КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432920 томов
Объем библиотеки - 596 Гб.
Всего авторов - 204815
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

Serg55 про Ермачкова: Хозяйка Запретного сада (СИ) (Фэнтези)

прекрасная серия, жду продолжения...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Сенченко: Україна: шляхом незалежності чи неоколонізації? (Политика)

Ведь были же понимающие люди на Украине, видели, к чему все идет...
Увы, нет пророка в своем отечестве :(

Кстати, интересный психологический эффект - начал листать, вижу украинский язык, по привычке последних лет жду гадости и мерзости... ан нет, нормальная книга. До чего националисты довели - просто подсознательно заранее ждешь чего-то от текста просто исходя из использованного языка.

И это страшно...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Булавин: Экипаж автобуса (СИ) (Самиздат, сетевая литература)

Приключения в мире Сумасшедшего Бога, изложенные таким же автором :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Веселов: Солдаты Рима (СИ) (Историческая проза)

Автору произведения. Просьба никогда при наборе текста произведения не пользоваться после окончания абзаца или прямой речи кнопкой "Enter". Исправлять такое Ваше действо, для увеличения печатного листа, при коррекции, возможно только вручную, и отбирает много времени!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Осень прежнего мира (Фэнтези)

Очередные выходные прошли у меня «под знаком» продолжения «прежней темы». Порой читая ту или иную СИ возникает желание «сделать перерыв», а и то... вообще отложить «на потом». Здесь же данного чувства не возникало))

Новый роман «прежнего мира» открывает новую историю (новых героев) и все прежние «персонажи» здесь (почти) никак не пересекаются... Почему почти? Есть «пара моментов»... Однако это никак не влияет на индивидуальность этого романа. В целом — его можно читать «в отрыве» от других частей книги (которые по хронологии стоят впереди).

Стоит сказать, что новые герои и новые «обстоятельства» никак не сказываются (отрицательно) на СИ. Не знаю — будут ли «в дальнейшем» еще какие-нибудь соединения сюжетных линий, однако тот факт, что (почти) каждая новая часть открывается только новыми героями — никак не портит «общей картины». Конечно — кому-то разные части могут нравиться «по разному», однако если судить с позиций «расширения ареала» (предлагаемого мира), то каждая новая часть будет приносить «лишь новые краски».

Справедливости ради все же стоит сказать — что эта (конкретная часть), хоть и представлена солидным томом (в отличие от предыдущих, содержащих под одной обложкой условно несколько разных произведений СИ), но все же некоторая недосказанность все же осталась... Не знаю с чем конкретно это связано, но (мне) эта часть показалась несколько «слабее» предыдущих... То ли «очередная суперспособность» сыграла негативную роль, то ли что-то еще — но (в какой-то определенный момент), все это стало походить на какое-то … повествование, в стиле «я взмахнул рукой и меч противника исчез»...

Нет — конечно (вроде) и не все так плохо, однако тема суперспособностей по своему описанию (и ограниченности) видимо является неким «нежелательным элементом». И в самом деле... Ну вот представим себе «такого-то и такого-то» имеющего некую «хреновину» которой он... мочит всех подряд без зазрения совести)) И о чем тут (тогда) пойдет речь? О том — в каком именно порядке мочить? Начиная с краю или «поперек»))

В общем (наверное) именно это обстоятельство и сыграло «свою злую роль», засим... иду вычитывать продолжение))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Николоз Бараташвили

RSS канал автора
Поделиться:
Иллюстрация № 1 читать онлайн КулЛиб

Николоз Мелитонович Бараташвили (15 (27) декабря 1817 – 9 (21) октября 1845) – грузинский поэт.
Родился 15 (27) декабря 1817 в Тифлисе. Выходец из некогда богатой, но впоследствии разорившейся дворянской семьи.
Короткая жизнь Бараташвили (историки литературы по праву ставят его в один ряд с великими поэтами-романтиками П.Б.Шелли, Д.Китсом, М.Лермонтовым, Ш.Петефи, не дожившими до тридцатилетия) была мучительна из-за отсутствия каких бы то ни было надежд и перспектив.
Во время учебы в Тифлисском благородном училище (1827–1835), упав с лестницы, Бараташвили повредил ногу. Неизлечимая хромота помешала поступить на военную службу, хотя он страстно мечтал о военной карьере. Не удалось ему продолжить и образование в университете: единственный кормилец в семье, он вынужден был поступить в судебное ведомство на скромную чиновничью должность.
Все это не могло не отразиться на тональности поэзии Бараташвили и его восприятии мира. Внешне производивший впечатление гуляки, остроумца, чуть более, чем нужно, злого на язык, он испытывал глубокое внутреннее разочарование и одиночество.
Способствовала этому и политическая ситуация – заговор 1832 г., который имел целью отделение Грузии от России, не увенчался успехом, и хотя заговорщики были наказаны очень мягко, с надеждами вернуть Грузии самостоятельность пришлось расстаться. Бараташвили тяжело переживал этот неуспех еще и потому, что среди участников заговора находился известный общественно-политический деятель, философ Соломон Додашвили (1805–1836), школьный учитель Бараташвили, активно повлиявший на формирование его личности.
Безвыходными были и личные обстоятельства – бедный, физически неполноценный поэт, влюбленный в дочь знаменитого грузинского литератора Александра Чавчавадзе (1786–1846) красавицу Екатерину Чавчавадзе, не пользовался ее взаимностью.
Прославившийся в начале 40-х как поэт (его стихи были широко известны, хотя впервые увидели свет только в 1852 г., после его смерти), Бараташвили стал лидером художественного кружка, объединившего писателей-единомышленников. Постепенно ширилась и его известность за пределами Грузии – Санкт-Петербургская Академия наук сделала его своим корреспондентом (Бараташвили должен был собирать материалы, посвященные грузинской истории).
Но его опять ждал удар судьбы. В 1844 г., когда отец Бараташвили полностью разорился, сыну пришлось оставить родные края и отправиться служить сначала в Нахичевань, а позднее в Ганджу. Здесь он заболел злокачественной лихорадкой и вскоре скончался.
Николоз Бараташвили умер 9 (21) октября 1845 в г. Ганджа (Азербайджан).
Его прах в 1893 г. был перевезен на родину и погребен сначала в Пантеоне грузинских писателей, а затем – в 1938 – перенесен в Пантеон на горе Мтацминда, где покоятся великие деятели грузинской культуры.
Хотя творческое наследие Бараташвили очень невелико (оно включает всего тридцать семь стихотворений и одну поэму), значение его для грузинской литературы трудно переоценить.
После Давида Гурамишвили, но независимо от него (поэт не был знаком с творчеством предшественника), Бараташвили, преодолев влияние восточной поэзии, продолжил великую традицию, у истоков которой стоял Шота Руставели. Недаром Бараташвили считают вторым по значению национальным поэтом после автора Витязя в тигровой шкуре.
Бараташвили, грузинский поэт-романтик, смог органично усвоить и перенести на родную почву достижения современной ему поэзии европейского романтизма и – в более широком смысле – как русской, так и западноевропейской культур.
Его немногочисленные стихи многообразны по жанрам. Здесь и любовная лирика – Княжне Екатерине Чавчавадзе (1839), Когда ты, как жаркое солнце, взошла… (1840), и лирика философская – Таинственный голос (1836), Раздумья на берегу Куры (1837), Младенец (1839), и жанровый портрет на фоне истории – Наполеон (1839). Различна и поэтическая тональность: элегический строй стихотворения Сумерки на Мтацминде (1833–1836), где поэт чутко прислушивается к малейшим переменам в мире природы и чувствует свою связь с ним: Мне вечер был живым изображеньем друга. / Он был, как я. Он был покинут и один, сменяется неистовым порывом в стихотворении Мерани (1842), рассказывающем о коне мечты, поэтическом скакуне, к которому обращен страстный призыв – обвеять дыханьем встречного ветра печаль и думу поэта-всадника.
Важнейшее место в поэтическом наследии Бараташвили занимает поэма Судьба Грузии (1839), в центре которой – образ царя Ираклия II, его борьба с иноземными захватчиками (изображен захват Тифлиса в 1795 г. иранским шахом Ага-Магометом) и нелегкие раздумья – можно ли сохранить свободу, жертвуя жизнью лучших сынов страны, или разумнее попросить защиты у более сильного соседа.
В поэме отразилась одна из центральных проблем и для всего грузинского народа, и для деятелей его культуры: было ли благом присоединение в 1801 г. Грузии к России. Вынужденная (страна изнемогала от вражеских вторжений) и во многом благотворная мера (общение грузинской и русской культур было полезно для обеих сторон), зачастую воспринималась как потеря национальной независимости. И если в поэме не содержится однозначного ответа, в стихотворении Могила царя Ираклия (1842) этот ответ дан – присоединение помогло сохранить страну.
Поэтическим завещанием стало недатированное стихотворение Бараташвили Цвет небесный, синий цвет…. Разные оттенки этого небесного цвета не только окрашивают различные этапы человеческой жизни, они и символизируют тот или иной ее этап. Синева иных начал, которой проникся лирический герой стихотворения еще в детстве, со временем становится цветом глаз любимой: Это взгляд бездонный твой, / Напоенный синевой, цветом мечты, цветом вселенной, чтобы затем сделаться цветом смерти и забвения: Это синий, негустой / Иней над моей плитой. / Это сизый, зимний дым / Мглы над именем моим.
Имя Бараташвили – в числе самых почитаемых имен грузинских литераторов. Знакомо оно и русским читателям.
Наиболее известные переводы стихов Бараташвили на русский язык принадлежат Б.Л.Пастернаку, который представил российской публике практически весь корпус произведений поэта. До него попытку дать полный перевод всего, написанного Бараташвили, предпринял грузинский поэт В.Гаприндашвили (1889–1941). Его труд увидел свет в Тифлисе в 1922 г. Стихотворение Мерани переводил также М.Л.Лозинский (1886–1955).
Стал частью русской культуры и романс, написанный С.Никитиным на стихи Цвет небесный, синий цвет….
Сочинения: Стихотворения. М., 1938; Стихотворения. М., 1946; Стихотворения. Тбилиси, 1946; Стихотворения. Поэма. Тбилиси, 1982.

Автор статьи: Береника Веснина
Источник: Энциклопедия Кругосвет



Показывать:   Сортировать по:

    Массовая выкачка в формате:

Показываем книги: (Автор) (все книги на одной странице)

Количество книг по ролям: Автор - 7.
По форматам:  fb2 книги - 7 (13.84 Мб)
Всего книг: 7. Объём всех книг: 14 Мб (14,516,597 байт)

Средний рейтинг 5Всего оценок - 1, средняя оценка книг автора - 5
Оценки: нечитаемо - 0, плохо - 0, неплохо - 0, хорошо - 0, отлично! - 1

Автор


Антология поэзии

Газеты и журналы   Поэзия   Публицистика   Современная проза  

- Новый мир, 2009 № 06 (пер. Максим Альбертович Амелин, ...) (и.с. Журнал «Новый мир») 1.46 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2)

Поэзия  

- Лирика [windows-1251] 71 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2)

Биографии и Мемуары   Поэзия  

- Поэзия народов Кавказа в переводах Беллы Ахмадулиной 0.98 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2)

Поэзия  
- Мастера русского стихотворного перевода. Том 2 (пер. Анна Андреевна Ахматова, ...) (а.с. Антология поэзии-1968) (и.с. Библиотека поэта. Большая серия) 5.26 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2)
- Стихотворения и поэмы (пер. Ярослав Васильевич Смеляков) (а.с. Антология поэзии-1979) (и.с. Библиотека поэта. Большая серия) 2.77 Мб  (читать)  (скачать fb2)
- Грузинские романтики (пер. Борис Леонидович Пастернак, ...) (а.с. Антология поэзии-1989) (и.с. Классики и современники) 503 Кб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2)
- Век перевода. Выпуск 2 (пер. Светлана Сергеевна Захарова, ...) (а.с. Антология поэзии-2006) 2.81 Мб  (читать) (читать постранично) (скачать fb2)


Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом.