КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 590564 томов
Объем библиотеки - 895 Гб.
Всего авторов - 235156
Пользователей - 108075

Впечатления

Arabella-AmazonKa про Первушин: Аэронеф '25 лет Вашингтонской коммуны' (фрагмент) (Научная Фантастика)

что тут делает этот фрагмент? их нельзя грузить сами ведь пишите. плиз удалите кто нибудь.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ANSI про Неклюдов: Спираль Фибоначчи (Боевая фантастика)

при условии, что я там буду богом - запросто!

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Стопичев: Цикл романов "Белогор". Компиляция. Книги 1-4 (Боевое фэнтези)

Прекрасный рассказчик Алексей Стопичев. Последовательный, хорошо продуманный мир и действия в нём, как и главный герой, вызывающий у читателя доверие и симпатию. Если и есть не стыковки, то совсем немного и это не вызывает огорчения и досады. На мой суд достойный цикл из огромного вороха о попаданцах в магический мир. Было бы неплохо продолжи автор писать и далее, но что-то останавливает автора потому как кроме этого цикла ничего нет в

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Форчунов: Охотник 04М (СИ) (Боевая фантастика)

Читать интересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Калашников: Лоханка (Альтернативная история)

Мне понравилась книга.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
pva2408 про Перумов: Душа Бога. Том 2 (Боевая фантастика)

Непонятно. На Литресе в тегах стоит «черновик», а на https://author.today/work/94084 про черновик ничего не указано.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Осадчий: От Гавайев до Трансвааля (Альтернативная история)

неплохая серия, но первые две книги поинтереснее будут...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Сомнения любви [Мэри Патни] (fb2) читать онлайн

- Сомнения любви (пер. Яна Евгеньевна Царькова) (а.с. Пропавшие лорды -1) (и.с. Очарование) 1.11 Мб, 335с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Мэри Джо Патни

Настройки текста:



Мэри Джо Патни Сомнения любви

Глава 1

Кент

1812 год

Ночные гости к беде – это всем известно. Леди Агнес Уэстерфилд проснулась от стука в дверь, ведущую в ее личные апартаменты, занимающие целое крыло просторного особняка Уэстерфилд-Мэнор. Поскольку слуги спали двумя этажами выше и она не хотела, чтобы грохот разбудил ее студентов, леди Агнес встала с постели и, надев мягкие тапочки и халат, направилась к двери. Часы в холле пробили два раза.

Едва ли здесь, в тихом провинциальном Кенте, в дверь дома стали бы стучать среди ночи грабители, и все же, прежде чем открыть, она спросила:

– Кто там?

– Рэндалл. – Узнав голос, она распахнула дверь. Сердце леди Агнес упало, когда на пороге она увидела трех высоких молодых людей.

Рэндалл, Керкленд и Мастерсон были в числе ее первых студентов, ее «пропащие лорды», нуждавшиеся в особой заботе и особом воспитании. В том первом в ее жизни классе учились шестеро студентов, и они настолько сблизились, что стали как братья. Один из них пропал в заварухе, случившейся во Франции, другой находился в Португалии. То, что трое приехали сюда среди ночи с тревогой в глазах, сулило беду. Леди Агнес жестом пригласила их войти в дом.

– С Баллардом беда? – спросила она, озвучив опасения, терзавшие ее вот уже несколько месяцев. – В Португалии сейчас опасно. Война против Наполеона затянулась.

– Нет, мы здесь из-за Эштона. – Алекс Рэндалл, прихрамывая – давала о себе знать рана, полученная на войне, – ступил за порог. Он был ослепительно хорош собой в алом военном мундире, несмотря на хромоту.

Эштон – один из шести студентов первого набора. Самый загадочный и, пожалуй, самый дорогой ее сердцу ученик.

– Он погиб?

– Да, – односложно ответил Керкленд. – Мы узнали об этом и сразу отправились сюда, чтобы сообщить вам.

Леди Агнес закрыла глаза, ее охватило отчаяние. Обидно и больно, когда умирают молодые, а старые продолжают жить. Впрочем, она давно убедилась в том, что от жизни нечего ждать справедливости.

На ее плечи легла рука. Открыв глаза, она увидела, что успокоить ее хотел Уилл Мастерсон. Он был молчаливым и стойким юношей, но при этом обладал удивительным чувством такта, и когда другие терялись, он всегда делал именно то, что стоило делать в трудную минуту.

– Вы приехали ко мне все вместе, чтобы поддержать меня на случай, если я узнаю новость позже? – спросила леди Агнес, стараясь вести себя так, как должна была хладнокровная директриса школы, какой они знали ее многие годы.

Мастерсон усмехнулся:

– Возможно. Или скорее всего мы хотели вашей поддержки.

Леди Агнес догадывалась, что в этой шутке была лишь доля шутки. Большинство учеников были сиротами, и она старалась заменять им мать.

Зевая, к ним спустилась горничная, и леди Агнес приказала ей принести еду для гостей. Не бывает лишним покормить молодых мужчин, особенно после долгой дороги из Лондона. Гости следом за хозяйкой прошли в гостиную. Они не забыли дорогу, поскольку бывали в этом доме часто и после окончания школы.

– Я думаю, всем нам не помешает немного бренди, Рэндалл, ты не разольешь? – попросила леди Агнес. Рэндалл достал из буфета четыре бокала. Чувствовалось, что нервы его на пределе.

Леди Агнес взяла бокал из его рук и опустилась в свое любимое кресло. Бренди обожгло горло, но придало ей сил.

– Расскажите мне, что произошло. Несчастный случай?

Керкленд кивнул.

– Эштон ни разу в жизни не болел. – Керкленд выглядел лет на десять старше своего возраста. – А мисс Эмили не хотела бы об этом узнать?

Леди Агнес медленно покачала головой. Жаль, что ее давняя подруга и компаньонка не могла разделить с ней бремя скорби.

– Мисс Эмили навещает родственников в Сомерсете и вернется только через неделю. Генерал Роулингс тоже в отъезде.

Леди Агнес смотрела на золотистую жидкость в бокале. Может, стоит напиться до бесчувствия? Она никогда не злоупотребляла алкоголем, но сегодня был особенный повод.

– Он был моим первым студентом, – тихо сказала она. – Если бы не Адам, Уэстерфилдской академии просто не существовало бы. – Она даже не заметила, что назвала герцога по имени, забыв о титуле.

– Как это произошло? Он ничего не рассказывал, как оказался здесь. Вы знаете, каким был Эш. В том, что касалось его личной жизни, он был нем как рыба. – Мастерсон замолчал. Горничная вошла с полным подносом.

Молодые люди набросились на еду, как голодные волки: мясо, сыр, маринованные овощи, хлеб. Леди Агнес с улыбкой подливала им кларет, довольная тем, что может поддержать их тела, если не дух.

Рэндалл поднял голову.

– Расскажите нам, как все начиналось.

Леди Агнес почувствовала, что ей просто необходимо выговориться и рассказать друзьям Адама о том, как она встретила совсем юного Эштона.

– Мы с Эмили тогда только вернулись на родину из долгого путешествия. Уже через три месяца я поняла, что умру со скуки, если не найду себе дела по душе. Однажды, гуляя в Гайд-парке, я раздумывала над тем, чем бы заняться в жизни, как вдруг услышала свист хлыста. Решив, что кто-то избивает лошадь, я поспешила к зарослям и увидела, как отталкивающего вида коротышка стоит перед деревом, задрав голову, и отчаянно ругается. На суке сидел Эштон, прижимая к груди неописуемо безобразного щенка.

– Бхану! – воскликнул Мастерсон. – Я до сих пор скучаю по этой собаке. Как, черт возьми, Эштон умудрился затащить ее на дерево?

– И зачем? – спросил Керкленд.

– Тот коротышка был гувернером Эштона. Его звали Шарп. Как оказалось, если честно, Эштон довел своего бедного преподавателя до белого каления, – рассудительно пояснила леди Агнес. – Мальчик отказывался говорить по-английски и смотреть в глаза кому бы то ни было. Его единственным другом был этот безродный щенок, которого он неизвестно где подобрал. Шарп приказал конюху убить собаку, но у того не хватило духу убить несчастное создание, и посему он выпустил Бхану в Гайд-парке. Узнавший об этом Эштон убежал из дома, чтобы найти пса.

Когда я подошла и спросила, в чем проблема, Шарп не стал сдерживать негодования и выложил все, что у него на сердце накипело. Его наняли, чтобы подготовить привезенного из Индии мальчика к поступлению в Итонский колледж. После двух недель мучений Шарп уверился в том, что юный герцог Эштон – недоумок, не умеющий говорить на английском и, разумеется, не способный учиться в Итоне. Мальчишка был настоящим исчадием ада! Какой из него герцог! А надо сказать, что титул перешел к нему, когда умерли все прочие наследники. Отец его уехал раньше в Индию, женился на индианке, а когда заболел и умер, мальчика в связи с вопросом о наследовании титула отняли у матери и отправили в Англию. Так случилось, что герцогский титул достался сыну той индианки – к ужасу всех членов английского семейства.

Трое одноклассников Эштона слушали, затаив дыхание.

– Удивительно, как это Эштон не набросился на своего мучителя с ножом?! – выдохнул Мастерсон.

– Мне очень хотелось после рассказа этого Шарпа как следует отстегать мальчишку, – призналась леди Агнес. Но поступила тогда она не так. Она подняла голову, встретилась взглядом с мальчишкой на суку и увидела в глазах ребенка страдание. Мальчик понимал каждое слово и прекрасно знал, что все вокруг презирают его. И в этот миг он завладел ее сердцем. Маленький мальчик с пронзительными зелеными глазами нуждался в союзнике.

Леди Агнес обвела взглядом гостей.

– И в тот момент, господа, на меня снизошло вдохновение, и в моей голове родилась Уэстерфилдская академия. Я уже тогда умело пользовалась своим голосом и самым непререкаемым тоном заявила, что я – леди Агнес Уэстерфилд, дочь герцога Роктона, владею академией для мальчиков знатного происхождения, но требующих к себе особого подхода из-за некоторых особенностей психики. Я также заявила, что владею древними и неизвестными в Европе методиками воспитания, которые изучила, когда жила на Востоке. Шарп был заинтригован, и мы заключили сделку. Если я смогу уговорить мальчика слезть с дерева и вести себя как положено цивилизованному человеку, Шарп рекомендует своим нанимателям отправить юного герцога Эштона учиться не в Итон, а в мою академию. Итак, я потребовала, чтобы Шарп отошел подальше и не мешал мне применить мои знания на практике. Шарп с готовностью повиновался – сражаться с юным упрямцем ему порядком надоело, и, когда он отошел туда, откуда не мог услышать, что я говорю, я, выудив из памяти несколько слов на языке хинди, которые успела выучить во время пребывания в Индии, попросила Эштона спуститься…

Леди Агнес улыбнулась. Воспоминания навеяли светлую грусть.

– Разумеется, Эштон прекрасно говорил на английском. Думаю, языку он научился от своего отца, и английский был его вторым родным языком. Он, не сомневаюсь, общался на нем также уверенно, как на хинди, но, поскольку я предприняла попытку обратиться к нему на языке его матери, он решил, что пришла пора спуститься с дерева и вступить в переговоры с враждебным английским миром вокруг него. Несмотря на то что я говорила на хинди плохо, я по крайней мере предприняла усилия к тому, чтобы быть понятой. Мы с ним заключили джентльменское соглашение. Он готов был пойти в мою школу при условии, что я разрешу ему взять с собой Бхану и продолжить занятия механикой, которые он начал с отцом. Я решила, что поставленные им условия вполне разумны и выполнимы. В обмен я потребовала от него прилежания в учебе и старания в освоении роли английского герцога. – Еще она пообещала, что никто в школе не будет, пытаться лезть ему в душу. Он вправе иметь свое мнение, и все, что выходит за рамки заключенного между ними договора, ее не касается. Она понимала, как важно для ребенка, насильно разлученного с матерью и увезенного из родных мест, знать, что на его внутренний мир никто посягать не собирается. – И тогда я отправилась на поиски других студентов. Каждый из вас имеет свою историю злоключений и знает, какие дороги привели его в Уэстерфилд.

Английская знать не испытывала недостатка в обозленных, разочарованных мальчиках, чья психика не желала укладываться в прокрустово ложе поведенческих схем, принятых в обществе. Рэндалл, к примеру, добился того, что его выгнали из Итона, Харроу и Уинчестера – из трех самых престижных учебных заведений Британии. Этот рекорд мало кому удалось побить.

Родители и опекуны учеников ее первого класса были счастливы, считая, что им необыкновенно повезло. Не так-то просто отыскать респектабельное учебное заведение, которое приняло бы их проблемных детей. Просторное поместье Уэстерфилд как нельзя лучше подходило для размещения школы, а высокое происхождение директрисы было еще одним серьезным плюсом в глазах родителей. Престиж заведения поддержал генерал Филипп Роулингс, которого сумела привлечь леди Агнес для работы с учащимися. Военная репутация генерала была безупречной, и родители студентов полагали, что он станет править ими железной рукой. Но генерал разделял убеждение леди Агнес в том, что с детьми к насилию следует прибегать лишь тогда, когда исчерпаны прочие меры. Скучая в отставке, он с энтузиазмом принял предложение. С ее связями в высшем свете и его способностью управлять мальчиками, даже не повышая голося, вместе они создали уникальную школу.

Не прошло и года, как места в Уэстерфилдской академии стали распределять на конкурсной основе. Все больше родителей искали способы определить сыновей в престижное учебное заведение. Классы разрастались. Леди Агнес поддерживала легенду об использовании таинственных восточных методов воспитания, и из неуправляемых ребят постепенно вырастали хорошо образованные и хорошо воспитанные юные джентльмены.

В действительности методы ее совсем были не таинственными, хотя и не были общепринятыми. Когда она впервые встречалась с мальчиком, своим будущим студентом, она сразу старалась выяснить, чего этот ребенок хотел от жизни больше всего и что сильнее всего ненавидел. Тогда она устраивала так, чтобы он получал то, что хотел, при этом не принуждая его выносить невыносимое. В обмен она требовала от мальчиков усердия в учебе. И еще требовала, чтобы они выучили правила игры, принятые в высшем обществе. Как только ребенок осознавал, что способен играть ту роль, какую ждет от него общество, не принося в жертву этой игре свою драгоценную бессмертную душу, в голове у него все становилось на свои места и «неразрешимые» проблемы с дисциплиной куда-то улетучивались.

Керкленд долил всем кларету и поднял бокал за «Адама Даршама Лоуфорда, седьмого герцога Эштона и самого лучшего друга, которого может найти себе мужчина». Все в торжественной тишине подняли бокалы. Леди Агнес надеялась на то, что в скупо освещенной комнате слезы в ее глазах не будут заметны. Она не хотела испортить свою репутацию.

Все выпили, и Керкленд сказал:

– Теперь кузен Эштона Хэл Лоуфорд станет восьмым герцогом Эштоном. На самом деле о смерти Эштона он нас и уведомил. Он приехал в «Брукс», узнав, что мы все трое ужинаем в ресторане клуба. Он сказал, что не стал дожидаться утра, поскольку был уверен, что мы захотим узнать печальную весть как можно скорее.

– Хол – хороший парень, – заметил Мастерсон. – Весть о смерти Адама его ошеломила. То, что титул теперь будет его, наверное, ему нравится, но никакой титул не может заменить погибшего друга. А ведь они с Адамом были друзьями.

Леди Агнес встречалась с кузеном Адама. Он действительно был приличным юношей, хотя и заурядным. Жизнь продолжается, и титул герцога нашел своего преемника. Хотелось бы знать, есть ли на свете юная леди, которой надо бы сообщить о гибели Адама. Впрочем, Эштон никогда не выказывал особого интереса к какой-то конкретной женщине. Он всегда был закрытым человеком и о своей личной жизни предпочитал не говорить даже с ней. Наверное, скоро все, так или иначе, станет известно.

Осознав, что так толком и не узнала о том, что произошло с Адамом, леди Агнес спросила:

– И что это был за несчастный случай? Он ехал верхом?

– Нет, он проводил испытание своего нового судна «Энтерпрайз» на паровом двигателе на севере, недалеко от Глазго, – ответил Рэндалл. – Со своими инженерами он устроил испытательный пробег вниз по течению реки Клайд. Они успели пройти под паром довольно большое расстояние. Они уже разворачивались, чтобы отправиться в обратный путь, когда котел взорвался. Корабль потонул почти мгновенно. Выжило человек шесть – инженер и члены команды, но много человек погибло.

– Эш скорее всего был в машинном отделении, когда случился взрыв, – угрюмо сказал Мастерсон. – Очевидно, он возился с чертовой штуковиной, когда она взорвалась. Это, вероятно, случилось быстро.

Леди Агнес полагала, что если бы Эштон мог выбрать свою смерть, то предпочел бы умереть именно так. Нет сомнений, что он был единственным герцогом в Англии, которого настолько сильно увлекала бы механика. Но он был человеком необычным во многих смыслах.

Леди Агнес еще раз обдумала сказанное.

– Тело его нашли?

Молодые люди переглянулись.

– Нет, – сказал Рэндалл. – Хотя мы не владеем всей информацией.

Он, может быть, жив! Как бы ни хотелось ей в это верить, она понимала, что надежда на то, что он окажется жив, слаба. И все же…

– Итак, доказательств того, что он мертв, нет.

– Учитывая, что на судне был пожар, и из-за особенностей течения, возможно, его тело никогда не будет найдено, – сказал Мастерсон.

– Но он мог выжить. – Леди Агнес нахмурилась в раздумье. – Что, если он получил травму и выбрался на берег в некотором отдалении от места аварии? В одном из своих писем он рассказывал, какими сильными могут быть течения возле побережья Шотландии и графства Камберленд. В самом худшем случае его… его тело могло быть отнесено так далеко, что никому бы не пришло в голову связывать эту находку со взрывом на судне.

– Да, – сдвинув брови, сказал Рэндалл, – это возможно.

– Тогда почему вы здесь, вместо того чтобы его искать? – строго спросила леди Агнес. Все трое замерли от ее резкости. Возникла затяжная пауза, после чего Мастерсон со стуком опустил бокал на стол.

– Чертовски хороший вопрос! Весть о гибели Эштона так меня потрясла, что мозги заклинило. Я намерен поехать на север и досконально выяснить, что произошло. Выжившие смогут рассказать нам больше того, что мы знаем. Возможно, чудо произойдет.

– Что, черт возьми, маловероятно, – угрюмо сказал Рэндалл.

– Может, ты и прав, но зато мы узнаем больше о его гибели. – Мастерсон поднялся, качнувшись из-за усталости и выпитого.

– Я поеду с тобой, – спокойно сказал Керкленд. Мастерсон и Керкленд устремили взгляды на Рэндалла.

– Дурацкая это затея! – воскликнул Рэндалл. – Цепляясь за ложную надежду, мы делаем правду только более горькой.

– Я так не думаю, – сказал Мастерсон. – Мне будет легче от сознания, что я попытался его найти. Я согласен, что шансов на то, что он выжил, почти нет, но существует вероятность обнаружить его тело.

Рэндалл скривился:

– Ладно. Я поеду с вами. Эштон это заслужил.

– Значит, решено, господа. Вы можете переночевать здесь и взять свежих коней из моей конюшни. – Леди Агнес поднялась и обвела взглядом гостей. В голосе ее звучали стальные нотки, когда она произнесла: – И если Адам жив, я думаю, вы доставите его домой!

Глава 2

Камберленд, северо-запад Англии

Двумя месяцами ранее

К тому моменту, когда из главных помещений дома осталось осмотреть только гостиную, у Марии Кларк от счастья уже кружилась голова.

– Чудесно! – воскликнула она и принялась кружиться на месте. Светлые волосы разлетелись, словно у шестилетней девочки, тогда как Мария была вполне взрослой женщиной двадцати пяти лет от роду.

Отец ее, Чарлз, подошел к окну, чтобы полюбоваться видом на Ирландское море, мерцавшее на западной окраине поместья.

– Наконец у нас есть дом, какого ты достойна, – Он окинул дочь любящим взглядом. – С сегодняшнего дня ты хозяйка Хартли-Мэнора.

Мисс Кларк, хозяйка Хартли-Мэнора. Звучит пугающе. Пора начать вести себя, как подобает леди. Мария выпрямила спину и завернула волосы в узел, чтобы и выглядеть как леди, и во всем походить на Сару. Ребенком Мария часто оставалась одна, и поэтому она воображала, будто у нее есть сестра-близнец по имени Сара, с которой можно поиграть. Верная подруга.

Сара была еще и идеальной леди, какой Мария себя не считала. Если бы Сара действительно существовала, она бы и одевалась безупречно, и из прически ее не выбивался бы ни один волосок. Она не ходила бы в одежде с оторванными пуговицами и с пятнами от травы – результат привычки Марии сидеть на газоне. Она ездила бы верхом всегда в дамском седле и никогда не шокировала бы соседей, разъезжая на лошади, раскинув ноги, как амазонка. Она была бы любезной и милой со всеми: от крикливых младенцев до престарелых скупердяев-полковников.

– Мне придется научиться управлять большим домом. Можем ли мы позволить себе больше слуг? Трех явно не хватит для хозяйства.

Отец кивнул.

– В той же карточной игре, в какой я добыл нам Хартли-Мэнор, я еще выиграл приличную сумму денег. При разумном расходовании средств хватит, чтобы нанять еще прислугу и кое-что тут отремонтировать. В умелых руках имение может приносить приличный доход.

Мария нахмурилась при упоминании о том способе, каким было добыто это имение.

– Тот господин, который проиграл имение, теперь остался без средств?

– Уи Джорди Берк родом из богатой семьи, так что голод ему не грозит. – Чарлз пожал плечами. – Нельзя ставить на кон свое поместье, если не можешь позволить себе его проиграть.

Несмотря на то что Мария не могла относиться к судьбе проигравшего с таким же небрежением, как ее отец, она предпочла не продолжать тему. Маленькой девочкой Мария жила со своей прабабушкой, в которой текла цыганская кровь. После смерти бабушки Розы Чарлз стал брать Марию всюду с собой. Мария, хотя и любила отца, кочевую жизнь не жаловала. Отец добывал средства к существованию своим обаянием и виртуозной игрой в карты, и, даже если голодать им не приходилось, жизнь они вели довольно странную и беспорядочную.

Когда кошелек отца пустел, Мария предсказывала будущее на деревенских ярмарках, научившись от прабабки. На самом деле провидеть будущее Мария не умела, но она умела читать по глазам и говорила то, что хотели услышать обращавшиеся к ней. Так она делала их счастливее.

Предсказание будущего на деревенских ярмарках – совсем не то занятие, которое сочла бы для себя приемлемым мисс Кларк из Хартли-Мэнора! К счастью, ей не придется заниматься этим впредь.

– Я посмотрю бухгалтерские книги, чтобы лучше понять наше финансовое положение.

– Моя практичная малышка! – с веселым изумлением воскликнул Чарлз. – Ты наведешь здесь образцовый порядок, комар носа не подточит.

– Очень хочется надеяться. – Мария стащила с ближайшего предмета мебели чехол, открыв кресло, обитое голубой парчой. Как и большая часть мебели в доме, кресло было старым и потертым, но вполне пригодным к использованию. В каждой комнате и на каждой стене имелись пустоты, где когда-то стояло или висело нечто ценное, что успел вывезти и продать Берк. – Мебели и картинам можно найти замену. А дом и сад должны быть окружены заботой, которой заслуживают.

– Берк предпочитал тратить деньги в Лондоне, где и жил почти весь год на широкую ногу. – Чарлз посмотрел на дочь с печалью в глазах. Жаль, что ей не довелось запомнить мать. – Из тебя получится великолепная хозяйка усадьбы. Но я должен тебя предупредить, что очень скоро мне придется уехать на несколько недель.

Мария расстроилась и вздохнула:

– Это так необходимо, папа? Я думала, что теперь, когда у нас появился дом, мы заживем как все.

– И мы заживем, Мария. – Чарлз невесело усмехнулся. – Я уже не так молод, как раньше, и мне все больше хочется покоя. Приятно сознавать, что есть уютный дом, где тебя любят и ждут. Но у меня есть… кое-какие семейные дела, которые не терпят отлагательства.

– Семейные дела? – удивленно переспросила Мария. – Я не знала, что у нас есть родственники.

– У тебя целый легион родственников. – Чарлз вновь перевел взгляд на море. – Я был паршивой овцой в стаде, и отец отрекся от меня. И поделом мне, должен признаться. Теперь, когда я добился определенной респектабельности, пора вновь наводить мосты.

Семья. Мария смутно представляла, что такое настоящая семья.

– У тебя есть братья и сестры, а у меня – кузены и кузины?

– Они у тебя определенно есть. Хотя я ни с кем из них не встречался. – Чарлз вздохнул. – Я сильно чудил в молодости, Мария. Я начал взрослеть лишь после того, как стал отвечать за тебя.

Мария попыталась представить, каково это: иметь родственников, помимо отца?..

– Расскажи мне о своей… о нашей… семье.

Чарлз покачал головой:

– Я больше ничего не скажу. Я не хочу, чтобы ты испытала разочарование, если семейный дом окажется закрыт для меня. Я не знаю, что меня там ждет. – Выражение лица у него было унылым и мрачным.

– Но хоть кто-нибудь из твоих родственников будет рад твоему возвращению в лоно семьи, правда же? – Мария старалась не выдать голосом своего волнения, задав отцу вопрос, который боялась задать: – Может, я смогу их навестить?

– Убежден, что даже те члены моей семьи, которые все еще недолюбливают меня, с удовольствием примут у себя мисс Кларк, хозяйку Хартли-Мэнора. – Он усмехнулся. – А теперь давай-ка пройдем на кухню. Мне сказали, что миссис Бекетт великолепно готовит, и я хочу в этом удостовериться.

Мария с удовольствием приняла предложение отца. Из кухни вкусно пахло свежеиспеченным хлебом. Двухнедельная и даже длиной в месяц разлука с отцом стоила того, чтобы в конечном итоге обрести семью.


Хартли-Мэнор, несколько недель спустя

Мария проснулась с блаженной улыбкой на лице. Теперь она каждое утро просыпалась с улыбкой. Она соскользнула с постели, накинула халат и, мягко ступая по ковру, подошла к окну, чтобы полюбоваться золотистой полоской песка у самой кромки моря. Ей все еще с трудом верилось, что это чудесное поместье стало ее домом. Конечно, сделать предстояло весьма многое. Когда вернется отец, он будет приятно удивлен произошедшими переменами.

Землю поливал мелкий дождь, и тихий шум его был как шепот заклинаний. Если бы Марии дано было выбирать место для жизни, едва ли выбор ее пал бы на этот самый дождливый уголок Англии. Впрочем, теперь, когда она поселилась здесь, она полюбила и дождь, и туман.

Сказав себе, что сегодня письмо от отца обязательно придет, Мария оделась так, как оделась бы ее достойная во всех отношениях воображаемая сестра. Она начала расчесывать волосы, мысленно перебирая в уме все, что наметила на сегодня. После завтрака она отправится в деревню. Вначале ей нужно навестить викария, который пообещал порекомендовать ей садовника и его помощников. Кстати, о викарии. Мистер Уильямс был холост и привлекателен, и Мария замечала тепло в его взгляде, когда они виделись. Если бы он присматривал жену, то предпочел бы Сару, никак не Марию, но Мария старалась добиться респектабельности и делала на этом пути успехи.

После посещения мистера Уильямса она пойдет пить чай к своей новой подруге миссис Джулии Бэнкрофт. Проводить время с неглупой женщиной примерно одного с Марией возраста в определенном смысле было даже приятнее, чем наслаждаться томными взглядами викария.

Молодая вдова Джулия, акушерка из местных, выполняла заодно и работу фельдшера, ибо ни одного врача в радиусе нескольких миль тут не было. Она лечила травмы, если они не были слишком серьезными, помогала при недомоганиях и немного разбиралась в травах.

Мария и Джулия встретились в церкви, разговорились после службы и как-то сразу подружились. От бабушки Розы Мария многое узнала о лечебных свойствах трав и способах приготовления лекарств. Мария не была прирожденной целительницей, как Джулия, и поэтому с удовольствием передавала знания, полученные от прабабки, той, кто могла не только оценить их по достоинству, но и успешно применить на практике.

Тщательно расчесав волосы, Мария убрала их в узел на затылке. Сара одобрила бы такую прическу. Молодая горничная, что называется, прислуга за все, принесла в спальню Марии поднос с поджаристыми тостами и чашкой шоколада. Потом она помогла ей одеться, и Мария почувствовала себя леди.

После легкого завтрака Мария, взяв перчатки и плащ, принялась спускаться по лестнице, весело насвистывая. Она была убеждена, что Саре свистеть и в голову не пришло бы.

– Доброе утро, мисс. – Кухарка, миссис Бекетт, говорила с таким сильным камберлендским акцентом, что Мария с трудом ее понимала. Впрочем, это не важно. Она вкусно готовила простые блюда и дружелюбно относилась к новым хозяевам уже потому, что в доме появились постоянные жители. Годами миссис Бекетт приходилось выполнять обязанности домоправительницы и готовить доводилось лишь изредка, когда прежний хозяин навещал поместье. Миссис Бекетт призналась, что положение домоправительницы ее вполне устраивало, но без людей было тоскливо.

– Надо ли что-нибудь купить в деревенской лавке? – спросила Мария.

Кухарка покачала головой:

– Не надо, кладовая полна. Приятной вам прогулки, мисс.

Мария уже застегивала плащ, когда на кухню с квадратными от испуга глазами влетела горничная.

– Мистер Уи Джорди Берк к вам с визитом, мисс! – выпалила она.

У Марии тут же испортилось настроение. Если бы только отец ее был здесь! Но она вот уже больше недели не получала от него писем.

– Пожалуй, мне придется его принять, – неохотно пробормотала Мария. – Пожалуйста, попроси его подождать в маленькой гостиной.

После ухода горничной Мария сказала, обращаясь к кухарке:

– В это время дня я, кажется, не обязана предлагать ему угощение. Интересно, чего он хочет?

Миссис Бекетт нахмурилась:

– От мистера Берка никогда не знаешь, чего ждать, это факт. Я слышала, что он остановился в «Быке и якоре». Я надеялась, что он уедет из Хартли, не заезжая в имение. Держите с ним ухо востро, мисс Мария.

Хорошо, что она уже успела надеть плащ. Можно будет сослаться на то, что ее ждут в деревне, и попросить гостя не засиживаться.

– Я прилично выгляжу?

– Вполне, мисс.

Изобразив безмятежность, как поступила бы Сара, Мария направилась в маленькую гостиную. Войдя в комнату, Мария застала Уи Джорди Берка стоящим посреди комнаты. Заложив руки за спину, он с задумчивым видом смотрел на изящный инкрустированный столик. Ему было слегка за тридцать, он был светловолос и хорош собой, хотя лицо его показалось Марии несколько простоватым.

– Мистер Берк? – сказала, войдя, Мария. – Я Мария Кларк.

– Спасибо за то, что приняли меня. – Он бережно провел рукой по инкрустированной столешнице. – Этот стол принадлежал моей бабушке.

Столик был красивым, и Марии он нравился, но они с отцом решили, что позволят Берку забрать личные вещи, которые ему дороги как память.

– В этом случае вам следует его забрать, мистер Берк.

Он не взглянул на нее, когда она вошла, но эти ее слова заставили его поднять на Марию глаза. Выражение его лица изменилось. Мария узнала его взгляд. Это был заинтересованный взгляд мужчины, который счел ее привлекательной женщиной и теперь раздумывает, насколько она доступна.

– Вы великодушны, – сказал он. – Сожалею, что наше знакомство состоялось при таких печальных обстоятельствах.

«Так и не лез бы ко мне со знакомством».

– Вы вернулись в Хартли, чтобы нанести нам визит? – прохладным тоном спросила она.

– Я остановился в гостинице. – Он нахмурился. – Неудобно и неловко. Я пришел потому, что не знал, дошли ли до вас вести о вашем отце.

По спине Марии прокатился холодок тревоги.

– Что за вести? Если вы хотите поговорить с ним, то вам придется дождаться его возвращения из Лондона.

– Итак, вы ничего не слышали. Я этого боялся. – Берк отвернулся, стараясь не встречаться с ней взглядом. – Вашего отца убили разбойники в Хартфорде. Я проездом останавливался там в гостинице и, когда заказывал номер, услышал разговор о незнакомце, которого убили накануне ночью. Из разговора я понял, что незнакомец был джентльменом. Я подумал, что, возможно, знаком с ним, и поэтому согласился взглянуть на тело, дабы опознать его, если смогу. Я тут же узнал вашего отца. Его лицо, шрам на левой ладони. Это точно был он.

– Откуда мне знать, что вы говорите правду? – выпалила Мария.

– Вы оскорбляете меня, мадам! – Берк перевел дыхание. – Но я принимаю во внимание ваше состояние и прощаю ваши слова. Если вы не верите мне, тогда скажите, когда вы получили последнее письмо от отца?

Слишком давно. Вначале он писал ей через день.

– Больше недели назад. – Мария опустилась на стул, все еще отказываясь верить в то, что ее отца больше нет в живых. Но на дорогах нынче небезопасно, и отсутствие писем от отца тревожило ее. Чарлз обещал писать часто, и он никогда ее не обманывал.

– Это кольцо сняли с пальца вашего отца. Я не знал, есть ли у него семья, но поскольку я все равно ехал в Хартли, я сказал, что постараюсь вернуть его родственникам. – С этими словами он вытащил кольцо с кельтским орнаментом из кармана жилета. Мария взяла перстень дрожащими пальцами. Металл кольца местами стерся. Марии оно было хорошо знакомо. Отец носил его не снимая.

Затянутой в перчатку рукой она сжала перстень. Берк говорил правду. Она осталась одна на этом свете. В последнем письме отец ничего не писал о встрече с родными, из чего можно сделать вывод, что они так и не узнали о ее существовании. Она не имела ни малейшего представления о том, где живет его семья, и поэтому не могла написать родственникам и представиться. Было так, словно родных у нее и вовсе нет.

И бабушка Роза, и отец умерли, и теперь все, что у Марии оставалось, – это Хартли-Мэнор. Но это больше того, чем она владела два месяца назад.

Все еще не в силах оправиться от шока, снедаемая сомнениями, Мария спросила:

– Почему вы не сообщили мне о смерти моего отца раньше, чтобы я могла похоронить его как положено?

– В то время я не знал о вашем существовании. Но вы можете быть спокойны: его похоронили достойно. Поскольку я оказался единственным, кто знал вашего отца в Хартфорде, я дал местным властям денег, чтобы его похоронили на церковном дворе. Я также сообщил им имя и адрес нотариуса вашего отца, с которым я познакомился во время передачи прав собственности на поместье вашему отцу. Я надеюсь, что он вам напишет.

– Спасибо, – сказала она. Губы не слушались.

– Мне очень трудно говорить это, мисс Кларк, но я должен сообщить вам, что в той карточной игре, когда ваш отец выиграл у меня поместье, он плутовал. Я собирался подать на него в суд, но ситуация осложнилась в связи с его смертью. Я приехал в Хартли, чтобы вернуть свою собственность, и тут узнал о вас. Я решил, что будет лучше, если я лично сообщу вам печальную новость на случай, если вы еще не знаете.

Его слова вывели Марию из ступора.

– Как смеете вы выдвигать такие обвинения! Вы оскорбляете моего отца, сударь! – Но как бы горячо Мария ни отстаивала честь отца, в глубине души она не исключала вероятности того, что гость ее говорил правду. Обычно отец ее играл честно. Он не раз повторял, что для него карточная игра всего лишь бизнес, честный бизнес. Шулер вскоре окажется на мели – ни один порядочный джентльмен не согласится с ним играть, и выигрывать будет попросту не у кого.

Но Чарлз Кларк умел жульничать. Он демонстрировал ей множество способов: особая техника тасовки колоды, особая техника сигналов. Все для того, чтобы Мария умела распознать шулера, когда будет играть сама. Мария умела играть в карты и на собственном опыте убедилась, что и леди могут жульничать, невзирая на титулы и благородное происхождение. И в случае нужды Мария знала, чем ответить шулеру.

Но она ни за что не стала бы показывать Берку, что сомневается в порядочности отца.

– Мой отец – честный человек. Если бы он был здесь, он смог бы отстоять свое честное имя, и вы бы ответили за клевету!

– Поскольку его с нами нет, я больше ни слова не скажу о том, что он сделал. – Берк пристально смотрел ей в лицо, словно что-то прикидывал. – Мисс Кларк, я знаю, что время не самое подходящее, но мне пришла в голову одна мысль. Вы лишились родителя, а я хочу вернуть поместье. Я намеревался идти в суд, чтобы вернуть его, но суды работают медленно и денег съедают много. Есть более удобное решение для нас обоих.

Мария смотрела на него, не особо прислушиваясь к его словам. Отца ее не вернуть к жизни, что ни придумывай.

– Мне нужна жена, а вы – леди благородного происхождения, вам нужен защитник и покровитель, – продолжил он. – Я предлагаю нам с вами вступить в брак. Тогда не будет никакого суда, никаких неприятностей. У нас у обоих будет дом, доход и положение в обществе. Удачный брак во всех отношениях. – Он одобрительным взглядом окинул гостиную. – Я вижу, что под вашим присмотром дела в имении идут хорошо, это меня радует так же, как ваша красота. Вы окажете мне честь и станете моей женой, мисс Кларк?

От изумления Мария открыла рот. Человек, которого она не знала, делал ей предложение, потому что счел это удобным?! Походить на леди у нее не получалось – очевидно, она выглядела как беспомощная дура.

Женщина, обладавшая хоть маломальским достоинством, никогда не приняла бы такого предложения руки и сердца, даже если бы ей нравился мужчина, а Марии он совсем не нравился. Надо признать, что Берк был недурен собой, и в его предложении прослеживалась логика, но у нее не было желания связывать свою жизнь с игроком. Она знала, в какой ад они превращают жизнь близких. Если она выйдет за него замуж, то окажется заложницей его порочной страсти. Абсурдность предложения Берка едва не вызвала у нее истерику. Мария зажала рот рукой в попытке остановить смех. Берк сжал зубы.

– Вам мое предложение кажется смешным? Уверяю вас, у меня достойная родословная, и я полагаю, что брак в интересах нас обоих. Если уж говорить без обиняков, то вы выиграете при этом больше, чем я, принимая во внимание ваше довольно сомнительное происхождение. На вашем месте я бы с большим вниманием отнесся к предложению руки и сердца.

Миссис Бекетт предупредила Марию о том, что с Берком стоит быть осторожнее, и теперь по выражению его глаз она поняла: с этим человеком связываться опасно. Истерика отступила, и Мария со всей серьезностью посмотрела ему в глаза.

– Простите, мистер Берк. Я смеялась, потому что на меня навалилось столько всего… – Придать голосу нотки растерянности не составило труда. Но что можно придумать такого, чтобы отвадить сразу?

И вдруг в голову ей пришла совершенно неожиданная идея. Она дала себе лишь миг на обдумывание, несколько смущенная тем, с какой легкостью способна изворачиваться. Но эта ложь была ложью во спасение.

– Я польщена вашим предложением, – сказала она, стараясь придать тону как можно больше убедительности, – но у меня уже есть муж.

Глава 3

– Вы замужем? – Берк быстро взглянул на левую руку Марии.

Мария справилась с побуждением спрятать руки за спину. К счастью, руки ее были в перчатках, ведь она собиралась прогуляться в деревню, так что он не мог видеть, есть ли кольцо на ее безымянном пальце.

– Да, я замужем, мистер Берк. И хотя я польщена вашим предложением руки и сердца, как вы понимаете, принять его я не могу.

– Никто в деревне ничего не сказал мне, что у вас есть муж, – с нотками сомнения в голосе произнес он. – И вас зовут Кларк, как и вашего отца. Мисс Кларк, если уж быть до конца точным. Так все вас зовут.

– Муж – мой дальний родственник, и у него тоже фамилия Кларк. – Мария пожала плечами. – Поскольку меня знают и как мисс, и как миссис Кларк, я откликаюсь на оба варианта.

Берк обвел взглядом комнату, словно ожидая, что муж Марии вдруг чудесным образом материализуется из воздуха.

– И где ваш таинственный супруг?

– Я в Хартли всего несколько недель, – веско заметила она. – Он еще не успел ко мне присоединиться.

Берк смотрел на нее недоверчиво.

– Какой мужчина с радостью не бросит все свои дела, чтобы быть рядом с красивой женой, особенно когда она переезжает в новый дом?

Решив, что с нее довольно терпеть этого Берка, Мария поднялась.

– Такой, кто служит своей родине, сражаясь с французами на Пиренеях, а не проматывает фамильные поместья в пьяном угаре! Вам пора уходить, мистер Берк! Забирайте столик вашей бабушки и уходите.

Но Берк не вышел из себя. Он улыбался. Как и всем игрокам, ему нравились достойные соперники, те, кто не сдается без боя.

– Простите меня, миссис Кларк. Мне не следовало говорить с вами о личном, когда вы еще находитесь под впечатлением от известия о смерти отца. – Он поклонился. – Приношу свои соболезнования. Я вернусь за столом позже. – Он повернулся и вышел, неслышно прикрыв за собой дверь.

Мария предпочла бы никогда не встречаться с Берком, но его присутствие по крайней мере держало ее в напряжении, заставляя не думать о невосполнимой утрате. Теперь, когда он ушел, она на подкосившихся ногах опустилась в кресло и, разжав правую руку, уставилась на перстень отца. Отец мертв. Она не могла в это поверить. Она должна связаться с нотариусом в Лондоне, который оформил переход Хартли-Мэнора в собственность отца, и попросить заняться расследованием его гибели. Возможно, он сумеет сообщить ей подробности. Может быть, тогда смерть Чарлза Кларка станет для нее пусть горькой, но реальностью. Ей предстоит позаботиться о том, чтобы тело отца перезахоронили в Хартли. Папа так хотел прожить здесь оставшуюся жизнь… Мария закрыла глаза. Их жгли слезы. Он был слишком молод, чтобы умереть, слишком нужен ей…

Но она не раз была свидетельницей внезапной смерти и знала, что смерть не выбирает. Она должна извлечь лучшее из своей жизни здесь, в Хартли. Слава Богу, сейчас ее положение лучше того, что было у нее за два месяца до этого. Искусство карточной игры отца превратило ее из нищенки в женщину со средствами. Это был его последний дар.

Но не только смерть отца тучей застила ей горизонт. Мария приходила в отчаяние при мысли о том, куда может завести ее невзначай слетевшая с языка чудовищная ложь. За годы странствий они с отцом не раз попадали в скользкие ситуации, и изворачиваться она научилась неплохо. При необходимости она могла широко раскрыть свои честные карие глаза и лгать весьма убедительно, хотя прибегать ко лжи она не любила. Но в тот момент, когда она сочинила эту свою небылицу о муже, она была готова сказать все, что угодно, лишь бы убедить Берка уйти и оставить ее в покое.

Говорила ли она кому-нибудь в деревне о том, что не замужем? Насколько ей помнится, нет. Ее называли мисс Кларк, полагая ее женщиной незамужней, но о том, был ли у нее муж или нет, никто ее не спрашивал. На публике она обычно носила перчатки, как и положено леди, так что наличие кольца или его отсутствие не могло быть замечено никем, кроме слуг и ее подруги Джулии Бэнкрофт. Надо будет найти кольцо для безымянного пальца, по крайней мере до той поры, пока Берк не уберется отсюда навсегда. Как будет смеяться отец, когда она опишет ему эту сцену… Горло ее сжал спазм при мысли о том, что смеяться над ее рассказом будет некому. Отец мертв. Он ушел навсегда и больше не вернется. Только сейчас, кажется, Мария осознала это. И она начала рыдать, не сдерживая слез. «Упокойся с миром, папа!..»

Через день после визита Берка от лондонского нотариуса пришло письмо. Всего несколько строчек. Он подтвердил, что Чарлз Кларк умер, и приносил свои соболезнования. От этого письма, написанного сухим канцелярским языком, веяло могильным холодом.

Письмо убило последнюю надежду Марии на то, что Берк солгал относительно смерти отца в надежде склонить ее к браку. Уи Джорди Берк не оставлял ее в скорби. Он пришел на следующий день и затем стал навешать ее регулярно. Явившись с визитом на следующий день, он, получив отказ его принять, оставил ей цветы. Он с пониманием отнесся к тому, что его не хотят видеть. И действительно, дело было не в ее личной неприязни к Берку – Марии просто хотелось побыть одной. Она и общество слуг переносила с трудом. Через пару дней к Марии заглянула Джулия, и подруге удалось развеять ее тоску. Наступил момент, когда Мария сочла себя готовой повидаться с Берком и сказать ему в глаза, что дальнейшее общение с ним не входит в ее планы. Когда горничная сообщила ей о том, что он явился и ждет, Мария согласилась спуститься. Он был так обходителен и вежлив, что Мария усомнилась в себе. Ей даже пришло в голову, что она могла составить о нем превратное представление в первый визит. В конце концов, тогда они оба были на высоте. Возможно, в том неблагоприятном впечатлении, что произвел на нее Берк, был повинен не он, а обстоятельства.

Хотя Берк и называл ее «миссис Кларк», и вел себя с ней подчеркнуто уважительно, Мария понимала, что Берк сомневается в правдивости ее заявления о муже. Она его привлекала как женщина. Мария чувствовала, что он так и дышит вожделением, и, может быть, он догадывался, что она лжет. Какими бы ни были его мысли, вел он себя безупречно, как джентльмен. И она должна была вести себя как леди.

По мере того как Мария осваивалась в новой для себя роли хозяйки поместья, Сара, которая жила у нее в голове, все решительнее заявляла о себе. Сначала ее голос был едва слышен, но шло время, и этот голос креп. В то время как Мария была настроена решительно против Берка, Сара считала, что, возможно, стоит отнестись к предложению Берка всерьез. Пусть Мария и примечала викария, но мечта о счастливом браке с ним так и могла остаться мечтой. Берк сделал ей официальное предложение, а положение замужней женщины в обществе намного стабильнее, чем положение старой девы. Скорее всего он будет почти все время проводить в Лондоне, а поместье останется на ней. И он на самом деле хорош собой. Берк был не самым худшим кандидатом в мужья, и многие женщины могли бы ей позавидовать. Кроме того, она должна понимать, что отца больше никогда не будет рядом, а жить женщине одной трудно и очень тоскливо… В такой ключевой момент Мария, как правило, напоминала Саре о том, что она не может чувствовать себя одинокой, когда в голове ее всегда присутствует воображаемая сестра. Берк – заядлый игрок, и он превратит жизнь жены в сплошной кошмар. Он, вполне возможно, однажды проиграет в карты Хартли-Мэнор еще раз. Она слишком давно мечтала о стабильности, чтобы доверить свое благополучие столь ненадежному человеку. Будет лучше и ей, Марии, и Саре, если Берк уверует в то, что она замужем, и оставит попытки прибрать к рукам и ее самое, и Хартли-Мэнор.

Однако Берк был настойчив в своих ухаживаниях. Однажды ночью Мария проснулась в холодном поту. Во сне она ясно видела, что выходит за Берка замуж. Их провозгласили мужем и женой, он взял ее руку и сжал сильно, до боли. Ей показалось, что она услышала, как щелкнула пружина – мышеловка захлопнулась, и мышью была она, Мария. Теперь она принадлежит ему, ему – навсегда. Мария знала, отчего ей приснился этот сон: в тот день Берк в очередной раз нанес ей визит и между комплиментами прозрачно намекал на то, что обратится в суд и через суд вернет себе имение. Петля затягивалась на ее шее.

Мария закрыла лицо руками и прошептала:

– О, бабушка Роза, что мне делать? Если Берк так и будет приходить, я могу сдаться и в минуту слабости сказать «да».

Если Сара являлась целиком продуктом ее воображения, то бабушка Роза была неотъемлемой частью ее воспоминаний. Смуглая, уравновешенная и любящая, она растила Марию, учила ее готовить, кататься верхом и смеяться. Хотя Мария всегда с замиранием сердца ждала приезда отца, жизнь ее вращалась вокруг бабушки Розы.

Были люди в крохотном городке Эплтон, которые называли ее прабабку ведьмой. Это, конечно, полная ерунда. Бабушка Роза готовила настойки из трав, читала по ладони и давала мудрые советы девушкам и женщинам городка. Иногда она выполняла ритуалы для достижения каких-то целей, хотя при этом всегда говорила, что в ритуалах нет магии. Просто, выполняя ритуал, участники сосредотачивали мысли на достижении желаемого, и поэтому цель легче достигалась.

Марии был нужен хороший ритуал. Она подумала и решила, что заклинание на желание как раз то, что ей нужно. Бабушка Роза всегда предупреждала Марию, что не следует слишком пространно излагать свои желания, потому что лучшим решением иногда оказывается такое, о каком сама никогда не додумаешься. У Марии хранились кое-какие смеси трав, приносящие удачу. Несколько лет назад они собирали и сушили их вместе с бабушкой. Сегодня как раз полнолуние – благоприятное время для ритуала. По крайней мере, совершив его, она укрепит решимость держать Берка на расстоянии.

Мария надела халат поверх ночной рубашки, сунула ноги в тапочки и накинула на плечи теплую шаль. Взяв коробочку с трутом и огнивом и пакетик с травами, она спустилась по лестнице и вышла в сад. Ночь выдалась прохладной и ясной, лунный свет разливался над землей и морем. Возле дома в саду была круглая беседка с мощенным камнем полом, каменной скамьей по всему периметру беседки и солнечными часами рядом с ней. Решив, что это место идеально подходит для ритуала, Мария присела на каменную скамью, прижавшись спиной к деревянной стене беседки, закрыла глаза и стала думать о своих ушедших близких. Она думала о них до тех пор, пока не стала ощущать их дружеское присутствие.

Она начала с того, что поместила благовония на бронзовый стержень солнечных часов. Она высекла искру и подожгла траву, про себя попросив помочь ей пережить это трудное время. Попросила о том, чтобы раны в душе ее поскорее затянулись, попросила о защите, о силе, об удаче…

На мгновение она представила себе мужа – настоящего, не Берка, а того, о каком мечтала. Безжалостно она заставила себя стереть этот образ и сконцентрировалась на просьбе дать ей душевных сил и мудрости.

Ребенком Мария имела мало товарищей по играм, потому она и придумала себе Сару. Но у нее была бабушка Роза, и они все делали вместе много лет. Она ухаживала за ней, когда та болела перед смертью, и уже под конец ей помогал отец. Они с отцом вместе скорбели об усопшей, а потом он стал брать Марию в свои бесконечные путешествия по Британским островам.

Теперь ни бабушки Розы, ни отца не было в живых, и впервые в жизни она осталась одна – совсем одна. Поэтому Уи Джорди Берк стал казаться ей предательски привлекательным. Похоже, она ему действительно нравилась, а быть желанной так приятно.

Ей хотелось выйти замуж, но мужем своим она видела человека надежного и доброго, такого, как викарий. С тех пор как узнала о смерти отца, викария она избегала из-за сложной ситуации, которую сама создала. Не могла же она кокетливо заглядываться на викария под носом у Берка после того, как объявила ему, что она замужем.

Закрыв глаза, она погрузилась в дремоту.

А где-то в море в чьем-то сознании билась одна мысль:

«Держись, держись, держись…»

В дальнем уголке его сознания, который только и продолжал действовать, послушный его воле, зрело понимание того, что конец уже близок. Целую вечность он цеплялся за жизнь, и скоро море поглотит его. Теперь ему было все равно, выживет он или умрет. Почти все равно… «Держись, держись…»

Мария резко очнулась ото сна. «Иди на берег». Внутренний голос звучал так, как голос бабушки Розы, и в голосе этом был приказ. Мария не размышляла, потуже запахнула шаль и помчалась к берегу. Луна светила ярко, но от этого света страх не рассеивался, а, наоборот, сгущался, и по спине ее бежал холодок, словно она попала в мир, в котором есть место чародейству.

Волны обрушивались на узкую полоску суши, где песок смешивался с галькой. Мария замедлила бег, задумавшись вдруг, что за безумие погнало ее сюда среди ночи. Затем она увидела в воде темный предмет возле берега. Волны подгоняли его все ближе и ближе. Любопытство превозмогло страх, заставив ее посмотреть лучше. Господи, не голова ли это? Может, труп?

При этой мысли горло сжал спазм, и ей захотелось броситься прочь. Но если в море утонул человек, то христианский долг требовал от нее вытащить его на берег и похоронить достойно. Скоро начнется отлив, и неизвестно, вынесет ли море этот… предмет… к берегу вновь.

Она сняла тапочки, обвязала их шалью, отнесла сверток подальше от кромки прибоя, чтобы не смыло в море, а сама вошла в воду. Волны едва не сбили ее с ног, и вода была очень холодной. К счастью, волна не накрыла ее с головой, но к тому времени, как она добралась до дрейфующего предмета, она промокла до нитки.

Надеясь, что зрелище не будет слишком отвратительным, она присмотрелась и увидела человеческое тело, тело мужчины. Руки его обхватили большой кусок древесины, похожий на балку. Гадая, жив ли тот человек, она ухватилась за край деревяшки и стала тащить на берег, сражаясь с волнами. Последняя волна помогла вытащить его за край прибоя. Одежда его превратилась в лохмотья, едва прикрывавшие тело. Ежась от холода, она опустилась перед ним на колени и боязливо положила ладонь ему на грудь. К ее изумлению, она почувствовала слабое и медленное сердцебиение. Тело его было холодным и покрытым рваными ранами, но он был жив!

Волосы его и тело казались темными в лунном свете, и она решила, что это моряк-иностранец. Поскольку волны плескались у самых его ног, она подхватила его под мышки и вытащила на сухой песок. Когда она его потащила, он конвульсивно закашлялся. Она поторопилась его отпустить, и матрос перекатился на бок, отрыгивая воду. Дыхание его было хриплым, но теперь в том, что он жив, сомневаться не приходилось. Мария вздохнула с облегчением и стала думать, что делать дальше. Ей не хотелось оставлять его на берегу одного, а самой бежать за подмогой, и, понимая, что чем быстрее он окажется в тепле и сухости, тем лучше, решила помочь ему добраться до дома самостоятельно. В надежде, что он сможет идти, она нагнулась к нему и спросила:

– Вы меня понимаете?

После долгой паузы он кивнул.

– Если я вам помогу, вы сможете дойти до моего дома? Это близко.

Он снова кивнул. Хотя глаза его были закрыты и он дрожал от холода, но по крайней мере он был в здравом рассудке. Мария отряхнула с ног песок, надела тапочки, встала на колени и закинула его левую руку себе на плечо.

– Я попробую вас поднять, но без вашей помощи мне не обойтись.

Она приподнялась, и он попытался подняться вместе с ней. Кое-как, покачиваясь, он встал на ноги. Свободной рукой она накинула шаль ему на плечи, надеясь, что теплая шерсть хотя бы немного его согреет.

– Пошли. Это недалеко.

Он не ответил, но когда она двинулась вперед, он пошел тоже. Продвижение по песку оказалось мучительным. Холодный ветер пронизывал насквозь. Дело пошло на лад, когда они дошли до тропинки. Жаль, она вела в гору. Но с учетом того, что Мария приняла на свои плечи половину его веса, моряк все же смог продолжить путь.

Он схватился за перила крыльца и, подтянувшись, поднялся на ступени. Она помогала ему, поддерживая с другой стороны. Когда они вошли в дом, Мария оказалась в растерянности: ведь еще один лестничный пролет до гостевой спальни им не осилить. Затем она вспомнила про маленькую комнату на первом этаже, выходившую окнами на задний двор. Комната требовала ремонта и была плохо обставлена, но там имелась кровать. Пока хватит.

Она потащила матроса по коридору. Добравшись до маленькой комнаты, Мария испытала громадное облегчение: кровать там была низкой. Из последних сил она затащила его на кровать.

– Теперь вы можете лечь.

Матрос ничком распластался на кровати, ухватившись за подушку тем же манером, каким он держался за балку в море. Мария закинула его ноги на матрас и с помощью огнива зажгла лампу. Несмотря на то что комната не использовалась многие годы, прилежная миссис Бекетт позаботилась о том, чтобы в лампе было масло, а в корзине у крошечного камина запас хвороста для растопки. Мария развела огонь и, подойдя к матросу, потянула за подушку, в которую он вцепился.

– Теперь вы в безопасности. Вы спасены.

Хватка его ослабла, и она смогла вытащить подушку из его рук.

Она насухо вытерла его тело, воспользовавшись ветхим полотенцем, висевшим на крючке возле умывальника. Одежда его была такой драной, что Мария смогла неплохо разглядеть его тело, даже не раздевая его. Края лохмотьев были в нескольких местах обожжены. Она заметила на его теле волдыри и ожоги, но, к счастью, их было не слишком много. Должно быть, он оказался в воде до того, как успел сильно обгореть. Мария не обнаружила серьезных ран на его туловище. Несмотря на то что некоторые из ран раньше кровоточили, морская вода смыла кровь и помогла коже чуть затянуться. Она вытащила из шкафа одеяла и завернула мужчину в несколько слоев. Огонь в камине быстро нагревал маленькую комнату, и тело его постепенно теплело.

Взяв лампу, она пошла к себе в комнату переодеться в сухое, затем спустилась на кухню. Поставив на плиту чайник и кастрюльку с бульоном, она принесла своему подопечному кувшин с водой и стакан. Он спал. В мягком свете лампы она смогла разглядеть его лицо. Оно было смуглым, а волосы его были очень темными. Мария не слишком хорошо разбиралась в темпах роста растительности на мужском лице, но судя по всему, он не брился не меньше двух дней. Если все это время он находился в море, то, должно быть, он был сильным как бык – иначе ему бы не выжить.

Из-за синяков и ссадин на лице трудно было определить его возраст, однако она решила, что ему около тридцати. Он был не могучей комплекции, но пропорционально сложен и мускулист. Такое тело могло быть лишь у мужчины, привычного к физическому труду, и руки его были в мозолях.

Она нахмурилась, заметив, как спутались его волосы с левой стороны черепа. Поставив лампу на тумбочку, она ощупала это место кончиками пальцев и обнаружила глубокий порез с запекшейся кровью. Выругавшись себе под нос, она намочила полотенце и промокнула его рану. Все, что она делала до сих пор, мог бы сделать любой разумный человек на ее месте, но с такими серьезными травмами головы мог справиться только тот, кто разбирается в медицине. Она не знала, как быть. Пожалуй, не стоит ждать утра, чтобы привезти сюда Джулию Бэнкрофт.

Мария убрала влажные волосы с лица матроса, гадая, откуда родом он мог быть… вероятно, из Средиземноморья. Неожиданно он приподнял веки и уставился на нее гипнотизирующим взглядом ярко-зеленых глаз.

Глава 4

После целой вечности, проведенной в холодной воде, после онемения и отчаяния его вытащили на берег. Вытащенный из воды, он самопроизвольно вышел из напоминающего смерть транса, который и позволил ему выжить. Он смутно помнил, как долго шел, спотыкаясь, поддерживаемый кем-то, как провалился в черноту – и как очнулся… в раю.

Женщина, склонившаяся над ним, больше походила на мечту, чем на реальную женщину, и в то же время тепло, исходившее от нее, говорило скорее о земной, нежели о небесной ее природе. Глаза ее были теплого темно-карего оттенка, и облако золотистых волос окаймляло безупречный овал лица. Она светилась в свете лампы. Гадая, не умер ли он и не попал ли в иной мир, он поднял дрожащую руку и прикоснулся к этим чудесным прядям. Они были словно сплетены из тончайшего шелка.

– Вы теперь в безопасности. – Она откинула свои длинные волосы за спину и скрутила их в мягкий узел на затылке. Каждое ее движение было исполнено грации. – Вы говорите по-английски?

Ему пришлось задуматься над ее вопросом. Английский. Язык. Понимание. Он облизнул сухие губы и прошептал:

– Д…да.

– Хорошо. Это упрощает дело. – Она обняла его рукой за плечи и приподняла так, чтобы он смог пить из стакана, который она поднесла к его губам. Он стал жадно глотать воду, подумав о том, как странно, что ему так хочется воды после того, как вода чуть было его не убила. И как унизительно чувствовать себя настолько слабым, чтобы не в силах даже пить без посторонней помощи.

Когда он напился, она убрала стакан и нежно уложила его вновь. На ней были ночная сорочка и домашний халат, наряд приятно волновал.

– У вас невероятно зеленые глаза, – заметила она. – Зеленые глаза при такой смуглой коже.

Глаза у него зеленые, а кожа смуглая? Он перевел взгляд на свою правую руку и внимательно на нее посмотрел. Кожа была светло-коричневой, на несколько оттенков темнее, чем ее кожа цвета слоновой кости. Он понял, что понятия не имеет, как выглядит, если не считать цвета кожи и обилия ссадин. Или как он должен выглядеть.

– Как вас зовут? – спросила она.

Он порылся в памяти, но не нашел ответа на ее вопрос. Никакого представления об имени, о месте, откуда он родом, о прошлом – одна пустота. Это, должно быть, неправильно. Его пронзил страх, пугающий более, чем холодное море, которое чуть было не поглотило его. Он был никто, оторванный от прошлого и брошенный в неизвестное настоящее. Ужас пульсировал в каждой клеточке его существа. Стараясь унять страх, он выдавил:

– Я… я не знаю.

Увидев его страх, она зажала его холодную руку между своих теплых ладоней.

– Вы пережили серьезное потрясение. Потом, когда вы окончательно придете в себя, вы наверняка все вспомните. – Она нахмурилась. – Неужели вы забыли, что я – ваша жена, Мария Кларк?

– Моя… моя жена? – Он в недоумении уставился на нее широко распахнутыми глазами. Как он мог забыть, что женат на такой необыкновенной женщине? Но даже если он не помнил свою жену, страх его отступил, когда он, как безумный, сжал ее руку.

– Тогда… я самый счастливый человек на свете.

Она тепло ему улыбнулась:

– Отдыхайте, а я пока схожу за чаем и бульоном и пошлю за своей знакомой. Она фельдшер, скоро приедет и, надеюсь, сможет вылечить рану у вас на голове. К завтрашнему дню вы, наверное, все о себе вспомните.

Он непослушными пальцами ощупал рваную рану вдоль левого виска. У него было столько ушибов и синяков, что он не замечал каждую из травм по отдельности, но сейчас, когда она заговорила об этом, он ощутил, что голова его чертовски сильно болит.

– От чаю бы… не отказался.

– Я сейчас вернусь, – пообещала она и выскользнула за дверь.

После того как она ушла, он уставился в потолок. У него была жена. Ему очень не нравилось то, что он ничего не помнил о прелестной женщине, спасшей его, и о том, что женат. Легко было представить, как он целует ее и прочее, но настоящих воспоминаний не было. И это казалось ужасно несправедливым.

Ее отсутствием он воспользовался, чтобы порыться в памяти. Ему пришлось приложить усилия к тому, чтобы заставить себя не скручивать простыни в узлы от нервозного состояния. Он узнавал окружающие его предметы. Кровать, одеяло, камин. Розовый отсвет на небе за окном. Это, должно быть, рассвет… Странно, но второй набор слов всплывал отчетливее, чем первый. Паланг. Камбал. Ааг. Он был уверен в том, что эти слова означают то же, что и приходившие ему на ум английские слова. Получалось, что он знал и другой язык, хотя не имел представления какой.

Но личных воспоминаний у него не было. И вновь он с трудом подавил накативший страх. Он испытывал панический ужас от мысли, что он совершенно одинок и беспомощен и даже не знает, что может ему угрожать. Странное дело, но где-то в глубине сознания жило ощущение, что этот случай – не первый, когда он оказывается в отрыве от собственного «я». Возможно, именно поэтому так силен был его страх. Но он ничего не мог вспомнить о той, другой ситуации, какой бы она ни была. Он пережил ту прежнюю потерю. На этот раз с ним была жена, которая сказала ему, что он в безопасности. Она наверняка позаботится о нем до тех пор, пока он не окрепнет настолько, чтобы заботиться о ней.

Его уже радует, что он помнил самое главное: он мужчина, а Мария Кларк – женщина.

Мария спускалась на кухню, красная как рак от стыда. Зачем, скажите на милость, она выпалила такое? Это же надо придумать: сказать несчастному, что она – его жена! Однако слова сами слетели с языка, словно бабушка Роза произнесла их за нее. Но он так сильно испугался, когда осознал, что ничего не помнит. В глазах его застыл ужас. Ей было знакомо чувство страха, которое накатывает на тебя при мысли о том, что ты осталась одна на свете, и она его понимала. Плохо, конечно, остаться одной, без родни и почти без друзей, но по крайней мере она знала, кто она такая. Однако утратить саму себя… Мария зябко поежилась, представив это.

Ей пришла в голову странная мысль. Она выполнила ритуал на исполнение желания, она просила о помощи. И не прошло и часа, как море доставило к ее берегу этого человека словно подарок. Дар моря. Она даже слышала голос бабушки Розы, приказавший ей бежать к морю. И она была готова поклясться, что именно бабушка Роза произнесла за нее слова о том, что она – жена этого несчастного. Мария при первой же встрече объявила Уи Джорди Берку, что у нее есть муж, и сделала это для того, чтобы отвадить неожиданного жениха. Могли матрос, незнакомец, которого она могла бы назвать своим супругом, стать исполнением ее желания? Что направляло ее: бабушка Роза, дьявол или безумие?

У Сары на этот счет было бы определенное мнение: она сошла с ума. Но Мария не ощущала себя сумасшедшей. Бабушка Роза не была ни ведьмой, ни заклинательницей, но она была очень прозорливой и верила в интуицию. Если ты чувствуешь, что кое-что не так, то скорее всего что-то на самом деле не так, хотя ты и не можешь даже самой себе объяснить, почему тебе так кажется. У Марии было недоброе предчувствие в тот день, когда отец собрался в Лондон, и предчувствие ее не обмануло. Каждый день она перечитывала письмо от лондонского нотариуса, надеясь, что слова в нем изменятся, но они оставались прежними.

И точно так же, если ты чувствуешь, что поступаешь правильно, то скорее всего так оно и есть, если, конечно, ты в здравом уме. Интуиция привела ее к берегу, интуиция подсказала, что надо войти в воду и вытащить на берег то, что она увидела в море: ее интуиция, возможно, спасла этому моряку жизнь. И именно интуиция подсказала ей, что она поступит мудро, если воспользуется амнезией спасенного моряка для того, чтобы обеспечить себя фальшивым мужем. И все лишь ради того, чтобы раз и навсегда избавиться от Берка. Она ведь об этом мечтала? И еще она чувствовала, что поступает как должно; предлагая несчастному, утратившему все, что у него было, включая память, поддержку, даруя ему уверенность в том, что он в мире не один.

По его выражению она видела, что ее слова отчасти рассеяли его страхи.

Ради его же собственного блага ему следует вспомнить свое прошлое. Но Мария помнила кровельщика в том городке, где она жила с бабушкой Розой. Тот кровельщик однажды упал с крыши, разбил голову, и за всю жизнь так и не вспомнил ничего, что было с ним до того падения. Он продолжал жить вполне нормальной жизнью и вскоре вспомнил все, что связано с ремеслом кровельщика. Его жена призналась бабушке Розе, что она даже рада тому, что старик кое-что забыл. Возможно, такая же судьба уготована и ее матросу.

Если память к нему не вернется, ей придется в конечном итоге сообщить ему, что они не муж и жена, но пока она не станет лишать его этой спасительной иллюзии. И если он вспомнит все про себя и соответственно поймет, что никакая она ему не жена, то Мария объяснит ему, что назвалась его женой, чтобы он не чувствовал себя одиноким и чтобы он не переживал из-за того, что злоупотребляет ее гостеприимством. Вполне резонные основания, благородные даже.

Успокоив совесть, она заварила чай, добавив в него изрядно сахару. Куриный бульон тоже подогрелся, и поэтому она налила немного в кружку и поставила вместе с чаем на поднос. Войдя в комнату, она весело заявила:

– Вот и угощение. Что хотите сначала: чай или куриный бульон?

– Чаю, пожалуйста. – У него были хорошие манеры, и он правильно и чисто, без акцента, говорил по-английски, хотя и выглядел иностранцем. Скорее всего он получил хорошее образование и, следовательно, не мог служить на корабле простым матросом. Она подложила ему под спину две подушки, затем налила полчашки чаю. Он сделал большой глоток и блаженно вздохнул:

– Как мы жили до того, как открыли чай? – Он медленно допил остальное.

– Мы не жили, а страдали. – Она налила еще чаю. – Мятный чай тоже вкусный, но это совсем не то же самое, что настоящий, индийский.

– Мария, – неуверенно сказал он, словно перекатывая звуки во рту, проверяя звучание на вкус, – как меня зовут?

Она уже успела подумать об этом на кухне.

– Адам, – с готовностью ответила она. Имя первого человека. Подходящее имя для мужчины, явившегося к ней из пены морской и без памяти о прошлом. – Адам Кларк.

– Адам! – Лицо его просветлело узнаванием. – Конечно.

Удивленная, она спросила:

– Вы вспомнили, как вас зовут?

– Не могу сказать, что вспомнил, – медленно проговорил он. – Но по ощущениям это имя правильное.

– Вы помните что-то еще? – Если память его восстановится быстро, она может больше не притворяться его женой. Если это случится, она попросит его притвориться ее мужем на то время, которое потребуется, чтобы избавиться от Берка. Ее Адам казался человеком, который, возможно, согласится подыграть ей из чувства благодарности.

Он покачал головой, лицо его помрачнело.

– Нет, ничего. Хотя имя Адам кажется верным. Кларк ощущается менее знакомым. Нейтральным. – Он скривил губы. – Похоже, все вокруг меня знают о моей жизни больше, чем знаю я.

– На самом деле это не так. Я живу в Хартли всего пару месяцев, и вы только что сюда прибыли, так что никто из соседей вас не знает. – Он был почти наг под одеялом, поэтому она старалась не замечать, какие у него красивые плечи. Она успела за свою жизнь увидеть несколько обнаженных мужских плеч, и это зрелище сейчас было довольно приятным. Стараясь соблюдать приличия, она продолжила: – Мой отец выиграл поместье в карты, поэтому мы здесь никого не знаем… и нас тоже никто не знает.

– Вы послали за помощью отца?

Мария прикусила губу.

– Хотела бы я, чтобы это было так, но несколько недель назад его убили в пригороде Лондона.

– Сочувствую. – Адам порывисто взял ее за руку, желая выразить сострадание. И это прохладное пожатие действительно успокаивало. – Безумие: я способен ощутить ваше горе, но не могу представить его лица.

– Вы не были с ним хорошо знакомы. – Вспомнив, что она сказала Берку, Мария добавила: – Мы – дальние родственники, и поэтому у нас одна фамилия – Кларк.

– Так что после замужества вы стали Марией Кларк, – сказал он, едва заметно улыбнувшись.

– По крайней мере мне не пришлось менять подпись. – Она улыбнулась, довольная тем, что он обладает чувством юмора, не погибшим в тех испытаниях, которые ему довелось пережить.

Он перехватил ее взгляд. Глаза его смотрели повелительно.

– Расскажите мне обо мне.

Мария колебалась, подумав о том, как быстро усложняется ситуация.

– Я думаю, будет лучше, если вы сами все вспомните. Я многого о вас не знаю. Мы были знакомы совсем недолго перед тем, как стали мужем и женой. – Да, на удивление краткое знакомство – меньше часа. – Я не хочу навязывать вам воспоминания, которые могут оказаться ложными.

Похоже, он хотел возразить, но лишь тяжело вздохнул.

– Полагаю, это разумно. Моя память совершенно пуста, и заполнять ее мне следует с большой осмотрительностью. – Он все еще держал ее за руку, нежно поглаживая ладонь большим пальцем. И ощущение было на удивление приятным, слишком приятным.

Она убрала руку и предложила ему бульон.

– Сколько времени вы провели в море на плаву?

– Кажется, целую вечность. Я помню две ночи, два рассвета. Может, и дольше. В моем сознании все эти дни слились в один. – Он осторожно пригубил бульон. – Я знал, что холодная вода убивает, и поэтому замедлил дыхание и скрылся в тихом уголке сознания, чтобы спастись.

– Замедлил дыхание и скрылся в уголке сознания? – озадаченно переспросила она.

Он выглядел удивленным не меньше ее.

– Разве вы так не поступаете? Мне это кажется естественным.

– Я никогда о таком не слышала, но, похоже, ваш прием сработал.

Несмотря на его безупречный английский, она вновь подумала, не иностранец ли он. Удалиться в уголок собственного сознания, чтобы пережить опасность, – это звучало как-то… не по-английски. Но для него это было полезно, если он смог так долго прожить в холодной воде.

Он спросил:

– Почему я был в море?

И, вспомнив о том, что сгоряча наговорила Берку, она сказала:

– Вы уезжали на континент и собирались в скором времени приехать в Хартли. Должно быть, вы возвращались домой, когда в конце вашего путешествия корабль, на котором вы плыли, потерпел крушение.

Мария испытала облегчение, когда в комнату вошла Джулия Бэнкрофт, потому что ее приход помешал ему задать очередной вопрос. Джулию привез служивший в Хартли-Мэноре кучер по имени Том Хейз.

– Я постаралась приехать как можно скорее, Мария. Это и есть пострадавший?

Джулия опустила врачебный саквояж на пол и подошла к постели больного. Адам выглядел совершенно обессиленным.

– Миссис Бэнкрофт, – сказала Мария, – познакомьтесь, это Адам Кларк.

Адам отозвался слабым, свистящим шепотом:

– Простите меня за то, что не приветствую вас стоя, миссис Бэнкрофт.

Джулия улыбнулась и склонила над ним темную голову.

– Сейчас не время проявлять галантность, мистер Кларк. – Мария посветила Джулии лампой, пока та осматривала рану на голове. – Рана серьезная, – заключила она.

– Я не так уж сильно пострадал, мэм, – возразил Адам. – Моя жена хорошо обо мне позаботилась.

Джулия стрельнула глазами в сторону Марии. Мария едва заметно покачала головой, отметая вопросы. Джулия поняла этот жест и спросила:

– Вы не могли бы найти для мистера Кларка чистую ночную сорочку? Чем теплее, тем лучше.

Мария кивнула и удалилась. В тот день, когда она узнала о смерти отца, Мария зашла в его спальню, чтобы разобрать его вещи, но так и не решилась от них избавиться. Эти вещи хранили запах отца, и, вдыхая этот аромат, она ощущала его присутствие. В тот вечер она вышла из его спальни со слезами на глазах. Потом она приходила туда еще не раз. Она больше не плакала. Наоборот, гам, среди отцовских вещей, она обретала душевные силы и душевный покой. Этот запах внушал ей чувство безопасности. Сейчас она была рада тому, что вещи Чарлза Кларка могут подойти Адаму, который был одного роста с ее отцом и сложения примерно одинакового. Она забрала фланелевую ночную сорочку и поношенный, но теплый шерстяной халат, который мог бы пригодиться Адаму, когда он начнет вставать с постели.

К тому времени как она вернулась в комнату больного, Адам уже спал. Лицо его казалось серым от изнеможения. Джулия положила руки ему на грудь. Глаза ее были устремлены в пространство, выражение лица – сосредоточенное. Когда Мария вошла, Джулия словно очнулась.

– Я молилась, – просто сказала она. – Я думаю, это не повредит.

Мария кивнула, решив, что человеку из моря пригодится любая поддержка, которую он может получить, – и человеческая, и небесная.

– Как он?

– Неплохо, учитывая все, что с ним произошло. Сходи на кухню и приготовь еще чаю, пока мистер Хейз наденет рубашку на твоего пациента, – ответила Джулия. – Я потом с тобой поговорю.

Мария кивнула и отправилась на кухню. Небо уже светлело. Скоро проснутся миссис Бекетт и ее помощница по кухне. Мария подавила зевок и, подбросив угля в огонь, повесила над огнем чайник с водой. Она нашла буханку хлеба и отрезала несколько ломтиков, чтобы поджарить тосты. К тому времени как на кухню пришла Джулия, были готовы и чай, и тосты с апельсиновым джемом. Наливая им обеим чай, Мария спросила:

– А где Том Хейз?

– Он предпочел лишних пару часов сна раннему завтраку. – Джулия намазала джем на тост и с энтузиазмом откусила. Прожевав и проглотив кусок и запив его чаем, она продолжила: – Я не люблю говорить о пациентах там, где они могут услышать, что о них говорят, даже если мне кажется, что они спят. Они могут слышать, и понимать больше, чем мы думаем.

Мария поставила чашку на стол. Сердце ее тревожно забилось.

– Адам в опасности?

– Он молод и силен, и я думаю, он поправится, – заверила ее Джулия, – но я не врач, и у меня нет опыта в случаях с серьезными травмами головы.

– Мне следует послать в Карлайл за хирургом или терапевтом?

– Ты могла бы, но, если честно, я не знаю, смогли бы они сделать для него больше, чем сделала я. Травмы головы – загадка. Все, что можно сделать, – это ждать и наблюдать, как они заживают.

Мария была склонна с ней согласиться. Джулия уже промыла рану и положила на нее мазь. Хирург, вероятно, сделал бы то же самое, только взял бы немало денег за свои услуги.

– Полагаю, ты хочешь знать, почему я никогда не упоминала о том, что у меня есть муж.

– Должна признать, что меня гложет любопытство. Но я всю жизнь имею дело с тайнами. – Джулия лукаво улыбнулась и взяла еще один тост. – У меня их у самой немало.

Иными словами, Джулия не станет сплетничать о незнакомце под крышей Хартли-Мэнора и о его отношениях с хозяйкой дома. И все же Марии страшно хотелось облегчить душу.

– Можно, я расскажу тебе всю историю?

Джулия кивнула, и Мария, не скупясь на злую иронию, рассказала о том, с каким упорством обхаживал ее Берк. И как она сказала Берку, что замужем. А потом поведала вкратце о том, как, словно по волшебству, у ее берега появился тот, кто спал сейчас у нее в доме.

– Я надеюсь, что память к нему вскоре вернется, а когда он вспомнит все о себе, он подыграет мне и поможет избавиться от Берка.

– Но память к нему может и не вернуться, и он уже сильно к тебе привязан, – веско заметила Джулия. – Я думаю, он верит в то, что ты – его жена и его надежный якорь в трудные времена. Что ты станешь делать, если он не вспомнит свою прежнюю жизнь, если он захочет жить с тобой как муж с женой? Мужчины обычно этого хотят.

Он потребует от нее исполнения супружеского долга… Тост вдруг стал вкусом похож на пепел.

– Я… так далеко не загадывала. – Она представила эти зеленые глаза совсем близко, представила, как его такие мускулистые руки обнимают ее, и поежилась. Но испытывала она совсем не отвращение. – Если мы понравимся друг другу, я отвезу его в Гретна-Грин, и наш брак зарегистрируют. Судя по тому, что я успела разглядеть в этом человеке из моря, я предпочла бы жить с ним, а не с Уи Джорди Берком!

– Как?! Совершенно чужой тебе человек, из неизвестной семьи! – Джулия подняла брови. – У которого где-то могут быть жена и дети?

Мария едва не поперхнулась чаем.

– Я об этом не думала! Как они, должно быть, волнуются за него! Может, думают, что он погиб…

– Мы не можем сказать наверняка, что у него есть семья, точно так же, как и утверждать, что семьи у него нет. Но мне кажется, что где-то есть люди, которые его либо уже хватились, либо в ближайшее время спохватятся. Почти у каждого из нас есть родственники, друзья, знакомые, наконец. Исчезновение любого человека не проходит незамеченным. По нему тоскуют, его начинают искать и рано или поздно находят – живым или мертвым. Мало найдется людей, которые могут исчезнуть, не возбудив ни у кого беспокойства. – Джулия ободрила Марию улыбкой. – Существует неплохая вероятность того, что ситуация разрешится сама собой в течение ближайших двух-трех дней, когда твой Адам оправится от пережитого потрясения и травм. Я не думаю, что он мог бы говорить так внятно и правильно, если его мозг поврежден настолько, что прошлое навсегда стерлось из его памяти.

– Звучит разумно, – сказала Мария. – Я подожду, пока он снова станет самим собой. А если этого не случится, я сообщу ему правду.

– Не делай этого слишком поспешно, – подавив зевок, посоветовала Джулия. За окнами птицы уже щебетали, приветствуя новый день. – Хотя я и верю, что он поправится, но травмы головы непредсказуемы, а он сейчас слаб. Не стоит подвергать его еще большему шоку, который он наверняка испытает, если вдруг узнает, что ты ему не жена и он оказался выброшенным на совершенно чужой ему берег.

Мария с тяжелым сердцем признала правоту подруги. Она импульсивно бросила незнакомцу спасительный канат, за который он с радостью ухватился, и теперь она не могла просто взять и отпустить его.

Глава 5

– К вам с визитом мистер Берк.

Мария подняла глаза от гроссбуха. Ночь, когда она вытащила из моря умирающего, прошла без сна, и теперь она чувствовала себя слишком усталой, чтобы принимать посетителей. Но ей хотелось навсегда покончить с визитами Берка, и сегодня такая возможность ей представилась.

– Он в гостиной?

Горничная кивнула.

– Мне принести угощение?

– В этом нет необходимости. Мистер Берк надолго не задержится.

Мария поднялась из-за стола. Она знала, что после бессонной ночи выглядит не самым лучшим образом. Но это даже удачно. Проще будет его выпроводить.

По черной лестнице она спустилась на первый этаж и оказалась в узком коридоре, разделявшем парадную часть дома и ту его половину, где находилась спальня Адама. За последний час она ни разу к нему не наведалась, и поэтому она решила заглянуть внутрь. Он мирно спал, и лицо его уже утратило ночную бледность. Он зашевелился, когда она открыла дверь, но не проснулся. Джулия сказала, что надо дать ему отоспаться, поскольку сон – лучшее лекарство после выпавших на его долю испытаний.

Собравшись с духом, Мария отворила дверь, которая вела в гостиную с тыльной стороны дома. Берк смотрел в окно. Одет он был со своей обычной элегантностью столичного денди. Красивый мужчина. Жаль, что внешность – его единственное достоинство. На мгновение она почувствовала к нему симпатию. То, что он проиграл свое поместье в карты по глупости, не умаляло горечи его потери. Скорее, наоборот. Симпатия к нему испарилась в тот миг, как он повернулся к ней лицом и с вызывающей откровенностью уставился на нее, скривив губы в ленивой усмешке. Мария привыкла к восхищенным мужским взглядам, но более вежливые были направлены все же в первую очередь на лицо.

– Мария! – Его улыбка намекала на большую степень близости, чем была между ними. – Как чудесно вы сегодня выглядите.

С учетом того, что под глазами ее пролегли темные круги, он был либо слепцом, либо лжецом.

– Вы мне льстите. Я выгляжу как женщина, которой необходим хороший сон. – Она уже собиралась объяснить, что не спала из-за возвращения «мужа», когда Берк с подкупающей заботливостью заявил:

– Вы несете на своих хрупких плечах непосильную для женщины ношу. Я восхищаюсь вашим мужеством и решимостью самостоятельно управлять поместьем, но, поверьте мне, вам нужен мужчина, который бы взял на себя заботу и о вас, и о поместье.

– Мне никто не нужен! – выпалила она в ответ. – Я в состоянии управлять делами в Хартли-Мэноре, не прибегая к помощи посторонних мужчин. Если вдруг мне понадобится помощь, я обращусь к мужу.

Берк жалостливо ей улыбнулся:

– Может, пришло время поговорить начистоту? Я знаю, что вы придумали себе мужа, желая держать меня на расстоянии, потому что я не в самое удачное время сделал вам предложение. Я раскаиваюсь в своей бестактности. Разве вам не надоело делать вид, что я вам безразличен? – Он взял Марию за руку. Его красивое лицо было серьезным. – Выходите за меня, Мария. Мы можем поехать в Гретна-Грин, где нас обвенчают в тот же день. – Голос его сделался вкрадчивым. – Мне хотелось бы привезти вас в Лондон, пока сезон еще не закончился. Вы заслуживаете того, чтобы блистать в свете, и насколько приятнее наслаждаться столичной жизнью, когда рядом с вами любящий и преданный муж?

Ей хотелось рассмеяться ему в лицо – или чем-то в него швырнуть.

– Сомневаюсь в вашей способности стать преданным и любящим мужем кому бы то ни было! Но даже если я и ошибаюсь в вас, выйти за вас все равно не могу. Прошлой ночью вернулся с континента мой муж. – Мария безуспешно пыталась вырвать руку из его цепкой хватки. – И я не давала вам разрешения называть меня по имени. Для вас я миссис Кларк.

Берк в недоумении уставился на нее и несколько долгих секунд молча смотрел ей в глаза, после чего от души рассмеялся.

– Мне кажется, Мария, вы заигрались! И где этот ваш муж? Покажите мне его. Буду несказанно рад с ним познакомиться.

Устав от его наглости, Мария раздраженно выдернула руку.

– Прямо сейчас показать вам его я не смогу. Он нездоров и отдыхает после трудной дороги.

– А я арабский шейх. – Выражение его лица изменилось, и она впервые увидела его настоящего. Глаза его горели вожделением. Он смотрел на нее как на самку. Леди в ней он, наверное, не видел никогда. – Я обожаю вас, Мария. Ради вас я готов на все, даже на то, чтобы стать любящим и преданным мужем.

Еще до того, как она успела ему возразить, он сгреб ее в охапку и прижался губами к ее губам. На губах ее остался привкус бренди. И это сейчас, еще до полудня! Но присутствие бренди в крови во многом объясняло его сегодняшнее поведение. Мария извернулась и крикнула:

– Отпустите меня!

Он пропустил ее крик мимо ушей и прохрипел:

– Мы оба красивы и немного испорчены. Мы созданы друг для друга, Мария! – И сорвал с ее губ еще один поцелуй.

Она попыталась вырваться, но добилась лишь того, что они оба потеряли равновесие. Они повалились на кофейный столик его бабушки, который с треском упал, но при этом стал ее ловушкой – не позволил вырваться из его объятий.

Марию и до этого целовали влюбленные в нее мужчины, и некоторые среди них бывали слегка навеселе, но настоящего страха она никогда не испытывала, потому что отец всегда был неподалеку. Теперь же защитника не было, и силы у нее были явно неравные с Берком. В доме не было слуг мужского пола, только домоправительница и две горничные, да и они находились слишком далеко, чтобы услышать ее крик о помощи.

В ярости от собственной беспомощности, она пнула его в лодыжку, но от удара мягкой домашней туфлей он даже не поморщился. Зато она ушибла пальцы на ногах и от злости хотела топнуть ногой, но не успела. Он отпустил ее так резко, что она едва не упала. Но нет, он отпустил ее не по своей воле. Его отшвырнул Адам.

Моряк навис над ней: босой, с перевязанной головой и закутанный в поношенный халат ее отца. Потрясенная, она увидела, как Адам толкнул Берка так, что тот отлетел в другой конец гостиной. Ее обидчик ударился о диван и скорчился на полу. Судя по выражению его лица, он и сам не до конца верил в происходящее.

Адам подхватил Марию под локоть, заботливо заглядывая ей в глаза.

– С тобой все в порядке?

Она неуверенно кивнула:

– Да. Нормально.

– Бедняжка моя! – Он обнял ее левой рукой за плечи и повернулся лицом к ее обидчику. Адам был ниже Берка ростом, но при этом излучал властную уверенность в себе, которая заставила бы и человека вдвое его крупнее съежиться от страха. – Не смейте больше никогда прикасаться к моей жене! – заявил он как отрезал. – Я ясно выражаюсь?

– Я… я не думал, что Мария на самом деле замужем, – заикаясь, промямлил Берк.

– Не смейте называть мою жену по имени! – с металлом в голосе произнес Адам. – Для вас она миссис Кларк, и вы обязаны перед ней извиниться. Вы не только оскорбили ее как женщину, но вы также подвергли оскорбительному сомнению ее честность, отказавшись поверить ей.

Марию передернуло от этих слов, хотя внешне она сохраняла достоинство. Берк оказался проницательнее Адама. Но это не давало ему права так грубо с ней обращаться!

Берк с трудом поднялся на ноги. Теперь он совсем не был похож на уверенного в себе денди.

– Я… я подумал, что она ведет какую-то игру. Все в Хартли считали, что она одинока. Когда она впервые заявила о муже, мне показалось, что она на ходу придумала эту сказку. Я был уверен в том, что, когда она осознает те последствия, которые имеет для нее смерть отца, она поймет, что брак со мной дает ей определенные преимущества, и примет мое предложение.

– Он хочет вернуть свою собственность, – пояснила Мария. – Уи Джорди Берк – бывший владелец Хартли-Мэнора, проигравший поместье в карты моему отцу. Упаси Бог какую-нибудь дурочку доверить ему свое будущее! – Мария вздохнула. – Но я не думаю, что он действительно хотел сделать мне что-то плохое. Он просто… был не в себе.

Берк скривился от злости и стыда.

– Простите меня, миссис Кларк. Мое восхищение вами и надежда на взаимность привели к непониманию. – Берк взял шляпу. – Я сегодня же уеду из Хартли. Здесь мне больше нечего делать.

Он ни словом не заикнулся о судебной тяжбе. Возможно, эта угроза была пустой, и она рассеялась перед лицом реально существующего мужа, готового защитить Марию и Хартли-Мэнор от любых посягательств. Надеясь замять конфликт, Мария тихо сказала:

– Я желаю вам всего лучшего в будущем, мистер Берк.

Он сдержанно кивнул и ушел. Мария облегченно вздохнула:

– Мне жаль этого человека, но скучать по нему я не буду. – Она подняла глаза на Адама, который сейчас, после того как кризис миновал, как-то сразу сник и побледнел. Он едва держался на ногах.

– Вы слышали, как мы спорили?

– Трудно не услышать, когда-то по соседству в комнате кричат и ломают мебель.

Почувствовав, что он все сильнее наваливается ей на плечо, Мария подвела его к дивану.

– Садитесь. Вы меня поразили. Не представляю, как у вас хватило сил сюда дойти, не говоря уже о том, чтобы одолеть Берка.

Адам улыбнулся ей так, что у нее засосало под ложечкой.

– Я не мог позволить кому-то обижать мою жену.

– Спасибо вам. – Марии было стыдно из-за того, что голос ее дрожал. – Как вам удалось отправить Берка в полет? Он мужчина крупный.

Адам нахмурился:

– Я… я не могу объяснить. Я просто знал, что надо сделать, чтобы размеры и вес противника сыграли против него. Но тогда я об этом не думал. Я увидел, как вы боретесь с ним, и дальше действовал по наитию.

Так что, каким бы ни было его прошлое, драться он умел. Итак, он умел драться, и руки его были натруженными руками рабочего парня, но как тогда быть с его манерами и речью культурного и образованного человека? Загадка. И он не сомневался в том, что они – супруги. При мысли о том, как он защищал ее честь и отстаивал ее честность перед Берком, Мария почувствовала себя порочной женщиной.

– Я провожу вас в вашу комнату, когда вы немного отдохнете здесь, на диване. Вы быстро идете на поправку, но утомляться вам никак нельзя. Джулия скажет, что я плохо за вами присматриваю.

– Я хотел бы, чтобы ты немного побыла со мной. – Он усадил ее рядом с собой на диван и обнял одной рукой, привлекая к себе. – Я соскучился по тебе.

Мария понимала, что поступает опрометчиво, но не могла ничего с собой поделать. Она расслабилась, прижимаясь к нему, благодарная ему за поддержку и защиту.

– Ты помнишь, как был со мной? – осторожно спросила она.

– Боюсь, что нет. – Он прижался щекой к ее макушке. – Но мне так приятно обнимать тебя, что я знаю, как сильно соскучился по тебе.

С каждой секундой обман ее все сильнее грозил обернуться для нее большой бедой, но у нее не хватало духу от него отстраниться. Ей тоже было приятно сидеть с ним рядом.

– Насколько я понимаю, тебе лучше.

– Голова у меня по-прежнему болит, и я так слаб, что не смог бы и котенка поднять, но я чувствую себя гораздо лучше, чем тогда, в море, когда меня носило по волнам на куске корабельной обшивки.

Он нежно поглаживал теплой ладонью ее предплечье.

– Я знаю, что ты считаешь лучшим не говорить нам о прошлом, и все же расскажи мне о своем отце. Как получилось, что он выиграл поместье у этого неприятного типа? Мистера Берка, кажется?

– Он добывал нам средства к существованию, проживая гостем то в одном доме, то в другом. Он был человеком обаятельным, остроумным, не слишком обременял хозяев. Неплохо играл в крикет, ездил верхом, охотился, стрелял из лука. Душа компании, одним словом. И в карты он играл так, что мы могли жить, не испытывая ни в чем особой нужды, – объяснила Мария. – А вот мистер Берк играть в карты, похоже, хоть и любит, но не умеет.

– Твой отец был родом из этих мест? – Адам вдруг резко замолчал. – И вообще, где я?

– В графстве Камберленд. На самой дальней северо-западной оконечности Англии, чуть южнее Шотландии. Тебе это о чем-то говорит?

Он нахмурился и указательным пальцем принялся чертить какой-то контур по ткани ворсистого халата. Она узнала очертания Великобритании.

– Камберленд здесь? – Он ткнул пальцем в точку на северо-западе.

– Точно. Выходит, ты неплохо знаешь Британию. – Она посмотрела на него снизу вверх.

– Тебе известно, что ты британец?

Он снова нахмурился.

– У себя в сознании я слышу одновременно ответ «да» и «нет».

– Какая причудливая смесь фактов. Ты столько всего знаешь и не знаешь, – задумчиво протянула она. – Скоро ты все вспомнишь.

И чем скорее, тем лучше. До нее вдруг дошло, что теперь, когда Берк покинул Хартли, она может сказать «Адаму» правду, признаться, что она солгала и они никакие не супруги, а совершенно чужие друг другу люди.

Но Мария не могла так поступить с ним, когда он смотрел на нее так, словно она была для него центром вселенной. Она не нашла в себе смелости сообщить ему, что он одинок на этой земле – человек без имени, без друзей, без семьи. Он помог ей освободиться от Берка. И она должна отплатить ему добром за добро. Сейчас он нуждался в ее помощи больше, чем она в его, когда к ней приставал Берк. Мария знала, что не лишит этого человека веры в то, что ему есть на кого опереться.

– Расскажи мне о себе, – попросил он. – Где ты родилась? Откуда родом твоя семья? Теперь, когда твоего отца не стало, есть ли у тебя поблизости какая-нибудь родня?

Мария невесело усмехнулась:

– Я знаю о семейных корнях не намного больше, чем ты. Мы с отцом были очень близки. Я знала его лучше, чем кого бы то ни было. Но о прошлом он никогда не рассказывал. Я не знаю, где он родился, кем были его родители, как он познакомился с моей матерью и даже как она умерла.

– Получается, что в твоей жизни присутствуют двое мужчин, и оба – сплошные тайны, – чуть улыбнувшись, заметил Адам. – Почему твой отец не любил говорить о прошлом?

– Я думаю, что он родился в знатной семье, и знаю, что семья отказалась от него из-за его плохого поведения, – откровенно заявила она. – Когда я родилась, ему едва исполнилось двадцать, и моя мать умерла, когда мне было года два. Я совсем ее не помню. Потом я жила с бабушкой в Шропшире. Мой отец навещал нас по нескольку раз в году. У нас всегда были чудесные праздники на Рождество, после которых он уезжал куда-нибудь охотиться. – Она вздохнула, вспоминая о том, как тяжело всякий раз переживала расставание с отцом.

– Его семья жила в Шропшире?

– Хотя бабушка Роза жила там, я никогда не слышала ничего такого, что дало бы основание думать о родственниках среди соседей. – Она ничего больше не хотела говорить о бабушке, но передумала. Ей хотелось хоть как-то уравновесить чудовищную ложь, в какую он с удивительной легкостью поверил, тем, что во всем остальном будет предельно честна с ним. – Бабушка Роза была наполовину цыганкой. На самом деле она была мне не бабушкой, а прабабушкой. Она была повитухой и целительницей.

Мария украдкой взглянула на Адама, чтобы увидеть его реакцию и понять, насколько такое заявление его шокировало. Не всякий обрадуется, узнав, что у его жены цыганские корни. Но ее признание, как ни странно, не оттолкнуло его, а лишь вызвало в нем интерес.

– Я чувствую по твоему голосу, что вы были с ней очень близки и она дорога тебе. Ты от нее унаследовала свои карие глаза?

Мария кивнула.

– Она говорила, что цыганская кровь делает женщин нашего рода неотразимыми. Я думаю, что во мне цыганская кровь сильно разбавилась, но бабушка Роза была красивой до самой смерти, а ее дочь была достаточно красивой, чтобы завоевать сердце мужчины из знатной семьи.

– Цыганская кровь в тебе все так же сильна, – твердо заявил Адам.

Взгляд его был таким теплым, что Мария покраснела и отвернулась.

– Мне было восемнадцать, когда бабушка Роза умерла, и потом отец стал брать меня с собой в свои бесконечные странствования по Британии. Мы так и жили – гостили то у одних знатных господ, то у других. – Мария поджала губы. – Берк обвинил отца в том, что папа обманом выиграл у него Хартли-Мэнор, но это ложь. Папа никогда в картах не мошенничал. Ему это было ни к чему. Берк угрожал, что подаст в суд и через суд вернет свою собственность. Если бы я согласилась выйти за него, никакого судебного преследования не было бы.

– Возмутительно! Как он посмел предлагать такое замужней женщине?! Надо было мне швырнуть его о другую стену напоследок!

– Тебя не было при нашем разговоре, и я никому не говорила о том, чем угрожал мне Берк. И я действительно не рассказывала никому в Хартли о том, что у меня есть муж. – Мария тихо засмеялась. – Похоже, у нас в роду привычка о себе много не болтать, и поэтому я могу понять, почему он мне не поверил. Но меня злило не столько то, что он не верил в мое замужество, сколько его стремление внушить мне, что сама я с Хартли-Мэнором не справлюсь. Будто для этого мне обязательно нужен мужчина. Как будто тот, кто сподобился проиграть свое имение в карты, лучше меня может вести тут дела! Пусть я не слишком хорошо разбираюсь в сельском хозяйстве, я могу ведь научиться. А что касается бухгалтерии, то с этим я точно справляюсь лучше, чем Берк.

– Когда я немного окрепну, я могу взять на себя управление фермой, – сказал ее «муж».

Она уставилась на него, шокированная его хладнокровным предложением взять в свои руки бразды управления ее поместьем. Но тут она вспомнила, что он думал, что приходится ей мужем, а по английским законам жена не более чем собственность, принадлежащая мужу. Все же не стоило говорить ему о том, что они – супруги. Слишком много осложнений.

Адам по-своему интерпретировал выражение ее лица.

– Я уверен, что действительно имею кое-какой опыт в том, что касается фермерства, хотя подробностей не помню, – сказал он и нахмурился. – Просто я чувствую, что в этом я кое-чего понимаю.

– Новые загадки. – Мария взяла себя в руки. – Я надеюсь, что ты скоро все вспомнишь, но если этого не случится, когда тебе станет лучше, я покажу тебе поместье и мы проверим твое знание вопроса.

Он встал и покачнулся от слабости.

– Думаю, что с твоей помощью я смогу добраться до спальни. Обещаю ожить на случай, если тебе понадобится помогать в усмирении других непрошеных гостей.

Она засмеялась и обняла его за талию, поддерживая плечом его вес. Ей нравилось прикасаться к нему, нравилось то, с какой непринужденностью ложится к ней на плечи его рука. Они вернулись в его комнату, и она помогла ему снять халат и лечь в постель. Когда она подоткнула под ним одеяло, он прошептал:

– Могу я попросить тебя прилечь рядом со мной? Просто полежи со мной, пока я не усну.

Его предложение одновременно и шокировало, и искушало. Но в нем не было бы ничего предосудительного, если бы они действительно были женаты. Решающим фактором для выполнения просьбы стала ее усталость.

– По-моему, чудесная мысль. – Она осторожно вытянулась поверх одеяла по правую сторону от него, чтобы не задеть его голову, если он перевернется на бок, желая быть ближе к ней. И еще она про себя отметила, что надо потом проверить, не пора ли сменить повязку у него на голове.

А пока она решила отдохнуть. Он лежал под одеялом, а она поверх одеяла, но она вдруг подумала о том, что хотела бы прижаться к нему всем телом, согреть его своим теплом. Конечно, она этого не сделала, но запретный плод так сладок…

Адам, несмотря на слабость, не засыпал. Он уже достаточно выспался и предпочел бы подержать в объятиях жену. Она уснула сразу же, положив голову ему на плечо, измотанная бессонной ночью и общением с этим негодяем Берком. Слава Богу, что у него хватило сил, чтобы защитить ее.

Большая часть ее блестящих светлых волос была убрана в узел, но те прядки, что выбились из прически, были как шелк под его пальцами. При воспоминании о том, как они сияли в свете лампы, когда он проснулся прошлой ночью, он вздохнул с сожалением. Увы, он еще не накопил в себе достаточно сил для того, чтобы быть ей полноценным мужем.

Будет жаль, если память его так и не вернется. Он хотел вспомнить подробности их знакомства, их первый поцелуй, их брачную ночь.

Ему даже хотелось вспомнить боль, которую он испытал, расставаясь с ней. Кстати, где он был и почему уехал от нее?

Он тихо вздохнул. Всему свое время. Он наклонился и поцеловал ее в макушку. Если память к нему так и не вернется, им придется создать новые воспоминания. И в этом тоже есть своя прелесть.

Глава 6

Глазго

Рэндалл выглянул из окна почтовой кареты, проезжавшей по шумным улицам многолюдного города.

– Я не знал, что Глазго такой большой город.

– Глазго меньше Лондона, но здесь обосновались самые крупные торговцы и производители Британии, – сообщил Керкленд. – Этот город гудит почище улья с голодными пчелами.

– Ты начинаешь говорить с шотландским акцентом, – с интересом заметил Мастерсон.

– Что вполне естественно, – сказал Керкленд, намеренно растягивая слова. – Но если ты считаешь, что я говорю как шотландец, то подожди, пока не услышишь коренного жителя Глазго. Ты даже не поймешь, что он говорит на английском.

Рэндалл улыбался, слушая, как друзья перебрасываются репликами. Путь из Лондона они проделали в основном в молчании. Они наняли почтовую карету и отправились в Шотландию на максимально возможной скорости. Пусть раненая нога доставляла Рэндаллу немало страданий из-за необходимости большую часть времени проводить в тряской карете, двигавшейся почти без остановок, зато до Шотландии они доехали на удивление быстро. Но если бы не ранение, он сейчас по-прежнему воевал бы в Пиренеях и о гибели Эштона узнал бы еще очень не скоро.

Он потерял немало друзей на этой войне. Многие погибли в бою, многие скончались от ран и болезней вроде той лихорадки, какая заставила вернуться домой для выздоровления Уилла Мастерсона. Но те друзья, которые остались в Англии, казалось бы, не должны гибнуть на каких-то испытаниях дьявольских машин с паровыми двигателями, будь они прокляты!

Пока карета медленно ехала по запруженному народом мосту через Клайд, Рэндалл думал о том, что, возможно, здесь, в Шотландии, еще есть шанс что-то сделать для Эштона. Хуже, когда время упущено и ты понимаешь, что от тебя уже ничего не зависит.

– Мы знаем, где док Эштона?

– Где-то в порту Глазго, к западу от центра города, – ответил Керкленд. – Найти нужный док будет нетрудно. В Глазго инженеров больше чем достаточно, и проекты вроде того, что осуществлял Эштон, обсуждаются в каждой таверне и в каждой кофейне города.

– Похоже, ты неплохо знаешь Глазго, – заметил Мастерсон.

Керкленд пожал плечами:

– Я провел тут немало времени мальчишкой. Именно моя любовь к родственникам, подвизавшимся в торговле, не нашедшая понимания у моих родителей, способствовала тому, что меня отправили в Уэстерфилд, за что я бесконечно благодарен судьбе.

Мастерсон хохотнул.

– Наверное, у каждого студента Уэстерфилда есть своя захватывающая история о том, что привело его в академию, в заботливые руки леди Агнес. Вот собрать бы все эти истории в один альманах. Занятная получилась бы книга!

– Пути Господни неисповедимы, как неисповедимы пути тех, кто не желает идти проторенной дорогой, навязанной ему обществом, – сухо заметил Рэндалл. – Радует уже то, что все эти тропинки привели нас в одно место, а именно в Уэстерфилд. Сколько нам еще до порта Глазго?

– Еще не меньше часа. – Керкленд пристально посмотрел на Рэндалла.

– К тому времени уже стемнеет. Я предлагаю снять комнаты в гостинице и хорошо выспаться перед тем, как приступать к поиску сведений об Эштоне и его «Энтерпрайзе».

Рэндалл кивнул. Будь на то его воля, он начал бы поиски немедленно, но измученное тело требовало отдыха. Время не будет потрачено напрасно. Если он не ошибался в аналитических способностях Керкленда, а это вряд ли, то уже к утру у них будет готов подробный план операции.

Рэндалл не ошибся в Керкленде. Когда утром следующего дня за завтраком он встретился с друзьями в отдельном кабинете при обеденном зале гостиницы «Корона и парус», у Керкленда уже имелся не только план операции, но и адрес главного инженера «Энтерпрайза». Арчибальд Мактавиш жил в небольшом, но очень опрятном и ухоженном доме на тихой улочке неподалеку от шумной пристани. Друзей приняла застенчивая горничная, которая взяла у них визитные карточки и убежала, чтобы передать хозяйке дома, что к ней прибыли с визитом три джентльмена.

Миссис Мактавиш, усталая женщина с двухлетним ребенком, державшимся за ее подол, была не слишком рада гостям – трем богатырского сложения джентльменам, едва уместившимся в крохотной гостиной, куда их проводила горничная.

– У меня на праздную болтовню времени нет, – без обиняков заявила миссис Мактавиш. – Вы пришли, чтобы повидаться с моим мужем?

– Да, если можно, – ответил Керкленд с отчетливым шотландским акцентом. – Мы друзья герцога Эштона, и мы хотели бы узнать об аварии, которая отняла у него жизнь.

– Мактавиш тут ни при чем! – с жаром воскликнула она.

Мастерсон, отличавшийся завидным чувством такта, сказал:

– Мы не пытаемся искать виновных, миссис Мактавиш. Мы всего лишь хотим выяснить, как это произошло. Мы все учились вместе с Эштоном, и он нам всем очень дорог. Если ваш муж достаточно хорошо себя чувствует, чтобы поговорить с нами, мы очень хотели бы с ним повидаться.

– Ну ладно, – неохотно сказала она. – Я спрошу у него, может ли он с вами говорить.

Она взяла ребенка на руки и вышла из комнаты, а через несколько минут вернулась уже одна.

– Он поговорит с вами. Но постарайтесь не утомлять его. Ему повезло, что он выжил.

Она привела визитеров в спальню с окнами на реку. Мактавиш оказался худым мужчиной средних лет или немного моложе с редеющими рыжими волосами, весь в синяках и бинтах и с очень несчастным выражением лица. Жена подоткнула подушки ему под спину и помогла ему сесть, затем, сверившись с визитками, объявила:

– К тебе пришли Керкленд, Мастерсон и Рэндалл. Не знаю, кто из них кто.

Керкленд вновь взял на себя труд говорить первым: – Керкленд – это я. – Он выступил вперед и подал больному руку, но так и замер с протянутой ладонью. Вместо правой руки у Мактавиша торчал забинтованный обрубок.

– Да, работник из меня теперь неважный. Что вы хотите узнать?

– Как и где умер Эштон, – сказал Рэндалл, прервав неловкую паузу. – Мы надеемся, что, если нам удастся определить место взрыва, мы сможем отыскать его тело и доставить его домой для захоронения.

У Мактавиша прояснилось лицо.

– Так поступают настоящие друзья. Но в вашем желании предать тело друга земле море может и не стать вашим союзником. Он был хорошим человеком, ваш Эштон. Ни за что не скажешь, что он герцог.

– Нам его будет не хватать, – тихо сказал Уилл Мастерсон. – Вы знаете, что явилось причиной взрыва? Паровые двигатели – капризные штуки, но в своих письмах Эштон писал, что проект продвигается успешно.

– Да, так и было. – Мактавиш сжал левую руку в кулак и сердито ударил по матрасу. – Мы прошли на хорошей скорости весь путь до Ферт-оф-Клайд. Двигатель пел как соловей.

– Немалое расстояние, – удивленно заметил Керкленд.

– Да, немалое. При достаточном количестве топлива мы могли бы вести корабль до самого Ливерпуля. Мы как раз успели развернуться, когда взорвался котел. Нас словно молнией ударило.

– Может, так оно и было? – спросил Уилл. – Если случился шторм…

Инженер покачал головой:

– Туман был, но шторма не было.

– Где находился Эштон, когда взорвался котел? – на этот раз вопрос задал Керкленд. – Вы были с ним?

– Я находился на палубе и пытался прикинуть, сколько нам еще предстоит пройти. Туман мешал, но я помню, что успел определить местоположение судна – неподалеку от острова Арран, когда раздался взрыв. Меня выбросило в воду. – Мактавиш взглянул на уродливый обрубок. – Я даже не помню, как мне размозжило кисть. Мне повезло, что рядом со мной в воде оказался Дэви, наш штурман, первоклассный пловец. Он схватил меня и дотащил до Аррана, который действительно был неподалеку.

– Вы видели Эштона в воде? – Вопрос снова задал Керкленд.

– Не видел, – ответил инженер. – Скорее всего он был в машинном отделении, внизу, под палубой. Он много времени проводил там. – Мактавиш прикоснулся к своему забинтованному лбу. – У меня с головой что-то случилось, и я не помню, чтобы видел в воде кого-то, кроме Дэви. Потом я удивился, узнав, что еще двое из команды добрались до берега.

Рэндалл настроился на то, чтобы задать самый трудный вопрос.

– Вы слышали о каких-то телах, вынесенных на берег в этом районе?

– Там настолько много мелких необитаемых островов, что любое тело, выброшенное на берег, так никогда и не будет обнаружено, – сказал Мактавиш. – Но мне сдается, что тело Эштона застряло в обломках судна.

– И сколько всего оказалось жертв? – спросил Рэндалл.

– Погибли четверо, включая Эштона. Одно тело волны вынесли на берег возле Труна – это местечко на побережье как раз напротив Аррана. – Мактавиш тяжко вздохнул. – Насколько мне известно, остальные так и не найдены.

«И могут таковыми и остаться». Рэндалл вернулся к тому, о чем инженер говорил чуть раньше:

– Раз «Энтерпрайз» находился так близко к берегу, есть ли шанс поднять затонувшее судно?

Мактавиш задумался.

– Пожалуй, есть. Мне было бы очень интересно узнать, отчего взорвался двигатель.

– Нам понадобится спасательное судно с мощным краном и опытным экипажем, – сказал Мастерсон. – Вы знаете кого-то, кто был бы способен выполнить такую работу?

– Джейми Богл из Гринока – тот, кто вам нужен. У него самое лучшее подъемное оборудование в Шотландии. – Глаза Мактавиша ожили. – Я хотел бы присутствовать при подъеме.

– Это можно организовать. – Керкленд, прищурившись, испытующе посмотрел на Мактавиша. – Если вы будете подыскивать новую работу, у моего дяди Данлопа есть верфь, и он ищет инженера с опытом работы с паровыми двигателями.

– Вы племянник Уи Джорди Данлопа? – Мактавиш казался потрясенным, а его жена, тихо сидевшая в уголке, едва не вскрикнула. Должно быть, они сильно переживали из-за денег после того, как в результате аварии Мактавиш лишился работы и стал калекой. Инженер взглянул на культю на том месте, где когда-то была правая кисть.

– Я… я не смогу выполнять работу, которую делал раньше.

– Рабочие руки можно нанять. Дядю интересуют мозги и опыт. – Керкленд полез в карман сюртука за блокнотом. – А теперь назовите имена остальных выживших. И скажите, вы знаете, где их можно найти?

К тому времени как друзья собрались уходить, миссис Мактавиш потеплела к гостям настолько, что решила угостить их чаем с печеньем. Когда троица возвращалась в гостиницу в карете, Рэндалл спросил:

– Твой дядя Данлоп действительно ищет инженеров с опытом работы с паровыми двигателями?

– Если и не ищет, то будет искать, – ответил Керкленд. – Он стал одним из лучших кораблестроителей в Британии, потому что нанимал хороших работников. Он не прогадает, взяв на работу того парня.

Рэндалл откинулся на сиденье. Может, они и не слишком продвинулись сегодня в поисках Эштона, но кое-что полезное сделать удалось.

Глава 7

Он был мальчишкой и, играя, боролся с другими мальчиками.

– Посмотри, вот как надо выполнять бросок. – Он продемонстрировал прием на светловолосом мальчугане, применив полученные им навыки для того, чтобы швырнуть противника на кровать.

Светловолосый вначале испытал шок, но потом расплылся в улыбке.

– Покажи мне медленно, как это делается, – заканючил он.

– И мне, и мне! – эхом откликнулись другие мальчики. Ему было приятно от сознания того, что его мастерство не только доставляет удовольствие ему и приносит практические плоды, но еще и помогает завоевать уважение.

Высокая властная женщина вошла в комнату как раз в тот момент, когда двое мальчишек взлетели на воздух, чтобы быть подхваченными двумя другими. Мгновенно наступила тишина, нарушаемая только шумом от падения маленьких тел на матрасы. Она осмотрела место схватки, и он мог бы поклясться, что увидел в ее глазах озорной блеск.

– Вижу, что мне придется организовать для вас игры в мяч, пока вы друг друга не покалечили от избытка энергии. Вам, однако, придется играть с деревенскими мальчишками, поскольку вас еще слишком мало в школе для того, чтобы играть в футбол или крикет по всем правилам.

Темноволосый паренек сказал:

– Мы их одолеем. Кровь свое возьмет, как говорит мой отец.

– Это верно, но не для спортивных полей, – сообщила женщина, которую заявление брюнета не впечатлило. – Вам пойдет на пользу, если вы потерпите поражение от ребят, у которых мастерства больше, чем породы. – Она окинула суровым взглядом каждого из них по очереди. – Пора вам спать, и не ломайте мебель.

Они все кивнули с серьезным видом, но после того, как женщина ушла, прыснули от смеха. Хотя больше они друг друга не швыряли. Полноватый жизнерадостный мальчик с каштановыми волосами принес жестяную коробку с имбирным печеньем, которое они разделили на всех и жевали, лежа в постелях и разговаривая. Некоторые говорили больше других. Он не мог вспомнить имен и ни одного разговора. Но он чувствовал атмосферу доброй воли и дружелюбия, которая окружала его. Друзья. У него были друзья…

Адам проснулся рано, улыбаясь от удовольствия, оставшегося после увиденного сна. Потянувшись, он убедился, что боль в мышцах еще не прошла, но в целом он чувствовал себя хорошо. Он попробовал порыться в памяти, гадая, был ли тот сон обрывочным воспоминанием из прошлого, или то был сон, навеянный столкновением с Берком. Самые настоящие его воспоминания все еще оставались о том, как он дрейфовал в море на волоске от смерти. Больше он ничего не помнил, хотя все события, случившиеся после того, как Мария вытащила его из воды, он помнил ясно.

И самым ясным из них был страх за нее, когда на нее напал несостоявшийся жених. Он до сих пор не знал, где он нашел силы для того, чтобы швырнуть Берка из одного конца комнаты в другой. Но он точно знал, что нашел бы в себе силы сломать любые двери, чтобы помочь Марии.

А самым живым было воспоминание о том душевном покое, который испытал он, когда вместе с женой отдыхал после ухода Берка. Она через час или два оставила его одного, нежно прикоснувшись к его волосам. Был ли то поцелуй? Ему было бы приятно так думать.

Он спал большую часть дня после ее ухода, просыпаясь лишь для того, чтобы поесть, попить и воспользоваться ночным горшком. Он смутно помнил приход миссис Бэнкрофт, которая сменила его повязку и сказала, что дела у него идут на лад.

Теперь он чувствовал себя вполне отдохнувшим и совсем не больным. Он скинул ноги с кровати и встал. На мгновение он покачнулся, но сумел дойти до умывальника без происшествий. Он поморщился, увидев свое отражение в маленьком зеркале над раковиной. Он выглядел как настоящий разбойник. Подбородок покрывала темная щетина, а синяки из багровых стали неприятного оттенка зеленого и желтого, и повязка на голове лихо съехала набок.

Он задумчиво потрогал бороду, гадая, сколько суток она росла. Невозможно сказать, не зная, как быстро у него появляется растительность на лице, но он подозревал, что растет она достаточно быстро. Умывшись, он стал искать бритву, но безуспешно. Надо будет попросить Марию.

Не осознавая, что делает, он сел, скрестив ноги, на потертый ковер. Положив руки на колени, он закрыл глаза и глубоко вдохнул. Он уже вошел в ритм медленного дыхания, когда по-настоящему задумался о том, что именно он делает. Было ясно, что такого рода ритуал он совершал регулярно, но он не был до конца уверен в том, что окружающие с пониманием отнеслись бы к тому, что он делает. Итак, чем же он занимался?

Медитация. Слово выплыло из памяти. С легкостью, достигнутой долгой практикой, он успокоил мысли и сосредоточился на центре своего существа. Несмотря на то что прошлое его было задернуто темной завесой, он был жив и здоров. И пока этого довольно.

Несколько минут концентрации позволили ему сфокусировать внимание на главном и подготовиться к тому, что могла бы преподнести ему жизнь. Похоже, он медитировал каждое утро после умывания. Плеснув воды на лицо, он, должно быть, запустил какой-то давно отлаженный механизм. Поднявшись на ноги, он задался вопросом, какие еще модели поведения заявят о себе в ближайшее время.

В отсутствие памяти лучшим компасом должна служить интуиция. У него уже были моменты, когда определенные предметы и темы ощущались как знакомые. Например, он знает кое-что о сельском хозяйстве. Что еще? Лошади. Он был абсолютно уверен в том, что разбирался в лошадях.

Готовый это выяснить, он исследовал содержимое маленького гардероба и обнаружил там разнообразную одежду, поношенную, но годную к использованию. Он подумал, что одежда эта не его, он бы предпочел иные цвета и иные ткани. Одежда была неплохо скроена и неплохо сшита, но она отражала вкусы иного человека. Должно быть, Мария принесла эту одежду, пока он спал.

Впрочем, вкусы его могли измениться с утратой памяти. Неприятная мысль. Он хотел бы считать, что остался прежним человеком, пусть воспоминания временно ему недоступны. Он должен был во что-то верить.

Он верил, что ему повезло в жизни, если он сумел завоевать такую женщину, как Мария. Согретый этой мыслью, он нашел наряд, подходящий для прогулки по сельской местности. В процессе одевания его догадка о том, что одежда не его, подтвердилась. Он был чуть выше, чуть тоньше в талии, и камзол и сапоги разносились под иное тело. Но в целом наряд выглядел вполне прилично. Гораздо приличнее, чем те лохмотья, в которых его вытащили из воды.

Он догадался, что одежда принадлежала его свекру. Он попытался представить себе отца Марии и решил, что этот человек как капля воды похож на Марию, только в мужском обличье: те же светлые волосы, тот же теплый оттенок карих глаз. Этот образ был целиком плодом его воображения. Воспоминаний о настоящем Чарлзе Кларке не было.

Движимый желанием исследовать поместье, которое никогда не видел, он вышел из комнаты. Никем не замеченный, он вышел из дома. Усадебный дом выходил фасадом на западную часть Ирландского моря – прелестный вид на далекие островки и, возможно, на полуостров. Закаты здесь, наверное, незабываемые.

Он выбрался на тропинку, ведущую от усадьбы к берегу, и пошел в сторону узкой полоски песчано-галечного пляжа. Должно быть, по этой тропинке вела его в дом Мария после того, как вытащила на берег. Теперь расстояние показалось совсем небольшим. В ту ночь путь был бесконечен.

Он вдохнул солоноватый воздух моря. Волны плескались в ярде от его ног. Был ли он моряком, человеком моря? Он не был в этом уверен. Он хорошо знал море, ему нравилось находиться у воды даже сейчас, после того как он чуть было не погиб в темной пучине вод. Но у него не было ощущения, что вся жизнь его вращалась вокруг моря, как было бы в случае, если бы он действительно был капитаном судна. Почему он сразу решил, что мог бы быть капитаном? Он подозревал, что привык отдавать приказы.

Поднимаясь по тропинке к дому, он обнаружил, что дышит тяжело и что ноги у него дрожат. Ум его требовал действия, но тело еще не окончательно оправилось после выпавших на его долю суровых испытаний. Вместо того чтобы вернуться в дом, он направился к строениям, расположенным дальше, за домом. В небольшом загоне, смежном с конюшней, находилось несколько лошадей. Один из коней, гнедой жеребец с яркими глазами, с энтузиазмом затрусил к нему навстречу. Он улыбнулся и ускорил шаг. Он явно неплохо разбирался в лошадях.

Спускаясь вниз к завтраку, Мария решила заглянуть к Адаму, чтобы узнать о его самочувствии. Сердце замерло, когда на ее стук в дверь никто не ответил. Она в тревоге задержала дыхание, приоткрыла дверь и увидела пустую комнату. Что, если он ходит во сне? Вышел из дому и заблудился? Пропал? Что, если он забрел на берег и его смыло волной? Мария приказала себе успокоиться и не паниковать. Адам вел себя вполне разумно, и поэтому скорее всего он просто встал пораньше и решил, что достаточно хорошо себя чувствует, чтобы прогуляться. Заглянув в шкаф, она убедилась, что кое-что из одежды ее отца отсутствует.

Надеясь, что Адам ушел не дальше кухни, она направилась туда и обнаружила, что миссис Бекетт печет овсяные лепешки с изюмом. Мария взяла лепешку, такую горячую, что обожгла пальцы, и спросила:

– Мистер Кларк встал. Он сюда не спускался?

– Пока нет. – Кухарка сурово на нее посмотрела. – Вы никогда не говорили, что у вас есть муж.

– Я так мало с ним виделась, что и забыла о том, что замужем. Вернее, так и не привыкла считать себе замужней женщиной, – сказала Мария. Ее мучили угрызения совести. Приходилось громоздить одну ложь на другую. Получался какой-то снежный ком. – Нам придется снова привыкать друг к другу. – Она с наслаждением откусила лепешку. – Вкусно!

Мария подозревала, что у миссис Бекетт есть к ней вопросы, на которые Мария еще не успела придумать ответы, но, на ее счастье, кухарка продолжать тему не стала.

– Какие блюда любит мистер Кларк? Раз он уже встает, его надо как следует кормить.

– Сегодня ему лучше поесть чего-нибудь легкого, – сказала Мария, поскольку не имела ни малейшего представления о пристрастиях мистера Кларка в еде. – Возможно, какого-нибудь супчику и немного рыбы на ужин. – Она прихватила с собой несколько лепешек. – Я посмотрю, не вышел ли он прогуляться.

– Если вы его найдете, скажите, что я приготовлю ему вкусный омлет с зеленью на завтрак.

– Я бы тоже от омлета не отказалась. – Мария поцеловала кухарку в щеку и направилась к двери. – Миссис Бекетт, вы – сокровище.

Пожилая женщина, довольная похвалой, прищелкнула языком.

– Я в самом деле сокровище, так что не забывайте об этом.

Мария спустилась к морю, но Адама не увидела. Тогда она повернула к конюшням. Лепешки она несла в руке. Опыт подсказывал ей, что редкий мужчина пройдет мимо лошадей, так что скорее всего искать Адама следует на конюшне. В Хартли-Мэноре были, как и везде, рабочие лошадки, а к ним пара превосходных ездовых, которых отец выиграл в карты.

Она как раз откусила кусочек от одной из лепешек, когда из-за угла конюшни выехал на коне ее отец. Мария вскрикнула и прижала руки к губам, лепешки упали на траву, а она едва не упала в обморок от потрясения. Адам соскочил с коня и бросился к ней. В ярко-зеленых глазах его читались тревога и забота.

. – Мария, что с тобой?

Адам. Не отец. Она дрожала и закашлялась, едва не подавившись лепешкой.

– Я… я приняла тебя за отца. На тебе его одежда, ты ехал на его коне. И мне показалось, что ты – это он. Кстати, коня зовут Турок.

Турок доедал упавшую на траву надкушенную Марией лепешку. Адам заключил Марию в объятия. От одежды исходил слабый запах отца, но объятие было явно не отцовским.

– Бедняжка моя, – тихо сказал он. – У тебя были очень трудные несколько недель. Сожалею, что так тебя напугал.

Она уткнулась головой ему в грудь, благодарная за поддержку.

– Я… я все еще не могу смириться с тем, что папа умер. Не могу поверить в это, – пояснила она. – Если бы я увидела его мертвым, все было бы по-другому, но узнать об этом со слов другого человека – не то же самое, что увидеть своими глазами.

Адам гладил ее по волосам, и она начала осознавать, что в том, как он ее обнимал, было что-то ей незнакомое. В объятии этом не чувствовалось вожделения, в нем было больше от дружеской поддержки, чем от похоти. Оно было очень… интимным? Адам считал себя ее мужем и вел себя с покровительственной нежностью супруга, принимая как должное тот факт, что он имел право ее обнимать.

Мысль эта была столь же тревожной, сколь приятным, было его прикосновение. Он с такой естественной непринужденностью вошел в роль супруга, что она невольно задумалась о том, не ждет ли его где-нибудь настоящая жена. Жена, которой так же отчаянно хочется узнать о его судьбе, как отчаянно хочется узнать Марии о том, что на самом деле случилось с ее отцом, чтобы раз и навсегда избавиться от мучительной неопределенности.

Не желая больше думать в этом направлении, Мария отодвинулась от него. Адам поднял с травы остальные лепешки, заметив, что Турок готов съесть и их. Лепешка была все еще теплой, когда он протянул ее Марии.

– Как ты узнала о гибели отца? Есть ли вероятность того, что тебя ввели в заблуждение?

– Весть о его гибели принес мне Берк. – Увидев выражение лица Адама, она усмехнулась. – Нет, его не назовешь надежным источником, но у него было кольцо отца, которое тот постоянно носил. И это меня убедило.

– После встречи с ним меня бы не удивило, если бы я узнал о том, что он украл кольцо, – сказал Адам перед тем, как надкусить лепешку.

– Вероятно, он на это способен, но вскоре после сообщения Берка я получила письмо от лондонского нотариуса, в котором он подтверждал смерть отца. – Мария откусила от своей лепешки, задумчиво прожевала и сказала: – Самым убедительным подтверждением того, что отца нет в живых, является отсутствие писем. Раньше он писал мне по нескольку раз в неделю. Теперь же… ничего. Он не прекратил бы мне писать, если бы был жив и здоров. – Мария судорожно вздохнула. – Я действительно верю в то, что он умер, и при этом мне показалось совершенно естественным то, что он выехал мне навстречу верхом на Турке.

Адам доел лепешку.

– Я думаю, вполне естественно для человека надеяться вопреки всему. Столкнувшись с трагедией, мы все склонны поверить в то, что произошла ошибка, что трагедия не может коснуться нас лично.

– Ты знаешь об этом по опыту или ты просто мудрый человек?

Адам задумался.

– Я ничего не могу сказать об опыте, но я бы поостерегся называть себя величайшим из мудрецов.

Мария прыснула. Если это бабушка Роза послала ей «мужа», то она выбрала человека с чувством юмора.

– Тебе нравится Турок? Мой отец говорил, что этот конь – самый лучший из всех, что у него были. Разумеется, он выиграл его в карты.

Лицо Адама осветила улыбка.

– Он великолепен. Красивый шаг и сильный характер, но без злобы. Гнедая кобыла тоже красавица. Он и ее выиграл в карты?

– Да. Это моя лошадка. Ее зовут Орешек. – Мария пристально смотрела на Адама. В одежде ее отца он смотрелся настоящим помещиком: вальяжным, раскованным. Но лицо его казалось напряженным. – Я не ожидала увидеть тебя верхом. Верховая езда не слишком тебя утомила?

– Силы ещё не вернулись ко мне полностью, – признался он, – но мне на самом деле очень захотелось снова сесть в седло. Может, мы могли бы сегодня устроить конную прогулку по поместью?

– Позже, если ты будешь к этому готов. А сейчас миссис Бекетт хотела бы накормить нас обоих завтраком. Ты готов съесть омлет?

– Еще как готов!

Он взял ее под руку, и они повернули к дому. Ему нравилось касаться ее. И вновь она подумала о том, не проявляет ли он непринужденность женатого мужчины, который привык к тому, что у него есть женщина, которую он волен трогать, когда ни пожелает. Чем скорее ее дар моря обретет память, тем лучше будет для них обоих.

После великолепного завтрака Адам удалился в свою спальню отдохнуть. Во второй половине дня Мария на цыпочках вошла в его комнату и застала его лежащим навзничь на кровати. Он снял сапоги и камзол, но оставался в рубашке и бриджах. У него была идеальная мужская фигура, олицетворявшая представление джентльмена об идеальной физической форме, пропорциональности и элегантности. Был ли он джентльменом по рождению? Она не была в этом уверена, но, как бы то ни было, он им стал.

Решив, что не станет его будить, если он не проснется сразу, она прошептала:

– Адам, как ты себя чувствуешь?

Он проснулся и улыбнулся ей так, что она почувствовала себя единственной женщиной в мире. Его единственной любовью.

– Я мог бы прокатиться по поместью.

Она испытующе смотрела на него. Видимые синяки наводили на мысль о многих других, скрытых под одеждой. Да, ему крепко досталось.

– Давай подождем с прогулкой до завтра. Не стоит себя загонять.

– Тогда мне придется найти другое занятие, иной вид физической активности. – Он схватил ее за руку и потянул к себе. Пристально глядя ей в глаза, он сказал: – Жаль, я не помню первый поцелуй, придется все начать заново.

Он опустил ее на кровать и поцеловал. Губы его были плотными и теплыми, язык нежно раздвинул ее губы.

Ощущения захлестнули ее, лишая воли, туманя сознание. Ее не раз целовали молодые мужчины, причем не в щечку, и пару раз ей приходилось отбиваться от пьяных ухажеров вроде Берка, но так ее еще никто не целовал. Она чувствовала его восторг, его интерес, словно они лишь недавно стали любовниками, и при этом она ощущала его уверенность в том, что между ними уже есть связь, что они принадлежат друг другу.

Она схватила его за руки, ласково скользящие вдоль ее спины, отдающие дань каждому изгибу, каждой выемке. Те места, где тела их соприкасались, горели. Ей хотелось раствориться в нем, расплавиться, вжаться в него, ей хотелось целоваться до бесчувствия.

Правая рука его скользнула ей под подол и начала подниматься вверх по обнаженной ноге, и это шокировало ее столь же сильно, сколь и возбудило. Она отпрянула от него с бьющимся сердцем. Где-то далеко, у нее в голове, Сара назидательно произнесла:

– Ты сама в этом виновата.

Мария не могла спорить. Если они продолжат в том же духе, она потеряет девственность и, возможно, склонит Адама к супружеской измене. Ей надо бежать без оглядки, лишь бы положить конец этой ситуации.

Он смотрел в разгоряченное лицо озадаченно и немного обиженно.

– Что-то не так, Мария?

На миг ей пришло в голову, что можно признаться сейчас, но у нее не хватило духу одним махом лишить его той малой толики уверенности, что у него оставалась. Она пыталась найти ответ, который мог бы помочь установить между ними определенную дистанцию, ответ, который звучал бы хоть немного правдоподобно.

– Прости, Адам. – Она отодвинулась на край кровати и села, понимая, что в его объятиях ясно мыслить не может. – Это так… так внезапно для меня. Мы очень мало времени провели вместе, а сейчас я для тебя совсем как незнакомка.

– Возлюбленная незнакомка, – тихо сказал он. – И я тебе не чужой. Так ведь? Или я очень сильно изменился?

Она поежилась, спросив себя, не являются ли его чувства к ней удобной подменой его же чувств к настоящей жене. Вспомнив о том, что она говорила миссис Бекетт, Мария сказала:

– Дело не в том, что ты изменился, просто ситуация сама по себе странная. Ты согласишься за мной поухаживать, как если бы мы только познакомились? Мы сможем заново узнать друг друга. – Она взяла его за руку. – Память может вернуться к тебе в любой момент, и, конечно, это многое упростит. Но пока этого не случилось, мы можем начать все заново?

Он колебался. Она догадывалась, что он предпочел бы познать свою жену в библейском смысле, и чем скорее, тем лучше. Но вот он улыбнулся и поднял их соединенные руки, целуя кончики ее пальцев.

– Какая мудрая мысль, мисс Кларк. Вы самое чудесное создание, с которым мне довелось встретиться в жизни. Вы не согласитесь прогуляться со мной по саду?

– С удовольствием, мистер Кларк, – с облегчением сказала она. – Мы можем насладиться нарциссами и друг другом.

Он засмеялся, скинул ноги с кровати и потянулся за сапогами.

– Надеюсь, вас очаровали мои синяки и щетина. Я и сам не знаю, на кого я похож.

– В целом вы прекрасны, – заявила она. И это точно было правдой.

Глава 8

К тому времени как Адам натянул сапоги и сюртук, чтобы выйти на прогулку, Мария уже успела вернуться в изумительной фривольной соломенной шляпке, украшенной цветами из шелка, и с потрепанной голубой шалью на плечах. Он предложил ей руку.

– Вы прелестно выглядите, мисс Кларк.

Она с показным кокетством захлопала ресницами, взяв его под руку.

– Как это любезно с вашей стороны, сэр. Если вы будете очень хорошо себя вести, я даже могу позволить вам называть меня по имени.

Он ухмыльнулся и распахнул перед ней дверь.

– Если вам не покажется, что я слишком тороплю события, можете звать меня Адам.

– Я ни за что не стала бы торопиться в чем бы то ни было, мистер Кларк, – решительно заявила она. – Я очень-очень воспитанная юная леди, так и знайте.

– Никому не пришло бы в голову подумать по-другому, – заверил ее Адам. Он был разочарован – весьма разочарован – тем, что она не позволила ему заняться с ней любовью, но теперь он понял, что она была права. Им нужно было время, время ухаживания, чтобы возобновить знакомство друг с другом, чтобы построить фундамент из взаимной приязни и дружбы. Желание – прекрасная вещь в браке, но одного желания недостаточно, особенно для женщины, чей муж ее не помнит.

Сейчас они не только заново узнавали друг друга, но и вели игру, которая доставляла им удовольствие сама по себе. Эта игра была даже лучше, чем та настоящая игра, которая зовется флиртом, ибо исход этой игры – брачное ложе – был предопределен. Жаль, что он не помнил, как выглядят ее изысканно округлые формы без одежды. Как досадно, зная, что они были любовниками, не иметь возможности извлечь из памяти воспоминания, касающиеся ее тела, или ее вкуса, или текстуры кожи.

Выйдя из дома, она повела его налево, в сторону, противоположную той, где располагались конюшни и хозяйственные постройки. Он впитывал в себя тепло ее руки, лежавшей на его предплечье, терпкий аромат лаванды, исходящий от ее одежды.

– Я ничего не знаю о моде, но ваша восхитительная шляпка выглядит так, что заставляет меня считать ее очень модной.

– Спасибо, сэр. – Мария вдруг сбросила с себя напускную претенциозность и прыснула от смеха. – Я столько раз переделывала эту шляпку, что уже забыла, как она выглядела изначально. Так что модной ее никак не назовешь. Лишние деньги всегда были редкостью, и я очень ловко научилась освежать наряды и шляпки с помощью лент или цветов.

Все ли благородные девицы с готовностью признаются в нехватке средств, или она так откровенна потому, что они женаты? Какова бы ни была причина, ее прямота вносила свежую струю в аромат их отношений.

– Вашу шаль труднее обвинить в том, что она модная.

Она теснее закуталась в шаль.

– Бабушка Роза связала мне эту шаль как-то на Рождество. Когда я накидываю ее на плечи, я чувствую себя так, словно это ее руки меня обнимают, поэтому я часто ее ношу.

За беззаботным тоном он расслышал грустные нотки, говорящие о том, какой одинокой она себя ощущает. Она вела необычную жизнь и мало походила на большинство благовоспитанных юных леди.

– Наверное, трудно было жить так – постоянно переезжая с места на место, нигде не пуская корни? Что вы делали, чтобы развлечь себя? Я подозреваю, что в некоторых домах хозяйкам не нравилось принимать у себя такую хорошенькую девушку, как вы.

Мария состроила гримасу.

– Вы проницательны. Всем нравилось общество моего отца, он был очень компанейским человеком. Но женщины часто думали, что я ищу мужа среди их сыновей, а невеста без приданого никому не нужна.

Он высказал мысль, которая долго его терзала:

– И поэтому вы выбрали себе мужа без гроша? Я был не в состоянии обеспечить вас приличным домом?

Она нахмурилась и отвернулась, словно не хотела отвечать.

– У вас был ум и перспективы. Я не беспокоилась о нашем будущем. Вам пришлось уехать вскоре после свадьбы, так что я решила, что разумно дождаться вашего возвращения, продолжая жить с отцом. – Она обвела рукой вокруг себя. – И тут в нашу жизнь пришел Хартли-Мэнор.

– Как долго мы были в разлуке?

– Для меня – целую вечность.

– Почему мне пришлось вас покинуть? Чем я занимался?

– Вы участвовали в довольно секретной работе на правительство. Вы никогда не говорили мне о своих занятиях. Я думала, вы не хотите, чтобы я вас об этом спрашивала. – Сменив тему, она с грустью сказала: – Прогулка была бы более романтичной, если бы сад был ухоженным. Но он совсем зарос, а у меня не было времени вплотную заняться им. Берк не тратил на поместье ни одного пенни. Миссис Бекетт, кухарка, говорит, что раньше здесь был садовник, но он умер, а замены ему так и не нашлось. А теперь сад больше похож на непролазные заросли.

Она преувеличивала, но не сильно. Цветники больше напоминали лабиринт, деревья имели раскидистые кроны, а на клумбах и бордюрах цветы росли неопрятными клочками. Даже весной сад казался заброшенным. А уж к середине лета некоторые участки станут вообще непроходимыми.

– Работы потребуется много, – согласился он, когда они проходили по щербатой, выложенной кирпичом дорожке. – Но сад разбит с умом, и растения чувствуют себя неплохо. – Он придержал ветку, чтобы Мария смогла пройти. – Вы не будете возражать, если я приложу руки к саду?

Она бросила на него быстрый взгляд.

– Садоводство кажется вам знакомым?

– Похоже на то. – Он неосознанно размял пальцы. – Мне хочется поработать руками, взяться за что-то и улучшить это что-то.

– Тогда с сада можно и начать. Все, что вы ни сделали бы, будет во благо. Я могу нанять людей из деревни вам в помощь, если хотите.

– Неплохая мысль. Но вначале я должен решить, что необходимо сделать в первую очередь. – Он поднял руку и переплел пальцы с ее пальцами. Она затаила дыхание. Перчаток на ней не было, кожа соприкоснулась с кожей. Они продолжили путь. Помолчав, он сказал: – Я вижу сад в ином свете теперь, когда я готов решить его судьбу.

Она засмеялась.

– Заросли молят о том, чтобы их заметили. В этом саду есть места, куда я ни разу не заглядывала. Времени на все не хватает.

– Тогда мы должны все исследовать. Куда ведет эта тропинка?

– Представления не имею. Но хотелось бы выяснить. – Она подошла ближе к тому месту, где тропинка сужалась, проскользнув между двумя живыми изгородями.

– Кусты на самом деле не мешало бы постричь. – Он посмотрел на свои руки, которые соскучились по делу, и задался вопросом о том, к какому же все-таки сословию он принадлежит. – Я не вполне укладываюсь в представление о джентльмене?

– Для меня вы всегда джентльмен. – Она пальцем прочертила линию посередине его правой ладони сверху вниз. Ее прикосновение немедленно нашло в нем отклик – возбуждающе эротический.

Он напомнил себе, что сейчас они проходят этап ухаживания, и он не может завалить ее на траву и вновь открыть для себя это чудесное нежное тело. Он сделал глубокий вдох, чтобы взять под контроль самые неуправляемые части своего тела, и продолжил путь. Тропинка, уходящая вправо, привела их в отдельный маленький сад. Две каменные стены, слегка поросшие мхом, встречались под прямым углом, отсекая участок склона холма. Две другие стены были образованы разросшимся кустарником. Тюльпаны вот-вот готовы были зацвести. Возле южной стены разрослось плодовое дерево. Другая стена была увита плющом, который обещал стать ярко-красным к осени. Там же росло красивое раскидистое дерево, создававшее тень. Он остановился и затаил дыхание.

– Это кажется… знакомым.

Она резко вскинула голову:

– Вы бывали здесь прежде?

– Нет, – медленно проговорил он, стараясь проанализировать тот образ, что промелькнул в его памяти. – Скорее, атмосфера мне знакома.

– В каком смысле? – спросила она, пытаясь побудить его вспомнить еще что-нибудь.

– В том, что он отгорожен от прочего сада и дарит чувство… безопасности, защищенности, покоя. – Он закрыл глаза и попытался вспомнить тот, другой сад. – У меня есть смутное воспоминание о похожем месте, хотя ярких цветов там было намного больше. В одном углу был фонтан со… со слоном посредине? Я думаю, что там был слон.

– Должно быть, этот сад находился не в Англии.

– Конечно, не в Англии, – уверенно подтвердил Адам. – Но я представления не имею, где он был. – Он открыл глаза и пристально осмотрел сад. Листва была разных оттенков зеленого и разной формы. Приятное сочетание фактуры и цвета. Кирпичные дорожки были выложены в форме рыбьего хребта, а крупные валуны, вероятно, предназначались для сидения. – Но я думаю, что оба этих сада задуманы как место для безмятежного созерцания или молитвы.

– Кстати, о покое и безмятежности. Вот кухаркина кошка по имени Аннабелла…

Животное растянулось на солнышке неподалеку от фруктового дерева. При приближении Марии кошка открыла глаза, но возражать против того, чтобы ее подняли и потискали, не стала.

Адаму пришло на ум, что кошка очень идет Марии. Она была неотразима со светлым локоном, упавшим на плечо, и черно-белой кошкой, мурлыкавшей в ее руках. А ласковое выражение лица делало ее еще красивее.

– Жизнью на кухне, стало быть, объясняются роскошные формы этого животного.

– Роскошные формы – слишком вежливое выражение, – сказала Мария и засмеялась. – Она славная толстушка. Иногда она даже снисходит до того, что спит в моей постели по ночам.

Адам медленно повернулся вокруг своей оси, думая о том, другом саде. Теперь он вспомнил его яснее. Вода в фонтане лилась из слоновьего хобота, но то был не слон, а человек с головой слона. Очень не по-английски. Воздух был обжигающе жарким, и в тени зеленого дерева сидела женщина. Он не мог ясно видеть ее, но точно знал, что она темноволоса и красива…

Мария с кошкой на руках присела на ближайший камень.

– Я теперь вижу, что такое окружение здорово успокаивает нервы.

– Я расчищу этот садик и превращу его в сад для медитации. Это будет мой первый проект. – Он присел на камень рядом с ней и погладил Аннабеллу по шелковистой спинке. Пальцы его находились в провокационной близости от груди Марии. – Если бы я за вами ухаживал, мисс Кларк, я бы воспользовался уединением и сорвал бы у вас поцелуй.

Он прижался губами к ее губам так нежно, словно это был их первый поцелуй. Она то ли вскрикнула, то ли застонала. Поцелуй, который задумывался как невинно игривый, стремительно превращался в нечто совсем иное. Он наклонился к ней, ладонью накрыв ее грудь. Аннабелла возмущенно мяукнула и соскочила с колен Марии.

Резкий звук, изданный кошкой, привел Марию в чувство. Она вскрикнула и отстранилась.

– Я позволила бы вам себя поцеловать, но не более. Потому что я очень благовоспитанная юная леди.

Рука его сжалась в кулак. Тело его настойчиво требовало утоления желания, но он обещал ей не торопить события. Она заслуживала того, чтобы он сдержал слово.

– Поскольку я не настоящий джентльмен, я просил бы прощения за свое недостойное поведение, при этом искренне надеясь повторить то, что мы начали, как можно скорее.

Она натянуто засмеялась, торопливо поднялась и отряхнула юбки.

– Я думаю, вы гораздо порядочнее, чем многие прочие ухажеры.

– Но это не обычное ухаживание. – Он встал. Голова у него слегка кружилась. Предлагая ей руку, он сказал: – Так вернемся к нашим изысканиям?

– Пожалуй. При условии, что мы будем избегать укромных уголков сада. Для прогулки подойдет огород. Овощи совсем не романтичны.

Улыбка его была несколько вымученной, когда она приняла его руку. Он вновь напомнил себе, что ей требуется время, чтобы принять перемены в нем. Он теперь не тот, каким был прежде, и из того, что они женаты, отнюдь не следует, что она вновь пустит его в свою постель.

С нелегким сердцем он подумал о том, не является ли амнезия основанием для аннулирования брака. Он надеялся, что не является.

Глава 9

Гринок и остров Арран, Шотландия

Уилл Мастерсон, вцепившись в перила ограждения на корме «Анны», смотрел, как поднимают якорь. День выдался холодный и дождливый. Стоящий рядом Рэндалл спросил:

– Что это за штуковина на задней палубе?

– Водолазный колокол, – ответил Уилл. – Похож на церковный колокол, такой же формы. Из-за большого веса он не опрокидывается, когда его опускают в воду, и воздух в нем задерживается. Ныряльщик может поднырнуть под колокол и глотнуть воздуха прежде, чем опуститься вновь к месту работы, и так несколько раз.

– Гениально! – восхитился Керкленд. – Чего только не придумают!

– О таком применении колокола писал еще Аристотель, так что новым его изобретение не назовешь, – сказал Уилл. – Но за последние годы такой колокол был серьезно усовершенствован. У этого, к примеру, есть иллюминатор, через который можно видеть происходящее под водой, и система подачи сжатого воздуха, что позволяет пользоваться им дольше.

Рэндалл нахмурился:

– Я надеюсь, он поможет выполнить работу.

– Скорее всего Эш был в машинном отделении. Если это так, мы сможем достать его тело. – Уилл говорил спокойно, хотя спокойствия он не чувствовал. Пока тело не найдено, оставалась пусть слабая, но надежда на то, что Эштон выжил.

Под крики матросов с натужным кряхтеньем «Анна» отправилась в путь. Арчи Мактавиш был прав – Джейми Богл из Гринока имел первоклассное оборудование для подъема затонувших судов. У Богла было еще кое-что поважнее – личный мотив найти «Энтерпрайз». Один из пропавших без вести, Дональд, приходился ему двоюродным братом.

– Дональду нравилось работать на вашего герцога, – угрюмо сообщил Богл Уиллу, когда они встретились для того, чтобы договориться об операции по подъему судна. – Утверждал, что лучшей работы у него не было.

– Вероятно, мы сможем привезти домой его тело, – ответил Уилл.

– Семье этого хотелось бы, – сказал Богл. – Вы готовы отплыть с вечерним отливом?

На том и порешили. Спасательное судно «Анна» и баржа одновременно отправились в море. На борту корабля, помимо Уилла, Рэндалла и Керкленда, были еще два пассажира: Арчибальд Мактавиш и Дэви Колинс, двое из четырех оставшихся в живых после аварии на «Энтерпрайзе». Сохранившиеся в их памяти ориентиры помогли меньше чем за сутки обнаружить место кораблекрушения. Глубина в том месте была небольшой, и операцию по подъему судна начали сразу же.

Под хмурым, затянутым грозовыми тучами небом водолазный колокол опустили вместе с двумя ныряльщиками, одним из которых был сын Богла Дункан. Казалось, они пробыли под водой целую вечность, хотя на самом деле слишком долго находиться под водой они не могли. Трос крана задребезжал и натянулся, когда конец подцепили к обломку корабля.

Ныряльщики всплыли на поверхность. Им сразу дали теплые шерстяные одеяла. Кутаясь в одеяло, Дункан доложил:

– Мы обнаружили всю кормовую часть корабля, включая машинное отделение. К счастью, судно не было слишком большим. Я думаю, мы сможем поднять весь кормовой обломок, если постараемся.

Отец его кивнул и приказал команде начинать подъем. Заскрипел трос от натуги, и, расплескивая воду, которая лилась из каждой расщелины и полости судна, массивный обломок показался над поверхностью.

Уилл что есть сил вцепился в перила заграждения, гадая, есть ли там, внутри, тело Эштона. Ему трудно было поверить, что Эш, уравновешенный и ироничный, безгранично преданный своим друзьям, действительно погиб. Именно поэтому так важно было найти тело.

Обломок «Энтерпрайза» с помощью крана переместили по дуге, чтобы опустить на баржу, и как раз на середине пути цепь, удерживающая груз, лопнула, и оборванный конец резко метнулся туда, где в этот момент находился Дункан Богл. Рэндалл со стремительностью пантеры бросился к юному ныряльщику, пытаясь спасти его от удара, но усилия его оказались успешными лишь отчасти. Конец цепи все же ударил Дункана с чудовищной силой. Молодой человек вскрикнул и упал на палубу. Обломок «Энтерпрайза» рухнул в воду, подняв волну, которая едва не накрыла «Анну».

Капитан, бормоча проклятия, склонился над сыном, который от боли едва мог говорить.

– Ты в порядке, парень?

– В порядке. Почти, – выдавил парень. – Если бы этот англичанин не оттащил меня, проклятая цепь разрубила бы меня пополам, наверное.

– Тебе и так сильно досталось. – Рэндалл, у которого имелся опыт по оказанию первой помощи раненым на поле боя, опустился перед Дунканом на колени и осмотрел его грудь и плечо. – Сломанное плечо и, возможно, сломанное ребро. Если хорошенько перевязать, все заживет.

– Но нырять он еще долго не сможет, – нахмурившись, заявил Богл. – Я могу заменить цепи, но нырять в одиночку нельзя, и Уи Джорди один нырять не станет. Нам придется вернуться в Гринок за еще одним ныряльщиком.

– Я могу нырять, – сказал Уилл. – Я жил на островах Вест-Индии ребенком и научился ходить и плавать одновременно.

– Вы уверены? – с сомнением в голосе спросил капитан. – Это трудно и опасно даже для того, у кого есть опыт работы с водолазным колоколом.

– Я нырял с колоколом, работая на спасательном судне, занимавшемся поиском испанских сокровищ у островов Вест-Индии, – ответил Уилл.

Подошедший Керкленд сказал:

– Я этого не знал.

Уилл улыбнулся:

– У нас у всех свои секреты. Сколько времени нужно, чтобы снова спустить колокол, капитан?

Богл взглянул на небо и, оценив обстановку, сказал:

– Погода портится, поэтому лучше сделать это как можно скорее. Может, через полчаса.

Чтобы поменять цепь, потребовалось невероятное количество брани. Уилл успел пожалеть о том, что не понимает местного диалекта. Ругательства звучали по-настоящему поэтично.

Когда колокол подготовили к спуску, Уилл переоделся в костюм из грубой кожи, который не давал быстро замерзнуть в холодной воде. Костюм принадлежал Дункану, и потому он был мокрым и довольно тесным, но лучше хоть какая-то защита, чем никакой.

Уи Джорди, второй ныряльщик, был мускулистым парнем примерно одной с Уиллом комплекции. Под колоколом было чертовски холодно. Уши начали болеть. Он успел забыть об этом аспекте.

– Хорошо, что обломок упал на дно на глубину всего несколько саженей, – сказал Уи Джорди. – Иначе уши болели бы так, словно их иглами проткнули. – Он нахмурился. – Вы уверены, что работа вам по зубам?

– Думаю, что да. Но главный тут вы. – Уилл догадывался об уверенности шотландца в том, что английский лорд не способен принести никакой пользы. У Уи Джорди были основания так считать, но Уилл не всегда был английским лордом. – Вы уже изучили место.

– Вытащить корму труда не составит, она упала вместе с цепью, так что нам предстоит всего лишь снова закрепить цепь. Мы вернемся на поверхность, и глазом моргнуть не успеете.

Уилл посмотрел в толстое стеклянное окошко в стенке колокола. Темные очертания, которые неясно просматривались в воде, и были, должно быть, обломками скелета «Энтерпрайза».

Уи Джорди глубоко вдохнул несколько раз. Уилл сделал то же самое.

– Не пытайтесь провести слишком много времени за пределами колокола, – сказал ныряльщик. – Капитан заплатил целое состояние за компрессор, и он хочет, чтобы его использовали по полной. – Он наклонился вперед и нырнул первым.

Уилл последовал за ним через несколько секунд. Вода была зверски холодной. Еще раз он с сожалением подумал о Вест-Индии. Даже в защитных кожаных костюмах они должны были работать быстро, чтобы не переохладиться. Уилл поплыл следом за Уи Джорди, не уступая тому ни в технике, ни в силе.

Как и предсказывал Уи Джорди, работа оказалась нетрудной. Крюки на концах цепей пришлось закреплять вновь, затем настала очередь крюка крана, который закрепили в том месте, где пересекались три подъемных троса. Однако для выполнения этой операции пришлось возвращаться под колокол несколько раз, и Уиллу пришлось сделать на несколько ходок больше – сказывалось отсутствие тренировки, не хватало дыхания.

Когда цепи были прочно закреплены и ныряльщикам можно было подниматься на поверхность, Уилл спросил:

– Вы с Дунканом проверяли другие обломки? Там нет тел?

Уи Джорди кивнул:

– Проверяли. Большинство обломков насквозь промываются водой, и тела там не могли остаться. Только в кормовой части можно кого-то найти.

Ныряльщики дали сигнал к поднятию колокола. Как только они всплыли на поверхность, им помогли подняться и немедленно завернули в теплые одеяла и дали по дымящейся кружке со сладким чаем с добавлением виски. Уилл одним махом проглотил содержимое кружки и попросил добавки. Когда озноб отпустил, он прошел вниз переодеться в сухую одежду.

Когда он вновь поднялся на палубу, кормовая часть «Энтерпрайза» уже находилась на барже. Керкленд помог Арчи Мактавишу перебраться на баржу, чтобы узнать, что же там на самом деле случилось.

Двое из команды Богла с помощью кувалды и лома открыли кормовой отсек. Внутрь вошли два матроса. Все прочие молча ждали на палубе. Уилл внутренне собрался, когда один из матросов сказал:

– Здесь тело.

Двое матросов вынесли мертвеца и почтительно уложили его на пол баржи. Рэндалл склонился над телом. Прошло несколько мучительных секунд, прежде чем он сказал:

– Это не Эштон.

– Да, – тяжело вздохнул капитан. – Это мой кузен. – Он снял шляпу и прижал ее к груди. – По крайней мере теперь мы знаем.

Уилл с шумом выдохнул. Он и обрадовался, что смерть Эштона не подтвердилась, и огорчился из-за того, что неопределенность осталась.

– Теперь, пожалуй, пора взглянуть на двигатель.

Матросы зажгли фонари, и Уилл, Мактавиш и капитан вошли в кормовой отсек «Энтерпрайза». Мактавиш пристально осматривал двигатель, в то время как двое остальных держали над ним фонари. Закончив осмотр передней и боковой частей двигателя, Мактавиш сказал:

– Я не вижу ничего, что могло бы привести к взрыву.

– Тогда подойдем к нему с тыла, – предложил Уилл. – Двигатель сейчас практически свободен от крепежа, так что осмотреть его с той стороны ничто не помешает.

Мактавиш протиснулся в тесный темный закуток и стал осматривать заднюю часть котла. Через пару минут он энергично выругался.

– Взгляните на это! – воскликнул он и показал обрубком правой руки на отверстие с рваными краями в том месте котла, где стенка изгибалась.

Уилл, нахмурившись, посмотрел на отверстие.

– Взрыв явно произошел здесь, но почему? Брак при отливке?

– Посмотрите повнимательнее, – пробурчал Мактавиш.

Уилл вгляделся попристальнее и заметил, что на краях отверстия бронза выглядит ярче, словно новее.

– На слабое место поставили заплатку, но она не выдержала?

– Котел был безупречен. Это отверстие надо было сделать специально, а потом наскоро залатать, так чтобы двигатель взорвался не сразу, а еще поработал какое-то время.

– Выходит, что… – недоверчиво протянул капитан Богл.

– Авария не была случайной, – закончил за него Уилл со злостью в голосе.

Глава 10

Массивную дверь открыл сурового вида мужчина в ливрее. Увидев того, кто стоит на пороге, привратник попытался захлопнуть дверь перед его носом. Адам проворно поставил ногу в щель, довольный тем, что на нем были самые грубые из его сапог.

– Я все равно с ним увижусь, – мрачно заявил Адам. – Вы скажете мне, где он, или нам придется обыскать дом?

– Это возмутительно! – прорычал привратник, пытаясь ногой вытолкнуть сапог Адама из щели. Повысив голос, он крикнул: – На помощь! В дом ломятся посторонние!

Не обращая внимания, Адам и три его товарища распахнули дверь.

– Нам следует держаться вместе, – коротко бросил Адам. – Скорее всего он наверху.

Под визг горничных и крики лакеев, пытавшихся их задержать, четверо друзей пробились к лестнице и взбежали на второй этаж. В одной из спален они вспугнули тайно совокуплявшихся слуг, но того человека, которого они искали, они так и не нашли.

– На чердак, – сказал Адам.

Лестница, ведущая на чердак, была очень узкой, и жара в тот день выдалась удушающей. Большинство комнат на чердаке явно принадлежали прислуге женского пола, и все они были пусты.

Они нашли того, кого искали, в самой маленькой каморке. Низкий скошенный потолок, слой пыли на полу, множество дохлых мух. В каморке не было никакой мебели, лишь соломенный матрас на полу. К горлу подступала тошнота от запаха гноя и грязного человеческого тела.

Адам едва не вскрикнул при виде тощей неподвижной фигуры на матрасе. Он боялся, что друг его мертв. Лицо его казалось безжизненным, и светлые волосы были тусклыми и грязными. Но глаза его распахнулись, когда Адам опустился на колени перед матрасом.

– Я спрашивал себя, когда ты сюда доберешься, – произнес лежавший на матрасе человек с жалкой попыткой улыбнуться.

– Прости за то, что не приехал раньше. Меня не было в городе. – Адам взглянул на изможденное и израненное тело друга. Смогут ли они вынести его отсюда, не навредив еще сильнее? Повысив голос, Адам приказал: – Кто-нибудь, принесите воду и одеяло из какой-нибудь комнаты!

Уже через несколько мгновений ему подали тепловатую воду в кувшине с отколотым носиком и надтреснутую кружку.

– Господи, спасибо!

Адам приподнял голову друга, чтобы тот смог глотнуть воды. Кадык его судорожно заходил. Несчастный сильно страдал от жажды.

– Пока тебе хватит, – сказал Адам, забирая у него кружку. – Слишком много жидкости может тебя убить.

Блондин, возможно, хотел поспорить, но передумал.

– Вылей остаток воды мне на голову.

Адам вылил воду, и блондин с облегчением вздохнул:

– Я уже и не помню, когда мне было так хорошо.

Адам распрямился.

– Завернем его в одеяло, и пора отсюда убираться.

Двое из тех, кто сопровождал Адама, расстелили на полу одеяло из грубой шерсти, затем подняли блондина с вонючего матраса и положили на середину одеяла. Больной вскрикнул от боли, но больше они не услышали от него ни одного крика, ни одного стона, хотя нести его пришлось по узкой лесенке, и голова его и ноги то и дело ударялись о стены, несмотря на все усилия нести пострадавшего как можно бережнее.

Следующий лестничный пролет был шире. Они спустили несчастного вниз, когда красный от гнева старик выскочил из гостиной, преградив им путь. Дорогой наряд выдавал в нем человека состоятельного, но глаза были глазами безумца, и в руках он сжимал ружье.

– Будьте вы прокляты за этот кусок дерьма! – взревел он, направив ствол Адаму в грудь. – Вы не имеете права забирать его из моего дома!

Адам медленно перевел дыхание, гадая, какой величины дыру проделает в его груди эта штуковина со столь близкого расстояния.

– А вы не имеете права отказывать в помощи живущему в доме.

– Он заслуживает смерти! – Ствол метнулся в сторону завернутого в одеяло несчастного, потом снова в сторону Адама.

– Стреляйте, если хотите, – сказал Адам, – но тогда скандала вам точно не избежать.

Ствол качнулся, затем опустился.

– Будьте вы прокляты! – вновь крикнул старик, вращая безумными глазами. – Будьте прокляты вы и все ваши друзья-разбойники!

– Вне сомнения, проклятие падет на наши головы – в свое время, не сегодня. – Адам распахнул дверь и дал знак остальным покинуть дом, пока старик не передумал. Он бы не удивился, если бы старик выстрелил, но им удалось погрузить раненого в карету без происшествий.

Глядя на бледное, исхудавшее лицо человека, которого они только что вызволили, Адам спрашивал себя, удастся ли спасти ему жизнь, или они опоздали. Он закрывал дверцу кареты, когда раздался выстрел.

Адам проснулся с сильно бьющимся сердцем. Он услышал еще какой-то резкий звук – то был не выстрел, а удар топором по дереву. Они с Марией накануне решили, что необходимо срубить засохшее дерево в саду, и, очевидно, план уже приводился в исполнение. Деятельная женщина его жена, ничего не скажешь.

Адам встал и подошел к раковине. На этот раз на умывальнике он нашел бритву. Умываясь и бреясь, он думал о том, что увидел во сне. Что это было – игра воображения или воспоминание о том, что происходило в действительности? Адам склонялся к последнему.

Погрузившись в медитацию, он задался вопросом о том, что должен был сообщить ему этот сон, если он действительно отражал реальный эпизод из его жизни. Кто был тот блондин, и что заставило Адама ворваться в тот большой дом?

Ответы на некоторые вопросы можно найти путем дедукции. Сердитый старик ненавидел блондина, и посему он был оставлен в небрежении после серьезной травмы. Адам узнал о том, что случилось, и отправился спасать друга. Старик ненавидел и Адама, и, наверное, весь мир.

Прозвучали ли во сне какие-нибудь имена? Адам не мог припомнить ни одного. Если бы старик оскорблял кого-то конкретно!

Что еще мог сказать ему сон? Что Адам вращался среди людей с высоким общественным статусом, но при этом его собственный статус оставался невыясненным. И еще: он на самом деле привык отдавать приказы – и у него были друзья.

К тому времени как Мария заглянула в комнату Адама, тот уже ушел. Похоже, он любил рано вставать. И он уже достаточно окреп и не нуждался в ее постоянной заботе. Она нашла его в комнате для завтрака. Он с удовольствием уплетал яйца, ветчину и тосты.

– Ты хорошо выглядишь сегодня, – сказала она и дала знак горничной подать завтрак и ей тоже.

Налив себе чаю, Мария села напротив него.

– Ты не чувствуешь утомления после вчерашней прогулки?

Он покачал головой:

– Немного ноют мышцы и еще кое-где побаливает. – Он прикоснулся к повязке на голове. – Но я чувствую себя вполне готовым совершить конную прогулку по поместью.

– Очень хорошо. Я прикажу седлать коней после завтрака.

Мария пила чай мелкими глотками, думая о том, как ей приятно смотреть на него. Его движения были плавными и точными. Ему было хорошо и комфортно в собственном теле, даже если он не помнил своего прошлого.

Она спрашивала себя, так ли раскованно он чувствовал бы себя, если бы не был уверен в том, что он – Адам Кларк. Насколько проще было бы ей, если бы она могла признаться ему в обмане! Чем дольше она лгала ему, тем больше страшилась разоблачения. Как отреагирует он, когда ее ложь раскроется? Возненавидит ее? Осудит? Станет презирать? Тот факт, что она находила его привлекательным, лишь еще сильнее запутывал ситуацию.

– Что-нибудь новое вспомнил сегодня? – с надеждой спросила она.

Адам нахмурился:

– Я видел сон, настолько живой и яркий, что он казался воспоминанием о реальных событиях. Но даже если так оно и было, сон мало что сообщил мне обо мне самом. Никаких имен не упоминалось, хотя я думаю, дело происходило в Лондоне.

Разочарованная, Мария произнесла:

– Выходит, что пользы от него никакой. – Горничная поставила перед ней тарелку с яйцами и тостами. Принявшись за еду, Мария сказала: – Мне не терпится узнать, так ли хорошо ты разбираешься в сельском хозяйстве, как тебе думается.

Он усмехнулся:

– И мне тоже.

Тремя часами позже они верхом поднялись на высокий холм, откуда открывался захватывающий вид на окрестности: усадьбу, море и холмы с крутыми склонами. Теперь она знала ответ на тот вопрос, что задала Адаму за завтраком. Адам держался с непринужденной грацией превосходного наездника, и он говорил о хозяйстве так, как мог бы говорить управляющий поместья какого-нибудь герцога.

– Ты загадочный человек, Адам, – сказала она, осторожно подбирая слова. – До сегодняшнего дня я ни разу не слышала, чтобы ты говорил о сельском хозяйстве, а ведь ты – настоящий знаток предмета.

– Я бы и сам ни за что не подумал, что столько знаю о породах скота и особенностях выращивания зерновых культур. Откуда я знаю, какие породы свиней быстрее набирают вес и какие коровы дают лучшее молоко? – Он вздохнул. – Так странно, когда помнишь столько всего о свиньях и коровах, но ничего не можешь вспомнить о себе.

– Все еще изменится.

– Надеюсь на это. – Он тронул поводья, направляя коня вниз по склону. – Ты была абсолютно права в том, что Берк забросил поместье. Здесь на удивление много плодородной земли, что редкость для этой части Англии. Однако необходимы механизмы для обработки земли, и семенной фонд неплохо бы улучшить. При определенных вложениях и хорошем управлении доходы от поместья за пять лет можно удвоить.

– Это было бы здорово. – Ей потребуется хороший управляющий. Адам отлично справился бы с этой работой, но вряд ли он надолго здесь задержится. Она украдкой на него посмотрела, восхищаясь его выправкой. Хотя если память к нему так и не вернется…

Но робкая мечта ее рассеялась, едва она подумала о том, что у него, возможно, есть жена, которая с растущей тревогой ждет возвращения супруга. Если бы Адам действительно приходился мужем Марии, она не сидела бы сложа руки, а стала бы его искать, если бы он не вернулся домой в обещанное время. Что, если его жена так и поступила и со дня на день прибудет в Хартли-Мэнор и потребует вернуть ей мужа?

Мария зябко поежилась, сказав себе, что у нее чересчур разыгралось воображение. Она обрадовалась, когда Адам указал на шпиль церкви, едва различимый на вершине холма:

– Это и есть деревня? Мы можем туда проехать?

Мария прикусила губу. Она предпочла бы не знакомить Адама с соседями, представляя в качестве своего мужа. Но рано или поздно это должно было произойти.

– Почему бы нет, если ты чувствуешь в себе достаточно сил?.. Ты уверен, что не хочешь вернуться домой и отдохнуть?

Он одарил ее белозубой и, возможно, неискренней улыбкой.

– Я уверен.

Скорее всего он решил дать своему телу максимальную нагрузку, чтобы проверить, насколько хорошо восстановились силы. Типично мужская позиция.

– Хорошо. В деревню так в деревню. Впереди развилка. Если свернуть вправо, мы выедем прямо на главную улицу.

Через несколько минут они добрались до развилки и свернули на дорогу, которая так глубоко осела за много десятилетий интенсивного использования, что превратилась почти в туннель.

– Когда идут дожди, вода бежит тут потоком, – сказал Адам.

Мария окинула взглядом крутые скаты по обеим сторонам и подумала, что не хотела бы оказаться здесь во время ливня. Едва ли ей удалось бы вскарабкаться наверх по отвесной глиняной стене.

– Полагаю, ты прав. Я сама здесь впервые. Обычно я добираюсь до деревни другим маршрутом.

Уже у самой деревни они услышали отчаянный собачий лай. Нахмурившись, Адам пустил коня рысью. Мария сделала то же самое. За поворотом они увидели, как трое мальчишек бросают камни в щенка месяцев шести. Пытаясь сбежать от своих мучителей, собака бросилась навстречу Марии и Адаму, но из-за подбитой ноги быстро бежать не могла. И вправо, и влево ей путь был закрыт: преодолеть крутой подъем было не в ее силах. Мария в ужасе смотрела, как камень, брошенный самым старшим из мальчишек, угодил собаке в бок. Щенок взвизгнул, и мальчишки взревели от восторга. Адам ударил коня каблуками сапог, и тот рванулся навстречу мальчишкам, за несколько шагов перейдя в галоп.

– Прекратите!

Спрыгнув с коня, Адам крикнул:

– Как смеете вы обижать беззащитное создание! Где ваши родители?

– Это бродячий пес! – завопил старший. – Мой отец велел мне отогнать его от дома.

– И поэтому ты решил поиздеваться над животным?! – воскликнул Адам голосом, от которого мурашки пошли по коже. – Жизнь – бесценный дар, и никому не позволено убивать ради забавы. Ты позоришь имя человека. Тебе бы понравилось, если бы тебя забили камнями ради забавы?

Вид у мальчишек был такой, словно они бы с радостью бросились наутек, но вертикальные стены по обе стороны дороги были для них непреодолимым препятствием на пути к свободе.

– Мы не хотели убивать этого уродца, мы хотели только его отогнать, – попытался оправдаться один из младших детей.

Мария соскочила с лошади и взяла задыхавшегося щенка на руки. Покрытое кровью и грязью, в руках ее дрожало от ужаса большеухое создание с пятнистой коричнево-черно-белой шкурой. Плод любви охотничьего пса и бог знает кого еще.

Вначале щенок пытался вырваться, но Мария держала его крепко, ласково поглаживая и приговаривая:

– Бедный пес. Не волнуйся, сейчас тебя никто не обидит…

Слишком уставший для того, чтобы сопротивляться, пес успокоился.

Щенок на руках у Марии отвлек ее от диалога между Адамом и мальчишками, и большую часть его проповеди она пропустила мимо ушей. Впрочем, что он там им ни наговорил бы, слова его, как ни странно, возымели действие, потому что теперь от бравады малолетних живодеров и следа не осталось. Мальчишки были на грани слез.

– Вы даете честное слово, что никогда больше не обидите того, кто слабее вас?

Они все молча закивали.

– Вы свободны, – сказал Адам. – Смотрите, держите слово.

Мальчишки убежали, а когда они скрылись за поворотом, Мария спросила у Адама:

– Ты веришь в то, что они больше не будут так себя вести?

– Одна моя лекция вряд ли наставит их на путь истинный, но, возможно, теперь они дважды подумают, прежде чем мучить беззащитное существо. – Адам повернулся к Марии и взял щенка у нее из рук. Пес благодарно лизнул Адама в лицо. Адам засмеялся. – У собачки очень отходчивый нрав. Возьмем ее к себе?

Мария всегда любила животных, но кочевая жизнь не позволяла заводить домашних питомцев. Теперь, когда у нее появился настоящий дом, можно было подумать о том, чтобы завести себе постоянного друга.

– Если в деревне никто не заявит на нее прав, мы могли бы ее удочерить. Фермерам с нее мало проку – она едва ли годится на то, чтобы охранять дом или охотиться. Единственное, что у нее получится, так это забавлять хозяев. – Мария погладила щенка по голове. Щенку это явно понравилось. – Как мы ее назовем?

– Бхану, – тут же сказал Адам.

Мария нахмурилась.

– Никогда не слышала о такой кличке. Что означает это слово?

Адам растерялся.

– Понятия не имею, но отчего-то я уверен, что собаку мы должны назвать именно так.

– Еще один осколок прошлого явился без объяснений, – сказала Мария, искоса взглянув на Адама. Она подумала о том, что каждый день открывает в Адаме все новые черты, которые делают его еще более привлекательным. А что может украсить человека больше, чем доброта и снисхождение к слабому?

– Бхану так Бхану. Посмотри, какие у нее большие лапы. Она вырастет большой.

– Она уже не маленькая. Я понесу ее. Надеюсь, лапа не сломана.

Адам опустил Бхану на землю и помог Марии забраться в седло. Затем он протянул ей собаку, вскочил на коня и забрал у нее Бхану. Собака со счастливым видом устроилась у него на коленях.

Шагом они продолжили путь в сторону деревни. Окинув взглядом маленькую пристань с несколькими рыбацкими лодками на причале, они поехали по главной улице к церкви.

– Хартли кажется мне знакомым, – задумчиво сказал Адам. – Я-то тут не бывал, но это место похоже на другие английские деревни.

– Может, Хартли и типичный английский городок, но он очень милый, – немного запальчиво сказала Мария.

– Он действительно очень милый, – с улыбкой глядя на нее, согласился Адам.

Она покраснела и отвела глаза. Случилось именно то, чего она боялась. Люди пялились на них из окон, а несколько человек вдруг нашли повод для того, чтобы выйти из дома на улицу. Поскольку она была хозяйкой самой крупной недвижимости в округе, любое ее появление в Хартли привлекало внимание местных жителей. И тем больший интерес вызвало ее появление в обществе мужчины, которого здесь никто никогда раньше не видел, но кто, по слухам, приходился ей мужем.

Первая решилась на контакт миссис Глессинг. С ней Мария познакомилась в церкви. Женщина была первой сплетницей городка, и она дорожила своей репутацией. Миссис Глессинг не стеснялась в методах добычи информации – главное, первой припасть к источнику.

– Миссис Кларк, как я рада вас видеть! – Она вышла на середину дороги прямо навстречу хозяевам Хартли-Мэнора. Марии и Адаму ничего не оставалось, кроме как остановиться и ее поприветствовать. – А этот красивый молодой человек, должно быть, ваш муж? Я слышала, он приехал прямо в имение, не заезжая в деревню, и о нем рассказывают всякие небылицы вроде той, что его вытащили из моря!

Мария знала, что история появления Адама в Хартли-Мэноре была слишком хороша, чтобы не разнестись со скоростью ветра по всей округе.

– Так и было, – сказала Мария, представив Адама и миссис Глессинг друг другу.

Миссис Глессинг нахмурилась, увидев собаку:

– Эта псина доставила вам неприятности? Бродяга вот уже несколько недель как шарит по округе.

– Если хозяина у нее нет, мы возьмем ее к себе. – Адам был вежлив, но он демонстрировал холодноватую сдержанность, которую Мария не замечала в нем раньше. Он также умело уклонялся от ответов на задаваемые миссис Глессинг вопросы, явно имеющие целью выяснить, кто он такой и откуда взялся. Когда они распрощались, миссис Глессинг знала о нем не больше, чем когда начала разговор.

К счастью, больше ни у кого не хватило дерзости останавливать их посреди улицы, Хотя многие из тех, с кем Мария встречалась в церкви или в местной лавке, махали ей рукой. Она улыбалась и кивала в ответ, но не останавливалась. Когда они проезжали мимо гостиницы «Бык и якорь», ей стало любопытно, уехал ли Берк. Очень хотелось бы надеяться, что уехал.

– Церковь у нас красивая, правда? – сказала она, когда они приблизились к главной архитектурной примечательности городка. – И смотри-ка, Джулия Бэнкрофт выходит оттуда вместе с викарием, мистером Уильямсом. Она живет неподалеку и регулярно помогает ему в церкви.

Мария невольно сдвинула брови, наблюдая за парочкой. Она влюбилась в викария с первого взгляда. Он был добрым, начитанным, преданным церкви и прихожанам, да к тому же хорош собой. Ей казалось, что к ней он относится с особой теплотой, и в своих мечтах она даже доходила до того, что представляла себя женой викария.

Но он был не для нее. Он был из тех джентльменов, которым хорошо рядом с женщиной, подобной ее воображаемой сестре Саре, или с такой, как Джулия, которая как раз сейчас смеялась над чем-то, что сказал викарий. Не появилась ли между ними романтическая привязанность? Из Джулии получилась бы идеальная жена викария.

С тяжелым сердцем Мария отпустила на волю мечты о мистере Уильямсе. Да, он ей нравился, даже очень. Но испытывала ли она к нему настоящие чувства или просто вообразила, что влюблена в него? Скорее всего последнее – и неудивительно: конкурентов мистеру Уильямсу в Хартли не было. Он был здесь единственным холостяком подходящего общественного статуса и возраста, да к тому же не урод. Адам нравился ей гораздо сильнее, несмотря на то что она ничего не знала о его прошлом. Может, он и не благородного происхождения, но это не имело значения. Теперь ей снился не мистер Уильямс, а Адам. Адам, который, вполне возможно, имел жену, в тревоге ждущую его возвращения.

Джулия заметила наконец свою подругу и своего пациента.

– Мария, как я рада тебя видеть. Мистер Кларк, вам еще рано ездить верхом, – сказала она, снисходительно улыбаясь. Она знала, что пациенты не всегда следуют советам доктора, и относилась к этому с пониманием.

Мария была довольна тем, что Джулия взяла на себя труд представить Адама мистеру Уильямсу, тем самым избавив ее от необходимости лгать опять. Мистер Уильямс дружелюбно улыбнулся и протянул Адаму руку.

– Я слышал о вашем спасении, мистер Кларк. В том, что случилось с вами, мне видится рука провидения. Господу было угодно, чтобы вы благополучно попали домой, к жене.

– Я это осознаю. – Адам пожал викарию руку. – Я бы спешился, но тогда пришлось бы побеспокоить собаку, а у нее и так сегодня день выдался трудный.

Уильямс засмеялся и почесал Бхану между ушами.

– Она давно тут бродит по округе. Наверное, ее выгнали с какой-то фермы. Теперь она выглядит вполне счастливой.

– Джулия, ты не могла бы осмотреть ее заднюю левую лапу? – попросила Мария. – Мальчишки бросали в нее камни, и она хромала, когда Адам ее вызволил.

– Бедняжка! – Джулия осторожно ощупала ногу собаки.

Бхану взвизгнула и отдернула лапу, но вырываться не стала.

– Не думаю, что лапа сломана, – заключила Джулия после осмотра. – Скорее всего у нее просто ушиб. Ей очень повезло. – Джулия достала платок и вытерла руки. – И я советую вам принять ванну, как только вы вернетесь домой.

– Слушаю, мэм, – с ухмылкой ответил Адам. – Мистер Уильямс, приятно было с вами познакомиться. Увидимся в церкви в воскресенье.

Когда они с Адамом развернули коней и направились к дому, Мария подумала о том, что они уже начинают прорастать в Хартли корнями, даже собаку себе завели. Она не знала, к лучшему это или к худшему.

Глава 11

Он стоял посреди громадной пустой комнаты, воздух полнился острыми ароматами, экзотическими, но на удивление знакомыми.

Тьма была удушливо густой, настолько густой, что он, казалось, мог зачерпнуть ее руками. Бронзовые светильники на стенах зала медленно разгорались. В мерцании пламени угадывались богато украшенные стены и потолки.

Он повернулся, стараясь понять, где находится, и вздрогнул, увидев нависающую над ним громадную золоченую богиню. Богиня с отстраненной благожелательностью взирала на него. Четыре изящные руки смотрелись вполне органично. Окинув его долгим взглядом, богиня отвернулась, словно потеряв к нему интерес. Отчаянно желая вернуть ее внимание, он побежал за богиней, но она растворилась в темноте.

Вспышка света привлекла его внимание, он повернулся и увидел еще одну громадную золоченую фигуру. На этот раз то был бог, танцующий в кругу пламени, и движения его многочисленных рук наводили на мысль о недостижимой для смертных, божественной гармонии между силой и умиротворением. Адам попытался приблизиться к божеству, но бог поднял руки и исчез в сполохах пламени.

Адам был таким маленьким по сравнению с громадными фигурами, словно мышь среди гигантов. И вдруг, словно по мановению руки, перед ним возникло еще одно огромное золоченое божество. На этот раз божество имело тело человека и голову слона с глазами, полными вселенской мудрости. Он уже видел это существо раньше, но не мог вспомнить где.

Сердце его гулко стучало от возбуждения, вызванного необычностью всего происходящего. Он в почтении опустился на колени перед божеством. Но оно растаяло в темноте.

Он с трудом поднялся на ноги, тоскуя об утрате. Он задыхался от густого аромата благовоний. Краем глаза он уловил какое-то движение. Повернувшись, он увидел обычную женщину обычных размеров. Рук и ног у нее было тоже столько же, сколько у всех нормальных людей. Она опустилась на колени перед скоплением светильников и ярких цветов, но когда он отдышался, она поднялась и повернулась к нему лицом. На ней был наряд из яркой струящейся ткани с золотой вышивкой, которая подчеркивала ее красоту. Увидев его, темноволосая красавица светло улыбнулась и протянула к нему руки.

Сердце его наполнилось счастьем, он бросился к ней, зная, что она заполнит пустоту в его сердце. Но еще до того, как он добежал до нее, кто-то неведомый крепко схватил его и оттащил прочь. Он отчаянно вырывался, пытаясь укусить того, кто держал его, но все зря.

Безнадежность. Беспомощность. Золоченые боги исчезли, густой ароматный дым рассеялся, оставив после себя лишь пепел, и темноволосая женщина исчезла навсегда.

Адам проснулся, мучимый страхом. Когда шершавый язык лизнул его в щеку, он обхватил Бхану рукой, благодарный собаке за то, что он смог найти в постели теплое любящее существо. Собака, должно быть, почувствовала, как ему плохо, и решила его поддержать.

Отчего этот сон поверг его в такое отчаяние? Может, потому что другие сны, казалось бы, отражали реальный опыт, а этот пришел из мира видений и галлюцинаций. Он пытался вспомнить в деталях те громадные золоченые фигуры, их медленные, волнообразные движения, сопряженные с различными ритмами жизни, но детали ускользали. Они были знакомыми, но он не мог вспомнить почему.

Он уже видел раньше существо с телом человека и головой слона, видел наяву, а не во сне. Это существо присутствовало в том саду из его, должно быть, давнего прошлого. И красивая темноволосая женщина была в том саду. Она реально существовала, он был в этом уверен. Но кто она ему? Она была одного с ним возраста или чуть моложе. И все же она исчезла навсегда. Возможно, потому его сон и был исполнен ощущением безвозвратной утраты, такой горькой, такой едкой утраты, разъедающей душу.

Может, амнезия была ниспослана ему как дар утешения, как лекарство? В забвении растворилась горечь потери, ибо постоянно носить в себе эту горечь, постоянно помнить о ней было для него невыносимой мукой… Мария была его якорем в бурном море, но она знала о нем на удивление мало. Она объясняла это тем, что они пробыли вместе совсем недолго, но он подозревал другое. Наверное, она так мало знала о нем потому, что он почти ничего ей о себе не рассказывал.

Может, он совершил преступление? Или пережил страшную трагедию? Если так, тот удар по голове, лишивший его прошлого, был его спасением. Судьба дала ему шанс начать жизнь с нового листа.

Чувствуя себя разбитым, он сел в кровати, подоткнув под спину подушки. За окнами было темно, но он понимал, что едва ли сможет уснуть до утра. Адам лег на спину и закрыл глаза, но для медитации он был слишком возбужден, слишком неспокоен был его ум, пытавшийся найти порядок в хаосе. Он погладил голову собаке. Несмотря на то что Бхану не стала красивее с тех пор, как ее нашли, теперь она была значительно чище.

– Кто сказал, что ты можешь спать на кровати? Я думаю, мы обсудили, где тебе позволено спать, и решили, что твоё место – на ковре перед камином.

Бхану с обожанием посмотрела ему в глаза, не обращая внимания на ту чепуху, какую он говорил. Бледный лунный свет, падавший из окна на ее черно-белую морду, делал ее похожей на маску клоуна. Адам против воли улыбнулся. Разумеется, он предпочел бы спать в теплой компании своей красивой жены, но спать в теплой компании любящей Бхану все же лучше, чем спать одному. По крайней мере этой ночью.

– Хочешь пойти в библиотеку?

Бхану навострила уши.

– Ты думаешь о прогулке и еде. Прогулкой поход в библиотеку не назовешь, но я найду тебе кое-что перекусить. – Он встал с постели и накинул теплый халат. Сунув ноги в тапочки, которые были ему велики, он взял со стола лампу и направился в библиотеку. Возможно, там он сможет найти книгу, которая даст ответ на его вопрос.

Как и все в этом поместье, библиотека прозябала в небрежении. Книг было мало – всего несколько полок, да и те скорее всего были приобретены, чтобы создать иллюзию того, что хозяин чему-то учится. Половину коллекции составляли проповеди и подшивки старых и неинтересных журналов. Абсолютно случайный подбор книг уже давал надежду на то, что среди них найдется та, которая откроет ему тайну его сознания. Адам подкрутил лампу, сделав свет ярче, и принялся изучать книги.

Мария шла на кухню перекусить, когда услышала какой-то шорох в комнате, названной слишком помпезно библиотекой. Подумав, что Бхану, возможно, бродит по дому в поисках доброй души, чтобы выпустила ее на улицу, она заглянула в библиотеку и увидела там Адама, который методически обшаривал полки с книгами, подсвечивая корешки лампой.

Подняв свою лампу повыше, Мария спросила:

– Адам, ты ищешь что-то конкретное?

Увидев ее, Бхану запрыгала, радостно приветствуя хозяйку. Адам встретил ее без особых проявлений радости. Он повернул к ней голову, и она увидела его лицо – сосредоточенное и серьезное.

– Мне приснился еще один сон. На этот раз в нем присутствовали странные существа и символы. Они показались мне знакомыми, словно они – часть моего прошлого, и все же я не могу вспомнить. – Выражение его лица изменилось. – Я не могу вспомнить! Я говорю себе, что вскоре я смогу, что фрагменты мозаики лягут каждый на свое место. Днем я верю в это. Ночью… верить сложнее. Что, если я никогда не вспомню прошлого? Что, если я обречен на полное одиночество в своем сознании?

До этого момента он казался таким невозмутимым. Создавалось впечатление, что он относится к тому, что случилось с ним, с философским спокойствием. Тем сильнее потрясла ее боль, которую она увидела в его глазах. Если не считать почти пропавшие синяки, внешне он никак не походил на человека, прошедшего через ад. В повязке на голове уже не было нужды, потому что рана хорошо заживала. Надломленным оказался его дух.

Мария поставила лампу на стол и взяла Адама за руки.

– Может, ты никогда не вспомнишь себя прежнего, – сказала она убежденно, – но это не значит, что ты одинок. А как же те воспоминания, какие мы создали за последние несколько дней?

Ему явно стало легче.

– Я не знаю, что я делал бы без тебя, Мария. Даже представить страшно, каково было бы мне, если бы волны вынесли меня в чужое мне место, населенное совершенно чужими мне людьми, где некому было бы сказать мне, как меня зовут, где всем было бы все равно, умру я или выживу.

Слова его были одновременно как острый нож в сердце и как целительный бальзам. Эти слова решили ее сомнения. Как бы ни терзала ее ложь, с каждым днем разраставшаяся, словно уродливая опухоль, как бы ни претил ей этот пошлый маскарад, признаться ему в том, что она ему чужая, что дом этот ему чужой и что даже имени его она не знает, Мария после таких его слов не могла. Он должен был во что-то верить. И он верил ей. Предать эту веру значило предать его.

Что, если он никогда не вспомнит, кто он такой? Тогда если он захочет провести жизнь с ней, то она, видит Бог, станет ему женой, настоящей женой. Если даже у него есть где-то жена, со временем та женщина примет свою судьбу и вдовство и, возможно, найдет себе другого мужа.

Если Адаму назначено судьбой быть человеком без прошлого, то он будет ее, ее навеки. Мария много на своем веку встречала мужчин, подходящих ей и неподходящих, и Адам был тем единственным, кого она бы выбрала для себя. Он был добрым, остроумным и тонким – в нем присутствовали все те черты, которые она хотела видеть в муже. Если он никогда не вспомнит, кем он был, ну что же – здесь он найдет себя нового.

Вместе они приведут Хартли-Мэнор к процветанию. Здесь будут жить они в мире и покое. Хотя брачный обряд все же придется совершить. Она скажет Адаму, что раз он стал, в некотором смысле новым человеком, брачные клятвы придется обновить.

Смущенная своей готовностью лгать и изворачиваться, Мария сказала:

– Прошлое делает нас такими, каковы мы есть сейчас, но что самое важное, так это настоящее и будущее. Главное все еще при тебе, и оно будет таким, каким ты его сделаешь.

– Твоя мудрость соперничает с твоей красотой. – Приковав ее к месту взглядом, он взял в ладони ее лицо и поцеловал ее жадно. Отклик ее был спонтанным и страстным. Полумрак облегчал выражение чувств. Ее мужчина, подаренный морем, был так ей дорог, он был таким ласковым и мужественным одновременно. Она считала его человеком среднего роста и телосложения, но сейчас, когда он ее обнимал, он казался очень большим и очень сильным.

Она смутно осознавала, что спиной вжимается в полки с книгами, что руки его шарят по ее телу. Развязав пояс ее халата, он накрыл ладонями ее грудь. Интимность его ласки одновременно шокировала и возбуждала. Губы ее приоткрылись навстречу его губам, и языки их слились в танце. Она прижалась бедрами к его бедрам. Твердь и жар его тела возбуждали тревогу, но и влекли, как влечет песнь морской сирены.

Осмелев, она просунула руки под его халат. Тело его, покрытое ночной сорочкой, обжигало, когда она гладила его по мускулистой спине. Ее целовали не один раз, и порой ей это даже нравилось, но желание никогда не грозило выйти из-под контроля – до этого момента. Ей хотелось втянуть его в себя, сплавиться с его плотью.

– Я так сильно тебя хочу, моя единственная, – шепнул он прежде, чем прижаться губами к ее шее. Она застонала, ногти сами впились ему в спину. Когда рука его скользнула под ее сорочку и двинулась вверх по ноге, она едва не растаяла. Мужские объятия никогда так на нее не действовали, она никогда ничего подобного не испытывала.

Если бы он уложил ее на холодный и пыльный ковер, она была бы только рада. Но до того как это могло случиться, Бхану стала тыкаться в них носом, скуля, требуя внимания. Мария вскрикнула и отстранилась, вспомнив разом все те причины, по которым близость им была противопоказана. И не последняя из этих причин состояла в том, что в дальнейшем ей пришлось бы объяснять, как случилось, что он взял ее девственницей.

– Прости, – прошептала она. – Я не могу. Не сейчас.

Адам хотел было снова ее обнять, но передумал и отступил, сжав кулаки.

– Ты боишься меня, Мария? Или ты меня не хочешь?

Она сдавленно засмеялась. Смех был истерический.

– Ты ведь не веришь, что я тебя не хочу! Ты сам все видишь. Как я могу тебя бояться, когда ты сама доброта и понимание? Но… для меня время еще не наступило. Может, когда ты лучше меня узнаешь, ты сам меня не захочешь.

– Этого не может быть. – Он прикоснулся к ее волосам, затем провел рукой вниз по плечам, по ее телу. Ладонь его оставляла после себя огненный след. – Я чувствую, что знаю тебя всеми глубинами души. Но… не слишком хорошо здесь и сейчас. – Он опустил руку и криво усмехнулся. – Когда кровь моя остынет, я, конечно, соглашусь, что ты права. Но сейчас слишком трудно быть благоразумным.

У нее тоже были проблемы с разгоряченной кровью! Она завязала халат.

– Кстати, насчет еды. Я уверена, что Бхану хочет перекусить, и я как раз шла на кухню, когда услышала, что ты здесь. Посмотрим, что найдется для нас в буфете? Миссис Бекетт – хозяйка запасливая.

Он засмеялся и обнял ее одной рукой за плечи.

– Прекрасная мысль. Если свой аппетит утолить невозможно, всегда полезно накормить другого.

Она покраснела. Ей нравилась приятная тяжесть его руки на плечах, когда они шли на кухню. Бхану затрусила впереди.

– Что ты искал в библиотеке?

– Я надеялся, что смогу отыскать книгу с изображением тех существ, какие видел во сне. – Адам вздохнул. – Шанс был невелик, но попытаться все же стоило, тем более что заснуть я все равно не мог.

– Я не нашла в библиотеке ничего полезного. Разве что можно сушить цветы между страницами, – сказала она. – Горячий супчик из горшочка, что оставлен в теплой печке, поможет тебе заснуть.

– Хорошая мысль. – Он искоса взглянул на нее. – Но еще лучше было бы, если бы ты легла со мной.

Она остановилась, занервничав.

– Я думала, мы сошлись на том, что сейчас еще не время.

– Я не имел в виду любовное соитие, – тихо сказал он. – Но я бы очень хотел уснуть, обнимая тебя.

Мария представила, как приятно было бы лежать с ним в обнимку, прижавшись к его теплому, крепкому телу, и улыбнулась. Сестричка Сара сказала бы «нет». Но Мария не была настолько целомудренной.

– Я бы тоже не отказалась, – сказала она.

О, ей бы это очень даже понравилось.

Глава 12

От совместной поздней трапезы, состоящей из хлеба, сыра и супа, с кокетливым смехом с ее стороны и шутками с обеих сторон кровь Адама нисколько не остудилась, но напряженность немного спала. Потом они вместе поднялись по лестнице в спальню Марии, которую он до сих пор не видел. Как и повсюду в доме, обстановка представляла собой сборную солянку: предметы, разнородные по качеству и степени изношенности. Но в спальне у нее было славно: яркие цвета и приятный освежающий запах лаванды.

Она стыдливо сняла халат и забралась на кровать. Он понял, что продолжает оставаться для нее в определенном смысле чужаком. Странно, при условии, что память потерял он, а не она.

Он забрался на кровать с другой стороны, пытаясь не спугнуть ее. Мария наклонилась к нему и легонько поцеловала в щеку.

– Спокойной ночи и приятных снов. – Она легла и повернулась к нему спиной. Не самая приветливая поза.

Но это легко исправить. Он повернулся на бок и привлек ее к себе. В том, как славно уместилось в его руках ее тело, было что-то приятно знакомое. Словно две половинки целого сошлись воедино.

– С тобой я как в раю, – пробормотал он.

Она напряглась, когда он обхватил ее за талию.

– И я, – сказала она.

Ему нравилось, как щекотали его щеку ее волосы. Он надеялся, что вскоре увидит эту золотистую массу, разметавшуюся по подушке. Тогда она будет лежать под ним, и ее хорошенькое лицо раскраснеется от желания. Но сейчас ему почти хватало того, что ее спина прижималась к его груди. Главное, что он не один.

Он провел ладонью по ее телу. Хлопчатобумажная ночная рубашка ее была старенькой, и ткань от многочисленных стирок стала совсем мягкой, почти такой же мягкой, как ее тело. Когда его ладонь скользнула по ее животу, она, задыхаясь, сказала:

– Лучше бы тебе вернуться в свою кровать. То, что ты делаешь, слишком искушает, и я не уверена, что у меня хватит воли сопротивляться.

Рука его замерла на нежном изгибе ее живота. Она решила не возобновлять супружеские отношения, и отчасти он мог даже понять, что в этом есть своя логика, и он понимал эту логику и готов был с ней согласиться. Но мысль о том, чтобы оставить ее в покое и спать одному, была невыносимой.

– Если я дам тебе честное слово, что не возьму тебя сегодня, ты позволишь мне напомнить об удовольствиях, что мы делили в прошлом?

Она затаила дыхание.

– Ты помнишь, как мы любили друг друга?

– Нет, – с сожалением сказал он. – Но я знаю, что я, должно быть, делал, и я хочу сделать это вновь. Как из удовольствия прикасаться к тебе, так и в эгоистичной надежде, что скоро ты решишь, что готова стать мне настоящей женой. – Рука его скользнула вверх, к ее груди, и он нежно тронул большим пальцем сосок. Он мгновенно отвердел.

– О Боже… – Она медленно выдохнула. – Ты даешь слово, что не утратишь над собой контроль?

– Я клянусь, и я не нарушу слова, потому что иначе ты никогда впредь не будешь мне доверять, – честно сказал он. Он лизнул бледную тонкую кожу у нее за ухом, сорвав с ее губ вздох наслаждения. – И поделом мне будет. Но я напомню тебе, что мужчина и женщина могут делать помимо соития. Ты позволишь мне продемонстрировать?

Смех ее был каким-то нервным.

– Если бы я была более целомудренной и разумной женщиной, я бы сказала «нет» и пошла бы спать в другое место, чтобы не поддаваться искушению. Но я не целомудренная, не разумная, так что продолжай демонстрацию. Только помни о своем обещании.

– Ты замечательная, Мария, а что касается благоразумия, то сейчас ни один из нас не может им похвастать. – Он прижался бедрами к ее округлым ягодицам. – Но иногда благоразумие и мудрость не одно и то же.

Она напряглась, почувствовав свидетельство его возбуждения, но не отстранилась. Он решил оставаться в этом положении, потому что так у него было больше уверенности, что он не забудет о своем обещании. Но при этом он все еще мог дотянуться до самых желанных частей ее приятно округлого тела.

Ее грудь… ее груди – чудесные, круглые, идеально помещающиеся в его ладонь. Как раз такого размера, как надо. Не слишком большие, не слишком маленькие. Хотя он подозревал, что какого бы размера они ни были, он счел бы их идеальными.

Теперь, когда она больше не волновалась из-за того, что он потеряет над собой контроль, она стала изумительно отзывчивой на его ласки: на его нежные поцелуи за ушком, в шею, на его неторопливое исследование ее груди. Она не возражала, когда его рука скользнула от талии вниз, хотя вновь напряглась, когда пальцы его коснулись скрещения бедер. По мере того как он ритмично поглаживал скрытый источник жара, бедра ее стали ритмично сжиматься, приподнимаясь навстречу его руке. Он догадывался, что она не подозревает, как многое открывает ему о ней ее тело.

– Нет! – воскликнула она, когда он потянул за подол рубашки, чтобы прикоснуться к ее нежной плоти там. – Ты обещал!

– Я не забыл, – сказал он, успокаивая ее голосом. Сам он при этом с ума сходил от желания. То, что он концентрировал внимание на ней, помогало ему сохранять над собой контроль. Хотя держался он из последних сил. – Я могу прекратить, если ты этого хочешь.

– Я… я не хочу, чтобы ты останавливался.

Ее доверие было таким трогательным, таким предательски сладким. Пальцы его скользнули между влажных нежных складочек. Тело ее помнило его пальцы, даже если разум выражал опасения.

Он принялся поглаживать шелковистое тепло, двигаясь все быстрее по мере того, как он все острее ощущал ее возбуждение. Внезапно она сдавленно закричала, и тело ее конвульсивно сжалось, бедра с силой толкнулись ему навстречу. Он был потрясен тем, что ее оргазм вызвал и его мощный оргазм. Он прижал ее к себе. Огонь прожег их обоих, сплавляя воедино их тела и души.

Целую вечность они лежали, прижавшись друг к другу, часто и тяжело дыша. Когда он понял, что сжимает ее так, что может и раздавить, он ослабил объятия. Приподняв ее волосы, он поцеловал ее в затылок.

– Когда я выбрал тебя, – шепнул он, – я даже не знал, какое сокровище выбираю.

– Эта демонстрация… превзошла мои ожидания, – слабым голосом произнесла она.

– И мои намерения тоже, – сказал он с чуть надтреснутым смешком. Он скинул ноги с кровати и по холодному полу босиком прошел к умывальнику, сняв с крючка два полотенца.

При звуке его шагов за дверью тут же раздалось полное надежды скуленье и царапанье. Решив, что им не мешает отвлечься, Адам пустил Бхану в спальню Марии. Собака радостно влетела в дверь. Адам почесал Бхану за ухом и вернулся в кровать, протянув одно из полотенец Марии. Вытираясь, он сказал:

– У нас скоро может появиться компания. Это зависит от того, сумеет ли Бхану запрыгнуть на кровать.

Когти заскрежетали по ореховому комоду, стоявшему у изножья большой кровати. Матрас прогнулся под запрыгнувшей на него Бхану. Сделав несколько кругов на месте, она улеглась у них в ногах, согревая их своим собачим теплом. Мария засмеялась:

– Умница Бхану! Хорошо, что в кровати достаточно места для троих.

– Все одинокие тянутся к тебе за успокоением, – серьезно сказал он.

Она прижалась к нему спиной.

– Не думаю, что Бхану слишком избирательна. Любая кровать с теплым телом ее бы устроила.

– Ее – возможно, но меня – нет. – Он поцеловал Марию в шею. – Только ты меня устраиваешь, только ты – моя жена.

Она затаила дыхание и пожала его руку, лежавшую у нее на боку, но ничего не сказала. Скоро дыхание ее стало медленнее и ровнее, она уснула.

Раньше, после того сна об утрате, он думал, что так и не уснет этой ночью. Теперь он хотел бы бодрствовать всю ночь, чтобы не упустить ни секунды из того наслаждения, что дарила ему Мария, спящая в его объятиях. Он обнимал бы ее и вспоминал ее восторженный отклик на его ласки.

И все же, как ни странно, очень скоро его охватила сонная истома, он зевнул и задремал. Он медленно уплывал в страну снов. Конечно же, не кошмаров, не на этот раз…

Погода была отвратительной: слякоть, ледяной дождь и продувающий насквозь боковой ветер. Слишком сильный для кареты, которая в любой момент грозила перевернуться. Поэтому он ехал на самом крепком, на самом своем надежном коне.

Обычно поездка за город занимала у него не больше часа, но буря замедлила его продвижение. Пришлось ехать шагом. Не раз его посещал страх, что он сбился с пути. Тело его онемело, и он спрашивал себя, не стоило ли взять с собой кого-нибудь. Но он не хотел ни с кем общаться, для такого путешествия ему точно не нужна была компания.

В конечном итоге он добрался до большого красивого дома, окнами выходящего на Темзу. Он поехал сразу на конюшню, и человек и конь в равной степени были рады тому, что найдут укрытие от пронизывающего ветра. Конюх, что привез Адаму послание, остался в Лондоне. Он хотел вернуться, но Адам запретил ему, потому что он и так выглядел еле живым после путешествия в город.

И поэтому Адам сам позаботился о коне, почистил уставшего жеребца щеткой, накормил и напоил его, несмотря на то что самому невыносимо хотелось отдохнуть. На выходе из конюшни его едва не сбил с ног порыв ледяного ветра с дождем и градом.

Он долго ждал на холоде, пока слуга не открыл ему дверь.

– Сэр! – воскликнул слуга. – Слава Богу, что вы здесь. Я не думал, что вы приедете раньше, чем успокоится буря.

– Такие сообщения без внимания не оставляют. – Адам снял плащ, вымокший насквозь, тяжелый, словно набитый камнями. – Где он?

– Наверху. В их спальне. Он… не хочет от нее отходить.

Адам подал слуге плащ и шляпу, с которых стекала вода, и направился наверх. Он часто бывал в этом доме в более радостные времена. Теперь все в этом доме дышало скорбью.

Он нашел друга в спальне, которую тот делил со своей молодой женой. Комнату освещал лишь огонь в очаге. На кровати лежало худенькое тело, едва различимое под накрывавшим его одеялом.

Его друг, высокий мужчина с широкими плечами и мощными руками и ногами, сидел на стуле возле кровати, опустив голову на руки. Он поднял глаза, когда открылась дверь, не удивившись визитеру.

– Она умерла. – В неровном свете его искаженное горем лицо казалось совсем юным.

– Я знаю. – Адам подошел к хозяину дома и положил ему руку на плечо. – А ребенок?

– Он был… слишком маленьким, чтобы выжить. – Мужчина накрыл руку Адама ладонью и судорожно вздохнул. – Как я буду жить без нее?

– Ты выдержишь, – тихо сказал Адам. – Ты будешь скорбеть, и шрамы останутся в душе навсегда. Но со временем ты научишься жить заново. Хотя бы ради нее, ради того, каким она хотела бы тебя видеть.

– Наверное, ты прав, – глухо откликнулся широкоплечий мужчина. – Но это чертовски несправедливо.

– Это так. – Увидев графин с бренди на приставном столе, он налил два бокала. Им обоим надо было выпить.

Друг его залпом выпил половину огненной жидкости, закашлялся, затем выпил остальное. Отдышавшись, он сказал:

– Я не знаю, что мне теперь с собой делать.

– Тебе нужен новый дом и новые дела, которые заняли бы все твое время. – Адам пил бренди медленно, мелкими глотками. – До женитьбы ты думал о службе в армии. Возможно, это то, что нужно сейчас.

Другой мужчина рассеянно перевернул пустой бокал.

– Возможно. Служить своей стране… и, может быть, умереть от шальной пули где-то в чужих краях. Вполне достойный конец.

– Только не смей подставлять себя под пули! – резко сказал Адам. – Я запрещаю.

Друг его ответил чем-то похожим на смех, и Адаму стало сниться что-то совсем иное…

Мария никогда так славно не спала. Во сне ей было тепло и уютно, она чувствовала себя любимой, окруженной нежной заботой. Не сразу она поняла, что это не сон, а явь. Тревога пронзила ее, как только она вспомнила, что произошло между ней и Адамом накануне ночью. Она сошла с ума, если позволила ему так ее трогать! И все же она не могла жалеть о том, что испытала такое наслаждение. Она была развратной женщиной, именно такой, какой считала ее Сара.

С опасением она открыла глаза и обнаружила, что лежит на спине и Адам обнимает ее, а его пронзительные зеленые глаза смотрят на нее с ласковой заботой. Он действительно был потрясающе хорош собой, и в его сложении и лице было что-то экзотическое, необычное для этих краев. Если уж слишком придираться, то можно сказать, что волосы его не мешало бы постричь, но ей они нравились длинными. Она подняла руку и погладила темные шелковистые локоны.

– Доброе утро.

– Доброе утро, – ответил он. – Хорошо спала?

Улыбка его рассеяла ее опасения, связанные с ощущениями женщины, впервые в жизни проснувшейся в одной постели с мужчиной. В этом и состоит суть брака, как она теперь поняла, в этом ощущении близости, что связывает двух людей, живущих в своем собственном, только им принадлежащем раю. Соблазнительно. Опасно соблазнительно.

Удовольствие ее померкло при мысли о том, что другая женщина, возможно, знает его таким. Женщина, которая приходится ему не случайной любовницей, а законной и любимой женой.

У Марии при этой мысли свело живот. Впервые она от всей души пожелала, чтобы память Адама никогда не восстановилась. Тогда он остался бы с ней и был ей мужем до той поры, пока смерть не разлучила бы их.

В ужасе от безнравственности своего желания, она села в кровати и изобразила улыбку.

– Замечательно спала. А ты?

Он задумался.

– Я не думал, что засну, но заснул. И мне снился сон, хотя и не тот кошмар, что я видел раньше.

Бхану, свернувшаяся у них в ногах, подняла голову, после чего встала и, подобравшись к ним поближе, легла между ними. Хорошо. Чем больше между ними расстояние, тем лучше: Мария погладила висячие уши собаки и была вознаграждена счастливым собачьим вздохом.

– Что тебе снилось?

– Я видел несколько снов. В первом сне я ехал к другу, который потерял жену. То был очень грустный сон, но не кошмар. Затем мне снился сон, где я играл с двумя детьми: мальчиком и девочкой. Мальчик был примерно одних со мной лет, а девочка была младше, я думаю. У них обоих были зеленые глаза. Может, у меня есть брат и сестра?

Осторожно пробираясь между ложью и полуправдой, она сказала:

– Если у тебя и есть братья и сестры, ты о них мне не говорил.

– Может, они умерли? Не знаю. Тот сон связан с чувством утраты. – Покачав головой, он спустил ноги на пол. – У меня такое ощущение, словно я держу в руках целую пригоршню обломков мозаики, но панно такое большое, что я никогда не смогу сложить его целиком.

– Всему свое время, – сказала Мария. – Джулия говорит, что мозг – самая сложная часть организма. – Глядя на то, как Адам надевает халат и тапочки, Мария подумала о том, что лучшим для него будет все же восстановление памяти. Только хотелось бы, чтобы он оказался холостым и чтобы он простил ей обман. Тогда у них было бы будущее – но шансы, что все сложится именно так, казались ничтожными.

Однако она могла бы сполна наслаждаться тем временем, что подарит им судьба, сколько бы его у них ни осталось.

– Хочешь прокатиться верхом с утра?

– С удовольствием. – Он хитро улыбнулся. – А затем, моя леди, я начну обустраивать для тебя сад.

Глава 13

Гринок, Шотландия

После еще одного долгого дня, который каждый из них троих провел, решая свою задачу в рамках одного общего расследования, все трое встретились за ужином в отдельном кабинете гостиницы, ставшем временно их штаб-квартирой. Керкленд снял свой мокрый плащ и повесил его на стул, а на стол выложил длинный кожаный тубус.

Друзья уже ждали его. Рэндалл подбросил уголь в огонь.

– Будь неладна эта сырая шотландская погода, – сказал он и, хромая, вернулся к креслу, развернутому к камину. Больная нога страдала от сырости. Затянувшиеся поиски Эштона пагубно сказывались на его здоровье.

Керкленд усмехнулся:

– Погода что надо. Закаляет. Только хлюпики-англичане стали бы жаловаться. Кто-нибудь ужин заказал?

– Ужин скоро принесут, – ответил Уилл. – Ты что-нибудь узнал?

– Так, почти ничего. А как насчет вас двоих? – Керкленд взял из рук Уилла бокал с кларетом и сел в кресло перед камином, устало вытянув перед собой ноги.

– Другие инженеры, которых я пригласил для осмотра двигателя, – сказал Уилл, – согласились с Мактавишем. Залатанное отверстие в котле было проделано специально, чтобы разрушить корабль. И ни один настоящий инженер не станет так ремонтировать котел, потому что такой ремонт гарантированно приведет к взрыву. Но никому из нас не удалось выйти на след того, кто совершил диверсию.

– Такое мог сделать только человек, имеющий опыт инженерной работы, – сказал Керкленд, – и он должен был правильно рассчитать время, чтобы его самого не вычислили.

Уилл кивнул.

– Мы считаем, что он поднялся на борт в одну из ночей, когда бойлер уже доставили на корабль, но еще не смонтировали. Поскольку о таких проектах говорят чуть ли не в каждой таверне на берегу Клайда, умный человек легко может рассчитать, когда следует сделать свой ход. Если бы заплатку обнаружили раньше, аварии можно было бы избежать, но узнать, кто проделал дырку в котле и наскоро его залатал, не так легко. Риск быть пойманным с поличным весьма невелик. Тот негодяй все продумал. Рэндалл, ты разузнал что-нибудь о людях, которые работали на строительстве «Энтерпрайза»?

– Я опросил большинство этих людей. Все они – местные уважаемые жители, не имеющие мотивов для того, чтобы причинять вред чьему-нибудь судну, – ответил Рэндалл. – Вы знаете Эштона: он никогда не скупился, стараясь нанять на работу лучших специалистов. Все, кто на него работал, верили в то, что им повезло, поскольку они не только неплохо зарабатывали, но и приобретали бесценный опыт, знакомясь с новейшими достижениями инженерной мысли.

– Ты сказал, что опросил большую часть людей? – уточнил Керкленд, подлив себе еще кларету. – Выходит, были и те, которых тебе опросить не удалось?

– Один из тех, кто работал на строительстве судна, пропал, когда корабль затонул. Его зовут Шипли, – ответил Рэндалл. – Его принимали то ли за ирландца, то ли за жителя Лондона, но он был не из тех, кто много говорит. Никто не может сказать о нем ничего определенного, кроме того, что он был не слишком компанейским парнем, зато неплохим специалистом. У него на теле татуировки.

– Его тело было найдено?

Рэндалл покачал головой:

– Еще нет.

– Если он погиб при аварии, то устроил ее скорее всего не он, – сказал Керкленд. – Разумеется, он мог поставить капкан и сбежать до взрыва. Но если так оно и было, его отсутствие заметили бы, как мне кажется, а никто из выживших об этом не упоминал.

– Я написал леди Агнес о том, что нам удалось узнать, и еще спросил ее, знает ли она кого-то, кто мог бы желать Эштону смерти, – тихо сказал Уилл.

Возникла короткая, но мучительная пауза.

– Мы не можем с уверенностью утверждать, что диверсия была направлена против Эштона лично, – заявил, нарушив тишину, Керкленд.

– Не можем. Но такое объяснение наиболее правдоподобно. Никто из находившихся на борту не кажется мне вероятной жертвой заговора. Сейчас разрабатывается немало кораблей на паровой тяге, так что маловероятно, что кто-то, кому не по нраву пароходы, выбрал своей мишенью именно «Энтерпрайз», – напрямик заявил Уилл. – А Эштон – герцог, и в некоторых кругах его ненавидели уже за то, что он живет на свете.

– Если бы кто-то возжелал смерти Эштона, то убить его с помощью ножа или пули было бы непросто, – сказал Рэндалл. – Если взрыв был устроен для того, чтобы отнять у Эштона жизнь, то надо признать, что тот, кто желал ему смерти, приложил немало усилий для того, чтобы смерть его выглядела как несчастный случай.

– Авария – вещь непредсказуемая, – покачал головой Уилл. – Попавший в нее может и погибнуть, и выжить. Половина команды «Энтерпрайза» выжила.

– Если бы он выжил, пришлось бы сделать вторую попытку, – веско заметил Керкленд. – Нам повезло, что мы смогли поднять со дна кормовой отсек с машинным отделением. Если бы корабль затонул в более глубоких водах, его, возможно, вообще невозможно было бы поднять, и никаких подозрений у нас не возникло бы.

– Теперь, когда каждый из нас доложил о том, что сделал, пора отчитаться и тебе, Керкленд. Ты что-нибудь выяснил? – Уилл взглянул на кожаный тубус на столе.

Керкленд открыл тубус и достал свернутую в виде свитка карту.

– После операции по подъему останков судна судьба трех человек так и остается невыясненной. Эштон, Шипли и матрос по имени О'Рейли. Сегодня утром я узнал, что на берег южнее нас волной выбросило тело.

Рэндалл замер.

– Эш?

– О'Рейли. На нем был ирландский свитер с замысловатым узором, какие вывязывают специально, чтобы по ним можно было узнать утонувшего человека. Так что теперь получается, что пропавшими числятся только двое: Эштон и Шипли. – Керкленд разложил карту на столе так, чтобы все присутствующие могли увидеть береговую линию территории, лежащей к северу от Глазго до самого Ланкашира. – Я провел вторую половину дня в пабе среди рыбаков. Покупал им выпивку и расспрашивал о морских течениях. А именно: как далеко может унести тело от острова Арран и где его может прибить к берегу?

– При условии, что оно вообще всплывет, – мрачно заявил Рэнддлл. Он подошел и встал рядом с Керклендом, чтобы лучше видеть карту. – Где нашли О'Рейли?

Керкленд ткнул пальцем в карту:

– Здесь. Возле этой деревни под названием Саутернесс. Рэндалл тихо присвистнул.

– Так далеко? Рукой подать от Англии, стоит только переплыть Солуэй-Ферт.

– На то, куда отнесет тело, влияет сразу слишком много факторов: направление ветра, погода, приливы. Мы могли бы поспрашивать народ на ирландском берегу – и это куда ближе к Аррану, чем Саутернесс, – со вздохом сказал Керкленд. – Тот, кого отнесло так далеко, не может остаться в живых, принимая во внимание температуру воды. Если бы Эштон выбрался на берег, то уже сейчас вернулся бы в Глазго или по крайней мере отправил бы своим людям весточку.

– Он мог получить такую серьезную травму, что не в состоянии был сообщить о себе, – упрямо стоял на своем Уилл.

Керкленд понимал, что Уилл не хочет оставлять надежду, какой бы призрачной она ни была.

– Это возможно, – согласился он, – но не слишком вероятно. Очень много времени прошло после аварии. Такая травма… наверное, не совместима с жизнью.

Рэндалл указал на места на карте, помеченные крестиками:

– Что означают эти значки?

– Самые вероятные места, где может объявиться тело. Расставлены в соответствии с направлениями морских течений в здешних местах. Я думаю, нам следует разделиться и обшарить местность вблизи Саутернесса, расспрашивая местных жителей, не было ли найдено поблизости иных утопленников, кроме О'Рейли, – сказал Керкленд. – В некоторых деревнях над утопленником читают молитву и хоронят, не пытаясь разобраться, кого закапывают в землю.

– Как мы разделим территорию? – спросил Уилл.

Они быстро поделили районы поиска, и после того, как все было решено, Рэндалл с мрачной серьезностью заметил:

– Это единственное, что мы можем сделать. А затем каждый из нас должен вернуться к своей обычной жизни.

Уилл вздохнул:

– Не хочу думать, как мы расскажем леди Агнес о нашей неудаче.

– Она всегда говорила, что победа – не главное, главное – это делать все, что в твоих силах, соизмеряя силы с обстоятельствами, – сказал Керкленд. – Успех приветствуется, но преуспеть – не главное.

Две служанки принесли мясо, картофель и хлеб. Керкленд только сейчас почувствовал, как сильно проголодался. Пора положить конец дискуссии. Он взглянул на карту, на крест в самом низу.

– Когда каждый из нас закончит свою работу, давайте встретимся в этом городке на английском побережье Солуэй-Ферт, поскольку он находится примерно напротив Саутернесса и кажется достаточно большим, чтобы иметь гостиницу. – Он постучал пальцем по кресту. – Хартли.

Глава 14

Мария вскоре выяснила, что Адам не шутил, обещая обустроить для нее сад. За несколько дней, прошедших с той ночи, нанятые в деревне люди разровняли клумбы и насаждения, которые совсем одичали. Весна была в разгаре, так что сейчас – самое время привести сад в порядок.

Дни проходили в хозяйственных заботах, а по ночам они делили постель, хотя тех границ, какие установила Мария, они не нарушали. Однажды Адам встал и ушел спать к себе, чтобы не потерять над собой контроль.

Она была и рада тому, что он сдерживается, и расстроилась, когда он ушел. Ей нравилось быть с ним рядом, ей нравилось то наслаждение, которому он ее научил. И она, поначалу робея, училась и ему доставлять удовольствие, так что после той ночи он больше от нее не уходил.

К чему все это приведет? К тому, что он вспомнит все и уйдет от нее, или к тому, что они станут любовниками? Или к тому и другому, но не обязательно в заданном порядке… Она становилась фаталисткой. Она будет наслаждаться им, пока сможет, и постарается избежать поступков, которые могли бы разрушить ее будущее.

Команда помощников Адама занималась большим садом, но в маленьком огороженном садике он работал сам. Он поставил перед собой цель создать сад для медитации, который дарил бы ощущение покоя и безмятежности для любого, кто бы туда ни попал. Вырубание плюща и расчистка зарослей приносили ему чувство глубокого удовлетворения, хотя к концу дня он уже выглядел так, что вопроса о том, джентльмен он или нет, уже ни у кого бы не возникло. Разумеется, нет.

Марии не терпелось увидеть сад для медитации своими глазами, но он не хотел пускать ее туда до тех пор, пока вся работа не будет закончена. Однажды днем она вышла из своего кабинета, чтобы подышать свежим воздухом, и, надеясь прокрасться в сад незамеченной, направилась туда. Но он ее не пустил. Этой игрой наслаждались оба. Он как раз закончил расчищать изрядно потрепанный временем каменный фонтан, высеченный, как оказалось, прямо в стене, когда услышал лай Бхану. Это означало, что Мария тоже шла сюда. Он торопливо поднялся, вытер руки о грязное старенькое полотенце, вышел ей навстречу и преградил вход в сад.

Мария улыбнулась ему хитровато-заискивающе. В своем утреннем наряде она была очаровательна.

– Ты уже закончил? Я сгораю от любопытства!

Он покачал головой. В глазах его плясали озорные огоньки.

– Еще нет. Конечно, работу над садом по-настоящему никогда нельзя закончить, но я хочу, чтобы он выглядел достаточно прилично, когда ты его увидишь.

– Запретный плод сладок. Ты знаешь, как разжечь мое желание увидеть его. – Она метнулась в сторону, пытаясь обойти его с фланга, но он со смехом поймал ее.

– Кое-что стоит мук ожидания. – Он наклонился и поцеловал ее, касаясь одними губами, стараясь не испачкать ее наряд. Губы ее были как самое изысканное лакомство, и он знал, что голод его неутолим.

– Ты просто пытаешься меня отвлечь, – задыхаясь, сказала она, когда он прервал поцелуй.

– И у меня получается?

– Боюсь, что да. – Она изобразила растерянность. – И зачем я только забрела на эту тропинку?

Он нежно взял ее за подбородок одной рукой.

– Ты хотела спросить, когда сад будет готов, чтобы попросить миссис Бекетт приготовить нам корзинку для пикника, который мы устроим в саду.

Мария засмеялась:

– Я сюда с этим шла… Так когда же сад будет открыт?

– Через два дня, если погода продержится. – Он посмотрел на небо. – О чем никогда нельзя сказать с уверенностью в этой части мира.

– Я буду надеяться на лучшее. Миссис Бекетт с удовольствием пойдет навстречу. Она обожает тебя за здоровый аппетит. – Мария тихонько скользнула ему за спину.

Он успел перехватить ее и снова поцеловал.

– Увидимся за ужином и поделимся своими достижениями за день.

– Хорошо. – Она взглянула на Бхану, которая с радостным интересом обнюхивала окрестности. – Бхану, ты пойдешь со мной или останешься с Адамом?

Собака посмотрела на нее, после чего продолжила исследование новых запахов.

– Я думаю, что ты и твой сад завоевали ее сердце.

– Она ведь ветреная девчонка и скоро от меня переметнется к тебе. – Адам пристально посмотрел на собаку. – Как можно быть такой уродливой и одновременно такой милой?

– Она исключительная собака. – Подмигнув Адаму на прощание, Мария повернулась и направилась к дому.

Адаму показалось, что сердце его вырвалось из груди и полетело за ней следом. Как ему повезло! Если не считать отрывочных снов, он так и не вспомнил свое прошлое, но Мария была права, когда сказала, что настоящее и будущее значат больше, чем прошлое. Покуда с ним Мария, возможно, прошлое действительно не имеет значения.

Теплая и солнечная погода продержалась еще два дня, и Мария была рада этому обстоятельству. Она завидовала Адаму, который работал на свежем воздухе. Она же проводила большую часть времени в кабинете, составляя планы по усовершенствованию поместья, стараясь уложиться в более чем скромный бюджет. Адам помогал ей советами. И что еще лучше, викарий познакомил ее с Хорасом Кокраном.

Мистер Кокран работал управляющим в обширном графском поместье в Нортумберленде. Поскольку годы давали о себе знать, он недавно оставил хлопотную должность и вернулся в родной город, в Хартли. Месяц бездействия убедил его в том, что ему больше нравится работать, чем отдыхать, но работать не так интенсивно, как раньше. Всего несколько дней его пребывания в Хартли существенно изменили ситуацию с поместьем в лучшую сторону.

В назначенный день посещения сада, над которым трудился Адам, Мария поймала себя на том, что ей сложно сосредоточиться на расчетах. Она с облегчением встретила полдень, поскольку это означало, что она может отложить работу. За завтраком Адам объявил, что желает надеть ей на глаза повязку, когда она будет входить в сад, для более сильного впечатления. Эта мысль подсказала ей идею, как устроить сюрприз и для него. Радостно блестя глазами, она спустилась на кухню, чтобы забрать подготовленную миссис Бекетт корзинку с едой.

Как всегда, услышав ее шаги по петляющей кирпичной дорожке, он вышел ей навстречу. Работа на свежем воздухе пошла ему явно на пользу. Синяки исчезли, он выглядел здоровым и крепким. Темные волосы его немного спутались, а ярко-зеленые глаза казались еще ярче из-за окружающей зелени. В белой сорочке и темно-синих брюках он выглядел потрясающе соблазнительно.

Она приветствовала его улыбкой:

– Отличный солнечный денек, как вы заказывали, прибыл в ваше распоряжение.

– И я очень этому рад. Приказы, касающиеся хорошей погоды, очень часто игнорируют. – Он поцеловал ее, и она содрогнулась всем телом от удовольствия. Последние дни прошли идеально гладко, и она чувствовала себя так, словно у них медовый месяц.

Взяв у нее из рук тяжелую корзину, он сказал:

– Могу я использовать один из этих пышных бантов в качестве повязки на глаза?

Она кивнула.

– Я подумала, что если повязать на ручку корзины шелковые шарфы, она будет выглядеть более празднично. Ведь этот случай особый.

Адам окинул взглядом дорожку:

– Где же Бхану?

– Она собиралась составить мне компанию, но не захотела покидать кухню – миссис Бекетт жарит баранью лопатку на ужин. – Мария усмехнулась. – Плюс к тому Бхану и Аннабелла стали настоящими подружками. Я видела, как они в обнимку лежали на ковре перед камином.

– Беспринципный щенок. – Он поставил корзинку на землю и развязал голубой шарфик, который Мария подбирала с особой тщательностью, чтобы подошел к ее наряду. Пока он обматывал его вокруг ее головы так, чтобы она точно ничего не смогла бы разглядеть, Мария заметила:

– Знаешь, наверное, мои слова покажутся тебе глупыми, но я уверена: мне понравится все, что ты сделал, даже если не будет никакого сюрприза.

– Надеюсь на это. – Он продел ее руку в кольцо своей руки и взял корзину. – Но действительная причина того, почему я завязал тебе глаза, состоит в том, чтобы твой первый опыт общения с садом был получен не от зрения, а от других чувств. Зрение слишком мощный инструмент познания, и он подавляет все прочее.

– Интересная мысль. – Пройдя дюжину шагов, она сказала: – Ты прав. Теперь я острее ощущаю камни под ногами. Мелкие неровности, мох между камнями, чувствую, когда один из камней приподнят, а другой, наоборот, заглублен в землю. – Она крепче ухватилась за него, когда ступила на камень, который был значительно ниже остальных. – Странно чувствовать себя такой беспомощной. Что, казалось бы, проще, чем идти по тропинке, а без твоей помощи я даже до садика дойти не могу.

– Я не собью тебя с пути. – Голос его был низким и властным.

Впервые сполна наслаждаясь богатым тембром его голоса, невероятно бархатистыми нотками, она пробормотала:

– Ты завязал мне глаза… Этим ты хотел сказать мне, что чувствуешь ты сам? Что человека, который не помнит своего прошлого, можно сравнить со слепцом, а я – твой поводырь?

В голосе его чувствовалось удивление, когда он сказал:

– Я не думал об этом в таком ключе, но это так. – Он поцеловал ее в лоб. – Ты ни разу не дала мне сбиться с пути.

В голосе его звучало столько доверия, что она внутренне съежилась. Сделав еще несколько шагов, она сказала:

– Сейчас мы вошли через арку в стене в садик, так? Воздух мне показался более… насыщенным.

– Ты очень проницательна. – Он провел ее вперед еще на несколько шагов и остановился, отпустив ее руку. – Мы на месте. Скажи, что ты чувствуешь.

– Я только что услышала, как ты поставил на землю корзину. Кирпичи, на которых я сейчас стою, ощущаются не так, как на дорожке, по которой мы только что шли. Здесь – мягче и ровнее. – Она медленно покружилась. – Воздух очень тихий – стены защищают нас от ветра. Еще они отражают солнечное тепло. В твоем саду заметно теплее, чем снаружи.

– Что ты слышишь?

Она затаила дыхание.

– Журчание воды! Звук состоит из нескольких более тихих звуков, которые как разные ноты, низкие и высокие. Ты построил фонтан?

– Я восстановил уже существующий фонтан, который был спрятан под плющом, – ответил он. – Что еще?

– Пение птиц. Птицы поют повсюду за городом, но обычно я их не так замечаю. Прямо здесь, в твоем саду, есть щеврицы, не так ли? И я слышу… славок и воробьев, я думаю. Но чуть дальше. Слой за слоем чудесных звуков. И запахи! Нарциссы в полном цвету, я думаю. Я чувствую их запах. Они всегда заставляют меня думать о масле. Но тут есть и другие запахи тоже. Запахи различных растений. И я думаю, что шпалерное фруктовое дерево зацвело. Яблоня?

Он засмеялся.

– У тебя хорошо получается. Ты задействовала обоняние, слух и осязание. Все, кроме вкуса. Ты хотела бы попробовать на вкус цветок?

– Я придумала кое-что получше. – Определив, где он находится, по голосу, она подошла к нему и, схватив его за предплечья, подтянулась, чтобы поцеловать его в шею. – М-м-м. Соленый. Очень приятный вкус. – Она сжала его руки. – Сильные, но упругие. Приятное ощущение твердости.

Он засмеялся и заключил ее в объятия. Она очень остро ощущала его тело, да и свое тоже… И вот ее грудь вдавилась в его грудь. Она ощутила пульсацию крови в самом сокровенном месте своего тела.

Зрение внезапно вернулось, когда он снял повязку с ее глаз. Она почти пожалела о том, что ее вытолкнули из мира ощущений, хотя и была рада тому, что видит его красивое смуглое лицо так близко от своего лица.

– Ты сдала экзамен на «отлично», – сказал он. – Ребенком меня привели в похожий сад с завязанными глазами. Я точно не помню, но мне кажется, что я сам испытал нечто подобное много лет назад. Поэтому я хотел, чтобы и ты это почувствовала.

– Это было в том саду, который ты вспомнил? – спросила она.

Он нахмурился и покачал головой:

– Возможно, но на самом деле я не знаю.

Желая стереть с его лица это мрачное выражение, она окинула взглядом сад. Он чудесно выглядел и в запущенном, одичавшем состоянии, но Адам своим кропотливым трудом вернул ему гармонию. Старая деревянная скамья под раскидистым деревом манила присесть на нее, а участок клочковатой травы его трудами был превращен в зеленый газон.

Мария прошлась по саду, внимательно приглядываясь ко всему, что ее окружало. Конечно фонтан радовал глаз больше всего.

– Мне нравится, что вода течет из львиной пасти вниз, а потом распадается на ручейки, стекаясь в бассейны разных размеров, что создает разное звучание воды. Ты говоришь, что фонтан был здесь, за разросшимся плющом? – Она прикоснулась к поросшему лишайником серому камню, из которого была высечена львиная голова, затем провела рукой по зеркальной водной глади в нижнем бассейне.

– Плющ полностью скрыл его. Я собирался установить здесь фонтан, но, обнаружив старый, счел это большой удачей. Трубы и бассейны нужно было почистить, но это все, что пришлось сделать.

Мария медленно шла по саду, внимательно присматриваясь ко всему, на что падал взгляд, прикасаясь к тому, к чему хотелось прикоснуться.

– Ты сотворил чудо. Даже воздух здесь какой-то особенный, целительный.

– Я рад, что тебе нравится. – Адам с удовлетворением оглядел творение своих рук. – Еще многое предстоит сделать, но я доволен тем, что сумел претворить в жизнь то, что задумал.

– Пора отпраздновать это событие. – Она приподняла крышку корзины и вытащила оттуда легкое одеяло. Расстелив его на траве, она поставила корзину посредине и сама изящно присела рядом. По крайней мере она надеялась на то, что у нее получилось присесть изящно. – Ты приготовил сюрприз для меня, а я – кое-что для тебя. – Она многозначительно улыбнулась ему. – У нас будет ленч в темноте.

Глава 15

При этих ее словах Адам взглянул на ясное небо, по которому проплывали лишь легчайшие белые облака.

– Надеюсь, это не значит, что нам придется дожидаться заката, чтобы поесть.

– Мы будем есть сейчас, но с завязанными глазами, – пояснила она. – Мой отец как-то в Париже посетил игорный дом, где подавали souper noir – зал был абсолютно лишен освещения, а слуги все были набраны из слепых людей, обученных работать в темноте. Подавали разнообразные блюда. Мой отец говорил, что «черный ужин» довольно интересная вещь, хотя и приводит в замешательство. – Она усмехнулась. – Он еще говорил, что ужин был задуман как прелюдия к оргии.

– Твой отец говорил об этом своей юной дочери? – спросил потрясенный Адам.

– Он использовал куда более деликатные выражения, но смысл был именно этот. – На мгновение она вновь испытала удушливое ощущение потери. Но все для нее сложилось не так плохо, поскольку в жизни ее появился Адам. На самом деле она даже смирилась с тем, что надежда получить от отца жизнерадостное письмо с кучей новостей и извинениями за долгое молчание так и не осуществится.

Заставив себя продолжить, она сказала:

– Он считал, что я должна знать, как устроена жизнь, раз я сопровождаю его на всех этих праздниках в загородных домах. Он рассказал мне о «черном ужине» только для того, чтобы развлечь, потому что присутствовал он на таком ужине много лет назад. Насколько я понимаю, он был еще совсем юным, когда его отправили в путешествие по европейским столицам.

– Он путешествовал по миру? Ему повезло. – Адам опустился на одеяло. – Со времен Французской революции молодые английские джентльмены лишены возможности выставлять себя дураками в европейских столицах. Твой отец был родом из богатой семьи?

Мария поморщилась:

– Он никогда не говорил об этом. У меня создалось впечатление, что он был компаньоном какого-то богатого наследника, которого и сопровождал в путешествии по Европе. Даже как-то страшно представить моего отца человеком ответственным!

Адам засмеялся:

– При всех своих недостатках он вырастил отличную дочь.

Мария отвязала от ручки корзины второй шарф.

– Я знаю о том, что лежит в корзине, не больше, чем ты. Я объяснила свою задумку миссис Бекетт и просила ее положиться на воображение. Идея ей понравилась, так что готовься!

Она встала на колени и обвязала шарф вокруг его головы.

– Ты что-нибудь видишь?

– Сквозь ткань проникает немного света, но я ничего не вижу. Странное ощущение, – задумчиво сказал он. – Не такое, как ночью в темноте. Более… волнующее. А как насчет тебя? Ты сможешь сама завязать себе глаза? Только никакого обмана!

– Я и не стала бы тебя обманывать. В этом весь смак. Я завяжу глаза, но было бы лучше, если бы ты помог затянуть шарф, завязав его на затылке. – Она обмотала шарф вокруг головы с той же тщательностью, как сделала это с Адамом. – Я собираюсь наклониться над корзиной, так что ты можешь завязать шарф.

Она услышала шорох – Адам сменил позу. Затем его ищущие пальцы коснулись ее затылка. Она затаила дыхание. Ее словно пробило током, таким изысканно эротичным было ощущение. Стараясь придать дрожащему голосу больше уверенности, она сказала:

– Это моя шея. Шарф на несколько дюймов ближе к тебе.

– Прости. – Его руки переместились туда, где она держала концы шарфа за головой. Пока он старательно завязывал шарф, она наслаждалась ощущениями: каждое прикосновение теперь, когда глаза их были завязана, казалось более интимным, более чувственным.

Как только шарф был завязан, она открыла крышку корзинки.

– Теперь пора узнать, что у нас тут есть. Ага! Вот четыре салфетки: по одной на колени и по одной, чтобы вытереть то, что прольется. Вот: я держу твои две салфетки над корзинкой.

– Миссис Бекетт – мудрая женщина. Мы неизбежно перемажемся. Но зато как интересно. – Рукой он нащупал две салфетки.

– Наверное, будет проще, если мы будем есть каждое блюдо по очереди, поскольку все, что окажется на траве, можно потом и не найти. – Мария расстелила салфетку на коленях и сунула руку в корзину. – Давай начнем с напитков. Миссис Бекетт сказала, что положила две бутылки чего-то подходящего, но она не сказала, что именно. Вот твоя бутылка.

Прошло несколько мгновений, прежде чем его рука нащупала дно бутылки, затем сжалась вокруг ее пальцев. Прикосновение его ладони было одновременно обжигающим и нежным. Она облизнула губы. Ей хотелось наклониться и попробовать его ладонь на вкус.

Она потрясающе остро ощущала его присутствие, даже острее, чем если бы его видела. Тепло тела. Движение воздуха в тот момент, когда он потянулся к ней. Тихие звуки, которые возникают, даже когда человек сидит тихо. Только ему одному присущий запах, который раньше она не замечала. Он… интриговал. И наводил на мысль о мужском начале. Она покраснела, осознав, что ощущения не могли быть острее, даже если бы они сидели на одеяле обнаженными. Слава Богу, он не знал о ее реакциях!

Пальцы его сомкнулись вокруг бутылки, при этом задев ее кисть.

– Я ее держу теперь. Можешь отпускать. Пробка, похоже, воткнута не слишком глубоко. – Раздался хлопок и шипение. – Шампанское! Миссис Бекетт действительно прониклась духом мероприятия. Давай посмотрим, что она припасла в другой бутылке.

Он открыл вторую бутылку. Опять шипение.

– Шампанское для каждого из нас. Вот твоя бутылка. Она взяла у него бутылку и поднесла к губам, наклонив.

Вино полилось по подбородку, по горлу, пощипывая кожу.

– Вкусно! Гордость винных кладовых Берка, полагаю.

– Хорошее вино, – согласился он. – Что будет следующее?

Когда он запрокинул бутылку, шампанское в ней забулькало. Она представила, как губы его смыкаются вокруг стеклянного горлышка, и вздрогнула от пришедшей на ум ассоциации. Чтобы бутылка была под рукой и не опрокинулась, она зажала ее между колен, радуясь тому, что он не может видеть, как неприлично она себя ведет.

– Выбирай ты.

Тихие звуки, сопровождающие исследование содержимого корзины.

– Тут столько разнообразных форм. Хотелось бы взглянуть на круглый предмет, завернутый в марлю. – Он засмеялся. – Прошу прощения. Взглянуть и посмотреть – слова, так часто употребляемые в языке, что трудно от них отказаться.

Она тоже улыбнулась:

– И какой твой приз на ощупь и на запах?

Шорох марли. Потом звук резко втягиваемого в нос воздуха.

– Содержимое включает две сферы около трех дюймов в поперечнике. Они теплые и податливые. Хрустящие и довольно жирные. Наверное, какое-нибудь жареное мясо. – Он замер. – Есть места на земле, где определенные… самые важные части репродуктивных органов быка считаются особым деликатесом. Ты ведь не думаешь?..

– Миссис Бекетт не стала бы так поступать, даже при условии, что бычьи яйца было бы легко достать! – Она вдруг замолчала и с сомнением в голосе спросила: – Или стала бы? Кто попробует это первым?

– Я попробую. Потому что я – храбрый муж и готов защитить жену от любых неприятностей. – Судя по звуку, он надкусил угощение с опасением. – Это мясо, но внутри что-то гладкое и скользкое. Я не сказал бы, что это невкусно. Вот вторая половина. Может, ты определишь, что это.

После приятного соприкосновения пальцев она взяла у него из рук теплый шарик. Она надкусила его, подтвердив свою догадку.

– Шотландское яйцо! Я могла бы догадаться, но я всегда определяла их по внешнему виду. – Она запила шампанским. От алкоголя у нее слегка кружилась голова. На душе было светло и радостно. Если бы они были на балу, то она бы танцевала всю ночь. – Сваренное вкрутую яйцо обваливается в молотой колбасе, затем в молотом яйце и в сухарях, а потом обжаривается. Довольно вкусно, когда знаешь, что это такое.

– Теперь, когда я знаю, что это такое, оно кажется мне более приятным на вкус. – В голосе его звучала насмешка.

Когда они покончили с шотландскими яйцами, он сказал:

– Теперь твоя очередь.

Мария пошарила в корзине.

– Я нашла два невысоких, но широких горшочка, закрытых пробковой крышкой… теплые. – Она подняла горшочек и слегка его наклонила… – Суп, кажется. Миссис Бекетт отменно готовит супы. Хочешь попробовать?

Он взял теплый глиняный горшочек из ее рук и вытащил пробку. Разнесся пряный, необычный аромат.

– Господи, карри! – воскликнул он.

Она вытащила пробку из своего горшочка и глубоко вдохнула.

– Этот запах ни с чем не спутаешь, верно? Иногда я добавляю карри в еду. Ты, очевидно, тоже.

– Этот запах вызывает множество ассоциаций, – медленно проговорил он. – Я думаю, что часто ел такие блюда, но не могу вспомнить ни одного конкретного случая.

– Может, этот супчик освежит тебе память, когда ты им подкрепишься. В корзине должны быть ложки. А-а, вот твоя.

За это время они уже научились с большей уверенностью и точностью передавать друг другу предметы, используя ограниченное пространство над корзиной. Когда его рука коснулась ее руки, он погладил ее по запястью, поперек жилки, в которой бился пульс.

– Хм, – сказал он, – слишком мягко. На ложку непохоже.

Пальцы ее непроизвольно сжали металлическую ручку. Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы спокойно произнести:

– Ваша ложка, сэр.

Он взял ложку из ее рук, и она попробовала суп.

– Бархатистый вкус. Насыщенный. Я думаю, там есть рубленый лук и морковь, но я затрудняюсь определить, что там за мясо. Цыпленок?

– Цыпленок или кролик. Трудно сказать, потому что их трудно отличить друг от друга на вкус. Но суп хорош.

После того как они доели суп и Мария убрала пустые горшочки в корзину, Адам вздохнул:

– Вкус карри соблазнителен, но я так и не вспомнил, при каких обстоятельствах ел эту приправу.

Услышав в его голосе разочарование, она сказала:

– Я попрошу миссис Бекетт готовить блюда исключительно с карри, пока воспоминания не обретут форму. Теперь твоя очередь выбирать.

Адам вновь запустил руки в корзину.

– Вот еще что-то мягкое в марле. Попробую определить… два ломтика чего-то желеобразного с тестом по краям. Вот твой кусочек.

Ее ломтик имел сильный аромат, знакомый, но досадно неуловимый.

– Не сыр. Что-то мясное. – Она надкусила кусочек и дала ему растаять во рту, чтобы прочувствовать вкус. – Паштет.

– С грибами, – согласился он. – Миссис Бекетт разнообразна.

Она доела свой кусочек и запила его шампанским.

– Я уже сыта, а корзина не пуста. Попробую, найти что-то сладкое на десерт.

Рука ее нащупала глиняное блюдо с крышкой, теплое на ощупь.

– Тут блюдо, в котором может быть запеченный пудинг. Давай попробуем. – Она открыла крышку и сунула в блюдо палец. И тут же с отвращением его выдернула. – О, какая гадость! На ощупь словно рубленые червяки.

– Не думаю, что миссис Бекетт решила попотчевать нас червяками. – Пальцы его задели ее пальцы, когда он потянулся к блюду. Он погладил ее по руке и затем прикоснулся пальцем к содержимому блюда. – Определенно странное ощущение, – согласился он. – Но пахнет хорошо, и я доверяю миссис Бекетт. Я, пожалуй, попробую.

Она слышала, как он прожевал и проглотил.

– Макароны с сыром, – объявил он. – И очень неплохо приготовлено. Никогда бы не подумал, как угрожающе воспринимаются макароны, если их не видишь.

Мария тоже их любила, поэтому она сказала:

– Нам придется есть вместе из одного блюда. Возьми вилку. Мы можем вместе держать блюдо и есть из него.

Макароны были такими вкусными, что вскоре они уже смеялись, когда их вилки сталкивались.

– Придется мне пошарить руками, чтобы проверить, не осталось ли еще. Ах, вот есть немного. Съешь ты за то, что не побоялся отведать рубленых червяков. Ты можешь взять последний кусочек из моих пальцев?

– Чтобы ты могла сказать, что я ем из твоих рук? – спросил он с улыбкой в голосе. – С удовольствием.

Она вздрогнула от радостного ощущения, когда он отыскал щепотку макарон и взял их теплыми губами. Он не спешил, нежно посасывая кончики ее пальцев.

Она сделала резкий вдох. Все тело ее звенело.

– Пальцев… нет… в меню.

– Нет? – Он провел языком по центру ее ладони. Она сдавленно застонала.

Адам затаил дыхание и на мгновение прижался к ее ладони щекой.

– Ты слаще самого изысканного кушанья, – прошептал он. Отшвырнув корзину, он опустил Марию на одеяло. Его губы отыскали ее губы, и языки их сплелись в яростном соитии.

Хмельная от шампанского и эротичной игры, Мария каждой клеточкой своего существа жаждала его прикосновений. Их взаимные изыскания последних нескольких ночей научили ее кое-чему из чувственных удовольствий. Но теперь она хотела его – всего, целиком. Слепота отрезала их от обычного мира и перенесла в королевство наслаждения. Все чувства ее обострились донельзя. Она любила его вкус, его запах, звук его голоса.

И больше всего она любила ощущения, какие дарили его губы и руки, когда он, задрав ей юбку, стал ласкать нежную кожу ее живота. Она вскрикнула, когда рука его скользнула между ее бедрами, и пальцы его были такими же искусными, как губы, как язык.

– Красивая, – выдохнул он, – красиво все в твоем теле и душе.

Пьяная от желания и шампанского, она не хотела ничего знать ни о морали, ни о будущем, ни о возможных последствиях. Страсть, рожденная в ту ночь, когда она вытащила его из моря, страсть, которая разрасталась с каждым проведенным вместе с ним днем, требовала утоления самым извечным, самым понятным образом.

Она застонала, прижавшись губами к его горлу, когда он погрузил в нее пальцы. Она горела огнем и истекала влагой. Секунды, потребовавшиеся ему для того, чтобы расстегнуть брюки, показались ей вечностью. Она прикусила ему плечо. Будь на то ее воля, она бы его съела.

– Не думаю, что мне удастся растянуть удовольствие, – хрипло сказал он, прижавшись к ней.

– Мне все равно! – Она обхватила его ногами и потянула на себя.

Они сошлись со стремительностью, не оставлявшей ни времени, ни места раздумьям и сожалениям. Он был внутри ее, горячий и твердый, потрясающий, шокирующий и необходимый, как жизнь. Острая боль не притупила желание, лишь усилила потребность скорее перейти черту и стать одной плотью. Она вздымалась ему навстречу, ощущая каждое движение его худощавого сильного тела.

Они быстро нашли ритм, который усиливал обжигающее наслаждение с каждым толчком. Она была как сжатая пружина, взведенная неимоверно туго, и так продолжалось, пока он не просунул руку между ними и не приласкал ее с мастерством опытного любовника.

И она взорвалась. Она забыла о том, что союз их не освящен браком, забыла о том, что у него может быть жена. Больше не существовало ни морали, ни условностей. Только это греховное наслаждение правило бал, и наслаждение это было сильнее всего того, о чем она могла мечтать.

– Господи, Господи, Господи!..

Она впилась ногтями ему в спину, и он сдавленно закричал и замер. Она прижимала его к себе все то время, пока он изливал в нее семя.

Когда костер страсти догорел, к ней вернулась способность воспринимать реальность. Она судорожно вздохнула, осознав, что они лежат на колючем одеяле и что птички поют у них над головой как ни в чем не бывало, словно два человека не совершили только что акт, который безвозвратно изменил их отношения. Голова ее кружилась от потрясения.

– Мария, любовь моя. – Адам перекатился на бок, но продолжал обнимать ее, прижимая к себе. Она услышала шорох – это он снимал с глаз повязку. Затем он снял повязку с ее глаз. Она моргала, ослепленная ярким светом, а он целовал ее в уголок глаза с надрывающей душу нежностью. Он был так честен с ней, так правдив. А она – нет.

– Да будет благословен тот день, когда ты стала мне женой. Но… – Он замялся в нерешительности. – Возможно, я ошибаюсь, но… разве мы не осуществили брачные отношения после венчания?

Даже сейчас он доверял ей, он предпочитал сомневаться в себе, нежели в ней, даже когда факты вступали в противоречие с тем, что она ему говорила. Стыд жег ее, надрывал ей душу. Она неуклюже поднялась на ноги. Глаза наполнились слезами муки и стыда. Она презирала себя.

– Прости, – едва слышно выдохнула она. – Мне так жаль…

Желая сбежать до того, как начнется истерика, она бросилась прочь. Но он оказался быстрее, ухватил ее сзади за талию и привлек к себе.

– Прости и ты, – сказал он смущенно. – Я думал, ты хочешь меня.

– Я хотела, – ответила она сдавленно.

– Я сделал тебе больно? Чего мне совсем не хотелось, так это причинить тебе боль. – Прижимая ее к себе одной рукой, другой он гладил ее по плечу и предплечью, словно она была нервной лошадкой.

– Мне почти не было больно.

– Тогда что не так, Мария? Я люблю тебя и хочу быть тебе хорошим мужем. Я… очень сильно отличаюсь от того мужчины, каким был прежде?

Как бы сильно ей ни хотелось провалиться сквозь землю, она должна была сказать ему правду. Она сделала глубокий вдох и, вырвавшись из его объятий, повернулась к нему лицом.

– Я не знаю, каким ты был раньше, – сказала она уныло. – Мы не муж и жена. Я не видела тебя до той ночи, когда вытащила тебя из моря.

Глава 16

У Адама перехватило дыхание. Было ощущение, словно его ударил в солнечное сплетение гигантский кулак. Блестящие светлые волосы Марии разметались по плечам. Он так мечтал увидеть их такими – распушенными, чувственными. Он отчаянно хотел обнять ее, а она говорила ему, что они не принадлежат друг другу.

– Мы не женаты? – спросил он. Губы онемели и не слушались. Он не мог поверить в то, что она – не его женщина. – Ты не моя жена?

Она смахнула слезы шарфом. Даже с припухшими глазами и покрасневшим носом она была красива.

– Нет. Прости меня. Я солгала и потом не смогла сказать про ложь.

– Почему ты заявила, что мы женаты?

Она скомкала влажный от слез шарф.

– Я была такой одинокой, и Берк домогался меня, – запинаясь, проговорила она. – Я знала, что выйти за него было бы ужасной ошибкой, но он обычно вел себя весьма обходительно и говорил очень разумно. Я чувствовала, что склоняюсь к тому, чтобы сказать ему «да». Тогда мне удалось бы избежать судебного преследования и у меня был бы муж с корнями в Хартли – все было бы гораздо проще. В минуту слабости я могла бы принять его предложение. И вот… я и сказала ему, что мой муж сейчас воюет в Пиренеях.

– Сражается с французами? – Образы солдат и выжженных солнцем плато, картины кровавой бойни промелькнули у него перед глазами. Он был там? Возможно, он лишь читал о сражениях в газетах, поскольку образы эти были лишены четкости его снов. – И тогда появился я, и я не знал, кто я такой. – Удобный материал для мужа, которого не существовало.

– Это не все. – Она опустилась на скамейку подальше от него. – Я научилась кое-каким ритуалам у бабушки Розы. Простые способы сконцентрироваться на том, чего хочется или в чем чувствуешь необходимость. Однажды ночью я проснулась с чувством отчаяния, и тогда я вспомнила о ритуале на исполнение желания, попросив решить мою проблему с Берком. – Она невесело усмехнулась. Бабушка Роза любила повторять, что ее ритуалы – все равно что молитвы, но с добавлением благовоний.

– Итак, ты возжелала себе мужа.

– Я не думала ни о чем таком конкретном. Но когда я зажгла благовония в беседке, я поймала себя на том, что тоскую по… мужу, о котором мечтала. О мужчине, который совсем не похож на Берка. После ритуала мне стало хорошо и покойно, и я даже немного задремала, но проснулась, услышав настойчивый голос в голове, который звучал совсем как голос бабушки Розы. Она сказала, что я должна идти на берег. – Мария подняла на него глаза. – И тогда я нашла тебя.

– Мне как-то с трудом верится, что тогда я выглядел как чья-то воплощенная мечта о муже. – Он присел на противоположный край скамьи, как можно дальше от Марии. Его ощущение себя как личности разлетелось на мелкие осколки. Он чувствовал себя растерянным и беспомощным. Он не был Адамом Кларком. Он был никем.

Он считал, что любит Марию, принимал это чувство как должное, потому что она была его женой. Раз она его жена, то, конечно же, он ее любит. В это легко было поверить, принимая во внимание ее красоту и доброту. Но все, что было между ними, основы вал ось на лжи. Они были чужими людьми, и теперь он больше не знал, что к ней чувствует.

Она продолжала:

– Вначале я не связывала твое появление с ритуалом на исполнение желания. Я просто хотела вытащить тебя на берег и спасти от смерти. – Она замолчала и молчала несколько долгих секунд. – Когда я спросила тебя, помнишь ли ты, что я – твоя жена, было так, словно бабушка Роза произносила эти слова за меня. Но я не виню ее. Я сказала это, и я не стала позже отрекаться от своих слов:

Удивительно, но он понимал, как обстоятельства могут создать иллюзию логичности и правильности, когда на самом деле все совсем не так. Но… она солгала относительно самого главного – того ключевого факта, который стал его якорем, стержнем, вокруг которого вращалась его вселенная. Теперь этого стержня больше не было.

– Мое появление могло показаться даром судьбы. Но почему ты не открыла мне правду, когда Берк уехал?

– Я хотела, но ты казался таким счастливым, считая меня своей женой. – Она опустила глаза на скомканный шарф. – Я переживала за тебя, думая о том, какова будет твоя реакция, когда ты осознаешь, что ты один и не помнишь, кто ты.

Она не зря переживала, но он считал, что проще было бы принять с самого начала тот факт, что они не знакомы друг с другом. В тот момент, когда он очнулся, еще пропитанный соленой влагой моря, он сразу, без оговорок и сомнений, поверил в то, что они женаты. И вскоре он уже начал чувствовать, что больше ничего ему знать не нужно.

Теперь многое из того, что казалось загадочным, обрело смысл. Неудивительно, что она ничего не знала о его прошлом, его семье, его занятиях. Возможно, это удар по голове сделал его таким доверчивым. Иначе нельзя понять, отчего он принимал на веру ее объяснения. Оглядываясь назад, он поражался тому, что не пытался ни о чем допытаться.

– Почему ты назвала меня Адамом?

– Адам – первый человек, и с этим именем, как мне показалось, ты чувствовал себя уютно. – Она вздохнула. – Я продолжала надеяться, что память вернется к тебе и тогда я смогу во всем признаться. Если бы память вернулась к тебе на следующий день или через день, то моя ложь не имела бы уж такого большого значения. Я могла бы придумать более или менее правдоподобное объяснение моей лжи. Но чем дольше я притворялась, тем труднее становилось сказать тебе правду.

Итак, он был безымянным странником, живущим за счет женщины, которая нуждалась в защите от негодяя. Он посмотрел на свои мозолистые руки. Не похожи они на руки джентльмена. Сознание того, что он мог быть садовником или матросом, не удручало его. Что его удручало, так это незнание того, кто он такой.

– Завтра я уеду, хотя мне придется попросить у тебя одежду, поскольку своей у меня нет. – Он издал звук, больше напоминающий хриплый лай, чем смех. У него ничего не было, он ничего не знал, он был никем.

– Нет! – Она в ужасе уставилась на него. – Я с удовольствием дам тебе одежду и деньги, но куда ты пойдешь? Что ты будешь делать?

– Понятия не имею. Но будь я проклят, если останусь сидеть на твоей шее, как нищий, клянчащий подаяния.

– Ты не нищий! – воскликнула она. – Ты мой друг. Здесь тебе всегда рады.

– Твой друг?.. – Онемение, которое началось с области солнечного сплетения, распространялось по телу, растворяя силу и счастье, которое он познал с Марией. – Я думал, что я тебе гораздо ближе, чем просто друг. Теперь я понимаю, почему ты избегала моей постели.

– Я пыталась быть благоразумной, – прошептала она.

Он пристально смотрел ей в лицо.

– Почему ты сегодня передумала? Глупо было отдавать свою девственность чужаку.

– Ты мне больше не чужой. – Она густо покраснела. – И сегодня я хотела тебя так сильно, что мне было наплевать на последствия.

Он счел ее замечание лестным для себя, но ее слова стали для него и ушатом холодной воды.

– А если последствия включают ребенка?

Она побелела как снег.

– Я… я ни о чем таком не думала, только о том, как хочу тебя.

– Дети – стандартное последствие близости. На самом деле ради рождения детей все и происходит. – Он окинул взглядом сад, который больше не был его садом. – Если ты беременна и я уйду, ты можешь сказать соседям, что я умер. Тебя будут считать вдовой. Я обещаю не возвращаться, чтобы не осложнять тебе жизнь.

– Я не хочу, чтобы ты уходил! – В глазах ее блестели слезы.

Он снова испытующе посмотрел ей в лицо. Возможно, он должен прийти в ярость от ее лжи, но сейчас ему было просто грустно, очень грустно. Теперь он понимал, как она, начав с одной маленькой удобной лжи, утратила контроль над тем, что происходит. Теперь ее искаженное мукой лицо было кристально честным. И страсть ее была настоящей. И все же раньше он целиком ей доверял, не усомнившись ни в одном ее слове, а теперь слепо доверять ей так, как раньше, он больше не мог.

Однако он продолжал ее желать. Он сжал ее левую руку. Пальцы у нее были холодными.

– Если ты хочешь, чтобы я остался, мы можем обратить твою ложь в правду. Гретна-Грин недалеко отсюда.

Она прикусила губу.

– Я мечтала бы об этом, но что, если у тебя уже есть жена?

Адам почувствовал себя так, словно ему нанесли смертельный удар. Он мог быть женат на другой женщине?

– Я… У меня не было времени об этом подумать.

– Ты так естественно вписался в роль мужа, что я невольно задалась вопросом, не женат ли ты. – Она скривила губы. – Скорее ты женат, чем холост. Ты слишком хорош собой и слишком великодушен, чтобы девушки за тобой не охотились. Если ты женат на маленькой блондинке, похожей на меня, то я могла даже показаться тебе знакомой.

Еще одна порция лести, но он никак не мог выйти за пределы осознания того, что у него нет ни пенни за душой, ни даже рубашки, чтобы прикрыть наготу. Он потер виски. Голова начала гудеть. Еще немного, и сосуды лопнут, не выдержат напряжения.

– Я не могу представить, что у меня есть еще одна жена. Это для меня слишком.

Мария сжала в кулаке шарф.

– Я все время представляла себе женщину, которая тебя ждет, жену, отчаянно желающую твоего возвращения. И еще, возможно, детей. Как могу я выйти за тебя, зная, что у другой женщины сердце разбито от горя? Дело не только в том, что ты стал бы двоеженцем, просто поступить так было бы неправильно.

Он чувствовал себя почти больным. О детях он тоже не думал. Хотя он вполне мог бы иметь жену и маленьких детей.

– Если у меня есть дети, конечно, я не могу сознательно их бросить. Но что, если я так никогда и не вспомню, кто я такой? Я должен прожить всю жизнь в одиночестве?

– Я много об этом думала. – Она робко улыбнулась. – С тех пор как с тобой случилось несчастье, прошло не так уж много времени. Тот факт, что ты видишь сны, которые могут быть воспоминаниями, наводит на мысль, что ты скоро можешь вспомнить, кто ты такой.

Он думал об этих снах. Где-то в глубинах памяти таится правда о его прошлом. Все, что от него требуется, – это извлечь эту правду.

– Сколько я должен ждать, пока мне будет позволено жить?

– По-моему, человек может считаться пропавшим без вести семь лет, и лишь после этого его признают мертвым, – неуверенно сказала она. – Если по истечении семи лет ты так и не узнаешь, кто ты и откуда родом, ты сможешь с полным правом считать свою новую жизнь той единственной, какая у тебя есть.

– Семь лет? – произнес он глухо. – Семь лет – очень долгий срок. Многое может случиться за семь лет.

– Ты думаешь, что сможешь научиться снова мне доверять? – прошептала она. – Или если не доверять, то хотя бы простить?

– Надеюсь. – Он смотрел на ее изящные черты лица, на ее чувственную, с идеальными пропорциями фигуру и жалел о том, что так и не увидел ее раздетой. Он полагал, что человеку, пораженному амнезией, не так уж трудно внушить себе, что она – самая красивая женщина на свете, но она была для него больше, чем красивая. Она была ему… дорога. Очень дорога. Доверие и желание имеют между собой мало общего. – Но сейчас еще слишком рано.

Она кивнула. Ответ его Марию не удивил.

– Если бы только я могла хоть что-нибудь сделать, чтобы помочь тебе вспомнить. Что-нибудь сделать для тебя. Ты столько всего для меня сделал. Ты спас меня от Берка. Теперь он думает, что у меня есть защитник, и больше не угрожает отнять у меня Хартли-Мэнор.

– Было бы лучше, если бы ты не сделала того, что сделала. Но я рад, что Берк тебе больше не досаждает. – Он вздохнул, глядя на фонтан. – Если ты забеременела, я думаю, тебе придется за меня выйти. И тогда, если я однажды утром проснусь и вспомню, что где-то у меня есть семья, мне придется уйти, и ты будешь оплакивать мою безвременную смерть. По крайней мере ребенок не будет носить на себе проклятие незаконнорожденности.

– Это кажется… разумным, – пробормотала она, давясь словами.

Пусть он не мог ей доверять, но видеть ее несчастной он тоже не мог. Он подвинулся к ней и крепко обнял, думая о том, как быстро он перешел от сердечной радости к сердечной скорби.

Она прижалась к нему. Вначале она дрожала, потом успокоилась. Он гладил ее по золотистым волосам, погружая пальцы в шелковистую массу. Он хотел опустить ее на мягкую траву и снова любить ее. На этот раз он бы не торопился, они бы сняли одежду, чтобы плотью почувствовать плоть.

Но теперь, когда он знал, что они не женаты, страсть больше не правила им. Если они не зачали ребенка сегодня, не стоит рисковать, пока так много еще не решено.

Он зарылся лицом в ее волосы, гадая, что же с ними будет.

В ту ночь каждый спал в одиночестве или, возможно, не спал.

Глава 17

Хартли, Северная Англия

Уилл Мастерсон был рад тому, что с приближением лета дни становились все длиннее. Иначе ему пришлось бы ехать верхом в темноте. Это не слишком разумно, особенно если путешествовать приходится по незнакомым дорогам, по безлюдным, необжитым местам.

Он въехал на постоялый двор гостиницы «Бык и якорь», единственной гостиницы в Хартли, как раз тогда, когда над Ирландским морем небо начало темнеть. Гостиница была маленькой, но выглядела ухоженной. Он надеялся, что для него найдется комната, но даже если бы номер снять не удалось, он бы с радостью удовлетворился соломенным матрасом в хлеву, лишь бы он был достаточно чистый – так он устал.

Ему повезло. Три из пяти номеров оказались свободными, так что если Рэндалл и Керкленд скоро прибудут сюда, им будет где остановиться.

Сегодняшний вечер Уилл был готов провести в одиночестве. В трактире при гостинице ему подали вполне приличную отварную говядину и пиво. Он хотел спросить у хозяина; не прибивало ли море к берегу какое-нибудь тело, но решил повременить с расспросами до приезда друзей. И поэтому он поел в молчании, зная, что Хартли – конечный пункт их поисков. С него довольно печальных новостей.

Несмотря на то что друзья считали его неисправимым оптимистом, Уилл понимал, что надежды найти Эштона живым не было почти никакой. И тем не менее все это время он надеялся, что им удастся найти тело, которое можно будет отвезти домой. Эш заслуживал того, чтобы его похоронили как полагается. Хотя врагов у него хватало из-за его положения, друзей у него было гораздо больше. Потому что он был хорошим человеком.

Теперь же и шанс устроить Эштону приличные похороны свелся почти к нулю. По прошествии столь длительного времени море едва ли выдаст свою добычу. Но все же оставался один требовавший ответа вопрос: как умер Эштон? Уилл терял друзей, погибавших на войне, от болезней, в результате несчастных случаев, и был среди знакомых даже один дурак, умерший от пули ревнивого мужа-испанца.

Но он ни разу не терял друзей, жизнь которых забирал бы холодный, расчетливый убийца. Поиски тела Эштона закончились. Но поиски того, кто его убил, не закончатся до тех пор, пока ублюдок не будет найден.

На следующее утро Уилл был приятно удивлен тем, что в гостинице подают вполне приличный завтрак. Дочка хозяина по имени Элли принесла поднос с дымящейся кружкой чая, корзинкой со свежеиспеченным хлебом и тарелкой, полной яиц, колбасок и жареной картошки с луком.

Элли поставила поднос на стол и спросила:

– Желаете что-нибудь еще, мистер Мастерсон?

– Спасибо, все и так замечательно.

Выпив чаю, Уилл решил, что пора приступить к расспросам.

– Мой приятель пропал, когда его корабль затонул к северу отсюда. Я и двое моих друзей пытаемся его найти. Вот я и хочу спросить, не находили где-нибудь поблизости тело, выброшенное на берег?

Она покачала головой:

– Утопленников не было, слава Богу. Только муж миссис Кларк. Его вынесло на берег неподалеку отсюда. Его корабль затонул, когда он как раз возвращался к ней. Но он, слава Богу, живой.

Удивившись, Уилл спросил:

– Этого Кларка здесь знают, полагаю? Крушение судна, говорите?

– Вы правы насчет крушения, но мистер Кларк в Хартли до этого никогда не был, – ответила Элли. – Его жена как раз недавно унаследовала Хартли-Мэнор, и мистер Кларк плыл к ней, когда его корабль затонул или что-то в этом роде. – Она нахмурилась. – Никто тут толком не знает, что произошло. – Отсутствие полной информации ее раздражало.

– А вы сами видели мистера Кларка? – спросил Уилл, ощутив нехватку кислорода. Девушка кивнула в ответ, и он спросил: – Как он выглядит?

– О, он красивый парень… и такой джентльмен, – с теплотой в голосе сказала Элли. – Не очень высокий. Фигура отличная. Темные волосы. Кожа смуглая. А глаза такого редкого оттенка зеленого. Какое счастье, что он не утонул.

Уилл выругался себе под нос и вскочил со стула. Едва дослушав Элли до конца, он бегом помчался на конюшню.

Глава 18

Мария плохо спала в ту ночь. Признание ее вызвало у обескураженного Адама шок, и теперь она спрашивала себя, что будет, когда он отойдет от шока. Чего от него ждать: гнева, ярости? Перед глазами стояло его несчастное лицо, и от мысли, что это она сделала его несчастным, ей хотелось провалиться сквозь землю. Но, несмотря на снедавший ее стыд, ей его не хватало. Постель без него казалась пустой и холодной. Они проспал и рядом всего несколько ночей и лишь один раз занимались любовью, но за этот недолгий срок он словно стал частью ее самой, и теперь его отсутствие отдавалось болью. Наверное, так болит ампутированная конечность. Сама мысль, что физическая близость между ними теперь невозможна, казалась невыносимой.

Проснувшись, она увидела Аннабеллу. Кошка стояла у нее на груди, повернув к ней серьезную черно-белую пушистую мордочку. Отчего-то Марии стало легче от ее присутствия. Обычно кошка спала на кухне перед очагом, но, вероятно, почувствовав, что Мария расстроена, пришла, чтобы ее успокоить. Кто знает, по каким соображениям кошка пришла к ней, но Мария все равно была рада, что та согревает ее своим гибким телом.

Мария нервничала, спускаясь вниз к завтраку. В столовой Адама не оказалось. Она тут же вообразила, что он, собравшись среди ночи, вскочил на коня и умчался прочь от нее. От лживой, недостойной доверия, вероломной женщины. Сестра Сара никогда не оказалась бы в таком положении.

Он появился, когда она налила себе чаю, и со слабой улыбкой принял из ее рук чашку, в которую она налила ему чай.

– Ты хорошо спала?

– Честно? Нет. – Она невесело усмехнулась. – Аннабелла составила мне компанию.

– А со мной спала Бхану. – Он намазал маслом тост. – Не самая лучшая компания после того, к чему я успел привыкнуть.

Они обменялись кривыми усмешками. С души ее словно свалился непосильный груз. Пусть у них нет будущего, но он не чувствовал к ней ненависти, и это сейчас было для нее главным.

Испытывая опасное желание поцеловать его, она резким тоном напомнила себе, что в любой момент к Адаму может вернуться память и в той жизни, которую он вспомнит, ей не будет места.

– Попробуй смородиновый джем. Его приготовила дочка миссис Бекетт.

– Спасибо. – Он намазал тост джемом. – Я думаю, что будет лучше всего, если мы продолжим вести себя так, словно ничего не случилось, как раньше, до определенных пределов.

Она точно знала, о каких пределах говорит Адам. Он не прикасался к ней с того последнего отчаянного объятия в саду. Он был мудрым, ее Адам. Мудрее, чем она.

– Я согласна. Мне приятнее быть с тобой в дружеских отношениях.

– А мне с тобой, – тихо сказал он.

Они любезно беседовали, почти как до ее рокового признания, когда в столовую вошла горничная, округлив от возбуждения глаза.

– К мистеру Кларку пришел господин. Представился мистером Мастерсоном. Он ждет в гостиной.

Бабушке Розе было известно ощущение, когда ты точно знаешь, что сейчас произойдет. Она называла его подобным тому, как если бы тебе в лицо плеснули ледяной водой. Теперь и Мария узнала, что это такое.

Адам поднялся и сказал:

– Скорее всего это кто-нибудь из деревни хочет устроиться на работу. Он должен был бы обратиться к Кокрану, но он мог не знать, что есть управляющий. Я с ним поговорю. Я хотел бы составить собственное мнение о людях, которых мы… – Адам помедлил, прежде чем закончить фразу, – могли бы нанять.

Мария тоже поднялась. Сердце ее громко билось.

– Я пойду с тобой. Может, я узнаю его. Возможно, мы виделись в церкви. – Мария шла рядом с Адамом, мечтая о том, чтобы схватить его за руку и броситься прочь, но она знала, твердо знала, что от судьбы не уйдешь и бежать бесполезно.

Они вошли в гостиную, и Мария тут же поняла, почему горничная назвала визитера «господином». Мастерсон, высокий, широкоплечий, плотного сложения незнакомец, стоял у окна. В позе его чувствовалась напряженность. Русоволосый, сероглазый, он производил впечатление человека сильного и властного, но которого ноша власти нисколько не тяготила, поскольку являлась такой же органичной частью его облика, как и идеально сидящий камзол. Он был примерно одного с Адамом возраста. Он уступал Адаму в мужской привлекательности, но чувствовалось, что его широкому лицу шла улыбка, и, судя по всему, он не был лишен чувства юмора.

Когда они вошли, он вонзился в Адама взглядом.

– Эш! – выдохнул он.

Боль пронзила Марию. Пришла беда.

Мастерсон бросился навстречу Адаму и, схватив в ладони его правую руку, радостно сжал ее. Марию он даже не заметил.

– Господи, ты жив! Мы были уверены, что ты утонул.

Адама словно молнией пронзило. Мария чувствовала его ощущения как свои. Он испытан шок. Но глаза его зажглись надеждой.

– Вы меня знаете?

– Знаю последние двадцать лет. – Мастерсон насупился и отпустил руку Адама. Он понял, что здесь что-то не так. – Ты меня не узнаешь?

– Боюсь, что нет. – Адам закрыл дверь. – Мы должны поговорить. Почему вы решили, что я погиб? – Он взял Марию за руку и повел к дивану. Пальцы его были как клещи, такие же жесткие и холодные.

Мастерсон сел в кресло напротив.

– Твой пароход взорвался во время испытательного прогона недалеко от Глазго. Тебя считали пропавшим без вести. Полагали, что ты скорее всего погиб. После того как Рэндалл, Керкленд и я узнали об аварии, мы отправились в Глазго и стали тебя искать. Искали до сегодняшнего дня. Как получилось, что ты оказался так далеко на юге? – Уилл пристально всматривался в бесстрастное лицо Адама.

– У меня была травма головы. – Адам рассеянно прикоснулся к заживающему шраму. – Я не помню аварии, но смутно припоминаю, как долго цеплялся за какой-то обломок. Несколько дней. В конечном итоге я оказался на берегу, не помня ни как меня зовут, ни своего прошлого. – Он нахмурился, пристально глядя на Мастерсона. – Хотя… я видел ваше лицо во сне. Промозглая ночь в предместье Лондона… и смерть женщины.

Мастерсон побледнел.

– Была такая ночь. Ты ничего не помнишь из того, что случилось до твоего падения в воду?

– Только сны, которые могли быть всего лишь снами. – В голосе Адама появилась решимость. Решимость человека, готового выслушать приговор. – Откуда я вас знаю?

– Нас было шестеро в первом классе Уэстерфилдской академии. Нам было лет десять-одиннадцать. И с тех самых времен мы дружим. – Мастерсон улыбнулся. – То была школа для трудных детей. Меня зовут Уилл Мастерсон. Я считался неисправимым упрямцем. – Только сейчас, казалось, он заметил Марию. Под его взглядом она поежилась. – Ты не представишь меня этой леди?

– Позвольте представить вам мисс Марию Кларк. Эта женщина спасла мне жизнь, вытащив меня из воды и приютив у себя. – Адам крепче сжал ее руку. – Она моя невеста.

Мария была ошеломлена не меньше Мастерсона, который от удивления открыл рот. Очевидно, Адам решил поддерживать иллюзию, притворяясь, что они – пара. Если бы только это было правдой! Боясь услышать самое худшее, Мария спросила:

– Он ведь не женат?

– Нет, не женат. – Мастерсон взял себя в руки. – Простите мою грубость. Я просто немного растерялся. Все это так внезапно, знаете ли… Приятно познакомиться с вами, мисс Кларк. Я рад познакомиться с женщиной, которая спасла жизнь Эштону.

Мария испытала громадное облегчение. Слава Богу! Преданная жена и любящие детишки, которых рисовало ей воображение, не существовали в природе! Она не знала точно, зачем Адам представил ее как свою невесту, но догадывалась, что сейчас она была щитом, призванным оградить его от вновь возникшей неопределенности.

– Я рад, что не забыл семью, – сказал Адам, – но вы еще не сказали мне, кто я.

Мастерсон виновато улыбнулся:

– Прости. У меня голова идет кругом. Я все еще не могу прийти в себя от того, что свершилось чудо и я вижу тебя живым. Тебя зовут Адам Даршам Лоуфорд.

– Адам? – Он озадаченно посмотрел на Марию.

– Я выбрала это имя наугад! – прошептала она еле слышно.

– Теперь понятно, почему я так комфортно себя с ним ощущал. – Обращаясь к Мастерсону, он сказал: – Итак, меня зовут Адам Лоуфорд. Где я живу? Чем занимаюсь? И есть ли у меня вообще профессия?

– У тебя несколько домов. Один из них в Лондоне, разумеется, – ответил Мастерсон таким тоном, словно иметь дом в Лондоне самое обычное дело. – При том, что ты владеешь многими объектами недвижимости, фамильное гнездо у тебя в Ролстон-Эбби в Уилтшире.

Мария прикусила губу при упоминании о таком несметном богатстве, а Адам осторожно уточнил:

– Похоже, я… не беден?

– Не беден – слишком скромно сказано, – усмехнувшись, ответил Мастерсон. – И дел у тебя хватает тоже. Ты седьмой герцог Эштон.

Если Мария и испытала облегчение, узнав, что Адам холост, то теперь ее словно камнем придавили.

– Адам… герцог?

Он был сейчас далек от нее, как никогда. Возможно, даже дальше, чем она могла себе представить.

Адам слышал, как вскрикнула Мария. Он и сам испытал не меньшее потрясение. Он чертовски устал от потрясений.

– Герцог… Если память не изменяет, это довольно высокий титул?

– Самый высокий, после королевской семьи, – ответил Мастерсон.

Герцог. Адаму совсем не хотелось быть герцогом. Даже думать об этом было тяжело, словно его душили.

– Кажется невероятным, что я герцог.

– Невероятно, но факт. – Мастерсон проявлял терпение и снисходительность. Должно быть, он чувствовал себя довольно неуютно, общаясь со старым другом, который его не узнавал. Хотя его старому другу, наверное, приходилось еще хуже.

Адам заставил себя припомнить тот сон, в котором Мастерсон только что потерял свою обожаемую жену. Он остро ощущал дружеские узы, связывающие его и Мастерсона. И все же он не мог вспомнить ни одного эпизода, из которых, как по кирпичику, строится здание дружбы. Но, несмотря на это, Адам не усомнился в том, что Уилл Мастерсон говорит правду.

Адам думал, что он очень обрадуется, заново открыв свое прошлое, но он отчего-то не сомневался, что воспоминания вернутся к нему сами по себе. Он чувствовал себя в высшей мере странно, выслушивая, как другой человек рассказывал ему о его же собственной жизни.

– Я рад, что ни жена, ни дети меня не оплакивают. – Он пожал руку Марии. Несмотря на всю неловкость ситуации, Мария была ему знакома. – У меня есть другие родственники? Мать, братья, сестры?

– У тебя не так много близких родственников, – нахмурившись, сказал Мастерсон. – Лучше всего пойти с самого начала. Ты родился в Индии. Твой отец служил послом Британии при индийском королевском дворе. Он приходился двоюродным братом герцогу Эштону, но не принадлежал к наследникам первой очереди. Если я не ошибаюсь, он был четвертым или пятым в очереди. Поэтому когда он влюбился в красивую индианку знатного происхождения, никаких препятствий к браку не видел. Многие другие британские политические деятели и военные офицеры, служившие в Индии, поступали так же.

Адам уставился на свою руку, которая сжимала руку Марии. Так вот почему цвет его кожи иной, чем у англичан. Он вспомнил, каким знакомым ему показался вкус карри, вспомнил сад с экзотическими цветами. Он думал о красивой темноволосой женщине.

– Наверное, прочие претенденты на наследство умерли, затем умер и мой отец, и тогда наследный английский титул перешел к полукровке.

– Именно так. Твоему отцу сообщили, что он стал шестым герцогом Эштоном, и он как раз строил планы по возвращению на родину, когда внезапно заболел и умер. – Голос Мастерсона изменился. Тон стал сухим и официальным. – Естественно, вмешались власти и отправили тебя в Британию вместе с семьей, возвращавшейся на родину, с тем чтобы из тебя смогли воспитать настоящего английского джентльмена.

Едва ли тот, кто, действуя от имени британских властей, отбирал его у матери-индианки, задумывался о том, что испытывал ребенок, вырванный из привычного окружения, внезапно лишившийся всего, к чему привык.

– Что вам известно о моей матери? Есть ли у меня младшие братья или сестры? – Он вспомнил сон, в котором играл с зеленоглазыми мальчиком и девочкой.

Мастерсон хотел было ответить, но осекся.

– Теперь, когда я думаю об этом, я понимаю, что не знаю обстоятельств смерти твоей матери. Ты не любил говорить о своем прошлом. Возможно, она умерла еще до того, как твой отец вступил в права наследства. Младших братьев и сестер у тебя не было, иначе их бы тоже отправили домой.

– За что меня определили в школу для трудных детей? Какое я совершил преступление? За то, что был иностранцем? – Адам с трудом сдерживал эмоции.

Мастерсон смутился.

– Я думаю, что главным образом из-за этого. Твои попечители с тобой не справлялись. Но это даже хорошо, что ты попал в Уэстерфилдскую академию. Леди Агнес, основательница и директор академии, поразительная женщина. Она много путешествовала, была в местах, не тронутых цивилизацией, не раз встречалась с опасностью. Она рассказывала нам о своих приключениях, если мы хорошо себя вели. Она и школу создала, потому что ее деятельная натура требовала приложения сил. На самом деле ты оказался первым ее студентом. Она искренне любит детей, и поэтому нам там было хорошо. Она стала нам матерью, которой ни у кого из нас не было, – уже тише добавил Мастерсон.

Адам вновь посмотрел на свои темные мозолистые руки. Никто бы никогда не подумал, глядя на них, что это руки герцога.

– У меня других родственников нет?

– Ты проводил лето и зимние каникулы в доме двоюродного брата твоего отца. Когда тебя привезли из Индии, его не было в Англии, иначе тебя бы отправили к нему, а не в Уэстерфилд. Ты называл своих родственников дядя Генри и тетя Джорджиана. Твой дядя умер уже довольно давно, но твоя тетя и двое ее детей, Хэл и Дженни, живы.

Довольный тем, что у него все-таки есть родня, Адам спросил:

– У моего кузена и кузины зеленые глаза?

Мастерсон задумался.

– Да, глаза у вас троих очень похожи. Насколько я знаю, ты с ними хорошо ладил. Хэл – славный парень, а Дженни просто очаровательна.

Адаму внезапно пришла в голову одна мысль.

– Этот кузен Хэл, насколько я понимаю, является моим наследником. Возможно, он не обрадуется, узнав, что я жив.

– Думаю, ты прав. – Выражение лица Мастерсона изменилось. Похоже, он не думал о том, что возвращение к жизни Адама может оказаться неприятным для кого-то из его близких. – Он может быть разочарован тем, что не станет восьмым герцогом. Но все мы люди, а не ангелы. Хотя, я думаю, он скорее обрадуется тому, что ты жив, чем огорчится.

Адаму показалось, что последнюю фразу Мастерсон произнес с осторожностью. Даже любящий кузен склонен испытывать разочарование, узнав, что большой куш, который чуть было не оказался в руках, уплывает у него из-под носа. Жаль, что его, Адама, не оставили в Индии, а герцогский титул не перешел к его кузену, которого порадовал бы больше.

Он взглянул на Марию, такую тихую и несчастную, и осторожно пожал ее руку. Белокурая и серьезная, она была похожа на скорбную Мадонну. Если бы он не покидал Индии, он бы никогда не встретил ее. Так что он должен радоваться тому, что получил в наследство этот титул, даже если его чувства к ней были противоречивыми и запутанными.

– Что еще ты хотел бы знать? – Мастерсон раскинул руки. – Даже не знаю, с чего начать. Тебя все уважают, и у тебя много друзей. Тебе нравится работать руками – и строить пароходы, и в саду копаться. – Он скосил взгляд на Марию. – И тебя считают едва ли не самым завидным женихом Англии.

Адам поморщился:

– Я предпочел бы этого не знать. – Голова у него еще ни разу так сильно не болела с той самой ночи, когда Мария вытащила его из моря. Теперь, несмотря ни на что, он хотел остаться с ней вдвоем. – Я думаю, что услышал все, что на сегодня в состоянии переварить.

Поняв намек, Мастерсон поднялся.

– Керкленд и Рэндалл должны сегодня приехать в Хартли, если, конечно, не случится ничего непредвиденного. Они захотят лично убедиться в том, что ты жив. Когда можно нанести визит?

Поднявшись с дивана вместе с Адамом, Мария сказала:

– Вы все можете присоединиться к нам за ужином сегодня. Ты не против, Адам?

Остаток времени до ужина он потратит на то, чтобы собраться с духом. Адам кивнул:

– Увидимся вечером, мистер Мастерсон.

– Ты всегда звал меня Уилл. Все так меня зовут, – Мастерсон остановился напротив Адама, перед тем как подойти к двери. – Я… Не надо меня провожать. И слава Богу, что ты жив. – Он быстро удалился, словно стыдясь того, что позволил себе непосредственное выражение чувств.

Как только Мастерсон вышел за дверь, Адам повернулся к Марии и заключил ее в объятия.

– Я думал, что обрадуюсь, узнав, кто я, – сказал он, преодолевая сжимавший горло спазм. – А теперь я жалею о том, что друг меня нашел.

Она уткнулась лицом ему в плечо. Она сжимала его в объятиях так же сильно, как он сжимал ее.

– Я думаю, что лучше знать. Но груз этого знания слишком велик.

– Слишком велик, – эхом откликнулся он и опустил руки. – Давай прогуляемся. Мне надо успокоиться.

Рука об руку они вышли на свежий воздух и, не сговариваясь, свернули на тропинку, ведущую в сад для медитации.

– Мне снились громадные золоченые многорукие существа, – сказал он. – Я тогда не понял значение того сна, но теперь понимаю, что то были индуистские боги.

– Должно быть, ты видел статуи в Индии, когда был ребенком. – Она подняла на него глаза. – Сад, который ты вспомнил, тоже был там?

– Наверное, да. – Цветы и фонтан были не европейскими. – Он попытался припомнить в подробностях тот сад. – Несколько раз мне снилась красивая темноволосая женщина в струящихся одеждах из шелка. Я думаю, то была моя мать.

Мария пожала ему руку.

– Как жаль, что ты потерял ее в столь юном возрасте.

– Но у меня по крайней мере остались о ней воспоминания. Я думаю, ты лишена и этой малости…

Обоими овладела печаль, и эта печаль связывала их сейчас прочнее, чем что-либо иное. Они дошли до сада для медитации в молчании.

Уныние несколько рассеялось, когда они вошли в отгороженное от остального сада пространство. Мелодичное журчание воды действовало успокаивающе. Они присели на скамью рядом, почти касаясь друг друга.

– Я спрашиваю себя, получал ли я когда-нибудь удовольствие от титула герцога. Не знаю, как было раньше, но сейчас я не вижу ничего приятного в том, чтобы носить этот титул. Словно тебя загнали в клетку с золотыми прутьями.

– Мне тоже совсем не нравится то, что ты – герцог, – со вздохом сказала Мария. – Теперь я понимаю, что все это время таила надежду на то, что когда-нибудь, возможно, мы будем вместе. Теперь эта надежда растаяла. Ты слишком высоко взлетел. Мне до тебя не дотянуться.

– Не говори так! – резко осадил ее Адам.

– Но это так, – тихо возразила она. – Тот, кто наделен значительным богатством и властью, связан обязательствами как перед теми, кто вверен ему, так и перед теми, кто равен ему. Такие, как ты, женятся на женщинах своего круга. Они выбирают в жены тех, кто мог бы вести дом со множеством слуг, кто мог бы достойно принимать гостей, тех, с кем рядом не стыдно. Герцог не женится на дочери карточного игрока.

– Мастерсон не знает, кем был твой отец, – веско заметил Адам.

– Нет. Он всего лишь считает меня ловкачкой, окрутившей тебя, воспользовавшись твоим бедственным положением. – Мария невесело рассмеялась. – Но ты волен называть меня твоей невестой, пока тебе нужна защита от амбициозных девиц и их матерей. Когда ты почувствуешь себя достаточно уверенно, я вежливо расторгну помолвку, и все для нас обоих закончится без скандала. Даю тебе слово.

Выражение ее лица изменилось, когда она осознала, что у него есть причины сомневаться в том, что она сдержит слово.

– Клянусь памятью бабушки Розы, я не стану принуждать тебя.

Он верил ее клятве. Он всегда ей верил. В этом-то и беда.

– Я принимаю твои условия и верю тебе. Признаюсь, что я рад возможности быть рядом с тобой, пока окончательно не пойму, кто я и что я.

– Но, объявляя меня своей невестой, ты можешь создать себе больше проблем, чем преимуществ, – предупредила она. – Я всегда жила, так сказать, на задворках общества, а люди из высшего света часто жестоки к тем, кого считают ниже себя. Даже Мастерсон, который производит впечатление человека добродушного, не слишком обрадовался, когда ты сказал, что мы помолвлены.

Адам поднял ее руку и поцеловал ладонь. Мария вздрогнула от прикосновения его губ.

Переплетя пальцы с ее пальцами, он сказал:

– Я не понимал, насколько проста и понятна была моя жизнь, пока не появился Мастерсон. Все, что могло мне докучать, – это лишь отсутствие памяти о прошлом. Теперь у меня такое чувство, что я стою над бездной.

– Я могу лишь догадываться, насколько тебе тревожно. – Она крепко сжала его пальцы. – Я очень сожалею о том, что своей ложью усугубила твое положение.

– Ты сказала, что мы друзья, Мария. Просто… оставайся мне другом. Мне нравится Мастерсон, но в настоящий момент я знаю тебя лучше, чем кого бы то ни было. – Он знал ее очень близко. Знал сладость ее тела, знал, как она смеется… Адам резко одернул себя, не давая волю готовому разыграться воображению. Иначе желание может взять над ним верх, и тогда может случиться непоправимое.

– Что бы ты ни пожелал, я постараюсь выполнить твое желание, – просто сказала она. – Это мой долг.

Он тяжело вздохнул.

– Если бы я был сильнее духом, я отказался бы от помощи, продиктованной одним лишь чувством долга, но сейчас ты нужна мне. Мне необходимо иметь тебя рядом.

– Ты сильный, Адам. Другой на твоем месте после всего пережитого лишился бы рассудка. – Она вдруг нахмурилась. – Мне следует называть тебя Эштон? Или ваша светлость?

Он поморщился:

– Зови меня Адамом. Я, наверное, еще не скоро привыкну к тому, чтобы считать себя герцогом.

– Лично я считаю, что титул герцога тебе в самый раз. Ты легко укладываешься в мое представление о том, каким должен быть герцог, – сказала она, немало его удивив. – Ты столько всего знаешь. Ты везде чувствуешь себя как дома, и даже если сейчас тебе не по себе, по твоему поведению этого не скажешь. И в тебе есть спокойная властность человека, привыкшего к тому, что его слушают и ему повинуются.

– Я и сам об этом думал. Но я скорее представлял себя капитаном судна. – Ему предстоит пройти немалый путь, прежде чем он сам начнет ощущать себя герцогом.

Глава 19

Уилл, пытаясь успокоиться, три часа катался верхом по окрестностям, прежде чем вернулся в Хартли. Во двор «Быка и якоря» он въехал поздно за полдень. На конюшне уже стояли кони Керкленда и Рэндалла, что означало, что они, все трое, поедут на ужин в Хартли-Мэнор.

Обиходив своего коня, Уилл пошел прямо в гостиную. Как он и ожидал, друзья перекусывали холодным мясом и сыром.

Керкленд налил ему в кружку эля.

– Наверное, ты проголодался. Хозяин сказал, что ты прибыл вчера вечером, а потом куда-то отъехал.

– Если ты хочешь знать, есть ли нам сообщить тебе что-нибудь, то ответ будет отрицательным, – сказал Рэндалл.

– В отличие от вас мне есть что сообщить. – Уилл хлебнул эля и сел за стол. – Новости в основном хорошие, но не совсем.

Керкленд затаил дыхание:

– Тело Эштона нашли неподалеку отсюда?

– Лучше. Я нашел его живым и в целом здоровым, но он получил травму головы и не помнит ничего, что происходило с ним до кораблекрушения. – Уилл глотнул еще эля. – И нас он не помнит. Я для него – чужак.

– Господи! – Рэндалл вскочил так стремительно, что опрокинул стул. – Где он? Почему ты не привез его сюда?

У Керкленда просветлело лицо.

– Я не думал, что удастся найти его живым. Но амнезия… – Он замялся, прежде чем спросить: – Ты уверен в том, что нашел именно его?

– Это он, и никаких сомнений тут быть не может. Все совпадает: даже шрам на руке, который он получил, разнимая дерущихся псов. А что касается того, почему я не привез его сюда… – Уилл нахмурился. – Он завел шашни с девицей из местных. Дочь хозяина гостиницы, которая рассказала мне о том, что Эштона нашли на берегу моря, также сообщила, что его зовут мистер Кларк и что он женат на женщине по имени Мария Кларк. Эш назвал эту Марию своей невестой. Она крепко его держит и упускать не собирается.

Рэндалл опустился на стул.

– Выходит, эта гарпия, жадная до его богатства, запустила в него когти. Но мы с ней справимся. Главное, что Эштон жив.

– Я не думаю, что она охотится за его состоянием. Она была шокирована, узнав о том, что ее жених – герцог.

– Возможно, она просто хорошая актриса, – с присущим ему цинизмом заметил Рэндалл. – Может быть, она видела его в Лондоне однажды и узнала его, когда он оказался в здешних краях, беспомощный и ничего не помнящий о себе.

– Возможно, но маловероятно. – Уилл отрезал себе два ломтя хлеба. – Эштон тоже был потрясен, когда я рассказал ему, кто он, и радости от того, что он узнал, я у него не заметил.

– Он, пожалуй, самый совестливый герцог в Англии. Самый сознательный, – заметил Керкленд. – Но удовольствие ему доставляет отнюдь не титул, а пароходы, садоводство и прочие мелкие радости.

– Может, ему нравится не быть герцогом. – Уилл намазал на хлеб толстый слой чатни,[1] сверху положил ломти ветчины и сыра и прикрыл таким же густо намазанным ломтем хлеба. Получился сандвич. – Наверное, незнание того, кто ты и что ты, очень действует на нервы, хотя в этом есть и своя прелесть – свобода. Мисс Кларк спасла Эштону жизнь, и она по-настоящему красива, и она хозяйка Хартли-Мэнора. Как ни странно сложились обстоятельства, но она далеко не нищенка.

– Меня не удивляет, что Эштон ей благодарен, – сказал Керкленд. – Но чтобы жениться из благодарности – это уж слишком.

– Эштон явно не в том состоянии, чтобы выбирать себе жену. Не после такой серьезной травмы головы, – добавил Рэндалл.

– Может, они полюбили друг друга с первого взгляда. Такое случается. – Уилл помнил, что испытал, когда впервые встретил Элен. Он вгрызся зубами в сандвич. – Она мне кажется приятной женщиной, и, если честно, я рад, что Адам в нее влюбился. Временами я спрашивал себя, нравятся ли ему женщины вообще. Он мастер держать их на расстоянии.

– Он всех держит на расстоянии, – заметил Керкленд. – Даже нас. Он всегда был самым преданным другом. Но как часто он раскрывал перед нами душу или просил о помощи? Мы росли с ним вместе, но во многих смыслах он так и остался для нас загадкой.

– Иногда я задаюсь вопросом, не в том ли причина, что часть его личности слишком чужда нам, англичанам, чтобы мы могли его понять? – добавил Рэндалл.

– И мне приходили в голову те же мысли, – признался Уилл. – Но я склонен думать, что его сдержанность – это способ защититься от общества, которое не всегда радушно его принимало. Какой бы она ни была, Мария Кларк смогла пробить эту стену. Или, возможно, незнание того, кто он, позволило ему раскрыться перед ней так, как никогда не позволил бы раскрыться перед кем бы то ни было герцог Эштон. Интересная мысль.

– Он достаточно здоров, чтобы вернуться в Лондон? – спросил Рэндалл. – Мы могли бы отправиться утром. Не вижу смысла дольше торчать здесь, на краю мира.

– Возможно, он предпочтет остаться здесь. – Уилл сделал себе еще сандвич, теперь с отварной говядиной. – Мы же не можем увезти его силой.

Рэндалл пожал плечами:

– Я готов сделать все, что необходимо, чтобы вызволить его из когтей этой девки. Поскольку с головой у него не в порядке, мы можем действовать на свое усмотрение ради его же блага.

– Ради его блага? Мне не нравится это выражение. Попахивает произволом, – пробормотал Керкленд. – Когда мы были детьми, взрослые тоже любили повторять, что действуют ради нашего блага, когда творили с нами что хотели.

Рэндалл поморщился:

– В тебе говорит шотландец.

– Леди Агнес никогда не говорила нам, что действует ради нашего блага. Она спрашивала у нас, чего мы сами хотим, давала нам ясно понять, чего нам будет стоить достижение желаемого, и только после этого помогала нам достичь желаемого, если то, что казалось желанным раньше, не утрачивало для нас своей привлекательности, – сказал Уилл. – Кстати, о леди Агнес. Я должен написать ей и Хэлу Лоуфорду о том, что мы нашли Эштона.

Наступившую тишину прервал Рэндалл:

– Для Хэла новость будет шоком. Они с Эштоном всегда были друзьями, но если поискать тех, у кого имелся самый явный мотив убить Эштона, то Хэл будет первым в списке.

Керкленд покачал головой:

– Я довольно хорошо знаю Хэла, и непохоже, чтобы аварию подстроил он. Ему, конечно, понравилось бы стать герцогом Эштоном, но чтобы убивать? Я так не думаю.

– Чужая душа – потемки, – тихо сказал Уилл.

Рэндалл вздохнул:

– Я не философ и поэтому не стал бы сбрасывать Лоуфорда со счетов. И еще я хочу познакомиться с той девкой, что навязала себя Эштону.

– Сегодня тебе представится такая возможность. – Уилл налил себе эля. – Эта «девка» приглашает нас всех отужинать в Хартли-Мэноре.

Глава 20

Мария одевалась с особой тщательностью, готовясь к неожиданному приему гостей. Ни одного нового наряда у нее не было. Время от времени ей перепадало какое-нибудь платье от хозяйки дома, куда их с отцом приглашали. Эти платья, как правило, приходилось перешивать, и со временем Мария стала отличной портнихой. Ее лучшее вечернее платье было подарено ей одной дамой полусвета, которую даже с натяжкой нельзя было назвать настоящей леди, но которая обладала житейской мудростью и щедро делилась ею с Марией.

Выбор Марии пал на простое, но элегантное со светлым кружевом голубое платье. В нем она выглядела юной и невинной, непохожей на охотницу за состоянием, какой ее считали друзья Адама.

Угощения выбирались по столь же прагматичным соображениям. Миссис Бекетт не была искушенной в изысках французской кухни, но зато она отлично готовила простую английскую еду. Опыт подсказывал Марии, что хорошо приготовленный кусок мяса, особенно если порция большая, может сделать счастливым большинство мужчин. Мяса в Хартли-Мэноре хватало. Трудно придраться и к рыбе в винном соусе, пойманной и приготовленной в тот же день. Ради Адама она включила в меню цыпленка с карри. Если к этому добавить разнообразные закуски, то ужин получается вполне достойный.

Должно быть, у герцога Эштона гардероб ломится от изысканных элегантных нарядов, но сегодня ему придется довольствоваться тем, что отец Марии считал своим лучшим платьем. Мария несколько часов потратила на то, чтобы подогнать камзол по фигуре Адама.

– Не надо ради меня так стараться, – говорил ей Адам. – Судя по тому, что сказал Мастерсон, этих людей я знаю двадцать лет, поэтому пытаться произвести на них впечатление нет никакой необходимости.

– Тебе ни к чему их впечатлять, это нужно мне, – резко ответила она. – Даже если мы на самом деле не помолвлены, я хочу, чтобы они видели, что я по крайней мере отношусь к тебе с должной заботой.

– Я за это поручусь. – Тепло его взгляда заставило Марию покраснеть и опустить глаза, но больше возражений с его стороны не было.

В ожидании гостей они сидели на диване, взявшись за руки, и молчали. Впрочем, Мария то и дело украдкой посматривала на Адама. Сегодня он выглядел особенно привлекательным, ему к лицу была спокойная сдержанность. После визита Мастерсона он как-то притих. Должно быть, нервы его были на пределе в преддверии визита трех человек, которые знали о нем так много, в то время как он совсем ничего не знал о них. Все это не укладывалось в голове. Мария вздрогнула, когда раздался стук дверного молотка. Вибрирующий звук прокатился по холлу и смежным комнатам. Адам улыбнулся и встал с дивана.

– Пойдемте, миледи. Вечер обещает стать познавательным.

– Ты мастер делать из слона муху, – сказала она немного нервозно, но легкое прикосновение его ладони к пояснице подействовало на нее удивительно успокаивающе. Их сблизило предстоящее испытание. Ведь и для него, и для нее люди, которых им предстояло принять, были чужими.

Горничная проводила гостей в дом. Округлив от волнения и страха глаза, она объявила:

– Лорд Мастерсон, лорд Керкленд и майор Рэндалл. – После этого она бросилась на кухню помогать миссис Бекетт с ужином.

О Боже! Мастерсон и Керкленд – тоже лорды? Приятно уже то, что Мастерсон ей улыбнулся, вероятно, потому, что они уже встречались.

Двое остальных едва сдерживали свое нетерпение. Им нужен был Адам, а в ней они видели лишь досадную помеху. Рэндалл, высокий худощавый блондин, выглядел раздраженным. Он отличался военной выправкой и заметно прихрамывал.

Темноволосый Керкленд был себе на уме. Марии сразу пришло в голову, что этот человек хорошо умеет скрывать свои мысли и чувства и раскусить его непросто. Однако сейчас, при виде Адама, и он, и Рэндалл явно обрадовались.

– Господи, Эш! – Керкленд схватил обеими руками правую руку Адама. – Я решил было, что Уилл сошел с ума, но теперь вижу, что это ты.

Рэндалл довольно сильно хлопнул Адама по плечу:

– Не смей больше так делать! Три недели, что мы искали твою затонувшую тушку, дорого обошлись моему желудку. Столько дурной шотландской еды он едва осилил.

Адам обменялся рукопожатиями с Рэнлаллом. Мария спрашивала себя, замечают ли гости, что Адам испытывает явный дискомфорт от бесцеремонного приветствия со стороны людей, которых он совершенно не знает.

– Мастерсон сказал вам о моей амнезии? – спросил Адам.

Керкленд кивнул.

– Чертовски странное, должно быть, у тебя ощущение. Надеюсь, что к тому времени, как мы закончим рассказывать тебе о тебе самом, ты и сам все вспомнишь. Все равно что насос подкачать.

Адам, нахмурившись, смотрел на Рэндалла.

– Я видел во сне Мастерсона. Вы мне тоже снились. Вы были больны, и я… насильно вывез вас из того места, где вы жили.

Рэндалл поморщился:

– Из всего, черт возьми, ты вспомнил именно это. – Вспомнив о правилах хорошего тона, он обратился к Марии: – Простите, мисс Кларк, мои выражения и то, что я не поприветствовал вас как должно.

Мария безошибочно угадала его к ней отношение. Глаза его жалили, смотрели зло и враждебно. Мастерсон был настроен по отношению к ней более благодушно. Если он считал, что она охотится за состоянием Адама, то готов был изменить свое мнение, если к тому будут предпосылки. Что касается Керкленда, то он скорее всего не торопился с выводами. Она догадывалась, что его суждение о ней не будет предвзятым. Однако Рэндалл видел в ней угрозу благополучию своего друга, и убедить его в ее благих намерениях будет нелегко, если вообще возможно.

– Конечно. Вы так взволнованы встречей с пропавшим другом, – сказала она доброжелательно. – Если бы я утратила Адама, я, безусловно, была бы рада вновь его обрести. Не хотите ли хересу, господа?

Все они сказали «да», и Мария взяла на себя труд разлить вино по бокалам. Обратившись к Керкленду, Адам заявил:

– Вы мне, кажется, не снились ни разу. За исключением… того сна, где я видел нас детьми. Мне снилась комната с несколькими кроватями и падающими на них маленькими чертенятами. Вошла женщина и нас осадила. Она сказала, что устроит так, что мы будем играть в мяч с местными мальчишками, чтобы найти лучшее применение нашей энергии.

– Леди Агнес! – ухмыльнувшись, сказал Керкленд. – Она довольно часто заходила нас усмирять, когда мы боролись.

С бокалом хереса в руке Адам подвел Марию к дивану.

– Расскажите мне об этой школе.

Гости откликнулись на ее просьбу с радостью. Непринужденно расположившись в гостиной, кому где больше понравилось, с бокалами в руках, они, дополняя друг друга, принялись рассказывать об Уэстерфилдской академии. Мария убедилась в том, что Мастерсон не драматизировал ситуацию, когда сказал, что ни у кого из воспитанников не было матери.

Но зато у них была эксцентричная леди Агнес, дочь герцога, с добрым сердцем и редким талантом держать в узде маленьких обозленных мальчишек. Ее помощница мисс Эмили, генерал, идиллические зеленые холмы графства Кент – все так ярко и живо вставало перед ее глазами.

Хотя Адам слушал их с интересом, но вспомнить он ничего так и не смог. Предложив гостям пройти в столовую, он сказал:

– Похоже, мне довелось учиться в превосходной, хотя и несколько странной школе. Как долго я там пробыл?

– Восемь лет. Потом ты поступил в Оксфорд. Ты окончил университет с дипломом первой степени по двум специальностям. Каникулы ты обычно проводил со своими кузеном и кузиной, – ответил Керкленд. – Ты ничего из этого не помнишь?

– Нет. Хотя то, что вы описываете, звучит так, словно оно мне… не незнакомо. – Адам перевел взгляд с одного мужчины на другого. – Нас в том первом классе школы было только четверо?

Когда все расселись за столом, Керкленд ответил:

– Были еще двое других. Баллард после окончания школы большую часть времени проводит в Португалии, управляет семейной портовой компанией. Он приезжает в Англию раз в год, а то и раз в два года. Насчет Уиндема мы не уверены. Может, он жив, а может, и нет. Он находился во Франции, когда война закончилась Амьенским миром[2] и французы интернировали всех без исключения находящихся там британцев мужского пола. С тех пор мы о нем ничего не слышали.

– Временами интернированные умудряются передавать письма из Франции в Англию, – добавил Мастерсон. – Имя Уиндема ни разу не упоминалось, но это не значит, что его уже нет среди живых. – Он поднял бокал, салютуя Адаму. – Ты вот воскрес из мертвых. За тебя!

Мужчины присоединились к тосту. Мария тоже пригубила вино. Получается, что этим людям, друзьям Адама, уже знакомо гнетущее чувство неизвестности и тревоги за судьбу одного из них. Тогда понятно, почему они с такой настойчивостью искали Адама.

Мастерсон взглянул на Марию:

– Простите, что мы утомляем вас скучными рассказами о школьных днях, мисс Кларк. Расскажите нам о себе. В гостинице говорили, что вы недавно унаследовали поместье. Это так?

Она уже решила, что не будет притворяться той, кем не является.

– Мой отец выиграл это поместье в карты у его прежнего владельца, Уи Джорди Берка. Мы переехали сюда ранней весной. Несколькими неделями позже мой отец отправился в Лондон и… и был убит разбойниками. Так что теперь я владею Хартли-Мэнором. – Она мысленно напомнила себе, что надо еще раз написать нотариусу. Она еще не получила от него ответ на предыдущее письмо, хотя задержку можно было объяснить необходимостью выполнения формальностей, связанных со вступлением в наследство. Возможно, он задерживал отправку письма до того момента, пока не узнает все обстоятельства гибели ее отца.

– Я вам сочувствую, – пробормотал Мастерсон.

Рэндалл был менее вежлив.

– Ваш отец – Чарлз Кларк? – неприязненно спросил он.

– Да, – ответила Мария, внутренне собравшись. – Вы его знали?

– Лично я не был с ним знаком, но я о нем наслышан. У него была репутация капитана Шарпа, чья игра далеко не всегда была честной.

– Ваша информация ошибочна, – холодно возразила Мария. – Он был очень умелым игроком в карты. Ему никогда не приходилось жульничать. Его соперники, которые часто бывали пьяны и не слишком искусны, а иногда и то и другое, зачастую предпочитали оговорить его, нежели признаться в том, что сами не умеют играть.

– Вы сказали, что ваш отец выиграл поместье в карты, – бросил он в ответ. – Настоящий джентльмен никогда не позволил бы себе лишить оступившегося юнца фамильного поместья.

Пальцы Марии непроизвольно сжались вокруг вилки, когда она напомнила себе, что ее воображаемая сестра Сара никогда бы не позволила себе наброситься на гостя ее дома, сидящего у нее за столом. К чертям Сару!..

– Я не позволю вам говорить о моем отце в таком тоне в моем доме, – твердо заявила она. – Извинитесь – или я вынуждена буду просить вас уйти!

Она услышала глухой звук, который мог означать, что Мастерсон ударил Рэндалла ногой под столом.

– Простите, – сквозь зубы процедил Рэндалл. – Мои замечания были неуместны, тем более что я лично не был знаком с вашим отцом.

– Я принимаю ваши извинения. – Их взгляды встретились. Ни он, ни она не собирались ничего друг другу прощать. Слава тому, кто придумал правила хорошего тона – надежный буфер в сложных ситуациях.

Пытаясь разрядить обстановку, Мастерсон сказал:

– У вас отличный повар, мисс Кларк. Как вы думаете, она согласится поделиться своим рецептом фрикасе с грибами? Никогда не пробовал ничего вкуснее.

– Я ее попрошу. Я думаю, мне удастся уговорить миссис Бекетт сообщить вам рецепт. Она любит, когда ее кушанья едят с удовольствием. – И если то, в каких количествах поглощалась еда, могло служить индикатором одобрения, то друзья Адама были весьма высокого мнения о талантах миссис Бекетт.

Ужин уже почти подходил к концу, когда Керкленд сказал:

– Я полагаю, ты захочешь вернуться в Лондон, Эш. Мы могли бы поехать вместе.

Адам застыл в напряжении.

– Я не знаю, хочу ли я ехать в Лондон.

Друзей его ответ привел в замешательство разной степени. Мария спрашивала себя, понимает ли хоть кто-то из них, как трудно, как страшно было бы для Адама вернуться в полный сложных хитросплетений мир, где все против него. Люди будут требовать от него того, что привыкли от него требовать, неосознанно считая его прежним. Он не будет знать, кому доверять. К людям, занимающим столь высокое положение, всегда влечет тех, доверять которым опасно.

– У тебя много обязательств, – сказал Керкленд, – и вечно игнорировать их тебе не удастся. Сейчас по крайней мере ты должен уладить недоразумения, вызванные тем, что тебя объявили погибшим.

– При том, что я не помню ни одного из своих обязательств, сомнительно, чтобы я мог их исполнить, – сухо заметил Адам. – Разве я не нанял компетентных людей для управления своей собственностью в мое отсутствие? Убежден, что они справляются со своей работой.

– На тебя работают превосходные специалисты, – согласился Мастерсон, – но даже если ты не можешь делать того, к чему привык, привычное окружение может стимулировать твою память.

Адам нахмурился:

– Возможно, вы правы. Хорошо, конечно, что вы меня нашли и узнали, но было бы гораздо лучше, если бы я сам вспомнил, кто я.

С упавшим сердцем Мария приняла неизбежность расставания с ним. Скоро они расстанутся навсегда. Как только он вернется к привычной жизни, она отойдет для него на второй, а потом и на третий план, постепенно поблекнув до смутного воспоминания. Под столом она сжала руки. И так будет лучше и для нее, ибо она едва смогла бы вписаться в его мир, даже если бы он этого захотел. Но она не ожидала, что так скоро его потеряет.

Он пристально посмотрел на нее.

– Если я поеду в Лондон, Мария поедет со мной.

Друзья его неловко переглядывались. Обнадеженная тем, что он по-прежнему хочет видеть ее рядом, но мучимая сомнениями, Мария сказала:

– Даже в качестве вашей невесты я не могу ехать в Лондон с вами и еще с тремя мужчинами. Приехав в Лондон, вы неизбежно окажетесь в центре внимания. Мое присутствие вызовет скандал.

– Тогда мы обвенчаемся до отъезда. Гретна-Грин недалеко отсюда.

Мария резко втянула воздух, сердце ее болезненно сжалось.

– Я очень хочу выйти за вас, но все равно скажу: жениться вам слишком рано. Вам необходимо время, чтобы заново открыть для себя то, что составляло вашу жизнь до встречи со мной.

Возражение Марии было поддержано его друзьями.

– Венчание в Гретна-Грин станет скандалом и не лучшим образом отразится на репутации мисс Кларк, – сказал Мастерсон. – Общество решит, что она соблазнила тебя и принудила к браку.

Иронически приподнятая бровь Рэндалла говорила о его убеждении в том, что все именно так и обстоит. Но озвучивать свое мнение он не стал.

Адам нахмурился:

– Я никоим образом не хочу порочить репутацию мисс Кларк, но в Лондон я без нее не поеду.

– Скандала не будет, если мисс Кларк приедет в Лондон с компаньонкой, – сказал Керкленд. – У вас есть подруга, которая могла бы поехать с нами, мисс Кларк? Если нет, я мог бы заехать в Глазго и попросить об этой услуге мою тетю или кузину, хотя не могу гарантировать, что та дама, которую я найду, составит вам приятную компанию.

Адам задумался.

– Миссис Бэнкрофт не могла бы поехать? Как ты думаешь, Мария? Она вдова и женщина вполне разумная. К тому же она твоя подруга.

Мария подумала над его предложением. Ей отчаянно хотелось быть рядом с Адамом, и почти так же сильно ей хотелось выяснить все относительно гибели отца, что можно было сделать лишь в Лондоне.

– Я не знаю, согласится ли Джулия, но я ее попрошу. Однако даже если она согласится меня сопровождать, едва ли она захочет бывать в обществе. Лондонский высший свет она ненавидит.

– В Лондоне с респектабельными компаньонками проблем не будет, – заверил ее Мастерсон. – Взять, к примеру, тетю Адама Джорджиану и его кузину Дженни. Вам нужна компаньонка лишь для того, чтобы без скандала доехать до Лондона.

– Все согласны с таким планом? – спросил Адам. Услышав подтверждение, он сказал: – Ну что же, Лондон – значит, Лондон.

В голосе его не чувствовалось энтузиазма, но он понимал неизбежность предстоящего путешествия. Избегать Лондона до бесконечности он не мог, и он слишком сильно нуждался в присутствии рядом Марии.

Пришли две горничные, чтобы убрать со стола. Следом за ними трусила Бхану, улизнувшая из кухни. Адам щелкнул пальцами, и собака бросилась к нему, тряся ушами.

– У тебя настоящий талант находить уродливых собак, Эштон, – с улыбкой, что было для него редкостью, сказал Рэндалл.

Впервые за вечер Адам рассмеялся:

– Бхану не уродина. Она всего лишь красива по-своему.

Мастерсон затаил дыхание.

– В школе у тебя была собака по кличке Бхану. На удивление уродливое создание и всеобщая любимица. Она сыграла не последнюю роль в том, что ты оказался в Уэстерфилдской академии. Леди Агнес рассказала нам эту историю.

– В самом деле? – Адам почесал собаку между ушами. – И что означает «Бхану»?

– Солнце, – сказал Керкленд. – Солнце на языке хинди.

Адам улыбнулся:

– Ясно. Обе Бхану красивы на индусский манер.

Все четверо мужчин рассмеялись, и в этот момент Мария уже знала, что Адам все вспомнит. Такие мелочи, как собачья кличка и его сны, доказывали, что прошлое близко, оно лишь выжидает удобного случая, чтобы вынырнуть в настоящее. И тогда она больше не будет ему нужна.

Глава 21

Горничная принесла графин с портвейном и четыре бокала. Адам не удивился, увидев, что Мария стремительно встала из-за стола.

– Оставлю вас, господа, наслаждаться вашим портвейном, – слишком бодро, что наводило на мысль о неискренности, сказала хозяйка.

Адам налил вино в бокал, а Керкленд спросил у Марии:

– Это портвейн от Балларда? Если это так, то хозяин фирмы, производящей портвейн, еще один наш товарищ по школе, о которой я рассказывал. И портвейн у него очень хороший.

– Я не знаю, – сказала Мария, направляясь к двери. – Графин наполняла не я.

– Ничего страшного. – Адам передал графин Керкленду. – Чуть позже мы присоединимся к вам в гостиной. – Он испытующе взглянул на Марию, пытаясь определить, правильно ли он понял причину ее желания остаться на какое-то время в одиночестве.

К несчастью, Мастерсон оказался не столь прозорлив.

– Здесь, на севере, дни такие долгие. Я хотел бы прогуляться по усадьбе, если вы не откажетесь меня сопровождать, мисс Кларк.

Она была не в восторге от предложения Мастерсона, но отказать ему не позволяла вежливость.

– Я с радостью покажу вам усадьбу, – сказала она. – Позвольте, я только захвачу шаль.

Она вернулась, укутавшись в шаль своей бабушки. Ветхость этой вещи ее не смутила. Должно быть, она испытывала острую потребность в поддержке со стороны бабушки Розы. Мастерсон открыл перед ней дверь, и они вышли на свежий воздух. Бхану выбежала следом.

Адам надеялся, что Мастерсон доброжелателен не только внешне. Марии сейчас очень тяжело. Быть гостеприимной и любезной хозяйкой, когда все твои гости совершенно чужие тебе люди, – серьезное испытание. Адам и сам не мог с уверенностью определить свое отношение к этой троице. Все они были уважаемыми, интеллигентными людьми, включая и Рэндалла, если не принимать во внимание его неприкрытую неприязнь к Марии. Но Адам не ощущал к ним никакой особой привязанности. Он потер висок, подумав о том, что его прежняя жизнь стала для него источником постоянной головной боли. После того как дверь за Мастерсоном и Марией закрылась, он сказал:

– В Хартли люди думают, что мы с Марией женаты. Это сделано, дабы избежать сплетен, связанных с тем, что Мария живет под одной крышей с мужчиной. Я попросил бы вас делать вид, что мы женаты, пока вы находитесь здесь.

– Хорошо. В этом есть логика. – Керкленд нахмурился. – Нам надо кое-что обсудить с тобой, Эш, и я предпочел бы сделать это не в присутствии мисс Кларк.

– Я искренне надеюсь, что вы не станете меня убеждать, что она для меня неподходящая пара, – ответил Адам несколько раздраженно. Вероятно, он и не мог с уверенностью сказать, что может ей доверять, но будь он проклят, если позволит ее критиковать людям, которые едва ее знают.

– Ничего подобного. Она привлекательна, умна и молода. Вы, кажется, небезразличны друг другу, и все это создает хороший фундамент для брака. Вопрос совсем в другом. – Керкленд переглянулся с Рэндаллом. – Ты хоть что-то помнишь о том происшествии, после которого ты оказался в море?

Адам сдвинул брови, пытаясь вспомнить то, что еще мог вспомнить.

– Я смутно помню, как, держась за длинный кусок дерева, бесконечно дрейфовал в холодной воде. Но воспоминаний о самом происшествии у меня нет. Почему это важно?

– Потому что мы начали поиски с того, что подняли обломки твоего корабля «Энтерпрайз», – ответил Рэндалл. – Мы обнаружили, что котел был намеренно поврежден, а потом кое-как запаян. То есть запаян так, что взрыв был гарантирован. Очевидно, кто-то пытался тебя убить.

– Убийство? – воскликнул Адам. – Что я сделал, чтобы приобрести такого врага?

– Ничего, – ответил Керкленд. – Но есть люди, которым не нравится, что полукровка носит титул английского герцога. Ты часто становился мишенью злых карикатур и не менее злобных памфлетов. Пусть против тебя лично все эти люди ничего не имеют, но им не нравится сам факт того, что английский лорд наполовину индиец.

– Я могу понять то, что меня презирают из-за моего происхождения, – медленно проговорил Адам, – но зачем заодно со мной взрывать шотландский корабль со множеством британцев на борту? Зачем выбирать такой сложный путь, когда достаточно пустить мне пулю в сердце? Может, целью преступника был сам корабль? Может, это происки конкурентов?

– Все возможно, – угрюмо согласился Керкленд. – У нас нет улик. Но в истории шотландского кораблестроения еще не было подобного этому случая устранения конкурентов.

– Если мишенью преступника был я, то неизбежна новая попытка. – Адам пытался осознать то, что кто-то пытается его убить. – Если я возьму Марию в Лондон, то она может пострадать в случае, если на меня начнется охота.

Рэндалл, судя по выражению его лица, готов был убедить Адама не брать Марию в Лондон под этим самым предлогом, но Керкленд сказал:

– Я смею надеяться, что с нами ты будешь в безопасности. Кроме того, ты вполне в состоянии защитить себя сам. Многие тебя боятся. Но все же я должен был тебя предупредить. Кто предупрежден, тот вооружен.

– Я способен внушать страх? – удивленно переспросил Адам. – Ни за что бы не подумал.

У Рэндалл а сверкнули глаза.

– Порой ты можешь стрелять не хуже меня.

– И однозначно можешь положить на обе лопатки Мастерсона, Рэндалла и меня, – добавил Керкленд. – Еще в Индии ты научился каким-то особым приемам борьбы, и ввиду того, что тебе нужны были партнеры для тренировки, ты научил своих одноклассников. Хотя ни один из нас так и не достиг твоего уровня.

– Я всегда подозревал, что главным приемам ты нас не учил, а разобраться, что же ты делаешь на самом деле, я не мог из-за немыслимой скорости твоих передвижений. – Рэндалл устремил глаза вдаль. – И все же того, чему я у тебя научился, хватило мне, чтобы выходить живым из схватки.

– Итак, я герцог и мастер убивать, – сухо резюмировал Адам. – Я этого не замечал за собой. Но я знаю, что было бы во всех отношениях проще, если бы вы меня не нашли.

– Так для тебя было бы предпочтительнее? – спросил Керкленд.

Адам вновь потер ноющую голову, задавая себе тот же вопрос. Та жизнь, которую он оставил в прошлом, в изложении его друзей представлялась слишком обременительной и не особенно приятной. Здесь, в Камберленде, было спокойнее. Кроме того, у него было бы время разобраться в своих сложных чувствах к Марии. Но поскольку память покинула его, он всегда мучился бы, гадая, что же он потерял.

– Полагаю… Лучше знать правду. – Но он не был в этом до конца уверен.

Мария, выйдя из дома со своим гостем, сказала:

– Адам работает над восстановлением сада, лорд Мастерсон. Мы можем прогуляться туда… или, если желаете, мы можем пройти к тому месту на берегу, где я нашла его. Это недалеко.

– Зовите меня Уилл. Все меня так зовут. Я хотел бы увидеть то место, где вы нашли Эштона. – Мастерсон пошел рядом с ней. – Возможно, завтра он сможет показать нам сад. Его всегда интересовал ландшафтный дизайн. Сады Ролстон-Эбби одни из самых красивых в Англии. Сад Эштон-Хауса гораздо меньше, но и он очень красив. Когда попадаешь туда, трудно поверить, что находишься в самом сердце Лондона.

Мария и Мастерсон прошли по аллее к узкой полоске песчано-галечного пляжа. Она была рада тому, что Мастерсон не был расположен болтать. Он был прав насчет того, что здесь, на севере, дни очень долгие. Несмотря на то что время было довольно позднее, солнце еще не закатилось за горизонт. Когда лето будет в разгаре, почти совсем не будет ночи. На берегу было ветрено, волны с шумом бились о песок и гальку. Бхану бежала по самой кромке воды и взвизгивала, когда волна плескала ей в нос.

– Море было таким же бурным, когда вы его спасли? – спросил Мастерсон.

– Волны были сильнее. И ветер. Это случилось около полуночи. – Она указала на место, где впервые увидела Адама. – Ночь выдалась лунной, и света хватило для того, чтобы разглядеть в воде что-то темное, похожее на утопленника. – Мария поморщилась. – Мне хотелось убежать и спрятаться, но уже начинался отлив, и я подумала, что тело может снова отнести в море. Поэтому я бросилась в воду и нашла Адама. Не мертвого, но близкого к тому… казалось, он долго не протянет.

– Что привело вас на берег среди ночи? – спросил он.

Если она расскажет ему про ритуал бабушки Розы, то он определенно решит, что она для герцога не подходит – слишком странная.

– Я не могла уснуть. Берк, бывший владелец имения, уговаривал меня выйти за него замуж, и я боялась, что в минуту слабости я соглашусь, а потом буду всю оставшуюся жизнь жалеть об этом. И поэтому я решила прогуляться, чтобы как следует устать и уснуть без задних мыслей.

Он кивнул с таким видом, словно находил то, что она говорит, совершенно разумным и обоснованным. Глядя на воду, он сказал:

– Я поражен тем, как далеко к югу отнесло Адама, и еще больше поражаюсь тому, как ему удалось выжить в холодной воде. Его корабль затонул возле острова Арран, так что он, должно быть, находился в воде несколько дней. То, что он выжил, – настоящее чудо.

– Не совеем чудо. – Мария попыталась в точности припомнить слова Адама. – Одной из первых фраз, что он мне сказал, была такая: «Я замедлил дыхание и удалился в дальний уголок своего сознания, чтобы выжить». Я никогда ни о чем подобном не слышала, но, наверное, именно это и спасло ему жизнь.

Мастерсон явно заинтересовался:

– Похоже на один из его излюбленных магических приемов, какие в чести у индусов.

– Магия? – опасливо спросила она. Не то чтобы она стала отрицать существование магии. Бабушка Роза наглядно показала ей, что в жизни есть много такого, чего люди не понимают.

– Может, магия – не совсем подходящее слово, но, как вам, вероятно, известно, Эштон поддерживает себя в форме с помощью особых индусских упражнений. Таких, к примеру, как ежедневная медитация.

Мария почувствовала себя глупо.

– Я не знала, что он это делает.

Мастерсон нахмурился:

– Возможно, он забыл. Раньше он в молчании медитировал в своей комнате после утреннего умывания. Если он и сейчас продолжает медитировать, вы можете об этом и не знать. Он скрытный человек. Живя в Англии, он не раз становился объектом оскорблений и насмешек – все из-за его смешанной крови. Своим обидчикам он отвечал тем, что всегда вел себя безукоризненно, как должен вести себя идеальный английский джентльмен, а то, что в нем от матери, умело скрывал от посторонних глаз.

– Наутро после того, как я вытащила его полумертвого из воды, он поднялся с постели и швырнул Берка так, что тот перелетел через гостиную, когда Берк повел себя грубо по отношению ко мне, – задумчиво сказала Мария. – Я не понимала, как Адаму это удалось. Движения у него были совсем не такие, как у боксера. Это тоже результат индусской практики?

Мастерсон кивнул:

– Эта практика называется Каларипаятту. Еще точнее, это боевое искусство Кералы, штата в южной Индии. Адам родом с севера страны, и он обучался Каларипаятту вместе с сыновьями королевских придворных, которые должны знать все виды боевых единоборств, известные в стране. А потом он учил нас. Ночью, когда никто не мог нас видеть. – Мастерсон улыбнулся воспоминаниям. – Маленькие мальчики могут быть настоящими монстрами. Эш завоевал большое уважение за то, что так искусно дрался.

– Почему вы мне все это рассказываете? – как бы невзначай спросила она. – Наш разговор не похож на обычную светскую беседу.

Мастерсон усмехнулся:

– Я так и думал, что вы заметите это. Я рассказываю вам об Эштоне потому, что вы для него важны. Сейчас вы для него самый близкий человек. Чем лучше вы будете его понимать, тем лучше для вас обоих.

Она приподняла брови.

– Выходит, вы не видите ничего предосудительного в том, чтобы невестой Адама стала дочь карточного игрока?

– Вы сами играете в карты? – спросил он.

– Конечно, нет. Мне не нравится это занятие уже в силу его непредсказуемости. – Мария едва заметно улыбнулась. – Для меня деньги – это та материя, с которой нужно обращаться бережно, а не швырять их на ветер.

– Мудрый подход. У вас есть другие пороки?

Мария засмеялась.

– Вы проводите со мной собеседование на предмет того, гожусь ли я на должность жены Адама?

Мастерсон тоже засмеялся.

– Возможно. Когда люди встречаются в обществе, они обычно уже знают друг о друге главное, а если не знают, то могут без труда узнать. В данном случае это не так. Но вы кажетесь мне доброй и уравновешенной, и Эштон вам небезразличен. Я думаю, вы хорошо ему подходите.

– Честно говоря, мне кажется, что когда Адам вернется к своей прежней жизни и память его восстановится, наша помолвка будет расторгнута. Он вспомнит друзей и перестанет нуждаться во мне так, как сейчас.

– Я очень надеюсь на то, что он действительно вспомнит своих друзей. – Мастерсон насупился на мгновение и, искоса взглянув на нее, сказал: – Вы на удивление спокойно говорите о возможности потерять его. Я думал, вы… крепче привязаны к нему.

Мария вздохнула. Тактичный Мастерсон не стал спрашивать у нее, любит ли она Адама. Эту тему ей не хотелось обсуждать.

– Мне всегда приходилось быть практичной. Романтические заблуждения слишком часто приводят к несчастью. – Она плотнее укуталась в шаль. – Пусть Адам и не женат, но я спрашиваю себя, нет ли у него невесты, за которой он тайно ото всех ухаживал. Если такая женщина есть, она, конечно же, заявит о себе, когда узнает, что Адам жив.

– Я не знаю такой женщины, – сказал Мастерсон, удивленный и одновременно встревоженный ее предположением.

Бхану прыгала рядом, пачкая грязными лапами платье Марии. Она наклонилась, чтобы потрепать собаку за длинные уши.

– Вы можете с уверенностью сказать, что такой женщины нет?

– Нет, – признал Мастерсон. – Как я уже говорил, Эш – человек закрытый, а я в Лондоне бывал не часто в последние годы. Но если такой женщины нет и он все же захочет на вас жениться, вы выйдете за него? Или вы только играете роль его невесты, потому что он так одинок?

Мастерсон был удивительно проницательным для мужчины.

– Я с радостью вышла бы за него, если это именно то, чего он хочет. Но я сомневаюсь, что он будет знать, чего хочет, еще какое-то время. Если в конечном итоге он не захочет меня, я не стану удерживать его против воли, и я не стану расстраиваться из-за того, что не стала герцогиней. Такой ранг подразумевает постоянное внимание к тебе. За тобой наблюдают, тебя оценивают, о тебе выносят суждения. Мне так кажется.

– Особенно если герцогиня молода и красива, – согласился Мастерсон. – Но вы можете выбирать, насколько публичной будет ваша жизнь. Эштон регулярно бывает в обществе, но человеком светским, для которого вся жизнь состоит из бесконечной череды развлечений, его назвать никак нельзя. Вероятно, он будет только рад, если вы дадите ему повод оставаться с вами дома.

Если верить Мастерсону, у них все может быть не так уж плохо.

– Вы спросили о моих пороках, Уилл. Так вот: у меня слишком живое воображение, и иногда оно создает мне неприятности. Но я стараюсь держать его под контролем.

– Бывают вещи и похуже, чем богатое воображение. Становится прохладно. Время возвращаться в дом.

Мария потуже запахнула шаль и следом за Мастерсоном повернула к дому. Ей нравился этот друг Адама. Хорошо иметь союзника.

Когда Мария и Мастерсон вернулись в дом, в гостиной подали чай. Вскоре после чаепития гости собрались уходить. Адам с готовностью соглашался с предложениями друзей относительно планируемого путешествия в Лондон, так как ничего не мог предложить сам.

Они с Марией проводили гостей до двери, и, когда гости ушли, оба вздохнули с облегчением. Адаму очень хотелось обнять ее, привлечь к себе, но он сдержал порыв. Слишком просто было бы соскользнуть в близость, что было бы несправедливо по отношению к ним обоим, поскольку он не был уверен в своих чувствах.

– Все прошло гладко. Я даже не надеялась на это. Их рассказы побудили тебя вспомнить что-то еще?

Адам потер голову.

– Нет, хотя мне нетрудно понять, почему мы стали друзьями. Я уютно чувствую себя с каждым из них.

Мария нахмурилась, глядя, как он трет висок.

– Голова болит?

Адам опустил руку.

– Немного. Они все время смотрели на меня и ждали, что я сейчас выкрикну: «Ура! Теперь я все вспомнил!» – Адам вздохнул, – Хотел бы я им угодить. То, как у меня болит голова… Мне кажется, словно информация так и рвется наружу. Но прорыва еще не произошло.

– Всему свое время, – успокоила она его. – Когда ты будешь дома, ты вдруг проснешься утром, и все вернется.

– Возможно. – Он предпочел бы проснуться на следующее утро и обнаружить рядом с собой Марию. Он сжал руки, чтобы не позволить себе к ней прикоснуться.

– Спокойной ночи. Спасибо за хороший прием моих друзей.

Мария не торопилась уходить, словно ждала поцелуя на ночь или хотя бы ласкового прикосновения. Лицо ее разгладилось, когда она поняла, что ни того ни другого ей не дождаться.

– Добрых снов, Адам.

Он смотрел, как она уходит, красиво ступая и соблазнительно покачивая бедрами. Желание – да. Кровь его была в огне. Но он был меньше уверен в том, какое чувство таится за желанием.

Адам спал плохо. Сны его наполняли рассерженные боги и незнакомцы, желавшие его смерти. Если это были воспоминания, то такая память ему не нужна.

Глава 22

На следующее утро Мария отправилась в деревню, чтобы навестить Джулию Бэнкрофт. Подруга с улыбкой распахнула перед ней дверь.

– Как я рада видеть тебя! Мы ни разу даже не поболтали по-настоящему с тех пор, как Адам поправился настолько, чтобы не нуждаться в моих услугах. Не выпьешь ли со мной чаю?

– Неужели прошло столько времени? Да, пожалуй, что так. – Мария сняла шляпку и следом за подругой прошла на кухню. – Прости, все некогда было заскочить.

Джулия налила Марии чай и пододвинула имбирный пирог.

– Удивительные слухи бродят по округе, будто три весьма внушительных джентльмена остановились в «Быке и якоре». Говорят, вчера вечером они ужинали в Хартли-Мэноре.

Мария вздохнула:

– Так и есть.

– Я надеялась услышать от тебя правдивый отчет, – со смешком сказала Джулия. – И на случай, если ты так и не поняла намек, мне придется научиться жить дальше с неудовлетворенным любопытством.

Мария жевала пирог, раздумывая, с чего бы начать.

– Эти джентльмены – друзья Адама. Кстати, как ни удивительно, его действительно зовут Адам. Они искали его, вернее, даже не его, а его тело, поскольку пароход, на котором он плыл, затонул неподалеку от острова Арран. Они его нашли, но память к Адаму так и не вернулась.

– Если принять во внимание то, как одеты его друзья, полагаю, Адам не плыл на том корабле матросом. Он владелец парохода?

– Нет, хуже. – Мария усмехнулась. – Он – герцог Эштон.

– Господи, – тихо сказала Джулия. – Он герцог?

– Либо это так, либо все его друзья – лгуны. – Мария машинально принялась крошить пирог. – Они хотят отвезти его домой в Лондон. Он и я… мы небезразличны друг другу, но я думаю, что я его потеряла, Джулия. До приезда его друзей я сказала ему, что солгала насчет нашего брака. Он был расстроен, конечно, и сейчас он не знает, что обо мне думать. Он не ненавидит меня, но он мне и не доверяет. Я думаю, что когда он вернется к прежней жизни, в ней не останется для меня места.

– Мне так жаль, – вздохнула Джулия. – Обстоятельства способствовали тому, чтобы вы очень быстро сблизились. Я понимаю, почему ты сказала ему, что вы женаты, но я также понимаю, почему он сейчас расстроен. Возможно, со временем он простит тебе то, что ты не сказала ему правду с самого начала.

– Может быть, хотя я в этом не уверена. – Мария невесело усмехнулась. – Но он хочет, чтобы я поехала с ним в Лондон. Я думаю, что ему необходимо, чтобы рядом было знакомое лицо. Но это пройдет, когда он втянется в прежнюю жизнь. И все же я хочу ехать с ним, хотя бы для того, чтобы поговорить с нотариусом об обстоятельствах смерти отца.

– Ты до сих пор не получила никаких известий? Возможно, нотариус сам заболел или умер.

– Либо так, либо он не хочет затруднять себя ради клиентки-женщины. В таком случае мне придется найти нового поверенного. – Марию не радовала перспектива разбирательств с тянущим время нотариусом, но она понимала, что ей придется научиться ставить на место тех, кто на нее работает. Вероятно, Мастерсон поможет ей найти лучшего специалиста.

– Тебе нельзя ехать в Лондон в компании четырех интересных молодых мужчин без горничной. А еще лучше – без компаньонки.

– В этом и состоит одна из причин моего прихода к тебе. – Мария улыбнулась немного заискивающе. – Ты не хотела бы съездить в Лондон при условии, что все расходы будут оплачены?

– Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой? – Джулия со звоном опустила чашку на блюдце. – Я не могу. Что будет с моими пациентами?

Мария знала, что Джулия станет сопротивляться. Джулия не была родом из Камберленда. Ее речь выдавала в ней женщину, получившую хорошее образование. Возможно, она была дочерью викария или врача. Мария подозревала, что Джулия уехала в глушь в попытке убежать от своего прошлого. Но при упоминаний Лондона выражение ее лица изменилось – в нем появилась тоска, вероятно, вызванная ностальгией.

– Ты сама говорила, что твоя ученица набирается опыта и уже почти достигла твоего уровня. В крайнем случае Дженни или ее пациенты могут обратиться к другой акушерке. – Поездка в Лондон искушала, но вполне убедить Джулию Марии пока не удавалось.

– У меня нет подобающей одежды. Даже если дорогу и проживание мне оплатят, где взять денег «на булавки»? – Она улыбнулась. – По большей части со мной расплачиваются продуктами, а в Лондоне цыпленок в качестве валюты едва ли сгодится.

Мария засмеялась.

– Пожалуй, насчет цыпленка ты права. Но мы с тобой примерно одного размера, так что кое-чем из одежды я могу с тобой поделиться. Мой гардероб не вполне отвечает столичной моде, но у меня есть достаточно милые вещицы, подаренные мне дамами, у которых мы с отцом бывали. И я неплохо шью сама. Можно купить кое-что из одежды, пусть не новой, и перешить ее. – Решив сменить подход, Мария спросила: – Ты не думаешь, что было бы неплохо немного отвлечься? Мы могли бы вместе прогуляться по Лондону, полюбоваться столичными видами.

– Я действительно не могу, – сказала Джулия. Но глаза выдавали ее.

– Тебе ни к чему появляться в свете, – продолжала настаивать Мария. – Если тебе этого не хочется, конечно.

Джулия невесело усмехнулась:

– Откуда ты знаешь, что я буду пытаться избегать общества?

– Просто догадалась. – Мария поморщилась. – Мне и самой совсем не хочется быть на виду, но я должна понять, смогу ли я плавать в тех водах, если все же мы с Адамом поженимся. Мы с отцом никогда не вращались в высшем обществе, но мне постоянно приходилось приноравливаться к новым ситуациям, так что, наверное, у меня должно получиться.

Джулия медлила с ответом, и неуверенность отражалась на ее лице.

– Я знаю, что мне не следует ехать в Лондон, но… да, я поеду с тобой. У меня тоже есть в столице дела. – Она поднялась. – Что касается одежды, подожди здесь минуточку.

Минуточка растянулась настолько, что полосатая кошка Джулии успела прыгнуть Марий на колени и устроиться там с комфортом. Была выпита еще чашка чая и съеден еще один кусок пирога к тому времени, как Джулия вернулась с охапкой нарядов. Все это были дневные платья отличного качества, сшитые пусть не по последней моде, зато из дорогих тканей красивых цветов. Мария даже задохнулась от неожиданности.

– Откуда?

– Прошу, не спрашивай, – сказала Джулия, бросив платья на стул.

Мария кивнула. Она догадывалась, что одежда эта осталась с тех времен, когда Джулия была замужем. Должно быть, она была совсем юной, когда умер ее муж, поскольку она была не намного старше Марии, а жила в Хартли уже не один год.

Отогнув подол одного из платьев, Мария принялась изучать швы.

– Очень хорошая работа. Платья немного вышли из моды, но их можно слегка переделать, и они будут смотреться вполне современно.

– Я не хочу ничего модного, – твердо заявила Джулия. – Меня вполне устроит, если они будут смотреться просто и строго.

Действительно, теперешний стиль жизни Джулии подразумевал строгость и простоту, но, глядя на эти наряды, нетрудно было догадаться, что у Джулии было более гламурное прошлое.

– Как скажешь. В любом случае переделка много времени не отнимет. Достаточно поменять отделку и, возможно, добавить что-нибудь вроде фишо на платья с глубоким декольте.

Джулия достала розовое платье из-под вороха других.

– Я хочу, чтобы это платье ты взяла себе. Этот цвет тебе идет.

Мария с удовольствием провела рукой по рукаву.

– Ты уверена, что хочешь отдать его мне? Такой славный атлас. Это платье можно распороть и сделать вставки того цвета, какой больше подходит к твоим темным волосам.

– Я предпочла бы, чтобы ты его взяла. – Между бровей Джулии пролегла складка. Похоже, с этим платьем были связаны кое-какие не самые лучшие воспоминания.

Мария вытащила из вороха красивое зеленое прогулочное платье.

– Надень его, и мы решим, что с ним нужно сделать.

Обычно серьезное лицо Джулии просветлело.

– Мне уже все это нравится, Мария. Покуда я буду избегать общества, ничто не омрачит моего пребывания в столице.

* * *
На следующее после званого ужина утро Мария уже успела поесть и выйти из дома к тому времени, как Адам встал с постели, измотанный кошмарами и не выспавшийся. Он завтракал в одиночестве, когда Рэндалл ворвался в комнату, опередив горничную, которая впустила его в дом.

– Доброе утро, Эш. Я подумал, что хорошо бы нам пострелять.

Адам заморгал в недоумении.

– Я должен убить беззащитное создание, не закончив завтракать?

Рэндалл усмехнулся:

– Вот наиболее убедительное доказательство того, что это – все еще ты. Ты не против, если я угощусь ветчиной? – Не дожидаясь ответа, Рэндалл взял ломтик ветчины и тост, затем налил себе чаю и сел напротив Адама. – Я никогда не знал, охотился ли ты когда-нибудь, но, как я сказал вчера, ты отличный стрелок. Я подумал, что нам стоит пострелять по мишеням, чтобы посмотреть, все так ли ты меток.

– Интересный вопрос: умение стрелять закладывается в сознание или в тело? – задумчиво протянул Адам. – Я не смог бы сказать даже, с какой стороны заряжают ружье.

– Отлично! Если тот удар по голове столь пагубно сказался на твоем мастерстве, то сегодня у меня есть шанс тебя победить. – Рэндалл угостился еще одним тостом.

– Вы договорились по очереди проводить со мной время, чтобы проверить, какие куски памяти вы можете из меня вытрясти? – сухо поинтересовался Адам.

– Не много времени тебе понадобилось, чтобы нас раскусить. – Рэндалл проглотил ветчину. – Кухарка мисс Кларк – настоящее сокровище. Неудивительно, что ты не хочешь отсюда уезжать.

– Вы заключили пари, кому из вас первому удастся заставить меня вспомнить прошлое?

– Нам это не пришло в голову, но мысль неплохая. – Рэндалл доел все, что было у него на тарелке, и посмотрел на пустую тарелку Адама. – Готов проверить свое мастерство?

– Похоже, у меня нет выбора. Надеюсь, оружие при вас? – Адам встал, мысленно признавшись себе в том, что ему самому любопытно, сохранились ли у него навыки стрелка.

– Оружие – мой конек. – Проходя через холл, Рэндалл прихватил с собой длинное ружье в кожаном чехле, которое он приткнул в угол.

Утренний туман рассеялся. Солнце светило. Интересно, где Мария, подумал Адам. Он чувствовал себя лучше, когда знал, что она где-то рядом. Скорее всего она отправилась навестить Джулию.

– За садом есть подходящая площадка, чтобы никого не задеть шальной пулей.

– Получается, ты кое-что помнишь, даже если сам об этом не догадываешься, – задумчиво протянул Рэндалл.

– Возможно. Или во мне говорит всего лишь здравый смысл. – Адам пристально смотрел на своего гостя. Высокий, светловолосый, худощавый. Рэндалл был типичным англичанином, хотя и сжат, как пружина, что для англичан не типично. – Сегодня вы в лучшем расположении духа, чем вчера. Вчера у вас был такой вид, словно вы готовы всех перекусать. Какое из настроений для вас более характерно?

– Я думаю, вчерашнее. Сегодня у меня хорошее настроение, потому что до меня наконец дошло, что ты жив. У меня не так много друзей, чтобы легко мириться с потерей даже одного. Вообще-то терять друзей мне приходилось довольно часто, но не тех, кто живет в тихой и мирной Англии.

– Простите, что едва вас не подвел. – Адам поймал себя на том, что они незаметно для себя стали подтрунивать друг над другом, то есть вести себя так, как и должны вести себя старинные приятели. Интересно… – Я видел сон, в котором я вывозил вас из одного дома в Лондоне. Вы были очень больны. Это было на самом деле?

Выражение лица Рэндалла изменилось – стало более напряженным.

– Я прихожусь племянником человеку, который меня не слишком любит. Он не мог меня убить, но когда я раненый вернулся с Пиренеев, он оставил меня умирать, отказав в какой бы то ни было помощи.

Адам поморщился:

– Я рад, что предпринял адекватные действия. С его стороны были преследования?

Рэндалл покачал головой:

– Он едва ли мог предъявить какие-то обвинения, умолчав о своих действиях, так что никаких новых действий с его стороны не последовало. Я быстро пошел на поправку в Эштон-Хаусе. Это произошло прошлым летом. Ты спас мне жизнь. Я перед тобой в неоплатном долгу.

– Если принять во внимание мою амнезию, о долгах беспокоиться нечего. – Между тем они вышли из сада и оказались на поляне перед холмом. – Вот место, где мы могли бы попрактиковаться.

– Превосходно. – Справа находилась природная каменистая площадка размером со стол, куда Рэндалл и положил зачехленное ружье. После того как он открыл чехол, оказалось, что там не один, а два изящных мушкета и еще пара пистолетов в придачу, а еще порох и картечь.

Адам изучал взглядом оружие.

– Вы всегда путешествуете с таким вот арсеналом?

– Если ехать через всю страну, то да. Разумеется, я беру еще и нож.

– Разумеется, – сухо повторил Адам. – Джентльмен и его арсенал.

Рэндалл усмехнулся, любовно похлопав по одному из ружей:

– Это мое ружье. Второе – Мастерсона. Керкленд внес вклад в виде одного из пистолетов. Хочешь проверить, сколько ты помнишь?

Действуя быстро, чтобы сильно не задумываться, Адам поднял ружье Мастерсона и взвесил его в руке. Хорошее оружие. Он проверил, насколько оно тщательно вычищено, и не удивился, обнаружив, что придраться не к чему. Несколькими скупыми движениями он зарядил ружье порохом, пыжом и гильзой, после чего огляделся в поисках мишени.

– Давайте посмотрим, насколько ружье пристреляно. Воспользуемся цветком на том кусте утесника.

Все еще полагаясь на интуицию, он поднял ружье и выстрелил. Желтый цветок разлетелся на кусочки.

– Неплохо пристреляно, хотя мне кажется, что целиться надо на волосок правее. – Адам опустил ружье. – Я обнаружил, что помню, как ездить верхом. Очевидно, у мышц своя память, отдельная от памяти ума.

– Похоже на то. Стрелять ты точно не разучился, – заметил Рэндалл. – Не знаю, должен ли я радоваться по этому поводу или наоборот.

– Радуйтесь. Улыбка вам больше к лицу, – сказал Адам. – Если я правильно помню наш вчерашний разговор, вы сказали, что стреляете не хуже меня. Продемонстрируйте.

Рэндалл зарядил свое ружье. В небе пролетала ворона, и он поднял ружье.

– В подвижную цель труднее попасть.

Адам поднял руку.

– Не надо. Ворона не сделала вам ничего плохого.

Рэндалл опустил ружье, вопросительно глядя на Адама.

– Ты действительно не изменился. Ладно. Давай я попробую сбить цветок слева на том же кусте. – Он прицелился и выстрелил.

Цветок исчез, и Адам сказал:

– Нам нужен еще один куст. Этот и так уже пострадал ради нас.

Рэндалл рассмеялся:

– Это тоже для тебя очень характерно. Добро пожаловать домой, Адам. Может, пора испытать пистолеты?

Глава 23

Все три дня, предшествовавшие поездке в Лондон, Мария почти не видела Адама. Он много времени проводил с друзьями, в то время как она так же много времени проводила с Джулией, трудясь над ее гардеробом и над своим тоже. Сейчас ей было спокойнее с Джулией, чем с Адамом.

Адам и Мария успевали обменяться сообщениями. Да, Джулия согласна сопровождать ее в Лондон. Да, Керкленд нанял две кареты в Карлайле, и во вторник утром назначено отправление. Нет, проблем с поместьем в ее отсутствие у Кокрана не возникнет, он знает, что при необходимости он может написать ей в Эштон-Хаус. Управляющего впечатлило известие о том, что его хозяйка будет гостьей настоящего герцога.

Мария полагала, что Адам сообщил бы ей, если бы память вернулась к нему или хотя бы наступило значительное улучшение, но он об этом молчал. До сих пор рассказы друзей о его прежней жизни так и не побудили его вспомнить прошлое.

Последний вечер перед поездкой она провела в библиотеке, которую она использовала и как офис, и как мастерскую. Она подшивала оборку к рукаву, когда в дверь негромко постучали. Вошел Адам. Он держался холодно и сдержанно, и он был чертовски хорош собой.

– Прости, что отвлекаю тебя. – Он стоял в дверях, словно опасался приблизиться. – Я хотел проверить, все ли готово к отъезду. Может, я могу что-то сделать?

– Нет. Мне осталось закончить это платье и упаковать вещи. Джулия тоже готова. – Мария завязала нитку в узелок и перекусила ее.

– Хорошо. – Он потер голову. Волосы его были достаточно длинными, чтобы закрывать заживающий шрам, но рана явно беспокоила. – Я так ни разу и не спросил тебя, хочешь ли ты ехать со мной в Лондон. Я хотел, чтобы ты поехала со мной, потому что с тобой мне не было бы так одиноко. Но если ты предпочла бы не ехать, еще не поздно изменить решение.

Он действительно слишком поздно спросил ее об этом. Она вновь заправила нитку в иголку.

– Что бы между нами ни произошло, я хочу ехать в Лондон. Мне надо поговорить с моим нотариусом, мистером Грейнджером, и выяснить, почему он не отвечает на мои запросы. Возможно, ему нечего добавить к тому, что он уже написал о смерти моего отца, но я должна была получить от него письмо, касающееся моего наследства.

– Конечно, должна. Возможно, я могу тебе помочь. Похоже, это именно та ситуация, когда наличие титула герцога способствует быстрейшему решению вопроса. – Адам переминался с ноги на ногу. Ему было неловко, но уходить он не спешил. Он весь лучился желанием. И да поможет ей Бог – она тоже испытывала желание.

Не зря до брака мужчины и женщины не должны бывать вместе. Сейчас, когда они были наедине друг с другом, в голову настойчиво лезли нескромные мысли. Она гадала, как он отреагирует, если она встанет, подойдет к нему, прижмется к его худощавому мускулистому телу и поцелует его.

Она догадывалась, что он позабудет все свои сомнения и возьмет ее прямо тут, на покрытом ковром полу библиотеки, и она будет только за. Она на мгновение закрыла глаза, не в силах справиться с чувственными воспоминаниями о том, как они занимались любовью.

«Нет!»

Вспомнив о том, что должна была ему сообщить, она сказала:

– Ты можешь быть спокоен насчет одного: я не беременна.

– Слава Богу! – выдохнул он с явным облегчением.

Как он был рад от нее освободиться… Она воткнула иголку в оборку с такой силой, что проткнула себе палец.

– На самом деле нет никакой острой необходимости в том, чтобы везти меня в Лондон. Твои друзья присмотрят за тобой, и к тому времени, как вы приедете в столицу, ты уже узнаешь их настолько хорошо, что одиночества испытывать не будешь. Я сама поеду в Лондон.

– Чепуха. С нами ехать гораздо безопаснее, ну и комфортнее тоже. – Он улыбнулся, и раздражения у нее сразу поубавилось. – И я действительно хотел бы, чтобы ты была рядом. Я обязан отблагодарить тебя по меньшей мере за гостеприимство, а по большей мере – за нечто гораздо большее.

– Хорошо. Я действительно сэкономлю, если поеду с вами.

– Мне очень неприятно чувствовать себя зависимым от моих друзей. Сначала ты, потом они. Керкленд платит за проезд, а Рэндалл и Мастерсон обсуждают, кто из них будет оплачивать гостиницы, а кто еду. Я намерен вернуть им всю сумму, но в настоящий момент у меня и одежды своей нет.

– У меня создалось впечатление, что твои друзья многим тебе обязаны, и они счастливы, что им представилась возможность ответить добром на добро. – Она сделала еще один маленький стежок. – Одна из добродетелей – уметь принимать то, что дают, смиренно и с благодарностью. Тебе это зачтется на небесах.

Он усмехнулся. Выглядел он сейчас более непринужденно.

– Прекрасный совет. Буду стараться ему следовать.

Мария сделала еще один стежок.

– Ты хочешь, чтобы мы продолжали изображать жениха и невесту?

– Да. – Он вздохнул. – Пожалуйста, прояви терпение ко мне, Мария. Ты мне по-прежнему дорога. Так же дорога, как раньше. Но… я прежде должен освоиться в той жизни, в какой мне предстоит жить, а потом я пойму, что я могу изменить и что должен принять как неизбежность.

Хоть кто-то из его друзей способен вот так смиренно признаться в своей уязвимости? Мария мысленно перебирала имена. Пожалуй, Мастерсон на это способен. Керкленд – сомнительно. Рэндалл скорее дал бы себя четвертовать, нежели расписался бы в собственной слабости.

– Ты правильно делаешь, что продвигаешься вперед с осмотрительностью. Я пытаюсь представить, каково тебе сейчас, но могу лишь догадываться, как тебе трудно. – Она улыбнулась ему. – Знаешь, ты молодец.

Он приподнял бровь:

– Разве? Я чувствую себя несведущим и неуклюжим. Я рад, что ты видишь меня иным.

Мария сложила руки на коленях.

– Потеря памяти – одновременно и бедствие, и дар свыше. Тебе дарована возможность быть тем человеком, каким тебе предначертано быть, каким создала тебя природа, без оглядок на условности и предубеждения той среды, которая тебя сформировала, без оглядок на то, чего ожидают от тебя другие. Что думают о тебе твои друзья? Они считают, что сейчас ты не такой, каким был раньше?

– Мастерсон высказался как раз сегодня по этому поводу, – не без удивления заметил Адам. – Он сказал, что я кажусь менее зажатым, меньше похож на герцога.

– Возможно, это не так уж плохо, если учесть, что герцогский титул был навязан тебе в столь юном возрасте. – Мария сдвинула брови. – Интересно, какое я составила бы о тебе мнение, если бы мы познакомились до той аварии? С бомондом у меня мало общего. Скорее всего я решила бы, что ты для меня птица слишком высокого полета. А сейчас ты вполне доступный.

Адам засмеялся:

– Доступность – это, конечно, очень хорошо, но, как и все мужчины, я предпочел бы, чтобы красивая женщина думала обо мне как о мужчине обаятельном, красивом и интересном.

– И это все тоже, – тихо сказала она.

Ладонь его лежала на дверной ручке. Глаза впились в ее глаза. Господи, как ей хотелось подойти к нему!

– Я ухожу, – сдавленно проговорил он. – Пока мы не сделали что-то такое, о чем потом оба будем сожалеть. – Он развернулся и вышел в коридор, плотно прикрыв за собой дверь.

Мария впилась зубами в костяшки пальцев правой руки. Ее трясло от разочарования, от неудовлетворенности и опустошающего душу ощущения того, что все надежды ее тщетны. Кровь ее дошла до точки кипения. Настоящая леди не способна испытывать такое… вожделение! Сара точно на такое не способна. Куда ей, Марии, до настоящей леди! Она скорее похожа на распутную крестьянскую девку.

Единственным ее утешением было сознание того, что Адам испытывал те же чувства.

Только теперь Адам понял, что ему не следовало бы заходить к Марии. Возможно, он мог бы зайти утром, но не сейчас, перед сном. Теперь он страдал от неудовлетворенного возбуждения. Она выглядела такой простодушной, такой честной и такой щемяще милой. Но она казалась ему кристально честной и тогда, когда он, очнувшись, истерзанный морем, увидел ее, склонившуюся над его постелью. Он знал, что не способен мыслить здраво и суждения его не безупречны. Возможно, он мог ей доверять. Он ни в чем не был уверен, только лишь в том, что не может доверять и самому себе.

Адам не смог заснуть сразу, но и долгожданный сон не принес ему покоя. Ему снились тревожные сны. Он видел себя маленьким мальчиком, отбивавшимся, как затравленный зверек, от каких-то демонов, тащивших его из дома. Сон изобиловал подробностями и деталями, ясно указывающими на то, что местом действия была Индия. То было воспоминание, которое он предпочел бы похоронить навсегда.

За этим сном пришел другой. Ему снилось, что он обнимает красивую молодую женщину. Он заговорил с ней, и она повернула к нему сияющее лицо. У нее были светлые волосы и зеленые глаза. Она была англичанкой, и она не могла быть его матерью. Он знал, что жены у него не было. Но может быть, у него была возлюбленная? Мария задавала вопрос, не напоминает ли она ему другую женщину, присутствовавшую в его жизни, и, возможно, она права.

Однако самым тяжелым был сон, в котором он увидел себя входящим в бальный зал, заполненный множеством красивых, нарядно одетых людей. Вдруг он обнаружил, что он наг, абсолютно наг. Он проснулся в поту. Голова гудела, и сердце гулко билось.

Вдох, выдох. Вдох, выдох. Когда успокоился, он даже сумел увидеть в ситуации пусть злую, но иронию. Он был абсолютно уверен, что такого конфуза с ним не могло случиться. Сон, вероятно, был связан со страхом, какой он испытывал в преддверии путешествия в Лондон, где ему предстояло вновь войти в ту великосветскую жизнь, к которой, как он отчетливо понимал, он совершенно не был готов. Он будет чувствовать себя голым и уязвимым, что бы он на себя ни надел.

Слава Богу, что у него такие друзья. Пусть им досаждало то, что вспомнить их он так и не смог, но они не сдавались и его не бросали. Адам знал, что за ними он как за каменной стеной.

Он должен также поблагодарить судьбу за Марию. Ее ложь об их браке все еще отзывалась в его душе сильной болью, и он не хотел бередить рану, но Мария продолжала оставаться самым приятным ему существом на земле. Она не знала его другим и отчасти по этой причине лучше других понимала и видела его настоящего – такого, каким он стал сейчас. Он чувствовал себя лучше, когда они были вместе.

К несчастью, он даже думать о ней не мог так, чтобы сознание не туманилось от желания, и чем меньше он ее видел, тем мучительнее тосковал по ней. В этом состояла еще одна причина его бессонницы. По крайней мере он постиг, каким образом укрощать похоть, но этот метод давал удовлетворения меньше, чем если бы он был с ней. Прикасаясь к себе, он задавался вопросом, считается ли этот прием допустимым в английском обществе. Впрочем, он не был так уж уверен в том, что хочет знать ответ на этот вопрос.

После трех дней, до предела заполненных предотъездными хлопотами, Мария испытала облегчение от того, что можно наконец предаваться праздности. Адам помог ей сесть в карету, в «желтую бестию», как ее называли в здешних краях. Ярко-желтый цвет делал кареты хорошо заметными на дороге. В этом экипаже могло разместиться до четырех пассажиров, и тащила карету четверка лошадей. Экипаж, который должен забрать друзей Адама из гостиницы в Хартли, был точно таким же.

При условии, что коней будут менять несколько раз в день, до Лондона они смогут доехать за неделю или около того. На почтовой карете путь занял бы меньше времени, но при этом «желтая бестия» оставалась второй по скорости и комфорту, уступая лишь почтовой карете. До сих пор Марии чаще всего приходилось ездить в обычных каретах, которые двигались медленнее и были менее комфортабельны. Почтовая карета считалась непозволительной роскошью.

Она откинулась на спинку сиденья и подавила зевок. Накануне ночью она спала мало, и не столько из-за неизбежной нервозности, сопряженной с любым дальним путешествием, сколько из-за переживаний, связанных с Адамом. Аннабелла соскочила утром с постели Марии, бросив на хозяйку обиженный взгляд, и направилась на кухню. Мария надеялась, что кошка простит ее, когда она вернется в Хартли. Впрочем, и кошка, и поместье будут в надежных руках миссис Бекетт и мистера Кокрана.

Адам уже собрался сесть рядом с ней в экипаж, когда в карету радостно запрыгнула Бхану. Похоже, она готова была устроиться поудобнее и ехать в Лондон еще одним пассажиром. Мария наклонилась и погладила ее.

– Мне жаль, но тебе придется остаться здесь. Только подумай, как одиноко будет без тебя Аннабелле.

Адам взял собаку на руки.

– Думаю, ее придется запереть в доме, иначе она побежит следом. Я отнесу ее на кухню, и она не заметит, что мы уехали.

Прошло немного времени, и Адам вернулся, оставив Бхану в доме. Карета тронулась. Адам провожал взглядом дом.

– Ты думаешь, что можешь никогда сюда не вернуться? – спросила она, стараясь говорить спокойно.

Явно испытывая неловкость, он ответил:

– Я надеюсь вернуться, но… я не знаю. – Экипаж свернул на аллею, ведущую к дороге, и дом пропал из виду. Он посмотрел на Марию. – Столько всего здесь произошло…

– Я давно задаю вопрос, что будет, когда к тебе вернется память. Поток воспоминаний захлестнет тебя, и память о том, что было с тобой сразу после аварии, что было здесь, в Хартли, померкнет, – задумчиво проговорила она. – Впрочем, кто знает. Я слышала, что память людей после серьезных травм головы ведет себя непредсказуемо.

– Я не могу представить, чтобы я тебя забыл. – Он смотрел на нее. Она заерзала, ощущая себя неуютно под его взглядом. И в этот момент карету тряхнуло. Они соприкоснулись коленями. Он затаил дыхание.

– Я думаю, что мне следует ехать в другой карете. Не потому, что не хочу быть с тобой. Скорее… наоборот.

– Очень мудро, – согласилась Мария. – Конечно, Джулия будет ехать с нами в одной карете, но если бы ее не было, всегда бы существовала опасность, что это случится. – Она чуть соскользнула с сиденья, подавшись ему навстречу, и подарила ему поцелуй, которым пыталась выразить все, что не могла сказать словами. Что она любила его, желала его, сожалела о лжи…

Если бы она не заявила тогда, что они муж и жена, стали бы они так близки друг другу? Теперь гадать на эту тему не имело смысла.

Он застонал, крепко сжал ее в объятиях и вернул ей поцелуй.

– Это опасно, – хрипло пробормотал он.

– В экипаже нет места для недостойного поведения, – со сдавленным смешком сказала она.

– Ты так думаешь? – Он крепче сжал ее талию и приподнял, усадив ее верхом к себе на колени лицом к нему.

Она была шокирована, шокирована и возбуждена. Руки его ласкали ей спину, она прижималась к нему, чувствуя, что тает, как воск, и бедра ее непроизвольно ритмично задвигались.

– Было бы легко… – задыхаясь, проговорила она. Карета раскачивалась, добавляя амплитуду движениям, еще больше усиливая дурманящее возбуждение. Рука ее скользнула вниз.

– Легко не значит мудро. – Хрипло дыша, он перехватил ее руку. – К счастью, до Хартли ехать недолго.

– О Господи! – Она попыталась вырваться из его объятий, вняв наконец голосу рассудка.

Он удерживал ее у себя на коленях, поглаживая спину.

– У нас еще есть несколько минут.

Всего несколько минут. Она вдруг подумала, что этот поцелуй может быть их последним поцелуем. Возможности остаться наедине во время путешествия у них скорее всего не будет, а как только они приедут в Лондон, между ним и ею стеной встанут обстоятельства. Положив голову ему на плечо, она думала о том, что их ждет в ближайшем будущем.

– Ты готов к встрече с Лондоном?

– Настолько, насколько это возможно для человека в моем положении. – Он обнял ее за плечи. – Я попросил остальных не говорить о моей амнезии. Ближайшим друзьям и родным, так или иначе, предстоит об этом узнать, но я бы не хотел, чтобы о моей слабости знали все в Лондоне.

– Это не слабость, это травма.

– Когда каждый знает о тебе больше, чем ты сам о себе знаешь, невольно чувствуешь себя слабым.

– Ты герцог, – сказала она. – Плюй на них на всех с высоты.

Он засмеялся, удивленный этим советом.

– Ах ты, чертовка! – Он прижал ее к себе. – Отчего то, что столь очевидно дурно и плохо, ощущается как правильное и единственно верное?

– Потому что у тебя две совсем разные шкалы для оценки. – Она провела ладонью по его груди. – Ощущение – это ощущение. Вкус, прикосновение, эмоции, возбуждение – все это прерогативы сердца. А вот понятия правильно и неправильно – совсем другое дело. Тут задействованы мораль, мудрость, справедливость – все это прерогативы ума. – Мария вздохнула. – И они очень часто не согласуются.

– К вопросу о мудрости. У тебя ее в избытке. В Лондоне я надеюсь убить драконов, что живут в моем сознании. А потом… Посмотрим, что будет потом. – Он нежно погладил ее по щеке тыльной стороной ладони, затем приподнял ее со своих колен – что было нелегко, поскольку он сидел – и посадил ее обратно на сиденье. – Как тебе удается так убедительно прикидываться скромницей?

– Талант, в котором мне нет равных. – Она сложила на коленях руки в перчатках. Скромно и сдержанно.

Через пару минут экипаж остановился перед гостиницей «Бык и якорь». Там уже ждал второй экипаж. Друзья Адама наслаждались свежим воздухом, покуда у них оставалась такая возможность. Трое друзей сели в свой экипаж и следом за каретой, в которой ехали Мария с Адамом, направились к дому на выезде из городка, где жила Джулия.

Мария выбралась из экипажа и направилась к дому. Адам шел следом. Джулия, уже одетая и в шляпке, открыла дверь. Как и у Марии, вещей у нее было немного – небольшой саквояж и картонка со шляпой. Адам взял саквояж:

– Позвольте вам помочь.

Джулия смотрела на него в веселом недоумении.

– Не знала, что герцоги не прочь поработать носильщиками.

– Не сомневайтесь, к тому времени, как мы приедем в Лондон, я сделаюсь невозможно высокомерным, – сказал он с самым серьезным видом. – Но пока я предпочитаю быть полезным членом компании. – Он понес саквояж к экипажу.

Мария ждала, пока Джулия запрет дверь.

– Не возникало желания отказаться от поездки?

– Возникало, и не раз, – насмешливо сообщила Джулия. – Но вот я здесь и еду в Лондон. Мне надо обязательно кое с кем повидаться в столице, пока не стало слишком поздно.

– Мы будем поддерживать друг друга. Видит Бог, мы обе нуждаемся в поддержке.

Когда дамы подошли к экипажам, Адам представил Джулию своим друзьям, которые вышли из кареты, чтобы ее поприветствовать. Мастерсон вел себя, как обычно, любезно и приветливо, и Керкленд был безупречно вежлив, но Рэндалл нахмурился и уставился на Джулию таким холодным взглядом, от которого даже у барсука отмерзли бы усы.

– Приятно с вами познакомиться, миссис Бэнкрофт, – леденящим душу голосом произнес он.

– Взаимно, – и бровью не поведя, ответила Джулия. Адам помог ей подняться в салон, затем усадил Марию. Для Марии он приберег особое пожатие руки, после чего, не медля, вернулся к друзьям, сообщив им, что провести все время путешествия в обществе двух красивых дам ему одному не позволяет учтивость, и посему он предоставляет право решить им, кому из них предстоит проехать первую часть пути в карете с дамами.

– В чем дело? – успела шепнуть Мария Джулии, пока решался вопрос с их сопровождением. – Ты знакома с Рэндаллом?

Джулия покачала головой:

– Мы никогда не встречались. Очевидно, я ему не понравилась с первого взгляда.

Мария наморщила нос.

– Рэндалл невысокого мнения о женщинах. Он убежден, что я охочусь за состоянием Адама и поэтому склоняю его к браку.

– Но ты не знала, кто такой Адам, когда нашла его.

– Рэндалл не из тех, кого могут убедить факты, если они не согласуются с его видением вопроса.

Дамы обменялись улыбками. Мастерсон открыл дверцу кареты и присоединился к дамам в салоне.

– Я завоевал право ехать в обществе двух прекрасных леди.

Мария засмеялась:

– Надо было позволить Бхану ехать с нами. Что вы тогда говорили бы? Хотя, если честно, я считаю ее красивой.

– Если вы способны полюбить уродливую собаку настолько, чтобы найти в ней красоту, то не стоит вам растрачивать свою доброту, выходя замуж за такого красавца, как Эштон, – с ходу нашелся Мастерсон. – Лучше вам соединить свою жизнь с таким мужчиной, как я, которому так нужен ваш талант не замечать очевидного.

На мгновение ей показалось, будто она увидела в его глазах нечто указывающее на то, что в шутке его была лишь половина шутки, но длилось это всего лишь мгновение.

– К тому времени как мы доберемся до Лондона, мы успеем сильно друг другу надоесть, – сказала она.

– И набьем себе мозоли заодно, – добавила Джулия.

– Но по крайней мере мы будем испытывать дискомфорт скорее на большой скорости, чем на малой, – веско заметил Мастерсон.

Все трое рассмеялись. И это было хорошим началом долгого пути.

Глава 24

Адам предполагал, что Эштон-Хаус окажется приличным городским домом. Но он никак не ожидал увидеть громадный особняк, стоящий посреди большого сада, окруженного каменной стеной с грозными зубцами.

– Господи, – выдохнул он, когда экипаж остановился перед железными воротами. – Это несколько превосходит мои ожидания.

Керкленд, сидевший напротив него, сказал:

– Разве никто из нас не обмолвился о том, что ты владеешь самым большим жилым домом в Лондоне? Но этот дом только с виду напоминает грозный замок. Атмосфера в нем вполне мирная. И в больших размерах есть свои плюсы – здесь всегда находилось достаточно места для твоих друзей, и потому он зачастую напоминал высококлассный отель.

– Я всегда останавливаюсь в Эштон-Хаусе, когда бываю в Лондоне. На самом деле ты мне выделил там пару комнат. Эта договоренность остается в силе? – спросил Рэндалл.

– Разумеется. – Адам изучал взглядом просторный особняк. – Этот дом настолько велик, что я могу жить с вами под одной крышей и не встречаться сутками напролет.

Путешествие прошло на удивление гладко, если не считать одного эпизода, когда экипажи застряли в грязи во время ливня. Они останавливались в хороших гостиницах, снимали три номера: в одном ночевали женщины, а в двух других – мужчины. Но долгое путешествие имеет один неприятный аспект: проводя целые дни в карете, невольно о многом успеваешь подумать, и не всегда эти размышления поднимают настроение.

Адам надеялся, что сможет справиться с Лондоном и теми требованиями, какие предъявляла ему столица, хотя вероятность того, что кто-то пытался его убить, заставляла его испытывать лишнее волнение. При том, что тема ни разу не поднималась, он видел, что друзья его ни на минуту не теряют бдительности. Поскольку Мастерсон заранее отправил в Эштон-Хаус письмо, сообщая домочадцам о возвращении герцога, нельзя было исключить возможность покушения. Тот, кто захотел бы избавиться от Эштона, мог бы без труда просчитать их маршрут. Еще один довод в пользу того, чтобы не ехать в одном экипаже с Марией. Если в него будут стрелять, то она по крайней мере будет в безопасности.

Но следствием путешествия в разных каретах было то, что они почти не видели друг друга. Он тосковал по ней. Душа его болела, словно в ней завелся больной зуб. Они видели друг друга, лишь когда все вшестером ужинали в гостиницах. И, невзирая на дискомфорт и усталость, неизбежную после целого дня, проведенного на колесах, Мария неизменно была спокойна, невозмутима и ни на что не жаловалась.

Джулия Бэнкрофт оказалась такой же стойкой и выдержанной. Она говорила мало, но присутствие ее успокаивало. Все полюбили ее, кроме Рэндалла, который в ее присутствии вел себя натянуто, говорил холодно и чопорно. С дамами в одном экипаже он ни разу не ездил. Но Мастерсон и Керкленд оставались истинными джентльменами – учтивыми, любезными и способными поднять настроение уместной шуткой. Именно благодаря их умению поддержать непринужденную беседу ужины проходили в приятной располагающей обстановке.

После ужина дамы удалялись к себе в комнату и оставались там до утра. Адам ни разу не был наедине с Марией с той самой памятной поездки из Хартли-Мэнора в деревню. Глядя на этот необъятный особняк, Адам думал о том, что в нем они с Марией точно смогут найти укромное местечко, чтобы остаться наедине. Не то чтобы он хотел овладеть ею – впрочем, он этого хотел, но делать не стал бы, – но ему было бы приятно посидеть с ней рядом, выпить чаю, может, подержать ее за руку. Расслабиться и отдохнуть, как он мог расслабиться только с ней, и ни с кем больше.

Лакей в ливрее, пожилой, но с зорким цепким взглядом, вышел из караульной будки, оглядев два забрызганных грязью желтых экипажа. Кучер торжественно объявил:

– Герцог Эштон и его друзья.

Швейцара, должно быть, информировали о том, что Адам выжил, но все же он с недоверчивой пристальностью вглядывался в лица за окнами экипажа, словно не верил, что прибыл не самозванец.

– Добро пожаловать, ваша светлость. – Он низко поклонился и открыл ворота.

Экипаж въехал под высокую каменную арку.

– Мы вернулись в край суетящихся слуг и общественных обязательств, – заметил Рэндалл.

– Ты можешь брюзжать и жаловаться, – сказал Керкленд, – но лично я ничего не имею против слуг. Скажу откровенно – я не чаю принять ванну и сменить одежду и буду только рад, чтобы при этом мне прислуживал мой личный слуга. – Он опустил взгляд на свой темно-зеленый камзол и широкие панталоны, которые имели не слишком презентабельный вид. – Я велю Джону сжечь все эти тряпки. Хотя в путешествиях без удобств есть своя прелесть – начинаешь ценить блага цивилизации.

– Путешествие без удобств – это марш в Корунью, – сухо сообщил Рэндалл, вспомнив город в Испании и время войны с Наполеоном, – а путешествие из Шотландии в Лондон всего лишь несколько утомительно. Хотя должен признать, что необходимость делить кров с тобой и Мастерсоном на протяжении многих дней уже своего рода наказание.

Адам и Керкленд рассмеялись, а между тем карета въехала на широкий мощеный двор. Из парадных дверей дома выскочил молодой лакей с напудренными волосами, с сияющим от возбуждения лицом. Пока он открывал дверцу кареты и опускал ступени, Адам сказал:

– Хотелось бы знать, сколько народу нас будет приветствовать.

Рэндалл поморщился:

– Боюсь, что слишком много. Хотя никто не знал точного времени прибытия, к концу дня весь лондонский бомонд уже будет в курсе твоего возвращения, и, вероятно, половина этих бездельников захочет нанести тебе визит в тот же день, чтобы своими глазами убедиться, что слухи о твоей смерти оказались преувеличенными.

– Речь пока не о визитерах. Думаю, что в холле уже выстроилась вся многочисленная армия твоих слуг, – добавил Керкленд.

К парадному входу подкатил второй экипаж, и лакей помог сойти Джулии, Марии и Мастерсону. Адам протянул Марии руку:

– Ну что же, войдем в логово льва?

Она улыбнулась ему, желая ободрить, и взяла его под руку.

– Ведите меня, ваша светлость. – То был первый раз, когда они прикоснулись друг к другу после Хартли. Эффект был… стимулирующим.

Несмотря на тревожность, не оставлявшую его все время путешествия, Адам поймал себя на том, что рад возможности вернуться домой и заново войти в ту бурную реку, какая была его жизнью. В нем вызрела уверенность в том, что здесь он обязательно вернет себе прошлое.

Адам и сотоварищи вошли в поражающий своими размерами холл высотой в три этажа. Здесь было несколько десятков слуг.

Когда Адам с Марией вошли, в рядах слуг началось какое-то движение. Послышался шелест одежды. Мужчины кланялись, женщины приседали в реверансе. Куда бы он ни посмотрел, всюду встречал лучезарные улыбки. Эти люди, которых он не узнавал, искренне радовались, видя его живым. Он заметил несколько хорошеньких горничных, про себя понадеявшись, что у него достало порядочности не приставать к ним.

Трое старших слуг вышли вперед. Женщина средних лет, должно быть, служила домоправительницей. Одета она была безупречно и излучала уверенность и профессионализм. Справа от нее находился столь же безупречный дворецкий. Друзья Адама сообщили ему вкратце то, что касалось ключевых фигур его штата обслуги, поэтому он знал, что эту пару зовут мистер и миссис Холмс. Странно, что он помнил, как управлять этим большим домом, но понятия не имел, что ему делать с собственной жизнью.

Третий слуга сильно отличался от первых двух. Он был хорошо одет, но при этом был сложен как портовый грузчик и имел покрытое шрамами лицо уличного бойца. Рэндалл незаметно шепнул Адаму:

– Парень слева от нее – Уорф, твой личный слуга. Мне стоило рассказать тебе о нем побольше.

Слишком поздно. Троица приблизилась к нему.

– Добро пожаловать, ваша светлость, – почти синхронно произнесли все трое. Интересно, они тренировались или нет, подумал Адам.

– Хорошо быть дома, – сказал Адам. – Большинство моих друзей вы, я думаю, знаете, но вы не знакомы с мисс Кларк и миссис Бэнкрофт. Это мои гостьи и останутся жить здесь. Прошу их любить и жаловать.

– Конечно, ваша светлость. – Миссис Холмс задумалась. – Голубые апартаменты включают две спальни, соединенные гостиной. Они вас устроят? – спросила миссис Холмс, обращаясь к дамам.

– Конечно, – сказала Мария. Джулия кивнула в знак согласия. Обе вели себя со спокойной сдержанностью людей, для которых проживание в герцогских покоях – обычное дело. Адам был приятно удивлен умением Марии приспосабливаться к обстоятельствам. Впрочем, он тут же напомнил себе о том, что успел убедиться в ее артистических талантах. И это напоминание оказалось менее приятным.

– Мистер Рэндалл, ваши комнаты готовы. – Домоправительница вновь перевела взгляд на Адама: – Если ваша светлость не против, ленч будет накрыт через час, это даст время всем освежиться с дороги.

Завтракали они на рассвете, и потому Адам успел основательно проголодаться. Он полагал, что и друзья его тоже голодны. Мастерсон и Керкленд планировали вернуться в свои лондонские дома, но Адам не хотел отпускать их, не накормив как следует, посчитав, что гостеприимный хозяин не может отправить гостей домой голодными. К тому же ему наконец представилась возможность сделать что-то для них.

– Хорошо, миссис Холмс. Мастерсон, Керкленд, вы, надеюсь, остаетесь на ленч?

– С удовольствием проведу час в твоей библиотеке со стопкой последних газет и стаканчиком хереса, – сказал Керкленд. – Даже думать не могу о том, чтобы куда-то ехать!

Мастерсон рассмеялся:

– Я составлю тебе компанию.

Стройные ряды слуг рассеялись. Друзья Адама разошлись. Марию с Джулией повели в одно крыло дома, Рэндалл ушел в другое. Обернувшись к слуге, Адам сказал:

– Мне надо переодеться. Вы проводите меня в мои апартаменты?

– Конечно, сэр.

Пока все шло хорошо. Поднимаясь следом за Уорфом по лестнице, Адам гадал о том, что принесет ему сегодняшний день.

Мария предоставила горничной распаковывать ее багаж, а сама прошла в смежную со спальней гостиную. Джулия уже была там – еще одна горничная занималась ее вещами. Закрыв двери, чтобы им никто не мешал, Мария сказала восхищенным шепотом:

– Ты когда-нибудь бывала в таком вот доме, Джулия? Даже Карлтон-Хаус меркнет по сравнению с этим дворцом!

– Карлтон-Хаус более помпезный, но менее приветливый, насколько я могу судить по тому, что видела. – Джулия подошла к окну и выглянула в сад.

Мария во все глаза смотрела на подругу.

– Ты бывала в Карлтон-Хаусе?

– Много лет назад. Но это не такая уж особая привилегия, – с улыбкой сказала Джулия. – На каждого аристократа, кого приглашают к принцу-регенту, приходятся десятки слуг, чернорабочих и прачек.

Мария сомневалась, что Джулия находилась в Карлтон-Хаусе в качестве прачки, но развивать тему не стала.

– Мне не терпится прогуляться с тобой по Лондону, чтобы полюбоваться видами, но вначале я должна отыскать своего нотариуса и нанести ему визит.

Джулия опустилась в одно из обтянутых шелком кресел.

– У нас обеих есть срочные дела, но я уверена, мы найдем время и для прогулок.

Увидев напряжение в чертах Джулии, Мария тихо сказала:

– Судя по выражению твоего лица, дело тебе предстоит трудное. Если хочешь, я с удовольствием составлю тебе компанию.

Джулия покачала головой. То ли она взяла себя в руки, то ли изъявление поддержки так на нее подействовало, но напряженности в ее позе и в выражении лица стало меньше.

– В этом нет необходимости. Мне грустно, но печаль моя самого обычного свойства. Я собираюсь навестить мою бабушку. Она стара и слаба, и эта поездка в Лондон, возможно, подарила мне последний шанс увидеть ее живой. Она прожила долгую хорошую жизнь, что облегчает принятие неизбежности ее скорого ухода. Но я хочу ее видеть, и этого не случилось бы, если бы ты не настояла на том, чтобы я отправилась в Лондон вместе с тобой. Благодарю тебя.

– И я тебя. – Мария села напротив Джулии на элегантный диван, любуясь нарядной лепниной и красивыми картинами. Она в жизни не видела ничего прекраснее этих комнат. Теперь, увидев Эштон-Хаус своими глазами, она наконец осознала, какая пропасть пролегла между ней и Адамом.

Пропасть, через которую невозможно навести мосты.

Глава 25

Когда Уорф открыл дверь в герцогские апартаменты, Адам сказал:

– Тебе сообщили, что травма головы, которую я получил, отразилась на моей памяти? – Слуга кивнул, и Адам продолжил: – Я мало что помню из моей прошлой жизни. И тебя я тоже не помню. – Глаза его весело блеснули. – Вот сейчас для тебя наступил идеальный момент, чтобы напомнить мне о том, что я обещал прибавить тебе жалованье.

– Нет, сэр! – воскликнул Уорф, явно шокированный таким предположением, и закрыл дверь. Они вошли в просторную гостиную со множеством дверей. – Вы мне и так щедро платите.

Человек этот был слишком честен и прямодушен. Так что мысль о том, чтобы воспользоваться недугом хозяина, показалась ему забавной. Факт в пользу Уорфа.

– Я надеюсь, что со временем память ко мне вернется, но пока я бы предпочел, чтобы слухи о моей слабости активно не муссировались. Я понимаю, что сохранить такое в тайне не удастся, но чем меньше будут об этом говорить, тем лучше. Поскольку ты – главный источник информации обо мне, я попрошу тебя не распространяться на эту тему.

Уорф, казалось, был потрясен еще сильнее.

– Ваша светлость, уверяю вас, я никогда и ни с кем не говорю ни о чем, что касается вас лично. И конечно, я не стал бы делать это сейчас.

Все лучше и лучше.

– Ты не похож на пажа или лакея. Скорее – на солдата или телохранителя. Как ты попал ко мне в услужение? Расскажи мне свою историю.

Уорф заметно занервничал.

– Я родился в Ист-Энде. Отец был портовым грузчиком и умер, когда на него свалилась большая бочка с хересом. Мать была прачкой и не могла содержать всех нас, вот я и записался в солдаты, как только подрос настолько, чтобы сойти за взрослого. А премию за добровольное поступление на службу я отдал матери, чтобы она смогла купить одежду младшим.

Теперь понятно, откуда этот акцент лондонской бедноты. Адам прошел через гостиную и открыл дверь, ведущую в спальню, посреди которой стояла кровать под тяжелым балдахином из голубой и золотистой парчи.

– Сколько тебе было тогда на самом деле лет?

– Тринадцать. Но я был крупным парнем, меня взяли без вопросов.

Адам прошелся по спальне. Уорф держался у него за спиной. Еще одна дверь вела в просторную гардеробную, полную сорочек, бриджей, панталон, сюртуков, камзолов и фраков, висящих на специальных вешалках. Сапоги, шляпы и другие аксессуары мужского костюма были аккуратно разложены по полкам.

– Господи, я действительно ношу все эти наряды?

– Ваша светлость известен своим безупречным вкусом в одежде – вы никогда не позволяете себе выглядеть слишком вызывающе – и никогда слишком консервативно, – чересчур помпезно, на взгляд Адама, сообщил ему слуга.

– Полагаю, что во многом обязан тебе своей репутацией. – Адам пощупал ткань одной из множества хлопчатобумажных сорочек, которые висели на специальной деревянной раме в форме мужских плеч. Дверь на дальнем конце бесконечной гардеробной вела в комнату самого Уорфа. Его спальня имела еще одну дверь – отдельный выход в коридор. – Как случилось, что ты стал моим слугой?

– Меня комиссовали из армии, когда после ранения я заболел сыпным тифом. Моего товарища Рега и меня отправили домой помереть или выздороветь – как будет угодно Богу. В Лондоне на нас напала банда пьяных головорезов. Нас обоих успели крепко побить до того, как появился майор Рэндалл и всех их разогнал.

– Один? Всех? Сколько их было?

– Мы с Регом уложили четверых, но оставались еще четверо. Если бы мы были в хорошей форме, – задумчиво добавил Уорф, – мы бы и с остальными справились, но тогда тиф нас крепко подкосил. И все же нам выпало редкое удовольствие увидеть майора в деле. Майор считал, что отставные солдаты не должны голодать и жить на улице, поэтому он нас обоих привел к вам и спросил, можете ли вы дать нам работу. Я был бы счастлив мыть полы на кухне, лишь бы меня кормили и не лишали крыши над головой, но вы дали мне больше. Вы сказали, что вам нужен личный слуга, и спросили, готов ли я научиться этому ремеслу. Я ответил согласием, и вы наняли мне инструктора из агентства, который научил меня всяким хитростям, касающимся гардероба джентльмена.

Наверное, Адам уже и тогда чувствовал, что верность ценнее рекомендаций.

– Должно быть, ты мне понравился, если я дал тебе возможность освоить новую профессию.

– Это, конечно, плюс то, что, хотя мне тогда порой и еды себе купить было не на что, одежда моя всегда была в порядке, – с усмешкой сказал Уорф. – С моей фигурой циркового силача модником мне быть не суждено, и я это всегда понимал, зато наряжать вас стало для меня истинным удовольствием. – Он окинул быстрым взглядом одежду Адама. – То, что сейчас на вас, – неплохо, но не соответствует нашим стандартам.

Адам повернулся и посмотрел камердинеру в глаза:

– Какие у нас были отношения? Я не взял тебя с собой в Шотландию. Почему?

Уорф весь словно сжался.

– У меня мать умирала, и вы велели мне остаться в Лондоне с ней. Она умерла до того, как до нас дошла весть об аварии.

– Мои соболезнования, – тихо сказал Адам. – Я был бы извергом, если бы потребовал от тебя ехать со мной при таких обстоятельствах.

– Не всякий хозяин стал бы входить в положение своего слуги, – напрямик заявил Уорф. – Я благодарен вам за то, что разрешили мне остаться в Лондоне, но, возможно, если бы я был с вами на борту «Энтерпрайза», вы бы так не пострадали.

– Или и ты бы погиб. Что было, то было. Прошлого нам не изменить. – Адам испытующе смотрел на испещренное шрамами лицо слуги.

– Похоже, наши отношения… менее формальны, чем это обычно бывает между хозяином и слугой.

– Я всегда знал свое место, сэр, – сказал Уорф, осторожно подбирая слова. – И я надеюсь, что никогда не был навязчивым. Вы самый безупречный джентльмен в Лондоне, и я это говорю не потому, что на вас работаю. Но… Вы и я, мы оба несколько отличаемся от всех прочих. Я думаю, что, возможно, это оказывает влияние на то, как мы относимся друг к другу.

– Полагаю, я отличаюсь от прочих лордов своим иностранным происхождением. – Адам осматривал ряды изысканно скроенных сюртуков, камзолов и фраков глубоких богатых оттенков. – В чем твое отличие? В том, что твои родители не были слугами?

Уорф густо покраснел.

– И это тоже, но еще и… Мне первому следует вам об этом сказать, до того как кто-нибудь отведет вас в сторонку и расскажет о нас с Регом. О том, что у нас… э… неестественные отношения.

Неестественные отношения? Должно быть, это означает отношения сексуальные. Откуда-то из глубины сознания всплыло представление о том, что такие отношения считаются преступлением. Неудивительно, что Уорф сделался таким несчастным, когда заговорил об этом.

– А это так?

– Да, сэр. – Уорф говорил еле слышным шепотом. – Мы можем покинуть вас, если вам это не нравится.

Возможно, именно эти «неестественные отношения» стали причиной того, что на них напала группа разъяренных мужчин. Адам задумался над тем, каким именно образом осуществляются сексуальные отношения между двумя мужчинами, но сейчас расспрашивать об этом Уорфа было не время.

– Я знал об этом раньше?

Слуга кивнул.

– Полагаю, это знание мне не досаждало?

Уорф покачал головой.

– Тогда я не знаю, почему оно должно досаждать мне сейчас. – Адам вновь окинул взглядом содержимое гардеробной. – Ты подберешь мне подходящий наряд для ленча? Я затрудняюсь сделать выбор. – Адам опустил взгляд на свой костюм. – Платье, что на мне, мне дали в долг. Его необходимо вычистить и починить перед возвращением.

– Будет сделано, ваша светлость. – У Уорфа от облегчения вибрировал голос.

Адам вышел из гардеробной и взялся за ручку еще одной двери. Она была заперта. Он нахмурился:

– Почему я не могу туда войти?

– Эта комната… ваш личный кабинет. Поэтому она заперта.

– Ты знаешь, где ключ?

Слуга кивнул.

– Я время от времени убираю в этой комнате, потому что вы не хотите, чтобы туда заходили горничные. – Уорф подошел к элегантному со множеством выдвижных ящиков письменному столу, выдвинул один из ящиков и достал из-под суконной обивки ключ. – Здесь он хранится.

Адам изучил искусно выполненный тайник.

– Очевидно, я не шутил, когда говорил, что не желаю, чтобы туда входили посторонние.

– Вы были очень серьезны на этот счет. – Уорф протянул хозяину ключ. – Я приготовлю вам одежду для ленча, пока вы заглянете туда.

Довольный тем, что Уорф оставил его, Адам отпер дверь, гадая, какую ипостась себя прежнего он так тщательно скрывал от других. Он вошел в комнату и оказался в индуистском святилище. Воздух был пропитан ароматом благовоний, и свет, струящийся из стрельчатых окон, освещал алтарь в окружении искусно вырезанных из дерева и раскрашенных статуй божеств. С центра потолка свисали полоски тканей богатых расцветок, драпируя стены. Все это делало комнату похожей на экзотический шатер. Бронзовые масляные светильники он уже видел в своих снах.

Напротив двери он увидел знакомого бога с головой слона. Ганеша. Теперь он легко вспоминал имена и атрибутику. Ганеша был своим парнем, он устранял препятствия и помогал в начинаниях. Еще он был покровителем искусств, наук и мудрости. На его алтаре лежал букет цветов, настолько сухих, что было уже трудно определить, что это за цветы.

Адам поднял букет, и лепестки посыпались на пол. Если Уорф заглядывал сюда лишь затем, чтобы убрать, то эти цветы он, Адам, оставил здесь сам перед тем, как отправиться в Шотландию. О чем он тогда молился? Об успехе предприятия или о чем-то менее очевидном?

Здесь ощущался глубокий покой. Как в саду для медитации, только еще спокойнее. Он посмотрел направо и узнал Лакшми, супругу Вишну и богиню красоты, любви и процветания. Так же как Афродита или Венера, Лакшми была воплощением женственности. Ей был посвящен праздник света, Дивали. Мария совсем не была похожа на эту темноволосую богиню, но при этом в ней присутствовало столь же мощное женское начало.

В святилище были еще статуи Шивы Разрушителя, танцующего бога уничтожения и возрождения, и Вишну – верховного бога, кто стоял над всеми прочими. Боги его снов. Ощущение возвращения домой, более сильное, чем когда он вошел в Эштон-Хаус, овладело им. Адам закружился на месте, и толстый ковер упруго пружинил под его ногами.

Эта комната олицетворяла собой его тайну, его индусскую сущность. Когда его насильно отняли у матери и увезли из дома в Англию, чтобы сделать из него достойного наследника титула, он инстинктивно осознал, что, дабы не сойти с ума, он должен притвориться англичанином. Он ничего не мог поделать со своей смуглой кожей, но он мог говорить как лорд, одеваться как лорд и заниматься тем, чем положено заниматься английскому лорду. И как следствие – все эти наряды, висящие в соседней комнате.

Видел ли кто-нибудь его тайное святилище, кроме Уорфа? Нет. Адам сразу почувствовал, что даже его друзья, которые, бросив ради него все дела, отправились в Шотландию искать его затонувшее тело, не знали об этой его тайной обители. Он никому не доверял эту тайную часть себя, за исключением слуги, у которого были свои причины держать язык за зубами.

Обуреваемый мыслями, которые он не мог четко идентифицировать, Адам провел подушечками пальцев по бронзовому колесу огня, в которое был заключен танцующий Шива. Существовала какая-то очень глубокая и сложная связь между его амнезией и тем, что он прятал от посторонних столь значительную часть своего внутреннего мир Но он не знал точно, каким образом сможет снова обрести цельность.

Теперь он вспоминал, как посещал с Марией церковь в Хартли и как служба там ощущалась им как нечто естественное и укрепляющее дух. Ему было хорошо в христианской церкви. Как, впрочем, и в этой комнате. Он вышел из святилища, заперев за собой дверь. Уорф был в гардеробной. Он чистил щеткой темно-синий сюртук, который и так был безупречен.

– Уорф, я считал себя христианином?

Слуга посмотрел ему прямо в глаза.

– Как-то раз вы сказали мне, что считаете себя одновременно христианином и индуистом и что большинство людей вас не поняло бы.

Адам засмеялся немного удивленно.

– Вероятно, так оно и есть. Пожалуй, лучше будет, если я продолжу хранить этот факт в тайне. Ты единственный человек, который знает о моем… секретном храме?

– Я думаю, да, сэр.

Взгляды их встретились на мгновение. Адам первым отвел глаза. Каждый из них имел свои тайны и уважал право другого их иметь.

– Полагаю, этот сюртук мне следует надеть к ленчу?

– Да, сэр. Прочие вещи тоже уже приготовлены. Я подумал, что подойдет утренний туалет, поскольку у ваших друзей не было возможности переодеться.

Через несколько минут Адам уже был одет как герцог Эштон, в безукоризненно сшитый сюртук, жилет и бриджи. Он вынужден был признать тот факт, что превосходный крой производит впечатляющий эффект. Его сапоги были начищены до блеска, и он обнаружил, что руки его помнят, как по моде завязывать шейный платок. Чувствуя, что знает себя лучше, чем когда приехал, он спросил:

– Как я могу найти своих гостей?

– Я вам покажу. Требуется время, чтобы освоиться в доме.

Следуя за Уорфом, Адам добрался до маленькой столовой одновременно с другими гостями. Мария смеялась над чем-то, сказанным Джулией, и она выглядела такой прелестной и милой, что сердце его съежилось, словно его сжали в кулаке.

В свое время Адама потрясла и покоробила ее ложь, но его тайный индуистский храм стал наглядным доказательством того, что он сам был далеко не всегда кристально честен. Еще слишком рано делать какие-то окончательные заключения, поскольку ему предстояло еще многое о себе узнать и сложить в цельную картину, но он был готов признать тот факт, что хотел бы остаться с Марией навсегда. Улыбнувшись ей так, чтобы она поняла, что эта улыбка предназначена ей одной, он взял ее под руку.

– Ну, посмотрим, что для нас приготовили кухни Эштон-Хауса?

– Прекрасная мысль, – сказала она, и глаза ее зажглись от его улыбки, от тайного послания, какое прочла она в его глазах.

– Насчет качества ленча даже не сомневайся. У тебя лучший повар в Лондоне, Эш. – Керкленд предложил руку Джулии. – Пора взять реванш за все ужины в придорожных гостиницах.

Дворецкий Холмс перехватил взгляд Адама и скосил взгляд на тот конец стола, где всегда сидел хозяин дома. Адам понял намек и прошел к своему месту. Он отодвинул стул для Марии справа от себя, тихо сказав:

– Мы должны позже поговорить. Я хочу тебе кое-что показать.

Он собирался открыть ей свой тайный храм, ибо, если у их отношений есть будущее, она должна принять и понять ту часть его, которую он похоронил в себе. Но он не думал, что с этим будут проблемы. Душа Марии была так же прекрасна, как и ее внешность. Взгляды их на мгновение встретились, и по ее улыбке он видел, что она поняла то, что он не скажет при всех.

Адам уже собирался сесть, когда в столовую стремительно вошли трое. Один из них был швейцар, который первым встретил Адама при входе в дом. Рядом с ним были хорошо одетый светловолосый господин примерно одних лет с Адамом и статная женщина средних лет. Адам уставился в зеленые глаза молодого человека. Не такие темные, как у него, но отчетливо зеленые. Неужели это?..

– Миссис и мистер Лоуфорд, – на одном дыхании произнес слуга.

Кузен Адама и его тетя – самые близкие родственники, которых он имел. Лицо молодого человека расплылось в улыбке.

– Эштон, это действительно ты!

Он поспешил навстречу Адаму и обеими руками пожал его руку. Еле слышно он сказал:

– Я, знаешь ли, твой кузен Хэл.

Так же тихо Адам произнес:

– Я не был уверен. Спасибо, что подтвердил. – Он ответил на рукопожатие, подумав, что радость Хэла при встрече с ним не кажется поддельной.

Разумеется, Хэл успел получить письмо, так что времени подготовиться к встрече у него было достаточно. Если его радость не была искренней, то он очень неплохо разыграл ее. Решив бросить пробный шар, Адам сказал:

– Так вы не злитесь из-за того, что лишились наследства?

Хэл состроил печальную мину.

– Конечно, мне хотелось бы получить титул, но не слишком скоро. Я предпочел бы прожить еще пару-тройку десятилетий в беспечности и иметь лишь дочерей. Это приятнее, чем готовить себе наследника. – Пожатие его было крепким.

Мать Хэла отличалась статностью и безукоризненным вкусом в одежде, а ее светлые волосы были лишь слегка тронуты сединой.

– Мой дорогой мальчик, ты не представляешь, каким приятным сюрпризом стала для нас весть о том, что ты жив. – Она подставила Адаму щеку для поцелуя, хотя в ее бледно-голубых глазах Адам не заметил ни радости, ни нежности. – Может, мы поторопились с визитом, но Хэл настоял на том, чтобы мы навестили тебя сразу же, как только ты вернешься домой.

Довольный тем, что ему сообщили ее имя, Адам сказал:

– Рад встрече, тетя Джорджиана. Я надеюсь, и вы, и Хэл составите нам компанию за ленчем. – Получив ее согласие, Адам дал знак слугам принести еще два прибора.

Когда слуги ушли и в столовой остались только родственники и друзья, Адам сказал:

– Вы слышали, что у меня проблемы с памятью. Я не помнил, насколько красива моя тетя.

Лесть произвела надлежащий эффект. Взгляд ее потеплел.

– Я рада видеть тебя в добром здравии после всех выпавших на твою долю испытаний. Мы многим обязаны твоим друзьям. Спасибо им за то, что нашли тебя.

– Они сделали для меня больше, чем требует дружеское участие. – Он положил ладонь на плечо Марии. – Позвольте мне представить моих новых друзей. Миссис Бэнкрофт, – он указал на Джулию кивком, – и мисс Кларк. Они проделали с нами весь долгий путь с севера. – Рука его сжала плечо Марии. – Мы с мисс Кларк помолвлены.

Джорджиана от изумления открыла рот.

– Эштон, это невозможно! Вы помолвлены с моей дочерью Дженни!

Глава 26

Помолвлен с Дженни?.. Пальцы Адама больно впились в плечо Марии. Было так, словно кто-то вбивал эти слова в ее сердце кувалдой. Улыбка Адама, тепло его взгляда, которым он одарил ее, когда они встретились у двери столовой, подарили ей надежду на то, что проблема их может быть успешно разрешена. Теперь эта надежда испарилась.

Адам и Дженни вместе росли. Она знала его таким, каким никогда не знала Мария. Они решили пожениться, а джентльмен никогда не расторгнет помолвку по своей инициативе. Никогда.

– Почему никто не сообщил мне об этом? – сдавленным голосом воскликнул Адам.

Встревоженный, но не удивленный, Хэл поднял брови.

– Несколько лет я ждал, когда вы объявите о помолвке, хотя моя сестричка могла бы сообщить мне, когда это произошло. Вы всегда были не разлей вода. Я думал, что ты хочешь дождаться совершеннолетия Дженни и тогда сделать ей предложение. До него осталось всего несколько недель. – Он усмехнулся. – Мои поздравления. Не мог и мечтать о лучшем зяте.

– Изначально ты собирался с этим подождать, Эштон, – сказала Джорджиана, – но когда ты пришел просить моего благословения, ты сказал, что хотел бы сделать предложение Дженни до отъезда в Шотландию. Очевидно, вынужденная разлука не так тяготила вас обоих. – Она ласково улыбнулась. – И еще ты не хотел, чтобы она влюбилась в кого-нибудь другого во время сезона, который ей придется провести без тебя.

– Я… я понимаю, – медленно проговорил Адам. Мария видела, как он борется с собой, пытаясь принять как данность то, что он обручен с женщиной, которой не помнит. – Где сейчас Дженни? Почему она не пришла с вами сегодня?

– Она была на седьмом небе от счастья, что ты наконец сделал ей предложение, – ответила Джорджиана, – и, не имея желания принимать участие в светских увеселениях сезона без тебя, своего жениха, решила уехать из Лондона, чтобы погостить у моей сестры в Линкольншире и там дождаться твоего возвращения. Мы планировали устроить грандиозный бал в честь совершеннолетия Дженни, и тогда же вы собирались объявить о помолвке, но потом… Потом мы получили ужасную весть об аварии. – Лицо Джорджианы приобрело угрюмое выражение. – Дженни была вне себя от горя, когда я написала ей о твоей смерти, и она решила остаться в Линкольншире на время траура, не найдя в себе сил вернуться в Лондон.

– Она знает, что я выжил? – спросил Адам.

– Я написала ей, как только мы получили письмо Мастерсона, так что сейчас она уже должна знать. Она бы приехала в Лондон сразу по получении моего письма, но ее задержала болезнь.

– Надеюсь, ничего серьезного? – с трудом двигая занемевшими губами, сказал Адам.

– У нее болотная лихорадка – отчасти следствие скорби, отчасти следствие влажного климата тех мест, как я думаю. – Джорджиана нахмурилась. – Я боялась, что тамошняя болотная сырость пагубно скажется на ее здоровье, когда она только собиралась навестить свою тетю и двоюродных сестер, но она настояла на своем. Моя сестра не отпустит ее в Лондон, пока Дженни окончательно не поправится, так что ждать ее приезда, возможно, придется еще несколько недель.

– Я желаю ей скорейшего выздоровления, – сказал Мастерсон.

Джорджиана взглянула на Марию с нескрываемой неприязнью. Дочери Джорджианы предстояло в ближайшем будущем стать герцогиней, и она ясно давала понять, что не позволит какой-то деревенской выскочке нарушить их с Дженни планы.

– Как видите, мисс Кларк, вы не можете считать себя невестой Эштона.

Стараясь сохранять достоинство, насколько это было возможным, Мария сказала:

– Конечно, и Эштон, и я понимали, что он мог иметь отношения, которые еще не стали достоянием гласности. Ты знаешь, что я желаю тебе только добра, Эш. – Мария успела отметить про себя, что ей каким-то чудом удается говорить спокойно, но при этом и Мастерсон, и Джулия смотрят на нее с тревогой.

– Спасибо, – еле слышно выговорил Адам и убрал руку с ее плеча. Все словно окаменели. Тишина была нарушена появлением слуг с двумя приборами. Джорджиана и Хэл заняли свои места за столом. Стол стремительно заполнялся множеством блюд, холодных и горячих. Беседу поддерживали в основном Мастерсон и Керкленд с деятельным участием Лоуфорда. Женщины в основном молчали, Рэндалл хмуро уставился в тарелку. Адам пребывал в странном оцепенении. Мария не чувствовала вкуса пищи, несмотря на изысканность блюд.

Ленч тянулся, казалось, целую вечность. Как только позволили приличия, Мария, сославшись на усталость после путешествия, удалилась из столовой. Адам провожал ее взглядом, полным боли. Будь в ней больше эгоизма, она могла бы порадоваться тому, что весть о помолвке сделала его таким же несчастным.

Она очень гордилась собой, потому что смогла сдержать слезы и расплакалась, лишь заперев за собой дверь спальни.

Ленч закончился вскоре после ухода Марии. Улучив момент, Адам отвел Уилла Мастерсона в сторонку.

– По поводу помолвки с Дженни. Мог ли я сделать ей предложение?

– Ты никогда и словом не обмолвился о том, что намерен просить ее руки, но… Да, ты мог сделать ей предложение, – ответил Уилл, насупив брови. – Тебе всегда очень нравилась Дженни. Я считал, что ты относишься к ней как к младшей сестренке, но чувства могут измениться, а она превратилась из девчонки-сорванца в красивую молодую женщину.

Адам вспомнил сон, в котором обнимал зеленоглазую юную красавицу. Может, то было воспоминание о том, как он сделал Дженни предложение и она ответила ему согласием?

– Кажется, никто не удивился, услышав о нашей помолвке.

– С Дженни ты чувствовал себя более непринужденно, чем с любой другой женщиной из высшего общества, но, будучи ее законным опекуном, ты счел бы неприличным заявлять о своих чувствах к ней до того, как она станет совершеннолетней. – Уилл задумался. – Если ты просто тихо ждал, пока ей не исполнится двадцать один, то становится понятным, почему ты никогда не проявлял интереса к другим девушкам.

Адам почувствовал себя так, словно железная решетка его тюрьмы опустилась, лишив его последней надежды. Он был обручен с женщиной, которой не помнил. Опасаясь, что знает ответ, он все же спросил:

– Если я правильно понимаю, заявлять о расторжении помолвки джентльмену не положено?

– Все верно. Человек чести так не поступает. – Мастерсон смотрел на него с сочувствием. – Когда ты вновь встретишься с Дженни, ты поймешь, почему хотел на ней жениться. Она добрая, очаровательная и неглупая молодая женщина. – Мастерсон помолчал, словно не решался продолжить. – Если бы ты повстречался с мисс Кларк до того, как сделал предложение Дженни, все могло быть по-другому. Мисс Кларк так же добра и так же умна, к тому же в ней присутствует зрелость и мудрость, которой Дженни недостает в силу возраста и воспитания. Но ты встретился с мисс Кларк слишком поздно.

Слишком поздно… Проклятие, он должен был настоять на том, чтобы Мария поехала с ним в Гретна-Грин!

Еще до того как Адам успел сказать что-то в ответ Мастерсону, к нему подошел строго одетый господин средних лет.

– Ваша светлость, меня зовут Уи Джорди Формби, я ваш секретарь. За время вашего отсутствия накопились вопросы, требующие вашего участия.

Как будто Мария его участия не требовала!.. Но долг зовет, и, похоже, для герцога Эштона долг всегда был на первом месте.

Мистер Формби успел подготовить для рассмотрения целую гору документов. Адам подписал те из них, которые требовали скорейшего рассмотрения, но были достаточно просты и понятны. Решение более сложных вопросов Адам пока отложил. Вся эта бумажная рутина была смутно ему знакома, но без Формби он, безусловно, растерялся бы. Под конец рабочего дня они очень устали. Адам не выдержал и заявил:

– Больше ничего я уже впитать не смогу. Есть ли еще какие-нибудь дела, которые необходимо решить прямо сейчас?

Формби потянулся за какими-то бумагами, но потом передумал.

– Ничего такого, что не могло бы подождать до завтра. – Формби собрал подписанные Адамом документы в стопку. – От имени всего штата домашней прислуги позвольте заверить вас, ваша светлость, что мы рады тому, что вы выжили.

Адам потер висок. Голова болела.

– Спасибо, Формби. И еще спасибо тебе за терпение.

Секретарь вежливо поклонился и вышел. Адам сидел за столом, выжатый как лимон. Кабинет его на первом этаже произвел на хозяина приятное впечатление своей элегантной сдержанностью. Темные панели на стенах, ворсистый восточный ковер на полу, множество книг и удобная мебель – все это настраивало на спокойный деловой лад. Но сейчас Адам был не в том настроении, чтобы решать проблемы. Скорее, он стремился укрыться от проблем. Адам понятия не имел, как быть дальше. Во время путешествия в Лондон он тешил себя надеждой на то, что возвращение в привычную обстановку вернет ему память и душевное равновесие. Но он чувствовал себя в собственной жизни так, словно он чужак, которого все терпят лишь по необходимости.

В дверь негромко постучали.

– Войдите! – крикнул он. Сердце его сделало сальто, когда дверь отворилась и в кабинет вошла Мария. Он встал, пожирая ее глазами. Она выглядела почти как обычно, если не считать того, что спиной она прижималась к закрытой двери, словно в любой момент готова была сбежать.

– Я пришла попросить разрешения взять себе в сопровождающие лакея. Я хотела бы утром нанести визит своему нотариусу, – попросила она подчеркнуто нейтральным тоном. – Я хотела бы как можно быстрее решить мои вопросы и вернуться домой.

– Нет нужды торопиться уезжать из Лондона, – преодолевая спазм в горле, сказал Адам. – В моем доме тебе всегда рады.

– Я должна уехать, – тихо сказала Мария. – Здесь мне не место.

Она была мудрой женщиной. Более мудрой, чем он, потому что больше всего на свете ему хотелось, чтобы она была рядом с ним. Но говорить этого нельзя, чтобы не сделать еще больнее им обоим.

Адам взял себя в руки.

– Разумеется, ты можешь воспользоваться услугами лакея, но почему бы не начать с того, чтобы отправить нотариусу записку? Приехав без предупреждения, ты можешь не застать его. – Он улыбнулся. – Воспользуйся гербовой бумагой Эштон-Хауса, чтобы привлечь его внимание.

– Мне не хотелось бы злоупотреблять нашим знакомством, но, кажется, это действительно может ускорить дело. Мистер Грейнджер последнее время пренебрегает своими обязанностями. Он не ответил ни на одно мое письмо. Хотя, возможно, он болен и не в состоянии написать в ответ.

– Благородство души не позволяет тебе лишать его презумпции невиновности, но скорее всего дело в его недостаточной компетентности, – сказал Адам. – Приличный нотариус имел бы в помощниках клерка, который мог бы заниматься делами в случае болезни своего нанимателя. Хочешь, я поеду с тобой? Я бы сделал это с удовольствием.

Подумав над его предложением, Мария кивнула:

– Если я приеду одна, без мужчины, мистер Грейнджер, возможно, не воспримет меня всерьез. После встречи с мистером Грейнджером я пойму, нужно ли мне искать другого поверенного.

– Я буду счастлив помочь тебе и Джулии тоже. – Адам криво усмехнулся. – По крайней мере будет какая-то польза от моего высокого титула.

Она ответила ему столь же невеселой усмешкой.

– Если я чему-то и научилась за свою беспорядочную жизнь, так это практичности. Я уверена, что присутствие рядом со мной герцога Эштона заставит нотариуса отнестись к моему делу более серьезно. Кстати, я думаю, что если после нас к мистеру Грейнджеру явится Берк – на случай, если он еще не передумал судиться со мной из-за поместья, – у мистера Грейнджера найдутся аргументы, чтобы убедить Берка не делать этого. Вы поможете мне убить сразу двух зайцев. Спасибо вам, ваша светлость.

Адам судорожно вздохнул:

– Пожалуйста, не говори со мной так. Я хочу, чтобы ты звала меня по имени: Адам. На худой конец, Эш или Эштон, но «ваша светлость» и «вы» из твоих уст звучит… абсурдно.

– Хорошо, Эш. – Она повернулась к нему спиной и взялась за ручку двери.

Он предпочел бы, чтобы она называла его Адамом, но тогда всякий раз, услышав свое имя из ее уст, он вспоминал бы о том, что их связало, об их близости – близости во всех смыслах. Испытывая потребность поговорить о создавшейся ситуации, он сказал, запинаясь:

– Когда ты предположила, что, возможно, я связан с женщиной, которую не помню, я подумал, что такое едва ли возможно, но ты оказалась права. Я… Мне очень жаль.

Мария покачала головой. Лицо у нее стало задумчивым и грустным.

– Мне тоже жаль, но когда твоя тетя сообщила о помолвке, я поняла, что мы мудро поступили… не торопя события.

В тот день в саду они не думали ни о каких последствиях, и он нисколько не сожалел о том, что между ними тогда произошло.

– Ты гораздо добродетельнее меня. Первое, что пришло мне на ум, когда я услышал о помолвке, – это то, что я напрасно не настоял на том, чтобы мы как можно скорее съездили в Гретна-Грин и обвенчались там. Тогда тот факт, что я был помолвлен с другой женщиной, уже не имел бы никакого значения. Мы вернулись бы в Лондон как муж и жена. И это было бы хорошо и правильно для нас обоих.

– Ты говоришь так сейчас, потому что не помнишь Дженни, но подумай о том, каково ей было бы. Она знает тебя чуть ли не с рождения и, возможно, всю жизнь тебя любит. Что было бы с ней, если бы ты вернулся с женой? – Мария держалась лишь ценой громадного напряжения, и внутренняя борьба отражалась на ее лице. – И возможно, она будет тебе лучшей женой, чем я. Она одного с тобой круга, она знает твоих друзей и понимает, как должна вести себя герцогиня.

Адам вздохнул:

– Может быть, ты права, но испытывать сочувствие к чужому человеку очень трудно. Ты – та, которую я знаю и хочу.

Она прищурилась.

– Я помню этот твой взгляд, когда мы встретились возле столовой.

– Побывав в своих апартаментах, я понял, что я – далеко не образец кристальной честности, и решил, что я слишком строго судил тебя за единственную ложь. Я собирался просить тебя о прощении в надежде на то, что мы сможем забыть старые обиды и вернуться к тому, что было раньше.

– Мне нечего тебе прощать. – Она отвернулась, не в силах больше смотреть ему в глаза. – Я рада, что мы встретились, даже если я никогда не увижу тебя после того, как уеду из Лондона.

Слова ее обжигали, но опровергнуть их ему было нечем. Он был связан с другой, и потому было бы нечестно продолжать отношения с Марией.

Но даже если ему не дано провести с Марией остаток дней, как он того желал, в благодарность за все, что было между ними, он мог открыться перед ней – открыть перед ней ту часть себя самого, какую он так долго и тщательно скрывал от всех прочих.

– Ты поднимешься со мной в мои апартаменты? Я хочу тебе кое-что показать. – Он невесело усмехнулся. – Я понимаю, что поступаю не вполне прилично, приглашая тебя к себе в спальню, но мои намерения честны, и я думаю, что тебе покажется это… интересным.

– Любопытство мое всегда одерживало верх над рассудительностью, – сказала она, улыбнувшись ему так, что он едва не забыл о своих честных намерениях. – Ведите меня, ваша светлость… Эш.

Когда они стали подниматься по лестнице, он спросил:

– Твоя комната удобная?

– Самая лучшая, в которой мне когда-либо приходилось жить, а я, поверь мне, бывала во многих домах. – Мария с любопытством на него посмотрела. – Что ты чувствуешь к этому дому? Он кажется тебе знакомым?

– Отчасти. Чуть-чуть. Хотя я надеялся, что возвращение домой вернет мне мое прошлое. – На верхней площадке лестницы он повернул направо. – Но испытал лишь очередное разочарование. Пока я нашел здесь лишь одно место, которое мне о чем-то говорит. Туда я и хочу тебя отвести.

Он вошел в свои апартаменты, подошел к столу и достал из ящика ключ от тайника, демонстрируя ей полную свою открытость. По сравнению с тем, что он собирался показать ей, этот акт доверия казался мелким и незначительным.

– Добро пожаловать в мое тайное убежище. – Он открыл дверь и жестом пригласил ее войти в комнату.

Округлив от удивления глаза, она медленно покружилась на месте, восхищенно взирая на статуи.

– Это не собрание предметов искусства, а место для молитвы, как я думаю.

Он кивнул:

– Ты все сказала за меня.

Она прикоснулась к сухим цветам перед статуей Лакшми.

– В своем сердце ты хранил веру своей матери.

– Тебя шокируют мои языческие привычки? Я не могу считать себя настоящим английским джентльменом, не являясь христианином.

– Ты знаешь наши англиканские молитвы и псалмы не хуже меня, – задумчиво сказала Мария. – Я думаю, что ты стоишь выше обычного английского джентльмена, но никак не ниже.

Он вздохнул с облегчением.

– Я не мог с уверенностью сказать, как ты к этому отнесешься. Возможно, мне вообще должно быть все равно, что ты думаешь о моем индийском происхождении, но… мне не все равно. Я не хочу, чтобы это отвратило тебя от меня.

– Бабушка Роза говорила, что давным-давно цыгане пришли из Индии. Может быть, мы с тобой дальние родственники. – Она жестом указала на Лакшми. – Ты не был шокирован, когда я рассказала тебе про мою цыганскую кровь. Терпимость – это качество есть у нас обоих.

– Спасибо тебе, – тихо произнес он. – Ты хотела бы, чтобы я рассказал тебе об этих богах?

– Пожалуйста, расскажи, – ответила ему Мария с улыбкой.

Рассказ об индуистских богах заставил его отвлечься от неотступно преследующего его жгучего вожделения. Когда они покинули святилище, Мария сказала:

– Ты много всего помнишь об этих божествах. Значит, часть твоей памяти работает в полную силу.

– Получается, что так, – протянул он удивленно, словно раньше об этом не думал. – Надеюсь, это добрый знак. Я думаю, что признание индусской стороны моей личности принципиально важно для возвращения памяти. – Он закрыл дверь на ключ. – Хотелось бы знать, примет ли Дженни эту часть меня или устрашится того, что узнает.

– Я не думаю, что ты стал бы делать ей предложение, если бы не был уверен в том, что она примет тебя таким, какой ты есть, – сказала Мария. – На самом деле, возможно, ты уже приводил ее сюда.

– Интересная мысль. Ты все время на шаг меня опережаешь. – Он нахмурился, пытаясь представить себя и Дженни в этом святилище. – У меня нет ощущения, что я бывал здесь с кем бы то ни было, кроме тебя, но я не могу полностью доверять своим ощущениям, особенно в том, что касается Дженни. Я едва помню, как она выглядит.

– Выходит, кое-что о ней ты все же помнишь?

– Да, пожалуй, – неохотно признался Адам. – В памяти сохранился образ – я видел во сне, как она, закинув мне руки за шею, радостно смеется. Возможно, это было как раз тогда, когда я сделал ей предложение.

– Очень может быть. – Ни один мускул не дрогнул на лице Марии, когда она плавно направилась к двери, ведущей в коридор. – Спасибо за то, что поделился со мной тем, что так для тебя важно.

В сердце его словно воткнули кинжал. Она уходила прочь, и вскоре она навсегда уйдет из его жизни. Думать об этом невыносимо.

Он настиг ее в тот момент, когда она готова была открыть дверь.

– Мария…

Она обернулась. В глазах ее стояла мука. Они бросились друг другу навстречу, словно охваченные лихорадкой безумия, целуя, лаская друг друга. Пальцы его погрузились в ее солнечные волосы. Он пил сладость ее рта, пьянящую как вино, обнимал ее теплое тело, которое было словно для него слеплено. Он забыл о разделявшей их пропасти, лаская ее, целуя ее, вдыхая ее аромат. Мария – его ангел-хранитель, восторг его души, сама жизнь его. Он хотел вечно быть с ней, защищать ее и беречь, вечно любить ее.

– Я пытаюсь делать то, что должна, Адам, – срывающимся голосом прошептала она, – но так трудно хотеть тебя и знать, что ты – не мой.

Он прижал ее спиной к двери. Бедра их пульсировали в инстинктивном желании соединиться. Сгорая от нежности, он целовал ее горло.

– Как такое может не быть праведным?

Она задыхалась. Пальцы ее впивались ему в спину. Неожиданно она оттолкнула его от себя и отвернулась, все еще трудно дыша.

– То, что мы делаем, – бесчестно. Мы не должны поддаваться искушению, как бы нас ни побуждало к тому вожделение.

Он хотел вновь обнять ее. Более того, он хотел отнести ее на кровать и делать все то, что требовала от него его природа, его страсть. Но тот участок сознания, который еще был способен к разумным умозаключениям, принимал ее правоту.

– То, что я чувствую к тебе, намного превосходит вожделение. Но… вопросы чести…

– Мы больше не должны оставаться наедине. – Она улыбнулась дрожащими губами и пригладила волосы. Когда успел распуститься узел? – Ни у кого из нас нет для этого достаточной силы воли.

– Мы не должны оставаться наедине, но, безусловно, мы можем вместе бывать на людях хотя бы то недолгое время, что нам осталось. – Ему нужно собрать достаточно воспоминаний, чтобы утешаться ими все те темные годы, что маячат впереди. Те годы, что он проживет после того, как она уедет. – Я хочу пригласить тебя прокатиться завтра утром верхом вместе со мной. Ты согласна? На лошадях, и в парке, и в сопровождении конюха мы, конечно же, сможем избежать искушения. Мария грустно вздохнула:

– Будь во мне хоть толика разума, я сказала бы «нет», но я уже не раз доказывала, что благоразумие – не моя добродетель. Хорошо, завтра утром я поеду с тобой на прогулку. Но сегодня вечером ужинать я буду одна у себя. Не думаю, что я смогу спокойно сидеть с тобой за одним столом после того, что мы только что пережили.

Теперь, когда ему есть, чего ждать от следующего утра, он сможет пережить остаток дня и ночь. Он даже смог попрощаться с ней, сохраняя некое подобие хладнокровия.

– Позволь мне выглянуть в коридор. Лучше будет, если никто не увидит, как ты выходишь из моей спальни.

Она вновь пригладила волосы и постаралась придать лицу выражение холодной безучастности.

– Разумеется. Давай будем хотя бы соблюдать видимость приличий, если вести себя как подобает нам не по силам.

Он открыл дверь и выглянул. Никого. Отступив от двери в глубь комнаты, он выпустил Марию.

Но когда она уходила, он прикоснулся к ее сияющим волосам и крепко ухватился за это шелковистое воспоминание.

Глава 27

Вернувшись к себе, Мария, вся дрожа, упала на кровать. Было бы ей сейчас лучше, если бы Адам не простил ей ее ложь? Пожалуй, да. Гордость не позволила бы ей так убиваться по мужчине, который ее не хочет. Но теперь, когда она знала, что Адам ее простил и хочет быть с ней, между ними непреодолимой преградой встали законы и условности того общества, которому принадлежал ее возлюбленный.

Ей пришла в голову опасная и греховная мысль, которая точно ни когда не пришла бы в голову Саре. Мысль о том, что она могла бы соблазнить его и вынудить тем самым на ней жениться. Амнезия все же повлияла на его восприятие действительности: код чести джентльмена, по-видимому, теперь значил для него не так много, как до рокового кораблекрушения. Эта мысль искушала… очень сильно искушала. Но Адам переживал совершенно особый период жизни, когда все его видение мира, восприятие событий и их оценка, отношение к людям и тем правилам, по которым они живут, находились в состоянии непрерывных и непредсказуемых перемен. Будет непоправимой глупостью склонить его к тому, о чем он, возможно, будет жалеть всю оставшуюся жизнь.

И все же мысль была… болезненно заманчивой.

Рано утром следующего дня Мария и Джулия вместе пили чай с тостами в смежной с их спальнями гостиной. Затем Джулия помогла Марии облачиться в темно-коричневый костюм для верховой езды с серебряной оторочкой – тот, в котором Адам ее прежде не видел.

После ухода Джулии Мария внимательно изучила свое отражение в зеркале. Пожалуй, она не посрамит своим видом герцога. Несмотря на то что наряд этот был не новым – его отдала ей несколько лет назад одна пожилая дама – перелицованный и перекроенный умелыми руками Марии, он выглядел так, словно был сшит только вчера и по последней моде.

Безжалостно Мария напомнила себе о том, что само происхождение наряда как нельзя лучше иллюстрирует ту пропасть, что пролегла между Адамом и ею. Он был герцогом, она – приживалкой, довольствующейся кусками с чужого стола и нарядами с чужого плеча. Кроме того, он был обручен с девушкой из своего круга. Они жили в разных мирах.

Осторожно Мария заправила непослушный локон под шляпку в форме кивера. Внешне все должно быть безупречно. Она не даст ни единого повода тем, кто хотел бы упрекнуть ее в том, что она выглядела и вела себя не как настоящая леди во время конной прогулки в Гайд-парке с мужчиной, с которым ей не суждено иметь будущего.

Она вышла из комнаты и направилась к парадной лестнице. Внизу, в холле, ее уже ждал Адам. Он смотрел на нее с восхищением.

Она замерла на мгновение, осознав, что выражение глаз ей неподконтрольно – в отличие от всего прочего. Она молилась о том, чтобы взгляд не выдавал ее так же безжалостно, как выдавало Адама выражение его глаз.

Мария продолжила спускаться по лестнице.

– Чудесное утро для прогулки.

– Да, это так. И мне нравится, как выглядят лошади, которых подобрал для нас главный конюх, – ответил Адам с той же деланной непринужденностью, что и Мария.

Они продолжали обмениваться ничего не значащими банальностями и тогда, когда вышли из дома и направились к конюшням. И еще: они избегали смотреть друг на друга.

Кони на самом деле были красивы. Мария воспользовалась специальным приспособлением, чтобы запрыгнуть в седло гнедой кобылы, которую выбрал для нее конюх Адама. Лучше не позволять Адаму ей помогать. Теперь, так болезненно остро ощущая его близость, она уже понимала, что поступила бы мудрее, отклонив его приглашение. Но с другой стороны, быстрый галоп, возможно, поможет ей сбросить напряжение, усмирить беспокойное волнение в крови.

Следом за Мерфи, худощавым угрюмым ирландцем, они направились в парк по улицам Мейфэра, привлекая к себе внимание, несмотря на ранний час. Мария смогла немного расслабиться лишь тогда, когда они достигли Гайд-парка. Во второй половине дня аллея для верховой езды Роттен-роу была бы запружена экипажами, но в этот ранний час она была почти пустынна.

– Догони меня! – бросила Мария Адаму, пустив кобылу в галоп. – Встречаемся в конце Роттен-роу.

Песок упруго и мягко пружинил под копытами. Ветер дул в лицо, даря ощущение восторга. Легко верилось в то, что от проблем можно запросто убежать. Она слышала смех Адама за спиной. Догнав ее, он понесся рядом, и так, плечо к плечу, они доскакали до конца Роттен-роу.

Когда они приблизились к концу аллеи, Мария перевела лошадь на шаг. Адам сделал то же. Когда они повернули назад, Мария похлопала гнедую кобылу по шее.

– У вас действительно отличные лошади, Эштон.

– Я и сам удивился, когда понял, насколько хорошо разбираюсь в лошадях, хотя я думаю, что благодарить за свои знания, как и за обитателей своих конюшен, должен Мерфи. – Адам медленно окинул Марию взглядом, любуясь ею. – Ты выглядишь прелестно в этом костюме. Не все блондинки могут позволить себе темно-коричневый цвет.

Не обращая внимания на восхищение в его голосе, она сказала:

– Должно быть, к тебе возвращается память о том, что модно и что нет. Ты еще что-нибудь вспоминаешь?

– Похоже, я лучше помню вещи и понятия, нежели людей. – Он вздохнул. – Я думал, а вдруг что-нибудь из увиденного мной в доме запустит заклинивший механизм, и воспоминания польются сплошным потоком. Я надеялся, что вспомню все разом, но с каждым днем такой сценарий развития событий кажется мне все менее вероятным.

– Возможно, когда вернется Дженни, все встанет на свои места, – сказала Мария, тщательно следя за интонациями.

Он пожал плечами:

– Может быть. К тому времени как мы приедем в Эштон-Хаус, лакей уже должен вернуться с ответной запиской от твоего нотариуса. Полагаю, что ты наследуешь все, чем владел твой отец, даже если он не оставил завещания. Ведь ты – его единственная наследница.

– Скорее всего, но наличие завещания серьезно упростило бы процедуру. Я знаю, что он собирался составить завещание, но не знаю, было ли у него время посетить нотариуса перед… перед смертью. – Когда, интересно, она сможет произносить эти слова без внутреннего содрогания?

– Ничто не может заменить ушедшего в небытие родителя, но он оставил тебе неплохие средства к существованию, – тихо сказал Адам.

– Чистой воды удача, – улыбнулась Мария. – И я благодарна ему. Теперь я мисс Кларк – хозяйка Хартли-Мэнора, и сознание того, что я – настоящая помещица, творит чудеса с моей самооценкой.

Назад по Роттен-роу они ехали очень медленно, поскольку ни ему, ни ей не хотелось завершать прогулку. Мерфи ехал следом на некотором отдалении. Адам был прав: присутствие конюха помогало держать в узде неуемные желания. И тем не менее она не могла не замечать того, что Адам едет всего лишь в нескольких футах от нее, как не могла не замечать того, что их время уходит.

В парке прибавилось всадников. Джентльмен с военной выправкой проехал рысью мимо них на красивом жеребце, а впереди несколько человек ехали в шеренгу неспешной трусцой. Трудно было поверить в то, что парк расположен в центре Лондона. Деревья справа заслоняли от них улицы города, а по левую сторону на тихих водах узкого искусственного озера Серпентайн мирно крякали утки. Внезапно Мерфи закричал:

– Сэр, за деревом стрелок! Прочь с дороги!

Мария стремительно обернулась и увидела, как зловеще блеснула на солнце сталь направленного на них дула. Адам пришпорил коня, бросившись вперед, навстречу ружейному дулу, прикрыв собой Марию.

– Давай! – крикнул он, стегнув ее кобылу плетью.

Гнедая кобылка сорвалась с места, словно встревоженная лисица, в тот момент, когда утреннюю безмятежность расколол звук выстрела. Пока Мария пыталась выровняться в седле, Адам нагнал ее и оказался рядом.

Мария справилась с ситуацией достаточно быстро и, оглянувшись через плечо, увидела, как Мерфи мчится в сторону зарослей с пистолетом в руке. Мужчина с военной выправкой тоже заряжал оружие.

Последовал еще один выстрел. У Марии было ощущение, что пуля просвистела совсем рядом в тот момент, когда они с Адамом, не сговариваясь, пригнулись, припав к шеям несущихся во всю прыть лошадей. Они успели проскакать половину аллеи, когда Адам перевел коня на шаг.

– Теперь ему нас уже не достать.

По хмурому выражению его лица можно было догадаться, что он предпочел бы сейчас преследовать стрелявшего заодно с Мерфи и незнакомым военным, а не спасаться бегством. Но с ним была Мария, а ее безопасность была для него превыше всего. Превыше азарта погони, гордости и даже желания не упасть в ее глазах, удирая от своего потенциального убийцы.

– Какому безумцу пришло в голову стрелять в незнакомцев в парке?

– Я не знаю. – Он прикоснулся к правому плечу, и пальцы его окрасились кровью.

Мария вскрикнула, увидев красное пятно на его рубашке.

– Адам, у тебя кровь течет!

Он озадаченно посмотрел на свои окровавленные пальцы.

– Я не заметил, пока ты не сказала. Плечо жжет, но я не чувствую, что оно прострелено.

Напуганная тем, что он серьезно ранен и находится в шоке, она соскочила с лошади.

– Слезай с коня. Я хочу осмотреть рану.

Он повиновался, морщась от боли. Мария помогла стянуть сюртук с правого плеча. На правом рукаве рубашки имелась дыра, и крови было много. Она разорвала ткань и увидела, что пуля задела кожу.

– Наверное, рана не опасна, если в нее не попадет инфекция. Если ее промыть и мазать целебной мазью, она должна быстро затянуться.

– Хотя зрелище противное. – Он окинул взглядом плечо. – Не могу сказать, что вид собственной крови мне нравится.

– Я тоже не могу сказать, что мне нравится вид твоей крови. – Она достала носовой платок и сложила его вчетверо, затем развязала шейный платок Адама. – Хорошо, что шарфы достаточно длинные для того, чтобы их можно было использовать в качестве бинтов.

– Кто знал, что мода может быть практичной? – Он говорил шутя, но вздрогнул, когда она прижала сложенный носовой платок к ране. – Уорфу не понравится, что я испортил сюртук.

Она забинтовала рану шейным платком, затем помогла ему накинуть сюртук, чтобы рана и кровь были не так заметны.

– Уорф так обрадуется тому, что ты жив, что переживания насчет сюртука отойдут на второй план. Попади пуля несколькими дюймами ниже, и ты мертвец.

Между тем к ним подъехали конюх и военный.

– Нам не удалось поймать негодяя, сэр, – спешившись, сообщил Мерфи. – Он специально выбрал для атаки это место, чтобы в случае чего быстро ретироваться в сторону улицы. А там уже легко затеряться. – Мерфи помрачнел, заметив повязку. – Вы ранены, сэр?

– Всего лишь царапина, Мерфи. Спасибо, что не побоялись погнаться за ним.

– Уорф велел мне за вами присматривать, сэр, – сказал конюх.

Адам кивнул, словно слова Мерфи подтвердили его догадку.

– Ты и есть его друг, с которым он вместе служил. Несколько опасливо Мерфи сказал:

– Да, это так.

– Я благодарен вам за то, что вы оба печетесь обо мне.

Военный, с седыми волосами и отличной выправкой, сказал:

– Стреляли из винтовки Бейкера. Я узнал звук.

Мерфи кивнул:

– Оружие пехоты, и ублюдок чертовски хорошо им владеет. Вам повезло, сэр. – Вспомнив о Марии, он снял шляпу и сказал: – Простите меня за грубость, мисс.

– Я целиком согласна с вашей оценкой. – Мария взглянула в ту сторону, куда убежал стрелявший. – Я думаю, пора возвращаться в Эштон-хаус и вызвать хирурга.

– Согласен. – Адам продел руку в рукав, почти не поморщившись, потом обернулся к незнакомому военному: – Меня зовут Эштон, а это мисс Кларк. Спасибо за то, что прогнали злодея до того, как он не натворил больших бед.

Военный пристально смотрел на Адама серыми глазами, казавшимися особенно выразительными на загорелом лице.

– Вы – герцог Эштон? Я недавно вернулся в Англию после службы в Индии. Я слышал о вас, но когда мы приехали в Лондон, нам сказали, что вы погибли примерно месяц назад в результате аварии на пароходе у берегов Шотландии.

– Я пострадал, но выжил. Я только вчера вернулся в Лондон.

– Рад видеть вас живым, – сказал пожилой военный. Лицо его оставалось непроницаемым. – Позвольте представиться: Джон Стиллуэл.

– Вы генерал Стиллуэл из Майсура,[3] сэр? – воскликнул Мерфи.

Стиллуэл кивнул:

– Меня так звали. Я уволился из армии.

Мария читала о нем в газетах. Этот человек был настоящим героем. Неудивительно, что он, не раздумывая, пустился в погоню за вооруженным преступником, спасая совершенно незнакомого ему человека.

Но каким бы интересным ни обещал быть разговор с боевым генералом, Мария решительно заявила:

– Хорошо, что вы оба оказались здесь, но сейчас время уезжать. Мерфи, ты не мог бы мне помочь забраться на лошадь?

Мерфи шагнул вперед и подсадил Марию в седло. Адам забрался на своего коня самостоятельно, не показывая, что ему больно.

– Генерал Стиллуэл, я был бы вам благодарен, если бы вы никому не рассказывали об этом инциденте. Обо мне и так довольно много ходит сплетен. Не каждый день люди восстают из мертвых.

– Разумеется. – Стиллуэл запрыгнул в седло. – Разрешите нанести вам визит? Я знал вашего отца. Мы вместе жили в Индии.

Адам улыбнулся:

– Я буду вам очень рад, сэр. Вы знаете где находится Эштон-Хаус?

– Разве это не известно всем? – сказал генерал с легкой иронией в голосе. – С нетерпением жду встречи с вами, Эштон. – В задумчивости он развернул коня и продолжил прогулку.

– Давайте поедем домой по другому маршруту, не так, как ехали сюда, – предложила Мария. – Так, на всякий случай.

Мерфи одобрительно кивнул.

Адам и Мерфи, казалось, совсем не удивились этому нападению, которое могло бы стать для Адама фатальным.

Что-то тут было не так, и Мария намеревалась выяснить, что именно.

Возвращаясь в Эштон-Хаус в сопровождении Марии и Мерфи, Адам подмечал, что Мерфи то и дело прочесывает взглядом местность в поисках потенциальной опасности. Он вел себя как солдат или как телохранитель. Если бы Мерфи не был постоянно настороже и не предупредил бы Адама заранее, то, возможно, покушение на его жизнь увенчалось бы успехом.

В то, что тайный враг устроил взрыв на его корабле, за давностью происшествия уже верилось с трудом, но вот боль в правом плече ощутимо напоминала о себе. Врага необходимо было выявить и остановить, потому что, черт побери, Адам не собирался провести остаток дней взаперти.

Мария позаботилась о том, чтобы ранение не слишком бросалось в глаза, и поэтому толпа озабоченных слуг не набросилась на них, едва они открыли дверь в дом. Когда они вошли в холл, она тихо сказала:

– Адам, никто особенно не удивился тому, что в тебя стреляли средь бела дня в центре Лондона. Может, ты чего-то недоговариваешь?

Мария имела право знать.

– Мои друзья думают, что кто-то хочет меня убить, – ответил он. – До сих пор я не был так уж в этом уверен, но после того, что случилось сегодня, я склонен думать, что они правы.

Мария побледнела.

– Из-за чего кто-то хотел бы твоей смерти?

– Интересный вопрос. И я хотел бы знать на него ответ. Возможно, потому что моя языческая кровь пятнает честь британской аристократии. Пока никто не выдвинул более правдоподобной версии. – Он обернулся к дворецкому: – Холмс, ты не мог бы вызвать хирурга? Со мной случилась маленькая неприятность в парке.

У Холмса расширились глаза от ужаса, когда он заметил кровь на рубашке в том месте, где ее не прикрывал сюртук.

– Я сделаю это немедленно, ваша светлость.

После того как дворецкий в спешке удалился, Адам сказал:

– Учитывая, что я – возможная цель убийцы, чем скорее вы с Джулией вернетесь на север, тем лучше. Сегодня пуля могла попасть в тебя – Он похолодел при этой мысли. – Я бы этого не перенес.

– Не думаю, что я смогла бы сейчас отправиться домой и там безмятежно дожидаться вестей о безвременной кончине герцога Эштона от руки неизвестного убийцы, – язвительно ответила она.

– Этого не случится, – сказал он, вкладывая в эти слова больше убежденности, чем чувствовал. – Теперь, когда предположения о том, что у меня есть враг, подтвердились, я утрою усилия для того, чтобы отыскать негодяя.

Не желая объяснять ей, каким образом он собирается это делать, поскольку на тот момент готового ответа у него не было, Адам бросил взгляд на серебряный поднос с почтой, на котором лежало несколько непрочитанных сообщений. Он прочел надпись на конверте.

– Вот ответ от твоего нотариуса. – Он протянул записку Марии.

Она сломала печать и пробежала глазами несколько строчек.

– Письмо написал его клерк. Очевидно, мистера Грейнджера нет в городе, но он собирается сегодня вернуться, и его помощник назначил встречу на завтрашнее утро. Полагаю, мистер Грейнджер не писал мне именно ввиду своего отсутствия в Лондоне.

– Очень хочется услышать, что он скажет, когда мы завтра его навестим. – Удивленно нахмурившись, она подняла на него вопросительный взгляд, и Адам сказал: – Мы поедем в экипаже без опознавательных знаков. Больше я не буду делать из себя удобную мишень.

– Да, придется так и поступить, – все еще обеспокоенная, откликнулась Мария.

Он не винил ее за волнение о нем. Он и сам был в тревоге. Но он не собирался прятаться всю оставшуюся жизнь.

Он снова взглянул на поднос с почтой и увидел, что надпись на одном из конвертов сделана почерком, который показался ему очень знакомым. Он сломал печать и, развернув письмо, обнаружил, что его написала леди Агнес Уэстерфилд.

«Мой дорогой Адам!

Нет слов, чтобы описать радость, которую я испытала, получив от Мастерсона сообщение о том, что ты выжил.

В мире не так много хороших людей, чтобы можно было пожертвовать хотя бы одним из них.

Мастерсон написал, что полученная тобой травма пагубно сказалась на твоей памяти. Я пытаюсь представить, как странно должен чувствовать себя человек, не узнающий собственную жизнь, но у меня ничего не получается.

Я говорила с мистером Ричардсом, хирургом, который лечил многих моих учеников, включая тебя. У него есть некоторый опыт, касающийся травм головы, и он говорит, что невозможно сказать, вернется ли память или нет, и от этого делается грустно на душе.

Если ты так и не вспомнишь свои ранние годы, то считай, что ты начинаешь новую жизнь, и это не так уж плохо. Мало кто из нас может похвастаться тем, что не пережил ничего такого, о чем предпочел бы забыть. Пусть ты и не начинаешь свою жизнь младенцем, окруженным заботой родителей, у тебя есть много друзей, которые готовы все для тебя сделать. Ты можешь считать, что я в их числе.

Хотя мне очень хотелось приехать в Лондон и повидаться с тобой, один из моих учеников переживает трудное время, и я не считаю себя вправе оставить его в такой момент. Но я приеду в Лондон, как только смогу. Хочешь, воспринимай это как обещание, хочешь – как угрозу.

Ребенком ты пережил большие перемены в жизни и великолепно адаптировался к новым обстоятельствам. И сможешь сделать это вновь.

С наилучшими пожеланиями,

леди Агнес Уэстерфилд».

Читая письмо, он слышал в голове добрый женский голос, и образы, один за другим, яркими вспышками стали возникать в его сознании. Вначале возникла отчетливая картина того, как он смотрит сверху вниз на высокую статную женщину, которая вела себя так, словно беседовать с устроившимся на ветке дерева мальчишкой, прижимавшим к себе шелудивого пса, было для нее делом совершенно естественным. Мысленно он оценил собаку и решил, что друзья его были правы: более уродливого создания не знала земля, но и более любящего и преданного тоже. Леди Агнес это понимала.

Картины мелькали все быстрее. И везде присутствовала леди Агнес. Она учила его, воспитывала, успокаивала, призывала к порядку. Он чувствовал тепло ее рук, обнимавших его, когда он плакал, прочитав письмо от поверенного в делах Эштонов о том, что его мать умерла. Леди Агнес дарила ему свое тепло, когда он отчаянно в нем нуждался, и при этом никогда и никому не рассказывала о его слабостях. Воспоминания теснили друг друга, причиняя ему почти физическую боль.

Мария крепко взяла его под руку и подвела к ближайшей двери.

– Давай здесь подождем хирурга. – Оказавшись с ним вдвоем в маленькой комнате, она потащила его к дивану, тревожно заглядывая ему в лицо. – Что с тобой? У тебя такой вид, словно после прочтения этого письма тебя хватил удар.

Адам осознал, что трет голову, и опустил руку.

– То было очень доброе письмо от леди Агнес Уэстерфилд, и оно вызвало множество воспоминаний, касающихся моих школьных дней. Да, удар своего рода, но в хорошем смысле.

– Как замечательно! – Она схватила его руку и пожала ее, успокаивая. – Ты помнишь другие события, такие, как, например, путешествие в Шотландию? Ты помнишь себя на борту парохода?

Он подумал и покачал головой.

– Как насчет твоего детства в Индии?

Он попытался добраться до пласта воспоминаний, касающихся того времени, но не нашел ничего нового. Хотя ее вопросы помогли ему сосредоточиться на том, что он только что вспомнил.

– В основном я вспоминаю школу и своих друзей. Как мы встретились, как росла и крепла наша дружба.

– Ты можешь вспомнить свои школьные годы во временном порядке?

– Дай подумать… – Он насупил брови, раскладывая воспоминания по порядку. – Я помню, как впервые встретился с леди Агнес. Я помню, как ехал в ее поместье в графство Кент, помню, как знакомился с другими приезжавшими туда мальчиками. Помню, как учился, как шалил. Летние каникулы со своими кузеном и кузиной. – Теперь он отчетливо вспомнил Дженни, и она действительно была очаровательным ребенком. Испытав укол совести при этой мысли, он продолжил: – Похоже, ко мне вернулась лишь память о школьных годах, но воспоминания кажутся мне достаточно полными и связными.

Он улыбнулся, вспоминая, как складывались отношения с каждым из его друзей, как постепенно, словно мозаичное панно, рождалась дружба из фрагментов их общей, одной на всех, радости, совместных переживаний и случавшихся время от времени конфликтов. Он в свое время был потрясен тем, что Мастерсон, Рэндалл и Керкленд не поленились отправиться в Шотландию, чтобы найти его тело. Теперь он понимал, что ради любого из них сделал бы то же, что и они для него. Они были больше, чем друзья, они были почти братья.

Он отчетливо помнил, как швырнул Рэндалла через всю комнату во время одного из уроков Каларипаятту. У Рэндалла рука оказалась сломанной. Он смеялся, превозмогая боль, и потребовал, чтобы Адам научил его этому приему, как только рука заживет. Мистер Ричардс, местный хирург, мужчина средних лет, отличавшийся редким хладнокровием и невозмутимостью, лечил тогда Рэндалла. Теперь он мог вспомнить по меньшей мере пару трогательных историй с участием его самого и каждого из трех его друзей, а кроме того, в его воспоминаниях теперь присутствовали еще Уиндем и Баллард – двое других его одноклассников.

– Очень многообещающее начало, – задумчиво сказала Мария. – Раз ты вспомнил такой большой отрезок жизни с такой полнотой, то же может произойти с другими периодами твоей жизни.

– Возможно. Надо лишь подобрать нужные ключи, – сказал Адам. – Леди Агнес – ключ к моей школьной жизни.

Мария постаралась ничем не выдать своих эмоций.

– Дженни может стать ключом к недавнему прошлому.

Вошедший в комнату Уорф выглядел обеспокоенным.

– Вы ранены, ваша светлость?

Мария встала, отпустив руку Адама.

– Оставляю вас заботам вашего слуги. Хирург скоро приедет. День выдался для вас весьма богатым на события.

Попытка покушения и возвращение изрядного куска памяти – да, содержательный день. Он испытывал радостное возбуждение от того, что к нему вернулась немалая часть его жизни. Возможно, он сможет найти в этих воспоминаниях ключ к разгадке того, кто пытался его убить.

Только вот тяжело смотреть, как уходит Мария.

Глава 28

Марии все лучше удавалось покидать Адама, не оглядываясь на прощание. Может быть, когда ей придется окончательно уйти из его жизни, она до совершенства отточит мастерство. Она даже не стала падать на кровать в слезах. Нет, пусть и почти вслепую, она дошла до гостиной, которую делили они с Джулией, и села в кресло. Подруги ее дома не было, и потому она – о счастье! – могла погрустить в тишине и в одиночестве.

Были ли женщины ключом к прошлому Адама? Леди Агнес отворила большую дверь, и Мария подозревала, что Дженни сделает то же, когда вернется в Лондон. Адам нашел еще часть своего прошлого в святилище, смежном с его спальней. Вскоре большая часть его жизни вернется к нему.

Он перестанет нуждаться в ней, и так тому и быть. Прошло не слишком много времени с тех пор, как они встретились, – всего несколько недель. Она вернется домой и заживет своей жизнью – жизнью мисс Кларк из Хартли-Мэнора. Когда она станет седой и старой, время, когда она знала Адама, будет всего лишь мелкой рябью на глади озера ее жизни.

Но она не забудет его. О нет, она его не забудет.

Мария пребывала в оцепенении до тех самых пор, пока в комнату с сияющим лицом не влетела Джулия.

– Мария, как я рада тебя видеть! Я так чудесно провела время с бабушкой! Чем дольше я с ней говорила, тем крепче она становилась. Я очень рада, что приехала сюда.

Мария сделала над собой усилие, чтобы встряхнуться. Жалость к себе – непозволительная слабость.

– Ты и сама выглядишь лет на пять моложе, – приветливо сказала она. – Расскажи мне о своей бабушке.

Выражение лица Джулии изменилось, да и говорила она, тщательно подбирая слова, чтобы не сказать лишнего.

– Она мудрая и добрая женщина, и она всегда была на моей стороне, даже когда все прочие члены семьи меня не одобряли. Не знаю, как бы я жила без нее.

– Для того и даны людям бабушки, – сказала Мария со светлой печалью в голосе. – Бабушка Роза тоже снисходительно и ласково относилась ко мне, даже когда я вела себя из рук вон плохо.

Джулия, шурша юбками, уселась в кресло напротив подруги.

– Хорошо провела время в парке с Эштоном?

– Все было прекрасно до того самого момента, когда в него дважды стреляли, – с кривой усмешкой сказала Мария. – Рана оказалась не слишком серьезной, но, согласись, это не самое лучшее начало дня.

Джулия испуганно вскрикнула, и Мария подробно рассказала ей обо всем, что случилось в парке.

– Странно, как такой приятный во всех отношениях мужчина смог нажить себе столь опасных врагов, – задумчиво протянула Джулия. – И тебя тоже могли ранить или даже убить.

Мария вздохнула:

– Я окажусь в полной безопасности, когда уеду из Лондона, а это случится всего через несколько дней. Хочется надеяться, что и Эштону тогда ничто уже не будет угрожать.

– За него не волнуйся. Он умен, богат и не обделен связями, а кроме того, у него есть хорошие друзья.

– Надеюсь, что этого хватит. – Сердце ее сжалось при одной мысли о том, что его жаркое, страстное тело скует смертный холод.

Она заметила, что кисти ее сжаты в кулаки, и медленно их разжала. Ей пришло в голову нечто такое, о чем она не решилась сказать вслух. Однако после непродолжительной внутренней борьбы добродетельная Сара в очередной раз потерпела поражение.

– Джулия, ты знаешь, каким образом женщина может предохранить себя от беременности?

Джулия моргнула, но больше никак не проявила своего удивления.

– Я знаю пару методов. Ни один из них не дает стопроцентной гарантии, но обычно они работают. – Она чуть заметно улыбнулась. – Женщины по большей части именно за этим ко мне и идут. Особенно те, у которых и так много детей. Рожать или нет – всегда было женской заботой.

– И какой из способов лучший? – Мария уставилась на свои руки, которые вновь непроизвольно сжались. Если бы Джулия спросила у нее, зачем ей это, она сгорела бы со стыда.

Но Джулии ни к чему было спрашивать.

– Губка, вымоченная в уксусе, обычно помогает. – Спокойным, нейтральным тоном и доброжелательно она подробно объяснила, как использовать губку. – У меня с собой есть парочка таких губок. Никогда не знаешь, когда женщине может потребоваться помощь. Хочешь, я тебе дам одну?

– Пожалуйста, – еле слышно прошептала Мария.

Джулия встала и пошла к себе в спальню за губкой. Вернувшись к Марии, она положила ей руку на плечо.

– Ты уверена, что знаешь, что делаешь?

– Я могла бы этого не делать. – Ногти впились в ее ладони. – Но… я, возможно, буду всю жизнь жалеть, если этого не сделаю.

– Ну что же, зато честно.

Джулия повернулась, чтобы уйти в свою комнату, но Мария окликнула ее:

– Ты питаешь какие-нибудь чувства к преподобному мистеру Уильямсу?

– Господи, нет, конечно! – воскликнула Джулия, удивленно подняв брови. – У меня был один муж, и больше мне точно не надо. Даю тебе разрешение флиртовать с ним сколько пожелаешь, когда мы вернемся домой.

Мария вымучила улыбку.

– Возможно, я буду с ним флиртовать. Он милый человек и привлекателен, а после того, как я заживу жизнью праведницы, он может оказаться единственным холостяком, с которым сведет меня жизнь.

Джулия засмеялась:

– Если ты хоть раз выйдешь в свет, то увидишь, что мужчины будут виться вокруг тебя, как пчелы у цветка.

Мария поморщилась.

– Я не хочу быть покусанной пчелами.

Джулия сделалась серьезной.

– Ты жалеешь о том, что Эштона вынесло на берег у твоего дома?

– Нет, – тут же ответила Мария. – И никогда не жалела. И я не жалею о том, что полюбила его. – Ну вот, теперь она сказала об этом вслух. «Сердце мое, может, и надколется, но я выживу. И мне нравится мистер Уильямс. Возможно, однажды я почувствую к нему нечто большее».

Когда Джулия ушла, Мария, оставшись сидеть в гостиной, размышляла над тем, хватит ли у нее храбрости воспользоваться той губкой и соблазнить Адама. Если постараться, то у нее может получиться. Если бы он ясно помнил свою нареченную, он чувствовал бы себя связанным не только словом нести и не стал бы предавать свою будущую жену. Но Дженни пока еще воспринималась им скорее как досадная помеха к личному счастью, чем как женщина из плоти и крови, с которой он решил связать свою жизнь. И это давало Марии шанс…

Встреча Марии с нотариусом была назначена на первую половину дня, и потому, позавтракав в своей комнате, она направилась к расположенной за домом конюшне. Адам стоял возле небольшой и довольно потрепанной кареты и совещался с Мерфи. Удивленная Мария спросила:

– Этот экипаж уже находился здесь или сотворен за одну ночь?

Адам улыбнулся:

– Скорее, второе. Вчера я поговорил с Мерфи и объяснил ему, что требуется подыскать, и вот оно – чудо свершилось.

Мария засмеялась:

– Мерфи молодец! Этот экипаж с легкостью затеряется на лондонских улицах.

– Особенно учитывая, что в Эштон-Хаус имеется еще и въезд с заднего двора, – сказал Адам. – Мы надеемся на то, что у того стрелка не хватит ресурсов, чтобы выставить своих людей у каждого выхода.

– Эту карету пригнали сюда утром. Со стороны может показаться, что она принадлежит какому-то купцу, – сказал Мерфи. – Не всякий догадается, что в ней выезжает герцог.

Мерфи был талантливым телохранителем, но когда он помогал Марии забраться в карету, она подумала, что было бы лучше, если бы его таланты не пригодились. Она села на узкое сиденье против хода кареты, чтобы Адам не садился рядом с ней. Впрочем, в таком маленьком экипаже трудно было сидеть друг от друга на большом расстоянии, как трудно было не соприкасаться телами, даже если пассажиры всячески этого избегали.

За кучера был сам Мерфи. Он был одет опрятно, но неприметно. Когда они с заднего двора выехали на улицу, Мария заметила несколько мужчин, одетых в темное, прогуливающихся вдоль стен со стороны дома.

– Ты нанял охрану?

– Бывшие солдаты, – ответил Адам. – Мой секретарь, среди прочих, настоял на этом. После наступления темноты охрана усилится.

Мария попыталась поудобнее устроиться на кочковатом сиденье.

– Не слишком приятно так жить.

– Надеюсь, это ненадолго, – вздохнув, сказал Адам. – Я не хотел нанимать охрану, но в доме находится еще много людей, включая тебя. Я не прошу себе, если при моем попустительстве пострадает кто-нибудь из вас. – Адам досмотрел в окно. По мере приближения к Сити, старинному деловому и финансовому району города, улицы становились все более запруженными. – Меры принимать, конечно, надо, но я не думаю, что можно целиком защитить себя от того, кто всерьез настроен тебя убить.

– К счастью, ружья часто дают осечку, а если на тебя нападут не из засады, ты вполне способен сам за себя постоять, – заметила Мария. – Я не забуду, как ты швырнул Берка. Он летел через всю комнату.

Адам усмехнулся, и ей страшно захотелось податься ему навстречу и поцеловать его. Она этого не сделала, но ей вдруг пришло в голову, что она уже давно не видела его улыбающимся.

– Ты сказал, что первыми, кто высказал предположение о том, что твоя жизнь в опасности, были твои друзья. Из чего они сделали такой вывод?

Сразу перестав улыбаться, он сжато изложил все, что ему было известно о взрыве на «Энтерпрайзе». Когда он закончил, Мария сказала:

– Итак, кто-то хочет тебя убить, и у него нет иного очевидного мотива, кроме как расовая ненависть.

– Возможно, я смертельно обидел кого-то и не помню об этом. Вполне возможно, что я вел двойную жизнь, о которой ничего не знали даже мои друзья и члены семьи. Может, я нажил себе целый легион врагов. – Он пожал плечами. – Я заинтересован не столько в выяснении причин, сколько в поимке и обезвреживании этого парня.

– Понятно. – Мария улыбнулась. – Отчего-то мне трудно представить тебя забиякой и дебоширом, с легкостью наживающим себе врагов.

– И мне тоже, – признался он. – Я не настолько хорошо помню, что такое дебош, чтобы догадаться о том, что я мог натворить.

Они посмотрели друг на друга и прыснули от смеха. Мария прикрыла рот рукой и выглянула в окно, подумав о том, как сближает совместный смех.

Она надеялась, что Адам и Дженни смогут так же беззаботно и дружно смеяться.

Нотариальная контора мистера Грейнджера, как отметила Мария, выходя из экипажа, располагалась в районе, где жили и работали люди со средним достатком Разумный выбор. Отец хотел иметь дело с компетентным специалистом, который брал бы умеренную плату за свои услуги.

Мерфи остался при экипаже. Адам, пропустив Марию вперед, вошел следом за ней. Приемная производила благоприятное впечатление, хотя у помощника нотариуса весь стол был завален папками с делами. Он с улыбкой поднялся навстречу клиентам.

– Вы, должно быть, мисс Кларк?

– Да, а это мой друг – герцог Эштон, – сказала она, стараясь извлечь как можно больше пользы из присутствия рядом с ней аристократа со столь высоким титулом.

У клерка расширились глаза.

– Я сообщу мистеру Грейнджеру, что вы пришли.

Он вернулся очень быстро. За спиной у него раздался голос:

– И приготовь нашим гостям чаю!

Интересно, удостоилась бы чести угощения чаем мисс Кларк, если бы не привела с собой такого влиятельного спутника, подумала Мария. Когда она вошла в кабинет, а Адам следом, мистер Грейнджер вышел им навстречу и тепло приветствовал гостей. Это был крепкий мужчина с седеющими волосами. Он пристально посмотрел на Адама, но в этом взгляде не было угодливости. Нет, мистер Грейнджер не производил впечатления человека, готового пресмыкаться перед сильными мира сего.

– Пожалуйста, присаживайтесь, – предложил нотариус, указав на два стула перед массивным письменным столом, за которым сидел он сам. – Очень рад наконец с вами встретиться, мисс Кларк. Ваш отец всегда высоко отзывался о вас и ваших деловых качествах. Он тоже в Лондоне?

Мария замерла.

– Вы не знали, что он умер?

– Господи, нет! – ответил потрясенный Грейнджер. – Это случилось совсем недавно?

Мария проглотила вязкую слюну. Она чувствовала себя примерно так же, как тогда, когда ей сообщили эту страшную весть. Видя, в каком она состоянии, Адам сказал:

– С тех пор прошло несколько недель. Мистер Кларк ехал в Лондон, когда на него напали разбойники и убили его. Нам сказали, что его похоронили при церкви в Хартфорде.

– Мистер Кларк был у меня примерно два месяца назад, – медленно проговорил нотариус. – Он сказал, что собрался изменить завещание и что намеревается в скором времени нанести мне повторный визит, но с тех пор я его не видел. Мне и в голову не могло прийти, что с ним случилось такое несчастье.

– Он сказал, почему хочет изменить завещание? – спросила Мария, очень озадаченная. – Я его единственная наследница. Эти изменения каким-то образом меня затрагивают?

– Он не сказал, почему хочет изменить завещание, – ответил нотариус. – Но поскольку прежнее завещание осталось без изменений, вы наследуете все его состояние.

– Видимо, потому, что он недавно стал владельцем Хартли-Мэнора, он решил в завещании упомянуть и слуг, – предположил Адам.

– Возможно, хотя мне он об этом не сказал. Может быть, он как раз об этом и подумал. Он часто действовал весьма импульсивно.

В голове у Марии все шло кругом.

– Я получила от вас письмо, мистер Грейнджер, в котором вы подтверждаете его смерть.

– Это невозможно, – без обиняков заявил нотариус. – Я впервые узнал о смерти вашего отца сегодня от вас.

– Письмо написано на вашем бланке, отпечатанном в типографии.

Выражение глаз мистера Грейнджера стало жестче.

– Я не лжец, мисс Кларк.

Адам решил вмешаться:

– Бланк можно украсть или подделать. У вас при себе то письмо?

Мария покачала головой:

– Я не думала, что оно мне понадобится. Я полагала, что мне придется отказаться от услуг мистера Грейнджера, поскольку я написала ему четыре письма, а он ни на одно не ответил.

Грейнджер сдвинул брови.

– Я не получал от вас писем, мисс Кларк. Я бы немедленно ими занялся. Я знаю, что Хартли-Мэнор располагается в одном из самых отдаленных районов Англии, но королевская почта, думаю, функционирует и там.

– Почта работает. – Адам посмотрел на Марию. – Почта добирается до Хартли, но в большинстве небольших городов почтовое отделение совмещено с продуктовой лавкой. Если это справедливо для Хартли, мог ли Берк дать взятку хозяину лавки за то, чтобы тот перехватывал адресованные вам письма?

– Но это противозаконно! – воскликнул Грейнджер.

– Но не невозможно, – ответил Адам. – Отчего-то мне кажется, что Берк не самый законопослушный гражданин Британии.

Марию вдруг осенила мысль, заставившая ее побледнеть.

– Если это так, то и письма от отца тоже могли просто не доходить до меня. Он, возможно, жив!

Адам смотрел на нее с сочувствием.

– Возможно. Но он отсутствует в Хартли дольше, чем обещал.

Мария знала, что Адам прав. Она вспомнила о перстне отца, который передал ей Берк. Факты – упрямая вещь, и факты заставляли считать, что отец ее все же умер. Она, покачиваясь, поднялась со стула.

– Прошу простить меня, мистер Грейнджер. Мне надо все обдумать.

Мистер Грейнджер и Адам встали одновременно.

– Разумеется, мисс Кларк, – сказал нотариус. – Дайте мне знать, если я могу что-то для вас сделать. – Он помолчал в нерешительности, прежде чем добавил: – Если не найдется неопровержимых доказательств того, что ваш отец мертв, вам придется ждать семь лет до того, как вы вступите в законные права владения Хартли-Мэнором.

– Я понимаю, – пробормотала она. Губы у нее занемели.

Адам взял ее под руку и сказал, обращаясь к нотариусу:

– Если вы узнаете что-нибудь полезное, мистер Грейнджер, отправьте записку мне или мисс Кларк в Эштон-Хаус.

Только сев в экипаж, Мария дала волю эмоциям. Больше сдерживаться не было сил. Ее трясло. Адам обнял ее, успокаивая. Надежда ранит.

Глава 29

Адам прижимал Марию к себе, дожидаясь, когда уймется дрожь. Хотел бы он сделать хоть что-то, чтобы облегчить ее боль. Она высвободилась из его объятий, только когда они проехали половину пути до Эштон-Хауса. Лицо ее свело от напряжения, но глаза оставались сухими.

– Я ведь уже смирилась с тем, что отец умер. Теперь… я не знаю, что делать.

– Я думаю, что скорее всего Берк подделал письмо от Грейнджера. Он, должно быть, украл бланк, когда они обсуждали, каким образом осуществить передачу поместья в собственность. Я также думаю, что у него могло быть доверенное лицо в почтовом отделении Хартли – человек, который перехватывал твою корреспонденцию. – Ему хотелось бы быть более оптимистичным, однако для этого мало оснований. – Но этим не объяснить того, почему твой отец до сих пор не вернулся в имение.

Мария вздохнула:

– Ты, конечно, прав. А если он получил травму или заболел и не может приехать? Возможно, он задержался и по другой причине. Он… может быть, прямо сейчас приехал в Хартли и удивился, не застав дома меня… – У нее сорвался голос. – Так трудно… когда не знаешь.

Адам взял ее за руку.

– Горе пережить проще, чем неопределенность. Не легче, но проще.

Она кивнула:

– Я думаю, ты прав. Но что я могу сделать сейчас? Как можно найти пропавшего человека, который, вполне возможно, умер?

– Я найму людей, чтобы разыскали твоего отца, – твердо заявил Адам. – Мы знаем, что до Лондона он доехал, поскольку он побывал у Грейнджера. Изложи на бумаге все, что ты знаешь о его маршруте: когда он выехал из Хартли, когда собирался вернуться, каким транспортом намеревался путешествовать. Почтовой каретой, дилижансом – все, что ты знаешь и о чем можешь достоверно догадываться. Также опиши внешность отца и его привычки. Ты знаешь, кого он намеревался посетить в Лондоне и окрестностях? В каких домах он мог побывать?

Она пришла в себя, когда наметились целенаправленные действия.

– Сегодня к концу дня у меня все будет готово. И еще: когда я увижусь с Джулией, я спрошу у нее, что она думает о парочке, которая работает в почтовом отделении Хартли.

– Все в наших силах. – Он в последний раз пожал ее руку и отпустил. – Мы узнаем правду о твоем отце.

– Отыскав Берка, мы можем узнать все, что нам требуется.

– Поверь мне, Берк стоит у меня в списке первым.

Удовлетворенная, она пересела с его сиденья на противоположное. Впервые Адам испытал радость от того, что был так несметно богат. Он не постоит за ценой, лишь бы вернуть Марии душевный покой.

Мария успокоилась к тому времени, когда карета подъехала к Эштон-Хаусу. Адам тешил себя эгоистичной надеждой на то, что необходимость выяснить правду об отце задержит Марию в Лондоне. Когда из Линкольншира вернется Дженни, Мария не сможет больше оставаться с ним; но пока этого не произошло, в ее присутствии он находил больше удовольствия, чем боли.

– У вас посетители, ваша светлость, – доложил дворецкий и протянул визитку с золотым тиснением. – Генерал Стиллуэл с женой и дочерью ждут вас в маленькой гостиной.

Генерал решил не тянуть с визитом. Интересно, что ему надо, подумал Адам не без сарказма. Продвижения в обществе? Или пора выдавать замуж дочь? Но этот человек проявил мужество, пустившись в погоню за вооруженным преступником, и если он рассчитывал воспользоваться протекцией герцога, то он заслужил право на нее. Адаму еще предстояло обсудить с Формби, в чем именно состоят его, герцога, рычаги влияния. Хотелось бы также узнать, как именно он использовал эти рычаги в прошлом. Адам посмотрел на Марию:

– Ты хотела бы повидаться со Стиллуэлом?

Она улыбнулась:

– У меня не было возможности должным образом его поблагодарить, а сейчас как раз представляется такой случаи.

Адам проследовал за Марией в маленькую гостиную и вдруг остановился, не в силах дышать. Дымкой подернулись высокие статные фигуры генерала и молодой девушки, очевидно, его дочери, стоявших у окна, поскольку взгляд Адама сфокусировался исключительно на женщине, которая, скромно сложив руки на коленях, сидела на диване. Она поднялась ему навстречу и улыбнулась с робкой надеждой. То была черноволосая красивая женщина из его снов, и на ней было красивое, украшенное вышивкой багряное сари. Невозможно. Невозможно!

Она улыбнулась, словно не была уверена, рад ли он ей.

– Даршам?

Только она называла его так. Воспоминания пулями выстреливали в мозгу. Это было похоже на то, что случилось с ним, когда он читал письмо от леди Агнес, только стократ сильнее. Он вспомнил свое детство, отца, долгое путешествие в Англию.

И не только раннее детство, но и то время в Англии, когда он закончил школу. Он ждал этого потока воспоминаний, мечтал, чтобы плотина рухнула, а теперь боялся, что они затопят его.

Мария прикоснулась к его руке; она – его якорь в море настоящего.

– Адам, с тобой все в порядке?

Он сделал над собой усилие и ответил ей дрожащей улыбкой. Что за странный день выпал сегодня им с Марией! Оба они узнали о том, что родители, которых они считали потерянными для себя, не такие уж потерянные. Часть его существа стремилась вырваться из тисков невыносимой боли, но он не мог вырваться, не мог, когда воочию лицезрел чудо. Он протянул руки навстречу женщине в сари, боясь, что в результате обнимет пустоту.

– Мама?..

Она схватила его руки, просияв от счастья. Пожатие ее рук было теплым и крепким. Он обнял ее, думая обо всех тех ночах, когда он плакал по ней. Теперь плакала она, уткнувшись горящим лицом ему в плечо. Она была гораздо меньше, чем представлялась ему в его снах, но он узнал бы ее где угодно по аромату ее духов, пряных и острых, неизвестных в Англии. Она была красивее, чем ему помнилось.

Сейчас он уже мог разглядеть морщинки вокруг ее глаз и выражение лица женщины, немало испытавшей на своем веку. И все же она выглядела слишком молодо для того, чтобы иметь такого взрослого сына. Он понял, что, должно быть, она была еще совсем девочкой, когда вышла замуж за его отца. Сдавленным голосом он проговорил:

– Мне сказали, что ты умерла.

Генерал Стиллуэл презрительно фыркнул:

– Как еще могли поступить власти, когда вырвали тебя из рук матери? Они сообщили тебе, что она мертва, чтобы ты окончательно порвал со всем тем, что связывало тебя с Индией. Все ради твоего же блага, разумеется.

Ради его блага?.. Адам мог представить, как говорили это его попечители, самодовольно полагая, что они лучше знают, что является благом для юного герцога со смешанной кровью.

Мать его отступила, утирая слезы.

– Прости, что я такая плакса, – сказала она на беглом английском с приятным акцентом.

– Я думаю, что слезы в данном случае более чем простительны, – тихо произнесла Мария. – Может, присядем? Я попрошу принести чаю.

Мать Адама усадила его рядом с собой на диван. Мария присела с краю, готовая прийти к нему на выручку, если понадобится. Он благодарил Бога за то, что Мария оказалась рядом, даря ему поддержку, когда он так в ней нуждался, когда буря эмоций и воспоминаний захлестнула его. И вдруг сквозь боль, сквозь хаос в голове пробилась мысль.

– Вы мой отчим?

Стиллуэл кивнул:

– Как я сказал тогда в парке, мы с твоим отцом были друзьями. Лакшми написала мне, прося о помощи, когда власти отняли тебя у нее, но в то время я был в военном походе. К тому времени, как я вернулся, тебя уже увезли в Англию. Власти отказывались ей что-либо сообщить, за исключением того, что тебя воспитают так, как положено по твоему статусу.

– Как будто эти чужаки знают лучше меня, как надо растить моего сына! – воскликнула Лакшми, сжав руку Адама. Глаза у нее были серо-зеленые и составляли впечатляющий контраст со смуглой кожей лица. – Я всегда мечтала об этом дне, но думала, что он никогда не наступит. Когда мы приехали в Лондон и узнали, что ты погиб… – Она поежилась.

– Иногда я думаю, что Лакшми вышла за меня лишь для того, чтобы я привез ее в Лондон и она смогла бы найти тебя, – с любовью глядя на жену, сказал Стиллуэл.

Взгляд, который она послала мужу, опровергал его слова.

– Мне очень повезло с мужьями. И твоей сестре повезло с отчимом.

– Моей сестре? – эхом откликнулся Адам. Хотя его голова готова была взорваться от переполнявших его новостей, но воспоминаний о сестре среди них не было.

Мать его кивнула в сторону стоявшей у окна молодой женщины, которая с пристальным интересом наблюдала за ними.

– Это твоя сестра, леди Кири Лоуфорд. Я была беременна, когда умер твой отец. Я ничего не сказала властям, боясь, что ее тоже отберут.

– Кири. Какое чудесное имя, – сказал он, не зная, выдержит ли еще одно потрясение. Сестра его была похожа… на него. Темные волосы, зеленые глаза, выше, чем мать. Она была одета по-европейски и уместно смотрелась бы в любой английской гостиной, несмотря на некую едва ощутимую ауру, наводящую на мысль о далеких экзотических странах. Как и ее мать, она была красива.

– Я всегда хотел иметь сестру. – Адам встал и подошел к ней. – Но я не думаю, что ты хотела иметь старшего брата. Я понимаю, что старшие братья могут быть ужасными созданиями.

Она улыбнулась, и в глазах ее заплясали озорные огоньки.

– К счастью, брат мой, тебя не было рядом, чтобы мучить меня, когда я была маленькой.

– Мне жаль, что меня не было рядом, Кири, – тихо произнес он.

Улыбка ее испарилась.

– И мне жаль, – прошептала она.

Оба ощутили мощный зов крови. Он взял ее за руку.

– Тогда нам пора наверстать упущенное, леди Кири.

Кири пожала его руку, и генерал сказал:

– У тебя еще есть сводные сестра и брат. Томас и Люсия Стиллуэл.

Открытие следовало за открытием. Оказывается, у него целый сонм родственников.

– Они здесь, в Лондоне?

Стиллуэл кивнул:

– Да, но мы не хотели обрушиваться на тебя все сразу.

– Кроме того, – невозмутимо сказала Кири, – они довольно вредные юные создания. Познакомившись с ними, ты, возможно, передумаешь воссоединяться с семьей.

– Кири! – строго осадила ее мать.

Адам улыбнулся:

– С нетерпением жду встречи с ними. Но не сегодня.

Он потер шрам на голове.

– Пожалуй, на сегодня с меня действительно хватит впечатлений.

Мария сочла должным пояснить:

– Эштон пережил серьезную травму головы во время взрыва и частично потерял память.

– Плюс вчера в него стреляли. – Стиллуэл встал. – Мы не останемся на чай, но нам нужно было знать, признаешь ли ты мать и сестру.

Ошеломленный Адам пробормотал:

– Вы думали, что я могу их не признать?

– Такая вероятность была, – без обиняков заявил Стиллуэл. – Это зависело от того, насколько плотно поработали с тобой попечители и представители закона: удалось ли им убедить тебя, что ты должен стыдиться своего происхождения?..

– Им не удалось меня убедить. Вы поужинаете со мной в субботу вечером? Я приглашаю всю семью, включая Люсию и Томаса. – К тому времени он должен прийти в себя настолько, чтобы встретить их с радостью. – Надеюсь, вы еще некоторое время пробудете в Лондоне?

– Возможно, мы останемся здесь навсегда. – Лакшми пожала плечами. – Все мои дети наполовину англичане. Они имеют право знать свои корни. – Она склонила голову набок. – Ты не скучаешь по Индии? Или ты рад тому, что тебя привезли в Англию?

Адаму никогда не приходило в голову задать этот вопрос себе самому, и ему пришлось подумать над ответом.

– И то и другое. Я скучаю по Индии, но в то же время дорожу теми, с кем подружился здесь. – Он устремил взгляд на Марию.

Она встала. Взгляд ее выдавал тревогу за него.

– Эш слишком воспитан, чтобы попросить вас уйти, так что я сделаю это за него. Он еще не вполне оправился после травмы.

– Конечно. – Его мать встала и прикоснулась губами к его щеке. – Ты действительно неважно выглядишь. Отдохни. Мне достаточно знать, что я скоро тебя увижу.

Он любезно распрощался с гостями. Он один знал, чего ему это стоило. Но когда Мария вышла проводить его гостей – его семью! – он упал на диван, свернувшись калачиком и спрятав в ладонях лицо. Как много всего хорошего случилось сегодня. Но почему же ему было так больно?

Глава 30

Мария проводила Стиллуэлов и осталась с ними ждать, пока подадут их карету. Мать Адама одарила Марию обворожительной улыбкой. Неудивительно, что она завоевала сердца уже двух мужей.

– Простите, мисс, но нас так и не представили друг другу.

– Простите мне и Адаму эту оплошность. Встреча была такой волнующей, – сказала Мария, подумав о том, как мало может сообщить она о своем статусе в жизни Адама. – Я – Мария Кларк. Эштона прибило к берегу на территории моего поместья, и я поселила его у себя. Вначале он не помнил, кто он такой, но сейчас память его восстанавливается. Школьные друзья отыскали Эштона и предложили проводить мою подругу Джулию Бэнкрофт и меня в Лондон. Эштон любезно предложил остановиться у него.

У Лакшми загорелись глаза.

– Вы его невеста?

Исполненный надежды вопрос отозвался болью.

– Нет. Он обручен со своей кузиной, Дженни Лоуфорд. Я уверена, что вы скоро с ней познакомитесь.

Генерал удовлетворился объяснением, но обе женщины смотрели на нее с недоумением. К счастью для Марии, в этот момент подъехала карета Стиллуэлов, так что тему продолжить не удалось.

Попрощавшись, Мария вернулась в дом и пошла в гостиную, где остался Адам. Его вновь обретенные родственники производили впечатление прекрасных людей, и они, вне сомнения, принесут ему много радости. Но он, казалось, был на грани срыва, и не от того, что его захлестнуло счастье.

Когда она вошла в комнату, он сидел, скорчившись, словно от невыносимой боли, и дыхание у него было хриплым и трудным. Она присела рядом и положила руку ему на спину.

– Ты выглядишь так, словно попал в ад, – тихо сказала она.

Губы его скривились в усмешке.

– Точное описание.

– Ты испытываешь физическую боль? Душевную? И то и другое?

Он судорожно вздохнул.

– И то и другое, – сказал он, подумав. – Шрам у меня на голове болит невыносимо, но душевная боль еще мучительнее. Я вспомнил многое, если не все, и эти воспоминания толкают друг друга, словно бьются за жизненное пространство в моей голове. Конечный результат будет хорошим. Но процесс… труден.

Неудивительно, что он едва держится.

– Ты сможешь дойти до своей спальни?

Он еще раз глубоко вздохнул, на этот раз ровнее, и встал.

– Да. Физически все в порядке. Я просто захлебнулся от счастья.

– Весь твой мир изменился, а изменения всегда болезненны.

Взяв его под руку, Мария повела его из гостиной к лестнице и наверх. Когда они вошли в его апартаменты, она достала ключ из тайника в столе и открыла дверь в его тайное святилище.

Он вздохнул с облегчением.

– Как ты узнала? Ты права – мне нужен покой и медитация. Ты составишь мне компанию?

Благодарная ему за то, что он хочет, чтобы она была рядом, Мария вошла в его маленький храм. Ощущение покоя и безмятежности охватило ее, и она поняла, что ей тоже нужно успокоить нервы, не меньше Адама.

За алтарем были спрятаны большие подушки. Она заметила их лишь тогда, когда Адам достал их оттуда.

Мария присела на подушку, подогнув под себя колени. Ей пришло в голову, что сделала она это немного неуклюже. Адам присел рядом с ней с непринужденной легкостью человека, привычного к такой позе. Сшитый по мерке и идеально сидящий костюм в отличие от платья с корсетом не сковывал движения.

Он взял ее за руку, закрыл глаза и задышал глубоко и медленно. Она последовала его примеру и вскоре обнаружила, что буря в ее душе постепенно стихает. Адам поможет ей выяснить правду о ее отце, и она будет жить с этой правдой, какой бы неудобной она ни оказалась.

Спустя какое-то время Адам пожал ее руку.

– Голова все еще болит, но из хаоса начинает выкристаллизовываться порядок. Спасибо тебе.

Она открыла глаза и увидела, что, хотя вид у него и был измученный, он снова стал на себя похож.

– Я не представляю, что ты должен чувствовать, узнав, что мать твоя жива и что у тебя есть целая большая семья, о которой ты ничего не знал.

– В этом мне повезло больше, чем тебе. – Он поморщился. – Сегодня я получил чудо, а ты – неопределенность. Это несправедливо.

– Даже если мой отец чудесным образом не воскреснет из мертвых, мне грех пенять на несправедливость судьбы. Он был со мной все эти годы, пока я росла и взрослела. Ты же был разлучен с матерью более двадцати лет. Так что судьба поровну распределила нам милости и немилости.

– У меня была леди Агнес – достойная замена матери. Одно лишь письмо леди Агнес помогло восстановить значительный участок памяти, а встреча с матерью вернула еще больший кусок прошлого. И все эти воспоминания крутятся у меня в голове, толкаются и мелькают в безумном танце. Неприятное ощущение, скажу я тебе. Все равно что пытаться идти по земле, которая ходит под тобой ходуном и грозит разверзнуться в любой момент.

– Ты думаешь, ты все вспомнил? – спросила она. Лучше задать вопрос так, чем напрямик спросить, помнит ли он, как влюбился в Дженни и как делал ей предложение.

– Трудно вспомнить, чего я не помню, – с грустной иронией сказал он. – Но после того как я успокоил сознание с помощью медитации, я попытался выставить воспоминания во временном порядке, и картина мне кажется достаточно полной. Исключение – последние месяцы перед аварией. Я помню, как работал над проектом парохода, как готовился к поездке в Шотландию, но в памяти остался провал с осени до того момента, как я очутился в Хартли.

Ей пришлось собраться с духом, чтобы спросить:

– Ты не помнишь своей помолвки?

Он покачал головой:

– Все, что я помню, – это сон, в котором я обнимал Дженни. – Он отвернулся. – Я помню, что всегда… очень хорошо к ней относился.

Несмотря на то что Адам очень осторожно подбирал слова, скорее всего сильно преуменьшая то, что чувствовал к Дженни, слова его причинили ей боль. У нее было тяжелое предчувствие, что с этой стороны чудес ждать не приходится. Дженни была его подругой детства, и когда она превратилась в молодую женщину, Адам полюбил ее и сделал ей предложение. К счастью, Марии все лучше и лучше удавалось контролировать свои реакции.

– Ты помнишь что-нибудь, что могло бы дать ключ к разгадке того, кто пытается тебя убить?

– Ни намека на заклятых врагов или бурную тайную жизнь. – Свободной рукой он указал на статуи индуистских божеств; второй рукой он держал ее руку. – Похоже, моя тайная жизнь ограничивалась лишь этим.

Что еще было бы полезно узнать?

– Поскольку Хэл Лоуфорд больше других выгадал бы от твоей смерти, ты помнишь что-то, что могло бы указать на него как на твоего потенциального врага?

– Насколько я помню, он не умеет лгать, в его характере нет ничего авантюрного, – ответил Адам. – Не представляю его в роли убийцы.

– Но люди могут нас удивлять. – Прикидываться честным и прямодушным – лучший способ ввести людей в заблуждение. Может, именно так и поступал Хэл? – Возможно, после того, как в голове твоей все уляжется, ты еще что-то вспомнишь.

– Может быть. – Он поднялся и помог подняться ей, затем проводил из тайного храма. – Так странно и так чудно, когда в голове у тебя не одни лишь пустые гулкие коридоры. Но леди Агнес была права, когда писала, что у всех нас есть нечто такое, о чем мы предпочли бы забыть.

– Ты имеешь в виду неприятности, которые случились с тобой, или дурные поступки, которые сам совершил?

– То, что случилось со мной, – часть меня. Но то, что я делал сам… с этим уже сложнее. – Он помолчал, словно раздумывая, стоит ли продолжать, но все же решился: – Несколько лет назад я был на приеме во дворце. И там находился один джентльмен из Индии, возможно, дипломат. Все англичане демонстративно делали вид, что его не замечают. Мне следовало бы подойти к нему и заговорить, но я отвернулся. Я не хотел, чтобы меня видели беседующим с этим человеком, не хотел лишний раз напоминать им о том, что я не чистокровный англичанин.

Мария поморщилась:

– С одной стороны, незначительный эпизод. А если посмотреть с другой стороны, ты совершил предательство. По отношению к тому человеку и к себе тоже.

– Именно так. – Он потер шрам. Выглядел Адам совсем плохо. – Наверное, ужасно утомительно постоянно обо мне заботиться, словно я инвалид. Но из того, что я о себе помню до взрыва, следует, что я отличался на удивление крепким здоровьем.

Она подумала о его худощавом сильном теле и сразу в это поверила.

– Ты снова станешь таким же здоровяком, каким был прежде. Через год ты будешь вспоминать это время как занятный сон. – «При условии, что его до тех пор не убьют». – Ты хочешь, чтобы я осталась сейчас с тобой?

Он покачал головой:

– Теперь я буду отдыхать и надеяться, что отдых поможет моему сознанию самому все аккуратно разложить по полочкам. Хотя, возможно, я прошу слишком многого.

– Я никогда не страдала от амнезии, но в голове у меня никогда не было идеального порядка, – сказала она беспечно. – Могу я от твоего имени попросить Формби о том, чтобы он начал расследование с целью выяснить, что случилось с моим отцом? Я хотела бы, чтобы он занялся этим как можно скорее.

Он хотел было кивнуть, но передумал.

– Прежде всего поговори с Рэндаллом – у него лучше получится организовать расследование. И я не могу передать, как я рад тому, что теперь могу вспомнить такие полезные детали!

– Вижу, как ты мучаешься, – тихо сказала она, – и я больше никогда не буду принимать как должное дар памяти.

– И я. – Он схватил ее руку и поднес ее к губам. По телу ее побежали мурашки. – Ты сокровище, Мария. Я благодарю всех известных мне богов за то, что привели меня к тебе.

– Была ли на то воля богов или слепого случая, мы выиграли от этого оба. – Как легко было бы скользнуть в его объятия. Но она осторожно высвободила руку. – Возможно, у Уорфа найдется лекарство от головной боли.

Адам задумался.

– На самом деле у него действительно есть прекрасное средство от боли разной природы. Я попрошу его мне помочь. – Худощавый, смуглый, невыносимо красивый, он дернул за шнурок, вызывая слугу. Трудно было поверить, что кто-то хотел его убить. Если бы она не была тому живой свидетельницей.

– Увидимся позже, – сказала Мария. – Если ты проспишь ужин, я не обижусь. – Она вышла из комнаты и направилась к себе.

Попросив горничную принести чаю, Мария села за изящный письменный стол в гостиной. Чем более подробными будут описания ее отца, его привычек и его возможного маршрута, тем больше шансов его найти.

Она заканчивала писать, когда в гостиную вошла Джулия. Она, как обычно, была в приподнятом настроении после очередного визита к бабушке. Пока Джулия пила чай с имбирным печеньем, Мария описывала утренний визит к нотариусу. Она закончила свой рассказ вопросом:

– Как ты думаешь, муж и жена, которые работают на почте в Хартли, могли бы за деньги согласиться красть мою почту?

Джулия вздохнула:

– Мистер Уоткинс был бы шокирован таким предложением, но вот его жена Энни… – Джулия покачала головой. – У нее слабость к красивым мужчинам. Может, я ошибаюсь, но могу представить, что Берку удалось уговорить ее красть для него почту. Ты получала какие-нибудь письма, пока жила в Хартли?

– Почти ничего. Я была так занята хозяйством, что на переписку не оставалось времени. Но с учетом того, что отец – вся моя семья, и того, что мы постоянно переезжали с места на место, что делает переписку в принципе невозможной, отсутствие писем меня не удивляло.

– Отсутствие писем от отца ты восприняла как подтверждение заявления Берка о том, что твой отец убит. А отсутствие писем от нотариуса привело тебя всего лишь к заключению о том, что мистер Грейнджер – плохой нотариус.

– Именно так. – Мария вытерла о юбку влажные ладони. – Я постоянно говорю себе, что мой отец мертв, потому что в противном случае он давно бы вернулся в Хартли, но как можно запретить себе надеяться!

– То, что Берк непорядочный человек, не обязательно означает, что он солгал относительно смерти твоего отца, – тихо сказала Джулия.

Разумом Мария это понимала, но сердце упрямо отказывалось принимать очевидное.

Она спросила себя, следует ли ей поделиться с Джулией новостью о новой семье Адама, и решила, что может ей рассказать. Их воссоединение скоро станет достоянием общественности, так что будет лучше, если его друзья узнают об этом не из газет.

Когда Мария закончила рассказ о визите Стиллуэла и о том, как к Адаму вернулась память, Джулия покачала головой в изумлении.

– Не надо было мне уезжать из Эштон-Хауса. Столько всего произошло в мое отсутствие!

– По крайней мере сегодняшние новости приятнее вчерашних, когда его едва не пристрелили. – Мария сложила листы с записями и встала. – Я отнесу эти записки вниз и велю передать их Рэндаллу.

Она уже почти успела спуститься в холл, когда лакей открыл дверь, впустив Рэндалла и Мастерсона. Вид у обоих был встревоженный.

– Мария, как я рад вас видеть! – воскликнул Мастерсон, стряхивая со шляпы дождевые капли. – Что происходит? В Эштона стреляли?

– Пуля лишь слегка задела его, – сказала Мария. – Но последние два дня действительно были полны событиями. Давайте пройдем в гостиную, и я сообщу вам все новости. – Провожая друзей Адама в маленькую гостиную, Мария подумала, усмехнувшись про себя, что эта комната стала ей почти такой же родной и знакомой, как ее гостиная в Хартли. Она начала с описания происшествия в парке, повторив, что Адам не был серьезно ранен. Затем она рассказала о встрече Адама с семьей и о том, как к нему вернулась память. Когда она закончила, Уилл покачал головой с тем же выражением, что и Джулия недавно.

– Звучит как сказка. Вы говорите, сейчас он помнит почти все?

– Да, за исключением последних месяцев перед Шотландией.

Рэндалл выругался сквозь зубы.

– Надеюсь, Эш вспомнит и это. Тогда будет проще найти злодея.

– Адам сказал, что по поводу расследования лучше всего говорить с вами, – заявила Мария, обращаясь к Рэндаллу. – Полагаю, вы уже что-то предприняли в этом направлении?

Рэндалл кивнул:

– Я знаком с сыщиком с Боу-стрит, который раскроет любую тайну. Роб занимается этим с тех самых пор, как мы оба вернулись в Лондон.

– У нас есть одна версия, – добавил Уилл. – Мужчина по имени Шипли, как предполагают, был убит во время взрыва на «Энтерпрайзе», но тело его так и не было найдено. Он имел опыт обращения с паровыми двигателями, и он жил в Лондоне. Керкленд в Глазго нанял людей, которым предстояло разузнать о Шипли все, что возможно, и только сегодня утром он получил информацию от своих осведомителей. Если Шипли жив и вернулся в Лондон… Скажем так, с ним будет весьма интересно поговорить.

Друзья Адама времени даром не теряли.

– По поводу вашего знакомого сыщика: он может одновременно заниматься расследованиями двух дел? У меня есть одно дело, которое также не терпит отлагательств.

– Расскажите мне, – участливо попросил Рэндалл, и, глядя на него. Мария решила, что он, наверное, успел забыть, с какой неприязнью относился к ней в самом начале их знакомства.

И снова ей пришлось повторить отчет о том, как прошел ее визит к нотариусу. Свой рассказ она закончила словами:

– Я хочу выяснить, что случилось с моим отцом. Если он действительно умер – так тому и быть. Но если он жив – где он находится все это время? Что с ним? – Она протянула свои записи Рэндаллу. – Здесь я изложила о моем отце все, что мне показалось полезным сообщить о нем для того, чтобы его было легче найти.

Рэндалл пролистал ее записи.

– Прекрасно. Я передам эти записки Робу. Возможно, он захочет встретиться и поговорить с вами лично. Как вы на это смотрите?

– Конечно, я согласна, – сказала Мария, удивленная его вопросом. – Зачем мне отказываться от встречи?

– Есть леди, которые считают, что для их нежных душ сыщики с Боу-стрит слишком грубая материя, – сухо пояснил Рэндалл.

Мария усмехнулась:

– Вы считаете меня леди? Я потрясена, но искренне польщена.

Уилл засмеялся, Рэндалл смущенно опустил глаза.

– Вы больше леди, чем я – джентльмен. Надеюсь, вы простите мою изначальную грубость?..

– Вы защищали друга. Как я могу вас за это винить?

– Многие люди не стали бы делать на это скидку. – Он сунул записи в карман сюртука. – Вы хотели бы узнать, где обитает Берк?

– Меня в первую очередь интересует отец. Но возможно, Берк располагает нужной информацией. – Мария поджала губы. – Если Берк солгал о смерти моего отца, он не достоин даже презрения.

– Прикажете его убить? – вежливо поинтересовался Рэндалл.

– Не искушайте меня! – воскликнула Мария, не совсем уверенная в том, что Рэндалл действительно шутил.

– Хорошо. Тогда я лишь слегка подкорректирую его лицо.

По особому блеску в глазах Рэндалла Мария определила, что он и в самом деле не шутил.

– Только не слишком усердствуйте, – сказала она не вполне искренне.

Язвительно она напомнила себе о том, что если бы она была настоящей леди, как ее воображаемая сестра Сара, то предложение Рэндалла ее бы шокировало. Но последние недели убедили ее в том, что образцом благочинности ей никогда не стать, так что лучше и не стараться.

Поскольку Адам отдыхал, друзья его ушли, так и не повидавшись с ним, и Мария отправилась на поиски мистера Формби. У секретаря Адама был свой просторный кабинет в тыльной части дома, и он с удовольствием сообщил Марии адрес в Линкольншире, где гостила Дженни Лоуфорд. Он также представил ей бумагу со штампом, дающим право на бесплатную доставку. Перед тем как отправиться в Шотландию, Адам оставил достаточно большое число листов со штампом для домашних нужд, и такими бумагами у Формби была забита половина выдвижного ящика.

Поднявшись к себе и снова сев за тот же письменный стол, Мария хорошенько подумала о том, что собирается написать, перед тем как коснуться пером бумаги. Не должно быть никаких намеков на то, что между ней и Адамом что-то происходит. Будет лучше, если, прочитав письмо, Дженни решит, что его написала женщина, которая могла бы приходиться Адаму заботливой тетушкой.

«Моя дорогая мисс Лоуфорд…» Она начала с того, что извинилась за то, что пишет женщине, с которой они официально не знакомы. Затем она вкратце изложила обстоятельства ее, Марии, знакомства с Адамом. И лишь затем она написала о самом главном.

«Естественно, Ваша матушка озабочена Вашим здоровьем, но, пожалуйста, если Вы настолько оправились от своей болезни, что можете путешествовать, возвращайтесь в Лондон как можно скорее. Эштон слишком тактичен, чтобы просить Вас ради него покинуть Линкольншир, но как озабоченный друг я чувствую, что должна дать Вам знать, что Ваш жених нуждается в том, чтобы Вы были рядом.

Искренне Ваша,

мисс Мария Кларк».

Со вздохом она запечатала конверт и передала его для отправки. Утром послание должно покинуть Лондон. Может, она и не была настоящей леди, но зато она старалась делать то, что пошло бы на пользу Адаму. Она надеялась, что на небесах ей зачтется этот благородный поступок.

Глава 31

Адам просыпался медленно, довольный тем, что голова не болит. Более того, в мыслях его появилась ясность, какой он не знал… очень долго.

Не открывая глаз, он привел мысли в порядок. В душе его постепенно все улеглось, утихомирилось и соединилось в одно целое. Кое-где, конечно, не обошлось без грубых швов, но больше он не ощущал себя расколотым на фрагменты, как это было раньше.

Теперь он отчетливо помнил, как жил, будучи герцогом. Как управлял своим движимым и недвижимым имуществом – что было титанически трудно, даже имея таких компетентных и трудолюбивых помощников, как Формби и другие. Адам вспомнил, как заседал в палате лордов, слушал дебаты, принимал участие в голосовании. Вспомнил, как люди искали у него покровительства, желая что-то выгадать для себя или своих детей.

В Камберленде, узнав о том, что он герцог, Адам испытал шок. Ноша такого высокого титула показалась тогда непосильной. Сейчас Адам осознавал, что в своей прошлой жизни не испытывал подобных предубеждений. Роль герцога ему была не только по силам, но и по нраву. Он долго учился той роли, какую ему предстояло играть, и вполне освоился в ней. У него неплохо получалось распоряжаться и вверенным ему богатством, и вверенной ему властью. И он успел по достоинству оценить те преимущества, что дают человеку деньги и власть.

Методично он вспоминал свою жизнь, начиная с проведенного в Индии детства. Несмотря на то что во сне к нему приходила мать, сейчас он вспоминал отца: зеленоглазого благодушного сибарита, ведущего в Индии далеко не скромное существование. За десять первых лет жизни Адам успел достаточно хорошо узнать своего отца, и сейчас он понимал, что всегда тосковал и продолжает тосковать по нему.

Воспоминания были живыми и яркими. Возможно, самым первым воспоминанием об отце было то, когда они вдвоем с ним ехали верхом на слоне. Адам сидел в покачивающемся паланкине и чувствовал руки отца, обнимающие его. Отец показывал ему яркие цветы и мелькающих радужным оперением птиц в лесу, называя по-английски каждый цветок и каждую птицу, терпеливо повторяя несколько раз, чтобы Адам запомнил то, чему учил его отец. В голове Адама сейчас звучало пение нездешних птиц, перед глазами вставали богатые краски Индии, сложный пряный аромат страны его детства.

После того как отец получил шокирующее уведомление о наследовании титула, новоявленный шестой герцог Эштон начал подготовку к возвращению в Англию. У Адама было отчетливое ощущение, что возвращаться в Англию его отец не хотел. Адам помнил, что отец неожиданно заболел в разгар сборов, и лихорадка свела его в могилу меньше чем за сорок восемь часов. Адаму не позволяли входить к отцу из опасения, что он может подхватить заразу.

Теперь, оглядываясь в прошлое, Адам спрашивал себя, не в том ли причина скоропостижной смерти отца, что он очень не хотел возвращаться в Англию. Он так не хотел уезжать из ставшей ему родной теплой страны, что бороться с болезнью у него не было ни желания, ни сил. Может, смерть стала для него желанным исходом, ведь сейчас кости его покоятся в земле обожаемой им Индии.

Раскладывая по полочкам воспоминания того периода своей жизни, Адам обнаружил, что помнит Джона Стиллуэла молодым. Высокородные женщины в Индии, как правило, ведут уединенную жизнь, но образ жизни Лакшми после замужества резко изменился. Могло ли случиться так, что она вышла за англичанина потому, что желала большей свободы? Адам подумал, что должен спросить об этом мать. И понимание того, что он может ее об этом спросить, отозвалось в его душе приятным теплом.

Стиллуэл был частым гостем в доме Лоуфордов. Порой он провожал Лакшми взглядом, полным тоски и тихой грусти. Так провожают несбыточную мечту. Даже если Адаму никогда не приходило в голову, что мать его может повторно выйти замуж и родить еще детей, он был рад, что она нашла человека, который любил ее и относился к ней с бережной заботой.

Адам встал с постели. Слабость, которую он чувствовал ранее, ушла без следа. В комнате было темно и очень тихо. Наступила ночь. Он проспал остаток дня, проспал и ужин. Он тихо прошел в смежную гостиную, освещенную одной маленькой лампой.

Достав из тайника спрятанный ключ, он отнес лампу в свое святилище и пристально вгляделся в изображения священных существ. В неровном свете пламени статуи, казалось, оживали. Они смотрели на него с мудростью, копившейся тысячелетиями.

Взгляд его задержался на Лакшми, божественной покровительнице его матери. Как говорится, нет худа без добра, и то, что случилось с ним, подтверждало это. Лишь заглянув смерти в лицо и получив удар по голове, который чуть было напрочь не лишил его памяти, Адам принял и признал наконец безоговорочно и со всей полнотой того индийца, который жил в нем на равных правах с англичанином.

Он был в равной степени англичанином и индийцем. Он получил европейское образование – блестящее образование английского джентльмена, и кодекс чести английского джентльмена был для него тем главным сводом правил, которым он руководствовался во всех поступках. Но индийская и английская его ипостаси, две половины его существа, не могли существовать в отрыве друг от друга. Они нуждались в соединении. Они должны были слиться воедино, образовать неразрывную связь, и это наконец случилось. И пусть проклятие падет на его голову, если он вновь станет скрывать от себя и других то, кто он есть.

Адам вышел из святилища и посмотрел на часы, стоящие на каминной полке. Еще нет двенадцати. Может, Рэндалл не спит. Адам хотел было надеть домашние туфли, но вдруг ему пришло в голову, что он у себя дома и может ходить босиком и в одной рубашке, если ему так хочется.

В доме было тихо. В течение дня Эштон-Хаус гудел как улей – такой большой дом требовал заботы, и слуги его никогда не сидели без дела. Слишком большой дом для одного человека. Но ведь он был обручен, и если на то будет Божья воля, дети заполнят пустые комнаты дома.

Он посмотрел направо. Комнаты Марии были в конце коридора. Увы, Адам ничего не помнил о помолвке. Он вспомнил несколько эпизодов, случившихся незадолго до аварии, но ничего существенного они ему не сообщили.

Он помнил, как радостно смеялся на палубе «Энтерпрайза», когда корабль летел к Ферт-оф-Клайд. Они все работали как сумасшедшие, окрыленные успехом. Все лица, на кого бы он ни посмотрел, светились от счастья. Он собирался вознаградить своих подвижников, выплатив им премиальные, а теперь половина тех, с кем он вместе трудился над проектом, были мертвы, и погибли они, возможно, по той лишь причине, что работали на него. Да будет мир их праху.

Он еще помнил сияющее лицо Дженни, но, увы, воспоминание это было лишено конкретных деталей. Неужели он успел полюбить ее в течение тех месяцев, о которых ничего не помнил? Разумеется, он ее любил. Она была его сестрой в том смысле, в каком Кири не могла быть, поскольку он и Дженни росли вместе. Но любил ли он Дженни так, как любил Марию? Это казалось невозможным.

Оглядываясь назад, Адам понимал, что давно уже принял решение никогда не жениться, потому что не хотел передавать по наследству своим детям позорное клеймо полукровки. Хотя он и стремился обрести подругу жизни, обрести семью, он предпочитал никому не показывать, что индийское начало в нем проявляется не только в цвете его кожи или чертах лица. На каком-то глубинном, бессознательном уровне он уверовал в то, что, раскрыв свою суть, он подпишет себе приговор, и по этой причине он всех, даже близких друзей, держат на расстоянии. А скрывать свою суть от жены будет еще труднее.

Не потому ли он сделал предложение Дженни? Она знала его много лет и привыкла к его чудачествам, так что с ней, возможно, он чувствовал себя в безопасности.

Мария знала его лучше других, и она приняла его таким, какой он есть. Более того, кажется, ей нравилось в нем именно то, что отличало его от других. То, что раньше заставляло его чувствовать себя неполноценным.

И все же Адам отдавал себе отчет в том, что даже если он никогда не сможет полюбить Дженни так, как любил Марию, он не расторгнет с ней помолвку. И дело не в одном лишь пресловутом кодексе чести, который он никогда в жизни не преступал. Дженни любила его, и отвергнуть ее после того, как она приняла его предложение, было бы… немыслимо.

Адам стремительно развернулся и направился по коридору налево, в то крыло, где располагались апартаменты Рэндалла. Под дверью Адам увидел полоску света и постучал.

Заскрипели стулья, и Рэндалл пошел открывать дверь. За столом посреди комнаты в одних рубашках сидели Мастерсон и Керкленд. Перед ними стояли бутылки с кларетом. Друзья держали в руках бокалы.

– Вижу, вы опять что-то замышляете, – сухо заметил Адам. – Пора и мне к вам присоединиться.

Керкленд приподнял брови.

– Герцог вернулся.

– Вот уже несколько дней, как я вернулся, – заметил Адам, заходя в комнату. Взяв из рук Рэндалла бокал вина, он опустился на один из свободных стульев. Апартаменты Рэндалла были почти такой же величины, как его собственные. Поскольку родственники отказывались признать Рэндалла и в Лондоне жить ему было негде, Эштон предоставил ему эти комнаты, разрешив жить там столько, сколько захочет его друг.

– Вернулся, но не так, как сегодня, – хмыкнул Керкленд. – Мария рассказала нам, как к тебе приходила мать и как к тебе едва ли не полностью вернулась память. Перемены налицо.

Адам нахмурился:

– И в чем состоят отличия?

После довольно продолжительной паузы Уилл сказал:

– Больше острых углов. Суть твоя оставалась неизменной и когда ты совсем ничего не помнил, но теперь в твоем облике проявилась… квинтэссенция твоего опыта. – Уилл глотнул вина. – Если ты понимаешь, о чем я.

Адам осознал, что с того самого момента, как Мария нашла его, он не без успеха стремился отгородиться от мира, используя в качестве щита замкнутость, которую культивировал в себе с детства. Он постоянно был настороже, даже с друзьями. Неужели ему нравилось так жить – обособленным, отъединенным от общества?

Адам встал.

– Пойдемте со мной.

Озадаченные, но заинтригованные, друзья прошли с ним в его апартаменты. Зайдя в гостиную, Адам подкрутил лампу, чтобы горела ярче, затем вошел в свое святилище и взмахом руки пригласил друзей внутрь. Прочь формальности.

– Оплот моей тайной жизни.

Друзья слегка притихли, оглядываясь по сторонам.

– Это ведь индуистский храм, верно? – зачем-то спросил Рэндалл. Он чувствовал себя неуверенно.

– Резьба великолепна! – заметил Керкленд, пристально осматривая каждое из божеств. – Насколько я понимаю, это домашняя церковь, такая, какая бывает во многих больших домах.

– Только крестов на стенах нет. – Уилл пристально посмотрел на Адама. – Это не такой уж сюрприз, Эш. Ты никогда не делал тайны из своего индийского происхождения.

– Не делал, – согласился Адам, – но я всегда скрывал, насколько оно для меня значимо.

– Поверь нам, – с улыбкой сказал Уилл, – мы знали об этом, но поскольку ты никогда не поднимал эту тему, мы ее тоже не поднимали.

– Уилл, может, и знал. – Керкленд остановился перед статуей танцующего Шивы, восхищенно на нее глядя. – Я не могу сказать, что был столь же проницателен. Но это ничего не меняет. – Он обвел рукой статуи. – Ты был тем, кем ты был. Ты есть то, что ты есть. И я не хочу тебя другого.

Адам почувствовал, как глаза защипало. Должно быть, лампа дымит.

– Я не могу сказать, отчего почувствовал необходимость открыться перед вами. Но потребность была довольно сильной.

– Если честно, – вполне серьезно сказал Уилл, – хотя нас тебе шокировать не удалось, чужие тебе люди могли бы прийти в негодование, узнав, что ты держишь у себя в доме целый пантеон языческих идолов, которые для тебя не являются лишь коллекцией предметов искусства. Твои попечители вбивали тебе в голову, что ты должен стать большим англичанином, чем любой чистокровный англичанин, чтобы быть достойным титула английского герцога.

– Да будут благословенны подрывные методы леди Агнесс, не то нас всех скрутили бы в бараний рог и мы уже не смогли бы быть такими, как есть, – заметил Керкленд.

Верно сказано. Именно благодаря леди Агнес Адам остался верен своему индийскому наследию. Оборвись эта связь, и его рассудок, возможно, не выдержал бы свалившихся на него перемен.

Рэндалл отвернулся от алтаря.

– Не забывай, что человек, который пытается тебя убить, возможно, не имеет иных мотивов, кроме национальной ненависти.

Рэндалл словно вылил на всех ушат холодной воды, вернув к суровой реальности. Друзья, знавшие Адама многие годы, конечно же, относятся к нему с большей терпимостью, чем чужие люди, склонные обличать то, что не в состоянии принять и понять. Он будет хранить свою веру в сердце, не выставляя ее напоказ. Но тайны из этой веры делать больше не будет.

Как бы отреагировала Дженни? Приняла бы его или осудила? Если верно последнее, то она скорее всего потребует расторгнуть помолвку. Надежда взмахнула перед ним крылом. Но, воздавая должное Дженни, Адам был склонен ожидать иного: если первой реакцией ее будет шок, то со временем она скорее всего примет как данность его двойственную природу, так же, как приняли Адама его друзья.

– К вопросу о том человеке, что пытался меня убить. Появилась ли какая-то новая информация? – Адам махнул рукой в сторону стола посреди гостиной. – Мы могли бы поговорить и здесь. У меня и места больше, и запас вина богаче.

– Ты недооцениваешь качество тех бутылок, что мне удалось выпросить у твоего дворецкого. – Рэндалл сел на диван, вытянув перед собой ноги. – Я думаю, разговор потянет на пару бутылок, не больше.

Уорф, неслышно ступая по персидскому ковру, вошел в комнату. Возможно, его разбудили голоса.

– Вам что-нибудь нужно, ваша светлость?

Адам понял, что ужасно проголодался – ужин он проспал.

– Было бы неплохо, если бы сюда принесли холодной закуски. Мясо и сыр, никаких изысков.

Адам вытащил из буфета бутылку с кларетом и открыл ее. Уорф с поклоном удалился на кухню. Какое удовлетворение испытываешь, точно зная, где найти то вино, которого хочется. Он с той же легкостью сейчас мог бы достать бренди, рейнвейн или херес. Герцог Эштон хорошо ориентировался в собственном доме.

Он разлил вино по бокалам. Друзья сели за стол.

– Ну, так есть какая-то информация?

– Нед Шипли – один из рабочих, помогавших монтировать котел на «Энтерпрайзе» в Шотландии, постоянно проживал в Лондоне, – сказал Керкленд. – Если верить моему осведомителю в Глазго, его рекомендовали тебе для работы над этим проектом, поскольку у него имелся опыт обращения с паровыми двигателями. Он был себе на уме и много не болтал, но он знал свое дело и работал усердно. Его не было на судне во время аварии, и после взрыва он куда-то исчез. Возможно, он погиб, но, пока не найдено тело, мертвым его считать рановато.

Адам нахмурился:

– Шипли? Я смутно припоминаю это имя, но ничего определенного сказать о нем не могу.

– Мы ищем его здесь, в Лондоне. Возможно, в Шотландии он нанимался к тебе на работу под вымышленным именем. – Керкленд пригубил вино. – Но у меня есть подробное его описание. На тыльной стороне левой ладони у него татуировка в виде якоря, а на правой – череп.

Адам легко мог представить эти руки с татуировками, но; он не был вполне уверен в том, что на самом деле вспомнил их. Адам узнал о себе еще кое-что: у него было очень живое воображение.

– Вы говорите, его мне рекомендовали. Кто именно?

Друзья озабоченно переглянулись.

– Это не вполне ясно, – ответил Керкленд. – Но вроде бы его рекомендовал тебе Хэл Лоуфорд.

Адам невидящим взглядом уставился в бокал с кларетом. Окончательные выводы делать рано, но он должен был принять как факт то, что Хэл – Боже, его будущий зять и кузен – мог пытаться его убрать. Титул герцога и немалое состояние могли бы многих заставить пойти на преступление.

– Есть ли иные способы выяснить причастность к взрыву Шипли, не спрашивая напрямую ни Шипли, ни Хэла?

Керкленд вздохнул:

– Возможно, иного пути нет. Очевидно, ты упоминал в беседе с кем-нибудь, что рад тому, что Хэл рекомендовал тебе Шипли, но вычислить того, кому именно ты об этом говорил, будет весьма затруднительно. Ты очень помог бы расследованию, если бы сумел вспомнить самый недавний отрезок твоей жизни.

На все воля Божья.

– Рэндалл, ты дал задание Робу искать убийцу?

– Да, но пока ему почти не с чем работать, – ответил Рэндалл. – Он поручил информаторам искать Шипли. И Берка тоже – по просьбе Марии.

Адам прищурился.

– И как обстоят дела с этим?

– Если Берк вернулся в Лондон, узнать о месте его пребывания будет несложно, потому что он скорее всего прятаться не станет. Если его в городе нет, то поиски займут немного больше времени.

Адам подумал о том, как горевала Мария, когда ей сказали, что ее отец мертв. Если Берк ей солгал…

– Когда его найдут, я сам с ним поговорю.

Рэндалл нахмурился:

– Тебе опасно разъезжать по Лондону. Если бы вчерашний стрелок целился поточнее, тебя бы уже с нами не было.

– Да, но я не стану жить, как зверь в клетке. Я просто приму разумные меры предосторожности. – Адам пожал плечами. – Чтобы выманить убийцу из укрытия, я должен периодически появляться то там, то здесь.

Рэндалла и Керкленда эта мысль привела в шок, но Уилл сказал:

– Звучит разумно. Кто-то из вас согласился бы жить взаперти? Наверное, все же нет.

– Я буду ездить в закрытом экипаже и найму еще охрану. – Адам одним глотком допил кларет. – И еще я устрою у себя званый ужин. Я приглашу Хэла и его мать, мою мать со всей семьей, вас троих и Марию с Джулией. Надеюсь на твой коронный угрожающий взгляд, Рэндалл. Возможно, он заставит Хэла расколоться.

Адам налил себе еще вина. Хэл, возможно, ни в чем не повинен. Но отчего-то в это мало верилось.

Глава 32

Если учесть, с какими сильными переживаниями были сопряжены последние два дня, то решение Марии на следующее утро пройтись по магазинам в сопровождении лучшей подруги представлялось вполне оправданным и логичным – для женщины нет лучшего лекарства от невзгод. Для начала они прошлись по блошиному рынку. Следующими на очереди были магазины на Бонд-стрит. Цены там оказались, конечно, выше, чем на барахолке, но зато и качество товаров несравненно выше. Таких вещей в других местах не найдешь. К середине дня они обе были обвешаны свертками, и Мария уже не думала ни о грозящей Адаму опасности, ни о своем пропавшем отце.

В последнем на их маршруте магазине тканей Джулия присмотрела два отреза: один отрез нежно-розового муслина, а другой – поплина приглушенного зеленого оттенка.

– Какой из них мне купить? Оба я позволить себе не могу.

– Возьми оба, – сказала Мария. – И тот и другой цвет тебе очень к лицу, а в Карлайле ничего подобного не найти. Раз мы через пару дней уедем из Лондона, надо воспользоваться возможностями столицы и здесь приобрести то, чего никогда не купишь у нас. Кто знает, когда нам в следующий раз доведется побывать в Лондоне, а возможности приехать сюда бесплатно у нас больше уже никогда не будет. Так что купи оба отреза за те деньги, что ты сэкономила на дорожных расходах.

Джулия усмехнулась:

– Я не поехала бы сюда, если бы мне пришлось оплачивать дорогу, но ты только что подкинула мне хорошую мысль о том, как оправдать свою расточительность. – Она дала знак продавцу, что готова приобрести оба отреза.

Когда они выходили из лавки, Мария задержалась на пороге и окинула взглядом узкую, запруженную людьми Бонд-стрит.

– Я люблю деревню, и мне не терпится вернуться в Хартли, – задумчиво проговорила Мария, – но и Лондон я тоже люблю. Мы с отцом довольно часто останавливались здесь, когда не получалось напроситься к кому-то в гости в загородный дом. – Она усмехнулась. – Хотя обычно останавливались в более скромных гостиницах, чем те, где ночевали мы по дороге в Лондон.

– Ну что же, мы можем поздравить себя с удачной охотой, – сказала Джулия. – Больше мы ничего не можем купить, потому что у нас не хватит рук. Может, зайдем в чайную и выпьем чаю перед возвращением в Эштон-Хаус? У меня ноги горят.

– Мне не хочется привыкать к роскоши Эштон-Хауса, – решительно заявила Мария. Карета и лакей были бы очередным напоминанием о пропасти в социальном статусе, что пролегла между ней и Эштоном, а в лишних напоминаниях об этом она не нуждалась.

Какая-то женщина вскрикнула неподалеку от них. Мария подняла глаза и увидела хорошо одетую солидную даму, которая во все глаза смотрела на Джулию.

– Это же?..

– Невозможно! – решительно заявила своей спутнице столь же элегантно одетая дама. – Она умерла!

Джулия побледнела. Не раздумывая, Мария подхватила Джулию под руку и потащила за собой. Дойдя до угла, они свернули в переулок и так же быстро пошли дальше. Когда опасность того, что те две дамы их нагонят, миновала, она сказала:

– Чай сейчас был бы, как никогда, кстати.

Джулия глубоко вздохнула.

– Ты не собираешься спрашивать меня о той женщине?

– Нет. Только если ты сама хочешь что-нибудь рассказать.

– Спасибо. – Джулия еще раз судорожно вздохнула. – Может, как-нибудь в другой раз. Иногда приятно поговорить о прошлом.

Их разговор прервал дружелюбный мужской голос:

– Мисс Кларк! Миссис Бэнкрофт! Как приятно с вами увидеться.

Мария обернулась и увидела выходящего из экипажа Хэла Лоуфорда. Перед его обезоруживающей улыбкой трудно было устоять, несмотря на то что Мария при виде его не могла не подумать о том, что, возможно, именно он стоял за попытками убить Адама. Противоречивое отношение к этому человеку временно отморозило ей язык.

Джулия дара речи не лишилась.

– Добрый день, мистер Лоуфорд. Нам тоже очень приятно видеть вас.

– Вижу, вы не оставили без внимания столичные магазины. – Он оценивающе окинул взглядом их многочисленные свертки. – Могу я предложить вам воспользоваться моим экипажем, чтобы отвезти домой ваши покупки, а вас, милые дамы, угостить ленчем?

Мария и Джулия обменялись взглядами.

– Мне нравится, когда меня балуют, даже если роскошь грозит меня испортить, – сказала Джулия.

И вероятно, ей сейчас как раз этого не хватало.

– Спасибо, мистер Лоуфорд. Мы с благодарностью принимаем оба ваших предложения, – ответила Мария.

– Пожалуйста, зовите меня Хэл. – Он дал знак лакею забрать свертки и погрузить в экипаж. – Все скажут вам, что я не настолько тщеславен, чтобы мне нравилось, когда меня постоянно называли бы мистер Лоуфорд.

Мария вынужденно призналась себе в том, что против его обаяния устоять непросто. Но она не могла избавиться от ощущения, что за его учтивостью кроется что-то еще.

Когда ленч уже подходил к концу, Хэл вдруг стал серьезным.

– Что-нибудь прояснилось насчет человека, пытавшегося пристрелить Эштона? – спросил он. – Меня очень беспокоит возможность повторения попытки покушения.

– Как и меня. – Мария прищурилась. – Если кому-нибудь пришло бы в голову составить список тех, кто заинтересован в его смерти, то вы были бы первым в этом списке.

Хэл не стал изображать ни возмущения, ни обиды. И виноватым, судя по всему, он себя тоже не чувствовал.

– О чем я, как вы понимаете, догадываюсь, – довольно язвительно ответил он. – Ирония ситуации как раз и состоит в том, что быть герцогом мне не хочется. Какой из меня герцог? Адам – тот другое дело. У него врожденное чувство ответственности. Отец его был высокопоставленным британским сановником в Индии, а от матери, индийской принцессы, Адам унаследовал королевскую кровь. Он читает и понимает язык законодателей, от которого меня лишь клонит в сон. Он как-то предложил мне заявить свою кандидатуру на место в палате общин от округа, в котором находится фамильное поместье Эштонов. Очень престижно, но я отказался, потому что боялся умереть от скуки на их заседаниях.

Джулия склонила голову набок.

– А что вас по-настоящему интересует, Хэл? Азартные игры? Женщины?

– Мне нравится и то и другое, но моя настоящая страсть – лошади. Выведение лошадей хорошей породы. У Эштона мать королевских кровей, а у меня мать – простая ирландка. Она родом из семьи, которая на протяжении многих поколений занималась выведением породистых лошадей. – Хэл усмехнулся. – И несмотря на то что крючкотворство законодателей наводит на меня тоску, я веду на редкость подробные записи о каждой лошади, которой владею. И это занятие мне никогда не наскучит.

И Мария, и Джулия рассмеялись. Мария смотрела в зеленые глаза, так похожие на глаза Адама, и не могла решить, то ли Хэл Лоуфорд честный человек, то ли самый вероломный лжец в Лондоне.

Адам изменился. Марии хватило одного взгляда на Адама, чтобы это заметить. Поскольку Мария отправилась по магазинам с самого утра, а вернулись они с Джулией ближе к вечеру, то с Адамом они встретились только перед ужином.

И когда она увидела его, стоящего в другом конце комнаты, мрачного и отчужденного, она поняла, что ей давно пора уезжать из Лондона. Измученный, лишенный памяти страдалец, которого она вытащила из моря, исчез – ушел в небытие окончательно и бесповоротно. Из растерянного, во всем полагавшегося на нее и беззаветно верившего ей безродного скитальца Адам превратился в уверенного в себе, холодновато-надменного герцога Эштона. Власть более не тяготила его – напротив, она была такой же привычной и естественной частью его облика, как безукоризненно скроенный камзол или элегантно завязанный шейный платок. Он постепенно и неуклонно отдалялся от нее, и пропасть между ними становилась день ото дня все шире, все непреодолимее. Она точно знала, когда между ними пролегла трещина. Это случилось в тот день, когда в Хартли явились его друзья и заявили свои права на него. Теперь, когда он освоился в своей прежней жизни, ей рядом с ним больше не было места.

Горло сжал спазм. Мария сглотнула слюну, преодолевая судорожное сопротивление мышц. Она не могла желать ему зла, не могла пожелать ему прожить остаток дней без памяти о прошлом. Но на краткий миг, когда он был просто Адамом, а весь прочий мир был где-то там, далеко, им было даровано счастье.

Он повернулся к буфету с напитками и, окинув взглядом их с Джулией, спросил:

– Хересу не желаете? – Взгляд его задержался на Марии, и по тому, как согрел ее этот взгляд, она заключила, что он не совсем еще выбросил Хартли из головы.

Мария ничего не успела ответить, как Холмс объявил, что прибыло семейство Стиллуэлов. Следом за дворецким шли Лакшми и генерал Стиллуэл, Кири и юноша с девушкой моложе Кири. Адам прошел через комнату, чтобы поприветствовать их. Мать он легонько поцеловал в щеку.

– Получается, что ты вчера мне не приснилась, мама.

Лакшми скользнула рукой по руке Адама подальше локтя, словно испытывала острую потребность прикоснуться к своему давным-давно потерянному сыну.

– Я боялась, что никогда не увижу всех своих четверых красивых детей сразу. С Кири ты уже знаком. А вот Люсия и Томас. Разве они не чудесные?

Люсия покраснела, но Адам засмеялся, пожав руки сначала своей сводной сестре, а потом брату.

– Я обзавелся большой семьей.

Все четверо отпрысков Лакшми начали оживленно беседовать, перебивая друг друга. Они все действительно были красивы, и все были похожи друг на друга, так что не составляло труда догадаться, что они братья и сестры. Адаму, очевидно, начинала нравиться роль старшего брата.

Хотя Марии и было горько оттого, что ей места рядом с Адамом не нашлось, но ей никогда в голову не пришло бы омрачать радость Адама и его домочадцев, которые через столько лет обрели друг друга. Люсии было, наверное, лет семнадцать, и она обещала в ближайшее время превратиться в столь же ослепительную красавицу, как и Кири, хотя глаза у нее были не карими, как у Кири, а серо-зелеными, как у матери. Томас был на пару лет старше сестры. Осанистый молодой человек с серо-голубыми, как у отца, глазами. У всех четверых кожа была светлее, чем у Лакшми, но темнее, чем у отца.

Пока Холмс разливал гостям херес, генерал отделился от семейной группы и подошел к Марии с Джулией.

– Красивые ребята, правда? – с гордостью сказал он.

– Это так, – согласилась Джулия. – Похоже, они унаследовали все лучшее от двух народов: англичан и индийцев.

Так, из любопытства, Мария спросила:

– Генерал Стиллуэл, вы не опасаетесь того, что к вашим детям здесь отнесутся с предубеждением?

– Конечно, я переживаю за них. Родители не могут не переживать. – Он невесело усмехнулся, переводя взгляд с Марии на Джулию и обратно. – В свое время вы и сами это поймете. Но и в Индии найдется немало людей, которые относятся с предубеждением к тем, в чьих жилах течет смешанная кровь. Кроме того, Англия – их вторая родина, и в конечном счете им самим предстоит выбрать страну, в которой они хотели бы жить. И пожалуй, в этом смысле Британия для них предпочтительнее. Я растил Кири с пеленок, и она мне как родная дочь, но она дочь герцога, а в Англии это много значит. И она заслуживает того, чтобы получить те преимущества, которые обеспечивает ей высокий титул ее отца. И если уж говорить начистоту, ее положение в обществе может послужить протекцией для Томаса и Люсии – ее сводных брата и сестры.

Теперь стало понятно, почему генералу было так важно, чтобы, Адам признал сводных брата и сестру. Поддержка герцога Эштона помогла бы им всем. Кири находилась в более выгодном положении. Даже если у ее отца не было возможности написать завещание, Адам непременно выделит ей приданое, которое полагается по статусу дочери и родной сестре герцога.

Дворецкий объявил о том, что ужин подан. Все потянулись в столовую, и Адам, улучив момент, подошел к Марии.

– Мать, две сестры и брат… Это чудо!

– Действительно чудо. – Она улыбнулась так, чтобы он увидел, что она за него счастлива. – Более того, они все прекрасные люди, а не гора грязной посуды, как это частенько бывает с родственниками.

Он усмехнулся, беря ее под руку.

– Я принял бы и гору грязной посуды, но вышло и вправду лучше.

Воспользовавшись моментом, Мария, понизив голос до шепота, чтобы их никто не мог услышать, сообщила:

– Я поговорила с Джулией, и она сказала, что управляющую почтовым отделением Хартли Энни Уоткинс Берк мог запросто соблазнить или подкупить, и Джулия не исключает того, что эта женщина перехватывала всю мою корреспонденцию.

Адам прищурился:

– Интересная зацепка. Остается только получить признание от самого Берка. Если Берк вернется в Лондон, найти его будет нетрудно. Скорее всего начинать поиски твоего отца следует с визита к нему.

– Тогда будем надеяться на то, что он скоро вернется в столицу. – Мария перевела дыхание. – Мы с Джулией намерены отправляться домой через три дня. Можно попросить Холмса узнать расписание дилижансов?

Рука Адама на ее предплечье сжалась. Он выглядел так, словно его ранили в самое сердце. Мария тихо сказала:

– Пора, Адам. Любая добытая тобой информация, касающаяся моего отца, может быть направлена мне почтой, а что касается Энни Уоткинс, то с ней я разберусь сама, доверься мне. Она больше не украдет ни одного письма.

– Я знаю, что ты права. – Он несколько шагов сделал молча. – Ты поедешь домой в моей карете. Я не хочу, чтобы вы с Джулией путешествовали на общественном транспорте.

Мария невесело рассмеялась:

– Я много раз путешествовала на общественном транспорте, и, как видишь, ничего дурного со мной не случилось.

– Позволь сделать это для тебя. – Он смотрел ей прямо в глаза.

Ей стало немного не по себе от этого полного пронзительной тоски взгляда, хотя, как ни стыдно в этом признаться, ей льстило сознание, что ему, так же, как и ей, трудно поставить крест на всем, что было между ними.

– Хорошо, если ты настаиваешь… Было бы глупо отказываться, когда предлагают с комфортом и бесплатно довезти тебя до самого дома. И даже если бы я захотела отказаться, практичная Джулия не позволила бы мне это сделать, – сказала Мария с несколько наигранной беспечностью.

– Ты могла бы задержаться еще на один день? Я устраиваю званый ужин, на который приглашаю обе половины моей семьи, и я хотел бы, чтобы ты там присутствовала. – Он едва заметно улыбнулся. – Вы с Джулией будете чем-то вроде средства для предотвращения возможных трений.

– Уверена, что Джулия не станет возражать. – А у нее будет еще один день рядом с Адамом.

Глава 33

Для того чтобы определить местонахождение Берка, понадобилось всего полтора дня. Адам был в своем кабинете, углубившись в бумажную работу, неизбежно сопряженную с владением собственностью, раздумывая над тем, действительно ли он обязан иметь свое особое мнение по поводу целесообразности продления срока действия договоров аренды с фермерами, живущими на территории его поместья в Йоркшире. На его взгляд, достаточно было рекомендации по этому поводу управляющего поместьем. Раз он считает, что договора необходимо продлевать, значит, так тому и быть. Адам подписал договор.

Следующий пакет документов имел отношение к темам, обсуждаемым в палате лордов. Действительно, пора возобновить посещение заседаний палаты, раз теперь он способен узнавать присутствующих там людей. На последнем заседании обсуждались вопросы, кое-какие из которых показались Адаму интересными и стоящими рассмотрения.

Он с облегчением отодвинул в сторону документы, когда Керкленд и Рэндалл заглянули к нему в кабинет.

– Надеюсь, вы пришли, чтобы дать мне удобный повод манкировать моими утомительными обязанностями?

– Ты угадал, – ответил Керкленд. – По нашим сведениям, Берк остановился в гостинице возле Ковент-Гардена. Примерно час назад он был в своем номере. Хочешь его навестить?

Адам резко отодвинул стул.

– Хочу! И чем скорее, тем лучше.

Для поездки в город вновь, как и в прошлый раз, был выбран старый, видавший виды экипаж без опознавательных знаков. Когда они выезжали из дома, Адам успел подумать о том, что как раз в этот момент за ними может наблюдать человек, вынашивающий планы убить его. От этой мысли Адаму сделалось зябко, несмотря на то что день выдался на редкость теплым и солнечным. Чудный весенний денек, когда хочется наслаждаться жизнью и не думать ни о чем таком, что может эту жизнь омрачать. Но об опасности напоминала боль в перевязанном плече, укрытом модной рубашкой и щегольским сюртуком.

Гостиница, в которой остановился Берк, видала времена и получше. Адам невольно задумался о том, чем живет Берк теперь, когда он проиграл поместье – основной источник дохода. Если судить по гостинице, с деньгами у Берка было совсем худо.

Мерфи остановил экипаж у входа в гостиницу. Когда трое джентльменов вышли из кареты, от стены отделился щуплый русоволосый парень. Адам узнал Роба Кармайкла, сыщика с Боу-стрйт.

Кармайкл ткнул большим пальцем вверх:

– Берк все еще там. Комната на верхнем этаже справа.

– Спасибо за то, что нашел его. – Адам взглянул на окна. – Тебе, случайно, не удалось отыскать таинственного Неда Шипли?

– В доках поговаривают, что его не так давно видели в городе, но пока точно ничего не известно. – Несмотря на то что Кармайкл был одет как простолюдин, речь его выдавала в нем человека совсем из иной среды. Он говорил чисто и правильно, что неудивительно, если учесть, что он получил образование в Уэстерфилдской академии.

– Хотите, чтобы я с вами поднялся?

– Было бы полезно, если придется продолжить расследование.

Адам вошел в гостиницу, трое остальных последовали за ним. Хозяин гостиницы высунул голову из задней комнаты, увидел, что вошедшие одеты дорого и настроены решительно, и мудро исчез с глаз долой.

Быстрый подъем по узкой лестнице, затем поворот направо, и они оказались у дверей угловой комнаты. Адам с удовольствием выбил бы дверь, но он поборол искушение и постучал.

– Кто там? – отозвался знакомый голос.

Адам ясно вспомнил, как оттолкнул Берка от Марии, и сжал кулаки.

– Я принес деньги. – Бессмысленное заявление, но он подумал, что любое упоминание о деньгах должно вызвать у Берка самый живой интерес.

Так оно и произошло. Заскрежетала задвижка, и Берк открыл дверь. Он был в одной рубашке, и глаза у него были красные. Он нахмурился.

– Мы встречались, но будь я неладен, если помню где. Вы проиграли мне в карты?

– Мы встречались в гостиной Хартли-Мэнора. – Адам сделал шаг вперед, не дав Берку захлопнуть дверь. – Вы приставали к Марии Кларк.

Что-то в лице Адама заставило Берка нервно попятиться.

– Зачем вы привели сюда своих друзей? Хотите меня побить? Но бить меня не за что! Уверяю вас, мои намерения в отношении мисс Кларк были самыми честными. Проклятие, я просил ее выйти за меня замуж!

– Если вы помните нашу первую встречу, то отдаете себе отчет в том, что если бы я хотел вас побить, то к помощи друзей прибегать бы не стал. Мои друзья здесь, чтобы предотвратить избиение. – Адам угрожающе улыбнулся. – И вы не предлагали ей выйти за вас, потому что намерения ваши были честные. Вы пытались заставить Марию отдать себя и свое наследство в ваши бесчестные руки. Но это не самое худшее, что вы сделали.

– Я уехал из Хартли, как только узнал, что она замужем! – запальчиво воскликнул Берк. – Я не причинил ей никакого вреда!

– Если не считать вашей бессовестной лжи о смерти ее отца. – Адам медленно стянул перчатки и размял кулаки. – Вы сами его убили, мистер Берк? В Библии сказано: «Око за око, зуб за зуб».

– Нет! – воскликнул Берк, в панике оглядываясь по сторонам в поисках пути к отступлению. – Я не видел ублюдка с того дня, когда после моего проигрыша мы ходили к его нотариусу, чтобы переписать Хартли.

– И пока вы там находились, вы сумели украсть почтовый бланк нотариальной конторы Грейнджера, чтобы потом написать Марии от имени нотариуса письмо, подтверждающее факт гибели ее отца.

Берк вздрогнул, тем самым подтвердив догадку Адама.

– Я уже сказал вам, что хотел на ней жениться! Я не имел в виду ничего дурного! Я просто хотел слегка подтолкнуть ее к этому шагу. Я сказал ей, что ее отец погиб, только для того, чтобы она поняла, как плохо женщине быть одной. Любой здравомыслящей женщине захотелось бы иметь рядом мужчину, который о ней позаботился бы, а кто подойдет для этого лучше, чем я? Я знаю поместье и городок тоже. Девчонка красивая, и нам обоим от такого союза была бы польза. Я не желал ей зла. А когда ее отец вернулся бы, она обрадовалась бы и мы все трое от души посмеялись бы.

– Но Чарлз Кларк так и не вернулся, – тихо сказал Адам, – из чего следует логический вывод о том, что вы убили его. Так, на всякий случай. Чтобы улучшить свои шансы на брак с Марией Кларк. Еще вы соблазнили и подкупили Энни Уоткинс, хозяйку почтового отделения в Хартли, чтобы она перехватывала всю почту мисс Кларк.

– Откуда вы… – Берк отвлекся, но тут же вернулся к главной теме. – Я не убивал его! Через несколько недель после того, как я потерял поместье, я остановился поужинать в одном трактире недалеко от Лондона. И очень кстати туда заглянул начальник полицейского суда. Солдаты только что схватили двух разбойников, которые держали в страхе весь район. Они успели убить двух человек за те несколько месяцев, что хозяйничали в округе, и ограбить многих других. У судьи при себе оказалась шкатулка с драгоценностями, конфискованными у разбойников.

Мне стало любопытно, и я назвался жертвой этих разбойников – одним из тех, кого они грабили. Судья показал мне содержимое шкатулки. Я заметил перстень Кларка – его трудно не заметить, печатка у него с необычным рисунком, и я его запомнил. Я сказал, что перстень принадлежит мне, и уговорил судью отдать его мне.

– И судья отдал вам его, потому что счел вас джентльменом? – недоверчиво переспросил Рэндалл. – Ты, Эш может, и не хочешь об него руки марать, а меня совесть мучить не будет. Отдай его мне!

Слова Рэндалла заставили Берка побледнеть.

– Кларк был одним из тех двоих, кого убили разбойники? – спросил Адам.

– Я не знаю. Никаких имен упомянуто не было. Если Кларк так и не вернулся в Хартли, то, может, его и убили разбойники. Или еще кто-нибудь. И поделом ему, – угрюмо буркнул Берк. – Как только кольцо оказалось у меня, я придумал, как убедить Марию в том, что ее отец мертв, и тем самым заставить ее принять мое предложение. Я не думал, что убедить ее будет трудно. Клянусь могилой матери, если ее отец мертв, то не по моей вине!

– Вы знаете, перехватывала ли ваша сообщница в Хартли какие-нибудь письма, свидетельствовавшие, что Чарлз Кларк жив?

Берк пожал плечами:

– Понятия не имею. Я не видел Энни Уоткинс с тех пор, как уехал из Хартли.

Получается, что догадка Джулии в отношении Энни Уоткинс оказалась верной.

– Вы уверены в том, что не знаете, жив Чарлз Кларк или мертв? – Адам положил руку Берку на плечо, слегка надавив на шею. – Со стороны жест мог показаться вполне приятельским, но натренированные пальцы Адама тут же нащупали главные кровяные артерии.

Берк вскрикнул и весь как-то осел, прислонившись к стене.

– Я не знаю! Ради Бога, отпустите меня!

– Роб, у тебя богатый опыт общения с ворами и обманщиками, – сказал Адам, чуть ослабив давление, так, чтобы Берк не потерял сознание. – Ты думаешь, он говорит правду?

Роб кивнул:

– Думаю, да. Но если хотите, я могу узнать это наверняка. Достаточно зажечь сигару и приложить кончик к определенным местам тела. Хороший способ получить честные ответы.

Берк скулил от страха. С отвращением Адам отпустил его плечо.

– Как мы поступим с этой скотиной?

– Сдадим его в рекруты, – услужливо предложил Керкленд. – Служба матросом на военном судне пойдет ему на пользу. Очень способствует очищению от грехов.

Берк вскрикнул от страха, окинув бегающим взглядом не слишком дружелюбно взиравших на него друзей Адама.

– Ненадежный метод. А вдруг ему удастся сбежать? – задумчиво протянул Адам. – Мы могли бы предъявить ему обвинение в мошенничестве и учинении препятствий в работе Королевской почты. За это, по-моему, положена смертная казнь?

– Кажется, да, – протянул Роб. – Нынче за что только не казнят.

Берк сжался от ужаса.

– Суды так неповоротливы и медлительны, – сказал Адам. – У меня есть предложение лучше.

– Вы не можете просто взять и убить меня без суда! – воскликнул Берк. – Вас повесят!

Адам улыбнулся ангельской улыбкой:

– Ошибаетесь! Я могу вас убить, если захочу. Я пэр королевства, Берк. Я заседаю в палате лордов. У меня за спиной три высокородных джентльмена с безупречной репутацией, они под присягой подтвердят, что я убил вас, защищаясь.

Выражение отчаяния на лице Берка свидетельствовало о его понимании возможности Адама сделать с ним все, что угодно. Но внезапно Адам устал от игры.

– Я согласен, что мистеру Берку пойдет на пользу морской воздух. Керк, есть еще какие-нибудь мысли?

– Тебе повезло, – сказал Керкленд. – Один из моих кораблей сегодня ночью уходит в плавание и держит курс на Индию. Местечко для Берка там найдется, боюсь, правда, что не самое комфортабельное.

– Отлично. – Адам вытащил из кармана конверт. – Вот двести фунтов, Берк. Это больше, чем вы заслуживаете, но эта сумма даст вам шанс начать новую жизнь на новом месте. – Он грозно прищурился. – Если вы только вздумаете вернуться в Англию, долго вам тут прожить не придется.

Берк скосил глаза, размышляя, и, осознав, что лучшего ему никто не предложит, угрюмо сказал:

– Я должен упаковать вещи и написать письма, сообщить людям.

– Керк, сколько у него времени до посадки на корабль?

– Примерно два часа, – ответил Керкленд. – Мы с Робом подождем его, а потом проводим до корабля, чтобы он не заблудился невзначай.

Адам кивнул.

– Роб, ты не против присмотреть за этим господином?

– К вашим услугам, сэр, – расплывшись в улыбке, сказал Роб. – Два часа простоя – малая плата за удовольствие снова видеть вас в деле.

– Я не назвал бы это настоящим делом, – возразил Эштон. – Не вижу достойного противника. То, чем мы сейчас занимаемся, скорее похоже на истребление паразитов – противно, но делать приходится. – Адам развернулся и вышел из комнаты, кивнув на прощание Кармайклу и Керкленду: – Спасибо, друзья. Экипаж оставляю в ваше распоряжение.

Адам кипел от ярости, хотя и старался этого не показывать. Велев кучеру дождаться Керкленда, Кармайкла и Берка, Адам быстрым шагом направился к дому. Рэндалл нагнал его и зашагал рядом.

– Ты перегибал палку, когда сказал, что за твоей спиной три человека с безупречной репутацией, – заметил Рэндалл.

Адам улыбнулся и почувствовал, как его немного отпустило.

– Чего не скажешь для красного словца. – Он посмотрел на Рэндалла. – Ты сейчас исполняешь роль моего телохранителя?

Рэндалл усмехнулся:

– Я возьму на себя эту роль только в случае острой необходимости. А сейчас можешь считать, что я просто решил прогуляться с тобой рядом.

Когда же наконец он сможет гулять по городу, не озираясь по сторонам и не думая о том, с какой стороны следует ждать нападения?

Глава 34

Мария распустила волосы и несколько раз провела по ним щеткой, добиваясь блеска. Она знала, что время уходит. Следующим вечером Адам устраивает званый ужин, который имеет целью официально представить друг другу его английских и индийских родственников, собрать воедино всю его теперь многочисленную семью. А утром следующего дня они с Джулией отправятся домой на север. Вечер выдался ненастным: дул сильный ветер, дождь хлестал в окна, вдалеке раздавались раскаты грома. Ночь разгула темных сил, когда добропорядочные обыватели пораньше укладываются спать, и лишь те, кто замыслил недоброе, творят свои черные дела под покровом ночи… Вот и Мария призвала эту ночь себе в союзницы, замыслив совершить грех – соблазнить мужчину, который был обещан другой женщине.

Вот уже несколько дней прошло с тех пор, как она приняла решение, но все время откладывала осуществление задуманного. В объятия Адама ее толкало отчаяние, желание украсть у судьбы кусочек счастья, который помог бы утолить невыносимую боль неизбежного расставания, но при этом Мария не исключала и того, что после этой ночи боль от разлуки станет еще острее. Как бы там ни было, если она не сделает этого сегодня, то упустит последний шанс.

Мария невесело усмехнулась своему отражению в зеркале. Она сделает то, что задумала, рискуя тем, что пожалеет об этом, потому что, отказавшись, будет жалеть об этом до конца дней. Воображаемая Сара теперь и не пыталась ее отговорить.

Было уже довольно поздно, и Мария надеялась, что ей удастся пробраться к Адаму никем не замеченной. Вымочив, губку Джулии в уксусе и засунув ее в нужное место, она надела свою лучшую ночную рубашку и пеньюар – набор из мерцающего полупрозрачного шелка цвета морской волны, который подарила ей одна веселая вдова после вечеринки в каком-то загородном доме. Волосы она перевязала на затылке лентой подходящего оттенка зеленого. Взяв со стола лампу и прикрыв ее абажуром, чтобы не светила слишком ярко, она выскользнула из комнаты.

Если Адам ей откажет, сердце ее не перестанет биться. Она переживет. Мария уже достаточно хорошо знала Адама, чтобы не сомневаться в том, что он сделает это предельно тактично.

Другое дело, что ей от этого легче не станет. Тактичный или грубый, его отказ все равно разобьет ей сердце. Но если она не предпримет этой попытки, то сердца у нее не останется вовсе – ни целого, ни разбитого. От нее вообще останется лишь оболочка – внутри она вся умрет.

Теперь, когда он вернулся домой и память по большей части восстановилась, а с ней и многолетние привычки, Адам вновь стал регулярно медитировать по утрам, а иногда и ночью – очищение сознания помогало ему засыпать. Но никакая медитация не могла заставить его забыть, что через считанные дни Мария покинет его жизнь навсегда.

После посещения своего святилища Адам запер дверь на ключ и затушил все лампы в гостиной, оставив лишь лампу в спальне. Буря разгулялась не на шутку. Адам раздвинул шторы и залюбовался небом, освещаемым сполохами молний. Он любил грозу.

В дверь его едва слышно постучали. Этот стук почти заглушил дальний раскат грома. Движимый любопытством, он открыл дверь… и увидел Марию. Она была тут, рядом, в паре дюймов от него. Она подняла на него глаза, напряженная, маленькая, такая хрупкая на вид.

– Можно мне войти? – тихо спросила она.

– Конечно. – Он отошел, пропуская ее, не спрашивая, зачем она пришла. Конечно же, не для того, чтобы…

Она плавно скользнула в комнату, изящная и чарующе прелестная в мерцающем наряде, специально созданном, чтобы соблазнять. Повернув к нему лицо и глядя на него огромными карими глазами, она дрожавшим голосом произнесла:

– Не знаю, как это сказать по-другому. Ты ляжешь со мной, Адам? Я предприняла меры предосторожности, чтобы избежать нежелательных последствий. – Она отвела от него глаза. – Я знаю, что поступаю дурно, но Дженни будет иметь тебя вечно, а у меня осталась одна ночь страсти и любви. По обоюдному желанию и согласию. Если… ты меня хочешь?

Из всех потрясений, выпавших на его долю, ни одно не сравнится с тем, что он испытал сейчас.

– Ты спрашиваешь, хочу ли я тебя? Я никогда никого и ничего не хотел сильнее. – Он сжал кулаки, борясь с искушением прикоснуться к ней. – Я не должен. И все же… Я не чувствую себя связанным с Дженни. Она мне дорога, но, будучи с тобой, я не считаю себя предателем. Я думаю… что поступаю правильно.

– Тогда давай эту ночь проведем вместе. – Она задумчиво улыбалась. – Мы создадим воспоминания, которые вечно будут жить в наших сердцах.

Амнезия научила его относиться к воспоминаниям с особым трепетом. Ему лучше других было известно, какую роль играют воспоминания в жизни человека, в том, как он осознает мир вокруг себя и себя в этом мире. Трепетно, как зеницу ока, он берег воспоминание о том, как они с Марией любили друг друга в том маленьком, отгороженном от мира саду, который он посвятил ей, над которым трудился, постоянно думая о ней. То воспоминание было искрой света, способной согреть его, когда душа его истомится от холода. Но одной искры мало для того, чтобы отогреть его душу в грядущее холодное безвременье. Он хотел сохранить в сердце больше таких вот светлых воспоминаний.

Ее лампу он поставил на свой письменный стол, затем взял лицо Марии в ладони, наслаждаясь шелковой кожей. Мария храбро смотрела ему в глаза, такая трогательная и беззащитная. Он чувствовал, что она хочет его так же сильно, как и он ее.

Никогда раньше не целовались они с такой болезненной нежностью, как сейчас, когда время утекало с ужасающей быстротой. Рот ее был слаще меда. Они никуда не спешили. Каждый из них хотел прочувствовать другого до конца, не упустить ни малейшего нюанса вкуса, запаха, текстуры… Он развязал ленту у нее на затылке, и роскошные золотые пряди водопадом упали на спину, струями растеклись по его пальцам.

– Я так хотел увидеть тебя! – выдохнул он. – Всю тебя.

Она тихо засмеялась.

– Желание обоюдное. Во время нашей первой встречи я искала на тебе следы ушибов и не могла сполна насладиться красотой твоего тела. – Она просунула руки под его халат. Ладонь ее весьма приятно согревала его грудь.

Как ни стремились они замедлить мгновения щемящей нежности, природа все решила за них. Нежность уступила лихорадке страсти. Он рывком развязал пояс и спустил с ее плеч пеньюар. Шелк с тихим шелестом упал на пол. Под тонкой рубашкой соблазнительно просвечивало ее тело, освещенное светом двух ламп.

– Мария… – Не в силах придумать слова, которые были бы достойны ее красоты, он провел ладонями по изящным изгибам ее спины. Она была сложена идеально – маленькая богиня, растопившая в топке желания его волю и разум. Он наклонился и сквозь ткань поцеловал ее грудь, чувствуя, как под его языком твердеет ее сосок.

Она резко втянула в себя воздух, развязав пояс его халата. Халат распахнулся, обнажив его тело и свидетельство его желания. Он застонал, когда она прикоснулась к нему.

– Лучше не спеши, милая, а то все слишком быстро закончится.

– И ты не торопись. Давай не расставаться всю ночь. – Она спустила халат с его плеч, кончиками пальцев провела по плечам и вниз по предплечьям, оставляя после себя дорожку огня.

Халат соскользнул на пол. Он не чувствовал холода, ибо весь мир превратился в жар и пламя. Всего лишь мгновение понадобилось, чтобы снять с нее рубашку.

– Она красивая, но ты лучше.

– И ты красивый, – сказала она, когда Адам подхватил ее на руки и отнес в спальню на кровать. Золотистый свет лампы освещал Марию во всем ее чувственном великолепии. Гром прокатился по дому. Это стекло задрожало, вибрируя от раскатов грома – или, возможно, это билось его сердце? В ушах его стучала кровь, когда он лег в постель рядом с ней.

– Мне хочется всю тебя покрыть поцелуями, каждый дюйм. – Он прижался губами к ее горлу, чувствуя, как ускорилось биение ее пульса, когда он накрыл ладонями ее грудь.

– Работы будет много, но пусть тебя это не останавливает, – пробормотала она, погружая пальцы в его волосы, массируя кожу его головы. – Я не могу поверить, что мы все же оказались здесь, вдвоем, в твоей постели. Я так надеялась, что ты окажешься мудрее.

– С тобой сердце мое сильнее разума…

Они любили друг друга раньше. То соитие было спонтанным слиянием тел и чувств. На этот раз оба осознавали цель, и каждая ласка, каждый поцелуй, каждое нежное дыхание усиливали предвкушение развязки. Когда он прикоснулся к ней там, внизу, она вздрогнула от наслаждения. Он начал ласкать ее там медленно, наращивая темп по мере того, как возрастало ее возбуждение, и так до тех пор, пока она не стала вскрикивать от нестерпимого желания. Она сдавленно закричала, дойдя до кульминационного момента, впиваясь ногтями ему в плечи.

Открыв еще затуманенные страстью глаза, она сказала:

– Пришло время нам сделать это вместе.

Несмотря на отчаянное желание, требующее немедленного утоления, он сумел сохранить над собой контроль и вошел в нее медленно и бережно, поскольку для нее это был всего лишь второй раз. Охвативший его экстаз едва не лишил его возможности оставаться в ней неподвижным, дожидаясь, пока тело ее привыкало к нему. Но вот она сама, то ли вздохнув, то ли застонав от наслаждения, начала двигаться под ним.

Они быстро поймали ритм, который устраивал обоих, словно были вместе уже целую вечность. Удивительно, но при такой слаженности они также разделяли опьяняющий восторг недавних любовников. Она была той женщиной, о которой он мечтал многие годы, она была той женщиной, которая могла составить его счастье. Когда ему было плохо и испытания надломили его, Мария спасла его, поддержала душевно, не дала пропасть.

– Я люблю тебя, – выдохнул он. – Ты моя. Навсегда.

– И я люблю тебя, – прошептала она. Глаза ее наполнились слезами. Он перекатился на бок и привлек ее к себе, обнимая ее, защищая от бури, которая потрясала Лондон.

Даже небо плакало над ними, потому что они любили друг друга, но для счастья этого было мало.

Мария тихо лежала в его объятиях, довольствуясь тем, что происходило с ней здесь и сейчас, и он задремал, и лицо его расслабилось, что редко бывало с ним с того самого дня, когда друзья нашли его в Хартли. Она пыталась вспомнить, каким она увидела его в самом начале. Что бросилось ей в глаза тогда? Его синяки и ссадины и то, что он не англичанин.

Она помнила тот момент, когда ей вдруг пришла мысль, что под синяками может оказаться интересный мужчина. Она сильно его недооценивала. Адам Даршам Лоуфорд был не просто интересным мужчиной, он был необыкновенным красавцем, чьи выразительные черты, результат слияния европейской и индийской крови, делали его лицо интригующе необычным. И тело у него было красивое – худощавое, изящное и мускулистое. Хотя, наверное, он бы смутился, если бы она ему об этом сказала.

Ей нравился смуглый оттенок его кожи, более привлекательный, чем ее английская бледность. Она ласково провела рукой по его груди, по ногам, думая о том, как трудно поверить в то, что больше у них никогда этого не будет. Ей не хотелось в это верить. Она провела ладонью по его щеке, почувствовав, как она колется. Он с улыбкой открыл глаза.

– Ты замерзла?

– Немного, – призналась она. Ночь была прохладной, а они лежали нагими поверх покрывала. Она решила согреться, теснее прижавшись к нему. Она не поверила бы, если бы ей сказали, как естественно она будет ощущать себя, лежа рядом с ним обнаженной. Скромность испарилась без следа, и часа не прошло. Познает ли она с кем-нибудь еще такую вот близость?

– Ты смотришь грустно. – Он провел рукой по ее волосам, убирая их со лба за спину. – Ты жалеешь о том, что пришла сюда?

– Нет. – Она попыталась улыбнуться. – Я жалею лишь о том, что эта ночь закончится. Жаль, что мы не можем остановить время.

В изножье кровати лежало свернутое легкое одеяло. Адам потянулся за ним и укрыл им Марию.

– Но по крайней мере можно создать себе комфортные условия.

– Спасибо, – сказала она. – Хотя ты лучше, чем одеяло.

Он усмехнулся и скользнул поближе к ней.

– Мы ведь не хотим проспать остаток ночи?

– Я бы предпочла создать еще воспоминания.

Он перевернулся на спину и увлек ее за собой. Глаза его смеялись.

– Я уверен, что ты сама догадаешься, как мной овладеть. И она догадалась и нашла удовольствие в разнообразии.

Оба они были влажными от пота, когда она упала ему на грудь после путешествия в безумие и обратно.

– Я не знала, что страсть может быть такой, – задыхаясь, проговорила она. – Ты только любовью умеешь так хорошо заниматься или ты еще много чего умеешь?

Он гладил ее бедра.

– Я тоже не знал этого способа раньше. Это исходит от нас обоих. И если это был вопрос с намеком, то опыта у меня не так много, как ты могла бы подумать. – Он усмехнулся. – Мне хотелось этого так же, как любому молодому мужчине, но для меня всегда было трудно открыться перед другим человеком… перед женщиной, пока я не встретил тебя.

Она скрестила руки у него на груди и положила на них подбородок.

– Я думаю, мне очень повезло, что я нашла тебя, когда ты не знал, кто ты. Мне повезло встретить человека, каким ты должен быть от природы.

– Теперь я стараюсь чаще бывать тем человеком. – Он переложил ее так, чтобы она лежала на боку, спиной к его груди. Рука его покоилась у нее на талии. Их тела идеально повторяли контуры друг друга.

Она пыталась не заснуть, чтобы не упустить ни одного бесценного момента. Ровное дыхание Адама сообщило ей, что он уснул. Время утекало…

Фитиль в лампе уже почти догорел, когда они проснулись вновь. Молча они поцеловались. На этот раз желание не было похоже на сполох пламени, взрывающийся снопами искр. Жар желания был ровным – он не испепелял, Но дарил тепло. И это медленное горение крови подпитывалось сознанием того, что этот раз может оказаться действительно последним, поскольку небо уже светлело – вот-вот забрезжит рассвет. Когда Адам вошел в нее, Мария вздохнула, ощущая, как кругами от центра расходится наслаждение. Они оба набирались опыта, познавая друг друга.

– Я люблю тебя, – прошептал он. – Никогда в этом не сомневайся.

– Я никогда тебя не забуду. – Она открыла глаза. Ей хотелось увидеть его дорогое лицо, но неожиданно увидела темный силуэт мужчины, склонившегося над Адамом с ножом в руке.

– Адам! – Она изо всех сил ударила убийцу правой ногой, угодив ему в мошонку.

– Сука! – Мужчина упал на спину, выронив нож. На руке его мелькнул вытатуированный череп. – За это ты тоже умрешь!

Он бросился на нее, но в этот момент Адам схватил ее поперек талии и вместе с ней перекатился в сторону, прочь от нападавшего. Мир тряхнуло, когда они оба свалились на пол, запутавшись в одеяле. Адам успел подкатиться под нее, чтобы смягчить удар. Она приземлилась на него, задохнувшись от неожиданности. Она еще не успела понять, что произошло, но Адам уже вскочил на ноги.

– Мария, назад!

Он бросился навстречу убийце, заслонив ее собой, и принял оборонительную позицию. Человек с ножом, бормоча проклятия, обошел кровать кругом. Высокий, плотный, одетый во все черное, с черной маской на лице, он был похож на оживший кошмар. Адам, нагой, безоружный, казался ужасающе беззащитным перед надвигавшимся на него палачом, но… страха в нем не было. Адам ждал, пока противник сделает первый ход.

Мария неуклюже поднялась на ноги, лихорадочно соображая, что может предпринять. Ей, безоружной, не справиться с убийцей.

Из открытого окна повеяло холодом. Одному Богу известно, как черному демону удалось забраться в окно и как он узнал, где находится спальня Адама… Взглянув в сторону окна, она заметила конец веревки на дальнем краю кровати. За эту веревку дергают, чтобы вызвать слугу. Она бросилась на кровать и, ухватившись за конец веревки, принялась дергать ее изо всех сил, надеясь разбудить всех слуг в доме.

– Смазливая шлюха! Я возьму ее после того, как убью тебя! – Человек в черном бросился на Адама с ножом.

С непринужденной грацией Адам скользнул в сторону, схватил нападавшего за предплечье и, изловчившись, швырнул врага об стену.

– Господи!.. – выдохнул тот, поднимаясь на ноги. – Ты, грязный язычник! Да я изрублю тебя на такие кусочки, что родная мать не узнает!

– Какая узость взглядов, – откликнулся Адам, обходя его кругом. – Вы охотитесь за язычниками по велению души, или вам за это платят?

– И то и другое! – выплюнул ему в лицо противник и бросился на Адама, выставив вперед нож, словно собирался его распотрошить.

Но Адам не ждал, пока его станут потрошить. Он вновь ускользнул, двигаясь быстро и неслышно, словно тень. Кожа его отсвечивала золотом в свете лампы. Он напомнил Марии ожившую статую греческого олимпийца. Потом он ребром ладони резко ударил нападавшего по шее. Охотник на язычников успел увернуться, и это спасло ему жизнь.

Распахнулась дверь в гардеробную. В спальню влетели Уорф и Рег, оба с заряженными пистолетами. Мгновенно оценив ситуацию, Уорф взревел:

– Ублюдок!

И он, и Мерфи выстрелили одновременно, два залпа слились в один.

Нападавший схватился за ребра. На пальцах его показалась кровь. Перед лицом численного перевеса неизвестному в маске оставалось только ретироваться. Рана оказалась не настолько серьезной, чтобы помешать ему выбраться через окно. Только сейчас Мария заметила болтающийся за окном конец веревки. Человек в черном схватил его и был таков.

Опомнившись, Мария подняла с пола одеяло и завернулась. В это время по коридору уже бежали люди. Адам схватил ее за плечи и толкнул к слугам.

– Мерфи! Выведи ее через комнату Уорфа. И чтобы никто ее не видел! Уорф, спрячь эти две зеленые шелковые тряпки.

Трудно было думать о своей репутации в тот момент, когда Адама едва не убили в собственной постели, но она повиновалась приказу и через гардеробную бросилась в комнату Уорфа. Мерфи вышел следом. Как раз в тот момент, когда конюх закрыл за ними дверь в гардеробную, она услышала из спальни Адама голос Рэндалла:

– Эш! – Похоже, Рэндалл был не один.

Комната Уорфа оказалась довольно просторной для каморки слуги. Постель была смята.

– Отдохните-ка здесь, мисс, – предложил Мерфи. – И отдышитесь. В коридор выходить пока не стоит.

Едкий дым еще струился из ствола, и от Мерфи пахло порохом. До Марии дошло, что хотя и он, и Уорф действовали быстро и слаженно и пришли на помощь хозяину вовремя, как нельзя кстати, оба были полураздеты и как-то растрепаны. Она посмотрела на кровать и отвела взгляд.

– Хорошо, что вы оба оказались рядом и при оружии.

Мерфи было неловко.

– Уорф подумал, что нам стоит держать оружие наготове, когда жизнь его светлости в опасности. Мы оба служили в армии.

Неортодоксальное воспитание сделало Марию более осведомленной в некоторых деликатных вопросах, чем большинство молодых женщин. Она догадывалась о настоящей причине, по которой эти двое оказались вместе в этой комнате ночью, но обсуждать подобную тему дальше не имело смысла. У Мерфи, как и у нее, были основания не попадаться на глаза домочадцам.

– Эштону повезло, что вы у него служите.

– Герцог был добр к нам обоим. – Мерфи подошел к двери, ведущей в коридор, и прислушался. – Сейчас как будто тихо. Готовы рискнуть вернуться к себе, мисс Кларк?

– Вы еще спрашиваете! – Она невесело усмехнулась. – Я чувствую себя так глупо в этом одеяле.

Мерфи осторожно открыл дверь и выглянул в коридор, затем поманил ее. Она следом за ним босиком на цыпочках вышла в коридор. У своих дверей она сказала ему тихо:

– Надо проверить наружную охрану. Тот парень мог ранить или даже убить кого-то из охранников, чтобы пробраться в дом.

– Хорошая мысль. Сейчас я этим займусь. – Мерфи, помявшись, добавил: – Не волнуйтесь из-за того, что я или Уорф можем что-то рассказать, мисс. Мы никогда не сделаем ничего плохого ни вам, ни герцогу.

Она догадывалась, что конюх умел хранить тайны, особенно любовные. В том, что касается запретных плодов, он был настоящим экспертом.

– Спасибо. Чем меньше мы будем болтать, тем лучше. Это относится ко всем нам.

Мария, никем не замеченная, проскользнула к себе в спальню. Лампа продолжала гореть на тумбочке у кровати. Мария подошла к сундуку. Фланелевая сорочка, шерстяной халат и тапочки пришли на смену одеялу. Она заплетала волосы, когда в комнату вбежала Джулия.

– Мария, что случилось? Мне показалось, или я слышала выстрел?

Мария поняла, что с момента нападения прошли какие-то минуты. Думать надо было быстро. И она решила сказать Джулии правду.

– Я была с ним, когда убийца с ножом оказался в его спальне. Адам, безоружный, вступил с ним в борьбу, а я изо всех сил дергала за веревку. Влетел Уорф с пистолетом и выстрелил в нападавшего, который выскочил в окно, как крыса, что скачет по водосточной трубе. – Об участии Мерфи она упоминать не стала: недоговаривать и лгать – совсем не одно и то же.

– Господи! – Джулия схватилась за грудь. – Эштон в порядке?

Мария кивнула.

– Он… впечатляет. Если бы не его кошачья ловкость и потрясающее искусство рукопашного боя, мы погибли бы – и он, и я. – Мария завязала конец косы лентой. – Я иду к нему. Не попытаться выяснить, в чем дело, когда в доме стреляют, было бы странно, верно?

– Я пойду с тобой. Мы обе будем выглядеть очень респектабельно.

Мария надеялась на это, поскольку видимость респектабельности – все, что у нее оставалось.

Глава 35

Неудивительно, что Адам в ту ночь больше не уснул. К тому времени как он успел надеть халат, в спальню его прибежали чуть ли не все домашние слуги, встревоженные звуком выстрела. Рэндалл, узнав о том, что случилось, впал в ярость и бросился прочь из дома, надеясь отыскать преступника по горячим следам.

Мария и Джулия пришли через пару минут после ухода Рэндалла – обе в теплых халатах, встревоженные и немного растерянные спросонья. Мария встретилась с Адамом взглядом на бесконечно долгое мгновение, прежде чем, оглядевшись, спросила:

– Мне показалось, что я слышала выстрел. Что случилось?

– Сюда пробрался неизвестный, но его уже ищут. Никто не пострадал, – заверил он женщин, стараясь не вспоминать о том, как только что держал Марию в своих объятиях.

– Слава Богу, что все живы и невредимы, – поежившись, сказала Мария. – Если в Лондоне такие происшествия в порядке вещей, то я предпочитаю провинциальный Хартли. По крайней мере там живется спокойнее. – Она взяла Джулию под руку, и они обе вышли из спальни Адама.

Он спрашивал себя, был бы он жив сейчас, если бы с ним не оказалось Марии. Убийца подкрался неслышно. Если бы Адам спал, убийца мог прикончить его во сне. Это Мария заметила незнакомца, и ее удар ногой нападавшему подарил им обоим то спасительное мгновение, которого хватило, чтобы увернуться от ножа. Адам живо представил себя, лежащего бездыханным в луже собственной крови, бессильного остановить негодяя, насилующего и убивающего Марию…

К тому времени как Уорф разогнал прочих слуг, вернулся Рэндалл.

– Одного из стражников ударили по голове чем-то тяжелым, лишив его сознания, и связали. Из-за сильного дождя никто не заметил, как убийца поднимался по стене. Каким-то образом ему удалось узнать расположение комнат в доме и закинуть веревку к твоему окну.

– Охранник уже пришел в себя? – спросил Адам.

Рэндалл кивнул:

– Ему повезло. Ты разглядел того, кто на тебя напал?

– У него на руке вытатуирован череп, – сквозь зубы ответил Адам.

– Выходит, Шипли жив. – Рэндалл вздохнул. – По крайней мере теперь мы знаем, кого искать.

– Будем радоваться, когда его поймаем. – Адам нахмурился. – Он сказал, что ему нравится убивать язычников, но ему еще и заплатили за то, чтобы он убил меня. Возникает вопрос: кто ему заплатил?

– Ответ на этот вопрос может дать только сам Шипли. И из этого следует, что, когда мы его поймаем, надо будет дать ему пожить хотя бы до того момента, пока он не назовет имя человека, который его нанял. Проклятие! – Рэндалл направился к двери. – Пойду к Робу и все ему расскажу.

– Не думаю, что стоит беспокоить Роба в такое время, – сказал Адам. – Сомневаюсь, что Шипли сегодня сюда вернется.

И Мария тоже едва ли придет, увы…

* * *
Позавтракав с Рэндаллом, после чего тот отправился к сыщику с Боу-стрит, Адам неохотно пошел к себе в кабинет, где его ждала бумажная рутина – оборотная сторона ношения титула герцога. Меньше всего ему хотелось читать документы после пережитых ночью страстей. Кроме того, на сегодняшний вечер был назначен званый семейный ужин. К нему следовало бы подготовиться. Не самое подходящее время для скрупулезного изучения бумаг.

– Формби, я когда-нибудь разберу эти завалы?

– У вас все получается, ваша светлость, – сказал Формби тем особым сухим и официальным тоном, который подразумевал, что сегодня он не даст Эштону увильнуть от исполнения своих обязанностей.

– Может, стоит нанять тебе клерка, который помогал бы сортировать документы и оставлял тебе только то, что требует определенной квалификации? А я передал бы часть своих полномочий тебе.

Формби сначала растерялся, но, похоже, мысль о том, чтобы иметь кого-то в своем подчинении, показалась ему приятной.

– Я был бы благодарен за помощь, и в итоге количество документов для вашего личного рассмотрения существенно сократилось бы.

Стараясь не слишком явно демонстрировать радостное чувство облегчения, Адам сказал:

– Отлично. Тогда можешь прямо сейчас приступать к поиску подходящего помощника – того, чья квалификация тебя устроила бы и с кем ты мог бы сработаться.

Формби просиял:

– Благодарю вас, ваша светлость! Мне никого не надо искать. У меня уже есть подходящая кандидатура – человек, который подошел бы для этой работы. Это мой племянник.

Дверь открылась, и встревоженный лакей сказал:

– Простите, ваша светлость, но этот джентльмен настаивает на встрече с вами.

Лакея отодвинул в сторону хорошо одетый господин сорока с небольшим лет, с правой рукой на перевязи и перекошенным от гнева лицом. Наклонившись над письменным столом, он рявкнул в лицо Адаму:

– Что вы делаете с моей дочерью?

Господи, да у него такие же карие глаза, как у Марии, и такие же, как у нее, пшеничные волосы. Должно быть, это Чарлз Кларк. На мгновение Адам почувствовал себя так, словно этот человек знает обо всем том великолепном и жизнеутверждающем, что делали они с Марией этой ночью. Но Кларк не мог об этом знать.

Еле слышно Адам сказал:

– Приведи сюда мисс Кларк, Формби. Немедленно!

Секретарь кивнул и удалился, а Адам поднялся навстречу визитеру.

– Должно быть, вы – Чарлз Кларк.

– Достопочтенный Чарлз Кларк Таунсенд! – бросил визитер в лицо хозяину. – Я, может, и не герцог, но моя семья достаточно влиятельна, и я вам не позволю держать у себя в плену и растлевать мою дочь.

– Я никогда не осмелился бы поступать с ней так, – осторожно сказал Адам. То, что он делал с Марией, не называется растлением, то была щедрая, чистосердечная любовь. – Ваша дочь спасла мне жизнь, когда я был на краю гибели. Она почетная гостья моего дома, она и ее подруга миссис Бэнкрофт, ее в высшей степени респектабельная компаньонка. – «Пусть и не самая строгая». – Кстати, в течение нескольких недель я носил вашу одежду. У вас замечательный вкус. Что заставило вас думать, что я насильно удерживаю у себя, а тем более растлеваю вашу дочь? Она очень независимая молодая женщина. И я думаю, ее не так уж легко сбить с пути истинного. И как вас прикажете называть: мистер Кларк Таунсенд или мистер Таунсенд?

– Таунсенд меня устроит! – Визитер нахмурился. Он был готов взорваться в любую секунду. – Я только что прибыл от своего нотариуса. Грейнджер сообщил, что Мария посетила его в компании герцога Эштона. Еще он сказал, что Мария считает меня погибшим и что вы смотрите на нее, как сокол на добычу, словно она – ваша пленница. Она вот уже несколько недель не отвечает на мои письма! Это означает, что с ней что-то не так. Кто же она: ваша почетная гостья или ваша пленница?

Несмотря на ярость Таунсенда, Адам не мог не усмехнуться про себя над нелепостью ситуации. Он кивнул на дверь, в которой только что появилась Мария в изящном утреннем платье цвета персика. Она выглядела слишком хрупкой и невинной для того, чтобы ее можно было представить пинающей в мошонку мужчину как минимум в два раза крупнее ее, причем из самого неудобного положения – находясь под другим мужчиной в пылу страстного соития. Несравненная Мария!

Таунсенд обернулся к ней, и шок Марии сменился радостью.

– Папа! – Она бросилась к нему на шею. – Я думала, ты умер!

Он поморщился, когда она надавила на его больную руку, но другой рукой обнял ее.

– Я так волновался, Мария! Что случилось? – Он злобно взглянул на Адама. – Этот человек дурно с тобой обращался?

Мария засмеялась.

– Ну что ты, папа! Вовсе нет. Столько всего случилось! – Она потащила отца к кожаному дивану, в дальний конец кабинета. Усадив отца, она села сама.

Адам вышел из-за стола и присел в кресло напротив.

– Вы сказали, что вас следует величать достопочтенный Чарлз Кларк Таунсенд. Вы сын графа Торрингтона?

Кларк кивнул:

– Я был младшим сыном в семье и паршивой овцой в стаде. Мой отец умер несколько недель назад. И мы помирились перед самой его смертью. – Он криво усмехнулся. – Если бы мы попробовали примириться раньше, едва ли идиллия продолжалась бы долго. Мы с ним были слишком разными людьми, чтобы рассчитывать на взаимопонимание. Но… мы оба были рады тому, что расстаемся друзьями, я думаю. Мой старший брат сейчас стал новым графом Торрингтоном.

Мария вскрикнула:

– Я догадывалась, что ты родом из знатной семьи, но и представить не могла, что твой отец – граф!

– В нас течет одна из самых голубых кровей в Британии. И это обстоятельство делало мое недостойное