КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403296 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171610
Пользователей - 91599
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Тюдор: Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира (Культурология)

Безотносительно к содержанию книги - где вы видели правдивые рассказы беглеца из страны? Ему надо устроиться на новом месте, и он расскажет все, что от него хотят услышать - если это поможет ему как-то устроиться.

Вспомнить, что рассказывали наши бывшие во времена СССР о жизни "за железным занавесом" - так КНДР будет казаться раем земным :)

Конкретную оценку не даю - еще не прочел.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
djvovan про Булавин: Лекарь (Фэнтези)

ужас

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nga_rang про Семух: S-T-I-K-S. Человек с собакой (Научная Фантастика)

Качественная книга о больном ублюдке. Читается с интересом и отвращением.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +4 ( 6 за, 2 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +6 ( 6 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
загрузка...

Сиротливый запад (fb2)

- Сиротливый запад (пер. Валентин Хитрово-Шмыров) 240 Кб, 47с. (скачать fb2) - Мартин Макдонах

Настройки текста:



Мартин Макдонах Сиротливый Запад


Действующие лица

ГЕРЛИН КЕЛЛЕГЕР, семнадцати лет, хорошенькая

ОТЕЦ УЭЛШ, тридцати пяти лет

КОУЛМЕН КОННОР

ВАЛЕН КОННОР

Картина первая

Кухня-гостиная в старом фермерском доме в Линейне, графство Гэлуэй. В глубине сцены, справа, входная дверь. На авансцене – стол и два стула. В центре задней стенки – камин. Перед ним – старые, потерявшие всякий вид, кресла. Слева, в задней стене – дверь в комнату КОУЛМЕНА. Еще левее – дверь в комнату ВАЛЕНА. На задней стене полка, на которой рядком стоят фигурки католических святых, помеченных буквой «М». Над полкой висит двухстволка, а над ней распятие. Слева, у стены – шкаф для продуктов, справа – комод. На комоде – фотография в рамке. Это черный пес. Разгар дня. КОУЛМЕН, весь в черном, только что вернулся с похорон и развязывает галстук. Достает из шкафа большую банку из-под печенья, отдирает закрепляющий крышку скотч и вынимает бутылку самогона, так же помеченную буквой «М». ОТЕЦ УЭЛШ, священник, входит вслед за ним.

УЭЛШ. Дверь открытой оставил, Вален должен подойти.

КОУЛМЕН. Оставил так оставил.

УЭЛШ усаживается за стол. КОУЛМЕН разливает самогон по стаканам.

Выпьешь за компанию?

УЭЛШ. Конечно, о чем разговор.

КОУЛМЕН (тихо). И чего спрашивал. Дурацкий вопрос, черт.

УЭЛШ. А?

КОУЛМЕН. Дурацкий, черт побери, вопрос задал.

УЭЛШ. Почему же?

КОУЛМЕН, не отвечая, подает ему стакан и садится за стол.

УЭЛШ. Хватит чертыхаться, сколько можно.

КОУЛМЕН. Хочу и чертыхаюсь.

УЭЛШ. Отца твоего ведь только что похоронили.

КОУЛМЕН. Ну конечно, конечно, тебе видней.

УЭЛШ (после паузы). А народ симпатичный собрался.

КОУЛМЕН. Стая стервятников. В надежде поживиться.

УЭЛШ. Да ладно тебе. Пришли почтить память, только и всего.

КОУЛМЕН. Только семь из них не задавали никаких вопросов насчет поминок. А остальные только и спрашивали: «А выпивка будет? А пирожки слоеные будут?» Никаких им пирожков в этом доме. Во всяком случае, пока Вален контролирует все расходы. Были бы деньги у меня, я б сказал: «Ладно, приходите, налетайте, ешьте, пейте. Только вот деньги не у меня. У Валена».

УЭЛШ. А Вален насчет денег прижимистый. Немного.

КОУЛМЕН. Немного? Да он из-за гроша удавится. Кстати, этот самогон его. Так что если он заявится и закатит скандал, скажешь, что я налил исключительно по твоей просьбе. И по очень настоятельной. Повод все-таки серьезный.

УЭЛШ. Полдня пьешь, полдня работаешь. Так и не докрасил мне, что обещал.

КОУЛМЕН. Да подумаешь, стены красить. Любой мальчишка справится, не хуже пьяницы. Тоже мне, работа.

УЭЛШ. А я ни капли спиртного в рот не брал, пока в этом приходе служить не начал. В таком запьешь.

КОУЛМЕН. Чтобы запить и одного прихожанина хватит.

УЭЛШ. Но в алкоголика я не превратился. Просто люблю это дело. Вот и все.

КОУЛМЕН. Ну, само собой. Как скажешь.

Пауза.

Пирожки с начинкой, черт бы их побрал. Ох уж эта белобрысая, старая стерва. Двадцать лет мне за кружку пива должна. «Завтра, завтра верну.» И так каждый раз, сука. Ну, память у нее ни к черту, мне-то что с того. Засунуть бы ей этот самый пирожок в задницу.

УЭЛШ. Выбирать надо выражения, все-таки…

КОУЛМЕН. По-другому не могу.

Пауза.

УЭЛШ. Вот папа умер, сиротливо будет в доме, да?

КОУЛМЕН. Не будет.

УЭЛШ. Ну, хоть немного-то будет, никуда не денешься.

КОУЛМЕН. Ну раз ты это говоришь, да еще с таким напором, так оно и будет. Наверное, насчет сиротства, ты самый главный спец.

УЭЛШ. А девушка у тебя на примете есть? Ты ведь теперь свободный и небедный. Наверное, отбоя от девчонок нет?

КОУЛМЕН. Ну уж, конечно.

УЭЛШ. Ну и настроеньице у тебя сегодня.

Пауза.

А ты когда-нибудь влюблялся?

КОУЛМЕН. Да, один раз влюбился, только не твое это собачье дело. В колледже. Звали ее Элисон О' Хулиген. С рыжей копной волос. Любила кончик ручки во рту держать. Как-то раз горло себе пером и проткнула. Так оно еще там и застряло. Вот и вся любовь.

УЭЛШ. Она что, умерла?

КОУЛМЕН. Да куда там. Но лучше ей, сучке, было б помереть. Нет, обручилась с этим ублюдком доктором, который вытащил перо из горла. А для врача это пара пустяков. Жаль, меня рядом в тот момент не оказалось.

Пауза. УЭЛШ пригубляет стакан.

Входит ВАЛЕН. В руках у него дорожная сумка. Достает из нее фигурки святых и расставляет их на полке. КОУЛМЕН наблюдает за происходящим.

ВАЛЕН. Стеклопластик.

КОУЛМЕН (после паузы). Гребаный стеклопластик.

ВАЛЕН. Сам ты гребаный.

КОУЛМЕН. А ты трижды гребаный, понял?

УЭЛШ. Ну, хватит вам!!!

Пауза.

О, Господи!

ВАЛЕН. Он первый начал.

УЭЛШ (после паузы). Том Хенлон вернулся. Я говорил с ним на похоронах. Том знал твоего отца?

КОУЛМЕН. Немного знал. Арестовывал отца несколько раз за то, что он голос на монашек поднимал.

УЭЛШ. Да, я об этом слышал. Неужели это преступление?

КОУЛМЕН. Для кого-то – да.

УЭЛШ. Да ладно тебе.

КОУЛМЕН. Вот тебе и ладно.

ВАЛЕН. Ненавижу этих гребаных Хенлонов.

УЭЛШ. А за что?

ВАЛЕН. За что? А разве не ихний Мартин отхватил уши нашему бедняжке Лэсси? Тот кровью так и истек.

КОУЛМЕН. Но доказательств-то у тебя нет. Никаких.

ВАЛЕН. А разве он не хвастался перед Билли Пендером?

КОУЛМЕН. Это всего лишь косвенная улика. С ней в суд не пойдешь. Подумаешь, хвастался перед мальчишкой, да еще слепым.

ВАЛЕН. Да разве ты меня поддержишь? Как бы не так.

КОУЛМЕН. Этот пес только и знал что лаял.

ВАЛЕН. Так что ж, за это ему надо уши отрубать? На то и собака, чтобы лаять, будто не знаешь.

КОУЛМЕН. Но не так часто. Иногда они молчат. А этот пес по лаю все гребаные мировые рекорды побил.

УЭЛШ. Вален Коннор, слушай меня. Ненависти в мире и так предостаточно. Давай хоть мертвых псов в покое оставим.

ВАЛЕН. Если ненависти так много, так что будет, если немного еще добавить? Никто и не заметит.

УЭЛШ. Интересный подход.

ВАЛЕН. Да отвали ты от меня. Проповедуй лучше Морин Фолан и Микку Доуду, если уж на то пошло. Та еще парочка, что скажешь?

УЭЛШ наклоняет голову и наливает себе еще.

КОУЛМЕН. Сразу заткнулся.

ВАЛЕН. Вот именно. И тут же за стакан… это мой гребаный самогон!!! Что за?…

КОУЛМЕН. Он свое дело сделал. Заупокойную прочитал. Стакан самогона заслуженный.

ВАЛЕН. Твой самогон, мог бы и сам бутылку выставить.

КОУЛМЕН. А я что, против? Сунулся в шкаф, а там пусто.

ВАЛЕН. Опять пусто?

КОУЛМЕН. Хоть шаром покати.

ВАЛЕН. В общем, пустее не бывает.

КОУЛМЕН. Пустой не пустой, все равно жизни нет.

УЭЛШ. Нет такого слова – «пустее».

ВАЛЕН пристально смотрит на УЭЛША.

КОУЛМЕН (смеется). Точно!

ВАЛЕН. Учить меня грамматике вздумал, да?

КОУЛМЕН. Ага.

УЭЛШ. Да что ты. Это так, шутка.

ВАЛЕН. А ты не шутил, когда Микку и Морин руки пожимал прямо у самой могилы. И болтал с ними о чем-то…

УЭЛШ. Да не о чем я с ними не болтал…

ВАЛЕН. Приход тебе еще тот достался – один убил свою любовницу. Топором зарубил. Другая своей мамочке кочергой мозги вышибла. И ты еще о чем-то с ними болтаешь. Ну и дела.

УЭЛШ. А что мне остается, если полиция и суд…

ВАЛЕН. Да ну их в задницу, этот суд и полицию. Боженька-то поглавнее будет. Этого гребаного суда и полиции.

УЭЛШ (с печалью в голосе). Да, слухи до меня доходили. И народ, наверное, правду говорит. Не позаботился Всевышний о правосудии в этом городе. Нет в нем юрисдикции. И в помине.

ВАЛЕН берет бутылку и, что-то бормоча, наливает себе. Пауза.

КОУЛМЕН. Солидно звучит.

ВАЛЕН. Что именно?

КОУЛМЕН. Да слово «юрисдикция». Люблю слова на «ю».

ВАЛЕН. А по-моему, слишком по-американски. Любят они это словечко.

КОУЛМЕН. Ну уж лучше звучит, чем «пустее».

ВАЛЕН. Опять меня доставать начинаешь?

КОУЛМЕН. Хочу и достаю, господин статуэточник.

ВАЛЕН. Мои статуэтки тебя не касаются.

КОУЛМЕН. И долго ты их будешь в дом таскать?

ВАЛЕН. Долго и помногу! Долго и помногу!

КОУЛМЕН. Понял.

ВАЛЕН. Где мой фломастер? Надо пометить их буквой «М».

КОУЛМЕН. Откуда мне знать, где твой гребаный фломастер?

ВАЛЕН. Ты же моим фломастером женщинам бороды пририсовывал. В журнале «Только для женщин». Еще вчера!

КОУЛМЕН. Ага, а ты его так выхватил у меня, что чуть руку не оторвал.

ВАЛЕН. Сам виноват…

КОУЛМЕН. Вот ты сам его куда-то и засунул.

В этот момент ВАЛЕН, задумавшись, проходит в свою комнату.

Пауза.

Вечно все куда-то прячет.

УЭЛШ. Священник я никуда не годный. Когда при мне хулят Господа, у меня для возражения не находится нужных слов. Разве такой священник достоин своего сана?

КОУЛМЕН. Бывают священники и похуже тебя, святой отец, намного хуже. Точно тебе говорю. Просто ты духом слабоват, выпить любишь, да и в вере своей не крепок. А в остальном ты образцовый священник. Самое главное, что ты никогда не повышаешь голоса на своих бедных, заблудших овец. Разве этого не достаточно, чтобы считаться хорошим священником? Половина священников в Ирландии именно такие.

УЭЛШ. Твоя оценка моих способностей не утешает. Ты их явно завышаешь. Я – никуда не годный священник, приход у меня никуда не годный, вот и весь сказ. На приходе два убийства, и еще никто не исповедовался ни по одному из них. Что я слышу на исповеди от этих выродков – только про ставки на скачках, да нечистые помыслы.

КОУЛМЕН. Э, об этом лучше промолчать. Тайну исповеди нарушаешь, святой отец. Так и от церкви отлучить могут. Я про это фильм смотрел. Монтгомери Клифт в нем играет.

УЭЛШ. Ты так думаешь? А ведь ты прав, черт побери.

КОУЛМЕН. А эти убийства ты зря в голову взял. Насчет Микки и Морин – это все слухи и больше ничего. Любовница Микки попала по пьянке в аварию. Но ведь это с каждым может случиться… Что поделаешь…

УЭЛШ. А как же насчет серпа, который торчал у нее изо лба?

КОУЛМЕН. Да слухи все это. Заурядная авария. Пьяная была. А мать Морин просто упала, когда с холма спускалась. У нее с ногами всегда плохо было.

УЭЛШ. А когда кочергой ей мозги вышибли, с ногами еще хуже стало, так получается?

КОУЛМЕН. Да у нее бедро больное было, вся округа об этом знала. Раз уж на то пошло, почему бы на меня убийство не повесить? Приставил дуло к отцовской голове да пристрелил его.

УЭЛШ. Ну, это был настоящий несчастный случай, есть же свидетели…

КОУЛМЕН. О чем и речь. А не будь в тот момент Валена, весь город бы говорил, что это я разнес отцу голову, родному отцу. Умышленно. Так ведь? А у Микки и Морин свидетелей нет, вот и болтают, кто во что горазд.

Возвращается ВАЛЕН. В руках у него фломастер. Подходит к полке и начинает рисовать на статуэтках букву «М».

УЭЛШ. Знаешь, что я тебе скажу? Ты видишь в людях добро. И я должен, по роду службы, а не получается. Я всегда готов бросить первый камень.

ВАЛЕН. Он что, в Боге сомневается?

КОУЛМЕН. То-то и оно.

ВАЛЕН. Вечно он в сомнениях.

УЭЛШ. Это верно, ничего дельного своему приходу предложить не могу.

КОУЛМЕН. А то что ты тренировал детскую футбольную команду к полуфиналу?

УЭЛШ. Этим веру в свое священство не восстановишь. Да всем нам грош цена.

КОУЛМЕН. Только не тебе. Ты тренер классный.

УЭЛШ. Десять красных карточек за четыре игры – это мировой рекорд в детском футболе. Для девочек. А теперь будет мировой рекорд для команды мальчиков. Одна из девчонок до сих пор в больнице. После матча с нашими.

КОУЛМЕН. Так она знала на что шла.

УЭЛШ. Все девчонки в слезах поле покидали. Да, тренер я хоть куда. Это точно.

КОУЛМЕН. Гребаные сучки и маменькины дочки, вот кто они.

Раздается сильный удар в дверь, и в комнату входит ГЕРЛИН. В руках у нее сумка, из которой торчат горлышки двух бутылок самогона.

ГЕРЛИН. Привет, Коулмен. Привет, святой отец. Уэлш, Уалш, Уэлш…

УЭЛШ. Просто Уэлш.

ГЕРЛИН. Ну да, Уэлш. Знаю, знаю. Не путайте меня. Ну, как вы тут?

КОУЛМЕН. Да вот папочку нашего только что в землю закопали.

ГЕРЛИН. Серьезное дело. Очень серьезное. По дороге почтальона встретила. У него письмо для Валена.

Кладет на стол солидный конверт.

Глаз на меня положил, представляете? Так и хочет под юбку ко мне залезть, чует мое сердце.

КОУЛМЕН. А вместе с ним и весь Гэлуэй.

УЭЛШ во время этого разговора обхватывает голову руками.

ГЕРЛИН. Гэлуэй, как минимум. Может и все Европейское Содружество. Но с его зарплатой почтальона – шансов ноль. Никаких абсолютно. Это я вам точно говорю.

КОУЛМЕН. Ну, и сколько ты попросишь за свой приход?

ГЕРЛИН. Как раз думаю над этим. На кружку пива и пачку крекеров, уж как минимум.

КОУЛМЕН. Я денежный перевод получил на три фунта.

ГЕРЛИН. Подойдет. (УЭЛШУ). А у священников какая зарплата?

УЭЛШ. Прекрати? Прекрати говорить таким тоном! Разносишь самогон, ну и разноси, только не строй из себя шлюху прожженную.

ГЕРЛИН. Да это я шучу, святой отец.

Теребит волосы на голове УЭЛША. Тот отстраняется от нее. (КОУЛМЕНУ). В очередной раз в боженьке засомневался? На этой неделе уже в двенадцатый раз. Пора Иисуса в известность ставить.

УЭЛШ стонет, обхватив голову руками. ГЕРЛИН хихикает. Входит ВАЛЕН и передает ГЕРЛИН деньги.

ВАЛЕН. Две бутылки.

ГЕРЛИН. Две так две. А вот письмо.

КОУЛМЕН. Мне бутылку возьми. В долг.

ВАЛЕН (вскрывая письмо). Пошел ты в задницу со своей бутылкой.

КОУЛМЕН. Все слышали? Все слышали?

ГЕРЛИН. Ты наколол меня на целый фунт. Ты что?

ВАЛЕН тут же доплачивает.

ВАЛЕН. Здорово, что пришла.

ГЕРЛИН. Сволочь ты последняя, грязный ублюдок, сука ты…

УЭЛШ. Прекрати сквернословить…

ГЕРЛИН. Да пошел ты, святой отец.

ВАЛЕН (заглядывая в конверт). Вот! Вот он! Мой чек! И какой солидный!

ВАЛЕН подносит чек к лицу КОУЛМЕНА.

КОУЛМЕН. Вижу, вижу.

ВАЛЕН. Точно?

КОУЛМЕН. Да убери ты его, не тычь.

ВАЛЕН (подносит чек еще ближе). Цифры хорошо рассмотрел?

КОУЛМЕН. Хорошо.

ВАЛЕН. И все мне. Может, еще ближе поднести?

КОУЛМЕН. Да хватит тыкать. Убери.

ВАЛЕН. Нет, надо чтобы ты получше рассмотрел.

ВАЛЕН тычет чеком прямо в лицо КОУЛМЕНУ. Тот вскакивает и хватает ВАЛЕНА за шею. Завязывается борьба. ГЕРЛИН, глядя на них, смеется. УЭЛШ бросается к братьям и разнимает их.

УЭЛШ. А ну, прекратите немедленно! Вы что, очумели?

Пока он разнимает братьев, получает случайный удар по ноге. Морщится от боли.

КОУЛМЕН. Извини, святой отец. Я в этого ублюдка метил.

УЭЛШ. Как болит! Прямо в гребаную голень угодил.

ГЕРЛИН. Вот и вам досталось, как девчонкам-футболисткам. Побудете в их шкуре.

УЭЛШ. Вы что, спятили?

ВАЛЕН. Он первый начал.

УЭЛШ. Только отца родного похоронили и уже цапаются. И это родные братья. Такого у меня в жизни ни разу еще не было.

ГЕРЛИН. Это потому, что священник вы липовый, святой отец.

УЭЛШ смотрит на нее. Она, улыбаясь, отводит взгляд.

ГЕРЛИН. Это я так, шучу, святой отец.

УЭЛШ. Ну и городок. Братья цапаются, девчонки разносят спиртное и двое убийц на свободе.

ГЕРЛИН. А я еще беременная к тому же.

Пауза.

Шутка.

УЭЛШ смотрит на нее и затем с угрюмым видом, нетвердой походкой направляется к двери.

УЭЛШ. Не надо больше драться, ладно? (Выходит).

ГЕРЛИН. У святого отца Уалша Уэлша нет никакого чувства юмора. Провожу-ка я его, а то еще боднет его корова, как в прошлый раз.

КОУЛМЕН. Ну, пока.

ВАЛЕН. До встречи.

ГЕРЛИН выходит. Пауза.

Тот еще парень, что скажешь?

КОУЛМЕН (соглашаясь). Тот еще.

ВАЛЕН. Ха! Если б он узнал, что ты папаше нарочно голову прострелил, весь бы пьяными слезами изошел.

КОУЛМЕН. Это точно. Слишком уж он сердобольный.

ВАЛЕН. Слишком.

Затемнение

Картина вторая

Вечер. У задней стены, загораживая камин, установлена новая большая плита с выведенной на передней ее части буквой «М». КОУЛМЕН в очках сидит в кресле слева и читает журнал, перед ним стакан с самогоном. Входит ВАЛЕН с сумкой в руках. Подходит к плите, медленно и осторожно прикасается к ней с разных сторон, как будто она еще горячая.

КОУЛМЕН недовольно фыркает.

ВАЛЕН. Вот проверяю.

КОУЛМЕН. Вижу, не слепой.

ВАЛЕН. В твоем присутствии проверять даже приятней.

КОУЛМЕН. Насчет проверки ты большой мастер.

ВАЛЕН. Проверять особенно нечего. Просто приятно к своей вещи прикоснуться. К с о б с т в е н н о й.

КОУЛМЕН. Да пошел ты в задницу со своей плитой.

ВАЛЕН. Вот именно, с м о е й.

КОУЛМЕН. Она мне даром не нужна, твоя гребаная плита.

ВАЛЕН. Вот и не притрагивайся к ней.

КОУЛМЕН. И не собираюсь.

ВАЛЕН. Моя плита, это точно. Ты выложил за нее три сотни? Ты газ подвел? Нет. А кто? Я. Свои денежки выложил. Не твои.

КОУЛМЕН. Свои, свои.

ВАЛЕН. Вложил бы свою долю, мог бы пользоваться на здоровье. А раз не вложил, все, лучше к ней и не прикасайся.

КОУЛМЕН. Да она нам и не нужна вовсе.

ВАЛЕН. Тебе, может, и нет, а вот мне нужна.

КОУЛМЕН. Да ты дома-то ни черта не ешь!

ВАЛЕН. А теперь буду, ей Богу, буду.

Пауза.

Моя плита, статуэтки мои и стол мой. Что еще? Пол, шкафы. В этом гребаном доме, все мое. Так что, парень, ничего в нем не трогай. Без моего особого разрешения.

КОУЛМЕН. Только вот как твоего гребаного пола не касаться, интересно.

ВАЛЕН. Только с моего особого разрешения.

КОУЛМЕН. Мне что, летать прикажешь.

ВАЛЕН. Только с моего особого разрешения…

КОУЛМЕН. Буду летать, как эти пылинки.

ВАЛЕН (злобно). Только с моего особого разрешения. Серьезно тебе говорю!

КОУЛМЕН. С особого, вот это да.

ВАЛЕН. Мне одному все оставлено. Только мне.

КОУЛМЕН. Не оставлено, а передано по решению суда.

ВАЛЕН. Мне одному.

КОУЛМЕН. По решению суда.

ВАЛЕН. И чтоб ничего не трогал.

Пауза.

Что еще за пылинки?

КОУЛМЕН. Чего?

ВАЛЕН. Что еще за пылинки здесь летают?

КОУЛМЕН. Пылинки с пола. Поднимаются в воздух и зависают.

ВАЛЕН. Висеть в воздухе только пакистанцы могут. И никакие не пылинки.

КОУЛМЕН. Да какая разница!

ВАЛЕН. Еще какая! Эти пакистанцы змей заклинать умеют.

КОУЛМЕН. А ты по пакистанцам большой спец, похоже!

ВАЛЕН. Никакой я не спец!

КОУЛМЕН. Ты к ним неровно дышишь, это точно!

ВАЛЕН. Тебя это не касается.

КОУЛМЕН. Ну, и что ты там купил, господин «поклонник пакистанцев»?

ВАЛЕН. Что купил? А вот что.

ВАЛЕН достает из сумки две фигурки святых и аккуратно ставит их на полку.

КОУЛМЕН. Опять эти гребаные…

ВАЛЕН. Хватит ругаться. Святые, все-таки. Не по-божески это.

Достает из сумки восемь пакетов чипсов «Тейтос» и кладет их на стол.

КОУЛМЕН. Лучше бы «Мак Койс».

ВАЛЕН. Какие хочу, такие и…

КОУЛМЕН. Жадюга.

ВАЛЕН (после паузы, зло). Вкус такой же, а стоят в два раза дороже.

КОУЛМЕН. И вкус другой, и выглядят симпатичней.

ВАЛЕН. И вкус такой же, и на вид такие же.

КОУЛМЕН. «Тейтос» – это дерьмо сухое, любого спроси.

ВАЛЕН. Много ты понимаешь в хрустящем картофеле, тоже мне, знаток. Дерьмо сушеное? Зато дешево. В конце концов, себе купил. Сам и съем.

КОУЛМЕН. Вот и ешь.

ВАЛЕН. Вот и съем.

КОУЛМЕН. Или купи «Рипплс».

ВАЛЕН. Да ну тебя в задницу с твоей картошкой… А это что?

Берет стакан и нюхает его содержимое.

КОУЛМЕН. Что «это»?

ВАЛЕН. Вот это самое.

КОУЛМЕН. Мой самогон.

ВАЛЕН. Черта с два. Нет у тебя денег на твой самогон.

КОУЛМЕН. Еще как есть.

ВАЛЕН. Откуда?

КОУЛМЕН. Это что, допрос?

ВАЛЕН. Именно.

КОУЛМЕН. Да пошел ты.

ВАЛЕН достает из банки бутылку и смотрит сколько самогона в ней осталось. КОУЛМЕН откладывает журнал, снимает очки и садится за стол.

ВАЛЕН. Ты к ней приложился.

КОУЛМЕН. Не было этого.

ВАЛЕН. Меньше стало.

КОУЛМЕН. Задница твоя меньше стала. Нужен мне твой самогон, как…

ВАЛЕН (делает небольшой глоток). Воды долил.

КОУЛМЕН. Придумываешь все. Не трогал я твой самогон.

ВАЛЕН. А где деньги взял?… Снял с моей страховки?! Что б тебя!..

ВАЛЕН суетливо копается в столе и достает страховку.

КОУЛМЕН. Я внес взнос в твою страховку.

ВАЛЕН. Но это подпись не Даффи.

КОУЛМЕН. Его, его. «Даффи», черным по белому написано.

ВАЛЕН. И ты внес взнос?

КОУЛМЕН. Ага.

ВАЛЕН. С чего вдруг?

КОУЛМЕН. Да вот решил помочь тебе материально, ты ведь мне столько лет помогаешь. Вот так вот.

ВАЛЕН. Правильность оплаты легко проверить.

КОУЛМЕН. Легче некуда, так что, давай, поверяй. Пока не посинеешь.

Смущенный ВАЛЕН откладывает страховку.

Выпивку можно и бесплатно получить. Да-да. За счет физической привлекательности.

ВАЛЕН. Физической привлекательности. Твоей? Да она дохлой лягушки не стоит.

КОУЛМЕН. Это по-твоему. А вот у Герлин другое мнение.

ВАЛЕН. Герлин? Врешь.

КОУЛМЕН. Нет, правда.

ВАЛЕН. Ну и?…

КОУЛМЕН. Я ей говорю: «Дай бутылочку в долг, а я тебя за это крепко-крепко поцелую». А она мне: «Не надо мне денег, дай только погладить тебе одно место пониже живота». Вот и договорились к взаимному удовольствию.

ВАЛЕН. Не пойдет она на это, хоть ты ее одари. Да еще бесплатный самогон. Она не из тех.

КОУЛМЕН. Ей Богу, не вру. А откуда у меня даровой самогон?

ВАЛЕН (неуверенно). Черт. (Пауза). Значит, не врешь? (Пауза). А Герлин девчонка симпатичная. (Пауза). Даже очень. (Пауза). И что это вдруг на нее нашло гладить твое мужское достоинство?

КОУЛМЕН. Герлин нравятся зрелые мужчины.

ВАЛЕН. Да врешь ты все.

КОУЛМЕН. Ей Богу.

ВАЛЕН (после паузы). Ну, и что ты чувствовал?

КОУЛМЕН. Когда?

ВАЛЕН. Ну, когда она тебя гладила.

КОУЛМЕН. Очень приятное было чувство, до сих пор балдею.

ВАЛЕН (неуверенно). Врешь ты все. (Пауза). Врешь напропалую.

КОУЛМЕН берет пакет с хрустящим картофелем и начинает есть.

ВАЛЕН. Герлин на это не пойдет. Ни за что на свете… (Ошарашенный). Кто тебе разрешил мою картошку трогать?

КОУЛМЕН. Никто.

ВАЛЕН. Ни стыда, ни совести!

КОУЛМЕН. Это точно.

ВАЛЕН. Семнадцать пенсов сам и заплатишь! И прямо сейчас!

КОУЛМЕН. Прямо сейчас!

ВАЛЕН. Именно!

КОУЛМЕН. За эту дурацкую картошку?

ВАЛЕН. Не заплатишь, по шее получишь.

КОУЛМЕН. От тебя-то? Нашел кого пугать.

ВАЛЕН. Деньги на стол!

Пауза. КОУЛМЕН медленно достает из кармана монету и, не глядя на нее, швыряет на стол.

(Смотрит на монету).

Здесь только десять.

КОУЛМЕН смотрит на монету, достает из кармана еще одну и тоже швыряет на стол.

КОУЛМЕН. Сдачу можешь оставить.

ВАЛЕН. Да неужели?

Кладет монеты в карман, достает из него трехпенсовую, вкладывает ее в руку КОУЛМЕНА.

В подачках не нуждаюсь.

Отворачивается. КОУЛМЕН, не вставая с места, со всей силы запускает монету в голову ВАЛЕНА.

Да пошел ты!!! Куда подальше!

КОУЛМЕН вскакивает, опрокидывает стул.

КОУЛМЕН. Ну, и что дальше?

ВАЛЕН. Деньгами в меня швырять задумал? Ты, недоносок, педик несчастный…

Схватываются, падают и начинают кататься по полу, нанося друг другу удары.

Входит слегка пьяный УЭЛШ.

УЭЛШ. Эй, вы! Вы оба! (Пауза. Громко.) Вы оба!

КОУЛМЕН (раздраженно). Чего тебе?

УЭЛШ. Том Хенлон покончил с собой.

ВАЛЕН. Чего?

УЭЛШ. Том Хенлон только что покончил с собой.

ВАЛЕН (после паузы). Отпусти шею, ну.

КОУЛМЕН. А ты мою руку.

Отпускают друг друга и медленно встают.

УЭЛШ садится за стол. Вид у него потерянный.

УЭЛШ. Пошел к озеру на старую пристань. И прямо с нее сошел в воду. И потом все шел, шел, пока весь с головкой под водой не оказался. Прямо на берегу сейчас и лежит. Прямо на гальке. Его отец накачал меня самогоном, лишь бы я отпел беднягу прямо на берегу, вот меня и шатает.

ВАЛЕН. Том Хенлон? Вот это да. Да я только вчера с ним разговаривал. И вдруг утопился.

УЭЛШ. Какой-то мальчишка все видел. Как он сидел на скамейке на пристани, как пил из бутылки, как смотрел на озеро и на горы. А когда спиртное кончилось, не раздеваясь, вступил в воду и шел, шел, пока голова под водой не оказалась. И под водой несколько шагов успел сделать.

КОУЛМЕН (после паузы). Никогда его не любил, этого гребаного Тома Хенлона. Вечно себе на уме, как все гребаные легавые…

УЭЛШ (вне себя). Он же еще не остыл, бедняга. А ты его такими словами поносишь. Постыдился бы. Разве так можно?

КОУЛМЕН. Мне можно. Главное, не лицемерить.

ВАЛЕН. Кто бы говорил. Вот, святой отец, съел целую упаковку моей картошки без всякого разрешения…

КОУЛМЕН. Я за нее уплатил.

ВАЛЕН. А еще говорит, что не лицемер.

КОУЛМЕН. Во-первых, за картошку даже переплатил, во-вторых, причем здесь лицемерие?

ВАЛЕН. При том. А еще приставал к школьнице. Пахнет криминалом.

КОУЛМЕН. Ни к какой школьнице я не приставал. К девушке школьного возраста, это верно.

ВАЛЕН. Какая разница!

УЭЛШ. Что еще за школьница?

КОУЛМЕН. Да Герлин. Она днем заходила. Поразвлеклись мы с ней, что надо, это точно.

УЭЛШ. Герлин? Так она целый день помогала футбольную форму стирать. Все время у меня на глазах была.

Обескураженный КОУЛМЕН встает и направляется к своей комнате. ВАЛЕН преграждает ему путь.

ВАЛЕН. Ага! Ага! Ну, и кто у нас гребаный девственник? Да еще голубой к тому же?

КОУЛМЕН. Прочь с дороги.

ВАЛЕН. Крыть-то нечем, а?

КОУЛМЕН. Прочь с дороги, я сказал.

ВАЛЕН. Я был прав!!!

КОУЛМЕН. Сам отойдешь или тебе помочь?

ВАЛЕН. Ничего ведь между вами не было. Так ведь?

КОУЛМЕН. Ну и?

ВАЛЕН. Ну и?

УЭЛШ. Коулмен, подойди сюда. Мы…

КОУЛМЕН. А ты, Уэлш, Уалш, как тебя там, заткнись и не лезь не в свое дело. Понял, праведник несчастный! Ты Коулмена Коннори во лжи не уличишь. Чтобы он оказался… чтобы он… чтобы он…

КОУЛМЕН проходит в свою комнату, хлопая дверью.

ВАЛЕН. Чего ты там заикаешься, дурило! «Чтобы он, чтобы он, что бы…» (УЭЛШУ). Что бы что?

Когда ВАЛЕН поворачивается к УЭЛШУ, КОУЛМЕН выскакивает из комнаты, бьет ногой по плите и снова скрывается в комнате. ВАЛЕН пытается поймать его, но безуспешно.

Вот тварь!

Осматривает плиту.

Моя плита, лучшая из лучших. Кто за ущерб будет платить, ты, урод? Вы видели что он наделал, святой отец? Разве он не чокнутый? (Пауза). Как тебе моя новая плита, святой отец? Симпатичная, правда?

КОУЛМЕН (из своей комнаты). А букву «М» видишь, святой отец? Это «М» от Марии, святой Девы.

ВАЛЕН. А тебе какое дело?

КОУЛМЕН (из своей комнаты). «М» – это от Марии, точно вам говорю.

ВАЛЕН. У тебя на уме не дева, а девственницы.

КОУЛМЕН (из комнаты). И сам ты девственник.

ВАЛЕН. Тебе лишь бы перед молоденькими девочками щеголять! И хватит чужие разговоры подслушивать!

КОУЛМЕН (из комнаты). Хочу и подслушиваю.

ВАЛЕН снова осматривает плиту.

УЭЛШ чуть не плачет.

ВАЛЕН (стоя у плиты). Вроде все нормально…

УЭЛШ. Как ни приду, вы все цапаетесь. Каждый раз, каждый раз. И конца вашей вражде не видно. Сил моих больше нет, нет сил…

ВАЛЕН. Ты что, плачешь, святой отец? Или просто немного простудился? Это простуда…

УЭЛШ. Нет, я плачу.

ВАЛЕН. Вот уж не ожидал от тебя.

УЭЛШ. От обиды. Прихожу и говорю, что парень-то покончил с собой. А ведь вы с ним в школу вместе ходили… Росли вместе… Он же никому ни разу дурного слова не сказал, служил людям честно и верно… И вот утопился, умер страшной смертью, а вы не то что глазом не моргнули, куда там. Спорили из-за этой картошки и этой дурацкой плиты!

ВАЛЕН. Я моргнул.

УЭЛШ. А я вот что-то не заметил!

ВАЛЕН. Как следует моргнул.

УЭЛШ. Если только незаметно!

ВАЛЕН (после паузы). А правда симпатичная плита, святой отец?

УЭЛШ обхватывает голову руками.

ВАЛЕН подходит к плите.

ВАЛЕН. Только сегодня установил. Совсем новенькая. Вот только Коулмен пользоваться ей не будет. Я ему запретил. Ни пенса в покупку не вложил. Да у него за душой ни гроша и нет. (Поднимает с пола монету). Три пенса, вот и все его деньги. Слишком маленькая доля. Для такой солидной покупки. Слишком маленькая. Он мне этой монетой прямо в голову запустил, представляешь? (Сердито). Но если у него в кармане ни гроша, и с девчонками не путался, откуда тогда гребаная бутылка самогона взялась?! Коулмен!..

УЭЛШ (кричит). Ну и паршивец же ты, бесчувственный!!!

ВАЛЕН. Вот как? А ведь точно. Бедный Томас.

ВАЛЕН кривляясь, кивает.

УЭЛШ (после паузы. Встает с печалью в голосе). Я пришел, чтобы взять тебя с собой на озеро. Тело нужно домой доставить. Ты мне поможешь?

ВАЛЕН. Само собой, Само собой, святой отец. Конечно.

УЭЛШ (после паузы). Вот черт. Два убийства, да еще самоубийство. Уж как не повезет, так не повезет…

УЭЛШ, качая головой, выходит.

ВАЛЕН (громко). Но ты-то здесь не причем, святой отец. Абсолютно. Хватит нюни распускать! (Пауза). Коулмен, я ухожу… Ты слышишь?

КОУЛМЕН (из комнаты). Слышу, слышу.

ВАЛЕН. Ты с нами пойдешь?…

КОУЛМЕН. Ну вот еще. Тащить на себе мертвого полицейского у всех на виду? Только и искал повода позубоскалить на мой счет. Да пошел он.

ВАЛЕН. Вечно ты злой на всех. Тебя не переделаешь. Да и какая от тебя помощь. Для такого дела отцу Уэлшу здоровые парни нужны, а не такие слабаки, как ты.

ВАЛЕН быстро выходит. КОУЛМЕН выбегает из своей комнаты. Подходит к двери, топчется около нее. Смотрит по сторонам. Взгляд его останавливается на плите. Он подходит к ней, достает спички и открывает дверцу духовки.

КОУЛМЕН. Слабак говоришь, да? А что если мы врубим газ сразу на отметку десять? Просто так, от нечего делать.

Зажигает в духовке газ, закрывает дверцу и уходит в свою комнату.

Просто так, от нечего делать, а?

Достает из шкафа большую кастрюлю, снимает с полки фигурки святых и складывает их в нее. Ставит кастрюлю в духовку.

Теперь посмотрим, кто слабак, а кто нет. Еще как посмотрим.

Натягивает на себя куртку, быстро причесывается и выходит.

Затемнение

Картина третья

Прошло несколько часов. Входят ВАЛЕН и отец УЭЛШ. Оба навеселе. ВАЛЕН достает из банки бутылку самогона и наливает себе. УЭЛШ некоторое время наблюдает за ним.

ВАЛЕН. Тяжелое было дело, что скажешь?

УЭЛШ. Тяжелее не бывает. Просто ужас какой-то. Ни слова не мог из себя выдавить. Ни единого.

ВАЛЕН. А как их можно было утешить, если честно? Только, если сказать: «живой ваш сын, живой.» А он мертвый лежит у них на глазах, прямо в доме, весь мокрый. Уж какой тут живой.

УЭЛШ. А сколько слез было пролито.

ВАЛЕН. Море слез, море. Резвуар, как минимум.

УЭЛШ (после паузы). Что?

ВАЛЕН. Столько слез, что целый резвуар заполнить можно.

УЭЛШ. Может быть, резервуар?

ВАЛЕН. Ну да, я так и сказал. А Мартин ихний рыдал больше всех. Таких слез я от него никак не ожидал. В следующий раз будет знать как бедным псам уши отрубать.

УЭЛШ. Ты бы тоже слезами изошел, если бы единственного брата потерял.

ВАЛЕН. Ну вот еще. Я бы купил здоровенный торт и созвал кучу народа.

УЭЛШ. Ах, Вален. Вален… Если уж ты с родным братом без конца цапаешься, на что остается надеяться? Если весь мир такой…

ВАЛЕН. Плевать я хотел на весь мир и хватит об этом. Как стакан примешь, так и заводишь старую песню. Одно нытье.

ВАЛЕН садится за стол и ставит перед собой стакан и бутылку.

УЭЛШ (после паузы). Тихое старое озеро и этот парень-самоубийца. Как подумаю о нем, сердце кровью обливается. Бедный Том сидит один-одинешенек на берегу холодного озера и решает стоит ли жить дальше. В жизни много плохого, но и много хорошего. Что перевесит? Добро или зло? В любой жизни много радостей, пусть даже самых простых… следить за течением реки, путешествовать, или просто смотреть футбол по телеку…

ВАЛЕН (кивая головой). Телек – это вещь…

УЭЛШ. Или жить надеждой, что тебя полюбят. Жизнь на одной чаше весов, смерть на другой. Сидел он и решал, решал. И смерть перевесила. И нашел он ее на дне озера. Мне как сказали, словно мешком по голове. Ни слова не мог вымолвить. А когда пришел в себя, подумал – «Тебе было всего-то тридцать восемь, ты был здоров, у тебя были друзья. А сколько всяких подонков на свете живет. Они же мизинца твоего не стоят. Эх, Том Хенлон…

ВАЛЕН. В Норвегии девочка родилась без губ.

УЭЛШ. Ничего о ней не слышал.

ВАЛЕН. Так вот. В Норвегии родилась девочка, у которой нет губ.

УЭЛШ. Угу. А где же были его друзья в этом лучшем из миров? Он ведь в них нуждался как никогда. Пришли бы за ним и выдали: «Ты что, чудило, совсем дошел? А ну, пошли отсюда, тебе еще жить да жить в свое удовольствие.» А сам-то где я был? Сидел в пабе и накачивался пивом. (Пауза). А душа его теперь в аду горит. Том Хенлон, согласно догматам католической церкви, ты попал в ад, как и любой другой самоубийца и не заслуживаешь никакого снисхождения. Никакого прощения.

ВАЛЕН. Точно? Любой самоубийца?

УЭЛШ. Согласно вероучению, любой.

ВАЛЕН. А я и не знал. Кто бы мог подумать. (Пауза). Так что, этот парень из фильма «Смит и Джонс» тоже в аду?

УЭЛШ. Не знаю, о ком ты говоришь.

ВАЛЕН. Не блондин, а тот, другой.

УЭЛШ. О ком ты?

ВАЛЕН. Он покончил с собой на вершине славы.

УЭЛШ. Раз покончил с собой, значит попал в ад, само собой. (Пауза). А самое интересное вот в чем. Можно отправить на тот свет кучу народа, но если покаешься как следует, можешь в рай попасть. А если на себя руки, все одна дорога – в ад.

ВАЛЕН. Ужас какой-то. (Пауза). Значит, Том уже в аду, да? Ух ты. (Пауза). Интересно, встретился он там с этим парнем из фильма «Смит и Джонс»? Он сейчас, наверное, уже старик. Том вряд ли его узнает. Если он, вообще, этот фильм видел. Я его в Англии смотрел. У нас его уже и по телеку, наверное, не показывают.

УЭЛШ (вздыхая). Плесни мне еще самогончику, а? В горле все пересохло…

ВАЛЕН. Нет, святой отец, у меня на донышке осталось. Самому нужен…

УЭЛШ. Да у тебя еще полбутылки осталось, ладно тебе…

ВАЛЕН. Даже, если бы и осталось, не предложил бы тебе. Разве священникам можно напиваться? Нельзя, да еще в такой день…

УЭЛШ. «Делись с ближним», так, кажется в Библии говорится.

ВАЛЕН. Но только не сегодня вечером, когда один из ваших прихожан утопился. И ты это допустил. Никакого спиртного, это мое последнее слово.

УЭЛШ. Не надо так резко! Я таких слов не заслужил!

ВАЛЕН (бормоча). Хватит клянчить самогон. Ты человек не бедный, не то что я. Можешь себе купить бутылку-другую.

ВАЛЕН встает, ставит бутылку в коробку и, продолжая бормотать себе под нос, плотно закрывает крышку.

УЭЛШ. А что это за запах у тебя стоит?

ВАЛЕН. Не нравится запах в моем доме? Так я тебя не держу.

УЭЛШ. Запах пластмассы, нет?

ВАЛЕН. То самогон клянчишь, то про запах какой-то несешь. Ну ты даешь.

УЭЛШ (пауза). А Коулмен все-таки пришел и помог нам, хоть и с опозданием. Но спрашивать у бедной матери, будет ли она печь слоеные пирожки, это уже никуда не годится.

ВАЛЕН. Совсем он был не прав.

УЭЛШ. У нее слезы ручьем, а он пристает со своими пирожками. «Ну так, слоеные пирожки будут или нет, уважаемая?»

ВАЛЕН. Был бы пьяный, ладно, простительно. А то ведь был трезв, как стеклышко. Со злобы приставал. (Смеется). А вообще-то смешно это все выглядело.

УЭЛШ. А сейчас он где? По-моему, мы возвращались вместе.

ВАЛЕН. А он остановился, чтобы шнурки завязать. (Пауза. Вдруг вспомнив). Только у него шнурков-то не было. На нем мокасины были. (Пауза). А куда подевались мои девы Марии?

Наклоняется над плитой, трогает верхнюю ее часть, смотрит за плитой. Обжегшись, с воплем отдергивает руки.

(С истерикой в голосе). Как же так?! Как же так?!

УЭЛШ. Что там такое? Ты что, забыл плиту выключить?

Ошарашенный ВАЛЕН с помощью полотенца открывает дверцу духовки. Из нее валит дым.

Достает дымящуюся кастрюлю, ставит ее на стол и осторожно достает из нее наполовину расплавленные фигурки святых. На нем нет лица.

Расплавились все, как одна.

ВАЛЕН (его шатает). Пристрелю его! Пристрелю подонка!

УЭЛШ. Это Коулмен, его рук дело.

ВАЛЕН. А чьих же еще! Пристрелю гада!

ВАЛЕН снимает со стены ружье и сам не свой расхаживает по комнате. УЭЛШ вскакивает со своего места и пытается утихомирить его.

УЭЛШ. Ну, успокойся. Оставь ружье.

ВАЛЕН. Я ему башку отстрелю! Дурацкую его башку! Я же ему сто раз говорил: плиту не трогать, к святым моим не прикасаться, а он что? Сунул моих святых в духовку! (Заглядывает в кастрюлю). А вот эта была освящена самим Папой Римским! А эту мне еще мамочка подарила! Все расплавились! Ни одной не осталось! Одни пузыри!

УЭЛШ. Это еще не повод стрелять в брата. Отдай ружье, ну.

ВАЛЕН. Не повод? Это что, безделушки? Это же фигурки святых. И еще считаете себя священником! Недаром католическая церковь Ирландии смеется над вами. Я это дело так не оставлю, меня не остановишь.

УЭЛШ. Отдай ружье, тебе говорю. В кого ты стрелять решил? В родного брата? Ты что?

ВАЛЕН. В родного, ну и что? Он отца родного жизни лишил и хоть бы что. А я чем хуже?

УЭЛШ. Ты что мелешь? Это же был несчастный случай. Самый настоящий. И ты прекрасно об этом знаешь.

ВАЛЕН. Несчастный случай! Черта с два! В чистую случайность только один ты и веришь. Во всем Линейне. Коулмен на отца зло затаил еще с детства, когда тот растоптал его сушилку для волос… А когда отец начал высмеивать его прическу, схватил ружье, подбежал к нему, оголил ему лоб и выстрелил. Полчерепа как не бывало.

Входит КОУЛМЕН.

КОУЛМЕН. Да, любил я свою игрушку. Она так светилась красиво.

ВАЛЕН поворачивается и наставляет на него ружье. УЭЛШ, обхватив голову руками, со стоном отходит.

КОУЛМЕН вразвалочку подходит к столу и садится.

УЭЛШ. Невероятно! Невероятно!

КОУЛМЕН. Смотри, на нем лица нет…

ВАЛЕН. Заткнись! Натворил дел, так сиди и молчи…

УЭЛШ. Коулмен, ну скажи как на духу, ты ведь в отца не нарочно выстрелил.

ВАЛЕН. Дело не в отце, а в моих святых!

КОУЛМЕН. Чувствуешь, что его больше волнует?

ВАЛЕН. Расплавить фигурки святых, безбожное это дело.

УЭЛШ. И прострелить отцу голову тоже.

ВАЛЕН. И духовку включить на полную!

УЭЛШ. Коулмен, умоляю тебя, скажи, что стрелял в отца не нарочно. Ну, прошу тебя…

КОУЛМЕН. Только без нервов, ладно? Нарочно я в него стрелял, нарочно.

УЭЛШ стонет.

КОУЛМЕН. Не терплю я никакой критики. Я тогда волосы привел в порядок, и прическа у меня была что надо. А он: «У тебя не прическа, а черт знает что.» Не божеское дело отцу полчерепа сносить, знаю я, знаю, но есть обиды, которые простить невозможно.

ВАЛЕН. Сунуть в духовку святых тоже не по-божески. Среди них фигурки девы Марии были.

КОУЛМЕН. Это верно, только я еще одну вещь скажу. Она тоже Богу не понравится. Пусть он потом стреляет… (УЭЛШУ). Эй, плакса, ты слушаешь?

УЭЛШ. Слушаю, слушаю, слушаю…

КОУЛМЕН. Ну так вот. Мой братец сидел на стуле, забрызганный кровью, и клялся не рассказывать никому правду. Несчастный случай и все…

ВАЛЕН. Заткнись, урод…

КОУЛМЕН. Так что по завещанию все досталось ему…

УЭЛШ. Не могу поверить… Нет… Нет…

КОУЛМЕН. И дом, и земля, и то, что в доме, и деньги на эту дурацкую плиту, пропади она пропадом…

УЭЛШ. Ну хватит, хватит…

ВАЛЕН. Прощайся с жизнью, придурок!

КОУЛМЕН. И с этой дурацкой картошкой под названием «Тейтос»…

ВАЛЕН приставляет ружье к голове КОУЛМЕНА.

УЭЛШ. Нет, Вален, только не это!

ВАЛЕН. Ну так будешь прощаться, ублюдок?

КОУЛМЕН. Прощай, жизнь.

ВАЛЕН нажимает на курок. Осечка. ВАЛЕН снова взводит курок. Нажимает на него. Снова осечка. КОУЛМЕН тем временем достает из кармана два патрона.

КОУЛМЕН. Совсем за дурачка меня принимаешь, да? (УЭЛШУ). Видишь, святой отец? Родной брат решил мне череп снести.

ВАЛЕН. Дай сюда патроны, ну.

КОУЛМЕН. Не дождешься.

ВАЛЕН. Дай сюда, я сказал.

КОУЛМЕН. Ни за что.

ВАЛЕН. Дай сюда эти чертовы…

КОУЛМЕН зажимает патроны в кулаке. ВАЛЕН пытается разжать его. КОУЛМЕН только посмеивается. ВАЛЕН хватает КОУЛМЕНА за шею, и оба валятся на пол. Сцепившись, катаются по полу. УЭЛШ в ужасе наблюдает за происходящим. Взгляд его падает на дымящуюся кастрюлю. Он подходит к столу и, сжав ладони в кулаки, медленно опускает их в кастрюлю. Стиснув зубы и затаив дыхание, он выдерживает боль секунд десять-пятнадцать. Боль становится нестерпимой, и УЭЛШ издает истошный вопль, но руки еще мгновение из кастрюли не вынимает. ВАЛЕН и КОУЛМЕН прекращают потасовку, встают и пытаются помочь ему.

ВАЛЕН. Отец Уалш, ты что…

КОУЛМЕН. Отец Уэлш, отец Уалш…

УЭЛШ вынимает руки из кастрюли и, сдерживая крик, смотрит на потрясенных ВАЛЕНА и КОУЛМЕНА. В глазах его боль и отчаяние. Смахивает кастрюлю со стола и, прижав руки к груди, бросается к входной двери.

УЭЛШ (кричит). Меня зовут Уэлш!!!

ВАЛЕН и КОУЛМЕН смотрят на него.

КОУЛМЕН. Совсем рехнулся парень, это точно.

ВАЛЕН. Сумасшедший, дальше некуда.

КОУЛМЕН. Весь пол испортил. (Указывая на кастрюлю). А убирать все нам придется, так что ли?

ВАЛЕН (кричит вслед Уэлшу). А убирать кто будет, мы что ли?

КОУЛМЕН (после паузы). Что он сказал?

ВАЛЕН. Он уже далеко.

КОУЛМЕН. Прижгло, не отскребешь. (Пауза). А, твой пол, ты и убирай.

ВАЛЕН. Что?

КОУЛМЕН. Патрончики симпатичные, правда?

КОУЛМЕН швыряет патроны в лицо ВАЛЕНУ и удаляется в свою комнату.

ВАЛЕН. Ах, ты!..

КОУЛМЕН хлопает дверью. ВАЛЕН гримасничает, почесывает в паху и нюхает пальцы. Пауза.

Затемнение

Картина четвертая

Вечер. Причал у озера. На скамейке сидит УЭЛШ. Перевязанными руками держит бутылку пива.

ГЕРЛИН подходит к нему и садится рядышком.

УЭЛШ. А, это ты, Герлин.

ГЕРЛИН. Я, святой отец. Просто так сидите?

УЭЛШ. Да, просто так.

ГЕРЛИН. Понятно, понятно. (Пауза). А по Томасу вы панихиду хорошо отслужили… Мне понравилось.

УЭЛШ. Что-то я тебя не видел.

ГЕРЛИН. А я у самого входа стояла. (Пауза). Чуть не заплакала, когда вас слушала. Слова в самую душу западали.

УЭЛШ. Чуть не заплакала? Ушам своим не верю. Ни разу за все эти годы не видел тебя плачущей: ни на похоронах, ни на свадьбах. Даже, когда голландцы вышибли нас из чемпионата по футболу на кубке мира.

ГЕРЛИН. Бывает и всплакну, только когда одна остаюсь…

УЭЛШ. Все из-за этого придурка Боннера. Пропустил такой мяч. (Потягивает пиво).

ГЕРЛИН. А девушки у вас были, правда ведь, святой отец?

УЭЛШ. Опять за старое принялась? Хватит. И без тебя голова кругом идет.

ГЕРЛИН. И не думала.

УЭЛШ. И чтоб этого больше не повторялось

ГЕРЛИН. Ну, поддразниваю я вас иногда. Но это так, без всякой задней мысли.

УЭЛШ. Иногда? Да все время. Не отстаешь от других.

ГЕРЛИН. Иногда, иногда. И только лишь затем, чтобы скрыть глубокую страсть, которую я питаю вам…

УЭЛШ строго смотрит на нее. ГЕРЛИН улыбается.

ГЕРЛИН. Да нет, это я пошутила, святой отец.

УЭЛШ. Ну что, опять за свое?

ГЕРЛИН. Уж и пошутить нельзя. Вы своим неприступным видом сами на шутки напрашиваетесь.

УЭЛШ. Нормальный у меня вид, как у всех людей. Нос не задираю.

ГЕРЛИН. Это вам так кажется.

УЭЛШ (после паузы). Значит, вид у меня неприступный и надменный?

ГЕРЛИН. Сейчас уже нет. Ну, может быть, как у большинства священников.

УЭЛШ. Может, я и впрямь так выгляжу. Не складываются у меня отношения с этим городом. С половиной родни из-за этого городка разругался. Ой-ой-ой… Как мне в Линейне в первый раз понравилось. Ну, думаю, место что надо. Не тут-то было. Убийства одно за другим. Чемпион Европы по убийствам. А тебе известно, что Коулмен убил родного отца по злому умыслу?

ГЕРЛИН (опустив голову, смущенно). Слышала как-то раз, в очереди, в магазине…

УЭЛШ. Слышала и глазом не моргнула? И полиции не сообщила?

ГЕРЛИН. Я не стукачка, а Коулмен с отцом вечно цапались. Он один раз пнул моего кота Имонна.

УЭЛШ. И за это что, убить человека можно?

ГЕРЛИН (пожимает плечами). Это зависит от человека. И кота. Любителей пинать котов будет намного меньше, если им грозит получить пулю в лоб. Точно вам говорю.

УЭЛШ. Похоже, о морали ты и понятия не имеешь.

ГЕРЛИН. С моралью у меня все в порядке. Просто я не талдычу о ней, как некоторые.

УЭЛШ (после паузы). В один прекрасный день Вал и Коулмен укокошат друг друга. И остановить их вряд ли кто-то сможет. Я-то уж точно. Тут нужен человек с сильным характером.

Достает письмо и подает его ГЕРЛИН.

Написал я им тут письмишко, передашь при случае, хорошо?

ГЕРЛИН. А сами не сможете?

УЭЛШ. Не успею. Я сегодня же вечером уезжаю.

ГЕРЛИН. И куда?

УЭЛШ. Какая разница. Куда пошлют. Лишь бы отсюда уехать.

ГЕРЛИН. Но с чего вдруг, святой отец?

УЭЛШ. Причин много, но три убийства и одно самоубийство на один приход, это уж слишком.

ГЕРЛИН. Но вы здесь абсолютно не причем, святой отец.

УЭЛШ. Вот как?

ГЕРЛИН. А разве завтра вы не должны тренировать команду девочек? К полуфиналу?

УЭЛШ. Эти паршивки совершенно меня не слушаются. И вряд ли будут. К моим советам вообще никто не прислушивается. Никто абсолютно.

ГЕРЛИН. Я прислушиваюсь.

УЭЛШ (с сарказмом). Вот утешила.

ГЕРЛИН, обиженная, опускает голову.

УЭЛШ. Да тебе мои слова, как об стенку горох. Сколько раз я тебя просил не торговать отцовским самогоном и что толку?

ГЕРЛИН. Нужно же мне иметь хоть немного карманных денег, вот и приторговываю.

УЭЛШ. А для чего они тебе? Чтоб проматывать их в клубах Каррарое? И чтоб пьяные мальчишки лапали тебя целый вечер?

ГЕРЛИН. И вовсе не для этого. А чтобы покупать красивые вещи по каталогу. В каталоге Фримена столько красивых нарядов…

УЭЛШ. Да дрянь в нем одна. Мне бы твои проблемы. Надоел я тебе своими назиданиями до смерти, я знаю.

ГЕРЛИН поднимается со своего места и, ухватившись за шевелюру УЭЛША, запрокидывает его голову.

ГЕРЛИН. Будь на вашем месте кто-нибудь другой, так бы в глаз и заработал, чтоб язык не распускал. Но вы бы от моего удара точно расхныкались. Как девчонка. У меня рука, ух, какая тяжелая. (Пауза). Извините, святой отец.

УЭЛШ. Никто тебя на скамейку садиться не приглашал.

ГЕРЛИН. А что, есть такой закон, что рядом с вами присесть нельзя? Если нет, то надо его написать.

ГЕРЛИН разжимает руку и уходит.

УЭЛШ. Прости меня за мои слова. Наговорил я тут лишнего про каталог и вообще. Я неправ.

ГЕРЛИН останавливается и, не говоря ни слова, медленно возвращается к скамейке.

ГЕРЛИН. Ладно, забудем.

УЭЛШ. Просто у меня такое чувство… Не знаю как лучше выразить…

ГЕРЛИН (присаживается рядышком). Жалость к себе.

УЭЛШ. Жалость к себе. Верно.

ГЕРЛИН. Жалость к себе и сиротливость. Отец Уалш, Уэлш.

УЭЛШ. А, все путают.

ГЕРЛИН. Близко по звучанию – Уалш, Уэлш.

УЭЛШ. Я знаю, знаю.

ГЕРЛИН. А как ваше имя, святой отец?

УЭЛШ (после паузы). Родерик.

ГЕРЛИН подавляет смешок. УЭЛШ улыбается.

ГЕРЛИН. Родерик? (Пауза). Ужасное имя, святой отец.

УЭЛШ. Знаю, знаю, спасибо за признание. Ты что, решила мне настроение поднять?

ГЕРЛИН. Вроде того.

УЭЛШ. А Герлин, подходящее имя для девушки? На самом-то деле как тебя зовут?

ГЕРЛИН (съежившись). Мария.

УЭЛШ. Мария? Так что же тогда ужасного в моем имени?

ГЕРЛИН. Мария – это имя мамочки нашего Господа Бога, слыхали вы об этом?

УЭЛШ. Вообще-то что-то такое слышал.

ГЕРЛИН. Поэтому своей жизни у нее не получилось. Пропади она пропадом, эта Мария.

УЭЛШ. Но уж ты-то своего в жизни добьешься.

ГЕРЛИН. Вы так думаете?

УЭЛШ. С твоей-то грубостью и нахальством? Поднять руку на священника? Далеко пойдешь.

ГЕРЛИН поправляет УЭЛШУ прическу.

ГЕРЛИН. Я бы ни за что этого не сделала, святой отец.

Нежно похлопывает его по щеке.

Только слегка по щеке вас похлопать, на большее я не способна.

УЭЛШ улыбается. ГЕРЛИН смотрит на него, потом, смутившись, отворачивается.

УЭЛШ (после паузы). Посижу, помолюсь за Томаса и в путь.

ГЕРЛИН. Так вы прямо сегодня и уезжаете?

УЭЛШ. Да, прямо сегодня. Так себе и сказал: отслужу молебен по Томасу и дам ходу отсюда.

ГЕРЛИН. Удручающая поспешность. Никто же с вами попрощаться не успеет.

УЭЛШ. Что? Попрощаться? Да избави Бог.

ГЕРЛИН. Вы не правы.

УЭЛШ. Не прав?

ГЕРЛИН. Нет.

Пауза. УЭЛШ, смущенный, кивает головой и прикладывается к бутылке.

А вы мне с нового места напишите? И адрес сообщите, святой отец?

УЭЛШ. Да, скорее всего.

ГЕРЛИН. Ну, просто, чтобы мы связь поддерживали?

УЭЛШ. Напишу, напишу.

На его словах ГЕРЛИН незаметно смахивает слезу.

Вот с этого самого места он в воду и шагнул. Бедняга Том. А вода холоднющая и темная-темная, ты только посмотри. Мужественный это поступок с его стороны или просто глупый? Как ты думаешь?

ГЕРЛИН. Мужественный.

УЭЛШ. Я тоже так думаю.

ГЕРЛИН. И в случае с Гиннес.

УЭЛШ (смеется). Тоже согласен. (Пауза). Как же здесь на озере тихо и спокойно. А на душе печально.

ГЕРЛИН. Не один Томас в этом озере утопился. Вы в курсе, святой отец? Еще трое парней шагнули в воду с этого самого места. Это мне мамочка рассказала. Давно, правда, это было.

УЭЛШ. Вот как?

ГЕРЛИН. Много лет назад. Может, еще в голодные годы.

УЭЛШ. Утопились?

ГЕРЛИН. Да, в этом самом месте.

УЭЛШ. А почему мы их призраков не боимся? Им бы в самый раз появиться.

ГЕРЛИН. Да вы пьяный в стельку, чего вам бояться? А вот я не боюсь, потому что… Сама не знаю почему. Во-первых, вы рядом, во вторых… В общем, не знаю. Мне и на кладбище ночью не страшно. Наоборот, мне там нравится ночью.

УЭЛШ. И что это? Болезненная склонность?

ГЕРЛИН (смущенно). Да никакого психического сдвига у меня нет. Абсолютно. Просто… когда у тебя на душе тоскливо и одиноко, ты чувствуешь, что живым все-таки быть лучше, чем лежать в земле или на дне озера. Потому что… хоть и маленький, но шанс порадоваться жизни, у тебя все-таки есть. Пусть даже малюсенький, – у них-то нет никакого, абсолютно никакого. Не то, что ты говоришь: «Ха, а я еще поживу!» Нет, ведь жизнь может сложиться так, что этим самым мертвецам еще позавидуешь. Но в тот самый момент, когда бродишь среди могил, готовишь себя на мысли, что в жизни будет что-то хорошее. А покойнички словно это чувствуют и говорят: «Живи и радуйся.» (Скороговоркой). Ну вот, все высказала.

УЭЛШ. А глаза-то у тебя карие. И взгляд – умный-умный.

ГЕРЛИН. Вот уж не думала, что вы заметили какого цвета у меня глаза. Красивые и блестят, да?

УЭЛШ. Придет день, и ты станешь красивой и интересной женщиной. Да благословит тебя Господь.

УЭЛШ снова прикладывается к бутылке.

ГЕРЛИН (тихо, с грустью). Да, когда-нибудь наступит. (Пауза). Ну, святой отец, двину-ка я домой. Вы остаетесь, или пройдемся вместе?

УЭЛШ. Побуду здесь еще немного, пожалуй. Помолюсь за бедного Томаса.

ГЕРЛИН. Ну, тогда пока.

УЭЛШ. Пока.

ГЕРЛИН целует его в щеку. Они обнимаются. ГЕРЛИН встает.

УЭЛШ. Ты не забудешь передать письмо? Ты не забудешь передать письмо Валену и Коулмену, а?

ГЕРЛИН. Не забуду. А что в нем, святой отец? Я в догадках вся. Может, в конверте дюжина презервативов и все?

УЭЛШ. Ну ты и сказанула!

ГЕРЛИН. Они все равно ими не пользуются, если только изредка.

УЭЛШ. Ну, перестань…

ГЕРЛИН. Да и то, если бабенка слепая попадется.

УЭЛШ. Ну и язык у тебя. Хоть уши затыкай.

ГЕРЛИН. Ладно, больше не буду. А вы в курсе, что у Валена новое хобби? Обшаривает всю Коннемару и покупает фигурки святых, но только керамические и фарфоровые. Собрал уже тридцать семь фигурок. На зло Коулмену.

УЭЛШ. Странные они ребята.

ГЕРЛИН. Очень странные. Дальше некуда. (Пауза). Ну, я пошла, святой отец.

УЭЛШ. До встречи, Герлин. Или Мария, уж не знаю как тебя и называть.

ГЕРЛИН. Если объявитесь, я вам сообщу как девчонки сыграют завтра. Может, и в газете заметку опубликуют. А название у нее будет: «Одной девочке во время футбольного матча оторвало голову.»

УЭЛШ улыбается. ГЕРЛИН медленно удаляется.

УЭЛШ. Эй, Герлин. Спасибо, что посидела со мной. Мне наша встреча запомнится.

ГЕРЛИН. Всегда рада, святой отец. В любой момент.

ГЕРЛИН уходит. УЭЛШ смотрит прямо перед собой.

УЭЛШ (тихо). Нет, не в любой. Не в любой.

Он допивает пиво, ставит бутылку на скамейку, крестится и сидит, задумавшись.

Затемнение

Картина пятая

На сцене темно. Освещена только фигура УЭЛША, зачитывающего вслух свое письмо. Почти скороговоркой.

УЭЛШ. Уважаемые Вален и Коулмен, пишет вам отец Уэлш. Сегодня вечером я уезжаю из Линейна и захотелось на прощанье написать вам несколько строчек. Проповеди читать я вам не собираюсь, да и с какой стати? Толку от них не было никакого, и сейчас не будет. Просто-напросто, обращаюсь к вам, потому что беспокоюсь за вас и вашу жизнь на этом и том свете. А до загробного мира вам не так уж и далеко, учитывая тот бесшабашный образ жизни, который вы ведете. Коулмен, я не буду говорить о злодейском убийстве, хотя оно и касается меня, как священника и человека совестливого. Убийство на твоей совести, и наступит день, надеюсь я, когда ты осознаешь содеянное и захочешь замолить свой грех. Ведь, если кто-то прошелся насчет твоей прически, это ведь никак не повод для убийства. Ну никак. Убийство и на твоей совести, Вален, как бы ты это не отрицал. И вина твоя не меньшая, ибо ты представил этот злодейский поступок, как несчастный случай, с целью овладеть отцовскими деньгами. И вина твоя более тяжкая, ведь Коулмен был в состоянии крайнего душевного волнения, а ты действовал хладнокровно и расчетливо. Похоже, я сбиваюсь на проповедь. Попробую-ка я поговорить о другом. (Пауза). Уже пора собираться в дорогу, а мысли мои крутятся и крутятся вокруг того самого злополучного дня, когда я ошпарил руки. Всякий раз, когда я испытываю приступ боли, я думаю о вас обоих. И хочу, чтоб вы знали, что я вынесу боль в тысячу раз сильнее и с улыбкой на лице, если б только это помогло вам обрести утерянные братские чувства.

Почему вы стали врагами? Что нашло на вас? В чем причина? У меня мнение такое – вы упрятали ваше братское чувство глубоко-глубоко в душе, и остались лишь злоба, ненависть и мелочная зависть. Ну, прямо пара выживших из ума старух. Только безумные старухи способны цапаться из-за пакета чипсов, газовой плиты и фигурок святых. Только помешанные способны на такое. И все-таки я уверен, что в самой глубине души вы любите друг друга, и, готов биться об заклад самым дорогим что это так, а если нет – пусть мне вечно гореть в аду. Просто вы погрязли в мелочных расчетах, а на душе у вас вечно тоска и одиночество. И нет рядом женщины, способной успокоить и ублажить вас. Конечно, встречаются на вашем пути женщины, да все не те. Так, мало-помалу, мелкие обиды перерастают в злобу, взаимную неприязнь. Стычки и обиды. А мужества сделать решительный шаг навстречу друг другу у вас не хватает. Может быть, мое письмо поможет вам сделать этот шаг? Почему бы вам обоим не составить общий список всех обид, недомолвок и недоразумений, которые копились и копились годами, и пункт за пунктом не обсудить их честно и открыто. А потом, сделав глубокий-глубокий вдох, взять и простить все друг другу. Неужели это так уж безумно тяжело? Может быть и да, а что если попробовать? Ну, не получится, так не получится, но можно утешить себя сделанной попыткой. А это уже кое-что. И, если вы не сделаете этого ради себя, может быть сделаете ради меня? Ради друга, который переживает за вас и не хочет, чтобы вы проломили друг другу головы. И для меня, священника-неудачника, это было бы самой большой победой за все мое пребывание в Линейне. Возможно, это стало бы чудом и меня причислили бы к лику святых. (Пауза). Вален и Коулмен, я верю в ваше примирение. В глубине души вы любите друг друга. Нужно лишь найти в себе смелость откликнуться на малейшее ее проявление, этой любви. А любовь есть, есть, я готов поклясться в этом всеми святыми, вместе взятыми и душу заложить. И я отдаю себе отчет в том, какой душевной смуте подвергаю себя. Шансы мизерны, ну, один на миллион, может быть, и все же я верю в вас, несмотря на все ужасы, сопутствующие вашей жизни. Ну так что, по рукам? Искренне ваш, раб божий, Родерик Уэлш.

Пауза.

УЭЛША начинает знобить.

Затемнение

Картина шестая

Дом ВАЛЕНА. Ружье снова висит на стене, на полках новые фигурки святых. Все они помечены буквой «М». КОУЛМЕН в очках сидит в кресле слева, с журналом для женщин в руках. Рядом с ним стоит стакан с самогоном. С сумкой в руках входит ВАЛЕН. Он подходит к плите, осторожно дотрагивается до нее.

КОУЛМЕН делает вид, что не замечает его.

ВАЛЕН. Решил проверить. (Пауза). Лишний раз. (Пауза). Не повредит, правда? (Пауза). Совсем маленькая проверка. Понимаешь, к чему я клоню?

Достает из сумки новые фигурки святых и аккуратно ставит их рядом с уже стоящими.

КОУЛМЕН. Какого?…

ВАЛЕН. Что?

КОУЛМЕН. Что-что?

ВАЛЕН. Ну как?

КОУЛМЕН. М-да.

ВАЛЕН. Симпатичные, правда? Как ты думаешь?

КОУЛМЕН. Да пошел ты.

ВАЛЕН. Зря ты так. Ведь хорошо смотрятся, особенно с левой стороны. Так, а нового святого Мартина поставлю сюда, чтоб стоял симметрично со старым. Один слева, один справа. Вид только у них уж больно печальный. (Пауза). А здорово у меня получается фигурки расставлять. Вот уж не знал, что во мне такой талант обнаружится. (Пауза). Сорок шесть фигурок на сегодняшний день. Столько святых, точно на небеса попаду, в царство небесное.

Достает фломастер и помечет фигурки буквой «М».

КОУЛМЕН (после паузы). Пишут вот, что в Норвегии девочка без губ родилась.

ВАЛЕН (помолчав). Для меня это уже не новость.

КОУЛМЕН. Никто ее никогда не поцелует. Какие уж тут поцелуи с голыми деснами.

ВАЛЕН. Тебе это, по-моему, тоже не грозит. Хотя губищи во какие.

КОУЛМЕН. Зато ты всех девчонок в округе перецеловал. Это уж точно.

ВАЛЕН. И не только в нашей.

КОУЛМЕН. О чем и речь. Только все это были твои тетки, а тебе самому было всего двенадцать.

ВАЛЕН. И никакие не тетки. А просто женщины.

КОУЛМЕН. Мой братец Валентайн живет в мире грез, населенном птичками, феями и длинноволосыми карликами. Ух! Населяют его и люди, и все, как на подбор.

ВАЛЕН (после паузы). Надеюсь, это не мой самогон.

КОУЛМЕН. Не твой, не твой, успокойся.

ВАЛЕН. Ну, ладно. (Пауза). Слышал новость?

КОУЛМЕН. Слышал. Ужасно, правда?

ВАЛЕН. Позор, форменный позор и больше ничего. Снять с соревнований всю футбольную команду. Это недопустимо.

КОУЛМЕН. Во всяком случае не с полуфинального матча.

ВАЛЕН. Да с любого. Можно снимать с матча отдельных спортсменов за какие-то нарушения. Но чтобы всю команду, да еще перед самой игрой. Вот слез-то будет. Бедные мамочки.

КОУЛМЕН. Да, наши соперницы повели себя нечестно. В финале должна была играть наша команда.

ВАЛЕН. Вот они финал и продуют.

КОУЛМЕН. Обязательно продуют. Если учесть, что их вратарь еще в больнице, в бессознательном состоянии.

ВАЛЕН. Уже вывели. Интенсивная терапия.

КОУЛМЕН. А может, она просто симулянтка? Чтобы нашу команду из соревнований исключили? Хоть бы она снова сознание потеряла, да и померла.

ВАЛЕН. Точно, и я того же мнения. (Пауза). Слушай, а мы, вдруг, во мнениях сошлись.

КОУЛМЕН. А ведь верно.

ВАЛЕН. Иногда получается.

Выхватывает журнал из рук КОУЛМЕНА.

А вот насчет журналов не сходимся. Я же сказал – первым читаю я.

Садится за стол и листает журнал.

КОУЛМЕН начинает кипятиться.

КОУЛМЕН (встает). Ты что, сдурел? Чуть пальцы мне не оторвал!

ВАЛЕН. Да пошел ты со своими пальцами.

КОУЛМЕН. Все равно ты его не читаешь.

ВАЛЕН. Еще как читаю. Просматриваю, по крайней мере. Что хочу, то с ним и делаю. На свои деньги купил.

КОУЛМЕН. Только женские журналы и читаешь. В «голубые» метишь, это точно.

ВАЛЕН. Пишут тут о парне из Боснии. Безрукий он, и мать недавно померла. (Что-то бормочет, затем). На жалость бьют, чтоб деньги выклянчить. Старо, как мир.

КОУЛМЕН. Но уж ты на их удочку не клюнешь.

ВАЛЕН. Просто руки завели за спину. Нашли дурачков.

КОУЛМЕН. Тебя не проведешь.

ВАЛЕН. Да и мамаша его в лучшем виде. Это точно.

КОУЛМЕН (после паузы). Любишь женские журналы, покупай «Беллу». А в этом одну чепуху печатают.

ВАЛЕН. Во, зато купон на конфеты со скидкой.

ВАЛЕН осторожно отрывает купон, а КОУЛМЕН в этот момент потихоньку достает из шкафа пакет жареного картофеля «Тейтос».

КОУЛМЕН. Чепуху печатают. Пустые статейки. Про всяких сирот увечных. (Пауза). Слушай, одолжи мне пакетик чипсов. Есть хочется.

ВАЛЕН (смотрит на него. Пауза). Ты это серьезно?

КОУЛМЕН. Ну да. Буду должен.

ВАЛЕН. Положил пакет обратно, быстро.

КОУЛМЕН. В должок. И за святых расплачусь, и за картошку. Правда.

ВАЛЕН. Положи… Положи картошку на место, слышишь?

КОУЛМЕН. Ну ладно тебе.

ВАЛЕН. Не получишь.

КОУЛМЕН. Голодный я, как волк. Беру при тебе. Честно дождался твоего прихода…

ВАЛЕН. И все равно я повторяю – нет! Ты ругал эту картошку. «Тейтос» ему, видите ли, не нравится. А сейчас совсем по-другому запел.

КОУЛМЕН. Я же вежливо прошу. Уже третий раз и очень вежливо.

ВАЛЕН. Вежливо, даже слишком. Еще раз говорю, мою картошку не трогать.

КОУЛМЕН. Это твой последний отказ?

ВАЛЕН. Самый, что ни на есть последний.

КОУЛМЕН (после паузы). Ладно, есть я ее не буду. (Пауза). Лучше разомну ее, как следует.

Мнет упаковку чипсов и запускает ее ВАЛЕНА. ВАЛЕН начинает бегать вокруг стола, пытаясь схватить брата. В это время КОУЛМЕН ухитряется достать из шкафа еще две упаковки жареной картошки и дразнит ими брата.

Отвали!

ВАЛЕН замирает на месте.

КОУЛМЕН. Отвали, а то и от этой одна труха останется!

ВАЛЕН (испуганно). Положи на место.

КОУЛМЕН. Положить на место? Я же сказал, что заплачу. Заплачу за все сразу. А ты все ни в какую.

ВАЛЕН (слезно, тяжело дыша). Такую классную еду портишь.

КОУЛМЕН. Классную, говоришь?

ВАЛЕН. Эти самые боснийцы за счастье бы посчитали такой картошки попробовать. Это же «Тейтос», не дрянь какая-нибудь.

КОУЛМЕН вскрывает один из пакетов и принимается за еду.

В это время входная дверь открывается и появляется ГЕРЛИН. Лицо у нее все в пятнах, в руке – письмо.

КОУЛМЕН. А ведь и вправду вкусная.

ГЕРЛИН (не в себе). Новость слышали?

КОУЛМЕН. Какую? Про футбольную команду?…

Видя, что КОУЛМЕН отвлекся, ВАЛЕН хватает его за шею и одновременно пытается выхватить у него из рук пакет. Оба падают на пол и, катаясь по нему, дерутся. КОУЛМЕН при каждом удобном моменте продолжает мять пакет.

ГЕРЛИН какое-то время наблюдает за происходящим, потом достает из ящика нож для разделки мяса, подходит к дерущимся братьям. Хватает КОУЛМЕНА за волосы, запрокидывает ему голову и приставляет нож к горлу.

ВАЛЕН. Ты что? Ты что делаешь?

ГЕРЛИН. Пытаюсь вас разнять.

КОУЛМЕН (испуганно). Мы уже не деремся.

ВАЛЕН (испуганно). Уже не деремся.

ГЕРЛИН отпускает КОУЛМЕНА и кладет письмо на стол.

ГЕРЛИН (с печалью в голосе). Это письмо от отца Уэлша. Вам написал.

ВАЛЕН. И что же он там интересно пишет?

КОУЛМЕН. Опять причитает, это точно.

ВАЛЕН берет в руки письмо, КОУЛМЕН выхватывает его у него. ВАЛЕН отбирает его у брата. Начинают вместе его читать. Но КОУЛМЕН отворачивается со скучающим видом.

ГЕРЛИН достает медальон на цепочке, рассматривает его.

ГЕРЛИН. Я его прочла, пока к вам шла. Какие вы оказывается любящие братья.

КОУЛМЕН (сдерживая смех). Что?

ВАЛЕН. Похожи, отец Уэлш покидает наши края.

КОУЛМЕН. Ну, что в письме? Сплошные причитания, да?

ВАЛЕН. Да. И ничего более. (Гримасничая). «Ведь если кто-то прошелся насчет твоей прически, это ведь никак не повод для убийства. Ну никак.»

КОУЛМЕН (смеется). Здорово у тебя получается.

ГЕРЛИН. Заказала вот медальон по маминому каталогу. Для него старалась. Думала, пошлю по новому адресу, если напишет. Целых четыре месяца деньги копила. Просто подарить ни за что бы не осмелилась. Со стыда бы сгорела. Все мои самогонные деньги угрохала. Лучше б прогуляла их с парнями в Каррарое. Все равно он моим никогда бы не был. Пустые надежды.

ГЕРЛИН берет нож и кромсает цепочку.

КОУЛМЕН. Такую цепочку испортила. Зря.

ВАЛЕН. Оставила бы себе. Вещь-то стоящая.

ГЕРЛИН бросает цепочку в угол.

ГЕРЛИН (шмыгая носом). Прочел письмо?

ВАЛЕН. Прочел. Чушь собачья.

ГЕРЛИН. Я-то его прочитала, чтобы про себя хоть строчку найти. Ни слова обо мне.

КОУЛМЕН. Чушь собачья, говоришь? Значит не читать?

ВАЛЕН. Время зря тратить.

ГЕРЛИН. А мне понравилось место, где он пишет, что верит в тебя. А тебе понравилось?

ВАЛЕН подбирает цепочку.

ВАЛЕН. Что-то не очень. Темное место.

ГЕРЛИН (после паузы). Отец Уэлш утопился вчера вечером на том же самом месте, где и Том Хенлон. Утром тело вытащили. Так что душа его в аду, и спасти ее можете только вы. (Пауза). Я-то его душу спасти не могу. Иначе он бы об этом написал. А я бы занялась спасением его души. За честь бы посчитала. Да вот не суждено. (Плачет). Просит он об этом ублюдков безмозглых.

Потрясенный КОУЛМЕН читает письмо. ГЕРЛИН направляется к двери. ВАЛЕН подает ей медальон.

ВАЛЕН. Не выбрасывай. Оставь себе.

ГЕРЛИН (в слезах). Да ну его к черту. Забрось его куда подальше. (Выходит). Разговор окончен!

После ухода ГЕРЛИН ВАЛЕН садится в кресло и рассматривает цепочку. КОУЛМЕН дочитывает письмо, кладет его на стол и садится в кресло напротив.

ВАЛЕН. Прочел?

КОУЛМЕН. От начала до конца.

ВАЛЕН (после паузы). Печальный конец.

КОУЛМЕН. Очень. Дальше некуда.

ВАЛЕН (после паузы). Ну что, попробуем образумиться? Начнем жить в мире?

КОУЛМЕН. Давай.

ВАЛЕН. Попытка не пытка.

КОУЛМЕН. Вот именно.

ВАЛЕН (после паузы). Бедный отец Уэлш, Уалш, Уэлш.

КОУЛМЕН. Уэлш.

ВАЛЕН. Ну да, Уэлш. (Пауза). Интересно, почему он решился на такое?

КОУЛМЕН. Наверное, расстроило его что-то. И очень сильно.

ВАЛЕН. Скорее всего. (Пауза). А цепочка-то дорогая. (Пауза). Отдадим в следующий раз. А то она сейчас не в себе.

КОУЛМЕН. Вот-вот. Еще как не в себе. Как же она больно за волосы меня дернула.

ВАЛЕН. Сочувствую.

КОУЛМЕН. Было очень больно.

ВАЛЕН (после паузы). Главное, насчет этой картошки перестать цапаться. Это для начала.

КОУЛМЕН. Согласен.

ВАЛЕН. Точно?

КОУЛМЕН. Точно.

ВАЛЕН. Тяжелое будет дело. Очень тяжелое.

КОУЛМЕН (после паузы). А звали его «Родерик». Заметил?

ВАЛЕН (фыркая). Заметил.

КОУЛМЕН (после паузы. С серьезным видом). Только без смеха.

ВАЛЕН кивает. Оба делают серьезный вид.

Затемнение

Картина седьмая

В комнате прибрано. Письмо УЭЛША прикреплено к основанию распятия.

Входят, одетые в черное ВАЛЕН и КОУЛМЕН. Они вернулись с похорон Уэлша. В руках КОУЛМЕНА небольшой полиэтиленовый пакет, наполненный пирожками с мясом и слоеными пирожками. КОУЛМЕН садится за стол. ВАЛЕН открывает коробку из-под печенья и достает из нее бутылку самогона.

ВАЛЕН. Вот так вот.

КОУЛМЕН. М-да. Отец Уэлш покинул нас.

ВАЛЕН. Веселенькое дело.

КОУЛМЕН. Это точно. Особенно, когда в землю священника закапывают.

КОУЛМЕН высыпает в миску содержимое пакета.

ВАЛЕН. Целый пакет. Куда столько?

КОУЛМЕН. А тебе что, жалко?

ВАЛЕН. Да нет.

КОУЛМЕН. На двоих же, быстро уговорим.

ВАЛЕН. На двоих?

КОУЛМЕН. Ну конечно.

ВАЛЕН. Вот не ожидал.

Съедают по пирожку.

А слоеные-то ничего.

КОУЛМЕН. Очень даже ничего.

ВАЛЕН. Какие в католической церкви пирожки слоеные пекут. Кто бы мог подумать. Это у них получается лучше всего. А с мясом тоже неплохие. Хотя покупные скорей всего. (После паузы). Слушай, давай выпьем по стаканчику самогона. Угощаю.

КОУЛМЕН (ошарашенный). Давай. Приятно, когда тебя угощают.

ВАЛЕН. Угощаю, угощаю.

ВАЛЕН наливает самогон в два стакана. Один – большой, другой поменьше. Поразмыслив, большой ставит перед братом.

КОУЛМЕН. Благодарю. Вот и сами поминки устроили. Скромные, зато сами.

ВАЛЕН. Что верно то верно.

КОУЛМЕН. А помнишь, как в детстве мы натягивали над нашими кроватями одеяло. Настоящее укрытие получалось. И объедались хлебом с вареньем.

ВАЛЕН. Это ты с Миком Даудом укрытие устраивал. А меня вы к себе не пускали. А стоило мне голову просунуть, ты «раз» меня ногой по голове. Как сейчас помню.

КОУЛМЕН. Мик Дауд, говоришь? Память ни к черту. А я думал, что мы с тобой прятались.

ВАЛЕН. Половину детства моя голова под твоими ногами оказывалась, почему-то. А помнишь, как на один мой день рождения, ты прижал меня к полу, уселся на меня и начал пускать на меня слюну, тягучую такую? И все пускал, пускал, пока все лицо ею не покрылось.

КОУЛМЕН. Помню, еще как. Только это не нарочно получилось. Я все пытался ее проглотить, да все никак.

ВАЛЕН. И это на мой день рождения.

КОУЛМЕН (после паузы). Ну прости меня, прости за слюни, за голову. Ради отца Уэлша.

ВАЛЕН. Прощаю.

КОУЛМЕН. Хотя, как-то раз в детстве, ты ронял мне на голову камни, и довольно увесистые. Как раз, когда я спал.

ВАЛЕН. Это в отместку.

КОУЛМЕН. В отместку или нет, все равно кошмарное дело. На голову малышу падают камни, ужас. И потом, как можно было мстить через неделю после того, как тебя обидели. Мстить надо сразу, тут же.

ВАЛЕН. Искренне прошу прощения за этот случай.

Пауза.

До сих пор голова плохо работает, да, Коулмен?

КОУЛМЕН смотрит на ВАЛЕНА секунду-другую и улыбается. ВАЛЕН тоже улыбается.

ВАЛЕН. Да, непростое это дело, прощения просить. Тут отец Уэлш был не так уж не прав.

КОУЛМЕН. Надеюсь, он ада миновал. Сразу в царствие небесном очутился.

ВАЛЕН. Я тоже на это надеюсь.

КОУЛМЕН. Или в чистилище, в худшем случае.

ВАЛЕН. Хотя, в аду он с Томом Хенлоном может пообщаться. По крайней мере.

КОУЛМЕН. Все-таки знакомый.

ВАЛЕН. Ну да. И этот парень из фильма «Смит и Джонс».

КОУЛМЕН. Думаешь, он в аду?

ВАЛЕН. Конечно. Сам отец Уэлш так сказал.

КОУЛМЕН. Блондин.

ВАЛЕН. Нет, другой.

КОУЛМЕН. Тот второй тоже хорошим парнем был.

ВАЛЕН. Лучше не бывает.

КОУЛМЕН. Таким, как они, прямая дорога в ад. Я-то скорее всего, в рай попаду, хоть и продырявил голову бедному папочке. Если, конечно, буду постоянно на исповедь ходить. На то я и католик. Прострелил отцу голову и хоть бы что.

ВАЛЕН. Я бы не сказал.

КОУЛМЕН. Ну пусть это имеет значение, но самую малость.

ВАЛЕН (после паузы). А что, Герлин на похоронах все глаза выплакала, да?

КОУЛМЕН. Да.

ВАЛЕН. Бедняжка. А ее мамаша два раза с озера ее уводила. Еле-еле оттащила с того места, откуда отец Уэлш в воду бултыхнулся.

КОУЛМЕН. Похоже, она отца Уэлша недолюбливала.

ВАЛЕН. Похоже. (Берет в руки цепочку). Ни в какую не хотела цепочку забрать. Даже слышать о ней. Пусть рядом с письмом будет.

Прикрепляет цепочку к кресту, так что сам медальон оказывается поверх письма. Письмо осторожно разглаживает.

Если ей лучше не станет – попадет в руки психиатров, и надолго.

КОУЛМЕН. Время лечит.

ВАЛЕН. Печальная история, правда?

КОУЛМЕН. Еще какая. (После паузы. Передернув плечами). Что делать.

Съедает еще один слоеный пирожок.

ВАЛЕН, вспомнив что-то, шарит в карманах куртки, достает две фигурки святых, ставит их на полку, снимает с фломастера колпачок и по привычке намеревается пометить фигурки, но раздумывает.

А пирожки-то что надо. Кажется, я вхожу во вкус. Надо почаще на похороны ходить.

ВАЛЕН. На свадьбах их тоже подают.

КОУЛМЕН. Да ну? Кто тут у нас следующий под венец идет? Все думали, что Герлин. Девчонка-то – высший класс. Но после всей этой истории она теперь не скоро замуж выйдет.

ВАЛЕН. А, может, я следующий? Чем не жених? Видел, как монашки на меня сегодня пялились?

КОУЛМЕН. Да кто за тебя пойдет? Даже та безгубая из Норвегии нос отвернет.

ВАЛЕН (после паузы. Сердито). Обижаешь ты меня, но я терплю… Отец Уэлш завещал запастись терпением. Буду терпеть и прощать.

КОУЛМЕН (искренне). Ой, извини. Извини. Сорвалось с языка.

ВАЛЕН. Ничего страшного, если не нарочно.

КОУЛМЕН. Не нарочно, не нарочно. Хотя и ты меня обидел, когда насчет моей головы прошелся. А я даже и не заикнулся.

ВАЛЕН. Извини, я был неправ.

КОУЛМЕН. Мог и не извиняться, ладно уж. А я для тебя последний слоеный пирожок приберег.

ВАЛЕН. Он твой, они мне что-то не очень.

КОУЛМЕН кивает в знак благодарности и принимается за пирожок.

ВАЛЕН. А монашки сегодня были, глаз не оторвешь, правда?

КОУЛМЕН. Хороши девчонки.

ВАЛЕН. Они, наверное, отца Уэлша по колледжу знали.

КОУЛМЕН. Я бы пообжимался с той, что наверху стояла, и с той что внизу. С удовольствием. Только не с толстухой, что сзади стояла.

ВАЛЕН. Да, страшная, дальше некуда. И, похоже, сама об этом догадывается.

КОУЛМЕН. Был бы там наш папаша, точно наорал бы на них.

ВАЛЕН. И что он все время кричал на монашек? Как ты думаешь?

КОУЛМЕН. Понятия не имею. Наверное, в детстве от них натерпелся.

ВАЛЕН. Если б ты мозги ему не вышиб, сейчас бы и спросили.

КОУЛМЕН сурово смотрит на брата.

ВАЛЕН. Ладно, ладно, молчу. Скажу только одно, тихо и внятно: вина в смерти папаши лежит на тебе. В основном.

КОУЛМЕН (после паузы). Да, на мне. Полностью на моей совести. Я совершил преступление и очень об этом сожалею.

ВАЛЕН. А я сожалею о том, что вынужден подводить черту под твоей жизнью. И постараться пробудить в тебе совесть. Конечно, я бы мог отправить тебя в тюрьму, но не сделал этого. И не из жалости, а из боязни остаться в одиночестве. Я бы скучал по тебе. (Пауза). Начиная с этого дня… начиная с этого дня, половина дома со всем его имуществом снова твоя.

Тронутый словами брата, КОУЛМЕН протягивает ему руку. Братья смущенно обмениваются рукопожатием.

Пауза.

Еще в каких-нибудь грехах каяться будешь? Много их у тебя?

КОУЛМЕН. Не сосчитать. (Пауза). Прости, что картошку твою испортил.

ВАЛЕН. Прощаю. (Пауза). А помнишь как мы мальчишками проводили каникулы в Леттермаллене, и ты оставил свой фургон под дождем. Весь мокрый был, а потом пропал. Мама с папой в один голос: «А, это индейцы его украли.» Да никакие это были не индейцы. Это я его в море сбросил. С утра пораньше.

КОУЛМЕН (после паузы). А он мне не очень-то и нравился.

ВАЛЕН. В этом-то и дело. Прости.

КОУЛМЕН (после паузы). А слюни я на тебя напускал нарочно. На твой день рождения. Так хотелось глаза тебе залепить. (Пауза). Прости меня.

ВАЛЕН. Прощаю. (Пауза). Как-то раз Морин Фолен попросила меня передать тебе, что хотела бы пригласить тебя на фильм в «Кладдах Палас», а заодно и в ресторан, и все за ее счет. И по тону ее голоса я решил, что ты обещал пойти с ней. А я взял и промолчал. Просто так, из вредности.

КОУЛМЕН. Не велика потеря. Губы тонкие, как у призрака, а прическа – ну вылитая обезьяна. Причем рыжая.

ВАЛЕН. Но ведь ты обещал.

КОУЛМЕН. Обещал не обещал, какая теперь разница. Тут и каяться не в чем. Ладно, моя очередь. Играем дальше.

ВАЛЕН. Дальше, это как?

КОУЛМЕН (поразмыслив). Помнишь игру в шарики? «Кер-Планк» называлась?

ВАЛЕН. Еще как помню.

КОУЛМЕН. Так вот, шарики украла не Лайем Хенлон, а я. Все до одного.

ВАЛЕН. А зачем они тебе были?

КОУЛМЕН. А зачем они тебе были?

КОУЛМЕН. А я пошел на озеро в Гэлуэй и запускал ими в лебедей. Здорово было.

ВАЛЕН. Оставил меня без игры. Без шариков – не то. А игра-то была общая. Так что плюнул ты в свой колодец.

КОУЛМЕН. Знаю, знаю и прошу прощения. Теперь твоя очередь. (Пауза). Что-то ты замешкался. А помнишь дебилов, которые твои комиксы в костер побросали? На самом деле это я сделал. А обвинил их, все равно они безответные.

ВАЛЕН. Интересные были комиксы. «Человек-паук» назывались. Здорово в них человек-паук с доктором-осьминогом сцепился.

КОУЛМЕН. Виноват, прости. Твоя очередь. (Пауза). Или вспомнить нечего?…

ВАЛЕН. Да ну тебя!..

КОУЛМЕН. А помнишь, как Пато Дули отделал тебя? Ему было всего двенадцать, а тебе уже двадцать. А за что, тебе и до сих пор невдомек. Я ему сказал, что ты обозвал его покойную мамашу волосатой проституткой.

ВАЛЕН. Да не чем-нибудь, а зубилом! Чуть глаз не выбил!

КОУЛМЕН. Наверное, Пато любил свою мать, не иначе. (Пауза). Прости, если можешь.

КОУЛМЕН рыгает.

ВАЛЕН. Ну и звуки!

КОУЛМЕН. Ну, что еще вспомнишь?

ВАЛЕН. Пописал я один раз в кружку, из которой ты пиво пил. А самое смешное то, что ты и разницы не почувствовал.

КОУЛМЕН (после паузы). А сколько мне было?

ВАЛЕН. Семнадцать, точно. Помнишь, мы целый месяц в больнице с гландами провалялись? Да, в тот месяц. (Пауза). Прости меня.

КОУЛМЕН. А я прикладываюсь к твоему самогону уже десять лет. Полбутылки выпиваю и доливаю воды. Так что вкуса настоящего самогона ты с восемнадцати лет не чувствуешь. А настоящий-то – это восемьдесят три градуса.

ВАЛЕН (прикладывается к стакану. После паузы). Но вину за это ты ведь чувствуешь?

КОУЛМЕН. Конечно, прости меня. (Бормоча). Пришлось мочу пить, да не чью-нибудь, а именно его. Вот черт…

ВАЛЕН (сердито). Значит просишь прощения, точно?

КОУЛМЕН. Прошу, прошу! Прошу, черт меня побери! Ты что не расслышал?!

ВАЛЕН. Вот и хорошо, хотя прозвучало не очень искренне.

КОУЛМЕН. Да пошел ты, если ты… Ладно, молчу, молчу. (После паузы). Прости, что разбавлял твой самогон целых десять лет. Прости.

ВАЛЕН. Совсем другое дело. (После паузы). Чья очередь каяться, твоя или моя?

КОУЛМЕН. Пусть будет твоя.

ВАЛЕН. Спасибо. А помнишь, как один раз Элисон О' Хулиген вышла на спортплощадку с ручкой во рту, а на следующий день вы собирались с ней на танцы? Так толкнул ее локтем я, так, что ручка острым концом в гланды ей и вонзилась. А когда она вышла из больницы, то была уже помолвлена с врачом, который выдернул эту дурацкую ручку, а на тебя смотрел, как на пустое место. Помнишь?

КОУЛМЕН. Еще как помню.

ВАЛЕН. Это не был несчастный случай. Я все подстроил. Из ревности. Исключительно.

Пауза. КОУЛМЕН запускает в ВАЛЕНА пирожком с мясом и пробует ухватить его за шею. ВАЛЕН увертывается.

Прости меня! Прости меня! (Указывая на письмо). Отец Уэлш! Отец Уэлш!

ВАЛЕН отбегает от стола. КОУЛМЕН стоит напротив него, кипя от злости.

КОУЛМЕН. Чтоб тебя!

ВАЛЕН. Спокойно.

КОУЛМЕН. Я же любил Элисон! Мы бы сейчас могли быть мужем и женой, если бы не эта гребаная ручка!

ВАЛЕН. А то что она ее сосала, да еще с заостренного конца? Сама приключений искала!

КОУЛМЕН. И нашла с твоей помощью! Она же могла умереть!

ВАЛЕН. Прости меня. Ну, прости. А зачем пирожками бросаться. Они денег стоят. Нам нужно держать себя в руках, успокоиться. А ты раз, и сорвался. Из-за тебя душа отца Уэлша в ад попадет, и гореть ей там синим пламенем.

КОУЛМЕН. Оставь его душу в покое. Чуть не угробил бедную девочку, а теперь «успокойся» да «успокойся».

ВАЛЕН. Да сколько воды с тех пор утекло, и к тому же я попросил прощения. От всего сердца. (Усаживается). Все равно глаза у нее косые были.

КОУЛМЕН. Ничего подобного! Глаза у нее были – каких поискать!

ВАЛЕН. Все равно какие-то чудные.

КОУЛМЕН. Красивые карие глаза.

ВАЛЕН. Ну ладно. (Пауза). Теперь твоя очередь. Не упусти шанс. Ну, вперед. Уделай меня.

КОУЛМЕН. Уделать тебя?

ВАЛЕН. Именно.

КОУЛМЕН задумывается на секунду, слегка улыбается и снова садится за стол.

КОУЛМЕН. Лучше промолчу.

ВАЛЕН. Похоже, успокоился.

КОУЛМЕН. Спокоен, как никогда. А покаяться – хорошее дело.

ВАЛЕН. Еще какое хорошее. Вот рассказал про ручку и буду теперь спать, как ангел.

КОУЛМЕН. На душе легче стало?

ВАЛЕН. Совсем легко. (Пауза). А ты просить прощения еще будешь?

КОУЛМЕН. Буду. И еще как буду.

ВАЛЕН. Серьезный проступок? Вроде истории с ручкой? Хотя, какая разница.

КОУЛМЕН. Не такой серьезный, но все-таки. Помнишь, мы все думали, что именно Мартин Хенлон отхватил уши бедному Лэсси.

ВАЛЕН (уверенным тоном). Но не ты же. Ни за что не поверю.

КОУЛМЕН. Это был не Мартин.

ВАЛЕН. Значит ты, больше некому. Лучше дела не придумал.

КОУЛМЕН. Потащил я его к нашему ручью. В одной руке ножницы, в другой поводок. Выл он отчаянно, пока я свое дело делал. А потом он свалился замертво и ни единого звука не издал. Ни единого.

ВАЛЕН. Да вранье это. Чистое вранье. Мы так не договаривались. Говорить надо только правду. А к истории с Лэсси ты никакого отношения не имеешь. Любого спроси.

КОУЛМЕН (после паузы). Тебе что, нужно доказательства представить?

ВАЛЕН. Именно. Что именно ты отхватил уши моему псу. И побыстрей.

КОУЛМЕН. Побыстрей не получится.

Он медленно встает, семенит в свою комнату и закрывает за собой дверь.

ВАЛЕН терпеливо ждет, выдавливая из себя смешок.

Возвращается КОУЛМЕН, неся слегка промокший бумажный пакет коричневого цвета. Останавливается около стола, медленно открывает пакет и достает из него мохнатое собачье ухо. Кладет его на голову ВАЛЕНА. Достает второе ухо и, выдержав паузу, водружает его на первое, кладет пустой пакет на стол, разглаживает его и садится в кресло слева. ВАЛЕН, ошарашенный, стоит, не моргая. Наклоняет голову, и уши соскальзывают на стол. Смотрит на них. КОУЛМЕН уходит, возвращается с фломастером, кладет его на стол.

КОУЛМЕН. А вот твой фломастер. Можешь пометить буквой «М», как обычно. (Садится в кресло). Ну, что тут скажешь? Отрезал я уши псу. Прости, если можешь. Прошу прощения от всей своей гребаной души. Каяться так каяться.

Ухмыляется. ВАЛЕН встает, тупо смотрит на брата, подходит к стоящему справа буфету и, повернувшись спиной к КОУЛМЕНУ, достает кухонный нож.

В это же время КОУЛМЕН снимает со стены ружье и возвращается на свое место.

ВАЛЕН поворачивается с ножом в руках. КОУЛМЕН направляет на брата ружье.

ВАЛЕН, сникнув на мгновенье, собирается с духом и медленно приближается КОУЛМЕНУ. Замахивается ножом.

КОУЛМЕН (удивленно и слегка испуганно). Вален, ты что задумал?

ВАЛЕН (тупо). Да прирезать тебя, больше ничего.

КОУЛМЕН. Положи нож на место, ну.

ВАЛЕН. Ну уж нет, сначала башку тебе отхвачу.

КОУЛМЕН. У меня ружье. Ты что, слепой?

ВАЛЕН. Мой бедный Лэсси. Мухи за всю жизнь не обидел.

ВАЛЕН приближается к КОУЛМЕНУ настолько близко, что дуло ружья упирается ему прямо в грудь. Замахивается ножом.

КОУЛМЕН. А ну перестань.

ВАЛЕН. Ладно, твоя взяла…

КОУЛМЕН. Вспомни о душе отца Уэлша. Отец Уэл…

ВАЛЕН. Да ну ее в задницу! Отхватил уши моему псу, а теперь о душе заговорил! Да еще о чужой.

КОУЛМЕН. Так это было год назад. Жить по-новому мы тогда и не собирались.

ВАЛЕН. Прощайся с жизнью, выродок!

КОУЛМЕН. И ты прощайся с жизнью тоже. Я не промахнусь.

ВАЛЕН. А мне плевать, понял?

КОУЛМЕН (после паузы). Э-э-э, минуточку, минуточку…

ВАЛЕН. Что еще?

КОУЛМЕН. Посмотри на ружье. Видишь, куда я дуло направляю?

КОУЛМЕН отводит дуло от груди ВАЛЕНА и направляет его прямо на плиту.

ВАЛЕН (после паузы). Отведи дуло от плиты, ну.

КОУЛМЕН. Ни за что. Давай, режь меня. Но и от твоей плиты ничего не останется.

ВАЛЕН. Да ты что? Я за нее триста фунтов выложил.

КОУЛМЕН. То-то и оно.

ВАЛЕН. Опусти ружье. Так нечестно.

КОУЛМЕН. А ты нож, слюнтяй паршивый.

ВАЛЕН. Целится в плиту – это не по-мужски.

КОУЛМЕН. А мне без разницы. Убери нож, я сказал.

ВАЛЕН. Ты… Ты…

КОУЛМЕН. Ну кто?

ВАЛЕН. Кто?

КОУЛМЕН. Да.

ВАЛЕН. Ты вообще не человек, вот кто ты.

КОУЛМЕН. Убери нож, ты, плакса. И успокойся. Понял?

ВАЛЕН (после паузы). Ладно, твоя взяла.

КОУЛМЕН. Вот и отлично.

ВАЛЕН делает шаг в сторону, кладет нож на стол, садится и нежно поглаживает собачьи уши.

КОУЛМЕН по-прежнему держит плиту на прицеле. Медленно покачивает головой.

КОУЛМЕН. Поднять нож. И на кого? На родного брата. В голове не укладывается.

ВАЛЕН. А ты поднял нож на моего пса и ружье на родного отца. И не просто поднял.

КОУЛМЕН. Просто невероятно. Поднять нож на меня.

ВАЛЕН. Хватит причитать и опусти ружье, а то еще выстрелит невзначай.

КОУЛМЕН. Невзначай?

ВАЛЕН. Оно на предохранителе?

КОУЛМЕН. Предохранитель, говоришь?

ВАЛЕН. Да, да! Сто раз тебе повторять?

КОУЛМЕН. Значит предохранитель, так-так…

Вскакивает со своего места, целится в плиту и стреляет. Правая часть плиты отваливается. ВАЛЕН в ужасе падает на колени, обхватив голову руками. КОУЛМЕН целится и стреляет еще раз. Отваливается левая часть плиты. Затем он, как ни в чем не бывало, усаживается в кресло.

Нет, нет никакого предохранителя. Представляешь?

Пауза. ВАЛЕН стоит на коленях и не может произнести ни слова.

И вот, что я тебе еще скажу…

Снова вскакивает со своего места и, взяв ружье за дуло, начинает неистово разбивать фигурки святых. Разбивает все до единой. Осколки разлетаются во все стороны. ВАЛЕН пронзительно кричит.

КОУЛМЕН, закончив, садится в кресло с ружьем в руках.

ВАЛЕН стоит на коленях. Пауза.

И не делай вид, что ты этого не заслужил. Ты прекрасно знаешь о чем я.

ВАЛЕН (не своим голосом). Мои святые.

КОУЛМЕН. Разнес вдребезги. Лично.

ВАЛЕН. Разнес вдребезги плиту.

КОУЛМЕН. Ружье – класс. Что хочешь разнесет.

ВАЛЕН (поднимаясь с колен). Класс-то класс. Только патронов в нем больше нет.

Медленно достает нож и подходит к КОУЛМЕНУ. КОУЛМЕН начинает вынимать из ружья пустые гильзы, шарит по карманам, достает патроны и заряжает или делает вид, что заряжает ружье. Заряжено оно или нет не знает ни ВАЛЕН, ни публика. КОУЛМЕН щелкает затвором и целится ВАЛЕНУ в голову.

Нет в нем патронов! Нет!

КОУЛМЕН. Может и нет. Может, я только вид сделал, что зарядил. Хочешь проверить? Валяй.

ВАЛЕН. Еще как проверю.

КОУЛМЕН. Ну, чего ты ждешь?

Долгая пауза.

ВАЛЕН. Пора кончать с тобой.

КОУЛМЕН. Да перестань.

ВАЛЕН (печально). Правда-правда. Нельзя тебе жить.

КОУЛМЕН (после паузы). Ну так вперед, действуй.

КОУЛМЕН вскидывает ружье.

ВАЛЕН вертит и вертит в руках нож. Потом, опустив голову, кладет его на прежнее место.

КОУЛМЕН кладет ружье на стол. ВАЛЕН медленно подходит к плите и касается письма.

ВАЛЕН. Ну, теперь душа отца Уэлша точно в аду. После того, что мы сейчас натворили.

КОУЛМЕН. А кто его просил, ради нас с тобой, свою душу закладывать? Мы – нет. И, вообще, священникам категорически запрещено делать какие либо ставки. За нас пять фунтов поставить, и то много будет. Ну, цапаемся мы иногда. И даже деремся. Ну и что? Хорошая драка – это вещь. Это же обратная сторона любви. Вот что такое драка. Что Уэлш в этом понимал? Он же был маменькиным сынком. Ты же сам подраться не прочь.

ВАЛЕН. Люблю подраться, это верно. Но когда убивают моего пса и родного отца, это уж совсем другое дело.

КОУЛМЕН. Я прошу прощения за этот грех. Искренне прошу. И письмо отца Уэлша здесь совершенно не причем. От всей души я это делаю. То же самое относится и к плите, и к твоим святым. Посмотри, что от них осталось. В этом весь мой характер. Вспыльчивый и неукротимый. Но ведь я за все прощения попросил.

ВАЛЕН. Ты неисправим. (Пауза). Ты д е й с т в и т е л ь н о чувствуешь свою вину?

КОУЛМЕН. Да.

ВАЛЕН (после паузы). Ну, тогда душа отца Уэлша уже и в раю.

КОУЛМЕН. Возможно, возможно.

ВАЛЕН. А парень он был неплохой.

КОУЛМЕН. Согласен.

ВАЛЕН. Не высокого полета, но неплохой.

КОУЛМЕН. Верно. (После паузы). Да, что-то среднее.

ВАЛЕН. Что-то среднее.

КОУЛМЕН (после паузы). Пойду-ка я пропущу стаканчик. Компанию мне составишь?

ВАЛЕН. Составлю. Ты иди. Я сейчас.

КОУЛМЕН направляется к входной двери.

ВАЛЕН печально смотрит на осколки разбитых фигурок.

КОУЛМЕН. Когда вернемся, я помогу тебе прибраться. А кое-какие может и склеить удастся. У тебя клей «момент» еще остался?

ВАЛЕН. Остался, только колпачок куда-то подевался.

КОУЛМЕН. А-а, вечная история с этим клеем.

ВАЛЕН. А фигурки святых в страховке указаны. Как и плита.

КОУЛМЕН. Ого…

ВАЛЕН (после паузы). Что значит «ого»?

КОУЛМЕН. Помнишь, пару недель назад, ты меня спрашивал, снимал ли я деньги со страховки? И я сказал, что нет.

ВАЛЕН. Очень хорошо помню.

КОУЛМЕН (после паузы). Так вот. Страховочные деньги я прикарманил и все пропил.

ВАЛЕН вне себя бросается к ружью.

КОУЛМЕН выбегает из дома. ВАЛЕН бежит за ним. Но догнать не успевает. Возвращается с ружьем в дом. Он весь дрожит от ярости и чуть не плачет. Постепенно успокаивается, глубоко дыша. Перегибает ствол ружья и смотрит заряжено ли оно.

КОУЛМЕН ружье зарядил. ВАЛЕН извлекает патрон.

ВАЛЕН. А ведь мог выстрелить в меня, гнус. В своего родного брата! Как в родного отца! Как в мою плиту!

Отбрасывает ружье и патрон, срывает с распятия письмо отца Уэлша так резко, что цепочка ГЕРЛИН падает на пол, идет с письмом к столу и достает коробок спичек.

Нытик ты несчастный. Вот кто ты, отец Уэлш. Так и буду я с твоей душой разбираться до самого гроба? Не мог еще кого-нибудь найти?

Поджигает письмо. И тут же задувает пламя. Письмо почти не пострадало. Кладет его на стол, вздыхая.

(Тихо). Вся моя беда в том, что у меня слишком добрая душа.

Подходит к кресту, прикрепляет к нему письмо и цепочку. Разглаживает письмо. Надевает куртку, проверяет есть ли в карманах мелочь и направляется к двери.

Напиваться не буду. Это я тебе точно говорю, отец Уэлш Уалш Уэлш.

ВАЛЕН с тоской смотрит на письмо, усеянный осколками пол и выходит.

Свет на сцене гаснет. На несколько секунд остаются освещенными только распятие и письмо.

Затемнение


Оглавление

  • Картина первая
  • Картина вторая
  • Картина третья
  • Картина четвертая
  • Картина пятая
  • Картина шестая
  • Картина седьмая