КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403285 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171604
Пользователей - 91595
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Тюдор: Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира (Культурология)

Безотносительно к содержанию книги - где вы видели правдивые рассказы беглеца из страны? Ему надо устроиться на новом месте, и он расскажет все, что от него хотят услышать - если это поможет ему как-то устроиться.

Вспомнить, что рассказывали наши бывшие во времена СССР о жизни "за железным занавесом" - так КНДР будет казаться раем земным :)

Конкретную оценку не даю - еще не прочел.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
загрузка...

Витторио Альфьери

RSS канал автора
Поделиться:


Витторио Альфьери, граф ди Кортемилья (Vittorio Alfieri, conte di Cortemiglia, 1749-1803) - величайший итальянский трагический писатель. Родился в городе Асти, в Пьемонте. Воспитывался в Туринской академии. Много путешествовал. Писать начал с 1774 года. Чтобы сделаться итальянским писателем, ему нужно было преодолеть колоссальные трудности для овладения языком, т. к. он не знал тосканской речи, говоря все время или по-французски, или на пьемонтском диалекте. Великую французскую революцию он вначале приветствовал, но скоро глубоко разочаровался, испуганный террором, возненавидел и Францию и ее деятелей, против которых направлен сборник его эпиграмм "Ненавистник французов" ("Misogallo"). Свою жизнь Альфьери описал в мемуарах (1802, русск. пер., 1914).

В мировоззрении Альфьери наиболее важен его догматический рационализм; его идеал - свободная человеческая личность, управляемая прежде всего разумом, логикой и волей, руководимая чувством долга; с этими идеями тесно связаны политические взгляды Альфьери, лучшей иллюстрацией которых служат трагедии и предисловия к ним. Он говорит о "свободе народа", на каждом шагу подчеркивает свою ненависть к тиранам, свой республиканизм, но это - республиканизм аристократа, резко разграничивающего "изначально свободных" от "рожденных рабами" ("Misogallo", XIX). Герой, наиболее близкий ему, - Брут младший, борец за право аристократической верхушки против "тирана", ставленника народа, Цезаря. "Свобода" Альфьери для тех избранных, что сумели воспитать себя свободными. Он приветствует американскую революцию 1776 года в трагедии "Брут I", посвященной Вашингтону, но в то же время посвящает трагедию "Агис" памяти казненного Карла I английского, павшего жертвой "несправедливого" парламента. К состоянию Италии XVIII века Альфьери относится всецело отрицательно, предпослав "Бруту II" ("Брут младший") ироническое и едкое посвящение "Будущему итальянскому народу". В его воззрениях ясно выражена психология представителя верхов дворянства, сохранявших еще перед завоеванием Италии французами политическую гегемонию во многих местах (Венеция, Пьемонт - родина Альфьери и др.). Альфьери представлял наиболее здоровую часть своего класса, осознавшую, что спасение раздробленной Италии - в национальном объединении. Те преобразования, которые принесли с собой французские завоеватели, представители ненавистной Альфьери буржуазии, - эти преобразования Альфьери не принял и не хотел принять. Впоследствии Альфьери изменил свое отношение к "третьему сословию". Все художественное наследие Альфьери теснейшим образом связано как с изложенными общественно-философскими воззрениями, так и с идеями его о значении литературы, которые чрезвычайно четко выражены в его трактате "Del principe e delle lettere" ("О государе и литературе"), основная мысль которого сводится к тому, что истинная литература может процветать только у истинно свободного народа. Она должна учить добродетели и проповедывать свободу (догматизм Альфьери). Но из всех видов литературы наилучшим образом достигает этой цели поэзия, потому что она наставляет путем наслаждения, научает человека познавать разумом свои права и способности, неосознание которых порождает рабство всякого народа.

В трагедиях Альфьери отражается его рационализм. Основной организующий принцип его драматургии - логическое построение пьес. Оно проявляется, с одной стороны, в композиционной стороне трагедий: все сосредоточено вокруг основного стержня действия, число персонажей весьма ограничено, причем центральные персонажи всегда оттесняют на задний план всех прочих. Трагедии Альфьери построены на резких контрастах, без полутеней; их логическая схема - противопоставление идеального человека, борющегося за свободу и отечество, отрицательному типу (тирану). Таковы: Дон-Карлос и Филипп ("Filippo"), Брут и Цезарь ("Bruto II"); даже там, где любовная интрига должна играть центральную роль ("Maria Stuarda", "Mirra" - трагедия кровосмесительницы), Альфьери сосредоточивает внимание всегда на моральной проблеме, являющейся основой всех его трагических конфликтов, - именно на преодолении страсти и личных чувств во имя долга и разума. Слабые личности гибнут (Изабелла в "Filippo", изменяющая мужу), сильные - побеждают, как Брут Старший, приговаривающий к смерти детей, или Брут Младший, которого Альфьери нарочито сделал сыном Цезаря, основываясь на легендарных словах умирающего Цезаря "И ты, дитя". Действие трагедии начинается in medias res (в разгаре) и стремительно идет к развязке; нет отвлекающих эпизодов. Язык Альфьери - прежде всего ораторский язык. Логические обоснования, апелляция к разуму встречаются даже в любовных излияниях, не говоря уже о политических монологах, где диалектическое искусство Альфьери развертывается в полной силе. Повторения, перекличка отрывочными, лаконичными вопросами и ответами, лозунги, выкрикиваемые оратором и вслед за ним народом, - таковы признаки ораторского стиля Альфьери. Рядом с этим стих его изобилует ударениями, односложными словами, часто прерывается, вводятся намеренные уклонения от плавного, напевного ритма, которому, по мнению Альфьери, не место в трагедии, воспевающей человеческие страсти, служащей "школой нравственности, добродетели и великодушия". Трагедии Альфьери чрезвычайно сценичны; к этому стремился Альфьери в своем лаконизме и сосредоточенности действия. Единство времени, места и действия соблюдается у Альфьери. Он делает довольно удачные попытки восстановить хоры греческой трагедии ("Alceste"). Особняком стоит его цикл из 4 комедий ("L'uno" - "Единый", "I pochi" - "Немногие", "I troppi" - "Излишние", "L'antidoto" - "Противоядие"), где Альфьери проводит свою идею о несовершенстве монархии, демократии, олигархии как форм правления; идеальное государство, по Альфьери, может создаться лишь в результате соединения этих трех "ядов". Также особо стоит его "Abel", названный Альфьери "трамелогедией" (сочетание мелодрамы и трагедии), уже отражающий новые веяния в итальянской литературе (сентиментализм), проявлявшиеся в творчестве Уго Фосколо и др.

Чрезвычайно выдаются своей злобной иронией, разнообразными ритмами, богатством рифм и мастерством каламбуров эпиграммы Альфьери. Лирические стихотворения Альфьери носят большей частью характер иронический и сатирический. Главные их темы - политические ("Misogallo", см. выше). Альфьери - один из лучших мастеров сатиры и сонета; в его "Misogallo" встречаются весьма оригинальные по ритму стихотворения (например, сатирическая ода "Teleutodia" в форме греческой оды). Язык прозы Альфьери - язык политических трактатов-памфлетов. В известной степени ученик классика Ш. Маффеи (умер 1755), Альфьери - один из виднейших представителей националистической тенденции в итальянской поэзии, которая, начиная с Филикайя в XVII веке, развилась в творчестве Парини, Пиндемонте и затем у В. Монти, С. Пеллико и Уго Фосколо. Драматическое творчество трех последних уже проходит всецело под влиянием Альфьери, но и на романтическую трагедию (Никколини, Косса, Мандзони) Альфьери оказал сильнейшее влияние: его националистический пафос нашел себе достойных продолжателей именно среди романтиков; последний крупный классик в итальянской литературе, Альфьери уже стоит на грани романтизма. Сам Леопарди в своей политической лирике часто вдохновлялся Альфьери-поэтом. Его общественное значение огромно; несмотря на свою враждебность к французской революции, он ярко отразил в своем творчестве пафос революционной эпохи.



Показывать:   Сортировать по:

    Массовая выкачка в формате:

Показываем книги: (Автор) (все книги на одной странице)


Зарегистрируйтесь / залогиньтесь для выкачки нескольких книг одним файлом.