КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405184 томов
Объем библиотеки - 534 Гб.
Всего авторов - 172381
Пользователей - 92066
Загрузка...

Впечатления

lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Зуев-Ордынец: Злая земля (Исторические приключения)

Небольшие исправления и доработанная обложка. Огромное спасибо моему украинскому другу Аркадию!

А книжка очень хорошая. Мне понравилась.
Рекомендую всем кто любит жанры Историческая проза и Исторические приключения.
И вообще Зуев-Ордынцев очень здорово писал. Жаль, что прожил не долго.

P.S. Возможно, уже в конце этого месяца я вас еще порадую - сделаю фб2 очень хорошей и раритетной книжки Строковского - в жанре исторической прозы. Сам еще не читал, но мой друг Миша из Днепропетровска, который мне прислал скан, говорит, что просто замечательная вещь!

Рейтинг: +5 ( 7 за, 2 против).
Stribog73 про Лем: Лунариум (Космическая фантастика)

Читал еще в далеком 1983 году, в бумаге. Отличнейшая книга! Просто превосходнейшая!
Рекомендую всем!

P.S. Посмотрел данный фб2 - немножко отформатировано кривовато, но я могу поправить, если хотите, и перезалить.
Не очень люблю (вернее даже - очень не люблю) править чужие файлы, но ради очень хорошей книжки - можно.

Рейтинг: +7 ( 8 за, 1 против).
загрузка...

Удар ниже пояса (fb2)

- Удар ниже пояса (и.с. Русский бестселлер) 911 Кб, 259с. (скачать fb2) - Александр Дмитриевич Ходырев

Настройки текста:



ХОДЫРЕВ Александр Дмитриевич Удар ниже пояса



В дверь кабинета начальника управления Ходунова кто-то постучал.

Ходунов перестал писать и поднял глаза. Дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель просунулась голова Шутикова из отдела международного сотрудничества.

— Можно, Александр Петрович? — спросил Шутиков.

— Заходи, Леонид Павлович. — Ходунов приподнялся и пожал руку вошедшему как-то боком Шутикову. — Садись. Ты извини, бумага срочная.

— Да что ты! Это ты меня извини. Я подожду.

Шутиков положил локти на маленький столик, стоявший в торце большого стола, за которым сидел Ходунов, и, подперев подбородок, озабоченно сдвинул брови. На Шутикова это было совсем не похоже. Человек он был легкий и веселый, и обычно улыбка не сходила с его лица.

Отдав бумагу печатать в соседнюю комнату, Ходунов сел в кресло и внимательно посмотрел на Шутикова.

— Что-то случилось?

Шутиков опустил глаза и покрутил головой. Потом он виновато посмотрел на Ходунова и, криво улыбнувшись, нехотя сказал:

— Похоже.

— На что похоже? — Ходунов нахмурился и сразу стал похож на строгого преподавателя, экзаменующего нерадивого студента. — Ну, может, ты объяснишь мне всё внятно?

Шутиков виновато посмотрел на него, вздохнул и уже тверже сказал:

— За мной следят. Они меня вычислили.

Ходунов откинулся в кресле и молча сосредоточенно смотрел прямо на Шутикова. Тот, видимо, получив облегчение от того, что главное он уже сказал, почувствовал себя свободнее.

— Расскажи все по порядку. Только все. — Ходунов сделал ударение на последнем слове. — Ты меня понимаешь?

— Понимаю, — вздохнул Шутиков. — Конечно, понимаю. Ну, извини.

— Ладно, давай по сути.

— Ну, видишь, я ведь ожидал, что они проявятся, поэтому последнее время был настороже. В пятницу вечером я заметил звук такой характерный, когда говорил по телефону из дома. Ну, ты сам понимаешь, — Шутиков криво усмехнулся, — я-то в этих делах понимаю. Бывшая специальность как-никак.

— Прослушивали?

— Да и продолжают. В субботу рано утром мы на дачу поехали. Там ничего такого я не заметил. Вчера днём приехали в Москву, и я вечером решил специально пройтись. Определил четко. Следят. Причем довольно грамотно.

— Да. — Ходунов вздохнул. Лицо у него было огорчённым и сердитым. — Все как и должно было быть. Такие вещи сами собой не рассасываются. Смотри, вся эта история с чемоданом началась… Когда это было?

— 17-го. 17 мая. В субботу.

— А сегодня у нас… Второе июня, понедельник. — Ходунов снова вздохнул. — Ну, да, больше двух недель. Вполне хватало времени. Что ты мне прямо с утра-то не сказал?

— Да я с утра должен был в МИД заехать.

— Понятно. Ну, и что делать будем?

Шутиков тоже вздохнул и весь сгорбился на стуле.

— Я думаю, пока ничего.

— И сколько же будет это «пока»? Дело-то ведь, кажется, нешуточное. Это все может очень плохо кончиться.

Шутиков выпрямился и, не глядя на Ходунова, сказал, оправдываясь:

— Я знаю. Все я прекрасно понимаю, Александр Петрович. Я еще вчера звонил своему хорошему приятелю «оттуда». — Шутиков показал отогнутым большим пальцем куда-то вверх и в сторону. — Сегодня вечером я с ним встречаюсь. Объясню ему ситуацию. Думаю, поможет.

Холодный взгляд Ходунова стал еще и скептическим.

— Что значит поможет? Ты ему все хочешь рассказать? Все как есть? Или ты собираешься ему лапшу на уши повесить? Мол, за тобой следят, а ты не знаешь почему. Давай, Леня, как-то серьезнее. Ты что, не понимаешь, что ли?

— Понимаю, конечно, понимаю, — морщась, как от боли, и непрерывно вздыхая, ответил Шутиков. — Ну, давай до завтра подождем. Завтра утром я точно приму решение.

— Ну, гляди. Хотя я бы на твоем месте не стал ждать.

Но Шутиков, видимо, уже ухватился за эту встречу с приятелем «оттуда».

— Ну, все. Все решим завтра. Я вообще-то даже и не хотел тебе ничего говорить. Думаю, чего зря беспокоить.

Теперь же взгляд Ходунова, который и так-то чего только в себе не содержал — и неодобрение, и укоризну, и скепсис, — выразил еще и изумление.

— Ну, ты хорош! Ну, слов нет. Позаботиться хотел! Не знаю, ей-богу, иногда хочется взять что-нибудь тяжёлое и…

— Ну, это тебе придется уж очень тяжелое. — Шутиков впервые за время разговора прямо посмотрел на Ходунова, и в его глазах зажглась веселая искорка. — Меня только оч-ч-чень тяжелым прошибешь.

Широкое лицо Шутикова расплылось в улыбке. Ходунов, безусловно, был расстроен и зол. Но не удержался и усмехнулся.

— Ох, Леня, Леня. Вот беда моя в том, что не могу на тебя обозлиться по-настоящему. А ведь надо. Ну, согласись, надо?

— Конечно, — согласился Шутиков, радостно улыбаясь. Сказав все Ходунову, он почувствовал такое облегчение, как будто ничего плохого уже не было, всё стало хорошо.

А у Ходунова, наоборот, настроение только испортилось еще больше. Он покачал головой и, снова став совершенно серьезным, сказал:

— Ладно, я подожду до завтра. Но имей в виду, если я увижу, что все остается в том же положении, я буду считать себя просто обязанным делать что-то. Всё слишком серьёзно — пакеты эти, деньги. Да и смерть эта внезапная…

— А ты что, думаешь, этот краснорожий не просто так коньки отбросил?

— Ничего я не думаю. — Ходунов еле сдерживал раздражение. — Что я, следователь, что ли? Я ничего не знаю. Но предполагать могу. Ты не обижайся, но я прежде всего не о тебе думаю и не о себе. Тут могут и твоих зацепить. И моих. Ты это понимаешь?

Шутиков моментально посерьезнел:

— Да что ты, Саня! Я совершенно уверен, до этого дело не дойдёт.

— А почему? Почему ты в этом уверен?

— Прежде всего потому, что они следят за мной. Я, только я им нужен. Это просто здравый смысл подсказывает.

— Ой, ладно, Леня! Кто знает, какой у них там смысл? Может, как раз и не здравый. Они и за мной, может быть, следят.

— Если они нас определили, то определили и того, кто взял этот чемодан. Так что ты не переживай. Они со мной будут разбираться. Гарантирую.

Ходунов серьезно и даже с грустью посмотрел на Шутикова:

— Ну, ты ведь мне тоже не совсем безразличен, если уж на то пошло.

Шутиков благодарно улыбнулся:

— Я знаю, Саня. Спасибо тебе. Ну вот, видишь, такое уж я…

— Не такое, не такое, — поморщившись, перебил его Ходунов. — Был бы такое, с тобой и разговаривать не о чем было бы. Ладно, мне собираться надо. Я должен ехать на совещание к Благолепову. Держи меня в курсе дела, если что.

— Если что — обязательно.

* * *

Собирая бумаги, которые могли понадобиться на совещании, Ходунов не переставал вновь и вновь переживать разговор с Шутиковым.

«Ну, понятно, когда за собственную глупость расплачиваешься. Но вот когда за глупость друзей?! Хотя, если уж быть совершенно объективным, это теперь переходит в мою собственную глупость».

От этих логических построений настроение совсем упало. И к чувству тревоги, которое не оставляло Ходунова последнее время и усилилось после разговора с Шутиковым, добавилось чувство досады на себя самого.

* * *

Оказалось, что Благолепова срочно вызвали «наверх», совещание проводил один из его заместителей, который отнесся к говорильне сугубо формально.

Ходунов вышел из здания на Новом Арбате и посмотрел на часы.

«Слава богу, хватило ума у Алексеева не размазывать кашу. Так, если добираться на метро, это займет минут тридцать. А если пешком напрямик, то не больше сорок пять. Могу я подарить себе, дорогому, пятнадцать минут? Могу. Пойду пешком».

Стараясь держаться в тени нависающего второго этажа, Ходунов дошел до подземного перехода и перешел на другую сторону. Завернув за угол высокого здания в американском стиле, он оказался в небольшом переулке. Хотя буквально в нескольких шагах шумел проспект с его непрерывным потоком машин и оживленными тротуарами, здесь было тихо и спокойно.

Держась теневой стороны переулка, Ходунов неторопливо шел узким тротуаром. Впереди, на противоположной стороне переулка, освещенной ярким июньским солнцем, на наклонном флагштоке безвольно свисал большой красочный флаг. Подойдя ближе, Ходунов увидел под флагом стилизованную под рыцарский герб вывеску.

«Интересно, что это такое? — подумал Ходунов. — Если Эр-Эр, куда ни шло. А если Пи-Пи? Да, двусмысленность какая-то получается».

Пока Ходунов плелся мимо, шикарная дверь офиса открылась и на улицу вышел среднего роста господин. Он прямиком направился к стоящему рядом чёрному «Опелю», обогнул машину спереди и на несколько мгновений оказался лицом к Ходунову. Это был сравнительно молодой, лет тридцати пяти, подтянутый, хорошо одетый, невысокий, но широкоплечий круглолицый блондин. Сразу было видно, что это человек, уверенный в себе, привыкший приказывать, ощущающий свою силу и значимость. На Ходунова, который был в тени на противоположной стороне переулка, он не обратил внимания.

Ходунов на мгновение замедлил шаги.

«Где я его видел? Точно, видел».

В это время из той же двери выпорхнуло некое небесное создание с папкой в руках, украшенное белокурыми кудельками и развевающимся почти прозрачным розовым одеянием.

— Николай Николаевич! Минуточку!

Чудом передвигаясь на высоченных каблуках, покачиваясь на тонких длинных ногах из стороны в сторону, создание достигло автомобиля и наклонилось к окну. Ходунов увидел, как круглолицый блондин, уже сидевший в машине, перегнулся к правой дверце и опустил стекло. Девица приникла к дверце, что-то сказала и протянула папку. Господин в машине кивнул и бросил папку на сиденье.

Ходунов уже прошел вперед. Через несколько секунд черный «Опель» бесшумно обогнал его. Ходунов еще раз увидел сидящего за рулем внушительного блондина.

«Так где же? Ну, вот, теперь буду мучиться».

Уже не глядя по сторонам, Ходунов медленно шел к себе на работу. Этот господин в «Опеле» никак не выходил у него из головы.

«Нужно просто забыть об этом. Потом само всплывёт. Ну, дался мне этот блондин! Видел я его, видел, конечно. И что-то не очень приятное с ним связано. И что это в последнее время ничего хорошего не происходит? Эх, плюнуть бы на все это — и куда-нибудь на байдарке… Да, хорошо бы, только нереально. А сейчас еще и с Матюхиным неприятный разговор предстоит…»

Войдя в министерство/Ходунов стал подниматься по очень старой и когда-то красивой мраморной лестнице на третий этаж. Он совсем забыл о случайной встрече с круглолицым элегантным блондином. Но, уже поднявшись наверх и открывая дверь своего кабинета, вдруг вспомнил: «Конечно, это тот самый тип, которого я видел в Шереметьеве. Когда мы в последний раз летели в Женеву. С этим злосчастным чемоданом. Да, точно он. Значит, Николай Николаевич… Только одет он был тогда совсем по-другому. В какой-то затрапезной куртке. А здесь такой важный, лощёный. Я, наверное, поэтому и не мог вспомнить. Да, теперь понятно, откуда это неприятное ощущение. Вот уж действительно гора с горой…»

Ходунов прошёл к себе, в который уж раз вспоминая, как все это началось.

Глава 1

Всё началось в конце апреля, когда в министерство пришло решение о составе делегации для участия в заседании одного из комитетов международной организации, которое должно было начаться в Женеве 19 мая. В составе делегации были Ходунов, Шутиков и заместитель директора ведомственного НИИ Бобров.

Седьмого мая, зная, что между праздниками министерские всеми правдами и неправдами постараются на работе не быть, Ходунов специально решил собрать делегацию и в спокойной обстановке обсудить все вопросы по командировке.

В министерстве было непривычно тихо. За всё время, пока они пункт за пунктом, не торопясь, как любил Ходунов, обсуждали повестку дня и просматривали все исходные материалы, позвонили только один раз. В кабинет никто не пытался прорваться с каким-нибудь очередным срочным делом.

За последние несколько лет состав делегации на этом комитете устоялся: Ходунов, Бобров и заместитель начальника международного отдела Печников. Но еще в середине апреля Печников серьезно заболел, и его положили в больницу. Вместо него от отдела включили Шутикова, который в министерство пришел совсем недавно, всего около года тому назад.

Ходунов, как всегда на работе, был одет официально. Пиджак он повесил на один из стульев и сейчас был в белой рубашке с короткими рукавами, с темным галстуком и в светлых брюках. Лицо и руки у него были покрыты неровным, отдающим в красноту загаром — свидетельством трудового первомайского порыва на дачном участке. Худощавый, обычно державшийся прямо, он в свои пятьдесят три года выглядел не старше остальных, сидевших за столом.

Бобров внешне во многом был похож на Ходунова. Такой же худощавый, аккуратный, тоже в очках и такого же роста. Даже и небольшие лысины у них были похожи. Они и по возрасту казались одногодками, хотя Ходунов был лет на 10 лет старше. Пиджак Бобров тоже снял. Вот только рубашка у него была неопределенного серовато-кремового цвета, и еще более неопределенного цвета был галстук.

В отличие от Боброва и Ходунова Шутиков был из тех людей, которые в галстуке задыхаются. Поэтому он носил его только тогда, когда в этом была последняя степень необходимости. Сегодняшний день, по его разумению, явно к этой категории не относился. Поэтому он был в свободной лёгкой куртке, которую носил, как казалось, круглый год, под ней была веселёнькая ярко-зелёная тенниска. Его светлые, потерявшие форму, то ли из рогожки, то ли из чего-то похожего на рогожку штаны не только не были отглажены, но, казалось, наоборот, их долго специально мяли, перед тем как Шутиков надел их на себя. Впрочем, на Шутикове все это выглядело как-то естественно. Довольно плотный, мешковатый, вечно улыбающийся, Шутиков внешне контрастировал с Бобровым и Ходуновым. Контраст усиливали и его совсем короткая стрижка, и нос картошкой, и широкие покатые плечи, и привычка ходить, слегка согнувшись и раскачиваясь.

Ходунов и Шутиков были знакомы очень давно, лет двадцать. Ходунов тогда работал в НИИ. Его, совсем еще зеленого, новоиспеченного кандидата наук назначили заведующим отделом. А через некоторое время в отделе появилась группа переводчиков. Руководителем этой группы и был Шутиков. Он, хотя был на несколько лет моложе Ходунова, успел уже поработать за границей. В НИИ они работали вместе лет пять. Дальше их дороги разошлись.

Шутикову предложили работать в КГБ, и он не отказался. Он окончил специальную школу, подолгу работал за границей в посольствах и представительствах. В новые времена, когда КГБ сотрясался от перестроек и реорганизаций, удержаться ему не удалось. Имея достаточно солидную сумму в чеках Внешторгбанка, он не особенно это переживал, считая себя обеспеченным, и не на одну жизнь. Один из приятелей пригласил его работать в свою фирму. Около года он успешно выполнял обязанности заместителя директора по безопасности. Но вот дальше все полетело кувырком. В одночасье приказал долго жить Внешторгбанк, а с ним и все чеки, превратив в бедняков всю прослойку весьма состоятельных по советским временам тружеников зарубежного фронта. От былого благополучия у Шутикова осталась хорошая кооперативная квартира, уже довольно старенькая «Волга» и недостроенный загородный дом. А потом и фирма, где он работал, перестала существовать. С некоторым трудом, используя сохранившиеся в своем родном ведомстве связи, Шутикову удалось устроиться в министерство, где к этому времени уже работал Ходунов.

Ходунов в НИИ продвигался по служебной лестнице довольно успешно. Но директор пошел на повышение в министерство, а с новым директором, бывшим инструктором ЦК, у Ходунова что-то не получалось. Он стал преподавателем. Доцент, декан факультета, реальная перспектива защиты докторской — казалось бы, чем плохая карьера. Но в послеперестроечное время заработок Ходунова стал таким смешным, что удовлетворение, которое приносила ему преподавательская работа, не могло компенсировать явный недостаток денег. Он умел многое, но содержать на такие деньги семью он бы, наверное, никогда не научился. И тут, очень кстати, его пригласили на работу в новое министерство, образовавшееся на месте того союзного, в систему которого входил НИИ, где Ходунов когда-то работал.

Так в конце концов Ходунов и Шутиков оказались в одном министерстве. И хотя все прошедшие годы они даже не встречались и не перезванивались, оба обрадовались друг другу. Ходунов не стал отказываться, когда Шутиков пригласил его к себе домой с Людой. Вечер получился очень удачным: Люда и Надя, жена Шутикова, которые не были знакомы, тоже понравились друг другу. Потом Шутиковы были у них дома. Дачные участки у них оказались сравнительно недалеко — километрах в тридцати. И как раз в майские праздники они договорились в последний праздничный день встретиться у Ходуновых на даче, отметить праздник и вместе на «Волге» Шутикова вернуться в Москву.

Поэтому, хотя Ходунов к педантичному, абсолютно лишённому чувства юмора Печникову относился очень хорошо, он обрадовался, когда узнал, что в делегацию включили Шутикова.

Бобров тоже обрадовался произошедшей замене. Во-первых, Печников его несколько достал своей не всегда разумной требовательностью в отношении подготовки документов. По этому поводу Ходунов-то просто посмеивался, а для Боброва это выливалось в многодневную и ненужную работу. Ну, а во-вторых, у Боброва с Шутиковым были совсем другие отношения, чем с Печниковым.

Когда Шутиков пришел в министерство, в первую же неделю ему поручили оформление документов Боброва, которого направляли на какой-то симпозиум. Они разговорились, и вдруг выяснилось, что жили когда-то совсем рядом и учились в одной школе. Когда они стали вспоминать общих знакомых, учителей, оба почувствовали друг к другу такое расположение, как будто действительно знали раньше друг друга и даже были друзьями.

Так что сегодня, после двух часов совместной работы, все трое были удовлетворены. Командировка в такой компании обещала быть прекрасной.

— Так что, заканчиваем на этом? — спросил Ходунов.

— А что с собой берем? — Шутиков, обрадовавшись окончанию официальной части, щелкнул себя под подбородком.

— Да как обычно, — усмехнулся Ходунов. — По бутылке. Можно и по две. Кроссовки и тренировочный берите. Бегать будем.

— Бегать — это что, шутка? — удивился Шутиков. — Едем-то на неделю.

— Какие шутки? Как раз в командировках-то самая лучшая возможность. Ну, Валентина Евгеньевича я агитировать не буду. Знаю, что вы к таким утехам безразличны. А, Леонид Павлович? Приглашаю.

— А что? Можно попробовать. Размять кости.

Ходунов встал:

— Ладно, на этом все. Ну, до свиданья, Валентин Евгеньевич.

Ходунов пожал руку Боброву и задержал собравшегося уходить Шутикова.

— Леонид Павлович, на минутку. Слушай, Леня, я хотел узнать, как там двигается соглашение с немцами. Так долго его рожали и в таких муках, а теперь что-то никакого движения. В чем там дело? Я у Макарова спрашивал, он говорит, что сейчас ты этим занимаешься.

— Занимаюсь. Уже целых три дня. Этому соглашению не повезло. То один им занимался, то другой. Не волнуйся. До отъезда все будет в порядке.

— Не подведешь?

— Обижаешь! Об этом просто можешь не беспокоиться.

— Ну, это я с удовольствием. У меня таких дел висит…

— Не беспокойся, сделаю. Слушай, жена меня достала. Говорит, что сумка у меня несерьезная. Хочет, чтобы я чемодан себе купил для командировок. Не солидно, говорит, без чемодана. Может, прогуляемся, посмотрим?

— Да, по-моему, хорошая у тебя сумка. Вполне можно на рынок ходить. — Ходунов засмеялся. — А вообще-то вполне нормальная сумка, не знаю, что ей не нравится. И я езжу с такой же. Но ведь с женой-то по этому поводу не поспоришь. Бесполезно, сам знаю. А какой тебе чемодан нужен?

— Да мне никакой не нужен. Волю жены исполняю. Настаивает, понимаешь. А вообще — среднего размера.

— Ты же раньше много ездил. Что у тебя, чемоданов, что ли, нет?

— Да есть у нас. Громадные такие. Смерть носильщику. А вот чтобы на неделю поехать — я всегда с сумкой ездил.

— А сейчас что изменилось?

Шутиков криво усмехнулся:

— Многое. Понимаешь, я последний раз выезжал четыре года назад. Тогда для нас жизнь совсем другая была. Я имею в виду финансовую ситуацию.

— Понимаю. Не пойму только, при чем тут чемодан? Он как раз денег стоит.

— Женская логика. Раньше, когда денег у нас вполне хватало, Надя вообще не обращала внимания на то, как я еду в командировку, сколько денег привезу. А сейчас, при моей-то зарплате, единственная реальная возможность хоть как-то поправить положение — командировки. Вот она и вбила себе в голову, что, если я буду солидней выглядеть, меня чаще посылать будут. Нет, ты понимаешь?

— Неужели она это серьезно? — искренне удивившись, сочувственно спросил Ходунов. — Она что, трудно пережила ваши потери?

— Не то слово. — Шутиков вздохнул. — Ты понимаешь, я как-то на жизнь легче смотрю. Ну, был студентом, вообще практически денег не было, а жил прекрасно. Мы ведь с Надей поженились, когда я на третьем курсе был. Жили у ее тетки, просто угол отгороженный, денег вообще не было. Я по ночам вагоны разгружал. И ведь так было весело, так хорошо. Ну, а потом… Потом просто везло. Я ей и говорю — мы же ещё нестарые, здоровые, дети уже большие, сами себя обеспечивают. Ну, пережить это просто надо. А она не может. Возраст, что ли. А тут еще наш финансовый крах совпал с валом товарного изобилия.

— Да, проблема, — понимающе согласился Ходунов. И чтобы переменить тему, которая скорее всего Шутикову была не слишком приятна, спросил: — Так про чемодан… Сколько ты готов отвалить?

— Ну, в долларах если… Я думаю, долларов двадцать.

— Ты знаешь, у меня такое ощущение, что за такие деньги здесь, в центре, ты вряд ли что найдешь.

— Да? А сколько, ты думаешь, потянет приличный чемодан?

— Я думаю, порядка сотни. Ну, восемьдесят. Ну, может быть, шестьдесят. Хотя и не уверен. Москва — город дорогой.

— Ну, это я не потяну. Поеду с сумкой. И привычней мне. Я как-то с ней сроднился. Как голый без нее.

— Правильно. Ну просто глупо покупать шикарный чемодан, когда денег не хватает. Но если Надя будет тебя доставать — покупай на рынке. Там за твои деньги обязательно купишь. Китайский или индийский. Только скорее всего это будет дерьмо. Ну, дешёвка есть дешёвка.

— Ладно, спасибо. Хорошо бы мне не пришлось воспользоваться твоим советом.

— Будем надеяться.

* * *

Но надежды оказались напрасными. Надежда Шутикова их развеяла в тот же вечер.

— Поедем на рынок. Полетишь ты все-таки с чемоданом.

Глава 2

Сидевший за большим полированным письменным столом пожилой человек поморщился. Утреннее солнце, освещавшее до этого только натёртый до блеска пол, добралось и до него. Пожевав губами, он нажал одну из вмонтированных в стол кнопок. Раздалось слабое жужжание, и большое окно закрылось наполовину опустившейся белоснежной шторой.

В большом кабинете снова стало совсем тихо, как будто в нем никого не было. А между тем, кроме хозяина кабинета, здесь был еще один человек. Он стоял сбоку от стола, чуть согнувшись, спокойно и терпеливо дожидаясь приказания или вопроса сидевшего за столом.

Кабинет этот был отделан и обставлен так, как обставлялись кабинеты больших начальников в советское время — дубовые панели, стоящие на когтистых лапах и украшенные резьбой массивный письменный стол и еще более массивный, высокий книжный шкаф, занимающий почти половину стены. Окна, закрытые легкой гармошкой занавески, были обрамлены тяжелыми, зелеными с золотом портьерами.

Но внимательный наблюдатель, если бы его, конечно, пустили сюда, заметил бы и то, что сильно отличало кабинет от ему подобных.

Письменный стол находился не напротив входной двери, а сразу слева от нее. И это, конечно, было странно. Обычно настоящий номенклатурный начальник предпочитает, сидя в своем кресле, наблюдать весь путь любого входящего к нему. И чем больше кабинет, чем длиннее этот путь, тем сильнее входящий проникается значимостью и важностью человека, к которому он приближается и который, сидя за письменным столом, разглядывает его поверх сидящих на носу очков.

Не было у хозяина кабинета и того самого главного, что должно быть у любого мало-мальски значимого начальника. У него не было кресла. Вместо сложного инженерного сооружения, с помощью которого начальник, напряженно работая, одновременно расслабляет свое тело, лечит ишиас, массирует спину и формирует для окружающих имидж динамичного современного руководителя, был стул. Стул, правда, как и все остальное в кабинете, был очень хорош. Ореховый, резной, с безупречной мягкой обивкой. Но стул, а не кресло.

Странным было и то, что здесь не было обязательного для кабинета любого начальника стола для совещаний, окруженного стульями. В просторном, можно даже сказать, полупустом кабинете, кроме стула за письменным столом, вообще не было стульев. Зато вместо этого, прямо в центре кабинета, напротив письменного стола стояло кресло. Необычное, роскошное, громадное кресло. Этакий низкий пухлый полудиван ла одну персону. Видимо, хозяин кабинета и не рассчитывал на то, что он будет принимать здесь более одного человека.

Все это и делало кабинет необычным. А тщательность, даже изысканность его отделки, идеальный порядок и чистота наводили на мысль о том, что вряд ли эта несколько странная обстановка была случайной. Похоже, кто-то специально продумал это все, и, наверное, не один раз.

Между тем сидящий за столом откинулся на спинку стула и, продолжая пристально смотреть на зимний пейзаж, как будто хотел разглядеть там что-то, забарабанил пальцами по столу. Рука у него была сухая, напоминающая лапу хищной птицы. Да и сам он был чем-то похож на большого нахохлившегося ястреба. Нос с горбинкой, странно неподвижные и одновременно внимательные глаза усиливали это сходство. Возраст его определить было трудно. И только желтовато-белая пергаментная кожа на лице и на руках, с заметными пятнами заставляла думать о том, что сидящему за столом уже давно и далеко за шестьдесят. Одет он был в роскошный, даже немного кокетливый тёмно-вишневый халат. Вот только лицо его приятным никак нельзя было назвать — сильно портило впечатление постоянное выражение презрительной брезгливости и подозрительности. Сидящий за столом будто все время видел вокруг себя что-то неприятное и вызывающее беспокойство. И хотя он сам оставался неподвижным, в лице его непрерывно что-то менялось — подергивались губы, кустистые брови, иногда все лицо искажалось вдруг непроизвольной гримасой. Тем более странными на этом лице казались немигающие, широко раскрытые глаза.

Лицо стоявшего рядом, напротив, было совершенно спокойным и неподвижным. Бесстрастное лицо опытного помощника, слуги-секретаря, выражавшее сейчас только почтительное внимание. Заурядное лицо ограниченного, но, видимо, хитрого человека лет пятидесяти. Растущие как-то сильно вперед зубы, довольно длинный нос этому лицу привлекательности не добавляли. Не украшали его фигуру и узкие покатые плечи, непропорционально длинные руки и широкий таз. Одет он был в невзрачный серый костюм, темную рубашку с пестрым галстуком.

Сидящий за столом прервал наконец молчание и, не поворачивая головы, спросил:

— Так что там?

Он говорил надтреснутым, немного гнусавым тенором, медленно, негромко, но очень четко произнося каждое слово, показывая при этом белоснежные ровные зубы. Слова гулко отдавались в просторном кабинете.

— Розовый приехал. Георгий. Вы ему назначили, Аркадий Борисович.

Молчание. После паузы одетый в роскошный халат изрёк:

— Доложи по нему.

Секретарь чуть больше наклонил и так уже вытянутую вперед голову.

— Ничего особенного не выявлено, Аркадий Борисович. Купил новый дом, большой. Старый пока не продал. Занимает деньги.

— Ладно. Больше ничего нет?

— Нет, Аркадий Борисович. Все чисто.

— Как там новый перевозчик, этот, Вадим?

— Осваивается, Аркадий Борисович. Парень толковый.

— Доцент тоже был толковым.

— Ну, этот гораздо сильнее.

Строгий Аркадий Борисович поморщился и вздохнул:

— Ты сказал Георгию про Доцента?

— Все, как вы приказали, Аркадий Борисович.

— Ладно. Пусть заходит.

Через минуту секретарь ввел в кабинет высокого и довольно тучного, респектабельного господина лет около пятидесяти. Одетый в элегантный светлый костюм, изящные легкие туфли, белоснежную сорочку с дорогим галстуком, он держался очень спокойно и непринужденно.

Вошедший прошел мимо стола к креслу и повернулся к сидящему за столом. Глаза их встретились, и взгляд вошедшего натолкнулся на такой пронзительный, резкий, неприятный встречный взгляд, что прочно приклеенная к лицу улыбка моментально сползла. Он отнюдь не первый раз был в этом кабинете, каждый раз готовился, но, внезапно упираясь в эти колючие, неприятные глаза, чувствовал себя совсем не в своей тарелке. Сделав над собой усилие, вошедший вернул на лицо сильно полинявшую улыбку и, поклонившись, отвел взгляд.

— Доброе утро, Аркадий Борисович.

Аркадий Борисович тоже отвел глаза и, не отвечая на приветствие, сказал:

— Садись, Георгий.

Все так же не поворачивая головы, он бросил секретарю:

— Иди, Яков.

Массивный Георгий с некоторым трудом разместился в кресле прямо перед столом, за которым сидел Аркадий Борисович.

И вот тут сразу стало понятно, почему Яков назвал его Розовым. Скорее всего, когда он был помоложе, он был рыжим. С годами волосы не только сильно поредели, но и выцвели, веснушки исчезли. А его нежная кожа, которая никак не хотела загорать, при малейшем напряжении моментально розовела. И в зависимости от степени этого напряжения она могла быть от нежно-розовой до багровой. И еще стала понятной особенность этого кресла. Очень низкое, оно было сделано так, что сидящий неизбежно утопал в нем и откидывался назад. Колени при этом оказывались существенно выше того места, которым, собственно, процесс сидения осуществляется. Так что даже самый рослый гость невольно оказывался полулежащим внизу, прямо под пристальным взглядом находящегося значительно выше хозяина кабинета.

— Я хочу сразу предупредить тебя, — начал Аркадий Борисович. — Это очень важное дело. И провалить его нельзя. Все случайности должны быть исключены. На сто процентов. Ты ответственность свою понимаешь?

У Розового пламенело уже не только лицо, но и высокие залысины и торчащие из белоснежных манжет руки.

— Понимаю. Вполне понимаю, Аркадий Борисович.

Голос Розового был совершенно спокойным. Глаза тоже были спокойными. Только полыхающая кожа не соответствовала этому внешнему спокойствию.

Хозяин кабинета продолжал уже спокойно, без напряжения:

— Повезешь шесть пакетов. Чемодан будет такой же, как в прошлый раз. Перс тебя встретит. — Он вынул из ящика письменного стола конверт и положил на край стола. — Вот паспорт и билеты. Полетишь в субботу, двадцать третьего, Аэрофлотом. Груз пока ещё не готов. Будет в пятницу вечером. Так что ты вещи свои в какую-нибудь сумку собери. Николай заедет за тобой, будет в субботу у твоего дома в шесть тридцать. А ты прямо в машине вещи переложишь в чемодан. Он тебя и в Шереметьеве подстрахует. Вопросы есть?

— Нет, Аркадий Борисович. Все ясно.

Розовый с трудом встал из кресла, в очередной раз сильно покраснев, взял конверт со стола и положил его в карман пиджака.

— Я могу идти, Аркадий Борисович?

— Подожди, Георгий. Да ты сядь, сядь. Или ты торопишься?

— Нет, Аркадий Борисович. Я не тороплюсь.

Розовый снова погрузился в мягкую глубину кресла.

— Ты ведь Доцента хорошо знал?

— Ну, знакомы были.

— Когда его видел в последний раз?

— Месяца два назад.

Кровь отхлынула от щек и лба Розового, и сразу на лице выделились красный нос и воспаленные веки.

— Знаешь, что с ним случилось?

После небольшой паузы слегка осевшим голосом Розовый сказал:

— Да, Яков сказал.

— А причину знаешь?

— Ну, только в общем, Аркадий Борисович.

Аркадий Борисович встал из-за стола и прошелся по кабинету. Совсем небольшого роста и тщедушный, в длинном халате с прямыми плечами, с откинутой назад головой, он выглядел внушительным, даже величественным.

— Он вёз большую партию. И вот ему в голову пришла мысль.

Аркадий Борисович остановился и замолчал, в упор глядя в глаза собеседнику.

— Пришла мысль смыться с этой партией. Он думал, это так легко. — Он снова помолчал. — Он очень просил. Умолял. — Следующая тяжелая пауза, во время которой стоявший Аркадий Борисович буквально сверлил злым взглядом распластавшегося в кресле Розового. — Знаешь о чем?

Потерявший свою авантажность, Розовый покачал головой и прокашлялся:

— Нет.

— Чтоб его пристрелили. Тяжелая смерть у него была. Долго умирал. На глазах у жены и дочки. Их тоже жалко. Но это было нужно.

Снова возникла долгая, гнетущая пауза.

— Он их к матери в деревню отправил. Умник! Думал, не найдём.

Наконец Аркадий Борисович отвел взгляд и снова сел за стол.

— Урок должен быть настоящим. Это просто необходимо. Каждый должен делать свое дело добросовестно. Добросовестно и честно. Мы не можем работать без доверия. Это основа всего.

Снова неприятная пауза.

— Ты меня понял?

— Да.

— Хорошо понял?

— Да, Аркадий Борисович.

— Делай свое дело хорошо и честно. Тогда все будет хорошо. Это я тебе говорю. А мое слово ты знаешь. Знаешь?

Розовый уже совершенно затравленными глазами посмотрел в уставленные на него колючие, иногда казавшиеся совершенно сумасшедшими глаза и невольно сглотнул.

— Да, Аркадий Борисович, знаю, — выдавил он осипшим голосом.

Аркадий Борисович поднялся и, величественно откинув голову, произнес:

— Ну, иди, Георгий. Иди и помни, что я тебе сказал.

И поза, и слова, и даже голос — все вполне соответствовало моменту. Да, это был настоящий, полновластный хозяин. Его так за глаза все и называли — Хозяин. И он, конечно, об этом знал.

Розовый снова с трудом поднялся. Потом, замявшись, он неуверенно кашлянул и потер рукой подбородок.

— Э-э, Аркадий Борисович, просьба у меня есть. Я знаю, это не по правилам, но, может быть, вы всё-таки мне поможете? Нельзя у вас попросить небольшой аванс. Тысяч пять. Просто так получилось, случайно…

Хозяин поднял брови, покачал головой и удивленно, даже укоризненно посмотрел на Розового. Торжественность момента было явно нарушена. Он сморщился и, оставив патетику, заговорил сварливым голосом:

— Жить надо по средствам. Почему у меня такого не бывает? Я все продумываю. Каждый шаг. Со мной случайностей не бывает. — Он вздохнул и опять уперся в Розового взглядом. — Ладно. В порядке исключения. Садись.

Он нажал одну из кнопок в столе и застыл. Розовый снова с трудом расположился в кресле. Ручка двери кабинета беззвучно повернулась, и в комнату протиснулся согбенный Яков. Расхлябанной, скользящей походкой уверенного в себе царедворца он приблизился к столу.

— Феликс дома? — не глядя в его сторону, спросил Аркадий Борисович.

— Он, это… отъехал слегка. В банк. Обещал быть через час примерно.

Хозяин недовольно нахмурился и пожевал губами:

— Ладно, иди.

Дождавшись, пока за Яковом закроется дверь кабинета, он встал, направился к шкафу и, видимо, на что-то нажал. Массивный шкаф, казавшийся монолитной глыбой, легко и беззвучно отодвинулся вдоль стены. Открылся встроенный в стену сейф. Прикрыв собой дверцу сейфа, Хозяин точными, неторопливыми движениями набрал код, взялся за ручку сейфа и повернул ее. И тут…

В тот момент, когда Хозяин начал поворачивать ручку сейфа, ну вот точно именно в этот момент, беззвучно начала поворачиваться ручка двери кабинета. Собственно, ничего особенного в этом не было. Просто Яков что-то хотел доложить шефу, только и всего. Если бы шеф в кабинете был один, Яков обязательно бы предварительно позвонил. Но когда в кабинете был посетитель, ему разрешались войти без доклада.

И вдруг в одну секунду все резко изменилось в этом солидном, спокойном кабинете, где все было таким надежным, основательным и рациональным. Резко и громко прерывисто взвыла сирена, что-то звонко щелкнуло в замке сейфа и одновременно в замке двери кабинета, на окна сверху с лязгом обрушились тяжелые стальные решетки, а сбоку еще и сплошные металлические шторы. Стало совсем темно, только над сейфом зажегся неяркий желтоватый фонарь. Из стены рядом с сейфом быстро и беззвучно выдвинулась высокая, почти до потолка массивная решётка, которая мгновенно под углом уперлась в отодвинутый шкаф, надежно изолировав от всего остального пространства прижатого к сейфу изумленного Аркадия Борисовича, который, похоже, никак не ожидал, что его манипуляции приведут к таким радикальным последствиям.

Не менее изумленный Розовый рванулся было вскочить, но не тут-то было. Кресло, в котором он сидел, как будто ожило. Полукруглые подлокотники мягко, но быстро и с очень большой силой сдвинулись и сделали напрасными все попытки освободить тело из этих объятий. Как будто кто-то сзади и снизу мягко обнял его. И обнял с нечеловеческой силой.

Сирена надрывалась. В небольшие паузы было слышно, как по всему дому на все лады надсаживались ещё и другие сирены, где-то что-то резко звенело, слабо слышны были возгласы и топот ног.

Начавший приходить в себя Хозяин только сейчас понял, что полы его роскошного халата оказались прижатыми краем решетки к стенке шкафа. Притиснутый спиной к решетке, он никак не мог повернуться. Несколько раз дернувшись и осознав тщетность этих попыток, он понял, что свобода в ограниченном пространстве у сейфа, созданном решеткой, требует жертвы. Безумный рев сирены, казалось, мог вывести из себя любого и лишить возможности анализировать и принимать решения, но не Аркадия Борисовича. Не колеблясь, он принял решение, которое было простым, как все гениальное. Он снял халат. Вернее сказать, он вышел из него, оставив большую его часть намертво зажатой решеткой. Исключительные обстоятельства заставили его пожертвовать образом величественного властителя и предстать перед Розовым без халата.

Зрелище это было таким, что у Розового вдруг непроизвольно широко открылся рот и не менее широко — глаза.

Всё в мире относительно. Мужская красота тоже. Кто-то в своё время сказал, что, если от мужчины лошади не шарахаются, значит, он красавец. Аркадий Борисович, несмотря на достаточно преклонный возраст, в своем темно-вишневом халате с накладными плечами, цвет которого хорошо оттенял отдающую в голубое седину его волос и свежеокрашенные ослепительно черные брови, гляделся совсем не плохо. Но вот стоило ему остаться без халата и…

Без своего великолепного халата Аркадий Борисович выглядел просто неприличным, можно даже сказать, скабрезным. В общем, это тело лучше бы никому не показывать. Для этого оно никак не годилось. Тело может быть некрасивым. Но не до такой же степени!

Очень худой и ужасно нескладный, он весь состоял из каких-то выпирающих мослов, покрытых синевато-белой кожей. К тому же тело было каким-то странно волосатым. Черная шерсть росла пучками, необычным образом концентрируясь на груди, животе и плечах. В общем, украшенный ярко-оранжевыми трусами в цветочек, он действительно был зрелищем. И для Розового это было бы смешным, если бы не глаза дергающегося за решеткой Хозяина. В них была уже не только злость и подозрительность. Теперь в них бушевали ярость и ненависть. Ненависть к Розовому, к тем, кто виноват в этой глупой ситуации, к тем, чьи голоса слышались за мощной запертой дверью кабинета. Ко всем.

Освободившись от халата, Аркадий Борисович припал к решетке, ткнул скрюченным пальцем в сторону стола и в паузу завывания сирены крикнул фальцетом:

— Кнопка! Нажми кнопку на столе! Белая кнопка!

Розовый напрягся, пытаясь вырваться из стальных объятий. Мгновенно он стал совершенно пунцовым.

— Я не могу! Кресло не пускает!

Весь обмен информацией шел чрезвычайно напряженно, в короткие паузы оглушающего рева сирены.

Некоторое время Хозяин с искаженным какой-то жуткой гримасой лицом напряженно обдумывал ситуацию. Теперь уже не только его лицо, он весь непрерывно дергался. Да, ситуация была непростой. Массивная дверь только с виду была обычной, деревянной. Внутри была толстенная сталь и очень надежный замок. Решетка на окне того же класса. Так что снаружи в кабинет проникнуть было очень трудно. Единственная возможность прекратить весь этот бедлам — нажать белую кнопку на столе. Все специально было сделано так, чтобы никто не мог отключить систему извне. Надо было что-то придумать. Несмотря на душераздирающий вой сирены.

— Попробуй вместе с креслом! Оно не очень тяжелое.

Розовый послушно согнулся, опустил руки и, обхватив подлокотники, как тисками сжимавшие его, попробовал оторвать кресло вместе с зажатым в нем задом от пола. Кресло действительно оказалось не таким уж тяжелым. Чуть-чуть разогнувшись, Розовый поднял голову, оценивая расстояние, которое он должен был преодолеть.

Конечно, демонический Аркадий Борисович, прыгающий за решеткой, со своими тоненькими ручками и ножками, в этих оранжевых трусах выглядел несерьезно. Но теперь и Розовый тоже выглядел не лучше. Весь согнутый, насколько позволяла его комплекция, с взгромоздившимся на него креслом, багровый от напряжения, он тоже представлял собой впечатляющую картину.

Розовый попытался мелкими шажками, с трудом переставляя ноги, на несколько сантиметров продвинуться к столу. Получилось. Кресло угрожающе раскачивалось над ним при каждом движении. За креслом из пола, как змея, тянулся хвост толстого кабеля. Вот он сделал шаг побольше, и это чуть не привело к потере равновесия. Висящее на нём кресло потащило его вперёд. Если бы он кувырнулся с ним, то самостоятельно бы уже не встал. Изо всех сил он попытался разогнуться, и тут кресло пошло назад, ноги заскользили, и, объединенной массой своего зада и кресла, Розовый грохнулся об пол. От удара кресло чуть не опрокинулось, ноги Розового задрались вверх, в сердце у него что-то екнуло, и в глазах потемнело.

— Давай, давай! Аккуратней только, — подбодрил заточенный за решеткой грозный властитель, сильно напоминающий теперь не то ощипанного попугая, не то какого-то мерзкого паука.

Розовый решил изменить тактику. Он понял, что, если снова повторит попытку передвижения тем же способом, есть риск вообще не добраться до цели. Он уперся ногами в пол и, немного приподняв кресло, подтащил его. Движение было медленным, но зато безопасным.

— Молодец, давай так! — одобрительно крикнул заточенный за решеткой, хотя выражение лица его не изменилось. По крайней мере не изменилось в лучшую сторону, потому что, кроме злости и ненависти, в лице появилось еще и злорадство.

Наконец, совершенно мокрый в своем когда-то элегантном, а теперь безнадежно изжеванном костюме, Розовый допрыгал или, лучше сказать, додергался до края стола.

— Под папкой! Подними зеленую папку! — в очередную паузу прокричал Хозяин.

Они уже как-то приноровились к вою сирены и как будто его не замечали.

Напрягшись, Розовый с трудом дотянулся до лежащей почти в центре стола папки и подтащил ее к себе. Под папкой в столе были две кнопки — белая и зеленая. Он попытался дотянуться до белой, но не смог.

— Аркадий Борисович! А зеленая — это что? Я до белой не дотягиваюсь.

— К чёрту! — завизжал потерявший терпение и остатки пристойности Хозяин. — Это вызов, идиот! Кого тут вызывать? Все и так уже вызваны! Надо белую!

Розовый взял папку, поставил ее на ребро, и после нескольких неудачных попыток ему удалось наконец углом папки надавить на белую кнопку.

Наступившая тишина оглушила. Смолкли звонки и сирены по всему дому. Медленно и бесшумно убрались металлические шторы на окнах, кабинет осветился. Поднялись вверх решетки на окнах, ушла в стену решетка у сейфа. Хозяин взял освободившийся халат и надел его. Облачение в халат восстановило статус кво. Как будто и не было всего это кошмара, всей этой несуразицы и переполоха. Как будто и не было ни оранжевых трусов, ни этого непристойного синеватого тела. Снова в кабинете возник величественный и еще более грозный Хозяин, в глазах которого злости стало больше, чем обычно.

И лишь взмокший, всклокоченный и свекольно-бурый Георгий, вскочивший из кресла сразу же, как только железные объятия разжались, был живым напоминанием только что отгремевших событий.

Хозяин сел за стол и нажал зеленую кнопку. Дверь тут же открылась, и в кабинет быстро вошел тяжело дышащий Яков. Переваливаясь, он прошлепал к столу и остановился в поклоне, стараясь дышать тише.

— В чём дело?

Ввиду неординарности ситуации Хозяин повернул голову и своим жестким, привычно неприятным взглядом вперился в Якова.

С лица Якова напрочь слетело выражение всезнающего умелого царедворца. Сейчас он был напуган и лицо его выражало одновременно страх и угодливость.

— Сейчас, сейчас, Аркадий Борисович. Сейчас Игорь разбирается. Буквально через пару минут.

— А что ты делал перед тем, как система сработала?

Под грозным взглядом Хозяина Яков согнулся ещё больше.

— Я хотел зайти, обратить ваше внимание на то, что Феликс звонил, сказал, что будет минут через двадцать. Только за ручку взялся, она как лязгнет…

Хозяин несколько секунд смотрел на Якова, потом раздраженно вздохнул:

— Пусть Георгий подождет Феликса внизу. Когда Феликс вернется, скажешь, чтобы выдал ему пять штук.

Поглядев на сильно помятого Розового, стоявшего рядом с креслом, он сказал:

— Всё. Я жду звонка оттуда в субботу в четыре помосковскому.

Розовый поклонился:

— До свидания, Аркадий Борисович.

Самообладание уже вернулось к нему. Несмотря на его отнюдь не респектабельный вид, держался он уверенно. И, когда он поднял голову после поклона, что-то промелькнуло в его глазах. Какой-то отблеск, мимолетная веселая искорка. А может, просто показалось это пристально наблюдавшему за ним Хозяину.

Через минуту после ухода Розового вошел Яков и спросил:

— Игоря позвать, Аркадий Борисович? Он ждет.

Хозяин не ответил, продолжая отсутствующим взглядом глядеть перед собой. Яков, тоже понемногу успокаиваясь, не переспрашивая, привычно застыл на своем обычном месте.

Минуты через две Хозяин вдруг неожиданно повернул голову к Якову:

— А что тебе Розовый сказал?

— Да ничего, Аркадий Борисович. Можете проверить.

— Я проверю. А как он тебе показался, когда вышел?

— Да не знаю. Как бы обыкновенным.

— Как бы? Что значит «как бы»?

— Ну, говорят так, Аркадий Борисович.

— А-а, говорят… Так мне не понравился сегодня Розовый. Совсем не понравился. Уж очень уверенный стал. Что-то даже чересчур.

— Да, это у него есть, — с готовностью подхватил Яков, сообразивший, куда клонит Хозяин. — Уж такой важный. Прямо умнее его и нет никого.

— А с чего бы это? Ты как думаешь?

Яков напрягся, моргая и вглядываясь в пугающие его глаза Хозяина.

— Незаменимым стал, — выдавил он из себя наконец.

— Это верно, — одобрительно сказал Хозяин. — А вот нет ли тут чего другого? Ты как думаешь?

Яков напряженно думал и уже вспотел от напряжения.

— Вполне может быть. Данных, чтоб конкретно, нет. Но ведь все может быть. Может, какой другой интерес у него?

— Другой интерес? — Хозяин хмыкнул. — Тебе так показалось?

Яков решил, что отступать уже поздно.

— Да, Аркадий Борисович. Уверен.

— Ага! Тебе, значит, тоже так кажется? Хорошо. А то, думаю, может, я мнительным стал. Нет, значит, так оно и есть.

Тонкие губы Хозяина искривились в усмешке.

— Да и вид у него что-то нездоровый. Помирать собрался, как мне кажется. Я думаю, это его последняя поездка. Свежие силы надо вводить, Яшка. Я завтра новенького хочу посмотреть. Пусть его Лоб привезёт часам к пяти.

— Понял, Аркадий Борисович.

— Круглый здесь уже?

— Да, только что подъехал. Позвать?

— Нет, попозже. Игоря позови. Маленького.

— Ага, сей момент. Здесь он, ждёт.

Вошедшему в кабинет и ставшему на то же место, где до этого стоял Яков, было не больше двадцати пяти. Это был невысокий, довольно плотный, со светлыми курчавыми волосами и темными бровями парень, одетый в клетчатую рубаху навыпуск и черные джинсы. Он явно был испуган. От страха и напряжения на лбу и над верхней губой у него выступали капельки пота, и он непрерывно вытирал их не очень свежим носовым платком.

— Ну? В чем дело? Я слушаю, — резко сказал Хозяин.

— Это случайность, Аркадий Борисович. Невероятная случайность.

— Какая еще случайность! — Голос Хозяина перешёл в фальцет. Он повернул голову и посмотрел на Игоря. Увидев выступающие у того капли пота, Хозяин брезгливо передернулся и отвернулся. — Я же тебе говорил, все должно быть абсолютно надежно. Абсолютно. Я плачу любые деньги и требую именно этого. А ты о какой-то случайности! Тот, кто был до тебя, тоже два раза небрежно сработал. Третьего раза у него уже не было. Понял?

Игорь сглотнул и, прижав руки к груди, умоляюще глядел на Хозяина.

— Разрешите я объясню, Аркадий Борисович.

Хозяин, видимо, уже взял себя в руки. Криво усмехнувшись, он разрешил:

— Попробуй.

— Когда делалась система безопасности, вы определили условие: сейф можно открыть только тогда, когда дверь в кабинет закрыта. При открытии сейфа входная дверь автоматически блокировалась. Это условие реализовано.

— Это я знаю и без тебя, — перебил его Аркадий Борисович. — Я сам все это продумал, я сам, до мельчайших деталей. Почему произошел сбой?

— Не было сбоя, Аркадий Борисович. Получилось так, что открытие сейфа точно совпало с поворотом ручки двери. Один шанс из десяти миллионов. Система, получив такую противоречивую информацию, перешла в состояние тревоги.

Аркадий Борисович нахмурился и забарабанил пальцами по столу.

— Значит, ты хочешь убедить меня, что никто не виноват. Роковая случайность. Если и виноват, то твой предшественник. И ничего не надо делать. Вероятность следующего совпадения слишком мала. Так?

Игорь снова заволновался и вытер пот.

— Не совсем так, Аркадий Борисович. На будущее такую ситуацию можно исключить полностью. Я уже продумал. Надо совместить блокировку двери кабинета с кнопкой механизма движения шкафа. Даже если эти действия совпадут, система реагировать не будет.

— Ха! «Я продумал». Ты раньше должен был думать об этом. До того, а не после. Так как это с тобой в первый раз, я, пожалуй, тебя прощу. Но это в первый и в последний раз. Понял?

— Да, понял, Аркадий Борисович. Только…

— Что «только»?

— Это ведь уже достаточно сложная система. Научно доказано, что не может быть абсолютно надёжных систем.

— Мне наплевать на эти научные доказательства. Я хочу свести все случайности к нулю. И готов за это платить. Ты должен сделать так, чтобы предусмотреть всё. На всякий случай. На всякий! Уяснил?

— Да, Аркадий Борисович.

— Иди.

После ухода Игоря Хозяин откинулся на спинку стула, положив руки на край стола, и долго неподвижно сидел так. Глаза его вдруг потеряли свой блеск и пронзительность и превратились в усталые, мертвые глаза старой птицы. Он и сам стал похож на дряхлого, теряющего силы стервятника. Выражение властности и подозрительности на его лице сменилось бессильной старческой злобой. Он опустил голову и, казалось, задремал. Но через несколько минут глаза его открылись, и тот же странный, почти безумный огонек зажегся в них. Взгляд снова стал сосредоточенным. Посмотрев на стоявшие в углу большие, как шкаф среднего размера, часы, он нажал на кнопку. Услышав, что вошел Яков, он бросил, не поворачиваясь:

— Позови Круглого.

Вошедший в кабинет поклонился и негромко сказал:

— Добрый день, Аркадий Борисович.

— Ну, пока что ничего доброго в нем нет, — вместо ответа недовольным голосом проворчал Хозяин. — Одни проблемы, и все на ровном месте. Садись, Николай.

Выдерживая в своей обычной манере длинную паузу, Хозяин в упор глядел на сидевшего в кресле. В отличие от своего предшественника по креслу, расположившийся в нем Николай, которого до этого Яков и Хозяин называли Круглый, чувствовал себя в кресле намного комфортнее. Он и опустился в него очень легко, без усилий. Движения у него были мягкие и точные. Было видно, что это человек гибкий и сильный. Одет он был в добротный дорогой костюм, но не броско. Лицо его, действительно круглое, было интересным, волевым и умным. Чувствовалось, что это человек сосредоточенный, собранный. Выглядел он лет на тридцать пять — тридцать семь, не больше. Он спокойно выдерживал пронзительный взгляд Хозяина. И лицо его выражало только внимание, доброжелательность и в то же время — силу, холодную спокойную уверенность.

— Розовый в субботу большую партию доставляет, — наконец сказал Хозяин. — Ты сам его проводи. Товар будет здесь в пятницу вечером. Так что ты вечером и приезжай. Переночуешь здесь. А рано утром от сюда двинешь к Розовому. В 6.30 нужно быть у него дома. И сейчас за ним внимательнее посмотри.

— Понял, Аркадий Борисович. Сделаю.

На лице Круглого не отразилось ничего. Он не задал никаких вопросов. Только на мгновение глаза его чуть-чуть сузились.

— Особенно внимательно, понял? Ну, как дела со Слоном?

— Двигаются, Аркадий Борисович. Двоих поставщиков мы теперь точно знаем. Оба из Казахстана. Но у него ещё есть. Таджики. Большая часть товара-то явно оттуда. Вот засечь пока никак не можем. Очень грамотно работают.

— Об этой операции не знает никто. Только я и ты. Если что просочится…

— Я понял. — Лицо Круглого оставалось спокойным. — Яков не знает?

— Я же сказал! — с раздражением воскликнул Хозяин. — Только я и ты.

— Извините, Аркадий Борисович. — Раздражение Хозяина опять никак не отразилось на его лице. — Я думаю, нам надо усилить наблюдение за рейсами от туда. И попробовать поработать в поездах. Здесь-то мы можем ничего не опасаться. Слон к нам претензий иметь не будет.

— Ну, это можно, — после некоторого раздумья согласился Хозяин. — Я поговорю тут с одним человеком. Как бы на предмет нахождения поставщиков. Может, мы так, с разных сторон, и вычислим его людей. Но мы должны знать их всех. Сам понимаешь, оставлять потом никого нельзя. Понимаешь?

— Конечно, Аркадий Борисович. Я думаю, через неделю мы будем знать всех. Вероятность девяносто девять процентов.

— Здесь нужно сто. Понял? Нам потом этот один процент слишком дорого стоить будет. Ну, эти, Ахмед и Коляныч?

— Полная ясность, Аркадий Борисович. Тут точно сто процентов.

— Ладно. Только вот рыбка мелкая. Ну, ничего, всё сгодится. Значит, жду тебя в пятницу вечером. За Розовым внимательно посмотри.

— Понял, Аркадий Борисович.

Круглый легко поднялся из глубины кресла, поклонился и упругим спортивным шагом вышел из кабинета.

Оставшись один, Хозяин тоже встал из-за стола и в возбуждении мелкими шажками прошелся по кабинету. Он что-то напряженно обдумывал, иногда беззвучно шевеля губами. Потом снова сел, достал из стола какую-то папку и стал внимательно ее читать, делая пометки карандашом.

Глава 3

Встреча была назначена на 6.50 у первого вагона на «Планерной». Когда в 6.47 точный Ходунов вышел из вагона, Шутиков и Бобров уже дожидались его.

— Привет ранним пташкам, — улыбнулся Ходунов, пожимая им руки.

Вчера в эту сумасшедшую нескончаемую пятницу, переполненную неотложными делами, встречами и сборами в дорогу, он лег довольно поздно. Сегодня пришлось встать ни свет ни заря. Но, несмотря на это, настроение у него было радостное, приподнятое. Впереди было приятное путешествие, встречи с интересными людьми, интересная и важная работа. На целую неделю их ждала совершенно другая жизнь.

— Привет руководству, — радостно ухмыляясь, ответил Щутиков.

— Ну, как самочувствие? — поинтересовался Ходунов. — Готовы к наслаждениям заграничной жизни? Ого, у нас сегодня даже Леонид Павлович помят несколько менее обычного. А чемодан-то у него! Ну, это просто атас, как моя младшая скажет. Леонид Павлович, дай немного повезти, удостой чести.

— Ещё чего! — Шутиков важно прошелся с тянувшимся за ним чемоданом. — Могу, конечно, за умеренную плату. Тридцать долларов в час.

— Не слабо, однако. А хороший чемодан, ей-богу. Сколько отвалил за него? — спросил Ходунов, направляясь к выходу из метро. — В магазине мы с тобой почти такой же видели. Он там, по-моему, долларов семьдесят стоил.

— Вот именно. Почти такой же. С виду. С этим чемоданом, ребята, просто целая история. Можно даже сказать, сага. Или былина. Купили мы его на рынке, как ты и советовал. На Черкизовском. Цена просто смешная. Если пересчитать — девять долларов.

— За такую цену вид у него шикарный, — удивился Бобров. — Я тоже такой купил бы.

— Не советую. Категорически. Сейчас дойдем до остановки, расскажу.

Подойдя к остановке, Шутиков вернулся к теме чемодана:

— Вид у него действительно ничего. Но есть некоторые слабые места. А вернее, все места, которые у него есть, — слабые. За что ни возьмись — ломается практически сразу же. С самого начала практически не работала «молния». Тут я сразу понял, что надеяться не на что, и «молнию» заменил. Обратите внимание, сделал это я сам. Два вечера ковырялся.

— Ну, ты гигант! — покачал головой Ходунов. — Это ты руками так сделал?

— Зачем, на машинке, — с гордостью ответил Шутиков. — Красиво?

Потрясенные Ходунов и Бобров разглядывали «молнию», цокали и качали головами. Ходунов даже наклонился почти вплотную к чемодану, сдвинув очки на лоб.

— Это просто классная работа. Мастер, одно слово.

— Принимаю заслуженную похвалу, — с нескрываемой гордостью сказал Шутиков. — Но на этом злоключения не кончились. Тут ещё два слабых места. Ручка выдвижная и колеса. Ручка — это вообще просто смех. Она вся была сделана из тонкой жести. А так как вставка «молнии» сопровождалась, как вы понимаете, некоторыми сценами из семейной жизни с обильным слезоотделением, я решил не усложнять жизнь. Тихо снял все размеры и попросил соседа. Он у меня на почтовом ящике работает. Так он мне ручку отгрохал из титана. Ее теперь в космос можно запускать. Вот, видите? — Шутиков с силой надавил на выдвижную ручку. — Железный вариант. То есть в данном случае титановый.

— О, вот и наш автобус, — прервал его Ходунов. — Садимся, мужики, в автобусе доскажешь свою захватывающую историю.

Разместившись в автобусе, делегация продолжила слушание вопроса.

— Так вот, — продолжил Шутиков, — колеса у меня тоже вызывали сильнейшие подозрения. Но ведь знаете как — понадеялся на авось. Ну что, думаю, ведь мне только из дома выйти. Я его и нести могу обычным по рядком. Загрузил я его вчера вечером, жена говорит — пройдись, посмотрю, как это будет выглядеть. Прошёл по комнате три шага — трах! Колесо отвалилось. Надя тут же в слезы. Что-то этот чемодан на нее очень сильно действует. Прямо необъяснимое явление какое-то. Паранормальное, наверное. Ладно, выгружаю все вещи, обследую чемодан. В общем — все надо менять. А время — уже около одиннадцати. Надя уже не плачет, но смотрит на меня так, будто это не чемодан, а тонущий младенец, которого я не хочу спасать. Что делать? Слава богу, нашел из чего сделать скобы и оси. К двум часам ночи все закончил. Но чтоб было наверняка, все тяжелое положил в сумку. В чемодане у меня теперь только кроссовки да тренировочный. А в тренировочный я литровую бутыль завернул, чтоб не разбилась.

— Ты что, спать совсем не ложился? — сочувственно спросил Бобров.

— Нет, лег все-таки, но, представляете, заснуть не могу! Так меня вся эта чемоданная эпопея завела — лежу и не могу заснуть. Только задремал — будильник…

— Да, жуткая история, — заключил Ходунов. — Будем надеяться, что больше у него ничего не сломается.

— Не знаю, — с сомнением покачал головой Шутиков. — У меня какое-то чувство к нему, что в нем обязательно что-то будет не так.

— Вот, Валентин Евгеньевич, — Ходунов покачал головой, — на ваших глазах рождается суеверие. Леонид Павлович, выброси ты все это из головы. Вот мы сейчас приедем, сдашь свой чемодан, пойдем в буфет и — по коньяку. И все твои предчувствия моментально забудутся.

— А что, у нас в программе коньяк с утра? — радостно удивился Шутиков.

— А ты разве не знаешь? У нас традиция. Как пройдём таможню, регистрацию, пограничников — идём наверх. Руководитель делегации угощает. Знаешь, как в народе говорят — с утра стакан принял, целый день свободен.

— И что же, большие у вас стаканы?

— Ну, ты губы-то не раскатывай. По рюмочке примем, и хорош. А то ты еще после своих злоключений в буйство впадешь. Или того хуже — заснешь.

— Почему же хуже? — изображая обиженного, сказал Шутиков.

— С буйным у нас хоть какой-то есть шанс, а спящего мы тебя должны будем в самолет отнести. Тут два хилых интеллигента точно не справятся.

* * *

В зале вылета, как обычно в это время, было людно. Регистрацию на рейс уже объявили, и путешественники пристроились в хвост длинной очереди.

— Прошу меня извинить, — обратился к стоявшему последним Боброву элегантный дородный господин с точно таким же чемоданом, как у Шутикова, — вы не на Женеву? Здесь будет регистрация?

— Да, — ответил Бобров.

— Благодарю вас, — бархатным, хорошо поставленным голосом сказал господин, становясь в очередь. — Ну, что же, подождём.

Свой чемодан господин поставил рядом с чемоданом Шутикова. Очередь немного продвинулась, и пассажиры задвигали свой багаж по гладкому полированному полу. Стоящий сзади господин аккуратно приподнял свой чемодан и поставил его опять рядом с чемоданом Шутикова. Шутиков посмотрел на господина и переставил чемодан ближе к себе. Господин улыбнулся и вежливо поклонился. Шутиков тоже поклонился. Оба остались довольны друг другом.

Ходунов, продолжая с удовольствием легкую пикировку с Шутиковым, который, в свою очередь, пытался растормошить сосредоточенного Боброва, спокойно и с удовольствием оглядывался вокруг. Вглядываясь в разные, большей частью возбужденные или напряженные лица людей, стоящих в очереди и около нее, он вдруг случайно встретился взглядом с человеком, который стоял в стороне от очереди, прислонясь к колонне. Среднего роста, светлый, лет тридцать — тридцать пять, одет он был в какую-то неопределенного цвета помятую куртку. Ходунов отметил про себя, что лицо этого человека ему показалось интересным. Спокойное, умное лицо сильного и уверенного в себе человека. Когда через пару минут Ходунов снова взглянул в том же направлении, человека там уже не было.

Очередь между тем двигалась довольно шустро, и делегация, толкая перед собой багаж, уже подошла к ограждению зоны таможенного контроля.

Стоявший сзади господин, приподняв голову, вглядывался в глубину зала, там, где были стойки регистрации.

— Э-э, простите великодушно, — обратился он к Шутикову. — Я что-то плохо вижу. На Женеву уже объявили регистрацию или ещё нет?

Шутиков, а за ним Бобров и Ходунов попытались из-за голов впереди стоящих людей увидеть номера рейсов. Бобров даже отошел чуть в сторону.

— Да, одиннадцатая стойка, — сказал он импозантному господину. — Номер рейса есть, но, похоже, ещё не начали регистрировать.

— Спасибо большое. Я, наверное, тогда ещё успею позвонить.

Господин взял чемодан и величаво покинул очередь. Очередь продвинулась на несколько шагов. И тут Ходунов снова увидел того крепкого блондина, который раньше стоял у колонны. Теперь он стоял с другой стороны, у барьера, огораживающего таможенную зону. Но вот очередь сделала ещё один рывок, и Ходунов оказался уже под равнодушно-строгим взглядом таможенника. Протянув паспорт с вложенными в него билетом и декларацией, Ходунов поздоровался и поставил свою сумку на движущуюся ленту, которая вползала в камеру для просвечивания багажа. Таможенник пробежал глазами документы, расписался и шлепнул печать. Ходунов поблагодарил, взял документы, подхватил выползшую сумку и направился к стойке регистрации. Пройдя немного, он остановился, чтобы подождать остальных. Светлый незнакомец так и стоял у барьера, видимо, ожидая кого-то.

Проведя полчаса в буфете наверху и пройдя еще один контроль, делегация расположилась в креслах, ожидая приглашения на посадку. Прямо напротив них уселся тот самый вальяжный господин, который стоял за ними в очереди на таможню.

— Я вот думаю, у этого типа, вон того, который за нами в очереди стоял, чемодан-то небось настоящий, — тихо сказал Шутиков. — Не с рынка.

— Да уж, — усмехнулся Ходунов. — Лощеный господин. У него вон, видишь, одни ботинки стоят больше, чем все наши, вместе взятые. Этот, наверное, в первом классе летит.

— Это точно, — согласился Шутиков.

* * *

В самолёте места у них были в середине салона. Когда они проходили к своим креслам, Ходунов обратил внимание на то, что тот самый дородный господин с чемоданом все-таки был здесь, а не в первом классе. Место у него было во втором ряду от входа, и он с трудом устраивался в том узком пространстве, которое отечественное авиастроение предоставляет пассажирам туристического класса. Экономным конструкторам среднестатистический пассажир представляется, наверное, очень худым, с коротенькими ногами и с причудливо изогнутым позвоночником. Атак как господин этим критериям не соответствовал категорически, процесс размещения его тела в кресле шел очень туго. Буквально. Лицо и даже руки господина побагровели от напряжения. Казалось, наступи сейчас темнота, он бы просто светился.

— Да, от ошибок никто не застрахован, — сказал Шутиков, усаживаясь у окна. — Я был на сто процентов уверен, что он летит в первом классе.

— Ты не одинок, — успокоил его Ходунов, устраиваясь посередине. — Я тоже так думал.

* * *

После стандартного аэрофлотовского обеда Шутиков моментально уснул. Ходунов тоже задремал. Но уже минут через десять он услышал впереди какие-то возбужденные голоса. Открыв глаза, он приподнялся в кресле. В начале салона в проходе стояли две стюардессы со встревоженными лицами и несколько пассажиров. Лица пассажиров тоже были напряженными, но любопытство в них преобладало. Что-то происходило во втором ряду слева. Ходунов увидел, что из-за занавески вышел один из пилотов. Он о чем-то спросил стюардессу, нахмурился и, постояв немного, ушел. Стюардесса постарше что-то сказала двум стоявшим рядом с ней пассажирам, и те, открыв отсек сверху, достали оттуда свои вещи и прошли в хвостовую часть. Ещё двое, стоявшие в проходе, неохотно отправились на свои места в том же ряду на противоположной стороне.

— Что-то там случилось, — сказал Ходунов Боброву. — Похоже, что это тот самый, у которого чемодан так похож на шутиковский. Да, такому трудно было влезть в это пространство. Вот и не прошло бесследно.

В динамиках прозвучал мелодичный сигнал, призывающий к вниманию, и женский голос произнёс:

— Уважаемые пассажиры! Если среди вас имеется врач, прошу его подойти в начало салона туристического класса. Повторяю…

— Да, видно, серьёзно у него, — сказал Бобров. — Видите, места рядом с ним освободили. И стюардесса там что-то пытается сделать.

Мимо них к началу салона прошла пожилая полная седоволосая женщина, вероятно, врач. Она остановилась рядом со стюардессой, и та что-то ей объяснила. Потом пожилая женщина наклонилась к пассажиру, который, видимо, лежал на сиденьях. Некоторое время был виден только пучок ее седых волос. Пассажиры вытягивали шеи и даже привставали, пытаясь увидеть что-нибудь. Но вот пожилая женщина выпрямилась. Лицо у нее было спокойным и сосредоточенным. Она что-то сказала стюардессе и собралась идти на свое место. Стюардесса, видимо, вспомнив что-то, остановила ее и что-то спросила. Женщина кивнула и пошла по проходу. Стюардесса на несколько минут скрылась за занавеской. Потом она снова появилась с тем же пилотом. Пилот тоже наклонился над пассажиром, потом выпрямился с хмурым лицом, зачем-то несколько раз энергично потянул себя за нос, что-то сказал стюардессе, и они вместе вышли. Через минуту стюардесса появилась снова с большим пледом в руках. Она накрыла им лежавшего пассажира и ушла.

Пассажиры, видя, что больше ничего не происходит, успокоились и перестали пытаться увидеть что-то интересное.

* * *

Самолёт основательно тряхнуло, и Шутиков даже слегка стукнулся лбом о стекло иллюминатора, к которому он прилип, разглядывая разворачивающуюся перед ним панораму. Самолет резво побежал по бетонной полосе аэродрома. Потом он подрулил совсем близко к одному из больших круглых стеклянных терминалов и, в последний раз вздрогнув, затих. Пассажиры, разминая затекшие от долгого сидения ноги, столпились в проходе, ожидая, когда стюардесса, стоявшая у занавески в начале салона, пригласит их к выходу.

Проходя мимо второго ряда, пассажиры дружно поворачивали головы налево. Ходунов, дойдя до этого места, посмотрел туда же. Темный плед полностью накрывал полулежавшего пассажира. По тому, что лицо его тоже было закрыто, Ходунов понял, что дородный господин мертв. Из-под пледа торчала только одна нога. Бросались в глаза хорошо отглаженные светлые брюки и сверкающий ботинок с затейливой пряжкой.

Выйдя из самолёта на трап и вдохнув теплый воздух со слабым цветочным запахом, Ходунов увидел стоявшую справа от трапа машину «Скорой помощи» и рядом с ней людей в униформе.

— Да, вот так, — сказал ему нахмурившийся Шутиков, когда они уже спускались по трапу. — Суетимся, что-то планируем. А она-то — раз! И конец всем твоим проблемам и надеждам. Мементо мори. Помни о смерти.

— Все там будем, — пожал плечами Ходунов. — Рано или поздно.

— Чур, я поздно. — На лице Шутикова снова появилась улыбка. — Здесь я всегда готов уступить дорогу.

* * *

Пассажиры спустились в небольшой зал, куда должны были доставить багаж.

— Ну, что ж, придется подождать, — снова начал сокрушаться Шутиков. — Извините, братцы, это жертва моей респектабельности.

— Да не переживай ты, — успокоил его Ходунов. — Тут всё это очень быстро.

— Тогда ладно, — Шутиков удовлетворённо кивнул. — Успокоил ты меня. — Все еще под впечатлением от увиденного умершего пассажира он продолжил: — Да, думаю, достанется теперь Аэрофлоту хлопот с этим жмуриком. Надо смерть здесь оформлять, потом решать, что с телом делать. Куча проблем.

— А для родственников, представляете? — покачал головой Бобров.

— Ну вот, — отвлек их от грустных мыслей Ходунов, — я же говорил. Вон уже табло зажглось. Сейчас чемоданы поедут.

Действительно, лента транспортера пришла в движение, и на ней показались медленно выползающие сумки, коробки и чемоданы.

Ожидающие пассажиры подошли ближе к транспортеру.

— Вот он, мой красавец, — сказал Шутиков, снимая с ленты чемодан. — Так, посмотрим бирку. Погоди-ка, да ведь это не мой! Хорошо, что я на бирку посмотрел. А, вон он, мой, плывет, голубчик. Ну, это уж точно мой.

— Ты погоди, не торопись. — Ходунов задержал хотевшего отойти Шутикова. — Проверь все-таки. А то, может, и третий одинаковый есть.

— Ну, это уж было бы слишком, — засмеялся Шутиков. — Нет, все в порядке. Номер мой. Все в порядке. Двинули, двинули, господа.

* * *

Встретил их Дима Самойлов, работавший в аппарате организации. Через полчаса он довез их на своей машине до гостиницы. Здесь, в этой скромной гостинице, в узком переулке между шумной Рю де Лозанн и набережной, Ходунов останавливался уже не в первый раз. Это была гостиница в классическом швейцарском стиле — скромно, но очень чисто, удобно, добротно. И в каждом номере маленькая кухня с набором посуды, кастрюль и сковородок.

Быстро покончив с формальностями, все четверо подошли к лифту.

— Поднимешься с нами? — спросил у Самойлова Ходунов.

— Пожалуй, не буду нарушать традицию.

— Ну, у вас тут такие традиции, — заметил Шутиков, когда все с некоторым трудом разместились в тесном лифте. — Прямо не командировка, а сплошной ритуал. А по приезде по рюмочке в ритуал входит?

— До сих пор такой традиции у нас не было, — ответил Ходунов, выходя из лифта. — Но это дело индивидуальное. Есть желание — удовлетвори его.

— Я точно пас, — покачал головой Бобров. — Сейчас ни два, ни полтора.

— Так, ну вот и четыреста двенадцатый. Это мой. — Ходунов открыл дверь в номер. — Давайте зайдем ко мне, решим, что и как.

— Хороший номер, — сказал Самойлов, оглядывая все вокруг. — Ага, кухня закрыта. Попросить, чтобы открыли?

— Спасибо, Дима, спасибо, — поблагодарил Ходунов. — Мы порядки здешние знаем. Так что, как действуем?

— А что, — снова проявил активность Шутиков. — Открывать и наливать. Вот она у меня здесь, в чемодане. Холодненькая, прямо из багажного отсека.

— Да угомонись ты, — засмеялся Ходунов. — Ты просто перевозбудился. Не время. Да и Дима не может, за рулем. Так что, Дима, как ты завтра? Может, съездим куда-нибудь?

— Да я вот как раз и хотел поговорить на этот счёт. — Самойлов смущенно улыбнулся. — Понимаешь, тут у нас сейчас Галина мама. И вот в это воскресенье я хотел с ними поездить.

— Ну и прекрасно. — Ходунов ободряюще улыбнулся. — Ты и так нас уже сколько раз возил. А поговорить у нас время будет. Так что ты не бери в голову. Спокойно ублажай тещу. Важнее этого ничего не бывает.

— Ладно, так и сделаю, — с облегчением улыбнулся Самойлов. — Но есть некоторая надежда, что я смогу освободить четверг.

— Четверг? — удивился Ходунов. — Вы же обычно отчёт делаете в четверг.

— Да знаешь, в этот раз сессия очень тихая будет. Последние-то две были, конечно, просто безумные. А теперь народ решил не напрягаться. К тому же немцы презентацию свою отменили. Лоренц заболел серьёзно. Так что сейчас пока планируем в среду, часам к трём, всю повестку дня закончить. А по моей ответственности только дежурное утверждение новых видов. Я вполне успею все подготовить вечером и в четверг возьму отгул.

— Ты смотри, Дима. — Ходунов положил руку на плечо Самойлову. — Из-за нас не стоит никаких лишних напряжений. Мы и сами себя развлечем.

— Да я и сам очень хочу передохнуть, — улыбнулся Самойлов. — Мы же здесь живем тоже в такой колее. Не с кем пообщаться нормально.

— Ну, гляди, — сказал Ходунов, протягивая Самойлову руку. — Спасибо тебе еще раз за встречу. До понедельника. Мы будем в половине десятого.

Простившись с Бобровым и Шутиковым, Самойлов вышел.

— Так, сейчас по местному 10.45, — сказал Ходунов. — Давайте в 11.20 спускаемся вниз. Вы дальше по коридору, так что заходите за мной.

— Одеваемся как? — спросил Шутиков. — Официально?

— Кто как хочет. — Ходунов усмехнулся. — Что ты всё коллективное решение хочешь найти? Действуй по собственному разумению. Есть оно у тебя?

— Поищем, — бодро ответил Шутиков. — Где-то точно было.

— Тогда дружно разбежались, — скомандовал Ходунов. — Жду вас через 35 минут.

— А мой-то четыреста тринадцатый, — сказал Шутиков, выходя из номера. — Как бы чего не вышло. Ты суеверный, Женя?

— Нет, но число «тринадцать» не люблю.

— Хорошая шутка.

— Да я серьезно.

— Ну, тогда очень хорошая шутка.

* * *

Войдя к себе в номер, Шутиков поставил чемодан в прихожей и, бросив на кровать сумку, запер дверь. Потом, быстро раздевшись, он босиком пошел в ванную.

С удовольствием, шумно отфыркиваясь, он принял душ и, уже вытираясь большим белоснежным полотенцем, вспомнил, что забыл вынуть из чемодана шлепанцы. Тихонько насвистывая, накинул на плечи полотенце и, оставляя за собой влажные следы, вышел из ванной. Он наклонился к чемодану и, уже двигая застежку «молнии», почувствовал что-то не то. Да, слишком уж легко и плавно она двигалась. И сама «молния» была другой. Шутиков перестал насвистывать и нахмурился. Он аккуратно довел застежку «молнии» до конца и открыл крышку.

Это был не его чемодан.

В чемодане лежали упакованные в коробки несколько дорогих рубашек, джинсы, легкий свитер, пакет с бельём, несколько носовых платков. Отдельно в прозрачном пакете лежали шикарные зеленые, шлепанцы с вышитыми золотыми вензелями.

Шутиков выпрямился, продолжая глядеть на раскрытый чемодан, и шумно вздохнул. Потом, продолжая сосредоточенно глядеть на чемодан, он тщательно вытерся. Взяв с кровати стоявшую сумку, он вынул оттуда джинсы. Одеваясь, он время от времени смотрел на лежавший на полу открытый чемодан. Одевшись, взял лежавшую на столе ручку с наименованием гостиницы и снова склонился над чемоданом. Опустив ручку до дна чемодана и отметив пальцем край чемодана, он приложил ручку с другой стороны.

— Так, — тихо сказал он и присвистнул. — Приехали.

Аккуратно выложив все содержимое из чемодана на кровать, он внимательно осмотрел дно. Потом, используя все ту же ручку, не торопясь, пробуя в разных местах, попытался отделить дно. Мягкое дно, закрепленное на липучке, достаточно легко отделялось. Отделив дно полностью по периметру, Шутиков приподнял его.

Узкое пространство между фальшивым и настоящим дном было забито черными блестящими пакетами с надписями «Кофе молотый». В одном углу тайника лежала довольно толстая пачка долларов.

Шутиков снова вздохнул, опустился на корточки перед чемоданом и задумался.

* * *

В 11.20 в дверь номера Ходунова постучали.

— Входите, открыто, — крикнул Ходунов, вставая с кресла.

В номер вошел Бобров, одетый в ковбойку и тренировочные брюки с яркими полосами по бокам. На ногах у него были девственно-чистые белые с черным кроссовки. За ним в коридоре стоял Шутиков.

Ходунов выключил телевизор.

— Так, ну я тоже готов. Пошли, на разграбление города у нас с вами часа четыре. А зачем ты сумку взял? — спросил он у Шутикова, запирая дверь. — Все равно в нее много не войдет.

— Я же говорю, сросся я с ней, — как-то нехотя ответил Шутиков. — Или она со мной. Привычка.

— Ну, гляди. А вот туфли эти ты точно зря надел. По магазинам бегать лучше в кроссовках. Так ты все ноги себе собьешь, точно тебе говорю.

Шутиков замялся, что было на него совсем не похоже. И вообще он показался Ходунову каким-то необычным, озабоченным.

— Понимаешь, какая штука, — выдавил Шутиков из себя наконец. — Прямо тридцать три несчастья.

— А что случилось? — встревоженно спросил Ходунов. — То-то я смотрю, ты какой-то не такой.

— Да, бутылка моя. Ну, в чемодане. Разбилась, и всё там залило. Ну, и кроссовки тоже. А потом стал там все разбирать, наклонился как-то резко, и ка-ак в спину ударит! Вступило что-то. В общем, одно к одному. Номер, наверное, виноват, — он криво улыбнулся, — четыреста тринадцатый.

— Да, это штука неприятная, — сочувственно сказал Ходунов. — По себе знаю. Так, может быть, тебе и не стоит сейчас с нами-то идти? Давай, ты скажи, что надо тебе купить, мы справимся, я думаю. Как сейчас-то самочувствие?

Шутиков, поморщившись, сделал несколько движений плечами.

— Да вроде ничего. Нет, точно, ничего. В конце концов, будет плохо, вернусь в гостиницу. Только вот бегать мне действительно пока не стоит.

— Да, конечно, — согласился Ходунов. — А то смотри, полежал бы.

— Ну, обидно лежать здесь. Я же здесь и не был никогда. Ладно, вызывай лифт, Валентин Евгеньевич, поехали. А кроссовки я себе все равно планировал новые купить. Так что первым делом их и куплю.

На следующее утро, когда в 8.15 за Ходуновым зашли его спутники, он уже успел прочитать документы, переданные ему Самойловым, и еще раз бегло просмотрел привезенные из Москвы бумаги по всем пунктам повестки дня.

— Привет, — поздоровался он с вошедшими. — Как самочувствие? Спина-то болит, Леня?

— Чувствуется, — поморщился Шутиков. — Но ничего, терпимо. А ты как, бегал?

— Еще как. Я встал, еще шести не было. Пробежался так хорошо, искупался. Здорово!

Шутиков снова показался Ходунову каким-то необычным — напряженным, непривычно задумчивым. Внимательно посмотрев на него, Ходунов удивленно поднял брови:

— О, слушай-ка, я только сейчас обратил внимание. Ты что, усы решил отпустить?

— А что? Не нравится?

— Нет, почему же. Вы как считаете, Валентин Евгеньевич? Хороши будут усы?

Бобров тоже удивился:

— Чего это ты вдруг? У тебя что, были они когда-то?

— Нет, — нехотя сказал Шутиков, поглаживая какую-то редкую, тщедушную поросль у себя под носом. — Сделаю жене сюрприз.

— Ты бы дал ей телеграмму, — посоветовал Ходунов. — А то она без подготовки-то может и не выдержать. Что называется, без слез не взглянешь.

— А, идите вы, — спокойно отреагировал Шутиков. — Вам бы только любой порыв задушить. Безразличен я к вашим инсинуациям. Ну, не дано вам понять. Жалко мне вас.

— Да нам и самим себя жалко, — не отставал Ходунов. — И как это мы не можем этого понять? Ну, ничего, со временем, глядишь, поймем.

Полдня они провели в парке на другой стороне озера. Пообедав по-советски, в номере у Шутикова, и отдохнув, решили прогуляться по набережной.

Оставив позади два моста и старинное, украшенное скульптурами здание электростанции, они пошли вниз по течению Роны. Пройдя небольшой участок набережной, застроенный солидными старинными домами, они подошли к вытянувшемуся вдоль реки на добрый километр громадному современному зданию. Дом этот сильно напоминал океанский лайнер, совершенно неожиданно оказавшийся на берегу стремительной горной реки. Как на настоящем корабле, у этого дома была палуба — грандиозная прогулочная площадка, которая начиналась для верхнего по течению конца дома с уровня первого этажа. Уклон реки на этом участке Роны был очень большим. Дойдя по этой горизонтальной площадке-палубе до конца дома по нагретому солнцем бетону и посмотрев вниз, вдруг обнаруживаешь себя на высоте десятого этажа и видишь далеко внизу покрытую пятнами белой пены голубую Рону.

Спустившись по лестнице в торце этого гигантского дома, троица вышла к мосту. Перейдя узкую улицу, они спустились к уходящей вверх узкой тропинке, по которой Ходунов и повел их. Сначала тропинка шла по пологому склону, но дальше начался уже выступ скалы. Здесь со стороны склона тропинка была огорожена. Аккуратные оцинкованные столбики были забетонированы в скалу, и на них натянута металлическая сетка. Пройдя по тропинке всего метров сто, они оказались на относительно ровной площадке. Изгородь здесь перекрывала проход к уступу, идущему вдоль почти отвесной в этом месте скалы. Тропинка поворачивала и уходила серпантином вверх, где дальше, уже на вершине скального обрыва, была видна часть большого дома. С площадки далеко внизу была видна белая от пены река и громадные валуны, усеивающие её берег с этой стороны. Сквозь листву громадных деревьев, стволы которых шли, казалось, параллельно склону, просматривался и противоположный берег, где была обычная набережная, а за ней большие серые здания какого-то предприятия. А здесь, на этом берегу, везде громоздились отливающие бронзой темные скалы, на фоне которых очень красиво выделялись цветущие кусты.

Неожиданный переход от шумной улицы к этому красивому и тихому уголку дикой природы действовал ошеломляюще.

— Ну, как? — спросил Ходунов. — Впечатляет?

— Да, очень здорово, — сказал Бутиков.

— Похоже, здесь мало кто бывает, — заметил Бобров.

— А мне здесь нравится, — сказал Ходунов. — Я случайно на него наткнулся. Хотел пройти по этому берегу к мосту, который ниже по течению, и пошел по этой тропинке.

— А куда тропинка эта выходит? — спросил Шутиков.

— Да вон, видишь, там край дома торчит? — показал Ходунов. — Этот дом на улице стоит. Магазин рядом. А улица как раз и выходит прямо на мост. Хотите, прогуляемся туда?

— Может, нам поберечь силы для завтрашнего дня? — с сомнением в голосе не то спросил, не то предложил Бобров.

— Все ясно, — засмеялся Ходунов. Он повернулся к Шутикову. — Ты тоже, как я понимаю, за то, чтобы беречь силы. Тогда разворачиваемся к дому.

* * *

Начало заседания было назначено на десять. Но когда в начале десятого Ходунов и его спутники вошли в отделанный мрамором огромный светлый холл, там было уже людно. Основная часть прибывших собралась в небольшую толпу в центре холла.

Ходунов и Бобров с удовольствием включились в традиционный процесс приветствий, представлений, обмена новостями. Здесь, на заседаниях, формировалось это интересное и странное сообщество, возникающее раз в полгода и потом распадающееся, чтобы возникнуть обновленным снова.

Без четверти десять открылись тяжелые двери в большой зал, и все потянулись туда. В зале, у задернутого шторой огромного, во всю стену окна стоял длинный стол президиума и напротив него широкими дугами расположились ряды кресел для делегаций. Таблички с названиями стран стояли в алфавитном порядке. Найдя табличку с надписью «RUSSIAN FEDERATION», Ходунов показал Шутикову на кресло с краю:

— Я сяду в центре, между вами. Ну, как тебе здесь?

— Нормально, — кивнул Шутиков. — Впечатляет. А это что такое?

— Приглашение. Вечером после заседания будет не большая пьянка. Коктейль называется.

— Ужинать, значит, не будем?

— Ты что, думаешь, тебя здесь еще и накормят? Напрасно надеешься. Закуска здесь символическая. В гостинице поедим. О, вот и президиум наш идет.

— А кто открывать будет?

— Заместитель генерального. Вон тот, с седой бородкой. Побудет полчаса на парадной части и уйдет. Ну, теперь смотри и слушай.

* * *

Заседание закончилось в шесть. Когда собравшиеся вышли в холл, там уже все было готово. Большая стойка у входа, где обычно сидел дежурный, превратилась в стойку бара, а на столах за стойкой стояли разнообразные напитки и емкости со льдом. Хорошо всем известный шустрый официант из кафе, в котором днем большинство обедало, превратился в элегантного бармена. Первым к вышедшим из зала Ходунову и его спутникам подошел Сорокин, который не пропускал ни одно такое сборище.

— Кого я вижу! — Он изобразил на своем не слишком выразительном лице непередаваемую радость от встречи с Ходуновым. — Александр Петрович! Сколько лет!

— Добрый день, Александр Евгеньевич, — ответил Ходунов, без особого энтузиазма пожимая протянутую ему руку. — Да мы вроде на прошлой сессии виделись. Вот, познакомьтесь, это Шутиков Леонид Павлович.

— А, наслышан, наслышан, — пожимая руку Шутикову, заглядывая ему в глаза, сказал Сорокин. — Очень рад, очень рад. — Потом он поздоровался с Бобровым. — Валентин Евгеньевич, наше почтение. Ну, так что будем пить?

— Определимся, — пожал плечами Ходунов. — Мы сначала в туалет.

— Ну, глядите, а то все расхватают, — предупредил Сорокин.

— Ничего, — ответил за всех Ходунов. — Нам хватит.

Когда они отошли от Сорокина, Шутиков спросил:

— А что это за тип? Похоже, вы к нему не очень, а?

Ходунов поморщился:

— Редкостный экземпляр. У меня с ним был инцидент. Нужно было подготовить предложения. Я тогда ещё только-только пришел в министерство. Ну, всё подготовил. А здесь вопрос вел Сорокин. И как разь кто-то поехал сюда. Я, естественно, передал бумаги. Потом не поленился и позвонил. Сорокин подтвердил. А потом, уже за неделю до заседания, приходит факс. От России предложения не поступили. Ну, конечно, небольшой скандал. Я, естественно, звоню Сорокину. А он совершенно спокойно говорит, что никаких бумаг от меня не получал. А официальных следов-то нет. Все, слава богу, обошлось. Когда я приехал, попытался все этому Сорокину напомнить. А он смотрит на меня — ничего не было. С тех пор я стараюсь с ним дел не иметь. А уж если имею — все строго официально. О, а вот и Дима. Привет! Как прошло воскресенье?

— Спасибо, нормально, — пожимая всем руки, ответил Самойлов. — Ну, как вы тут?

— Да вот, с Сорокиным только что пообщались, — усмехнулся Ходунов.

— Я полагаю, получили удовольствие, — тоже усмехнулся Самойлов.

— Да, только сомнительное, — сказал Ходунов.

* * *

После напряженного понедельника жизнь на сессии для делегации вошла в привычную колею. Уходили они из гостиницы рано утром, возвращались поздно. Времени оставалось только на короткую прогулку после ужина. К тому же и погода была плохая — два дня почти все время шли дожди.

Хотя, как и предполагали многие, сессия шла спокойно, работы было довольно много. Для того чтобы закончить рассмотрение всех вопросов повестки дня в среду, чтобы освободить делегатам четверг, заседание закончилось только в начале восьмого.

— Ну, всё, ребята, — радостно объявил Ходунов своим спутникам, выходя из зала заседаний в холл. — На свободу с чистой совестью. Ага, вон и Дима нас ждёт. Пошли узнаем, как у него дела.

Дела оказались в полном порядке. Самойлов, как и обещал, уже сдал свою часть отчёта и отпросился на день.

— Я предлагаю поехать в Шийонский замок. Ты, я знаю, там уже был, — сказал он, обращаясь к Ходунову. — Но посмотреть это место еще раз весной будет совсем неплохо. А ребята вообще там не были. Я слушал прогноз — завтра обещают улучшение.

* * *

Прогноз оказался верным. Пока они, минуя маленький Нион, оживлённую Лозанну, Вевей с его знаменитой статуей Чаплина, к двенадцати добрались до Монтре, погода заметно улучшилась, в облаках появились разрывы. И когда они вышли из машины на стоянке, яркое солнце осветило красивый старинный замок на скалистом берегу озера.

— Ну, вот, ребята, это специально для вас. — Дима, сощурившись, посмотрел на солнце. — Этот замок обязательно надо смотреть в хорошую погоду.

— Да, — согласился Ходунов, — под солнцем он действительно смотрится очень здорово.

Тут Ходунов снова обратил внимание на то, что Шу-тиков и здесь не расстался со своей сумкой.

— Леня, ты и здесь без нее не можешь? Да оставь ты её в машине. Кому она нужна?

— С собой возьму, — решительно сказал Шутиков. — Я же говорю, как голый без нее.

— Ну-ну, — пожал плечами Ходунов. — Таскай, если хочешь. Только тебя могут с ней и не пустить.

— Пустят, — успокоил Дима. — С такой сумкой можно.

* * *

Несмотря на будний день, народу в замке было достаточно много. Сюда многие приезжали утром, к открытию, и сейчас они уже покидали замок, направляясь к машинам и автобусам на стоянке. Поэтому, когда, побродив по замку часа полтора, делегация, сопровождаемая Самойловым, снова оказалась на мощенной булыжником маленькой площади, которая до этого была буквально забита туристами, там было уже только несколько человек.

— Давайте посидим, ребята, — предложил Самойлов.

— С удовольствием, — согласился Ходунов, усаживаясь на сделанную из толстенной доски грубую тёмную скамью. — Я почему-то безумно устаю во всяких этих музеях. Час, два, и готов.

— Да, точно, — согласился Бобров и зевнул. — Я то же устал. Да еще и спать захотелось. А ты как, Леня?

— Да ничего, — пожал плечами Шутиков. — Дима, а тут туалет есть?

— Есть, конечно. Вон там, по лестнице, вниз.

— Ага, спасибо. Надо посетить. А дальше мы как?

— А нам осталось только подняться на башню.

— А я, пожалуй, не полезу. — Шутиков посмотрел на Ходунова. — Здесь вас подожду. Ничего, а?

— Ты что, неважно себя чувствуешь? — спросил Ходунов.

— Да что-то невнятно как-то. — Шутиков пожал плечами и отвернулся.

— Так, может, поедем? — предложил Ходунов.

— Нет, что ты! Просто посижу, отдохну, и всё.

— Ну, смотри, как знаешь, — сказал Ходунов. А потом серьёзно добавил: — Это у тебя все от усов. Такие усы бесследно для здоровья не проходят. Говорил же тебе — сбрей, глядишь, и полегчает.

* * *

Когда, вдоволь налюбовавшись чудесным видом с вершины башни на освещенное ярким солнцем голубое озеро, они спустились вниз, Шутикова на скамье не было.

— В туалете, наверное, — сказал Дима. — А кстати, может, и нам тоже осмотреть эту достопримечательность?

В туалете, куда спустились все втроем, Шутикова тоже не было. Там вообще не было никого, и все кабинки были открыты.

— Куда это он делся? — удивился Ходунов.

Поднявшись, они обнаружили Шутикова сидящим на скамье.

— А мы уж и не думали тебя увидеть, — сказал Ходунов.

— Да я вот здесь был. — Шутиков показал на проём в стене, за которым была дорожка вдоль внешней стороны стены. — Вид там великолепный.

— Как самочувствие-то? — спросил Дима.

— Порядок, полный порядок. Так что все, не берите в голову, ребята.

* * *

В гостиницу они вернулись только к шести часам. После ужина Бобров твердо заявил:

— Сегодня гулять не пойду. Лягу, телевизор посмотрю и спать.

— А я пройдусь, — сказал Ходунов. — А ты как, Леонид Павлович?

— Ну, если приглашаешь, пойду. Давай только недалеко, а?

* * *

Они вышли из гостиницы и некоторое время молча шли вниз к озеру.

— Послушай, Петрович, — неожиданно сказал Шутиков, — я тут с тобой давно хотел поговорить, да не решался. Дело тут одно получилось…

— Да? А я и смотрю, ты как-то на себя не похож. А что случилось?

Шутиков тяжело вздохнул:

— Да дело-то не слишком хорошее… Ты только не сердись. Короче, помнишь того, с красной рожей, который в самолете дуба дал?

Ходунов пожал плечами:

— Конечно. Ну и что?

— Так вот, чемодан его ко мне попал. Я думаю, он нарочно мне его подменил. Бирка-то на чемодане была моя. Понимаешь?

— Да пока не очень. Так что же с этим чемоданом?

— Ну, я его открыл. Там шмотки кое-какие, ничего особенного. Но у меня глаз-то наметанный. Смотрю, что-то не то. Двойное дно. Открываю — там пакеты лежат. Шесть штук. Написано — кофе, вроде как заводская упаковка. А на ощупь — совсем другое. Я вскрыл один пакет — героин. Я так и сел.

— Да ты что! Надо же заявить! А чего ты молчал-то? — Ходунов взволновался не на шутку.

— Да тут все не просто. Ты же знаешь, где я раньше-то работал. А мы все, можно сказать, меченые. И нам не рекомендуется иметь дело с полицией.

— Но почему?! Я не понимаю.

— Ну, просто свои правила. Ты же понимаешь, ещё совсем не ясно, как тут ко всему отнесутся. А ведь в таком деле бывает достаточно даже запроса какого-нибудь — и все. Я больше не выезжаю. Допускаешь такой вариант?

— Чёрт его знает! Я, по правде говоря, в таких делах не очень-то понимаю. Но, по-моему, это все-таки разные вещи. Одно дело — могут быть неприятности. А совсем другое — если ты прямо закон нарушаешь. Погоди, так что ты сделал с этим чемоданом? И с пакетами этими?

Шутиков опять тяжело вздохнул:

— Да я в первый-то день просто решил подождать, все обдумать хотел. Тут, понимаешь, ещё одно. Там с этими пакетами деньги еще лежали.

— И много? — поднял брови Ходунов.

Шутиков пожал плечами:

— Как сказать. Четыре тысячи. «Зелёных».

Ходунов покрутил головой:

— Ну-ну. Совсем хорошо. Так что же? Что же ты придумал?

— Я решил в полицию не обращаться. Чемодан я разломал и обломки вынес. Чтобы меня по этому чемодану не засекли на обратном пути. Пакеты придется оставить здесь, в Швейцарии. Ох, и осточертели они мне! Я же их все время в сумке таскал. В гостинице боялся оставить.

— А сейчас-то они где?

— Ну, оставил. Там ведь Бобров рядом. Назад я их не повезу — это ясно. А деньги я предлагаю разделить пополам — по две тысячи. Тебе и мне.

— А мне-то почему?

— Да потому же, почему и мне. Ты сам посуди, не выбрасывать же их.

Теперь уже Ходунов тяжело вздохнул и огляделся по сторонам. За разговором они оба не заметили, как оказались на набережной. Погода окончательно установилась, был теплый, ясный вечер. Казалось, все население Женевы вывалило на набережную, истосковавшись за три дня почти непрерывных дождей. Идущие навстречу люди улыбались, и в этой праздничной толпе лица Шутикова и Ходунова выделялись своей напряженной угрюмостью.

— Да-а, — после небольшой паузы протянул Ходунов. — Ну, ты обрадовал. Даже и не знаю. Просто не представляю, что делать. — Он опять замолчал на не которое время. — Это, значит, ты из-за этого, что ли, усы-то отпустил? Да-а, ситуация. И думать-то уже времени не остается, послезавтра улетаем. — Ходунов замолчал, потом, приняв решение, посмотрел на Шутикова. — Так. Я все-таки считаю, что и сейчас не поздно ещё все развернуть. Заявить. Я, конечно, тебя понимаю. Из-за какой-то нелепой случайности вот так получить кучу неприятностей. Но ты ведь, слава богу, не один. Мы же все подтвердим. И я, и Бобров. А в отношении этих денег — нет. Извини, но это как-то не по мне. Я даже и объяснить тебе толком не могу, но просто — нет. А ты подумай. Мне кажется, ты все усложняешь. Если заявить, ничего страшного не произойдет.

— Ну а как объяснить, что я чемодан этот разломал и выбросил?

— Да как есть. Испугался. А потом подумал, посоветовался со старшим товарищем.

— Нет, это не годится. Потом вовек не отмоешься.

— «Отмоешься»! Господи, ну ты даешь! — Ходунов остановился и, нахмурившись, смотрел на Шутикова, который не отрывал взгляда от белой дуги фонтана. — Мне кажется, ты не до конца понимаешь, куда влип. Ты сейчас очень сильно рискуешь. И, между прочим, Бобров и я — тоже. Ты это понимаешь?

— Понимаю. Я поэтому тебе и сказал. Если бы не это — я бы не стал. — Шутиков вздохнул и впервые за прошедшие дни посмотрел прямо в глаза Ходунову. — Тяжёлый у нас с тобой разговор получается. Ну, извини. Давай поговорим нормально, без горячки.

Ходунов некоторое время молча смотрел на Шутикова, потом нехотя улыбнулся:

— Ты хорош. Если бы тебя кто-то вот так оглоушил? Посмотрел бы я на тебя. Ладно, пошли, а то вон на нас внимание обращают. — Некоторое время они шли молча. Потом Ходунов спросил: — А вещи-то где? Из чемодана?

— Я все выбросил. На всякий случай.

— Ничего себе! Хорош случай. А с чем же ты теперь полетишь?

— Да я тут присмотрел. Завтра хочу купить. Ладно, давай просто погуляем немного. Мне главное, что теперь ты все знаешь. А то как-то было не по себе.

— Ну, ясно, — буркнул Ходунов. — Ему полегчало. Это называется — с больной головы на здоровую. Эх, Леня, Леня. Ну, давай погуляем.

* * *

В пятницу работали без обеденного перерыва, и все закончилось к половине третьего.

— Ну, какой маршрут сегодня выбираем? — спросил Ходунов, когда они часов в пять сели за поздний обед. — Какие идеи? Это ведь прощальная прогулка.

— Но, наверное, на этот счет есть традиция? — спросил Шутиков.

— Пока не завели, — сказал Ходунов. — Но стоит подумать.

— Может, прогуляться вниз по Роне? — предложил Шутиков. — Помните, где мы были в воскресенье?

— А что, я за, — поддержал Ходунов. — Это место стоит того, чтобы сделать его традиционным.

* * *

По набережной они шли не торопясь и к площадке на скале добрались только к семи. Вечернее солнце живописно освещало красноватый камень, превращая скалы в багровые, ярко выделявшиеся на фоне темной зелени деревьев и кустарника.

— Красиво здесь, — сказал Бобров, когда они остановились на огороженной площадке у края скалы. — До чего же здорово.

— Да, — поддержал Шутиков. — Место уникальное. Слушай, Валентин Евгеньевич, ты бы вот по этому выступу прошел? — Шутиков показал на широкий выступ, опоясывающий скалу.

— А зачем? — пожал плечами Бобров. — Удовольствия я не получу.

— Не скажи, — возразил Шутиков. — Это может хорошо нервы пощекотать. Так смог бы?

— Не знаю, — спокойно и, как всегда, серьёзно сказал Бобров. — Если спасти надо было бы кого-нибудь, это одно. А если так, для того, чтобы просто нервы пощекотать, так мне это не нужно.

— Понятно, — кивнул Шутиков. — Прагматик ты. Нет в тебе романтики.

— Ну, зато у тебя ее в избытке, — констатировал Ходунов. — И ты нас тут не провоцируй. Я, как руководитель делегации, такое не санкционирую.

— О! — Шутиков показал Боброву глазами на Ходунова. — Суров. Но справедлив. Нет, а вот если технически, так сказать. Можно здесь пройти?

— Запросто, — оценивая ширину выступа, сказал Ходунов. — Я думаю, по нему раньше ходили. Ну, а так как это очень опасно, вот и перегородили.

— Голова может закружиться, — сказал Бобров. — Высоко очень.

— Конечно, — согласился Ходунов. — Но вы же сами сказали, все определяется необходимостью.

— Так голова ведь все равно закружится, — пожал плечами Шутиков.

— Прежде чем дать голове закружиться, надо её напрячь, — назидательно сказал Ходунов. — Если бы мне надо было во что бы то ни стало, я бы просто прополз по этому выступу на брюхе. Вполне безопасно.

— Да, это верно, — согласился Шутиков. — Приходится признать, что золотое правило работает и здесь.

— Какое золотое правило? — спросил Бобров.

— Начальник всегда прав, — важно произнес Шутиков. — Вы согласны, Александр Петрович?

— Вынужден согласиться, — улыбнулся Ходунов. — Против очевидности же не попрешь. Ну, что, джентльмены, домой?

На следующее утро Самойлов приехал за ними в гостиницу, чтобы отвезти в аэропорт.

— Послушай, — укладывая вещи в багажник, обратился он к Шутикову, с которым успел сдружиться и перейти на «ты», — у тебя же вроде другой чемодан был. Чёрный, с колесиками. Или нет?

— Действительно, — удивился Бобров. — Другой чемодан, коричневый. А где же тот-то?

— А ты только заметил? — усмехнулся Шутиков. — Нету того. Не выдержал перелета.

— А когда же ты этот купил?

— Да вчера. Вот здесь, за углом. Надеюсь, Наде понравится.

— Хороший чемодан, — одобрил Самойлов. — Вполне приличный. Ты как считаешь? — обратился он к Ходунову. Тот индифферентно пожал плечами.

— Нормальный. Как раз под цвет свежевыращенных усов. Будем надеяться, что с ним у Шутикова проблем не будет. Поехали, господа, время.

* * *

Самойлов проводил их до самого терминала. Это тоже была одна из традиций.

Ходунов посмотрел на часы.

— Должны бы уже скоро посадку объявить. А самолёта-то еще нет.

— Да, — кивнул Самойлов. — Он уже должен был прилететь. Задерживается.

— Похоже. Дима, ты не жди. Мы же понимаем. Суббота. У тебя наверняка планы. Так что давай попрощаемся. Спасибо тебе за все. И, как говорится, чтоб не в последний раз.

Самойлов вздохнул:

— Действительно, пора ехать. Вам, ребята, спасибо. Созвонимся.

Тепло попрощавшись с Самойловым, они уселись в кресла, откуда было видно все летное поле.

— Хоть бы объявили что-нибудь, — недовольно сказал Бобров.

И, как будто откликнувшись на это, в динамиках щелкнуло, и сначала на французском, а потом на русском женский голос объявил:

— Рейс Эс-Ю 462 Женева — Москва задерживается в связи с задержкой вылета самолета из Москвы. О времени вылета будет сообщено дополнительно.

Шутиков присвистнул:

— Ничего себе. Он еще и не вылетал. Что же там случилось?

— Да мало ли что? — равнодушно сказал Ходунов. — Причин может быть много. Для нас это не так важно. Подождем.

Глава 4

Вылет самолёта из Москвы задерживался. Вначале ничто не предвещало никаких неожиданностей. В обычное время была объявлена и прошла регистрация, потом объявили и посадку. Все пассажиры уже ждали в зале вылета. Сквозь стеклянную стену зала хорошо был виден стоявший рядом самолёт, приткнувшийся через гофрированную горловину к коридору, ведущему в зал. Видно было, как проехал поезд из багажных тележек, доверху набитых чемоданами, коробками и сумками, и скрылся где-то под брюхом самолета. Прошло еще время, но у закрытых дверей в коридор никто не появлялся. Вместо этого началась какая-то непонятная суета вокруг хвостовой части самолета. Несколько человек в синих комбинезонах столпились под хвостом и долго стояли там, задрав головы и что-то обсуждая. Потом к ним присоединились ещё двое в форме. Привезли высокую лестницу на колесах, и один из комбинезонов забрался на самый верх и долго там что-то ковырял. Наконец он спустился вниз, и все, включая лестницу, куда-то исчезли. Пассажиры томились от долгого ожидания и неизвестности. Наконец, когда по расписанию самолет должен был уже сорок минут быть в воздухе, в зале раздался мелодичный гонг и женский голос объявил:

— По техническим причинам вылет рейса Эс-Ю 461 задерживается. Просим пассажиров освободить зал вылета у выхода четырнадцать. Посадка на рейс до Женевы будет объявлена дополнительно. Повторяю…

Пассажиры, кто с разочарованием, а кто и со злостью на лице, неохотно покидали зал, готовясь к длительному ожиданию. Только очень немногие восприняли это известие совершенно спокойно. Среди этих немногих была и Галина Михайловна Богатова, хорошо одетая, довольно полная, но миловидная женщина лет сорока. Задержка вылета не испортила то хорошее настроение, в котором она пребывала.

Это была уже третья ее зарубежная поездка. Но в этот раз она летела за границу одна, и ей это очень нравилось. В поездку она надела новый, модный и достаточно дорогой костюм и, ловя взгляды мужчин, чувствовала себя помолодевшей и интересной. От ощущения собственной значимости даже немного приятно кружилась голова. Разглядывая пассажиров, особенно женщин, Галина Михайловна с удовольствием отметила, что совсем немного таких, как она, — свободных, независимых, элегантных. Да, на нее, безусловно, обращают внимание, и это, что и говорить, просто приятно. А задержка рейса — это мелочь. Если есть время, она вполне может пойти в буфет. Денег у нее вполне достаточно.

При мысли о деньгах она тут же вспомнила то, что произошло с ней совсем недавно.

В среду ей на работу позвонил какой-то неизвестный мужчина.

— Добрый день, Галина Михайловна! Меня зовут Юрий Владимирович. Вы извините меня, пожалуйста, мы с вами незнакомы. Мне порекомендовал позвонить вам Брызгалов Сергей Сергеевич, из Минэкономики. Вы ведь собираетесь лететь в Женеву?

Голос понравился Богатовой. Спокойный, уверенный. И вежливый.

— Да, собираюсь. И действительно, по линии Минэкономики.

— Галина Михайловна, у меня есть просьба.

— Ой, только если что-нибудь тяжелое, я не смогу.

— Нет, нет, что вы! У меня и в мыслях не было обременять вас, так сказать, физически. Может быть, вы разрешите подъехать к вам?

— А когда бы вы хотели подъехать?

— Да вот прямо сейчас. Я могу быть у вас минут через двадцать — двадцать пять.

— Ну, хорошо, приезжайте. Комната триста девять. Третий этаж.

Юрий Владимирович вполне соответствовал своему голосу. Хотя и среднего роста, он выглядел очень внушительно. Лет сорока, подтянутый и широкоплечий, с круглым серьезным лицом, безупречно одетый, с солидным черным портфелем.

Сидевшая в одной комнате с Галиной Михайловной особа с довольно длинным носом и прической а-ля Мэрилин Монро с нескрываемым интересом уставилась на него.

— Ещё раз меня извините, Галина Михайловна. У меня одно деликатное личное дело. — Он вопросительно посмотрел на длинноносую соседку Галины Михайловны. — Может быть, нам в коридоре поговорить?

Соседка всё-таки сообразила.

— Я схожу в плановый. Надо согласовать смету на проведение регионального совещания. Если позвонят, я буду минут через пятнадцать.

Выходя, она окинула взглядом интересного посетителя и, высоко вскинув брови и поджав губы, демонстрируя очень неплохую фигуру с хорошо развитыми бедрами, выплыла из комнаты.

— Серьёзный тут у вас народ, — улыбнулся Юрий Владимирович. Глаза его оставались строгими и спокойными.

«Да, это действительно деловой мужик», — подумала Галина Михайловна.

— У меня просьба не совсем обычная, Галина Михайловна, — сказал Юрий Владимирович, усаживаясь на предложенный ему стул. — У меня был очень хороший приятель. Плотников Георгий Максимович. Был — потому что с ним случилось несчастье. Не сколько дней назад полетел в Женеву и, представьте себе, в самолете с ним приступ. Сердце. До Женевы он не долетел.

Глаза у серьезного Юрия Михайловича стали грустные. Галина Михайловна сдвинула брови и сочувственно закивала.

— Да, конечно. Никогда не знаешь, когда это может случиться. И чем же я могу помочь?

— Понимаете, он в Женеву-то летел по делу. У него какой-то серьезный бизнес. И с собой у него были деловые бумаги, они довольно срочно нужны. В Женеве его должен был встречать компаньон. Ну, он-то мне и позвонил оттуда. Так вот, очень срочно нужно получить чемодан, который был у Георгия. Получить его могут только родственники или кто-то по доверенности от родственников. У Георгия есть сестра, я был у неё. И вот если бы вы согласились с этим помочь…

— А что конкретно нужно сделать?

— Получить по доверенности этот самый чемодан в Женеве.

— И что же я буду там с ним делать?

— О, вас встретят, не волнуйтесь. Вы только получите чемодан, и все. Вас еще и отвезут туда, куда вы пожелаете. Вы одна летите?

— Да, одна. А это хорошо, что меня встретят. Не надо будет никого просить из наших. А как же оформление доверенности?

— Я это полностью беру на себя. Для этого мне понадобятся только ваши паспортные данные. Я, конечно, понимаю, что все равно это определенные хлопоты. Потом тележку надо будет оплатить, когда будете получать чемодан. Это, безусловно, будет компенсировано. Вот здесь, в этом конверте, сто долларов, на все расходы по этому делу и в компенсацию неудобств.

— Ой, ну что вы! — Галина Михайловна замахала руками. — Я и так помогу. Никаких особенных хлопот тут нет. Нет, это просто неудобно.

Юрий Михайлович серьезно покачал головой:

— Нет, Галина Михайловна. Об этом и речи быть не может. Если, как я понял, вы согласны помочь, конверт я кладу вам в стол. И если бы вы дали мне ваш паспорт, то мы бы полностью закончили это дело.

Галина Михайловна ещё посопротивлялась, но довольно вяло. Обстоятельный и одновременно решительный и быстрый Юрий Михайлович аккуратно переписал данные из паспорта, попросил никому ничего не говорить о цели его визита и, поблагодарив еще раз и одарив Галину Михайловну улыбкой, удалился.

Галина Михайловна была в восторге от этого неожиданного посетителя. Вот это мужчина. Такой солидный, уважительный. И сразу видно — деловой.

На следующий день он позвонил снова и потом привез доверенность. На этот раз Галина Михайловна сама вышла с ним в коридор.

— Вот, Галина Михайловна, заверенная доверенность, на русском и на английском. Я позвонил в Женеву, обо всем договорился. Встречать вас будет очень хороший человек, компаньон Георгия. Я его хорошо знаю. У него в руках будет лист с вашей фамилией. Зовут его Сумбат. Если что потребуется — обращайтесь к нему, он всегда поможет. Заранее вам громадное спасибо.

* * *

И сейчас, вспоминая все это, Галина Михайловна не торопясь поднялась в буфет. Она снова подумала об этой, как с неба свалившейся, сотне долларов. Да, как говорят, пустячок, а приятно. И уж эти деньги надо просто обязательно потратить на маленькие удовольствия для себя. Она имеет право.

Встав в небольшую очередь, Галина Михайловна с любопытством принялась разглядывать ряд красивых бутылок на полке.

— Рекомендую «Хеннеси», если вы хорошо относитесь к коньяку, — вдруг услышала она сзади спокойный мужской голос.

Обернувшись, она обнаружила за собой мужчину. И какого! Да, это был действительно экземпляр. Средних лет, высокий, худощавый, гибкий. Темные волосы, темное или загорелое лицо с иронической полуулыбкой. И совершенно неожиданные на этом лице светло-серые, чуть-чуть голубоватые глаза. Галина Михайловна заметила его еще во время регистрации, он и тогда стоял за ней в очереди. Потом она с удовольствием отметила его взгляд, когда он посмотрел на нее в зале ожидания. А теперь он оказался в одной очереди и вот так, совершенно естественно с ней заговорил. Да, в этом мире, в мире ви-ай-пи, дорогих коньяков, роскошных магазинов, все это было совершенно нормально. Это не в толкучке в метро какой-то пьяный пытается заговорить. И Галина Михайловна оценила, поняла и с удовольствием приняла этот свободный и в то же время корректный стиль.

— Да, «Хеннеси», конечно, совсем не плохо. Но для моего уровня вполне годится и «Метакса». Знаете, человек должен соответствовать своему уровню.

— Совершенно с вами согласен, — интересный незнакомец галантно склонился. — Честно говоря, и по моему уровню «Хеннеси» — это дороговато. Но, знаете, иногда просто хочется вылезти за пределы того, что тебе определено.

Он неожиданно улыбнулся как-то простодушно и совсем по-свойски. «А он приятный человек», — подумала Галина Михайловна.

— А вы не будете против, если мы сядем за один столик? — спросил он.

— Пожалуйста. Ничего не имею против.

«Ожидание может быть долгим, — подумала Галина Михайловна. — Хоть время пройдет веселее».

— Вы в Женеву? — спросил приятный незнакомец, когда они сели за столик. — Вероятно, на какое-нибудь страшно международное совещание?

— Конечно! — Галина Михайловна неожиданно громко рассмеялась. Заметив, что сидевшие рядом посмотрели на неё, она, спохватившись, закрыла рот рукой. Ей вдруг беспричинно стало страшно весело. Она наклонилась к нему через стол и, понизив голос, спросила: — А как вы догадались про совещание?

— Даже не знаю, — собеседник пожал плечами и широко улыбнулся, показав ослепительно белые зубы. Улыбка у него была просто замечательная. И глаза у него стали какие-то теплые. — Просто, по-моему, именно так выглядят женщины, которые живут вот этой самой международной жизнью. Кстати, разрешите я представлюсь: Алексей. Алексей Степанов.

— Очень приятно. Меня зовут Галина. А зачем вы летите в Женеву?

— По делам нашей фирмы. Мы купили оборудование.

— А какое оборудование? Это в самой Женеве?

— О, это совсем не интересно, Галина. Да к тому же у нас на фирме не поощряют разговоров на эту тему. Коммерческая тайна.

— О, понимаю. А жить вы где собираетесь? Или это тоже коммерческая тайна?

Галина Михайловна снова прыснула, но теперь уже тише и с деланым ужасом посмотрела по сторонам. С этим Алексеем ей было очень легко. В нем было что-то такое доверительное, даже простодушное.

— Конечно, — ответил он и наклонился к ней совсем близко. — Но для вас я её открою. Жить буду в Женеве. Вот только название гостиницы никак не могу выговорить. Не то «Корвалол», не то «Карнавал».

— «Корнавен»! Это же вокзальная площадь. Там шумновато немного.

— Зато очень удобно. Мне нужно будет ездить на поезде.

— А, понимаю, действительно удобно. Вас будут встречать?

— Нет. Мне сказали, что ходит автобус прямо до вокзала.

— Да, автобус там такой есть. А вы говорите на французском?

— Что вы! Ни бум-бум. А вы в какой гостинице остановитесь?

— В представительстве. Я хотела где-нибудь в городе, но не было мест. А у нас все, как обычно, только в последний момент.

Галина Михайловна с удовольствием оглядела людей, сидящих за столиком и стоящих у стойки. Вне всякого сомнения, она и этот Алексей были здесь самой интересной и элегантной парой. Да, и она сегодня очень неплохо выглядит, и спутник её вполне ей соответствует.

— Похоже, рейс задерживается капитально, — после небольшой паузы сказал Алексей. — Боюсь, сидеть нам здесь ещё долго. Галина, вы разрешите, я вас угощу чем-нибудь? Может быть, всё-таки «Хеннеси»?

* * *

Наконец часа через полтора объявили посадку. Посадка была из другого зала, самолет тоже был другой. Стюардессы торопились, быстро рассаживали пассажиров. В самолете их места оказались рядом.

— О, у вас место рядом с моим? — удивилась Галина Михайловна. — Вот это совпадение!

— Если говорить честно, — Алексей посмотрел ей в глаза и улыбнулся, — это спланированное совпадение. Я стоял за вами в очереди на регистрации. Вот и подумал, что было бы неплохо, если бы мы сидели рядом.

Галина Михайловна широко открыла глаза в легком замешательстве.

— Ну, даже и не знаю… Пожалуй… — Она запнулась, но тут же быстро нашлась: — Пожалуй, не стоит развивать эту тему, Алексей. Мне хорошо, у меня великолепное настроение, если и вам хорошо, давайте будем просто радоваться этому. Идет?

— Идёт, — с готовностью согласился Алексей. — Согласен заключить соглашение на эту тему. Может быть, нам в честь этого соглашения по рюмочке, а?

— Так какие же рюмочки? Вот взлетим, тогда и принесут вина. Хотя, конечно, сейчас очень неплохо было бы маленький глоточек хорошего ликёра. Но потерпим, подождём.

— Ну, нет. Не будем терпеть. Неужели мы не можем себе позволить такой малости? Какой ликёр вы хотите? «Амаретто»?

— Алексей, ну не надо безумств. Здесь же все страшно дорого.

— Аба, значит, «Квантро». Я угадал?

— Ну, вообще-то я действительно предпочитаю «Квантро», но…

— Всё ясно. Одну минутку.

Галина Михайловна была уверена, что в момент, когда самолет уже был готов выруливать на взлетную полосу, ни о каком ликере и речи быть не могло. Но ловкий Алексей очень быстро появился из-за занавески. В руках у него была большая квадратная бутылка и два изящных бокала.

— Ну, вы просто маг и чудодей! Зачем такую большую?

— Ну, необязательно всю ее выпивать. Можно и чуть-чуть оставить.

Галина Михайловна снова, в который уже раз за сегодняшний день, не смогла удержаться и расхохоталась. Ей просто было очень хорошо. Она видела в глазах своего спутника уважение и интерес. О себе он почти не говорил. Но она этого не замечала и с удовольствием рассказывала о себе. Она говорила и говорила, отмечая внимание, оказываемое ей Алексеем.

Когда уже подали обед, Алексей, улыбнувшись, сказал:

— А знаете, Галина, у меня к вам ведь есть и некоторый шкурный интерес. Я ведь совсем не знаю Женеву. Может быть, вы мне ее покажете?

— Ну, конечно, с удовольствием. Вот только как современем будет? Ну, можно созвониться. Да, так вы до гостиницы на автобусе будете добираться?

— Да, на такси просто не хочется тратить деньги.

— Ой, Алексей, у меня идея! Сейчас я вам расскажу…

Галина Михайловна находилась в приятном возбуждении. И от последовательности рюмок великолепных горячительных напитков, и от близости этого галантного, красивого мужчины. Так что не было ничего удивительного в том, что от избытка чувств, переполнявших ее пышную грудь, она сделала неловкое движение. Столики они уже убрали, и большую рюмку с ликером она поставила на подлокотник кресла. Эта рюмка и свалилась прямо на светлые, идеально отглаженные брюки элегантного соседа. Она опрокинулась прямо на то место, ну, на то самое… То, которое… От неожиданности у Алексея даже рот приоткрылся, и он замер в оцепенении. Потом он с выражением гадливости на лице взял двумя пальцами уже пустую рюмку, поставил на подлокотник и посмотрел на Галину Михайловну.

— Ой, как же это! Извините, извините, ради бога! Давайте, я вам вытру салфеткой, у меня есть. Сейчас, одну минуточку.

Алексей отрицательно покачал головой и, прикрывая рукой то самое место, встал. Он уже пришел в себя, и веселые огоньки снова зажглись у него в глазах.

— Ведь вы это нарочно, Галина, а? Ну, признавайтесь.

На Галину Михайловну вдруг снова накатил приступ не совсем уместного в этой ситуации смеха. Она смеялась и никак не могла остановиться.

— Вы, вы думаете, — не переставая смеяться, сказала она, — это я нарочно, да?

— Что тут думать? — Алексей с усмешкой посмотрел на большое темное пятно, расплывшееся у него между ног. — Ясно как божий день. Да, теперь памперсы были бы мне очень кстати. Ладно, пойду в туалет, попытаюсь смыть следы покушения на мою честь.

В туалете он был довольно долго. Возвратившись, он застал Галину Михайловну уже полностью успокоившейся.

— Вы извините меня, Алексей. — Она прижала руки к груди, на которой были заметны крошки от пирожного, которое она ела за обедом. — Честное слово, я не нарочно. Просто неловко повернулась. А тут ещё теснота такая.

— Да ладно, не терзайте себя. Я же понимаю, что вы не нарочно.

С лёгкой гримасой он сел на своё место.

— Ну, как? — сочувственно спросила Галина Михайловна.

— Сыро, — пожал плечами Алексей. — И липко. А так ничего. Бывает и хуже. Зато пахнет приятно, апельсинчиком.

Галина Михайловна сокрушенно вздохнула.

— Так вы мне хотели рассказать какую-то интересную историю, и у вас возникла какая-то идея. — Алексей вопросительно посмотрел на неё.

— Ах, да, с этим ликером я и забыла… Так вот, тут такая история была…

И Галина Михайловна рассказала Алексею о том, что один человек попросил получить в аэропорту чемодан пассажира, умершего во время полёта.

— Так что меня должны встретить в Женеве и отвезут на машине в гостиницу, — закончила она свой рассказ. — А идея состоит в том, что, если вы хотите, мы могли бы поехать вместе. Ваша гостиница совсем рядом с представительством. Да я попрошу, вас довезёт тот человек, который меня будет встречать. Вот только я буду получать этот самый чемодан… Если у вас есть немного времени для этого…

— О, спасибо большое. Конечно, это было бы здорово. Времени-то у меня сегодня сколько угодно. Ну, и помогу вам… Так что спасибо — да.

— Очень хорошо. И мне будет спокойнее. А то одной, ну, понимаете…

— С удовольствием вам помогу и буду охранять. — Алексей потер глаза, виновато улыбнулся и, доверительно наклонившись к Галине Михайловне, сказал: — Знаете, я прошлую ночь почти не спал. Ничего, если я подремлю немного? Я знаю, это не слишком вежливо, но, если я сейчас не посплю немного, то потом свалюсь в самый неподходящий момент.

Галина Михайловна, конечно, не возражала. Более того, ей импонировала его непосредственность и простота в обращении.

«Наши министерские все такие надутые, чванливые, — думала она. — Чтоб вот так, запросто, общаться с практически незнакомым человеком — да никогда. А ведь он, совершенно очевидно, человек явно незаурядный. Да, везет мне что-то на знакомства с интересными мужчинами. И к чему бы это?»

Галина Михайловна при этом улыбнулась и закрыла глаза. Ей было просто очень, очень хорошо. Как летним вечером на пустынном пляже у теплого спокойного моря, когда солнце уже не палит, а нежно греет, слышится легкий шелест волн и охватывает сладкая истома.

* * *

Двигатели ещё не остановились, а к самолёту уже подкатили трап. Все спешили. При спуске по трапу Алексей бережно поддерживал Галину Михайловну под локоток. В свободной руке он нес свой лёгкий кейс, прикрывая им непросохшее пятно на брюках.

Когда они спустились вниз, Галина Михайловна подошла к стоящему внизу какому-то человеку в форме и принялась его расспрашивать. При этом она временами поглядывала на Алексея. Ей было приятно, что она может вот так свободно разговаривать и на французском, не теряясь, без всякого напряжения и с достоинством.

Вернувшись к ожидавшему её Алексею, она сказала:

— Надо сначала получить наш багаж. А офис — это в основном здании.

Совсем недолго подождав, они получили свои чемоданы и встали на длинную ленту транспортера, доставившего их в основное здание.

Нужный им офис оказался совсем рядом. Алексей с чемоданами остался ждать, а Галина Михайловна постучала и вошла в офис. Это было совсем небольшое помещение, в котором стояло два стола и большой конторский шкаф. За одним столом сидела женщина лет сорока, за другим — совсем молодой смуглый парень. Богатова поздоровалась и обратилась к женщине:

— Извините, вы говорите по-английски?

— Да. Что вы хотите?

— Очень хорошо. Я хотя и говорю на французском, но плохо. Неделю назад тут с нашим пассажиром случилось несчастье, он умер в самолете. Его родственница дала мне доверенность на получение чемодана, который был в багаже. Могу я получить этот чемодан?

Таможенница прочитала текст доверенности и паспорт Богатовой. Потом вынула из стола большой журнал и нашла нужную запись. Что-то переписав из доверенности в журнал, она сняла копию паспорта.

— Все в порядке, — сказала она Богатовой. — Вы получили свой багаж?

— Да, конечно. Мой чемодан здесь, в коридоре.

— Этот чемодан на складе. Через пять-семь минут я вам его доставлю.

Довольно скоро она появилась в том же тоннеле, везя на тележке чемодан, и протянула Богатовой папку с пришпиленной к ней бумагой:

— Распишитесь здесь, пожалуйста.

Оставив чемодан на тележке, женщина что-то сказала Галине Михайловне, улыбнулась и ушла.

Сумбат ждал в толпе встречающих с листом бумаги, на котором было написано «Госпожа Богатова». Галина Михайловна подошла к нему, поздоровалась и представила Алексея. Сумбат ей не понравился. Грузный, одетый в дешевую голубую тенниску, из-под которой везде — и на руках, и на шее — прорывалась обильная курчавая растительность. Какие-то потертые, старые джинсы. Хмурый, насупленный, как будто нехотя бросающий слова, он разительно контрастировал с легким, элегантным и приятным Алексеем. Правда, Галина Михайловна тут же вспомнила, что предмет их встречи не должен был располагать к веселью, так что немногословность и мрачность Сумбата могли быть вполне-объяснимыми.

Когда она попросила его довезти Алексея до гостиницы, Сумбат только пожал плечами, бросил не слишком дружелюбный взгляд на ее элегантного спутника и сухо сказал:

— Как вам будет угодно, Галина Михайловна. Пожалуйста.

В машине Галина Михайловна и Алексей расположились на заднем сиденье. Несколько минут они ехали в полном молчании. Когда живописная суета около аэропорта осталась позади и машина выехала на шоссе, Сумбат обернулся к Галине Михайловне:

— Поедем другой дорогой, Галина Михайловна. Не той, что обычно ездят в город. Я хочу показать вам вид на озеро. Это место мало кто знает. Очень красиво. Не пожалеете.

— Спасибо, — улыбнулась Богатова и подумала, что часто так бывает — хорошие люди выглядят неприветливыми. Вот Сумбат — такой с виду сумрачный, а ведь подумал же. Хочет сделать ей приятное.

Минут пятнадцать они ехали по широкой автостраде, минуя спальные пригороды Женевы с яркими магазинчиками, новостройки. Потом повернули на какое-то узкое шоссе, ведущее вверх.

Здесь с одной стороны нависал густо заросший могучими деревьями и кустарником склон, с другой — открывавшаяся постепенно долина, уходящая к озеру. Вдоль шоссе сплошной чередой расположились скрытые за заборами и воротами разные дома и виллы — от убогих и кажущихся совсем нежилыми до роскошных. Вверх и вниз по склону в буйной зелени тоже проглядывали крыши и белые стены домов.

Наконец шоссе вывело на довольно большую площадку. Дорога здесь круто поворачивала вдоль по склону. Два громадных дерева, нависавшие над площадкой, делали это место чем-то похожим на сцену, с двух сторон обрамленную гигантскими раскрытыми зелеными занавесями. А декорацией была лежащая внизу Женева.

— Вот отсюда вид на Женеву, — остановив машину, сказал Сумбат. — Вы посмотрите, а я сейчас задний скат подкачаю. Это буквально пару минут.

Здесь было совсем тихо. На площадку со стороны склона выходила только высокая стена какого-то владения. По пустынной дороге, забросанной пожухшими листьями и почерневшими влажными ветками, ездили, видимо, нечасто.

Прямо из стены, из отделанного старым камнем источника тихо лилась прозрачная вода. В воздухе чувствовался запах цветов.

— Жалко только, сейчас воздух не такой прозрачный, — сказал Сумбат, выходя из машины. — Парит после дождей. А то горы хорошо были бы видны.

— А Монблан тоже бывает виден отсюда? — спросила Богатова, подходя к краю дороги.

— Наверное, — пожал плечами Сумбат. — Я здесь только в третий раз.

Он стоял у машины, открывая багажник. Алексей был рядом с ним, видимо, собираясь помочь.

Далеко внизу лежал ухоженный, красивый мирный город. Сквозь легкую дымку просматривалось голубое озеро, терявшееся вдали. А еще дальше — нечеткие в тумане очертания гор, окружавших долину со всех сторон. Видна была и белая лента фонтана.

Галина Михайловна некоторое время стояла молча, наслаждаясь этим великолепным видом. Она чувствовала себя зрителем какого-то совершенно невероятного, грандиозного театра. И этот театр давал представление ей, только ей одной. Ей было очень хорошо. Может быть, так хорошо, как никогда в жизни.

— Здорово, как красиво! — в восторге сказала она, оборачиваясь.

И тут тысячи ослепительных искр вдруг взорвались в ее голове, и, даже не успев почувствовать боли, она стала оседать на землю.

Удар был не слишком сильным, но очень резким. Алексей ударил ее сбоку монтировкой, обернутой грязным полотенцем. Удар пришелся точно в основание черепа. Оба они, Алексей и Сумбат, уже успели надеть перчатки и, подхватив падающую Богатову, положили ее на землю.

Положив полотенце на землю, Алексей подошел к люку в бетонном тротуаре. Монтировкой он подцепил край люка и приоткрыл его.

— Давай, что стоишь? — со злостью сказал он стоявшему неподвижно Сумбату. — Помогай!

Сумбат нехотя подошел, и они вместе с Алексеем подняли тяжёлую литую крышку и откатили её в сторону.

Потом они подошли к лежавшей ничком Богатовой. Алексей наклонился и проверил карманы её костюма, быстро ощупав её всю, извлёк из лифчика пачку долларов и сунул их себе в карман.

— Вот бабы, мозги куриные. Думают, сюда не полезут! Ладно, с паршивой овцы… Ну, всё. Вроде чисто, нет ничего. Давай, берём её. Тяжёлая, чёрт.

Они подтащили её к открытому люку и положили так, что голова свесилась вниз. Рыжеватые волосы Галины Михайловны закрыли лицо, и на затылке хорошо была видна ссадина от удара. Алексей поднял лежавшую рядом монтировку, обмотал полотенцем рукоятку и сильно ударил ее по голове. Кость хрустнула, и кровь полилась, заливая голову. Как будто разъярившись при виде этой крови, Алексей с искаженным гримасой лицом ударил еще раз, потом еще. Из проломленной головы кровь полилась широкой пульсирующей струёй по слипшимся волосам.

Сумбат резко отвернулся. Потом, отойдя к машине, достал из багажника пластиковый пакет. Вернувшись к люку, он, все так же молча, раскрыл пакет и показал подбородком Алексею. Тот положил в пакет монтировку и полотенце. Приподняв тело за ноги, они сдвинули его к отверстию люка. Еще рывок, и тело сползло в отверстие, а потом глухо ударилось внизу. Одна изящная лакированная туфля соскочила с ноги и осталась лежать рядом с люком. Сумбат поднял ее, на секунду подержал ее в руке и бросил вниз. Потом он посмотрел на Алексея, сильно побледневшее лицо которого нервно подергивалось.

— Всё, — сказал Алексей И попытался усмехнуться, но вместо усмешки получилась гримаса. — Приказ есть приказ. Наше дело — выполнять.

Сумбат, глядя исподлобья, сглотнул. Лицо его потемнело ещё больше.

— Что говорить? — сказал он. — Давай, Красавец, кончаем.

Они приподняли лежавшую рядом крышку и подкатили её к отверстию.

— Опускай, — скомандовал Сумбат.

Не мешкая, оба сели в машину, и через несколько секунд она бесшумно скрылась за поворотом.

А на площадке с красивым видом всё дышало покоем. Во влажном после прошедших дождей воздухе растекался аромат цветущих повсюду кустарников. И далеко внизу сквозь дымку видны были голубое озеро и взметнувшаяся над ним белая струя знаменитого фонтана.

Глава 5

Николай Друзин, известный также как Круглый, не любил встречаться с Хозяином. Он отдавал должное его уму, его восхищала способность Хозяина спланировать и осуществить сложнейшую операцию, его интуиция. Но вот общаться с Хозяином — это каждый раз было испытанием. Друзину не нравилось все: и манера разговора, презрительная и снисходительная, и эта откровенная подозрительность, и нелепые шутки. И еще эта привычка во время разговора надолго задумываться, как будто забывая о собеседнике.

Но больше всего Друзину не нравилось кресло. Сидеть в нем прямо было очень трудно. Надо было все время напрягаться, чтобы не завалиться в его мягкую глубину. Он переменил позу, не сводя глаз с Хозяина, который уже несколько минут сидел молча, уставившись невидящими глазами куда-то выше Друзина. Хозяин был явно не в лучшем настроении.

— Так. Не нравится мне это всё. Совсем не нравится. И как же это всё ты можешь объяснить? Какие соображения?

— Я думаю, что Георгий поменял чемодан. Может быть, у него возникли какие-то опасения, а может, ещё что-то.

— А почему он тебе не дал знать?

— А мне он только сделал отмашку, что все в порядке. У нас ведь ничего другого и предусмотрено не было. Он привык действовать на свой страх и риск. Вы же его знали — считал себя умнее всех.

— Да, это уж точно. — Хозяин поморщился, болезненная гримаса исказила и так уж не слишком приятное лицо. — А ты уверен, что это Георгий сам поменял чемоданы? Ты это видел?

— Нет, нет, конечно. Да если бы я это видел или хотя бы подумал об этом, так разве мы потеряли бы столько времени? Да и бабу эту угрохали ни за что ни про что.

Голова у Хозяина дернулась, и лицо снова исказилось.

— Бабу угрохали правильно! — почти выкрикнул он. — Все правильно! Кто мог безопасно получить чемодан? А если там уже ждали? И оставлять ее нельзя было. Должна была быть уверенность на сто процентов. — Он наклонил голову к столу, несколько раз глубоко вздохнул и продолжал уже спокойнее: — Все было спланировано правильно. А вот исполнение… Вечно у нас все не слава богу. Ну не могут без фантазий. Ладно. А если Георгий просто случайно взял не свой чемодан?

— Нет. Тут я уверен. Это исключено. Я Георгия знаю давно. Он, конечно, был не сахар, но дело знал туго. Такой ошибки он сделать не мог.

— А может, он раньше договорился с этими? Такое возможно?

Друзин на мгновение задумался:

— Ну в принципе, возможно. Но ведь мы же за ним смотрели.

— Смотрели… Он лис тот еще. Если бы захотел, сделал бы хитро. Теоретически все это возможно. А потом его спокойно убирают, и все. Возможно?

— Возможно. Но я всё-таки думаю, что заменил сам Георгий.

— Думаешь? Ну-ну. Только нельзя отбрасывать ни одну возможность. Понимаешь? Ни одну! Я и сам понимаю, что это наиболее правдоподобный вариант. Но проработать надо все. Все варианты, до единого. Понятно? Так что там было, в этом чемодане? Друзин опять пожал плечами:

— Содержимое странное. Непонятно, зачем нужен был этот чемодан. Он был почти пустой. Бутылка водки, спортивный костюм, шлепанцы и кроссовки.

— Так. А как это объяснить? Это ведь тоже ненормально. Переть почти пустой чемодан. Можно было это всё в пакет положить. Если везти что-то назад, там можно было купить. Черт знает что! Ребус какой-то. Бестолковщина. Вот это хуже всего. Никакой логики. Ладно. А как бы Георгий назад свой чемодан получил?

— Ну, тут проблем нет. Мол, просто случайно поменялись.

— А как он объяснил бы? Там же бирка. Номер-то другой.

— Ну и что же! Увидел, что что-то не то, открыл. Понял, что случайно поменялись. Подошёл, извинился. Все очень просто.

— Да, все просто. — Хозяин снова вздохнул и пожевал губами. — Значит, ты считаешь, что Георгий решил поменять чемодан на всякий случай. Так?

— Да. Это была импровизация. Случайное совпадение.

— А то, что он потом вдруг в самолете загнулся, это тоже случайное совпадение? Когда много случайных совпадений, все становится маловероятным.

— А что здесь невероятного? В этом нет ничего не обычного.

— Этого мы ещё не знаем. Перс сказал, Георгия осматривал обычный врач в аэропорту. Так что, пока мы не получим труп, ещё рано говорить. Да, когда труп должны отправить? Там всё в порядке?

— Завтра будет здесь. Швейцарским рейсом.

— Так что это направление не закрываем. Искать надо.

— Хорошо, я попробую еще. Только ведь это же опасно, Аркадий Борисович. Можно привлечь внимание.

— Ты что же, меня хочешь научить? — Хозяин уперся взглядом в глаза Друзина. — Ты думай, сам думай. И помни всегда, что я в вас вдалбливаю. — Хозяин снова замолчал, барабаня пальцами по столу. После паузы он продолжил: — Ясно, что тут нужно через кого-то. И потом сразу же избавиться. Понял?

— Понял, Аркадий Борисович.

— Сейчас совершенно ясно, что чемодан попал к кому-то, кто летел этим рейсом. Нужен список всех, кто летел этим рейсом. Получить можно через Шереметьево. Здесь принцип тот же — и не вздумай сам в это дело ввязаться. Это понятно? — Хозяин опять уставился на Друзина неподвижным взглядом. Тот молча кивнул.

— Дальше. Найти того, у кого был такой же чемодан. Идеи есть?

— Есть соображения, Аркадий Борисович. Розовый встал в очередь за тремя мужиками. Я их запомнил. Один на Лужкова здорово похож. Только без кепки, помоложе и не такой лысый. Похоже, друг друга знают хорошо. Думаю, Из одной организации. И не из новых. Так что скорее всего — госслужба. Когда будет список, с безопасного телефона начну обзванивать справочные министерств и называть фамилии. Думаю, найду.

Хозяин помолчал, снова уставившись куда-то за спину Друзина.

— Ладно. Давай так и действуй. И чтоб никаких фантазий. Да, и чтобы меньше людей было в этом деле. Всё, что можно, делаешь сам.

Возвращаясь из особняка Хозяина по Рублевскому шоссе, Друзин сосредоточенно повторял про себя весь состоявшийся разговор, стараясь запомнить его мельчайшие детали. Это уже вошло в привычку. Когда-то он позволил себе забыть что-то из того, что сказал ему Хозяин. Что-то, как ему казалось, несущественное. Больше он себе уже этого никогда не позволял. Точное, скрупулезное выполнение того, что сказал Хозяин, было законом. Все в организации определялось этим.

Прежде всего ему надо было найти человека, с помощью которого можно было бы получить список пассажиров того злополучного рейса. Приняв решение, он остановил машину около телефона-автомата. В таких случаях он предпочитал, во избежание лишнего риска, не пользоваться своим мобильным телефоном. Он достал с заднего сиденья кейс и вынул оттуда компьютер. Через несколько минут он нашел нужный ему номер и направился к телефонной будке.

Телефон ответил не сразу. Друзин уже подумал, что никого нет. Но вот трубку сняли, и слегка запыхавшийся голос спросил:

— Алло.

Голос изменился очень мало. Да, это точно Вьюн, Лешка Вьюнков, с которым Друзин учился с первого класса. Но они никогда не дружили. Вьюн был изгоем, парией. И, в общем, заслуженно. Он ябедничал, вымаливал у учителей отметки, был фантастически жадным. Уже к третьему классу с ним не дружил никто.

— Добрый вечер, — сказал в трубку Друзин. — Это Алексей?

— Да. Слушаю вас.

— Привет. Это Друзин. Помнишь меня? Учились вместе.

На том конце возникло лёгкое замешательство. Видимо, Вьюн этого никак не ожидал. Наконец он ответил:

— Привет. Я тебя не узнал. Давно я тебя не видел, лет семь.

— А я тебя сразу узнал. Слушай, я тебе звоню по делу. Понимаешь, нужен толковый человек для не большого деликатного дела. Всего часа на три-четыре. Оплата наличными. Если все сделаешь, три сотни. Долларов, конечно.

— А что за дело?

— Нужно поехать в одну организацию и получить сведения. Сам я этого не могу, а дело это чисто коммерческое. Можешь сделать?

— А когда это нужно?

— В понедельник. Первая половина дня.

— Понимаешь, у меня в понедельник дела были с утра.

— Так предупреди. Такие деньги на дороге не валяются. Ну как?

— Ладно, давай. Значит, к двум я точно буду свободен?

— Да, точно.

— А деньги когда?

— Сразу как сделаешь. Да, фотографии у тебя есть на документы?

— Были где-то.

— Возьми пару. Ты подходи к метро в 8.30. Будь у театральной кассы.

— Хорошо. Значит, послезавтра в половине девятого. Пока.

* * *

В понедельник Друзин подъехал к метро в 8.15 и по привычке остановился, не доезжая места встречи, на противоположной стороне. Ничего подозрительного заметно не было. Вьюн появился в 8.25. Хотя он сильно изменился, Друзин узнал его сразу. Подождав еще пару минут, Друзин медленно проехал мимо Вьюна, развернулся и точно в 8.30 вышел из машины. Вьюн стоял к нему спиной, вглядываясь в поток людей, выливающийся из подземного перехода.

— Здорово, Вьюн.

Вьюн вздрогнул от неожиданности, обернулся и засмеялся. Смех у него был все тот же. Когда он смеялся, у него сильно, до десен, обнажались мелкие острые зубы. Вблизи стало заметнее, как сильно он изменился. Хотя его черные живые глазки, маленькие, как булавочные головки, были все те же, выражение лица было совершенно другим.

— Здорово, — ответил Вьюн и вяло пожал протянутую Друзиным руку. Рука у него была как у ребенка — узкая ладошка и совсем короткие пальцы. — Я бы тебя, пожалуй, и не узнал. Солидный ты стал. А я тебя с этой стороны ждал.

— Я на машине, пошли.

— Хорошая у тебя тачка, — заметил Вьюн, откидываясь на мягком сиденье и пристегиваясь ремнем. — А чем ты сейчас занимаешься?

— Работаю в одной солидной фирме.

— Ясно. И куда сейчас едем?

— Сейчас заедем к одному человеку. Он сделает тебе документ. С этим документом мы поедем в Шереметьево. Фотографии взял?

— Да, вот они. Годятся?

Друзин на секунду оторвал взгляд от дороги и посмотрел на фотографии.

— Да, вполне. Тут, понимаешь, такое дело. Одна конкурирующая фирма наладила очень хороший канал поставки комплектующих для компьютеров. Вот мы тоже хотим подобраться к этому каналу. Для этого нужны всего-навсего списки пассажиров нескольких рейсов из Шереметьева. Вот это и есть твоя работа. Представишься сотрудником МВД. Скажешь, по другому делу здесь оказался, заодно решил и эти списки получить. Справишься?

— Не знаю, — неуверенно сказал Вьюн и поежился. — Я как-то такими делами не занимался.

— Дело ерундовое. Я бы сам его сделал, да меня там многие знают.

— А к кому я должен подойти?

— Ну, сидят там самые обычные девицы. Вот эту коробку конфет преподнесешь. Держись свободнее. Удостоверение просто открой и покажи.

— А когда я деньги получу?

— Я же тебе говорил уже. Они у меня с собой. Получаешь списки, я даю деньги. И расписываться нигде не надо.

— Ну, если все-таки вдруг меня застукают?

— Ну, если… Нашёл. Вклеил свою фотографию. Так, на всякий случай. Тут никакого преступления нет.

Вьюн вздохнул, но больше уже ничего не спрашивал. Видно было, что он волновался. Но возможность так просто заработать хорошие деньги явно упускать не хотел.

В скромном офисе на втором этаже какого-то обшарпанного здания они задержались совсем ненадолго. Вьюн приготовился к ожиданию в полутемной прихожей, где его оставил Друзин, но тот появился уже минут через пять.

— Порядок. — Друзин кивнул головой в сторону выхода.

— Я думал, это дольше будет, — спеша за молча шагавшим вниз по лестнице Друзиным, сказал Вьюн.

Тот пожал плечами:

— Если уметь, то это делается очень быстро.

Когда они сели в машину, Друзин достал из кармана тёмно-вишневую книжечку с золотым гербом и протянул Вьюну.

— На вот, полюбуйся. Ты теперь вот у нас какой.

Вьюн, открыв удостоверение, присвистнул:

— Ну, блеск! Шикарно. Так здорово сделано. Вот это да.

— Да, фирма веников не вяжет. Ты запомни, кто ты такой. Теперь о деле. Когда приедем в Шереметьево, я тебя высажу у входа. Возьми вот этот кейс. Положи туда эту коробку. И сюда я кладу список рейсов, которые нас интересуют. Ты подойдешь к табло в центре зала. Я поставлю машину и потом тоже подойду к табло. Естественно, ты не показываешь виду, что знаешь меня. Потом я пойду в этот офис, который нам нужен. У нужной двери я остановлюсь и переложу вот эту папку из левой руки в правую. Понял? Ты заходишь в эту дверь, здороваешься, представляешься, излагаешь просьбу и тут же достаешь список и конфеты. Когда все сделаешь, снова подойди к табло. Я выйду и пойду к машине. Ты иди за мной, а когда я сяду, ты подожди пару минут и тоже садись. Вот и всё. Все понял?

Вьюн вздохнул и молча кивнул. Всю дорогу до аэропорта оба сосредоточенно молчали.

* * *

Как и обещал Друзин, дело действительно оказалось очень простым. Просьба Вьюна не вызвала никакого удивления, замечательное удостоверение даже не пришлось предъявлять. И коробка конфет была принята с улыбкой. Все было сделано очень быстро, по-деловому. Когда Вьюн садился в машину, по его радостной улыбке и довольному виду Друзин понял, что все в порядке.

— Ну как? — спросил он.

— О'кей, — удовлетворенно кивнул Вьюн. — Ну действительно, как по маслу. Даже ничего и не спросили, — захихикал он.

Друзин усмехнулся, но ничего не сказал. Выехав с территории аэропорта, он проехал несколько минут по шоссе и остановил машину.

— Ну, показывай, добытчик.

Вьюн с важным видом достал из кейса несколько листов.

Друзин быстро просмотрел полученные списки и, про себя отметив, что Плотников Георгий Максимович в нужном списке имеется, удовлетворенно улыбнулся. Сложив списки, он положил их в кейс, который бросил на заднее сиденье. Потом достал из кармана конверт и протянул Вьюну.

— Держи, вот твои три сотни.

Вьюн заглянул в конверт и хихикнул:

— «Зелёненькие»! Ну, отлично.

Он откинулся на сиденье и потянулся, как сытый кот. Друзин усмехнулся:

— Ну, ты молодец. Я смотрю, после школы ты здорово продвинулся.

Лицо Вьюна мгновенно потемнело, он стал совершенно серьёзным. Потом, вздохнув, он повернулся к Друзину:

— Да, конечно, многое изменилось. Только… Ты знаешь, я никому об этом не говорил. Никогда. Вот многие вспоминают детство. Это, мол, самое счастливое время. А для меня все мое детство — это что-то ужасное. Просто сплошной черный ужас. У меня ведь отца никогда не было, и кто он, я так и не знаю. И родился я как-то случайно. Я так понял, мать просто запоздала с абортом.

Вьюн сглотнул и некоторое время молчал. Друзин слушал его с непонятным для себя вниманием, как будто ему было до этого дело.

— В общем, совсем я ей был ни к чему. Да ещё и не доношенный. Ну, и потом, ни рожи, ни кожи… — Вьюн говорил с трудом, прерывисто вздыхая, иногда замолкая на несколько секунд. — Ну, и воспитывала она меня, как тебе сказать, в строгости. А если по-простому — била. Да так, что у меня рубцы еще до сих пор сохранились. За малейший проступок лупила так, что даже сейчас вспоминаю, и то нехорошо становится. Так что материнские все чувства ее я через это и воспринял. — Так что, понимаешь, у меня в то время жизнь-то совсем другая была. Другая, чем у всех остальных. Ничего, кроме страха, не было. Жуткий страх. — Вьюн снова замолчал. — Я же понимаю, почему ты ко мне обратился. Вот именно ко мне. Вьюн на все согласен. А оно и действительно так. Я уж такой, как есть. Не такой, как ты, или Хома, или Серега. Но я и не мог быть таким. Хотя, конечно, кто знает…

— А потом как же? После школы? — невольно спросил Друзин.

— Когда школу закончил, она уже болеть начала. В армию меня, слава богу, не взяли. Ну, потом уж чем только не занимался…

— А мать?

— Инсульт у нее был. Уже несколько лет лежит. Парализованная.

— Дома?

— Ну, конечно. Куда же ее денешь?

— А кто же за ней ухаживает?

— Да я, а кто же? Я. Больше некому. Мать всё-таки.

— А ты что, не женат?

— Нет. Когда был помоложе, мать не хотела. А сейчас кому я нужен?

Вьюн опять хихикнул, а потом насупился, глядя прямо перед собой.

— Ладно, ехать пора, — сказал Друзин, запустив двигатель. — Мы с тобой тут в одно место заедем. Тут недалеко, один карьер меня просили посмотреть. Для фирмы нужен. Я только взгляну — и потом сразу в Москву.

Проехав ещё немного по шоссе, Друзин свернул направо по грунтовой укатанной дороге. Проехали небольшую деревню на берегу какой-то речушки, а потом по проселочной дороге въехали в молодой сосновый лес.

Дорога пошла немного вверх и уперлась прямо в карьер, со всех сторон окруженный ровными, как на подбор, соснами. Друзин остановил машину прямо у края песчаного обрыва. Он не был здесь ни разу, об этом карьере ему рассказал один из его парней и предложил это место для одного дела, которое они когда-то планировали. Потом они все решили по-другому, но Друзин о карьере помнил. Здесь когда-то, наверное, был песчаный холм. Сейчас его середина была как будто выгрызена. Внизу, на дне песчаной выемки, была большая темная лужа, местами покрытая ярко-зеленой пеной. По краям лужи валялись какие-то проржавевшие железки, куски промасленных досок. Но светлые песчаные откосы в сочетании со свежей хвоей молодых сосен были очень красивы.

— А здесь хорошо. Тихо, как в церкви, — радостно улыбаясь, сказал Вьюн. Он подошел к самому краю и оглядывал все вокруг. — Очень хорошее место.

— Да, пожалуй, — согласился Друзин.

Он обошёл машину и, подойдя сзади к Вьюну, резко ударил его ребром ладони по голове, точно над левым ухом. Вьюн упал с невысокого обрывчика на песчаный склон и, зарываясь лицом в песок, соскользнул вниз. Хотя Друзин был совершенно уверен в том, что Вьюн от его удара вырубился надолго, он быстро прыгнул вниз и, приподняв Вьюна за голову, резко повернул её. Сильно хрустнуло, голова Вьюна неестественно вывернулась. Загребая осыпающийся вниз песок и помогая себе руками, Друзин быстро выбрался наверх. Он открыл багажник, достал пластиковый пакет и небольшую лопату. Вынув из пакета перчатки, он надел их и быстро спустился вниз. Перевернув тело на спину, он методично проверил содержимое всех карманов, складывая все, даже какие-то старые автобусные билеты, в пакет. Туда же он положил и конверт с долларами, который только что отдал Вьюну. Потом Друзин опустился немного ниже лежащего в неестественной позе тела, лопатой стал выгребать песок и сбрасывать его вниз. Довольно быстро, минуты через три-четыре, ниже тела образовалась продолговатая выемка. Аккуратно, чтобы выемка не завалилась, Друзин переместился и, снова загребая песок и помогая себе лопаткой, поднялся к трупу. Потянув его за воротник, он стащил тело в выемку. Голова оказалась почти полностью засыпанной песком, но ноги немного не уместились. Друзин выбросил еще немного песка из-под них, а ноги согнул. Теперь Вьюн весь лежал в выемке — маленький, жалкий, как ребенок.

— Так, — тихо сказал сам себе Друзин, — порядок.

Потом он стал сильно и методично бить острием лопаты по тому месту, где было присыпанное слоем песка лицо. Человеческое лицо. Песок смешивался с кровью, которой с каждым ударом становилось все больше.

— Ну, хватит, — прошептал Друзин. — Теперь его мать родная не узнает.

И вот тут его как будто кто-то резко ударил под дых. Неожиданно спазм перехватил горло, у него закружилась голова. Он почему-то вдруг совершенно ясно услышал то, как Вьюн говорил ему: «Мать все-таки».

Друзин осел на песок и несколько мгновений сидел неподвижно. Потом осторожно покрутил головой и попытался подняться. Неожиданный и непонятный приступ прошел. Осталась слабость, страшная слабость во всем теле. Друзин стиснул зубы.

— Что за чёрт! — прошептал он снова. — Этого ещё не хватало. Не ожидал. Ладно, закончить надо.

Превозмогая слабость и волнами накатывающие приступы тошноты, он аккуратно закидал выемку с лежащим в ней телом. Потом внимательно осмотрел лопату, еще несколько раз воткнул ее в песок, чтобы лучше очистить, и выбрался наверх. Вынув из пакета конверт с деньгами, он сунул деньги в карман, а лопату положил в пакет. Положив туда же и перчатки, он бросил пакет под переднее сиденье. Внимательно оглядев все вокруг, сел в машину, и, пока медленно выбирался проселком из леса, слабость и тошнота прошли. Дру-зин полностью пришел в себя. А ведь он уже думал, что убить человека для него не проблема. Оказалось, что это не так. Ну, ничего. Надо просто выбросить это из головы. Он работает. Работа такая. Все, он уже вполне успокоился, и надо продолжать работать.

* * *

Приехав на своё официальное место работы, Друзин заперся в кабинете и, положив на стол список пассажиров, стал внимательно его изучать.

Сначала он решил выделить троих мужчин, которые сидели вместе. Таких «троек» оказалось не так уж мало — девять. То есть двадцать семь фамилий. По этим фамилиям он провел поиск в базе данных органов власти. В результате определилось одиннадцать фамилий. Друзин аккуратно пометил их в списке и против каждой написал ведомство, должность и номер телефона. Потом, приняв какое-то решение, он снял трубку телефона и набрал номер:

— Привет. Есть одно важное дело. Ты можешь сейчас оторваться часа на три-четыре? Отлично. Тогда через пять минут я жду тебя в машине. На обычном месте.

Друзин спустился к своей машине, проехал немного по переулку, свернул направо, остановился и приоткрыл переднюю дверь справа. Через несколько минут на сиденье проскользнула женщина лет тридцати — тридцати пяти.

Её вряд ли можно было назвать красивой. Нет, её лицо во многом не соответствовало эталонам женской красоты: оно было несколько более удлиненное, чем следовало, не слишком выразительными были глаза, да и форма носа не совсем была идеальна. Но зато, вне всякого сомнения, она могла бы быть образцом элегантности и вкуса, безупречная с головы до ног. На таких женщин — подтянутых и ухоженных, спокойных и уверенных в себе, полностью осознающих и свои достоинства, и свои недостатки, понимающие мужчины обычно реагируют одинаково. Они про себя говорят: «Ого!»

Друзин улыбнулся ей и поцеловал в подставленную щеку.

— Так что нужно сделать? — спросила она.

— Есть вот этот список. Фамилия, имя, отчество, место работы, телефон. Все это люди госаппарата. Должности достаточно высокие. Суть дела состоит в том, что мне надо очень срочно увидеть этих людей. Просто увидеть. Один взгляд. Вот это и есть задача.

— И как же ты предполагаешь ее решить?

— Ты звонишь этим деятелям и под каким-то благовидным предлогом выманиваешь туда, где я могу их увидеть. Когда человек выходит, ты мило извиняешься и говоришь, что ошиблась. Вот что-то в этом духе.

— А предлог?

— Ну, давай подумаем.

— Мне кажется, все это сложно и небезопасно. И потом, это же очень неудобно для тебя. Этого человека, нужного, только ты видел?

— Увы, только я.

— Тогда нужно что-то другое. Слушай, есть идея! Я звоню и представляюсь сотрудницей какого-нибудь неизвестного издательства. Ну, скажем, «Топ-Сфера». Вот якобы издательство готовит новую расширенную версию «Кто есть кто». Рабочее название — «Власть в России». Так вот, не согласитесь ли вы, уважаемый, — она взглянула в список, — скажем, Юрий Павлович, уделить мне лично буквально четыре-пять минут вашего драгоценного времени, чтобы ответить на несколько вопросов. Люди в основном тщеславны. Я думаю, на это клюнут все. И поеду я со своим паспортом, вполне легально. Ну, как?

— Блестяще! Только вот два момента. Первое. Тебе говорят: «Я готов ответить по телефону». А главное — нужно ведь, чтобы я увидел. Только я. Даже подробное описание вряд ли даст что-то.

— А на эти два момента — один ответ. Пробный снимок. Нужен пробный снимок для формирования макета издания. Чувствуешь, как звучит?

— Ну, гениально. Слушай, Ольга, действительно здорово. Отличный вариант. Умница. Аппарат у тебя есть?

— Есть. И он у меня здесь, на работе. И даже заряжен. Задачу я поняла и буду ее решать. Всё, не будем терять времени. Это ведь срочно?

Друзин кивнул:

— Очень срочно.

— Тогда я полетела. Сейчас 12.10. Часа через три я тебе позвоню.

Он вернулся в офис. В половине третьего позвонила Ольга.

— У меня уже есть кое-что. Может быть, нам встретиться?

— Хорошо, объясняй, где ты.

Через пять минут Друзин уже ждал Ольгу в машине. Ещё через минуту она села на сиденье, тут же открыла сумочку и протянула пачку фотографий.

— Вот. Шесть объектов. Я делала по два снимка. Потом вот здесь отдала проявить и отпечатать. Пока они делали, я еще одного сфотографировала, с двумя у меня встреча назначена. Двоих просто нет — в командировке. Я подумала, вдруг среди этих уже есть.

Друзин взял отпечатки и стал внимательно их рассматривать.

— Так, вот этого я помню. Ну и морда. Так, этого что-то не видел. Ага, этот тоже был. Так, не помню. Ага! Вот этот то, что надо. Вот этот, худощавый, в очках. Без сомнения. Ну, вот и все. Надо же, повезло. Умница, дай щеку. Молодец! А кто это? Где он в списке?

— А это сейчас мы посмотрим. — Ольга довольно улыбнулась. Похвала Друзина ей явно понравилась. — Они у меня в списке номерами отмечены. Это номер пятый. Ходунов Александр Петрович. Ты удовлетворен?

— Более чем. Не знаю, чем и как тебя отблагодарить.

— Не говори глупостей. Ты же знаешь…

— Ладно. Буду вечным твоим должником. Ну, естественно, все дальнейшие действия прекращаем. Пусть остальные напрасно ждут необязательную женщину. А твоя машина где?

— Да здесь. Вон она стоит.

— Тогда поезжай. Еще раз спасибо. А я должен срочно ехать.

— Ладно, я понимаю. Позвонишь?

— Обязательно. Пока.

* * *

На следующий день около трех часов Друзин въехал во двор особняка Хозяина. Через несколько минут он уже сидел в хорошо знакомом кресле под пристальным и недоверчивым взглядом.

— Так, ну давай рассказывай. — Хозяин потёр руки, как будто ему было зябко. — Сначала коротко результат.

— Результат такой. Эти трое, которые стояли тогда в очереди перед Георгием, установлены. Фамилии: Ходунов, Шутиков, Бобров. Ходунов и Шутиков работают в министерстве, Бобров — в НИИ. Есть рабочие и домашние телефоны, адреса. Наблюдение установлено. Начали прослушивать домашние телефоны. С прослушиванием рабочих телефонов есть проблемы, но решаемые. Завтра с утра точно все будет. Теперь о чемодане. Он, вероятнее всего, был у Шутикова.

— А какие основания, что это именно он?

— Размеры. Кроссовки, костюм.

— Логично. Ну, независимо ни от чего — сейчас наблюдать за всеми тремя. И готовьте визит к этому Шутикову. Реализация — по мере готовности. Весь товар, если он до сих пор в чемодане, — прямо сюда, ко мне.

* * *

На следующий день Друзин приехал к Хозяину только уже в конце дня, часов около шести. Хозяин даже и не скрывал своего нетерпения.

— Ну, что там? — не отвечая на приветствие Друзина и не дожидаясь, пока тот усядется в кресло, спросил он. — Были? — Наконец, заметив, что Друзин застыл в неловкой позе, Хозяин спохватился и махнул рукой: — Садись, садись.

Друзин сел в кресло.

— По Шутикову. Мои ребята были у него. Живут они вдвоём с женой. Жена не работает. Сегодня утром он ушёл на работу, и она через некоторое время пошла по магазинам. Двое вели ее, а двое работали в квартире. Результаты, я бы сказал, странные. Самое главное, чемодана в квартире нет. Вообще нет.

Брови Хозяин взлетели вверх.

— Сколько они там были?

— Около двух часов. Времени больше чем достаточно. И ребята опытные и аккуратные. Ну и чемодан — это же не лист бумаги. У Шутикова в квартире несколько чемоданов. Три огромных, довольно старых. И есть один небольшой. Но это совсем другой чемодан. Куплен совсем недавно.

Хозяин наклонил голову к столу и повел ею из стороны в сторону, как будто вынюхивая что-то.

— Что за чёрт! Все через… — Он выдохнул и поднял голову. — Дальше.

— Дальше не лучше, — продолжал Друзин. — Этот Шутиков совсем штучка не простая. В советское время работал долго за рубежом. То от МИДа, то от Внешторга. А дома у него призы по дзюдо и по стрельбе. Так что очень похоже, что он оттуда, с Лубянки. Вот такие дела.

Хозяин сморщился и опять вздохнул:

— Этого нам только не хватало. Да, что-то у нас с этим делом! На каждом шагу спотыкаемся. То, что он из конторы, ничего особенного. Это ситуацию сильно не усложняет. Хотя и не улучшает. А вот то, что нет чемодана!.. Это ведь надо понять. А понять я не могу. Ты можешь?

Друзин пожал плечами:

— Просто не могу понять. Вещи-то из этих троих могли быть только его. Не могу себе представить какой-нибудь правдоподобный вариант.

— И не надо! — неожиданно завизжал Хозяин. — Не надо ничего представлять! Правдоподобное и неправдоподобное! Ничего не надо!

Он вскочил, быстрыми шажками обошел стол и снова уселся.

— Не надо никаких фантазий и домыслов, — сказал он, успокаиваясь. — Всё. Нет у этого, как его… Шутикова, посмотреть у двух других. Если и у них нет — значит, надо брать за горло. Сначала — Шутикова. Есть другие предложения?

Друзин отрицательно покачал головой.

— Значит, нет? На том и порешили. Сегодня-завтра надо посмотреть чемодан у других. Если нет — обсудим, как нам организовать прямой контакт. А что у нас по Георгию?

— Помер он от сердечного приступа. Это совершенно без сомнений, два специалиста смотрели, я вам о них говорил. Так что ясность полная.

— Ладно. Пока это все я обдумаю. А ты давай сейчас с этим чемоданом. Это сейчас самое главное.

* * *

На следующий день Друзин позвонил Хозяину около пяти.

— Аркадий Борисович? Добрый вечер.

— Ну, что, есть результат?

— Нет. К сожалению, нет. Проработали оба направления.

— Ладно. Тогда вот что. Не будем торопиться. Ты приезжай ко мне завтра. Часа в четыре. Тут еще и другие дела накопились. Все, до завтра.

* * *

В пятницу ровно в четыре Друзин вошел в кабинет Хозяина.

Поздоровавшись и, как обычно, не услышав в ответ ничего вразумительного, Друзин уселся в не любимое им кресло.

— Ну, сначала расскажи, как там было. Хоть что-нибудь нашли?

— Нет, ничего, о чем бы стоило говорить. Прописью — ничего. Некоторые трудности просто возникли. У Боброва мать живет. Вернее, жила. Уже за восемьдесят старушке. Ну, пришлось исхитряться. А так — всё очень просто было.

— Мне это неинтересно. Значит, совершенно ничего? Где же этот чертов чемодан? Ну, не мог же он испариться? Что он его, в Швейцарии, что ли, оставил? Зачем? Может быть, передал кому-нибудь? Ладно. Я полагаю, брать нам надо этого Шутикова. Какие у тебя соображения?

— Ну, может, это не моё дело, но, мне кажется, стоит взвесить потерю этого груза и те проблемы, которые у нас возникнут, если мы возьмем этого мужика. Одно дело — мы со своим контингентом разбираемся. О них никто и не вспомнит. Может, еще даже и спасибо кто-то скажет. А тут, как ни исхитряйся, просто так это не пройдет. Да к тому же он хоть и бывший, но оттуда. А у них там, говорят, бывших не бывает. По крайней мере раньше так было. Стоит ли рисковать? У нас сейчас товар пришёл. Мы можем втрое больше собрать. Вот такие соображения.

Друзин выжидательно глядел на Хозяина. По тому, как тот тяжело задышал, по длинной паузе Друзин ожидал очередной вспышки гнева. Но вместо того чтобы взорваться, Хозяин ответил неожиданно тихо и спокойно:

— Стоит. Иначе нас никто уважать не будет. Понял? А вообще ты правильно сказал. Не твое это дело. Не твоего ума. Мы обсуждаем совсем другой вопрос. Как лучше его взять. Именно этот вопрос. Итак, соображения.

Друзин наклонил голову, собираясь с мыслями.

— Идея такая — разыграть, как будто его взяли какие-то спецслужбы. Подъезжают люди в масках, в камуфляже, с автоматами и запихивают его в машину. Это и его собьет с толку, да и для зрителей, если будут, тоже все будет выглядеть довольно естественно. Взять его лучше у дома. На даче за ним посмотрят мои ребята, но брать его там не слишком удобно. Везти оттуда уж больно далеко. Лишний неоправданный риск.

— А что, — поднял брови Хозяин, — это неплохо. Совсем неплохо. Готовь все это. Ну, а теперь давай текущие дела.

Глава 6

В понедельник около одиннадцати, после совещания у министра, Ходунов вернулся к себе.

Он прошёл в кабинет через смежную комнату, в которой сидели Валентина Андреевна, связывающая Ходунова с внешним миром, и маленький, тщедушный Болыиов, постоянно уткнувшийся в свой компьютер.

— Валентина Андреевна, Бобров не приезжал?

— Он звонил. Минут двадцать тому назад. Извинялся, сказал, что еще будет звонить. У него там дома какие-то проблемы.

— А то, я смотрю, он уж должен был подъехать. Ну, ладно, я на месте.

Бобров позвонил снова минут через десять.

— Александр Петрович, добрый день.

— Добрый день, Валентин Евгеньевич.

— Я прощу прощения. Мы договаривались, что я подъеду. Но у меня дома тут… Если я во второй половине подъеду?

— Ну, тогда уж в конце. Я к двум часам еду на совещание. Давайте в пять. Вы подготовили обоснование?

— Да, конечно. Все сделал.

— Ну, хорошо. Если вдруг я задержусь, вы это тогда Владимиру Сергеевичу оставьте. Как с отъездом, всё в порядке?

— Да, все нормально. Но я вас все-таки подожду. Так что с пяти я у вас.

— Хорошо, тогда до встречи. А что дома-то?

— Да… Приеду, расскажу.

Завтра Бобров уезжал в Германию. Ещё полгода назад министерство отправило заявку на его двухмесячную стажировку в международном учебном центре. Вопрос решился не сразу. Возникла проблема с возрастом. Но потом все-таки удалось все утрясти. И вот теперь Бобров срочно приводил в порядок все свои дела.

После практически не состоявшегося совещания Ходунов вернулся к себе в начале четвёртого. Настроение, которое резко ухудшилось после очень неприятного разговора с Шутиковым, когда тот сказал, что обнаружил за собой слежку, не стало лучше.

«Надо что-то делать, — прохаживаясь по кабинету, думал Ходунов. — Ну, ладно, до завтра можно подождать. А дальше что? Эта публика такая — от нее можно ожидать чего угодно. Они ведь на все способны. А самое главное — Люда и Маша. — От этой мысли у него перехватывало дыхание. Нет, это даже представить нельзя, что что-то может случиться с его девочками. И он ничего не сможет сделать. У него сжималось что-то внутри и как будто молотом начинала стучать кровь в голове. — Так что же делать? Нет, пока ни одной мало-мальски разумной мысли в голову не приходит. Ладно, все. Надо перестать травить себя попусту. Все, сажусь и работаю».

Работа действительно отвлекла его от тяжелых мыслей. И когда около пяти приехал Бобров, настроение у Ходунова уже было получше.

— Ну, здравствуйте, здравствуйте, Валентин Евгеньевич, — встав из-за стола и встречая Боброва, сказал Ходунов. — Проходите, садитесь. Сначала давайте я посмотрю обоснование. Это сейчас самое главное.

Бобров передал Ходунову несколько листов. Тот, сдвинув брови, несколько минут читал молча.

— А здесь нужна ссылка на конкретный документ. Номер, дата.

— А, это у меня есть. Я просто не хотел загромождать. Чтобы яснее было. Вот, здесь все написано.

— Ну, остальные-то как раз не очень нужны. А вот эта — обязательно. Ну а в целом мне очень нравится. По-моему, убедительно и ясно. Оставляйте мне всё это дело и дискету. Мы с Вольтовым окончательно подредактируем и будем направлять. Все, считайте, что долгов у вас перед нами нет.

— Очень хорошо. А то я уж думал, что не сделаю всего. Столько дел образовалось — просто жуть.

— А что дома-то? Случилось что-нибудь?

— Мама умерла. Вы знаете, ей восемьдесят два года было. Сердце слабое. Ноги сильно болели последнее время. Месяца три уже из дому не выходила. И, казалось бы, мы должны были быть готовы к этому. А вот как случилось, так прямо как обухом по голове.

— Да… Сочувствую вам. — Ходунов вздохнул. — Хотя и говорят, что такая смерть счастливая, но для близких это удар. Даже если человек старый и больной. А когда это случилось?

— В четверг. 29-го. Сын пришел из института часа в три, а она лежит уже мертвая. Врач сказал, что умерла часов в одиннадцать. Был бы кто-нибудь дома, можно было бы хоть «неотложку» вызвать. Вот так… Ну, и, конечно, вы понимаете… Тут уж ни до чего. Вчера вот похоронили. А мне же еще надо собираться, дела висят… В общем, все кувырком. У меня и настроения-то ехать никакого.

— Ну, это, может быть, как раз и неплохо — уехать. Смена обстановки.

— Не знаю, ощущение такое… Как будто я что-то забыл или обязательно забуду. Все как-то напряженно.

— Ничего, это пройдет. Приедете, устроитесь, всё войдет в норму.

— Да, я вам тут презент один небольшой привёз. — Бобров достал из своего видавшего виды портфеля длинную коробку. — Вот, греческий, настоящий. Это оттуда. Брат жены привез. Я-то в этом не очень разбираюсь.

— О, «Метакса». Пять звезд. Отличная вещь. Спасибо большое, Валентин Евгеньевич. Ну, что же, давайте мы его сейчас и попробуем.

Ходунов достал из шкафа две рюмки и тарелку с лежащими на ней початой плиткой шоколада и апельсином.

— Эх, лимончик бы сюда хорошо подошел, ну да ладно. Сойдет и апельсин. Ну, чтобы у вас там все было хорошо. И вообще чтоб было хорошо.

Бобров залпом выпил свою рюмку и, поморщившись, закусил ломтиком апельсина. Ходунов только пригубил и покрутил головой.

— Да, действительно очень хорош. Полная гармония — цвет, вкус, аромат. Вот ни с чем не спутаешь. — Ходунов, прищурив один глаз, посмотрел рюмку на свет. — Квинтэссенция жизни.

— А, по мне, все это одинаково, — махнул рукой Бобров. — Уж лучше чистую. Махнул, и хорошо.

Раздался осторожный стук, и в дверь просунулась круглая, как шар, голова Шутикова.

— Можно, Александр Петрович?

— Конечно, Леонид Павлович. — Ходунов сделал приглашающий жест рукой. — Заходи. Третьим будешь.

— А вы тут рабочего времени не теряете, как я посмотрю. Правильный подход. — Шутиков обрадованно улыбался.

— Ну, у нас повод есть. Даже не повод, а причина. — Ходунов достал из шкафа еще одну рюмку. — Ты в курсе?

— А как же. Я же все бумаги готовил. Причастен.

— Ну, тогда тем более кстати. Что ж, Валентин Евгеньевич, чтоб движение вверх не останавливалось.

— Ну, только не слишком высоко, — расплылся в улыбке Шутиков. — Нечего нам с тобой там делать, Валя. Давай, чтоб всё было хорошо.

— Да мы уже за это только что выпили, — засмеялся Бобров.

— Ничего, — уверенно сказал Шутиков, — за это не грех и еще раз выпить. Поехали.

Бобров снова, не разбирая ни вкуса, ни запаха, опрокинул в рот содержимое рюмки, закусил и поднялся.

— Хорошо у вас, но, к сожалению, надо бежать. Так что извините.

— Да, конечно, понятно. До встречи. — Ходунов пожал руку Боброву.

— Ты когда у себя будешь? — спросил Бобров Шутикова.

— Да, я думаю, ненадолго. Минут через пятнадцать буду у себя.

— Тогда я не прощаюсь. Я в бухгалтерию, а потом к тебе.

Дождавшись, когда за Бобровым закрылась дверь, Шутиков, сразу посерьезнев, понизив голос, сказал:

— Следят. Я тут, пока ты был на совещании, приятелю звонил. Туда, на работу. Я тебе говорил, мы с ним сегодня встречаемся. Он живет совсем рядом, так что встретимся просто на улице. Договорились мы с ним ещё в пятницу вечером. И тогда я звонил из дома. Чёрт его знает, может, они уже тогда меня прослушивали? В общем, решил сегодня позвонить. Ну, напомнить. А потом, думаю, на всякий случай перенести время встречи. Звонил я из автомата. Здесь, прямо за углом. Так вот, одну рожу я уже заприметил ещё утром у своего дома. И сейчас он тоже на лавочке сидел. С газетой.

— Да-а, — протянул Ходунов. — Хорошего мало. А во сколько вы договорились встретиться?

— В половине десятого.

— Так ты перенес встречу или нет?

— Да его не было на месте. Я попросил, чтоб передали, что я звонил. Так что он придет, мужик он точный.

— Значит, встречаетесь все-таки, как договаривались?

— Ну а что делать? У них, знаешь, какая работа? По-всякому бывает. Но он придет. Это точно. Если что, то обязательно позвонит.

— Слушай, Леня, ну ты что? Ты же все прекрасно понимаешь. Если они тебя прослушивали, они ведь определили, куда ты звонил. И кто знает, как они себя поведут. А ты мне — «точный, точно придет»! Какое это имеет отношение к делу?

Шутиков, не поднимая головы, шумно вздохнул.

— Да все я понимаю. Ну а что тут сделаешь? — Он посмотрел в лицо Ходунова и попытался улыбнуться. Улыбка получилась совсем невеселая.

— Слушай, может, все-таки по-простому — в милицию? — предложил Ходунов.

— Ничего это не даст, — покрутил головой Шутиков. — Что я там скажу? Пакеты, которые остались в Швейцарии? Что за мной кто-то ходит? Подождать надо. Ладно, ты это все в голову не бери. Совершенно ясно, что они захотят со мной на контакт выйти. Так что пока ещё, я думаю, никому ничего не угрожает.

— Я в этом не уверен. Совсем не уверен. Хотя и, что делать, совершенно не представляю. — Ходунов вздохнул. — Ладно, завтра всё обсудим. Вот чёрт! Неужели мы действительно так влипли? Даже не верится.

— Да похоже, что действительно так. — Шутиков сдвинул брови и вздохнул: — Да, слушай, я ведь Наде так ничего ещё про эти деньги-то не говорил. Но теперь-то всё равно так получилось, что я тебя в это дело втянул. Давай, чтоб мне было спокойнее, пополам. Тебе две и мне, а?

Ходунов нахмурился, тяжело вздохнул и исподлобья посмотрел на Шутикова.

— Когда мы в Женеве говорили, ты меня просто ошарашил. Понимаешь? Но потом-то я об этом много думал. Не хотел тебе говорить, но раз уж ты сам начал… — Ходунов говорил медленно, тщательно подбирая слова. — Ты извини, но ты нарушил правило, которое нарушать нельзя. Я так считаю.

Шутиков стал совершенно серьезным.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он, сощурив глаза.

— Я имею в виду эти самые деньги, — уже прямо и жёстко сказал Ходунов. Он почувствовал облегчение, сказав это Шутикову. — Ты понимаешь, вот если бы всё было как есть, но без этих денег, это было бы совсем другое дело. Ну, случайно ты в это дело влетел. С кем не бывает. Надо выбираться, и все. Но, согласись, тут не тот случай. По сути, ты же их украл. Так ведь?

Шутиков ответил не сразу. Он продолжал серьезно смотреть на Ходунова.

— Ты так считаешь?

Ходунов пожал плечами:

— А ты как считаешь? На мой взгляд, это все за пределами правил.

— Какие правила? Кто вообще сейчас живет по правилам?

Ходунов снова вздохнул:

— Послушай, Леня, я же не о правилах уличного движения говорю. Я совсем о других правилах. И ты прекрасно знаешь, о чём я говорю.

Теперь вздохнул Шутиков:

— Да я понимаю. Конечно, понимаю. — Он опустил голову, а когда поднял ее и взглянул на Ходунова, то на лице его снова появилась его лукавая улыбка. — Так ведь не бывает же правил без исключений. Ну, ведь говорят же так.

Ходунов не улыбнулся в ответ. И лицо его, наоборот, стало совсем серьезным и даже немного злым.

— Да, это конечно. — Ходунов снова заговорил медленно, с паузами. — Так говорят. Но ведь много, что говорят. И в том числе, чтобы себя оправдать. Оправдать слабость и трусость, жестокость и глупость. Вот есть же правило — и в Ветхом Завете, и в Новом — не убий. Ведь, кажется, совершенно ясное, непреложное правило, закон. И его так легко нарушали тысячи лет. Нарушали те, кто называл себя христианами. И все прикрываясь тем же — нет правил без исключения, цель оправдывает средства. Нет, я думаю, что очень многое в жизни не так именно потому, что постоянно находят исключения из правил. Из любых. Из общепринятых, из законов, Конституции. И из законов божьих. — Ходунов на некоторое время замолчал, не глядя на Шутикова. Потом он снова посмотрел ему в глаза. — Я тебе уже сказал один раз и больше повторять не хочу. — Глаза Ходунова, обычно неопределенного цвета, стали серо-стальными, и губы подобрались. — Я сделаю все, чтобы тебе помочь. Но делить с тобой твою глупость и эти деньги не буду. И давай к этой теме больше никогда не возвращаться.

Под тяжелым взглядом Ходунова Шутиков виновато заморгал и снова опустил глаза. А Ходунов, подавив в себе вспышку гнева, выдохнул и после небольшой паузы спросил:

— А куда же ты их дел-то, деньги эти?

— На даче спрятал, — усмехнулся Шутиков. — Так, что ни одна собака не найдет.

— Ну, скажи Наде, придумай какую-нибудь историю. По крайней мере у нее хоть настроение поднимется. А ты хорошо продумал, о чем ты с приятелем-то будешь говорить? Ты про деньги ему собираешься сказать?

— Зачем? То, что я не захотел всю эту историю там, в Швейцарии, раскручивать, он поймет. Ну, нас так учили. Про то, что я тебе рассказал, я ему тоже говорить не буду. Так что ты ничего не знаешь. Ну, вот так. Одобряешь?

Ходунов вздохнул:

— Вот тебе бы с самого начала так. А сейчас это несколько поздновато. Ну, да ладно, что делать. Одобряю.

* * *

В последние дни у Шутикова было очень много работы, и домой он уходил не раньше семи. Но в этот день задерживаться не стал. В 18.10 он вышел из министерства и, никуда не заходя, прямиком отправился домой.

Жил он в большом, длинном восьмиэтажном доме на четвертом этаже. Проходя по двору, Шутиков остановился у лавочки, не доходя до своего подъезда, и некоторое время стоял, оглядывая двор. Под разросшимися деревьями во дворе бегали ребятишки, в песочнице возились под присмотром мамаш и бабушек несколько серьезных карапузов, на скамеечках около подъездов сидели люди, в основном старушки. На лавочке около подъезда Шутикова сидели две девушки, одна из них курила. Все было как обычно. Постояв так несколько минут, Шутиков вошел в свой подъезд. Войдя, он тоже с минуту постоял, слушая гулкую тишину подъезда. Потом вызвал лифт, а сам отошел в сторону. Лифт пришел вниз, и двери открылись. Там никого не было. Он вошел в лифт и нажал кнопку восьмого этажа. Когда лифт, дойдя до самого верха, остановился и дверь открылась, Шутиков одним прыжком легко выпрыгнул из лифта и, согнувшись, прижав к себе сумку, проскочил вниз по лестнице несколько ступенек и резко развернулся.

На лестничной площадке никого не было. Было совершенно тихо. Где-то внизу хлопнула дверь, кто-то вызвал лифт, и он пошел вниз.

Задумчиво посвистывая и наморщив лоб, Шутиков снова поднялся вверх по лестнице на площадку последнего этажа. Лестница, поворачивая вверх, заканчивалась небольшой металлической дверью, ведущей на чердак. Начиная с середины этого последнего лестничного пролета, была установлена сваренная из толстого металлического прута решетка. Она перегораживала лестницу и продолжалась вдоль перил до самого верха. В решетку была врезана обитая железом дверь, закрытая на большой висячий замок. Шутиков поднялся к этой двери и потрогал замок. Потом он попробовал просунуть руку сквозь решетку рядом с дверью. Но щель была узкой, рука не проходила.

— С той стороны не закроешь, — пробормотал себе под нос Шутиков. — Эх, раньше обо всем надо было думать. Ладно…

Тяжело вздохнув, Шутиков, не торопясь, спустился до площадки, где была его квартира. Двери его квартиры и соседней хорошо просматривались с лестницы. А вот двери квартир, выходивших окнами на противоположную сторону дома, были скрыты выступом. Шутиков, пройдя дверь лифта, развернувшись лицом к этому выступу, спустился на несколько ступенек вниз. Отсюда было видно все пространство за выступом. Никого. Все тихо и спокойно.

* * *

Через несколько минут после того, как Шутиков вошел в подъезд, на лавочку рядом с сидящими там девушками уселся парень лет двадцати пяти. Девушки вскоре ушли. Начался дождь. Парень набрал код, вошел в подъезд, поднялся на один пролет так, что ему был виден лифт и дверь в подъезд, и привалился к подоконнику.

Встреча была назначена на 9.30 около аптеки, до которой идти Шутикову надо было минуты три-четыре. Но уже без четверти девять он надел свою неизменную куртку и собрался уходить. Надя смотрела какой-то боевик. Шутиков на минуту приглушил грохочущий телевизор.

— Я с Серегой встречаюсь, — сказал он, поцеловав Надю в щеку. — Если он вдруг позвонит, скажи, что я буду на месте в 9.30. А сейчас пока еще в одно место заскочу. Это все по старой работе. Я, может быть, поздно буду. Так что ты ложись, меня не жди.

Надя хорошо знала, что по всем делам, имеющим отношение к старой работе, вопросы задавать нельзя. Да ей было и не до вопросов. Для нее появилась новая, захватывающая проблема — как распорядиться деньгами, о которых ей только что рассказал муж. О том, откуда эти деньги, она не знала.

— Тебе это не нужно знать, — улыбаясь, как обычно, сказал ей Шутиков. — Это имеет отношение к старой работе.

* * *

Аккуратно закрыв дверь, Шутиков подошел к двери лифта и нажал кнопку вызова. И в этот момент из-за того самого выступа на противоположной стороне лестничной площадки мгновенно появилась небольшая фигура, одетая во все темное, в темной шапочке-маске, закрывающей все лицо, с прорезями для глаз. В руке был пистолет, направленный на Шутикова.

— Тихо! — шепотом сказал человек. — Руки! Подними руки! — Это было сказано высоким, но спокойным голосом. — Стой спокойно. Поговорить надо.

— Стою, — ответил Шутиков и поднял руки, делая шаг вперед.

— Стой! Шаг назад. Давай, давай.

Шутиков хмыкнул, но послушно шагнул назад. Несколько секунд они стояли молча. Лифт поднялся, двери открылись и потом снова закрылись.

— Вот так, хорошо.

Шутиков никак не мог определить, кто это — мужчина или женщина. Человек говорил полушепотом, да еще и шапка с прорезями для глаз закрывала рот.

— Так, молодец, — неизвестный кивнул. — Можешь руки опустить. Я тебе плохого ничего не сделаю. Мне только одно нужно. Где чемодан? Если ты это скажешь мне, я тебе обещаю, что ты останешься жив. Если мне не скажешь, тебя спросят другие. Там внизу тебя ждут. Ты понял?

— Нет, не понял, — растягивая слова, медленно сказал Шутиков. — Пока вообще ничего не понял. Какой чемодан?

— Не дури! В любой момент кто-нибудь появится, и всё. Потеряешь свой единственный шанс. Будешь говорить?

Шутиков изобразил на своем лице понимание и полную готовность к сотрудничеству.

— Конечно! Готов. Я только не пойму…

В этот момент внизу, прямо под ними, внезапно, как пушечный выстрел, грохнула дверь. Это вышла одинокая старуха, жившая этажом ниже. Уж кто только ей не говорил — и вежливо, и не очень, что нельзя так грохать дверью, — ничего не помогало. Полуглухая старуха ни на что не реагировала. Совершенно непонятно, как это такое тщедушное создание умудрялось производить такой грохот. И на этот раз она грохнула как следует. Дом, казалось, содрогнулся. Неизвестный от неожиданности дёрнулся, и Шутиков мгновенно среагировал на изменение в ситуации. Резко пригнувшись, вытянув левую руку вперед по направлению к неизвестному, он прыгнул на него. Он рассчитывал, что этого замешательства на долю секунды будет достаточно, чтобы покрыть расстояние, которое их разделяло. В остальном у него не было ни малейших сомнений.

Но Шутиков просчитался. Реакция у неизвестного оказалась хорошей. Да и у Шутикова без регулярной тренировки форма была уже, видимо, не та. Почти сразу же после пушечного удара двери гулко хлопнул пистолетный выстрел. Пуля попала Шутикову в шею, и, продолжая свой прыжок, он почувствовал сильный толчок и жуткую, обжигающую боль в области левой ключицы. От этого толчка тело Шутикова развернулось, он всей тяжестью по инерции врезался своей круглой головой в выступ у двери и потерял сознание.

Неизвестный, не теряя ни секунды, проскользнул мимо распластавшегося на площадке Шутикова к лифту и нажал кнопку. Дверь тут же открылась. Неизвестный нажал кнопку последнего этажа, двери закрылись, и лифт пошел вверх.

Скучавший у окна лестничной клетки между первым и вторым этажом парень задрал голову и несколько секунд напряженно вслушивался. Потом он достал висящий у него на поясе сотовый телефон и быстро набрал номер.

* * *

А во дворе, рядом с соседним подъездом, уже давно, примерно с восьми часов, стоял большой джип с темными боковыми стеклами. Большая машина, развернутая в сторону выезда со двора, стояла в узком проезде вдоль подъездов. Для того, чтобы дать возможность проехать другим машинам, пришлось занять большую часть тротуара, и джип стоял сильно накренившись. В нем сидели четверо крепких мужчин. Трое были одеты в камуфляжную форму и черные шапочки. Четвертый, широкоплечий круглолицый блондин, сидевший за рулем, был одет в светлую старенькую куртку.

Погода испортилась окончательно. Небо, закрытое низкими облаками, потемнело. Уныло шелестел дождь. Двор совершенно опустел.

Громоподобный удар двери, произведенный старухой на третьем этаже, даже на таком расстоянии заставил встрепенуться сидевших в джипе. И тут же до них донесся и слабый, приглушенный звук выстрела. Трое в камуфляже, только секунду назад вольготно развалившиеся на удобных сиденьях, подобрались, напряженно глядя на блондина за рулем. А тот, глядя на дверь подъезда, сдвинул брови.

— Выстрел вроде, — неуверенно сказал сидевший с ним рядом.

Сидевший за рулем ничего не ответил. Раздалась трель сотового телефона.

— Что там? — открыв телефон, спросил круглолицый. — Понял. Стой на месте. Ребята сейчас там будут. — Он посмотрел на сидевших с ним рядом в машине: — Точно. Выстрел был. Давайте наверх. Лазарь будет вас страховать внизу. Я в машине.

Трое в камуфляжной форме с короткими автоматами быстро опустили вниз края своих черных шапочек и рванули из машины в подъезд. Когда они взлетели на площадку у лифта, двери лифта открылись, и они оказались нос к носу с той самой антиобщественной старухой, которую только что помянула про себя (и отнюдь не теплыми словами) по меньшей мере половина жителей подъезда, не поглощенная очередным телевизионным боевиком. Внезапно оказавшись прямо перед здоровенными вооруженными парнями в масках, старуха испугалась. Со страху ноги у нее подкосились, и она, осев в углу лифта, совершенно неожиданно сделала под себя большую лужу. Но на парней в камуфляже все это не произвело ни малейшего впечатления. Один из них схватил старуху за треснувший тут же ворот ситцевого платья и выволок из лифта, как узел с тряпьём. Он тут же вошёл в освободившийся лифт и нажал кнопку пятого этажа. Двое других уже бегом поднимались по лестнице, поглядывая вверх и держа автоматы на изготовку. На площадке четвертого этажа все трое оказались одновременно.

Шутиков лежал в неловкой позе, лицом вниз на кафельном полу. Голова его была повернута набок, щека и нос находились во внушительной луже крови. Один из одетых в камуфляж наклонился над ним.

— В шею, — сказал он. — Дело дрянь. Дуй наверх, — приказал он тому, кто поднимался на лифте. — Посмотри там. Давай пакет, — сказал он другому.

Сноровисто и быстро оставшиеся на площадке перевязали выглядевшего совершенно безжизненным Шутикова. Когда они закончили перевязку, к ним спустился третий, бегавший наверх.

— Всё тихо, — отдуваясь от быстрого бега, сказал он. — Нет никого. Решётка на чердак на замке.

— Замок какой? — спросил старший.

— Висячий. Изнутри не откроешь и не закроешь. Я пробовал.

Старший на секунду задумался.

— Ладно. Потом разберемся. Давайте его в лифт.

Закинув свои автоматы за спину и аккуратно подхватив Шутикова, двое внесли его в лифт и, поддерживая с двух сторон, прислонили к стенке. Лифт пошел вниз. Шутиков застонал, попытался приподнять голову и застонал сильнее. Изо рта у него ленивой струйкой стекала на забинтованную шею ярко-красная кровь. Поддерживая его голову, старший спросил:

— Кто это был? Ты видел?

Шутиков чуть-чуть приоткрыл глаза и только хрипло застонал. Лифт остановился. Шутикова бережно вынесли из лифта, и двое, обхватив его с двух сторон и положив его руки себе на плечи, быстро спустились вниз, к двери. Ноги Шутикова безжизненно волочились. Старший, шедший впереди, широко распахнул дверь. Наблюдатель, который стоял до этого на площадке между первым и вторым этажом, тоже спустился к лифту. Двое с Шутиковым вышли из подъезда на крыльцо.

Сидевший за рулем включил двигатель сразу же, как только трое в камуфляже выскочили из джипа. Подождав минуту, он подогнал джип к самому подъезду, полностью перегородив узкий проезд вдоль дома к другим подъездам. И как раз тогда, когда дверь подъезда открылась и двое в масках выволокли с собой Шутикова, во двор въехала машина и направились к дальним подъездам. Подъехав к проезду и увидев, что он блокирован громоздким джипом, водитель машины включил фары и несколько раз мигнул ими. Эти вспышки яркого света хорошо, как на сцене, высветили на фоне сгустившихся сумерек и джип, и сидевшего за рулем человека. Он поднял ладонь, защищая лицо от света, а потом низко опустил голову на руль.

Появившийся в это время на крыльце подъезда третий в маске среагировал мгновенно. В несколько прыжков он подлетел к продолжавшим сигналить фарами «Жигулям».

— Выключи фары! — Для убедительности он грохнул ладонью в перчатке по капоту. — Коз-з-ёл! Давай назад! Живей, живей!

Здоровенная фигура, автомат, маска и форма, подкрепленные еще и несколькими сильными выражениями, сразу же возымели действие. Водитель, не вступая в пререкания, стал подавать назад, освобождая проезд.

Шутикова втащили в джип, подложив под него куртку, чтобы не пачкать кровью сиденье. Джип тут же рванул с места и, промчавшись мимо незадачливых пассажиров «Жигулей», выехал из двора.

Проехав по улице несколько кварталов, водитель свернул в небольшой переулок и остановился рядом с забором, окружавшим какой-то ремонтируемый особняк.

— Ну, что? — спросил сидевший рядом с Шутиковым. — Вколоть ему надо. А то в любой момент может загнуться.

— Действуй, — сказал сидевший за рулем. — Да снимите вы маски, уже можно.

Сидевший рядом с водителем достал аптечку, вынул оттуда флакон со спиртом и вату. Потом закатал Шутикову рукав, достал шприц и привычным движением сделал ему укол в вену. Шутиков снова застонал. Подождав одну-две минуты, сидевший рядом легонько пошлепал Шутикова по щеке.

— Эй, ты как? Слышишь меня?

Шутиков застонал и немного приоткрыл глаза. Он попытался что-то сказать, но только захрипел.

— Кто это был? Ты видел? Кто это был? — продолжал спрашивать сидящий с ним рядом, поддерживая голову Шутикова.

— Его надо положить, — приказал сидевший за рулём.

Сидевший с краю, оставив автомат, вышел из джипа, а сидевший рядом положил куртку себе на колени и аккуратно опустил на куртку голову Шутикова.

Шутиков снова застонал и открыл глаза. Он посмотрел на парня, поддерживавшего его голову. Парень улыбнулся.

— Мы свои. Все будет в порядке. Сейчас повезём тебя в больницу, все будет нормально. Ты видел, кто стрелял?

Шутиков застонал, потом с трудом глотнул.

— В маске, — наконец с трудом прохрипел он и сморщился. — Женщина… В маске… Я…

Шутиков снова захрипел и весь напрягся. Он пытался что-то еще сказать, но ему не удавалось. Изо рта у него снова, теперь уже сильнее потекла кровь. Ещё минуту он уже почти беззвучно открывал рот, правая рука его сжимала руку смотревшего на него парня. Потом он резко вытянулся и затих.

Державший его на коленях проверил пульс и покачал головой.

— Все, готов.

— Уверен? — спросил сидевший за рулем.

— Абсолютно, — ответил тот, подворачивая куртку вокруг Шутикова так, чтобы кровь не попала на сиденье. — Сонная артерия. Ещё удивительно, как он сразу не загнулся. Что с ним делать будем?

Сидевший за рулем ответил не сразу:

— А может, все-таки есть шанс? Стоит везти к хирургу?

— Нет, — тот покачал головой. — Он уже коченеет. Никаких шансов.

— Тогда оставим его здесь. Вон там, видишь, мусорные баки? Я подъеду, а вы его там за баки положите, чтоб из переулка не было видно.

* * *

Придя на работу во вторник, как обычно, без четверти девять, Ходунов прежде всего позвонил Шутикову. Тот обычно тоже приходил на работу рано. Но сегодня в комнате Шутикова никто трубку не взял. Ходунов на всякий случай поднялся на этаж выше и подергал дверь. Нет, никого не было. Если бы Шутиков пришел и куда-то вышел, он не стал бы запирать дверь. Спустившись к себе, Ходунов решил немного подождать. Мало ли что? Может быть, где-то задержался. Оставив открытой дверь в соседнюю комнату, в которой ещё никого не было, он придвинул к себе пачку бумаг, лежавших на столе, и погрузился в работу. Минут через пять в соседней комнате зазвонил телефон. Ходунов снял трубку.

— Алло, можно попросить Александра Петровича, — произнес какой-то сдавленный женский голос.

— Да, я слушаю.

— Это Надя. Надя Шутикова. — Она замолчала.

— О, я вас не узнал, Надя. Доброе утро. Что-то случилось?

— Да, — она всхлипнула. — Леня…

— Что?

— Убили.

У Ходунова екнуло внутри и перехватило дыхание. Руки как-то противно ослабели.

— Вы из дома? — приходя в себя, спросил он.

— Да.

— Я сейчас приеду. Буду минут через тридцать пять.

Ходунов, действуя как автомат, вынул из пачки бумаг документ, по которому требовалось немедленно подготовить заключение, и быстро написал поручение. Взяв документ с поручением, вышел из кабинета в соседнюю комнату. В этот момент в комнату вошла улыбающаяся Валентина Андреевна.

— Доброе утро, Александр Петрович.

— Доброе утро. Хотя не уверен, что оно именно такое. Мне сейчас жена Шутикова звонила. Что-то у них там случилось. Попросила приехать.

Валентина Андреевна удивленно раскрыла глаза.

— А что такое?

— Пока не знаю. У меня к вам просьба. Вот по этому письму заключение должно быть сегодня. Пролежало у этих друзей три дня, потом у нас два дня. А срок — видите? Попросите Большова срочно подготовить проект, вот я тут написал. А я вернусь, посмотрю. Все, поехал. Надеюсь, буду к обеду. Если буду задерживаться, позвоню. Да, Элеонору Сергеевну предупредите, пожалуйста.

Коротко отвечая на приветствия поднимающихся по лестнице сослуживцев и нигде не задерживаясь, Ходунов спустился вниз и направился к станции метро.

Только усевшись в вагоне метро и прикрыв глаза, он немного пришел в себя и попытался проанализировать ситуацию.

«Что же случилось? Если она позвонила утром на работу, значит, узнала недавно. Что же, она его вечером не дождалась, что ли? Вполне возможно. Встречались-то они довольно поздно. Так, а когда это произошло? До встречи или после? Это важно. Ладно, это я буду знать уже скоро. Господи, Шутиков убит! Теперь я на очереди. Что бы там ни случилось, они возьмутся за меня. У них просто нет другого выхода. Поэтому сейчас главное — Люда и Маша. Надо, чтобы их здесь не было. Да, это главное. Надо что-то придумать».

Хотя вот придумать как раз и не получалось. Подавленный Ходунов никак не мог собраться с мыслями. Так ничего и не придумав, он решил, что сначала надо узнать, что там у Шутикова дома.

* * *

Надя была дома не одна. В гостиной, за круглым столом, покрытым красивой шелковой скатертью, сидел довольно молодой, но уже полнеющий и лысеющий господин с холодными, колючими глазами.

— Это вот Ходунов Александр Петрович, с работы, — представила Ходунова Надя. — А это товарищ из милиции.

Товарищ из милиции, не дав себе труда приподняться, кивнул головой.

— Капитан Воропаев. Следственный отдел. Вы садитесь, мы сейчас заканчиваем. И к вам у меня будут вопросы. — Он обратился к Наде: — Так, значит, ваш муж должен был встретиться с Сергеем Егоровым в 21.30. А ушёл из дома он раньше, в 20.50, так?

— Да, так, — вытирая слезы и сглотнув, ответила Надя. — Он сказал, что ему еще зайти куда-то надо.

— А куда, он не сказал?

— Нет, не сказал.

— Понятно, — со значением сказал капитан в штатском и что-то пометил в своем блокноте. — Ну, пока к вам у меня вопросов больше нет. Теперь вы. — Он повернулся к Ходунову: — Назовите себя, место работы, адрес.

Следователь Ходунову не понравился. Явно хамоват. По меньшей мере, невоспитанный. Неприятные глаза. Поросшие рыжеватыми волосами руки с толстыми, короткими пальцами. Массивный перстень с печаткой. «Хотя, конечно, какое это имеет значение, — постарался убедить он себя. — Нравится, не нравится. Главное, что может сделать. Может быть, вот этот как раз и способен на что-то».

Капитан записал данные Ходунова и потом неожиданно спросил:

— Что вы можете сообщить по этому случаю?

— А что я могу сообщить? — пожал плечами Ходунов. — Я ничего не знаю.

— Какие у вас были отношения с Шутиковым?

— Нормальные, хорошие.

— Личные отношения у вас какие-то были?

— Да, мы были друзьями. — Ходунов посмотрел на Надю. — Ну, и домами дружили. Поэтому я и здесь.

— Когда вы видели его в последний раз?

— Вчера, на работе, часов в пять. Он был у меня в кабинете.

— Он вам не говорил о том, что его кто-то преследует или угрожает?

Ходунов покачал головой и вздохнул:

— Нет, ничего такого я не знаю.

— Так, понятно, — сдвинув брови, важно сказал капитан. Потом он быстро вскинул глаза на Ходунова. — А Егорова Сергея вы знаете?

Ходунов снова отрицательно покачал головой.

— Нет, не знаю.

— Ясно. А теперь вот что. Вчера его увезли отсюда на машине какие-то люди в камуфляжной форме и в масках. Это показали свидетели. И среди них был такой плотный круглолицый блондин лет тридцати пяти. Вы такого не знаете?

Ходунов пожал плечами:

— Нет. Да таких в Москве тысячи. Десятки тысяч.

— Понятно. Ну тем не менее я прошу вас и вас, — капитан посмотрел на Надю, — сегодня с одиннадцати до четырнадцати подойти ко мне в отделение. Сейчас там как раз опрашивают свидетелей и делают фоторобот. Это совсем рядом. Так что я с вами обоими не прощаюсь. Жду в отделении.

Проводив неприятного капитана, Надя и Ходунов прошли на кухню. Надя уже немного успокоилась, но руки у нее дрожали, а из глаз непроизвольно текли слезы.

— А где ребята? — чтобы как-то отвлечь ее, спросил Ходунов.

— Игорь в командировке. А Катя на работе. Я уже ей позвонила. Она скоро приедет. Ох, за что же это…

Надя села на табуретку и закрыла лицо руками. Ходунов, не зная, как ее успокоить, в нерешительности стоял рядом. Наконец Надя отняла руки от лица и, кухонным полотенцем вытерев слезы, выпрямила спину.

— Он вчера вечером с одним приятелем должен был встретиться, со старой работы. Вот с этим Сергеем. Он хороший парень. Леня сказал, что может прийти поздно. А я, как фильм закончился, спать легла. И даже ни какого предчувствия. Вот ничего не чувствовала. — Надя снова прерывисто всхлипнула. — А утром меня соседка разбудила. Около семи. Она рано на работу уходит. Вышла — а там кровь, на площадке. Ну, она мне и позвонила, на всякий случай. А я смотрю, Лени-то нет. Ну, я звонить стала и…

Тут Надя снова зарыдала, положив голову на стол. Ходунов молчал, понимая, что тут он ничем помочь не может и его утешения не остановят потока слез.

— Надя, — предложил он, — давайте, может быть, чаю попьём?

Надя подняла голову и тяжело вздохнула:

— Да, давайте. Я сейчас чайник поставлю.

За хлопотами она немного успокоилась и уже только изредка прерывисто всхлипывала. Потом они молча, сосредоточенно пили чай. Ходунов молчал, он просто не знал, что можно сейчас сказать. А Надя, уже внешне совсем успокоившаяся, невидящими глазами смотрела в окно и, казалось, вообще ушла мыслями куда-то совсем далеко.

Приехала Катя. Открыв ей дверь, Надя обняла ее, и они обе зарыдали. Понимая, что сейчас им лучше побыть одним. Ходунов прошел в гостиную. Подойдя к застекленному книжному шкафу, он по привычке начал просматривать корешки книг. Ходунов взял одну из книг и полистал ее, потом другую. Увидев на полке «Ходжу Насреддина» Соловьева, Ходунов взял ее и сел в кресло. Механически перелистывая страницы книги, которую Ходунов хорошо знал и любил, он, теперь уже спокойнее, попытался проанализировать ситуацию.

«Так что же делать? Если просто ждать — они меня точно достанут. А главное — Люда и Маша. Эти ведь ни перед чем не остановятся».

Ему снова стало нехорошо. Вдруг резко схватило голову, затылок просто отваливался от сильной боли. Такого страха он не испытывал с детства. Страх перед грубой силой, когда ощущаешь свою полную неспособность ей противостоять. Неспособность защитить самое дорогое, что у тебя есть.

«Нет, милиция тут точно не поможет. Ну что они, охрану ведь на день и ночь не дадут. Да и что может эта охрана, даже если бы она была? Нет, надо куда-то своих отправить. Срочно. Лучше сегодня. Крайний срок — завтра. Но как? Все рассказать Люде? Нет. Она начнет волноваться, со всеми советоваться, и всем все станет известно. А тогда, если даже они и уедут, их найдут».

Ходунов отложил книгу и, тяжело вздохнув, энергично потер затылок.

«Нет, главное, не впадать в панику. Надо думать. Думать, думать».

Он встал и поставил книгу на место. И тут его осенило: «Конечно! Ходжа Насреддин. У него же была точно такая же ситуация в „Очарованном принце“. Все точно. А теперь — прямо по этой схеме».

Ходунов прошел на кухню. Надя и Катя уже немного успокоились. Обе сидели молча, опустив головы. Услышав шаги, Надя подняла глаза на Ходунова.

— Ну, что, Надя, может, вместе сходим в отделение? — спросил он.

Надя кивнула и тяжело поднялась с кухонной табуретки.

— Да, хорошо. Я сейчас, немного себя в порядок приведу.

— И я схожу, — Катя тоже поднялась. — Вдвоём нам сейчас лучше.

* * *

В своём кабинете капитан Воропаев встретил их почти радушно.

— Проходите, пожалуйста. Я сейчас, возьму ещё один стул.

«Да, видимо, то, что Шутиков „оттуда“, сказывается, — подумал Ходунов. — Похоже, этот уже получил соответствующую установку».

Воропаев вернулся с недостающим стулом, на который усадил Ходунова. Сам он сел в кресло за столом и важно вынул из ящика стола лист с портретом.

— Вот, посмотрите, пожалуйста. Свидетели утверждают, что сходство с оригиналом довольно большое. Видели ли вы когда-нибудь этого человека?

Воропаев обращался в первую очередь к Наде и ей передал фоторобот. Надя взяла лист, и Ходунов, сидевший сзади, увидел изображенное на нем лицо. Никаких сомнений. Это был, безусловно, хот самый круглолицый блондин. Тот, который был тогда в аэропорту. И которого потом Ходунов случайно увидел около этой фирмы, не то Эр-Эр, не то Пи-Пи. Да, зовут его Николай Николаевич.

— Так что же? — подождав немного, спросил у Нади Воропаев. — Видели его?

Надя отрицательно покачала головой.

— Нет, я такого не видела.

— Понятно, — сказал Воропаев и нахмурился. — А вы? — спросил он у Ходунова, видя, что тот внимательно разглядывает портрет. — Знаете этого человека?

Ходунов ужасно не любил вранья. Не любил, когда врали ему, но еще больше не любил, когда приходилось врать самому. К сожалению, врать все-таки приходилось. Чаще всего из благих побуждений. Чтобы Люда не волновалась. Чтобы избежать лишних расспросов. И хотя это каждый раз заставляло Ходунова внутренне морщиться, это было, в общем, в пределах правил.

А вот тут уж совсем другое дело. Это серьезно. И тем не менее Ходунов не мучился никакими сомнениями. Уже когда Воропаев дома у Шутикова упомянул круглолицего блондина, у Ходунов возникли подозрения, и решение он принял еще тогда.

— Нет, — глядя прямо в глаза Воропаеву и отрицательно покачав головой, сказал Ходунов. — Я его не знаю.

Воропаев показал фоторобот и Кате.

— Вы не видели его?

Катя пожала плечами:

— Нет, никогда.

— Ладно, — сказал Воропаев, вздохнув, и хлопнул ладонями по столу. — У меня больше вопросов нет. Не смею вас больше задерживать.

* * *

Выйдя из отделения, Ходунов попрощался с Надей и Катей и быстро направился к метро. Через пятнадцать минут он уже был в одной из многочисленных туристических фирм, где, как он знал, часто бывали горящие путевки. А еще через сорок минут он уже был у себя в министерстве.

— Что тут было? — спросил он Валентину Андреевну. — Меня кто-нибудь спрашивал?

— Нет. На удивление тихо. Никому мы не нужны. Что там у Шутикова?

— Плохо. Совсем плохо.

— Так что же?

— Убили его.

— Господи, как же это?

— Не знаю. Сейчас, к сожалению, это вещь обычная.

— Ой, жена-то, наверное…

— Конечно. Ладно, я некоторое время буду занят.

— Понятно. Вы Макарову-то не говорили?

— Нет, сейчас позвоню.

Надо было позвонить Люде на работу. На всякий случай он решил не рисковать. В одной из комнат управления сейчас никого не было. Ходунов прошел туда и, сняв трубку, тяжело вздохнул. Придётся врать. И к тому же врать гладко и убедительно.

Он набрал номер и, услышав знакомый голос единственной сотрудницы, работавшей с Людой, сказал:

— Добрый день, Светлана Ивановна. Можно Людмилу Алексеевну?

— Добрый день, Александр Петрович. Одну минуточку.

— Привет, папуля. Как там у тебя дела? Что звонишь?

Ходунов решил пока не говорить ничего о гибели Шутикова.

— Да ничего дела. Все в целом нормально. Я что звоню-то. Тут у нас путевки были горящие. В Чехию. Я-то отказался. Надо завтра ехать, да и денег у нас нет. А потом что-то сомнения заели. Дай, думаю, позвоню.

— А ехать поездом?

— Да, завтра утром.

— На неделю?

— Да. Прага и окрестности.

— А сколько стоит?

— Да цена-то очень хорошая. Сто восемьдесят долларов с носа. Цена, можно сказать, замечательная, удивительная. Были бы деньги, вполне можно было бы взять. Жаль, что денег нет.

— Но ведь мы же с тобой вроде как раз говорили о том, чтобы мне с Машей съездить на неделю?

Разговор пока развивался в полном соответствии со сценарием, изложенным в любимой книге Ходунова.

— Ну, я думал, вот как деньги получу…

— Так у нас же есть деньги. От твоей последней командировки.

— Но мы же решили, что на эти деньги покупаем циркулярку и электрорубанок. Ведь мы же говорили?

Реакция на эту фразу была абсолютно такой же, как у Гюльджан, которую Насреддин хотел отправить с детьми к отцу.

— Ну а что, это горит у нас, что ли? Почему, когда надо что-нибудь для твоей вечной стройки, мы должны во всем себе отказывать? В кои-то веки подворачивается такой случай. Нет, вот циркулярка — это, конечно, самое важное.

Голос у Люды уже задрожал. Надо было потихоньку разряжать обстановку.

— Ну, маленькая, ты же все равно не успела бы собраться, — сказал он успокаивающим тоном. — Тебе же и отпуск надо оформлять.

— Да чего его оформлять! — Люду уже трудно было успокоить. — Я это за час оформлю. Ты просто не думаешь о нас. Вот только работа, дача, дача, работа. Ни до чего остального тебе просто дела нет. Ты даже купить ничего не можешь после работы. А я таскаю такие сумки, все руки оттянула. У меня скоро руки как у орангутанга будут.

«Да, если заговорила про тяжелые сумки, это значит, дошла уже до высшей точки, — подумал Ходунов. — Еще один рывок — и надо плавно выходить».

— Да и Маша не готова, — пробормотал он. — Ей же собраться надо.

— Знаешь что! — Чувствовалось, что у Люды даже дыхание перехватило. — Не выдумывай. На ребёнка валишь! Ты бы уж лучше молчал. Ну, не подумал о нас, и ничего. Переживу. Только уж не выдумывай.

— Ну, погоди, погоди, — попытался успокоить её Ходунов. — Вообще-то не все потеряно. Давай я сейчас сбегаю. Может, еще эти путевки не купили.

— Как же! Да такие путевки просто не бывают. Это же редчайший случай, так что можешь не напрягаться.

— Ладно, хорошо, я перезвоню тебе через десять минут. Ты не уходи никуда, — сказал Ходунов, положил трубку и с шумом выдохнул.

«Да, спасибо Ходже Насреддину. Блестяще сработало».

Он достал записную книжку и, полистав ее, нашел нужный номер.

— Алло! Добрый день. Можно поговорить с Владимиром Георгиевичем? Ходунов моя фамилия. Хорошо, я подожду. Володя, привет. Извини, понимаю, что занят, поэтому в телеграфном стиле. Ты не знаешь такую фирму «Эр-Эр». Или «Пи-Пи», чёрт её знает. В районе Калининского, в переулках. Меня интересует, чем они занимаются. Понял. А, есть в «Жёлтых страницах». Роман Родионов. Спасибо большое, извини. Супруге привет. Будешь посвободнее, позвони. Ну, счастливо.

Он положил трубку и, глядя невидящими глазами в окно, пробормотал:

— Строительство, значит. Особняки. Ну, ладно.

Потом Ходунов набрал следующий номер.

— Это такси? Можно сделать заказ? Только у меня некоторая проблема, у меня домашний телефон не работает. Да вовремя не оплатили за междугородний. Давайте я вам дам рабочий, а вы мне перезвоните. Так считаете, это будет ненадежно? Ну, ладно, попытаюсь другой вариант.

Ходунов чертыхнулся и позвонил по другому номеру.

— Ланский? Здорово. Ходунов. Как жизнь?

— Нормально. Как у тебя? Как живешь-можешь?

— Да живу-то ничего…

— Ага, понятно, не продолжай. А как дома?

— По-разному. Но жить можно. Слушай, у меня к тебе просьба. Как к автовладельцу. У тебя машина на ходу?

— Да, в порядке. А что надо?

— Слушай, сделай одолжение. Я понимаю, это совершенно за пределами приличий, но… Короче, я тебе потом все объясню. И это важно. Можешь завтра утром отвезти нас на Белорусский вокзал? Надо быть там в 8.15.

— В принципе могу, конечно. Только…

— Коля, если можно, сейчас без вопросов. Ты же понимаешь, если прошу, значит, есть причина.

— Понял. Ладно. Придется подарить тебе полтора часа моего драгоценного сна. Буду у тебя без двадцати восемь.

— Да, имей в виду, у меня телефон домашний не работает.

— Что это у тебя всё не слава богу! Ладно, приеду, не волнуйся.

— Да, ещё вот что. Я попрошу тебя ехать определённым маршрутом. Ты не спорь, а делай, как я скажу. Хорошо?

— Сложный ты какой-то сегодня, Ходунов. Ну, хорошо, буду делать, как скажешь. А как ты хочешь ехать?

— По Брестской.

— Ну, это гиблый вариант. Там в это время пробки, будь здоров.

— Ничего. Так надо, Коля. Договорились?

— Ладно, пока.

* * *

Ходунов взглянул на часы и снова позвонил Люде. Она сама сняла трубку.

— Ну, всё, — бодрым голосом сказал ей Ходунов. — Вот как жена пожелала, так я все и сделал.

— Ты что, серьёзно? Взял путевки?

— Ага. Так что оформляй все, вечером собирайся, утром я вас провожу. Ты довольна?

— Да, конечно. Умница. А как же с деньгами? Где ты деньги-то взял?

— Занял. Так что всё в порядке, действуй. Мне что-нибудь надо сделать? Может, купить что-нибудь? А Маша где сейчас?

— Она поехала к Наташе.

— Она утром уехала? А тебе она звонила?

— Да, полчаса назад. А что?

— Да ничего, так. Ей тоже, наверное, собираться надо.

— Я сейчас ей позвоню. Пусть она ко мне на работу приезжает. Я тут все оформлю, закончу, и мы вместе прошлись бы по магазинам.

— Если хочешь, я мог бы к вам присоединиться.

— Ты?! Ну, это уж я просто поверить не могу. Чтобы ты с нами по магазинам? А, понимаю, хочешь вину свою загладить! Ну, что ж, я буду рада. Я уже и забыла, когда с тобой ходила куда-нибудь. Ну, хоть по магазинам.

— Да мы с тобой на той неделе в гости ходили!

— Это совсем не то. Ладно. Когда нам тебя ждать?

— Давай, я часа в четыре подъеду. Хорошо?

— Хорошо, миленький. Ну, прямо совсем новая жизнь начинается!

— Ага. И замечательно. Да, я сам скорее всего завтра тоже уеду. Только, к сожалению, недалеко. Во Владимир. Так что, как только доберетесь, тут же позвони Эмме. А я уж ей позвоню.

— Хорошо, хорошо. Ладно, все, пока. Целую.

Ходунов положил трубку.

«Да, сегодня уж лучше быть всем вместе. Все-таки так безопаснее, — подумал он. — Кажется, я сделал всё, что надо. Только бы не произошло что-нибудь сегодня».

Проходя к себе в кабинет, он остановился у стола Валентины Андреевны.

— Не звонили из совета по стандартам?

— Да, звонили. Приглашают вас на совещание завтра в пятнадцать.

— Ну, слава богу. Главное, что не сегодня и не завтра утром. У меня тут возникло одно срочное дело. Поэтому, по возможности, меня нет. Вышел куда-то. Здесь, но вышел. Да, и завтра утром я буду попозже, часов в одиннадцать. Вы не знаете, у кого у нас есть «Жёлтые страницы»?

— В канцелярии, у Светланы Андреевны. Давайте я схожу принесу.

— Спасибо, я сам прогуляюсь.

Ходунов спустился в канцелярию и попросил там «Жёлтые страницы». Фирму «Роман Родионов», или «РР», он нашёл быстро. Да, действительно, строительство коттеджей. И адрес указан в том самом переулке. Ходунов записал на листок бумаги адрес и номера телефонов. Поднявшись к себе в кабинет, он сначала долго сидел, обдумывая что-то, время от времени глядя на этот листок.

Потом развернулся к компьютеру и сосредоточенно, иногда надолго задумываясь, начал готовить какой-то текст. Закончил он эту работу уже после обеда. Потом принялся за пачку неотложных бумаг, лежавших у него на краю стола. Около трех часов он все закончил и пошел к заместителю министра, своему куратору.

— Здравствуйте, Элеонора Сергеевна, — поздоровался он с чопорной, сидевшей всегда очень прямо секретаршей, печатавшей что-то на машинке. Сколько ни убеждал её Ходунов в том, что надо работать на компьютере, она не поддавалась, говоря, что переучиваться ей поздно. — Как ваше драгоценное?

— Спасибо, спасибо, — улыбнулась она. — Что это вы сегодня к нам не заходили? Ах, да, Валентина Андреевна меня предупредила. Случилось что-то?..

— Вообще-то случилось. Шутиков погиб. Вчера вечером.

— Да, да, я слышала. Так это что было, автокатастрофа?

— Что-то вроде. — Ходунов вздохнул. — Сергей Ильич у себя?

— Нет. И сегодня не будет. Он с немцами на комплексе.

— А, ну да, а я и забыл. Мне сегодня пораньше надо исчезнуть. Если я, с вашего разрешения, через полчаса, а?

— Отпускаю, — кивнула Элеонора Сергеевна, и большие серьги в ее ушах тоже закивали. — Пользуйтесь, пока относительно тихо.

— Ладно. Зато завтра я буду чуть-чуть попозже, часам к одиннадцати.

— А Сергей Ильич раньше четырёх завтра не будет. Так что все равно ваше «зато» никто не заметит. А вы ведь Шутикова хорошо знали?

— Да, достаточно. Хороший был мужик.

— Все под богом ходим, — вздохнув, сказала Элеонора Сергеевна и с новой силой ударила по клавишам машинки.

* * *

Быстро приведя в порядок свой стол в кабинете, Ходунов покинул министерство. Но направился он не на работу к Люде, а домой. Дома он разобрал телефон, вынул из него какую-то деталь и потом собрал его снова. В четыре он был у Люды.

Всю оставшуюся часть дня и следующее утро Ходунов маялся. Таскаясь за оживленной, радостной Людой, рядом с которой с достоинством вышагивала длинноногая Маша, с лица которой, с тех нор как она осознала свою несомненную привлекательность, не сходила постоянная лёгкая загадочная улыбка, Ходунов напряженно пытался определить, наблюдают за ними или нет. Ожидая нападения, он отвечал невпопад. Только дома он немного расслабился и, пока Люда с Машей собирались в дорогу, весь вечер безуспешно пытался починить внезапно испортившийся телефон. Люде пришлось даже звонить от соседей, чтобы сообщить родственникам и подругам радостную весть об их отъезде. Естественно, Ходунову пришлось выслушать несколько ее высказываний, содержащих прозрачные намеки на его ограниченные способности, на отсутствие в доме хозяина и на то, что у них всегда все не как у людей. Но в преддверии близкого расставания Люда, видимо, решила не обострять ситуации, и вечер без привычных телефонных разговоров прошел очень хорошо.

Спал Ходунов плохо и встал очень рано, с головной болью. Когда в 8.35 они вышли к подъезду, Ланский уже ждал их в своей «Волге».

— Так как едем-то? — спросил он у севшего с ним рядом Ходунова, когда вещи были уложены и все расселись. — Через Брестскую?

— Ага, — кивнул Ходунов, — как договорились. Ты только на Брестской постарайся оказаться в левом ряду.

* * *

Пробка на Брестской была даже больше, чем обычно.

— А зачем надо было ехать с этой стороны? — подпрыгивая на заднем сиденье, нетерпеливо восклицала Люда. — Вот мало того, что вчера я без телефона оказалась, так теперь мы еще и на поезд опоздаем.

Ланский, подняв брови, взглянул на Ходунова. Тот посмотрел на часы и ничего не ответил. Потом, увидев, что плотный строй машин впереди делает очередное движение, сказал Ланскому:

— Видишь вон ту арку? В розовом доме слева?

— Да.

— Въезжай в неё.

Ланский вздохнул, но ничего не сказал. Когда они оказались против арки, поток снова застыл. Ланский аккуратно повернул влево и проехал в указанную Ходуновым арку. Обернувшись назад, Ходунов с удовлетворением отметил, что освободившееся в потоке место тут же заняла следующая машина.

— Сейчас во дворе направо, потом налево. Я этот двор знаю. Тут один парень из нашей группы жил, несколько раз мы у него собирались.

— А есть там проезд к вокзалу? — обеспокоенно спросила Люда.

— А туда не нужно ехать. Отсюда пешком даже ближе, чем если бы мы вышли на площади. Поняли гениальность моего замысла?

— Ну-у, Ходунов! — покрутил головой Ланский. — Хорош. Все предусмотрел. А я-то как теперь отсюда уеду? В этот поток теперь фиг влезешь.

— Это тоже предусмотрено. Ты едешь вон в ту арку и выезжаешь на улицу. Там спокойное движение, и ты через пять минут будешь на Садовом. Все, Коля. Спасибо тебе огромное, выручил.

* * *

Только посадив своих в поезд и дождавшись, пока он плавно двинулся, Ходунов почувствовал облегчение. Хотя он и понимал, что их отъезд не снимал полностью проблемы, но все-таки скорее всего те, кто так настойчиво искал пакеты, которые Шутиков обнаружил в своем чемодане, начнут с него. И теперь главным было подготовиться к этому.

Глава 7

Всю дорогу от вокзала до министерства Ходунов напряженно обдумывал план предстоящих действий. Он уже стряхнул с себя тяжелое, сковывающее оцепенение, вызванное шоком гибели Шутикова. Ушло вчерашнее состояние подавленности, беспомощности и тревоги, отступила и утренняя Головная боль. И теперь голова работала четко и ясно. На работу он приехал в начале одиннадцатого. Валентина Андреевна, видимо, куда-то вышла, и в проходной комнате сидел у своего компьютера только Большое.

— Добрый день, Владимир Сергеевич, — поздоровался Ходунов. — Как тут дела?

— Здравствуйте, Александр Петрович. Дела, в общем, нормально. Ничего особенного не происходит. Вот, в 17.00 вам надо быть на совещании у Ярцева. О выполнении плана мероприятий по замечаниям комиссии.

— Ясно. А Валентина Андреевна здесь?

— Да, вышла ненадолго.

— Попросите, если не трудно, её ко мне зайти.

* * *

У себя в кабинете Ходунов прежде всего ещё раз внимательно просмотрел текст, который он готовил вчера. Он кое-что поправил и распечатал несколько экземпляров. Потом достал конверты и написал на них адреса, разложил подготовленный текст по конвертам, все это положил в один большой конверт и отложил на край стола. Один экземпляр текста он свернул и положил в карман.

Вошла Валентина Андреевна:

— Добрый день, Александр Петрович.

— Здравствуйте, Валентина Андреевна. У меня к вам просьба. Выясните, пожалуйста, кто из наших сейчас находится в командировке.

Валентина Андреевна удивленно подняла брови, а потом спросила:

— И те, которые поедут? Или уже уехавшие?

— Только те, которые уже уехали. Фамилия и срок.

— Это срочно?

— Да, если можно, сделайте это поскорее.

Минут через пятнадцать Валентина Андреевна принесла Ходунову короткий список.

— Вот, Александр Петрович, только двое. Самохин — он на своей рабочей группе. Возвращается в воскресенье. И Бахвалов по линии Торговой палаты уехал в Канаду, вернется только двадцатого июня.

— Спасибо большое.

Когда Валентина Андреевна вышла, Ходунов написал короткую записку и положил ее в тот большой конверт, который он приготовил. Тщательно заклеив конверт, он написал сверху: «Бахвалову В. П., лично». Взяв пакет, он отправился наверх, в управление, где работал Бахвалов.

— Зинаида Всеволодовна, у меня к вам просьба, — обратился он к сотруднице, сидевшей в комнате, где работал Бахвалов. — Я тут Виталию Петровичу обещал кое-что, но сам, наверное, скоро уеду. Не трудно будет вам передать ему этот пакет, когда он вернется из командировки? Это сугубо личное.

— Да вы положите ему прямо в верхний ящик, — сказала поглощенная изучением какого-то отчета очень серьёзная Зинаида Всеволодовна. — Я ему уже положила там пару пакетов.

Ходунов открыл верхний ящик стола, где действительно уже лежали два конверта, также адресованные лично Бахвалову. Ходунов положил свой пакет и, поблагодарив так и не поднявшую головы Зинаиду Всеволодовну, вернулся к себе в управление.

Взяв висевший на гвозде рядом с дверью ключ от пустовавшей комнаты, он прошёл туда и, найдя в записной книжке номер, набрал его.

— Добрый день. Это фирма «Роман Родионов»?

— Да, — ответил приятный женский голос. — Слушаю вас.

— Я хотел бы узнать некоторые условия строительства коттеджа.

— А какие у вас вопросы? Пожалуйста, я постараюсь ответить.

— Да, видите ли, я уже встречался с одним из ваших сотрудников. Я с ним и хотел бы пообщаться. Но я куда-то дел его визитку. Такой спортивный, круглолицый и широкоплечий блондин, зовут его Николай Николаевич.

— О, так это помощник нашего директора.

— Напомните мне, пожалуйста, его фамилию.

— Друзин. Вы хотите с ним поговорить?

— Да, я хотел бы переговорить с ним, но не по телефону. Не сейчас, попозже. Я перезвоню. Мне тут надо сориентироваться по времени. Спасибо.

Вернувшись, он обратился к Болыиову:

— Владимир Сергеевич, вы материалы совета смотрели?

— Очень бегло, — пожал плечами Большое. — Вы же там непосредственно, так сказать, участвуете. Я поэтому не слишком уж влезал в тонкости. Но, в общем, проблематику я представляю.

— Хорошо. Это очень хорошо. Вы тогда просмотрите эти материалы повнимательнее. И исходите из того, что, может быть, сегодня вам придется туда поехать. Я Коновалову позвоню и предупрежу. Мне сейчас надо будет уехать, я не знаю, надолго или нет. Так что будьте готовы.

— Хорошо, — без особого энтузиазма кивнул Большов. — А на совещание? Которое в пять?

— Соответственно, — ответил Ходунов. И, поймав недоумённый взгляд Большова, пояснил: — Если меня не будет в это время, идите вместо меня. Если спросят — я по делам, связанным с Шутиковым.

— А-а, — протянул Большов. — Теперь все понял. Хорошо, в крайнем случае уйду в глухую оборону.

— Ну, совсем-то уж в глухую не надо. А то вы и не услышите ничего. Да, ещё вот что. Я сейчас отойду. Я здесь, в министерстве. Но на месте буду часа через полтора. До этого буду в разных управлениях.

* * *

Поговорив с Элеонорой Сергеевной и оставив у неё заявление на отпуск, Ходунов спустился на первый этаж. Здесь, в отделанном мрамором и когда-то роскошном вестибюле, сейчас все выглядело обветшалым и не слишком чистым. Рядом с высокой и тяжеленной входной дверью приткнулась нелепая будочка, где сидела старушка-вахтерша. Вверх с изгибом уходила широкая лестница с массивными перилами и выщербленными ступенями. Справа размещался не функционирующий летом гардероб с торчащими над вешалками деревянными кругляками для шляп и шапок. Слева начинался коридор, ведущий в столовую. Ходунов постоял немного, как будто ожидая кого-то. Убедившись, что никого незнакомого в вестибюле нет, Ходунов обогнул лестницу и прошел в небольшой закуток, наполовину закрытый лестничным маршем. Это было тихое, скрытое от посторонних глаз место. Здесь останавливались выкурить сигарету сотрудники, выходившие из столовой, на маленькой лавочке болтали шоферы и хозяйственники. Но здесь было и ещё одно, о чем мало кто в министерстве знал. Здесь была маленькая, незаметная дверь во внутренний двор дома.

Когда Ходунов только пришел работать в министерство, его заинтересовало это старинное, помпезное здание. И он не поленился вместе с хозяйственником обойти все здание и грандиозные пустовавшие подвалы. Теперь это знание топологии здания пригодилось. Дом в плане представлял собой «восьмерку», с двумя внутренними дворами-колодцами. Министерство занимало только половину этой «восьмерки». Принадлежавший ему внутренний двор можно было бы использовать для хозяйственных нужд. Но въехать туда можно было только через соседний внутренний двор, принадлежавший другой организации. Поэтому хозяйственники предпочитали пользоваться центральным входом с улицы. И о существовании внутреннего двора и тем более этой двери вряд ли знал кто-нибудь из посторонних.

Ходунов нажал на дверь, и она открылась.

«Повезло, — подумал он. — Не надо никого просить и что-то придумывать».

Он быстро пересек совершенно пустынный и захламленный внутренний двор. Через узкую арку, глядя на которую можно было только удивляться тому, как сюда вообще может проехать машина, он прошел в соседний двор, заставленный какими-то ящиками и контейнерами. Двое здоровенных мужиков курили у двери, ведущей в здание. Они с недоумением посмотрели на проходившего по двору с деловым видом Ходунова, но ничего не сказали. Ходунов, не останавливаясь, миновал такую же узкую арку и вышел в переулок, параллельный тому, в котором был центральный вход в министерство. Не оглядываясь, спокойной походкой он пошел прочь от министерства и через пять минут уже спустился в метро. А ещё через двадцать минут он был уже рядом со зданием той самой фирмы, которая, как оказалось, называлась «Роман Родионов».

Ходунов устроился на лавочке в небольшом дворике. Отсюда хорошо был виден вход в здание. Посидев несколько минут для того, чтобы настроиться на разговор, он подошел к телефону-автомату и набрал номер. Ответил тот же женский голос.

— Добрый день еще раз, — сказал Ходунов. — Я уже звонил вам недавно. А могу я переговорить с Друзиным Николаем Николаевичем?

— Как вас представить?

— Ходунов Александр Петрович.

— Вы от какой-то фирмы?

— Нет. Я сам по себе. Думаю, он меня знает.

— Одну минуточку.

В телефоне зазвучала мелодия Первого концерта Чайковского для фортепьяно с оркестром. Этим бессмертным творением, сильно испорченным электронным исполнением, Ходунов мог наслаждаться минуты две. Наконец в трубке щелкнуло, и Ходунов услышал спокойный голос:

— Алло, я вас слушаю.

— Добрый день, Николай Николаевич. Моя фамилия, как вам уже сказали, Ходунов. Мне бы хотелось переговорить с вами. Я звоню из автомата напротив вашего здания. Так что, если у вас найдется для меня несколько минут, я бы зашел прямо сейчас.

На противоположном конце провода это бестактное предложение Ходунова энтузиазма не вызвало. Друзин молчал, видимо, обдумывая ситуацию.

«Это хорошо, — подумал Ходунов. — На это и был расчет. Всегда лучше хоть в чем-то перехватить инициативу».

— Видите ли, — наконец ответил Друзин, — мне не совсем это удобно. Я сейчас очень занят. Может быть, ближе к концу дня…

— Очень жаль. Боюсь, это будет невозможно для меня. Что ж, извините. Значит, встреча не получится. Да, кстати. Люди, которые за мной так пристально наблюдают, думают, что я сейчас нахожусь у себя в министерстве. Это важное обстоятельство, его стоило бы учесть.

— Я не понимаю, о чем вы говорите. О каких людях идёт речь?

— О, это совершенно не важно. Не обращайте внимания. Так, к слову пришлось. Так что же, может быть, вы выкроите для меня несколько минут?

— Ну, хорошо, — ответил Друзин после нескольких секунд молчания. — Я, пожалуй, смогу ненадолго отодвинуть дела. Хорошо, заходите, я вас жду. Охранник вам объяснит, как пройти. Я ему позвоню.

На входе охранник потребовал у Ходунова паспорт и внимательно его изучил. Пока он смотрел паспорт, Ходунов успел хорошо его рассмотреть. Это был высокий, выше среднего роста, поджарый спортивный мужчина лет пятидесяти. Внушительный нос совсем не портил его довольно интересное, несомненно, интеллигентное лицо. Взгляд у него был внимательный и доброжелательный.

— Пожалуйста, Александр Петрович, второй этаж, направо, вторая дверь слева. Номер восемь. Николай Николаевич ждёт вас. — Охранник улыбнулся. — Надеюсь, не заблудитесь.

— Постараюсь, — улыбнулся в ответ Ходунов.

* * *

Постучав в дверь с номером восемь, Ходунов открыл её и, войдя, сразу же встретился глазами с глазами светловолосого Николая Николаевича, стол которого стоял напротив двери. И то, что он уловил в этих глазах — еле заметное напряжение и удивление, — прибавило ему уверенности.

В скромно обставленном кабинете, кроме Друзина, были ещё двое мужчин лет по тридцать. Один из них, очень толстый, с громадным животом, был одет в потертые джинсы и темную мятую ковбойку. Другой, в противоположность очень худой, был одет в белоснежный легкий костюм. Оба они повернулись и с нескрываемым недовольством смотрели на вошедшего Ходунова. По тому, что все трое стояли, и по их напряженным лицам Ходунов понял, что тут, видимо, шел оживленный и непростой разговор.

— Добрый день, — улыбаясь, четким голосом поздоровался Ходунов, не обращая внимания на явную холодность приема и обведя глазами всех. — Добрый день, Николай Николаевич, — обращаясь уже персонально к Друзину, добавил он.

— Добрый, — коротко ответил тот и посмотрел на своих собеседников, которые никак не отреагировали на активное приветствие Ходунова. — Мы продолжим позже, скорее всего — завтра. А пока надо делать всё в строгом соответствии с договором. Прошу вас, — обратился он уже к Ходунову, указывая рукой на кресло напротив стола и сам усаживаясь в свое кресло.

Явно недовольные собеседники Друзина вышли.

— Спасибо, — поблагодарил Ходунов и сел в предложенное кресло. — Я вижу, что вы очень заняты. Поэтому, если позволите, сразу с места в карьер. У меня вот есть некоторый текст. Прочитайте его.

Ходунов вынул из кармана сложенный лист, развернул его и передал Друзину. Это был тот самый текст, над которым Ходунов трудился вчера и сегодня.

Быстро прочитав текст, Друзин поднял глаза на Ходунова. Теперь глаза его были совершенно спокойны. В них появилась даже еле уловимая насмешливая искорка.

— И что же? — спросил он у Ходунова. — Я прочитал. Что дальше, уважаемый Александр Петрович?

— Дальше? Очень просто. Я положил несколько экземпляров в конверты и написал различные адреса. А потом положил в пакет и передал это все почти постороннему человеку. Определить этого человека невозможно. Через некоторое время, если я не заберу у него этого пакета, письма пойдут по адресам. Вот и всё.

Друзин усмехнулся и покачал головой.

— Александр Петрович! — Его глаза смотрели на Ходунова почти ласково, голос был ровный, спокойный, можно даже сказать, проникновенный. — Вы ошибаетесь. В тот день, о котором вы пишете, я не был в Шереметьеве, я могу это доказать. Не был я и у дома вашего приятеля. Вам что-то показалось, что-то вы дофантазировали сами. Это бывает. Но все это напрасно. Я не имею никакого отношения к этому ужасному убийству. Я солидный, уважаемый человек. У меня есть вполне заслуженная, заметьте, репутация. Неужели я мог иметь отношение ко всему этому? Это абсурд. Я вас уверяю, никто к такому заявлению серьезно не отнесётся.

Ходунов слушал Друзина спокойно и даже с удовлетворением. Когда он закончил, Ходунов, в свою очередь, улыбнулся и пожал плечами:

— Ну, что же. Я, собственно, ничего другого от вас и не ожидал. И я ни в коем случае не собираюсь вас в чём-то убеждать. Мне вполне достаточно того, что вы знаете о существовании этой бумаги. Я, кстати, даже согласен с вами, что большого шума там, куда она будет направлена, может и не быть. Но есть два «но». Первое, некоторый удар по вашей репутации всё-таки будет. Тут я бы не стал упрощать. Будут ведь всякие там опознания, показания свидетелей. Кое-кому это может очень не понравиться. И второе. Если со мной в ближайшее время что-то случится, то тогда этот текст приобретет совсем другое звучание. Так что это всё стоит учитывать. Но я готов вообще все это оставить. Есть кое-что куда более интересное. — Ходунов сделал паузу. — Чемодан.

— Чемодан? — Друзин очень натурально изобразил удивление. — Какой чемодан?

— Да тот самый. Я сейчас все объясню, раз уж вы такой неинформированный. Только прежде всего я повторю то, что уже говорил по телефону. Никто не знает, что я у вас. Думаю, вы это очень легко можете проверить. Набрать номер, и всё.

— Какой номер, о чем это вы?

— Извините, извините, я как-то забыл. Ну, да, вы нигде не были, ничего не знаете. Очень хорошо. Итак, я просто рассказываю вам некоторые забавные истории. Или не очень забавные. Так вот, чемодан. Когда мы летели в Женеву, Шутикову каким-то образом, я думаю специально, подменили чемодан. А потом тот человек, который подменил чемодан, внезапно умер во время полета. В результате чемодан оказывается у Шутикова. А Шутиков, как вы, наверное, знаете… Ох, опять забыл. Вы же ничего не знаете. Виноват. Так вот Шутиков как раз имел некоторый опыт в подобных делах. И когда к нему попал этот чемодан, он сразу понял, что чемодан этот был с двойным дном. И были там пакеты. С порошком. Шутикову, конечно, надо было бы просто заявить в полицию. Но он чего-то испугался. У нас с ним были достаточно близкие отношения, но он рассказал мне об этом только в самом конце нашего пребывания там. Так вот, теперь самое главное. Обо всем этом знали только двое. Шутиков и я. Больше он никому ничего не говорил. Так что ни его жена, ни наш третий, который с нами был в Женеве, ничего не знают. Понятно? Это очень важно. И второе. Пакеты Шутиков спрятал там, в Швейцарии. Я не знаю точно, куда он их спрятал, но догадки у меня есть. И шансы, что их можно найти, достаточно хорошие. И, наконец, последнее. Я готов сотрудничать с вами, если вас это интересует. Именно с вами, конкретно.

Друзин, ничего не говоря, сидел в своем кресле, изучающе глядя на Ходунова своими холодными серо-голубыми глазами.

В дверь постучали. Хорошенькая молоденькая девушка просунула голову в дверь и, подняв бровки, извиняюще улыбнулась.

— Николай Николаевич, уже все собрались.

— Да, я сейчас, — сказал Друзин и поднялся. Ходунов тоже встал.

— Хорошо. Я вас послушал. Извините, мне надо идти.

— Да, конечно, я понимаю. Я надеюсь, до скорой встречи.

Не торопясь, но и не мешкая, воздержавшись и в этот раз от рукопожатия, Ходунов вышел в коридор. Когда он проходил мимо носатого охранника, тот кивнул ему, и оба снова улыбнулись.

Закрыв за собой красивую, сияющую начищенной бронзой дверь офиса «РР», Ходунов на минуту остановился. Внешне спокойный разговор с Друзиным вымотал его основательно.

«Надо прийти в себя, — подумал он. — Пожалуй, пройдусь пешком. Ну, этот шаг сделан. Правильно или нет — сделан. Есть некоторая надежда, что этот крепенький Николай Николаевич все воспринял и все правильно оценил. Что же делать дальше? Или вообще не дергаться и предоставить ситуации развиваться самой? Нет, надо пытаться как-то на нее влиять. И, пожалуй, единственное, что я сейчас могу, это как-то форсировать дело. А форсировать надо через Надю. Они наверняка слушают и мой телефон, и ее. Все ясно. Действую так».

Приняв это решение, Ходунов почувствовал облегчение и даже как-то повеселел. Он ускорил шаг и скоро оказался в том переулке, куда выходила арка смежного внутреннего двора министерства. Благополучно пройдя через оба двора, Ходунов подошел к двери, ведущей в здание, и потянул за ручку. Не тут-то было. За время отсутствия Ходунова кто-то уже эту дверь запер.

«Вот черт, — ругнулся про себя Ходунов. — Аккуратность — это хорошо. Но уж больно некстати. Что же делать? Идти через центральный вход? Нет, не годится. Надо как-то прорваться здесь. Но как?»

Ходунов поднял голову и стал осматривать окна министерства. И тут глаза его встретились с глазами человека с большой круглой лоснящейся физиономией, которая торчала в открытом окне на втором этаже.

— Здравствуйте, Александр Петрович. Решили воздухом подышать? — спросил этот большелицый с радостной и несколько подобострастной улыбкой.

«Тьфу ты, этого только не хватает», — снова выругался про себя Ходунов, но ответил вежливо:

— Здравствуйте, Эдуард Леонидович.

Эдуард Леонидович был заместителем начальника управления кадров. Пару лет назад управление Ходунова сделало для управления кадров автоматизированную систему. Ходунов сам участвовал в этой работе и проводил обучение кадровиков. С того времени Эдуард Леонидович его сильно зауважал. Казалось бы, что здесь плохого? Но вот проявлялось это уважение в такой немыслимо карикатурной подобострастности и навязчивом желании услужить, что Ходунов даже стал Эдуарда Леонидовича избегать.

Но тут уж ситуация было исключительной, и скрепя сердце Ходунов вынужден был воспользоваться этим шансом.

— Вот, вышел через этот вход, а обратно пришёл, дверь закрыта.

— А, так вам дверь открыть? Это я мигом. Сейчас, подождите, Александр Петрович, минуточку.

— «Ну, что ж, — подумал Ходунов, прислонившись к двери, — пусть проявляет свое обожание. В конце-то концов, это же вполне заслуженно. Не просто так».

Прошло минут пять, но дверь так никто и не открыл.

— Александр Петрович! — услышал Ходунов сверху голос Эдуарда Леонидовича и поднял голову. — Нету там этого Бобрышева. Ушел куда-то и ключ с собой унёс. Я знаете, что хотел предложить. — Эдуард Леонидович понизил голос до трагического шепота и, навалившись животом на подоконник, казалось, готов был вывалиться из окна. — Тут вон видите, в углу, вон то окно, это женский туалет. — В высоком и узком дворе-колодце шипящий и звенящий шепот Эдуарда Леонидовича отдавался намного сильнее, чем когда он говорил нормальным голосом. — Там этаж-то весь под реконструкцией, все остальное забито. А туалет всё действует. Но туда никто не ходит. Я сейчас спущусь туда и окно вам открою. Там вон, видите, — он так свесился, тыкая пальцем, вниз, что Ходунов испугался, что он сейчас действительно вывалится, — вон эти ящики. Они как ступеньки. Мы уже так входили один раз. Идите туда, я сейчас.

Ходунов представил себя влезающим в окно женского туалета, и эта картина ему как-то не понравилась. Он замахал рукой:

— Не надо, Эдуард Леонидович. Не стоит. Обойду я. Спасибо.

«Действительно, чего здесь корячиться? — подумал он. — Ну, увидят, ну забеспокоятся. Черт с ними, в конце концов».

Но от Эдуарда Леонидовича, которому выпал такой великолепный случай проявить свою признательность, отделаться было непросто.

— Александр Петрович! — Драматический шёпот Эдуарда Леонидовича зазвенел так, что Ходунову стало казаться, что он был слышен по всему министерству и соседней организации. Можно было подумать, что его кто-то пытался душить. — Идите туда, я сейчас. Это одна минута.

Ходунов понял, что, если он не покорится, шуму будет еще больше.

— Хорошо, — сказал он, кивнул и пошел в угол двора к заляпанному, давным-давно не мытому окну, указанному Эдуардом Леонидовичем.

Эдуард Леонидович скатился вниз с невероятной скоростью. Окно открылось почти сразу же, как только Ходунов к нему подошел. Круглое лицо Эдуарда Леонидовича, теперь еще и сильно покрасневшее, сияло и переливалось. Тяжело дыша, но с радостной улыбкой, он сделал приглашающий жест рукой. Ходунов без особого напряжения, ступая по ящикам, оказался внутри полутемного, обшарпанного, в живописных разводах туалета.

— Ну, спасибо, Эдуард Леонидович, век не забуду, — сказал он, улыбаясь, и спрыгнул с подоконника на пол, опираясь на услужливо протянутую руку.

И тут раздался звук, заставивший их обоих застыть на месте. Собственно, в самом этом звуке не было ничего особенного. Банальный, можно даже сказать, вульгарный звук. Звук воды из сливного бачка унитаза. Причем отнюдь не новейшей конструкции. Нет, в этом туалете все было тех еще времен. И бачок был тоже соответственный, чугунный, закрепленный под потолком. Вода сливалась из него с основательным шумом.

Одновременно с этим жизнеутверждающим звуком дверь одной из кабинок открылась, и прямо к остолбеневшим нелегальным посетителям туалета вышла старушка-вахтерша. Голова у нее была опущена, так как, выходя, она поправляла предмет ее особой гордости — новые байковые с начесом штаны до колен небесно-голубого цвета.

В силу вполне естественной в ее возрасте глухоты она, видимо, ничего не услышала. Ни того, как в туалет влетел Эдуард Леонидович, обуянный желанием сделать приятное Александру Петровичу и не давший себе труда удостовериться в том, что это заведение свободно. Не слышала она и того, как в туалет через окно проник Ходунов. И слов его, обращенных к Эдуарду Леонидовичу, она тоже не слышала. В общем, когда старушка подняла глаза и вдруг увидела прямо перед собой двух уставившихся на нее мужиков, она обомлела.

— Ай, — внятно и тихо, без всякого выражения сказала она, двумя руками инстинктивно проворно опустила юбку и присела. На долю секунды застыли все трое — старушка, присевшая в центре туалета, как в каком-то нелепом танце, как будто она хотела пуститься вприсядку, и двое представителей сильной половины человечества, уставившиеся на нее в состоянии оцепенения.

Ситуация должна была как-то разрядиться. Первой пришла в себя старушка. Она вдруг выпрямилась и, то ли от страха, то ли от ярости, вдруг завопила так, что заглушила бы этим криком гудок старинного паровоза.

Этот неожиданно мощный для такой тщедушной старушенции звук мгновенно вывел из состояния окаменения и двух случайных посетителей этого убогого отхожего места. Ходунов рванул первым. За ним, с невероятной для тучного человека быстротой, припустил коротенький Эдуард Леонидович, с бешеной скоростью перебиравший ногами. В рекордное время они уже были на третьем этаже. Там они остановились. Пот лил с Эдуарда Леонидовича ручьями. Он извиняюще улыбнулся Ходунову:

— Я и не подумал, что там есть кто-нибудь. Вы уж извините…

— Да что вы, — пожал плечами Ходунов, тяжело дыша. — Все равно спасибо. В здание я все-таки попал. Я же понимаю, что вы хотели как лучше.

— Да уж, — согласился Эдуард Леонидович и поплёлся к себе.

* * *

Это не слишком приятное приключение, как ни странно, произвело на Ходунова очень позитивное воздействие. На какое-то время отошли на задний план мучившие его мысли об ужасной смерти Шутикова и о том, что грозит его семье и ему самому. Он занялся обычными, текущими делами: читал поступившие бумаги, давал поручения, сам подготовил несколько документов, сидел на совещаниях, звонил и отвечал на звонки. Пришлось заниматься и похоронами Шутикова, которые были назначены на завтра. Уже ближе к концу дня он на несколько минут прорвался к своему заместителю министра с заявлением на отпуск и получил у него нужную резолюцию. У себя в кабинете несколько минут просидел не двигаясь, глядя в одну точку. Предстоящий телефонный разговор он продумал уже много раз за сегодняшний день. Сейчас он просто настраивался, собирался с духом, как перед прыжком в холодную воду.

«А может, не торопить события? — вдруг подумал он. — Пусть все течет само по себе». Но тут же встряхнулся и отбросил эту мысль. Нет, надо звонить.

Он снял трубку и набрал номер:

— Надя?

— Да. — Голос у Нади был глухим и бесцветным.

— Добрый день. Это Ходунов.

— Здравствуйте, Александр Петрович.

— Как вы себя чувствуете?

— Да ничего. Как я могу себя чувствовать? Никак. Как в страшном сне. Только не могу проснуться. Ладно, что об этом. Завтра мы собираемся в 10.30.

— Да, я в курсе. Чем помочь?

— Нет, спасибо Александр Петрович. Все вроде в порядке. Спасибо вам большое. Прямо даже не знаю, что бы я делала, если бы не вы.

— Ну, что вы, Надя, делаю, что могу. Отдел его в основном все организует. Тут вот еще что. У Лени была такая толстая записная книжка. Она у него все время в сумке была. Мне нужно найти телефон одного нашего общего знакомого. Не могли бы вы посмотреть сейчас эту книжку?

— Ох, да вы знаете, с этой книжкой какая-то странная история. Вчера утром, мне кажется, я ее видела на столе у Лени. А потом, вот мы с вами в милицию ходили, я что-то посмотрела на стол — книжки нет. Я даже потом специально посмотрела и в столе, и в сумке. Нет, не нашла. Может, конечно, показалось. Я как-то, ну, вы понимаете… Как в тумане. Но, в общем, книжки этой нет. Может, она на работе?

— На работе? — задумчиво переспросил Ходунов. — Да, конечно, может быть. Ну, ладно. Я посмотрю. Тут ведь дело-то вот в чем. — Ходунов на некоторое время замолчал, как бы подыскивая слова. Хотя именно эти слова он уже сказал про себя много раз за этот день. — То, что случилось с Леней, связано с очень серьёзным преступлением. У меня есть достаточно серьезные подозрения на этот счет. Я сегодня вечером хочу всё-таки пойти прямо туда, где Леня раньше работал. Но хотел предварительно позвонить кому-нибудь. Леня называл мне пару фамилий. Ну, если книжки нет, я пойду просто в приёмную.

— Это по его прошлой работе? — В голосе Нади зазвучала тревога.

— Не знаю. Но это связано с нашей последней поездкой в Женеву. Ну, это не телефонный разговор. Мы с вами попозже это всё обсудим.

— А в чём там всё-таки дело? — Тревога в её голосе усилилась.

— Я все объясню, Надя, — успокаивающим голосом пообещал Ходунов. — Но позже. Это не для телефона. Ладно, извините, до завтра.

* * *

Ходунов, конечно, ничего не сказал Наде о том, что он, может быть, и не будет завтра на похоронах. Хотя Макарова он уже предупредил о том, чтобы завтра он сказал Наде, что Ходунов вынужден был внезапно уехать.

«Вроде как разговор прошел в целом правильно, — подумал он. — Но вот с книжкой! Этого я не ожидал. Шустро они работают. Серьезные ребята. Влезть в квартиру, это им раз плюнуть. Господи, ну я и идиот! Они же наверняка уже были раньше у Шутикова. Конечно. И, значит, у нас».

При этой мысли неприятный холодок пробежал у Ходунова по спине. И то временное успокоение, сошедшее на него после разговора с Друзиным и с приключением в туалете, мгновенно отлетело.

«А Бобров? Ну да, для них мы все трое были почти одинаковы. Конечно. Они не нашли ничего у Шутикова и, безусловно, были у нас и у Боброва. А у Боброва… У него ведь мать не вставала… Ну, сволочи!»

Ходунов опустил голову и, сжав зубы, пытался подавить в себе внезапно накативший на него приступ бессильной ярости и глубокого отчаяния. На некоторое время он даже потерял способность анализировать и оценивать происходящее. Он сидел, положив локти на стол и уперевшись подбородком в сцепленные руки, пытался перебороть это внезапно появившееся ужасное ощущение полной беспомощности и безысходности.

Только через некоторое время он понемногу пришёл в себя. Но чувствовал себя еще очень плохо. Поламывало в голове, в желудке неприятно тянуло. Чтобы как-то отвлечься, он решил привести в порядок свой рабочий архив. Раскладывая бумаги по папкам, он старался не думать о том, что его ждет сегодня. Выйти с работы он наметил в свое обычное время — в 18.15. Время тянулось томительно. Оставалось еще полчаса. Все так же сосало под ложечкой, и даже слегка кружилась голова. Убив еще минут пятнадцать на посещение туалета и приведя в полный порядок свой стол, Ходунов наконец покинул кабинет. Кейс, с которым обычно ходил на работу, он решил не брать.

Ходунов медленно пошел по переулку своим обычным маршрутом к метро. Навстречу ему попадались редкие прохожие. Вдруг сзади кто-то дёрнул его за рукав. Он обернулся. Перед ним стоял какой-то здоровенный опухший детина, с грязной и нахальной физиономией.

— Эй, дядя, дай закурить, — просипел он.

— Не курю, — нахмурившись, коротко ответил Ходунов и попытался идти дальше. Но детина не отставал. Загородив дорогу, он ухмыльнулся, показав чёрные зубы, и нагло сказал:

— Ну так дай деньгу.

Ходунов отступил на шаг и, сощурившись, в упор посмотрел на этого наглеца. Вероятно, сказалось все — это напряжение последних дней и особенно этот ужасный конец дня. Он вдруг почувствовал, что сейчас, вот прямо сейчас он не сможет устоять. Не сможет подавить в себе жуткое желание хорошенько вмазать по этой сальной хамской роже. И совершенно непроизвольно он развернулся вперед левым плечом, чуть согнул ноги в коленях и сжал зубы. Этого оказалось достаточно. Детина вдруг резко повернулся, нелепо переваливаясь, быстро рванул по переулку и исчез в каком-то дворе.

«Ну, слава богу, — подумал Ходунов. — Этот тип, похоже, был не из них».

Вздохнув с облегчением, он, уже спокойнее, продолжал медленно идти привычной дорогой. Пройдя еще немного, он вышел к шумной оживленной улице. Отсюда был виден вход в метро. Ничего не происходило. Он остановился, внимательно оглядывая улицу. В это время чёрная «Волга», солидно катившая по улице, остановилась рядом. Из нее вышел сидевший за рулем человек.

— Добрый вечер, Александр Петрович!

Человеку на вид было лет тридцать — тридцать пять. Выше среднего роста, широкоплечий, лобастый, короткие светлые волнистые волосы, взгляд открытый. Держался он совершенно непринужденно, но без тени наглости.

Ходунов ответил не сразу. Это не было замешательством. Он просто решил, что в его положении он может позволить себе реагировать не сразу. Наконец после паузы он ответил:

— Я что-то не припоминаю вас. Тем не менее добрый вечер.

— Может быть, вас подвезти?

Ходунов неожиданно совершенно успокоился. И теперь спокойно смотрел на этого крепкого мужчину, который вежливо улыбался ему.

— Так кто вы? — спросил он. — Может, вы представитесь?

— Меня зовут Игорь. Полностью — Игорь Александрович. У нас на работе есть еще один Игорь, помоложе меня, так чтобы различать, меня иногда называют полным именем.

— Ну а меня вы откуда знаете?

— Есть у нас общие знакомые. Да что же мы все стоим? Садитесь, пожалуйста. Где вы предпочитаете? На заднем сиденье или впереди, со мной?

Игорь приветливо улыбался. Ходунов с облегчением глубоко вздохнул. Хоть кончилось это ожидание неизвестно чего. Слава богу, они понимают, что бить по голове и ломать руки не нужно.

— А куда вы едете? — спросил он.

— Я поеду туда, куда вы скажете.

— Ну, что ж. Тогда рядом с вами.

Лобастый Игорь вежливо открыл дверцу, дождался, когда Ходунов сел, а потом аккуратно закрыл ее и сел за руль.

— Александр Петрович, если нетрудно, застегните ремень. В нашей организации мы стремимся по возможности не нарушать установленных правил.

— А что за организация у вас?

— Очень хорошая организация. Вот я как раз хотел бы предложить вам поехать к нашему шефу. Он вам всё сам расскажет.

— Ну, вообще-то у меня было одно дело… Но, боюсь, вы ведь очень настаивать будете. — Ходунов усмехнулся.

— Да уж, не без этого. Так что соглашайтесь, Александр Петрович.

— Ну что же, похоже, ничего другого не остается. А кто же ваш шеф?

— Большой человек.

— Ну что ж, познакомимся.

Ходунов потянулся и снова глубоко вздохнул. Контакт состоялся, и можно считать, что пока он перехватил инициативу. И уже то, что этот Игорь тоже явно не из рядовых, все это давало надежду. Хоть и совсем еще призрачную.

* * *

Ходунов оказался прав. Он еще спускался по лестнице с красивыми витражами особняка «Роман Родионов», а сосредоточенный Николай Николаевич уже вернулся в свой кабинет, вынул мобильный телефон и набрал номер.

— Доложи ситуацию, — сказал, не здороваясь и не представляясь. — Как там дела? Понятно. Он точно из здания не выходил? Весь день? Нет, ничего. Наблюдайте. Все.

Друзин на какое-то время задумался, сдвинув брови. Потом, еле слышно пробормотав сквозь стиснутые зубы: «Вот дерьмо», вышел из кабинета и вернулся туда уже минут через двадцать.

Сев в кресло с хмурым, озабоченным лицом, он снова задумался. Он был зол. Зол он был на Хозяина. Когда Друзин под руководством Хозяина несколько лет создавал свою хорошо налаженную организацию, все делалось исходя из двух основных принципов — рациональности и безопасности.

Но вот то, что началось с отправки последнего груза в Швейцарию, заставило Друзина сильно усомниться в непогрешимости решений, принимаемых Хозяином. Нарушались все правила и принципы, которые были установлены им же самим. С самого начала, когда чемодан, который должен был быть подготовлен заранее, почему-то нужно было забирать утром, в день вылета. А потом уж вообще все завертелось так, что ни о каком здравом смысле и рациональности вообще не было и речи. Было ясно, что в этом случае Хозяином двигало что-то другое. И при этом он не переставал читать свои обычные нотации. А это доводило Друзина до холодного бешенства. Так было и во время последнего разговора с Хозяином, вчера утром, после неудачного захвата Шутикова.

* * *

От визитов к Хозяину и в обычной-то ситуации Друзин ничего хорошего не ждал. Но в этот раз ситуация была экстраординарной. Даже давно заведенный порядок приема был нарушен. Не было никакого ожидания в приемной. Не было и обычной томительной паузы перед началом разговора.

— Садись, — вместо приветствия, кривясь, бросил Хозяин, и не успел Друзин расположиться в кресле, как он, влившись в него взглядом, резко выкрикнул: — Тебе что, жить надоело? Сколько тебе дали? А? Кто?

— О чём вы, Аркадий Борисович? Я не понимаю, — стараясь сохранить спокойствие, ответил Друзин.

— Я о том самом, — все так же с нотками истерики продолжал Хозяин. — И нечего прикидываться. Всё ты прекрасно понимаешь. Как это могло получиться? Вы пасёте человека целой командой, и под вашим носом его грохают. Это можно как-то объяснить? Это вообще подлежит объяснению? У меня вот только одно объяснение — в твоей команде кто-то решил хорошо заработать. Или, может, ты сам?

Глаза Хозяина вперились в Друзина, казалось, они вот-вот вылезут из орбит, рот оскалился.

— Аркадий Борисович, — Друзин старался спокойно смотреть в ставшие почти сумасшедшими глаза Хозяина, — я вам докладывал. Выстрел был, когда мы все были в машине. Наблюдатель был внизу. Это был кто-то чужой. Но вот что совершенно очевидно, так это то, что была какая-то утечка.

— Молодец, — язвительно похвалил Хозяин, — сообразил. Только это и ребенку ясно. Кто из твоих был ещё в курсе дела?

— Этим делом занимались в общей сложности одиннадцать человек, включая меня. Но, Аркадий Борисович, дело-то самое обычное, рядовое. Ну, искали чемодан. Готовили захват. Ну с чего бы это в таком случае кому-то из моих убивать этого бедолагу? Нет резона.

— Им не было резона? А кому? Ты на что намекаешь?

— Да я просто думаю, что кто-то знал больше, чем знал я.

Глаза Хозяина вдруг резко сузились, превратившись в две узкие щели.

— Дурачком прикидываешься? — тихо сказал он. Взгляд из этих щелей был даже пронзительней и неприятней, чем раньше. — Ты ведь продашь и глазом не моргнешь. А? — Один глаз у Хозяина вдруг открылся, а другой так и остался темной щелью. Лицо его исказила гримаса. — Ты знал всё! — снова закричал, почти завизжал он. — Все, что должен был знать. Больше ни кто ничего не знал. Никто! Ты понял?

Друзин вздохнул и опустил глаза. Выждав минуту, он снова посмотрел на Хозяина. Тот, уже немного успокоившись, смотрел на него своим неприятным взглядом. В кабинете висело тяжелое молчание.

— Да, должен сказать, что вы успешно усложнили ситуацию, — скрипучим более чем обычно, но уже почти спокойным голосом, наконец сказал Хозяин. — Если так действовать дальше, у нас точно ни одного конца не останется.

— Мы выполняли приказ. Но ведь всего предусмотреть нельзя.

— Нельзя? — снова взвился Хозяин. — А кто мешал заранее осмотреть подъезд и держать там не одного, а троих? Ну, кто? — Хозяин снова перешел на визг. — Это плохая работа. Просто ни к черту не годится! Не хотите думать — вот это что! Дело очень важное. Я тебе это говорил? Я тебя в деньгах ограничивал? Или ещё в чем-нибудь?

Друзин с облегчением почувствовал, что ярость Хозяина идет на убыль. После очередной паузы он продолжил уже почти в обычной своей манере:

— С этим делом нужно обязательно разобраться. Может, и действительно была еще утечка. Вот этим в первую очередь и займись. И имей в виду, Лоб тоже будет этим заниматься. По этому делу вы будете на равных. Все последующие операции будете готовить до деталей и докладывать мне. Чтобы больше ни о каких случайностях я не слышал. — Снова пауза. — Так, теперь что делать по сути. За этим, вторым, только наблюдение. Но наблюдение жесткое. Понятно? Это очень важно. — Хозяин поднял палец. — Я исхожу из того, что товар остался там, в Женеве. Вполне вероятно, что этот оставшийся должен быть в курсе. Поэтому — следить и слушать. Есть еще что у тебя? Нет? Все, жду доклада…

* * *

Сидя у себя в кабинете после неожиданного визита Ходунова и обдумывая сложившуюся ситуацию, Друзин понимал, что наступил решительный момент. Нужно было или немедленно докладывать Хозяину, или…

Друзин уже давно думал об этом, многое уже загодя подготовил. Но сейчас обстоятельства давили на него. И выбор был непростым. Можно было допустить, что это посещение — ловушка, подстроенная Хозяином. Но Друзин посчитал это маловероятным. С другой стороны, если исходить из того, что Ходунов действительно просто случайно его увидел, можно было уже сейчас представить реакцию Хозяина, если Друзин ему все доложит. Вполне можно было предположить, что Хозяин этому всему просто не поверит. А после этого темного дела с Шутиковым — это уж точно. Да еще и этот утренний инцидент, когда ребята упустили на некоторое время Ходунова на Брестской. И телефон у него молчал весь вчерашний вечер — это тоже не просто так. Об этом ведь Друзин тоже Хозяину не докладывал. Да, уж если выбирать в этой ситуации, то все-таки не оставалось ничего другого. Ни о чём не докладывать. И быть готовым к тому, чтобы в любой момент начать свою игру против Хозяина.

Теперь ему надо было сделать еще одно дело. При мысли об этом Друзин поморщился. За последнее время ему пришлось многое делать самому, своими руками. Неприятно, но ничего не поделаешь. Зато надежно. Это дело он тоже не мог поручить своим ребятам, а сделать его надо было обязательно.

Трель мобильного телефона прервала его мысли.

— Я слушаю.

— Это Яков. Аркадий Борисович приглашает к четырём.

— Я буду в шестнадцать.

* * *

В этот раз Хозяин был заметно спокойнее. Чего нельзя было сказать о Друзине. Он напряженно следил за выражением лица Хозяина, стараясь понять, не дошло ли до него чего-нибудь, связанного с Ходуновым.

Но Хозяина и в лучшей-то ситуации понять было невозможно, а уж в этой и подавно.

— Давай еще раз к этой вашей операции по Шутикову. Попытайся посмотреть системно, пошире. Какие есть варианты?

— Скорее всего кто-то пытался с ним договориться по поводу товара, который к нему попал, и это окончилось неудачно.

— Возможно. Логично и вполне возможно. — Хозяин улыбался, поглаживая нос и щеки. — Ну а кто же этот «кто-то»? Кто это может быть?

Сдвинув брови, Друзин сказал, не отводя глаз:

— Не знаю. Но вполне можно предположить, что это кто-то из наших.

— Молодец! — Хозяин довольно откинулся в кресле. — Голова. Заметь, это ты сказал, а не я. Ну а если это можно предположить, то ведь можно предположить и другое. Шутиков могли грохнуть и с другой целью. Ну, говори, у тебя хорошо получается.

— Можно предположить, что цель — обрубить этот конец.

— Отлично. А зачем?

— Не знаю.

— Ну, что это ты! Соображал, соображал, да вдруг перестал. А?

— Следуя этой логике, это могло потребоваться тому, кто уже все знал. Знал место и все прочее.

— Ну, ты сегодня просто умник. Молодец. А теперь надо попытаться проанализировать, кто бы это мог быть. Теоретически, так сказать. Кто? Ну, какие мысли?

Друзин по-прежнему внешне оставался спокойным. Тем же ровным голосом он спросил:

— Вы хотите сказать, что «кто-то» — это я?

— Нет! — почти выкрикнул Хозяин, опять вцепившись в стол и пригнувшись к столу. — Хотел бы сказать, я бы сказал. А вот возможность такую я исключить не могу. Не имею права. Это тебе понятно?

— Но зачем мне это надо?

Хозяин изобразил на своем лице страдание.

— Только не это. Этого не надо. Так все умно анализировал, а тут все испортил. Прямо ангел в незапятнанных одеждах. Как раз, зачем тебе это могло бы понадобиться, мне вполне понятно. Ты что думаешь, если ты умный, умеешь себя вести, не лезешь вперёд, так я уже и поверил в твою преданность? Не обольщайся. Преданным хозяину может быть только тот, кто без него обойтись не может. Это логично. А ты спишь и видишь, как занять мое место, как у меня свой порядок навести и все к рукам прибрать. Ну, что, возражать будешь? Не пытайся, я все равно не поверю. А самое главное, я не вижу в этом ничего плохого. У тебя есть задатки. Но ведь и я не без головы. — Хозяин засмеялся мелким смешком. — Я ведь, когда свою систему создавал, и об этом подумал. И моя система только с виду кажется такой простой.

Хозяин снова захихикал, заглядывая в глаза Друзина, внешне сохранявшего ледяное спокойствие. Но внутри у него все напряглось: «Нет, он ничего не знает. Иначе не стал бы вести все эти разговоры. Пугает».

Как будто поняв то, о чем подумал Друзин, Хозяин сказал уже спокойнее:

— Будем считать, что точки над «i» расставлены. Если бы у меня в отношении тебя было что-то конкретное, я бы и разговаривать не стал. Ты это прекрасно знаешь. Ладно, тут еще и других дел хватает. И все важные. Значит, так…

* * *

Выходя из кабинета Хозяина, Друзин отчетливо осознал, что решение им принято. Дальше тянуть нельзя. Все это становилось слишком опасным. Любая, даже незначительная, его оплошность могла стать роковой.

Выйдя в приемную, он остановился у стола, за которым сидел Яков.

— Уф, что-то жарко, — сказал Друзин, вытирая лицо платком.

— Что, сложный был разговор? — понимающе улыбаясь, спросил Яков, растягивая в улыбке губы. Зубы у него сильно выступали вперед, делая его похожим на рыбу. «Премудрый пескарь» — так его многие называли, хотя можно было заметить и некоторое сходство улыбки Якова с оскалом акулы.

— Да, с шефом легких разговоров не бывает, — сказал Друзин, садясь на стул рядом со столом Якова и вынимая записную книжку и ручку. — Ну, на то он и шеф. Сок апельсиновый у тебя есть?

— Конечно.

Пока Яков наливал ему сок, Друзин написал на чистом листе номер телефона. Беря сок, он небрежно бросил открытую книжку на стол и показал на нее глазами.

— Хороший сок. Я люблю из королька, красный.

Яков сел на свое место и скользнул взглядом потому, что написал Друзин. Потом он посмотрел на Друзина и прикрыл глаза.

Друзин допил сок, закрыл книжку, вздохнул и поднялся.

— Спасибо. Ну, поеду. У меня сегодня дел ещё…

— Пока, — кивнул ему Яков и уткнулся в свой бумаги.

* * *

Сразу после ухода Друзина Хозяин нажал одну из вмонтированных в стол кнопок. Средняя часть стола мягко откинулась, и снизу плавно выползли монитор и клавиатура.

Стол этот был гордостью Хозяина.

— Мне нужно, чтобы он был абсолютно чистым, — объяснял он специалисту, который несколько лет назад взялся за его изготовление. — Я хочу с этого стола управлять всем домом, если потребуется. Но нормально, чтобы на нем не было ничего.

Специалист постарался, и стол действительно впечатлял. Обычно совершенно пустой, он содержал под своей гладкой полированной поверхностью все, что могло потребоваться. И нажатием очередной клавиши Хозяин извлекал нужное. На большом экране, разделенном на четыре части, высвечивалось изображение приемной с двух точек, холла внизу и части двора от выхода из дома до ворот. Хозяин внимательно следил за Друзиным до тех пор, пока он не сел в машину и не выехал из ворот особняка. Потом Хозяин нажал одну из кнопок в столе.

Яков в своей комнатке рядом с большой приемной, перед кабинетом тоже задумался. Лицо у него было озабоченным, напряженным, С того памятного дня, когда случилась эта нелепая тревога, все как-то изменилось. В величественном монументе, который воздвиг себе Хозяин, появилась трещина. Да и сам он как-то покосился.

Услышав звонок, Яков стряхнул оцепенение и, изобразив на лице почтительное внимание, мелкой рысью устремился в кабинет. Хозяин не любил даже небольших задержек. Одного его слова было достаточно, чтобы человек исчез навсегда.

Войдя, Яков, как всегда, остановился молча в полупоклоне у стола.

— Так о чем вы с Круглым договорились? — как обычно, не поворачивая головы, спросил Хозяин.

У Якова непроизвольно открылся рот, и плечи опустились еще ниже. Некоторое время он молчал, остолбенело уставившись на ухо Хозяина. Наконец, взяв себя в руки, кашлянул и обиженным голосом сказал:

— О чём вы, Аркадий Борисович? Ни о чем я с Круглым не договаривался. Да и не о чем мне с ним договариваться.

— Ну-ка, сядь в кресло. А то я и забыл, как ты выглядишь. Все сзади ко мне подходишь. Садись.

Удивленный Яков, зная, что любое возражение способно вызвать вспышку ярости, которая может кончиться как угодно, боком сел на кончик кресла.

— Сядь нормально, как все люди, — приказал Хозяин.

Яков уселся поглубже и тут же почувствовал, как кресло сжало его. Хозяин усмехнулся:

— Чувствуешь, как крепко я тебя обнимаю? А могу и так обнять, что мокрое место останется. Хочешь, попробуем?

— Ну, что вы, Аркадий Борисович! За что?

— Так о чем вы с Круглым договорились?

— Да ей-богу, ни о чем мы не договаривались. Он соку попросил, я ему дал. Вот и все.

Усмешка слетела с лица Хозяина. Бешеными глазами он смотрел в глаза Якова.

— А что он в книжке написал?

— В какой книжке?

— Не придуривайся! На столе лежала.

— Я не знаю. Наверное, для себя что-то. Да он часто так делает. Не забыть чтобы. Что ж, я буду в книжку его смотреть?

Хозяин молча подозрительно смотрел на Якова. А тот всем своим видом и взглядом изобразил покорность и полную верность, преданно глядя в глаза Хозяина. Хозяин первым не выдержал напряжения. Он прикрыл глаза, а когда открыл их снова, бешеный огонек в них уже погас. Он нажал кнопку на столе, и Яков почувствовал, как кресло освобождает его.

— Иди. Шучу я. Верю я тебе, верю. Что ты без меня? Иди, ладно.

* * *

Для Олега Кошелева, одного из охранников в фирме «Роман Родионов», сегодня время тянулось особенно медленно. Он вытянул длинные ноги, распрямился в кресле и на секунду закрыл глаза. Потом встряхнул головой, сел в кресле прямо, придал себе официальный вид и посмотрел на часы. Было без четверти шесть. До конца смены оставалось ещё больше часа.

Входная дверь открылась, и в холл вошел Друзин. Кивнув Олегу, как обычно, он вдруг остановился и, улыбнувшись, сказал:

— Ну и день! В такую погоду на природу, на солнышке побыть. Вместо этого мотаешься как проклятый.

Олег всегда видел Друзина очень важным, даже надменным. И впервые видел его таким. Таким он ему очень понравился.

— Да, неплохо было бы поваляться на солнышке, — тоже улыбнувшись, охотно поддержал разговор Олег.

— Ну, вы же сутками работаете. Можете завтра себе позволить.

— Да как-то времени все не хватает. Вот смена у меня кончается в семь вечера. Ну, в этот день только до дома добраться и выспаться. Завтра поваляться, отдохнуть. Ну, дела разные. С сыном позаниматься.

— А живете вы далеко от работы?

— Далеко. В Текстильщиках. От метро еще минут пятнадцать на автобусе.

— О, знаю. Когда-то жил там. А в какую сторону от метро?

Олег с удовольствием поддерживал этот разговор. Похоже, что Друзин просто устал, ему хотелось встряхнуться, поговорить с кем-нибудь. Просто так. Поговорив ещё немного, Друзин поднялся к себе.

Когда минут через сорок Друзин снова спустился в холл, Олег был на своем месте вместе с напарником.

— Ну, счастливо закончить смену, — кивнув им обоим и улыбнувшись, сказал Друзин.

— И вам всего хорошего, — ответил Олег. — Хороший мужик, — сказал он, уже обращаясь к напарнику, когда Друзин вышел на улицу. — Вот так, знаешь, ходит человек мимо. Важный, насупленный. А случайно разговоришься — вполне нормальный человек.

— А ты что, разговаривал с ним? — полюбопытствовал напарник.

— Да. Вот недавно. Он около шести приехал.

— О чем же вы говорили?

— Да буквально ни о чем. Просто так. Но не в этом дело. Я вот прямо почувствовал, что ему просто захотелось поговорить со мной. Просто пообщаться. Понимаешь? Вот просто как два человека.

— Ишь ты! — скептически покрутил головой напарник. — Вот уж не подумал бы, что он из таких. Обычно-то он нас в упор не видит. Ну, ладно. Слава богу, если так.

* * *

Придя домой, Друзин достал с антресоли большую и довольно потертую спортивную сумку, набитую каким-то тряпьем. Минут через двадцать, когда он выходил из квартиры, его уже было не узнать. Неряшливо одетый, грязноватый бомж в затертом пиджаке и помятой шляпе, надетой на седые космы, закрывающие большую часть лица, никак не напоминал элегантного, лощеного владельца шикарного «Опеля». А главное, у этого человека была очень естественная старческая шаркающая походка. Друзин специально освоил такую походку, которая даже без грима и парика меняла его совершенно. В руке у него была старая хозяйственная сумка. Это тоже было не случайно. Друзин считал, что человек с такой сумкой в руках всегда воспринимается как местный, живущий где-то рядом, на минуту вышедший в магазин.

Друзин шаркающей походкой вошел в соседний двор. Здесь у него всегда стояла другая машина. Старенькая, потрепанная «девятка», к тому же и не очень чистая. Сев в нее, Друзин поехал в сторону Текстильщиков.

Не доезжая квартала до нужной ему автобусной остановки, он вышел из машины, уселся на лавочке на остановке на другой стороне улицы и как будто задремал, наклонив голову. Минут пятнадцать он сидел так, каждый раз поднимая голову, когда к остановке подходил очередной автобус. Наконец среди вышедших он увидел высокую фигуру Олега. Друзин как бы нехотя поднялся, перешёл улицу и, не торопясь, отправился за ним, держась на расстоянии.

Олег зашел в магазин. Друзин прошел вперед, завернул за угол и уселся на низкий заборчик. Минут через десять Олег вышел из магазина с пакетом, из которого торчал длинный батон. Друзин дал ему пройти, а потом заковылял за ним, не забывая менять походку. Здесь ему уже надо было держаться ближе, чтобы войти в подъезд одновременно с Олегом.

Дверь подъезда была широко открыта. Под край кто-то подсунул здоровенный кусок асфальта. То ли кодовый замок не работал, то ли просто решили проветрить подъезд. Оба вошли в лифт, и Олег брезгливо отодвинулся в угол.

— Вам какой? — спросил он у неопрятного старика.

— Последний, — сиплым голосом ответил тот и передвинулся в противоположный угол.

Олег нажал кнопку четвертого этажа и шагнул к двери лифта, оставляя старика за спиной. Лифт двинулся вверх.

Олег не успел ничего почувствовать. Сначала был очень резкий удар по затылку, от которого он потерял сознание. Потом, когда он стал оседать в лифте, Друзин подхватил его и, развернув к себе, также резко ударил в горло. Когда лифт остановился на четвертом этаже и двери открылись, Друзин нажал на кнопку последнего этажа.

Лифт дошел до последнего этажа. Друзин подтащил за ногу труп к выходу, так что нога оказалась на линии внутренней двери лифта, и спокойно начал спускаться вниз.

Когда неряшливо одетый старик с хозяйственной сумкой в руке спустился по лестнице на первый этаж, там уже стояла пожилая женщина с двумя сумками.

— Что же это такое! — огорченно воскликнула она, обращаясь к нему. — Опять лифт не работает. Вы не видели, на каком этаже он там стоит?

Старик только отрицательно покачал головой и вышел из подъезда. Выйдя, он неторопливо дошел до того места, где оставил машину. Через несколько минут неприметная «девятка» затерялась в потоке машин, направлявшихся к центру.

Глава 8

В начале восьмого «Волга», в которой ехали Ходунов и лобастый Игорь Николаевич, всю дорогу занимавший Ходунова легким, ничем не обязывающим разговором, въехала в массивные глухие ворота особняка Хозяина.

— Ну, вот мы и дома, — приветливо улыбаясь Ходунову, сказал Игорь, выходя из машины на выложенную красивой бордовой брусчаткой площадку, занимавшую часть двора между большим приземистым гаражом и воротами. — Воздух у нас какой, чувствуете?

— Да, — усмехнулся Ходунов. — Пока чувствую.

Игорь тоже усмехнулся и сделал приглашающий жест рукой.

Пройдя из холла по красивой широкой лестнице наверх, они оказались в следующем холле, сильно напоминавшем приемную большого начальника. У стены стояло несколько стульев. Рядом с большой массивной дверью стоял стол, на нем компьютер и телефон. За столом, пригнув седую голову, сидел человек с вытянутыми вперед носом и губами.

— Привет, Яков! Что там шеф? — спросил у него Игорь.

— Сейчас доложу, — строгим голосом ответил Яков и, прокашлявшись в кулак, постучал в дверь и вошел внутрь. Не было его довольно долго, минут десять, не меньше. Ходунов сел на стул у двери, и любезный Игорь продолжал прерванный захватывающий рассказ о том, как надо коптить леща. Наконец Яков вышел, молча сел на свой стул и важно сказал Ходунову:

— Аркадий Борисович примет вас через несколько минут.

Только минут через пять зазвонил звонок, Яков вскочил и открыл дверь.

— Пожалуйста.

Ходунов открыл вторую, внутреннюю дверь и вошел в кабинет. Сначала он подумал, что там вообще никого нет. Просторная светлая комната с двумя большими окнами казалась совершенно пустой. Только догадавшись взглянуть налево, Ходунов увидел письменный стол и человека, сидевшего за этим столом. Шедший за Ходуновым Яков жестом показал ему на место прямо перед письменным столом, где стояло большое, можно даже сказать, несуразно большое кресло. Ходунов прошел туда и повернулся лицом к человеку, сидевшему за столом.

«Совсем старый, — подумал он. — Лет семьдесят, не меньше. Глаза неприятные. Очень неприятные».

— Добрый день, — сказал Ходунов, стараясь, чтобы это прозвучало в меру вежливо, но без намека на подобострастие. Получилось вроде как надо. Таким тоном обычно здоровается вежливый покупатель с продавцом в магазине.

Сидевший за столом на приветствие Ходунова никак не отреагировал. Он продолжал в упор глядеть на него. Ходунов решил не напрягаться и, чтобы лишний раз не натыкаться взглядом на горящие недобрым огоньком глаза, спокойно оглядывался в кабинете. Наконец после достаточно длинной паузы сидевший за столом опустил глаза и коротко бросил:

— Садитесь.

Ходунов с сомнением посмотрел на стоявшее за ним низкое кресло и взглянул на Якова, который так и продолжал стоять, согнувшись в полупоклоне. Яков утвердительно кивнул, и Ходунов с некоторым трудом расположился в пухлых недрах непривычно низкого кресла. Теперь он оказался полулежащим под взглядом хозяина кабинета.

«Всё продумал, — подумал Ходунов. — Наверное, удовольствие получает. Это у него комплексы, точно. Ну и черт с ним. Главное, не напрягаться».

— Ну, что же, давайте поговорим, — глядя в упор на Ходунова, сказал Хозяин. — Вы ведь догадываетесь, о чём у нас будет разговор?

— Мне кажется, да, — с готовностью согласился Ходунов.

— Это хорошо, — подняв одну бровь и с определённым оживлением сказал импозантный, но неприятный Аркадий Борисович. — Так о чем же?

— Я думаю, вас интересует тот чемодан, который по ошибке или намеренно попал к Шутикову во время нашей поездки в Женеву. — Ходунов сказал это совершенно спокойно, даже с легкой улыбкой.

Аркадий Борисович приподнял и другую бровь и удовлетворенно хмыкнул:

— Я, по правде говоря, не ожидал такого понимания проблемы. Это мне нравится.

Ходунов сделал легкий полупоклон, насколько позволяло кресло, откидывающее его назад.

— Ну а что вы знаете в отношении этого чемодана? — продолжал спрашивать Хозяин. Глаза его сузились.

— Очень немногое. Прежде всего то, что его уже не существует.

— Так. — Хозяин откинулся на стуле и выдохнул, сжав губы. — Ладно. Начнем все-таки сначала. Расскажите мне, по возможности связно, все, что связано с этим чемоданом.

— Пожалуйста, — пожал плечами Ходунов. — До сих пор я просто пытался отвечать на ваши вопросы.

— К делу, — металлическим голосом сказал Аркадий Борисович.

— Хорошо, — кивнул Ходунов. — То, что с этим чемоданом что-то не так, я понял в первый же день, когда мы приехали. Но обо всем мне рассказал Шутиков уже в последний день нашего пребывания в Женеве. Он понял, что я заметил некоторые странности в его поведении. Так вот, он сказал мне о том, что к нему попал чемодан пассажира, который умер во время полёта. Открыв его, Шутиков довольно быстро обнаружил, что он имеет двойное дно. В тайнике лежало несколько пакетов с порошком. Скорее всего это были наркотики. Я не слишком понял, чего так испугался Шутиков. Но в полицию он не обратился. И как я ни убеждал его, он решил этого не делать. Эти самые пакеты он спрятав там, в Швейцарии. Вот, собственно, и всё. Теперь вот еще что. Я точно знаю, что жена Шутикова об этом ничего не знает. Я даже хотел предупредить её и специально собирался сегодня с ней встретиться, но, похоже, это уже ни к чему. Вы меня опередили. Ничего не знает об этом и наш третий, Бобров.

Аркадий Борисович откинулся на своем стуле и снова хмыкнул. На этот раз он хмыкнул иронически.

— Очень интересно, — сказал он, скривив губы. — А где же все-таки этот самый чемодан?

— Шутиков этот чемодан уничтожил. Разломал на куски и выбросил.

— Та-а-к. Интересно. Зачем?

— Побоялся, что его могут по чемодану опознать на обратном пути.

— Что-то здесь не очень вяжется. Почему бы ему всё-таки не заявить? Нет, это… — он покрутил рукой. — Тут что-то не то, а?

— Да, — со вздохом согласился Ходунов. — Имеется некоторая нелогичность. Ну, сейчас уж это не так важно… Ладно, кроме пакетов, там были деньги.

— Деньги? — удивился Аркадий Борисович. — И сколько?

— Четыре тысячи. Долларов, конечно. Так сказал Шутиков.

Аркадий Борисович презрительно усмехнулся:

— Ну, теперь становится яснее. Так что же, он с вами-то поделился?

— Предлагал.

— А вы, что же, отказались?

— Отказался.

— Почему?

— Я думаю, вас это уже не в такой степени интересует. Да, боюсь, я и не смогу объяснить так, чтобы вам было понятно.

— Пожалуй. — Аркадий Борисович пожевал губами. — Ладно. Давайте ближе к пакетам. Одна только деталь не совсем ясна. Вы, надеюсь, понимаете, о чём я говорю?

— Конечно, — ответил Ходунов и снова улыбнулся Аркадию Борисовичу, демонстрируя готовность к сотрудничеству. — Место. Вот тут-то как раз и сложность. Я его не знаю. То есть не знаю наверняка. Шутиков собирался мне об этом сказать, но не успел. Он говорил только, что я это место знаю. Но я при всем моём желании не смогу, находясь здесь, указать конкретное место.

— Ага. Вы прозрачно мне намекаете, что для того, чтобы найти эти пакеты, вас надо отправить в Швейцарию. Так?

— Я не намекаю. Я прямо говорю. Ну, поставьте себя на моё место. Смогли бы вы определить нужное место вот так, просто вспоминая и анализируя? Если попытаться оценить шансы, так найти эти пакеты, я думаю, не более пяти процентов. А вот если поехать на место, пройти всеми нашими маршрутами — я бы дал уже пятьдесят. Так что, если уже не нашли, найти можно.

— Что? — неожиданно почти выкрикнул Аркадий Борисович. Вся респектабельность с него слетела мо ментально. — Что ты сказал?

Ходунов с интересом поглядел на своего собеседника. Сам он сейчас был совершенно спокоен. Главное, исчезло это противное ощущение беспомощности. Страх, конечно, был. Но страх был на нужном месте, как у альпиниста на трудном восхождении или у горнолыжника на трассе. Ходунов почувствовал вкус к той игре, которую сам придумал. Придумал благодаря одной только счастливой для него случайности. Теперь он шел очень рискованным путем, но не безнадежным.

— Разные могут быть варианты, — усмехнувшись, ответил он. — Во-первых, любой тайник могут случайно обнаружить случайные люди. А потом, может быть, Шутиков успел кому-нибудь рассказать. Он ведь, вполне возможно, думал о том, чтобы как-то груз реализовать. Ну и, наконец, — это кто-то из ваших. Ведь кто-то Шутикова убил.

Последние слова, видимо, произвели на Аркадия Борисовича впечатление. Он наклонился, как будто хотел рассмотреть перед собой что-то на столе. Так он просидел больше минуты, вцепившись своими лапками в край стола. Ходунов заметил, что от напряжения костяшки пальцев побелели, и понял, что этот выстрел точно в точку.

— Можно допустить, что они все-таки как-то узнали место тайника, — продолжил Ходунов. — Они его прижали, и он тут же сказал. Тогда появился резон его убить. Хотя, с другой стороны, — продолжал Ходунов, — рискованно было убивать Шутикова, не проверив, на месте ли груз. А сделать быстро это вряд ли можно было.

Хозяин кабинета откинулся на спинку стула и пожевал губами.

— Ну, если исходить из того, что об этом мог узнать кто-то ещё, — сказал после небольшой паузы, — то убирать его как раз надо было.

Ходунов подумал, что со стороны это очень походило на разговор двух ученых-аналитиков. Оба хорошо представляли себе ситуацию и не спорили. Хозяин поднял брови и, в задумчивости глядя куда-то сквозь Ходунова, на несколько минут задумался, постукивая пальцами по столу. Потом он снова остановил взгляд на Ходунове.

— Ну, хорошо. Я думаю, объяснять вам ничего не надо. Нам надо найти это. Если вы в этом деле нам поможете, у вас есть хорошие шансы. Ну а если вы будете упираться — шансов просто никаких. Будем сотрудничать?

Ходунов пожал плечами:

— Ничего другого не остается. По крайней мере я полагаю, что тем самым заслужу легкую смерть и отсутствие вашего внимания к моей семье.

Хозяин снова хмыкнул и некоторое время молчал.

— Ладно, — задумчиво сказал он, поглаживая подбородок сухой рукой с покрытой пятнами кожей. — Что ж, я надеюсь, что ваше желание сотрудничать с нами искреннее. Мы ведь хотим только одного — вернуть наш груз. Если вы будете вести себя разумно, вам и вашей семье абсолютно ничего не грозит. Это вообще не наш стиль. Мы вовсе не гангстеры, как вам могло показаться. То, чем мы занимаемся, — это бизнес. Просто бизнес. Ну, не совсем законный. Но в нашей стране вообще не существует законного бизнеса. Это я вам ответственно заявляю. Даже уже просто потому, что законы противоречат один другому. Выполняя один, нарушаешь другой. — Хозяин неожиданно захихикал.

— Ну, нелегальная торговля наркотиками во всём мире считается преступным бизнесом, а не только у нас. Вы, как я понимаю, именно этим и занимаетесь. А от этого люди гибнут. И главное, дети.

— О, ну это не такой простой вопрос. — Хозяин поднял тонкий скрюченный указательный палец. — Это вопрос, если хотите, политический. Речь идёт о свободе. О свободе и правах человека в широком смысле. — Было видно, что Хозяин уже не раз говорил на эту тему, и говорил охотно. — Ведь право на свободное предпринимательство, свободную торговлю — это же самое главное. Что толку от всех остальных прав и свобод, если человек лишен свободы в экономике? Это просто пустая болтовня. А вот свобода производить и продавать нужные людям товары — это истинная свобода. — Хозяин вдруг замолчал, как будто внезапно вспомнил что-то. — Ну, что же, может быть, мы с вами поговорим еще на эту тему. Но сейчас, увы, нет времени.

Он нажал на кнопку. Вошел Яков.

— На этом закончим, — неприятно улыбнулся Хо зяин. — Пока вы тут у нас отдохнете. Условия не роскошные, но вполне сносные. Яков, пусть Толик проводит нашего гостя. И скажи, чтобы Игорь ко мне зашёл.

— Какой, Аркадий Борисович? Лоб?

— Да, да, — поморщился Хозяин. — Я жду.

* * *

Когда Игорь, которого Яков весьма бестактно при постороннем назвал Лбом, вошел в кабинет, Хозяин, как обычно, молча сидел на своем стуле, не поворачивая головы. Вошедший молча ждал.

— Ты за Круглым присматриваешь? — спросил Хозяин.

— Да, но вы же сказали, насколько возможно. Да и постоянное наблюдение просто невозможно.

— Ну, и в последнее время хоть что-нибудь необычное было?

— Нет. Если бы было, я бы обязательно доложил. Вы же сказали…

— Что я говорил, я помню! Заладил тоже! Может, мелочь какая-нибудь? — Хозяин был оживлен и деятелен, говорил он без своих обычных пауз.

— Нет, Аркадий Борисович. Ну буквально ничего особенного.

— Понятно. Вот что мне нужно. Нужно аккуратно, но вместе с тем надежно, абсолютно надежно, выяснить, не встречался ли раньше Круглый с этим нашим гостем. Поэтому ты его сейчас щелкни «Полароидом» и начни с офиса, где Круглый наш подвизается. Можешь ты кого-нибудь послать? Я не хочу, чтобы ты или Красавец там светились.

— Найду. У меня есть несколько ребят, которые не в деле, но охотно подработают. Парни надежные.

— Хорошо. Результат сразу мне. Об этом деле никому. Понял? Только один человек, и не наш. Действуй. Это срочно. Я жду сообщения.

* * *

Сопровождаемый Толиком, который оказался здоровенным и довольно упитанным детиной с малоподвижным лицом, Ходунов спустился в холл первого этажа. Толик, шедший сзади, указал ему рукой на дверь. За дверью оказалась лестница, ведущая вниз. Внизу, в подвале, тоже был довольно просторный, хорошо освещенный холл. Слева от лестницы стена была отделана такими же панелями, как и в холле наверху. Здесь был стол, на котором стоял компьютер, рядом выстроились стулья. А прямо уходил довольно длинный и широкий коридор. Толик указал рукой туда.

Пройдя мимо нескольких закрытых металлических дверей, Толик остановил Ходунова:

— Здесь. Станьте вон там.

Он открыл ключом дверь и отошел в сторону.

— Заходите.

Комната, в которую вошел Ходунов, была совсем небольшая. У одной стены стоял застеленный темным одеялом топчан. Справа была раковина с полочкой и зеркалом наверху и в самом углу — небольшая дверь. К другой стене был наглухо привинчен небольшой столик, над которым была вентиляционная решетка. Больше в комнате не было ничего. Комната освещалась закрепленным наверху светильником.

— Проходите туда, — не входя в комнату, Толик показал рукой в угол. — Все, что у вас есть, положите на столик.

Ходунов послушно разгрузил все карманы, положив на столик бумажник, записную книжку, ручку, ключи, носовой платок и пригоршню мелочи.

— Часы тоже положите, — сказал внимательно наблюдавший за ним Толик. — Теперь пройдите в тот угол и раздевайтесь. Все положите на топчан.

Ходунов отошел в противоположный угол и стал раздеваться. Толик достал из кармана пластиковый пакет и, войдя в комнату, сгреб в него лежащие на столике вещи. Подождав, пока Ходунов остался только в трусах и в майке, он показал рукой на маленькую дверь.

— Там туалет. Побудьте там, пока я не позову.

Минут пять Ходунов сидел в маленьком туалете.

— Выходите, можно, — наконец услышал он.

Толик уже снова стоял в коридоре.

— Может, вы мне хоть записную книжку оставите? — спросил Ходунов.

— Не понадобится, — коротко бросил Толик. — Теперь так. Когда зазвонит звонок, это значит, надо подготовиться. Оденьтесь и сядьте на койку. Понятно? Сидеть и, пока кто-то не придет, не вставать. Вон видите дверцу рядом с дверью? Откроете, когда постучат. Туда еду вам ставить будем. Поднос потом туда же поставите.

— Понял, — кивнул Ходунов. — А где же выключатель?

— Это вам тоже не понадобится. Если вдруг что-то не так, плохо станет, вот эта кнопка. Нажмите, но с койки вставать нельзя. Понятно?

— Вполне.

В коридоре послышались шаги, и в дверном проеме появился улыбающийся Игорь Николаевич.

— Ну, как вы тут, Александр Петрович? — спросил он, входя в комнату. — Как устроились? Номеров люкс у нас, к сожалению, нет.

— Это я понял, — улыбнулся в ответ Ходунов. — Но хорошо бы сделать здесь душ. Ну, это, наверное, к следующему моему визиту.

Лобастый Игорь Николаевич с удовольствием засмеялся:

— Постараюсь, постараюсь. Хотя желаю вам следующего визита сюда избежать. По крайней мере в этом качестве. А у меня к вам просьба.

— Пожалуйста, — пожал плечами Ходунов. — Чем могу.

— Я хотел бы сделать несколько фотографий. Так сказать, на память. Вот, видите, я с аппаратом.

— Да что-то вид у меня не очень, — усмехнулся Ходунов. — Трусы, по-моему, мятые. Погладить бы надо.

— Годится, вполне годится, — засмеялся Игорь. — Тем более что до трусов дело не дойдет. Я хотел бы ваше выдающееся лицо запечатлеть, если разрешите.

— Разрешаю, — важно сказал Ходунов, закинув одну голую ногу на другую. — Тем более что оно выдающееся. Мне сидеть или встать?

— Сидите, сидите, так будет хорошо.

Не переставая улыбаться, Игорь сделал несколько снимков. Потом он еще несколько минут поговорил с Ходуновым о том, какая здесь в подвале хорошая вентиляция и какие здесь исключительно здоровые условия. Убедившись, что снимки получились хорошо, Игорь пожелал Ходунову приятного отдыха и закрыл за собой дверь. После этого Ходунов услышал звуки запираемого замка и потом удаляющиеся шаги. Наступила полная тишина.

Оставшись один, Ходунов уже внимательнее осмотрелся. Да, здесь было все очень скромно, но чисто и рационально. И не было ничего, что можно было бы взять в руки. Даже топчан, как убедился Ходунов, был намертво прикреплен к полу.

На полочке у умывальника он обнаружил запечатанный кусок мыла, тюбик с зубной пастой и новую зубную щетку.

«Какая трогательная забота, — отметил про себя Ходунов. — Похоже, прием постояльцев в этом подвале — дело обычное. Да и камер тут у них достаточно».

Он умылся, почистил зубы и улегся на узкий топчан. Через несколько минут свет погас. Только сквозь приоткрытую дверь в туалете был виден очень слабый свет.

«Если здесь так всегда, — подумал Ходунов, — то понятно, почему записная книжка не понадобится. Ужин, как я понимаю, сегодня не состоится. Ну, это мы легко переживем. В мрем возрасте это только полезно».

Он подумал о своих. И впервые за последнюю неделю ему не стало больно при этой мысли.

«Что ж, — думал он, глядя в окружавшую его темноту, — люди умирают и более молодыми. А у меня семья в целом обеспечена, не пропадут. Главное, теперь-то они в безопасности. До тех пор, пока эти уверены в том, что я для них сделаю все. Есть некоторые шансы, надо попробовать их использовать».

Он повернулся на бок и почти сразу заснул.

* * *

На следующий день в начале одиннадцатого дежурный охранник фирмы «Роман Родионов» вышел покурить на улицу. Рядом с входом он увидел парня лет тридцати, который курил, присев на низкий чугунный заборчик, ограждавший микроскопический газон рядом со зданием фирмы. Увидев вышедшего охранника, парень поднялся и подошел к нему.

— Здорово, командир, — улыбаясь, по-свойски обратился он к охраннику. — Есть возможность заработать.

Охранник настороженно, изучающе посмотрел на разбитного парня, никак не реагируя на его уж слишком непринужденное приветствие. Но парня это не смутило. Улыбнувшись еще шире, он успокаивающе сказал:

— Да ты не сомневайся, на твои обязанности я не покушаюсь. Вот посмотри на эту фотографию. Не видел ли ты его здесь в последнее время?

— А ты кто такой? — сдвинув брови, строго спросил охранник.

— Вот, пожалуйста, — парень протянул ему удостоверение. — Частное сыскное агентство. Понимаешь, женщина тут у вас одна работает. Муж волнуется. Вот мы и работаем. Дело деликатное, сам понимаешь.

— Понятно. — Охранник вернул парню фотографию и удостоверение. — Ну, я посмотрел. Дальше что?

— Видел ты его здесь?

— А платить когда будешь?

— Прямо сейчас. Вот, видишь? Только скажи, видел или нет.

Охранник взял купюру и положил ее в карман своей форменной рубашки. Потом вздохнул и с сожалением сказал:

— Нет, не видел, рад бы тебе помочь, но ничем не могу.

— Жаль. Ладно, ты свое заработал, как обещано. И на том спасибо.

Охранник, как бы извиняясь, улыбнулся парню, искренне желая ему помочь. Полученная бумажка их сразу сблизила.

— А вы тут по сменам работаете? — спросил незнакомец.

— Да, конечно. Нас по двое в каждой смене.

— Может, спросишь у напарника, а?

— Да спросить-то можно, только…

— Ну, на тех же условиях, конечно.

— Ладно, давай фотографию. Подожди здесь.

Охранник ушел и через пару минут вышел, сделав приглашающий жест.

— Пойдем, сам поговоришь.

Напарник сидел за стойкой, вертя в руках фотографию.

— Привет, — сказал парень и положил на стол ещё одну зелёную бумажку. Охранник взял деньги, а потом пожал плечами:

— Я тут такого не видел. Извини, друг.

— Ну, что же делать. Отрицательный результат — это тоже результат.

Сидевший за стойкой охранник поднялся.

— Пойду Марине помогу. Счастливо тебе, — кивнул он парню и пошел по лестнице наверх.

— Слушай, — обратился парень к оставшемуся охраннику, — а как бы это с твоими сменщиками поговорить?

— Ну, это непросто. Придется тебе каждого спрашивать.

— Может, поможешь? Ребята тоже могут заработать. Может, телефоны или адреса их дашь? Мне срочно надо. Клиент нервничает.

— Нет, нам не разрешено давать такие сведения.

— Я же компенсирую. Клиент у меня щедрый. Ещё полсотни, а?

— Нет, не проси. Что могу, то могу. А это — нет.

— Так ты сам позвони. Еще полета заработаешь.

Охранник обрадованно улыбнулся:

— Ну, это совсем другое дело. Давай попробуем.

Он посмотрел на список телефонов под стеклом на столе.

— Начнём с Николая. Он рядом живет.

Набрав номер, он довольно долго ждал.

— Нет, никого нет. Ладно, попробуем Витьке. Он на «Алексеевской» живет. Так, вот его номер. Здорово, Вить. Это Сергей. Слушай, дело есть. Туту нас мужик один сидит. Из сыскного агентства. Интересуется одним мужиком. Нет, не нашим, чужим каким-то. Сведения оплачивает. Ну, муж, понимаешь, нанял. Ты не хочешь с ним встретиться? Да нормально, вполне нормально. Так что? Через час у выхода метро?

Он посмотрел на посетителя, тот кивнул головой.

— Хорошо. Ну, лет тридцать, светлая замшевая куртка, черная рубашка, черные джинсы. Хорошо, ладно, ладно.

Охранник засмеялся и положил трубку:

— Сказал, чтобы в руке у тебя была газета. Ну, Витьку ты сразу узнаешь, здоровенный, чёрный, курчавый. Так, теперь Володька.

Он набрал следующий номер и долго ждал.

— Не отвечает. Олегу позвоним. Вот его номер. Что-то долго не подходят. Добрый день. Олега можно попросить? Это с работы, сменщик его. А что? Нет, мне ничего не говорили. Как это… Ну, извините, я не знал. Извините.

Лицо у охранника изменилось.

— Надо же, чёрт. Вот это да, — растерянно сказал он, кладя трубку.

— Случилось что? — спросил посетитель, поняв, что что-то произошло.

— Да-а, — нехотя протянул охранник. Он, видимо, колебался, сказать или нет. Потом, нахмурившись, всё-таки сказал: — Олега вчера вечером убили. В подъезде. Бумажник забрали. Ну и время! Ну и люди! А я вчера с ним только разговаривал. Он такой весёлый был, — охранник покрутил головой. — Жена-то уже директору звонила.

Посетитель понял, что лучше будет уйти. Он положил на стол деньги:

— Спасибо тебе, я понимаю, сейчас не до этого.

Охранник рассеянно кивнул ему. Однако купюру заметил и убрал в карман. Выражение лица его на какое-то время смягчилось. Потом мысли его вернулись к убийству Олега, он снова нахмурился.

* * *

В машине шустрого парня, который так ловко получил от охранника то, что ему было нужно, ждал Игорь, он же Лоб.

— Ну, что узнал?

Парень хмыкнул и покрутил головой.

— Интересные тут дела, однако.

— Ну, говори.

— Разговаривал с охранником. Показал фотографию. Он такого не видел. Потом говорю, дай телефоны ребят из других смен. Ни в какую. Тогда я говорю, позвони сам. Тут он сразу согласился. Ну, еще полсотни, естественно. С одним сразу он договорился. Будет ждать меня у метро «Алексеевская» в двенадцать тридцать. По другому номеру не было никого. А по третьему жена подошла. Оказывается, охранника-то этого вчера вечером в подъезде убили. Забрали бумажник. Вот так. Ничего себе, а?

Парень, уже без улыбки, настороженно посмотрел на собеседника. У Лба тоже лицо стало совсем серьёзным.

— Да-а… Действительно, интересные дела. Ты вот что. Ты сейчас двигай своим ходом на «Алексеевскую». О результатах мне позвонишь. Ну, давай.

Высадив улыбчивого парня в замшевой куртке, Лоб тут же позвонил по прямому телефону Хозяину.

— Аркадий Борисович, Игорь. Добрый день. Могу доложить кое-что.

— Давай. Что, узнали его?

— Нет. Но тут другое. Вчера вечером одного охранника убили.

— Где? — почти крикнул Хозяин. Голос его стал резким.

— В подъезде.

— А как?

— Не знаю. Бумажник взяли. Я, как узнал, решил сразу вам позвонить.

— Ладно. Ты приезжай сюда. Прямо сейчас. Проходи прямо в кабинет.

Потом Хозяин вызвал Якова.

— Вызови Круглого. Пусть подъедет к семи.

— Что сказать, по какому вопросу? — Яков услужливо склонился. — Может, ему с собой что взять?

— Голову свою пусть возьмёт! — неожиданно раздраженно, фальцетом закричал Хозяин. Он недовольно задвигался на стуле и, успокоившись, бросил: — Обычный текущий отчет. Больше ничего.

Яков вышел и тут же набрал номер мобильного телефона Друзина. Номер не отвечал. Он позвонил в офис. Вежливая девица сказала, что Николай Николаевич уехал и обещал быть через час. Яков, насупившись, положил трубку. У него из головы не выходила эта последняя его необычная встреча с Друзиным здесь. Минут через сорок раздались звуки торопливых шагов по лестнице, и в приемную поднялся Лоб. Выглядел он возбужденным. С лица не сходила торжествующая ухмылка. Кивнув Якову, он вместо приветствия спросил:

— У себя?

Удивленный Яков молча показал глазами на дверь. Лоб, ничего больше не говоря, открыл дверь и вошел в кабинет. Обычно Хозяин блокировал дверь, когда был в кабинете один. И никто не мог к нему вот так запросто войти. Нужно было сказать Якову, он звонил шефу, докладывал. Сейчас шеф разблокировал дверь. Это явно не случайно. Таких случайностей у него быть не могло. Все это совсем не понравилось Якову. Что-то происходит. И похоже, не в пользу Круглого.

Звонок Хозяина прервал мысли Якова. Войдя в кабинет, он был поражен.

Лоб сидел в кресле. Яков знал, что сидеть в этом кресле не слишком приятно. Но тем не менее все, кто входил в этот кабинет, четко разделялись на тех, кто сидел в кресле, и на тех, кто должен был стоять. Лоб сидел. Надутый, важный.

Услышав, что Яков вошел, Хозяин, не поворачивая головы, спросил:

— Круглого вызвал?

— Сотовый не отвечает, на работе сказали, что нет на месте, будет примерно через, — Яков посмотрел на часы, — минут пятнадцать. — Яков говорил ровным, спокойным голосом, не показывая своего удивления.

— Звони каждые пять минут по сотовому. Дозвонишься, скажешь мне. Всё.

Яков вышел. Внутри у него все кипело от ярости и обиды. Посидев несколько минут и успокоившись, он достал из стола пухлую папку и начал просматривать бумаги, раскладывая их на стопки. На некоторых бумагах он что-то писал. Снова позвонил Друзину, и с тем же результатом. Закончив разборку бумаг из папки, он взялся за список провизии, который сам составлял каждую неделю. Хозяин сидел на строгой диете и еду себе готовил сам. А для остальных готовила худая и злющая женщина, жившая в поселке, которую все иначе как Вешалка не называли. За продуктами ездил Пашка, худенький и невысокий разбитной парень лет восемнадцати.

Года три назад Пашка промышлял торговлей наркотиками. Яков тогда еще работал с мелкими торговцами. Так они и познакомились. Потом Пашку взяли с поличным, и ему грозило несколько лет колонии. Яков, которому Пашка понравился, дал кому надо и попросил Хозяина взять его к себе.

Закончив писать список, Яков вызвал Пашку:

— Давай, за продуктами надо сгонять.

— Так я же в понедельник ездил, дядя Яков. Вроде есть ещё всё.

— Вроде! Не твоего ума дело. Вода закончилась. Да и запас побольше сделать надо. Вот, садись, все прочитай. А то ещё перепутаешь.

Яков положил на стол список. Рядом со списком лежали и другие бумаги. На одной из них в углу было написано мелким почерком, но очень разборчиво:

«Паша, позвони из автомата Круглому, скажи: здесь что-то не то, приезжать опасно. Телефон запомни».

Ниже был записан номер телефона. Пашка внимательно просмотрел список. Потом взгляд его остановился на бумаге, лежавшей рядом. Прочитав текст и запомнив номер, он посмотрел на Якова и понимающе прикрыл глаза. Потом взял список и поднялся.

— Ладно, всё ясно, поеду. А ты бы, дядя Яков, оторвал бы свой зад от стула да и съездил бы со мной. А то сидишь здесь целыми днями. Вон, пузо уже какое отрастил.

Пашка шутливо похлопал Якова по животу и засмеялся. Яков тоже осклабился, развернул Пашку лицом к лестнице и шлепнул его по заду.

— Ишь ты, разговорился, сопливый. Ладно, проваливай, деловой.

Яков был родом из Мурома. И там у него была семья. Жена, уже взрослые дети, внуки. Никто, кроме Хозяина, не знал об этом. Яков копил деньги, мечтая когда-нибудь вернуться и жить спокойно в почете и уважении. Но он знал, что от Хозяина уйти было очень непросто. И сейчас надо было решаться. Или с Хозяином, или с Круглым. И то, что он написал на какой-то ненужной бумаге, определило этот выбор.

Яков посмотрел на часы и снова позвонил по мобильному Друзину. «Абонент не отвечает или временно недоступен», — нежным голосом ответили ему. Бумага, на которой он написал поручение Пашке, так и лежала вместе с другими бумагами. Яков посмотрел в окно, выходящее во двор. Потом взял лежавшую на столе стопку и стал мять и комкать бумаги, превращая их в большой рыхлый ком. Продолжая сминать бумагу, он спустился вниз и вышел во двор.

На специально отведенной площадке в углу двора под навесом стоял добротный, на красивой кованой подставке мангал. Толик, известный также как Лом, как раз принес и положил рядом с мангалом горку дров и заготовленные щепки. Яков протянул ему принесенные бумаги.

— На вот тебе, разжигай.

Лом старательно и с удовольствием обложил ком бумаги щепками, потом тонкими дощечками и сверху шалашом поставил толстые поленья, оставив свободное место для того, чтобы можно было поджечь. Потом он аккуратно вытянул изнутри клочок бумаги, и с удовлетворенной улыбкой посмотрел на воздвигнутое сооружение. Полюбовавшись, он достал спички и протянул Якову:

— Поджигай, начальник.

Вернувшись к себе, Яков снова набрал номер Друзина в офисе. В этот раз тот ответил сразу:

— Да, слушаю.

— Это Яков. Я уже почти час звоню. А что сотовый твой не отвечает?

— Что-то там у них на станции. Я уже звонил, сказали — какой-то случайный сбой. Обещали, что через десять минут все будет в порядке. Что звонишь?

— Хозяин хочет тебя видеть.

— Так я же только вчера у него был. А что ему надо, не знаешь?

— Нет. Велел быть в семь.

— Черт, у меня с Лысым встреча в семь тридцать. Ты же знаешь, с ним встречу устроить не просто. Можешь меня с Хозяином соединить?

— Подожди.

Яков нажал клавишу переговорника.

— Аркадий Борисович, Круглый на проводе. У него в семь тридцать встреча с Лысым. Он хотел бы с вами поговорить.

Хозяин долго не отвечал. Яков знал, что он его слышал. Слух у него был великолепный. Яков терпеливо ждал. А Хозяину не хотелось говорить с Друзиным. Поговорить надо было, чтобы тот ничего не заподозрил, но ужасно не хотелось. Хозяин снова почувствовал усталость. И, почувствовав, все-таки заставил себя напрячься. Он взял трубку и обычным резким голосом коротко каркнул:

— Да!

— Аркадий Борисович, добрый день. У меня на семь тридцать подготовлена встреча с Лысым. Перенести уже нельзя. Если сорвется, потери будут большие.

Хозяин слушал его, — пытаясь во время этого самого обычного разговора понять, знает ли Друзин о том, что его здесь ждет. Но ни по интонации, ни по тому, что говорил Друзин, понять это было невозможно. Самый обычный разговор, интонация самая обычная. От напряжения на Хозяина опять накатила волна усталости.

— А что это у тебя сотовый не отвечал? — спросил он.

— Случайный сбой на станции. Сейчас восстановят.

— И тут у нас нельзя без случайности, — без всякого выражения, бесцветным голосом сказал Хозяин. — Ладно. Жду тебя завтра утром, в одиннадцать.

— Буду в одиннадцать. Всего хорошего, Аркадий Борисович.

* * *

Друзин положил трубку и на минуту задумался. Потом он достал из кармана сотовый телефон. Это был не тот сотовый, которым он обычно пользовался. Именно этот номер написал он в своей книжке для Якова.

— Алексей? Как дела? Понятно. Так вот, мы сворачиваемся. Да, да, полностью. Все делать, как я объяснял. Ты, Леня и Серов перемешаетесь на резервную точку. Все остальные на месяц из Москвы испаряются. Основную базу освободить через полчаса. То есть в двенадцать сорок пять. И после весемнадцати чтоб ни кого не было в Москве, Расчет с ними — через месяц. Уезжать только на электричках и на автобусах. Есть вопросы? Ну, все, действуй. Пока.

Убрав сотовый, Друзин снова задумался, сдвинув брови. Теперь он думал дольше, несколько минут. Потом, вздохнув, набрал номер.

— Привет. Как у тебя дела? Как самочувствие? Ну, я рад. Ты знаешь, тут такой редкий случай. У меня окошко образовалось, и мы могли бы это время с толком использовать. Ты не могла бы отпроситься? Часа четыре у нас есть. Да как хочешь. Можно поехать куда-нибудь за город, можно и здесь в какое-нибудь уютное место. А можно и просто поехать к тебе. Ну, вот такое настроение. Мне тоже нравится. Так как? Хорошо, я жду.

Ольга позвонила ему минут через пять. А еще через полчаса они уже поднимались к ней в квартиру.

* * *

Услышав сквозь сон трель сотового, Друзин открыл глаза. И тут же его глаза встретились с глазами Ольги, которая смотрела на него. Ольга отвела взгляд, потянулась к столику, на котором лежал телефон, и передала его Друзину. Тот встряхнул головой, прогоняя остатки сна, и открыл телефон.

— Да? Понял. Понятно. Ясно. Спасибо, Паша. Да, да, я все понял. Ну, привет. — Он закрыл телефон. — Сколько же я спал?

— Да минут десять, не больше. Жаль, что телефон тебя разбудил. Хочешь еще подремать? Тебе бы хорошо отдохнуть. Вид у тебя усталый.

— Хорошо бы, — усмехнулся Друзин. — Но нельзя. Сейчас нельзя. Ты извини, но, к сожалению, моя пауза закончена. Надо ехать.

— Надо так надо, — сказала Ольга. Она встала с постели и накинула халат. — Уже хорошо, что ты сумел вырваться. Устроили маленький праздник.

Друзин потянулся, тоже вскочил с постели и стал одеваться.

— А тебе, — смущенно улыбаясь, вдруг спросила Ольга, — тебе хорошо со мной?

Друзин пожал плечами и тоже улыбнулся.

— Конечно. Разве иначе мы были бы вместе? Мне хорошо с тобой.

Ольга подошла к открытому окну и, глядя вверх, на медленно плывущие облака, тихо сказала:

— Я рада.

Друзин оделся и, обогнув кровать, подошел к ней. Она стояла все так же, спиной к нему, теребя в руке пряди своих длинных густых волос, переброшенных на грудь. Он посмотрел на ее длинную красивую и хрупкую шею.

Он уже не улыбался. Его лицо, внезапно потемневшее, ничего не выражало. Он стоял теперь совсем рядом с продолжавшей улыбаться Ольгой.

* * *

На следующий день ни в одиннадцать, ни позже Друзин не появился.

Уже в 11.03, не дожидаясь указания, Яков набрал известный Хозяину номер телефона Друзина. Услышав «Абонент временно недоступен», он стал звонить по тем телефонам, где должны были быть его ребята. Только по одному номеру ответили, что они недавно переехали и бывший хозяин телефона не оставил. По всем остальным — молчание. В офис к Друзину звонить не было смысла. В 11.10 зазвонил вызов Хозяина.

— Где Круглый? — спросил он, когда Яков вошел в кабинет.

— Не знаю. Я звонил по всем номерам, которые у меня есть. Никто не отвечает. Может, что случилось?

— Случилось, — скривив губы, с ядовитой иронией сказал Хозяин. — Значит, так. Никому без моего разрешения не выходить. Придет Вешалка — сказать, чтоб отдохнула, и сюда не пускать. Потом, когда надо, позовёшь. Готовить сами будете. Всем быть внимательнее. Понятно? Позови мне Лба и Красавца, а потом Игорька.

— А за продуктами пока не посылать?

— Я же сказал — никому! — завизжал, брызжа слюной, Хозяин.

Его вставная челюсть при этом выпала изо рта и как странная розово-белая лягушка со стуком запрыгала по полу. Открывший рот и выпучивший глаза Яков медленно наклонился и услужливо подал ее Хозяину. Тот, прикрыв ладонью рот, совсем сумасшедшими глазами посмотрел на Якова, ничего не говоря. Яков так и застыл в нелепом полупоклоне с открытым ртом. Только рука его с лежащей на ладони челюстью заметно дрожала.

— На штол! — прошептал пришедший в себя Хозяин. — Полоши!

Ничего не понимающий Яков, все так же преданно и испуганно глядя в глаза Хозяина, только отрицательно покачал головой. Хозяин тяжело вздохнул, испепеляющим взглядом глядя на Якова, и, все так же прикрывая рот, уже спокойным голосом сказал, показав пальцем на стол:

— На штол. Полоши.

До Якова наконец дошло. Он бережно положил челюсть. Рука у него дрожала. Челюсть снова застучала. Яков в испуге посмотрел на Хозяина.

— Рот жакрой, — сказал Хозяин.

Яков снова ничего не понял и только страдальчески посмотрел на Хозяина. Тот брезгливо поморщился и махнул рукой:

— Иди.

Так и забыв закрыть рот, пятясь задом, Яков выбрался из кабинета. Только через пару минут, уже полностью придя в себя, он позвонил Лбу и Красавцу.

Когда оба они, сопровождаемые Яковом, вошли в кабинет, Хозяин уже восстановил свой величественный вид.

— Круглый и все его ребята исчезли, — сухо объявил он, глядя прямо перед собой. — Красавец, возьми кого-нибудь из ребят пошустрее, и посмотрите его квартиру. Может, что-нибудь узнаете. У него ведь там на работе баба была, надо ее разыскать и привезти сюда. И потрясти ее здесь. Ребят его ищите. Найдете хоть кого-нибудь — тоже сюда.

— Может, и мне съездить, Аркадий Борисович? — предложил Лоб.

— Ты здесь нужен. Для вас с Яковом теперь главное — охрана. Я не знаю, пока не знаю, что он может выкинуть. Поэтому всем быть на месте. Все продумано много раз. Прорваться сюда в лоб он не сможет. Поэтому ничего менять не надо. Ни чрезвычайного, ни военного, ни осадного положения вводить не будем. У нас всегда такое. Меняется только одно. Никто не выходит без моего разрешения. Кто попытается, объяснений уже не надо.

* * *

Ходунов открыл глаза. Было хорошее солнечное утро, и в открытое окно врывался легкий свежий ветерок. Он хотел встать, но Люда, тоже только что проснувшаяся рядом с ним, удержала его.

— Нет, нет, — сказала она. — Сегодня на работу не пойдёшь. Мамки нет, мы одни. Будем целый день дома, валяться в постели. День лентяя. Я уже давно о таком мечтаю. А ты? — Она, смеясь, наклонилась к Ходунову. Глаза ее и губы были близко, совсем близко. — Ты мечтал об этом?

— Конечно, только…

— Что? — Она лукаво посмотрела на него. — Тебе что-нибудь мешает?

— Но надо же на работу…

— Не надо. Нет, сегодня не надо. Сегодня день такой.

— Какой? Какой день? — спросил Ходунов, безуспешно пытаясь вспомнить что-то очень важное и не понимая, почему ему что-то мешает просто обнять её.

И тут вдруг зазвонил телефон, потом еще раз. Лицо Люды, которое он до этого видел так ясно, вдруг покрылось дымкой и потом исчезло совсем.

* * *

Он проснулся и с удивлением обнаружил, что трели телефона были настоящие. Светильник под потолком был включен. Было совершенно непонятно, сколько он спал и сколько сейчас времени. Голова была ясной, чувствовал он себя хорошо. Поняв, что звонок был сигналом к побудке, он вскочил и бодро принялся приводить себя в порядок. Минут через десять был полностью готов. Хотя в двери не было никакого «глазка», здесь где-то явно было спрятана видеокамера и за ним, видимо, наблюдали. Как только он, уже полностью одетый, присел на топчан, дверь открыл все тот же здоровенный малый с как будто сонным лицом.

— Пошли, — равнодушно сказал он.

Как и в прошлый раз, Яков показал ему рукой на кресло. В этот раз Ходунов решил обойтись без приветствий. С французами по-французски.

— Я обдумал ваше предложение, — без предисловий начал Хозяин. — Насчет поездки в Швейцарию. — Так же, как и во время первого разговора, он смотрел своим неприятным взглядом прямо в упор. Выглядел он явно хуже — под глазами набухли мешки, веки покраснели. — В принципе я его принимаю. До отъезда на ваше имя будет положена достаточно большая сумма, которую вы получите, если всё кончится успешно. В ваших интересах будет постараться.

— Да я на это и не рассчитывал, — пожал плечами Ходунов. — Только вот загранпаспорт…

— Паспорт уже у нас. Сейчас все уже оформляется.

— Ну, да. Для вас чужая квартира — это ведь не проблема?

— Безусловно. Специалисты у нас есть. Высокого класса. — Хозяин прикрыл глаза, и потом вдруг они резко открылись и в них зажегся злой огонек. — Есть вопрос. — Хозяин достал из стола фотографию и показал её Ходунову. На фотографии было знакомое круглое лицо Друзина. — Вы видели этого человека?

Ходунов долго и внимательно смотрел на фотографию.

— Да, видел.

Хозяин, видимо, не ожидал такого ответа. Брови его поднялись.

— Где, когда?

— Я видел этого человека в Шереметьеве. Когда мы улетали в эту злосчастную командировку в Женеву. Это было… Ага, 17 мая, в субботу. Я его запомнил. — Ходунов старался говорить коротко и четко.

— А после этого вы с ним не встречались?

Теперь уже Ходунов удивленно посмотрел на Хозяина.

— Нет, больше я его не видел.

— Вы уверены?

— Абсолютно.

Хозяин почти ласково посмотрел на Ходунова и улыбнулся:

— Я не верю вам. Думаю, что вы не только его видели, но и разговаривали с ним. И если вы пытались строить на этом какую-то свою игру, то из этого ничего не выйдет. Очень скоро я буду знать все совершенно точно. И если подтвердится, что вы с ним встречались, это негативно отразится на условиях этого отрезка вашей жизни. Поверьте, тогда вам никто не позавидует. Так что подумайте, может быть, вы вспомните?

Ходунов пожал плечами:

— Чего не было, того не было. Я не видел больше этого господина.

Хозяин уже без улыбки, колючими холодными глазами смотрел на него.

«Неприятные глаза. Как у дохлой рыбы», — подумал Ходунов.

Наконец Хозяин опустил глаза, пожевал губами и холодно сказал:

— Ладно. Отдыхайте. Позже мы продолжим разговор.

* * *

Вытянувшись на своей койке, Ходунов позволил себе улыбнуться. Похоже, всё-таки сработало. Как, в какой мере и каким образом — он не знал. Но какая-то заварушка началась. Это уже хорошо. Теперь уже от Ходунова мало что зависело. Вернее сказать, ничего. Можно пока просто отдыхать. Как крестьянину, вовремя и хорошо вскопавшему свою пашню, посеявшему хорошие семена, ему нужно теперь только ждать. А уж каков будет урожай — от него это не зависело. Пока не зависело.

* * *

Хотя внешне в большом особняке ничего не изменилось, напряжение чувствовалось. Яков так глубоко задумался, что сигнал вызова Хозяина заставил его вздрогнуть. Войдя, он остановился на своем привычном месте.

— Ну, давай поговорим, — не то ласково, не то с угрозой сказал Хозяин, не глядя на Якова. — Объяснять тебе, думаю, не надо. Положение серьезное. И серьезное не только для меня. Я хочу, чтоб ты понял. Он ведь всех уберет. И если ты думаешь, что ты ему нужен, то ведь это только для одного. Меня исключить. Только для этого. Так что напрягись и постарайся это понять. Дальше ты ему не нужен. Это точно. — Хозяин помолчал. — Ну, ладно, надеюсь, у тебя ума хватит. Теперь о деле. Я с Медведем договорился. Он посылает ко мне сейчас своих ребят. Это будет наша внешняя охрана, она нам не повредит. Все они из Рязани. Пять человек, хорошо подготовлены. Их надо поселить где-то здесь. Чем ближе, тем лучше. Так что ты сейчас в первую очередь найди дом или часть дома на сезон. А завтра утром встретишь этих ребят в Голутвине. Медведь сам передаст их тебе с рук на руки. И вместе с ними едешь прямо сюда. Завтра в одиннадцать чтобы все были здесь. Все понятно?

— Понятно, Аркадий Борисович. Когда встреча в Голутвине?

— Это ты сам договаривайся с Медведем. Все. Действуй. И вот еще что. Ты имей в виду — за тебя, если что, муромские твои ответят. Я всех их найду, где бы они ни были.

— Да что вы, Аркадий Борисович. Да я, ей-богу… Вы же знаете. Чем хотите могу поклясться.

— Ничем не хочу, — усмехнулся Хозяин и впервые за время разговора посмотрел на Якова. — Не поверю я твоим клятвам, не нужны они мне. Я надеюсь только на то, что у тебя хватит ума понять, что без меня ты просто ничто. Ноль. Ну, ладно, иди. Пусть Игорек ко мне подойдёт.

* * *

Когда Яков ввел в кабинет Игорька, Хозяин не сидел, как обычно, за столом, а стоял у дальнего окна. Дождавшись, когда Яков выйдет из кабинета и закроет дверь, Хозяин поманил пальцем Игорька к себе. Когда тот подошел, он тихо сказал:

— Поставь «жучков» Якову в машину и на одежду. Сегодня. И запиши все с завтрашнего утра до одиннадцати. Он едет в Голутвин. Можешь сделать? Игорек наклонил голову и так же тихо ответил:

— Сделаю, Аркадий Борисович. Нет проблем.

* * *

Около четырёх по прямому телефону позвонил Лоб.

— Аркадий Борисович, это Игорь.

— Ну, что?

— Пока ничего хорошего. На квартире пусто. Ни одной бумажки.

— А эта его? Где она?

— Опоздали мы. На работе ее не было. Поехали домой. Ну, она там. Совсем уже окоченела. Похоже, лежит со вчерашнего дня.

— А как? Что с ней?

— Шея сломана. Это его почерк. И, кстати, мой человек звонил. Охранника-то тоже так убили. Так что, думаю, ясно.

— Пожалуй, — недовольно согласился Хозяин. — У неё не было ничего?

— Нет. Все как выметено. Никаких бумаг. Денег тоже нет.

— Ясно. А ребята его?

— Глухо. Нет никого. Как провалились.

— Ладно. Я позвоню тут кое-кому. Этот сопляк ещё пожалеет.

* * *

С домом Якову повезло. Совсем рядом, буквально через три дома по той же улице, уже совсем у леса, недавно закончили строить хороший деревянный дом. Улица здесь сразу за домом превращалась в проселочную дорогу, уходящую в лес. На противоположной стороне улицы участков не было, и лес окружал поляну, на которой стоял дом, с трех сторон. Готов был только первый этаж, верх ещё не был отделан. Строили дом довольно долго сами хозяева, отец и сын. Жили они пока в небольшом временном домике и, видимо, нуждаясь в деньгах, охотно сдали дом на сезон за ту цену, которую предложил Яков.

Вернувшись, Яков доложил Хозяину и, получив его одобрение в виде невнятного «ладно», тут же велел Лому и Пашке заняться оборудованием дома к завтрашнему приезду людей Медведя.

* * *

На следующий день утром Яков выехал, когда ещё не было семи. Отъехав несколько километров и убедившись, что за ним никто не едет, он остановил машину. Достав из сумки легкий тренировочный костюм, он быстро переоделся и снятую одежду положил на заднее сиденье.

В Глицине он остановил машину около почты. Номер он помнил хорошо.

— Алло, Николай, это Яков.

— Привет! Я так и думал, что ты догадаешься позвонить.

— Я сейчас еду в Голутвин. Должны приехать пять ребят от Медведя. Помогать будут. Они поселятся рядом с нами, дом 18.

— Понял. А ты сейчас где?

— В Голицине.

— Ага. Сейчас карту посмотрю. Так, ну, что ж, я успеваю. Давай так, я буду на въезде в Починки со стороны Москвы в восемь пятнадцать. Договорились?

— Хорошо.

— Всё, до встречи.

* * *

Когда Яков в 8.10 подъехал к Починкам, в условленном месте уже стояла машина. Старенькие «Жигули», номер незнакомый. Яков сел в кабину к Друзину. Тот выглядел спокойным и удовлетворенным.

— Всё дело закончим сегодня. Тянуть нельзя. Хозяин наверняка уже землю роет. Так что исходи из этого.

— А с этими ребятами? Если они не доедут, это на меня всё упадёт.

— Понимаю. С ними мы уже там разберемся, как только они приедут.

— Понял. Какая моя задача?

— Ты делаешь самое главное — устраняешь Хозяина. Как — на твое усмотрение. Учить тебя, я думаю, не надо. И этот пацан, Игорек, тоже на тебе. Будь осторожен. Он очень себе на уме. Может быть опасен.

— Это ты прав. А эти — Лоб, Красавец и Лом, — как с ними?

— Это я беру на себя. С Хозяином ты будешь действовать только тогда, когда их уже не будет. Но от тебя здесь тоже кое-что потребуется. У тебя ведь есть там свой парень, маленький такой. Ну, этот, Пашка, который мне звонил. Он ведь тебе поверит, так?

— Да, это точно.

— Надо, чтобы он дал тягу из дома. Через пустой участок сзади дома. Как только парень этот будет на стене, поднимай тревогу. Усек? Чтобы они за ним бросились. Тут мы их и сделаем. Только нужно, чтоб это всё было бы не раньше, чем через полчаса, после того как мы с приезжими закончим. Понял? Нам передислоцироваться надо будет. Давай вот так — через сорок минут после того, как мы начнем. Договорились? Как всё сделаешь, одну штору в кабинете Хозяина узлом завяжи. Я с улицы увижу.

— Погоди, а с Пашкой-то что же?

— С Пашкой? Это как получится. Ты ведь сам понимаешь, тут надо не давать опомниться. В лоб штурмовать Хозяина — дело безнадежное. Он ведь любит всякие там технические сюрпризы, я думаю у него их навалом. Это самый эффективный вариант. Понимаешь, вот прямо сейчас я легко бы мог убрать любого во дворе. Но как только я это сделаю, все сразу же уйдут вниз, и оттуда их достать трудно будет. А время тянуть не в наших интересах. Он еще подмогу найдет, да и всех его связей никто не знает. Поэтому надо все быстро. И тут уж будет не до Пашки. — Друзин усмехнулся. — О себе думай. Мы с тобой после всего этого завяжем, нормальной жизнью будем жить. Ради этого стоит. Сам понимаешь, так, как мы сейчас живем, долго не проживешь. Ну, ты чего задумался? У тебя, может, есть другой вариант? Давай, может, ты их сам там всех уберешь? Я не против. Только риска больше.

Яков согнулся и напряженно смотрел прямо перед собой. Потом он вздохнул и посмотрел на Друзина. Губы у него подрагивали.

— Нет. Другого варианта нет. Жалко просто, сам понимаешь…

— Понимаю, конечно. Ну, ничего, переживешь. Главное — впереди нормальная жизнь. Будешь жить спокойно, в свое удовольствие.

Яков ничего не ответил, только снова вздохнул. Потом он поднял голову:

— Тут еще вот что. Я думаю, что этот последний груз в Женеву, который Розовый вез, он непростой был. У Хозяина как раз за неделю до этого знаешь кто был? Мишаня Толстый! Чувствуешь?

— Ну понятно. Я и сам-то понимал, что здесь что-то не то. Значит, Мишаня. Камешки Хозяин отправил. Счастливое будущее свое за границей укрепляет. Ну, да, Персу-то он доверяет. Хозяин в своё время сына его из тюрьмы вытащил. А Перс — он мужик верный. От Хозяина не отступится. Что ж, ясность полная. Так что ты там за гостем-то погляди. Он нам с тобой очень даже пригодится. — Друзин посмотрел на часы: — Ну, что, разбежались? День-то у нас впереди тяжелый. Давай.

Яков вяло пожал протянутую ему руку, выбрался из «Жигулей» и, сгорбившись больше обычного, ковыляющей походкой засеменил к своей машине. Друзин проводил его взглядом и, развернув машину, поехал туда, откуда до этого приехал Яков.

Глава 9

В Голутвине встреча прошла без всяких осложнений. У особняка Хозяина они были уже в 10.35. Оставив джип с приезжими на улице, Яков въехал во двор и поднялся в приёмную. На его месте дежурил Лом. Увидев Якова, он встал.

— Здорово, отец. Как съездил, порядок?

— Порядок, порядок, — рассеянно ответил Яков. — Хозяин вызывал?

— Да Лоб к нему заходил. Потом Игорек. Велел тебе зайти.

Яков снял трубку:

— Доброе утро, Аркадий Борисович. Разрешите доложить? Есть.

Положив трубку, Яков вздохнул и посмотрел на Толика:

— Пойду, доложу. В доме-то все сделали?

— Ещё вчера. А с утра там Игорек возился. Связь налаживал.

Войдя в кабинет, Яков остановился на своем обычном месте.

— Ну, что? — спросил наконец Хозяин. — Всё в порядке?

— Полный ажур, Аркадий Борисович. Здесь они. На улице.

— Хорошо. Проводи их в тот дом. Там сейчас Красавец. Посмотри, все ли в порядке, и, когда вернешься, мне доложишь.

Яков оставил машину во дворе и, выйдя на улицу, показал рукой водителю джипа на дом, стоявший в конце улицы. Сам он пошел к дому пешком. Когда он подошел к дому, приезжие уже вышли из машины и ждали его.

— Пошли, ребята, — сказал им Яков и пошел на встречу вышедшему из дома Красавцу. — Ну, как тут? Порядок? — спросил он у него.

— Порядок, полный порядок, пошли посмотрим.

Минут десять все осматривали дом.

— Ну, ладно, — удовлетворенный осмотром, сказал Яков. — Ты ребят тогда введи в курс дела, объясни ситуацию. А я пойду Хозяину доложу.

Минут через десять после того, как он, доложив Хозяину, вернулся на свое место, со стороны леса послышались слабые хлопки выстрелов, потом длинная автоматная очередь. Яков взглянул на часы, зафиксировав время. Было 11.10. Потом он подошел к окну, выходившему в сторону леса. Отсюда дом, в котором поселились приезжие, был виден как на ладони. Ни во дворе дома, ни рядом никого не было. Только на крыльце, привалившись к стене, кто-то сидел. Вероятнее всего, убитый или тяжело раненный, потому что сидел он совершенно неподвижно. Никто больше не стрелял. И тут в кустах, которые ближе всего подходили к дому, что-то сильно хлопнуло, сверкнуло пламя, и сразу после этого в доме раздался мощный взрыв. Видно было, как вылетели рамы, дверь, какие-то доски. Тут же повалил густой дым, и в дверном проеме показались языки пламени. Яков застыл у окна. Все происходящее отсюда казалось каким-то нереальным, как сцена из фильма. Вот кто-то попытался под прикрытием дыма выскочить из дома, но тут же из кустов щелкнул выстрел, и выбежавший, будто споткнувшись, растянулся на траве около дома. Потом выскочили сразу двое. Но те, кто прятался в кустах, стреляли хорошо. И эти двое тоже кувырнулись в траву. Одним из выбежавших, как показалось Якову, был Красавец. Но рассмотреть лучше ему не удалось. Из оцепенения его вывел резкий, прерывистый сигнал. Это был сигнал тревоги.

Когда несколько лет назад Хозяин с приближенными переехал в этот особняк, он несколько раз проводил репетиции действий по сигналу тревоги. Все про себя чертыхались и поносили Хозяина, буквально помешанного на безопасности. Но зато теперь все точно знали, что делать, у каждого было свое место. По заведенному порядку Яков, Лоб и Лом должны бежать в кабинет Хозяина и потом спуститься вместе с ним в защищенный бункер, оборудованный в подвале.

Но в кабинете Хозяина уже не было. Он вышел через маленькую дверь и спускался по отдельной лестнице, когда Яков догнал его. Вместе они спустились вниз. Яков открыл сначала деревянную дверь, а потом, пройдя внутрь, тяжёлую толстенную стальную. Распахнув обе двери, Яков, предупредительно согнувшись, пропустил внутрь Хозяина.

Тут все было, как в его кабинете наверху, только несколько меньшего размера. Так же стоял большой стол, а шторы слева имитировали окна. Но вместо кресла напротив стола стоял довольно большой пульт с несколькими экранами. Яков включил мониторы и отошел к двери. Хозяин сел за стол и, нажимая на клавиши, навел одну из внешних камер на дом у леса. Дом горел уже вовсю. Хорошо были видны три тела, лежавшие у дома. Тот, кто лежал у крыльца, уже не был виден, все крыльцо охватило пламя. Было совершенно ясно, что никто из тех, кто остался в доме, не спасся.

Яков с отвисшей челюстью, как завороженный, смотрел на экран. В кабинет вошел запыхавшийся Лоб, за ним маячила массивная фигура Толика. Последний аккуратно закрыл дверь кабинета. Теперь все трое стояли у двери, не смея нарушить молчание. Хозяин нажал одну из клавиш, включив внешний микрофон, и из динамиков отчетливо стали слышны гул и треск пожара и резкие, как выстрелы, разрывы. Это стрелял шифер, которым был покрыт горящий дом.

Несколько минут Хозяин молча наблюдал за тем, как горит дом. Потом он отвел глаза от экрана, полуобернулся и тяжелым взглядом посмотрел на Якова, потом на Лба.

— Так. — Хозяин помолчал и дальше говорил очень спокойно, как будто размышляя вслух: — Либо они давно уже следили за нами и прослушивали все разговоры в доме, либо им сообщил кто-то из наших. А скорее всего и то, и другое. Разбираться сейчас я не буду. Сюда они сунуться не решатся. Знают, что система безопасности здесь надежная. Главное сейчас — не высовываться. Никаких резких действий, не согласованных со мной. Ну, за исключением ситуаций, когда все определяется оперативной обстановкой. — Хозяин на некоторое время замолчал. — Никто не высовывает носа без моей команды. Вполне достаточно телекамер. Это понятно?

— Понятно, Аркадий Борисович, — за всех ответил полный служебного рвения лобастый Игорь. — Всё будем в доме.

— И если кто-нибудь попытается… Я понятно сказал? Ну, ладно. Часа через полтора подъедут еще четверо ребят. Я вчера договорился. Они будут под твоим началом. — Хозяин посмотрел на Игоря. — Продумай, как их расставить. Да, и объясни им, на чем мы здесь все сидим и чем все кончится, если сюда кто-нибудь доберётся. Это им будет хорошим стимулом. Да и сами вы об этом не забывайте. — Хозяин замолчал, глядя на экран. — К пяти у нас будет еще десяток бойцов, и тогда уже эту напряженность мы снимем полностью. А до ночи Круглый будет здесь, в этом подвале. Это уж я постараюсь. Ну, все понятно? — Он снова посмотрел на стоявших у двери Якова, Игоря и Толика.

— Так точно, Аркадий Борисович, — теперь уже за всех ответил Яков и подобострастно поклонился. — Все понятно. Разрешите идти?

Хозяин молча кивнул. Когда все вышли из кабинета, он нажатием клавиши заблокировал входную дверь и, достав из стола небольшой пульт, положил его перед собой. Этим пультом приводилась в рабочее состояние система, которая позволяла одним нажатием кнопки поднять на воздух весь особняк.

* * *

Яков вернулся на свое место, достал из шкафа папку с бумагами и, передвинув стул, уселся с бумагами так, чтобы видеть горящий дом. К нему уже подъехала пожарная машина, вокруг на приличном расстоянии толпились любопытные. Было почти полное безветрие. Пламя тянулось к небу, и там клубилось раскаленное черное облако, как будто это был гриб небольшого ядерного взрыва. Это чёрное облако медленно сносило в сторону леса. Даже здесь слышен был равномерный гул пламени и треск взрывающегося шифера.

Яков, временами поглядывая на дом, быстро перебирал бумаги, откладывая часть на край стола, на некоторых делая какие-то пометки. Закончив разбирать папку с бумагами, он встал и снял трубку:

— Паша, зайди. Дело есть.

Когда через минуту Пашка, перепрыгивая через несколько ступенек, взлетел к нему наверх, Яков протянул ему пачку бумаг:

— Вот, возьми. Это сжечь надо. На кухне, в печке прямо сейчас сожги. Тут хоть и нет ничего особенного, но лучше сжечь.

Передавая бумаги, Яков глазами показал Пашке на первый лист. На нём в углу было написано: «Тут дело плохо. Тебе надо уходить. В 11.55. Через забор у бани. Прыгай прямо с крыши через забор. Лестница в гараже. Я их отвлеку».

Пашка быстро пробежал глазами текст и посмотрел на Якова. Тот ласково улыбнулся и похлопал Пашку по плечу.

— Иди, иди, действуй. Ты не дрейфь, все будет хорошо. Скоро еще ребята подъедут. Давай. — Яков развернул Пашку лицом по направлению к лестнице и шутливо шлепнул по заду. Пашка медленно прошел несколько шагов, потом обернулся и посмотрел на Якова. Лицо Пашки, обычно улыбающееся, лукавое, сейчас было совсем серьезным. Он сразу как будто стал старше. Яков кивнул ему, и Пашка, криво улыбнувшись, быстро побежал вниз.

* * *

В 11.50 Яков спустился вниз, на первый этаж. В большой комнате, окна которой выходили во двор, сидели Большой Игорь и Толик. У стены был длинный стол, на котором стояло несколько мониторов.

— Ну, что, орлы, как обстановка? — бодро спросил Яков. — Давайте обрешим, как будем дежурить. Надо ведь и пожрать сварганить. Жизнь, она, понимаешь, не останавливается, а?

— Да, — вздохнул Толик, не отрывая глаз от мониторов. — У Красавца-то, вон, остановилась. Вот, блин, живёт человек, всё нормально, в натуре. А потом — раз, и нет его. Жутко становится.

— Работа у нас такая, — усмехнулся Яков. — Повышенного риска. Ты, главное, нервы не распускай. Ну, что, я Пашке скажу, чтоб приготовил что-нибудь. А то я рано сегодня встал, аж животину подвело. Есть пожелания?

— Да пусть приготовит что хочет по-быстрому, — пожал плечами Игорь. — Ты сам, как поешь, приходи, сменишь меня. А уж потом Толик пойдет.

— Ладно, — задумчиво сказал Яков, тоже глядя на мониторы. — Сейчас внимательно надо смотреть. Хозяин, он ведь точняк дело говорил. Купил Круглый кого-то. Ведь точно все знал, гад. Это мне ведь повезло. Задержись я там минут на двадцать — всё. Понял, Толик?

— Точно, — покрутил головой Толик. — Считай, повезло.

Минуты на две все замолчали, глядя на экраны. И вот вдруг на экране, где было изображение двора, произошло какое-то движение. Резко открылась дверь, и Пашка быстро побежал через двор к гаражу.

Лоб и Толик вскочили, как подброшенные пружиной.

— Смотри-ка! — закричал Яков. — Ах ты подонок! Давайте, ребята, быстро! Его взять надо. Уйдет, гад! Я тут буду.

Подбежав к гаражу, Пашка скрылся за маленькой боковой дверью и через несколько мгновений появился снова с небольшой стремянкой в руках. Лестница была совсем коротенькая, ее явно не хватило бы, чтобы перебраться через высоченную каменную стену, по верху которой к тому же была натянута колючая проволока. Но ее было вполне достаточно, чтобы взобраться на баню по довольно низкому скату крыши в сторону двора. У стены скат крыши был выше, как раз вровень с проволокой. И нужно было только прыгнуть с крыши, чтобы оказаться за стеной. Хотя оказаться за стеной вовсе не означало оказаться в безопасности. Все живущие здесь знали, что все пространство за стеной простреливалось. И стрелять можно было, не выходя из дома, используя пульт на первом этаже.

Пашка подбежал к бане, приставил лестницу, ловко вскарабкался на крышу и, согнувшись, помогая себе руками, полез по довольно крутому скату вверх. В этот момент во двор выскочили Игорь и Толик с пистолетами в руках.

— По ногам! — крикнул Лоб, и оба открыли стрельбу по карабкавшемуся вверх Пашке. И как раз когда он уже перемахнул через конек крыши, одна пуля его достала. Она раздробила ему позвоночник чуть ниже пояса. Сразу потерявший сознание от немыслимой боли, мгновенно ударившей снизу в голову, Пашка кулем свалился на противоположный скат крыши и покатился вниз.

— Есть! — с удовлетворением сказал Толик, опуская пистолет. — Щас мы его возьмем.

И тут он вдруг стал странно заваливаться набок и потом упал на спину. Удивленный, приоткрывший рот Игорь увидел, что одного глаза у него нет. Вместо него была пульсирующая темной кровью рана, из которой кровь лилась по щеке на чистую, вымытую утром брусчатку. Зафиксировав все это в долю секунды, Лоб уже напрягся, чтобы сделать мгновенный рывок в сторону двери. Но он опоздал. Пуля попала ему точно в висок. Тихо всхлипнув, Лоб осел и упал прямо на грудь Толика, как будто хотел обнять его.

* * *

Всё это видел Яков, который, не отрываясь, напряженно вглядывался то в экран, на котором было изображение выхода во двор, то в экран, на котором хорошо была видна часть двора с гаражом и баней. Когда все закончилось, Яков тяжело опустился на стул и некоторое время сидел, не двигаясь. На одном из мониторов было хорошо видно, как догорал дом. К нему подъехала пожарная машина, и пожарные деловито стали разматывать брезентовый рукав.

Яков посмотрел на часы. С того времени, как все это началось, прошло только сорок пять минут. В доме теперь остались только Хозяин, он и Игорек. Да еще этот, в подвале.

Яков снял трубку.

— Аркадий Борисович, тут… Вы видели?

— Видел. — Голос Хозяина был совершенно спокойным. — Это ведь твой выкормыш?

— Я не знал, Аркадий Борисович! Ей-богу! Вот что хотите. Ни сном, ни духом. Я…

— Заткнись, — ледяным тоном перебил его Хозяин. — Это не важно. Через час будут люди. Надежные. А больше у них никакие штучки не пройдут. Ты чего звонил?

— Да я узнать, может, надо что…

— Нет. Сиди внизу. И не дергайся. Говорил же я. Вот понесло этих идиотов… Ну, черт с ними! Сами виноваты.

— Так живым же хотели взять. Чтоб расколоть, значит.

— А мой приказ? Я что сказал?

— Виноваты, Аркадий Борисович. Ну, ситуация такая…

— Ситуация всегда такая. Ладно, ты давай наблюдай оттуда. Когда эти будут близко, они мне позвонят. Игорек смотрит сверху. Если что заметишь — немедленно звони. Немедленно. Все понял?

— Понял, Аркадий Борисович. Значит, не надо ничего?

— Я же сказал, нет! — впервые за все время разговора раздраженно выкрикнул Хозяин. — Хотя… — Он замолчал. — Ты вот что, плед принеси мне какой-нибудь. Что-то знобит меня немного. Почему здесь нет ни пледа, ни подушки? Тут же должен был быть в шкафу комплект. Почему нет?

— Да вчера только я велел выбить и пропылесосить, а тут началось всё это… Виноват, Аркадий Борисович.

— Виноват, виноват… Господи, элементарных вещей не могут. Ладно, найди плед и неси сюда. Все металлическое из карманов вынь, часы и ремень сними. У меня система жестко настроена. Снизу мне позвонишь. Иди.

* * *

— Молодцы! Молодцы, ребята. — Друзин остановился и одобрительно улыбнулся двум парням, когда они втроем по узкой тропинке отошли в глубину леса по направлению к шоссе. — Мы их гениально сделали. Ну, Алексей, ты просто молоток. Это ведь была твоя идея, стрелять с дерева. Просто, как все гениальное. Ну, теперь совсем немного до полной победы. Давайте, ребята, двигаем к машине.

Двое парней с карабинами в руках тоже были явно довольны и польщены похвалой шефа. Один из них, с автоматом за спиной, круглолицый и светловолосый, чем-то сильно напоминал самого Друзина. Несколько раз Друзин даже использовал это отдаленное сходство, посылая его на всякий случай вперед в опасных ситуациях.

Друзин пропустил парней вперед, и все трое быстро зашагали дальше по тропинке. Когда они прошли еще несколько минут, Друзин поднял пистолет, который был у него в руке, и, не останавливаясь, на ходу аккуратно в упор выстрелил в затылок идущего впереди него светловолосого парня. Пуля бросила тело вперед, открывая для Друзина того, что шел первым. И Друзин тут же трижды выстрелил. Почти без пауз. Тот, в кого он стрелял, успел только удивиться, повернуться полностью он уже не смог. Первая пуля попала ему в плечо, потом в шею, а последняя точно в висок. Когда Друзин подошел к нему, он был уже мертв. Убедившись в этом, Друзин, надевая перчатки, вернулся к тому, который шел впереди него. Он лежал ничком, лицом в мягкую зеленую подушку мха. Друзин повернул его на бок. Лицо парня было сильно обезображено выходным отверстием пули. Аккуратно, чтобы не испачкаться, Друзин обыскал его карманы и все, что там было, положил в карман своей куртки. Потом он вынул из внутреннего кармана бумажник, завернутый в полиэтиленовый пакет. Достав бумажник из пакета, Друзин несколько раз прижал холодеющую правую руку трупа к бумажнику, стараясь оставить отпечатки пальцев, и потом засунул его во внутренний карман куртки убитого. Распрямившись, Друзин внимательно оглядел два трупа, лежавшие на тропинке, и, удовлетворившись осмотром, быстро зашагал по тропинке в том же направлении, но уже один.

* * *

Минут через десять он дошел до того места, где на шоссе они оставили джип с водителем. Тот увидел Друзина, когда он только показался на опушке леса, метрах в тридцати от шоссе. Водитель вышел из машины и пошел навстречу.

— Ну, как тут, Илья? — спросил Друзин, когда они встретились. — Тихо?

— Тихо, Николай Николаевич. — Парень пожал плечами.

— Это хорошо. А ты отсюда ничего не слышал?

— Слышал. Но я ведь специально слушал. А так я бы даже и внимания не обратил. Мало ли где и кто грохает.

— Да, это точно. Пойдем, поможешь. Алексея там немного зацепило. Я его тут, совсем рядом, оставил.

— Может, машину-то закрыть? А то я так оставил.

— Не надо. Это тут вон, совсем рядом.

Друзин пошел первым. Когда они по тропинке вошли в лес, он остановился и достал пистолет. Идущий сзади водитель тоже остановился и вопросительно посмотрел на Друзина. Тот приложил палец к губам и левой рукой показал куда-то в глубину леса. Парень взглянул в эту сторону. Друзин выстрелил ему точно в сердце, приставив пистолет вплотную к телу. Выстрел прозвучал совсем глухо. Да и некому было его слышать. Шоссе было совершенно пустынным.

* * *

Спускаясь по лестнице в подвал с пледом в руке, Яков лихорадочно перебирал в голове варианты предстоящих действий. Задача была трудной, почти невыполнимой. Хозяин, и в обычной-то ситуации недоверчивый и настороженный, сейчас его уж точно близко не подпустит. Так ничего и не придумав, Яков спустился вниз. Он положил на стол рядом с дверью связку ключей, пистолет и, став перед камерой видеосистемы с выражением максимальной преданности на лице, нажал кнопку.

Хозяин, как обычно, выдержал паузу, во время которой Яков изо всех сил старался, чтобы это выражение верности и готовности к самопожертвованию на лице не полиняло. Наконец замок тихо щелкнул, и Яков вошел в кабинет.

Как он и предполагал, предусмотрительный Хозяин прочно забыл о своей привычке не оборачиваться на входящего. Нет, сейчас он сидел, развернув стул в сторону двери, и подозрительно глядел на вошедшего Якова. В правой руке у него был небольшой блестящий пистолет. На краю стола лежал пульт. Красная лампочка на пульте равномерно мигала.

— Стой там, — приказал Хозяин. — Положи плед вон туда, в угол.

— Может, я накрою вас? — робко спросил Яков. — Я же уж сколько лет…

— Я же сказал, — Хозяин поднял пистолет. — В угол. И пошёл отсюда.

Яков тяжело вздохнул, совсем сгорбился и вдруг совершенно неожиданно и для грозного Аркадия Борисовича, и даже для себя самого рухнул на колени и вытянул руки с пледом в сторону Хозяина, который сидел довольно далеко от него.

— Аркадий-Борисович! Вы ж мне… Отца дороже… Как же… Да как же. — Яков всхлипывал, говорил прерывисто, и на глазах у него появились обильные слезы. — Я же не могу же…

Бессвязно бормоча все это, как будто в исступлении, Яков, не вставая с колен, не забывал напористо перемещаться в сторону Хозяина.

Изумленный Аркадий Борисович к такому оказался не готов. И Якову довольно основательно удалось к нему приблизиться. Но когда оставалось уже метра полтора, Хозяин пришел в себя.

— Стоять! — фальцетом крикнул он. — Стреляю.

Хозяин встал, не опуская пистолета, и брезгливо смотрел на Якова. Яков замер и поднял глаза на Хозяина. В них были слезы и мольба.

— Аркадий Борисович! — уже тихо и как будто с укоризной, тряся седой головой и расправляя большой мохеровый плед, сказал Яков. — Эх, Аркадий Борисович… Я ж вам верой и правдой… Хоть пледом накрою, что же… Я же…

И тут вдруг глаза у него округлились, рот с острыми и редкими зубами приоткрылся, а лицо, и так вытянутое вперед, вытянулось ещё больше. Глядя куда-то за Аркадия Борисовича, он, медленно вставая с колен, прошептал:

— А это-то что?

Хозяин обернулся. Там всё было как обычно. А вот повернуться назад он не успел.

* * *

Да, на всякого мудреца довольно простоты. Сколько хитроумных и сложных планов придумал и реализовал Аркадий Борисович за свою долгую жизнь! Уж, казалось бы, все знал, все предвидел. А купился на самый дешёвый прием. Можно сказать, детский. А может, и то сказалось, что сам он никогда ни в кого не стрелял, даже и не ударил никого. Всю жизнь за него кто-то делал всю чёрную работу И убивал, если это ему надо было. Но вот остался один — и не помогли ему его хитроумные системы.

Одним хорошим броском Яков покрыл разделявшее их расстояние и правой рукой ловко набросил плед на голову Хозяина. Левой рукой он схватил его правую руку с зажатым в ней пистолетом и рывком направил ее вверх. Хозяин судорожно выстрелил, потом ещё раз, потом еще. Не обращая внимания на выстрелы, Яков, который был намного сильнее и тяжелее, всей тяжестью навалился на Хозяина, обхватив правой рукой его замотанную пледом голову.

— Врёшь, собака, — яростно стягивая плед, хрипел Яков и, навалившись всем телом, двигал Хозяина вместе со стулом от стола с мигающим пультом к стене. — Врешь, гад проклятый, врешь, паук вонючий…

Свободной левой рукой Хозяин пытался оттолкнуть Якова, царапался и, извиваясь, судорожно сучил ногами. Яков, сжимая его в руках, удивлялся тому, как много оказалось силы в этом хилом, тщедушном теле. Так продолжалось несколько минут. Движения Хозяина становились все слабее, и вот он в последний раз дернулся и затих. Яков вынул из его руки пистолет и засунул себе за пояс. Из предосторожности он еще минуты две так и продолжал держать Хозяина, вернее, то, что от него осталось. Потом, переведя дух, Яков разогнулся и приподнял плед.

Смерть мало кого украшает. А умерший такой жуткой смертью Хозяин, который и в жизни-то не был приятным, был просто страшен. Глаза его почти вылезли из орбит, все лицо, на котором сохранилось выражение злобы и ярости, было залеплено отвратительной розово-желтой пеной.

Яков аккуратно накрыл голову Хозяина пледом и обернулся к столу. Стоявший на столе пульт продолжал равномерно мигать. Яков подошел ближе и внимательно осмотрел пульт. Постояв минуту, он решил оставить здесь все как есть. Открыв дверь, он на всякий случай приставил к ней стул. Потом положил в карман ключи, взял со стола свой пистолет и, выставив его вперед, торопливо засеменил по лестнице, настороженно глядя вверх. Игорек скорее всего уже знал о том, что только что произошло с Хозяином.

Поднявшись на второй этаж, Яков осторожно подошел к двери кабинета Хозяина и попробовал повернуть ручку. Она подавалась. И это означало, что дверь кто-то разблокировал. Яков глубоко вздохнул, отклонился назад, быстро повернул левой рукой ручку, плечом резко распахнул дверь и сделал бросок внутрь, выставив пистолет вперед.

Шкаф в кабинете был отодвинут, сейф открыт, рядом на полу стояла большая сумка. У открытого сейфа стоял Игорёк, который при появлении Якова обернулся и теперь, как завороженный, открыв рот, смотрел на него.

— Руки за голову! — резко приказал Яков. — Ну, что, есть там что-нибудь ещё или уже всё?

Игорь молчал, округлившимися глазами глядя на Якова.

— Чего молчишь? — заорал Яков с интонациями Хозяина. — Всё?

— Всё, — дрожащим голосом ответил Игорек. — Всё здесь, в сумке…

— Ишь ты! И блокировку сумел снять, и сейф открыл. Ну, да, своя рука — владыка. Молодец. — Яков, ухмыляясь, покрутил головой. — Вот только дверь-то закрыть надо было, делопут. Эх, молодой, опыта нет. Ну-ка, стань-ка вон туда. Теперь повернись спиной. Руки за головой. Дернешься — стреляю. Стой так.

Подойдя к ставшему лицом к стене Игорьку, Яков ударил его рукояткой пистолета по голове. Игорек, резко ткнувшийся от удара лицом в стену, оставляя ярко-красный след на светлых обоях от полившейся из носа крови, завалился на спину. Яков наклонился к нему и быстро обыскал. Пистолет Игорька он отбросил к двери кабинета, бумажник положил к себе в карман. Потом он открыл сумку.

— Ого! Это да, — прошептал он вслух. — Ну, щенок…

Закрыв сумку, он поставил ее на стол. Потом достал из шкафа бутылку воды, подошел к лежавшему Игорьку и стал лить на него из бутылки. Тот застонал и задвигался. Яков полил еще и потом пнул Игорька ногой.

— Давай, поднимайся, гаденыш. Нечего лежать.

Игорёк сел и, морщась, пощупал голову рукой. Он увидел кровь на рубашке, поднял мутные, испуганные глаза на Якова.

— Ну, что смотришь? — зло усмехнулся Яков, — ставай, ублюдок.

Игорёк с трудом поднялся, опираясь испачканными кровью руками о стену.

— Ага, ну, вот и хорошо, — удовлетворенно сказал Яков. — А теперь иди-ка и садись в кресло.

Игорёк, покачиваясь, добрался до кресла и робко сел на самый край.

— Сядь нормально! — приказал Яков. — Поглубже! Вот так. Сейчас посмотрим, как оно работает, это кресло. Как делать, чтоб сжималось? Ну, тебя спрашиваю. — Яков поднял пистолет.

— Там клавиша синяя, где «плюс».

— Давай попробуем. — Яков нажал клавишу, и кресло начало сжиматься. — Ага, ну вот и хорошо. А теперь поговорим. У Хозяина в подвале пульт стоит. Красная лампочка на нём мигает. Он все грозил, что всех на воздух поднимет. Если этот пульт будет в надёжном месте, то само по себе ничего не взорвется?

— Нет, само по себе нет.

— А не надо сигнал какой-нибудь подавать или что-нибудь другое?

— Нет, это точно.

— А как с этого пульта взорвать?

— Надо шифр набрать. Только шифр я не знаю. Можно, конечно, определить, но это долго.

— Сколько?

— Часа два потребуется, не меньше.

— А взорвать можно только с этого пульта? Больше никак?

Игорёк пожал плечами:

— Заряд где-то в подвале спрятан. Я не знаю где.

Яков опять нажал на клавишу, с удовольствием глядя на то, как Игорёк сморщился, охнул и неестественно выпрямился.

— Так что? — ухмыльнувшись, спросил Яков.

— Если подорвать заряд в подвале граммов на четыреста, остальное тоже сдетонирует. Наверняка.

— Это понятно. До этого я и без тебя дошёл. А пульт, значит, сам по себе не опасен? Гляди, ведь если что…

— Я понимаю, это точно, — оживился Игорек. — Можете не беспокоиться.

— Ну, это хорошо, — удовлетворённо сказал Яков. — Вот видишь, и ты можешь пользу давать. Не один вред. Да, а теперь тебя больше и спросить-то не о чём. Сейф ты уже открыл. Значит, не нужен ты больше, парень.

Улыбаясь и глядя в упор на Игорька, Яков нажал на клавишу.

— Стой, стой! — с исказившимся лицом закричал Игорёк. — Ты ведь не это самое…

Яков злорадно ухмыльнулся, показав острые редкие зубы:

— Да, и даже очень.

Он снова нажал клавишу и больше ее не отпускал. Кресло медленно сжималось. Глаза Игорька расширились, он сделал попытку вскочить, но из этого ничего не вышло. Кресло уже крепко обхватило его. Он закричал. Потом крик его перешел в прерывистый вой. Яков, все так же улыбаясь, глядел на корчившегося Игорька. Кресло продолжало сжиматься. Игорек теперь уже только хрипел. Что-то сильно затрещало. Тело Игорька безжизненно обвисло, а чудовищно сжатая нижняя половина совсем исчезла в недрах сплющившегося с боков кресла.

Яков подошел к окну, которое было видно с улицы, и завязал одну штору узлом. Взяв тяжелую сумку, он вышел из кабинета. Со своего пульта включил освещение и звуковой сигнал в камере Ходунова в подвале. Потом вынул из своего шкафа другую сумку, положил в нее все, что забрал у Игорька, и, взяв обе сумки, спустился во двор. Оставив сумки у крыльца, он открыл калитку и, не выходя на улицу, прислонился к кирпичному столбу, ожидая Друзина.

* * *

Когда зазвонил звонок и зажегся свет в камере, Ходунов уже давно не спал. У него не было часов, и он имел весьма приблизительное представление о том, сколько же сейчас времени. Сначала это его беспокоило. Но беспокойство быстро прошло. И абсолютная тишина подвала, и то, что почти все время он был в темноте, все это его не угнетало. За эти три дня, с вечера среды, он много спал и не видел плохих снов. И чувствовал себя бодрым и отдохнувшим. Его почему-то уже не тревожило то, что его ждало впереди. Как будто самое тяжелое уже миновало. Как спортсмен перед ответственным стартом, он отдыхал и копил силы. Он теперь мог совершенно спокойно, без обжигающего чувства тревоги думать о своих девочках. И, лежа в темноте, он с удовольствием вспоминал всё лучшее, что было у него в жизни. Все самое лучшее. Только это. И вспоминал он это спокойно и легко.

Ходунов почистил зубы и помылся холодной водой до пояса. Поглядев на себя в зеркало, он остался доволен. Несмотря на трехдневную щетину, выглядел он совсем неплохо. Одевшись, он уселся на топчан и стал ждать, когда к нему придут. Судя по тому, что есть хотелось основательно, должны были принести поесть. То ли ужин, то ли завтрак.

«Я как та павловская собака. Уже просто на свет реагирую, — усмехнулся про себя Ходунов. — Лежал себе, всё хорошо. А теперь есть так хочется. Пора бы и принести уже».

Но кормить его никто и не собирался. В доме их осталось теперь только двое с Яковом, который продолжал стоять у открытой калитки, время от времени поглядывая на дальний конец улицы. Джип Друзина появился там около половины двенадцатого. Еще издали узнав его, Яков нажал кнопку, и ворота особняка открылись. Друзин въехал во двор и развернул машину. Выйдя из нее, он протянул руку подошедшему Якову, который уже закрыл ворота.

— Ну, как все прошло? Где Хозяин?

— Готов. Внизу, в бункере своем лежит.

— А сюрприза здесь он никакого не приготовил?

— Не должно бы. Я Игорька расспрашивал про это. С пристрастием.

— Напрасно, — усмехнулся Друзин. — Не надо пристрастия. Без гнева и пристрастия.

Яков тоже усмехнулся.

— Ладно, попробую. Я думал, ты с ребятами.

Друзин пожал плечами:

— Здесь они уже не нужны. А что сейф?

— А Игорёк постарался. Я как раз тут его и застукал. Вот, все в сумке.

— Сколько?

— Не считал. Вот, посмотри.

— Да, впечатляет. Но должно было быть больше. Значит, большая часть в камешки-то и ушла. Бумаги тоже все забрал?

— Все, подчистую. Хочешь подняться, посмотреть?

— Нет, я тебе, как себе, верю. А этот, гость?

— Внизу. А вот в этом свертке — это то, что у него было. Я в сумку положу. Нам торопиться надо. Хозяин говорил, что ждет четверых к половине первого. Так что у нас минут двадцать, не больше. — Яков запнулся, потом неуверенно сказал: — Я вот только Пашку хотел забрать. Хоть похоронить его.

Друзин сочувственно посмотрел на Якова:

— Конечно, только чуть попозже. Заряд тут должен был быть…

— Игорёк сказал, что в подвале. Но где, не знает.

— Ну, ладно, я думаю, наших полтора кило тут и так будет достаточно. Тут так все оставлять нельзя. Когда искать будут, мало ли что найдут. От Хозяина всё что хочешь можно ожидать. Давай возьмем пару канистр бензина и прольем все хорошенько. Сумки клади в машину, на заднее сиденье.

Из небольшого отдельного погреба в дальнем углу участка Яков достал две канистры. Вместе с Друзиным они полили пол на первом этаже и оставили открытые канистры на полу. Потом Друзин принес из машины небольшую коробку и поставил её на стол.

— Сейчас я тут всё сделаю, как надо. А ты веди этого во двор. На вот наручники. Надень на него.

* * *

Окошко в металлической двери открылось, и Ходунов увидел вытянутое вперед озабоченное лицо Якова. Увидев, что Ходунов сидит на топчане, он открыл дверь и отступил назад в глубину коридора.

— Выходи, — приказал он Ходунову, сделав движение пистолетом.

Ходунов вышел в коридор и направился к лестнице, ведущей наверх.

— Стой, — остановил его Яков. — Лицом к стене и руки за спину.

Ходунов послушно остановился, подошел вплотную к стене и отвел руки назад. Он тут же почувствовал, что сзади защелкнулись наручники.

— Вот так. — Яков развернул Ходунова. — А теперь топай наверх.

Яков вывел Ходунова во двор. После глубокой тишины подвала, куда сверху не доносилось ни звука, Ходунов с удивлением обнаружил, что здесь, наверху, жизнь бьет ключом. У крыльца лежали друг на друге два трупа. Один из них был тот самый лобастый шутник, который привез Ходунова в тот памятный вечер. Другой — здоровенный, который обычно приносил еду. Столб дыма, треск и хорошо слышные крики людей — это явно свидетельствовало о большом пожаре где-то совсем рядом. Щурясь от яркого света, Ходунов не сразу увидел Друзина. Увидев Ходунова, тот усмехнулся:

— Ну, Яков, ты постарался. Наручники-то можно было и впереди защелкнуть. Ладно, садись на переднее сиденье, — тоном приказа сказал он Ходунову. Увидев, что Ходунову в наручниках трудно забраться в высокий джип, Друзин презрительно скривил губы: — Яков, помоги ты этому интеллигенту.

Яков ухмыльнулся и, подойдя сзади, подсадил Ходунова. В этот момент Друзин вынул пистолет с глушителем из кобуры под мышкой и, когда Яков усадил Ходунова и хотел повернуться, выстрелил. Выстрел прозвучал совсем негромко. На фоне шума на пожаре он почти не выделялся. Просто, когда Ходунов оглянулся, он увидел Якова лежащим на чистой глянцевой брусчатке. Вокруг головы у него расплывалось ярко-красное пятно. Друзин с пистолетом в руке подошел к Ходунову вплотную и, сдвинув брови, холодными, злыми глазами несколько секунд глядел на него. Ходунову стало не по себе. Потянуло в области желудка, как-то нехорошо закружилась голова. Он сглотнул и подобрался.

«Вот это, наверное, и конец», — подумал он про себя.

Друзин как будто прочитал его мысли и презрительно усмехнулся:

— Не напрягайтесь. Я вам не сделаю ничего плохого.

Он пристегнул Ходунова ремнем и закрыл дверь джипа с его стороны. Потом, не торопясь, он осмотрел все вокруг, подошел к воротам и нажал кнопку. Ворота открылись. Друзин сел в джип, закрыл дверцу и выехал на улицу. Метрах в ста от ворот особняка улица по направлению к въезду в поселок была перегорожена стоявшей как-то боком пожарной машиной. За ней было еще несколько машин. Вокруг машин суетились люди. А по улице, прямо к остановившемуся джипу шли четверо. Двое из них в милицейской форме, у одного из милиционеров на плече висел автомат. Они были уже метрах в пятидесяти от ворот особняка.

Друзин посмотрел мимо Ходунова, сидевшего неестественно прямо из-за наручников за спиной, в сторону особняка. Через открытые ворота хорошо был виден лежавший в центре двора труп Якова. Совершенно спокойно Друзин открыл дверь и, неторопливо обойдя джип, вернулся к воротам. Он попытался закрыть ворота руками, но из этого ничего не получилось. Друзин забыл о том, что ворота были с электрическим приводом. Идущие по улице были уже совсем рядом, им оставалось пройти метров десять, не больше. Ходунову со своего места хорошо было видно все. Он увидел, как Друзин слегка досадливо поморщился, моментально осознав свою оплошность, и все так же спокойно вошел во двор. Ворота медленно стали закрываться как раз в то время, когда группа, шедшая по улице, уже почти поравнялась с ними. Никто из проходящих ничего не заметил. Да и понятно. Все они напряженно смотрели вперед, спеша к догорающему уже дому. Друзин вышел из калитки, спокойно огляделся, закрыл калитку и сел в джип.

— Ну, что же, поведение разумное, — сказал он как будто сам себе. — А я, честно говоря, немного напрягся. Вдруг бы вас потянуло на какой-нибудь фортель. Не было такого позыва?

Ходунов пожал плечами:

— Ничего хорошего из этого не получилось бы. Шансов у милиционеров в этой ситуации было совсем немного. Да и у меня тоже. Нет, даже мысли не возникло.

— Да, — кивнул головой Друзин, — ситуация действительно была неприятной, и, учитывая эту сумятицу впереди, у меня действительно не оставалось бы другого выхода, как уйти одному. — Сейчас он говорил с Ходуновым совсем не так, как всего несколько минут назад. Вежливо, можно даже сказать, уважительно. — Ну, да ладно. Так что же там такое?

Он подъехал поближе к образовавшейся пробке. Оказалось, что одна из пожарных машин каким-то образом угодила колесом в кювет. И чтобы выбраться оттуда, водитель, раскачивая машину вперед и назад, поставил ее почти поперек улицы. А после этого двигатель благополучно заглох, и теперь собравшимся вокруг осталось только зрелище трех могучих задниц — водителя пожарной машины и двух других, желавших проехать по улице. Сами водители, накрытые задранным капотом, совершенно полностью погрузились в недра двигателя.

— Ладно, ситуация ясна, — констатировал Друзин, не выключая двигателя джипа. — Подождём.

Видимо, кто-то из обладателей торчавших вдоль капота задниц был хорошим специалистом. Буквально минуты через три капот закрыли, водитель забрался в машину, и двигатель заревел. А еще через пару минут машина благополучно выбралась из кювета и направилась к месту пожара, где тушить уже было почти нечего.

Вслед за пожарной машиной проехали и другие, стоявшие за ней, освободив улицу. Друзин еще раз поглядел назад, на закрытые ворота особняка, и неторопливо поехал по узкой улице. Выехав за пределы поселка, где дорога уже выходила на шоссе, он остановил машину и достал из одной из сумок, стоявших на заднем сиденье, небольшую коробку.

— Теперь можете посмотреть на особняк.

Ходунов, которому сильно мешали наручники, с трудом обернулся. Поселок был внизу и хорошо просматривался. В самом дальнем конце, на месте пожара, поднимался столб дыма. Дым теперь был белым и поднимался плотным столбом, превращаясь выше в облако. Особняк Хозяина отсюда был виден хорошо.

Друзин нажал кнопку, и Ходунов увидел, как вдруг вокруг здания пробежало стремительное легкое облачко, в стороны полетели стекла, какие-то мелкие осколки и куски. И тут же, через долю секунды, вся крыша пошла вверх, блеснуло яркое пламя, и до машины докатился грохот первого взрыва. И сразу же его перекрыл следующий, во много раз мощнее. Взрывная волна была такой силы, что джип сильно тряхнуло. На месте взрыва теперь поднимался, разрастаясь, мощный столб пыли и дыма, полностью накрывший особняк и стоявшие вблизи дома.

— Ну, Хозяин, — покрутил головой Друзин, — вот это да. Тут, наверное, во всём посёлке ни одного целого стекла не осталось. Да, Хозяин всё делал капитально. Что ж, теперь можно и ехать.

Проехав всего километра два по шоссе, Друзин остановил машину.

— Давайте-ка я сниму наручники. Необходимость в них отпала.

Ещё через несколько минут они въехали в следующий поселок. Друзин свернул с шоссе, проехал по боковой улице, потом повернул параллельно шоссе и, проехав еще немного, остановился у какого-то нежилого по виду дома за высоким и давно не крашенным дощатым забором.

— Посидите пока в машине, — бросил он Ходунову.

Он открыл большой висячий замок на калитке и вошел во двор. Потом изнутри распахнул ворота, за которыми на лужайке, заросшей высокой травой, стояли скромные «Жигули». Друзин вернулся к джипу и тоже загнал его на лужайку. Потом он взял сумки, стоявшие на заднем сиденье джипа, положил их в багажник «Жигулей» и, сев в кабину, выехал за ворота. Вместе с Ходуновым они закрыли ворота, Друзин запер ворота, калитку и указал Ходунову на переднее сиденье:

— Ну, всё. Едем дальше, в столицу. Садитесь рядом со мной.

Глава 10

Не доезжая до Кольцевой дороги, Друзин снова остановил машину.

— Сейчас мы поедем в одно место. Но я не хотел бы, чтобы вы знали, где это место находится. Я бы, конечно, просто мог оглушить вас. Но я вам в некоторых пределах доверяю. Так что вот эту бейсболку я вам на глаза надвину. Руками не трогать. Иначе действительно придется оглушить. Понятно?

— Вполне, — буркнул Ходунов. — Хотя, я думаю, все это лишнее.

— Вполне может быть, — легко согласился Друзин. — Но пусть будет так. Кстати, а как вы меня нашли? По правде говоря, вы меня тогда действительно удивили.

— Чистая случайность. Я просто запомнил вас, когда вы провожали этого краснолицего в Женеву. А потом, уже совсем недавно, я случайно видел, как вы садились в машину около этого офиса. Ну, этот, «Роман Родионов» или «Родион Романов». Ну а после всего этого мне в милиции показали фоторобот. Не так уж трудно было все это сопоставить.

— А вы часто бывали рядом с этим офисом?

— Нет, что вы. Я лет пять не был в этом переулке.

— Да, действительно все решила одна случайность. Я ведь всю эту операцию начал готовить очень давно. Но, не будь этой дурацкой случайности, я, может быть, ещё год всё готовил бы и вылизывал. Так что всё хорошо, что хорошо кончается. А закончилось хорошо. Для меня, конечно. — Ходунов услышал короткий удовлетворенный смешок. — Как вы понимаете, и моя официальная крыша, и ваше это письмо — все это потеряло всякое значение. Меня как такового уже нет. Друзин Николай Николаевич трагически погиб при невыясненных обстоятельствах. Почил в бозе. И искать меня никто не будет. И деньги за границу я в чемодане не повезу. Все будет спокойно, солидно и без всякого риска. Даже если вы попытаетесь что-нибудь выкинуть. Кто вас знает, чужая душа — потемки. Мы просто полетим в хорошую, уютную страну. Индивидуальный тур.

Друзин снова с удовольствием засмеялся. Потом, уже посерьезнев, спросил:

— А как будем искать? Какой маршрут вы предлагаете?

— У меня такое ощущение, что одна из самых перспективных точек — Шильонский замок. Это километров восемьдесят от Женевы. Поэтому лучший вариант такой — лететь в Женеву, там поселиться в гостинице. Желательно в той, в которой мы с Шутиковым жили в прошлый раз. Взять напрокат машину и сразу ехать туда. Если там нет, возвращаемся в Женеву и просматриваем все точки в Женеве.

— А почему у вас такое ощущение, что тайник в этом Шильоне?

— Я отлично помню, что, когда мы поехали туда, сумка у Шутикова была довольно тяжёлая. Так что, я думаю, в этот день пакеты были у него. А когда мы были в замке, Шутиков на некоторое время потерялся. А потом появился с бокового прохода. Говорит, вид там прекрасный. А я ведь в этом замке был уже и ходил по этому проходу. Ничего особенного я там не заметил.

— Понятно. Ну а в Женеве?

— Там достаточно много подходящих мест. Надо будет обойти всё.

— Но вы уверены, что это место, которое вы знаете?

— Так сказал Шутиков. Надо исходить из этого.

Вспомнив о Шутикове, Ходунов замолчал. В отличие от Друзина, настроение у него было не из лучших, а сейчас оно и совсем испортилось. Друзин, похоже, понял это.

— Ладно, будем исходить из этого, — коротко бросил он и дальше уже всю дорогу молчал.

* * *

Ехали они довольно долго. Когда Друзин разрешил наконец Ходунову снять бейсболку, машина оказалась в густо заросшем дворе неказистого двенадцатиэтажного блочного дома, стоявшего в окружении десятков других таких же домов. Ходунов поискал глазами табличку с названием улицы, но таковой не обнаружил. Они поднялись на седьмой этаж, и Друзин открыл своим ключом дверь квартиры с номером сорок восемь.

— А вот и наша замечательная хозяйка, — приветствовал он вышедшую из туалета, насупленную и очень неприятную с виду старуху. — Как живем, бабуля?

Несимпатичная бабуля пробормотала в ответ что-то неразборчивое и в упор уставилась на Ходунова.

— Вот, жильца тебе привёл, — не обращая внимания на её реакцию, благодушно продолжал Друзин. — Будешь кормить, поить, стеречь. Последнее — самое главное. Так, — он обернулся к Ходунову и показал на дверь, — вам туда.

Ходунов вошёл в комнату. Друзин вошел за ним и закрыл дверь.

— Ну, вот. Здесь вы поживете некоторое время. Еду вам будут давать вот через этот шкаф. Можете осваиваться. Я пока поговорю с нашей очаровательной хозяйкой.

Друзин усмехнулся и вышел.

Ходунов огляделся. Комната была небольшая, метров десять, чистая и аккуратно прибранная. Справа от двери был несколько неожиданный в городской квартире деревенский рукомойник. За рукомойником, под которым стояло эмалированное ведро, стоял вполне современный биотуалет. По другую сторону от двери был большой встроенный шкаф до потолка. У стены слева стоял не то диван, не то топчан, очень похожий на тот, который был в подвале у Хозяина. А прямо было закрытое плотными шторами окно, которое прежде всего и заинтересовало Ходунова. Он подошел к окну и отодвинул штору. Результат его разочаровал. Окно изнутри было забрано основательной решёткой. А уже за решеткой, на относительно большом расстоянии от нее, все окно было затянуто легкой светлой тканью, которая хорошо пропускала свет, но не позволяла ничего видеть.

«Да, — подумал Ходунов, — это тот же вариант, что и в подвале. Единственное, по свету хоть можно отличать день от ночи».

Через несколько минут в комнату вошел Друзин с пакетом в руках.

— Вот вам блокнот и ручка. Можете писать теперь сколько хотите. Бритва электрическая на батарейке. Побреетесь — положите на поднос. Хозяйка снова подзарядит. Розетки здесь нет. Это тоже на всякий случай. Здесь не подвал. Поэтому шум поднимать нельзя. Имейте в виду, в критической ситуации хозяйка может пустить в комнату газ, от которого вам будет очень плохо. Так плохо, что лучше уж и не пробовать. Убежать отсюда или подать кому-нибудь сигнал практически невозможно. По крайней мере до вас это никому не удавалось. А тут были и очень изощренные в этом смысле люди. — Друзин прошелся по комнате. — Ну, ладно, давайте к делу. Садитесь и напишите список того, что вам нужно взять с собой. Нужны размеры — рубашки, обувь, брюки.

Ходунов присел на топчан, быстро написал и дал листок Друзину.

— Понятно, — просмотрев список, сказал Друзин. — Ну вот и все на сегодня. Есть пожелания еще?

— Да, хотел вас попросить.

— Попробуйте.

— Трусы и майку. И, если можно, привезите мне самоучитель французского. Знаете, такой, среднего размера. Они сейчас везде продаются.

Друзин неподдельно изумился:

— Господи, это-то вам зачем?

— В Женеве везде французский. Придется спрашивать, мало ли что.

— Но вы, насколько я знаю, вполне на английском изъясняетесь.

— В Женеве он не так уж в ходу. Я давно хотел хоть немного освоиться с французским. Раз уж время есть…

— Ну, ну, — покрутил головой Друзин и хмыкнул. — Ладно, вносим в список. Я сегодня добрый. Ещё?

— Душ хорошо было бы. Если можно.

Друзин посмотрел на часы:

— Это придется подождать. Я добрый, но не настолько. Времени нет. Рекомендую обтереться влажным полотенцем. Все?

— Все. Только… Какое сегодня число? Я как-то потерял счёт времени.

— Интересуетесь? — усмехнулся Друзин. — Счастливый человек, можете не следить за временем. Сегодня 7 июня, суббота. Ладно, завтра буду.

* * *

Назавтра Друзин появился только на несколько минут. Привез обещанный самоучитель, свежее бельё и тут же уехал.

Ходунов в его отсутствие не скучал. Расслабленность, безразличие к происходящему и даже некоторая сонливость, которые сопровождали его все время, пока он сидел в подвале у Хозяина, оставили его. Сейчас он чувствовал прилив сил, голова работала четко и ясно. Он добросовестно составил список тех мест, где мог быть тайник Шутикова.

Но, главное, он занимался французским. Это занимало почти все его время. Ходунов исписал уже несколько страниц блокнота фразами из книги, которые он повторял негромко вслух, стараясь заучить их и произносить свободно. Занятия отвлекли Ходунова от тяжелых мыслей о грозящей ему опасности.

А опасность была нисколько не меньше, чем раньше. Несмотря на кажущееся благодушие Друзина, было совершенно очевидно, что Друзин постарается убрать его сразу же, как только нужные ему пакеты будут у него в руках. Уж если Друзин без колебаний убирал сообщников, то было бы нелогичным зачем-то сохранять жизнь какому-то случайному человеку. А уж в логике, в продуманности действий Друзину никак нельзя было отказать. Одно теперь только успокаивало Ходунова. Ни его семья, ни кто-нибудь еще Друзина больше не интересовали. Но самому ему рассчитывать было не на что. Почти не на что.

* * *

В понедельник Друзин приехал уже ближе к вечеру. Он вошел в комнату к Ходунову и поставил на пол небольшую спортивную сумку и пакет.

— Летим завтра утром. Хозяйка вас разбудит в поло вине шестого. А я заеду за вами в шесть с четвертью. Это ваши вещи. Теперь можете принять душ. Пошли, я вас провожу. В ванной я вас закрою. Будете готовы — постучите.

С громадным удовольствием приняв душ впервые с того дня, как он попал в подвал к Хозяину, Ходунов переоделся в легкий спортивный костюм, привезенный Друзиным, и настроение у него улучшилось.

А у Друзина уже не было того легкого настроения, в котором он был в субботу. Выглядел он серьезным и сосредоточенным.

— Теперь я для вас Николаев Анатолий Максимович. Вот ваш паспорт, проверьте на всякий случай, всё ли в порядке.

Это был общегражданский заграничный паспорт, который обычно был у Ходунова дома в шкафу, там же, где лежали и другие его документы. А теперь паспорт был у Друзина. И хотя Ходунов уже должен бы привыкнуть к тому, что с ним в любой момент могут сделать все, что угодно, ему стало так мерзко, что даже слегка закружилась голова. С трудом придя в себя и с отвращением чувствуя, что руки у него подрагивают, он полистал паспорт. Все было в порядке, швейцарская виза была на месте.

— Все нормально, — осевшим голосом сказал он, возвращая паспорт.

— Хорошо. Паспорт, удостоверение и бумажник получите завтра. Часы можете взять сейчас. Ну, список вы составили?

— Да. Одиннадцать пунктов.

— Ладно, это мы обсудим в самолете. Ну, до завтра.

* * *

Ходунов проснулся как от толчка и посмотрел на часы. 5.15. Он встал, не торопясь побрился и умылся. Без четверти шесть он был уже совершенно готов и, ожидая приезда Друзина, листал самоучитель французского. Он чувствовал какое-то неприятное волнение и никак не мог сосредоточиться на том, что читал.

В 6.10 появился Друзин. До этого Ходунов видел его или в деловом костюме, или в видавшей виды потертой куртке. Сегодня он был одет совсем по-другому и, безусловно, со вкусом. Легкая светлая куртка, светлые джинсы и замшевые туфли — все это было хорошо подобрано. Широкоплечий, с тонкой талией, Друзин выглядел, несомненно, элегантным. С некоторым удивлением Ходунов отметил, что в расстегнутом вороте рубашки виднелся православный крестик.

Они тут же спустились к машине.

— Кепку снова наденем, — протянул Грузин все ту же бейсболку.

— Как скажете, — надвигая ее на глаза, сухо отреагировал Ходунов.

Оба они были напряжены и около часа ехали молча.

— Можно снимать, — наконец сказал Друзин. — Почти приехали.

Ходунов снял с лица бейсболку и зажмурился от яркого солнца. Они уже подъезжали к Шереметьево-2. Ходунову тут же вспомнилось, что обычно в это время его охватывало приятное возбуждение перед интересным путешествием. Да, сейчас возбуждение тоже было, его было даже в избытке. Но вот назвать его приятным…

* * *

Машину Друзин оставил на стоянке, и они неторопливо пошли к аэровокзалу.

Ходунов, много раз уже обдумывавший свою линию поведения с Друзиным, про себя решил, что сейчас было бы совершенно неразумным в чем-то его провоцировать. Бесполезно было бы и пытаться усыплять его бдительность, надеясь на какую-нибудь случайность.

«Нет, случая больше не будет, — сказал про себя Ходунов. — Была одна случайность. Слава богу. И я ее использовал. Другой такой случайности не будет. На это рассчитывать нечего. Случай надо создать».

* * *

Ходунову чаще всего приходилось улетать в командировки в субботу. Сегодня был будний день, и народу в аэропорту было относительно немного. Таможню, регистрацию и пограничников они прошли быстро, без задержек.

— Ещё больше часа нам ждать, — сказал Друзин. — Где будем ждать?

— Мы ждали обычно в буфете. Здесь, наверху. У нас был стандартный набор для этого случая: коньяк, апельсиновый сок и кофе.

— Ничего набор. Особенно для утра. Ну, пошли.

В буфете Друзин заказал по рюмке самого дорогого коньяка, по бокалу сока и по чашке кофе. Ходунов отпил сок и поднял на свет коньяк.

— Цвет — что надо. И запах прекрасный. — Подняв рюмку, он сделал глоток. — Да и вкус вполне соответствует. Высокий класс.

Друзин тоже попробовал коньяк и поставил рюмку.

— Что, не понравилось? — спросил Ходунов.

— Нет, очень неплохо. Но не сейчас.

— А, понимаю.

Друзин отхлебнул кофе и поморщился.

— Растворимый. Уж могли бы здесь и получше предложить.

— Да, кофе — законченная ерунда. Не без недостатков. Тем не менее этот комплект должен быть. Если пить по глоточку в последовательности — сок, коньяк, кофе, создается особое предполетное настроение.

— Ну, создалось у вас?

— Честно говоря, что-то не получается сегодня. Чего-то не хватает. — Ходунов вздохнул. — А может, что-то лишнее.

— А может, кто-то? — усмехнулся Друзин.

— Не знаю, не знаю. Настроение — штука тонкая.

Оба пытались как-то уменьшить напряжение. Ходунов допил рюмку.

— Хотите ещё? — спросил Друзин.

— Хочу, — ответил Ходунов. — Но не буду. По нашему распорядку вторую рюмку — в самолете. У нас обычно всегда с собой было.

— Можно здесь взять. Давайте возьмем бутылку вот такого.

— Зачем? Здесь очень дорого получится. Уж лучше тогда купить внизу, без пошлины. Если хотите, можно спуститься.

— Пошли. Время еще есть, все равно делать нечего.

Уже в магазине, выбирая коньяк, Ходунов спросил:

— А как вы планируете организовать наш быт в Женеве? Вы ведь наверняка это тоже продумали.

— Конечно. Я заказал два номера в той гостинице, где вы жили в последний раз. Нельзя же было брать один номер. Не так поймут. Но не обольщайтесь, жить-то мы будем в одном номере.

— Понял, — кивнул Ходунов. — Ну, в нашей ситуации другого варианта просто нет. А вы иностранный язык знаете какой-нибудь?

— Практически нет. Учил английский, но почти без всякого толку.

* * *

Когда они заняли свои места в самолете, Друзин напомнил Ходунову:

— Мы хотели посмотреть ваш список.

— Да, конечно. — Ходунов достал из сумки блокнот. — Вот, одиннадцать пунктов. Ну, я их просто для себя обозначил. Могу дать пояснения по каждому пункту.

— Давайте, — серьезно сказал Друзин.

— Так, пункт номер один. Это замок в Шильоне. Там, в замке, на уровне второго этажа есть внутренний двор. И со двора есть выход на дорожку, которая уступом идет вдоль стены. Обычно по этой дорожке никто не ходит. Место подходящее.

— Понятно. Дальше.

— В Женеве на набережной в парковой зоне есть такие небольшие каменные павильоны. По виду им не меньше ста лет, и выглядят они довольно неказисто. Три из этих пунктов — это как раз такие павильоны. Ну, и все остальные точки такого же плана — в Женеве во многих местах есть такие хозяйственные сарайчики, где уборщики хранят свой инвентарь. Они, как правило, скрыты кустами. Такой сарайчик есть у фонтана в парке, у летнего дворца на другой стороне озера.

— Понял. А какое место из этих в Женеве вы бы сейчас выбрали?

— Нет особых предпочтений. Надо спокойно, методично осмотреть все. Я не исключаю, что ещё какое-то место всплывет. Походим, посмотрим.

— Ну и на сколько же дней вы планируете наши поиски?

— Три-четыре дня будет достаточно. За это время или уж найдем, или…

— Будем надеяться, что никаких «или» не будет, — усмехнулся Друзин и потянулся в кресле. — Найдём. Обязательно.

Вскоре принесли обед, и Ходунов позволил себе ещё одну рюмку коньяка из той бутылки, что они купили. Коньяк оказался таким хорошим, что Ходунов позволил и ещё одну. Друзин коньяк не пил. А потом Ходунов уснул.

* * *

Сквозь сон Ходунов услышал, как объявили посадку и предложили пристегнуть ремни. Он открыл глаза.

Самолет сильно накренился, делая поворот, как будто специально показывая в иллюминаторах сверкающие белоснежные заснеженные вершины, выделяющиеся на их фоне черные зазубрины скал. А ниже — плотная, неподвижная вата облаков, казавшихся такими, что по ним можно было ходить. Даже не верилось, что через несколько минут самолет сможет нырнуть туда и приземлиться.

— А погода-то в Женеве, похоже, неважная, — сказал Ходунов, протирая глаза, обращаясь к Друзину, который рассматривал яркую картину сверкающих гор в иллюминаторе на противоположной стороне.

— Да, облачность, — ответил Друзин, повернувшись к Ходунову.

— Что-то вид у вас усталый, — сказал Ходунов, взглянув на Друзина. — Вы хоть поспали немного?

Сам-то Ходунов чувствовал себя намного лучше. Напряжение, которое не спадало с раннего утра, ушло. Друзин отрицательно покачал головой.

— Ну и напрасно. — Ходунов попытался вытянуть ноги, затекшие от долгого сидения в том узком пространстве, которое, по мысли создателей самолетов, должно быть вполне достаточным для пассажиров туристического класса. — Пользовались бы случаем. Тут-то я уж точно никуда не денусь. Не полезу же через вас. Или вы боитесь, что я вас задушу?

Друзин повернул голову к Ходунову и хмыкнул:

— Просто никак не спалось. А душитель из вас, конечно, тот еще. Но я смотрю, вы оживились. К добру ли это?

— К добру, к добру, — улыбаясь и потягиваясь в кресле, сказал Ходунов. — Это коньяк, наверное. Целебное действие.

Друзин тоже вытянулся в кресле и кончиками пальцев стал круговыми движениями массировать щеки, лоб, затылок.

— Это меня Хозяин научил, царство ему небесное. Усиливает кровообращение. Здорово помогает.

— А вот это я сомневаюсь. Нет, я сильно сомневаюсь.

— В чём? Не понял.

— Сомневаюсь я, что он в царство небесное попадет. Со стороны бога это было бы неправильно, — усмехнулся Ходунов и взглянул на Друзина. Но тот был совершенно серьезен.

— А может, он был хорошим христианином. Молился, посты соблюдал. Разве это невозможно? — Друзин говорил, сдвинув брови, с очевидным напряжением. Для него этот вопрос, видимо, был отнюдь не праздным.

«Ну и ну, — подумал Ходунов. — О спасении души думает. Надо же».

Он снова взглянул на православный крестик, который виднелся на груди у Друзина. Ходунов-то подумал, что это просто дань времени и моде. А он, оказывается, серьезно.

— Так что, думаете, не будет ему царства небесного? — повернувшись к Ходунову и упершись в него взглядом, продолжал Друзин.

— Откуда я знаю? — улыбнулся Ходунов. — Я просто сомневаюсь. По-моему, человек может рассчитывать на рай после смерти, только если он живет праведно. А если он творит зло, а потом молится, не видать ему этого.

Друзин покачал головой:

— Здесь не так просто. В Библии на этот счет очень чётко написано.

— Что же написано? — Ходунов скептически посмотрел на Друзина.

— Я специально читал. И со священником одним разговаривал. Главное — это не грехи наши. Главное — признавать бога. Если человек покаялся и если он бога признает — у него хорошие шансы. Разве не так?

— Если вас это успокаивает, я готов согласиться, — усмехнулся Ходунов. — Действительно, в Новом Завете такой тезис присутствует. Но если внимательно прочитать этот текст, то ведь там много и других тезисов. И основные заповеди там есть. А их нарушение — это ведь грех. И так себе представлять: покаялся, признал — и в рай, это уж слишком просто было бы.

— Но ведь люди все грешат. Что же, никто не попадет?

Ходунов засмеялся:

— Я не знаю. В отличие от вас, я ведь даже не крещенный. Видите, и креста на мне нет. Да и к церкви у меня отношение не очень. Я на все это смотрю, если можно так сказать, неформально. Если по-простому, я верующий, но без церкви.

— Но так вроде не бывает.

— Почему? Сколько угодно. Многие верят в бога как в воплощение добра и справедливости. И не так уж важно, как мне кажется, какой из пророков представляет бога — Иисус, Магомет, Моисей или Будда. Главное — это различать добро и зло. И верить в добро. Так вот, я верю.

— Не знаю, — с сомнением в голосе сказал Дру-зин. — Специалисты говорят, что этого недостаточно.

— Может быть, — согласился Ходунов, не особенно желая обсуждать эту тему с Друзиным. — Я, конечно, в этом деле себя специалистом не считаю.

* * *

Резко потемнело. Самолет задергался, что-то застучало, как будто кто-то ударял мягкой колотушкой по обшивке. Потом стукнули выпускаемые шасси. И через несколько минут внизу неожиданно и совсем близко открылась земля.

После сияющего яркого мира гор и солнца на земле все казалось серым и непривлекательным. Лужи на сером бетоне, мелкий дождь, низкие облака, низкие безликие постройки аэродрома и совсем близкие предгорья, поднимающиеся прямо в серые клубящиеся облака.

— Что-то я совсем не так себе Женеву представлял, — с разочарованием сказал Друзин.

— Это погода, — успокоил Ходунов. — Ничего, в это время года это ненадолго. Выглянет солнышко, всё будет по-другому.

Через полчаса они уже были в гостинице.

Поднявшись на четвертый этаж, Ходунов привычно пошел по коридору и остановился у двери с цифрой 406.

— Вот наши номера. Это номер 406, следующий — 407. Какие наши действия, Анатолий Максимович?

— Заходим в 407-й, — сказал Друзин.

Войдя в номер, Друзин прежде всего внимательно осмотрел его. Ходунов, который уже, наверное, раз пять останавливался в этой гостинице и знал здесь буквально все, уселся в одно из кресел. Осмотрев номер, Друзин сел в другое кресло и строго посмотрел на Ходунова.

— Так, давайте определим некоторые правила на шей совместной жизни здесь. — Друзин сузил глаза и в упор посмотрел на Ходунова. — Уединяться вы можете только в ванне. Спать будете на этой кровати, я буду на этой. — Друзин помолчал, все так же серьезно и злоглядя на Ходунова. — И любую попытку оторваться от меня, любой контакт с кем угодно без моего разрешения я буду рассматривать как нарушение нашего соглашения. Я смогу добиться от вас всего, что мне нужно, и другими способами. Человек я умелый. Так что в ваших интересах не нарушать этих правил. Вы поняли меня?

— Вполне.

— Может быть, сомнения какие-нибудь остались?

— Нет, никаких сомнений. По крайней мере до тех пор, пока я не найду тайника. Вот что будет дальше, там сомнения остались.

Друзин пожал плечами:

— Что вас волнует? Я получаю пакеты, мы немедленно идем в банк, я вручаю вам вполне приличную сумму, и все. Вы остаетесь в этой гостинице, а я тихо испаряюсь. Но, — он поднял палец, — это только в том случае, если вы ведете себя, как мы договорились и меня не напрягаете. Договорились?

— Договорились, — согласился Ходунов и попытался улыбнутся. И тут же почувствовал, что попытка была не вполне удачной. Улыбка, похоже, получилась жалкая. — Да мне ведь ничего другого не остается. Можно душ принять?

— Это можно. Я за вами. Только, когда я буду в ванной, вам придется на некоторое время лишиться подвижности.

— Каким же образом?

— А вот, — Друзин достал из сумки два легких пластиковых ремешка. — Вы садитесь в кресло, а я этими ремешками стягиваю вам руки за спиной и ноги. Работают они не хуже наручников. Понятно?

— Понятно. Уровень доверия установлен, — снова улыбнулся Ходунов. Теперь улыбка уже вполне получилась.

Друзин вышел из ванной в трусах. Ходунов про себя отметил, что его сложению и мускулам позавидовал бы каждый.

«Вполне мог бы участвовать в соревнованиях по бодибилдингу, — подумал он. — Крестик вот только как-то не гармонирует».

— Видимо, надо арендовать машину, — приняв душ, сказал Ходунов.

— Да, прямо сейчас. Я поэтому и спиртного не хотел пить.

— Ну, за такой срок все выветрилось бы.

— Не хочу глупого риска. Вы знаете, где здесь прокат машин?

— Да. Это рядом. Я только не уверен, говорят ли они на английском.

* * *

С машиной уладили все очень быстро. Ходунову не понадобился французский. Служащий фирмы вполне сносно объяснялся по-английски. И арендовав стоянку для взятого напрокат «Фольксвагена», они отъехали от гостиницы.

— Так, сейчас по местному двенадцать сорок, — посмотрев на часы, сказал Друзин. — Сколько, вы говорите, до этого места?

— Километров восемьдесят-девяносто. Может быть, чуть больше.

— Ну, это часа полтора. Показывайте дорогу.

— Да тут нечего показывать. Все время вдоль озера. Будут указатели.

Погода понемногу улучшалась. Дождь прекратился. Исчезла пелена, делающая все неясным, размытым. Облака все еще низко клубились над озером. Весь мир сузился до пространства, ограниченного близким здесь противоположным берегом и прямо уходящими в облака горами, нависающими над дорогой.

Довольно быстро позади остались пригороды Женевы. Вдоль дороги были всхолмленные поля, аккуратно расчерченные узкими прямыми асфальтированными дорогами, ведущими к отдельным домам и фермам. На полях выделялись очень большие тёмные деревянные сараи, построенные, наверное, лет сто тому назад. Дальше на крутых склонах чаще стали попадаться виноградники. Аккуратно, по линеечке посаженные кусты, а под ними красноватая, глинистая и кажущаяся совсем бесплодной каменистая земля. Иногда дорога проходила и рядом с садами, в которых выделялись непривычные для России ряды яблонь с плоскими кронами, повернутыми под углом к линии рядов.

Друзин молчал, нахмурившись, без особого интереса оглядывая разворачивающиеся перед ними живописные картины. А Ходунов почти не глядел по сторонам. Он думал о том, что скорее всего это то последнее, что он видит в жизни. На него вдруг накатил приступ невыразимой тоски. Он почти физически почувствовал, что приближается конец. Всего только два-три дня. Дальше, если только ничего не предпринять, все будет кончено. Не оставит его Друзин просто так. Это совершенно очевидно.

Ходунов поежился и невольно тяжело вздохнул.

— Что это вы так тяжело вздыхаете? — Друзин посмотрел на Ходунова. — Грехи давят?

— Не знаю. Может быть. Вот только не знаю чьи.

— За собой, значит, не чувствуете?

— Почему? Безгрешных ведь не бывает. Конечно, и за мной есть.

— Покаяться надо. Так вы верующий или нет? Я так и не понял.

Ходунов пожал плечами:

— Если формально, то нет. Я в церковь не хожу, постов не соблюдаю.

— А я вот православный, крестился. — Друзин левой рукой достал висящий на шее крестик. — Я и в церковь хожу.

— А во что же вы верите?

— Как во что? В бога. А вы?

— Я верю в добро. Я же говорил. В добро, которое есть в людях.

Друзин скептически усмехнулся и посмотрел на Ходунова с осуждением. Ему, видимо, почему-то хотелось поговорить с ним на эту тему.

— Это не то. Совсем не то. Надо верить в бога. Если молиться и покаяться, бог все простит. Самый страшный грех — это не верить в бога.

— А в чем же эта ваша вера проявляется? Я как-то не понимаю.

— Что тут понимать? Верю, что бог есть, что же ещё?

— Так ведь в это и я верю. В бога как в высшую справедливость и милосердие. Я это так понимаю. А ваша-то вера в чем?

Друзин снова взглянул на Ходунова, и глаза его недобро блеснули. Но ответил он спокойно:

— Я же вам сказал. Ходить в церковь. Молиться. Просить покаяния. Вот вы хоть один раз пробовали читать молитву?

Ходунов отрицательно покачал головой:

— Нет. Не пробовал. Но Библию я, конечно, читал. И не один раз. И у меня что-то не сложилось впечатления, что все так просто, как вы себе представляете. Христос ведь говорил, что в Судный день на весах будет все — все грехи. Так что если вы верите в жизнь души там, — Ходунов показал пальцем вверх, — вам бы раньше о ней подумать надо было.

Друзин нахмурился и покачал головой. Дальше они ехали молча.

* * *

К замку в Шильоне они подъехали в половине третьего. Обычно в выходные дни на стоянке рядом с замком было полно машин. Сейчас здесь было пустынно и тихо. Но замок был открыт. Внутри тоже почти никого не было. Одна парочка как раз выходила, когда Друзин и Ходунов брали билеты, да еще несколько человек стояли на маленькой, мощенной булыжником площади наверху.

— Нам сюда, — кивком головы показал Ходунов.

Они пересекли площадь и через узкую арку вышли на небольшую площадку у внешней стороны стены замка, засыпанную утоптанным гравием. От площадки полого опускался несколько неожиданный здесь огород с капустой и укропом. Вдоль стены дугой, огибающей замок, шла неширокая дорожка, которую через несколько метров перегораживала металлическая калитка с надписью «Private», запертая на висячий замок.

— Вот здесь, — сказал Ходунов. — Видите, перед калиткой стена отремонтирована, все щели заделаны. А за калиткой щели вон какие. Я думаю, в одну из них он и засунул пакеты.

— А где вы застали Шутикова? — прищурившись и неторопливо оглядывая все вокруг, спросил Друзин.

— В тот раз мы не выходили на эту площадку. Мы были на внутренней площади. А Шутиков вышёл на неё через этот проём. Как теперь я понимаю, он обошёл калитку. И пошел вдоль стены.

Друзин ещё раз осмотрелся вокруг, потом вернулся к арке и посмотрел через нее на площадь. Там уже никого не было.

— Пошли. Идите впереди.

Подойдя к калитке, Ходунов встал одной ногой на камень с внешней стороны калитки и, ухватившись руками за стойку, перенес тело на другую сторону, оказавшись лицом к Друзину.

— Порядок. Прошу.

Друзин одобрительно усмехнулся:

— Ловко. Идите вперед, я за вами.

Здесь за выступом стены было очень тихое место. Стена после поворота изгибалась внутрь и дальше упиралась в башню. Тайник мог быть только на этом участке стены, до башни. Здесь стена, сложенная из грубо обтесанных камней, местами растрескалась, покрылась мхом. В некоторых расселинах росла трава и даже закрепилась пара деревцев. Полоса огорода упиралась в очень старую, полуразрушенную кладку. Ниже была видна черепичная крыша, местами покрытая мхом, и дальше все было закрыто кустарником и деревьями. Только кое-где в просветах просматривалась проходящая внизу дорога. Дорожку вдоль стены, видимо, давно не чистили. Она была засыпана прелыми листьями и ветками. От стены пахло сыростью и гнилью.

— Надо осмотреть весь этот участок, — сказал Ходунов.

— Ну, что же, проходите туда, до конца. — Друзин внимательно осматривал стену. — А я начну отсюда.

Ходунов прошел до башни и, не торопясь, оглядывая стену сверху вниз, двинулся по дорожке, выискивая расселины и трещины. Он внимательно исследовал несколько метров стены, но ничего подходящего пока не было. Подходящую расселину Ходунов увидел шага за два. Она была внизу, сантиметрах в двадцати от дорожки. Он тем не менее, не торопясь, осмотрел последовательно, камень за камнем, всю стену до этого места. Дойдя до расселины, Ходунов опустился на корточки.

«Глубокая, — подумал он. — Надо пошуровать хорошенько. Не приведи бог, змея или еще что-нибудь».

Он поднял подходящую ветку и засунул в глубь расселины. Тотчас из щели показалась маленькая черная голова с острым язычком. Ходунов отпрянул. Юркая ящерица скользнула вниз по камням и тут же исчезла в узкой щели.

«Тьфу ты! — подумал Ходунов. — Вот напугала. Я уж думал — змея».

Он ещё раз засунул ветку в расселину и, только убедившись, что никакой гадости внутри нет, засунул руку. Что-то там было. Сжав кончиками пальцев это «что-то», он аккуратно вытащил наружу. Это был заклеенный пластиковый пакет.

Он повернул голову к Друзину и встретился с ним глазами.

— Что? — тихо спросил Друзин. — Есть?

— Не знаю, может быть. Отметьте место и идите сюда.

Друзин подобрал ветку, провел ею черту по дорожке и подошел к Ходунову. Тот молча протянул ему сверток. Друзин взял его и нахмурился.

— Что-то маленький пакет. — В голосе его было разочарование.

— Давайте осмотрим все до конца. А там уж будем делать выводы, — успокаивая его, сказал Ходунов.

— Хорошо, давайте продолжим, — согласился Друзин, положил пакет в карман куртки и отошел к отмеченному месту. Оба они продолжили внимательно осматривать стену. Минут через десять осмотр был закончен на середине участка стены.

— Ну что делаем? — спросил Ходунов, глядя на нахмурившегося Друзина, когда они встретились. — Может, вы осмотрите мой участок, а я ваш?

— Давайте, — согласился Друзин. — Пусть уж будет полная уверенность.

Но повторный осмотр никакого результата не дал.

Они сели в машину, проехали вверх около километра и остановились на площадке, откуда хорошо были видны озеро и замок. Друзин достал небольшой складной нож и потом из кармана куртки пакет. Он разрезал липкую ленту и снял верхний пакет. Потом снял еще один и еще. Наконец в руках у него остался черный блестящий пакет, на котором по-русски было написано «Кофе в зернах». Друзин хмыкнул.

— Это вроде наш. — Он внимательно осмотрел пакет. — Точно, наш. — Снова вынул нож и отрезал небольшой кусочек упаковки. Высыпал на ладонь немного белого порошка. Смочил слюной палец и попробовал на вкус. Потом нажал кнопку, опустил окно и плюнул. — Оно, это точно. Наш товар. Один пакет из шести. Триста грамм. А где же остальные?

— Это вам надо было Шутикова спросить. А теперь уж больше некого.

— Ну, ну. Не забывайтесь. Так какие соображения?

Ходунов пожал плечами:

— Самое главное — Шутиков действительно спрятал товар здесь, в Швейцарии, он его не уничтожил. Надо последовательно осмотреть все возможные места для тайников.

— Мог он спрятать остальное здесь, в замке?

— Нет. Думаю, что нет. У него ведь было всего минут пятнадцать, от силы двадцать. Раньше он здесь не был. Так что заранее ничего спланировать не мог. Когда осмотрел эту самую стену, понял, что много он там не спрячет. Значит, ему надо было отделить одну упаковку, завернуть ее и спрятать. Вряд ли он успел бы найти ещё одно подходящее место и спрятать все остальное. Мое мнение — ехать в Женеву. Теперь основные шансы там.

— Ладно, принимается.

Глава 11

На следующее утро Ходунов проснулся и, осторожно подняв руки, перетянутые ремешком, посмотрел на часы. По местному еще не было семи. Он повернул голову и встретился взглядом с глядевшим на него Друзиным.

— Доброе утро. Вы что, не спали? Или это я вас разбудил?

— Доброе, — ответил Друзин и, зевнув, потянулся. — Нет, я сам проснулся минут десять назад. Ну, как? Не затекли руки-то?

— Нет, ничего, вполне терпимо. Но тем не менее лучше бы снять.

— Потерпите еще немного, минут через пятнадцать я вас освобожу.

Пока Друзин был в ванной, Ходунов вспоминал весь этот длинный вчерашний день, начавшийся в Москве, поездку в Шильон, возвращение…

Вернувшись в Женеву, они зашли в супермаркет рядом с гостиницей и, нагруженные пакетами с едой и напитками, поднялись к себе. Друзин прежде всего уединился в ванной, предварительно спеленав Ходунова ремнями. И в ванную он пошел в куртке. Это, конечно, могло быть и случайностью. Но до этого он снимал куртку, как только входил в номер. И Ходунов обратил на это внимание. А когда он вышел из ванной и повесил куртку в прихожей, она, безусловно, была совсем легкой. Это было совершенно точно. Пакета, того пакета, который они взяли в расселине стены, там уже не было.

«Куда же он его дел? — думал Ходунов. — Спрятать там совершенно негде. Единственное место — бачок унитаза, но там ничего нет. И это значит, порошок он спустил в канализацию. И, значит, он ему не нужен. А нужно ему совсем другое».

* * *

— Ну, вы продумали маршрут? — спросил Друзин, когда они поднялись в номер после завтрака.

— Да, конечно. Вчера, когда мы ехали в Женеву, я набросал схемку.

— Давайте посмотрим.

— Вот, вы смотрите по этому плану. Я предлагаю начать с самой дальней точки вдоль озера в этом направлении, вот сюда. Здесь, вот видите, ботанический сад. А потом идем в обратном направлении. Тут вот, на набережной, три павильона, о которых я вам говорил. Вот здесь надо посмотреть около фонтана. Тут мы часто бывали.

— Ладно, — согласился Друзин.

Через полчаса они уже были на том самом месте, которое Ходунов показал на плане города.

— Мы дальше туда не ходили. — Ходунов показал рукой в направлении от города. — А вот здесь надо посмотреть. Тут мы были. Здесь, похоже, какая-то подсобная территория. Посетителей здесь не бывает. Там вон, видите, теплица. Что угодно можно спрятать.

Минут сорок они осматривали старую теплицу. И внутри, и рядом с ней в беспорядке валялись какие-то ящики, горшки. Здесь действительно можно было спрятать и не один пакет. Но тщательные поиски ничего не дали.

— Отрицательный результат — это тоже результат, — доставая из кармана свою схему, жизнерадостным голосом объявил Ходунов. — У нас еще впереди девять пунктов. А сейчас вычеркиваем пункт два.

Друзин ничего не ответил.

— Теперь будем идти все время по набережной, — сказал Ходунов, когда они через какой-то пролом вышли на асфальтовую дорожку, ведущую вниз. — Вон видите этот каменный домик. Это то, о чем я говорил. На набережной их несколько. Они все наглухо закрыты.

— Если он закрыт, где же там можно что-то спрятать?

— А вот сейчас подойдем, покажу.

Когда они подошли к домику, Ходунов показал наверх:

— Вон, посмотрите, вот здесь и надо проверить.

Домик был квадратный, совсем небольшой, но зато крыша была, как у китайской пагоды, с очень большими свесами. Снизу свесы были зашиты досками, которые от старости кое-где прогнулись и отстали.

— Ну, вот, тут мы сейчас и поглядим.

Ходунов встал на выступ фундамента, который шел по периметру домика, и, отогнув отошедшую доску, сунул руку в образовавшуюся широкую щель. Пошарив там, он отрицательно покачал головой.

— Нет, здесь нет.

Вытащив руку, Ходунов стряхнул с нее пыль и спрыгнул с выступа.

— Ладно, смотрим дальше.

Они внимательно осмотрели домик со всех сторон. Ходунов обследовал еще две щели, до которых можно было дотянуться с выступа.

— Вон ту бы доску еще проверить, — показал, задрав голову, Друзин. — Только с выступа, пожалуй, не дотянуться.

— Не увлекайтесь, — усмехнулся Ходунов. — Если я не дотягиваюсь, как же Шутиков-то дотягивался? Или, вы думаете, его кто-то на себе держал?

Друзин тоже усмехнулся:

— Ладно, вычеркивайте этот пункт.

— Сначала руки надо вымыть. Спуститесь или здесь подождёте?

— Здесь подожду.

Ходунов по каменной лестнице спустился к воде и, присев на корточки, тщательно вымыл руки. Потом он посмотрел на часы. Без пяти десять.

«Да, если в таком темпе, мы сегодня все точки осмотрим, — подумал он. — Адальше? Ачто же дальше?»

Так и не ответив себе на этот вопрос, Ходунов с тоской оглядел хорошо знакомую картину озера. Чайки, несколько парусников, от Женевы неторопливо шел старинный прогулочный пароход. Ходунов тяжело вздохнул и пошел наверх к ожидавшему его Друзину.

Обследование следующего домика заняло существенно больше времени. Тут было уже достаточно людно и надо было выбирать момент, когда поблизости никого не было. Результат был тот же. Только когда Ходунов потянул очередную доску, она неожиданно с треском отвалилась. Ходунов, потеряв равновесие, едва не брякнулся о землю, не слишком удачно соскочив с выступа фундамента. Сверху на него посыпались пыль, птичий помет, какие-то ветки и листья.

— Да, — без улыбки глядя на Ходунова и покачивая головой, сказал Друзин. — Тут просто так не вымоешь. Снимайте рубашку и стряхните.

— Ладно, слава богу, приземлился относительно благополучно.

— Я уж думал, вы чего-нибудь себе сломаете. Вы берегите себя.

— Трогательная забота. Ну, опять надо спускаться. Пойдете со мной?

— Пошли. Вы тут так напылили, что и мне бы надо умыться. Вы только доску-то эту бросьте в кусты. А то ведь заметят и заберут нас с вами.

«Это было бы совсем неплохо», — подумал Ходунов, засовывая злополучную доску в глубину большого куста.

* * *

Когда через несколько минут они снова поднялись на набережную, там было неожиданно много народа.

— Откуда они? — удивился Друзин. — Не было ни кого, а теперь…

— Я думаю, это перерыв в каком-нибудь заседании. Тут рядом навалом разных международных организаций, просто за деревьями не видно.

Огибая по боковой дорожке плотную шумную группу, заполнившую всю набережную, Ходунов вдруг услышал сзади:

— О, Александр Петрович!

Ходунов оглянулся. Тут же оглянулся и остановился Друзин.

«Вот чёрт, — ругнулся про себя Ходунов. — Кто угодно, только не этот».

Это был Сорокин. Он стоял с какой-то ярко накрашенной, довольно пожилой дамой и приторно улыбался Ходунову. Увидев, что Ходунов остановился, он, не переставая так же улыбаться, что-то сказал даме, поклонился и тут же направился к Ходунову. Дама, бросив заинтересованный взгляд на Ходунова и еще более заинтересованный — на Друзина, повернулась и, некрасиво виляя бедрами, пошла по дорожке вверх.

— Александр Петрович! — еще не дойдя до Ходунова, радостно и немного удивленно воскликнул Сорокин, поднимая руки. Можно было подумать, что он долгие месяцы провел в ожидании этой встречи, и вот наконец-то она состоялась. — Откуда, какими судьбами?

— Да все по делам, — холодно ответил Ходунов, на шаг отойдя от нахмурившегося Друзина и неохотно пожимая протянутую ему руку.

— А надолго? — Сорокин так искательно смотрел в глаза Ходунова, что тот сразу понял, что ему что-то от него надо. — Сколько здесь будете? А я что-то не помню, чтобы по вашему комитету на этой неделе что-то было. Или вы по другой линии?

— По другой, — кивнул Ходунов и посмотрел на Друзина.

Друзин сумрачно молчал, переводя взгляд с Сорокина на Ходунова и обратно. Не замечая явной индифферентности Ходунова и почти неприкрытой враждебности Друзина, Сорокин не отставал:

— Просьба у меня, Александр Петрович. Уж не в службу, а в дружбу, а? Посылочку надо отправить, со всем небольшую. Очень нужно.

Ходунов снова взглянул на Друзина, который стал как будто еще мрачнее.

— Лекарства? — спросил Ходунов.

— Н-нет, — после некоторого колебания ответил Сорокин. — Сервизик, совсем маленький. Кофейный.

Ходунов отрицательно покачал головой:

— Нет, Александр Евгеньевич, извините, но не могу.

— Да, Александр Петрович, я вам в любое место подвезу. Это очень, важно, понимаете? Надо, чтоб на той неделе он был в Москве. Очень важно.

— Да понимаю я, — криво усмехнулся Ходунов. Он заметил, что люди, стоявшие на набережной, дружно устремились по нескольким дорожкам вверх. — Понимаю, но не могу. Вы не опоздаете? Что это там за сборище?

— А, общественный совет по координации. Чуть-чуть и опоздаю, ничего страшного. Так, Александр Петрович, я подвезу, а? Вы где живете-то?

Ходунов снова посмотрел на Друзина. И тут по выражению его глаз, ставших совершенно пустыми и холодными, Ходунов внезапно понял, что сейчас может произойти что-то ужасное. Ужасное и непоправимое.

Он посмотрел по сторонам. Последние из стоявших на набережной уже поднимались по тропинкам парка, скрываясь за большими кустами и деревьями. Через минуту здесь уже никого не будет. И тогда…

И тут Ходунов заметил, что Друзин с равнодушным видом уже заходит за спину Сорокина. Они стояли на пересечении двух дорожек. И дорожка, которая шла параллельно набережной, была совершенно пустынной. Вот сейчас скроются за высокими кустами последние поднимающиеся вверх, и…

Ходунов физически, всем существом, ощутил реальную угрозу для этого человека. Никчемного, мелкого и подлого. Но человека. Ходунов почувствовал, как мелко, противно задрожали разом ослабевшие ноги. Так было с ним, когда он увидел лежавшего на красивой брусчатке Якова с простреленной головой. Но тогда это уже случилось. А сейчас это должно случиться. Прямо сейчас. В следующие секунды.

И, не осознавая до конца, что он делает, Ходунов не очень вежливо вклинился между Сорокиным и Друзи-ным и, разворачивая Сорокина вверх по дорожке, торопливо заговорил:

— Не могу, Александр Евгеньевич. Не могу. Я здесь совсем по другой линии. Я теперь в фирме работаю.

— В какой? — изумленно открыл рот Сорокин, пытаясь остановиться.

— «Проктор энд Гембл», — энергично подталкивая Сорокина и не давая ему возможности зафиксироваться на дорожке, продолжал нагло врать Ходунов. — Я к ним перехожу. Здесь я уже в частной поездке. Я не могу выполнить вашу просьбу. Никак не могу. Сейчас — всё. Мы очень заняты.

Пытаясь остановиться, Сорокин протянул к Ходунову правую руку. Ходунов тут же схватил ее и, крепко пожав, левой энергично похлопал по плечу и подтолкнул Сорокина по дорожке.

— Всё, всё, до лучших времен. Ауфвидерзеен, гуд бай, адьес, оревуар. Рад был повидаться. Пока, привет, салют. Всем привет.

Оставив ошеломленного Сорокина на аллее и приветственно помахав ему рукой, Ходунов круто развернулся и, быстро пройдя мимо стоявшего неподвижно Друзина, устремился вниз, продираясь напрямик сквозь кусты. Остановился он, только вывалившись на набережную, и, переведя дух, прислонился к прохладному каменному парапету. Друзин, который не отставал от него ни на шаг, остановился напротив.

— Это что ещё за фокусы? — мрачно глядя на Ходунова, спросил он. — Какая еще фирма? Почему «Проктор энд Гембл»?

Ходунов пожал плечами. Противная дрожь еще не отступила. Он тяжело дышал и был весь мокрый, как будто только что закончил тяжелую работу.

— Я все это придумал. Не могу сказать, что удачно. Надо было как-то от него отвязаться. Я просто побоялся, что вы его убьете. Тип он, конечно, мерзкий, но недо такой же степени… У вас ведь было такое намерение?

— Да, — зло сказал Друзин. — Было. И, должен вам сказать, вы очень рискуете. Ладно, черт с ним. Будем считать инцидент исчерпанным.

— А у фирмы этой здесь штаб-квартира, — криво усмехнулся Ходунов, приходя в себя. — Вот, представляю, какой шум поднимется! Уж это Сорокин разнесёт. Завтра в Москве все министерство будет знать.

Ходунов запнулся и замолчал. Он как-то забыл, что для него сейчас это не имело уже никакого значения. И скоро, очень скоро все кончится. И тогда уже точно будет совершенно не важно, что будет говорить о нем этот Сорокин.

* * *

До одиннадцати они успели осмотреть два сарайчика в кустах около фонтана в парке, где Ходунов с коллегами бывал очень часто, и третий, последний каменный павильон на набережной. Результат был нулевой.

— Сколько у вас там осталось? — хмуро поинтересовался Друзин.

— Да еще четыре. Хотя, честно говоря, я надеялся на те точки, которые мы осмотрели. Согласитесь, это все были хорошие места.

— Что толку, — пожал плечами Друзин. — Мы ищем не места, а груз. А груза нет. Может быть, есть места, которые вы просто ещё не вспомнили?

— Может быть. Я, собственно, об этом только и думаю. Такое ощущение, что список еще не полный. Я должен вспомнить ещё.

Ходунов остановился и посмотрел на Друзина. Тот довольно мрачно, но без злобы смотрел на Ходунова.

— У меня предложение, — сказал Ходунов. — Всё по списку мы сегодня точно осмотрим. Но давайте определим реальное время, когда можно просто ходить и вспоминать. Я предлагаю три дня. Включая сегодняшний. Ведь мы и раньше так договаривались.

Друзин пожал плечами:

— Да я, собственно, на вас и не давил. Я понимаю, что мы можем сразу не найти. Поэтому не дергайтесь. Будем искать сколько надо.

— Хорошо, — слабо улыбнулся Ходунов. — В таком случае давайте немного посидим тут на лавочке. Что-то мне как-то не по себе.

— А что такое?

— Да как-то невнятно. Даже мутит немного.

— Ну, вот. Пить надо меньше.

— Да я выпил-то вчера стакан вина.

— А коньяк? В аэропорту и в самолете.

— Так это когда было! Вы бы ещё вспомнили, что я пил неделю назад.

* * *

Отдохнув минут десять в густой тени огромного платана, они продолжали движение, направляясь мимо оживленной вокзальной площади, шумного универмага «Плассет» к рю де Монблан, которая пересекала Женеву сверху вниз, к озеру с белым султаном фонтана.

— А здесь куда? — спросил Друзин, когда они вышли к величественному белому зданию почтамта.

— Перейдём на ту сторону, а потом к мосту через Рону. Два места у нас там, сразу за мостом.

Здесь, вероятно, было самое напряженное движение в Женеве. Выше рю де Монблан переходила в шоссе, ведущее в большой спальный район и дальше в аэропорт. Ниже и левее было множество магазинов. А прямо вниз она упиралась в большой мост через Рону.

Друзин и Ходунов терпеливо ожидали у перехода зеленого сигнала светофора. Когда зажегся зеленый, вместе с плотной толпой пешеходов они пересекли улицу. И когда они уже почти дошли до конца перехода. Ходунов вдруг остановился и хлопнул себя по лбу.

— Как это я забыл? Здесь же рядом есть одно место. Пошли назад.

Он повернул назад и потянул за собой Друзина. Тот недовольно поморщился, но ничего не сказал и пошел за Ходуновым. А Ходунов был возбужден, от недавнего приступа апатии и слабости не осталось и следа.

— Как же я это упустил? — на ходу говорил он угрю мо молчавшему Друзину. — Там точно надо посмотреть. Как же я это забыл?

Пока они дошли до середины улицы, светофор перекрылся на красный. Ходунов подхватил Друзина под руку и потянул за собой.

— Пошли, вполне успеем.

Ходунов бегом устремился по переходу, забирая левее, в сторону от уже начинавших движение машин. Друзин с напряженным и недовольным лицом тоже бросился за ним. Поток машин резко набирал скорость. Тем не менее они вполне успевали. Успевали бы, если бы… Уже буквально в паре метров от тротуара Ходунов вдруг неловко поскользнулся и упал.

Друзин попытался рвануть его, но понял, что не успеет, и одним большим прыжком оказался на тротуаре.

Машина летела прямо на лежавшего Ходунова. И он, осознавая, что встать уже точно не успеет, отчаянным усилием рванулся в сторону, опрокидываясь на спину и потом снова на живот, заставив вращаться своё тело прямо перед надвигающимся радиатором. Откатиться ему удалось метра на полтора, но этого оказалось достаточно. Отчаянно взвизгнув тормозами, машина остановилась, нависнув над лежащим в нелепой позе Ходуновым. Тотчас же раздался звук сильного удара, и машина дернулась вперед. Потом еще сильный удар и третий послабее, зазвенело разбитое стекло. И тут же засвистел полицейский. Все движение остановилось.

Когда буквально через несколько секунд полицейский, стоявший до этого на противоположной стороне улицы, протиснулся между тесно стоявшими машинами к месту происшествия, его глазам представилась следующая картина. Совсем рядом с тротуаром пытался встать бледный Ходунов. А водитель машины, которая неслась на Ходунова, вышел из нее еще бледнее. Сзади в эту машину уперлась другая. Капот у нее сильно прогнулся и открылся. И в зад ей, уже сильно наискось, врезалась третья.

Полицейский что-то сказал в микрофон своей радиостанции и подошел к Ходунову. Он что-то сказал ему по-французски, но Ходунов ничего не понял. С кряхтением он встал, покрутил головой, нашел глазами стоявшего в моментально сгустившейся толпе на тротуаре Друзина и виновато улыбнулся. Друзин, насупившись, в упор несколько секунд смотрел на Ходунова. Потом вздохнул и переключил свое внимание на полицейского.

А полицейский спокойно, уверенно, даже с каким-то артистизмом, делал свое дело. Прежде всего он молча взял Ходунова за локоть и поставил его на тротуар. Потом он свистнул в свисток и, сделав кругообразное движение рукой, возобновил движение. Три вмазавшиеся друг в друга машины стояли у тротуара и движению не слишком мешали. После этого полицейский строго взглянул на стоявших вокруг Ходунова людей и сделал приглашающий жест в сторону перехода. Зеваки везде зеваки. И даже воспитанные европейцы не могут отказать себе в удовольствии посмотреть на то, как машина давит человека. Но жеста полицейского оказалось вполне достаточно. Прохожие послушно переместились к переходу, ожидая, когда загорится зеленый. Рядом с Ходуновым остался только по-прежнему хмурый Друзин.

— Ну, как? — спросил он. — Как это вас угораздило?

— Нога подвернулась. Сам не пойму, как.

— Вы в порядке? Идти-то можете?

— Да, — с готовностью сказал Ходунов, — только отпустят ли меня.

— Скажите ему, что мы готовы заплатить штраф.

Ходунов кивнул и тронул полицейского за рукав.

— Извините, — сказал он по-английски. — Мы готовы заплатить штраф.

Полицейский покачал головой.

— Ждите, — ответил он по-английски. — Скоро будет полиция.

Ходунов просительно улыбнулся:

— Может быть, сейчас? — Он пытался вспомнить слово «штраф» по-французски, но так и не вспомнил. Поэтому повторил по-английски: — Штраф?

Полицейский вдруг повернулся к Ходунову и что-то спросил по-французски. Ходунов не понял и пожал плечами. Полицейский напрягся и перешел на английский. Ему это, видно, было нелегко.

— Откуда вы?

— Мы из России, — так же улыбаясь, сказал Ходунов. Полицейского это почему-то не обрадовало. Он сдвинул брови, строго посмотрел на Ходунова и повторил:

— Ждать!

Ходунов растерянно посмотрел на Друзина. А тот, как ни странно, успокоился, и на лице его даже появилась ироническая ухмылка. Полицейский подошел к ждавшему его первому водителю и о чем-то заговорил с ним. Потом он подошел к следующей машине, и водитель вышел из кабины. Все было очень тихо и вежливо. Никто не кричат и не ругался. Все терпеливо ждали.

Ходунов отряхнул брюки и рубашку и тут только почувствовал боль. Оказывается, на локте была основательная ссадина, из которой сочилась кровь.

— Это всё ваши излишества, — злорадно сказал Друзин. — Представляете, сколько с вас сдерут?

— А сколько, вы думаете?

— Да пару тысяч уж точно. Это уж как пить дать.

Ходунов огорченно вздохнул и вопросительно по смотрел на Друзина.

— Ну, пару тысяч я уже, надеюсь, заработал. Или как?

— Пока или как. — Друзин хмыкнул и с издевкой посмотрел на помятого Ходунова, прижимавшего к локтю платок. — Как все найдем, так и получите.

— Я думал, тот пакет…

— А не надо думать. Вы лучше вспоминайте всё. И не дергайтесь. А то придется мне для вас поводок купить.

— Тогда уж, может, и намордник? — попытался пошутить Ходунов.

— Идея хорошая, — усмехнулся Друзин. — Подумаю о реализации.

* * *

Позади стоявшей боком последней машины остановились две полицейские машины — светлый «БМВ» с мигалкой и темно-синий фургон с белыми полосами по бокам.

Из боковой двери фургона вышел худой и высокий длинноволосый тип в каком-то сером балахоне. На шее у него висело несколько фотоаппаратов и еще какой-то ящик. А с переднего сиденья бодро высадился молодой, красивый, весь тщательно отглаженный полицейский, очень довольный собой и победоносно оглядывающий все вокруг.

За рулем «БМВ» был довольно пожилой грузный мужчина в штатском. Он был совершенно седым, только брови были черными. Он подошел к полицейскому, который что-то сказал ему, и кивком головы указал на Ходунова. Седовласый кивнул и сделал рукой приглашающий знак фотографу, который, казалось, успел задремать, привалившись к фургону. Тут он моментально оживился и очень быстро сделал десяток снимков с разных точек. Полы балахона развевались от резких движений. Фотограф то поднимался на цыпочки, поднимая камеру на вытянутых руках вверх, то припадал к асфальту. Молниеносно сделав свою работу, он вернулся к фургону и, привалившись к стенке, снова впал в спячку.

Старший подошел к Ходунову и что-то спросил по-французски.

— Я не понимаю, — по-английски сказал Ходунов.

— У вас есть паспорт? — теперь уже по-английски спросил седой.

— Да, вот, пожалуйста. — Ходунов достал из кармана рубашки паспорт.

Не открывая паспорта, старший показал рукой на фургон:

— Пожалуйста.

Ходунов нерешительно поглядел на Друзина:

— Надо идти, так не отпустят.

— Хорошо, — спокойно кивнул Друзин. — Я еду с вами.

Ходунов обернулся к старшему и, показав на Друзина, сказал:

— Это мой друг. Мы вместе.

Пожилой полицейский посмотрел на Друзина, потом безразлично пожал плечами и, снова показав на фургон, сказал то же самое:

— Пожалуйста.

Потом он повернулся и спокойно пошел к своей машине. Он, видимо, и мысли не допускал, что его могут ослушаться или неправильно понять.

Ходунов и Друзин остановились у боковой двери фургона, в которую загружался фотограф. Но теперь наступило время действовать молодому полицейскому. Он важно поднял руку, покачал головой, а потом жестом показал на заднюю дверь фургона. Потом он быстро прошел к этой двери и широко распахнул ее. Ходунов вздохнул и полез внутрь. Внутри фургона была отгорожена задняя часть с тремя креслами. Так что фотограф, который уже уселся на свое место, оказался за стеклянной перегородкой. Друзин на секунду замешкался, но потом, нахмурив брови, тоже вошел в фургон. Полицейский закрыл дверь, и фургон тронулся. Ехали совсем недолго, минуты три-четыре, не больше.

Выйдя из фургона, Ходунов огляделся. Они были рядом с небольшим двухэтажным зданием с какой-то невзрачной вывеской и флагом. Полицейский показшг рукой на входную дверь и пошел за Ходуновым и Дру-зиным.

Войдя, они оказались в довольно большом, светлом зале, разделенном массивной деревянной стойкой с окошками на две половины. У входа слева стоял ряд больших кресел, и дальше в глубь здания уходил коридор. Справа все пространство занимала разделенная на секции клетка из толстых металлических прутьев. А всё пространство за стойкой было разделено лёгкими невысокими прозрачными перегородками. Несколько полицейских в форме сидели там за компьютерами.

Молодой полицейский открыл дверцу в стойке и кивнул. Когда Ходунов и Друзин прошли в отгороженное пространство, он показал на стол, за которым сидел полицейский в форме, лет сорока, со строгим лицом, вероятно, кто-то из начальства.

В этот момент открылась небольшая дверь рядом со столом, за которым сидел суровый полицейский, и в нее вошел тот самый седой в штатском, который забрал у Ходунова паспорт.

Молодой полицейский что-то доложил начальнику и тут же ушел. Начальник внимательно посмотрел поверх очков в металлической оправе на Ходунова, потом на Друзина, сказал: «Бон жур» — и показал на стулья напротив стола. Седовласый сел на стул, стоявший рядом со столом, положил на стол паспорт Ходунова, и несколько минут они спокойно, не торопясь, разговаривали. Потом начальник открыл паспорт и стал внимательно его изучать.

— Они, похоже, по-английски не понимают, — наклонившись к Друзину, тихо сказал Ходунов. — Я попробую с ними по-французски.

Громко кашлянув, чтобы привлечь внимание строгого полицейского, Ходунов начал по-простому:

— Пардон, мсье.

Полицейский поднял голову и строго и вопросительно посмотрел на Ходунова. Ходунов набрал в грудь побольше воздуха и довольно быстро сказал несколько фраз по-французски. Сказав, он напряженно уставился на полицейского, пытаясь убедиться, понял ли он. Тот так же напряженно уставился на Ходунова, видимо, тоже стараясь понять.

Подождав несколько секунд, так и не поняв, дошёл ли до полицейского смысл сказанного, Ходунов снова, как с разгона, опять вполне слитно сказал те же фразы на французском. Полицейский если и понял, то никак не реагировал. Сдвинув брови и став уже совершенно неприступным, он сухо сказал только одно слово: «Бьен». Потом посмотрел на седого и, ничего не говоря, поднялся с кресла, снял с крючка свою фуражку, тщательно водрузил ее на себя и вышел.

— Я ему пытаюсь объяснить, что мы готовы заплатить и что у нас мало времени, — шепнул Ходунов Друзину. — Не пойму, дошло до него или нет.

Пожилой в штатском все так же спокойно сидел на своем стуле.

Через несколько минут, открыв дверцу в стойке, пришел улыбающийся белесый и довольно упитанный молодой полицейский в форме. Он сказал всем: «Бон-жур», пожал руку седому и сел на место начальника. Седой встал, кивнул пухлому блондину и вышел. Блондин взял с полки какую-то папку, вынул бланк и, сев за стол, приступил к официальному допросу.

Он открыл паспорт Ходунова и тем не менее спросил на хорошем английском:

— Как ваше полное имя?

— Ходунов Александр Петрович. Там в паспорте есть.

Улыбка упитанного полицейского стала менее лучезарной.

— Вы должны сказать. Прошу вас точно отвечать на мои вопросы.

Дальше Ходунов уже действительно только отвечал. Вопросов было множество: адрес в Швейцарии, адрес в России, место работы, должность, есть ли счет в банке в Швейцарии, цель приезда, установлено ли время вылета, был ли раньше в Швейцарии, кто мог бы подтвердить его личность в Швейцарии и так далее. Потом Ходунов описал то, что случилось с ним на перекрестке.

Когда наконец анкета была заполнена, полицейский поставил внизу свою подпись и дал бланк, закрепленный на планшете, Ходунову.

— Прочитайте и распишитесь, пожалуйста.

Ходунов прочитал текст и хотел было подписать, но тут вошел строгий начальник. Блондин хотел встать, но тот покачал головой, положил ему руку на плечо и что-то спросил. Блондин ответил, и оба они посмотрели на Ходунова.

— Вы согласны? Все правильно? — спросил молодой.

— Да, да, все в порядке.

Ходунов подписал бланк и вернул молодому. Начальник пробежал глазами текст, удовлетворенно кивнул и снова что-то сказал молодому. Тот поднял на него глаза и кивнул. Потом он снова повернулся к Ходунову и Друзину:

— Вам придется подождать. Мы должны проверить данные о вас.

— Сколько времени это займёт? — спросил Ходунов.

Молодой посмотрел на начальника и спросил у него по-французски. Тот пожал плечами и коротко бросил что-то. Молодой снова вежливо улыбнулся.

— Наверное, полчаса. Может быть, немного больше.

Начальник, видимо, находился не в столь лучезарном настроении. Нахмурившись, он сказал молодому ещё что-то.

— Вы должны остаться здесь, — перевел Ходунову на английский блондин и для убедительности показал на Ходунова и на пол комнаты. — А ваш друг может подождать там, у входа. — Он указал на Друзина и махнул рукой в сторону входа. — Там есть кресла.

Друзин, очевидно, понял и нахмурился. Ходунов заискивающе улыбнулся начальнику, потом молодому и неуверенным голосом сказал:

— Может быть, мы могли бы остаться вместе здесь?

Он тоже для убедительности показал сначала на Друзина, потом на себя и ткнул пальцем в пол.

Теперь понял начальник. Понял и удивился. Молодой тоже удивился. Здесь не принято спорить с полицией или предлагать свой вариант решения, когда полицейский уже сказал, что нужно делать.

Нахмурились уже оба. Только у начальника в лице была заметна еще и злость, а молодой смотрел на Ходунова с осуждением. Начальник не удостоил Ходунова ответом, а молодой, сделав ладонью жест, чтобы Друзин поднялся, показал рукой в сторону холла и неожиданно сказал по-русски:

— Пожалуйста!

Это тщательно выговоренное «пожалуйста» не оставляло сомнений.

Ходунов с сожалением посмотрел на Друзина и вздохнул:

— Проверять будут. Примерно полчаса. Придётся вам в холле меня подождать. У них тут свои порядки.

Друзин поднялся и хмуро оглядел полицейских.

— Ладно, подожду, — бросил он и пошел в холл.

Начальник вышел вместе с ним, наклонился к окошечку и что-то сказал одному из сидевших там полицейских. Тот оторвался от работы, равнодушными глазами посмотрел на Друзина, кивнул и продолжил усердно молотить по клавишам.

Друзин сел в одно из стоявших в холле кресел напротив стойки и вытянул ноги. Отсюда он хорошо видел Ходунова и все, что происходило в отгороженном стойкой пространстве. Это его успокоило.

В большом зале было совсем тихо. Полицейские за стойкой в своих отсеках были поглощены работой. Друзин внимательно наблюдал за сидевшим в одиночестве Ходуновым, время от времени переводя взгляд на зеленую лужайку, которая была хорошо видна через стеклянную стену, выходившую во двор.

Так прошло минут пятнадцать. Услышав какой-то шум, Друзин прислушался. Ему показалось, что он ослышался. Нет, в самом деле. Через открытую дверь холла с улицы доносился отборный русский мат.

Ну, это уж было чересчур! Приехать в Женеву, попасть в полицию и тут же столкнуться с русским, да еще, как видно, не с лучшим образчиком — этого только не хватало.

Тяжело вздохнув, Друзин поднялся и подошел к двери. В холл в сопровождении полицейского, сильно пошатываясь, ввалился некто лет двадцати восьми — тридцати, среднего роста, с круглой, коротко стриженной головой. Одет он был в темно-вишневый шелковый пиджак, рубашку с воротником-стойкой, струящиеся мешковатые брюки и сверкающие ботинки. Он безуспешно пытался оттолкнуть ведущего его под руку полицейского.

— Ну, ты, хорош. Хорош толкаться. Ну чё ты? Ну ты чё, я ведь иду!

На его лице, которое в нормальном состоянии вполне могло бы быть симпатичным, блуждала бессмысленная улыбка, глаза были широко раскрыты.

Полицейский подвёл его к окошку, за которым сидел дежурный. Предоставленный себе вновь прибывший ни секунды не оставался в покое. Двигалось у него все — руки, ноги, голова. Он все время неожиданно наклонялся, и казалось, он вот-вот упадет. Но он как-то выворачивался и выпрямлялся, а потом снова неожиданно нырял куда-то вниз, будто хотел подобрать что-то на полу. Поведение пьяного нельзя было назвать агрессивным. Он просто ни секунды не оставался в покое. Он то приседал, то откидывался назад, то пытался обнять полицейского, то погладить его.

И, главное, он непрерывно говорил. Вернее, произносил. Без пауз, довольно монотонно. Воспроизвести эту речь совершенно невозможно. В основном слова были матерные, они составляли процентов восемьдесят. Процентов пятнадцать объема занимали междометия типа «блин», «зараза», «ни фига себе» и так далее. Оставшиеся же пять процентов слов так терялись в основной массе, что понять, что же хотел сказать этот появившийся в тихом холле субъект, было совершенно невозможно.

Сидевшие за перегородкой полицейские разом подняли головы. Однако, не найдя для себя ничего интересного, тут же снова уткнулись в работу.

Пришедший полицейский, поговорив с дежурным, жестом показал, чтобы пьяный вынул все из карманов. Тот, как ни странно, понял. Достал из кармана бумажник, паспорт, платок и положил на столик рядом со стойкой.

Дежурный вышел из-за стойки, и вместе с полицейским, который привел пьяного, они заперли его в клетке. Он и в клетке продолжал непрерывно двигаться и монотонно что-то бубнить.

И тут наконец и в отсеке, где одиноко сидел Ходунов, тоже произошли изменения. Пришли строгий начальник, толстый блондин, говорящий на английском, и еще какой-то загорелый тип спортивного вида с белозубой улыбкой, как на рекламе зубной пасты. Этот тип и спрашивал о чем-то Ходунова. Блондин, как это можно было понять, выступал в роли переводчика. Строгий начальник просто присутствовал при разговоре. Продолжался разговор недолго, минут пять-семь. После этого начальник с загорелым типом ушли, а Ходунов остался с толстым блондином. Ходунов посмотрел на Друзина, поднял брови и пожал плечами. Видимо, надо было еще подождать.

После небольшого затишья с улицы донеслась звонкая дробь каблуков, и в холл влетела запыхавшаяся молодая, довольно интересная женщина. Одета она была хорошо, можно даже сказать, со вкусом. И если бы не некоторая размашистость и угловатость движений да излишняя бойкость, ее можно было бы даже назвать элегантной.

Влетев в холл, она посмотрела по сторонам и увидела пьяного в клетке.

— Юра! О господи! — Она громко вздохнула и, покачивая головой, подошла к нему. — Юра! Ну что ты опять удумал?

Тут она тоже добавила несколько слов о матери, не относящихся к разряду печатных. Добавила их так, без злости. Они, видимо, и дома так разговаривали. А здесь, за границей, она, очевидно, чувствовала себя в этом отношении совершенно свободно. К сожалению, нашим соотечественникам за границей часто кажется, что, кроме них, никто по-русски не понимает. И ведут себя там, как в лесу. А нас-то там тысячи.

Поняв, что сейчас от Юры добиться чего-нибудь путного будет очень трудно, она подошла к окошечку.

— Я, — тут она ткнула себя в грудь, — его жена. — Она показала на продолжавшего что-то говорить и жестикулировать Юру. — Я заплачу штраф. — Она достала из сумочки деньги и показала полицейскому. — Штраф! — Для убедительности она потрясла бумажками. — Понимать?

Полицейский спокойно глядел на напряженно глядевшую на него жену пьяного Юры и молчал. Он покачал головой и пожал плечами, а потом, очевидно, вспомнив что-то, привстал и посмотрел в сторону Друзина. Друзин решил не реагировать и сидел с ничего не выражающим лицом.

Но женщина сообразила моментально. Она сделала несколько шагов в его направлении и, пытаясь улыбаться, спросила:

— Извините, вы говорите по-русски?

Сохранять дальше индифферентную позицию было бы просто неприлично. Друзин вздохнул, встал из кресла и нехотя ответил:

— Конечно. Я ведь русский. Только чем я могу помочь? Я по-французски ни одного слова не понимаю.

Но жена Юры уже четко уяснила себе, что этот интересный представительный мужчина как раз может помочь и он поможет.

— Вы русский… — Она кокетливо улыбнулась. — А что вы тут делаете?

Друзин недовольно нахмурился.

— По делу, — сухо ответил он. — Так что вы хотите?

— Вы знаете, мы вчера тут загуляли немного с друзьями, — сразу же придав себе несколько томный вид и поправляя прическу, сказала она. — А утром Юра, это мой муж, у него голова сильно болела, решил опохмелиться. Ну, в номере. А потом мы пошли в кафе, и он там ещё немного выпил. Я отошла ненадолго, в туалет, ну, дело такое. Прихожу, его нет. Официант говорит: «Полис» — и показал рукой. Я и понеслась.

— Так вы у него узнайте. — Друзин показал на клетку.

— Ой, ну мне он сейчас ничего не скажет. А можно я вас попрошу? Поговорите с ним, а?

— Да у нас тут дело, — нахмурился Друзин. — Меня могут вызвать.

— Так это же здесь, рядом. Ну, пожалуйста, он вас послушает.

Друзин недовольно пожал плечами:

— Ладно, давайте попробуем.

Подойдя к заточенному Юре, Друзин повернулся так, чтобы видеть Ходунова, и попытался расспросить непутевого соотечественника. Юра излагал дело все в той же манере. Правда, под строгим взглядом Друзина соотношение несколько изменилось. Матерных слов стало несколько меньше. Но вот значащие слова, в произвольном порядке рассыпанные в его внешне слитной речи, никак не удавалось сложить во что-то связное.

Если убрать все нецензурные выражения, то выглядело это примерно так:

— А что? Не, ну ничего себе! Ну, она сидит. А я чего? Нормально. И говорю этому швейцару конкретно. Ик! А она чего? Ну, не понимаю. Однозначно.

Тут Юре, наверное, понравилось это слово. Или то, что ему удавалось его выговаривать. Потому что дальше уже почти вся значащая часть состояла из этого слова. Упоминание о каком-то швейцаре ясности не добавляло.

— Однозначно. Я же вообще ничего. Ей-богу. Однозначно. А она? Не, ну вот ты скажи. Я же ничего? Ничего. А швейцар? Однозначно. Ик! Не, ну а что? А тут другой швейцар, старый. Не, ты понимаешь?

Смущённый этим изобилием швейцаров и ничего не понявший, Друзин только покачал головой:

— Да, тяжелый случай.

Тут он увидел, что толстый блондин, поговорив с кем-то по телефону, встал и что-то сказал Ходунову. Ходунов поднялся и направился к выходу.

— Вы извините, — сказал жене Юры Друзин. — Мне надо идти.

— Ой, ну пожалуйста. — Она вцепилась в рукав его куртки. — Может, тот товарищ поможет?

Друзин посмотрел на нее тяжелым взглядом.

— Тот товарищ торопится. Вам понятно, мадам?

Но мадам не понимала. Не отпуская Друзина, она рванулась к выходившему на волю Ходунову.

— Пожалуйста, помогите, тут никто ничего не понимает!

Удивленный Ходунов, который в своем отсеке не обратил внимания на события, связанные с пьяным Юрой, посмотрел на Друзина. Тот нехотя сказал:

— Вот, мужа у нее забрали. А за что, почему, она не знает. А этот и сказать не может.

— Так у дежурного надо спросить, — порекомендовал Ходунов.

— Это-то понятно, — зло скривила рот дама. — Как спросить-то?

— Ясно, — сказал Ходунов и посмотрел в сторону толстого блондина. Тот как раз поднял голову, и Ходунов сделал ему знак рукой.

Улыбающийся и благожелательный блондин поднялся, подошел к Ходунову, и через несколько минут все стало ясно. Дежурный все объяснил, а блондин перевел для Ходунова на английский.

Оказалось, что Юра, когда его жена ушла в туалет, решил пообщаться с супружеской парой, сидевшей в кафе за соседним столиком. Естественно, это им не очень понравилось, и они стали выражать свое неудовольствие. Ничего особенного при этом и не произошло. Но, как это часто бывает, все решила неприятная случайность. Проезжала рядом полицейская машина, официант увидел и остановил представителей закона. Полицейские тут же взяли Юру. Никаких претензий к нему и не было. Его просто не хотели отпускать в таком виде одного. Но если жена его заберет, то они не возражают.

— А что же он мне там плёл про какого-то швейцара? — спросил Друзин, когда Ходунов перевёл всё это на русский.

— Так это тот, который в кафе был. Сидел рядом с нами, — радостно пояснила повеселевшая жена Юры.

— А он разве швейцар?

— Ну, я не знаю. Тут ведь все швейцары. А может, приезжий.

— Здесь все швейцарцы, мадам, — Друзин покачал головой. — Швейцарцы, а не швейцары.

— Ну, не важно. Какая разница. И так понятно. Ой, вы уж помогите мне еще разик, а? Мне бы до такси его довести. Поможете?

— Ладно, — нехотя согласился Друзин. — Что с вами поделаешь. Придется помочь соотечественникам.

Дежурный, Друзин и Ходунов извлекли Юру из клетки, вывели на улицу и посадили на скамейку. Жена получила вещи арестанта и тоже вышла на улицу.

— Ждите нас здесь, — сказал Друзин. — Мы найдём такси и подъедем.

— Может быть, кто-то из вас со мной останется? — предложила жена Юры, изобразив очень завлекательный взгляд в сторону Друзина.

Друзин посмотрел на нее как на неодушевлённый предмет и не ответил.

— Вынуждены отклонить ваше, несомненно, интересное предложение, мадам, — галантно ответил за него Ходунов. — Вы, главное, за мужем своим следите. А если в туалет захочется, терпите.

Мадам обиженно подобрала губы и уселась на скамейку.

Минут через пять, подъехав на такси и усадив в него Юру, Друзин и Ходунов наконец распрощались с ней. Она, правда, сделала попытку попросить их доехать с ней до гостиницы, но Друзин эту попытку категорически пресёк.

— Попросите швейцара. И не перепутайте. Это тот самый, что у двери стоит. Всего наилучшего.

* * *

Пройдя небольшую улочку, на которой был полицейский участок, неразлучная пара вышла на оживленную рю де Монблан.

— Так что же, можем мы продолжать? — спросил Друзин, скептически оглядывая Ходунова.

— Можем, конечно. Только я бы почистился. Да и локоть я ободрал. И колено, видно, тоже. Может, мы в гостиницу сейчас зайдем? Чайку попьем и продолжим. Здесь до гостиницы всего минут десять. Да и время-то, смотрите, уже час скоро. А я смотрю, что-то есть так хочется…

Друзин слегка поморщился, но согласился.

— Ладно. Пошли. Только уже без рывков. Идите рядом.

До гостиницы они шли молча, прихрамывающий Ходунов — чуть впереди.

— Так что вам в полиции-то сказали? — открывая холодильник, спросил Друзин, когда они поднялись в номер.

— Да почти ничего, — ответил Ходунов, ставя чайник на плиту. — Я сначала просто ждал, довольно долго. Проверяли, я думаю. Потом пришел этот толстый парень, который по-английски говорит. Он сказал, что завтра к двум часам я должен прийти в суд. Это совсем рядом с участком, здание через улицу. Я бумагу подписал, что приду. Там будут представители этих пострадавших. Я имею в виду машин. Не машин, а владельцев, тьфу, запутался!

— Ну, готовьтесь платить, — снова злорадно сказал Друзин.

— Да я-то что? Я, можно сказать, всегда готов. Денег у меня нет. Только в счет будущего заработка.

— Ладно, — усмехнулся Друзин, — решим.

— Да, уж пожалуйста. — Ходунов посмотрел на Друзина. — А то ведь меня предупредили, если не приду завтра, меня искать будут.

Глаза Друзина сузились, и лицо затвердело. Он уперся холодным взглядом в глаза Ходунова и несколько секунд глядел на него.

— А вы — штучка, — сказал он наконец.

Ходунов приветливо улыбнулся. Он спокойно выдержал взгляд Друзина.

— Что я могу сказать? Вот вы — нет. Вы — не штучка.

Видя, что у Друзина заходили желваки, он решил смягчить ситуацию:

— Ну, вы сами подумайте. Вы же все видели. Всё ведь на ваших глазах было. Я соблюдаю нашу договорённость.

Друзин некоторое время молчал, доставая из холодильника еду.

— Ну, ладно, — смягчившись, сказал он. — Действительно, существенного значения это не имеет.

— А у вас нет бинта или пластыря? — спросил Ходунов.

— У меня всё есть. Вот возьмите. Это тоже в счет вашего заработка. Не рассчитаетесь вы со мной.

— Что же делать? Буду вечным должником.

Ходунов принял душ, залепил пластырем ссадины на ноге и на локте и почувствовал себя совсем хорошо. Ушло куда-то это противное внутреннее напряжение, которое не покидало его с начала их путешествия.

Передохнув, Друзин и Ходунов с новыми силами продолжили поиски.

— Ну, что ж, показывайте ваше перспективное место, — сказал Друзин, когда по узкой улице они шли к набережной. — Далеко оно отсюда?

— Совсем рядом. В Женеве все близко. Минут десять пешком. Сейчас спустимся вниз, к озеру. Только теперь нам надо направо, к самому центру.

Они шли по залитым солнцем улицам. Через рю де Берн, на которой прогуливались пожилые и некрасивые дежурные проститутки, покручивая ключ на пальце, мимо ресторана «Максим» с фотографией ансамбля русских девушек в витрине, мимо автостанции они вышли на набережную.

Ходунов уже привык к этой картине — яркой и радостной. Он привык к этому городу, знакомому и одновременно чужому, гостеприимному и безразличному. Гостеприимство в улыбках продавцов и официантов. Вежливое, доброжелательное безразличие прохожих.

На набережной их встретил ветер, возбуждающий запах водорослей, яркая голубизна воды и фонтан во всем своем великолепии. На противоположной стороне расширяющегося налево озера на фоне зеленых округлых склонов ярко выделялась полоса белых красивых зданий. А дальше громоздящиеся горы с выступающими скалами и каменными осыпями. И еще дальше, в дымке, величественные снеговые вершины.

— Да, сегодня здесь все совсем по-другому, — оглядываясь вокруг, сказал Ходунов. — Вот это настоящая Женева. Нравится вам?

Друзин тоже оглядел открывшуюся перед ними панораму.

— Да, ничего не скажешь, красиво.

Когда они прошли немного по набережной, Ходунов остановился и, повернувшись спиной к озеру, сказал:

— Ну, вот это и есть перспективное место.

Место, конечно, стоило того, чтобы сюда прийти. Здесь, в центре города, это было единственное место, где здания гостиниц, банков и магазинов не выходили прямо на набережную, а, расступившись, давали место для пышного и необычного памятника. Впереди была скульптура сидящего на лошади дородного господина с гордо поднятой головой. А за ним был небольшой мавзолей, окруженный затейливой ажурной металлической оградой. За памятником была сплошная стена густого кустарника и несколько высоких деревьев.

— Да, красиво, — сказал Друзин. — А что это за памятник?

— Это не просто памятник. Это надгробный памятник. Тут похоронен один из богатейших и знатных горожан. Он завещал очень крупную сумму городу при условии, что будет похоронен на этом месте и здесь ему воздвигнут памятник. Проблема была еще и в том, что этот самый богач, по преданию, не отличался праведностью. Вопрос обсуждался городским советом, и материальный фактор оказался решающим. Теперь это одна из достопримечательностей Женевы, а неисправимый грешник увековечил свое имя.

— Ну вот, видите, — усмехнулся Друзин. — А вы говорите о высшей справедливости. Где же она? В конечном счёте, всё решают деньги.

— Сомневаюсь. Нет, я сильно сомневаюсь. А в этом случае — тем более. Мне кажется, что практичные женевцы поступили мудро. Они приняли деньги, которые городу всегда нужны. Но они ни в чем не поступились. Этот богач ведь и вошёл в историю со своими грехами. Ведь он-то наверняка рассчитывал, что, греша всю жизнь, он таким способом после смерти получит почет и уважение. А добился обратного. И теперь уже не только жители Женевы, весь мир над ним посмеивается.

Грузин покачал головой и хмыкнул:

— Ладно, не будем спорить. Так где же тут что-то может быть?

— А я ещё не знаю. Мы сюда часто приходили. Надо осмотреть все внимательно. У меня такое ощущение, что здесь могут быть удобные места.

Минут пятнадцать они тщательно осматривали и сам памятник, и ближайшее от него пространство, заросшее деревьями и кустарником. Особенно тщательно они осмотрели небольшой, выкрашенный зеленой краской дощатый сарай, стоявший в гуще кустов. Здесь была густая тень, пахло прелыми листьями, гнилью и кошками.

Друзин и Ходунов обошли сарай, пробуя все доски. С тыльной стороны сарая кустарник рос так густо, что продраться к стенке можно было с трудом. Друзин сделал Ходунову знак, чтобы тот оставался на месте, и стал ощупывать те доски, до которых можно было дотянуться. Одна доска, когда Друзин потянул ее, подалась. Ходунов видел, как Друзин, отведя доску в сторону, сунул руку в образовавшуюся щель и пошарил там рукой. Чтобы обследовать большее пространство, он, прижавшись щекой к грязной стенке, просунул в щель плечо.

Попытка оказалась успешной. В руке Друзина был довольно большой и увесистый пластиковый пакет. Раздвигая кусты, Друзин выбрался на свободное пространство. Положив пакет на землю, он посмотрел на своё плечо. Да, пыль в этом сарае, видимо, убирать было не принято.

— Тоже мне! — презрительно сказал Друзин. — Где же эта хваленая швейцарская аккуратность! Грязища такая, там сто лет никто не убирал.

— Да, есть отдельные недочеты на местах, — согласился Ходунов. — Давайте посмотрим?

— Развязывайте, я уже и так как трубочист.

Ходунов, стараясь не испачкаться, стал развязывать пакет, внутри которого было что-то мягкое и тяжелое. Оказалось, там лежали небольшие запечатанные пакеты с каким-то-порошком. Ходунов стал их внимательно разглядывать.

— Похоже, — он пытался прочитать, что написано на упаковках. — Но не то, — он покачал головой. — Нет, типичное не то. Это удобрения.

Друзин взял одну из упаковок и внимательно ее осмотрел. Потом достал ножик и взрезал один пакет. На ладонь ему высыпались похожие на гречку мелкие гранулы. Друзин растер пальцами и понюхал.

— Да, не то. Однозначно. Может, там есть другие?

Ходунов высыпал на землю все содержимое большого пакета.

— Нет, только эти упаковки. Больше ничего нет. Давайте-ка я их на место засуну. Все-таки это собственность Женевы.

Ходунов, покряхтев, добрался до щели в стене сарая, отодвинул доску и поставил пакет на место.

Отряхнувшись и кое-как приведя себя в порядок, исследователи тайников вышли из сумрака кустарника на яркое солнце. В это время к памятнику подъехали два автобуса. Пестро одетые туристы что-то весело обсуждали, смеялись, осматривали памятник и фотографировались.

— Все люди как люди, — с завистью сказал Друзин, глядя на них. — А мы все по каким-то мрачным пыльным закоулкам.

— Ну, вы меня не приобщайте. Это ваше собственное желание. У меня, конечно, есть заинтересованность, но она с вашей не сравнится.

— Ладно. Не будем спорить. Где бы нам тут руки-то помыть?

— А вот, прямо в озере. Дорогу перейдем, и там можно спуститься к воде.

— Только когда будет зеленый, а то знаю я вас. Опять рванёте.

— Ну, нет уж, — засмеялся Ходунов. — Второй раз так уже не повезет.

По лестнице они спустились к большим темным камням, нагретым ярким солнцем. На камнях тут и там лежали любители позагорать, не желавшие тратить деньги для прохода на пляж.

Опустив руки в прохладную чистую воду, Ходунов смотрел на такую знакомую ему картину. Толчея тесно стоящих здесь яхт, лодок и катеров, дорожка на сваях и горбатый мостик, ведущий к пляжу, лебеди, спокойно плавающие в заводях, невысокая вышка для ныряния. А дальше был виден все тот же старинный белый пароход «Гельвеция» с черной трубой и большими колесами по бокам; теперь он стоял у пристани.

Странно, но именно в этот приезд Ходунов почувствовал, что этот город стал ему совсем близким, почти родным. И совсем не хотелось думать о том, что все это он, может быть, видит в последний раз. И может быть, это его последние дни, а может быть, и часы.

* * *

— Ну, что дальше? — спросил Друзин. — Какое ещё перспективное место? У нас ведь есть ещё две точки на той стороне. Туда пойдем?

— Вы знаете, я еще одно место вспомнил. По-моему, перспективное.

— А где это?

— Пойдем сейчас вдоль набережной. Вот видите, там мосты, это уже через Рону. Она вытекает из озера. Вот так и пойдем вниз.

— Далеко?

— Да нет же. Если будем идти целенаправленно, минут двадцать, не больше. Правда, надо бы купить кое-что. Но магазин там есть рядом.

— Тогда пошли.

Минуя многочисленные яркие киоски, микроскопические кафе и магазинчики и возвышающуюся через дорогу громаду гостиницы «Нога-Хилтон» они вышли к большому мосту через Рону, на который выходила широкая улица, идущая сверху.

— Это все та же рю де Монблан, — показал Ходунов, когда они остановились, ожидая, пока загорится зелёный. — Мы переходили там, выше.

— Ясно, — кивнул Друзин. — Так, как договорились. Не нужны нам эти бессмысленные броски.

— Все имеет какой-то смысл, — пожал плечами Ходунов. — А кстати, в этой истории есть вещь, которая действительно мне кажется бессмысленной.

— Какая же?

— Убийство Шутикова. Совершенная бессмыслица.

— Вы сами себе противоречите. — Друзин усмехнулся. — Все имеет свой смысл. Надо только до него докопаться.

— И что, он действительно есть?

— Есть, конечно. Вот, если будете хорошо себя вести на переходе, в награду, может быть, расскажу.

— Всё, я буду очень стараться, — заинтересованно пообещал Ходунов.

Они перешли улицу, потом снова перешли на тротуар у парапета набережной.

— Ну, так я вел себя образцово, — сказал Ходунов. — Какой же был в этом смысл? Как же это было?

— Ну, в деталях это уже никто и никогда не узнает. Я знаю кто.

— Так кто же?

— Яков. Тот, который у Хозяина в приемной сидел.

— И есть доказательства?

— Естественно. Хозяин ему доверял. Он и не удержался, послал к Шутикову своего человека, дилетанта. И встреча закончилась выстрелом.

— Но какой смысл был убивать?

— Это-то как раз ясно. Они, я имею в виду этого посланца Якова и Шутикова, просто не договорились. Ведь Яков-то понимал: при малейших сомнениях тут же надо убить.

— А кто же был этот посланец? Вы определили?

Друзин кивнул:

— Абсолютно точно. Было совершенно очевидно, что ушёл он через чердак. А дверь была закрыта на висячий замок. Нормальный мужчина, как я или вы, просто не смог бы этого сделать. Щель слишком узкая. А вот женщина могла бы. Или пацан какой-нибудь. А у Якова как раз и был такой пацан. Я поручил его сфотографировать. А потом мой человек с этой фотографией пообщался со старушками в том самом дворе у Шутикова. И оказалось, он был там в тот день. Вот и все. Ну, а так как ни пацана этого, ни Якова уже просто нет, то и секрета тут тоже нет. Вот видите, — Друзин усмехнулся, — я вполне с вами откровенен. Уверяю вас, хоть вы и сомневаетесь, вам совершенно нечего бояться. Может быть, мы ещё и работать вместе будем. Подумайте, это хорошее предложение.

Ходунов, ничего не ответив, посмотрел на Друзина и некоторое время шел молча. Потом, глядя перед собой, он спокойно и медленно заговорил:

— Неужели вы думаете, что я могу на секунду поверить в ваши благие намерения? — Они оба остановились. Ходунов посмотрел в холодные глаза Друзина. — Мы с вами можем договориться. Просто у меня нет другого выхода. Но никогда мы не сможем работать вместе. Извините, это слово звучит резко, но вы убийца. Вы ведь не будете этого отрицать? А я, я не знаю, что может быть со мной. Но убийцей я никогда не буду.

— А что значит «никогда»? — Друзин нахмурился и твёрдо посмотрел прямо в глаза Ходунова. — А вот если на ваших глазах какой-нибудь подонок будет убивать ребенка, и единственный способ остановить его — убить? Ну, тогда как? Яков свою пулю заслужил. Вы даже и не представляете себе, сколько на нём трупов.

Они смотрели друг на друга, и в холодных глазах Друзина уже закипал гнев. А Ходунов смотрел в эти глаза совсем без напряжения. Все волнения прошли. Он и внутренне был совершенно спокоен.

— Я ведь понимаю, что не каждый, кто вынужден убивать, — убийца, — тихо сказал он. — Солдат тоже убивает, исполняя свой долг. И я не имел в виду этого Якова. Я вообще в отношении вас мало что знаю. Но вот одно я знаю точно. Вы убили мать Боброва. Вы или по вашему приказу, это не важно.

Некоторое время они глядели друг на друга. Глаза Друзина потускнели, все такие же холодные, они стали теперь совсем неподвижными, пустыми. Он смотрел на Ходунова очень сосредоточенно, как будто стараясь что-то понять.

Наконец Друзин отвел глаза. Он насупился и помрачнел.

— Ладно, пошли, — сказал он. — Далеко ещё?

— Нет, если будем идти в темпе, минут десять.

— Ну, тогда пошли в темпе.

Молча они дошли до большого дома, вытянувшегося вдоль бурной Роны, по широкой смотровой площадке дошли до его торца и по лестнице спустились вниз. Перейдя по подземному переходу, они вышли к началу дорожки, ведущей к площадке на скале, и стали подниматься по ней. Они шли уже минут двадцать.

Тропинка круто пошла вверх, огороженная здесь слева аккуратным забором из оцинкованной сетки, закрепленной настойках, зацементированных в скале. И наконец они вышли на площадку, где изгородь заканчивалась у скалы.

— Здесь, вот это место, — сказал Ходунов. — Здесь в последний приезд мы были два раза. Еще шутили. Кто смог бы пройти по этому карнизу. Видите, карниз огибает скалу и дальше продолжается. Отсюда не видно, а если подняться наверх, вон туда, видите, оттуда весь карниз виден хорошо. И хорошо видно расселину, она вот сразу за выступом. Расселина глубокая, там что угодно спрятать можно.

— Ну, так что же, пойдете? — Друзин, прищурившись, посмотрел на Ходунова.

— Нет, это не для меня. — Ходунов посмотрел на уступ за стойками забора и невольно взялся за надежные перила. — Я не смогу. Высоты боюсь.

— А говорили, что горнолыжник, любите горы. Что же так?

— Это совсем другое. Вот в самолете или на трассе, на подъемнике я ничего не чувствую. А если я встану на этот карниз — точно голова закружится. А самое главное, нет абсолютно никакой необходимости в таком риске. Вон, видите это дерево наверху? Если пройти дальше по тропинке вверх, вы выходите на вершину скалы, совершенно спокойно доходите до дерева и привязываете там веревку. Бросаете ее сюда, на эту площадку, и все! Давайте сходим в магазин. Он вот здесь, наверху. С веревкой я запросто пройду. Друзин снисходительно усмехнулся:

— Вы же знаете, я за исключение любого риска. Но нельзя же избегать даже переходов через улицу. Вы просто боитесь. Так просто и скажите.

Ходунов пожал плечами:

— А я так и говорю. Я боюсь. Отсюда свалишься, это уж точно конец.

Друзин засмеялся.

— У вас просто слишком богатое воображение. Отсюда и страх. А я прагматик. Я вижу надежный, абсолютно безопасный выступ, и никакое воображение мне не мешает. Я ходил без страховки и не по таким карнизам. И поэтому не боюсь. Вы встаньте вон там, в начале тропы. Да, вот у этого куста. Если кто-нибудь появится, просто засвистите. Ну-ка, попробуйте.

Ходунов послушно засвистел что-то немелодичное.

— Отлично! Если я не позову, никаких движений. Я пошел.

Друзин действительно чувствовал себя на карнизе совершенно свободно. А у Ходунова, глядевшего на него с безопасной тропы, огороженной надежной изгородью, уже появилось легкое головокружение и какая-то непонятная тяга туда, вниз, вызывавшая ощущение слабости в ногах и желание покрепче ухватиться за что-нибудь.

Друзин спокойно сделал несколько шагов. Он шел боком, лицом к скале, постоянно поглядывая то в направлении расселины, то на стоявшего у куста Ходунова. Место он для Ходунова выбрал, видимо, так, чтобы и не дать ему далеко уйти и чтобы он не мог слишком близко подойти к выступу. Аккуратно переступая очень мелкими шагами и прижимаясь телом к скале, расставив руки, Друзин уже дошел до выступа. Расселина была прямо за выступом. Надежно ухватившись правой рукой за острый край глубокой трещины в граните, Друзин переместился еще дальше. Он, видимо, левой рукой ощупывал довольно глубокую расселину.

И тут Ходунов, напряженно следивший за Друзи-ным, услышал легкий шум сверху. Он посмотрел туда. Двое полицейских неторопливо спускались по тропинке. Ходунов оглянулся. Внизу тоже стояли двое в форме.

Ходунов снова посмотрел на Друзина. Тот уже начал перемещаться назад, к надежной ограде. В левой руке у него был довольно большой пакет, заклеенный скотчем. Их взгляды встретились. Сделав безразличное лицо, Ходунов легонько засвистел и посмотрел вверх.

Со своего места Друзин не мог видеть полицейских. Ни тех, кто шел сверху, ни тех, кто был внизу. Он просто замер и глядел на Ходунова. Глядел молча, стараясь понять, что произошло.

Полицейские, шедшие сверху, были уже совсем близко. А на верхней площадке появилось еще несколько людей, в форме и в штатском.

Ходунов перевел взгляд на Друзина. Тот стоял все так же неподвижно, только что-то изменилось в его взгляде. В нем не было его обычной настороженности, цепкости. Он стал спокойным, даже равнодушным. Он как будто понял что-то очень важное и сейчас пытался до конца осмыслить это. Так продолжалось несколько секунд, и все это время Друзин и Ходунов смотрели друг на друга. И Ходунов чувствовал, как в нем все больше напрягалось что-то внутри, а глаза Друзина становились все спокойнее и сумрачнее.

Спускавшиеся сверху полицейские вышли наконец на площадку и остановились рядом с Ходуновым. Он на мгновение обернулся к ним, а потом снова взглянул на Друзина. Тот уже повернулся на узком карнизе к площадке, касаясь плечом гранитного выступа, сделал несколько шагов вперед и сейчас замер. Он только переводил взгляд с Ходунова на полицейских и снова на Ходунова..

Полицейские стояли спокойно, не делая никаких движений. Сверху на площадку спустились еще двое.

Глаза у Друзина, так и стоявшего на карнизе уже больше минуты, стали совсем пустыми. Он поднял голову и посмотрел вверх, куда круто уходила гранитная стена скалы. Потом он снова посмотрел на Ходунова. Что-то похожее на горькую усмешку, как почудилось Ходунову, мелькнуло в его глазах.

А потом он посмотрел вниз, на уходящий круто под него каменный обрыв и туда, дальше, где далеко внизу стена заканчивалась грудой обломков. Он смотрел вниз наклонившись, как будто бездна тянула его. А потом резко выпрямился и плечом ударился о выступ скалы. От толчка его слегка отбросило снова к краю, одна нога соскользнула. Какую-то долю секунды он балансировал на остром крае выступа. И не удержался.

Как это получилось? Случайная потеря равновесия? А может быть, Друзин просто понял, что его ждет, и сам решил, что это лучший выход? А может быть, и то, и другое. Даже если бы его самого можно было спросить об этом, он вряд ли бы ответил.

Этого уже не узнает никто и никогда.

У Ходунова, напряженно следившего за Друзиным, внутри все как будто оборвалось, и перехватило дыхание. Он ждал удара о камни так, как будто это было с ним. Не слишком чувствительный к своей боли и крови, он сейчас представил себе и почти почувствовал ту жуткую боль, которая через мгновение пройдет через этого человека.

Подошёл тот самый молодой полный полицейский, который разговаривал с Ходуновым в полицейском участке.

— Вы видели, как это произошло? — спросил он.

— Да, — ответил Ходунов, отвел взгляд от распластанного на камнях тела и посмотрел в просвет между кронами деревьев. Отсюда хорошо была видна часть красивого спокойного города. И белая изогнутая лента фонтана на фоне ярко-голубого озера.

Глава 12

В кабинете стало так темно, что Ходунов с трудом читал текст длинного документа, с которым работал уже минут двадцать. Он поднял голову и посмотрел в окно. Ну и ну! Только начало августа, а погода как в конце октября. Тяжелые свинцовые облака плотно закрыли небо. Дождь лил почти не переставая уже несколько дней, сильный северный ветер нагнал холода. Даже не верилось, что ещё будет тепло и это пока не настоящая осень.

Ходунов встал, включил свет и, подумав, решил выпить чаю. Он включил кипятильник, достал чашку, положил в нее пакетик с чаем и снова сел за стол, продолжая работу.

В это время кто-то постучал в дверь, она открылась, и Ходунов увидел улыбающегося Боброва с мокрым зонтом в руках.

— Валентин Евгеньевич, вот приятная неожиданность! — Ходунов встал из-за стола и, тоже улыбаясь, пошёл навстречу Боброву. — А я-то считал, что вы появитесь только через неделю.

— Здравствуйте, Александр Петрович, — пожимая протянутую Ходуновым руку и смущенно улыбаясь, сказал Бобров. — Извините, руки мокрые.

— Здравствуйте, здравствуйте, Валентин Евгеньевич, проходите. Давайте ваш зонт, пусть посохнет. Льёт-то как, а?

— Да, просто потоп.

Бобров довольно улыбался. Он был явно обрадован таким теплым приемом. У него всегда были хорошие отношения с Ходуновым. Тем не менее это были отношения между начальником и подчиненным. Но вот последняя поездка в Женеву их очень сблизила. И хотя они по-прежнему были на «вы», их отношения уже нельзя было назвать только официальными.

После командировки они встречались только один раз. Это было перед стажировкой Боброва. Но тогда и времени было мало, да и Ходунов был сильно напряжен.

— Знаете, мы должны закончить все через неделю, — сказал Бобров, садясь в предложенное ему кресло. — Просто в программу включили работу на наших предприятиях, здесь. Мы прилетели вчера, сегодня были в Марфино, на комплексе.

— А-а, так это ваша группа! А я слышал, что там большая группа, просто не знал, что это ваша. Ну, как ваша стажировка?

— Да что говорить! Прекрасно. Я столько узнал и, главное, что называется, руками пощупал. Мы же большую часть времени просто работали. Делали конкретную работу. В общем, здорово. Польза громадная. Так что спасибо. Это вы ведь меня направили.

— Ну, я-то при чем? Нам предложили. А то, что выбрали вас, так это больше всего ваша заслуга. Ну, что, хотите чаю? В такую погоду хорошо чайку горячего попить.

— Да я, собственно говоря, хотел бы предложить и погорячей. — Бобров опять смущенно улыбнулся и достал из кейса бутылку коньяка, апельсины, лимон и плитку шоколада. — Вы как, может быть, отметим встречу?

— Ну, а что, имеем право. Конец дня уже. Можем мы хоть иногда посидеть в свое удовольствие? Ладно. — Ходунов закрыл папку на столе и убрал её в шкаф. — Я сейчас помою фрукты.

— Уже мытые. Давайте нож, я порежу.

— Ну, предусмотрительность высокого класса. Только вот бутылку эту открывать не будем. Сохраните её для другого случая. У меня ведь та ещё стоит. Помните? — Ходунов достал из шкафа бутылку «Метаксы». — Ждала своего часа. Вот Шутикова только уже не дождалась.

Ходунов помрачнел и замолчал. Лицо Бобров тоже стало серьезным. Он разлил в рюмки коньяк и выжидательно посмотрел на Ходунова.

— Давайте помянем его. — Ходунов встал и поднял рюмку. — Хороший он был мужик. Ошибки… — Ходунов вздохнул. — У кого их не было? А человек он был хороший. Ну, не чокаясь.

Оба залпом осушили рюмки и, постояв немного с опущенными головами, сели в кресла. Некоторое время они сидели молча. Каждый вспоминал что-то свое, связанное с Шутиковым.

— Александр Петрович, — Бобров с некоторым смущением посмотрел на Ходунова, — я не знаю, может, вам это неприятно… Но, знаете, я какие-то странные вещи слышал. Разное говорят…

— Говорят? — усмехнулся Ходунов. — Это естественно. Еще бы не говорили. Такие события. Шутикова убили. Ходунов вдруг в Женеве оказался.

— Да, знаете, совершенно категорически утверждали, что вы в какую-то фирму уходите. Или уже ушли. Так что-то было? Нет, вы поймите, я не из любопытства. Мне только важно знать, вы не уходите?

Ходунов усмехнулся и некоторое время молчал.

— Если по-простому, — наконец сказал он, — я ни куда не ухожу и уходить не собирался. Это просто утка. Извините за плохой каламбур — утка, которую сорока на хвосте принесла. Я имею в виду Сорокина.

Поглядев с улыбкой на Боброва, который явно ждал продолжения, Ходунов снова наполнил рюмки.

— А если уж говорить по-настоящему, так сначала, пожалуй, стоит выпить. Ну, что, со свиданьицем! Будем здоровы.

— Будем, — чокаясь с Ходуновым, поддержал Бобров.

Ходунов отхлебнул из своей рюмки, покрутил головой и задумчиво посмотрел в окно, собираясь с мыслями.

— Даже и не знаю, с чего начать. Знаете, обо всем этом я никому не рассказывал. Всё знал только Шутиков. Конечно, есть, что называется, официальная версия. Это и для работы, и для семьи. И версия эта такая. Когда мы с вами летели в Женеву, Шутикову подменили чемодан. Чемодан подменил тот самый человек, который потом в самолете умер. Помните?

— Да, солидный такой.

— Ага. Чемодан попал к Шутикову. Оказалось, что в чемодане были наркотики. Когда Шутиков это обнаружил, он не захотел скандала и не решился обратиться в полицию. Груз он спрятал там, в Швейцарии. Этот чемодан, естественно, стали искать. Что-то случилось, и Шутикова убили. Но перед самой его смертью, когда вы уже уехали на стажировку, Шутиков рассказал обо всём мне. Эти, видимо, тоже решили, что груз остался в Швейцарии. Поэтому им ничего не оставалось, как надавить на меня. Я сказал им, что место тайника мне неизвестно, и они решили повезти меня в Швейцарию, чтобы на месте попытаться его найти. Меня повёз туда один из бандитов. Мне удалось предупредить тамошнюю полицию. Тайник мы нашли, но, когда бандит вынимал груз, он погиб. Груз упал в реку. Швейцарцы поблагодарили меня за помощь в пресечении контрабанды наркотиков, и я вернулся в Москву. На работе у меня был оформлен отпуск. Так что всё кончилось само собой. И, если бы не смерть Шутикова, можно было бы сказать, благополучно. Ну, и, в общем, эта версия всех удовлетворила. Люда, конечно, переживала, но ничего, обошлось.

— А вы в милицию здесь не обращались?

— А с чем я мог обратиться? Мне просто нечего было заявлять.

— Ну, как же, ведь человек-то погиб. Я имею в виду Шутикова.

— Обращение в милицию никому уже не поможет. Хотя, по сути, вы, конечно, правы. В этой версии многое выглядит… — Ходунов покрутил растопыренными пальцами, — мягко говоря, слишком в общем виде.

— Так, а что же, на самом деле всё было не так?

— Нет, именно так. Версия эта, за исключением только одной неточности, — чистая правда.

— А какая неточность?

— На самом деле я узнал об этом грузе еще в Женеве. Мне Шутиков сказал о нем вечером в четверг. Помните, когда мы вернулись из Шильона?

— Да, конечно. А разве это имеет какое-то значение, когда вы узнали?

Ходунов поднял брови:

— Конечно. Очень большое значение. Я ведь знал и ничего не предпринял. Надо было идти в полицию, и всё. Так что вот такая неточность есть. А если в целом обо всем этом, то просто правда — это еще не правда.

— Как это?

— А вот так. Правда — это вся правда. А в версии, которую я вам изложил, всей правды нет. Ну буквально-то всей правды, наверное, и никто не знает. Но есть нечто, что эту версию совсем в другом свете представляет. Когда Шутиков нашёл в чемодане пакеты, там ещё была пачка долларов. И вот эта самая пачка — четыре тысячи, — она-то и оказалась для Шутикова причиной всего остального. Не будь там этих дерьмовых денег, он, конечно, сказал бы сразу нам, сообщили бы мы все тамошней полиции, ну, в общем, все имело бы совершенно другое развитие. Но вот эти деньги, из-за них всё пошло не так. Уж очень было соблазнительно их приласкать. Вот попробуйте поставить себя на моё место. Человек, которого давно знаешь, без всякой натяжки твой друг, вдруг выдает тебе такое. И ещё предлагает часть этих денег. Ну, что бы вы сделали?

Бобров покрутил головой:

— Не знаю. Просто не представляю. Но деньги бы, наверное, не взял. Нет, точно не взял бы.

— Ну, видите. Это ведь естественно. На уровне инстинкта. Ну, и моя реакция была такой же. Эти деньги брать нельзя. Может, это и выглядит для кого-то глупо, но это так. И что же дальше? В полицию он идти не хочет: мол, уже поздно. А я, честно говоря, как-то растерялся. И такой он жалкий стал, ну, узнать его просто нельзя было. — Ходунов сокрушенно покрутил головой. — В общем, попытался я его убедить. Но, вижу — ни в какую. Ну, фигурально говоря, плюнул я на это все. Пустил все дело на самотек. Как-то думал, что меня это не коснется. Но, как выяснилось, зря так думал. — Ходунов вздохнул и замолк. — А уж когда Шутиков погиб, я влип по самые уши. Просто случай помог. Вы помните тот день в Шереметьеве, когда мы улетали?

— Да, конечно. Помню, настроение было хорошее, смеялись.

— Да, верно, — усмехнулся Ходунов. — А не обрати ли внимания, пока мы стояли в очереди на таможню, недалеко от нас стоял такой круглолицый блондин лет тридцати пяти?

— Нет, не заметил. Да я вообще по сторонам обычно не смотрю.

— Ну а я смотрю. И вот его я заметил. Так вот, этот самый тип оказался одним из главных бандитов. А я совершенно случайно, когда мы уже вернулись из Женевы, увидел его рядом с его официальной работой. Это и оказалось потом моим шансом. Когда убили Шутикова, мне следователь показал фоторобот одного из участвовавших в нападении. И я узнал этого круглолицего.

— Вы сказали об этом следователю?

— Нет.

— Почему?

— Доказательств прямых никаких. Если бы его задержали, все остальные тут же напряглись бы. Если бы за ним стали просто следить, так те за это время меня бы просто схватили, и все. Или, еще хуже, жену или дочку. Попросту говоря, я мог поставить под удар семью, понимаете? Так что, взвесив все, я сделал по-другому. Я пошел к этому бандиту и попытался его прижать. Ну, наивная попытка, но это в известной степени спровоцировало усиление напряженности у них внутри. Маленький камешек, вызывающий лавину. В итоге всех этих разборок победил-таки вот этот круглолицый. А потом я оказался с ним в Швейцарии.

— Ну а разве вы не могли попытаться освободиться?

— Попытаться-то я мог. Ну а какой был бы результат? Самое большее, чего я мог добиться, — это освободиться от него. А что дальше? Да ничего. Поэтому я ещё раньше решил, что поймать его можно только на этом тайнике. А для этого надо было предупредить полицию там, в Швейцарии. А он, естественно, ни на шаг меня от себя не отпускал. Вот я и придумал одну штуку. Еще когда был здесь, в Москве. Я решил сыграть на французском.

— Как это?

— Ну, он когда-то учил английский. Во всяком случае, мог бы понять фразу, сказанную на английском. Вот я и решил, что надо разыграть какой-нибудь как бы случайный инцидент с участием полиции. И потом сделать заявление. На французском. Попросил у него разговорник и подготовился. Я теперь эту фразу, наверное, на всю жизнь запомнил. «Же вудрэ декларэ офисьель…». Ну, итак далее.

— А что это означает?

— Текст был такой. «Я хочу сделать официальное заявление. Мой спутник — опасный бандит. В ближайшее время его можно захватить с грузом наркотиков. Груз хранится в тайнике на берегу Роны вблизи рю де Парк». Инцидент я устроил на переходе довольно удачно. И полицейские молодцы. Никакого вида не подали. Ну, потом-то я им объяснил ситуацию на английском. И все это на глазах у моего Спутника, за стеклянной перегородкой.

— Подождите, я не понимаю. А как же с тайником? Ведь вы же и сами не знали точного места. Вы же его искали.

Ходунов засмеялся, поднял рюмку с коньяком и посмотрел на свет. Отхлебнув немного, он поставил рюмку и посмотрел на Боброва:

— Знал, знал я. Конечно, знал. Мне Шутиков сказал это ещё там, в Женеве, в тот самый вечер. Он мне сказал всё совершенно точно. Так что все эти поиски — это я просто разыгрывал. Ждал удобного момента. — Ходунов откинулся в кресле и с удовольствием смотрел на Боброва, который даже непроизвольно приоткрыл рот. — Там еще одно было, совсем немаловажное. Шутиков, он же мужик-то опытный, он очень внимательно осмотрел эти самые пакеты. И когда он их осматривал, он нащупал внутри одного из них что-то твёрдое. Он надрезал пакет и обнаружил там в белом порошке прозрачные блестящие камешки. Они были только в одном пакете. Все это он мне сказал тогда, вечером в пятницу, перед нашим отлетом. Так что в этой игре у меня были достаточно хорошие карты. Я хорошо себе представлял, что мы ищем.

Бобров покачал головой:

— А что же с этим грузом? Порошок, камни?

— Один пакет Шутиков спрятал в замке, в Шильо-не. Я, естественно, постарался сделать так, чтобы мы сразу нашли его. Пакет этот мой сопровождающий уничтожил. Его, похоже, только камешки интересовали. А вот остальные пакеты и этот самый пакет с камнями Шутиков спрятал в расселине той скалы, которая на Роне. Помните, мы там были? Ну вы-то знаете это место. Там еще площадка и металлическая ограда.

— Ну, да, мы там и в последний день были тоже.

— Точно. Ну, когда мы с этим пришли туда, я говорю, давайте поднимемся выше и купим веревку. Я-то предполагал, что он меня пошлет. Ну а на него нашло что-то, даже не знаю. Пошел сам и без страховки. А полицейские, естественно, за нами следили. Там это очень удобно, кругом кустарник, деревья. И когда он вышел на карниз, они тут же и появились, сверху и снизу. Когда он взял пакет, они его уже ждали на площадке. А дальше я даже не знаю… То ли он оступился… Гляжу, а он уже летит. Почему? Тут все из области догадок. Да…

Ходунов, видимо, снова представил себе это и замолчал, глядя в темноту за окном.

— А пакет? — спросил напряженно слушавший Бобров.

— Пакет? — Ходунов снова взглянул на Боброва. — Понимаете, я думаю, что он все-таки оступился. И, вероятно, при этом резко взмахнул рукой. Потому что этот самый пакет полетел так, как будто его отбросили. Он, я имею в виду этого человека, упал на камни прямо у основания скалы. А пакет полетел дальше. Он упал на большой камень на берегу. От удара пакет лопнул, на камне остался след от этого порошка, его хорошо было видно сверху. А пакет свалился с камня в воду. Ну, вы же знаете Рону в этом месте. Искать там что-то, по-моему, совершенно бесполезно.

— И что же дальше?

Ходунов пожал плечами:

— Да потом уже ничего особенного. Меня снова повезли в полицию. Я пробыл там у них довольно долго, часа три, не меньше. В итоге мне сказали, что ко мне претензий нет. Это по поводу инцидента, который я устроил. Я, по правде говоря, на этот счет довольно серьезно волновался. Шутка ли, три помятые машины! А когда убедились, что там был действительно героин, вообще отношение стало, можно сказать, дружеским. И кофе предложили, и бутерброды. Спрашивают, чем могут помочь. А я говорю: как можно скорее домой. Ну, они тут же мне билет переделали на следующее утро. И даже машину прислали в гостиницу. Вот и все. — Ходунов не слишком весело усмехнулся. — Главное, жив.

— Да-а, — задумчиво протянул Бобров. — История. А как же эти деньги, которые были в чемодане?

Ходунов покрутил головой и вздохнул:

— Ох, с этими деньгами та еще история. Уже в Москве мы с Шутиковым говорили об этих деньгах. Он снова мне пытался предложить половину, я отказался. И вот тогда я ему посоветовал рассказать Надежде, его жене. Ну, не объясняя, как они к нему попали. У них там были определенные напряжения, как я понимал. А это, глядишь, разрядило бы обстановку. Надежду я с того времени, когда Шутикова убили, больше не видел. И вот, когда это было? А, в прошлый четверг. Звонит она мне: «Надо встретиться». Договорились, что она подъедет ко мне. Да…

Ходунов задумался, вспоминая этот, совсем непростой разговор.

* * *

После возвращения из своей вынужденной поездки Ходунов ей ещё не звонил. Он понимал, что позвонить надо, но все как-то откладывал, оправдывая себя тем, что Надя должна прийти в себя. И ее звонок для него был неожиданностью. Как-то сухо поздоровавшись, она сказала довольно категоричным тоном:

— Мне необходимо вас увидеть.

Вот именно так. Не просьба и не предложение. Директива. Ходунов удивился, но вида не подал. Человеку тяжело. Ей не позавидуешь. Поэтому не стоит обращать внимание на такие мелочи.

— Хорошо, Надя, — ответил он. — Вы можете приехать ко мне на работу? Вам удобно?

— Да.

— А когда?

— Если сегодня часа в четыре?

— Хорошо, я вас жду.

С момента их последней встречи она сильно изменилась. Тогда она была перепугана, в шоке, но тем не менее ухоженная и еще красивая. Сейчас она внезапно постарела и что-то изменилось в ее лице, оно стало просто злым. Губы ее были плотно сжаты.

Она уселась на предложенный Ходуновым стул и некоторое время молча смотрела в пол. Чтобы как-то снять напряжение, он стал задавать ей вежливые вопросы о детях, о ее планах. Она отвечала односложно и явно неохотно. Ходунов довольно быстро исчерпал все свои возможности поддерживать непринужденный светский разговор. Наконец, после очередной напряженной паузы, он решил прямо спросить о цели ее визита:

— У вас есть проблемы, Надя? Я чем-то могу вам помочь?

Она подняла на него глаза и еще сильнее сжала губы.

«Что это с ней? — подумал Ходунов. — Такое ощущение, что она меня ненавидит. Но за что? Я-то ей что сделал?»

Надя сцепила руки на коленях и так сильно сжала, что костяшки пальцев побелели.

— У меня есть проблема, — наконец сказала она. Ходунов терпеливо ждал.

— Вы знаете что-нибудь о деньгах, которые Леня недавно получил? Довольно большая сумма. Говорил вам Леня что-нибудь?

— Да, говорил.

— А что вы еще знаете об этом?

Ходунов пожал плечами:

— Кое-что знаю. Но о том, что я знаю, лучше никому не рассказывать.

— И мне тоже? — В ее голосе послышалось уже что-то истерическое.

— Да, Надя. — Ходунов старался говорить как можно мягче, стараясь ее успокоить. — Могу сказать только одно: никому не надо о них рассказывать. Но, я думаю, вам и Леня об этом сказал, да?

Она криво усмехнулась:

— Это да. Но я не об этом.

— А о чём тогда?

— Он говорил вам, где эти деньги?

Ходунов удивленно поднял брови:

— Он сказал, что спрятал их на даче.

Надя буквально впилась в него взглядом. И взгляд этот показался Ходунову злобным и подозрительным.

— А где конкретно?

Тут Ходунов понял.

— Вы не можете их найти? — спросил он. — Так, значит, он вам точно не сказал, где они?

— Да вы скажите, что он вам-то сказал? — почти закричала Надя. — Вам-то он хоть что-нибудь сказал?

В другой ситуации Ходунову показалось бы это смешным. Ему стали понятны и ее злость, и раздражение, и этот ее тон. Да, конечно, это уж никому не пожелаешь. Ходунов откинулся в кресле, с искренним сожалением посмотрел на нее и покачал головой.

— Нет. Нет, Надя. Значит, он вам не сказал конкретное место? А вы хорошо искали?

Злость в ее глазах потухла. Она безвольно обмякла на стуле. Съежившись и став, как казалось, ещё старее, она вытирала текущие из глаз слезы.

— Искала! Я весь участок перекопала. Весь дом перевернула! Нет. Ну, нет, и все. Не знаю, что делать.

Ходунов развел руками. Он вспомнил ухмылку Шутикова; «Ни одна собака не найдет». Да уж, вероятно, постарался Леня. Наверное, думал сказать Наде потом, а это «потом» так и не наступило.

— Начните все сначала, — посоветовал он. — Спокойно. Разбейте весь дом и участок на квадраты. И каждый квадрат проверьте снова. Не могли же они исчезнуть.

Она поднялась со стула и пошла к выходу. Эти деньги, которые она не могла найти, совсем ее доконали. Деньги, такие близкие и одновременно недоступные, стали ее навязчивой идеей. Ничего, кроме этого. Ходунову ее было жаль. А еще больше ему было жаль Шути-кова. Неужели она так и будет жить, озабоченная этими несчастными деньгами? Заслонившими для нее все — память о муже, счастливую жизнь в прошлом и драму, которую она пережила.

* * *

— А что, она работает где-нибудь сейчас? — Голос Боброва вернул Ходунова к действительности.

— Не знаю. Как я понял — нет. А прямо не спросил об этом. Такой вопрос мог быть болезненным для неё. Вообще мне показалось, что она как-то потеряла главную цель в жизни. Ну, найдет она эти деньги — жизнь у неё не будет лучше, как мне кажется. Так, временное облегчение. Я думаю, не этим должен жить человек. То есть это важно, без сомнения. Но всё-таки не главное.

— А что же главное, Александр Петрович? — Бобров внимательно смотрел на Ходунова. — Вы как думаете?

— Кво вадис? — усмехнулся Ходунов.

— Что? — не понял Бобров.

— Кво вадис. Это латынь. Камо грядеши. «Куда идём». Вы ведь про это?

— Да.

Ходунов выпрямился в кресле и почесал в затылке.

— Ну, это очень серьезный вопрос. Это… — Он помолчал. — Это… Это выпить надо, а?

— Не могу не поддержать, — бодро ответил Бобров, который после нескольких рюмок стал заметно живее и даже проявлял некоторое остроумие. — А за что выпьем?

— А вот за это самое и выпьем. — Глаза Ходунова стали серьёзными и немного грустными. Он разлил коньяк в рюмки. — Понимаете, мне за это время многое пришлось пережить. И, конечно, я не раз об этом думал. И хотя, как вы понимаете, до смысла жизни я так и не дошел, но кое-что, мне кажется, я понял.

— И что же это?

— Вот даже и не знаю, как это лучше сказать… Может быть, я неправильно понимаю, но мне кажется, что жизнь, она всегда… У неё как будто две стороны. Вот есть работа, карьера, успех, дела, отдых, развлечения — вот это содержание жизни. Но не ее смысл и цель. Понимаете?

— Но как же? Ведь вот работа. Я выкладываюсь, я делаю нужное дело. И когда есть результат, я ведь счастлив. И это цель. Цель моей жизни. Ведь вот если бы не было моей работы, да кто бы я был?

— Конечно. Об этом нечего и говорить. Человек должен жить полной, нормальной жизнью. Он должен работать, зарабатывать деньги, получать от этого удовлетворение. Но я не об этом. Ведь есть же что-то, о чем мы не всегда задумываемся, но что есть всегда. У любого человека. То, ради чего он живет и работает.

— Ну а что же это? Разве сделать очень полезное и нужное — это не цель?

— Конечно, и это тоже цель. Но не единственная. И, может быть, не главная. Это ведь вам вот сейчас кажется, что ваш проект — это и есть главная цель. Но ведь пять лет назад вы об этом и не думали. И кто знает, чем вы будете заниматься через десять лет. Но ведь какая-то цель у вас была. И будет. Будет всегда. Она у любого разумного человека есть. Хотя большей частью мы просто об этом не задумываемся. Живём, и всё. Считая, что жизнь сама по себе — это и есть эта цель. Ведь так?

— Наверное, — неуверенно сказал Бобров. — А вы что, считаете, что это не так?

Ходунов усмехнулся и вздохнул:

— Не знаю. Не уверен. Мне кажется, что есть что-то, что больше, чем тяга к жизни. К жизни как таковой. Может быть, у каждого это свое. А может быть, у всех людей это одно и то же. Просто не каждый может это в себе услышать, понять. Или просто жизнь так складывается. Не знаю. Ради этой цели, как мне кажется, можно многое сделать, даже то, что кажется невозможным. Я не могу вот так просто эту цель назвать, но мне кажется, вы должны понимать. Я думаю, что главное — это чтобы у человека всегда была такая цель. Эта цель все и определяет. Не знаю, я, наверное, не очень понятно говорю…

— Нет, нет. — Бобров очень серьезно и внимательно смотрел на Ходунова. — Мне кажется, я понимаю. Главное, чтобы всегда было ради чего.

Лицо Ходунова просветлело и разгладилось, он почувствовал, как какая-то теплая, ласковая волна поднялась у него в груди.

Он улыбнулся, вспомнив своих девочек:

— Нет, пожалуй. Главное, чтобы всегда было ради кого.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12