КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412624 томов
Объем библиотеки - 552 Гб.
Всего авторов - 151459
Пользователей - 94006

Впечатления

RATIBOR про Гурова: Цикл «Аратта» [4 книги] (Боевая фантастика)

Благодарю! И за критику тоже! :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Гурова: Цикл «Аратта» [4 книги] (Боевая фантастика)

Спасибо, Странник, за Марию Семёнову, как-то упустил и не читал этот цикл. Люблю эту тему и восполню пробел!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Зиентек: Второй встречный (Исторические любовные романы)

А у меня почему то пустой файл. А жаль .... Предыдущая прочитанная книга Женить дипломата понравилась неспешными , спокойными и логичными действиями , отсутствием эротики . которое во множестве изобилует сейчас каждая вторая книга в жанре ЛФ.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Зиентек: Второй встречный (Исторические любовные романы)

после интриг, заговоров, приключений первой книги здесь повествование неспешное. неспешное, но интересное.)
и свои интриги, и уже свои приключения. очень интересный автор.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Федорцов: Крыса в чужом подвале. Часть 2 (Фэнтези)

сюжет разворачивается, а книга закончилась. Когда ждать продолжение?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Ingvarson про Филимонов: Гавран (СИ) (Космическая фантастика)

Написано качественно и интересно, хоть и не ровно. Свежий взгляд на вселенную EVE - в отличии от убого-занудной "Хортианы". Взгляд ГГ на современную РФ - как аналогичный у большинства, не предвзято смотрящим на беспредел вокруг. Не совсем логичны мотивы создания "корпуса" - ну на то воля автора. Жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ASmol про Птица: Росомаха (Боевая фантастика)

Таки бедный, бедный лейтенант, мне его искренне жаль, ведь это голубь(птиЦ мира ёфтить), вернее любая Птица может нагадить на голову или в голову, а бедному лейтенанто-росомахе, мало того, что он, как росомаха, самое вонючее существо в лесу, так ему и гадить придется задрав лапу, *опу подтирать кривыми когтями ... Ё-моё, Ёперный театр, мля, неужели росомахи её вылизывают ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Тайна старого подземелья (fb2)

- Тайна старого подземелья (а.с. Великолепная пятерка-3) 245 Кб, 132с. (скачать fb2) - Энид Блайтон

Настройки текста:



Энид Блайтон Тайна старого подземелья

ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ

— Джордж, сядь, детка, и займись чем-нибудь, — сказала мама. — Я пытаюсь отдохнуть хоть немного, а ты все время носишься с Тимми туда-сюда.

— Извини, мама, — сказала Джорджина, беря Тимми за ошейник. — Но мне так скучно одной, без моих друзей. Скорей бы наступило завтра! Я тут одна без них уже целых три недели.

Джорджина училась в школе-интернате со своей кузиной Энн, а на каникулы она и Энн, да ещё два брата Энн — Джулиан и Дик собирались вместе и весело проводили время. Теперь были летние каникулы, три недели из них уже прошли. Энн, Дик и Джулиан куда-то уехали со своими отцом и матерью, однако родители Джорджины пожелали, чтобы их девочка побыла с ними, поэтому она осталась дома.

И вот наконец завтра её друзья должны приехать, чтобы провести остаток летних каникул с нею в Киррин-коттедже — старинном доме её семьи.

— Как чудесно будет, когда они приедут сюда! — сказала Джордж (так её обычно называли) своей собаке Тимоти. — Ну просто чудесно. Ты согласен, Тимми?

— Гав, — сказал Тимми и лизнул руку Джордж. Джордж, как обычно, была одета по-мальчишечьи: джинсы и майка. Она всегда хотела быть мальчиком, и когда её называли Джорджина, попросту не откликалась. Поэтому все её звали Джордж. Первые недели летних каникул она отчаянно скучала по своим друзьям.

— Раньше я думала, что люблю быть одна, — сказала она Тимоти, который, казалось, всегда понимал каждое её слово. — Но теперь я знаю, что это глупо. Куда приятней быть с друзьями, делиться с ними всеми своими мыслями, все делать вместе.

Тимоти одобрительно застучал хвостом по земле. Конечно, ему нравилось быть с ребятами. И тоже хотелось снова увидеть Джулиана, Энн и Дика.

Джордж вместе с Тимоти спустилась к морю. Заслонив рукою глаза от солнца, она посмотрела на вход в залив. Посреди залива, словно охраняя его, темнел небольшой скалистый островок, на котором высились руины старинного замка.

— Этим летом мы снова навестим тебя, остров Киррин, — с нежностью сказала Джордж. — До сих пор я не могла этого сделать, потому что лодка моя была в ремонте, но скоро она будет готова, тогда я к тебе приеду. И опять обшарю вдоль и поперек старый замок. Тим, ты помнишь наши приключения на острове Киррин прошлым летом?

О да, Тим прекрасно помнил, ведь он сам участвовал в тех волнующих приключениях. Он спускался с ребятами в подземелье замка, помогал отыскивать сокровища и удовольствие получил не меньшее, чем четверо ребят, которых так любил. Тимоти тихонько тявкнул.

— Вспоминаешь, Тим? — сказала Джордж, похлопывая его. — Правда, было бы здорово туда поехать? Мы бы опять забрались в подземелье. А помнишь, с каким трудом Дик спустился в глубокий колодец, чтобы спасти нас?

Вспоминать прошлогодние приключения было очень приятно. И тем сильнее желала Джордж, чтобы настало завтра, когда приедут трое её друзей.

«Как бы я хотела, чтобы мама разрешила нам пожить на острове хоть неделю, — подумала Джордж. — Это было бы для нас такое огромное удовольствие! Пожить на моем собственном острове!»

Да, это был собственный остров Джордж. Вообще-то он принадлежал её матери, но два или три года тому назад мать сказала, что могла бы отдать его Джордж, и Джордж теперь думала о нем как о своей собственности. Она считала, что ей принадлежат все кролики, все дикие птицы и прочие твари, живущие на острове.

«Когда ребята приедут, я предложу им поехать туда на неделю, — заранее радуясь, думала Джордж. — Возьмем с собой еду и все необходимое и поживем там совершенно одни. Точно как Робинзон Крузо».

На другой день Джордж отправилась встречать друзей в тележке, запряженной пони, которым правила она сама. Ее мать тоже собиралась поехать, но потом сказала, что чувствует себя не очень хорошо. Джордж даже слегка встревожилась. В последнее время её мать что-то слишком часто говорила, что неважно себя чувствует. Возможно, это из-за летней жары. Уже давно стоял сильный зной. День за днем все то же голубое небо и ослепительное солнце. Джордж сильно загорела, стала темно-бронзовой, и на смуглом лице ярко выделялись голубые глаза. По её просьбе волосы ей остригли ещё короче, чем обычно, и теперь действительно было трудно узнать, мальчик это или девочка.

Вот и поезд подошел. Из окна вагона ей радостно махали три руки, и Джордж в восторге закричала:

— Джулиан! Дик! Энн! Наконец-то вы приехали!

Трое ребят гурьбой выкатились из вагона. Джулиан позвал носильщика.

— Наши вещи в багажном вагоне. Привет, Джордж! Как поживаешь? Ух, черт, как ты выросла!

Все они подросли. Теперь они все были на год старше и выше, чем тогда, когда происходили увлекательные события на острове Киррин. Даже Энн, самая младшая, не казалась такой уж малышкой. Она кинулась на шею к Джордж, чуть не сбив её с ног, потом присела на корточки возле Тимоти, который совсем ошалел от радости при виде троих своих друзей.

Шум поднялся невообразимый. Все наперебой кричали, сообщая свои новости, а Тимоти оглушительно лаял.

— Нам казалось, что поезд никогда не приедет!

— Тимоти, миленький, да ты совсем не изменился!

— Гав, гав, гав!

— Мама очень сожалеет, что не могла встретить вас.

— Джордж, как ты загорела! Вот уж повеселимся мы!

— Гав, гав!

— Замолчи, Тимоти, дружок, и оставь меня в покое — ты уже разорвал мой галстук почти пополам. Милая ты моя собачка, как приятно опять видеть тебя!

— Гав!

Носильщик подвез их багаж, и его быстро переложили в тележку. Джордж щелкнула хлыстом над терпеливо ожидавшим пони и тот затрусил по дороге. Пятеро друзей в тележке говорили все враз, перекрикивая друг друга. Из общего гама выделялся лай Тима — его собачий голос был самый громкий, самый пронзительный.

— Надеюсь, твоя мама не больна? — сказал Джулиан, обожавший тетю Фанни. Она была добрая, приветливая и любила, когда ребята собирались в её доме.

— Я думаю, это на неё жара действует, — сказала Джордж.

— А как поживает дядя Квентин? — спросила Энн. — Он-то здоров?

Отца Джордж трое её друзей недолюбливали — на него часто находили приступы ярости, и, хотя он всегда радушно приглашал троих ребят, по-настоящему он ими не интересовался. Дети чувствовали себя неловко в его присутствии и радовались, когда его не бывало дома.

— С папой все в порядке, — бодро сказала Джордж. — Он только из-за мамы тревожится. Когда она здоровая и веселая, он как будто не очень её замечает, но стоит ей заболеть, как он ужасно волнуется. Так что будьте теперь с ним очень осторожны. Вы же знаете, какой он, когда рассердится.

Да, это дети знали. Если что-то не в порядке, дяде Квентину лучше не попадаться на глаза. Но даже мысль о вспыльчивом дядюшке не могла сегодня омрачить их радость — они едут в Киррин-коттедж, они у моря, рядом с ними милый, славный Тимоти и их ждет уйма всяческих развлечений.

— Джордж, а на остров Киррин мы поедем? — спросила Энн. — Давай поедем! Мы же там не были с прошлого лета. Во время зимних и пасхальных каникул погода была плохая. Зато теперь она преотличная.

— Конечно, поедем, — сказала Джордж, её голубые глаза сверкали. — А знаете, что я придумала? Я придумала, что будет замечательно всем поехать на остров и пожить там целую неделю одним! Мы ведь стали старше, я уверена, что мама нас отпустит.

— Поехать на твой остров и жить там целую неделю! — воскликнула Энн. — Ох, это слишком прекрасно, просто не верится.

— Это наш остров, — со счастливой улыбкой поправила её Джордж. — Разве вы не помните? Я ведь сказала, что разделю его между нами четырьмя и он будет наш общий? Поймите, я это говорила всерьез. Он наш, а не мой.

— А Тимми как же? — спросила Энн. — Разве он не заслужил иметь свою долю? Нельзя ли разделить остров на пять частей, чтобы одна была для него?

— Он может владеть моей со мной вместе, — сказала Джордж. Она остановила пони — все четверо и собака посмотрели вдаль на голубую гладь залива. — Вон он, остров Киррин, — сказала Джордж. — Милый наш островок. Мне прямо не терпится побывать там. Но до сих пор это было невозможно, потому что чинили мою лодку.

— Теперь мы можем отправиться туда все вместе, — сказал Дик. — Интересно, кролики там все такие же ручные?

— Гав! — живо откликнулся Тимоти. Стоило ему услышать слово «кролики», и он сразу приходил в возбуждение.

— Ну-ну, напрасно ты размечтался о кроликах на острове Киррин, — сказала ему Джордж — Ты же знаешь, Тим, я не разрешаю тебе за ними гоняться.

Хвост Тима повис, и сам он уныло глянул на Джордж. Это был единственный вопрос, в котором у него с Джордж не было согласия. Тим был твердо уверен, что кролики существуют для того, чтобы он за ними гонялся, а Джордж столь же твердо была убеждена в противном.

— Пошел! — сказала Джордж своему пони и дернула вожжи. Маленькая лошадка побежала трусцой к Киррин-коттеджу, и очень скоро они очутились у главных ворот.

Из двери черного хода вышла женщина с кислым лицом и стала помогать им выгружать багаж. Дети её раньше не видели.

— Кто это? — шепотом спросили они у Джордж.

— Новая кухарка, — ответила Джордж. — Джоанне пришлось на время уйти от нас, чтобы ухаживать за своей матерью, которая сломала ногу. Тогда мама наняла эту кухарку — её зовут миссис Стик[1].

— Подходящее имечко, — ухмыльнулся Джулиан. — Она и впрямь похожа на старую сухую жердь! Но как бы то ни было, я надеюсь, что эта Жердь здесь надолго не зажердится, тьфу! Не задержится. Надеюсь, Джоанна скоро вернется. Мне так нравилась славная, толстая Джоанна, и к Тимоти она хорошо относилась.

— У миссис Стик тоже есть собака, — сказала Джордж. — Жуткая тварь! Она меньше Тима, вся шелудивая и молью изъеденная. Тим её терпеть не может.

— Где же она? — озираясь, спросила Энн.

— Ее держат на кухне, и Тиму не разрешается к ней приближаться, — сказала Джордж. — Это правильно, иначе он бы наверняка её загрыз. Он никак не может понять, что там такое, на кухне, все ходит вокруг, обнюхивает запертую дверь — доводит миссис Жердь до умопомрачения.

Ребята рассмеялись. Все они уже вылезли из тележки и были готовы идти в дом. Джулиан помог миссис Стик нести вещи. Джордж поехала поставить тележку на место, а остальные трое направились поздороваться с дядей и тетей.

— Здравствуйте, дорогие мои! — с улыбкой сказала тетя Фанни, лежавшая на диване. — Как поживаете? Мне очень жаль, что я не могла встретить вас. Дядя Квентин вышел погулять. А вам сейчас надо пойти наверх, умыться и переодеться. Потом приходите сюда, будем пить чай.

Мальчики поднялись на второй этаж, в свою старую спальню, с таким забавным скошенным потолком и выходящим на залив окном. Энн отправилась в комнатку Джордж — им предстояло жить там вместе. Вот славно опять очутиться в усадьбе Киррин! И весело же будет им в эти каникулы с Джордж и милым Тимми!

СЕМЕЙСТВО СТИК

Как приятно было проснуться утром в Киррин-коттедже, увидеть ярко светящее в окна солнце и услышать отдаленный плеск морских волн! Как замечательно мигом соскочить с кровати и побежать любоваться голубой гладью залива и милым островом Киррин у входа в него!

— Пойду-ка я искупаюсь перед завтраком, — сказал Джулиан и схватил свои купальные принадлежности. — Пошли, Дик?

— Конечно, — сказал Дик. — Только позови девочек. Пойдем вместе.

Итак, все четверо вышли из дому, за ними галопом скакал Тим, с бешеной скоростью виляя хвостом, длинный розовый его язык вывалился из пасти. Вместе со всеми он вошел в воду и принялся плавать вокруг ребят. Они отлично плавали, но лучше всех Джулиан и Джордж.

Обернувшись полотенцами, дети вытерлись досуха и натянули джинсы и майки. На завтрак они шли голодные как волки. Энн заметила на заднем дворе какого-то мальчика и с удивлением уставилась на него.

— Кто это? — спросила она.

— Это Эдгар, сынок миссис Стик, — ответила Джордж. — Мне он не нравится. Вечно делает какие-то глупости — высовывает язык и говорит всякие гадости.

Когда ребята входили в ворота, перед ними появился Эдгар, он что-то напевал. Энн остановилась послушать.

— Джорджик, коржик, бутерброд! — напевал Эдгар, лицо у него и впрямь было донельзя дурашливое. Лет ему было на вид тринадцать или четырнадцать — глупый, но с хитрецой паренек. — Джорджик, коржик, бутерброд!

Джордж зарделась от гнева.

— Он всегда это распевает! — сказала она. — Наверно, только потому, что меня зовут Джордж. Он думает, это очень остроумно. Не выношу его!

— Эй, ты, заткнись! — крикнул Эдгару Джулиан. — Ничего умного тут нет, глупее не придумаешь! — Джорджик, коржик! — опять завел свое Эдгар с глупой ухмылкой на широкой красной физиономии. Джулиан сделал шаг к нему, и Эдгар вмиг скрылся за дверью.

— Я не намерен терпеть его выходки! — решительным тоном сказал Джулиан. — Удивляюсь, Джордж, как ты это выносишь! Как ты ещё не надавала ему оплеух, не отдавила ему ноги, не оторвала ему уши и вообще не расправилась с ним! Ты же всегда была такая свирепая!

— Ну, я и теперь такая, ей-Богу! — сказала Джордж. — Внутри у меня все кипит, когда я слышу, как Эдгар распевает дразнилки, вроде этой, и обзывает меня по-всякому, но, видишь ли, мама ведь действительно нездорова и я очень хорошо понимаю, что если накинусь на Эдгара, то миссис Стик уйдет от нас и моей бедной мамочке придется самой все делать, а она на это теперь не способна. Поэтому я сдерживаюсь и надеюсь, что Тимми будет поступать так же.

— Молодчина, хвалю тебя! — с восхищением сказал Джулиан, зная, как трудно бывало Джордж держать себя в руках.

— Пожалуй, схожу я сейчас наверх к маме и узнаю — может, она хочет, чтобы ей подали завтрак в постель, — сказала Джордж. — Джулиан, подержи пока Тимоти, пожалуйста! Если опять появится Эдгар, Тимоти может на него наброситься.

Джулиан взялся за ошейник Тимми. Когда Эдгар был во дворе, Тимоти рычал, теперь же он стоял спокойно, только нос его подрагивал, словно пытаясь учуять какой-то запах.

Вдруг из кухонной двери выбежала облезлая собачонка. Шерсть на ней была грязно-белого цвета, во многих местах будто целые клочья повыдерганы, хвост поджат.

— Гав, гав! — радостно пролаял Тимми и рванулся к собаке. Джулиана он потащил за собой, ведь Тимми был большой и сильный, — мальчику пришлось выпустить ошейник. И тогда Тимми с восторгом накинулся на собачонку, которая, издав отчаянный визг, метнулась было обратно на кухню.

— Тимми! Ко мне! — крикнул Джулиан. Но Тимми не слышал. Он изо всех сил старался откусить собачонке уши — по крайней мере, так всем показалось. Собачонка визжала, призывая на помощь, и на пороге кухни появилась миссис Стик с кастрюлей в руке.

— Убери прочь своего пса! — скрипучим голосом приказала она. Она замахнулась кастрюлей на Тимми, но он увернулся, и удар пришелся по её собственной собачонке, отчего та завизжала ещё пронзительней.

— Не бейте их! — закричал Джулиан. — Вы же можете их покалечить. Эй, Тимми!

Теперь появился Эдгар, вид у него был очень встревоженный. Он поднял с земли камень и словно бы выжидал удобного момента, чтобы швырнуть его в Тимми.

— Не смей бросать камень, не смей! — закричала Энн. — Ты гадкий, мерзкий мальчишка!

Посреди всей этой суматохи появился дядя Квентин, очень злой и рассерженный.

— Боже праведный! Что тут происходит? Что за шум? В жизни не слышал ничего подобного!

Теперь из дому пулей вылетела Джордж — спасать своего любимца. Она бросилась к собакам и попыталась оттащить Тимми. Отец сердито закричал:

— Оставь их, оставь сейчас же, глупая! Ничего лучше не могла придумать, как разнимать дерущихся собак голыми руками! Где наш шланг?

Шланг был недалеко — надет на водопроводный кран для полива. Джулиан подбежал к нему и повернул кран. Затем приподнял шланг и направил его на собак. Струя воды ударила по ним, и они в испуге отскочили друг от друга. Неподалеку от них стоял Эдгар, Джулиан его видел и не мог удержаться от соблазна — он слегка качнул шланг в сторону и окатил Эдгара. С громким воплем Эдгар убежал в дом.

— Зачем ты это сделал? — с досадой спросил дядя Квентин. — Джордж, привяжи поскорей Тимоти. Миссис Стик, я ведь говорил вам, чтобы вы не выпускали свою собаку из кухни, если не держите её на поводке. Я не желаю повторения подобных скандалов. Завтрак готов? Или, как обычно, вы ещё не управились?

Миссис Стик, забрав свою промокшую собачонку, скрылась на кухне, ворча и бормоча что-то. Джордж с мрачным видом привязала Тимоти. Он улегся в конуре, умоляюще глядя на свою хозяйку.

— Я же говорила тебе, чтобы ты не обращал внимания на эту паршивую собачонку! — сурово сказала Джордж. — Теперь ты видишь, что получилось? У отца уже на целый день испорчено настроение, а миссис Жердь так обозлилась, что не испечет нам к чаю лепешек!

Тимми тихо заскулил, потом положил голову на лапы и стал слизывать застрявшие в уголках пасти шерстинки. Сидеть на привязи совсем невесело, но все же ему удалось откусить самый кончик уха у этой страхолюдной собачонки!

— Извини, что я выпустил Тимми, — сказал Джулиан, когда все собрались за завтраком. — Но он чуть не оторвал мне руку. Я просто не мог его удержать! Он так вырос, стал невероятно сильным — правда ведь?

— О да, — с гордостью сказала Джордж. — Он действительно вырос. Он эту собачонку миссис Стик вмиг проглотил бы с потрохами, только дай ему волю. И Эдгара тоже.

— И миссис Стик, — подхватила Энн. — Всех их! Мне тоже все они не нравятся.

Завтрак проходил в напряженном молчании — ведь тети Фанни за столом не было, зато тут сидел дядя Квентин, а дядя Квентин в гневе был не слишком приветливым собеседником. Он покрикивал на дочку и хмуро смотрел на её друзей. Энн даже начала жалеть, что они приехали в Киррин-коттедж! Но она быстро повеселела, подумав, что у них впереди целый день, — возможно, они поедят на воздухе, на берегу залива, а может быть, даже поедут на остров Киррин. Уж там-то дядя Квентин не будет им портить настроение.

В столовую вошла миссис Стик забрать тарелки, в которых они ели овсяную кашу, и со стуком поставила на стол тарелки с беконом.

— Зачем же так шуметь? — раздраженно заметил дядя Квентин. Миссис Стик ничего не ответила. Дядю Квентина она боялась, что было не удивительно. Следующую стопку тарелок она поставила бесшумно.

— Что вы намерены делать сегодня? — спросил к концу завтрака дядя Квентин. Теперь он немного обмяк, и ему стало неприятно видеть вокруг себя такие скучные физиономии.

— Мы бы хотели устроить пикник, — с надеждой сказала Джордж. — Я спросила разрешения у мамы. Она сказала, что можно, если миссис Стик приготовит нам бутерброды.

— Ну, я думаю, она не захочет слишком себя утруждать, — сказал дядя Квентин, пытаясь пошутить. Ребята вежливо улыбнулись. — Но вы могли бы её хорошенько попросить.

Наступило молчание. Идея просить миссис Стик готовить бутерброды никого не воодушевила.

— Как бы я хотела, чтобы она не притащила сюда Вонючку! — угрюмо сказала Джордж. — Насколько легче нам бы жилось.

— Это что, сына её так зовут? — с удивлением спросил дядя Квентин.

— Да нет, — усмехнулась Джордж. — Но такое имя вполне ему подошло бы — он, наверно, в жизни ни разу не купался, и от него здорово воняет. Нет, я имею в виду её собачонку. Она называет её Штучка, но я зову её Вонючка, от неё и в самом деле отвратительно пахнет.

— Прозвище, по-моему, не очень-то приятное, — сказал отец, глядя на хихикающих ребят.

— Конечно, — сказала Джордж, — но и собачонка не очень приятная.

Кончилось дело тем, что сама тетя Фанни попросила миссис Стик приготовить бутерброды. Миссис Стик поднялась к ней, чтобы подать ей завтрак в постель, и дело с бутербродами было улажено, хотя и к явному неудовольствию кухарки.

— Я с вами не договаривалась готовить ещё на троих ребят, ишь, понаехали сюда, бездельники, — ворчливо сказала миссис Стик.

— Я вас об этом предупредила, миссис Стик, — терпеливо сказала тетя Фанни. — Я же не знала, что буду себя так плохо чувствовать, когда они приедут. Будь я здорова, я сама могла бы приготовить им и бутерброды и все другое. Но сейчас я могу только просить вас оказать нам посильную помощь, пока я не поправлюсь. Возможно, уже завтра я почувствую себя лучше. Пусть дети хорошо повеселятся с неделю или около того, а потом, если я все ещё буду нездорова, я уверена, что они будут немного помогать вам. Но сперва пусть порезвятся.

Ребята взяли свертки с бутербродами и вышли из дому. По дороге они встретили Эдгара — выражение лица у него было, как обычно, глуповато-хитрое.

— Почему вы не хотите водиться со мной? — сказал он. — Давайте съездим на остров. Я там все знаю, ей-Богу.

— Нет, ты с нами не поедешь, — отрезала Джордж. — И ты ничего на острове не знаешь. И я тебя никогда с собой туда не возьму. Это мой остров. Понял? НУ, скажем, наш остров. Он принадлежит всем нам четверым и ещё Тимми. Мы никогда тебя туда не пустим!

— Это не твой остров, — сказал Эдгар. — Врешь ты, вот что!

— Ты сам не знаешь, что мелешь! — гневно сказала Джордж. — Эй, ребята, пошли! Нечего попусту тратить время, разговаривать с ним.

Они пошли, а Эдгар стоял очень мрачный и сердитый. Когда ребята удалились на безопасное расстояние, он завел свою песенку:

Джорджик, коржик, бутерброд!

Что ни скажет, все соврет!

Джорджик, коржик, бутерброд!

Джулиан рванулся было расправиться с нахалом, но Джордж его удержала.

— Он тогда пойдет пожалуется своей мамаше, и она уйдет от нас — некому будет помогать мамочке, — сказала она. — Мне, видишь ли, приходится терпеть. И все же хорошо бы нам что-нибудь придумать, чтобы его наказать. Гнусный тип! Ненавижу его прыщавый нос и прищуренные глазки!

— Гав! — сочувственно пролаял Тимми.

— Тимми говорит, что он ненавидит Вонючкин мерзкий хвост и дурацкие маленькие ушки, — объяснила Джордж, вызвав общий смех. Шутка подбодрила всех. Вскоре они ушли далеко от дома, дразнилка Эдгара уже не была слышна, и ребята о нем забыли.

— Пойдемте посмотрим, может, твоя лодка уже готова, — сказал Джулиан. — Тогда мы сможем поплыть к нашему маленькому островку.

ТЯЖКИЙ УДАР

Лодка Джордж была почти готова. Оставалось нанести последний слой краски. С виду она была очень красивая — Джордж выбрала ярко-красную краску, и весла тоже были покрашены в красный цвет.

— А нельзя ли сделать все уже сегодня после обеда? — спросила Джордж у лодочника Джима. Джим покачал головой.

— Нет, мастер Джордж, — сказал он, — вы же не хотите перемазаться красной краской. Краска высохнет к завтрашнему дню, не раньше.

Когда лодочники и рыбаки называли Джорджину «мастер Джордж», это у всех вызывало улыбку. Местные жители знали, как ей хочется быть мальчиком, знали также, какая она отважная и прямодушная. Поэтому они, пересмеиваясь, говорили между собой:

— Ну что ж, ведет она себя как мальчишка, и ежели ей нравится, чтобы её называли мастер Джордж, а не мисс Джорджина, она этого вполне заслуживает!

Итак, Джорджина была «мастером Джорджем», с удовольствием разгуливала в джинсах и в майке по берегу и каталась в лодке по заливу, управляясь с ней не хуже любого мальчишки-рыбака, а уж плавала быстрее всех.

— Тогда поедем на остров завтра, — сказал Джулиан. — А сегодня устроим пикник на берегу. Потом сходим погуляем.

Усевшись на песчаном пляже, дети устроили пикник, причем Тимоти досталась большая половина их еды. Бутерброды были не ахти какие вкусные. Хлеб черствый, масло намазано тонюсеньким слоем, а ломти хлеба нарезаны слишком толстые. Но Тимоти это не смущало. Он слопал столько бутербродов, сколько в него влезло, а хвостом вилял так усердно, что все были обсыпаны песком.

— Тимоти, держал бы ты свой хвост повыше, когда тебе охота им повилять, — сказал Джулиан, в четвертый раз стряхивая с головы песок. Тимми в ответ ещё сильней завилял хвостом и снова обдал Джулиана песком. Ребята рассмеялись.

— Теперь пойдемте прогуляемся, — сказал Дик, вскакивая с места. — Моим ногам требуется хорошая разминка. Куда отправимся?

— Можем прогуляться по вершине скалы, оттуда мы все время будем видеть остров. Правда ведь? — сказала Энн. — Послушай, Джордж, а остов корабля ещё там?

Джордж кивнула. В прошлом она и её друзья пережили волнующие приключения, обнаружив остов затонувшего корабля, прежде лежавший на дне моря. Во время сильной бури его вынесло наверх, и он застрял на скалах. Ребята сумели добраться до него и обшарить все углы — они тогда нашли карту замка с указанием, где находится спрятанное сокровище.

— А помните, как мы обнаружили на том корабле старинную карту, как искали слитки золота и как их нашли? — сказал Джулиан, и глаза его засверкали при воспоминании об этих похождениях. — Неужели эта старая посудина не рассыпалась в щепки?

— Да нет, — сказала Джордж. — Думаю, что нет. Вы же помните, она засела на скале с другой стороны острова, отсюда её не видно. Но если завтра мы отправимся на остров, то сможем на неё взглянуть.

— Да, давайте поедем! — сказала Энн. — Бедная, старая развалина! Боюсь, она долго не выдержит, одна-другая зима, и конец!

Они пошли по вершине скалы. Тимоти бежал позади. Отсюда хорошо был виден остров и высившиеся посередине руины замка.

— Вон там галочья башня, — сказала Энн. — А другая башня обрушилась, так ведь? Джордж, смотри, сколько галок вьется вокруг башни!

— Они там каждый год вьют гнезда, — сказала Джордж. — Разве вы не помните, какая масса веточек валялась вокруг башни, — это галки роняли их, когда строили свои гнезда. Мы ещё однажды их подобрали и развели большой костер.

— Ох, как мне хочется опять разжечь костер! — сказала Энн. — Ей-Богу, очень хочется! Давайте, если останемся здесь на неделю, каждый вечер будем разводить костер. Джордж, а ты у мамы спросила разрешения?

— Ну конечно! — сказала Джордж. — Она в общем-то не возражает, но сказала, что ещё подумает.

— Не люблю, когда взрослые говорят, что они «еще подумают», — сказала Энн. — Чаще всего это означает, что они не желают дать разрешение, но просто не хотят это высказать сразу.

— Брось, я уверена, что она нас отпустит, — сказала Джордж. — Мы же теперь гораздо старше, чем были в прошлом году. Джулиану уже тринадцать, мне и Дику тоже скоро исполнится тринадцать. Только Энн у нас ещё маленькая.

— Вовсе я не маленькая, — обиженно сказала Энн. — Я такая же сильная, как вы. Ну что я могу поделать, если лет мне немного!

— Тише, тише, крошечка, — сказал Джулиан, похлопывая сестренку по спине и со смехом глядя на её возмущенное лицо. — Эге, погодите! Что это там происходит на острове?

В тот момент, когда он дразнил Энн, ему почудилось что-то необычное на острове. Все обернулись и стали смотреть на Киррин. У Джордж вырвался возглас удивления:

— Ух, черт! Там вьется дымок! Ну конечно, это дым! Кто-то забрался на мой остров!

— На наш остров, — поправил её Дик. — Не может этого быть! Наверно, это дым какого-нибудь парохода, который идет позади острова. Просто самого парохода нам не видно. Но я готов держать пари, что это дымит пароход. Мы же знаем, кроме нас, никто не может попасть на остров. Другие люди не знают дороги.

— Если только кто-то есть на моем острове, — начала Джордж очень сердитым и грозным тоном, — если кто-то забрался на мой остров, я его, я его…

— Сейчас ты сама взорвешься и улетишь с дымом! — сказал Дик. — Успокойся, дым исчез. Я уверен, это просто пароход, он выпускал дым или же пар, как им положено.

Они ещё некоторое время понаблюдали за островом Киррин — дыма больше не было видно.

— Хоть бы моя лодка поскорее была готова! — нетерпеливо сказала Джордж. — Я бы сегодня же поехала туда! Я готова пойти забрать лодку, даже если краска ещё не просохла.

— Не говори глупостей, — сказал Джулиан. — Ты же знаешь, какую нам устроят головомойку, если мы явимся домой все перепачканные ярко-красной краской. Ну же, Джордж, будь хоть чуточку благоразумной.

Джордж от своего замысла отказалась. Она пристально смотрела, не появится ли пароход с той или другой стороны острова, чтобы войти в залив, но нет, никакого парохода не было.

— Вероятно, он там стал на якорь, — сказал Джулиан, глядя на свои наручные часы. — Время почти пять часов, пора идти пить чай. Надеюсь, Джордж, твоя мама уже поднялась. Куда приятнее для всех, когда она сидит за столом.

— Я тоже надеюсь, что она выйдет к чаю, — сказала Джордж. — Пошли, пора домой!

Они повернули к дому. Пока шли по скале, все смотрели на остров Киррин, но видели там только галок да чаек, паривших в небе. Никаких следов дыма! Да, наверно, то был пароход!

— Все равно завтра я туда приеду и посмотрю, — решительным тоном сказала Джордж. — Если каким-то туристам вздумалось посетить мой остров, я их оттуда выпровожу.

— Наш остров, — сказал Дик. — Надеюсь, Джордж, ты помнишь, что обещала разделить его между всеми нами?

— Ну да, я его разделю на всех, — сказала Джордж, — но все же я не могу отделаться от чувства, что это мой остров. Пошли домой, я проголодалась.

Они возвратились в Киррин-коттедж. Пройдя через холл, вошли в гостиную. И, к своему большому удивлению, увидели там Эдгара — он читал одну из книг Джулиана.

— Ты что здесь делаешь? — спросил Джулиан. — И кто разрешил тебе брать мои книги?

— Я же не делаю ничего плохого, — сказал Эдгар. — Если мне захотелось немного почитать в тишине, что ж тут такого?

— Вот погоди, зайдет отец и увидит, что ты здесь развалился в кресле, — сказала Джордж. — Еще бы вошел в его кабинет, тогда бы тебе досталось!

— А я там был, — нахально сказал Эдгар, — Видел разные его штучки, с которыми он работает.

— Да как ты посмел! — загораясь гневом, воскликнула Джордж. — Ведь даже нам не разрешается заходить в папин кабинет! А уж трогать его вещи — и подавно!

Джулиан с любопытством разглядывал Эдгара. Он не мог понять, с чего бы этот паренек вдруг стал таким наглым.

— Джордж, где твой отец? — спросил он. — Думаю, лучше предоставить ему разобраться с Эдгаром. Этот мальчишка, видно, совсем спятил.

— Зовите его, коли хотите, — сказал Эдгар, покачиваясь в кресле и с возмутительным хладнокровием листая страницы книжки Джулиана. — Он не придет.

— Что ты хочешь этим сказать? — внезапно встревожась, спросила Джордж. — Где моя мама?

— Зови её тоже, если хочешь, — с хитрой ухмылкой ответил Эдгар. — Давай, зови!

Ребятам вдруг стало страшно. Что значат эти слова? Джордж стрелой взлетела по лестнице и вбежала в комнату матери, громко крича:

— Мама! Мама! Где ты?

Но кровать матери была пуста. Не застелена, но пуста. Джордж обегала все остальные спальни, отчаянно призывая:

— Мама! Мама! Отец! Где вы? — Никто не откликался. С белым как мел лицом Джордж спустилась вниз. Эдгар поглядел на нее, ухмыляясь.

— Ну, что я тебе говорил? — сказал он. — Я же говорил, можете звать кого угодно, никто не придет.

— Где они? — спросила Джордж. — Говори сейчас же!

— Сама поищи, — сказал Эдгар.

Тут раздалась громкая пощечина, и Эдгар вскочил на ноги, держась за левую щеку. Это Джордж, налетев на него, отвесила ему такую оплеуху, что у самой рука заболела. Эдгар замахнулся было, чтобы отплатить ей, но Джулиан заслонил Джордж.

— Ты не посмеешь ударить Джордж, — сказал он. — Она девочка. Если хочешь драться, дерись со мной!

— Я не хочу быть девочкой, я мальчик! — закричала Джордж, отталкивая Джулиана. — Я буду драться с Эдгаром, и я его побью, вот увидите!

Однако Джулиан отстранил её. Эдгар начал бочком продвигаться к двери, и тут на его пути встал Дик.

— Минуточку, — сказал Дик. — Пока ты не ушел — где наши дядя и тетя?

— Р-р-р-р-р-р, — вдруг зарычал Тимми таким грозным басом, что Эдгар в ужасе уставился на него. Пес обнажил свои острые клыки, шерсть на его загривке встала дыбом. Вид у Тимми и правда был устрашающий.

— Держи собаку! — сказал Эдгар дрожащим голосом. — Она как будто хочет накинуться на меня.

Джулиан взял Тимми за ошейник.

— Тубо, Тим! — сказал он. — А теперь, Эдгар, отвечай на наш вопрос, да побыстрее, иначе тебе не поздоровится.

— Ну что ж, особенно и рассказывать-то нечего, — сказал Эдгар, косясь на Тимми. Затем глянул на Джордж и продолжал: — Твоей мамаше вдруг стало худо — начались сильные боли, они вызвали доктора, и её увезли в больницу, а отец твой поехал с ней. Вот и все.

Джордж опустилась на диван, лицо её ещё больше побледнело — казалось, ей сейчас станет дурно.

— О, бедная мамочка! — сказала она. — И зачем только я сегодня ушла из дому! О Боже, как бы нам узнать, что случилось!

Эдгар тем временем выскользнул из комнаты, прикрыв за собой дверь, чтобы Тимми за ним не погнался. Дверь в кухню он тоже захлопнул. Дети, огорченные и растерянные, уныло переглядывались. Бедная Джордж! Бедная тетя Фанни!

— Наверно, где-нибудь тут есть записка, — сказал Джулиан и стал осматривать комнату. Действительно, за раму большого зеркала было заложено письмо, адресованное Джордж. Джулиан вытащил его и подал девочке. Письмо было от отца Джордж.

— Читай побыстрей, — сказала Энн. — О Господи, какое ужасное начало каникул!

РАЗНЫЕ МЕЛКИЕ НЕПРИЯТНОСТИ

Джордж прочитала письмо вслух. Оно было короткое и, очевидно, писалось в большой спешке.

«Дорогая Джордж!

Твоя мама тяжело заболела. Я отправляюсь с ней в больницу. Пробуду там, пока ей не станет лучше. Возможно, это будет через несколько дней, а может быть, и через неделю. Буду звонить тебе каждый день в девять утра, сообщать о мамином состоянии. Миссис Стик поручено заботиться о вас всех. Постарайтесь ладить с ней, пока я не приеду.

Любящий тебя отец».

Ох, бедная ты! — вздохнула Энн, понимая, как тяжело Джордж. Джордж горячо любила свою маму, на глазах у неё выступили слезы. Вообще-то Джордж никогда не плакала, но так ужасно было войти в дом и обнаружить, что мамы нет, что ей так плохо! И отца тоже нет! Никого нет в доме, кроме миссис Стик и Эдгара.

— Не могу примириться с тем, что маму увезли! — вдруг всхлипнула Джордж и уткнулась лицом в диванную подушку. — Она… она может уже не вернуться.

— Не говори глупостей, Джордж, — сказал Джулиан, садясь рядом и обнимая её. — Конечно, она вернется. Почему бы ей не вернуться? Ведь твой отец пишет, что будет с нею, пока она не поправится, и что на это потребуется, вероятно, несколько дней. Успокойся, Джордж! Не унывай! Это на тебя не похоже.

— Но я даже не попрощалась с ней! — всхлипнула бедняжка Джордж. — И ещё заставила её просить миссис Стик готовить бутерброды, когда сама могла это сделать. Я хочу поехать к маме и посмотреть, как она себя чувствует.

— Ты ведь даже не знаешь, куда её отвезли, а хоть бы и знала, тебя бы к ней не пустили, — мягко сказал Дик. — Ну, давайте лучше попьем чаю. Это нас всех подбодрит.

— Я не могу ничего есть! — с раздражением сказала Джордж. Тимоти ткнулся мордой в её руки и попытался их лизнуть. Но Джордж склонила голову на руки и заплакала. Пес тихо заскулил.

— Бедный Тимми! Он не может понять, что происходит, — сказала Энн. — Он ужасно волнуется из-за того, что ты горюешь, Джордж.

Эти слова заставили Джордж подняться и сесть. Она протерла глаза и позволила Тимми слизать с её рук слезы. Тимми удивился их соленому вкусу и сделал попытку забраться к Джордж на колени.

— Глупый ты, Тимми! — сказала Джордж своим обычным голосом. — Не волнуйся. Просто для меня это был неожиданный удар, только и всего. Мне уже лучше, Тимми. Не скули, глупый! Со мной все в порядке. У меня ничего не болит.

Но Тимми чувствовал, что Джордж огорчена или обижена, — не зря же она так плакала, — и он продолжал скулить и требовательно трогать её лапами, чтобы она взяла его на колени.

— Пойду скажу миссис Стик, что мы хотим чаю, — сказал Джулиан, направляясь к двери. Он вышел, а друзья его подумали, какой он храбрый, что не боится говорить с миссис Стик.

Джулиан подошел к двери в кухню и открыл её. В кухне сидел Эдгар, одна половина лица, та, на которую пришлась пощечина Джордж, была у него красной. Сидела там и миссис Стик, очень хмурая.

— Если эта девчонка ещё раз ударит моего Эдгара, я с ней разделаюсь! — угрожающе сказала она.

— Эдгар получил по заслугам, — сказал Джулиан. — Будьте добры, приготовьте нам чай.

— Никакого чаю вам не будет! — заявила миссис Стик. Тут из-за угла вылезла её собачонка и зарычала на Джулиана. — Правильно, Штучка! Рычи на тех, кто ударил Эдгара, — сказала миссис Стик.

Джулиан нисколько не испугался рычания Штучки.

— Если вы не намерены приготовить нам чай, я сам сделаю это, — сказал он. — Где тут у вас хлеб, где лепешки?

Миссис Стик воззрилась на Джулиана, но он твердо встретил её взгляд. Только подумал, что она препротивная особа и что он ни в коем случае не даст ей одержать над ним верх. Ему очень хотелось сказать, чтобы она убиралась вон, но он понимал, что она не уйдет и это будет пустая трата времени.

Миссис Стик первая опустила глаза.

— Хорошо, я приготовлю вам чай, — сказала она, — но если вы позволите себе ещё какие-нибудь выходки, я вам ничего готовить не буду.

— А если вы позволите себе какие-нибудь выходки, я заявлю в полицию, — неожиданно для самого себя сказал Джулиан. Эти слова вырвались у него как бы против воли, но они произвели на миссис Стик удивительное действие. Она была поражена и встревожена.

— Ну, ну, зачем же так грубо, — сказала она гораздо более вежливым тоном. — Мы тут все так переволновались, все взбудоражены… Ладно, сейчас приготовлю вам чай.

Джулиан вышел из кухни. Его удивило, почему от его угрозы обратиться в полицию миссис Стик стала настолько вежливей. Может, испугалась, что полиция даст знать дяде Квентину и тот поспешит вернуться? Уж дядя Квентин не побоится и сотни таких миссис Стик!

— Чай скоро будет! — объявил он друзьям.

Однако, когда миссис Стик принесла чай, за стол уселась не очень-то веселая компания. Джордж было стыдно из-за своих слез. Энн ещё не оправилась от волнения. Дик пытался глуповатыми шутками развеселить общество, но шутки были настолько неудачны, что вскоре он отказался от своего намерения. Джулиан был серьезен и заботлив, он как-то внезапно повзрослел.

Тимоти сидел у ног Джордж, положив голову ей на колени.

«Как бы я хотела иметь собаку, которая бы любила меня так сильно», — подумала Энн. Тимми не сводил с Джордж своих больших карих преданных глаз. Теперь, когда его маленькая хозяйка была опечалена, он, кроме нее, никого не видел и не слышал.

Ребята пили чай и ели без всякого аппетита, однако чаепитие их подбодрило. Идти к заливу после чая они не захотели, опасаясь, что может зазвонить телефон и им сообщат о состоянии тети Фанни. Они вышли в сад и уселись там на траве, прислушиваясь к телефону.

Из кухни донеслась песенка:

Джорджик, коржик, бутерброд, села на травку и ревет! Джорджик, коржик…

Джулиан поднялся с места. Он подошел к кухонному окну и заглянул внутрь. Эдгар был на кухне один.

— Выходи, Эдгар! — сердитым голосом приказал Джулиан. — Я научу тебя петь другую песенку. Выходи сейчас же!

— А что, я не могу петь то, что мне нравится? — спросил Эдгар, не двигаясь с места.

— Конечно, можешь, — сказал Джулиан, — только не эту песню. Я научу тебя петь другую. Выходи же!

— И не подумаю, — сказал Эдгар. — Ты же хочешь подраться со мной!

— Да, хочу, — сказал Джулиан. — Я думаю, небольшая честная драка пойдет тебе на пользу. Тоже выдумал — сидеть и петь гадкие дразнилки о девочке, у которой теперь горе. Ну, так как? Выходишь? Или я сам зайду в дом и поколочу тебя.

— Мама! — заорал Эдгар, вдруг охваченный паническим страхом. — Мама! Где ты?

Тут Джулиан просунул руку в окно, дотянулся до очень длинного носа Эдгара и зажал его так сильно, что Эдгар завизжал от боли.

— Де дадо! Де дадо! Бде больдо! Отбусди дос! — На кухню вбежала миссис Стик. Увидев, чем занимается Джулиан, она с воплем кинулась к нему. Джулиан убрал руку, но остался стоять у окна.

— Как ты смеешь! — кричала миссис Стик. — Сперва эта девчонка ударила Эдгара, теперь ты тянешь его за нос! Взбесились вы все, что ли?

— Вовсе нет, — учтиво ответил Джулиан. — А вот с Эдгаром творится что-то неладное, миссис Стик. И мы считаем, что должны его вразумить. Вообще-то это ваша обязанность, но, похоже, вы ею пренебрегаете.

— Да ты просто наглец! — сказала оскорбленная и обозленная миссис Стик.

— Согласен, я и не отрицаю, — сказал Джулиан. — Это Эдгар на меня так влияет. Да ещё ваша Вонючка.

— Вонючка! — вскричала миссис Стик, обозлясь ещё сильнее. — Мою собаку не так зовут, и ты хорошо это знаешь.

— Пожалуй, вы правы, но следовало бы называть именно так, — сказал Джулиан, отходя от окна. — Искупайте её, тогда мы, возможно, будем её звать Штучкой.

Разъяренная миссис Стик что-то пробормотала ему в ответ, но Джулиан был уже далеко. Когда он вернулся к друзьям, те с любопытством уставились на него. Казалось, Джулиан стал совсем другим — хмурым, решительным Джулианом, очень взрослым Джулианом, даже грозным Джулианом.

— Боюсь, я только подлил масла в огонь, — сказал Джулиан, усаживаясь на траву. — Я чуть не оторвал миляге Эдгару нос от его жирной морды, и мамаша застала меня за этим занятием. Наверно, теперь начнется открытая война! И нам придется не очень-то весело. Сомневаюсь, будут ли нас кормить.

— А мы тогда сами будем себе готовить, — сказала Джордж. — Ненавижу миссис Стик! Хоть бы вернулась Джоанна! И этого мерзкого Эдгара тоже ненавижу, и их жуткую Вонючку.

— Смотрите, вот она. Вонючка! — вдруг сказал Дик, протягивая руку, чтобы удержать Тимми, который с рычанием вскочил. Но Тимми стряхнул его руку и помчался по газону. Вонючка, издав истошный вой, попыталась удрать. Однако Тимми ухватил её зубами за загривок и принялся трясти, как какую-нибудь крысу.

Тут выбежала миссис Стик, вооруженная палкой, и давай ею дубасить, не глядя, какой из собак достаются удары. Джулиан, как и утром, рванулся к шлангу. Выглянувший было из кухни Эдгар вмиг исчез, видимо вспомнив, каково ему тогда досталось.

Из шланга вырвалась сильная струя, Тимоти разжал зубы и выпустил воющую дворняжку. Вонючка со всех ног кинулась к миссис Стик и, дрожа от страха, забилась к ней под юбку.

— Я отравлю вашего пса! — с яростью объявила миссис Стик Джордж. — Вечно он нападает на мою собаку. Держите его при себе, не то я его отравлю.

Она скрылась в доме, а четверо ребят снова уселись на траву. Джордж была заметно встревожена.

— Как, по-твоему, она и в самом деле может попытаться отравить Тимми? — испуганно спросила она у Джулиана.

— Она, конечно, препротивная тетка, — сказал Джулиан, понизив голос. — Пожалуй, надо бы нам славного нашего Тимми не отпускать от себя ни днем ни ночью и кормить его только самим, из наших собственных тарелок.

Джордж притянула Тимоти к себе, ужасаясь мысли, что кто-то может пожелать его отравить. «Да, миссис Стик и впрямь жуткое существо, она способна на все», — подумала Джордж. О, как она хотела, чтобы отец и мать поскорее вернулись! От такой самостоятельной жизни, как теперь, и ей и её друзьям очень мало радости.

Вдруг раздался пронзительный телефонный звонок. Все, вздрогнув, вскочили, Тимми зарычал. Джордж побежала в дом, подняла трубку. Она услышала голос отца, и сердечко у неё забилось учащенно.

— Это ты, Джордж? — сказал отец. — У тебя все в порядке? Мне тут некогда долго с тобой разговаривать.

— Папа, что с мамой? Говори побыстрей, как она себя чувствует? — сказала Джордж.

— Ее состояние выяснится только послезавтра, — сказал отец. — Я буду звонить завтра утром и послезавтра, тоже утром. Я не приеду, пока маме не станет лучше.

— О, папа, как нам плохо без тебя и без мамы! — воскликнула бедная Джордж. — Миссис Стик такая противная!

— Слушай, Джордж, — с раздражением сказал отец, — я полагаю, что ты и твои друзья могли бы сами о себе позаботиться и не ссориться с миссис Стик, пока я не вернусь. Не надоедайте мне теперь своими жалобами. Мне и так забот хватает.

— Когда, ты думаешь, сможешь вернуться? — спросила Джордж. — Можно мне приехать навестить маму?

— Нет, — сказал отец. — Врачи говорят, не раньше, чем через две недели. Я вернусь, как только смогу. Но теперь я никак не могу оставить маму одну. Она нуждается в моей помощи. До свидания, ведите себя хорошо все.

Джордж положила трубку и повернулась к друзьям.

— О маме мы ничего не узнаем до послезавтра, — сказала она. — И нам надо ладить с миссис Стик, пока не приедет папа, а когда это будет, один Бог знает! Вот ужас-то какой, правда?

НОЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

Миссис Стик была в тот вечер так обозлена, что даже не приготовила ужин. Джулиан пошел узнать, что можно поесть, но обнаружил, что дверь в кухню заперта.

С мрачным лицом он вернулся к друзьям, все были очень голодны.

— Она заперла дверь, — сказал он. — Ну и гнусная тварь! Наверно, у нас сегодня вечером никакого ужина не будет.

— Надо подождать, пока она пойдет спать, — сказала Джордж. — Тогда мы спустимся вниз и пошарим в кладовке — может, там что-то найдем.

Так и легли они голодные. Джулиан прислушивался, когда миссис Стик и Эдгар тоже лягут. Услышав, что они поднимаются по лестнице, и убедившись, что двери их спален закрыты, он тихонько спустился в кухню. Там было темно, Джулиан хотел было включить свет, как вдруг до его слуха донеслось чье-то тяжелое сопение. Кто бы это мог быть? Неужели Вонючка? Нет, это сопит не собака. Похоже, что это человек.

Растерянный и слегка испуганный, Джулиан стоял, держа руку на выключателе. Вряд ли это грабитель, грабители не укладываются спать в доме, который они намерены ограбить. И не миссис Стик, и не Эдгар. Кто же тут сопит?

Он повернул выключатель. Кухню залило ярким светом, и Джулиан сразу увидел на кухонном диване спящего человека. Это был мужчина небольшого роста, он крепко спал, открыв рот.

Зрелище было не из приятных. Человек этот, видимо, несколько дней не брился — щеки и подбородок иссиня-черные. А уж не мылся и того дольше руки, темные от грязи, ногти с черными ободками. Шевелюра неухоженная, а нос в точности как у Эдгара.

«Наверно, папаша Эдгара, — подумал Джулиан. — Ну и видик! Да, с такими папочкой и мамочкой у бедняги Эдгара было мало шансов стать порядочным человеком».

Мужчина громко всхрапнул. Джулиан заколебался. Ему очень хотелось проникнуть в кладовку, но, с другой стороны, он боялся разбудить пришельца и поднять шум. А как этого чужака выставить, он не знал — он допускал, что его тетя и дядя договорились с миссис Стик о том, что её муж может иногда приходить сюда, хотя это и казалось Джулиану маловероятным.

Джулиан был ужасно голоден. Вспомнив о всяких вкусных вещах в кладовке, он решительно выключил свет и уже в темноте стал пробираться к двери в кладовку. Наконец он открыл её, принялся шарить рукою по полкам. Ага, вот что-то есть! Он нащупал что-то вроде пирога. Джулиан взял это и понюхал. Пахло мясом. Пирог с мясом — превосходно!

Он ещё пошарил на этой полке и наткнулся на блюдо с чем-то похожим на ватрушки с джемом — круглые, плоские, в центре каждой что-то липкое. Ну что ж, пирог с мясом и ватрушки с джемом — совсем недурно для четверых изголодавшихся ребят!

Джулиан схватил пирог и блюдо с ватрушками и начал осторожно выбираться из кладовки. Дверь её он прикрыл ногой, затем повернулся и направился к выходу из кухни.

Но в темноте он сбился с пути и — о ужас! — наткнулся как раз на диван. От толчка блюдо дрогнуло, и одна ватрушка свалилась. Приземлилась же она прямо на раскрытый рот спящего, отчего тот сразу проснулся.

«Ух, черт!» — мысленно выругался Джулиан и стал тихонько пятиться, надеясь, что мужчина перевернется на другой бок и опять уснет. Однако липкая ватрушка, скользнув по подбородку спящего, видимо, обеспокоила его, и он резко сел.

— Кто здесь? Это ты, Эдгар? Что ты здесь делаешь?

Джулиан молча продвигался боком туда, где, по его расчетам, находилась дверь. Мужчина вскочил на ноги и потянулся рукою туда, где, по его мнению, находился выключатель. Нащупав выключатель, он повернул его и с величайшим удивлением уставился на Джулиана.

— Ты что здесь делаешь? — спросил он.

— Именно это я хотел спросить у вас, — спокойно сказал Джулиан. — Что вы-то здесь делаете? Почему спите на кухне моего дяди?

— Я имею право быть здесь, — сказал мужчина хриплым голосом. — Моя жена здесь служит кухаркой. Мой пароход стоит в гавани, я в отпуске. Твой дядя и моя жена договорились, что я могу приходить сюда. Понял?

Этого Джулиан и опасался. Какой кошмар! Мало им в доме миссис Стик и юного Эдгара Стика, так извольте ещё терпеть мистера Стика! Жуткое дело!

— Я спрошу об этом дядю, когда он утром позвонит по телефону, — сказал Джулиан. — А теперь пропустите меня, пожалуйста! Мне надо пойти наверх.

— Ого! — сказал мистер Стик, заприметив в руках Джулиана пирог и ватрушки. — Ого! Воруем из кладовки, да? Очень красиво, нечего сказать!

Джулиан не собирался вступать в спор с мистером Стиком, который явно чувствовал себя хозяином положения.

— Посторонитесь — сказал мальчик. — Я поговорю с вами утром, после дядиного звонка.

Но мистер Стик, казалось, и не думал уступать Джулиану дорогу. С иронической ухмылкой на небритой физиономии он стоял перед ним, небольшой человечек, ростом почти не выше Джулиана.

Джулиан вытянул губы и свистнул. На верхнем этаже что-то стукнулось об пол. Это Тимми спрыгнул с кровати Джордж. Затем послышался топот его лап по лестнице и по коридору. Тимми спешил на помощь!

Уже на пороге он учуял запах мистера Стика — шерсть на его загривке вздыбилась, он оскалил зубы и зарычал. Мистер Стик поспешно отошел от порога, а потом быстро захлопнул дверь, ударив ею рычащего Тимми по морде.

— Ну, что теперь ты собираешься сделать? — спросил он, с усмешкой повернувшись к Джулиану.

— Если хотите, скажу, — внезапно вспылив, ответил Джулиан. — Я швырну этот вкусный, сочный пирог прямо в вашу ухмыляющуюся физиономию!

Он уже поднял руку, и мистер Стик даже пригнулся.

— Ну, ну, не надо, — сказал он. — Я же только подразнил тебя. Понял? Зачем портить такой хороший пирог? Можешь подняться наверх, если тебе так хочется!

Он отошел обратно к дивану. Джулиан отворил дверь, и в кухню с рычанием ворвался Тимми. Мистер Стик опасливо покосился на него.

— Не разрешай этой противной псине приближаться ко мне, — сказал он. — Я не люблю собак.

— Тогда я не понимаю, почему вы не избавитесь от Вонючки? — спросил Джулиан. — Пошли, Тимми! Пусть он остается один. Не стоит он того, чтобы на него рычать.

Джулиан поднялся по лестнице. Тимми следовал за ним по пятам. Не понимая, что произошло, ребята окружили обоих — они слышали голоса внизу. Когда Джулиан рассказал, как он чуть не бросил пирог в лицо мистеру Стику, всем стало смешно.

— Поделом было бы ему, — сказала Энн, — хотя и очень печально для нас — тогда пирог нам бы уже не достался. Да, миссис Стик гнусная ведьма, но стряпать она умеет. Пирог — объедение!

Ребята съели до крошки весь пирог и ватрушки. Тем временем Джулиан рассказал им о мистере Стике, явившемся сюда с корабля провести свой отпуск.

— Трое Стиков — это уж слишком, — задумчиво сказал Дик. — Жаль, что нам нельзя от них избавиться и хозяйничать самостоятельно. Джордж, не могла бы ты завтра поговорить с отцом, убедить его избавить нас от всех этих Стиков, чтобы мы сами себя обслуживали?

— Попытаюсь, — сказала Джордж. — Но вы же знаете, какой он, — с ним ужасно трудно спорить. Все равно попытаюсь. Господи, как я хочу спать! Пойдем, Тимми, пора спать! Ляжешь у меня в ногах. Я теперь постараюсь не спускать с тебя глаз, чтобы эти жуткие Стики тебя не отравили.

Вскоре четверо ребят, утолив голод, мирно спали. Они не боялись, что кто-то из семейства Стиков может зайти в их комнаты, так как знали — Тимми сразу их разбудит, предупредит. Тимми, конечно, был для них самым надежным сторожем. Утром миссис Стик действительно подала нечто вроде завтрака, чем весьма удивила ребят.

— Просто она знает, что твой отец, Джордж, будет звонить, — сказал Джулиан, — и ей надо показать, что у нас нет повода для жалоб. Когда, сказал он, будет звонить? В девять часов, так ведь? Теперь половина девятого. Давайте пока пробежимся к заливу и обратно.

Итак, все пятеро вышли из дому, не обращая внимания на Эдгара, — тот уже стоял в саду и, завидев их, начал корчить гримасы. Глядя на него, дети не могли избавиться от мысли, что у него не все дома. Вел он себя очень странно, не так, как положено бы ровеснику Джулиана.

С прогулки они вернулись в девять без десяти минут.

— Будем сидеть в гостиной и ждать звонка, — сказал Джулиан. — Нельзя допустить, чтобы миссис Стик подошла к телефону первой.

Но, к великому их огорчению, подходя к дому, они услышали, что миссис Стик уже разговаривает по телефону в холле!

— Да, сэр, — донесся до них её голос, — все в полном порядке. С детьми я справляюсь, хотя иногда они создают некоторые трудности. Да, сэр, конечно! К счастью, приехал в отпуск мой муж, он, разумеется, помогает мне по хозяйству. Ни о чем не беспокойтесь, сэр, не думайте о возвращении, пока у вас все не наладится. Я тут справлюсь.

Джордж ворвалась в холл, разъяренная, как тигрица, и выхватила трубку из рук миссис Стик.

— Отец, это я, Джордж! Как здоровье мамы? Говори быстро!

— Пока не хуже, Джордж, — послышался голос отца. — Но ничего определенного мы до завтрашнего утра не узнаем. Мне было приятно услышать от миссис Стик, что у вас все в полном порядке. У меня тут много тревог и огорчений, и я рад возможности сказать маме, что у вас все Хорошо, что в Киррин-коттедже все идет нормально.

— Но это неправда! — запальчиво сказала Джордж. — Неправда! У нас тут ужасно! Нельзя ли этих Стиков спровадить, чтобы мы сами хозяйничали?

— О Боже праведный, конечно, нет! — сказал отец, в голосе его звучали удивление и досада. — Что ты ещё выдумала? А я-то надеялся, Джордж, что у тебя хватит благоразумия и чуткости. Я должен сказать…

— Нет, поговори с ним ты, Джулиан, — упавшим голосом сказала Джордж и передала трубку Джулиану. Мальчик приложил трубку к уху и произнес своим чистым, звонким голосом:

— Доброе утро! Говорит Джулиан. Я рад, что тете не хуже.

— Но ей станет хуже, если она узнает, что в Киррин-коттедже что-то не ладится, — сказал дядя Квентин с ноткой отчаяния в голосе. — Не можешь ли ты урезонить Джордж, поговорить с ней? Боже праведный, неужели ей трудно неделю-две пожить мирно с этим семейством Стиков? Скажу тебе прямо, Джулиан, я не намерен увольнять их в мое отсутствие — я хочу, чтобы дом был в порядке, когда я привезу твою тетю обратно. Если вы никак не можете с ними поладить, так, может быть, вам есть смысл поговорить с вашими родителями, чтобы они забрали вас к себе на оставшееся время каникул. Но Джордж не должна уезжать с вами. Она должна остаться в Киррин-коттедже. Это мое последнее слово.

— Однако… — начал Джулиан, лихорадочно соображая, какими словами смягчить своего вспыльчивого дядюшку. — Я должен вам сказать, что…

Но на другом конце провода раздался щелчок. Дядя Квентин положил трубку. Разговор был окончен. О, черт! Джулиан, нахмурясь и сжав губы, посмотрел на друзей.

— Он ушел, — сказал Джулиан. — Прервал разговор как раз тогда, когда я хотел с ним поспорить!

— Так тебе и надо! — донесся грубый голос миссис Стик из другого конца холла. — Теперь ты знаешь, как обстоит дело. Я здесь служу, и я останусь здесь — так распорядился ваш дядя. И всем вам следует вести себя прилично, иначе вам же будет хуже.

ДЖУЛИАН БРОСАЕТ ВЫЗОВ СЕМЕЙСТВУ СТИКОВ

Послышалось хлопанье дверьми. Запершись на кухне, миссис Стик торжествующим тоном рассказывала новость Эдгару и мистеру Стику. Дети перешли в гостиную и уселись, поглядывая друг на друга исподлобья.

— Ну и характер у отца! — с отчаянием сказала Джордж. — Он никогда никого не слушает.

— Но пойми, он сейчас сильно расстроен, — рассудительно заметил Дик. — Да, досадно, что он позвонил до девяти и миссис Стик удалось первой поговорить с ним.

— Что сказал тебе отец? — спросила Джордж. — Повтори все точно.

— Он сказал, что если мы не можем поладить с этим семейством, то лучше, чтобы Энн, Дик и я отправились обратно к родителям, — ответил Джулиан. — Но ты должна остаться здесь.

— Ну что ж, — пристально глядя на Джулиана, сказала Джордж, — вы не можете поладить с ними, так вы и уезжайте. Я могу сама о себе позаботиться.

— Не говори глупости! — сказал Джулиан, ласково положив ей руку на плечо. — Ты же знаешь, мы тебя не бросим. Не могу сказать, что мне так уж улыбается перспектива оставаться под пятой любезнейшего семейства неделю или две, но бывают в жизни вещи и похуже. «Выжердим» это испытание вместе.

Но на его вымученную шутку никто не улыбнулся, даже Энн. Мысль о том, что придется пребывать под пятой троих «Жердей», была крайне непривлекательной. Тимоти положил голову на колени Джордж. Погладив его, она обвела взглядом друзей.

— Поезжайте домой, — сказала она. — У меня возник план, и вам в нем нет места. Со мною Тимми, он будет меня охранять. Позвоните вашим родителям и завтра же уезжайте домой.

Все это Джордж высказала с гордо поднятой головой и вызывающим взглядом. Можно было не сомневаться, что она и впрямь сочинила какой-то план.

— Не дури, — сказал Джулиан, которому стало очень не по себе. — Я же тебе говорил, мы не оставим тебя в беде одну. Если у тебя есть какой-то план, мы тебе поможем. Но мы тебя не покинем, будь что будет.

— Ладно, оставайтесь, если хотите, — сказала Джордж, — но я свой план осуществляю, и вы в конце концов сами поймете, что вам лучше уехать домой. Идем, Тимми! Сходим к Джиму, посмотрим, готова ли моя лодка.

— Я пойду с тобой, — сказал Дик. Ему было жалко Джордж. Он понимал, что её вызывающий вид это напускное, а в душе она очень несчастна — тревожится о матери, сердится на отца и огорчается за друзей, зная, что они остаются с нею ради её блага, когда могли бы вернуться домой и весело провести время.

Да, день задался неудачный. Джордж все время упрямо повторяла, что её друзья должны уехать домой и оставить её. Она даже начала сердиться, когда они с не меньшим упрямством твердили, что никуда не уедут.

— Вы испортите весь мой план, — сказала она наконец. — Вы должны уехать, ей-Богу, послушайте меня, должны! Иначе мой план будет вконец загублен.

— Но что это за план? — с раздражением спросил Джулиан. — У меня такое чувство, что ты просто обманываешь нас, чтобы мы уехали.

— Я не обманываю! — вспылила Джордж. — Разве я когда-нибудь обманывала? Вы же знаете, что нет! Если я говорю, что у меня есть план, значит, так и есть. Но я не собираюсь его открывать вам, так что напрасно спрашиваете. Это мой секретный, мой личный план!

— Ну, знаешь, я думаю, ты могла бы поделиться с нами, — с обидой сказал Дик. — В конце-то концов ведь мы самые близкие твои друзья. Разве не так? Есть у тебя план или нет его, мы тебя не бросим — да, даже если мы этим загубим, как ты говоришь, твой план, мы здесь с тобой останемся.

— Я вам не дам загубить мой план! — сверкая глазами, сказала Джордж. — Вы все нехорошие. Вы против меня, точно как эти Стики!

— О, Джордж, не надо так! — сказала Энн, чуть не плача. — Не надо ссориться! Достаточно того, что мы ссоримся с этими ужасными людьми, зачем ещё и между собой ссориться!

Гнев Джордж угас столь же быстро, как вспыхнул. Ей стало стыдно.

— Простите меня, — сказала она. — Это глупо. Я не хочу ссориться. Но я говорила серьезно. Я буду действовать по своему плану и вам его не открою — потому что, если открою, каникулы для вас будут испорчены. Пожалуйста, верьте мне!

— Давайте опять пойдем перекусим на свежем воздухе, — сказал, вставая, Джулиан. — Сегодня нам будет приятно находиться вне стен этого дома. Пойду-ка я и подразню старушку Стик.

— О, милый наш Джулиан, какой он храбрый! — сказала Энн. Она бы лучше умерла, чем пошла на переговоры с миссис Стик!

Миссис Стик и впрямь оказалась несговорчивой. Торжествуя победу, она в то же время весьма огорчилась, что её роскошный пирог с мясом и ватрушки с джемом исчезли. Когда Джулиан вошел в кухню, мистер Стик как раз докладывал ей, как было дело.

— Поражаюсь, как это ты можешь ожидать, что я приготовлю вам бутерброды для пикника, после того как ты украл мой пирог с мясом и ватрушки! — негодующе воскликнула она. — Для пикника будет вам черствый хлеб и джем, и ничего больше. И знайте, я бы и этого не дала, но я просто рада хоть на время от вас избавиться.

— Скатертью дорога, век бы вас не видать! — пробормотал Эдгар себе под нос. Развалясь на диване, он читал комикс в пестрой обложке.

— Если ты, Эдгар, хочешь мне что-то сказать, встань, выйдем, и ты мне это скажешь, — угрожающе проговорил Джулиан.

— Оставь в покое Эдгара! — немедленно отозвалась миссис Стик.

— С величайшим удовольствием, — процедил Джулиан сквозь зубы. — Очень он мне нужен! Прыщавый трусишка!

— Ну-ну, ты смотри! — крикнул мистер Стик из своего угла.

— Чего мне на вас смотреть, вот еще! — живо ответил Джулиан.

— Погоди, ещё посмотришь! — злобно рявкнул мистер Стик, вставая.

— Я же сказал — не желаю я на вас смотреть — сказал Джулиан. — Зрелище не из приятных.

— Наглость! — вскричала миссис Стик, приходя в ярость.

— Никакая не наглость, а чистейшая правда, — весело сказал Джулиан. Миссис Стик уставилась на него, Джулиан явно бросал ей вызов.

Он был не из тех, кто лезет за словом в карман, и всегда выражался очень вежливо. Чем язвительней были слова, тем вежливей он их произносил. Таких людей, как Джулиан, миссис Стик просто не понимала. Она чувствовала, что они куда умнее её. А этого мальчика она просто ненавидела и, в сердцах ставя кастрюлю в раковину, ожесточенно стукнула ею, желая, чтобы вместо раковины была голова Джулиана.

Внезапный шум разбудил Вонючку, она вскочила и зарычала.

— А, привет, Вонючка! — сказал Джулиан. — Искупали тебя наконец? Увы, нет, воняешь, как всегда!

— Ты отлично знаешь, что мою собаку зовут не Вонючка, — сердито сказала миссис Стик. — Убирайся вон из кухни!

— Слушаюсь! — сказал Джулиан. — С удовольствием уйду. А насчет черствого хлеба и джема вы не беспокойтесь. Раздобуду чего-нибудь получше.

И он вышел из кухни, насвистывая. Вонючка все рычала, а Эдгар повторял свое изречение:

«Скатертью дорога! Век бы вас не видать!»

— Ты что сказал? — спросил Джулиан, вдруг возвратясь и просунув голову из-за двери. Но Эдгар не удостоил его ответом, и Джулиан удалился, весело насвистывая, хотя на душе у него было совсем не весело. Ведь если миссис Стик будет и дальше отказываться готовить им еду, жизнь в Киррин-коттедже станет не очень-то приятной.

— Кто-нибудь из вас желает получить на ленч черствый хлеб и джем? — спросил Джулиан, вернувшись к друзьям. — Нет? Я тоже так думаю, поэтому я отверг любезное предложение миссис Стик. Предлагаю пойти и купить что-нибудь более съедобное. В здешней лавке я видел неплохие булочки с сосисками.

Джордж весь день была молчалива. Друзья понимали — она тревожится о матери. А может, ещё обдумывает свой план. И они терялись в догадках, какой же у неё план.

— Поедем мы сегодня на остров Киррин? — спросил Джулиан, подумав, что поездка на любимый остров, быть может, отвлечет Джордж от печальных мыслей.

— Нет, — сказала Джордж, покачав головой. — Что-то не хочется. Лодка-то готова, я знаю, но все равно не хочется. Поймите, пока маме не станет лучше, мне кажется, что я не должна далеко отлучаться из дому. Если вдруг отец позвонит, миссис Стик всегда может послать за мной Эдгара, а если я буду на острове, он меня не найдет.

Дети весь день слонялись вокруг дома, ровно ничего не делая. К чаю все собрались в гостиной, миссис Стик подала им хлеб, масло, но никаких лепешек не испекла. Молоко было прокисшее, пришлось пить чай без молока, а это было всем не по вкусу.

Сидя за чаем, дети услышали через окно голос Эдгара. Он принес оловянную миску и поставил её на траву.

— Это нашему псу собачья радость! — крикнул он.

— Сам он похож на собачью радость, — с отвращением сказал Дик. — Противный парень! Это всех насмешило.

— Эдгар — Собачья Радость! — сказала Энн. — Слушай, Джордж, а не осталось ли в банке на буфете немного печенья?

Джордж пошла к буфету за печеньем. Между тем Тимми выбежал из дому и, подойдя к миске, стал принюхиваться. Джордж, возвращаясь к столу, глянула в окно и вдруг увидела Тимми. В голову ей сразу пришла мысль об отраве, и она закричала не своим голосом. Все, перепугавшись, вздрогнули.

— Тим! Тим! Фу! Фу!

Тимми завилял хвостом, как будто говоря, что он вовсе не собирается это есть. Джордж выбежала во двор и, подняв с земли миску с мясным крошевом, понюхала её.

— Ты же не ел этого, Тимми? Правда, не ел? — с тревогой спросила она.

— Он не ел, нет, — высунувшись из окна, сказал Дик. — Я наблюдал за ним. Он понюхал миску, понюхал вокруг нее, но к еде не притронулся. Готов спорить, что туда подсыпан крысиный яд или что-нибудь вроде того.

— О, Тимми! — воскликнула Джордж, бледная как полотно. — Ты же такой умница! Ты же не станешь есть отравленную пищу? Правда?

— Гав! — решительно подтвердил Тимми. Услышав его лай, из-за кухонной двери высунула нос Вонючка.

— Вонючка! Вонючка! Поди сюда! — громко позвала Джордж. — Тимми не хочет обедать. Можешь съесть его обед. Иди сюда. Вонючка, вот миска!

— Не давай ей это! — крикнул выбежавший вслед за Вонючкой Эдгар.

— А почему? — спросила Джордж. — Ну-ка, Эдгар, говори, почему?

— Она не ест сырого мяса, — не сразу ответил Эдгар. — Она ест только печенье для собак.

— Врешь! — взорвалась Джордж. — Я сама видела вчера, как она ела сырое мясо. Ну, Вонючка, иди сюда и лопай это!

Эдгар, буркнув что-то невнятное, выхватил миску из рук Джордж и побежал в дом. Джордж кинулась было за ним, но её удержал Джулиан, — когда во дворе появился Эдгар, он тут же выскочил через окно во двор.

— Бесполезно, старушка! — сказал он. — У него ты ничего не узнаешь. Мясное это крошево сейчас уже, наверно, горит в печке. Впредь мы будем кормить Тимоти сами, и мясо будем покупать у мясника за свои собственные деньги. Ты не бойся, он отравленную пищу есть не станет. Для этого он слишком умен.

— Но, Джулиан, если бы он был очень, ну просто очень голоден, он ведь мог поесть, — сказала Джордж, и лицо её прямо позеленело от страха. Ей чуть не стало дурно. — Я, конечно, не позволила бы Вонючке есть отравленное мясо, но я предполагала, что, если оно и впрямь отравлено, кто-нибудь из этой милой семейки выбежит и удержит её, не даст полакомиться. Вот Эдгар и выбежал. Так я доказала, что мясо отравлено. Верно?

— Я тоже так думаю, — сказал Джулиан. — Но ты не тревожься, Джордж, они не отравят Тимми.

— Но ведь он мог, мог попробовать! — сказала Джордж, кладя руку на голову своего любимца. — От одной этой мысли я прихожу в ужас. Мне страшно, Джулиан, по правде страшно.

— Тогда старайся об этом не думать, — сказал Джулиан, беря её за руку и ведя в дом. — Вот, возьми, съешь печенье!

— А ты не думаешь, что Стики отравят нас? — сказала Энн, вдруг испугавшись и с опаской глядя на печенье, словно оно могло её укусить.

— Ох, глупышка! Им только от Тимми надо было избавиться, потому что он нас охраняет, — сказал Джулиан. — Да ты не гляди так испуганно! Через день-два все утрясется, и мы отлично проведем каникулы. Вот увидишь!

Джулиан сказал это, только чтобы успокоить сестренку. Сам-то он был сильно встревожен. Он бы охотно увез Энн, Дика и Джордж к себе домой. Но он знал, что Джордж не поедет. А разве они могли её оставить одну с семейкой Стиков? Это было невозможно. Друзья должны держаться вместе — надо им как-то выстоять, пока не возвратятся тетя Фанни и дядя Квентин.

БОЛЕЕ ПРИЯТНЫЕ НОВОСТИ

— Не думаете ли вы, что, когда Стики улягутся, нам стоило бы спуститься на кухню и опять чего-нибудь раздобыть в кладовке? — спросил Дик вечером, когда они убедились, что никакого ужина не будет.

Джулиану не очень-то хотелось пробираться на кухню украдкой и снова встречаться с мистером Стиком. Не то чтобы он его боялся, просто во всем этом было мало приятного. Ребята живут в собственном доме, продукты принадлежат их семье, так почему же они должны выпрашивать еду или выкрадывать ее? Смешно, право!

— Иди ко мне, Тимоти, — сказал Джулиан. Пес отошел от Джордж и приблизился к Джулиану, вопросительно глядя на него снизу вверх. — Ты пойдешь со мной и уговоришь милую, дорогую миссис Стик выдать нам все самое вкусное, что есть в кладовке.

Это рассмешило всех.

— Прекрасная идея! — сказал Дик. — Можно нам всем пойти полюбоваться на представление?

— Лучше не надо, — сказал Джулиан. — Я и один отлично управлюсь.

Он пошел по коридору на кухню. Там гремело радио, и пока Джулиан не переступил порог, его никто не заметил. Но вот он стал в дверях. Эдгар, подняв голову, увидел его и рядом с ним Тимми.

Собака злобно рычала, Эдгару стало страшно. Он забежал за стоявший на кухне диван и с ужасом уставился на Тимми.

— Ты зачем пришел? — спросила миссис Стик, выключая радио.

— За ужином, — учтиво сказал Джулиан. — За ужином! Выкладывайте все самое лучшее, что есть в кладовке, — оно куплено на деньги моего дяди, приготовлено на плите моей тети, на газе, за который платит она! Да, да! Подавайте сюда наш ужин! Откройте дверь кладовки, и мы посмотрим, что там есть.

— Ну и нахальный же парень! — выпалил пораженный мистер Стик.

— Могу вам дать буханку хлеба и кусок сыра, — сказала миссис Стик. — И это мое последнее слово.

— Но не мое последнее слово, — сказал Джулиан и направился к кладовке. — Тимми, идти рядом! Рычи сколько душе угодно, но — никого не кусай!

Рычал Тимми и впрямь устрашающе. Даже мистер Стик благоразумно удалился на другой конец кухни. Что до Вонючки, её и след простыл. При первом же рыке Тимми она юркнула в чулан и, вся дрожа, забилась под машину для выжимания белья.

Миссис Стик так сжала губы, что они образовали идеально прямую линию.

— Бери хлеб и сыр и убирайся прочь! — сказала она.

Джулиан открыл дверь кладовки, тихо посвистывая, что вызывало у миссис Стик величайшее раздражение.

— Ну и ну! — с восхищением сказал Джулиан. — Должен признать, миссис Стик, запасы в кладовке вы делаете весьма толково! Жареная курица! Кажется, я даже слышал запах, когда она жарилась. Вероятно, мистер Стик зарезал сегодня одну из наших кур. Да, да, я слышал её вопли. А, превосходные помидоры! Не сомневаюсь, самые лучшие, какие нашлись в деревне. И еще, миссис Стик, какой аппетитный пряник! Просто слов нет! Честное слово, вы великолепная стряпуха, должен это признать!

Джулиан схватил курицу, блюдо с помидорами, а сверху пристроил блюдо с пряником.

— Положи все это на место сейчас же! — завопила миссис Стик. — Это наш ужин! Не смей уносить!

— Вы немного ошиблись, — вежливо сказал Джулиан. — Это наш ужин! Целый день мы почти ничего не ели, и хороший ужин нам не помешает. Очень вам благодарен!

— Эй ты, смотри! — обозленный и разъяренный, заорал мистер Стик, видя, что его вкусный ужин уплывает.

— Надеюсь, вы не хотите, чтобы я опять смотрел на вас? — с легким недоумением спросил Джулиан. — Зачем это мне? Может, вы с тех пор побрились или умылись? Боюсь, что нет. Так что, с вашего позволения, я лучше на вас смотреть не буду.

Мистер Стик опешил. Он и так был не слишком боек на язык, а тут от наглости этого мальчишки почти лишился дара речи. Только повторял свое любимое: «Эй ты, смотри!»

— Положи на место! — сердито сказала миссис Стик. — Ты хочешь все унести, а что мы будем ужинать, ты об этом подумал? Отвечай сейчас же!

— О, очень просто! — сказал Джулиан. — Разрешите предложить вам меню нашего ужина — хлеб и сыр, миссис Стик, хлеб и сыр.

Миссис Стик резко встала и, занеся для удара руку, подалась вперед, чтобы догнать Джулиана. Но на неё мгновенно набросился Тимоти и громко щелкнул зубами в воздухе.

— Ой, ой! — завопила миссис Стик. — Твой пес чуть не откусил мне руку! Когда-нибудь я с ним расправлюсь, вот увидишь!

— Сегодня вы уже пытались это сделать, не правда ли? — спокойно сказал Джулиан, пристально глядя в лицо рассерженной женщины. — Тут дело для полиции. Берегитесь, миссис Стик, я твердо решил сходить завтра в полицию.

И так же как прежде, упоминание о полиции словно бы испугало миссис Стик. Оглянувшись на мужа, она попятилась. У Джулиана мелькнула мысль, что этот тип, возможно, где-то набедокурил и теперь скрывается от полиции. Он ведь ни разу не вышел из дому.

С победоносным видом Джулиан прошествовал по коридору. Тимми шел следом, сильно разочарованный, что ему не удалось хоть разок цапнуть Вонючку. Войдя в гостиную, Джулиан осторожно поставил на стол принесенные яства.

— Ура! — сказал он. — Глядите, что я раздобыл! Это ужин, который предназначался семейке Стиков! — И он рассказал друзьям, как все произошло, чем сильно насмешил всю компанию.

— И как это ты сумел столько им наговорить? — с восторгом спросила Энн. — Не удивляюсь, что они совсем обалдели. А здорово, Джулиан, что у нас есть Тимми, чтобы нас защищать!

— Да, без Тимми я вполовину не был бы таким храбрым, — сказал Джулиан.

Ужин был на славу. Взяли в буфете ножи и вилки, нашлись там и десертные тарелки — не понадобилось за ними идти на кухню. После чаепития осталось немного хлеба, так что поели ребята сытно и с большим аппетитом.

— Жаль, Тимми, что нельзя тебе дать куриные косточки, — сказала Джордж. — Они ведь могут расщепиться и поранить тебя. Зато все объедки будут твои. Смотри, ничего не оставляй Вонючке.

Тимми и не думал оставлять. В два-три приема он очистил тарелку, потом уселся в ожидании кусочков пряника, которыми его угощали дети.

После вкусного и сытного ужина ребята развеселились. Курицу прикончили очень быстро, осталась только горсточка костей. И помидоры были съедены, и хлеб весь до крошки, но с особенным удовольствием полакомились они пряником.

Был уже поздний час. Энн зевнула, за ней зевнула и Джордж.

— Пойдемте спать! — сказала Джордж. — У меня нет охоты играть в карты или во что-то еще.

Итак, все отправились спать, и, как обычно, Тимми улегся в ногах у Джордж. Некоторое время он не спал, уши его настороженно ловили доносившиеся снизу шумы. Он слышал, как семейство Стиков поднялось в спальни. Слышал, как они закрывали двери. Слышал, как тихонько проскулила Вонючка. Затем наступила тишина. Тимми положил голову на лапы и уснул, но одно его ухо было поднято, он был начеку. Тимми, как и его друзья, нисколько не доверял этим Стикам!

Проснулись дети ранним утром. Первым открыл глаза Джулиан. Подойдя к окну, он выглянул наружу. Небо было бледно-голубое, по нему плыли розовые облака. Море было тоже голубое, спокойное, гладкое. Джулиану вспомнились слова Энн — она любила повторять, что ранним утром мир имеет такой вид, будто его только что выстирали, такой он чистый, свежий, обновленный!

Перед завтраком все ребята искупались, но на сей раз они вернулись домой в половине девятого, опасаясь, что отец Джордж может опять позвонить раньше назначенного времени. На лестнице Джулиан увидел миссис Стик и крикнул ей:

— Дядя ещё не звонил?

— Нет, — угрюмо ответила она. Она-то надеялась, что телефон позвонит, пока ребята купаются, тогда она бы, как вчера, взяла трубку первая и сказала бы то, что ей надо.

— Теперь мы хотели бы позавтракать, — сказал Джулиан. — Причем хорошо позавтракать, миссис Стик. Дядя может спросить нас, что мы ели на завтрак. Так ведь? Все возможно, знаете ли.

Миссис Стик, вероятно, подумала, что если она подаст им на завтрак только хлеб и масло, то Джулиан это расскажет дяде, поэтому очень скоро дети услышали чудесный запах жарящегося бекона. И правда, миссис Стик принесла его на блюде с гарниром из помидоров. Злобно стукнув, она поставила блюдо на стол, где уже стояли тарелки. За ней Эдгар внес чайник и поднос с чашками и блюдцами.

— Ах, и милый наш Эдгар здесь! — тоном приятного удивления сказал Джулиан. — Наш милый Прыщеватик!

— А пошел ты! — рявкнул Эдгар и со стуком поставил чайник на стол. Тимми зарычал, и Эдгара как ветром сдуло.

Джордж не хотела завтракать. Джулиан положил её порцию бекона обратно на подогретое блюдо и прикрыл его тарелкой. Он понимал, что она ждет новостей. Наверно, скоро зазвонит телефон — тогда она узнает, стало ли лучше её матери или нет.

Длинный звонок раздался, когда они все были увлечены едой. Звонок ещё не смолк, а Джордж уже подбежала к телефону и взяла трубку.

— Отец? Да, это я, Джордж. Как там мама? — Наступила пауза — Джордж слушала. Остальные перестали есть и молча прислушивались, ожидая, что скажет Джордж. По первым её словам они узнают, сообщили ей хорошие новости или дурные.

— О, я так рада, так рада! — услышали они ответ Джордж. — Что? Вчера ей сделали операцию? Вы никогда мне не говорили! Но теперь все хорошо, так ведь? Бедная мамочка! Передай ей от меня привет. Я очень хочу её увидеть. Отец, неужели мне нельзя приехать?

Очевидно, ответ был отрицательный. Джордж ещё немного послушала, потом произнесла несколько слов и, попрощавшись, побежала в гостиную.

— Вы слышали? — радостно сказала она. — Маме лучше. Теперь она поправляется и скоро приедет домой, примерно дней через десять. Отец не вернется, пока не сможет приехать вместе с ней. Так что новости неплохие — плохо лишь то, что мы не можем избавиться от этих Стиков!

ПЛАН ДЖОРДЖ

Миссис Стик слышала разговор по телефону — по крайней мере, слышала то, что говорила Джордж. Она узнала, что матери Джордж стало лучше и что отец не возвратится, пока не сможет привезти домой её мать. И будет это примерно через десять дней! А до тех пор можно потешиться вволю, чего уж там!

Джордж вдруг обнаружила, что у неё появился аппетит. Она с жадностью съела свой кусок бекона и кусочком хлеба вымазала все блюдо подчистую. Выпила три чашки чаю и наконец удовлетворенно откинулась на спинку стула.

— Теперь мне лучше, — сказала она. Энн взяла её за руку. Малышка так радовалась, что тетя стала поправляться. Этим противным Стикам не удастся испортить им каникулы! Но тут Джордж сказала нечто такое, отчего Джулиан нахмурился:

— Ну вот, теперь, когда я знаю, что мама поправляется, я могу прекрасно справиться со Стиками вместе с Тимми. Поэтому я хотела бы, чтобы вы уехали к себе домой и провели остаток каникул без меня. Обо мне не беспокойтесь.

— Замолчи, Джордж, — сказал Джулиан. — Мы уже об этом говорили. Я принял решение — и я его не изменю, так же как ты свое. Ты меня просто злишь.

— Пусть так, — сказала Джордж. — Я уже говорила, что у меня есть план, в котором вам, к сожалению, нет места, и вам лучше вернуться домой, хотите вы этого или нет.

— Не напускай таинственности, Джордж! — с нетерпением сказал Джулиан. — Что за необыкновенный план? Лучше бы рассказала о нем, нужны мы для него или не нужны. Ты что, нам не доверяешь?

— Конечно, доверяю. Но вы можете попытаться меня удержать, — мрачно сказала Джордж.

— В таком случае ты непременно должна рассказать, — с тревогой сказал Джулиан. Уж если Джордж вобьет себе что-то в голову, ей море по колено. Бог знает что она может натворить!

Но Джордж упрямо не желала ничего рассказывать. Джулиан в конце концов перестал настаивать, но про себя решил весь день не спускать глаз с Джордж. Если она захочет осуществить какой-то безумный план, ей придется это делать под его наблюдением!

А Джордж как будто и не собиралась осуществлять свой безумный план. Она опять пошла с друзьями купаться, потом погуляла с ними и покаталась на лодке. К острову Киррин ехать не пожелала, и ребята её не уговаривали, полагая, что она не хочет удаляться от берега на тот случай, если Эдгар будет звать её к телефону.

День стоял великолепный. Ребята снова накупили булочек с сосисками и фруктов и устроили на пляже пикник. Тимми получил чудесную мозговую кость, купленную у мясника.

— Мне надо кое-что купить, — сказала Джордж, когда подошло время чаепития. — Вы сходите и посмотрите, готовит ли миссис Стик для нас чай, а я сбегаю в лавку и — куплю то, что мне надо.

Джулиан сразу насторожился. Это что же, Джордж отсылает их, чтобы самой приняться за осуществление своего таинственного плана?

— Я пойду с тобой, — сказал Джулиан, вставая. — Подразнить миссис Стик вместо меня может Дик, и Тимми он возьмет с собой.

— Нет, нет, иди ты, — сказала Джордж. — Я мигом сбегаю.

Но Джулиан твердо решил не уходить. В конце концов все они пошли с Джордж — Дик не хотел идти на переговоры с миссис Стик без Джулиана или Джордж.

В небольшом универсальном магазинчике Джордж купила новую батарейку для фонаря. Еще она приобрела два коробка спичек и бутылку денатурата.

— Для чего это тебе? — с удивлением спросила Энн.

— Да так, может пригодиться, — сказала Джордж и больше ничего не объяснила.

Потом все возвратились в Киррин-коттедж. Ну и дела! Чайник с горячим чаем уже стоял на столе! Правда, угощенье было незавидное — только хлеб да джем, но съедобные.

В тот вечер пошел дождь. Усевшись вокруг стола, дети играли в карты. Настроение у них теперь, когда они узнали хорошие новости о матери Джордж, было получше. В разгар игры Джулиан встал и позвонил в колокольчик. Ребята уставились на него.

— Зачем ты позвонил? — спросила Джордж, удивленно округлив глаза.

— Чтобы миссис Стик принесла нам что-нибудь на ужин, — усмехаясь, сказал Джулиан. Но на зов колокольчика никто не откликнулся. Джулиан позвонил ещё раз и еще.

Наконец, дверь кухни открылась и в коридоре послышались шаги миссис Стик. Она вошла в гостиную — разумеется, злая-презлая.

— Прекрати трезвонить! — сердито сказала она. — Стану я бегать к вам на каждый звонок!

— Я позвонил, чтобы попросить вас принести нам ужин, — сказал Джулиан. — Но если вы полагаете, что лучше мне самому пойти и взять еду в кладовке — вместе с Тимми, — как я сделал вчера вечером, я готов. А если вы не согласны, тогда принесите ужин вы — только хороший!

— Если ты опять будешь красть еду из моей кладовки, я… я… — начала миссис Стик.

— Вы вызовете полицию! — закончил Джулиан вместо нее. — Превосходно! Мы все будем очень рады. Я уже вижу, как наш местный полисмен записывает в блокнот все подробности. А я могу их предоставить великое множество.

Миссис Стик что-то злобно пробормотала, пронзила взглядом Джулиана, словно желая его убить, и удалилась по коридору. По стуку и звону посуды в кухне ребята догадались, что она готовит ужин. Сдавая карты, Джулиан удовлетворенно улыбался.

Ужин был не такой роскошный, как накануне, но все же сносный. Немного ветчины, сыра и остатки молочного пудинга. И ещё тарелка вареного мяса для Тимоти.

— Уберите это! — сказала Джордж, подозрительно глянув на тарелку. — Ручаюсь, вы опять подсыпали отраву. Уберите сейчас же!

— Нет, напротив, оставьте! — сказал Джулиан. — Я завтра отнесу это мясо здешнему аптекарю и попрошу сделать анализ. Если, как полагает Джордж, мясо отравлено, аптекарь сможет сообщить нам о-очень интересные вещи.

Не говоря ни слова, миссис Стик унесла тарелку.

— Жуткая особа! — сказала Джордж, прижимая к себе Тимоти. — Ух, как я её ненавижу! И я так боюсь за Тимми!

В общем, вечер был испорчен. Когда стемнело, ребятам захотелось спать.

— Десять часов, — сказал Джулиан. — Я думаю, всем пора ложиться. Энн уже давно надо было быть в кроватке. Она не доросла до того, чтобы сидеть так поздно.

— Вот еще! — с возмущением сказала Энн. — Мне почти столько лет, сколько Джордж. Разве я виновата, что я чуть-чуть моложе?

— Ладно, ладно! — смеясь, сказал Джулиан. — Я не собираюсь отправлять тебя спать одну, не обижайся. В этом доме мы должны держаться все вместе, пока тут хозяйничают эти Стики. Пошли! Всем — спать!

Ребята за день здорово устали. Они много плавали, гуляли, гребли. Джулиан некоторое время боролся со сном, но и он вскоре заснул.

Вдруг он проснулся — ему послышался какой-то шум. Но нет, в доме было тихо. Что это мог быть за шум? Может, кто-то из Стиков бродит по дому? Нет, вряд ли — Тим своим лаем поднял бы всех на ноги. Тогда что это было? Ведь что-то его разбудило!

«А что, если это Джордж принялась за осуществление своего плана?» — подумал Джулиан. Он сел, нащупал халат, надел его. Стараясь не разбудить Дика, подкрался к комнате девочек и посветил фонариком, чтобы убедиться, что у них все в порядке.

Энн лежала на кровати и сладко спала. Однако кровать Джордж была пуста. И одежды Джордж не было!

— Ох, черт! — тихонько выругался Джулиан. — Куда она отправилась? Неужели вздумала поехать к своей маме!

Луч фонарика осветил белый конверт, приколотый к подушке Джордж. Джулиан на цыпочках подошел к её кровати. Крупными буквами на конверте было написано «ДЖУЛИАНУ».

Джулиан раскрыл его и прочитал следующее:

«Дорогой Джулиан! Пожалуйста, не сердись на меня! Я не могу оставаться в Киррин-коттедже, боюсь, что Стики отравят Тимми. Ты же понимаешь, мое сердце этого не выдержит. Поэтому я отправляюсь на наш остров, буду там жить одна, пока не вернутся мама и папа. Прошу тебя, напиши для отца записку и сообщи ему мою просьбу: когда они возвратятся, пусть Джим подъедет к острову с красным флажком на мачте. Тогда я вернусь домой. А тебе, Дику и Энн теперь, когда я от вас уехала, надо вернуться к родителям. Раз меня не будет, очень глупо было бы вам оставаться в Киррин-коттедже со Стиками.

Любящая тебя Джордж».

Джулиан внимательно прочитал письмо. «Ну как же это я не догадался, что у неё именно такой план! — сказал он себе. — Вот почему нам в нем вот места! Она задумала уехать одна с Тимми. Но я не могу этого допустить. Ей нельзя так долго жить одной на острове. Она может захворать. Может поскользнуться на скалах и покалечиться, и никто даже знать не будет!»

Он не на шутку был встревожен и, опасаясь за упрямую девочку, стал размышлять, что теперь делать. Разбудивший его шум, наверно, донесся до него, когда Джордж уходила из дому. Стало быть, далеко уйти она не могла. Если он очень быстро спустится на берег, то, возможно, ещё застанет там Джордж и остановит её.

И как был, в халате, он пустился бежать по подъездной аллее, выбежал за ворота и со всех ног помчался к заливу. Дождь перестал, на небе замерцали звезды. Однако ночь была темная, не лунная.

«Как это Джордж надеется в такой темноте пробраться между скал, — подумал он. — Сумасшедшая! Она разобьет лодку о камни и утонет».

Он бежал во мраке и сам с собою разговаривал вслух:

— Вот почему ей понадобилась новая батарейка для фонарика и спички, а денатурат, наверно, для спиртовки! Но почему ж она не могла рассказать нам? Мы бы с удовольствием поехали с ней.

Вот и берег. В том месте, где обычно стояла Джордж, он увидел свет фонарика. Джулиан побежал туда, увязая в мягком сыром песке.

— Джордж! Дуреха! Не вздумай уезжать одна, среди ночи! — закричал Джулиан.

Джордж в это время сталкивала лодку в воду. Услышав голос Джулиана, она вздрогнула.

— Ты меня не сможешь удержать! — сказала она. — Я уже отчаливаю!

Но Джулиан, зайдя в воду по пояс, ухватился за борт лодки.

— Джордж, послушай! Тебе нельзя так ехать! Ты разобьешься о камни. Возвращайся!

— Ни за что! — упрямо ответила Джордж. — Уезжай к себе домой, Джулиан. За меня не беспокойся. Отпусти лодку!

— Почему ты не рассказала мне о своем плане, Джордж? — спросил Джулиан, едва удержавшись на ногах под ударом накатившей волны. — Ух, черт бы побрал эти волны! Сейчас я заберусь в лодку.

Перевалившись через борт, он очутился в лодке. Джордж он не видел, но чувствовал, что она не сводит с него глаз. Тимми облизывал его мокрые ноги.

— Ты все мне испортил! — сказала Джордж, и от волнения голос у неё надломился.

— Вовсе нет, глупенькая! — мягко сказал Джулиан. — Послушай меня! Сейчас мы вернемся в Киррин-коттедж, и я даю тебе торжественное обещание, что завтра мы все поедем на остров. Поняла? Все четверо. А почему бы нам не поехать? Твоя мама сказала, что мы можем провести там неделю. Разве не так? Туда эта гнусная семейка не доберется. Мы будем там одни и отлично проведем время. Прошу тебя, Джордж, давай вернемся, а завтра поедем все вместе.

ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ

Наступила тишина, только слышался плеск волн о борта лодки. Но вот в темноте раздался звенящий радостью голос Джордж:

— О, Джулиан! Ты это всерьез? Ты и в самом деле хочешь поехать со мной? Я боялась, что у меня из-за этой затеи будут неприятности — ведь отец велел мне оставаться в Киррин-коттедже, пока он не вернется, — а ты же знаешь, как он сердится, когда его не слушаются. Но я была уверена — если я останусь дома, вы тоже останетесь, а я не хотела, чтобы эти гадкие Стики над вами измывались. Вот и решила уехать. Я не ожидала, что вы тоже поедете, ведь и вам бы тогда досталось! У меня и в мыслях не было звать вас.

— Нет, право, Джордж, иногда ты бываешь ужасно глупой! — сказал Джулиан. — Неужели мы побоялись бы домашних неприятностей? Главное, что мы были бы все вместе и друг другу помогали бы! Конечно, мы поедем с тобой и я возьму на себя всю ответственность за наш побег, скажу твоему отцу, что во всем виноват я.

— Нет, ты этого не сделаешь, — живо отозвалась Джордж. — Я скажу, что идея была моя. Если я поступаю плохо, то не боюсь в этом признаться. Ты это знаешь.

— Ладно, не будем спорить, — сказал Джулиан. — У нас впереди, по меньшей мере, неделя или дней десять на острове, чтобы поспорить всласть. Сейчас главное — вернуться, разбудить наших хоть на часок и спокойно, в ночной тишине, обсудить твой план. Должен признать, идея у тебя очень, ну просто очень хорошая!

— Ох, Джулиан, я готова обнять тебя! — с восторгом сказала Джордж. — Да где ж эти весла? А, вот они! Лодка сама по себе ушла довольно далеко.

Она быстро подгребла к берегу. Джулиан выпрыгнул из лодки и с помощью Джордж вытянул её на песок. Посветив фонариком в лодку, он не мог сдержать возглас удивления.

— Ну и ну! Да у тебя тут целый склад! — сказал он. — Хлеб, ветчина, масло и ещё много всякого добра! Как ты ухитрилась все это раздобыть и не попасться на глаза милейшей миссис Стик вчера вечером? Ты спускалась вниз и набрала все это в кладовке?

— Да, верно, — сказала Джордж. — Но вечером на кухне никого не было. Должно быть, мистер Стик отправился спать наверх. Или вернулся на свой корабль. В общем, когда я туда вошла, там не было ни души, даже Вонючки я не видела.

— Пожалуй, мы все твои запасы оставим здесь, — сказал Джулиан. — Сложи их в сундучок и запри на ключ. Никто не догадается, что там что-то есть. Если мы хотим пожить на острове, придется ещё поднакопить продуктов. Ух, и славно же нам будет!

Радостные, возбужденные, направились они домой. Мокрый халат прилипал к ногам Джулиана, и он подоткнул полы повыше, чтобы не мешали шагать. Тимоти скакал галопом вокруг, его, казалось, ничуть не удивляли их ночные похождения.

Возвратясь домой, они разбудили Дика и Энн, и те с удивлением выслушали рассказ о событиях этой ночи. Энн, восхищенная, что все они будут жить на острове, громко завопила:

— Ой как здорово! Ничего лучше и не придумаешь! Ой, я думаю…

— Молчи! — громким шепотом прошипели три голоса. — Ты разбудишь Стиков!

— Извините, — прошептала Энн. — Но, право, это так замечательно!

Они начали обсуждать дальнейшие действия.

— Если мы уедем на неделю или на десять дней, нам понадобится куча всяких вещей, — сказал Джулиан. — Сумеем ли мы раздобыть продуктов на такой долгий срок, вот в чем вопрос. Даже если мы опустошим кладовку, я сомневаюсь, хватит ли нам еды на целую неделю. У нас у всех такой хороший аппетит!

— Слушай, Джулиан, — сказала Джордж, внезапно что-то вспомнив. — Я знаю, что делать. У мамы в комнате стоит буфет с припасами. Она там держит десятки банок всяческих консервов на тот случай, если зимою нас занесет снегом и нельзя будет добраться в поселок. Раз или два такое бывало. Я знаю, где у мамы спрятан ключ. Мы ведь можем открыть буфет и взять там несколько банок? — Разумеется! — весело воскликнул Джулиан. — Я уверен, что тетя Фанни не будет сердиться. А если вдруг рассердится, мы можем составить список того, что взяли, и возместим недостачу. Скоро у меня день рождения, и мне, конечно, подарят деньжат. — Где же этот ключ? — прошептал Дик.

— Пойдемте в мамину комнату, и я покажу вам, где она его держит, — сказала Джордж. — Надеюсь, она не взяла его с собой.

Но мать Джордж, когда уезжала, слишком плохо себя чувствовала, чтобы думать о каких-то ключах от буфета. Джордж порылась в глубине ящика в туалетном столике и вытащила два ключа, связанные тонкой веревочкой. Попробовала один, потом второй. Второй подошел, и дверца буфета открылась.

Джулиан посветил фонариком. В буфете было полно самых разных консервных банок, они стояли аккуратно расставленные на полках.

— Вот это да! — сверкая глазами, воскликнул Дик. — Суп, банки с мясом, фрукты, сгущенное молоко, сардины, сливочное масло, печенье, овощные консервы! Здесь есть все, что нам надо!

— Да, конечно! — сказал Джулиан. — Просто замечательно! Возьмем все, что сумеем унести.

Джордж, есть тут какая-нибудь сумка или, лучше, две сумки?

Вскоре банки были плотно уложены в две сумки. Дверцу буфета снова заперли на ключ, и дети тихонько вернулись в свои комнаты.

— Ну что ж, главная проблема — с питанием — решена, — сказал Джулиан. — Но поход в кладовку мы тоже сделаем, возьмем, сколько там есть, хлеба и печенья. А как с водой, Джордж? Вода на острове есть?

— Я думаю, вода есть в том старом колодце, — задумчиво сказала Джордж, — но без ведра или чего-то вроде него мы до неё не доберемся. Я взяла с собой большую канистру со свежей водой, но теперь нам надо бы их взять две или три, раз мы едем все. Я знаю, где они стоят, совсем новые и чистые.

Итак, они наполнили свежей водой несколько канистр и поставили их рядом с сумками, чтобы потом отнести в лодку. А как здорово было заниматься этими приготовлениями среди ночи! Энн с трудом удавалось говорить шепотом, и ещё удивительно, что Тимоти даже ни разу не тявкнул, — видимо, понимал, что дела творятся нешуточные.

В кладовке оказалась банка со свежеиспеченными коржиками — её прибавили к куче, которая уже образовалась в саду. Нашелся и изрядный кусок сырого мяса. Джордж обернула его куском ткани и тоже положила на кучу, строго наказав Тимоти, что если он хотя бы понюхает, то его оставят дома!

— Я захватила мою спиртовку — кипятить воду или что-то разогревать, — прошептала Джордж, — Она в лодке. Для неё я и покупала денатурат. А вы не догадались? И спички — чтобы зажигать спирт. А как насчет свечей? Мы же не можем все время светить фонариками: батарейки скоро выйдут из строя.

В кухонном буфете они нашли пачку свечей, чайник, кастрюлю, несколько старых ножей, вилок и ложек и много других мелочей, которые, по их мнению, могли пригодиться. Набрели ещё на бутылки с лимонадом — вероятно, припасенные Стиками для их собственного употребления.

— Все это куплено на деньги моей мамы! — сказала Джордж. — Ну что ж, захватим и лимонад. Будет очень приятно в жаркий день попить лимонаду.

— А где мы там будем спать ночью? — спросил Джулиан. — В той разрушенной части старого замка, где уцелела только одна комната с потолком и стенами?

— Именно там я и собиралась спать, — сказала Джордж. — А постель думала сделать из вереска, который растет на острове, и накрыть его одним-двумя ковриками — их я уже принесла в лодку.

— Захватим все коврики, какие найдем, — сказал Джулиан. — И несколько диванных подушек, они нам заменят обыкновенные. Ну скажи, разве ж у нас не потрясающие приключения! Слов нет, до чего интересно! Я чувствую себя как узник, вырвавшийся на свободу. Вот удивятся-то наши Стики, когда обнаружат, что нас нет!

— Да, вот что! — озабоченно сказала Джордж. — Надо решить, что мы им скажем. Нам совсем ни к чему, чтобы они посылали людей на остров и пытались увезти нас обратно. Я думаю, они не должны знать, куда. мы отправились.

— Это мы обсудим потом, — сказал Дик. — Сейчас наша задача — перенести все в лодку, пока ещё темно. Скоро уже рассветет.

— Как мы перетащим все это в лодку Джордж? — сказала Энн, глядя на гору всякого добра и освещая её своим фонариком. — Нам это не унести!

Да, гора была внушительная. Как обычно, Джулиан нашел выход.

— Есть у вас тачки? — спросил он у Джордж. — Если нам удастся уместить все это на две тачки, мы без труда все увезем за один раз. Чтобы не было шума, тачки можно катить по песчаной обочине дороги.

— Отличная мысль! — радостно сказала Джордж. — Жаль, что я раньше до этого не додумалась. Когда я перетаскивала свои запасы, мне пришлось раз пять сходить к лодке и обратно. В чулане у нас есть две тачки, мы их возьмем. У одной колеса визжат, но будем надеяться, что никто не услышит.

Однако визг колес услышала Вонючка, лежавшая в углу спальни миссис Стик. Она наставила уши и тихо зарычала. Лаять же не посмела: боялась разбудить Тимоти. Миссис Стик её рычания не услышала — спала как убитая. И могло ли ей прийти в голову, что творится там, внизу?

Наконец, все запасы были перенесены в лодку. Оставлять их без присмотра ребята не хотели и решили, что в лодке останется Дик — ляжет на коврики и будет себе спать. Прежде чем уходить с берега без Дика, они с минуту постояли, обдумывая дальнейшее.

— Надеюсь, мы ничего не забыли, — наморщив лоб, сказала Джордж. — Ух, черт! Вспомнила! Мы забыли взять консервный ножик да ещё открывалку для лимонада. Бутылки ведь закрыты жестяными крышечками, без открывалки не откупоришь.

— Эти мелочи мы унесем в карманах, — сказал Джулиан. — Помнится, я их видел в ящике буфета. До свиданья, Дик. Мы скоро вернемся и тогда отчалим. Надо ещё купить хлеба у булочника, как только он откроет свою лавку, — хлеба у нас с собой маловато, да ещё надо бы взять у мясника хорошую большую кость для Тимми. В лодке Джордж уже есть для него сумка с печеньем.

Втроем вместе с Тимми они направились к дому, оставив Дика в лодке, — он с удобством разлегся на ковриках. Вскоре Дик уснул, лежа навзничь, лицом к небу, усыпанному звездами, которые уже начали гаснуть.

По дороге ребята обсуждали, что скажут Стикам.

— Думаю, не надо ничего им говорить, — решительно сказал Джулиан. — Мне вовсе не хочется говорить им заведомую ложь, но я также не намерен говорить им правду. Я знаю, что делать. С вашей станции около восьми утра отходит поезд, на котором мы бы уехали, если бы надумали вернуться домой. Найдем дома расписание, оставим его раскрытым на столе в столовой, как будто мы искали там свой поезд, а потом двинемся все через болото, которое за домом, словно идем на станцию.

— Правильно! Тогда они подумают, что мы сели на поезд, чтобы ехать домой, — сказала Энн. — Они никогда не догадаются, что мы сбежали на остров.

— Есть тут человек, которому можно доверить письмо? Но только очень надежный человек? — спросил Джулиан.

— Есть один, он сын рыбака, зовут его Альф, — сказала Джордж после долгого раздумья. — Он, случалось, присматривал за Тимом вместо меня, когда мне не разрешали держать Тима дома. Я уверена, что он нас не выдаст.

— Тогда, прежде чем уезжать, заглянем к Альфу — сказал Джулиан. — А теперь давайте найдем расписание и положим его на стол на самом видном месте.

Отыскав расписание, они открыли его на нужной странице и подчеркнули в таблице тот поезд, которым могли бы уехать домой. Консервный ножик и открывалку тоже нашли и сунули их в карманы. Джулиан ещё прихватил два-три коробка спичек — тех двух, что взяла Джордж раньше, он считал, хватит ненадолго.

Тем временем рассвело, яркий солнечный свет озарил весь дом.

— Интересно, открыл ли булочник свою лавку? — сказал Джулиан. — Надо все же пойти посмотреть. Сейчас около шести.

Они пошли к булочнику. Лавка ещё не открылась, но хлеб уже был испечен. Булочник сидел возле лавки, грелся на солнце. Хлеб он испек ночью, чтобы утром продавать совсем свежий. Он улыбнулся детям.

— Раненько вы сегодня! — сказал он. — Хотите купить хлеба? Сколько вам буханок? Шесть? Боже милостивый, зачем так много?

— Чтобы есть, — усмехаясь, сказала Джордж. Джулиан уплатил за шесть большущих буханок, затем они пошли к мяснику. Лавка мясника тоже ещё не была открыта, но сам мясник был на месте, подметал возле неё дорогу.

— Можно у вас купить для Тимми кость, только самую большую? — спросила Джордж. Подходящая кость нашлась, и Тимми с жадностью посмотрел на нее. Такой кости ему хватит не на один день, уж это точно!

— Теперь, — сказал Джулиан, когда они направились к лодке, — уложим все это поаккуратней, потом вернемся домой и немного пошумим, чтобы Стики знали, что мы в доме. А потом мы, ничего им не говоря, выйдем из дома и пойдем через болото, и я надеюсь, они подумают, что мы ушли на поезд.

Разбудили Дика, который ещё спал в лодке сладким сном, и уложили буханки и кость.

— Отведи лодку в ближайшую бухточку, — сказала Дику Джордж. — Сумеешь это сделать? Так, чтобы никто нас с берега не видел. Рыбаки сейчас ушли в море на рыбную ловлю. Если через часок мы отчалим, никто не увидит. Мы скоро вернемся.

Они опять пошли домой и стали шуметь, будто только что встали. Джордж свистела, подзывая Тимми, Джулиан распевал как мог громче. Затем, громко хлопнув дверьми, они вышли из дому и направились по тропинке через болото, так что из кухонного окна это было очень хорошо видно.

— Надеюсь, Стики не заметят, что с нами нет Дика, — сказал Джулиан, видя, что из окна на них пристально глядит Эдгар. — Небось подумают, что он ушел вперед.

Так они шли по тропинке, пока не спустились в котловину, где их из Киррин-коттеджа уже никто не мог увидеть. Тут они свернули на другую тропинку, к бухте, куда Дик должен был отвести лодку. Да, Дик был там и с нетерпением ждал их. — Теперь поплыли! — воскликнул Джулиан с волнением. — Начинаются приключения!

СНОВА НА ОСТРОВЕ КИРРИН!

Все залезли в лодку. Тимоти, легко запрыгнув в нее, сразу побежал на нос, где обычно было его место. От возбуждения язык у него вывалился из пасти. Он хорошо понимал, что происходит что-то важное и он тоже в этом участвует! Не удивительно, что он тяжело пыхтел и усиленно вилял хвостом.

— Отправились! — сказал Джулиан, берясь за весла. — Энн, подвинься немного в сторону — а то из-за нашего груза лодка сильно накренилась. Дик, сядь рядом с Энн, чтобы поддерживать равновесие. Теперь хорошо. Вперед!

И они поплыли. Лодка слегка покачивалась на волнах. Море были спокойное, однако волосы на головах детей трепал довольно сильный бриз. О борта лодки, приятно журча и булькая, плескались мелкие волны. Дети чувствовали себя совершенно счастливыми. Никто ими не помыкал. Они сбежали от противного семейства Стиков. Они будут жить на острове Киррин среди кроликов, и чаек, и галок.

— Вам не кажется, что свежий хлеб ужасно вкусно пахнет? — спросил всегда голодный Дик. — Нельзя ли отломить по кусочку, как вы думаете?

— Ладно, давайте! — сказала Джордж. И они отломили по кусочку с ещё теплой, коричневой, поджаристой корочкой, дали и Джулиану, сидящему на веслах, и все принялись жевать восхитительный свежий хлеб. Тимми тоже получил свою порцию, но она исчезла в тот же миг, как попала к нему в пасть.

— Ну и смешной наш Тимми! — сказала Энн. — Он ест совсем не так, как мы, а как будто пьет — возьмет кусок в пасть и сразу глотает, будто воду.

Ребята рассмеялись.

— Пожалуй, кости он не пьет, — сказала Джордж. — Их он ест по всем правилам, грызет и гложет целыми часами. Правда, Тимоти?

— Гав! — согласился Тимоти. Он все поглядывал на то место, где лежала огромная кость, и был не прочь заняться ею сейчас. Но ребята ему не дали. Они боялись, что он её выронит за борт, а это было бы очень досадно.

— Думаю, никто не заметил, как мы отплыли, — сказал Джулиан. — И никто не знает куда. Конечно, кроме Альфа, этого мальчика-рыбака. Ты же о нем слышал, Дик. Ему мы сказали, что уезжаем на остров, а больше никому.

По дороге к бухте они заглянули к Альфу и застали мальчика на задворках дома. Мать его куда-то отлучилась, отец ушел в море на промысел. Они открыли Альфу свою тайну, и он кивнул своей вихрастой головой, торжественно пообещав никому ничего не говорить. Он явно был очень горд таким доверием.

— Когда вернутся мои родители, ты сразу дашь нам знать, — сказала Джордж. — Подплывешь к острову как можно ближе и покричишь нам. Ты-то сумеешь подплыть ближе, чем кто-либо другой!

— Все выполню, — сказал Альф, которому очень хотелось поехать с ребятами.

— Так что. Дик, если случайно тетя Фанни приедет домой раньше, чем мы ожидаем, — сказал Джулиан, продолжая грести, — мы сразу узнаем и вернемся. По-моему, мы все очень хорошо продумали.

— Согласен, — сказал Дик. Он обернулся лицом к острову — они уже к нему приближались. — Может быть, теперь пусть на весла сядет Джордж и проведет лодку?

— Конечно, — сказала Джордж. — Теперь начинается трудный участок — придется лавировать между камнями. Пусти меня на весла, Джулиан.

Она взялась за весла, и друзья с восхищением смотрели, как девочка искусно проводит лодку между подводными и торчащими над водой камнями. Да, Джордж это делала мастерски. С нею они чувствовали себя вполне спокойно.

Лодка проскользнула в небольшую бухту. Это была прекрасная естественная гавань — волны тихо набегали на полосу песчаного берега. Высокие скалы ограждали бухту. Дети с нетерпением выскочили на берег, и четыре пары ребячьих рук охотно и быстро вытащили лодку на песок.

— Подтащим её повыше, — тяжело дыша, сказала Джордж. — В этой бухте иногда бушуют штормовые ветры — вы же знаете, они иногда налетают внезапно. Надо, чтобы лодка была в полной безопасности, даже при сильной буре.

Вскоре лодка уже лежала на боку, на самом высоком месте песчаной полосы. Отдуваясь и пыхтя, дети уселись рядом.

— Давайте здесь позавтракаем, — сказал Джулиан. — Мне что-то не хочется сразу же приниматься за разгрузку наших припасов. Возьмем то, что нужно для завтрака, и поедим тут, на теплом песочке.

Они взяли буханку свежего хлеба, немного ветчины, помидоров и банку джема. Энн достала ножи, вилки и тарелки. Джулиан открыл две бутылки лимонада.

— Недурной у нас завтрак, — сказал он, — а для голодного человека просто роскошный.

Они съели все, осталась лишь примерно треть буханки. Тимми получил свою кость и свое персональное печенье. Печенье он, похрустев, слопал сразу, затем уселся и с наслаждением стал глодать вкусную кость.

— Хорошо живется Тимми! Не надо ему ни тарелки, ни ножа, ни вилки, ни чашки! — сказала Энн, лежа на песке лицом к солнцу и чувствуя, что больше не в состоянии съесть ни крошки. — Если у нас всегда будет такая еда, все вперемешку, как здесь, на острове, я ни за что не вернусь домой. Кто бы мог подумать, что так вкусно есть ветчину с джемом и запивать лимонадом.

Тимми хотел пить. Высунув язык, он сидел и ждал, что Джордж даст ему попить. Лимонад ему не нравился.

— О, Тимми, — сказала Джордж, лениво глядя на него, — тебе хочется пить? Прости, миленький, но я, ей-Богу, не могу подняться. Придется тебе несколько минут подождать, пока я дойду до лодки и налью тебе воды.

Но Тимми не мог ждать. Он пошел к ближайшим скалам, не доступным для морских волн. В углублении среди камней он нашел лужицу дождевой воды и с жадностью её вылакал. Дети услышали, как он звучно лакает, и рассмеялись.

— Ну и умница наш Тимми! — пробормотала Энн. — Я бы никогда до этого не додумалась.

Полночи дети не спали и теперь, вкусно и сытно позавтракав, почувствовали, что их сильно клонит ко сну. Лежа на теплом песке, они один за другим заснули. Тимми глядел на них с удивлением. Теперь же не ночь! Почему же все они лежат и крепко спят? Ну что ж, собака тоже может спать в любое время суток! И Тимми улегся рядом с Джордж, положив голову ей на живот, и закрыл глаза.

Когда маленькая компания стала просыпаться, солнце стояло уже высоко. Первым проснулся Джулиан, потом Дик — обоим стало жарко, солнце здорово припекало. Зевая, мальчики сели.

— О Господи! — сказал Дик, глядя на свои обнаженные руки. — Я сильно обгорел. Ночью, наверно, не смогу спать. Привезли мы какой-нибудь крем?

— Да нет, — сказал Джулиан. — О креме не подумали. Но ты не огорчайся. К концу нашего пребывания здесь мы куда сильнее загорим. Солнце будет жарить немилосердно — на небе ни облачка!

Они разбудили девочек. Джордж столкнула голову Тимми со своего живота.

— Когда ты кладешь на меня свою тяжелую голову, у меня начинаются кошмары! — пожаловалась она. — Ох, ребята, да ведь мы на острове! Правда? Мне на минуту показалось, будто я лежу в постели дома, в Киррин-коттедже!

— Ух, и замечательная у нас жизнь! — сказала Энн с довольным видом. — Будем жить здесь долго-долго, совсем самостоятельно, в запасе у нас куча всяких вкусностей, можем делать все, что нам вздумается!

— Я думаю, милые Стики очень рады, что нас нет, — сказал Дик. — Прыщеватик может сидеть развалясь в гостиной и читать все наши книжки, какие захочет.

— И Вонючке никто не помешает бродить по всему дому и ложиться на любую кровать, и ей не надо бояться, что Тимми её проглотит живьем, — сказала Джордж. — Ну и пускай! Теперь, когда я на свободе, мне на них наплевать.

Как приятно было — лежать вот так и болтать обо всем, что в голову придет. Но вскоре Джулиан, который, уж если проснется, не мог долго сидеть без дела, поднялся и потянулся.

— Эй, вставайте! — сказал он друзьям. — Есть работа для лежебок!

— Работа? Что ты имеешь в виду? — с удивлением спросила Джордж.

— Как же! Надо разгрузить лодку и сложить наши продукты и вещи куда-нибудь, где их не замочит дождь, — сказал Джулиан. — И ещё надо решить, где мы будем спать, насобирать вереска для постелей и застелить их ковриками. Полно работы!

— Ну, давайте не сейчас, — сказала Энн, которой вовсе не хотелось вставать с теплого песка. Но друзья подняли её, и все принялись за разгрузку лодки.

— Давайте сходим посмотрим на замок, — сказал Джулиан. — И найдем ту комнату, где мы собираемся спать. Это помещение одно только и осталось, так что ошибиться будет трудно.

Они поднялись на скалы, ограждавшие бухту, и пошли по ним к старому разрушенному замку, стены которого высились в центре островка. Остановясь, ребята стали их рассматривать.

— Какие живописные руины! — сказал Дик. — Вот повезло нам! Имеем собственный остров и собственный замок! Только подумать, тут все наше!

Они смотрели через просвет большой выщербленной арки на отбитые ступени за нею. В замке когда-то были две красивые башни, но одна из них полностью разрушилась. Другая, довольно высокая, хотя и сильно обветшавшая, ещё стояла. Вокруг неё хлопотали, громко стрекоча, черные галки: чак, чак, чак! Чак, чак, чак!

— Красивые птицы! — сказал Дик. — Люблю их. Посмотри, Энн, какая у них серая полоска на затылке. Интересно, они когда-нибудь молчат?

— Думаю, что нет, — сказала Джордж. — Ой, глядите, кролики, и ещё более ручные, чем раньше.

Двор замка кишел крупными кроликами, которые уставились на ребят. Казалось, что и в самом деле их можно погладить, но когда дети приближались, кролики один за другим убегали.

Тимми был невероятно взволнован, хвост его непрерывно мотался из стороны в сторону. Ох, эти кролики! Почему нельзя на них поохотиться? Почему Джордж так их оберегает? Почему нельзя немного их погонять?

Но Джордж взяла его за ошейник и сурово сказала:

— Запомни, Тимми, не смей гонять даже самого крохотного кролика. Это мои кролики, все до одного.

— Наши, — поправила её Энн. Ей тоже хотелось владеть кроликами, равно как и замком и островом.

— Да, наши! — подтвердила Джордж. — Но пойдем же посмотрим на ту темную комнатушку, где мы будем спать ночью.

Ребята направились в ту часть замка, которая казалась менее разрушенной. Там и находилась уцелевшая комната. Они заглянули внутрь.

— Это она! — сказал Джулиан, — Но придется посветить фонариком. Здесь вместо окон одни щели, и темнота полная.

Он включил фонарик, и дети стали разглядывать комнату, где они намеревались спрятать свои вещи и устроиться на ночь.

— Ох, черт! — воскликнула Джордж. — Мы не сможем здесь жить! Смотрите, потолок-то обрушился. Прошлым летом он был цел.

Да, она была права. Джулиан направил луч фонаря на груду упавших камней, да и кругом на полу их валялось множество. Ясно, что пользоваться этой комнатой уже невозможно. Даже опасно — вид у неё был такой, словно в любую минуту камни опять посыплются.

— Проклятье! — сказал Джулиан. — Что же нам делать? Надо обязательно найти место, где можно сложить припасы и устроить ночлег.

ОСТОВ СТАРОГО КОРАБЛЯ

Такой удар! Их планы потерпели полный крах. Ребята знали, что в разрушенном замке нет другого помещения, пригодного для жилья. А им непременно надо найти какой-нибудь кров — погода пока стоит ясная, но в любой день может перемениться, пойдет дождь, а то и буря начнется.

— А штормы тут, на острове Киррин, бывают страшнейшие, — сказал Джулиан, вспоминая один-два случившиеся при нем. — Джордж, помнишь шторм, когда со дна подняло ту старую посудину?

— О да! — сказали вместе Джордж и Энн. И Энн ещё добавила: — Сходим посмотрим на старый корабль, если доберемся до него. Мне хочется увидеть, стоит ли он ещё на скале, как в прошлом году, когда мы его весь обшарили.

— Погоди, сперва мы должны обдумать, где будем спать, — твердо сказал Джулиан. — Вы, наверно, и не догадываетесь, что сейчас уже около трех часов. Там, на пляже, мы здорово поспали — дело понятное, устали после ночных волнений. А теперь надо найти надежное место, перетащить туда наши вещи, подготовить постели.

— Но где же его искать? — спросил Дик; — В этом старом замке нет другого закрытого помещения.

— А подземелье? — сказала Энн, вздрогнув. — Только я туда идти не хочу. Там так темно и страшно!

Спать в подземелье никому не хотелось. Дик, нахмурившись, глубоко задумался.

— А как насчет корабельного остова? — спросил он. — Вдруг там можно устроиться?

— Надо пойти взглянуть, — сказал Джулиан. — У меня нет большого желания жить на старой, сырой, гниющей развалине, но если она ещё торчит на скале, то возможно, что солнце её просушило и мы сможем там спать и держать припасы.

— Можем пойти и выяснить это, — сказала Джордж. И, выйдя из развалин замка, они направились к древней стене, его окружавшей. Отсюда должен быть виден остов корабля. Уже год, как его выбросило на скалы, и он прочно застрял на них.

Стоя на стене, ребята, озираясь, искали этот остов, но он оказался не там, где они предполагали.

— Эта посудина переместилась! — удивленно сказал Джулиан. — Вон она, смотрите, на тех скалах, теперь она оказалась ближе к берегу, чем была раньше. Бедная старая посудина! Этой зимой её здорово потрепало, правда? Теперь она ещё больше похожа на жалкий скелет корабля, чем в прошлое лето.

— Не думаю, что мы сможем там спать, — сказал Дик. — Вид у неё ужасно ветхий. Однако припасы наши, возможно, удастся там поместить. А знаете, мы сумеем пробраться к ней прямо по скалам.

— Да, наверно, сумеем, — сказала Джордж. — Прошлым летом до неё можно было добраться только на лодке, но теперь, когда наступил час отлива, я думаю, мы сможем подойти просто по скалам.

— Попытаемся через часок, — сказал Джулиан, предвкушая увлекательный поход. — Как раз начнется отлив и скалы обнажатся.

— А не пойти ли нам взглянуть на старый колодец? — сказал Дик, и они снова вернулись во двор замка. Прошлым летом они там обнаружили отверстие колодца, который уходил в недра скал, глубже уровня моря, и на дне его была хорошая пресная вода.

Дети стали искать колодец. Вот старая деревянная крышка. Они откинули её.

— Видите ступеньки железной лестницы, по которой я в прошлом году спускался? — сказал Дик, заглядывая внутрь. — Теперь поищем вход в подземелье. Лестница, что в него ведет, должна быть где-то поблизости.

Вход в подземелье тоже нашли, но, к их удивлению, он был прикрыт несколькими большими каменными плитами.

— Кто это сделал? — с тревогой спросила Джордж. — Не мы же. Кто-то здесь побывал!

— Наверно, туристы, — сказал Джулиан. — Помните, как нам показалось, будто мы видим дымок, вьющийся над островом? Вы же знаете, история про остров Киррин и старинный замок на нем, и подземелья, и сокровища, которые мы нашли в прошлом году, — обо всем этом печаталось в газетах. Предполагают, что какой-нибудь рыбак решил подзаработать и привез туристов и высадил их на остров.

— Как они посмели? — рассвирепев, воскликнула Джордж. — Я тут поставлю табличку с надписью: «Нарушителей границы частного владения ждет тюрьма». Я не желаю, чтобы по нашему острову шатались чужие люди.

— Ну ладно, не огорчайся из-за этих плит на входе в подземелье, — сказал Джулиан. — По-моему, никому из нас не хочется туда спускаться. Гляньте на беднягу Тимоти. Он с таким несчастным видом смотрит на кроликов. Ну разве не смешно?

Тимоти сидел позади столпившихся у входа в подземелье ребят и с мрачным видом наблюдал за кроликами, которые резвились во дворе. Он смотрел то на кроликов, то на Джордж, то снова на кроликов.

— Ничего не выйдет, Тимми! — твердо сказала Джордж. — Я своего решения не изменю. Гонять их на нашем острове тебе запрещено.

— Я думаю, он считает, что ты поступаешь с ним очень нечестно, — сказала Энн. — Ты же сказала, что он может сообща с тобой владеть четвертью острова, поэтому он уверен, что имеет право и на свою долю кроликов.

Ребята рассмеялись. Тимоти, помахав хвостом, с надеждой уставился на Джордж. Все пошли по двору, и вдруг Джулиан остановился.

— Смотрите! — с удивлением сказал он, указывая на землю. — Смотрите! Здесь кто-то побывал! Здесь разводили костер!

Ребята увидели на земле кучу золы — очевидно, здесь был костер. Тут же валялся затоптанный окурок. Сомнений быть не могло — кто-то побывал на острове!

— Если эти туристы появятся, я напущу на них Тимми! — гневно сказала Джордж. — Это наше владение, никто другой не имеет на него права! Тимоти, я запрещаю тебе охотиться здесь на кроликов, но разрешаю охотиться на любых двуногих существ, кроме нас! Понял?

— Гав! — сказал Тимми, соглашаясь и с готовностью виляя хвостом. Потом стал озираться, словно надеясь увидеть тех, на кого ему позволили поохотиться. Но никого чужого не увидел.

— Наверно, вода уже сошла и скалы обнажились, — сказал Джулиан. — Идемте посмотрим. Если я прав, то мы сможем забраться на них и попытаемся подойти к остову. Энн лучше с нами не ходить. Она может поскользнуться и упасть — а вокруг скал море прямо бурлит.

— Вот еще! Конечно, я пойду с вами! — возмущенно воскликнула Энн. — Вы можете точно так же свалиться, как и я.

— Ладно, я сперва посмотрю, опасно там или нет, — сказал Джулиан. Они перелезли через замковую стену и очутились на гряде скал, тянувшейся до моря, туда, где торчал остов корабля. Большие волны временами перекатывались через гряду, но опасности они, видимо, не представляли.

— Если будешь идти между мной и Диком, я согласен, Энн, — сказал Джулиан. — Но в трудных местах ты должна нам разрешать помогать тебе И не устраивать скандалов. Нам вовсе не хочется, чтобы ты свалилась в море и тебя унесло волнами.

И они осторожно пошли по гряде неровных скользких камней. Чем ближе подходили они к остову, тем быстрее снижался уровень воды; вскоре идти стало совсем безопасно, можно было не бояться, что тебя унесет волной. Наконец, они очутились возле старого корабля, к нему действительно удалось подойти по скалам — то, что прошлым летом было невозможно.

— Вот она, старая посудина! — сказал Джулиан, кладя руку на ребро остова. Да, корабль был немаленький. Теперь, стоя возле него, они в этом убедились. Он высился перед ними, облепленный толстым слоем ракушек и водорослей, и пахло от него плесенью и ветхостью. Нижняя его часть была в воде, но верхняя возвышалась над её поверхностью, даже когда прилив достигал высшей точки.

— Видно, зимой его швыряло туда-сюда, — сказала Джордж, осматривая остов. — В бортах намного больше дыр, чем было тогда. Правда? И кусок старой мачты отломился, и часть палубы провалилась. Сможем ли мы на неё забраться?

— У меня есть веревка, — сказал Джулиан и размотал обкрученную вокруг его туловища веревку. — Погодите, сейчас сделаю петлю и попробую её накинуть вон на тот столбик.

Он два или три раза забрасывал петлю, но никак не мог попасть на столбик. Джордж нетерпеливо отобрала у него веревку. С первого же броска ей удалось накинуть петлю. В таких делах она была очень ловка. «Намного ловчее, чем некоторые мальчишки», — подумала Энн.

А Джордж тем временем, как обезьянка, цепляясь за веревку, пробралась на палубу. Вот она уже стоит на наклонных скользких досках. Она едва не соскользнула с них, но успела уцепиться за торчащий обломок перил. Джулиан помог Энн забраться на палубу, потом и оба мальчика туда залезли.

— Фу, какой жуткий запах! — сказала Энн, морща нос. — Это все разбитые корабли так пахнут? У меня что-то нет охоты идти вниз, в каюты, как тем летом. Там, наверно, ещё хуже воняет.

Итак, Энн осталась на полусгнившей палубе, а остальные трое пошли на разведку. Они спустились в вонючие, заросшие водорослями каюты, зашли в каюту капитана, гораздо более просторную, чем прочие. Но было совершенно ясно, что им здесь не только спать не придется, но нет никакой надежды найти местечко для хранения припасов. Все вокруг было сырое и гнилое. Джулиан все время опасался, как бы у него нога не провалилась сквозь обшивку.

— Давайте поднимемся обратно на палубу, — сказал он. — Очень уж здесь противно, да ещё темно, хоть глаз выколи.

— Эй, все сюда, быстро! Я что-то нашла! — Оскальзываясь и спотыкаясь на наклонной палубе, ребята поспешили к Энн. Девочка стояла там, где её оставили, глаза у неё сверкали. Рукой она указывала на что-то в другом конце корабля.

— Что там? — спросила Джордж. — Что случилось?

— Смотрите! Когда мы в прошлый раз здесь были, мы этого не видели, я уверена! — сказала Энн, Остальные посмотрели в ту сторону. На другом конце палубы они увидели открытый шкафчик, в нем, кое-как засунутый, виднелся небольшой черный чемодан. Вот чудеса!

— Черный чемоданчик! — сказал Джулиан удивленно. — Нет, такого раньше не было. И он здесь не так давно, глядите, он совсем сухой и новенький! Чей же он? И зачем он здесь?

ПЕЩЕРА В СКАЛЕ

Ребята, осторожно ступая по скользкой палубе, направились к шкафчику. Дверцу его, очевидно, раньше прикрыли, чтобы спрятать чемодан, но затем она сама открылась, и чемодан оказался на виду.

Джулиан вытащил этот небольшой черный чемодан из шкафчика. Дети смотрели на него с изумлением. Зачем кому-то понадобилось прятать здесь чемодан?

— Может, это контрабандисты? — сверкая глазами, спросил Дик.

— М-да, возможно, — задумчиво сказал Джулиан, пытаясь расстегнуть ремни, скреплявшие чемоданчик. — Для контрабандистов здесь самое подходящее местечко. Если капитан судна знает, как подойти к острову, он может отправить сюда шлюпку с контрабандой, оставить его здесь и продолжать свой рейс с уверенностью, что явятся нужные люди и преспокойно подберут товар.

— Ты думаешь, что там, в чемоданчике, контрабанда? — с волнением спросила Энн. — Что же там может быть? Бриллианты? Шелк?

— Что-нибудь такое, за что надо платить пошлину, чтобы привезти в нашу страну, — сказал Джулиан. — Проклятые ремни! Никак их не отстегнешь!

— Дай я попробую! — сказала Энн, у которой были очень крепкие, ловкие пальчики. Она принялась за дело и вскоре вытащила ремни из пряжек. Но тут ребят ждало разочарование. Сам чемоданчик был крепко и надежно заперт. Два основательных замка было на нем, а ключей-то нет!

— Вот те на! — сказала Джордж. — Какая досада! Как же мы теперь откроем его?

— Открыть мы не сможем, — сказал Джулиан. — А взломать замки нельзя — тогда владельцы чемодана, кто бы они ни были, узнают, что их контрабанду обнаружили. Зачем же нам предупреждать контрабандистов, что мы разгадали их хитрую игру. Мы должны попытаться поймать их самих.

— Ох, здорово! — с восторгом воскликнула Энн, вся румяная от возбуждения. — Поймать контрабандистов! Джулиан, ты и впрямь думаешь, что мы сумеем это сделать?

— Почему бы нет? — сказал Джулиан. — О том, что мы здесь, никому не известно. Если мы, заметив приближающееся к острову судно, спрячемся, то сможем проследить за ним и за всем, что будет происходить дальше. Я склонен думать, что наш остров служит контрабандистам чем-то вроде перевалочного пункта для их товара. Интересно, кто же за ним сюда является? Наверно, кто-то из поселка Киррин или из его окрестностей.

— Вот здорово-то! — сказал Дик. — Стоит нам очутиться на острове, и всякий раз нас тут ждут захватывающие приключения! Наш Киррин прямо кишит ими.

— Я считаю, нам надо вернуться обратно по скалам, — сказал Джулиан, бросив взгляд за борт корабля и заметив, что начинается прилив. — Пошли скорей, не то прилив нас отрежет от суши и нам придется здесь выжидать много часов. Я спущусь по веревке первым. Потом ты, Энн.

Вскоре они, возвращаясь к замку, уже карабкались по скалам. И когда добрались до последней гряды камней, тянувшейся до высокого утеса на самом острове, Дик вдруг остановился.

— Что случилось? — спросила Джордж, пробиравшаяся вслед за ним. — Давай, иди вперед!

— Погляди, вон там, за той большой скалой, разве не пещера? — сказал Дик, указывая в ту сторону. — По-моему, ужасно похоже на пещеру. А если так, где мы найдем лучшее место для наших вещей и даже для ночлега, если только её не заливает водой.

— На Киррине нет никаких пещер! — начала было Джордж, но тут же запнулась. Там, куда указывал Дик, и в самом деле было что-то похожее на пещеру. Стоило бы проверить. По правде говоря, Джордж по этой гряде скал никогда не ходила, а потому и не могла заметить пещеру, находившуюся тут же за ними. А снизу, с земли, пещера эта не была видна.

— Ну что ж, пойдем посмотрим, — сказала Джордж. Они свернули немного в сторону и, вместо того чтобы возвращаться тем же путем, которым шли к старому кораблю, полезли по грудам камней к выступающей части утеса, в которой им виделась пещера.

Наконец они до неё добрались. Отвесные скалы заслоняли вход и наполовину её скрывали. Кроме как с той точки, откуда заметил её Дик, увидеть пещеру было совершенно невозможно. Уж очень хорошо она была упрятана.

— Да, это настоящая пещера! — с удовлетворением сказал Дик, входя в нее. — И какая замечательная!

Пещера действительно была чудесная. Пол её покрывал мелкий белый песок, мягкий, как пудра, и идеально сухой, — было ясно, что прилив сюда не доходит, разве что при очень сильных зимних бурях. С одной стороны вдоль стены тянулся широкий каменный уступ.

— Как будто нарочно для нас сделан, — радостно воскликнула Энн. — Мы можем здесь разложить все наши вещи. Какая прелесть! Давайте будем здесь жить и спать. Смотри, Джулиан, тут даже есть потолочное окошко для освещения!

Девочка указала вверх, и её друзья увидели, что в кровле пещеры есть просвет, через который виднелась вершина утеса. Совершенно ясно было, что где-то там, в возвышающемся над пещерой утесе, было отверстие, уходящее в глубину, в пещеру, оно-то и служило, как выразилась Энн, «потолочным окошком».

— Через это отверстие мы сможем спустить сюда все наши вещи, — сказал Джулиан, быстро составив план действий. — Если тащить их через скалы, это займет слишком много времени. Надо только найти там наверху эту дыру, когда мы выберемся отсюда на утес, и мы сможем спустить сюда все на веревке. «Потолочное окошко», как назвала его Энн, находится не слишком высоко, скалы именно в этом месте довольно низкие. Я думаю, мы и сами легко можем спуститься через него в пещеру по веревке, тогда не понадобится с трудом карабкаться по скалам, как мы карабкались, когда шли к морю.

Да, открытие было потрясающее!

— На нашем острове, оказывается, ещё больше чудес, чем мы думали! — воскликнула Энн звенящим от счастья голосом. — Вот ещё прекрасная пещера для жилья!

Первое, что надо было сделать, это, конечно, подняться на утес и отыскать отверстие, которое доходило до пещеры. И ребята полезли вверх. Тимми за ними. Ох и смешон же был Тимми на скользких камнях! Лапы у него растопыривались, два-три раза он даже плюхнулся в воду. Но он быстро выплывал из луж, в которые проваливался, вылезал на камни и, оскальзываясь, двигался дальше.

— Он ведет себя как наша Джордж! — сказала Энн со смехом. — Что бы ни случилось, он от своего не отступит.

И вот они уже на вершине утеса. Найти отверстие, когда они уже знали о его существовании, оказалось нетрудно.

— Очень опасная штука! — сказал Джулиан, заглянув в него. — Кто-нибудь из нас мог идти по утесу и случайно провалиться в эту дыру. Смотрите, она вся заросла кустами ежевики.

Они принялись освобождать отверстие от кустарника и сплошь исцарапали руки. А когда отверстие открылось, через него можно было заглянуть в пещеру, и она была очень хорошо видна.

— До неё не так уж далеко, — сказала Энн. — Кажется, что можно в неё соскочить, если немного цепляться за стенки.

— И не вздумай это делать! — сказал Джулиан. — Ноги себе переломаешь. Подожди, пока мы хорошо укрепим веревку и спустим другой её конец в пещеру. Тогда нам будет легко передвигаться по ней вверх и вниз.

Они вернулись к лодке и принялись её разгружать. Все вещи перенесли на обращенный к открытому морю край острова, где находилась пещера. Джулиан взял прочную веревку и завязал на ней через определенные интервалы несколько крупных узлов.

— Это для опоры ногам, когда будем спускаться, — объяснил он. — Если скользить вниз слишком быстро, мы повредим себе руки. Узлы не дадут скользить при спуске и помогут при подъеме.

— Давайте я спущусь первая, а потом вы будете мне переправлять наши вещи, — сказала Джордж. Перехватывая веревку то одной рукой, то другой, нащупывая ногами узлы и опираясь на них, она стала спускаться. Оказалось, очень удобно.

— А как мы Тимми туда отправим? — спросил Джулиан. Но Тимми, который, стоя на краю отверстия и тревожно повизгивая, наблюдал, как Джордж, скользя по веревке, отдаляется от него, сам разрушил затруднение. Он соскочил в отверстие и исчез из виду. Снизу донесся вопль.

— О Господи! Что это? О, Тимми! Ты не ушибся?

Но песок был мягкий, как бархатная подушка, и Тимми совсем не ушибся. Он только отряхнулся и весело залаял. Он снова рядом с Джордж! Он не мог стерпеть, что его хозяйка исчезает в какой-то непонятной дыре, — он должен был последовать за ней. На то он и Тимми!

Ребята усердно трудились, переправляя вниз припасы. Энн и Дик увязывали их в коврики, а Джулиан осторожно опускал вниз. Когда веревка оказывалась в пещере, Джордж отвязывала тючок, вынимала припасы, потом веревка опять поднималась и опускалась с привязанным к ней следующим тючком.

— Последний! — крикнул Джулиан, изрядно уставший от нелегкой работы. — Теперь спустимся мы. И я не постесняюсь заявить, что, прежде чем устраивать постели или ещё что-то делать, мы первым делом должны хорошенько подкрепиться. После завтрака прошло Бог весть сколько времени, и я умираю от голода!

Вскоре все они сидели на теплом, мягком песчаном полу пещеры. Открыли банку с мясом, нарезали большие ломти хлеба и сделали бутерброды. Потом открыли банку с консервированными ананасами и стали прямо из банки со сладким сиропом вынимать ложками сочные ломтики. После чего им все ещё хотелось есть, и они открыли две банки сардин и опорожнили их, вылавливая сардины печеньем. Угощенье было на славу!

— Не желаете ли все запить шипучкой? — сказал Дик. — И почему это люди не додумались всегда устраивать такие пиры?

— Знаете, ребята, нам бы надо поторопиться, иначе не хватит сил собрать вереск для постелей, — сонным голосом сказала Джордж.

— Кому нужен этот вереск? — сказал Дик. — Мне он ни к чему. Мне вполне достаточно этого чудесного мягкого песочка да подушки и одного-двух ковриков. И я буду спать крепче, чем когда-либо спал дома, в постели!

Итак, коврики и подушки разбросали по песчаному полу. Когда стало темнеть, зажгли свечу, и все четверо переглянулись сонными глазами. Тимми, как обычно, был возле Джордж.

— Спокойной ночи! — сказала Джордж. — Я ни минуты больше не выдержу. Я уже сплю. Спокойной ночи… всем… спо… кой… но… чи…

ДЕНЬ НА ОСТРОВЕ

Проснувшись на другое утро, дети не сразу поняли, где они находятся. Солнечный луч, проникая через вход в пещеру, упал вначале на лицо Джордж. Он разбудил девочку, и она лежала в полудреме, удивляясь, почему её постель не такая мягкая, как всегда.

«Но я же не у себя в постели, я на острове Киррин, ну конечно!» — вдруг сообразила она. Джордж села и слегка толкнула Энн:

— Вставай, соня! Мы на острове! — Вскоре все они проснулись и стали протирать глаза.

— Кажется, я все-таки сегодня пойду пособираю вереск для постели, — сказала Энн. — Сперва песок кажется мягким, но полежишь немного, и он вроде становится твердым.

Все согласились, что надо собрать вереск и накрыть его ковриками. Тогда постели будут и впрямь роскошные.

— Вот здорово жить в пещере! — сказал Дик. — Как замечательно, что на нашем острове есть такая чудная пещера, да ещё замок, да подземелье! Нет, право, нам очень повезло!

— А я что-то чувствую себя грязным, неумытым, — сказал Джулиан. — Давайте сходим искупаемся перед завтраком. А на завтрак я заказываю ветчину, хлеб, пикули и мармелад!

— После купанья нам будет холодно, — сказала Джордж. — Предлагаю зажечь спиртовку и поставить чайник, пусть греется, пока мы будем купаться. Придем дрожащие от холода и приготовим горячее какао!

— Да, да! — сказала Энн, которая никогда раньше не видела, чтобы готовили пищу на такой маленькой спиртовке. — Давайте так и сделаем. Я наберу в чайник воды из канистры. А как с молоком?

— Там, в наших запасах, есть банки со сгущенкой, — сказал Джулиан. — Можем одну открыть. Где наш консервный ножик?

Консервный ножик долго не находился, и это было ужасно. Но наконец Джулиан извлек его из своего кармана, так что все уладилось.

В спиртовку налили денатурат и зажгли. Чайник наполнили водой и поставили на спиртовку. Потом отправились купаться.

— Посмотрите, какой прекрасный бассейн образовался здесь между скал! — воскликнул Джулиан. — А мы его раньше не видели. Ух ты, да ведь это готовый плавательный бассейн, специально для нас!

— Плавательный бассейн Киррин, хочешь окунуться разок, плати двадцать пенсов! — сказал Дик. — Для владельцев, разумеется, бесплатно. Ну и красота! Смотрите, как волны перекатываются через камни и вода плещет прямо в бассейн. Лучше не бывает, право!

Действительно, посреди скал было небольшое озерцо, глубокое, прозрачное и не слишком холодное. Дети наслаждались купаньем — плескались, плавали, лежали на воде. Джордж попробовала прыгнуть в воду с камня, прыжок получился очень красивый.

— Джордж всякие фокусы в воде умеет делать! — с восхищением сказала Энн. — Мне так хочется нырять и плавать, как Джордж. Но у меня никогда это не получится.

— А знаете, отсюда хорошо видно нашу старую посудину, — сказал, выходя из воды, Джулиан. — Ох, черт, мы же не захватили полотенец!

— Вместо полотенец возьмем один из ковриков, в него даже можно несколько раз завернуться, — сказал Дик. — Я захватил самый тонкий. А помните вчерашний чемоданчик? Странная находка, правда?

— Да, очень странная, — сказал Джулиан. — Ничего не пойму. Надо нам понаблюдать за разбитым кораблем, чтобы увидеть, кто явится забрать чемодан.

— Я думаю, контрабандисты — если это контрабандисты — обогнут на судне эту часть берега и пошлют шлюпку к старому кораблю, — сказала Джордж, энергично вытираясь ковриком. — В общем, надо вести постоянное наблюдение — не появится ли в море что-нибудь вроде небольшого парохода, шлюпки или яхты.

— Ты права. Но нельзя допустить, чтобы они нас обнаружили, — сказал Дик. — Мы ничего не выясним, если они нас увидят и станут остерегаться. Тогда они прекратят заезды на остров. Предлагаю всем по очереди дежурить на утесе, чтобы мы, как только их заметим, могли сразу спрятаться.

— Хорошая мысль! — сказал Джулиан. — Ну вот, я уже сухой, но мне совсем не жарко. Бежим в пещеру, выпьем горячего. Да позавтракаем — ей-ей, я сейчас способен слопать целую курицу и ещё утку в придачу, уж не говоря об индейке.

Друзья рассмеялись. Все они ощущали такой же голод. Они побежали по песку, кое-где перелезли через скалы, потом спустились к пещере, большой вход в которую был ещё ярко освещен солнцем.

Чайник весело булькал, из его носика шла струя пара.

— Доставайте ветчину и буханку хлеба и банку с пикулями, которую мы привезли, — скомандовал Джулиан. — Я открою сгущенку. А ты, Джордж, бери пачку какао и кувшин и приготовь столько, чтобы всем хватило.

— Просто слов нет, какая я счастливая, — сказала Энн, сидя у входа в пещеру и уплетая свой завтрак. — Такое приятное чувство! Как приятно жить на нашем острове, совершенно самостоятельно, и делать все, что захочется.

Ее друзья испытывали то же чувство. И день выдался на редкость приятный, море и небо были ослепительно-голубые. Ребята сидели и ели, любовались морем, волнами, которые рассыпались мелкими брызгами, плескались о скалы позади старого корабля. Да, берег тут был очень скалистый.

— Давайте приберем в нашей пещере, чтобы было красиво, — сказала Энн, она была самая аккуратная из всех четырех и любила при всяком удобном случае играть в «домики». — Это будет наш дом, наше жилье. Устроим четыре аккуратные постели. И каждому сделаем местечко, где он сможет посидеть. А на этом большом каменном уступе все красиво разложим. Он как будто специально для этого сделан.

— Ну что ж, оставим Энн, пусть она тут играет в «домик», — сказала Джордж, которой не терпелось размять ноги. — А мы пойдем нарвем вереска для постелей. Да, чуть не забыла! Кто будет вести наблюдение за старым кораблем, высматривать кто туда явится?

— Да, да, это очень важно! — живо откликнулся Джулиан. — Я стану на дежурство первым. Лучшее место для наблюдения — на вершине утеса, над нашей пещерой. Найду там куст можжевельника и спрячусь хорошенько, чтобы с моря меня никто не увидел. А вы тут рвите вереск. На вахте будем стоять по два часа. Кто хочет, может читать, но главное — вести наблюдение.

Дик и Джордж отправились за вереском. Джулиан поднялся по веревке с узлами, которая спускалась в пещеру, крепко привязанная к большому старому корню огромного можжевелового куста. Забравшись на вершину утеса, он, тяжело дыша, улегся на вереск.

Перед ним простиралась водная гладь моря, и на ней не было ничего, только где-то на горизонте проходил большой пароход. Джулиан лежал на солнце, наслаждаясь теплом, которое проникало в каждую клеточку его тела. Такие дежурства — очень приятное занятие!

Он слышал, как Энн в пещере напевает, убирая свой «домик». Ее голосок, слегка приглушенный, доносился через отверстие в кровле пещеры. Джулиан улыбнулся. Он знал, что Энн блаженствует.

Так оно и было. В лужице дождевой воды Энн перемыла небольшое количество посуды, которой они пользовались за завтраком. Тимми из этой лужицы пил, но, видимо, он не возражал, чтобы Энн в ней мыла посуду, а она даже извинилась перед ним.

— Извини, что я загрязняю воду, которую ты пьешь, миленький Тимми! — сказала Энн. — Но ты же у нас такой умный песик! Я знаю, если вода вдруг покажется тебе невкусной, ты пойдешь и найдешь другую дождевую лужу.

— Гав! — сказал Тимми и побежал навстречу Джордж, которая уже возвращалась вместе с Диком, оба несли охапки мягкого, душистого вереска.

— Джордж, оставь, пожалуйста, вереск снаружи, — сказала Энн. — Когда я управлюсь с посудой, приготовлю нам постели.

— Согласна! — сказала Джордж. — А мы сходим и ещё принесем. Славно мы тут живем, правда?

— Джулиан поднялся по веревке на вершину утеса, — сказала Энн. — Если он заметит что-нибудь необычное, он нам покричит. Хоть бы ему удалось что-то увидеть!

— О, это было бы потрясающе! — сказал Дик, опуская свою охапку вереска прямо на Тимми и совсем его прикрыв. — Ох, Тимми, извини! Оказывается, ты здесь? Вот не повезло тебе!

Утро для Энн прошло великолепно. Она очень красиво все разложила на каменном уступе: посуду, и ножи, и вилки, и ложки в одном месте, в другом — кастрюлю и чайник, отдельно — консервные банки с мясом, супом, фруктами, и все банки были сложены аккуратными горками.

Буханки хлеба Энн завернула в старую скатерть, которую они с собой привезли, и уложила их в глубине пещеры, на самое прохладное место. Канистры с водой тоже перенесла туда, равно как все бутылки с напитками.

Затем девочка принялась устраивать постели. Она решила сделать два больших хороших ложа по обе стороны пещеры.

«Джордж, я и Тим — мы будем спать с одной стороны, — думала она, взбивая и подравнивая кучу вереска, чтобы придать ей форму матраса. — А Джулиан и Дик будут спать с другой стороны. Да, мне надо бы ещё вереска».

— Это ты. Дик? Ты вовремя пришел! Мне надо ещё вереска.

Вскоре были готовы два великолепных ложа, на каждом вместо простыни лежал старенький коврик, а два коврика получше служили одеялами. Вместо обычных подушек диванные.

«Как жаль, что мы не привезли пижамы, — подумала Энн. — Я бы их аккуратно сложила и засунула под подушки. Ну, вот и все! Очень красиво! Теперь у нас замечательный дом!»

Соскользнув по веревке, в пещеру спустился Джулиан. Он с восхищением огляделся вокруг.

— Честное слово, Энн, наша пещера — просто загляденье! Все прибрано, все так аккуратно разложено. Молодец, малышка!

Энн обрадовала похвала Джулиана, хотя ей не понравилось, что он её назвал малышкой.

— По-моему, тоже все очень красиво, — сказала она. — Но почему же ты не караулишь там, на утесе, Джулиан?

— Теперь очередь Дика, — сказал Джулиан. — Прошло два часа. Мы привезли сюда какое-нибудь печенье? Я бы не отказался от нескольких штучек, думаю, что и остальные тоже не прочь. Возьмем с собой печенья и поедим его на вершине утеса. Джордж и Тимми уже там, и Дик тоже.

Энн знала точно, где у неё что лежит, и сразу нашла коробку с печеньем. Набрав с десяток, она по веревке поднялась на утес. За ней последовал Джулиан. Вскоре все пятеро сидели у огромного можжевелового куста и грызли печенье. Тимми не отставал от ребят. Только он не грыз печенье, а глотал целиком.

Словом, день прошел очень приятно и без особых дел. Ребята по очереди сменялись на дежурстве, — правда, Энн здорово досталось от Джулиана за то, что она во время своего дежурства после полудня уснула. Ей было очень стыдно, она даже заплакала.

— Ты слишком мала, чтобы стоять на вахте, вот в чем дело.

— Я больше никогда не усну! Просто солнце так сильно пекло, и…

— Не оправдывайся, — сказал Джулиан. — Ничего ты этим не добьешься. Впрочем, ладно, дадим тебе ещё один шанс, Энн, и посмотрим, достаточно ли ты взрослая, чтобы делать то, что делаем мы.

Но хотя все они по очереди дежурили и усердно наблюдали за морем, не покажется ли какое-нибудь подозрительное судно, — все было напрасно. Дети чувствовали себя разочарованными. Им ужасно хотелось узнать, кто спрятал чемоданчик на старом корабле, и зачем, и что в нем хранится.

— Пора идти спать, — сказал Джулиан, когда солнце опустилось совсем низко. — Уже около девяти часов. Ложимся! Я заранее наслаждаюсь тем, как крепко усну на чудесном вересковом ложе, которое Энн так красиво нам постелила!

ПЕРЕПОЛОХ СРЕДИ НОЧИ

В пещере было темно, правда, не настолько темно, чтобы зажигать свечу, но со свечой все вокруг становилось таким необычным! И ребята решили не лишать себя этого удовольствия. Энн, воткнув свечу в подсвечник, зажгла её. Сразу по стенкам пещеры заплясали причудливые тени, пещера словно преобразилась, стала совсем не такой, как при дневном свете, и очень, очень красивой!

— А я бы хотела развести костер, — сказала Энн.

— Нам станет слишком жарко, — сказал Джулиан. — И дым выкурит нас отсюда. В этой пещере нельзя просто так разводить костер. Здесь же нет дымохода.

— Почему же? Он есть, — сказала Энн, указывая на дыру в кровле. — Если устроить костер как раз под дырой, она будет вместо дымохода. Разве не так?

— Пожалуй, — задумчиво сказал Дик. — Но, боюсь, так не получится. Пещеру наполнит удушливый дым, и мы не сможем здесь спать, а то ещё задохнемся.

— А что, если развести костер у самого входа? — спросила Энн, полагавшая, что в настоящем доме обязательно должен быть очаг. — Ну, хотя бы для того, чтобы отпугивать диких зверей. Так делали люди в древние времена. Об этом сказано в моем учебнике истории. По ночам они зажигали костры у входа в пещеру, чтобы ни один дикий зверь не смел к ней приблизиться.

— О каких диких зверях ты говоришь? Какой зверь будет лезть в нашу пещеру? — лениво сказал Джулиан, допивая свою чашку какао. — Львы? Тигры? Или ты боишься, что к нам пожалует слон, а то и пара слонов?

Ребята расхохотались.

— Нет, я не думаю, что к нам могут явиться такие звери, — сказала Энн. — Просто когда мы будем засыпать, было бы очень приятно смотреть на яркий веселый огонь.

— Может, Энн боится, что к нам прибегут кролики и пооткусывают нам пальцы на ногах? — сказал Дик.

— Гав! — сказал Тим, наставив уши, как всегда, когда слышал слово «кролик».

— Нет, ребята, я считаю, что костер устраивать нельзя, — сказал Джулиан. — Его ведь могут увидеть с моря, и он напугает тех, у кого есть намерение навестить остров и припрятать здесь контрабанду.

— Ты не прав, Джулиан! Вход в пещеру хорошо прикрыт, я уверена, что с моря костер никто бы не заметил, — живо отозвалась Джордж. — Перед пещерой гряда высоких скал, они полностью её заслоняют. Я тоже думаю, что было бы здорово развести костер. При его свете пещера стала бы ещё красивей и интересней.

— Верно, Джордж! — сказала Энн, радуясь, что её идею поддержали.

— Но в любом случае мы же не можем сейчас устраивать поход за хворостом, — сказал Дик, который слишком удобно разлегся, чтобы ещё куда то отправляться.

— А вам и не надо этого делать, — сказала Энн, увлеченная своей идеей. — Я сегодня набрала кучу веток и сложила вон там, в глубине пещеры. Я ещё днем подумала: а вдруг мы захотим развести костер?

— Ну и хозяюшка у нас! — восхищенно сказал Джулиан. — Когда она стоит на вахте, она, правда, может вздремнуть, но когда надо превратить пещеру в настоящий дом для нас, она не знает ни сна, ни отдыха! Ладно, Энн, для тебя мы готовы разжечь костер!

Все поднялись и поднесли ко входу ветки, сложенные в дальнем углу пещеры. Энн днем побывала у галочьей башни и набрала несколько охапок прутиков, которые галки роняли, строя себе гнезда. Прутики аккуратно уложили горкой, для растопки. Джулиан принес немного сухих водорослей.

И вот у входа в пещеру запылал костер — сухие ветки вспыхнули мгновенно. Дети снова улеглись на свои вересковые постели и, лежа, смотрели на пляшущие языки пламени, слушали веселый треск горящих веток. Красные блики играли на стенках пещеры, вид у неё стал очень таинственный и прямо-таки сказочный.

— Вот и замечательно, — сказала полусонная Энн. — Ну прямо очень замечательно! Тимми, дружок, подвинься чуточку. Ты придавил мне ноги своей тяжестью. Послушай, Джордж, забери Тимми на свою сторону. Ты-то привыкла, чтобы он лежал на твоих ногах.

— Спокойной ночи, — сказал Дик, засыпая. — Кажется, костер гаснет, но я не могу заставить себя подложить веток. Я уверен, что львы, тигры, медведи и слоны уже все в испуге разбежались.

— Очень глупо! — сказала Энн. — Стыдно тебе дразнить меня, тебе же самому не меньше моего понравился костер. Спокойной ночи!

Все уснули, и снились им всякие приятные сны. Но внезапно Джулиан, вздрогнув, проснулся. Его разбудил какой-то странный шум. Еще не вставая, он прислушался.

Тимми рычал низким глухим басом: «Р-р-р-р», и снова: «Р-р р-р-р!»

Проснулась и Джордж.

— Что с тобой, Тимми? — спросила она, протягивая к нему руку.

— Он что-то услышал, Джордж, — сказал Джулиан шепотом и продолжая лежать на своей постели у противоположной стенки.

Джордж бесшумно поднялась, села. Тимми не переставал рычать.

— Тс! — сказала Джордж, и он умолк. Но сидел он, вытянув голову и подняв уши.

— Может, это контрабандисты сюда пожаловали среди ночи? — прошептала Джордж, и по спине у неё пробежал странный морозец, — страшновато все же. Встретиться с контрабандистами днем было бы очень захватывающе и занятно, однако ночью это выглядело по-другому. Джордж совсем не хотелось встретиться с ними прямо сейчас!

— Я выйду посмотрю, может быть, что-то выясню, — сказал Джулиан, вставая тихо, чтобы не разбудить Дика, — Поднимусь по веревке на вершину утеса. Оттуда лучше видно.

— Возьми мой фонарик, — сказала Джордж. Но Джулиан отказался.

— Спасибо, не надо. Я и так сумею нащупать узлы на веревке и подняться, мне для этого свет не нужен, — сказал он.

В темноте Джулиан стал подниматься, веревка крутилась, и он, уцепившись за нее, тоже. Наконец, он взобрался на вершину утеса и посмотрел на море. Ночь была очень темная, никаких судов не видно, даже остова разбитого корабля. Слишком темно!

«Жаль, что нет луны, — подумал Джулиан. — При лунном свете я бы, возможно, что-нибудь увидел».

Несколько минут он всматривался во мрак, потом услышал голос Джордж, доносившийся до него через дыру в кровле пещеры и странным образом прозвучавший как бы у самых его ног.

— Джулиан, ты что-нибудь видишь? Мне тоже подняться?

— Совершенно ничего не видно, — сказал Джулиан. — А Тимми все ещё рычит?

— Да, как только я выпускаю из рук ошейник, рычит, — сказала Джордж. — Ума не приложу, что его встревожило?

Внезапно Джулиан что-то заприметил. Огонек! Огонек вдали, за грядой скал. Джулиан с волнением всматривался. Огонек светился там, где находилась старая посудина! Видимо, кто-то есть на ней и у него фонарь!

— Джордж, поднимись сюда! — сказал он, наклонясь к отверстию.

Перехватывая руками веревку, как обезьянка, Джордж поднялась, а рычащий Тимми остался внизу. Она села на камни рядом с Джулианом.

— Посмотри на остов корабля, вон туда! — сказал Джулиан. — Конечно, сам корабль ты не увидишь, сейчас слишком темно, но ты можешь увидеть фонарь, кто-то там себе присвечивает.

— Да, верно, на корабле кто-то с фонарем! — сказала Джордж, очень взволнованная. — Неужели это контрабандисты явились, чтобы ещё что-то припрятать?

— Или пришли забрать чемодан, — сказал Джулиан. — Ладно, завтра узнаем, завтра пойдем туда и посмотрим. Гляди! Тот, кто там находится, должно быть, собрался уходить — свет фонаря слабеет, — наверно, он садится в лодку. А теперь фонарь погас.

Дети насторожились, не услышат ли удары весел, плеск воды или звуки голосов. Обоим показалось, что голоса они все же услышали.

— Вероятно, лодка направилась к какому-то судну, — сказал Джулиан. — Кажется, я разглядел слабый свет в море, но очень далеко! Глянь-ка и ты! Наверно, лодка туда поплыла.

Но больше ничего им не удалось услышать или увидеть, и вскоре оба спустились по веревке обратно в пещеру. Они не стали никого будить — Дик и Энн продолжали мирно спать. Тимми бросился к Джулиану и Джордж, начал лизать их, повизгивая от радости. Теперь он уже не рычал.

— Ты славный пес, Тимми! — сказал Джулиан, гладя его. — От твоих чутких ушей ничего не ускользнет!

Тимми снова устроился на ногах у Джордж. Очевидно, то, что его взбудоражило — что бы это ни было, — теперь исчезло. Наверняка то было появление чужого или чужих на старой посудине. Ну что ж, утром они пойдут туда и выяснят — то ли оттуда ночью что-то унесли, то ли, напротив, принесли.

На другое утро Энн и Дик ужасно возмутились, когда Джулиан им рассказал о ночном переполохе.

— Вы должны были нас разбудить! — сердито сказал Дик.

— Мы бы это сделали, если бы можно было что-то там разглядеть, — сказала Джордж. — Но, кроме света фонаря, мы ничего больше не видели, правда, ещё слышали как будто звуки голосов.

Когда настало время отлива и вода опустилась достаточно низко, дети вместе с Тимми перебрались через скалы к остову корабля. Поднявшись на накренившуюся скользкую палубу, они прежде всего глянули на шкафчик, где вчера видели чемодан. Теперь дверца шкафчика была закрыта.

Джулиан, скользя, подошел к нему и подергал дверцу. Оказалось, что кто-то засунул в щель щепку, чтобы дверца не распахивалась. Джулиан вытащил щепку, и дверца легко открылась.

— Есть там что-то еще? — спросила Джордж и, осторожно ступая по скользкой палубе, приблизилась к Джулиану.

— Да, есть, — сказал Джулиан. — Смотри, банки консервов! И чайник, и тарелки, и прочая утварь — как будто кто-то собирается пожить здесь на острове. Интересное дело, правда? Чемодан ещё здесь, заперт, как прежде. А вот свечи, и маленькая лампа, и связка всякого тряпья. Для чего все это здесь?

Да, загадка была не из легких! Нахмурив брови, Джулиан немного помолчал, соображая, что бы это могло быть.

— Бесспорно, похоже, что кто-то намерен высадиться на острове и некоторое время пожить здесь, — наверно, для того, чтобы принимать и хранить контрабанду, которую сюда будут доставлять. Что ж, теперь мы должны быть начеку, должны высматривать их днем и ночью!

Очень взволнованные, дети ушли со старого корабля. Конечно, их пещера — превосходное убежище, никто их там не найдет. А они из своего тайника могут наблюдать за каждым, кто будет приходить на старую посудину, или уходить с нее, или появится на острове.

— А как же бухта, где мы оставили нашу лодку? — вдруг спросила Джордж. — Они ведь тоже могут ею воспользоваться, раз они приехали на лодке. Переправляться со старого корабля на остров довольно опасно, если бы они попытались причалить прямо к ближнему скалистому берегу.

— Да, ты права. Но ведь если они зайдут в ту бухту, они увидят нашу лодку, — с тревогой сказал Дик. — Надо бы её получше спрятать!

— Но как? — спросила Энн, подумав, что не так-то просто спрятать такую большую лодку.

— Не знаю, — сказал Джулиан. — Давайте пойдем туда и там решим.

Все четверо вместе с Тимми направились к бухте, где оставили лодку. Затащили они её достаточно высоко, волны до неё не доставали. Джордж тщательно обследовала бухту, и у неё возникла идея.

— Не думаете ли вы, что мы могли бы спрятать лодку вот за этой большой скалой? Скала почти полностью скроет лодку, хотя, конечно, если кто-то обогнет скалу, то сразу её увидит.

Во всяком случае, попытаться стоит, решили ребята. Пыхтя и отдуваясь, они поволокли лодку за скалу, которая почти совсем её закрывала.

— Хорошо! — сказала Джордж, спускаясь к бухте, чтобы взглянуть, видна ли оттуда лодка. — Кусок носа ещё торчит. Давайте замаскируем его водорослями!

Они набросали на нос лодки все водоросли, которые нашлись на берегу, теперь, если только не заглядывать нарочно за скалу, лодка была совершенно не видна.

— Отлично! — сказал Джулиан и взглянул на свои часы. — Послушайте, время чаепития давно прошло, вдобавок, пока мы здесь возились с лодкой, мы совсем забыли, что кто-то должен стоять на вахте на утесе. Какие же мы недотепы!

— Ну, не думаю, чтобы за это время, что мы здесь находимся, что-нибудь могло произойти, — сказал Дик, набрасывая на нос лодки охапку водорослей как последний штрих к картине. — Спорим, что контрабандисты появятся только ночью?

— Вероятно, ты прав, — сказал Джулиан. — Поэтому надо нам дежурить также и ночью. Кто будет на вахте, может взять с собой коврики и там, на вершине, немного вздремнуть.

— И надо, чтобы с дежурным был Тимми, — сказала Энн. — Если дежурный нечаянно уснет, а Тимми что-то заметит, он зарычит и разбудит.

— Ты, наверно, хотела сказать, «если я нечаянно усну», — с улыбкой сказал Дик. — Ну, давайте вернемся в пещеру и попьем чаю.

Они зашагали к пещере, и вдруг Тимми опять зарычал.

КТО НА ОСТРОВЕ?

— Ш-ш! — зашикал Джулиан. — Спрячьтесь все вон за тем кустом, живо!

Когда Тимми зарычал, ребята были уже далеко от бухты и приближались к замку. Они быстро юркнули в густые заросли ежевики, сердца у всех сильно колотились.

— Не рычи, Тимми! — шепнула Джордж прямо ему в ухо. Тимми. вмиг умолк, но весь дрожал и напряженно прислушивался.

Раздвинув ветки и оцарапав себе руки, Джулиан посмотрел сквозь заросли. Во дворе замка он увидел людей — один, два, три… Джулиан прищурился, чтобы лучше их разглядеть, но тут они исчезли!

— Вероятно, они сдвинули большие плиты, которые лежали над входом в подземелье, и спустились туда, — прошептал Джулиан. — Вы оставайтесь здесь, а я ползком подкрадусь поближе и посмотрю. Я буду осторожен, никто меня не заметит.

— Да, они спустились в подземелье, — сказал он, возвратясь. — Как, по-вашему, это контрабандисты? Может, они там внизу устроили склад своей контрабанды? Конечно, место на редкость удобное.

— Пока они под землей, пойдемте поскорей в пещеру, — сказала Джордж. — Я очень боюсь, что Тимми вдруг залает и выдаст нас. Он весь взъерошился и дрожит от напряжения, стараясь не шуметь.

— Пошли! — сказал Джулиан. — Через двор мы не пойдем, лучше направимся к берегу и вернемся в пещеру кружным путем. Потом кто-нибудь из нас может вылезть через отверстие наверх, спрятаться за тем большущим кустом можжевельника и посмотреть, кто они, эти контрабандисты. Скорее всего, они приплыли на лодке — либо со старого корабля, либо сумели ловко пройти между подводными камнями.

Наконец они добрались до пещеры и вошли внутрь. Джулиан с помощью друзей начал подъем по веревке, и вдруг они заметили, что Тимми исчез! Пока ребята стояли к нему спиной, он выбежал из пещеры, и когда Джордж обернулась, его и след простыл!

— Тимми! — негромко позвала она. — Тимми! Где ты?

Ответа нет! Тимми убежал без разрешения! Только бы он не попался на глаза контрабандистам! Вот противный, непослушный пес!

А случилось это потому, что Тимми учуял нечто очень волнующее — он учуял знакомый запах — запах собаки, и ему надо было срочно найти её и откусить ей уши и хвост! «Р-р-р-р-р-р!» Чтобы Тимми разрешил каким-то собакам шляться по его острову? Ни за что!

Джулиан, спрятавшись за можжевеловым кустом, осматривал окрестности. На старом корабле ничего особенного не видно, судов на море тоже нет. Наверно, лодка, на которой приехали эти люди, спрятана где-то внизу, среди скал. Джулиан оглянулся, посмотрел на замок — и тут-то глазам его предстало удивительное зрелище!

Неподалеку от него в кустарнике, что-то вынюхивая, пробиралась собака, а за ней по пятам, со стоящей дыбом шерстью полз Тимми! Он подкрадывался к собаке, словно лиса, которая охотится на кролика! Чужая собака, видимо, услышала шорох и вдруг одним прыжком обернулась мордой к Тимми. Издав вой, леденящий кровь, Тимми набросился на собаку, и та в ужасе завизжала.

Насмерть перепуганный Джулиан смотрел на них, не зная, как поступить. Собаки подняли адский шум, особенно чужая собака — её панический вой и бешеный визг разносились по всему острову.

«Ну ясно, контрабандисты сейчас выскочат, увидят Тимми и поймут, что на острове кто-то есть, — подумал Джулиан. — Ах, чтоб тебе провалиться, Тимми! Почему ты не остался с Джордж? Сидел бы себе спокойно!»

Со стены разрушенного замка спустились три фигуры и, спотыкаясь, побежали узнать, что случилось с их собакой. Джулиан, не веря своим глазам, смотрел на них — эти трое были не кто иные, как мистер Стик, миссис Стик и Эдгар!

«Ну и ну! — сказал себе Джулиан, ползком пробираясь от куста к отверстию над пещерой. — Они сюда приехали за нами! Догадались, что мы сбежали на остров, и явились высматривать нас, чтобы забрать обратно! Вот скоты! Но нет, они нас не найдут! Как жаль, что Тимми нас выдает!»

Снизу донесся пронзительный свист. Это свистела Джордж — услышав лай и вой дерущихся собак, она встревожилась и попыталась позвать Тимми свистом. Этому заливистому свисту Тимми всегда подчинялся, вот и теперь он, разжав зубы, отпустил собаку и умчался на вершину утеса как раз в ту минуту, когда вся троица Стиков появилась на арене боя и подобрала свою окровавленную, скулящую дворняжку.

Эдгар, бросившись вдогонку за Тимми, начал карабкаться на вершину утеса. Джулиан как раз спускался уже в пещеру и вдруг увидел Эдгара. Тимми, подбежав к отверстию, тяжело прыгнул вниз, чуть не налетев на Джулиана, потом кинулся к Джордж.

— Тише! Тише! — грозным шепотом приказала Джордж возбужденному псу. — Ты что, хочешь выдать наше убежище, глупый ты псина!

Пыхтя и кряхтя, Эдгар залез на вершину утеса, и каково же было его изумление, когда Тимми вдруг исчез, словно сквозь землю провалился! Эдгар метнулся туда-сюда, но быстро убедился, что собаки на утесе нет.

Тут на утес поднялись мистер и миссис Стик.

— Куда девался этот пес? — закричала миссис Стик. — Какой он?

— Ужасно похож на пса хозяйских детей, на это страшилище, — сказал Эдгар. Все, что он говорил, было в пещере очень хорошо слышно. Ребята, притаясь, сидели тихо, как мышки.

— Но это же невозможно! — раздался голос миссис Стик. — Дети уехали домой — мы видели, как они с собакой отправились на станцию. Наверно, это какая-то оставленная туристами бездомная одичавшая собака.

— Ну ладно, так где же она? — послышался хриплый голос мистера Стика. — Я не вижу тут вообще никакой собаки.

— Она провалилась сквозь землю, — растерянно сказал Эдгар.

— Брось рассказывать сказки! — громко и сердито хмыкнув, сказал мистер Стик. — Провалилась сквозь землю? Что ещё ты придумаешь? С утеса слетела, да? Но бедную нашу Штучку она здорово хватанула. Ей-Богу, если увижу эту собаку, застрелю!

— Наверно, у неё здесь, на утесе, есть нора, — сказала миссис Стик. — Давайте хорошенько поищем!

Дети, затаив дыхание, переглянулись. Джордж предупреждающим жестом взялась за ошейник Тимми. Они слышали, как эти мерзкие Стики бродят совсем близко. Джулиан боялся, что кто-то из них может провалиться в отверстие.

Но, благодарение Богу, они не набрели на отверстие, которое вело в пещеру. Хотя во время разговора стояли совсем рядом.

— Если это пес хозяйских ребят, значит, эти нахальные сорванцы не домой поехали, а сюда, на остров, — сказала миссис Стик. — Это погубит наш план! Необходимо все выяснить. Я не успокоюсь, пока не выясню.

— Очень скоро выясним, — сказал мистер Стик. — Об этом не беспокойся. Где-то здесь должна быть их лодка, и все они будут недалеко от нее! Чтобы четверо ребят с собакой и лодкой спрятались на таком маленьком острове — это невозможно! Надо только поискать. Эдгар, ты пойдешь этой дорогой. Ты, Клара, отправляйся к замку. Возможно, они прячутся где-нибудь в развалинах. А я поищу здесь.

Дети в пещере прижались друг к дружке. О, как они желали, чтобы их лодку не обнаружили! Как желали, чтобы никто не обнаружил их самих! Тимми тихонько ворчал, мечтая о том, чтобы снова встретиться с этой шавкой Вонючкой. Так приятно было кусать её уши!

Эдгар не на шутку опасался встречи с ребятами, но ещё сильней боялся он наткнуться на Тимми. Поэтому он не очень-то утруждал себя поисками детей или лодки. Он дошел до бухты, где была спрятана лодка, и, хотя увидел на песке следы, оставленные ею, когда её затаскивали наверх, — они лишь чуть-чуть были сглажены водами прилива, — он не заметил обложенный водорослями нос лодки, который торчал из-за скрывавшей её скалы.

— Здесь ничего нет! — прокричал он своей мамаше, которая бродила по развалинам замка, заглядывая во все закоулки. Но она тоже ничего не нашла, равно как и мистер Стик.

— Нет, это не мог быть пес наших ребят, — сказал наконец мистер Стик. — Не то и они были бы здесь, и их лодка, но ведь нигде и следа их не видать. Наверно, пес этот — бездомный, одичавший. Нам, знаешь, самим надо бы его остерегаться. Совсем, думаю, одичал!

Прошло около часа, пока дети немного успокоились, решив, что Стики прекратили поиски. Они вскипятили чайник, чтобы приготовить чай, Энн стала нарезать хлеб для бутербродов. Тимми привязали, чтобы он не вздумал снова сбежать и искать Вонючку. Чай пили, стараясь не шуметь, и если заговаривали, то шепотом.

— Судя по всему, милейшие Стики прибыли сюда вовсе не за нами, — сказал Джулиан. — Из их разговора совершенно очевидно, что они считают, будто мы отправились на станцию и уехали домой, забрав с собой Джордж и Тимми.

— Но тогда зачем они явились сюда? — с возмущением спросила Джордж. — Это наш остров! Они не имеют права! Пойдемте и прогоним их! Они боятся Тимми. Возьмем его с нами и пригрозим, что мы его напустим на них, если они не уберутся отсюда.

— Нет, Джордж, это не годится, — сказал Джулиан. — Сама посуди. Зачем прогонять их: чтобы они нажаловались твоему отцу, что мы живем здесь на острове? Он тогда рассвирепеет, примчится домой и заставит нас вернуться. И потом, есть ещё одно обстоятельство, о котором я подумал.

— Какое? — спросили все хором, видя, что глаза у Джулиана сверкают, как всегда, когда у него возникает какая-то идея.

— А вот не кажется ли вам, — сказал Джулиан, — что их появление здесь как-то связано с контрабандистами? Не думаете ли вы, что они приехали сюда, чтобы забрать контрабанду или спрятать её, пока не смогут без опасности её увезти? Мистер Стик — моряк. Так ведь? И насчет контрабанды он, вероятно, не новичок. Готов спорить, что он нанят контрабандистами и подрабатывает у них.

— Думаю, что ты прав! — одобрительно сказала Джордж. — Ну что ж, подождем, пока они уберутся, тогда мы спустимся в подземелье и поглядим, прячут ли они там что-нибудь. Мы выведем их на чистую воду, прекратим их игры. Вот будет потрясающий номер, правда?

СЕМЕЙСТВО СТИК ИСПУГАНО

Однако семейство Стик и не думало покидать остров. Ребята то и дело выглядывали из отверстия в кровле пещеры и всякий раз видели то одного, то другого члена этой милой семейки. Близился вечер, стало уже темнеть. А Стики все бродили поблизости. Джулиан пробежался к берегу и обнаружил там небольшую лодку. Стало быть, Стики сумели подойти к острову, подплыли к старому кораблю, возможно, даже побывали на нем, а затем подплыли к берегу, умело обойдя опасные подводные камни.

— Похоже, что Стики собираются здесь остаться ночевать, — мрачно сказал Джулиан. — Это вконец испортит нам пребывание на острове. Мы сюда сбежали от них, и на тебе! — они тут как тут, опять у нас на шее. Совсем плохо дело!

— Давайте их попугаем, — сказала Джордж, и в её зрачках, при колеблющемся свете свечи, словно искры заплясали.

— Что ты надумала? — спросил Дик, немного ободрившись. Ему всегда нравились идеи Джордж, даже если они порой казались дикими.

— Так вот, я предполагаю, что они живут где-то внизу в одном из помещений подземелья. Вы согласны со мной? — сказала Джордж. — Среди развалин замка нет помещения с целой кровлей, иначе мы сами обосновались бы там, единственное такое местечко — подземелье. Я бы сама ни за что не стала там спать, но, думаю, Стики особенно не привередничают.

— Ну и что с того? — спросил Дик. — Какая у тебя идея?

— Не можем ли мы пробраться туда и немного покричать, чтобы эхо разнеслось по всему подземелью? — сказала Джордж. — Помните, как нас испугало эхо, когда мы в первый раз спустились в подземелье? Скажешь одно-два слова, и эхо начинает их повторять и повторять без конца, и ты все время их слышишь.

— О да, я помню, — сказала Энн. — А как Тимми пугался собственного лая! Эхо лаяло ему в ответ ещё и еще, и он небось думал, что где-то там прячутся тысячи собак! Он ужасно пугался!

— Прекрасная идея! — сказал Джулиан. — Поделом будет этим Стикам за то, что они посмели приехать на наш остров! Если удастся их спугнуть и прогнать отсюда, это будет очко в нашу пользу. Давайте, я согласен.

— А как быть с Тимми? — спросила Энн. — Не лучше ли оставить его здесь?

— Нет, нет. Он пойдет с нами и будет стоять у входа в подземелье, охранять нас, — сказала Джордж. — И если вдруг появятся настоящие контрабандисты, Тимми нас предупредит. Нет, я не хочу оставлять его здесь.

— Ну, раз так, идемте сейчас же! — сказал Джулиан. — Устроим забаву, лучше не придумаешь! На дворе очень темно, но у меня есть фонарь. Как только убедимся, что Стики спустились в подземелье, начнем наш розыгрыш.

Никого из семейства не было видно. Нигде ничто не светилось — ни костра, ни свечи, не слышно и голосов. Либо они покинули остров, либо сидят в подземелье. Плиты над входом в него сдвинуты. Это убедило ребят, что милая семейка уже внизу.

— Ну, Тимми, теперь стой здесь спокойно, не шуми, — прошептала Джордж. — Если кто-то появится, дашь знать лаем, а так — ни-ни. Мы спускаемся в подземелье.

— Может, я лучше останусь здесь с Тимми? — вдруг сказала Энн. Ей очень не понравился темный, зияющий вход в подземелье. — Знаешь, Джордж, Тимми одному будет неуютно и страшно.

Ребята тихонько захихикали. Они поняли, что самой Энн страшновато. Джулиан крепко сжал ее руку.

— Тогда оставайся здесь, — мягко сказал он. — Составишь компанию Тимми.

Джулиан, Джордж и Дик стали спускаться по длинной лестнице, которая вела в глубокое старинное подземелье замка Киррин. Прошлым летом, когда искали пропавшее сокровище, они здесь побывали, теперь вот пришлось снова сюда спуститься.

Они долго шли по ступенькам, затем проходили мимо множества вырубленных в скале под замком камер или темниц. Одни были довольно просторные, другие поменьше — жуткие, сырые подземные казематы, в которых, вероятно, томились в давние времена несчастные узники.

Ребята осторожно продвигались по темным коридорам. У Джулиана был кусочек мела, и он время от времени делал метки на скалистых стенках, чтобы легче было найти обратную дорогу.

Внезапно они услышали голоса и увидели свет. Дети остановились, стали переговариваться шепотом.

— Они как раз в той комнате, где мы в прошлом году нашли клад! Видно, тут они и расположились. Как будем кричать?

— Я буду коровой, — сказал Дик. — Я умею мычать, точно как корова. Да, я буду коровой.

— А я овцой, — сказал Джулиан, — Ты, Джордж, изображай лошадь. Будешь ржать и фыркать по лошадиному. Ну, Дик, начинай!

И Дик начал. Спрятавшись за выступом скалы, он вдруг тоскливо замычал, как страдающая от боли корова. Эхо вмиг подхватило его мычание, ответило ещё более громким, и оно прокатилось по подземным переходам, — казалось, там бродят тысячи коров и все, не переставая, мычат.

— Муу-уу-УУУУУУУУУУУ, ууу-уу-УУУУУУ-УУУ!

Семейство Стик, все трое, с изумлением и страхом вслушивались в эти внезапно раздавшиеся, леденящие душу звуки.

— Что это, мама? — спросил Эдгар, чуть не плача. А Вонючка забилась в самый дальний угол.

— Это коровы, — с недоумением сказал мистер Стик. — Да, кажется, это коровы. Разве вы не слышите мычание? Но как могли сюда попасть коровы?

— Что за глупости! — сказала миссис Стик, немного оправившись от испуга. — Коровы в подземелье? Да ты рехнулся! Потом тебе ещё померещатся овцы!

Получилось очень забавно, что она это сказала как раз в тот момент, когда Джулиан начал блеять, подражая целому стаду овец. Долгое вибрирующее блеянье «бээ-бээ-ээ» сразу было подхвачено эхом, словно сотни бедных заблудившихся овечек с жалобным блеяньем пытались найти дорогу в этом подземелье!

Побелев как мел, мистер Стик вскочил с места.

— Ну что, разве ж теперь это не овцы? — сказал он. — Что тут творится? Ох, треклятое подземелье! Недаром оно мне никогда не нравилось.

— Бээ-бээ-бээ-ээ-ЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭ! — снова и снова накатывалось волнами печальное блеянье. И тут Джордж начала ржать то басовито, то заливисто, как нетерпеливая лошадка. Изображая лошадь, девочка в темноте мотала головой, фыркала, даже топала ногой — и эхо повторяло топот. Ржанье, фырканье, топот обрушивались на перепуганных Стиков лавиной звуков во много раз более громких.

Бедная Вонючка принялась жалобно скулить. Она была еле жива от страха — прижалась к полу так, будто хотела совсем расплющиться и исчезнуть. Эдгар уцепился за руку матери.

— Давай поднимемся наверх, — сказал он. — Я не могу здесь оставаться. В этом подземелье бродят сотни овец, и лошадей, и коров, ты же слышишь? Конечно, это призраки, но у них почему-то есть голоса и копыта, и я их боюсь.

Мистер Стик вышел за дверь их комнаты и громко гаркнул:

— Убирайтесь! Кто бы вы ни были, пошли прочь!

Джордж захихикала. Потом очень низким грубым голосом пробасила:

— Берегитесь!

И эхо загромыхало по всем углам и закоулкам: — ИТЕСЬ! ИТЕСЬ! ИТЕСЬ-ТЕСЬ-ТЕСЬ!

Мистер Стик быстро вернулся к своим и, захлопнув массивную деревянную дверь, зажег ещё одну свечу. Руки его дрожали.

— Оч-ч-чень странно это все, — сказал он. — Нет, если такие штуки будут повторяться каждую ночь, мы здесь жить не сможем.

На Джулиана, Дика и Джордж напал такой приступ смеха, что они уже больше не могли подражать коровам, лошадям и овцам. Зато Джордж попробовала изобразить свинью и так натурально захрюкала и завизжала, что Дик прямо покатился от хохота. Хрюканье и визг, разумеется, эхо сразу же разнесло повсюду.

— Уйдем, — прошептал Джулиан, — не то я лопну, я не могу сдержать хохот! Уйдем!

— Уйдем! — шепотом повторило эхо. — Уйдем-дем-дем!

Спотыкаясь и оступаясь, они поспешили к лестнице, зажимая рты носовыми платками, — при свете фонаря были хорошо видны отметки мелом, которые делал Джулиан. Благодаря им заблудиться было невозможно.

Подойдя в лестнице, дети поднялись, уселись на ступеньке вместе с Энн и Тимми и, давясь от хохота, стали рассказывать о своих похождениях.

— Старина Стик заорал нам, чтобы мы убирались, — сказала Джордж. — Видно, жутко перепугались. А что до Вонючки, она даже не пикнула, её мы не слышали. Ручаюсь, после такого переполоха вся семейка завтра отсюда сбежит! Они до смерти перепуганы.

— О, это было потрясающе! — сказал Джулиан. — Очень жаль, что меня разобрал смех. Я чувствовал, что вот-вот начну трубить, как трубят слоны. Вот бы эхо тогда порезвилось!

— Интересно, чего эта семейка пожаловала на остров? — задумчиво сказал Дик. — Оставили без призора Киррин-коттедж, однако приехали они сюда не за нами. Видно, и впрямь связаны с контрабандистами. Поэтому, думаю, миссис Стик и нанялась к твоей маме, Джордж, — чтобы быть поближе к острову в нужный час, когда контрабандистам понадобится её помощь.

— А нельзя ли нам вернуться в Киррин-коттедж, а? — спросила Энн, которой при всей её любви к острову, теперь, когда тут обосновались Стики, было на нем страшновато.

— Вернуться! Отказаться от интересного приключения в самом его начале! — сердито сказала Джордж, — Ну и глупышка ты, Энн. Возвращайся, если хочешь, но я уверена, что с тобой никто не поедет.

— Ну нет, Энн останется с нами, — сказал Джулиан, зная, что Энн обидится на предложение покинуть друзей. — Уедут отсюда Стики, уж за это не беспокойтесь!

— Пойдем обратно в пещеру, — сказала Энн, стосковавшись по их надежному убежищу и уютному свету свечи. Ребята пересекли двор и подошли к окружавшей замок невысокой стене. Перебравшись через нее, они направились к утесу. Там Джулиан включил фонарик, считая, что теперь это безопасно — было темно, хоть глаз выколи, и он вовсе не желал, чтобы кто-то из них нечаянно провалился в пещеру, вместо того чтобы спуститься, как всегда, по веревке.

Джулиан стоял у отверстия и светил фонариком, чтобы все могли по очереди спокойно спуститься. Когда остальные уже были в пещере, он вдруг поднял глаза, глянул на море — в темноте что-то светилось.

Да, в море светился огонек, причем он мигал, будто подавая сигналы. Наверно, заметили его фонарик! Джулиан напряженно всматривался — посылают ли сигналы с какого-то судна и далеко ли оно. Что означают эти сигналы?

«Может быть, они хотят привезти ещё товары на старый корабль, чтобы Стики потом забрали? — думал Джулиан. — Интересно было бы узнать. Как я хотел бы в этом убедиться! Но если Стики здесь, идти на старую посудину при дневном свете слишком опасно».

Сигнализация продолжалась довольно долго — очевидно, передавали какое-то известие. А какое, Джулиану догадаться было невозможно. Он только видел мигающий огонек. Но наверняка этими сигналами передают какое-то сообщение семейству Стик.

«Ну, этой ночью сообщение до них не дойдет, — со злорадством подумал Джулиан, когда сигнализация наконец прекратилась. — Уверен, что вся семейка сидит там, в подземелье, и носу не высунет — уж слишком застращали их овцы, и коровы, и лошади, которые бродят по подземелью».

Джулиан был прав — семейство всю ночь провело в подземелье. До самого утра ничто не заставило бы их выйти из этого убежища.

ЭДГАР ПОРАЖЕН

Остаток ночи дети спали спокойно. Тимми ни разу не зарычал, а это было доказательством, что ничего необычного не происходило. Утром отлично позавтракали — язык, консервированные персики, хлеб с маслом и патокой, и запили все это лимонадом.

— Боюсь, нашему лимонаду пришел конец, — с сожалением сказал Джулиан. — Должен признать, лимонад — замечательный напиток, он к любому блюду хорош.

— Так вкусно я ещё никогда не завтракала! — сказала Энн. — И вообще мы здесь, на острове Киррин, едим все такое аппетитное. Интересно, а наши милые Стики тоже вкусно едят?

— Уверен, что да, — сказал Дик. — Они, конечно, очистили буфеты тети Фанни и взяли все самое лучшее, что могли найти.

— О, какие твари! — сказала Джордж, глаза её метали молнии. — А я даже не подумала о том, что они могли просто ограбить наш дом и унести что-то ценное.

— Вероятно, они это сделали, — нахмурясь, сказал Джулиан. — И я тоже об этом почему-то не подумал. Будет ужасно, Джордж, если твоя мама вернется, ещё слабая и беспомощная, и обнаружит, что половина её вещей исчезла!

— О Господи! — со вздохом сказала Энн. — Это и в самом деле было бы просто ужасно!

— Еще бы! — сказала Джордж, насупившись. — От этой семейки можно всего ожидать! Если у них хватило наглости приехать на наш остров и поселиться здесь, то хватит наглости ограбить наш дом. Скорей бы узнать, что там делается.

— Они могли привезти в лодке немало добра, — сказал Джулиан. — Если они и впрямь набрали краденых вещей, то должны были где-то их спрятать — скорее всего, в подземелье.

— Надо было походить вокруг и понаблюдать — может быть, что-нибудь заприметим, — но так, чтобы Стики нас не видели, — предложил Дик.

— Да, давайте пойдем прямо сейчас, — сказала Джордж, которая всегда спешила немедленно браться за дело. — А тебе, Энн, задание — вымоешь посуду и приберешь нашу пещеру. Ладно?

Энн очень хотелось пойти со всеми, но также её одолевало желание опять поиграть в «домик». Ей так нравилось все раскладывать, и застилать постели, и убирать пещеру. Подумав, она согласилась остаться, пока её друзья сходят на разведку.

Итак, они поднялись по веревке. Тимоти оставили с Энн — боялись, что он может залаять. Энн привязала его, он немного поскулил, но особого шума не поднимал.

Трое ребят, улегшись на вершине утеса, принялись наблюдать за развалинами замка. Сперва они там никого не видели, но наблюдение не прекратили, и вот, наконец, показались все трое членов семейства — должно быть, только что вылезли из подземелья. Казалось, они рады снова увидеть солнечный свет, что было не удивительно, — уж очень холодно и темно было в подземелье!

Все трое стояли и озирались. Вонючка, поджав хвост, держалась возле миссис Стик.

— Видно, высматривают, где здесь коровы, и овцы, и лошади, которых они слышали ночью в подземелье, — шепнул Дик Джулиану.

Поговорив между собой минуту или две, все трое пошли к той части берега, против которой находилось разбитое судно. А Эдгар направился к уцелевшей комнате в замке, где ребята намеревались устроиться на ночлег, — единственной с не обвалившимся потолком.

— Я пошпионю за родителями, — прошептал Джулиан друзьям. — А вы двое смотрите, что будет делать Эдгар.

Прячась за кустами, Джулиан украдкой сопровождал чету Стик, не отставая ни на шаг. А Джордж и Дик осторожно, стараясь не шуметь, спустились с утеса и пошли к центру острова, где находился замок. Они слышали, как насвистывал Эдгар. По замковому двору бегала Вонючка.

Вот Эдгар показался в дверях полуразрушенной комнаты, неся кучу подушек, которые, вероятно, были там спрятаны. Джордж покраснела от ярости и судорожно стиснула руку Дика.

— Самые лучшие мамины подушки! — прошептала она. — О, скоты!

Дик тоже был возмущен. Совершенно ясно, что Стики, покидая Киррин-коттедж, прихватили все, что можно было унести. Он поднял ком земли, старательно прицелился и швырнул его. Ком упал между Эдгаром и Вонючкой — только поднялось облачко пыли.

Эдгар в испуге уронил подушки и глянул вверх. Вероятно, подумал, что на него свалилось что-то с неба. Теперь Джордж тоже взяла ком, прицелилась и забросила его ещё выше, чем Дик. Упал он прямо на Вонючку, собачонка, взвизгнув, юркнула во вход в подземелье.

Эдгар опять посмотрел на небо, потом, открыв от изумления рот, стал озираться вокруг: что это на них падает? Дик улучил момент, когда он смотрел в противоположную сторону, и запустил в него ещё одним комом. Этот ком, упав на голову опешившего Эдгара, тоже разлетелся в пыль.

Тут Дик издал весьма натуральное мычание — ну точно страдающая корова! — и Эдгар словно прирос к месту, стуча зубами от страха. Опять корова? Но где же она?

Дик замычал снова, тогда Эдгар, издав громкий вопль, кинулся бежать и буквально провалился во вход в подземелье. Он исчез там с пронзительным воем, оставив упавшие на землю подушки.

— Живо! — сказал Дик. — На несколько минут он там застрянет, это точно. Он чересчур напуган. Берем подушки и уносим их в пещеру. Не понимаю, почему ими должны пользоваться Стики и утаскивать их в это жуткое древнее подземелье.

Двое ребят вбежали во двор, подхватили подушки и опять спрятались. Дик поглядел на комнату, откуда Эдгар их вынес.

— А что, если нам прокрасться туда да посмотреть, что ещё они там припрятали? — спросил Дик. — Почему они должны пользоваться вещами, которые им не принадлежат?

— Я пойду туда, а ты наблюдай за входом в подземелье, — сказала Джордж. — Если опять появится Эдгар, тебе будет достаточно разок помычать, и он убежит на край света.

— Верно, — сказал Дик, усмехнувшись, и поспешно подошел ко входу в подземелье. Но ни Эдгар, ни Вонючка не появлялись.

Джордж тем временем кинулась к полуразрушенной комнате и, вся дрожа от негодования, заглянула в нее. О да, они действительно прихватили мамины вещи, никаких сомнений быть не может! Вот одеяла, и столовое серебро, и всяческие продукты. Видимо, миссис Стик залезла в большой шкаф под лестницей и набрала там всего, что было припасено для повседневного обихода. Джордж бегом вернулась к Дику.

— Там куча всякого добра! — гневно прошептала она. — Пойдем, поможешь мне унести. Посмотрим, удастся ли нам все забрать, прежде чем появится Эдгар или вернутся его родители.

И когда они вот так перешептывались, раздался тихий свист. Оглянувшись, они увидели направлявшегося к ним Джулиана.

— Стики поплыли в лодке к старому кораблю, — сказал он, подойдя. — Где-то тут, среди скал, у них была спрятана старая лодка. Папаша Стик, вероятно, опытный моряк, если сумел провести лодку к острову мимо этих страшных подводных камней и вывести её.

— О, тогда у нас достаточно времени, чтобы сделать то, что мы хотим, — сказал Дик удовлетворенно. Он вкратце сообщил Джулиану, что видела Джордж в уцелевшей комнате замка.

— Гнусные воры! — с негодованием сказал Джулиан. — Возвращаться в Киррин-коттедж они, конечно, не собираются, это ясно. Сговорились с контрабандистами провернуть здесь какое-то дело, а когда с ним управятся, то смоются, прихватив награбленное, сядут где-нибудь на судно и провезут товар без пошлины.

— Нет, это у них не выйдет! — живо отозвалась Джордж. — Мы заберем все и унесем в нашу пещеру! Дик будет стоять у входа в подземелье, чтобы проследить за Эдгаром, а ты, Джулиан, и я будем быстренько переносить вещи. Можно их прямо сбрасывать в пещеру.

— Тогда за дело! — сказал Джулиан. — Надо с этим закончить до их возвращения, а я полагаю, они долго не зажердятся, — тьфу, опять! — не задержатся. Наверно, отправились забрать чемодан и ещё что-нибудь на старой посудине. Вы же знаете, ночью я видел в море мигающий огонек — возможно, это был сигнал о том, что контрабандисты что-то доставили на старую посудину и Стикам следует это забрать.

Джордж и Джулиан побежали в полуразрушенную комнату, взяли столько вещей, сколько могли унести, и поспешили с ними на утес, чтобы сложить там, а потом, когда будет время, спустить в пещеру. Похоже было, что Стики хватали в доме все, что попадалось им под руку. Даже кухонные часы унесли!

Эдгар не появлялся. Дик сидел у лестницы в подземелье и скучал, наблюдая, как Джордж и Джулиан переносят вещи. Через некоторое время они, закончив свою работу, со вздохом облегчения помахали Дику руками. Оставив свой пост. Дик подошел к ним.

— Мы все перенесли, — сказал Джулиан. — Теперь я схожу на утес поглядеть, возвращаются ли они. Если ещё не возвращаются, начнем спускать вещи в пещеру.

Вскоре Джулиан вернулся.

— Я видел, что их лодка привязана к старой посудине, — сказал он. — Какое-то время можем быть спокойны. Давайте поскорей будем упрятывать вещи в надежное место. Можно считать, что нам повезло.

Они подтащили вещи к отверстию и покричали Энн:

— Энн, слушай, мы тут принесли кучу вещей, будем сбрасывать их в пещеру! А ты стой и принимай их!

Очень скоро все вещи были переправлены в пещеру. Энн от изумления не могла прийти в себя. Столовое серебро и другие вещи, которые могли пострадать при падении, сперва обернули одеялами и спускали вниз по веревке.

— О Господи! — сказала Энн. — Наша пещера будет совсем как настоящий дом, когда я ещё эти вещи аккуратно разложу!

Едва дети управились, как услышали в отдалении голоса.

— Не иначе как Стики возвратились! — сказал Джулиан и осторожно глянул вниз с вершины утеса. Он был прав. Стики возвратились и теперь шли от своей лодки к замку, неся чемодан, взятый на старой посудине.

— Пойдем потихоньку за ними и посмотрим, что будет, когда они увидят, что в комнате пусто, — ухмыляясь, сказал Джулиан. — Пошли все!

Они ползком спустились с утеса и спрятались в густом кустарнике, откуда было удобно наблюдать. Супруги, поставив чемодан наземь, стали оглядываться, ища Эдгара. Но Эдгара нигде не было видно.

— Где же наш мальчик? — нетерпеливо сказала миссис Стик. — У него было столько времени, мог все успеть сделать. Эдгар! Эдгар! Эдгар!

Мистер Стик подошел к полуразрушенной комнате и заглянул внутрь. Затем вернулся к супруге.

— Он все перенес вниз, — сказал он. — Верно, он там, в подземелье. В комнате ничего нет.

— Но я же говорила ему: когда все сделает, пусть поднимется и побудет на солнце, — сказала миссис Стик. — Сидеть там, в подземелье, вредно для здоровья. ЭДГАР!

На этот раз Эдгар услышал зов, и из входа в подземелье показалась его голова. Лицо у него было чрезвычайно испуганное.

— Поднимайся поскорей! — сказала миссис Стик. — Ты же все отнес вниз, теперь тебе лучше побыть на солнце.

— Я боюсь, — сказал Эдгар. — Я здесь больше не останусь один.

— Почему? — с удивлением спросил мистер Стик.

— Опять эти коровы мычали! — сказал бедняга Эдгар. — Сотни коров, па, и все мычат тут вокруг меня и кидают на меня всякую гадость. Зверюги, а не коровы, я их боюсь и больше тут во дворе один не останусь.

НЕОЖИДАННЫЙ ПЛЕННИК

Супруги воззрились на Эдгара — им показалось, что он сошел с ума.

— Коровы кидали на тебя всякую гадость? — сказала наконец миссис Стик. — Как это понимать? Коровы не могут ничего кидать!

— А эти коровы кидали, — сказал Эдгар и, чтобы вызвать у родителей сочувствие, стал рассказывать о случившемся, не стесняясь в преувеличениях. — Эти коровы были просто страшилища, и было их сотни и сотни, рога длинные, как у оленей, и мычат, точно гром гремит. И они кидали в меня всякой гадостью, в меня и Штучку. Собачка ужасно напугалась, и я тоже. Подушки, которые я нес, я со страху уронил, а сам убежал и спрятался в подземелье.

— Где же подушки? — спросил мистер Стик, озираясь. — Ни одной подушки не вижу. Небось скажешь нам, что коровы их съели.

— Разве ты не перенес все в подземелье? — спросила миссис Стик. — Ведь в комнате совсем пусто. Там ничего нет.

— Да я ничего вниз не перенес, — сказал Эдгар, осторожно вылезая из входа в подземелье. — Подушки я уронил там, где вы сейчас стоите. Что же с ними случилось?

— Хорошенькое дело! — сказал мистер Стик с изумлением. — Кто же здесь находился в то время, когда мы ушли? Кто-то унес подушки и все остальное. Куда же они это подевали?

— Это коровы, па! — сказал Эдгар, озираясь, словно надеясь увидеть коров, уносящих подушки, и столовое серебро, и одеяла.

— Брось болтать про коров, — сказала миссис Стик, внезапно выходя из себя. — Прежде всего, здесь на острове нет ни одной коровы, уж мы-то знаем, мы весь его исходили этим утром. А то, что мы слышали ночью, было, наверно, какое-то необычное эхо, оно-то и гремело там повсюду. Нет, сынок, во всем этом есть что-то странное. Похоже, что на острове кто-то есть.

Тут из-под земли до них донесся жуткий вой. Это выла Вонючка, которой стало страшно находиться одной внизу, но страшно было и подняться наверх.

— Бедная крошка! — сказала миссис Стик, которая, видимо, любила Вонючку больше, чем кого-либо другого. — Что там с ней?

Вонючка издала ещё более заунывный вой, и миссис Стик поспешила вниз по ступенькам к своей любимице. Мистер Стик последовал за супругой, и Эдгар, не мешкая ни минуты, отправился за ним.

— Пошли, живо! — сказал Джулиан, выпрямляясь. — Идем со мной, Дик! Мы как раз успеем взять чемодан. Бегом!

Оба мальчика со всех ног кинулись во двор замка. Каждый взялся за одну из двух ручек чемодана и понесли его вместе. В мгновение ока они уже были возле Джордж.

— Теперь отнесем его в пещеру, — прошептал Джулиан. — А ты, Джордж, оставайся здесь и смотри, что дальше будет.

Мальчики потащили чемодан на утес. А Джордж залегла за кустом и стала наблюдать. Через несколько минут показался мистер Стик. Выйдя из подземелья, он осмотрелся вокруг и обнаружил, что чемодан исчез. От изумления у него отвисла челюсть — чемодана как не бывало. Наклонясь ко входу в подземелье, он прокричал:

— Эй, Клара! Чемодана-то нет!

Миссис Стик как раз поднималась по лестнице, за ней следовали Вонючка и Эдгар. Она вышла наверх и стала оглядываться.

— Исчез? — сказала она, крайне удивленная. — И впрямь исчез. Куда же он подевался?

— Именно это я хотел бы узнать! — сказал мистер Стик. — Мы оставили его всего на пару минут — и он исчез. Он что, убежал, как все прочие вещи?

— Послушай меня! Здесь на острове кто-то есть! — сказала миссис Стик. — И я выясню, кто это. Пистолет при тебе?

— Конечно, — сказал мистер Стик, хлопнув себя по поясу. — А ты возьми палку потолще, и Штучку возьмем с собой. Я буду не я, если мы не сцапаем того, кто тут ломает нам наши планы!

Джордж бесшумно вылезла из-под куста и побежала предупредить друзей. Прежде чем спуститься по веревке в пещеру, она прикрыла отверстие ветками ежевики. Потом спустилась и рассказала обо всем, что произошло.

Джулиан тем временем пытался открыть чемодан, но замки не поддавались. Он поднял голову и посмотрел на Джордж — девочка, ещё запыхавшаяся, заканчивала свой рассказ.

— Мы здесь будем в безопасности, разве кто ненароком провалится в дыру, — сказал он. — Теперь сидите тихо! И ты, Тимми, не смей рычать!

Некоторое время ничего не было слышно, потом где-то в отдалении раздался лай Вонючки.

— Внимание! — сказал Джулиан. — Они приближаются.

Стики опять забрались на утес, они тщательно осматривали каждый куст. Подойдя к большому кусту можжевельника, за которым дети часто прятались, они увидели, что трава там примята.

— Здесь кто-то побывал, — сказал мистер Стик. — Не спрятались ли они внутри этого куста — он такой огромный и густой, что там можно уместить целую армию! Сейчас я попробую продраться внутрь него, а ты, Клара, постой с моим пистолетом.

Пока родители занимались поисками, Эдгар пошел побродить по утесу — он понимал, что нет таких дураков, которые вздумали бы жить внутри колючего можжевелового куста. Он сделал несколько шагов и — о ужас! — вдруг почувствовал, что проваливается! Его ноги оказались в какой-то дыре, он едва успел уцепиться за колючие ветки, но это его не спасло. Он падал все ниже, ниже, ниже, и наконец, хлоп! Он провалился через отверстие в кровле пещеры.

Удивленные ребята, вытаращив глаза, смотрели, как Эдгар хлопнулся на пол, усыпанный мягким песком. Тимми вмиг набросился на своего врага с устрашающим рычанием, но Джордж вовремя его оттащила.

Онемев от неожиданности и страха, Эдгар с закрытыми глазами лежал на полу и стонал. Ребята смотрели то на него, то друг на друга. Они были ошеломлены и несколько минут не могли сообразить, что сказать, что делать. Тимми свирепо рычал — так свирепо, что Эдгар, перепугавшись, открыл глаза. С величайшим изумлением и ужасом он оглядел стоящих вокруг него четверых ребят и их собаку.

Он раскрыл было рот, чтобы позвать на помощь, но широкая ладонь Джулиана вмиг легла на его губы.

— Только закричи, и я разрешу Тимми укусить тебя в любое место, какое ему понравится! — сказал Джулиан тоном не менее грозным, чем рычание Тимоти. — Понял? Хочешь попробовать? Тимми ждет, он готов укусить.

— Я не буду кричать, — сказал Эдгар так тихо, что ребята едва расслышали. — Уберите своего пса. Я не буду кричать.

— Слушай, Тимоти, — сказала Джордж, — если этот парень заорет, хватай его сразу! Ляг рядом с ним и покажи ему свои зубы. А если заорет, сразу кусай!

— Гав! — сказал Тимми с очень довольным видом. Он улегся возле Эдгара, тот попытался отодвинуться. Но при всякой такой попытке Тимми придвигался к нему.

— Что вы делаете тут, на острове? — спросил Эдгар, обводя взглядом ребят. — Мы думали, что вы уехали домой.

— Это наш остров, — сказала Джордж гневно. — Мы имеем полное право находиться на нем, если хотим, а у вас нет никакого права. Вы-то зачем здесь, ты и твои отец и мать?

— Я не знаю, — сказал Эдгар, помрачнев.

— Лучше признавайся, — сказал Джулиан. — Мы знаем, что вы сговорились с контрабандистами.

— Контрабандистами? — удивленно спросил Эдгар, — Я этого не знал. Отец и мать ничего мне не говорили. Я вовсе не желаю иметь дело с контрабандистами.

— Ты и впрямь ничего не знаешь? — спросил Дик. — Не знаешь, зачем вы приехали на остров Киррин?

— Ничего не знаю, — повторил Эдгар обиженным тоном. — Отец и мать плохо со мной обращаются. Ничего мне никогда не рассказывают. Я делаю, что они велят, вот и все. Я ничего не знаю о контрабандистах, говорю вам.

Детям стало совершенно ясно, что Эдгар действительно не знает, по какому поводу его родители приехали на остров.

— Ну что ж, я не удивляюсь, что они не посвящают в свои секреты Прыщеватика, — сказал Джулиан. — Он, конечно, выболтал бы все, кабы знал. Во всяком случае, мы-то знаем, что они занимаются контрабандой.

— Отпустите меня, — угрюмо сказал Эдгар. — У вас нет права держать меня здесь.

— И не думай, мы тебя не отпустим, — живо сказала Джордж. — Теперь ты наш пленник. Если мы отпустим тебя к родителям, ты им расскажешь про нас, а мы не хотим, чтобы они знали, где мы. Мы, видишь ли, намерены поломать их замечательные планы. Понятно тебе?

Да, Эдгару было понятно. Ему теперь многое было понятно, и от этого ему стало нехорошо.

— Это вы унесли подушки и остальные вещи?

— О нет, милый Эдгар, — сказал Дик. — Это коровы, это они. Ты что, забыл, как рассказывал своей мамаше про сотни коров, которые мычали вокруг тебя, и бросались всякой гадостью, и украли подушки, которые ты уронил? Неужели ты уже забыл про коров?

— Ох и шутник ты, — мрачно сказал Эдгар. — Что вы собираетесь со мной делать? Я не хочу здесь оставаться, говорю прямо.

— Не хочешь, но придется, Прыщеватик, — сказал Джулиан. — Придется тебе побыть здесь, пока не отпустим, — а это произойдет не раньше, чем мы выясним маленькую тайну контрабандистов. И позволь тебя предупредить, что за любую твою глупую попытку сбежать Тимми немедленно тебя накажет.

— У, скоты вы все! — сказал Эдгар, поняв, что ему ничего не остается, как подчиниться требованиям четверых ребят. — Погодите, уж мои па и ма покажут вам!

А между тем его па и ма не знали, что и думать. В густом можжевеловом кусте они, естественно, никого не нашли, и когда мистер Стик, оцарапавшись до крови, из него вылез, он огляделся вокруг, ища Эдгара. Но Эдгара и след простыл.

— Где этот паршивый мальчишка? — сказал он и закричал: — Эдгар! ЭДГАР!

Эдгар не откликался. Супруги потратили немало времени на поиски Эдгара — и на поверхности, и в подземелье. Миссис Стик была убеждена, что бедняжка Эдгар заблудился в подземных переходах, и попыталась отправить на поиски Вонючку. Но Вонючка дошла только до первой высеченной в скале камеры. Она помнила, какие странные шумы раздавались здесь ночью, и вовсе не желала исследовать эти темные подземелья.

Когда с Эдгаром все прояснилось, Джулиан снова занялся чемоданчиком.

— Я должен как-нибудь открыть его, — сказал он. — Уверен, что там внутри контрабанда, но какая, одному Богу известно.

— Надо просто сбить замки, — сказал Дик. Джулиан нашел небольшой камень и принялся ударять по замкам. Довольно скоро удалось сбить один, потом отлетел и второй. Дети открыли крышку чемодана.

Сверху лежало детское одеяльце с вышитыми на нем белыми кроликами. Джулиан откинул его, ожидая увидеть контрабандные товары. Но, к великому удивлению ребят, внизу лежала детская одежда! Джулиан стал вынимать вещь за вещью. Две голубые кофточки, голубая юбочка, несколько маечек и штанишек и теплое пальтишко. На дне чемодана лежали несколько кукол и плюшевый мишка.

— Что за чертовщина! — воскликнул удивленный Джулиан. — Для чего это все? Почему Стики притащили это на остров и почему контрабандисты прятали это на старой посудине? Вот так загадка!

Эдгар, по-видимому, был не менее удивлен, чем остальные ребята. Он тоже ожидал увидеть что-то ценное. Джордж и Энн вытащили кукол. Куклы были красивые. Энн прижала их к себе. Она любила кукол, а Джордж их презирала.

— Чьи же это куклы? — сказала Энн. — Вот огорчилась, наверно, их хозяйка, когда их у неё отняли! Как странно, Джулиан! Зачем кому-то понадобилось привозить на остров Киррин чемодан с детской одеждой и куклами?

КРИК СРЕДИ НОЧИ

Никто из ребят не мог ничего ответить на недоуменные вопросы Энн. Стоя вокруг чемодана, они в замешательстве смотрели на его содержимое. Какой смысл перевозить контрабандой такие вещи? Вспоминали они и об увиденных на старом корабле консервах — тоже очень странно. Зачем было все это тайком перевозить на остров? Какая-то дикая нелепость!

— Очень странно, — сказал наконец Дик. — Я ничего не понимаю. Но, без сомнения, здесь творятся темные дела, иначе Стики не слонялись бы по нашему острову. К тому же мы видели сигналы с судна в море. Да, дело тут нечисто. Мы-то думали — откроем чемодан — и все прояснится, но нет, напротив, тайна стала ещё более загадочной.

И тут они услышали голоса супругов Стик, призывавших Эдгара. Но крикнуть им в ответ Эдгар не смел. Морда Тимми касалась его ноги-того и гляди цапнет. Время от времени Тимми рычал, напоминая Эдгару о своем присутствии.

— Ты знаешь что-нибудь о судне, с которого этой ночью посылали сигналы на остров? — обернувшись к Эдгару, спросил Джулиан.

— Никогда не слышал ни о каких сигналах, — ответил тот, покачав головой. — Я только слышал, как мать говорила, что она этой ночью ожидает Скитальца, но что это означало, я не знаю.

— Скитальца? — встрепенулась Джордж. — Что это такое? Человек, или судно, или ещё что-нибудь?

— Не знаю, — сказал Эдгар. — Если б я спросил, мне бы только надрали уши. Сами разбирайтесь.

— Уж разберемся! — хмуро сказал Джулиан. — Сегодня ночью будем высматривать Скитальца. Благодарю за информацию.

Весь день прошел спокойно, даже скучно для всех ребят, кроме Энн, которой теперь надо было разложить в порядке так много разных вещей. Уж теперь-то пещера стала совсем похожа на дом! Кровати она застелила одеялами, а коврики положила на пол, как настоящие ковры. Стало так красиво и уютно — залюбуешься!

Эдгару выходить из пещеры запретили, и Тимми не отдалялся от него ни на минуту. Большую часть дня Эдгар проспал, пожаловавшись, что «эти коровы и все прочее» так сильно его напугали прошлой ночью, что он, мол, и глаз не сомкнул.

Громко переговариваясь, ребята обсуждали, что делать дальше. Решили в эту ночь дежурить на вершине утеса попарно. Надо ждать и вести наблюдение — может, что-то прояснится. Если Скиталец действительно явится, тогда, по обстоятельствам, решится дальнейшее.

Солнце зашло, и стало совсем темно. Эдгар тихо посапывал после превосходного ужина — сардины, бутерброды с мясом, консервированные абрикосы и сгущенка. Нести первую вахту поднялись на утес Энн и Дик. Было пол-одиннадцатого ночи.

В полпервого им на смену поднялись по веревке Джулиан и Джордж. Докладывать было не о чем. Дик и Энн спустились в пещеру, улеглись на свои роскошные постели и уснули. Эдгар продолжал храпеть в углу под охраной Тимми.

Джулиан и Джордж не сводили глаз с моря, надеясь увидеть какое-либо судно. В эту ночь светила луна и было не так уж темно. Вдруг они услышали приглушенные голоса и увидели внизу на скалах два темных силуэта.

— Это Стики, — прошептал Джулиан. — Вероятно, собираются опять поплыть к старой посудине.

Послышались удары весел по воде, и дети увидели, как лодка отчалила от берега. В этот же миг Джордж резко толкнула локтем Джулиана и показала на море. На довольно большом расстоянии там засветился огонек на судне, которое дети едва могли различить. Но луна тут же зашла за тучку, и некоторое время они ничего не видели.

Затаив дыхание, оба вглядывались в темноту. Было ли это призрачное судно в морской дали тем самым «Скитальцем»? Или его хозяина прозвали Скитальцем? Намерены ли контрабандисты в эту ночь поработать?

— Смотри, там показалась ещё одна лодка, — сказала Джордж. — Наверно, её послали с того судна. Луна опять вышла из-за туч, ты сможешь её разглядеть. Она направляется к старой посудине. Видимо, там у них место встречи.

И тут, как назло, луна опять спряталась за тучу, опять стало темно, причем надолго, — дети едва могли дождаться, когда станет светлей. Наконец туча ушла, и лунный свет озарил морскую гладь.

— А теперь обе лодки отплывают от старого корабля, — с волнением сказал Джулиан. — Встреча состоялась — контрабандные товары, я полагаю, переданы — одна лодка возвращается на судно, а другая, лодка Стиков, плывет к острову, нагруженная товарами. Когда Стики причалят к берегу, мы последим за ними и посмотрим, куда они это добро прячут.

Прошло довольно много времени, пока лодка супругов достигла берега. Как они причаливали, детям не было видно, но вскоре они разглядели, что Стики движутся к замку. Мистер Стик нес на плече что-то вроде большого тюка. Несла ли что-нибудь миссис Стик, детям не было видно.

Зайдя во двор замка, оба направились к входу в подземелье.

— Они несут туда контрабанду, — прошептал Джулиан. Теперь дети вели наблюдение, спрятавшись за стеной, окружавшей замок. — Давай вернемся к нашим, расскажем, что мы видели, и составим план действий. Надо каким-то образом захватить контрабандные товары, переправить их на материк и заявить в полицию!

И вдруг в ночной тьме раздался крик. Пронзительный крик испуга — дети вздрогнули от страха. Непонятно было, откуда исходил этот крик.

— Бежим! Это, наверно, Энн! — сказал Джулиан, и оба помчались со всех ног к отверстию над пещерой. Оба спустились по веревке, и Джулиан с тревогой оглядел пещеру. Все было спокойно. Что тут случилось такое, отчего Энн вдруг закричала?

Но Энн мирно спала на своей постели, и Дик спал. Эдгар похрапывал, а Тимми, сверкая своими карими глазами, его сторожил.

— Странное дело! — сказал Джулиан, ещё не оправившись от испуга. — Чертовски странное! Кто же это кричал? Это не могла быть Энн — если б она во сне закричала так громко, она разбудила бы остальных.

— Но кто же тогда кричал? — с дрожью в голосе спросила Джордж. — Такой зловещий был крик! Правда, Джулиан? Мне стало жутко. Кричал кто-то смертельно испуганный. Но кто это мог быть?

Они разбудили Дика и Энн и рассказали о странном крике. Энн было очень страшно. Дика заинтересовало сообщение, что у старой посудины встретились две лодки и что Стики притащили на остров какую-то контрабанду и унесли её в подземелье.

— Завтра мы так или иначе её заполучим, — бодро сказал Дик. — Вот будет забава!

— Почему вы подумали, что это я кричу? — спросила Энн. — По-вашему, кричала девочка?

— Да, похоже было на то, как ты кричишь, когда кто-то из нас вдруг на тебя налетит, — сказал Джулиан.

— Странно, — сказала Энн. Она опять свернулась клубочком на своей постели, и Джордж легла рядом с ней.

— Ох, Энн! — с отвращением сказала Джордж. — На постели места нет из-за этих кукол, и плюшевый мишка тоже здесь. Право, ты у нас ещё младенец!

— Неправда! — сказала Энн. — А вот куклы и мишка — они младенцы, им страшно и скучно, потому что с ними нет маленькой девочки, их хозяйки. Потому я их взяла вместо неё к себе в постель! Я уверена, та девочка была бы рада, если б узнала.

— Маленькая девочка, — медленно проговорил Джулиан. — Нам показалось этой ночью, будто мы слышали крик маленькой девочки, и чемодан мы нашли, заполненный одеждой для маленькой девочки и куклами для нее. Что все это означает?

Наступила тишина, и вдруг Энн решительно сказала:

— А я знаю! Их контрабанда — маленькая девочка! Они украли маленькую девочку, и это её куклы, а поверх кукол лежала одежда, которую украли тогда же, — чтобы девочку одевать и чтобы ей было чем играть. Девочка эта теперь здесь, на острове, — ночью вы слышали, как она кричала, когда эти гадкие Стики тащили её в подземелье!

— Ну что ж, я думаю, что Энн нашла разгадку, — сказал Джулиан. — Ты у нас умница, Энн! Наверно, ты права. Вовсе не контрабандисты облюбовали этот остров, а похитители!

— Что значит «похитители»? — спросила Энн.

— Это люди, которые крадут детей или взрослых и держат их в потайном месте, пока не получат за них много денег, — объяснил Джулиан. — Это называется «выкуп». Пока выкуп не выплатят, похитители держат пленника у себя.

— Вот-вот! Именно это и происходит здесь! — сказала Джордж.

— Я уверена, что угадала! — сказала Энн. — Маленькую девочку украли и привезли с какого-то судна в лодке на старый корабль, и эти жуткие Стики забрали её сюда, на остров. Ох, гнусные твари!

— И мы слышали, как эта крошка кричала, когда её несли в подземелье, — сказала Джордж. — Джулиан, мы должны её освободить.

— Разумеется, — сказал Джулиан. — И освободим, не бойся! Освободим завтра же!

Эдгар, проснувшись, вдруг вмешался в разговор.

— Вы это о чем? — спросил он. — Кого будете освобождать?

— Это не твое дело, — сказал Джулиан. Джордж, толкнув его локтем, прошептала:

— Я только надеюсь, что миссис Стик, потеряв своего дорогого Эдгара, волнуется не меньше, чем мать той маленькой девочки.

— Завтра во что бы то ни стало мы разыщем малышку и возьмем её к себе, — сказал Джулиан. — Стики, вероятно, будут начеку, но мы найдем способ.

— Ну, я устала, — сказала Джордж. — Будем спать. Утром проснемся бодренькие, свежие. Энн, ну забери же кукол на свою сторону. Я лежу, по крайней мере, на трех куклах.

Энн придвинула к себе кукол и мишку и уложила их на своей стороне постели.

— Не скучайте, — услышала Джордж её шепот. — Я буду о вас заботиться, пока вы не вернетесь к своей настоящей хозяйке. Спите, крошки! — Вскоре все в пещере спали, кроме Тимоти, у которого всю ночь один глаз был открыт. Уж если Тимоти здесь, никакого сторожа не надо. Тимми был для ребят самой лучшей охраной.

ОСВОБОЖДЕНИЕ — И НОВЫЙ ПЛЕННИК!

На другой день Джулиан проснулся рано и поднялся по веревке на вершину утеса — посмотреть, не видно ли поблизости Стиков. Да, вон они, выходят из подземелья, только что поднялись по лестнице. Лицо у миссис Стик было бледное и встревоженное.

— Мы должны найти нашего Эдгара, — твердила она мистеру Стику. — Говорю тебе, мы обязательно должны найти нашего мальчика. В подземелье его нет. В этом я убеждена. Столько звали его, кричали до хрипоты.

— Но и на острове его нет, — сказал мистер Стик. — Вчера мы весь остров облазили. По-моему, кто-то здесь был, забрал наши вещи, захватил Эдгара и уехал с ним и с вещами на лодке. Вот что я думаю.

— Тогда они, значит, увезли его на материк, — сказала миссис Стик. — Пойдем поскорее, сядем в лодку и отправимся тоже туда и будем расспрашивать людей. Но что я хотела бы узнать — кто это тут шатается и вмешивается в наши дела? Это меня пугает. И как раз тогда, когда у нас все так удачно складывалось!

— По-твоему, будет правильно уехать отсюда прямо сейчас? — с сомнением спросил мистер Стик. — А если те, кто здесь был вчера, ещё и теперь здесь, — они ведь могут заглянуть в подземелье, когда мы уедем.

— Нет, их здесь уже нет, — твердо сказала миссис Стик. — Раскинь своим умом, если он у тебя ещё остался, — разве ж наш Эдгар, если б его держали пленником на этом маленьком островке, не орал бы во весь голос и разве могли бы мы не услышать его? Говорю тебе, его увезли в лодке, так же как все вещи, которые исчезли. И мне это совсем не нравится.

— Ладно, ладно уж! — ворчливым тоном сказал мистер Стик. — Этот мальчишка всегда чего-то натворит, всегда с ним какие-то неприятности.

— Как ты можешь так говорить о бедняжке Эдгаре? — воскликнула миссис Стик. — Ты что, считаешь, что бедному ребенку нравится быть чьим-то пленником? Один Господь знает, что с ним сейчас, наверно, перепуган насмерть и скучает по мне.

Джулиан был возмущен. Эта миссис Стик говорит так о своем Прыщеватике, а сама держит в подземелье маленькую девочку — ребенка, намного младше Эдгара! Вот ведьма!

— Что будем делать со Штучкой? — угрюмо спросил мистер Стик. — Лучше оставим её здесь, пусть охраняет вход в подземелье. Хотя навряд ли здесь появится кто-нибудь, если верно то, что ты говоришь.

— Конечно, Штучку оставим здесь, — сказала миссис Стик и направилась к лодке.

Джулиан видел, как они отчалили. Оставленная на берегу собачка, печально поджав хвост, стояла и смотрела, как они уплывают. Потом повернулась, побежала во двор и улеглась на солнце. Она явно тревожилась. Уши стояли торчком, она вертела головой то в одну сторону, то в другую. Ей не нравился этот странный остров и пугающие, непонятные звуки на нем.

Джулиан поспешил к пещере и быстро спустился по веревке, испугав Эдгара.

— Выйдем на воздух, я расскажу вам, что придумал, — сказал Джулиан друзьям. Он не хотел, чтобы Эдгар слышал. Все вышли. Пока Джулиана не было, Энн позаботилась о завтраке — на спиртовке весело булькал закипающий чайник.

— Слушайте меня! — сказал Джулиан. — Стики отправились в своей лодке на материк, будут там искать своего драгоценного крошку Эдгара. Миссис Стик рвет и ;мечет, она думает, что кто-то увез его, и боится, что бедному мальчику тоскливо и страшно.

— Так, так! — сказала Джордж. — А не думает ли она, что той маленькой девочке, которую они похитили, куда хуже? Какая жуткая дрянь!

— Ты права, — сказал Джулиан, — Итак, я предлагаю следующее — мы спускаемся в подземелье, освобождаем девочку и забираем её к нам в пещеру позавтракать. Затем увозим её в нашей лодке, идем в полицию, выясняем, кто её родители, и сообщаем им по телефону, что она в безопасности.

— А с Эдгаром что сделаем? — спросила Энн.

— Я знаю! — живо ответила Джордж. — Эдгара мы засадим в подземелье вместо той маленькой девочки! Подумайте, вот удивятся Стики, когда обнаружат, что девочки-то нет, а вместо неё в подземелье сидит под замком их дорогой Эдгар!

— Замечательно придумано! — сказала Энн, и все остальные, рассмеявшись, согласились.

— Ты, Энн, оставайся здесь и нарежь ещё хлеба, да прибавь масла, и сделай бутерброды для девочки, — сказал Джулиан. Он знал, что Энн боится спускаться в подземелье.

— Очень хорошо, я все сделаю, — сказала Энн, очень довольная. — Сниму только чайник со спиртовки, не то вся вода выкипит.

Ребята возвратились в пещеру.

— Идем с нами, Эдгар, — сказал Джулиан. — И ты, Тимми.

— Куда вы меня поведете? — с подозрением спросил Эдгар.

— В очень уютное комфортабельное местечко, где никакие коровы до тебя не доберутся, — сказал Джулиан. — Вставай! Живее!

— Р-р-р-р-р-р-р-р! — сказал Тимми, тыча мордой в ногу Эдгара. Эдгар поспешно встал.

Один за другим все поднялись по веревке, хотя Эдгар ужасно трусил и говорил, что не сможет. Но когда Тимми стал хватать его снизу за лодыжки, он вскарабкался по веревке с вполне приличной быстротой, а наверху ему помог выбраться Джулиан.

— Теперь живо, марш вперед! — сказал Джулиан, желая провернуть все дело до того, как Стики вздумают вернуться. И они пошли очень быстро по скалам к невысокой замковой стене, затем спустились во двор.

— В подземелье я с вами не пойду! — испугавшись, сказал Эдгар.

— Пойдешь, Прыщеватик! — любезно сказал Джулиан.

— Где мои па и ма? — спросил Эдгар, тревожно озираясь.

— Наверно, их утащили коровы, — сказала Джордж. — Те самые, что мычали на тебя и кидали всякую гадость, ты же помнишь.

Все захихикали, кроме Эдгара, лицо его было бледно и перекошено от страха. Такие приключения были ему не по вкусу. Дети подошли к входу в подземелье и обнаружили, что Стики не только сдвинули обратно плиту, закрывавшую вход, но ещё и навалили на неё тяжелые камни.

— Черт бы побрал твоих родителей! — сказал Эдгару Джулиан. — Сколько хлопот всем доставили! Давай, иди сюда, пошевеливайся! Беритесь все, толкайте камни! Эдгар, толкай и ты вместе с нами. Ну-ка! Не будешь помогать, тебе же хуже будет.

И Эдгар толкал камни вместе с другими ребятами, и вскоре один за другим камни были убраны. Потом сдвинули и тяжеленную плиту над входом, открылась верхняя ступенька лестницы, уходившей в темноту.

— Вон там наша Штучка! — воскликнул Эдгар, указывая на росший поодаль куст. И верно, Штучка спряталась там, напуганная появлением Тимми.

— О, лакомый кусочек! — сказал Джулиан. — Нет, Тимми, я тебе запрещаю её лопать. Стой здесь! Она совсем невкусная, и не пробуй!

Тимми был очень огорчен, что ему нельзя погонять Вонючку по острову. Уж коли нельзя гонять кроликов, так хотя бы разрешили погонять Вонючку!

Все спустились в подземелье. Метки, которые сделал мелом Джулиан, ещё белели на скалистых стенах, так что найти дорогу в тот подвал, где прошлым летом дети нашли кучу золотых слитков, оказалось легко. Они были уверены, что похищенную девочку заперли именно там, потому что в этом подвале была прочная деревянная дверь, которая снаружи запиралась на засовы.

Подойдя к двери, они убедились, что засовы тщательно, надежно задвинуты. За дверью не слышно было ни звука. Ребята остановились, а Тимми, тихонько повизгивая, принялся скрести дверь. Он знал, что там внутри кто-то есть.

— Эй, привет! — закричал Джулиан громко и весело. — У тебя все в порядке? Мы пришли тебя освободить.

Послышался скрип, будто кто-то вставал со стула. Потом донесся слабенький голосок:

— Привет! Кто вы такие? О, пожалуйста, освободите меня! Мне здесь так страшно сидеть совсем одной!

— Минуточку, только открою дверь! — веселым тоном крикнул в ответ Джулиан. — Тут пришли одни ребята, так что ты не бойся. Сейчас тебя освободим.

Он отодвинул засовы и распахнул дверь. В подвале, который освещался фонарем, стояла маленькая девочка с испуганным бледным личиком и большими карими глазами. Темно-рыжие волосы в беспорядке падали ей на лицо, и, видимо, она долго и горько плакала, потому что щечки у неё были в грязных потеках от слез.

Дик подошел к ней и обнял за плечи.

— Теперь все в порядке, — сказал он. — Ты спасена. Мы отвезем тебя к твоей маме.

— Хочу к маме, к маме, к маме! — сказала девочка, и слезы снова заструились по её щекам. — Почему я здесь? Мне здесь не нравится.

— А это у тебя было просто небольшое приключение, — сказал Джулиан. — Теперь оно закончилось, ну, скажем, почти закончилось. Осталось совсем немного, и осталось что-то приятное. Мы хотим, чтобы ты пошла с нами и позавтракала в нашей пещере. Знаешь, у нас есть очень уютная пещера.

— В самом деле? — спросила девочка, утирая глаза. — Я хочу пойти с вами, вы мне понравились, а тех, других, я ненавижу.

— Понятно, что ненавидишь, — сказала Джордж. — Смотри, вот это Тимми, наш пес. Он хочет с тобой подружиться.

— Какой славный пес! — сказала девочка и обеими руками обвила шею Тимми. Тимми радостно принялся её лизать. Джордж смотрела с удовольствием. Она обняла девочку.

— Как тебя зовут? — спросила она.

— Дженнифер Мэри Армстронг, — сказала девочка. — А тебя?

— Джордж, — ответила Джордж, и девочка кивнула, она подумала, что Джордж — не девочка, а мальчик, ведь на Джордж были надеты такие же джинсы, как на Джулиане и Дике, и волосы были коротко остриженные, но очень кудрявые.

Остальные тоже назвали свои имена. Девочка взглянула на Эдгара, тот молчал.

— А его зовут Прьпцеватик, — сказал Джулиан. — Он не наш друг. Тебя, Дженнифер, привели сюда и заперли его отец и мать. Теперь мы здесь оставим его вместо тебя. Для его родителей это будет приятный сюрприз. Правда ведь?

Эдгар издал испуганный вопль и рванулся к двери, но Джулиан сильным пинком втолкнул его обратно в подвал.

— Есть только один способ научить таких людей, как ты и твои родители, что подлость до добра не доводит! — сурово сказал Джулиан. — Вас надо хорошенько наказать. Люди вроде вас доброту не ценят. Вы считаете её мягкотелостью и глупостью. Прекрасно, теперь тебе доведется испытать то, что испытала Дженнифер. Это пойдет тебе на пользу, да и родителей твоих проучит. Прощай!

Когда Джулиан задвигал верхний и нижний засовы на двери подвала, Эдгар принялся орать не своим голосом.

— Я тут с голоду умру! — кричал он.

— О нет, ты не умрешь! — сказал Джулиан. — Тут полно еды и питья, так что подкрепляйся. А если бы тебе и довелось немного поголодать, это было бы только на пользу.

— К тому же и коровы тебя здесь не достанут! — крикнул Дик и так натурально замычал, что маленькая Дженнифер сильно испугалась, — ведь эхо подхватило мычание и оно стало повторяться снова и снова.

— Не бойся, это всего лишь эхо, — сказала Джордж, улыбаясь девочке и подсвечивая фонариком. За дверью Эдгар выл и всхлипывал, как маленький ребенок.

— Правда, ведь он трусишка? — сказал Джулиан. — Пойдем, нам надо отсюда выбраться. Я ужасно голоден, хочу завтракать.

— И я тоже, — сказала Дженнифер, беря своей маленькой ручкой руку Джулиана. — Здесь, в подвале, я совсем не хотела есть, а теперь проголодалась. Спасибо, что вы меня освободили.

— Не за что, — с улыбкой сказал Джулиан. — Это было для нас большим удовольствием, но ещё приятнее засадить туда Прыщеватика вместо тебя. Огромное удовольствие — отплатить Стикам той же монетой.

Дженнифер не поняла, на что он намекает, но остальные ребята поняли и засмеялись. Они пошли обратно по темным, сырым коридорам, минуя множество больших и маленьких подземных камер. Наконец подошли к лестнице и, поднявшись по ступенькам, очутились наверху, под лучами ослепительно яркого солнца.

— Ох, как чудесно! — сказала Дженнифер, жадно вдыхая свежий, пахнувший морем воздух. — Как хорошо тут! Где я?

— На нашем острове, — сказала Джордж. — А это наш разрушенный замок. Тебя привезли сюда прошлой ночью на лодке. Мы слышали, как ты закричала, и поняли, что тебя похитили и хотят здесь спрятать.

Они поднялись на утес, и Дженнифер была поражена, увидев, как ребята один за другим спускаются по веревке. Ей захотелось тоже спуститься, как они, что она и сделала. Теперь все были в пещере.

— Правда, она очень милый ребенок? — обратился Джулиан к Джордж. — Честное слово, приключение, которое выпало на её долю, ещё похлеще того, что пережили мы.

В ПОЛИЦЕЙСКОМ УЧАСТКЕ

Энн сразу полюбила Дженнифер, обнимала её, целовала. Дженнифер с удивлением и восхищением рассматривала уютно обставленную пещеру и вдруг издала радостный вопль. Она показала на аккуратно прибранную постель Энн, на которой сидели в ряд красивые куклы и большой плюшевый мишка.

— Мои куклы! — воскликнула она. — О, и Тедди тоже здесь! Где вы их нашли? Мне было так скучно без них! Джозефина, Анджела, Розочка и Златоцветик — а вы по мне скучали?

Она бросилась к куклам. Энн было интересно узнать их имена.

— Я за ними ухаживала, — сказала она Дженнифер. — Они все хорошо себя чувствуют.

— О, спасибо тебе! — сказала девочка, счастливо улыбаясь. — Я вижу, вы тут все очень хорошие. А завтрак такой замечательный!

Дженнифер была права. Энн открыла банку лососины, две банки персиков, банку сгущенки, нарезала хлеба, поставила масло и приготовила большой кувшин какао. Дженнифер села и принялась за еду. Она была очень голодна и ела с большим аппетитом, — бледное её личико постепенно розовело и сияло от счастья.

Ее спасители за завтраком обсуждали свои планы. Дженнифер рассказывала им о себе.

— Я играла в саду с нянечкой, — сказала она, — и вдруг, когда нянечка ушла в дом что-то там взять, через ограду перелез какой-то человек, набросил мне на голову большой платок и утащил меня. Мы живем у моря, и я вскоре услышала плеск волн о берег и поняла, что меня принесли в лодку, потом пересадили на большое судно и два дня держали в каюте взаперти, а ночью перенесли сюда. Я была так испугана, что закричала.

— Вот этот твой крик мы и услышали, — сказала Джордж. — И счастье, что услышали. Мы-то думали, что тут, на нашем острове, орудуют контрабандисты, и не догадывались, что его облюбовали похитители детей, пока не услышали твой крик, хотя к тому времени мы уже нашли чемодан с твоей одеждой и игрушками.

— Не знаю, как этот человек сумел их заполучить, — сказала Дженнифер. — Возможно, ему помогла одна из наших служанок. Есть у нас одна, которую я очень не люблю, её зовут Сара Стик.

— Вот как! — отозвался Джулиан. — Конечно, это она. Ведь тебя привезли сюда мистер и миссис Стик. Сара Стик, ваша служанка, наверняка приходится им родственницей. И все они, видно, были наняты кем-то, у кого было судно и кто мог привезти тебя сюда, чтобы здесь спрятать.

— Хорошее местечко, лучше не придумаешь, — сказала Джордж. — Кроме нас, никто бы тебя никогда здесь не обнаружил.

Покончив с завтраком, они приготовили ещё по чашке какао и продолжали толковать о том, что будут делать дальше.

— Сегодня же утром мы сядем в лодку и отправимся на материк, — сказал Джулиан. — Пойдем вместе с Дженнифер прямо в полицию. Я думаю, во всех газетах напечатано об её исчезновении и в полиции её сразу опознают.

— Надеюсь, Стиков арестуют, — сказала Джордж. — Надеюсь, они не растворятся в воздухе, услышав, что Дженнифер нашли.

— Да, да, надо о них предупредить полицию, — сказал Джулиан, подумав. — Лучше бы, чтобы о спасении девочки помалкивали, пока не поймают Стиков. Интересно все же было бы знать, где они.

— Пошли к лодке, — сказал Дик. — Нечего терять время. Родители Дженнифер будут счастливы узнать, что она спасена.

— А мне что-то не хочется покидать эту уютную пещеру, — сказала Дженнифер, теперь совсем повеселевшая. — Мне бы хотелось тоже тут жить. Вы ещё вернетесь сюда на остров, ещё поживете здесь, Джулиан?

— Да, наверно, вернемся ещё на несколько дней, — сказал Джулиан. — Видишь ли, в доме нашей тети теперь никто не живет, потому что она больна и её больную увезли, и дядя там с ней. Поэтому пока мы можем пожить на острове.

— А можно будет мне приехать сюда с вами? — спросила Дженнифер, и её кругленькое личико озарилось радостью при мысли о том, что она будет жить в пещере на острове с этими милыми ребятами и их славным псом. — О, пожалуйста, возьмите меня! Мне будет так приятно! И я так полюбила Тимми.

— Не думаю, что твои родители тебя отпустят, особенно после того, как тебя похитили, — сказал Джулиан. — Но, конечно, можешь их попросить, если тебе так хочется.

Все пошли на берег и сели в лодку. Джулиан столкнул её в воду. Джордж искусно провела лодку между камнями. Они проехали мимо старого корабля, который очень заинтересовал Дженнифер. Ей ужасно хотелось остановиться возле него, но остальные ребята решили, что надо побыстрее добраться до материка.

Вскоре они подплыли к пляжу. Юный рыбак Альф был на берегу. Он увидел их и помахал им рукой. Потом подбежал, чтобы помочь вытащить лодку на берег.

— Я собирался ехать к вам на моей лодке сегодня утром, — сказал он. — Мастер Джордж, твой отец вернулся, только один. Твоей маме лучше, но она приедет через неделю.

— В самом деле? А почему отец вернулся? — с удивлением спросила Джордж.

— Он встревожился, что никто не подходит к телефону, — объяснил Альф. — Пришел к нам и спросил меня, где вы все. Я, конечно, ему не сказал. Я хранил вашу тайну. Но нынче утром я как раз хотел поехать предупредить вас. Возвратился он прошлой ночью — ух, и злой же был! В доме никого нет, покормить его некому, все перевернуто вверх дном, и половина вещей пропала! Сейчас он в полицейском участке.

— Ох, черт! — сказала Джордж. — А ведь мы тоже как раз туда собираемся! Мы там его встретим. О Господи, надеюсь, он не будет слишком рассержен. Когда мой отец не в духе, с ним невозможно договориться.

— Пошли! — сказал Джулиан. — В каком-то смысле очень хорошо, Джордж, что твой отец там, — мы можем все объяснить и ему и полиции одновременно.

Они ушли, оставив Альфа на берегу. Мальчик был очень удивлен, увидев с ними Дженнифер, — он не понимал, откуда взялась эта девчушка. Она ведь не уезжала на остров вместе с ребятами — а приехала с ними, в их лодке. Как это получилось? Альф был сильно озадачен.

Дети пришли в полицейский участок. Их появление было для тамошнего полисмена большой неожиданностью.

— Привет! — сказал он. — В чем дело? Вы что, совершили кражу со взломом и пришли признаться?

— Слышите? — сказала Джордж, вдруг узнав доносившийся из соседней комнаты громкий мужской голос. — Это голос отца!

Она устремилась к двери в ту комнату.

— Стой! Тебе туда нельзя! — крикнул ей возмущенный полицейский. — Там сейчас инспектор. Он специально сюда приехал по делу, нельзя ему мешать.

Но Джордж уже распахнула дверь и вошла. Ее отец, обернувшись, вскочил со стула:

— Джордж! Где ты была? Как ты посмела покинуть дом, оставить все без присмотра! Там все дочиста разграблено. Я как раз перечисляю инспектору, что было похищено.

— Не беспокойся, отец, — сказала Джордж. — Правда, не надо беспокоиться. Мы все нашли. Как здоровье мамы?

— Лучше, намного лучше, — сказал отец, выражение изумления и гнева ещё не сошло с его лица. — Слава Богу, что теперь я могу вернуться к ней и сообщить, где ты. Она все время спрашивает меня о вас всех, и мне приходилось отвечать ей, что у вас все в порядке, чтобы её не волновать, но я-то понятия не имел, что с вами происходит и куда вы все подевались. Я очень тобой недоволен, Джордж. Где же вы были?

— На острове, — сказала Джордж, насупившись, как обычно, когда отец на неё сердился. — Вот Джулиан тебе обо всем расскажет.

В комнату вошел Джулиан, за ним Дик, Энн, Дженнифер и Тимоти. Инспектор, рослый, широкоплечий мужчина с умным лицом и темными глазами, глядящими из-под густых бровей, окинул их внимательным взором. Заметив Дженнифер, он посмотрел на неё особенно пристально. И вдруг он встал.

— Как тебя зовут, девочка? — спросил он.

— Дженнифер Мэри Армстронг, — ответила Дженни с некоторым недоумением.

— Невероятно! — воскликнул инспектор, пораженный. — Перед вами ребенок, которого ищут по всей стране, а она разгуливает как ни в чем не бывало и сама является к нам! Черт возьми, откуда она тут взялась?

— Что вы имеете в виду? — удивленно спросил отец Джордж. — Какого ребенка ищут по всей стране? Я уже несколько дней не читал газет.

— Значит, вы не знаете о похищении маленькой Дженни Армстронг? — сказал инспектор, снова садясь и привлекая к себе Дженни. — Она, видите ли, дочка миллионера Гарри Армстронга. Кто-то её похитил и требует сто тысяч фунтов стерлингов в качестве выкупа. Слово чести, мы всю страну прочистили в поисках её, а она, вот она здесь, веселенькая и здоровая. Клянусь, таких чудес я в жизни не видывал. Где же ты была, маленькая мисс?

— На острове, — ответила Дженни. — Джулиан, расскажи им все.

И Джулиан поведал им всю историю с начала до конца. Полисмен из соседней комнаты, перейдя сюда, записывал его рассказ. Все слушали с величайшим удивлением. Что же до отца Джордж, у него прямо глаза на лоб вылезли. Какие приключения пережили эти ребята и как умно они всякий раз находили выход из труднейших положений!

— А не удалось ли вам узнать, кто хозяин того судна, на котором привезли маленькую мисс Дженни, с которого выслали лодку на остов старого корабля и передали там девочку чете Стиков? — спросил инспектор.

— Нет, — ответил Джулиан. — Мы только слышали, что этой ночью должен прийти Скиталец.

— Ага, вот как! — сказал инспектор, в тоне его слышалось огромное облегчение. — Превосходно! «Скиталец» нам хорошо известен — за этим судном мы следим уже довольно давно, его хозяин нам очень, ну просто очень подозрителен — мы полагаем, что он замешан во многих темных делах. Да, действительно, новость превосходная. Главное сейчас — выяснить, где находятся эти супруги и как нам их схватить с поличным теперь, когда вы освободили мисс Дженни из их лап. Они, вероятно, будут все отрицать.

— Я знаю, как можно их уличить, — живо ответил Джулиан. — В том самом подземелье, где они держали Дженни, мы заперли их гнусного сынка Эдгара. Если кто-то из нас сможет сообщить Стикам, что Эдгар находится там, они непременно вернутся на остров и спустятся в подземелье, и если вы их застанете там, им не удастся доказать, что они знать не знали об острове и никогда там не бывали.

— Да, конечно, это сильно облегчит нашу задачу, — сказал инспектор. Он нажал кнопку звонка, и в комнату вошел другой полицейский. Инспектор дал ему подробное описание наружности мистера и миссис Стик и приказал обыскать окрестности и немедленно сообщить, если эти люди будут обнаружены.

— Тогда, Джулиан, ты сможешь рассказать им про их сына Эдгара, — улыбаясь, сказал инспектор. — Если они возвратятся на остров, мы последуем за ними, и все доказательства будут налицо. Благодарю вас, ребята, за огромную помощь нам. А теперь надо позвонить родителям Дженнифер, сообщить, что она в безопасности.

— Мы можем на время взять её к нам в Киррин-коттедж, — сказал отец Джордж, ещё не вполне оправившийся от изумления. — Я уговорил Джоанну, нашу прежнюю кухарку, побыть у нас, привести дом в порядок, так что будет кому присмотреть за детьми. Они все должны вернуться домой.

— Знаешь, отец, — решительно сказала Джордж, — мы вернемся, но только на сегодняшний день — до возвращения мамы мы хотим провести неделю на острове. Она ведь разрешила, и нам там очень нравится. Зачем Джоанне такая обуза — ухаживать за нами? На острове мы можем сами о себе позаботиться.

— Я полагаю, что эти дети за отличную работу, которую они проделали, заслужили награду, — заметил инспектор и этим решил дело.

— Ну что ж, — сказал отец Джордж, — можете опять отправиться на остров. Но, Джордж, когда мама вернется, ты должна быть дома.

— Конечно, — заявила Джордж. — Я ужасно хочу видеть маму. Но без неё дома как-то неуютно. Лучше я пока побуду на нашем острове.

— И я тоже хочу туда с вами, — неожиданно сказала Дженни. — Пожалуйста, попросите моих родителей приехать в Киррин, чтобы я могла у них спросить разрешения пожить с моими друзьями.

— Постараюсь исполнить твою просьбу, — сказал инспектор, улыбаясь всем пятерым ребятам. Он им очень понравился.

— Пойдемте! — сказал отец Джордж, вставая. — Пришло время обеда. От всех этих волнений я проголодался. Пойдемте посмотрим, приготовила ли Джоанна что-нибудь для нас.

Все отправились, ребята по дороге болтали без умолку, отчего у бедного отца Джордж в голове все окончательно спуталось. Стоит этим детям тут появиться, он всегда оказывается замешан в какое-нибудь приключение!

ОБРАТНО НА ОСТРОВ КИРРИН!

Вскоре все они были в Киррин-коттедже. Старая кухарка Джоанна радушно их встретила и, готовя обед, с удивлением выслушала рассказ об их приключениях.

И когда они сидели за столом, Джулиан, случайно взглянув в окно, вдруг заметил хорошо знакомую фигуру — прячась за оградой, она кралась мимо их дома.

— Да это старина Стик! — вскочив с места, воскликнул Джулиан. — Побегу к нему. А вы оставайтесь здесь.

Он вышел из дому, обогнул угол дома и лицом к лицу встретился с мистером Стихом.

— Хотите знать, где находится Эдгар? — таинственно спросил Джулиан.

Мистер Стик был ошеломлен. Он уставился на мальчика, не в силах произнести ни слова.

— Он в подземелье, заперт в том самом подвале, — сказал Джулиан с ещё более таинственным видом.

— Да не знаешь ты ничего об Эдгаре, — сказал мистер Стик. — Ты-то сам где был? Разве ты не ездил домой?

— Не ваше дело, — сказал Джулиан. — Но если хотите найти Эдгара — загляните в подземелье!

Мистер Стик злобно глянул на мальчика и удалился. Джулиан, поспешив домой, сразу же позвонил в полицейский участок. Он был уверен, что мистер Стик сообщит своей супруге то, что услышал от Джулиана, и что миссис Стик настоит на том, чтобы они вернулись на остров и проверили, правду ли он сказал. Полиции теперь оставалось только наблюдать за стоящими у берега лодками и заметить, когда Стики отчалят.

Дети закончили обед, и тут дядя Квентин объявил, что он должен возвратиться к жене, которая будет его обо всем расспрашивать.

— Я ей скажу, что вы прекрасно проводите время на острове, — сказал он, — а обо всех ваших необычайных похождениях уж лучше сообщим ей, когда она приедет домой.

Он уехал на машине, а ребята задумались, стоит ли им прямо сейчас отправляться на остров. В конце концов решили немного подождать — они не знали, как поступить с Дженнифер.

Вскоре у ворот Киррин-коттеджа остановилась большая машина. Из неё поспешно вышли высокий мужчина с темно-рыжими волосами и хорошенькая женщина.

— Наверно, Дженнифер, это твои папа и мама, — сказал Джулиан.

Да, это были они, — и пошли тут объятия и поцелуи. Она должна была снова и снова повторять историю своего похищения и спасения, и её отец не находил слов, чтобы отблагодарить Джулиана и остальных ребят за все, что они сделали.

— Просите у меня любую награду, — сказал он, — и вы её получите. Я никогда, никогда не смогу вполне выразить свою бесконечную признательность за спасение нашей маленькой Дженни.

— О, спасибо, нам ничего не надо, — вежливо сказал Джулиан. — Нам самим это было очень интересно. Мы любим приключения.

— Нет, нет, вы должны мне сказать, что бы вам хотелось! — сказал отец Дженни.

Джулиан оглянулся на друзей. Он знал, что никому из них награда не нужна. Тут Дженни сильно подтолкнула его своим локотком и энергично закивала. Джулиан рассмеялся.

— Ладно, — сказал он. — У нас есть одно желание, которое вы могли бы исполнить.

— Считайте, что оно уже выполнено! — сказал отец Дженни.

— Не разрешите ли Дженни поехать с нами на остров и пожить там с недельку? — спросил Джулиан. Дженни тихонько пискнула и обеими своими ручонками крепко сжала руку Джулиана.

Родители Дженни немного опешили.

— Вот как, — сказал её отец, — но вы ведь знаете, она недавно подверглась похищению, и нам не хотелось бы именно сейчас расставаться с ней, и…

— Но, папа, ты же пообещал Джулиану, что исполнишь его просьбу, — поспешила напомнить Дженни. — О, пожалуйста, отпустите меня! Я всегда мечтала жить на острове. А на их острове такая замечательная, сказочная пещера и изумительные развалины замка, и подземелье, где меня держали и…

— И мы возьмем с собой Тимми, нашего пса, — сказал Джулиан. — Смотрите, какой это огромный, могучий друг. Когда Тимми рядом, никакой злой человек и близко не подойдет — правда, Тимми, не подойдет?

— Гав! — сказал Тимоти своим самым глубоким басом.

— Ладно, Дженни, можешь с ними поехать, но при одном условии, — сказал наконец отец девочки, — твоя мама и я, мы завтра приедем и проведем день на острове, чтобы убедиться, что у вас там есть все, что надо.

— О, спасибо, спасибо, папочка — вскричала Дженни и в восторге закружилась по комнате. Провести целую неделю на острове с новыми друзьями и славным псом Тимми! Что может быть прекрасней!

— Можно Дженни остаться здесь на ночь? — спросила Джордж. — Вы ведь, наверно, переночуете в отеле?

Вскоре родители Дженни отправились в полицию узнать подробности о похищении их девочки. А ребята пошли на кухню посмотреть, печет ли Джоанна им пирожки к чаю.

Когда уже близилось время чаепития, в дверь постучали. Джулиан отворил и увидел рослого полицейского.

— Джулиан здесь? — спросил полисмен. — Это ты? Ты-то нам и нужен. Супруги Стик только что отплыли в своей лодке на остров, и наши лодки стоят наготове. Но мы вряд ли сумеем пройти между подводными камнями, которые окружают остров Киррин. Как ты думаешь, смог бы ты или мисс Джорджина провести наши лодки?

— Я — мастер Джордж, а не мисс Джорджина, — холодно заметила Джордж.

— Извините, сэр, — с улыбкой сказал полицейский. — Так вы поедете с нами?

— Мы все поедем! — сказал Дик, вскочив с места. — Я так хочу обратно на наш жилой, славный остров, хочу этой ночью спать в нашей пещере. Зачем нам терять хоть одну ночь? А родителей Дженни мы можем привезти завтра на остров на нашей лодке. Мы все поедем!

Полицейский немного поколебался, услышав такое заявление, однако дети настояли на своем. Не теряя времени, пятеро ребят и двое полицейских разместились в двух лодках. Джордж и Джулиан в своей лодке плыли впереди, указывая дорогу. Тимми, как обычно, лежал у ног Джордж.

Джордж уверенно вела лодку, и вскоре они причалили к песчаному берегу своей прежней бухты. Стики же, вероятно, обогнули, как обычно, остов корабля и высадились на скалистом участке берега.

— Теперь не шуметь! — предостерегающе сказал Джулиан. Все осторожно двинулись к замку и вошли во двор. Стиков не было видно.

— Идемте в подземелье, — сказал Джулиан. — Фонарь при мне. Я думаю, что Стики уже там, внизу, освобождают своего драгоценного Эдгара.

Они спустились по лестнице в темное подземелье. Энн на сей раз тоже пошла, держась за руку одного из полицейских. Стараясь не шуметь, они двигались по длинным, темным, извилистым переходам.

Наконец они очутились перед дверью в тот подвал, где находился Эдгар. Дверь была ещё заперта на верхний и нижний засовы.

— Смотрите! — прошептал Джулиан, направляя на дверь луч фонаря. — Стиков здесь ещё не было!

— Ш-ш! — зашипела Джордж, услыхав, что Тимми тихонько рычит. — Кто-то идет. Спрячемся! Это они, Стики, я уверена.

Все притаились за выступом скалы. Послышались приближающиеся шаги, затем звенящий от негодования голос миссис Стик:

— Если только мой Эдгар здесь заперт, я подыму такой шум! Запереть в подвале бедного, ни в чем не повинного мальчика! Я что-то ничего не могу понять. Если он здесь, то где же девочка? Отвечай мне. Где же девочка? Я предполагаю, что это наш босс придумал хитрый ход, чтобы лишить нас причитающейся нам доли выкупа. Разве он не говорил, что даст нам две тысячи фунтов, если мы подержим здесь Дженни Армстронг неделю! А теперь он, видно, послал кого-то сюда на остров делать нам всякие пакости, сыграл с нами подлую шутку, сам забрал девчонку, а нашего Эдгара запер.

— Может, ты и права, Клара, — сказал мистер Стик, голос его звучал все ближе и ближе. — Но каким образом этот мальчишка, этот Джулиан, узнал, где Эдгар? Хоть убей, мне тут очень многое непонятно.

Супруги уже стояли у двери подвала, возле их ног терлась Вонючка. Она вмиг учуяла спрятавшихся и испуганно заскулила. Мистер Стик дал ей пинка.

— Молчать! Достаточно того, что наши голоса разносит эхо, не хватает еще, чтобы ты здесь скулила!

— Эдгар, ты здесь? Эдгар! — громко закричала миссис Стик.

— Да, я здесь, ма! — завопил Эдгар. — Выпусти меня побыстрей! Я боюсь. Выпусти меня!

Миссис Стик мгновенно отодвинула засовы, дверь открылась. При свете фонаря они увидели в подвале Эдгара. Он с плачем кинулся к матери.

— Кто тебя сюда засадил? — спросила миссис Стик. — Ты только скажи своему папе, и он оторвет им голову. Правда, па? Засадить бедного, напуганного ребенка в такой темный подвал! Какая жестокость!

Внезапно супруги Стик устрашились за свою собственную жизнь — из тьмы выступил вперед громадина полицейский. В одной руке у него был фонарь, в другой — блокнот.

— Ага! — грозным басом сказал полицейский. — Ты права, Клара Стик! Запереть бедного, напуганного ребенка в этом подвале это и впрямь жестокость, и ты это сделала, не правда ли? Ты заперла здесь Дженни Армстронг. Она всего лишь маленькая девочка. Этот твой парень знал, что ему не причинят вреда, но девочка-то была до смерти напугана!

Миссис Стик стояла, беззвучно открывая и закрывая рот, словно рыба, и не могла вымолвить ни слова в ответ. Мистер Стик завизжал, как загнанная в угол крыса:

— Нас заманили сюда! Это ловушка! Нас заманили!

Эдгар разревелся, всхлипывая как малый ребенок. Детям было противно его слушать. Джулиан включил свой фонарь, и тут Стики вдруг увидели всех ребят.

— Ух, дьявол! Да тут они все — и Дженни Армстронг с ними! — сказал мистер Стик, опешив. — Что это значит? Что происходит? Кто запер Эдгара?

— На все ваши вопросы получите ответ в полиции, — сказал полицейский. — А теперь идите и помалкивайте.

Стики пошли молча, только Эдгар время от времени тихо всхлипывал. Ему уже представлялось, что его мать и отец сидят в тюрьме, а его отдали в исправительную школу и целыми годами не разрешают видеться с матерью. Правда, большой беды в этом не было бы, ибо супруги Стик, и мать и отец, плохо воспитывали Эдгара и не научили ничему доброму. Для испорченного мальчика, возможно, было бы удачей оказаться вдали от них и иметь перед глазами пример получше.

— Обратно мы с вами не поедем, — вежливо сказал Джулиан полицейскому. — Мы останемся здесь на ночь. Вы можете ехать обратно на лодке Стиков. Они тоже хорошо знают дорогу. И их собаку заберите. Вот она — мы называем её Вонючка. — И он добавил: — Я думаю, ваши сотрудники могут за ними следовать в полицейских лодках.

Лодку Стиков отыскали, и полицейский, супруги Стик и Эдгар забрались в нее. Туда же прыгнула Вонючка, рада-радешенька, что удаляется от сверкающих карих глаз Тимми.

— До свиданья! — крикнул Джулиан, сталкивая лодку с берега, и остальные ребята, прощаясь, замахали руками.

— Прощайте, мистер Стик, не похищайте впредь детей! Прощайте, миссис Стик, лучше присматривайте за Эдгаром, чтобы его опять не похитили! Прощай, Прыщеватик, постарайся исправиться! Прощай, Вонючка, сходи поскорей искупайся! Прощайте!

Полицейские, улыбаясь, помахали руками в ответ. Супруги Стик не сказали ни слова и руками не махали. Они сидели злобные, насупленные, ломая голову над тем, как это получилось, что все обернулось для них так плохо.

Лодки обогнули высокую скалу и вскоре исчезли из виду.

— Ур-ра! — вскричал Дик. — Они уехали, уехали навсегда! Наконец-то наш остров принадлежит только нам. Пойдем, Дженни, мы покажем тебе все на острове! Вот уж повеселимся здесь!

И они побежали, счастливые, беззаботные, — пятеро ребят и собака, теперь они одни на любимом своем острове. Оставим их там, пусть целую неделю наслаждаются своим счастьем! Право, они его заслужили!

1

От английского «stick» — палка, жердь. (Примеч. ред.)

(обратно)

Оглавление

  • ЛЕТНИЕ КАНИКУЛЫ
  • СЕМЕЙСТВО СТИК
  • ТЯЖКИЙ УДАР
  • РАЗНЫЕ МЕЛКИЕ НЕПРИЯТНОСТИ
  • НОЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ
  • ДЖУЛИАН БРОСАЕТ ВЫЗОВ СЕМЕЙСТВУ СТИКОВ
  • БОЛЕЕ ПРИЯТНЫЕ НОВОСТИ
  • ПЛАН ДЖОРДЖ
  • ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ
  • СНОВА НА ОСТРОВЕ КИРРИН!
  • ОСТОВ СТАРОГО КОРАБЛЯ
  • ПЕЩЕРА В СКАЛЕ
  • ДЕНЬ НА ОСТРОВЕ
  • ПЕРЕПОЛОХ СРЕДИ НОЧИ
  • КТО НА ОСТРОВЕ?
  • СЕМЕЙСТВО СТИК ИСПУГАНО
  • ЭДГАР ПОРАЖЕН
  • НЕОЖИДАННЫЙ ПЛЕННИК
  • КРИК СРЕДИ НОЧИ
  • ОСВОБОЖДЕНИЕ — И НОВЫЙ ПЛЕННИК!
  • В ПОЛИЦЕЙСКОМ УЧАСТКЕ
  • ОБРАТНО НА ОСТРОВ КИРРИН!