КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 421040 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200868
Пользователей - 95618

Впечатления

кирилл789 про Тёмная: «Отработка, адептка Тайлэ!» или Как заставить инкуба полюбить (Фэнтези)

я честно пытался. и дошёл почти до середины.
вот девка эта висит под отчислением. у неё отработки у декана до конца года: сожгла полгорода, но драконы вступились. всё время - влипает в истории, устаёшь понимать: зачем?
в очередной раз опоздала к декану на лекцию, он ей устроил выволочку при коллективе, серьёзную. чуть не выгнал. и. её подруженция начинает выяснять у этой ггни: "а чё ты опоздала? а чё, привёл новый препод, а ты его знаешь?".
да ты чуть сейчас за дверь не вылетела! ты что, идиотка? на подружку цыкнуть как следует не можешь? тебя же, дуру, подставляют классно!
знаете, если бы я вёл эту лекцию, я бы просто выволок этих двух за волосы за дверь. а придурочную ггню просто бы отчислил.
всё - притянуто за уши. вот буквально всё. все ситуации, все чувства, люди и их поступки.
я не стал больше тратить времени, нечитаемо.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
кирилл789 про Снежная: Там, где нет тебя (Современные любовные романы)

Графоманство чистой воды.
Клише на клише, и клише погоняет. Вязь из слов, украденных у других писателей.
ВОРОВКА!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Вызов (Любовная фантастика)

Джудит Макнот "Рай".
А ты, снежная сашка - ВОРОВКА! этот твой "вызов" - КАЛЬКА с "Рая" г-жи Макнот.
ВОРОВКА! ВОРОВКА! ВОРОВКА!

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Снежная: Ангел на твоём подоконнике (Любовная фантастика)

об инвалидке в коляске, влюбившейся в парня, который ходил мимо её дома. влюбился и вылечил её - её ангел.
настолько корявый язык описания выдуманного, что идиотка в коляске со своим ангелом начинают раздражать где-то уже в начале всего текста. тётка, НЕ УМЕЕШЬ ПИСАТЬ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ГОРЕ - НЕ ПИШИ!!!
тупая профанация людского несчастья не сделает тебе, убогая афторша, денег: блокируй ты свои "шендевры", не блокируй, ПОКУПАТЬ НЕ БУДУТ!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Михаил Самороков про Линдгрен: Три повести о Малыше и Карлсоне (Сказка)

Меридиан. Ты мудак.
А это - херня на питьяровом масле. Впрочем, чего ждать от мудака...
Короче, это фейк, вброс, и маячня недоделанного бандерлога.

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
кирилл789 про Гуйда: Айрин. Искра (СИ) (Любовная фантастика)

"с подносом, от которого исходили такие запахи, что желудок тут же свело судорогой, он взвыл, взревел…", и я, плюнув, читать бросил.
НАДОЕЛО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
в миллионный раз, дуры, читать про ваш желудок! идиотки, к гастроэнтерологу сходите! сладкого и жирного, свиньи ожиревшие, не жрите, и нормально у вас всё будет с ЖКТ!
млядь, одна пишет: бурчит, ревёт в желудке; вторая пишет - ревёт желудок; сотая пишет о ревущем желудке; тысячная - туда же! да вы что, больные? не на желудки, на все головы?
СКОЛЬКО МОЖНО, кретинки? вы деньги с людей собирались получать, друг у друга передирая про желудки??? ну так какого хрена в любовную фантастику свои опусы заносите???
нечитаемо.
первый признак тупой деревенской кошёлки - чтиво про ревущий желудок ггни.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
nastya_cool про Кипхард: Как развивается ваш ребенок? (Здоровье)

Развивать своего ребенку важно и нужно. До 3 лет мозг ребенка способен воспринимать максимальное количество информации. Но для комфорта самого маленького малыша нужна хорошая коляска, такую можно найти в интернет магазине toby-market.com. Здесь представлен широкий ассортимент не только колясок, но и стульчики для кормления, манежи и много чего другого, что понадобиться маме и малышу.

Рейтинг: -1 ( 1 за, 2 против).

Всегда буду рядом (fb2)

- Всегда буду рядом (пер. Ольга Олеговна Дмитриева) (и.с. Любовный роман (Радуга)-764) 432 Кб, 126с. (скачать fb2) - Миранда Ли

Настройки текста:



Миранда Ли Всегда буду рядом

Пролог

Брук приготовилась к тому, что ее мать вряд ли обрадуется новостям. Впрочем, напомнила себе девушка, она никогда не одобряла моих решений. Нельзя сказать, что Брук имела привычку перечить матери по любому поводу. За двадцать два года своей жизни она позволяла себе вольности очень редко, и то по мелочи. Например, тайком читала ночью под одеялом при свете фонарика или по дороге в школу, едва завернув за угол дома, красила губы – невинные детские шалости.

Брук совершила лишь один серьезный поступок наперекор матери. Год назад она бросила юридический факультет университета, решив учиться гостиничному делу, для чего поступила на работу в один из лучших отелей Сиднея. Ей пришлось переехать из дома в маленькую комнату в пригороде и начать самостоятельную жизнь.

Но по своим масштабам ни одно из ее предыдущих деяний не могло сравниться с запланированной на завтрашнее утро свадьбой. Мать Брук еще не знала об этом и даже не была знакома с будущим зятем.

Девушка не могла преодолеть внутреннее волнение, ожидая какой-нибудь колкости от матери. Но Филлис Фриман со спокойным видом присела за зеленый садовый столик, закурила и не произнесла ни слова.

Политика молчания не входила в число ее достоинств. Она была крайне самоуверенна, обладала острым умом и не менее острым языком, никогда не отступала и побеждала в спорах, используя железную логику. У Филлис было собственное суждение обо всем, особенно по вопросу прав женщины и ее роли в жизни современного общества.

Она работала адвокатом, занималась делами о дискриминации, и стала одним из лучших специалистов по защите феминисток. В свои сорок два года эта женщина имела за плечами два развода, после которых превратилась в убежденную мужененавистницу. Мать из нее получилась непростая. Брук не понимала, почему, несмотря на ее тяжелый характер и внешнюю холодность любит ее. Она рассталась с двумя мужьями и не давала жизни дочери с тех пор, как та начала встречаться с молодыми людьми. Ни один парень не снискал расположения Филлис Фриман: в каждом обязательно обнаруживался серьезный изъян.

Поэтому-то Брук, познакомившись с Лео, не привела его домой и не представила матери. Она боялась его потерять.

Но теперь ситуация изменилась. Брук понимала, что пора рассказать матери обо всем. Ведь еще один день – и брак с Лео станет свершившимся фактом.

Она подумывала о том, чтобы сообщить матери о свадьбе только следующим вечером, но потом решила, что нельзя быть такой жестокой. Хотя если выбирать из двух зол, то это было бы меньшим. Наконец Филлис потушила сигарету в пепельнице и подняла на дочь свои холодные голубые глаза.

– Ты была инициатором свадьбы, Брук? – бесстрастно спросила она. – Или он?

– Вообще-то он, – с гордостью ответила девушка. Она была на седьмом небе от счастья, когда Лео предложил ей выйти за него замуж, как только узнал о беременности. Тогда Брук поняла, что он действительно ее любит.

Мать всегда говорила ей: «Дела говорят громче, чем слова».

Для девушки предложение Лео было равнозначно признанию в любви и в вечной верности. Это предложение означало, что он не просто развлекается с ней. Ведь именно в этом подозревала Филлис Фриман всех ухажеров своей дочери.

Брук понимала, что мать пытается уберечь ее от своих ошибок, полагая, что мужчины были увлечены только ее внешностью, но никогда не любили ее. В молодости Филлис была' восхитительной красавицей с длинными светлыми волосами, огромными голубыми глазами, чувственными губами и совершенным телом. Знакомые часто говорили Брук, что она точная копия матери в молодости.

Конечно, годы не пощадили Филлис. Постоянное курение состарило ее кожу, невзгоды заставили плотнее сжать губы. Некогда прекрасные волосы были теперь безжалостно острижены и поседели. Как всякая убежденная феминистка, миссис Фриман не укладывала волосы и не пользовалась косметикой. На взгляд Брук, мать была чересчур худой из-за кофе и сигарет. Девушка очень беспокоилась за ее здоровье.

– Насколько я понимаю, об аборте ты и слышать не хочешь? – бросила Филлис. – Ты ведь так романтична.

Брук почувствовала, как внутри поднимается раздражение.

– И речи быть не может! Я люблю Лео, мама. Всем сердцем.

– Не сомневаюсь, милая, – усмехнулась Филлис с некоторой иронией. – Иначе почему разумная, воспитанная девушка стала бы спать с мужчиной, не предохраняясь. Не пойму только, зачем это ему?

Девушка пропустила последний вопрос мимо ушей. Ей совсем не хотелось сознаваться, что Лео настолько вскружил ей голову, что она, забыв обо всем на свете, немедленно уступила его настойчивости. Она обманула его в ту первую ночь, сказав, что предохраняется, хотя это было далеко от истины. Брук боялась, что иначе Лео остановится, к тому же она была уверена, что время безопасное. Это повторялось каждую ночь в течение недели.

А потом выяснилось, что она ошиблась. Когда в конце той восхитительной недели у нее не начались месячные, она ничего не заподозрила. Но когда и в следующие полмесяца они так и не пришли, а тест на беременность подтвердил ее предположения, Брук настолько испугалась, что не решилась сказать правду. Она объяснила Лео, что однажды забыла принять таблетку. В тот момент девушка меньше всего хотела принуждать его к женитьбе.

Но в конце концов Брук не выдержала и призналась. Лео был очень мил и совсем не сердился на нее. Утешал, когда она расплакалась, и заверил, что все будет хорошо.

– Не беспокойся, mi micetta, – нежно шептал он. Лео всегда называл ее так – на итальянском это означало «мой котенок», – потому что после ночи любви она, по его словам, была похожа на маленького котенка, мурлыкающего, когда его гладят. – Мы поженимся как можно скорее. Только давай не будем устраивать пышную свадьбу. И боюсь, мы не сможем поехать в свадебное путешествие. Я очень занят и не сумею выкроить для этого время.

Иногда Брук чувствовала уколы совести за свой обман, но стоило Лео обнять ее и назвать mi micetta, как она обо всем забывала.

Вот и сейчас она чувствовала себя виноватой. Не перед Лео. А перед матерью, которая, вероятно, была очень обижена тем, что дочь ничего не рассказывала ей до последнего момента.

Но Брук знала: стоит показать матери свое раскаянье – и та уничтожит ее своим презрением.

– Ну и чем же занимается этот твой жених?

– Он бизнесмен. Их семейная компания импортирует итальянские товары в разные страны. В данный момент Лео занят открытием филиала и магазина в Сиднее.

– Какой предприимчивый, – задумчиво протянула Филлис. – И где же ты познакомилась с этим… Лео? Полагаю, он не похож на твоих обычных кавалеров.

– Он снимает помер люкс в гостинице «Маджестик» и подыскивает дом, – объяснила Брук, наблюдая за тем, как мать удивленно приподнимает брови.

«Маджестик» был одним из самых дорогих и роскошных отелей – с видом на городскую гавань и знаменитый Оперный театр. Среди его клиентов значились эстрадные звезды и президенты крупнейших стран. Брук успела проработать в гостинице полгода, когда одним теплым февральским вечером – всего два месяца назад, – отведя взгляд от монитора компьютера, увидела перед собой прекрасные темные глаза Лео.

– И этот чудесный молодой человек и успешный бизнесмен, который сумел сделать меня бабушкой, так и не нашел в себе смелости познакомиться со мной?

– Он хотел познакомиться! – возмутилась девушка. – Но я настояла на том, что сначала встречусь с тобой одна.

– Вот как!

– Да. Его зовут Леонардо Джузеппе Парини, – с гордостью продолжила Брук. Ей нравилось имя будущего мужа. Лео рассказывал, что у его рода большое генеалогическое древо. В восемнадцатом веке один из его предков был знаменитым поэтом.

– Итальянец?! – в ужасе воскликнула Филлис.

– Да… Лео родился в Милане. Но прекрасно говорит по-английски, – добавила девушка. – Ребенком он много путешествовал с родителями. Потом учился в Гарварде на факультете бизнеса. Работал несколько лет в Нью-Йорке, затем в Лондоне и Париже. А теперь он обосновался здесь, в Сиднее. У него почти нет акцента, – уверенно закончила она. Вернее, есть едва заметный, который делает его еще более привлекательным.

– Дело не в его акценте, доченька, – отрезала Филлис. – Есть он у него или нет – это ничего не меняет. Он итальянец по рождению и воспитанию.

– И что такого?

– По крайней мере, теперь понятно, почему он женится на тебе, – пробормотала Филлис. – Австралиец на его месте немедленно сбежал бы. А у итальянцев пунктик на детях, особенно на сыновьях. Надеюсь, ты знаешь, как они обращаются со своими женами? После свадьбы их запирают дома, словно людей второго сорта. Словно крепостных. В итальянском браке нет равенства. Удел жены – дом и многочисленное потомство.

– Лео не такой! – возразила Брук, раскрасневшись от гнева и обиды. Мать еще не видела будущего зятя, а уже готова была критиковать его. – Это невежественная и оскорбительная точка зрения! Ты ошибаешься!

– Не смеши меня! – резко ответила Филлис. – Все мужчины таковы, дай им волю. Но у итальянцев шовинизм в крови. Они считают себя божествами в кругу своей семьи и требуют соответствующего отношения и беспрекословного подчинения. Итальянки смиряются с этим: их ведь с рождения воспитывают в этих традициях. Но ты не итальянка, Брук. Ты австралийка. И к тому же моя дочь. Ты гораздо больше похожа на меня, чем думаешь. Он заставит тебя страдать. Запомни мои слова.

– Ты не права! Он не заставит меня страдать, так же как и я его. И я не похожа на тебя! Ни в чем.

И для меня Лео действительно божество. И я никогда не оттолкну его, как ты оттолкнула отца своими бесконечными придирками и недовольством. Неудивительно, что он бросил тебя. Я дам своему мужу все, что он пожелает. И всегда буду рядом.

– И станешь его любимым половичком.

– Не половичком, а женой!

– Для большинства мужчин это одно и то же. Полная негодования, Брук упрямо покачала головой.

– Да ты и понятия не имеешь, как сделать мужчину счастливым! Тебе это не дано!

– Да, если это означает подавление всех собственных мыслей, желаний и мнений! Ты разумная девушка, Брук. Но по-своему упряма и своенравна. Если ты полагаешь, что самоуничижение принесет тебе бесконечное счастье, то ошибаешься.

Брук сжала зубы и досчитала до десяти, чтобы не сказать то, о чем потом можно пожалеть. – Так ты придешь на мою свадьбу или нет?

– Какая разница?

– Большая. Я хочу, чтобы ты была рядом в такой торжественный и важный для меня день. Ведь ты моя мать.

– Тогда я, наверное, приду. И буду рядом. Так же как и после медового месяца, чтобы поддержать тебя, когда ты наконец поймешь, какая жизнь тебя ждет. Пойми, сказка однажды закончится.

– Мы с Лео никогда не разведемся, что бы ни случилось.

– Это ты сейчас так говоришь, – заметила Фил-лис, зажигая новую сигарету. – Посмотрим, что ты запоешь лет через пять.

– Мое мнение останется неизменным.

– Я очень на это надеюсь, милая… А теперь… – она с наслаждением затянулась и медленно выпустила колечко дыма, – может быть, ты наконец представишь меня своему избраннику? – Она усмехнулась уголком рта. – Полагаю, он хорош собой. Не припомню, чтобы ты встречалась с несимпатичными парнями. Это на тебя не похоже.

Брук победоносно вскинула подбородок.

– Он красив как бог.

– Ну так веди же его сюда. Мне уже любопытно.

Идя с Лео к столику, где сидела мать, девушка довольно улыбалась. Она прекрасно знала, что ее любимый не просто красив, а великолепен. Во всех отношениях.

Ему было тридцать два. Он выглядел серьезным и умудренным опытом мужчиной. Для итальянца Лео был высок – около метра девяносто ростом. Его отлично сложенному телу мог бы позавидовать любой атлет. Лицом он походил на бога любви – тот же прекрасный римский профиль, чувственные губы. От его темных глаз невозможно было отвести взгляд. Волосы Лео, подстриженные по последней моде, отливали чернотой вороньего крыла. Брук находила его самым привлекательным мужчиной на свете. Но поражала не только его природная красота, но и умение держать себя с достоинством.

Заметив удивление в глазах матери, Брук улыбнулась еще шире.

– Мама, познакомься, это Лео.

Впервые в жизни Филлис Фриман не нашлась что ответить.

Глава первая

Италия… пять лет спустя


Брук растянулась на огромной кровати и постаралась уснуть, как и все в доме. День выдался жарким и душным. Но у нее ничего не получилось. Она никогда не могла спать после обеда. К тому же ее одолевало беспокойство.

Молодая женщина окинула взглядом роскошную спальню, расписной потолок с лепниной, гигантскую люстру из резного хрусталя и золота, что свисала в центре.

Это была самая большая комната для гостей на вилле Парини у озера Комо, где Брук и Лео останавливались во время ежегодной поездки к родителям.

– Все самое лучшее – для моего сына и его прелестной жены, – объяснила мать Лео, когда тот впервые привез Брук и новорожденного малыша домой четыре года назад.

Брук вздохнула, погрузившись в воспоминания о предыдущих визитах в Италию. Все они были похожи на сказку! Няня-итальянка, прекрасно говорившая по-английски, помогала ей с детьми.

Их интимная жизнь была благополучной – вернее сказать, прекрасной! Лео всегда оставался доволен. Но он не знал, что значит сидеть дома с двумя маленькими детьми.

Очень часто, ложась в постель, Брук чувствовала такую усталость, что ей было ни до чего.

Однако она никогда не отказывала мужу. Конечно, в такие ночи ей приходилось имитировать удовольствие. Но ради мужа Брук была готова на все.

Хотя ее очень беспокоило, что в последнее время подобное повторялось все чаще.

Тем не менее, во время поездок в Италию ей не приходилось притворяться. Отдохнув от ежеминутных забот о сыне и дочери, Брук была рада заниматься любовью с Лео. Он же дома становился просто ненасытным и требовал близости не только ночью, но и днем.

Как-то раз, четыре, года назад, уложив после обеда Алессандро, тогда еще их единственною ребенка, он предложил тоже пойти поспать. Брук решила, что муж сошел с ума: он был таким активным и деятельным человеком, что и ночью обходился лишь несколькими часами сна.

Но он так настаивал, несмотря на ее озадаченный вид, что она в конце концов поняла – по хитрым глазам свекра, – зачем он зовет, и покраснела, когда муж увлек ее за собой в спальню, где они предавались жаркой страсти целых два часа.

Поначалу Брук ничего не могла понять. Неужели вновь наступил медовый месяц! Во время ее первой беременности муж был очень внимательным и заботливым и не произнес ни слова жалобы в течение полутора месяцев после родов, когда врач запретил ей заниматься сексом. И после Лео проявлял нежность и понимание, за что она испытывала к нему искреннюю благодарность. После родов у нее остались швы, которые еще некоторое время болели. Казалось, он был даже рад тому, что жена так выматывается за день с маленьким сыном, что у нее не остается сил на секс.

Однако в тот день четыре года назад Лео был очень требователен. Брук невероятно возбуждал солнечный свет, бьющий в окна, и то, что все происходит в родительском доме, так что на следующий день ее уже не нужно было упрашивать пойти в спальню после обеда.

Клаудиа появилась восемь с половиной месяцев спустя после их возвращения из Италии в Сидней.

Но эта поездка в корне отличалась от всех предыдущих. Они приехали на Комо немного раньше обычного, и не в отпуск, а на похороны. Единственный брат Лео, Лоренцо, погиб в автомобильной катастрофе, потеряв управление своей хваленой «феррари» на узком повороте у самого озера.

К счастью, его жены Франчески не оказалось в тот момент в машине. Хотя, возможно, для нее это не было счастьем. На похоронах бедная женщина впала в беспамятство от горя и не могла стоять на ногах. Ее родители давно умерли, поэтому мать и отец Лео забрали невестку к себе и окружили ее вниманием и заботой. Все старались облегчить ее состояние, несмотря на собственные переживания.

Но что скажешь человеку, которого постигла такая утрата? Если бы у Франчески остались дети, ей было бы гораздо легче справиться с бедой.

Брук попыталась как-то поговорить с ней, но та разрыдалась и убежала к себе в комнату, где просидела до утра. Брук долго чувствовала себя виноватой и поделилась этим со свекровью. София взяла се за руку и, грустно улыбнувшись, посоветовала не переживать. «Франческа есть Франческа», – закончила она.

Девушка прекрасно поняла ее. Франческа была очень милой, доброй женщиной, красивой и стройной. Но она обычно молчала и ничем не выделялась.

Брук, конечно, не часто общалась с ней за эти четыре года. Они встречались на семейных обедах на вилле родителей или в роскошной миланской квартире Лоренцо.

Обычно Франческа тихо сидела рядом с мужем, не сводя с него встревоженного взгляда, словно ждала, когда он скажет ей, что делать и говорить. Брук не могла понять, любит эта женщина Лоренцо или боится.

Он был на два года старше Леонардо. На первый взгляд Лоренцо казался привлекательным и милым молодым человеком, но Брук терпеть его не могла. В его присутствии ей было не по себе. Однажды, во время вечеринки в Милане, она пошла в ванную комнату. Лоренцо неожиданно вошел следом и начал приставать к ней с непристойными предложениями. Она была настолько шокирована его поведением, что даже не знала, как реагировать. Справившись с собой, она выбежала и поспешила к мужу.

Брук не сказала ему ни слова о произошедшем.

Она почувствовала, что между братьями есть некоторая напряженность. Внешне они были вежливы друг с другом, но теплоты в их отношениях не чувствовалось. Брук показалось, что Лео не нравится Франческа. А его безразличие относительно отъезда невестки в Милан неделю назад только укрепило Брук в ее подозрении.

Убитая горем женщина сказала, что хочет побыть одна. Все были против и не хотели ее отпускать, опасаясь за ее состояние. Все, кроме Лео.

Положа руку на сердце, Брук не могла сказать, что сожалеет об отъезде Франчески. Ее присутствие в доме тяготило всех, хотя она, бедняжка, этого не замечала.

Лео был занят больше остальных – он проводил основную часть дня вне дома. Ему приходилось ездить в Милан каждое утро, чтобы уладить все дела после смерти брата и подыскать управляющего на его место. Брук очень боялась, что свекор попросит Лео вернуться в Италию, чтобы вести дела фирмы – сам Джузеппе удалился от дел год назад из-за болезни сердца, – но, слава богу, этого не произошло.

Брук переживала, что муж проводит слишком много времени вдали от нее и детей. За последнюю неделю ситуация изменилась только к худшему. Лео стал возвращаться домой все позже и позже. Быстро поужинав и приняв душ, он падал без сил, не в состоянии заниматься любовью. Что было на него совсем не похоже.

Брук всегда знала: что бы ни случилось, Лео ни за что не откажется от секса. Тем не менее со дня похорон, которые были три недели назад, он ни разу не коснулся ее.

Она уже начала скучать по тому теплому чувству любви и близости, которое овладевало ею после страсти, даже когда приходилось притворяться. Любой женщине хочется быть желанной.

* * *

Вздохнув, Брук опустила ноги на пол и встала. Откинув назад длинные волосы, она взяла роман, который читала перед сном, и по огромному персидскому ковру прошла к раздвижным стеклянным дверям, ведущим на балкон. Села в шезлонг и открыла книгу.

Но вскоре сдалась, поняв, что уже в пятый раз пробегает глазами строчку, не вникая в смысл. Брук закрыла книгу и поудобнее устроилась в шезлонге, пытаясь расслабиться и насладиться чудесным пейзажем.

Увидев впервые Комо, она потеряла дар речи – так поразила ее красота здешних мест. Озеро блестело хрустальной гладью среди величественных безмолвных гор. Великолепные виллы высились на их склонах. У берега стояли на приколе роскошные яхты.

И фамильный особняк Парини произвел на нее неизгладимое впечатление.

Он был большим и солидным, как бы утверждая, что его владельцы – состоятельные люди с хорошим вкусом. Дом построили в конце восемнадцатого века и с тех пор несколько раз расширяли и ремонтировали. На всех его этажах полы были покрыты натертым до блеска мрамором лучших пород. Спален здесь было столько, что Брук не могла сосчитать. В огромных окнах, от пола до потолка, отражалось озеро в окружении гор. На верхнем этаже находился большой бассейн с солярием. На стенах холлов, коридоров и залов висели подлинники итальянских мастеров, повсюду стояла антикварная мебель. Идеально подстриженные лужайки сбегали вниз по склону к частной пристани, где томились на якоре быстроходный катер, прогулочная лодка и гоночная яхта.

Брук вначале опасалась, что озорной, непослушный сын сломает или испортит что-нибудь здесь, но тот, к ее удивлению, на вилле дедушки и бабушки вел себя примерно, словно понял, что все это однажды перейдет к нему по наследству.

Алессандро был настоящим итальянским ребенком: открытым, очень эмоциональным, шумным и напористым. Внешностью он пошел в отца: те лее черные глаза и волосы, та же итальянская красота.

Клаудиа, такая же темноволосая и красивая, как брат, была гораздо спокойнее и послушнее его. Большую часть времени она ходила за матерью или играла с куклами. Алессандро не мог усидеть на месте ни секунды и всегда был чем-то занят. С тех пор как ему исполнилось два года, ответ «нет» его не устраивал.

Яблоко от яблони недалеко падает, печально улыбнулась Брук, возвращаясь мыслями к мужу.

Оказалось, что с Лео, которого она по-прежнему обожала, очень непросто жить. Он всегда и во всем предпочитал поступать по-своему. Много раз Брук хотела поспорить с ним, доказать свое право на личное мнение, но так и не решилась.

Кроме одного раза… когда Клаудиа появилась на свет.

Брук хотела назвать дочь Хлоей. Так же как и Алессандро она планировала назвать Александром, но уступила, когда Лео объяснил, что наследник состояния Парини должен носить итальянское имя.

Брук не возражала, тем более что Алессандро – это почти Александр. Но после рождения дочери она была уверена, что вправе самостоятельно подобрать ей имя. Однако вышло иначе. Лео настаивал на том, чтобы назвать ее Клаудией, и очень рассердился, когда жена попыталась перечить ему. Она никогда прежде не видела его в таком раздражении.

– Я глава семьи, – заявил он безапелляционно. – Как я скажу, так и будет!

В первую секунду Брук, ощутив подступивший гнев, хотела ответить ему в том же тоне. «Ты именно такой, как сказала моя мама!» – чуть не бросила она ему.

Но, подумав о матери, прикусила язык и промолчала. К чему привела Филлис ее страсть к спорам и склокам? – рассуждала она. К одиночеству и ненависти ко всему мужскому полу. В конце концов, это всего лишь имя. Какая, в сущности, разница, как будут звать дочку? Главное – чтобы она стала хорошим человеком. Не разводиться же по такому нелепому поводу.

Итак, во второй раз она снова уступила.

Но при воспоминании об этом сердце все еще щемило. Неприятнее всего было то, что Лео не желал слушать ее доводы в важных для нее вопросах. Не хотел идти на компромисс.

А ведь мама предупреждала меня, что я стану половичком, сокрушалась Брук. Так и произошло.

Телефонный звонок где-то в нижних комнатах заставил ее отвлечься от тягостных мыслей и подняться. Но кто-то уже снял трубку, и она с облегчением села обратно.

Брук снова взяла в руки книгу и попыталась вчитаться, когда снизу, с террасы, послышался голос. Говорила мать Лео. И хотя разговаривали по-итальянски, девушка поняла все до единого слова. Выйдя замуж, она легко освоила итальянский по учебникам и аудиокассетам, практикуясь с Лео и его родственниками.

– Вот ты где, Джузеппе, – начала София. – Тоже не спится? Звонил Леонардо.

Брук насторожилась.

– Что-то случилось? – спросил Джузеппе.

– Он опять приедет поздно. Просил не оставлять ему ужин.

Молодая женщина вздохнула. Она так хотела, чтобы муж вернулся домой пораньше.

– И что? – удивился Джузеппе. – Что ты так разволновалась?

– Если у него так много работы, отчего он не попросит тебя помочь? Ты ведь не настолько слаб, чтобы не провести пару часов в день в миланском офисе.

– Я предлагал ему это, дорогая, да он отказался. Сказал, что хватит нашей семье одной смерти. Впрочем, ты права. Он выглядел очень усталым вчера вечером. Я непременно поеду с ним завтра.

– Завтра может быть слишком поздно, Джузеппе.

– Поздно для чего?

– Мне кажется, что он сейчас не в офисе… – прошептала София.

Брук наклонилась вперед.

– …я думаю, он с Франческой.

– Что? – воскликнул Джузеппе. – Не неси чушь, женщина! Леонардо не такой человек. Он не стал бы изменять своей очаровательной жене. Никогда!

Брук показалось, что ее сердце остановилось.

– В обычной ситуации – да, Джузеппе, – возразила София. – Но тут другое дело. Ведь Леонардо был влюблен во Франческу задолго до встречи с Брук. Он так и не смог смириться с тем, что Лоренцо отнял ее у него. Лео может делать вид, что все забыл, но меня не обманешь. Я его мать.

– Ради бога! Это было много лет назад.

– Пусть так. Но Леонардо не какой-нибудь непостоянный и легкомысленный тип. Я всегда знала, что если он влюбится, то на всю жизнь.

– Леонардо любит свою жену! – возмутился Джузеппе, и в его тоне слышалось раздражение.

– Это он тебе сам сказал?

– Пойми ты, женщина, мужчины о таком не говорят. Но тут и без слов все ясно.

София вздохнула.

– Не сомневаюсь, что он любит Брук. Она красива. И очень мила. Но не забывай, от Франчески он был без ума. Как сейчас помню, с какой страстью во взгляде он на нее смотрел в день помолвки. Найти ее в постели с собственным братом тем же вечером… какой удар! Бедный мальчик.

Абсолютно уничтоженная, Брук неподвижно сидела в шезлонге. Лео… мой Лео без ума от Франчески? – не верилось ей. Мой муж был когда-то помолвлен с женой своего брата? И Франческа предпочла Лоренцо?

– К сожалению, – продолжила София, снова вздохнув, – Леонардо неверно обращался с Франческой в те времена. Он-то думал, что следует уважать ее целомудрие. И что получилось? Для Лоренцо, как выяснилось, нет ничего святого. Он просто взял то, что захотел, а глупая, застенчивая, наивная Франческа была покорена его порочностью.

– Что за чушь ты несешь, женщина! Какая еще порочность? Просто Лоренцо был несдержан в вопросах плотских наслаждений. Такова его природа. Будь он порочен, никогда не женился бы на этой девушке. Да, они поступили плохо, но так уж вышло. Любовь с первого взгляда. Так мне сказал Лоренцо. Ему было очень неловко перед братом, но ничего не поделаешь, Франческа не любила Леонардо. Лоренцо объяснил мне, что она собиралась замуж за Леонардо только потому, что тот был добр с ней, а она чувствовала себя очень одинокой после смерти отца. Как только Леонардо осознал это, его чувства угасли сами собой.

– Если он разлюбил Франческу, – не унималась София, – зачем тогда сбежал в Австралию? Почему не вернулся на свадьбу брата?

– Никуда он не сбегал, женщина. Я сам послал его в Австралию! А что касается свадьбы, так любой мужчина на его месте поступил бы так же. Должен же он был успокоиться, прийти в себя. И правильно сделал, что не приехал.

– Может быть, может быть… Но теперь нет смысла уезжать. Лоренцо мертв, и для Леонардо путь открыт. Теперь у него есть шанс вернуть то, что было потеряно много лет назад. Франческа может оказаться в его постели.

– Никогда не поверю, что мой сын способен опорочить честь семьи таким образом.

– Отчего же? – удивилась София. Ее тон стал жестче. – Ведь твой второй сын проделал это. И не раз.

– Да, пару раз Лоренцо сбивался с праведного пути. Но он был так привлекателен – женщины сами бесстыдно бросались ему на шею. Жаль, что у Франчески не было детей. Дети делают мужчину верным, удерживают его дома. Но хватит об этом. Наш мальчик погиб. О мертвых нельзя говорить плохо. А насчет Леонардо ты не права. И все. Этот вопрос закрыт. И чтобы я впредь ничего подобного не слышал.

– Ты можешь закрыть на это глаза, но сложившуюся ситуацию так не изменишь, милый мой муж, – резко ответила София.

– Если то, что ты предположила, правда, тогда нам больше ничего не остается, – осадил ее Джузеппе. – Если у Лео роман с Франческой, то это ненадолго. Вскоре она ему надоест, и он вернется в лоно семьи. Дома всегда лучше. Уж я это точно знаю! Через два дня Леонардо улетает домой с женой и детьми. Наберись терпения и держи рот на замке. Все разрешится само собой.

– Возможно, ты прав. Но два дня – большой срок…

Глава вторая

Брук с трудом встала, пошла в спальню, стараясь ступать потише, чтобы не выдать себя, и упала на кровать, закрыв лицо руками, словно так могла спрятаться от подступившего ужаса.

Лео влюблен во Франческу? Лео был когда-то помолвлен с теперешней вдовой своего брата! Лео ездит в Милан не на работу, а к любовнице…

Поверить в такое было невозможно. Однако это многое объясняло. Вот почему Лео никогда не говорил мне «люблю», догадалась Брук. Ни разу! Он использовал другие слова и выражения. Восхищение. Желание. Необходимость. Но не любовь.

А его нарочито холодное обращение с Франческой!.. Это была не неприязнь, не безразличие, как предполагала Брук. Это была другая сторона любви…

Боже!

Брук почувствовала, как ее пронзает боль – не только душевная, но и физическая. Сердце словно сжало тисками, так что перехватило дыхание.

Задыхаясь, она встала и пошла в ванную, умылась ледяной водой, глубоко вздохнула и выпрямилась. Из зеркала на нее смотрело чужое лицо: белое, с глазами, полными боли, и дрожащим подбородком. По щекам текли слезы.

Господи, что же мне теперь делать? – с горечью подумала Брук.

Если бы здесь была мама…

Хотя разве смогу я рассказать ей обо всем, что произошло. Она только бросит: «Я ведь тебя предупреждала!» – в своей насмешливо-пренебрежительной манере.

Брук вспомнила, как пять лет назад мать предвидела, что однажды Лео заставит ее страдать. На следующей неделе как раз пятая годовщина их свадьбы. И все вышло так, как говорила Филлис!

Или не так?

А вдруг Джузеппе прав? – рассуждала Брук. Что, если София ошибается и Лео больше не любит Франческу и не видится с ней в Милане? Если он и думать забыл о жене брата после того предательства?

Сердце затрепетало от надежды.

Ведь это возможно, размышляла она. Пусть Лео не рассказал мне о своей давней любви. Но за пять лет, что мы женаты, он никогда не давал мне понять, что несчастлив со мной или думает о другой женщине. Лео всегда спешил вернуться домой, ко мне. И, кажется, был доволен нашей жизнью, особенно интимной.

По крайней мере до того дня, как они приехали на похороны в Италию. Здесь Лео словно подменили.

Наверное, это странное отсутствие желания объясняется свалившимся на него горем и чрезвычайной усталостью, вызванной необходимостью разобраться с делами Лоренцо.

Но новая, еще более страшная мысль пришла в голову Брук, и она чуть не застонала от отчаянья.

Внезапный отъезд Франчески в Милан по какому-то невразумительному поводу в соединении с безмолвным согласием Лео открылся теперь в совершенно ином свете, терзалась Брук. Ему нужна была возможность видеться с женщиной, которую он до сих пор любит, вдали от придирчивых глаз родственников и, главное, от моих.

А Франческа, наверное, все дни после похорон плакала не от горя, а от стыда.

Конечно, ее мучила совесть, но не хватило сил, чтобы отказать напористому мужчине. Леонардо сказал ей, что его чувства не остыли за эти годы, что он мечтает о том, чего не получил когда-то, и глупая, слабая Франческа уступила и сдалась.

Брук подняла глаза к зеркалу. В них больше не было горя и жалости к себе, только гнев. И ярость.

Пусть Джузеппе делает вид, что ничего не видит, я так не могу! – решила она. Я поеду и посмотрю в глаза им обоим! Сейчас же! Не теряя ни минуты! Попрошу у Софии ее машину и отправлюсь в Милан.

Что ж, ему предстоит очень удивиться. Через час я предстану перед ними обоими на пороге квартиры Франчески. Вот тогда я с ним поквитаюсь!

Если Джузеппе прав и Лео ездит не к ней, если я увижу его машину на стоянке у офиса, то просто развернусь и поеду обратно.

Но интуиция подсказывала Брук, что права свекровь. Женщины чувствуют такие вещи лучше мужчин, они видят сердцем, читают по взглядам.

Но теперь у меня открыты глаза, Лео, сказала она себе. И да поможет мне Бог!

Охваченная холодным гневом, Брук спокойно расчесала волосы, накрасила губы и спустилась вниз, чтобы найти свекровь.

София сидела в одной из гостиных и держала в руках журнал. Но ее седая голова была наклонена вперед, а плечи поникли, словно от свалившегося на них горя.

Сердце Брук сжалось. Ей очень нравилась свекровь. София была доброй, сердечной женщиной, принявшей ее как родную дочь. Как она, наверное, мучается сейчас, сокрушалась Брук. Один сын в могиле, другой изменяет жене и порочит честь семьи.

Я не имею права еще больше расстраивать ее, решила Брук, подавляя внутреннее раздражение. Ее намерение поехать в Милан не исчезло, но, что бы там ни случилось, это будет касаться только Лео и ее. Свекровь не должна ничего узнать.

Собравшись с силами, Брук вошла в гостиную. София тут же вскинула голову, заслышав звук шагов.

– Брук! – воскликнула она. – Я… я думала, ты спишь.

Брук постаралась придать лицу усталое выражение.

– Я пыталась. Но эта ужасная головная боль…

– Бедняжка! Как мне жаль тебя. Чем же тебе помочь? Хочешь таблетку? Или стаканчик вина?

– Нет, боюсь, это не поможет. Завтра должны начаться месячные, – объяснила Брук, радуясь тому, что не нужно обманывать. Когда принимаешь противозачаточные таблетки, всегда легко предугадать первый день цикла. – У меня так каждый раз. Дома в таких случаях я обычно гуляю или катаюсь на машине. Это успокаивает меня, и боль уходит. Можно мне взять вашу машину, София? Обещаю ехать осторожно и не превышать скорость.

– Конечно, бери, милая. Но куда ты поедешь?

– Ну… просто проедусь по окрестностям.

– Хочешь, я поеду с тобой?

– Нет, нет. Я хотела бы побыть одна. Не могли бы вы присмотреть за детьми, если они проснутся?

– Конечно, не волнуйся.

Пять минут спустя Брук уже сидела за рулем, осторожно ведя машину по извилистой дороге, окаймлявшей озеро.

Воображение рисовало картины встречи с мужем: как она станет кричать и бросаться на него, впадая в истерику, что было ей совсем не свойственно.

Поездка заняла больше часа из-за пробок на подъезде к Милану. Брук чуть не заблудилась, но потом выехала на проспект, где находился дом Франчески.

Она полагала, что морально готова столкнуться с реальностью, что останется спокойной, увидев автомобиль мужа на стоянке.

Но получилось иначе. Внутри у нее все сжалось, сердце заныло от боли. Она почувствовала неприятное напряжение в желудке, и едва успела открыть дверцу машины, как ее вырвало. Ошибки быть не может – это его машина, заключила Брук и обессиленно откинулась на спинку кожаного сиденья. Мой любимый мужчина… мой муж… мой Лео… там, в квартире Франчески, в ее постели.

К чему убеждать себя в обратном? Если бы он приехал к невестке с другой целью, то не стал бы темнить и обманывать.

Он врал мне всю неделю, терзала себя Брук, чувствуя подступившую тошноту. Наверное, и на работе ни разу не был. Или забегал на минутку. Поэтому и просил звонить на мобильный. В офисе я бы его не застала.

И теперь у меня есть доказательства, но мужество почему-то оставило меня. Что случится, когда я войду и столкнусь лицом к лицу с ними обоими?

Пути к отступлению уже не будет. Не удастся притвориться, что все пройдет само собой. Возможно, Джузеппе был прав, сказав, что закрыть на это глаза – единственно возможный выход.

Если я войду в эту квартиру, то моему браку наступит конец. Даже если Лео будет против – а он, без сомнения, не захочет потерять детей или причинить им боль, – моя гордость не позволит мне оставаться с ним.

Гордость.

Одно дело – жить с мужчиной, который не подозревает о том, что ты знаешь о его измене, а другое – жить с мужчиной, которого ты застала с любовницей. Нет, это выше моих сил. Я этого не вынесу.

Есть и другой выход: развернуть машину, вернуться на виллу и притвориться, что ничего не произошло. И тогда, если Лео увезет нас в Австралию в эту пятницу, подтвердив тем самым то, что решил бросить Франческу ради семьи, мы сможем жить как прежде.

И кто знает? Может быть, его связь с этой женщиной основана лишь на плотском влечении, воспоминании о прошлом, старой нереализованной страсти, которой он не смог противостоять? Может быть, она теперь ничего для него не значит?

И как ни больно было Брук думать о том, что ее муж лежит в объятьях другой, она решила, что лучше стерпеть, чем довести дело до развода.

Забудь о гордости и сделай вид, что ничего не знаешь, приказала себе Брук. Спрячь свою боль и оскорбленное достоинство. Господи, как тяжело…

Брук выпрямилась, завела мотор, осторожно развернула машину и поехала обратно к озеру Комо.

– Дорогая моя, ты ужасно выглядишь! – воскликнула София, увидев на пороге невестку.

– Меня… меня тошнило, – пробормотала измученная Брук. – Наверное, это мигрень.

– Бедняжка! Я знаю, как ужасна мигрень, – сама страдаю от нее много лет. Иди ложись в постель. И задерни шторы. Я принесу тебе чудесное средство, которое прописал мне мой доктор. Правда, это снотворное, но это и к лучшему. О детях не беспокойся. Джузеппе катает их по озеру на катере. Нина поехала с ними, так что они в надежных руках.

Брук с трудом сдерживала слезы.

– Вы так добры.

– Да что ты… Леонардо звонил. Я не стала объяснять ему, что ты уехала. Просто сказала, что спишь. Надеюсь, я все правильно сделала?

Брук посмотрела в глаза встревоженной свекрови и поняла, что они обе пытаются оградить Лео от лишних волнений.

Наверное, это все ради детей, решила она.

– Да, София, вы все сделали правильно, – ответила она ровным голосом.

– Вот и хорошо. А теперь иди к себе и прими душ. Я оставлю таблетки и обед на столике у кровати. Это лекарство нельзя принимать на пустой желудок. И ни о чем не волнуйся. Если ты будешь спать, когда вернется Лео, я скажу ему, чтобы он тебя не беспокоил.

Брук не выдержала и разрыдалась.

– Девочка, ты уверена, что дело только в головной боли? У тебя все в порядке?

Брук не хотела тревожить свекровь, на долю которой и так выпало немало. Это моя проблема, и я сама с ней справлюсь, решила она.

– Наверное, скучаю по дому, – предположила Брук, что, в общем, было недалеко от истины.

– Пора вам ехать обратно, – кивнула София.

Брук горько улыбнулась и ушла наверх. Ее ноги вдруг словно налились свинцом, каждый шаг давался с трудом. Выйдя из душа, она нашла на столике две большие таблетки и стакан воды. Рядом стоял поднос с двумя аппетитными бутербродами и чашкой молока.

Заботливость свекрови вызвала новую волну слез. Брук знала, что София, как и Джузеппе, будет вне себя от горя, если они с Лео решат разойтись. Она не могла поступить так жестоко с этими милыми и добрыми людьми, так же как и со своими детьми и с самой собой. Она любила мужа и понимала, что ее чувство к нему не угаснет никогда, что бы ни произошло! Жизнь без него стала бы для нее пыткой.

Брук заснула в слезах. Много часов спустя, открыв глаза, она услышала шум в ванной.

Блудный муж наконец вернулся домой, догадалась она.

Глава третья

Первой реакцией Брук оказался гнев, а не тоска.

В комнате было темно. Наверное, Лео выключил лампу у кровати, когда вошел, раздраженно подумала она.

Брук приподнялась, чтобы посмотреть на светящиеся цифры часов. Двадцать минут двенадцатого. Не так уж и поздно, решила она. При обычных обстоятельствах я бы ничего не заподозрила. Превозмогая сильную боль в сердце, Брук снова легла, лицом к стене, свернувшись калачиком, радуясь, что надела скромную длинную ночную сорочку.

Лео любил коротенькие рубашечки из черного шелка, едва прикрывавшие ягодицы. Конечно, у той, что сейчас оказалась на ней, были очень глубокий вырез и тоненькие лямочки на плечах. Но для Лео главным была длина.

Притворюсь спящей, сказала себе Брук. Тогда не придется ничего говорить и жалеть о какой-нибудь глупости поутру.

Если бы Лео не плескался в душе так долго, она непременно выполнила бы задуманное. Но прошло десять минут, затем пятнадцать, а вода все журчала, пробуждая ревность в сердце.

Он пытается смыть с себя ее запах, этот противный, тяжелый, мускусный аромат ее духов, сокрушалась она.

Пролетело еще пять минут, и наступила тишина. Брук перевернулась на другой бок, лицом к выходу из ванной, ожидая, что Лео сейчас выйдет.

Дверь открылась, он выскользнул из-за нее, стараясь не шуметь, и погасил свет в ванной.

Брук не могла отвести глаза от его великолепной фигуры. Обнаженный, он производил сильное впечатление. Ей никогда не приходилось видеть никого красивее.

Увидев его впервые раздетым, Брук была ошеломлена. Она и сейчас не могла справиться с восхищением.

По мере того как едва различимый силуэт мужа приближался к кровати, ее сердце билось все чаще. Лео поднял покрывало и скользнул под него, обжигая ее близостью своего обнаженного тела.

Его холодное спокойствие разозлило Брук. Когда он повернулся к ней спиной, она почувствовала, что готова убить его.

Женщина лежала, смотрела в потолок и придумывала жестокие способы наказания за мужнину измену. Гильотина – слишком быстро и слишком гуманно, рассуждала она. Расстрел тоже не подходит. Нет. Он должен страдать так же, как и я. Пусть он пройдет… через ад.

Повесить, четвертовать и сжечь на костре – вот чего он достоин. Как во времена инквизиции. Но сначала хорошо бы посадить его на пару лет в какую-нибудь сырую, холодную тюрьму, в одиночную камеру, где его единственными собеседниками стали бы тараканы и крысы!

Но эти мысли не принесли ей облегчения. И разыгравшаяся ревность уступила место твердому решению узнать наверняка, как далеко зашел Лео: сколько раз он изменил ей за прошедший день.

Его тело скажет гораздо больше, чем машина на стоянке у дома Франчески, безжалостно по отношению к самой себе рассуждала Брук.

Он вздрогнул, когда жена положила ему руку на талию, потом опустила ниже. Лео лег на спину, повернув к ней лицо.

Ее кисть остановилась на его животе. Ей казалось, что сердце вот-вот выскочит из груди – то ли от страха, то ли от возбуждения.

– Я думал, ты спишь, – произнес он голосом столь же холодным, как его кожа.

– Я спала. – Брук, постепенно привыкая к темноте, начала различать его лицо. Лунный свет струился сквозь легкие занавески на наборный паркет.

Лео смотрел на жену в недоумении.

– Я старался не шуметь, – попытался защититься он.

– Почему?

– Мама сказала, что ты весь день мучилась от мигрени, потом приняла таблетки и легла спать.

– Все верно. София дала мне лекарство. У нее доброе сердце.

– Да.

На мгновенье в спальне повисло тягостное молчание. Брук поняла, что мужество оставляет ее.

– Ты сегодня поздно, Лео…

– Да, знаю. Прости. У Лоренцо там полный бардак. Я хочу навести порядок до нашего отъезда. Дел еще много, а времени мало – нужно успеть до пятницы. Сегодня работать было невозможно. Постоянно отвлекали. Наверное, завтра придется задержаться еще дольше.

– Понятно, – ответила она, и комната снова погрузилась в тишину.

– У тебя ведь не бывает мигреней, – наконец сказал Лео. – Что случилось? Отчего у тебя заболела голова?

От мысли о том, что ты изменяешь мне с Франческой, чуть не бросила ему в лицо Брук. Что ты лежал в ее объятьях несколько часов назад.

Горечь обиды придала ей сил и решимости выяснить все до конца. Раз и навсегда.

– Мне уже гораздо лучше, – пробормотала она и стала гладить рукой его живот.

– Я вижу, – выдохнул он.

Поняв, что он не остановит ее, она опустила слегка дрожащую кисть ниже, пока не достигла цели.

Но никакой реакции со стороны Лео не последовало, и это очень удивило Брук. Такое с ним случилось впервые!

Брук почувствовала, что ее накрывает волна эмоций: беспокойство, обида, отчаянье. Как он мог предать меня?! – недоумевала она. Как мог обманывать?

А Франческа! Бесстыжая тварь! Не успела похоронить мужа, как уже оказалась в постели с его братом! Ни стыда ни совести.

Мысль поквитаться с ними обоими сменилась желанием заставить мужа ответить, желанием доказать, что она знает его лучше, чем любая женщина, пусть даже очень искусная в ласках, и может подарить ему наслаждение, которое он не получит ни с кем другим. Франческе никогда не сравниться с ней. Ни в чем.

Брук снова начала ласкать мужа. В стоне Лео послышался протест, но она упрямо проигнорировала это, используя свое знание его тела, чтобы возбудить. Ведь когда-то он сам учил ее всем хитростям интимных удовольствий, показав, что все ее предыдущие кавалеры были просто невеждами в данном вопросе. Две недели ночь за ночью она постигала любовную науку и достигла больших высот.

Но сейчас его плоть не отвечала на ее прикосновения, что– само по себе говорило о многом. Обычно пылкий и ненасытный, Лео сейчас был абсолютно бесстрастным. Наверное, он занимался любовью весь день напролет, если его покинули силы, сделала она вывод.

Но Брук не сдавалась. Он ответит на мои прикосновения, поклялась она себе с холодной отстраненностью и ожесточенным сердцем.

– Это на тебя не похоже, Лео, – пробормотала Брук, не переставая ласкать его.

– Я думал, ты спишь, – процедил он сквозь сжатые зубы. – И принял очень холодный душ.

Действительно, отметила она про себя. У него ледяная кожа. Но я ни за что не поверю, что душ может охладить его желание.

– Тогда, вероятно, тебе нужно немного помочь, – ответила Брук, покрывая поцелуями орудие его недавней измены.

Обычно она не делала этого по собственной воле, только если Лео настаивал. А в последнее время он просил об этом нечасто. Брук даже не смогла вспомнить, когда это было в последний раз. Кажется, здесь, в этой самой комнате, прошлым летом, думала она. Тогда ее ласки неизменно доводили его до нужного состояния, вне зависимости от того, как долго они занимались любовью до этого.

Помогло и на сей раз: его плоть быстро наливалась силой. Брук была беспощадна, желая довести мужа до той точки, на которой он потеряет контроль над собой. Она хотела полностью подчинить его себе, чтобы Лео забыл обо всем… и обо всех. Особенно о Франческе.

В глубине души женщина понимала, что ею движет лишь слепое отчаянье, но не могла заставить себя остановиться. Одна часть ее была шокирована тем, что делает. Другая – сохраняла холодную бесстрастность, побуждая ее совершать еще большие безумства. Брук стала помогать себе руками в этой дикой схватке, находя все новые чувствительные точки на его теле, чтобы продолжать немыслимую пытку, приятную и невыносимую одновременно. Никогда прежде она не была такой безрассудно смелой в постели.

Вдруг Брук услышала приглушенные стоны мужа и ощутила прикосновение его напряженных пальцев. Ей показалось, что Лео сейчас оттолкнет ее, но он этого не сделал, а лишь бормотал что-то по-итальянски низким, охрипшим голосом.

Она на мгновенье остановилась и подняла глаза на мужа. Его красивое лицо было хорошо различимо в лунном свете: веки полуопущены, губы сжаты.

– Хочешь, чтобы я перестала?

Он только нервно дернул головой в одну сторону, потом в другую. Брук лишь холодно улыбнулась и продолжила.

Лео прерывисто задышал, словно после долгой, изнуряющей пробежки.

Теперь он готов, поняла женщина, празднуя триумф. Сейчас он мой более, чем когда-либо раньше. Только мой. И не может остановить меня. Теперь я повелеваю.

Брук была настолько поглощена своей победой, что не заметила, как муж пробегает руками по ее роскошным волосам, затем берет ее за плечи и притягивает к себе.

Не обращая внимания на протесты, он поднял шелковую рубашку, схватил ее бедра своими железными руками и овладел ею с неистовой страстью.

Брук задохнулась от неожиданности, но уже через секунду почувствовала ни с чем не сравнимое удовольствие от единения с его плотью. Только теперь она поняла, что и сама крайне взволнована всем происходящим.

А еще думала, что контролирую ситуацию! – мелькнуло в голове. Она желала только одного – продолжать это бешеное движение, чувствуя его страсть. Но Лео держал ее слишком крепко, и она не могла пошевелиться. Она отчаянно извивалась, пытаясь высвободиться, но тщетно.

– Не двигайся! – приказал он, скользнув руками вниз по ее животу.

– Но я хочу двигаться! – отрезала Брук.

– Я вижу, – лукаво улыбнулся Лео. – Но дай мне передохнуть. А пока… может быть, я кое-что сделаю…

Его карие глаза блеснули в луче тусклого лунного света. Он откинул с ее лица растрепавшиеся волосы, осторожно опустил тонкие лямочки ночной сорочки с ее плеч, оголяя грудь.

У нее была красивая грудь. Материнство сделало ее еще прекраснее.

– Надо мне почаще устраивать такие вот недели воздержания, – пробормотал Лео. – Если после них ты так страстна. – Он положил руки на ее грудь и начал ласкать ее.

Никогда раньше Лео не делал ничего подобного. Он всегда был нежен и предупредителен. На этот раз Брук не могла понять, больно ей или приятно. Это было какое-то странное, смешанное чувство, словно все ее тело охватил огонь.

– Хочешь, чтобы я перестал? – процитировал он недавно сказанные ею слова.

Она не смогла вымолвить и слово. Лео рассмеялся и продолжил свою сладкую пытку.

Она поняла, что больше не может выносить то, что он наблюдает за тем, как она покоряется ему.

– Лео… прошу тебя…

– О чем? – с наслаждением протянул он. – Остановиться? Продолжить? Скажи, чего ты хочешь, mi micettal Я сделаю все, о чем ты попросишь. Хотя теперь ты уже не котенок, а настоящая тигрица. Боюсь, ты съела бы меня живьем, дай тебе волю.

– Лео, прошу тебя, – задыхаясь, повторила Брук.

– Скажи, что я должен сделать? Прикоснуться к тебе… вот здесь? Вот так?

Брук застонала. Нет, нет, только не здесь и не так, чуть не вскрикнула она.

– О боже! – выдохнула она, не желая, чтобы это волшебство – или безумие – прекращалось.

– Отпусти себя, не зажимайся. Я хочу видеть, как ты взлетаешь на вершины наслаждения. Для меня это наивысшее счастье – видеть тебя такой. Посмотри на меня, – приказал Лео.

Брук повиновалась. Их взгляды встретились, и в этот момент их тела стали единым целым: они растворились друг в друге.

Лео перевернулся, подминая жену под себя, и уже через несколько мгновений они оба взмыли к высотам наслаждения. Она прокричала его имя, а он прижал ее к себе еще сильнее.

Они долго лежали так, пока не стих огонь их бешеной страсти. И тогда Брук вернулась в жестокую реальность.

И кто же одержал победу, в конце концов? – цинично вопрошал ее внутренний голос. А кто абсолютно потерял контроль не только над ситуацией, но и над собой? И что ты этим доказала?

Ничего, поняла женщина. Кроме того, что я по-прежнему даю Лео то, чего он всегда от меня хотел, помимо детей. Мое тело. Мое, по всей видимости, красивое, но слабое, безвольное тело.

И так будет всегда. Я стану терпеть это унижение вечно.

Остатки гордости заставили ее сделать попытку высвободиться из его объятий, но сил на это не осталось, и она затихла. Поверженная, Брук уткнулась лицом в грудь мужа и заплакала от жалости к себе и невозможности что-то изменить.

– Что? Что случилось? – встревожился Лео и поднял руку, чтобы вытереть слезинки с ее лица.

Она ничего не ответила, только смотрела на него глазами, полными любви и боли.

Как ты мог так поступить со мной! – кричало ее сердце. Ведь я отдала тебе все!

И до сих пор отдаю!

– Ну, все, все, – успокаивал он, прижимая жену к себе и гладя ее по голове. – Слишком много эмоций для одной ночи, только и всего. Так иногда случается после воздержания.

Лео осторожно уложил ее на подушку и сел рядом.

– Успокойся, – прошептал он. – Не плачь. И постарайся поскорее уснуть, иначе у тебя снова заболит голова.

Брук постепенно приходила в себя. Слезы высохли. Она лежала, тупо глядя в потолок и пытаясь отогнать от себя все мысли и чувства.

– Знаю, в последнее время я был плохим мужем. Но эти три недели выдались такими… трудными, мягко говоря. Смерть брата повлекла за собой уйму проблем, тут так просто все не объяснишь. Но поверь, я с ними справился, и теперь все будет по-другому.

Брук слушала его молча. Как легко он выдумывает оправдания, думала она. И как ловко. Сколько заботы в голосе!

Она преодолела в себе желание посмотреть мужу в лицо, потому что знала, что не увидит ничего обнадеживающего, и закрыла глаза.

– Наверное, я слишком редко говорю тебе об этом, – продолжал Лео, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в лоб, – но я действительно очень сильно тебя люблю…

У Брук перехватило дыхание. Слова, которые она когда-то мечтала услышать, ранили теперь как острый кинжал. Кого он хочет уверить в своих чувствах, когда уже слишком поздно делать признания? – недоумевала женщина.

О, Лео, Лео…

Брук почувствовала, что вот-вот расплачется снова, и приказала себе сохранять самообладание. Ведь она прекрасно знала, кого на самом деле любит ее муж. Его мать сама назвала имя – Франческа. Та самая женщина, на которой он когда-то хотел жениться.

Но не стоит забывать и слова Джузеппе. Лео ни за что на свете не бросит семью, даже ради давней любви. Поэтому он станет лгать, надеясь, что жена ни о чем не узнает.

Брук знала, что способна абсолютно на все ради спасения их брака, и не раз это доказывала. Но нельзя забывать и о самоуважении, напомнила она себе и решила пропустить мимо ушей признание в любви, притворившись спящей.

– Брук?

Она не ответила. Лео вздохнул и убрал руку от ее лица.

Неужели он думал, что все так просто? – недоумевала она. Займись с женой любовью, прошепчи пару нежных слов – и она растает? И не станет задавать вопросы о том, где он был и что делал? И позволит развлекаться на стороне? Смирится с тем, что у него есть любовница?

Интересно, как он сможет продолжить свой роман, вернувшись в Австралию? Что-нибудь непременно придумает, уж я-то его знаю. Ведь он периодически ездит в Италию по делам на неделю-другую.

Пять лет назад отец позволил Лео остаться в Сиднее с условием, что тот возьмет на себя решение всех экстренных вопросов в филиалах «Парини интернэшнл», разбросанных по всему миру. Первое время Брук следовала повсюду за ним, но потом появились дети, и ей пришлось оставаться дома.

Надо полагать, теперь он станет чаще ездить в командировки, с горечью подумала женщина. И необязательно в Милан – Лео не дурак! – можно и в Нью-Йорк, Лондон или Париж. В те города, где компания имела свои представительства и роскошные квартиры, в те города, куда Франческа могла бы быстро прилететь в случае необходимости и где могла бы лечь в постель с моим мужем. И никто об этом не узнает.

Парини никогда не мелькают в разделах светских сплетен, поэтому узнать о его передвижениях по миру будет сложно. Не сомневаюсь, что Лео использует смерть брата в качестве предлога для частых отлучек. И уж конечно, не позовет меня с собой.

– Место матери – рядом с ее детьми! – твердо заявил он, когда после рождения Клаудии Брук попыталась завести разговор о том, что хотела бы выйти на работу. Она имела в виду, что сделает это когда-нибудь, в будущем. Когда дети пойдут в школу. Но Лео был поражен, что ей в голову могла прийти такая мысль, и раз и навсегда закрыл эту тему.

Брук отругала себя за слабость.

Лео станет делать то, что сочтет нужным, рассуждала она. А я, к чему лукавить, буду молчать.

Что это – храбрость или, наоборот, трусость? В такой ситуации нельзя рубить сплеча. Необходимо все обдумать, взвесить. Ведь от моих поступков будет зависеть счастье многих людей. Но как трудно думать о других, когда самой так плохо! Как я могу улыбаться, когда хочется плакать?

На глаза Брук набежали предательские слезы, она моргнула, чтобы остановить их, и отвернулась к стене.

Ни за что больше не позволю себе плакать, решила Брук. Слезами горю не поможешь!

Она уснула только на рассвете, а проснувшись, обнаружила, что Лео уже уехал в Милан. На подушке лежала записка: «После того, что случилось этой ночью, я больше никогда не стану приходить поздно!»

Прочитав, Брук затрепетала, чувствуя, как огонь страсти перемешивается в ней с отвращением к самой себе, и скомкала записку. Вспомнив о том, что они с Лео делали накануне, она ощутила сильный спазм в животе.

Ах да, обрадовалась она. Сегодня должны начаться месячные. Вот и отлично. Значит, одной проблемой будет меньше.

Она накинула пеньюар и направилась в детскую.

А через два дня мы уже будем дома, успокаивала себя Брук. Там все будет иначе. Мне станет легче. Лео и Франческу будут разделять тысячи миль. И мне не придется делить его с ней.

Остановившись на пороге, она сделала несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться, растянула губы в улыбке и открыла дверь.

Детская комната была огромной, с большими окнами, мягкими коврами и немыслимым количеством игрушек, которых хватило бы на целый детский сад.

Клаудиа была занята приготовлениями к кукольному застолью. Алессандро качался на игрушечном пони. Нина, их няня-итальянка, сидела у окна, наслаждаясь видом на озеро.

Услышав шаги, Нина повернула голову, встала и улыбнулась Брук.

– Доброе утро, синьора, – поздоровалась она по-английски. Девушка уже давно условилась с молодой хозяйкой, что станет говорить с ней только по-английски ради практики. Ее заветной мечтой была поездка в Австралию. – Сегодня вы выглядите гораздо лучше. Щеки порозовели.

– Да. Голова больше не болит. Спасибо, что присмотрели за детьми, Нина. Можете идти.

– Я буду на кухне. Если что-то понадобится – позовите. – Девушка снова приветливо улыбнулась. На вид ей можно было дать лет двадцать. Она была очень мила и отлично ладила с детьми. Нина, старшая в семье, помогала матери воспитывать младших братьев и сестер.

– Мамуля, ты так поздно встала. – Клаудиа смотрела на мать удивленными глазами. – Я так скучала!

– И я скучала по тебе, солнышко! Ты поцелуешь свою маму?

Девочка вскочила со своего стульчика и бросилась к Брук. Она обожала обниматься и целоваться. Алессандро тоже был очень ласковым мальчиком. Но однажды Лео заметил, что его сыну не пристало быть маменькиным сынком, и с тех пор Брук приходилось сдерживать нежность по отношению к Алессандро.

Вот и теперь он ревниво наблюдал за тем, как мать обнимает его сестру.

Брук поставила дочку на пол и подошла к сыну, который тут же вскочил с пони и сделал вид, что чистит седло, повернувшись к ней спиной.

– А ты не хочешь поцеловать маму, мой милый мальчик?

Алессандро поколебался мгновенье, а потом, расплакавшись, бросился в объятья матери, обняв ее за шею.

– Что случилось, сынок? – встревожилась Брук. Он поднял голову. Глаза ребенка были полны отчаянья.

– Я хочу домой. Я ужасно соскучился по Пушку!

Брук едва сдержала улыбку, потому что была уверена, что сам Пушок ни по ком не скучает. Этот десятилетний персидский кот попал к ним в дом от старушки соседки, которая подарила его детям перед отъездом в дом престарелых.

– Я тоже скучаю по Пушку, – заверила сына Брук. – Осталось совсем немного. Мы скоро вернемся домой.

– А я хочу сейчас! – заныл мальчик.

Брук вздохнула. Она разделяла желание сына.

Глава четвертая

Наконец-то!

Брук облегченно вздохнула и направилась по коридору к авиалайнеру, который должен был унести их в Сидней. На руках у нее дремала Клаудиа. Самолет на Милан подали на посадку с опозданием, и Брук, нервы которой и без того были на пределе, почувствовала, что вот-вот потеряет контроль над собой. Но все обошлось, и им не понадобилось менять билеты.

Брук обернулась и посмотрела на мужа. Он шел за ней спокойный и задумчивый, держа в одной руке портфель с ноутбуком, а в другой – ладошку Алессандро. Мальчик гордо шагал рядом, пытаясь казаться взрослым мужчиной, и с обожанием поглядывал на отца.

Лео поймал взгляд жены и мягко улыбнулся в ответ, как только он умел это делать. В былые времена такая улыбка радовала ее больше всего на свете и наполняла любовью.

Теперь же только раздражала.

Брук быстро отвела глаза, чтобы он не заметил в них негодования, и прибавила шагу.

– Хочешь, я понесу Клаудию? – спросил Лео, и она почувствовала по его тону, что он все же уловил недовольство в ее взгляде.

– Нет, спасибо, – сухо ответила Брук, даже не повернув головы. – Все в порядке.

У меня все всегда в порядке, с горечью подумала она. Даже когда я знаю, что ты обманываешь меня. Когда любовь, которую я когда-то испытывала к тебе, превращается постепенно в презрение. Когда мое сердце истекает кровью, изнемогая от боли, а мой брак превращается в фарс!

К сожалению, Брук пришлось еще раз обернуться к Лео, когда она поднялась по трапу и стюардесса попросила предъявить билеты, которые были у него.

– Все билеты – у моего мужа, – объяснила она симпатичной девушке в форменном костюме, отошла в сторону и пропустила Лео вперед.

Увидев его, стюардесса расплылась в улыбке. Брук всегда знала, что женщины находят ее мужа невероятно привлекательным. Официантки бросались выполнять его заказы со всех ног. Продавщицы в магазинах начинали кокетничать с ним, забыв про остальных покупателей. Девушки на улицах останавливались словно завороженные и смотрели ему вслед, не скрывая восхищения.

Брук прежде не обращала на это внимания, потому что безраздельно доверяла Лео и была уверена в прочности своего брака. Кроме того, он, казалось, не замечал томных взглядов и игривых улыбок и смотрел только на жену. Никогда муж не давал ей поводов для ревности, поэтому ей и не приходилось ревновать.

Но теперь все изменилось, подумала она, чувствуя, как слепая ревность змеей заползала в ее душу, заставляя злиться на миловидную стюардессу.

Брук раздражало все: как расцвело ее лицо, как загорелись зеленые кошачьи глаза, как мелькнул в них хищный огонек при виде Лео.

Конечно, надо признать, что он великолепен, рассуждала Брук. И так сексуален. И этот темно-серый костюм очень ему идет. Любая женщина потеряла бы голову от такого мужчины.

Но ведь это не значит, что нужно улыбаться с таким призывным видом, тем более в моем присутствии! Неужели эту девицу не обучили правилам приличия?!

Хотя о каких правилах может идти речь, когда перед тобой стоит такой красавец? А у современных дам вообще нет комплексов по поводу женатых мужчин. Особенно если последние не любят своих жен.

Брук неожиданно почувствовала приступ тошноты.

Может быть, Франческа станет лишь первой в долгой череде проблем, с которыми мне еще предстоит столкнуться? Вдруг я пытаюсь спасти брак, который уже распался, и удержать мужа, который уже решил уйти? И сколько бы я ни унижалась, сколько бы ни делала вид, что ничего не замечаю, это уже не поможет?

– Ваши места – на втором этаже в салоне бизнес-класса, сэр, – пропела сладким голосом стюардесса. – Вверх по лестнице – и налево. Третий ряд, по два места по обе стороны прохода.

– Спасибо, – ответил Лео в своей обычной вежливой манере, однако Брук его улыбка показалась несколько кокетливой, а взгляд его чересчур долго задержался на влажных губах невоспитанной девицы.

Боже, неужели это мое воображение видит то, чего нет? – мучилась Брук. Или у меня наконец открылись глаза и я разглядела настоящего Лео?

Муж посмотрел на нее, и она в который раз поспешила придать лицу спокойное, беззаботное выражение, чтобы он ничего не заподозрил. Лео едва заметно нахмурился, но ничего не сказал и наклонился к сыну.

– Поднимайся первым, Алессандро. И вот… возьми мой ноутбук, только пообещай, что будешь с ним осторожен. Слышал, что сказала стюардесса? Наши места – в третьем ряду. Ты ведь умеешь считать до трех, правда?

– Я и до десяти умею! – с гордостью ответил мальчик.

– Вот и молодец! В таком случае тебе будет нетрудно найти наши места. Досчитаешь до трех – и садись у окошка, а ноутбук положи на сиденье рядом с собой. Мы тебя сейчас догоним.

Обрадованный Алессандро побежал к лестнице выполнять отцовское задание, а Лео повернулся к Брук.

– А теперь, – твердо сказал он, забирая сонную дочь из рук жены, – я возьму нашу девочку. Не стоит тебе носить такие тяжести по лестнице. Тем более в таком наряде, – добавил Лео, окинув взглядом ее костюм.

Брук ничего не ответила, просто обогнала его и начала подниматься по неожиданно крутым и узким ступеням.

Только тогда она поняла, что имел в виду муж.

Длинная тесная юбка мешала идти. Несмотря на разрез в заднем шве, она натягивалась на бедрах при каждом шаге.

– Какой прекрасный вид! – протянул Лео, догоняя жену.

В его замечании читался игривый подтекст, и это взволновало Брук. Во-первых, говорить подобные вещи было совсем не в его стиле. Во-вторых – и это встревожило ее куда больше, – она вдруг почувствовала всем телом его близость. – А я-то, глупая, надеялась, что все проблемы развеются как туман, стоит мне только сесть в этот самолет, думала Брук. Рассчитывала, что все изменится, когда Милан – а вместе с ним и Франческа – будет далеко. Но все осталось по-прежнему, потому что дело не в Милане, не во Франческе, а во мне самой.

И в Лео. В Лео, который по-прежнему может заставить меня действовать и чувствовать против моей воли. В Лео, которого я до сих пор люблю, хотя разум приказывает ненавидеть. В Лео, который сейчас поднимается за мной по лестнице и смотрит на меня плотоядно, хотя сам мечтает о другой женщине.

Боже, за какого же жестокого и безнравственного человека я вышла замуж!

Стараясь унять жар, приливший к щекам, она поднялась на последнюю ступеньку, где столкнулась с еще одной симпатичной стюардессой, которая предложила сдать верхнюю одежду. Брук отдала девушке жакет, который та перекинула через руку, и пошла по проходу к сыну, который уже успел усесться и пристегнуться. Когда она попыталась убрать ноутбук и занять место рядом с Алессандро, мальчик посмотрел на нее с таким негодованием, что она просто опешила.

– Ты не можешь сидеть здесь, мамочка. Это папино место. Папа всегда сидит со мной в самолете.

Не обращая внимания на яростные протесты сына, она подняла ноутбук, положила его на сиденье через проход и посмотрела в конец салона. Очаровательная стюардесса держала на руках проснувшуюся Клаудию, пока Лео снимал пиджак. Она улыбалась ему не менее кокетливо, чем ее коллега у трапа.

А чему я удивляюсь? Давно пора привыкнуть, посмеялась над собой Брук. И села рядом с сыном.

– Сегодня папа полетит рядом с Клаудией, – объяснила она надувшемуся мальчику. – И советую тебе сидеть смирно, не то пожалеешь!

Алессандро уставился на мать своими огромными черными глазами, удивленный и напуганный переменой в ней: строгой она никогда не была.

– Что такое? – удивился Лео, идущий по проходу с дочерью на руках. – Ты уверена, что хочешь лететь на этом месте?

– Я подумала, что настал черед Клаудии сидеть рядом с тобой, – отрезала Брук.

– Папа! – Глаза девочки загорелись счастливым огнем, а ее мать посмотрела на нее с раздражением.

Твой отец обычный человек, а не бог, чуть не крикнула Брук, но вовремя сдержалась.

Лео стоял и смотрел, нахмурившись, на жену. Чтобы не столкнуться с его пристальным взглядом, она отвела глаза к иллюминатору, за которым царила ночь, разбавленная желтыми огоньками взлетной полосы.

– Я посижу с тобой, пока ты не уснешь, а потом мы поменяемся местами с твоим братом, – сказал Лео Клаудии. – Я хотел бы побыть рядом с вашей мамой.

Брук почувствовала, как все внутри у нее сжимается в нервном спазме.

Я знала, сокрушалась она. Я так и знала!

– А как же я? – захныкал мальчик.

– Ты уже достаточно взрослый. Тебе больше не нужна нянька, – твердо ответил Лео, убрал ноутбук на полку над головой и усадил дочь у окна. – А пока, пожалуйста, присмотри за мамой, – бросил он через плечо. – Что-то она сегодня нервничает. Ты же знаешь, как она не любит летать.

– Конечно, я присмотрю за мамой, если ты просишь, пап, – с важным видом заявил Алессандро, переполняемый гордостью оттого, что ему поручено «взрослое» дело. – Я могу ей и телевизор включить. У нее ведь с техникой не очень получается. Знаешь, мама иногда злится на видеомагнитофон дома. И плохими словами на него ругается.

– Правда? – удивился Лео, садясь наконец на свое место. – Не могу поверить, – продолжил он, глядя через проход прямо в глаза взволнованной жене. – Твоя мама не может употреблять плохие слова. Она ведь воспитанная женщина.

. – Я сам слышал, пап, – не унимался мальчик, не обращая внимания на то, что мать сердито посмотрела на него.

Наконец самолет сдвинулся с места, и в динамиках раздалось приветствие капитана, что положило конец спору отца и сына.

Вот и хорошо! – обрадовалась Брук, готовая было вскипеть от злости. Ей совсем не хотелось разговаривать с мужем, а тем более спорить, да еще при детях.

Улыбчивые стюардессы начали разносить ужин и напитки, и оба родителя оказались заняты кормлением своих чад, следя за тем, чтобы они не пролили сок на колени и не испачкались в соусе.

После еды хлопот не убавилось: сначала дети захотели в туалет, потом потребовали разуть их, а когда у них замерзли ноги, попросили надеть носки, после им захотелось посмотреть мультики, а под конец откинуть спинки кресел. Любезная стюардесса принесла подушки и одеяла и начала хлопотать над детьми как над своими собственными.

Она не отказалась бы стать их мамочкой, мелькнуло в голове Брук, когда она наблюдала за тем, как лучезарно девушка улыбается Лео.

Наконец в салоне приглушили свет. Клаудиа тут же заснула, вечный шалун Алессандро последовал ее примеру – к большому удивлению родителей.

Убедившись, что дети крепко спят, Лео наклонился через проход. Брук почувствовала, что все тело ее напряглось.

– Давай перенесем Клаудию на твое место, – прошептал он. – Она не проснется.

– Послушай, пусть сидят как есть. Зачем их тревожить? – ответила она, еще надеясь, что останется сидеть с сыном.

– Затем, – отрезал Лео. – Я хочу поговорить с тобой. А наклоняться через проход неудобно.

Понимая, что он не успокоится, пока не добьется своего, Брук вздохнула и, встав, отошла в сторону, чтобы Лео мог положить спящую Клаудию на кресло рядом с Алессандро.

Лео поднял девочку на руки, потом уложил, поправил подушку, укрыл одеялом, поцеловал ее, а потом сына. У Брук защемило сердце от этой трогательной картины.

Нет, ничто на свете не заставит его согласиться на развод, в очередной раз подумала она. Он останется со мной, даже не любя меня.

Лео выпрямился и улыбнулся жене.

– Угомонились наконец наши детки, – выдохнул он. – Теперь мы можем побыть наедине. Садись к окну, милая. Мне будет приятно знать, что ты зажата между мной и окном и тебе не сбежать – разве что перебравшись через меня.

Брук стиснула зубы, когда муж подтолкнул ее к креслу.

– Позволь, я помогу, – участливо предложил Лео, наклонившись, чтобы застегнуть ремень безопасности. Она сидела, вытянувшись в струнку, стараясь не дрожать от его близости, от прикосновения его горячих рук. Потом он поднял голову, и оказалось, что считаные сантиметры разделяют их губы. Брук поймала его недвусмысленный взгляд, и у нее перехватило дыханье.

Лео припал к ее губам долгим, медленным поцелуем, от которого у нее закружилась голова, а сердце забилось в груди часто-часто.

– Хватит. Перестань, – запротестовала Брук, отстраняясь.

– Перестать что?

– Перестань меня смущать. Вокруг же люди.

– Все уже спят, – прошептал Лео, – обнимая жену за шею и заглядывая ей в глаза. – Или смотрят телевизор. И вообще мне плевать, кто здесь чем занят. Ты сегодня такая красивая и соблазнительная, что я просто теряю способность здраво мыслить. Если честно, то я еще с прошлой ночи сам не свой. Все время думаю о том, что ты делала тогда со мной, особенно своим милым ротиком…

Он провел подушечкой большого пальца по ее еще не остывшим от поцелуя губам.

– У тебя удивительно красивые губы, – продолжал Лео. – Ты даже не представляешь, что я чувствую, когда они касаются меня. И как приятно наблюдать за тем, как твоя жена делает невообразимые вещи, и знать, что она сама этого хочет. Ты ведь никогда прежде не решалась ни на что подобное, если я тебя не просил. Господи, как мне хочется, чтобы ты снова доставила мне это удовольствие.

Брук разомкнула губы, и его палец скользнул внутрь, касаясь се языка.

– Лео, ради бога! – выдохнула она, отталкивая руку мужа. – Я… я не могу. Не здесь. Нет, не могу!

Лео удивленно посмотрел на жену. Он и не предлагал ей заниматься любовью прямо в самолете.

Брук дрожала от возбуждения. Только бы он не настаивал, подумала она, переполняемая желанием. Я не смогу ему противиться.

Смятенней страх смешались в ее сердце, порождая неизбывную печаль. Глаза заволокла пелена слез.

Боже, почему я все еще хочу быть с ним, ведь знаю, что он меня не любит, что между нами осталось лишь плотское притяжение? – терзала себя Брук.

– Да, конечно, не здесь, – пробормотал Лео, не понимая, что вызвало такую реакцию жены. – Прости, если я расстроил тебя. Я не хотел. Я никогда не заставил бы тебя делать что-то против твоей воли. Милая, не плачь! Я, наверное, не так понял твои взгляды. Думал… черт подери, какое теперь имеет значение, что я тогда думал!

Он обнял жену и притянул к себе.

– Иди сюда… тихо, тихо… Не плачь, родная… Ты просто переутомлена. Поездки всегда выматывают, а тем более с детьми… Скоро мы будем дома, и наша жизнь вернется в привычное русло. Все наладится. Правда? – Лео слегка отстранился и посмотрел в заплаканные глаза Брук. – Ты простила меня?

Она всхлипывала и молчала. Он вздохнул.

– Пойми, ты была так невообразимо хороша той ночью, что я никак не могу выкинуть это из головы. Любой нормальный мужчина на моем месте мечтал бы о повторении этой сказки. Но, поверь, у меня и в мыслях не было просить тебя делать это здесь, в самолете. Ни за что на свете я не стал бы обижать или унижать тебя. Никогда!

Из глаз Брук снова брызнули слезы, и Лео прижал ее к себе, не переставая твердить слова извинения.

Больше всего на свете она хотела простить и забыть – обо всем! Но ничего не получалось. В ее душе вырастало нечто иное – холодное и чужое, темное и опасное, сильное и страшное, – оно сидело внутри и грозило взорваться.

Ты слишком часто шла на компромиссы, слишком многим жертвовала ради спасения своего брака, шипел внутренний голос. Пора научиться отстаивать свое мнение! Пора показать этому бесчестному мерзавцу, что настал час расплаты за то, что он совершил. Пора рассчитаться с ним за все!

Брук поежилась, испугавшись своей неожиданной агрессивности. Да, рассуждала она, уткнувшись мужу в плечо и все еще всхлипывая, такие мысли до добра не доведут. Скорее, до развода. И тогда уже ничего исправить будет нельзя.

Впрочем, до некоторой степени эти мысли не лишены разумности. Интересно было бы посмотреть на выражение лица Лео, когда он узнает, что я в курсе его интрижки с Франческой. Как жалко он, наверное, будет выглядеть, когда поймет, что после развода дети останутся не с ним. Теперь мне ясно, почему месть называют сладкой.

Боже, откуда во мне столько злости? Желание поквитаться прежде всего разрушает мою душу. А ее, бедняжку, и так разрывает от горя. Теперь я начинаю понимать, как тяжело было Гамлету! Быть или не быть – вот в чем вопрос!

Мне необходимо поговорить с кем-то, кто обладает ясным умом и не позволит эмоциям взять верх над рассудком. С кем-то, кто, вероятно, подскажет наилучший выход из сложившейся критической ситуации.

Вот только кто это может быть? Конечно, не мама. Только не она. Мне нужен человек объективный и непредубежденный, который оценит мои усилия по спасению брака и защите счастья моих детей.

Нужен кто-то другой.

Но кто?

Глава пятая

Лео заранее заказал машину, которая теперь ждала их в аэропорту «Мэскот». Брук в очередной раз порадовалась предусмотрительности мужа. Меньше всего ей хотелось стоять в бесконечной очереди на стоянке такси.

Боже, как скверно у меня на душе, боюсь, что это заметно по моему выражению лица, думала она, проходя таможенный контроль с дремлющей Клаудией на руках. Сонный Алессандро висел на плече у отца, который шел чуть впереди. Багаж стоял на тележке, которую Лео с усталым видом толкал свободной рукой.

Он всегда говорил, что жить в Австралии замечательно, вот только есть один минус: чтобы увидеться с семьей или поехать по делам в другую страну, приходится преодолевать огромное расстояние. Но, добавлял Лео, детей лучше всего воспитывать именно на Зеленом континенте. Ему импонировали местные жители, добродушные и спокойные люди, погода, простор и относительно низкий уровень преступности.

Перелет показался Брук в этот раз слишком долгим, хотя дети спали большую часть времени и не утомляли ее своими капризами. Она тоже дремала, но это не помогло ей успокоиться и отдохнуть, Самолет делал остановку в Бангкоке для дозаправки, но она даже не вышла из салона, чтобы размять ноги и подышать воздухом. Лео звал ее прогуляться, но она отказалась, и он ушел, забрав детей.

Брук была рада остаться одна, чувствуя, как уходит напряжение, не отпускавшее ее с начала полета.

Неужели теперь так будет всегда? – забеспокоилась она, проходя через ворота металлоискателя. Я стану замыкаться в себе, когда Лео окажется рядом, и вздыхать с облегчением, когда он уйдет? И все время мне придется жить с этой мыслью, подавляя свою боль, подавляя саму себя?

У меня, конечно, ангельское терпение, но однажды я не выдержу.

Водитель нанятой машины ждал их у выхода с паспортного контроля, держа в руке карточку с фамилией «Парини». Лео представился и указал на тележку с багажом.

– Сюда, пожалуйста. – Шофер взялся за ручку тележки и пошел вперед.

– Машина далеко стоит? – поинтересовался Лео, следуя за ним по огромному залу.

– Нет, не очень, – заверил водитель, выводя их из здания аэропорта через большие стеклянные двери. Брук увидела впереди бесконечный проход, окаймленный глухим забором. Очевидно, на площади перед терминалом шли ремонтные работы.

– Надеюсь, что так, – ответил Лео. – Мои жена и дети очень устали, бедняжки, – добавил он, мягко улыбнувшись Брук.

Она поспешно отвернулась и тотчас же отругала себя за такую реакцию. Но выдержать его взгляд, полный заботы и любви, было невозможно.

Неужели это снова ее больное воображение? Или он действительно как-то неестественно, чрезмерно внимателен к ней?

С другой стороны, Лео всегда был заботливым мужем, когда это требовалось. Но во время полета его предупредительность ее просто раздражала. И что он так волновался? Достаточно было один раз спросить, как она себя чувствует, и получить ответ, что все в порядке. Так ведь нет, он задал этот вопрос раз сто!

Чем объяснить подобное рвение? Конечно, чувством вины! Больше нечем. Иначе почему он вдруг так изменил свое поведение?

– Здесь, в «Мэскоте», сейчас такая неразбериха, – объяснял разговорчивый шофёр. – Из-за подготовки к Олимпийским Играм столько всего перестраивают и ремонтируют. Надеюсь, скоро это закончится. Уже почти пришли, машина как раз за углом, справа.

На улице оказалось свежо, даже прохладно. На небе не было ни облачка. В Сиднее наступало новое утро. Ленивое осеннее солнце не спеша выкатывалось из-за горизонта, чтобы согреть просыпающийся город.

Машина, длинный белый лимузин с бархатным салоном и тонированными стеклами, стояла за углом, как и обещал водитель. Какой роскошный автомобиль, мелькнуло в голове удивленной Брук. Почему он заказал именно его?

Она поспешно устроилась на заднем сиденье, усадив рядом дочь, чтобы Лео пришлось взять Алессандро и сесть напротив.

Но ничего хорошего из этой затеи не вышло. Лео занял место прямо перед ней, что оказалось еще более неприятным, чем если бы он сел рядом. Он не сводил с жены глаз, и во взгляде его читалось замешательство, если не тревога, вызванная ее странным поведением.

Брук постаралась взять себя в руки и отвернулась к окну.

Какое счастье – снова очутиться дома, думала она. Я надеюсь, что здесь все наладится. Хотя, конечно, не сразу.

Клаудиа открыла глаза.

– Мамочка, – позвала она, спросонья не понимая, где находится.

– Что, солнышко?

– Я хочу сделать пи-пи.

– И я, – отозвался Алессандро, бросив боязливый взгляд на отца.

Брук улыбнулась: дети есть дети.

– Хорошо, – согласился явно недовольный Лео. – Все вылезаем из машины.

Брук завела Клаудию в женскую комнату и подошла к зеркалу над раковиной, чтобы пригладить волосы и умыться. На ее лице не было заметно ни усталости, ни тени тех переживаний, что бередили ее душу.

Чудеса, удивилась Брук. Вот что могут сотворить хорошая косметика и грамотный макияж. Хотя мама сказала бы, что это заслуга моей молодости.

Когда Брук и Клаудиа вернулись в машину, Лео и Алессандро уже сидели там, накрывшись пледом.

– Ты выглядишь гораздо лучше, – констатировал Лео, глядя на жену и помогая дочке устроиться на сиденье. – Я уже начал беспокоиться за тебя.

От последней фразы Брук даже передернуло – выносить его притворную заботу было все сложнее. Она вскинула на мужа холодный взгляд.

– Женщины вообще виртуозно умеют приводить свою внешность в порядок. – Она понимала, что потом пожалеет о своей резкости, но уже не могла остановить поток слов. – И поэтому кажется, что у них все в порядке. Но такое впечатление обманчиво. Советую тебе помнить об этом.

Ошеломленный внезапным выпадом жены, Лео смотрел на нее широко раскрытыми глазами, не зная, что и ответить. Но Брук это не принесло удовлетворения.

Неужели это начало? – подумала она. Начало неизбежного и непоправимого? Начало конца?

Она перевела взгляд с нахмурившегося мужа на Клаудию и стала поправлять ее ремень безопасности. Ей не хотелось видеть его лицо.

Тем временем машина тронулась, и Алессандро потребовал вернуть ему кота.

– Давайте по дороге домой заедем к бабушке и заберем Пушка! Ну пап!

– Не сегодня, сынок. Бабушка живет в Турру-мурре, а это час езды от нашего дома. Мама свозит тебя туда завтра, пока я буду на работе.

От удивления Брук подняла глаза на Лео.

– Ты собираешься завтра работать? – спросила она, чувствуя, как внутри уже зарождаются подозрения. – Завтра же воскресенье!

Он никогда не работал по воскресеньям. По субботам – случалось, но не по воскресеньям. Этот день всегда принадлежал семье. Лео обычно возил жену и детей куда-нибудь: на пляж, в зоопарк, на природу, в парк аттракционов, в кино. И что он так рвется на службу? – недоумевала она. Неужели это столь необходимо? Хочет уединиться в офисе, чтобы поговорить по телефону с обожаемой Франческой? Пошептать ей всякие глупости в трубку? Договориться о следующем свидании?

Он как-то странно смотрит на меня.

– Сегодня воскресенье, милая. Завтра – понедельник, Ты не учла разницу во времени: при смене часовых поясов мы как бы отстали на день.

– Ах, да. Конечно. Я и забыла. Вот глупая! – спохватилась она.

Так и есть – глупая, распекала себя Брук. Просто дура! Хотя еще не все потеряно.

– Раз так, то мама завтра тоже уедет на работу. Лео пожал плечами.

– Какая разница? У тебя ведь есть ключи от ее дома. Так что кота забрать ты сможешь в любом случае.

– А тебе не приходило в голову, что я хочу пообщаться с матерью? – язвительно парировала она. – Что я могу скучать по ней?

Ошеломленный Лео не сразу нашелся что ответить.

– Нет, кажется, ты все еще переутомлена. Ты никогда не была такой агрессивной. Я просто так это сказал, без всякого подтекста. Кроме того, не припомню, чтобы ты когда-либо рвалась в гости к матери.

Брук дерзко вскинула голову.

– Мы с матерью более близки, чем ты думаешь. И больше похожи друг на друга, чем ты думаешь, добавил неумолимый внутренний голос.

Может быть, я была не права, когда отвергла мысль о том, чтобы поехать к маме, размышляла она. Вдруг ее совет окажется тем, что мне сейчас необходимо? Ее чуткое материнское сердце подскажет мне, как поступить. Потому что я так больше не могу! Не выдержу и дня, если не поговорю с ней!

– Я съезжу к ней сегодня, – тоном, не терпящим возражений, сказала Брук. – Когда дети лягут спать после обеда.

– Но я тоже хочу к бабушке, мам! – возмутился Алессандро.

– И я! – присоединилась к нему Клаудиа.

– В другой раз, – отрезала Брук. – А сегодня останетесь дома с отцом. Мне нужно поговорить с мамой. Наедине.

– О чем? – удивился Лео.

– Ни о чем особенном. Обычный женский разговор. Уверена, тебе это неинтересно.

– Ты сегодня слишком раздражительна. Я не стану обижаться. Спишем твое неблагодушное настроение на усталость от длительного перелета и на… критические дни. Очень надеюсь, что к среде оно значительно улучшится.

– К среде? А что произойдет в среду?

– Как – что? – Лео приподнял брови от удивления. – Годовщина нашей свадьбы.

– Ах, да. Я просто на секунду забыла.

Брови Лео приподнялись еще выше.

– Готовщина? – изумился Алессандро. – Это когда готовят?

– Нет, сынок, – ответил Лео, не сводя глаз с жены. – Годовщина – это вроде дня рождения. В среду исполняется пять лет с того дня, когда я женился на вашей маме.

– Вот здорово! Значит, у нас будет большой праздник, как когда мне было четыре года?

– Нет. Обычно люди отмечают даты посерьезнее. Например, двадцатипятилетие совместной жизни.

Брук чуть не расхохоталась. Судя по всему, нам и до шестой годовщины не дотянуть, с горечью подумала она.

– А до тех пор, – продолжал Лео, – каждый год муж приглашает жену, скажем, в ресторан, чтобы отметить такое событие наедине с ней. Но я придумал кое-что необычное, чтобы поразить вашу маму. Надеюсь, что и она удивит меня.

Брук услышала в его словах скрытый намек, понятный только взрослым, и посмотрела на мужа, ощущая, как краска заливает ее щеки.

– А подарки будешь дарить? – спросила любопытная Клаудиа.

– Конечно! – улыбнулся Лео дочери.

– А ты, мамуль, приготовила папе подарок? – Девочка повернулась к матери, широко раскрыв глаза. Клаудиа обожала ходить по магазинам. Лучшими подарками на свете ей казались куклы и красивая одежда.

– Посмотрим, – неопределенно ответила Брук, радуясь возможности не смотреть на Лео, не спускавшего с нее горящих глаз.

– Мама не должна покупать мне подарок в этом году, дочка, – объяснил он. – Я хотел бы получить от нее нечто такое, чего не достанешь ни за какие деньги.

– А что это, пап? – подал голос Алессандро. – Мой друг Нонно сказал, что все на свете можно купить за деньги.

– Так и сказал? Значит, Нонно ошибся. Я имел в виду любовь, сынок. Любовь – это волшебное чувство, оно не продается.

Да уж, отметила про себя Брук. Не продается. Иначе я отдала бы все свои деньги, чтобы купить твою любовь.

Хотя Лео, конечно, подразумевает не любовь, а секс. Горячую, дикую страсть, которая пылала во мне той ночью. Невзирая на свои чувства к Франческе, он все еще представляет меня в постели. И теперь его желание, наверное, стало даже сильнее, чем прежде. Я открыла ему другую, еще неведомую часть себя, и он не может ее забыть, мечтает увидеть вновь.

А чего я добилась этой своей безудержной страстью? Теперь Лео уверен, что я безумно люблю его.

Какая несправедливость! Какая горькая правда! И хуже всего то, что я с нетерпением жду среды. Злюсь на себя, а поделать ничего не могу: своими чувствами управлять не умею.

Поэтому вымещаю раздражение на других.

– Ты прав, Лео, – ответила Брук, и в голосе ее послышалась горечь. – Но вещественный подарок, возможно, дольше сохранится. Вот мы и приехали. Как быстро. Все-таки очень удобно жить рядом с аэропортом, ты согласен? Впрочем, в такую рань улицы еще пусты, пробок нет. Дети, отстегивайте ваши ремни, и пойдемте проверим, на месте ли ваши комнаты.

Она помогла Алессандро и Клаудии вылезти из машины и, взяв за руки, повела их через ворота по мощеной дорожке к большому крыльцу. Попутно она окидывала двор хозяйским оком. К счастью, лужайка перед домом и сад за три недели их отсутствия не потеряли своего вида. Осенью трава уже не растет и не требует стрижки, а в саду были посажены преимущественно цветущие кусты.

Брук, поднимаясь по ступенькам, достала ключи от парадного входа и открыла дверь. Лео задержался у машины, расплачиваясь с водителем и вынимая багаж. Дети вприпрыжку побежали в дом. Брук последовала за ними, заглянула в комнаты первого этажа.

– Мамуля, смотри, моя комната на месте! – воскликнула Клаудиа, дергая мать за юбку. – И все мои куклы!

– Ну конечно, куда же им деться, глупая, – презрительно скривился Алессандро, хотя сам только что с довольным видом выбежал из своей комнаты. – Мама просто пошутила. – Он улыбнулся матери такой открытой детской улыбкой, что у той защемило сердце.

– Да, я просто пошутила, доченька, – подтвердила она, заключая сына в объятья и покрывая его лицо поцелуями.

– Вижу, родные стены улучшили твое настроение, – сказал Лео, появившись в другом конце коридора. Он поставил чемоданы и пошел к ним, стоявшим вместе. – Надеюсь, у мамы остались поцелуи и для папы. – Он посмотрел на Алессандро.

– Нет! – запротестовал мальчик, крепче сжимая руки вокруг шеи матери. – Я их все забрал!

– Моих поцелуев хватит на всех, – заверила Брук, заметив, как Клаудиа надула губы от обиды.

– Приятно слышать, – прошептал Лео на ухо жене.

Брук почувствовала, как к ней возвращается внутреннее напряжение, как злость, смешиваясь с желанием отомстить, змеей заползает в сердце.

И снова он подтверждает мое предположение – ему нужен от меня только секс, терзалась она. Неужели Лео ни о чем другом не может думать? Или в нем проснулась страсть ко мне, поскольку предмет его желаний сейчас далеко?

– А могу я попросить еще и чашечку кофейку? – добавил Лео.

Брук поставила сына на пол и, выпрямившись, посмотрела в глаза мужу.

– Попросить можешь, – процедила она. – А вот получишь ли ты ее – не знаю.

Их взгляды встретились. В той, прошлой жизни, увидев жесткость в его глазах, она непременно испугалась бы. Но теперь все изменилось.

– Дети, пойдите помойте руки, – велела Брук, глядя на мужа. – А потом отправляйтесь в столовую и ждите завтрака.

Алессандро и Клаудиа убежали в ванную, оставив родителей одних.

– Господи, да что с тобой такое? – возмутился Лео.

– Не пойму, о чем ты, – с наигранным спокойствием ответила Брук и повернулась, чтобы пойти на кухню.

Муж последовал за ней.

– Ты прекрасно знаешь, что я имел в виду, – не унимался он. – Не строй из себя дурочку.

Брук резко оглянулась на Лео. На ее лице играла язвительная ухмылка.

– А что такое? Раньше ведь тебе это нравилось. Лео застыл на месте, словно пораженный молнией.

Она улыбнулась.

Боже, я веду себя как отвратительная стерва. И ничего не могу с собой поделать.

Брук подошла к холодильнику, но не успела его открыть – муж схватил се за руки и повернул к себе.

Она посмотрела на его яростно сжатые вокруг се запястий пальцы, потом подняла холодный взгляд.

– Убери… от меня… руки… – процедила она, отчетливо проговаривая каждое слово.

Лео тотчас же отпустил ее. На его лице было написано смятение. Брук никогда не видела его таким подавленным и растерянным. Но удовлетворение от его состояния она не получила.

– Прости, – пробормотал он. – Я не хотел делать тебе больно. Но нам нужно поговорить. Скажи наконец, что случилось.

В первую секунду Брук была готова выложить ему все, потому что жить дальше, зная о его связи с Франческой, казалось невозможным. Эта пытка была ей не по силам.

Я могла бы примириться с тем, что в прошлом у них случился роман, рассуждала Брук. Что было – то было. Но ведь он любит эту негодницу. И любил все эти годы!

Рано или поздно мне придется начать разговор о Франческе. Но только не сейчас. Сейчас неподходящее время. Дети могут войти в любую минуту. А спорить при них у меня нет ни малейшего желания.

Мысль о детях заставила ее прислушаться к голосу разума.

– Лео… прошу тебя… оставь меня в покое.

– Нет уж, – упрямо продолжал он. – Ты злишься на меня. И я должен знать, за что!

– Вот в чем проблема, – устало ответила Брук. – Ты непременно хочешь…

– Ты говоришь загадками, женщина! Зря он сказал последнее слово!

– Никогда – слышишь? – никогда не называй меня так! – вспылила она. – Меня зовут Брук. Брук! А не женщина!

– Ясно, – ухмыльнулся Лео. – Феминисткой заделалась? Поэтому так стремишься поехать к обожаемой мамочке? Так в чем дело, Брук? Ты не удовлетворена ролью матери и жены, да? Хочешь большего? Может быть, мечтаешь об успешной карьере? Или это мною ты недовольна? Я не слишком часто занимаюсь с тобой любовью и не насыщаю твой неожиданно проснувшийся голод? Если проблема в этом, то, поверь, родная, я подхожу тебе как никто другой. Надеюсь, ты не думаешь, что я в восторге от нашей интимной жизни в последний год. Твое притворство в постели меня достало! Учти, любой нормальный мужчина потерпит-потерпит да и найдет себе кого-нибудь на стороне.

Брук смотрела на мужа не отрываясь, ошеломленная его резкостью и возмущенная тем, как легко он оправдал свою измену. Да, подумала она, за последний год мне приходилось время от времени делать вид, что я получаю удовольствие в постели. Но ведь это лучше, чем просто бросить: «Извини, дорогой, что-то мне не хочется. Давай в другой раз». По крайней мере, он-то это удовольствие получал. А потом отворачивался и тут же засыпал.

Брук как раз открыла рот, чтобы высказать все это, но на кухню вбежала Клаудиа.

– Мамуля, смотри, какие у меня чистые ручки, – пролепетала она, снова дергая мать за юбку. – Я хочу кокосовых шариков и сока.

Брук наклонилась и взяла дочку на руки, заставив себя улыбнуться, как могут улыбаться только матери, далее когда их сердце плачет от боли.

– Тогда давай поищем твои шарики и сок, хорошо? А папе нужно сделать кофе, пока он не заработал гастрит, – с сочувствием добавила она.

– Что такое гастрит? – поинтересовался Алессандро, вбегая на кухню.

– Это то, что у меня уже есть, – пробормотал Лео холодным тоном. – Бог с ним, с кофе. Я пойду в спальню, позвоню родителям. Сообщу, что мы благополучно долетели.

– Хорошо, – ответила Брук, радуясь, что он уходит.

Когда Лео вернулся, она уже совладала со своими чувствами и успокоилась. Надолго ли? – мелькнуло у нее в голове.

– Я. поеду к маме, когда дети лягут спать, – спокойно сказала она, насыпая кофе в кофеварку. – Они не будут тебе досаждать.

Он стоял в дверях и смотрел на жену.

– Брук, ты должна сказать мне, что тебя беспокоит.

– Да, я знаю, – согласилась она. – Потом.

– Почему не теперь? Мы одни.

Они действительно остались одни. Дети уже позавтракали и убежали к себе смотреть мультики. Они очень устали во время перелета, поэтому вели себя тихо. Брук даже подумала, не уложить ли их спать, не дожидаясь обеда.

– Нет, – отрезала она.

– Когда?

– Вечером. Когда дети уснут.

– Вечером? Ладно, – кивнул Лео.

Глава шестая

Зря я сюда приехала, поняла Брук, закончив свой печальный рассказ. На лице Филлис был написан ответ, готовый слететь с ее губ: «А ведь я тебя предупреждала!»

– Каков мерзавец! – воскликнула она. – А я-то уже поверила в то, что Лео другой, не такой, как все, что он любит тебя так же сильно, как и ты его, что он прекрасный муж и отец, что он не похож на тех лживых ничтожеств, за которых я имела несчастье выходить замуж. Я уже поверила в то, что ошибалась насчет всего мужского племени в целом. Даже стала испытывать симпатию к одному представителю сильного пола.

Брук в изумлении посмотрела на мать, не веря своим ушам. Чтобы мама испытывала симпатию к… мужчине? – мелькнуло у нее в голове.

– Но оказалось, что Лео в общем такой же, как все, только немного умнее. Для них главное – получить то, что хочется. Любыми средствами, – презрительно скривилась Филлис, возвращая мысли дочери от своего загадочного поклонника к теме разговора.

Брук почувствовала, что скоропалительные обвинения матери в адрес Лео разозлили ее. В словах Филлис звучали предубеждение и горечь обиды. Она была готова во всем видеть плохое, не усомнившись в верности своих выводов ни на минуту.

– А чего, по-твоему, хочет Лео, мам? – с вызовом спросила Брук.

– Это яснее ясного. Ему нужна красавица жена, которая обожает его настолько, что наплевала на свою карьеру и сидит дома с двумя детьми, тем самым давая ему полную свободу делать что пожелает и когда пожелает, и не задает лишних вопросов.

– Ты несправедлива. Я сама выбрала такую жизнь. Я стала домохозяйкой и матерью по собственной воле.

– Вот как? А мне казалось, что однажды ты обмолвилась о том, что хотела бы вернуться на работу. Но, полагаю, Лео подавил это твое желание на корню. Он не позволил бы своей прекрасной женушке находиться в этом огромном безжалостном мире. Хотя сам-то проводит в нем большую часть времени, встречаясь с теми женщинами, которые ему приглянулись, включая вдову родного брата. Только, пожалуйста, не испытывай иллюзий по этому поводу. Он лег в постель к Франческе, как только она освободилась, а может, и еще раньше. Мужчинам нельзя верить, Брук, особенно в вопросах секса. Коварные, лживые, самовлюбленные, эгоистичные мерзавцы – все до единого! Спасибо, что ты напомнила мне об этом. Черт подери, мне надо закурить! – пробормотала Филлис, схватила нераспечатанную пачку с садового столика, сдернула с нее пленку и достала сигарету трясущимися руками. – Проклятье, я забыла зажигалку в доме. Подожди минутку.

Брук осталась в саду. Как странно, думала она, мама только что озвучила мои собственные мысли и страхи. Но в устах другого человека они звучат как-то не так, непохоже на правду. Нет, Лео не мог так поступить. Не такой он человек.

Он не коварный, не лживый, не самовлюбленный. Слегка эгоистичный, возможно. Но в этом нет ничего страшного. По большому счету Лео всегда был очень внимателен ко мне и детям.

– Вот, все пытаюсь бросить курить, – объяснила вернувшаяся Филлис.

Брук снова в изумлении посмотрела на нее. Мать выкуривала по шестьдесят сигарет в день. Так было всегда с тех пор, как Брук себя помнила. И никогда мать даже не заикалась о том, чтобы бросить эту пагубную привычку.

– И все ради него, представляешь? Мало того, я даже сходила в парикмахерскую и покрасила седые корни, – негодовала Филлис, выпуская легкие колечки дыма.

Брук перевела взгляд на волосы матери. Боже правый, она покрасилась! – не поверила она своим глазам.

– Мам, так гораздо лучше. Знаешь, ты вообще прекрасно выглядишь. Прибавила пару фунтов?

– Это потому, что я бросила курить. Хотела даже попросить тебя дать мне урок современного макияжа и обновить гардероб с твоей помощью на этой неделе. Но теперь – все! Это ж надо, какой дурой я была! – Филлис нервно затянулась. – А уж про тебя я вообще молчу! А ведь я предупреждала, что Лео сделает тебя несчастной. И оказалась права!

– Нет, не права! – воскликнула Брук. Наклонившись, она выхватила сигарету из руки матери и начала яростно тушить ее в на удивление пустой пепельнице. – Лео подарил мне счастье. Он замечательный муж и прекрасный отец. Прошу тебя, не используй мои маленькие семейные неурядицы в качестве предлога для того, чтобы выплеснуть старую обиду или начать курить.

– Маленькие семейные неурядицы, – передразнила Филлис. – Да уж, маленькие. Муж тебя не любит, дочка. Он просто привык к тебе.

– Мама, перестань строить из себя драматическую актрису. Лео меня любит! Он сам сказал мне об этом на днях!

– Не верю. Ни единому слову, – покачала головой Филлис.

– Но это правда. И вот еще что. Я вела себя так, как ты когда-то. Но теперь я понимаю, как несправедлива была по отношению к Лео. Я вынесла обвинительное заключение, не выслушав его. Возомнила себя судьей, прокурором и присяжными в одном лице. У меня не было ни единого доказательства его неверности или его любви к Франческе. Я располагала только слухами, намеками и необоснованными подозрениями. Но выводы можно делать, лишь опираясь на факты.

– А разве он не обманул тебя, сказав, что был на работе, хотя сам навещал Франческу? Чем тебе не факт? Ты вспомни, как виновато он прокрался в тот вечер под одеяло. Я уже не говорю о состоянии его… достоинства.

Однако чем больше Филлис обвиняла Лео, тем сильнее Брук чувствовала потребность защищать его.

– Он все мне объяснил. Причиной этому был долгий холодный душ.

– Ради бога, доченька, ты сама подумай, как это неубедительно! Почему Лео не сказал тебе, что был когда-то помолвлен с этой женщиной, если он больше не любит ее?

– А с какой стати он должен мне рассказывать о своей бывшей невесте? Это случилось до нашего знакомства. Лео абсолютно не тот человек, которому нравится ворошить прошлое. Насколько я помню, он сам ни разу не спросил о моих увлечениях до встречи с ним. Хотя, полагаю, он догадывался, что таковые имели место. Я ведь уже не была девственницей.

– Что только подтверждает мои предположения, согласись, – парировала Филлис. – Когда мужчина без ума от тебя, он хочет знать досконально обо всех твоих предыдущих любовниках. По крайней мере, у меня всегда так было. А вот Лео, кажется, не таков… Почему бы?..

Беспощадная стройность ее доводов больно ранила Брук. Отчего Лео никогда не задавал вопросов о моих молодых людях? – недоумевала она.

– А я тебе отвечу, – продолжала Филлис, прежде чем ее дочь опомнилась. – Потому что ему плевать, сколько у тебя было мужчин до него. Потому что он не любит тебя. Его сердце до сих пор принадлежит Франческе. Лео женился на тебе исключительно из-за беременности. И ради секса.

Брук наконец нашла уязвимое место в логике матери и ухватилась за эту спасительную соломинку:

– Сомневаюсь, что он женился на мне ради секса, потому что его он получал и так… Причем в неограниченных количествах. Но ты права в одном. Наверное, он женился на мне из-за ребенка. Дети для итальянцев действительно дороже жизни. Но это не значит, что Лео не любит меня или что он до сих пор питает какие-то чувства к этой идиотке Франческе. Господи, она на самом деле идиотка, если променяла Лео на кого-то другого, тем более на его братца. Лоренцо был аморальным типом.

– Может быть, она не разглядела этого сразу, – предположила Филлис. – Он, наверное, оказался хорошим актером.

– Как бы там ни было, Лео на него абсолютно не похож. Он замечательный. И мне теперь стыдно за то, что я подозревала его в неверности. Я должна больше доверять своему мужу.

– Тогда это будет не доверие, а слепая вера. Ладно, расскажи-ка, что за птица эта Франческа. Интуиция подсказывает мне, что она недурна собой.

– Не стану кривить душой – она красива.

– Однако – по твоим словам – Лео не спал с ней, несмотря на помолвку. В прошлом, я имею в виду, – рассуждала Филлис вслух.

– Совершенно верно. Тогда все считали ее скромной девушкой. Лео терпеливо ждал первой брачной ночи. Однако, как выяснилось, с Лоренцо она забыла о скромности. Лео застал их врасплох. Я разве об этом не упоминала?

– Нет, – покачала головой удивленная Филлис. – Не упоминала. Впрочем, это еще один факт в твою копилку. Итальянцы ведь так гордятся своей сексуальной доблестью! Лео было тяжело сдерживаться…

Брук отчаянно искала доводы, чтобы опровергнуть уверенность матери.

– За всеми своими выкладками ты забыла о Франческе. Она имеет право выбирать, с кем спать, а с кем – нет. Ты бы видела ее на похоронах – она была просто потеряна от горя. Франческа обожала мужа.

– Все может быть. Но теперь, когда Лоренцо мертв, его вдова, очевидно, загрустила в одиночестве. Неужели ты действительно думаешь, что она стала бы сопротивляться, если бы Лео решил ее покорить? Даже я вынуждена признать, что он невероятно – можно сказать, слишком – притягателен и сексуален.

– У нас нет никаких доказательств его измены, – упрямо твердила Брук.

– Дочка, перестань! Лео был там, в ее квартире. И не десять минут, и даже не час – ты сама сказала. Так чего тебе еще нужно?

Брук почувствовала, что начинает злиться. И на мать – за то, что та такая рассудительная и умная, и на себя – за бесконечное упрямство.

– Есть тысячи причин, по которым он мог оказаться в квартире Франчески, помимо связи с ней. Может быть, ему нужно было просмотреть бумаги брата.

– Зачем же обманывать?

– Не знаю.

– Так почему же ты не спросишь его напрямую? Скажи, что случайно услышала тот злосчастный разговор его родителей и хочешь теперь во всем разобраться. Чего проще?

– Думаешь, я сама не догадалась так поступить? – воскликнула Брук. – Но вспомни, мам, когда ты нападала на своих мужей, когда хотела разобраться в чем-то, тебе это хоть раз помогало? Нет, скорее, приводило к конфликтам и – в конечном итоге – к разводам. Открыть этот ящик Пандоры просто, а вот закрыть – уже не получится.

– Значит, ты предпочитаешь закрывать на все глаза? – с вызовом бросила Филлис. – Тебе так больше нравится?

– Нет, мне так совсем не нравится, мам. Поэтому я и приехала к тебе. Мне необходимо с кем-то поговорить, или я просто потеряю рассудок. Я ведь еще должна думать о счастье своих детей, а не только о своей глупой гордости.

– Да, безусловно, – согласилась Филлис. – Дети… Прости, доченька, я забыла о них на мгновенье. Да… теперь я понимаю, как тебе трудно. Дилемма не из легких.

– И Алессандро, и Клаудиа обожают Лео. Что бы ни было у него с Франческой, он прекрасный отец. Я не хочу разводиться с ним, мам. Не хочу.

– Что же ты будешь делать? На лице Брук отразилась боль.

– Я надеялась, что ты подскажешь. Я приехала к тебе за советом, который поможет спасти, а не уничтожить мой брак.

– Доченька… прости меня… – Во взгляде Филлис читались одновременно изумление и сочувствие. – Я знаю, как сильно ты любишь Лео. На мой взгляд, даже слишком сильно. Но это твое право. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе. Только, пожалуйста, не злись, если я скажу что-нибудь неприятное.

– Хорошо, я постараюсь.

– Договорились. Начнем с главного… Давай на мгновенье забудем о существовании Франчески и посмотрим на ту роль, которую ты себе избрала после замужества. Честно говоря, мне всегда казалось, что ты создана быть кем-то большим, чем просто женой и матерью. Сидеть целыми днями дома, выполнять все прихоти мужа, потакать его капризам – это не для тебя. Есть женщины, которые не мыслят иной жизни и абсолютно счастливы. Но тебе, при твоем характере, никогда не придется по вкусу неравенство в браке. Ты слишком умна для этого.

Брук была поражена рассуждениями матери. Но к чему она клонит? – недоумевала она.

– Знаю, знаю, ты себя воспринимаешь по-другому. Но в глубине души, поверь, ты вся в меня. Твой отец как-то сказал, что я настоящая тигрица. И ты такая же. Можешь делать вид, что ты пушистая кошечка. Что тебе остается после того, как ты видела, во что я превратила оба своих брака? Но меня не обманешь. В тебе уже проснулась тигрица, и усыпить ее снова будет очень непросто. Почему ты улыбаешься, милая? Я сказала что-то смешное?

– Так назвал меня Лео несколько дней назад.

– Вот как. Надеюсь, в положительном смысле?

– Да, конечно. Ему понравилось, что я вела себя в постели как тигрица.

– С мужчинами всегда так: в постели они хотят видеть тебя тигрицей, а во всем остальном – покладистой, тихой кошечкой. Послушай, я считаю, тебе лучше забыть обо всем, что произошло в Италии, и вернуться к прежней жизни. Но это непросто, не так ли? Поэтому ты приехала ко мне?

Брук кивнула.

– Знаешь, на твоем месте мне тоже было бы тяжело. Вот что я тебе предлагаю: в качестве компромисса просто спроси Лео о его помолвке с Франческой. Объясни, что слышала об этом краем уха уже не помнишь от кого. И посмотри на его реакцию.

Брук горестно вздохнула.

– Только не вздумай обвинять его в чем бы то ни было, – добавила Филлис. – Если уличишь его в измене – и это окажется правдой, – он разозлится на тебя и будет все отрицать. Тогда вашему браку конец. Если же он верен тебе, то представь, какую обиду ты нанесешь ему. А результат окажется таким же: в ваших отношениях появится трещина. Ты потеряешь мужа в обоих случаях.

– Мам, а ты как думаешь, он спит с ней или нет?

В глазах Филлис читалось сочувствие, но ее голос оставался твердым и ровным.

– Девочка, нет смысла уподобляться страусу и прятать голову в песок. Ты должна признать, что при известных нам обстоятельствах Лео мог переспать с Франческой. Однако это не означает, что он испытывает к ней какие-то чувства. Насколько я понимаю, он был доволен тобой той ночью. К тому же сказал, что любит тебя. Таким образом, мы можем заключить, что, вне зависимости от того, что у него было с этой женщиной, Лео не собирался бросить тебя и детей. Теперь же Франческа оказалась, как говорится, за тридевять земель, поэтому она не представляет серьезной угрозы для вашего брака.

– Ты права, – согласилась Брук, ощущая прилив долгожданного оптимизма и решительности. – Она там, а я здесь! Теперь я понимаю, что не стоит даже поднимать этот вопрос. Нет, я просто вернусь домой и буду помалкивать. Ни к чему говорить о ней. – Она взяла мать за руку. – Знаешь, ты замечательная мать, что бы ты о себе ни думала. И ты не такая железная, какой хочешь казаться. Кстати, я чуть не забыла… Расскажи мне о своем новом знакомом. Наверное, он какой-то особенный, если ради него ты ринулась в парикмахерскую.

– Он великолепен. Ему всего сорок пять – на два года меньше, чем мне. А какой красавец!.. Он адвокат, мы познакомились в суде. Знаешь, он проиграл мне одно дело. Хотя, если уж быть до конца честной, у его клиента изначально не было ни единого шанса. Теперь мы довольно часто сталкиваемся в здании суда. Он всегда останавливается, чтобы перекинуться словечком. Говорит, что у меня острый ум.

– Но, полагаю, ты бы хотела, чтобы он обращал внимание не только на твои умственные способности.

Филлис покраснела.

– Брук, я так одинока. Ты даже не представляешь, насколько это невыносимо.

– Представляю, мам. Мы, женщины семейства Фриман, не рождены для одиночества. Для нас жизненно важно, чтобы рядом был мужчина. Мы тигрицы и в постели, и за ее пределами. Знаешь, что я тебе скажу? Не упусти его! Так когда пойдем обновлять твой гардероб?

– Давай в конце недели. Я позвоню завтра вечером, и мы договоримся поточнее. Заодно узнаю, как у тебя дела с Лео.

– Хорошо. – Брук встала. – Ну, мне пора.

– Ты ничего не забыла, дочка?

– А что? – задумалась Брук.

Филлис кивнула на огромного рыжего кота, дремавшего на согретом осенним солнцем столе. Брук покачала головой и стукнула себя по лбу.

– Боже, если бы моя голова не была плотно прикреплена к шее, я бы и ее забыла. Вернись я домой без него, у меня были бы большие неприятности. Ну-ка, Пушок, иди ко мне. – Брук взяла кота на руки. – Пора домой к нашим маленьким мучителям.

Глава седьмая

Шел пятый час, когда Брук на своем темно-синем «фэлконе» заехала в гараж и поставила машину рядом с «альфа-ромео» мужа.

Ее мысли снова перекинулись на Лео. Впрочем, по дороге домой они почти не покидали ее.

Говорят, можно многое сказать о человеке по марке его автомобиля. Леонардо Парини выбрал спортивную двухместную модель под предлогом того, что ею проще управлять на узких городских улицах. Но Брук догадывалась, что его привлекла прежде всего мощность машины.

Однажды, вскоре после покупки «альфа-ромео» и спустя несколько дней после их знакомства, Лео решил прокатить Брук по центру Сиднея на полной скорости. Он перестраивался из ряда в ряд, словно пилот «Формулы-1», поворачивал так резко, что Брук едва не падала, влетал в тоннели и выскакивал из них как ветер и наконец влетел на мост и поехал обратно.

Все это происходило поздним вечером в понедельник – около полуночи, – и, по счастью, на дорогах было мало машин. Однако, вспоминая об этом, Брук чувствовала легкий холодок ужаса. Впрочем, тогда такое приключение показалось ей весьма волнительным и веселым. Особенно ей понравилось, что верх у машины был открыт и ее волосы развевал ветер с залива. Вернувшись в отель, они едва добежали до его номера, где он тут же принялся стягивать с нее одежду.

Брук бранила его за лихачество, напомнив, что, если бы их остановила полиция, у него отняли бы права, а Лео продолжал снимать с нее нижнее белье.

– Иногда, – начал он неровным голосом, увлекая ее за собой и прижимая разгоряченное тело к огромному – во всю стену – окну, выходившему на оживленные улицы, – игра стоит свеч. Не рискнешь – не получишь удовольствия. Но не волнуйся, mi micetta, – добавил Лео, подняв ее руки над головой. – Я редко бываю безрассудным. Но подумай сама, зачем покупать быструю машину, если ни разу не проверил ее скоростных возможностей?

Свободной рукой он исследовал ее тело, наблюдая за тем, как разжимаются губы Брук, а ее дыхание учащается.

– То же самое можно сказать о красивой женщине, – продолжал Лео, повернув ее лицом к окну и положив ее руки на холодное стекло.

Брук не осмеливалась открыть рот или противиться его движениям. Она просто стояла, содрогаясь от желания и предвкушения, ощущая, как он откидывает ее волосы и начинает целовать шею, потом спину, спускаясь все ниже и ниже. Лео не останавливался, его губы скользили вниз…

Брук почувствовала, что при воспоминании об этом у нее пересохло во рту.

Временами он может быть безрассудным, констатировала она. Даже беспощадным. Иными словами, моральные принципы не помешают ему соблазнить женщину и хотя бы раз лечь с ней в постель, если он ее очень хочет.

Брук вздохнула и уронила лицо в ладони. За час езды до дома она почти успела убедить себя в том, что муж не изменял ей, что он любит именно ее, а не Франческу. Но, увидев его машину, она вспомнила, на что Лео может быть способен.

Дверца рядом с ней неожиданно открылась, заставив ее встрепенуться и посмотреть наружу. У «фэлкона» стоял Лео и изумленно смотрел на раскрасневшиеся щеки жены.

– Что, черт подери, ты делаешь? – прорычал он. – Прячешься в машине? Ты приехала пятнадцать минут назад. Я уже не знал, что думать. В чем дело? Не желаешь оставаться наедине со мной в доме?

Брук не часто приходилось видеть мужа таким разъяренным. Точнее сказать, это случалось крайне редко.

Прежде она, скорее всего, уступила бы и постаралась сгладить все разногласия. Но теперь Брук почувствовала, как внутри просыпается что-то дикое, злое. Тигрица, догадалась она.

– Никогда не смей повышать на меня голос, – резко ответила Брук и вышла из машины, оттеснив Лео к стене открывшейся дверцей. – И не хватай меня за руки, – предупредила она, заметив непокорные огоньки в его глазах. – Я больше не потерплю твоих бойцовских замашек! – Женщина с силой хлопнула дверцей.

Лео просто захлебнулся от возмущения.

– Да, я действительно пряталась в машине, – продолжила Брук тем же раздраженным тоном. – Я сидела здесь и собиралась с мыслями, прежде чем войти и сказать тебе, что на самом деле беспокоит меня!

К черту здравый смысл, решила она. Не стану закрывать глаза и жить, словно ничего не случилось. Я должна знать, что у него с этой женщиной, иначе сойду с ума.

– Этого я пытался добиться от тебя все утро, – мрачно проговорил Лео. – До того, как ты сбежала к матери и оставила меня с двумя самыми утомительными, капризными, избалованными детьми, которых только мне доводилось встречать в жизни!

Брук с изумлением посмотрела на мужа, прежде чем поняла, что он впервые остался один на один со своими детьми дольше чем на несколько минут. Она с ужасом представила, как, уставшие от полета и обиженные на то, что она поехала за Пушком без них, они могут вывести из терпения кого угодно.

Забыв на мгновение о Франческе, она улыбнулась.

– Дети плохо себя вели?

– Это еще мягко сказано, – заворчал Лео.

– Но я ведь уложила их перед уходом.

– Может, и так, только они не собирались спать. Стоило тебе уехать, как тут разразилось такое! Это было похоже на ад: Клаудиа принялась рыдать по какой-то кукле, забытой в Италии, Алессандро тут же захныкал из-за Пушка.

Лео наклонился, чтобы посмотреть на заднее сиденье машины Брук, и выпрямился, облегченно вздохнув.

– Слава богу, ты не забыла этого кота! Иначе мне пришлось бы везти нашего безжалостного сына в Туррумурру! Не пойму, что такого особенного он нашел в этом ходячем половичке.

– Все очень просто: Пушок – любимое одеяльце и двигающаяся мягкая игрушка в одном лице. Алессандро обожает таскать его за хвост и кататься на нем во время просмотра мультиков.

– Не напоминай мне про мультики! – воскликнул Лео. – Когда стало ясно, что эти маленькие негодники не станут спать, я разрешил им встать и включил телевизор. И тогда наш сын безапелляционно заявил мне, что желает посмотреть «Поющих устриц». Я уже обрадовался, но не тут-то было. Найти эту кассету мне не удалось. А ничто другое Алессандро смотреть не согласился.

– Это его любимый мультик, – пробормотала Брук, с трудом сдерживая смех.

– Так куда же он запропастился? Почему его нет на полках с видеокассетами?

– Наверное, он в его коробке с игрушками. Алессандро без него жить не может и иногда даже играет с ним.

Лео округлил глаза.

– Никогда не догадался бы искать его там.

– Где сейчас дети?

– Сейчас они спят. Мне удалось уложить их около двух. Правда, пришлось прочитать им сотню сказок. Но они согласились лечь только в нашу постель! Таково было их условие. Они решили, что будет интересно полежать там, поскольку обычно мы этого им не позволяем.

– Понятно, – пробормотала Брук.

Лео выдохнул и посмотрел на жену усталыми глазами.

– Знаешь, Брук, сегодняшний вечер помог мне понять, какого труда стоит тебе круглосуточная ежедневная забота о наших детях. И ведь ни разу я не слышал от тебя ни жалоб, ни упреков. Когда я возвращаюсь домой, ты всегда выглядишь бодрой и привлекательной, в доме порядок и ужин готов. Теперь я могу себе представить, как ты устаешь и почему иногда не имеешь сил заниматься со мной любовью. Но прошу тебя, Брук… пожалуйста, не притворяйся ни в постели, ни в чем-либо другом. Если не хочешь, так и скажи. Если тебя что-то беспокоит, не держи это в себе. Я мечтаю лишь об одном: чтобы ты была счастлива. – Он протянул руку и коснулся ее щеки. – Мне плохо, когда ты грустишь.

Вот он, подходящий момент, поняла женщина, но что-то остановило ее. Лео был так мил, так чуток. Так ласков. Разве могла она теперь завести разговор о Франческе? Это только испортило бы все.

– Ты несчастна со мной, Брук? – спросил он, взволнованный ее молчанием. – Ты меня больше не любишь?

– Могу задать тебе те же вопросы, – выдохнула Брук.

– Мне? – удивился Лео.

– Именно. Ты со мной несчастлив? Ты меня не любишь… больше?

И любил ли вообще?..

– Ты с ума сошла? Да я каждый день благодарю Бога за то, что Он послал мне тебя. С каждым часом я люблю тебя все сильнее!

Брук почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы.

– Правда? Ты уверен?

Вздохнув, Лео притянул жену к себе.

– Боже правый, откуда у тебя такие мысли? Родная, я обожаю тебя! В тебе и детях вся моя жизнь. – Он отступил на полшага и посмотрел ей прямо в глаза. – Кто-то наговорил тебе глупостей и ты усомнилась в моей безграничной преданности?

О, если б он только знал…

– Дело в том, – осторожно начала она, – что ты никогда прежде не говорил мне о любви и я… я случайно услышала кое-что, когда мы были в Италии, и это меня несколько обеспокоило.

Лео выглядел обескураженным. Испуганным.

– Что? Что ты слышала?

– Что… что ты был когда-то помолвлен с Франческой, – пробормотала Брук сдавленным голосом.

Лео помрачнел.

– И кто это сказал?

– Твоя мама.

Он выругался по-итальянски – таких слов Брук никогда прежде не слышала.

– Что ты сказал? Что это неправда? – ожесточилась она. Если он станет все отрицать, то будет ясно: он обманывал ее.

– Нет. Я действительно был помолвлен, – признался Лео.

Странно, подумала Брук. Муж не лгал ей. Но почему от этого не стало легче?

– Отчего же ты не рассказал мне?

– Я боялся, что тебе будет неприятно. Поэтому и родных просил никогда в твоем присутствии о помолвке не упоминать.

– Почему это должно быть мне неприятно?

– Милая, прошу тебя… просто поверь мне. Я люблю тебя. И всегда любил.

– Так почему же ты не рассказал мне о ваших отношениях с Франческой? – не унималась Брук. – Ты скрыл это от меня, и теперь я хочу знать, какова причина. Иначе что прикажешь мне думать?

Лео поморщился.

– Хорошо, я объясню. Я разорвал нашу помолвку незадолго до встречи с тобой. Я боялся, что ты решишь… Черт подери, я не хотел портить наши отношения.

– Незадолго? А сколько конкретно времени прошло?

– Зачем теперь ворошить прошлое?

– Нет уж, давай поворошим.

Лео вздохнул и нехотя ответил:

– Мы с Франческой расстались за неделю до того, как я познакомился с тобой.

Брук побледнела.

– За неделю?! То есть прошло всего семь дней?! Ты любил ее, а уже через неделю увлекся мной?

– Пойми, то была не настоящая любовь. К Франческе я испытывал влечение, страсть – не более того.

Брук поморщилась. Какое неприятное слово – влечение. Оно отдает чем-то не поддающимся контролю, чем-то похожим на одержимость.

Брук смотрела на мужа. Если он сейчас расскажет всю правду об измене невесты с его братом, тогда она, возможно, поверит ему.

– А что послужило поводом вашего разрыва? – спросила девушка и затаила дыхание.

– Бог мой, что еще ты услышала? – воскликнул Лео. В его взгляде появилась тревога. – Никак не возьму в толк, с какой стати мама решила посплетничать обо мне и Франческе? И с кем она нас обсуждала?

– Она… она беседовала с твоим отцом. Я нечаянно услышала часть их разговора и тут же ушла, так что больше ничего не знаю, – не моргнув глазом соврала Брук, не поняв, ради кого сделала это: ради себя или ради мужа. Было совершенно ясно, что Лео не собирается поведать ей о том, как нашел невесту в постели с родным братом. Девушка подумала, что как-то даже понимает его. Ведь он очень гордый человек.

– Я поговорю с мамой об этом, – раздраженно пробормотал Лео. – Не желаю, чтобы мои родные создавали мне проблемы и портили наши отношения.

– Нет, нет, прошу тебя, не рассказывай им ничего. Пожалуйста, просто… просто забудь, как будто ничего не было.

– Но ведь ты не сможешь забыть, так? Теперь я понимаю, как ты мучилась все эти дни. Теперь у меня есть объяснение и твоим слезам, и резким замечаниям, и раздражительности.

Глаза Лео излучали невероятную грусть и сожаление.

– Бедняжка, представляю, как тебе было больно думать, что я женился на тебе без любви, что стоял с тобой рядом во время родов и мечтал о другой женщине. Поверь мне, милая… это не так, я люблю и любил тебя всегда. Всем сердцем. Да, признаю, я не говорил тебе об этом, не произносил заветных слов. Мне почему-то было немыслимо трудно вымолвить их. Но теперь все изменилось. Клянусь! Хотя на самом деле однажды я все-таки сказал тебе – помнишь, после той жаркой ночи, еще в Италии? Но ты тогда быстро уснула и не слышала.

– Я… я слышала, – прошептала Брук.

– Ты… – начал Лео, но осекся и понимающе кивнул. – Но ты мне не поверила.

– Я не знала, что и думать. Ты не прикасался ко мне целую вечность, а когда я попыталась взять инициативу на себя, то поняла, что ты меня больше не хочешь.

– Поэтому ты отпустила тормоза?

– Д-да, – неуверенно пробормотала Брук.

Он протянул руку и дотронулся пальцами до ее губ.

– Ты потрясающая! Мы повторим это безумие в среду – вот увидишь. Полагаю, до среды лучше подождать?

Брук прекрасно поняла, что он имел в виду.

– Боюсь, что так, – кивнула она, вспомнив, что месячные кончатся как раз к назначенному им сроку.

– Но в поцелуе-то ты мне не откажешь?

Она с наслаждением упала в объятия мужа. Ее сердце пело от радости. Лео любит ее. И всегда любил. А Франческа – просто часть его прошлого. И все было в точности так, как она и объяснила своей матери. В тот день Лео ездил к невестке, чтобы перебрать бумаги покойного брата. Он умолчал о визите, поскольку опасался, что может тем самым вызвать кривотолки. София ошиблась. Матерям вообще свойственно беспокоиться о своих детях, даже когда для этого нет ни малейшего повода.

Успокоившаяся и переполняемая любовью к мужу, Брук вложила все чувства в поцелуй, обвив руками его шею и прижав к себе. Он ответил с нескрываемой страстью и пылом, от которого у нее просто перехватило дыхание. Ощутив, как велико его желание, она испытала истинное удовольствие.

Лео хотел закончить поцелуй, но Брук не отпустила его. И только почувствовав сильное головокружение, она наконец разняла объятия.

– Вижу, тебе нравится меня дразнить, маленькая плутовка, – протянул он, повернул ее и прижал к дверце машины.

– Ты заслужил страдания за то, что заставил меня мучиться и переживать, – выдохнула Брук. – И я желаю, чтобы твои страдания продлились до среды.

– Вот как? – Привычным жестом он расстегнул ее пиджак и пробежал пальцами по мягкой кашемировой кофточке, задержавшись на груди, которая тотчас же стала тверже. Его рука скользнула под кофточку, а Брук уже трепетала от переполнявшего ее желания.

– Лео, – только и смогла вымолвить она, то ли возражая против его прикосновений, то ли умоляя не останавливаться.

– Что, любовь моя? – удивился он, продолжая ласкать ее грудь.

– Я… я…

Внезапно Лео убрал руки, опустил кофточку вниз и застегнул пиджак, прежде чем она опомнилась.

– И я желаю, чтобы ты ждала и мучилась, – прошептал он, наклонился и поцеловал ее ловящие воздух губы. – Я хочу, чтобы ты так сильно воспылала страстью к вечеру среды, что тебе не нужно было бы изображать удовольствие. Между нами больше не будет никаких секретов, моя милая жена. И уж конечно, никакого притворства. С этого дня все должно быть настоящим, более искренним, чем когда-либо, и в постели, и вне ее. Даю тебе честное слово.

Лео улыбнулся жене, в его глазах блеснули лукавые огоньки.

– Как жаль, что у меня нет с собой фотоаппарата, – продолжил он. – Мне бы очень хотелось запечатлеть твое изумленное выражение лица. Невероятное сочетание шока и чувственности. Боюсь, ожидание среды покажется нам самой страшной пыткой. Но мы выдержим, правда? Ожидание только улучшит то, что должно произойти. – Лео наклонился и поцеловал онемевшую от удивления Брук. – А теперь давай-ка достанем кота из машины и вернем его домой, прежде чем наши маленькие мучители проснутся.

Брук моргнула и с удивлением посмотрела на то, как спокойно муж берет клетку Пушка с заднего сиденья и идет по дорожке к входной двери. Она поспешила за ним, еще не опомнившись от произошедшего.

Лео шел уверенным шагом, деловито помахивая свободной рукой. И кажется, очень гордился собой. Брук поняла, что страдать в ожидании среды будет именно она. Ведь ей даже не на что отвлечься, в то время как у мужа есть работа. К тому же у него была замечательная способность: засыпать, как только дотронется головой до подушки. Спал Лео крепко и спокойно, никогда не крутился и не ворочался с боку на бок.

А вот Брук… она станет целыми днями думать о нем. Да и ночами тоже.

Все должно стать настоящим – так он сказал. Более искренним, чем когда-либо прежде.

Интересно, что именно Лео имел в виду? За годы семейной жизни они перепробовали все известные ей способы. Хотя, с другой стороны, он никогда раньше не ласкал так ее грудь. Впрочем, рассудила она, наверняка существуют тысячи хитростей и нюансов, которых мы еще не знаем. По сравнению с Лео в вопросах любви я, скорее всего, абсолютное дитя.

Ему сравнялось тридцать два, когда они познакомились. Красивый, искушенный в житейских делах, преуспевающий мужчина, он много путешествовал и имел нешуточный сексуальный опыт. То, что он не притронулся к Франческе, не означало, что другие женщины не падали в его объятия. А вот она… она встречалась с несколькими молодыми людьми, у которых на словах все получалось лучше, чем на деле.

Вот почему он показался ей ураганом в постели. Лео делал такое и побуждал к такому, от чего у нее тогда захватывало дух. А вдруг он может дать ей гораздо больше?

Брук издала сдавленный стон, чем обеспокоила мужа, который остановился и оглянулся.

– Что на этот раз?

– Разве я что-то сказала?

– Да. Я точно что-то слышал.

– Не было ничего. Ничего!

– Мне кажется, мы договорились: больше никаких секретов! – возмутился Лео.

– Подожди до среды, – напомнила ему жена, нервно улыбнувшись.

Уголки его губ слегка дрогнули.

– Хорошо. Даю тебе отсрочку. Но в среду ты выложишь все, что таится в твоей удивительной голове. Ты раскроешь передо мной душу, Брук, еще до наступления четверга.

Брук почувствовала спазм в животе. Так все и будет, поняла она.

Глава восьмая

Итак, наступила среда. К половине восьмого вечера Брук была невероятно взволнованна и очень нервничала.

Лео позвонил с работы и сказал, что планы изменились. Теперь ей надлежало собрать небольшую сумку с ночными принадлежностями, поскольку до утра они домой не вернутся.

– И прошу тебя, не возражай, – быстро добавил он. – Я все предусмотрел: с детьми будет кому посидеть.

Брук трепетала от предвкушения чего-то необычного, но в то же время ощущала некоторое беспокойство. Агентство, из которого они иногда приглашали няню, считалось одним из самых солидных и надежных в городе, но никогда прежде дети не оставались с чужими людьми ночью.

Брук попыталась объяснить все это мужу, но он еще больше удивил ее, сказав, что с детьми посидит ее мать. Лео договорился с тещей по телефону, и та обещала приехать сразу после работы, то есть около шести вечера. Филлис должна выкупать, накормить и уложить в постель своих озорных внуков, чтобы дочь могла спокойно одеться и привести себя в порядок.

Лео добавил, что заедет за женой ровно в восемь, и просил ее надеть красное бархатное платье, тонкие чулки на силиконовой резинке, золотистые босоножки из тонких ремешков…

И больше на ней ничего не должно быть.

– Больше ничего? – повторила Брук, ощутив некоторую нервозность.

– Макияж и духи разрешаются, – протянул он. – Но… но…

– Больше ничего. Ни единой вещи. Даже украшения не надевай.

– А что сделать с волосами? – спросила Брук, трепеща всем телом.

– Подними их наверх, чтобы не мешали.

– Не мешали кому?

– Мне.

Брук поняла, что необходимо взять себя в руки. Нельзя снова позволять себе раскисать. Но ей не хотелось, чтобы Лео все контролировал единовластно, в том числе и ее поведение.

– Хорошо, я все сделаю, как ты просишь, – ответила она с непонятно откуда появившейся холодностью в голосе. – Но только потому, что я сама этого хочу. Мысль, что я буду абсолютно обнаженной под этим платьем, чрезвычайно волнует меня.

– Ммм. Я, кажется, опять разбудил в тебе тигрицу, mi micetla, – рассмеялся он. – Теперь я стану ждать приближения ночи с еще большим нетерпением. Увидимся в восемь, – закончил Лео и положил трубку.

Напустила на себя храбрости, да только никого этим не обманула, с горечью подумала Брук, взглянув на крошечное платьице, разложенное на кровати. И какая сила заставила меня согласиться не надевать трусики под этот лоскуток бархата? В нем и без бюстгальтера-то нельзя на улицу выйти.

Платье было сшито из нового вида ткани, которая облегала тело, словно вторая кожа. Скромность кроя – а у него был весьма благопристойный вырез, рукава до запястья и длина до колена – будет компенсирована отсутствием нижнего белья, рассудила она. С тем же успехом я могла бы пойти совсем голой.

Надо поспешить. Лео прибудет через полчаса.

Слава богу, она успела нанести косметику и причесаться. Оставалось только влезть в платье. Именно влезть – по-другому и не скажешь. Брук лишь однажды надевала его – на торжественный ужин в Милане. И тогда под ним было нижнее белье. Впрочем, это не мешало похотливым глазенкам Лоренцо сверлить ее весь вечер.

С тех пор миниатюрный наряд томился в шкафу.

Присев со вздохом на край кровати, она решила начать с чулок, ради которых ей пришлось днем бежать в магазин. Надеть их и натянуть доверху оказалось далеко не простым делом – так много в них было лайкры. Наконец Брук закрепила на бедре липкие кружевные манжеты. Скинув халат, она встала и подошла к большому зеркалу, которое стояло в углу спальни.

– Святые небеса! – вырвалось у нее.

Лео не прогадал. Было что-то невероятно сексуальное в том, что на ней из одежды красовались только чулки. Даже ее саму это взволновало до крайности. А на высоких каблуках я стану еще более соблазнительной, сделала она вывод, нервно выдохнув.

Она никак не могла отвести взгляд от своего отражения, представляя лицо мужа, когда он увидит ее такой. Брук провела дрожащей рукой по своей груди, по животу, по бедру. Ее фигура была по-прежнему безукоризненна: плоский живот, прямая спина, стройные ноги.

– Брук! – позвала Филлис из-за двери. – Уже без десяти минут восемь. Ты готова?

– Почти! Осталось совсем чуть-чуть, – ответила Брук, поспешно прикрывая халатиком наготу.

– В таком случае пошевеливайся. Нельзя заставлять Лео ждать.

К счастью, мать не вошла в комнату. Брук отбросила халат и взяла платье, опустила его вниз, переступила через край и аккуратно натянула на бедра, затем просунула руки в длинные узкие рукава. Оставалось лишь застегнуть молнию. Извернувшись так, как может только женщина, она схватилась за собачку и подняла ее кверху до самой шеи. Выпрямившись, оправила платье и наконец решилась посмотреть на себя в зеркало.

Боже всемогущий! – чуть не воскликнула она, заметив, как выделяются соски через ткань, – явное свидетельство ее возбуждения и отсутствия бюстгальтера.

Что же касается остального… Да, никто не узнает, что на ней нет и трусиков, но она-то сама не сможет забыть об этом ни на минуту. Брук пошла к шкафу, чтобы достать золотистые босоножки, и почувствовала, как скользит по ее голым бедрам шелковая подкладка платья. Стоило ей присесть на край стула, чтобы застегнуть ремешки, как подол прилип к ногам, словно намазанный клеем.

Да Лео просто порочный и опытный искуситель! – думала Брук. Он прекрасно знал, какие ощущения она будет испытывать в подобном наряде.

Закончив с обувью, Брук снова подошла к зеркалу и окинула взглядом свое отражение: красное платье и открытые босоножки делали ее невероятно сексуальной. В се голубых глазах полыхал огонь желания. Даже прическа казалась волнующей: волосы убраны наверх, но не закреплены плотно, а уложены в небрежный узел, так что отдельные локоны, словно выбившись из него, мягко обрамляли лицо.

Немного робея, она оставалась в спальне сколько возможно и вышла в последнюю минуту. Слава богу, дети уже давно спали, а ее мать смотрела телевизор.

Когда Брук вошла в гостиную, Филлис присвистнула от изумления.

– Ты выглядишь просто потрясающе! И та-а-ак сексуально! Напомни мне, чтобы я купила что-нибудь красное, когда пойдем по магазинам. Ты не забыла, что обещала помочь мне обновить гардероб на этой неделе?

– Ой, как раз забыла. Что же ты не напомнила мне, когда я звонила в понедельник?

– Ну, у нас были более интересные темы для обсуждения, не так ли? Я имею в виду хорошие новости об отношениях – а вернее, их отсутствии – между Лео и этой ужасной Франческой. Знаешь, я почувствовала такое облегчение, словно камень с души упал. Когда ты уехала от меня в воскресенье, я себе места не могла найти от беспокойства. Но Лео вернул мне веру в мужчин. И оно к лучшему, потому что у меня нет больше сил противиться обаянию Мэтью. Когда он снова пригласит меня куда-нибудь, я скажу «да». Давай завтра возьмем детей и пройдемся по магазинам. Я увижусь с Мэтью в пятницу, и если смогу выглядеть хоть наполовину так же хорошо, как ты сейчас, то просто уверена, что он упадет от изумления прямо в коридоре суда и потеряет дар речи.

– Мама, хотя бы подожди до того момента, когда вы останетесь одни, – улыбнулась Брук. За последние годы она впервые видела мать такой счастливой.

Они переглянулись и от души рассмеялись. Их веселье прервал звонок в дверь.

– Наверное, это Лео, – встрепенулась Брук, ощущая, как все внутри сжимается.

Мать посмотрела на нее строгим взглядом.

– Не спеши. Не забывай о собственном достоинстве, дочка. Ты больше не ручная кошечка. Взгляни на себя. Ты тигрица! Покажи ему свое истинное лицо!

В дверь снова позвонили. На этот раз с раздражением.

Брук пошла открывать – не хватало еще, чтобы дети проснулись от шума.

Распахнув дверь, она намеревалась отчитать мужа за нетерпение и непредусмотрительность, но, не успев открыть рот, умолкла.

Лео стоял на пороге и походил на бога. Он был еще красивее, чем обычно, если такое возможно.

Лео всегда выглядел замечательно и одевался стильно и со вкусом. Но на этот раз превзошел самого себя.

Гладкие черные волосы безупречно обрамляли лицо, подбородок был безукоризненно выбрит. Было видно, что он только что принял душ и побрился. Но где?

Но больше всего Брук поразила его одежда. Это были новые вещи – прежде она не видела их в его гардеробе. Черный костюм – явно из последней коллекции итальянских модельеров. Идеальный крой однобортного пиджака подчеркивал прекрасную фигуру. Бледно-серая рубашка без воротника с маленькими перламутровыми пуговками была застегнута до самого горла.

Когда Лео убрал руку от звонка, в свете наддверного фонаря блеснули запонки, украшенные черным ониксом и бриллиантами.

– Вижу, себе ты позволил некоторые украшения, – улыбнулась Брук. – И, если не ошибаюсь, одежда на тебе абсолютно новая.

– Я же обещал тебе невероятную ночь. – Его полные желания глаза несколько секунд изучали ее, и Брук поняла, что не может отвести от них завороженного взгляда. – Ты чудесно выглядишь! Ты все сделала так, как я сказал?

Брук постаралась придать лицу спокойное выражение, но рядом с ним это оказалось невозможным.

Лео улыбнулся, угадав ее нервозность.

– Можешь не говорить. Я уже и сам догадался.

– Я чувствую себя распутной женщиной! – прошептала она, вызвав его смех.

– Так и задумано! Пойдемте, синьора Парини? – предложил Лео, подхватив ее сумку с вещами, которая стояла у порога.

Глубоко вздохнув, Брук приказала себе взять пример с мужа и сделать вид, что она совершенно спокойна и ничуть не обескуражена.

– И куда же мы направляемся, синьор Парини?

– Вдоль по улице воспоминаний. Но с новой стороны.

– Звучит заманчиво. Минутку, я только возьму сумочку. Она в коридоре на комоде рядом с прекрасными алыми розами, которые ты прислал мне. Я поставила их туда, чтобы наслаждаться этой красотой всякий раз, когда иду мимо.

– А я поставил твою статуэтку на свой стол, где могу посмотреть на нее в любую минуту и вспомнить о тебе.

Утром Брук подарила мужу вырезанную из дерева статуэтку женщины с длинными волосами. Она вычитала в какой-то книге, что на пятилетнюю годовщину свадьбы нужно дарить деревянные вещицы. Открыв коробку, Лео поцеловал жену и сказал, что свои два подарка вручит позднее. Первым оказались прекрасные розы, второй пока был тайной.

Очевидно, Лео не собирался вручить его сейчас. Брук пыталась угадать, что это может быть, но тщетно. За годы их совместной жизни Лео не проявил себя, большим выдумщиком по части подарков, так что всегда можно было сказать заранее, что он подарит в следующий раз. Обычно это было что-нибудь общепринятое, вроде духов или конфет.

Филлис вышла в холл.

– Вот это да! – с одобрением воскликнула она. – Вместе вы смотритесь просто потрясающе! Желаю вам хорошо провести время. И вот что, Лео…

– Да?

– Не забудь о том, что я сказала тебе о вине.

– Не забуду – не беспокойтесь.

– Мама сказала тебе что-то о вине? – поинтересовалась Брук, когда они шли к красной «альфа-ромео», припаркованной у тротуара.

Лео кинул сумку с вещами жены на заднее сиденье и грустно улыбнулся.

– Да уж, сказала.

– Интересно, что именно? Мне кажется, о вине ты знаешь абсолютно все. А мама в этом вопросе скорее дилетант.

– Не знаю, не знаю. Твоя мать – весьма опытная и понимающая женщина. И гораздо более разумная, чем я думал раньше. Я изменил свое мнение о ней. Нам стоит почаще ездить к Филлис в гости.

– Боже мой! Чего это ты вдруг?

– Скажем так, я понял, что у нас с твоей матерью гораздо больше общего, чем я предполагал.

– И что же это? – рассмеялась Брук. – Неужели вино?

– Нет, радость моя. Нас объединяет любовь к тебе, – ответил Лео и коснулся губами ее дрожащих пальцев.

Раньше Брук не понимала, что приятного находят женщины в таких поцелуях и почему они тают при этом. Но, заглянув в глаза мужа и ощутив его легкие, невесомые поцелуи на своей коже, она почувствовала, как мурашки бегут у нее по спине, как ее бедра загораются огнем, напоминая о том, что она обнажена под платьем и готова упасть в его объятия. Уже готова.

– Так… так твой план заключается в том, чтобы продлить мои мучения? – выдохнула она.

– Продлить, любовь моя? Означает ли это, что ты мучаешься сейчас?

– Ты и сам это прекрасно знаешь. – Брук попыталась отвернуться, но Лео не позволил.

– Тогда мы с тобой в одной лодке, дорогая. Разве небольшая эротическая пытка сможет убить нас? Нет, она только усилит наше желание. Поверь мне.

Он помог ей сесть на низкое кожаное сиденье.

Брук с ужасом поняла, что и без того коротенькое платье поднялось непозволительно высоко, открыв кружевные манжеты чулок и узкую полоску кожи над ними. Она одернула подол.

Лео грустно улыбнулся, захлопнул дверцу и обошел машину, чтобы сесть за руль.

– Вынужден признать, – протянул он, – я вовремя отказался от первоначального плана, в который входил автомобиль с шофером и ужин в ресторане. Могу представить, как ужасно я чувствовал бы себя, сидя с тобой, такой соблазнительной и красивой, рядом на заднем сиденье просторного лимузина. Нет, я бы этого не вынес. Куда лучше сидеть за рулем, сосредоточившись на дороге. – Он повернул ключ зажигания, мотор «альфа-ромео» загудел, как разъяренный зверь, и автомобиль рванул с места в направлении города.

Брук решила поддержать разговор, чтобы отвлечься от назойливых мыслей и одолевавших ее чувств: никогда еще она не ощущала такого всепоглощающего желания.

– Может быть, ты наконец приподнимешь завесу тайны и расскажешь, что меня ждет?

Лео пожал плечами.

– Да, пожалуй, нет смысла и дальше скрывать от тебя наши планы на вечер. Я везу тебя в «Маджестик», в наш номер.

– О, Лео. Как это романтично!

Он повернул голову к жене и улыбнулся.

– Я надеялся, что ты так и подумаешь. Правда, теперь он выглядит иначе. Администрация гостиницы решила провести косметический ремонт с переустройством номеров – я прочел об этом в газете, пока пил кофе утром, и тотчас понял, что именно туда хочу привезти тебя сегодня. Мне кажется, это… то, что нам нужно. В конце концов, там прошла наша первая брачная ночь.

– И все ночи тех двух месяцев, которые ей предшествовали, – заметила Брук, тоже улыбаясь. План мужа ей очень понравился: он не смог бы придумать ничего лучшего, чем «Маджестик», для этого вечера. Проведенные в том номере дни и ночи, полные счастья и любви, возвращались к ней теперь приятными воспоминаниями. – Но я надеюсь, ты не станешь лихачить на дороге так, как в те времена.

– А ты все еще помнишь ту нашу безумную поездку?

– Разве такое забудешь?

Лео помрачнел и замолчал, и это очень удивило Брук.

– Я что-то не так сказала? – испугалась она. Его черты тут же прояснились, а губы растянулись в улыбке.

– Ты? Ты не можешь сказать что-то не так, любимая. Я просто на мгновение унесся мыслями в другой мир. Видишь ли, я вычитал в газете еще кое-что. Меня это очень заинтересовало, и теперь я хочу обсудить все с тобой.

– Да? И что же это?

– Во-первых, скажи мне, где, как тебе кажется, я приобрел одежду, которая сейчас на мне.

Брук с удивлением посмотрела на мужа и еще раз окинула взглядом его костюм.

– Ну… ммм… Модель явно итальянская. Это видно по крою. А вот марка… Я тебя хорошо знаю – ты покупаешь только самое лучшее. Но, если честно, модельера угадать не могу. Это не Армани. И не Гуччи. И уж конечно, не Бриони. Нет… не знаю. Сдаюсь! Скажи, не томи.

– Это Орзини.

– Кто? Я о такой марке не слышала. Она новая?

– Точно. Но вполне может обанкротиться и выпасть из мира бизнеса.

– Почему?

– Основная причина – отсутствие денег. И рыночная политика. Сейчас не лучшие времена для всех домов моды в Австралии.

Брук нахмурилась.

– Разве мы говорим не об итальянских модельерах?

– Нет. Владельца зовут Винс Орзини. Он австралиец итальянского происхождения. Его родители эмигрировали сюда тридцать лет назад. Ему двадцать семь лет, он родился и вырос в Сиднее. Винс изучал дизайн в здешнем колледже. А потом, несколько лет назад, взял в банке заем, прибавил к нему родительское наследство и открыл свое дело в Сюрри-Хиллс. Но у него всегда не хватало средств для достойной рекламы и продвижения на рынок своей марки. А сейчас его положение и вовсе бедственное. В утренней газете я увидел о нем статью, которая была напечатана рядом с репортажем о ремонте в «Маджестике». Меня поразила его преданность моде, и я наведался в его офис.

– Сегодня?! – воскликнула Брук.

– Да, сегодня. Я купил этот костюм у него, причем за какие-то копейки, хотя ожидал, что цены там очень высокие. Все, что Винс показал мне, навело меня на мысль, что многие преуспевающие люди по всему миру заплатили бы большие деньги за его одежду, если бы знали о существовании такой марки. Поэтому я предложил ему заключить сделку. Я оказываю финансовую поддержку и становлюсь полноправным партнером в его деле.

– Но, Лео… ты ведь занимаешься мебелью и предметами домашнего обихода. При чем тут мода? – ничего не понимая, спросила Брук.

– Полагаешь, что на этом поприще мне не добиться успеха? – хитро улыбнулся он.

– Нет, напротив, я уверена, что ты можешь достичь успеха во всем, за что возьмешься.

– Я знал, что ты меня поймешь.

– Но что скажет твой отец? Лео пожал плечами.

– Пора мне уже обретать самостоятельность. Если он попросит, я не брошу семейное дело совсем – буду за ним присматривать. Стану улаживать проблемы, если таковые появятся. Но в остальное время я хотел бы делать что-нибудь другое, что-нибудь более… интересное и захватывающее.

– Да, я понимаю, что ты имеешь в виду, – кивнула Брук. – Плохо, когда работа превращается в рутину.

Лео задумчиво посмотрел на жену.

– Что подводит меня к моей следующей мысли…

– Какой?

– Я хочу, чтобы ты помогала мне в этом проекте.

Она изумленно моргнула. Как долго она мечтала вернуться к работе!

– Каким образом?

– Любым, приятным тебе. Винс не только производит одежду для обоих полов. С твоей внешностью, чувством стиля и умом ты самая лучшая кандидатура на должность начальника отдела маркетинга в линии женской одежды, а я займусь мужской. Думаю, мы сможем отвезти новую коллекцию в Милан уже в этом году. Мое предложение тебе нравится?

– Нравится? Да я в восторге] Но…

– Я уже знаю все, что ты хочешь сказать. «Но как же дети?» Во-первых, ты не обязана работать с утра до ночи. Во-вторых, часть работы можно выполнять дома, надо только установить необходимое оборудование. Безусловно, тебе потребуется помощь по хозяйству. Это легко уладить. Я уже позвонил в Италию и спросил Нину, не хочет ли она приехать в Австралию и поработать у нас.

Брук никак не могла поверить, что Лео удалось совершить столько за один день. Просто удивительно, как у него все получается. Ее поразило не столько его неожиданное предложение, сколько энергия и энтузиазм, которые от него исходили. Чем-то муж напомнил ей мать. Он словно родился заново и буквально кипел от свежих идей.

– И что ответила Нина? – спросила она, хотя и сама догадалась. Разве можно отказать Лео, когда он в таком настроении?!

Он улыбнулся уголками рта.

– Она очень обрадовалась и заявила, что прилетит первым же рейсом.

– Но где мы ее поселим?

– Я ждал этого вопроса. Рим ведь не сразу строился, дорогая, и наш проект начнет развиваться не в одночасье. Сначала Винсу необходимо завершить несколько старых контрактов. Поэтому я сказал Нине, что она понадобится нам не раньше чем через три месяца. После звонка в Италию я связался с фирмой, которая делала ремонт в нашем доме. Мы встретились с бригадиром, и я попросил его надстроить небольшую квартиру над гаражом. Он обещал выполнить заказ за два месяца. Максимум за три.

– Боже мой! Как много у тебя сегодня было дел!

– Да ты еще и половины не знаешь! Черт подери, ну и движение сегодня! Я надеялся, что вечером на дорогах будет посвободнее. Я заказал столик в ресторане гостиницы на половину девятого, но при такой скорости мы точно опоздаем.

– Давай опустим торжественный ужин, Лео. Если ты голоден, можно заказать еду в номер.

– Ты действительно не против? – Он одарил жену лучезарной улыбкой, и Брук поняла, что хочет поцеловать его. К счастью, светофор моргнул красным, Лео остановил машину, и Брук, наклонившись, коснулась его губ.

– В моем сегодняшнем меню, любимый, – прошептала она, – только ты…

Лео выругался по-итальянски. Когда он был встревожен или смущен, он всегда переходил на родной язык.

– По-моему, пора загнать твою тигрицу в клетку и вывести на свет котенка. По крайней мере до нашего приезда в гостиницу.

Брук положила руку на бедро мужа и начала медленно подниматься вверх по его ноге, но в этот момент зажегся зеленый свет. «Альфа-ромео» рванулась вперед, и она, заливаясь смехом, откинулась на спинку сиденья.

– Я больше не в состоянии это выносить, – пожаловался Лео, повернув за угол с такой лихостью, что ее сердце забилось с немыслимой скоростью.

Глава девятая

Брук уже видела крышу гостиницы, высокого и по-королевски статного цилиндрического здания из стекла и бетона, вырисовавшегося на фоне темнеющего неба.

– Ну наконец-то, – пробормотал Лео и, нетерпеливо ерзая, въехал на дорожку, ведущую к гостинице. Поравнявшись с огромными стеклянными дверями, через которые клиенты входили в просторное фойе, он притормозил. Мотор затих.

Лео отстегнул ремень безопасности, вышел из машины и в своей особой вежливой манере передал ключи юноше, который занимался парковкой. Тем временем швейцар распахнул дверцу, чтобы помочь выйти Брук, но его опередил Лео.

– Я сам все сделаю, – пояснил он и попросил взять сумку с заднего сиденья и отправить ее в номер. – Моя фамилия Парини.

Лео был, как обычно, чрезвычайно галантен. Выезжая с ним в свет, Брук всегда чувствовала себя истинной королевой. Но сегодня она ощутила себя богиней любви и страсти, когда муж подал ей руку и она ступила на широкий тротуар. Его взгляд излучал желание, которое передавалось и ей.

– Я так рад, что ты решила отказаться от ужина на людях, – прошептал он на ухо жене, проводя ее через крутящиеся двери и красноречиво прижимаясь к ней. – Одна мысль, что другие мужчины станут разглядывать тебя сегодня, пусть и без дурных намерений, кажется мне ужасной. Этим вечером тобою будут любоваться только мои глаза. И пусть так будет до конца наших дней.

Брук почувствовала легкий трепет от его полных пылкости слов, хотя в них и слышался слегка неприятный тон хозяина. Но сегодня она была готова простить мужу все что угодно.

Вечер обещал быть необычным, ведь Лео, как хороший режиссер, продумал все до мелочей. Он решил унести ее в мир фантазий, вернув в то время, когда они только познакомились. Тогда Лео был полноправным королем в постели, а Брук – покорной рабыней и исполнительницей любой его воли.

Те дни приносили ей много радости, но возвращать такие отношения ей совсем не хотелось. Она согласна на равенство, на взаимоуважение партнеров, и не только в постели, но и во всех прочих делах. Без сомнения, Лео уже начал об этом догадываться, если сменил свои шовинистские позиции и предложил принять участие в модном бизнесе.

Но, положа руку на сердце, она мечтала получить от мужа гораздо больше. Брук много бы отдала, чтобы стать ему настоящим другом, а не только женой и партнером в работе, чтобы он доверял ей, делился своими проблемами и переживаниями. Помимо физической, ей нужна была духовная близость.

Но ни один человек не смог бы так круто изменить свои взгляды за один вечер. И тем более в такой день.

Брук решила, что этой ночью она будет щедрой, покорной и не станет ничего усложнять. Если уж начистоту, призналась она себе, покоряться Лео в постели все еще кажется мне настолько волнующим, что я с трудом сдерживаюсь. Но она не хотела больше притворяться и отвечать на его ласки по обязанности, без желания. Ей необходимо право брать инициативу в свои руки или вовсе сказать «нет».

Брук ждала мужа в центре фойе, пока он забирал ключи у администратора и заказывал ужин в номер, и старалась не обращать внимания на то, как привлекательная рыжеволосая администраторша строит ему глазки.

Впрочем, девушка на самом деле красива, и Лео говорит с ней несколько дольше необходимого, подумала Брук. От прилива жгучей ревности она стала теребить пальцами маленькую золотистую сумочку, висевшую на ее плече, и чуть не взорвалась, когда к ней подошел какой-то мужчина в строгом костюме в тонкую полоску со старым как мир вопросом: «Простите, мы не могли встречаться раньше?»

Брук метнула на него холодный взгляд, полный раздражения, как раз в тот момент, когда Лео отходил от стойки администратора. Нахмурившись, он поспешил подхватить жену под локоть и направился к лифту.

– Оставил тебя одну всего лишь на минутку, – заворчал он. – А шакалы уже тут как тут – вынюхивают, чем бы поживиться.

Брук вспыхнула от возмущения, услышав несправедливый упрек.

– Да что ты говоришь?! – огрызнулась она. – Что же, тебе придется свыкнуться с этим, дорогой мой, если ты и дальше станешь выводить меня в свет в таком виде! Ведь я вынуждена мириться с тем, как любезничают с тобой девушки. Стоит тебе подойти к ним, и они тут же начинают вести себя как мартовские кошки! Если бы эти нахалки стояли не на двух, а на четырех ногах, то при твоем приближении непременно еще и виляли бы хвостом. А так они помахивают накрашенными ресницами, бросают томные взгляды и широко улыбаются, словно у них рот от уха до уха!

Лео застыл на месте и с удивлением посмотрел на нее.

Рассерженная и негодующая Брук не отвела глаз.

Уголок его губ слегка дрогнул в неуверенной улыбке.

– Твоя мать права, – грустно сказал он. – Я даже не представлял, какая женщина досталась мне в жены. Но с каждым днем я все лучше и лучше узнаю тебя. Пошли, моя неукротимая тигрица! – сказал Лео. – Спрячь свои коготки до тех пор, пока мы не найдем им достойное применение.

К сожалению, в лифте они оказались не одни, поэтому Брук не смогла уточнить, что конкретно сказала ее мать. Впрочем, догадаться было не сложно. Наверное, Филлис предупредила зятя о том, что грядут большие перемены и ему лучше подготовиться к ним, иначе может случиться непоправимое.

И она чертовски права!

Брук улыбнулась, вспомнив трепет, который охватил ее совсем недавно. Боже, какое же это приятное чувство!

– Чему ты улыбаешься? – удивился Лео, пропуская жену в номер люкс.

Она хитро взглянула на своего обеспокоенного мужа.

– А… теперь твоя очередь угадывать. Помучайся, – озорно добавила она, наклонилась и скользнула поцелуем по его губам.

Глаза Лео вспыхнули, он уже вытянул руки, чтобы схватить ее, но тут в конце коридора появился официант в белоснежной униформе – перед собой он толкал сервированный к ужину столик на колесиках. Парнишка остановился рядом с ними и отчеканил:

– Обслуживание в номер для мистера Парини. Брук от удивления даже моргнула.

– Ух ты! – пробормотала она себе под нос. – Вот это скорость!

– Как договорились, – кивнул Лео официанту и протянул стодолларовую банкноту. – Можете быть свободны. Остальное мы сделаем сами.

Парнишка просиял.

– Благодарю вас, сэр. Если вам еще что-нибудь понадобится в течение вечера, вызывайте меня без колебаний. – Он лучезарно улыбнулся и удалился, насвистывая.

– Ты дал ему чаевые размером в сто долларов! – воскликнула Брук изумленно. По меркам Сиднея, как и любого другого города, это слишком много и абсолютно неразумно.

– Просто удивительно, какой силой обладает финансовый стимул! Администратор сказала мне, что ужин принесут только через полчаса, и тогда я лично поговорил с работниками кухни и пообещал дать сотню долларов тому, кто доставит еду мне в номер в течение пяти минут. Им не пришлось ничего готовить. Я заказал морепродукты и салат, а на десерт – шампанское с клубникой.

Распахнув дверь, Лео жестом пригласил Брук войти, подтянув рукой тележку.

– Значит, ты придерживаешься политики своего отца, – заключила она, входя внутрь и осматривая изменившийся интерьер придирчивым глазом.

Да, дизайнер постарался на славу, подумала она. Трудно было узнать в роскошной комнате, отделанной по последнему слову моды, уютное гнездышко в стиле кантри, в котором Лео и Брук некогда были счастливы. Место зелено-голубой палитры заняли четкие черный, белый и серый цвета: на полу лежал пушистый серый ковер, стены были выкрашены белым, а кожаная мягкая мебель отливала ночной чернотой. От нарисованных на потолке пышных букетов и бордюров не осталось и следа.

– Какой еще политики? – удивился Лео, вкатив столик на кухню, где царствовали темный мрамор и блестящая сталь. Он остановился у огромного черного дивана, занимавшего целую стену в гостиной. Впереди к нему примыкал длинный низкий столик с прозрачной крышкой и коваными черными ножками, которые опирались на черно-белый коврик. Напротив дивана стоял серый шкаф со всевозможной техникой. Там были и телевизор, и видеомагнитофон, и проигрыватель лазерных дисков, и большие колонки.

– В наше время все можно купить за деньги, – ответила ему жена и подошла к окну, которое высилось от пола до потолка. Брук вспомнила, как когда-то ей довелось испытать здесь самые незабываемые эротические ощущения. Вид остался прежним: гавань, Оперный театр, – но стекло тонировали. Однако, несмотря на это и на то, что прохожие вряд ли могли разглядеть что-либо на такой высоте, у окна Брук чувствовала себя неуютно.

– За деньги можно купить только вещи, дорогая. А вот любовь, талант или счастье – нет. Тем не менее эти бумажки помогают нам приобрести чертовски вкусную еду и лучшее французское шампанское.

Брук оглянулась на мужа, когда тот откинул салфетку, накрывавшую сервировочный столик. Там обнаружились блюда с аппетитными лакомствами и два серебряных ведерка со льдом, приютивших по бутылке шампанского.

И тут ее осенило: значит, вот о чем Лео говорил с тещей – Филлис посоветовала ему купить не вино, а этот чудесный игристый напиток.

– Ты не думаешь, что шампанского слишком много? – игриво улыбнулась она, направляясь к мужу. – Ты же знаешь, мне и двух бокалов хватит.

– Да, кстати… – выдохнул Лео.

– Что?

– Я всегда пытался указывать тебе, что пить и в каких количествах. Я был не прав. Единственным оправданием мне может служить забота о тебе. Я заметил, что ты становишься… ммм… несколько кокетливой, когда выпьешь. Должен признаться, я ужасно ревную тебя в такие моменты. Но впредь обещаю не вести себя по-дурацки. И за руль можешь садиться, когда захочешь.

Услышав столь неожиданные и удивившие ее слова, Брук открыла рот, но не сразу нашла, что ответить.

– Боже правый, что же такого сказала тебе мама?

– То, что я давно должен был услышать. Теперь, я понимаю, что унаследовал от отца некоторые дурные привычки. Он несколько старомоден в вопросах семьи и брака. Но честное слово, до прошлой недели я и не догадывался, что ты недовольна нашей жизнью.

Брук вздохнула.

– Но в этом есть и моя вина, Лео. Мне уже давно следовало научиться отстаивать свои права. Но я притворялась, что абсолютно счастлива.

– Твое притворство в постели я заметил, уж поверь. Это было так неприятно. На будущее – прошу тебя, если чего-то не хочешь, смело отказывайся. И пожалуйста… никогда не притворяйся. Никогда.

Брук почувствовала, что на глаза наворачиваются непрошеные слезы, и часто заморгала, чтобы они не полились по щекам. Не хватало только заплакать в такой вечер!

– Я… хорошо. Наверное, я боялась, что если позволю себе быть собой, то превращусь в… в…

– В женщину, похожую на твою мать? Да, понимаю. Она рассказала мне обо всем сегодня. У нас с Филлис была долгая, содержательная беседа. Она мне кое-что объяснила.

На мгновение Брук забеспокоилась, что мать выложила Лео все ее страхи, связанные с Франческой: поведала ему о ее поездке в Милан к дому этой женщины и о том, что, заметив там машину мужа, она заподозрила его в неверности.

– Обо всем – это о чем?

– Например, о том, как я обидел тебя, выбирая имена для наших детей. Я так сурово обошелся с тобой тогда. Я ужасно раскаиваюсь. Не представляю, откуда во мне столько самоуверенности и эгоизма. Но теперь ведь уже слишком поздно менять им имена, правда?

– Да уж конечно, – согласилась она, тронутая его признанием и несколько взволнованная тем, в какую сторону уходит диалог. Теперь она сожалела о том, что думала о Франческе. – Но тем не менее твои слова очень много для меня значат. Ты даже не представляешь, как много. Но хватит серьезных извинений и разговоров для одного вечера. Сегодня у нас праздник! Почему бы тебе не открыть одну из этих чудесных бутылочек? Давай поднимем бокалы за наше грядущее счастье!

Лео вздохнул с облегчением, очевидно устав каяться.

– Ты удивительная женщина! – признался он, откупорив шампанское, затем налил искрящуюся жидкость в два хрустальных фужера и передал один жене. – За нас! – улыбаясь, провозгласил Лео.

– За нас, – согласилась Брук. Чокнувшись, они осушили бокалы.

– Еще, – настойчиво предложил он, снова разливая шампанское.

Вскоре первая бутылка была опустошена. Они перешли ко второй и в следующие полчаса наслаждались изысканными блюдами из морепродуктов. Лео включил магнитофон, из которого полилась плавная романтическая музыка, и помог жене устроиться на мягком, как облако, диване, подкатив к нему сервировочный столик. Еда не мешала ему время от времени наклоняться к Брук и припадать к ее губам страстным поцелуем, что заставляло ее трепетать еще сильнее. Кажется, шампанское уже ударило мне в голову, подумала она.

Как бы там ни было, она чувствовала себя очень легко и свободно. Желание возрастало в ней с каждой минутой. Брук не могла дождаться, когда муж покончит с едой и займется с ней любовью.

Когда наконец тарелки опустели, а на блюде осталось всего лишь несколько клубничин, Лео поднялся и торжественно произнес:

– Думаю, теперь самое время преподнести тебе подарок.

– Боже мой! А я совсем забыла о нем.

– Эх ты! – улыбнулся он. – Итак. Иди к окну, отвернись и жди. И закрой глаза.

От удивления Брук открыла рот, но сделала все, как велел муж.

Стоя у огромного окна, она ощущала, как внутри поднимается напряжение, и старалась не думать о том, что произошло между ними на этом самом месте несколько лет назад. И что он там делает? – недоумевала Брук, борясь с желанием открыть глаза и украдкой оглянуться. Что же он мне подарит?

Почувствовав вдруг его дыхание на своем затылке, она замерла. Что-то холодное, металлическое скользнуло по ее шее.

Брук открыла глаза.

– О, Лео! – только и смогла она произнести.

В тонированном стекле отражение можно было видеть, словно в зеркале. Руки непроизвольно потянулись к тому, от чего она не могла отвести глаз: на ее шее покоилось изысканное колье небывалой красоты. По всей длине крупные красные камни были обвиты золотыми нитями, а впереди мерцали еще пять таких же красных подвесок.

– Только не говори, что они настоящие, – сказала наконец Брук, поворачиваясь вправо-влево, чтобы получше рассмотреть колье.

Лео поймал рукой подбородок жены, повернул ее к себе и нежно поцеловал.

– Я же сказал тебе, любимая, с сегодняшнего дня все у нас будет настоящим. Это касается и подарков. Рубины такие же настоящие, как и моя любовь.

Брук оглянулась на свое отражение.

– Но тогда это же целое состояние!

– Совершенно верно. Ладно, не делай таких больших глаз. Я его не покупал. Это семейная реликвия, передается по наследству. Я получил колье от бабушки, чтобы отдать своей жене. Честно говоря, я совсем забыл об этом сокровище. Но недавно мама напомнила мне о нем. Вот я и решил, что оно станет лучшим подарком к нашей годовщине. Я знал, что рубиновое колье прекрасно подойдет к этому платью. И оказался прав, – продолжал он, обнимая Брук за плечи, – выглядит великолепно. Ты выглядишь великолепно. – Лео наклонился, поцеловал ямочку у основания ее шеи. – Господи, Брук… – его голос стал низким и хрипловатым, – ты не представляешь, как тяжело мне было не прикасаться к тебе так долго. Я мог думать только о том, чего нет там, у тебя под платьем, и о том, как я хочу тебя.

Когда его руки скользнули вниз, вдоль ее рук, потом на бедра, она издала непроизвольный стон. А его пальцы уже медленно поднимали ее платье. Брук молча стояла и смотрела, как на отражении в окне все больше и больше оголялись ее ноги. Лео тоже не сводил глаз со стекла. Она ощущала его неровное дыхание около своего уха.

– Ты прекрасна, – прошептал Лео. – Но боюсь, одежда нам помешает.

Словно во сне она ощутила, как руки мужа выскользнули из-под платья и ткань коснулась ее ног. Лео принялся расстегивать молнию, спускавшуюся от ее шеи вниз.

Она почувствовала, как тело освобождается от стягивавшей его ткани, как спину обдает внезапным холодом. Пытаясь унять головокружение, Брук наблюдала за тем, как муж стягивает платье с ее плеч, как опускает его вниз, как оно падает на ковер. На ней не осталось ничего, кроме рубинового колье, чулок и босоножек на высоких каблуках.

– Потрясающе! – вид охнул Лео, пожирая глазами ее отражение в окне. – Сногсшибательно! – Он подхватил жену под колени и понес к кровати.

Наверное, Брук и не разглядела бы обстановку в комнате, если бы Лео не остановился, чтобы включить свет. В первую секунду она зажмурилась от ярких лучей, отраженных белыми стенами. Привыкнув, она заметила пушистый серый ковер и огромную кровать с коваными ножками и спинкой. Завершало картину стеганое серое покрывало из атласа.

Лео подошел вплотную и уложил ее на прохладную шелковистую поверхность. Она затаила дыхание.

– Теперь не шевелись, – велел он, подошел к двери, выключил свет, и комната погрузилась во мрак.

Брук вздохнула с облегчением.

Но Лео на этом не остановился. Он включил ночник на серебряной ножке, который стоял на прозрачном ночном столике. Черный шелк отбрасывал загадочные отсветы на разгоряченное тело Брук, открывая его жадному взору Лео.

Она чувствовала себя взволнованной до крайности и в то же время ужасно смущенной. Ей хотелось, с одной стороны, притянуть к себе колени, закрыться, а с другой – поскорее соединиться с мужем.

Она лежала неподвижно, как было сказано, не сводя глаз с раздевающегося мужа Он не спешил: аккуратно сложил одежду и повесил ее на стул в углу комнаты, ботинки поставил рядом. Но взгляд его был прикован к Брук, хотя сам он выглядел спокойным и невозмутимым.

Наконец и Лео оказался обнаженным. Он тоже был очень взволнован. А ведь еще ни разу сегодня ко мне не прикоснулся, подумала Брук. Что же дальше будет?

Никогда прежде ей не приходилось испытывать такого накала чувств. Она поняла, что хочет его. Прямо сейчас. В эту самую минуту.

Заметив жадные огоньки в его глазах, Брук задрожала от сжигающего ее желания.

Но Лео не шелохнулся, не подошел к ней, просто стоял и любовался ею.

– Прошу тебя… – простонала она. – Умоляю…

– Наберись терпения, моя тигрица, – протянул он. – Ты должна запомнить, что в погоне терпение гораздо важнее всего остального.

Когда наконец Лео присел на кровать у ее ног, Брук просто не поверила своему счастью. Он медленно – мучительно медленно – снял с нее босоножки, потом чулки. Каждое его прикосновение отзывалось в ней сладостной болью. Ступни, лодыжки, колени, бедра постепенно обдавало пламенем, но там, где она хотела, он се не касался.

Она была готова кричать, когда Лео повернулся к ней.

И тогда началась настоящая пытка.

– Нет, нет… о, нет, – застонала Брук, когда он наконец дотронулся до нее там, где она мечтала. И снова она желала большего, а Лео снова не спешил.

Он как будто не обращал внимания на се слабые протесты и довел ее до первого за вечер пика наслаждения, который, однако, лишь раздразнил ее и не принес желанного облегчения.

Лео медленно ласкал ее. Она умоляла его перейти к более решительным действиям – он не слышал и продолжал. Брук была уверена, что достигнуть вершины удовольствия во второй раз так скоро она не сможет.

И оказалась не права.

– О, Лео, – выдохнула она. – Лео…

– Да, любовь моя? – произнес он, наконец овладевая ею и лишая дара речи своей мощью.

Да и поздно было что-то говорить. Она лежала, покорная его мужской силе, чувствуя неутолимый голод страсти.

– Да… да… – наконец воскликнула она, впиваясь ногтями в его широкую спину, ощущая неумолимое приближение высшей точки блаженства.

– Я больше не в силах сдерживаться, – страдальчески простонал Лео.

И они вместе достигли вершины наслаждения. Брук расплакалась от счастья.

Счастье – это когда твой муж занимается с тобой любовью, рассуждала она, крепко обняв Лео. Боль и переживания прошедшей недели были окончательно забыты. Сомнения и страхи ушли в небытие.

– Я люблю тебя, Лео, – прошептала она, не в состоянии сдержать своих чувств.

– И я люблю тебя, синьора Парини, – ответил он, осыпая ее лицо поцелуями. – Одну тебя. Навсегда.

Глава десятая

– Вот это жизнь! – промурлыкала Брук, откидываясь на спину в просторном джакузи.

Лео сначала наполнил ванну и только потом разбудил задремавшую жену нежным поцелуем и на руках отнес ее туда. Воду покрывала густая пена. В воздухе плавали чудесные ароматы.

Брук устроилась у края ванны. Лео взял из комнаты ведерко со льдом и остатками шампанского, налил искрящийся напиток в бокалы и присоединился к жене. Они лежали друг напротив друга, наслаждаясь приятным массирующим эффектом водных струй, бьющих со дна.

К собственному удивлению, Брук поняла вдруг, что раньше никогда не принимала ванну с Лео, даже до свадьбы. Душ – да, но не ванну.

А как это оказалось приятно! Расслабление и возбуждение в одно и то же время. Они касались друг друга только пальцами ног, и тела их были скрыты пеной. Но, представляя то, что было в этот момент недоступно глазу, Брук и Лео ощущали сладостное волнение.

– Надо почаще так делать, – блаженно потянулся Лео.

– Как? – лукаво наклонила голову Брук.

– Да вот так. Оставлять детей на надежного человека и увозить тебя из дому в какое-нибудь уединенное романтическое местечко, где я смогу предаваться безумной страсти с тобой всю ночь напролет.

– Только обещаешь. Уже десять часов, а ты до сей поры занимался со мной любовью всего один раз за этот день.

– Солнышко мое, я начал заниматься с тобой любовью в ту минуту, когда позвонил тебе утром и попросил не надевать нижнего белья. Я знаю, вы весь день только об этом и думали, синьора Парини.

– А вы, синьор Парини? Разве вы не находились весь день в изрядном волнении, предвкушая нашу встречу?

– Я специально загрузил себя работой, чтобы отвлечься, как ты, вероятно, заметила. И мне пришлось принять холодный душ перед тем, как я приехал за тобой. Не мог же я разочаровать тебя. Тем более в такой вечер.

– Ты никогда меня не разочаровываешь, любимый, – мягко улыбнулась она.

– Вот как? Почему же ты тогда притворялась в последнее время?

Брук пожала плечами.

– Просто у меня настроения не было. Сама не пойму, отчего. Наверное, от усталости. Знаешь, так случается – тут уж и сам бог любви мне не помог бы.

– За бога любви не поручусь, а вот я, как видно, не слишком старался, – пробормотал Лео. – И мне кажется, что дело было не в усталости, а скорее в твоей неудовлетворенности той жизнью, которую я тебе создал. Я был эгоистом, думал только о себе. И сейчас очень в этом раскаиваюсь. Но теперь все изменится. Я стану другим.

Брук очень тронули его искренние извинения и обещания. Если судить по тому, как прошел этот вечер, дальнейшая жизнь представляется мне прямо-таки в розовом свете, размышляла она.

– А теперь!.. – воскликнул Лео, поставив опустошенный бокал на мраморный пол и озорно взглянув на жену своими прекрасными черными глазами. – Может быть, стоит заказать еще одну бутылочку твоего любимого напитка, прежде чем мы начнем?

– Ммм. Если ты собираешься предаваться страсти со спящей мертвым сном женщиной – то пожалуйста, заказывай.

– Ну нет уж! В таком случае с этой минуты ты пьешь только кофе. Я не позволю тебе уснуть, моя тигрица. Ночь только начинается. А ты так соблазнительна в этой пене. Меня так влечет к тебе: эти волосы… обнаженные плечи… и чудесное рубиновое колье на твоей изящной шее.

– Господи! – воскликнула Брук, только теперь вспомнив, что не сняла подарок мужа. Она поспешно поставила бокал на пол и подняла руки, чтобы расстегнуть украшение.

– Нет, нет. Не снимай, – попросил он. – Оно потрясающе смотрится. Кроме того, настоящим рубинам и золоту вода не причинит никакого вреда.

Брук благоговейно прикоснулась к алеющим на шее камушкам.

– У меня никогда не было ничего столь красивого. И столь же дорогого. Оно мне так нравится, Лео! Это самый лучший в мире подарок к нашей годовщине.

– Да. Я знал, – кивнул он, и его глаза наполнились любовью. – Лучшего случая преподнести тебе это колье нельзя себе и представить. Хорошо, что мама мне о нем напомнила.

Брук откинулась назад, и тут бдительный внутренний голос заставил ее задуматься. Ведь у Лео прекрасная память, вернее сказать – феноменальная, шептал он. Как же он мог забыть о семейной реликвии? А если не забывал, то почему не отдал его прежде? Не связано ли это каким-то образом с Франческой?

Она ощутила неприятный спазм в животе.

– Лео… – начала она, подстрекаемая невесть откуда взявшимся желанием узнать побольше об отношениях мужа с Франческой. Например, когда он понял, что его любовь к ней растаяла без следа? И что теперь, после смерти Лоренцо, он чувствует к этой женщине? Сохранилась ли в нем ненависть или обида? А может быть, появилась жалость?

Она хотела спросить, что же на самом деле привело его в квартиру этой женщины в тот злополучный день. Но Брук в очередной раз не хватило смелости. Ведь задай она этот вопрос, Лео догадался бы, что она ездила тогда в Милан, и потребовал бы объяснений. И в этом случае пришлось бы признаться, что она узнала гораздо больше из подслушанного ею разговора.

– Да? Что случилось?

– Ты… ты сказал, что между нами не должно быть тайн.

– Да… – напрягся Лео.

Мужество внезапно оставило Брук. Зачем портить такую замечательную ночь? – подумала она, пытаясь найти оправдание своей нерешительности. Чего мне еще от него нужно, черт подери? Он ведь сказал, что любит меня. Одну меня. Разве этого мало?

– Брук? Что ты хотела сказать? – забеспокоился Лео. – Ну же… говори, раз начала.

– Почему ты никогда не расспрашивал меня о тех, с кем я встречалась до тебя? – выпалила она внезапно.

Он удивленно вскинул брови, но тут же рассмеялся.

– Предпочел находиться в счастливом неведении, милая. К тому же я был уверен, что потребуется много времени, чтобы выслушать рассказы обо всех твоих кавалерах.

– Ах ты!.. – Брук вскочила и кинулась на мужа, стукнув его кулачком в плечо. – Ты прекрасно знаешь, что их было немного! Кроме того, я забыла обо всех… когда встретила тебя.

– Вот и хорошо, – самодовольно заключил Лео, схватив жену за руки и притянув к себе. Она ощутила животом, как велико его желание.

– Что ты?.. – захлебнулась она своими словами, когда он с силой прижался к ней. – Чудовище!

– Это еще цветочки, сударыня! – ухмыльнулся Лео в ответ.

– Ничего себе цветочек! – протянула Брук, прижимаясь к мужу, и тут же ощутила огонь во всем теле. Ее овладело неодолимое, всепоглощающее желание.

– Не дразни меня, Брук, – хрипло сказал он.

– Это я дразню? – выдохнула она и, не медля ни секунды, соединилась с ним.

Когда Лео издал стон, она наклонилась вперед и закрыла его рот страстным, требовательным поцелуем, потом снова выпрямилась. Он опять застонал, и Брук почувствовала, как ее накрывает волна пьянящего триумфа.

Она снисходительно улыбнулась мужу. И кто теперь контролирует ситуацию? – рассуждала Брук. Теперь настала твоя очередь подчиняться, доходить до пика удовольствия, когда уже не можешь сдерживать эмоций, а я за тобой понаблюдаю.

– Посмотрим, кто на этот раз продержится дольше, – предложила она, словно бросая Лео вызов, ловким движением вынула шпильки из волос, и они рассыпались водопадом по ее обнаженным плечам.

Его темные глаза распахнулись от изумления. Но тут же в них заиграла улыбка.

– Проигравший готовит кофе, идет? – подхватил он вкрадчиво.

Брук попыталась прогнать с лица чрезмерное самодовольство. Если Лео полагает, что на этот раз у него есть какие-то шансы, то его ждет жестокое разочарование. Теперь она наверху. Она будет контролировать происходящее.

К тому же за этот вечер Брук уже трижды достигала вершины удовольствия, а он только один раз. Теперь она не станет спешить. Зачем?

Женщина начала медленно подниматься и опускаться, се грудь все выше и выше вздымалась над пенной пеленой, покрывавшей ванну. Она наблюдала за тем, как муж отдается страсти, как тяжело вдыхает воздух, как закрывает глаза, напрягает мускулы. По всем признакам было видно, что Лео вот-вот достигнет пика.

На этот раз я одержу победу, решила Брук.

– Выглядишь ужасно, – такими словами встретила Филлис свою дочь утром следующего дня, когда Лео уехал, а дети убежали поиграть в саду. Как только они выскочили из кухни, Брук с усталым вздохом упала на табурет.

– Может, кофейку тебе сварить? – заботливо предложила мать.

Брук издала сдавленный стон.

– Нет, боже мой, только не кофе. Я уже страдаю от передозировки кофеина.

– Тогда рассказывай. Как прошла ночь? Или мне не стоит лезть в интимные подробности? Лео сегодня просто сиял от удовольствия.

– Что за человек! Такое впечатление, что он может обходиться совсем без сна! А проиграть спор для него просто немыслимо!

Филлис, хитро прищурившись, посмотрела на дочь.

– Я так понимаю, ночь прошла хорошо. По крайней мере, для Лео.

– И для меня тоже. Не хочу кривить душой и говорить, что мне не понравилось. Просто я совершенно вымотана.

– Вот бы и мне проснуться однажды утром вымотанной по той же причине, что и ты сейчас! – воскликнула Филлис.

Брук рассмеялась.

– Дети тебе не слишком докучали?

– Что ты, как раз наоборот.

– Ты уверена?

– Абсолютно. Они прекрасно себя вели. Так что, пойдем сегодня по магазинам или ты уже передумала? Скажи, если так, я не обижусь.

– Нет, нет, пойдем. Я, конечно, очень устала, но после такого количества кофе, которое я выпила, уснуть все равно не получится. Я вздремну, когда мы вернемся и уложим детей спать.

Следующие несколько часов дались Брук с трудом, впрочем, они стоили того. Ей было очень приятно видеть мать счастливой. Брук сразу поняла, какой магазин ей нужен: тот, в котором можно найти одежду для успешных женщин, занимающихся своей карьерой и желающих выглядеть модно и привлекательно, однако не вызывающе и не претенциозно.

Филлис выбрала три костюма-тройки, которые, как объяснила ей дочь, выручат в любой ситуации в зависимости от тех аксессуаров, которые будут к ним подобраны. Один был красным, второй – черным, а третий – кремовым. Брук предложила дополнить их все черными строгими туфлями-лодочками, вместительной сумкой для работы, изящными босоножками на высоких каблуках и маленькой сумочкой для выхода в свет. Брук порассуждала, как можно сочетать пиджак от одного костюма с брюками от другого и как, добавив необычную блузку, шарфик, трикотажный топ или верно подобранные украшения, можно создать совершенно другой наряд.

– Ты так хорошо разбираешься в моде, – заметила Филлис, когда они обе вернулись домой и присели перекусить. – Неудивительно, что Лео хочет, чтобы ты участвовала в его новом проекте. У тебя настоящий талант! Хотя, полагаю, я не совсем объективна, как все матери. Но я всегда знала, что у тебя блестящие способности! Поэтому меня злило то, что ты похоронила свой дар, превратившись в домработницу преуспевающего продавца.

– Мам, это в тебе говорит твой интеллектуальный снобизм. Обслуживать людей – очень сложная и ответственная работа, если выполнять ее добросовестно. Алессандро! Ради бога, прекрати мучить бедного Пушка. Иди лучше поиграй в саду. И Клаудию с собой возьми.

– Но я не хочу! – запротестовал мальчик.

– Сделай, как я сказала, – настаивала на своем Брук ровным тоном. – Или я отправлю тебя в твою комнату, и ты просидишь там до возвращения отца!

Глаза Алессандро округлились: угроза такого жестокого и длительного наказания явно заставила его задуматься. Брук почувствовала, что он прикидывает в уме, способна ли мать выполнить свое обещание.

По недовольному лицу сына она поняла, что наконец убедила его в серьезности своих слов.

– Пошли, Клаудиа, – пробормотал он, взяв сестру за руку. – У мамы плохое настроение. – Мальчик вздохнул, словно маленький старичок, а Брук покачала головой.

– Иногда мне кажется, что ему не четыре года, а уже лет восемьдесят.

– Он прелесть. Но помяни мое слово, когда мальчик подрастет, вы с ним еще натерпитесь. Ваш дом станут осаждать симпатичные девицы, жаждущие свидания с Алессандро. Он будет дамским любимчиком.

– Кому ты рассказываешь! С его отцом у меня те же проблемы. Жаль, что ты не видела нахальную рыжую регистраторшу в отеле вчера вечером. Она так томно смотрела на него.

– Как ты когда-то, да? – с дразнящей улыбкой спросила Филлис.

– Да… но… тогда все было иначе.

– Да что ты?

– Тогда он не был женат. В наши дни незамужние девушки не считают зазорным кокетничать с женатыми мужчинами. Да, кстати, мам, а твой потенциальный… кавалер…

– Мэтью?

– Да, Мэтью. Он не женат случайно?

– Нет. Разведен, как и я.

– Сколько раз?

– Я не спрашивала.

– А стоило бы.

– Нет, Брук, это ни к чему. Я стану принимать его таким, какой он есть. И надеюсь, что он так же отнесется ко мне.

– Но, мам, иногда прошлое играет важную роль в нашей жизни.

– Ты имеешь в виду ситуацию с Лео и Франческой? Господи, доченька, только не говори, что все еще беспокоишься об этом.

– Ну… я… да, немного.

– Ну так прекрати немедленно. Сейчас же! Лео любит тебя. Слышала бы ты, что он говорил мне по телефону вчера. Все расспрашивал, как еще можно доставить тебе удовольствие. Ни за что не поверю, что такой мужчина станет заглядываться на других женщин.

Брук затаила дыхание, потом медленно выдохнула.

– Наверное, ты права.

– Не наверное, а точно.

– Надо же, ты изменила свое отношение к нему.

– Женщинам свойственна некоторая изменчивость, не так ли?

– Но когда ты меняешь свое мнение, то делаешь это основательно! Осталось тебе только еще раз выйти замуж.

– Нет, до такого я не дойду. Я согласна лишь на добрые дружеские отношения, разбавленные хорошим сексом. Но замуж? Ни за что! Что я, дурочка?

– Как я, хочешь сказать?

– Не совсем. Но буду абсолютно честной с тобой, дочка. Такие мужчины, как Лео, не часто встречаются в нашей жизни.

Брук не могла понять, приятно ли ей, что мать хвалит Лео. Он ведь не идеален. Никоим образом. Она была даже рада видеть его изнуренным, когда они вернулись домой после бессонной ночи в гостинице. Быть замужем за суперменом тяжело и безрадостно.

– Я так понимаю, сегодня мы рано ляжем в постель? – весело спросила она за ужином.

Его внезапно встревоженное выражение лица удивило и развеселило ее.

– Нет, нет, ты меня неправильно понял. Я имела в виду, что ты выглядишь таким же уставшим, как и я, по словам мамы.

Лео вздохнул.

– Не знаю, как я пережил этот день. Сил совсем нет. Мне снова пришлось поехать к Винсу, как я ему обещал, но толку от меня было мало, как в умственном, так и в физическом смысле. В конце концов мы с ним договорились встретиться еще раз на этой неделе. Я пригласил его к нам в субботу. Ты не против?

– Я только за, – радостно согласилась Брук. Тот, прежний Лео не стал бы спрашивать ее мнения. Он просто объявил бы, что Винс приедет на ужин. Может быть, все-таки Лео идеален!

Брук легла спать, полная приятных мыслей.

Мать была права. Глупо продолжать мучить себя из-за Франчески. Лео любит только меня. А Франческа осталась в прошлом, в настоящем ее нет…

Глава одиннадцатая

По понедельникам Брук обычно водила Клаудию и Алессандро в игровой центр, где общалась с другими матерями, пока дети играли друг с другом. Алессандро предпочитал компанию мальчишек-ровесников и с удовольствием включался в их шумную беготню, а Клаудиа тихонько сидела в сторонке с одной-двумя подружками, наряжая кукол.

Брук любила поболтать с женщинами, но в этот понедельник она все время теряла линию разговора, возвращаясь мыслями к событиям прошедших выходных.

Винс приехал в субботу около двух и задержался допоздна. Он очаровал хозяйку дома в тот момент, когда переступил порог. Невысокий, худощавый, он был невероятно хорош собой. Его голову покрывал ежик светлых волос. В голубых глазах сверкали лукавые огоньки. С первого взгляда можно было понять, что он гомосексуалист. Но обаяние и тонкий ум Винса тут же пленяли и увлекали собеседника. Брук весь вечер хохотала, слушая веселые истории из жизни модного бизнеса. Гость быстро нашел общий язык с детьми: он читал им книжки, пока Брук готовила ужин.

И только в воскресенье утром она поняла, что накануне Лео намеренно отошел на задний план, а говорили в основном она и Винс. Ее тронула такая щедрость мужа, и, перевернувшись на подушке, Брук сказала ему об этом.

– Не стоит благодарности, – ответил он, зевая и потягиваясь. – Мне было приятно наблюдать за вашим общением. Вы с Винсом будете прекрасной командой. Теперь я вижу, что мои инвестиции окажутся в надежных руках. Кроме того, – Лео улыбнулся, – учитывая то, что у Винса нетрадиционная ориентация, я могу совершенно не беспокоиться по этому поводу.

Последнее замечание заставило Брук нахмуриться.

– То есть при других обстоятельствах ты стал бы беспокоиться по этому поводу? А если бы Винс не был «голубым»?

– Тогда я и на миллион миль не подпустил бы его к тебе, – совершенно серьезно ответил Лео.

– Но почему? Разве ты мне не доверяешь?

– Тебе – да. Я не доверяю мужчинам – вот и все.

– Но ты же сам мужчина, – заметила она.

– Вот именно! – Он улыбнулся и притянул жену к себе. – Находиться со мной рядом было бы небезопасно для тебя, будь ты чужой женой. Я понял, что ты станешь моей, в ту минуту, когда впервые увидел тебя.

– Хватит шутить!

– Я говорю совершенно серьезно! Ну все, довольно болтать, лучше поцелуй меня. На дворе воскресенье, и мне не нужно спешить на работу.

– Ах, да! Но мне нужно, – вспомнила она, откидывая одеяло, и побежала в детскую, где всхлипывала малышка Клаудиа.

И вот теперь Брук обдумывала те слова мужа. Неужели он не шутил? Неужели соблазнил бы ее, даже если бы она уже была замужем? Неужели он способен на такое? Неужели он настолько жесток, вероломен, бесчестен?

Эти мысли были ей не по душе – даже думать о таком не хотелось.

Однако именно они не давали Брук покоя вплоть до того момента, когда около полудня она с детьми приехала домой. Она не смогла заставить себя поесть и даже не стала читать свежую почту. Впрочем, там все равно были одни счета.

Она накормила и уложила спать Алессандро и Клаудию, потом расположилась у телевизора и решила посмотреть один из многочисленных сериалов, хотя это было не лучшим выбором, учитывая то состояние, в каком она была. Жизнь героев мелодрамы казалась невероятно тяжелой и запутанной, полной романов и интриг, споров и размолвок. А жизнь Брук всегда текла плавно и спокойно. Она не выносила ссор и скандалов.

В конце концов она выключила телевизор и встала, намереваясь погладить кое-что из одежды, но вдруг раздался телефонный звонок.

– Да? – Брук присела на край кровати.

– Брук, это Лео. Послушай, дома стряслось нечто ужасное. Мне придется вылететь туда немедленно.

Девушка тут же подумала о свекре, у которого было больное сердце.

– Что-то с твоим отцом? Инфаркт? Приступ?

– Нет, слава богу. Под словом «дом» я подразумевал Италию, а не озеро Комо. Дело во Франческе. Она пыталась покончить с собой. Приняла большую дозу снотворного.

Брук почувствовала головную боль.

– Но… но почему? – вырвалось у нее. – То есть я хочу сказать…

Лео вздохнул.

– Мне кажется, она просто не смогла справиться с горем. Честно говоря, я боялся, что подобное может случиться. Собери мне, пожалуйста, небольшой чемодан. Только самое необходимое на несколько дней. Мне удалось достать билет на сегодняшний рейс до Рима, а оттуда завтра утром улечу в Милан.

Брук старалась сохранить спокойствие, но внутри бушевал ураган негодования.

– Но, Лео, почему именно ты должен ехать туда? Разве у Франчески нет семьи?

– Нет. У нее никого не осталось.

– А что же твои родители? Неужели они не могут ей помочь? Ведь ваша вилла всего в часе езды от Милана.

– Им не нужно знать об этом. Боюсь, такое известие убило бы отца.

– Но почему? Я понимаю, по какой причине безутешная вдова решает уйти из жизни, тем более если у нее нет детей. Но не думаю, что это шокирует твоих родителей.

– Просто поверь мне, Брук. Узнай они о случившемся, это бы очень расстроило их. И я не могу надеяться на то, что Франческа не расскажет им. К сожалению, я единственный, кто в состоянии ей помочь в данный момент. Я и сам не очень-то этому рад, но ничего не поделаешь.

– О чем она не должна им рассказывать? Я ничего не понимаю.

– Я пока не могу тебе всего объяснить. Мне не хватит на это времени. Просто собери мой чемодан, как послушная жена. Я заеду за ним минут через десять.

И повесил трубку. Вот так взял и повесил. Брук удивленно посмотрела на трубку, издающую короткие гудки. Ее муж бросает все дела и мчится на другой конец света, чтобы быть рядом с женщиной, которую, как все думают, он больше не любит!

Невероятно!

Немыслимо!

Невыносимо!

Ошеломленная, Брук сложила вещи мужа в чемодан, пытаясь придумать, как остановить его.

Она стояла у ворот, когда подъехал Лео и буквально выпрыгнул из машины.

– Прости, что все так наспех, – извинился он, поцеловав жену в щеку и взяв чемодан. – Я вернусь к пятнице. Всех, кого нужно, предупредил, что уеду на несколько дней. Если позвонит мама или отец, придумай какое-нибудь подходящее оправдание моего отсутствия. Ну скажи, например, что я на переговорах с Винсом. Или еще что-нибудь. Они не должны знать правды, Брук. Это крайне важно. Обещай мне, что сделаешь, как я прошу.

– Я… обещаю.

– Умница. Ну, что ты такая встревоженная? Я вес тебе объясню, когда вернусь. Сейчас времени нет. Не опоздать бы на самолет.

Брук проводила мужа до машины.

– Ты… позвони мне, когда прилетишь, ладно?

– Что? – спросил он рассеянно, закинув чемодан на заднее сиденье и садясь за руль. – А, да… да, конечно, позвоню.

– Тогда и объяснишь мне все, хорошо? – предложила Брук, едва сдерживая раздражение.

Лео пристально посмотрел на нее.

– Неужели ты до сих пор переживаешь из-за моего давнего романа с Франческой? Не стоит, милая. Поверь, она была бы последней женщиной на земле, к которой я прикоснулся бы. Прости, но мне пора ехать, иначе опоздаю на рейс. Я люблю тебя! – Он захлопнул дверцу и открыл окно. – Позвоню, как только будет возможность, и расскажу тебе эту длинную, неприятную историю.

Брук смотрела вслед удаляющейся машине, чувствуя, как сжимается ее сердце. Она хотела доверять ему. Очень хотела. Ведь он говорил так искренне. Да еще сказал, что любит. В последнее время он часто это делает.

Если бы только у него было время все объяснить сейчас.

Весь день Брук терзалась оттого, что не добилась от мужа подробного рассказа о его отношениях с Франческой. Нельзя было сразу сдаваться и быть такой слабой. Нужно было расспросить его о подробностях их помолвки и последовавшего за ней разрыва.

Только после полдника она наконец нашла время для просмотра утренней почты. В первом конверте оказался счет за телефонные переговоры. Сумма, указанная в нем, ошеломила Брук.

Машинально она просмотрела перечень звонков, задержав взгляд на двух международных, состоявшихся в один день. Один из них был гораздо дороже другого. Первый номер телефона она узнала сразу – это был номер его родителей. Лео звонил, чтобы сказать, что они благополучно долетели в то памятное воскресенье. Шестнадцать минут.

Второй номер – миланский. Брук не могла припомнить, кому он принадлежал. Разговор продолжался почти два часа! Судя по счету, он начался в пять минут третьего в то же самое воскресенье, а закончился ровно в четыре, как раз когда она вернулась домой от матери. Брук еще раз посмотрела на незнакомый набор цифр, и у нее перехватило дыхание от неприятного предчувствия. Она точно знала, что Лео звонил не в миланский офис – этот номер она помнила отлично.

Ее сердце наполнилось ужасом. Брук взяла телефонную книгу и открыла на букве «П». Рядом с именем «Лоренцо Парини» значился адрес миланской квартиры покойного брата Лео и тот же самый номер, что и в счете. Значит, муж звонил Франческе, пока меня самой не было дома, и проболтал с этой мерзавкой два часа! – поняла Брук и разрыдалась.

Как он мог? Предатель. Обманщик. Подлец!

Всхлипывая, она со злостью разорвала следующий конверт, адресованный персонально Лео. В нем тоже был счет, но уже за переговоры по сотовому телефону, который он всегда носит с собой.

Пытаясь отогнать пелену слез, заволакивающую глаза, и унять внутреннюю дрожь, она просмотрела телефонные номера в списке звонков. И нашла, что искала, – тот самый номер упоминался три раза. Да, разговоры длились недолго, всего лишь несколько минут, но один причинил ей особенно жгучую боль. Он произошел вечером в среду, в восемь минут восьмого, как раз в то время, когда Лео должен был готовиться к празднику по случаю пятилетия их семейной жизни.

Но нет, он нашел время позвонить этой женщине. Что же это означает для нее, его жены?

Только то, что ее муж – лживый, коварный, способный на измену негодяй.

Брук уже не верила в то, что эта женщина пыталась покончить с собой, по крайней мере всерьез. Она ведь не умерла, не так ли? Это был всего лишь хитрый ход, чтобы заставить Лео прилететь обратно к ней и дать то, чего ей теперь так не хватало. Ей не хватало в постели Лео, который жаловался бы на то, что он вынужден возвращаться к жене исключительно ради детей, но любит-то он только ее, Франческу. Одну ее. И так было всегда.

Точно как сказала мать Лео.

Чувства Брук менялись, как в калейдоскопе: от беспокойства к испугу, потом к отчаянию и, наконец, к ощущению полной безысходности. Нет, одернула она себя. Так нельзя!

Она не станет закрывать на все глаза на этот раз. Не будет молчать и не отойдет на задний план, как послушная девочка, не сдастся, беспомощно опустив руки. Хватит быть глупой женой, которая довольствуется редкими вспышками благосклонности мужа.

Стиснув зубы, Брук нашла в телефонной книге номер транспортного агентства и набрала его уверенной рукой. Билетов на прямой утренний рейс до Рима уже не было, но ей предложили лететь через Цюрих, а оттуда другим самолетом – в Милан. Если удастся избежать непредвиденных задержек, она нагрянет к Франческе на сутки позже Лео.

Но при условии, конечно, что сможет упросить мать присмотреть за детьми. Что и говорить, просьба велика, но и дело срочное и крайне важное.

– Естественно, я посижу с внуками, – согласилась Филлис, выслушав сбивчивый рассказ дочери. – Возьму отпуск до конца недели. И не беспокойся – сюда их привозить не нужно. Я сама приеду к вам и останусь до твоего возвращения. Самое лучшее место для детей – их родной дом. Тем более в отсутствие родителей.

– Мамуля, спасибо, огромное спасибо. Я в вечном долгу перед тобой.

– Глупости! А для чего еще нужны матери? Поезжай и за детей не беспокойся. Одному Господу известно, что происходит между Лео и этой Франческой, но я совершенно с тобой согласна: нельзя сидеть сложа руки и ничего не предпринимать. Хотя я по-прежнему не верю, что Лео тебе изменил. Чем больше об этом думаю, тем больше утверждаюсь в мысли, что им манипулирует порочная, дурная женщина. Она бросила Лео ради Лоренцо, когда это было ей удобно, – конечно, только по той причине, что он был старшим сыном и унаследовал бы состояние отца, – а теперь, когда Лоренцо мертв, она снова переключилась на Лео.

Брук была поражена этой идеей до глубины души. Прежде она не рассматривала ситуацию с такой точки зрения. Франческа всегда казалась ей слабым, беспомощным существом, безвольным и несамостоятельным.

Но, возможно, мама права, рассуждала она. Вполне вероятно, что Франческа лишь притворяется беззащитной, чтобы пробудить в мужчинах покровительственный инстинкт, заманить их в свои сети, так сказать.

А потом, когда они уже попались, эта женщина привязывает их к себе такими прочными узами секса, противостоять которым представители сильного пола не могут. Брук ни секунды не сомневалась в том, что Франческа хороша в постели. От нее исходили какие-то незримые флюиды чувственности, которые нельзя было не ощутить.

Брук хотела надеяться, что ее гнев направлен не на того человека. Может быть, не Лео ей следовало бы уничтожить, а Франческу!

Но потом она напомнила себе о звонках и поняла – виноваты оба: и муж, и его любовница.

– Вероятно, ты права, мама, – холодно отчеканила Брук. – Но на твоем месте я не была бы столь уверена в Лео. Да, и вот еще что, если он позвонит завтра утром – а скорее всего, так и будет, – не говори ему, что я улетела в Италию. Скажи, что я заболела и ты приехала к нам, чтобы помочь с детьми. Придумай что-нибудь, например что я сплю, и попроси перезвонить попозже. К тому времени я уже доберусь до Милана, и этот мерзавец еще пожалеет, что связался со мной!

– Брук, детка, мне не нравится, когда ты такая злая.

– Бывают такие случаи в жизни, мама, когда одна только злость может помочь. Ладно, мне пора собирать чемодан. Пока.

Глава двенадцатая

Брук осмотрела свой черный костюм и подумала, что, наверное, подсознательно выбрала этот траурный цвет.

Гнев, приведший ее на борт самолета, летевшего в Цюрих, к моменту приземления растаял, как снег весной. На рейс до Милана она села уже в очень подавленном состоянии, а оказавшись в этом городе, была на грани нервного срыва, наконец осознав весь ужас ситуации.

Муж на самом деле ее не любит.

Он обманул ее.

Их брак, видимо, подходит к концу.

Однако, сев в такси по дороге к дому Франчески, Брук ощутила прилив сил. Пусть ей суждено потерять мужа, отдав его другой, но без борьбы она не сдастся. Ведь задета ее гордость!

К тому же в глубине ее души еще теплилась надежда на то, что мать права и Франческа окажется истинной виновницей всего этого кошмара.

Брук польстило, что швейцар в доме Франчески сразу узнал ее и открыл перед ней дверь без каких-либо вопросов, даже не позвонив самой Франческе, чтобы удостовериться в том, что гостью ждут. Ей не хотелось давать время тайным любовникам на то, чтобы одеться или прибрать постель.

– Мой муж уже здесь? – мило улыбаясь, спросила по-итальянски Брук у швейцара.

– Да, – ответил тот. – Синьор Парини приехал вчера вечером и с тех пор никуда не выходил.

Брук ощутила, как все внутри у нее сжимается, но ни на секунду не усомнилась в правильности своих действий. На этот раз она доведет дело до конца – каким бы он ни был. Сколько молено убегать и прятать голову в песок?!

– Отнести ваш багаж наверх, синьора Парини? – предложил швейцар.

Брук вежливо отказалась. Весь багаж состоял из небольшой сумки: она ведь ненадолго приехала.

Подойдя к массивной двери на первом этаже, Брук постаралась взять себя в руки, унять волнение и нажала на кнопку звонка. Ей открыла какая-то незнакомая женщина лет сорока, что крайне удивило гостью.

Женщина была высокой и довольно крупной, лицо ее озаряла приятная улыбка. Брук представилась по-итальянски. Незнакомка объяснила, что она сиделка, нанятая Лео для ухода за Франческой после того «случая».

Брук настороженно слушала сиделку, постепенно прокручивая в голове полученную информацию.

Значит, Франческа действительно пыталась покончить с собой. А Лео на самом деле помогал ей. Впрочем, это еще не доказывает их невиновности.

– Где мой муж в данный момент? – поинтересовалась Брук спокойным, будничным тоном.

– Он наверху, у синьоры Франчески. Хотите, синьора, я поднимусь и скажу синьору Парини, что вы приехали? – предложила сиделка.

– Нет, нет, – поспешно отказалась Брук. – Меня ждут. Я знаю дорогу, не волнуйтесь. Как сегодня чувствует себя Франческа?

– Ей гораздо лучше.

Еще бы! – подумала Брук, ощущая прилив затихшего было гнева.

Квартира Франчески была довольно просторной и занимала два этажа. Полы и лестница были покрыты итальянским мрамором, повсюду блестели зеркала и полированные колонны. Это жилище всегда казалось Брук безвкусным, кричащим и в то же время каким-то унылым, под стать своему хозяину Лоренцо.

Спальня хозяйки располагалась слева от лестницы на втором этаже. Поднимаясь по ступенькам, Брук ощутила, что с каждым шагом сердце сжимается все сильнее и сильнее. Представив, что ее ожидает там, в комнате, она пришла в ужас, у нее перехватило дыхание.

Дверь оказалась неплотно закрытой. Она увидела комнату через щелку. Вернее, лишь ее часть: изножье большой кровати с пологом. Брук подвинулась левее, надеясь разглядеть еще что-нибудь. А главное – услышать.

До нее донеслись приглушенные звуки низкого голоса. Говорила женщина. Франческа рассказывала о том, о чем Брук хотела узнать, должна была узнать.

Незваная гостья на цыпочках подобралась поближе и прильнула к щели так, чтобы ее никто не заметил, но чтобы при этом можно было наблюдать за всем происходящим и, главное, все слышать. Теперь она видела спину мужа. Он сидел на стуле с другой стороны кровати, наклонившись вперед, с видом внимательного и обеспокоенного слушателя.

Франческу ей разглядеть не удалось – она лежала в кровати, ближе к Лео. Брук постаралась представить себе ее, бледную и немощную, откинувшуюся на белоснежную подушку.

– Ты… не… не смог бы… понять, – запинаясь, взволнованно бормотала Франческа. – Да и разве могла я тебе объяснить такое? Но я правда любила тебя, Леонардо. Ты был единственным мужчиной за всю мою жизнь, который так ко мне относился. По-доброму и заботливо. И деликатно, даже когда я не подпускала тебя к себе. Но тогда я боялась лечь с тобой в постель. Боялась, что ты догадаешься, что я вовсе не та милая, невинная девственница, которой меня все представляли. А потом появился Лоренцо… ну, ты знаешь, что было с Лоренцо.

– Да, – вздохнул Лео. – Теперь знаю, Франческа. Но тогда-то я ни о чем не подозревал. Как я, по-твоему, должен был себя чувствовать, когда вошел в спальню брата и увидел то, что увидел?

– О, Леонардо! – жалобно воскликнула она. – Не напоминай мне об этом. Мы поступили безнравственно, да. Значит, я безнравственна. Если могла совершать то, что совершила. И до сих пор продолжаю. Мне так стыдно. Я очень виновата. После смерти Лоренцо прошло всего две недели, а я в постели с… – рыдания прервали ее.

– Ну, ну, – успокаивал Лео. – Опять все сначала. Сделанного не воротишь. Это было неизбежно. Ты не виновата.

– Ты все время так говоришь, Лео. Но я не могу во всем винить тех мужчин, которые испортили мою жизнь. Значит, есть во мне что-то такое, что пробуждает в них самое низменное. Ты единственный, кто был порядочен со мной. О господи… ну почему я не вышла за тебя замуж, когда имела такую возможность?!

Брук поняла, что больше не выдержит, и сделала решающий шаг вперед как раз в тот момент, когда Франческа положила ладонь на щеку Лео. Он накрыл ее своей рукой и нежно смотрел на бледную женщину, когда Брук остановилась на пороге в ожидании их реакции.

Франческа ахнула и отдернула руку.

Лео обернулся и вскинул взгляд, но в нем читалось скорее изумление, чем чувство вины.

– Брук! – воскликнул он и вскочил со стула. – Что ты здесь делаешь? Твоя мама сказала, что…

– Мама обманула тебя, – перебила она его по-итальянски, чтобы Франческа могла понять, что она говорит. – Я прилетела следом за тобой, чтобы поймать тебя и эту… шлюху… с поличным.

По-итальянски оскорбление прозвучало как puttana, что было еще более сильным словом. Самым унизительным, с ее точки зрения.

– Хотя я и не застукала вас, – с горечью продолжала Брук, – но видела и слышала достаточно, чтобы догадаться, что к чему.

– Брук, ты все не так поняла, – попытался убедить ее Лео.

– Ой, не надо… больше не делай из меня дурочку. – Бесстрастный голос Брук звучал ровно и жестко, но сердце ее разлеталось на кусочки от боли. – Если уж быть до конца откровенной, я давно вас подозревала. Помнишь тот день, когда у меня ужасно болела голова? Я сказала, что все время провела в постели. Но это не так. Я приезжала сюда и сидела в машине там, во дворе дома. То, что я увидела тогда, ужаснуло меня. Твоя машина стояла на парковке. Мой муж не работал в офисе, а был здесь, в кровати у милой вдовушки своего родного брата.

Франческа издала стон и зарылась лицом в подушку. Лео быстро взглянул на нее, а потом на жену.

– Да как ты могла подумать такое!

Брук насмешливо посмотрела на мужа. Он даже не отрицает ничего, отметила она про себя.

– Все началось с того, что я случайно услышала беседу твоих родителей. Я тебе о ней не все рассказала. Твоя мама опасалась, что ты все еще влюблен в свою бывшую невесту и что ты не на работе задерживаешься по вечерам. Она боялась, что ты ездишь сюда, к Франческе, наконец добившись того, чего она лишила тебя во времена вашей помолвки.

Лео побледнел. Франческа мелко дрожала и плакала, уронив лицо в ладони.

– Одному Богу известно, как это произошло, – усмехнулась Брук. – Учитывая, что ты у нас такой самец, а она самая большая шлюха на свете. Но мне казалось, что она тебя просто околдовала, пустила в ход какие-то чары. Я убеждала себя, что это мимолетная связь, что ты ее на самом деле не любишь, что тобой движет оскорбленное самолюбие или чувство мести. И вот я, храбрая, влюбленная, слепая дурочка, решила вернуть тебя и… и… – Брук задохнулась от нахлынувших эмоций.

– А ты, – бросила она мужу, пытаясь сдержать подступившие слезы, – ты позволил. Позволил мне унижаться так, что мне теперь и вспоминать не хочется. Все, все советовали мне закрыть глаза на твою измену. Даже моя мать. И поначалу я так и поступила. Но больше у меня нет сил терпеть это. Особенно после того, как я узнала о ваших телефонных разговорах.

– О телефонных разговорах? – переспросил Лео.

– Да, черт подери, именно о телефонных разговорах! С этой… бесстыжей. Счета за переговоры пришли как раз в тот день, когда ты все бросил и уехал. Был там один звонок на ее номер. А продолжалась ваша беседа целых два часа! А потом я распечатала счет за разговоры по сотовому. И что же я там обнаружила! Что ты говорил с ней даже в день годовщины нашей свадьбы!

– Брук, ради всего святого, дай же мне объяснить, – взмолился Лео.

– Поздно. Нужно было раньше объяснять. Теперь я тебе не поверю, что бы ты там ни сказал. Я требую развода. Дети останутся со мной.

Лео вскинул голову. Его еще более прекрасное от гнева лицо выражало решимость.

– Ты их не получишь! Так же как и развода!

– Не получу? Посмотрим! – закричала Брук. – Если помнишь, моя мать – адвокат. Чертовски хороший, кстати говоря. Она отсудит мне детей. И ты не сможешь даже приблизиться к ним со своей вульгарной девкой!

Никогда за все время знакомства с Лео она не видела его таким потрясенным. Какое-то время он стоял не шевелясь и смотрел на жену.

В конце концов он очнулся от оцепенения и сказал твердым, спокойным тоном, не сводя с нее глаз:

– Брук, тебе придется меня выслушать. Если не ради меня, то хотя бы ради наших детей. Это совсем не то, что ты думаешь. Ты все не так поняла. Я люблю тебя, а не Франческу. Я с ней никогда не спал. Я с ней только говорил, пытался помочь после смерти Лоренцо.

– И ты думаешь, что я тебе поверю? Тогда с кем она спала сразу после гибели ее любимого мужа? И кто же довел ее до такого?! – Брук сделала нервный жест в сторону рыдающей женщины. – О нет, Лео. Нет… ты ошибаешься. Мне не придется больше выслушивать твое вранье. Я ухожу. Меня тошнит от вас обоих.

Она повернулась, чтобы уйти, но Лео бросился к ней через комнату, схватил за руку и повернул к себе. Доведенная до полного отчаяния, Брук со всего размаха ударила его ладонью по щеке. От неожиданности он открыл рот, но ничего не сказал. Она застыла на месте, заметив, как расплывается у него по щеке красноватый отпечаток ее пальцев.

– Перестаньте… перестаньте! – закричала Франческа не своим голосом, вскакивая на постели. – Я переспала не с Леонардо, Брук. А с абсолютно незнакомым мне человеком, которого подцепила в баре. Я привела его сюда и… и позволила ему делать со мной на этой кровати такое, о чем приличные девочки вроде тебя даже не знают.

Брук сделала вид, что зевает. Лео расстроенно вздохнул.

– Франческа, ты не обязана ничего говорить. Брук поймет, когда я объясню ей все… наедине.

– Нет. Нет, Леонардо, ей лучше узнать правду, – воскликнула Франческа, – от меня. И тогда она поверит тебе. Ты не должен страдать по моей вине. Только не ты. Ты единственный добрый и порядочный мужчина из всех, кого я встречала в своей жизни. Все остальные оказывались подлецами. – Она повернулась к Брук. – Ты даже не представляешь, какими. Одним из них был мой отец.

– Твой… отец? – повторила ошеломленная Брук.

– Да. Мой отец. Мой любимый милый папочка, которого я обожала. Когда умерла мама, мне было всего двенадцать. В день ее похорон он уложил меня в их постель, чтобы я заняла ее место. На следующий день повторилось то же самое. И на следующий…

Брук почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Она слышала о том, что такие ужасные вещи происходят, но никогда прежде не встречалась с жертвами инцеста.

– Не в состоянии представить себе, как отец может вытворять такое с собственной дочерью?

Ошарашенная услышанным, Брук только покачала головой.

– Когда мне исполнилось шестнадцать, он забрал меня из школы, чтобы я могла исполнять роль его жены, когда ему заблагорассудится. Он был очень богат и мог не ходить на работу. Мы путешествовали по миру, и отец всегда представлял меня как свою дочь. Но на самом деле я была его шлюхой, его маленькой, готовой на все шлюхой.

Брук выдохнула. Франческа грустно улыбнулась, так что у Брук кровь застыла в жилах.

– Тебя это шокирует, не так ли? Что я была готова на все. Но подумай сама… что еще я знала тогда? Нам всем хочется, чтобы нас любили, даже если это чувство порочно и низко, как это было с моим отцом. Мама покончила с собой, чтобы избавиться от него.

– Франческа, хватит! – прервал ее Лео, но она не замолчала.

– Нет, Леонардо! Ты советовал мне рассказать все психоаналитику, потому что всегда становится легче после того, как выговоришься. Что ж, думаю, признание твоей жене поможет мне даже лучше, потому что ей нужно знать. Потому что тогда она поверит тебе.

– Дай я хотя бы дверь закрою, – пробормотал Лео. – Думаю, всем остальным слышать это ни к чему.

Брук присела на край кровати и кивком попросила Франческу продолжить. Лео покачал головой, запер дверь и подошел к окну. Он уже знал эту страшную историю, и снова слышать ее ему не хотелось.

Франческа отбросила спутанные волосы с лица назад и села, опершись на подушки.

– Со временем аппетиты моего отца… возрастали. Он начал приводить домой других мужчин, чтобы я развлекала и их. Это были случайные люди, с которыми он знакомился в барах, в казино. Однажды, когда мы остановились в Монте-Карло, с ним пришел Лоренцо.

Глаза Брук округлились от изумления.

Франческа кивнула.

– Да. Теперь ты начинаешь понимать. Вскоре после этого отец неожиданно умер от сердечного приступа. Я унаследовала все его состояние и, глупая, подумала, что смогу начать все сначала, забыть о прошлом и стать другой женщиной. Порядочной. Я вернулась в наш фамильный особняк в Милане и поселилась там в полном одиночестве.

Однажды совершенно случайно я познакомилась на улице с Леонардо. Я ходила за покупками, вышла из магазина и, споткнувшись о какую-то собачку, растянулась на тротуаре, уронив все сумки. Леонардо помог мне подняться и собрать покупки, а потом пригласил меня в кафе. Мы начали встречаться. Он мне очень нравился. Но каждый поцелуй будил во мне страхи. Я боялась идти дальше. Боялась того, что могу выдать себя и свое прошлое. Он думал, что я застенчивая, невинная девушка. А я не разубеждала его. Потом он сделал мне предложение. Я ответила «да», но отказалась лечь с ним в постель до первой брачной ночи. Леонардо, как истинный джентльмен, согласился ждать.

Брук старалась не думать о том, насколько сильно Лео любил Франческу, что был даже готов ждать до свадьбы. С ней он вел себя менее благопристойно. Ответа «нет» Лео не принял бы. Так было всегда, с первого свидания. Интересно, рассуждала она про себя, это связано с его безумной страстью ко мне или со злостью на Франческу и обидой, что он не настоял на своем, когда была такая возможность?

– Потом Леонардо пригласил меня на выходные на виллу его родителей. Там должна была состояться наша помолвка, – продолжала Франческа. – Я и представить себе не могла, что его брат окажется одним из тех, кого приводил мой отец. Мы ведь с ними не называли своих настоящих имен. К несчастью, Лоренцо тотчас же меня узнал и, не теряя времени, ухитрился остаться со мной наедине. Я пыталась сделать вид, что не понимаю, о чем он говорит, но обмануть его было нельзя. Угрозами и шантажом он заставил меня лечь с ним в постель и подстроил так, чтобы Леонардо застал нас вместе. А потом он вынудил меня выйти замуж за него.

– Но ты могла этого не делать, – возразила Брук, пытаясь понять ее.

Франческа печально улыбнулась.

– В том-то и проблема. Иначе я не могла. Сама не знаю почему. Такие мужчины, как мой отец и Лоренцо, имеют надо мной… какую-то… власть. Я не могу отказать им. Лоренцо много раз говорил мне, что та ночь, когда отец познакомился с ним в баре, была лучшей в его жизни, что он всегда помнил обо мне и не поверил своим глазам, когда я вошла в его дом в качестве невесты его брата. Он сходил с ума от ревности до тех пор, пока не узнал, что между нами ничего не было. Он сказал: я должна стать его и ему плевать на то, что при этом кто-то пострадает. Лоренцо заявил, что любит меня, но после свадьбы он начал приводить к нам других мужчин, точно как мой отец. Он тоже любил наблюдать…

Плечи Франчески задрожали. Она опустила глаза.

– Я так надеялась, что теперь, когда он умер, освобожусь от всей этой мерзости. Но вышло иначе. Оставшись одна, я начала прикладываться к бутылке, потом пошла вечером в бар и подцепила там какого-то отвратительного типа. Кажется, я пристрастилась к такому образу жизни. Может быть, без этого я и жить не смогу. Может быть, мне это просто необходимо.

– Глупости! – резко перебила ее Брук. Франческа подняла на нее усталые глаза. – Ты просто запутавшаяся одинокая женщина. У многих случаются такие связи на одну ночь, когда они оказываются в подобном положении. И не надо думать, что другой жизни у тебя не будет. Да, так сложилось, но это не значит, что нужно продолжать такое существование. Хороший психиатр непременно поможет тебе во всем разобраться. А потом и хороший мужчина. Только не мой! – добавила она.

Услышав последнюю фразу, Лео повернулся и поймал взгляд жены. В его глазах еще читалось беспокойство, а в ее – понимание и поддержка. Брук улыбнулась ему, и он ответил. В их улыбках был скрыт особый смысл. Они говорили о любви и покаянии, о прощении и о вновь обретенном доверии.

И вес же Брук пришлось признать, что Франческа оказалась права. Гораздо лучше было услышать это все из первых уст.

Лео она так легко не поверила бы – могла бы подумать, что он продолжает лгать. Но ни одна женщина не стала бы сочинять такую страшную историю, особенно если бы имела виды на Лео. Несмотря на весь его жизненный опыт, широкие взгляды и накопленную житейскую мудрость, он принадлежал к числу довольно консервативных, требовательных мужчин. Он, конечно, не имел ничего против того, что Брук не была девственницей, когда они познакомились, но ведь и женщиной, развлекавшей толпы мужчин всеми мыслимыми и немыслимыми способами, она не была.

В глубине души Брук не сумела убедить себя в том, что психиатр мог бы решить проблемы Франчески. Но с чего-то ведь нужно начинать. Только врач должен быть непременно женщиной. Незачем искушать судьбу. Франческа очень красива. А мужчина – всего лишь мужчина, в конце концов. Даже если он доктор!

– Вот что я думаю, – продолжила Брук, – самый лучший вариант на данный момент – лечь в хорошую клинику, где тебе поможет опытная женщина-психиатр. Мы с Лео займемся поисками немедленно. А тебе, наверное, неплохо было бы принять расслабляющую теплую ванну и сменить ночную рубашку. Хочешь, я попрошу сиделку помочь тебе?

– Ты… ты больше не сердишься на Леонардо? – опасливо спросила Франческа.

– Нет. Ты ведь мне все объяснила.

– Он любит тебя, – выдохнула Франческа, – а не меня. Разве он мог бы любить меня после того, что я ему сделала? А ты… ты и ваши дети… в вас вся его жизнь. Он сам мне в этом признался сегодня утром. Он так расстроился, когда твоя мама сказала, что ты больна, лежишь в кровати и не можешь подойти к телефону. Ты ведь беспокоился, да, Леонардо?

Брук посмотрела на мужа. Он кивнул.

– Да, Франческа. Да, я беспокоился. – Их взгляды встретились, и она поняла, что Лео говорит правду.

Брук начали душить слезы, когда она наконец осознала, как близки они были к катастрофе. Но ей удалось с ними справиться. Франческе сейчас меньше всего нужны мои истерики, рассудила она.

– Ну, теперь уже не о чем беспокоиться, – оживилась Брук. – Я здесь. И я верю тебе. Вам обоим, – добавила она, ободряюще улыбаясь Франческе. – Мы с Лео спустимся вниз. Я пришлю к тебе сиделку.

– Боже мой, ты была просто неподражаема! – заметил Лео, когда они спустились в гостиную и сиделка ушла.

Он подошел к бару в просторной гостиной и налил себе виски. Брук присела на один из парчовых диванов, располагавшихся по обе стороны от камина. Она отказалась от предложения выпить, чувствуя еще некоторый дискомфорт в желудке после всего случившегося.

– Такая благоразумная, рассудительная, – продолжал Лео. – И такая сильная. Мне никак не удавалось уговорить Франческу пойти к врачу. А ты все уладила за пять минут. И вот она уже согласна не только на врача, но и на клинику! Теперь я понимаю, что мне следовало взять тебя с собой с самого начала.

Он улыбнулся. Неожиданно маска стойкой женщины слетела с лица Брук, и по ее щекам покатились горькие слезы. Умом она простила мужа, но сердце, ее измученное сердце, все еще страдало.

– Да, следовало, – вырвалось у нее. – Тебе следовало мне рассказать все о Франческе без утайки. Тебе следовало сказать, что ты любишь меня, гораздо, гораздо раньше. – Она уронила лицо в ладони и разрыдалась.

Лео бросился к жене, сел рядом, крепко обнял и все гладил ее по голове и шептал на ухо слова утешения.

– Да. Я должен был все тебе рассказать, – согласился он. – И мне очень жаль, что я этого не сделал. Единственным оправданием мне может служить то, что я обычный мужчина. Типичный итальянец, преисполненный гордости. Когда я переехал в Сидней, мое самолюбие все еще страдало от нанесенного оскорбления. Мне ничего не было известно о прошлом Франчески и Лоренцо в то время. Я чувствовал себя преданным ими обоими, но не отдавал себе в этом отчета, как теперь понимаю. И вот вдруг понял, что смотрю в самые прекрасные на свете глаза. Они сияли и манили меня. И я сделал то, что всякий мужчина сделал бы на моем месте.

– Ты меня соблазнил, – всхлипнула Брук.

– Ну, ну… кто из нас теперь лукавит? Я тебя не соблазнял. Ты ведь хотела меня не меньше, чем я тебя.

Брук вытерла слезы и заставила себя успокоиться. Она подняла глаза на мужа, и в уголках ее губ заиграла застенчивая улыбка.

– Да. Ты прав. Я влюбилась в тебя в тот момент, когда увидела впервые.

– И я, amore mio. В первое же мгновение. Честное слово, – закивал головой Лео, поймав ладонями ее лицо и глядя ей прямо в глаза. – Теперь я это точно знаю. Признаюсь, что тогда я не сразу понял, что влюблен в тебя. Меня все еще мучила старая рана, и я не мог понять своих чувств. И мне некоторое время казалось, что я люблю Франческу.

– Вот как… – Брук опустила глаза. Боже мой, он ложился со мной в постель, а любил еще Франческу, ужаснулась она.

– Ну что ты? Я ведь сказал, что только так думал. На самом деле я ее никогда не любил. Иначе разве смог бы я терпеть столько времени без секса? Или ты полагаешь, что с тобой я стал бы ждать до свадьбы, даже если бы был первым в твоей жизни мужчиной? Я же сказал, как только я тебя увидел, сразу понял: ты должна быть моей. И дело не в желании, а в любви!

Брук вздрогнула, услышав в его голосе прежнюю страстность. Да, это был тот Лео, в которого она влюбилась с первого взгляда, тот самый пылкий итальянец из Милана, с горящими черными глазами, в которых читалось всепоглощающее желание.

– Когда я женился на тебе, то уже точно знал: мои чувства к Франческе ничто в сравнении с тем, что я испытывал к тебе, – разгорячился Лео. – Когда ты рожала Алессандро и я видел, каких мучений это тебе стоило, то был готов отдать жизнь, чтобы хоть немного облегчить твои страдания. А когда доктор передал его тебе и ты взяла нашего малыша на руки и улыбнулась ему, меня настолько переполняла любовь к вам обоим, что я потерял дар речи. И в этом заключалась моя главная ошибка, – признался он, немного помедлив. – Я не мог произнести три заветных слова: я люблю тебя. Я… люблю… тебя… – повторил он, целуя Брук после каждого слова. – Не знаю, отчего это казалось мне таким сложным. Наверное, дело в том, что я мужчина. Мы довольно странные существа. Но я всегда любил тебя. И пытался показать свои чувства многими способами. Помнишь, как после рождения Алессандро мне не терпелось отвезти вас домой, на Комо, чтобы познакомить с родителями? Ты была так мила и внимательна со всеми моими родственниками. И за это я любил тебя еще больше. Я сходил с ума от желания, помнишь?

Сердце Брук сжалось.

– Да… помню. Но, честно говоря, Лео, после того, что сказала твоя мама, я решила, что твой неуемный аппетит в сексе вызван тем, что, оказавшись рядом с Франческой, ты хочешь ее, но не можешь быть с ней и весь свой пыл тратишь на меня. А потом, когда ты перестал заниматься со мной любовью, я подумала, что ты добился се.

Лео ошеломленно посмотрел на жену, уронив от изумления руки на колени.

– Господи… Брук… клянусь, Франческа была совершенно ни при чем. Просто я очень уставал. Стресс, переживания. Я опасался, что смерть Ло-ренцо изменит мою жизнь. Я полагал и боялся, что отец попросит меня вернуться в Италию. Поэтому работал как каторжный, чтобы закончить все до отъезда. Я приезжал к Франческе всего однажды – именно тогда ты видела меня здесь. Она позвонила в офис, плакала и говорила, что расскажет моим родителям обо всем. Я понятия не имел, о чем идет речь, но она явно была в истерике. Мне пришлось поехать. Вот тогда Франческа и поведала мне эту страшную историю. Я понял, что ее необходимо сохранить в секрете от мамы и особенно от отца. Он в Лоренцо души не чаял. Узнай папа, каким мерзавцем оказался в действительности его обожаемый сынок, его хватил бы удар. А тебе я ничего не сказал, потому что мне было стыдно, стыдно за брата. – Он опять замолчал. – Вот так все и произошло. Клянусь. Черт подери, не возьму в толк, с чего мама сделала такие выводы. Абсолютно непонятно.

– Вероятно, тебе стоило сказать Франческе, что ты больше не питаешь никаких чувств к ней. Впрочем, теперь, когда все прояснилось, может быть, оно и к лучшему, что я услышала тот разговор. Это заставило меня очнуться и перестать притворяться той, кем я не была на самом деле. Заставило задуматься и понять, что не все так идеально в нашем браке, как мне казалось.

– А я всегда был уверен, что в нем все идеально.

– Правда? Ты серьезно?

– В общем и целом. За исключением твоего лицедейства в постели, – улыбнулся Лео. – Но все наладилось, когда ты, подслушав разговор моих родителей, утвердилась в мысли, что я тебе неверен. Так что я, наверное, должен быть благодарен маме. Шучу, конечно. Когда я пришел домой после того, как Франческа излила мне душу, мне больше всего на свете хотелось, чтобы ты меня обняла. Но тебе стало нехорошо, и ты легла. И вот я вошел в спальню и увидел тебя – такую красивую, соблазнительную. Мне пришлось срочно принимать ледяной душ, чтобы унять желание, переполнявшее меня. А когда я лег, ты стала ласкать меня. Я не мог поверить своему счастью – или несчастью.

– Я тоже была поражена тем, что ощущала, – грустно призналась Брук.

Лео непонимающе посмотрел на жену.

– Ты хочешь сказать… ты думала?.. Брук кивнула.

– Ага. Я была вне себя от ярости, честное слово.

В глазах Лео заиграли лукавые огоньки.

– Тогда почаще выходи из себя.

– Послушай. Можешь ответить мне на один вопрос?

– На какой угодно!

– Ты ведь не забывал о рубиновом колье, да?

Лео вздохнул.

– Нет. Не забывал. – Он наклонился, взял стакан со столика и сделал глоток, прежде чем продолжить. – Я собирался подарить его Франческе в день нашей свадьбы. Когда мы расстались, я даже видеть его не мог, убрал подальше в сейф и сделал вид, что его не существует. Но в тот день, когда мы собирались улетать домой, мама отдала мне колье и сказала, что настало время подарить его тебе. И я с ней согласился и еще подумал, как это мне самому не пришла в голову такая мысль. Не забывай, я ведь не знал ни о ее подозрениях относительно моих отношений с Франческой, ни о твоих страхах. Я хотел подарить тебе колье, чтобы показать, как сильно люблю тебя. – Его губы расплылись в извиняющейся улыбке. – Мы, мужчины, предпочитаем демонстрировать свои чувства, а не говорить о них.

Поставив стакан, Лео взял жену за руки.

– Это я и пытался делать в последнее время. Показывал тебе, как велика моя любовь. Прости меня, если я чем-то – словом или делом – тебя унизил. Обещаю, больше никогда не попрошу тебя о том, о чем просил той ночью.

– Да… – разочарованно протянула Брук.

– Если, конечно, ты сама меня об этом не попросишь, – добавил он, улыбаясь.

– Ты неисправим!

– А ты невероятно красива! – Лео дотронулся до ее щеки.

Сердце Брук наполнилось радостью.

– Обними меня, – выдохнула она. – Просто обними.

Лео заключил жену в свои объятия, теплые и сильные. Брук положила голову ему на плечо, прислушиваясь к биению его сердца. Я люблю тебя, кричало оно.

Порядочный мужчина – так Франческа назвала его.

И была права.

Ее муж, ее Лео – порядочный мужчина.

Эпилог

Прошло пять лет


Брук выглянула в зал и довольно улыбнулась, глядя, как быстро прибывают зрители.

– Счастлива, что так много публики пришло посмотреть коллекцию этого года? – спросил Лео.

– Очень. Здесь все основные закупщики, а еще редакторы модных журналов. И на этот раз им пришлось самим доставать и оплачивать билеты.

В предыдущем году, когда состоялся первый показ Винса в Милане, после трех успешных лет работы в Сиднее и Токио, марка «Орзини» была вынуждена потратиться на рекламу и приглашения. Но это того стоило. Весь цвет модного бизнеса собрался взглянуть на шедевры Винса. В этом вопросе Лео оказался абсолютно прав. Чтобы заработать, нужно сначала вложить деньги. В прошедшем году Винса назвали «Открытием года» и «Многообещающим талантом». И вот теперь он уже сам уверенно стоял на ногах.

– Значит, это победа, – заявил Лео.

– Учитывая качество его моделей и уровень мастерства, другого и быть не могло.

– Да… мне так нравится начальница отдела маркетинга, которая уверена в своем продукте, так же как и в его создателе. И это делает меня, как основного инвестора «Орзини», очень счастливым человеком. Филлис и Мэтт уже приехали?

Брук взглянула на два места в центре первого ряда, зарезервированного для особо важных гостей, и увидела мать и ее мужа: они улыбались друг другу и держались за руки, словно подростки. Им обоим пришлось преодолеть немало страхов относительно брака. Они прожили вместе пять лет не расписываясь, потом Брук не выдержала и сказала, что этого вполне достаточно для проверки и пора уже сделать последний шаг.

– Да, – обрадовалась Брук. – Они оба выглядят на миллион долларов.

– Это кто тут выглядит на миллион долларов? – усмехнулся Винс, пробегая мимо.

– Моя мать и Мэтт, – крикнула Брук ему вдогонку.

– Еще бы, – бросил через плечо «Многообещающий талант», небрежно махнув рукой. – Ведь они одеты от «Орзини». Они мои лучшие клиенты.

Брук рассмеялась.

– То же самое Винс говорит всем, кто делает покупки в его салонах, – шепнула она мужу. – Мама и Мэтт вряд ли могли бы позволить себе быть его лучшими клиентами, особенно теперь, когда он стал самым покупаемым модельером в Европе. Цены на его модели просто запредельные.

– Да уж. Я слышал, Франческа тратит на них уйму денег каждый год.

– Да, да. Но она на все тратит уйму денег с тех пор, как встретила Карло.

– По-моему, этот тип – настоящий жиголо, хотя я их никогда и не встречал.

– Наверное, так. Но Франческа с ним счастлива. И ему плевать на се прошлое.

– Это потому, что ему плевать на все, кроме денег!

– Не ворчи. Он входит в десятку лучших покупателей «Орзини», которые шьют на заказ. Так что хватит болтать, муж мой, – добавила Брук, окидывая взглядом превосходно одетого Лео. – А ты что-то редкий гость в салонах Винса.

– Я покупаю одежду в его магазинах готового платья. В отличие от тебя, – ответил он. – Если не ошибаюсь, это роскошное нечто из красного шелка, которое на тебе сегодня, из коллекции от-кутюр «Орзини».

– Таково преимущество моей работы, – объяснила Брук с независимым видом. – К тому же я хотела надеть мое любимое рубиновое колье, – добавила она, касаясь самого дорогого сокровища и стараясь не выдать себя улыбкой.

Если бы Лео только знал… Но у нее не хватило смелости сказать. Не сейчас…

– Я поручила Винсу сделать что-нибудь достойное сегодняшнего мероприятия.

– Он превзошел себя, – констатировал Лео, спускаясь взглядом вниз по бретелькам к глубокому декольте. – Какая жалость, что нам придется еще идти на праздничный банкет, – добавил он. – Мы приедем домой, на Комо, только к завтраку.

– Не думаю, что нам нужно задерживаться до утра. Но на банкет я пойду обязательно.

Уже давно перевалило за полночь, а торжество было в самом разгаре. Брук подошла к мужу и дотронулась до его плеча.

– Машина приехала, – прошептала она ему на ухо.

– Машина? Какая машина? Я думал, сегодня моя очередь садиться за руль…

– Пошли. И хватит спорить. Твоя «альфа-ромео» на стоянке гостиницы, до утра с ней ничего не случится.

Брук провела совершенно сбитого с толку Лео через танцевальный зал, потом по ступенькам вниз, где у края тротуара их ждал огромный черный лимузин с тонированными стеклами.

– Если бы я знал, что эта чудесная колесница увезет нас домой, – нахмурился Лео, – то пропустил бы еще пару стаканчиков.

– Вот поэтому я тебе ничего и не сказала, – ответила Брук, усаживая сердитого мужа на роскошное бархатное сиденье. – Я хотела, чтобы ты был трезвым и бодрым.

Улыбнувшись, он занял место в середине заднего сиденья, а она, устроившись напротив, наклонилась к водителю и прошептала что-то по-итальянски.

Машина тронулась, и непрозрачное стекло, медленно выплывшее снизу, отделило их от водителя. От удивления Лео приподнял брови и непонимающе посмотрел на жену.

– Ты все предусмотрела?

– Все, даже платье, – ответила она и нажала кнопочку на дверце. Выехал столик с хрустальными бокалами и шампанским в ведерке со льдом. – Не хочешь налить нам обоим? До дома еще долго ехать. Я попросила водителя выбрать самый длинный путь.

В глазах Лео вспыхнули дьявольские огоньки, но он подчинился.

– А что значит «даже платье»?

– Оно прекрасно смоделировано, – спокойно объяснила Брук, хотя внутри у нее уже бушевал огонь страсти. Об этой минуте она думала весь вечер и так волновалась от предвосхищения, что ее кровь готова была закипеть.

– И?..

– И никто не мог видеть, что под ним. Или чего под ним нет – так точнее. Поздравляю тебя с десятой годовщиной нашей свадьбы, любимый, – закончила Брук, развязала небольшой узелок на правом бедре, и полы, платья разошлись.

– Но ведь годовщина через три дня, – напомнил Лео.

– Тогда пусть сегодня будет генеральная репетиция, – прошептала она, снимая бретельки с плеч и откидывая платье на сиденье…


Оглавление

  • Пролог
  • Глава первая
  • Глава вторая
  • Глава третья
  • Глава четвертая
  • Глава пятая
  • Глава шестая
  • Глава седьмая
  • Глава восьмая
  • Глава девятая
  • Глава десятая
  • Глава одиннадцатая
  • Глава двенадцатая
  • Эпилог