КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615737 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243298
Пользователей - 113012

Впечатления

Влад и мир про Шмыков: Медный Бык (Боевая фантастика)

Начало книги представляет двух полных дебилов, с полностью атрофированными мозгами. У ГГ их заменяют хотелки друга. ГГ постоянно пытается подумать и переносит этот процесс на потом. В сортир такую книгу.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

Serg55 Вроде как пишется, «Нувориш» называется, но зависла 2019-м годом https://author.today/work/46946

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Чембарцев: Интеллигент (СИ) (Фэнтези: прочее)

а интересно, вторая книга будет?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
mmishk про Большаков: Как стать царем (Альтернативная история)

Как этот кал развидеть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Гаврилов: Ученик архимага (Попаданцы)

Для меня книга показалась скучной. Ничего интересного для себя я в ней не нашёл. ГГ - припадочный колдун - колдует но только в припадке. Тупой на любую учёбу.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Zxcvbnm000 про Звездная: Подстава. Книга третья (Космическая фантастика)

Хрень нечитаемая

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Зубов: Одержимые (Попаданцы)

Всё по уму и сбалансировано. Читать приятно. Мир системы и немного РПГ.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

На глубине [Дерек Кюнскен] (fb2) читать постранично


Настройки текста:




Дерек Кюнскен
НА ГЛУБИНЕ

Винсенту снова приснилось, как он плавает вместе с Мерсед в холодной темноте, поднимаясь к незнакомому солнцу. Он не видел этого солнца, потому что лучи проходили под воду лишь на двести метров. Если бы он разглядел хотя бы слабое голубое свечение, он бы уже умер, но его это не волновало. Винсент все равно хотел увидеть его – так, как обычно хочешь чего-то во сне. Сон закончился ничем. Потом ему снилась какая-то тарабарщина.

Проснувшись, Винсент стал вспоминать тот, первый сон. Он не думал о Мерсед уже очень давно. Воспоминания о бывшей подруге напоминали ему о недостатке мужества, не позволявшем последовать за ней.

Винсент находился в своей комнате, темной и холодной. Он ощущал катушки нагревателей – не их тепло, а электрический ток, который тек по ним, искажая магнитное поле. Чувство электричества, несмотря на то, что он обладал им с рождения, все равно казалось странным, неуместным. При пробуждении он всегда первым делом обращался к своему зрению.

Всю жизнь ему твердили: «Не доверяй инстинктам».

Глаза раскрылись, но ничего не увидели. Под слоем жира и мускулов, укрытые ребрами, у него внутри имелись два цилиндра, составленные из заряженных мышечных дисков. Идею этих электродисков позаимствовали у электрических угрей. Винсент пропустил через свой левый электродиск слабый ток. Сенсор в стене засек его и осветил воду, наполнявшую комнату, обнажая хлопья белой соли.

Винсент встряхнул свои уставшие жабры. На адаптацию к низкому уровню кислорода на океанском дне могли уйти месяцы. Ему советовали не торопиться, постепенно привыкать к своему новому дому, но не из-за этого он постоянно засыпал.

Его мучило одиночество. А собственная нерешительность истощала последние силы.

Винсент ощутил в правом боку что-то странное. Нечто большее, чем просто приступ боли. Пропустив заряд через нижний электродиск, он обнаружил под кожей неожиданное сопротивление.

Создатели Винсента оставили место в жировом слое, чтобы он мог прятать руки в тепле, защищая их от холода чужого океанского дна. Он держал их там, когда спал, и сейчас достал их, чтобы ощупать свое тело. Толстая кожа, сделанная на основе ДНК акулы и моржа, скользила под пальцами. Ничего необычного, лишь тонкий слой водорослей – неудачная попытка генетиков позаботиться о его гигиене. А вот над ребрами обнаружился комок, которого не было еще месяц назад.

На протяжении последнего месяца он погружался на дно. На разных глубинах магнитное поле смещалось и слегка изменяло свою силу и направление. Он не успевал привыкнуть к какой-либо из этих конфигураций настолько, чтобы заметить в себе перемены. До сегодняшнего дня. Движение закончилось на тридцатый день. Он же – первый день на дне, частичка бесконечной ночи. Ощущение собственной трусости снова начало расти.

Он инстинктивно попытался нахмуриться, но плотная, пятнисто-серая кожа его черепа не давала неадекватным мышцам двигаться. Винсент повернул голову, чтобы рассмотреть свою покрытую жиром грудную клетку, но ничего не увидел.

Несмотря на то, что их тела разработали специально для жизни на океанском дне, какой-нибудь орган все равно мог деформироваться из-за перепадов давления. Винсент потянулся: развел в стороны толстые руки, закинул назад приплюснутую голову, выпрямил хвостовой плавник и широко распахнул жабры. Винсент прекрасно понимал, что он – монстр, но ему все равно не хватало смелости.


Он много думал о людях, чьи решения, поколение за поколением, в итоге привели его на дно океана, в мир, который они называли Слезой Инди. Винсент не мог понять, как все эти решения, казавшиеся такими правильными, привели к результату, который он считал аморальным. Где они оступились? Он, кажется, знал, кого в этом винить, но разве это имело значение?

Винсент считал колонистов, покинувших Землю, сумасшедшими, но вряд ли они перешагнули какую-либо этическую черту. С Земли запустили множество колониальных кораблей. Тот, что отправился на Эпсилон Инди, безусловно, относился к одним из самых амбициозных, но они верили в свои навыки и технологии. Этот риск он счел приемлемым. Этические принципы Винсента позволяли согласиться даже с тем, что все их потомки оказались навсегда отрезанными от Земли. Путешествие длиной в тысячу лет – это в любом случае путешествие в один конец. Большинство колонистов умерло от старости еще до того, как корабль покинул Солнечную систему.

Тем не менее их внуки и правнуки, пусть даже они лишились возможности снова увидеть Землю, все еще оставались людьми. Винсент чувствовал тяжесть этого выбора, но считал его разумным. Он понимал, что каждая колонизированная планета увеличивала вероятность выживания человечества как вида, его культуры и цивилизации.

Дверь скрылась в стене, и Винсент покинул комнату. Вода, настолько холодная, что замерзнуть ей не позволяло только давление, вызвала у него шок. Винсент вздрогнул всем телом, проталкивая себя