КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615737 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243298
Пользователей - 113012

Впечатления

Влад и мир про Шмыков: Медный Бык (Боевая фантастика)

Начало книги представляет двух полных дебилов, с полностью атрофированными мозгами. У ГГ их заменяют хотелки друга. ГГ постоянно пытается подумать и переносит этот процесс на потом. В сортир такую книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

Serg55 Вроде как пишется, «Нувориш» называется, но зависла 2019-м годом https://author.today/work/46946

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

а интересно, вторая книга будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про Большаков: Как стать царем (Альтернативная история)

Как этот кал развидеть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Гаврилов: Ученик архимага (Попаданцы)

Для меня книга показалась скучной. Ничего интересного для себя я в ней не нашёл. ГГ - припадочный колдун - колдует но только в припадке. Тупой на любую учёбу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Zxcvbnm000 про Звездная: Подстава. Книга третья (Космическая фантастика)

Хрень нечитаемая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Зубов: Одержимые (Попаданцы)

Всё по уму и сбалансировано. Читать приятно. Мир системы и немного РПГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Леди без комплексов [Фиона Харпер] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Фиона Харпер Леди без комплексов

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Остановив машину, Уилл вылез из нее и залюбовался открывающимся впереди видом: между густой зеленью деревьев возвышался Элмхаст-холл; прихотливая – вся в башенках и дымоходах – крыша, отливавшие золотом в солнечных лучах стены из песчаника, высокие, узкие окна, арки над дверями…

Этого мгновения он ждал целый месяц, с момента получения письма от адвоката. За своей спиной он чувствовал незримую поддержку родственников предыдущих поколений, которые также мечтали сделать этот замок своим. Потерпи он неудачу – что случается с ним крайне редко, но чего не бывает в жизни? – и все его старания пошли бы прахом. Нет, такой вариант был полностью исключен.

Сев снова в машину, Уилл заглянул в рекламный проспект. Элмхаст-холл назывался в нем «сказочным видением». На первый взгляд кажется, что это обычный в таких случаях словесный штамп, цель которого – заставить клюнуть доверчивых покупателей, но нет, автор текста нисколько не преувеличил ощущение от внешнего вида здания. Действительно «сказочное видение», от созерцания которого просто захватывает дух.

И эта красота – его собственность!

Заведя мотор, Уилл медленно поехал к замку и затормозил лишь у кованых ворот, футов десять высотой и надежно запертых, чтобы не пропускать таких, должно быть, «простолюдинов», как он. Он усмехнулся: не выйдет. Теперь он здесь хозяин, и ничто его не остановит.

При ближайшем рассмотрении великолепие здания немного померкло. Выщербленная кладка и подтеки на стенах наводили на мысль о стареющей кинозвезде, лучшая пора которой давно миновала, хотя лицо еще и хранит следы былой красоты. Какая ирония в том, что внук изгоя семьи оказался в роли спасителя этого семейного достояния!

Ну что ж! Он видел здания и в куда худшем состоянии. Восстанавливать их – его работа.

Уилл взглянул на часы. Мистер Барретт ждет его к четырем, а уже пятый час. Надо поторопиться. Пройдя вдоль забора, он обнаружил калитку, выкрашенную зеленой, уже порядком облупившейся краской, и, открыв ее – не с первого раза, настолько все проржавело, – проник в сад. Пространство сада оказалось поделенным на небольшие участки, отгороженные друг от друга кустарником.

После пяти минут блужданий Уилл понял, что никакой логики в их расположении нет. И хотя лежащая перед ним дорожка представлялась наиболее очевидным выбором для того, кто желал бы добраться до замка, исходя из опыта последних пяти минут Уилл понял: искать легких путей тут не приходится.

Он уже собрался позвонить мистеру Барретту и попросить его объяснить, как лучше всего пройти к замку, но тут из кустов вынырнуло юное создание со сверкающими крыльями за спиной и растянулось во весь рост на земле. Замок, конечно, сказочный, но что к тому же в нем водятся настоящие феи – это неожиданность!

Не успел он еще и слова сказать, как из кустов вылезла и вторая девочка, постарше. В воздухе зазвенел легкий заразительный смех. И сразу утих, как только парочка увидела перед собой постороннего человека. На него уставились две пары озорных глаз.

Уилл отшатнулся назад.

Первой заговорила маленькая.

– Ты кто?

Он с любопытством разглядывал ее крылья. Они были сделаны из розовой проволоки и крепились резинкой на груди.

– Я Уилл, – ответил он, удивляясь про себя, почему он не представился должным образом.

Малышка поднялась и отряхнула юбку.

– А я Гэрриет, – сказала она и подала ему для пожатия обтянутую розовой перчаткой руку.

Все более и более удивленный Уилл наклонился и пожал ее.

Сколько ей может быть лет? Он не слишком разбирался в возрасте детей. Ясно, что больше трех – говорит ясно и не шепелявит, – но, скорее всего, меньше семи. Впрочем, какое ему дело до ее возраста?

– Гэтти, я же тебя предупреждала, нельзя разговаривать с посторонними. Вначале надо попросить у меня разрешение.

Уилл повернулся ко второй девочке.

– Замок сегодня закрыт для посетителей, – произнесла она строго. – Как вы сюда попали?

Уилл быстро оглянулся назад.

– Через калитку, конечно. У меня назначена встреча с мистером Барреттом, как я понял, местным дворецким. Никогда бы не подумал, что такие должности до сих пор существуют.

Старшая взяла Гэтти за руку.

– Тогда идите за мной. Я провожу вас. Эта часть сада разделена на «комнаты», как их называет садовник. Без привычки тут немного сложно сориентироваться.

Гэтти послушно засеменила рядом со старшей девочкой, которая, по всей видимости, была не ее сестренкой, а что-то типа няни. Разноцветная полосатая шляпа со странными розовыми кисточками по бокам, нахлобученная на голову старшей, напоминала ему стеганый чехол для чайника. Да и одежда подходящая: короткий хлопчатобумажный жакет с джинсами и неуклюжие ботинки.

Он пожал плечами. Наряд как наряд, по крайней мере, куда более практичный для лазанья между кустов, чем его строгий итальянский костюм. И брюки, и ботинки уже были забрызганы грязью.

Дорожка вывела их на просторную лужайку и закончилась у громадной деревянной двери. Если такая сорвется с петель – прибьет насмерть.

Няня остановилась в арке двери, наблюдая, как мужчина поднимается по ступенькам.

Уилл повернулся к Гэтти.

– Кстати, если посетителям вход воспрещен, что вы тут делаете?

– Играем в принцессу и тролля. – Тон голоса настолько будничный, что можно подумать, будто все люди на свете только так в основном и проводят свое свободное время. – Я – принцесса. – Взяв юбку за концы, она растянула ее в разные стороны, словно это каким-то образом удостоверяло факт ее принадлежности к королевской семье. – А мама – тролль.

Что?! Уилл широко раскрыл глаза от удивления. Этот подросток – мать девочки? Уилл присмотрелся к фигуре на верхней ступени внимательнее. Ну что ж, вполне возможно, тоненькая, маленькая… чуть более пяти футов, вот он и обознался. Залюбовался малышкой, вот на ее маму и не обратил особого внимания.

Гэтти вбежала в замок, оставив дверь открытой.

– Что вы все-таки тут делаете? – спросил Уилл у оставшейся рядом с ним женщины.

Та небрежно передернула плечами.

– Как сказала Гэтти, мы играли. Лучшего места, чем это, вряд ли сыщешь.

Да, мысленно согласился Уилл. Принцессам и троллям тут наверняка вольготно дышится, но это еще не аргумент, чтобы так нахально вторгаться на чужую территорию. Он хотел было так и сказать, но предпочел не идти на прямую конфронтацию и спросил в более мягкой форме:

– А у вас есть разрешение владельца?

– Подразумевается, что есть. Я здесь живу и работаю.

Ладно, выясним позже, подумал Уилл. Женщина кивнула в направлении открытой двери.

– Желаю удачи. Однако должна вас сразу предупредить. Сюда уже приходило немало людей в деловых костюмах. И всем дали от ворот поворот. Так что уходите лучше сразу, а то напрасно потеряете время. После смерти лорда Редклифа… тут царит запустение. Долги платить нечем.

Теперь, изучив ее лицо внимательнее, он понял, почему принял женщину за подростка. Тонкое лицо, огромные глаза и пухлые губы… Если б не упрямый подбородок, она действительно казалась бы феей – прекрасной, мудрой, неподвластной влиянию времени…

– Спасибо за совет… Но все-таки рискну остаться.

Женщина удивленно моргнула.

– Джози, – назвала она свое имя и ухватилась за шляпу, чтобы ее снять.

– Я здесь не для… – Остаток предложения Уилл проглотил, осознав, что яркие розовые кисточки вовсе не украшение шляпы, а косички! Толстые такие и длинные косички отчаянно яркого цвета фуксии.

Мда, эта женщина полна сюрпризов.

Прежде чем она успела отвернуться и переступить порог, он заметил на ее губах промелькнувшую тень улыбки. Похоже, ей понравилось смущать его и шокировать, заставляя забыть, что он намеревался сказать.

Ладно, посмотрим, чья возьмет! У него возникло предчувствие, что его появление здесь окажется кое для кого большим сюрпризом, по крайней мере, не меньшим, чем для него самого, ведь никогда еще ему не приходилось иметь подчиненную с розовыми волосами.

* * *

Джози шла по замку, слушая, как за ее спиной гулко отдавались шаги незнакомца. А вот и дверь кабинета мистера Барретта. В те времена, когда возводили здание, люди были ростом пониже, ей-то ничего, в самый раз, а этому высокому красавцу придется здорово пригнуться.

Печально вздохнув, она ввела посетителя к Барретту и сразу вышла, закрыв за ним дверь. Ей не хотелось слышать, о чем они будут говорить. Конец их беседы очевиден и печален: придется их гостю уйти несолоно хлебавши. Кредиторов тут появляется много, но ни одному из них не удалось добиться возврата хоть какой-то части своих денег.

Гарри был милейшим стариком, но с деньгами обращаться не умел совершенно. Еще шесть лет назад, переселившись сюда, она начала это подозревать, а после его смерти и вовсе не осталось никаких сомнений. В результате все они оказались в подвешенном состоянии. Гарри обещал, что передаст ей в собственность небольшой коттедж, в котором она живет сейчас, но в захламленных комнатах замка не обнаружилось ничего, похожего на завещание.

А чего ждать от нового владельца – большой-пребольшой вопрос. Старик позволял ей жить в коттедже практически даром, и вряд ли новый лорд Редклиф согласится с таким положением вещей. Он ведь унаследует не только замок, и без того пожирающий деньги с завидным аппетитом, но и все долги умершего. Может вполне случиться, что при всем своем желании новый хозяин не сможет себе позволить кому-то помогать. А жаль…

Ее жалованье в кафе обеспечивает лишь самые насущные потребности. Если новый хозяин заставит ее платить пусть даже и минимальную ренту за жилье, то от дополнительных занятий Гэтти придется отказаться. Впрочем, и тогда еще неизвестно, как они будут сводить концы с концами.

Джози поморщилась. Гэтти так любит уроки балета! И очень не хочется лишать ее радости! Разве не в этом заключается мудрость любящих родителей – поддерживать выбор детей, позволять расцвести их врожденным талантам. Она не собирается навязывать дочери свои вкусы и предпочтения, словно это какие-нибудь десять заповедей.

Гэтти, как она и предполагала, сидела в кухне с миссис Барретт, поварихой. Иногда в шутку Джози называла ее миссис Би, при условии, что пожилая дама находилась в веселом расположении духа. Как, например, сейчас.

– Добрый день, миссис Би! – воскликнула Джози, взлохматив волосы дочки.

Гэтти недовольно запыхтела и принялась приглаживать растрепавшиеся кудри.

– И тебе добрый, милочка. Поймали сегодня каких-нибудь троллей?

Джози хмыкнула и присела напротив Гэтти.

– Не то чтобы тролля, но высокого, стройного, атлетически сложенного, наверняка очень богатого и прекрасного принца.

Кухарка удивленно взглянула на свою собеседницу и поставила перед ней чашку чая. Гэтти поспешила заполнить паузу.

– Мама шутит. В саду мы встретили дядю. Зовут его Уилл. И судя по тому, с каким интересом он смотрел на меня, ему нравятся принцессы.

– Я отвела его к Барретту, – добавила Джози. – Только до приезда нового лорда надеяться ему не на что. Да и тогда придется пристраиваться в самый конец длиннющей очереди.

Миссис Барретт навалилась обширной грудью на стол.

– Барретт сказал мне, что лорд отыскался. Говорит, где-то за морем его нашли. Вроде бы должен скоро объявиться. Кстати, в полпятого собрание персонала. Сходи. А я пригляжу за Гэтти. Барретт мне потом все расскажет.

Джози отпила чай.

– По-моему, у Эдварда Редклифа не было сыновей, – удивленно сказала она. – Вы мне вроде сами говорили, что после рождения четырех дочерей он сдался.

– Да нет. Это потомок среднего брата.

– Не знала, что существует еще один брат.

– Не удивительно. Все случилось до твоего рождения. Тогда вся семья от него отвернулась. Адвокаты узнали, что он сменил фамилию, вот почему так сложно было найти его наследников.

Значит, власть в Элмхаст-холле переходит в руки непонятно кого. Остается ждать неизбежных катаклизмов.

Вот уж чего ей не надо, так это вторжения в замок какого-нибудь варвара!

С собрания персонала Джози возвратилась, чувствуя себя полной дурой. И это еще слабо сказано.

Как посмел прогуливаться этот чертов Уилл по своему же саду с таким невинно-робким видом? Нет чтобы сразу представиться и сообщить, кто он такой. У него ведь на лбу ничего не написано! Она никак не ожидала вот так встретить нового владельца. В любом случае он сам виноват, если она была с ним немного резка. Нечего прокрадываться в сад и ожидать, что все сразу будут бить в литавры! Неприятный осадок остался и на следующее утро, в понедельник, когда они вдвоем с миссис Би готовили сладости.

– И что он за тип, этот наш новый хозяин? – не удержалась от вопроса Джози.

Миссис Барретт, нарезая на кусочки морковный пирог, вздохнула.

– Муж сказал, он вроде бы бизнесмен, и очень даже преуспевающий.

– Что у него за бизнес, хотела бы я знать… – пробормотала себе под нос Джози.

Миссис Барретт пожала плечами и поставила разрезанный пирог на стеклянную полку. Ее выпечка пользовалась здесь большим спросом.

– Что-то делает со старыми зданиями.

Бесполезно у нее спрашивать, поняла Джози.

Для верной кухарки их новый хозяин – лорд Редклиф, и дело с концом.

Никто ничего о нем не знает. Старые здания… Это может означать все что угодно. Вдруг он вздумает снести замок и построить на его месте стандартный современный отель?

Джози вытерла руки о полотенце и сняла фартук.

– Ладно, съезжу за чипсами и тому подобным. До двенадцати вернусь.

Миссис Барретт кивнула и принялась расставлять на полке-витрине кексы наиболее привлекательным образом.

Загрузив багажник провиантом для кафе, Джози решила разузнать что-нибудь о новом владельце замка. Не совсем по работе, но зато в интересах всех остальных служащих замка, так что ей зачтется.

Общественная библиотека находилась всего в пяти минутах ходьбы. Компьютер уже был включен, и ей оставалось лишь набрать в поисковике его имя и фамилию – Уилльям Роберте.

Первым попался пузатый и лысеющий Уилльям Роберте, ярый энтузиаст рыбной ловли. Хмыкнув, она закрыла страницу. Ей всегда казалось, что одна дохлая рыба ничем не отличается от другой. Очевидно, не все так считают.

Но уже следующая ссылка оказалась нужной и подтвердила все ее худшие подозрения. Всего несколько месяцев назад этот самый Уилл получил премию за один из своих проектов – пятизвездочный отель. Возглавляемая им компания оценивалась как подающая большие надежды в области восстановления старых зданий и проектирования новых.

Она перешла на следующую сайт, надеясь найти еще какую-нибудь информацию о таинственном мистере Роберте. Ничего интересного! Было сказано лишь, что компания новая и растущая.

– Симпатяга, а? – послышалось рядом.

Марианна, библиотекарша, заглядывала Джози через плечо. В присутствии Марианны тишины добиться невозможно. Место, предназначенное для усидчивых занятий и серьезных размышлений, сразу превращалось в кружок сплетниц. С Марианной в качестве заводилы.

– Я не заметила.

Марианна пихнула ее в плечо.

– Да ладно! Меня не проведешь. Ты только взгляни на эти густые волосы и задумчивые глаза! Уверена, что и под костюмом у него найдется что показать!

– Марианна, ты слишком много времени проводишь в отделе любовных романов. Не все женщины ценят мужчин только за широкие плечи и мощную мускулатуру. Есть вещи и поважнее.

Марианна фыркнула.

– Догадываюсь, что ты имеешь в виду, развратница! Только слюни на клавиатуру не роняй!

Джози в сердцах закрыла сайт с фотографией и встала.

– Да мне наплевать на него!

– Конечно, конечно, Джози. Так я тебе и поверила. Не ври, у тебя на лице все написано.

И отошла с довольной улыбочкой. Джози вздохнула. Какие, к черту, слюни! Возможно, Уилл Роберте и выглядит «симпатягой», но его появление в Элмхаст-холле – худшее, что происходило в замке на протяжении более пяти веков. И с этим придется как-то смириться.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Уилл сидел в кафе, спрятавшись за громадной решеткой, увитой выгоревшим пластиковым плющом. Придя сюда, он подобрал с пола лист, то ли отвалившийся, то ли оторванный скучающим посетителем, и сунул его в стоящую на столе корзинку с салфетками.

С этим местом надо что-то срочно делать.

Кафе выглядело обычной дешевкой. Для такого старинного и элегантного замка это недопустимо.

Интересно, как отреагирует администратор кафе на его решение все тут переделать. Пока эта розоволосая девушка, встречаясь с ним, постоянно выражала свое неудовольствие. Не вслух, конечно. Но ее лицо было достаточно красноречиво.

Он принялся украдкой наблюдать, как она болтает с посетителями, убирает тарелки, прощается. Пусть и немного странная, но с людьми она прекрасно ладит. Со всеми, кроме него.

Он взглянул на часы. Еще пять минут, и кафе закроется. Тогда ему придется с ней поговорить.

За прошедшие четыре недели его пребывания в замке – правда, он приезжал сюда лишь на выходные, – он переговорил по очереди со всеми работниками замка, выясняя, какие у них есть идеи по улучшению условий работы. Внимательно выслушал всех, но, по правде говоря, мало чем заинтересовался.

Уилл поиграл листом искусственного плюща. Все тут фальшиво и не к месту.

На его столе возникла чашка чая. Он поднял глаза и увидел перед собой Джози. Давайте скорее покончим с этим неприятным разговором, говорило выражение ее лица.

– Спасибо. Может, присядете?

Оглядевшись по сторонам, она присела на свободный пластиковый стул.

– Я просматривал документацию кафе. – (Она шумно выдохнула и продолжала молча смотреть на него.) – Результаты меня, признаться, не впечатлили.

Джози откинулась на спинку и скрестила руки на груди.

– Я стараюсь по мере возможности. У нас всего одна работающая печь. Персонала не хватает. А бюджет позволяет покупать только самые дешевые, низкокачественные продукты. Поглядела бы я, как вы работали бы в таких условиях.

– Не спешите. Я сказал лишь, что результаты меня не впечатлили. Если бы вы позволили мне закончить, то услышали бы и следующий мой вывод: кафе, похоже, единственное место в замке, которое в последние годы приносило доход. Видимо, тут ваша немалая заслуга.

Она опустила руки.

– Ой, простите…

– Я не собираюсь ходить вокруг да около, Джози. При сложившихся обстоятельствах вы предлагаете просто роскошное меню, но, тем не менее, кафе ужасно.

Она напряглась. Ее взгляд пробежался вокруг и уперся в решетку с плющом.

– Вы правы. Оно действительно ужасно. Я сто раз говорила Гарри, что давно пора его осовременить, но он и слышать не хотел о каких-то новшествах. Не видел никаких проблем. Его все устраивало.

Уилл отпил чай. Чай оказался горячим и крепким, именно такой, какой ему нравится.

– Значит, вы не будете возражать против небольших перемен?

– Небольших? Я бы сказала, что тут надо все сломать и построить заново! – Она вскочила на ноги. – Вот, поглядите.

Он едва не подавился чаем, когда она ухватила стул рядом с кассой, поставила его на стол и взобралась на стол сама.

Цирковой трюк? Какого черта она сюда залезла?

К несчастью, его ноги прочно застряли под столом, и быстро вскочить ему не удалось.

– Джози! По-моему, не стоит…

Она презрительно фыркнула:

– Ничего, я не тяжелая.

Он сумел наконец-то освободить ноги и подался вперед, пытаясь удержать ее от рискованных действий. Поздно. Она уже стояла на стуле и отодвигала пластиковые пластины, покрывавшие потолок.

Ему не оставалось ничего иного, как тоже взобраться на стол и надеяться, что пластик прочнее, чем кажется.

– Видите?

– Джози, я…

И тут он понял, что она хотела ему показать. Под грязным пластиком скрывался первоначальный деревянный потолок с балочными перекрытиями. Сейчас он был темным и грязным, но если его восстановить, смотреться будет потрясающе.

Она улыбалась ему сверху вниз; даже стоя на стуле, она была ненамного выше его. Внезапно он обратил внимание на то, как взволнованно поднимается и опускается ее грудь.

– Я… хм… думаю, нам следует обсудить этот вопрос на более низком уровне.

Что-то в выражении ее лица изменилось. Она смотрела на него внимательно, но уже чуть более дружелюбно, чем обычно.

– Ладно… лорд Редклиф.

Когда они спустились вниз и вновь сели за стол, он сказал:

– Зовите меня Уилл.

Она улыбнулась ему. От улыбки ее лицо преобразилось. Без лишнего макияжа и розовых волос она была бы просто красавицей.

– Это будет прилично, как думаете?

– А что такое?

– Барретт сказал, что вы ярый приверженец правил этикета. А раз так, то, мне кажется, нехорошо фамильярничать с наемной прислугой. Создает у окружающих ложное впечатление.

– Это ваше единственное критическое замечание в мой адрес?

– Нет. Могу добавить еще одно. Мне не нравится ваш внешний вид.

Уилл растерянно провел рукой по волосам.

– А что не так?

Она оглядела своего собеседника с ног до головы.

– Одежда у вас дорогая, хорошо сшитая, но совершенно не подходит для деревни. Вы выглядите как лондонский пижон.

– Ну, так ведь я… я и правда работаю в Лондоне.

– В городской конторе ваш Армани к месту. Но здесь смотрится нелепо. И, кроме того, ваши счета за чистку будут астрономическими, если не перейдете на что-нибудь более практичное.

Его брови удивленно поползли вверх. Он никак бы не отнес Джози к категории людей, разбирающихся в костюмах от Армани. Но она абсолютно правильно определила, какой фирмы у него костюм.

– Вы это серьезно? – на всякий случай поинтересовался он.

– Абсолютно. Этот костюм не вписывается в окружающую обстановку.

А ее одежда? Хотя лучше промолчать. Пока надо наладить контакт. Несомненно, она полезный союзник в его революционных планах, и поэтому с ней следует обращаться бережно.

– Ладно, принял к сведению. Спасибо.

– Извините, я оставлю вас на минуту, – произнесла в этот момент Джози и помахала проходившей мимо женщине.

Пока они болтали, в открытую дверь кафе проскользнула Гэтти и направилась прямо к нему.

– Привет, Уилл, – воскликнула она, забираясь к нему на колени.

Мужчина замер.

И что теперь ему делать? Он не умел разговаривать с детьми, тем более играть с ними. Он обернулся к Джози за помощью, но та, ничего не замечая, продолжала разговаривать.

Он покосился на Гэтти. Та в упор смотрела на него.

Ни улыбки. Ни детского лепета. Только взгляд.

Взгляд, говорящий, что ей все равно, сколько зданий он построил, или что ему принадлежит Элмхаст-холл. Он ей нравится, и дело с концом.

Странно.

Но приятно.

Они продолжали молча смотреть друг на друга, когда вернулась Джози. Он умоляюще взглянул на нее и уловил на ее лице тень усмешки.

– Не хочешь кекса, котенок? – как ни в чем не бывало произнесла она. – Есть с черникой, лимоном и земляникой.

Гэтти мгновенно оказалась на другом конце комнаты, а Уилл, не теряя времени, вскочил на ноги.

– Относительно нововведений. Я пришлю моего архитектора в самом скором времени.

Она лишь кивнула в ответ.

* * *

Гаррингтон-хауз был виден за добрую милю. Сердце Джози болезненно сжалось.

– Ура! – завопила Гэтти с заднего сиденья.

Если б она могла разделить энтузиазм дочери!

Откуда у Джози бралась клаустрофобия в здании с сотней комнат – загадка. Но бралась. Всегда.

Казалось, здание разрасталось и нависало над ней. Странно. В Элмхаст-холле с ней ничего подобного не случалось. Видимо Гаррингтон-хауз был создан, чтобы подавлять человеческую психику.

Гэтти побежала к парадной двери, и, пока Джози закрывала машину, исчезла внутри дома. Джози сунула ключи в карман и медленно направилась к поджидающей ее женщине.

– Привет, мама. Приятно повидаться.

Мать смотрела мимо нее. Сегодня обошлось без выговора, но поведение матери ничего хорошего ей не сулило.

Войдя в гостиную, Джози улыбнулась.

– Мои поздравления, Элфи! – Подбежав к старшему брату, она обняла его.

Соломенного цвета волосы падали на лоб, и он сиял своей фирменной глупой улыбкой, на сей раз еще более широкой и более глупой, нежели обычно, почти наверняка по милости изящной девицы, стоявшей рядом с ним и взиравшей на сестру своего жениха с неприкрытым любопытством.

Джози с наигранным осуждением шлепнула Элфи по руке.

– Неужели ты не предупредил невесту о моем появлении, братишка? – Она поцеловала девушку в щеку. – Приятно познакомиться, Софи. Твоему жениху следовало бы рассказать тебе о своей противной и эксцентричной младшей сестре. Хотя, с другой стороны, весьма разумно придержать меня в тени, пока ты не скажешь сакраментальное «да». Покажи-ка кольцо!

Софи послушно протянула вперед левую руку.

Джози должным образом восхитилась непристойно большим бриллиантом. Он был таким громадным, а Софи – такой хрупкой, что было странно, как ей вообще удается удерживать его на весу.

Софи продолжала изучающе смотреть на нее.

– Твои волосы… То есть они очень…

Глаза девушки стали круглыми, как плошки. Наверняка она собиралась промолчать, но удивление оказался сильнее правил хорошего тона.

– Думаю, ты ищешь слово «розовые». На коробке с краской, если я правильно помню, было написано «насыщенный розовый цвет».

– Джозефина, да прекрати ты! – послышался сзади недовольный возглас матери.

Джози обернулась к ней и недоуменно пожала плечами. Она не собирается извиняться за то, что выглядит, как хочет выглядеть, и за то, что остается такой, какой хочет быть.

Обед вышел долгим и мучительным, как и предполагалось. Хотя Гэтти осталась довольна, что немудрено после двух-то порций фантастически вкусного мороженого.

Бедная Софи! Джози знала ее всего лишь часа два, но уже называла ее про себя не иначе, как «бедная Софи». На протяжении всего обеда девушка постоянно краснела и боялась лишний раз шелохнуться. Могла бы не волноваться, раз тут есть Джози, видимо, рожденная для того, чтобы притягивать к себе все негативные эмоции. Рядом с Джози Софи выглядела нежным ангелом. Бедная Софи! Знай она, в какую семейку собирается вступить, наверняка сбежала бы отсюда с криками ужаса.

После трапезы, когда все переместились в гостиную, Джози увидела, что мать, сложив губы в улыбку, направляется к ней.

– Гэтти такая милая, верно?

Так, мама явно что-то задумала, сразу догадалась Джози.

– Да, она необыкновенная девочка.

Лицо матери смягчилось. Она наблюдала за Гэтти, улегшейся на полу с раскраской. Малышка так старательно водила карандашами, что от усердия даже язык высунула.

Мама, несомненно, одобрила пышные оборки платья Гэтти. Да и колготки девочки были без единого пятнышка и не собирались гармошкой.

Мама словно прочла ее мысли.

– Выглядит очаровательно. Просто маленькая леди. Когда я вспоминаю тебя в ее возрасте…

Все сравнения будут в пользу Гэтти. Мать могла бы сказать прямо: непонятно, как такое недоразумение, как ты, Джози, произвело на свет столь совершенного ребенка. Гены отца тут тоже вроде ни при чем. Майлз был, можно сказать, профессиональным плейбоем. Изысканность и очарование. Улыбка, сражающая наповал. Вот она и не устояла…

Оба они имели слишком много денег и слишком мало чувства ответственности. В итоге беременность в восемнадцать лет и две пары перепуганных родителей.

– …проведет летние каникулы здесь?

Джози очнулась.

– Прости, мам, что ты сказала?

Очередной испепеляющий взгляд.

– Я спросила, не может ли Гэтти провести летние каникулы у нас. Поучилась бы ездить верхом.

– Ты же знаешь, что такое летние месяцы. Работы будет полно. Трудно планировать наперед.

Даже думать нечего о том, чтобы Гэтти пробыла тут целых шесть недель. Одно дело короткие визиты раз в пару месяцев, и совсем другое – полтора месяца, явный перебор! К осени девочке основательно промоют мозги. Вся радость жизни будет утрачена, а взамен останется ощущение, что, как ни старайся, никогда не дотянешься до уровня, требуемого обитателям Гаррингтон-хауза. Любой ее поступок будут оцениваться как «правильный» или «неправильный», как «приличный» или «неприличный», а как все это отразится на душе девочки – неважно.

Мама провела пальцем по камину в поисках невидимой пыли.

– Ты ведь отлично знаешь, что тебе вовсе не надо работать. Я много раз говорила, что вы с Гэтти можете жить с нами.

Все то же самое. Она и опомниться не успеет, как окажется замужем за каким-нибудь лордом, а Гэтти начнет выезжать в свет в качестве дебютантки.

– Я сама забеременела, мама. И должна сама разбираться с последствиями.

Мать сдула с пальца несуществующую пыль.

– Не стоит наказывать Гэтти за собственные ошибки.

– Мам, Гэтти имеет гораздо больше, чем большинство детей. Я просто пытаюсь дать ей счастливое детство. И вовсе не все я делаю назло тебе.

– Рада слышать, – сухо ответила пожилая женщина.

– Я знаю, что ты думаешь, мам. Но пойми, Гэтти заставила меня повзрослеть. Может, я и не ношу жемчугов и не подцепила жениха, достойного нашего старинного рода…

– У тебя была такая возможность.

Да, она позволила родителям так считать. Майлз слинял, будто его ветром сдуло, стоило ей сообщить ему новость о своей беременности. Объявить им, что она сама его отвергла, показалось ей гораздо менее унизительным. Отвергла же она предложение «избавиться» от проблемы в клинике на Харлей-стрит. Она вновь взглянула на Гэтти, лежавшую на полу и весело болтавшую ногами в воздухе.

Мать задумчиво смотрела в сторону.

Джози захотелось наклониться вперед, поцеловать мать в щеку и сказать, что она прекрасно понимает ее желание сделать свою дочь и внучку счастливыми.

Но та вдруг словно очнулась и поспешно вышла из комнаты.

* * *

– Гэтти! Взгляни в окно, кто там у двери. – Джози выпрямилась, не обращая внимания на розовые капли, стекающие на пол ванной комнаты. – Гэтти!

Тишина.

Не везет! Она выключила воду, потом натянула на голову пластиковую шапочку, подсунула под нее свисавшие пряди волос и сбежала по ступенькам. Скользкие пальцы нащупали дверную ручку. Она распахнула дверь и… замерла на пороге.

Там стоял Уилл с широко раскрытыми глазами и не менее широко разинутым ртом.

Это уже больше, чем невезение, это катастрофа! Кому приятно приветствовать босса с пластиковой шапочкой на голове? Пусть даже ты и привыкла не обращать внимания на мнение окружающих.

В столь глупой ситуации ей не оставалось ничего другого, как с вызовом уставиться на своего гостя. Ну, давай, скажи что-нибудь, мысленно приказала она ему. Вот, например, про погоду. Уголок его рта поднялся в намеке на улыбку. Пусть только попробует над ней посмеяться!

Она подняла руку к голове и отерла каплю, вытекшую из-под шапочки. Палец тотчас приобрел насыщенный розовый оттенок.

Он слегка дернулся: то ли от ужаса, то ли смеха.

– Это относительно кафе. Впрочем, я могу… вернуться попозже… если…

– Нет! То есть… нет. Входите. Я сейчас…

Пропустив его внутрь, она рванула в ванную.

Придется ему подождать, пока она разберется с волосами.

Добившись, что смываемая вода сделалась, наконец, прозрачной, она начала яростно растирать голову полотенцем.

Иа гостиной не доносилось ни звука. Не ушел ли он? Не хватало только бегать по окрестностям и его искать. Гэтти скоро пора в постель.

Она откинула прядь мокрых волос со лба, вошла в комнату и надолго замерла. Две головы склонились над игрой «лестницы и змейки». Оба не произносили ни слова. Кубик бросался, фишки передвигались, забираясь по лестницам и скатываясь вниз по змейкам.

Гэтти победила.

Она взглянула на Уилла, и они обменялись понимающими улыбками.

– Спасибо, Уилл.

Джози подошла, взъерошила ей волосы.

– Пошли, принцесса. Пора чистить зубы и спать.

Гэтти пригладила волосы и исчезла наверху. Джози обернулась к Уиллу.

– Прошу прощения.

Он смотрел на нее, явно не понимая, за что она извиняется.

– За то, что угодили в ловушку с лестницами и змейками. Надеюсь, вам было не слишком скучно.

Он покачал головой.

– Наоборот, забавно.

Забавно. Неужели? Где ж тогда возгласы радости и крики отчаяния? Мог бы не скрывать свои эмоции за маской вежливости.

– Что же привело вас сюда воскресным вечером?

Он положил на стол папку и стал вынимать из нее листы бумаги. Движения быстрые и точные, сразу видно – профессионал!

– Мой архитектор составил план реконструкции кафе. Я подумал, что вы захотите посмотреть. Может, у вас появятся свои соображения по этому поводу.

Нечто новенькое! Хоть кто-то для разнообразия пожелал выяснить ее мнение. Гарри ее слушать не желал… Неудивительно, учитывая приклеившийся к ней ярлык «анфан террибль». Да, в глазах благопристойных соседей она действительно – «ужасный ребенок», и давно уже никто не воспринимал ее всерьез!

Уилл тут недавно, и поэтому способен смотреть на нее без шор на глазах – то есть видеть ее душу, творческий потенциал, а не якобы исходящие от нее угрозы. Приятно! Такое отношение согревает сердце и тешит самолюбие. Еще бы не вспугнуть его. Надо постараться не делать глупостей.

– Хотите кофе? – Держись спокойно, приказала себе девушка.

С достоинством.

Он со слабой улыбкой кивнул:

– Было бы здорово, спасибо.

– Присаживайтесь.

Уилл подошел к стоявшему поблизости стулу.

– Нет, стойте!

Он замер на полусогнутых ногах. Она стряхнула бумаги с одного из кресел и похлопала по нему.

– Лучше сюда. Это вас выдержит. А тот стул годится разве что для Гэтти.

Уилл распрямился и подозрительно посмотрел на освобожденное для него кресло.

– Смелее. Точно выдержит, – подбодрила его Джози. – Гарантирую.

Мужчина в несколько шагов пересек комнату и осторожно присел на краешек. Похоже, ее слова все-таки его не убедили.

– Гарри позволил мне обставить комнату старьем с чердака. Кое-что тут изношено поменьше, кое-что побольше.

– Понятно. – Уилл подвинулся ближе к спинке кресла, но всем своим видом давал понять, что удобнее ему не стало.

Немногословность гостя начинала действовать Джози на нервы.

Не найдя новой подобающей случаю темы для разговора – а всякой глупой болтовней можно лишь напугать гостя, – она бросилась на кухню и принялась готовить кофе.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Вернувшись с двумя чашками кофе, она поставила их на стол и стала рассматривать разложенные рядом чертежи.

– Как видите, больших изменений не предвидится. Если мы хотим успеть к началу туристического сезона, следует поспешить. – Уилл склонился над планом рядом с ней. – Вот тут зона самообслуживания и касса.

– Все остается на старых местах, да?

Она повернула голову и оказалась с ним нос к носу. Ей было раньше непонятно, что особенного нашла Марианна в его «задумчивых» глазах», но сейчас, ощутив на себе пристальный взгляд, она начала понимать их притягательность. У нее даже слегка перехватило дыхание.

– Вы думаете, кассу стоит перенести куда-то еще?

Она постаралась опять погрузиться в изучение планов, не обращая внимания на близость мужчины.

– Хм…

Мелкие детали внезапно стали размытыми. Что с ее глазами?

– Сейчас всем посетителям приходится идти через узкий проход, ведущий к кассе. Тем, кто хочет перехватить чашку чая с булочкой или пирожным, приходится стоять в очереди наравне с теми, кто покупает полный обед. Мне кажется, лучше было бы сделать вот так… – Она принялась чертить на листке что-то вроде подковы. – Разделим помещение на две части, может быть, даже в каждой поставим отдельную кассу – и поток будет не таким плотным, да и вообще помещение станет более свободным и привлекательным.

Уилл взял листок, внимательно изучил. Затем кивнул.

От напряженного ожидания Джози закусила губу.

– Я скажу архитектору внести необходимые поправки. Начнем на следующей неделе.

Взяв свою чашку, Джози отошла на безопасное расстояние.

– Отлично. Рада помочь. В любое время. – О черт, кажется, желание болтать опять выходит из-под ее контроля! – У меня есть кое-какие мысли относительно оформления помещения. Я думала о деревянных стульях и белых стенах с современными картинами на них…

Хватит. Прекрати!

Как бы не так! Руки уже сами собой начали жестикулировать, наглядно представляя перспективы перестройки. Чтобы положить конец собственному красноречию, Джози сунула руки в карманы.

– Хотя… Необязательно обсуждать такие мелочи прямо сейчас.

– Хорошо. – Он аккуратно сложил бумаги и убрал их в папку. – Прошу вас… я вас отвлек от дела, когда явился без приглашения.

Она дотронулась до мокрых волос.

– Так, чепухой занималась. Подкрашивала корни волос.

Он набрал воздуха, хотел что-то сказать, но в последний момент передумал. И снова посмотрел на нее.

– А какого цвета они были раньше?

– Что? А, волосы… – догадалась Джози. – Платиновые.

– Нет, еще раньше, прежде чем вы начали их красить в странные… я имел в виду… другие цвета.

Она пренебрежительно отмахнулась.

– А, ерунда. Зачем вам знать?

Уилл задумчиво созерцал ее макушку. Видимо, он и сам не знал, зачем спросил.

Они обернулись на топот маленьких ножек. Гэтти перевесилась через перила.

– Пока, Уилл.

Он поднял глаза на ребенка и улыбнулся. Выражение его лица на мгновение смягчилось.

– Пока, Гэтти.

Это нечестно, вот как. Между Уиллом и ее дочкой установились какие-то особенные, доверительные отношения.

Она обожала дочь – действительно обожала, – но не будь она с ней с самого рождения, подумала бы, что ее подменили в роддоме. Настолько они разные были с Гэтти. И на своего отца девочка нисколько не похожа. Ничего общего с его бьющей через край энергией и коммуникабельностью.

– Иди, Гэтти, к себе. Давай отпустим гостя.

Гэтти послушно развернулась и ушла. Видали?

Если б у Джози в возрасте Гэтти возникла подобная дружба с кем-либо, ее пришлось бы отрывать от бедного человека со скандалом.

Когда Уилл снова взглянул на нее, его улыбка уже пропала. Виду него был такой же напряженный, как во время сидения в старом кресле.

– Ладно, Джози. Спасибо за прием.

– Не стоит благодарности.

Несомненно, ему не терпится удрать. Внезапно она вспомнила кое-что.

– Ой, погодите минутку. У меня есть кое-что для вас.

Она убежала в гостиную и стала рыться в большой сумке у кресла.

– Нашла. Я связала это для вас. Примите в знак нашего примирения.

Он повертел вещь в руках.

– А что это?

Джози постаралась никак не выказать обиды.

– Шляпа. Март в деревне бывает холодным. – Но в душе у нее поднялась волна гнева.

Что за дурацкий вопрос? Как будто сразу не видно? Что это еще может быть, кроме шляпы? Подставка для чайника?

– О, спасибо. Она очень… красочная.

Скрутив ее подарок, Уилл засунул его в карман.

– Тогда до свиданья. Если до следующих воскресных дней появятся новые идеи, я вам обязательно скажу.

Он оглянулся через плечо.

– Декораторы уже заканчивают мои комнаты. Поэтому я решил остаться здесь и лично проследить за работами.


Везде валяются бумаги. Взъерошенный пыльный фазан на шкафу бусинами глаз, казалось, следил за его попытками ликвидировать хаос в кабинете Гарри Редклифа.

Уилл обманывал себя, полагая, что сумеет одновременно заниматься бизнесом и руководить реставрационными работами в замке. Нет, осуществление этого проекта требовало его постоянного присутствия, а значит, ему необходим кабинет.

Стены все в книжных шкафах, каждая щель между ними заполнена коробками, бумагами, стопками писем и фотографиями. Уилл не знал, с чего начать.

В первую очередь ему хотелось побольше узнать о человеке, владевшем кабинетом до него. Отец и дед Уилла умерли, когда тот был очень молод, и не могли удовлетворить его любопытства относительно его семьи.

Смешно, но он никогда не думал о себе, как о лорде Редклифе. Лишь в двадцать пять лет он узнал, что дед сменил фамилию на Роберте, воспользовавшись одним из своих имен. Некоторые сведения он узнал от бабушки. Семья отвергла ее мужа, сделав вид, будто его вовсе не существует. А единственным его преступлением была любовь к «не той» женщине. Вопиющая несправедливость такого решения потрясала Уилла.

Уилльям Редклиф совершенно не заслужил подобного к себе отношения. Из-за снобизма клана Редклифов Элмхаст-холл медленно приходил в запустение, и теперь он, Уилл, получит громадное удовлетворение, восстанавливая замок для будущих поколений – для своих детей, внуков и детей своих внуков… Увидим, кто тут неудачник.

Следует лишь разработать правильную стратегию. Может, организовать благотворительный фонд? Вначале следует найти приличного управляющего, кого-то, кто сумеет организовать тут работу, людей.

Уилл взял со стола фотографию. В мужчине, стоявшем в центре, он узнал Гарри, так как видел его другие снимки. Остальные тоже, должно быть, родственники. С того момента, как адвокат отыскал его, никто из этих людей не пожелал вступить с ним в контакт. Некоторым из этих детей должно быть лет по пятьдесят. Не могли же они все умереть!


Из-за стойки показалось ангельское лицо Гэтти.

– Мамочка, можно мне взять еще один кекс?

Джози вытерла руки о фартук.

– Одного достаточно, дорогая. Через сорок пять минут я закончу, и мы пойдем домой пить чай.

– Ну пожалуйста.

– Нет. Почему бы тебе не заняться раскраской?

– Эти столы качаются. У меня ничего не получится.

Джози оглядела помещение, предоставленное им на период ремонта. Идеальным его не назовешь! Да и мебель – прости господи! Она покрыла скатертями разрозненные садовые столы.

– Смотри! Вон в углу люди уже уходят. Тот стол не качается, я знаю. Помочь тебе отнести туда карандаши и книжки?

В процессе перетаскивания вещей Гэтти один карандаш закатился под стол, и ей пришлось нырнуть за ним. Она как раз нащупала его, когда звякнул колокольчик входной двери. Посетитель имел прекрасную возможность полюбоваться ее задом.

Выпрямляясь, она уже начала говорить:

– Прошу прощения. Я просто… ой.

Это был Уилл. Со знакомой папкой в руке. В последнее время он частенько заглядывал к ней, чтобы сообщить ей о ходе работ в кафе.

– Я подумал, что вас заинтересуют эти проспекты, рекламирующие новые кассовые аппараты, – проговорил он, сделав вид, что ничего нескромного не увидел.

– Пожалуй, но… – ее взгляд скользнул на противоположный конец комнаты, – мне надо еще приготовить несколько порций чая с молоком.

– Ничего. Я пока посижу, составлю Гэтти компанию. Кстати, у меня для тебя сюрприз, принцесса.

Глаза Гэтти широко раскрылись.

– Шоколадка?

Уилл рассмеялся и положил папку на стол. Джози, тряхнув головой, отправилась на кухню. Пока готовила чай с молоком, то и дело поглядывала в угол комнаты. Увиденное поразило ее: Уилл достал из портфеля… шахматную доску.

Как трогательно со стороны Уилла! Вероятно, он заметил, что, приходя сюда после школы, Гэтти скучает в ожидании, пока мама освободится. Но не слишком ли рано по возрасту?

Впрочем, к тому времени, когда последние посетители разошлись, Гэтти уже не только знала все фигуры, но и как они ходят.

Сняв фартук, Джози подсела к ним.

– Давайте посмотрим проспекты.

Уилл порылся в портфеле, достал их оттуда. Кивнул на доску.

– Вы играете?

Она отрицательно покачала головой.

– Старший брат пытался меня учить, но я оказалась безнадежно тупой. Всегда делала неверные ходы. Пешки у меня прыгали, а ладья ходила по диагонали.

Гэтти презрительно фыркнула.

– Мам! Это же совсем просто запомнить.

Джози рассмеялась.

– Знаю. Но я никак не могла устоять перед искушением слегка нарушить правила. – Она повернулась к Уиллу. – Вас это удивляет, да? Не пытайтесь отрицать.

– Вы никогда не выиграете, если не будете играть по правилам.

Она поставила локти на стол и оперлась подбородком о ладони.

– Мне нравится играть по своим собственным правилам.

Уилл поморщился и двинул пешку на одну клетку вперед.

– Я начинаю отмечать эту вашу особенность. Но у жизни свои правила. И если им не следовать, то можно отстать или даже где-нибудь застрять.

Ничего подобного! – подумала про себя Джози. Ей встречалось множество людей, которые продвигались вперед лишь потому, что родились в обеспеченной семье. Они забирались на самую вершину лишь потому, что их толкали туда деньги или титул родителей. И никаких тебе «правил»!

Возможно, это просто другой набор правил. Все равно. Она не желает по ним жить. У нее свои ценности, и нечего навязывать ей что-то иное. Свобода. Честность. Любовь. Вот что важно. А все остальное ее не интересует.

Лорду Редклифу придется многое узнать, если он до сих пор цепляется за дурацкую веру в то, что тяжкий труд и честность помогут ему занять свое место в кишащем акулами «высшем свете».


Немного не то, чего она ожидала. Джози медленно шла по переоборудованному кафе, проводя рукой по спинкам тяжелых деревянных стульев.

– Что вы думаете? – Уилл смотрел с надеждой.

– Это… – Какое бы слово подобрать? «Скучно»? «Блекло»? – Очень традиционно.

– Отлично. Я и добивался такого эффекта.

Джози со вздохом вспомнила о мечтах, вынашиваемых годами. Какие у нее были планы! Это место могло бы стать потрясающим.

Совсем не то, что она видела перед собой. Сейчас тут просто убого. Вот. Лучшее слово – «убого».

– Вам не нравится. – Брови Уилла сошлись в одну линию.

– Тут очень… прилично. – Не ее дело критиковать, но вот еще одно подходящее слово – «прилично».

Морщинка на лбу Уилла сделалась резче.

– Я вижу, вам не нравится…

– Какая разница, что я думаю.

Теперь он тут хозяин. И пусть делает все, что считает нужным.

– Есть разница. Я бы не стал спрашивать вашего мнения, если бы мне было все равно. Скажите, что не так?

Джози еще раз осмотрела помещение.

– Эти тяжелые бордовые портьеры сейчас, ранней весной, выглядят вполне сносно. Даже придают уют. Но летом будет темно и мрачно.

– Мы не во Флориде, а в Кенте.

– Знаю. Но и здесь в июле и августе бывает довольно жарко. Люди запарятся.

– И что бы вы предложили?

– Я бы предложила более современный вариант. Свет, яркие краски, много воздуха. Чистые линии. Белые муслиновые занавески. Современная мебель. Тут есть местный художник, который готов предложить свои работы для украшения стен.

– Это вряд ли было бы в духе исторического облика данного места.

Джози покачалась взад-вперед на каблуках и взглянула в лицо Уилла.

– Раньше тут была конюшня. Если вы желаете придерживаться исторической правды, то следует наполнить помещение лошадьми, сеном и конской упряжью. А там, где лошади, там полно и лошадиного…

– Можете не договаривать. Мысль я уловил.

– Вот и отлично. – Она одарила его ангельской улыбкой.

А все-таки библиотекарша права – как мужчина он очень даже ничего! Но ей не следует думать об этом, иначе ее ждут большие неприятности.

Пока она боролась с собой, он прошел по комнате и расстегнул большую сумку, стоявшую на стуле у входа.

– Раз уж мы начали говорить о внешнем виде кафе… – Он вытащил нечто в большом целлофановом пакете.

Она подошла ближе.

– Я думаю, персонал должен выглядеть более прилично.

Уилл оглядел ее с ног до головы.

У Джози тотчас возникло подозрение, что ее босс не считает ее рваные джинсы и майку с названием рок-группы «приличным видом».

То, что Уилл достал из пакета, повергло ее в ужас.

– Нет! Вы, надеюсь, шутите!

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Это просто форма, Джози.

– Ни за что! Вы только посмотрите! Она же серая, как мышиная шкурка!

– Красивый костюм. И немаркий.

О боже, продолжала ужасаться Джози. С юбкой до колен, и с пуговицами под горло, да еще с дурацким воротником…

– Я это не надену.

Он посмотрел ей прямо в глаза.

– Весь персонал, работающий в кафе, будет носить форму.

Нетрудно понять намек. Они уставились друг на друга. В подобных ситуациях она обычно взрывалась. Разделывалась с каждым желающим подогнать ее под какое-либо лекало.

– Отлично!

Она схватила мерзкую вещь из его рук и направилась к двери. Он проводил ее взглядом. Даже не пытайся, говорил его взгляд. Она стиснула зубы, удерживая едкое замечание. Им с Гэтти нужна крыша над головой и еда на столе.

Джози шла, чувствуя спиной его взгляд. Ну и ладно! Эту битву он выиграл, но она будет драться до последнего. Леди Джозефина Гаррингтон-Джонз – «штучный товар». И никому, даже человеку, держащему в кулаке ее будущее, не удастся подогнать ее под стандарт.

Уиллу оставалось лишь развести руками. Да, женщина своенравная. Она готова взорваться, будто склад боеприпасов. Ничего, он сумеет с ней справиться.

Конечно, она сообразительная и фантазерка, и учится легко, но выходки у нее бывают просто дикие, а для Элмхаст-холла такое неприемлемо. Это солидное место. Соответствующее оформление и последние штрихи, типа формы служащих, сыграют свою роль в создании нужного имиджа.

Когда Джози завернула за угол, он подошел к щитку и включил освещение. Все лампы зажглись. Так-то лучше.

Он снова выключил их.

Хм.

Современная мебель и современное искусство его не убедили, но относительно занавесок стоит подумать.


– «Форма» – какое отвратительное слово, – сказала Джози, вгрызаясь ножницами в серую ткань.

Гэтти оторвалась от книжки с картинками.

– Мама, ты снова разговариваешь сама с собой.

– Разве?

– И фыркаешь.

– Уверена, ты ошибаешься.

Джози отложила ножницы, подошла к шкафу и стала рыться в нем, точно еще не представляя, что именно она ищет. На верхней полке она увидела пакетик с розовыми блестками. То, что надо!

Лорд Редклиф издал закон, по которому всем работникам следует носить проклятую униформу. Пусть теперь не жалуется.

Теперь кафе было открыто целый день. Уилл долго боролся с желанием заглянуть в него и все-таки не выдержал.

Ну что ж. Сегодня здесь больше народу, чем обычно. Половина столиков занята. Неплохо. А если еще появится новое меню… Кафе удвоило свой доход, но это все равно не сильно влияет на общий баланс замка. Кое-какая помощь от кафе есть, конечно, но следует подумать о более эффективных мерах.

Надо поговорить с Джози, хотя ему не хотелось отрывать ее отдел.

Он попытался отыскать ее в полумраке помещения. Она определенно права относительно занавесок.

Его внимание привлекло какое-то яркое пятно в дальнем углу. О боже, не может быть! Что она сделала из скромного серого платья! Он даже слов не мог подобрать для его описания. Если скрестить панка и официантку середины пятидесятых годов, то получится нечто похожее.

Блестки на плечах складывались в слова «Розовая леди». И куда девалась юбка? Это же какие-то лохмотья. Зато, конечно, видны и ноги, и надо признать, роскошные ноги. Он даже невольно склонил голову набок для лучшего обзора.

И сразу одернул себя. Не время отвлекаться на вещи, к делу не относящиеся. Это розоволосое безобразие – совсем не то, что требуется Элмхаст-холлу для процветания.

Джози закончила разливать кофе и направилась на кухню. Спереди ее наряд был ничуть не лучше. Фартук – розовый, естественно. Весь в дурацких оборочках, служащий больше для украшения, чем для защиты от грязи, а кроме того… ох… ну и декольте!

Пульс разом подскочил. Он с трудом удерживал глаза на уровне ее подбородка, не позволяя им опускаться ниже.

Дойдя до стойки, она заметила его. И никакого смущения! Наоборот, подняла брови и ухмыльнулась. Дерзко так ухмыльнулась!

Никогда раньше Уилл не позволял себе выходить из себя в присутствии подчиненных, но сейчас был предельно близок к этому.

– Что, интересно, так вас развеселило? – чересчур громко воскликнул он.

Пожилая пара за ближайшим столиком обернулась. Похоже, он все-таки утратил контроль за своим поведением. Но эта женщина заставляет совершать безумные поступки.

Как ни удивительно, но Джози даже бровью не повела.

– Я надела униформу. Как было велено.

– Это не та униформа, что вам дали!

– В принципе та же самая. Я просто немного ее усовершенствовала.

Он громко, презрительно фыркнул.

– И это вы называете «немного»?

– Посетителям нравится. Целый день все о ней только и говорят.

Еще бы не говорили! «Розовая леди»… Да такую надпись можно понять совершенно превратно.

Если это безобразие продолжится, Элмхаст-холл приобретет себе совершенно не ту репутацию, на которую рассчитывал он, его владелец.

Уилл ухватил Джози за локоть и потащил в кухню.

– Эй!

Она вырвала руку.

Но Уилла уже нельзя было остановить.

– Я должен кое-что вам сказать, и, учтите, дважды повторять не буду.

Ее глаза слегка расширились.

– Вы мне сделали больно, – воскликнула Джози, понимая, что нарывается на крупный скандал.

– Я не желаю, чтобы вы носили это… это… – ему никак не удавалось подыскать подходящее слово. – В шкафу есть запасные формы, верно?

Она кивнула.

– Я требую, чтобы вы сняли это и прямо сейчас надели одну из них!

В ее глазах вспыхнули искры.

– Прямо сейчас?

– Да.

– Вы точно этого хотите?

Он что, непонятно выражается?

– Да, я именно этого хочу.

Глядя ему прямо в глаза, она нащупала верхнюю пуговицу. Уилл сообразил, что она делает, лишь на третьей пуговице.

– Нет… не надо. Остановитесь! – вскричал он, схватив ее за руку.

– Я лишь выполняю ваш приказ, – вкрадчиво ответила она.

Именно в эту минуту Алиса, официантка на полставки, вошла в зал с подносом в руках, но, увидев Уилла и раздевающуюся Джози, шарахнулась обратно.

Джози снова застегнула пуговицы.

– Ну что, играете роль полновластного хозяина? Указываете людям, что им делать и даже в чем ходить? Не выйдет!

Он выдохнул.

– Тут ничего личного, Джози, в свободное время можете одеваться, как угодно. Я думаю лишь о репутации замка.

– И, по-вашему, мое присутствие может ей повредить?

Он ответил не сразу.

– Может, раз вы не хотите быть в команде.

– Мы прекрасно справлялись до вас, – огрызнулась Джози. – Репутация Элмхаст-холла при этом не страдала.

– Но Элмхаст-холл деградировал, и вы прекрасно это знаете!

– Но Гарри…

– Гарри умер, Джози.

– Знаю.

– Должен сообщить, что у меня нет сундука с сокровищами, зарытого в саду. Ремонт и переделки стоят недешево. Если в ближайшие двенадцать месяцев мы не вытянем это место, то все останемся бездомными.

– Я слышала, что финансовые дела плохи, – чуть слышно отозвалась она, – но не думала, что настолько.

Он сунул руки в карманы новых вельветовых брюк. Деревенская одежда, как она советовала. Разве это правильно, что советы доходят пока только до одной стороны?

– У нас нет времени сражаться по поводу одежды. – Он кивнул на фартук.

И добавил про себя: «Не говоря уж про декольте!»

– Хорошо, я сейчас переоденусь.

Он глубоко вздохнул.

– Спасибо.

Джози удалилась. Несмотря на странную внешность и взрывной темперамент, она ему нравилась. Держалась за жизнь обеими руками. Но если она выкинет еще один подобный финт, ей придется уйти.

Через несколько минут Джози вернулась в форме. Она выглядела в ней серой и неприметной.

– Если вам действительно не нравится эта форма, мы подберем что-нибудь другое. – Ее глаза просияли, и она открыла рот, чтобы заговорить. – Что-нибудь подходящее, – быстро добавил он, – что устроит нас обоих.

У ее крестного, старика Гарри, было две страсти – путешествия и коллекционирование всяких странных и удивительных вещей. Поэтому, наряду с рыцарскими доспехами, фамильными реликвиями и четырехспальной кроватью, на которой, как предполагалось, спала сама Анна Болейн, замок был забит антиквариатом и просто всякой рухлядью.

По скрипучим ступенькам Джози поднялась на чердак. Хорошо, что эта часть дома закрыта для посещений. Она несколько дней рылась среди старых вещей, пока не нашла кукольный домик, выполненный в стиле георгианского особняка.

Люстра в гостиной провалилась внутрь. Джози осторожно поправила ее. Если никто не будет этим заниматься, все постепенно придет в негодность.

Со стороны винтовой лестницы раздались шаги.

– Идите сюда, Уилл, – громко произнесла девушка.

Шаги приблизились. Через минуту он уже стоял в проходе и смотрел на нее.

– Откуда вы узнали, что это я?

Она пожала плечами.

– Просто узнала. – Было в его походке нечто размеренное, словно он не желал тратить лишнюю энергию.

– И что вы тут делаете? – поинтересовался Уилл.

Она коснулась изгиба старого деревянного духового инструмента.

– Вспоминаю. И думаю, что будет со всем этим добром. Кому достанется наследство Гарри.

Уилл кивнул, нахмурившись.

– А что это, кстати?

– Это? – Она взялась за музыкальный инструмент. – Нечто типа гобоя… Называется серпент. – Джози дотронулась до медного рычага, и под поднявшимся клапаном появилось отверстие. – Сколько раз я пыталась извлечь из него красивый звук, но ничего не получается. – Она поднесла мундштук ко рту и подула. Раздалось хлюпающее шипение.

Уилл протянул руку.

– Можно мне попробовать?

Он взял серпент и некоторое время изучал его, потом вытянул губы трубочкой и поднес к ним мундштук. Он так старательно все исполнил и казался столь уверенным в себе, что Джози уже приготовилась услышать настоящее звучание инструмента.

Однако через секунду на чердаке раздалась серия звуков, похожих на те, которые в приличном обществе издавать не принято. У Уилла было настолько изумленное лицо, что Джози не удержалась от хохота.

– О, у вас получилось гораздо лучше, чем у меня!

И тут произошло нечто неожиданное – Уилл рассмеялся. Затем положил инструмент на место и вытер рот рукой.

– Почему у меня с вами никогда не получается обычной, цивилизованной беседы?

Она вздернула подбородок.

– Потому что я сама – человек необычный и нецивилизованный.

Он опять расхохотался. Рядом с ней стоял большой ящик, и она облокотилась о него.

– Уилл! Раз вы оказались здесь, то я хочу поделиться с вами одной идеей. Относительно замка.

– И в чем же она заключается?

– Совершенно ясно, что никакое кафе не спасет замок от банкротства.

– Вы очень наблюдательны.

Она глубоко вздохнула и продолжила:

– Думаю, Гарри на том свете не понравится, если тут все придет в упадок и постепенно рассыплется в прах. Надо что-то делать. Выставить на аукцион, скажем. Конечно, вряд ли получится много заработать на каждой из хранящихся здесь вещиц, но мы можем взять количеством.

Уилл оперся о стену и сразу отпрянул, отряхивая с пиджака пыль.

– Думаю, моя мысль может вам больше понравиться. Даже на первый взгляд видно, что многое тут имеет историческую ценность. Можно составить наборы предметов. Например, собрать всех кукол или все шкатулки и устроить что-то вроде выставки.

Уилл, конечно, большой зануда и нуждается время от времени в хорошей встряске, но он более восприимчив к чужим идеям, чем она предполагала, не без удовольствия подумала Джози.

– Думаю, это великолепная идея! Но где мы найдем место для выставки?

Уилл усмехнулся.

– Прямо здесь. Отремонтируем чердачные помещения, расширим лестницы.

Прекрасно! Глаза Джози наполнились слезами, и она едва не бросилась к Уиллу на шею, чтобы расцеловать его.

ГЛАВА ПЯТАЯ

В пятницу днем, после окончания уроков, в библиотеке всегда было много народу. Джози отворила тяжелую дубовую дверь и пропустила Гэтти вперед. Девочка побежала в уголок с детскими книгами, а Джози направилась к Марианне. Та, как обычно, громким шепотом болтала с другой библиотекаршей – Валери.

Увидев, кто к ним идет, женщины внезапно выпрямились и перестали хихикать. Джози кивнула, положила перед ними стопку книг и прошла в главный зал библиотеки. По своему опыту она догадалась, что застигла их с поличным: сплетничали именно о ней.

Бредя между полками книг в поисках чего-нибудь занятного и легкого, она не заметила, как снова оказалась рядом со стойкой библиотекарей, за рядом полок.

– Неужели это правда? – спросила Марианна.

Последовала короткая пауза. Затем Валери ответила:

– Точно, точно. Положила глаз на нового владельца Элмхаст-холла.

Джози резко выпрямилась. Кто положил глаз на Уилла?

– Да мало ли кто что скажет, – недоверчиво протянула Марианна и тут же живо спросила: – А он что, отвечает ей взаимностью?

Валери хмыкнула:

– Тоже мне нашел красавицу! Да к нему любая пойдет, только пальцем пошевели. А эту ведь никак не назовешь истинной леди, да?

Кумушки захихикали.

– Я слышала… – голос Валерии сделался тише. Джози невольно придвинулась поближе к полке, – они уже тискаются вовсю. Алиса застала их, когда она раздевалась прямо в кафе. Представляешь?

– Ничего себе! Никакого стыда. Все равно, она для него лишь мимолетное увлечение. Да кто на нее позарится? С ее-то репутацией и этими ужасными розовыми волосами…

Вот значит как! Джози не собиралась стоять и выслушивать весь этот вздор. Когда она выскочила из-за полок, у Марианны отвисла челюсть, а Валери от неожиданности уронила на пол стопку книг.

– На вашем месте, дорогие мои, я бы проверяла факты, прежде чем распространять их. Между мной и лордом Редклифом ничего нет, а если б и было, то это не ваше дело. Понятно?

После этих слов она помчалась в отдел детской литературы.

– Пойдем, Гэтти. Пора.

Гэтти ухватила разложенные вокруг себя книги.

– Я их все могу взять домой, мама?

Обычно разрешалось взять домой не более четырех книг. Но сегодня Джози было все равно. Она подхватила книги и через минуту швырнула их на стойку. Но Марианна и Валери словно испарились. Джози надавила на звонок, и появилась еще одна библиотекарша, которая и стала отмечать книги Гэтти.

От нетерпения Джози притоптывала ногой.

«Лишь мимолетное увлечение»! Надо же! Какие глупости приходится выслушивать! На улице ее пыл немного утих. Разве не внушала она себе, что ей плевать на то, что думают о ней другие люди? Тогда почему так обидно, что весь город считает, будто она недостаточно хороша для Уилла? Хотя он совсем не в ее вкусе. Консервативный и скучный тип, и ей совершенно не по душе его образ жизни… Да она, доведись ей – упаси господь, – сблизиться с ним, через день сбежала бы от него без оглядки. Он просто сухарь, им правит голова, а не сердце. Вся болтовня библиотекарш и выеденного яйца не стоит!

– Мама, ты снова бормочешь себе под нос.

Она моргнула и повернулась к Гэтти:

– Извини, котенок.

Но с другой стороны, призналась себе Джози, она привязалась к Уиллу за последнее время. Под жесткой внешней оболочкой он оказался хорошим человекам. Добрым. Достойным доверия. Даже забавным иногда. Она уважала его и вовсе не хотела, чтобы на него упала тень из-за воображаемой связи с нею.

Лорд Редклиф может сам этого не понимать, но ему следует держаться от нее на расстоянии. Иначе это сплетницы разорвут его на части. Ей ли не знать, как больно, когда тебя рвут на части – пресса, семья, так называемые друзья. Врагу не пожелаешь. Тем более Уиллу.

Этим вечером, когда Уилл явился в кафе для очередного урока шахмат, там было непривычно тихо. В комнате сидели только Джози и Гэтти. Обе склонились над книжкой, Гэтти напряженным голосом читала. Он почти дошел до стола, когда они одновременно подняли головы.

Джози тут же вскочила. Он улыбнулся ей, потом Гэтти:

– Готова к уроку?

Гэтти решительно кивнула.

– Как думаешь, я выиграю?

Он вытащил из портфеля доску.

– Может, не сегодня, но уже скоро.

Джози отошла к стойке.

– Не уходите из-за меня, – позвал ее Уилл. – Присаживайтесь к нам.

Она отрицательно покачала головой.

– Я лучше приготовлю вам чаю. – И скрылась на кухню.

Она много работает, покачал головой Уилл. Пожалуй, что слишком много. Он не мог припомнить, чтобы со времени его приезда она брала выходные. Он открыл доску, положил ее посреди стола. Как он ошибался в ней! Джози никак не назовешь беспечной и безответственной, она надежна в работе и предана своей дочери.

Он никак не мог понять, зачем она сознательно пытается опровергать это впечатление. Казалось, она пытается спрятаться за созданным ею вызывающим фасадом.

Несмотря на все внешние различия, он чувствовал, что между ними много общего. Оба они отверженные, пытающиеся утвердить себя в чужом мире.

– Твой ход, Уилл!

Джози появилась с двумя чашками чая, поставила их на стол и снова ускользнула. После окончания игры Гэтти настояла, что сама уберет фигуры в коробку.

– Завтра снова сыграем?

Уилл покачал головой.

– Мне надо будет уехать. Джози!

Дверь кухни открылась.

Женщина высунула голову и вопросительно посмотрела на него.

– Да?

– Можно вас на минутку?

Поколебавшись, Джози подошла и села рядом с Гэтти.

– Возникли какие-то проблемы?

– И да, и нет. Завтра я еду в Уиллмингтон, хочу познакомиться с деятельностью наших конкурентов. Слышал, они хорошо поставили дело. И их усадьба привлекает множество семей.

– Помогает парк-сафари. – Она откинулась на спинку стула. – Надеюсь, вы не собираетесь запустить в наш лес львов?

Он рассмеялся.

– Нет, конечно. Я просто хотел узнать, не хотите ли вы с Гэтти поехать со мной.

– В парк-сафари? – обрадовалась Гэтти. – А у них есть белые медведи?

– Не думаю, но зато там много других зверей: львы, тигры и зебры. Сойдет?

Гэтти запрыгала от полноты чувств. Джози положила руку ей на спину, чтобы успокоить дочь, и подозрительно посмотрела на Уилла.

– Зачем? Зачем вы хотите нас туда взять?

Он беззаботно махнул рукой.

– Мне понадобится помощник. Пара опытных глаз. Так как?

Уилл не стал добавлять, что Джози заслужила выходной. Она могла бы тогда увидеть в этом предложении благотворительность. На секунду ему показалось, что она собирается отрицательно покачать головой.

– Львы, мама! Можно? Ну пожалуйста!

Какое выразительное у Гэтти лицо, а вдобавок прекрасно умеет пользоваться мимикой. Ну разве скажешь «нет», когда на тебя смотрят такие огромные и круглые, как блюдца, глаза да еще с такой мольбой во взгляде. Уилл видел, как тает решимость Джози. Она хорошая мать, ставящая счастье дочери выше своей гордости.

– Я заберу вас завтра утром в девять, – произнес довольный собой Уилл, укладывая доску в портфель.

Джози прислонилась щекой к холодному стеклу и закрыла глаза. День выдался длинным, изматывающим, и не только потому, что им пришлось много ходить.

Она говорила себе, что едет в Уиллмингтон работать. Ха! Во взятой записной книжке оказалась исписана только одна страница. Три предложения, из которых разобрать она смогла только одно.

Джози вздохнула. Весь день она честно пыталась держаться от Уилла на расстоянии, но как такое возможно, если Гэтти чуть ли не виснет на нем, а еще то и дело требует посадить ее на плечи.

Гэтти пришла в полный восторг от вида животных. Ее энтузиазм оказался заразительным. Каждые полчаса Джози приходилось напоминать себе, что она здесь на службе и что они вовсе не семья, подобно тем, что приехали сюда вместе с ними.

Давно она так остро не ощущала собственное одиночество! Как все-таки хорошо иметь рядом близкого человека, с кем всегда можно поделиться и своей радостью, и своими заботами. Раньше, представляя кого-нибудь, кто мог бы составить ей пару и стать отцом Гэтти, она видела некий туманный образ мужчины. Сейчас этот образ все более приобретал опасное сходство с Уиллом.

Ничего такого не будет. Они совершенно разные люди. Работа – одно, личная жизнь – другое.

Лишь позднее, уложив Гэтти и пожелав ей спокойной ночи, она поняла, какую ужасную ошибку сегодня совершила. Уже закрывая дверь, она внезапно услышала страстный шепот Гэтти.

– Дорогой Бог, спасибо тебе! Я много раз просила тебя, чтобы появился папа и сводил меня в зоопарк. Папа пока не пришел, зато, вместо этого, Уилл взял меня сегодня в сафари-парк. Там так здорово! Гораздо лучше, чем в зоопарке. Молодец, что ты создал львов. Дорогой Бог, я тут подумала – на случай, если папа никогда не вернется из Франции, или из Африки, или где он сейчас, – а может, ты сделаешь Уилла моим папой? Ты подумай, пожалуйста, над этим.

Джози в слезах сползла по стене вниз. Нет, нет, нет! Нельзя, чтобы у Гэтти оставалась такая надежда. Она уже раз потеряла отца. Нельзя наносить еще один удар по детской психике.


На одном из шкафов в кабинете Уилл нашел маленький медный ключик. Сдул с него пыль. Интересно, кто и зачем положил его сюда? Ключ был старым и слишком маленьким, чтобы открывать дверцы шкафов, а тем более входные двери. Больше похоже на…

Он быстро встал, подошел к бюро и откинул крышку. Внутри имелся закрытый ящик, обнаруженный им несколько недель назад. Он не захотел портить старинное бюро, взламывая ящик, и оставил все как есть, надеясь найти другое решение.

Ключик легко вошел в отверстие, Уилл попытался повернуть его, стараясь не давить слишком сильно. Не сразу, но ключ все-таки сделал полный оборот.

Уилл с любопытством выдвинул ящик. Внутри лежала стопка документов. Он закрыл глаза и взмолился, чтобы тут оказалось что-нибудь, что поможет решить проблемы Элмхаст-холла. Какая-нибудь забытая страховка. На самом дне обнаружился запечатанный пакет.

Похоже, он обнаружил нечто важное.


– Дорогая, у тебя паутина в волосах.

Джози провела ладонью по голове и скорчила недовольную гримасу.

– Все?

Миссис Барретт подошла и сняла что-то с ее головы.

– Теперь все. Где ты была?

Джози подошла к раковине вымыть руки.

– На чердаке, разбирала с Уиллом вещи Гарри. Мы хотим устроить выставку. Уилл думает, она будет весьма необычной и привлечет внимание посетителей.

Брови миссис Барретт взлетели вверх.

– Уилл?

Джози быстро взглянула в ее сторону.

– Ой, оговорилась. Черт попутал. Я хотела сказать высокочтимый лорд Редклиф.

Она ухмыльнулась. Миссис Барретт, однако, сохранила серьезность.

– По всей видимости, для тебя и тебе подобным, стоящим на одной с ним социальной ступени, нормально называть его по имени, но что будет, если и прочая обслуга станет так с ним фамильярничать? Что, разве будет лучше?

Джози решительно замотала головой. Бессмысленно пытаться что-то объяснить миссис Барретт.

Она воспитана в прошлом, счастлива пребывать «внизу» и служить «вышестоящим», оказавшимся там лишь потому, что умудрились родиться в правильное время в правильном месте.

– Я хотела тебя попросить помочь мне в субботу вечером, – обратилась к ней пожилая женщина.

Джози попыталась стащить с противня печенье и получила по рукам.

– Продолжайте, прошу вас, миссис Би! – Джози ухмыльнулась. – Чем именно помочь?

– Лорд Редклиф принимает гостей, и Барретт не справляется. Напитки в гостиной разливать он сумеет, но бегать по лестнице с едой вряд ли сможет. Я тоже не так молода и подвижна, как в былое время, поэтому лишняя пара рук будет очень кстати.

Уилл принимает гостей? Когда они работали вместе на чердаке, он ни словом не обмолвился об этом.

С другой стороны, они просто коллеги, а не друзья, и она всю неделю старалась забыть про свои женские глупые надежды.

Уилл слишком мил. Разумеется, ему и в голову не приходит, что его дружеское участие может навредить маленькой девочке и ее одинокой матери. Она старательно удерживала его подальше от себя и ее дочки, но он не понимал ее намеков.

– Вы хотите, чтобы я их обслуживала?

– Ты согласна? Мне будет трудно все время бегать взад-вперед по ступенькам.

– Ну конечно, помогу. – Джози быстро чмокнула миссис Барретт в щеку.

– Ты хорошая девочка, несмотря на все эти закидоны с волосами и прочей мишурой, – с признательностью произнесла та.

Джози все-таки стащила одно печенье и бросилась к выходу, пока пожилая женщина ее не схватила. На пороге театральным жестом приложила палец к губам.

– Ш-ш! Нас могут подслушать.


Уилл мерил шагами гостиную, чувствуя, что ему не хватает воздуха. Он слегка распустил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.

В телефонном разговоре тетушка была предельно холодна. Казалось бы, появление давно пропавшего родственника могло бы стать поводом для радости, однако ему пришлось столкнуться пусть и с вежливым, но чрезвычайно сухим и подозрительным отношением к себе. К счастью, кое-какой информацией о семье поделился Барретт.

Если Уилл теперь правильно представляет ситуацию, Беатрис Бьюфорт – племянница Гарри, дочь его старшего брата. И замужем за сэром Джоселином Бьюфортом, известным членом парламента. Остается надеяться, она умная женщина и поймет, что нет смысла культивировать семейную вражду и дальше.

Пробили часы, Уилл выпрямился. Беатрис с сыновьями вот-вот будут здесь. Сэр Джоселин не смог оторваться от работы в парламенте и не придет.

Он выглянул в окно. К дому подъехала длинная изящная машина.

Уилл заметался по комнате, где ему следует находиться, когда Барретт введет гостей? Он присел на диван, но уже через секунду отверг эту идею.

Выбираться из мягких подушек не слишком-то удобно и смотрится это нелепо. В конце концов, он решил задержаться у камина.

Дверь открылась, Барретт ввел в комнату троих людей. Уилл вложил максимум обаяния в улыбки и пожатия рук.

Беатрис Бьюфорт было слегка за пятьдесят. Она не обладала особой привлекательностью, но держаться с достоинством умела. Просто вплыла лебедем в комнату. Ее сыновья прикрывали ее с боков.

Уилл отчаянно пытался вспомнить все данные ему Барреттом подсказки: следует ли ему целовать руку гостье и как правильно к ней обращаться.

– Леди Бьюфорт, как приятно повидаться с вами. – Он поклонился.

Женщина слегка улыбнулась в ответ.

– Я тоже рада, Уилльям.

Он не оставил без внимания то, что она явно намеренно опустила его титул и обратилась к нему не по форме. Но, может, такое неофициальное обращение и лучше? Это значит, наверное, что они готовы принять его как своего.

Он ожидал предложения называть ее Беатрис, но не дождался. Повернулся к другим гостям. Пьер, старший сын, выглядел именно так, как Уилл его и представлял. Надменные манеры и повелительный тон свидетельствовали, что он не привык, чтобы ему в чем-либо отказывали. Стефан, младший, был почти точной его копией, лишь двумя дюймами ниже и пятью годами младше.

После нескольких приветственных фраз все расселись перед камином. Глаза Беатрис слегка прищурились.

– Итак, Уилльям, расскажите нам о себе. – Она издала короткий, музыкальный смешок. – Уверена, ваша жизнь до приезда в Элмхаст-холл было весьма… интересной.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Уилл знал, что ступает на опасную почву, но других вариантов не было.

Пьер развалился на диване, вытянув одну руку вдоль спинки.

– Наш семейный адвокат говорил, что вы нечто вроде строителя. Слава богу, по виду не похоже. – Он со смешком взглянул на брата.

– Да уж, – откликнулся Стефан. – Мне казалось, строители вечно измазаны в цементе, а задница у них так и светится через штаны.

Уилл подавил жгучее желание вышвырнуть их вон. С этикетом он пока не очень разобрался, но никак не мог предположить, что тот допускает комментарии такого рода.

На данном этапе его бизнес был достаточно успешным, чтобы позволить ему носить дорогие костюмы, но на начальном этапе он действительно был тем покрытым цементом строителем, которого они сейчас высмеивали. Хотя и тогда не занашивал штаны до дыр.

– У меня довольна крупная фирма, специализирующаяся на отделочных работах. Последним моим проектом было восстановление виллы на частном острове, расположенном посередине озера Гарда. Для итальянского герцога.

Перестав хихикать, Пьер криво усмехнулся.

– Хорошо погрели руки, вероятно.

Уилл широко улыбнулся в ответ.

– Несомненно.

Беатрис отпила глоток вина, прокашлялась и спросила:

– А как ваша семья?

Похоже, его решили заклевать насмерть. Если Барретт не поторопится с обедом, от него останутся одни обглоданные кости. Цель их вопросов очевидна – доказать, что они люди разных кругов.

– Мама и бабушка здоровы, благодарю вас.

– Бабушка? Это Руби, да?

Уилл кивнул.

Беатрис переглянулась с Пьером.

– Она все еще… работает?

Когда бабушка познакомилась с дедом, она танцевала стриптиз. Их скандальная связь и расколола семейство.

– Она давно на пенсии.

Все помолчали. Затем Пьер и Стефан принялись бурно обсуждать предстоящую регату и свои планы на лето. Уилл не мог участвовать в их разговоре, даже если б и захотел, все упоминаемые события были ему неизвестны.

Он встал и пересел поближе к Беатрис.

– Вы производите впечатление очень приличного молодого человека, Уилльям, – произнесла она. – Рада это отметить, учитывая ваши корни. Но вам следует понять, что семейство Редклифов за последние годы вдоволь настрадалась из-за скандалов, поэтому, скажу откровенно, ваше появление здесь заставило нас понервничать.

По ее внешнему виду никак не скажешь, что она нервничает. Хотя ясно, на что она намекает. Интересуется, не унаследовал ли он инакомыслие своего дедушки.

Беатрис тем временем продолжала:

– Надеюсь, вы понимаете, что вам следует быть очень аккуратным в своих связях.

– Уверяю вас, леди Беатрис, сейчас мне это ясно, как никогда.

В этот момент Барретт объявил, что ужин подан. Беатрис смерила Уилла оценивающим взглядом.

– И все-таки рискну повториться. Вначале нам бы хотелось приглядеться, что вы за человек. Хватит с нас семейных скандалов.

С формой Джози пришлось смириться. Ее новый улучшенный вариант представлял собой строгую белую блузку и серую юбку изящного кроя. Не так уж плохо, хотя и не ее стиль. И цвета не те.

Она оглядела себя в стекле двери кухни. Печальное, конечно, зрелище. Даже ее розовые волосы были спрятаны под черным париком.

Из лекций, прочитанных матерью слугам, она знала, что хорошая прислуга должна быть незаметной. Миссис Би намекнула ей, что ужин имеет для Уилла большое значение. А розовые волосы – то же самое, что фонарь в ночи.

– Дорогая, можно подавать.

Она обернулась к миссис Барретт и ухмыльнулась.

– К старту готова.

Подхватив серебряный поднос с салатом из перепелиных яиц, Джози направилась в столовую.

Пролет лестницы был совсем небольшим, но ступеньки шли по спирали. Неожиданно девушка оступилась, и сердце ее заколотилось; с трудом устояв, она пошла уже медленнее, проверяя носком ноги расположение каждой ступени.

Глупо нервничать. Гости Уилла на нее и не посмотрят. Джози глубоко вдохнула. В комнате слышался шум разговора. Смеха, правда, не слышно. Хорошо, хоть гостей только трое.

Войдя в комнату, она быстро оглядела присутствующих. И ей сразу захотелось развернуться и быстренько удрать. Руки задрожали, все четыре прибора сбились в угол подноса. Находящиеся в комнате люди подняли головы на звук, и она втянула голову в плечи, отчаянно стараясь остаться неузнанной.

Ну надо ж было Уиллу так ухитриться! Семья Джози и клан Редклифов состояли в приятельских отношениях. Взять хоть Гарри, неспроста же он был ее крестным.

По части приверженности светским условностям Беатрис могла дать сто очков вперед ее матери. И сыновья ее не лучше. Они считали, мир им что-то должен, раз они соблаговолили родиться в богатой и привилегированной семье. Оба имели работу лишь благодаря отцу. Без него быть бы им без гроша в кармане!

Старательно отворачиваясь, она поставила поднос на край стола. Пусть Барретт сам не может наклоняться и расставлять приборы, он хоть присмотрит за всем. Его присутствие придавало ей бодрости.

Быстро расставив тарелки по местам, она выскользнула в дверь и бросилась на кухню.

– Почему вы не сказали мне, что наверху злобная Беатрис Редклиф с сыновьями?

Миссис Барретт даже глазом не моргнула, спокойно продолжая потрошить утку.

– Тогда бы ты наверняка отказалась мне помочь.

Джози так и рухнула на стул.

– Уж слишком вы изворотливы для старой преданной служанки.

В нее тут же полетело полотенце.

– Не такой уж и старой.

Джози невольно улыбнулась.

– А Уилл знает, что Пьер рассчитывал сам получить замок и титул?

– Я ничего ему не говорила. Не мое дело вмешиваться.

Значит, Уилл понятия не имеет, какой перед ним соперник. Бедняга! Как вечер закончится, надо будет проверить, не застряла ли пара кинжалов у него между лопаток. На похоронах Гарри Беатрис никак не удавалось скрыть за притворной скорбью свое удовлетворение. Должно быть, она была вне себя, узнав о племяннике.

Больше всего на свете Джози хотелось бы сейчас оказаться мухой, спокойно ползающей по стене.

– Поднимайтесь, мисс. Хватит мечтать. Пора подавать суп.

Джози ничего не оставалось, как взяться за супницу. На сей раз она подготовилась. У парика была длинная, густая челка, вполне пригодная на роль вуали.

В прежние дни они с Пьером не слишком ладили – по большей части потому, что она не позволяла ему себя щупать, – и рассчитывать на дружеский прием с его стороны не приходилось.

Она переступила порог и низко склонила голову. Барретт кивнул ей, указывая на край стола, и она брякнула туда супницу за мгновение до того, как пальцы готовы уже были разжаться. Барретт зачерпнул супа и подал ей тарелку.

До третьей тарелки все шло удачно. Но когда она наклонилась обслужить Стефана, одна из кос выскользнула из-под парика и шлепнулась прямо в суп.

Джози услышала, как закашлялся, поперхнувшись вином, Уилл.

Медленно и очень осторожно Джози вытащила из тарелки косу. Сейчас та напоминала кисточку для рисования. Стефан громко заржал.

– Нет, да что это такое! – воскликнула Беатрис.

Джози выпрямилась и встретилась глазами с Пьером. Тот тоже гоготал вовсю. И внезапно замолчал.

– О, боже! Да вы только поглядите-ка на эту драную кошку! – протянул он. – Быть не может. Джози, это ты что ли?

Его брат обернулся к ней и протянул руку. Ей жутко хотелось шлепнуть его по руке, но Уилл, вероятно, не планировал подобного обращения со своими гостями. Стефан ухватил за середину косы и потянул.

Парик, и без того изрядно покосившийся, не стал сильно сопротивляться и шлепнулся на пол.

В комнате наступила тишина.

Джози покосилась на Уилла. Лицо у него вполне предсказуемо было сероватого цвета. Если упасть на четвереньки и поползти, как скоро можно добраться до лестницы? – вдруг пришло ей в голову.

– Джозефина. Не предполагала, что ты уже можешь опуститься до… – Беатрис помахала элегантной рукой, – этого.

Единственное проверенное средство защиты – начать дерзить. Со времен Гэтти такое занятие практически превратилось в хобби.

– Ни до чего я не опустилась, леди Бьюфорт. Я тут развлекаюсь. У каждого свои способы. Решила оказать услугу, только и всего.

Беатрис презрительно рассмеялась.

– Как оригинально!

Джози подобрала парик и воровато обернулась на Уилла. Он хмурился. И явно ничего не понимал.

– Прошу меня извинить, но… – Джози повернулась, собираясь уйти.

– Джози, мы так давно не виделись. Наверняка у тебя есть какие-нибудь новости. Волосы раньше были красные, если не ошибаюсь. А теперь розовые.

– Так и есть. Спасибо, Пьер.

В цифрах путается, потерял три должности в Сити, зато обладает уникальной способностью сказать то, что вам меньше всего хочется слышать в данный момент.

Беатрис сразу же его поддержала.

– Да, присядь, Джозефина. Поговори с нами.

Джози остановилась и медленно обернулась.

– Уилл?

Он указал на стол. Лицо его было непроницаемым. Не поймешь, то ли он правда хочет, чтобы она осталась, то ли просто загнан в угол.

Ладно, во всяком случае, она может отвлечь огонь на себя. Кивнув, она прошла к столу, по дороге пригладив по мере сил растрепанные волосы.

Избиение неминуемо. Ей есть за что расплачиваться, совершив ошибку, надо быть готовым к последствиям.

Не успела она присесть, как перед ней появилась тарелка с супом.

Пьер не дождался даже, когда она донесет ложку до рта.

– Джози, напомни мне. А то я запамятовал. Когда же мы последний раз встречались с тобой? Ах, да. Вспомнил. На праздновании восемнадцатилетия Аманды Фоссингтон, верно?

Да. На вечеринке у Манди. Сколько водки было выпито, страшно сказать.

Пьер рассмеялся. Противно так, неискренне.

– Тебя разве не арестовали в тот день?

Выпавшая из руки Уилла ложка ударилась о тарелку, и на скатерти появилось пятно. Джози уткнулась в тарелку, пытаясь сделать вид, что она пробует. Какое там! Руки у нее тряслись. Она осторожно положила ложку назад в тарелку.

На Уилла она не смотрела.

В то время она была избалованным ребенком, имевшим все возможности для саморазрушения.

– Ты отлично знаешь, что да, Пьер.

– Состояние алкогольного опьянения и хулиганство, насколько я помню. Нанесение телесных повреждений полисмену, пытавшемуся затолкать тебя в машину. Шикарное было представление.

Возможно, для посторонних наблюдателей зрелище действительно было занимательным, но она, проснувшись в полиции, никакого удовольствия не получила. Ей было ужасно стыдно.

– Давняя история.

Пьер останавливаться не собирался.

– А тут еще папарацци подсуетились, увековечив тот исторический момент. Под каким заголовком это освещалось в газетах?

Джози уставилась на Пьера, взглядом моля его не продолжать. Но он лишь ухмыльнулся.

– Леди без комплексов, – услужливо подсказал Стефан.

Голос Уилла прорвался сквозь издевательский хохот братьев:

– Так это вы, та самая леди без комплексов?

Великолепно! Он тоже в курсе. Втайне она надеялась, что его тогда не было в стране или что он читает только финансовые газеты. Теперь, когда он узнал правду, их сотрудничеству конец. При мысли об этом ей стало больно. Единственный человек, верящий в нее, был для нее ценнее, чем все громадное отцовское состояние.

Пьер умирал от хохота.

– Леди Джозефина Гарринтон-Джонз! Ты, значит, ему ничего не сообщила! Бесподобно!

Джози посмотрела на него. Что с ней? Бывало ведь и хуже, какой только грязью ее не обливали! Почему тогда глаза ее наполняются слезами? Обращаясь лишь к нему, она хрипло прошептала:

– Я уже не леди без комплексов, Уилл. Я была ею.

В ушах Уилла все еще раздавалось эхо хохота Пьера. Почему Джози лгала ему? Ну, пусть не лгала, но позволила ему думать… И почему он чувствует себя так, будто его предали? Внезапно он ощутил себя несчастным и одиноким. И страшно разозлился на Джози. Единым махом она испортила ему ужин и полностью разрушила шанс произвести хорошее впечатление на своих гостей. Она – живое воплощение скандала.

Ему очень важно было получить одобрение семьи Редклиф. Несмотря на его титул и Элмхаст-холл, у него нет их многочисленных связей и влиятельных друзей. Одним телефонным звонком они могут сильно осложнить ему жизнь.

Хотя… Они набросились на него, не успев войти в дверь. А потом точно также поступили с Джози. В нормальном мире он не стал бы поддерживать знакомство с такими людьми.

Да, откровения нынешнего вечера его шокировали, и он здорово сердит на Джози, но ее прошлое не дает им повода для такой… травли.

Уилл оглядел комнату. Его гости, чрезвычайно довольные собой, ели свой суп. Джози разглядывала солонку и перечницу, словно в жизни не видела ничего занимательнее. Барретт наклонился собрать посуду, Джози теперь не отрывала глаз от него. Что такое? Он взглянул повнимательнее и понял.

Всякий раз, когда Барретт наклонялся, лицо его оставалось невозмутимым, но мускулы на шее напрягались. Уилл догадался, что он изо всех сил стискивает зубы.

Джози вскочила со своего стула.

– Позвольте-ка я унесу грязную посуду.

Гости, ничего не замечая, болтали между собой. Они явно наслаждались жизнью. Уилл с восхищением смотрел, как Джози с поразительным достоинством собирает тарелки, чтобы унести их вниз.

Сейчас он видел Беатрис и ее деток во всей красе, понимая, с каким отношением столкнулся его дед, которого вышвырнули прочь из семьи. За пятьдесят лет Редклифы не изменились, возможно, никогда и не изменятся. Пора кому-то доказать, что подобное хамство не всегда сходит с рук.

– Вы были недопустимо грубы с Джози, – громко произнес Уилл.

Бьюфорты прервали разговор и с удивлением уставились на него. Беатрис рассмеялась.

– Вы шутите, мой дорогой Уилльям. Джозефина… она ведь изгой нашего общества, она повернулась спиной ко всему – семье, своим обязанностям, положению в обществе. Людей ее типа нельзя принимать в расчет. Скоро вы сами это усвоите.

Уилл встал.

– Боюсь, я никогда не усвою этот урок, да и не хочу этого.

Беатрис сняла с колен салфетку, положила ее на стол.

– Оно и видно. Какой титул вам ни дай, низкое происхождение всегда скажется.

Уилл напрягся.

– В таком случае, леди Бьюфорт, я прошу вас сию же минуту покинуть мой дом.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Ужин закончился неожиданно рано, уже в десять часов. Джози захотелось немного побыть одной. Алиса, согласившаяся посидеть с Гэтти, ждет ее только к одиннадцати.

Ничего, что от луны сегодня остался узенький серпик и было темно. Джози отлично знала свои любимые места в саду – по дорожке под ногами и по очертаниям кустов.

Словно для того, чтобы ее проверить, луна спряталась за тучей – мол, выпутывайся, как знаешь. Она вытянула руку и пошла на ощупь по зеленой изгороди, пока не обнаружила разрыв в ней.

Даже без луны она знала, что находится в нужном месте. В воздухе висел густой аромат цветущих яблонь. Осенью тут будет пахнуть гниющими плодами, но пока сад благоухает божественно.

В нескольких шагах от нее была покрытая лишайником скамья, которую она называла своей. Пусть туристы вовсю пользовались ею летом. Все равно она «ее».

Она присела на краешек. Поджала под себя ноги, подняла лицо к небу, ожидая, когда луна явит ей свой лик.

Через несколько минут глаза привыкли к темноте. Вместо черноты вокруг теперь были серые расплывчатые пятна. Невдалеке треснул сучок. Птица или кролик, наверно. Чей-то голос коротко, но выразительно выругался. Джози выпрямилась, вся расслабленность последних минут мигом слетела с нее. Ни птицы, ни кролики обычно не ругаются!

– Уилл?

Оказывается, он сидел на ближайшей скамейке!

– Да, это я.

– С вами все в порядке?

– Пострадала лишь моя гордость, ну и нога немного, ударился в темноте. Пока луна не зашла, все было хорошо.

– Ждите меня там.

Джози встала и осторожно двинулась вправо по прямой, как ей хотелось думать, траектории. Левой рукой она касались кустов, убеждаясь в правильности маршрута. Однако в очередной раз вытянув руку вперед, она неожиданно наткнулась на нечто густое и шелковистое.

– Ой! Простите!

И быстро отдернула руку назад – под ладонью оказалась голова Уилла.

– Думала, вы дальше находитесь.

Еще вопрос, улучшает или усугубляет она ситуацию своей болтовней. За столом он выглядел не слишком довольным.

Уилл пробормотал что-то неразборчивое.

Сейчас понять его было еще сложнее, чем при дневном свете. Не видно ни выражения лица, ни жестов. Она поискала, где присесть. Последнее, чего ей хотелось, – плюхнуться ненароком ему на колени, поэтому она дважды ощупала скамейку, прежде чем опустилась на нее.

Единственное, что она слышала теперь, – шорох ветра в ветвях. И дыхание мужчины. Она сразу же подумала о собственном дыхании и поняла вдруг, что боится лишний раз вздохнуть. И чем дальше, тем сложнее ей становилось справляться со своим волнением.

Такого долгого молчания девушке было не вынести.

– Любите тут бывать? – подсунув ноги под себя, спросила она.

– Интересно, как вы ухитряетесь?

– Что?

Она понятия не имела, прожигает ли Уилл ее сейчас взглядом, но по ощущениям – да. И голос его звучал ужасающе интимно.

– В каждой конкретной ситуации выбираете самую подходящую к случаю фразу, а потом произносите нечто совершенно противоположное.

Она пожала плечами.

– Это особый дар.

– С вашим воспитанием – спасибо, кстати, что просветили меня по этому вопросу – могли бы и получше ориентироваться в ситуации.

– О, я умею вести себя в приличном обществе. Но по большей части не затрудняю себя хитростями этикета. – Она помолчала. – Вы на меня злитесь?

Другой бы стал отнекиваться. Уилл, как обычно, сказал правду:

– Да.

– Моя семья и то, где я выросла, не имеет для меня особого значения.

– Если не имеет, почему вы мне ничего не сказали?

Его убийственная логика вгонит ее в гроб. Сказать по правде, она стыдилась своего прошлого и не хотела, чтобы Уилл плохо о ней думал.

– Я такая, какая есть. И потом, что за странная дискриминация – прежде я была достаточно хороша, чтобы возить меня по сафари-паркам, а как выяснилось наличие родословной, так давай сразу топтать ногами?

– Да не в том дело! – Ему уже не удалось скрыть свой гнев. – Я думал, вы такая же, как я!

– Я такая же, как вы! За исключением розовых волос. Всего лишь человек.

Уилл поперхнулся смешком.

– Получается, вы – леди.

– Да.

– А отец ваш… – Он сделал паузу.

– Граф Грантлей.

Уилл присвистнул.

– Неплохо звучит.

– Я уже сказала вам: не имеет значения, кто мои родители. Я – личность, я сама по себе.

– Джози, никто этого не отрицает.

– Простите, что испортила вам ужин.

– Если я и сержусь, так на то, что вы не позволили мне самому делать выводы. Если б я знал, то никогда не позволил бы миссис Барретт обратиться к вам за помощью. Ни за что бы не поставил вас в это нелепое положение.

Она растерялась. Так он злится на нее или хочет защитить?

– Откуда мне было знать, что вы позовете моих знакомых? Вы ведь не посвятили меня в свои планы. Поэтому связь вышла односторонняя. Не моя вина, что Беатрис получила очередную возможность позлорадствовать.

Он вздохнул.

– Если честно, я с самого начала почувствовал их неприязнь к себе. Пятьдесят лет прошло, а семейные распри никуда не делись.

– Пока адвокаты не обратились к специалисту по генеалогии, все думали, что титул уйдет к другому лицу.

– Вот как… Начинаю понимать.

– Титул рода Редклифов переходит на несколько необычных условиях. Если нет прямых наследников, то его можно передавать по женской линии.

– Но я ведь и есть прямой наследник.

– Вы забываете, что остальные Редклифы ничего не знали о вашем существовании. И то, что у сына Уилльяма, умершего в двадцать с небольшим, был сын, оказалось для всех полным сюрпризом. Младший брат Редклифов, Эдвард, умер, не оставив наследника мужского пола. Остались лишь его дочери, старшая из которых…

– Беатрис.

– Именно.

– Значит, наследницей стала бы Беатрис? Черт возьми! Неудивительно, что она так разозлилась на меня.

– Не совсем так. Женщина сама не может наследовать титул, но он может быть передан через нее. Титул должен был отойти к Пьеру.

– Значит, у меня не было шансов с ними с самого начала?

Джози кивнула, догадался Уилл, хотя он и не видел ее.

– Вам вряд ли удалось бы наладить с ним отношения. По крайней мере, не сейчас. Возможно, потом… Если они решат, что вы нужный им человек.

– Не уверен, что мы с ними будем теперь встречаться. Они были так грубы с вами, что я велел им убираться из моего дома.

О, этого она никак не ожидала. Знала, что ужин кончался раньше, чем предполагалась, но думала, что Бьюфорты отбыли по собственной инициативе.

– Вы их выгнали? – упавшим голосом выговорила она. – Из-за меня?

– Да.

Вот это да! Никто еще так за нее не заступался.

– Но я поставила вас в дурацкое положение. Подумала по глупости, что лучше вызову огонь на себя.

– Нет, Джози. Вы были добры и пытались помочь пожилым людям, которых любите. Те, другие, вели себя дурно. А вы выказали себя истинной леди.

Истинная леди. В нормальных условиях она зверела от этого сочетания. Странно, но от того, как произнес его сейчас Уилл, в груди у нее потеплело.

– Полагаю, Пьер сумел бы привести этот замок в порядок. Все-таки он для того и рожден.

Вероятно, не стоит ей больше обманываться его сверхжесткой внешностью, – решила про себя Джози. Сейчас он говорил с отвратительным смирением.

Она фыркнула.

– Не верьте этому. После него тут остались бы одни развалины. Кроме того, если Пьер был рожден для этого, то и вы тоже. Вы принадлежите к одной семье, Вы тоже лорд Редклиф, нравится им это или нет. Только вам надо подыскать себе милую девушку в жемчугах, жениться на ней, и все будет отлично.

– При чем тут жемчуга?

О, теперь голос его стал более узнаваемым. Ну и слава богу, значит, перед ней вновь сидел тот Уилл, который ей нравится!

– Если вы не женитесь и не произведете на свет наследника, все опять же отойдет к Пьеру. Послушайте моего совета: я не стала бы вновь приглашать их ужинать. Уж кто способен добавить в суп мышьяка, так это Беатрис.

Уилл вдруг начал хохотать.

– Что? – Она повысила голос. – Что такого смешного я сказала?

Он зашелся еще пуще.

– Что такое?

– Этот глупый парик! Видели бы вы свое лицо в ту минуту!

Ей не хотелось вспоминать события этого вечера, тем более смеяться над собой. Но смех Уилла был столь заразителен, что вскоре ее губы дрогнули, как она ни сдерживалась.

– Хотя смешного тут мало. Я надеялся произвести на них хорошее впечатление, – произнес Уилл, когда они оба перестали смеяться.

– Да не нужны они. Вы и без них вполне обойдетесь.

– Как вы? Именно поэтому вы живете здесь и красите волосы в невероятные цвета?

– Это мой выбор. Зато я свободна.

– Ошибаетесь, это не свобода. Вы изо всех сил стараетесь все делать наоборот и впадаете в крайность. Это называется бунтарь-одиночка.

– Чушь! – Джози резко вскочила, отчетливо услышав чавканье, с которым ее ботинки погрузились в грязь.

Мгновение было тихо. Потом он невыносимо спокойно произнес:

– По-моему, считается, что особо буйным темпераментом отличаются именно рыжие.

Джози снова плюхнулась на лавку. Попытка с достоинством удалиться, похоже, обречена на провал. Скорее всего, она просто врежется в какое-нибудь дерево и вызовет у Уилла новый взрыв смеха.

– Но у меня ведь не рыжие, а розовые, уже прогресс! – Неожиданно для себя, она вдруг полностью расслабилась и откинулась на спинку сиденья.

– Ну, раз уж мы затронули эту тему, вам не кажется, что вы немного староваты для подобных экспериментов? – хмыкнул Уилл.

– Что?! Да мне всего лишь двадцать четыре. А кроме того, у вас как-то смешно получается: значит, до определенного возраста человеку можно быть индивидуальностью, а потом рубеж перешел и – все, до свидания.

– Откуда мне знать? Мне только тридцать пять!

– Тогда не слишком ли вы молоды, чтобы рассуждать, как мой дедушка?

– Намек понял. Можете красить волосы сколько душе угодно. Остерегайтесь лишь излишне лохматых париков – кто знает, что они выкинут в следующий раз.

– Не беспокойтесь. Я буду очень осторожна.

Он вытянул руку вдоль спинки лавочки. Ткань его пиджака зашуршала по дереву.

– Я пришел сюда сегодня, потому что вспомнил о дедушке. Он рассказывал, как любил таскать яблоки из сада.

– Вопиющее поведение, с точки зрения такого благонравного лорда, как вы.

– Что вам об этом известно?

Она с любопытством повернулась к нему, положила ладонь на его руку, протянутую вдоль спинки.

– Что тогда произошло? Гарри мне об этом никогда не рассказывал.

Уилл долго молчал.

– Во время Второй мировой войны дед служил в авиации. Подробностей он не рассказывал, но оттуда он вернулся совершенно другим человеком. Не в плохом смысле, просто ему, вероятно, захотелось взять жизнь за горло.

Она знала это ощущение, но жизнь имеет обыкновение в ответ брать за горло тебя. Если ты захотел слишком многого.

– Не могу представить деда таким, – продолжил Уилл. – Он всегда был очень правильным.

– И что он сделал? – нетерпеливо спросила Джози.

– Влюбился. – Уилл произнес это, словно смертный приговор.

– Звучит не очень страшно.

– Разве что по вашим стандартам.

– Эй! Поосторожнее! – Она убрала ладонь с его руки.

– Я хочу сказать, что тогда все было иначе. Классовые предрассудки были куда жестче, нежели сейчас. Некоторые вещи считались абсолютно недопустимыми.

– Даже богатым и знатным разрешается влюбляться.

– Не в танцовщиц из сомнительных шоу.

– А, вот оно что!

– Конечно, сделай он ее своей любовницей, на это закрыли бы глаза, но дедушка был не тем человеком. Вместо этого он надел ей обручальное кольцо на палец. Этого ему не простили, да он и не стал бы извиняться.

– Не могу поверить, что Гарри позволил ссоре, подобной этой, тянуться столько лет. Не похоже не него.

– Должен признаться, что я тоже не знал, что подумать, пока пару недель назад не нашел в кабинете Гарри старое письмо. Думаю, оно разрешает загадку.

– Правда? И что же в нем было?

– Гарри написал его, но так и не отослал. Любовное письмо. Он влюбился в девушку, которую никак не могла одобрить его семья. В письме он признавался в любви, но говорил, что из-за его положения у них нет будущего. Душераздирающее послание! Не думаю, что та, которой оно было адресовано, представляла, как он к ней относится.

– Как грустно! Потому Гарри, наверное, и не женился никогда. Но при чем тут семейная распря?

Уилл молчал. Неловко покашлял.

– Письмо предназначалось женщине по имени Руби Коггинз, моей бабушке.

– Бабушке? – недоверчиво переспросила она. – Эта Руби и есть ваша бабушка?

– Парой они были на редкость странной. Он при любых обстоятельствах всегда ходил в костюме и при галстуке, она – вечно увешанная дешевыми побрякушками и громко хохочущая над его шутками. Но когда я вспоминаю, как они смотрели друг на друга… – Уилл вздохнул. – Два брата, влюбленные в одну женщину. Ясно, что тут недолго до беды.

Джози вдруг стало зябко. Как ужасно – для Гарри и для Руби. Бедный Уилл! Ей приходится платить за собственные глупости, он же расплачивается за чужие. Она положила руку ему на плечо. Вначале он не двигался, потом она почувствовала, что его рука обвилась вокруг ее талии.

Возможно, виной тому темнота, но все в ней внезапно устремилось к нему навстречу. Он был таким теплым и надежным.

Так они сидели какое-то время молча. Казалось, они подошли друг к другу, как две детали пазла, и она не была уверена, что сможет оторваться от него. Более того, и не хотела.

– Итак, леди Джозефина… – Он сидел так близко, что его дыхание согревало ей щеку. – Вы так и не сказали, как мне следует вас называть. Как правильно?

Она закрыла глаза. Что изменилось в их отношениях? До сих пор она не отдавала себе отчета в том, как ей нравятся их обычные стычки. Что она будет делать, если он вдруг станет вежливым и тактичным?

– Я буду звать по-прежнему Уилл, а вы меня – Джози. Самый лучший вариант.

Сейчас, в темноте, все титулы и этикет отошли на задний план, словно и не существовали вовсе. Она не видела его движения, лишь почувствовала тепло его губ за секунду до того, как они соприкоснулись с ее губами.

И, удивительное дело, – их поцелуй не показался ей полным безумием, напротив – самым естественным делом. Но если бы не темнота, Джози никогда не решилась бы на ответный поцелуй. А, кроме того, видимо, в наполненном ароматом цветов воздухе таилось нечто такое, что лишило ее способности противиться своим желаниям.

Поцелуй закончился так же естественно, как и начался. Оба немного испуганно отпрянули назад. Ее губы сложились в легкую улыбку.

Уилл начал что-то говорить, но Джози приложила пальцы к его губам, потом поднялась со скамейки и, не оглядываясь, пошла к дому.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Не одно, так другое, думала Джози, машинально наматывая на палец провод допотопного телефонного аппарата. Словно вчерашнего безумия недостаточно, братишка поспешил подкинуть ей проблем.

– Ну, Джози. Пойми, как это важно для меня.

– Какого оно цвета?

– Что?

– Платье, Элфи! Платье подружки невесты!

– Розовое.

По крайней мере, в тон ее волосам. Брат на другом конце провода помолчал, а потом пробормотал:

– Софи мне тут подсказывает, что оно не розовое. А цвета давленой малины. Не вижу разницы. По мне – розовое и есть.

– Потому что ты – мужчина.

Даже темный, унылый розовый, который рисовало ей теперь воображение, предпочтительнее слюнявого оттенка для куклы Барби, который виделся ей прежде.

– Ну что, мы договорились? Да, Джози? Ну, пожалуйста! – В голосе Элфи слышалось отчаяние.

– Да что с тобой происходит?

Он вздохнул:

– Вся эта свадебная кутерьма грозит завершиться грандиозным фиаско. Если ты согласишься, то хоть что-то уладится.

– Фиаско?

– Софи хочет платье как у балерин. Ну знаешь, груда оборок, торчащих в разные стороны. – Джози мысленно порадовалась, что Элфи не может сейчас видеть ее лицо. – А мама настаивает на таком длинном, обтягивающем…

Джози улыбнулась:

– И как Софи его назвала? Случайно не презервативом?

– Да. А как ты узнала?

– Догадалась.

– А у подружек, значит, розовые платья.

С ее волосами она будет выглядеть как тюльпан-переросток. Мама, видимо, решила взять организацию свадьбы в свои руки. Бедные жених с невестой!

– Скажи Софи, что я с удовольствием буду ее подружкой.

– Правда?

– Конечно. И еще. Насколько я знаю маму, она не только платьем недовольна.

– Она планирует устроить прием в Гаррингтоне. А Софи хотелось бы поближе к своему дому. Если маме с папой дать волю, у нас никогда не будет такой свадьбы, как нам хочется.

Джози перестала наматывать провод.

– Семья Софи живет недалеко от Элмхаст-холла, верно? Около пятнадцати миль отсюда.

– Да, но они сейчас затеяли у себя грандиозную перестройку и не закончат раньше июня.

– Элфи, у меня есть идея. Я тебе позвоню через день-два.

Уилл катал карандаш по столу. И ждал Джози. Он знал, что должен ей сказать и вместе с тем не находил слов.

Прошлой ночью он вел себя глупо. Безрассудно. Темнота и ее молчаливое согласие подтолкнули его к такому поведению, но это не оправдание. В дверь постучали. От неожиданности он уронил карандаш.

– Войдите.

Вошла Джози. Хорошо еще, что их разделял солидный барьер в виде массивного дубового стола. На ней была ее новая униформа, узкая серая юбка ловко охватывала ее бедра и подчеркивала ноги.

Ну что за дела?! Возбуждаться при виде женских ног! Ну просто какое-то наваждение. Он перевел глаза на ее волосы. Но и они не вызвали сегодня привычного отторжения.

– Проблемы, Уилл?

Да!

Ее брови вопросительно выгнулись.

– Нет, – он указал ей на кресло напротив.

Уилл снова почувствовал за видимой беззаботностью Джози ее душевную ранимость. Доведись ему раньше думать, какими могут быть ее поцелуи, то наверняка решил бы, что и целоваться она должна с тем же напором, даже яростью, с какими шла по жизни. А между тем…

А между тем ее губы коснулись его так мягко, так нежно. Удивительно. И опьяняюще. Ладно. Довольно!

– Вы хотели меня видеть? – Вопрос вернул его к реальности. – Это по поводу прошлой ночи? Потому что…

– Нет. Ничего подобного. Прошлая ночь была…

Потрясающей? Незабываемой?

Тысяча разнообразных определений роилось в его мозгу, но слова, способного вернуть ситуацию в нормальное русло, не находилось.

– Какой бы она ни была, не забывайте, вы сами начали! Прежде чем решите меня уволить… – произнесла Джози.

– Уволить? Я не хочу вас увольнять! Я хочу… – Снова вас поцеловать, мелькнуло у него в голове, но он произнес заготовленную фразу: – Предложить вам повышение. Мне требуется управляющий, администратор. Нанимать дополнительный персонал мы пока не можем, но одну ставку выделить придется.

– И вы хотите предложить эту работу мне?

– Да, я хочу, чтобы вы стали администратором. Не вижу ни одной более подходящей кандидатуры. Вы знаете дело изнутри, и у вас всегда великое множество свежих идей.

У Джози было в точности такое же выражение лица, как и тогда, когда она застала его играющим с Гэтти в «лестницы и змейки». Он усмехнулся, но сразу сделал серьезное лицо, решив, что должен вести себя солидно.

Конечно, предлагать ей работу, в ходе которой им придется близко сотрудничать, не самая лучшая идея после их встречи в саду, но с точки зрения логики это был наиболее разумный выбор. Если они хотят спасти это величественное старое строение, им всем следует полностью сосредоточиться на своей задаче.

– Униформа, конечно, тогда будет необязательной, – в качестве главного аргумента добавил он.

Чем скорее она спрячет свои ноги под мешковатыми брюками, тем лучше.

– Только я начала к ней привыкать.

Уилл пожал плечами.

– Если хотите, можете ее носить. В первую очередь займемся подготовкой выставки. Думаю, к концу июля ее уже можно будет открыть. Лишние деньги нам не помешают.

– Относительно финансов…

– Вам, конечно, полагается аванс.

– Я не то имела в виду. У меня есть мысль, как заработать еще немного денег.

– Выкладывайте.

Джози так разволновалась, что едва не подпрыгивала на стуле.

– Я вчера это придумала… но не уверена до конца…

– Джози, говорите прямо, а то я никогда не пойму вашу мысль.

Следующую фразу Джози выдала скороговоркой:

– Вы и я… мы можем… устроить свадьбу и посмотреть, как получится. Перспективы, похоже, у нас блестящие.

Ну и предложение! – оторопел Уилл. Вот что бывает, когда целуешься со своими служащими ночью в саду. Ему еще вчера стало ясно, что он совершил ошибку. Но чтобы с такими быстрыми и тяжелыми последствиями… Нет, это слишком даже для такой леди без комплексов. Кто бы мог подумать, что Джози так рвется вступить в брак?

– Вы хотите сказать… Джози, не думаю, что это хорошая идея. То есть я неточно выразился: идея, может быть, и неплохая. Но к чему такая спешка?

Видя ее недоумение, Уилл тоже растерялся: а вдруг он ее неправильно понял? Кто выходит замуж после одного поцелуя? Не настолько он хорошо целуется.

– Почему нет?

Он с легким ужасом посмотрел на нее:

– Это немного неожиданно. Я ведь только…

Она бросила на него умоляющий взгляд.

– Понимаю, что вы только-только предложили стать мне администратором, но я уверена: свадьба получится отличной.

– Уверены?

– Конечно.

Нет, похоже, она серьезно говорит. С Джози не соскучишься! А с другой стороны, почему бы и нет? Женщина она привлекательная, даже очень. С ней интересно. И его тянет к ней.

– Дайте мне хотя бы несколько минут на обдумывание.

Она скрестила руки, откинулась на спинку кресла и замерла.

Его мысли вернулись к цветущему саду. Что она говорила о необходимости найти жену и завести ребенка? Конечно, он польщен ее предложением. Но как-то пока он не видит Джози в роли своей жены.

Ему нужен кто-то, не только знающий законы высшего света, но и готовый по ним играть. Женщина, умеющая обходить острые углы, снимать напряжение, умиротворять враждующие стороны, находить компромиссы… А Джози… Она скорей поднесет спичку к бикфордову шнуру и потом будет любоваться, как все полыхнет.

Конечно, ее родные очень богаты и смогут помочь восстановить замок, но нельзя же все мерить деньгами.

Деньги не помогут приобрести уважение и хорошую репутацию. А с Джози о какой репутации можно говорить?

– Думаю, мне придется все-таки ответить… – Как это сказать?

Ни разу еще ему не приходилось отказываться от брачного предложения.

– Пожалуйста, не говорите «нет», пока я не объяснила вам свои планы!

– Планы? У вас уже и планы есть? – хрипло повторил он.

– Разумеется, мой брат женится в июле. Если свадьбу устроить здесь, это будет для нас пробный прогон.

– Пробный прогон? – С каждой фразой все ужаснее!

– Уилл, с вами все в порядке? Вы который раз повторяете за мной последнее слово.

Он стиснул руки, положил их перед собой на стол и попытался успокоиться.

– Отлично. Просто отлично.

– Если свадьба Элфи пройдет хорошо, можно будет и повторить. Я проверила. Люди платят тысячи, чтобы справить свадьбу в таком красивом месте. Если дело пойдет, то у нас через несколько лет все выходные дни будут расписаны. Доход резко увеличится. Как вы думаете?

О боже, с облегчением вздохнул Уилл. Она, оказывается, говорит о свадьбах других людей. Бизнес. А он-то подумал…

– Ладно. Подготовьте докладную записку с цифрами и предложениями.

Джози от радости вновь подпрыгнула на кресле.

– Спасибо.

– Не вижу причин, почему бы нам этим не заняться. Странно, что я сам не догадался.

– У нас все получится, обещаю. Будем работать, как единая команда.

Ее энтузиазм был заразителен. Он и Джози в одной упряжке. Только, не в личном плане. Надо сразу договориться.

– Только одно замечание: если мы хотим работать вместе, нам не следует… Вы понимаете…

– Обжиматься в саду?

Первый раз в жизни он был благодарен ей за откровенность.

– Точно. Свалим все на лунный свет. Что скажете?

– Относительно поцелуя в саду или работы?

– Работы. – Поцелуй в саду он обсуждать не в состоянии.

Можно ляпнуть что-нибудь такое, о чем потом будешь сожалеть.

Она кивнула и улыбнулась:

– Когда мне приступать?

– Как только найдем вам замену в кафе.

– Хорошо, я этим займусь. – И оглянулась уже в дверях: – Спасибо за предоставленную возможность, Уилл. Я очень ее ценю.

Он набрал в легкие воздух и попытался расслабиться. Все хорошо. Если только он перестанет таращиться на ее ноги…

– А относительно поцелуя в саду… – Она нахально улыбнулась. – Вы разве не помните? Там не было никакого лунного света.

Джози попрощалась с Алисой и, схватив сумку, выбежала на улицу. Официально ее смена уже десять минут как закончилась и, если не рвануть прямо через сад, к моменту выхода детей из школы она точно опоздает. Сумка у нее, к счастью, на длинном ремешке, и Джози перебросила ее на спину, чтобы было легче бежать. Все шло замечательно, пока она не завернула за угол и не увидела прямо перед собой тачку, заполненную срезанными ветками.

Ей бы остановиться и спокойно обойти тачку, но Джози в спешке решила ее перепрыгнуть. Ну и зацепилась ногой, вот что значит излишняя самоуверенность! Поднявшись с земли и кое-как отряхнувшись, она побежала дальше.

К воротам школы Джози добежала в таком плачевном состоянии, что все мамаши с удивлением и осуждением взглянули на нее. Ну и плевать! Пусть думают, что хотят. Немного отдышавшись, она огляделась и, увидев Гэтти, что-то оживленно обсуждавшую с подружками, подошла к ней. Дочка подошла к ней, оживленно обсуждая что-то с подружкой. И замерла на полуслове.

– Привет, солнышко. Как ты?

Дочь быстро окинула мать недовольным взглядом и направилась к воротам, не поднимая глаз от носков своих туфель. Джози провела рукой по волосам и вытащила из них пару листков и одну маленькую веточку. Потом догнала Гэтти.

Девочка остановилась и посмотрела на нее.

– Что на этот раз случилось?

Джози скорчила уморительную гримасу.

– Не поладила с тачкой. Она победила. Я не очень страшно выгляжу?

Гэтти лишь передернула плечами.

– Справедливое замечание, – весело откликнулась Джози. – Но так случилось потому, что я торопилась к тебе. Мне казалось: ужасно стоять во дворе и думать, будто мама тебя забыла.

Ее собственная мать никогда за ней не приходила. Только няни. Гэтти слабо улыбнулась.

– Кстати, у меня хорошие новости, – продолжала болтать Джози. – Уилл… Лорд Редклиф предложил мне должность администратора в замке. Это значит – больше денег и отдельный кабинет.

Гэтти радостно подпрыгнула и обняла ее за талию.

– Мамочка, поздравляю!

Надо же! Какая реакция со стороны пятилетнего ребенка. Временами Гэтти кажется старше своего возраста.

– Да, я тоже довольна!

– Значит, ты будешь теперь носить деловой костюм и ходить на работу, как мама Элизабет? Наконец-то ты станешь правильной мамой.

Джози оцепенела. Взяв дочь за руку, она отвела ее домой и усадила за стол обедать, разрешив смотреть мультипликационный сериал по телевизору.

Лишь после этого тихо поднялась наверх и плюхнулась лицом на кровать. И оставалась в таком положении до тех пор, пока не услышала надоедливую музыку, под которую обычно шли заключительные титры мультфильма.

Джози оглядела маленькую комнату, которая должна была стать ее кабинетом. Большая часть мусора выброшена. Ничего интересного не обнаружилось, никаких старинных и ценных документов.

Но хоть пространство расчистилось. Теперь нужно пропылесосить и поставить стол.

– Разительная перемена!

Повернувшись, она увидела в дверях Уилла.

– Вы хорошо потрудились.

Джози собиралась сказать «привет», но вместо этого звонко чихнула.

– Извините! Пыль в нос попала!

Уилл улыбнулся. Сейчас он совсем был не похож на того чопорного мужчину, который вошел в замок несколько месяцев назад. И даже надел джинсы вместо вечных темных брюк.

– Вам нужен свежий воздух. Идемте.

Он открыл дверь и пропустил ее вперед. Всегда джентльмен, образец благопристойности!

За исключением той ночи в саду, конечно.

Понятно, почему он держит дистанцию. Не хочет создавать у нее ложных иллюзий.

Проходя мимо зеркала в коридоре, она резко остановилась и взглянула на себя. Уилл по инерции наскочил на нее.

– Что такое?

– Ничего. Просто… Посмотрите на меня. Я покрыта толстым слоем пыли. Пойду-ка лучше домой и приму душ.

– Ерунда.

– Нет, правда. Вы же не хотите, чтобы вас видели со мной, когда я в таком виде. Я вас опозорю.

Уилл махнул рукой.

– Во-первых, вы работали и вам стесняться нечего, а во-вторых, ворота через пятнадцать минут закрываются. Никто вас не увидит.

Он прав.

– И куда мы идем?

– Я бы хотел, чтобы вы посвятили меня в свадебные приготовления. Давайте прогуляемся минут десять.

Солнце уже приближалось к горизонту, и деревья отбрасывали длинные, темные тени. Небо окрасилось в нежные розовые тона.

Но Джози сегодня ни на что не обращала внимания. Просто пыталась найти исцеление от воспоминания, уже несколько дней тяжестью лежащее у нее на сердце.

– Что случилось, Джози?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Джози обернулась к Уиллу, поняв, что почти забыла о его присутствии.

– Почему вы решили, что у меня неприятности?

– Вы ни слова не говорите. Это нехарактерно для вас. Ну, и в чем дело?

Она остановилась и мысленно улыбнулась: они стояли под аркой, ведущей в сад. Уилл тоже это заметил и заметно занервничал.

– Это не потому… не потому, что я…

Джози быстро покачала головой и рассмеялась.

– Нет, нет! Конечно, нет. Едва ли я… – Ну вот, начинается! Теперь она принялась недоговаривать фразы, оставляя вместо слов неловкие паузы. Видно, заразилась от Уилла. Раньше у нее никогда не было подобных проблем. – Нет, Уилл. Не волнуйтесь. Я беспокоюсь о Гэтти, только и всего.

Оба снова посмотрели в сторону сада и, не сговариваясь, тут же развернулись в противоположном направлении.

– Ничего плохого? Она не больна, нет?

Джози покачала головой. С легкой простудой справиться было бы проще. И с кем посоветоваться? Мама не поймет. Вероятнее всего, ее ответ станет дополнительным подтверждением того печального выражения в глазах Гэтти.

Слова вырвались у нее прежде, чем она успела их остановить:

– Как вы считаете, я хорошая мать?

Она не осмеливалась посмотреть на него. Уилл неловко кашлянул.

– Я плохо понимаю в детях. Мое мнение…А почему вы спрашиваете?

– Знаете, что она сказала мне, когда я объявила ей о своей новой должности? Мол, рада, что я наконец-то буду «правильной мамой». – Она громко шмыгнула носом. – Все эти годы я думала, что поступаю верно, позволяя ей расти такой, какой она хочет стать. Думала, что на своем примере показываю ей, как хорошо быть индивидуальностью. А оказывается, она хочет, чтобы я была такой же, как все. Приличной мамочкой с опрятной прической, разговаривающей лишь о мыльных операх и реалити-шоу.

– Не могу представить вас такой.

Она опять шмыгнула носом.

– А она может!

Слезы появились в ее глазах, и уже через несколько мгновений Уилл протянул ей аккуратно сложенный платок. С приглушенным «спасибо» она им воспользовалась.

Его тихий голос загудел у ее уха:

– А мне нравится, что вас нисколько не заботит чужое мнение о себе. Завидую, честно говоря. Вот меня это всегда волнует. Иногда хочется быть способным покрасить волосы в розовый цвет и послать весь мир к черту.

В другое время она захихикала бы, представив Уилла с розовыми волосами. Но сейчас отпрянула от него, вытерла глаза, и серьезно ответила.

– Мне все равно, что думает мир. Но не Гэтти. Если она считает меня неудачницей, я не знаю, что делать. С тем же успехом я могу сдаться, уехать домой и позволить маме командовать мной, как ей захочется.

– Не надо, – твердо сказал он.

Она сморгнула вновь наворачивающиеся слезы.

– И что же мне тогда делать? – Давно уже Джози ни с кем не делилась своими бедами и переживаниями.

Неужели Уилл стал ей настолько близок, что она считается возможным быть с ним настолько откровенной?

– Не спешите, Джози. Ей всего лишь пять. Через несколько лет она оценит, какой дар преподносит ей мать, позволяя следовать своей собственной дорогой. Не вздумайте себя менять.

Она шмыгнула носом в последний раз и посмотрела на платок.

– Я его выстираю, а потом верну.

Уилл рассмеялся.

– Буду очень признателен. Ну а теперь расскажите мне, какие чудесные идеи у вас имеются на счет свадьбы.


– Да, мама. Конечно, я не забыла о струнном квартете. И нет, я не заменила их на рок-группу за твоей спиной.

Джози нетерпеливо барабанила пальцами по столу. Уже десятый звонок за неделю. Дорогая мамочка сведет ее с ума. Она вовсе не собирается устраняться от организации свадьбы. Просто нашла теперь себе другой объект для критики.

Бедная Софи, конечно. Ей пришлось немало вытерпеть, но сейчас ей стало значительно легче. Сидит себе, небось, чаи распивает. И от Элфи никакого проку. Он прячется в свою скорлупу, стоит матушке взглянуть в его сторону.

Поэтому, когда Софи и Элфи твердо решили, что им на свадьбе хочется лилий, объяснять матери, что роз не нужно, выпало на долю Джози. А в результате они оказываются милыми детками, а Джози вновь выступает в роли возмутительницы спокойствия.

– Вы заняты?

Она подняла голову – Уилл.

– Как обычно. Вы удачно в меня вложили деньги.

– Знаю.

Ее сердце дрогнуло. Как приятно, когда тебя ценят, доверяют тебе, не ожидая каждую минуту какого-нибудь подвоха.

– Хочу кое-что вам показать.

Она мигом расчистила место на столе.

– Нет, не здесь. Я нашел кое-что на чердаке. Мне кажется, вам стоит поглядеть.

Узкий коридор был увешан резными фигурками и экзотическими масками. Затем им пришлось пробираться между покрытыми узорами восточными сундуками. Уилл загорелся идеей все рассортировать, так уж устроены его мозги – все хочет упорядочить и разложить по полочкам.

Теперь, проходя по коридору, Джози стала понимать, какая это хорошая мысль. Один деревянный велосипед – интересно, но сразу двадцать, различающихся формой и размерами, производят куда большее впечатление. По седлам и колесам можно даже хронологию их появления проследить.

Уилл остановился у двери самой дальней и наиболее захламленной комнаты. Ее оставили напоследок, как самую сложную для разборки.

– Подождите здесь. – И исчез внутри комнаты.

Некоторое время она ждала, прислушиваясь к доносящемуся оттуда шуму оттаскиваемых вещей. Затем стало тихо. Что он там делает? С ним все нормально?

Она заглянула за угол и резко отпрянула, едва не развалив коробку с фарфором. Прямо на нее надвигалось нечто громадное и жуткое.

Послышался низкий раскатистый смех Уилла. Она помотала головой, пытаясь унять бешено застучавшее сердце. Уилл стоял перед ней в чем-то наподобие шлема, дополненного носом, кривящимся ртом и усами, сделанными из щетины. Шлем украшали здоровенные золотые рога. Уилл расстегнул ремешок у подбородка и снял шлем.

– О боже, что это?

– Японский боевой шлем. Здорово, а? Я все гадал: как бы произвести на вас максимальное впечатление?

– Изо всех существующих способов… – У нее все кипело внутри, и любое вертящееся на языке продолжение фразы могло бы послужить достаточным основанием для увольнения.

Он поглядел на нее и торжественно кивнул:

– Ага, понимаю.

– Что понимаете? – огрызнулась она. – Уилл, вы сегодня в странном настроении.

– Я хочу сказать, леди Гаррингтон-Джонз, что вы сами любите шокировать окружающих, а оказываться на их месте вам, похоже, не нравится.

– Ах, вот оно что! Вы вздумали меня воспитывать. Спасибо большое!

Уилл поставил свою находку на деревянный ящик. Казалось, шлем ухмыляется ей черным ртом, полным золотых зубов.

– Я просто подумал, что вы оцените шутку. Последние несколько недель вы больно серьезны.

Она подавила улыбку, прикусив губу.

– Я же на вас вкалываю. А это большой стресс.

– Понимаю. – Судя по всему, он нисколько не взволновался. Наоборот, радостно ухмылялся. – Джози, там полный набор доспехов! Можно выставить его с самурайскими мечами и японскими сундуками. Зрелище будет колоссальное!

Она подобрала грязную тряпку рядом с собой и бросила ее в него.

– Не смейте больше выкидывать подобные фокусы, слышите меня?

Уилл увернулся от тряпки и честно попытался изобразить раскаяние.

Джози взглянула в последний раз на шлем.

– И немедленно уберите от меня эту ужасную маску. Вы начинаете меня пугать.

Предлагая работу, Уилл, конечно, надеялся, что она положительно скажется на Джози, но на такое преображение не рассчитывал.

Нет, волосы оставались розовыми. Отчаянно розовыми. Но в остальном…

Макияж стал куда менее вызывающим. И стиль одежды изменился. Сегодняшняя ее летняя юбка вообще ему понравилась. И босоножки очень милые. Но самое главное – излучаемая ею уверенность, радость, с которой она набрасывалась на работу. Казалось, она знает, как справиться с любой неприятностью, выкрутиться из любого, самого трудного положения. Его восхищало, как она готовила эту свадьбу, масштабы которой разрастались не по дням, а по часам. Его бы не удивило, потребуй ее мать, чтобы Элмхаст-холл подняли и перенесли футов на двадцать вбок, просто чтобы освободить побольше места для свадебного шатра.

Однако вся муторная процедура подготовки к свадьбе окончательно отвратила его от идеи жениться.


Джози положила трубку и нахмурилась, глядя на стоявшего перед ней Уилла.

– Только не говорите мне, что ваша мама снова отказывается от бисквита «мадера» в пользу фруктового, – с наигранным ужасом произнес он.

Джози запустила пальцы в волосы.

– Хуже. Фотограф отказался работать. Не спрашивайте меня почему, но я чувствую здесь руку Бьюфортов.

– Неужели они способны на такую мелкую пакость?

– Думаю, они способны на все, если посчитают, что таким образом сумеют вставить палку вам в колесо. Они должны понимать, что бизнес со свадьбами сулит солидные прибыли, вот, по всей видимости, и пытаются помешать.

– Но зачем? Любить они меня не обязаны, но подкладывать свинью своему родственнику?

– Мне неприятно говорить вам это, Уилл, но они видят в вас не родственника, а конкурента. Пусть наложить лапу на Элмхаст-холл им не удалось, но они будут изо всех сил стараться доказать, что вы его недостойны.

– Эти семейные отношения сложнее, чем мне представлялось.

Она склонила голову набок, улыбнулась ему:

– Не все большие семьи такие. Хотя не знаю, почему так говорю. Моя немногим лучше.

– Ваша мама хотя бы не пытается свести к нулю все ваши усилия.

Ее брови взлетели.

– Если бы! Взять хотя бы ее нескончаемые колебания относительно свадебного торта? Она пытается свести меня с ума… Ох!

Сегодня она уже не в первый раз хваталась за щеку.

– Что такое?

– Ничего.

– Зубы?

– Не волнуйтесь, Уилл. Само пройдет. А если нет, схожу к дантисту после свадьбы. Пока что надо искать другого фотографа. Нелегкая задача! Где найти свободного хорошего фотографа в это время года?

– Нет, вначале вы договоритесь о визите к врачу. Я настаиваю.

Она нахмурилась. Не сработало. Он тоже нахмурился в ответ. У него не было и тени сомнения, что если дойдет до состязания на самый хмурый вид, он победит.

Да, Джози могла изобразить угрюмое лицо, но долго оно таким не оставалось. Всегда на смену спешила другая эмоция. У него же, напротив, сурово сдвинутые брови казались врожденным свойством. Впрочем, в Элмхаст-холле он сильно изменился. Должно быть, влияние деревенского воздуха.

– Ладно, ладно, обязательно схожу к врачу. – И, начав уже набирать номер телефона, заметила: – Если б вы только знали, как меня злит, когда вы начинаете командовать.

Как всегда, время до назначенного визита к дантисту пробежало быстрее, чем хотелось бы, и вот она уже сидела в приемной, пытаясь скрасить ожидание, просматривая журналы с описаниями жизни звезд.

Джози не брала их в руки со времен неприятного эпизода собственного позорного появления на их страницах. Даже теперь они мало ее соблазняли. Но лучше они, чем леденящие душу рекламные проспекты дантиста.

Ее внимание привлекли снимки приема в замке Уэстбури. Какие блестяще сделанные фотографии! Куда лучше, чем те, что были предоставлены в качестве образцов сбежавшим фотографом. Она поискала набранную мелким шрифтом подпись внизу.

Журнал выскользнул у нее из рук и свалился на пол.


Дверь кабинета с шумом распахнулась. От неожиданности Уилл даже сломал кончик карандаша, которым писал.

Джози ввалилась в комнату, сияя, и начала очень быстро что-то говорить, яростно размахивая при этом руками. Вернее, не то чтобы говорить. Определенно она издавала звуки, похожие на слова. Единственная проблема – понять их было невозможно.

– Джози, Джози! Помедленней. Я не понимаю, что ты говоришь! Начнем сначала. Только медленно. Ладно?

Джози кивнула.

– У меня идея!

– Грандиозная, судя по всему.

Она вздохнула, присела в кресло напротив него.

– Трудно говорить. Мне сделали укол, и меня все во рту окаменело.

– А двадцать минут подождать нельзя?

Яростное мотание головой. Глупый вопрос, однако.

Вытащив из сумки журнал, она сунула его ему под нос. За несколько минут Уилл сумел понять из мычания и сопровождающих жестов, что Джози знает фотографа, сделавшего эти снимки, и хочет связаться с журналом, где он работает, чтобы выяснить, не согласятся ли они освещать свадьбу Элфи и Софи.

– Надеюсь, не прямо сейчас!

– А то!

Похоже, это сочетание годится при любых обстоятельствах.

– Ну давайте! По e-mail. А откуда, кстати, вы знаете этого фотографа?

– Думаю, он мой должник. Вероятно, кучу денег на мне заработал.

– Как так?

– Он тот, кто сделал ту мою ужасную фотографию у полицейской машины.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Отведя Гэтти в школу, Джози отправилась домой через сад. Ее путь лежал мимо шатра, возведенного по центру лужайки в преддверии свадьбы, назначенной через неделю. Рядом с шатром, оглядываясь по сторонам, стоял Уилл. Она помахала ему, но он смотрел в другую сторону. Заметил он ее, только когда она была уже совсем рядом.

– Я вас искал, – немного обиженным тоном проговорил он.

– Плохо искали. Я чуть руку не вывихнула, пытаясь привлечь ваше внимание.

Судя по виду мужчины, его мысли витали где-то далеко.

– Простите.

– Что вы тут делает? Проверяете шатер?

Он резко обернулся к шатру.

– Да нет. Выглядит он замечательно.

– Уилл, что произошло?

– Не знаю, как сказать. Мне надо уехать, и неизвестно, вернусь ли я к свадьбе.

Как? Он нужен ей здесь!

– Бабушка позвонила. Ее дом обворовали, и она жутко переживает.

Рука Джози дернулась ко рту.

– Какой ужас! Конечно, вам надо ехать.

– Знаю. Но ведь я и тут должен быть. После наших затрат на свадьбу денег почти не осталось. Моя долг проследить, чтобы церемония прошла на должном уровне, иначе замок погиб.

– Вздор. Не может быть долга по отношению к груде камней, как бы замечательно она ни была сложена. Вы должны хранить верность людям, которым вы дороги и которых вы любите сами.

– А разве я вам не нужен? А если что-то пойдет не так?

Джози отмахнулась.

– Все будет отлично. Мы спланировали свадьбу до последней мелочи, верно?

Уилл схватил ее за плечи.

– Спасибо, Джози. Ты чудо. – Быстро поцеловал ее и ушел.

Когда она добралась до кабинета, его уже в замке не было.

Маленькая приходская церковь давно не видывала такой суматохи.

За два часа до церемонии Джози уже сбилась с ног, проверяя, все ли готово к началу церемонии. И без конца звонил мобильный.

На этот раз, слава богу, она услышала голос фотографа.

– Джеф? Где вы?

– Я поставил машину у маленькой лужайки возле церкви. Мы можем встретиться у входа?

– Да. Через пять минут.

Ровно через пять минут она подбежала к фотографу.

– Джеф! Как я рада вас видеть!

– Всегда к вашим услугам. – Ехидная улыбка намекала, что услуги могут быть самые разнообразные. – И где мне прикажете находиться?

– Везде, откуда можно сделать хороший снимок. Осмотритесь пока. В церкви возле хоров есть удобное место, где вы не будете бросаться в глаза, а видно все оттуда великолепно. И спасибо. Я очень ценю ваше согласие поработать здесь.

– Журнал хорошо платит. Мне вообще неплохо платят за ваши изображения на вечеринках.

Она осадила его взглядом.

– Сегодняшний день принадлежит Элфи. Уверяю вас, никаких безобразий с моей стороны не предвидится. У меня пост.

– Пост давно уже закончился.

– Что лишь подтверждает, какой хорошей девочкой я стала.

Он насмешливо крякнул.

– Серьезно, Джеф. Держитесь в рамках. Только официальные фотографии.

– Вот что я вам скажу, леди Джозефина. Как вы себя будете вести, так и я. Договорились? Чтобы потом без обид.


– Наконец-то! Знаешь, сколько раз я пыталась тебе дозвониться?

Джози прикусила губу, чтобы не брякнуть «пять».

– Прости, мам. Сегодня все верх дном. Не знаю, куда бежать.

– Вот и отлично. Тогда постой возле меня.

Джози оглядела отделанную деревянными панелями гостиную, которая когда-то принадлежала Гарри, а теперь перешла во владения Уилла. Он щедро предложил воспользоваться своими комнатами, потому что комнаты для гостей до сих пор оставались голыми и пыльными. Ими придется заняться на втором этапе обновления замка.

Джози ловким маневром обошла мать, пытавшуюся направить ее в объятия парикмахера, и постучала в дверь соседней комнаты.

Изнутри откликнулся слабый и дрожащий голос:

– Войдите.

– Софи? Ты как?

Софи сидела на краю громадной кровати, уставившись на висящий перед ней ковер, в руках у нее была маленькая тиара.

– Помочь тебе ее надеть?

Софи в ужасе отпрянула:

– Что ты, что ты! Никому не разрешено касаться моих волос, кроме шафера Кэвина и твоей матери.

Джози поспешила отказаться от своих намерений.

– Ладно! Обещаю, что буду держаться подальше от твоих волос.

Софи не улыбнулась, но теперь хотя бы не казалось, что она готова удрать в любую минуту.

– Не волнуйся, Софи. Все идет гладко.

– Спасибо.

Джози присела на кровать, убедившись прежде, что наряд невесты не пострадает.

– Элфи будет сражен наповал. Ты выглядишь изумительно.

– Правда?

– Конечно. Хотя, думаю, Элфи ты понравилась бы и в дерюге. Он от тебя без ума.

Слабенькой улыбки она все-таки добилась.

– Да?

Джози кивнула.

– Поэтому сосредоточься на своих чувствах к нему, а нам позволь волноваться о всякой ерунде. Это будет чудесный день.

– Софи! – При звуках голоса будущей свекрови из соседней комнаты бедная невеста задрожала и вроде бы даже уменьшилась в размерах. – Пора закреплять тиару!

Софи потерла голову.

– У меня еще не заросли дырки в голове после предыдущей попытки.

– Попроси Кэвина! Он с виду не настолько силен, чтобы причинить тебе значительные повреждения.

Софи посмотрела на Джози с надеждой.

– Думаешь, она ему позволит?

Джози вздохнула. И ей предлагают вернуться к родителям? Дудки!

– Знаешь что, давай я ее отвлеку. Пока она будет меня обрабатывать, ты смоешься.

Софи кивнула с таким серьезным лицом, что Джози едва не расхохоталась.

– Готова?

Невеста встала и подошла к двери спальни. Джози расправила легкие и закричала:

– Мама, представляешь, я, по-моему, забыла взять трусы.

Дверь распахнулась, и от грозного вида стоящей в дверях матери у Джози мурашки пробежали по телу. Стоявшая у двери Софи будто приросла к полу.

– Иди, – незаметно подтолкнула ее Джози.

Упрашивать дважды не пришлось. Джози занялась матерью.

– Нельзя что-нибудь придумать, мам? – сказала она, выдвигая первый попавшийся ящик гардероба.

Как выяснилось, в нем находились мужские трусы, все аккуратно сложенные пополам. Она быстро задвинула ящик обратно. Трогать белье босса – это слишком даже для нее!

Почувствовав, что краснеет, она уповала только на то, что мать ничего не заметила.

– Что значит – нет трусов? А сейчас на тебе что?

Джози развела руками.

– Ну, в самом деле, Джозефина! Это уже ни в какие ворота! Я же говорила тебе все продумать заранее!

Джози подошла к вешалке, на которой висела ее сумка.

– Знаешь что, мам, дай-ка я еще раз проверю.

Мать снова обожгла ее взглядом и выплыла в соседнюю комнату. Послышалось приглушенное:

– Неплохо, Софи. Тиара прелестно смотрится. Миссия завершена.

– Все отлично, мам! – завопила она в открытую дверь. – Все-таки я их нашла. Мам, мне нужен кто-нибудь, чтобы затянуть корсаж!

Мать снова появилась в двери.

– Давно пора. Давай-ка займемся этими шнурками.

– Только помни, что мне еще и дышать нужно.

Мать зашла за спину и безжалостно потянула за шнурки.

– Вздор, Джозефина. Красота требует жертв.

Действовала она споро, ничего не скажешь!

Через две минуты Джози была полностью затянула в корсет и едва дышала.

– Готово?

Мать подняла брови.

– Не совсем. Что, скажи, пожалуйста, нам делать с твоими волосами?

Уилл пробежал мимо кустов роз к центральным воротам и, через них, по дорожке к толпе людей. Элфи и Софи позировали фотографу на ступенях церкви. Но где Джози? Все ли в порядке? Не пришлось ли ей в одиночку преодолевать какие-нибудь проблемы?

Внезапно его внимание привлекли знакомая веселая улыбка и пара ярких смеющихся глаз.

Он ахнул.

Джози?

Она… она… великолепна. Другого слова не подберешь. Волосы больше не сверкали ярко-розовым, на смену ему пришел прекрасный темно-каштановый оттенок.

А платье. О, боже мой!

Если он думал, что наряд официантки вреден для его кровяного давления, то это платье его точно доконает.

С обаятельной розоволосой Джози было весело и приятно находиться рядом, но эта новая Джози просто-таки опасна.

Опасна, потому что никогда уже он не сможет смотреть на нее, как прежде. Опасна, потому что если раньше в ее присутствии его самообладание висело на волоске, то теперь это волосок точно оборвется.

Джози обернулась и увидела его. Не обращая внимания на мольбы фотографа сделать еще один кадр, она подобрала подол и легко подбежала к нему.

– Уилл? Что вы тут делаете?

Язык отказывался ему подчиняться. Она смотрела на него с тревогой.

– Что-нибудь случилось с вашей бабушкой?

Он отрицательно помотал головой.

– Тогда почему вы здесь?

Потому что я нужен тебе, хотелось сказать ему. И потому что мне трудно долго оставаться вдали от тебя.

Так и не дождавшись от него ответа, она удивленно произнесла:

– Ладно, пойду еще раз сфотографируюсь. Увидимся позже.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Как выяснилось, этого «позже» пришлось ждать довольно долго. Вначале надо было разбираться с фотографом, потом произошла небольшая заминка с доставкой вина, затем некому было принять подаренные цветы и найти для них место… И так далее и тому подобное.

Временами ей удавалось издали увидеть Уилла. То он направлялся к шатру, где готовили подносы с едой и напитками, то разговаривал с Барреттом, показавшим себя мастером ведения подобных церемоний. Но всякий раз, когда у нее оказывалась свободная минутка, он исчезал из виду.

Что делает Уилл? – думала Джози. Все ли нормально? Выглядел он сегодня немного странно. Мимо стола пронеслось что-то розовое. И еще одно.

Племянницы Софи были близняшками и, надо сказать, ужасно шаловливыми близняшками. А поскольку главная подружка невесты была полностью поглощена флиртом со свидетелем жениха, присматривать за девчонками приходилось Джози. Бог знает, где их мать? Вероятно, спрягалась под свою громадную шляпу и притворяется, будто не имеет к ним никакого отношения.

Джози быстро пробралась мимо ряда стульев и поискала близняшек глазами. Они на восемнадцать месяцев старше Гэтти, но по их поведению этого никак не скажешь.

Два ухмыляющихся личика попались ей на глаза за секунду до того, как обе девочки юркнули под стол. Сидевшие за столом гости тут же начали подпрыгивать на своих местах и ронять приборы. Джози перехватила детей, когда те выбирались наружу.

– Так! Обе со мной!

Следовало бы каждую схватить за ухо, но при гостях как-то неудобно. Этим и воспользовались пронырливые семилетки.

Не успела она сделать шаг, как девочки выскочили из главного шатра и побежали в соседний, где хранилось шампанское и, главное, стоял свадебный торт, ожидая минуты своего торжества.

Ужасные близнецы оказались в опасной близости к нему. Вместо того чтобы посмотреть, что находится за их спиной, они пятились и радостно хихикали, глядя на свою преследовательницу. Наверняка думали, что у них такая забавная игра.

Джози замерла на месте. Может, увидев, что погони больше нет, они тоже остановятся. Сердце билось бешеными толчками. Не столько от бега, сколько от опасений за торт. Две маленькие паршивки вполне могут испортить праздник! Страшно подумать, каким взглядом тогда одарит ее мать!

План сработал. Девочки замедлили бег и начали перешептываться. Джози едва протянула руку, чтобы схватить одну из них, как они шарахнулись назад, прямо к столу с тортом!

Он покачнулся. Джози затаила дыхание.

Близняшки замерли, потом хором заревели. Вряд ли они о чем-то сожалели. Скорее просто боялись расплаты.

Торт слегка покачнулся. Одну минуту казалось, что равновесие восстановлено. Но тут Джози заметила, что одна из ножек стола подвернулась…

Она рванулась вперед. Слишком далеко…

Из ниоткуда протянулась пара проворных рук и поддержала стол.

Уилл! Никогда еще его способность к минимуму движений с максимумом эффекта не была так кстати!

Изящному украшению из сахарных цветов на верхушке не так повезло, как самому торту. Руки Уилла крепко держали стол, но сахарные цветы продолжали начатое скольжение. Секундами позже все эта красота уже лежала на столе.

Раньше, чем Джози успела подумать, что теперь делать, одна из девочек проворно подхватила неповрежденную сахарную лилию и засунула себе в рот. Сестра тут же последовала ее примеру.

Джози обернулась к Уиллу, который удерживал стол с тортом, словно это была неразорвавшаяся бомба.

– Что… что мне с этим делать? – запинаясь, проговорил он.

– Стойте смирно.

Она наклонилась и подняла упавшую ножку.

– Вот, держите. Справитесь?

Он кивнул и быстрым ловким движением поставил ножку стола на место.

– Очень своевременное появление, лорд Редклиф. Как вам это удалось?

– Я следил за погоней. Когда девочки приблизились к торту, стало ясно, что надо пошевеливаться.

– Очень рада.

– Торт выжил, однако украшения спасти не удалось. Что теперь делать? В таком виде его подавать нельзя. Появись такой снимок в журналах, и можно попрощаться с идеей организаций свадеб в Элмхаст-холле. Худшей рекламы и представить себе нельзя.

Джози уставилась на торт.

– Можно убрать верхний слой, но тогда нарушатся пропорции. А запасных цветов нет… – Вдруг она резко обернулась к нему. – Уилл, бегите в контору, принесите пачку бумаги и карандаши.

– Но…

– Не спорьте. Бегите!

Джози вернулась к столу, улыбаясь гостям, но не позволяя им втянуть себя в разговор, взяла свой букет и быстренько покинула шатер.

Вернувшись к торту, она развязала ленты, стягивающие букет и разобрала его. Хорошо, что Софи не вняла ее уговорам остановиться на скромных букетиках и предпочла более пышный вариант.

Она прислушалась к доносившемуся из шатра шуму. Поздравительные речи еще не начались. Значит, можно особенно не торопиться. Если отец Софи сегодня в форме, как минимум двадцать минут форы у нее есть.

Она принялась втыкать цветы в торт. К чему сахарные финтифлюшки, если есть настоящие цветы? Минут через десять она отступила полюбоваться своей работой. Мда. Сооружение получилось стильное, ничего не скажешь, но малость кривобокое и излишне авангардное. Далеко не каждый оценит ее работу по достоинству.

Нет, ничего у нее не выйдет. И почему она не ходила на курсы флористики, усердно рекомендованные матерью? Цветочная композиция для их выпускников – плевое дело.

Остается один выход.

Как и ожидалось, отец Софи заливался соловьем. Джози проскользнула к главному столу.

– Мам, – прошептала она сквозь зубы, не переставая широко улыбаться.

Та обернулась. Что еще? – было написано на ее лице.

– Мне нужна твоя помощь.

Раздражение сменилось удивлением.

– Что ты сказала?

– Ты мне нужна.

– Тебе? Я?

Джози кивнула, продолжая улыбаться во весь рот, надеясь, что окружающие не обратят на них никакого внимания. Мать грациозно выскользнула из-за стола и последовала за Джози. Та провела мать к торту и трагически жестом указала на него.

– Что с ним такое случилось? – воскликнула мать в ужасе.

– На него покусились две близняшки, – мрачно отозвалась Джози. – Сахарные цветы на верхушке ушли в историю. – Она не стала добавлять, что сейчас они уже перевариваются желудками зловредных девчонок, сидевших как раз рядом с матерью и выглядевших настоящими ангелочками. – Я попыталась сымпровизировать с букетом, но потерпела неудачу.

Мать, качая головой, уже разбирала ее творение.

– Мама, я не виновата. Не в этот раз.

Та подняла глаза от цветов.

– Знаю, Джозефина. В общем, идея неплоха. Молодец!

Наступил черед Джози удивленно поднять брови.

– Спасибо, – протянула она, с подозрением покосившись на мать.

Уж не ловушка ли это? Наверняка ей сейчас предстоит выслушать длинную лекцию о том, что каждая уважающая себя леди обязана уметь составлять цветочные композиции.

Но мать была слишком занята, размещая цветы и листья. Ко времени окончания речи шафера торт выглядел великолепно. По правде сказать, даже лучше, чем был, потому что сахарные цветы существенно уступали настоящим яркостью красок.

– Спасибо, мама. Я твоя должница.

– Ерунда. Ты хорошо потрудилась с подготовкой этой свадьбы, и я не желаю, чтобы твоя работа пошла насмарку.

Слезы навернулись на глаза Джози.

– Так, прекрати эту чепуху немедленно, – сказала мать, доставая из кармана платок. – Шафер сейчас еще будет произносить тост в честь подружек невесты, нечего тебе раскисать. Ты должна быть за столом.

Джози уже собиралась последовать за матерью, как ввалился Уилл, неся бумагу и карандаши.

– Должен признаться, вы меня заинтриговали. Как вы собираетесь исправить торт с помощью бумаги и карандашей? Ой, какая красота! Отлично получилось. – Он снова посмотрел на торт, а затем на то, что держал в руках. – А зачем я это тогда принес?

– Вот ваша задача… – сказала она, подводя его к пустому столу. – Нужно собрать всю малышню до десяти лет и привести их сюда рисовать. Скажите им, что это конкурс на лучший рисунок.

– Я? Я буду заниматься с детьми?

Джози уперла руки в бока.

– Ну не я же! Мне надо идти слушать тост про подружек невесты.

Карандаши со стуком посыпались из рук Уилла на стол.

– И Уилл… – властным тоном добавила Джози, пытаясь скрыть улыбку. Он застыл. – Придумайте им приз, ладно? Что-нибудь очень хорошее.

Уилл, наконец освобожденный от опеки над детьми, держал в руке ладошку Гэтти и разыскивал в толпе Джози. Долго искать не пришлось.

Гэтти рванулась к ней. Уиллу хотелось поступить так же. Издалека было видно, как она болтает с титулованными гостями, а шампанское в ее бокале качается взад-вперед, следуя за движениями ее руки.

Сейчас ему было странно представить, что еще совсем недавно мысль связать свою жизнь с этой изумительной женщиной казалась ему нелепой. Впрочем, это чисто теоретические рассуждения, тут же поправил он себя. Она его друг, его ровня, его партнер.

Заметив их, Джози направилась к ним. Уилл улыбнулся Гэтти.

– Почему бы тебе не пойти с бабушкой и не попробовать немного того замечательного торта? В нем клубника – размером с шар для гольфа. Сам видел.

Гэтти высвободила свою руку и побежала в сторону буфета. Джози хотела что-то сказать, но Уилл уже обнял ее за талию и повел в танце.

– Вы неплохо танцуете.

Он улыбнулся.

– Да и вы тоже.

– Да я ничего не делаю. Просто следую за вами.

Его глаза вспыхнули.

– О, я могу вас куда-нибудь далеко отвести.

Не зная, что ответить, она лишь сжала губы, как бы давая ему разрешение вести ее туда, куда он захочет. Безразлично куда. С ним она в полной безопасности.

– Что случилось с вашей бабушкой? – спросила она, наконец.

– Полиция не уверена, что ее действительно обокрали. Ничего не пропало. Вполне возможно, она сама забыла закрыть дверь.

– И часто с ней такое случается?

Уилл печально покачал головой.

– Два дня назад была годовщина смерти деда. Хотя прошло много времени, она до сих пор переживает.

Джози оцепенела.

– Как? И вы, оставив ее одну, приехали сюда, чтобы играть роль гостеприимного хозяина?

– За кого вы меня принимаете? Она приехала со мной.

Ну конечно. Как она могла сомневаться? Уилл всегда поступает правильно. В отличие от нее самой. У нее все – слишком.

И кстати, даже платье затянуто слишком. Ей даже трудно дышать. Если, конечно, в этом не виновато присутствие Уилла.

По крайней мере, в том, что туфли натерли ноги, он точно ни при чем!

Чтобы не смотреть в глаза Уиллу, она по-хозяйски огляделась. Дел больше не осталось. Торт разрезан и подан на стол. Закуски все тут. Бар работает без перебоев. Гости вовсю развлекаются.

Вальс, а вместе с ним и вечер приближался к концу. Вскоре жених с невестой и гости уже начали собираться возле машин.

Осталась лишь последняя церемония: невесте предстояло бросить букет.

Только тут Джози осознала, что Уилл по-прежнему обнимает ее за талию.

Ей бы следовало прийти в ужас. Ему ведь не с ней флиртовать нужно, а искать себе достойную, во всех смыслах приличную девушку, которая и родила бы ему наследника. Неизвестно еще, как ей реагировать на происходящее. Что-то между ними явно происходит.

Но вот Софи повернулась к толпе спиной, размахнулась, и букет полетел в воздух. Джози слегка отпрянула назад, так как траектория полета показалась ей опасной. Но за ней стоял Уилл, находились ряды других гостей, и возможности для маневра у нее не оказалось. Джози попыталась пригнуться, но не очень успешно. Букет больно ударил ее по голове и упал в подставленные руки Уилла.

Джози потерла затылок и повернулась к Уиллу. Он стоял, похожий на одну из статуй в саду, с изумлением глядя на измятый букет.

Гости восторженно закричали, захлопали, а Джози впервые за последние годы покраснела.

– Вот и хорошо, лучше вам идти к алтарю, чем мне, – пробормотала она.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

К счастью, внимание толпы быстро переключилось на отъезжающих жениха с невестой. Люди махали им и выкрикивали свои поздравления. Джози с Уиллом постепенно оттеснили назад.

Она рассмеялась. Он все еще держал букет, не в силах опомниться. От этого ей хотелось смеяться еще сильнее.

– Знаете что, Уилл?

– Что? – Он спрятал букет за спину, выпрямился.

– Мы сделали это!

Уилл утратил свой потерянный взгляд и улыбнулся в ответ:

– А ведь верно.

– Свадьба удалась на славу.

– Это ваша заслуга.

И тут Джози на радостях сделала глупость. Воспользовавшись тем, что руки Уилла заняты, она взяла в ладони его лицо, притянула к себе и поцеловала.

Она планировала короткий, почти дружеский поцелуй, но он почему-то затянулся.

Неизвестно, что случилось с букетом, видимо он упал на землю. Только руки Уилла внезапно прижали ее к нему, лаская ее обнаженные плечи, играя с волосами, рассыпавшимися по шее.

Кто из них прервал поцелуй, она не могла точно сказать, но оба тут же испуганно отодвинулись друг от друга.

– Что это было? – спросил он.

У Джози автоматически сработала привычка прикрывать все излишне сильные чувства за маской легкомыслия.

– Вы ведь поцеловали меня в саду, верно? – весело воскликнула она. – Вот я и решила отдать должок. Теперь мы квиты.


Джози обнаружила Гэтти сидящей на коленях у матери и поедающей клубнику. Судя по дорожке красного сока, стекающей по ее подбородку, пиршество продолжалось довольно долго.

– Пойдем, котенок. Пора домой и спать.

– Я не хочу.

Джози вытерла лицо дочери салфеткой.

– Уже много времени, и ты выглядишь усталой.

– Но я не устала. – Гэтти зевнула.

– Пошли.

Гэтти неохотно слезла с колен бабушки.

– Сбегай скажи «спокойной ночи» дедушке, дорогая, – попросила та. – Иначе он очень огорчится.

Гэтти кивнула и побежала в другой конец шатра.

– Не смотри на меня так, мам. Я знаю, мне повезло, что она такая послушная. Не как я.

– Ты всегда была упрямицей, Джозефина. Никогда не могла понять, зачем тебе надо постоянно испытывать мое терпение.

Джози глубоко вздохнула. Она и сама не понимала. Любые правила и пределы означали для нее ограничение свободы. Вот ей и хотелось жить по своим собственным правилам.

– Ну ладно. – Мать величественно поднялась. – В результате все получилось неплохо.

Джози нахмурилась.

– Что ты хочешь сказать?

– Оказывается, у тебя есть множество способностей, помимо украшения тортов. И он очень мил. Из вас получится отличная пара. – Мать отступила назад и потрепала ее по руке.

– Ты видела нас?

В ответ та подняла брови.

– Я же мать.

– Это не… Я хочу сказать, это ничего не значит… Мам, перестань так на меня смотреть!

– Я только хочу тебе сказать, что можешь рассчитывать на мое благословение. Поздравляю, а то я уже стала беспокоиться, найдешь ли ты себе подходящего человека.

Ноги Джози болели, и ей было трудно стоять.

– Не нужен мне никто, мам. Мне и так хорошо.

Мать недовольно наморщила нос.

– Не глупи.

В этот момент к ним подошла Гэтти, и Джози быстро произнесла:

– Ладно, спасибо за поддержку, мам.

И потащила дочь за собой. Гэтти осторожно подергала ее за руку.

– Мама, я не попрощалась с бабушкой.

– Прости, дорогая. Беги назад, поцелуй ее. Я подожду здесь.

Джози не стала оборачиваться, злясь и на мать, и на саму себя. Не успела она обрадоваться, что мать все-таки сумела оценить ее личные качества, как тут же выясняется, что у нее на уме лишь выгодное замужество дочери. Нет, мать ее совсем не понимает!

Да и не собирается она связываться с Уиллом, тем более выходить за него замуж!

Ой, прекрати! – воскликнул слабый внутренний голос. Кого ты обманываешь? Он безумно тебе нравится. Более того, ты чуть ли не влюблена в него.

Глупости! – хотелось ей крикнуть в ответ. Он скучный, напыщенный и…

Убеждать себя дальше она не стала, понимая, что говорит неправду.

Слегка успокоившись, она обернулась, чтобы снова взять Гэтти за руку.

– Мама, я устала бегать. Понеси меня, пожалуйста.

Джози не могла отказать, увидев просящий взгляд дочки.

– Ладно. Только сиди тихо, не вертись. Это платье скользкое, как бы мне тебя не уронить.

Гэтти кивнула и подпрыгнула, обхватив Джози ногами и прильнув к ее шее.

– Бог мой, Гэтти! Сколько торта ты съела? Весишь целую тонну.

Из-за плеча раздался голос Уилла.

– Позвольте мне.

Джози натянуто улыбнулась.

– Нет, я сама. Отдыхайте!

Она сделала несколько шагов, сразу вспомнив обо всех своих мозолях. От тяжести Гэтти боль в ногах удвоилась.

Сильная пара рук протянулась к Гэтти, и маленькая предательница ловко перескочила на них.

Джози окинула Уилла взглядом, который должен был убить его на месте, но он лишь добродушно усмехнулся.

– Вы же сами понимаете – это не сработает.

– Отлично. Сдаюсь. – И пошла вперед настолько быстро, насколько позволяли ее измученные ноги. – Нет, хватит! Какая теперь разница? – воскликнула она и, сбросив туфли, закинула их в ближайший куст.

Тело Гэтти вскоре отяжелело, и, даже не глядя на нее, Уилл догадался, что девочка уснула. У коттеджа он передал ее Джози, которая, старательно избегая смотреть ему в глаза, подхватила дочь на руки и понесла ее наверх в постель.

Одна из экскурсоводов согласилась посидеть с Гэтти, поэтому Джози могла оставаться на празднике до конца, чтобы удостовериться, что оркестру заплатили и начали уборку.

Уилл стоял, прислонившись в двери. Так просто она от него не отделается. То она сплошь веселье и страсть, то обдает его ледяным холодом. Следует узнать, что происходит.

Десять минут спустя она спустилась, ничуть не удивившись, увидев его на том же месте. Но и не обрадовалась.

– Надо отыскать мои туфли. Я погорячилась!

Он кивнул и последовал за ней к нужному месту.

– Знаю, это глупо, – сказала она, шаря в кустах, – но я не могу расшвыриваться вещами, пусть даже они представляют собой изощренный инструмент для пыток.

Он улыбнулся:

– Похоже, вам не впервой выбрасывать обувь.

– Нашла, – радостно объявила она в следующее мгновение, вытаскивая темно-розовую туфлю из колючей живой изгороди. – Уж и не знаю, сколько пар модельных туфель я выбросила, из-за того, что они мне жали.

Уилл опустил ветку одного куста и перешел к другому. Внизу что-то блеснуло. Подобрав туфлю, он передал ее Джози.

– Спасибо.

– Теперь можно и вернуться.

Поколебавшись, она отрицательно замотала головой.

– Хватит с меня! Хватит глупых разговоров, приторных улыбок. Хватит и этого… – Она ткнула пальцем в свой корсет. Посмотрела на туфли. – А уж этого тем более.

Он сразу напрягся.

– Отдайте-ка их лучше мне. Не хочу всю ночь искать их по кустам.

Она вздохнула.

– Рано или поздно мне придется их надеть.

– Почему?

– Нам ведь так или иначе надо вернуться. На всякий случай.

– Обойдутся без нас.

Джози сидела рядом с Уиллом на лужайке в одной из зеленых «комнат», окруженных лабиринтом живой изгороди.

– Мои ноги меня доконают.

Подобрав юбки, она посмотрела на ноги, не зная, как облегчить свои страдания. Уилл, до этого смотревший прямо перед собой, тоже взглянул на них. А потом наклонился и взял ее правую ступню обеими руками. Неожиданно ей стало чрезвычайно сложно дышать.

Он держал ее маленькую ножку, словно хрустальную, как нечто драгоценное и очень хрупкое. Его большие руки начали согревать, нежно поглаживать, массировать подошву. Очень скоро ее напряженность исчезла, сменившись спокойной расслабленностью.

Потом также осторожно и нежно стал массировать другую ногу. Она не знала, сможет ли вынести эту сладкую пытку. Этого было одновременно и слишком много и слишком мало.

Наконец она откинулась назад, на зеленый пригорок, и закрыла глаза. Он лег рядом с ней, так близко, что их тела почти соприкасались, и оба бесконечно долго прислуживались к дыханию другого и смотрели на появляющиеся звезды.

Мозг Джози лихорадочно перебирал все разумные аргументы, чтобы встать и уйти, но сердце восставало против этого. Ей хотелось посмотреть на Уилла, но она боялась. Но затем оба повернули головы и их взгляды встретились.

Воздух вокруг них сгустился, насыщенный невидимым электричеством.

Он нашел то, что искал! Не титул, не уважение в обществе, и не успех в бизнесе. Все эти вещи отошли на задний план. Глупо, что он считал их дорогой к счастью.

Его бизнес мог потерпеть крах, Редклифы могли отобрать его замок или доказать незаконность притязаний на титул. Все это ничто по сравнению с этим мгновением.

Глядя сейчас в ее глаза, он чувствовал, как отлетает прочь ненужная шелуха. Он забыл про розовые волосы, защитную оболочку дерзости, колкости и взбалмошные поступки, вечно ввергающие ее в неприятности. Он видел только решительность, трудолюбие, смелость, умение не теряться в любой ситуации. Не говоря уж о красоте…

И ему нравилось то, что он видел.

Джози подняла руку, провела по его лицу.

В следующее мгновение их дыхания перемешались, губы соприкоснулись. Их поцелуй отличался от предыдущих, ведь сегодня Уилл наконец-то понял, что любит Джози. Ничего не может быть проще.

Он крепче прижал ее к себе. Единственное, что ему хотелось сейчас – остановить время, удержать это мгновение.

– Милая моя, – прошептал он, покрывая ее лицо поцелуями.

Джози откинулась назад, с любовью и надеждой глядя на Уилла.

Внезапно раздался какой-то странный звук, а затем… все озарила яркая вспышка.

Джози вскрикнула и вскочила на ноги.

– Это Джеф! Я его убью! Он нас сфотографировал!

От вспышки перед глазами Уилла все еще плавали оранжевые и красные круги. Джози хотела побежать следом за фотографом, но Уилл схватил ее за руку.

– Погоди, Джози!

Она попыталась вырваться.

– Нет. Уилл. Надо догнать его. Остановить.

– Что здесь плохого? Всего одна фотография.

– Ты не понимаешь. Она все может испортить! Ты не захочешь известности такого рода. – Она уже кричала. – Прости, Уилл. Мне так жаль. Это все я виновата.

Развернувшись, она побежала прочь, но Уилл сразу догнал и прижал к себе. Ее трясло.

– Тебе не нужно гоняться за ним. Это моя обязанность – защищать тебя от наглецов. Вернись в коттедж и надень какие-нибудь удобные туфли. Пожалуйста. – Она кивнула. Он поцеловал ее в макушку, взял лицо в ладони, и заглянул ей в глаза. – Все будет хорошо, обещаю тебе.

И быстрым шагом направился в сторону шатра.

Он никому не позволит обижать Джози! Она может сколько угодно прикидываться безразличной, но ему никогда не забыть выражения ее лица, когда Пьер заговорил о той давней фотографии. Не забыть боль и унижение в ее глазах! С отвагой и упорством, заслуживающими самого большого уважения, она изменила собственную жизнь. Нельзя позволить одной фотографии все испортить.

В свадебном шатре Джефа не оказалось, лишь несколько пар кружилось под медленные звуки джаза. Уилл проверил в туалетной комнате и на кухне. Безуспешно.

Дыхание его сбилось, он перешел на шаг. Мерзавец затаился где-то поблизости. Уилл обошел дом. Единственный оставшийся вариант – искать в саду. Он сбежал по ступеням вниз.

Везде было тихо. Обходя сад по периметру, Уилл старался ступать тише, постоянно прислушиваясь. Никого!

Но вот впереди какая-то тень метнулась к изгороди. Уилл бросился следом, но сразу замер. Отчетливо послышался голос человека, разговаривающего по телефону.

– Нет, парень. Говорю тебе, я напал на золотую жилу. «Жизнь знаменитостей» не возьмет, это не в их стиле. Но ты, я знаю, заинтересуешься. – Пауза. – Да, да. Передам тебе по e-mail. Мне бы только выбраться отсюда. Тут кто-то словно нарочно посадил эти чертовы кусты поперек дороги.

Уилл улыбнулся. Он теперь знал, где находится Джеф. В лабиринте. Из него было два выхода, но Джеф вряд вернется к тому, через который зашел. Уилл нырнул за статую и принялся ждать. О приближении Джефа он узнал по свету от его мобильного телефона. Уилл выступил вперед.

– Задержитесь на минутку.

Джеф отпрянул, выругался.

– Вас наняли для выполнения определенной работы, – спокойно произнес Уилл. – Она не предусматривала хождение по моему саду и вторжение в мою личную жизнь.

Джеф ухмыльнулся.

– В задании говорилось «официальные свадебные фотографии и снимки приема, сделанные в непринужденной обстановке». По-моему, в тот момент обстановка была довольно непринужденной, а?

Впервые в жизни у Уилла возникло сильное желание двинуть кому-то в челюсть. Потом он подумал о Джози. Конфликт с этим человеком может только повредить ей.

– Могу я как-то убедить вас не публиковать этот снимок?

– Сомневаюсь. Это мой заработок. «Сплетни» отвалят за него штук пять баксов.

Уилл предложил бы ему десять, будь они на его счету. К сожалению, большая часть средств была вложена в Элмхаст-холл. Оставшаяся у него сумма наличных вряд ли устроит Джефа.

– А если я предложу вам нечто лучшее?

Джеф пожал плечами.

– Это должно быть что-то очень хорошее.

– Через две недели мы открываем тут выставку. Как насчет эксклюзивного репортажа о нем для «Жизни знаменитостей»?

Джеф поморщился.

– Возможно. Будь сделанный снимок менее интересным, я бы, пожалуй, клюнул.

Желание дать ему по морде вернулось с новой силой. Уилл подошел к нему вплотную и посмотрел прямо в глаза.

– Ладно. А если?..

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Впервые в жизни Джози растерялась, не зная, что надеть. Обычно подобные мелочи ее не смущали, что попадется под руку, то и надевала. Все ее вещи были яркими и словно кричали «посмотри на меня». Но сегодня ей хотелось привлекать внимание только одного человека в мире.

– Ты готова, Гэтти?

Из двери спальни появилось маленькое лицо, кивнуло.

Джози хмыкнула.

– Сегодня, чур, я буду принцессой, а ты троллем, договорились?

Гэтти отрицательно помотала головой.

– Ну ладно, тогда мне надо хорошенько себя изуродовать. – Она скорчила рожу, и Гэтти испуганно взвизгнула.

Рассмеявшись, Джози повернулась к зеркалу. Никакого макияжа. Лицо выглядит свежим и – надо же! – просто сияющим.

Единственной тучей на горизонте оставалась эта крыса, Джеф. Вчера, переодевшись, она повсюду его искала, но безуспешно. Может, Уилл был удачливее. С тех пор они еще не виделись.

Взяв Гэтти за руку, она вышла в сад. После прошлой ночи казалось, что любое место связано теперь с Уиллом. Тут они провожали свадебную машину, тут она поцеловала его, тут, на лужайке, вальсировала в его объятиях…

Между кустами роз, у фонтана, она заметила какую-то фигуру. Женщина, стройная, но явно уже немолодая. Белоснежные волосы, строгий коричневый костюм.

Пока Гэтти, распевая, бегала между клумб, Джози направилась к незнакомке. Тихо, чтобы не испугать, произнесла:

– Доброе утро. Вы, должно быть, Руби.

Женщина обернулась.

– Как вы узнала?

– Я Джози. Мы с Уиллом… Я работаю на Уилла. Он мне рассказывал о вас.

Руби улыбнулась и пожала Джози руку.

– Очень приятно познакомиться с вами.

– Мне тоже.

Они помолчали.

– Странно оказаться здесь после стольких лет. В молодости я была знакома с прежним лордом.

Джози лишь повела бровями. Не дело сообщать Руби о своей осведомленности относительно ее личной жизни.

– Он представил меня своему брату, дедушке Уилла. Мы поженились через два месяца.

Ее глаза блеснули.

– Теперь я вижу, чем пожертвовал мой Уилльям ради меня.

В этот момент подбежала Гэтти.

– Привет. Будешь крестной?

– Руби, это моя дочь, Гэтти. Ей пять лет, и весь мир для нее – сказка.

Руби улыбнулась Гэтти, забыв о своей грусти.

– С удовольствием.

– Котенок, сыграем в прятки. Давай прячься! А мы с крестной будем считать до ста. Хорошо?

Руби и Джози повернулись спиной и медленно начали отсчет.

Чем там занимается бабушка? Уилл недоуменно смотрел в окно. Потом заметил Гэтти, кружащуюся вокруг нее, и все стало ясно. Секундой позже появилась Джози, она с угрожающим видом размахивала руками.

Его сердце рванулось к ней навстречу. В обычной майке и джинсах она выглядела не менее изумительно, чем во вчерашнем вечернем платье.

Пока она гонялась за Гэтти, русые волосы прыгали по ее плечам. Джози рычала и скрежетала зубами. Она была прекрасна!

Следовало предположить, что бабушка и Джози быстро найдут общий язык. Он отошел от окна, прислонился к стене. Джози – его Руби. Он может поступить, как предыдущий лорд Редклиф, выбрав честь и репутацию семьи – и жалеть об этот остаток жизни – или последовать примеру дедушки, выбрав любовь, а все остальное послать к черту.

Он взглянул на фамильный герб над камином. Беатрис сказала, что он низкого происхождения и снова втопчет репутацию семьи в грязь.

Как хотелось ему доказать, что она ошибается!

Он сбежал по ступенькам на лужайку встретить их. Джози перестала играть с Гэтти и остановилась, не в силах шелохнуться. Она могла только смотреть, как Уилл подходит к ней.

– Привет! – воскликнул он.

– Привет, – отозвалась она.

Руби внимательно оглядела их обоих.

– Думаю, Гэтти следует показать мне сад. Пойдем, Гэтти. – Она снова пристально оглядела сначала Уилла, потом Джози. И увела Гэтти.

Несколько минут оба молчали. Потом внезапно Уилл шагнул к Джози и, заключив ее в свои в объятия, поцеловал.

Оторвавшись от нее, наконец, он заглянул ей в глаза. Тот же взгляд, что и прошлой ночью. От которого слабеют колени.

Уилл взял ее за руку и повел через сад. В словах они не нуждались, достаточно было одного присутствия друг друга. Под аркой, ведущей в сад лекарственных трав, он остановился.

Джози прочла в его глазах то, что он собирался ей сказать, раньше, чем слова сорвались с его губ.

– Я люблю тебя.

Так просто. Никаких излишеств, эффектных жестов. Весь Уилл в этом. Внезапно она поняла красоту сдержанности. Прежде ей казалось, что, услышав такие слова, она будет восторженно вопить и прыгать до потолка. Вместо этого, она провела ладонью по его щеке.

– Я тоже тебя люблю.

Уилл подхватил ее легко, как перышко, и закружил. Потом бережно поставил на землю и склонился в легком поклоне:

– Леди Джозефина, позвольте мне пригласить вас сегодня поужинать со мной.

Она рассмеялась и впервые в жизни по собственному почину сделала реверанс.

– Сочту за честь, лорд Редклиф.

– Нет. – Он притянул ее к себе. – Обойдемся без этого. Останемся просто Джози и Уиллом, хорошо?

Проходя мимо кабинета Джози, Уилл услышал шорох страниц. Она листала модные журналы. Уилл знал, что она ищет. Фотографии там нет. Джеф дал ему две недели, в течение которых желал получить обещанный эксклюзив. Пять дней уже прошло.

В следующую субботу открывается выставка. Пресса проявила к ней даже больший интерес, чем они предполагали. Пара лондонских газет собиралась осветить ее в воскресных номерах. В одной даже предполагалось присовокупить подробности жизни Гарри.

Цифры бухгалтерских отчетов тоже радовали. Если выставка оправдает ожидания, и появятся заказы на организацию свадеб на следующий год – Элмхаст-холл спасен. Но главное, чтобы Джози осталась рядом с ним. Он все рассчитал. Кольцо, спрятанное в бюро, дожидалось торжественного мгновения. В день открытия выставки он объявит всему миру, что любит Джози Гаррингтон-Джонз и просит ее стать его женой.

Джози внесла пачку документов в кабинет Уилла, когда включился автоответчик.

– Лорд Редклиф, относительно нашего маленького дельца. Ставлю вас в известность: я все еще держу при себе фотографию, хотя редактор «Сплетен» мне всю плешь проел. Но уговор есть уговор. На сей раз обойдется без позора.

От неожиданности Джози уронила бумаги на стол. Перемотала запись и снова прослушала ее. Все правильно, никакой ошибки.

Позор? Уилл не хочет, чтобы снимок печатали, потому что считает его позорным? Она пришла в такое бешенство, что могла бы шею ему свернуть. А что, идея неплоха! Где он, ей известно: на заново отделанном чердаке, оттачивает последние штрихи завтрашней выставки.

Наверх Джози взлетела единым духом. Уилла она застала любующимся японскими доспехами. Он обернулся, улыбнулся ей.

– Вычищенные и отполированные они смотрятся еще краше, верно? – И, заметив выражение ее лица, уже совсем другим тоном добавил: – Джози, что случилось?

– Ты ничего не хочешь мне сказать. Уилл? Не хочешь поделиться небольшим секретом, о котором я до сих пор оставалась в неведении!

Уилл заколебался, и, прежде чем открыл рот, она уже знала – он солжет.

– Я не понимаю, о чем ты.

– Ты лжешь. Ты договорился с этим проклятым фотографом. Не смей отрицать. Он оставил сообщение на твоем телефоне.

Уилл подошел к ней, взял ее руки в свои. Она вырвала их.

– Десять дней я живу в страхе, что сейчас увижу снимок в одном из этих поганых журналов. А ты тем временем договорился с фотографом за моей спиной?

Он шагнул к ней, но она быстро отскочила.

– Джози! Ты ничего не поняла.

– Прекрасно я все поняла. Ты не доверяешь мне, стыдишься меня. Не хочешь, чтобы люди знали, что мы были вместе.

– Нет! Это не правда.

– Тогда почему ты скрыл от меня свой разговор с фотографом?

– Я хочу тебе все объяснить, но не могу. Пока не могу.

Ее губы предательски задрожали.

– Ты не достоин быть наследником Гарри! У него было сердце, он знал, что важно в жизни. А ты заботишься лишь о своей репутации и мнении таких людей, как Бьюфорты.

Он попытался обнять ее.

– Нет, Джози. Я люблю тебя. Поверь, все будет хорошо.

Она оттолкнула его.

– Ничего, я облегчу тебе задачу. Исключу себя из игры. На сей раз действительно обойдется без позора. Я уеду отсюда.

– Уедешь? Когда?

– Я останусь до открытия выставки. Ради Гарри, а не ради тебя. А после мы с Гэтти уедем.

– Но почему? Я же люблю тебя.

– Отлично! Раз ты говоришь, что любишь меня, докажи это! Спустись вниз, позвони в любую из этих газетенок и скажи им, что мы будем вместе.

– Пожалуйста, Джози. Я хотел бы тебе все объяснить, но не могу. Мне нужно еще немного времени.

Вот. Он не может. Как целоваться с ней, она достаточно хороша, а жениться – ни за что! Нужно бежать от него и как можно скорей.

Проглотив комок слез, она спустилась по лестнице и, через сад, бросилась в свой коттедж.

Уилл сидел в старом кабинете Гарри. Ящик бюро открыт, маленькая бархатная коробочка лежала на столе перед ним.

Он не может поступить так, как просила Джози, раскрыв в прессе историю их отношений. Заключив сделку с фотографом, он пытался уберечь ее от дополнительной боли, а если Джеф не получит обещанных эксклюзивных фотографий их помолвки, то появится новый материал под тем же заголовком «Леди без комплексов», и весь ее труд последних лет пойдет насмарку.

Он взял коробочку и снова убрал ее в бюро. Будем надеяться, скоро она ему понадобится.

Прошло уже два часа и сорок девять минут с того момента, как она убежала с чердака. Может, этого времени ей хватило, чтобы остыть и внять разумным словам? Он еще раз сверился с часами. Дадим ей три часа. А после он пойдет ее искать.

Ровно через одиннадцать минут он встал. Как ни странно, она сидела за своим столом, спокойно работая на компьютере. Но спокойствие может быть обманчивым.

Волосы ее были ярчайшего, насыщенного рыжего цвета. Что там говорилось о темпераменте рыжих? Он в большой, большой беде.

Слов явно будет недостаточно.

Замок выглядел потрясающе. Джози пробежалась по комнатам, проверила, как идет подготовка к большому приему, который должен был состояться после открытия выставки.

Скоро здесь появятся толпы народа, но у нее пока есть возможность полюбоваться коллекцией в одиночестве. В последний раз.

Хорошо еще, что она – нет, они, успели доделать работу. Последние дни она почти не видела его, но в глубине души надеялась, что он будет бороться за нее, поднимет шум…

Все вышло наоборот: Уилл пропал.

В результате она оказалась права. Не очень-то он ею увлечен.

Джози вышла из дома, огляделась по сторонам. Довольно предаваться воспоминаниям! Надо по максимуму насладиться простором и свободой. Завтра, после переезда к родителям, уже не разгуляешься!

Похолодало. Она задрожала, обняла себя руками.

Кто-то прошел невдалеке по дорожке. Похоже на Уилла, но на голове нечто странное. Прищурившись на разноцветное пятно, она пыталась разобрать, что это такое.

О, боже мой! Это же шляпа, которую она подарила ему весной, внезапно догадалась Джози. Прежде, правда, он никогда ее не носил.

– Уилл!

Он обернулся, заметил, кто его зовет, и… прибавил шагу. Она поспешно сбежала по ступеням. Почему он убегает? Неужели так отчаянно хочет от нее избавиться? К тому времени, как она достигла клумб, Уилл пропал из виду. Она взглянула на дорожку и решила поискать его. Что-то тут не так. По наитию она направилась к фруктовому саду. С той ночи, как они там впервые поцеловались, ее будто магнитом притягивало это место. Возможно, он тоже непроизвольно устремился туда.

Чтобы добраться туда ей понадобилось всего лишь несколько минут. В густой листве деревьев уже отчетливо выделялись крупные завязи. Плоды, попробовать которые ей не суждено. От этой мысли ее глаза наполнились слезами.

И там, на краю скамьи, глядя в пространство, сидел человек, который за последние две недели позволил ей вначале вкусить такую сладость, а потом заставил испытать не меньшую горечь.

– Уилл!

Он заметно вздрогнул.

– Джози!

Она подошла, отчаянно пытаясь не выдать ни голосом, ни жестом душащих ее эмоций.

– Ты что, меня избегаешь?

Он надвинул шляпу поглубже. До сих пор она втайне лелеяла надежду, что произошло какое-то недоразумение. Мечтала, что он придет к ней, скажет, что она ошибалась, что он любит ее такой, какая она есть, и никогда не будет стыдиться ее.

Его жест лишил ее последних иллюзий. Он даже находиться с ней рядом не может. Даже шляпу надвигает на глаза, лишь бы ее не видеть!

– Я… я поговорю с тобой позднее, на приеме в честь открытия выставки.

Мужчина поднялся со скамьи, собираясь уйти.

– Уилл!

Он обернулся:

– Подожди до приема, Джози. Тогда ты все поймешь.

Но она хотела понять сейчас!

– Ты надел мою шляпу, – воскликнула она с отчаянием в голосе.

Что-то от нее. Что-то, нехарактерное для Уилла.

– Я знаю. – Уилл дотронулся до своей головы.

Он вроде чем-то обеспокоен.

Джози смотрела на эту дурацкую шляпу. Жалкое рукоделие, на самом деле. С одной стороны торчало что-то розовое.

Она потянулась, думая, что это нитка.

– У тебя тут…

И отдернула руку, едва коснувшись. Прижала пальцы к губам. Уилл виновато смотрел на нее.

Нет! Не мог он! Этот глупый, чудесный человек…

Она снова потянулась к нему.

– Уилл, что ты с собой сделал?

Подбородок ее задрожал. Она ухватилась за шляпу и стащила ее у него с головы.

У Уилла был вид нахулиганившего мальчишки. Она не знала, смеяться ей или плакать.

– Твои волосы! Твои прекрасные русые волосы. Они…

– Потрясающего розового цвета, – закончил он за нее.

Но она уже плакала и целовала его лицо, сама не понимая, что делает.

– Ты не можешь так идти на прием! О чем ты только думал, дурачок?

Он обнял ее.

– Я сделал это для тебя. Чтобы доказать, как сильно я люблю тебя. И перед всеми людьми попросить тебя выйти за меня замуж.

Всхлипнув, она прижалась лбом к его груди.

– Неужели я тоже так выгляжу? – плача и смеясь, спросила она.

Он хмыкнул и кивнул:

– Да.

Джози вновь взглянула на его голову. Никаких слов ему больше не требовалось. В своей обычной, эффективной манере он отыскал идеальный способ достучаться до нее. Она точно поняла, почему он так поступил, и как много поставил на карту ради нее.

– Ты не можешь в таком виде идти на прием. Над тобой будут смеяться.

– Раз это будет напоминать тебе о том, как я тебя люблю, мне все равно.

Джози снова поцеловала его.

– Хорошо, хорошо. Думаю, суть я уловила. Но, пожалуйста, давай вернемся в коттедж и сделаем что-нибудь с твоими волосами. По-моему, у меня в ванной есть нужная краска.

– Хочешь сказать, следует подобрать более яркий колер?

– Лорд Редклиф! Нашли время для шуток! Я хочу сказать, русый. Я и свои так покрашу.

ЭПИЛОГ

Снег, лежащий на ветвях, делал сад волшебным.

Джози прислонилась к Уиллу, спиной впитывая исходящее от него тепло. Он обнял ее и с любовью погладил по животу, так сильно округлившемуся, что две последние пуговицы на пальто не застегивались.

Гэтти бегала между деревьями, оставляя за собой цепочки следов.

Прошлой осенью, поженившись, Уилл и Джози устроили в замке торжественный прием. Присутствовали только родственники и самые близкие друзья. Уилл развесил белые лампочки вокруг каждой скамейки. Даже ее мама признала, что выглядели они очень мило. Казалось, на ветвях деревьев распустились сияющие цветы.

Джози вздохнула и накрыла руки Уилла своими.

Он внезапно вздрогнул.

– Чувствуешь? Он толкается!

Улыбнувшись, она кивнула:

– Думаешь, я могу это не заметить? Пока ты интересуешься ногами, меня больше волнует голова, упирающаяся в мой мочевой пузырь. Так что быстренько говори, зачем ты вытащил меня сюда в такой холод.

– Смотри! – Уилл указал в дальний конец сада. – Надеюсь, они переживут внезапное похолодание.

– Новые деревья? – Подойдя ближе, она провела пальцем по гладкой молодой коре, – Уилл, я знаю, что на новый год ты принял решение быть немного более импульсивным, но зачем ты купил яблони? У нас и так их полон сад.

– Это мой дар Элмхаст-холлу, нечто, что отметит начало истории нашей семьи, а заодно послужит нам напоминанием о прошлом… – Он заправил ей за ухо русый локон.

– А что за напоминание? Мы будем завязывать веточки узелками?

Он рассмеялся.

– Эти яблони нового сорта.

Джози вопросительно подняла брови.

Уилл рассмеялся, поцеловал ее и прошептал в ухо:

– Этот сорт называется «Розовая леди».


Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ