КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412713 томов
Объем библиотеки - 552 Гб.
Всего авторов - 151484
Пользователей - 94017

Впечатления

кирилл789 про Эванс: Фаворит(ка) отбора (СИ) (Любовная фантастика)

сильнейшему охотнику на создания тьмы, лучшему воину континента, бойцу с нечистью король предлагает переодеться в девушки (?) и поохранять участниц отбора невест "изнутри".
лучшим воином в 20 лет не становятся, лет в 35-ть, как минимум. там ещё и уцелеть надо, поборовшись с тьмой-то. а опыт - дело наживное годами, так дожившие до старости умные предки говорят.
высокий, мощный, плечи - косая сажень, голос - баритон. и переодевается в девушку? зачем? за что? а за получение ордена!
за получение побрякушки.
то есть, в королевстве тупого короля нет тайной службы. обычной тайной службы, в которой работают и мужчины, и женщины, и - девушки. люди, прошедшие СПЕЦИАЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ, чтобы их, шпионов, диверсантов, телохранителей и прочих, от обычных людей, или - невест отбора, отличить было бы невозможно.
берут дуболома. воина, СОЛДАТА, и - отправляют охранять!
это - РАЗНЫЕ ПРОФЕССИИ, афтарша алисия эванс (эванс, фу, алка иванова, что ли?). даже чтобы маркет охранять ваську пупкина с улицы не берут! ваську пупкина отправляют на курсы, мозги вправлять и поучить охранному делу прилавков. а бодигарды, удачные бодигарды, бодигарды, у которых охраняемый клиент выживает - это, вообще, особая тема, ГОДЫ учёбы и ГОДЫ практики!
и НИКОГДА, НИКОГДА О-ДИН толпу да ещё баб НЕ ОХРАНЯЕТ!
17 книг тут этой эванс. писучая какая.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Зиентек: Женить дипломата (СИ) (Любовная фантастика)

просто отлично!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ANSI про Котляров: Высокой мысли пламень[АвтоВАЗ 1976-1986] (Документальная литература)

Честно говоря - обидно... В то время, как космические корабли бороздили... тьфу! В то время, как на загнивающем Западе выпускались уйма всевозможных автомобилей, в передовом СССР - обсасывали 2-3 морально и физически устарелых "ведер с болтами"...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Завойчинская: Страшные сказки закрытого королевства (Фэнтези)

жаль девушку, конечно, как-то папаша ее подставил, вроде назначил наследницей, но не обеспечил и безопасность, и даже жизнь

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
RATIBOR про Гурова: Цикл «Аратта» [4 книги] (Боевая фантастика)

Благодарю! И за критику тоже! :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Витовт про Гурова: Цикл «Аратта» [4 книги] (Боевая фантастика)

Спасибо, Странник, за Марию Семёнову, как-то упустил и не читал этот цикл. Люблю эту тему и восполню пробел!

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Тайна секретной лаборатории (fb2)

- Тайна секретной лаборатории (а.с. Великолепная пятерка-6) 223 Кб, 120с. (скачать fb2) - Энид Блайтон

Настройки текста:



Энид Блайтон Тайна секретной лаборатории

ДЖОРДЖ ПОЛУЧАЕТ ПИСЬМО

Энн, как обычно, готовила уроки в уголке гостиной, когда в комнату, как вихрь, ворвалась ее кузина Джордж. Несмотря на свое мальчишеское имя, Джордж была девочкой — хотя всегда мечтала быть настоящим парнем, потому и выбрала себе такое имя… Итак, Джордж вбежала в гостиную. Ее короткие кудрявые волосы были растрепаны, а ярко-голубые глаза буквально пылали гневом.

— Энн, я только что получила письмо из дома. Представь себе — папа собрался на наш остров! У него какая-то важная работа, и он хочет поселиться там на несколько месяцев! Даже башню какую-то собирается построить прямо во дворе замка…

Энн подняла глаза, удивленно посмотрела на Джордж и протянула руку за письмом, которым сестра размахивала перед ее носом. Она сразу поняла, о чем речь, — о небольшом островке в бухте Киррин, хозяйкой которого была Джордж. Собственно, это был крошечный кусочек суши, в середине которого возвышался старый полуразрушенный замок — прибежище ворон, чаек и кроликов. Под замком пролегал целый лабиринт подземных ходов, где Джордж и ее друзья пережили немало жутковатых и забавных приключений. Остров достался по наследству матери Джордж, а та в свою очередь подарила его дочери. И сейчас Джордж была просто вне себя, обнаружив, что на ее собственность кто-то покушается. Остров принадлежал только ей, и больше никому! Никто не смел не то что поселиться, но даже ступить на его берег без ее разрешения. И вот, подумать только, папа вознамерился обосноваться на ее острове и даже построить там какую-то дурацкую башню! Джордж даже раскраснелась от возмущения.

— Взрослые всегда так! Сначала дарят тебе что-то, а потом ведут себя так, будто эта вещь все еще принадлежит им. Не хочу я, чтобы отец жил на моем острове, да еще строил там неизвестно что!

— Но, Джордж, подумай, ведь твой отец настоящий ученый, и ему для работы просто необходим покой, — возразила Энн, беря письмо из рук Джордж. — Ну что тебе, жалко, что он немного поживет у тебя на острове?

— Мог бы найти себе другое место для работы, — стояла на своем Джордж. — Понимаешь, Энн, я так надеялась, что мы сможем поехать туда на каникулы! Взяли бы лодку, продукты… Ну, ты ведь помнишь, как раньше было! А теперь из-за отца ничего не получится!

Энн развернула письмо. Под ним стояла подпись матери Джордж.

«Дорогая Джордж! — писала она. — Я должна сообщить тебе, что твой отец решил поехать на остров Киррин, чтобы закончить серию очень важных научных экспериментов. Ему придется там что-то построить — какую-то башню, если я правильно поняла. Видишь ли, ему просто нужно место, где бы он мог работать в одиночестве и полном покое. Кроме того, для его опытов нужно, чтобы вокруг была вода. Дорогая моя, не расстраивайся и не сердись на отца. Я знаю, что ты считаешь этот остров своим, — и все же, пойми меня, ты должна помогать своим родным, особенно если речь идет о папиной научной работе. Он уверен, что ты с радостью разрешишь ему поселиться на острове, но я-то знаю, что у тебя были на этот счет свои планы. Поэтому я и решила написать тебе, пока ты не приехала на остров и не обнаружила там папу с его башней…»

Дальше Энн читать не стала, так как мама Джордж перешла на другую тему. Девочка подняла голову и укоризненно взглянула на кузину.

— Джордж, напрасно ты так разозлилась. Конечно, на некоторое время надо уступить отцу остров! По крайней мере я бы на твоем месте поступила именно так!

— Твой отец наверняка сначала спросил бы у тебя разрешения и только потом поселился бы на острове, — надув губы, ответила Джордж. — А моему это даже в голову не пришло! Он всегда поступает, как ему заблагорассудится, не обращая внимания на других. Я считаю, он мог бы и сам написать мне о своих планах насчет острова. Я на него ужасно разозлилась!

— Это означает только, что тебя очень уж легко разозлить И пожалуйста, не смотри на меня так, как будто это я оккупировала твой остров без твоего высочайшего позволения! — улыбнулась Энн.

Джордж ничего не ответила. Она забрала у Энн письмо и с кислой миной перечитала его.

— Подумать только — плакали мои планы на каникулы! — вздохнула она. — Ты же знаешь, что такое остров Киррин летом — великолепные цветы, огромные деревья и повсюду выводки маленьких крольчат! Ты, я, Дик и Джулиан… ведь мы не были вместе с прошлого лета… А теперь всем планам конец!

— Да, конечно, — согласилась Энн, — твой папа нам не очень-то удружил. Мне тоже ужасно хотелось поехать на каникулы на остров… Но, может быть, мы все же не очень ему помешаем? Мы ведь постараемся вести себя тихо…

— Но ведь тогда мы не будем на острове одни! — с досадой махнула рукой Джордж. — Это же так ужасно.

Энн и самой не очень улыбалось провести каникулы бок о бок с дядей Квентином. Отец Джордж был горячим, энергичным и нетерпеливым человеком, а когда занимался своими экспериментами, то становился совсем невыносимым и не терпел ни малейшего шума.

— А. знаешь, — засмеялась вдруг Энн, — остров Киррин вовсе не покажется твоему отцу таким уж тихим и спокойным. Ему придется постоянно отпугивать и гонять чаек с воронами и выслушивать их крики.

Джордж кисло улыбнулась, сложила письмо и взглянула сестричке в глаза.

— Я не злилась бы так, если бы отец сам рассказал мне о своих планах и спросил у меня разрешения!

— Но он просто не мог так поступить! — возразила Энн. — Не такой он человек. Ну, пожалуйста, Джордж, не стоит на целый день портить себе настроение! Лучше пойди позови Тимми. Он тебя наверняка развеселит.

Тимоти, или Тимми — так звали пса Джордж, которого она просто обожала. Это был довольно крупный лохматый пес коричневого окраса, с длиннющим хвостом и как будто постоянной улыбкой на морде. Все ребята очень любили Тимми — еще бы, ведь он был такой дружелюбный, такой симпатичный и такой забавный! Кроме того, он мужественно делил с Великолепной Пятеркой все радости и трудности их многочисленных приключений.

Джордж ушла за Тимми. В их школе-интернате ученикам разрешалось держать собак или кошек — в противном случае Джордж вряд ли согласилась бы там учиться. Она и дня не могла прожить без своего любимца.

Едва завидев хозяйку, пес принялся громко лаять от радости. Девочка сразу перестала хмуриться и улыбнулась ему а ответ. Милый Тимми, настоящий друг, который никогда не подведет! Он был ей ближе всех на свете — еще бы, ведь Тим-ми всегда на ее стороне, что бы она ни делала. Да и для него не было на свете никого прекраснее его хозяйки Джордж.

Вскоре они уже шли через поле, оживленно беседуя. Точнее, говорила Джордж — она всегда поверяла своему любимцу все свои тайны. Вот и сейчас девочка рассказывала ему о том, что отец вознамерился оккупировать ее остров. Тим-ми, казалось, соглашался с каждым ее словом. Он слушал так, как будто понимал буквально все, и даже когда вдалеке мелькнул кролик, перебегавший тропинку, пес не бросился, как обычно, вдогонку, а продолжал мирно плестись за своей хозяйкой, внимательно слушая ее. Тимми всегда чувствовал, когда Джордж была чем-то расстроена. В знак того, что все понимает, он несколько раз лизнул ее руку.

Когда Джордж и ее пес вернулись школу, настроение у нее было гораздо лучше. Она тайком, через боковую дверь, провела Тимми в общежитие, так как для собак предназначалась пристройка и в учебные и жилые помещения их обычно не пускали. Однако Джордж — впрочем, как и ее отец — частенько делала то, что ей хотелось, невзирая на запреты. Вместе с Тимми она быстро поднялась наверх, в свою комнату. Едва переступив порог, Тимми тут же забился под кровать и свернулся там в клубочек. Только тихие удары хвоста об пол напоминали о его присутствии. Пес прекрасно знал, что все это значит: просто Джордж этим вечером не хочется оставаться одной, а значит, ему позволят, когда все лягут спать устроиться в ногах ее кровати, уткнувшись носом ей в коленки. Большие, карие глаза Тимми светились от радости.

Приказав псу лежать тихо и не шуметь, Джордж вышла из комнаты. Она решила навестить других девочек, своих подружек. Внизу, на первом этаже, она встретила Энн, которая писала письмо своим братьям — Джулиану и Дику.

— Знаешь, Джордж, я им все рассказала об острове и о планах твоего отца, — сказала Энн. — Слушай, а может, поедем на каникулы к нам? Тогда тебе не придется целый месяц злиться на отца!

— Нет уж, спасибо, — сразу ответила Джордж. — Кто же тогда будет присматривать за папой? Не хватало еще, чтобы он взорвал мой остров и себя в придачу! Разве ты не знаешь, его опыты связаны со взрывами?

— Да что ты? — удивилась Энн. — Неужели атомная бомба или что-то в этом роде?

— Я толком и сама не знаю. Во всяком случае, даже если бы и не надо было присматривать за отцом, мне все равно надо туда поехать, чтобы скрасить мамино одиночество. Ей будет ужасно грустно одной в доме, если отец целыми днями станет пропадать в замке. Наберет с собой еды и вообще домой заходить не будет…

— Ну и хорошо — значит, нам не придется ходить на цыпочках и говорить шепотом, раз твоего отца не будет в доме. Пусть себе пропадает в замке, а мы сможем в коттедже шуметь как, нам вздумается! Веселее, Джордж!

Но Джордж долго еще не могла избавиться от раздражения, которое вызвало в ней письмо матери. Даже Тимми, который не отходил от нее ни на шаг, пока его не выгнал случайно зашедший к ней в комнату директор школы, не мог ее успокоить.

Четверть подходила к концу, приближался апрель с его ливнями и весенним солнцепеком. Приближались каникулы! Энн не терпелось поскорее оказаться на острове Киррин, с его прекрасными песчаными пляжами, прозрачным голубым морем, рыбачьими лодками и прибрежными тропинками в крутых скалах.

Джулиан и Дик уже который месяц думали о том же самом. В эту четверть они заканчивали учиться одновременно с девочками и с наступлением каникул могли сначала встретиться все вместе в Лондоне, а затем отправиться на остров Киррин. Ура! И вот наконец долгожданный день настал. Рюкзаки уже были собраны и свалены внизу, в большом холле школы. За ребятами, которые жили недалеко от школы-интерната, приехали родители, и двор школы был забит машинами. Остальных школьный автобус отвезет на станцию железной дороги. Вокруг стоял невообразимый шум и. гвалт, заглушавший голоса учителей, которые пытались сказать какие-то напутственные слова своим питомцам. Одна из учительниц заметила:

— Они все просто перебесились напоследок!

— Слава Богу, скоро они все усядутся в автобус и уедут, — ответила другая и тут же всплеснула руками: — Джордж! Куда ты, стой! Разве можно нестись с такой скоростью, да еще с собакой?!

— Да, да, теперь уже можно! — со смехом крикнула на бегу Джордж. — Энн, где ты? Скорее в автобус, Тимми я уже взяла. Он словно чует, что начались каникулы! Пошли, — Тим!

Огромная толпа ребят моментально наводнила железнодорожную станцию. С шумом и гамом они усаживались в поезд.

«…Это мое место!.. Девочки, кто взял мой рюкзак?.. Ну нет, Хэтти, убери свою собаку, а то они с моей точно перегрызутся!.. Слышите, уже свисток! Ура, поехали!..»

Тепловоз тяжело отошел от платформы, за ним потянулся длинный хвост вагонов, полных галдящих школьниц, отправляющихся на каникулы. Оставив позади множество полустанков, полей и поселков поезд наконец вполз в дым и чад окраин огромного Лондона.

— Поезд мальчиков должен был прийти на две минуты раньше нашего, — заметила Энн, выглянув в окно, когда состав медленно подошел к платформе лондонского вокзала. — Если он не опоздал, наши мальчишки уже должны встречать вас на платформе" Смотри, Джордж, вот и они!

Джордж тоже высунулась из окна.

— Эй, привет! — закричала она. — Джулиан, Дик, мы здесь!

СНОВА В КИРРИН-КОТТЕДЖЕ

Покинув платформу, Джулиан, Дик, Энн, Джордж и Тимми прямиком направились в привокзальное кафе, чтобы немного подкрепиться лимонадом и булочками с изюмом. Наконец-то они снова вместе! Вот здорово! Тимми так был рад встрече, что все время порывался вскочить к мальчикам на колени, пока они сидели в кафе.

— Слушай, лохматый, я тебя очень люблю и ужасно рад снова тебя видеть, — не выдержал наконец Дик, — но ты уже дважды опрокинул мой стакан и вылил лимонад мне на брюки. Так же нельзя! Впрочем, мне кажется, ты ведешь себя значительно лучше, чем в прошлый раз. Правда, Джордж? — с иронической ухмылкой спросил Дик.

— Еще бы! — тоже улыбнувшись, ответила Джордж. — В этом году он всего только один разочек стащил мясо из кладовки и не так уж сильно изжевал всю нашу обувь. Но ведь он не виноват в том, что кое-кто разбрасывал свои кеды по всей комнате! Собачке просто хотелось немного поиграть…

— Представляю, как он с ними поиграл! — воскликнул Джулиан. — После этого кеды наверняка можно было выбрасывать! Итак, Тимми, у тебя очень плохие оценки за поведение. Дядя Квентин вряд ли дал бы тебе традиционную шоколадку, которой он обычно награждает ребят, если они себя хорошо ведут!

Услышав имя своего отца, Джордж помрачнела.

— Узнаю приветливое личико Джордж, — ехидно заметил Дик. — Дорогая сестричка, ты ничуть не изменилась!

— Ничего подобного, — вступилась за кузину Энн. — Теперь ее вашими поддразниваниями не проймешь!

Энн знала, что Джордж и так будет метать громы и молнии, когда они приедут на остров. Ей не хотелось, чтобы ее двоюродная сестра надулась с самого начала.

Джулиан посмотрел на свою кузину.

— Послушай, Джордж, ну что из того, что твой отец решил немного пожить на острове? Не принимай это так близко к сердцу! Пойми, твой отец замечательный ученый, ужасно умный и талантливый. По-моему, таким людям надо предоставлять все, что им понадобится для работы. Я хочу сказать, что если дядя Квентин по каким-то причинам хочет поработать на острове Киррин, тебе надо только радоваться. Ты должна сказать: «Ну конечно, папа, я очень рада!»

Джордж ужасно не хотелось соглашаться с Джулианом, но она очень уважала его и обычно следовала советам этого высокого, красивого мальчика с решительным взглядом и волевым лицом. Джулиан был самым старшим из них. Джордж погладила Тимми и сказала примирительным тоном:

— Ну, раз ты так считаешь, Джулиан, я не буду злиться на отца. Но все же я здорово расстроена. Я так надеялась, что мы будем на острове одни!

— Мы все немного расстроены, — согласился Джулиан. — Ну ладно, доедай поскорее свою булку. Нам еще тащиться на другой конец Лондона. Как бы не опоздать на поезд в Киррин!

Джулиану удалось быстро поймать такси, и вскоре вся пятерка уже сидела в поезде. Энн восхищенно смотрела на старшего брата — он и здесь оказался на высоте и успел занять девочкам два места у окна. Да, Джулиан не терялся ни в каких ситуациях!

— Джулиан, правда, я немного подросла? — спросила Энн. — Мне так хотелось к концу года сравняться по росту с Джордж, но она тоже выросла!

— Да, ты стала повыше… где-то на сантиметр, — ответил Джулиан. — До нас тебе еще далеко, но ведь ты всегда была самая маленькая из нас. И тебе это ужасно идет!

— Смотрите, — воскликнул Дик, — Тимми снова высунулся в окно. Как бы ему песок не попал в глаза! Тогда у него будет такой же вид, как сейчас у Джордж!

Тимми гавкнул и завилял мохнатым хвостом. Он всегда тут же чуял, когда говорили о нем, даже если ребята не называли его имя, и считал нужным непременно вставить в разговор и свою реплику.

Наконец поезд прибыл в Киррин. На платформе ребят уже ждала тетя Фанни. Дети ее очень любили и радостно бросились ей навстречу. Мама Джордж была очень доброй и всегда старалась защитить ребят, когда ее вспыльчивый муж почему-либо на них сердился.

— Как поживает дядя Квентин? — вежливо спросил Джулиан, когда они шли по переходу.

— Нормально, — ответила тетя Фанни, — только в последнее время он очень уж волнуется. Никогда не видела его таким обеспокоенным. Но его работа, кажется, продвигается успешно.

— А как его последние опыты?

— Честно говоря, я ничего о них не знаю. Ведь он никогда не рассказывает мне о своей работе. Но мне кажется, что это очень важные эксперименты. И еще я знаю, что последняя серия опытов должна быть проведена посреди моря, на острове. Только не спрашивайте меня, для чего это нужно, подробностей я не знаю.

— Смотрите! А вот и остров Киррин! — внезапно воскликнула Энн.

Они обогнули угол дома, и перед их взорами предстала великолепная бухта. Вдалеке, у входа в залив, виднелся крохотный островок с развалинами старинного замка. В лучах закатного солнца остров выглядел особенно живописно.

Джордж пристально вглядывалась в даль. Ей хотелось увидеть, что же такого построил там ее отец. Ребята стали вглядываться в остров и вскоре обнаружили то, что искали. На фоне замка — наверно, во дворе его — возвышалась тонкая высокая башня, очень похожая на маяк. На ее верхушке находилось окно, стекла которого ярко горели, отражая заходящее солнце.

— Мама, посмотри, как некрасиво! — скривила нос Джордж, указывая в сторону острова. — Этот маяк весь вид портит!

— Ну, дорогая, папа ведь обещал, что башню разберут, как только он закончит свои эксперименты. Она не капитальная и легко разбирается. Кстати, папа приглашал вас посмотреть башню, если вы, конечно, пожелаете. Думаю, вам будет очень интересно.

— Это будет чудесная экскурсия! — воскликнула Энн. — Башня выглядит так загадочно… А что, дядя Квентин там совсем один?

— Да, детка, совсем один, — ответила тетя Фанни. — Сказать по правде, мне очень не нравится, когда он остается там надолго — хотя бы потому, что Квентин не умеет нормально готовить и наверняка ходит голодный. А кроме того, я боюсь, как бы с ним чего не случилось во время этих его экспериментов. А как я смогу ему помочь, если он там один на острове, а я здесь?

— А знаете, тетя Фанни, вы могли бы договориться, чтобы каждое утро он подавал вам с острова условный сигнал, и тогда вы бы знали, что все хорошо, — посоветовал Джулиан. — Подать знак с башни совсем не сложно. Днем можно послать солнечный зайчик, а ночью посветить фонарем!

— Да-да! — согласилась тетя Фанни. — Я это ему уже предлагала. А завтра мы все поедем к нему на остров, и тогда, Джулиан, ты сможешь сам договориться с ним о сигналах. Думаю, он тебя послушает;

— Вот это да! Неужели папа действительно хочет пригласить нас в свою секретную лабораторию и даже показать нам свои опыты? — удивилась Джордж. — Но лично я никуда не поеду! В конце концов, это мой остров, и я не хочу видеть, как кто-то распоряжается там, как у себя дома!

— Джордж, ну пожалуйста, не заводись снова, — вздохнула Энн. — Никто не спорит, остров твой. Но неужели ты не можешь уступить его ненадолго даже своему отцу? Ох, тетя Фанни, видели бы вы Джордж, когда она получила ваше письмо… Она пришла в такое неистовство, что я даже испугалась!

Все засмеялись, тогда как Джордж и ее мать смотрели друг на друга вполне серьезно. Тетя Фанни явно расстроилась. Джордж всегда была трудным ребенком и нередко ссорилась со своим отцом — но, боже мой, как похожа на него она была в такие моменты! Она точно так же злилась, так же криво усмехалась и подергивала плечами. Ах, если бы Джордж была такой же добродушной и покладистой, как ее двоюродные братья и сестры!.. А Джордж, глядя на расстроенное лицо матери, уже и сама устыдилась своего поведения. Она положила руку маме на плечо.

— Ну хорошо, мама. Я не буду затевать ссору с отцом, постараюсь сдержаться. Может, и правда эта его работа такая важная… Я поеду с вами завтра на остров.

Джулиан добродушно похлопал Джордж по плечу.

— Ну вот и хорошо. Смотрите-ка, она уже научилась уступать другим. И не просто уступать, а делать это красиво! Джордж, когда ты так поступаешь, ты больше всего похожа на настоящего парня!

Джордж покраснела. Ей ужасно нравилось, когда Джулиан сравнивал ее с мальчишкой. Энн, однако, держалась другого мнения.

— Ну, знаешь, — возмутилась она, — не только мальчишки могут красиво уступать другим. Мы умеем это делать не хуже. Вот я, например!..

— О господи" нашли предмет для спора! — рассмеялась тетя Фанни. — Посмотрите лучше — вон уже Киррин-коттедж! Правда, здорово смотрится: цветы, зеленая трава и увитые плющом изгороди?

Киррин-коттедж и правда был очень красив. С радостными криками четверо детей и собака устремились к воротам. Войдя в дом, они, к своему большому удивлению, обнаружили там Джоанну — их постоянную экономку и кухарку. Завидев детей, она вышла им навстречу. Джоанна недавно приехала из Лондона, чтобы помогать тете Фанни во время каникул. Она кинулась к детям с распростертыми объятиями и дружески потрепала по спине Тимми, который радостно кружился вокруг ее ног.

— Наконец-то приехали! Какие вы взрослые стали! Джулиан, ты совсем уже большой, наверно, выше меня… Да и ты, малышка Энн, тоже подросла немного!

Энн было очень приятно слышать слова старой кухарки. Она поцеловала тетушку Джоанну, и, обнявшись, они поднялись по лестнице в дом. Тем временем Джулиан спустился вниз, чтобы помочь тете Фанни с рюкзаками (их чемоданы должны были привезти позже). Джулиан и Дик занесли все веши в дом.

Энн первым делом отправилась проведать свою старую спальню. Как здорово было снова оказаться в Киррин-коттедже! Девочка выглянула в окно — оно выходило во двор, за которым начинался лес, а из другого окна открывался прекрасный вид на море. Все было так замечательно От радости Энн даже начала напевать вполголоса какую-то песенку, распаковывая между делом свои сумки.

— Послушай, Дик, — повернулась она к своему двоюродному брату, который как раз вносил в комнату вещи Джордж, — ты знаешь, я даже рада, что дядя Квентин уехал на остров Киррин, хотя из-за этого мы и не сможем туда часто ездить — ему ведь нельзя мешать. И все же я чувствую себя гораздо свободнее, когда его здесь нет. Он очень умный человек и иногда бывает очень милым, но я его немного побаиваюсь.

Дик засмеялся:

— По-моему, он совсем не страшный. Но действительно, когда он дома, особо не разгуляешься. Ты права — в самом деле — здорово, что он уехал от нас на остров!

Снизу послышался голос матери Джордж:

— Ребята, идите пить чай, пока лепешки горячие!

— Идем, идем, тетя Фанни, — крикнул в ответ Дик, — Эй, Энн, пошли скорее, я голодный как волк! Джулиан, нас зовут, ты не слышал?

Через несколько минут в комнату вошла Джордж — это тетя Фанни послала ее за опоздавшими. Тимми тем временем в который УЖ раз обследовал все углы в доме. При этом он радостно фыркал, лаял и вилял хвостом.

— Он всегда так, — глядя на пса, заметила Джордж. — Как будто с прошлого года в доме что-то могло измениться! Пошли, Тим, нас зовут!

Все собрались в гостиной возле накрытого стола.

— Мам, поскольку папы нет, можно Тим сядет со мной рядом, вот тут, возле стола, а? Он будет очень хорошо себя вести!

— Ну уж ладно, — махнула рукой тетя Фанни.

Наконец ужин начался; И какой это был ужин! Стол просто ломился от разных вкусных вещей, которых хватило бы человек на двадцать. Это Джоанна постаралась. Наверно, она весь день провела на кухне, у плиты, — думали ребята, с благодарностью глядя на кухарку. Аппетитный ужин был проглочен в мгновение ока — во время пути ребята порядком проголодались!

ПОЕЗДКА НА ОСТРОВ КИРРИН

На следующий день погода выдалась прекрасная, было тепло и ясно.

— Можно ехать на остров, — объявила тетя Фанни. — Возьмем с собой немного еды. Я уверена, что дядя. Квентин забыл про нас и не приготовил нам обед.

— Мам, а у него там есть лодка? — спросила Джордж. — Или он взял мою?

— Нет, дорогая — ответила тетя Фанни, — у него своя лодка. Я боялась, что он не сможет с ней управляться — ведь возле острова полно подводных камней, — но он нанял какого-то моряка.

— А кто построил башню? — поинтересовался Джулиан.

— Башню? Квентин сам ее спроектировал, а построили какие-то рабочие. Их присылали из министерства, — объяснила тетя Фанни. — Все это держится в ужасной тайне. Соседи то и дело спрашивают меня об этой башне, но я знаю не больше, чем они. Никто из местных жителей не участвовал в строительстве, только несколько рыбаков помогали перевозить на остров вещи и рабочих.

— Ух, как таинственно! — восхитился Джулиан. — У дяди на редкость интересная жизнь, правда? Я бы тоже не прочь стать ученым. Хочется быть действительно нужным человеком, когда вырасту, а не просто просиживать штаны в чьей-то фирме. Я хочу, чтобы у меня была своя фирма!

— А я думаю, я стану врачом, — подхватил разговор Дик.

Джордж все это было совершенно неинтересно.

— Пойду взгляну на свою лодку, — сказала она.

Она-то прекрасно знала, что будет делать, когда вырастет. Просто-напросто будет жить на острове Киррин вместе с Тимми!

Тем временем тетя Фанни собрала большой рюкзак с продуктами для путешествия на остров. Она не видела мужа уже несколько дней и порядком по нему соскучилась.

Вся компания спустилась вниз, к морю. Последним шел Джулиан, неся на плечах рюкзак с продуктами. Джордж тем временем уже спустила лодку на воду. Джеймс, сын соседа-моряка и давний друг Джордж, помогал ей. Он стоял но колено в воде, готовый оттолкнуть лодку с ребятами от берега.

Джеймс помахал ребятам, которых хорошо знал по прошлым годам. Когда-то давным-давно, когда отцу Джордж не понравился Тимми, тогда еще совсем щенок, Джеймс прятал песика у себя. Джордж никогда не забывала доброту Джеймса и всегда навещала его, когда приезжала домой на каникулы.

— Собираетесь на остров? — спросил Джеймс. — Видели, какая там штука торчит посередине, — маяк, что ли… Давай руку, Энн, я помогу тебе забраться в лодку.

Энн подала Джеймсу руку и с его помощью прыгнула в лодку. Вскоре ребята, тетя Фанни и Тимми благополучно погрузились; Джулиан и Джордж сели на весла. Джеймс оттолкнул их от берега, и лодка плавно двинулась в сторону острова. Погода стояла ясная, на море почти не было волн. Энн перегнулась через бортик — сквозь толщу прозрачной воды хорошо был виден каждый камешек на дне. Вскоре лодка набрала скорость: Джулиан с Джордж гребли изо всех сил. Джордж начала насвистывать старую английскую песенку, и все подхватили ее. Как здорово снова оказаться в море! Свобода, каникулы… Хоть бы они продолжались подольше!

— Джордж, — предупредила тетя Фанни, — поосторожней, у берега полно острых камней. Посмотри, какой огромный, и прямо у нас под килем!

— Ну, мама! Ты же знаешь, я плавала сюда миллион раз и знаю здесь каждый камешек! Я могла бы добраться до острова даже с закрытыми глазами.

Причалить к острову можно было лишь в одном месте — в маленькой бухточке с песчаным дном. Справа и слева над бухтой нависали острые скалы. Джордж и Джулиан обогнули остров с восточной стороны, и вскоре лодка приблизилась к небольшому причалу. Пока брат и сестра работали веслами, Энн рассматривала остров. Как и год назад, посередине его возвышался старый, полуразрушенный замок Киррин. Его древние башни, как всегда, были облеплены воронами, а выщербленные кирпичные стены покрывал густой плющ.

— Какое все-таки прекрасное место! — вздохнула Энн и перевела взгляд на странное сооружение во дворе замка.

Башня была построена не из кирпича, а из какого-то гладкого и блестящего материала. Хорошо были видны швы между блоками — очевидно, постройку легко можно было бы демонтировать, а затем собрать в другом месте.

— Странная, правда? — сказал Дик. — А вон та маленькая застекленная комната наверху — точь-в-точь смотровая площадка. Интересно, для чего она там нужна? Тетя Фанни, а как в нее подниматься?

— Внутри есть узенькая винтовая лестница. Пожалуй, больше в башне ничего бы и не поместилось. Видимо, дело как раз в этой верхней комнатке. Видите вон там провода? Удумаю, Квентину нужна не сама башня, а площадка наверху. Он там проводит какие-то эксперименты.

Энн стало скучно, объяснения тети Фанни были слишком сложны для нее.

— А я бы хотела подняться туда, наверх, — сказала она.

— Может, дядя тебе и разрешит, — ответила тетя Фанни.

— Да, если только он встал сегодня с той ноги, — язвительно вставила Джордж.

— Джордж, не говори так! — перебила ее мать.

Тем временем лодка вошла в бухточку и мягко ткнулась носом в песок, рядом с лодкой дяди Квентина. Первыми на берег сошли Джордж и Джулиан. Они подтащили лодку поближе к берегу, чтобы остальные могли выйти, не замочив ног. Последним выскочил Тимми и сразу же принялся носиться по берегу.

— Тимми! — строго одернула его хозяйка. Поджав хвост, Тимми поплелся к ней. Неужели Джордж запретит ему гоняться за кроликами? Он же ничего плохого не делает… Ага, вот один кролик, а вон еще и еще. Пришли взглянуть на нашу экспедицию! Кролики, навострив длинные уши, поводили носами. Они вели себя довольно спокойно.

— А вот и наши друзья! — весело приветствовала кроличье семейство Энн. — Тетя Фанни, гляньте, какие они симпатичные. А вон там, смотрите, маленький кролик! Ох, как он смешно умывается лапкой!

Все остановились понаблюдать за зверьками. Кролики и в самом деле выглядели ужасно забавно. Они казались почти ручными. На острове большую часть года людей не было, и кролики жили себе припеваючи, никого и ничего не боясь.

— Смотрите, а вон… — начал было Дик, но Тимми испортил всю картину. Он громко залаял, и ребята, повернувшись, увидели только быстро удаляющиеся белые хвостики. Один за другим кролики моментально исчезли среди камней.

— Тимми! — сердито крикнула Джордж.

Бедный Тимми вновь поджал хвост. Виновато виляя им, он словно выпрашивал у Джордж прощенье. Казалось, песик хотел сказать: «Даже на кролика полаять нельзя… Ну что за строгая у меня хозяйка!»

— А где же дядя Квентин? — спросила Энн, когда они подошли к большой полуразрушенной арке, служившей входом в замок.

Сразу за аркой начиналась каменная лестница, которая вела во внутренний дворик. Ступеньки уже местами развалились и поросли травой. Многих не хватало. Первой, двигаясь осторожно, чтобы не споткнуться, на лестницу вступила тетя Фанни. Ребята, обутые в кеды и кроссовки, легко взбежали наверх. Пройдя через небольшой каменный коридор, они оказались в довольно просторном внутреннем дворе замка. Когда-то двор устилали каменные плиты, но теперь остался лишь песок. Кое-где пробивалась свежая трава: По углам замка стояли две большие башни — одна уже почти совсем разрушенная, другая сохранилась немного лучше. Вокруг нее кружились вороны, сердито каркая на детей.

— Я думаю, Джордж, твой отец живет вон в той маленькой комнате с двумя узенькими окнами, — предположил Дик. — Это, кажется, единственное сохранившееся помещение в замке, ведь все остальные комнаты разрушены… Помнишь, когда-то, мы тоже там жили.

— Да, — кивнула Джордж, — было здорово. Я думаю, там он и живет. Больше ему просто негде быть, если только он не спустился в подземелье.

— Да что ты, как можно жить в подземелье? — удивился Джулиан. — Там же так сыро и темно. В старые времена люди спускались туда не по своей воле… Джордж, но где же твой отец? Что-то его не видно.

— Мам, а действительно, где же отец? — обернулась Джордж к матери. — Где его мастерская? Там, я маленькой комнате, да?

— Я точно не знаю, — пожала плечами тетя Фанни, — но скорее всего, он там. Обычно Квентин встречал меня возле бухты. Мы сидели на берегу, завтракали, разговаривали, а в замок не заходили.

— Давайте его позовем, — предложил Дик.

Вся компания принялась дружно звать отца Джордж: «Дядя Кве-е-нтин! Дядя Квентин, где вы?»

Эти крики спугнули ворон, и они, поднявшись с насиженных мест, закружили над замком. Несколько чаек, взлетев, добавили шуму. Кролики мгновенно попрятались… Но отец Джордж не появился. Дети подождали немного и снова закричали: «Дядя Квентин! Где вы? Отзовитесь!»

— Ну и голоса у вас, — помотала головой тетя Фанни, зажимая уши ладонями. — Я думаю, даже Джоанна на том берегу нас услышала… Но где же ваш дядя? Что он за человек! Ведь я же ему говорила, что мы приедем сегодня на остров!

— Наверняка он где-нибудь поблизости, — успокоил ее Джулиан, — Если гора не идет к Магомету, то Магомет пойдет к горе! Скорее всего, дядя Квентин просто увлекся какой-нибудь книгой и не слышит нас. Мы сами должны его найти.

— Пошли, посмотрим в той комнате, — предложила Энн.

Они поднялись в маленькую темную комнату. Свет едва пробивался сюда через два узеньких окошка, больше похожих на бойницы. В углу виднелись остатки камина: раскрошившиеся кирпичи и большая труба, уходящая в толстую стену замка.

— Его здесь нет, — с удивлением промолвил Джулиан. — Здесь вообще никто ее живет. Нет ни книг, ни шкафов, ни еды — Это не мастерская и даже не склад!

— Тогда может, поискать и подземелье? — предположил Дик. — Возможно, для его работы надо было залезть под землю! Вход, насколько я помню, посреди двора, — рядом со старым колодцем.

— Да, наверняка он в подземелье. Тетя Фанни, пойдемте посмотрим, — позвала Энн.

— Ой, нет, ребята, не люблю я этих подземных ходов. Я лучше подожду вас вот здесь, на солнышке. Заодно распакую рюкзак и приготовлю бутерброды — ведь уже пора перекусить.

— Хорошо, — согласились ребята.

Они подошли к входу в подземелье, но люк был закрыт. Джулиан уже собирался потянуть за массивное чугунное кольцо, чтобы открыть крышку, как вдруг что-то заметил.

— Смотрите, из щелей выбивается свежая трава! Крышку не поднимали уже целый год, не меньше. Значит, дяди Квентина в подземелье нет…

— Да, но где же он тогда? — обескуражено спросил Дик.


ГДЕ ЖЕ ДЯДЯ КВЕНТИН?

Все четверо растерянно смотрели на почерневшую от времени крышку люка. Даже Тимми протиснулся вперед, чтобы взглянуть, что они там такого увидели, Джулиан был прав — люк, закрывающий вход в подземелье, не открывали по меньшей мере год.

— Раз так, даже не стоит спускаться вниз, — вздохнул Джулиан. — Если бы крышку кто-то открывал, то корни травы, растущей в щелях, были бы смяты.

— А. другого входа в подземелье, насколько я помню, нет, — добавил Дик. — К тому же крышка довольно тяжелая, и даже если бы дядя Квентин был внизу, он не стал бы закрывать вход, а оставил бы его открытым.

— Точно, — согласилась Энн. — Значит, его там наверняка нет.

— Но где же он тогда? — спросила Джордж. — Киррин совсем крошечный островок, и мы знаем тут каждый камешек… А может быть, он в пещере? Помните, мы там как-то прятались? Это единственная пещера на всем острове.

— Это конечно, возможно… — пожал плечами Джулиан. — Но я, честно говоря, сильно в этом сомневаюсь. Разве ты не помнишь, что попасть в пещеру можно только через дыру сверху — вход-то в нее завален! Я плохо себе представляю дядю Квентина, который пробирается через эту дыру… Нет, он бы туда ни за что не полез.

Ребята обошли замок и оказались на другой стороне острова. Здесь находилась пещера, в которой они когда-то обожали играть. Конечно, можно было проникнуть в нее и со стороны моря, но это удалось бы сделать далеко не каждому. Вход с той стороны загораживали камни, покрытые скользкой пленкой от налипших водорослей. В грот вел еще один вход — сверху, через дыру в потолке. Ребята с трудом разыскали расщелину. — Ребята, смотрите, наша веревка еще цела!

— Я попробую спуститься, — вызвался Джулиан. На веревке через определенные промежутки были завязаны крепкие узлы — для удобства и безопасности. Джулиан осторожно спустился по ним в пещеру. Здесь царила тьма, только со стороны моря, от заваленного камнями входа, пробивался робкий свет. Мальчик огляделся. Пусто, только в углу валяется какая-то коробка — должно быть, они сами же и забыли ее в прошлом году.

Джулиан стал подниматься. Дик подал ему руку и помог вылезти на поверхность.

— Ну? — спросил он. — Нашел что-нибудь?

— Нет, — покачал головой Джулиан. — Дяди Квентина там нет и не было. Это какая-то загадка. Где же он может быть? И если он действительно проводит какие-то опыты, то где его оборудование? Ведь тетя Фанни говорила, что он привез сюда кучу разных вещей!

— А может, он сейчас в башне? — воскликнула вдруг Энн. — Там же есть наверху комната!

— Если бы он был там, — возразил Джулиан, — то давно бы уже увидел нас сверху, да и крики наши услышал бы. И все же надо досмотреть.

Они вернулись обратно в замок и подошли к недавно построенной башне. Тетя Фанни позвала их:

— Ребята, ленч готов. Идите сюда! Я уверена, ваш дядя объявится сам.

— Но где же он, тетя Фанни? — упавшим голосом спросила Энн. — Мы весь остров обошли, его нигде нет!

Тетя Фанни знала остров не так хорошо, как ребята, и ей казалось, что здесь полно мест, где можно спрятаться.

— Не знаю, но наверняка где-нибудь поблизости, — ответила она. — Он непременно появится, а вы пока поешьте.

— Мы попробуем подняться на башню, посмотрим, нет ли его там, — сказал Джулиан.

Четверо ребят и Тимми направились к башне. Вблизи это странное сооружение выглядело еще загадочнее. Дик провел рукой по гладкой стене.

— Интересно, из чего она?

— Наверно, это какая-нибудь пластмасса, — предположил Джулиан. — Корпус легкий и довольно прочный.

— Но ведь в сильный шторм она наверняка развалится, — предположил Дик.

— Может быть, — согласилась с ним Джордж. — Посмотрите, а вот и дверь.

Дверца была небольшая, закругленная сверху. В замочной скважине торчал ключ. Джулиан повернул его, и дверь легко открылась Мальчик заглянул внутрь.

Внутри было пусто, только узкая спиральная лестница уходила вверх, под самый потолок. Она была сделана из того же легкого блестящего материала, что и сама башня. В противоположной стене торчали загадочные предметы, похожие на крючки. На вид они были сделаны из стали. От одного крючка к другому тянулась проволочка.

— Лучше не будем их трогать, — предостерег друзей Джулиан. — Все это так таинственно… Пойдемте наверх!

Он первым стал подниматься по узким ступеням. У него немного кружилась голова, но он упрямо лез вверх и вверх по винтовой лестнице. Остальные последовали за ним. То там то сям в стенах попадались небольшие окошки, похожие на щели; сквозь них в башню просачивался тусклый свет. Джулиан заглянул в одно из этих окон — перед ним открылся великолепный вид на море и побережье бухты Киррин.

Наконец мальчик добрался до вершины. Последнее усилие — и он оказался в маленькой круглой комнате, стены которой были сделаны из толстого стекла, отражающего солнечные лучи. Из комнаты наружу шло несколько проводов — концы их снаружи не были закреплены и болтались по ветру.

Но и в этой комнатке никого не оказалось. Дяди Квентина не было и здесь! Очевидно, башня была сделана для того, чтобы поднять наверх закрепленные внизу на крючках провода и выбросить свободные концы наружу. Но для чего все это? Неужели он ловит здесь какие-то радиоволны? Или его работа связана с радарами?.. Джулиан задумался.

Тем временем подоспели остальные ребята. Тимми героически тащился следом, хотя видно было, что подъем до винтовой лестнице дался ему с большим трудом.

— Ну вот, так я и знала, — саркастически заметила Джордж. — Но посмотрите, какой отсюда чудный вид! Море видно, наверное, на десятки километров вперед! А вон — нет, с другой стороны… наш дом на берегу бухты Киррин.

— Да, здорово! — согласилась Энн. Но где же дядя Квентин? Мы до сих пор его не нашли! Он ведь наверняка здесь, на острове?

— Конечно. Его лодка привязана там, в маленькой бухточке. Мы же ее видели, — подтвердила Джордж.

— Конечно, он на острове, — кивнул Дик. — И в то же время его нет ни в замке, ни в пещере, ни в подземелье, ни даже здесь. Вот это загадка так загадка!

— «Тайна пропавшего дяди!» — улыбнулся Джулиан. — Посмотрите, тетя Фанни уже разложила еду и, кажется, что-то нам кричит. Давайте-ка лучше спустимся вниз!

— Давайте, — обрадовалась Энн, — а то здесь ужасно тесно, Вы не чувствуете, как башня качается от ветра? Лично я пошла вниз, а то еще рухнет все это сооружение!

И девочка начала спускаться по лестнице, крепко держась за тонкие металлические перила: Энн боялась оступиться и упасть вниз с крутых ступенек. Тимми рванулся за ней следом и чуть не сшиб девочку, кубарем скатившись вниз.

Вскоре все ребята были уже внизу. Джулиан снова запер дверь на ключ.

— Если ключ оставлен в замке, значит, дверь надо закрывать, — глубокомысленно произнес он.

Ребята подошли к тете Фанни.

— Я думала, вы уже не придете, — улыбнулась она, — Ну что, нашли что-нибудь интересное?

— Нет, только полюбовались на чудесный вид из окна, — покачала головой Энн. — Но дяди Квентина там нет. Очень таинственно все это, тетя Фанни! Мы действительно обыскали весь остров, но нигде не нашли ни следа дяди!

— А его лодка стоит в бухточке — добавил Дик. — Так что уплыть с острова он не мог.

— Да, это, конечно, странно, — согласилась тетя Фанни, раздавая ребятам сандвичи. — Но вы плохо знаете своего дядю — обычно он появляется неожиданно. Наверно, он просто забыл о нашем визите, а когда наконец вспомнит о нас, то обязательно появится.

— Но откуда? — спросил Дик, жуя сандвич с мясом. — Он что, фокусник?

— Даже не знаю, что вам ответить, — рассмеялась тетя Фанни. — Спросите его сами, когда: он появится… Еще один сандвич, Джордж? О нет, Тимми, с тебя уже хватит, ты и так слопал три штуки. Джордж, попридержи его, а то он сует морду прямо на скатерть с сандвичами!

— Он тоже голодный, мама, — вступилась Джордж за своего любимца.

— Я же привезла для него собачьи консервы!

— Ну, мама! Зачем ему какие-то собачьи консервы, когда есть сандвичи? — возразила Джордж, — Консервы он ест только тогда, когда больше вообще ничего нет. Он их терпеть не может!

Ребята и тетя Фанни грелись на теплом апрельском солнышке, с аппетитом уплетая вкусные сандвичи. Затем тетя Фанни разлила всем апельсиновый сок, прохладный и ароматный. Тимми вспомнил вдруг, что где-то неподалеку должна быть чудесная лужица с дождевой водой, и стремглав домчался туда. До ребят донеслось его фырканье и плеск воды.

— Смотрите-ка, помнит! — гордо воскликнула Джордж. — Он ведь давно здесь был, а сразу вспомнил, где можно попить водички!

— Интересно, а почему Тимми не учуял дядю Квентина? — внезапно осенило Дика, — Он не разу не гавкнул — ни в замке, ни в башне, ни в пещере, — а ведь он всегда лает, если кто-то есть рядом. Значит, дяди Квентина не было поблизости?!

— Все же странно, почему мы нигде не можем его найти, — сказала Джордж. — Я уже начинаю волноваться. Слушай, мам, а почему ты так спокойна?

— Ну я же тебе говорила, — ответила тетя Фанни, — ты просто плохо знаешь своего отца. Всему свое время. Он появится, когда сочтет нужным. Я помню, в Чеддаре, в пещерах, он проводил какие-то опыты и пропал аж на целую неделю. А когда опыты закончились, появился, живой и невредимый.

— Удивительно как-то… — начала Энн и тут же замолчала.

До ребят долетел какой-то странный шум: как будто огромная злая собака, рыча, грызла исполинскую кость. Затем из башни послышался свистящий звук, и вдруг яркая молния промелькнула между концами проводов, свисающих сверху.

— Ну, теперь-то вы видите, что ваш дядя где-то здесь, — с удовлетворением произнесла тетя Фанни. — Я слышала такой же звук, когда была здесь позавчера. Только никак не могу разобрать, откуда он идет.

— Этот звук? — переспросил Дик. — Такое впечатление, что он идет прямо из-под земли. Очень загадочно! Больше ничего странного они не услышали и принялись намазывать свои булочки клубничным джемом. Внезапно Энн вскочила с места;

— Смотрите, смотрите! Вон он, дядя Квентин, возле башни! Но откуда же он появился?..

ТАЙНА

Ребята изумленно уставились на дядю Квентина, который, сунув руки в карманы, преспокойно наблюдал за воронами, кружащимися над замком; Ребят он еще не заметил. Тимми со всех ног помчался к отцу Джордж, радостно лая. Дядя Квентин обернулся, увидел сначала Тимми, а затем — и ребят. Казалось, он не особенно был рад их приезду.

— О, какой сюрприз! — сказал он с едва заметной усмешкой, направляясь к ним. — А я и не знал, что вы здесь.

— Да что ты, Квентин, — с упреком взглянула на мужа тетя Фанни, — как же ты мог не знать?! Я же специально делала запись в твоем ежедневнике, чтобы ты не забыл, что мы сегодня приезжаем.

— Правда? Но, понимаешь, я и не заглядывал в ежедневник после твоего отъезда, вот и позабыл, — объяснил дядя Квентин.

Он поцеловал свою жену, затем Джордж и Энн, пожал руку мальчикам.

— Дядя Квентин, а где же вы были? — спросил Дик с нескрываемым любопытством. — Мы обшарили весь остров, но так вас и не нашли!

— Я?.. Я был у себя в мастерской, — как-то неопределенно пробурчал дядя Квентин.

— Но где же она, ваша мастерская? — не унимался Дик. — Мы просто ума не можем приложить, где вы прятались. Мы даже решили, что вы там, в той маленькой комнатке наверху башни…

— Что?! — сердито воскликнул дядя Квентин. — Вы были В башне?! Это же очень опасно! Я только что закончил эксперимент, а до того провода были подключены к источнику высокого напряжения!

— Да, мы видели, как работает эта ваша штука, — кивнул Джулиан. — Странное устройство…

— Напрасно вы приехали, будете только мешать мне работать, — довольно резко сказал дядя Квентин. — Не как вы попали в башню? Я же запер двери!

— Да, — кивнул Джулиан, — дверь действительно была заперта, но ключ торчал в замке. Мы же не знали, что туда нельзя ходить…

— Как, разве ключ был в замке? — удивился дядя Квентин. — А мне казалось, я его потерял Ну ладно, только больше вы в башню не ходите. Это очень опасно!

— Дядя Квентин, но вы еще не сказали, где ваша мастерская, — принялся за свое Дик. — Я не успокоюсь, пока не узнаю, откуда вы так внезапно появились!

— Я говорила им, что ты вскоре объявишься, Квентин, — вступила разговор тетя Фанни. — Ты что-то осунулся. Ты регулярно питаешься? Я же оставила тебе много продуктов.

— Да? — снова удивился ее муж. — А я не знал… Когда я работаю, то ни о чем другом думать не могу. Пожалуй, я съем несколько сандвичей, если вы, конечно, уже перекусили.

Он с такой жадностью накинулся на сандвичи, будто голодал по меньшей мере неделю. Тетя Фанни жалостливо глядела на него.

— Квентин, ну разве можно так себя изводить! Ты же ничего не ешь! Я останусь здесь, — решила она, — и буду готовить тебе еду.

Дядя Квентин на минуту перестал жевать и встревожено взглянул на нее.

— Нет-нет, не надо! Это совершенно не нужно! Ты только помешала бы мне работать. Я провожу очень важный эксперимент…

— И что, о твоей работе никто ничего не знает? — удивленно спросила тетя Фанни. Она по праву гордилась своим мужем, который действительно был крупным ученым.

— Я не знаю, — пожал плечами дядя Квентин, — думаю, кое-кто догадывается. Как раз поэтому я сюда и приехал. Во-первых, мне нужно, чтобы поблизости была вода. А во-вторых, здесь можно укрыться от слишком любопытных взглядов. Лучше места для этого не найти — ведь чтобы попасть на остров, надо преодолеть подводные рифы, а сделать это незаметно почти невозможно. Только несколько рыбаков на берегу знают, как подплыть к острову, не привлекая внимания; но я попросил их никого сюда не перевозить. Я полагаю, Джордж единственная из всей вашей компании, кто знает о существовании прохода между рифами.

— Дядя Квентин, ну пожалуйста, покажите нам, где ваша мастерская, — взмолился Дик, не в силах дольше терпеть.

— Дик, не приставай к дяде, — одернула его тетя Фанни. — Дай ему хотя бы поесть!

— Конечно, тетя Фанни, но я… — начал было Дик, но его тут же прервал дядя Квентин;

— Слушайте тетю, молодой человек! Ну зачем вам знать, где находится моя мастерская? Что это вам; так приспичило?

— Извините, дядя Квентин, — вконец смутился Дик, — мы не хотим ничего плохого, просто нам ужасно интересно узнать, где она может быть. Мы же искали вас повсюду, но так и не нашли!

— Значит, вы недостаточно сообразительны, — заметил Квентин, беря булочку с вареньем. — Джордж, убери своего пса! Он все время стоит у меня за спиной и выпрашивает кусочек. Я ему больше ничего не дам!

Джордж оттащила Тимми от скатерти, где дядя Квентин расправлялся с остатками обеда. Тетя Фанни, укоризненно покачивая головой, наблюдала за ним. Квентин уничтожил оставшиеся от обеда сандвичи, а потом принялся за те, которые предназначались на ужин.

— Квентин, а ты уверен, что сам не подвергаешься опасности? — спросила вдруг тетя Фанни: — Я имею в виду, что… словом, ты точно знаешь, что здесь никто не станет следить тобой, как в прошлый раз?

— Ну конечно! Как бы они смогли бы это сделать? Ведь самолет на остров не сядет, на лодке незаметно к берегу не подойдешь, а вплавь сюда добраться невозможно — прибрежные скалы слишком острые. Ни один пловец не отважится приблизиться к острову!

— Джулиан! — Тетя Фанни обернулась к племяннику — Скажи дяде насчет условного сигнала, Сейчас самоё время!

Джулиан постарался придать своим словам наибольшую убедительность.

— Дядя Квентин, не затруднит ли вас каждый день, утром и вечером, подавать нам условный сигнал с башни, чтобы мы знали, что вами все в порядке? — обратился он к дяде Квентину.

— Иначе я буду приезжать к тебе каждый день и проверять, все ли благополучно, — пригрозила тетя Фанни.

— И мы, и мы тоже будем приезжать! — шутливо прощебетала Энн.

Дяде Квентину явно не понравилась такая, перспектива, и он быстро согласился подавать сигналы.

— Ну хорошо, я буду сигналить вам с башни утром и вечером. Мне ведь все равно приходится каждые двенадцать часов подниматься наверх, чтобы подстроить систему проводов. Значит, я буду давать вам сигналы в половине одиннадцатого утра и в половине одиннадцатого вечера, идет?

— А как вы будете подавать сигналы? — спросил Джулиан. — Утром можно пускать солнечных зайчиков…

— Неплохая идея, — согласился дядя Квентин. — А вечером я буду сигналить фонарем. Завтра вечером я шесть раз просигналю вам фонарем — надеюсь, тогда вы убедитесь, что со мной: все в порядке, и оставите меня в покое?! Только не ждите сигналов сегодня вечером, я начну подавать их только с завтрашнего дня!

— Квентин, дорогой, не сердись, — сказала тетя Фанни. — Я просто не хочу, чтобы ты оставался здесь совсем один. Ты похудел и выглядишь таким усталым, тебе надо бы…

Дядя Квентин кисло улыбнулся — точно так же, как это делала Джордж, — и взглянул на часы.

— Ну, мне, пора. Работа не ждет. Я провожу вас до лодки.

— Но мы хотели остаться здесь до вечера! — возразила ему Джордж.

— Нет-нет, ни в коем случае, — замахал руками ее отец, вставая с места. — Ну, пошли, ребята!

— Но, папа, я не была на своем острове целую вечность! — возмутилась Джордж. — Я совсем не хочу уезжать! Не понимаю, почему нам нельзя побыть здесь еще?

— Вы отвлекаете меня от работы! — объяснил дядя Квентин. — Я должен продолжать свои опыты.

— Но… мы совсем не будем вам мешать, — вмешался Дик, которому ужасно хотелось узнать, откуда все же появился дядя. Почему же он не сказал им? Неужели не хотел, чтобы они знали, где расположено его убежище?

Дядя Квентин молча направился к лодкам. Было ясно, что он хочет поскорее оправить их с острова.

— Квентин, когда мы сможем навестить тебя снова? — спросила тетя Фанни.

— Нет, пожалуйста, не приезжайте, пока я сам вас не позову. Мне осталось совсем немного, и опыты будут закончены… Смотрите, Тимми все же поймал-таки кролика!

— Тимми! — отчаянно закричала Джордж.

Тимми выпустил зверька и обернулся. Кролик быстро скрылся за камнями, а пес с виноватым видом, поджав хвост, подошел к хозяйке.

— Тимми! Ты очень плохая собака. Не успеешь отвернуться — ты уже безобразничаешь! На секунду нельзя оставить тебя одного! Нет, не подлизывайся теперь, я на тебя сердита, — сказала Джордж.

Все пошли к лодкам.

— Садитесь, я оттолкну лодку от берега, — предложил Джулиан. — До свидания, дядя Квентин, успешной вам работы!

Забравшись в лодку, Тимми попытался положить морду на колени Джордж, но та отвернулась. — Джордж, прости его, пожалуйста, — попросила Энн. — У него такой вид, будто он сейчас заплачет! Посмотри сама!

— Готовы? — спросил Джулиан. — Джордж, бери весло, а ты, Дик, другое. Поехали! — Он оттолкнул лодку от берега, вскочил в нее сам, затем сложил руки рупором возле рта и крикнул:

— Не забудьте про сигналы!

— Если забудешь, завтра же я приеду, — напомнила тетя Фанни.

Лодка быстро миновала прибрежные скалы. Скоро они потеряли дядю Квентина из виду и поплыли, разрезая волны, по направлению к берегу.

— Джули, — обратился Дик к Джулиану, — когда мы обойдем эти камни, посмотри, куда направился дядя Квентин.

Джулиан привстал в лодке, пытаясь увидеть дядю, но прибрежные скалы закрывали ему обзор.

— Почему же он не захотел, чтобы мы остались на острове? — размышлял Дик. — Может, чтобы мы не нашли лабораторию? Точно! Он не хотел, чтобы мы обнаружили его убежище.

— А я думала, что знаю каждый камень на острове, — вздохнула Джордж. — И все-таки это несправедливо! Почему он не показал нам свою мастерскую?

— Тимми снова попытался положить свою морду на колени Джордж. Девочка задумчиво погладила его по шее, и пес в полном восторге принялся лизать ей руки.

— Ох, Тимми! Прекрати немедленно, я же на тебя сержусь, — опомнилась Джордж, — Дик, как ты думаешь, где же все-таки прятался отец?

— Понятия не имею, — пожал плечами Дик, глядя на остров, над которым с громким карканьем кружила стая ВОРОН.

Дик задумался, что же могло вспугнуть птиц. Может, дядя Квентин? Значит, он прячется где-то в разрушенной башне замка — вороны обычно гнездятся там. С другой стороны, эти птицы частенько всей стаей взмывают в воздух без всяких видимых причин.

— Вороны чем-то встревожены, — сказал он наконец. — Может, убежище дяди недалеко от их гнезда, возле старой башни замка?

— Не может этого быть, — возразил Джулиан, — мы же там все обыскали.

— Да, настоящая тайна, — мрачно заметила Джордж. — Тайна на моем собственном острове! Вот так задача! И нам даже нельзя побыть там, чтобы разгадать эту загадку! Как это все-таки неприятно!

НА ВЕРШИНЕ СКАЛЫ

Следующий день выдался дождливым. Ребята надели плащи, сапоги и вышли прогуляться с Тимми. Погода их не волновала; Джулиан даже сказал, что ему нравится, когда ветер дует прямо в лицо, а косые струи дождя бьются о капюшон его плаща…

— А ведь дядя Квентин не сможет сегодня подать сигнал солнечным зайчиком: небо-то все затянуто тучами, — сказал Дик. — Как ты думаешь, Джордж, он найдет другой способ подать нам сигнал?

— Нет, — покачала головой Джордж, — он и искать не будет. Папа считает, что мы придаем этому слишком большое значение. Так что придется нам подождать до вечера.

— А можно мне вечером пойти с вами посмотреть — как дядя будет подавать сигнал? — спросила Энн.

— Не думаю. Будет уже слишком поздно, и вы, малышки, должны будете уже спать, — ответил Дик. Джордж дала ему подзатыльник.

— Не называй нас «малышками», а то получишь! — пригрозила она брату.

— Ну ладно, нам действительно нет никакого смысла так поздно идти смотреть на сигнал, — примирительно сказала Энн. — А теперь давайте поднимемся на скалу. Там такой ветер! Это так здорово! Я люблю смотреть, как Тимми носится на ветру, а его уши развеваются, как паруса.

Тимми выразил свое согласие радостным лаем.

— Он говорит, что ему тоже нравится смотреть, как развеваются твои уши, — ухмыльнулся Джулиан. Энн засмеялась.

— Да ну тебя, Джули, — махнула, она рукой. — Пошли лучше наверх.

Ребята взобрались на верхушку скалы. Здесь и в самом деле дул сильный ветер, и Энн даже потеряла свою шапочку.

Струи дождя били ребятам в лицо, и щеки их быстро раскраснелись.

— Наверное, только мы гуляем здесь в такую погоду, — поежилась Джордж.

— А вот и нет, — возразил Джулиан, — посмотри, вон там два человека идут к нам.

И правда, к ним приближались две фигуры — мужчина и мальчик. Оба были одеты в черные плащи, капюшоны и высокие резиновые сапоги — такие же, как и у ребят. Ребята оглядели незнакомцев. Мужчина был высокого роста, широкоплечий, у него были густые брови и тонкие, крепко сжатые губы. Мальчик — на вид ему было лет тринадцать — производил приятное впечатление, хотя лицо было довольно угрюмым.

— Доброе утро, — первым поздоровался с ребятами мужчина.

— Доброе утро, — вежливо отозвались все четверо. Незнакомец внимательно оглядел их и вместе с мальчиком двинулся дальше.

— Интересно, кто они такие, — сказала Джордж. — Мама не говорила, что на побережье появился кто-то еще.

— Наверно, пришли из другой деревни, — предположил Дик.

Ребята остановились и посмотрели на море.

— Мы дойдем до сторожки береговой охраны, а затем вернемся, — предложил Джулиан. — Эй, Тимми, не подходи так близко к обрыву! Свалишься!

Служитель береговой охраны жил неподалеку, на утесе, в маленьком белом домике, из окон которого было видно море. Рядом стояли еще два дома, тоже белые. Ребята хорошо знали этого охранника — большого, грузного человека с красным лицом и постоянной одышкой, который обожал шутить и знал наизусть тысячи анекдотов.

Когда они подошли к домику, рядом никого не было. Обойдя дом, ребята услышали голос, громко напевавший морскую песню.

— Здравствуйте, — поздоровалась Энн. Служитель поднял глаза и посмотрел на ребят.

— А-а, привет, шалуны! Вы опять здесь и, как всегда, в самое неподходящее время.

— Вы заняты? — спросила Энн.

— Мастерю ветряную мельницу для моего внука, — объяснил служитель. Ребята знали, что он умеет делать чудесные игрушки.

— Ой, как здорово! — воскликнула Энн, взяв мельницу в руки. — Надо же, крутится!..

— Я теперь неплохо зарабатываю на этих игрушках, — похвалился старик, вытирая пот со лба. — Вон в том домике рядом поселились новые соседи: мужчина с сыном. Отец покупает у меня все игрушки. Должно быть, у него много маленьких племянников. И он хорошо платит!

— А не тот ли это мужчина с мальчиком, которого мы только что встретили? — поинтересовался Дик. — Оба высокие, широкоплечие, у мужчины еще такие густые брови?

— Точно, они, — подтвердил старик, прилаживая к мельнице крохотную дверцу. — Мистер Кертон с сыном. Они приехали сюда пару недель назад. А тебе, Джулиан, стоило бы познакомиться с мальчиком — он ведь твой ровесник, вы с ним найдете общий язык. Думаю, ему здесь довольно одиноко!

— А он ходит в школу? — спросил Джулиан.

— Нет, мистер Кертон говорил, что он очень болен. Ему врачи прописали морской воздух, солнце и все такое. Неплохой парень. Иногда он приходит и помогает мне делать игрушки, и еще ему очень нравится возиться с моей подзорной трубой.

— Еще бы! — воскликнула Джордж. — Это же ужасно интересно! Можно мне взглянуть? Интересно, увижу ли я свой остров?

— В такую погоду вряд ли, — покачал головой старик. — Подожди минуту. Видишь, там в облаках небольшой просвет. Скоро небо прояснится, и ты сможешь увидеть свой остров. Какую интересную штуку построил твой отец! Это что, для его работы?

— Да, — кивнула Джордж. — Ох, Тимми, что ты наделал! Он перевернул банку с краской. Негодная собака!

— А, это не моя банка, — махнул рукой старик. — Это как раз того парня. Я ведь говорил, что он иногда ко мне заходит? Он принес эту банку, когда мы делали деревянных кукол и домики для них.

— Наверное, он на нас рассердится? — забеспокоился Джулиан.

— Не думаю. Он приятный малый, хотя и немного хмурый, — ответил старик служитель.

Джордж принялась счищать краску с ноги, по которой Тимми уже успел пройтись, оставив четкие зеленые следы.

— Я извинюсь перед ним, если мы его еще встретим, — сказала она. — Тимми, если ты еще раз влезешь в краску, я больше никогда не разрешу тебе спать у меня на кровати!

— Погода немного испортилась, — заметил Дик. — Теперь можно посмотреть в трубу!

— Чур, я первая, — схватила трубу Джордж, навела ее на остров Киррин, и радостная улыбка озарила ее лицо. — Вижу, вижу! Вон папина башня! Я даже вижу застекленную комнату, только сейчас в ней никого нет.

— Все ребята по очереди посмотрели в трубу. Через ее увеличительные стекла остров был виден как на ладони. А в ясный день можно было, наверное, разглядеть там каждую травку. Энн взяла трубу последней.

— А я даже вижу кролика, — сообщила она.

— Тогда не подпускайте к подзорной трубе собаку, — улыбнулся старик. — Он тут все перевернет, если увидит кролика так близко!

Тимми поднял уши и настороженно огляделся, затем удивленно фыркнул. Нет здесь никаких кроликов. Но почему тогда они о них говорят?..

— Пойдемте, пора домой! — поторопил ребят Джулиан. — Мы к вам еще зайдем, поглядим на новые игрушки. Спасибо за то, что разрешили нам посмотреть в подзорную трубу!

— Приходите, я всегда рад вас видеть! — добродушно ответил старик. — А в трубу смотрите сколько захотите, от нее не убудет.

Ребята попрощались и вышли из домика. Тимми весело прыгал вокруг них.

— Послушайте, а ведь Киррин прекрасно виден! — воскликнула вдруг Энн. — Наверное, и твоего отца можно увидеть, Джордж! Вот будет здорово, если мы застанем его, когда он будет выходить из своего убежища!

Тайна лаборатории дяди Квентина не давала всем четверым покоя с тех пор, как они уехали с острова, и они то и дело возвращались к этой теме. Да, загадка была не из легких. Как могло случиться, что отец Джордж нашел такое место на острове, которого они не знали? Они же облазили весь остров! Причем его убежище должно было быть довольно большим, раз дядя разместил там все свои приборы и инструменты. Ведь тетя Фанни говорила, что этого добра у ее мужа было предостаточно, не говоря уже о запасах пищи.

— Ну, если отец нам так ничего и не расскажет! — топнула ногой Джордж. — Это ведь мой остров, а не его!

— Он наверняка все тебе объяснит, когда закончит свои эксперименты, — успокоил ее Джулиан. — Тогда мы, наверное, сможем поехать туда и изучить все на месте.

Они направились к дому. На горе им снова встретился тот мальчик, которого они видели сегодня утром. Только сейчас он был один — стоял возле обрыва, глядя на море. Когда ребята подошли поближе, мальчик повернулся и смущенно улыбнулся.

— Здравствуйте! Вы были у старика служителя?

— Да, — кивнул Джулиан. — Хороший старик, правда?

— Слушай, — перебила его Джордж, — извини, пожалуйста, но моя собака разлила там зеленую краску, а старик сказал, что краска твоя. Я за нее заплачу.

— Нет-нет, не надо! Ничего страшного, там ведь совсем немного оставалось. Хорошая у тебя собака!

— Да, — гордо ответила Джордж. — Самая лучшая собака в мире! Он у меня уже несколько лет. Ты любишь собак?

— Люблю, — кивнул мальчик.

Но почему-то он даже не пытался погладить Тимми, как это сделал бы на его месте любой другой. Да и Тимми не обнюхивал его и не прыгал вокруг, как всегда, когда встречал кого-нибудь незнакомого. Он просто стоял около Джордж и даже хвостом не вилял.

— Симпатичный островок, — сказал мальчик, указывая на Киррин. — Вот бы туда попасть!

— Это мой остров, — расплылась в улыбке Джордж. — Мой собственный!

— Да ну? — удивился мальчик. — А можно я как-нибудь съезжу туда с вами?

— Конечно, только не сейчас, — ответила Джордж, — Видишь ли, теперь там мой отец работает. Он ученый.

— Правда? — еще больше удивился мальчик. — А что он там, опыты ставит?

— Точно, — кивнула Джордж.

— Для этого и башня нужна? — Мальчик явно заинтересовался. — А когда закончится его эксперимент?

— Слушай, а тебе какое дело? — неожиданно перебил его Дик.

Ребята с удивлением уставились на него: он редко говорил таким грубым тоном.

— Да в общем-то никакого, — поспешил с ответом мальчик. — Я просто думал, что когда эксперименты закончатся, твой брат разрешит мне поехать с вами.

Джордж была польщена: новый знакомый не заметил, что она девочка!

— Ну конечно, разрешу, — улыбнулась она мальчику. — Ждать уже осталось совсем немного. Эксперименты вот-вот должны закончиться.

НЕБОЛЬШАЯ ССОРА

Вдруг ребята обернулись, услышав за спиной звук шагов. Это был отец мальчика, незаметно приблизившийся к ним.

— Уже подружились? — спросил он, кивнув ребятам. — Очень хорошо. Моему парнишке здесь ужасно скучно. Надеюсь, вы будете к нам заглядывать? — Мужчина был сама любезность. — Вы закончили разговор? — повернулся он к сыну. — Тогда пошли!

— Да, идем, — отозвался мальчик. — Знаешь, этот парень говорит, что остров Киррин принадлежит ему. Он обещал взять меня с собой на остров, как только его отец закончит так работу. А это уже скоро!

— А вы знаете безопасный путь через все эти острые рифы и камни? — поинтересовался мужчина. — Я сам боюсь туда плыть, а местные рыбаки отказываются меня отвезти — говорят, что не знают дороги!

Это было довольно странно: рыбаки должны были знать путь на остров. И тут ребята вспомнили слова дяди Квентина. Он ведь сам запретил рыбакам перевозить кого бы то ни было на остров, пока он там работает. Все ясно! Рыбаки просто притворяются, что не знают дороги между скал и рифов.

— А вам так хочется попасть на остров? — внезапно спросил Дик.

— Мне? Нет-нет! Но моему сыну хотелось посмотреть замок, — ответил мужчина. — Я-то плыть не могу. У меня при малейшей качке начинается морская болезнь. Вообще моряк из меня никакой, и без крайней надобности я в море не выхожу.

— Ну, нам пора, — закончил разговор Джулиан. — Мы должны еще купить кое-какие продукты для тети. До свидания!

— Приходите к нам в гости, как только захотите, — пригласил мужчина. — У меня есть очень интересные фильмы, Мартин с удовольствием вам их покажет. Приходите хоть завтра вечером.

— Большое спасибо, — поблагодарила его Джордж, которая уже сто лет не была в видеотоке. — Обязательно заглянем!

Они расстались. Ребята вместе с Тимми направились вниз но холму.

— Слушай, Дик, — заговорила Джордж, — почему ты был так груб с этим парнем? Это же просто невежливо!

— Понимаешь, у меня возникли кое-какие подозрения, — ответил Дик. — Этот парень слишком уж интересуется островом и работой дяди Квентина, особенно тем, когда она закончится.

— Ну и что здесь странного? — возразила Джордж. — В деревне все этим интересуются. И все знают о башне. А мальчик спросил только, когда отец закончит опыты. Мне этот парень понравился.

— Конечно, он же назвал тебя мальчишкой! — усмехнулся Дик. — Из тебя и правда мог бы выйти неплохой парень… если бы только ты не была так похожа на девчонку!

Этого Джордж не могла стерпеть. Она с возмущением обернулась к Дику.

— Я вовсе не похожа на девчонку! У меня намного больше веснушек, чем у тебя! Кроме того, у меня нормальные ресницы и брови, и я даже могу говорить низким голосом!

— Какая же ты дурочка, — раздраженно отозвался Дик. — Как будто веснушки могут сделать из тебя настоящего парня! Я не верю, что этот пижон не догадался, что ты девчонка. Просто он хотел польстить тебе и втереться в доверие! Прослышал, наверное, как ты любишь казаться парнем!

Джордж направилась к Дику с таким грозным видом, что Джулиан быстро встал между ними.

— Пожалуйста, без драк! — строго сказал он. — Вы оба уже достаточно взрослые, чтобы не дубасить друг друга, как малышня в детском саду. Вы ведете себя как дети!

Энн с испугом наблюдала за этой сценой. Джордж частенько сердилась, но никогда еще не заходила в своем гневе так далеко! А Дик всегда отличался вежливостью, а тут вдруг без всяких причин стал придираться к тому парню на утесе.

Тут и Тимми заскулил. Он поджал хвост и выглядел теперь ужасно несчастным.

— Джордж, посмотри! Даже Тимми расстроился из-за вашей ссоры, — не выдержала Энн. — Только глянь на него, какой он жалкий!

— Ему не понравился этот парень, — заметил Дик. — Это неспроста! Ведь если Тимми кто-то не нравится, значит, этому человеку доверять нельзя!

— Тимми иногда бросается на незнакомцев, — возразила Джордж, — а в этот раз он даже не зарычал, ведь так? Не волнуйся, Джулиан, мы не будем драться. И все же я считаю, что Дик не прав. Зачем делать из мухи слона только потому, что парень заинтересовался моим островом? Или потому, что Тимми отнесся к нему не слишком дружелюбно? Тимми ведь очень умный пес, и на этот раз он вел себя тихо. Да и в поведении парня, помните, не было ничего вызывающего.

— Ну хорошо, хорошо! Давай закончим этот спор, — перебил ее. Дик. — Я сдаюсь! Может, я и придал всему этому слишком большое значение.

Энн с облегчением вздохнула. Ссора была улажена; только бы она не повторилась снова! Ведь Джордж в последнее так легко вывести из себя… Скорей бы дядя Квентин кончал свою работу! Тогда они смогут поехать на остров, а там-то уж Джордж наверняка успокоится.

— Ужасно хочется посмотреть видео! — вздохнула ДЖОРДЖ. — Давайте зайдем к ним как-нибудь вечерком!

— Хорошо, — согласился Джулиан. — Но давайте на всякий случай не заикаться о работе дяди Квентина — тем более что мы сами почти ничего о ней не знаем. Помнишь, Джордж, твой папа говорил, что кто-то уже пытался за ним шпионить? В наше время научные секреты имеют огромную ценность, потому ученые и пользуются большим авторитетом… Представляю себе, что сказал бы дядя Квентин, если бы узнал, что тот парень интересуется его работой.

— Все, кроме Джордж, засмеялись, а она посмотрела на Джулиана с уважением. Отличный парень ее кузен, и никогда не говорит глупостей. Конечно, она поступит так, как он сказал.

День уже клонился к вечеру. Небо прояснилось, и закатное солнце озарило бухту. Запахло примулами и нарциссами, с берега потянуло соленым ароматом водорослей. Отправившись наконец за покупками для тети Фанни, ребята встретили Джеймса, сына рыбака, и остановились поболтать с ним.

— Послушай, я вижу, твой отец забрал остров себе? — улыбкой спросил он у Джордж. — Вот так дела! Теперь туда и не сплаваешь! И никому туда нет хода, правда ведь?

— Да, к сожалению, — вздохнула Джордж. — Отец даже нам не разрешил приезжать на остров. А ты помогал отцу перевозить туда вещи?

— Да, я ведь знаю туда дорогу. Помнишь, мы как-то плавали туда вместе? — напомнил Джеймс. — Кстати, как вам понравилась ваша лодка? Я же заткнул все дыры и просмолил ее специально к вашему приезду!

— Да, лодка теперь что надо! Сверкает прямо как новенькая! Спасибо, Джеймс, — поблагодарила Джордж. — Может, составишь нам компанию, когда мы в следующий раз поплывем на остров?

— Спасибо, — обрадовался Джеймс и расплылся в улыбке, обнажив два ряда крепких белых зубов. — А может, одолжишь мне своего Тимми на пару недель? Смотри, как он хочет остаться со мной!

Джордж засмеялась: она прекрасно понимала, что это всего лишь шутка. Джеймс очень любил Тимми, и пес отвечал ему взаимностью: терся о ноги Джеймса, ставил лапы ему на грудь, тыкался носом в его руки… Тимми не забыл, как еще совсем маленьким щенком жил у Джеймса, пока дядя Квентин не разрешил Джордж взять его домой.

Вечерело. Бухта мягко отливала нежным голубым цветом в лучах закатного солнца. Там и сям на море появлялись маленькие белые барашки волн. Ребята залюбовались островом — очень уж он был красив в этот закатный час. Стеклянная верхушка башни блестела в лучах заходящего солнца так ярко, что казалось даже, будто кто-то специально сигналит оттуда. Вдруг до ребят донесся страшный грохот, и верхушка башни озарилась синеватым блеском.

— Смотрите! То же, что и вчера! — воскликнул Джулиан с удивлением. — Это дядя Квентин экспериментирует. Интересно, что он делает?..

Тут послышался свистящий звук, как от взлетающего самолета, и верхушка башни снова осветилась. Казалось, что свисающие с нее провода наполнились какой-то неведомой энергией..

— Странно, — заметил Дик, — и немножко страшновато!

Где же находится твой отец в этот момент? Как бы я хотел это знать, Джордж!

— Бьюсь об заклад, он снова забыл поесть, — сказала Джордж. — Вы видели, с какой жадностью он проглотил наши сандвичи? Должно быть, он опять голодает! Жаль, что папа не разрешил маме остаться на острове и готовить ему еду…

К ребятам подошла тетя Фанни.

— Вы слышали шум? — спросила она. — Опять Квентин что-то взрывает. Как бы он сам не взорвался со своими экспериментами!

— Тетя Фанни, можно мне остаться на берегу до половины одиннадцатого, посмотреть на сигналы дяди Квентина? — с надеждой спросила Энн.

— Ну, дорогая, право же, не стоит! — ответила та. — Да и никому из вас не надо оставаться. Я сама могу посмотреть на сигналы.

— Но, тетя Фанни, мы-то с Диком можем дождаться появления сигналов? — взмолился Джулиан. — В конце концов, в колледже мы никогда не ложимся спать раньше десяти часов!

— Да, но сигналы появятся только в половине одиннадцатого… Я думаю, надобности в этом нет, но если вы так хотите — пожалуйста!

— Спасибо, тетя Фанни, — обрадовался Джулиан. — Из окон нашей комнаты как раз виден остров. Я аккуратно посчитаю, сколько будет сигналов. Их должно быть шесть, верно?

Ребята легли спать вовремя. Энн сразу же уснула, не дожидаясь половины одиннадцатого; Джордж тоже задремала и уже могла заставить себя подняться. Но мальчики не спали, они лежали в своей комнате в кроватях и смотрели в окно. Луны не было, но небо было ясным. Ярко блестели звезды, бросая слабый свет на бухту. Море казалось черным, а остров Киррин словно растворился в ночной темноте.

Уже почти половина одиннадцатого, — с легкой тревогой заметил Джулиан, глядя на часы — их циферблат светился в темноте. — Где же дядя Квентин?

Не успел Джулиан договорить, как над морем, как бы в ответ на его слова, появился огонек — маленький, но ясный и четкий. Наверняка это был свет фонарика.

Джулиан начал считать. Первый… второй… третий… четвертый, пятый… все шесть!

Огонек перестал мигать, и Джулиан закрылся одеялом.

— Ну, слава Богу. С дядей все в порядке. Как ты думаешь. Дик, неужели ему не страшно одному ночью взбираться по лестнице на верхушку башни? Там ведь запросто можно наткнуться о какой-нибудь провод!

— Угу, — сонно пробормотал Дик. — Я бы на его месте никуда не полез. Ты, конечно, можешь стать ученым, Джул, если тебе нравится, но я… я не хочу по ночам лазить в одиночестве по темным лестницам в каких-то мрачных башнях. Разве что вместе с Тимми…

Кто-то постучал в дверь. Джулиан вскочил с кровати и открыл. На пороге стояла тетя Фанни.

— Джулиан, дорогой, ты видел огни? Я забыла их сосчитать. Там было ровно шесть?

— Да, тетя Фанни, — кивнул Джулиан. — Именно так, все шесть. Я бы давно уже вам сообщил, если бы что-то было не так. С дядей все в полном порядке, не беспокойтесь.

— Жаль, что я не условилась с ним еще об одном сигнале — на тот случай, если у него кончатся продукты! Ну хорошо, Джулиан, ложись спать, Спокойной ночи! — проговорила тетя Фанни, закрывая дверь.

ПРИКЛЮЧЕНИЕ В КАМЕНОЛОМНЕ

Следующий день выдался ясным и солнечным. Когда ребята спустились в гостиную завтракать, у всех было отличное настроение. Солнце прогрело воздух, и день казался совсем летним.

— Можно нам пойти искупаться? — спросила Энн.

— Нет, конечно! — покачала головой тетя Фанни. — Кто же купается в апреле? Море-то еще очень холодное. Или вы хотите простудиться и пролежать в постели до конца каникул?

— Ну, тогда мы пойдем погуляем по берегу, — вступила в разговор Джордж. — Тимми очень любит такие прогулки! Да, Тим?

Пес согласно гавкнул, весело захлопав хвостом по полу.

— Возьмите с собой бутерброды — вдруг по дороге захочется перекусить, — предложила тетя Фанни. — Сейчас я вам приготовлю.

— Наконец-то вы сможете от нас отдохнуть, — заметил Дик, улыбаясь. — Я знаю, что мы будем делать. Пойдем к старой каменоломне и будем искать там древнее оружие! У нас в школе очень хороший музей; вот бы найти парочку каменных топоров или в крайнем случае несколько костяных наконечников для стрел и подарить их нашему музею!

Ребята с радостью согласились с его предложением: ведь ужасно интересно искать разные старинные вещи. Да и просто побывать в старой каменоломне никто бы не отказался: ведь там можно было чудесно позагорать, укрывшись от пронизывающего морского ветра.

— Надеюсь, на этот раз нам не попадется на дороге дохлая коза, — поморщилась Энн. — Помните, мы видели ее в прошлом году? Бедняжка, должно быть, оступилась, упала в расщелину и не смогла оттуда выбраться — так и сдохла от голода.

— Конечно, на этот раз мы не встретим ничего подобного! — заверил сестренку Джулиан. — Зато кое-что другое мы обязательно найдем. Знаете что? Примулу! Там она всегда распускается раньше, потому что хорошо укрыта от ветра и дождя.

— А Тимми, как всегда, будет гоняться за кроликами и наловит их столько, что можно будет сделать жаркое человек на десять! — мечтательно добавил Дик.

Тимми заинтересованно гавкнул. Ребята подождали до половины одиннадцатого утра, когда дядя Квентин должен был подать сигналы солнечным зайчиком. Луч солнца, направленный на дом, был таким ярким, что ребята зажмурились.

— Вот она, световая теория в действии! — засмеялся Дик. — Доброе утро, дядя Квентин, доброе утро и до вечера! Вечером мы встретимся снова. Ну что, все готовы? Пошли!

— Да, пошли! Тимми, ко мне! У кого наши бутерброды? Послушайте, а солнце довольно жаркое!

И они отправились в путь. День был великолепный, и дорога показалась им совсем не утомительной. Каменоломня находилась недалеко — всего в полумиле от дома, но ребята решили сначала немного побродить по берегу: Тимми надо а прогуляться. Вскоре они подошли ко входу в каменоломню.

Это было довольно странное место. Когда-то здесь брали камень для строительства; замок на острове, очевидно, тоже был построен из здешних камней. Однако потом шахту забросили, и она поросла травой. Вход в нее закрывали чахлые кусты, чудом выросшие среди камней. Спуск был довольно крутым, никаких тропинок не было: ведь сюда уже давным-давно почти никто не заглядывал. Вход в шахту был похож на огромную воронку, усеянную камнями и покрытую ковром самых разнообразных цветов: примулы и нарциссы тянули свои бледные лепестки к весеннему солнцу, окруженные чудесными флоксами, белыми и розовыми.

— Ох, как красиво! — воскликнула Энн, заглянув внутрь. — Просто невероятно! Я никогда еще не видела сразу столько примул, да еще таких огромных!

— Осторожней, Энн! — окликнул сестру Джулиан. — Не упади, ты стоишь на самом краю! Тут очень глубоко, запросто можно ногу сломать.

— Хорошо, я осторожно! — отозвалась Энн. — Корзинку я бросила, так что могу держаться за кустом обеими руками.

Ребята осторожно спустились на дно карьера. Девочки стали собирать великолепные цветы, а мальчики занялись поисками оружия каменного века.

— Привет! — вдруг донеслось откуда-то снизу. Ребята с удивлением обернулись на голос, а Тимми даже зарычал.

— А, это ты! — Джордж первой узнала вчерашнего знакомого.

— Да, я. Мы же с вами еще не знакомы, — отозвался тот. — Меня зовут Мартин Кертон.

Джулиан в свою очередь представил ему ребят.

— Мы здесь ищем каменные топоры и стрелы, — добавил он, — а заодно и позавтракаем на природе. А ты что здесь делаешь?

— Я?.. Ну, я тоже ищу всякие древности.

— Ну и как, нашел что-нибудь? — поинтересовалась Джордж.

— Пока нет, — развел руками Мартин.

— Еще бы, — ехидно заметил Дик. — Тут же сплошные цветы. Надо спуститься вниз, вон туда, где земля чистая.

Дик изо всех сил старался быть повежливее с этим парнем: он прекрасно помнил вчерашнюю ссору с Джордж.

Мартин подошел к ребятам и вместе с ними принялся рыться в земле. У Джулиана и Дика были лопатки, которые они захватили с собой, а Мартин разгребал землю прямо руками.

— Эй, там у вас тепло? — окликнула их Энн сверху. — Я лично уже собираюсь снять свитер. Тут такая жара!

Тимми, уткнувшись мордой в кроличью норку, яростно работал передними лапами. Комья земли так и летели во все стороны.

— Лучше не подходите к Тимми, — предупредил Дик с улыбкой, — закидает землей, не выберешься! Эй, Тимми, не стоит так надрываться из-за какого-то кролика!

Но Тимми не внял его совету. Для него кролик был вполне достойной дичью. И он продолжал рыть с удвоенной энергией. Земля и мелкие камешки фонтаном летели из-под его лап. Внезапно Джулиан подскочил и схватился рукой за щеку: один камешек повал прямо ему в лицо. Мальчик хотел было отругать Тимми, но потом взглянул на камешек и забыл о своем намерении.

— Смотрите, какая великолепная штуковина! Это же настоящий каменный наконечник от стрелы! — воскликнул он. — Давай, Тимми, рой дальше! И мы найдем настоящий каменный топор!

Ребята, окружив Джулиана, разглядывали наконечник. Энн бы и в голову не пришло, что этот камешек — настоящий древний наконечник от стрелы, но Дик и Джулиан так увлеченно обсуждали находку, что она им поверила.

— Какой прекрасный экземпляр! — восхищался Дик. — Смотри, как он заточен. Подумать только, этой стрелой пещерные люди пользовались несколько тысяч лет назад!

Мартин молча рассматривал находку. Действительно, это был отличный экземпляр, прекрасно сохранившийся. Мартин удовлетворенно причмокнул губами и, не говоря ни слова, отошел в сторону. Дик покосился на него: странный парень, к тому же, похоже, зануда. Он размышлял, стоит ли пригласить Мартина позавтракать с ними. Честно говоря, ему вовсе хотелось быть в компании с этим парнем. Но Джордж, видно, не хотелось так просто его отпускать.

— А ты тоже захватил с собой бутерброды?

— Нет, я с собой еды не взял.

— Ничего, у нас ее полно. Поешь с нами? — пригласила она.

— Спасибо, с удовольствием, — кивнул мальчик. — Знаете приходите вечером ко мне, посмотрим видео. Я буду очень рад видеть вас всех у себя.

— Придем обязательно, — согласилась Джордж. — Большое спасибо, Мартин. Ой, Энн, посмотри, какие великолепные цветы! В первый раз в жизни вижу такие!

Мальчики углубились в шахту уже довольно далеко, увлеченно разгребая землю своими лопатками. Наконец они наткнулись на большой, плоский, как стол, валун. Прекрасное место для пикника! Есть где разложить бутерброды и расставить баночки с кока-колой.

Было уже около двенадцати, они порядком проголодались и решили поесть. Мартин присоединился к ним и, очевидно, был этим весьма доволен.

— Самые лучшие сандвичи, которые я когда-либо ел, — с благодарностью сказал он. — Больше всего мне понравились вон те, с сардинками. Это твоя мама их делает?

— Да, — с гордостью ответила Джордж, — это моя мама!

— А моя мама, — грустно сказал мальчик, — умерла много лет назад.

Ребята сочувственно замолчали: им даже трудно было себе представить, как такое огромное горе может свалиться на человека в их возрасте. Затем они наперебой принялись предлагать Мартину кто булочку помягче, кто самый большой сандвич с сардинками…

— Я видел, как ваш отец подавал вчера вечером сигналы, — снова заговорил Мартин, дожевывая булку. Дик сразу же насторожился.

— А почему ты думаешь, что это он сигналил? Кто тебе сказал?

— Никто, — пожал плечами мальчик. — Просто я увидел шесть вспышек света и подумал: наверное, это отец Джордж дает о себе знать.

Казалось, Мартин был задет грубым тоном Дика. Джулиан незаметно толкнул брата локтем в бок: не хватало, только, чтобы он затеял ссору! Джордж тоже строго посмотрела на Дика.

— Значит, ты видел эти сигналы? — обернулась она к Мартину. — Их действительно подавал мой отец. Думаю, их многие заметили. Днем папа пускает солнечных зайчиков, а ночью сигналит фонарем, чтобы мы знали, что у него все в порядке.

Дик уничтожающе взглянул на кузину. Ну зачем она все это рассказывает? Какая в этом необходимость? Разве что она делает это специально, назло ему?.. Дик постарался переменить тему разговора.

— А где ты учишься? — спросил он Мартина.

— Я не хожу в школу, — ответил тот, — я болен.

— А до того, как заболел, ходил в школу? — не отставал Дик.

— Нет, у меня был учитель.

— Да, не повезло тебе, — заметил Джулиан.

Он подумал, что скучно, наверно, жить на свете, если нельзя ходить в школу, участвовать в школьных играх, походах, викторинах… Может, Мартин из тех лентяев, которые не способны учиться в школе, и родителям приходится нанимать для них учителей? Нет, их новый знакомый не выглядел глупым — только каким-то странным и мрачным.

Тимми, удобно расположившийся на теплом камне рядом с ребятами, уже съел свою долю и теперь выпрашивал добавку. Но хватит, нужно ведь и Мартину что-то оставить!

Интересно, что Тимми как будто вовсе не замечал Мартина, а Мартин в свою очередь не обращал никакого внимания на собаку. Энн была уверена: он соврал, что любит собак. Как же можно было сидеть рядом с Тимми и даже не погладить его ни разу? А пес демонстративно уселся к Мартину спиной. В самом деле, это было довольно странно. Джордж приветливо говорила с Мартином, все они делились с ним своим завтраком, а Тимми вел себя так, как будто бы их было четверо!

Энн уже хотела поделиться своим наблюдением с ребятами, как вдруг Тимми зевнул, встряхнулся и отбежал в сторону.

— Опять отправился на кроликов охотиться, — заметил Джулиан. — Слушай, Тим, разыщи-ка мне еще парочку наконечников.

Тимми замахал хвостом и исчез за каменной грядой. Вскоре оттуда донесся звук разрываемой земли, и вверх взметнулся фонтан из земли, камней и песка.

После сытного обеда ребята, разомлев, разлеглись на теплых камнях. Они еще несколько минут поболтали, и Энн почувствовала, как глаза у нее сами собой закрываются. Разбудил ее голос Джордж.

— Тимми! Тимми, ты где? Сюда, ко мне! Куда же ты подевался?..

Но пес не появился и даже не залаял в ответ. — Ладно, — встала Джордж, — пойду его поищу. Наверное, совсем зарылся в кроличью нору.

ДЖОРДЖ ДЕЛАЕТ ОТКРЫТИЕ И…. ТЕРЯЕТ САМООБЛАДАНИЕ

Джордж соскочила с камня. Оглядываясь по сторонам в поисках Тимми, она обнаружила довольно большую щель, наполовину засыпанную камнями, которые набросал Тимми.

— Наверняка он здесь. Тимми, эй, Тимми!

В ответ ни звука. Джордж оценивающе посмотрела на кучу земли, которую нарыл Тимми, — она была довольно большая.

— Джулиан! — позвала девочка. — Брось мне свой совок, пожалуйста!

Через секунду совок приземлился у ее ног. Джордж взяла его и принялась копать, чтобы расширить вход в пещеру. Ход был достаточно велик для Тимми, но для нее еще узковат. Девочка усердно работала совком, но через некоторое время устала, вытерла со лба пот и поднялась с колен. Друзья безмятежно дремали на нагретом камне.

«Ну и лентяи!» — подумала Джордж, совершенно забыв о том, что только что спала рядом с ними. Она снова принялась копать и вскоре вырыла довольно широкий проход, куда уже можно было пролезть. Спустившись вниз, девочка обнаружила длинный лаз, ведущий дальше в подземелье. Тимми такой вырыть было не под силу.

— Интересно, это чья-то нора или подземный ход? — думала вслух Джордж, стоя на четвереньках. — Тимми, где же ты, Тимми?

Откуда-то из глубины послышался слабый визг. Джордж обрадовалась: значит, Тимми здесь. Она проползла еще немного на четвереньках, и вдруг… Туннель стал шире и выше, теперь по нему можно было идти, немного согнувшись. Джордж поняла, что это настоящий подземный ход. Было совершенно темно, Джордж ничего не видела впереди. Она только слышала сопенье и повизгиванье бегущего навстречу Тимми.

— Ох, Тимми, как ты меня испугал! — вскрикнула она, когда Тимми с налету прыгнул ей на грудь — Где же ты был? Интересно, это настоящий подземный ход или просто заброшенная штольня?

Пес с лаем схватил хозяйку за джинсы и потянул к выходу.

— Ладно, Тимми, будем выбираться, — сказала Джордж. — Думаешь, мне нравится бродить здесь в темноте? Я ведь за тобой пришла между прочим!

Пока они бродили в подземелье, проснулся Дик. Он потянулся, посмотрел на синее небо, затем сел и оглянулся по сторонам.

— Джордж! — позвал он.

Никто не ответил. Дик спрыгнул с камня — и тут, к полному его удивлению, откуда-то прямо у него из-под ног выскочил вдруг Тимми, затем показалась и Джордж. Дик от удивления даже рот открыл. Джордж решила подшутить над братом.

— Все в порядке, Дик, — сказала она. — Просто мы с Тимми лазили в нору за кроликом! — Она поднялась с колен, отряхнула грязь с джинсов и свитера и продолжила уже серьезно: — Знаешь, там подземный ход. Сначала я увидела маленький лаз, похожий на кроличью нору, а затем ход так расширился, что по нему можно было пройти! Я не пошла дальше, там было очень темно, а Тимми забежал довольно далеко.

— Ого! — удивился Дик. — Еще одно приключение!

— Давай разведаем, что там дальше, — предложила Джордж. — Я думаю, у Джулиана найдется свечка?

— Нет, — покачал головой Дик, — сегодня мы туда не пойдем.

Остальные ребята уже проснулись и с интересом слушали их разговор.

— Тайный ход? — заинтриговано спросила Энн. — Давайте исследуем его сейчас же, а!

— Нет, — повторил Дик, — не сегодня!

Он посмотрел на Джулиана, и тот догадался, почему Дик не хочет сейчас лезть в подземный ход. Он не хотел, чтобы Мартин узнал об этом. И правильно! Кто он такой? Даже не приятель им, так — первый встречный. Джулиан кивнул брату.

— Да, сегодня мы туда не полезем. Скорее всего, это обычная шахта, откуда брали камень.

Мартин слушал разговоры ребят с большим интересом и даже заглянул в дыру.

— Жаль, что вы не хотите исследовать ее сейчас, — вздохнул он. — Но, может быть, мы договоримся прийти сюда попозже с фонарями.

Джулиан взглянул на часы.

— О, уже почти два! Хорошо, Мартин, подумаем; А сейчас пора идти — мы же еще хотели зайти к тебе посмотреть видео.

Ребята стали пробираться к выходу из каменоломни. Джулиан взял у Энн корзинку, чтобы девочка случайно не поскользнулась. Вскоре они уже были наверху, у входа, поросшего кустарником. Здесь дул сильный ветер, и после уютного тепла на дне воронки ребятам показалось холодновато на вершине холма. Они быстро дошли до домика береговой охраны. Старик охранник возился в огороде и, завидев ребят, помахал им рукой.

Они вошли в ворота соседнего дома. Мартин открыл дверь и пригласил всех входить. Его отец сидел у окна и что-то читал. При виде ребят он встал и протянул руки им навстречу. Лицо его озарилось широкой улыбкой.

— А-а, заходите, пожалуйста. Очень рад, очень рад! И собака пусть тоже заходит, я люблю собак.

В маленькой комнате такой большой компании было несколько тесновато. Ребята по очереди поздоровались с мистером Кертоном. Мартин напомнил отцу, что они пришли посмотреть видео.

— Хорошо, хорошо, — не переставая улыбаться, произнес тот.

Энн с любопытством разглядывала густые лохматые брови мистера Кертона. Интересно, почему он их не подстрижет? Неужели ему так нравится? Жаль, брови его портят, и он кажется свирепым.

Ребята огляделись. В дальнем углу комнаты стоял телевизор и видеомагнитофон. Здесь же был большой радиоприемник и что-то похожее на передатчик.

— Ух ты! — в один голос выдохнули мальчики. — А это у вас радиопередатчик?

— Да, — с гордостью ответил мистер Кертон. — Это мое хобби. Я сам собрал этот аппарат.

— Вы, должно быть, хорошо знаете радиотехнику? — поинтересовался Дик.

— А что такое радиопередатчик? — спросила вдруг Энн. — Первый раз слышу о таком аппарате.

— Это такая штука, которая передает сигналы на расстояние, — объяснил Дик. — Ну, как у полиции в машинах. Только эта намного мощнее!

Тем временем Мартин возился с телевизором. Наконец экран осветился и начался фильм. Он оказался довольно интересным. Когда фильм закончился, отец Мартина предложил гостям остаться на чай.

— И не думайте отказываться, — добавил он. — Я сам сейчас позвоню вашей тете и предупрежу, что вы немного задержитесь у нас.

— Да, пожалуйста, сэр. Тетя Фанни будет волноваться, если мы не придем вовремя.

Мистер Кертон позвонил тете Фанни, и она разрешила ребятам ненадолго остаться у него. Все сели за стол. Чай был очень ароматным. За столом Мартин сидел молча, зато его отец так и сыпал шутками и анекдотами. Ребята решили, что он всегда такой разговорчивый. Наконец разговор коснулся острова Киррин. Мистер Кертон заметил, что по вечерам остров очень красив. Джордж, услышав это, просто расцвела.

— Точно, — подтвердила она. — Я тоже так думаю. Жаль, мой отец выбрал такое неподходящее время для своей работы. Мы с друзьями рассчитывали пожить там…

— Ты там, наверное, каждый камень знаешь? — улыбнулся мистер Кертон.

— Еще бы! — воскликнула Джордж. — Мы все хорошо знаем остров. Там и подземелье есть. Однажды мы даже нашли там кусочек золота. Правда, это было довольно давно…

— А, припоминаю, — кивнул мистер Кертон. — Кажется, читал об этом в какой-то газете. Должно быть, это очень интересно! Древнее подземелье, заброшенный колодец, в который вы можете спускаться, да?

— Вот-вот, — встрепенулась Энн, — а еще там есть пещера, где мы как-то прожили почти целое лето. У нее два входа — со стороны моря и сверху через потолок!

— И ваш отец, конечно, проводит свои эксперименты в подземелье? — продолжал расспрашивать мистер Кертон. — Какое интересное место для работы.

— Нет, мы думаем, что… — начала было Джордж, но тут же получила от Дика довольно сильный толчок локтем в бок. Она даже скривилась от боли: Дик явно переборщил.

— Что такое? — удивился мистер Кертон.

— Нет… я просто хотела сказать, что мы не знаем, где работает мой отец, — пробормотала Джордж, отодвигаясь от Дика.

Тут вдруг заворчал Тимми. Джордж удивленно посмотрела на него. Пес злобно смотрел вверх, на Дика.

— Ты что это, Тимми? — спросила Джордж.

— Я думаю, ему здесь очень жарко, он хочет прогуляться, — ответил за собаку Дик. — Вывела бы ты его, Джордж!

Джордж взяла Тимми за ошейник и вышла из домика. Дик последовал за ней. Девочка сердито повернулась к брату.

— Слушай, ты чего? Зачем-то заехал мне локтем в бок… У меня теперь знаешь какой синяк будет?..

— Ты прекрасно знаешь, почему я это сделал, — перебил ее Дик. — Болтать надо меньше! Ты что, не видишь, как этот тип выспрашивает про остров и эксперименты твоего отца? Может быть, в этом ничего и нет, но на всякий случай держи язык за зубами! Я должен был тебя как-то остановить. Вот и пришлось толкнуть. И это я наступил Тимми на хвост, чтобы он зарычал.

— Ну, знаешь, это уж слишком! — возмутилась Джордж. — Как ты мог поступить так с Тимми?!

— У меня не было другого выхода, — оправдывался Дик. — Извини, дружище Тим! — Он потрепал собаку за ушами.

— Все, я иду домой, — топнула ногой Джордж, кипя от гнева. — Я не желаю с тобой разговаривать. Мало того, что ты утверждаешь, что я болтаю как девчонка, так еще наступаешь на хвост моей собаке. С меня хватит!

— Ну и прекрасно. Чем меньше ты будешь разговаривать с мистером Кертоном, тем лучше! — ответил Дик. — А я пойду еще посижу. Мне интересно узнать, кто он и чем занимается. По-моему, он довольно подозрительный тип. А тебе и правда лучше уйти, пока ты еще чего-нибудь не разболтала!

Джордж, не говоря ни слова, повернулась и зашагала прочь вместе с Тимми. Дик пошел обратно в дом извиниться за Джордж. Джулиан и Энн почувствовали неладное и поднялись, собираясь уходить, но, к их удивлению, Дик вдруг стал очень разговорчивым. Он внезапно заинтересовался подробностями приезда мистера Кертона и его сына. Наконец они распрощались и вышли.

— Приходите снова, — на прощание сказал им мистер Кертон. — И передайте тому парню, что ушел с собакой… Как его имя? Джордж? Передайте Джордж, пусть он тоже заходит. И собаку пускай захватит. Какой хороший у вас пес, послушный! Ну, до свидания. Приходите снова, мы будем ждать!

НЕОЖИДАННЫЕ СИГНАЛЫ

— Какая муха укусила Джордж? — спросил Джулиан, когда они немного отошли. — Я видел, как ты заехал ей локтем в бок, она действительно чересчур много болтала. Но почему она ушла одна, да еще в такой ярости?

Дик рассказал ему, как специально наступил на хвост Тимми, чтобы Джордж обратила на него внимание и перестала болтать. Джулиан засмеялся, а Энн возмутилась.

— Это просто непорядочно с твоей стороны, Дик, — строго проговорила она.

— Да я и сам чувствую себя неловко, — признался Дик. — Но у меня просто не было другого выхода. Надо же было как-то переменить тему разговора! Мне показалось, что этот человек очень заинтересовался тем, о чем рассказывала Джордж. Но сейчас я так не думаю.

— Что ты имеешь в виду? — удивился Джулиан.

— Ну, вначале мне показалось, что он хочет выведать суть опытов дяди Квентина, — пояснил Дик, — потому-то и выспрашивает у Джордж подробности. Но потом он рассказал о себе: он журналист, пишет заметки для газет. И теперь я думаю, да и Энн тоже так считает, что он просто хочет написать статью о дядиных загадочных экспериментах. Хочет сделать сенсационный материал!

— Да, это вполне вероятно, — задумчиво пробормотал Джулиан. — И все же почему он выспрашивает так вкрадчиво? Ведь он мог просто подойти и сказать: «Ребята, я пишу важную статью для газеты. Не могли бы вы мне помочь?» Однако он этого не сделал…

— Вот именно! Поэтому он и показался мне таким подозрительным! — воскликнул Дик. — Он как будто все время что-то выведывал. Ну что же, я, пожалуй, пойду извинюсь перед Джордж, а то она здорово расстроилась. Скажу ей, что был не прав.

— Давай зайдем в деревню и купим костей для Тимми, — предложил Джулиан. — Извинимся и перед ним тоже!

— Хорошая идея! — отозвался Дик.

Они купили две большие мясные кости для Тимми и отправились домой. Джордж уже была дома, на втором этаже, вместе с Тимми. Ребята подошли к ней. Джордж сидела на полу, скрестив ноги; в руках у нее была книга. Она мрачно посмотрела на ребят.

— Джордж, извини, пожалуйста, — начал Дик, — что я тебе нагрубил. Я ведь хотел как лучше! Теперь я знаю, что мистер Кертон не шпион, а просто-напросто журналист… Он собирает здесь материалы для статьи. Посмотри, что мы принесли для Тимми! Пусть он тоже на меня не обижается!

Джордж была очень сердита на Дика, но его расстроенный вид смягчил ее сердце, и она улыбнулась.

— Спасибо за кости! — поблагодарила она. — А теперь идите, пожалуйста, а то я себя неважно чувствую. Мне надо немного побыть одной.

Ребята вышли из комнаты, оставив ее одну. Они всегда так поступали, когда видели, что Джордж в плохом настроении. В таких случаях ее надо было оставить наедине с собственными мыслями. Ей необходим был лишь Тимми — и он действительно оказывался рядом, когда хозяйке было плохо.

Джордж не вышла из своей комнаты даже к ужину. Дик объяснил тете Фанни:

— Мы немного повздорили, но теперь все в порядке. Просто Джордж захотелось немного побыть одной. Может быть, мне стоит отнести ей ужин наверх?

— Давай лучше я отнесу, — вмешалась Энн и взяла поднос.

Но Джордж есть отказалась.

— Что-то не хочется, — объяснила она сестре. Энн уже собиралась забрать поднос, но Джордж остановила ее:

— Ну ладно, оставь. Может быть, Тимми захочет…

Энн понимающе улыбнулась и вышла. Когда она через несколько минут вернулась в комнату, тарелки были пусты.

— Тимми оказался ужасно голодным, — объяснила Джордж, вытирая платком губы. Энн снова улыбнулась и спросила:

— Может, теперь спустишься вниз, поиграем во что-нибудь?

— Нет, оставь меня, пожалуйста, одну. Завтра все будет в порядке, — пообещала Джордж.

Джулиан, Дик, Энн и тетя Фанни немного поиграли в настольные игры и отправились спать. Когда Энн вошла в комнату, Джордж уже спала. У ее ног клубочком свернулся Тимми.

— Ложись, Дик, а я подожду сигналов дяди Квентина, — сказал Джулиан. — Ну и темная же сегодня ночь!

Он тихо сидел на кровати, глядя туда, где должен находиться остров Киррин. Ровно в половине одиннадцатого вспыхнули один за другим шесть сигналов, и Джулиан уткнулся в подушку, теперь можно было заснуть. Но вскоре его разбудил странный звук, доносившийся с острова и очень похожий на те, предыдущие. Джулиан поднял голову и посмотрел в окно. Он надеялся увидеть синий разряд электрической молнии на верхушке башни, но ничего не разглядел в темноте. Звук постепенно стих, и Джулиан снова лег. На следующее утро он подошел к тете.

— Вы видели вчера условные сигналы? — спросил он.

— Да, — кивнула тетя Фанни, — Джулиан, пожалуйста, последи сегодня за утренними сигналами. Мне нужно пойти поговорить кое о чем с нашим священником, а с церковного двора, боюсь, я их не увижу.

— Хорошо, — согласился Джулиан. — А сколько сейчас времени?

— Половина десятого.

— Тогда я пока посижу в своей комнате, напишу письмо, а в половине одиннадцатого приму сигналы.

Джулиан отправился писать письмо, а его друзья решили погулять по берегу. Дик, а потом и Джордж, настроение у которой уже значительно улучшилось, пытались уговорить Джулиана пойти с ними.

— Я присоединюсь к вам попозже, — покачал головой Джулиан. — Сначала я должен посмотреть на сигналы с башни. Осталось всего десять минут…

Ровно в половине одиннадцатого мальчик выглянул в окно и стал смотреть на застекленную верхушку башни. Первый сигнал чуть не ослепил его.

— Ага, вот и первый, — проговорил Джулиан, — второй… третий… все шесть! Очень хорошо — значит, с дядей все в порядке!

Мальчик уже собирался выйти из комнаты, как вдруг заметил на стене еще один солнечный зайчик.

— Седьмой?! — Он повернулся к окну. — Восьмой, девятый… двенадцатый! Странно, зачем еще шесть сигналов?

Затем серия из шести сигналов повторилась еще раз, и на этом все кончилось, Джулиан задумался, жалея, что у него нет при себе подзорной трубы. За дверью послышались торопливые шаги, и трое ребят, вне себя от волнения, ворвались в комнату.

— Джулиан, мы видели восемнадцать сигналов с острова вместо шести! Ты тоже считал? Почему дядя Квентин это сделал? Может быть, он в опасности?..

— Нет, — покачал головой Джулиан, — если бы он был в опасности, то подал бы сигнал 808.

— Но он ведь не знает азбуки Морзе! — возразила Джордж.

— Ну, тогда, может, он хочет нам сказать, что ему что-то нужно? — предположил Джулиан. — Мы должны сейчас же поехать к нему и разобраться! Возможно, у него просто кончилась еда.

Когда тетя Фанни вернулась, ребята наперебой рассказали историю с сигналами и предложили, не откладывая, сейчас же отправиться на остров. Она с радостью согласилась.

— Конечно, поедем! Наверное, ваш дядя хочет отправить какое-нибудь письмо, — сказала она. — Едем сейчас же!

Джордж побежала к Джеймсу за лодкой, а тетя Фанни упаковала полный рюкзак продуктов. Не прошло и получаса, как они уже плыли на остров.

Когда лодка обогнула острый утес, закрывающий бухточку, ребята сразу увидели дядю Квентина, который стоял на берегу, явно встречая их. Завидев лодку, он радостно замахал рукой, а когда они подплыли ближе, помог вытащить лодку на берег.

— Мы видели твои сигналы, — сказала тетя Фанни. — Что-то случилось? Тебе что-нибудь нужно?

— Да, — ответил дядя Квентин. — А что это у тебя в рюкзаке? Давай-ка сюда эти сандвичи, я что-то ужасно проголодался…

— Квентин, ты опять ничего не ел?! Я же тебе оставила столько продуктов! И суп, и все остальное…

— Какой суп? — удивился ее муж. — Первый раз слышу. Наверное, еще стоит где-нибудь!

— Но, Квентин, я же тебе говорила о нем в прошлый раз! А теперь его можно вылить, — расстроилась тетя Фанни, — он наверняка уже испортился. Где он? Давай я его вылью.

— Нет, не надо, — запротестовал ее муж. — Давайте лучше посидим здесь и хорошенько пообедаем.

Хотя для обеда было еще слишком рано, тетя Фанни сразу же принялась распаковывать рюкзак с продуктами. Впрочем, ребята тоже не заставили себя долго просить и охотно принялись за еду.

— Ну, дорогой, как же продвигается твоя работа? — спросила тетя Фанни своего мужа, когда тот доел очередной сандвич. Глядя, с какой жадностью Квентин принялся за пирожки, она засомневалась, ел ли он вообще что-нибудь за время ее отсутствия.

— Очень хорошо! — с набитым ртом ответил дядя Квентин. — Лучше и быть не может. Сейчас самый интересный момент… дай-ка мне еще парочку сандвичей!

— Дядя, а почему вы просигналили восемнадцать раз вместо шести, как обычно? — поинтересовалась Энн.

— А, долго объяснять, — махнул рукой дядя Квентин. — Что-то я не могу избавиться от ощущения, будто на острове есть еще кто-то!

— Квентин, — встревожилась тетя Фанни, — что ты хочешь сказать?

Дядя всматривался в даль, словно стараясь разглядеть кого-то. Ребята с удивлением смотрели на него. Он вздохнул и взял ещё один сандвич.

— Да, я знаю, это звучит неправдоподобно… Сюда никто не может попасть. И все же я чувствую, что, кроме меня, здесь есть еще кто-то.

— Ой, как страшно! — поежилась Энн. — И ведь вы совсем один на этом острове!

— В том-то и дело, что нет! Я не боялся бы даже ночью, если бы действительно был здесь один. Но меня больше всего беспокоит, что здесь есть еще кто-то!

— Дядя, а что навело вас на эту мысль? — спросил Джулиан.

— Ну хорошо, я вам расскажу, — решил ученый. — Рано утром, где-то около половины четвертого, я закончил свой эксперимент и вышел на улицу — подышать воздухом. И вдруг услышал, как кто-то кашлянул! Да-да, причем два раза!

— О господи! — изумленно проговорила тетя Фанни. — Но, Квентин, может быть, ты просто ошибся? Тебе ведь иногда мерещатся разные невероятные вещи — особенно когда ты устаешь от своей работы.

— Я понимаю, что это очень странно, — ответил дядя Квентин. — Но я еще верю своим ушам! Не сам же я это придумал! К тому же — что вы скажете вот на это?

Он сунул руку в карман, вынул оттуда окурок и торжественно продемонстрировал его всем присутствующим. Окурок был еще свежий!

— Я уже давно не курю. Вы все, надеюсь, тоже. Как же тогда, скажите на милость, этот окурок попал на остров, а? Или вы привезли его сюда на лодке? Ведь это единственный путь, которым можно попасть на остров!

Ребята молча рассматривали окурок. Энн была не на шутку встревожена, а Джордж удивленно смотрела на своего отца. Кто же здесь был? Как сюда попал этот окурок?..

— Квентин, что ты теперь собираешься делать? — спросила тетя Фанни. — Думаешь, надо что-нибудь предпринять?

— Ну… — замялся дядя Квентин, — честно говоря, я бы очень хотел, чтобы Джордж оставила мне Тимми. Джордж, ты ведь одолжишь мне его ненадолго?

ДЖОРДЖ ПЕРЕД ВЫБОРОМ

В воздухе повисло тяжелое молчание. Джордж, не веря своим ушам, смотрела на отца. И все больше и больше хмурила брови. Все с тревогой ждали, что же она ответит.

— Но, папа, Тимми ведь никогда со мной не расставался! — сказала она наконец. — Если он так нужен тебе для охраны, мне придется тоже остаться на острове.

— Ни в коем случае, — покачал головой ее отец. — Ты не должна здесь оставаться. Об этом не может быть и речи! Но не станешь же ты возражать против того, чтобы Тимми остался на острове всего на пару дней? Тем более что речь идет о моей безопасности?!

Джордж сглотнула слюну. Это был очень трудный вопрос — возможно, самый трудный в ее жизни. Оставить Тим-ми на острове, где, может быть, прячется таинственный враг, значило подвергнуть его опасности. Но ведь здесь находится еще и ее отец, которого тоже нельзя оставить одного, без всякой охраны…

— Придется мне все же остаться, папа, — тяжело вздохнув, проговорила она. — Я не могу оставить здесь Тимми одного. И не спорь со мной, пожалуйста!

Дядя Квентин все больше раздражался. Он пытался настоять на своем, но Джордж и не думала уступать Ее отец был просто вне себя.

— Если бы собака была у Дика или Энн, я уверен, они бы с радостью согласились оставить ее мне! — сердито бросил он. — А с тобой, Джордж, всегда так тяжело! Можно подумать, твой пес стоит тысячу фунтов!

— Для меня он гораздо дороже! — дрожащим голосом ответила Джордж.

Тимми подошел к хозяйке и уткнулся мокрым носом ей в ладонь. Джордж взяла его за ошейник и держала так, как будто готова была спустить собаку с поводка.

— Да, конечно, собака тебе дороже, чем отец, мать и все родственники вместе взятые! — раздраженно выпалил дядя Квентин.

— Квентин, не говори так! — перебила его тетя Фанни. — Глупо сравнивать любовь к родителям и любовь к собаке, это же совсем разные вещи! Но в одном, Квентин, ты совершенно прав: Тимми непременно должен остаться с тобой. А Джордж я сама не разрешу остаться на острове. Я не хочу, чтобы она тоже подвергалась опасности!

Джордж в отчаянии посмотрела на мать.

— Мама, я так надеялась, что ты убедишь отца оставить меня здесь вместе с Тимми!

— Еще не хватало! — строго ответила тетя Фанни. — Нельзя быть такой эгоисткой, Джордж. Если бы Тимми мог сам принимать решения, он решил бы так же, как и мы. Он сказал бы тебе: «Сейчас я нужен здесь! Мои зоркие глаза должны наблюдать за врагами, мои чуткие уши — слышать каждый шорох; а может быть, понадобятся даже мои зубы, чтобы защитить хозяина. Нам с тобой придется расстаться несколько дней — ну что же, ладно! Ты ведь уже достаточно взрослая, чтобы понять все правильно!» Вот, Джордж, что сказал бы Тимми, если бы умел говорить.

Проникновенная речь тети Фанни произвела ожидаемый эффект. Только такие слова и могли убедить Джордж. Девочка взглянула на Тимми, и пес в ответ завилял хвостом. А затем Тимми и вправду сам сделал выбор: поднялся, подошел к дяде Квентину и лег у его ног. Ребята были поражены поступком пса, а тот как бы говорил Джордж: «Ну вот, я решил сам, теперь ты видишь?!»

— Вот видишь! — воскликнула тетя Фанни. — Он вполне согласен с моими словами. Ты же сама всегда говорила, что Тимми очень сообразительный пес. Сейчас он еще раз это доказал. Он понимает, что должен остаться, а ты можешь гордиться своим питомцем!

— Да, конечно, я очень горжусь Тимми, — сказала Джордж слегка дрогнувшим голосом. Затем она встала и медленно пошла прочь. По дороге она обернулась. Хорошо, я оставлю Тимми папе. Я… — она всхлипнула, — я сейчас приду.

Энн вскочила — она хотела утешить бедную Джордж, но Джулиан удержал ее.

— Лучше оставь ее одну, — посоветовал он. — С ней все будет в порядке… Но старина Тимми действительно знает, что ему надо делать. До чего же умный пес!

Тимми замахал мохнатым хвостом. Он даже не последовал за Джордж! Ведь теперь он останется с ее отцом, а значит, ему нельзя больше всюду бегать за своей хозяйкой. Тимми было очень жалко Джордж, но он понял, что так надо.

— Квентин, дорогой, — обратилась к мужу тетя Фанни, — не нравится мне все это! Какая-то тайная слежка… Ты же совсем один на этом острове! Долго еще продлятся твои опыты?

— Нет-нет, — ответил дядя Квентин, — всего несколько дней. Подумать только, пес как будто понял, о чем ты говорила! Удивительно, но он сам подошел ко мне и лег рядом! — И дядя Квентин с восхищением посмотрел на Тимми.

— Он очень умный пес, — подтвердила Энн. — Правда, Тим? Вы будете в полной безопасности, дядя Квентин, если он будет вас охранять. Знаете, как яростно он нападает на чужих?!

— Да, не хотел бы я с ним встретиться один на один.

— Вон он какой здоровый, — улыбнулся дядя Квентин. — Кстати, у нас есть еще пирожки?

— Почему ты не ешь то, что я тебе оставляю? — не выдержала тетя Фанни. — Если бы ты регулярно питался, то не был бы таким голодным!

Дядя Квентин сделал вид, что не расслышал ее слов. Он смотрел на верхушку башни.

— Вы видели молнии там, наверху? — спросил он. — Великолепное зрелище, правда?

— Дядя, вы что, новую бомбу изобретаете? — спросила Энн.

Дядя Квентин посмотрел на нее с легкой усмешкой.

— Я бы никогда не стал заниматься изобретением бомбы, которая будет убивать людей. Нет, я изобретаю то, что принесет пользу всему человечеству. Подождите только — и вы все узнаете!

Тем временем вернулась Джордж.

— Папа, я оставляю тебе Тимми. Но можно попросить тебя кое о чем? — обратилась она к отцу.

— О чем это? — насторожился дядя Квентин. — Опять какие-то условия? Не надо, прошу тебя. Я буду регулярно кормить Тимми, присматривать за ним. Ты ведь хочешь меня об этом просить? Я могу сам не поесть вовремя, но ты же меня знаешь — собаку я никогда не оставлю голодной.

— Да, папа, это я знаю, — кивнула Джордж. — Вот о чем я хотела бы тебя попросить: когда ты будешь подниматься на башню подавать сигналы, бери с собой Тимми. Я схожу в сторожку береговой охраны, возьму там подзорную трубу и буду смотреть на вас. Тогда я смогу убедиться, что с Тим-ми все в порядке. Я не буду так волноваться, если мне удастся хоть глазком взглянуть на него утром и вечером!

— Хорошо, — пожал плечами ее отец. — Но я не уверен, что Тимми сможет забраться наверх по винтовой лестнице.

— Сможет, сможет, — заверила его Джордж. — Мы ведь уже были там вместе с ним.

— О господи! Тимми тоже был с вами наверху? — удивился дядя Квентин. — Ну хорошо, Джордж, я буду брать его с собой наверх, когда пойду подавать сигналы. Он помашет тебе с башни хвостом. Идет?

— Да, пожалуй, — согласилась Джордж. — Спасибо! И еще иногда гладь его и говори ему ласковые слова, и еще…

— Еще я буду подвязывать ему салфетку на шею во время завтрака и чистить ему на ночь зубы, — перебил дочь дядя Квентин, снова начиная сердиться. — Джордж, я буду относиться к Тимми как к хорошей собаке и как к верному другу. И поверь, мое отношение его вполне устроит. Разве не так, Тимми? Все это миндальничание для девчонок, а не для нас с тобой. А мы просто будем друзьями, да?

Тимми залаял, соглашаясь, и весело замахал хвостом. Ребята с восхищением смотрели на своего любимца. Да, кажется, он все понимает — пожалуй, даже лучше, чем Джордж!

— Дядя, если с вами что-нибудь случится или вы снова захотите нас видеть, — сказал Джулиан, — дайте опять восемнадцать сигналов. Я думаю, с Тимми у вас все будет хорошо. Он заменит вам целую дюжину полицейских!

— Хорошо: восемнадцать сигналов, если я захочу, чтобы вы ко мне приехали. Я запомню. А теперь вам пора уезжать, а мне — продолжать работу.

— Я все же вылью этот суп, — проворчала тетя Фанни. — Наверняка он уже совсем протух, а ведь какой был вкусный и свежий. Ты вспомнил о нем только тогда, когда он испортился!

— Ну зачем ты это все говоришь? — возмутился дядя Квентин, вставая с места. — Дети подумают, что со мной можно обращаться как с пятилетним ребенком!

— Дорогой, ты большой упрямец, и мы все это прекрасно знаем, — ответила тетя Фанни. — Но иногда ты и правда ведешь себя совсем как ребенок! Присматривай лучше за Тим-ми. Не отпускай его от себя далеко.

— Папе не нужно беспокоиться за Тимми, — вступила в разговор Джордж. — Тимми не отойдет от него ни на шаг. Он сам будет о тебе заботиться, папа! Правда, Тим, ты же знаешь, как надо охранять?

— Гав! Гав! — откликнулся Тимми.

Он проводил ребят на берег, где стояла лодка, но даже не попытался вскочить в нее вместе с ними. Стоя рядом с отцом Джордж, пес наблюдал, как лодка отходит от берега.

— До свидания, Тимми! — закричала Джордж. — Держись!

Дядя Квентин помахал им рукой, а Тимми завилял хвостом. Джордж вместе с Диком села вперед на весла. Они взялись за дело весьма энергично, и вскоре Джордж почувствовала усталость. Джулиан взглянул на нее с улыбкой. Он один управлялся со второй парой весел на лодке, и ему тоже было тяжело, но он не показывал вида. А Джордж, стараясь заглушить боль расставания с Тимми, работала веслом изо всех сил. Бедная Джордж! Она никогда не умела сдерживать свои чувства. Уж если она радовалась, то была просто на седьмом небе от счастья, а если сердилась, то ненавидела целый мир.

Ребята наперебой говорили о чем попало, чтобы немного развлечь Джордж. Вскоре разговор перешел на таинственного незнакомца, прячущегося на острове. Действительно, его появление казалось весьма загадочным.

— Как он мог туда попасть? — размышлял Дик. — Я уверен, что рыбаки никого не перевозили на остров. Наверно, он приплыл на остров один, ночью. Но ведь безопасный путь знает только Джордж; кроме того, ему пришлось бы плыть в темноте. И днем-то трудно пройти между всех этих камней! Эти рифы ужасно коварные, несколько сантиметров в сторону — и получишь дырку в днище лодки!

— И вплавь туда не доберешься, — добавила Энн. — Во-первых, до берега довольно далеко, а во-вторых, волны с такой силой бьются о камни, что любой пловец обязательно бы разбился… А есть ли вообще кто-то чужой на острове? Может, это был старый окурок?

— Нет, я уверен, что его выбросили совсем недавно, — возразил Джулиан. — Интересно, как же все-таки этот человек попал на остров?

Мальчик задумался, перебирая в уме все возможные и невозможные пути. Затем лицо его озарила догадка. Остальные с любопытством смотрели на него.

— Я вот о чем подумал… Может быть, кто-то спрыгнул на остров с парашютом? Кажется, прошлой ночью я слышал шум мотора. Ну конечно, это был самолет! Но можно ли вообще спрыгнуть на остров с парашютом? — задумался Джулиан.

— Да, и довольно легко! — заверил его Дик. — Ты молодец, здорово догадался! Но зачем кому-то рисковать жизнью и прыгать с парашютом ночью? Должно быть, этот кто-то очень хотел незамеченным попасть на остров!

— Вот именно, очень хотел! Это звучит угрожающе!

Энн почувствовала, как по ее телу пробежал холодок.

— Хорошо, что Тимми остался на острове, — сказала она. Остальные молча согласились с ней, и даже Джордж не стала возражать.

СТАРАЯ КАРТА

Когда ребята добрались до дома, на часах было только половина первого: ведь на острове они провели на этот раз совсем немного времени. Джоанна была очень удивлена их ранним возвращением.

— Это уже вы?! — всплеснула она руками. — Надеюсь, вы потерпите немного, пока я схожу куплю продукты? Я не ждала вас так рано.

— Конечно, Джоанна, — кивнула тетя Фанни. — Мы ведь уже поели на острове. Хорошо, что я взяла с собой много продуктов: Квентин там совсем изголодался. Он съел чуть ли не половину всего, что я привезла! Но он так и не попробовал тот суп, который мы привезли ему в прошлый раз. Жаль, суп уже испортился.

— Ах, эти мужчины, они прямо как дети! — махнула рукой Джоанна.

— Почему это как дети? — возразила Джордж. — Ты что, Джоанна, думаешь, что мы дали бы твоему прекрасному супу испортиться? Мы съели бы его раньше, чем он успел бы остыть!

— Да, конечно, — усмехнулась Джоанна, — о вас я не говорю. Вы все, не говоря уже о Тимми, слопали бы ту кастрюлю в один присест. Кстати, а где же Тимми?

— Я оставила его на острове, с папой, — ответила Джордж. — Он будет за ним присматривать.

Джоанна с удивлением посмотрела на Джордж: она знала, как привязана девочка к своему любимцу.

— Иногда, Джордж, ты просто идеальный ребенок, — сказала она. — Если хочешь кушать, можешь взять пирожки — там, в коробочке, в холодильнике. Ведь твой отец, кажется, съел весь ваш завтрак? Я приготовила пирожки еще утром, ешьте на здоровье.

Джоанна всегда так делала: если чувствовала, что кто-то из них не в своей тарелке, предлагала ему лучшее из того, что приготовила. Джордж пошла за пирожками.

— Добрая ты душа, Джоанна, — улыбнулась тетя Фанни. — Я так рада, что Тимми остался на острове! Теперь мой муж в безопасности.

— А что мы будем делать после обеда? — спросил Дик, дожевывая пирожок. — Вкусно, правда? Надо наградить Джоанну. Мы выдадим ей почетный диплом, каким награждают обычно военных, ученых и спортсменов. На нем крупными буквами будет написано: Б.О.Л.П.Е.

— А что это такое? — поинтересовался Джулиан.

— Б.ОЛ.П.Е. значит: «Большой Орден за Лучшие Пирожки в Европе», — объяснил Дик. — А вы небось думали, Б.О.Л.П.Е. — это «Будь Осторожен Лучше Перед Едой»?

— Слушай, ты и правда болтунишка! — засмеялся Джулиан. — Так куда же мы пойдем после обеда?

— Давайте обследуем тот подземный ход, который мы нашли вчера в каменоломне, — предложила Джордж.

Джулиан посмотрел в окно.

— Кажется, собирается дождь, — заметил он. — Думаю, что лезть в каменоломню по скользким и грязным камням было бы довольно трудно и малоприятно. Давайте отложим это мероприятие на более погожий день.

— Слушайте, я знаю, что мы будем делать! — воскликнула вдруг Энн. — Помните карту замка Киррин? Ну, ту, которую мы нашли в сундучке? Там же был план всего замка: подземелий, первого этажа и верхней части замка. Давайте достанем эту карту и изучим ее повнимательнее! Ведь мы теперь знаем, что какое-то место на острове нам неизвестно. То, где сейчас работает дядя Квентин! Может быть, оно обозначено на карте? Наверно, мы просто плохо просмотрели карту в прошлый раз.

Остальные ребята взглянули на Энн. Они были немного заинтригованы.

— А ты, оказывается, сообразительная девчонка! — похвалил сестру Джулиан, и Энн скромно улыбнулась в ответ. — Действительно, отличная идея! И из дома выходить не надо. Занятие как раз для дождливого дня! Где же карта? Надеюсь, ты сохранила ее, Джордж?

— Конечно, — кивнула Джордж. — Она в маленьком деревянном сундучке в шкафу. Я пойду ее принесу.

Она пошла наверх и тут же вернулась с картой в руках. Джордж аккуратно расстелила ее, и ребята нетерпеливо склонились над столом.

— А помните, как мы нашли этот сундучок? — спросил Дик.

— Да, а потом еще никак не могли его открыть и сбросили его со второго этажа, надеясь, что от удара крышка отлетит! — припомнила Джордж.

— А от удара проснулся дядя Квентин, — со смехом добавила Энн. — Вышел и забрал у нас сундучок.

— А после этого бедному Джулиану пришлось ждать, пока дядя Квентин уснет, чтобы прокрасться к нему в комнату и утащить сундучок, — продолжил Дик. — А потом мы нашли эту карту. Помните, как мы ее тогда изучали?..

Они вновь склонились над старой картой. Она состояла из трех листов: плана подземелья, плана первого этажа и плана верхних этажей замка.

— По-моему, не стоит изучать верхние этажи, — заметил Дик. — Они все равно разрушены, только башня и сохранилась.

— Послушайте! — воскликнул вдруг Джулиан, указывая на план первого этажа. — Помните — ведь было два хода в подземелье! Один начинался в маленькой комнате, а второй — на улице, мы его видели. Но мы никогда не замечали первого хода, а вот здесь он показан…

— Да, действительно, — согласилась Джордж, с удивлением глядя на карту, и оттолкнула мешавшую ей смотреть руку Джулиана. — Глядите-ка, здесь даже ступеньки обозначены! Все ясно — ход в подземелье здесь, в комнате. А вот и другие ступеньки — те, что мы нашли возле колодца.

— Я вспомнил! — хлопнул себя по лбу Дик. — Мы ведь искали этот таинственный первый ход в подземелье в маленькой комнате, даже соскребли всю грязь с камней на полу, но так ничего и не нашли. А затем мы обнаружили другой ход, во дворе, и забыли про первый.

— Точно! А папа нашел как раз тот, первый вход, — заключила Джордж. Глаза ее светились от радости. — Конечно же, этот вход ведет в подземелье; но по карте не узнаешь, ведет ли он туда же, что и наш вход, или нет. На карте это место немного размыто. Зато совершенно ясно, что этот ход ведет куда-то вниз. Может, он даже не соединяется под землей с теми ходами, которые мы знаем!

— А я думаю, должен соединяться, — возразил Джулиан. — Мы же никогда не обходили все подземелье. Там так сыро и темно! Если бы мы как следует осмотрели его, то наверняка обнаружили бы ступеньки, ведущие вверх, в маленькую комнату. Хотя, скорее всего, этот ход давно завален…

— Нет, не может этого быть! — покачала головой Джордж. — Я уверена, что отец нашел этот ход и, конечно, спустился по нему в подземелье, а вход с улицы остался нетронутым. Есть одна вещь, которая это подтверждает…

— Какая? — в один голос спросили ее друзья.

— Помните тот день, когда мы впервые поехали навестить отца? — продолжала Джордж. — Он тогда не разрешил нам надолго остаться на острове, проводил нас до лодки, а мы, когда отплыли, попытались проследить, куда он пойдет. Из-за камней ничего не было видно, помнишь, Джулиан? Но Дик заметил стаю ворон, внезапно поднявшуюся в воздух как раз над старой башней, — как будто их кто-то спугнул. Дик еще спросил, что бы это могло значить. А это означало вот что!

Джулиан аж присвистнул от удивления.

— Да, точно, точно, вороны гнездились в башне. А маленькая комната расположена совсем рядом с ней, и каждый, кто туда войдет, потревожит ворон. Ты права, Джордж!

— Ох, как мне тогда хотелось узнать, где дядя Квентин проводит свои эксперименты! — вздохнул Дик. — Но в тот раз мы так ничего и не узнали — зато теперь, кажется, мы раскрыли тайну!

— И все же как отец нашел этот вход? — не унималась Джордж. — И почему он нам сразу не сказал об этом?

— Наверное, у него были на это свои причины, — успокоил ее Дик. — Только не начинай опять злиться!

— Я не злюсь, — махнула рукой Джордж. — Просто все это очень странно. Жаль, что мы не можем сейчас же отправиться на остров и исследовать подземелье!

— Да, уж теперь мы нашли бы этот таинственный вход! Твой отец обязательно должен был оставить какие-нибудь следы: или камень неплотно прилегает, или щель видна, или какой-нибудь участок пола чище остальных… в общем, что-нибудь в этом роде.

— Ты думаешь, тот шпион на острове также знает про этот ход? — спросила вдруг Энн. — Хоть бы не знал!

— Ну, шпион прокрался на остров не для того, чтобы запирать дядю в подземелье, а для того, чтобы вынюхивать его секреты! — успокоил ее Джулиан. — Слава богу, теперь у дяди есть Тимми, а он может задать жару целой дюжине врагов!

— Если только у них нет пистолетов, — мрачно вставила Джордж.

Все замолчали. Ребятам не хотелось даже думать о том, что кто-то может выстрелить в Тимми. С ним уже случались подобные приключения, и друзьям совсем не хотелось, чтобы они повторялись.

— Не надо об этом думать. Пока еще все хорошо! — воскликнул Дик, вставая с места. — Мы неплохо поработали и, кажется, раскрыли тайну лаборатории дяди Квентина. Жалко, что мы не знаем точно, когда твой отец, Джордж, закончит свои опыты и уедет с острова. Тогда бы мы смогли еще раз хорошенько исследовать подземелье.

— Дождь еще идет, — сообщила Энн, выглянув в окно, — но небо уже начинает проясняться. Наверно, скоро выйдет солнце. Может, погуляем?

— Я пойду в сторожку береговой охраны, посмотрю в подзорную трубу, — заявила Джордж. — Может быть, я увижу там Тимми?..

— Чем тащиться в такую даль под дождем, — Остановил ее Джулиан, — лучше попробуй подняться на чердак и посмотреть оттуда в бинокль.

— Спасибо за совет, Джулиан, — обрадовалась Джордж. — Я так и сделаю!

Бинокль висел в прихожей, на вешалке. Девочка взяла его, вынула из кожаного футляра и отправилась на чердак. Но очень скоро она вернулась, разочарованная.

— Наш дом недостаточно высок, весь остров с чердака не видно — только застекленную комнату наверху башни. С подзорной трубой было бы лучше: она намного мощнее, чем бинокль. Я все-таки схожу к старику смотрителю. Если хотите, можете со мной не ходить, — заявила Джордж, укладывая бинокль обратно в кожаный футляр.

— Мы все хотим посмотреть в подзорную трубу на Тимми! — возразил Дик. — Все по очереди посмотрим, а потом подробно расскажем тебе, что мы видели!

— Что же вы можете там увидеть? — удивилась Джордж.

— Ну, как Тимми бегает по острову, как резвится, как он гоняется за каждым кроликом, — ухмыльнулся Дик. — Честное слово, напрасно ты волновалась, что он будет есть. Даже если дядя забудет его покормить, Тимми будет есть кролика на завтрак, кролика на обед и еще одного на ужин. А вместо чая будет пить дождевую воду из своей любимой лужи. Не жизнь, а малина!

— Ты же отлично знаешь, что он не будет есть кроликов! — возмутилась Джордж. — Он ни на шаг не отойдет от отца, а о кроликах и не вспомнит!

— Плохо же ты знаешь своего Тимми! — ехидно заметил Дик, и Джордж прямо побагровела от ярости. — Думаю, он только из-за кроликов там и остался!

Джордж не выдержала и запустила в Дика первой попавшейся под руку книгой. Но тот увернулся, и книга с грохотом упала на пол.

— Да прекратите вы! — засмеялась Энн. — Пошли, Джулиан, а они пусть себе ссорятся. Мы их ждать не будем!

СНОВА МАРТИН

Когда ребята подошли к домику береговой охраны, выглянуло солнце. Это был настоящий апрельский день — сначала шел дождь, зато потом вышло солнышко, рассыпая вокруг разноцветные искры. Особенно ярко блестело под его лучами море. Правда, земля была еще мокрая, так что ребятам пришлось надеть резиновые сапоги. Дойдя до сторожки, они увидели старика — как всегда, он что-то мастерил под своим навесом, громко стуча молотком и насвистывая какую-то мелодию.

— Добрый день! — приветливо улыбаясь, поздоровался он с ребятами. — А я-то думал, когда это вы снова придете меня навестить! Посмотрите-ка, что я мастерю! Это будет станция для игрушечной железной дороги. Ну как, нравится?

— Очень красиво. Лучше, чем в магазине! — восхищенно проговорила Энн. Старик действительно поработал на славу: игрушка была совсем как настоящая, до мельчайших деталей.

Старик выпрямился и показал пальцем на маленькие деревянные фигурки на платформе, изображавшие кондукторов и пассажиров.

— Их еще надо раскрасить, — объяснил он. — Этот парень, Мартин, обещал зайти ко мне и раскрасить своими красками. У него действительно золотые руки! Но, видно, с ним что-то случилось…

— Неужели? — удивился Джулиан. — Что же с ним стряслось?

— Я точно не знаю, но вчера отец на руках принес его домой. Должно быть, упал откуда-то и здорово ушибся! Я хотел подойти поинтересоваться, но мистер Кертон так спешил уложить парня в кровать, что мне не удалось ни о чем его расспросить. Почему бы вам ни зайти и не навестить его? Он немного странный парень, но, по-моему, неплохой.

— Да, мы, пожалуй, так и сделаем, — кивнул Джулиан. — А можно нам сначала посмотреть в вашу подзорную трубу?

— Смотрите сколько хотите, пожалуйста, — добродушно улыбнулся старик. — Я же говорил вам, что мне не жалко, трубы от этого не убудет… Видел я вчера сигналы твоего отца, Джордж. Вышел погулять перед сном и вдруг вижу — огни. Что-то долго он вчера сигналил, да?

— Да, вы правы, — вежливо ответила Джордж. — Так я посмотрю в трубу.

Она подошла к треноге, на которой была укреплена подзорная труба, и навела ее на остров. Но как она ни старалась, ей так и не удалось увидеть ни Тимми, ни своего отца: видимо, они были в мастерской, внизу. Джордж направила трубу на башню, на маленькую комнатку наверху, но там тоже никого не было. Джордж вздохнула.

Остальные ребята тоже по очереди посмотрели в трубу, но увидели не больше, чем она. Ясно было, что Тимми не разгуливает по острову, а держится возле дяди Квентина, как настоящий сторожевой пес.

— Ну что, пойдем навестим Мартина? — предложил Джулиан, когда все посмотрели в трубу. — Кажется, опять дождь пошел; вот всегда так в апреле! Посидим у Мартина, переждем дождь, а потом пойдем домой.

— Хорошо, пошли, — с готовностью ответил Дик и взглянул на Джордж. — Не бойся, я буду хорошо себя вести. Ведь теперь я знаю, что его отец не шпион, а просто журналист, и не буду больше донимать его вопросами.

— Ладно, а я зато не буду больше «болтать», хотя теперь это не так уж и важно. Все равно — лишнего я не скажу, — обещала Джордж.

— Отлично! — с удовлетворением сказал Дик. — Вот это серьезный разговор! Теперь ты похожа на самого заправского парня!

— Да ну тебя! — весело толкнула брата Джордж. Ребята вошли в ворота соседнего дома.

Подойдя поближе, они услышали сердитый голос, доносившийся из-за двери: «…Просто помешался на своих художествах! Ну ничего, я из тебя эту дурь вышибу. Это же надо — вывихнуть ногу как раз тогда, когда мне нужна твоя помощь! Как будто нарочно! Не вздумай теперь вставать и хорошенько лечись. Ты мне еще понадобишься!»

Энн испуганно замерла на месте. Без сомнения, это был голос мистера Кертона, ясно доносившийся сквозь открытое окно. Видимо, Мартин сильно перед ним провинился. Ребята остановились в нерешительности, не зная, входить им или нет. Тут дверь хлопнула, и они увидели, как мистер Кертон быстро вышел из дома через черный ход, прошел через сад, свернул на улицу и зашагал вниз по холму. Ребята видели, как он удалялся по дороге, которая вела в деревню.

— Слава богу, ушел! — облегченно вздохнул Дик. — Даже нас не заметил! И кто бы мог подумать, такой приветливый вроде бы человек, а как зло отчитал Мартина… Пока он не вернулся, давайте заглянем к Мартину!

Они постучали в дверь.

— Это мы, — крикнул Джулиан. — Можно войти?

— Конечно! — обрадовано отозвался Мартин. Джулиан открыл дверь, и ребята вошли в дом.

— Что с тобой случилось? Сильно ушибся? — наперебой принялись расспрашивать они.

— Нет, не очень. Я подвернул лодыжку. Мне было страшно больно идти. Отцу даже пришлось нести меня на руках… Глупо как-то получилось, — грустно сказал Мартин.

— Ничего, если это вывих, он быстро пройдет, — заверил его Дик. — У меня такое сто раз бывало, только надо сразу же начать разрабатывать сустав. Где это тебя угораздило?

Мартин внезапно густо покраснел. Ребята смотрели на него с удивлением.

— Ну, я… мы с отцом решили… в общем, мы пошли в каменоломню. Мы шли по самому краю гряды, а было мокро… вот я и поскользнулся.

Наступила неловкая пауза. Затем Джордж спросила:

— Послушай, я надеюсь, ты не выдал отцу наш секрет? Я имею в виду подземный ход. Плохо, когда взрослые обо всем знают. Гораздо интереснее слазить туда одним, правда? Ведь ты не рассказал ему о нашем открытии?

— Боюсь, что я мог проговориться, — совсем смутился Мартин. — Я не знал, что это секрет. Я… извините меня! Я просто…

— Вот те раз! — возмущенно воскликнул Дик. — Ну конечно, это была наша тайна! Мы сами обнаружили этот ход и собирались пойти туда сегодня после обеда, если бы не дождь.

Джулиан в упор посмотрел на Мартина.

— А ты вот все же полез туда — и конечно, скатился вниз, — произнес он сухо. /

— Ну да, так все и было, — понуро кивнул Мартин. — Мне действительно очень стыдно, что я выболтал ваш секрет. Я просто упомянул об этой норе в разговоре с отцом, я и не думал, что он обратит на нее внимание. А он вдруг заинтересовался и заставил меня рассказать все по порядку. Почему-то ему захотелось немедленно на нее посмотреть.

— Наверно, все журналисты такие проныры, — язвительно заметил Дик. — Вынюхивают чужие секреты, норовят пролезть в любую щель… Такая уж у них работа. Ну ладно, Мартин, — примирительно добавил он, — не думай об этом больше! Постарайся лучше как-нибудь отвлечь своего отца от этого подземного хода. Мы хотим сначала разведать все сами, а потом уж пусть он там все осматривает. Вполне может быть, там и вовсе нечего исследовать!

Наступила пауза, никто не знал, что сказать. Мартин тоже был в замешательстве. Странный он все-таки был парень — слишком уж замкнутый и неулыбчивый.

— А тебе не надоело лежать в постели? — нашла наконец что спросить Энн.

— Еще как надоело! — встрепенулся Мартин. — Я попросил отца сходить к нашему соседу и принести мне краски и несколько деревянных игрушек — я бы их пока разукрасил. Но отец отказался — он не разрешает мне возиться с красками. А я так люблю рисовать! И деревянные фигурки я бы разукрасил как следует…

Никогда еще Мартин не произносил такой длинной речи, да еще с таким увлечением. С его лица даже исчезло привычное тоскливое выражение.

— Значит, ты хочешь стать художником? — спросила Энн. — Знаешь, я тоже мечтаю красиво рисовать!

— Брось, Энн, ты даже кошку не можешь как следует нарисовать, — ехидно заметил Дик. — Они у тебя больше похожи на слонов! А уж если ты берешься рисовать корову, то получается настоящий дракон!

Мартин улыбнулся, глядя на Энн, ужасно обиженную бестактным замечанием брата.

— Я покажу вам некоторые из своих работ, хотите? — предложил Мартин. — Мне приходится их прятать, ведь мой отец просто вышвырнет их, если найдет. Он не хочет, чтобы я был художником. — И он неуклюже попытался встать в постели, но Джулиан остановил его.

— Не надо, не вставай, если трудно. Я принесу рисунки — скажи только, где они, — предложил он.

— Нет-нет, все уже в порядке, — возразил Мартин. — Я уже понемногу встаю. — Он слез с кровати, осторожно ступая на больную ногу. — Не так уж все плохо, ходить можно! — Мальчик протянул руку к книжной полке, вытащил из-за второго ряда книг плоскую картонную папку, положил ее на стол, открыл и раздал ребятам несколько своих рисунков.

— Вот это да! — в восторге прошептала Энн. — Как красиво! Неужели это все ты нарисовал?..

Рисунки были не слишком типичными для тринадцатилетнего парня. На них были изображены цветы, диковинные деревья, птицы и бабочки — все в цвете, с мельчайшими подробностями, аккуратно и со вкусом.

Ребята с удивлением рассматривали рисунки. Да, этот парень действительно талантлив! Насколько Джулиан мог судить, работы Мартина ничуть не уступали картинам профессиональных художников. Он поднес несколько рисунков к окну.

— Но почему же твоему отцу не нравятся, эти рисунки?

Ты ведь настоящий художник! Разве он этого не понимает? — вырвалось у Джулиана.

— Он ненавидит мои рисунки, — ответил Мартин с горечью. — Я убежал из обычной школы и стал ходить в художественную, но он нашел меня там и запретил даже думать о рисовании! Отец считает это занятие недостойным мужчины… Мне приходится рисовать тайком и прятать от него свои работы.

Ребята сочувственно смотрели на Мартина. Да, ему здорово не повезло в жизни: мама умерла, а отец запрещает заниматься тем, что Мартину нравится больше всего на свете! Вот почему он всегда выглядит таким грустным и хмурым…

— Да, не позавидуешь тебе! — вздохнул Джулиан. — Может, мы можем тебе чем-нибудь помочь?

— Конечно! Принесите мне, пожалуйста, деревянные фигурки и пару баночек с краской, — попросил Мартин. — Принесете? Отец вернется не раньше шести, и я еще успею их раскрасить. Только не уходите, пожалуйста, останьтесь на чай! Мне так скучно одному…

— Хорошо, — согласился Джулиан. — Конечно, мы принесем тебе игрушки и краски. И все же я никак не могу понять, почему твой отец запрещает тебе заниматься любимым делом?.. Сейчас я позвоню тете Фанни — надо предупредить ее, что мы останемся здесь на некоторое время — до тех пор, пока у тебя не кончится варенье!

— Согласен, — с улыбкой сказал Мартин. — Варенья у нас надолго хватит, да и других продуктов тоже. У моего отца зверский аппетит.

Джулиан стал звонить тете Фанни, а девочки и Дик пошли за фигурками к старику смотрителю. Вскоре они принесли все необходимое и расставили краски с фигурками на столе перед Мартином. Его глаза сразу же засветились радостью.

— Вот здорово! — воскликнул он. — Сейчас я их раскрашу. Это, конечно, не шедевры, но я сделаю все, что смогу, чтобы помочь старику. Обожаю возиться с красками!

Мартин действительно здорово умел раскрашивать фигурки. Энн заворожено глядела на ловкие движения его рук. Тем временем Джордж отправилась на кухню готовить чай. Там и правда полным-полно было всякой еды. Девочка тонко нарезала хлеб, открыла банку с медом, достала шоколадное печенье и несколько булочек. Осталось только подождать, когда вскипит чай.

— Как же здорово! — счастливо вздохнул Мартин. — Ах, если бы мой отец не возвращался ни в шесть, ни в восемь, ни… Кстати, а где ваша собака? Я думал, она всегда с вами! Где же Тимми?

ТРЕВОГИ ДЖОРДЖ

Дик в замешательстве посмотрел на Джордж. Ведь если рассказать Мартину, где сейчас Тимми, придется объяснять, почему они оставили пса на острове… Но Джордж, видно, тоже решила держать язык за зубами. Повернувшись к Мартину, она небрежно произнесла:

— Тимми?.. Ах, да! Сегодня мы решили оставить его дома.

— Наверно, он вместе с твоей мамой пошел к мяснику за покупками? — улыбнулся Мартин.

Это была его первая шутка за все время, что ребята были с ним знакомы. Все дружно засмеялись, хотя, по правде горя, шутка была не ахти. Зато Мартину ужасно польстила реакция ребят, и ему даже захотелось сказать им еще что-нибудь смешное, между тем как его проворные пальцы быстро наносили разноцветные краски на маленькие фигурки из дерева, Вскоре вскипел чайник, и ребята сели за стол. И чай, и печенье с вареньем оказались очень вкусными. Когда друзья выпили по второй чашке, стрелки часов подошли к без четверти шесть. Энн и Джордж встали, собрали деревянные фигурки и осторожно, чтобы не смазать краску, отнесли их обратно к старику. Тот был очень рад: еще бы, ведь его работа была теперь почти закончена — осталось только подождать, пока фигурки подсохнут. Тут появился и Дик — он принес краски и кисточку, которую сунул в банку с бензином.

— Хороший парень, ведь правда? — сказал старик, с удовлетворением глядя на свежевыкрашенные фигурки. — Немного пришибленный, но, говорю вам, неплохой!

— А можно еще разок, пока не стемнело, посмотреть в вашу трубу? — спросила Джордж.

— Да смотри, пожалуйста, на здоровье!

Джордж направила подзорную трубу на остров, но опять никого не увидела: ни Тимми, ни отца… Она понаблюдала за островом еще минуту, потом встала и, с сожалением вздохнув, вернулась к ребятам.

Те вопросительно посмотрели на нее, но Джордж только покачала головой. Ребята принялись за уборку — тщательно вымыли чашки и аккуратно вытерли стол. Надо было спешить, если они не хотели встретиться с мистером Кертоном. Раньше он просто казался ребятам странным, но теперь, когда они узнали, как он обращается с Мартином…

— Спасибо за прекрасный вечер, — сказал Мартин: он вызвался проводить ребят до ворот и теперь с трудом ковылял, волоча больную ногу. — Было очень здорово немного порисовать, не говоря уже о том, как приятно было пообщаться с вами.

— А ты не бросай свое рисование, если чувствуешь, что у тебя получается, — на прощание напутствовал его Джулиан. — Не сдавайся, рисуй наперекор всему! Понял?

— Постараюсь, — вздохнул Мартин, и лицо его опять омрачилось. — Но есть кое-какие обстоятельства, которые… Я не могу вам пока сказать. Ладно, когда-нибудь я все-таки стану настоящим художником!

— Пошли скорей, — шепнула Джордж Джулиану, — вон возвращается мистер Кертон!

Осторожно оглядываясь, ребята поспешили по тропинке вниз.

— Ужасный человек, — вздохнула Энн. — Как можно так обращаться с собственным сыном?! А казался таким милым…

— Ну, то при гостях, — махнул рукой Дик. — В мире много таких людей. В своей семье они настоящие тираны, а на людях — сама вежливость!

— Думаете, он не успел еще залезть в наш подземный ход? — спросила Джордж, провожая мистера Кертона недобрым взглядом. — Вот досада, если он уже там побывал! Понимаете, может, там ничего и нет, но как было бы здорово самим это обнаружить…

— Звучит немного странно, — усмехнулся Дик, — но я понимаю, что ты хотела сказать, Джордж: очень хочется побывать там первыми!

— Вот-вот! — подтвердила Джордж рассеянно, оглядываясь по сторонам. Она словно искала кого-то.

— Что случилось? — спросил Дик. — Ты что-то потеряла?

— Да нет, просто по привычке ищу Тимми, — вздохнула Джордж. — Я понимаю, что это глупо, но я так привыкла, что он всегда вертится возле меня…

— Да, мне его тоже не хватает, — подхватил Джулиан. — Такое впечатление, будто кого-то здорово недостает… Мы все очень скучаем по Тимми, но ты, Джордж, конечно, больше всех!

— Да, конечно, — ответила Джордж, — особенно по ночам. Я никак не могу уснуть — привыкла, что он лежит у меня в ногах, когда я сплю.

— Мы завернем несколько подушек в старую шубу, — пошутил Дик, — и положим у тебя в ногах. Это будет немного похоже на Тимми.

— Тимми ничем не заменишь! Буду ждать, пока он вернется, — вздохнула Джордж.

Вечер быстро подошел к концу. Ребята, как всегда, разыгрывали долгую, почти бесконечную партию в домино и не заметили, как совсем стемнело. Джулиан снова вызвался дежурить — принимать сигналы с острова. Он улегся в постель и принялся наблюдать через окно. Джордж, присев рядом, тоже ждала условленного часа. Так они дождались половины одиннадцатого.

— Ну, — сказал Джулиан, глядя на часы, — пора!

И едва он произнес эти слова, как в темноте сверкнул первый сигнал.

— Один, — считала Джордж, — два, три… шесть!

Они подождали еще немного: вдруг будут дополнительные сигналы, — но все было тихо.

— Иди спать, — посоветовал Джулиан Джордж. — С твоим отцом все в порядке, а значит, и с Тимми тоже. Наверное, они уже поужинали и скоро лягут спать.

— Да, ты прав, — согласилась Джордж, направляясь к выходу. — Тимми не отстанет от отца, пока он его не накормит. Когда этот пес хочет есть, от него так просто не отвяжешься. Спокойной ночи, Джулиан, Дик!

Девочка тихо прошла наверх, в свою комнату, и забралась под одеяло. Ей было немного не по себе без своего любимца… Вздохнув, Джордж плотно закуталась в одеяло и закрыла глаза. Ей приснилось, что они с Тимми на острове, лазят по подземелью и резвятся на зеленой полянке возле замка. Какой это был прекрасный сон!

Следующий день снова выдался ясным и солнечным. Апрельское небо было голубым, как незабудки во дворе. Когда ребята спустились в гостиную на завтрак, Джордж первым делом выглянула в окно и посмотрела на остров. Вдруг удастся разглядеть Тимми!..

— Что, все пса высматриваешь? — усмехнулся Джулиан. — Не расстраивайся так. Через час-полтора ты сможешь увидеть его через подзорную трубу.

— Ты надеешься разглядеть его там, на башне, рядом с отцом? — удивилась тетя Фанни. — Боюсь, что у этой подзорной трубы недостаточно мощные линзы.

— Конечно, я его разгляжу, мама! — возразила Джордж. — Труба здорово все увеличивает. Сейчас застелю постель, оденусь и пойду в сторожку к смотрителю. Кто-нибудь еще пойдет со мной?

— Я хочу, чтобы Энн мне немного помогла, — сказала тетя Фанни. — Я собиралась отнести кое-какую одежду жене нашего священника — она собирается устроить благотворительную распродажу. Энн, ты ведь поможешь мне?

— Конечно, помогу, — с готовностью ответила Энн. — А куда пойдут мальчики?

— Я думаю, сегодня мне стоит заняться учебой. На каникулы нам кое-что задали… — со вздохом сказал Джулиан. — Тебе, Дик, лучше тоже сесть за учебу. А то ведь я тебя знаю! Сначала дотянешь до последнего, а потом будешь спешить как на пожар и наделаешь полным-полно ошибок.

— Ладно, я тоже позанимаюсь сегодня, — согласился Дик. — Придется тебе пойти к старику одной. Ты не возражаешь, Джордж?

— Нет, конечно. Я только взгляну на Тимми в половине одиннадцатого, когда отец поднимется вместе с ним на башню, и сразу же вернусь обратно.

Джордж отправилась в свою комнату убирать кровать и одеваться, Джулиан с Диком поднялись к своим книжкам, а Энн осталась с тетей разбирать старые вещи. Через несколько минут Джордж спустилась, попрощалась со всеми и быстро выбежала из дома.

— Что за ураган! — покачала головой ее мать. Джордж почему-то никогда не ходит нормально, а всегда только бегает. И куда она так спешит?.. А сейчас, Энн, давай разложим вещи на три кучки: в одну — хорошие и новые, в другую — немного поношенные, а в третью — совсем старые.

Время приближалось к половине одиннадцатого, и Джулиан оторвался от чтения и подошел к окну, чтобы посмотреть на сигналы с острова. Он терпеливо ждал, и наконец они появились — один за другим, все шесть солнечных зайчиков. Теперь Джордж может успокоиться, все в порядке. Наверное, сегодня они смогут спуститься в каменоломню и исследовать таинственный подземный ход… Джулиан снова сел за книги и погрузился в чтение. С другой стороны стола пыхтел над своими задачами Дик.

Через пять минут в коридоре послышался шум быстро приближающихся шагов, прерывистое дыхание, и в комнату, где сидели Джулиан с Диком, ворвалась, тяжело дыша, запыхавшаяся Джордж, Мальчики подняли на нее глаза — волосы ее были растрепаны, ветром, а лицо покрыто густым румянцем. Едва переведя дух, она сообщила:

— Джулиан, Дик! Что-то случилось! Тимми не было!

— Ты о чем? — удивленно спросил Джулиан. Джордж уселась на стул, все еще с трудом переводя дыхание. Видно было, что она сильно нервничает.

— Я говорю серьезно, Джулиан! Когда отец подавал сигналы, Тимми с ним рядом не было!

— Ну, это еще ничего не значит, — спокойно ответил Джулиан. — Просто твой отец забыл взять с собой Тимми, когда пошел на башню. Что ты там видела?

— Я навела трубу на верхушку башни и внимательно наблюдала, — рассказала Джордж. — В башне появилась чья-то фигурка, затем я увидела шесть сигналов, потом фигурка исчезла — и все! Тимми не было! Я просто с ума схожу от волнения! Что-то случилось, Джулиан!

— Не стоит так волноваться, — успокаивал сестру Джулиан. — Я уверен, что твой отец просто забыл взять Тимми. Ведь если ты видела дядю Квентина, значит, все в порядке!

— Я говорю о Тимми, а не об отце! — вскочила Джордж. — Если он подал шесть сигналов, значит, с ним все в порядке. Я волнуюсь за Тимми! Если бы даже отец и забыл его, пес все равно увязался бы за ним. Вот что меня беспокоит!

— Ну, может быть, твой отец просто захлопнул дверь и Тимми не смог попасть наверх? — предположил Дик.

— Да, может быть, — немного успокоилась Джордж. — об этом я не подумала. Теперь буду волноваться весь день. Ну почему я не осталась на острове вместе с Тимми? Что же теперь делать?

— Подожди до завтрашнего утра, — предложил Дик, — увидишь своего Тимми, живого и невредимого.

— До завтрашнего утра? Но ведь это целые сутки! — в ужасе воскликнула Джордж. Обхватив руками голову, она жалобно запричитала: — Никто не понимает, как я люблю Тимми! Если бы у тебя была своя собака, Джулиан, ты бы знал, что это такое! Нет ничего хуже, чем вот так ждать!

— С Тимми все будет в порядке, — раздраженно сказал Джулиан, — вот увидишь. Возьми же себя в руки, Джордж!

— Нет, я чувствую, что-то случилось! — возразила Джордж, — Может быть, съездим на остров? — Нет, — решительно покачал головой Джулиан. — Не говори глупостей, Джордж! Все нормально, просто твой отец ужасно рассеянный. Он просигналил — так что все в порядке. Этого достаточно! Зачем еще ехать туда? Чтобы ты опять там закатила скандал?

— Хорошо, я потерплю, — вздохнула Джордж и встала со стула. Она выглядела такой несчастной, что Джулиан смягчился:

— Ну-ну, все нормально, Джордж! Не волнуйся. Ты ведь частенько преувеличиваешь, правда?

В ПОЛНОЧЬ

Джордж взяла себя в руки и перестала сокрушаться, но ее беспокойный взгляд все же выдавал закравшиеся в душу сомнения. Ей не хотелось огорчать мать, рассказывая ей о своих тревогах, но за обедом девочка все-таки не выдержала и выложила все свои сомнения. Мать сказала ей то же, что Джулиан:

— Я думаю, Квентин просто забыл про Тимми! Он такой рассеянный, когда работает…

Ребята решили после обеда отправиться в старую каменоломню и исследовать подземный ход. Но, подойдя ко входу в каменоломню, спуститься они не решились: дождь, прошедший накануне, сделал крутые откосы скользкими и очень опасными.

— Смотрите, — сказал Джулиан, показывая на сломанный куст в нескольких метрах ниже, — держу пари, это бедный Мартин уцепился за него, когда падал. Да, тут и шею сломать недолго! Мартин еще легко отделался!

— Точно! — подтвердил Дик. — Я думаю, не стоит сейчас туда лезть Исследуем лаз, когда будет так же сухо, как в прошлый раз.

Ребята приуныли: еще бы, ведь они притащили с собой веревку и факелы и уже настроились на начало новых приключений…

— Ну, что будем делать? — спросил Джулиан.

— Я возвращаюсь домой, — неожиданно отозвалась Джордж. — Ужасно устала. А вы можете еще погулять.

Энн внимательно посмотрела на Джордж: она казалась немного бледной.

— Я провожу тебя, Джордж, — предложила Энн, взяв сестру за руку.

Но Джордж резко выдернула руку:

— Спасибо, Энн, не надо. Я сама дойду.

— Ну ладно. Тогда мы поднимемся на вершину утеса, там, должно быть, здорово дует ветер. Пока, Джордж! — сказал Джулиан.

Они расстались: ребята пошли наверх, а Джордж зашагала обратно к дому. Войдя в дом, она обнаружила, что ее мать куда-то вышла, а Джоанна сидит в своей комнате. Джордж подошла к шкафу, вытащила кое-что из своих вещей, бросила их в сумку и пулей вылетела из дома. Девочка побежала к Джеймсу, который, как всегда, что-то мастерил у себя на участке.

— Джеймс, только никому ни говори! Я хочу сегодня вечером съездить на остров Киррин. Я боюсь, не случилось ли что-нибудь с папой и Тимми! Понимаешь, мы оставили его там охранять отца… Пожалуйста, приготовь мою лодку к десяти часам вечера!

Джеймс всегда был рад помочь Джордж. Не задавая вопросов, он согласно кивнул.

— Все будет сделано! В лодку что-нибудь положить?

— Да, вот эту сумку. — Джордж протянула ему сумку со своими вещами. — Не спрашивай меня ни о чем. Я вернусь завтра же, если только с Тимми все в порядке.

Она распрощалась с Джеймсом и вернулась домой, надеясь, что Джоанна не заметила ни ее отсутствия, ни пропажи вещей из шкафа.

— Я не могу поступить иначе. Пусть говорят что угодно! — бормотала она себе под нос. — Там явно не все благополучно; с Тимми и с отцом наверняка что-то случилось. Отец не забыл бы взять Тимми с собой на башню, я ведь так его просила, и он обещал мне… Я просто обязана отправиться на остров и увидеть все своими глазами!..

Вскоре пришли с прогулки ребята. Они были очень удивлены поведением Джордж, которая буквально не могла усидеть на месте от беспокойства. Все вместе они выпили чаю с пирожками, а затем ребята вскопали огород возле дома. Джордж машинально помогала матери разбирать семена для посадки, но мысли ее были далеко, и она несколько раз просыпала семена на землю. Это не ускользнуло от внимания окружающих.

Незаметно стемнело, и девочки, как обычно, пошли спать. Часы показывали без пятнадцати минут десять; Энн здорово устала за день и быстро уснула. Джордж немного подождала, слушая мерное сопение сестренки, и, тихо соскользнув с кровати, на цыпочках подошла к шкафу и оделась. Она надела свой самый теплый свитер, поверх накинула плащ, затем засунула ноги в резиновые сапоги. Кроме этого, она взяла с собой еще теплый плед. Затем девочка осторожно распахнула дверь и спустилась по лестнице. Повернув ручку, она открыла входную дверь и шагнула в ночной сумрак. К счастью, на небе светила луна, так что было не так темно, как обычно в такое время.

Джордж радовалась, что ей удалось ускользнуть незамеченной. При свете луны она, конечно, сумеет, лавируя между камнями, быстро добраться до острова. Девочка была уверена, что сможет найти дорогу на остров даже с закрытыми глазами.

Джеймс уже ждал ее на берегу. Лодка была готова.

— Все в порядке, сумка уже там, садись, — сказал мальчик. — Я оттолкну лодку. Будь осторожна, не напорись на какой-нибудь камень! А если все же не повезет, греби изо всех сил, чтобы доплыть до берега прежде, чем лодка наберет воды и пойдет ко дну. Поняла?

Он оттолкнул лодку от берега, и девочка энергично заработала веслами. Вскоре лодка набрала скорость, Джордж услышала знакомый плеск воды под килем и облегченно вздохнула. Лодка быстро уходила от берега. Внезапно Джордж нахмурилась: все ли она взяла с собой? Две лампы, несколько банок консервов, складной нож, бутылка с соком, плед, чтобы укрыться от утреннего холода…

В это время Джулиан лежал в своей кровати, краем глаза наблюдая за островом через окно. Половина одиннадцатого. Сейчас должны пойти дядины сигналы. А, вот и они! Один, два, три… шесть! Еще? Нет, только шесть, все нормально. Джулиан вспомнил о своей кузине. Почему же она не пришла в их комнату посмотреть на сигналы? Он встал, подошел к комнате Джордж и Энн, постучал в дверь. Не получив ответа, он повернул ручку и просунул голову внутрь.

— Джордж? — тихо произнес он. — Все в порядке! Я только что видел сигналы.

Ему снова не ответили; слышно было лишь тихое посапывание. Джулиан прикрыл дверь: должно быть, девочки уже давно спали. Вот и хорошо, Джордж не будет так волноваться, пусть лучше спит. Джулиан забрался в свою кровать, закрыл глаза и вскоре уже спал спокойным сном. В темноте он не разглядел, что кровать Джордж пуста: ведь в то время, когда он заглядывал в комнату, она была уже на полпути к острову…

Джордж надеялась, что яркого света луны будет достаточно, чтобы осветить ей путь. Однако на поверку он оказался не таким уж и ярким, а время от времени луна и вовсе скрывалась в облаках — тогда Джордж двигалась почти на ощупь. Аккуратно, не спеша она провела лодку мимо острых камней. Сильный прилив помогал ей, укрывая самые опасные камни под толстым слоем воды.

Наконец лодка уткнулась носом в песчаную бухточку. Волн здесь уже практически не было. Девочка с трудом вытащила лодку на берег, чтобы ее не унесло в море, затем остановилась и пристально осмотрелась вокруг. Было темно. Что теперь делать? Джордж не знала, где находится мастерская ее отца, но догадывалась, что вход в нее должен быть где-то под маленькой комнатой в замке. Идти туда? Конечно, надо идти — все равно это единственная сохранившаяся в замке комната, где можно переждать до рассвета. Там она зажжет свой факел и обследует камни на полу, где-то ведь должен быть вход! Если она найдет его, то, конечно, спустится вниз. Какой сюрприз будет для ее отца! А Тимми просто сойдет с ума от радости, увидев свою хозяйку!

Джордж взяла в руки сумку, накинула на плечи плед и зашагала к замку. Она не зажгла свою лампу, чтобы ее кто-нибудь не заметил. Вдруг этот кто-то неизвестный затаился где-нибудь поблизости? Папа ведь слышал, как кто-то кашлял в темноте!

Джордж ничуть не было страшно, она даже не думала, что ей может грозить опасность. Все ее мысли были о том, чтобы найти Тимми и убедиться, что он жив и здоров.

Наконец она добралась до маленькой комнаты, где было ужасно темно. Конечно, сюда ведь даже днем не проникает свет! Джордж зажгла свою лампу и поставила ее в углу, у развалин старого камина. Затем она постелила плед и присела на него, притушив свет лампы. Немного отдохнув, она встала, снова зажгла лампу и начала осторожно искать вход. Где же он может быть? Она подносила свою лампу к каждой плите на полу — но, к сожалению, ни одну из них, очевидно, никогда не поднимали. Но здесь же должен быть вход в подземелье! Девочка перенесла свое внимание на стены и принялась внимательно рассматривать их. Но нигде не было ни малейшего признака потайной двери. Вот загадка! Где же этот проклятый вход?.. Джордж снова присела на плед и попыталась обернуть им ноги: было довольно холодно, и она уже начала дрожать. Где же вход?.. И вдруг она услышала какой-то шум! Джордж вздрогнула, задержала дыхание и прислушалась. Что это было? Такой странный скрипучий звук, затем какой-то шорох… Звуки исходили прямо из развалин камина! Джордж притаилась и, как могла, напрягла слух и зрение.

Вскоре в камине мелькнул лучик света, затем кто-то кашлянул.

Может, это ее отец? На него иногда нападал кашель!

Джордж прислушалась. Луч света стал ярче, затем она услышала чей-то голос; кто-то будто бы спрыгнул откуда-то сверху и явственно произнес: «Пошли быстрее!»

Это не был голос отца! Джордж застыла от страха. Чужой на острове! А что же тогда случилось с ее отцом и Тим-ми?

Еще кто-то закряхтел там, внизу, ворча: «Не привык я лазить по таким дырам».

Опять незнакомый голос! Итак, здесь их двое — два незнакомца, два врага! И они знают вход в мастерскую ее отца… Что же с ним случилось… и что с Тимми? Девочка погасила лампу и затаилась в углу. Вскоре из камина вылезли двое и прошли во двор, не заметив Джордж. Она догадалась, что они направляются к башне. Как долго они там пробудут? Успеет ли она за это время забраться в подземелье через камин и все там осмотреть?..

Джордж прислушалась: шаги удалялись. На цыпочках она подошла к двери и выглянула наружу. Да, огонек их лампы был уже около башни. А если они еще и захотят подняться наверх, то у нее будет вполне достаточно времени, чтобы обследовать ход.

Она подошла к камину. Руки у нее дрожали, и ей едва удалось зажечь лампу и поднести ее поближе к камину. За каменными развалинами в глубине стены виднелась большая черная дыра; очевидно, задняя стенка камина и была тем камнем, который закрывал вход. Но куда же ведет этот ход и есть ли здесь ступеньки, которые обозначены на старой карте? Джордж перешагнула через развалины, и у нее перехватило дыхание — вот они, ступеньки, круто ведут вниз, прямо к каменной стене. Она вспомнила, что эта стена замка самая толстая и не разрушенная. Джордж остановилась, не зная, что делать. Спуститься вниз и поискать Тимми и папу? Но в таком случае ее могут настигнуть те двое, когда вернутся. С другой стороны, если она останется наверху, те двое придут и закроют за собой выход. А ей ни за что не отодвинуть этот тяжелый камень самой!

«Всё-таки спущусь вниз, — решила Джордж. — Надо только забрать с собой лампу и плед с сумкой, а то те двое вернутся и заметят их. Я не хочу, чтобы они заметили присутствие еще одного человека на острове. Спрячу вещи где-нибудь внизу. Интересно, ведет ли этот ход в наше подземелье?..»

Она взяла сумку, плед и бросила их в дыру; сумка с грохотом поскакала по ступенькам. Джордж слышала, как консервы внутри нее стучат друг о друга. Затем она сама залезла в щель. О, какой длинный путь! Ступеньки круто уходят вниз — куда же они ведут?

СНОВА В ПОДЗЕМЕЛЬЕ

Джордж осторожно спускалась по узкой и очень крутой лестнице.

«Получается, что я иду внутри наружной стены, — догадалась она. — Но, господи, как же здесь тесно! Даже для меня, а взрослым, наверное, приходится здесь просто протискиваться. Ага, вот и ступеньки кончились!»

Она подняла свою сумку и перекинула плед через плечо. В другой руке она держала фонарь. Здесь было ужасно темно и тихо. Джордж, однако, ничуть не боялась: ведь каждую минуту она могла встретить своего Тимми, а с ним ей ничего не страшно. Он всегда придет на помощь!

Девочка зажгла фонарь. Впереди открывался узкий темный туннель, сзади уходили вверх ступеньки. Вскоре туннель резко повернул влево.

«Так, а теперь соединится ли он с нашим подземельем? — соображала на ходу Джордж. Она хорошо ориентировалась в пространстве и теперь пыталась вспомнить весь путь и представить себе, где сейчас находится. — Нет, наше подземелье где-то недалеко отсюда. Но где именно?»

Она продолжала идти по туннелю. В одном месте потолок опустился так низко, что Джордж почти пришлось ползти на четвереньках. Она посветила фонариком: сверху нависала огромная каменная глыба. Наверное, те, кто когда-то копал этот туннель, так и не смогли своротить ее.

Туннель шел дальше и дальше. Джордж была заинтригована и озадачена. Теперь она, должно быть, уже миновала все лазы, в которые они спускались раньше, и двигалась к берегу моря. Странно, но этот туннель не вел к подземному лабиринту; очевидно, это был совершенно отдельный ход. Еще немного вперед, и она окажется у самого моря!

Туннель тем временем круто пошел вниз. Еще ступеньки. Эти были вырублены в скале. Джордж осторожно зашагала по ним. Куда же они ведут? Внизу, где ступеньки кончались, туннель, казалось, был вырублен прямо в твердой породе; впрочем, возможно, это была природная пещера — точно определить Джордж не могла. В слабом мерцающем свете лампы стены и потолок казались одинаково темными, грубо вытесанными. Под ноги то и дело попадались бугры и камни. Жалко, что с ней рядом нет Тимми!

"Должно быть, я уже очень глубоко забралась, — думала Джордж. Она повела фонарем по сторонам и осмотрелась еще раз. — Да, очень глубоко и далеко от замка! О Господи, а это что еще за шум?

Девочка прислушалась. Откуда-то сверху шел ровный густой гул, иногда перемежающийся глухими раскатами. Шум накатывал мерными волнами, не затихая и не изменяясь.

«Господи, это же море шумит! — догадалась вдруг Джордж. Она затаила дыхание и снова прислушалась. — Точно, это море там, наверху! Надо мной дно бухты!»

Тут Джордж охватил испуг. Огромная толща морской воды плещется над ее головой, волны с шумом набегают друг на друга… А вдруг потолок туннеля обрушится под тяжестью воды, и тогда вся эта масса…

— Не говори глупости! — строго приказала себе самой Джордж. — Этот туннель существует уже сотни лет и вряд ли обрушится только потому, что ты в него вошла!

Приободрив себя таким образом, девочка пошла дальше. Действительно, было как-то жутко осознавать, что идешь под дном морским. Наверное, где-то здесь работает и ее отец…

Она вдруг вспомнила, что говорила ее мать: «Отец хочет, чтобы его окружала вода — вода со всех сторон, слева, справа, сверху и снизу».

«Теперь я понимаю, что она имела в виду, — подумала Джордж. — Его мастерская где-то здесь! Вода, таким образом, вокруг него и над ним!»

Вот почему отец Джордж выбрал для своих экспериментов остров Киррин! Но как он нашел этот подземный… «подводный» ход? Ведь…

— Да, даже я не знала о нем! — вслух проговорила Джордж. — Ага, кажется, я куда-то пришла…

Она остановилась. — Туннель постепенно расширился и превратился в большой темный зал. Потолок этой пещеры был таким высоким, что просто терялся в темноте. Джордж оглянулась по сторонам. Ее окружали странные вещи: какие-то коробки, провода, стеклянные колбы, внутри которых мерцал тусклый свет… Все это находилось в бесшумном движении. Джордж замерла в изумлении.

Иногда сумрак зала озаряли синие искры, внезапно вспыхивающие там и сям. После этих вспышек воздух в пещере наполнялся каким-то странным запахом.

«Как интересно и загадочно! — подумала Джордж. — И как только отец во всем этом разбирается?.. Кстати, где же он сам? Надеюсь, эти двое не сделали с ним ничего плохого?!»

В сторону от пещеры отходил узкий туннель. Джордж снова зажгла лампу и отправилась туда. Новый коридор был очень похож на тот, по которому она только что прошла, но был немного выше и просторнее. Через некоторое время девочка увидела другой зал, поменьше первого, но тоже весь опутанный проводами. Откуда-то доносился странный звук, как будто бы тысячи пчел роились у своего улья. Джордж инстинктивно пригнулась.

«Должно быть, звук идет от этих проводов», — догадалась она. В этом помещении тоже никого не было, но Джордж еще не теряла надежды разыскать отца и Тимми. Она прошла в следующий зал, где было абсолютно пусто и очень холодно — она даже поежилась. Коридор продолжался, и вскоре Джордж оказалась еще в одной пещере. Первым, что она здесь увидела, был лучик света, шедший с противоположной стороны.

Свет! Наконец-то. Наверное, отец здесь! Девочка осветила стены комнаты фонарем — тут было полным-полно всяких продуктов: банки с пивом, пачки печенья, консервы и многое другое. В углу кучей была свалена какая-то одежда. Вот где отец, хранил свои припасы! Но почему же Тимми не услышал ее приближения? Джордж перешла в другую комнату, откуда шея тонкий лучик света. За столом, обхватив голову руками и согнувшись, сидев человек. Это был ее отец. Но Тимми рядом с ним не было…

— Папа! — негромко позвала Джордж.

Человек за стадом вздрогнул, обернулся и потрясенно уставился на Джордж. Но затем отвел от нее глаза и снова обхватил голову руками.

— Папа? — испуганно повторила Джордж. Человек опять оглянулся и встал из-за стола, недоверчиво глядя на нее. Девочка подбежала к нему.

— Что случилось, папа? Где Тимми?

— Джордж! Это действительно ты? Я думал, мне померещилось! — воскликнул ее отец. — Как ты сюда попала? Нет, это совершенно невозможно!..

— Папа, с тобой все в порядке? Что случилось, где Тим-ми? — настойчиво повторяла Джордж.

Она оглянулась, но Тимми не было нигде. У Джордж опустились руки. С Тимми что-то случилось!

— Ты видела этих двоих? — спросил ее отец. — Куда они пошли?

— О, папа, не задавай вопросов. Ответь мне, где Тимми?

— Не знаю, — покачал он головой. — Эти двое пошли к башне?

— Да, — ответила Джордж. — А кто они такие?

— Хорошо, у нас есть еще время, пока они дойдут до башни и вернутся назад, — облегченно вздохнул он. — А теперь, Джордж, слушай меня внимательно, это очень важно!

— Хорошо, я слушаю, — смирилась Джордж, — но, пожалуйста, поскорее, я должна найти Тимми!

— Эти двое спустились сюда на парашютах, они хотят выведать секрет моей работы, — начал ее отец. — Я скажу тебе, для чего нужны мои опыты. Они предназначены дня того, Джордж, чтобы дать миру новый мощный источник энергии. Он заменит уголь, нефть и все остальное!

— Здорово! — восхищенно воскликнула Джордж. — Это будет самое полезное изобретение во всем мире!

— Да, это так, — подтвердил ее отец, — я собирался подарить свое открытие всему человечеству. Этот секрет не должен принадлежать только некоторым избранным, он должен служить всем людям на свете! Понимаешь? А эти двое хотят выкрасть его у меня и получить колоссальную выгоду!

— Негодяи! — воскликнула Джордж, — Но как они узнали о том, что ты здесь проводишь свои опыты?

— Понимаешь, я работал над своим открытием вместе с несколькими коллегами, — объяснил ее отец, — Один из них предал нас и предложил одному богачу купить наш секрет. Когда я узнал об этом, то решил продолжить работу где-нибудь подальше от своей лаборатории. Кроме того, я хотел избавиться от лишних глаз — поэтому я так настаивал, чтобы меня оставили одного. И вот, чтобы спокойно закончить свои эксперименты…

— …ты приехал сюда, на мой остров, — завершила его рассказ Джордж.

— Да, потому что мне была нужна вода вокруг меня и сверху. Совершенно случайно мне на глаза как-то попалась старая карта, там я обратил внимание на этот ход и тогда еще подумал, что, если он ведет под самое дно моря, это было бы идеальное место для моих опытов!

— О, папа, а я так на тебя злилась! — Джордж было ужасно стыдно. — Извини меня, пожалуйста!

— Ладно, не извиняйся, — махнул рукой ее отец. — Я уже все забыл. Так вот, я перенес сюда всю свою аппаратуру и переехал сам. А теперь эти двое знают, где я провожу свои опыты!

— Папа, я могу тебе чем-нибудь помочь? — спросила Джордж. — Может, поплыть на берег за помощью?

— Конечно, это было бы великолепно! — обрадовался отец. — Но будь осторожна, чтобы эти двое тебя не заметили!

— Я сделаю все, как ты скажешь, папа, — с готовностью заявила Джордж. — Но сперва ответь мне, где Тимми?

— Он все время держался возле меня, — начал отец. — У тебя действительно хороший пес, Джордж… А сегодня утром, когда я выходил из замка, те двое набросились на меня и заставили вернуться сюда.

— Но что же случилось с Тимми, папа? — не выдержала Джордж: ей казалось, что отец так никогда и не ответит на ее вопрос.

— Конечно, он набросился на этих людей, — продолжал отец, — но одному из них удалось накинуть ему на шею петлю из шнурка… Они затянули петлю, и пес, кажется, потерял сознание.

— Бедный Тимми! — со слезами на глазах воскликнула Джордж. — Скажи мне, папа… он жив?

— Да, я слышал, они отнесли Тимми в какую-то пещеру и там заперли, — успокоил ее отец. — А потом я видел, как один из них открывал собачьи консервы. Значит, Тимми жив и хочет есть!

Джордж с облегчением вздохнула; у нее с плеч просто гора свалилась. Значит, Тимми жив! Девочка решительно направилась к выходу.

— Я пойду искать Тимми, папа, — сказала она. — И я найду его!

ТИММИ НАШЕЛСЯ!

— Нет, Джордж, — остановил ее отец. — Подожди! Я хочу еще кое-что тебе сказать, это очень важно. Иди сюда!

Джордж пришлось подчиниться, хотя она и сгорала от нетерпения разыскать Тимми.

— Слушай меня внимательно! — продолжал ее отец. — Я веду тетрадь, куда заношу результаты своих опытов. Эти двое еще не нашли ее; она здесь, у меня. Я хочу, чтобы ты доставила ее домой в целости и сохранности. Джордж, не выпускай эту тетрадку из рук, никому не давай ее! Если те двое завладеют тетрадью, они узнают о моем открытии все!

— Но разве они еще чего-то не знают? — удивилась Джордж. — Они ведь видели все эти приборы и провода…

— Они знают много, — ответил ее отец, — и узнают еще немало. Но все же этого будет недостаточно, чтобы понять суть моего открытия! Я не отважился сжечь мои записи — а вдруг что-нибудь случится со мной? Ведь тогда это открытие будет навсегда потеряно для человечества! Поэтому, дорогая Джордж, я доверяю тебе эту тетрадку. Ты должна доставить ее домой!

— Какая огромная ответственность! — со страхом проговорила Джордж, беря тетрадку, которая могла изменить судьбы всего мира. — Я постараюсь, папа. Когда те двое вернутся, я спрячусь в одной из этих пещер, а затем незаметно проскользну мимо них к выходу, выйду наружу через камин в той маленькой комнате наверху и доберусь до берега на своей лодке. Там я отдам тетрадку в надежные руки и позову кого-нибудь тебе на помощь.

— Вот молодчина! — Квентин одобрительно похлопал дочь по плечу. — Честно говоря, я горжусь тобой, Джордж!

Это были самые лучшие слова, которые Джордж когда-либо слышала от своего отца. Она улыбнулась ему.

— Хорошо, папа, а теперь я, пожалуй, пойду поищу Тимми. Прежде чем выполнить твое поручение, я должна удостовериться, что с Тимми все в порядке.

— Ладно, — согласился отец. — Тот человек, который взял собачьи консервы, пошел вон туда — еще дальше… А кстати, как ты здесь оказалась, да еще посреди ночи?

До Квентина только что дошло, что Джордж тоже могла ему кое-что рассказать. Но она не имела сейчас права терять ни минуты!

— Я расскажу тебе обо всем потом, — отмахнулась она. — Где твоя тетрадка?

Квентин поднялся с места и пошел в глубь пещеры. Там он поставил на пол какой-то ящик, встал на него и просунул руку в какую-то щель. Пошарив с минуту, он достал тетрадку. Подойдя к дочери, Квентин открыл тетрадь, страницы которой были сделаны из очень тонкой бумаги, и показал Джордж. Вся тетрадь была испещрена мелким отцовским почерком; здесь было множество каких-то знаков, графиков, диаграмм…

— Ну вот, — протянул он тетрадку Джордж, — постарайся доставить ее в целости и сохранности. Если со мной что-нибудь случится, мои коллеги смогут донести мои идеи до всего человечества! А если я выйду отсюда живым и невредимым, то тетрадка избавит меня от необходимости переделывать заново все эти опыты.

Джордж взяла тетрадку и засунула в глубокий карман своего плаща.

— Я сохраню ее, папа! А сейчас, извини, я должна найти Тимми, не то эти двое вернутся и я не успею спрятаться.

Джордж перешла в соседнюю пещеру, которая была совершенно пуста, и пошла дальше по то и дело изгибавшемуся подземному ходу. И вдруг она услышала звук — тот самый звук, которого так ждала! Вдалеке кто-то тихо, чуть слышно скулил. Ну да, она не ошиблась!

— Тимми! — закричала Джордж. — Тимми, я здесь! Поскуливание сразу же прекратилось, сменившись громким радостным лаем. Джордж стремглав помчалась вниз по узкому туннелю; она бежала так быстро, что чуть было не упала. Фонарик Джордж тускло освещал ей дорогу. Вдруг луч света уперся в большущий валун — должно быть, он закрывал вход в следующую пещеру. Из-за валуна и доносился радостный лай Тимми, от нетерпения пес даже начал скрести камень когтями. Джордж со всех сил налегла на камень.

— Тимми, держись, я вытащу тебя отсюда!

Камень немного подался; Джордж снова принялась толкать его плечом. Конечно, этот валун был слишком тяжел для нее — но отчаяние делает людей во много раз сильнее, и вот валун откатился вбок. Джордж едва успела убрать ногу — ее чуть-чуть не придавило камнем.

Тимми, протиснувшись в образовавшуюся щель, прыгнул в объятия Джордж. Оба повалились на пол; пес лизал свою хозяйку в нос и радостно повизгивал, а девочка обнимала своего любимца, погрузив руки в его пышную шерсть.

— Тимми! Что они с тобой сделали? Я так волновалась!..

Тимми снова радостно взвизгнул и бросился лизать ей лицо. Трудно сказать, кто из этих двоих был более счастлив. Наконец Джордж отстранила от себя пса.

— Тимми! Нам надо выполнить одно очень важное поручение. Мы должны выбраться отсюда, вернуться домой и вызвать подмогу.

Тимми веселым лаем выразил свое согласие. Джордж направила луч фонарика в крошечную пещеру, где находился в заточении Тимми. Там стояли несколько открытых банок собачьих консервов и миска с водой. Те двое неплохо с ним обращались, если не считать того, что они едва не задушили его веревкой! Джордж пощупала шею Тимми — кроме небольшой шишки, никаких повреждений там не было.

— А теперь бежим обратно в папину пещеру. Мы должны спрятаться где-нибудь, пока эти двое не вернулись. Потом мы незаметно проскользнем наверх, в комнату с камином, и уплывем отсюда на лодке, — объяснила псу Джордж, — У нас очень важное поручение: у меня в кармане лежит просто бесценная тетрадка.

Вдруг Тимми тихо зарычал; шерсть у него встала дыбом. Джордж испуганно замерла и прислушалась. В наступившей тишине четкий строгий голос произнес;

— Я не знаю, кто вы и откуда вы пришли… Но если вы выпустите собаку, то я пристрелю ее! А это — чтобы вы поняли, что я не шучу!

Раздался оглушительный выстрел; пуля чиркнула о потолок пещеры. Тимми и Джордж вздрогнули от неожиданности. Тимми порывался броситься на незнакомца, но Джордж крепко держала его за ошейник. Она была очень напугана и не знала, что делать.

Эхо от выстрела громыхало по подземельям, многократно отражаясь от стен и потолков. Это было действительно ужасно! Джордж боялась пошевелиться.

— Ну?! — донесся голос. — Теперь вы поняли? Если выпустите собаку, я ее пристрелю! А теперь, кто бы вы там ни были, выходите, я на вас посмотрю. Только предупреждаю: если собака выйдет вместе с вами, ей конец!

— Тимми! Беги и спрячься где-нибудь! — прошептала Джордж. Затем она вспомнила про тетрадку и пришла в полное отчаяние. Тетрадь у нее в кармане, они ее обязательно найдут! Девочка быстро вынула тетрадь и протянула ее псу: держи, Тимми! Возьми ее и спрячься где-нибудь. Ну, быстрей, Тимми, беги! Я скоро вернусь.

К ее великому облегчению, Тимми все понял. Он схватил тетрадку в зубы и исчез с ней в темноте туннеля. Джордж очень надеялась, что он найдет, где спрятаться. Туннель, должно быть, скоро кончится, но наверняка до тупика в нем найдется несколько укромных мест! Пес свернется там клубочком и подождет, пока она не позовет его снова.

— Вы выходите или нет?! — В голосе незнакомца звучало раздражение. — Вы пожалеете, если мне придется за вами идти. Я вооружен!

— Иду, — негромко отозвалась Джордж и пошла наверх по подземному ходу.

Вскоре она увидела свет, а через секунду ее буквально ослепил мощный электрический фонарь.

— О господи! — удивленно воскликнул незнакомец. — Какой-то мальчишка! Мальчик, что ты здесь делаешь и как ты сюда попал?

Коротко подстриженные волосы Джордж делали ее похожей на мальчишку, поэтому незнакомец и ошибся. Джордж не стала поправлять его. Незнакомец опустил револьвер.

— Я пришел к папе… И еще за своей собакой, — кротко пролепетала Джордж.

— А как же ты сумел отодвинуть тяжелый камень там, наверху? — удивился тот. — Малыш вроде тебя вряд ли смог бы это сделать! А к отцу своему тебе и подавно не пробраться. Мы его заперли!

— Понятно, — с готовностью согласилась Джордж. Ей было приятно, что человек ошибся. Она смогла отодвинуть камень! Она смогла пройти сюда и даже освободить Тимми! Но она ни слова не скажет об этом — пусть этот тип думает, что пес все еще взаперти!

Вдруг Джордж услышала встревоженный голос своего отца:

— Джордж? Это ты? С тобой все в порядке?

— Да, папа, — крикнула в ответ Джордж, надеясь, что отец не будет спрашивать ее о Тимми.

Незнакомец приказал ей подойти ближе, взял за шиворот и подтолкнул вперед. Они пошли обратно, к «кабинету» отца.

— Я привел твоего сорванца, — сказал человек. — Вот дурачок! Думает, что сможет освободить тебя и этого сумасшедшего пса! А ведь собака сидит в пещере, вход в которую завален огромным валуном!

Из дальнего конца пещеры вышел еще один человек. Он был очень удивлен, увидев Джордж. Первый принялся объяснять:

— Спустился я вниз и вдруг слышу — собака лает и кто-то вроде с ней разговаривает. Я подошел поближе и нашел там этого парня. Он пытался выпустить пса. Если бы это ему удалось, я, конечно же, застрелил бы собаку.

— Но как попал сюда этот маленький негодник? — никак не мог взять в толк второй незнакомец.

— Это у него надо спросить, — ответил первый. Джордж принялась рассказывать, и ее отец наконец-то услышал эту загадочную историю. Девочка сказала, что она наблюдала за отцом в подзорную трубу, что, не увидев Тимми, решила отправиться на остров. Рассказала, как приплыла сюда на лодке и как проникла в туннель. Все трое слушали ее внимательно, молча.

— Ну и паршивец же ты, парень, — сказал наконец один из незнакомцев. — Но все же на месте твоего отца я бы гордился таким сыном. Не каждый рискнул бы отправиться сюда ночью, да еще в одиночку…

— Да, Джордж, я горжусь тобой, слышишь! — сказал ее отец.

Он внимательно посмотрел на дочь, и Джордж уловила немой вопрос в этом взгляде. Конечно же, он хотел знать, где тетрадка, успела ли она ее спрятать? Но Джордж не могла ничего сказать отцу, пока эти двое были рядом и могли ее услышать.

— Да, но это осложняет дело, — глядя на Джордж, нахмурился один из незнакомцев. — Если парень не вернется домой к утру, через несколько часов его начнут искать и обязательно появятся на острове, да, чего доброго, еще и с собаками! Рано или поздно доберутся и сюда… — Он повернулся к Квентину. — Если ты расскажешь нам то, что мы хотим знать, и отдашь свои записи, мы сразу же освободим тебя и дадим очень много денег!

— А если я откажусь? — спросил Квентин.

— Тогда нам придется взорвать башню и все твои приборы. В этом случае вас никогда и никто уже не найдет… Ведь вы заживо будете похоронены здесь, под толщей воды и камня! — бросил в ответ незнакомец. Его голос, внезапно стал жестким.

Последовало долгое молчание.

— Но вы ведь ничего не узнаете, даже взорвав башню! — сказал наконец отец Джордж. — Зачем вам это?

— Наш принцип — либо все, либо ничего, — ответил незнакомец. — Выбирай! Мы даем тебе время до половины одиннадцатого утра — только семь часов на размышление! Потом ты или скажешь нам свой секрет, или мы взорвем этот остров к чертовой матери!

И двое незнакомцев ушли. Джордж опять осталась наедине со своим отцом. Всего семь часов! А затем, может быть, остров Киррин взлетит на воздух…

В ПОЛОВИНЕ ПЯТОГО УТРА

Как только те двое удалились на порядочное расстояние, отец Джордж прошептал:

— А, все равно. Придется отдать им свою тетрадку с записями. За себя я не боюсь — ведь всю свою жизнь я ставлю опыты, и часто они были очень опасными… Но сейчас со мной ты!..

— Папа, нет твоей тетрадки, — прошептала в ответ Джордж. — Я отдала ее Тимми, мне удалось отодвинуть тот валун и выпустить его из пещеры. А эти двое думают, что пес все еще заперт… Я велела Тимми взять тетрадь и спрятаться, покуда я не позову его опять.

— Отлично, Джордж! — обрадовался дядя Квентин. — Может быть, теперь, когда с нами Тимми, мы сможем одолеть злоумышленников? Я думаю, Тимми в состоянии справиться с обоими!

— Конечно, — ответила Джордж, — и это наш единственный шанс! Я пойду позову его… Папа, а почему ты не попытался освободить Тимми?

— Не хотел отходить от того места, где лежит тетрадка, — ответил тот. — А взять ее с собой боялся: у меня они вполне могли ее найти. Они уже обыскали все эти пещеры! Я не мог бросить тетрадку и идти спасать собаку, тем более что, увидев открытые собачьи консервы, понял, что с ней все в порядке… А теперь, Джордж, иди, позови Тимми. Эти бандиты могут вернуться в любую минуту.

Джордж взяла фонарь и зашагала вниз по узкому туннелю, который вел к пещере, откуда она выпустила Тимми. Возле нее девочка остановилась и тихо свистнула, но никто не откликнулся. Она засвистела громче, но опять никто не отозвался. Тогда Джордж закричала: «Тимми! Тимми!» Но Тимми не отзывался. Она прислушалась, но не услышала ничего похожего на визг или лай. Все было тихо.

«Что за дела? — удивилась Джордж. — Неужели он убежал так далеко, что даже не слышит меня? Пройду-ка я дальше по туннелю…»

Она прошла пещеру, где томился Тимми, и отправилась дальше. Тимми нигде не было. Джордж повернула за угол — и вдруг увидела, что туннель здесь разделяется на три хода. Три дороги, три темных холодных дыры в подземелье… Она не знала, какой путь выбрать. Наконец решила пойти по самому левому пути — но, как только вступила в него, обнаружила, что он тоже делится на три хода! Джордж остановилась.

— Здесь ничего не стоит потеряться, в этом лабиринте, — вслух сказала она. — Я боюсь идти дальше! Тимми, где ты?..

Ее голос эхом отозвался в многочисленных подземных переходах и пещерах. Внимательно глядя на свои следы, Джордж пошла обратно к отцу. На сердце у нее было очень тяжело.

— Папа, я не нашла Тимми! Наверное, он потерялся в подземных йодах… Это ужасно, там столько разных переходов и туннелей!.. Кажется, все дно моря изрыто ими!

Джордж была в отчаянии. Присев на камень, она с тоской посмотрела на отца;

— Да, наверное, — грустно согласился он. — Теперь все пропало. Мы должны придумать что-нибудь другое.

— Интересно, что подумают Джулиан и остальные, когда проснутся? — вздохнула Джордж. — Наверняка они приплывут сюда вслед за мной…

— От этого толку будет мало, — мрачно отозвался отец. — Эти двое просто спустятся сюда и будут нас стеречь. А здесь нас никто не найдет! Ведь никто не знает про этот подземный ход и про камин в маленькой комнате, так?

— Да, ты прав, — подтвердила Джордж. — Даже если ребята и приплывут на остров, они вряд ли найдут ход, ведущий сюда. Ведь в прошлый раз мы долго искали его, но так и не нашли. Они тоже взорвутся вместе с островом! Это ужасно!..

— Если бы мы только знали, где Тимми, — сказал дядя Квентин, — мы могли бы отправить с ним записку Джулиану и предупредить его обо всем. Который, час? О господи, только половина четвертого утра! Я думаю, они все сейчас крепко спят…

В самом деле, Джулиан еще спокойно спал, Энн и Дик тоже. Никто пока не обнаружил отсутствия Джордж. Но в половине пятого утра Энн открыла глаза. Проснулась она от жары: в комнате было ужасно душно.

— Открою-ка я окно, — прошептала она, — а то здесь совсем дышать нечем.

Девочка встала с постели, подошла к окну, открыла его и выглянула на улицу. Утренние звезды тускло поблескивали в небе, готовясь уступить место рассвету.

— Джордж, ты еще спишь? — спросила она и прислушалась.

Никто не ответил; странно, но даже дыхания Джордж не было слышно. Энн нагнулась над кроватью сестры, потрогала ее рукой… Кровать была пуста! Энн зажгла свет. Пижама Джордж валялась на стуле, а вот одежды ее нигде не было…

"Неужели Джордж ушла? Одна, ночью?.. — в испуге подумала Энн.

Она спустилась в комнату мальчиков, подошла к спящему Джулиану и потрясла его за плечо. Он проворчал что-то и повернулся на бок. Энн потрясла его сильнее, и Джулиан, вздрогнув, резко сел на кровати.

— Что?.. Что случилось?

— Джулиан, Джордж пропала! Ее кровать пуста, — прошептала Энн.

Ее встревоженный шепот разбудил Дика, и он тоже вскочил с кровати.

— Я должен был предвидеть, что она выкинет что-нибудь в этом роде, — корил себя Джулиан. — Среди ночи! На лодке! Одна, среди всех этих морских камней!.. Что же теперь делать! Я же запретил ей ехать на остров! И ведь наверняка с Тимми все в порядке, дядя Квентин, скорее всего, просто забыл взять его с собой на башню… Неужели она не могла подождать до утра? Увидела бы своего любимца…

— Значит, не будем сейчас ничего предпринимать? — спросила Энн.

— Да, пожалуй, пока волноваться не стоит, — согласился Джулиан. — Думаю, что она благополучно добралась до острова и сейчас спокойно сидит там. Они проговорили еще с полчаса, затем Джулиан посмотрел на часы.

— Пять утра. Я бы еще немного поспал. Тетя Фанни будет очень волноваться, когда услышит об этой выходке Джордж!

Энн вернулась в свою комнату, залезла в постель и тут же снова уснула. Джулиан тоже лег, но ему не спалось Он все думал о Джордж: где она сейчас? Когда она вернется, он подробно расспросит ее обо всем…

Вдруг он услышал странный звук. Что это? Как будто кто-то пытается пролезть в окно. Кажется, они оставили окно в ванной открытым… Так, а это что за звук?! Да там, похоже, настоящий грабитель! Но какой же вор будет так шуметь?..

Затем послышались частые шажки по лестнице, и дверь спальни распахнулась. Джулиан вскочил с постели и протянул руку, чтобы зажечь свет; но прежде чем он успел это сделать, что-то большое и пушистое свалило его с ног. Джулиан вскрикнул от неожиданности; снова проснулся Дик и зажег свет. Только тут Джулиан разглядел над собой морду Тимми.

— Тимми! Как ты сюда попал? Где Джордж?

— Тимми?! — вторил ему Дик. — Тебя Джордж привезла? Она тоже вернулась?

Энн, разбуженная шумом в комнате мальчиков, снова присоединилась к ним.

— Тимми, как ты здесь оказался? Джулиан, а Джордж тоже здесь? — повернулась она к брату.

— Нет, Джордж пока нет, — озадаченно пожал плечами Джулиан. — Тимми, дружище, а что это у тебя в зубах? — А ну-ка, покажи!

Тимми разжал зубы, и на пол упала тетрадка. Джулиан поднял ее.

— Это тетрадь с записями дяди Квентина! Я знаю его почерк. Что же все это значит? Как она оказалась у Тимми? И почему он принес ее сюда? Сплошные загадки!

Как ребята ни ломали голову, никто не мог даже предположить, что означает внезапное появление Тимми с тетрадкой в зубах. И где же все-таки Джордж?..

— Странно это все, — сказал наконец Джулиан. — Я что-то ничего не пойму. Придется разбудить тетю Фанни.

Они подняли с постели тетю Фанни и рассказали ей обо всем, что случилось. Мама Джордж ужасно разволновалась, особенно когда услышала, что ее дочь исчезла. Затем она взяла у ребят тетрадку и сразу же определила, что она представляет большую ценность.

— Я положу ее в ящик стола, — решила она. — Уверена, что эти записи очень важны! Но как тетрадь оказалась у Тимми?

А Тимми все это время вел себя очень странно: все пытался положить Джулиану лапы на грудь и жалобно скулил. Он словно хотел сказать, что очень рад всех их видеть, но кое-что его очень беспокоит…

— Слушай, Тимми, — сказал вдруг Дик, — а как ты выбрался один с острова? Ты сухой… Тебя, наверно, Джордж перевезла? Но где же ты ее оставил?

— Я думаю, с Джордж что-то случилось, — догадалась Энн. — И Тимми хочет отвести нас к ней. Может быть, она привезла его на лодке, но так устала, что заснула где-нибудь на берегу? Или, не дай бог, еще что-нибудь произошло… Мы должны пойти и выручить ее!

— Да, пойдем, пожалуй, — согласился Джулиан. — Тетя Фанни, попросите, пожалуйста, Джоанну приготовить нам с собой что-нибудь горяченькое. Наверное, Джордж очень замерзла! Мы пойдем к морю, поищем ее. Скоро рассветет, небо на востоке уже светлеет…

— Хорошо, но только оденьтесь как следует, — велела тетя Фанни. — Ну что у меня за семья такая! То с одним что-то, то с другим!..

Ребята пошли одеваться, а Тимми нетерпеливо бегал от ОДНОГО к другому, как будто подгоняя их.

Наконец все трое оделись и вышли на улицу. Джулиан сразу же направился к морю, но Тимми, заскулив, потянул ребят в другую сторону.

— Смотрите-ка, он не хочет идти к морю! — удивленно воскликнул Джулиан. — Хорошо, Тимми, будь по-твоему. Показывай дорогу, мы пойдем за тобой!

РАЗГОВОР С МАРТИНОМ

Тимми обогнул дом и помчался по направлению к старой каменоломне. Для ребят это было полной неожиданностью. Куда же он их ведет?

— Странно, — пожал плечами Джулиан. — Как могла Джордж там оказаться?..

Тимми быстро бежал вперед, время от времени оглядываясь, чтобы удостовериться, что ребята следуют за ним. Он держал курс прямо на каменоломню!

— Да это же наша шахта! Неужели Джордж пошла туда? — удивился Дик. — Что ей там делать ночью?

Тимми бегом спустился в шахту и скрылся из виду, скользя вниз по крутому спуску. Ребята едва поспевали за собакой. К счастью, погода была сухая и спуск оказался не таким уж опасным, так что они благополучно добрались до самого низа. Тимми решительно направился к тому камню, где они на днях обедали, и, юркнув под него, громко залаял, словно призывая: «Скорей сюда! Залезайте!»

— Он проскочил вон в ту дыру, — сказал Дик, указывая на подземный ход под валуном. — Это как раз тот ход, который мы так и не успели исследовать в прошлый раз. Неужели Джордж там?!

— Я пойду первым, — сказал Джулиан и протиснулся в узкую щель под камнем.

Он немного прополз вперед и вскоре смог встать на четвереньки, а еще через несколько метров можно было идти согнувшись. Мальчик сделал несколько шагов в темноте, ориентируясь на призывный лай Тимми, но вскоре вынужден был остановиться.

— Ничего не выйдет, Тимми! — крикнул он. — Здесь слишком темно! Нам придется вернуться за фонарями. А то я не вижу даже кончиков своих пальцев!

Дик в это время находился в начале хода, в самой узкой его части, но Джулиан велел ему поворачивать обратно.

— Там очень темно, — объяснил он, — надо взять фонари. Если Джордж полезла сюда, с ней вполне могло что-нибудь случиться. Надо прихватить еще веревку и даже бинт на всякий случай.

Энн так расстроило мрачное предположение Джулиана, что на глазах у нее выступили слезы. Джулиан ободряюще обнял сестренку и помог ей выбраться из шахты. Дик вылез вслед за ними.

— Не надо плакать. Мы обязательно найдем Джордж! Но я не пойму, зачем ей понадобилось лезть сюда ночью? И как же Тимми добрался сюда с острова, если они с Джордж были здесь, а не на берегу?.. — никак не мог взять в толк Джулиан.

— Смотрите! — воскликнул вдруг Дик. — Это же Мартин! Мартин и впрямь стоял чуть поодаль, наблюдая за ребятами. Казалось, он так же удивлен встречей, как и они.

— Ты что-то рано встал сегодня утром, — обратился к нему Дик. — А почему у тебя в руках лопаты? Ты что, собираешься огород здесь копать?

Мартин смотрел на них пустыми глазами; видно было, что ответить ему нечего. Джулиан решительно подошел к нему и крепко взял его за плечо.

— Слушай, Мартин, ну-ка выкладывай все начистоту! Что все это значит? Лопаты в такую рань… Ты случайно не видел Джордж? А ну говори!

Мартин удивленно дернул плечом:

— Джордж? Нет! А что с ним случилось?

— Джордж — это не он, а она, — поправила Энн, все еще плача. — Она исчезла сегодня ночью. Мы думали, она поехала на остров за Тимми, а тут вдруг Тимми сам явился и притащил нас сюда!

— Кажется, Джордж где-то недалеко, — добавил Джулиан, — и я хочу знать, видел ли ты ее. Или, может быть, знаешь, где она?

— Нет, Джулиан, клянусь тебе, я ничего о ней не знаю, — замотал головой Мартин.

НУ, тогда скажи мне, — строгим голосом продолжал Джулиан, — что ты делаешь здесь так рано, да еще с лопатой в руках? Кого ты здесь ждешь? Своего отца, да?!

— Да, — робко кивнул Мартин.

— И что вы собираетесь здесь делать? — спросил Дик. — Может быть, исследовать наш подземный ход?

— Да, — пробормотал Мартин. Сейчас он выглядел еще более грустным и жалким, чем обычно. — Но в этом же нет ничего плохого!

— Все это очень странно, — сказал Джулиан, пристально заглядывая Мартина. Затем он произнес очень медленно и отчетливо: — Запомни, пожалуйста, что исследовать этот ход будем мы. Если там и есть что-нибудь интересное, то это найдем мы, а не вы. Мы не позволим ни тебе, ни твоему отцу сунуть туда нос. Иди и передай ему это!

Мартин не пошевелился. Он вдруг побледнел и жалобно взглянул на Джулиана. Энн, увидев это, подошла к Мартину и положила руку ему на плечо.

— Мартин, что с тобой? Почему у тебя такой затравленный вид? Скажи нам!

Мартин резко отвернулся. Ребята стояли неподвижно, с удивлением глядя на него. Вдруг послышался всхлип, и плечи мальчика задрожали;

— Что с тобой? — спросил Джулиан. — Ну же, Мартин, возьми себя в руки! Скажи, что тебя тревожит?

— Все, все! — крикнул Мартин срывающимся голосом. Затем он повернулся к ним лицом. — Вы… вы не знаете, что это такое! Жить без отца и без матери! Нет никого, кто бы любил тебя и заботился о тебе! Совсем никого…

— Но у тебя же есть отец, — удивленно возразил Дик.

— Никакой он мне не отец! Этот человек всего-навсего мой опекун, но заставляет меня называть себя отцом. И сюда мы приехали не случайно, а по делу!

— По какому еще делу? — насторожился Джулиан.

— Их целая шайка, они очень плохие люди, — рассказывал Мартин. — Они вынюхивают о людях разные сведения, а потом шантажируют людей. Люди платят нам деньги, чтобы мы держали язык за зубами! Еще мой опекун перепродает краденые вещи, а еще мы помогаем всяким мерзавцам, вроде тех, которые охотятся за секретами вашего дяди!

— Ого! — воскликнул Дик. — Вот это да! А я-то думал, что это вы так интересуетесь островом… А здесь вы что вынюхиваете?

Мой опекун просто убьет меня, если узнает, что я проболтался, — упавшим голосом сказал Мартин. — Но, понимаете, они собираются взорвать весь остров. Это просто ужасно! Ведь там ваш дядя! Поэтому я не могу промолчать. Может быть, Джордж тоже там? Вы же говорите, что она пропала… Я не могу с этим смириться!

Слезы покатились по его щекам, и ребята вдруг почувствовали жалость к Мартину.

— А как ты узнал, что они готовят взрыв? — спросил Джулиан.

— Видите ли, у моего опекуна дома хорошая радиостанция. А те двое на острове… Ну, те, которые охотятся за секретами вашего дяди… У них тоже есть портативные рации для связи друг с другом. Они хотят или узнать секрет, или взорвать остров, чтобы секрет никому больше не достался. Но они не могут выбраться с острова, потому что не знают пути между какими-то камнями. Они переговаривались между собой там, на острове, а мистер Кертон услышал их переговоры, настроив свою радиостанцию…

— Хорошо, но как же они выберутся оттуда? — спросил Джулиан.

— Я думаю, что этот проход внизу, который нашел ваш пес несколько дней тому назад, ведет… под дном моря прямо на ваш остров! В это трудно поверить, но мистер Кертон уверен, что это так. У него есть старая карта. А на карте ясно видно, что коридор идет прямо под дном залива! Если так, то те двое могут приготовить все к взрыву, а потом перейти сюда с острова по подземному ходу. Понятно?

— Да. — Джулиан облегченно вздохнул. — Теперь-то я все понимаю! Тимми нашел этот путь и прибежал по нему с острова. Вот почему он нас сюда привел! Он хочет, чтобы мы спасли Джордж и дядю Квентина!

Наступила тяжелая пауза. Мартин уперся взглядом в землю, Дик и Джулиан обдумывали положение, Энн всхлипывала: она никак не могла поверить во все то, что только что услышала. Затем Джулиан взял Мартина за руку.

— Мартин, хорошо, что ты все сказал нам. Теперь мы можем предотвратить катастрофу. Но ты должен нам помочь! Нам понадобятся эти твои лопаты и… Я думаю, ты взял с собой фонарь? Мы свои оставили дома, а пока будем бегать туда и обратно, потеряем кучу времени. Пошли с нами! Ты поможешь нам. Или хотя бы одолжи нам лопаты и фонарь!

— Вы мне верите? — тихо спросил Мартин. — Конечно, я пойду с вами и помогу! Если мы отправимся сейчас же, мой опекун не сможет последовать за нами, у него ведь нет фонаря! И мы спасем вашего дядю и Джордж!

— Молодец! — одобрительно воскликнул Дик. — Итак, вперед, мы и так уже много времени потеряли. Спускайся, Джулиан! Дай ему фонарь и одну лопату, Мартин!

— Энн, тебе не стоят идти с нами, — повернулся Джулиан своей маленькой сестренке. — Возвращайся обратно и расскажи все тете Фанни. Поняла?

— Хорошо, я так и сделаю, — пообещала Энн. — А вы будьте поосторожней!

Она спустилась к расщелине вместе с ребятами. Тимми, терпеливо ожидавший, когда они закончат говорить, громко лаял от радости, что ребята наконец-то взялись за дело. Энн проводила взглядом ребят, которые один за другим исчезли в подземном ходе, и начала взбираться наверх по крутому склону. Внезапно она услышала чей-то кашель и притаилась за кустом. Сквозь листву ей удалось разглядеть мистера Кертона, Затем она услышала, как он негромко позвал:

— Мартин, да где же ты наконец?!

Он пришел, чтобы вместе с Мартином спуститься в туннель! Энн затаила дыхание. Мистер Кертон еще несколько раз окликнул Мартина, затем, не дождавшись ответа, стал спускаться вниз по крутому откосу. Вдруг он поскользнулся и покатился вниз. Зацепившись за куст, мистер Кертон заметил Энн, очень удивился и даже хотел что-то сказать — но не удержался и покатился дальше. Энн услышала, как он охнул, оказавшись внизу, и испуганно посмотрела туда. Мистер Кертон сидел, держась за ушибленную ногу, и стонал. Он поднял голову.

— Энн, я, кажется, сломал ногу. Сходи, пожалуйста, за помощью! — Он помолчал немного и добавил; — А что ты здесь делаешь в такую рань? Ты не видела Мартина?

Энн не ответила. Если уж он сломал ногу, то наверняка не сможет уже догнать ребят. Она быстро вскарабкалась наверх, двигаясь очень осторожно, чтобы не составить компанию мистеру Кертону.

— Энн! Ты видела Мартина? Пожалуйста, разыщи его и пришли мне на помощь! — крикнул ей вслед мистер Кертон, охая и стеная от боли.

Оказавшись наконец на вершине холма, Энн сложила ладони рупором и что было силы крикнула:

— Вы очень злой человек и обманщик, мистер Кертон! Я не буду ничего для вас делать! И она побежала обратив, к дому.

— Я должна скорее рассказать обо всем тете Фанни, — бормотала она на бегу. — Она придумает, что делать! Только бы с ребятами ничего не случилось. А что если те двое все же решатся взорвать остров?.. Здорово все же, что я крикнула мистеру Кертону все, что о нем думаю! Он действительно очень скверный человек! Тетя Фанни придумает, что делать.

Девочка бежала изо всех сил, не чуя под собой земли.

СОБЫТИЯ РАЗВОРАЧИВАЮТСЯ С НЕВИДАННОЙ БЫСТРОТОЙ

Трое мальчиков шагали по подземному ходу. Тимми бежал впереди, своим собачьим чутьем безошибочно находя дорогу, и время от времени останавливался, чтобы подождать отставших ребят.

Сначала туннель был очень узким и тесным, потолок его очень низко нависал над головами, и ребятам приходилось идти согнувшись. Это было довольно трудно. Но вскоре туннель стал выше, и ребята с облегчением вздохнули. Джулиан поднял вверх свой фонарь и с удивлением обнаружил, что теперь стены и потолок были уже не земляными, как в начале пути, а каменными. Это значило, что они зашли уже очень глубоко. Мальчик попытался определить их местоположение.

— Мы идем прямо в сторону залива, — сказал он Дику, — причем последние метров триста пути туннель уходит в глубину. Мы только и делаем, что спускаемся вниз! Да, мы и впрямь забрались очень глубоко.

Ребята знали, что должны пройти под морским дном, поэтому их не так испугал страшный грохот волн над головой, который так поразил Джордж. Теперь они двигались прямо к острову Киррин. Как странно и как удивительно!

— Никто не поверит, это просто как во сне! — заметил Джулиан. — Но мне наша прогулка все же не очень нравится. Ну хорошо, Тим, не рычи, мы уже идем дальше! Эй, что это?..

Они замерли на месте. Джулиан осветил пространство впереди — проход здесь закрывала груда камней. Тимми удалось протиснуться в узкую щель между валунами, но для ребят путь был закрыт.

— Вот нам и пригодились твои лопаты, — сказал Дик Мартину. — Ну-ка, навались!

Откатывая камень за камнем, ребята наконец расчистили проход. Теперь коридор был достаточно широк, чтобы они могли пройти.

— Хорошо, что у нас были лопаты, — устало вздохнул Джулиан. — А то бы мы так здесь и остались!

Они двинулись дальше. Вскоре им опять пришлось воспользоваться лопатами: впереди была еще одна куча камней. Тимми нетерпеливо лаял, когда ребята останавливались, чтобы расчистить завалы: уж очень ему не терпелось снова увидеть свою хозяйку.

Вскоре они подошли к развилке. Туннель делился здесь на два прохода, но Тимми сразу же, ни минуты не сомневаясь, выбрал правый ход.

— Здорово, да?! — сказал Джулиан с восхищением. — Ну и нюх у него! Он был здесь всего один раз и теперь безошибочно идет по правильному пути. Мы одни давно бы заблудились!

Мартину, казалось, совсем не нравится это путешествие. Он почти не говорил с ребятами, зато лопатой работал наравне со всеми. Дик догадался: Мартин думает о том, что с ним будет, когда приключение кончится. Бедный Мартин! Вместо того чтобы рисовать картины и заниматься своим любимым делом, ему приходится попадать в одну авантюру за другой. Очевидно, этот Кертон использовал его как маленького акробата, способного проникать в недоступные для взрослого места!

— Слушай, мы, наверно, уже рядом с островом? — спросил наконец Дик. — Что-то я немного устал!

— Да, должно быть, — ответил Джулиан. — И мне кажется, здесь нам надо бы вести себя потише.

Внезапно впереди блеснул луч света. Джулиан подал остальным знак остановиться. Ребята были уже совсем рядом с пещерой, где сидел отец Джордж. Тимми тоже остановился, вглядываясь в темноту И прислушиваясь: он был умным псом и всегда знал, когда можно нестись сломя голову, а когда надо и подождать.

Ребята услышали чьи-то голоса. Они прислушались, чтобы разобрать, кто говорит.

— Джордж и дядя Квентин, — определял наконец Джулиан.

Тимми, как только понял, что впереди Джордж ее отец, бросился к своей хозяйке и радостно залаял, как бы пытаясь что-то объяснить.

Затем в «кабинет» вошли Джулиан, Дик и Мартин. Дядя Квентин и Джордж уставились на них в немом изумлении.

— Джулиан, Дик! И даже Мартин! Как вы сюда попали? — спрашивала Джордж, поглаживая Тимми.

— Я сейчас все объясню, — сказал Джулиан. — Это Тимми привел нас сюда!

И он рассказал ей все по порядку: как прибежал Тимми, как он принес тетрадь, как привел их в подземный ход… В свою очередь дядя Квентин и Джордж рассказали ребятам о том, что случилось с ними.

— Где же эти двое? — спросил Джулиан.

— Где-то неподалеку, — предположила Джордж. — Я проследила за ними вчера ночью и пришла сюда по их следам. Я думаю, они не вернутся до половины одиннадцатого: ведь им надо будет подать ложный сигнал, как будто у папы все нормально…

— Хорошо, а что вы хотите предпринять? — спросил Джулиан. — Вы пойдете обратно с нами?

— Не стоит этого делать, — покачал головой Мартин. — Мой опекун, должно быть, уже идет следом за нами. А он связан с другими бандитами. Если он поймет, что со мной что-то не так, то позовет их и мы наткнемся прямо на них, когда будем выходить из туннеля!

Конечно, они не знали, что мистер Кертон не может двигаться и лежит сейчас на дне шахты, недалеко от входа в подземелье, со сломанной ногой. Он не мог даже позвать на помощь!

Дядя Квентин лихорадочно соображал, что делать.

— Они дали мне всего семь часов на размышление. После этого я должен ответить им «да» или «нет». Они хотят получить тетрадь. Время истекает как раз в половине одиннадцатого. Затем они вернутся сюда. Я думаю, все вместе мы сможем с ними справиться, тем более что Тимми опять с нами!

— Хорошая идея, — согласилась Джордж. — Мы спрячемся где-нибудь, а когда они вернутся, набросимся на них!

Едва она успела произнести эти слова, как комнату осветил луч фонаря. Затем из темноты послышался голос:

— Стойте на месте. Одно движение в сторону — и я стреляю!

Джордж закрыла рот рукой. Что же случилось? Неужели эти двое вернулись раньше срока? Но почему же Тимми не предупредил? Может быть, потому, что Джордж трепала его за уши и он не мог услышать приближение чужих…

Девочка крепко держала Тимми за ошейник: ведь он вполне мог броситься на незнакомцев. Затем человек, которого они не могли видеть, произнес:

— Ты выдашь нам свой секрет или нет?

— Нет, — спокойно ответил дядя Квентин.

— Тогда весь этот остров и твоя лаборатория вместе с ним взлетят на воздух! Пропадешь и ты, и все остальные!

Можете взрывать остров, если хотите, — крикнула Джордж, — вы же сами взорветесь! Вам никогда не выбраться сюда! Ваша лодка разобьется о камни!

Человек в темноте засмеялся.

— Мы-то выберемся, — сказал он. — Назад! Не двигаться! держу вас, на мушке!

Ребята отступили назад. Тимми было зарычал, но Джордж цыкнула на него, и он замолчал. Послышались приглушенные шаги. Они удалялись в сторону подводного туннеля, что вел с острова к материку. Бандиты уходили, оставляя за собой заминированный остров! Как только шаги стихли вдали, Джордж включила свой фонарь.

— Папа! Эти двое удрали через туннель под заливом! И нам тоже нужно уходить, только не этим путем. Мы выберемся наружу, там моя лодка, и будем на берегу быстрее их! Надо спешить. Скоро тут все взорвется!

— Да, пошли, — кивнул дядя Квентин. — Но если бы мне только удалось попасть в башню, я бы сорвал все их планы и предотвратил взрыв острова! Мне нужно только попасть в мастерскую наверху башни — и я отключу источник питания!

— О, папа! Надо спешить! — воскликнула Джордж. Она была очень взволнована. — Пожалуйста, сделай так, чтобы мой остров остался цел!

Они заспешили к выходу, поднялись по каменным ступенькам, ведущим наверх, в маленькую комнату с камином. Но тут их ожидал неприятный сюрприз: ход был завален огромным валуном. Эти двое специально закрыли вход! Причем открыть его можно было только снаружи, а не изнутри! Напрасно дядя Квентин пытался раскачать камень — он не поддавался ни на сантиметр.

В отчаянии дядя Квентин воскликнул:

— Ход можно открыть только снаружи!.. Мы в ловушке!

Ребята, дядя Квентин и Тимми уселись на каменные ступеньки. Они очень устали и были в полнейшем отчаянии. Что им оставалось делать? Пойти назад и выйти с острова через туннель под заливом?

— Я не хочу идти назад по туннелю, — сказал дядя Квентин. — Если здесь будет взрыв, то от сотрясения дно моря может местами дать трещины, и тогда вода зальет все подземные переходы. Если мы окажемся там в этот момент, нам несдобровать!

— О, только не это! — в ужасе произнесла Джордж.

— Может быть, я принесу что-нибудь из своей мастерской, чтобы убрать этот камень? Мы ведь можем просто взорвать его! Но мне нужно время, — сказал дядя Квентин.

— Слушайте! — вмешался Джулиан. — Я что-то слышу там, снаружи! Тише!

Они прислушались к доносившимся до них звукам. Тимми заскулил и заскреб камень лапами.

— Это голоса! — закричал Дик. — Их много! Но кто же это может быть?

— Тихо! — резко оборвал его Джулиан. — Мы сейчас это узнаем!

— Я знаю, знаю! — закричала вдруг Джордж. — Это рыбаки, которые приплыли сюда на своих лодках! Вот почему эти два бандита не стали ждать до половины одиннадцатого! Они увидели приближающиеся лодки и решили поскорее смыться!

— Их, наверно, привела Энн, — подхватил Дик. — Она все рассказала тете Фанни, а та подняла рыбаков! Энн, мы здесь!

Тимми принялся оглушительно лаять, и ребята не успокаивали его. Все понимали, что лай Тимми снаружи услышат скорее, чем их голоса.

Как только Энн вошла в маленькую комнату, она тут же услышала лай и голоса.

— Где вы, где вы? — закричала она.

— Здесь! Надо отодвинуть камень! — крикнул Джулиан, да так громко, что остальные даже подскочили от неожиданности.

— Отойдите, миссис, я не разберу, какой камень надо двигать! — послышался снаружи низкий мужской голос.

Это был один из рыбаков. Тут взгляд его упал на один камень в камине — от частых прикосновений человеческих рук он казался будто отполированным. Конечно, это тот самый камень! Рыбак отодвинул его. За камнем находился маленький металлический рычажок. Рыбак потянул за него — и огромная глыба медленно отошла в сторону.

Ребята ринулись к выходу, налетая один на другого, спотыкаясь и падая. Шестеро рыбаков с удивлением наблюдали это «явление». Рядом стояли тетя Фанни и Энн. Последним из прохода вышел дядя Квентин. Тетя Фанни сразу же бросилась к мужу, но, к ее большому удивлению, он оттолкнул ее, выбежал из комнаты и бросился к башне. Есть ли еще время до взрыва? Можно ли еще спасти остров? Скорей! Надо спешить изо всех сил!

КОНЕЦ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

— Куда это он? — обиженно спросила тетя Фанни. Но ей никто не ответил. Джулиан, Дик и Мартин, замерев, смотрели на башню. Только бы дядя Квентин успел подняться! Ага, вон его тень мелькнула в окнах комнатки наверху — Затем ребята увидели, как ученый острым камнем разбивает стекло. Осколки со звоном полетели вниз, и провода вокруг башни беспомощно провисли. Дядя Квентин высунулся в разбитое окно и крикнул стоящим внизу:

— Мы выиграли! Теперь все в порядке. Я успел вовремя! Я уничтожил тот источник энергии, который мог бы взорвать остров! Мы спасены!

Джордж почувствовала, как у нее внезапно задрожали коленки, и села на пол. Тимми подскочил к ней и радостно облизал ей лицо, потом тоже присел рядом.

— Что он делает? Зачем разрушает свою башню? — удивленно спросил здоровенный рыбак. — Ничего не понимаю!

Вскоре дядя Квентин спустился вниз и подошел к ним.

— Еще десять минут, и было бы поздно! — сказал он. — Слава богу, вы прибыли вовремя!

— Когда ребята спустились в шахту, — объясняла Энн, — я стремглав побежала домой и рассказала все тете Фанни. Мы позвали рыбаков и поплыли на остров. Мы знали — чем быстрее приплывем, тем более шансов вас спасти. Где эти негодяи?

— Пытаются смыться по подземному ходу, — ответил Джулиан. — Ах да, ты же ничего не знаешь, Энн! — И он рассказал ей об их невероятном путешествии под заливом. Рыбаки слушали рассказ Джулиана с открытыми ртами.

— Послушайте, — сказал дядя Квентин, — я закончил свою работу. Хорошо, что лодки здесь — мы можем заодно отвезти все мои приборы обратно. Мне больше не нужен твой остров, Джордж!

— Наконец-то мы сможем переехать сюда! — радостно воскликнула Джордж. — У нас впереди еще половина каникул. Мы поможем тебе перенести твое оборудование!

— А нам надо спешить, — вставил один из рыбаков, — если мы хотим накрыть этих негодяев на том конце туннеля!

— Да, да, надо отправляться сейчас же, — согласилась тетя Фанни.

— Ах, ведь они найдут там мистера Кертона со сломанной ногой, — внезапно вспомнила Энн.

Все остальные вопросительно посмотрели на нее: ведь они впервые слышали о том, что мистер Кертон упал в шахту и сломал ногу. Пришлось Энн рассказывать и об этом.

— И я сказала ему, что он очень злой человек, — закончила она, торжествующе обводя всех взглядом.

— Хорошо, вы правы, — согласился дядя Квентин. — Тогда мы перевезем мои вещи в другой раз, а сейчас нам надо спешить.

— Конечно, — подтвердил один из рыбаков. — Двое из нас останутся здесь караулить ваши вещи, а остальные могут плыть обратно. Мы с Томом, если хотите, соберем ваши приборы и позже перевезем их на своих лодках, ладно?

— Хорошо, — кивнул дядя Квентин, — так и поступим. Мои вещи там, внизу, в пещерах. Вы попадете туда через подземный ход в маленькой комнате — тот, откуда мы вышли.

Все отправились к бухточке. Ярко светило солнце, и море было очень спокойным, только вблизи острова барашки волн разбивались о прибрежные камни. Вскоре лодки уже на всех парах шли к берегу.

— Все, приключение закончилось! — сказала вдруг Энн; — Как странно…

— Еще одно приключение! Сколько их было у нас! — подхватил Джулиан. — Ну, Мартин, не вешай нос! Как бы там ни было, ты вел себя молодцом! Ты многое пережил вместе с нами, здорово нам помог… И мы поможем тебе! Мы бы никогда не пробрались по туннелю, если бы не Мартин с его лопатами!

— Ладно, спасибо! — улыбнулся Мартин. — Если бы вы сумели избавить меня от моего опекуна и сделать так, чтобы я его больше никогда не видел, я был бы совершенно счастлив!

— Скорее всего, мистер Кертон теперь будет, как говорится, находиться в местах не столь отдаленных, где он уже довольно долго не сможет тебе докучать, — усмехнулся дядя Квентин. — Я думаю, Мартин, тебе не стоит об этом волноваться!

Когда они достигли берега, Джулиан, Дик, Тимми и дядя Квентин сразу же направились к старой каменоломне. Мистер Кертон был все еще там, ожидая, пока его приятели выйдут из туннеля и помогут ему. Дядя Квентин строго заговорил с ним:

— Мы знаем, что вы заодно со злоумышленниками, Кертон! С вами разберутся полицейские, которые прибудут с минуты на минуту.

Тимми обнюхивал все вокруг, и на морде у него было написано отвращение. «Ну что за неприятная работа!» — как будто говорил он. Остальные расположились вокруг входа в подземелье и притаились, Но прошел час, другой, а никто не появлялся.

— Хорошо, что Энн и Мартин не пошли с нами, — сказал дядя Квентин. — Жаль только, что мы не взяли с собой сандвичи!

Как раз в этот момент подъехала полицейская машина. Констебль и его помощники спустились по крутым откосам шахты; с ними был полицейский врач, который осмотрел ногу мистера Кертона. Затем полицейские с трудом подняли его наверх.

— Джулиан! Сходи домой, принеси несколько сандвичей, — не выдержал наконец дядя Квентин. — Кажется, нам здесь еще сидеть и сидеть.

Джулиан отправился к коттеджу и вскоре вернулся с целым пакетом сандвичей с ветчиной и с термосом. Полицейские предложили дяде Квентину пойти домой поесть, пока они сторожат выход из подземелья.

— Ну нет! — отказался он. — Я хочу посмотреть, какие у них будут физиономии, когда они выйдут. Это ведь будет потрясающее зрелище! Остров не взорван, мы с ребятами живы, моя тетрадь в безопасности! Мне просто не терпится рассказать обо всем этом бандитам!

— Ты знаешь, папа, — предположила Джордж, — они ведь могли запросто заблудиться в подземелье. Джулиан говорил, что там под землей множество разных переходов. Тимми провел ребят по правильному пути, но ведь у него отличное чутье. Без собаки бандитам оттуда не выбраться.

Дядя Квентин даже расстроился. Он так мечтал увидеть изменившиеся лица своих врагов, когда они узнают, что проиграли!

— Мы можем послать за ними Тимми, — предложи" Джулиан. — Он найдет их и выведет сюда, да, Тим?

— Гав-гав, — пролаял в ответ Тимми, словно соглашаясь.

— Да, конечно, хорошая идея, — согласилась Джордж. — Они не причинят ему зла, если захотят, чтобы он показал им дорогу. Давай, Тимми! Вниз! Найди их и приведи сюда.

Тимми коротко гавкнул и исчез внизу.

Остальные молча ждали, жуя сандвичи и запивая их горячим кофе из термоса. Через несколько минут послышался глухой лай Тимми, затем он стал яснее — и вдруг на поверхность вылез человек. Он встал, оглянулся вокруг — и лицо его исказилось от ужаса и удивления.

— Добрый день, мистер Джонсон! — обратился к нему Квентин нарочито любезно. — Как поживаете? Джонсон побледнел и медленно опустился на землю.

— Ты выиграл! — прохрипел он.

— Да, — сухо ответил дядя Квентин, — полная победа! Я расстроил все ваши планы. Мой секрет в целости и сохранности, и в будущем году я передам мое открытие всему миру!

Тут из-под земли снова послышался шум — это вылез второй злоумышленник. Он тоже встал, с. удивлением рассматривая окруживших его людей.

— Доброе утро, мистер Петерс! — язвительно обратился к нему дядя Квентин. — Как я рад снова вас видеть! Ну, как вам понравилось ваше подземное путешествие? Мы вот решили, что лучше приехать сюда на лодках.

Питер вопросительно посмотрел на Джонсона и тоже опустился на землю.

— Что случилось? — спросил он своего сообщника.

— Все пропало! — ответил тот.

Затем из дыры выскочил Тимми, радостно помахивая хвостом, и сразу же кинулся к Джордж.

— Думаю, эти двое были рады, когда появился Тимми, чтобы показать им дорогу, — сказал Джулиан.

— Да, мы действительно заблудились в этом чертовом лабиринте, — отозвался Джонсон. — Кертон сказал, что встретит нас на полпути и проведет дальше к выходу. Но он не появился!

— Совершенно верно, — подтвердил дядя Квентин. — Сейчас он, очевидно, уже «отдыхает» в тюремном госпитале со сломанной ногой. Констебль, вам слово! Вы наконец можете приступить к исполнению своих обязанностей.

Оба злоумышленника были арестованы, и все по очереди стали выбираться наверх. Бандитов препроводили в полицейский автомобиль, стоявший неподалеку, а ребята и дядя Квентин зашагали по тропинке к дому.

— Я ужасно голодна, — заметила Джордж, когда они вошли в гостиную. — Джоанна, есть у нас что-нибудь?

— Кое-что есть, — отозвалась из кухни добрая Джоанна. — Всего-навсего яичница с ветчиной и жареные грибы!

— Ого! — воскликнула Энн. — Тебе действительно надо присудить Б.ОЛ.П.ЕЛ.

— А что это такое? — поинтересовалась Джоанна. Но Энн уже забыла расшифровку.

— Ну, это такая награда, медаль, — ответила она.

— Я же не генерал, чтобы получать медали! — пошутила Джоанна.

Это был прекрасный обед! Все семеро, о нет, все восьмеро (ведь надо обязательно считать и Тимми) сидели за одним столом. Теперь, избавившись от своего ужасного опекуна, Мартин сильно изменился. Он стал совсем другим человеком.

Ребята наперебой предлагали ему различные варианты дальнейшей жизни.

— Ты можешь остаться у старика смотрителя в сторожке на утесе. Он все время говорил нам, что ты, Мартин, неплохой парень! А пока можешь отправиться с нами на остров. Дядя Квентин попробует устроить тебя в художественную школу. Он говорит, что ты здорово помог нам и заслуживаешь награды.

Мартин сиял от радости. Казалось, будто бы огромная гора упала с его плеч.

— У меня никогда еще не было такой замечательной возможности! Я стану настоящим художником, вот увидите!

— Мама, а можно мы завтра же отправимся на остров и посмотрим, как разбирают башню? — взмолилась Джордж. — Ну пожалуйста, разреши нам! Можно нам остаться там на целую неделю? Мы могли бы спать в маленькой комнате, как в прошлый раз!

— Ну хорошо, — согласилась тетя Фанни, — так уж и быть. — Она улыбнулась дочери. — Я и сама с удовольствием проведу несколько дней вдвоем с Квентином. Надо его немного подкормить!

— Ах да! — вспомнил вдруг дядя Квентин. — Я только вчера попробовал там твой суп. Он был ужасно невкусный!

— Ох, Квентин! — всплеснула руками его жена. — Я же просила тебя его вылить, ведь он стоял почти целую неделю! Почему ты никогда меня не слушаешь?..

Наконец все насытились, встали из-за стола и вышли в сад. Бухта Киррин сверкала под яркими лучами полуденного солнца.

— Сколько мы всего пережили вместе! — сказал Джулиан. — Сколько приключений! Наверное, больше, чем все остальные дети в мире! И все эти приключения были такими захватывающими, правда?

Наверно, это действительно так и было. Но вот и закончилась очередная серия их приключений, и настало время попрощаться с Великолепной Пятеркой.

— До свидания, Джордж, Энн, Дик и Джулиан! И, конечно же, Тимми!

Но только Тимми с его собачьим слухом может нас услышать. Ребята уже очень далеко…


Оглавление

  • ДЖОРДЖ ПОЛУЧАЕТ ПИСЬМО
  • СНОВА В КИРРИН-КОТТЕДЖЕ
  • ПОЕЗДКА НА ОСТРОВ КИРРИН
  • ГДЕ ЖЕ ДЯДЯ КВЕНТИН?
  • ТАЙНА
  • НА ВЕРШИНЕ СКАЛЫ
  • НЕБОЛЬШАЯ ССОРА
  • ПРИКЛЮЧЕНИЕ В КАМЕНОЛОМНЕ
  • ДЖОРДЖ ДЕЛАЕТ ОТКРЫТИЕ И…. ТЕРЯЕТ САМООБЛАДАНИЕ
  • НЕОЖИДАННЫЕ СИГНАЛЫ
  • ДЖОРДЖ ПЕРЕД ВЫБОРОМ
  • СТАРАЯ КАРТА
  • СНОВА МАРТИН
  • ТРЕВОГИ ДЖОРДЖ
  • В ПОЛНОЧЬ
  • СНОВА В ПОДЗЕМЕЛЬЕ
  • ТИММИ НАШЕЛСЯ!
  • В ПОЛОВИНЕ ПЯТОГО УТРА
  • РАЗГОВОР С МАРТИНОМ
  • СОБЫТИЯ РАЗВОРАЧИВАЮТСЯ С НЕВИДАННОЙ БЫСТРОТОЙ
  • КОНЕЦ ПРИКЛЮЧЕНИЯ