КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 409415 томов
Объем библиотеки - 544 Гб.
Всего авторов - 149101
Пользователей - 93232

Впечатления

Stribog73 про Федоренко: Ничего себе поездочка или Съездил, блин, в Египет... (Боевая фантастика)

Читайте книгу со страницы автора на Самиздате:
http://samlib.ru/f/fedorenko_a_w/nichegosebepoezdochka.shtml
Или скачайте у автора файл fb2:
http://samlib.ru/f/fedorenko_a_w/nichegosebepoezdochka.fb2.zip
И кладите на ЛитРес большой прибор!

P.S. Кстати, на Украине ЛитРес официально заблокирован.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про серию Коридоры и Петли Времени

Орфографию, где нашел, исправил. А вот с пунктуацией у автора труба!

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Романовская: Верните меня на кладбище (Фэнтези)

это хорошо, что она заблокирована. очень-очень скучная вещь. очень.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шавлюк: Огненная ведьма. Славянская академия ворожбы и магии (Фэнтези)

начал читать и понял, что, в общем-то, такую девку я и бы бросил. причём не мучаясь год, а сразу. а точнее, просто бы не стал знакомиться, как только бы она раззявила пасть.
надо же, 21 год, а какое великолепное хамло!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Бахтиярова: Двойник твоей жены (Детективная фантастика)

накручено прекрасно.) в мадам авторе пропадает вторая агата кристи.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
monahwar про Смекалин: Счастливчик (Фэнтези)

вроде интересно.жу продолжения

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Федоренко: Исковерканный мир. Сражайся или умри! (Боевая фантастика)

В версии 1.1 кое-что поправил.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Менделеев-рок (fb2)

- Менделеев-рок (и.с. Миллениум+) 515 Кб, 133с. (скачать fb2) - Андрей Кузечкин

Настройки текста:



Андрей Кузечкин
Менделеев-рок

Пролог [заражение]

Я ехал домой в ранней электричке с рюкзаком, разбухшим от картошки. Армия старух, оккупировавшая полвагона, развлекала себя хоровым исполнением народных песен, а я посматривал на своего визави и пытался понять: почему этот смуглый рослый парень лупит на меня раскосые глаза и так улыбается, будто знает обо мне все, даже то, чего никому не положено знать, и упивается этим? Я-то видел его впервые в жизни! Неприятное ощущение.

Кожаное пальто и длинные мокрые волосы, перехваченные лентой на лбу, делали моего случайного спутника похожим одновременно на Брэндона Ли из фильма «Ворон» и на Линду из клипа «Ворона». Не хватало только грима на насмешливом лице.

– Отчего грустим? – ни с того ни с сего спросил длинноволосый. Видно, он, как и я, хотел чем-то отвлечься от гремящей на весь вагон «Травушки-муравушки». И на том спасибо, незнакомец!

– Да так, – ответил я. – Депресняк замучил.

– В чем причина депресняка?

– Ну… Не знаю, чем заняться, когда домой приеду. А девчонка моя, как назло, на выходные уехала.

Незнакомец изобразил понимание на дружелюбном лице.

– Хочешь, чтобы она поскорее вернулась?

– Да по мне, пусть бы оставалась там хоть навсегда. Просто без нее мне заняться нечем.

– Хорошим настроением тебя подзарядить?

– А сможешь?

– Запросто, – ответил парень с хитрющей улыбкой. – Ты не в Нефтехимик едешь?

– В Нефтехимик. Я там в некотором роде живу.

– Зайди сегодня в десять утра в ДК «Звезда». Только переоденься.

– Что я там забыл? Там же по воскресеньям собираются сектанты, церковь Белых Ангелов!

– Вот и загляни ради интереса. Ничего страшного там с тобой не сделают, а уйдешь в хорошем расположении духа. Только не думай, что я тоже к ним принадлежу!

– Ты на них и не похож, – хмыкнул я. – Это комплимент, потому что они все – ханжи и чистоплюи. Я разговаривал с парочкой. Такие все правильные! Рассуждают про добрачные отношения, Судный день, смирение, терпение, «ударившему по левой щеке подставь правую», бла-бла-бла…

– Знаешь, я как-то раз трепался на эту тему с пастором из церкви Белых Ангелов. Он сказал, что это изречение, про щеки, нельзя понимать однозначно. Говорит: «Допустим, мы с женой гуляем, и тут к ней начинает приставать хулиган. Разве я буду это терпеть, разве „подставлю правую щеку“? Я ему попросту наваляю так, чтоб не встал». Он, конечно, по-другому сказал, вежливо, но смысл именно такой.

– А ты с ним согласен?

– Возможно, – улыбнулся длинноволосый.

Я понял, что откровенничать с первым встречным не в его правилах. Но сам же завел разговор!

Старухи тем временем не унимались, продолжая громко и надрывно дребезжать в двадцать пять глоток. Невыспавшиеся пассажиры один за другим перебирались в соседние вагоны, чтобы дать себе шанс хоть чуток вздремнуть.

– Могу одно сказать. Если вдруг тебе придется причинить кому-то зло и никакого другого выхода не будет, то прежде чем это сделать, попроси у этого человека прощения, – завершил незнакомец.

– Так и поступлю, – заверил я. – Вообще-то я Белым Ангелам не верил никогда. Ты знаешь, какие деньги крутятся вокруг этой церкви? Ты видел их тачки? Думаешь, они их купили на пожертвования верующих? Это ж чистые бандюги! Христианская мафия!

– Она самая, – согласился длинноволосый.

– А знаешь, они меня однажды чуть до смерти не напугали. Дело было два года назад, я тогда был вокалистом рок-группы. Мы репетировали в ДК «Звезда», нам выделили репетиционную точку с неплохой аппаратуркой…

– Бесплатно? – полюбопытствовал мой попутчик.

– Оплата натурой. То есть изредка на дэковских концертах поигрывали. И как-то раз мы с другом Илюхой сидим на нашей точке, лабаем: он – на клавишах, я – на гитарке. Тут заходят четверо «пингвинов» в пиджачках, при галстучках, начинают бродить по комнате, рассматривать колонки, изучать микшерный пульт. Мы так слегка оторопели. Один говорит: «Мы из церкви Белых Ангелов, хотим с вами познакомиться». Я отвечаю: «Видите ли, мы немножко заняты. Может, потом?» Он: «У нас к вам деловое предложение. Вы нас будете иногда пускать в вашу комнату репетировать, а мы будем вам за это платить». Фишка в чем: у Белых Ангелов есть свой ансамбль, они тоже репетируют в ДК, но за хорошую сумму. Вот они и решили слегка сэкономить с нашей помощью.

– А ты?

– А я объясняю этим ребятам: мол, точку нам выделили не для того, чтоб мы с ней махинации проворачивали. Если мы будем вас сюда запускать и директор ДК про это пронюхает, он нас просто посадит на наши инструменты и спустит с лестницы. Они повторяют просьбу, как будто я только что не с ними беседовал. Мне пришлось еще раз объяснить, что мы помочь ничем не можем. Потом еще раз. И один так грустно замечает: «Эх, пацаны… Хотелось с вами по-нормальному договориться, а видите, как все получилось». И поворачивается к двери. Тут-то я и понял, что сейчас он запрет дверь на задвижку, повернется и совсем другим голосом скажет: «А вот теперь поговорим серьезно». Оцениваю ситуацию: нас двое – их четверо, и кто знает, что они там прячут под пиджаками. За секунду успел мысленно попрощаться с семьей, с друзьями, с врагами… А они открывают дверь, выходят из комнаты, последний оборачивается и желает приятного дня.

Длинноволосый понял, что в этом месте он как вежливый человек должен немного посмеяться, и раза три фыркнул в ладонь:

– Поди, целую неделю потом дрожали?

– Вот именно. Боялись, что они нас где-нибудь в подъезде дождутся. Но они умнее сделали: наврали директору, что мы якобы на точке водяру глушим и с девчонками кувыркаемся. Нас вытурили. Пришлось оборудовать собственную точку в гараже у нашего басиста…

Я еще много чего интересного мог бы рассказать, но парень пожал мне руку и двинулся к выходу. А я и позабыл спросить, как его зовут. Хотя зачем? Вряд ли мы еще увидимся.

На спинке деревянной скамьи, в том самом месте, где только что сидел мой собеседник, имелась густая надпись красным маркером: «ЛЕЧИСЬ, ПОКА НЕ ПОЗДНО!» Надпись обрамляла цепочка маленьких красных крестиков.

Пейзаж снаружи сменился. Жиденький лес перетек в мрачную равнину. Ни единого клочка зелени – оскальпированная земля. Над ней многочисленными столбами поднимался черный дым. Вагон заполнила вонь горелого мусора.

Мы подъезжали к Нефтехимику.

1 [инкубационный период]

Я было засомневался, пустят ли меня в старый ДК «Звезда». Слишком роскошные машины стояли у входа, и слишком дорого был одет привратник – простоватого вида парень с добродушной физиономией. Приметив мое смущение, он распахнул облупленную дверь и изобразил вызубренную улыбку:

– Проходите, я вас прошу! Будьте любезны, снимите кепку. Вы входите в храм.

На храм ДК мало походил: трехэтажная хибара, построенная в те времена, когда Нефтехимик был рабочим поселком, – каменный островок в море деревянной гнили. Над входом – осыпавшаяся мозаика «Ленин в октябре». Позади – ограда старого парка, полного мертвых деревьев.

В фойе было пусто, если не замечать столика с товарами прямо возле треснувшей статуи Карла Маркса под плакатом «ДЕСЯТЬ ЛЕТ ЦЕРКВИ БЕЛЫХ АНГЕЛОВ». Ради интереса я скользнул глазами по столику. Разумеется, религиозные книги непризнанных пророков, диски с так называемой «христианской музыкой» и наклейки.

– Почем? – спросил я, выбрав одну наклейку.

– Пять рублей, – без всякого акцента строго сказал смуглый мелированный азиат. Я полез за мелочью. – Ты согласен с тем, что тут написано?

– Вполне, – заверил я, хотя мне понравилась не надпись «ВСЯКИЙ ГРЕХ РОЖДАЕТ СМЕРТЬ», а картинка – черепушка в треугольнике, как на трансформаторной будке.

Вдогонку продавец пожурил меня за опоздание.

Зал был полон. Едва я вошел, бритоголовая девушка с беджиком «МАРИНА» взяла меня за локоть и провела между рядами:

– Садись туда, к братьям.

Я подошел поближе, и у меня мгновенно пропало желание садиться с этими «братьями» рядом. В своей жизни я достаточно насмотрелся на нариков. Наверно, Белые Ангелы – одна из тех сект, которые берут наркоманов на поруки и вместо химии закачивают им в кровь новый наркотик – свою веру.

Я решил сесть подальше. Шагая в полутьме мимо мужчин, женщин, семейных пар с детьми, подростков, я отмечал их безукоризненный внешний вид, словно здесь намечался банкет с участием президента Российской Федерации. Часть прихожан – незначительная, впрочем, – состояла из соотечественников мелированного продавца, таких же смуглых и узкоглазых. Но и во всех остальных было что-то нерусское: безупречная ухоженность, европейская респектабельность и деловитость. И никакого религиозного благоговения на лицах. Церковью в этом зале и не пахло.

В заднем ряду, к радости своей, я заметил смутно белевшую голову Ани и направился к ней. Приземлился на соседнее сиденье.

Меня неприятно поразило то, как она изменилась. Я помнил ее пушистой, как одуванчик, всю в «пацифике» и колокольчиках. А нынешняя Аня носит короткую стрижку, милитаристские камуфляжные брюки и армейскую рубашку с закатанными рукавами. Ее легко принять за фашистку, хотя кто знает, что прячется за новым имиджем? Джон Леннон и Йоко Оно тоже не раз наряжались в военных. Например, для рекламы пластинки «Power To The People».

Про эту пластинку я когда-то от Ани же и узнал, она поклонница сольного творчества Леннона (по крайней мере была ею до нашей разлуки). Вот и наглядный пример того, какие мы с Аней разные: я торчу от сольников Ринго Старра. Бунтовщик Леннон чересчур резок во всем, начиная с текстов и кончая тембром голоса, а у Ринго все песенки добрые, как он сам, хорошо успокаивают.

– Здорово, Плакса! – Даже приветствие, которым пожаловала меня Аня, словно забросило меня в прежние благословенные времена. Давненько меня так не называли!

Мы крепко обнялись.

– А я и не знал, что ты приехала!

– Позавчера. Это супер, что ты пришел!

– Да мне посоветовали прийти за хорошим настроением. Мол, тут такая обстановка любви и добра, что сразу полегчает. Только не говори мне, что ты – одна из этих святош!

– Нет, конечно, как ты мог такое подумать? Я так, решила зайти, песенки послушать.

– И мне рекомендуешь?

– Да, только увлекаться не советую, а то до конца своих дней будешь разговаривать исключительно цитатами из Евангелия. Дела-то как у тебя?

Я пожал плечами:

– Не хуже, чем обычно.

– Узнаю нашего Плаксу. Как учеба?

– В норме.

– Ты где сейчас учишься?

– Здесь, в Химике, в Гуманитарном колледже.

– На каком уже курсе?

– На третьем.

– Работаешь где-нибудь?

– Да, в «Вечернем Нефтехимике», корректором. По некоторым дням.

– Личная жизнь?

– Более чем в норме.

– Что за девка? Колись!

– Одногруппница, ее зовут Кристина.

– Давно вы вместе?

– Уже полтора года.

– Значит, все супер?

– Вроде как…

– И чем же ты недоволен? Откуда такая кислая физиономия?

– Да как тебе сказать… – Я действительно не знал, как это описать.

Любому другому человеку я долго и в подробностях стал бы рассказывать, какая у меня замечательная Кристина, какая она симпатичная, умная, серьезная и как она меня любит. Ане я мог бы поведать, что моя возлюбленная держит меня на коротком поводке, придирается к каждой мелочи, постоянно сравнивает с собой не в мою пользу («я тебя люблю сильнее, чем ты меня», «я более взрослая, чем ты» и все в этом духе)… Но вряд ли стоит портить нашу встречу истериками.

– Вроде все отлично, и в то же время что-то не то… Кисло. Тошно. Скучно, – отговорился я. – Сама-то ты как?

Из рассказа моей лучшей подруги я узнал, что ее вышибли из универа, с биологического факультета (Аня не уточнила, почему именно). Ей пришлось вернуться в наш город. В следующем году она попробует восстановиться на платное, а для этого придется найти работу здесь.

Аня никогда не любила родной Нефтехимик, особенно после того как в девятом классе на дискотеке, куда она пришла впервые в жизни, ее избили девчонки: так исцарапали ей лицо, что ни в чем не повинная Анечка потом две недели ходила, оклеенная пластырем. По своей воле она не вернулась бы, даже чтобы повидать старого сентиментального Ромку.

– Слушай, Плакса, а где твоя армия? Где «Аденома»?

Не надо о грустном, лапуля…

– Во-первых, армия была не моя, а наша с Илюхой. А во-вторых, нет больше никакой «Аденомы». Давно уже.

Сидевшие вокруг нас «братья» и «сестры» пялились на нас с негодованием на холеных рылах и молча трясли указательными пальцами возле губ, умоляя нас заткнуться.

– На улице договорим, – прошептал я. – Давай слушать.

– Хорошо, давай послушаем.

На сцене уже давно толкал речугу пастор в белом воротничке, но только сейчас я вслушался в его слова.

– …И вот Робинзон проник в разбитый корабль! – вдохновенно вещал проповедник. – Там в сундуках он нашел и золото, и серебро. Но зачем тебе деньги, если ты на необитаемом острове? Как ты сможешь их потратить? Нет, Робинзон нашел кое-что гораздо более нужное и ценное для себя!

– Библию, – вполголоса предположил я.

Аня глянула на меня, иронически прищурившись, и отрицательно покачала головой.

– Он нашел семена пшеницы! – Пастор принялся расписывать, как мудро поступил Робинзон, что не съел семена сразу, а посадил, потом собрал урожай и не съел ни единого зернышка, а снова посадил, и так далее, пока зерна у него не стало в достатке.

– Хочу песенку, хочу песенку! – канючила Аня, как маленькая девочка.

Проповедь уже шла к завершению. Мораль ее заключалась в том, что человеку следует быть терпеливым и трудолюбивым. Оратор закончил свое выступление – разумеется, строками из Евангелия – и сообщил:

– Сейчас на сцену поднимется наша группа воспевания!

Тотчас же появился целый биг-бэнд: ударник, гитарист, басист, флейтист, клавишница с синтезатором, вокалистка (чертовски соблазнительная) и человек пять подпевки. Пастор с микрофоном остался на сцене, он тоже был участником ансамбля.

После минутной подготовки барабанщик вступил короткой дробью, и по залу осторожно поползла, как змея среди травы, приятная мелодия. Сперва поверх ритм-секции слышно было только флейту, затем сочные, будто капли нектара, тягучие звуки стал ронять синтезатор. Четкие, с металлическим отзвуком гитарные аккорды превосходно дополнили царившую в зале атмосферу безупречной гармонии, пронизанной легкой грустью. А некрепкий, похожий на надтреснутое стекло голос вокалистки окончательно ее оформил:

На ветвях сосны печальной
Спи, моя малютка.
Ветерок тебя качает
Бережно и чутко.
Пусть всегда у нас с тобою
Будет жизнь светла.
Пусть Господь тебя укроет
От любого зла.

Прихожане вставали со своих мест, выходили в проход между рядами и забавно двигались в такт музыке. Смешнее всех танцевали наркоманы: топтались на месте, растопырив руки, точно собирались облапать кого-то из окружающих.

– Пошли! – Аня потащила меня за руку в толпу танцующих.

2 [инкубационный период]

– Знаешь, Плакса, у меня до сих пор валяется статья из «Вечернего Нефтехимика» про ваш концерт в «Звезде». Ты, кстати, читал ее? – спросила Аня, когда мы выбрались на улицу. Настроение мое действительно повысилось – незнакомец в электричке не соврал. Спасибо еще раз, дружище!

– Читал ли? Я ее и написал. Под псевдонимом.

Статейка, кстати, вышла небольшая – ее изрядно порезал редактор. Настолько маленькая, что я смог бы процитировать ее по памяти.


Звезды местного разлива

Что объединяет всех немногочисленных фанатов рок-музыки нашего города? Если спросить любого из них о любимой группе, то он, кроме «Арии», «Кино», «Короля и шута», «Нирваны» и «Земфиры», непременно назовет популярный в Нефтехимике молодежный ансамбль «Аденома».

Особенно известен этот коллектив стал после сыгранного в ДК «Звезда» концерта, на основе которого был записан мини-альбом «Пентаграмма». Запись сделал для своей передачи радиоведущий Константин Трепов, после чего отредактировал ее на компьютере. Результатом стало пусть не вполне профессиональное, но приемлемое качество звука.

Название «Пентаграмма» указывает не только на пятерых участников коллектива – Смурф (клавишные, вокал), Плакса (гитара, вокал), Хорек (бас-гитара), Эйнджи (подпевки) и Будда (ударные), но и на пять интересных музыкальных номеров.

Начинается выступление «Аденомы» с агрессивной зубодробилки под названием «Менделеев-рок» в исполнении Плаксы. Следующую песню, не менее энергичную, поет Смурф. Она носит название «Разноцветные шары».

В третьей композиции – «Хочу убить твою любовь» – на смену панк-року приходит психоделика. Вокал Плаксы из жесткого делается меланхоличным и потусторонним, но длится это настроение недолго и внезапно разбивается, когда третья песня переходит в четвертую, которая называется «Последний день» и несется быстрее скоростного поезда. Завершается выступление плавной балладой «Блонди» – дуэтом Смурфа и Эйнджи.

Участники молодого коллектива полны творческих замыслов. Им предстоят новые концерты, а значит, сказка о пятерке мечтателей продолжается!


Дебильную концовку, кстати, придумал не я. Хорошо хоть удалось отстоять название группы: его хотели выкинуть за излишнюю, по мнению редактора, эпатажность. Не знаю, что в нем эпатажного, – болезнь как болезнь. Возможно, у Егора Филипповича с этим словом какие-то собственные неприятные ассоциации. Старость не радость!

– Так где же все твои?

– Илья, который Смурф, закончил школу и укатил в Москву учиться. Я ему завидую: вырвался из этого сраного притона наркоманов и олигофренов. Иногда пишет мне по e-mail. А без него «Аденома» – уже не «Аденома».

– А как ваша очаровашка – бэк-вокалистка?

– Эйнджи? Она оставила музыку по объективным причинам. Встретила смазливого мальчика, залетела. Сейчас живет одна и ребенка растит. Еще работать умудряется. Я бывал у нее, заходил всего на полчасика: времени у нее ни на что не хватает, даже убраться некогда. На плите куски подгоревшей каши присохшие, величиной с мой кулак… Что характерно, она абсолютно счастлива. Даже завидую…

В этот момент в наш разговор встряли.

– Пошли тебе Господь платье, срамница, и забери у тебя штаны! – солидно выдал батюшка с коробкой для подаяний на животе, когда мы проходили мимо ворот рынка.

– Пошли и вам Господь штаны вместо вашего платьица! – пожелала Аня в ответ не моргнув глазом.

Аня в платье? И не мечтайте! Платья и юбки, как известно, придуманы мужчинами для того, чтобы унижать женщин.

Выцветший нестираный батюшка сливался с общим фоном. Как насчет серого цвета? Другого в Нефтехимике нет. Зимой это неопрятный снег, весной и осенью – лужи жидкой грязи, летом – изношенный асфальт. Независимо от времени года – едкий дым из заводских труб, броня облаков, бастионы многоэтажек, а также запаршивевшие от грязи автобусы и грузовики, выцветшие под тяжелым дождем куртки и пальто.

Все, что появляется цветного, будь то рекламные щиты, вывески или афиши, вскоре тускнеет и покрывается серым налетом. Господство серого цвета не может поколебать даже весна. Городские деревья давно убиты заводскими выбросами, а трава сквозь асфальт и утрамбованную землю не пробивается.

– А басист?

– Хорек здесь, в Химике. Учится в Строительном техникуме. Откровенно говоря, у меня с ним не очень хорошие отношения.

– Почему?

– Потому что урод он. Будда тоже в Химике, но этот в музыку уже никогда не вернется. Его после нашего последнего концерта поймали и переломали руки. Он с тех пор нас избегал, даже за ударной установкой не приходил.

– Руки переломали? – ахнула Аня. – Кто посмел?

– «Доктора».

– Кто?!

– Одна новая молодежная группировка, отморозки типа скинхэдов. Только похуже. Они без всяких идеологических заморочек калечат всех, кто чем-то от них отличается. Допустим, поймают парня с серьгой в ухе и вырвут серьгу вместе с ухом.

– А если с длинными волосами, то голову отрывают?

– Отрывать не отрывают, а пробить могут. По их мнению, они оздоровляют наш город, поэтому и называют себя «доктора». Они до сих пор орудуют, то и дело кого-нибудь избивают. Менты одного-двух задержат, а еще сорок по улицам разгуливает.

– А Будда им чем не угодил?

– Им весь наш ансамбль не угодил самим фактом своего существования. Они против всей неформальной культуры.

– Ага, якобы в Химике есть неформальная культура! – Аня махнула рукой. – Здесь одна грязь и больше ничего!

– Просто есть такие люди, которым во что бы то ни стало надо кого-нибудь бить.

Следующим, кого мы повстречали, был Быстрая Походка – одна из трех главных достопримечательностей нашего города. Проще говоря, один из трех знаменитых городских сумасшедших.

Живое воплощение китайской философской притчи – «человек, идущий вперед, с головой, обращенной назад» (Быстрая Походка никогда не смотрит в ту сторону, в которую идет), – пролетело мимо нас, с чрезвычайно занятым видом размахивая руками-жердями. Едва мы с Аней свернули в короткий неширокий проулок и вышли на проспект Мира к остановке, как увидели и второго из троицы – Человека-Загадку. Невысокий смуглый старик, испугом в огромных глазах напоминавший пристыженную собаку, как обычно в это время выгуливал сам себя и, как всегда, топтался на одном месте, затравленно озираясь.

«Что-то психи разбегались, – подумал я. – К дождю, что ли?»

– Плакса, тебе развеяться бы, – предложила Аня. – Сходить куда-нибудь.

– Мы с Кристиной часто выбираемся…

– Да ты не понял, – бесцеремонно оборвала Аня. – Без Кристины. Кстати, где она сейчас, почему ты не с ней?

– Она уехала к бабке с дедкой на выходные.

– Вот и прекрасно! Сходи, оттянись.

– Да с чего ты взяла, что мне это нужно?

– С того, что на тебя смотреть жалко. Ты замордованный весь, как колхозная лошадь.

– Это все? – Я чуял подвох.

– Нет, если честно. Меня одна девчонка, моя бывшая соседка Настя, сегодня к себе на день рождения зовет, а я там кроме нее никого не знаю.

– Можешь не продолжать. Я с тобой. Только если Кристинка узнает, она с меня шкуру спустит.

Собственно, Кристина спустила бы с меня шкуру, и если б увидела нас с Аней сейчас. Легко могу представить эту сцену. Первым делом она отзывает меня в сторонку и ядовито спрашивает: «Что это за кадр?!» Я начинаю ей объяснять, что Аня – моя подруга, Кристина тут же заявляет: «Твоя подруга – Я!» Я пытаюсь возразить, Кристина перебивает меня громким взвизгом: «А, ты не согласен! Ну и иди к ней!» После чего гордо разворачивается и пылит вдоль по тротуару. Мне приходится бежать за ней и в течение получаса вымаливать прощение.

Так бы все и произошло. А поскольку Аня, изуродованная фашистским прикидом и куцей стрижкой, скорее всего жутко не понравилась бы Кристине, то моя персональная диктаторша еще очень долго высмеивала бы меня: «Ну и уродину ты себе нашел!»

Хотя не костюм и не прическа делали Аню пугающей. Ее лицо стало каким-то… поношенным, что ли. Будто она сняла его, как резиновую маску, потом неаккуратно натянула обратно, и на нем появились еле заметные складки: под глазами, в уголках губ, на подбородке… Что же случилось с тобой, Аня?

3 [инкубационный период]

Каким ветром ее сюда занесло? Она и сама не знала – сидела с таким видом, словно ничто вокруг ее не касается, и клевала салат. Чуть полненькая, похожая на упрямого ослика из-за круглого носа, приподнятого так, что ноздри кажутся чересчур большими. Кому-то другому она бы, может, и не понравилась, да и я не очень заинтересовался ее внешностью, как и праздником вообще.

Кроме Ани на той вечеринке я не знал абсолютно никого – ни виновницу торжества, ни ее тридцатипятилетнего бойфренда, ни их коллег по работе, дамочек (или самочек, как вам больше нравится) самого разного возраста. Аня, вопреки своим опасениям, быстро нашла общий язык с прочими гостьями, которые сочли ее имидж слегка эпатажным, но интригующим. Забыв про меня, моя спутница с головой ушла в разговор на вечные женские темы. Как известно, их всего две: 1) «Все мужики – козлы!» 2) «Надеть абсолютно нечего!»

Время тянулось как бесконечный удав. Умиравшему от недостатка внимания Ромке не хотелось ни есть, ни пить, ни петь. Тем не менее он добросовестно изображал «веселящуюся единицу» (как выразились в свое время Ильф и Петров), сидя в углу и пялясь на мохнатую желтую собаку, неподвижно лежавшую у противоположной стены.

– С этой собакой такой случай связан, – заговорила эта незнакомая девчонка, дыша мне в ухо. Я и не заметил, как она подобралась ко мне. – Я по секрету расскажу, смотри, никому не сболтни. Это давно было, когда Настя в школе училась. У нее тогда другой парень был, Алик. Он как-то раз пришел к Насте в гости, сидел-сидел на этом диване, и вдруг ему сильно захотелось в туалет по-большому…

Она перешла на громкий хриплый шепот и приблизила лицо к моей щеке. Судя по запаху изо рта, выпила она изрядно.

– А он очень нерешительный был, краснел, даже когда с Настькой здоровался, а уж спросить, где туалет, для него было страшнее смерти. Что же делать? Этот балбес вот чего придумал: когда Настя вышла из комнаты приготовить чай, он, не долго думая, спустил штаны и опростался на ковер рядом с собакой! – Девчонка несколько раз фыркнула, точнее, хоркнула, как северный олененок.

– Так не бывает, – заявил я.

– Бывает. Ну Настя возвращается и видит: ковер испорчен. Алик говорит: это собака сделала. Настя: не могла она этого сделать. Алик: говорю же, это собака. Настя: да не могла она этого сделать! Она плюшевая! – Моя собеседница уткнулась носом себе в коленки и затряслась. – На этом у них все и закончилось, – продолжила она, просмеявшись. – Она его ославила на весь Химик.

Я от души посмеялся над историей. Впоследствии мне неоднократно приходилось слышать ее от самых разных людей, живших в разных городах и незнакомых друг с другом, и героями всякий раз были парень и девушка с новыми именами. Я даже не удивился, когда ту же байку рассказал по телеку комик Семен Шаферман в какой-то низкопробной передачке вроде «Аншлага».

– Я Роман, – представился я в качестве продолжения разговора.

– Да знаю я тебя! – Девчонка хлопнула меня ладошкой по колену. – Роман, он же Плакса. Тот самый, из «Аденомы»!

– Э-э-э… – Я прямо онемел, настолько это было неожиданно.

– Меня зови Присциллой. Я была на всех ваших концертах, мне так нравилось… Почему вы сейчас не выступаете?

Я пришел в себя:

– Долго объяснять. Слушай, у меня от этой псевдомузыки уже башка трещит… – Я кивнул в сторону магнитофона.

– Да, и у меня тоже, – поддержала Присцилла. – Давай смажем!

Из комнаты общего веселья мы перебрались в полутемный коридор. Я тут же потянулся губами к мордашке Присциллы и поцеловал ее в горячую щеку, а она буквально навалилась на меня и обхватила обеими руками. В тот же момент выяснилось, что не по причине внезапного прилива страсти, а чтобы устоять на ногах.

– Плохо мне, – пожаловалась она. – Пошли на свежий воздух…

В подъезде мы не задержались – там мерзко пахло дезинфекцией и кошачьим пометом. Мы вышли из подъезда прямо в ночь. Я прижимал к себе эту красавицу обеими руками, поддерживая ее. Это было невыносимо приятно. От ее волос пахло чем-то хвойным, я словно обнимал маленькую елочку. Ближе к концу улицы (хотя это была и не улица, а беспорядочное нагромождение недоразвитых небоскребов) Присциллу вырвало.

– Всю романтику испортила, да? – грустно спросила девчонка. – Прости.

Я спросил:

– Может, назад пойдем?

– Да ну еще! Давай всю ночь гулять. Забредем куда-нибудь далеко-далеко! Только это… мне бы чего-нибудь бодрящего.

– Будет!

Я сгонял в ближайший ларек и вернулся с банкой колы, пакетиком растворимого кофе, пластмассовой ложечкой и двумя пластиковыми стаканчиками. Поровну поделил содержимое пакетика, плеснул колы: взметнулась густая пена, заполнив три четверти каждого стакана, и хлынула через край. Я взболтал получившийся продукт ложечкой, слегка осадив пену, долил колы:

– Вот. Термоядерный коктейль, известный как «бустер». Предупреждаю: сердце будет колотиться как пулемет.

– Да ну его, пусть колотится. – Присцилла отобрала у меня стакан и выдула залпом вместе с пеной. Второй стакан уделал я. – А здорово, похоже на мороженое! – заметила она.

Вскоре мы двинулись дальше, хотя я и опасался, как бы не нарваться на обдолбанную «бригаду смерти», какие попадаются в Нефтехимике. И мне стало совсем не по себе, когда впереди показалась компания, рассевшаяся на сваленных как попало бетонных плитах.

– Надо обойти, – прошептал я.

Мы, как два шпиона, пробирались мимо компании, прячась за «ракушками», и вдруг я уловил звуки бренчащей гитары и блеющий козлетон певца.

– Не могу поверить! Ты слышишь этот волшебный голос? – Я смело шагнул из-за гаража прямо в свет ночного фонаря.

– Ромка! – заорал гитарист – похожий на засохшую хлебную корку очкастый сколиозник.

– Саня!

Это и правда был мой приятель Саня, более известный в нашем городе как Тошнот. В своей шараге Тошнот считался последним лохом и лузером, он был бы изгоем, если бы не его гитара. Играл Тошнот в основном дворовые песни.

– Мужики, прошу любить и жаловать, это Ромка, мой друган!

– Ромка, свой пацан! – радостно прохрипел один из членов ночной малолетней компании и пару раз хлопнул меня между лопаток. Ненавижу, когда меня так называют, – вроде я уже вырос из этого возраста.

– Ромка, а вы сейчас где? – спросил Саня.

– В смысле?

– Ну вы, «Аденома».

– Очнись, очкарик! «Аденомы» уже два года как нет.

– Да я в курсе… А воссоединяться не собираетесь? Это ж единственная рок-группа была на весь Химик!

– Да как-то знаешь… – промямлил я и поспешил сменить тему: – Санек, сыграй для дамы чего-нибудь своего, ага? Веселенького, – попросил я, успев шепнуть Присцилле: «Сейчас будет песня, похожая на него самого».

Тошнот был польщен моей просьбой. Поправив очки, он выдохнул:

– Безымянная пока.

И запел пронзительным дребезжащим голосишком:

Я искал любовь повсюду,
Но никак не находил.
Но однажды случилось чудо
В предвещении весны.
Я влюбился, как мальчишка,
В глубину озерных глаз,
Я те сделал предложенье,
Ты не сделала отказ.

– Уже смешно, – шепнула Присцилла, когда зазвучал проигрыш, заменявший припев.

Я иду дорогой пыльной,
И вдруг грянула гроза.
Я рванул что было силы
До ближайшего куста.
Я искал тогда удачу
И, по-моему, нашел.
Я – сухой и отдохнувший
И нашел себе топор.

Я, слышавший это гениальное творение не раз, стоял с серьезной миной, а вот моя новая подруга кусала мне плечо, чтобы не расхохотаться до слез. Что самое странное, никому кроме нас смешно не было.


Я нашел себе что надо, Возвращаюсь я домой. Но ушел тогда я сильно В многомесячный запой. Голова болит ужасно, Сухо в горле, почки жмет. Вы не пейте спирт, ребята, Чтобы не было забот.

Номер завершился, и мы с Присциллой двинулись дальше. Тот парень, что хлопал меня по спине, напоследок спросил у меня мелочи – я без сожаления отдал все, что оставалось в карманах.

Саню, кстати, вскоре забрали в армию, обратно привезли через полгода со следами побоев по всему телу и заключением армейского врача: «Смерть в результате сердечной недостаточности», хотя с сердцем у Сани проблем не было никогда. Потом неизвестно откуда всплыла запись нескольких песен Тошнота, он записал их через чей-то компьютер. И долго еще гуляли по всему Нефтехимику Санины песенки, простые и искренние.

Не припоминаю всех подробностей той ночи: куда нас заносило, какими дворами и переулками мы с Присциллой бродили, о чем болтали, над чем смеялись, – но отчетливо помню пустырь на окраине Химика и ржавый остов мертвого грузовика, возле которого я принялся жадно целовать Присциллу, втискивая спиной в железо.

«Что, Кристинка, видала, чего я делаю? – злорадно думал я. Для злорадства были причины. – Ну останови меня, если сможешь!»

Присцилла залезла мне под рубашку и стала гладить живот. В темноте я с трудом различил, что девчонка кусает губы.

– Приличные барышни так себя не ведут, – выдавила она.

– Наверно, – согласился я.

И вдруг Присцилла взвизгнула:

– Обернись!

В нашу сторону кто-то шел. При свете фонарей, которые стояли вдоль автодороги, перерезавшей пустырь, было видно, что это вовсе не человек, а нечто похожее на замотанную в тряпки обезьяну с длинными руками и совершенно безлобой головой. Припадая на одну ногу, в абсолютной тишине существо резво приближалось к нам.

– Кто это? Плакса, я боюсь! – хныкала Присцилла.

– Тише… Пусть стороной пройдет. Мы его не тронем – и он нас не тронет. Я уверен.

Я шептал эти слова, не сводя глаз с хромого урода. «Мимо, – мысленно внушал я. – Мимо. Не замечай нас!» В животе похолодело. Кто же он такой? Неужели все-таки человек? Бомж, юродивый? Или какая-нибудь бешеная зверюга, для смеху наряженная в лохмотья? Или… что-то такое, чему нет названия?

Шагах в двадцати от нас существо остановилось. «Почуяло добычу», – подумал я и тут же отогнал эту мысль. Кем бы ни было это пугало, оно не сможет нам навредить – слишком мало ростом… Тут последние крохи моего самообладания улетучились: я представил, как этот карлик подбегает к нам, запрыгивает на меня и вгрызается в шею.

– Кирпич! Кирпич возьми! – шипела Присцилла.

Я не отвечал. Меня будто загипсовали с ног до головы. Не было сил не только шевельнуть рукой, но и наклонить голову, чтобы глянуть под ноги. Я смотрел на морду урода, завязанную, как лицо прокаженного. Что же там, под тряпичной маской, – гнилые полуразрушенные зубы или острые, словно гвозди, звериные клыки?

Урод всматривался в нас. «Думает, сволочь». Главное – не подпустить эту тварь ближе чем на пять шагов. Хватит стоять столбом! Я заставил себя опустить глаза, и взгляд мой тотчас же выхватил из темноты куски кирпичей, неотчетливо белевшие кое-где на земле. Мгновение спустя Присцилла вскрикнула: существо сорвалось с места и устремилось на нас.

– Пошел вон! – заорал я что было сил. – Заворачивай оглобли!

Тряпичный ковылял, подбираясь ко мне и Присцилле все ближе. Мне показалось, что я чувствую запах заживо гниющего тела. Я подхватил обломок кирпича и швырнул в обезьяну. Обломок ударил существо по ноге. Не издав ни звука, оно отбежало назад и снова бросилось к нам. Я тут же подобрал новый обломок.

– Кидай сильнее! – взвизгнула Присцилла. – Прибей его на фиг!

Я метнул свой снаряд, целясь в голову урода, и не промазал. Тряпичный пошатнулся и быстро захромал прочь.

Только тут мы с подружкой осознали, что нас обоих колотит от страха, и припустили на полной скорости в обратную сторону. Когда силы кончились, перешли на быстрый шаг и не останавливались, пока не вернулись к Настиной квартире, где еще теплилось веселье. Постучали в дверь. Пробрались внутрь, сели на диван, обнялись да так и заснули.

4 [инкубационный период]

Проснувшись, я обнаружил, что лежу на диване и вместо Присциллы обнимаю валик. Гостиная, где прошлой ночью звенели бокалы и шумели гости, была пуста. Стол представлял собой скопление грязной посуды, объедков, огрызков, винных лужиц, банановой и мандариновой кожуры. Часы показывали одиннадцать.

– Прочухался? – сонно жмурясь, спросила Аня, внезапно появившаяся в дверях.

– А где все?

– Кроме нас нет никого. Настя поехала к своему мужику, а меня оставила за тобой присмотреть. Остальные по домам разошлись. Гм… Я так понимаю, тебя интересуют не все, а конкретная персона?

– Вот именно.

– Плакса… я хочу дать тебе совет, и поверь, у меня есть для этого причины, – строго произнесла Аня. – Совет простой: забей!

– Почему «забей»?

– Я так понимаю, ты вчера отлично провел время. Я даже не спрашиваю как. Ты же знаешь, я не поборник нравственности.

– Ну и?..

– И все! – отрубила эта суровая девчонка. – Оттянулся, и хватит. Возвращайся к своей Кристине.

– Да почему?

– А ты так уверен, что твоя новая пассия тебя помнит? Ну пусть даже и помнит – думаешь, ты ей больно нужен? Она такая же пьяная была, как ты. А по пьяни чего не бывает!

Я изменил положение тела с лежачего на сидячее, почувствовав при этом, что совсем не выспался.

– Если бы ты вчера обращала на меня побольше внимания, Анюта, ты бы заметила, что я вообще не пил.

Моя лучшая подруга со школы помнила: если я называю ее «Анюта», значит, дело пахнет керосином, поэтому быстренько сказала:

– Да ладно тебе, Плакса, не буянь! Я же хочу, как лучше.

– Хочешь, как лучше, попытайся узнать о ней что-нибудь. Пожалуйста. Для меня это важно.

– О'кей. – Аня кивнула без особого энтузиазма. – Попытаюсь.

Учебу я уже прохлопал, поэтому из квартиры Насти отправился домой досыпать.

Хорошо, что Аня вернулась в Нефтехимик и что она мой друг. Женщины – прекрасные друзья, пока отношения не переходят в нечто большее, чем дружба. Когда-то я добивался от Ани любви… безуспешно, чему сейчас рад. Аня – из тех немногих, с кем я могу говорить на любую тему, будучи уверен, что меня поймут на все сто.

Мне нравится общаться с людьми, но легко представить, что произойдет, если, например, я скажу кому-нибудь из знакомых ребят: «Знаешь, мне кажется, я не совсем мужчина…» Конечно, он решит: это намек на то, что я – педераст, и перестанет со мной здороваться. А я всего-то имел в виду, что в моем «я» мужское начало уживается с женским. Это означает не то, что я гей, а то, что в моем характере немало женских черт, я немного по-другому воспринимаю мир… Сложновато для всех, кого знаю, даже для Кристины. Особенно для Кристины.

В разговорах мне часто приходится кривить душой. Если меня спрашивают: «Когда ты знакомишься с девчонкой, на что ты обращаешь внимание в первую очередь?» – разве я могу ответить: «На запах»? Приходится говорить что-нибудь более понятное, скажем: «На фигуру», а собеседник радостно кивает, будто ничего другого и не ожидал услышать.

Как мне удавалось сохранять отношения с Кристиной в течение полутора лет? Легко: я знал, что она хочет от меня услышать, и говорил это. Знал, что должен делать, чтобы не терять ее расположение, и делал. Извинялся, хотя не был виноват. Прощал ей то, за что другой бы прогнал с глаз долой. В результате она искренне верила, что друг без друга нам уже не прожить. Даже на открытке в честь годовщины написала: «Если раньше мы с тобой могли расстаться, то теперь не расстанемся никогда».

Зачем я все это делал? Спросите чего полегче. Не из-за любви – Кристину я давно уже не любил, а терпел. И уж точно не из-за постели. Кристина была старательным, но скучным партнером. За полтора года она так и не поняла, что секс – это игра, в которой каждый раз можно придумывать новые правила, а вовсе не механический процесс доставления удовольствия друг другу. Поэтому я охотно изменял Кристине при любом удобном случае, когда таковой выпадал, – а это происходило нечасто, учитывая, что Кристинка постоянно была рядом со мной, – но не решался ее бросить ради кого-то другого. Было бы ради кого!

…Дома я отоспался как следует, что было нелегко. Два раза я просыпался от воплей пьяного папаши:

– Да что же это такое?.. Ззззвери вы, а не люди! Совести у вас нет! Ведь как же это получается?..

Мой отец – тихо спившийся интеллигент, добродушный на вид, седой и кудрявый как барашек. Имея два высших образования, работает на стадионе ночным сторожем, точнее, ночным алкоголиком, и так обожает свою работу, что постоянно берет ее на дом. Папаня вполне безобиден, когда пьян: ничего не ломает, на людей не бросается, вещи из дома не пропивает… Словом, хлопот не доставит, если вы глухой: стоит ему поддать хоть немного, как он начинает плакать и стенать на всю квартиру. Длится это до тех пор, покуда старик не устанет и не отключится.

Поводы для стонов и горестных воплей самые разные: воспоминания об умерших друзьях и родственниках, неудавшаяся жизнь, разрыв с супругой. Мама долго ухаживала за этим беспомощным барашком, однако потом ей это надоело, и она укатила к родственникам в Нижний Тагил. От мамы часто приходят письма и денежные переводы, а я раз в месяц езжу к ней в гости; на более частые встречи не хватает средств. Как только мама уехала, квартира пришла в упадок. Папаша-тряпка начал таскать домой собутыльников, которые от всей души попользовались его добротой: много чего сломали и растащили.

Часов в шесть вечера обессиленно хлюпающий папаша постучал в дверь моей комнаты. (Мне потребовалось несколько лет, чтобы отучить родителя от обыкновения вламываться без стука в апартаменты вашего слуги покорного, причем для этого пришлось врезать в дверь комнаты замок.)

– Рома, к тебе.

– Открыто, – ответствовал я.

Я без штанов сидел на кровати в позе лотоса с неподключенной электрогитарой в руках.

Вошла Кристина.

Мое сокровище под названием Кристина относится к той категории девушек, которую я люблю больше всего. Увидев ее впервые, кто-то скажет: «Страшненькая!», а потом, когда приглядится: «Да нет же, очень даже ничего!» Фишка в том, что эти две фразы могут быть произнесены и в обратной последовательности. Друзья (Аня, например) считают, что я болезненно воспринимаю отказы со стороны девушек, поэтому и выбираю таких, кого не назовешь эталоном красоты, – чтоб было наверняка. Вранье! Мне просто нравится, когда во внешности девушки есть изюминка, что-то такое, чего нет больше ни у кого. У Кристины это узенькие поросячьи глазки, придающие лицу туповато-сонное выражение, не меняющееся, даже когда она кричит на меня.

Кристинка зачем-то опять перекрасила волосы: на сей раз в пламенно-рыжий цвет.

– Привет, радость моя, – кивнул я. – Тебе очень идет.

Кристина молча смотрела на меня, сложив руки на животе, потом раздраженно спросила:

– И что это такое? У тебя что, сегодня выходной?

– Температура была, – нагло соврал я.

– А позвонить мне не мог с утра?

– Я спал весь день. – Тут обманывать не пришлось. – Сейчас мне уже лучше.

– А это зачем? – Кристина неодобрительно посмотрела на гитару.

Это отдельная история – как Кристина ненавидит все, что связано с «Аденомой». Мой роман с Кристинкой начался месяцев через шесть после окончательного распада группы. Тогда я еще надеялся сколотить новый коллектив, но Кристина все расставила по местам: высмеивала меня каждый раз, как я об этом при ней заговаривал. Я пытался рассказывать ей об «Аденоме» – ведь что ни говори, у нас неплохо все получалось! – но она тут же меня обрывала: «Мне обязательно это слушать?»

Моя ненаглядная ненавидит «тяжелую» музыку и считает, что я не умею ни толком играть на гитаре, ни тем более петь. Допустим, я и сам это знаю, но разве человек не имеет права на хобби? Что плохого в том, что я хочу немного поорать со сцены? Когда я задавал эти вопросы Кристине, она ставила мне в пример нашего однокурсника Олега. Он собирает золотые кольца (совсем как Ринго Старр) – вот это хобби так хобби! А я – что с меня взять? – маленький еще. Будет мне двадцать пять, будет работа, машина, семья – все детские болезни самоликвидируются. И мне не мешало бы сходить в армию, чтобы меня там поучили уму-разуму. Приводила в пример и себя. Кристина каждую секунду своей жизни старалась расходовать продуктивно: посещала курсы визажа («Чтобы всегда быть востребованной, чтобы копейки не считать, понимаешь?»), ходила на художественную гимнастику («Я такая жирная, как бегемот, нет, не утешай меня, ты ничего в этом не смыслишь»).

Я, конечно, был вынужден соглашаться с ней, иначе потерял бы ее, а мне этого не хотелось. Знала бы она, о чем я мечтаю на самом деле, сбежала бы от меня в первый же день. Например, если бы я сказал ей, что после колледжа намерен уехать из Нефтехимика автостопом, взяв, кроме гитары, только одежду – ту, которая будет на мне. И зарабатывать пением в подземных переходах. Между прочим, с тех пор мои планы не изменились.

– Так, бренчал для удовольствия, – ответил я после паузы. – Это противозаконно?

А сам подумал: «Ну давай, скажи, что я тебя не люблю».

– Ты меня не любишь, – глухо и мрачно произнесла Кристина. Набор ее коронных фраз с годами не пополнился.

– Очень люблю, Кристи, – возразил я, отложил инструмент и потянулся к своей якобы возлюбленной.

Кристина молча отпрянула назад, к стене. Она смотрела в пол.

Мне пришлось встать и шагнуть к ней.

– Не трогай меня! – всхлипнула Кристина.

«О-оу!» – подумал я. Если Кристина надумала реветь, то это надолго.

– Ну почему? – Я осторожно дотронулся губами до ее ушка. – Что я сделал плохого?

– Урод!.. – Кристина вырвалась и вылетела из комнаты в слезах, миновала прихожую, заваленную пузырьками из-под настойки боярышника (любимый напиток всех престарелых сердечников-алкоголиков), схватила куртку, сунула ноги в туфли и хлопнула дверью.

Она никогда не слушает моих объяснений или извинений, когда плачет. Поэтому обычно я оставляю ее в покое, а она садится и изображает фонтаны Петродворца – иногда по полчаса нон-стоп, я засекал время. Можете представить: целых полчаса она ничего не слышит, не видит, а только воет в голос! За что мне такие мучения?

Я растянулся на кровати, бесцельно пялясь на постеры на стенах: «Битлз», «Super Deluxe», «Blur», Александр Лаэртский, Джон Ву, Чоу Юн-Фат с пистолетами в обеих руках, скриншоты из фильмов Такаши Миике (мои любимые – петушиные бои из «Города потерянных душ» и трансформер из «Живым или мертвым-3»). Большинство постеров я скачал из Инета, потому что ни один здравомыслящий человек в нашей стране (а тем более производители постеров) не знает, кто такие «Супер Делюкс» или Такаши Миике.

Думал я, конечно, не о Кристине-истеричке, а о Присцилле. Все, что случилось ночью – наша прогулка, поцелуи, замотанный в тряпки урод, – казалось каким-то полузабытым сном, который, исчезая навсегда, оставил в душе некий осадок, какое-то смутное ощущение. Когда человек вспоминает сон, он помнит именно ощущения, чувства, а события – с трудом. Интересно, а Присцилла помнит что-нибудь? Вот будет номер, если нет! Я даже представлял себе, как утром она просыпается, с недоумением рассматривает меня, спящего, высвобождается из моих лап, а потом выспрашивает у всех, вела ли она себя неприлично и насколько: не бегала ли, скажем, без нижнего белья по чужой квартире?

Как бы то ни было, теперь я точно знал, что мне нужно делать, благо мой поросеночек будет весь вечер реветь у себя дома или обзванивать подруг и рассказывать, какой я подлючий. Стало быть, я свободен до завтрашнего утра.

А еще я вспомнил длинноволосого узкоглазого хитреца, с которым ехал в электричке вчера утром. Знал бы я, где его отыскать, пришел бы к нему с бутылкой пива, нарочно купил бы самого дорогого. Ведь если б не он, я не встретил бы Аню, а потом и Присциллу. Спасибо тебе, незнакомец, за эту сумасшедшую ночь! Как раз то, о чем я так долго мечтал!

Я пошвырялся в коробке с документами, где среди прочего валялись остатки моей последней зарплаты, выгреб наличность. Оделся. Крикнул: «Папаня, я ушел!»

Сбежал вниз по лестнице.

Я снова шел в старый ДК «Звезда».

5 [первичный период развития болезни]

Я брел, стараясь держаться неосвещенной стороны улицы. Я не боюсь темноты – напротив, свет меня пугает, и дневной, и электрический. Нет ничего более безопасного, чем кромешная тьма. Она защищает черной броней. Если некоему злоумышленнику захочется меня отметелить или обобрать, он сотворит это и при дневном свете. А в темноте не видно лиц, узнать трудно. Мало ли кто я такой, может, у меня в каждом кармане по «стволу»? Как выхвачу да как засажу с обеих рук! И скрыться легче в темноте, я-то знаю. От кого только мне не приходилось бегать за мою недолгую жизнь.

Белых Ангелов в ДК уже не было – они арендовали главный зал для своих месс только по воскресеньям, и то на два-три часа. В вечернее время в здание пропускали только сотрудников ДК, но вахтерша узнала меня и отперла дверь.

Я искал свою хорошую знакомую по имени Наташа. В ДК она бывала только после семи вечера, потому что днем в две смены работала учительницей. Постучал в дверь кабинета, где шло собрание вожатых, и вызвал ее в коридор.

Мельком я успел разглядеть присутствовавших: смешной дед, похожий на престарелого панка, две пожеванных временем женщины, три женщины помоложе – одна из них Наташа – и юноша с добродушной улыбкой на лице. Впрочем, улыбались они все. Когда вместе собирается столько вожатых, им всегда весело, даже если они обсуждают что-то серьезное. У них всегда найдется время посмеяться над глупенькими детскими играми своего же сочинения или над веселыми стишками про то, как «шел по крыше воробей».

Я вспомнил песенку из мультика: «Хорошо, что есть на свете простодушные, как дети, удивительные люди чудаки». Смотря для кого хорошо. Мне, скажем, приятно зайти и посидеть с ними немного. А хорошо ли им, этим искренним и добродушным людям, которые совершенно не понимают, что горячо любимые ими дети – в большинстве своем грубые болваны и срать они хотели на своих воспитателей?

Наташа – полненькая приземистая дамочка с лицом, похожим на розовое яблоко, – вышла из кабинета:

– Ты смотри, кто к нам пожаловал!

Давненько я не слышал ее приятный хрипловатый голос! Наташа крепко обняла меня по вожатской привычке. Признаюсь, что Наташа, когда я обитал в пришкольном лагере и именно в ее отряде, была моей несчастной любовью, поэтому обнимал я ее не как друг, не с чистыми помыслами. Кстати, она до сих пор не замужем…

– Давай присядем! – Я плюхнулся на подоконник. – Разговор есть.

– Только, Ромочка, недолго, а то меня люди ждут!

– Хорошо, тогда суть моего вопроса: в дэка не намечается какого мероприятия?

– Какого рода?

– Концерта, ну, не знаю, праздника какого?

– Ближайший будет на этой неделе, в пятницу.

– В честь чего?

– В честь Пятницы, Тринадцатого. Будет «Шоу ведьм», танцевальный кружок «Гармония», хор школы № 3…

– Все понял. – Мне было глубоко плевать на все эти хоры и танцевальные кружки. – Можешь вписать в программу «Аденому»?

– «Аденому»? А я думала, вы больше не выступаете!

– Выступаем, как видишь. Нуте-с?

– Даже не знаю, – замялась Наташа.

– Пожалуйста, Наташенька, это важно! – Как бы невзначай я положил ладонь на полное Наташино бедро и стал осторожно его поглаживать. – Неужели времени не найдется?

– Да программа уже расписана по минутам, чудак ты человек! – Наташа стряхнула мою руку. – А после концерта сразу же дискотека! Неужели ты пораньше не мог сообщить, хотя бы недельки за две?

– Хватит хитрить, Наташуля. Я же знаю, что вы всегда оставляете минут пятнадцать на всякий пожарный!

Я придвинулся к Наташе как можно ближе и обнял за талию. Наташа мягко оторвала мою руку и отъехала от меня на пару сантиметров, нарочито обиженно протянув:

– Ну перестань ко мне пристава-а-ать! – От ее шеи пахло «Детским» кремом.

– А впишешь «Аденому»? Если впишешь – перестану.

– Знаешь, Рома, минут пять в принципе мы могли бы выделить, если вам этого хватит. В самом конце…

Наверное, она сказала это в надежде, что я пойму тяжесть ситуации и отстану, но я просто взорвался от счастья:

– То, что нужно! Мы даже целых две песни успеем отыграть.

Конечно, если бы не Присцилла, нужен был бы мне этот идиотский школьный праздник! Но все не так уж плохо. Выступать нам с «Аденомой» когда-то приходилось и в худших местах: например, на ночной дискотеке, где лажали и фонили все инструменты и подгулявшая шпана закидала нас бутылками (к счастью, пластиковыми) и жеваными жвачками, – чудо, что живыми оттуда ушли!

– Ладно… – задумчиво согласилась Наташа. – Только вам ударную установку придется свести к минимуму, чтобы ее можно было очень быстро вынести на сцену и так же быстро убрать…

– Считай, что уже. Спасибо тебе большое! – Неожиданно для Наташи я чмокнул ее в губы.

– Ну-ну, совсем обнаглел! – Наташа нахмурилась и сделала вид, что рассердилась, хотя сквозь сердитую гримаску проступала улыбка до ушей.

– Ладно, я побежал.

– Счастливо, Рома!

Я запрыгал вниз по ступеням.

– Присцилла, Присцилла… – бормотал я. – Все будет в лучшем виде.

А ведь я не знал о ней ничего – ни настоящего имени, ни фамилии, ни места ее учебы или работы. Даже не знал наверняка, увидимся ли мы с ней еще. Девочка-тень. Тень чего-то давно забытого.

…В английском языке есть чудное словечко oblivion – пренебрежение, невнимание. Если приложить его к отечественным реалиям, оно как нельзя лучше характеризует наш город – «oblivion town», «город забвения». Не верите – попробуйте погулять по Нефтехимику в любое время суток. Можно пройтись по проспекту Мира – главной улице, пересекающей весь город, но я советую свернуть в сторону и шагать напрямик. Вы будете, как я сейчас, огибать горы щебенки, огромные деревянные катушки из-под кабеля, гаражи, здания без дверей и окон, здоровенные лужи. Будете шагать вдоль бесконечных проволочных и кирпичных заборов, пробираться узенькими проулками, прыгать через траншеи, упираться в тупики.

Минут через двадцать вас начнет мучить вопрос: такой огромный город, но отчего же он пуст? Где люди? Где люди?! Вокруг ревут экскаваторы, ворочают шеями башенные краны, крутятся бетономешалки, копры задалбывают сваи в землю. Если приглядеться – людей в них нет. Люди этим агрегатам ни к чему – они отлично знают свою работу. Вечером они останавливаются, и город-лабиринт вымирает напрочь. Даже ватаги лихих ребят не страшны, если знать места, где они обычно тусуются, и обходить их стороной.

Открою секрет: сам по себе Нефтехимик не такой уж и большой. Он захапал немалую территорию, но большая часть этой территории – не жилые кварталы, а разные предприятия, заводы, комбинаты, свалки, автокладбища, пустыри, а главное – стройки. Последние занимают не меньше половины всего города. Сколько я здесь обитаю, столько продолжаются рев, грохот и долба. Что строят, кто мне объяснит? За пятнадцать лет на месте котлованов, которыми так перерыли весь этот город, что он стал похож на полигон для испытания чудовищных авиабомб, выросло что-то непонятное. То ли жилые дома оригинальной модификации, то ли новые фабрики и комбинаты… но их строительство до сих пор не завершено, и когда завершится – никому не известно.

Есть мнение, точнее, домысел, что сразу после крушения Советского Союза несколько крупных японских корпораций тайно купили в Нефтехимике территорию для своих новых промышленных комплексов. Как только строительство будет закончено, то есть уже скоро, они купят оставшуюся часть города. Нефтехимик станет называться Малая Япония. Городская администрация, руководители предприятий, ведущие инженеры и специалисты, а также полицейские и охранники будут японцы, но всю рабсилу наберут из русских. Город сделают закрытым – вернее, приехать сюда будет можно, но при въезде придется подписывать бумажку, что назад рваться не будешь. В Малую Японию поедут вместе с семьями – за нормальными условиями жизни и за длинной иеной. И устраиваться здесь станут навсегда.

Город переменится: его очистят от мусора и металлолома, зальют асфальтом, отгрохают множество жилых зданий (чтобы разместить огромный контингент рабочих, что потянется со всей страны), а во всех старых квартирах сделают евроремонт. Навтыкают до фига неоновых и голографических вывесок. Вместо старого ДК выстроят колоссальный центр развлечений в виде огромной черепахи с зеркальным панцирем. Миллионы разноцветных огней будут отражаться в миллионе стекол невероятной взбесившейся радугой…

Минут пятнадцать я летел по ночному Нефтехимику, пока не выбежал на пустырь. Дальше начиналась фабрика. Вдоль бетонной стены стояла сломанная техника: грузовики без колес, бульдозеры без гусениц, даже комбайны. Это место в народе прозвали Курской дугой. Идеальная съемочная площадка для фильма о мире, пережившем ядерную войну.

Вот увидите, я еще сниму собственный малобюджетник в нашем городе! Аппаратурку позаимствую на «Нефтехим-ТВ», благо у меня там есть кое-какие знакомые. В качестве реквизита можно купить несколько игрушечных пистолетов, которые стреляют пистонами. (Роберт Родригес в своем первом фильме «Музыкант» вообще использовал водяные.) С сюжетом проблем не будет, сделаем римейк какого-нибудь боевичка вроде «Лунного полицейского» с Майклом Парэ и Билли Драго. А потом фильм станет культовым и будет распространяться среди видеоманов. Обливион стоит того, чтобы в нем снять фильм…

В одном месте на фабричной стене был красной краской намалеван в круге огромный крест, ниже имелась надпись: «ДОКТОРА ВСЕ ВИДЯТ!» Как только кончилась стена, показался Кривицкий овраг с каменным мостом. На мосту я остановился и перегнулся через перила.

Там, внизу, пролегала одноэтажная улочка из одинаковых домов, мутно освещенная фонарями. Как давно я тут не появлялся!

Я бежал по берегу оврага, пока не отыскал лестницу с хлипкими деревянными ступенями, спустился вниз и постучал в дверь коттеджа из серого обкусанного кирпича.

– Здравствуйте, а мне бы Ивана! – крикнул я в ответ на «Кто там?», произнесенное голосом женщины, удрученной полнотой и возрастом.

Через минуту на крыльце возник сам Иван.

– Какие люди!.. – недружелюбно произнес он.

– Х… тебе на блюде, – ответствовал я. – Здорово, Хорек.

– Привет… Плакса. – Басист насторожился: после распада «Аденомы» я всегда звал его по имени.

Хорек – характерный выкидыш Нефтехимика. Мерзкий тип, в чем легко убедиться хотя бы по его внешности. Тощий, как смерть, рот приоткрыт в презрительной ухмылке, короткие волосы на башке вечно торчком. Зубы зеленые, дупластые. Курит, как паровоз, ничем не брезгуя: при виде пепельницы, набитой бычками, радостно ахает и потирает руки.

– Пошли, пошатаемся? – предложил я. – Пива попьем.

– Ты так говоришь, как будто угостить меня хочешь, – неприветливо осклабился Хорек.

– И хочу. – Я-то знал, чем можно купить этого упыря.

Хорек исчез и вернулся в балахоне с надписью «Панк не сдох».

– Двинули, Плакса.

Мы зашагали прочь.

– А тебе не кажется, что в таком балахоне разгуливать ночью по Химику – это не самая лучшая идея? – поинтересовался я на ходу.

– Это еще что, а ты сюда посмотри. – Басист остановился и повернул свою блохастую голову так, чтобы я видел в его левом ухе увесистую серьгу в виде двустороннего топора.

– Прикольно, – согласился я. – А лифчик носишь?

– Пошел ты… – вяло бросил Хорек.

– Серьезно тебе говорю: с серьгой и в балахоне ты – стопроцентный смертник!

– Да прям! – ухмыльнулся «смертник». – Щас покажу, чего у меня есть.

Он вынул из заднего кармана маленький пистолетик, судя по виду, однозарядный.

– Настоящий?

– Еще какой!

– Где нарыл?

– Подарили. Пистолет и четыре патрона. У меня есть друг оружейник. Ему столько же лет, сколько тебе, но он профессионал. Еще когда мелкий был, мастерил всякие ножи, мечи, дротики, сюрикены, нунчаку, саи и прочую японскую приблуду. Стал постарше – дорос до луков, арбалетов, гвоздометов, научился переделывать газовые пистолеты под боевой патрон. Сейчас этим зарабатывает. Нашел вот на свалке старый наган без барабана и переделал его в этого «сверчка».

– А ты откуда его знаешь?

– Да так… Подружился, пока ехал в Москву на матч «Динамо» – «Ротор». Мы с ним вместе добирались на «собаках».

На его обезьяньем языке последнее слово обозначало электрички. Хорек, кроме всего прочего, – футбольный фанат.

– В какие только истории этот парняга не попадал! – продолжал он, убрав пистолетик обратно в карман. – Даже трудно представить, что в реальной жизни бывает такой маразм. Раз он автостопом из Питера в Киев ехал и наткнулся на заброшенный комбинат. А там глухомань, до ближайшей деревни километров тридцать. Ну он решил осуществить свою давнюю мечту и устроить в этом комбинате турнир по пейнтболу. Собрал пятерых друзей, один его приятель всех профинансировал, арендовал «газельку» и снаряжение. Сам понимаешь, что за турнир на шесть человек! Они обзвонили знакомых из разных городов, в результате съехалось человек сто со своей амуницией. Разделились на две команды и устроили вселенскую разборку.

Выбравшись из оврага, мы задержались у ларька, где я снабдил нас обоих пивом.

– Ну вот. Едут они обратно глухими дорогами. Проезжают мимо одной деревеньки. Не деревня, а срань: поголовный алкоголизм и браки между близкими родственниками, из-за этого дети все тотально олигофрены. За несколько километров от деревни – военный объект. Солдаты охраняют какие-то бараки и пухнут с голодухи. Старшие пацаны из деревни навострились бегать к этому объекту и у солдат выменивать оружие и патроны на жратву. Меняли, меняли, пока не вооружились до зубов. Ты прикинь: пятнадцать олигофренов с автоматами! Страх! Они эту «газель» обстреляли, решили грабануть, а может, просто поразвлечься захотелось. Пришили шофера и троих парней, а те трое, что уцелели, бросили машину и удрапали. Потом немного пришли в себя, оценили расстановку сил и вернулись.

– И перебили всех олигофренов, – закончил я.

– Точно.

Я бы усомнился в этой сказке, если бы не вчерашний длиннорукий урод на пустыре. Чтоб меня! В мире столько всего происходит!

– I see your future, brother – it is murder… – грустно пропел я.

– Это что за песня?

– Песня из фильма «Прирожденные убийцы». Ты его, конечно, не видел… Слушай, а ты свою игрушку в деле уже пробовал?

– Пока нет. Я ж говорю: патронов всего четыре. Без толку тратить не хочу.

– Значит, бережешь для особых случаев? Хочешь сказать, что человека сможешь положить, если понадобится?

– Да запросто! – не раздумывая ни секунды, ответил этот паскудник.

– И не урода какого-нибудь, а нормального человека? Достань «сверчка». Достал? Молодец. Вот меня, например, смог бы?

– На хрена? – вполне резонно поинтересовался Хорек.

Мы стояли на мосту. Вокруг – ни единой живой души.

– Вот представь: я – твой враг. – Я схватил его руку с зажатым в ней оружием и поднял ее, уперев ствол пистолетика себе в лоб. – Сможешь нажать?

Хорек попытался высвободить руку, но я не позволил.

– Хорек, я твой враг. Если ты не выстрелишь, тебе хана. Умрешь грубой и некультурной смертью.

– Плакса…

– Нажми, Хорек. Выстави мне мозги. По-хорошему прошу.

– Плакса… Это… Заканчивай!

– Стреляй – или хуже будет! – Я стиснул его руку со всей силы.

– Отвяжись!

– Что, в штаны наделал? Стреляй, мразь! Трус! Дешевка! – Я почти кричал. – Я сейчас сам за тебя нажму!..

– Хорош! – хрипло крикнул мой костлявый товарищ.

Я чувствовал, как подрагивает его рука.

Разжал пальцы. Хорек отступил от меня на шаг.

– Плакса, ты ненормальный.

– Ты, что ли, нормальный?

Он вдруг расхохотался и угостил меня хлопком в плечо:

– Ты меня своими хохмами в могилу вгонишь!

Я улыбнулся – улыбка, должно быть, вышла кисловатой:

– Была бы у моего брата такая пушечка, он сейчас был бы жив.

– А что твой брат? Ну я знаю, его убили десять лет назад…

– Двенадцать, – поправил я.

– …ты говорил про это, но подробно не рассказывал!

Я действительно никогда этого не рассказывал Хорьку, но сейчас очень хотел поведать историю, подобную той, что он рассказал мне.

Я уселся на перила моста.

– Моего брата Саню убили, когда ему было пятнадцать. У меня сохранились тетради с Саниным дневником, я их наизусть знаю. Поэтому отлично представляю, какая в те времена была обстановка. У нас в Нефтехимике и сейчас шпаны, как тараканов, постоянно драки, даже постреливают, бывает, но по сравнению с тем, что было тогда, это просто детский сад. Ты же знаешь, раньше Нефтехимик был рабочим поселком. От старого поселка остался целый квартал, его называли Слобода. Слободу снесли позже всего, лет пять назад, ты помнишь, наверно…

Тут мимо нас промчался Водитель Автобуса, наша третья и последняя достопримечательность. Изорванные заплеванные пальто и шапка, слюнявая борода, открытый рот… Водитель Автобуса долго кружил по мосту туда-сюда с хитро-залихватским видом, самозабвенно изображая, будто сидит за рулем. Обычно этот дядька «катается» возле какой-нибудь школы, наслаждаясь диким хохотом, громыхающим изо всех окон.

– В общем, – продолжал я, – между «городскими» и «слободскими» пацанами шла настоящая война. Не то что стычки или драки, а реальные военные действия. То есть каждый вечер после школы «слободские» и «городские» собирались двумя толпами, напивались, вооружались дубинками и кастетами и целенаправленно шли проламывать друг другу черепа. По крайней мере в дневнике написано именно так. В условиях суровой военной действительности обе стороны объявили тотальную мобилизацию. Как в негритянских гетто: ты или член банды, или никто. Причем всё на добровольных началах. Можешь остаться в стороне от разборок, но если поздно вечером домой идешь, а навстречу выходит бригада «слободских», то никто тебе уже не поможет. Поэтому хочешь не хочешь, а надо держаться коллектива. Понятно, почему у Сани такой невеселый дневник. Там много мрачных стихов и очень мрачный рассказ. Написан, конечно, неумело: Сане же всего пятнадцать было. Но я люблю его перечитывать. Про одного мальчика, он нашел в саду племя гномиков, всех переловил и поселил у себя дома в пустом аквариуме. Заставлял его развлекать, показывать всякие представления. А тех, кто отказывался, убивал. Откручивал головенки.

Хотя я совершенно отвлекся от темы, Хорек не перебивал. Он сидел рядом на перилах и внимательно слушал, кивая. Даже глотков из бутылки не делал.

– Ну мой брат Саня и друг его Костик решили держаться от всех разборок подальше. Ходили везде только вдвоем. Им приходилось носить с собой железяки, а потом они еще додумались смастерить бомбочки. Вот как-то Костик с Саней шли от своих девчонок, причем шли в обход, стройками, да как раз и нарвались на троих жлобов со Слободы. Мой братан, не долго думая, взял бомбочку, поджег фитиль и приготовился бросать. Тут этот идиот Костик кинулся на них с железкой. Саня замешкался, и бомба взорвалась у него в руке. Все.

Хорек долго кивал, потом хлебнул из бутылки и сказал, не глядя на меня:

– Страшное дело.

– А то! Я помню, как он умирал, – с оторванной рукой и черным лицом… Это, Хорек… А я к тебе по делу.

– Что за дело?

– Тут в пятницу будет концерт в «Звезде». Нет желания пару песенок сыграть?

Он вгляделся мне в лицо и кивнул:

– Можно. А что за концерт?

– Да не знаю, дребедень какая-то в честь Пятницы, Тринадцатого. Какая разница? Я так, встряхнуться хотел. Может, и ты тоже…

– Да можно, можно. Ты нас уже записал?

– Записал.

– А чего играть будем? Старье?

– Конечно. Нового-то ничего разобрать не успеем. Сыграем, скажем, «Менделеев-рок» и «Последний день».

– В каком составе играем?

– В минимальном: ты, я и на барабанах кто-нибудь.

– Будда не согласится, это стопудово.

– Ладно, разберемся.

– А под каким названием ты нас записал?

Да-а-а, подумал я. Хорек, ты меня разочаровываешь. Где ты был, когда Бог мозги раздавал? Вслух я произнес всего одно словечко:

– «Аденома».

На Хорька подействовало. Он пару раз открыл и закрыл свою помойку, которую все по ошибке принимали за рот, и выдал наконец:

– Ты что, группу хочешь возродить?

– Пока что я хочу отыграть пару песенок на концерте в честь Пятницы, Тринадцатого. А там видно будет.

– Ладно, Ромыч, все нормально сделаем. – Кажется, я нащупал в Хорьковой душонке какой-то секретный выключатель, потому что мой уродец-басист аж весь засветился.

– В общем, топай домой и все приготовь. Встречаемся завтра в восемь вечера у тебя в гараже. Слушай, Хорек, еще вопрос. Я тут на пустыре такое чудовище видел… Похоже на человека, только руки длинные, как у макаки, головенка маленькая, весь в тряпки замотан с ног до головы.

– Это знаешь кто? Это Геруха! – воскликнул Хорек в каком-то полубезумном возбуждении. – Твою мать, Плакса, я-то думал, это все сказки!

– Какой еще Геруха?

– Да мне рассказывали… Будто бы в одной нормальной семье родился сын – урод моральный и физический. Они его воспитывали до одиннадцати лет, а потом он от них сбежал и живет на свалке. Про него всякие ужасы рассказывают: будто маленьких детей таскает у зазевавшихся родителей.

– А почему «Геруха»?

– Да вроде папаша с мамашей его Германом назвали.

6 [первичный период развития болезни]

Утром следующего дня (вторника), когда я торопился на первую пару, у самого входа в колледж меня остановил Олег.

– Роман, нужно поговорить.

Олежка – ухоженный вальяжный малый с псевдоаристократическими замашками: носит эспаньолку, курит трубку из черного дерева, при этом каждую фразу сопровождает мерзким причмокиванием.

В мужском обществе он – большой любитель травить всякие истории. Гвоздем его программы всегда были две байки. Одна – о посещении американского паба, где ему, по законам Соединенных Штатов несовершеннолетнему, приходилось идти на всевозможные уловки, чтобы убедить официантку, что ему двадцать один. Вторая – душераздирающая история о том, как он приехал к друзьям на дачу и его первым делом отправили в баньку, где уже парилась девушка – голая, разумеется. Так у них полагалось испытывать новичков. И он, как истинный джентльмен, был вынужден вместо того, чтобы с удовольствием попариться, думать о Великой Отечественной войне и мертвых котятах. И все, что получил за свои страдания, – насмешку от девчонки: «Да, ты – выдержанный. Настоящий лорд!»

Выслушав эту новеллу, я заметил: «Если я когда-нибудь увижу в бане голую девчонку, то сдерживаться не стану. Скажу: „М-да… Вот это гостеприимство!“ И добавлю: „Извини, я забыл презервативы в куртке. Сейчас сбегаю“. А если она станет объяснять, что не собирается меня ублажать, сделаю идиотскую физиономию и спрошу: „Раз интима не будет, зачем ты здесь?“ После чего сяду поудобнее и с обиженным видом займусь онанизмом».

Олег, не выносивший пошлостей, поморщился: «Ты и правда не понимаешь. Это была дочь хозяина дачи. Если б я дал волю чувствам, наша с ним дружба на этом бы закончилась». Я возразил: «И что? Его проблемы».

– Так что вы имеете мне сказать, почтенный коллега? – поинтересовался я.

– Это по поводу тебя и Кристины, – сообщил Олег.

Что ж, как и следовало ожидать. Кристина, конечно, незамедлительно позвонила Олегу, пожаловалась на меня и попросила: мол, повлияй на него, поговори как мужчина с мужчиной. Нашла к кому обращаться! Хотя больше и не к кому. Там, где я учусь, парни – большая редкость, основной контингент – дамы. Уверен: если в нашем колледже хоть раз побывает настоящая феминистка, она выйдет наружу со слезами счастья на глазах. Девчонки первые во всем, а юноши все как один скромные, вежливые и довольно пассивные. Именно так и будет выглядеть население нашей страны через много лет, когда обычный россиянин деградирует и вымрет. Дожить бы до тех времен!

Полное название моего вуза – «Частный Гуманитарный Колледж Для Одаренных». Из названия видно, что таким бездарям, как я, здесь отнюдь не место. Да, я удачно прошел заочный тур при поступлении, набрал высокий балл в очном туре, но здешняя программа рассчитана на людей, которые к моменту окончания школы уже прочли всю отечественную и зарубежную классику, знают два-три иностранных языка, на «ты» с компьютером… Словом, мало быть отличником, мало учиться, надо жить учебой.

Я кое-как тут освоился, но до сих пор во время «немецких» и «английских» дней (когда все студенты должны говорить на иностранном языке) жмусь по углам, как бедный родственник. И неудивительно: в это заведение я попал сразу после школы – отвратительного гадючника, кишевшего шпаной, наркоманами и шлюшками (словом, Нефтехимика в миниатюре).

Олег ткнул меня в грудь черенком трубки (еще одна его мерзкая привычка) и строго произнес:

– Кристина – очень хорошая девушка.

– А кто ж спорит? – охотно согласился я.

– Ты с ней обращаешься, как я не знаю с кем. («Не знаешь, чего ж говоришь?» – подумалось мне.) А ведь она из тебя хочет человека сделать.

– Да она-то хочет… А она хоть раз спросила, чего я хочу? – В последней фразе смысловое ударение было сделано на местоимении «я».

– Я – последняя буква в алфавите, – изрек наш праведник и продолжал наставительно: – Кристина так много тебе прощает! А ты этим пользуешься. Так нельзя. Была бы Кристина моей девчонкой, я бы ее на руках носил!

Была бы она твоей девчонкой, ты бы с ней из дома выйти постеснялся! Как будто я тебя не знаю и баб твоих никогда не видел!

– Олег, хватит переливать из пустого в порожнее. Чего ты от меня добиваешься?

Олег пососал трубку и заявил:

– Ты должен извиниться перед ней.

– Должен? Я никому ничего не должен!

– Роман, я помогаю тебе решить твои же проблемы! – начал горячиться Олег. – Я считаю, что тебе нужно извиниться перед Кристиной.

Олежка, очевидно, вспомнил золотое правило всех инквизиторов и ортодоксальных коммунистов: если человек не хочет быть счастливым, его надо заставить.

– А что будет, если я этого не сделаю? Ты подашь на меня в суд или вызовешь на дуэль?

– Кто дал тебе право так обращаться с девчонкой?

– А кто дал тебе право совать свой нос, куда не следует?

– Никто! Роман, ты гнусное животное! – с досадой произнес Олег. – Кристина – моя хорошая подруга! Я к ней по-человечески отношусь в отличие от тебя.

– То есть ты хочешь, чтобы твоя хорошая подруга встречалась с гнусным животным?

– Кристина – очень честная и порядочная. Ты нигде больше такую не найдешь.

– Ладно, коллега, сделаю все, что в моих силах. – А про себя добавил: «Только отстань».

Я распахнул тяжелую дверь, прошел через турникет. Поздоровался с охранником:

– Здорово, Тема!

Тот вяло отсалютовал дубинкой. За Артема отдельная благодарность основателю колледжа: ни одна тварь не пролезет внутрь без разрешения этого добродушного атлета, весьма похожего на Оливье Грюнера. (И не спрашивайте, кто такой Оливье Грюнер!)

Я на цыпочках пробрался в аудиторию, где шла лекция по зарубежной литературе XIX века, сел за свободную парту. Девчонки начали оглядываться на меня: я всегда сижу с Кристиной на задней парте среднего ряда. Мы с ней весело проводим время на занятиях: переписываемся (Кристина для этой цели даже специальный блокнот завела), рисуем сердечки и цветы друг у друга в тетрадях, бывает, что и лижемся, когда препод отворачивается к доске, при этом успеваем конспектировать лекцию.

Про наши трогательные отношения за полтора года успел узнать весь колледж. Кристинке (да и мне – что греха таить!) льстило, что о нас говорят, нас ставят в пример, нам завидуют. Разумеется, сторонний наблюдатель и представить себе не может, что за несусветные гадости творятся за ширмой этого театра юного зрителя, когда «образцовая парочка» остается наедине. Вот, пожалуй, главная причина того, что наш с Кристинкой роман так затянулся: обломать одну-единственную девчонку – это одно, совсем другое – разрушить красивую легенду. Тем более что наши одногруппницы, которые посвящены в некоторые тайны «идеальных отношений», легенду эту всячески оберегают.

После лекции Кристина, глядя в пол, грустным голосом попросила меня выйти в коридор поговорить.

Я знал, что произойдет.

Есть у Кристинки один бзик. Она считает себя жутко некрасивой – из-за маленьких глаз, толстых губ, чересчур широких (по ее мнению) бедер и мало ли еще из-за чего. Поэтому, встретив меня, не самого глупого и отнюдь не безобразного, вцепилась в добычу мертвой хваткой. Подруги и друзья Кристины считают ее внешность хотя и приятной, но самой обычной во всех отношениях. А поскольку ваш слуга покорный, по их мнению, тоже человек ничем не выдающийся, то мы с Кристиной – идеальная пара. И поэтому просто обречены оставаться вместе.

Что особенно приятно, вчера Кристина назвала меня уродом – значит, сейчас будет громко раскаиваться. Она очень боится потерять меня – в этом ее главное достоинство (и главный недостаток).

Мы отошли к окну, из которого открывался чудный вид на разрытую теплотрассу.

– Рома… Ты не хочешь со мной говорить? Я тебя обидела, да?

– А ты только что догадалась?

– Прости меня…

Да-да… Сначала наскандалит, потом подлизывается. Последний раз мы с ней поссорились на прошлой неделе. Я предложил пойти в пятницу вечером в «Звезду» на концерт заезжей группы «Антракт», которая поет кавер-версии песен «Битлз». А это сокровище мне ответило со смехом: «Не ходила я еще с таким оборвышем!» – после чего ей потребовалось около часа, чтобы убедить меня в том, что она пошутила. Блестящее чувство юмора! На концерт в итоге все равно не пошли. И правильно сделали – впоследствии я узнал, что концерт отменили. Из-за того, что билетов продали мало. «Антракт» определенно ошибся городом.

– Хочу тебе кое-что сказать, Кристи, – жестко произнес я.

– Нет, нет… – забормотала Кристина, как она обычно делает, когда ей кажется, что я собираюсь ее бросить. Этого она боится больше, чем светопреставления.

– Замолчи и выслушай! – сказал я.

Кристина жалобно посмотрела на меня и всхлипнула, вздрогнув всем телом.

– Урод, оборвыш, идиот, ушлепок, похотливый кобель с недорощенным членом… Я ничего не забыл? – ядовито осведомился я. – По-твоему, мне доставляет большое удовольствие все это слушать каждый день?

– Ну я же глупенькая, – всхлипнула Кристина. – Прости меня…

Ага, то меня унижает при первой возможности, а теперь себя!

– Сколько можно тебя прощать?

– Но я же люблю тебя! – Кристина применила свой главный аргумент.

Вот-вот. А вы смогли бы отшить девушку, если она смотрит на вас заплаканными глазами и говорит, что любит вас? Как ни крути, приятно, что хоть кому-то я дорог!

– Ты очень хорошая и красивая, Кристи, но… мне нужно от тебя отдохнуть. Давай поговорим через недельку.

Кристи поспешно вытерла слезы и закивала с улыбкой.

– Пусть все будет, как раньше, – предложил я. – Но встречаться будем только здесь, в колледже.

Видели бы вы это счастливое лицо! Будто полминуты назад не она обливалась слезами! Эх, бабы…

Кристина дотронулась пальцем до своей щеки. Я никак не отреагировал. Она повторила жест и притопнула каблучком. Пришлось поцеловать в щеку.

– Пока хватит, – сказал я. – Не все сразу.

Кристина кивнула. Мы разошлись, довольные друг другом. Она в очередной раз уверилась, что я не посмею ее бросить, а я получил неделю на осуществление своего плана. Если ничего не выйдет, Кристина все равно останется в качестве запасного варианта.

Вечером перед работой я забежал к Ане. По дороге встретил Человека-Загадку и прочел на рекламном щите свежую надпись красной краской: «ЕСЛИ ТЫ НЕФОРМАЛ, ЗАСТРЕЛИСЬ САМ».

Аня открыла мне дверь, одетая по-домашнему: в старых залатанных брюках, мягких тапочках и кофте, усеянной катышками.

– А вот и наш герой-любовник! Заваливайся.

Я разулся. Она проводила меня в свою комнатушку, заставленную банками с маринованными огурцами, вареньем, квашеной капустой, крупой. Письменный стол был занят серыми мешочками, сквозь прорехи в материи высовывались сморщенные кусочки сушеных яблок. Под кроватью прятались деревянные ящики, на которых сохранились сургучные печати с торчащими из них обрывками бечевы. Под окном, привалившись к батарее, стоял старый велосипед. В углу торчали удочки и лыжи.

– Родители балкон освободили, хотят сделать из него еще одну комнату, – объясняла Аня, виновато посмеиваясь. – Все барахло перетащили ко мне. Они же не знали, что я ни с того ни с сего возьму да вернусь!

– Я ненадолго, Ань.

– Я понимаю. Я кое-что узнала об этой твоей принцессе. Ее настоящее имя – Таня, но она предпочитает, чтобы ее называли…

– …Присцилла. Я знаю.

– Ей семнадцать. Она учится в Гуманитарном колледже на заочном, работает в магазине цветов на улице Согласия. И что ты намерен делать, получив все эти сведения?

– Да есть одна мыслишка. Сможешь через Настю передать ей записку?

– Предположим. А позволь полюбопытствовать, ты вообще-то соображаешь, что делаешь? – Аня хмурилась.

– Да вроде как.

– Дон Жуан ты недоделанный, вот что я тебе скажу!

– Почему «недоделанный»?

– Да потому что, хоть ты и вечно на девчонок охотишься, но вкус у тебя не донжуанский. Знаешь что, Плакса… Сказать тебе искренне, не понимаю, что ты в ней такого особенного отыскал. Она вовсе не красавица. Я бы даже сказала, середнячок по всем параметрам. Ведь ты же на той вечеринке был совсем не пьян?

– Я этого дела вообще не люблю, ты же знаешь.

– Оригинал ты, Плакса. Мне кажется, ни один мужик в здравом уме не стал бы ее преследовать.

Терпеть не могу, когда меня так называют! При слове «мужик» сразу представляется нечто пропитое, грубое и развратное.

– Анюта! Ты здесь видишь хоть одного мужика, да еще в здравом уме?!

– Плакса, не придирайся к словам. Что ты написал в этой записке?

– Что в пятницу в «Звезде» будет концерт в честь Пятницы, Тринадцатого, и среди прочего там появится группа «Аденома» и сбацает пару песенок. Она не сможет не прийти.

– В каком смысле – «Аденома»?

Видели бы вы Анину мордаху!

– В прямом.

– То есть в прежнем составе?

– В урезанном. Кризис на дворе, инфляция. Я – на гитарке, Хорек – на басухе и на ударных кто-нибудь.

– А Илья? Как без клавишных будете? А Эйнджи?

– Мы сыграем те песни, где можно и без синтезатора обойтись. А Эйнджи вообще выполняла декоративную функцию.

– А на ударных кто будет?

– Да вот пока не знаю. Без разницы. Сойдет любой, кто сможет отстучать простейший ритм, хоть бы это была ученая обезьяна.

– Так-так-так… Ты всю эту авантюру задумал, чтобы заполучить бедную Таню?

– Не только. Встряхнуться хочу. Даже если ничего не выйдет, хотя бы вспомню старые деньки.

– Развратник, авантюрист и ветрогон. – Аня, подвинув мешки с сушеными яблоками, уселась на стол, сложила руки на животе и окинула меня саркастическим взглядом. – Допустим, я смогу у вас постучать на барабанах. Доволен, гнусный субъект?

– А ты умеешь?..

– Я-то? У нас в универе была своя девчоночья группа, называлась «Око за Йоко». Я там пробовала и на гитаре играть, и на ударных, даже петь. Умею все понемножку. От меня же не требуется соло на ударных на полчаса?

– Да нет, конечно! Приходи сегодня в восемь вечера на мост над Кривицким оврагом. Я тебя встречу.

Аня пожала плечами:

– Для дружка – хоть сережку из ушка.

Я почему-то вспомнил, как она писала сочинение по роману «Разгром» Фадеева. Сочинение потом вынесли на разбор, а точнее, на поругание всему классу. Аня доказывала, что трус и предатель Мечик на самом деле есть единственный положительный персонаж этой книги, потому что он один не побоялся бросить вызов коллективу, а коллектив – это всегда сборище тупых идиотов, и тот, кто пытается существовать вне коллектива, – по определению герой… Разве могла наша литераторша, старая коммунистка, потерпеть столь вопиющее глумление над системой общечеловеческих ценностей? Аня в тот день сопротивлялась, как могла, заработала «пару» за неуважение к преподавателю и осталась при своем мнении. Супердевчонка!

В отличном настроении я явился на работу.

Работаю я всего четыре вечера в неделю. Вся моя работа занимает полчаса: просмотреть выведенные на принтере полосы, свежим взглядом найти и исправить ошибки, отдать правку лохматому верстальщику, смурному от выпитых литров кофе, прочесть распечатанные заново полосы еще раз, попрощаться и уйти. На эту работу я устроился только потому, что Кристина того потребовала, и весь грошовый заработок уходил на нее.

Хотя моей ненасытной зверюшке, конечно, этого было мало… «Почему бы тебе не зарабатывать побольше?» – этим вопросом она изводила меня ежедневно, капая на мозги, будто кислотой, и все вспоминала нашу одногруппницу Ленку Клюеву, которая хвасталась своим ухажером: «Мы с ним в такой-то ресторан ходили и в такой-то боулинг, он и за меня заплатил, и за подруг моих… Он на меня за два дня тысяч пятнадцать потратил!» По мнению Кристины, я должен был срочно куда-то бежать и начинать карьерный взлет, – например, стать журналистом: «Ты же любишь писать, сочинять…» Железная женская логика, не уступающая армейской: «Художник? Иди, крась табуретку!» Я, конечно, пописываю изредка статейки в наш «Вечерник»… Кристинка же хочет, чтобы я занимался этим профессионально, освещал, например, политические события в нашем городе. «Будь все время возле администрации, все новости там! Наработай опыт, потом сможешь в какое-нибудь областное издание устроиться…»

А ради чего, позволь спросить, радость ты моя, мне это нужно? Чтобы ты или еще какая-нибудь размалеванная кукла хлопала ресницами и сообщала: «Он на меня потратил столько-то тысяч»? Зачем зарабатывать деньги, если все они будут до копейки высосаны алчными бабищами? Честное слово, лучше сдохну от недоедания и от воздержания, чем это!

Я-то не прочь был бы поработать в библиотеке: туда приходит примерно один человек в час! Сидел бы в тишине, листал книги, писал стишки, пил чай и не думал о том, что творится за стенами. Может, и спал бы там же. Плевать на мизерное жалованье – не в нем дело. Знала бы о моих мечтах Кристинка – придушила бы собственными руками. Или довела своими истерическими припадками до того, что я сам бы повесился, к едрене фене!

7 [первичный период развития болезни]

Не понимаю, почему некоторые люди боятся сцены. Единственно, что видишь со сцены, – огромную черную дыру, в которую нужно петь и из которой периодически долетают разные шумы типа смеха или аплодисментов. Если напрячь зрение, можно разглядеть первый ряд зрителей, и то смутно. Все остальное скрыто темнотой, непробиваемой, как стена.

Мы втроем ждали своей очереди за сценой среди прочих участников концерта под названием «Вечер ужасов». Действо происходило на той же сцене, где выступали пастор и «группа воспевания» церкви Белых Ангелов. В общем-то, кроме костюма ведущей (ведущей была Наташа, на ней держится весь ДК) и фанерных декораций в виде стен готического замка, ничто о мистической Пятнице не напоминало.

Судя по грохоту аплодисментов, звучавшему после каждого номера, молодежи набился полный зал: одни пришли поддержать друзей и подруг, другие коротали время перед дискотекой, что должна была начаться сразу после мероприятия.

Хорек домусоливал слюнявый окурок, неприятно окрысившись. (Вчера я сказал ему: «Сука, налакаешься перед выступлением – будешь собирать выбитые зубы сломанными руками!») Аня стояла с отсутствующим видом, прислонившись к стене.

Я пялился на себя в зеркало. На мне была коричневая футболка без рукавов, коричневые фенечки на обоих запястьях, волосы перехвачены черной лентой (спасибо узкоглазому хитрецу из электрички за отличную идею!), а на левой щеке я провел черным гримом полосу, как у Лизы «Лэфт Ай» Лопес (упокой, Господи, ее душу) из девчоночьей поп-группы «TLC». Если Присцилла там, в зале, ее ничто не спасет.

После очередного номера – это была песенка Ирины Салтыковой в исполнении какой-то одиннадцатиклассницы (все же недаром мероприятие обозвали «Вечером ужасов») – Наташа в длинном черном платье а-ля мамаша Аддамс, черной помаде и с черными длиннющими накладными ногтями объявила:

– Наш сегодняшний вечер посетила группа с очень… как бы это… необычным и запоминающимся названием «Аденома»! (По залу прокатились смешки.)

Я вылетел на сцену с гитарой на ремне, примочкой drive-distortion в руках и медиатором в зубах, подключил гитару, провел по струнам медиатором, жестом показал звукооператору прибавить звук.

В черной дыре, перед которой я стоял, наступила тишина, даже не перешептывались.

Слева от меня Хорек подергал струны бас-гитары и кивнул: все в норме. Я оглянулся: Аня замерла над барабанами с палочками в руках.

– Всем привет! – крикнул я в микрофон и наступил на педаль примочки. – Ну что, побесимся?

Тут же Аня врезала по барабанам, а я – по струнам. Мы играли «Последний день» – незамысловатый, но энергичный панк-рок.

Распадаются фрагменты
Нашей жизни навсегда,
Счастья прежние моменты
Растворяет кислота.
Встань скорей, себя одень.
Это твой последний день.
Это твой последний бой.
Попрощайся сам с собой!
От жары и от удушья
Умирают города.
Погибающие души
Исчезают в никуда.

И снова припев:

Встань скорей, себя одень…

Пока я пел (скорее выкрикивал), в зале мелькнули две-три фотовспышки. Время от времени я оглядывался в сторону Хорька – он стоял боком к залу немного в глубине сцены.

Кровь засохла на одежде,
До костей разбит кулак,
Там, снаружи, как и прежде,
Ждет тебя твой злейший враг.

В третий раз прозвучал припев, и песня закончилась. Как только замолкли инструменты, публика заревела от восторга.

На наши песни в Нефтехимике всегда реагировали так, и не потому, что мы были лучшими, а потому, что мы были единственными. Больше никто в городе не играл ничего, подо что можно было от души оторваться.

– Спасибо! – заорал я. – Это была песня «Последний день», а теперь – «Менделеев-рок»!

Еще одна забойная песенка с мрачнющим текстом. Других я и не сочиняю. Моя самая первая, там даже мой тогдашний возраст указан.

Вот уже пятнадцать лет
Я, забыв про целый свет,
Проживаю в этом городе вонючем.
Вместо мозга – винегрет,
От врагов покоя нет,
А враги мои один другого круче.
Хочешь знать, как их зовут?
Медь, уран, цирконий, ртуть.
Бром, и хлор, и кадмий тоже
Разъедают мою кожу.
Калий, цезий и рубидий —
На меня они в обиде.
Плутоний, магний и свинец
Хотят приблизить мой конец…

В отведенные нам пять минут мы уложились и убежали со сцены. Я успел крикнуть: «Спасибо! „Аденома“ любит вас!» – но не думаю, что кто-то смог это расслышать сквозь чумовые аплодисменты.

– Да! Да! Да! – орал Хорек в гримерке, подпрыгивая, как на пружинах. – Ромка, дай пять!

– Да хоть десять! – Я сгреб его одной рукой, а счастливую Аню – другой и притиснул к себе. Я как будто провалился во времени на два года назад – последний раз мне было так же кайфово именно тогда.

– Анька, ну как?

– Все отлично, Плакса! – Аня дружески двинула мне кулаком в живот.

Одевшись, мы покинули гримерку. За сценой нас уже ждали. Никогда бы не подумал, что увижу на подобном мероприятии Криттера.

Свое прозвище самый известный панк Нефтехимика получил два года назад благодаря мне. Я как-то раз назвал его «зубастиком» – был такой фильм про инопланетных уродцев, по-английски он назывался «Critters». У Криттера зубы мелкие и острые, как гвоздики.

За два года, что прошли со времени последнего концерта «Аденомы», он совершенно не изменился: так и носил кожаную куртку с сотнями заклепок, «ирокез» из зацементированных лаком волосяных сосулек и все ту же футболку с Егором Летовым. (В таком виде он каждый день ходил в школу, иногда, чтоб нервишки пощекотать, – на дискотеки, и – что удивительно – был до сих пор жив и относительно здоров.) Он так и не вырос: его нос по-прежнему был на уровне моего солнечного сплетения. По моим подсчетам, ему должно быть около пятнадцати, и я сильно удивлюсь, если это ужасное дитя доживет хотя бы до двадцати. Знаю одно: в свои годы он уже перепробовал все горючие жидкости и лекарственные препараты, какие только у нас можно раздобыть. С саморазрушением Криттер даже не «на ты», а запанибрата. Как-то раз нанес себе на руки нечто вроде узора, вырезав обычным ножом от запястья до локтя на внешней стороне руки по десять одинаковых полосок и став похожим на тигра. Комплексов не имеет вообще. Однажды на перемене кто-то из одноклассников спросил его: «Слабо причиндал достать и потрясти? За два ботла пива». «Где пиво?» – с неподдельным интересом вопросил Криттер. «Вот оно». На свет Божий явились два вожделенных сосуда. «А вот причиндал», – ответил Криттер, расстегнув рваные брюки и проделав все требуемые манипуляции.

– Ты откуда здесь, Криттер? – спросил я.

Вопрос пришлось повторить дважды: Криттер туговат на ухо с тех пор, как ему в драке заехали по черепу шестигранником.

– Так, забрел… – Каждое слово он неторопливо выдавливал из себя с каким-то шипением. – Бабу одну выловить… А вы снова выступаете?

– Еще как выступаем! – охотно и с радостью подтвердил Хорек. – И чтобы всем рассказал!

Криттер кивнул.

За их спинами в конце коридора появилась она.

Моя елочка. Присцилла.

На ней было короткое зеленое пальтишко и серые джинсы. Она сделала несколько шагов в мою сторону и остановилась, приглашая подойти к ней.

Я тут же оставил Хорька и Аню на растерзание Криттеру, а сам устремился к той, ради кого затеял сегодняшнее выступление.

– Привет, Присцилла.

– Привет, Плакса, – отозвалась Присцилла. В ее улыбке была какая-то трогательная незащищенность, как будто она слегка меня побаивалась и надеялась обезоружить этой улыбкой.

– Спасибо, что пришла.

– Спасибо, что пригласил. Так вы все-таки воссоединились?

– Пока да, а там видно будет. Кстати, идея была твоя, – напомнил я.

– Неужели? – удивилась Присцилла.

– А ты разве не помнишь? – Я подшагнул к ней поближе.

– Смутно, – призналась Присцилла. – Надеюсь, я хоть не сильно развратничала тогда… Простишь?

– Сколько угодно.

Распахнулись двери зала. Концерт закончился, публику выгоняли из ДК, чтобы потом впустить обратно, но уже за наличные.

– Здесь сейчас дискотека начнется, поналезет всяких уродов. Пойдем! – Я взял Присциллу за руку и повел ее вверх по лестнице. Мы прошли на второй этаж, я запер металлическую дверь изнутри на задвижку. Вышли на галерею, тянувшуюся под потолком зала с колоннами, где проходили дискотеки.

Стена зала была украшена рисунком, изображавшим огромного, от пола до потолка, мутанта-тусовщика в пляжных шортах и футболке, с двумя головами, похожими на головы угрей. На каждой голове имелось по кепке. Из раскрытых ртов монстрика высовывались длинные раздвоенные змеиные языки. В одной лапе уродец держал мороженое, в другой – компакт-диск. Вокруг мутанта дугой ползла надпись: «ТУТ ВАМ НЕ ТАМ».

Чудовищный рисунок был выполнен придворным граффитистом «Звезды» по прозвищу Двухголовый. Кого бы он ни изображал: людей, животных, фантастических мутантов, – картинка получалась на загляденье, если не считать того странного обстоятельства, что по какой-то необъяснимой причине художник каждому подрисовывал вторую голову, точную копию первой. Рисунки Двухголового пользовались среди его друзей феноменальным успехом. Двухголовый то и дело получал заказы на выполнение чьего-либо портрета, всем хотелось увидеть себя с необычной точки зрения.

Мы перегнулись через перила, глядя вниз, на пустой танцпол.

– У меня еще не было друзей рок-звезд, – призналась она. – Ведь мы с тобой подружимся?

– Мы звезды своего болота, – ухмыльнулся я.

– Ну знаешь ли… В масштабах Нефтехимика это как если бы «битлы» воссоединились!

– А тебе нравятся «битлы»?

– Очень!

– Кто твой любимый?

– «Тихий битл». Джордж.

– Тоже любишь мистику?

– Я много чего люблю. Вы будете еще играть?

– Куда же мы денемся?

– Я помню, у вас раньше девчонка на подпевках была… – Судя по интонации, Присцилла собиралась ко мне подлизываться.

– Да, ей пришлось уйти.

– А вам новая вокалистка не нужна?

«А не тебя ли я искал все эти годы?» – думал я тем временем. Я ощущал, что Присцилла откровенно балдеет от меня. Впервые в моей жизни рядом была девушка, для которой я был идеалом. До этого меня лишь пытались подогнать под идеал, существовавший отдельно от меня: именно так вела себя и Кристина.

– Значит, ты смутно помнишь, что было тогда? – Я притянул Присциллу к себе и жарко поцеловал. – Напомнить?

Следующий поцелуй был более долгим. Присцилла обвила мою шею руками, мы целовались, пока губы не устали. Не знаю, сколько часов пролетело: мы выпали из времени.

Потом я спокойно обнял Присциллу, чуть-чуть покачивая и глядя в зал через ее плечо. Там, внизу, давно шла дискотека. В колонках бешено колотилось техно, сотня мечущихся в танце фигур отбрасывала на стену суматошные тени. Техно внезапно оборвалось. Видимо, диск-жокея в грубой форме попросили поставить что-нибудь веселое и массовое. После недолгой паузы запела Татьяна Буланова.

– Давай смажем отсюда, – предложила Присцилла. – Здесь слишком громко.

– Пойдем, – согласился я.

Мы свернули за угол и забрели в тупик. Коридор упирался в стену без окон с одной-единственной дверью, ведущей в кубовую – крохотную комнату с раковиной. В комнатке стояли пустые ведра, на трубах висели и отвратительно воняли хлоркой сохнущие тряпки.

– Все в порядке, давай за мной. – Я вошел в комнатку и обнаружил еще одну дверку, настолько маленькую, что пролезть в нее можно было только боком.

Узкий коридорчик вывел нас в темноту. Я долго обшаривал стены в поисках выключателя, а когда нашел, то оказалось, что мы на лестничной площадке.

– Пойдем.

Присцилла крепко держала меня за руку обеими ладошками.

Мы спустились на первый этаж: дверь была заперта. Лестница вела куда-то вниз.

– Гм, я и не знала, что в этом здании есть подвал… – пробормотала Присцилла.

Мы спустились еще ниже и попали в коридор – длинный, заваленный лыжами, санками, хоккейными клюшками и прочей спортивной дребеденью. Вдоль всего подвала под потолком тянулись водопроводные трубы.

Коридор был гораздо длиннее, чем само здание ДК.

– Ты знаешь эту легенду, да? – спросил я.

– Какую?

– Ходят слухи, что лет пятьдесят назад, после войны, когда еще никакого Нефтехимика даже в проекте не было, на том месте, где сейчас стоит Нефтехимик, построили подземный город на случай Третьей мировой. Говорят, что некоторые здания в Химике построены над колодцами, которые ведут прямо в этот город. Где-то там под нами огромные бункеры, забитые военной техникой, подземная железная дорога, жилые кварталы, водохранилище.

– Это достоверные сведения?

– Да как… Одна из городских легенд.

– Давай как-нибудь организуем экспедицию!

– Ты сегодня просто отличные идеи подаешь, – заметил я. – Говорят еще, что все, кто пытался найти этот город, или возвращались ни с чем, или не возвращались вовсе. Во как.

– А что там такое опасное?

– Одни говорят – огромные стаи крыс-людоедов, другие – радиация.

– Когда-нибудь мы все узнаем, – сказала Присцилла. – Только не говори, что я больная на всю голову. – Она засмеялась. – Ну, может быть, немножко.

– Да я ведь тоже, – честно признался я. Действительно, самым нормальным человеком, которого я знал, была Кристина, а ведь я совершенно не такой, как она. За все полтора года у нас не было ничего подобного той сумасшедшей прогулке в ночь с воскресенья на понедельник. – Как все-таки здорово, что я тебя повстречал!

– Судьба… – пожала плечами Присцилла.

Я тут же прислонил ее к стене, и мы еще на полчасика задержались в этом коридоре. Потом все же заставили себя двинуться дальше.

– Давно хотела тебя спросить… А почему ты – Плакса?

– Старое школьное погоняло.

– А откуда оно взялось?

– Как-нибудь потом расскажу. Совсем потом.

Выход из подвала-коридора находился в старом парке среди высохших деревьев. Впереди брезжили какие-то огни.

Мы прошагали уже половину пути до этих огней, и тут я замер.

– Что? – ахнула Присцилла.

Я тут же зажал ей рот рукой.

Горел мусор в старых помойных баках, над этими жаровнями плясали метровые языки пламени, освещая заброшенную хоккейную коробку. Вокруг коробки стояла целая толпа – человек пятьдесят парней разного возраста и габаритов. Большинство из них – недомерки. Почти у всех в одежде присутствовали красный и белый цвета в самых разных вариациях: к примеру, красная кепка, черная куртка с красным воротом и обшлагами и темные с белыми лампасами спортивные брюки. Многие были без шапок, подставляли ветру черепа, голые, как бильярдные шары.

– Во повезло-то! Это «доктора», – прошептал я.

– Те самые, которые неформалов калечат? – прошипела Присцилла, когда я оторвал руку от ее лица.

– Угу…

Раздался громкий рев – это разом взревела вся вшивая команда, вскинув кулаки. «Доктора» приветствовали остромордого пацана, похожего на крысу, который вышел в центр коробки. Он шагал вразвалку, ссутулившись, точнее скрючившись, и настороженно крутил головой, словно вынюхивал добычу. На нем были лишь белая с красным футболка и бледно-синие джинсы.

– Как бы нам потихоньку отсюда… – прошептал я.

– Да ты что, давай лучше поближе подберемся! Я хочу посмотреть, что будет дальше!

– Ну будь по-твоему. – Мы двинулись вперед и встали за толстое дерево, выглядывая с разных сторон. До ближайших «докторов», стоявших спиной к нам, оставалось шагов пять.

На площадку тем временем выбрался другой «доктор», перескочив через борт. Этот был ростом повыше за счет длинных, как ножки циркуля, ног, но такой же худой, состоявший из одних впадин: грудь – впадина, живот – впадина, спина между выпирающих из-под рубашки лопаток – впадина. Одет в белую майку и черные фашистские брюки с карикатурными подтяжками.

Зрители снова зашумели, завыли и притихли.

Из кармана брюк Циркуль вынул широкий кухонный нож в чехле, явно импортный. Ломаясь, обнажил клинок, откинул в сторону чехол. Его противник Крыса ответил щелчком: из его кулака выскочило лезвие выкидного ножа.

– Это что, гладиаторские бои? – спросила шепотом Присцилла.

– Не поделили что-нибудь. Может, девчонку. Я слышал, они все разногласия в коллективе решают таким способом. Иногда за ночь бывает по три-четыре дуэли.

– Они до смерти драться будут, как думаешь?

– Вряд ли, скорее всего до первой крови. Хотя если оба взбесятся, то не исключено. Они же животные!

– Жалко, камеры нет… – шепнула Присцилла. – Такую бы штучку дома на видаке иметь – на вечеринках гостей развлекать.

Вертлявый Крыса и прямой, как палка, Циркуль медленно сходились, кружа против часовой стрелки, примеривались друг к другу. Циркуль рявкнул и наотмашь рубанул широким клинком – Крыса отскочил назад, уйдя от удара. Циркуль прыгнул вперед и полоснул по воздуху, метя в крысиную морду, – Крыса увернулся, свободной ладонью схватил противника за запястье. Циркуль моментально сделал то же самое. Сцепившись, поединщики закружились на месте, будто в танце. Они яростно лягали друг друга ногами, матерясь при этом.

– Спорим, высокий победит? – шепнула Присцилла.

Я согласно кивнул:

– Спорим. Спорим, что победит маленький, моя милая.

Циркуль оттолкнул от себя Крысу и по-мушкетерски сделал выпад с выносом правой ноги. Противник вильнул и коротким взмахом распорол Циркулю тыльную сторону правой ладони – тот выронил нож.

Присцилла стиснула мою руку. Я не видел выражения ее лица, ибо не мог отвести взгляда от дерущихся. Их бешеный звериный бой завораживал.

Крыса атаковал, целясь в живот, но не успел достигнуть цели. Раненый Циркуль гаркнул и саданул Крысу по зубам кулаком здоровой руки: удар был инстинктивным, поэтому хлестким и точным. Крыса отлетел назад, но устоял. Циркуль со страшной силой пнул его в грудь ногой-жердью, заканчивавшейся платформой тяжелого башмака. Крыса с воем покатился по обветшалому асфальту, я подумал, что от такого пинка у него наверняка сломалось одно-два ребра.

Циркуль кинулся к противнику, как футболист к мячу, пнул его и издал мяукающий вопль, когда Крыса одной рукой поймал его ногу, а другой воткнул свой выкидной нож по самую рукоять в икру соперника. Нога долговязого «доктора» подломилась, он рухнул на одно колено. Крыса рванул его к себе, ухватив за майку, и угостил мощным ударом в подбородок, заставив Циркуля растянуться.

После этого Крыса вскочил, как ни в чем не бывало, и набросился на упавшего. Циркуль извивался, заливая кровью площадку, а Крыса бил его ногами, матерился и бил, бил, бил…

В этот момент какой-то «доктор», неизвестно откуда взявшись, схватил меня за ворот, одним рывком развернул к себе и выплюнул мне в лицо, обдав сивушной вонью:

– Шпионишь, сука?..

Я тут же вырвал из кармана маленький флакончик, отчетливо произнес: «Прости!» – и всадил в одутловатую рожу быка струю. «Доктор» рухнул на колени, зажимая лицо обеими ладонями, и заорал матом, отнюдь не благим.

Мы с Присциллой бежали со всех ног, позади уже громыхало копытами целое стадо. Мы вылетели к загаженному пруду и побежали вдоль берега. «Доктора» приближались. Они не видели нас сквозь темноту и деревья, но их было до ужаса много, и бежали они в разных направлениях, улюлюкая и крича: «Стойте, суки!» – хотя и не знали, кто эти «суки» и сколько их.

Мы устремились в самые заросли, я бежал первым, закрывая лицо руками, потому что ветки мертвых деревьев хлестали меня. Мы вылетели к старым каруселям, остановившимся много лет назад. Во тьме они казались покинутыми инопланетными тарелками.

Я втащил Присциллу за руку на одну из каруселей. Девчонка упиралась, поэтому я просто заволок ее под ржавую крышу. Мы затаились за карусельной ракетой.

Орущая и грохочущая толпа пронеслась мимо нас. Рев и топот становились все тише. Вскоре настала тишина.

Девушка благодарно прильнула щекой к моей куртке. Я гладил ее по голове и целовал горячее лицо.

– Все хорошо, моя милая. Все будет нормально.

8 [первичный период развития болезни]

Окраина Нефтехимика, улочка гнилых домиков. Калитка в заборе, сбитом из досок разной длины, за ней тропинка шириной с подошву ботинка сквозь заросли пожухлой крапивы, три ступеньки крыльца, а дальше сени, заставленные ржавыми ведрами, коробками с гвоздями и шурупами, заваленные инструментами и старыми журналами.

– Можешь не разуваться, – бросила Присцилла на ходу.

Жилая часть домика – совсем небольшая прихожая, чисто символическая кухонька, маленькая спальня и общирная гостиная размером с три четверти всего дома.

– Ты смотрела фильм «Прибытие» с Чарли Шином? – спросил я, войдя в гостиную.

– Тебе еще не надоело спрашивать про фильмы, которые кроме тебя никто не видел? – съехидничала Присцилла, не удосужившись поинтересоваться, к чему я вспомнил это кинцо.

А к тому, что там агрессивные инопланетяне использовали некие генераторы черной дыры. Стоило включить такой генератор в закрытом помещении, как он засасывал все, что было внутри этого помещения. В гостиной маленького домика не было абсолютно ничего: ни ковров, ни обоев, ни люстры, ни занавесок, ни мебели, – за исключением допотопной кровати (очевидно, генератор черной дыры не справился с этой громоздкой ржавой махиной).

– Отсюда увезли все, что было ценного, – объяснила Присцилла.

– Почему?

– Когда мама с отцом разошлись, отец здесь жил, а потом уехал к своей матери и все забрал. Этот домик мне отдали, но я здесь не то что живу, а так, ночую иногда.

В прихожей осталась доска с гвоздями для наших курток, на кухне – рассохшийся стол и полки с кое-какой посудой.

– Чай будешь?

– Не откажусь.

– Тогда давай за водой – колодец во дворе – и в сарай за щепками. Никогда не пил чай из самовара?

…Когда я открывал дверь в спальню, мелодично зазвенели колокольчики: Присцилла повесила на входе в комнату несколько японских «ветерков», чтобы они приветствовали гостей своей незатейливой музыкой.

Первое, во что уперся мой взгляд, – огромная фотография в рамке: на ярко-синем небесном фоне полупрозрачные облака.

На рассохшемся письменном столе стоял старенький черно-белый телевизор, над ним на стене – перекидной календарь-плакат, врубелевская «Царевна-Лебедь».

На табуретке недовольно жмурился серый кот, всем видом своим выражая негодование по поводу того, что включили свет.

Подоконник и верхние полки стеллажа были уставлены экзотическими цветами, названий которых я не знал. Были они разноцветными, крупными, агрессивно яркими до рези в глазах. Не комната, а настоящая оранжерея, оазис, цветущий островок среди холодной пустыни.

На остальных полках стеллажа – книги.

– Тебе нравится мое небо?

– Очень, – кивнул я. – А ты, значит, любишь Врубеля?

– Очень люблю, – призналась она. – Еще импрессионистов – Моне, Дега… Но особенно Марка Шагала. У него все летают. – Последнюю фразу Присцилла произнесла тихо и с трогательной грустной интонацией.

Ну кто из моих знакомых смог бы сказать это? Такие люди, как Присцилла, – это золотые монеты в куче медных пятаков. (Вообще-то в художниках я не разбираюсь. Просто пытался за умного сойти. Если бы Присцилла спросила: «А тебе какой художник нравится?» – эх, я бы и опозорился!)

Мы с моей маленькой елочкой сидели на диване, прижавшись друг к другу.

– Ничего себе сегодня поразвлекались! – фыркнула Присцилла. – Второй раз мы с тобой встречаемся, и опять случается дурдом!

– За это ты мне и нравишься! – честно признался я.

– Да… А как ты того дегенерата вывел из строя! Можно посмотреть? – Не дожидаясь разрешения, Присцилла вытащила из моего кармана флакон с пульверизатором. – Что это? Ведь это же не газовый баллончик?

– Это – пузырек из-под духов. Он наполнен «ультроном» – жидким средством для чистки стекол. Брызгать из него нужно непременно в глаза, с максимально короткой дистанции, результат не заставляет долго ждать.

– И каков результат?

– Теперь тот «доктор» долго не сможет видеть. А если ожоги сильные, то ему придется вступить во Всероссийское общество слепых и зарабатывать на жизнь исключительно честным трудом. Делать всякие там выключатели и различные розетки.

– И не жалко? – оторопела Присцилла.

– Да нисколько. Не один ли это из тех скотов, что сломали руки нашему прежнему барабанщику?

– Все равно это жестоко!

– Дай-ка я тебе расскажу одну историю, поймешь, что жестоко, а что нет. Вот у нас в школе, классе в восьмом, такой случай был. Про это знает только Аня – моя бывшая одноклассница, она же наш нынешний ударник. Так что никому не рассказывай. У нас в классе был парнишка один, такой весь хилый и зашуганный. Боялся собственной тени. И над ним от души издевался наш самый главный урод. Этот урод все время ходил в тельняшке, и его за это называли «Матрос». Уж Матрос этого хиляка до того выдрессировал… Бил, заставлял деньги носить из дома, куртку с него один раз снял, но это мелочи. Вот раз он на перемене курил, подозвал к себе этого бедолагу и говорит: «Хавальник открой и язык высуни, а то…» – и кулак показывает. Этот несчастный подумал, что Матрос ему в рот какую-нибудь гадость сунет: обидно, конечно, но не смертельно. Вот он и высунул язык. А Матрос ему в язык ткнул сигаретой и как заржет только!..

– Так он что же, и не сопротивлялся? – спросила Присцилла, широко открыв глаза от гнева.

– Нет, конечно. Где ты видела, чтобы лохи сопротивлялись? Им это по статусу не положено. Или был случай: тот мальчишка очень понравился одной девочке, между ними как-то ненароком завязался роман, и он нарочно с ней гулял там, где бы их не увидели. Но Матрос об этом все равно узнал, со своей ватагой их подкараулил. Ну, они его подругу у него на глазах и излапали. Этот несчастный лошок тут попытался возникнуть, а Матрос его даже бить не стал, а все ему очень доходчиво объяснил: «Ты чё, я твой друган. Ты чё, для друзей бабу пожалел?»

– А закончилось-то все чем? – перебила Присцилла.

– Вот раз Матрос сидел на лавке, а это замордованное существо – мимо него с авоськой, из магазина. Матрос ему орет: «Давай, прись сюда!», а тот побежал, споткнулся и сумку выронил – ведь как все разыграл! Потом вскочил и удрапал, а сумка осталась. Матрос подходит, смотрит – а в сумке два «пузыря». А он уже немного поддатый был, как раз думал, где еще бухла взять…

– Он ему водку отравил? – догадалась Присцилла.

– Зачем? – улыбнулся я. – Ты знаешь, из чего делают нашу химикскую бодяжную водяру? Ацетон плюс стеклоочиститель и уксус для запаха. А сверху налепляют ярлычок «Русская водка», хотя надо бы «Русский напалм». Вот Матрос ее и нахлебался за милую душу. Дело было под вечер, скоро стемнело, а утром его нашли.

– Мертвого?

– Гораздо лучше. Все вышло идеально. Мало того, что он себе все внутри сжег, так еще мозгами повредился. Полгода лежал в больнице, вышел оттуда конченым дауном. Его родители определили в школу для дураков, а сейчас он по утрам улицы подметает. Такой тихий-тихий стал! Можешь для интересу подойти к нему и пинка дать – он не обидится.

– А тот, отравитель? Ему что-нибудь было?

– Ровным счетом ни фига. Свидетелей-то нет. А кто узнает, где Матрос эту водку достал? Думаешь, мало таких несчастных случаев с «левой» водкой по всему Химику? Никто ничего даже не заподозрил. Идеальное преступление, как говорится. Ты как считаешь, тот парнишка правильно сделал?

Присцилла покусала губу и вынесла вердикт:

– Абсолютно правильно. Таких, как этот Матрос, жалеть не нужно.

– Я тоже так думаю. Тот парнишка… Это был я.

– Ты?! – Присцилла попыталась отодвинуться, но я не пустил. – И ты… взаправду был таким, как рассказал?

– Да. Отсюда и мое прозвище.

– А как тебе удалось измениться?

– Я и не менялся. Просто смог быть самим собой после того, как школу закончил. Ведь некому больше было мне указывать, каким я должен быть. Присцилла… теперь ты знаешь обо всем. Можешь меня прогнать, если хочешь…

– Ни за что!.. – Присцилла прижалась ко мне еще сильнее.

– Тогда давай спать. Я умаялся, как лошадь.

У нас не было сил даже на то, чтобы раздеться. Опять, как в прошлый раз, мы крепко обнялись и провалились в сон.

9 [вторичный период развития болезни]

В понедельник на молодежной странице «Вечернего Нефтехимика» появилась моя заметка, сокращенная до минимума, иначе для нее не нашлось бы места.


Легенда возвращается

Молодежная рок-группа «Аденома», очень популярная в нашем городе два года назад, воссоединилась в новом составе: Плакса (гитара, вокал), Присцилла (клавишные, бэк-вокал), Хорек (бас-гитара), Энн (ударные). Группа готовится к большому концерту для всех настоящих ценителей «тяжелой» музыки.


Мне пришлось настаивать, чтобы эту коротышку поставили в самый последний момент в колонку новостей. А грандиозный концерт существовал пока только в воображении – моем и Присциллы. Если совсем честно, это была ее идея: организовать супершоу для всех, по ее выражению, «нормальных людей». То есть отрепетировать полноценную музыкальную программу, найти спонсора, взять напрокат хорошую аппаратуру… Присцилла была уверена, что ваш слуга покорный все это организует, а мог ли он разочаровать свою принцессу!

Вечером того же понедельника я привел мою красавицу на первую репетицию в гараж Хорька – после фантастического уик-энда, проведенного вместе. Я без колебаний взял Присциллу в группу, когда узнал, что она закончила музыкалку по классу фортепиано, хотя, честно говоря, взял бы и так. Мне ужас как нужна своя собственная Йоко Оно, она же Линда МакКартни.

В гараже мы увидели довольно странную картину: Хорек и Аня сидели в разных концах помещения, мрачно уставившись в пол, Аня – на табуретке, Хорек – в седле старого мопеда.

– Всем привет. Познакомьтесь, это наша новая клавишница и бэк-вокалистка, ее зовут Присцилла… Э-мм… Вы чего какие скучные? – спросил я.

Хорек и Аня угрюмо посмотрели на меня. На лице Хорька багровел кровоподтек, а нижняя губа Ани стала вдвое толще верхней.

– Дети, дети, куда вас, дети… – покачал я головой. – Ну и что это такое? С чего драка вышла?

– Спроси у него! – Аня ткнула большим пальцем в сторону Хорька.

Я вспомнил репетиции перед «Вечером ужасов». Аня быстро уставала за своими барабанами и потела, как мышь. Ей приходилось снимать джемпер, потом футболку и оставаться в одном лифчике и толстых шерстяных напульсниках, демонстрируя отсутствие каких-либо форм. Последнее обстоятельство не мешало Хорьку алчно пялиться на Аню.

– Домогался? – догадался я.

Знаком согласия было молчание.

Я тоже промолчал – просто взял Хорька за горло, поставил на ноги и ударом впечатал в стену. Моя рука сжималась на его шее все сильнее. Тщедушный Хорек хрипел, на глазах ослабевая.

Я приблизил лицо к его рылу и спросил:

– Еще вопросы есть, бычкосос?

Из последних сил уродец замотал головой. Я разжал руку, и Хорек съехал вниз по стене. На его шее осталось пять синих пятен.

– Врезал бы ты ему хорошенько! – посоветовала Присцилла.

– Да я бы его прибил, если бы он не был нам нужен. Аня, если хочешь, можешь врезать за меня.

– Вот еще, руки-то марать! – зло фыркнула Аня.

Хорек кашлял.

– Здесь тебе не бордель. Руки не распускай, – сурово сказал я ему.

– Это… Плакса… – выдавил Хорек вперемешку с хрипом.

– Чего? («Если будет предъявлять претензии – точно прибью!»)

– Прости… Я не буду больше этого делать…

Это Хорек как он есть. Всегда подчиняется тому, кто сильнее, сам же при этом, как шакал, ждет удачного момента, чтобы вцепиться в горло. Слабых не жалеет: мне рассказывали, что этот паскудник потихоньку занимается рэкетом, его «клиенты» – пацаны из младших классов. Оружие против Хорька одно – держать в тисках, не ослабляя ни на секунду. Если соблюдать это правило, он становится вполне управляемым, даже надежным человечком.

– Не у меня проси прощения, а у Ани. И чтоб больше никаких конфликтов внутри коллектива! Аня, тебя тоже касается.

Аня армейским жестом вскинула ладонь к голове.

«Хороша армия, – с досадой подумал я. – Две бабы и урод. Надо срочно найти еще одного парня».

– Слушайте меня, вы, изверги! Я сегодня имел разговор с директором ДК «Звезда». На следующей неделе в воскресенье состоится наш концерт.

– Как? – ахнула Аня. – Так скоро?

– Позже не получилось, у них там все расписано до Нового года. Вывод: у нас меньше двух недель на подготовку, так что отныне вкалываем без выходных.

– А как тебе удалось директора ДК уговорить? У вас же раньше какие-то трения были?

– Были да сплыли. Мы обо всем договорились. Вход на концерт будет платным, не меньше тридцатника за билет. Сборы пойдут в фонд Дома культуры. Мы не поимеем ни копейки. Лично меня это устраивает.

– Да меня-то тоже, – кивнула Аня. – Я-то ничего не теряю anyway. Но ты серьезно считаешь, что сборы будут? Нет, какие-нибудь, конечно, будут, хоть кто-то да придет… Только полного зала не жди!

– А это уже от нас зависит. Придется самим печатать и расклеивать афишки, знакомых обзванивать… Криттер, кстати, тоже обещал подсуетиться. Телевидение беру на себя. Еще есть вопросы?

– Никак нет! – отозвалась Аня, вытянув руки по швам.

Хорек что-то просипел, раскуривая заначенный бычок.

Присцилла тем временем изучала постер на стене – фотографию «Аденомы» образца позапрошлого года, крупно распечатанную на цветном принтере. С правого края – ваш слуга покорный, тогда еще с волосами ниже плеч, руки крест-накрест на груди. С левого – Будда, рано облысевший толстый юноша с пушистыми бровями. В центре – Смурф, плотный парень с широким, словно бы отечным, но довольно симпатичным лицом. Он обнимал коротышку Эйнджи и безобразного Хорька.

Помимо постера на стене гаража имелась целая галерея рисунков, выполненных углем и простым карандашом на ватмане, портреты самых разных монстров: винторогих, перепончатокрылых, треглазых, четвероруких, клювастых и панцирных.

– А ты действительно похож на плаксу на фотографиях, – прошептала мне в ухо Присцилла. – У тебя такие огромные глаза, как будто сейчас разрыдаешься. И прозрачные, как озерца… Даже кажется, будто в них вода дрожит. – И добавила громче: – Плакса, а где ваш старый клавишник?

– Это не просто клавишник, детка. Это отец-основатель «Аденомы», духовный лидер и автор половины песен, Илья, он же Смурф. Когда-то мы с ним встретились в гитарном кружке, который при ДК работал, подружились. Я иногда заваливался к нему в гости, сидели, песенки бренчали. Он мне играл свои вещи, а я ему свои. Так все и началось.

Присцилла уже добралась до электрооргана советского производства:

– Вот на этом агрегате я буду играть?

– Угу. Его Смурф нашел в сломанном виде на барахолке и купил за гроши. Потом сам починил – на все руки мастер! – и эта штука стала лучше новой. А когда школу закончил, укатил в Москву. Так старая «Аденома» и прекратила свое существование. Я всегда завидовал этому парню.

– Завидовал? – удивилась Присцилла. – Разве Плакса из «Аденомы» может кому-то завидовать?

– Только Смурфу из той же «Аденомы». Меня к нему очень тянуло, хотя многое в нем я ненавижу. Илья высокомерен, Илья любит быть в центре внимания и терпеть не может, когда его не замечают, Илья – прирожденный хвастун, Илья не стесняется менять точку зрения… То, за что меня считают эгоистом и нарциссом, у Ильи выходило очаровательно и располагающе. А еще Илюха умел исцелять меня от депрессии без малейших усилий. Он никогда не интересовался моим настроением, а я и не рассказывал. Болтали мы чаще всего о музыке, обсуждали идеи для новых песен, мечтали о том, что будем делать, когда выбьемся на большую сцену… Я просто шел рядом с ним по улице и чувствовал, как настроение мое вздымается до самого неба… Что он делает сейчас – не знаю, где-то год назад он забыл о моем существовании. Периодически посылаю ему письма электронной почтой – никакого ответа.

Было кое-что, чего я не собирался говорить: рядом с Ильей я всегда чувствовал себя номером два. Хоть мы с ним и числились в «Аденоме» первыми среди равных, реальным лидером всегда был он. Илья договаривался обо всех концертах, Илья «выбил» нам помещение в ДК через местный Департамент культуры. Браковал почти все, что я сочинял, и умел заразить своим мнением всю группу. Если бы не он, репертуар наш был бы раз в десять побольше.

– Видел бы он тебя сейчас! – промолвила Присцилла, беззастенчиво читая мои мысли.

– И что? Ухмыльнулся бы и сказал: «Посмотрим-посмотрим, что у вас без меня получится!» Ну его.

– А можно посмотреть тексты песен?

Я разыскал старую тетрадку с текстами и табулатурами. Она пролистала ее и сделала вывод:

– Все песни очень мрачные!

– А с чего бы им быть веселыми? – поинтересовался я. – Не в Изумрудном городе живем.

– Обязательно сочини новую песню. Про то, что все – прекрасно! Это будет наш с тобой дуэт.

– Сделаем.

Потом я вручил Присцилле наш фотоархив – альбом с фотками с наших старых концертов, сам смотрел через ее плечо. Аня тем временем разминалась за ударными, а оклемавшийся Хорек перебирал струны басухи и порой покрикивал на Аню, чтобы долбила потише – он, видите ли, настраивается.

– Стоп! – воскликнул я и схватил руку Присциллы, готовую перелистнуть страницу.

– Что?

– Дай мне! – Забывшись, я грубо вырвал у нее из рук альбом и вгляделся в фотографию.

Это был снимок зрительного зала на концерте в «Звезде», где мы сбацали «Пентаграмму» – пять наших лучших песен. Фотоаппарат выхватил кусок первого ряда, там сидели самые преданные фанаты. Эх, ребята, где вы теперь?! На снимке они встали со своих мест, их рты были распахнуты в радостном вопле. Среди них была и Аня. Судя по выражению лица, этот нежный пушистый одуванчик в теплом свитере с вышитым знаком «пацифик» визжал громче всех. (Сказать бы ей тогда, что через два с половиной года она будет в составе группы! Только это будет уже не «Аденома», а, де-факто, сольный проект Плаксы.)

Но меня взволновало не это: позади наших друзей, во втором ряду, сидел тот самый незнакомец, которого я встретил в электричке. Нет сомнения, это точно был он. Я ни с чьим бы не спутал это лукавое лицо с узкими глазами. Его обрамляли длинные темные волосы, перехваченные лентой на лбу.

– Аня! Аня! – вопил я. Попробуй докричись до ударника, нещадно обрабатывающего свои барабаны!

– Чего, Плакса?

– Давай сюда! Скажи-ка, кто этот парень?

Аня вгляделась в фотку:

– Который – этот, с длинными волосами? Впервые в жизни вижу.

– Ты абсолютно уверена?

– На сто пять процентов, Плакса. А что это ты им заинтересовался?

– Помнишь, как мы встретились в воскресенье в «Звезде», когда там были Белые Ангелы?

– Ну?

– Я утром того дня ехал из сада с картошкой и встретил этого парня. Он мне посоветовал зайти в ДК в десять утра. Я зашел, и вот результат: повстречался с тобой, потом с Присциллой, а теперь мы все вместе «Аденому» возродили. Такое впечатление, что этот хитрюга предвидел, как все получится!

– Повторяю еще раз, Плакса: я с ним незнакома.

10 [вторичный период развития болезни]

На следующий день я отправился в гости к еще одной прекрасной своей подруге, сатанистке; кстати, нормальная девчонка, весь ее сатанизм заключается в том, что она ходит в черном и слушает никому не известные хэви-металлические рок-группы. Живет одна, снимает малюсенькую комнату с общей кухней. Учится там же, где и я, на один курс старше, хотя выглядит лет на пятнадцать. Имя у этой смуглой девчонки с оранжевыми пятнами на черных, как битум, волосах редкое и необычное – Руслана. Она работает репортером на «Нефтехим-ТВ» и там же ведет авторскую передачку – молодежную десятиминутку «Кукушка». Руслана – давняя знакомица нашей группы, однажды она снимала о нас сюжет и даже поспорила со Смурфом – в его песне были такие строчки:

Погиб человек, его души больше нет.
Теперь она у сатаны и не увидит больше свет,
И по темным переулкам мира мертвых теней
Отбиваются капли навсегда ушедших дней…

Руслана доказывала, что сатана не забирает человеческие души, говорила про реинкарнацию и про то, что ни плохого, ни хорошего в этом мире нет, а добро и зло – всего лишь составные части единого и неразрывного целого. Она вообще не похожа на традиционную сатанистку христианского толка: христианства не признает, ей гораздо ближе буддизм.

Когда я пришел, она развлекалась тем, что рисовала угольком на листе ватмана очередного жуткого демона, похожего на монстра из «Квэйка». В комнате пахло сандалом.

– Привет, Руся!

– Ишь ты, кто пожаловал! – Она бросила уголек и захлопала в ладоши со счастливой улыбкой на лице. Любую эмоцию Руслана выражает бурно и непосредственно, потому никто и не верит, что ей двадцать. – Садись скорее, рассказывай. Извини, у меня тут не прибрано. Если бы я знала, что Ромочка меня осчастливит посещением, я бы все языком вылизала…

Я уселся в кресло. С телевизора на меня пялился пустыми дырками человеческий череп. Руслана выкопала его из земли, когда в одиннадцатом классе ездила со школой озеленять окраины Нефтехимика. (К слову, саженцы передохли за месяц – ну не любит флора здешнего воздуха!) Наша очаровательная мракобеска сочла, что это ей привет от темных сил, отчистила череп от грязи и по какой-то неизвестной причине назвала его Мойша. Руслана просто обожает его, называет своим самым любимым мужчиной и периодически целуется с ним, посмеиваясь над ошарашенными зрителями.

– Руся, я сугубо по делу.

– Я вся внимание.

– Я возродил «Аденому», с тебя сюжет для «Кукушки».

– Возродил? – так и взвилась Руслана. – Сам?

– А больше рассчитывать не на кого. Конечно, сам. – В немногих словах я рассказал обо всем, в том числе и о предстоящем концерте.

– Понято, Ромусик. Сюжет будет.

– И еще, Русланочка. Нет ли у тебя знакомого, который мог бы у нас в группе на ритм-гитаре поиграть? А то я совсем что-то разучился.

По правде сказать, мне попросту надоело стоять на сцене с гитарой. Вокалист рок-группы не должен страдать столбняком.

– Нуу… – Руслана возвела очи горе€. – Допустим, найдется.

– Вот и чудесно.

– А мне тут письмишко пришло из Екатеринбурга от тамошних ведьм, – похвалилась Руслана. – Есть идейка провести ролевую игру, что-нибудь про инквизицию. Будет инсценировка средневекового судебного процесса со всеми подробностями, и кончится все аутодафе. Не желаешь ли со мной? Из тебя получится отменный вурдалак. – Руслана показала мне клыки и зашипела, изображая вампира.

– Изыди! – ответил я. – Если я кого и могу играть, то только инквизитора. Буду поджаривать нечисть на кострах.

– Не хочешь быть на нашей стороне? Зря, ой зря, Ромочка! Мы можем летать! Мы способны прожить сколько угодно лет! Мы умеем весело и со вкусом проводить время! А что за жизнь у вас, у святош? Морить себя голодом, зубрить молитвы с утра до вечера, тайком мастурбировать, – что в этом хорошего? – Руслана захихикала и запустила в меня недоеденным пирожным.

– Да, но я предпочитаю быть таким, нежели слугой темных сил, – ответил я, увернувшись от сладкого снаряда. – Честно. Всякий грех рождает смерть! – Я вынул из кармана наклейку, которую купил у Белых Ангелов специально для Русланы, и налепил на зеркало.

– Классная наклеечка…

– Не пойму, что вы бредите своим средневековьем? – продолжил я. – Мечтаете о всяких там рыцарских замках, а не пробовали исследовать то, что у вас под носом? Многоэтажки, гаражи, задние дворы, стройки – все это имеет двойное дно. Скажем, мы с тобой сейчас находимся в стандартной девятиэтажке. Вот ты можешь мне описать, что происходит в данный момент на крыше, в подвале, во всех квартирах, в канализационной системе? Может, что-нибудь такое, чего и нарочно не придумаешь? В любом доме найдется тайна.

– Например? – Предвкушая интересный рассказ, Руслана забралась в кресло, поджала босые ноги.

– Например, есть история про одно общежитие – в нем жила Аня, когда училась в университете. Правда, до нее доходили лишь слухи. Суть в том, что где-то в этой общаге есть потайная комната, про нее знают только два-три студента и больше никто, даже комендант не в курсе. Один из обитателей общаги нашел эту комнату случайно, когда вбивал гвоздь: стена оказалась очень тонкой. Он взял и разломал стену и нашел маленькую комнату без окон, точнее, не комнату, а пустое пространство. Это пространство получилось случайно при строительстве: здание строили в те времена, когда боролись за стахановскую производительность. Плевать, что тяп-ляп, лишь бы сдать на несколько дней раньше срока и получить вымпел как лучшая бригада.

И в этой комнатке, Руся, поселился знаменитый хакер, школьный приятель того студента. Ему было всего семнадцать (сейчас уже двадцать), но органы за ним охотились по всей стране, столько всего он наворотил. Этот суперхакер сначала сам проник в общагу обманным путем – через окно, что ли, – а потом друг протащил внутрь его супернавороченный компьютер. Комп установили в потайной комнате. Положили на пол матрас и пару диванных подушек. И с тех пор уже три года хакер вроде бы живет в общаге. Вход в комнату замаскировали: передвинули шкаф, в его задней стенке прорезали дверь. Открываешь шкаф – а внутри него вход в потайную комнату. Только неизвестно, на каком этаже эта комната, и номер комнаты тоже неизвестен.

– А как он там питается? Друг подкармливает?

– Он сам кого хошь подкормит. У него же во всех банках мира такие счета! Он просто переводит свои деньги другу на пластиковую карточку, а тот ему приносит все, что хакер заказывает. А тому много ли надо: пожевать чего да апгрейд для компа. Он же не ради богатства хакерствует, а для искусства.

– И что же, он никогда не выходит из комнаты?

– Почему, говорят, иногда он гуляет по общаге, поскольку там все равно все всех не знают. Ему же и в душ иногда надо сходить! Другое дело, что здание общаги суперхакер ни разу не покинул. Да и зачем, когда у него в Интернете целая вселенная? Живет себе спокойно, не боится, что его найдут и арестуют: как можно отыскать человека в несуществующей комнате? Говорят, он там пишет программу конца света. Как только суперхакер ее активирует в Интернете, настанет каюк компам во всем мире, а значит, и миру вообще… Не бери в голову и не загружайся – это же легенда!

…Неделя пролетела, как пуля. Присцилла взяла отпуск в своем цветочном магазине, а я радикально забросил учебу: ну ее! С утра до вечера мы зависали у Хорька в гараже. Сам Хорек присоединялся к нам по вечерам – за прогулы в его шараге спрашивали строго. Зато каждый раз он приносил нам, изголодавшимся за день, кучу всякой еды, купленной по дороге в универсаме «24 часа». «Кого ты убил на этот раз?» – острил я, хотя и без шуток знал, что деньги Хорек добывает отнюдь не честным путем. «Секрет фирмы», – отвечал тот, извлекая из карманов упаковки вермишели б/п, пачки печенья, круглые коробочки с плавленым сыром, пакетики растворимого кофе… «Ну и Ванек Плюхин не был бы Ваньком Плюхиным, если бы чего-нибудь не стырил. Ромыч, это нам с тобой пополам», – добавлял он, скаля гнилые зубы, хлопал меня по спине и с видом фокусника вынимал плитку белого шоколада, или крабовые палочки, смерзшиеся в брикет, или микроскопическую баночку икры – какую-нибудь необязательную дребедень, которую он стащил с магазинной полки просто потому, что была такая возможность. Положительно, Хорек очень гордился собой. А я втайне надеялся, что кто-нибудь из тех мальчишек, у кого этот гаденыш вымогает деньги, однажды приведет отца или старшего брата или охранник универсама поймает воришку за руку: в обоих случаях Хорек отхватит таких тумаков, что в следующий раз побоится чужую нитку взять… Пустые мечты! Этот скользкий тип всегда действует наверняка и ни за что в жизни не попадется.

Вскоре к нашей четверке присоединился пятый – гитарист Фома, он же Денис Фомин. Уж не знаю, где Руслана откопала этого дюжего двадцатитрехлетнего бездельника с длиннющим хаером. Как я понял, он всю жизнь мечтал собрать группу в стиле классического хэви-металла в духе «Айрон Мэйден», а поскольку мечта его до сих пор не исполнилась, был готов играть хоть на похоронах. Был он хмурым, замкнутым и бессловесным. Тем удивительнее, что Фома, как мне потом рассказывали, подрабатывал когда-то по ночам сисадмином в круглосуточном интернет-клубе и вылетел оттуда за то, что никогда не приходил на рабочее место трезвым, постоянно врубал на весь клуб жуткую музыку, похожую на грохот работающего трактора, то и дело дрался с клиентами и регулярно обчищал кассу.

Что приятно, парень безропотно воспринял концепцию: количество в ущерб качеству. Нашей задачей было отыграть на концерте как можно больше песен. А учитывая, что публику мы с пол-оборота доведем до такого состояния, что она будет скакать даже под гаммы, о каких-то интересных мелодичных ходах или замысловатых проигрышах можно было забыть без сожаления. Утром нового дня я приносил очередной текст, Фома по-быстрому набрасывал рифф, Аня разучивала новую партию ударных, которая почти ничем не отличалась от предыдущих, Присцилла втыкала кое-где бульканья органчика, и получался свежий шедевр в стиле «мозги набекрень».

В целом обстановка на репетициях царила довольно напряженная.

– Плакса, скажи этому грызуну, чтобы перестал лакать минералку из горла! – требовала Аня. – Я после него пить не буду! И пусть ближе чем на два метра ко мне не подходит, от него воняет, как от пепельницы!

– Ромыч, чего она ко мне придирается? – жаловался Хорек. – Я ее не трогаю!

– А что ты все время на меня пялишься? Я играть не могу, когда меня рассматривают, как Венеру Милосскую какую-нибудь!

– А чего мне, глаза, что ли, выколоть? Куда хочу, туда и смотрю!

Мне приходилось их успокаивать.

Мало того, что Аня с Хорьком постоянно орали друг на друга по поводу и без повода, так моя лучшая подруга вдобавок невзлюбила Присциллу. Стоя рядом с моей любимой, сочинявшей очередной проигрыш, и обнимая ее за талию, я искоса посматривал в сторону барабанов и напарывался на угрюмый взгляд Ани, копьем пригвождавший и Присциллу, и меня за компанию к стене.

Моя красавица честно пыталась подружиться с Аней, пробовала заговаривать с ней, но та отвечала так сухо и неохотно, что желание беседовать испарялось у Присциллы само собой. И хотя вопросы, которые Присцилла предлагала Ане, были самые невинные, Аня в большинстве случаев даже не дослушивала их до конца.

– Аня, а ты смотрела вчера по НТВ…

– Ничего я не смотрела, – обрывала Аня негромко и равнодушно. – Я смотрю только фильмы на дисках, мои любимые, а всё, что по телевизору показывают, – вранье. А я ненавижу вранье и всех, кто врет.

– Так уж и всё? – искренне улыбалась Присцилла.

– А то нет? В новостях говорят только то, что нам положено знать. Сериалы, особенно русские, – туфта, которая выдается за нашу действительность. Все так называемые «реальные шоу», ток-шоу и всякие телеигры с неземными призами – это спектакли с хорошими сценариями и режиссерами. Вся музыка, которую по «ящику» крутят, искусственная от начала до конца – это касается и попсни, и так называемого рока. Был бы это настоящий рок, его бы и не выпустили в эфир! Реклама – брехня по определению. Даже прогноз погоды – лажа! Я достаточно ясно изъясняюсь?

По тону Ани легко было понять, что за свою жизнь она произносила этот монолог очень много раз.

– Ну, может быть. – Присцилла пожимала плечами с прежней улыбкой. – А как же передачи типа «В мире животных»? Ведь там просто рассказывают о зверюшках: где они живут, что едят… Разве это вранье?

– Вранье. В таких передачах надо рассказывать не про самих зверюшек, а про то, что лет через пять они все поголовно передохнут, и мы мало того, что не сможем им ничем помочь, а дружно наплюем на это. Возрази, если хочешь!

– А какие фильмы ты любишь? – не сдавалась Присцилла.

– Могу перечислить. Но не буду. Названия тебе ни о чем не скажут. – Барабанщица поджимала губы и холодно смотрела на клавишницу. (Кстати, не знаю, в какую сторону изменились вкусы Ани за все эти годы, но отлично помню, как в одиннадцатом классе она плакала над «Подпольем» Кустурицы.)

– Ну хорошо… – Обескураженная Присцилла отходила к своему инструменту.

Я терялся в догадках о причине Аниной нетерпимости: может, замешана была ревность, а может, и еще что-то… Спрашивать в лоб я не стал. Аня – человек принципиальный, ни в одной своей слабости она не признается. Радовал меня один Фома, про себя я именовал его «Черное Безмолвие».

Питался я у Присциллы в домике, там же и ночевал. Происходило невероятное: хотя мы спали вместе, ничего серьезнее поцелуйчиков у нас не было. Нет, я желал Присциллу до безумия, но пока у меня хватало сил и ума не торопить события. Старый развратник Плакса боялся потерять ту, которая так украсила его жизнь.

– Почему ты ничего не рассказываешь о себе? – шептал я в темноте моей красавице.

Присцилла смеялась:

– А что ты хочешь обо мне узнать?

– Все.

– А морденка не треснет? – интересовалась она с издевкой.

– У, вредная девчонка!.. – шипел я и целовал Присциллу в губы, долго и яростно, после чего продолжал: – Ведь я не знаю, в какой школе ты училась, кто твои друзья, что тебе нравится в этой жизни! Я даже твоего постоянного адреса не знаю!

– Тебя это напрягает? – Выражение ее лица менялось с лукавого на взволнованное.

– Есть немножко.

– Но почему? Разве тебе со мной плохо?

– Очень хорошо…

– Ты обязательно все узнаешь. Со временем.

– Готовишь мне сюрприз?

– Считай, что да, – нежно улыбалась она.

«Откуда ты взялась, Присцилла?» – думал я. Как получилось, что я совершенно случайно встретил ту, о ком мечтал так долго?..

– Что с тобой? – спросила она однажды. – Ты весь напряженный какой-то…

– Все в норме, милая.

– Расскажи. Мне ты можешь рассказать все.

– Хорошо… Возле нашего подъезда вчера ночью пацаненка лет тринадцати убили. Ножами истыкали. В новостях сказали: все раны неглубокие, ни одной смертельной. Он и умер не от самих ран, а от того, что в больницу вовремя не отвезли. От потери крови.

– И кто это сделал?

– Судя по всему – сверстники. Вместе напились, поссорились, а потом все вместе его порезали хилыми неумелыми ручонками.

– У нас в городе опасно быть ребенком, – тихо произнесла Присцилла. – До совершеннолетия можно не дожить.

– Очень многие не доживают, – согласился я. – Нефтехимик – это особое место, нехорошее. Это некая черная дыра, которая засасывает человеческие души, а уж детские души для нее – как пирожные. Так что самое главное – пережить школу. Школа – это война…

– …всех против всех, – закончила Присцилла.

– Если бы! Это война одного против всех. Война против толпы бесчувственных и безжалостных сволочей… Такая толпа и меня пыталась ассимилировать, растворить в себе. Раздавить. Нет, от меня никто ничего не требовал: кому взбредет в башку требовать то, что разумеется само собой? Общаться с теми, с кем мне не о чем разговаривать, пить с ними, помогать им раздевать девчонок на переменах, драться на их стороне и, если понадобится, подохнуть с ними за компанию. А если бы я попробовал объяснить, что мне отвратительны и они сами, и то, что они мне навязывают, мне бы обеспечили стопроцентную смерть. Я ведь вправду не такой, как они, и не мог это скрывать.

– Что же ты сделал?

– Стал клоуном. Точнее, кем-то вроде юродивого. Кривлялся на уроках, передразнивал учителей, на переменах исполнял песни, изображал сценки из фильмов так, что все ржали…

– Да, это до сих пор заметно. Я часто не понимаю, когда ты серьезно говоришь, а когда шутишь…

– Никто не понимает. Я и сам не всегда понимаю… Вообще-то у меня было выгодное положение, как ни странно это звучит. С одной стороны, меня не принимали в общую компанию – вернее, избавляли от нее. С другой – никаких проблем. Кто же захочет мараться об дурака?

– Но ведь марались же! Ты рассказывал про Матроса…

– Это было не худшее из того, что могло быть. Посмотри на меня сейчас: цел и на здоровье не жалуюсь! Я всегда знал: доживу до выпускного – буду свободен раз и навсегда!

– Плакса, а те, кто не дожил до выпускного? В Химике столько подростков умирает! Что происходит с их душами, после того как город их заглатывает?

– Они томятся в плену у города, питают его собой. Чем больше душ получает Нефтехимик, тем прожорливее он делается. Есть одна легенда… В Химике имеется одно местечко – знаешь, наверно, комбинат «Бензолюкс»? Позади него – несколько заброшенных складских построек. Между ними и стеной комбината есть абсолютно квадратный дворик. Туда можно попасть только сквозь единственный просвет между двумя бараками шириной в полметра или чуть поменьше… словом, не очень толстый человек пролезет бочком. И в сторону этого дворика не смотрит ни одно окно: все стены слепые. Говорят, что в звездную ночь, если небо абсолютно чистое и нет ветра, в полночь на этом дворике собираются души всех, кто умер в Нефтехимике, не дожив до восемнадцати. Представляешь, они выходят прямо из земли в виде золотистых силуэтов и кружатся в сумасшедшем слепящем смерче, что взметается к небу, будто пытается вырваться прочь. Но силы неравны, смерч опадает, души уходят обратно под землю. Говорят еще, что все, кто видел этот смерч вблизи, тут же начинали дряхлеть со страшной скоростью и умирали к утру высушенными седыми стариками. Этот дворик называется Спальня Душ…

…Домой я забегал не больше чем на десять минут. Как-то папаша, когда был во вменяемом состоянии, сообщил мне между прочим, что Кристина звонит по десять раз на дню, а иногда приходит и подолгу стоит на лестничной площадке, поджидая меня.

11 [вторичный период развития болезни]

На стене заброшенного кирпичного барака, мимо которого мы с Присциллой шагали, обнявшись, бился в конвульсиях нарисованный яркими красками проповедник в фиолетовом пиджаке с двумя рогатыми бычачьими головами. На обеих мордах горели кровавые глаза без зрачков, обе пасти были распахнуты в безумном вопле. Одно копыто проповедник воздевал к небесам, другим держал толстенную телефонную книгу. Сбоку от граффити шла надпись: «ОСТОРОЖНО, СЕКТА!»

Дело было в ночь с субботы на воскресенье. До нашего концерта оставалась еще целая неделя.

– Плакса, а тебе не кажется, что Аня тебя хочет? – Вопрос сопровождался искренней и непосредственной улыбкой.

Я громко закашлялся – сперва от неожиданности, потом от смеха.

– Аня – меня? С чего ты взяла?

– Как – «с чего взяла»? Это же видно невооруженным глазом!

– Ты из-за того, что она на тебя огрызается постоянно? На мой взгляд, тут немножко не то. Понимаешь, милая, я всегда был ее единственным другом. А сейчас она чувствует, что теряет меня…

– Не только из-за этого. Заметь: какую бы идею ты ни предложил, она всегда на твоей стороне…

– …Так же как и ты, и Хорек, и Фома, – завершил я.

– Это из другой оперы, Плакса. Хорек и Фома подчиняются, потому что признают в тебе вожака, лидера. Особенно Хорек: вон как старается перед тобой выслужиться. А женщины по-другому устроены. Аня – очень сильный человек. От такой, как она, добиться собачьей преданности просто невозможно. Но тебе это почти удалось…

– А ты? – спросил я мягко, чтобы, чего доброго, не обидеть мою кошечку. – Тебя что держит возле меня двадцать четыре часа в сутки? Ведь и ты независимый человек!

Девочка-тайна ответила улыбкой, нежной и загадочной.

– Это ты должен решить сам для себя. Если я тебе все разжую и в рот положу, будет неинтересно!

– Все может быть… – С Присциллой бесполезно говорить о ней самой: как воды в рот набирает!

– А что до Ани, Плакса… Может, тебе не мучить ее?

– Чтобы не мучить ее, придется от кого-то из вас, двоих красавиц, отказаться. Выгнать из «Аденомы» с концами…

– Почему же? Вовсе нет. Как-нибудь останься с ней наедине и поддайся!

Не веря своим ушам, я внимательно посмотрел Присцилле в лицо. Подобные предложения мне приходилось получать и от Кристины, она не раз сообщала о том, что я нравлюсь кому-нибудь из параллельной группы, и тут же спрашивала: «Может, тебе любовницу завести? Я разрешаю». Взгляд ее при этом говорил: «Только попробуй – порву, как Шарик фуфайку». Присцилла же ждала моего ответа с прежней улыбкой. Что это: очередной тест на верность? Хорошо, если да…

– Зачем мне это нужно? – спросил я довольно резко.

– Думай сам.

– А тебе зачем?

– Так… Любопытно.

– Больно уж ты любопытная! Носик тебе укоротить за это! – Я засмеялся и куснул ее за нос, поспешив свести разговор на столь щекотливую тему к шутке. По правде говоря, просто боялся услышать что-нибудь такое, что мне придется не по душе. – И немножко вредная.

Присцилла засмеялась в ответ:

– За это меня и любят!

…Старинный одноэтажный каменный дом с чугунными решетками на окнах и тяжелой дверью притаился между девятиэтажкой и бетонным забором стадиона «Луч».

– Детская библиотека! Тыщу лет здесь не была… А зачем мы здесь? – осведомилась Присцилла.

– Сейчас ты познакомишься с лучшими людьми нашего города, которых злая судьба загнала в подполье. Правда, я здесь нечасто бываю. Так, когда хочется приятного общества, – объяснил я и постучал.

Открыла Руслана.

– Вот и мы, Руся! – сказал я.

Присцилла изобразила книксен.

– Ангельски великолепно, Рома. Заходите.

Читальный зал находился в подвале. Здесь уже собралась наша обычная компания, и аромат натурального зеленого чая заволакивал помещение. В числе присутствовавших шести человек была и Аня, она подмигнула мне.

– Ромка, вот и ты! – воскликнул Валерка.

– Роман!.. – приподнял ладонь Евгений.

Денис улыбнулся из-под волос, начесанных на лицо. Машенька послала воздушный поцелуй.

– Вот мы и все вместе! – взвизгнула Руслана на весь читальный зал. – Нас стало больше!

Присцилла представилась, ее встретили аплодисментами.

– Часто вы так собираетесь? – спросила меня Присцилла.

– Каждую неделю с субботы на воскресенье, – ответил я. – Русина мама работает библиотекаршей, она забирает ключи на выходные.

– Это все твои друзья?

– Скорее знакомые. Я с ними тусуюсь только здесь. – Я перешел на шепот. – О некоторых до сих пор не знаю почти ничего, да и не интересуюсь. Здесь каждый рассказывает о себе только то, что сам хочет.

Руслана перепорхнула к нам.

– И что вы тут делаете? – поинтересовалась Присцилла.

– Когда что, – сказала ведьмочка. – Чай пьем, болтаем, стихи читаем, играем… Главное – отдыхаем от жестокого мира.

– Играете? А во что? – По моей спутнице было заметно, что ее не смущают незнакомые компании.

– Есть у нас любимая игра – в ассоциации. Для начала надо расставить столы в круг. Ну-ка, ребята!

Парни бросились выполнять приказ. Когда столы и стулья встали на нужные места, все расселись. Я уселся рядом с Присциллой, дабы объяснить ей правила игры.

– Начинаем так: каждый берет листок бумаги и фломастер. Первый играющий пишет на листе бумаги слово – существительное в именительном падеже единственного числа, можно имя собственное. Он называет человека, которому это слово адресовано, а тот должен написать на листе бумаги ассоциацию и в свою очередь адресовать ее следующему. Желательно, чтобы это была косвенная ассоциация, так интереснее.

– Что значит «косвенная»? – спросила Присцилла.

– Давайте начнем игру, и ты сразу войдешь в курс дела. Денис, начинай!

Денис взялся за фломастер. Я мысленно называл этого юношу «Нарцисс», он был удивительно похож на хрупкий цветок – нездорово бледный, с длинными ломкими пальцами, словно специально созданными для игры на фортепиано и больше ни на что не годными.

– Роман, – сказал он и поднял листок с надписью «ВАГНЕР».

– Вот смотри, Присцилла, он написал «Вагнер», – начал объяснять я. – Что я должен написать? Какие у тебя ассоциации?

– Знаешь, я в классической музыке как-то не очень… – улыбнулась Присцилла.

– Да я тоже… Ну, любую.

– У меня, как у дилетанта, только одна – «Полет валькирий».

– Это да, но это слишком примитивно и слишком в лоб. Хорошо, я напишу «НИБЕЛУНГИ». Евгений!

«ГИТЛЕР» – начертал Евгений и сказал:

– Аня!

Аня задумалась, мгновенно утонув в бездне ассоциаций.

– При чем здесь Гитлер? – шепнула Присцилла.

Я тут же вспомнил документальный фильм о немецком кинематографе и прошипел в ответ:

– Фильм «Нибелунги» был снят в двадцатые годы – годы тягчайшего экономического кризиса в Германии – и должен был поднять дух нации. «Нибелунги» – любимый фильм Адольфа Гитлера.

– А я поняла, в чем прелесть игры. Надо угадать ход мыслей человека.

– Правда интересно? – Я куснул Присциллу за ушко.

– Руслана! – сказала Аня, показывая листок со словом «НЕБОСКРЕБ». Она явно имела в виду фразу Гитлера, которая стала мегапопулярной уже в наши дни, после терактов 11 сентября: «Только представьте, как это красиво: небоскребы и бомбы!»

«ПОЖАР», – парировала Руслана. Как известно, небоскребы стали строить в Сан-Франциско в 1875 году после чудовищного пожара, в результате которого в городе возник жилищный кризис.

«САЛАМАНДРА», – предложила Машенька, направляя цепочку ассоциаций куда-то в средневековье, к алхимикам и колдунам. Присцилла продолжила тему: «ФАУСТ».

– Незамысловато, – посетовал Валерка – заводной парень, экстремал, акробат и брейк-дансер – и написал: «ГИТЛЕРЮГЕНД».

– Что нас все на фашистов тянет? – хмыкнул Евгений, верстальщик «Вечернего Нефтехимика» – дядёк неопределенного возраста (борода клинышком и нос крючком делали из него злого Лепрекона) – и вывел слово «РОММ». – Ромка Менделеев!

Я оказался в тупике. О Ромме я знал только то, что он снял «Обыкновенный фашизм». А что я знал об этом фильме? Попытался вспомнить статью в старой «Литературной энциклопедии» – я как-то листал ее от нечего делать. Про «Обыкновенный фашизм» там было сказано, что авторский закадровый текст – импровизация. «ИМПРОВИЗАЦИЯ»!

– Браво! – воскликнул Денис.

«ДЖАЗ», – отписалась Руслана, решив особо не мудрствовать, и сказала:

– Аня!

«Вернее всего, она напишет или „Queen“, или „Алиса“», – подумал я. У обеих групп были диски с таким названием. Хотя Аня крайне непредсказуема…

«ФЕКАЛИИ», – выдала она в подтверждение моей последней мысли.

Эффект получился что надо!

– В смысле – «фекалии»? – воскликнула Машенька. – Хочешь сказать, что джаз – бяка?

– Да нет, я не то имела в виду. Вы принюхайтесь!

– Да, теперь и я чувствую, – подтвердила Руслана.

Вскоре все мы уловили тяжелый зловонный запах.

– Смотрите! – Денис показывал на темную лужу, которая выползала из-под двери соседней комнаты.

Валерка заглянул туда.

– Мазафака! Народ, хотите я вас обрадую? Трубу прорвало!

– Аня, здесь есть ведра, тряпки? – спросила Присцилла.

– Есть, в кубовой.

– Оставьте, уже бесполезно, – вмешался Денис.

Фекальные воды прибывали с невероятной быстротой, лужа занимала все больше и больше места, оттесняя подпольщиков к выходу. Вонь стояла такая, что все дышали ртами.

– Ничего не поделаешь, придется подняться наверх, – сказала Руслана.

Не прошло и пяти минут, как канализация захватила весь читальный зал. Через четверть часа уровень паводка достиг отметки в полметра, еще через пятнадцать минут – в метр и остановился на этом.

– Поздравляю: у нас появился бассейн! – пошутила Машенька.

Мы сидели на полу в окружении стеллажей с книгами – даже на первом этаже вонь была невыносимая.

– Боюсь, вечер закончен, – заметила Руслана. – Не смею более вас задерживать…

12 [вторичный период развития болезни]

Через неделю, после того как мы начали готовиться к нашему супершоу, я решил-таки зайти в колледж по той простой причине, что за пропущенные семь учебных дней подряд полагалось отчисление.

Возле крыльца состоялся очередной разговор с нашим аристократом Олегом (на нем был новый вельветовый костюм, отлично сочетавшийся с его любимой клетчатой кепкой, купленной в Великобритании). Он сидел на скамейке вместе с девчонками, примешивая к сладковатому дыму длинных дамских сигарет терпкие темные кольца из своей трубки. Наша одногруппница Оля Варегина, которой не хватило места на лавке, сидела у этого утонченного развратника на коленях, нисколько не смущаясь тем, что Олег три месяца назад завел новую любовницу, да и у нее самой есть парень.

– Роман, задержись, – попросил Олег.

Я остановился из чистого любопытства.

– Роман, наши девушки видели сюжет по «Нефтехим-ТВ», мне рассказали… (Оля и другие девчонки закивали.) Ты что, решил поиграть в Элвиса Пресли? – Олег говорил таким тоном, будто я взял покататься его «Ауди» и вдребезги разбил.

– Не пойму, чем я перед тобой-то провинился? – Я изображал недоумение. Обожаю косить под идиота: действует неотразимо!

– Роман! Тебе скоро двадцать, а ты до сих пор играешь в детские игры. То, что ты делаешь… Зачем тебе это? Ведь это же интересно только тринадцатилетним подросткам! Несерьезно. Несолидно.

– Да, Рома, – пропищала Оля издевательским голоском. – Как будто тебе нечем больше заняться, кроме самодеятельности!

Прочие девахи смотрели на меня с интересом язычников, на глазах у которых сейчас распнут христианина. Среди одногруппниц у меня репутация вечного неряхи и аутсайдера, который никак за ум не возьмется. Ответственность за создание подобной репутации целиком лежит на Кристине: она любит в девичьем кругу перемыть мне кости, рассказать, как она делает из меня человека и как я упираюсь. Вся группа знает, какой я блажной и неотесанный, хотя и подаю определенные надежды. Согласно безукоризненной логике Кристины, делая из меня посмешище, она стимулирует меня на то, чтобы я изменился в лучшую сторону. Как можно не любить женщин? Они же прекрасно знают, как должно быть и что нужно делать, если всё обстоит не так, как должно быть. Беда в том, что Кристинины знания о мужчинах не стоят и гроша ломаного, а попытки выдрессировать меня дают обратный эффект.

– Олег, у меня встречный вопрос. Что значит «зачем тебе это»? Вот ты, например, каждый день ходишь в туалет по-большому. А зачем тебе это?..

Олег громко втянул воздух сквозь полусжатые губы – получился звук, как от долгого поцелуя взасос.

– Рома! – строго воскликнула Оля, наморщив лицо, обрамленное завитками светлых волос.

– …Видимо, твой организм требует есть и какать. А мой организм требует есть, какать и на сцене петь. И я себя никогда не спрашиваю, зачем мне это. Если я хочу что-то делать – я это делаю.

– Прекрати! – потребовал Олег. – Мне надоел твой унитазный юмор. И твое легкомыслие.

Ах ты, хлыщ! Сказал бы я тебе, не будь твой папаша директором «Нефтехимэнерго»!

– А все же, – продолжал великодушный Олег, – ответь: как я понял, ты собрался какой-то там концерт устраивать?

– Типа того.

– Я видела в той передачке место, где вы репетируете… Вы в гараже, что ли, играете? – насмешливо спросила Оля. – А почему в гараже? Может, уж сразу на помойке?

Когда стих заливистый девичий смех, я сообщил:

– На помойке акустика плохая. И пахнет так себе.

Я продолжал изображать непробиваемого дебила. Мой вам совет: если вас хотят смешать с дерьмом, притворитесь идиотом и погрузитесь в зловонную жижу сами, не дожидаясь, пока вас туда столкнут, да не забудьте сделать вид, что чувствуете себя вполне комфортно в этой параше. Это обезоружит и озадачит противника.

– Знаешь, Роман, я презираю дилетантизм, – заявил Олег. – Кому могут быть интересны ваши неумелые музыкальные экзерсисы? Разве что молодежи старшего школьного возраста. Да и то не самой лучшей ее части.

– Значит, сыграем для не самой лучшей части молодежи.

– Допустим, сыграете. А дальше что ты будешь делать?

– Не имею ни малейшего понятия.

– Вот именно, молодой человек! – Олег ткнул мне в нос черенком трубки. – Ты совершенно не думаешь о будущем! Тебе скоро двадцать, а что у тебя впереди и что у тебя сейчас? Ничего! Если немедленно не позаботишься о себе, будешь до конца своих дней существовать в этой клоаке! – Он обвел вокруг себя трубкой, как бы охватив весь Нефтехимик.

– Тебя это сильно беспокоит, Олег? Я тронут! – произнес я дрожащим голосом, взявшись за сердце.

Вместо того чтобы ломать комедию, я мог бы завести с Олежкой серьезную дискуссию. О том, что везде, где успели нагадить прямоходящие приматы, известные как хомо сапиенсы, – та же самая клоака. Он бы стал рассказывать о различиях между периферийной и столичной жизнью, сыпать разными «имиджами» и «престижами»… А девчонки пялились бы на него с почтением. Непременно возник бы вопрос: «Неужели тебе самому за себя не стыдно?» Мне – стыдно? Человеку, об которого с детства – в прямом смысле – вытирали ноги, на которого плевали и тыкали сигаретами в лицо? Тебя бы так! Меня в школе настолько прочно приучили ко всем этим процедурам, что я давно уже не испытываю потребности сохранять престиж в глазах прочих приматов. Умею обходиться малым. Как поется в одной песне малоизвестного автора: «Могу по улице пройтись с хромой мулаткой».

Он скажет: «Изживай детские комплексы, работай на собственное будущее». Такие, как Олег, который готовится однажды подхватить дело отца, очень гордятся тем, что работают на собственное будущее… Тупые люди, вы что, не видите, что никакого будущего нет? Неужели один я это понимаю? А вы настолько вросли в вашу повседневность, что воспринимаете ее как единственно возможный вариант реальности, который был всегда и останется неизменным! Живи или так, или никак! Гробь себя компьютером, мобильником, стрессами, четырнадцатичасовым рабочим днем. Пусть выпадут ядерные осадки – скажи: «Осадки? Что за чушь? Это просто снег». И иди делай то, за что тебе платят. Только вот не престижная профессия, не машина и не ноутбук помогут дожить до старости, а рюкзак, ветровка и пара пистолетов. Взять все это и махнуть куда-нибудь в Сибирь, там и ждать, пока наступит хаос. Благо долго ждать не придется, это я знаю наверняка. Толпы умрут, одиночки выживут – таким будет итог. Весь остаток жизни бродил бы я по дорогам одичавшего мира, играл бы сам себе музычку (жаль, что гитара – такой громоздкий агрегат; интересно, смогу ли я освоить губную гармошку?), отбивался от озверевших людишек, а по ночам любовался на полыхающее в небе радиоактивное свечение.

Вот что я мог бы сказать Олегу, да он бы ничего не понял. (А Присцилла поняла бы, но в разговорах с ней я еще не касался этой спорной темы.) Он и так принял мою отвязную клоунаду за чистую монету. По крайней мере отреагировал на нее вполне серьезно:

– О Боже мой, да нужен ты мне! Я о Кристине думаю, и ты о ней задумайся. У такой серьезной девушки – и такой, извини за выражение, раздолбай!

Я нанес оппоненту словесный апперкот:

– Можешь больше не волноваться за нее. Я от нее ухожу. У меня появилась другая. Все слышали?

Я-то знаю, что один из излюбленных тезисов Кристины таков: «Роман – это мой крест, никому он на фиг не нужен, кроме меня, да я и сама-то его еле выношу… Но если уж он так прилип ко мне – чего не сделаешь ради любви!»

Подействовало. Девки ахнули. Оля убрала улыбку. Олег долго мялся – на барском рыле смятение – а потом махнул рукой:

– Делай что хочешь, Роман. На здоровье. Я умываю руки. – Он искренне пытался воззвать к моему разуму и, не найдя даже зачатков оного у дегенерата и раздолбая Ромки Менделеева, огорчился до глубины души.

За спиной я услышал взбудораженно переговаривавшихся девчонок: взрыв моей информационной бомбы разогнал застоявшееся болото.

Я миновал Артема.

– Доброе утро, Темыч!

Крупногабаритный Артем перевел взгляд со сканворда на меня и махнул гелевой ручкой. Вот, извольте видеть. Кажется, это Герман Гессе считал, что обречено общество, все члены которого разгадывают кроссворды. А если сканворды?!

Объяснение с Кристиной состоялось возле того же окна с видом на траншею с теплотрассой. Вдоль гор вырытой земли носился Водитель Автобуса, добросовестно крутя воображаемый руль.

Кристина, ни о чем не подозревая, смотрела на меня со злорадством: мол, тебе конец, гулящая душа, готовься к суровому, но справедливому наказанию. Я мысленно умолял себя быть непреклонным и холодным, хотя мне по-настоящему было жаль эту ограниченную, упертую девчонку.

– Что скажешь, урод? – с ядовитой улыбкой осведомилась она.

– Да так, ничего особенного, Кристи. Ухожу я от тебя.

За полтора года у нас с Кристиной было всякое, но такого я еще никогда не говорил. Она и не верила, что я скажу это когда-нибудь. Еще бы, я же всего лишь бесплатное приложение к ней, такой умной и серьезной…

Видели бы вы, как смялось и скукожилось ее лицо! Из стервы она в один миг превратилась в обиженного ребенка.

– Совсем?.. – Кристина не верила своим бледно-розовым ушкам.

– Совсем, – совершенно спокойно подтвердил я. – Ты мне больше не нужна.

Было бы даже интересно послушать ее возражения, но Кристины хватило только на бессвязные реплики:

– Нет!.. Неправда! Ты не можешь… Не хочу… Не надо…

Вот-вот ее должно было прорвать водопадом слез, мне следовало поторопиться:

– Кристи, ты должна меня понять…

Она отчаянно замотала головой, будто стряхивала невидимых насекомых:

– Не хочу я ничего понимать!

Ясно. Действовать надо грубо.

– Бестолочь! – нахмурился я. – Не вздумай за меня цепляться! Я же урод. Отстань от меня, поняла? Просто отстань!

Я развернулся и направился в аудиторию. Кристина всю лекцию провалялась на парте в противоположном конце аудитории, уткнувшись мордашкой в ладони, а я бесстрастно скреб ручкой по тетради и думал при этом: «Давайте-давайте, пяльтесь…»

Вечером, придя на репетицию, я обнаружил на двери Хорьковского гаража неаккуратно намалеванный свежей краской жирный красный крест и надпись: «ВНИМАНИЕ! ДОМ ИНФИЦИРОВАН». Я постучал и крикнул:

– Ребята, это я!

Открыл мрачный Хорек.

– Привет, Плакса. Знаешь, что это за народное творчество?

– Догадываюсь… – серьезно кивнул я. – В этом доме живет тот, кто неугоден «докторам».

– Точно, – согласился Хорек. – Тимуровцы хреновы… Ну ты пока не волнуйся. Они сразу никого не гасят. Обычно дают недельку-другую, чтобы жертва одумалась. Пересмотрела взгляды на жизнь.

13 [третичный период развития болезни]

Во время нашего очередного ночного бдения Присцилла привскочила на диване и воскликнула в сердцах:

– Долго это будет продолжаться?

– Что?

– Долго ты собираешься изображать саму невинность?

Такая постановка вопроса мне понравилась.

– А что, есть идеи получше?

– Найдутся! – громко прошептала Присцилла.

– Ага! – ехидно произнес я. – Хочешь меня так, что скулы сводит?

Присцилла чуть не задохнулась от смеха:

– Такой самоуверенный, я не могу! Да просто мне тебя жалко…

Она меня провоцировала, и я завелся с пол-оборота: прыгнул на нее и придавил всем телом.

– А как ты любишь это делать, Плакса? – спросила Присцилла, мгновенно размякнув.

– Я люблю остренькое, моя милая.

– Начинай! – Ее пальчики щекотали мой живот.

– Ты уверена? Жалеть не будешь?

– Не буду… если тебе удастся меня удивить!

– Ладно, сама напросилась! – Я включил ночник, слез с Присциллы, распахнул шкаф, перетряхнул содержимое и выбрал пестренький сарафанчик с подолом до колен. – Да, вот это подойдет. Сейчас я выйду, а ты это наденешь.

– Ну если тебе так хочется… А зачем?

– Будем играть. Ты – невинная девочка, а я – похотливый дядя. Ты по ошибке зашла ко мне домой, и тут я прихожу. Начинаю к тебе приставать, а ты не знаешь, как реагировать, у тебя руки-ноги сковало от страха.

– А плакать можно?

– Даже нужно!

Присцилла посмотрела мне в глаза взглядом маленькой хищницы:

– Возвращайся через пятнадцать минут!

– Через пятнадцать? – Я с сомнением прислушался к обезумевшему своему телу. – Так долго?

– Подождешь! – Она вытолкала упиравшегося меня из комнаты.

– О'кей…

Я вздохнул, прошелся по кухне, пощупал самовар – еще горячий. Плеснул себе чайку, выцедил, стараясь пить как можно медленнее, что было нелегко.

Вот и все, любимая моя Присцилла. Теперь я знаю, что ты моя. Никуда не денешься. Да я и сам никуда не денусь. Зачем, если я отыскал то, о чем мечтал?

Что я тогда испытывал… Не было обычного для меня чувства китобоя, загарпунившего добычу покрупнее. Физически я был взбудоражен, но мысленно совершенно спокоен, может, впервые за все свои девятнадцать лет. Оставалось лишь радоваться жизни. Больше нечего было бояться, ведь мне удалось победить злейшего своего врага – одиночество. Последние полтора года я был самым одиноким человеком в Нефтехимике (после Герухи, конечно). Я имею в виду не так называемую «личную жизнь». Секс ничего общего с избавлением от одиночества не имеет, напротив, в нем есть некая обреченность, некое звериное бездушие. Не помню, как это по-латыни: «После соития всякая тварь печальна». Секс только обостряет чувство безысходности.

Потоптавшись на кухне еще немного, я нетерпеливо постучал в дверь спаленки.

– Да-да, кто там? – ответили тоненьким голоском.

За дверью стояла, заложив ручки за спину и хлопая глазенками, лапочка лет двенадцати. Сарафан в горошек, два хвостика, украшенных белыми бантами, неумело накрашенное лицо. Если бы я встретил ее где-нибудь за пределами этого домика, то решил бы, что это младшая сестра Присциллы.

– Здравствуй, деточка, – ухмыльнулся я, ощущая, как внутри меня что-то пенится, клокочет и ищет выхода.

– Здравствуйте, дядечка. – Несмышленыш наклонил голову.

Я не спеша подступил к моей ненаглядной, превратившейся в скромную малышку, громко сглотнул, провел взмокшими ладонями по ее щекам, шее, плечам. Сжал ее руки, рванул Присциллу к себе и вцепился зубами в губы.

Присцилла вырвалась, взвизгнув:

– Ай! Что вы хотите?

– Тебя хочу, моя маленькая. – Я стал сбрасывать с себя одежду. Моя красавица ахнула, зажмурилась и закрыла лицо руками.

Я рванул ее к себе, вжал в себя, облизал шею.

– Не надо! Не надо! – пищала Присцилла, хлопая меня ладонями по щекам.

– Молчать! – рявкнул я.

Присцилла громко ахнула и прекратила сопротивление, парализованная страхом.

– Вот умница! Я тебе туфельки куплю, как у Золушки. – Мои руки мяли девчушку сзади, чуть пониже пояса. – А еще знаешь чего? Новое платье!

Я вцепился в ткань на плечах Присциллы и с силой дернул вниз. Поеденный молью сарафанчик лопнул с треском, под ним не было вообще ничего.

Я поднял Присциллу и уложил на диван. Она хныкала очень натурально. Я тискал ее грудь – грубо, точно мял тесто – и ненасытно вылизывал.

Присцилла звонко всхлипывала, потом заскребла ногтями по простыне и сладко застонала от наслаждения, выйдя из роли:

– О, Плакса…

– Знаешь, как я развлекаюсь, милая крошка? – прорычал я. – Заманиваю к себе лохушек и трахаю!

Я развернул презерватив, без которого никогда не выхожу из дома, и приступил к эндшпилю. Перевернув Присциллу лицом вниз, пропустил руки под живот, приподнял и вошел в нее (отметив про себя, что невинная жертва ой как не девственница!). Ухватил мою милую за хвостики, как лошадку за поводья, и задвигался, наслаждаясь ее криками.

Минут через двадцать я растянулся на диване, а Присцилла устроилась на моем плече.

– Да, Плакса, это было что-то с чем-то! У меня такого еще ни с кем не было…

– Какого?

– Оригинального. И дикого.

Вот вреднючка! Я же знаю, что ты не это имела в виду!

– А я надеялся, ты скажешь: «Мне никогда и ни с кем не было так хорошо, как с тобой». – Моя рука скользила по ее влажному животику.

– Скажу когда-нибудь. Ты больше никаких интересных штучек не знаешь?

– Много чего знаю. Вот попадешься мне после концерта – живой не уйдешь! Ты, кстати, как себя чувствуешь перед концертом? Ты же раньше нигде не выступала?

– Ну почему… Я же музыкалку закончила! Играла на всяких конкурсах: районных, областных…

– Ты же понимаешь, что в «Звезде» соберется совсем другая публика!

– А меня не колышет. Я с тобой – хоть куда!

– Милая моя…

Наши губы сомкнулись.

14 [третичный период развития болезни]

– Плакса, посмотри на это!

Я выглянул в зрительный зал, чуть-чуть подвинув занавес.

Мы настояли, чтобы из зала на время концерта вынесли половину сидений, дабы публика могла отрываться, как ей больше нравится. Сейчас освободившееся пространство было заполнено народом: футболки и балахоны с рок-символикой, ошейники, цепи, аляповато раскрашенные лица, сумасшедшие прически. Сизые облачка сигаретного дыма. И почти никого старше семнадцати – те, кто был повзрослее, заняли сидячие места, но их набралось всего человек двадцать.

– Откуда в Химике взялось столько неформалов? – удивился я.

– Они всегда были, просто не показывались, – ответила Аня.

– На наших прежних концертах я столько не видал!

– Да тут не только из Химика народ, а со всего района, – неторопливо прошипел Криттер. Он находился здесь, за занавесом, вместе с «Аденомой» на правах самого преданного фаната. – Я всех приволок, кого смог. Всех обзвонил.

– Долго уговаривал?

– Про вас такие легенды ходят, что и уговаривать ни фига не пришлось.

Я посмотрел на часы.

– Так, бойцы, время. Все – вон со сцены. Свет!

Зал «Звезды» имеет одну особенность: свет в нем гаснет не одним махом, а медленно и таинственно, как в кинотеатре. По мере того как меркли лампы, в зале делалось все тише. Кромешная тишина наступила вместе с кромешной темнотой.

– Занавес!

Занавес разъехался в стороны. Вспыхнул мутно-красный свет, осветив пустую сцену. В центре торчал микрофон на стойке, справа и слева от него на равном расстоянии лежали гитара и бас-гитара, позади стояла ударная установка. Ближе к левому краю, выбиваясь из общей симметрии, боком к зрителям стоял органчик, а рядом – второй микрофон.

– Энни, твой выход.

Как только Аня появилась на сцене, зал взревел. Она действительно выглядела круто, как и все мы, впрочем.

За два дня до концерта я перерыл дэковскую костюмерную и кое-что отыскал: десятка два комплектов пронзительно-черной униформы, которая на парадах в честь Девятого мая и на исторических спектаклях местной театральной студии символизировала фашистские мундиры, хотя, признаться, не имела с ними по дизайну ничего общего. Скорее это была униформа приспешников суперзлодея из какого-то старого фильма о Джеймсе Бонде. Мы выбрали себе по мундирчику – все, кроме Присциллы. Для моей плюшки не нашлось подходящего. Ей пришлось обойтись собственными драными черными джинсами и черной футболкой. Для создания брутального сценического имиджа оставалось поставить на голове шухер с помощью воды с сахаром – получилась банда придурков из японского мультика.

Аня заняла место за установкой и застучала медленный ритм. Веско выделялась бас-бочка, подзвученная микрофоном, – она стучала, как огромное сердце. По драпировке позади Ани поползли россыпи ярко-оранжевых и желтых квадратов, треугольников, ромбов.

– Фома – пошел! Хорек – пошел!

Гитарист и бас-гитарист вышли с разных сторон, подняли инструменты и вступили одновременно.

– Давай, милая! – Я хотел наградить Присциллу на счастье долгим поцелуем, но получился короткий: моя ненаглядная вырвалась и устремилась на сцену. Вскоре заквакал органчик.

Внезапно Аня засандалила короткое соло на ударных, разогнав ритм в несколько раз, и, как только она вмазала по тарелкам, на сцену вылетел фронтмен – помешанный на собственной персоне вахлак Плакса.

Я сорвал микрофон со стойки, завопил: «Ну что, скучали по мне?» И запел «Последний день». Даже сквозь грохот барабанов и мощный гитарный рифф я слышал, как взвыл народ в зале, – песню помнили. Силуэты, различимые в полутьме, пришли в движение, запрыгали, заметались. Я быстро разошелся и на середине песни уже скакал по сцене, как обкуренная жаба. К моим ботинкам будто приделали пружины. Хорек и Фома синхронно двигались всем телом – со стороны это выглядело так, будто они то ли быстро отбивали поклоны, то ли забивали лбами гвозди.

Номер первый концертной программы пронесся за две минуты.

– Спасибо, Нефтехимик! – закричал я.

Зал завывал. Не дав ему опомниться, мы сыграли еще три депрессивно-агрессивных зубодробилки – все три сочинили за неделю до концерта. Я успел потерять крышу и отрывался так, что последнюю из них пел уже на последнем издыхании. Едва она закончилась, набрал воздуха в легкие, чтобы произнести единственную фразу:

– Следующую песню споет наша несравненная Присцилла!

Присцилле впервые в жизни предстояло петь на сцене, а она совсем и не волновалась. Песня называлась «Разноцветные шары», из нашего старого репертуара, только раньше пел ее Смурф.

Люди – разноцветные шары.
Люди – колобки с большими ртами.
По ступенькам прыгают они,
Катятся они по тротуарам.
Движутся толпою кругляши,
Несмотря на снег и непогоду.
В детский сад несутся малыши.
Катятся большие на работу.
В поисках какой-нибудь еды
Мыкаются шарики-студенты.
Митингуют красные шары:
Требуют отставки президента.
Много и зеленых колобков,
Мать-природа ими не забыта.
Синий шарик следом за дружком
Катится по улице немытой.
Жадные цветные колобки
Шарят беспробудно по округе,
Все глотая на своем пути,
А когда придется – и друг друга…

После «Шаров» мы засадили еще три энергичных номера собственного сочинения и нашу перепевку старой песни «Музыка нас связала» группы «Мираж». («Всем уговорам твержу я в ответ: нас не разлучат, нет!» – вопил я, прижимая к себе Присциллу.) После этого был наш дуэт с моей принцессой под названием «Только о хорошем», а в завершение мы отыграли суперхит всех времен «Менделеев-рок». Те, кто близко знаком со мной, знают, что название – прежде всего посвящение мне, такому замечательному, а уж потом моему знаменитому однофамильцу и его таблице.

– Спасибо! Спасибо! – Я уже настолько охрип, что не слышал себя даже в микрофон.

Зал долго и тяжко рожал. Минуты две после финальных аккордов стоял бессвязный гул, который затем оформился в скандирование: «А-де-но-ма! А-де-но-ма!». Зажегся свет, и я спрыгнул со сцены в зал. Меня тут же обступили со всех сторон, жали обе руки, хлопали по плечам и спине.

– Реально! Молодцы!!!

Какая-то долговязая девчонка с «ирокезом» по-собачьи лизнула меня в нос. Кажется, пару лет назад я именно с ней развлекался после одного концерта. По-моему, прозвище у нее было Крошка Мэй. Случай тот пронесся у меня в памяти с быстротой локомотива…

…Тогдашний мэр Нефтехимика Харлампиев – энергичный мужик, из предпринимателей – надумал устроить на 29 июня полноценный День молодежи. В те времена ни одно публичное мероприятие не обходилось без «Аденомы» в ее классическом составе. Мы выступали «на разогреве» в качестве даже не первого блюда, а скорее салата. Основными номерами должны были стать заезжие гастролеры. Харлампиев шиканул с купеческим размахом и пригласил каких-никаких, а «звезд», которые – страшно выговорить – даже в клипах снимаются! А именно: бойз-бэнд «Малыши из коробки», а также певичку со звучным именем Вайнона. Кто-нибудь вообще помнит, кто это такие? В некоторых музыкальных ларьках имеются полки с табличкой «распродажа», кто желает – может найти там попсовые сборники двухлетней выдержки, приобрести за треть цены и ознакомиться.

На афишах написали: «Выступают победители хит-парада „Муз-ТВ“»! Даже не соврали. «Малыши из коробки» как-то раз мелькнули в горячей двадцатке этого телеканала, месте на восемнадцатом, с клипом «Горячее лето». Так что гигантское скопление народа нашему концерту было обеспечено. Сцену возвели на площади Трудовой, возле Дома связи, напротив здания администрации.

Мероприятие стартовало в двенадцать дня. Как только «Аденома» выползла на сцену и принялась настраиваться, я заметил, что черным клином – поближе к сцене – сквозь толпу пробиваются панки-малолетки во главе с Криттером. Их было человек двадцать. Крошку Мэй я заметил сразу: эту длинноногую цаплю в футболке и шортах, в ошейнике и загробном мэйкапе трудно было не заметить.

Как только мы заиграли первую песню (всего их было шесть), панки устроили свалку, точнее, принялись прыгать друг на друга, стараясь посильнее толкнуть плечом. Одни называют это «слэм», другие – «пого». Суть не в этом, а в том, что вскоре к дебоширам пробились менты и усмирили дубинками. Одну Мэй усмирять не пришлось: весь концерт она спокойно простояла у самого края сцены, рассматривая меня.

Жара была такая, что мозги вскипали. Мы поставили в теньке несколько бутылей с холодной минералкой и после каждой песни обливались ею. Со сцены можно было рассмотреть любого зрителя, в большинстве своем это были девчушки-подростки, на которых не было почти ничего; а может, этих девчушек было не так уж и много, просто я никого не замечал, кроме них? Как бы то ни было, думал я лишь об одном.

Девственником я уже не был, но опыта соблазнения прекрасных дам, увы, не имел. Самое время было приступать. Для начала я выбрал чего попроще. Пока выступала «Аденома», посматривал в сторону Мэй, подмигивал, а в промежутках между песнями, когда можно было освободить руки от гитары, посылал воздушные поцелуи. После концерта она стала моей в подъезде раскаленного от жары бетонного дома. Я заманил мою цапельку в полутемное пространство под лестницей. (Неизвестные доброжелатели оставили там деревянный табурет.) Она успела прожужжать мне все уши своими восторгами, прежде чем я зажал ей рот. Долго и нежно я целовал в губы этот черный цветок, потом уселся на табурет, расстегнул брюки, а она оседлала меня, скинув шорты вместе с трусами. Здесь вышла некоторая заминка: Мэй долго не могла разобраться, куда деть свои безразмерно длинные ходули, пришлось передвинуть табурет.

Я гладил худые ножки громко сопевшей Мэй и покусывал ее за шею. После того как все закончилось, Мэй, с размазанной по лицу черной помадой, соскочила с меня, вышла из-под лестницы, позабыв надеть исподнее, прислонилась к залитой жарким солнцем стене и, кажется, заплакала. Я решил, что с нее хватит (хорошего помаленьку!), улизнул от этой «Мисс Панк-рок» и присоединился к товарищам по ансамблю, которые пировали дома у Илюхи, нашего клавишника. Мой рассказ о содеянном коллеги встретили хохотом и аплодисментами, а громче всех хохотал, конечно же, я – без малейшего зазрения совести…

…Возможно, это вовсе не Крошка Мэй. Рассмотреть ее я не успел: лица вокруг то и дело сменялись, многие из них я помнил со времен выступлений прежней «Аденомы».

Растолкав толпу, передо мной появился Валерка:

– Вот это шоу! Ай да Ромка!

– Ромка-а-а! – проблеяли мне в ухо – Тошнот, больше некому!

– Плакса! Отпад! – крикнул Будда (Будда?!) и протянул мне руку, не гнущуюся после перелома.

По щекам моим бежали слезы, до того мне было хорошо.

Из ДК «Звезда» в темный вечер поздней осени мы вывалились одной большой толпой: пятеро музыкантов и армия рок-фанатов. И тут же все как один замерли.

Напротив ДК вдоль бетонного забора стояли «доктора». Одинаковые пацаны в идентичных прикидах: красные кепки или пустые головы, белые с красным спортивные куртки и штаны. Никто не двигался, они напоминали длинный ряд статуй-убийц, охранявших вход в заброшенный древний храм. По случаю концерта «доктора» собрали все силы, чтобы одним ударом уничтожить всех, кто смеет одеваться, вести себя, разговаривать, думать не так, как они.

Наша толпа быстро стиснула ряды. Я, стоявший в самом центре, невольно оказался лидером. Справа и слева от меня встали Аня и Хорек. Присцилла спряталась за мою спину.

Аня медленно вытянула из кармана руку с кастетом, черты ее лица заострились, особенно подбородок: он, как клинок, готов был вонзиться в человеческую плоть. Отчего все-таки она так изменилась за два с половиной года? Стала – ну чистый Терминатор!

Криттер выволок из-под куртки какую-то трубу. Хорек полез в карман, я схватил его за руку: я-то знал, за чем он полез, и понимал, что оружие не пригодится. «Докторов» навскидку было человек семьдесят, нас же, боеспособных единиц без учета женщин и детей, не меньше ста пятидесяти.

Поэтому я первым шагнул в сторону наших врагов. Те, кто были позади меня, повторили этот шаг. Еще шаг, потом еще один. Как только мы преодолели половину расстояния до бетонного забора, «доктора» медленно, будто нехотя, подались назад. Они явно разочаровались, сообразив, что вместо развлечения им предстоит полноценное побоище с двукратным перевесом сил на стороне противника. Действо творилось в полной тишине. Мы не спеша подступали, «доктора» не спеша пятились, потом вдруг повернулись и ушли прочь по-английски. Вся бригада в полном составе свернула куда-то в проулок и через секунду исчезла. Перед нами была совершенно пустая, мутно освещенная улица.

Тут-то тишине и настал конец: всех нас перекорежило от смеха. Восторженно визжали девчонки, богатырски хохотал Фома, трясся, не открывая рта, Валерка, фыркала Присцилла, дребезжал, как будильник, Тошнот. Аня прыгнула мне на шею и сочно чмокнула в щеку – клянусь, впервые в жизни! Потом уступила место моей ненаглядной Присцилле. Хорек шагнул было к Ане, на что-то надеясь, та молча показала ему кастет. Тогда басист по своему идиотскому обыкновению врезал мне в плечо (за сегодняшний вечер я уже столько раз получил этот знак внимания от разных людей, что плечи ныли) и крикнул:

– Плакса, мы их сделали! Мы победили!

Вы не поверите: мне нечего было ему возразить.

15 [кризис]

Утро следующего дня мы с Присциллой встретили в ее домике.

Я проснулся раньше Присциллы и, лежа в четырех узких стенах, обдумывал внезапно возникшую идею – сюжет для клипа на лирическую песенку о любви. Действие происходит в маленьком домике вроде этого. Присцилла пьет чай, я захожу к ней в гости с букетом цветов. Мы сидим за столом, болтаем, смеемся, я пою ей под гитару ту самую песню, на которую клип. Потом она целует меня на прощание в щеку, я откланиваюсь и ухожу прочь. Последние кадры клипа: я выхожу из домика, камера поднимается все выше, пока с высоты птичьего полета зритель не видит весь город, точнее то, что от него осталось. Кроме нашего маленького домика нет ни одного целого здания: руины, руины, а в центре города – глубокая воронка.

Присцилла потянулась, как кошка. Она жмурилась с вымученной улыбкой от ушка до ушка.

– Доброе утро, кисонька!

– Доброе… – зевнула Присцилла.

– У меня все болит, милая, – пожаловался я. – Особенно спина. Ты так скребла меня ногтями…

– У меня тоже все болит, – ответила Присцилла. – Мучитель! – Она притворно всхлипнула.

– Какие-то претензии?

Со знакомой трогательной улыбкой моя красавица отрицательно помотала головой.

– Знаю по себе, выступление на публике сносит башню напрочь. Снесло у нас обоих, – проговорил я.

– Ты был просто на высоте на сцене!

– Поправка: мы были на высоте.

Коктейль из грандиозного концерта и умопомрачительного секса с девушкой, по-настоящему любимой, – такого у меня не было никогда… И не могло быть, пока я был с Кристиной. Честно говоря, у Кристины фигура гораздо лучше; у моей принцессы тело рыхловато, с отчетливыми складками жирка, и возможно, именно поэтому Присцилла возбуждала меня гораздо сильнее. В этом и была ее изюминка.

– Тебе хорошо со мной? – спросил я.

Присцилла кивнула.

– Хочешь, чтобы всегда было так?

– Всегда?

– Всегда, моя милая. Давай всегда будем вместе!

Словно тень пробежала по лицу Присциллы, оно слегка потускнело.

Я понял, что сказал что-то не то, и поспешил добавить:

– Думаешь, я тебя обманываю? Ошибаешься. Ты очень мне нужна. Что я должен сделать, чтобы ты поверила?

Неужели заговорит о законном браке? Впрочем, почему бы и нет, можно и такой вариант рассмотреть… Все равно это произойдет не раньше, чем я с учебой разделаюсь. То есть года два у меня еще есть!

– Понимаешь, Рома… Мне от тебя ничего не нужно.

– Ничего, кроме меня самого?

– Нет, вообще ничего. Я не хочу, чтобы ты думал, будто мы с тобой друг другу что-то должны. И не хочу, чтобы ты ко мне привык.

Хорошенькое дело! Я было встрепенулся, но тут же подумал: вдруг она меня проверяет, вдруг хочет услышать то, чего я раньше еще не говорил?

– Знаешь, Присцилла, ты для меня особенная, и я к тебе отношусь по-особенному.

Она оторвала от своего тела мои ладони, ползавшие по нему, как тарантулы, и воскликнула довольно громко и резко:

– Ты ведь меня даже толком не знаешь!

– Того, что знаю, вполне достаточно.

– А с другими девушками у тебя было не так?

– Абсолютно не так. Поверь!

– А что во мне такого особенного? – В ее голосе зазвучал сарказм.

– Все. Тебе нравится то же, что и мне. Ты такая же сумасшедшая, как я. По-моему, мы идеальная пара, Присцилла.

– Вот, ты сам все сказал… – Девчонка загрустила. – Ты видишь во мне только чокнутую Присциллу, которая все может бросить ради какого-нибудь безумства вроде вчерашнего концерта, а на самом-то деле я пай-девочка Таня, тише воды, ниже травы, и работаю в цветочном магазине. И не говори ничего про любовь. Ты влюбился в Присциллу, а не в меня. А что будет, когда твоя влюбленность пройдет и ты увидишь меня настоящую?

– Ты мне всякой понравишься! – возразил я. – На что спорим?

Присцилла улыбнулась широко-широко, просияла как солнышко. «Все будет в норме», – решил я. От сердца отлегло.

– Представляешь, милая: лет через десять мы с тобой точно так же, как сейчас, лежим в постели и смотрим друг на друга. Ты улыбаешься. И мы оба знаем, что еще через десять лет будет то же самое. Любовь и вечность – разве не здорово?

– Здорово, Рома. Давай одеваться. Наши с тобой осенние каникулы закончились. Мне пора на работу, а тебе – на учебу.

– О'кей.

Пока мы одевались, я посмотрел новости по «Нефтехим-ТВ». Вчера на концерте съемочная группа «Новостей» появилась минут на десять, а сюжет о нашем выступлении был еще короче – не больше минуты. Все потому, что репортаж делала не Руслана, а кто-то другой. Секунд пять показывали ДК, секунд пятнадцать – нас на сцене, секунд тридцать – беснующихся зрителей. Комментарии убогие: концерт в «Звезде», выступила «Аденома», всем понравилось, ля-ля-ля, тра-та-та. Все же дельно Аня заметила: в телевизоре одна лажа. Но даже это не могло испортить моего впечатления от концерта. Я уже составил в голове большую статью для «Вечернего Нефтехимика».

Что будет дальше с нашей группой, я пока не представлял, но твердо был уверен, что мы действительно нужны людям Обливиона. Будем совершенствоваться, благо есть куда, играть время от времени концертики, а там видно будет. Все равно однажды мы свалим из этой бетонной помойки!

Мы с Присциллой вышли из домика и обалдели.

– Ты это видишь? – прошептал я.

Серьезная Присцилла еле заметно кивнула.

Ночью выпал первый снег, присыпав тонким слоем белой крупы и пожухлую крапиву во дворе нашего домика, и крыши соседних развалюх, и горы битого кирпича, и грязь, и асфальт, и дерьмо. Не пройдет и дня, как этот ослепительно белый снежок станет тошнотворной серой кашей, а пока перед нами был незнакомый новый город.

– С первым снегом! – Присцилла вдруг развеселилась, собрала с перил горстку свежего снега и швырнула в меня, прыснув. Я в долгу не остался и сделал то же самое – Присцилла взвизгнула.

Я тут же подскочил к ней, схватил за воротник пальтишка, притянул к себе и почти силой вырвал поцелуй.

– Бешеный! – смеялась девчонка, отбиваясь.

– Сама-то! – воскликнул я. И, помолчав, спросил: – Все хорошо?

Присцилла кивнула.

– Вот и славно.

Мы вместе дошли до калитки, вышли из одноэтажной улочки: здесь пунктирные линии наших следов на снегу разошлись в разные стороны.

– Увидимся! – Я громко чмокнул милую в щеку.

– Пока-пока!

Я отправился в колледж.

Олег стоял возле крыльца и выколачивал пепел из трубки. Нехотя поздоровался со мной, говорить ничего не стал. Спасибо, парень, ты растешь в моих глазах!

Я вошел в тамбур с турникетом.

– Привет, Тема!

– Роман, задержись, – попросил атлет с широкой улыбкой.

– А в чем дело?

– Да братишка мой вчера был у вас на концерте… У вас там какие-то проблемы возникли?

– Все в норме, Темыч.

– Если что, обращайся ко мне! Только сам не нарывайся.

– Как скажешь. Спасибо в любом случае. – Я пожал огромную, размером с добрый утюг ладонь.

До начала лекции оставалось минут семь. Я искал Руслану. Она уже ждала меня возле окна: на плечах черная накидка, на шее цепочка с оловянным черепом. Теплотрассу уже засыпали, ее местонахождение указывала длинная проталина в ослепительно белом снегу.

– Ромочка, приве-е-ет! – воскликнула наша сатанистка и затараторила: – Была вчера на вашем концерте! Классно! Ну прямо нечто не из этого мира! Мне так понравилось, Ромусик! Лучше, чем в старые времена! Я даже вас нарисовала. – Она расправила сложенный вчетверо лист ватмана, на котором были изображены члены «Аденомы» в виде монстров-нацистов с гитарами наперевес. – Прости, что не могла остаться до конца. Работа, знаешь, дела…

– Руся, а ты откуда концерт смотрела? На скамьях сидела или прямо в зале парилась?

– На скамейке. Не буду же я в самую толкучку прыгать. Я хрупкая, меня нельзя кантовать.

– А не видала ли ты, любезная Руся, вот этого молодого человека?

Я подсунул Руслане фотографию с длинноволосым парнем.

– Отчего же, видала. Он там старше всех был, его многие заметили.

– Знаешь о нем что-нибудь?

– Может, и знаю. А почему он тебя интересует?

Я снова рассказал, как этот человек, сам того не желая – или желая? – радикально изменил мою жизнь.

Руслана закусила палец:

– Гм, если это действительно то, о чем я подумала… Поздравляю тебя, Рома. Ангел коснулся тебя крылом.

– Ты о чем, ведьма? – спросил я.

– Тебе повезло: встретил Фантома.

– Какого еще Фантома? – Не иначе сейчас услышу очередную городскую легенду, которую, к стыду своему, не знаю.

– Фантом – призрак Нефтехимика.

– А мне он показался вполне живым человеком! – хмыкнул я.

– Он и есть живой человек; однако обладает способностью всегда появляться в нужном месте в нужное время. Он много кому жизнь спас – я этих людей знаю.

– Вроде как Бэтмэн?

Я представил картину: темная ночь, компания в дупелину пьяных уродов ловит случайного прохожего, сбивает с ног и уже собирается обрушить на его череп, спину и грудь град тяжелых ботинок… Как вдруг появляется Фантом, похожий на исполинского ворона-хищника: развеваются волосы, хлопают полы пальто, – и через минуту исчезает, словно его и не было, оставив на асфальте изуродованные тела налетчиков.

– Не совсем, Ромочка. Он никого не месит руками и ногами. Тут все по-другому. Скажем, идешь ты поздно вечером домой, а он появляется откуда ни возьмись и заводит с тобой разговор: «Я нездешний, проводи меня до вокзала». Вы болтаете, а поскольку он обаятельный человек и отличный собеседник, ты и сам не замечаешь, как увлекаешься разговором и только минут через двадцать вспоминаешь, что пора бы уже и домой, и извиняешься: «Прости, мне надо идти, надеюсь, еще увидимся…» Приходишь домой и обнаруживаешь, что твоя квартира обращена в пыль взрывом бытового газа. А пришел бы ты пораньше минут на пятнадцать, гореть бы тебе заживо. Вот что делает Фантом.

– Так он что же, предсказатель?

– Предсказатель, телепат, медиум, экстрасенс. Называй его, как тебе угодно, смысл не меняется. И еще: он помогает не всем подряд, а выборочно.

– А как он определяет, кто достоин помощи, а кто нет?

– Неизвестно. Поэтому ты должен гордиться тем, что он выбрал тебя.

– О'кей, о'кей…

Со спутанными мыслями я двинулся в аудиторию. Там меня поджидала Кристина с гримаской, которая разжалобила бы и Шамиля Басаева. Она в очередной раз надругалась над волосами, ни к селу ни к городу сделав завивку и мелирование.

– Нравится? – с легким придыханием спросила она.

– Ты прекрасна, как горная хризантема на фоне снегов, – вяло соврал я, мельком бросив взгляд на ее волосы.

Я размышлял о нашем сегодняшнем разговоре с Присциллой.

Со мной такое уже бывало: очередная барышня, с которой я «ходил налево» от Кристинки, вдруг неназойливо намекала: мол, наигрались, пора и честь знать. Но то были девчонки не самого тяжелого поведения, я тратил на них время лишь для того, чтобы не так тошно было выносить Кристинкины истерики, а они на меня – чтобы поразвлекаться с приятным парнем и свалить подобру-поздорову, когда у него выйдут все деньги. А о такой, как Присцилла, я мог только мечтать. Ведь я был уверен, что она не шлюха. В чем же дело? Чем я ее не устраиваю? Не могла она во мне так быстро разочароваться, да я ее ничем и не обидел.

Тут я заметил, что Кристина до сих пор стоит рядом со мной.

– Ну что еще?

– Рома, ты не хочешь со мной поговорить?

– Давай попробуем, – пожал плечами я. – Излагай.

– Можно не здесь?

Мы выбрались в коридор к нашему любимому окну. Я был готов прогулять часть лекции, но расставить все точки над «ё».

– Почему? – одними губами спросила Кристина.

– Потому что, – отрезал я.

– Дело во мне или в чем-то другом?

– Именно в тебе.

– А что я должна с собой сделать?.. Пластическую операцию? – Бедная Кристина принялась тереть веснушки на лице, будто хотела содрать их вместе с кожей.

– При чем здесь внешность, Кристи? Неужели ты считаешь меня настолько примитивным? Думаешь, меня интересует только внешность?

– Так в чем я перед тобой виновата? – Кристина героически сдерживала рыдания.

– Только в том, что мы не подходим друг другу. – Согласен, это странно звучит теперь, после полутора лет, проведенных с Кристиной. О чем же я думал раньше? – В тебе, Кристи, нет ничего, что я люблю в девушках. Я понял это совсем недавно, – пояснил я.

– Я видела тебя с твоей новой девкой. В ней же нет ничего хорошего!

Она еще и следит за мной! Да это паранойя, Кристи!

– Ты с ней даже не знакома. Как ты можешь о ней судить?

– За что, Рома? Что я сделала?

И только тут до меня начало доходить: бедная Кристина была уверена, что всю историю с «Аденомой» и Присциллой я затеял исключительно ради того, чтобы досадить лично ей, проучить за плохое обращение со мной.

– Я люблю тебя, слышишь? – Кристина решительно предъявляла на меня права.

– И что с того?

– А та, твоя девка? Думаешь, она сможет дать тебе столько же любви, сколько я? Она от тебя отделается, как только ты ей надоешь.

Самое обидное, что Кристина, возможно, была права. Я снова вспомнил утренний разговор с Присциллой и собрал все силы для обороны.

– А может, я и не хочу, чтобы меня любили? Я хочу, чтобы меня понимали и ничего не требовали. Вот ты можешь похвастаться, что понимаешь меня? Ты столько раз говорила мне: люблю, люблю… А ты не думала, что чем чаще ты это слово произносишь, тем больше оно обесценивается?

– Рома… Если ты меня бросишь, ведь я же умру!

И это все твои доводы?

– Не умрешь, – спокойно возразил я.

– Но все равно, это буду уже не я!

– That is your problem, – хладнокровно завершил я разговор, заколотив последний гвоздь в гроб нашего с Кристиной романа. – Не приставай ко мне больше, хорошо?

Как только закончились занятия, я поехал на улицу Согласия. В цветочный магазин.

16 [агония]

Я выпрыгнул из маршрутки и понесся на полной скорости вдоль улицы.

Без труда отыскав магазинчик, я вошел внутрь под пение дверных пружин. Ожидал увидеть такое же великолепие, что и в комнате Присциллы, но здесь, в центре города, для растений нет жизни. Цветы, собранные в тесной комнате, были чахлыми, пожухлыми, скучными, разве что кактусы выглядели бодряками.

За прилавком торчала незнакомая мне грузная тетка.

– Здравствуйте, – неприветливо буркнул я, предчувствуя неладное. – Где можно найти девочку по имени Татьяна?

Тетка обратила ко мне непроницаемое лицо:

– Она уволилась. – И веско добавила: – Да.

Это был удар под дых.

– Как – уволилась?

– Уволилась. Да. Две недели назад. Да. Взяла расчет. Да.

– Она здесь еще появится?

– Нет.

Должно быть, у меня было забавное выражение физиономии.

– А с чего она уволилась-то?

Тетка напыжилась и замолкла, пялясь мне прямо в глаза.

– Конфиденциальная информация? – понял я. – Ну и ужритесь. Да. И идите в задницу. Да.

Я выскочил на улицу как ошпаренный. Так-так… Присцилла меня обманула: она не брала отпуск, она уволилась! Я не понимал, что это значит.

Через некоторое время я распахнул дряхлую калитку, прочавкал ботинками по раскисшей тропинке, взбежал на крыльцо, постучал – незапертая дверь отъехала назад.

– Милая, я дома! – Не разуваясь, пробежал по кухне, толкнул дверь спальни. Раздался единственный звук – скрип. «Ветерки» не приветствовали меня перезвоном: их не было.

Вот те на! И когда это она успела?

В спальне не осталось никаких вещей Присциллы: ни цветов, ни книг, ни календаря с репродукциями Врубеля, ни кусочка неба, ни дряхлого телевизорчика. Пустой шкаф, диван без покрывала, голый стол – комната стала такой же, как и весь дом. Пустой, холодной, неуютной… И ни записки, ни прощального подарка для меня.

Она решила поиграть со мной в прятки. А точнее, исчезнуть навсегда. Теперь я точно знал, что тот последний разговор был неслучаен. Она решила избавиться от меня, но не смогла послать подальше открытым текстом. И правильно, иначе я никуда бы не ушел. Но почему, кто мне объяснит? Почему?! Что я сделал не так?

Я выскочил из домика и побежал, задыхаясь, по замызганной улице. Несся так, что налетел на Быструю Походку. Псих отскочил в сторону и пропустил меня вперед с учтивым поклоном.

Присцилла, прелесть моя. Я ненавижу тебя!

Я отправился к Ане. Она мой последний шанс…

– Заходи, Плакса, – кивнула Аня, облаченная в свои обычные домашние обноски. – Тут вот какое дело… у меня к тебе разговор.

– У меня к тебе тоже. Ладно, давай ты первая.

В конце концов начинать надо с чего полегче, а я не думал, что Аня сможет меня чем-то огорошить.

– Плакса, я больше не смогу играть в «Аденоме». Я уезжаю. Мне жаль.

Во дела! Так-таки огорошила!

– Уезжаешь? Куда?

– Я на прошлой неделе получила по электронной почте письмо от друзей из Областного экологического центра. Мне работу предлагают в Филимоновском заповеднике… А мне ведь надо на учебу скопить на следующий год…

– И ты решила отвалить?

– А почему нет? Меня в этой гнойной дыре ничто не держит. А вы, я думаю, не пропадете. Представляешь, там такая природа!.. Просто мечта.

– Когда уезжаешь?

– Скоро, друг мой. Завтра утром.

– А можешь для меня сделать последнее доброе дело?

– Да хоть два, любезный Плакса.

– Мне очень нужен домашний адрес Присциллы.

Аня изобразила бровями вопросительные знаки.

Я набросал для нее штрихами наше с Присциллой последнее утро.

Аня нахмурилась:

– Дело плохо. Хуже, чем ты думаешь. Помнишь, однажды ты меня просил узнать все про нее?

– Ну?

– Коня не запряг – так и не нукай. Я тебе тогда кое-чего не сказала… У Присциллы, точнее, у Тани, есть жених. Подчеркиваю: не бойфренд какой-нибудь там, а человек, с которым она в самое ближайшее время собирается связать свою судьбу и жить с ним в радостях и в горестях, пока смерть не разлучит… и прочая лабудистика.

– Почему же ты это скрыла? – вскричал я.

– А чего раньше времени пугать? В жизни столько всего происходит – твоя любимая фраза, не так ли? Может, она бы с ним рассталась ради тебя. Шанс всегда есть, хотя в данном случае он был равен даже не нулю, а отрицательной величине.

– А почему? Кто ее жених?

– Какой-то менеджер, что ли… Ему двадцать пять, работает в «Нефтехимэнерго», безумно занятой дядёк. Я в принципе, могу узнать адрес Татьяны… Но толку тебе будет от него! Если, как ты говоришь, Таня забрала свое барахлишко из домика, то скорее всего она переехала сам понимаешь к кому.

Я схватил ее за локти:

– Аня, хоть ты и не женщина, а бесполое не-пойми-чего, обращаюсь к тебе как к женщине. Что это значит? Ведь Присцилла действительно была от меня без ума!

– Во-первых, она больше не Присцилла, а Татьяна, повторяю в последний раз! – резко поправила Аня, вырвав руки. – А во-вторых, скромник ты наш, с чего ты взял, что была без ума?

– Она сто раз говорила, что без ума от меня и от того, что я делаю, что всегда мечтала гулять с рок-звездой…

– Вот и погуляла… Влюбленность не есть любовь. Может, она от тебя и млела и млеет до сих пор, но это ровным счетом ничего не значит. Хочешь услышать мою версию – пожалуйста. У Татьяны впереди длинная полоса стабильности и размеренности, вот она и решила в последний раз пуститься во все тяжкие. Поиграть в детские игры. Немного пожить сумасшедшей жизнью.

– Почему немного?

– А ты думал, она смогла бы отказаться от такого завидного мужчины ради вот такого, как бы это, чтоб тебя не обидеть… растрепая! Ведь это только в волшебных сказках девушка отказывается от короля ради пастуха.

– Ты же знаешь, Аня, я верю в сказки. Я думал, что и она тоже верит, что мы с ней будем идеальной парой. То, что было у нас с ней, и вправду было волшебством.

– Понимаешь, Плакса… Еще не факт, что ты ей вскружил голову. Ты такой… Тебя нельзя назвать ни однозначно плохим, ни однозначно хорошим. Для меня ты романтик, прекрасный человек и мой друг. А для кого-то еще ты бесхребетный и пустопорожний балбес! – Ее голос вдруг посуровел. – Ты постоянно плаваешь в каком-то астрале. Уже рассказал Тане все свои небылицы? И про своего погибшего брата, которого у тебя на самом деле никогда не было? И про Матроса, которого ты якобы отравил бодяжной водкой, хотя он до сих пор жив-здоров? И про подземный город? И про… я уж не знаю, чего ты там еще сочинил! Зачем ты все время врешь? Зачем тебе это надо?

– Я не вру, – отрезал я. – Я сочиняю сказки, Анюта!

– Я-то знаю, что ты сочиняешь сказки. И сам веришь в то, о чем рассказываешь. – Аня слегка успокоилась. – А другим-то откуда знать?

– Может, я вижу то, чего никто больше не замечает?

– Зато ты в упор не видишь того, что для всех остальных – очевидный факт. Ты застрял в своих детских комплексах. К твоему сведению, есть и другой мир – мир взрослых, куда путь тебе пока заказан.

Я промолчал.

– Ты правда хороший, Плакса. В тебе есть что-то первозданное. Диковатость какая-то. Ты не похож ни на одного яйценосца. (Аня так величала всех без исключения мужчин.) Они все на принципах, на понтах. Гордые, постоянно кому-то что-то доказывают… А ты – ты такой, как есть, и не стремаешься. У тебя все будет нормально. Но не сейчас и не здесь. Может быть, – подчеркиваю, может быть, – Таня чувствует к тебе то же, что и ты к ней, и ей важно сохранить это волшебство. С ее избранником у нее все будет очень обычно и пошло. И ссориться будут по пустякам, и скандалить. А ты, Волшебный Мальчик, озарил ее жизнь на две недели и уехал обратно в свою волшебную страну. И она таким всегда будет тебя помнить и любить. Я для чего это говорю: не вздумай ее преследовать. Не вздумай! Займи себя чем-нибудь: пиши песни, играй в компьютерные игрушки, смотри телевизор до опупения, работай, учись, бейся башкой об стену. Если будешь бегать за ней и умолять вернуться, себе же сделаешь хуже. Разбередишь всю душу на фиг. Ну иди сюда!

Она стиснула меня в объятиях. Я обнимал мою верную Аню обеими руками и горько плакал о погибшей мечте. Она гладила меня по голове.

– Плачь сколько хочешь, Плакса, – серьезно говорила моя подруга. – Я тебя не прогоню. Только не лей в себя алкоголь и вены не режь…

Внезапная мысль заставила меня вырваться от Ани, схватить ее руку и сорвать с запястья напульсник, который она еще ни разу не снимала при мне.

Так и есть – под ним оказался темный рубец. Тот самый, который уничтожил мой любимый пушистый одуванчик и создал новую Аню – жесткую, угловатую, резкую, стриженную под мальчишку.

– У тебя тоже была такая история? Поэтому ты так изменилась? Ты пила? Пыталась покончить с собой? Из-за этого тебя исключили?

На все мои вопросы Аня только кивала.

– Меня даже в психушку клали на целый месяц, – негромко проговорила она.

Мы снова обнялись. Аня смотрела с искренней жалостью:

– Так неохота с тобой расставаться… Я буду скучать.

– Я тоже, Аня… Завидую я тебе. Как бы сейчас все бросил к едрене фене да поехал с тобой!

На прощание я расцеловал Аню в щеки, соленые от моих же слез.

Не один я рыдал в тот вечер. Дома меня встретили вопли и громкие всхлипы. Их издавал мой в стельку упитый папаша, уткнувшись лицом в крышку кухонного стола и сотрясаясь всем проспиртованным телом.

– Ну чего опять, старый черт? – поинтересовался я.

– Госссподи… – простонал родитель. – Мальчик… Что же это такое? Ведь он же не виноват, что таким родился… А?.. А они его… Побираться…

Все понятно. Он опять вспомнил рассказик Бунина «Дурочка» – про то, как один семинарист отымел девочку-дауна, у них родился невероятно уродливый отпрыск. Потом вместе с мамочкой им пришлось жить милостыней.

Как быть в такой ситуации? Урезонивать – особенно в жесткой форме – стоит того, кто орет и дебоширит, а так… и противно, и жалко.

Через полчаса зазвонил телефон.

– Хорек на проводе, – ядовито проскрипело из трубки. – Где тебя носит, я весь вечер названиваю!

– Где носит, там и носит. Изложи суть дела.

– Суть дела? Собирайся и приходи на мост.

Вот ведь! Даже от этого бычкососа бывает польза.

Мы повстречались с Хорьком на мосту.

– Здорово, Ромыч! – Он хлопнул меня по лопатке.

Эта его привычка уже достала меня.

– Ты, грызун, еще раз до меня дотронешься, челюсть сломаю!

Хорек только осклабился гнилыми зубами:

– Да ладно тебе! Слыхал, чего в городе творится?

– Чего?

– «Доктора» озверели. Решили выцепить по одиночке всех, кто был на нашем концерте, человек восемь вчера уже в больницу отправили. Представляешь: нашему Фоме почки отбили! А Криттер со своими ребятами поломали пару «докторишек».

Я не верил своим ушам:

– Как так? Я думал, они на нас больше не полезут!

Хорек окрысился:

– Наивный ты, Ромка! Они на нас не полезут, только если все дружно в гробы лягут. Короче, тема такая: сегодня в двенадцать ночи будет грандиозная стрела, «доктора» против неформалов. Что скажешь? Нас же теперь вон сколько! Устроим красно-белым Варфоломеевскую ночь и утро стрелецкой казни!

– Ты что, хочешь меня втянуть в это дело?

– Как – «втянуть»? Мы с тобой оба давно уже втянуты. Ведь концерт мы для кого давали? Для всех нормальных людей нашего города, ты же сам говорил! А если мы не раздо€лбим «докторов», то и нормальных людей скоро не останется.

– При чем тут концерт, Хорек? Музыка – это одно, а разборки – другое. В эти игры я не играю.

– Какие игры, Плакса? Чего ты гонишь, я тебя вообще не понимаю! Какие уж игры, когда хороших ребят уродуют?!

– Не ори на меня, придурок! – рявкнул я. – И не дыши мне в лицо! Делайте что хотите, хоть перережьте друг друга, мне без разницы! Я в этом не участвую!

– Да что с тобой? Что, проблемы какие-то?

– Ну допустим… – Отпираться я не стал, ибо все и так было видно по моему лицу.

– Что за проблема-то?

Проблем было много, я упомянул лишь одну:

– Аня уезжает из города.

Он ухмыльнулся:

– Это и вся проблема? Ну пусть уезжает. Другого барабанщика найдем!

– Да не в том дело… Она – мой лучший друг.

– Что? Друг? Ну, Ромка, ты и дал! – захохотал Хорек.

– А что? – не сразу понял я.

– Какая же дружба может быть с бабами? Разве с бабами можно дружить?

В исполнении Хорька слово «бабы» звучало как ни у кого грязно. Это меня взбесило.

– С бабами – нельзя, – резко произнес я. – А с прекрасными дамами – можно!

Он снова зашелся смехом:

– Тоже мне, дамы! Вот ты, Ромыч, только с дамами и дружишь!

– Хорек, ты как маленький! Мы с тобой не в детском саду – какая тебе разница, с кем я общаюсь?

– Такая, что это недостойно мужика! Ты скоро сам станешь дамой!

Лучше, разумеется, стать таким же замечательным, как ты…

– И что? Нам всем не мешало бы стать немножко женщинами!

– Чего?! Плакса, я тебя вообще не понимаю, чего ты буровишь?! – переполошился Хорек. По его мнению, я только что призвал к однополой любви.

– Поставим вопрос так: чего тебе от меня надо, Хорек?

В моем голосе сквозила такая неприязнь, что Хорек сделал паузу и перестроился на другой, проникновенный и слегка подхалимский тон:

– Плакса – или Ромка, как тебе больше нравится – вот я что хочу сказать: между нами, конечно, часто непонятки возникали, ну да это все фигня. Ромка, ты мой друг.

– А меня ты позабыл спросить, хочу ли я быть твоим другом?

– Что значит – хочешь? Ты и есть мой друг.

Требовалось внести некоторую ясность.

– Хорек! Я хоть раз называл тебя своим другом?

– Ромка… Мы же с тобой в одной группе играем!

– Это называется по-другому: партнеры, коллеги… А друг – это тот, для кого ничего не пожалеешь!

– Ромка… Я для тебя ничего не пожалею! – Хорек хлопнул ладонью по впалой груди. – Я за тебя зубами горло перегрызу любому! А если зубы вышибут – деснами! Бля буду!

Ну что на это скажешь! Если бы Хорек был хотя бы вполовину меньшим уродом, чем он есть, возможно, я смог бы ему доверять. Я с самого начала шел на риск, пригрев этого детеныша гиены на своей груди, но что поделаешь: где бы я отыскал другого басиста? Басисты – куда более редкие звери, чем гитаристы, тем более в нашем заповеднике дебилов. Эта же причина и раньше заставляла нас удерживать Хорька в составе «Аденомы». Смурф, помню, пребывал относительно этого господина в блаженном неведении. Даже верил, что Хорек изменится, когда детство перестанет у него в заднице играть. Что за наивность! Нефтехимик еще никого не менял в лучшую сторону.

– Хорек, я не хочу тебе грубить, я другое скажу. Если разобраться, я ничего против тебя не имею, нормально к тебе отношусь… но у нас с тобой мало общего для дружбы. Разные мы люди. Признайся!

– А с кем у тебя много общего? С дамами? – Хорек осклабился. – Говори что хочешь, Ромка, но ведь со своей бабой, с Присциллой, ты не просто дружишь?

– Наши отношения с Присциллой тебя не касаются… – сквозь зубы выцедил я.

– А что, у тебя с ней что-то не так? – После недолгого раздумья Хорька осенило. – Кинула?

Я промолчал, что, как водится, было воспринято как знак согласия.

– Ну я надеюсь, ты ее хоть разок протаранил?

Не издав ни звука, я саданул Хорьку по зубам – клянусь, это вышло помимо моей воли – да так хорошо, что эта гнилушка растянулась поперек моста.

Я смотрел на поверженного Хорька сверху вниз.

– Иван! – сказал я с пафосом, тяжело дыша от злости. – Я бью тебя не потому, что ты грязный охламон, а потому, что тебе пойдет это на пользу. Уж лучше это сделаю я, чем кто-то другой. Хотя умнее ты уже не станешь… – Я взял Хорька за ворот, рывком поставил на ноги и от души сунул ему в ухо. Было немножко противно мараться об это человекоподобное существо.

Хорек отлетел и повис, перегнувшись через перила.

– Эй, не вздумай падать! – Я бросился к нему.

– Йеех! – гаркнул Хорек, внезапно развернувшись и с силой пнув меня промеж ног. Перед глазами вспыхнул миллион новогодних елок, меня скрючило от боли.

Через две секунды что-то полетело к моему лицу. Я инстинктивно подставил кулак. Хрясть! Рука взвыла, взвыл и я.

Хорек размахнулся для нового удара. Я отпрыгнул на метр назад. То, что было зажато в тощей лапе басиста, рассекло пустой воздух со звуком «ввух!».

Хорек сделал еще несколько яростных выпадов, я отскакивал все дальше. Наконец смог разглядеть его оружие – это был самодельный нунчаку, две деревянные чушки, соединенные длинной тонкой цепью.

Мы замерли, сжавшись в боевых стойках.

– Чего убегаешь, чего убегаешь, а, сученыш? – зло спросил Хорек, неумело вертя перед собой нунчаку. По гнусной физиономии змеилась кровь.

– Ты что, с этими деревяшками хотел на стрелу идти? Там тебе их засунут в анальное отверстие и вынут изо рта! – сообщил я вместо ответа.

Левый кулак плакал навзрыд, отдавался болью пах. Я был как раненый зверь – зверски хотелось пересчитать Хорьку ребра и зубы, я бы давно это сделал, кабы не нунчаку.

– Паскуда неблагодарная! – рычал Хорек, присовокупляя к каждому мало-мальски пристойному слову пару-тройку ругательств. – Я к тебе как к человеку, как к другу, как к брату родному… А ты – ты предатель! И пидор! Сам все это дело заварил, а теперь зассал?! Ты не только меня, ты нас всех предал, ты – хуже «доктора»! Был бы жив твой брат, ты бы и его с потрохами заложил! Я всем расскажу, как ты нас кинул! Мы, когда с «докторами» покончим, тобой займемся, ты не думай… Кто не с нами – тот против нас! Мы с тобой еще поговорим…

– Рожу вытри, – посоветовал я.

– Нападай, сученыш! – взвыл Хорек.

– Только после вас, – ответствовал я.

Хорек ринулся на меня.

– Эх! Йэх! Эх! Йэх! – отрывисто выкрикивал он, пытаясь меня зацепить. Я отпрыгивал назад, и лишь когда очередной удар был на излете, смог контратаковать Хорька ногой в живот. Тот поклонился мне, я прыгнул на него, сбил с ног и подмял под себя, придавив коленом. Вырвал из рук нунчаку. Рука Хорька тут же нырнула под куртку. Отшвырнув нунчаку, я вцепился в его руку и вытянул наружу: в ней был зажат маленький пистолетик. Хорек силился направить крохотную «пушку» на меня, но силенок не хватало. Я без труда отвел его руку в сторону, несколько раз ударил ею об асфальт, заставив бросить оружие.

– Эх ты, хотел застрелить меня? – Я выключил Хорька последним веским ударом. Пусть поваляется!

Трофейное оружие – «сверчок» и нунчаку – оставил себе. Давно искал замену дурацкому флакончику с «ультроном». Даже не поленился обшарить карманы «павшего в бою», чтобы заполучить остальные три патрона. Нашел также деньги – три мятые десятирублевки, новенькую полусотенную и какую-то мелочь – и тоже экспроприировал. Вряд ли он их заработал честным трудом!

Разбитый и раздосадованный, я плутал по лабиринтам Обливиона, пока не выбрался на залитый светом проспект Мира, аккурат к аптеке. В полыхавшей оранжевым огнем витрине сиял рекламный плакат, посвященный новому гомеопатическому средству от мужских болезней. Самыми крупными буквами был вычерчен слоган: «ПРОЩАЙ, АДЕНОМА!»

Нужно было как-то доживать до завтрашнего утра. Бессонница уже стояла позади меня, ухмылялась и строила рожи. Предстоящая ночь пугала. Я знаю, что это такое – несколько часов подряд разговаривать с призраками, ворочаться на раскаленной кровати, сжимая кулаки… снова и снова переживать одни и те же мгновения и плакать оттого, что ничего уже нельзя изменить. И единственной бессонной ночью я не отделаюсь. Ни двумя, ни неделей. Да-да, Макбет зарезал сон. Теперь Макбет не будет спать… Все прежние мои депресняки можно считать не более чем дуновением ветерка.

Я влился в людской поток и поплыл вместе с ним по улице, миновал было открытую дверь магазина бытовой техники, но вернулся: оттуда доносилась музыкальная заставка известной юмористической телепередачи.

Ладно, посмотрю, отвлекусь. Две минуты. Или три.

Я заглянул в дверь, потом вошел. Человек пять уже стояли возле исполинского телевизора со сверхплоским экраном. На экране возник поджарый лохматый комик, титры сообщили: «Семен Шаферман. Фамилия».

Дрожащим, деланно неуверенным голосом комик начал:

– Я… Я… Я человек неинтересный и, можно сказать, ничем не примечательный… Кроме фамилии, конечно – это да!.. Это есть… Ой, как жизнь меня била за эту фамилию… Помню, в школе на географии учитель открывает журнал и говорит (лицо комика посуровело, брови сдвинулись, он продолжил недружелюбным баском, водя пальцем по невидимому журналу): – Так… К доске пойдет… К доске пойдет… Анисимов? Нет… Крабова? Нет… Мартышкина… Мурунов… – Тут лицо комика-учителя просветлело. Он радостно воскликнул: – Сиськин-Писькин!

Зрители загоготали. Я против воли ухмыльнулся.

Семен Шаферман продолжал дрожащим голоском неудачника:

– И вот я ползу к доске, проклиная и себя, не выучившего уроки, и свою фамилию, и папашу, который мне эту фамилию оставил. (Голосом учителя, радостно.) Ну-ка, ну-ка, послушаем-послушаем Сиськина нашего Писькина! (Голосом неудачника.) И вот я у доски, встаю и решительно говорю… (Совершенно убитым голосом.) В Сибири есть реки, они текут и впадают… (Пауза, потом голосом учителя, укоризненно.) Сиськин-Писькин! (Голосом неудачника, с истерической интонацией.) В Сибири есть много, очень много рек… Они текут и впадают!!! (Еще более долгая пауза. Голосом учителя, возмущенно.) Сиськин-Писькин!!!

При каждом упоминании фамилии героя аудитория по обе стороны экрана билась в истерике.

Шаферман продолжил дрожащим голосом:

– Но по-настоящему злоключения мои начались в армии…

– Ромка! Здорово! – Меня хлопнули по плечу. Это был Валерка, одетый не по погоде: легкая спортивная куртка, широкие джинсы, реперская бандана и кроссовки.

– Добрый вечер… – Я пожал протянутую руку.

Валерку я знал совсем немного – только по нашему подпольному клубу в старой библиотеке. Знал, что он вроде бы где-то учится на вечернем и работает тренером в фитнес-центре (том самом, где Кристина занимается надругательством над собой по два часа три вечера в неделю). Почему он до сих пор не в армии, было для меня неразрешимой загадкой.

– Что не так, Ромка? – первым делом спросил он.

(– Сиськин-Писькин! – фельдфебельским тоном прикрикнул Шаферман.)

– А что?

– Да ты на себя не похож! Такое лицо, как будто у тебя все болезни сразу. Что случилось? Может, помогу чем?

– У тебя, между прочим, видок не лучше, – ответил я. – Бледный, как снеговик.

– У меня все пучком, – сказал Валерка сдержанно, хотя я прекрасно видел, как его бьет колотун.

Я не остался в долгу:

– У меня тоже все в норме.

– Э, май фрэнд, так не пойдет, – возразил Валерка. – Скажи, что у тебя, а я скажу, что у меня. Устраивает такая маза?

– Устраивает. Только давай выйдем отсюда.

– Сиськин-Писькин! – полетело нам в спины.

На улице я обо всем рассказал:

– У меня дела такие: любимая девушка сбежала, группа развалилась, лучший друг уезжает из города… а так все замечательно.

– У меня тоже прикольно. Знаешь, что сегодня намечено на ноль часов ноль минут?

– Знаю. Только не говори, что ты там будешь.

– Буду, Ромка. Вот решил прошвырнуться, аппетит нагулять, понимаешь.

– Валерыч, это же идиотизм! – воскликнул я. – Не ожидал такого от тебя! Ты-то каким боком там завяз? Ты же вполне нормальный человек!

– Что с того, что нормальный? Хошь-не хошь, а с «докторами» надо что-то делать.

– Поддался массовой истерии, да? Иди лучше домой, Валерыч!

– Слушай, Ромка, я же тебя не агитирую, чтобы ты шел со мной на стрелу? – Валерка был по-прежнему сдержан. – За меня не бойся, я и не из такого вылезал. Счас пивка хлебну, и – хоть на докторов, хоть на реаниматоров, хоть на патологоанатомов! Всех выхлестну.

– Если тебе все равно нечего делать в ближайшие пару часов, выпей со мной, – предложил я, перебирая в кармане отобранные у Хорька монеты. – Пивком угощаю.

– Да пивка-то я и на свои… Роман, – неожиданно осведомился Валерка, – ты знаешь мой адрес?

– Не-а. Мы с тобой вообще не очень знакомы, если вдуматься.

– Ну вот, будем это исправлять. Ручка с бумажкой есть?

– Найдется.

Без чего никогда из дома не выхожу – так это без письменных принадлежностей. Вдруг какая мыслишка в голову взбредет – идейка для песенки или еще чего-нибудь.

– Черкни себе мой адрес и номер мобильника. Фамилию мою помнишь?

– Сиськин-Писькин? – предположил я. Ни одной другой фамилии в голову не пришло.

Валерка взял у меня из рук блокнот и ручку.

– Завтра, если будет стремное настроение, заваливайся ко мне. Расскажу, как мы этих ушлепков-«докторов» поимели, еще чего-нибудь сообразим… Будем тебе жизнь налаживать.

– Ловлю на слове. – Я изобразил, будто стреляю в Валерку из пальца. – Если так, то знаешь что… Возьми эту дребедень, она тебе пригодится. – Я извлек нунчаку.

– Оставь себе, Ромка, – улыбнулся Валерка. – Нунчаку – штука грубая и плоская, а в бою надо мыслить трехмерно.

Он расстегнул куртку, под ней пряталась длинная, сложенная в несколько раз цепь.

– Ну-ну, – поощрил я.

Мы отправились за выпивкой.

17 [клиническая смерть]

В восемь утра я прощался с Аней. С моей Анечкой. Все ее барахлишко уместилось в рюкзаке и спортивной сумке.

Автовокзал, как ему и положено, – самое грязное место во всем городе. Платформы разбиты. Зал ожидания, жестяной барак, заколочен. И – человеческая мешанина. Более людного места в Нефтехимике нет. Именно здесь любой поймет, что в нашем городе нет ни одного человека старше двадцати, кто был бы здоров морально и физически. Город не смог убить их быстро и в отместку за живучесть заставил умирать в час по чайной ложке. Люди кашляют так, словно сейчас исторгнут наружу все внутренности. Они замотаны в десятки свитеров и шарфов. У них распухшие, потрескавшиеся, асимметричные лица, слезящиеся глаза, железные зубы, ноздреватая шелушащаяся темная кожа, язвы, покрытые засохшей коркой. Ни одного прилично одетого прохожего, все наряжены чуть-чуть получше бомжей. Зачем им следить за внешним видом, если город уже изуродовал их тела?

Возле платформы стояли лотки. На них лежали пироги с мозгами и размышляли о том, какой неприятной может быть житуха. Рядом с ними пироги с сердцем страдали от человеческого равнодушия. Про пироги с печенью я и говорить не буду – вся эта погань сидела у них в печенках.

На ногах – галоши,
Под ногами – каша,
На лице – пороша,
На душе – параша.

Таким было мое настроение. Между прочим, вот и начало для новой песни. Правда, о чем сочинять дальше, я не знал. Вечная моя проблема: придумываю четверостишие, а дальше сказать уже нечего.

– Аня, смотри: Водитель Автобуса приехал! Сейчас он тебя довезет без пересадок прямо до заповедника! – пошутил я, увидев знаменитого психопата.

Невеселая Аня надела улыбку:

– Какие все-таки меткие клички ты этим юродивым придумал!

Я скромно пожал плечами.

Поставив ногу на ступень рейсового автобуса, Аня вдруг резко развернулась и поднесла к лицу моему указательный палец:

– Пообещай, Плакса!

– Обещаю, Аня.

– Умница! – Аня чмокнула меня в лоб.

Двери с шипением затворились у меня перед носом. В лоб, как известно, целуют покойников.

С автостанции я двинулся прямиком в колледж. Мельком поприветствовал Артема, миновав турникет, и отправился в аудиторию – делать вид, что пишу лекции. В коридоре меня остановил Олег, ткнув черенком трубки прямо в живот.

– Ну что, Роман, доволен? Кристина документы забирает.

Я хлопнул мутными от недосыпания глазами:

– Какие документы?

– Из деканата. Она переводится. Ей больно видеть тебя каждый день.

– А-а… А я-то уж думал, что-то случилось… – кивнул я и побрел дальше.

Олег догнал меня, гневно чмокая:

– Роман, я презираю тебя! Опозорил девчонку! Знаешь, кто ты?

– Сиськин-Писькин, – ответил я таким тоном, словно вопрос был риторическим.

Олег отшагнул, когда я посмотрел ему прямо в ясные очи. Кажется, понял, что сегодня я не лучший собеседник.

Интересно, что он ожидал услышать? Если раскаяние, то в чем? Возвращаться к Кристине я не собирался, хотя такая мысль и мелькала время от времени. Идти к ней на поклон? Больно надо! Она тут же ощутит себя королевой Вселенной, от всей души поиздевается надо мной, обсмеет с ног до головы, заставит проползти на коленях от Кривицкого оврага до улицы Согласия, после чего восстановит меня в должности возлюбленного в полной уверенности, что теперь-то прочность наших с ней отношений приобрела монолитный характер. И мне ничего не останется, только упроститься до ее уровня и жить по тем же глупым правилам, что и она. Нет уж, избавьте!

Затем я и Руслану встретил – мрачную, с красными глазами и слегка опухшим лицом. Ей позвонили в час ночи, вытащили из постели и отправили на окраину города, на пустырь, снимать место кровавого побоища «докторов» и неформалов.

На пустыре Руслана увидела штук шесть карет «скорой помощи» и целую шеренгу ментовских «уазиков». Их мигалки бросали разноцветные отблески на ржавый остов грузовика и неподвижные тела, валявшиеся повсюду. Один из стражей порядка сообщил Руслане в ответ на ее вопросы, что на пустыре, по предварительным подсчетам, осталось около восьмидесяти участников драки, из них не меньше двадцати – в крайне тяжелом состоянии, предполагающем летальный исход. Прочие разбежались, едва заслышав сирены. Их было столько, что арестовать всех не представлялось возможным, тем не менее около двадцати человек было задержано. За последние десять лет это первая драка такого масштаба. Кроме того, служитель закона упомянул, что собственными глазами видел обезьяну, одетую в лохмотья. Она пробиралась по пустырю, обыскивая искалеченных парней, и бросилась прочь, попав в свет милицейского фонарика.

Оператор снимал истекавших кровью мальчишек крупным планом. Это было страшное зрелище: резаные раны, похожие на раскрытые рты, выбитые глаза и зубы, слипшиеся от крови волосы, белые обломки костей, торчавшие сквозь разорванные рукава и штанины. Среди жертв чудовищной драки Руслана обнаружила Криттера с размазанным по лицу клоунским гримом, ему в живот вогнали полуметровую заточку. Вряд ли он выжил бы с такой раной. Вскоре приехал автобус: раненых было столько, что карет «скорой помощи» не хватало.

Мальчишки с увечьями разной степени тяжести продолжали поступать в стационар городской больницы все утро: это были те бойцы, которые бежали с поля боя с серьезными ранениями, а после вынуждены были обратиться за медпомощью. Пострадавшие прибывали в таком количестве, что из всех отделений клиники в срочном порядке выписали всех более-менее здоровых пациентов.

В больнице Руслана нашла и Валерку. Ему сломали правую руку и несколько ребер. Несмотря на это, он чувствовал себя бодро и рассказал Руслане то, что видел своими глазами.

Всего собралось человек четыреста, встав на пустыре двумя толпами. Неформалы были почти в том же составе, что и на концерте, но перевес оказался на стороне «докторов»: им удалось заполучить в союзники почти всех местных пэтэушников, даже тех, кто относился к фанатам рок-музыки лояльно. (Вероятнее всего, многих новобранцев вульгарно подкупили или же примитивно запугали.) Большинство неформалов нанесло себе на лица боевую раскраску. Обе стороны были тяжело вооружены: цепи, ножи, заточки, кирпичи, обрезки труб, шестигранники. Из рук в руки передавались бутылки со спиртным: водкой, пивом, портвейном, самогоном. Бойцы пили для поднятия духа, а опустевшая стеклотара тоже становилась оружием. Поднабравшись, неформалы хором запели: «Встань скорей, себя одень! Это твой последний день! Это твой последний бой! Попрощайся сам с собой!» Песня адресовалась «докторам».

Предстоящая драка не была похожа на стандартное выяснение отношений из-за неотданного вовремя долга или неосторожно сказанного слова, она обещала быть жестокой битвой на уничтожение. И неформалы, и «доктора» ненавидели противников лютой ненавистью. Потому не было и обстоятельного разговора «по понятиям», с которого начинается любая разборка.

Безо всяких предисловий две толпы бросились одна на одну и столкнулись, парни яростно били друг друга железяками, всаживали ножи, сбивали противников на землю, топтали ногами, катались, сцепившись, как медведи. Через головы летели кирпичи. Битва довольно быстро распалась на цепь поединков, каждый нашел себе противника, а одолев его, тут же отыскивал нового. Валерка, опытный гимнаст, виртуозно орудовал длинной цепью, ни на секунду не переставая раскручивать ее обеими руками. Ему удалось вывести из строя четверых «докторов», пока наконец его не повалили втроем и не принялись обрабатывать. Как раз в этот момент раздались сирены, которые спасли Валерку от смерти: «доктора» с неформалами смешались в едином потоке и хлынули прочь, работая ногами, что было сил.

Нефтехимик налакался крови на месяц вперед.

– Так кто победил? – спросил я.

– Никто. «Китайская ничья». Я думаю, таких больших разборок теперь долго не будет: обеим сторонам надо раны зализать, – ответила Руслана, прикрыв больные глаза. – Эх, голову-то как ломит… Вашего Хорька тоже заколбасили.

– Болван!.. – устало выдохнул я. – Он все-таки пошел туда?

– Да, Валерка его видел перед дракой, точнее, не столько видел, сколько слышал. Тот пришел злой, принес бутыль какого-то пойла. Быстро налакался и стал орать громче всех, что сначала утрамбует всех «докторов», а потом паскудного сученыша Плаксу. Я сегодня утром его видела в больнице. Узнала только по телосложению и по серьге в виде топора, лицо ему превратили в кровавую овсянку. Я остановилась, стала рассматривать: он или не он? Постояла с минуту, тут к нему подходит медсестра, осматривает и одеяло на лицо надвигает…

– Знаешь, а ведь мне его нисколько не жалко. Ни его, ни Криттера, ни остальных… – задумчиво проговорил я. – Идиоты они все. Были. Понимаешь, Руся, если разобраться, то вся эта свистопляска вышла из-за меня, из-за нашего концерта…

– Неправда, Рома! – нервно взвизгнула Руслана, стукнув кулачком по подоконнику. – Ты не виноват! Ты же этих придурков на пустырь не звал, они сами туда дошли, своими ногами!

– Да то-то и оно. И я о том же.

Из глаз Русланы катились слезы, она скуксилась и громко заплакала, как ребенок. Ей многое пришлось увидеть в то утро.

Вечером после работы, проделанной безразлично и машинально (интересно, сколько ошибок я пропустил?), я понял, что мне совершенно некуда идти, кроме как домой, к вечно ноющему алкоголику. В былые времена я пошел бы к Илюхе-Смурфу, вместе бы что-нибудь придумали. Или к Кристине – все же по-своему она меня любила. А теперь?

Обожженная слепая жертва ползала по радиоактивным руинам – это был я. Ничто уже не имело смысла, никого, кто мог бы облегчить мои страдания, не было рядом. Не было вообще никого, с кем я мог бы провести этот вечер и просто пообщаться, не касаясь никаких тяжелых тем. Аня укатила. Руслане, насколько ее знаю, сейчас не до меня: если она дома, то пытается забыться сном после всего увиденного. Наташа или работает, или отдыхает от работы. Можно зайти к Эйнджи, но ей с ее грудником вообще ни до кого… Тьфу ты! А ведь прав был покойный Хорек: я с девчонками гораздо больше общаюсь, чем с парнями.

Аня сказала бы: «Потому что ты сильнее, ты не ищешь коллектива, за которым можно спрятаться, как за стеной. С кем больше нравится – с теми и общайся и плюй в рожи тем, кто недоумевает». Аня во многом меня идеализирует. А может, просто платит дань благодарности за школу. К Анечке в классе относились плохо. Даже когда ей лицо на дискотеке покромсали, никто за нее не заступился. Пришлось в одиночку разгребать толпу визжащих пьяных кикимор, вытаскивать бедную Аню – самому, конечно, тоже попало – и вести к себе домой, мазать зеленкой кровоточащие щеки.

Я и не заметил, как стемнело. Брел по улицам, не видя, как они сменяются.

Ночной свободы аромат,
Сердца стучатся невпопад,
И я с мозгами набекрень
Иду искать вчерашний день…

Присцилла… Я снова думал о ней. Может, именно сейчас она валяется со своим менеджером. Он гладит ее, как котенка, по спинке, а она выгибается и потягивается. «Где же ты была целых две недели, Танюша?» – спрашивает он. «Далеко, – отвечает она. – В параллельном мире. У меня была другая жизнь, и имя у меня тоже было другое. Там было странно и классно, но я туда больше не вернусь». «Ничего не понимаю! – женишок нервничает. – Так где же ты все-таки пропадала?» – «Да к бабушке ездила! А ты что подумал?» – «Ну и фантазерка же ты!» – с облегчением смеется он. «А-а-а, конкуренции боишься? Не бойся, ведь я только твоя. Больше никуда не исчезну».

Эх, Сиськин-Писькин, Сиськин-Писькин… Это ж надо было так обломаться?

Меня посетило ощущение, знакомое, но невыразимое. Не знаю, как его описать. Я испытывал это ощущение в детстве, когда забирался в самые безлюдные уголки родного города: на заброшенный стадион, в парк, в разрушенную церковь. Бродил в полном одиночестве и представлял самые невероятные вещи, сражался с воображаемыми бандитами и злодеями, по преимуществу заимствованными из самых разных фильмов. Нефтехимик представлялся мне неким постапокалиптическим, наполовину вымершим городом, в котором власть принадлежит силам зла. Собственно, такой он и есть на самом деле.

Себя я считал, разумеется, волком-одиночкой, борцом с темными полчищами. Вечным моим спутником была, как ни странно, грусть. И не потому, что никто не сопровождал меня в моих прогулках: друзей у меня было предостаточно, но я перестал посвящать их в свои игры, едва убедился, что ход моих мыслей им попросту непонятен. Мой герой всегда был печален: не агрессивен и не замкнут, а именно печален. Его – то есть моя – победа всегда чем-либо омрачалась: либо погибала вымышленная подруга (настоящих в те годы еще не водилось), либо бывшие друзья обращали против меня свое оружие… Именно это ощущение – таинственное, фантастическое и вместе с тем печальное – захватило меня. Не было ни отчаяния, ни бешенства, лишь глубокая грусть.

– «Скорую помощь» вызывали? – рявкнули мне в ухо.

Я мгновенно отскочил: как и все дети Нефтехимика, я обладаю безупречной реакцией. В лицо понесся кулак, усугубленный кастетом, я вильнул в сторону, но железо успело коснуться меня и ободрать щеку.

Я вырвал из-под куртки Хорьков нунчаку и угостил «доктора» ударом в челюсть. Все же нунчаку – штука солидная! Однако на месте упавшего тут же выросло три новых, один незамедлительно отлетел в сторону, двое отпрыгнули. К ним подбежали еще трое.

В пространстве, выхваченном из ночи светом фонаря, мы стояли друг против друга: я с нунчаку наготове и пятеро «докторов» в боксерских стойках. Шестой катался по грязи и громко сожалел о разбитой челюсти, седьмой, с потемневшей щекой, скучал, лежа без движения.

Сзади раздались шаги. Я отпрянул к стене и вжался в нее лопатками, чтобы избежать атаки с тыла. Моих врагов было уже восемь, не считая двоих, выведенных из строя. Обычно «доктора» передвигаются по городу большими стадами: если бы эта встреча состоялась день назад, до разборки на пустыре (мысленно я прозвал ее «Битвой За Обливион»), меня бы сейчас атаковало не меньше тридцати отморозков. Да сколько бы их ни было, врачебное вмешательство явно запоздало. Меня уже ничем не прошибешь.

– Ну что, музыкант? Хана и тебе, и твоему «простатиту»! – сказал один, тощий, как вешалка, и все загоготали.

Я узнал тощего. Это был возмутительно живучий Циркуль: правая рука в бинтах, на подбородке – частично рассосавшийся лиловый кровоподтек, левое ухо рассечено, как у бродячей собаки.

– Ну попробуйте! – поощрил я, чувствуя, как из ссадины на щеке обильно льется кровь. – Познакомитесь с Джеки Чаном!

Я чувствовал, что «доктора», прошедшие Битву За Обливион и испытавшие на собственной шкуре воздействие различных твердых предметов, побаиваются нунчаку. Они не сводили глаз с моего оружия. Это и придавало мне храбрости, ибо в боевых искусствах я ничегошеньки не смыслил. В том, что мне хана, можно было даже не сомневаться, вопрос был в другом – во что это обойдется «докторам».

– Кто первый? Зассали? – Я уже ничего не боялся, очень хотелось спровоцировать их на атаку и уложить еще парочку подонков.

«Доктора» топтались на месте, чего-то выжидая, и дождались – в узкую улицу въехала белая «девятка» и понеслась прямо на бритоголовых. Те кинулись в стороны, машина тормознула, взрыв резиновыми копытами почву.

Распахнулась дверь.

Как чертик из коробки, из машины выпрыгнул человек весьма внушительных габаритов и принялся, вертясь мельницей смерти, быстро и безжалостно крушить «докторов», как великан пигмеев. Пьяные тинейджеры взлетали в воздух, ударялись о стены и тяжело плюхались в лужи. Циркуль упал первым, переломившись пополам от удара ребром ладони по почкам.

Пятеро отключились, не успев ничего сообразить, двое унесли ноги. Последнего, самого чахлого, исполин поймал за шею, поднес к носопырке «доктора» кулак размером как раз с его головенку, и заговорил. Говорил он долго и образно, суть его речи сводилась к тому, что каждый, кто хотя бы посмотрит косо в сторону Романа Менделеева, будет иметь дело с бойцом ВДВ, а если понадобится – то и не с одним. Потом гигант оттолкнул карлика и сам отшатнулся с брезгливостью на лице:

– Нет, ты представляешь, Роман? Этот щенок обделался!

Нунчаку вывалился из руки. Нечеловеческое напряжение ушло, а вместе с ним и последние силы. Будто перерезали нити марионетки – я, близкий к обмороку, повалился на асфальт.

Великан поспешил ко мне.

– Артем… – Мне очень хотелось обнять его. За неимением лучшего я обхватил его ноги.

– Ромка, ты как? – взволнованно спрашивал Артем.

– Все в норме…

– Тебя домой отвезти?

– Да, если тебе не трудно.

– Ну о чем ты, какое «трудно»! – Он с легкостью поставил меня на ноги и отвел к машине.

Эпилог [реинкарнация]

В аптечке у Артема нашелся пластырь. Я кое-как заляпал разорванную кожу на щеке, отер платком кровь с лица и шеи, потом вытер руки о штаны, потому что на платке не осталось сухого места.

– Тебя, может, в больницу? Рома, ты как себя чувствуешь?

– Да нет, не стоит.

– В Химике такие дела творятся, я хренею! Слыхал, Ромка, какая стрела ночью была? Прямо боевые действия! Я только сегодня узнал, когда новости смотрел по «ящику». Братишка мой, оказывается, там тоже был, ладно хоть целым ушел. Я как узнал – ему по башке надавал…

За окнами мелькали освещенные фонарями огромные металлические каркасы, похожие на клетки для целого выводка годзилл.

– Это просто чудо, что ты мимо проезжал! – заметил я.

– Да чуда-то особого нет. Но история сама по себе странная.

– Ты о чем?

– Да я совсем другой улицей ехал, по всяким делам, и тут получаю эсэмэску: «Рому Менделеева бьют на улице Дружбы». Без подписи. Ну я как только газанул!.. Думал, не успею. Ты не в курсе, кто это был? Я так без понятия. Он и меня знает, и тебя!

– Боюсь, что в курсе. Останови, пожалуйста, – попросил я.

– Ты же вроде не здесь живешь!

– А я это… – Вдохновения врать не было вообще. – Пешком хочу пройтись.

– Ты уверен?

– Артем! – Я улыбнулся, изобразив бесконечный оптимизм. – Поверь мне, я знаю, что делаю. Мне правда надо.

– Как хочешь.

Я обеими руками пожал здоровенную ручищу и быстрым шагом захромал прочь. Искал место, где мог бы уединиться, и отыскал: старый стадион «Луч».

На стене возле ржавых ворот я увидел граффити, с первого взгляда впечатывающееся в мозг: бэкграунд – типовые панельные многоквартирники, передний план – ужасный ребенок, похожий на эмбриона. Голый, сморщенный, бледно-желтый, двухголовый. На одном лице глаза затянуты перепонками, на другом – распахнуты, и были они черными с белыми зрачками. Под ногами ребенка тянулась строчка: «ПОДУМАЙ ЕЩЕ РАЗ».

Я вошел в раскрытые ворота, миновал полуразрушенные трибуны (от них остались только кирпичные остовы, деревянные сиденья давно сгнили и развалились), пересек беговую дорожку, на которой сквозь асфальт пробивалась пожухлая трава, вышел на футбольное поле, освещенное окнами ближайшей девятиэтажки.

Вынул маленький пистолет, отобранный у Хорька, приставил к виску.

«Ну, Фантом, как ты теперь меня спасешь?» – ухмыльнулся я про себя.

– Ромка! – раздался веселый голос за спиной.

Это было даже чересчур невероятно. Наверно, я уже спятил – ничего, так даже интереснее.

Я обернулся. Шагах в пяти от меня с непокрытой головой, перевязанной лентой, стоял Фантом в том же длиннополом пальто.

– Ну и что ты собрался делать? – укоризненно улыбнулся он.

– А ты не догадался? Хочу выставить себе мозги.

– И зачем? Кому это нужно?

– А у меня другой вопрос, любезный Фантом, – ядовито проговорил я. – Какого лешего тебе нужно от меня?

– Мне нужно, чтобы ты выкинул эту игрушку. Если ты сейчас нажмешь на спуск – погубишь свою душу. Не стреляй в себя, Рома!

– И не собираюсь, у меня появилась идея получше. – Я направил пистолетик в грудь Фантома. – Если ты и правда призрак, тебе бояться нечего. А если нет – тебе будет больно! – Я перешел на крик, чувствуя, что ненавижу Фантома с каждой секундой все мощнее. – Руки подними!

Фантом, продолжая иронически улыбаться, приподнял ладони. С таким видом, будто хотел сказать: ладно уж, если ты настаиваешь, могу и руки поднять.

– Стоять на месте! – приказал я. – Отвечай: кто ты такой?

– Такой же человек, как ты.

Ври больше, тварь!

– А зачем ты меня преследуешь? Зачем познакомил меня с Присциллой – ведь это твоих рук дело, не отпирайся!

– Затем, Рома, – вздохнул Фантом. – Затем. Затем, что мне было тебя жаль.

– Жаль ему было меня! А у меня все было нормально.

– Нормально – не значит хорошо, Рома, – возразил Фантом.

– У меня все было отлично! – взвыл я.

– У тебя не было все отлично. Знаешь, как я вижу мир и людей? Мир – это тьма, а люди – огни. Среди них есть свечи, есть лампочки, а есть маяки. Ты, Рома, маяк, и я хотел, чтобы этот маяк горел в полную силу…

Я оборвал его:

– А по-моему, тебе плевать на меня. Ведь ты не человек, ты – Обливион! Заварил всю эту кашу, чтобы побольше народу умерло! Ты не помогаешь людям – ты их губишь! Точно так же, как и меня погубил, и всех, кто на пустыре в драке погиб. А души себе забираешь… И когда я сдохну, ты и мою душу захапаешь! Но сначала я тебе дырку в брюхе проделаю и посмотрю, что получится.

– Балбес ты, Ромка! Ох и балбес… Неужели ты не понимаешь: не город убивает – мы сами друг друга убиваем! Нам, людям, это свойственно, разве нет? Я не демон и не призрак – просто человек, которому повезло родиться не таким, как остальные. А что касается тебя – я хотел, чтобы ты стал сильнее. И посмотрел на мир по-другому. Очень легко всю жизнь кормить себя сказками о том, что живешь в заколдованном месте… а ведь место-то самое обычное! И людишки в большинстве своем заурядные. Рома, скажи: почему ты хочешь покончить с собой? Из-за группы? Соберешь новый состав. Из-за тех, кого убили в драке? Это побоище все равно состоялось бы рано или поздно: гнойные нарывы имеют свойство лопаться. Из-за девчонки? Найдешь другую.

Эта сволочь улыбалась во всю физиономию.

– Ты не понимаешь… Присцилла – не просто девчонка, она – моя Йоко, она – это та жизнь, которой у меня никогда не было и уже никогда не будет… Я словно хапнул дозу радиации. Такое чувство, что уже ничего не имеет смысла, что я буду медленно умирать от лейкемии в мучениях. Ведь ты все это понимаешь, хренов телепат! Объясни, зачем ты все это сделал?

– А что я сделал? – улыбался Фантом. – Тебя никто насильно не тащил тогда в церковь Белых Ангелов. Ты думаешь, все, что случилось с тобой за эти три недели, я спланировал от начала до конца? Как бы не так, я же не Всевышний! Я просто дал тебе возможность, а ты сам для себя выбрал, использовать ее или нет. И все остальное ты тоже сделал сам, я только подтолкнул тебя. Ты жил в затхлости, а я лишь хотел показать, что от жизни надо брать по максимуму.

Честное слово, он напрашивался на пулю!

– По максимуму?! Мне хреново по максимуму!

– Плохо – это лучше, чем никак. Лучше страдать, чем быть ко всему безразличным. У тебя впереди много новых возможностей. Тебе хреново? Что ж, есть стимул преодолеть это состояние. Ты чувствуешь себя несчастным? Постарайся снова стать счастливым. Вспомни тех ребят, что погибли прошлой ночью на пустыре или остались калеками на всю жизнь. Ты мог бы разделить их судьбу, но сумел остаться в стороне и сохранить себя для лучшего – так не отнимай у себя этот шанс! Подумай хорошенько над моими словами и поймешь, что я прав.

– Возможно, я понимаю, о чем ты говоришь, любезный Фантом. Я не стану в тебя стрелять, если назовешь хоть одну причину, почему я не могу этого сделать.

– Назову! У Хорька в пистолете холостой патрон.

– Что?.. – Моя рука непроизвольно опустилась.

– Ты же не думаешь, что этому психопату подарят оружие с настоящими патронами? – Фантом улыбнулся так широко, что рот его и глаза превратились в три щели. – Кстати, не забудь навестить Крошку Мэй. У ней все друзья кто погиб, кто в больнице. Найди ее, ей как никогда нужны забота и внимание, друг мой! Бывай. – Он развернулся, махнув полами пальто, и устремился к воротам.

Я проводил его взглядом, повернулся к фанерному щиту, где сохранились бледные силуэты олимпийских колец, олимпийского факела и лозунга «О СПОРТ – ТЫ МИР!», прицелился в белого голубя мира и вдавил спуск. Бабахнуло что надо, но дырки от пули в фанере не появилось.

– Уроды! – фыркнул я, вышвырнул пистолетик в траву и пошел к выходу. Только сейчас я ощутил, как замерзли руки, и поскорее спрятал их поглубже в карманы куртки. Должно быть, кожа потрескается. Приду домой, надо будет отыскать старый тюбик с «Детским» кремом.

«Сиськин-Писькин, Сиськин-Писькин…» – тупо бормотал я на ходу. Вот привязалось-то, а?

Дошагав до ворот, я успел сочинить концовку моей лучшей сказки.

Мы впятером мчались в маленьком автобусе. Почти весь салон занимала разобранная ударная установка, она с грохотом подпрыгивала на каждом ухабе. Стекла в окнах раскалились от летнего солнца. Нам предстояло первое в жизни гастрольное турне – серия концертов в разных городах. Пока что не на стадионах, а в небольших клубах.

Сидя в самом конце автобуса, я обнимал прильнувшую ко мне Присциллу. Аня на соседнем сиденье расчесывала деревянным гребешком роскошные серебристые волосы. Напротив нее дремал Фома. Хорек стоя курил и выдыхал дым в раскрытую форточку. Недавно у нашего уродца появилась девчонка и оперативно принялась делать из него человека: Хорек стал одеваться во все новое, мыть голову два раза в неделю и покупать приличные сигареты.

– Ну вот, моя милая, я же говорил, что мы победим! – нежно произнес я и пощекотал шею Присциллы языком.

Моя принцесса открыла глаза и подарила мне улыбку:

– Плакса, спасибо тебе за все.

За окнами автобуса сверкали великолепные озера, обрамленные сочно зеленевшими деревьями, переливались, перетекали одно в другое, бросали в нас солнечные зайчики. Нелегко было поверить, что мы выехали из Нефтехимика всего час назад.

– Как настроение, принцесса?

– Крышу срывает от счастья. Даже не верится. Что же будет дальше, Плакса?

– Не знаю, – честно сознался я. – В любом случае это уже новая сказка.


Оглавление

  • Пролог [заражение]
  • 1 [инкубационный период]
  • 2 [инкубационный период]
  • 3 [инкубационный период]
  • 4 [инкубационный период]
  • 5 [первичный период развития болезни]
  • 6 [первичный период развития болезни]
  • 7 [первичный период развития болезни]
  • 8 [первичный период развития болезни]
  • 9 [вторичный период развития болезни]
  • 10 [вторичный период развития болезни]
  • 11 [вторичный период развития болезни]
  • 12 [вторичный период развития болезни]
  • 13 [третичный период развития болезни]
  • 14 [третичный период развития болезни]
  • 15 [кризис]
  • 16 [агония]
  • 17 [клиническая смерть]
  • Эпилог [реинкарнация]