КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 591335 томов
Объем библиотеки - 896 Гб.
Всего авторов - 235367
Пользователей - 108115

Впечатления

Влад и мир про Михайлов: Трещина (Альтернативная история)

Я такие доклады не читаю.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Не ставьте галочку "Добавить в список OCR" если есть слой. Галочка означает "Требуется OCR".

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
lopotun про Гиндикин: Рассказы о физиках и математиках (Физика)

Благодаря советам и помощи Stribog73 заменил кривой OCR-слой в книге на правильный. За это ему огромное спасибо.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Ананишнов: Ходоки во времени. Освоение времени. Книга 1 (Научная Фантастика)

Научная фантастика, как написано в аннотации?

Скорее фэнтези с битвами на мечах во времени :) Научностью здесь и не пахнет...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Никитин: Происхождение жизни. От туманности до клетки (Химия)

Для неподготовленного читателя слишком умно написано - надо иметь серьезный базис органической химии.

Лично меня книга заставила скатиться вниз по кривой Даннинга-Крюгера, так что теперь я лучше понимаю не то, как работает биология клетки, а психологию креационистов :)

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Лонэ: Большой роман о математике. История мира через призму математики (Математика)

После перлов типа

Известно, что не все цифры могут быть выражены с помощью простых математических формул. Это касается, например, числа π и многих других. С точки зрения статистики сложные цифры еще более многочисленны, чем простые.

читать уже и не хочется. "Составные числа" назвать "сложными цифрами"... Или

"Когда Тарталья передал свой метод решения уравнений третьей степени Кардано, тот опубликовал его на итальянском и

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Паустовский: Внеклассное чтение (для 3 и 4 классов) (Детская проза)

2 Arabella-AmazonKa
Кончайте умничать о том, в чем не соображаете!
Что тут нельзя переделать? Во что нельзя переделать? Причем тут калибри, если нет OCR-слоя?
Научитесь чему-нибудь, прежде чем умничать!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Интересно почитать: Как использовать VPN для TikTok?

Семья Спеллман расследует… [Лиза Лутц] (fb2) читать онлайн

- Семья Спеллман расследует… (пер. Е. Романова) (и.с. The International Bestseller) 549 Кб, 245с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Лиза Лутц

Настройки текста:



Лиза Лутц Семья Спеллман расследует…

От издательства «Саймон и Шустер»

Дорогие читатели!

Когда последний раз вы читали книгу и по-настоящему, вслух, громко смеялись? Восхищались оригинальностью задумки и свежестью юмора? Мечтали подружиться с главными героями или хотя бы жить по соседству с автором?

Именно этого вам захочется, когда вы прочтете «Семья Спеллман расследует…» Лизы Лутц. Главные герои романа – Изабелл Спеллман, частный детектив, и ее чокнутая семейка. Всех вместе я бы назвала «Нэнси Дрю и Тененбаумы». Добавьте щепотку Стефани Плам и Бриджит Джонс – получится наша неотразимая рассказчица, Иззи. Ей двадцать восемь, у нее нет постоянного парня, зато есть чердак в родительском доме в Сан-Франциско. Она работает на «Частное сыскное агентство Спеллманов», специализирующееся на слежках, погонях, мусорологии и любых видах вторжения в личную жизнь. Иззи любит свою работу, и у нее прекрасные начальники. Однако быть Спеллманом – значит шпионить за Спеллманом, подслушивать Спеллмана, копать на Спеллмана компромат и шантажировать Спеллмана. Все домашние живут под постоянным и бдительным присмотром: и мама Иззи – настоящая красавица, и ее отец – бывший полицейский, и непутевый дядя. Ну и, разумеется, сама Иззи. Чтобы вынудить ее уйти из семейного дела, нужно иметь недюжинные способности, но еще труднее уговорить ее остаться.

«Семья Спеллман расследует» – одна из самых смешных, остроумных и веселых книг, которые я когда-либо читала. Уже пятнадцать стран купили на нее права, а «Парамаунт» снимает по роману фильм.

Жизнь автора и сама похожа на вымысел. Свой первый киносценарий Лиза продала в двадцать один год, после чего бросила университет и отправилась покорять Голливуд. Следующие десять лет она переписывала тот же сценарий, работая где попало – и в настоящем бюро расследований тоже, где ей и пришла в голову мысль написать первую книгу о Спеллманах.

Я уверена, вам понравится «Семья Спеллман расследует…». Больше того, это будет сенсация. Читайте с удовольствием, а потом поделитесь со мной впечатлениями.

С уважением, Мэрисью Руччи.


«Эта потрясающе остроумная, дико изобретательная и безумно смешная комедия – редкая удача. В каждой главе я находил для себя новый любимый персонаж. Главная героиня, Изабелл Спеллман, всю книгу пытается сбежать от клана Спеллманов, но ей это не удастся. Как, впрочем, и вам».

Колин Шилдс, рекламный агент «Барнс энд Ноубл»

«Давно не встречала писателя с таким оригинальным слогом и потрясающим чувством юмора. Лиза Лутц создала не один привлекательный персонаж, а целую семью, и с каждым из Спеллманов хочется провести вечер. Этой семейке просто нет равных, когда нужно поиздеваться над родными (чтобы доказать им свою любовь).

Прекрасный роман!

Я читала рукопись в отпуске и получала такое явное удовольствие, что даже сестра ее у меня выпросила. С тех пор она постоянно спрашивает, когда выйдет книга, потому что разболтала о ней всем друзьям и знакомым. Чувствую, с выходом первого тиража такое начнется!»

Кэролайн Рэйди, президент «Саймон и Шустер»

«„Семья Спеллман расследует…“ – одна из самых оригинальных, необычных и остроумных книг, которые мне доводилось издавать. Просто представьте, что инспектор Клозо встречается с Нэнси Дрю и тут же отправляется на вечеринку к Тененбаумам. Завидую таланту Лизы Лутц».

Дэвид Розенталь, издатель «Саймон и Шустер»

Посвящается Дэвиду Клейну


Пролог

Сан-Франциско, ночь
Чтобы укрыться от преследователей, я забегаю в гараж, но грохот ботинок по гладкому цементному полу выдает мое местонахождение всем, кто слушает. А ведь слушают, точно. Мысленно делаю себе пометку: больше не надевать эту обувь, если предстоит погоня.

Пускаюсь вверх по спиральному подъему гаража – им нипочем меня не догнать – и за своим тяжелым дыханием уже не слышу эха шагов. Позади тоже тишина.

Я замираю на месте. Сперва хлопает одна дверь, потом вторая, машина разворачивается. Я пытаюсь одновременно найти автомобиль Дэниела и предугадать следующий ход противника.

Наконец между двух громадных внедорожников замечаю синюю, только что отполированную «БМВ», мчусь к ней и вставляю ключ в замок.

Визг сигнализации – точно удар в живот. На миг у меня останавливается дыхание. Вот дура, совсем про нее забыла! Впрочем, немудрено: я-то езжу на «бьюике» двенадцатилетней давности, который открывается простым ключом.

Пальцем нащупываю кнопку на брелке, и сирена замолкает. В гараж медленно, словно чтобы помучить меня, вползает машина. Я нажимаю вторую кнопку и открываю дверь.

Погоня № 3
Мимо проезжает «форд» неопределенной модели, и я с визгом стартую вниз по спирали, прежде чем он успевает преградить мне выезд. В зеркале заднего вида замечаю «форд» у себя на хвосте.

Несусь по улице и резко сворачиваю влево. Что есть сил жму на газ. Как мягко и быстро разгоняются дорогие машины! Теперь понятно, зачем люди их покупают, и дело тут не в тщеславии. К хорошему быстро привыкаешь. Главное, самой не привыкнуть.

Через считанные секунды спидометр уже показывает 50 миль в час. «Форд» отстает на сотню метров, но он близко. Я немного притормаживаю, чтобы сбить с толку преследователей, а потом пулей бросаюсь вправо, на Сакраменто-стрит. Враг не отстает.

Еще два холма, и «БМВ» с «фордом» на хвосте врываются в деловой район города. Я смотрю, сколько бензина осталось в баке. На час скоростной езды должно хватить. Поворачиваю направо, потом случайно налево, в переулок с односторонним движением. Вот засада! Две машины, гудя, съезжают на обочину. Я смотрю в зеркало, надеясь, что хоть чуточку оторвалась. Не тут-то было.

Последний раз набираю скорость – так, для вида – и хватит. Бью по тормозам, чтобы слегка их припугнуть и показать, что просто так не сдамся.

«Форд» с визгом останавливается буквально в десяти футах от моей машины. Я выключаю двигатель и делаю несколько глубоких вдохов. Потом спокойно выбираюсь из автомобиля и подхожу к ним.

Стучу в окно. Через пару секунд стекло опускается. Я кладу руку на козырек и нагибаюсь.

– Мам. Пап. Пора с этим кончать.

Допрос Глава I

Семьдесят два часа спустя
Единственная лампочка свисает с потолка, тускло освещая небогатое убранство комнаты без окон. Я могу с закрытыми глазами перечислить все имеющиеся здесь предметы: старый деревянный стол, весь в занозах и с облупившейся краской, вокруг него четыре хлипких стула, древний телефон с диском, древний телевизор и видик. Я хорошо знаю это место. В детстве я провела здесь уйму времени, отвечая на вопросы родителей. Но теперь меня допрашивает незнакомец. Речь идет о преступлении, о котором мне страшно даже подумать.

Инспектор Генри Стоун садится напротив, кладет диктофон посреди стола и включает. Его внешность мало о чем говорит: ему около сорока, короткая стрижка, волосы темные с проседью, свежая белая рубашка, прекрасно подобранный галстук. Красив, портит его лишь холодная маска профессионала на лице. Костюм кажется мне дороговатым для простого чиновника. Подозрительно. Но я вообще подозрительная.

– Пожалуйста, назовите свое имя и адрес, – говорит инспектор.

– Изабелл Спеллман. Сан-Франциско, Клэй-стрит, 1799.

– Возраст и дата рождения.

– Мне двадцать восемь. Родилась 1 апреля 1978-го.

– Ваши родители – Альберт и Оливия Спеллман, верно?

– Да.

– У вас есть брат тридцати лет, Дэвид Спеллман, и сестра Рэй Спеллман четырнадцати лет. Так?

– Да.

– Назовите вашу должность и место работы.

– Я частный детектив, работаю в «Частном сыскном агентстве Спеллманов», фирме моих родителей.

– Когда вы начали на них работать?

– Примерно шестнадцать лет назад.

Стоун смотрит в свои записи, а потом, изумленно, в потолок.

– То есть вам было двенадцать?

– Да, – отвечаю я.

– Мисс Спеллман, – говорит Стоун, – расскажите-ка мне, как все началось.


Я не помню точно, когда все началось, но могу с уверенностью сказать, что произошло это не неделю, не месяц и даже не год назад. Чтобы понять случившееся, нужно вспомнить события давно минувших дней.

Часть I До войны

Давным-давно

Мой отец, Альберт Спеллман, точно так же как его отец, дедушка и брат, стал полицейским в двадцать один с половиной. Пять лет спустя его перевели в отдел по борьбе с организованной преступностью. Еще через пару лет, рассказывая информанту анекдот, Альберт оступился и кувырком слетел по лестнице. После несчастного случая спина стала часто его подводить: от резкой боли он внезапно падал, поэтому рано ушел на пенсию.

Почти сразу же папа начал работать на Джимми О'Малли, бывшего инспектора полиции, занявшегося частным сыском. Шел 1970 год. Хотя Джимми было уже под восемьдесят, «Бюро расследований О'Малли» пользовалось доброй репутацией, а с приходом моего отца и вовсе начало процветать. У Альберта был необычайный дар ладить с людьми, дурашливое очарование, от которого любой собеседник неизменно проникался к нему доверием. Все были без ума от его шуточек, годившихся разве что для дешевого водевиля. От некоторых излюбленных фокусов – например, глумиться над восточноевропейскими именами – он не отказывается по сей день. Но никто, кроме собственных детей, не предлагает Альберту сменить пластинку.

При росте шесть футов три дюйма и весе двести двадцать фунтов он должен был выглядеть более чем устрашающе, однако бодрая и легкая поступь скрывала его недюжинную силу. Лицо Альберта не поддавалось описанию: все черты так не сочетались друг с другом, что оно больше смахивало на коллаж. В молодости мама любила повторять: «Если смотреть на тебя долго, то ты даже красив». Отец продолжал: «Но терпения на это хватает только у тебя».

В 1974-м, во время очередной слежки за каким-то страховщиком в Долорес-парке, Альберт разглядел в кустах миниатюрную брюнетку. Заинтригованный ее странными действиями, он бросил свое наблюдение и пошел за ней. Вскоре Альберт понял, что таинственная незнакомка сама за кем-то следит. Та достала из сумки фотоаппарат со здоровенным объективом и принялась фотографировать влюбленную парочку на скамейке. Она держала камеру так неуверенно и работала так непрофессионально, что Альберт решился помочь. Он подошел к ней сзади, да, видно, слишком близко или слишком быстро (этих подробностей уже не помнит ни одна из сторон), и тут же получил коленом в пах. Отец говорит, что, как только боль утихла, он влюбился.

Прежде чем брюнетка успела нанести второй сокрушительный удар, Альберт прохрипел, кто он такой. Та, в свою очередь, извинилась, сказала, что ее зовут Оливия Монтгомери, и напомнила Альберту, что подкрадываться к людям сзади невежливо и вообще-то опасно. Затем она объяснила, почему следит за парочкой, и попросила у моего отца совета. Как выяснилось, парень на скамейке был будущим зятем мисс Монтгомери. А девушка, с которой он целовался, вовсе не была ее сестрой.

Альберт отлынивал от работы весь остаток дня, помогая Оливии шпионить за Дональдом Финкером. Начали они с Долорес-парка, а закончили в ирландском пабе злачного квартала. Финкер даже не подозревал о слежке. Мама позже заявит, что денек выдался на редкость удачный, хотя ее сестра Марти будет иного мнения. Несколько раз проехав на автобусах и в такси, изведя две фотопленки, Оливия и Альберт засекли Дональда в объятиях трех разных женщин (одной он заплатил). Мой отец был поражен маминой сообразительностью и решил, что небо еще не скоро пошлет ему вторую бойкую брюнетку двадцати одного года. Он не знал, как поступить: пригласить ее на свидание или предложить работу. В итоге он сделал и то и другое.

Через три месяца, после скромной церемонии в Лас-Вегасе, Оливия Монтгомери стала Оливией Спеллман. Букет на свадьбе поймала Марти, однако тридцать три года спустя она так и не вышла замуж. Еще через год Альберт выкупил бюро у О'Малли и назвал его «Частное сыскное агентство Спеллманов».

Первенец

Дэвид Спеллман родился совершенным: весом восемь фунтов, с волосиками и чистой кожей. Он немного покричал (чтобы показать врачам, что уже дышит) и быстро умолк, видимо, из вежливости. Следующие два месяца он спал по семь, а иногда по восемь и девять часов подряд.

Хотя Альберт с Оливией решили, что их первенец – идеальный ребенок, два года спустя появилась я, после чего они в полной мере осознали, сколь безупречным был Дэвид.

С каждым годом он становился все привлекательнее. Дэниел не шибко походил на папу или маму, зато унаследовал их лучшие черты – и еще в нем проявилось что-то от Хэмфри Богарта. Переходного возраста у моего братца почему-то не было, только раз он пришел домой с фингалом (завистливый одноклассник постарался). И даже синяки были ему к лицу. Дэвид отлично учился, не прилагая к этому никаких усилий: мозги у него, как нарочно, были созданы для учебы, чего в клане Спеллманов еще ни разу не встречалось. Благодаря спортивному телосложению его хотели сделать капитаном почти всех школьных команд, но он не соглашался, остерегаясь зависти сверстников. Словом, в его возмутительном совершенстве не было ничего дурного. И скромен он был не по годам. Однако я твердо вознамерилась вышибить ножки из-под всех стульев, на которых он когда-либо сидел.

Я совершила множество разнообразных преступлений против брата. Большинство так и остались безнаказанными, потому что Дэвид никогда не ябедничал, но некоторые все же не ушли от внимания моих бдительных предков. Научившись писать и читать, я стала вносить сведения о своих провинностях в блокнот, примерно как администратор гостиницы производит опись имущества. Эти сведения постепенно приобрели форму перечней. Обычно в них содержалось лишь краткое описание случившегося, например: «8 декабря 1992-го. Отформатировала жесткий диск на компьютере Дэвида». Но порой, когда меня разоблачали, я записывала произошедшее во всех подробностях, чтобы впредь не повторять ошибок.

Комната для допросов

Так мы ее называем, в действительности же это просто подвал нашего дома. Одна лампочка, один стол, четыре стула, телефон и старый телик. Тусклый свет и убогую мебель будто привезли со съемок какого-то голливудского детектива. Мои родители не смогли устоять перед соблазном и сделали это помещение комнатой для допросов и приговоров.

Я провела здесь кучу времени, потому что всегда была главным нарушителем спокойствия в нашей семье. Вот небольшая выборка допросов (отнюдь не исчерпывающая):


Изабелл, 8 лет

Я сижу на хлипком покосившемся стуле. Альберт шагает туда-сюда по комнате. Когда я начинаю ерзать, он заговаривает:

– Изабелл, это ты проникла в комнату брата прошлой ночью и отстригла ему волосы?

– Нет, – отвечаю я.

Долгое молчание.

– Уверена? Может, тебе нужно время, чтобы все вспомнить?

Альберт садится напротив и смотрит мне прямо в глаза. Я быстро отвожу взгляд, пытаясь сохранить самообладание.

– Первый раз слышу про стрижку, – говорю.

Альберт берет со стола ножницы.

– Ничего не напоминает?

– Это не мое.

– Мы нашли их в твоей комнате.

– Меня подставили.

Потом я целую неделю просидела дома.


Изабелл, 12 лет

На этот раз по комнате вышагивает мама, держа в руках корзину для белья. Она ставит ее на стол и вытаскивает мятую рубашку такого бледно-розового цвета, что сразу ясно: она должна быть белой.

– Изабелл, какой это цвет?

– Трудно сказать при таком освещении.

– А ты попробуй.

– Ну белый.

– Нет. Это розовый. Согласна?

– Конечно. Розовый.

– У твоего брата теперь пять розовых рубашек и ни одной белой. – (Согласно строгим школьным правилам, рубашки должны быть белоснежные.)

– Кошмар.

– Боюсь, это твоих рук дело, Изабелл.

– Я не нарочно.

– Да?

– Красный носок попался. Не понимаю, как я его не заметила.

– Чтобы через десять минут этот носок был на столе. Иначе тебе придется купить брату пять новых рубашек.

Носок я, конечно, не принесла, потому что его не было в природе. Зато успела выкинуть красный пищевой краситель в соседскую мусорку.

Рубашки я потом все-таки купила.


Изабелл, 14 лет

Теперь меня допрашивает отец. Наверное, просто заскучал по полицейской службе, а на мне тренируется, чтобы не терять форму.

Пятнадцать минут тишины: он добивается, чтобы я вспотела. Однако я уже научилась играть в эти игры и смотрю ему прямо в глаза.

– Изабелл, это ты подделала табель успеваемости брата?

– Нет. С чего бы?

– Не знаю. Но это сделала ты.

Он кладет табель на стол и раскрывает. (То были старые карточки, которые заполнялись от руки. Нужно было только раздобыть пустую и подделать почерк.)

– Тут всюду твои отпечатки пальцев.

– Блефуешь. (Я надевала перчатки.)

– Мы изучили почерк.

– Да что вы ко мне прицепились?

Альберт глубоко вздыхает и садится.

– Послушай, Иззи, мы все прекрасно знаем, что это сделала ты. Если объяснишь зачем, мы тебя не накажем.

Хм, что-то новенькое. Сделка. А раз я не хочу сидеть взаперти целую неделю, то можно на нее пойти. Какое-то время я медлю, чтобы немного помучить отца, затем отвечаю:

– Каждый должен знать, каково это – схлопотать «тройку».

Через пару лет мне наскучили попытки свергнуть короля Дэвида с трона. Надо было искать собственную дорогу в жизни. Никто не отрицал, что я была трудным ребенком, но моя настоящая преступная жизнь началась в восьмом классе, когда я познакомилась с Петрой Кларк. Нас тогда обеих задержали после уроков. Оказалось, что мы одинаково сходим с ума по сериалу 60-х «Напряги извилины». Бесчисленное множество раз мы накуривались и пересматривали его, хохоча до изнеможения. Неудивительно, что скоро мы стали не разлей вода. Наша дружба основывалась на общих интересах: Дон Адамс, пиво, марихуана и баллончики с краской.

Летом 1993-го, когда нам было по пятнадцать, нас заподозрили в совершении ряда хулиганских преступлений в районе Ноб-Хилл. Несмотря на все Соседские Дозоры в нашу честь, мою или Петрину вину никто не доказал. В то время мы восхищались своими злодеяниями так, как художник любуется новой картиной. И еще мы старались переплюнуть друг друга. Конечно, эти преступления были ребяческими, но в них заключалась такая творческая энергия, какой не найдешь в обычном вандализме. Вот, например, один список (их было много):

Преступления, которые сошли нам с рук. Лето 1993-го
1. 25 июня 1993-го. Поработали над ландшафтным дизайном во дворе мистера Грегори.[1]

2. 7 июля 1993-го. Заезд.

3. 13 июля 1993-го. Из кладовки в физкультурном зале украли 5 баскетбольных мячей, 3 клюшки, 4 бейсбольных мяча, 2 бейсбольных перчатки.

4. 16 июля 1993-го. Выкрасили пуделя миссис Чэндлер в голубой цвет.

5. 24 июля 1993-го. Заезд.

6. 21 июля 1993-го. Поставили ящик пива у входа в центр анонимных алкоголиков на Долорес-стрит.[2]

7. 30 июля 1993-го. Заезд.

8. 10 августа 1993-го. Подписались на журнал «Хастлер» от имени нескольких женатых мужчин в округе.

Самое главное мероприятие называлось «заезд». Когда наша фантазия временно иссякала, мы с Петрой тайно убегали ночью из дома. Она заезжала за мной на мамином «додже», я хватала соседские мусорные контейнеры и разбрасывала мусор из окна машины. Нами двигало не стремление крушить все на своем пути – скорее, тяга к острым ощущениям. Увы, к концу лета удача от меня отвернулась.

Я снова попала в комнату для допросов. Только на этот раз это была комната в настоящем полицейском участке. Отец хотел, чтобы я выдала ему имя своего дилера, но я упорно молчала.

16 августа 1993-го
Преступление. Шесть часов назад я тайно выбралась из дома после полуночи, приехала на вечеринку и разговорилась с парнем, который хотел взять немного кокаина. Кокаин не по моей части, но парень носил кожаную куртку и читал Керуака, а я всегда питала слабость к читающим парням. В общем, я сказала, что знаю одного дилера – кто это был, расскажу позже, – и позвонила своему знакомому, спросив, может ли он оказать мне услугу. «Плачу сразу», – заверила я. Пока мы ехали к дилеру, выяснилось, что парень в кожаной куртке – коп под прикрытием, и я потребовала отвезти меня домой. Вместо этого он привез меня в полицейский участок. Когда они узнали, что я дочь Альберта Спеллмана, бывшего копа, то сразу позвонили отцу.

Альберт, еще толком не проснувшийся, вошел в комнату.

– Просто назови имя, Иззи. А потом мы поедем домой, и там я накажу тебя по-настоящему.

– Любое имя? – скромно осведомилась я.

– Изабелл, ты сказала полицейскому, что можешь достать кокаин. А потом позвонила кому-то и попросила об услуге, за которую согласилась платить сразу. По-твоему, это нормально?

– Нет, но единственное преступление, в котором ты меня действительно уличил, – это ночной побег из дома.

Папа смерил меня своим самым грозным взглядом и сказал в последний раз:

– Имя.

А имя было Леонард Вильямс, или Лен (для друзей), – старшеклассник из нашей школы. По правде говоря, я почти не знала этого парня и никогда не покупала у него наркотики. То, что мне было о нем известно, я собрала за годы подслушивания – именно так я получаю большую часть сведений. Мама у Лена была инвалидом и сидела на болеутоляющих. Отца убили в перестрелке у винного магазина, когда мальчику было шесть лет. Еще я знала, что у Лена два младших брата и денег не хватает, чтобы всех прокормить. Лен продавал наркотики так же, как некоторые дети работают после школы – чтобы добывать пищу. И Лен был голубым. Об этом я тоже никому не сказала.


Была ночь, в которую мы совершили третье преступление, так и оставшееся безнаказанным: забрались в кладовку физкультурного зала (я почему-то решила, что мы изрядно поправим свое финансовое положение, если продадим подержанный спортивный инвентарь). Я вскрыла замок, а потом мы перетаскали все в Петрину машину. И тут меня обуяла жадность: я вдруг вспомнила, что тренер Уолтерс всегда держит у себя в столе бутылочку виски. Пока Петра ждала снаружи, я вернулась и засекла в кабинете Лена, обнимающегося с каким-то футболистом. Разумеется, я никому ничего не сказала, и Лен решил, будто страшно мне обязан. Паренек просто не знал, что я умею хранить секреты, потому что у самой их хоть отбавляй. Одним больше, одним меньше – какая разница?

– Я не стукачка, – заверила его я.


Отец отвез меня домой, и с Леном ничего не случилось. У полицейских было только его прозвище. Ну а я легко отделалась – по сравнению с папой, над которым теперь вовсю подшучивали бывшие коллеги: мол, Ал не сумел расколоть родную дочь. Но я-то знала, что человек, столько лет проработавший на улицах города, понимал, какими правилами руководствуются преступники, и даже немного уважал меня за молчание.


Если вы представите меня без всех этих провинностей или без братца, с которым меня вечно сравнивают, то удивитесь, насколько крепко я стою на ногах. Например, я могу за пару минут запомнить все предметы, какие есть в комнате; со снайперской точностью вычислить в толпе карманника; заболтать любого ночного сторожа и пройти мимо него. Когда меня посещает вдохновение, более изобретательного и настойчивого детектива, чем я, просто не найти. И хоть я не красавица, поклонников у меня тоже хватает.

Увы, эти полезные умения и чудесные свойства моего характера долгие годы скрывались под чрезвычайно дерзким поведением. С тех пор как Дэвид занял твердые позиции на рынке достоинств, я увлеклась исследованием порочных глубин своей натуры. Одно время в нашем доме чаще всего звучали две фразы: «Молодец, Дэвид!» и «О чем ты только думала, Изабелл?» Годы моей юности ознаменовались бесчисленными встречами с директором школы, поездками в полицейских машинах, вандализмом, курением в туалете, распитием алкогольных напитков на пляже, взломами, наказаниями, запретами, чтением морали, опозданиями, похмельями, отключками, легкими наркотиками и вечно немытой головой.

Я могла вредительствовать сколько угодно, потому что Дэвид всегда все улаживал. Он прикрывал меня, если я опаздывала вечером домой. Когда я врала, он подыгрывал. Когда воровала – он возвращал. Когда курила, Дэвид прятал бычки и тащил мое безжизненное тело домой, если я вдруг отрубалась на лужайке. Писал за меня контрольные и сочинения, даже старался придумывать корявые фразы, чтобы звучало правдоподобно.

Меня страшно бесило, что Дэвид все знал. Он знал – по крайней мере догадывался, – что мои проступки были ответом на его успехи. Он чувствовал свою вину и считал себя соучастником преступлений. Родители иногда спрашивали, почему я так ужасно себя веду. И я отвечала: потому что во всем нужно соблюдать гармонию. Если бы кто-нибудь слепил нас с Дэвидом и разрезал пополам, то вышли бы абсолютно нормальные дети. Впоследствии Рэй нарушила семейный баланс; я расскажу об этом позже.

Клэй-стрит, 1799

Резиденция Спеллманов расположена по адресу: Клэй-стрит, 1799, на окраине района Ноб-Хилл, Сан-Франциско. Если пройти еще милю на юг, вы попадете в Тендерлойн, квартал красных фонарей. Если же случайно забрести немного севернее нашего дома, то можно увидеть сразу несколько городских достопримечательностей: Ломбард-стрит, Рыбацкий причал или, если уж совсем не повезет, район Мэрина.

«Частное сыскное агентство Спеллманов» расположено здесь же (папа очень любит шутить по этому поводу). Внушительный четырехэтажный викторианский дом выкрашен в голубой цвет с белой окантовкой. Родители никогда бы себе его не позволили, не достанься он нам по наследству от трех предыдущих поколений Спеллманов. Сам дом стоит почти два миллиона, и примерно четыре раза в год мама с папой грозятся его продать. Но это пустые угрозы. Пенсионным фондам, дому на окраине города и поездкам в Европу они предпочитают облупившуюся мебель и экономическую нестабильность.

У входа вы увидите четыре почтовых ящика: Спеллманы, «Частное сыскное агентство Спеллманов» (сколько себя помню, только один почтальон их не путал), Маркус Годфрай (тайный псевдоним моего отца) и «Грейсон энтерпрайзез» (под этим названием мы работаем над менее серьезными делами). Кроме того, по району раскидано еще два-три почтовых ящика, которыми мы иногда пользуемся для конспирации.

Почти тут же от порога начинается лестница на второй этаж – там находятся все три спальни. Справа дверь с табличкой «Частное сыскное агентство Спеллманов», в нерабочие часы она заперта. Слева вход в гостиную. Раньше в глаза сразу бросался потертый диван с обивкой под зебру, теперь его место занял скромный коричневый, окруженный мебелью красного дерева – ее можно назвать антикварной, но никто за ней не следит, так что выглядит она неважно. За последние тридцать лет в этой комнате поменялся (не считая дивана) только телевизор: вместо старого «Зенита» с деревянным корпусом здесь стоит новый, с плоским экраном и диагональю двадцать семь дюймов. Его купил дядя, когда неожиданно выиграл на скачках.

За гостиной начинается кухня, переходящая в столовую с еще более неухоженным антиквариатом. Но сейчас я стою у входа и собираюсь войти в агентство.

Контора Спеллманов занимает такое тесное помещение, что его впору обозвать каморкой. Четыре подержанных учительских стола (железных бежевых) образуют прямоугольник в центре комнаты. Тридцать лет назад здесь был только один компьютер, на отцовском столе. Теперь их четыре, и еще в чулане один общий ноутбук. По периметру громоздятся шкафчики для документов. Огромная бумагорезательная машина промышленного назначения, пыльные занавески на окнах – вот, в общем, и все. Стопки папок высотой в два фута обычно громоздятся на столах. По полу разбросаны бумажные обрезки. Пахнет пылью и дешевым кофе. Дверь в дальнем конце комнаты ведет в подвал, где происходят допросы. Дэвид утверждал, что в подвале удобнее всего делать уроки, но мне это было неведомо.

Семейное дело

Мы с Дэвидом начали работать на «Частное сыскное агентство Спеллманов», когда ему было четырнадцать, а мне двенадцать. И хоть я уже зарекомендовала себя как трудный ребенок, мои профессиональные навыки иногда приятно удивляли родителей. Можно сказать, я с готовностью нарушала общественные правила и посягала на личное пространство других людей.

Начинали мы с мусора. Это была первая работа, которую нам позволили делать. Мама с папой забирали отходы от дома объекта (когда мусор выставляют на улицу, он перестает быть частной собственностью) и привозили в контору.

Я надевала толстые резиновые перчатки (а иногда и зажим для носа) и принималась за сортировку мусора: отделяла сокровища от барахла. Мама давала нам с Дэвидом одинаковые указания: банковские квитанции, счета, письма, бумаги – оставлять; все, что некогда было съедобным или содержит биологические жидкости, – выбрасывать. Я часто приходила к выводу, что указания эти неполные. Вы удивитесь, сколько вещей нельзя отнести к той или иной категории. Мусорология нередко вызывала у Дэвида серьезные болезни, и к пятнадцати годам его освободили от этого занятия.

Когда мне исполнилось тринадцать, мама научила меня работать с разного рода документами. Чаще всего приходилось изучать прошлое объекта и его судимости, если они имелись. Опять-таки задание простое: нарыть компромат. Когда компромата не было, мы очень расстраивались. Люди – те, которых мы знали по имени или номеру социальной страховки, – разочаровывали нас, если были чисты.

Проверка прошлого объекта – самая тяжелая и грязная работа. Приходилось ездить в разные суды и искать имена в архивах. Прежде в Калифорнии на один округ приходилось как минимум четыре суда: Высший криминальный, Высший гражданский, Муниципальный криминальный и Муниципальный гражданский.

Позднее Высший и Муниципальный суды объединились, и мы стали здорово экономить время, потому что все записи теперь были в одном месте. За последние пять лет большую часть архивов занесли в компьютерные базы (кроме дел старше десяти лет), так что вообще отпала необходимость выходить из дома.

Кроме изучения прошлого, эти базы данных можно использовать для поиска человека, чье местонахождение неизвестно. Самое главное тут – раздобыть номер социальной страховки. Это Святой Грааль в мире частного сыска. Как вы понимаете, номера страховок не общественное достояние. Если клиент его не знает, то нужны хотя бы полное имя и дата рождения объекта, желательно город проживания. Следующий шаг – получить с помощью этих данных кредитный отчет. В таких отчетах значатся все адреса объекта, сведения о банкротствах и арестах имущества, но это в любом случае неполная информация. Полная, опять же, недоступна простому смертному. Еще в кредитном отчете может быть часть номера социальной страховки. Одна база данных содержит, к примеру, первые четыре цифры номера, другая – последние четыре, и если просмотреть несколько баз, то зачастую можно собрать номер целиком.

Поиски по базам данных требуют большого внимания к мелочам, и мои школьные учителя никогда бы не поверили, что я на такое способна. Но мне всегда нравилось копать грязь на людей – ведь тогда мои собственные проступки казались сущей ерундой.

Можно сказать, что сначала родители испытывали наши желудки, затем наше терпение, а потом уж мозги. Жили Спеллманы в основном за счет слежек. В школе такой работой можно было гордиться – и не важно, что трудишься на папу с мамой. Впрочем, у нее были и недостатки. Люди ведь не всегда куда-то едут или идут. Они спят, работают, устраивают четырехчасовые встречи в офисных зданиях, вынуждая тебя ждать у входа или в фойе, при этом твой желудок урчит от голода, а ноги болят. Я любила шевелиться; Дэвид, напротив, предпочитал спокойные часы. В это время он делал уроки. Я только курила.

14 лет. Моя первая слежка по делу Фелдманов. Джон Фелдман нанял нас, чтобы следить за своим братом и деловым партнером Сэмом. Решил, будто родственничек увлекся какими-то нелегальными сделками, и хотел понаблюдать за ним пару недель – убедиться, что чутье его не подводит. Чутье и в самом деле его не подвело. Хотя Сэм вовсе не увлекся нелегальными сделками, зато очень увлекся женой Джона.

Мы с Дэвидом были новичками по части слежки, когда взялись за дело Фелдманов, а когда закрыли его, я стала настоящим асом. Происходило все примерно так: отец садился в фургон, а мама в «хонду». Оба были связаны с нами по рации. Если Сэм куда-нибудь отправлялся, мы с братом запрыгивали в машину, затем выходили неподалеку от объекта и шли следом, потом сообщали по рации свои координаты, и когда Сэм садился в такси, автобус или трамвай, мама с папой нас забирали. Обычно он снимал номер в гостинице «Сент-Регис».

За это время я не только узнала, что Сэм спит с женой брата, но и поняла, что побеги из родительского дома пошли мне на пользу. Жизнь научила меня хитрить, испытывать границы своих возможностей и в то же время знать меру. Чутье подсказывало мне, можно ли поехать вместе с объектом в общественном транспорте или лучше поймать такси. Я знала, сколько могу оставаться у него на хвосте и когда пора исчезнуть. И еще я была вовсе не похожа на детектива.

В четырнадцать лет мой рост был уже пять футов шесть дюймов, всего на два дюйма меньше, чем сейчас. Я выглядела старше своего возраста, хотя в застиранных джинсах и мятой футболке была похожа на обычную школьницу. Внешность у меня была неброская: длинные каштановые волосы, карие глаза, ни веснушек, ни других особых примет. Если бы я пошла в маму, то, наверное, выросла бы красавицей, однако гены Альберта немного подпортили мои черты. Я чаще слышала в свой адрес «симпатичная», чем «красивая». И все-таки теперь, в двадцать восемь, благодаря своему вкусу и лучшей подруге (она парикмахер), я выгляжу очень даже ничего, скажем так. И на этом закончим мой портрет.

15 лет. Дядя Рэй спросил, что я хочу на день рождения. Я заказала бутылку водки, но он не согласился, и я предложила научить меня вскрывать замки. Вообще-то частные детективы не обязаны владеть этим навыком и редко им пользуются, однако дядя все равно меня научил, потому что умел сам. (Когда мама узнала, то объявила ему бойкот на две недели.) На службе я так ни разу и не взломала дверь, зато вовсю применяла этот полезный навык в личных целях.

16 лет. Первый звонок объекту с целью получить необходимую информацию. В этом деле у нас отлично разбиралась мама. Она могла выведать номер социальной страховки, кредитной карточки, дату рождения и трудовую историю объекта с помощью одного-единственного звонка. Разговор происходил примерно следующий: «Здравствуйте, могу я услышать мистера Франклина? Здравствуйте, мистер Франклин. Меня зовут Сара Бейкер, я из „Эй-Си-Эс инкорпорейтед“. Мы помогаем людям отследить их пропавшие вклады и сбережения. Недавно мы обнаружили тысячу акций на имя Гарри Франклина. Мне нужно убедиться, что это вы. Не могли бы вы сообщить дату вашего рождения и номер социальной страховки, тогда я начну перевод…»

Я тоже умею добывать сведения таким способом, но мама – непревзойденный специалист.

17 лет. Я села за руль и отправилась на слежку. Год назад я получила права, и теперь отец решил попрактиковаться со мной на дороге. Принцип простой: уверенное, но безопасное вождение. Никогда не отставай больше чем на две машины (если работаешь в одиночку) и знай свой объект, умей предугадать, куда он или она поедет, чтобы полагаться не только на глаза. Тут знатоком был папа. Проработав много лет в полиции, он хорошо чувствовал дорогу и умел почти безошибочно предсказать следующее движение объекта.

Пока отец учил меня поведению на дороге, дядя Рэй делился со мной другими приемами. Например, если едешь ночью, то проще следить за машиной с одной фарой. До сих пор помню, как он дал мне молоток и велел разбить фару на «мерседесе» доктора Либермана. Чудный был денек.

18 лет. Волшебный год в моей карьере частного детектива. Так как большинство дел связаны с юридическими вопросами, важно, чтобы сыщик был совершеннолетним. В восемнадцать я уже сама рылась в судебных архивах и беседовала с клиентами. Кроме того, начали копиться шесть тысяч часов полевой работы, необходимые для получения лицензии на частный сыск. Отец сказал, что между мной и лицензией может возникнуть только одно непреодолимое препятствие: судимость. Все кандидаты в детективы проходят тщательный отбор. То, что случилось со мной до восемнадцати, останется в прошлом, но отныне я должна вести себя прилично.

21 год. На свой день рождения я написала двухчасовой тест и через три месяца получила лицензию.

Дэвид, наоборот, прекратил всякую сыскную деятельность еще в шестнадцать лет: слежки якобы мешали ему учиться. Он уже никогда не работал на семью, хотя нам не раз приходилось поработать на него. Ремесло частного детектива не интересовало Дэвида. Он считал, что у людей есть право на личную жизнь. Остальные Спеллманы были иного мнения.

Не беспокоить

Таковы уж издержки нашей профессии: приходится всеми правдами и неправдами совать нос в чужие дела. Как и палач, сыщик быстро привыкает к своей незавидной участи.

Когда знаешь, на какие ухищрения способны твои родители, защита собственного личного пространства входит в привычку. Например, мама могла выведать у Дэвида, есть ли у меня парень, а потом шпионить за мной, только чтобы на него взглянуть. В шестнадцать лет мне ничего не стоило проехать на трех разных автобусах и убить целый час, лишь бы оторваться от преследования. Я поставила крепкий замок на дверь в свою комнату и велела брату сделать то же самое. Эти замки менялись дважды в год. Я допрашивала незнакомцев и следила за друзьями. Я слышала столько вранья, что перестала верить даже правде. Я так часто строила перед зеркалом невозмутимое лицо, что это выражение на нем застыло.


Моих родителей почему-то особенно интересовала компания, в которой я проводила время. Папа считал, что в моих юношеских прегрешениях виноваты мальчики. Мама полагала иначе: это я на всех дурно влияю. Пока они раздумывали, как моя любовь к спиртному и вечные прогулы связаны с противоположным полом, Петра строила теории о моей привычке бросать парней. По ее мнению, я либо выбирала не тех мужчин, либо слишком усердно испытывала их терпение. Я не согласилась, и тогда Петра предложила мне составить список бойфрендов.

Этот список,[3] как и все предыдущие, – что-то вроде путеводителя по моему прошлому. Из соображений краткости я представила в нем лишь основные сведения: порядковый номер, имя, возраст, занятие, хобби, длительность отношений и последние слова, то есть причина расставания.

Список бывших парней
Бывший парень № 1

Имя: Голдштейн, Макс

Возраст: 14

Занятие: девятиклассник, средняя школа «Президио»

Хобби: скейтборд

Длительность отношений: 1 месяц

Последние слова: «Чувак, моя мама не хочет, чтобы я с тобой водилась»


Бывший парень № 2

Имя: Слейтер, Генри

Возраст: 18

Занятие: студент Калифорнийского университета Беркли

Хобби: поэзия

Длительность отношений: 7 месяцев

Последние слова: «Ты не знаешь, кто такой Роберт Пински?!»


Бывший парень № 3

Имя: Фланнаган, Шон

Возраст: 23

Занятие: бармен в «О'Рейли»

Хобби: быть ирландцем, пить

Длительность отношений: 2,5 месяца

Последние слова: «Кроме „Ги-иннесса“… ик… у нас не-ет ни-ичего общего»


Бывший парень № 4

Имя: профессор Майкл Кольер

Возраст: 47 (мне 21)

Занятие: профессор философии

Хобби: секс со студентками

Длительность отношений: 1 семестр

Последние слова: «Это неправильно. Пора прекратить наши отношения»


Бывший парень № 5

Имя: Фуллер, Джошуа

Возраст: 25

Занятие: веб-дизайнер

Хобби: собрания в обществе анонимных алкоголиков

Длительность отношений: 3 месяца

Последние слова: «Я с тобой спиваюсь»


Бывший парень № 7

Имя: Гринберг, Зак

Возраст: 29

Занятие: владелец веб-дизайнерской фирмы

Хобби: футбол

Длительность отношений: 1,5 месяца

Последние слова: «Ты проверила кредитную историю моего брата?!»


Бывший парень № 8

Имя: Мартин, Грег

Возраст: 29

Занятие: графический дизайнер

Хобби: троеборье

Длительность отношений: 4 месяца

Последние слова: «Если ты, черт подери, не прекратишь этот допрос, я застрелюсь»


Что касается бывших парней № 6 и № 9, то о них я расскажу позже. Есть люди, которые не помещаются в пять строчек, как ни старайся.

Обычно я делаю запись сразу после того или иного события, а иногда – по прошествии времени, когда мне открывается его истинный смысл. И если однажды я буду вынуждена отказаться от всех списков, то один-единственный запомню навсегда, потому что он знаменует собой конец моего террора в жизни Спеллманов.

Три фазы моего мнимого исправления:
Потерянный уик-энд № 3.

Ночь в прихожей.

Эпизод с туфлей.


Как вы уже догадались, Потерянный уик-энд № 3 – часть отдельного списка. Позже, когда все мои бумажки и заметки переместились в запароленный файл на компьютере, я сделала большую таблицу с гиперссылками на разные события. Насколько мне известно, Потерянных уик-эндов было двадцать семь, но ничуть не удивлюсь, если о некоторых я не слышала.

Прежний дядя Рэй

Я не могу поведать вам о новом дяде Рэе, не описав прежнего, каким он был до первого Потерянного уик-энда. Их просто нельзя разделить.

Дядя Рэй – брат моего отца, старше на три года. Тоже коп. Вернее, раньше был копом. Он стал полицейским в двадцать один, а к двадцати восьми годам уже расследовал убийства. Раньше дядя Рэй придерживался строгой диеты и не менее строгих моральных правил.

В день он пробегал трусцой пять миль и пил зеленый чай еще до того, как это стало модно. Питался в основном зеленью и овощами, запоем читал журнал «Здоровье», как профессора русской литературы читают Достоевского. На свадьбах и поминках ограничивался одним стаканчиком виски с содовой.

В сорок семь дядя Рэй познакомился с Софи Ли, а так как он с юности считал себя однолюбом, то это была его первая настоящая пассия. Софи преподавала в начальной школе и оказалась единственной свидетельницей наезда, который расследовал Рэй.

Шесть месяцев спустя они поженились. Мне было двенадцать, и с той свадьбы я помню только, что выпила больше дяди.

Мне кажется, Рэй и Софи были счастливы вместе. Но после их первой годовщины у дяди, который за всю жизнь не выкурил и сигареты, обнаружили рак легких.

Через месяц он лег в больницу, где ему удалили часть легкого и провели курс химиотерапии. Он облысел и потерял сорок фунтов. Рак дал метастазы. Дяде снова начали делать химиотерапию.

Родители то и дело шептались. Целый шквал слов, фраз и тайных ссор, не предназначенных для детских ушей, обрушился на нас с Дэвидом, ведь мы отлично умели подслушивать. «Шпионить начинаешь в семье», – любят повторять Спеллманы. Мы обнаружили в доме несколько «слабых мест», где можно всегда узнать, о чем говорят за стенкой. Вскоре наши с братом изыскания вылились в еще один список.

Химиотерапия не помогает дяде Рэю.

Софи перестала навещать его в больнице.

Мама беременна.

Сравнив записи, мы с Дэвидом пришли к выводу, что беременность случайная. Родителям вполне хватило тринадцати лет мучений со мной, чтобы заводить третьего ребенка. Однако новая жизнь – единственное, что может смягчить боль утраты. Мама решила рожать, и в нашей семье появилась девочка по имени Рэй, в честь дяди. Только дядя почему-то не умер.

Невероятно, но факт. Врачи говорили, что смерть неизбежна. Если бы вы увидели Рэя или его медицинскую карту, вы бы тоже так подумали. Он умирал. И вдруг начал поправляться. Когда темные круги под его глазами исчезли, а щеки порозовели, мы по-прежнему не надеялись на выздоровление. Три месяца спустя, когда у дяди появился аппетит и он набрал сорок фунтов, мы еще мысленно с ним прощались. Через полгода, когда врач объявил Софи, что Рэй не умрет, пришел ее черед прощаться. Она просто ушла, не сказав ни слова. В тот день родился новый дядя Рэй.

Он начал пить по-настоящему, то есть больше чем один стаканчик виски с содовой на свадьбах и поминках. Впервые в жизни я увидела, как дядя напивается вдрызг. Потом он увлекся покером – не среди друзей, а на тайных сборищах с минимальной ставкой пятьсот долларов. Еще он зачастил на ипподром. Рэй больше не бегал трусцой; единственный раз я видела его бегущим, когда во время перерыва на футбольном матче у него кончились чипсы. Диету он не соблюдал, в основном питался сыром и крекерами, пил дешевое пиво. Одной женщиной не ограничивался. Новый дядя Рэй будет верен такому образу жизни до самого ее конца.

Надо сказать, что с ним стало намного веселее. После того как дядю бросила Эта Гребаная Тварь, он прожил у нас целый год. Потом нашел себе квартирку в районе Сансет, по соседству с двумя барами. В футбольный сезон они с папой сидели перед теликом, и у своего кресла дядя Рэй выстраивал идеальные пирамиды из пивных банок – иногда по восемь штук в основании. Однажды Альберт выразил недовольство новой диетой Рэя, а тот ответил: «Здоровый образ жизни довел меня до рака. Больше я этого не допущу».

Потерянные уик-энды

Мне было пятнадцать, когда дядя Рэй впервые исчез. Он не явился на пятничный семейный ужин, затем пропустил воскресный футбол. Пять дней не отвечал на звонки. Наконец папа заехал к нему домой и обнаружил в почтовом ящике письма недельной давности. Подобрав ключи к дядиной квартире, он нашел внутри гору грязной посуды, пустой холодильник, а на автоответчике три сообщения. Отец применил все свои шпионские навыки и уже через три дня выследил дядю в Сан-Матео, на незаконном слете картежников.

Полгода спустя Рэй опять испарился.

– Похоже, у него снова потерянный уик-энд, – прошептала мама папе.

Говоря об исчезновении дяди, она уже второй раз употребила название фильма 1945 года выпуска, поучительной сказки с Рэем Милландом в главной роли. Мы однажды смотрели это кино на уроке английского, уж не помню к чему. Зато я припоминаю, что дебошир 1945-го даже в подметки не годился нашему дяде Рэю. Тем не менее фраза вошла в семейный обиход. Мне, понятное дело, не сказали, что происходило во время первых двух выходных, но после третьего я стала знатоком Потерянных уик-эндов.

А теперь вернусь к последнему списку.

Три фазы моего мнимого исправления

Фаза первая. Потерянный уик-энд № 3
Уик-энд длился десять дней. Поиски Рэя мы начали только на четвертый. Все телефоны, собранные папой во время первых дядиных исчезновений, теперь были перепечатаны и аккуратно занесены в папочку, которая лежала у него в столе. Мы всей семьей поделили этот список на четыре части и стали наводить справки. Выяснилось, что Рэй облюбовал гостиницу «Экскалибур. Отдых и казино» в Вегасе. Дядя был нисколько не похож на собак, которые, заблудившись в лесу за триста миль от дома, рано или поздно находят хозяев – хромые, иссохшие и голодные. Пусть Рэй и в самом деле страдал от обезвоживания, искать дорогу домой он не торопился.

Отец решил взять меня с собой «прокатиться». Вообще-то поехать должен был Дэвид, но он в то время как раз заполнял бумаги для поступления в университет. Надо сказать, я очень быстро выкинула из головы все представления об увеселительной семейной прогулке: папино приглашение было скорее попыткой образумить меня и показать, к чему приводит злоупотребление алкоголем и наркотиками.

В пять папа постучал в мою дверь. Мы договорились выехать в шесть утра. Я проспала до без четверти шесть. Когда Альберту показалось ненормальным, что я произвожу так мало шума, он решил произвести его сам. На этот раз до меня донесся оглушительный грохот и гортанное «Хорош спать, черт подери!». Я собралась за пятнадцать минут и подскочила к машине – папа уже отъезжал. На ходу запрыгивая внутрь, я была похожа на героя какого-нибудь фильма про двух бравых друзей, которые отправляются на поиски приключений. Правда, этот образ быстро истаял: стоило мне пристегнуться, как папа сообщил, что я была в миллиметре от жесточайшего наказания в моей жизни.

Первые четыре часа пути я спала, потом еще два часа переключала радиостанции, пока Альберт не сказал, что, если я сейчас же не прекращу, он оторвет мою руку и будет бить меня ею по голове. Следующие три часа мы оживленно обсуждали открытые дела Спеллманов, а о дяде Рэе даже не вспоминали. Около шести вечера мы въехали в Вегас.


Отец увидел табличку «Не беспокоить» и постучал в дверь номера 385 даже громче, чем утром ломился в мою. Никто не ответил, и тогда папа уговорил управляющего «Экскалибуром» нам открыть. У порога нас встретили самые разные запахи: сигарных окурков, выдохшегося пива и прокисшей рвоты. К счастью, управляющий тактично удалился, оставив нас с отцом любоваться зрелищем самостоятельно. Осмотрев комнату, безвкусно обставленную в духе Средневековья, мы решили, что двор короля Артура – вполне подходящая арена для дядиных оргий.

Папа внимательно изучил номер в поисках каких-нибудь подсказок о местонахождении Рэя, подобрал несколько бумажек с тумбочки, заглянул в шкафы и направился к выходу. Уже в коридоре обернулся и посмотрел на меня.

– Я пошел его искать, – сказал он. – А ты тут приберись.

– Что значит «приберись»?! – не поняла я.

Отец ответил сухим голосом робота:

– Прибраться – глагол. Очистить помещение от грязи. Взять открытые пивные банки с подоконника и выкинуть. Вытряхнуть пепельницы. Вытереть рвоту с пола в ванной комнате. Прибраться.

Я надеялась на другое определение.

– Пап, в гостиницах для этого есть специальные такие люди, уборщиками называются, – ответила я строгим тоном.

Но отцу мой ответ тоже не понравился. Он вернулся в номер и закрыл за собой дверь.

– Ты хоть понимаешь, что у них за работа? Представь, сколько грязи они видят, нюхают и трогают каждый день! Понимаешь?!

Вообще-то я умею не отвечать на риторические вопросы, поэтому позволила папе выговориться.

– Дядя Рэй – наша забота. И убирать за ним будем мы, нравится тебе это или нет. – С этими словами отец многозначительно на меня посмотрел и вышел.

Я поняла, на что он намекает: за мной тоже приходилось убирать. Мне тогда было шестнадцать, и хотя папин урок произвел на меня большое впечатление, я не изменилась. Пока еще.

Фаза вторая. Ночь в прихожей
В девятнадцать я оставалась такой же безбашенной. Вместо того чтобы поступить в университет, я начала трудиться на агентство Спеллманов. Согласно контракту, для меня переоборудовали чердак, и, хотя формально я и в рабочие часы перешла в полное распоряжение родителей, неприятности со мной не закончились. За три года список моих проступков удлинился: я по-прежнему гуляла до поздней ночи и возвращалась домой пьяной в ноль, даже ключи найти не могла.

Не помню точно, по какому поводу я пила в ту судьбоносную ночь: кажется, меня позвали на вечеринку. А в десять утра я должна была явиться на работу. Ночью, вскарабкавшись на крыльцо, я пошарила в карманах и не нашла ключей. Такое случалось довольно часто. Раньше я забиралась в свою комнату по пожарной лестнице или по водосточной трубе к Дэвиду. Но теперь лестница почему-то была поднята, а Дэвид уже два года как уехал учиться. Я взвесила все «за» и «против» и решила, что лучше поспать на крыльце, чем в такой час и в таком состоянии объясняться с родителями.

На следующее утро меня нашла Рэй – ей было пять лет. Она закричала: «Мама, Изабелл спит на улице!» Я медленно открыла глаза и увидела маму. На ее лице застыли замешательство и гнев.

– Ты что, всю ночь тут проспала? – спросила она.

– Не всю. Я вернулась в три.

Подняв с пола пиджак, заменивший мне подушку, я спокойно прошла в дом и поднялась на чердак, где проспала еще три часа. Всего получилось почти семь часов сна, что для меня даже больше среднего. Я встала отдохнувшая и проработала целый день.

Вечером пришла домой чуть позже одиннадцати. На этот раз у меня были ключи, однако дверь не отворилась – видимо, кто-то закрыл ее на цепочку. Я сразу заподозрила родителей в этой подлости и немного потолкала дверь, думая порвать цепь. Потом подошла мама и открыла.

– Осторожно, – сказала она, оставив мне для прохода узенькую щель. Я скользнула внутрь и проследила за ее взглядом. На полу, свернувшись в спальном мешке и обняв мишку, крепко спала Рэй.

– Почему она спит в коридоре? – спросила я.

– А ты как думаешь?

– Понятия не имею.

– Потому что она хочет быть как ты, – пояснила мама с таким лицом, будто съела что-то противное. – Два часа назад я нашла ее на крыльце и еле уговорила спать в прихожей. Ты ее идеал, тут уж ничего не поделаешь. Поэтому не пей за рулем, не кури дома, перестань грязно выражаться, а если ты слишком пьяна, чтобы подняться к себе в комнату, лучше вообще не приходи. Ради меня. Нет, ради Рэй.

Мама, утомленная, развернулась и пошла к себе. В ту ночь никаких особых перемен со мной не произошло. Конечно, мне вовсе не хотелось, чтобы сестра выросла такой же бедовой, как я. Но мама поставила слишком низкую планку; я не изменилась и по-прежнему была головной болью для родителей.

Фаза третья. Эпизод с пропавшим ботинком
Еще не открыв глаза, я почувствовала, что чего-то не хватает. Надо мной жужжал вентилятор, значит, я не дома: у меня нет вентилятора. С закрытыми глазами я попыталась восстановить события минувшей ночи. И вдруг услышала рядом звонок и тихий стон – мужской. Звонил, вернее, слегка чирикал, мой мобильник. А стонал какой-то парень, с которым я познакомилась ночью. Хоть убейте, не помню, где именно. Я знала только, что, если не возьму трубку, он проснется и тогда без неприятного разговора не обойтись.

Мне, по правде говоря, было не до бесед: только я открыла глаза, как в голове загудело со страшной силой. Борясь с тошнотой, я стала шататься по комнате – натуральной дыре, по-другому не скажешь. Нашла телефон под грудой одежды и выключила звук. Потом увидела на дисплее «Дэвид Спеллман», вышла в коридор и прошептала:

– Алло!

– Ты где?! – Он отнюдь не шептал.

– В кафе, – ответила я, подумав, что иначе мой шепот покажется ему подозрительным.

– Интересно, особенно если учесть, что через пятнадцать минут ты должна быть в моем офисе! – завелся братец.

Ага, видно, я что-то забыла (последние двенадцать часов не в счет). У меня была назначена встреча с Ларри Малбергом, руководителем отдела кадров «Зайлор корпорейшенз» – фармацевтической компании, которая хотела поручить Спеллманам проверку анкетных данных сотрудников. Дэвид иногда подбрасывает нам дела, когда клиенты просят его о помощи. Мне было уже двадцать три, но такие ответственные мероприятия мне еще не доверяли, а в этот раз Малберг сообщил о встрече в последнюю минуту, когда мама с папой уже уехали из города. Они бы попросили дядю Рэя, да тот не привык вставать раньше десяти утра, плюс Потерянные уик-энды случались с ним внезапно, как грипп или сыпь.

Я, конечно, часто давала маху и упускала шанс заработать для семьи лишние сто тысяч баксов в год, но подложить родителям такую свинью я просто не могла. Пробираясь сквозь квартиру неизвестного парня, я на ходу подобрала шмотки и оделась с такой скоростью, будто это был новый олимпийский вид спорта. Я уже представляла свое светлое профессиональное будущее – с такой-то сноровкой! – как вдруг увидела, что на мне нет одного ботинка.

По Мишн-стрит я ковыляла, как Дастин Хоффман в фильме «Полуночный ковбой», и на ходу пыталась разработать какой-нибудь план, чтобы умытой и обутой явиться на встречу. Однако магазины открываются в десять утра, а я уже опаздывала. В кошельке у меня одиноко лежал доллар на метро. Я брезгливо спустилась по ступенькам станции, залитым мочой, и начала репетировать свою оправдательную речь перед Дэвидом.

На двенадцатый этаж дома № 311 по Саттер-стрит я прибыла спустя тридцать минут после разговора с братом, то есть опоздав на четверть часа. Кстати, в то время Дэвид работал в адвокатской конторе «Финчер, Грейсон, Стилман и Моррис». После школы он поступил в университет Беркли, записался на двойное количество лекций по специальности и английскому, окончил с отличием и отправился в Стэнфордскую юридическую школу. Думаю, именно там он лишился своего благожелательного терпения. Когда на втором курсе его взяли в «Финчер», Дэвид осознал, что далеко не все семьи похожи на нашу, а в его совершенстве нет ничего дурного. Также братец понял, что не виноват в моем дурном поведении, и вскоре перестал меня выгораживать.

Я вошла в контору через заднюю дверь, чтобы не заметили. Я надеялась, Дэвид оставил Малберга в фойе и есть еще пара минут на чистку перышек. Пока я брела по запутанному коридору и пыталась вспомнить, где тут кабинет Дэвида, брат меня увидел и затащил в конференц-зал.

– Ты что, ходишь в кафе в таком виде?! – вопросил он.

Значит, все еще хуже, чем я предполагала. Придется сказать ему правду.

– Я была не в кафе.

– Неужели? Как его зовут?

– Понятия не имею. Где Малберг?

– Опаздывает.

– На сколько? У меня есть время съездить домой и принять душ?

– Нет, – ответил Дэвид, поглядев на мои ноги. Потом обреченно заметил: – На тебе только один ботинок.

– Мне нужна кола, – только и сказала я. Меня снова замутило.

Брат молчал.

– Ну или пепси.

Он схватил меня за руку и потащил по коридору в мужской туалет.

– Мне туда нельзя, – воспротивилась я.

– Почему это?

– Дэвид, я девушка!

– Сейчас даже нельзя сказать, что ты человек, – ехидно заметил он и втолкнул меня внутрь. У писсуара стоял мужчина в деловом костюме. Услышав последние слова нашего разговора, он стал торопливо застегивать ширинку.

– Извини за беспокойство, Марк, – сказал ему Дэвид. – Мне надо научить свою двадцатитрехлетнюю сестренку умываться.

Марк сконфуженно улыбнулся и вышел. Положив руки мне на плечи, Дэвид развернул меня лицом к зеркалу.

– Смотри и запоминай: никто не приходит в таком виде на деловые встречи.

Набравшись храбрости, я открыла глаза и увидела, что вся моя тушь мигрировала с ресниц на щеки, а запутанные волосы сбились в комок. Рубашка застегнута криво и выглядит так, словно я в ней спала. Впрочем, я и спала. Плюс на мне только один ботинок.

– Умывайся, – приказал Дэвид. – Скоро приду.

Я не стала просить его отвести меня в женский туалет, а сделала, как он велел. Отмыв грязь и тушь с лица, я выдула пинту воды из-под крана и ретировалась в кабинку, чтобы ненароком не встретиться с другими адвокатами. Пока я ждала, в туалет зашли как минимум двое. Я начала мечтать, что Дэвид смилостивится и принесет мне стакан колы со льдом.

– Открывай, – скомандовал брат, постучав в кабинку. По его голосу и стуку я поняла, что колы мне не видать как своих ушей. Дэвид протянул мужскую накрахмаленную рубашку и мужской дезодорант.

– Надевай, – сказал он. – Малберг уже ждет.

Когда я вышла из кабинки, на полу стояла пара женских сандалий.

– У тебя тридцать седьмой? – спросил Дэвид.

– Нет, тридцать девятый.

– Почти угадал.

– Где ты их раздобыл?

– У секретаря.

– Раз уж женщины при тебе так легко расстаются с одеждой, мог бы взять у нее и все остальное.

– Мог бы, но твоя задница не пролезет в ее брюки.

Закончив с нарядом, я решила, что уже не кажусь безответственной и похмельной, хотя и выгляжу отвратительно. Дэвид обрызгал меня своим одеколоном, и мы пошли в его кабинет.

– Прекрасно. Теперь я пахну тобой.

– Если бы!


Ларри Малберг и сам оказался не щеголем: ему было плевать на мой странный костюм. В кабинет вошла секретарша Дэвида в одних чулках и спросила, не желаем ли мы выпить, и я наконец-то получила колу. Встреча прошла хорошо: я рассказала Малбергу о финансовых выгодах сотрудничества с нашим агентством и объяснила, как мы работаем. Вообще я умею разговаривать с людьми, поэтому Малберг подписал договор, даже не заметив моей зеленоватой кожи и налитых кровью глаз.

Я сняла сандалии тридцать седьмого размера и отдала секретарше, засыпав ее благодарностями. Вернувшись к Дэвиду, залезла в мятую рубашку и бросила одинокий ботинок в мусор.

– Брат, одолжи на такси, а? – попросила я, показав на свои босые ноги и ожидая хоть капли сочувствия.

Дэвид оторвался от работы и холодно на меня посмотрел. Потом достал из кармана двадцатку, положил ее на край стола и вернулся к бумагам.

– Ну… э-э… спасибо… Обязательно верну, – сказала я и уже почти добралась до выхода, когда Дэвид медленно и с чувством проговорил:

– Чтобы я больше никогда не видел тебя в таком состоянии.

Потом он велел мне убраться. Что я и сделала. В ту минуту до меня наконец-то дошло: роль золотого мальчика с волосами как вороново крыло, которую всю жизнь играл Дэвид, была отнюдь не завидной. Пока я закидывала яйцами соседский двор, брат сидел дома и учил уроки. Бунтарство и тяга к разрушению – обычные спутники подросткового возраста. Но Дэвиду пришлось отвечать за мои выходки. Он как мог поддерживал гармонию в семье и в результате стал идеальным сыном с одним-единственным недостатком: он понятия не имел, как сделать что-нибудь плохое.


Чудесные преображения случаются редко. Настолько редко, что если вы бросите пить после душевного разговора со священником, это даже вызовет подозрения. И хотя перемены в моей жизни трудно назвать чудесными, они вполне тянут на статус разительных. Я по-прежнему носила мятые футболки, порой накачивалась в баре и позволяла себе грубые замечания, однако моим родным больше не приходилось за меня краснеть. И я завязала с наркотиками.

Первая волна недоверия со стороны семьи едва не загнала меня обратно. Мама была убеждена, будто я что-то задумала, и допрашивала меня со скептицизмом научного исследователя. На протяжении двух недель папа каждый час задавал один и тот же вопрос: «Выкладывай, Иззи, что у тебя на уме?» Дядя Рэй, напротив, всерьез озаботился моим состоянием и предложил попить витамины. Словом, первое время к новой Изабелл относились даже хуже, чем к прежней. Тем не менее я знала, что рано или поздно добьюсь доверия родных, и, когда это наконец случилось, я буквально ощутила на себе ветерок их облегченных вздохов.

Допрос Глава II

Мифы, связанные с моей работой, развеять невозможно. Байки о сыщиках передаются из поколения в поколение, но далеко не все они обоснованны. Правда же заключается в том, что мы не решаем проблемы. Мы их изучаем. Связываем свободные концы нитей, доказываем то, что и так уже известно.

Инспектор Стоун, напротив, раскрывает тайны. Пусть в детективных романах о них не пишут, но это все-таки тайны.

Стоун не смотрит мне в глаза. Интересно, он всегда так отгораживается от чужой боли или дело только во мне?

– Когда вы последний раз видели сестру? – уточняет инспектор.

– Четыре дня назад.

– Можете описать ее настроение? Пересказать ваш разговор?

Я помню все в подробностях, но это не важно. Стоун задает неправильные вопросы.

– У вас уже есть какие-то догадки? – спрашиваю я.

– Мы работаем, – привычно отвечает он.

– Вы разговаривали с семьей Сноу?

– Нет, мы считаем, они не причастны.

– Неужели так сложно проверить?

– Пожалуйста, ответьте на вопрос, Изабелл.

– Но почему вы не отвечаете на мои? Сестра пропала три дня назад, а вы до сих пор ничего не сделали!

– Мы прилагаем все усилия, и нам необходима ваша помощь. Вы должны ответить на вопросы, Изабелл.

– Хорошо.

– Пора поговорить о Рэй, – осторожно произносит Стоун.

Похоже, действительно пора. Хватит тянуть.

Рэй Спеллман

Моя сестричка родилась на шесть недель раньше срока и весила ровно четыре фунта, когда ее привезли домой. В отличие от других недоношенных, которые со временем догоняют сверстников, Рэй всегда будет выглядеть младше своего возраста.

Мне тогда исполнилось четырнадцать, и я твердо намеревалась не обращать внимания на младенца в нашем доме. Первый год называла ее «это», как новую вещь – лампу или будильник, и почти не говорила о ней, разве что: «Вынесите это на улицу. Я пытаюсь делать уроки» или «У этой штуки можно отключить звук?» Мои слова никого не смешили, даже меня саму. Когда у тебя на глазах растет очередное воплощение совершенства, как-то не до смеха. Правда, Рэй вскоре даст нам понять, что она не Дэвид. Зато очень необычный ребенок.


Рэй, 4 года

Я сообщила ей, что она родилась по ошибке. Дело было за ужином. Сестра уже двадцать минут кряду терроризировала меня вопросами о том, как прошел мой день. Я устала, может, даже болела с похмелья и вовсе не собиралась отвечать на вопросы четырехлетней козявки.

– Рэй, тебе известно, что ты – мамина ошибка?

Она хохотнула.

– Правда?

Сестра всегда смеялась, если чего-то не понимала.

Мама смерила меня ледяным взглядом и стала принимать меры борьбы со стихийными бедствиями. В частности, растолковала Рэй, что дети бывают запланированные и нет, и т. д. и т. п. Рэй, кажется, была больше изумлена тем, что ребенка вообще можно запланировать, и мамины подробные объяснения быстро ей наскучили.


Рэй, 6 лет

Она уже три дня просила, чтобы родители взяли ее с собой на слежку. Просила долго, упорно и безудержно. Мольбы со вставанием на колени и криками «Ну пожааааалуйста!» занимали почти все ее время. В конце концов родители сдались.

Ей было шесть лет. Шесть, повторяю. Когда мама с папой сообщили мне, что Рэй вместе с нами отправится на слежку за Питером Янгстромом, я предположила, что они «совсем сдурели». В ответ мама заорала: «А ты попробуй! Попробуй целый день слушать ее вопли! Пусть мне лучше медленно сдерут ноготь с пальца, чем снова эта пытка!» Отец добавил: «Два ногтя».

В тот вечер я показала Рэй, как пользоваться рацией. Отец не обновлял оборудование уже несколько лет. Оно, конечно, служило нам верой и правдой, но рация была размером с сестрину руку – вытянутую. Я воткнула устройство весом в пять фунтов в ее рюкзачок и замаскировала сверху фруктовыми леденцами, крекерами и парой номеров детского журнала «Хайлайтс». Прицепила микрофон к воротнику и показала, как регулировать громкость. Теперь Рэй оставалось только нажать кнопку на микрофоне и говорить.

Мы начали слежку у дома Янгстрома примерно в шесть утра. Рэй проснулась в пять, почистила зубы, умылась и оделась. С 5.15 до 5.45 она сидела под дверью и ждала, пока мы соберемся. Папа велел мне брать с нее пример. В фургоне я еще раз проверила все рации и напомнила Рэй: если она без ведома родителей перейдет дорогу, ее ждет жуткое наказание. Напоследок мама повторила с ней правила перехода улицы.

Я вкратце объяснила Рэй премудрости слежки. Можно написать целый учебник по ведению наблюдения, однако прирожденный детектив руководствуется собственным чутьем. Вообще Рэй – сообразительная девочка, но мы не ожидали, что она так быстро освоится в новом деле.

Во время обеденных пробок на дороге я потеряла Янгстрома. Я была от него в десяти футах, когда он внезапно развернулся и побежал в обратном направлении. Задев мое плечо, он пробормотал тихое «извините» и был таков. Конечно, теперь я не могла за ним идти. Рэй шагала в нескольких ярдах от меня, еще дальше шли родители. Сестрица чудом успела нырнуть за строительные леса и остаться незамеченной. Папа и мама, не отрывавшие глаз от своей шестилетней дочки, увидели Янгстрома, только когда он был у них почти под носом. Рэй сразу же поняла, что надо делать.

– Можно я? – взмолилась она по рации, глядя, как объект медленно скрывается из виду.

Мама, вздохнув, ответила:

– Да.

Сестра побежала, чтобы не отставать от мужчины, который был почти на три фута выше ее и шагал очень быстро. Когда объект свернул налево, а Рэй вслед за ним, я услышала панику в мамином голосе.

– Рэй, ты где?

– Жду, когда загорится зеленый, – ответила та.

– Ты его видишь? – спросила я, убедившись, что сестра в безопасности.

– Он заходит в какое-то здание.

– Рэй, не переходи улицу. Подожди нас с папой, – велела мама.

– Он уйдет!..

– Стой на месте, – приказал папа.

– Как выглядит это здание?

– Большое, много окон.

– Адрес видишь, Рэй? – спросила я, а потом задала вопрос иначе: – Какие-нибудь цифры?

– Я еще далеко.

– Даже не думай туда идти, – повторила мама.

– Там есть вывеска. Голубая.

– Что на ней написано?

– М-С-И, – медленно проговорила Рэй. Наконец-то до меня дошел весь абсурд ситуации: сестра еще не умеет читать, зато уже шпионит за людьми.

– Рэй, мамочка сейчас подойдет. Стой на месте. Иззи, встретимся у входа в Музей современного искусства.

И мы впервые отправились в музей всей семьей.

С тех пор Рэй так полюбилась работа детектива, что ради очередной слежки она нередко пренебрегала школой или сном.


Рэй, 8 лет

Между Рэй и Дэвидом была разница в шестнадцать лет. Когда ей было два года, старший брат уже уехал из дома, поэтому она не привыкла к его постоянному присутствию. Зато Дэвид дарил ей самые лучшие подарки на день рождения и Рождество и был единственным Спеллманом, который не пытался ею командовать. Однажды во время семейного ужина – а они в нашей семье случались редко – Рэй задала вопрос, давно вертевшийся у нее на языке:

– Дэвид, почему ты не работаешь с мамочкой и папочкой?

– Потому что я хочу от жизни другого.

– Почему?

– Ну, мне интересны законы.

– А законы – это весело?

– Весело – не совсем то слово. Я бы сказал – здорово.

– А разве не лучше делать то, что весело?

Дэвид не мог прямо объяснить сестре, почему он бросил семейный бизнес – это обидело бы родителей. Он сменил тактику.

– Рэй, ты знаешь, сколько я зарабатываю?

– Нет, – безучастно ответила сестра.

– Триста долларов в час.

Рэй смутилась и задала вполне логичный вопрос:

– Кто ж тебе столько платит?

– Многие.

– Кто? – настаивала Рэй. Видно, ей захотелось промышлять тем же.

– Такие сведения считаются конфиденциальными, – ответил Дэвид.

Сестра переварила новую информацию и осторожно спросила:

– И что ты делаешь?

Дэвид немного помедлил.

– Я… договариваюсь с людьми. – На лице Рэй по-прежнему царило недоумение. – Ты знаешь, что это такое?

– Нет.

– Мы все каждый день с кем-нибудь договариваемся. Некоторые переговоры подразумеваются сами собой. Например, когда ты приходишь в магазин и даешь продавцу доллар, чтобы купить шоколадку, обе стороны соглашаются на этот обмен. Но ты всегда можешь сказать: «Я заплачу за нее пятьдесят центов», а продавец всегда может ответить «да» или «нет». Это называется переговоры, процесс поиска соглашения. Понимаешь?

– Кажется.

– Давай договоримся о чем-нибудь?

– Давай.

Дэвид подумал над темой переговоров.

– О'кей, – сказал он. – Я хочу, чтобы ты постриглась.

Поскольку Рэй больше года не была в парикмахерской, это предложение поступало уже не раз. Сестрица неизменно отвечала, что пострижется сама. В результате нам мозолили глаза ее секущиеся кончики и кривая челка. Для Дэвида – прирожденного денди – такое зрелище было просто оскорбительно.

Рэй порядком надоели его настойчивые просьбы, и она резко ответила:

– Мне. Не. Нужна. Стрижка!

– А если я дам тебе доллар?

– Я дам тебе два, чтобы ты заткнулся.

– Пять.

– Нет.

– Десять.

– Нет.

– Дэвид, по-моему, это неправильно, – вмешалась мама.

Но Дэвид не мог остановиться:

– Пятнадцать.

На этот раз перед тем, как Рэй сказала «нет», возникла недолгая тишина.

Дэвид, почуяв, что она сдается, нанес решающий удар:

– Двадцать. И можешь не менять прическу, просто подровняйся.

Рэй, сообразительная не по годам, спросила:

– Кто платит за стрижку? Это как минимум пятнадцать долларов.

Дэвид посмотрел на маму.

– Договаривайся сам, – сказала та.

– Хорошо. Двадцать долларов тебе и пятнадцать за стрижку. Решено? – Дэвид протянул сестре руку.

Рэй требовалось мое одобрение.

– А как же чаевые? – спросила я.

Она отдернула руку.

– Чаевые?

– Ну да. Для парикмахера.

– А… Точно. Как же чаевые?

Дэвид бросил на меня раздраженный взгляд и из старшего брата превратился в безжалостного юриста.

– Сорок баксов. Забирай, или предложение снято.

Рэй опять посмотрела на меня. Терпение Дэвида подходило к концу, поэтому я уступила:

– Бери, а то откажется.

Они пожали друг другу руки, и Рэй перевернула свою ладошкой вверх. Дэвид с довольным видом протянул ей сорок баксов: он сумел объяснить сестренке, в чем состоит его работа.

Урок о переговорах запомнился Рэй. Ой как запомнился. Она поняла, что даже простое соблюдение гигиены может приносить ей деньги. Примерно полгода она чистила зубы, мыла голову или принимала душ только тогда, когда доллары покидали наши руки и попадали в ее. Однажды после короткого семейного разговора мы с родителями решили, что пора положить этому конец. Через три недели Рэй наконец осознала, что на мытье собственной головы карьеры не сделаешь.


Рэй, 12 лет

Зимой, когда сестра училась в седьмом классе, у нее завелся враг. Его звали Брэндон Уиллер. О начале их войны мало что известно: Рэй ценит свою личную жизнь не меньше меня. Брэндон перевелся в их школу осенью того же года и уже через пару недель стал чуть ли не самым популярным мальчиком в классе. У него была чистая кожа, он успевал по всем предметам и занимался спортом.

Рэй не имела ничего против новичка до тех пор, пока на уроке литературы Джереми Шуман не прочитал вслух отрывок из «Гекльберри Финна». Брэндон тут же блестяще спародировал его заикание. Класс просто ревел от смеха, а Брэндон добавил пародию на Шумана в свой излюбленный список воспроизведения. Прежде Рэй не особо жалела его жертв (рыжего шепелявого мальчика, хромую девочку в очках с роговой оправой и косоглазую учительницу). Да и с Шуманом она не дружила. Но по какой-то неясной причине эта выходка задела ее за живое, и Рэй решила покончить с уиллеровскими издевательствами.

Сперва она атаковала его анонимно. Брэндон получил записку, в которой говорилось следующее: «Отстань от Джереми или очень, очень пожалеешь». На следующий день Рэй увидела, как Уиллер подкарауливает Шумана за углом, видимо, подумав, что тот сам ему написал. Тогда моя сестра призналась, что аноним – она. Уиллер разболтал всей школе, будто Рэй и Джереми – парочка. И хотя это взбесило Рэй, она держала себя в руках и продумывала месть. Бог весть откуда ей стало известно, что Брэндону не двенадцать лет, а четырнадцать и он второгодник. Как только парнишку в очередной раз прилюдно похвалили за отличную учебу, Рэй распространила по классу слух, что его «пятерки» – дело практики, а вовсе не ума или таланта.

Последовало несколько коротких перебранок между сестрой и четырнадцатилетним семиклассником. Брэндон вскоре понял, что словесно Рэй не одолеть, и прибегнул к единственному оружию, которое знал. Сестренка всегда больше смахивала на маму, чем на папу: тогда, в двенадцать, в ней не было и пяти футов роста. Она умела быстро бегать, однако порой, сами понимаете, далеко не убежишь. Увидев на ее руке след от «крапивы», я предложила помощь. Рэй отказалась. А на следующий день пришла домой с фингалом – «играли в вышибалы». Я снова предложила свои услуги. Сестренка заверила меня, что все в порядке. Но у меня возникло чувство, что постоянные издевательства в школе скоро ее сломают.

Однажды мы с Петрой собирались в кино – я заехала за ней, – как вдруг зазвонил мой мобильник. Трубку взяла Петра.

– Алло. Нет, Рэй, это не Иззи. Она рядом сидит. Что-что с твоим велосипедом? Да, мы недалеко. Конечно, приедем. Пока… Надо забрать ее из школы.

– А что с великом?

– Сломался, говорит.

Рэй сидела на траве, а перед ней лежал разломанный на части велосипед – горный, за пятьсот баксов, подарок Дэвида. В стороне стояла группа мальчишек, все смеялись. Рэй попросила открыть багажник, и Петра загрузила внутрь обломки. Потом сестренка села на заднее сиденье и достала учебник, притворяясь, что читает. Невероятно: у нее были мокрые глаза. Последний раз Рэй плакала в восемь лет, когда разодрала руку о забор с колючей проволокой – кровищи было столько, что я боялась даже смотреть на рану.

– Рэй, пожалуйста. Давай я с ними поговорю, – предложила я. Мне не терпелось проучить этих негодяев. Мы немного посидели в тишине, потом она подняла голову и увидела, как из толпы мальчишек ей весело машет Брэндон. Тут Рэй не выдержала.

– Хорошо, – прошептала она.

Я выскочила из машины.

Раздумывая, насколько все серьезно, я с самодовольной улыбкой двинулась к стайке хулиганов. У меня есть дар – выглядеть угрожающе (по крайней мере для женщины), поэтому я шла медленно и решительно, в глубине души надеясь, что часть толпы разбежится. Трое мальчишек вняли моим мольбам и скрылись. На площадке остались четверо. Я была ростом пять футов восемь дюймов, то есть как минимум на три дюйма выше Брэндона, самого высокого из четырех, и на пятнадцать фунтов тяжелее. Уж ему-то я надеру задницу. Но если на меня накинутся сразу все… несложно предугадать исход такой драки. Петра прочла мои мысли и тоже вышла из машины. Опершись на дверь, она достала из кармана нож и стала чистить им ногти. Лезвие сверкнуло на солнце, и, прежде чем я подошла к Брэндону, остальные парни уже решили, что им пора домой. Так решил и Брэндон.

– А ну стой! – сказала я, указав пальцем на свою жертву.

Брэндон развернулся и выдавил из себя жалкую ухмылку.

– Убери эту тупую улыбку с лица, – прошипела я.

Улыбаться он перестал, но отношение ко мне не изменил.

– И что ты сделаешь? Побьешь меня?

– Вот именно. Я больше тебя, сильнее, злее и дерусь в сто раз грязнее. Плюс у меня есть подруга. А у тебя нет. Кто, по-твоему, победит?

– Да что ты завелась? Мы просто пошутили, – сказал Брэндон. Было видно, что ему не по себе.

– Ах вы пошутили? Как интересно! Значит, ломать чужие вещи – смешно? Фингал под глазом – смешно? Запугивать девчонку, которая в два раза тебя меньше, – смешно? Ну, тогда сейчас мы здорово повеселимся. – Я схватила Брэндона за ворот рубашки и с силой прижала к забору.

– Извините, – испуганно прошептал он.

– Что-что?

– Извините.

– Слушай меня внимательно, – прошептала я в ответ. – Если ты хоть пальцем тронешь мою сестру или ее вещи, или даже посмотришь на нее неправильно – я тебя вздрючу. Понял?

Брэндон кивнул.

– Скажи: «Понял».

– Понял.

Он убежал.

В машине Петра предложила отдубасить нескольких подонков, столпившихся за углом школы. Я посмотрела на Рэй в зеркало заднего вида.

– Ты как?

Глаза у нее были сухие. Как ни в чем не бывало она предложила:

– Давай купим мороженое?


Мне бы очень хотелось, чтобы история с издевательствами на этом закончилась, но не тут-то было. Брэндон прибежал домой в слезах и пожаловался отцу, а тот, в свою очередь, позвонил моим родителям. Позже он подал на меня в суд. Когда мы с Рэй пришли домой, мирно облизывая мороженое, мама с папой уже получили первый звонок с угрозами от мистера Уиллера. Их огорченные лица напомнили мне о проступках юности. Они наверняка спрашивали себя, не вернулась ли прежняя Изабелл. Отец вызвал меня на пару слов, велев Рэй смотреть телевизор.

Та, конечно, никакой телевизор смотреть не стала, а притаилась у двери (которую родители заперли) и подслушала нашу беседу.

– Изабелл, о чем ты только думала?

– Поверьте, вы бы на моем месте сделали то же самое.

– Ты угрожала убить двенадцатилетнего мальчика!

– Во-первых, ему четырнадцать…

– Он ребенок!

– Во-вторых, я не говорила, что убью его. Только сказала, что вздрючу…

– Ты совсем спятила?! – кричит мама.

– Как это безответственно и глупо с твоей стороны! – орет папа.

Рэй ломится в дверь и визжит во все горло:

– Отстаньте от нее!

– Рэй, смотри телевизор!

Сестра снова бьется о запертую дверь: грохот такой, словно она кидается на нее всем телом.

– Нет! Отстаньте от Изабелл! Откройте!

Отец со вздохом пускает Рэй в комнату. Та принимается меня защищать, а я из принципа молчу. Папе приходится смягчить упреки до «Впредь никогда так не делай, Иззи. Мы сами разберемся».

Надо сказать, на свете нет практически ничего, на что моя мама не пошла бы ради своего чада. Даже если это весьма сомнительный с моральной точки зрения поступок. Обычно всеми обвинениями в адрес семьи занимается она, потому что обладает почти рентгеновским зрением и в считанные минуты находит у недовольных ахиллесову пяту. Наверное, именно это качество я унаследовала от нее без каких-либо изменений.

Оливия наводит справки о мистере Уиллере; выясняется, что на него несколько раз подавали в суд за сексуальные домогательства. Этот факт подстегивает мамино любопытство, и она начинает за ним шпионить. Застав его с любовницей, она делает несколько фотографий и подкарауливает Уиллера у входа в кафе. Предлагает ему снять все обвинения. Тот отказывается. Тогда мама показывает снимки и повторяет свою просьбу, добавив, что через неделю у нас во дворе должен стоять новый велосипед. Уиллер обзывает ее стервой, но уже к полудню обвинения в мой адрес сняты, а в пятницу нам привозят велик.


Рэй не забыла, что я сделала для нее в тот день. Однако привязанность моей сестренки носит крайне необычный характер. Она вполне может признаться, что любит меня, но дурацкой открытки с сердечками от нее не дождешься. Обычно Рэй просто ставит людей перед фактом, а уж что они будут с ним делать, ее не касается. Были времена, когда она хотела порадовать родителей и даже меня примерным поведением. Увы, это лишь усыпляло нашу бдительность. Интерес Рэй к хорошим поступкам иссякал, стоило ей разработать новый план действий. Тем не менее иногда она выполняла наши просьбы с готовностью дрессированной собаки.

Как не стать жертвой похищения
Когда Рэй было тринадцать, местные газеты и телеканалы трубили о похищении детей с регулярностью прогноза погоды. Согласно статистике, количество таких преступлений по сравнению с прошлыми годами на самом деле снизилось, но паникерская тактика СМИ привела к настоящей паранойе у большинства родителей. Клюнули даже мои мама с папой.

Однажды по вечерним новостям передавали интервью со специальным агентом Чарльзом Маннингом. Он рассказал, какие меры нужно предпринять, чтобы обезопасить своего ребенка. Родители добросовестно записали его слова и решили применить единственную технику (все остальные уже были испробованы): изменить дочкин распорядок дня. Рэй велели избавиться от привычек и не соблюдать режим – чтобы стать, как говорится, мишенью движущейся.

Для сравнения опишу вам ее обычное утро: в восемь утра она выползает из кровати, чистит зубы, на выходе из дома съедает сладкий «поп-тарт» и едет на велосипеде в школу. Ровно в 8.30 она в классе. По выходным спит до десяти утра и сжирает огромный завтрак, состоящий исключительно из сладкого.

Итак, вечером в воскресенье родители поручили ей полностью изменить режим.

Понедельник
Рэй встает в шесть утра, отправляется на пробежку, после чего принимает душ. (Вообще-то Рэй никогда не бегала по утрам, да и душ не принимала, если честно.) Выпивает стакан апельсинового сока с кальцием и съедает тарелку кукурузных хлопьев. Пешком тащится в школу и приходит на тридцать пять минут раньше.

Вторник
Рэй ставит будильник на 7.30, потом дремлет еще сорок пять минут. Выползает из постели в 8.15, шатаясь, бредет на кухню и начинает готовить себе шоколадные блинчики.

Хоть на моем чердаке и есть кухня, обычно по утрам я иду вниз, чтобы выпить родительского кофе и почитать их газету. Сегодня я с интересом наблюдаю за сестрой и понимаю, что она никуда не торопится.

– Рэй, почти половина девятого.

– Вижу.

– Разве ты не должна через пять минут быть в школе?

– Я сегодня опоздаю, – как ни в чем не бывало говорит Рэй, размазывая масло по сковородке.

Среда
Я спускаюсь на кухню в 8.10. Рэй наливает мне кофе и дает газету.

– Читай быстро, – говорит. – Сегодня в школу повезешь меня ты.

– А ты не перегибаешь палку?

– Нет, – отвечает Рэй, надкусывая яблоко.

Последний раз сестра ела яблоки, когда ей давали их в виде пюре из баночки с детским питанием. Вообще овощи и фрукты никогда не были частью рациона Рэй, который состоит в основном из мороженого, конфет, сырных чипсов и иногда вяленой говядины. Наконец-то она ест что-то, что упало с дерева! От радости я даже не протестую, когда Рэй хватает рюкзак и идет ждать меня в машину – «бьюик-скайларк» 95-го года.

Четверг
В 7.45 отец кричит из кухни:

– Рэй, ты в школу собираешься?

– Ага! – раздается ее голос откуда-то сверху.

– Тогда живо вниз!

Рэй мчится к лестнице и съезжает по перилам. Папа говорит:

– Я просил тебя больше так не делать.

– Но ты же сказал: «живо вниз».

Альберт дает ей «поп-тарт», и они садятся в машину.

Пятница
Я захожу на кухню в 8.05. Рэй сидит за столом, пьет молоко (еще одно новшество) и ест бутерброд с арахисовым маслом.

– Как ты сегодня добираешься до школы? – спрашиваю я, моля Бога, чтобы мне не пришлось ее отвозить.

– Дэвид подбросит.

– Неужели ты его уломала?

– Мы договорились.

Больше никаких вопросов. Я наливаю себе кофе и сажусь за стол.

– Изабелл, ты уже пять дней подряд делаешь одно и то же. Пьешь кофе и читаешь газету.

– Ну, меня-то похищать никто не собирается.

– Так говорят все жертвы похитителей.

Моя информация
Обширные сведения, которые я теперь пытаюсь связать воедино, происходят из разных источников: слежка, допросы, записанные на пленку беседы, фотографии, результаты прямого общения или подслушивания.

Я не претендую на безупречность собранных данных, просто предлагаю вам задокументированную версию моей жизни. Факты я описала достоверно. Но не забывайте: каждую картину я вставляю в свою рамку, а рамок этих может быть великое множество.

Инспектор Стоун сказал, что прошлое не имеет значения, что мои поиски информации бессмысленны. Он не прав. Просто знать, что случилось с моей семьей, недостаточно. Надо понять, почему это случилось, и могло ли нечто подобное произойти в любой другой семье.

Год и восемь месяцев назад

Идет третья неделя мая, я уже три месяца встречаюсь с Бывшим парнем № 6. Имя: Шон Райан; занятие: бармен в «Красной комнате»; хобби: честолюбивый писатель. Увы, не единственное его хобби. Но об этом позже.

Мы с мамой пятый день шпионим за Мейсоном Уорнером. Уорнер – тридцативосьмилетний ресторатор, владелец популярного бистро на Норт-Бич. Нас нанял его инвестор, заподозривший, что Уорнер получает больше прибыли с закусочной, чем говорит. В этом деле куда больше пригодился бы бухгалтер-криминалист, однако инвестор не хочет лишней огласки. Уорнер изнежен и красив, как голливудская звезда, носит хорошие костюмы – следовательно, моя мама убеждена в его невиновности. Мне нравится за ним шпионить, потому что он почти всегда куда-нибудь едет, и я не сижу в машине по восемь часов кряду, выслушивая мамино нытье: «Ну когда ты приведешь в дом такого же парня?»

Вслед за Уорнером я захожу в офисное здание на Сансом-стрит. На мне бейсболка и солнечные очки, поэтому я без опаски сажусь с ним в лифт, к счастью полный, и нажимаю кнопку последнего этажа – двенадцатого. Мейсон едет на седьмой. Иду за ним, снимаю кепку, очки и выжидаю, пока он свернет за угол. Он заходит к психоаналитику по имени Кэтрин Шунберг. Я жду в фойе: включаю рацию и сообщаю маме, что ждать придется минут пятьдесят; она заходит выпить чашечку кофе. Сажусь на кожаный диван и читаю газету. Через пять минут Уорнер снова в фойе, идет на улицу.

– Объект вышел, – говорю я по рации.

– Понятно. Я до сих пор в кофейне, – отвечает мама.

По идее мы должны были дать Уорнеру фору метров в двести, а потом сесть ему на хвост. Но мамы нет, и мне приходится следить за ним в одиночку. Бросаю газету и выхожу из здания. Внезапно Уорнер разворачивается и идет прямо ко мне. Я копаюсь в сумке и достаю пачку сигарет: курить я бросила несколько лет назад, но все равно сигарета – лучшая маскировка в неожиданной ситуации. Хлопаю себя по карманам в поисках спичек. Уорнер протягивает мне зажигалку.

– Хватит за мной следить, – говорит он, очаровательно улыбнувшись. И уходит спокойным шагом.

Надо было сразу догадаться: такие мужчины не посещают психоаналитиков.

В тот же вечер мы с Бывшим парнем № 6 сидим в «Философском клубе», стариковском баре в Вест-Портал. Для дешевого кабака тут слишком чисто, но деревянные панели на стенах и спортивные постеры с проставленными датами ясно говорят, что сливки общества здесь не тусуются. Однажды мы с Петрой возвращались на трамвае с ее дня рождения[4] и увидели вывеску «Философского клуба»: полный бокал мартини. Что-то в этом рисунке нас зацепило, и мы провели в баре всю ночь – в основном благодаря бездонным коробкам арахиса и попкорна, которые подавал наш теперь любимый бармен Майло. Это произошло за шесть лет до того, как мы с Бывшим парнем № 6 заглянули в «Философский клуб», и за семь лет до сегодняшнего дня. Я по молодости была у них завсегдатаем. Но Бывшего парня № 6 привела сюда только потому, что выиграла в орлянку.

– Как прошел день? – спрашивает Бывший парень № 6.

– Меня засекли на слежке.

– То есть спалили? – хвастается он своим жаргоном.

– Угу.

– Ты как-то сказала, что тебя нельзя спалить.

– Редко – можно. Я, кажется, говорила, что всякое бывает.

Подходит Майло и наливает мне еще виски. Ему около шестидесяти. Он американец итальянского происхождения, ростом примерно пять футов семь дюймов, волосы каштановые с проседью. На нем только брюки со стрелками, рубашка с коротким рукавом, фартук и – в последнее время – спортивная обувь, которая придает его наряду более-менее современный вид. Вам может показаться, что мы с Майло просто знакомые, но это не так. Последние семь лет я вижу этого человека дважды в неделю и считаю чуть ли не лучшим другом.

Бывший № 6 указывает Майло на свой стакан. Тот злобно на него смотрит и медленно наливает виски. Бывший расплачивается.

– Я в туалет, – уходя, бросает он.

Майло провожает Бывшего взглядом, и наигранная улыбка исчезает с его лица.

– Не нравится мне твой парень, – шепчет он.

Я его не слушаю: Майло недолюбливал всех парней, с которыми я встречалась последние шесть лет.

– Даже разговаривать об этом не хочу, дружище.

– Что ж, твое дело…

Иногда мне кажется, что не мое.


На следующее утро я сижу в конторе и печатаю отчет о недавней слежке. Мама ждет Джейка Хэнда, двадцатичетырехлетнего хиппи, гитариста и продавца в секс-шопе, которого мы иногда нанимаем, если слишком перегружены. Папа с дядей Рэем расследуют дело в Пало-Алто. Часы бьют восемь: Джейк и его татуировки бодро заходят в кабинет.

– Миссис Спелл, гляньте на время.

Мама смотрит на наши часы размером со школьные и говорит:

– О, ты не опоздал! Дай я тебя расцелую.

Джейк думает, что она серьезно, и подставляет щеку. Она быстро его чмокает и принюхивается.

– Ты что, даже душ принял?

– Все ради вас, миссис Спелл.

Джейк тайно влюблен в мою маму, что видно из его попыток перед встречей навести на себя лоск. На самом деле в Оливию влюблено большинство наших знакомых мужского пола. Темно-рыжие волосы (теперь уже крашеные) подчеркивают голубизну ее глаз и белую кожу. Возраст выдают только морщинки на переносице. Но Джейк не видит в маме никаких недостатков, разница в тридцать лет ему тоже не мешает, поэтому у Оливии есть действительно преданный помощник, что в наши дни большая редкость. Я часто спрашиваю себя, какие повороты принимает их разговор после восьми часов совместной слежки.

– Изабелл, когда закончишь с отчетом, потряси хорошенько своего братца, ладно? – говорит мама, собирая необходимое оборудование.

– По поводу?

– По поводу двадцати тысяч, которые должна нам его фирма за Крамера.

– Он скажет мне то же, что и всегда: они заплатят, когда им заплатят.

– Уже три месяца прошло! Мы своих шесть тысяч потратили – и зачем? Я даже счета не могу оплатить.

Вручая мне деньги, папа любит напоминать, что на работе частного детектива состояния не сколотишь. Видите ли, детективам платят в последнюю очередь. Любой организации необходимы помещение, канцелярские товары, оборудование, а без частного сыска вполне можно обойтись. И хотя родители живут вполне достойно, порой у нас бывают серьезные финансовые трудности – чаще всего, когда мы работаем на фирму Дэвида.

– Вот и прочитай ему лекцию. Он твой сын, – говорю я. – Можешь поиграть на чувстве вины.

– На Дэвида лучше действуют кулаки, чем слова. Вздуй его, если надо, но без денег не возвращайся.

Мама застегивает сумку и выходит за дверь вместе с Джейком. Вдруг оборачивается:

– Ах да, и поцелуй его за меня.

Я решаю заехать к Дэвиду в час и заодно напроситься на бесплатный обед. Когда я вхожу в офис, секретарь Линда («тайно» влюбленная в Дэвида) сообщает, что недавно приехала моя сестра. Линда, как и прежние секретарши, свято верит, будто в один прекрасный день Дэвид ответит ей взаимностью. Однако все альфа-самцы полагают, что моногамия – это период в жизни между сорока годами и пенсией. Если искать в моем братце недостатки, то вот он, единственный: Дэвид – убежденный бабник.

Я залетаю в кабинет и тут же накидываюсь на Рэй:

– А ты что здесь делаешь?!

– Так, в гости забежала, – отвечает сестра, ни капельки не растерявшись.

– Почему не в школе?

– Отпустили пораньше. – Она закатывает глаза.

– Покажи ей справку, – говорит Дэвид.

Рэй вручает мне мятую бумажку – официальное уведомление из школы. Конечно, она знала, что Дэвид потребует от нее доказательств. Я ни разу не ловила Рэй на прогулах, но мы все-таки родственники, поэтому мои подозрения вполне оправданны.

– Ну все, я уматываю. До встречи в пятницу, Дэвид. Пока, Изабелл.

Когда она уходит, я вопросительно смотрю на брата:

– В пятницу?

– Она заглядывает по пятницам, – объясняет он.

– Зачем?

– Так… проведать. В основном.

– А еще?

– Ну, просит денег на карманные расходы.

– Дэвид, она зарабатывает десять баксов в час. Зачем ей твои деньги? Давно это?

– Почти год.

– Каждую неделю?

– Вроде да.

– И сколько?

– Обычно десять, иногда двадцать. В последнее время стараюсь давать поменьше.

– Получается, в этом году ты дал ей около пятисот баксов?

– Тебе вообще известно слово «доллар»?

– Не смешно.

– Изабелл, зачем ты пришла? – резко меняет тему Дэвид.

– За деньгами.

– Ясно. Выбивать долги. – Он улыбается. Чувство юмора его пока не подводит.

– Точно. Могу сломать палец или два, посчитать ребра, мама только просила не трогать твою мордашку. Двадцать штук, Дэвид. Пора платить.

– Ты же знаешь политику нашей фирмы: мы платим, когда нам платят. Могу выписать чек от своего имени, если хочешь.

– Мама его не возьмет.

– Не знаю, что и сказать, Изабелл.

Я плюхаюсь на диван и отказываюсь сдвинуться с места, пока Дэвид не приведет мне начальника. Он вздыхает и уходит, а через двадцать минут возвращается с Джимом Хантером. Хантер уже пять лет как партнер «Финчера, Грейсона», специализируется на защите мошенников. Ему сорок два года, разведен, хорошо выглядит и любит смотреть людям прямо в глаза, что несколько обескураживает. Но раз я пришла за деньгами, придется терпеть.

Хантер соглашается выписать мне чек на десять тысяч, и я уже начинаю гордиться своим даром убеждения, когда он вдруг добавляет:

– С одним условием. В пятницу вы со мной поужинаете.

Он застал меня врасплох, и я соглашаюсь, потому что иначе мама зарежет меня собственными руками. Отказаться от десяти штук и свидания с адвокатом!

– Я заеду в восемь, – говорит Хантер, уходя.

Дэвид прячет улыбку – так он нарочно все подстроил!

– Ты у нас в сводники записался?

* * *
Пока я вытряхиваю деньги из Дэвида, мама сидит с Джейком у бистро Мейсона Уорнера и отбивается от его двусмысленных вопросов.

– Миссис Спелл, вы всегда были такой красоткой?

– Прекрати, Джейк.

Мейсон выходит из кафе, запрыгивает в свой «лексус» и едет вниз по Ларкин-стрит. Паркуется на углу и заходит в стрип-клуб «Театр нового века». Джейк отстегивает ремень безопасности и ждет маминых указаний.

– Отдохни малость, – говорит она и вылезает из фургона.

В клубе она садится за столик и заказывает содовую. Уорнера совершенно не интересует происходящее на сцене. Он изучает бумаги, которые дал ему седой клиент в черном свитере и дизайнерских джинсах. Среди красного бархата кое-где виднеются посетители.

Внимание моей мамы привлекает не Уорнер. В первом ряду, наблюдая за рыжей стриптизершей, исполняющей номер религиозной фанатички, сидит Шон Райан, (будущий) Бывший парень № 6. Мама за свою жизнь многое видела, поэтому ее не смущает то, что друг ее дочери оказался в стрип-клубе. Зато ее очень смущает, что все работники заведения знают Шона по имени.

Уорнер уходит после получасовой встречи с человеком в свитере. О чем они говорили, мама не слышала – все заглушила громкая музыка. Мама без особого желания выходит из клуба вслед за Уорнером и возвращается к работе.

На следующий день она передает это дело папе и дяде, а сама, надев светлый парик и солнечные очки, возвращается в «Театр нового века». Она не надеется увидеть там Шона, однако парень приходит ровно в тот же час и садится на то же место. Мама, заподозрив неладное, всю следующую неделю шпионит за моим Бывшим № 6. Он еще дважды посещает «Театр» и регулярно захаживает в секс-шоп по соседству. Вечером мама за ним не следит, зная, что Шон либо со мной, либо на работе.

Оливия спрашивает меня, когда у моего парня день рождения. Ни о чем не догадываясь (она изучает гороскоп и уже прочитала про всех Спеллманов и даже про нескольких наших временных сотрудников), я отвечаю. Мне показалось, что она наконец-то проявляет к Шону интерес, ведь мы с ним уже больше трех месяцев, что в моем случае своеобразный рекорд.

Но мама вовсе не собирается покупать ему подарок на день рождения. Нет, она хочет раздобыть номер его социальной страховки и кредитный отчет. (Больше никогда не клюну на эту удочку!) Потом с помощью своих связей в банке Оливия выясняет, за что он расплачивался кредиткой. Безусловно, это выходит за рамки любых приличий, морали и этики, но мама не может просто так бросить дело.

В четверг утром, решив, что расследование закончено, она заходит ко мне в контору:

– Милая, твой друг – порноголик.

– Боже мой! – вскрикиваю я, а про себя думаю, что если бы мама хоть немножко меня любила, то подождала бы, пока я допью кофе. – Откуда ты знаешь?

Оливия подробно описывает похождения Шона за минувшую неделю и представляет мне несколько квитанций, а также его историю из кинопроката «Кожаный язык». Я пробегаю глазами по названиям фильмов, пытаясь сохранять самообладание, что удается мне с большим трудом: «Яростные титьки», «Чувак, где мой дилдо?», «Инспектор Кисок», «Ласковая сперма» – это еще самые пристойные.

– Милая, я ничего не имею против людей, которые хотят немного разнообразить свою сексуальную жизнь. Но в данном случае это уже подозрительно, не находишь?

– И что делать? – спрашиваю я.

– Тебе решать. Я не говорю, что ты должна порвать с Шоном, но, если захочешь с ним остаться, учись танцевать стриптиз.

Я промолчала и вышла: не смогла придумать ответ, который успокоил бы маму. Обычно она верно истолковывала улики, но я решила сама во всем убедиться. Нужно было собрать доказательства. Ночью, когда мой Бывший № 6 крепко спал, я включила его компьютер. Так можно добыть кучу информации, если хозяин ПК не слишком осмотрителен.

Наутро мы с ним расстались. Последние слова произнесла я: «У нас с тобой мало общего».

Адвокат № 3
В пятницу вечером, за час до свидания с коллегой Дэвида, брат позвонил мне и сказал, чтобы я вела себя прилично, не то пожалею. Когда я убегала из дома на встречу с Хантером (чтобы не пришлось знакомить его с родителями), мама прокричала мне в окно: «Просто будь собой, милая!» Подобные противоречия страшно осложняют семейную жизнь Спеллманов.

Я сразу поняла, что ничего не выйдет. Хантеру подавай такую женщину, которая для первого свидания вырядится в маленькое платье и туфли на шпильках. А я не умею ходить на каблуках и твердо убеждена: чтобы увидеть мои ноги, мужчина сперва должен это заслужить. К тому же утром я порвала с Бывшим № 6. И пусть я не активно оплакивала наши отношения, все равно в душе остался неприятный осадок.

Никаких романтических интересов к адвокату № 3 у меня не было, но почему бы лишний раз не изучить противоположный пол? Я решила попрактиковаться и задать Хантеру ряд вопросов, которые в будущем позволили бы мне отсеивать потенциальных «порноголиков».


1. Ты любишь кино?

2. Насколько важен для тебя сюжет?

3. Сколько фильмов в месяц ты берешь напрокат?

4. Что бы ты взял с собой на необитаемый остров?

– полное собрание сочинений Шекспира

– все альбомы «Лед Зеппелин»

– все части «Глубокой глотки»

5. Твоя любимая актриса

– Мерил Стрип

– Николь Кидман

– леди Джудит Оливия Денч

– Дженна Джеймсон

6. Твой любимый жанр

– боевик/приключения

– драма

– романтическая комедия

– порно.


На следующее утро мне позвонил Дэвид, изрыгающий пустые угрозы. Он даже попросил маму меня образумить. За завтраком Оливия посетовала на мое дурное воспитание и заявила, что если я не хочу всю жизнь встречаться с барменами, то придется брать уроки этикета. Папа спросил, что я ела в ресторане.

К рассмотрению: Бывший парень № 7
Имя: Гринберг, Зак

Возраст: 29

Занятие: владелец веб-дизайнерской фирмы

Хобби: футбол

Длительность отношений: полтора месяца

Последние слова: «Ты проверила кредитную историю моего брата?!»


Именно из-за своей профессии, а не вопреки ей, я всегда относилась к личной жизни окружающих с глубоким почтением – когда это не касалось работы. То было раньше. До Бывшего № 6, то бишь пока моя любопытная мама не поведала мне о тайнах, которые любой женщине полагается раскрывать самостоятельно. После этого я стала сомневаться в своих способностях и неустанно спрашивала себя: неужели пятнадцать лет работы в сыскном агентстве ничему меня не научили?

Три недели спустя мне позвонила Петра – к ней пришел новый клиент, с которым я была просто обязана познакомиться. Последние пять лет моя подруга работала стилистом в модном салоне красоты на Лоуэр Хейт. Я никогда не думала, что учеба в школе красоты может однажды обернуться заработком в шестизначных цифрах, но с Петрой именно так и произошло. Владея ножницами и приятной наружностью, она привлекала всех богатеньких метросексуалов Сан-Франциско и получала больше ста баксов за стрижку. Ее постоянные клиенты были сплошь мужского пола и ценили в ней не только мастерство парикмахера. «Мои кожаные брюки окупились», – любила повторять она. Точнее, кожаные брюки купили ей квартиру.

Последнее время Петра старательно подыскивала для меня достойного парня. Ну или хотя бы не извращенца. И вот в один прекрасный день она знакомится с Заком Гринбергом. Зак пришел в их салон красоты во время неожиданного перерыва на работе. Он был вежлив, разговаривал тихо и регулярно пользовался кондиционером для волос.

Петра, не подозревая, что я могу сделать со столь важной информацией, дала мне его адрес и дату рождения. Благодаря этому я получила номер его социальной страховки, кредитную историю, криминальное досье (по штату Калифорния) и полный список недвижимости. На бумагах Зак Гринберг был чист и внушителен. Тогда я проверила прошлое его родителей, двух братьев и сестер – просто образцовая семейка из какой-нибудь комедии 50-х (за исключением младшего отпрыска, который в 1996-м объявил себя банкротом). Однако на свидание с Заком я согласилась, только узнав, что у него нет телевизора. Логика проста: нет ТВ = нет порнографии. Конечно, у него могла быть большая коллекция журналов или интернет-зависимость, но настоящий порноголик не обойдется без фильмов.

Первые свидания с Заком были скучноваты: он рассказывал то, что я и так знала. Его родители владеют пекарней, сестра – домохозяйка с ребенком в возрасте одного года восемь месяцев (беременная). У старшего брата успешный семейный бизнес, ресторан в Орегоне. У младшего брата – неуспешный бизнес, книжный магазин в Портленде. Словом, все говорило об одном: Бывший парень № 7 – настоящий бойскаут в длинной череде бойскаутов (один из которых, правда, обанкротился). Мне была в новинку эта правильность: Зак даже в часы, когда на спиртное скидки, покупал слабоалкогольные коктейли.

В первое наше свидание мы пошли в кино на фильм 40-го года «Филадельфийская история», потом пили капуччино и гуляли по Долорес-парку, где группа подростков хотела продать нам наркотики. Зак вежливо ответил: «Нет, спасибо», как будто ему предлагали лимонад. Второе свидание прошло за игровыми автоматами, мороженым и недолгим уроком игры в футбол, после которого Зак очутился на моем диване, прижимая лед к ушибленной ноге. Я извинялась как сумасшедшая. Наш роман продолжался в том же утопическом русле, пока я случайно не упомянула банкротство его младшего брата. Зак никогда мне о нем не рассказывал.

Петра заявила, что больше не станет мне помогать, пока я «не научусь использовать свою силу во благо». Мама, которая успела познакомиться с Заком и уже мечтала о свадьбе, не разговаривала со мной три дня. Папа предложил обратиться в бюро знакомств и долго смеялся над своей тупой шуткой. Я (весьма грубо) отказалась.

Лагерь «Виннеманча»

Прошлой осенью Рэй должна была написать традиционное сочинение на тему «Как я провела лето». Вместо него она сдала учительнице английского копию отчета о слежке, в котором замазала всю конфиденциальную информацию. Проверив ее домашнее задание, миссис Клайд в тот же день пригласила родителей к себе и предложила на следующее лето отвезти ребенка в детский лагерь.

Весной (Рэй уже было тринадцать) миссис Клайд снова позвала родителей на разговор и повторила просьбу, вложив в нее весь свой учительский авторитет. Мама пообещала записать дочь в бассейн или на танцевальные курсы, но учительница твердо стояла на своем: Рэй, видите ли, необходимо общаться со сверстниками и вести образ жизни, подобающий девочке ее возраста. Мама уступила. Все лагерные дела (слово произносилось шепотом) велись тайно. Оливия втихомолку выбрала место, заплатила за обучение и приобрела необходимые вещи. Они с отцом решили сообщить Рэй о ее планах на лето за неделю до отъезда.

Мама «обрадовала» сестру в субботу ровно в 7.15 утра. В это время столь необходимый мне сон был безжалостно прерван воем, достойным любой греческой трагедии. Рэй отчаянно вопила все утро, а потом начала обзванивать родственников, уговаривая их вступить в антилагерную коалицию. Даже хотела обратиться в общество защиты детей.

Разумеется, в один прекрасный момент она призвала на помощь меня. Я ответила: «Дэвид был в летнем лагере. Я была в летнем лагере. Чем ты лучше?» Тогда она напомнила, что я поехала в лагерь по распоряжению судьи.[5]

* * *
Мама вручила Рэй коробку шоколадных хлопьев и отправила в комнату – переваривать новости. Меня она послала в магазин за сладкими взятками. Пока я стояла у кассы и думала, что выбрать – разрекламированное печенье или обыкновенное, – у меня зазвонил мобильник.

– Алло?

– Иззи, это Майло из «Философского клуба».

– Что случилось?

– Ничего страшного, но твоя сестра сидит в моем баре и не желает уходить. Забери ее, пожалуйста.

– Моя сестра?

– Да. Рэй, верно?

– Сейчас буду.

Через двадцать минут я приехала в бар и немного постояла в холле, слушая удрученное нытье Рэй. Она жаловалась Майло:

– У меня средняя оценка за год – «четверка» с минусом. Понимаешь, не то что у некоторых – «пять» по физкультуре и «три» по математике. «Четверки» по всем предметам! Я сказала, что готова на переговоры. Согласна на любые их условия. Лишь бы не в лагерь. Даже предложила посредника для переговоров. Бесполезно. Они ни капельки не передумали.

Я постучала Рэй по плечу:

– Пошли, нам пора.

– Я еще пью, – холодно ответила та. Я посмотрела на напиток янтарного цвета и уставилась на Майло.

– Имбирный лимонад, – сказал он, прочитав мои мысли.

Я взяла ее стакан и залпом выпила.

– Вот теперь можно идти. – Схватила ее за шиворот и потащила к выходу.

В машине Рэй вдруг замолчала – безутешно и жалобно.

– Я еду в лагерь, да?

– Да.

– И ничего не поделаешь?

– Нет.

Рэй смирилась с судьбой, чем сразу вызвала мои подозрения. За неделю она не сказала ни слова против. По дороге в лагерь «Виннеманча» она беззаботно болтала о всякой ерунде. Мама с детства учила Рэй мудро оценивать предстоящие битвы и врагов. Вскоре мы поймем, что она усвоила этот урок даже слишком хорошо.


Все началось с телефонных звонков: ежечасных, отчаянных, безумных: «Заберите меня отсюда, не то потратите весь мой университетский вклад на психушки!», «Я не шучу. Если вы сегодня же не вытащите меня из этого ада, пеняйте на себя». Потом у Рэй отобрали сотовый, что дало ей время перегруппироваться и выработать новую стратегию.

Мы стали жертвами эпистолярных атак. За вечерним пивком отец зачитывал вслух ее мольбы:

«Моя любимая семья!

Нисколько не сомневаюсь, что ваша задумка с лагерем весьма удачна – гипотетически. Но, честно говоря, мне она не идет на пользу. Может, уже хватит?

До встречи завтра, когда вы за мной приедете.

Всех очень люблю, Рэй».

Второе письмо мы получили в тот же день:

«Моя любимая семья!

Я проявила чудеса дипломатии и договорилась с нашим директором мистером Даттоном, что он вернет вам половину платы за лагерь, если вы заберете меня завтра. Я понимаю, что деньги значат для вас гораздо больше, чем мое душевное состояние, поэтому согласна возместить вторую половину. Я буду совершенно бесплатно работать на вас все лето.

До встречи завтра.

Люблю, Рэй.

P.S. Прилагаю карту и 20$ (на бензин)».

Затем Рэй начала бомбить наш автоответчик. Вторник, 5.45 утра:

«Привет, это снова я. Спасибо за конфеты, но я объявила голодовку, поэтому мне они не нужны. Если получите это сообщение в ближайшие десять минут, звоните на номер…»

Следующее, вторник, 7.15 утра:

«Кажется, они принуждают девочек к проституции. Поступайте, как знаете. О-о, мне надо бежать…»

Третье сообщение пришло только в 15.42:

«Привет, это Рэй. Я передумала. Здесь не так уж и плохо. Я только что нюхнула кокаина, и мне стало намного веселей. Не помешало бы деньжат – штуки, думаю, хватит. И сигарет пришлите, если не трудно».

Папа так смеялся, что чуть не подавился кофе, и следующие десять минут мы хлопали его по спине. Потом он сказал, что Рэй стоило отправить в лагерь уже ради этих сообщений. Но внезапно звонки в «Частное сыскное агентство Спеллманов» прекратились.

Когда в одиннадцать утра я приехала в офис Дэвида, Рэй звонила ему уже в четвертый раз. Раньше я не знала, что мой брат умеет разговаривать с домашними так же, как с богатыми и ужасно твердолобыми клиентами.

– Слушай меня внимательно, Рэй, – сказал он. – Сейчас я велю секретарю отправить тебе посылку… Дай закончить. В ней будет все, что ты любишь. Ты это съешь. И поделишься с другими девочками. А потом напишешь мне письмо – одно-единственное письмо, – в котором поблагодаришь меня за подарок и расскажешь о своей подружке. Да, ты должна завести как минимум одну подругу. Если я получу такое письмо и ты прекратишь названивать, то по возвращении получишь от меня пятьдесят долларов. Усекла? Больше никаких звонков от Рэй Спеллман не принимаю.

Довольный собой, Дэвид повесил трубку.

– Брат, за пятьдесят баксов и ящик конфет даже я перестану тебе звонить, – сказала я.

Через пять минут в кабинете снова раздался звонок.

– Мистер Спеллман, это ваша сестра Изабелл.

– Моя сестра Изабелл сидит рядом со мной.

– Простите, сэр?

– Ладно, соединяй. – Дэвид помедлил, видимо, собираясь с мыслями. – Ну все, Рэй, никаких конфет и никаких денег! – рявкнул он самым грубым адвокатским тоном, на какой был способен, и бросил трубку. Потом сказал: – Даже не верится, что она моя сестра. – Немного подумал. – Да и ты тоже.

Мне не верилось в другое: Рэй так и не перезвонила. Только потом я поняла, что сестричка выбрала себе другого врага и совершенно другую битву.


Через пару недель она сообщила мне, что ей предстоит дело жизни и смерти.

– Рэй, это никак не может быть делом жизни и смерти, – сказала я. – Ну никак.

– Называй как угодно, суть от этого не меняется.

А суть была вот в чем: в лагере «Виннеманча» устраивали конкурс самодеятельности.

Кэтрин Стюарт, двенадцати лет, спела «эту идиотскую песню» из «Титаника». Хейли Гренджер и Дарси Шпигельман отбили чечетку под какую-то «гадкую мелодию». Тиффани Шмидт станцевала и спела под фанеру песню Бритни Спирс. Джемми Гербер и Брайан Холл выступили с оригинальным хип-хоп-номером – Рэй стало за них так стыдно, что впервые за два года она заплакала. Но слезы не помешали ей проявить собственный талант: она выкрала мобильник одного из директоров и незамеченной покинула концертную площадку.

Пока весь лагерь развлекался на параде будущих конкурсантов «Американского идола», моя сестра бродила по лесу и сажала батарейку на сотовом мистера Веббера. Теперь она звонила не маме, не папе и не брату. Рэй уже разработала план, и ее интересовал только один человек. Я. На моем мобильнике было три сообщения, на домашнем – пять и в конторе одно. В конце концов я решила взять трубку – чтобы раз и навсегда прекратить эти домогательства.

– Рэй, если ты не перестанешь мне звонить, я сообщу в полицию, что мне угрожают по телефону.

– Вряд ли тебе это удастся. Я несовершеннолетняя, значит – придется писать заявление на имя родителей. Они просто с ума от злости сойдут.

– Рэй, откуда ты звонишь?

– С мобильного.

– У тебя же его забрали?

– Ну да.

– И откуда у тебя телефон?

– Попросила на время.

– Попросила – в кавычках?

– Ты помнишь дело Поповски? – вдруг спросила меня Рэй.

Я крепко сжала трубку, не понимая, куда она клонит.

– Да.

– Ты сказала маме и папе, что они не должны за него браться. Что миссис Поповски – ужасный человек, а мистер Поповски не заслуживает, чтобы за ним шпионили.

– Я помню свои слова, Рэй.

– А помнишь, как ты позвонила мистеру Поповски и предупредила, что за ним установлена круглосуточная слежка?

– Да.

– Помнишь, как тайно отвезла мистера Поповски в аэропорт посреди ночи и сказала, что его будущая бывшая жена прячет деньги в зарубежном банке?

– Я же сказала, что помню.

– Помнишь, как дала ему номер того счета?

– Ближе к делу, Рэй.

– Мне кажется, родители очень расстроятся, если узнают.

От моей сестрицы всякого можно ожидать, но я здорово удивилась.

– Ты меня шантажируешь?

– Шантаж – ужасное слово, – ответила Рэй. Интересно, из какого фильма она взяла эту фразу?

– Согласна.

– Увидимся завтра, – попрощалась она и отключила телефон.


Дорога до «Виннеманчи» пролетела незаметно. Гнев убивает скуку почище любой аудиокниги. Я с визгом притормозила у входа в административное здание лагеря, похожее на большую хижину. Сквозь клубы взметнувшейся пыли разглядела силуэт Рэй, сидящей на сумках. Та просияла и бросилась ко мне обниматься.

– Спасибо! Спасибо! Спасибо!

Я оттолкнула ее руки и как можно грубее спросила:

– Тебя надо выписывать?

Она смиренно указала на вход в хижину. Подписав все бумаги, я открыла багажник и велела Рэй складывать вещи.

– Я этого не забуду, Иззи.

Когда все было готово к отъезду, я схватила сестру за ворот зеленой футболки с эмблемой лагеря и перекрутила, чтобы слегка придушить. Потом припечатала Рэй к машине. (Поверьте: она еще и не такое выдержит.)

– Теперь ты строишь из себя хорошую девочку, да? Не надо, Рэй. Я этого не потерплю. Я не позволю тринадцатилетней соплячке мной командовать. Шантаж – это преступление. Манипулировать людьми – плохо. Иногда в жизни случаются неприятности, и с ними надо просто смириться. Ты поняла? Или будешь дальше со мной шутки шутить? Предупреждаю: я отомщу. Ой как отомщу, мать твою! Ну что, Рэй? Будешь пай-девочкой или проверим мои способности?

Я почувствовала на себе чьи-то взгляды. На веранде застыли двое вожатых и двое детей, решая, звать охрану или не стоит. Я выпустила сестру и открыла дверь машины. Рэй виновато пожала плечами.

– Мы актеры, – сказала она и забралась внутрь.

Сестрица молчала первые семь минут нашего пути, побив прежний рекорд на пять с половиной минут. Я нисколько не удивилась, когда она все-таки заговорила:

– Я тебя люблю, Изабелл. Правда, очень-очень люблю.

– Молчи, – ответила я, раздумывая, сколько еще протяну в тишине.

Через пять минут Рэй как ни в чем не бывало предложила:

– Давай купим мороженое?

Адвокат № 4
Когда Дэвид узнал, что я забрала Рэй из лагеря, он тут же заподозрил неладное и позвал меня на обед. За мидиями и жареной картошкой в кафе «Клод» он задал единственно возможный вопрос:

– У Рэй есть на тебя компромат?

– В смысле? – включила я дурочку.

– Ты больше всех остальных хотела упечь Рэй в летний лагерь, а потом вдруг передумала и забрала ее оттуда. Она что-то накопала на тебя, верно? Другой причины я не вижу.

– Ошибаешься…

– Отрицай сколько влезет, но раз сестричка нарыла на тебя грязь, то эта же грязь есть и у меня. Потому что я могу рассказать о ней маме с папой, а уж потом они сами выспросят все у Рэй. Значит, ты в моем распоряжении.

– И что ты сделаешь? – с тревогой спросила я.

– В субботу пойдешь на свидание с моим приятелем Джеком. Фамилию не скажу. Он заедет за тобой в семь. Пожалуйста, надень что-нибудь чистое и причешись.

Я медленно собрала вещи и направилась к двери. В последнюю минуту я обернулась и сказала:

– Это не нормально.

– Я это повторяю уже много лет, – ответил Дэвид.


Джек Уивер заехал за мной в 6.55, так что пришлось представить его родителям. Мама, натянув предвыборную улыбку политика, обхаживала разодетого в кашемир адвоката. Я каждую минуту смотрела на часы и говорила, что уже пора, пока мама не рявкнула: «Да успокойся ты!» Папа дал Джеку свой номер телефона и велел звонить, если со мной возникнут неприятности, а потом громко хохотал над своей шуткой.

В 7.45 мы были на шоссе 101 и направлялись к ипподрому «Бэй Медоуз». Похоже, Джек был азартный малый.

Меня сразу одолели подозрения. Такие мужчины не нуждаются в сводниках. В Джеке была какая-то выскобленная и выбритая неряшливость, словно он нарочно хотел выглядеть хуже, чем есть: слегка помятая рубашка, чуть растрепанные волосы. Теперь я была твердо уверена, что Джек не сам меня пригласил. Без применения силы тут не обошлось, а так как Дэвиду нет дела до моей личной жизни, стало быть, замешана мама.

Оливия нежно любит адвокатов, что довольно странно. На этот счет у меня есть несколько предположений: она любит их, потому что ее идеальный сын – адвокат; потому что адвокаты помогают нам зарабатывать на хлеб; потому что ей нравятся мужчины в деловых костюмах; потому что она благоговеет перед людьми с высшим образованием. Но, честно говоря, меня куда больше волнует сам факт ее любви, а не его причины – факт этот иногда мешает мне жить.

По ходу вечера к моим подозрениям все больше примешивался настоящий интерес. За выскобленным адвокатом в кашемире прятался заядлый игрок: он тщательно изучил список лошадей и сразу же поставил уйму денег. Большинство женщин отвернулись бы от Джека, но только не я. Мне нравятся мужчины с недостатками – с ними намного проще иметь дело. Особенно я порадовалась другому обстоятельству: мама невольно одобрила мое свидание с человеком, который относит большую часть гонораров букмекеру.

Пока Уивер делал вторую пятисотдолларовую ставку на двухлетнего мерина, мое внимание переключилось на Подозрительного Самца, рыскающего по верхним рядам трибун. Сперва я наблюдала за ним издалека и заметила, что он ничуть не заинтересован в самих скачках. Он смотрел не на дорожки, а на посетителей ипподрома. Вот Подозрительный Самец случайно натолкнулся на какого-то человека с мороженым и быстро скрылся. Я подошла к последнему и спросила, на месте ли его бумажник. Оказалось, нет.

Я бросилась в погоню за Подозрительным: тот шустро спускался по трибунам к мужскому туалету. Джек остановил меня и спросил, куда я так тороплюсь. Я ответила, что ловлю карманника.

Я обогнала Подозрительного и преградила ему путь в туалет.

– Стоять. Давай сюда бумажник, козел.

Карманник заметно побледнел и выдавил:

– Простите, мэм?

– Не называй меня «мэм». Гони бумажник! – потребовала я, прижав Подозрительного к стене. Тот перевел взгляд с меня на Джека, решил, что дело не выгорит, и протянул мне украденное. Потом скрылся в туалете.

Мой план-перехват отвлек адвоката № 4 от скачек № 7. Мерин проиграл, что было нетрудно предсказать (на него мало кто ставил), но Джек все равно расстроился. Как большинство азартных игроков, он свято верил, будто его присутствие может изменить исход дела. После того как мы вернули бумажник законному владельцу и описали вора охранникам, я предложила Джеку сделать еще ставку. Он отказался – удача якобы от него отвернулась.

* * *
На следующий день я заглянула к Дэвиду обсудить новое дело и адвоката № 4. Адвокат мне, честно говоря, понравился.

– Он что-нибудь про меня говорил? – невзначай спросила я.

– Кто?

– Адвокат № 4.

– Иззи, у тебя никогда не будет нормального парня, если ты не прекратишь давать им номера.

– Значит, говорил.

С трудом сдержав смех, Дэвид признался:

– Он сказал, что ты – нечто среднее между Грязным Гарри и Нэнси Дрю.

– Это комплимент?

– Вряд ли.

Потерянный уик-энд № 22
Дядя Рэй снова исчез. Последний раз его видели двенадцать дней назад. Отец узнал, где тот последний раз расплачивался кредиткой, и нашел дядю на озере Тахо, в казино «Дворец Цезаря». Родители не могли за ним поехать, так что ответственность пала на мои плечи, и я попросила Дэвида составить мне компанию.

– А я смогу покататься на лыжах? – спросил он.

– Ну конечно. Пока я буду отбирать у Рэя бутылку вискаря и расплачиваться за его проституток, ты как раз покатаешься.

– О'кей, тогда едем, – ответил Дэвид, не оценив моего сарказма.


По пути я надеялась расколоть брата и выяснить, какой компромат накопала на него мама.

– Признайся, Дэвид, тебе неловко рядом со мной.

– Еще бы!

– Зачем ты подстраиваешь мне свидания с друзьями?

– Чтобы ты поучилась у них хорошим манерам. Считай, бесплатные уроки этикета.

– Вот уж никогда не поверю! Это все мама постаралась. Но ты никогда бы не пошел на ее уловки просто так. Стало быть, она нарыла на тебя компромат.

– То есть я знакомлю тебя с друзьями, потому что она меня шантажирует?

– В этой семье кто-нибудь может прямо отвечать на вопросы?

– Дядя Рэй.

Через семь часов я нашла Рэя в казино «Харра» – тот резался в карибский покер. Я спросила, где он пропадал последние две недели, на что дядя ответил: «Дай-ка вспомнить. На пять дней я ушел в запой, потом немного просох во время сорокачасовой игры в покер. Встретился с парой крошек в Рено. Опять играл в покер. Еще три дня не помню, хоть убей. И последние четыре я здесь, пытаю счастья за столом. А ты как, милая?»

Дэвид оказался прав. Дядя Рэй умел прямо отвечать на вопросы. Иногда это удавалось и моей сестренке, но она запросто могла соврать, а дядя честно полагал, будто в его кутеже нет ничего дурного. Он им гордился.

Мне пришлось четыре часа скакать по разным казино, прежде чем я нашла Рэя. Дэвид не отступился от своего плана и все это время катался на лыжах, предоставив мне самую грязную работу. Потерянный уик-энд № 22 стоил дяде всех сбережений, шестимесячной пенсии, часов за пятьдесят баксов, золотого зажима для галстука (мамин подарок на день рождения) и даже туфель (по крайней мере, мне так показалось, потому что на Рэе были дешевые тапки). Я попыталась оттащить его от столов, но он отказывался уходить, пока не выиграет.

– Ну хотя бы мелочь какую, Иззи. Не могу же я вот так уехать! Это плохо повлияет на мою карму.

– Лучше бы подумал о банковском счете.

– Иззи, в жизни есть вещи и поважнее денег!

– Ты так говоришь, потому что у тебя их нет.

– Милая, тебе нужно изменить свое негативное отношение к миру.

Рэй сделал ставку и проиграл. Однако на столе еще были фишки, поэтому я сообразила, что есть только один способ увести его отсюда.

– Дядя Рэй, давай пойдем в бар, я куплю тебе виски.

– Ты прелесть, Иззи! Только одной порции мне будет мало, учти.

Рэй отключился, как только сел в машину. Мы пристегнули его к сиденью и положили боком – на случай, если его затошнит.

По дороге домой мы с Дэвидом вспоминали годы своей развеселой юности и другие Потерянные уик-энды.

– На этот раз он просто превзошел себя! – восхитилась я.

– Может, это наивно и глупо, но я всегда верил, что дядя Рэй исправится, – сказал Дэвид.

– Нет, прежний Рэй ушел навсегда. И мы должны понимать, что новый может здорово облажаться.

Дэвид вздохнул:

– Да, знаю.

Дядя Рэй и реабилитация
С финансовой точки зрения Потерянный уик-энд № 22 был самым разгромным из всех. Дядя Рэй оказался на мели. Папа сообразил отправить брата на тридцатидневные курсы реабилитации в центр «Зеленый лист» (добрых пятнадцать минут мы с Дэвидом ржали как лошади, услышав это название). Дядя согласился, но когда они уже въехали на дорогу, по бокам которой зеленели кустики и стояли аккуратные домики, он повернулся к отцу и заявил:

– Ничего не выйдет.

– Ты хотя бы попробуй, – попросил папа.

– Ради тебя все, что угодно, Ал. Но ничего не выйдет.

– Откуда ты знаешь?

– Я знаю себя. Пока знаю, слава Богу.

– И что же мне делать?

– Побереги деньги.

– Но тебе нельзя больше исчезать.

Дядя Рэй ждал подходящей минуты, чтобы задать давно назревший вопрос:

– Так, может, я перееду к вам, пока не встану на ноги, а? С долгами там расплачусь. Все такое.

– Ты хочешь жить с нами?

– Ну да, комната Дэвида все равно пустует. Как считаешь, он не будет против?

– Нет, – коротко ответил папа. Меньше всего на свете Дэвид хотел вернуться в свою прежнюю комнату.

Альберт завел машину и объявил условия соглашения:

– Никаких проституток, наркотиков и покера в моем доме.

– Заметано, брат.

Так дядя Рэй поселился в доме № 1799 на Клэй-стрит.

Допрос Глава III

– По-вашему, родители правильно поступили, разрешив заядлому игроку, наркоману, алкоголику и развратнику поселиться в одном доме с впечатлительной девочкой?

– Дядя Рэй не развратник. Он любит проституток, понятное дело, но это не зависимость.

– Мне повторить вопрос?

– Рэй абсолютно безобиден. Пусть он не стрижет газон и не моет посуду, однако ему можно доверять.

– Все опрошенные говорят, что ваша сестра отреагировала на его приезд крайне отрицательно. Давайте поговорим об этом.

– Между ними была война.

– Вот и расскажите о войне.

Инспектор Стоун не знает, что это была не просто война, а бесконечная череда битв, сражений и рукопашных схваток. Схема военных действий была похожа на паутину. Среди них нельзя выделить самое важное или определяющее: вытянешь одну карту – рухнет весь карточный домик.

Часть II Войны Спеллманов

Сладкая война

Волна семейного разлада, вызванная заточением Рэй в летний лагерь, вскоре утихла. Воцарился зловещий мир. Несколько недель подряд сестренка хорошо себя вела и как могла выражала нам свою признательность. Однако у меня в душе остался неприятный осадок после ее сомнительных приемчиков. Я жаждала мести. Рэй была перед нами совершенно чиста, но мне удалось обнаружить ее единственный порок: нездоровое питание. Я заметила, что завтраки из «Фрут Лупс» постепенно перешли в обеды из «Лаки Чармс» и «Какао Пуффс». Во время семейных ужинов Рэй с видимым трудом запихивала в себя овощи, а потом, точно дикий зверь, набрасывалась на десерт. Меня так и подмывало рассказать остальным о своем открытии. Но ведь в этом была и моя вина, верно? Именно я когда-то установила в семье планку допустимого поведения, и Рэй строго ее придерживалась: не пила, не курила. Всего лишь любила сладости.

Однако я могла легко обратить внимание родителей на сестрины привычки: принесла домой статьи о вредном воздействии сахара на организм подростка, в которых говорилось, как сладкое влияет на уровень успеваемости детей в школе. Я показала им статистику о взаимосвязи между потреблением сахара в детстве и диабетом у взрослых. И предложила меры предосторожности. Мама, немного подумав, согласилась: сладкое только по выходным. Никаких исключений.

Рэй прискакала ко мне на чердак и вломилась в дверь.

– Как ты могла?! – вопросила она, чуть не плача.

– Я беспокоюсь о твоем здоровье.

– Врешь!

– Теперь мир?

Рэй неохотно протянула мне руку. Мир для нее уже мало что значил – сестричка готовилась к битве, о которой я даже не подозревала.

Рэй против Рэй

Я заперла дверь чердака и на цыпочках спустилась по лестнице, опасаясь встречи с кем-нибудь из домашних, в особенности с мамой. Та в очередной раз подыскала мне адвоката для вечернего кофе. Я пыталась втолковать ей, что могу пить кофе без чьей-либо помощи, но маме была чужда моя логика.

Вместо мамы я натолкнулась на Рэй: та сидела у окна с биноклем и наблюдала, как к нам «переезжает» дядя. Вместо большого оранжево-белого грузовика к дому подъехало обычное такси. Мне было невыносимо на это смотреть, и я отвернулась.

– Что ты делаешь? – спросила я сестру.

– Ничего! – буркнула та.

Дядя Рэй был ее заклятым врагом, и плевать она хотела на его горе.

– Может, вам пора помириться?

По лицу Рэй я поняла, что она думает иначе.

Позвольте я объясню. Моя сестра Рэй и мой дядя Рэй не ладили уже шесть лет. Все началось, когда сестричке было восемь: дядя покусился на ее сладкую заначку, припрятанную еще с Хэллоуина. Потом он подарил ей на день рождения розовое платье вместо новой рации, которую она весьма настойчиво требовала. Однако самые настоящие военные действия между ними развернулись, когда дядя случайно уснул на слежке и Рэй не смогла разбудить его даже самыми свирепыми пинками. Кроме того, их вражду приправляли ссоры из-за телевизора и регулярные кражи сладостей. И все-таки я повторила вопрос:

– Может, вам пора помириться?

– Не пора, – ответила Рэй.

И я оставила ее в одиночестве – шпионить за родным дядей.


Последнего я встретила у входа: дядя затаскивал на крыльцо спортивную сумку. Я взяла ее и спросила, что внутри.

– Дай-ка вспомнить. Зимнее пальто, две пары туфель, шар для боулинга и пара сандвичей, которые я сварганил утром из объедков.

– В следующий раз попроси маму упаковать тебе вещи. – Я внесла его сумку в дом и положила на кровать Дэвида – вернее, теперь уже на дядину. – Я рада, что ты приехал.

Он ущипнул меня за щеку.

– Ты всегда была моим любимым козлом отпущения.

Я оперлась на подоконник, глядя, как он разбирает пожитки. Дядя вытаскивал их из бугристой сумки и раскладывал по комнате без какого-либо намека на порядок или умысел. Только одна вещь была упакована как положено: фотография всего клана Спеллманов в красивой рамке. Дядя Рэй поставил ее на комод и решил, что там ей самое место. Хотя по всему нашему дому развешано множество снимков, ни на одном из них нет семьи в полном сборе. Дядин только напомнил мне, как нелепо мы смотримся вместе.

Мамины длинные волосы и спортивная фигурка отнимают у нее минимум десяток лет из пятидесяти четырех. Время нисколько не подпортило ее красивое лицо. Папа, наоборот, кажется старше из-за плешки и круглого живота. Морщины немного сглаживают его несовместимые черты. У дяди Рэя есть единственное сходство с Альбертом: широкий плоский нос, а так он подтянутей, симпатичнее и светлее отца. Красавчик Дэвид странно смотрится рядом с Рэй, маленькой копией дяди. Она из нас самая светленькая: русые волосы, голубые глаза и веснушки на загорелом лице. Над ней возвышаюсь я – неуклюжая копия мамы.

Дядя Рэй вытер фотографию и решил, что пора передохнуть. Пять минут напряженной возни – шутка ли! Он предложил мне сандвич. Я отказалась, решив, что надо бы предупредить папу о надвигающейся катастрофе.

Он был в конторе.

– Опять беда с коротышкой, – сказала я. – На твоем месте я бы уже начала беспокоиться.

– Все так плохо?

– Хуже не придумаешь, если тебе интересно мое мнение. Время покажет.

Днем я заехала к Дэвиду и отдала ему отчет по делу Мерсера (биржевого аналитика, которого заподозрили в использовании конфиденциальной информации).

Я смогла составить отчет так рано, потому что объект семь дней подряд занимался одним и тем же. Тренажерный зал – работа – дом – сон – и все заново. Обожаю таких последовательных людей. Они облегчают мне задачу.

Когда я зашла в контору, Линда предупредила меня, что у Дэвида сейчас парикмахер. Оказалось, что обслуживает братца моя лучшая подруга Петра.

– Зачем приехала? – невзначай спросила она.

– Я привезла отчет. А вот ты почему стрижешь моего брата?!

– На то есть как минимум двести пятьдесят причин, – ответила Петра. Ничего себе! Стало быть, подруга уже перешла в новую налоговую категорию.

Я сделала вид, что страшно поражена расточительностью Дэвида, хотя на самом деле ничуть не удивилась.

– Ну и зачем ты сказала, сколько я тебе плачу? – спросил он у Петры.

– Парикмахерских тайн не существует, Дэвид.

– Долго это продолжается? – задала я вопрос с подковыркой.

Они тут же переглянулись, чтобы придумать достойный ответ. Я была разочарована. Могли бы хоть немного схитрить – уж я-то знаю, что скрывается за подобными взглядами.

Я преувеличенно громко вздохнула.

– Ладно, не парьтесь. – Положила отчет на стол и пошла к двери. – Ума не приложу, зачем скрывать от меня какую-то стрижку, а?

– Увидимся вечером, Изабелл, – только и сказал Дэвид. У нас намечался торжественный ужин по случаю дядиного приезда.


Надо сказать, я совершенно забыла про этот ужин, и если бы вспомнила пораньше, то уж точно улизнула бы из дома под благовидным предлогом. Не хватало мне только участвовать в баталиях между дядей и сестрой! Но, как и я опасалась, остаться в стороне от их войн не удалось никому.

Я приехала домой рано и увидела Рэй в гостиной. Та сдирала оберточную бумагу с коробки из местного магазина электроники. Внутри оказалась цифровая видеокамера последней модели. Вообще-то у Спеллманов еще не было такого современного оборудования, но родители поднатужились и сделали своей тринадцатилетней дочери дорогой подарок, хотя до дня рождения и Рождества было еще далеко.

Итак, Рэй сидела в ворохе пенопласта, картона и целлофана, а я сверлила родителей пытливым взглядом налогового агента и терпеливо ждала, пока они это заметят. Папа с мамой на меня не смотрели, прекрасно зная, о чем я думаю. Тогда я подошла к отцу.

– Ни слова, Изабелл.

– За молчание платишь?

Он погрустнел, похоже, вообразив бесконечную череду взяток и подарков. Вообще-то я пошутила, но хотелось немного подержать его в напряжении.

– Что ж, ты вправе требовать. Сколько?

– Не парься, пап, я шучу. Но должна сказать…

– Умоляю, Изабелл, ничего не говори!

Выполнить его просьбу без моральной подготовки было очень трудно, поэтому я взяла пиво и плюхнулась на диван рядом с дядей Рэем, который в это время листал телеканалы и заботливо угостил меня крекерами с сыром. Когда на экране появились знакомые персонажи из сериала «Напряги извилины», я попросила его остановиться.

Макс[6] и агент 99, переодевшись во врача и медсестру, проникли в санаторий Харви Сатаны.[7]

– Расскажи, что тут к чему, – попросил дядя Рэй. В отличие от меня, у него в мозгу не отпечаталась каждая серия.

– Агенты ХАОСа[8] похитили доброго босса и требуют выкуп. Эх, мы пропустили сцену, где Макс пользуется семью разными телефонами: телефоном-туфлей, телефоном-бумажником, телефоном-очками, телефоном-галстуком, телефоном-платком и… Последний не помню.[9]

– А почему босс сидит в шкафу? – удивился дядя.

– Это не шкаф, а холодильник.

– Тогда почему он сидит в холодильнике?

– Врагам нужно понизить температуру его тела, чтобы сделать операцию на мозге и получить контроль над его разумом.

– О'кей. Теперь все ясно, – сказал дядя, забрав у меня тарелку с крекерами.

Началась реклама, и он сделал вид, что страшно интересуется новым средством от прыщей.

– Думаешь, коротышка ко мне привыкнет?

– Да, со временем все уладится. Когда-нибудь.

– Надеюсь. Я даже свою счастливую рубашку надел.

– Вижу.

Счастливая рубашка: вылинявшая гавайская рубашка с короткими рукавами, которую дядя носит уже почти двадцать лет. Раньше он надевал ее только по особым случаям, как то: Суперкубок, чемпионат США по бейсболу, решающие матчи. Изредка ее можно было заметить на свадьбах или в казино. Однако последнее время дядя почти из нее не вылезал.

За ужином вся семья старалась не обращать внимания на злобные взгляды Рэй. Дэвид разговаривал с папой о работе, а мама иногда снимала общее напряжение, направляя его в другую сторону.

– Милый, может, тебе уже хватит мяса? – спросила она отца, когда тот потянулся за второй порцией ростбифа.

Папа положил себе еще два кусочка и ответил:

– Вот теперь хватит.

– Кажется, доктор Шнайдер посадил тебя на диету.

– Ага, – кивнул Альберт.

– Ну и как?

– Отлично.

– Ты сколько-нибудь сбросил?

– Вообще-то да.

– Сколько? – вопросила мама.

– Фунт! – похвастался отец.

– Ты сел на диету месяц назад и сбросил всего один фунт?!

– Врачи считают, что лучше сбавлять вес медленно и верно.

– Правильно. Но такими темпами ты похудеешь к своей смерти!

– Оливия, хватит мною командовать.

– Покомандуешь тобой!

Поскольку ни один семейный ужин не обходился без подобной перебранки, мы спокойно жевали, не обращая внимания на родителей. Но потом дядя Рэй допустил фатальную ошибку: обратился к моей сестре.

– Рэй-Рэй, передай картошечки, – сказал он.

Та и ухом не повела. Мама подождала с минуту, видимо, молясь, а потом решила вмешаться:

– Милая, дядя Рэй попросил тебя передать картошку.

– Нет, он попросил Рэй-Рэй передать ему картошку, а я такой не знаю! – огрызнулась сестра.

Я протянула руку через стол и, пихнув Рэй, взяла блюдо с картошкой. Передала его дяде.

– Меня зовут Рэй. Всего одно «Рэй». Не два. Одно.

– Сколько можно ворчать, а? – не выдержал дядя.

– Сколько можно носить эту рубашку?

– Не смей говорить о моей рубашке!

– Что, обидится?

– Просто ничего не говори. Не хватало ей твоего негатива!

Мой брат, адвокат, корпоративный посредник, который зарабатывает четыреста долларов в час, свято верит: любое разногласие можно решить. Если две стороны захотят понять друг друга, они обязательно договорятся. Как глупо с его стороны! В такие минуты мне кажется, что Дэвида подменили в роддоме.

– Дядя, расскажи ей про рубашку. Может, она поймет, – предложил братец.

– Ни за что.

– Или ты сам расскажешь, или придется мне, – пригрозил Дэвид, зная, как его слова действуют на людей.

– У тебя не получится как надо.

– Валяй, я слушаю. – Рэй скрестила руки на груди.

Дядя немного подумал, прочистил горло, выдержал торжественную паузу и начал:

– 22 января 1989 года. Двадцать третий Суперкубок, счет 16:13 в пользу «Цинциннати бенгалс». На часах осталось три минуты двадцать секунд. «Форти-найнерс» делают пять пасов подряд, мяч оказывается на 35-ярдовой линии. Задержка. Мяч возвращается на десять ярдов, но «Форти-найнерс» передают его на 27-ярдовую линию. Тайм-аут. Монтана делает пас Тейлору в зачетную зону. На мне эта рубашка. 2 июня 1991-го, Оук Три. Я ставлю сто баксов на Печальную Леди. Почему? Понятия не имею. Просто взбрело в голову поставить на лошадь, у которой мало шансов. Печальная Леди делает Серебряную Стрелу на последнем участке дистанции. Выплата 36:1. На мне эта рубашка. 3 сентября 1993 года. Я захожу в закусочную купить лотерейные билеты и вспугиваю грабителя. Он выпускает в меня всю обойму, прежде чем я успеваю достать пушку и подстрелить его. На мне ни царапинки. Никто не погиб, у грабителя пулевое ранение. На мне эта рубашка.

Дядя снова прочищает горло и принимается за еду.

Рэй закидывает на стол ногу в синем кеде. Я сбрасываю ее, но сестра не сдается.

– Февраль этого года, – начинает она. – Я заняла третье место по тетерболу. На мне эти кеды. Июнь. Набрала восемьдесят три балла в итоговой контрольной по алгебре – на мне эти кеды. Прошлый четверг. Чуть не врезалась на велосипеде в полицейскую тачку. На мне эти кеды. Но иногда я переобуваюсь!

– Убери ноги со стола! – одергивает ее мама. Рэй повинуется, но все еще смотрит на дядю злобно. Тогда я припоминаю ей некоторые сегодняшние события:

– Рэй, дорогая, ты разве не заметила, что утром тебя пытались подкупить? Новенькая цифровая камера последней модели досталась тебе не просто так. Мы рассчитывали, что ты будешь вести себя хорошо, пока у нас живет дядя.

Она мне не верит. Усмешка еще некоторое время не сходит с ее лица, но все молчат, и она разочарованно оглядывает присутствующих. Наконец обращается к отцу:

– Пап, это правда?

– Да, рыбка. Это правда.

Войны на развлекательной слежке Глава I

Все началось, когда Рэй исполнилось тринадцать. Я сперва не обратила на это внимание, да и никто тогда не обратил. Она занималась этим после школы, не слишком часто, только когда было солнечно и погода располагала к прогулке. Но потом к нам переехал дядя Рэй: еще один трудоспособный детектив. Не то чтобы он много работал, даже наоборот, однако если перед родителями вставал выбор, кого взять с собой на слежку – дядю Рэя или Рэй, они не долго думали. Во-первых, за дочь они могли взять с клиента максимум двадцать пять долларов в час плюс расходы. А за услуги бывшего копа можно смело просить полтинник. Во-вторых, дядя Рэй мог вести машину и одновременно писать в баночку (талант, обусловленный только полом, но не стоит его недооценивать). Словом, дядя был намного удобнее для Спеллманов и даже умудрялся не пить до конца рабочей смены. Кроме Рэй, никто не заметил, что за последнее время у нее стало мало работы. Кроме меня, никто не заметил, что она нашла способ возмещать потери.

Сейчас ей четырнадцать, она уже может гулять до десяти вечера по выходным и до восьми по будням. Прежде она никогда не опаздывала домой. В школе у нее две подружки – Эри Ватт и Лори Фриман, у обеих родители гораздо строже. Поэтому в дни учебы Рэй приходит домой примерно в пять, иногда в семь, а по выходным вообще не вылезает из дома, если не работает или не идет в кино. Изредка остается с ночевкой у Лори, еще реже – на вечеринках под присмотром старших. В остальное время дом для Рэй – ее крепость: она обожает эти четыре стены и наш фургон для слежек.

Поэтому, когда сестренка начала опаздывать или прибегать домой запыхавшейся, я поняла: она что-то скрывает. Конечно, я могла бы спросить, что стряслось, но у Спеллманов так не принято. Я просто за ней проследила.

Рэй недвусмысленно дали понять, что в этом году ее средняя оценка должна быть «четыре» с минусом, не меньше. И Рэй выполнила наказ родителей, при этом практически ничего не делая за стенами школы. Однажды сразу после уроков я села ей на хвост. Рэй запрыгнула на велик и покатила к Полк-стрит. Затем хорошенько пристегнула велосипед к скамейке, села и достала учебник. Непосвященный наблюдатель подумал бы, что она решила немного позаниматься в ожидании автобуса. Но я знала: сестра ищет, за кем бы пошпионить. Через несколько минут из книжного магазина торопливо выскочила женщина с большой сумкой. Она вытащила какие-то бумаги, порвала на части и злобно швырнула в урну рядом со скамейкой Рэй.

Ее дрожащие руки и нервная походка пробудили в моей сестре интерес. Когда женщина отошла, та закрыла учебник, выждала двадцать секунд и двинулась следом. Я медленно поехала за ней, а потом, догнав на перекрестке, преградила Рэй путь.

– Подвезти? – предложила я, опустив стекло. Сестренка поняла, что я сидела у нее на хвосте и знаю, чем она занимается. Я могла точь-в-точь записать уравнение, которое Рэй мысленно составила в тот миг. Она не привыкла обороняться и в отличие от меня всегда уступала, если так подсказывало ей сердце. К тому же любой протест только укрепил бы мои подозрения.

– Спасибо. Мне как раз не хотелось идти пешком, – сказала Рэй, забираясь в машину.

Я промолчала. Может, это на самом деле первый раз? Да и что плохого, если после уроков она время от времени шпионит за незнакомыми? Практика как-никак.

Несколько недель я ничего не предпринимала, а Рэй возвращалась домой все позже и позже. Потом в какой-то момент она прекратила свои развлекательные слежки и почти не выходила из комнаты. Родители сочли, что их младшая дочь просто избегает встреч с дядей. Я же, напротив, не собиралась доверять человеку с моими генами.

Спальня Рэй находится прямо под моим чердаком. Наши комнаты соединены пожарной лестницей. Когда Рэй было пять, она увидела, как ночью я убегаю из дома, тем самым обнаружив альтернативный доступ в мою комнату. Я быстро избавила ее от привычки пробираться ко мне через окно: во-первых, это было опасно, а во-вторых, кровать стояла прямо у окна, и Рэй частенько оставляла на моем лице отпечатки двадцатого размера.

Полгода назад
Около семи вечера я услышала скрип на пожарной лестнице и уже хотела выглянуть в окно, как зазвонил мой телефон.

– Алло.

– Алло, это Изабелл?

Обычно я не отвечаю на подобные вопросы, но это была моя частная линия.

– Да. Кто это?

– Здравствуйте. Меня зовут Бенджамин Макдоналд. Я познакомился с вашей мамой в библиотеке.

– В библиотеке?

– Да.

– В какой?

– В городской.

– И что же она там делала?

– Ну, могу только предположить, что брала книги.

– Вы видели у нее книги?

– Ну да.

– Какие, помните?

– Нет.

– Ни одной?

– Нет, но вообще-то я звоню не поэ…

– Что вы там делали?

– Где?

– В библиотеке.

– Проводил исследование.

– Что-нибудь, связанное с юриспруденцией?

– Да…

– То есть вы адвокат?

– Да. И я хотел бы…

– Выпить со мной кофе?

– Да. Кофе.

– Извините, я больше не пью кофе с адвокатами. Но можно задать вам еще один вопрос?

– Собственно, вы только этим и занимаетесь.

– Точно. Что вам сказала моя мама?

– Ничего особенного.

– Тогда почему вы согласились?

– Она предложила мне двадцатипроцентную скидку на услуги частного детектива.

Я повесила трубку и помчалась вниз.

– Мам, надо срочно вызывать людей в белых халатах. Пусть упрячут тебя в психушку, как Бланш Дюбуа.

Мама радостно подскочила и хлопнула в ладоши.

– О, Бенджамин позвонил?

– Да. И больше не позвонит, уверяю.

– Иззи, ты только что прошляпила свое повышение.

– А ты собиралась меня повысить?

– Да, если бы ты встретилась с Бенджамином. Но теперь можешь и не мечтать.

– Мама, я сама найду себе парня.

– Конечно, милая. – Она закатила глаза и сменила тему разговора, потому что мои слова ничего бы не изменили. Оливия будет устраивать мне свидания с адвокатами, а я буду встречаться с теми, кто не прочь выпить.

– Завтра ты свободна от бумажной работы над «Спарк Индастриз». Поедешь на слежку, – сказала мама.

– Новый клиент?

– Ага. Миссис Питерс. Звонила на прошлой неделе. Подозревает, что ее муж – гей.

– А ты не предложила им просто поговорить?

Мама рассмеялась:

– Нет, конечно! У нас и так работы мало.

Я поднялась к себе и стала изучать материалы по новому делу.

В 10.15 на пожарной лестнице послышался шорох. Я выключила свет, выглянула наружу и увидела, как ноги Рэй скрылись в окне ее спальни. С риском для жизни я выбралась на лестницу и быстро полезла вниз. Сестричка даже не успела разуться.

– Иззи, у меня есть дверь.

– Тогда почему ты ей не воспользовалась?

– Ближе к делу, – сказала она, точно ковбой из старого вестерна.

– Слежки детям не игрушки.

– В смысле?

– Нельзя шпионить за чужими людьми.

– Почему? Ты каждый день это делаешь!

– Да, но мне за это платят деньги. Разницу чувствуешь?

– А я могу работать и бесплатно.

– Рэй, мы стараемся давать тебе работу.

– Да, но раньше ее было больше.

– Это опасно.

– Играть в баскетбол тоже опасно.

– Ты не играешь в баскетбол.

– Какая разница?

– Ты можешь пойти за плохим человеком. Тебя похитят или убьют.

– Маловероятно.

– Но все-таки возможно.

– Иззи, я никогда не перестану шпионить, если ты к этому клонишь, – сказала Рэй и уселась за письменный стол.

Я села напротив.

– Давай хотя бы сократим часы слежки.

Она черкнула что-то на листке бумаги, сложила его вчетверо и передала мне.

– Настолько пойдет?

– Тебе надо поменьше общаться с Дэвидом, – сказала я, разворачивая бумажку. И тут же воскликнула: – На десять процентов!

– Смысл в том, чтобы не произносить цифру вслух.

– Да что ты? Десять процентов – слишком мало.

Рэй дала мне ручку и бумагу.

– Торг уместен.

Я решила ей подыграть, потому что иначе мы бы три часа спорили о методе переговоров. Написав свое предложение, я сложила листок и вручила Рэй.

Та расхохоталась.

– Ни за что на свете! – Она снова написала цифру. – Как тебе такой вариант?

– Пятнадцать процентов?! Ты шутишь?

– Иззи, ты все неправильно делаешь! Надо молчать!

Я написала «40 %» и показала листок Рэй.

– Я не уйду отсюда, пока ты не согласишься на это.

Сестренка переварила мои слова и нашла выход из положения.

– Если я сокращу свои развлекательные слежки на сорок процентов, мне нужно как-то восполнять потери.

– То есть?

– Раз в неделю будешь брать меня с собой.

– Неужели ты хочешь тратить на это свои выходные?

– И каникулы, и праздники, и даже короткие дни.

– Договорились.

Мы пожали друг другу руки. Рэй тут же заявила:

– Как насчет завтра?


Миссис Питерс сообщила, что ее муж Джек будет утром играть в теннис с неизвестным мужчиной – вероятно, это и есть его любовник. Мы решили начать работу уже в «Теннисном клубе Сан-Франциско»: миссис Питерс несколько раз следила за мужем и точно знала, что он поедет именно туда, поэтому устраивать рискованную дорожную слежку не имело смысла.

Утром я пила с мамой кофе и еще разок прошлась по делу Питерса, в частности, внимательно изучила его рабочее расписание. Между второй и третьей чашкой кофе, после того как мама сказала: «Милая, тебе надо пить меньше этой дряни. Ты и так шухерная», а я ответила: «Не говори „шухерная“, тебе не идет», Рэй вбежала на кухню в белых шортиках, розовой рубашке и носках с помпонами. В руках у нее была ракетка.

– Мам, как я выгляжу? – спросила она.

Оливия прямо просияла от гордости.

– Великолепно!

– Рэй, на тебе розовая рубашка, – заметила я, надеясь, что мои подозрения не оправдаются.

– Я не слепая, – огрызнулась та, доставая из шкафа «сласти-мордасти». Я хотела было возразить, но вспомнила, что сегодня суббота. Рэй потрясла коробку с кукурузными колечками и услышала только шорох сахарной пудры. Высыпала остатки в тарелку: ни одного целого колечка.

– Ублюдок! – заорала Рэй.

– Милая, бабушка была замужем, когда родила твоего дядю, – поправила ее мама.

– Извини. – Рэй подумала немного и исправилась: – Жирный козел!

– Спасибо, – поблагодарила ее Оливия таким тоном, как будто действительно научила дочь чему-то полезному. – И загляни в буфет. Нижняя полка, за бумажными полотенцами.

Рэй зарылась с головой в шкаф и вылезла оттуда с двумя коробками в руках: «Кэптн Кранч» и «Лаки Чармс». Наша умница мама предусмотрительно запаслась хлопьями! Никогда не перестану ей удивляться.

– Обожаю тебя! – с неподдельной любовью воскликнула Рэй.

– Ты вроде хотела «Фрут Лупс», – заметила я.

– Не знала, что у меня есть выбор. – Рэй насыпала себе две миски сладких завтраков.

– Так по какому случаю вырядилась? – спросила я, уже зная, каков будет ответ.

Сестричка посмотрела на маму. Та кивнула: «Валяй, можешь говорить».

– Статья пятая, пункт четвертый.

Она имела в виду спеллмановский контракт личного найма. Все сотрудники агентства (временные или постоянные) обязаны его подписать. Как и сами Спеллманы, условия этого контракта местами вполне разумны, а местами совершенно не поддаются логическому объяснению. Статья пятая, пункт четвертый относится к последней категории. Суть ее в том, что в случае необходимости Альберт и Оливия имеют право выбрать для сотрудника маскировку. Для игры в теннис, как вы понимаете, нужна особая форма.

Подписывая в свое время контракт, я добилась некоторых уступок по этому пункту. В частности, родители могут подбирать мне одежду не чаще чем три раза в год. Мама с папой тоже внесли свои поправки: в случае нарушения данных условий с меня взимается штраф в размере пятисот долларов. (Этот пункт был добавлен, когда угрозы увольнения перестали на меня действовать.) Дэвид сто раз переписывал спеллмановский договор, и он имеет реальную юридическую силу. Мама говорит, что, если я нарушу хоть одно условие, она заставит меня уплатить штраф.

Но я не могла не выразить протест: выплеснув кофе в раковину, я бросилась к себе, вопя: «Нет! Нет!»

– На твоем месте я бы побрила ноги! – крикнула мама вдогонку. У меня перехватило дыхание.

Теннисная юбка висела на моей двери. Вся белая, хрустящая и ужасно короткая. Я еще никогда такую не надевала – в основном потому, что не играла в теннис. Но даже если бы играла, все равно ни за что бы так не вырядилась. Я приняла душ, побрила ноги (впервые за два месяца) и минут десять стояла перед зеркалом, стараясь оттянуть юбку или скорчиться так, чтобы она казалась длиннее. Безрезультатно. Я достала из шкафа огромную серую рубашку и пошла вниз.

В коридоре стоял Дэвид. Сперва он только хихикнул, увидев меня, но когда подошел отец, они оба загнулись и заржали так, что я чуть не побежала вызывать врача.

Я налила себе еще кофе. Папа с Дэвидом остались в коридоре – видимо, их парализовало от смеха. Потом зашел дядя Рэй. Внимательно меня осмотрев, он удержался от комментариев и только понимающе заметил:

– Статья пятая, пункт четвертый?

Я кивнула и велела сестре собираться. Мама стояла в уголке и с довольным видом потягивала кофе. Дэвид с отцом наконец-то смогли разогнуться и притащились на кухню.

Брат обратился к маме:

– Ты была права. Это того стоило! – Потом протянул мне теннисную сумку: – Смотри не потеряй.

На выходе я развернулась и объявила:

– Вам всем давно пора заняться делом, шуты гороховые!

Рэй побежала за мной. Я резко остановилась и спросила:

– Скажи честно, у меня задница сильно торчит?

– А как надо? – осведомилась та.

Я завязала рубашку вокруг талии и села в машину.

Теннисная война (Изабелл постигает азы тенниса)

В «Теннисный клуб Сан-Франциско» мы с Рэй вошли без всяких членских билетов: видимо, хрустящие белые юбки придавали нам клубный вид. Сверившись со схемой здания, которую дал Дэвид, мы поднялись на второй этаж. Здесь по всему периметру был пристроен чистый, обитый деревом балкон – с него можно было наблюдать за кортами внизу. Пространство между бетонными полами и деревянными балками создавало удивительное ощущение тишины и эха одновременно: упругие удары мячиков слышались всюду, а голоса, слова – то, за чем мы сюда приехали, – разобрать было невозможно.

Я показала Рэй фотографию Джека Питерса, и она тут же увидела его на среднем корте внизу. Мы спустились обратно, устроились на трибунах и якобы стали наблюдать за двумя женщинами среднего возраста в еще более неприличных нарядах, чем мой.

На самом деле мы следили за Джеком: он только что сделал медленную, но вполне точную подачу, а его соперник ответил слабым ударом слева.

– Кто второй? – спросила Рэй, указав на неважного теннисиста. Надо сказать, он был настоящий красавчик. И хотя все части его тела заслуживали внимания, я просто глаз не могла оторвать от загорелых ног в белых шортах. Мускулистые, длинные, изящные – почти женственные, но в пределах нормы. Их обладатель был темноволосый, светлокожий, с красивым лбом и выраженным римским носом.

– На что ты пялишься, Изабелл? – Рэй вывела меня из оцепенения.

– Ни на что. Кто выигрывает?

– Какая разница, если дело так плохо?

Мы стали внимательно следить за кошмарной игрой, которая стоила обоим игрокам неимоверных усилий. У меня было чувство, что здесь что-то неладно – даже подозрительно, я бы сказала. Вскоре выяснилось, что Джек выиграл четыре гейма из семи.

Если подумать, сколько всего невероятного происходит в нашей жизни, этот выигрыш кажется вполне правдоподобным. Однако Джеку было сорок восемь лет, играть в теннис он начал три месяца назад. Тощие ноги, круглое брюхо, никаких мускулов – словом, вряд ли он мог одолеть в теннисном матче молодого мужчину, явно ведущего спортивный образ жизни.

И все-таки мы приехали в клуб не для того, чтобы следить за игрой Джека. Нам нужно было разузнать, влюблен ли он в своего оппонента. Он не был влюблен. Джеку очень хотелось выиграть, испустить победный клич, но уж никак не прыгнуть с загорелым красавцем в койку. Могу вас заверить: будь Джек геем, с таким соперником он и думать забыл бы про игру.

– Чего ты уставилась на этого парня? Вы знакомы?

– Нет.

– Хочешь познакомиться?

– В смысле?

– Ну… ты меня понимаешь, – противным заговорщицким тоном сказала Рэй.

– Заткнись.

Сорок пять минут мы с сестричкой наблюдали за самой нудной игрой в истории тенниса: мяч словно застывал в воздухе во время ударов слева и «свечой». Взрослые мужчины били себя собственными ракетками по ногам и спотыкались о шнурки. Когда эта мука наконец закончилась, Джек Питерс вышел победителем. Он перепрыгнул через сетку и в изнеможении рухнул лицом вниз.

Загорелый оппонент помог ему подняться и без тени сарказма или зависти сказал: «Хорошо поиграли».

Джек хлопнул его по спине и похвалил, как делают настоящие спортсмены. Выглядело это так же неестественно, как если бы он пошел по воде.

Потом двое разошлись в разные стороны, даже не глядя друг на друга. Почему же миссис Питерс заподозрила мужа? Он точно не гомосексуалист. Я могла бы сказать ей, что она ошиблась и ей стоит поискать причины семейных разногласий в себе, но это было бы нечестно с моей стороны: клиент останется без денег и без каких-либо доказательств. Я решила раздобыть побольше сведений.

Мы с Рэй поплелись за объектом к мужской раздевалке, и я велела сестре ждать мистера Питерса в холле. Она прибавила громкость на своей рации и раскрыла газету. Я посмотрела на нее со стороны. Рэй использует прием с газетой уже много лет – раньше мне всегда казалось это глупостью, почти пародией на частного детектива, особенно когда сестренке было восемь и она выбирала деловую рубрику в «Кроникл». Но в тот день я посмотрела на нее – газета сложена пополам, взгляд бегает между страницей и дверью в раздевалку – и почему-то успокоилась.

В коридоре я заметила загорелого красавца. Он беседовал с каким-то парнем в элегантной голубой рубашке и голубых напульсниках, от которого пахло дорогим одеколоном. Недолго думая, я склонилась к фонтанчику с водой.

– Дэниел, поиграешь со мной? – спросил Элегантный. – У Фрэнка срочная операция, а я уже заказал корт.

Дэниел. Дэниел. Теперь я знаю, как зовут Загорелые Ножки!

– Вообще-то я собирался в офис, – ответил тот.

Ага, у него есть офис. Теперь понимаете, как я работаю?

– Брось, в прошлый раз ты меня просто размазал. Дай мне отыграться.

Ничего себе! Какой неожиданный поворот дела! Дэниел не смог побить Джека Питерса, но размазал Элегантного, который наверняка родился с ракеткой в руках? Поскольку количество выпитой мной воды уже вызывало серьезные подозрения, я оторвалась от фонтанчика и подошла к телефонному автомату, чтобы дослушать разговор.

– Ладно, – согласился Дэниел. – У меня ровно час, не больше.

Я не считаю себя единственным человеком, способным подмечать странные детали. Но я, пожалуй, единственная, кто из любопытства может бросить все дела и забыть об ответственности.

Я вернулась к сестре, велела ей не спускать с Джека глаз и убрать подальше рацию. Уж очень некстати она в теннисном клубе.

– Позвони мне на мобильный, когда он выйдет из душа.

– Ты куда?

– Надо кое-что проверить, – сказала я и забрала у Рэй пару газетных страниц.

Вернувшись на корт, я снова устроилась на трибунах.

Дэниел подал, и Элегантный ринулся за мячом, но не смог отбить: 15:0 в пользу Дэниела. Он подал снова. На этот раз его оппонент принял подачу, но Дэниел ударил с лета, и Элегантному пришлось отправить мяч в аут – 30:0.

На моих глазах происходила совершенно другая игра. Я не могла оторвать глаз от корта. Этот матч был так же увлекателен, как предыдущий – скучен. Я пыталась найти разумное объяснение происходящему, но не находила. Это был просто сумасшедший теннис.

Зазвонил сотовый.

– Объект вышел из здания, – сказала Рэй.

Я не могла уйти. Только не теперь.

– Сама справишься? – спросила я, понимая, как это безответственно с моей стороны.

– Конечно, – ответила сестричка. – Мама дала мне на такси.

Я отдавала себе отчет, что поступаю неправильно, но оторваться от игры было выше моих сил.

– Не выключай мобильник, оставайся на людях и не делай ничего, что меня взбесит. Усекла?

– Усекла.

* * *
Через некоторое время я поняла, что слишком долго сижу на корте, поэтому поднялась на второй этаж, села в баре у окна и стала наблюдать за игрой оттуда. Счет я уже не слышала, но все и так было очевидно.

Потом я снова спустилась и подождала, пока Дэниел выйдет из раздевалки. Позвонила сестре.

– Рэй, ты где?

– Я стою у «Театра братьев Митчелл» в Тендерлойне. Объект вошел внутрь минут десять назад, а меня не пустили.

– Правильно, тебе же четырнадцать.

– В моем удостоверении написано, что двадцать один.

– Короче, стой на месте и не разговаривай с незнакомыми. Я скоро буду.

– Иззи, мне кажется, это стрип-клуб. С женщинами-стриптизершами.

– Так оно и есть, – ответила я.

– И знаешь, что я думаю?

– Нет.

– Что мистер Питерс не гей.

– Согласна.


Дэниел вышел из душа в голубых джинсах, старой футболке и шлепках и пошел наверх. Мне уже было пора ехать за сестрой, но любопытство снова взяло верх.

Он сел за барную стойку и заказал пиво. Я тут же уселась рядом. Он слегка повернулся ко мне и улыбнулся – не улыбкой соблазнителя, а просто так, дружелюбно и открыто, как бы отмечая мое присутствие. Вблизи я увидела, что глаза у Дэниела светло-карие. Черные волосы, еще влажные и пахнущие каким-то чудесным шампунем, аккуратно зачесаны назад. Зубы ровные и белые, но не сияющие белизной, как у телеведущих… Вдруг я поняла, что слишком долго его рассматриваю.

Когда бармен подал Дэниелу пиво, я очнулась и положила на стойку деньги.

– Я плачу.

Он повернулся ко мне и непринужденно спросил:

– Мы знакомы?

– Нет.

– Но вы хотите меня угостить?

– Да… в обмен на маленькую услугу.

– Какую же?

– Я вас угощаю, а вы отвечаете на мой вопрос. Идет?

– Сперва хотелось бы услышать вопрос, – сказал он, не притронувшись к пиву.

– За утро вы сыграли два теннисных матча. Первый был против мужчины лет пятидесяти. Вы оба играли отвратительно. Мне сразу показалось это странным, ведь клуб дорогой и сюда ходят люди, знающие толк в теннисе. Если хотя бы один из вас играл нормально, я бы не стала любопытничать.

– Понятно.

– Вы проиграли матч со слабым соперником, а потом разделали вполне способного.

– «Разделали». Хорошо сказано.

– Объяснитесь, пожалуйста.

Дэниел отхлебнул пива.

– Кто-то должен выигрывать, а кто-то – проигрывать.

Простота этого ответа меня огорошила. Сквозь призму тенниса Дэниел видел мир – вот это да! Вообще я не привыкла изумляться чему-либо, но на сей раз была по-настоящему поражена.

– И все? – спросила я, готовясь к побегу.

– И все.

– Как вас зовут? – Я уже слезла со стула.

– Дэниел Кастильо.

– Чем занимаетесь?

– Я стоматолог. – Его ответ был для меня точно удар в живот. Вот оно – наказание за все мои грехи!

– У вас выходной? – осведомилась я, буквально чувствуя, как бледнею.

– Да. Суббота и воскресенье, как у всех.

– Что ж, удачи! – напоследок сказала я, уже выбегая за дверь.

Дэниел поймал меня на улице, когда я почти села в машину.

– Что это было? – спросил он.

– А что?

– Как вас зовут?

– Изабелл.

– Фамилия?

– Не скажу.

– Чем занимаетесь?

– В смысле?

– Где работаете?

Стоило мне соврать, как я тут же об этом пожалела. А вскоре и поплатилась за свою ложь.

– Я учитель.

Мужчинам нравятся учительницы. Да и правда не пришлась бы Дэниелу по душе. Он бы подумал, что я за ним слежу, и стал бы расспрашивать, а я бы ничего не смогла ответить. Поэтому стать на время учителем было проще всего.

– Непохоже.

– Почему это? – Я даже немного обиделась.

– Мне кажется, вы недостаточно терпеливы.

– Не торопитесь с выводами.

– Можно пригласить вас на матч?

– Нет, я не играю. – М-да, не шибко умный ответ с моей стороны: на мне теннисная юбка, я только что просидела два часа в теннисном клубе и держу в руках ракетку. Надо было срочно сменить тему.

– Еще увидимся, док! – сказала я и прыгнула в машину.

Дэниел медленно развернулся и ушел. Провожая его взглядом, я думала: неужели это мой будущий Бывший № 9?

Когда я подъехала к стрип-клубу, Рэй вела светскую беседу с двумя проститутками. Она попрощалась с Киской и Тиффани и села в машину. Я отправила ее в магазин за какой-нибудь едой. Глядя, как из клуба выходят мужчины самых разных возрастов, размеров и цветов, мы жевали ореховую смесь, лакрицу и сырные чипсы.

– Зря ты чипсы купила, Рэй. Накрошим в машине.

– Ну, надо ж было и нормальную еду взять!

– С каких это пор чипсы – нормальная еда? – спросила я, выбросив в окошко фундук в шоколаде.

– Зачем ты это сделала?!

– Все равно его никто не ест.

– Я ем.

– Что-то не припоминаю.

– Ем! В крайних случаях.

– Когда это?

– Когда кончается весь миндаль, кешью и арахис.

– Так не бывает.

– Еще как бывает! Приходит дядя Рэй и сжирает все, кроме фундука.

– Лучше попроси его сжирать смесь полностью. Разве фундук не напоминает тебе о том, чего ты лишилась?

– Нет. Лучше уж фундук, чем вообще ничего.

– Господи, с какой ты планеты?!

– С Земли.

– Это был риторический вопрос, Рэй.

– Ну и что?

– На них не отвечают.

– Отвечают, если очень хочется.

Наш спор мог бы длиться вечно, но в эту минуту объект вышел из клуба. Мы двинулись следом.

В тот вечер мы писали отчет вместе с Рэй, по ходу уничтожая ореховую смесь (включая фундук). Мама позвонила миссис Питерс и сказала, что ее муж не голубой. Я до ночи просидела в конторе, заканчивая бумажную работу.

Вообще-то я сказала себе, что никогда до этого не опущусь. И все-таки опустилась. Дэниел Кастильо – довольно обычное имя, но круг сужается, когда выбираешь одних стоматологов. К часу ночи я раздобыла номер его страховки, дату рождения, узнала семейное положение (холост), а также домашний и рабочий адрес. Я пообещала себе, что никогда не пойду на то, что однажды сделала со мной мама. Однако же пошла. Мне захотелось узнать побольше о Дэниеле Кастильо, а добывать сведения обычным способом так утомительно. К тому же они могут оказаться ненадежными.

Когда Петра делала мне очередную ежеквартальную стрижку в духе «Теперь тебе будет стыдно показываться со мной на людях», я задала ей назревший вопрос:

– Когда ты последний раз была у зубного?

– Не помню. Может, год назад.

– Не хочешь почистить зубы от зубного камня?

– А ты?

– Я не могу пойти к этому врачу.

– Слушай, ты о чем вообще?

– Я познакомилась с одним парнем. Он стоматолог! – выпалила я.

– Что?! Ты спятила?

– Он мне нравится. И я хочу убедиться, что он меня достоин.

Сценка «Прием у стоматолога» № 1
Петра записалась к Дэниелу Кастильо на понедельник, три часа дня. Мы с ней заключили сделку: я плачу за лечение, а она осторожно задает врачу девять заранее приготовленных вопросов. Кое-что нельзя узнать из судебных архивов или за время короткой слежки. Вручая Петре отпечатанную анкету, я ожидала встретить сопротивление, но она с готовностью вызубрила все вопросы и отправилась на прием.

Через два часа мы встретились с ней в «Философском клубе» и заказали по пиву. Я настояла, чтобы Петра взяла в кабинет Дэниела диктофон: нельзя же в столь важном вопросе полагаться на ее дырявую память.

– Готова? – спросила она, приподняв от нетерпения одну бровь, и включила запись:

«Говорит Петра Кларк. Сегодня четверг, на улице туман, и я иду на прием к Дэниелу Кастильо с целью шпионажа – по просьбе некой Изабелл Спеллман».

Щелк.

Д-р Кастильо: Здравствуйте, мисс Кларк. Меня зовут доктор Кастильо.

П. Кларк: Приятно познакомиться.

Д-р Кастильо: Вы у нас впервые, как я понял. Можно узнать, по чьей рекомендации?

П. Кларк: Ох, вспомнить бы!

Д-р Кастильо: Ну ладно. Свою последнюю чистку зубов вы помните?

П. Кларк: Да, бывали и получше.

Д-р Кастильо: Нет, я спрашиваю: когда вы последний раз чистили зубы у стоматолога?

П. Кларк: Примерно год назад, сразу после развода… А вы разведены, доктор?

Д-р Кастильо: (кашляет) Э-э… нет. Начнем, пожалуй?

П. Кларк: А женаты? (Вопрос № 2 – семейное положение Дэниела мне известно, но я хочу увидеть его реакцию.)

Д-р Кастильо: Нет. Откройте пошире рот.

(Доктор Кастильо надевает перчатки и осматривает зубы пациентки.)

П. Кларк: (невразумительное мычание).

Д-р Кастильо: Вы что-то сказали?

П. Кларк: Вы обычно делаете местную или общую анестезию? (Вопрос № 5.)

Д-р Кастильо: Мисс Кларк…

П. Кларк: Зовите меня Петрой.

Д-р Кастильо: Петра, для чистки зубов от камня не требуется анестезия.

П. Кларк: Да, я знаю. Ну, а вообще?

Д-р Кастильо: Зависит от пациента и состояния его зубов. Стараюсь использовать местную анестезию, разумеется. Откройте, пожалуйста, рот. Иначе я не смогу почистить вам зубы.

(Тридцать секунд чистки.)

Д-р Кастильо: Сплюньте.

(Плевок.)

П. Кларк: А вам не кажется, что в пациентке без сознания есть нечто притягательное? (Вопрос № 5.)

Д-р Кастильо: Вероятно, есть.

П. Кларк: Вы всегда жили в районе Бэй, доктор? (Вариант вопроса № 6: «Откуда вы родом?»)

Д-р Кастильо: Я родился в Гватемале. Мы с семьей переехали в Сан-Франциско, когда мне было девять. Откройте рот, пожалуйста.

(Тридцать секунд чистки.)

Д-р Кастильо: Сплюньте.

(Плевок.)

П. Кларк: То есть вы знаете два языка? (Вопрос Петры № 1.)

Д-р Кастильо: Да. Как часто вы чистите зубы нитью?

П. Кларк: Довольно часто.

Д-р Кастильо: Каждый день?

П. Кларк: Нет, но около того. У вас депрессия?

Д-р Кастильо: Нет. Почему вы спрашиваете?

П. Кларк: Я слышала, что стоматологи часто бывают подавлены.

Д-р Кастильо: У меня все хорошо, спасибо. Ценю вашу заботу.

П. Кларк: Ну что вы! (Тридцать секунд чистки.)

Д-р Кастильо: Сплюньте. (Плевок.)

П. Кларк: А у вас когда-нибудь были проблемы с наркотиками или спиртным? (Вопрос № 7.)

Д-р Кастильо: Это интервью? Вы журналист?

П. Кларк: Нет, я стилист-парикмахер. Вот моя визитка. Итак, наркотики, спиртное?

Д-р Кастильо: Нет, никогда не увлекался. Мисс Кларк, дело пойдет быстрее, если мне не придется каждый раз просить вас открыть рот.

(Тридцать секунд чистки.)

Д-р Кастильо: Сплюньте. (Плевок.)

П. Кларк: Доктор, а как вы отдыхаете? У вас есть хобби?

Д-р Кастильо: Я играю в теннис.

П. Кларк: Ну а как вы веселитесь?

Д-р Кастильо: Я стоматолог. Мне и так весело.

П. Кларк: То есть вам нравится причинять людям боль?

(Вопрос Петры № 3.)

Д-р Кастильо: Ваши вопросы мне неприятны.

П. Кларк: Прошу прощения, доктор. Я просто очень любопытна. Вы католик?

(Вариант вопроса № 9: «Ваше вероисповедание?»)

Д-р Кастильо: Да.

П. Кларк: Как думаете, у женщины есть право выбора? (Вопрос Петры № 4.)

Д-р Кастильо: Прошу вас, откройте рот.

П. Кларк: Звучит немного неприлично, как считаете?

Д-р Кастильо: (Вздыхает.) Вам нужна чистка или нет?

П. Кларк: Конечно. Иначе зачем я пришла?

Д-р Кастильо: Честно говоря, не знаю. (Долго молчит.)

Д-р Кастильо: Вы когда-нибудь откроете рот? (Невразумительное мычание, звуки чистки.)

Д-р Кастильо: Сплюньте и ничего не говорите после этого, пожалуйста.

(Плевок.)

П. Кларк: Вы агрессивны или консервативны?

Д-р Кастильо: Простите?

П. Кларк: Вы агрессивный или консервативный налогоплательщик? При возможности уходите от налогов? (Вопрос № 8.)

Д-р Кастильо: (Раздраженным тоном.) Вас это не касается.

П. Кларк: Вы двадцать минут копошитесь у меня во рту. Должна же я немного вас узнать.

Д-р Кастильо: Я консервативен. Мисс Кларк, осталось совсем чуть-чуть. Откройте рот.

(Тридцать секунд чистки.)

Д-р Кастильо: Сплюньте.

(Плевок.)

П. Кларк: Вы когда-нибудь встречались со своими пациентками? (Вопрос № 1.)

Д-р Кастильо: Нет. Никогда. Это исключено. Не заставляйте меня снова просить.

(Неразборчивое мычание, означающее, что пациентка открыла рот и больше его не закроет; звуки чистки.)

Д-р Кастильо: Сплюньте.

(Плевок.)

П. Кларк: По-моему, вы немного напряжены, доктор.

Д-р Кастильо: Да, с утра было много пациентов.

П. Кларк: Некоторые смотрят порно, чтобы расслабиться. (Утвердительная версия вопроса № 10: «Вы любите порно?»)

Д-р Кастильо: Спасибо, что пришли, мисс Кларк. Будьте добры, отметьтесь у миссис Санчес.

(Открывается и закрывается дверь.)

П. Кларк: Я, Петра Кларк, выхожу из кабинета Дэниела Кастильо.

(Конец пленки.)


– Мы же решили не спрашивать про порно.

– Мне показалось, это будет уместно, вот я и спросила.

– Это было неуместно.

– Он тебе не пара, – сказала Петра и съела крекер.

– Знаю, – ответила я, нисколько не обидевшись. Слова «нет» для меня не существует. Вернее, я воспринимаю его не так, как все.

– Тебе придется делать вид, что ты ничего о нем не знаешь.

– Да, я над этим уже работаю.

– Ваши отношения будут построены на лжи.

– Зато по всем прочим параметрам он мне подходит.


Вскоре я уместила жизнь Дэниела в одну сводную таблицу:

Понедельник

Работа 8.00–16.00

Теннис 17.30–19.30

Дом 20.00–7.00

Вторник

Работа 8.00–15.00

Различные виды деятельности с 11-летним мальчиком[10]16.00–20.00

Среда

Работа 8.00–16.00

Теннис 17.30–19.30

Дом 20.00-7.00

Четверг

Работа 8.00–16.00

Ужин с разными мужчинами 18.00–19.30

Покер с разными мужчинами[11]19.30–00.00

Пятница

Работа 8.00–16.00

Теннис 17.30–19.30

Ужин с друзьями 21.00–23.00

Суббота

Теннис 10.00–12.00

Различные виды деятельности[12]13.00–00.00

Воскресенье

Обед с мамой[13]12.00–14.00

Различные виды деятельности[14]15.00–19.00

Дом 20.00-7.00


После двухнедельной слежки за Дэниелом Кастильо я пришла к двум выводам: 1) он совершенно точно станет моим Бывшим № 9; 2) надо учиться играть в теннис.

Я нашла нужное объявление в модном кафе возле Долорес-парка и начала брать уроки. Тренер Стефан (швед) сказал, что у меня прекрасно получается. Не знаю, стоило ли ему верить: может, он заигрывать пытался. Однако училась я добросовестно и даже купила себе синие шорты с белым топом – в таком наряде я чувствовала себя самозванкой, но хотя бы не эксгибиционисткой. Через месяц я играла так же, как Дэниел во время матча с Джеком Питерсом, и решила, что пора отправляться в клуб. Загвоздка была только одна – Дэвид.


Брат задрал ноги на стол и откинулся в кресле, готовясь к длинной и весьма забавной беседе за мой счет.

– Можешь еще раз объяснить, зачем тебе это понадобилось?

– Не понимаю, что тут такого? Я просто хочу, чтобы в субботу в десять утра ты сходил со мной в «Теннисный клуб Сан-Франциско». Поиграем, я угощу тебя обедом. Неужели так сложно ответить: «С удовольствием, Изабелл», как сделал бы любой нормальный брат?

– С каких пор ты играешь в теннис?

– Начала месяц назад.

– Он, должно быть, красавчик.

– Не понимаю, о чем ты.

– Прости, сестра, но в субботу утром я занят.

– А в следующую?

– Тоже.

– Он не бармен, клянусь тебе.

Раздался звонок, и сквозь динамик донесся голос Линды:

– Дэвид, пришла ваша сестра Рэй.

– Пригласите ее.

Рэй влетела в кабинет и тут же потребовала объяснений, почему я здесь. Я, в свою очередь, потребовала объяснений от нее, прекрасно зная, что она явилась вымогать деньги у братца.

Рэй протянула ему какой-то листок. Дэвид внимательно его изучил, вычеркнул одну строчку и потянулся за бумажником.

– Я не буду платить за эту дрянь. Почему ты не покупаешь нормальную пищу?

– Покупаю! Хочешь, чек принесу?

– Нет уж. Чек ты где-нибудь раздобудешь. В этом деле я согласен с Изабелл: пора отвыкать от сладкого.

Дэвид дал ей двадцатку и забрал три доллара сдачи.

– Что, Иззи тоже за деньгами пришла? – спросила Рэй.

– Нет, Иззи хочет, чтобы я помог ей закадрить парня. Но я не одобряю ее метод.

– Какой метод? – невинно полюбопытствовала сестричка.

– Сперва она шпионит за парнями, а потом тайно втирается в доверие, так что они вынуждены пригласить ее на свидание.

– Мне больше нравится слово «изучает», – подсказала я.

– Ну и что тут такого? – удивилась Рэй. – Она просто хочет узнать их получше.

Дэвида чуть удар не хватил. Он посмотрел на меня укоризненно.

– Рэй, не вздумай меня защищать, – грозно сказала я.

– Почему? Я тебя очень хорошо понимаю, – пролепетала она.

– Никогда так не делай. Никогда, слышишь?

– Правильно – делай, что велено, а не то, что делаю я! – поглумился брат, чем сразил меня наповал. Значит, я опять подаю дурной пример!

– Дэвид, объясни ей, как правильно… – выдавила я.

– Рэй, чтобы познакомиться с противоположным полом – или с тем же полом, в зависимости от предпочтений, – все женщины, кроме твоей сестры, проявляют те или иные способности. Они улыбаются, подмигивают, предлагают визитку, пишут свой номер телефона на клочке бумаги или просят у человека его номер. Они ясно дают понять, что́ им нужно, и рассчитывают на взаимность. Они не следят за этим человеком и не выясняют его рабочее расписание, чтобы в будущем избежать разных неожиданностей. В любых отношениях должна быть загадка. Это залог счастья, понимаешь?

Заскучавшая Рэй ответила:

– Дэвид, мама уже прочитала мне лекцию на тему «Как не стать Изабелл». Правда, тебя больше волнуют мои будущие парни, чем марихуана, но это не суть. Спасибо за деньги. До встречи.

Она поцеловала его в щеку, потом подошла ко мне, убрала подушку с моего лица и сделала то же самое – чтобы не обидеть.

– Пока, Иззи. Увидимся, – сказала она и оставила меня наедине с недовольным старшим братом.

Я медленно встала с дивана: ощущение было такое, будто во мне все триста фунтов. Надела пиджак.

– Счастливо, Дэвид, – уныло пробормотала я.

– В субботу ровно в десять утра я буду в теннисном клубе, – сказал он, и часть моего лишнего веса улетучилась.


Предварительный инструктаж, который был необходим нам обоим, занял двадцать минут. Мои требования к Дэвиду были такие: помалкивать, если не спрашивают, не рассказывать о моей семье, работе или бывших парнях, не поправлять меня. Дэвид только сказал, что если заметит какие-нибудь незаконные действия с моей стороны, то вызовет полицию.

Мы кинули монету: первая подача досталась мне. Дэвид не смог ее принять и подозвал меня к сетке.

– Ты сказала, что играешь месяц.

– Ну?

– Неплохо подаешь.

– Спасибо. Мы играем или как?

– Играем.

– Прекрасно. Счет 15:0.

Я снова подала. Дэвид ответил «свечой», и у меня появилось время для мощного удара слева: мяч пролетел корт по диагонали и ударился об пол. Мы поиграли еще минут десять, прежде чем Дэвид снова подозвал меня к сетке.

– Иззи, что такое? Я помню тебя на уроках физкультуры – координация у тебя была неважная.

– Ну, Стефан бы с тобой не согласился.

– Нельзя добиться таких результатов за месяц.

– Прошло уже больше. К тому же я брала несколько уроков в неделю и тренировалась по выходным.

– Сколько всего уроков?

– Примерно двадцать пять.

– За месяц?!

– Да. Хочешь – верь, хочешь – нет.

Дэвид покачал головой и пошел на место, но перед подачей не удержался и все-таки высказал свое мнение:

– С тобой что-то неладно. По-настоящему неладно.

Хотя я действительно овладела азами тенниса буквально за месяц, мои успехи не шли ни в какое сравнение с игрой Дэвида, особенно когда ему хотелось меня унизить.

Он выиграл два сета подряд, даже не вспотев, а я к концу игры смахивала на жертву торнадо. Когда мы добрались до бара на втором этаже, до приезда Дэниела оставалось еще несколько минут. Я напомнила брату правила:

– Это для меня очень важно, Дэвид. Пожалуйста, хотя бы сегодня не пытайся мне мстить.


Дэниел вошел в бар «Матч-пойнт», когда Дэвид покупал нам напитки. Я вдруг подумала, что зря пью спиртное до полудня, но было уже поздно: Дэниел меня заметил.

В эту минуту я пыталась придать своему лицу подходящее выражение, нечто среднее между «Мы, кажется, знакомы?» и «Вообще говоря, я рассчитывала, что ты придешь, но теперь не знаю, что и сказать». Однако состроить такую мину я не успела – он уже подошел.

– А я-то думал, приедете вы еще раз или нет? – сказал Дэниел.

– О, здравствуйте! – остроумно ответила я.

У меня внутри все онемело, слова смешались в голове, и я начала нервно выбивать по полу дробь. Слава Богу, Дэвид подоспел вовремя и спас меня от позора.

– Здравствуйте, я – Дэвид. А вы друг Иззи?

– Иззи?

– Изабелл. Той, что сидит рядом с нами.

– Мы недавно познакомились.

– Присоединитесь к нам?

Дэниел хотел отказаться, предположив, что Дэвид – мой парень, а не брат. Сходство между нами неочевидное, и такое уже не раз случалось. При этом у женщин на лице отчетливо проступало изумление: «Хм, что же он в ней нашел?!»

– Нет, спасибо, не буду вам мешать.

– Садитесь, – настоял Дэвид. – На сегодня мне уже хватит общения с сестрой.

Я часто записываю разговоры с участием моих родных, чтобы на всякий случай иметь против них улики. Конечно, братец только что оказал мне большую услугу, но в нашей семье услуги нередко бывают медвежьими. Я включила диктофон.

И вот что записалось на пленку:


Дэниел: Пойду куплю себе выпить. Сейчас вернусь. Вам ничего не надо?

Дэвид: Мне нет, но Иззи пьет быстро, поэтому можете взять ей второе пиво. Ай!

Изабелл: Нет-нет, спасибо! (Дэниел отходит.)

Дэвид: Он тебе не пара.

Изабелл: Зато он в моем вкусе.

Дэвид: Хорошо, я перефразирую: ты не в его вкусе.

Изабелл: С чего ты взял?

Дэвид: С того.

Изабелл: С чего?

Дэвид: Такие парни встречаются с женщинами, которые выщипывают брови.

Изабелл: Я выщипываю.

Дэвид: Два раза в год не считается.

Изабелл: Я делаю это чаще, просто ты не замечаешь.

Дэвид: Вы слишком разные и не смотритесь вместе.

Изабелл: Дэвид, если ты все испортишь, клянусь…

Дэвид: Иззи, ты две недели подряд шпионила за этим человеком, вмешивалась в его личную жизнь. Скоро ты сама все испортишь.

(Дэниел возвращается с двумя кружками пива.)

Дэниел: Взял две на всякий случай.

Дэвид: Хорошо! Дэниел, так откуда вы знаете мою сестру?

Дэниел: Мы познакомились несколько недель назад.

Изабелл: Да, около того.

Дэвид: А точнее, недель пять, да?

Дэниел: Может, и так.

Изабелл: У нас с братом отличная память на всякие мелочи!

Дэвид: Я запомнил, потому что именно тогда Иззи вдруг заявила, что хочет играть в теннис.

Дэниел: Вас лучше называть Изабелл или Иззи?

Дэвид: Да зовите Иззи. Зачем лишний слог выговаривать?

Изабелл: Мне нравится и то и другое.

Дэвид: Так как вы познакомились?

Дэниел: У вашей сестры возник вопрос насчет моей игры.

Дэвид: Какой же?

Дэниел: Скажем так: она очень наблюдательна.

Дэвид: О, даже не представляете насколько. Ай!

Изабелл: Прости, это твоя нога?

Дэвид: Ты же знаешь, что да!

Изабелл: Извини, пожалуйста. Дэниел, как вы здесь оказались?

Дэниел: Я играю в лиге стоматологов, у меня сегодня было несколько матчей.

Дэвид: Вы стоматолог?

Изабелл: Давайте не будем о работе.

Дэвид: Вы стоматолог?

Дэниел: Да.

Дэвид: Ты об этом знала, Изабелл?

Изабелл: Да, знала.

Дэниел: Ну а вы кем работаете, Дэвид?

Дэвид: Я корпоративный адвокат. Занимаюсь всякими слияниями, приобретениями… А сестра рассказывала вам о своей работе?

Дэниел: Рассказывала.

Дэвид: Так вы все знаете?

Дэниел: Ну да.

Изабелл: Дэвид, я учитель, зачем мне это скрывать?

Дэвид: Учитель? А я и не знаю. В смысле, не знаю, зачем это скрывать.

Изабелл: Ну, вообще-то я пока только замещаю других учителей. Вот получу диплом – устроюсь на постоянную работу.

Дэвид: Ты могла бы заняться семейным бизнесом. Ай! Изабелл, тебе говорили, что за столом нельзя махать ногами?

Изабелл: Прости, это снова ты?

Дэниел: А что за семейный бизнес?

Изабелл: О, мы все работаем в сфере образования.

Дэвид: Кроме меня. Пожалуй, я выпью это пиво.

Изабелл: Не трожь, его мне купили! Сходи и возьми себе другое.

Дэвид: Знаешь, позвоню-ка я маме, узнаю, как поживает ее бизнес. Ай! Иззи, я бы на твоем месте сходил к врачу – тик надо лечить. У тебя какое-то нервное расстройство.

Изабелл: Дэвид, здесь есть автомат. Позвони с него.

(Дэвид уходит к автомату.)

Дэниел: У него разве нет мобильника?

Изабелл: Есть, но по-другому от братца не избавишься.

Дэниел: Вы двое всегда такие?

Изабелл: В смысле?

Дэниел: Ему от вас здорово досталось.

Изабелл: Дэвид любит болтать всякие гадости. Я просто пытаюсь его приструнить.

Дэниел: Понятно.

Изабелл: Ужасно надоело, если честно.

Дэниел: Так зачем вы это делаете?

Изабелл: Он мой брат.

Дэниел: Ну, в теннис-то играть с ним не обязательно.

Изабелл: Вы правы, но мне очень понравился этот клуб, а у него есть членство.

Дэниел: У меня тоже.

Изабелл: Да.

(Дэвид возвращается к столу.)

Дэвид: Мама передает тебе привет.

Изабелл: Как у нее дела?

Дэвид: Она подумывает о пенсии. Дети теперь не то что прежде. Кстати, у вас есть дети?

Дэниел: Ай! Нет.

Изабелл: Простите, я думала, это Дэвид.

Дэниел: Я уже догадался. (Вытаскивает из бумажника визитку.) Вот моя карточка. Звоните, если захочется поиграть. И если Дэвид не против, конечно.

Дэвид: Сдалась она мне – забирайте. Ай!

Изабелл: Это не я!

Дэвид: Знаю. Просто коленом ударился.

Дэниел: Что ж, до свидания. (Уходит.)

Изабелл: Ну ты и козел! Хуже и быть не могло!

Дэвид: Могло, если бы я сказал правду.


Свидания в теннисном клубе № 1–3.
Нормальные свидания № 1–3
Через несколько дней после нашей провальной встречи я позвонила Дэниелу и сказала, будто хочу с ним поиграть. Загвоздка была в самом теннисе. Матчи неизменно заканчивались моим поражением, причем всегда с разным счетом: 6:2, 6:1 (если Дэниел жадничал) или 6:2, 6:3 (если был особенно щедр). Со стороны его «теннисная» шкала казалась мне любопытной, но я вовсе не хотела становиться ее частью. Спорт был мне безразличен. Конечно, я любила смотреть на загорелые ноги Дэниела, но в клуб приезжала ради пива, крекеров и нескладной беседы после матча. Я умею проигрывать. Это для меня так же естественно, как дышать.

Однажды посреди нашего третьего свидания в теннисном клубе, когда Дэниел в очередной раз сделал неуклюжую подачу, я подозвала его к сетке. Он похвалил мой последний удар.

– Я слишком долго молчала, – сказала я.

– В смысле?

– Хватит с меня поддавков! Я хочу поиграть нормально.

– Нормально?

– Да. Ты вообще знаешь, что это такое?

– Но тогда я выиграю.

– Ты и так выигрываешь.

– Я выиграю гораздо быстрее.

– Отлично. Подавай.

Через несколько минут мы уже сидели в баре и пили пиво.

– Ну как? – спросил Дэниел.

– В следующий раз можно и помедленней.

Он угрюмо уставился на крекер. Ему явно стало не по себе от моего «в следующий раз». Я морально приготовилась к отшиву.

– А нам обязательно играть в теннис? – спросил он.

– Нет.

– Может, чем-нибудь другим займемся?

– Шары покатаем?

– Нет! – ответил он громче, чем обычно.

– Похоже, с боулингом у тебя нелады.

– Давай обойдемся без состязаний.

– Надоело выигрывать?

– Изабелл, с твоей стороны было бы очень мило слегка мне помочь, – прошептал Дэниел.

– Хорошо. Что надо делать? – прошептала я в ответ.

– Ты издеваешься?

– Нет!

– Я тебе нравлюсь?

– Да.

– Тогда как насчет нормального свидания?

– Я – за. А что такое нормальное свидание? – задала я вполне логичный вопрос.

Для Дэниела нормальное свидание означало прежде всего домашний ужин, а до либо после него – кино, бар или теннис. Однако я вскоре пришла к выводу, что теннис должен быть частью нормального свидания только для тех, кто им увлекается. Я не увлеклась. Нам с Дэниелом еще предстояла последняя игра, но об этом позже.

Нормальное свидание № 1
Спустя три дня мы встретились в винном баре района Хейс-Вэлли. Навязчивый сомелье с огромным количеством «предложений» вынудил нас скрыться бегством, и Дэниел предложил отправиться к нему на «домашний ужин». Через некоторое время от этих слов – «домашний ужин» – меня будет бросать в дрожь, но тогда я подумала, что ничего лучше и придумать нельзя.

Доктор Кастильо проживает на втором этаже трехэтажного дома. Две спальни, одна ванная, чистенько (но не чересчур) и со вкусом – более чем скромное жилье для стоматолога.

Дэниел открыл холодильник и достал из своей коллекции тарелку мексиканских энчилад. Я усомнилась в том, что еду из морозилки можно назвать домашней, но он заверил меня, что сам все сготовил – по маминому рецепту. Спорить я не стала. Скажем так: Дэниел и в самом деле умеет готовить энчилады. Увы, только их и умеет.

Нормальное свидание № 2
После прогулки в парке Голден-Гейт Дэниел снова пригласил меня на домашний ужин. На этот раз он опробовал рецепт курицы по-охотничьи, случайно найденный в журнале «Гурман», который лежал у него в приемной. Блюдо получилось бы съедобным, не замени Дэниел нужные специи другими, похожими по цвету или названию, но не обязательно по аромату. Вместо орегано он положил тимьян, вместе черного перца – кайенский.

Что меня умилило, так это нежелание Дэниела признавать свою ошибку. Он предположил, будто в журнале просто не удосужились проверить рецепт. С каждым прожеванным кусочком он отпускал разнообразные комментарии. Сперва: «Специфическая смесь пряностей», затем: «Больше я это готовить не буду» и наконец: «Но все равно обожаю эксперименты».

Однако у меня остались и приятные воспоминания о том вечере. Убрав со стола, Дэниел достал из холодильника упаковку пива и предложил:

– А пойдем на крышу? На звезды посмотрим.

В ту ночь звезд не было, но я промолчала, потому что очень люблю пить пиво на крышах.

Мы сидели на пластиковых шезлонгах под темным сырым небом и по большей части молчали. Ничего неловкого в этой тишине не было: просто два человека наслаждаются компанией друг друга. Дэниел наверняка позвал меня сюда для первого поцелуя, но три часа спустя, промерзнув до костей, я поняла, что ошиблась.

Нормальное свидание № 3 (три дня спустя)
И снова Дэниел захотел угостить меня домашней стряпней. Мой желудок оказался совершенно не готов к приему кисло-сладкой капусты. Дэниел, разумеется, свалил вину на рецепт:

– Они что, вообще их не проверяют?! Больше никогда не возьму этот журнал!

– А мне даже понравилось, – ответила я, нагло соврав.

Уж если я целиком сочинила для Дэниела свою биографию, то похвала в адрес его готовки – сущий пустяк.

Пока он мыл посуду, я бродила по гостиной и разглядывала книжные полки. Именно в тот вечер я сделала открытие, изменившее все – ну или хотя бы наш досуг. Я взяла из шкафа стопку видеодисков и помчалась на кухню.

– Дэниел, у тебя есть…

– Говори громче! Из-за воды ничего не слышно!

Я подошла к нему и показала диски.

– У тебя есть все серии «Напряги извилины»! Я даже не знала, что такая коллекция существует!

– Да, это пиратский сборник.

– Подарили? – спросила я.

– Ага. Подарил сам себе. Обожаю этот сериал!

– А я-то как обожаю! – воскликнула я. – Мы с лучшей подругой (вырезано)[15] каждый день (вырезано)[16] его смотрели!

Дэниел выключил кран и вытер руки.

– Предлагаю устроить видеомарафон.

Десять серий и бесчисленное множество шпионских звонков спустя я зевнула и вдруг вспомнила, что мне с утра пораньше надо быть в школе.[17] Пора домой.

Дэниел выключил телевизор и сказал:

– В детстве я мечтал стать агентом КОНТРОЛЯ.[18]

– Я тоже, – ответила я, хотя на самом деле всегда мечтала работать на ХАОС.[19]

* * *
Нормальное свидание № 3 окончилось примерно так же, как Нормальные свидания № 1 и № 2. Дэниел проводил меня до машины, пожал руку (№ 1) и быстро обнял (№ 2). После поглаживания головы (№ 3) мое терпение окончательно иссякло. У нас было уже три теннисных свидания и три нормальных! Где мой первый поцелуй?!

Дэниел ушел домой, а я села в машину и запустила двигатель, пытаясь смириться с очередным отказом. Но потом передумала: надоело ждать.

Окно гостиной было всего в шести футах над землей, и до него можно было легко добраться по водосточной трубе. Увидев свет в окнах Дэниела и его тень, я вышла из машины и залезла наверх. Постучала.

Обычно люди не сразу отвечают на стук в окно, но через некоторое время все-таки отвечают. Дэниел поднял раму как раз в ту минуту, когда я чуть не свалилась с трубы.

– Привет, Изабелл. У меня сломался звонок?

– Нет, – ответила я, не поняв вопроса.

– Что ты тут делаешь?

– Хотела с тобой поговорить.

– Ладно. Войдешь?

– Разумеется, – сказала я, приподнимая раму еще выше, чтобы пролезть внутрь.

– Может, спустишься и войдешь в дверь?

Уж не знаю, когда в нашем одомашненном мире для входа стали пользоваться исключительно дверями, но еще в детстве этот способ казался мне глупым и непрактичным. Выходит, я должна спрыгнуть с трубы, добежать до входа, позвонить, пройти мимо сторожевой каморки и двух квартир и только тогда очутиться ровно на том же самом месте, где я сейчас стою!

– Если ты не против, я все-таки пролезу в окно.

Дэниел отошел, я забросила ногу на подоконник и перемахнула в комнату. Отряхнула руки.

– Давно тут пыль не вытирали, – заметила я.

Дэниел никак не отреагировал на мой тонкий намек.

– Все нормально, Изабелл?

– Нет.

– А поподробней?

– Кто я, Дэниел? Золотой ретривер?

– Нет… – смутившись, ответил он.

– Три теннисных матча, один вечер в баре, одна прогулка, двенадцать банок пива, один стакан вина, три домашних ужина. Чего не хватает?

Дэниел оперся на подлокотник дивана.

– И чего же?

– Мы четыре раза пожали друг другу руки, ты один раз меня обнял и погладил по голове. Чего не хватает?

– Иззи, я не понимаю. Говори прямо.

И я это сделала: взяла Дэниела за галстук и подтянула к себе. Спустя семь недель, двадцать пять уроков тенниса, десять дней слежки, три теннисных и три нормальных свидания, спустя десять серий моего любимого сериала я наконец-то получила свой заслуженный первый поцелуй.

– Теперь понял? – спросила я, отпустив Дэниела.

– Понял, – сказал он, обнимая меня за талию и целуя в ответ.


Чтобы спрятать Дэниела от родителей и родителей от Дэниела, мне пришлось чаще, чем когда-либо, упражняться в хитрости. Легче всего было не пускать его домой. Я объяснила, что если он за мной заедет, то может случайно натолкнуться на родительское подразделение. А встреча с родительским подразделением на первом этапе нашего романа неизбежно приведет к разрыву. Дэниелу не верилось, что люди, столь беззаветно посвятившие жизнь обучению детишек, могут быть такими уж плохими. Но в конце концов я его убедила.

Родители никогда бы не заметили странностей в моем поведении, если бы не одежда. Я хотела, чтобы Дэниел действительно считал меня учительницей, и для этого подбирала соответствующие наряды.

Юбочные войны

Поначалу я прибегала с работы домой, принимала душ, переодевалась в платье или более-менее выглаженную рубашку с юбкой и незаметно выскальзывала из дома. Но семья у меня, как известно, наблюдательная. Когда шел дождь, я прятала свое облачение под длинным плащом. В редких случаях, когда мне нужно было встретиться с важным клиентом, мой наряд не вызывал ни у кого подозрений. Но чаще всего я старалась пользоваться окнами. Не знаю, что разбудило интерес папы с мамой: внезапные перемены в моем гардеробе или отказ от дверей?

Самое трудное начиналось, когда к Дэниелу не приходил какой-нибудь пациент и он приглашал меня на «ленч-сюрприз». Я пришла в ужас, узнав, сколько людей внезапно отменяют визит к стоматологу. Каждая такая отмена меня страшно бесила, я готова была звонить пациентам и орать в трубку: «Да вы хоть понимаете, что со мной будет?!» или «Вам что, плевать на свои зубы?!» Но вместо этого я научилась переодеваться в машине. Останавливаясь возле какой-нибудь школы, я надевала юбку и поджидала Дэниела на улице. Иногда дружелюбно махала незнакомцам и незнакомкам с усталыми лицами и отсутствующим взглядом – явно учителям – и говорила что-нибудь вроде «До встречи, Сьюзи!» или «Не запускай простуду, Джим!» Дэниел никогда не замечал их изумления. Он купился. А почему нет? Моя правда была бы страннее любого вымысла.

Я так привыкла к переодеваниям в машине, что стала относиться к ним как к спортивным состязаниям, а не побочному эффекту обмана. Мой личный рекорд был три минуты двадцать пять секунд – за это время я успела сменить все предметы гардероба. Худший результат – восемь минут пятьдесят секунд: край льняной рубашки тогда застрял в молнии на юбке. Примерно через неделю после Нормального свидания № 1 Петра заявила, что я одеваюсь чересчур старомодно, как для роли учительницы в школьной сценке. И действительно, твидовые юбки напоминали мне, кого надо играть. Одежда больше не отражала мою индивидуальность – она создавала мне новое прошлое. Уже тогда я должна была понять, что веду себя неправильно, но осознание пришло лишь через несколько недель. Как-то раз, переодеваясь в машине, я случайно увидела себя в зеркале заднего вида: рукав свитера завязался в крепкий узел за спиной, и я корчилась на сиденье в напрасных попытках снять оковы.

Ну все, хватит с меня ленч-сюрпризов! Чтобы удовлетворить страсть Дэниела к неожиданностям, а мою – к ресторанной кухне, я стала заезжать к нему в офис всякий раз, когда оказывалась рядом. Благодаря свободному «рабочему» графику я вполне могла позволить себе такие шалости, и Дэниел ничего не заподозрил.

Мое знакомство с миссис Санчес – шестидесятидвухлетней медсестрой, секретарем и по совместительству божьим одуванчиком – прошло так: она осмотрела меня с ног до головы, вежливо улыбнулась и сказала Дэниелу что-то по-испански.

Когда я «случайно» заехала во второй раз, миссис Санчес предложила мне сесть: у Дэниела был пациент. Тут я совершила ошибку – завела с ней светский разговор.

– Дэниел сказал, что вы учительница.

– Правда? Ничего себе! С чего он это взял?

Тишина.

– Шутка! – выпалила я, но старушка не улыбнулась даже из вежливости.

Дурной знак.

– Да, я учитель. Пока только заменяю других. Дети – просто прелесть, верно?

– Да, – ответила миссис Санчес. – У меня самой три внука.

– Чудесно! Дети у вас, наверное, тоже есть?

Тишина.

– Ну, то есть сперва нужно обзавестись детьми, а уж потом можно и внуками…

– У меня трое детей, – ответила секретарь, вежливо, но неприятно улыбнувшись.

– Поздравляю! – Пыл мой заметно поубавился, и я решила больше не острить.

– А где вы обычно работаете, Изабелл?

– О, да по всему городу!

– А разве за вами не закреплены какие-то школы?

– Нет, мне нравится бывать в разных. Менять обстановку.

– Ну а на прошлой неделе вы где преподавали, к примеру?

На прошлой неделе у нас с Дэниелом состоялся очередной ленч-сюрприз, и я переоделась возле средней школы «Президио». Врать нужно последовательно – это я поняла еще в детстве.

– Во вторник и в среду я работала в «Президио», если мне не изменяет память.

– Надо же, мой внук Хуан учится в этой школе. Тогда вы знаете директора! Лесли Грэнвиль…

– О, мы с ней почти не знакомы.[20]

Тишина.

– С ним, вы хотели сказать? Лесли – мужчина, насколько мне известно.

– Ну да, – подтвердила я, бледнея. – С ним, разумеется. Вечно путаю местоимения. Как-то это называется… Не важно. Конечно же, Лесли – мужчина.

От дальнейшего позора меня спасло божественное вмешательство: зазвонил телефон. Однако с тех пор миссис Санчес поглядывала на меня подозрительно, как будто я что-то скрывала. Впрочем, так оно и было.


Мы с Дэниелом встречались уже шесть недель, и в моей повседневной жизни стало слишком много обмана. Пора было, как говорится, выйти на свет. Если я и могла утаить свою настоящую работу от Дэниела, то саму себя спрятать от семьи было выше моих сил. Да, я понимала, что неправильно расставила приоритеты, но все равно это казалось мне шагом вперед. Итак, в одно прекрасное утро я вышла из комнаты в рубашке и твидовой юбке и непринужденно направилась к двери. То же самое я проделала на второй и третий день, хотя мои костюмы слегка менялись.

На четвертое утро путь мне преградил отец. Было семь часов, а он обычно не выползает из постели раньше девяти, поэтому я сразу насторожилась.

– Доброе утро, Изабелл.

– Пап, а чего это ты так рано встал?

– Хотел посмотреть на восход.

– Ну как?

– Опоздал на полчаса. Я и не подозревал, что солнце встает так рано.

– Ты нарочно не даешь мне выйти из дома?

– Да.

– Почему?

– Что новенького?

– Ничего.

– Твоя одежда говорит о другом.

– Надо же, я и понятия не имела, что мои вещи с тобой разговаривают.

– Еще как.

– И что же они говорят?

– Ты что-то задумала.

– Ничего себе, вот болтушки!

– Иззи, ты подозрительно одеваешься, – слегка повысил голос папа.

– Слушай, мне через десять минут надо быть в центре города, – ответила я, протиснувшись к двери. – Я велю своим шмоткам больше с тобой не разговаривать, о'кей? Надеюсь, они меня поймут.

Допрос Глава IV

Я заметила, как Стоун сделал запись о моей привычке входить через окна. Пишет он неразборчиво, читать сверху вниз неудобно. Обычно я делаю это незаметно для окружающих, но сегодня слишком долго вглядывалась в страницу.

– Изабелл, пожалуйста, не читайте мои записи.

– Я и не читала.

– Читали.

– Нет.

Стоун опускает ручку и испытующе смотрит мне в глаза:

– Сколько вам лет?

– У вас же записано.

– Отвечайте на вопрос.

– Двадцать восемь.

– Изабелл, в двадцать восемь человек уже считается взрослым. Вы можете водить машину, голосовать, выходить замуж, пить, подавать на людей в суд, отбывать наказание в тюрьме…

– Ближе к делу, инспектор.

– Перестаньте вести себя как ребенок.

– Что это значит?!

– Это значит, что вам пора становиться взрослой, Изабелл.

Странно, его упрек пронимает меня до глубины души. Хотелось бы думать, что он лишь повторяет слова родителей, но я-то знаю: Стоун прав.

Я опускаю глаза на стол и разглядываю царапинки, которые сделала за время бесчисленных детских и подростковых допросов. Я пытаюсь забыть, почему я здесь, и не думать о всех тех словах, что были направлены против меня в этой комнате. Забыть о том, что Стоун уже допросил здесь каждого члена моей семьи. Точнее, почти каждого. Я стараюсь думать о чем-нибудь другом, но инспектор возвращает меня к реальности.

Войны на развлекательной слежке Глава II

В тот вечер я возвращалась домой, морально готовясь к очередному шквалу вопросов о моей внешности. Однако в доме назревал иной конфликт, привлекший к себе внимание всей семьи. Зайдя в коридор, я увидела сестру, которая близоруко щурилась на дверь в свою спальню.

– Рэй?

Мой голос вывел ее из оцепенения, и она резко развернулась.

– Ты была в моей комнате?

– Нет. А что такое?

– Кто-то был, – ответила Рэй и толкнула дверь указательным пальцем. Та со скрипом приоткрылась. Сестра выжидательно на меня посмотрела.

– Рэй, не надо поспешных выводов! – Я попыталась ее образумить, зная, что это бесполезно. Она научилась устанавливать замки два года назад. Мы все закрываемся друг от друга, так уж принято в нашей семье (если не считать двух лет, когда мне из-за наркотиков настрого запретили запирать комнату). Спеллманы страшно пекутся о своей личной жизни, потому что чужая для них ровным счетом ничего не значит.

Я поднялась к себе. Через несколько секунд внизу хлопнула дверь и раздался топот стофунтового человека. Я вышла из комнаты и спустилась в гостиную.

– Старый козел, кто дал тебе право брать мои вещи?! – заорала Рэй.

Дядя, не отрываясь от телевизора, сказал:

– Детка, мне срочно понадобилась камера, а у моей сели батарейки. Вот я и позаимствовал твою цифровую. У меня дело горит, понимаешь? Чего ты так взбеленилась?

– Ты подобрал ключи к трем замкам, проник в комнату с табличкой «Не входить», обыскал ее, нашел под кроватью запертую коробку с камерой и вскрыл ее. Я не знаю, как это называется в твоей паршивой деревне, но здесь это воровство!

С этими словами Рэй вылетела из гостиной, буркнув: «Я объявляю войну».


Как сестра объяснит позже, в ту ночь она сбежала из дома, чтобы «немного выпустить пар». Я сидела на чердаке, проверяя собственный отчет, в котором Дэвид обнаружил пять опечаток. Он велел мне исправить их самой, иначе, по его мнению, я никогда не научусь работать. На пожарной лестнице раздался знакомый скрип, и в окно я увидела, как Рэй спрыгнула на землю. На часах было 9.30. Я решила, что если сестричка вдруг опоздает домой, кому-то нужно будет это доказать.

Я вышла на улицу через дверь и, никем незамеченная, двинулась в том же направлении. Немного подождала, чтобы Рэй успела дойти до Полк-стрит. Иногда она любит неожиданно менять привычки, но есть и те, которым она верна. Полк-стрит совсем недалеко от нашего дома, а Рэй нужно людное место, чтобы выбрать подходящую жертву и попрактиковаться в слежке.

Сестра зашла в кафе и вскоре покинула его, предположительно съев шоколадное пирожное. Стало быть, моя вылазка удалась. Я уже однажды ловила Рэй на поедании сладкого в будний день.

Она осторожно спускается по улице вслед за выбранным объектом. Я не отстаю.

Рэй следит за парнем лет двадцати пяти с фигурной бородой и стандартным набором татуировок. Она заходит за ним в книжный магазин. Рэй четырнадцать лет, но выглядит она на тринадцать, и в десять вечера явно привлекает к себе внимание. Я остаюсь снаружи, чтобы не испортить сестре удовольствие и поймать ее в более подходящий момент.

Татуированный парень выходит из магазина без книг, что меня нисколько не удивляет. Я жду Рэй. Та появляется в дверях, правильно рассчитав время, и неторопливо шагает за объектом в направлении Тендерлойна. Все еще никем не замеченная, я сажусь им на хвост.

Объект сворачивает на Эдди-стрит, Рэй идет следом. Она и не думает возвращаться. Меня это злит. Мы годами вбивали ей в голову, сколько опасностей таится за углом, – бесполезно!

В конце квартала татуированный снова поворачивает налево. Рэй подбегает к углу, чтобы не потерять его из виду. Тот опять уходит налево, тем самым заканчивая петлю вокруг квартала. Сейчас я бы с удовольствием обрушила на Рэй десяток фраз в духе «Ты сдурела?!», но я еще надеюсь, что эта оплошность чему-то ее научит. Прикусываю язык и подхожу к углу.

На этот раз я слышу голоса и, осторожно выглянув, вижу Рэй и татуированного в тени какой-то стройки. Татуированный прижимает ее к кирпичной стене.

– Крошка, ты что тут делаешь? – громким шепотом спрашивает он.

– Ничего. Просто гуляю, – отвечает сестра.

– В такое время?

– Захотелось подышать свежим воздухом.

– Знаешь что? – говорит татуированный.

– Понятия не имею.

– Мне кажется, ты за мной шпионишь.

– Вовсе нет! – нервно вскрикивает Рэй.

– Тебе нравятся парни постарше?

– Нет, нет, ничего подобного!

– Дай-ка я тебе кое-что покажу…

– Иззи?! Помоги, пожалуйста! Сейчас уже можно! – кричит сестренка.

Я достаю нож и открываю. Татуированный оборачивается на знакомый звук.

– Руки прочь от моей сестры, – спокойно говорю я, мысленно вызывая дух Ли Ван Клифа.

– Не бойтесь, девочки, меня и на двоих хватит.

Я вытаскиваю мобильный и делаю вид, что набираю 911.

– Надеюсь, в тюрьме тебе разрешат звонить по этому номеру.

Татуированный быстро оценивает положение и сдается. Но перед этим подмигивает Рэй.

– Увидимся, крошка!

Я провожаю его взглядом, припечатываю Рэй к стене и напоминаю о нашей сделке.

– Я согласилась урезать свои слежки, но не отказывалась от них полностью! – оправдывается та.

– Ты слонялась по кварталу красных фонарей после десяти вечера. Тебе же всего четырнадцать!

– Мне разрешено выходить из дома ночью, если я с кем-то из семьи. Ты была рядом, значит, все в порядке.

– Когда ты меня заметила?

– В книжном магазине. Я бы не пошла за этим уродом, если бы не ты.

Качаю головой, не зная, что сказать. Потом хватаю Рэй за руку и тащу по улице.

– Ну все, пошли домой. Разберусь с тобой позже.

Мы идем по Полк-стрит в тишине, которую Рэй в конце концов нарушает:

– Видела, как он мне подмигнул?

– Да.

– Ненавижу все эти подмигивания.

– Знаю. Учти, на этот раз тебе влетит, – предупреждаю я.

– Может, договоримся?

– И думать забудь.


Той же ночью в комнате для допросов родители устроили Рэй взбучку. Два часа подряд они наперебой рассказывали ей о вреде и опасностях развлекательного шпионажа. У мамы с папой прямо дар видеть во всем плохое. Уверяю вас: с тех пор Рэй отлично знает, на что идет.

Стоматологическая война

В конце концов папа бросил все попытки расшифровать мой новый гардероб. Мама, напротив, не сдавалась. После первого потока случайных вопросов вроде «Ты решила меня позлить?», «Я похожа на дуру?» и «Когда ты последний раз была у врача?» она выбрала другую тактику.

Сначала посетовала на мою прежнюю манеру одеваться.

– Двадцать лет ты носила только джинсы и кожу, джинсы и кожу, джинсы и кожу. Я как будто жила с одним из Ангелов Ада, честное слово! А какие словечки из тебя сыпались!

– Ты никогда не говорила, что я похожа на Ангела Ада.

– Сколько раз я молила тебя надеть платье! Помнишь похороны тети Мэри? А теперь ты не вылезаешь из юбок. Я должна знать почему.

– Да просто так, мам. Имидж захотелось сменить.

– Как его зовут? – наконец осведомилась она.

Сколько себя помню, на этот вопрос я всегда отвечала одинаково: «Джон Смит», давая понять, что просто так не сдамся.

– И долго это будет продолжаться?

Тогда я не могла дать точный ответ, но через некоторое время узнала: три месяца.

Пока я успешно морочила голову Дэниелу и родителям, семейная жизнь Спеллманов ознаменовалась еще одним обманом. Я всегда считала себя мастером по части лжи и с великим изумлением узнала, что кое-кто пускается на не менее изощренные уловки, чтобы обдурить меня.

Вообще-то я не привыкла заявляться к Дэвиду без предупреждения, в основном потому, что он велел мне к этому не привыкать. Но однажды я проезжала по его улице, и у меня спустило шину. Была суббота, семь вечера, так что я не особо рассчитывала застать его дома.

Дэвид открывает дверь после третьего звонка. Его улыбка тут же блекнет, как будто он ждал кого-то другого и теперь расстроился.

– Изабелл.

– Надо же, ты меня помнишь! Какая удача!

– Я ведь просил.

– Мне почему-то казалось, что это правило относительно гибкое.

– Иззи, разве я «гибкий» человек?

– Нет, но я проколола шину, так что мне плевать.

– Это правда?

– Машина стоит у дома. Посмотришь?

– Нет. Что тебе надо?

– Ну, как минимум позвонить от тебя в техпомощь, а пока они едут, отдохнуть в твоем шикарном доме.

– У тебя есть мобильный.

– Я оставила его дома, потому что выезжала ненадолго.

Дэвид уходит в коридор, не закрыв дверь, тем самым молча и не слишком вежливо позволяя мне войти.

– Только давай быстрее, Иззи. У меня встреча.

– С кем?

– Я сейчас не готов к допросу.

– Ты никогда не готов.

– Тебе нарисовать схему прохода к телефону?! – спрашивает Дэвид грубее, чем обычно. Я бы сказала, на десять баллов по шкале грубости.

Как только я подхожу к телефону, раздается звонок. Я беру трубку, и Дэвид, подлетев ко мне, выхватывает ее из моих рук.

– Алло, – задыхаясь, говорит он. – Да, я знаю. Ко мне неожиданно приехала сестра, придется ждать техпомощь. Может, перенесем все на полчасика? Хорошо, давай на час. До встречи.

Дэвид отдает мне телефон. Я сверлю его пристальным взглядом, но молчу. Затем делаю несколько звонков, пока Дэвид нетерпеливо прихорашивается перед зеркалом. Я иду к нему в ванную и, разумеется, внимательно изучаю содержимое шкафчика. Обычно я нахожу там модные антивозрастные крема и безжалостно высмеиваю за это Дэвида. На этот раз мне попалась упаковка тампонов, что может значить только одно: у моего братца серьезный роман. Нет, я не тороплюсь с выводами, моя логика основана на прошлых событиях, и я уже начинаю злиться.

Выглядываю из ванной.

– Дэвид, а куда ты идешь?

– На ужин.

– С девушкой?

– С другом.

– Как ее зовут?

– Не твое дело.

– Первый раз слышу такое имя.

– Отстань, Изабелл.

Я показываю ему тампоны.

– Дэвид, меня не проведешь.

Войны на развлекательной слежке Глава III

Несколько недель спустя, после того как Рэй отстранили от работы за «тройку» по математике, она снова сбежала из дома. И вернулась в сопровождении двух полицейских. Отец в пижаме открыл дверь и был страшно изумлен, увидев младшую дочь снаружи, а не внутри.

Офицер Гленн представился и представил своего коллегу офицера Джексона, потом дружески пожал папе руку и сказал:

– Добрый вечер, сэр. Это ваша дочь?

– Зависит от того, что она натворила.

– Мы получили анонимный звонок: некая девушка, похожая по описанию на вашу дочь, следит за разными людьми в районе Полк-стрит. Вскоре мы нашли Эмили на Ноб-Хилл, она преследовала пожилую пару. И хотя это не совсем преступление, мы подумали, что юной леди не стоит заниматься такими вещами среди ночи.

– Деточка, – сказала отец, – нельзя называть полицейским вымышленное имя. Приношу свои извинения за поведение моей дочери, Рэй Спеллман. Вы будете составлять протокол?

– Нет, пока в этом нет необходимости, – ответил офицер Гленн, после чего полицейские отбыли.

Рэй вошла в дом, и отец захлопнул за ней дверь.

– Сколько раз повторять?! – завелся он.

Рэй была в своем репертуаре и ответила на риторический вопрос:

– Тебе сказать точную цифру?

– На улице полным-полно всякого дерьма. Ты это знаешь.

– Поэтому я и следила за стариками!

К счастью, отец не купился на ее логичный довод и зловеще прошептал:

– Ты у меня поплатишься, рыбка.

Потом отправил ее спать.

Когда Рэй проходила мимо комнаты дяди, тот как раз закрыл дверь. Сестра поняла: это он натравил на нее копов, а теперь подслушал их с папой разговор. И хотя наказания ей было не избежать, она торжественно поклялась, что потащит дядю Рэя за собой на дно.

Война в баре

За преследование старичков, чей возраст в сумме равнялся примерно ста шестидесяти годам, Рэй получила грандиозное наказание. Ее заперли дома на три месяца, что само по себе было невероятно, однако весь ужас положения заключался в другом: на это время Рэй полностью запретили слежку. Но, прежде чем погрязнуть в трясине домашней жизни, она решила утопить свое горе в стакане имбирного лимонада.

Пока Майло безуспешно уговаривал мою сестру пойти домой, Дэниел готовил для меня очередное блюдо, придерживаясь весьма либеральных взглядов относительно рецепта.

Он рубил зеленый лук (вместо порея), как вдруг заявил:

– Я подумываю устроить большой ужин.

– Думаешь, стоит? – усомнилась я, прежде чем успел вмешаться мой внутренний цензор.

– Да, будет здорово.

– Кого хочешь позвать?

– Друзей. Может, маму.

«Ого!» – подумала я про себя. Хорошо еще, он не изъявил желания познакомиться с моими предками. Поэтому я смилостивилась и решила как-то его поддержать.

– Вообще звучит заманчиво. Приготовишь энчилады…

– Нет, я хочу сделать что-нибудь вкусненькое.

– Твои энчилады очень вкусные, – сказала я, про себя молясь, чтобы он уступил. Тут зазвонил мой сотовый. Номер показался мне знакомым, но никому из домашних не принадлежал (для меня это определяющий фактор, когда я раздумываю, брать или не брать трубку), так что я ответила.

– Иззи, привет, это Майло. Твоя сестра снова у меня.

– Она же наказана!

– Знаю, я все знаю. Можешь ее забрать?

– Да, скоро буду.

Как только я нажала «отбой», Дэниел спросил меня, кто наказан. Пришлось снова врать: я сказала, что моя сестра опоздала на школьный автобус (никакого автобуса и в помине не было) и, если она не вернется домой до семи вечера, родители ее накажут.

Дэниел попросился ехать со мной – он давно хотел познакомиться с Рэй, но я напомнила ему о соусе, который еще не загустел, и тогда он остался.


Когда я приехала в «Философский клуб», Рэй делилась своим горем с Майло, в котором нашла участливого собеседника.

– Они были совсем старенькие, Майло. И я пошла на Ноб-Хилл. Там проститутки и наркодилеры не водятся.

– Это уж точно.

– Я говорю: «Давайте договоримся». Мама: «Даже не думай!» Вот ведь, а? Договориться всегда можно. Я же никому не причинила вреда!

– Как я понимаю, они за тебя переживали, а не за других.

– Я предложила урезать свои слежки на шестьдесят процентов. Они отказались. Потом на восемьдесят. Понимаешь, восемьдесят! Бесполезно. Хуже всего, что папа запретил мне работать. Теперь мне и жить не на что!

Рэй знает, что я ее слушаю, и нарочно говорит погромче. Но с меня хватит. Я сажусь за стойку и снова допиваю ее лимонад.

– Ты должна быть дома, Рэй.

– Знаю.

– Тогда почему ты здесь?

– По правилам мне нельзя находиться вне школы без присмотра взрослых.

– Ну и?..

– Майло – взрослый.

Я стаскиваю Рэй со стула и волочу к машине. Я уже хорошо постаралась, чтобы ее наказали, поэтому не стану говорить папе с мамой о баре – при условии, что сестрица будет хорошо себя вести.


В тот вечер я попросила Дэниела включить «Напряги извилины» – хотела отвлечь его от разговоров о моей сестре. Мы посмотрели четыре серии подряд. Кульминационной была та, в которой ХАОС создает буквально мыслящего[21] робота по имени Гими,[22] чтобы тот проник в штаб КОНТРОЛЯ и похитил доктора Шотвайра, очень важного ученого, охраняемого Максом. Чувствительный Гими вдруг становится хорошим, спасает жизнь Максу, агенту 99 и доктору Шотвайру, а потом убивает своего создателя. Шеф предлагает Гими стать агентом КОНТРОЛЯ, но тот предпочитает остаться в IBM, чтобы познакомиться с другими умными машинами. Предполагалось, что это будет единственная серия с участием робота, однако он так полюбился зрителям, что его привлекали еще несколько раз.

– Обожаю Гими, – сказал Дэниел.

– Кто не обожает?! – воскликнула я, подумав, что он уже забыл о моей родне. Но я ошиблась.

Дэниел нажал на паузу и заявил:

– Я хочу посмотреть, где ты живешь.

Последовали и другие требования, затем переговоры, в результате которых мы с Дэниелом в два часа ночи прокрались ко мне в комнату по пожарной лестнице. Эти школьные выходки настолько его позабавили, что он даже забыл, что я давно не школьница. Дэниел остался на ночь – на четыре часа, вернее, – и утром я выпроводила его из дома по той же пожарной лестнице.

Нетерпение мамы, как и Дэниела, росло, но я стойко держалась. Мне было трудно играть учительницу, однако со временем я стала понемногу вводить в наше общение привычные для меня слова и одежду, так что в конце концов уже никого не играла, только врала насчет своей семьи и работы.


По выходным во время домашнего ареста Рэй носилась по дому в поисках какой-нибудь отдушины для своей бурной энергии. Наконец мама предложила ей покататься на велосипеде и немного смягчила режим. Рэй покатила прямо к Майло, и на этот раз участливый бармен позвонил моему отцу. Родители обсудили сложившееся положение и нашли из него выход.

Обратите внимание: я не присутствовала при следующем разговоре, но допросила все стороны и считаю собранные улики достоверными.

Когда папа с мамой приехали в «Философский клуб», на улице вовсю лил дождь. Рэй прикрепила велосипед к бамперу маминой «хонды» и залезла на заднее сиденье. Родители обернулись и строго на нее посмотрели. Рэй тут же принялась защищаться.

– Вы хотите, чтобы я бросила свое самое любимое занятие! – запричитала она.

– Не надо разыгрывать трагедию, – остановила ее мама.

– Предупреждаю, я не смогу бросить работу.

– Если мы велим тебе бросить, ты бросишь. Как миленькая.

– Вы глубоко заблуждаетесь.

Мама вопросительно посмотрела на отца. Тот кивнул, и она продолжила:

– У нас для тебя есть дело. Это и интересно, и безопасно. Но ты должна понимать, что мы разрешаем тебе только эту работу, никакую другую. Начнешь самовольничать – будешь сидеть дома до восемнадцати лет. Усекла?

– Усекла. Что за работа?

– Мы хотим, чтобы ты проследила за сестрой, – сказал папа.

– Мы должны знать, с кем она встречается, – добавила мама.

Рэй молчала, пока отец излагал ей правила игры.

– Работа не должна мешать твоей учебе. Дома ты обязана быть вовремя. Не важно, куда поедет Изабелл, в восемь вечера ты приходишь домой.

– Раньше было в девять…

– А теперь нет! – отрезала мама. – Тебе еще интересно?

– Поговорим о деньгах, – предложила Рэй.

Пообещав дочери дополнительный доллар в час за риск и сверхурочные, родители заключили с ней сделку.

Сестра шпионила за мной три дня, прежде чем я ее застукала. Должна сказать, удар по моему самолюбию был ничтожен по сравнению с тем, что пережила мама, когда ей открылась правда. Сперва она просмотрела фотографии и даже отметила, что мой друг – красивый, воспитанный мужчина. Но потом Рэй вручила ей последний снимок.

– Мам, только не волнуйся, – предупредила та.

Оливия вырвала из ее рук фото, на котором был изображен вход в офис Кастильо.

– Он что, стоматолог? – спросила мама.

– Да, – ответила Рэй. – Но очень милый…


Ровно через месяц после Нормального свидания № 1 терпение Дэниела подошло к концу. Он поставил мне ультиматум:

– Я хочу познакомиться с твоей семьей.

– Зачем? Они совершенно неинтересные люди.

– Все равно, я требую встречи с твоими родителями.

– Или?

– Что «или»?

– Ну, невыполнение требований обычно чем-то грозит.

– Конечно.

– И чем? – спросила я, надеясь на ответ в духе «Я больше никогда не приготовлю тебе ужин».

– Если в течение недели ты не познакомишь меня с родителями, мы расстанемся.

– Нет, мы расстанемся, если я познакомлю тебя с родителями.

Дэниел закатил глаза и тяжко вздохнул.

– Твои папа с мамой всю жизнь посвятили прекрасному делу. Разве они могут быть такими чудовищами?

– Ты никогда не видел живого учителя?

– Изабелл, это ультиматум. Познакомь меня с семьей – или между нами все кончено.


Видимо, ультиматумами пахло в воздухе, поскольку на следующий день мама поставила мне второй.

– Милая, если ты в течение недели не познакомишь меня с другом, я выслежу его и представлюсь сама.

Когда я утром спустилась на кухню, Рэй готовила себе привычный воскресный завтрак: оладьи с шоколадными чипсами (при этом шоколада больше, чем самого теста). Папе даже пришлось вырвать пакет чипсов у нее из рук, после чего мама вырвала пакет из рук папы. Рэй протянула мне первую порцию оладий. Я сказала, что не платила за них – так обычно отвечает сестричка на любое щедрое предложение.

– Сегодня я угощаю, – пролепетала Рэй и виновато улыбнулась.

Мама до сих пор ждала ответа на свой ультиматум. И я наконец решилась:

– Можешь с ним встретиться. Но у меня есть условия.

– Слушаю тебя внимательно, – сказала мама.

– Он думает, что я учительница.

– С чего бы это? – удивился папа.

– Я так ему сказала.

– Очень правдоподобно, – съязвил он.

– А что? Я еще могу стать учительницей. Всякое бывает.

– Ты никогда ею не станешь, – заверила меня мама.

– Почему? – обиделась я.

– Может, мы все-таки обсудим предстоящую встречу? – перебил нас отец, и я стала объяснять дальше.

– Я еще не готова сказать ему правду.

– А он знает про нас с папой?

– Нет. И пусть не знает.

На кухню вошел дядя Рэй, голый по пояс. На нем были только голубые джинсы и тапочки.

– Кто-нибудь видел мою рубашку?

В ответ раздалось три «нет», а мама спросила:

– Где она была последний раз?

– Вчера вечером я ее стирал.

– Вспомни каждое свое действие.

– Черт, да я уже битый час вспоминаю свои действия! Кошмар какой-то.

И дядя Рэй ушел.

Мама вернула беседу в нужное русло.

– Когда мы с ним встретимся?

– В пятницу вечером.

– Что нам говорить? – без особого энтузиазма поинтересовался отец.

– Мама, ты учительница математики в седьмых классах. Папа, ты был директором в школьном округе Аламеды, а потом вышел на пенсию.

– Я тоже учительница? – спросила Рэй.

– Нет.

– Почему?

– Потому что ты учишься в девятом классе.

– И что я должна говорить?

– Что ты учишься в девятом классе.

– Никакого вранья?

– Ты учишься в девятом классе! – как можно авторитетней повторила я.

Мама посмотрела в свою чашку и едва слышно пробормотала:

– И почему она нас стесняется?


Позже вечером Рэй постучала в мою дверь.

– Мне нужно темное прошлое, – заявила она.

– Что-что?

– В пятницу встреча с твоим стоматологом. Мне мало учебы в девятом классе. Давай скажем, что я сидела на героине, однако полгода назад бросила и теперь все нормально.

– Это не смешно.

– Конечно, не смешно! – ответила Рэй. – Мне было трудно как никогда. Но теперь я принимаю наркотики только раз в день.

Я схватила сестру за ворот и прижала к двери, твердо решив выбить из нее всю дурь. Говорила я медленно и с чувством:

– Твой отец – директор школы на пенсии. Мать – учитель математики. Я – заместитель. Конец истории.

– Да поняла я! – прохрипела Рэй.

Я вышвырнула ее в коридор и напомнила, что в случае чего месть моя будет страшна. Конечно, я сознавала, что сестрица вряд ли сможет взять себя в руки, и начала готовиться к самому ужасному вечеру в своей жизни.


Мы с Петрой встретились на следующий день. Я вкратце обрисовала свое положение, надеясь на дружеское сочувствие.

– Надо было раньше ему все рассказать, – упрекнула меня Петра.

– Я жду подходящего случая.

– Тогда тебе нужна машина времени.

– Очень смешно.

– Ты так возишься с этим парнем.

– Он мне нравится. Честно.

– Почему? Влюбиться в красивого врача – уж слишком банально, не находишь?

Об этом я уже думала и без колебаний ответила:

– Он – моя полная противоположность.

– Гватемалец с медицинским образованием? И правда, – ехидно заметила Петра.

– Нет, он начитанный, загорелый и знает два языка.

– У вас хоть что-нибудь общее есть?

– Полно всего, между прочим.

– Например?

– «Напряги извилины». Он настоящий фанат, каждую серию смотрел по три раза.

– Сдается мне, сериал тридцатипятилетней давности не может быть основой здоровых отношений.

– Для наших с тобой был.

– Что еще?

– У него все серии на ди-ви-ди. Пиратский сборник.

– И?..

– Это сто тридцать восемь серий.

– Повторяю вопрос: кроме сериала, что у вас общего?

– Мы оба любим пить пиво на крыше.

– А кто не любит? – невозмутимо ответила Петра. – Факт остается фактом: он стоматолог, а это убьет твою маму. Так что весь ваш роман похож на подростковый бунт, понимаешь?

– Нет. – Но я понимала.

Она сняла пиджак и стала собирать бильярдные шары. На ее бицепсе я заметила большую повязку.

– Что с тобой случилось?

– Да ничего, просто свела татуировку, – непринужденно ответила Петра.

– Нет, только не Паффа! – охнула я, уже глубоко скорбя.

Как-то в туманную ночь, после девяти рюмок виски, Петре накололи симпатичного дракончика. Она хотела огнедышащего дракона – самого злобного и грозного на свете, – но утром с плеча ей улыбнулся милашка Пафф. Днем моя подруга пошла в тату-салон и заплетающимся с похмелья языком потребовала объяснений. Владелец салона хорошо запомнил Петру: она трижды пыталась заказать ему картошку фри и сама нарисовала будущую татуировку.

Он показал ей салфетку с улыбчивой мордочкой Паффа и инициалами Петры. Моя пристыженная подруга поняла, что спьяну нарисовала черт знает что, и молча покинула салон. С тех пор Пафф рос вместе с ней, и о нем обычно говорили с любовью, как о дальнем родственнике или давно погибшем питомце.

– Я буду по нему скучать, – сказала я.

– Ну а я нет. Он напоминал мне о худшем похмелье в моей жизни.

– Давным-давно я спрашивала, хочешь ли ты его свести, и ты сказала «нет».

– Что, девушке уже и передумать нельзя?

– Раньше ты не передумывала.

Петра разбила пирамиду, не положив в лузу ни одного шара. Я закатила два.

– Ты с кем-то встречаешься?

– Нет, – не шибко убедительно ответила та.

– Точно?

– Иззи, мы в бильярд играем или что?

Стоматологическая война, Рубашечная война (и погоня № 1)

Я встречаю Дэниела на улице, когда он поднимается к дому № 1799 по Клэй-стрит.

– Что бы сегодня ни произошло, ты не должен меня бросать, – предупреждаю я.

– Да не волнуйся, все будет хорошо.

– Обещай.

Дэниел целует меня и говорит, что сегодня точно не бросит, но через двадцать четыре часа мораторий закончится. Он шутит. Я – нет.

Мы заходим в дом, и на нас ниспускаются родители. Я пользуюсь короткой фазой приветствия для того, чтобы на минуту покинуть Дэниела и налить виски, который скоро ему понадобится. Мама приглашает его в гостиную, пока я наполняю два стакана двойными порциями алкоголя. А вдруг встреча действительно пройдет ужасно? Тогда мне понадобятся улики против родителей. Я залетаю в контору, хватаю со стола миниатюрный диктофон и возвращаюсь к остальным в гостиную.

Чтобы вспомнить события того вечера, диктофон мне не нужен. Они ясно отпечатались в моей памяти.

Я вручаю Дэниелу стакан со словами:

– Держи, пригодится.

Мама, пропустив мои слова мимо ушей, лопочет:

– Мы так рады, что наконец-то познакомились с вами, Дэниел! Или лучше называть вас «доктор»?

– Нет. «Дэниел» в самый раз, миссис Спеллман.

– Прошу, зовите меня Ливи. Для всех я Ливи.

– Не для меня, – напоминаю я.

– Изабелл, успокойся, – говорит Дэниел.

– О, спасибо за поддержку! – восклицает мама, почти усмехаясь. – Итак, скажите, вы родом из Калифорнии?

– Нет. Я из Гватемалы. Мы с семьей переехали сюда, когда мне было девять.

– Где живут ваши родители?

– В Сан-Хосе.

– Они тоже Кастильо?

Вот, пожалуйста, не прошло и минуты, а мама уже начала дознание.

– Не отвечай, – предупреждаю я, словно адвокат на суде.

Дэниел меня не слышит.

– Да, у них та же фамилия.

– И пишется так же?

– Конечно. – Брови Дэниела удивленно поднимаются, растет и его подозрение.

– Чудно! – вступает отец.

Когда в комнату входит Рэй, я даже рада ее видеть, что говорит о необычайном упадке моего духа. Она подбегает к Дэниелу и протягивает руку:

– Привет. Я – Рэй, сестра Иззи. Лучше звать вас доктор Кастильо?

– Приятно познакомиться, Рэй. Зови меня просто Дэниел. – Он улыбается, клюнув на ее милое школьное приветствие.

В гостиную с грохотом вламывается дядя Рэй, еще на лестнице проорав:

– Детка, я получил твою записку!

Рано или поздно это должно было случиться, но я всей душой надеялась, что не сегодня.

Дядя дает отцу свернутую бумажку.

– Глянь-ка, Ал. – Затем обращается к Рэй: – Вздумала меня провести? Ничего не выйдет!

Я внимательно наблюдаю за отцом, пока он разворачивает записку и прилагает нечеловеческие усилия, чтобы подавить смех.

Проявляя недюжинные актерские способности, Рэй отвечает дяде:

– Не понимаю, о чем ты.

– Учти, ты у меня поплатишься! – угрожает дядя Рэй так злобно, что даже мне становится страшно.

Мама, видимо, решает не уделять внимания назревающему конфликту, который кажется еще более абсурдным на фоне ее допроса.

– Дэниел, а сколько вам лет?

– Не твое дело, – вмешиваюсь я.

– Ничего страшного, Иззи. Мне тридцать семь.

Я горько вздыхаю.

– Хороший возраст, – говорит мама. – То есть вы родились… в каком… в 1970-м?

– Мама! – шиплю я.

– А когда у вас день рождения?

– Дэниел, молчи, прошу тебя.

– Пятнадцатого февраля, – растерянно отвечает тот, не зная, кто из нас ведет себя глупее.

– Я же просила молчать! – разочарованно говорю я.

– Изабелл, успокойся. – Мама подытоживает: – Итак, пятнадцатое февраля 1970-го. Знаете, я всегда стараюсь запоминать дни рождения!

Тем временем отец пытается уладить конфликт между дочерью и братом.

– Рэй, отдай дяде рубашку, – просит он, передав мне записку.

– С чего ты взял, что это я? – противится сестра.

– По записке, милая.

Я разворачиваю листок, и Дэниел заглядывает мне через плечо. На бумагу наклеены вырезанные из газет буквы:

«Твоя рубашка у меня. Если хочешь ее увидеть, делай, что я велю».

Рэй настаивает на своем: «Кто угодно мог это написать».

– Ты отдашь чертову рубашку или нет?! – кричу я, сверля Рэй самым грозным взглядом.

– Если надо, снимите отпечатки пальцев, – уверенно отвечает сестра и подходит к Дэниелу, чтобы закончить свою речь. – Они меня подозревают, потому что я пару лет сидела на игле. Полгода не употребляю, но доверие еще нужно завоевать, сами понимаете.

Этого я ожидала и, честно говоря, не слишком волновалась.

Затем к Дэниелу с виноватым видом подошел дядя Рэй.

– Простите, что прерываю. Я – Рэй, дядя Иззи.

– Ого, сразу двое Рэй. Так и запутаться можно.

– Ее назвали в честь меня. Когда Оливия забеременела, я умирал от рака. Все думали, что я не выживу, поэтому дали козявке мое имя.

– А потом он не умер, хотя должен был, – пояснила Рэй таким тоном, словно сообщила развязку закрученного детектива.

– Рэй, пять баксов, чтобы ты свалила, – предлагаю я.

– Десять, и договорились.

Деньги переходят из рук в руки, и я осознаю, что надо побыстрее сматываться, не то будет поздно.

– Рада нашему знакомству, Дэниел. Вы меня приятно удивили, – прощается Рэй и убегает из комнаты.

Дядя не отстает от нее ни на шаг:

– От меня не уйдешь, детка!

Я пытаюсь объяснить Дэниелу ситуацию:

– Между ними иногда возникают небольшие прения…

– Точнее сказать, у них война, – перебивает мама. С ее лица не сходит ужасная улыбка.

– Так вы стоматолог? – любезно спрашивает отец.

– Да, – весело отвечает Дэниел.

– Ну и как оно?

– Мне нравится. У меня и отец был зубной врач, и дедушка. Так что это своего рода семейное дело.

– Как мило, – упавшим голосом говорит мама.

– А вы давно работаете учителями? – интересуется Дэниел.

– Лет двадцать.

– Должно быть, вы очень любите детей.

– Не слишком.

– Нам пора! – вмешиваюсь я, почувствовав, что атмосфера накаляется.

– Видите ли, мы пошли работать не по призванию, – зловещим шепотом продолжает отец, – поэтому совсем не любим детей.

– Ну, мы пошли! – говорю я. Увы, слишком поздно.

– Вам, должно быть, нелегко удержаться от наркотиков, – заявляет мама. Дружелюбной улыбки на ее лице как не бывало.

– Простите? – Дэниел тоже больше не улыбается.

– Ну, у таких, как вы, чаще всего бывают с этим проблемы.

Я беру его за руку, но он уже встает и без моей помощи.

– Не берусь говорить за всех «нас», но у меня никогда не было проблем с наркотиками.

– Она просто неправильно выразилась, – пытаюсь я оправдаться.

– Очень рада слышать, что Дэниел не преступник, – говорит мама.

– Нет, это невероятно! – восклицает он.

– Мы уже опаздываем, – лепечу я.

– Было приятно с вами познакомиться, Дэниел, – прощается папа, по-прежнему улыбаясь.

– Приходите в гости! – добавляет мама тоном, каким уместнее произнести «До встречи в аду».

Дэниел выходит. Я поворачиваюсь к родителям, обиженная:

– Вы сказали, что будете хорошо себя вести!

– Приятно отдохнуть, дорогая! – кричит папа мне в спину, когда я уже бегу за Дэниелом.

– Я предупреждала, что они странные, – начинаю я в надежде хоть на каплю сочувствия. Они меня всю жизнь воспитывали, а Дэниелу пришлось терпеть только десять минут!

– Извини, Изабелл, давай поужинаем как-нибудь в другой раз?

Он садится в машину и заводит двигатель. Я уже почти отпускаю его, подумав, что моя семейка все равно не даст нам покоя. А потом запрыгиваю в «бьюик».

«БМВ» Дэниела я догоняю на Ван-Несс-авеню. Еду за ним два квартала, как вдруг звонит мобильный.

– Изабелл, это ты едешь сзади?

– Дэниел, прошу тебя, остановись. – Он только ускоряется. – Нет, нажми на левую педаль, а не на правую.

– Я умею водить.

– Я все объясню. Прошу тебя, дай мне пять минут. Ну максимум пятнадцать-двадцать.

Дэниел резко сворачивает на Калифорния-стрит.

– Предупреждаю, ты от меня не уйдешь.

– Почему? Машина у меня лучше.

– Уж поверь. Ничего не выйдет.

Он бросает трубку и, разогнавшись, пролетает на желтый свет. Я пролетаю на красный. Мне хочется перезвонить ему и объяснить, что это бессмысленно. Дэниел – законопослушный гражданин, он не нарушает правил дорожного движения. А я плевать на них хотела, поэтому в любом случае его догоню.

Дэниел кружит по городу, двигаясь в разных направлениях на скорости 35 м/ч или чуть меньше. Я стараюсь держаться на виду, но и не слишком близко, чтобы не спугнуть. У меня в голове бьется единственная мысль: нельзя его упустить!

Он спускается по Гоу-стрит к заливу, сворачивает налево и едет до Филмор, где резко уходит направо. Немного набирает скорость, не нарушая правил, и въезжает на мост Голден-Гейт. Потом замечает меня в зеркале заднего вида и от досады качает головой. Наконец Дэниел включает поворотник и притормаживает, подыскивая место для остановки. Погоня вот-вот завершится.

Он выходит из машины и ждет, пока я припаркуюсь.

– Ты что, решила меня убить? – спрашивает он, подходя к моему «бьюику».

Да уж, высокого он мнения о самой медленной погоне в истории человечества!

– Дэниел, ты все неправильно понял.

– Неужели? Ты встречаешься с каким-то «испашкой», чтобы насолить родителям.

– Так и знала. Ты действительно ничего не понял.

– Ты свою мать слышала? Она сказала «такие, как вы».

– Да. То есть стоматологи. Моя мама не выносит стоматологов.

– Многие не любят ходить к врачу, но они не ненавидят нас как людей!

– Дэниел, это очень длинная история, а мне и так слишком много нужно тебе рассказать, поэтому давай не будем на ней зацикливаться. Имей в виду, что сегодня ты слышал много неправды.

– Это в самом деле твои родители?

– Да.

– Плохо.

– Я не учитель. И мама с папой тоже.

– Наконец-то хорошие новости.

– Они частные детективы. И я. Это семейное дело. Когда мы с тобой познакомились, я шпионила за твоим партнером по теннису, Джейком Питерсом. Его жена решила, что он голубой, а ты его любовник.

– Бред!

– Да, знаю. Меня очень удивил твой второй матч, и я дождалась тебя в баре. Правду я не сказала, потому что это звучало бы слишком странно. Ты бы начал меня расспрашивать, а сведения все конфиденциальные.

– Ты сказала, что работаешь учителем.

– Да.

– Почему?

– Потому что это нормально! Я хотела ненадолго притвориться, посмотреть, как живут обычные люди, и все такое. А потом просто не нашла подходящего случая тебе обо всем рассказать. Нужно было сделать это до встречи с семьей.

Дэниел смотрит на меня как на предателя. Я уже несколько раз видела это выражение на лицах родителей. Удивительно, что чувства разных людей имеют почти фотографическое сходство.

– Сейчас я поеду домой, – говорит он. – Не хочу, чтобы ты меня преследовала. Я спокойно сяду в машину и уеду. Можно?

– Да, – бормочу я и провожаю взглядом его автомобиль, твердо решив: я верну Дэниела. Во что бы то ни стало.

Только сперва кое-кому отомщу.


После бессонной ночи я наливаю себе кофе, иду в контору и сообщаю родителям новость:

– Я ухожу.

– Куда уходишь, дорогая? – спрашивает мама.

– Из агентства. Я больше с вами не работаю.

– Ты не можешь просто так уйти, – говорит папа.

– Еще как могу.

– Нет, не можешь. Спроси маму.

– Твой отец прав. Это не так просто.

– Я просто не буду приходить, и все.

– Тогда мы не будем тебе платить.

– Хорошо.

– Хорошо.

– Отлично, – говорит мама. – Только рано или поздно тебе понадобится работа, а другой у тебя никогда не было. Без рекомендательного письма не обойтись.

– В каком смысле?

– Да, в каком смысле? – переспрашивает отец.

– Расследуй последнее дело и можешь уходить. Я напишу тебе рекомендации и все, что потребуется.

– Последнее дело, значит?

– Да. Потом ты свободна, – подтверждает мама. Свободна. Какое чудесное слово! Я двенадцать лет работала на семью и теперь смогу узнать, какова жизнь снаружи.

Родители словно все рассчитали…

Часть III Мирные переговоры

Последнее дело

Мама с папой взяли сутки на обсуждение моей новой и последней работы. Думаю, они всю ночь просидели над разными материалами, придумывая мне самое невыполнимое задание – дело, которое надолго удержит меня в их руках. Я готовилась к худшему, но такого ожидать не могла.

В девять утра я пришла в контору. Мама передала мне толстую папку с документами, пожелтевшую от старости и заляпанную кофе. Затем вкратце описала задание:

– 18 июля 1995-го, во время туристического похода на озеро Тахо пропал Эндрю Сноу. Он жил в лагере вместе с братом, Мартином Сноу. Мальчики выросли в Милл-Валли, Калифорния. Их родителей зовут Джозеф и Абигейл Сноу. В течение месяца полиция искала Эндрю, но безрезультатно. В его поведении также не было ничего, что могло объяснить исчезновение. Он буквально испарился. Мы получили это дело двенадцать лет назад, работали над ним год, пока у клиентов не кончились деньги, и потом поднимали еще пару раз. В 1997-м, проверив и перепроверив все имеющиеся данные, мы окончательно его закрыли.

– Вы поручаете мне дело о мальчике, пропавшем без вести двенадцать лет назад?!

– Ну да. Может, мы что-то упустили из виду, не перевернули какие-то камни, – непринужденно сказал отец.

– Вы же прекрасно знаете, что этих камней бывает бесконечно много.

– И?..

– Вы даете мне невыполнимое задание.

– То есть ты отказываешься? – спросила мама.

Мне стоило отказаться, но я этого не сделала. Решила, что, если найду хоть какой-нибудь новый след, взятки с меня будут гладки и я смогу спокойно уйти. Разумеется, я даже не надеялась раскрыть дело – как, впрочем, и родители. Зато в моих силах было навсегда его закрыть.

– Беру два месяца, – сказала я. – Потом ухожу.

– Четыре месяца, – заявила мама.

Как вы поняли, я и раньше с ней «договаривалась». Она еще хуже, чем Рэй. Пришлось уступить.

– Три месяца, – отрезала я. – Это мое последнее предложение.

Узнав о семейном расколе, Рэй нестерпимо захотела поделиться своими соображениями с Майло, моим барменом. Когда она вошла в «Философский клуб» сразу после открытия, он только покачал головой:

– Рэй, сегодня мне не нужны неприятности.

Сестра заняла высокий стул по центру стойки и заказала Майло двойное виски со льдом и без воды. Тот налил ей имбирного лимонада. Сестричка протянула деньги, но Майло не взял.

Он поднял телефонную трубку и спросил:

– Сама позвонишь сестре или мне это сделать?

– У меня была очень тяжелая неделя, Майло. Можно я недолго посижу?

Рэй глотнула содовой и скорчила гримасу, как будто выпила что-то крепкое.

Майло снова покачал головой и набрал мой номер.

– Значит, звонить буду я.

* * *
Как всегда, я застала сестру посреди ее пламенной речи:

– Мне и так старый крыс Рэй жить мешает, а теперь еще Иззи вздумала уволиться! Это катастрофа, Майло. Катастрофа. Я останусь совсем одна. И что прикажешь делать? Не могу я в одиночку управлять целым агентством. Кто будет покупать скрепки и файлы? Знаешь, сколько нам нужно файлов? А бухгалтерией кто станет заниматься? Я не хочу. Это так скучно. И кстати, кто будет водить фургон? Кто, я спрашиваю? Конечно, когда родители состарятся, у меня уже будут права… Но все-таки кто будет делать всю скучную работу? Если нужда заставит, я справлюсь, но…

– Иззи, ты как раз вовремя, – сказал Майло, улыбнувшись, чтобы скрыть раздражение.

– Это мой бар, Рэй. Хватит сюда приходить.

– У нас свободная страна.

– Не такая уж и свободная. У Майло могут быть из-за тебя неприятности.

– Я пью имбирный лимонад.

– Не важно.

– Как ты можешь, Иззи?

– Что?

– Увольняться?

– Понимаешь, нормальные люди не шпионят друг за другом. Нормальные люди не узнают кредитную историю своих друзей. Нормальные люди не подозревают каждого встречного. Они не такие, как мы.

– Да что с тобой стряслось?

– Я прозрела, вот и все.

– Что ж, надеюсь, со мной такое никогда не произойдет, – сказала она.

Я схватила ее за шиворот и потащила к выходу. Рэй молчала всю дорогу домой, побив свой прежний рекорд на тринадцать минут.

Пропавшие без вести

Такие дела – редкость в нашей работе. Обычно ими занимается полиция: у них есть необходимое оборудование, рабочая сила и законное право досконально проверять все сведения. Однако полиция не может расследовать дело вечно, поэтому, когда оно закрыто, семьи пропавших часто обращаются за помощью к частным детективам, ведь пока ведутся поиски, надежда еще есть.

Сколько бы горя и боли ни причиняла смерть, она позволяет родственникам погибшего поплакать и жить дальше. Учитывая достижения судебной науки, тело практически всегда указывает на убийцу – будь то человек, природа или чья-то оплошность. Когда же трупа нет, искать разгадку можно до бесконечности, особенно если у детектива нет сколько-нибудь явных зацепок. Казалось бы, люди не должны просто так исчезать, но, судя по фотографиям на молочных коробках, они пропадают каждый день.

Я позвонила Абигейл Сноу, матери Эндрю, и назначила на завтра встречу. Я понимала, что это даст старушке ложную надежду, но убедила себя, что другого выхода просто нет.

После встречи с родителями у меня было только два желания: 1) вернуть Дэниела; 2) проработать дело Сноу.


Через неделю после Погони № 1 я постучала Дэниелу в окно. Было примерно десять вечера, и, постучав, я вдруг осознала, что забыла подготовить речь.

Дэниел открыл окно и сказал:

– Нет.

– Может, в Гватемале так принято здороваться, но мы обычно говорим «привет», «рад тебя видеть» или даже «вот это да!».

– Думаешь, твои остроты сейчас уместны?

– Я уже пыталась просить прощения, это не помогло.

– Изабелл, у меня есть дверь.

– Даже три двери.

– И?..

– Пройти через три двери или через одно окно – что проще?

– Мне плевать, что проще. В следующий раз сделай одолжение – позвони в дверь.

– То есть следующий раз будет?

– Я просто так выразился.

– Можно мне зайти на минутку? Ради такого случая я даже спущусь.

– Изабелл, я не хочу тебя видеть.

– Но мне еще столько нужно объяснить.

– Что я сказал?

– Ты сказал, что не хочешь меня видеть. Я тебя слышала.

– И что это значит?

– То, что ты сказал?

– Да.

– Что ты не хочешь меня видеть.

– Правильно.

– А можно спросить почему?

– Поверить не могу! Неужели я еще с тобой разговариваю?

– Мне ответить на твой риторический вопрос?

– Изабелл, я зол.

– Понимаю. Просто хочу узнать, что именно тебя разозлило, и попытаться это исправить.

– Ты мне врала. Во всем.

– Не во всем.

– Спокойной ночи, Изабелл, – сказал Дэниел и закрыл окно.

Выкуп

На следующее утро моя сестра проснулась ровно в 6.30. Наступил первый день ее зимних каникул, а значит, закончилось трехмесячное наказание (правда, во время этого наказания Рэй разрешалось шпионить – за мной). Прошло две недели с тех пор, как дядя получил таинственную записку. Две недели сестричка разрабатывала план нападения.

Она встала, почистила зубы, умылась, натянула джинсы, одну футболку с длинными рукавами и одну с короткими (белую и красную соответственно), пять раз провела гребнем по волосам, взяла телефон, накрыла микрофон тряпкой и позвонила.

Дядя Рэй, любитель поспать до обеда, ответил после четвертого гудка.

– Алло.

– Слушай меня внимательно, – сказал менее звонкий, чем обычно, голосок. – Если хоть на шаг отойдешь от моих указаний, можешь попрощаться с рубашкой. Усек?

Упоминание счастливой рубашки тут же рассеяло остатки сонного тумана, в котором еще пребывал дядя Рэй. Он не видел ее уже две недели, и это успел почувствовать весь дом. Дядя ударился ногой об косяк – потому что на нем не было любимой рубашки. Он получил штраф за стоянку в неположенном месте, пролил стакан воды, набрал два фунта, полицейские вломились на его последний покер – всему этому была причиной похищенная рубашка.

– Я все расскажу Альберту, – пригрозил дядя.

– И больше никогда ее не увидишь.

Рэй угодил в западню и понял это.

– Чего тебе надо? – вяло пробормотал он.

– Садись в автобус и поезжай в банк «Уэллс Фарго» на Монтгомери и Маркет-стрит. Сними со счета сотню баксов.

– Знаешь, это вымогательство.

– У тебя сорок пять минут.

Сорок пять минут
Согласно указаниям, Рэй вошел в банк «Уэллс Фарго» и снял со своего счета сто долларов. На улице к нему подъехал мальчик на скейтборде.

– Дядя Рэй? – спросил он.

Дядя тут же развернулся в поисках племянницы, но ее нигде не было. Он злобно покосился на подростка:

– Чего тебе?

Тот дал ему мобильный.

– Вам звонят.

Рэй взял телефон, и мальчик уехал.

– Алло.

– Ровно в восемь пятнадцать будь у телефонной будки на Рыбацкой пристани, возле Музея восковых фигур.

– Когда я получу рубашку?

– У тебя двадцать пять минут. Избавься от телефона.

Дядя выбросил мобильный в урну, ничуть не сомневаясь, что за ним следят. Он поймал такси и подъехал к музею раньше времени. Немного подождал у будки, пока не заметил девушку, которая шла к автомату и рылась в сумочке явно в поисках мелочи. Тогда дядя Рэй зашел внутрь, взял трубку и притворился, что разговаривает. На самом деле он изрыгал поток бессвязных ругательств. Наконец телефон зазвонил.

– Да! – сказал Рэй самым грубым тоном, на какой был способен.

– Купи билет в музей и погуляй там, – распорядился уже более узнаваемый голос.

– Да это же тринадцать баксов! – воспротивился дядя, который не пошел бы в Музей восковых фигур и задаром, даже если бы там угощали выпивкой.

– Думаю, ты уже сойдешь за пенсионера. А это всего десять долларов и пятьдесят центов.

– Что, если я не пойду?

– Сброшу твою рубашку с моста. Прямо сейчас.

– Да что я тебе такого сделал?

– Перечислить?

– Ладно, иду.

Дело Сноу

Когда дядя Рэй собрался с силами и зашел в музей, я постучала в дверь Джозефа и Абигейл Сноу на Миртл-авеню в округе Мэрин. Миссис Сноу открыла дверь, и меня захлестнула волна крепкого аромата. Позже выяснилось, что пахло попурри, но в ту минуту слишком много других раздражителей атаковало мой мозг, поэтому я даже не задумалась об источнике запаха.

Абигейл Сноу было около шестидесяти. На ней красовалось старомодное платье с цветочным узором, будто из сериала 50-х. Ее прическа тоже застряла в далеком прошлом, а заодно и в добром баллончике лака для волос. Ростом Абигейл была примерно пять с половиной футов, телосложения скорее крепкого, чем пухлого, отчего казалась высокой и даже грозной. Платье ей не шло, зато было идеально выстирано и отглажено. Все в доме походило на саму миссис Сноу: безвкусно, но идеально чисто.

По резиновым половичкам я прошла в гостиную, которая представляла собой прямо-таки видение в белом. Все здесь было белоснежное, кроме мебели вишневого дерева и коллекции декоративных тарелочек. Никогда в жизни я не видела столько кружевных салфеток в одном месте. На стенах почти не было фотографий, только две над камином. По мальчикам с идеальной детской внешностью – галстуки-бабочки, чистая кожа, натянутые улыбки – ничего нельзя было сказать о том, какими они вырастут. Мне даже представилось, что Абигейл так и хотела заморозить их во времени, как весь свой дом.

Хозяйка строго меня осмотрела и только потом предложила сесть на белый диван, покрытый полиэтиленом. Я недавно перестала строить из себя учительницу и была в джинсах, кожаных ботинках и потертом бушлате, который купила в армейском магазине. Я думала, что выгляжу вполне прилично, Но Абигейл явно была иного мнения.

– Надо же, – сказала она. – Девочки сегодня одеваются совсем как мальчики.

– Ага. Правда, здорово? – ответила я, уже решив, что хозяйка мне совсем не нравится.

– Хотите чаю? – спросила Абигейл, не желая обсуждать преимущества мужской одежды.

Так как я избегала родительской кухни (вернее, самих родителей) и умирала от голода, то тут же согласилась. Сидя на скрипучем белом диване, я старалась не двигаться: боялась, что, если поставлю ногу на открытый ковер, меня тут же вышвырнут из дома и ничего не расскажут. Несколько раз я напоминала себе, что надо разговаривать вежливо, но через пару минут забыла об этом.

Хозяйка вернулась из кухни с сияющим серебряным подносом, на котором стояли две чашки, чайник, сливки с сахаром и тарелка ванильного печенья. Абигейл спросила, как я люблю пить чай, и я ответила, что со сливками и сахаром (хотя на самом деле предпочитаю, чтобы мой чай был кофе). Она смешала слабенький напиток.

– Печенье? – спросила миссис Сноу, протягивая мне серебряные щипцы.

Ванильное печенье располагалось на тарелке полукругом, словно упавшие фишки домино. Я схватила одно из центра, зная, как это разозлит Абигейл. Ничего не могла с собой поделать – когда встречаю таких властных людей, мне сразу хочется поднять бунт.

Миссис Сноу еще раз показала мне щипцы и молвила:

– Дорогая, они предназначены специально для этого.

Я извинилась и разломила печенье на две части. Выела крем из середины, а половинки макнула в чай. Абигейл нахмурилась.

– Должно быть, вы не понимаете, зачем я приехала, – сказала я.

– Вы правы, не совсем понимаю. Последний раз я беседовала с вашей матушкой лет десять назад.

– Иногда мы поднимаем старые дела. Свежим взглядом можно увидеть много нового.

Миссис Сноу передвинула печенье на тарелке, вновь заполнив середину.

– Мисс Спеллман, не нужно делать это ради меня или нашей семьи. Моего сына больше нет. Я с этим смирилась.

– Обычно люди хотят знать ответы.

– Я получила все ответы. Эндрю теперь в другом, лучшем месте.

Тут уж не поспоришь. Любое место лучше, чем этот стерильный дом. Я взяла руками еще одно печенье из середины тарелки, просто чтобы испытать хозяйкино терпение.

– Дорогая, нужно брать печенье щипцами и с краю.

– Простите, – вежливо ответила я. – Должно быть, я пропустила уроки по поеданию печенья в школе этикета.

– Полагаю, вы пропустили не только их, – сказала она.

Странно, это оскорбление прозвучало из ее уст столь естественно, как будто с чужими людьми так и принято разговаривать. Я бы с удовольствием помучила миссис Сноу остроумными репликами о современных приличиях, но о работе забывать было нельзя.

– Понимаю, как вам трудно, миссис Сноу, и даже представить не могу, что вы пережили, – продолжала я самым проникновенным голосом, – но я буду вам очень признательна, если вы ответите на несколько моих вопросов.

– Ну не зря же вы ехали. На несколько вопросов я отвечу.

– Спасибо. Можно узнать, где мистер Сноу?

– Он играет в гольф.

– Мне бы хотелось поговорить и с ним.

– Зачем? – спросила она.

Я услышала в ее тоне раздражение.

– Разные люди видят ситуацию по-разному, – ответила я. – Иногда один человек помнит то, что не помнит другой.

– Уверяю, наши с мужем воспоминания совершенно одинаковы.

– Как удобно, – сказала я, ожидая как минимум удара молнии в ответ. Было в этой женщине нечто ужасающее. Не могу выразить это словами, но во мне сразу проснулось подозрение.

– Это все, мисс Спеллман? – Абигейл смахнула крошки от печенья поближе к моей чашке.

– Кем стал Мартин?

– Мартин?

– Да, ваш второй сын.

– Он адвокат в какой-то природоохранной организации, – сказала миссис Сноу, закатив глаза.

– Вы, наверное, гордитесь им, – предположила я, чтобы поглубже воткнуть нож.

– Мы столько денег потратили на его образование! И зачем? Чтобы он устроился на такую низкооплачиваемую работу? Если бы я знала, что сто тысяч долларов уйдет на спасение деревьев, то заставила бы его взять студенческий кредит.

– Можно его адрес и телефон?

– Вы хотите с ним поговорить?

– Если не возражаете.

– Это его дело, – ответила Абигейл. – Мартин уже взрослый.

Ее фальшивая улыбка заметно поблекла. Она быстро подвела нашу беседу к концу, и мне пришлось буквально вытягивать из нее остатки сведений. Я взяла еще одно печенье из центра, хотя и щипцами.

– Ой! – воскликнула я, кинув его обратно. – Совсем забыла!

Потом схватила руками печенье с краю и вернула щипцы миссис Сноу.

– Должно быть, вы были трудным ребенком.

– Даже не представляете каким! – То ли печенье на пустой желудок смешалось с душным запахом попурри, то ли нрав хозяйки мне пришелся не по вкусу, но меня вдруг замутило. Пора было заканчивать интервью. – А ваши сыновья часто ходили вместе в поход?

– Не слишком, но иногда ходили.

– Вдвоем или с друзьями?

– Обычно с Грегом.

– Грег Ларсон. Я видела это имя в материалах следствия. Но в тот день его не было на озере, верно?

– Нет, в те выходные он не поехал.

– А во все остальные ездил?

– Наверное. Я не особо следила.

– Вы не подскажете, как мне связаться с Грегом Ларсоном?

– У меня нет его номера, но он шериф округа Мэрин.

– Шериф?

– Да. – Миссис Сноу встала. – Что ж, если это все, то я, пожалуй, примусь за уборку.

Я оглядела комнату и не увидела ни пылинки – видно, у миссис Сноу уже галлюцинации. Но тут мне стало так нехорошо, что я заторопилась на улицу.

Выкуп. Продолжение
Когда я ехала по мосту обратно в город, дядя Рэй сидел на скамейке в центре Музея восковых фигур, рядом с Тайной вечерей. Красочная религиозная экспозиция ничуть его не трогала. Дядя глубоко, медитативно дышал и читал спортивную газету, периодически напоминая себе, что скоро этот кошмар закончится и он получит рубашку.

К нему подошел очередной подросток и передал записку:

«Будка на пересечении Оушен и Хайд. Десять минут».

Рэй, пыхтя, пробежал все три квартала до телефона-автомата.

– Между прочим, у меня есть мобильный! – заорал он в трубку.

– А я люблю разнообразие. Лови такси…

– Я голоден! Я даже не позавтракал. У меня сахар в крови понижается, – проявил смекалку дядя.

– И что ты хочешь?

– Я бы с удовольствием съел суп из моллюсков в хлебной миске.

– Можешь поесть супа, но к часу тебе надо быть возле бассейна «Сатро-Бас», – ответил голос, который все больше и больше походил на голос четырнадцатилетней девочки.

– Пожалуйста, давай в час тридцать. Мне вредно торопить пищеварение.

Голос немного помедлил, прежде чем ответить. Нельзя быть слишком жесткой – рискуешь потерять авторитет и уважение. Пауза была достаточно длинной, чтобы дать понять: остальные просьбы останутся без ответа.

– Хорошо, полвторого. Не опаздывай.

Дядя Рэй съел сливочную похлебку с моллюсками в миске из хлеба и удивился, почему не делал этого чаще – в смысле, не ел похлебку, а не бегал от автомата к автомату по приказу девочки-подростка. Потом мимо прошла группа хохочущих туристов, несколько ссорящихся парочек, в пасмурном небе засияли прожекторы, загрохотала музыка, и Рэй вспомнил, почему избегает этого места, хотя здесь и подают его любимейшее блюдо из пяти.

Он запрыгнул в такси и приехал к разрушенному бассейну в час, то есть за полчаса до назначенного времени. Сел на лавку и полюбовался видом, потирая руки, чтобы согреться. Дядя Рэй даже подумывал плюнуть на рубашку. Неужели эта старая поношенная тряпка может притягивать удачу? Разве это не взрослый аналог «безопасного» одеяла? Не пора ли понять, что он остался жив не благодаря рубашке, а просто так? Тут Рэй вспомнил Софи Ли. Однажды она велела ему выбросить счастливую рубашку – не могла больше жить с человеком, который так привязан к клочку ткани. Софи объявила ультиматум: либо тряпка, либо она. Рэй делал для жены все, что мог, и пожертвовал бы ради нее чем угодно. Но не рубашкой. Он так и не выбросил ее, просто убрал подальше и не доставал два года. Когда рак и Софи ушли, Рэй поклялся, что никогда не расстанется с рубашкой. Он ее очень любил и плевать хотел на здравый смысл.

К дяде подошла юная туристка и вручила ему конверт:

«Мост Голден-Гейт. Через час».

Он подумал, что неплохо будет размять ноги и пройтись пешком, поэтому опоздал. Рэй нетерпеливо каталась на велосипеде по кругу. К четырем сестричке надо было вернуться домой, иначе ей грозили очередной домашний арест и сокращение прогулок.

Дядя шел медленной, тяжелой походкой. Годы работы в полиции научили его вести переговоры. Спешка может легко все испортить. Он подождал, пока заговорит племянница.

– Деньги у тебя?

– Да. Рубашка?

– У меня.

– Давай сюда. Утомился я сегодня.

Они обменялись пакетами. Рэй тут же натянул рубашку поверх своей, разгладил складочки, поправил воротник и только потом с великим облегчением вздохнул.

Сестра посчитала деньги.

– Шестьдесят три бакса? Я велела принести сотку.

– Автобусы. Музей. Такси. Похлебка из моллюсков. Все это я вычел.

– Ладно, сойдет, – расщедрилась Рэй, подумав, что отобрать у дяди рубашку никак не получится.

– Это все? – спросил тот.

– Все.

Дядя Рэй развернулся и пошел прочь. У сестрички давно вертелся на языке один вопрос, и она крикнула ему вдогонку:

– Почему? Почему ты приехал?

Дядя немного помедлил. Племянница не заслуживала честного ответа, но он не солгал:

– Мне стало одиноко.


Удивительно, как легко и быстро Рэй и дядя Рэй уладили этот конфликт. Сестра не знала, что такое одиночество, но прекрасно поняла, каким невыносимым оно может быть. Она упрекнула себя в жестокости и сразу прекратила войну. Через какое-то время дядя Рэй объявил, что враждовать с ней было легче, чем дружить. Он еще никогда не был так прав.

В тот день я вернулась домой и заново просмотрела материалы по делу Сноу. Изучила снимки Эндрю и Мартина. В отличие от фотографий в доме Абигейл эти сделали незадолго до исчезновения Эндрю, когда ему было семнадцать. Братья были похожи: оба кареглазые и темноволосые, но благодаря мужественным чертам Мартин казался намного старше. Эндрю был худощавей, милее, мягче. Интересно, как бы он выглядел сейчас? Как выглядит Мартин, я вскоре узнала.

Мама зашла в контору и принюхалась.

– Ты что, надушилась?

– Нет! – отрезала я, зная, что от меня до сих пор несет попурри.

– Откуда тогда запах? – как бы невзначай спросила мама, явно издеваясь.

– Не строй из себя идиотку.

– Ах да! – воскликнула она, словно до нее только что дошло. – Абигейл любит мертвые цветы, верно?

– Теперь я поняла, почему ты поручила мне это дело.

– Потому что Эндрю Сноу числится без вести пропавшим уже двенадцать лет?

– Нет, потому что миссис Сноу – самая противная женщина на планете.

– Ну, ты же не всех женщин знаешь, так что…

– А мистер Сноу какой? – сменила я тему.

– Его не было дома?

– Он играл в гольф.

– Хм-м… Не сказала бы, что он любитель гольфа. Изабелл, ты объявила голодовку?

– Нет, а что?

– Ты вообще не появляешься на кухне.

– У меня есть своя на чердаке.

– А еда там тоже есть? – язвительно спросила мама.

– Вообще-то я умею ходить по магазинам.

– Нисколько в этом не сомневаюсь, но обычно не ходишь. Я к чему говорю: хоть ты и стыдишься родной семьи, на кухне стынет обед. Можешь поесть.

– Спасибо, – сказала я и ушла к себе, захватив папку с материалами.

На самом деле она была права: я обходила стороной родительскую кухню, чтобы не выслушивать насмешки над моим стремлением к независимости. И, точно какой-нибудь глупый подросток, голодала.


Вечером Рэй постучала в мою дверь и предложила еды. Интересно: ей хватило чуткости понять, что я голодаю, но она не сообразила, что сейчас мне хочется вовсе не сладкого. Однако сестра так мило поставила передо мной огромную тарелку, насыпала в нее «Фрут Лупс», налила молока и вручила мне ложку, что я не смогла отказать. Потом она села рядом и стала лакомиться из коробки. Я строго на нее посмотрела, напоминая о запрете на сладкое, на что она ответила другим многозначительным взглядом: сегодня суббота.

Я сразу догадалась, что Рэй пришла не просто так. Сжирая хлопья горсть за горстью, она стала сортировать мою почту: сперва разложила большую пачку писем по размеру, а потом и по цвету. Я ее не торопила – не очень-то хотелось знать, что у сестрицы на уме. Наконец та не выдержала. Рэй не любит напрягать свою нервную систему долгими отсрочками.

– Мама сказала, что между нами с тобой есть только одно различие.

– Неужели? – усомнилась я. – Разница в четырнадцать лет?

– Нет.

– Может, в шесть дюймов?

– Нет.

– Тогда в цвете волос?

– Нет.

– Видишь, уже три.

– Тебе что, совсем неинтересно?

– Ничуть.

– Я не ненавижу себя. Вот в чем разница.

– Скоро возненавидишь, поверь, – ответила я и выкинула коробку «Фрут Лупс» в коридор. Потом взяла Рэй и сделала с ней то же самое.

Та приземлилась на ноги и напоследок заявила:

– Ты же больше ничего не умеешь!

Я пинком захлопнула дверь. Рэй была права: я больше ничего не умею. И мама тоже не ошиблась.

Слова сестры не давали мне уснуть. Я пыталась представить свое будущее и будущее «Частного сыскного агентства Спеллманов», но не могла. Двадцать восемь лет я жила под одной крышей с родителями и работала на них. Других планов у меня не было, талантов и навыков тоже. Я хотела уйти, но не видела выхода – ни двери, ни окна. Поэтому перестала думать о себе и вспомнила об Эндрю Сноу. Я надела халат и спустилась в контору, чтобы еще раз изучить материалы дела.

Сон все не приходил. Полтретьего ночи в комнату зашел отец с тарелкой сыра и крекеров и поставил их передо мной.

– Рэй сказала, что ты ела «Фрут Лупс». Обычно ты не ешь хрустящие фруктовые колечки. Видимо, ты очень проголодалась.

– Спасибо, – сказала я и без церемоний принялась за закуску.

Папа сделал вид, что работает, но он пришел не за этим. Он задумал очередной неуклюжий разговор по душам, которые изредка практиковал с Рэй, а со мной обычно не отваживался.

– Если хочешь поговорить, я не против.

– Знаю, – ответила я вежливо, чтобы не обидеть человека, который принес мне крекеры и сыр.

– Я ради тебя на все готов, – сказал папа проникновенным голосом.

– И банк ограбишь?

Вздох.

– Нет.

– Вот видишь, уже не на все.

Отец подошел к столу и погладил меня по голове.

– Еще я тебя очень люблю.

Потом он оставил меня одну – копаться в деле Сноу. Мама нарочно выбрала загадку потруднее, перед которой я бы не устояла. Видите ли, я выросла в доме, где всему рано или поздно находится объяснение. Если кто-то оставил в холодильнике пустой кувшин из-под молока, то допросы будут вестись до тех пор, пока виновник не найдется. Обычно пустые кувшины оставляет дядя Рэй – такая уж у него привычка. Но не всегда правду найти так же легко. Иногда истины, с которыми ты давно сжился, внезапно меняются.

В понедельник утром я шла по коридору к выходу, когда случайно подслушала дружелюбный разговор между дядей и сестрой:

– Ты видишь, что я делаю, детка?

– Я не слепая.

– Молоко, соль и яйца смешиваем и взбиваем до смерти.

– У тебя лук горит.

– Замечательно. Пусть немного подпалится.

Я вошла на кухню под шипение и аромат яиц. Непосвященный решил бы, что дядя Рэй просто учит племянницу готовить свой любимый омлет. Однако я была посвященной и ни за что бы не поверила, что такое возможно. Поэтому задала вполне логичный вопрос:

– Вы что тут делаете?

– Я учу детку жарить омлет.

– Он заплатил мне пять баксов за открытый ум, – добавила Рэй, которая последний раз ела яйца еще в том возрасте, когда и ста слов не знала.

– Пора класть сыр, детка. И поживее, – сказал дядя и засыпал омлет чудовищным количеством сыра.

– Отлично. Вместо диабета ты схлопочешь холестериновые бляшки, – сказала я сестре.

– Хочешь? – предложил дядя.

– Ага, – ответила я и села за стол.

Мама пришла на кухню, когда я доедала омлет.

– Изабелл ест! Какое счастье! – воскликнула она.

– Ты невероятно наблюдательна.

– Я просто очень рада. Чем займешься?

– Поеду на озеро Тахо, поговорю с полицейским, который работал над делом Сноу.

– Он все еще на службе?

– Три года до пенсии. Он теперь возглавляет отдел.

– А по телефону с ним нельзя связаться?

– Можно. Но мне надо взять копию…

– Изабелл, есть на свете такая штука, называется почта Соединенных Штатов Америки. Объяснить, как она работает?

– Нет. Я еду на Тахо. Мне не нравится задавать вопросы по телефону. Так я не вижу, что люди делают руками.

– Ну, одна рука точно держит трубку.

– Меня интересует вторая.

– И откуда у тебя такое чувство юмора? – искренне удивилась мама.

– Слушай, ты поручила мне дело, и я над ним работаю. До встречи.

Дело Сноу. Продолжение
Рано утром я позвонила Абигейл Сноу и спросила, не осталось ли у нее школьных дневников Эндрю. Она хранила их в кладовке и после долгих уговоров и обещания, что больше я ее не побеспокою, согласилась их предоставить. Милл-Валли находится вовсе не по пути к озеру Тахо, но я решила сперва заехать за дневниками, пока Абигейл не передумала.

Миссис Сноу открыла дверь, одетая в платье с другим узором, однако очень похожее на предыдущее. Она не пригласила меня войти, просто отдала дневники.

– А мистер Сноу дома? – спросила я.

– К сожалению, нет.

– Снова играет в гольф?

– Да.

– Вы, похоже, вдова гольфиста.

– Простите? – раздраженно переспросила миссис Сноу.

– Вдова гольфиста. Так называют жен любителей гольфа. Видите ли, это очень долгая игра, поэтому иногда кажется, что… ну…

– Понятно, – остановила меня Абигейл.

– Спасибо за дневники, – сказала я напоследок. Мистер Сноу никак не выходил у меня из головы.

Утром я забыла посмотреть прогноз погоды, поэтому на обратном пути мне пришлось купить противоскользящие цепи. Трехчасовая поездка растянулась на пять с половиной часов борьбы с метелицей и свирепым ветром. Моя мама смотрела погоду и за это время позвонила мне трижды – убедиться, что я еще не свалилась в кювет и не встретила свою смерть. Все три беседы были примерно одинаковы:

– Алло.

– С какой скоростью ты едешь?

– Тридцать пять миль в час.

– Это слишком быстро.

– Но я же двигаюсь с остальными машинами!

– Изабелл, если ты умрешь раньше меня, я сойду с ума.

– Ладно, уже торможу.


По дороге я позвонила Дэниелу и попыталась сгладить нашу ссору, оставив непринужденное сообщение на его автоответчике:

«Привет, Дэниел, это Изабелл. Я подумала, может встретимся завтра или послезавтра? Или на следующей неделе? Когда тебе будет удобно? Я приготовлю ужин. Жутко хочу пересмотреть серию „Напряги извилины“, где врач подмешивает что-то Максу в вино и это оказывается карта урановой шахты на Мелнике. Но карта не сработает, если Макс не пробудет в вертикальном положении сорок восемь часов. Она должна проявиться у него на груди в виде сыпи. К сожалению, это происходит накануне свадьбы Макса и агента 99, и Макс пытается отменить церемонию. Никто не верит его объяснениям, все думают, он просто испугался. Потом Макса похищают агенты ХАОСа, которые хотят получить готовую карту и подстроить все так, будто он совершил самоубийство. Это же классика! Позвони мне».

Я поймала капитана Мейерса, когда он направлялся обедать в ресторан. Он взял у меня папку с материалами и предложил пообедать вместе. Заведение было чисто мужское: деревянные панели на стенах, в камине ревет огонь, и откуда-то сверху на тебя взирают мертвые животные. Свет был мягкий, горели свечи, Мейерс отодвинул для меня стул… Все было похоже на какое-то странное свидание. Кроме одного: капитана я нисколько не интересовала.

Мейерс не сообщил мне ничего нового. Мы обсудили семью Сноу, и оба решили, что мама у них чудная и очень властная. Капитану же показалась чудно́й вся семейка. Первое время Абигейл нисколько не волновалась за сына и была уверена, что он вернется. Словно тот просто сбежал из дома. По крайней мере, так оценил ее поведение капитан Мейерс. Что касается брата Эндрю, Мартина, то он хоть и принимал участие в поисках, но не слишком охотно и будто не винил себя за исчезновение Эндрю, как обычно бывает в таких случаях. И все же Мейерс был убежден, что Мартин не мог совершить преступление.

– А где они разбили лагерь? Что вы думаете об этом месте? – спросила я в надежде, что капитан не заметит моего смятения. Я не знала, как подступиться к этому делу.

– Удобное место для палатки. В хорошую погоду, конечно.

– А заблудиться там можно?

– Если вы спрашиваете, мог ли Эндрю уйти из лагеря, сбиться с дороги и свернуть себе где-нибудь шею, то я бы сказал, что вполне мог. В тех краях много острых камней, глубоких заводей и хватит листвы, чтобы засыпать тело, так что никто и не заметит. Многие люди, заблудившись, идут дальше. Думают, что рано или поздно куда-нибудь выбредут. За ночь он далеко мог забраться. Это самое логичное объяснение, особенно если учесть характер мальчика.

– Или он просто сбежал, – предположила я.

– Произойти могло все, что угодно, – согласился капитан.

– Думаете, я зря трачу время?

– Честно? Да, – добродушно ответил он.

– Эх, позвонили бы вы моей маме и сказали ей то же самое.

Мейерс уже имел удовольствие беседовать с моей мамой, когда вел расследование, и ему хватило.

Он съел бараньи отбивные, картофель с чесноком и выпил виски. Несмотря на старомодные манеры – например, называть меня «милая», – Мейерс вовсе не походил на обычного провинциального шерифа. В Рено происходит много преступлений, достойных большого города, и они вполне могут превратить простого копа в матерого следователя. Думаю, в свое время Мейерс хорошо поработал с делом Сноу. Жаль, ничего не добился.

По дороге домой кроме четырех маминых звонков (она предлагала остановиться в мотеле и переждать снежную бурю) меня преследовали две мысли. Единственный свидетель утверждал, что в то утро, когда исчез Сноу, видел около палатки двух парней. Мартин же говорил, что искал брата в одиночку. Мейерс объяснил это несоответствие тем, что свидетель просто запутался в числах. Должно быть, он видел обоих братьев за день или за два до исчезновения Эндрю. Это вполне логично, если не принимать во внимание другой факт: свидетель – профессор истории. А у историков обычно хорошая память на даты. Еще меня беспокоили первые показания Мартина, вернее, одна строчка в них. Это вполне могла быть и оговорка, связанная с шоком, но все-таки… Мартин сказал: «Мы искали Эндрю все утро». Возможно, кто-то и помогал ему искать брата, однако, по его словам, он был совершенно один.

С тех пор как я возобновила расследование, на автоответчике Мартина Сноу появилось три моих сообщения. Он не перезвонил ни разу.

Сценка «Прием у стоматолога» № 2
Мама была не права, сказав сестре, будто я увольняюсь, потому что меня бросил стоматолог (теперь все его так называли). Даже Рэй понимала: причины моего бунта куда сложнее. По натуре она любит улаживать конфликты, поэтому не мешкая взялась за дело: под вымышленным именем записалась на прием к Дэниелу.

Миссис Санчес, помощница Дэниела, вручила ему тонкую карту больного.

– Последний пациент на сегодня. Если вы не против, я пойду домой.

– Мэри Энн Кармайкл?

– Да, она у нас впервые. Страховки нет. Обещает заплатить наличными. Посмотреть зубы не дала, сказала, что ей нужен «настоящий» стоматолог.

– Тогда до завтра, миссис Санчес.

Дэниел вошел в кабинет и увидел, как моя сестра шарит в его ящиках и шкафчиках. Он сразу ее узнал.

– Рэй, ты что тут делаешь?

– У меня зубы болят, – ответила она, бедром захлопнув дверцу шкафа.

– Невежливо рыться в чужих вещах.

– Вы правы. Больше не буду.

– Садись.

Рэй села в кресло и вежливо сложила руки на коленях.

– Зачем ты пришла?

– Зубы болят.

– Что, все сразу?

– Нет, один или два.

– Открой рот.

Дэниел надел перчатки и начал осматривать ее зубы.

– У ня к а аный аоо.

– Не разговаривай.

– Ажно. Ажно!

Дэниел убрал зеркало и зонд у Рэй изо рта.

– У меня к вам важный разговор.

– Это как-то связано с твоими зубами?

– Нет, гораздо важнее.

– Рэй, отношения между мной и твоей сестрой тебя не касаются.

– Четыре года назад моя мама расследовала дело одного стоматолога, который вытворял всякие гадости с пациентами, пока они под наркозом. Мама записалась к нему на прием. Стоматолог ее усыпил и сделал какую-то мерзость. Родители ничего мне не рассказывали, поэтому год назад я пробралась в контору, подобрала ключ к ящику с материалами и все прочитала. Они до сих пор думают, что я ничего не знаю, поэтому я буду вам очень благодарна, если наш разговор останется между нами.

– Хорошо.

– Вообще-то мама бы так не взбесилась, если бы не окружной прокурор. Когда она принесла ему дело, он сказал, что улик недостаточно. С тех пор нам попалось еще два плохих стоматолога: один лечил зубы под кайфом, а второй пломбировал полости, которые сам же и делал.

– Что ж, такое иногда случается. Мне очень жаль.

– Ну, может, тогда вы поймете мою маму?

– Рэй, я ее понимаю. Но твоя сестра мне солгала, и не один раз. Этого я понять не могу.

– Она врет всем, кто ей нравится. И мне врет постоянно. Говорит, что от «Фрут Лупс» у меня будет диабет.

– Вообще-то между потреблением сладкого и сахарным диабетом есть связь.

– Но ведь это не значит, что если я съем коробку «Фрут Лупс», наутро мне уже придется колоть инсулин.

– Ты съедаешь коробку хрустящих колечек за раз?

– Только по субботам.

– Лучше бы ты вообще их не ела.

– Я не о диете пришла разговаривать.

– Правильно. Поговорим о твоих зубах.

– И не за этим.

– Когда ты последний раз их чистила?

– У стоматолога?

– Да.

– Не помню. Когда мы ездили в Чикаго. Года два назад.

– Кажется, я знаю ответ на этот вопрос, но все-таки почему в Чикаго?

– Туда переехал доктор Фарр.

– Кто такой доктор Фарр?

– Мамин стоматолог. Она у него с детства лечится.

– Тебе нужно обязательно почистить зубы от налета.

– А вам нужно вернуться к моей сестре.

– Нет.

– Вы ей правда нравитесь. Она постоянно бросает парней, или ее бросают, и ничего. А теперь она грустит. И это плохо. Я часто вижу ее злой, но грустной – очень редко. К тому же она вам тоже нравится. Иначе бы вы меня давно отсюда выкинули.

– Давай-ка почистим тебе зубы.

– Я согласна на переговоры.

Рэй выдержала час чистки и рентген зубов в обмен на один звонок. И Дэниел мне позвонил. Беседа звучала так:


Дэниел: Могу я поговорить с Жаклин Мосс-Грегори?

Я: Дэниел?

Дэниел: Перестань записываться ко мне на прием под чужими именами.

Я: Хорошо, больше не буду.

Дэниел: Встретимся в клубе. Завтра в полдень.

Я: В теннисном?

Дэниел: В монашеском. Конечно, в теннисном. В полдень, не опаздывай.

Последний теннисный матч

Я предположила, что Дэниел хочет со мной поиграть, и захватила ракетку. Скоро до меня дошло, что разговаривать между ударами будет трудно. И только потом я узнала, что в этом и заключался его план. Никаких разговоров.

Дэниел молча вышел на корт, кинул мне мяч и велел подавать. Я подала и едва успела увернуться от мощного ответного удара. Потом он подал, я прыгнула за мячом, но безрезультатно. За весь матч я насчитала у себя минимум три растяжения мышц. Первый гейм прошел так же, как и начался: я только и делала, что увиливала от громадных желтых пуль либо носилась за ними как сумасшедшая.

Больше Дэниел не играл в поддавки. Второй гейм был очень похож на первый, а третий – на второй. За два сета я заработала только два очка и смогла принять лишь три подачи. К матч-пойнту я перестала играть и просто уворачивалась от желтых снарядов. Мои рефлексы начали отказывать, и тут же мяч ужалил меня в ногу.

Дэниел не замечал, как вокруг нашего корта собирается толпа. Честно говоря, мне даже понравилась эта современная версия средневекового наказания. Каждое красное пятно на моей коже, оставленное желтой пулей, означало, что Дэниелу не плевать на меня, и я еще больше в него влюблялась.

Он остановился на короткую передышку и только тут заметил осуждающие взгляды зрителей. Они считали его чудовищем, и ведь толпе не объяснишь, что я заслужила каждый синяк. Нет, я не мазохистка, просто иногда очень хочется себя наказать. Порой я знаю, что поступаю неправильно, но не могу остановиться: настолько к этому привыкла, что и не вижу в своих действиях ничего дурного. Дэниел подходил мне по всем параметрам, а я, видимо, не очень-то ему подходила. Отсюда и все мое вранье. Но я ни за что не позволю какому-то мелкому обстоятельству – подумаешь, Дэниел знать меня не хочет! – помешать мне самой его узнать.

– Есть смысл играть второй сет? – спросил он.

– Решать тебе, – ответила я с улыбкой.

Дэниел взял сумку и ушел с корта. Я выбежала за ним на серый, пропитанный дождем воздух.

– А что, было весело! – сказала я с наигранным воодушевлением.

– Смотрю, ты очень упрямая.

– Прости. Мне так жаль! Прости, прости, прости! Не знаю, зачем я тебе врала.

– Может, дело тут в воспитании?

– Да! Точно!

– Чего ты хочешь?

– Твою коллекцию дисков.

– Я серьезно, Изабелл. Зачем ты пришла?

– По твою душу, разумеется.

– Все, я ухожу. Звони, когда сможешь искренне ответить на этот вопрос. Пока.

Дело Сноу. Продолжение
В машине я переоделась – удобная привычка, кстати, – и поехала в округ Мэрин, где у меня было запланировано несколько встреч с прежними знакомыми Эндрю Сноу. Их имена я узнала у его бывших учителей, которые расписывались в школьном дневнике.

Все эти люди плохо помнили события двенадцатилетней давности. Описания были смутные, пропущенные сквозь фильтр памяти. Одри Гейл, которая училась с Эндрю в одном классе, сказала, что это был вежливый, тихий и чувствительный мальчик. Сюзан Хейс (вместе с Эндрю ходила на уроки английского) описывала его как общительного и чуткого парня, но большого любителя травки. Шэрон Крэмер, соседка Сноу и бывшая подруга Мартина, вспомнила, что Эндрю был задумчивым и немного грустным. Я спросила, из-за чего он грустил, и Шэрон сказала, что ему словно было неудобно в собственной шкуре. Почти все, с кем я беседовала, хотя бы раз видели, как он курил травку, но никто не слышал, чтобы Эндрю принимал тяжелые наркотики. Я также спрашивала, издевались ли над ним в школе, и в ответ слышала решительное «нет».

Хулиганы боялись с ним связываться, ведь им пришлось бы отвечать перед Мартином – самым известным мальчиком в школе. Он был президентом школы, занимался бегом, участвовал в дебатах, играл в футбол. Я спросила о его близких знакомых, и снова всплыло имя Грега Ларсона.

Ларсон не отвечал на мои звонки. Что ж, пора сменить тактику. Я позвонила шерифу под вымышленным именем и якобы по делу. Когда он взял трубку, я объяснила, что к чему, и назначила встречу. Он неохотно согласился, и на следующий день я приехала в полицейский участок.

Шериф Ларсон встретил меня в холле и крепко пожал руку. Он был выше шести футов ростом, худощавый, с выступающими костями, на которые будто натянули кожу. Форма не делала его привлекательнее, только строже. Ларсон пригласил меня в свой крошечный закуток в конце коридора, где закинул ноги на стол и вытащил из кармана зубочистку. Я не стала тратить время на любезности.

– Как вы познакомились с братьями Сноу? – спросила я.

Ларсон отличался каким-то неприятным спокойствием. Его движения, речь, выражения лица словно показывали в замедленной съемке, хотя, подозреваю, если бы у меня под рукой оказался секундомер, ничего противоестественного я бы не обнаружила. Но его безразличие мне не понравилось.

– Мы были соседями, – безразлично ответил Ларсон.

– Вы часто ходили к ним в гости?

– Неа.

– Понимаю. Дом Сноу не лучшее место для игр.

– Ага.

– У вашей мамы не было неприятностей с Эндрю и Мартином?

– Неа.

– Эндрю был геем?

– Что? – переспросил шериф, даже не изменившись в лице.

– Знакомые часто описывают его как чувствительного мальчика. Иногда так называют гомосексуалистов.

– Не могу сказать.

– Возможно, он переволновался. И не просто исчез, а покончил жизнь самоубийством.

– Все может быть.

– Эндрю принимал наркотики?

– Ну, иногда выкуривал косячок.

– А что-нибудь посерьезней?

– Не знаю.

– Где он брал травку?

– Не могу сказать.

– Если вспомните, обязательно позвоните.

– О'кей.

– Смотрю, вам плевать на то, что случилось с Эндрю, – сказала я, устав от односложных ответов шерифа.

– Верно.

– Вы часто ходили в походы с братьями Сноу?

– Часто.

– Но не в день исчезновения Эндрю?

– Неа.

– Чем вы занимались?

– Когда?

– В тот день?

– Гостил у дяди.

– Где?

– В городе.

– Вы еще общаетесь с Мартином? – спросила я, зная, что, если попрошу алиби, наша беседа закончится.

– Иногда видимся.

– Он не отвечает на мои звонки.

– Наверное, думает, что вы зря тратите время. И свое, и его.

– Вы того же мнения, шериф?

– Да. Я того же мнения.

– Что ж, буду знать, – сказала я, вставая. – И последнее, шериф.

Он посмотрел на меня.

– Джозеф Сноу играет в гольф?

– Первый раз слышу.


На следующее утро, поспав пару часов, я вернулась в контору. Мама уже была на рабочем месте, корпела над обычной проверкой анкетных данных для нашего крупного клиента. Молчала она недолго. Как только включился мой компьютер, мама непринужденно спросила:

– Ну, что там с твоим делом?

– Ничего.

– То есть?

– Мам, я никогда не найду Эндрю.

– Так от тебя это и не требуется.

В материалах по делу имелись, кроме всего прочего, номера социальной страховки каждого члена семьи Сноу. Я получила кредитный отчет Джозефа и отправила его на принтер.

– Как думаешь, Эндрю мог сбежать из дома?

– Ты бы точно сбежала, если бы миссис Сноу была твоей матерью.

Я взяла отчет из лотка и уже через секунду знала ответ на вопрос, который давно не давал мне покоя.

– Джозеф Сноу больше не живет с Абигейл.

– А где же он?

– У меня есть его адрес в Пацифике.

– Странно, – сказала мама. – Разве Абигейл не сказала тебе, что он играет в гольф?

Прежде чем уехать на незапланированную встречу с Джозефом, я заглянула в гражданский суд округа Мэрин – поискать запись о разводе. И ничего не нашла. Правда, это еще ни о чем не говорило: национального реестра разводов не существует, и люди могут развестись в любом округе.

Я решила, что наведу справки позже, если мистер Сноу окажется таким же неразговорчивым, как остальные члены семьи.

Сквозь густой туман на шоссе я увидела кусочек океана. Припарковалась у небольшого одноэтажного дома на Сисайд-драйв, в нескольких шагах от берега. Все прибрежные города Калифорнии имеют одну особенность: от соленого воздуха краска на домах лупится быстрее, чем обычно, и доски выгибаются сильнее. Ветхое жилище Джозефа Сноу было полной противоположностью белоснежной обители Абигейл.

Дверь открыла привлекательная женщина лет сорока в мятых льняных брюках и голубом свитере поверх мужской рубашки. Лицо загорелое, морщинистое, и сразу видно, какой красавицей она была в молодости.

– Чем могу помочь? – спросила она настороженно.

Я осведомилась, здесь ли проживает мистер Сноу. Она сказала, что да. Муж ли он ей? Нет. Потом женщина сама задала несколько вопросов, и я вкратце рассказала о своем деле. Дженнифер Бэнкс – так ее звали – провела меня в мастерскую за домом. Джозеф красил книжную полку, которую только что сколотил. Пол мастерской был усыпан опилками и инструментами, у стен стояли доски. Когда я поздоровалась и объяснила, зачем пришла, Дженнифер нас покинула.

Во время беседы Джозеф играл с гвоздем, но отвечал на мои вопросы прямо и открыто.

– Вы все еще женаты на Абигейл?

– Да.

– Почему?

– Я пытался развестись, но она не подписала бумаги.

– Она даже не признает, что вы с ней больше не живете. Сказала, вы уехали играть в гольф.

– Ненавижу гольф.

– Мистер Сноу, у вас есть какие-нибудь предположения о том, что случилось с вашим сыном?

– Нет. И вряд ли появятся.

Джозеф Сноу не вызвал у меня никаких подозрений. Все, что он сказал, соответствовало материалам следствия. Я хотела вернуться к Абигейл и спросить, что она скрывает, но уже темнело и мне нужно было немного отдохнуть от этой семейки. Да и от своей тоже.


Я заглянула к Майло поиграть в бильярд, а потом поехала домой. Сразу пошла к пожарной лестнице, чтобы избежать допроса, и обнаружила на ней замок. Видимо, мама повесила его для Рэй, что отрицательно сказалось и на моем излюбленном способе проникновения в свою комнату.

Я вернулась в машину – вздремнуть пару часиков, пока родители не улягутся. Конечно, я могла бы войти через парадную дверь, но такой вход чреват любезностями вроде «Привет» или «Где ты шлялась, черт подери?». Словом, не дружу я с дверями.

Оказалось, что заднее сиденье моей машины куда удобнее, чем я думала. Я крепко проспала до самого утра, пока в окно не постучала Рэй и не попросила подбросить ее до школы. Я согласилась, потому что из-за усталости у меня совершенно отключился мозг. Рэй не упустила случая обрушить на меня шквал бессвязных вопросов, подобранных с таким расчетом, чтобы я не раскусила ее истинных намерений.

– Как твое дело?

– Хорошо.

– Подробней не расскажешь?

– Нет.

– Кстати, ты встречалась со стоматологом?

– Нет.

– Уверена?

– Да.

– Дашь мне десять долларов?

– Нет.

– А когда ты видела его последний раз?

– Кого?

– Стоматолога.

– Когда ты подбросила дяде Рэю записку.

– И все?

– Да.

– Почему ты не хочешь дать мне десять долларов?

– Потому что у тебя больше денег, чем у меня.

– Он тебе звонил?

– Кто?

– Стоматолог.

– Нет.

– Уверена?

– Рэй, почему ты спрашиваешь?

– Ты сегодня завтракала? – спросила она, тщетно пытаясь отвлечь мое внимание.

– Я уснула в машине. Как я могла позавтракать?

– Разве у тебя нет каких-нибудь чипсов?

– Нет.

– Надо всегда иметь заначку.

Я припарковалась у входа в школу и успела схватить Рэй за рукав, прежде чем та выскочила из машины.

– Что ты натворила? – вопросила я.

– Ничего.

– Ты с ним встречалась?

– Я опоздаю на урок.

– Колись.

– Честно говоря, я уже опаздываю. А на крыльце стоит директор и смотрит на нас, как в прошлый четверг, когда ты была со мной очень груба. Так что я лучше пойду, если не хочешь, чтобы тебе позвонили из социальной службы.

Я отпустила ее руку, улыбнулась директору, погладила Рэй по голове и пригрозила, что вечером ее убью. Сестричка, совсем обнаглев, попросила забрать ее из школы. Я отказалась. Потом поехала прямо в офис к Дэниелу, чтобы предпринять очередную храбрую попытку его вернуть. Он работал. Миссис Санчес предложила мне записаться на прием и очень мило осведомилась, какое имя я бы хотела взять на этот раз. Я вежливо улыбнулась, назвала свое настоящее имя и сказала, что подожду.

Час спустя миссис Санчес спросила, не желаю ли я перелечь с дивана на кресло в пустом кабинете. Я согласилась и получила еще два часа столь необходимого мне сна. Наконец Дэниел понял, что я никуда не уйду, и разбудил меня.

– Открой рот, – сказал он, надевая перчатки.

– Мне не нужен осмотр.

– Когда ты последний раз была у стоматолога?

– В Чикаго.

Он нисколько не удивился.

– Думаю, это было давно.

– Не слишком.

– Как я вижу, в вашей семье не принято следить за зубами.

– Она приходила к тебе?

– Кто?

– Моя сестра.

– Врачебная тайна распространяется и на стоматологов.

– Зато на подростков – нет.

– Ты ее опекун?

– Можешь поговорить со мной или с моей мамой. Выбирай.

– У нее три кариеса.

– Мертвым плевать на кариес.

Дэниел напомнил мне, что, если бы не Рэй, он бы никогда не позвонил, и велел оставить сестру в покое и даже добавил, что она немного странная, но очень хорошая девочка. Я пообещала, что не причиню ей вреда.

Мне удалось немного поговорить с ним во время чистки зубов. Но перерывы между фразой «Сплюнь» и засовыванием пальцев в мой рот были очень короткие.

– Сплюнь.

Я прополоскала рот, сплюнула и спросила:

– Ты когда-нибудь сможешь меня простить?

Он продолжил чистку и ответил:

– Такая вероятность существует. Ты ведь не пользуешься зубной нитью?

Я издала неопределенный звук.

– Сплюнь.

Я сплюнула.

– И когда можно ожидать этого вероятного прощения?

После двадцати минут чистки, плевков и вопросов, оставшихся без ответа, Дэниел снял с меня фартук и сказал:

– На этом все.

– А между нами? – не унималась я.

Он пододвинулся ближе и положил руку мне на колено.

– Я знал, что ты врешь, знал, что не можешь быть учительницей. Ты даже одевалась неестественно, все время поправляла юбку и смотрела на свои ноги так, будто видишь их впервые.

– Да, мы давненько не виделись.

– Учитывая, что я относительно неплохо выгляжу и имею медицинское образование, с женщинами у меня проблем нет.

– Соболезную. Это, наверное, трудно.

– Изабелл! – сердито сказал Дэниел.

– Прости, ничего не могу с собой поделать.

– У меня сложилось впечатление, что я понравился тебе не потому, что я стоматолог, а несмотря на это. То есть по-настоящему понравился.

– Да, я оценила твой теннис с не-геем, ужасную еду и коллекцию пиратских дисков.

– Моя еда не так ужасна.

– Как скажешь.

– Я тоже по тебе скучал. Но если ты еще раз мне соврешь, мы расстанемся.

Потом мы поцеловались, и я решила, что заполучила его навсегда. По крайней мере, он навеки пропал из всех моих списков.

Дело Сноу. Продолжение
Мартин Сноу уже две недели не отвечал на мои звонки. Пора было объяснить ему, что намерения у меня самые серьезные. Утром я приехала к нему в офис.

– Уэнди Миллер из ПРСТУ (случайный набор букв, не пытайтесь расшифровать), – представилась я.

– У вас назначено? – спросила секретарь.

– Нет, но я по срочному делу.

– Можно узнать по какому?

– Я должна поговорить с ним лично. Он у себя?

– Да, но…

Поздно. Я вошла к Мартину в кабинет и закрыла за собой дверь. По системе внутренней связи секретарь объявила:

– Уэнди Миллер из ПСТ…

– ПРСТУ, – поправила я. – Спасибо! – крикнула я погромче. – Я все слышала!

– Кто вы? – более-менее вежливо спросил Мартин. – Что такое ПР…

– Не важно, – сказала я. – Меня зовут Изабелл Спеллман. Вы уже две недели не отвечаете на мои звонки.

– Что вы тут делаете?

Если не считать испуганного взгляда, лицо Мартина Сноу было почти таким же, как на фотографии в моей папке. Обычно первые десять лет после школы хуже всего отражаются на внешности мужчины, но Мартин выглядел прекрасно. Только уверенности у него поубавилось, когда я назвала свое имя.

– Я хочу задать несколько вопросов, ответить на которые можете только вы.

– Полиция сделала все возможное, чтобы расследовать это дело, потом еще год над ним работали ваши родители. Что можно узнать двенадцать лет спустя?

– Может быть, ничего. Но я должна признать, что ваше нежелание сотрудничать вызывает у меня подозрения.

– И в чем же?

– Почему вы не перезвонили?

– Думал, если не отвечу, то вы угомонитесь.

– Глупо с вашей стороны.

– Мисс Спеллман, я не хочу заново все это переживать. Мне хватило.

– Разве вам не нужны ответы?

– Нужны, однако вы вряд ли сможете их предоставить. Пожалуйста, оставьте меня и мою семью в покое.

– Если вы ответите на мои вопросы, я уйду.

– Вы уйдете, если я вызову охрану.

– Возможно. Но я буду вам звонить, – предупредила я. – И я могу быть очень настойчивой.

– Три вопроса. На этом все.

– Почему Грег Ларсон не поехал с вами в тот день?

– Он гостил у своего дяди в городе.

– Он часто к нему ездил?

– А почему вас так интересует Грег? Вам нужно его алиби?

– Не совсем. Ответьте на вопрос, пожалуйста.

– Нет, он не часто к нему ездил. Кажется, Грег хотел попасть на какой-то концерт. У вас остался один вопрос.

– Когда я на прошлой неделе разговаривала с вашей мамой, она упомянула, что потратила сто тысяч долларов на ваше образование.

– Это был вопрос, мисс Спеллман? У меня очень много дел.

– Вопрос такой: если у вас были деньги, зачем вы взяли кредит на сто тысяч долларов в департаменте образования США? Неувязка выходит.

Мартин явно пытался придумать логичный ответ. Я избавила его от этой необходимости:

– Не утруждайтесь, Мартин. Я не собираюсь никому рассказывать о вашем обмане. Но здесь что-то неладно, и я этого так не оставлю.


Всю ночь белые пятна в деле Сноу не давали мне уснуть. Число вопросов росло гораздо быстрее, чем число ответов. Улучить время для сна удавалось все реже. Наутро я выбралась из кровати и решила наведаться на родительскую кухню, потому что страшно хотела кофе. Кофейник был полон, а кухня пуста – настоящий рай. Я налила себе огромную кружку, села и понадеялась, что тишина продлится еще какое-то время.

Тут же на кухню вошел Дэвид, в костюме и с портфелем.

– Что ты тут делаешь?

– Здравствуй, Изабелл, как твои дела?

– А ты как думаешь?

– Если судить по твоему внешнему виду, дела не фонтан.

– Спасибо. Зачем ты приехал?

– Я вместе с Рэй еду в школу. У них сегодня День профессионала. Буду рассказывать детям о своей работе.

– Почему она не попросила маму или папу?

– Говорит, не хочет, чтобы ее одноклассники становились частными детективами. Ей не нужны лишние конкуренты.

– Ничего себе дальновидность!

– Я тоже так подумал.

– Она нарыла на тебя компромат, верно?

– С чего ты взяла?

– У тебя таинственная подружка, и ты даешь Рэй карманные деньги. Работаешь ты восемьдесят часов в неделю. Неужели ты решил убить полдня на разговор с девятиклассниками, минимум десяток из которых станут адвокатами и без твоего участия?

– Умно.

– Пару месяцев назад у мамы был на тебя компромат. Теперь он есть у Рэй. Я думаю, это одно и то же. И еще я думаю, что ты на многое готов, лишь бы я не узнала твою тайну.

– Рэй, ты идешь или нет?! – нервно крикнул Дэвид, и я поняла, что почти его расколола.

– Минуту! – проорала Рэй.

– Если бы ты оказывал ей услугу, она бы так на тебя не кричала. Просто расскажи мне все как есть. И не надо будет скрываться.

– Я расскажу. Но сначала расскажи мне, чем займешься после увольнения.

– Пока! – сказала я и пошла наверх.

Поднявшись на несколько ступенек, я наступила на халат и пролила кофе. Села на лестницу, сняла носок и вытерла лужицу. Я невольно оказалась на «слабом месте». Четвертая ступенька была идеальной зоной в доме для подслушивания кухонных разговоров. Все равно что на кухне сидеть. Стоит немного подняться или спуститься, как уже ничего не слышно, но на четвертой ступеньке можно разобрать каждое слово. Я совершенно случайно оказалась на ней как раз в ту секунду, когда мама спросила у Дэвида:

– Это была Изабелл?

– Думаю, да. Теперь уже трудно сказать, – ответил тот.

– Она что-нибудь съела?

– Нет, только кофе выпила. Можно дать совет?

– Ты же все равно его дашь.

– Вели ей бросить дело. Пусть увольняется. Потом она сама к вам вернется, увидишь. Сейчас вы только злите ее еще больше, и я, честно говоря, очень удивлен вашим поведением.

– Дорогой, я знаю, что делаю.

– Неужели?

– Если она достаточно долго проработает над делом, то забудет, почему хотела уволиться.

– Отпустите ее, и она вернется, вот увидите.

– Дэвид, за ней нужно приглядывать.

– Зачем?

– Прежняя Изабелл возвращается. Я этого не выдержу, сынок. Просто не выдержу.

– О нет, это не прежняя Изабелл. Это какой-то новый вид.

Мама не обратила внимания на последние слова Дэвида и продолжала:

– Помнишь, какая она была? Я очень хорошо помню. Никогда не видела человека, который бы так стремился к саморазрушению. Всякий раз, когда она возвращалась домой поздно ночью, отключалась в машине, на крыльце или в ванной, я думала: ну все, теперь она точно умерла. Мне хватило! Больше это не повторится.

– А может, ей просто не по душе работа детектива? – предположил Дэвид.

– Без этой работы из нее скоро получится дядя Рэй.

Дело Сноу. Продолжение
Кофе подействовало на меня чуть позже, когда я третий час подряд изучала материалы.

Я позвонила шерифу Ларсону и назначила ему вторую встречу. Он, конечно, был расстроен, что я так быстро с ним связалась, но не отказал. Вернее, назвал бар, в котором будет пить вечером.

Когда я сидела в конторе и проверяла, нет ли у кого из знакомых Сноу судимостей (кстати, все они оказались чисты), в кабинет зашли родители. Они протянули мне конверт.

– Что это?

– Выходное пособие, – сказал папа.

– Можешь увольняться, – добавила мама.

– Почему?

– Позвонил Мартин Сноу. Он хочет, чтобы мы закрыли дело. Его мать очень переживает.

– Вы правда думаете, что ему есть дело до матери?

– Если хочешь заняться чем-нибудь другим – дерзай. На какое-то время денег тебе хватит, – обнадежила меня мама.

Я отодвинула конверт и сказала, что у меня еще есть работа. Тогда родители повторили, что закрывают дело, а я ответила, что дело будет закрыто, когда я скажу, что оно закрыто, и ушла.


Я приехала в таверну «У Маккола» незадолго до шерифа. Приятно было выбраться из дома туда, где есть алкоголь. Я угостилась пивом и осмотрела бар, смахивающий на дешевую пивнушку. Декор придавал ему налет элегантности, которую напрочь убивали посетители, но в целом женщина вполне могла посидеть здесь в одиночестве и подумать о смысле жизни.

Гражданское облачение шерифа Ларсона состояло из голубых джинсов, помятой рубашки с длинными рукавами и шерстяного пиджака. Без полицейской формы, которая подчеркивала излишнюю прямоту его черт, Ларсон даже показался мне привлекательным. Если бы не зубочистка у него в зубах и не моя подозрительность, я бы даже сказала, это мой тип. Его естественное спокойствие меня заворожило: увидев меня в баре, он слегка приподнял бровь, кивнул и сел рядом.

После телепатического обмена бармен поставил перед ним кружку пива.

Я положила на стойку пять долларов, но Ларсон вернул мне деньги.

– Никогда не позволяю женщинам угощать меня выпивкой.

Его рыцарская поза меня насмешила, но я воздержалась от острот.

– Часто сюда приходите? – начала я, чтобы как-то разрядить обстановку.

– Изабелл.

– Шериф?

– Можете звать меня Грег, – сказал он без всякого дружелюбия в голосе.

– Грег.

– Изабелл, зачем вы все это устроили?

– Долго объяснять. Лучше не будем об этом.

– Что ж, все имеют право на тайну.

– Вот бы и моя мама так думала!

– Что вы от меня хотите? – спросил Ларсон, слегка ослабив оборону.

– Расскажите, что произошло с Эндрю Сноу.

– Я не знаю, что с ним произошло.

– Надо же, так я и думала. Хорошо, положим, вы действительно не знаете, что случилось. Но вы явно что-то скрываете.

Ларсон едва заметно улыбнулся и промолчал. В отличие от Мартина Сноу ему почти ничего не стоило убедить меня в своем неведении. Расколоть его явно не удастся. Этот человек родился с лицом картежника. Хотя… попытка не пытка.

– У меня есть несколько теорий относительно происшедшего. Я бы хотела с вами поделиться. Не возражаете?

– Нисколько, – ответил Ларсон.

– Теория первая, – сказала я, заглянув в блокнот. – Эндрю принял какие-то галлюциногены, ушел из лагеря, заблудился и пал жертвой стихий.

– Стихий?

– Ну утонул, солнечный удар получил или его съел медведь.

– Вряд ли животных можно отнести к «стихиям».

– Я говорю в широком смысле. Суть вот в чем, – сказала я. – Его убила природа, а не человек. Как думаете?

– Вполне разумная теория.

– Спасибо, но это не так. Есть одна загвоздка. Во-первых, большинство знакомых Эндрю говорят, что он курил травку, а галлюциногенов и тяжелых наркотиков не принимал. Если вы покурите дури на природе, поверьте, вам не захочется среди ночи идти к черту на кулички. Вы скорее наедитесь до отвала и сядете любоваться костром.

– А вы, похоже, знаток, – отметил Ларсон.

– В общем, неувязка получается. Поэтому я прошу вас дать мне имя дилера, у которого Эндрю покупал травку. Вдруг он действительно употреблял что-нибудь потяжелее?

– Откуда мне знать имя?

– Можете поспрашивать. – Я весело улыбнулась. – Вторую теорию излагать?

– Давайте.

– В ту ночь Эндрю с Мартином подрались. Мартин убил брата – случайно или нет, – запаниковал и спрятал труп.

– Ха, – только и ответил Ларсон.

Я поискала на его лице какие-нибудь признаки согласия или страха, но ничего такого не заметила.

– Третья теория, – сказала я.

– Прямо не терпится услышать.

– Миссис Сноу убила своего сына, когда он случайно наследил на ковре. Поход – только прикрытие. Она спрятала труп где-то в доме.

Ларсон уставился на меня, не понимая, шучу я или нет.

– Отсюда и попурри, – добавила я.

Тут шериф сделал то, чего я никак не ожидала, – расхохотался.

У меня было всего несколько секунд, пока его оборона пала, чтобы задать следующий вопрос:

– Какая фамилия у Хэнка?

– У кого? – переспросил Ларсон, снова приняв невозмутимое выражение лица.

– У дяди Хэнка. Вы ведь к нему ездили в ту ночь. Какая у него фамилия? Я бы хотела с ним поговорить.

Не могу сказать наверняка, но, кажется, в спокойном взгляде шерифа промелькнула тревога. Словно небольшой скачок в музыкальной записи отличного качества – если не обращать внимания, можно и не услышать.

– Зачем он вам?

– Это ведь ваше алиби, верно? Назовите его фамилию, не то я сама узнаю.

– Фарбер, – сказал Ларсон, доставая ручку. – Вот адрес. И не ходите к нему одна: у дяди та еще репутация. Это все, Изабелл?

– Последний вопрос: вы с Мартином еще друзья?

– Не враги.

– Когда вы последний раз виделись?

– Примерно полгода назад.

– Спасибо, шериф. – Я быстро допила пиво и ушла.


На следующий вечер Дэниел грозился приготовить ужин. Так как наши отношения были теперь кристально прозрачны, я осмелела и сообщила ему дурную весть:

– Ты кошмарно готовишь, Дэниел.

– Знаю. Но главное – старание.

– Надеюсь, ты не под этим лозунгом лечишь зубы.

– Очень смешно.

– Давай придумаем что-нибудь новенькое, – предложила я.

– Кажется, ты страшно хотела посмотреть серию, где Макс пытается стать двойным агентом.

– Позже, – сказала я. – А сейчас приглашаю тебя со мной на слежку.

– Ого! Будем шпионить? – с энтузиазмом, свойственным всем новичкам, воскликнул Дэниел. Он еще не знал, какая скука нас ожидает.

Час спустя мы сидели в машине возле дома Мартина Сноу в Саусалито.

– Есть хочу, – сказал Дэниел.

Я этого ожидала и протянула ему ореховую смесь. Он пошарил в пакетике и расстроенно отметил:

– Здесь только фундук.

– Надо серьезно поговорить с дядей Рэем.

Наступила тишина. Я тренировала свое зрение на входной двери Мартина.

– Мне скучно, – сказал Дэниел.

– Мы здесь всего час.

– Но ничего не происходит.

– Люди не всегда что-нибудь делают.

Он вздохнул. Снова молчание.

– Мне надо в туалет.

– Ты по крайней мере мужчина.

– И что?

– Весь мир к твоим услугам.

– Предлагаешь мне писать на улице?

– Большинство сыщиков писает в банки. Но вряд ли в твоем безукоризненно чистом «БМВ» есть специальная банка для этого дела.

– Какая гадость, – сказал Дэниел, выбираясь из машины.

Пока он искал подходящее место, чтобы облегчиться, возле дома Мартина остановился черный джип Ларсона. Шериф постучал в дверь, и его впустили.

Вернулся Дэниел.

– Что-нибудь произошло, пока меня не было?

– Один парень приехал к другому.

– Как подозрительно, – съязвил он.

Только это и в самом деле было подозрительно. Не могу объяснить почему.


Закончился год, и я решила немного отдохнуть от дела Сноу, в основном потому, что не хотела никого беспокоить в праздники. Однако, когда на тротуарах начали появляться чахлые елочки, я возобновила расследование и снова позвонила Мартину Сноу. Но перезвонил мне не он.

На пятый день после Нового года на связь вышла Абигейл. Я хорошо запомнила число, потому что за день до этого мне звонил бармен из «Замка Эдинбурга», паба в Тендерлойне. Дядя Рэй уснул за их столиком и, когда его разбудили, протянул им карточку с моим номером: «Для вывоза звонить Изабелл Спеллман».

После того как я доставила дядю домой, а папа помог мне затащить его внутрь, запищал мой мобильный. На экране высветилась надпись «Номер засекречен». Я дала трубке немного позвонить, пока отпирала дверь на чердак, и взяла ее только в комнате.

– Алло.

– Мисс Спеллман, это Абигейл Сноу. – Ее голос здорово погрубел за последние недели. Я с трудом его узнала.

– Чем могу помочь?

– Закройте дело моего сына.

– Я стараюсь уважать вашу личную жизнь, – сказала я.

– Послушайте, Изабелл, мой сын адвокат. Если вы не прекратите расследование, мы подадим на вас в суд за причинение беспокойства. Вы меня хорошо поняли?

– Да, – ответила я, и Абигейл повесила трубку.

В ту минуту я в самом деле поверила, что дело закрыто и скоро я перестану работать на Спеллманов. Однако у меня было очень мало времени на размышления: скоро в моей жизни произошли крупные перемены. Они не отвлекли меня от дела, а, наоборот, вернули к нему.

Несколько месяцев спустя, когда я уже могла спокойно подумать о случившемся, я попыталась вспомнить точную дату перелома, будто это помогло бы мне не повторять ошибку. С тех пор много воды утекло, но и сейчас это событие кажется мне самой жирной точкой из всех, что я ставила.

Точка

Через пару дней мама поймала меня на выходе из дома и спросила, не к стоматологу ли я направляюсь. Она не могла знать, что мы с Дэниелом помирились, поэтому я сразу заподозрила неладное.

Я проникла в комнату Рэй и стала ждать ее возвращения из школы. Решила обойтись без обыска, просто разлеглась на кровати и взяла с полки зачитанную до дыр «Над пропастью во ржи». Сколько же лет этот роман будет неизменным атрибутом всех подростковых комнат? Странно, что у Рэй до сих пор не начался переходный возраст.

Тут я случайно увидела рядом с ее столом цифровую камеру, расстегнула черный чехол и полюбовалась новеньким аппаратом.

В комнату зашла Рэй.

– Как ты сюда попала?

– Ты не одна умеешь вскрывать замки, – сказала я, застегивая молнию.

– Зачем пришла?

– У меня есть к тебе несколько вопросов.

– Валяй.

– Ты следила за мной, Рэй?

– Уже давно перестала.

– Мама знает, что ты ходила к Дэниелу?

– Нет, только не говори ей, а то мне влетит.

– Она знает, что я с ним помирилась?

– Неделю назад я слышала, как она сказала отцу, что между тобой и стоматологом все кончено.

– Кто новая подружка Дэвида? – быстро спросила я, надеясь, что от неожиданности Рэй проговорится.

– Меня не проведешь, – ответила та, разуваясь.

– Во сколько тебе обошлась эта камера и остальное оборудование?

– Надо посмотреть чеки и подсчитать.

– А приблизительно?

– Баксов пятьсот – плюс-минус.

– Плюс-минус сколько?

– Сотню.

– Тебя воспитала коза ностра?

– Не знаю. А тебя?

– Это шантаж, Рэй. Шантажировать людей плохо. Разве ты не понимаешь?

– Я рада, что твое дело закрыто.

– Кто сказал?

– Мама. Тебе позвонила миссис Сноу и велела прекратить расследование.

– Неужели?

– Ты же сама знаешь.

– А ты откуда узнала?

– У меня есть уши.

Я схватила Рэй за воротник, дважды его перекрутила и прижала сестру к стене.

– Попробуй только соврать, и я превращу твою жизнь в ад!

– Да ты уже превратила! – закричала Рэй.

– Откуда ты знаешь, что мне звонила Абигейл?! Ты шпионишь за мной?! Ты подслушивала?!

– Я только слышала, как папа сказал маме, что тебе позвонила мать того мальчика и теперь ты закроешь дело!

– Папа сказал?

– Да.

– Когда?

– Вчера.

– Во сколько?

– Не помню.

– Вспоминай.

– Ночью.

– Уверена?

– Ну, присягать я бы не стала…

Я усилила хватку.

– Но ты уверена?

– Да. Теперь уходи.

Могла бы и не просить – я уже вылетела за дверь.


Вернувшись к себе, я стала искать жучок. Ни за что бы не подумала, что мои родители способны на такое. Даже когда я была Прежней Изабелл, они не опускались до прослушки. В Калифорнии записывать чьи-либо разговоры запрещено законом. Жаль, я не встречалась с адвокатами, которых мне подкидывала мама! Могла бы теперь обратиться к ним за помощью. Получилось бы весьма поэтичное название дела: «Спеллман против Спеллманов».

Хотя жучки сами по себе противозаконны, это все-таки не легкие наркотики, поэтому я в них не разбираюсь. Однако чтобы перерыть комнату дюйм за дюймом, достаточно набраться терпения – его-то мне не занимать, если я знаю, что найду что-нибудь против родителей. Я прощупала весь телефонный провод до розетки и вдоль стены, потом выбралась на пожарную лестницу и внимательно просмотрела его до самого подвала. Обычное прослушивающее устройство можно поместить на любом участке провода, а в сочетании с диктофоном, который включается на звук голоса, получится великолепный аппарат для прослушивания одной линии. Должно быть, именно так папа подслушал наш с Абигейл разговор. Либо он слышал только одного собеседника – меня.

Не обнаружив жучка на проводе, я стала искать его где-нибудь в комнате. Даже не представляете, как трудно найти устройство размером с горошину среди хлама, который семь лет копился на семистах пятидесяти квадратных футах.

Мне нужна была помощь. Помощь третьей стороны. Я хотела позвонить Дэниелу, но просьба «Давай вместе поищем жучок в моей комнате» звучала бы дико, а я все-таки хотела казаться нормальной. Позвонила Петре – та не взяла трубку. Оставался дядя Рэй. Он всегда был дома, если не уходил в бар. Я попросила его отыскать в комнате прослушивающее устройство. Он поинтересовался, есть ли у меня пиво. Пиво было. Судьба редко дарит мне возможности для столь идеального симбиоза.

Поскольку дядя Рэй живет с моими родителями, я часто забываю, что вообще-то он сам себе хозяин. Если в ходе семейного разлада ему не приходится вставать на чью-то сторону, он предпочитает сохранять нейтралитет. При этом жует чипсы и бурчит что-нибудь вроде: «Я тут футбол смотрю вообще-то». Плевать он хотел на мелкие ссоры между родными, когда на экране целые толпы мужиков десятилетиями сводят счеты.

Дядя Рэй знал только, что ищет жучок. Ему даже в голову не пришло, что этот жучок установил его родной брат.

Я носилась по комнате и переворачивала все вверх дном. Дядя Рэй сел на мою кровать и не торопясь выпил три банки пива. Потом подошел к розетке, вытащил из нее лампу, будильник и таким образом освободил тройник. Вручил его мне.

– Спасибо за пиво, – сказал он и вышел.


Первым моим желанием было рвать и метать, может, даже связаться с адвокатами или с Американским союзом гражданских свобод, но разум подсказывал не торопиться и хорошенько все обдумать. Как выяснилось позже, доверять не стоило ни сердцу, ни разуму. Я взяла тройник и перенесла его в контору. В конце концов родители это узнали, но у меня появилось немного времени. Надо было срочно выбраться из дома, побыть на территории, свободной от Спеллманов. Так что я села в машину и поехала к Петре.

Она открыла мне дверь в черном бархатном платье без бретелек и кружевной шали на плечах. Волосы убраны наверх, пирсинга как не бывало.

Петра явно не ожидала моего визита.

– Ты что тут делаешь?

– Я только что нашла у себя в комнате прослушивающее устройство. Ты идешь в оперу?

– Нет. Просто свидание.

– С кем?

– Да так, с парнем. Познакомилась недавно.

– Кто он?

– Э-э… врач.

– Правда?

– Ну, я не стала уточнять это в Американской медицинской ассоциации, но почему-то склонна ему верить.

– Как его зовут?

– К чему все эти вопросы?

– Обычно ты мне рассказываешь, когда у тебя появляется новый парень.

– Дон Стернберг.

– Что-что?

– Так его зовут.

– Ну, если настаиваешь…

– Тебе что-нибудь нужно?

– Нет. Все в порядке. Повеселись там со своим адвокатом.

– С врачом.

– Врачи, адвокаты… Какая разница?

– Большая, если ты в реанимации.

Наш разговор заходил в тупик, а правды я так и не дождалась. Посмотрев на подругу, я увидела, что она свела вторую татуировку – могильный камень с надписью «Джимми Хэндрикс».

– Зачем ты убрала Джимми?

– Порой люди меняются.

– Неужели? Первый раз слышу.

* * *
Я уехала от Петры и отправилась в единственное место, где могла получить ответы. Мне не пришлось стучать в дверь или устраивать допрос. Надо было только дождаться, пока Дэвид выйдет из дома, и если он будет в смокинге, значит, он не только встречается с моей лучшей подругой, но покупает молчание четырнадцатилетней сестры и угождает прихотям пятидесятичетырехлетней матери, чтобы я об этом не узнала.

Меня обуял гнев, нестерпимое желание доказать, что они принимают против меня неправильные меры – или, во всяком случае, ненужные. Как я и предсказывала, Дэвид ушел из дома при параде. Я уехала прежде, чем он успел меня заметить. Разберусь с этими двоими позже.

Сценка «Прием у стоматолога» № 3
Между мной и родителями установилось короткое перемирие. Война здорово измотала и их, и меня. Однако перемирие не распространялось на Рэй. Я долго уговаривала маму и в конце концов сообщила сестренке страшную новость:

– У тебя три кариеса. Дэниел приглашает тебя на лечение завтра в четыре часа. Не опаздывай.

– А это обязательно? – спросила она.

– Пойдешь как миленькая.

В тот же вечер я заглянула в гостиную и увидела, как Рэй и дядя Рэй вместе смотрят телевизор. На экране Лоуренс Оливье мыл руки и спрашивал Дастина Хоффмана, привязанного к стулу: «Это безопасно?»

Я подошла к дивану и уставилась в ящик.

– Это безопасно? – переспросил Оливье, разворачивая набор стоматологических инструментов.

Я гневно посмотрела на дядю:

– Как тебе не стыдно?! Разве можно показывать ей «Марафонца» перед походом к стоматологу?!

Сестра шикнула на меня и уперлась в экран. Дядя Рэй сделал невинный вид:

– А что? Хорошее кино.

– Это безопасно? – снова спросил Оливье, и я вышла из комнаты.


На следующий день Рэй пришла в кабинет № 2 и стала ждать Дэниела. Она услышала, как тот прощается с миссис Санчес (старушка ушла домой), и в последний момент успела включить диктофон. Он ведь все еще стоматолог, так? Через несколько месяцев я нашла эту пленку:


(Дэниел входит в кабинет.)

Рэй: Доктор Кастильо?

Дэниел: Я же просил тебя, зови меня Дэниел.

Рэй: А у меня точно три кариеса?

Дэниел: Точно. Уверен на сто процентов. (Моет руки.)

Рэй: Можно взглянуть на рентгеновские снимки? (Дэниел чересчур долго смотрит на Рэй.)

Дэниел: Ты что, мне не веришь?

Рэй: Верю, конечно, просто хочу посмотреть.

(Дэниел берет несколько снимков, кладет их на лампу и включает свет.)

Дэниел: Первый и второй кариес снизу справа, в моляре и премоляре. Третий в верхнем левом резце. (Достает шприц.)

Рэй: А разве вам не нужна медсестра?

Дэниел: Она ушла домой, мы с тобой одни. Открой пошире рот. (Рэй не открывает.)

Рэй: А это точно мои снимки?

Дэниел: Хватит увиливать, милая. Будь хорошей девочкой, открой рот.

Рэй: Я задала вопрос. (Дэниел наклоняется поближе.)

Дэниел: Ты что, боишься меня?

Рэй: Я боюсь ненужного лечения.

Дэниел: Маленькая боль даже полезна. Она делает тебя сильнее.

Рэй: Изабелл сказала, что больно не будет.

Дэниел: А ты веришь всему, что она говорит?

Рэй: Нет. (Дэниел готовит новокаин.)

Дэниел: Это безопасно? (Он произносит эти слова с легким немецким акцентом. Многозначительно подмигивает. Рэй вскакивает и вылетает из кабинета, сдирая с себя фартук уже на улице.)


Отдав дань уважения вчерашнему фильму, Рэй без остановки пробежала две мили от Маркет-стрит до Ван-Несс-авеню, где села на метро и поехала домой. Дрожащими руками она открыла дверь, забежала в контору и предстала перед родителями.

Тяжело дыша, Рэй проговорила:

– Дэниел Кастильо злой!

Родители прослушали часовой монолог, подробно описывающий прием у стоматолога. Дэниел был жуткий, странный, зловещий, мрачный, неприятный.

– И он мне подмигнул! – добавила сестричка. – Злобно так.

Мама с папой давно поняли, что Рэй любит преувеличивать. После первой встречи с Дэниелом они тщательно проверили его прошлое и настоящее. Он до сих пор им не нравился, но пришлось признать, что он совершенно чист.

Родительское подразделение пришло к логическому выводу: Рэй просто испугалась укола и стоматологических мифов, долгое время ходивших в семье. Впервые в жизни мама с папой ей не поверили. Поэтому она решила в одиночку спасать меня от зубного врача.

Через некоторое время Рэй возобновила слежку. Первые два дня я тупо сидела за компьютером и пробивала данные всех членов семьи Сноу. Мама, увидев стопку бумаг на моем столе, снова попыталась меня отговорить.

– Изабелл, закрой дело, – сказала она. – Можешь работать кем хочешь: официанткой, секретаршей, барменшей. Как тебе угодно.

– Мы заключили сделку, мама. И я выполняю условия.

– Дорогая, Мартин Сноу – адвокат. Ты понимаешь, что это значит?

– Хочешь, чтобы я пригласила его на свидание? – ответила я, не отрываясь от монитора.

– Нет. Это значит, что, если ты не оставишь его семью в покое, он подаст на нас в суд.

– На твоем месте я бы не волновалась, – спокойно сказала я.

– Как ты можешь так говорить? У нас даже нет денег на приличного адвоката.

– Мам, послушай. Он что-то скрывает. А люди, которые что-то скрывают, не станут привлекать к себе внимание. Они уходят на дно. Мартин нам просто угрожает.


Родители наверняка догадались, что я нашла их жучок, но ничего мне не сказали. А я тем временем обдумывала месть. Следующие несколько дней я вспоминаю отчетливо и в то же время слегка размыто, как в старом кино.

Мне следовало хорошенько выспаться и все продумать. Я должна была дать и себе, и родителям шанс передохнуть, остановиться, поразмыслить. Но не смогла. Мама с папой поручили мне дело, которое было невозможно раскрыть, а через три недели я уже всерьез подумывала, что это возможно.

– Хочешь заехать со мной к одному дилеру и прикупить наркоты? – как-то раз спросила я Дэниела по телефону.

– Конечно! – беззаботно ответил тот, словно я предложила ему молока к кофе.

– Жди меня завтра в семь.

Покупка наркотиков
Мне до сих пор не верится, что я на это отважилась.

В семь вечера я подъехала к дому Дэниела и позвонила. Он вышел, одетый в дорогой костюм и розовую рубашку с расстегнутым на шее воротником.

– Отличные шмотки, – сказала я, когда он поставил свой чемодан под заднее сиденье и сел в машину.

– Спасибо. Это мой специальный костюм для покупки наркотиков, – сухо ответил Дэниел.

– Деньги у тебя? – спросила я.

– Да, деньги на наркотики у меня.

– Ты можешь говорить просто «деньги», незачем каждый раз упоминать наркотики.

– Да, деньги у меня.

Тишина.

– Кхе-кхе. – Я намекнула, что настал его черед говорить.

– Дать леденец?

– Кхе-кхе! – Я злобно уставилась на Дэниела. Ведь просила же выучить единственную строчку! Неужели это так трудно?

– Если хочешь нюхнуть, я могу и сам достать немного снежка, – сказал он с таким выражением, как будто прочитал эту строчку с экрана.

– Мы встречаемся с дилером Мартина Сноу. Он и разговаривать со мной не станет, если мы ничего не купим. Просто не дергайся, и все будет в порядке.

– Изабелл, я не первый раз беру наркотики.

– Веселящий газ не считается.

– Я знаю, что такое наркота, Иззи.

– Почему бы тебе просто не помолчать? – спросила я.

– Точно. Буду сидеть и выглядеть угрожающе.

Дэниел был в плохом настроении, так что я позволила ему немного повариться в своем глупом костюме. На мосту было много машин, ехали мы медленно и вскоре израсходовали запас придуманных реплик, поэтому остаток пути молчали. Нашим местом назначения были недостроенные склады в районе Уэст-Окленд. Когда мы подъехали, Дэниел отметил:

– Кажется, я здесь уже был.

Я бросила на него предостерегающий взгляд: никакой импровизации!

Мы постучались в третью дверь от конца, и нам открыл некий «Джером Франклин». На нем была майка с эмблемой футбольной команды «Питтсбург Стилерз», шапка, широченные джинсы на бедрах, золотые украшения и вдобавок золотой зуб. Меня так и подмывало сказать что-нибудь про зуб: мол, ты не перестарался? Но я не стала.

– Ты коп? – спросил он меня, приглашая внутрь.

– Нет, я же говорила.

– А он коп? – Джером холодно уставился на моего спутника.

– Нет. Я стоматолог, – гордо произнес тот.

Джером выхватил из штанов пистолет и приставил к ребрам Дэниела.

– Ненавижу стоматологов.

– С такими зубами я бы тоже их ненавидел.

Дилер толкнул Дэниела на диван и велел заткнуться. Я поддержала это предложение.

В комнату вошел Крис, негр в сеточке для волос и жилетке на голое тело.

– Все пучком, брателло?

– Все ништяк.

– Кто шмара? – спросил Крис, по-видимому, интересуясь мной.

– Бывшая девка Сноу.

– Чо ей надо?

– А чо им всем надо?

Я не успела придумать вопросы об Эндрю Сноу. Эти любезности и сама сделка отняли у меня слишком много времени. Надо было заранее писать сценарий!

Чтобы немного успокоиться, я огляделась по сторонам. Интерьер склада был примечателен отсутствием вещей: картины сняли со стен, а на их местах остались следы от рамок; там, где раньше стояла приличная мебель, теперь была россыпь складных стульев. Пепельницы с окурками недельной давности отмечали каждую поверхность. Все это никак не вязалось с идеально чистой раковиной на кухне, но я решила не придираться.

Мое внимание вернулось к Джерому, который положил на голубой винтажный стол открытую сумку. Внутри оказались пакеты с белым порошком.

– Ну чо, пробуй.

Джером вытащил из кармана пузырек, вытряс немного порошка на зеркало и с помощью лезвия сделал идеально ровную дорожку. Потом протянул мне трубочку.

Я подождала, пока все посмотрят на меня, и наклонилась к зеркалу.

В этот миг более чем знакомый голос прокричал:

– Нет, Иззи!

Я подняла голову. Рэй стояла у входа в ванную. Видимо, она пробралась сюда через окно.

Все замерли. В комнате стало чересчур тихо: никто не мог понять, что делать дальше. Рэй заметила на столе пушку. Я буквально видела, как она взвешивает все «за» и «против». В следующий миг сестренка уже летела к столу.

Мой мозг упорно отказывался работать до тех пор, пока она не прицелилась в Джерома. Такого развития событий мы не ожидали.

– Отойди от моей сестры! – заорала Рэй.

Джером посмотрел на меня вопросительно.

– Брось бритву! – крикнула она, целясь в Джерома, который совсем забыл про сверкающее лезвие в руках. – Ну все, Иззи, пошли отсюда. Быстро! – скомандовала Рэй и перевела взгляд на Дэниела: – А ты оставайся здесь!

Мое изумление наконец сменилось гневом.

– Да что с тобой?!

– Я тебя спасаю, пошли!

Я улыбнулась Джерому, которого на самом деле звали Леонард Уильямс (помните моего школьного приятеля?) и сказала:

– Снято, – перерезав пальцем воздух у своего горла. Потом повернулась к Рэй: – Пушка не заряжена. Дэниел не злой. Это не кокаин,[23] а сахарная пудра. Познакомься с Леном и его другом Кристофером. Они актеры, скоро заканчивают Американскую академию театральных искусств. Мы с Леном вместе учились в школе. Он был мой должник, вот я и попросила его о помощи. Увы, пришлось поиграть и на твоих расовых стереотипах, потому что ты обсмотрелась боевиков.

У Рэй не было слов – впервые в жизни, насколько я могу припомнить.

– Не знаю, как вы, но я сейчас умру, если не выпью чая, – сказал Кристофер с характерным британским акцентом. – Кому налить?

Дэниел поднял руку:

– Мне с бергамотом, если можно.

– А мне с ромашкой, будь добр, – сказал Лен.

Кристофер обратился к моей сестренке:

– А тебе, лапочка?

Та уставилась на него так, словно он говорил на иностранном языке.

– Горячий шоколад, если есть, – ответила я за нее. – Мне ничего.

Он ушел на кухню ставить чайник. Лен вытер фальшивый кокаин и повернулся ко мне:

– Скажи честно, как мы сыграли?

– Бесподобно.

– Просто не верится, что твой друг англичанин. У него отлично получился акцент, – весело добавил Дэниел.

– Слышал, Кристофер? – крикнул Лен.

Из кухни донеслось:

– Ты прелесть!

– Садись, Рэй, – велела я, пододвинув ей стул. – Теперь я расскажу, как все должно было получиться.

Сестричка медленно села, не спуская глаз с подозрительных типов в комнате.

– Я хотела, чтобы ты снова начала за мной следить и снимать на камеру все, что видишь. Поэтому мне надо было придумать что-нибудь достойное записи. Я знала, что если ты пойдешь к Дэниелу на прием и решишь, будто он плохой, то будешь шпионить за мной даже без просьбы родителей. Все было подстроено, Рэй. И уход миссис Санчес, и подмигивание, и фраза из «Марафонца».

– Но у тебя на самом деле три кариеса, – заметил Дэниел.

Рэй резко развернулась, навела на него пистолет и закричала:

– Нет у меня никакого кариеса!

Я забрала у нее пушку и продолжала:

– У меня было предчувствие, что ты начнешь за мной следить. Но ты не можешь водить машину – значит, спрячешься под задним сиденьем. Я бы повторяла весь этот маскарад снова и снова, пока ты не попалась бы в мою ловушку. Ты угодила в нее сразу же. Камера сейчас в машине?

Рэй отвела взгляд, тем самым подтвердив мою догадку.

– Честно говоря, я ожидала, что ты станешь наблюдать за мной в окна. Видишь, какие они чистые? И я специально выбрала удобное место для парковки машины. Надеялась, ты запишешь все на камеру и покажешь диск маме с папой. Конечно, я не думала, что ты вломишься в квартиру наркодилеров и станешь угрожать им пушкой. Ты совсем спятила?!

– Это ведь риторический вопрос? – ответила сестричка.

– То, что ты сделала, Рэй, – чистое безумие.

– Безумие, говоришь? – скептически переспросила она. – Я все расскажу родителям.

– Правильно, ты расскажешь им все, что я велю.

Рэй опустила глаза и пробормотала:

– Даже не верится, что я хотела спасти тебе жизнь.

– Чай! – прощебетал Кристофер, возвращаясь из кухни с подносом чашек и печенья.

Дэниел восхитился его старым фарфором и заметил, что чувствует себя очень комфортно. Он был рад, что больше не надо притворяться «плохим». Я несколько часов подряд уговаривала его принять участие в этом спектакле. Дело было не столько в наркотиках, сколько в том, что мы вовлекаем ребенка в аферу с применением белого порошка и незаряженных пистолетов. Однако три часа спустя Дэниел сдался – только чтобы отомстить моим родителям.

Игра Лена и Кристофера затмила даже их чудесный фарфор. Надо сказать, что если бы они убрали из комнаты дорогой кожаный диван, антикварный кофейный столик и стильные коврики, то все равно рука профессионального декоратора чувствовалась бы повсюду – рука щедрой и богатой матери Криса. Будь Рэй внимательнее, она бы заметила, что коллекция ди-ви-ди-дисков состоит в основном из сумасшедших комедий годов эдак 40-х и «киноправды». Она бы поняла, что редкий постер с Сидни Пуатье (кадр из фильма «Меня зовут мистер Тиббс») слегка неуместен в наркоманском притоне. Но Рэй не знала, на что надо обращать внимание. Она увидела белый порошок и черных людей, которых так часто показывают в клипах рэп-исполнителей, и клюнула на мою удочку.

– Я хочу домой, – сказала она.

Но я еще не закончила. Рэй не могла вернуться с пустыми руками.

– Допивай шоколад и начнем снимать.


В машине сестричка смотрела отснятый материал, а у Дэниела случилось легкое нервное расстройство, как будто на него только сейчас снизошло прозрение.

Напомнив Рэй, что он не плохой и что у нее на самом деле три кариеса, Дэниел сказал:

– Это была самая детская выходка за всю мою жизнь.

– За все детство? – ответила я раздраженно. – Если уж соглашаешься участвовать в липовой покупке наркотиков, то не надо потом жаловаться.

Нас перебила Рэй:

– Я все-таки не понимаю, зачем вы это устроили.

– Мама с папой установили прослушку в моей комнате. Это чересчур. Если они хотят вмешиваться в мою личную жизнь, то пусть найдут то, что искали. И только попробуй им проболтаться. У меня на тебя целая гора компромата – хватит на годовой домашний арест. Усекла?

Всю оставшуюся дорогу Рэй молчала, побив свой прежний рекорд на шесть минут.

Фильм «Изабелл нюхает кокаин»

Наутро сестричка показала родителям домашнее видео. Она раздала всем поп-корн и пригласила дядю Рэя, потом сунула диск в плейер и встала перед телевизором. В качестве предисловия к фильму она процитировала наш с Дэниелом телефонный разговор про наркотики. Рэй рассказала, как спряталась под задним сиденьем машины и, когда мы зашли в «наркопритон», начала снимать.

Она включила запись и села на пол. Со словами «Хватит жрать!» забрала у дяди поп-корн.

Мама сидела в оцепенении, едва дыша. На двадцатидюймовом экране шло немое кино Рэй: я нагнулась, лезвием сформировала дорожку, взяла трубочку и…

– Вот Иззи нюхает кокаин, – пояснила сестричка для слепых.

Первой реакцией мамы было уберечь младшую дочь от этого ужаса.

– Рэй, тебе нельзя это смотреть, – сказала она.

– Ничего, что я это снимала? – возразила та.

Спектакль был лишь ответной мерой на преступные действия родителей. Увы, я не смогла правильно предсказать их реакцию. Сразу после просмотра домашнего видео они установили за мной круглосуточную слежку, которая прекратилась лишь тогда, когда им стало не до меня.

Допрос Глава V

Нарочитая отчужденность Стоуна сменяется явной насмешкой. Его челюсть слегка подрагивает, когда он смотрит в блокнот.

– Я знаю, о чем вы думаете, – говорю я.

Стоун делает глоток кофе и отводит глаза.

– Вряд ли.

Он прав. Обычно я могу легко догадаться, о чем думают люди, но с инспектором это не проходит, и я теряю самообладание. Надо срочно установить над Стоуном контроль.

– Вы женаты, инспектор?

– Нет.

– Разведены?

– Сегодня я вас допрашиваю, а не наоборот.

– Почему вас бросила жена?

– Изабелл, этот прием стар как мир.

– То есть она вас не бросала?

– Прекратите, пожалуйста. – Стоун говорит так искренне, что я замолкаю. А потом задаю вопрос, который вертелся у меня на языке с самого начала допроса.

– Что вам рассказали обо мне родители?

– Это так важно?

– Да.

Просмотрев записи, Стоун отвечает:

– Мне известно, что раньше вы разбрасывали мусор по округе. Также я все знаю про наркотики, алкоголь, про Соседские Дозоры в вашу честь, про несколько случаев вандализма (виновников так и нашли) и про то, что у вас нет постоянного парня. Продолжать?

– А что-нибудь хорошее они сказали?

– Говорят, теперь вы стали намного лучше, – отмечает инспектор, пытаясь скрыть снисходительный тон.

– Думаете, это я во всем виновата?

– Почему же? Я пока даже не знаю, что произошло.

Дело Сноу. Продолжение
Имя Джерома Франклина я взяла не с потолка. Если верить Одри Гейл, учительнице Эндрю, почти все школьники покупали наркотики у него. Но в старших классах его криминальная жизнь закончилась. Теперь он консультант по финансовым вопросам, живет в Сан-Диего, Калифорния. Когда я рассказала Джерому о цели своего звонка и объяснила, что не стану разоблачать «ошибки его молодости», он согласился помочь, но, увы, ничего нового не сообщил: Эндрю покуривал травку. И все.

Семейку Сноу и шерифа Ларсона я проверила досконально, поэтому переключилась на другого подозрительного типа. Пора было навестить Хэнка Фарбера, дядю Ларсона и его единственное алиби. Я позвонила Хэнку (ни в коем случае не Генри) и назначила встречу на следующий день.

Примерно половину пути мама сидела у меня на хвосте, но потом я сделала запрещенный поворот на сто восемьдесят градусов, и она отстала, не осмелившись его повторить.

Ровно в 10.45 я постучала в дверь старого дома в Тендерлойне. Открывший мне мужчина был слегка пьян, эдакая версия дедушки для совершеннолетних. Обычно такие типы – завсегдатаи ипподромов и стрип-клубов, любители сигар. Но Хэнк, подозреваю, травился сигаретами.

– Так, так, так, кто к нам пришел? – сказал он, открыв дверь и осмотрев меня с головы до ног.

Неряшливый хозяин дома пригласил меня внутрь и усадил на тридцатилетний клетчатый диван, от которого кожа шелушилась даже под одеждой. Сам Хэнк сел напротив меня, прикурил сигарету и радостно улыбнулся, как будто у него брали интервью для пафосного шоу вроде «Мисс Америка», а не расспрашивали о пропавшем без вести мальчике.

– Мистер Фарбер…

– Зовите меня Хэнк, – предложил он и подмигнул.

– Вы хорошо помните 18 июля 1995 года?

– Э-э… давненько это было.

– Но вы ведь помните?

– Слабо, – признался он.

– В ту ночь пропал Эндрю Сноу.

– Ах да! Жалко парнишку.

– Чем вы занимались в тот вечер?

– Кажется, ко мне приезжал племянничек, Грег. Ему тогда было лет семнадцать.

– В его визите было что-нибудь необычное?

– Нет. Он ходил на концерт.

– Какой?

– Не помню. Да и не знаю, что нынешняя молодежь слушает.

– А когда Грег пришел домой?

– Около одиннадцати.

– Он приехал на машине или на автобусе?

– Кажется, на машине.

– Чья это была машина? Ваша или его собственная?

– Моя, потом он ее выкупил.

– Когда?

– Ну, примерно в то время.

– В день исчезновения Эндрю Сноу?

– Нет. Через несколько недель. Но он и до этого ее водил. Кажется.

– Что за машина?

– «Тойота-камри».

– Цвет и год производства вспомните?

– Белая, 1988-й.

Я оставила Хэнка в клубах сигаретного дыма и поехала прямо к Абигейл Сноу. Она заметно расстроилась, увидев меня на пороге.

– Что вам нужно на этот раз?

– Я понимаю, меньше всего на свете вы хотели увидеть меня, но…

– С чего вы это взяли? – вежливо осведомилась миссис Сноу.

– Ну, вы позвонили и довольно убедительно велели закрыть дело… Понимаете, я тут узнала…

– Мисс Спеллман, я вам не звонила.

– Не звонили?

– Нет. Может, это был другой клиент?

Мой мозг отказывался адекватно воспринимать происходящее. Если звонила не Абигейл Сноу, то кто же? Или звонила все-таки она, а теперь просто отрицает? Мало ли что творится в голове у этой женщины.

– Могу я зайти на минутку? – спросила я.

Миссис Сноу поглядела на мои ботинки и, видимо, подсчитала количество грязи, которое я могу занести в дом.

– Хотите, я их сниму? – предложила я.

– И пиджак тоже, милочка. Он у вас довольно грязный, – ответила миссис Сноу.

Ботинки и пиджак я оставила на крыльце, после чего Абигейл неохотно пустила меня внутрь.

– Можно воспользоваться вашим телефоном? – спросила я, выключив звук у мобильного.

– Пожалуйста. – Миссис Сноу махнула рукой, показывая, где стоит телефон.

Я набрала свой мобильный. Когда звонила Абигейл, на дисплее высветилось «Номер засекречен», но теперь это был самый обычный номер. По-видимому, в тот раз мне звонила мама – чтобы я бросила дело.

На всякий случай я спросила:

– А у вас есть сотовый?

– Нет, конечно, – ответила Абигейл, вытирая телефон тряпкой.

У меня было всего несколько вопросов, и я хотела задать их побыстрей: от запаха попурри уже голова шла кругом.

– Может быть, вопрос покажется вам странным, – сказала я, – но вы, случайно, не помните, какая машина была у Грега Ларсона?

– Помню. Красный «камаро». Модель конца семидесятых.

– Вы уверены, что это была не «камри»?

– Более чем, – резко ответила Абигейл.

– И она точно была красная, а не белая?

– Милочка, я умею различать цвета.

– Не спорю, – сказала я и быстро зашагала к двери. – То есть у Грега никогда не было белой «камри»?

– Нет.

– Согласно материалам дела, у Мартина и Эндрю был «датсун» 1988 года. Верно?

– Да.

– И других машин у них не было?

– Нет.

– Спасибо, миссис Сноу. Вы мне очень помогли.

После встречи с Абигейл я зашла к ее соседям. Из четырех человек, оказавшихся дома, двое жили здесь и двенадцать лет назад. Оба хорошо помнили Грега Ларсона и его красный «камаро». Никто не припоминал белую «камри».

Вернувшись домой, я сперва выбила одну фару на маминой машине, чтобы ночью было легче заметить слежку. При обычных обстоятельствах за подложный звонок я бы придумала более изощренную месть, но сейчас в нашей семье обстановка и так накалилась. Я просто сдала маму отцу.

– Милая, Оливия не способна на такое, – ответил папа, прежде чем я успела договорить.

– Ты, видно, плохо ее знаешь.

– Мы женаты уже тридцать три года.

– Ну и?..

– Изабелл, тебе звонила не мама. Однако я повторюсь: дело закрыто. Мы не хотим, чтобы на нас подали в суд.

Мне еще было что сказать, но нас перебил дядя Рэй. Он распахнул дверь и заорал:

– Ал, мне нужна твоя помощь! Я так больше не могу!


За всеми этими слежками, прослушиваниями и общим духом шпионажа я совсем забыла рассказать вам о том, какой мир установился между Рэй и дядей. Теперь они были друзья, и сестричка решила раз и навсегда избавить своего друга от вредных привычек. Она стала подсовывать ему под дверь открытки с изображением больной печени и надписями в духе: «Думаю о тебе. С любовью, Рэй».

За ужином она рассказывала семье о вреде алкоголя и время от времени давала советы по питанию (которые казались мне ханжескими, поскольку сама она поедала немыслимое количество сахара). Рэй усердно изучала материалы по злоупотреблению наркотиками и спиртным и даже проконсультировалась с травником – тот продал ей специальный эликсир, который она подмешивала дяде Рэю в еду и иногда в пиво. Сестричка пыталась посетить собрание анонимных картежников, но ее оттуда вышвырнули. Отвергнутая, она обратилась в Ал-анон, общество поддержки родственников алкоголиков, где постоянно рассказывала о дядином грехопадении. Каждый раз она украшала свое повествование сочными подробностями, так что вскоре от дяди Рэя там мало что осталось.

Мама с папой не переживали по поводу нового увлечения дочери, ведь теперь она не шастала по улицам и не преследовала незнакомцев, а изучала болезни печени – можно сказать, прогресс для нашего дома. Жаль, родители не старались внушить ей, что все старания бессмысленны. Мы уже пытались исправить дядю Рэя. Он был как разбитая фарфоровая кукла – никакой клей не вернет ей прежнюю красоту.

Дядя плюхнулся в кресло и уронил голову на стол. Следом за ним в гостиную вошла Рэй, неся огромную медицинскую книгу под названием «Функции и болезни печени».

– Погоди, – сказала она, – ты же еще не посмотрел, как выглядит печень после десяти лет цирроза.

Дядя умоляюще посмотрел на отца.

– Рыбка, отдай книгу, – попросил папа.

Рэй повиновалась.

– Ты велел мне больше времени проводить за чтением.

– Неужели? Пойдем-ка на кухню. Надо поговорить.

Сестра закатила глаза, тяжело вздохнула и потопала вон из гостиной.

– Я сделаю, что смогу, – пообещал папа и пошел за ней.

Я прислонилась к столу, обдумывая свой следующий ход.

Дядя Рэй поднял голову и сказал:

– Мне ведь так мало нужно! Спокойно выпить пива, поесть орешков. Разве я многого прошу?


После обнаружения жучка в комнате я решила уехать от родителей, но покупка липовых наркотиков и дело Сноу отнимали у меня все время, жилье искать было некогда. Потом я вспомнила, где могу остановиться, и начала собирать вещи. Через несколько часов ко мне постучалась Рэй. Я ее впустила, попросила помочь, но та стала потихоньку выкладывать мои пожитки из сумок. Поймав ее на месте преступления, я в прямом смысле слова вышвырнула ее в коридор и накрепко заперлась.

Вскоре мне надоело собираться, и я решила съездить за ключом для новой квартиры. Открыв дверь, я увидела маму, которая спускалась по лестнице в банном халате и мягких тапочках.

– Куда ты идешь, милая?

– Никуда, – находчиво ответила я.

– Я тебя люблю, – неуклюже и безучастно призналась мама.

Можно подумать, я об этом забыла! Конечно, родители меня любят. Но любовь в нашей семье кусается, и иногда мне жутко надоедает прикладывать лед к укусам.

Мама терпеливо сидела в машине, поджидая, когда я уеду. Но я и не пыталась избавиться от хвоста. Скрывать мне было нечего.

Я подъехала к дому Дэвида, вынудив маму припарковаться в неположенном месте.

Постучала в дверь. Он открыл.

– Изабелл? Что ты тут делаешь?

– Привет, как дела? – поправила я его.

– Привет. Извини. Так что случилось?

– Дэвид, скажи честно, тебе колют ботокс?

– Нет.

– А Петра здесь?

– Почему ты спрашиваешь?

– Потому что ты заметно нервничаешь.

– Она в доме. Так ты ее ищешь?

– Вообще-то я ищу ключи от ее квартиры. Она ведь теперь живет у тебя?

– Не совсем.

– И долго это продолжается?

– Месяца три.

– А началось как?

– Я столкнулся с ней в тренажерном зале.

– Где?! Она ходит в тренажерку?

– Да, как и многие люди.

– Хорошо, ты с ней встретился, а дальше что?

– Изабелл, мы можем просто поговорить? Или ты предпочитаешь допросы?

– Мы поговорим, когда ты перестанешь давать Рэй взятки.

– Браво!

– Итак, что случилось потом?

– Я сказала, что ему пора стричься, – ответила подошедшая к двери Петра. – Через два дня он мне позвонил.

– Дэвид, – продолжала я. – Ты любишь пить пиво на крышах?

– Не особенно.

– Вот видишь! – сказала я Петре.

– Еще вопросы есть?

Дэвид оттолкнул меня и вышел на крыльцо.

– Это что, мама там стоит?

– Ах да. Они устроили за мной круглосуточную слежку.

– Почему?

– Потому что я нюхала кокаин.

– Что?!

– Липовый кокаин, Дэвид. – Затем я обратилась к Петре: – Можно пожить у тебя?

Она дала мне ключи и объяснила, что квартира совершенно пуста, не считая кровати и бутыли воды. Я сказала, что больше мне ничего не нужно. Потом Петра добавила, что срок аренды заканчивается через неделю и тогда мне придется съехать.

– Дэвид, попытайся отвлечь маму, пока я убегаю из дома.

– Что происходит, Изабелл? – спросил Дэвид, когда я уже выходила.

– Слишком долгая история.

Я постучала в окно маминой машины.

– Отвечай: это ты звонила мне от имени Абигейл Сноу?

– Нет, – ответила мама. На ее лице появилась тревога.

Я поверила ей и решила во что бы то ни стало узнать, кто мне звонил.

Перед тем как отправиться на квартиру Петры, я заглянула к Дэниелу – проведать его после встречи с наркодилерами.

Я позвонила в дверь – через окно он бы меня просто не впустил.

– Была неподалеку, решила заехать, – объяснилась я.

– А что ты делала неподалеку? – спросил Дэниел.

– Просто каталась.

– Просто каталась неподалеку от моего дома?

– Да где я только не каталась, чтобы оторваться от мамы.

– Оторваться от мамы? Не понимаю.

– Она за мной следит.

– За тобой следит мама? Я не ослышался?

– Да. Ничего, если я выключу свет?

Ответа я не дождалась, просто выключила лампу и подошла к окну. Оливия сидела в машине и читала книгу. Дэниел приблизился ко мне: он все еще не верил и хотел сам во всем убедиться.

– И давно она за тобой шпионит?

– Примерно с час. У нее маленький мочевой пузырь, так что это ненадолго. Есть кофе? Можем ускорить процесс.

– Это ненормально, Изабелл.

– Ох, не говори.

Пока я наблюдала за мамой, Дэниел налил себе выпить и сел на диван.

– Изабелл, как ты думаешь, к чему приведут наши отношения?

У меня был трудный день, и я вовсе не хотела разговаривать на такие темы. Надо было убираться, пока наша беседа не приняла серьезный оборот. Я снова выглянула из окна, просто для вида.

– О, уснула! Мне пора.

Я поцеловала Дэниела в лоб и выскочила за дверь. Мама, разумеется, не спала. Я снова постучала ей в окно.

– Поезжай домой, мам. Ничего интересного я сегодня делать не буду.

– Надеюсь, Дэниелу ты так не сказала.

Она не поехала домой, а проводила меня до Петры и позвонила Джейку Хэнду, который только что отгулял шумную вечеринку. Мама предложила ему протрезветь за пятнадцать долларов в час, и поскольку Джейк все еще был тайно в нее влюблен, он согласился. Оливия дала ему ключи от машины и напомнила, чтобы до утра он не садился за руль. Потом поймала такси и уехала домой.

Зайдя к Петре, я первым делом набрала номер Мартина Сноу. И вновь меня переключили на голосовую почту. Я попросила его перезвонить и напомнила, что иначе не отстану. О машине Грега Ларсона я пока не сказала – еще будет время.

Мамины пятнадцать долларов в час оказались напрасной тратой денег. В освещенном окне квартиры Петры Джейк увидел только меня, сидящую на кровати и читающую материалы дела. В три часа ночи я выглянула на улицу. Джейк спал мирным сном за рулем машины – сейчас я бы легко ушла от слежки. Увы, мне было некуда ехать, нечего расследовать. Я просто улеглась спать. Джейк проспал пол-утра среди оживленного движения на дороге. Он все еще дрых, когда я уходила.

Жаль, мне некуда было податься – разве что домой, за вещами. Джейк позвонил Оливии, когда я была в пути. Заходя в дом, я услышала конец их разговора:

– Отбой, Джейк. Она уже приехала. Ты когда-нибудь слышал о чудесных свойствах кофе? Ладно, пока.

Я поднялась на чердак и обнаружила, что все мои коробки разобраны и львиная доля вещей лежит не на месте. Родители выбрали бы куда более изощренный способ оставить меня дома; тут постаралась Рэй. Расшатанный замок (вот неумеха!), крошки печенья на полу и приклеенные суперклеем вещи явно указывали на нее.

Большую часть дня я занималась упаковкой того, что Рэй распаковала, и отклеиванием того, что она приклеила. К обеду мои пожитки были собраны ровно настолько, насколько они были собраны вчера, а сама я жаждала мести. Я поехала в школу Рэй и подождала ее там. Сперва она увидела мою машину, а потом машину отца, который за мной следил, и притворилась, что не знает, в какую сесть.

Я опустила стекло и велела ей не придуриваться. Наконец мы поехали домой. Там я втащила сестренку на чердак и заставила весь вечер складывать мои вещи в коробки. Попытки саботажа встречались с моей стороны пустыми угрозами и несильными пинками. Пусть ее присутствие нисколько не помогло сборам, зато у дяди Рэя хотя бы выдался спокойный вечерок. К тому же я напомнила сестре, что бывает, когда врываешься к людям в комнату и приклеиваешь их вещи. В конце концов я отправила ее восвояси. Уходя, Рэй сказала: «Ты вернешься. Я точно знаю». Это прозвучало не как предсказание, а как угроза.

Потерянный выходной № 25
Пять дней спустя я в последний раз проснулась на квартире у Петры. Сходила в закусочную и на иностранном языке заказала себе большую чашку кофе. Только я полезла за кошельком, как из тени вышел мой папа и положил на стойку деньги.

– Угощаю, – сказал он.

Я схватила кофе и вышла на улицу, все еще слегка напуганная его внезапным появлением. Отец шел следом.

– Чем займешься сегодня?

– Ты всерьез думаешь, что я отвечу на твой вопрос?

– Я хотел сказать: ты свободна? А то дядя Рэй опять пустился во все тяжкие. Мне нужна твоя помощь.

Я не призналась ему, что никаких планов у меня нет – ни на сегодня, ни на всю оставшуюся жизнь. И что я буду рада отвлечься.

– Хорошо. Встретимся дома.


Дяди Рэя не было всего четырнадцать часов, а сестренка уже начала поиски. На следующий день после его исчезновения она обзвонила всех знакомых и сказала, что у нас умер член семьи, и если они встретят Рэя, то пусть немедленно привезут домой. Дядя так и не показался, зато мы получили несколько звонков с искренними соболезнованиями. На второй день сразу после школы сестра поехала на место его первой игры в покер и там при помощи нескольких кружек «Будвайзера» узнала, что Рэй отправился на очередную игру в «Мотель № 6» на Саут-Бэй.

Обычно мой отец начинал поиски брата спустя сорок восемь часов после исчезновения – как принято в полиции. Но сестра не могла относиться к этим внезапным пропажам так же спокойно. Прежде чем развязывать с ней войну, я всегда анализировала ситуацию с точки зрения целесообразности. Однако в случае дяди Рэя я позволяла сестре побеждать на всех фронтах.

Прекращение огня с моей стороны начиналось во время поисков дяди. Мы с Рэй объезжали все захудалые мотели в радиусе пятидесяти миль. Покер, нелегальный сам по себе, зачастую сопровождается употреблением запрещенных веществ, проституцией и обильным курением сигар. Рэй и его друзья быстро смекнули, что дешевые частные мотели – лучшее место для таких встреч. Они накидывали хозяевам пару сотен баксов «за уборку» и становились желанными гостями в любой дыре.

С моей стороны требовалось только вести машину. Рэй находила в Интернете список мотелей и намечала трехчасовой маршрут по двенадцати заведениям в районе Бэй. Обычно дядя Рэй и его братия останавливались где-то на шоссе 1 или 280, между округом Мэрин и Сан-Матео. Я припарковывалась возле гостиницы, Рэй выскакивала из машины и бежала к регистрационной стойке, где протягивала администратору фотографию дяди (при этом помахивая двадцаткой в воздухе) и спрашивала, не видел ли он этого человека.

В тот день мы с сестрой объехали пять мотелей, и только в шестом нам сказали, что Рэй утром выписался. Он был с какой-то женщиной. Администратор не знал, куда они отправились дальше. Остаток дня мы впустую катались по гостиницам, а вечером вместо уроков сестра принялась обзванивать дядиных приятелей и спрашивать, не было ли на последнем покере проституток. Понятное дело, когда четырнадцатилетняя девчонка расспрашивает шестидесятилетнего мужика о проституции, он не ответит ей прямо.

– Деточка, твой дядя уже взрослый. Чем он занимается и с кем – не мое дело.

Потратив кучу времени на звонки, Рэй составила маршрут на завтра. Ради «облавы» она даже хотела прогулять школу, но родители, к счастью, ей не разрешили. Это был уже двадцать пятый Потерянный выходной. С каждым разом папа с мамой тревожились за Рэя все меньше и меньше.

Спустя три дня, объехав восемьдесят процентов мотелей из дядиного репертуара, мы с сестрой обнаружили его в номере ЗВ «Дэйс Инн» в компании рыжеволосой Марлы. Рэй занял у меня пятьдесят долларов, отдал их своей подруге и настоял, чтобы мы отвезли ее в Рэдвуд, который находился в тридцати милях от мотеля.

Дядя проводил Марлу до двери, где они попрощались. В машине сестра повернулась к Рэю и спросила, практикует ли он безопасный секс. Тот велел ей не лезть не в свое дело. Тогда она вручила ему несколько брошюр из реабилитационных клиник – «почитать в дороге». Рэй уже не впервые поднимала вопрос реабилитации и еще не раз поднимет его в будущем.

Враги часто объединяются ради общей цели, а когда она достигнута, возобновляют вражду. Мир в нашей семье, установившийся из-за пропажи Рэя, рухнул сразу же по его возвращении.

Он помог мне загрузить последние коробки в машину и спросил, где я собираюсь жить. Я планировала остановиться в мотеле, а потом найти съемную квартиру. Он заявил, что мотели – жуткое место (странно слышать это от человека, для которого они стали вторым домом), и дал мне ключи от квартиры старого друга, укатившего на двухнедельный «слёт». В тот день я поселилась у пенсионера по имени Берни Петерсон. Судя по интерьеру, больше всего на свете Берни любил гольф и женщин, но женщины у него стояли на втором месте и во множественном числе.

В его квартире царила печальная чистота вышедшего на пенсию карьериста, у которого время от времени убирается горничная. Дом был оформлен безвкусно, зато с размахом: все вещи будто бы куплены с целью впечатлить гостей, а не из соображений удобства или красоты. В интерьере присутствовали самые разные стили, и среди этого месива кое-где торчали пыльные спортивные кубки и постеры с изображениями старлеток. Дядя Рэй провел для меня экскурсию и объяснил, где спрятан алкоголь и закуски. Затем сам открыл пиво, орешки и уселся на диван.

– Что ж в этом деле такого мудреного, раз ты пашешь сверхурочно? – спросил он.

– Неувязок много.

– Поделишься?

– Абигейл Сноу. Мать. Утверждает, что ее муж играет в гольф, хотя на самом деле тот живет в тридцати милях от дома с другой женщиной. Постоянно прибирается в доме, а запах хлорки перебивает попурри.

– Веселая дамочка.

– Ее сын, Мартин Сноу, кинул родителей на сто тысяч долларов, а теперь не хочет, чтобы я искала его брата. Разве не подозрительно?

– Еще как, – согласился дядя. – Обычно бывает наоборот.

– Друг братьев Сноу, Грег Ларсон. Всегда ходил с ними в походы, но в те выходные поехал в город на концерт. Примерно в то же время он купил у дяди машину, только ее почему-то никто не помнит.

– Может, он купил тачку не для себя. Хотел починить в гараже и продать.

– Это «тойота-камри», дядя Рэй. Такие машины обычно не реставрируют. И еще. Мне позвонила женщина, представившаяся Абигейл Сноу, и велела закрыть дело. Но это была не Абигейл.

– Оливия?

– Я тоже так подумала. Мама все отрицает.

Дядя Рэй глотнул пива и продолжал свои расспросы:

– Что думаешь делать дальше?

– Хочу еще разок наведаться к Хэнку Фарберу.

Я встала, взяла куртку и ключи от машины. Дядя Рэй тоже встал, взял куртку и ключи от машины.

– Куда едем? – спросил он.

– Мы никуда не едем.

– Еще как едем, – заверил он, самодовольно улыбаясь.

– Сколько тебе заплатили?

– В два раза больше обычного.

– Предатель.

– Прости, детка. Мне нужны деньги.

Думать надо было быстро. Я взвесила все «за» и «против» и пришла к выводу, что единственный способ оторваться от хвоста – быстрее дяди Рэя сбежать по лестнице. На дороге ему нет равных.

И я побежала. Сделала ход, который должен был принудить дядю к первому физическому усилию за долгие годы. Однако тот не торопясь закрыл за собой дверь и медленно пошел вниз. Я пронеслась через два лестничных пролета и выскочила на улицу.

Рэй был еще наверху, когда я подбежала к машине и увидела, что замок залеплен хорошенько прожеванной резинкой. Пока я отковыривала липкую дрянь от ключа и скважины, дядя спустился, залез в машину, завел двигатель и настроил любимую радиостанцию.

– Так нечестно! – прокричала я.

Он опустил стекло, виновато пожал плечами и сказал:

– А ты быстро бегаешь, детка.

Вместо того чтобы рисковать жизнью и испытывать водительские способности Рэя, я спокойно доехала до Хэнка Фарбера – не превышая скорости и без креативного мигания поворотниками. Остановилась возле дома, подождала дядю и постучала ему в окно.

– Мне надо разболтать этого мужика. Узнать, не врет ли он. Поможешь?

– С удовольствием, – ответил дядя, и мы вошли внутрь.

Судя по расстоянию между дверями, все здание состояло из небольших квартирок-студий. Ковер в коридоре двадцать лет впитывал в себя перхоть и кофе. Я надеялась, что Хэнк хотя бы откроет окно, но ему больше нравилось вариться в сигаретном дыму и запахе пота.

Мы пришли к Фарберу в три часа дня. Судя по вялой речи и количеству пустых банок на кухонном столе, тот уже прилично надрался. Как хороший хозяин, он предложил нам напитки, и дядя с благодарностью согласился. Они немного поболтали о воскресном матче «Форти-найнерс» и о будущем американского футбола. Дядя Рэй спросил Хэнка, нет ли у него какой-нибудь закуски. Тот принес пачку чипсов и печенье с начинкой.

Я снова задала Хэнку вопрос о дне, когда пропал Эндрю Сноу. Он будто наизусть отчеканил то же самое, что и в прошлый раз: его навещал племянник Грег, который ездил на концерт какой-то модной рок-группы и вернулся домой около одиннадцати вечера.

Дядя Рэй допил второе пиво, и мы ушли. В тесном лифте он сказал:

– Хэнк слишком рано начинает.

– Что начинает? Пить? – спросила я.

– Да. Уж очень рано, – ответил дядя задумчиво.

– В каком смысле?

– К одиннадцати вечера он по идее должен крепко спать.

– Дядя Рэй, это случилось много лет назад. Может, он тогда меньше пил.

– Ну, в таком состоянии он давненько, – сказал дядя, и я ему поверила.

– По-твоему, кто-то его научил?

– Ага. Ну не мог он запомнить те выходные, не говоря уж о том, во сколько вернулся домой его племянник. Точно тебе говорю.

Я ехала к родителям с дядей на хвосте. Машин у дома не было, значит, папа с мамой куда-то ушли. Я решила немного поработать в конторе и с удивлением обнаружила, что замок они не сменили. Дядя Рэй зашел следом за мной и смотрел, как я проверяю судимости и кредитную историю Хэнка Фарбера. Краем глаза я заметила, как он что-то записывает.

– Ты что делаешь? – спросила я.

– Надо составить отчет.

– Какой еще отчет?

– О слежке.

– За мной?!

– Без отчета мне денег не дадут.

Будь у меня тогда работа, я бы обязательно заплатила Рэю больше, чем родители, чтобы он прекратил за мной следить. Но встать между дядей и деньгами – все равно что встать между ним и пивом. Ни того ни другого много не бывает.

* * *
Как я и думала, у Хэнка Фарбера имелись проблемы с полицией. Уголовных преступлений он не совершал, но лет пятнадцать назад несколько раз напивался в общественном месте и водил машину в нетрезвом состоянии. Неудивительно, что в конце концов у него отобрали права. Любопытно другое: это случилось за два месяца до исчезновения Эндрю Сноу.

Я показала отчет дяде, раз уж он все равно стоял у меня за спиной.

– И что ты думаешь? – спросил он.

– Если Хэнк никуда не выезжал на машине, Грегу ничего не стоило брать ее в любое время. А деньги он отдал потом. Нетрудно уболтать человека, который большую часть дня на ногах не стоит.

– Хэнк не знает меры, и в этом его беда, – заметил дядя Рэй.

– Да уж, это точно, – сказала я насмешливо.

Я позвонила шерифу Ларсону и оставила сообщение. Дядя записал и это. Потом я собралась уходить – он повторил каждое мое движение.

– Дядя Рэй, я так больше не могу.

– Прости, детка. Это моя работа.

– Куда бы я ни пошла – всюду хвосты! Ты даже не представляешь, каково это!

– Вообще-то представляю. Однажды, когда я еще работал в полиции, мы устроили налет на наркопритон. Часть изъятого героина куда-то пропала, и за участниками налета установили слежку. Так вот, я и шагу ступить не мог, чтобы за мной не шпионил какой-нибудь мужик в плаще. Худо же мне пришлось.

Мы с дядей Рэем, словно два жалких мима, вовсю играли в «зеркало», когда в контору зашли мама с папой. Рэй поднял руки, сказал: «Ну все, на сегодня с меня хватит!» – и умчался на кухню, чтобы приготовить себе сандвич с пастрами.

Я стала думать, получится ли у меня удрать. Вообще-то бегаю я быстро, но если они устроили такую же подлянку, как дядя Рэй, то шансов у меня нет. Я начала потихонечку продвигаться к двери.

Мама захлопнула ее ногой.

– Надо поговорить, – сказала она грозно.

В этот миг я заметила открытое окно. Контора Спеллманов находится на первом этаже, окно всего в пяти футах от земли, а бетонная дорожка вокруг дома ведет прямо к машине. Я могла бы пинком выбить москитную сетку и выпрыгнуть на улицу. Родители бы этот номер не повторили. Им придется пробежать через три двери, чтобы меня поймать. Моя уверенность росла. Спасение было рядом. Я уйду от неприятного разговора и получу свободный день!

– О чем? – спросила я, продвигаясь к окну.

– Если хочешь – уходи.

– В смысле?

– Закрой дело Сноу и увольняйся.

– Но мы же договорились?

– Считай, ты уволена, – сказал папа.

– Он угрожает подать на нас в суд, – добавила мама.

– Я же говорила, не волнуйтесь насчет Мартина Сноу. Он блефует.

– Мы не хотим рисковать, Изабелл.

– Закрывай дело. Мы серьезно. Прямо сейчас.

Будь это обычное неразрешимое дело, я бы его закрыла. Но тут все было гораздо сложнее. За двенадцать лет возникло лишь несколько вопросов и ни одного ответа. Мне нагло врали трое человек, пропала машина и сто тысяч долларов. Да это же почти настоящая тайна! Я не могла остановиться. Только не теперь. В одном я была уверена: надо бежать из дома.

Я распахнула окно, вытолкнула сетку и спрыгнула на бетонную дорожку. Подбежала к машине, открыла дверь. К счастью, никакой жвачки в замке не было. Я вставила ключ зажигания и… машина не завелась.

Я немного посидела, слушая собственное тяжелое дыхание. Мама стояла на крыльце и наблюдала. Я открыла капот. Нет, это просто черт знает что такое! В воздухе беспомощно висели проводки, а с того места, где должен быть аккумулятор, мне самодовольно улыбалась пустота.

– Где аккумулятор? – спросила я маму.

Та пожала плечами:

– Не знаю, милая. А где ты видела его последний раз? – И вернулась в дом.

Я села обратно в машину и попыталась разработать план, как заполучить аккумулятор и сбежать от родителей, но вскоре убедилась, что это невозможно. Папа с мамой опять меня перехитрили! Я больше не думала о причинах, следствиях и справедливости. Я просто хотела выиграть, хотя бы разок. Для начала позвонила Мартину Сноу и оставила сообщение: он блефует, а меня пустыми угрозами не запугать. И вообще нам давно пора встретиться.

Тут Рэй открыла дверь машины и спросила, можно ли ей поехать со мной. Я ответила, что можно, потому что я иду в дом. Там я пронеслась через контору, кухню и стала нарезать круги по гостиной. Рэй не отставала. Я развернулась и схватила ее за плечи.

– Хочешь заработать полтинник? – спросила я.

– Это риторический вопрос?

– Где-то в доме спрятан аккумулятор. Найди его.

Рэй ушла на задание, а я стала прочесывать дом в поисках родителей и поймала их на лестнице.

Я могла постоять за себя. Пора было положить конец этому безобразию.

– Если вы не хотите всю оставшуюся жизнь смотреть на меня исключительно в бинокль, то немедленно прекратите. Больше никаких хвостов, жучков, вранья и угроз. Просто. Оставьте. Меня. В покое!

Я повернулась к двери и увидела Рэй. Вся перепачканная машинным маслом, она держала в руках аккумулятор. Я потянулась к нему, но сестричка отступила.

– Куда ты поедешь? – спросила она.

– Не знаю.

– Ты вернешься?

Я посмотрела на родителей, потом снова на Рэй.

– Очень не скоро.

Тогда она снова отступила, железной хваткой вцепившись в аккумулятор. Просто так она мне его не отдаст.

– Я делаю это ради тебя, – сказала я.

– Неправда.

– Правда. Я хочу, чтобы ты знала, как живут нормальные люди.

– Рэй, отдай аккумулятор, – приказала мама.

– Нет! – закричала та.

В коридор вошел дядя Рэй, высвободил аккумулятор из грязных пальчиков сестры и передал мне. Потом обратился к родителям:

– Дадим ей пятнадцать минут форы, хорошо? Нам всем надо передохнуть.

Я вышла из дома, поставила аккумулятор на место и уехала, никем не преследуемая. Я не знала, сколько это продлится, но дядя Рэй дал мне то, в чем я по-настоящему нуждалась: время перевести дух.

Я решила сперва заехать к Дэниелу и узнать, в какой серии Макс переходит улицу, залезая и вылезая из нескольких такси подряд. Но тут зазвонил мой сотовый. Это был Дэвид.

Он назначил мне встречу в Хейт, прямо сейчас.

– Что произошло?

– Скоро узнаешь.

Прежде чем повесить трубку, он спросил:

– Мама все еще следит за тобой?

– Не знаю.

– Если следит, то не приезжай, – сказал он и нажал «отбой».

Пафф № 2
Двадцать минут спустя я сидела с братом в тату-салоне и рассматривала альбом с рисунками.

– Я никогда не просил ее сводить татуировки, – сказал Дэвид.

И я ему поверила. Но мне до сих пор не верилось, что он встречается – нет, живет! – с моей лучшей подругой. Мой брат – весь из себя правильный адвокат в костюме за штуку баксов! С моей подругой, которая продырявила или вытатуировала половину тела! Это невероятно. Я дружила с Петрой с восьмого класса, то есть он знаком с ней больше пятнадцати лет. С тех пор как они начали встречаться, она свела уже три наколки – волшебного дракончика Паффа, могилу Джимми Хендрикса и пронзенное сердце с надписью «Брэндон».

Разумеется, я предположила, что Дэвид при помощи тонких намеков стал мало-помалу подрывать ее уверенность в себе. Но на самом деле Дэвид при помощи тонких намеков пытался выведать, в какой салон она ходила. Я была нужна ему для опознания – он решил наколоть себе сведенные татуировки и образумить Петру. Мы выбрали Паффа, поскольку Дэвид никогда не был ярым поклонником Хендрикса, а с «Брэндоном» его бы приняли за гея.

Он вспотел, как только Клайв стал протирать спиртом его руку.

– Больно будет? – спросил Дэвид.

– Мне будет больнее, чем тебе, – ответил Клайв, чем сразу мне понравился. Даже очень.

Следующие три часа Дэвид морщился, стонал и ничего не говорил, а я время от времени комментировала происходящее:

– Молись, чтобы твое лицо не застыло в таком виде.

– Боже, ты что, плачешь?

– Крепись, брат!

– Это навсегда, ты знал?

– А что, весело. Спасибо за приглашение.

К концу процедуры Дэвид был бледен как смерть и его тошнило. Мы прошли вниз по Хейт до местной пивоварни и заказали по кружке.

– Дэвид, с тобой недавно произошло что-то страшное?

– В смысле? – буркнул он. Его страдальческая гримаса к тому времени превратилась в легкий тик.

– У тебя всегда была фобия верности, – пояснила я.

– Люди меняются.

– Это я уже слышала.

– Почему ты не рада за меня?

– Я рада за тебя. А за нее не слишком.

– Изабелл, я ее люблю.

– Почему?

– Она знает, что у меня есть недостатки.

– Ты не перестаешь меня удивлять.

Дэвид поправил повязку на плече.

– Если она спросит, скажи, что я храбро держался.

– Конечно, – ответила я. – Еще вранье будет?


Дело Сноу. Продолжение
По дороге к Берни зазвонил мой мобильный.

– Это Изабелл?

– Да. А вы кто?

– Мартин Сноу.

– Наконец-то.

– Что вам нужно?

– Мы должны встретиться, – сказала я.

– Тогда вы прекратите названивать?

– Обещаю.

– Где?

– В городской библиотеке.

– Я буду там через час.

Я сразу же поехала в библиотеку и заняла место в секции истории. Позвонила Дэниелу, чтобы узнать о планах на вечер, но его не было дома. Следующие тридцать минут я нервно барабанила пальцами по столу. Пыталась что-нибудь почитать, но не могла сосредоточиться и снова начинала барабанить. Наконец Мартин приехал.

– Я делаю это в последний раз, – строго сказал он.

– Посещаете библиотеку? Плохо, плохо. Не зря говорят, что люди нынче меньше читают.

– Чего вам надо? – спросил Мартин, не изменившись в лице. Мои любезности были потрачены впустую.

– У меня есть несколько вопросов. Ответите – можете идти.

– Начинайте.

– Кто звонил мне, представившись вашей матерью?

– Наверное, моя мать.

– Нет.

– Тогда не знаю, – сказал он без тени любопытства. – Следующий вопрос.

– Что случилось с «тойотой-камри», которую Грег купил у дяди?

Мартин сглотнул и сделал вид, что изучает книги на полке.

– Он купил ее для друга.

– Для кого?

– Не знаю.

– На что вы потратили сто тысяч долларов, которые родители дали вам на высшее образование?

– На высшее образование. Я учился семь лет. Сегодня это дорогое удовольствие, мисс Спеллман, хотя откуда вам знать?

Я улыбнулась. От брата еще и не таких оскорблений наслушаешься!

– Вам не стоило приезжать, – сказала я. – Ваш друг шериф врет куда лучше. Он, по крайней мере, не потеет. Вы прекрасно знаете, что случилось с вашим братом. И если хотите, чтобы я отстала, придется все мне рассказать.

Мартин встал и посмотрел на меня угрожающе.

– С вами свяжется мой адвокат, – пробормотал он и ушел.

Я поехала к Берни. Возле дома стояла машина Джейка Хэнда, а сам он спал. Я бы с радостью сдала его маме, но мне это было только на руку.

Ночью позвонил Дэниел:

– Изабелл, ты где?

– Я у Берни.

– Кто такой Берни?

– Старый друг моего дяди.

– И почему ты с ним?

– Я не с ним. Я живу в его квартире, а сам он уехал из города на несколько дней.

– А, понятно, – успокоился Дэниел. – Угадай, кто мне сейчас звонил.

– Полиция?

– Твоя мама.

– Только хотела сказать.

– Это не смешно. – Он явно терял терпение.

– Извини. И зачем она звонила?

– Попросить о помощи. Она хочет, чтобы ты отстала от семьи Сноу. Они собираются подавать на вас в суд. Чем это грозит?

– Суд может вынести нам предписание о пресечении сыскной деятельности.

– Что, правда?

– Дэниел, не волнуйся ты. Мартин блефует.

– Я больше волнуюсь из-за твоего поведения.

– Мама сама не знает, что говорит. Слушай, когда я закончу работу, все станет нормально. Обещаю.

– В том-то и дело, Изабелл! Ты, кажется, уже забыла, что нормально, а что нет.

Мне удалось убедить Дэниела, что я все помню, хотя и сама не была до конца в этом уверена. Стало быть, завтрашняя встреча отменяется. Вряд ли Дэниел горит желанием несколько часов кряду смотреть телевизор. Я выключила телефон и легла спать, предварительно заткнув уши: на улице гудели машины и кричали пьяные посетители местного бара. Из-за затычек я не услышала, как Берни вернулся домой и лег со мной в постель.


Я закричала, почувствовав на своей попе чью-то руку. Берни тоже закричал и схватился за сердце. Я принялась объяснять, что я племянница Рэя и что он разрешил мне немного здесь пожить. Потом усадила Берни на кровать и измерила ему пульс. Принесла чай. Когда сердцебиение у Берни наладилось, он заговорил:

– А я было решил, что ты – подарок от моих друзей. В честь возвращения домой.

– Я что, похожа на подарок? – На мне была полосатая фланелевая пижама в зеленую и голубую полоску.

– Конечно, не лучший в моей жизни, но и не худший.

Берни тут же извинился, мол, мужчины есть мужчины, и любезно предложил остаться на ночь.

– Я посплю на диване, – сказал он, подмигнув.

Я еще раз измерила его пульс и собрала вещи. Джейк Хэнд мирно спал в машине.


Я отъехала на два квартала от дома Берни и до рассвета спала на заднем сиденье машины. Утром переоделась в нормальную одежду и поехала к шерифу Ларсону, который заставил меня два часа просидеть в приемной. Когда я наконец подошла к его столу, он поднял голову от работы и спокойно сказал:

– Изабелл, рад вас видеть.

– Что случилось с «тойотой-камри», которую вы купили у дяди?

– Через неделю я ее продал, – ответил Ларсон, даже не моргнув. Похоже, он успел подготовиться к моим вопросам.

– Зачем? Вы ведь только что ее купили.

– Если вы просмотрели досье Хэнка, а вы это наверняка сделали, то должны были заметить, что он несколько раз водил машину в нетрезвом состоянии. Я просто хотел оградить его от опасности, чтобы он больше не навредил себе или кому-то еще.

– Как благородно. А документы о продаже у вас есть?

– Изабелл, это было двенадцать лет назад. Документы нужно хранить семь лет, и вам это прекрасно известно.

– Номер машины помните?

– Нет. Говорят, вы совсем не спали, Изабелл.

– Кто вам такое сказал?

– Ваша мать.

– Когда?

– Я звонил ей сегодня утром. Когда вы сюда приехали, – ответил Ларсон, по-прежнему спокойно дыша и изредка моргая. Его невозмутимое выражение лица начинало действовать мне на нервы.

– Вы сказали ей, где я?

– Да. Поэтому и заставил вас ждать два часа, чтобы она успела принять душ и перебраться через мост. Мама у вас просто чудо.

Я встала и выглянула из окна. Рядом с моей машиной стояла мамина.

– Невероятно! – выдохнула я.

– Она за вас переживает. Говорит, вы помешались на этом деле.

Мама помахала мне в окошко. Когда шериф Ларсон отвернулся от окна, она разбила мою левую фару и быстренько села обратно в машину.

– Нет, вы это видели?!

– Что? – все так же невозмутимо спросил шериф и снова выглянул в окно.

Я показала на машину:

– Она только что разбила мне фару.

– Вы уверены?

– Да. Раньше она так не делала.

– Сожалею.

– Я хочу подать заявление о вандализме.

– На мать?

– На кого же еще?

– Изабелл, вы, конечно, можете это сделать, но свидетелей у вас нет…

– Свидетель – я.

– Не слишком надежный.

– Вы тоже свидетель.

– Но я ничего не видел.

– Слушайте, вы только что смотрели в окно. Фары были целы. Потом вы снова выглянули, а одна уже разбита. Поблизости нет никого, кроме моей мамы. Чему вас учили в полицейской школе, черт подери? Жевать зубочистки?!

– И этому тоже, – ответил шериф, опять-таки не меняясь в лице.

Я поняла, что наш разговор ни к чему не приведет, но последнее слово должно было остаться за мной.

– Я с вас глаз не спущу.

Знаю, знаю. Жалкая попытка.


Я вышла на улицу и постучала в мамино окно. Та отложила газету, завела машину и опустила стекло.

– Изабелл, ты что тут делаешь? – спросила она, изображая удивление.

– Я отомщу, – сказала я.

В тот день у меня была только одна задача: стряхнуть маму с хвоста.

Я поехала в салон красоты, где работала Петра. Припарковалась в двух кварталах от здания салона и вошла через черный ход. Петра составляла расписание на завтра и была рада поболтать.

– Я ненавидела эту мерзкую татуировку. Она напоминала мне, как я четыре часа подряд обнималась с унитазом!

– По идее все твои татуировки должны напоминать тебе об этом, – заметила я.

– Ты просидела с ним полдня. Почему ты его не остановила?! Теперь мне придется всю жизнь смотреть на эту хрень у него на плече!

– Всю жизнь?

– Ну или сколько-нибудь. Ты должна была ему помешать.

– Мне редко выпадает шанс поглазеть на стонущего брата.

– Он отказывается ее сводить.

– Конечно, он же только что ее наколол.

– Это месть, Иззи?

– Нет. Это не просто месть, черт подери. Я не остановила его, потому что: а) когда мама увидит наколку, у нее случится истерика и б) Дэвид хотел доказать, что любит тебя. Он мог бы и просто признаться в любви, но ты не представляешь, сколько раз он говорил это другим женщинам. А Пафф – самое наглядное доказательство.

Петра хотела еще позлиться. Она и в самом деле ненавидела эту татуировку. Но я была права, и мы сменили тему.

– Оливия все еще следит за тобой? – спросила Петра.

– Круглосуточно, семь дней в неделю. Можно мне взять твою машину?

– У меня ее нет.

– А где она?

– У Дэвида.

– Почему?

– Потому что твой папа взял у него машину.

– Почему?

– Потому что ты выбила фары на отцовской.

Я ушла от Петры в блондинистом парике и огромной армейской куртке, которую кто-то забыл в салоне. С тем же успехом я могла надеть иллюминатор на спину. Мама сразу же меня заметила и, пока я шла к машине, забросала вопросами. Мне ничего не оставалось, кроме как измотать ее. Загвоздка была в том, что я и сама нуждалась в отдыхе. Последний раз я смогла нормально поспать у Дэниела в офисе. Значит, туда и поедем.

Миссис Санчес была не рада меня видеть. Зато она обрадовалась, когда я сказала, что подожду Дэниела в свободном кабинете, а не в приемной. Старушка любезно отметила, что светлые волосы не соответствуют моему характеру. Из-за усталости я даже не поняла намека. Просто легла в стоматологическое кресло и отключилась.

Примерно через два часа меня разбудил Дэниел.

– Надо поговорить, – сказал он.

Я еще толком не проснулась, но у меня тут же сработал рефлекс на эти слова – в последнее время я слышала их слишком часто. Дэниел хотел не поговорить о наших отношениях, а положить им конец.

– О нет! – воскликнула я и встала.

– Что такое?

– Мне пора бежать!

– Куда?

– Куда-нибудь!

– Изабелл, нам надо поговорить.

– Мне не надо.

– Значит, мне надо.

– Нет.

– Да.

– Тебе только кажется, что да, а на самом деле нет.

– Сядь.

– Нет.

– Да.

– Ни за что.

– Мы должны поговорить.

– Я только что проснулась.

– И?..

– Ты не можешь бросить меня сразу после сна.

– Почему?

– Потому что тогда я буду всю оставшуюся жизнь ассоциировать дневной сон с нашим расставанием.

По правде говоря, разрыв был неизбежен с того дня, когда мы покупали липовый кокаин. Дэниел задался вопросом, сколько подобных спектаклей ждет его в будущем. Если я могу так поступать с родными, то и с ним смогу. Для Кастильо любовь означала доверие и уважение, у Спеллманов все было куда запутанней.

Дэниел вышел за мной из офиса, бормоча что-то про мои вечные отговорки.

На улице стоял черный блестящий «мерседес» Дэвида, а к нему прислонялся отец, делая вид, что ему плевать на старость, ведь у него есть эта потрясная тачка. По крайней мере, прохожие думали именно так. Печально, что Альберт гордился вовсе не собой, а сыном, у которого была эта потрясная тачка и который мог одолжить ее отцу, если вдруг старшая дочь выбьет фары на двух-трех семейных авто. Однако печальней всего было другое: папа искренне полагал, что если он сядет за руль дорогой и красивой тачки сына, старшая дочь не осмелится ее громить. Да, это было печальней всего.

Отец дружелюбно помахал Дэниелу, но тот еще не простил моих родителей и только хило улыбнулся в ответ. Потом заметил мою расколоченную фару.

– Изабелл, ты знаешь, что у тебя задняя фара разбита?

– Да.

– Что произошло?

Я открыла багажник и достала молоток. Прежде чем отец успел среагировать, я выбила переднюю фару на машине Дэвида.

– Вот что.

Отец разочарованно покачал головой. Дэниел пришел в ужас:

– Зачем ты это сделала, Изабелл?!

– Затем, что он разбил мой задний свет.

– А он зачем это сделал?

Отец подошел ближе и все объяснил:

– Когда следишь за кем-нибудь ночью, проще держать в поле зрения машину с одной задней фарой.

– Тогда почему она разбила вам переднюю?

– Тут две причины, – сказал папа. – Во-первых, потому что она спятила от злости и теперь хочет нам отомстить. Во-вторых, потому что так ей видно, слежу я за ней или нет.

– И долго это будет продолжаться? – спросил Дэниел отца.

– Сколько понадобится, – ответил тот и сел обратно в машину.

Погоня № 2
Отрешенного выражения на лице Дэниела я не заметила, потому что уже продумывала план бегства. Я села в машину и завела двигатель. Сон должен был обострить мои чувства, но в глубине души я прекрасно понимала: чтобы уйти от отца, придется приложить нечеловеческие усилия. Вполне возможно, что это мне не по зубам.

Я проскочила сквозь запруженный бульвар Уэст-Портал и свернула на Оушен-авеню, которая вскоре заметно освободилась. Отец всю дорогу ехал прямо за мной. За шесть лет работы в полиции и двадцать лет частных расследований папа успел попрактиковаться в погонях. Он настигал куда более ловких и бесшабашных водителей, чем я, и знал, что я не стану рисковать своей или его жизнью, поэтому наша гонка была скорее похожа на светскую беседу, нежели на настоящее преследование.

Зазвонил мой мобильный.

– Я могу ездить за тобой хоть весь день, милая.

– Я тоже.

– Изабелл, скажи мне, как все уладить.

– Прекрати за мной следить.

– А ты прекрати бежать.

– Ты первый.

– Нет, ты.

– Кажется, мы зашли в тупик, – сказала я и повесила трубку.

Делая петли, я поехала обратно по жилым улицам района Ричмонд – мимо меня проплывали одинаковые милые домики с белыми заборчиками. Отец ехал за мной, не понимая, что я больше не пытаюсь от него оторваться. Вернее, я придумала способ попроще.

Я остановилась неподалеку от бульвара Джиари в переулке, где парковка практически невозможна из-за обилия домов на две-три семьи. Однако я нашла разрешенное место в двух кварталах от бара, заперла машину и пошла мимо отца к пивной. Тот опустил стекло и крикнул мне вдогонку:

– Куда ты?

– В «Свинью и свисток».

– Зачем?

– Хочу напиться.

И я зашагала дальше, зная, что он клюнет. Отец припарковался в неразрешенном месте, выложил на приборную доску свой старый полицейский значок и пошел за мной.

Он купил нам по первой кружке пива, затем по второй и по третьей. Четвертую я купила вопреки его бурным протестам. Мы с папой потихоньку накачивались, забыв ненадолго о нашей игре в кошки-мышки. Даже нормально поговорили:

– Ну как у вас дела со стоматологом?

– У него есть имя.

– Как у вас дела с Дэниелом Кастильо, доктором стоматологии?

– Хорошо.

– Иззи, когда мы сможем нормально поговорить?

– Когда ты прекратишь собирать сведения.

– Ладно, тогда я начну. Возможно, дядя Рэй ляжет в реабилитационный центр.

– Какова вероятность?

– Процентов десять.

– Стало быть, вероятность его выздоровления равна одному проценту, – заметила я.

– Да уж, ты права, – немного запинаясь, согласился папа.

– Кто-нибудь объяснил это Рэй? Если она до конца жизни собирается читать дяде мораль, то надо поговорить с ней о целесообразности действий.

– Мы уже поговорили.

– И все-таки я приятно удивлена, что дядя Рэй хотя бы допустил возможность реабилитации.

– Мы знаем, что покупка наркотиков – липа.

– Откуда?

– Зубные врачи – фиговые актеры, это во-первых. А во-вторых, я дал Рэй «Райс Крисписс» среди недели и сказал, что если она проболтается, то может съесть всю коробку. Она и проболталась.

– Вашей низости нет предела.

– Я дал ребенку рисовые хлопья. Ты притворялась, что нюхаешь кокаин.

– Я притворялась, что нюхаю кокаин, потому что вы установили жучок в моей комнате.

– Мы установили жучок в твоей комнате, потому что ты помешалась на деле Сноу. На деле, которое закрыто, между прочим.

– На деле, которое вы сами мне поручили.

– Мы допустили ошибку.

– Какую?

– Дав тебе это задание.

– Это не единственная ваша ошибка.

Папа купил в баре еще соленых крендельков и вернулся за стол.

– Когда я впервые нашел тебя в отключке, то подумал, что ты умерла.

– Это было очень давно, папа. Я уже много лет так не делаю.

– Значит, Прежняя Изабелл не возвращается?

– Если бы Прежняя Изабелл вернулась, она бы сейчас не пила с отцом.

– А что бы она делала?

– Клеила бы ирландцев в баре или покупала дурь в Долорес-парке.

– И как нам теперь быть? – спросил папа.

– Я ухожу. Ты за мной не следишь.

– Нет уж.

– Да уж, – сказала я, медленно оделась и положила на стол чаевые.

– Почему ты так уверена?

– Ты слишком пьян, чтобы вести машину, а бегаю я быстрее, – ответила я, дико улыбаясь. За последнюю неделю мне редко удавалось обставить родителей, так что сейчас я была по-настоящему счастлива. Попятившись к выходу, я распахнула дверь и вырвалась наружу.

У меня за спиной раздавалось пыхтение отца, который неуклюже выбирался из бара. Оглядываться было нельзя, так что я просто побежала вперед, а через три квартала свернула на Филмор-стрит, где поймала такси. На всякий случай запрыгнула на заднее сиденье. Водителю я показалась подозрительной, поэтому он был рад побыстрее получить деньги и отделаться от меня. Я нырнула в ближайший ресторан для богатеньких туристов, где среди жителей Среднего Запада и их шикарных мехов потихоньку пила кофе и трезвела.

Через несколько часов, когда и пиво, и кофе перестали действовать, зазвонил мой мобильный.

– Изабелл?

– Да. Кто это?

– Встретимся через час на станции Уэст-Окленд, – сказал незнакомый мне голос. Я даже не поняла, мужчина это или женщина.

– Не, я занята.

– Разве вы не хотите получить ответы, Изабелл?

– Очень хочу. Например, с кем я сейчас говорю?

– Обсудим при встрече.

– Я не поеду на другую сторону моста без веской причины. Вы хоть знаете, какое там сейчас движение?

– Я могу ответить на все ваши вопросы об Эндрю Сноу.

– Кто это?

– Я же сказал, при встрече.

– Хорошо, подумаю. Какая станция, говорите?

– Уэст-Окленд. Юго-восточный выход. Через два часа.

– Через три. Мне надо протрезветь.


К машине возвратиться я не могла: отец наверняка вытащил из нее какую-нибудь важную деталь вроде карбюратора. Я села в автобус и позвонила в офис Дэниела. Миссис Санчес не сразу согласилась передать ему трубку, но в конце концов я услышала его голос.

– Можно взять твою машину?

– Кто это?

– Изабелл.

– Ты шутишь?!

– У меня срочное дело.

– Изабелл…

– Прошу тебя.

Многое в той беседе осталось недосказанным. Мне было нужно кое-что от Дэниела (его машина), а Дэниелу было нужно кое-что от меня (быстрое расставание). Чтобы успокоить совесть, он решил дать мне свой «БМВ». Я ждала его возле гаражей на пересечении Третьей и Фолсом-стрит. Фонарь над моей головой помигал пять минут и погас. Дэниел сказал, что приедет после тенниса. Он опаздывал. Трезвея, я начинала нервничать. От любого звука, будь то шаги вдалеке или катящаяся по дороге банка, у меня замирало сердце.

Наконец из-за угла показался Дэниел. Увидев меня, он отвел взгляд. Уже не в первый раз я замечала за ним такое – стало быть, скоро последует коронная фраза «Надо поговорить». Я попыталась оттянуть неизбежное.

– За тобой нет хвоста?

– Кто станет за мной следить? – удивился он.

– Мои родители.

– Это вряд ли.

Я протянула руку, надеясь без лишних слов получить ключи.

– У нас ничего не выйдет, – сказал Дэниел.

– О чем ты?

– О нас с тобой.

– Почему?

– Что мы скажем детям?

– Каким детям?

– Если у нас будут дети, что мы расскажем им о нашей первой встрече?

– Соврем, конечно.

– Это конец, Изабелл. Я так не могу.

* * *
Не стану приводить здесь остаток беседы. Лучше почитайте «эпитафию» на Дэниела:

Бывший парень № 9
Имя: Дэниел Кастильо

Возраст: 38

Занятие: стоматолог

Хобби: теннис

Длительность отношений: 3 месяца

Последние слова: «Липовый кокаин был последней каплей»


…«Форд» с визгом останавливается буквально в десяти футах от моей машины. Я выключаю двигатель и делаю несколько глубоких вдохов. Потом спокойно выбираюсь из автомобиля и подхожу к седану.

Стучу в окно. Через пару секунд стекло опускается. Я кладу руку на козырек и слегка нагибаюсь.

– Мам. Пап. Пора с этим кончать.

Они не успевают даже подобрать слова, чтобы выразить свое разочарование, – я достаю из кармана нож и протыкаю им левую шину. Другого выхода нет. Только так я смогу уйти от погони. Они не слишком-то шокированы: отец шепчет мое имя и качает головой, мама отворачивается, пряча гнев. Я убираю нож и пожимаю плечами:

– Все могло быть иначе.

Уезжаю довольная – наконец-то у меня появилось время. Сворачиваю на Мишн-стрит и направляюсь к въезду на мост Бэй. Из-за какой-то аварии здесь полностью застопорилось движение. Под злобные гудки автомобилей и тиканье часов на приборной доске мое приподнятое настроение быстро падает. Оказаться по другую сторону моста и доехать до станции Уэст-Окленд за двадцать минут мне точно не удастся.

Звонит мобильный.

– Алло.

– Изабелл, это Майло.

– Чем могу помочь?

– Для начала можешь забрать из моего бара сестру, пока сюда не приехали копы.

– Майло, я очень занята. Ты звонил дяде Рэю?

– Да, он не отвечает. И твоему папе я тоже звонил, он сказал, что ты порезала им шины. Даже не буду спрашивать, в чем дело. Я только хочу напомнить, что сегодня воскресенье, а у меня в баре сидит четырнадцатилетняя девчонка.

– Дай ей трубку.

Рэй подходит к телефону и заявляет:

– Я бы не стала алкоголичкой, будь у меня нормальная семья.

– Через десять минут я буду у Майло. Никуда не уходи.

Только я кладу трубку, как мобильный снова звонит.

– Изабелл.

– Да.

– Вы опоздали, – говорит все тот же незнакомый голос.

– Нет, правда, кто вы?

– Мне казалось, вы хотите раскрыть дело.

– Еще час. Моя сестричка снова ушла в запой.

– У вас сорок пять минут. Потом я ухожу.

Я уже подъезжаю к «Философскому клубу», когда опять звонит сотовый.

– Иззи, это Майло. Скажи сестре, что она забыла у меня шарф.

– Сам и скажи.

– Разве ты ее не забрала?

– Я только еду.

– Но ее здесь нет.

Ее здесь нет

Всю дорогу до Майло я давила на газ как сумасшедшая. Наконец впечатала в пол педаль тормоза и остановилась возле бара. Влетела внутрь. Лица Майло меня окончательно добило. Страх – это не столько выражение лица, сколько его отсутствие. Страх забирает кровь отовсюду, чтобы сосредоточить ее у сердца и не дать ему остановиться. Майло был очень бледен. Я видела, как шевелятся его губы, но среди гвалта посетителей и свиста собственного дыхания ничего не могла разобрать. Расталкивая людей, я пробралась в дальнюю часть зала, осмотрела туалеты и черный ход.

Потом Майло вышел со мной на улицу. Он показал место на крыльце, где меня ждала Рэй. Мы обошли квартал по кругу, останавливая каждого встречного и спрашивая, не видел ли кто моей сестры. Объездили каждый закоулок в радиусе трех миль, трижды звонили домой и два раза на ее мобильный. Потом вернулись в бар, я снова стала ходить вокруг здания и звонить. И вдруг услышала. Ее звонок. Майло открыл крышку урны – на самом верху лежал сотовый Рэй. Я схватила его и посмотрела на Майло.

– Иззи, тут должно быть какое-то объяснение. Может, она потеряла телефон, а кто-то бросил его в мусор.

Я поехала домой, нарушая все мыслимые правила дорожного движения, чувствуя, что случилось нечто ужасное, непоправимое. Я пыталась вспомнить, когда в последний раз видела сестру, и спрашивала себя: неужели действительно – в последний?

Рэй пропала всего час назад, но я знала: она не просто потеряла мобильный. Она всегда выходит на связь, что бы ни случилось. Звонит, прибегает. Рассказывает обо всем, что у нее на уме. И никогда не уходит, если ей велено сидеть на месте и ждать. Никогда.

Кажется, несколько минут я просто пыталась открыть дверь нашего дома. Я уже начала думать, что родители сменили замки. Когда дверь наконец открылась, я побежала по комнатам, выкрикивая имя сестры.

Я стучалась во все закрытые двери, пока не подлетела к спальне Рэй. Она была заперта. Руки у меня слишком сильно дрожали, чтобы вскрывать замок. Я дважды пнула дверь. Бесполезно. Запертую дверь пинком не откроешь – это миф. Я взяла из кладовки топор и колотила по дереву вокруг замка, пока оно не треснуло. Потом еще раз пнула, и дверь распахнулась.

Из другого конца коридора за мной наблюдал дядя Рэй.

– У меня был запасной ключ, – сказал он, взял телефон и набрал номер родителей.

В детской стояла неестественная тишина. У меня даже холодок побежал по коже. Кровать не заправлена (как всегда), одежда в типично подростковой манере разбросана по полу. Эта комната будто ждала прихода хозяйки, но та все не возвращалась.

Я осмотрела стол и нашла записную книжку. Позвонила всем сестриным подругам – ни одна не знала, куда могла подеваться Рэй. Дядя позвонил своим приятелям в полиции, и те согласились начать поиски раньше положенных сорока восьми часов.

Выходя из комнаты сестры, я прошла мимо родителей. Стараясь не смотреть им в глаза, сказала, что прочешу окрестности, – просто предлог, чтобы выбраться из дома. Я надеялась, свежий туманный воздух избавит меня от тошноты, но только я вышла за дверь, как меня вырвало на мамину клумбу (уже не первый раз, кстати). Между сильнейшими рвотными позывами зазвонил мой сотовый.

– Изабелл, где вы? – спросил проклятый голос.

– Это вы ее забрали? – прошептала я. У меня так ослабло дыхание, что я еле выговорила эти слова.

– Кого?

– Мою сестру. Она у вас?

– О чем вы говорите?

– Если вы хоть пальцем ее тронете, вам конец. Слышите? Конец! Они вас убьют!

– Кто?

– Мой отец вас убьет. Или мама. Или они поспорят, кто сделает это быстрее. Она у вас?

– Да кто?!

– Если она у вас, привезите ее домой! – сказала я, и мой собеседник бросил трубку.

Допрос Глава VI

Стоун собирает материалы в аккуратную стопку. Стучит ею об стол, чтобы выровнять края, и проводит по обрезу пальцем в поисках выбившейся страницы. Находит ее, еще раз стучит стопкой по столу и еще раз, затем кладет бумаги в новую папку, стирает с нее пылинки и разглаживает без того гладкую поверхность.

– Знаете, это лечится, – говорю я.

– Вот и все, Изабелл. Если вы что-нибудь вспомните, позвоните мне.

– Вы должны опросить семью Сноу.

– Как я уже говорил, мы считаем, что они не причастны.

– Но других зацепок нет.

– Произойти могло все, что угодно.

– Она не убегает из дома. И она умеет драться.

– Ее могли похитить случайные люди.

– Вы на этом настаиваете?

– Изабелл, давайте закончим. Вам нужно отдохнуть и хорошенько выспаться.

Инспектор Стоун встает. Я хватаю его за руку, и он замирает на месте.

– Скажите мне правду. Она умерла? Думаете, она умерла?

От одних этих слов мне становится плохо. Лучше бы Стоун не отвечал. Но он отвечает:

– Надеюсь, нет.

Пропала без вести
Исчезновение Рэй было невозможно объяснить. Ни один из Спеллманов не мог представить себе дальнейшее развитие событий в духе «с тех пор они жили долго и счастливо». В доме стояла тишина, смесь отсутствия ее веселой болтовни и ошеломленного, почти патологического молчания. Иногда я даже не могла смотреть на родителей, а они на меня. Война не позволяла нам поплакаться в жилетку друг другу: в семье еще стоял враждебный дух. Я вернулась домой и легла спать в комнате Рэй на случай, если кто-то будет ей звонить. Но мой приезд едва ли мог утешить маму с папой.

В течение шести часов после пропажи сестры ее комнату перерыли полицейские, а потом каждый Спеллман в отдельности. Никаких важных улик обнаружить не удалось, хотя полиция нашла выпотрошенный учебник по алгебре, в котором Рэй спрятала почти две тысячи долларов. Это привело к дальнейшим расспросам и долгим разговорам между Дэвидом и родителями.

В течение двенадцати часов после исчезновения Рэй Майло и Джейк Хэнд обклеили весь город листовками. Мы с мамой четыре часа катались по Сан-Франциско и высматривали голубую полосатую футболку (у всех Спеллманов отличная память на подробности). Папа обзвонил всех частных сыщиков, с которыми хотя бы раз играл в карты. Полиция, невзирая на протесты отца, настояла на проверке каждого члена семьи, одноклассников и любых знакомых. Но выяснить ничего не удалось. Дэвид предложил вознаграждение в двести тысяч долларов. Дядя Рэй заключил сделку с Богом: если племянница вернется, он ляжет на реабилитацию.

На третий день я не спала уже восемьдесят два часа подряд. Пару раз мне удавалось вздремнуть, но ненадолго. Такой сон не мог сделать из меня нормального человека: я была просто комок нервов в нестираной одежде.

Сразу после допроса я поехала в «Философский клуб» и села за стойку. Майло налил мне кофе. Когда он отвернулся, я влила туда порцию виски. Было видно, что Майло тоже не спал. Он винил себя в случившемся.

– Поезжай домой, Иззи, – сказал он. – Ты дерьмово выглядишь.

– Уж получше тебя.

– Это потому, что ты красивее.

Спустя час и три украденных порции виски в бар зашел Дэниел.

– Пойдем, Изабелл.

Я заметила, как они с Майло заговорщицки переглянулись.

– Это ты ему позвонил? – спросила я Майло.

– Я за тебя волнуюсь.

Дэниел взял меня за руку.

– Иззи, пора спать.

Он отвез меня к себе, дал снотворное и расстелил кровать в комнате для гостей. Засыпая, я услышала, как по телефону он говорит моей маме, что со мной все в порядке.

Я проспала восемь часов и очнулась в пустой квартире. Дэниел оставил мне несколько записок – в основном со стрелочками, – в которых объяснил, где можно найти яичницу с беконом и тосты. Тосты я съела, а остальное выбросила. Сон, пусть и наркотический, прочистил мне голову. Прошло уже больше недели с тех пор, как я последний раз уверенно водила машину. Пора было возвращаться к работе. Моя сестра исчезла четыре дня назад.

Я попыталась включить логику, но в голову приходили только мысли о простой случайности. Человек, якобы знавший тайну Эндрю Сноу, позвонил мне, когда Рэй пропала из «Философского клуба». Связь между этими событиями была в лучшем случае неочевидная, но других зацепок я не нашла, да и внутреннее чутье подсказывало, что я права.

С самого начала мне не давал покоя профессор истории, утверждавший, что в то утро Эндрю искали два парня. Я старалась не думать об этом, ведь воспоминания не слишком надежный источник информации. Но, проверив и перепроверив все остальные зацепки, я взялась за последнюю. На метро доехала до Уэст-Портал, нашла свою машину в трех кварталах от бара, убрала квитанцию за парковку и отправилась домой за материалами по делу Сноу. Нашла в папке нужное имя – весьма запоминающееся, между прочим.

Как выяснилось, Гораций Гринлиф преподавал в Калифорнийском университете Беркли. Я позвонила на исторический факультет, узнала часы работы профессора и поехала на другую сторону моста Бэй. Даже поздним утром здесь образовалась пробка: машины стояли намертво. Ох, вот бы побольше людей днем работало, а не разъезжало по мостам!

Когда я вошла в кабинет профессора Гринлифа, у меня в запасе было всего десять минут. Я вкратце рассказала о цели своего визита, и он любезно предложил мне сесть.

– Согласно отчетам полиции, утром, когда исчез Эндрю Сноу, вы видели двух парней вместо одного – Мартина.

– Верно.

– Вы помните эти свои слова?

– Да. И я помню, что видел именно двух молодых людей.

– А который был час?

– Примерно полседьмого утра. Всходило солнце.

– Почему же вы встали так рано?

– Не мог больше спать. Знаю, природа должна действовать на людей успокаивающе, но под гул машин я сплю куда крепче, чем под треск сверчков.

– Скажите, что делали эти молодые люди?

– Честно говоря, не помню. Кажется, они просто сели в машину и уехали.

– Можете их описать?

– Обоим было где-то восемнадцать-двадцать лет. Один – судя по фотографиям в газетах, брат Эндрю – был широкоплечий, ростом пять с лишним футов, весом примерно сто семьдесят фунтов.

– У вас хорошая память.

– У меня просто отличная память, – поправил меня профессор.

– А второй молодой человек? Как он выглядел?

– Выше, худее, волосы русые.

– А что-нибудь необычное в нем было? – спросила я.

– Кажется, он все время жевал зубочистку.

Я еле-еле удержалась на стуле и для верности задала еще несколько вопросов:

– На какой машине они уехали?

– Вроде бы «датсун». «Хэчбек», модель поздних восьмидесятых.

– А молодые люди вас видели?

– Вряд ли. Я как раз расстегнул вход в палатку и обувался.

– И все это вы сообщили полиции?

– Да, примерно через неделю или две они со мной связались. Наверное, подумали, что я перепутал даты. Но я ничего не путаю: в день, когда исчез Эндрю Сноу, мы с семьей собрали палатку и уехали домой.

После разговора с профессором я вернулась в город и через мост Голден-Гейт поехала в Саусалито. Остановилась на Спринг-стрит возле дома Мартина Сноу. Своего присутствия я не скрывала. Минут через двадцать Мартин выглянул в окно и увидел меня. Примерно каждую четверть часа я замечала его пальцы в щели между шторами. И хотя я до сих пор не знала, что он натворил, мое поведение было ему явно не по душе. Значит, он в самом деле виноват. Но причастен ли Мартин Сноу к исчезновению моей сестры? Я должна была это выяснить.

Я постучала в его дверь. Он не ответил, но я продолжала стучать, так что в конце концов Мартин сдался.

– Если вы не уйдете, я позвоню в полицию.

– Вы хотите, чтобы в дело вмешались полицейские?

– Зачем вы это делаете?

– Моя сестра у вас?

– Что?

– Вы знаете, где моя сестра?

– Да о чем вы говорите?!

– Четыре дня назад она пропала.

Мартин смутился.

– Мне очень жаль, – сказал он.

Я подошла поближе.

– Если вы знаете, где она, и можете мне помочь, но ничего не скажете – это будет очень большая ошибка с вашей стороны.

Мартин кивнул – он понял мою угрозу.

– Изабелл, вам пора уезжать. Я вызвал полицию. Они уже в пути.

Я села в машину и уехала.

Погоня № 4
В нескольких кварталах от дома Мартина мне на хвост садится полицейская машина. Вспыхивает мигалка, и я почти останавливаюсь, как вдруг в зеркало заднего вида замечаю силуэт Ларсона. Наверное, Мартин позвонил ему, когда я уехала. И шериф останавливает меня вовсе не для того, чтобы выписать штраф за разбитую фару.

Я вжимаю педаль газа в пол и начинаю складывать по кусочкам целостную картину происходящего. Итак, мне известно, что Мартин обманом взял у родителей сто тысяч долларов. Что двенадцать лет назад Ларсон купил машину, которую никто не помнит. Кроме того, в день исчезновения Эндрю он был на озере Тахо. И еще он моргает намного реже, чем все нормальные люди.

Шериф включает сирену и жестом велит мне съехать на обочину. Я только набираю скорость: под юрисдикцией городской полиции мне ничего не грозит. А потом шерифа арестуют за… ну, за что он там совершил.

В сумеречном свете мчусь по незнакомым дорогам округа Мэрин. Шериф, как мой папа и дядя Рэй, водит машину гораздо лучше меня. Он много лет провел на этих дорогах и не раз участвовал в погонях. Последний луч солнца исчезает за горизонтом. Ларсон сокращает расстояние между нами до десяти ярдов. Чтобы избежать светофоров, я сворачиваю на горную дорогу. Ларсон догоняет меня и кричит, чтобы я остановилась. Слышно, как стучит мое сердце. Да, это страх, но другой, незнакомый – страх, что я уже никогда не вернусь домой.

Я сворачиваю в переулок, который заканчивается тупиком. Ларсон резко тормозит и преграждает мне путь к отступлению. Потом выскакивает из машины с пистолетом в руке.

– Руки на руль! – кричит шериф, будто я самая настоящая преступница. Не успеваю я и слова сказать, как он уже вытаскивает меня из машины.

На моих запястьях щелкают наручники. Ларсон кладет теплую руку мне на шею и ведет к своему автомобилю, усаживает меня в салон. Потом садится за руль.

– Вам это так не пройдет! – говорю я.

– Что именно? – омерзительно спокойно интересуется он.

– Сами знаете, – неуверенно отвечаю я.

– Мы с вами немного прокатимся, Изабелл, – произносит Ларсон, разворачиваясь на дороге.

– Вы хотите меня убить? – спрашиваю я, чтобы как-то снять напряжение.

– Нет.

– Конечно, вы скажете «нет»! Иначе я буду сопротивляться.

– Вообще-то на вас наручники.

А он прав. Я ничего не могу ему сделать. Однако если бы он обыскал меня, перед тем как запихнуть в машину, то обязательно нашел бы мобильный. Я достаю его из кармана и нажимаю первый номер в списке быстрого набора – Альберт Спеллман. Поднести трубку к уху нельзя, и я даже не слышу, подошел ли кто-нибудь к телефону. Поэтому я просто жду тридцать секунд и начинаю говорить как можно громче:

– Привет, пап, это я. Если я исчезну или со мной что-то случится, во всем виноват шериф Грег Ларсон, Л-а-р-с-о-н. Я сейчас в его машине…

– С кем вы разговариваете? – спрашивает шериф, глядя на меня как на ненормальную.

– С папой, – ухмыляюсь я. – Я только что набрала его номер на телефоне.

Ларсон съезжает на обочину и забирает у меня трубку. Прикладывает ее к моему уху. Я слышу папин крик:

– Иззи? Иззи?! Где ты?

– Привет, пап. Я в машине шерифа Ларсона.

– Ты в безопасности? – У отца насмерть перепуганный голос.

– Минуту назад я бы сказала нет, но теперь думаю, что да. На всякий случай запиши номер его значка: семь-восемь-шесть-два-два…

Шериф наклоняется поближе, чтобы я увидела последнюю цифру.

– …семь.

– Что случилось, Изабелл?

– Ничего. Я цела и невредима. Не волнуйся, пап, – говорю я, и Ларсон берет у меня трубку:

– Мистер Спеллман, ваша дочь в полной безопасности. Мартин Сноу вызвал полицию, когда она отказалась покидать его дом, вот и все. Нет, пока мы не будем предпринимать никаких мер. До свидания, сэр.

Ларсон нажал «отбой» и вернулся на дорогу. Он въехал на шоссе 101 и за пятнадцать минут пути не сказал ни слова. Я тоже не рвалась говорить, поскольку за свою жизнь теперь была спокойна. Ждала, пока заговорит он. Но шериф упорно молчал, и я не выдержала:

– В то утро вы были на озере Тахо.

– Вам многое удалось установить, Изабелл. По сути, вы уже нашли все кусочки головоломки, однако не в состоянии их собрать, верно?

– Хотите прояснить ситуацию?

– Эндрю был очень несчастен. Он трижды пытался покончить жизнь самоубийством.

– Почему этого нет в полицейском отчете?

– Врачебная тайна. Пока родители не расскажут об этом следователям, никто ничего не узнает. Никто и не знал, кроме ближайших родственников и меня. Даже в школе не догадывались. Иногда Эндрю просто заболевал гриппом, как все дети, – так решила миссис Сноу.

– То есть вам известно, что с ним произошло?

– Конечно. Он убежал из дома, от этой страшной женщины, от жизни, которую ненавидел. А мы с Мартином ему помогли. Мы все спланировали заранее. Братья поехали на озеро Тахо, а я в гости к дяде, якобы на концерт. К десяти вечера Хэнк так надирался, что моего отсутствия он бы точно не заметил. Я взял его «тойоту» – права у него отняли за вождение в нетрезвом виде. Даже если бы он пошел ее искать и не нашел, подозрений бы это не вызвало. Дядя вечно забывал, где оставил свою машину. Я поехал на озеро Тахо и отдал ее Эндрю. Наутро Мартин подбросил меня до автобусной остановки, и я вернулся в город. Мы все сделали чисто, так что полиция нам поверила.

Грег остановился возле кирпичного дома в тюдоровском стиле. Во дворе двое детишек играли с мамой – высокой темноволосой женщиной с волевыми чертами лица.

– Эндрю жив? Где он теперь?

Ларсон указал на женщину во дворе:

– Да вот же она.

Сперва я даже не поняла, что он мелет, но чем дольше я всматривалась в женщину, тем яснее все становилось.

– Теперь ее зовут Андреа Мидоус. Она замужем, у нее двое приемных детей, – сказал Ларсон.

– Да… такого я даже предположить не могла.

– Если у вас еще есть вопросы, не стесняйтесь.

– Куда сбежал Эндрю?

– В Тринидад, Колорадо. Там жил нужный ему врач.

– Значит, деньги Мартина ушли на…

– На операцию по перемене пола.

– Вы представляете, что бы стало с миссис Сноу, если бы она узнала?

Ларсон улыбнулся:

– Да.

– Тогда кто же мне звонил? – спросила я.

– Андреа. Брат рассказал ей, что случилось, – думал, звонок вас остановит. Она отлично подражает Абигейл.

– Стало быть, я не ошиблась. Вы скрывали от меня правду.

– Знаете, Изабелл, все люди что-нибудь скрывают.

Я села в машину, чувствуя себя полной дурой. Преступления, которые я чуть не повесила на шерифа, были чистым вымыслом. Ларсон просто любил жевать зубочистки и моргал реже обычного. Он хотел помочь другу, вот и все.

– Она сейчас счастлива. Если вы раскроете ее тайну, все изменится. Я надеюсь на ваше понимание.

– А мистер Сноу? Он знает?

– Нет.

– Лучше ему узнать.

– Да, но это нас не касается.

Шериф был прав. Меня это больше не касалось.

– Вы закроете дело?

– Да.

С того дня никто и никогда не открывал папку с надписью «Дело Сноу», главным образом потому, что по приезде домой я ее уничтожила.


По делу сестры у меня по-прежнему не было никаких зацепок, предположений или теорий. Рэй пропала, и я ничего не могла предпринять. Сестра всегда поражала меня предсказуемостью своих действий (если только не хотела сбить кого-нибудь с толку) и всегда обожала дом, семью. Если бы у нее была возможность с нами связаться, она бы это сделала – во что бы то ни стало.

Пропала без вести
Было полвосьмого вечера, когда я вошла в комнату Рэй. Прошло четыре дня с тех пор, как она исчезла. Я включила лампу над ее кроватью, надеясь, что тусклый свет не просочится сквозь пробоину в двери. Только обнаружение скопленных «грязных» денег от Дэвида убедило инспектора Стоуна в том, что Рэй не сбежала из дому. Иначе он до сих пор вел бы расследование в этом русле.

Хотя первые шесть обысков ни к чему не привели, я снова стала перебирать сестрины вещи. Я точно не знала, что ищу, – просто пыталась занять себя чем-то полезным. На полу валялись шмотки и всякий мусор (мама почему-то не стала здесь убираться). Я тоже не тронула завалы одежды, просто заглянула под кровать, в комод и даже под матрац. Потом взялась за письменный стол: открывала каждый ящик и перебирала отчеты о слежках, школьные тетради и засохшие конфеты. Не понимаю, как мы сразу не заметили: один из ящиков был мельче остальных. Я вытряхнула его содержимое на пол, достала из кармана нож и провела им вдоль стенки, чтобы подковырнуть дно. У меня в руках оказалась идеально ровная деревянная пластинка. Интересно, Рэй выпилила ее на уроках труда?

Под фальшивым дном лежала незнакомая мне записная книжка из красной кожи. Она была блестящая и почти не мятая – значит, новая. На первый взгляд – простой альбом для вырезок и фотографий, куда Рэй вклеивала семейные снимки. Однако, приглядевшись, я заметила, что они либо сделаны под слегка непривычным углом, либо само изображение чуть зернистое, темное, будто фотографировали через сетчатый забор или грязное стекло. Меня осенило: Рэй шпионила за всеми членами семьи!

Первые страницы альбома она посвятила дяде Рэю. В основном это были снимки с высоты: дядя вываливается из такси и проявляет недюжинные моторные навыки – открывает ключом входную дверь. Далее сестричка взялась за отца. Фотографии в духе «пойман с поличным». Папа уже долгие годы утверждает, что сидит на диете, но по ночам тайно закусывает. Мы все это знаем. Видимо, Рэй запечатлела эти акты чревоугодия, чтобы при необходимости заключить с папой бартер. Был там и снимок, на котором мама курила на заднем крылечке с Джейком Хэндом. А вот Дэвид с Петрой идут по Маркет-стрит, держась за руки. Конечно, меня Рэй не пощадила. Она сфотографировала наши первые встречи с Дэниелом и умудрилась поймать меня за переодеванием в машине. Не избежали этой участи и сестрины одноклассницы и учителя. Альбом был серьезным поводом для беспокойства, однако в последние дни я и так жила в постоянной тревоге.

Листать дальше не имело смысла, но почему-то я продолжала разглядывать снимки. Последний месяц я часто делала что-либо лишь потому, что других занятий не было. Я запросто могла не заметить эту фотографию. Обычный снимок, сделанный телеобъективом: двое мужчин жмут друг другу руки. В одном я узнала отца – его любимая клетчатая рубашка по частоте носки уже претендовала на статус «счастливой». До сих пор не понимаю, как меня угораздило вглядеться во второго человека на снимке. Сквозь лупу я увидела знакомые черты.

Инспектор Генри Стоун.

Инспектор Генри Стоун жмет руку моему отцу.

На фотографии не было даты, но, судя по папиной стрижке, это происходило до исчезновения Рэй. Они знакомы. Невероятно.

Вы можете сказать, что я сделала слишком поспешные выводы. Что я была чересчур взволнована и не могла рационально мыслить. Однако у меня мгновенно возникло подозрение, что пропажу Рэй подстроили папа с мамой. Теории заговора появляются именно так: когда других разумных объяснений нет. Значит, моя сестра не пропала без вести. Значит, она спокойно сидела в номере какой-нибудь гостиницы и ела «Фрут Лупс», посмеиваясь над чудовищным обманом родителей. Значит, мне оставалось только одно: вывести всех на чистую воду.

Я позвонила в полицейский участок и узнала, когда у Стоуна нерабочее время. В восемь вечера я уже стояла возле участка, поджидая, когда он заберет машину. Инспектор опоздал на час. Судя по влажным волосам и обычной одежде, он был в тренажерном зале. Потом он сразу поехал домой, что меня нисколько не удивило. Стоун не производил впечатления человека с насыщенной личной жизнью. Я остановилась в четырех домах ниже по улице и наблюдала, как загорается и гаснет свет в его окнах. Два часа я простояла на месте, не зная, что делать дальше. Можно было позвонить в дверь и спросить, что он сделал с моей сестрой. Но кто в наши дни задает такие вопросы? Еще через два часа я уже собиралась домой – придумывать новый план, когда инспектор неожиданно вышел из дома в костюме, сел в машину и уехал. Я могла бы проследить за ним, однако, судя по костюму, он отправился куда-то по работе.

Я обошла кругом его жилище, выискивая открытое окно или незапертую дверь. Ничего подобного не нашла и вскрыла замок на черном ходе. Я давно этого не делала, поэтому возилась где-то полчаса. Конечно, я должна была понимать, что нельзя вламываться в дом полицейского, однако от нехватки сна у меня совсем отключились мозги.

Я оправдывала свое возвращение к старым привычкам тем, что в этом невыносимо чистом холостяцком жилище найду доказательства тайной связи между папой и инспектором. Стоун – всего лишь пешка в руках моего отца. Истина может быть здесь, в этом доме. Где-то же она должна быть.

Когда мои глаза привыкли к темноте, я изучила планировку стандартной сан-францискской двухкомнатной квартиры. Два входа: парадный и черный. Черный – на кухне, парадный – в коридоре. Коридор ведет в гостиную, спальня и ванная располагаются на одной стороне. Обычно по количеству скопленного хлама я легко определяю, как долго люди живут в доме. Однако все поверхности в квартире Стоуна были абсолютно пусты, ни одной бесполезной вещи. Сколько места зря пропадает! Даже жалко.

Я порыскала по дому в поисках какого-нибудь подтверждения своих мыслей. Что бы это могло быть? И если я даже найду это, что делать дальше? Идти в полицию? Не станет ли это причиной новой войны?

В спальне Стоуна царила теплая атмосфера дорогого гостиничного номера. Постель была заправлена безукоризненно гладко.

– Надеюсь, оправдание у вас есть, – сказал инспектор, входя в комнату.

Я нисколько не удивилась – так была зла – и дерзко ответила:

– Еще как есть!

– Садитесь.

Я не повиновалась, но Стоун бросил на меня злющий взгляд, который я истолковала следующим образом: «Садитесь, не то я арестую вас за взлом и проникновение». И я села. Стоун зашагал из стороны в сторону, видимо, обдумывая речь. Но я заговорила первой:

– Вам должно быть стыдно!

– Что?!

– Что слышали.

– Изабелл, вы вломились в дом полицейского инспектора.

– Спасибо, я знаю.

– Объяснитесь.

– Я должна была найти доказательство вашего участия.

– В чем?

– Сами знаете в чем.

– Понятия не имею.

– В исчезновении Рэй.

Я почти видела, как утихает гнев Стоуна.

– То есть, по-вашему, я замешан в ее пропаже? – спросил он.

– Да, вы и мои родители.

– Вы что, пили?

– Нет, хотя было бы неплохо.

– Изабелл, что происходит?

– Это вы мне скажите.

– Вы шутите?

– Я видела снимок, на котором вы жали руку моему отцу.

– Какой еще снимок?

– Не знаю. Его сделала Рэй. Примерно месяц или два назад.

Мое открытие не произвело на Стоуна никакого впечатления.

– Я не знаю, зачем она нас фотографировала, – мы с вашим отцом действительно встречались пару месяцев назад, по совершенно другому делу. Можем поехать в участок, и я покажу вам материалы того дела, но сперва послушайте. Я не имею никакого отношения к пропаже вашей сестры. И родители ваши тоже здесь ни при чем.

Даже в сонном помрачении я поняла, что ошиблась. Выходит, сегодня у меня не больше ответов, чем было вчера и позавчера. Рэй пропала. Без вести.

Я уставилась в пол и смотрела на него целую вечность. Стоун, должно быть, подумал, что я уснула, и похлопал меня по колену.

– Изабелл, неужели вы правда решили, будто мы на такое способны? – Стоун говорил мягко, почти сочувственно.

– Это лучше, чем думать, что она умерла.

– Вы правы. – Инспектор больше ничего не добавил и не стал говорить, что все будет хорошо, – значит, Стоун мне не враг. Лучше бы он им был.

– Вы меня арестуете? – спросила я.

– Вряд ли.

– Спасибо. И извините за… ну, за то, что вломилась в ваш дом.

– Извинения приняты. Но пообещайте, что больше никогда не будете так делать.

– Обещаю больше никогда к вам не вламываться.

– Не только ко мне, а вообще.

– В данный момент я не могу это обещать.

Мы помолчали. Наверное, он думал, что я сбегу, но бежать мне было некуда. Чем квартира Стоуна хуже, чем любая другая?

– Вам что-нибудь принести? – спросил инспектор.

– У вас есть виски?

Он молча вышел из комнаты и вернулся с кружкой. Я сделала глоток и тут же выплюнула.

– Самое ужасное виски на свете!

– Это травяной чай.

– Ах вот оно что…

– Изабелл, может, вы хотите вздремнуть?

Я до сих пор не знаю, почему Стоун предложил мне именно это. Он отвел меня, как ребенка, в комнату для гостей и расправил кровать. Потом вышел, закрыв за собой дверь. Я сняла туфли, носки, пиджак и часы. Залезла под одеяло – пожалуй, притворюсь, что сплю. Делать-то все равно нечего. Потом усталость и стресс взяли свое, я уснула.

Вскоре после полуночи меня разбудил телефон. Я выбралась из постели и тихо подошла к двери. Если у меня и была природная грация, то она проявлялась исключительно в умении красться. Я неслышно приоткрыла дверь, прокралась по коридору к кухне и услышала голос Стоуна:

– …я понимаю, миссис Спеллман. Она в безопасности. Да, я за ней присмотрю… Нет. Мне незачем ее спрашивать. Миссис Спеллман, уверяю вас, она непричастна к исчезновению Рэй…

Я вернулась в спальню, надела туфли, схватила пиджак и выбежала на улицу. Стоун побежал за мной, что-то крича, но я не слышала. Его слова не имели значения. Так больно и обидно мне еще никогда не было. Как можно было заподозрить меня в такой неслыханной жестокости! Почему-то я не подумала, что несколько часов назад сама подозревала в этом маму.

Я села в машину и уехала, оставив Стоуна ни с чем. У меня все еще была карта дядиной мотельной галактики. Надо было выбрать место почище и поближе, поэтому я остановилась в гостинице «Фламинго» на Седьмой улице.

Я выбрала номер на втором этаже, с видом ни на что и огромной кроватью. Почему-то дешевые пустые комнаты с большими стегаными одеялами действуют умиротворяюще. В незнакомых стенах дышится легче, возникает ощущение, что тебе удалось сбежать. Интересно, сколько будет стоить неделя, месяц и год проживания? Можно создать собственный запасной мир, в котором прошлое стерто.

Однако, чтобы жить в мотеле, нужны деньги, а последний гонорар я получила три недели назад. Наличные быстро таяли. Копить я никогда не любила. За ночь-то я заплатила, но на моем счету оставалось не больше двух суток такого существования.

Разместившись в номере (то есть кинув сумку на кровать и сняв пиджак), я опустошила бумажник: вынула из него все кредитки и позвонила в банк, чтобы узнать, сколько у меня денег. Я решила поддерживать такой образ жизни сколько смогу. На двух кредитках и одном счете оказалось полторы тысячи долларов, не считая моей секретной карточки на черный день, которую я прятала под подкладкой бумажника. Я запустила палец в дыру за отсеком для крупных денег. И ничего не нашла.

Я еще несколько раз обыскала бумажник, досконально выпотрошив его на кровать. Моей карты, моей секретной карточки на черный день там не было. Ее могли заменить, но я не помнила номер, который записала на бумажку и спрятала под крышку своего стола в конторе – конторе, где больше не работала. Придется утром незаметно проникнуть в дом родителей.

Я поставила будильник на пять утра и попыталась уснуть. Даже считала овец, хотя считать дырки в штукатурке на потолке оказалось интересней. Ни то ни другое занятие меня не усыпило. Я приняла душ и оделась задолго до того, как прозвонил будильник. Через двадцать минут я оставила машину за углом родительского дома, вошла на задний двор и по пожарной лестнице проникла в свою комнату (к щеколде окна приделана веревочка, чтобы его можно было открыть снаружи). Мастерски подражая ворам-домушникам, я прокралась вниз. Дверь в контору была заперта, но папа с мамой так и не удосужились сменить замки. Я быстро нашла нужную бумажку, вылезла через окно на улицу и уже в машине сделала необходимый звонок.

Моя сестра пропала пять дней назад.

Последняя битва

«Изабелл Спеллман» поселилась в «Мотеле № 6» пять дней назад. Отель располагался примерно в получасе езды от дома, но мне показалось, что дорога не заняла и минуты. Подъехав к месту назначения, я не смогла выбраться из машины. Просто окаменела, не зная, что делать дальше. Главное, не забыть все записать.

Я достала из сумки цифровой диктофон, включила и сунула в карман пиджака. Вышла из машины и подошла к мотелю.

Тогда-то я ее и увидела. Рэй. Она переходила улицу прямо передо мной. В руках у нее был огромный мешок с разными сладостями, которых она накупила в магазинчике за углом. В следующий миг Рэй заметила меня, и в ее взгляде я прочитала целое сочинение на тысячу слов о том, что же произошло на самом деле. Пакетик «динг-донгов» выпал из ее рук. Она даже не попыталась его поднять, только смотрела на меня, испуганная, оцепеневшая. В глазах – слайдшоу всех оттенков вины. В тот миг я поняла, что Рэй никто не похищал и ничего ужасного с ней не произошло. Она не сбежала из дома и не потеряла память. Последние пять дней, живая и здорова, она поедала сладкое в неограниченных количествах.

А прежде всего я поняла, что она сама себя похитила. И я знала почему. Рэй хотела таким образом объединить семью, вернуть меня домой. Хотела создать страшные обстоятельства, в которых все Спеллманы разом перестали бы шпионить друг за другом, прослушивать телефонные разговоры, допрашивать. Словом, стали бы нормальной семьей.

Сестра нарочно украла мою кредитку, чтобы я смогла ее найти. Конечно, исчезновение Рэй не прошло для нас бесследно. Это был знак. Сообщение для меня: во всем, что случилось, виновата только я.

Рэй до сих пор стояла возле парковки, обняв пакет с запрещенным лакомством. Поняв, что сестричка цела, я пробормотала:

– Убью.

Вряд ли она меня услышала, но суть моей угрозы была бы ясна любому: я провела указательным пальцем по горлу.

Многодневный запас сладкого рассыпался вокруг Рэй, когда та пустилась бежать. Благодаря шести лишним дюймам роста и адреналину, который выработался у меня в крови от чистейшей ярости, я поймала сестру прямо возле двери в номер 11. Она даже успела взяться за ручку.

Я схватила ее за талию, подняла в воздух и бросила на крошечный газончик возле здания мотеля – участок зеленой травы десять на пятнадцать футов с качелями и скамейкой, имитирующий детскую площадку.

Вот что записал мой диктофон:


Изабелл: Убью! (Я прижала руки и ноги Рэй к земле.)

Рэй: У меня не было выбора!

Изабелл: Тебе не жить.

Рэй: Я сделала это ради тебя!

Изабелл: Ты слышала? Убью!

Рэй: Я ведь люблю тебя!

Изабелл: Не смей так говорить!

Рэй: У меня были причины.

Изабелл: А у меня есть отличная причина тебя придушить.

Рэй: Отпусти.

Изабелл: Ни за что.

Рэй: Пожалуйста.

Изабелл: Ты поедешь в детский лагерь.

Рэй: Давай договоримся?

Изабелл: А потом в частную школу.

Рэй: Мне больно!

Изабелл: Попрощайся с колечками «Фрут Лупс»…

Рэй: Ой!

Изабелл: …хлопьями «Лаки Чармс»…

Рэй: Ай!

Изабелл: …и с «Какао Пуффс».

Рэй: Нет!

Изабелл: Ты у меня станешь вегетарианкой. (Рэй вдруг обмякла.)

Рэй: Все, сдаюсь.


Я ослабила хватку и перекатилась на бок. Рэй вновь попыталась сбежать, но я поймала ее за ногу и уложила обратно на траву. Она бешено молотила руками, периодически попадая мне по лицу, от чего я свирепела еще больше.

Я перевернула Рэй на живот, а руки скрутила за спиной.


Изабелл: Даже не пытайся сбежать.

Только я уняла сестру, как подошли полицейские и разняли нас.

Полицейский № 1: Мэм, успокойтесь, пожалуйста.

Изабелл: Смирись со своей судьбой.

Рэй: Ты бы на моем месте сделала то же самое!

Изабелл: Совсем спятила?! Ты хоть понимаешь, что мы пережили? Убью! (Я попыталась вырваться из крепких рук полицейского.)

Полицейский № 2: Мэм, если вы не успокоитесь, мы наденем на вас наручники и посадим в машину.

Изабелл: Лучше на нее наденьте наручники. На девчонку. Ее надо арестовать.

Полицейский № 1: Мэм, последний раз прошу вас успокоиться.

Рэй: Мне очень жаль.

Изабелл: Ты еще не так пожалеешь! Подожди, вот скоро мама с папой узнают…

Полицейский № 1: Вы родственники?

Изабелл: Больше нет.

Рэй: Да, она моя сестра. Отпустите ее, пожалуйста.

Полицейский № 2: Не отпустим, пока она не научится держать себя в руках.

Изабелл: Я не просто убью тебя, нет. Я буду тебя пытать.

Полицейский № 2: Мэм, мы не сможем вас отпустить, если вы будете так разговаривать.

Изабелл: Я бы на твоем месте отрастила глаза на шее, Рэй.

Второй раз за два дня на меня надели наручники. И заметьте: никакой марихуаны! Полицейские прижали меня к машине, но я все еще сопротивлялась.

Изабелл: Твоя жизнь превратится в сущий ад.

Рэй поняла, что ей грозит. Все, что произойдет со мной, выльется для нее в новое наказание. Поэтому в ее интересах было спасти нас обеих.

Рэй: Пожалуйста, отпустите ее. Я сама во всем виновата.

Изабелл: Конечно, ты виновата, ненормальная!

Полицейский № 1: Мэм, не дергайтесь, пожалуйста.

Рэй: Да отпустите же ее! Она ничего не сделала!

Полицейский № 2: Тогда будьте добры, объясните нам, что тут происходит.

Изабелл: Я объясню.

Полицейский № 2: Нет, пусть объяснит девочка.

Рэй: Она моя сестра и очень на меня злится.

Полицейский № 1: Мисс, она вас била?

Рэй: Совсем немножко.

Полицейский № 1: Вы ее боитесь?

Рэй: Нет, все в порядке.

Изабелл: А лучше бы боялась!

Рэй: Иззи, если ты не перестанешь так говорить, они тебя не отпустят.

Полицейский № 1: Юная леди, ваша сестра сделала вам больно?

Рэй: Если вы ее не отпустите, сделает.

Изабелл: Ты чертовски права.

Полицейский № 2: Мы можем вас защитить.

Изабелл: Они не смогут тебя защитить.

Полицейский № 2: Ну все, хватит, мэм.

Изабелл: Да перестаньте же звать меня «мэм»!

Полицейский № 2 дернул цепочку наручников, чуть не оторвав мне руки. Они открыли дверь полицейской машины и усадили меня внутрь.

Изабелл: И ты отправишься не в простой лагерь, Рэй… (Второй полицейский сел за руль.) Как насчет музыкального?

Рэй: Нет!

Первый полицейский присел на корточки и мягко заговорил с Рэй.

Полицейский № 1: Как тебя зовут, милая?

Рэй: Рэй Спеллман.

Полицейский № 1: Это твоя сестра?

Рэй: Да.

Полицейский № 1: Как ее зовут?

Рэй: Изабелл Спеллман.

Полицейский № 1: Хорошо, Рэй, вот что мы сделаем. Я останусь с тобой и позвоню твоим родителям, а потом за нами приедет вторая машина, и мы отвезем тебя домой.

Рэй: Я хочу поехать с Иззи.

Полицейский № 1: Нам придется задержать твою сестру.

Рэй: Тогда и меня задержите. Я должна поехать с ней!

Полицейский № 1: Нет, так не пойдет.

Рэй: Наденьте на меня наручники.

Полицейский № 1: Милая, ты же не сделала ничего плохого.

Рэй: Сделаю.

Полицейский № 1: Давай успокоимся. Глубоко вдохни…

Рэй пнула его по ноге – пусть за этот проступок ей не грозила смертная кара, но полицейский вполне мог ее задержать. А если повезет, даже обвинить в нападении.

Полицейский № 1: Ай!

Рэй: Пожалуйста, посадите меня в машину.

Полицейский № 1: Рэй, в этом нет необходимости…

Она опять его пнула, на этот раз сильнее, потом молча повернулась и убрала руки за спину.

Рэй: Я снова это сделаю, если вы меня не арестуете.

У полицейского не было выбора. Он надел на нее наручники и усадил рядом со мной.

Изабелл: Я думала, ты умерла.

Рэй: Прости, пожалуйста.


Мы ни о чем не говорили, пока не приехали в участок, где нас встретил инспектор Стоун. Он настоял на том, чтобы нас с сестрой поместили в одну камеру, хотя это противоречило правилам. Полицейские хотели освободить мои руки, но Стоун не дал им этого сделать.

– Лучше не трогайте, – сказал он.

– А с девочки снять?

Инспектор решил, что стоит соблюсти равенство. Рэй охотно согласилась. Ее наказание должно было соответствовать моему, иначе страшной мести не миновать.

– Пожалуйста, не снимайте! – попросила Рэй.

Стоун уже закрывал за собой дверь, когда я прокричала:

– Вытащите меня отсюда!

– Боюсь, это не в моих силах.

– Да что я такого сделала?

– Вы сопротивлялись аресту и знаете это лучше меня, – расстроенно ответил Стоун.

– Вы сказали им? Сказали, что она натворила?

– Я все улажу, – пообещал он и строго посмотрел на Рэй: – Твое поведение непростительно. Ты поступила очень глупо и жестоко. Целых пять дней твои родные думали, что их жизнь кончена. Имей в виду: я сделаю все, чтобы судья не ограничился простым выговором.

Стоун запер решетку. Рэй заметно побледнела. Я проводила инспектора взглядом. Почему-то в эту минуту у меня в голове крутилась только одна мысль: интересно, станет ли он моим Бывшим № 10?

Мы молчали минут тридцать: Рэй была слишком напугана, чтобы разговаривать, и побила все предыдущие рекорды. На этот раз не выдержала я:

– Так ты четыре дня просидела в номере?

– Ну, я выходила в магазин за едой.

– Ах да. За «Динг-донгами» и «Сникерсами».

– И еще за «Принглз» и «Скитллз».

– Ты хоть зубы чистила?

– Два раза в день. Один раз даже зубной нитью, – похвасталась Рэй.

– Чем же ты занималась?

– В номере есть кабельное. Все каналы. Не поверишь, там такое показывают!..

– Ты сбежала, чтобы вернуть меня?

– Мы были счастливы вместе. Я просто хотела, чтобы все стало как прежде. Я подумала, тебе не помешает расставить приоритеты.

– Ну ты и дурища.

Рэй немного помолчала.

– Теперь я понимаю, что поступила плохо.


Кажется, родители шли по коридору целую вечность. Их лица выражали смесь неясных чувств. Стоун отпер решетку и впустил их в камеру.

Мама вся покраснела от слез, но в ее взгляде читался затаенный гнев такой силы, что я испугалась.

Инспектор снял наручники с меня, потом с Рэй. Сестричка хотела подбежать к родителям и обнять: она тоже по ним скучала. Однако выглядели они уж слишком угрожающе.

Тогда Рэй склонила голову и покорно сказала:

– Пожалуйста, простите меня. Клянусь, я больше никогда так не буду.

Мама обняла дочку и снова расплакалась. Потом отдала ее в объятия папы. Тот так крепко ее сжал, что она чуть не задохнулась.

– Ты у меня поплатишься, рыбка, – сказал он.

И я поняла, что теперь все будет хорошо.

Эпилог

Преступление и наказание

Отец хотел, чтобы суд обвинил Рэй во всех смертных грехах. Однако сестричка произнесла такую жалостную и убедительную речь о том, что она действовала исключительно из добрых побуждений и любви к семье (речь заканчивалась следующими словами: «Взгляните на меня. Я и дня не проживу в исправительном доме»), что остальные Спеллманы показались судье чудовищами.

И все-таки Рэй заслуживала наказания. Судья Стивенс дал ей девять месяцев испытательного срока, включая сто часов общественных работ в больнице «Дубовая роща» и запрет выходить из дома после семи вечера. Родители согласились с таким приговором – решили, что скучные общественные работы заставят Рэй горько пожалеть о содеянном. Не тут-то было. Однажды моя сестра посмотрела по телевизору программу о том, как в домах престарелых медсестры унижают старичков, и решила на всякий случай проверить всех сотрудников «Дубовой рощи». Выяснилось, что одна медсестра крала у больных вещи, а другая регулярно проявляла возмутительную халатность. Все это Рэй записала на камеру и принесла диск инспектору Стоуну – единственному полицейскому, которого знала. Тот передал запись в соответствующие инстанции.

Реабилитационный центр «Зеленый лист»
Когда Рэй вернулась домой, дяде пришлось всерьез задуматься о сделке с Богом – он ведь пообещал лечь на реабилитацию, если племянница выживет. Однако в условиях сделки значилось похищение, а Рэй исчезла по собственной воле. Как тут быть? Вскоре дядя нашел выход из сложившейся ситуации, который не только снимал с него всякую вину, но и позволял не менять привычного образа жизни.

Он усадил Рэй на диван и сообщил ей о своем решении:

– Послушай, детка, когда ты пропала, я пообещал Большому Парню, что лягу на реабилитацию, если он тебя вернет.

Рэй восторженно облапила дядю. Тот высвободился из ее хватки и продолжал:

– Видишь ли, ты пропала не совсем так, как я ожидал. Если бы мы знали, что ты сама себя похитила и дней через пять вернешься с покрасневшими от телевизора глазами, живой и здоровой, я бы не стал заключать эту сделку.

– Так ты не ляжешь на реабилитацию?

– Я много думал над этим вопросом. Семантически, я должен Господу один заезд в реабилитационный центр. Я пообещал и, стало быть, лягу.

Рэй снова обняла дядю. Отлепив ее от себя, он добавил:

– Я поеду в центр. Семантически. Понимаешь?

– Понимаю. Ты ложишься на реабилитацию! – ответила Рэй, гадая, что значит «семантически» и насколько это ужасно.

– Нет. Я лягу, но не реабилитируюсь.

– В смысле?

– Я проведу тридцать дней в центре «Зеленый лист». Но это ничего не изменит. Когда я выйду оттуда, то останусь прежним дядей Рэем.

– Прежним – то есть таким, каким ты был в молодости?

– Нет. Я буду новым дядей Рэем для твоих родителей и прежним для тебя. Я не вылечусь.

Рэй молча встала с дивана и ушла, наконец-то осознав, что люди не всегда действуют согласно чьим-то – даже самым продуманным – планам.

В качестве первого нарушения испытательного срока она однажды отправилась в «Философский клуб». Все просьбы Майло уйти подобру-поздорову не произвели на нее никакого впечатления, и тогда он позвонил мне:

– Твоя сестра снова в запое.

– Сейчас буду.

Когда я приехала в бар, Рэй допивала третий стакан лимонада со льдом. На этот раз она не стала сопротивляться, а, завидев меня, сказала:

– Ладно, ладно… Уже иду.

Она дала Майло щедрые чаевые и добавила, что они еще долго не увидятся.

– Лет семь?

– Ну, не так же долго, – ответила Рэй.

Я сразу повезла ее в офис Дэниела, к которому в последнюю минуту записалась на лечение трех кариесов. Я подумала, что у Рэй возникнут стойкие неприятные ассоциации, если после бара она тут же попадет к зубному врачу.

Дэниел оставался моим Бывшим № 9 и не предпринимал ничего, чтобы изменить это положение. Миссис Санчес сказала, что он встречается с настоящей учительницей, которая обожает теннис. Я спросила у Дэниела, как она одевается – так, на будущее, – но он не ответил.

Когда прошел месяц испытательного срока Рэй, у мамы сильно разболелся зуб, не помог даже запас викодина. Самолеты до Чикаго не летали из-за злющего урагана на Среднем Западе. Не справившись с болью и моими железными доводами, мама записалась к Дэниелу, и тот в срочном порядке удалил ей нерв – разумеется, под бдительным присмотром отца.

Через несколько дней Дэниел уже снимал папе зубной камень. Он порекомендовал нам хорошего стоматолога в нашем районе, но мама наотрез отказалась. Так Дэниел стал нашим семейным зубным врачом. К несчастью для него, мы записываемся на прием довольно часто, и раз в два месяца ему приходится видеть по меньшей мере одного Спеллмана.


Я снова заявила о своем уходе. Мои слова были встречены всеобщим молчанием. Вернее, так мне показалось. В действительности все члены семьи (включая Дэвида) втайне от меня делали ставки, как скоро я вернусь домой.

Угадал дядя Рэй: я пришла спустя три дня. Три самых долгих дня в моей жизни. Я носила строгий костюм, белую рубашку с хрустящим воротничком, туфли на высоких каблуках и отвечала на телефонные звонки в брокерской конторе. Прошло всего пять минут моего первого рабочего дня, а я уже отчаянно хотела вернуться на прежнюю работу. Отчаянно. Но гордость вынудила меня терпеть как можно дольше, то есть вышеупомянутые три дня.

Я вернулась к родителям со списком безапелляционных требований. Если хоть одно из них не будет соблюдено в полной мере, я подыщу себе другое место. Список (до того как Дэвид превратил его в юридический документ) выглядел так:

– не подстраивать мне свиданий с адвокатами;

– не проверять прошлое моих парней;

– уважать мою личную жизнь;

– убрать из трудового договора статью 5, пункт 4.


Родители согласились со всеми требованиями, после чего документ подписал каждый Спеллман.

Несколько недель спустя мы вместе с Рэй вели слежку. В плотном движении на дорогах я пыталась не потерять из виду Джозефа Баумгартена, дело № 07-427, когда Рэй вдруг задала вопрос, мучивший ее все это время.

– Иззи, почему ты вернулась?

Я ответила не раздумывая:

– Потому что больше ничего не умею.

Я не сказала, что и не хочу заниматься чем-то другим. У меня был выбор, и я его сделала. Я любила работу частного детектива, просто мне не всегда нравилось, в кого я из-за нее превращалась.

Дни, когда Рэй уходила на развлекательный шпионаж, проникала в чужие комнаты, поедала сладкое в неограниченных количествах и дразнила дядю, подошли к концу. Она стала нормальным подростком. Да, она все еще работала на маму с папой, но уж точно не на саму себя.

Вы можете подумать, будто эти перемены вызвали в Рэй бурный протест. Ничего подобного. Вопреки или благодаря ее выходке с исчезновением она добилась своего: наша семья вновь была вместе.

Два месяца спустя Дэвид и Петра объявили о помолвке. Дядя Рэй тут же открыл шампанское. Рэй, смирившись, наблюдала, как он проглотил полбутылки и отправился в магазин за пивом.

Несколько недель кряду Петра заставляла меня примерять свадебные платья в самых разных магазинах города. Каждый наряд был заметно пышнее и вульгарнее предыдущего. Когда я уже решила, что свадебные журналы здорово промыли моей подруге мозги, по почте мне пришел коричневый конверт. Внутри были фотографии, на которых я – нахмурившись – стою в пестром обрамлении шифона и рюшек. Оказалось, это были мамины проделки: она восполняла потери, связанные с отменой статьи 5, пункта 4. Да, эти фото скрытой камерой нарушали условия трудового договора, но что я могла поделать? Уволиться?


Когда через три месяца Рэй узнала, что нерадивые медсестры «Дубовой рощи» наказаны, она тут же заявилась к инспектору Стоуну.

Это был уже не первый визит. Пока длился испытательный срок, сестра регулярно ходила к Стоуну. Всякий раз тот напоминал, что суд назначил ей психолога и обсуждать свои проблемы она должна со специалистом. Рэй все равно оставалась, просила сократить испытательный срок, а когда инспектор отказывал, начинала болтать о семье, друзьях и трудностях жизни взаперти. Каждый раз, когда она приходила, Стоун неохотно ее принимал, а потом сразу звонил мне.

– Она опять здесь.

Так начинался любой наш разговор.

– Кто? – спрашивала я, потому что меня это веселило.

– Ваша сестра. Пожалуйста, заберите ее. Мне нужно работать, – отвечал Стоун преувеличенно деловым тоном.

Обычно я всегда приезжала и забирала сестричку. К этому времени Рэй уже забиралась с ногами в кожаное кресло напротив стола и делала уроки. А поскольку Стоун был единственным взрослым в поле зрения, она решила, что он будет помогать ей с учебой. Между ними происходил примерно такой разговор:

– Инспектор, что такое «адепт»?

Стоун молча брал словарь с полки и передавал его Рэй.

– То есть вы не знаете, – отмечала та.

– Я-то знаю, но тебе задали работать со словарем, а не просить местного полицейского инспектора делать за тебя уроки.

– Вы блефуете. Ничего вы не знаете.

– Знаю.

– Нет!

– Это значит «приверженец». Давай заканчивай уже!

Рэй с трудом прятала самоуверенную усмешку и доделывала задание.

Когда я приезжала, Стоун выпроваживал ее из кабинета и просил меня вразумить сестру.

В последний раз, например, инспектор сказал, что не дает Рэй никаких поводов для новых встреч. На самом деле давал. Внутреннее чутье никогда не подводило Рэй. Стоун мог сколько угодно хмуриться и качать головой, но ему было приятно в компании моей сестрички, и она это чувствовала.

Я объяснила инспектору, что он сам во всем виноват.

– Она знает, что в глубине души вам нравится. И вы совсем не против отвлечься от работы.

– Глупости! – настаивал Стоун. – У меня дел выше крыши!

– Тогда бы она к вам не приходила, – упорствовала я.

Инспектор вздыхал и говорил:

– Разговаривать с вами и вашей сестрой – все равно что биться головой о стенку.

– Тогда почему вы каждый раз звоните мне, а не родителям?

Стоун ничего не отвечал. Я-то знала: он в конце концов станет моим Бывшим № 10. Какое счастье начинать отношения без всякого притворства и уловок!


Дядя Рэй сдержал слово, лег на тридцать дней в реабилитационный центр и все это время не пил – к его глубочайшему сожалению. Оказалось, нет такой контрабандной техники, о которой не знали бы сотрудники «Зеленого листа».

Тогда дядя решил оторваться на полную катушку. Он стал гулять в лесу, посещать тренажерный зал, принимать ванны и ходить в сауну. Он спокойно выполнял все свои обязанности: сгребал опавшие листья, подметал кухню и чистил раковины. Он никогда не торопился, зато его считали прилежным работником. Дядя приходил на групповую психотерапию и рассказывал всем, как заключил сделку с Богом. Потом честно признавался (к изумлению и разочарованию психолога), что по истечении тридцати дней собирается снова запить.

Итак, когда тридцать дней истекли, папа забрал дядю Рэя из «Зеленого листа» и подвез до города, где оставил в мотеле на бульваре Слоат. За пять минут дядя выпил две банки пива, выкурил сигару, сел за покерный стол, проиграл штуку баксов и шлепнул по попе как минимум трех женщин.

Спустя три дня гулянок здоровый румянец, нажитый в реабилитационном центре, исчез с его щек. Рэй так обиделась, что не разговаривала с ним неделю. Потом, правда, заговорила – когда дядя предложил научить ее снимать отпечатки пальцев.


Можно сказать, что с тех пор жизнь Спеллманов вошла в нормальное русло. Но произошли и перемены: я съехала от родителей и поселилась у Берни, который наконец-то перебрался в Лас-Вегас и женился на бывшей танцовщице. Продавать квартиру он не захотел – был уверен, что «это ненадолго».

Рэй, как прежде, по выходным работала на родителей. Она урезала развлекательные слежки на девяносто пять процентов, хотя сладкого меньше есть не стала. Папа с мамой больше никогда за мной не следили. Отец в конце концов уволил Джейка Хэнда, когда заметил, как тот пялится на мамину грудь. На день рождения Петры Дэвид наколол себе ее имя. Петра опять устроила мне разнос, после чего они продолжили подготовку к свадьбе.

А дядя Рэй снова исчез.

Последний потерянный выходной

В моем списке он значится под номером 27. Дядю в последний раз видели в четверг, и к воскресенью папа с Рэй начали обзванивать знакомых. Они узнали, в каких мотелях проходили игры, однако на след дяди так и не вышли. Потом отец проверил, с какого банкомата Рэй последний раз снимал деньги: оказалось, с банкомата в отеле «Голден наггет» – Рено, Невада.

У мамы и папы на утро была назначена встреча с клиентом, поэтому ехать пришлось мне. Такова уж участь всех детей Спеллманов: рано или поздно они отправляются за дядей Рэем.

Узнав его местонахождение, мы с Рэй собрали вещи и поехали. Четыре часа спустя мы были в Рено и поселились в отеле. Администратор гостиницы сообщил, в каком номере проживает мистер Спеллман, и без лишних вопросов выдал запасной ключ.

Как обычно, на двери висела табличка «Не беспокоить». Из вежливости я все-таки постучала и подождала, пока дядя Рэй не промычит что-нибудь вроде «Читать умеете?» или «Я тут делом занят!». Когда ответа не последовало, я предположила, что дядя в отключке.

Я вставила карточку и приоткрыла дверь, потом тут же ее захлопнула. Этот запах ни с чем не перепутаешь. Я сразу все поняла.

– Что такое? – спросила Рэй, увидев мое лицо.

Я не хотела, чтобы она вот так все узнала. Как же быть? Нужно потянуть время.

– Он занимается сексом, – сказала я.

Только потом мне пришло в голову, что дядя оценил бы эту ложь.

Сестра немедленно заткнула уши и запела:

– Ля-ля-ля-ля-ля…

Я взяла ее за руку и предложила сходить пока в номер. Рэй выглянула в окно, заметила внизу бассейн и попросилась туда. Вот и хорошо, можно будет спокойно позвонить родителям и в необходимые инстанции.

С балкона я наблюдала, как Рэй плавает в бассейне с розовым дном. Сперва я позвонила в полицию, потом родителям. Затем вернулась в номер дяди, чтобы во всем убедиться.

Согласно полицейскому отчету, два дня назад он утонул в ванне, предварительно дав горничной двадцатку, чтобы та его не беспокоила. Днем раньше он спустил шесть тысяч долларов на карибский покер. Его смерть назвали «несчастным случаем в результате алкогольного опьянения» и расследовать не стали.

Рэй вернулась, когда я разговаривала со следователем, употребляя слова «тело», «вскрытие» и «транспортировка». Естественно, она сразу обо всем догадалась.

– Он умер, да?

– Да.


Два часа Рэй просидела в душе, а потом легла в постель, не вымолвив ни слова и побив, таким образом, все предыдущие рекорды. Только утром, когда мы складывали сумки в багажник, она спросила:

– Как мы повезем его домой?

– Кого?

– Дядю Рэя! – буркнула сестра.

– После вскрытия его доставят самолетом.

– Он не любил летать.

– Теперь ему все равно.

– Почему нельзя отвезти его на машине?

– Потому.

– Почему?

– Потому что он умер. Потому что он уже начал разлагаться. Потому что я не хочу три дня торчать в Рено, пока не отдадут его тело. Садись в машину, Рэй.

Сестра тяжко вздохнула, села на заднее сиденье и хлопнула дверью.

Первый час она только и делала, что вздыхала и бросала угрюмые взгляды в окно. Наконец заявила:

– Он не должен был умирать!

Так вот оно что: сестренка разозлилась, потому что, сколько она себя помнила, никто не мешал дяде Рэю прожигать жизнь. Она застала только вторую половину истории – ту, где мы всей семьей посмеивались над его пристрастиями.

Я остановилась на следующей заправке и смыла слезы, накопившиеся под солнечными очками. Когда я вернулась, Рэй разговаривала по моему мобильному со следователем, пытаясь организовать для дяди машину или поезд. Я отобрала у нее телефон и села рядом.

– Каждый имеет право вредить самому себе. Он был уже взрослый и сделал выбор.

Рэй снова замолчала.

Два часа, сто сорок миль и полкоробки бумажных платков спустя сестра нарушила тишину:

– Иззи?

– Что, Рэй?

– Давай купим мороженое?

От автора

Меня страшно удивляет то, что отныне в графе «профессия» моей декларации о доходах будет значиться слово «писатель» (или более претенциозно: «автор»). А ведь когда-то я думала, что ничего не выйдет. Теперь я понимаю: если бы мне пришлось делать все в одиночку, ничего бы и не вышло. Поэтому считаю длинные и многословные благодарности вполне уместными. Если вы не знакомы со мной, можете их не читать. Вернее, не надо читать. Дальше будет много личных и на первый взгляд глупых шуток, которые непосвященный просто не поймет.

Для начала я бы хотела выразить признательность людям, превратившим мою рукопись в книгу. Стефани Кип Ростан, моему агенту: благодарю судьбу за то, что мы встретились. Твои остроумные, блестящие советы и терпение не устают меня поражать. Гениальному редактору Мэрисью Руччи: вы сделали эту книгу настолько лучше, что даже не верится, и мне было очень приятно с вами работать.[24] Уже встретить человека с таким же чувством юмора, как у меня, – большая удача, а заполучить этого человека в редакторы – все равно что выиграть в лотерею.[25] Также спасибо Дэвиду Розенталю, моему издателю: теперь можете требовать с меня «компенсацию за домогательства».[26]

Кроме того, спасибо Кэролин Рейди, президенту «Саймон и Шустер». Ваша поддержка для меня бесценна. Алексису Тейнсу, помощнику редактора, спасибо за ответы на все мои вопросы. Из «Саймон и Шустер» благодарю также Аджу Шевелева. Спасибо всем в литературном агентстве Левина Гринберга, особенно Дэниелу Гринбергу, Элизабет Фишер, Мелиссе Роуланд и Монике Верма за их тяжелый труд. И наконец, спасибо Саре Селф из агентства «Герш», которая не поддавалась на мои многочисленные «нет».

Хотелось бы поблагодарить всех друзей, которые поддерживали меня в эти годы, но, пожалуй, я ограничусь списком тех, кто читал мои черновики и одалживал мне деньги.[27] Для начала спасибо Морган Докс[28] – ох и не права же ты была насчет Вестернвилля! Как оказалось, задумка была отличная. Стив Ким,[29] о лучшем друге и мечтать нельзя. Спасибо за все, особенно за напоминание про Конус Молчания. Я тебе очень обязана. Рэй Докс Ким,[30] спасибо за имя! Оно мне еще пригодится. Джулию Сироиси[31] благодарю за то, что сказала мне написать книгу – самой мне бы и в голову не пришло. Ронни Венкер-Коннер, можешь больше себя не винить, я добрая.

А теперь просто перечислю нескольких людей, потому что иначе получится очень долго: спасибо Джулии Алмер,[32] Уоррену Лью,[33] Питеру Киму,[34] Дэвиду Хейварду,[35] Дэвину Джиндричу, Лилак Лейн, Бет Хартман и особая благодарность Лизе Чен, которая только что дала мне взаймы. Заслуживает почестей и Франсин Силверман. Она не одалживала мне деньги, зато читала странную подростковую писанину (и смеялась при этом). Спасибо Синди Клейн, которая подарила мне четыре страницы ценных замечаний, хотя мы ни разу не виделись.

Если вы – мой друг и не нашли здесь своего имени, это вовсе не значит, что я вас не ценю. Просто вы не давали мне взаймы или не читали мои ужасные черновики. Имейте в виду: будет вторая книга, и я уже составляю списки. Пусть мне уже не понадобятся крупные суммы денег, вы все еще можете время от времени одалживать мне двадцатку. Как вы знаете, я не люблю носить с собой наличные.[36]

Теперь пришла пора моих старых товарищей из «Плана Б»: Грега Йейтанса, Стивена Хоффмана, Мэтта Сэлинджера и Уильяма Лортона. Вы помогли мне почувствовать себя писателем, когда я уже не была в этом уверена. Никогда не забуду вашу доброту, уважение и терпение. И еще: простите. Мне очень, очень жаль. И пока я не ушла от «Плана Б», спасибо Д.К. Эмалу. Мирупафшим, как говорят в твоей стране.

Самое главное, я должна поблагодарить свою семью. Мама, Шарлин Лорец, сколько раз ты говорила мне найти нормальную работу и жить, как все люди![37] Если бы не твоя щедрость и вера в меня, я бы до сих пор писала эту книгу. Тете и дяде, Беверли и Марку Финберг, спасибо за то, что взяли меня на работу и не жаловались на мою безответственность. И еще пускали пожить, когда мне надоедало платить за съемную квартиру. Громадную признательность выражаю тете Еве и дяде[38] Джеффу Голден. Вы дали мне дом,[39] где можно писать. Благодаря вам сбылась моя мечта: жить в глуши и работать над книгой. У меня просто нет слов, чтобы вас отблагодарить. Джей Финберг, мой двоюродный брат – прочти уже эту книгу! Дэн Финберг, мой второй двоюродный брат: спасибо за помощь, советы и т. д. Анастасия Фулер: как же нам повезло, что ты – член нашей семьи! Спасибо за чтение самых уродских кусков и заранее спасибо за все, что ты прочтешь в будущем.

Следующий человек заслуживает отдельного абзаца. Кейт Голден, мой первый редактор. Кто же знал, что в английском языке столько дефисов? Ты умница и обязательно добьешься успеха. И все равно я очень рада, что успела за гроши воспользоваться твоими услугами.

Наконец, хочу поблагодарить друзей из «Детективного бюро Дэсвернина»:[40] Грэма Дэсвернина, Памелу Дэсвернин, Пьера Меркла, Дебру Крофут Мейснер,[41] Ивонну Прентис и Гретчена Райса, которые внимательно читали все черновики, отвечали на бесчисленное множество вопросов и напоминали мне о работе. Спеллманы – выдумка чистой воды, но без вас, ребята, их бы не существовало.

Примечания

1

Петра, вооружившись садовыми ножницами, выстригла на кусте руку с вытянутым средним пальцем. – Здесь и далее примеч. автора.

(обратно)

2

Мы заплатили какому-то бродяге, чтобы он купил нам пива.

(обратно)

3

Парни на одну ночь не считаются. Они перечислены в другом списке.

(обратно)

4

Я тогда спросила Петру, как бы ей хотелось отметить свое совершеннолетие, и она предложила: «Давай накуримся и пойдем в зоопарк».

(обратно)

5

Это правда: незадолго до моего пятнадцатилетия мы с Петрой решили научиться заводить машину без ключа. Взяли в библиотеке книгу «Как уберечь автомобиль от угона» (к нашему удивлению, в ней оказались подробные инструкции, как машину можно угнать) и облазили все окрестности в поисках автомобиля с разбитым стеклом или незапертой дверью. Нас поймали около полуночи, когда владелец несчастного авто выглянул из окна, увидел внутри машины свет (от фонарика для чтения) и вызвал полицию.

(обратно)

6

Он же агент 86.

(обратно)

7

Санаторий назывался «Логово Сатаны»

(обратно)

8

Международная организация зла (читай ХАОС).

(обратно)

9

Телефон-подвязка.

(обратно)

10

Дэниел состоит в организации «Старший брат, старшая сестра», где детям из неблагополучных семей помогают правильно проводить досуг.

(обратно)

11

Просто какие-то мужчины.

(обратно)

12

Не удалось выявить закономерность.

(обратно)

13

По крайней мере я думаю, что это его мама, потому что она очень на него похожа.

(обратно)

14

Не удалось выявить закономерность.

(обратно)

15

С Петрой (имя опущено на всякий случай, вдруг Дэниел запомнил «Прием у стоматолога № 1»),

(обратно)

16

Накуривались.

(обратно)

17

Неправда.

(обратно)

18

Тайная организация контрразведки (хорошие).

(обратно)

19

Международная организация зла (плохие).

(обратно)

20

По статистике, в сфере образования работает гораздо больше женщин, чем мужчин, поэтому нельзя назвать мой ответ совершенно необоснованным.

(обратно)

21

Например, если сказать Гими: «Дай мне руку», он начнет ее отвинчивать.

(обратно)

22

Злой гений, создавший Гими, назвал его в честь отца.

(обратно)

23

Вообще-то сода выглядит куда убедительнее, но вдыхать ее, мягко говоря, неприятно.

(обратно)

24

Знаю, про меня трудно сказать то же самое.

(обратно)

25

Между прочим, я знаю, каково это.

(обратно)

26

Пример вышеупомянутых личных шуток.

(обратно)

27

Учитываются только беспроцентные займы.

(обратно)

28

Одолжила мне кучу денег и прочитала больше всех остальных, даже мои первые дурацкие сценарии.

(обратно)

29

Муж Морган, стало быть, он тоже одалживал мне деньги.

(обратно)

30

Ей только четыре года, поэтому денег она мне не давала.

(обратно)

31

Кажется, она не давала мне денег, зато покупала выпивку и несколько раз принимала на работу.

(обратно)

32

Деньги давала, но читала совсем немного. Если хочет засветиться в благодарностях к следующей книге, пусть исправляется.

(обратно)

33

Нет, я не куплю тебе машину.

(обратно)

34

Часто одалживал, много читал и покупал много выпивки.

(обратно)

35

Много читал, одалживал и еще дал мне на время кучу мебели и бытовой техники.

(обратно)

36

Потенциальные воришки пусть имеют это в виду.

(обратно)

37

Вполне разумная просьба, если посудить.

(обратно)

38

Кстати, ни дядя Марк, ни дядя Джеф не были прототипами дяди Рэя.

(обратно)

39

Совершенно бесплатно!

(обратно)

40

Не считая Майка Джоффе. Его я не благодарю.

(обратно)

41

Честное слово: эта книга не про тебя.

(обратно)

Оглавление

  • От издательства «Саймон и Шустер»
  • Пролог
  • Допрос Глава I
  • Часть I До войны
  •   Давным-давно
  •   Первенец
  •   Комната для допросов
  •   Клэй-стрит, 1799
  •   Семейное дело
  •   Не беспокоить
  •   Прежний дядя Рэй
  •   Потерянные уик-энды
  • Допрос Глава II
  •   Рэй Спеллман
  •   Год и восемь месяцев назад
  •   Лагерь «Виннеманча»
  • Допрос Глава III
  • Часть II Войны Спеллманов
  •   Сладкая война
  •   Рэй против Рэй
  • Войны на развлекательной слежке Глава I
  •   Теннисная война (Изабелл постигает азы тенниса)
  •   Юбочные войны
  • Допрос Глава IV
  • Войны на развлекательной слежке Глава II
  •   Стоматологическая война
  • Войны на развлекательной слежке Глава III
  •   Война в баре
  •   Стоматологическая война, Рубашечная война (и погоня № 1)
  • Часть III Мирные переговоры
  •   Последнее дело
  •   Пропавшие без вести
  •   Выкуп
  •   Дело Сноу
  •   Последний теннисный матч
  •   Точка
  •   Фильм «Изабелл нюхает кокаин»
  • Допрос Глава V
  •   Ее здесь нет
  • Допрос Глава VI
  •   Последняя битва
  • Эпилог
  •   Преступление и наказание
  •   Последний потерянный выходной
  • От автора
  • *** Примечания ***