КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400230 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170203
Пользователей - 90962
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Подъем с глубины

Это не альтернативная история! Это справочник по всяческой стрелковке. Уж на что я любитель всякого заклепочничества, но книжку больше пролистывал нежели читал.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
загрузка...

Этрусская химера (fb2)

- Этрусская химера (пер. Юрий Ростиславович Соколов) (а.с. Лара Макклинток-6) 541 Кб, 248с. (скачать fb2) - Лин Гамильтон

Настройки текста:



Лин Гамильтон «Этрусская химера»

Пролог

Мужчина утер пот со лба и вздохнул. Видят боги, у печей было жарковато. И ему оставалось только мечтать о горном урочище, где воздух пропах кипарисами, или о море, таком недалеком здесь, в Вельсе, где его простор можно было видеть с верхушки высокого дерева, хотя дыхание волн не могло охладить щек.

Он тщательно выбирал сосуд. Он опробовал несколько, прикидывая их вес, проверяя, как будет выливаться вода, проводя пальцами по поверхности, чтобы отыскать дефекты глины, способные погубить его работу при последнем обжиге. Один показался ему идеальным.

Кроме того, он долго и старательно размышлял над самой темой, стараясь понять, каким образом изобразить героическую борьбу, схватку не на жизнь, а на смерть между двумя отважными противниками, как следует разместить черные фигуры на красном лаке, покрывавшем округлые бока.

Тему выбрать было несложно, ее он узнал от греков, работавших в его мастерской — любимую повесть его сына, ту самую, которую мальчик все время просил рассказать перед сном. По прошествии столь многих лет, мастер мог без труда припомнить ее. О том, как царь Аргосский, Прет, замыслил злое против отважного и прекрасного Беллерофонта, потому что жена Прета, красивая и лживая Антея, ухаживания которой отверг Беллерофонт, поведала царю ужасную ложь. О том, как разъяренный Прет отправил Беллерофонта в Ликию с запечатанным посланием и ликийский царь, открыв письмо, узнал, что Беллерофонт должен умереть. О том, как послал он юного героя на немыслимое дело, поручив ему убить страшную химеру, чудовище с головой льва, змеиным хвостом и телом козла, своим огненным дыханием опалявшее ликийскую землю.

И о том, как ведомый богами Беллерофонт с помощью крылатого коня Пегаса победил в этом бою. Пролетая над чудовищем, он бросил в пасть страшной твари кусок свинца. Расплавленный ее дыханием металл проник в нутро чудовища, погибшего в муках.

Мужчина взял свои инструменты и после короткого раздумья прикоснулся к поверхности. Эту работу он делал не для мастерской, не для членов богатых семейств, расхватывавших его произведения, чтобы поместить их в могилы своих любимых. Она не предназначена для продажи. Этот шедевр будет принадлежать ему самому.

Часть первая Коза

Глава первая Рим

Когда за мной захлопнулась дверь, я вдруг поняла, что дорога в ад вымощена не добрыми намерениями и даже не одиночными преступлениями, хотя подобное, конечно, случается. Нет, дорога эта образована цепью последовательных компромиссов, едва заметных прорех в ткани нравственности, которые совместным своим действием, подобно тому, как капли воды точат камень, со временем разрушают наше чувство добра и зла.

Мое путешествие в этот край началось с твари, которая не могла даже существовать, не говоря уже о том, чтобы принять человеческий облик, и человека, которого некоторые до сих пор объявляют вымышленной персоной. Тварь звалась химерой, подобные ей чудовища гнездятся в нашем подсознании, выныривая из него во время сна. Человека звали Кроуфорд Лейк.

Лейк принадлежал к числу тех людей, к которым, подобно прежним президентам и голливудским легендам, непременно прилагается определение из двух слов. В случае Лейка словами этими были затворник-миллиардер. Истолкованием последнего термина я рекомендую заняться финансовым аналитикам, недавно самозабвенно поглощавшим труп некогда могущественной империи Лейка, представлявшей собой рыхлый, похожий на гидру конгломерат, чьи щупальца пронизывали насквозь так называемую всемирную экономику. Тем не менее я могу с полным правом рассуждать по поводу первого слова и уверяю вас, что слово затворник не может описать этого человека даже наполовину.

В самом деле, когда я впервые появилась в его апартаментах в Риме, Кроуфорда Лейка не видали на людях по меньшей мере пятнадцать лет. Масс-медиа приходилось довольствоваться фотоснимками, раздобытыми — могу поручиться — теми же самыми специалистами, которые охотились на бигфута и лох-несское чудовище, а потому фиксировавшими лишь исчезающий вдали зернистый силуэт, или же, если папарацци запрашивали за них слишком дорого, воспроизводившими портрет Лейка с общей карточки его класса начальной школы. Возможно, уже в те юные дни Лейк проявлял наклонность к секретности, однако лохматая шевелюра, скрывавшая его глаза, вполне вероятно, являлась данью моде шестидесятых годов. В то время я не представляла, что именно заставляет его вести подобный образ жизни, но, кажется, решила, что человек настолько богатый вправе вести себя настолько асоциально, насколько ему это угодно.

Тем не менее, с моей точки зрения, он заходил чересчур далеко.

* * *

— Конечно, это излишне, — сказала я своему сопровождающему, предложившему мне обернуться, чтобы он мог завязать мне черный шарф на глазах.

— Ну, что вы, — возразил он, улыбаясь, впрочем, не мне, а собственному отражению в зеркале автомобиля. Это был привлекательный молодой человек, отлично осознававший свои достоинства — идеальные зубы, смуглую кожу и темные глаза, — одетый в мятый полотняный костюм, при золотой цепи на груди, словом, один из тех молодых итальянцев, которые находят себя неотразимыми и полагают, что все женщины мира должны разделять их точку зрения.

— В таком случае, — добавил он, закрывая тканью мои глаза, — то есть, если бы вы узнали, где живет мой работодатель, я вынужден был бы убить вас.

На мой взгляд, это была не вполне шутка. Когда шарф оказался на месте, он поднял между нами стекло, и лимузин тронулся с места. Мой отель располагался на боковой улочке вблизи Испанских Ступеней, и я попыталась вычислить, — а что еще остается человеку с завязанными глазами? — куда мы направляемся. Впрочем, мне пришлось сдаться после нескольких поворотов и остановок на перекрестках. По прошествии по моей оценке примерно десяти минут, автомобиль остановился, мне пришлось подняться по паре ступенек, потом лифт неторопливо повез меня вверх, потом, после нескольких новых ступенек, за мной закрылась дверь, и с моего лица наконец сняли повязку.

Я оказалась посреди комнаты, практически не поддававшейся описанию, поскольку в ней было слишком много всего. Тяжелые темно-зеленые шторы, закрывавшие широкие окна, были надежно завязаны, так что подсмотреть, что находится за ними, и таким образом сориентироваться, не представлялось возможным, однако над ними в комнату пробивался яркий солнечный луч. Мебели была уйма, нарядной, но потертой, и почти каждый дюйм комнаты — стены, столы и даже пол — был завешен и заставлен предметами искусства. Наибольшее впечатление производили две, местами поблекшие фрески, вероятно, относившиеся к девятнадцатому столетию и изображавшие буколические сценки на фоне итальянского пейзажа. Повсюду располагались золоченые купидоны, их были дюжины, стопки старинных книг, очаровательных антикварных изданий в кожаных переплетах и золотыми названиями, тисненными на корешках, занимали пол и столы. На верхушке этих стопок устроились небольшие скульптурки, по большей части бронзовые. Кофейный столик был заставлен вазами — черно-красными, наверное, греческими, впрочем, может быть, и этрусскими, среди которых было несколько из полированного черного материала, называющегося буккеро, и пара превосходных мраморных бюстов, изображавших видных римских граждан.

Словом, почти как в музее. Не поворачивая головы, я могла одновременно увидеть вещи греческие, римские и этрусские, мейссенские фарфоровые статуэтки, каменную голову, кажется, из Камбоджи, несколько писанных маслом картин, разместившихся на тех дюймах стен, что еще не были заняты фресками, барóчные зеркала, деревянного коня, относящегося, наверно, к концу восемнадцатого столетия, и не один, и не два, а целых три канделябра, притом изготовленных не из муранского стекла, как следовало бы ожидать в данной части света, но из хрусталя, должно быть, богемского и тоже восемнадцатого века.

Но более всего меня удивили два факта. Во-первых, здесь было свалено слишком много вещей. Я не борец за опрятность. Как скажет вам всякий, кто видел мой антикварный магазин или мой дом, принцип чем меньше, тем лучше никогда не служил для меня образцом там, где речь шла об убранстве. Мне нравится теснота, игра различных предметов и стилей. Но это было уж слишком — собрание порывистого коллекционера, не испытывающего недостатка в средствах.

Во-вторых, в основном здесь было собрано барахло, как в нашей отрасли торговли принято называть вещи рядовые и ничем не примечательные — то есть не головокружительно дорогие.

Картина над каминной доской явно представляла собой копию — хорошо известный оригинал находился в художественной галерее. Прочие вещи были, пожалуй, и неплохи, однако среди них редко какая могла обойтись хозяину более чем в 25 000 долларов, а уж дороже 75 000 не было вовсе. Я сама охотно продала бы Лейку любой предмет из тех, что находились в этой комнате, однако я не видела ни одной вещи, соответствующей тем финансовым ресурсам, которыми располагал этот миллиардер и его вкусу как коллекционера. Он регулярно фигурировал в разделах новостей журналов, издающихся для собирателей, и явно был готов заплатить миллионы за нужную ему вещь. Таковых я в этой комнате не наблюдала.

Пока я пыталась впитать в себя всю обстановку, в комнату бодрым шагом вошел симпатичный мужчина лет пятидесяти, увенчанный пышной с проседью темной шевелюрой, и загорелый в такой степени, что это сразу же наводило на мысль о соляриях или же продолжительном отпуске, проведенном на собственной яхте. Я тщетно попыталась найти в нем признаки того, несколько застенчивого молодого человека, который был изображен на фото в ежегоднике. За прошедшие тридцать с гаком лет Лейк успел утратить всякие остатки неуверенности в себе. Безусловно, шесть миллиардов долларов могут посодействовать этому процессу. Для человека, достигшего зрелости в шестидесятых годах, он выглядел, пожалуй, чересчур молодо, однако я отнесла этот факт на счет ресурсов, позволявших ему должным образом следить за собой.

— Лара Макклинток? — Он протянул мне руку. Собеседник мой остановился в луче солнечного света, окружившего его неким сиянием, что показалось мне забавным. — Меня зовут Кроуфорд Лейк. Спасибо вам за согласие прийти сюда. Извините за весь драматизм и за то, что я заставил вас ждать. Надеюсь, вы простите меня. К сожалению, я нахожу подобную секретность необходимой. К вашему появлению я еще не закончил с делами, а, учитывая, что в Риме я бываю редко, мне было необходимо завершить их. А теперь не хотите ли чаю? Или, может быть, чего-нибудь покрепче?

— Чай подойдет самым лучшим образом, — ответила я, подумав, что раз Лейк пользуется этими апартаментами настолько редко, это вполне может объяснить и характер предметов, и застоялый воздух в помещении. Он позвонил в колокольчик, и в комнате появилась служанка с такой быстротой, словно она только что парила в коридоре в ожидании распоряжений.

— Будьте добры, чаю, Анна, — проговорил он. — И немного вашего дивного лимонного пирога.

— Сию минуту, мистер Лейк, — женщина чуть склонила голову словно бы перед каким-то князем.

— Ну, и что вы скажете? — провел он рукою в воздухе. — Случалось ли вам видеть нечто подобное?

— Алебастровые вазы роскошны, — согласилась я осторожным тоном.

— Четырнадцатое столетие, — заметил он. — Не слишком стары, конечно, однако вы правы, они очаровательны. А что вы скажете о картинах?

— Фрески великолепны, — ответила я. — А картина над камином меня восхитила. — И добавила, тщательно выбирая слова. — Интересно, где я видела оригинал? Наверно, в Лувре?

Столь очевидная копия среди явно подлинных произведений искусства меня удивила, и я хотела, чтобы Лейк понял, насколько я разбираюсь в деле.

Он нахмурился.

— Оригинал перед вами. Но вы не ошиблись в другом. Копия действительно находится в Лувре.

— Ого, — невольно вырвалось у меня. К моему облегчению тут появился чай в сногсшибательном серебряном сервизе и обещанные ломти лимонного пирога на блюде севрского фарфора.

Какое-то еще время мы поговорили о пустяках, он показывал мне на некоторые предметы и объяснял, каким образом сумел их приобрести, а я с пониманием кивала. Мне было известно, что Лейк был родом из Южной Африки, однако акцент его следовало бы назвать средне-атлантическим, чуть британским, чуть американским, который вообще выработать достаточно сложно. Передо мной был лощеный джентльмен, отрадно отличавшийся от грезившегося мне вчерашней бессонной ночью гибрида между отшельником Говардом Хьюзом,[1] заросшим волосами и отрастившим ногти на ногах, и патологически застенчивым компьютеризованным дурачком какой-нибудь новейшей разновидности.

— А теперь к делу, — произнес он наконец едва отыскав свободное место, чтобы поставить чашку. — Вне сомнения, вас интересует, почему я пригласил вас сюда.

Я кивнула. Сказать по правде приглашение меня восхитило, однако причины его оставались непонятными.

— Я хочу, чтобы вы приобрели для меня одну вещь. Произведение искусства. Очень старое. У одного человека во Франции. Конечно, вы получите комиссионные, и я покрою все ваши расходы. Вы сделаете это?

— Ваше предложение льстит мне, — начала я осторожно. — Однако, если вы простите меня за подобную прямолинейность, почему вы делает его именно мне? Почему его не может выполнить кто-нибудь из ваших людей?

— Они не разбираются в антиквариате, — он решительно взмахнул рукой. — В отличие от вас, как мне говорили.

— А Мондрагон, — упомянула я видного торговца предметами искусства. — Он часто делает покупки для вас, не так ли? И, безусловно, разбирается в антиквариате.

На лице Лейка проглянуло нетерпение.

— Вы, безусловно, понимаете, что когда мое имя связывается с важным приобретением, цена всегда возрастает. И превышает свое реальное значение.

— Аполлон, — сказала я.

— Аполлон, — согласился он. — Точнее, Аплу, или Апулу, как его называли этруски. Увы, да. Вижу, вы справились с домашним заданием, миссис Макклинток.

Я действительно справилась с домашним заданием — если не обращать внимания на высокомерное утверждение. Не то чтобы заниматься Лейком было бы сложно. Заметки о его финансовых эскападах — как и о наглых приобретениях в области искусства — регулярно появлялись в газетах — бери любую. Конечно, он был очень богат, однако всего приобрести не мог. Решив купить две тысячи трехсотлетней давности изваяние Аполлона, настоящий шедевр, этрусский по своему происхождению, он проиграл техасскому коллекционеру, у которого, наверно, не было ресурсов Лейка, однако имелось желание превзойти его в этом конкретном приобретении. До того Лейк присутствовал в списках сотни коллекционеров года, которые публикуют все художественные журналы. Но после Аполлона, однако, он как будто бы оставил это поле деятельности другим.

— Он не стоил и половины того, что заплатил за него Мариани, — упомянул Лейк гордого обладателя статуи Аполлона. — Но я до сих пор жалею. Однако вы, наверное, понимаете, что я достиг своего завидного финансового положения в этом мире, не переплачивая за свои приобретения, какими бы привлекательными они не казались. Поэтому мне нужен человек, ни в какой мере не связывавший меня с приобретением нужного мне предмета.

— А именно?

— Мы сейчас перейдем к этой теме.

— Однако вы объяснили мне только причины, заставившие вас обратиться к услугам нового антиквара, но то, почему вы выбрали именно меня.

Он слегка повел плечами.

— Я тоже провел исследовательскую работу. Как и вы сами. Мне сказали, что вы — человек честный, знаете свое дело, настойчивы и упрямы. Настойчивость меня восхищает. Это качество может оказаться у нас общим. Далее — надеюсь, эти слова не обидят вас — ваша фирма не пользуется международной известностью. «Макклинток и Свейн» не принадлежит… — он сделал паузу —… к числу таких фирм, с которыми я привык иметь дело.

Возразить ему я не могла, поскольку испытывала вполне обоснованную уверенность в том, что о магазине «Макклинток и Свейн», которым я владею совместно с моим бывшим мужем Клайвом Свейном, мало кто знает за пределами двух кварталов от магазина, не говоря уже о более дальних странах.

— Знаете ли вы, что такое химера? — спросил он вдруг.

— Мифическое существо, так кажется? Отчасти лев, отчасти змея, отчасти что-то еще.

— Коза, — кивнул он.

— Коза, — согласилась я.

— Вы не разочаровали меня, миссис Макклинток, — проговорил Лейк. — Вы могли бы сказать, что этим словом пользуются ученые для обозначения межвидового гибрида, растительного или животного, или же так называют существо, способное менять свой облик по собственной воле. Однако насколько я знаю, вы выбрали правильное слово. А теперь, скажите, знаете ли вы Химеру из Ареццо?

— Вы имеете в виду бронзовую химеру, находящуюся в археологическом музее Флоренции? Ту, которую нашли в Тоскане, в Ареццо?

— Да, — сказал он, протягивая руку к находившемуся перед ним на столе большому конверту и помещая передо мной фотографию. — Очаровательная вещь, не правда ли? Бронза, конец пятого или начало четвертого столетия до Рождества Христова. Одно из истинно великих произведений этрусского искусства. Ее находкой мы обязаны Козимо де Медичи. Он считал себя археологом. Говорят, что он даже собственноручно расчищал изваяния, а это такая возня. Химеру он обнаружил в 1553 году, а Аррингаторе, Оратора, тоже этрусскую вещь, в 1566 году. Полагаю, этим делом он занимался потому, что любил его. Тем не менее оно соответствовало и политическим амбициям Козимо. Его преемником был провозглашен dux magnus Etruscus, великим герцогом Этрусским, вы знали об этом? Да и сам Козимо стал великим герцогом Тосканы в 1569 году. Откровенно говоря, глупо было называться dux magnus Etruscus, поскольку этруски были биты римлянами еще две тысячи лет назад, однако этот поступок свидетельствует о том, какую власть имеет над нами славное прошлое. Но, согласитесь, работа великолепная. Сколько силы в львиной голове и лапах, какое коварство в змеином хвосте, сколько козьего своеволия.

Вне сомнения. Химера из Ареццо была и остается шедевром среди всей этрусской бронзы. Фигура эта представляет собой существо, наделенное передними лапами и головой льва, козьей головой на спине и хвостом, заканчивающимся головой змеи, готовой вцепиться в козью.

Интересно, впрочем, что Лейк завел речь о Козимо де Медичи. Подобно семейству Медичи Лейк составил свое состояние, занимаясь банковским делом — сперва обычными финансовыми операциями, а потом энергично и рано устремился со своим делом в Интернет, кроме того, он разделял с Козимо имперские амбиции и лишенную жалости манеру расправляться с конкурентами. Если K°зимо выставлял своих соперников из Флоренции, занял расположенную неподалеку Сиену, а врагов своих посылал на плаху или гноил их в жутких застенках, то Лейк пару раз самым успешным образом захватывал соперничающие компании. Предположительно являясь любителем всего итальянского, Лейк назвал свою компанию «Мардзокко», в честь геральдического льва Флоренции. Поговаривали, что прежде побежденных врагов города заставляли целовать заднюю часть изваяния этого животного, образно выражаясь, на это же самое мог рассчитывать и всякий, посмевший вступить с Лейком в конфликт.

Переходя к более положительным сторонам вопроса, и Лейк, и Медичи — вопреки разделявшим их пяти сотням лет — были видными покровителями искусства. Тем не менее я еще не могла понять, к чему весь этот разговор относительно искусства и империи. Химера из Ареццо продаже не подлежала, и мне оставалось только надеяться, что Лейк не потребует от меня вломиться в археологический музей Флоренции и выкрасть ее.

— Но какова подлинность! — восхищался он. — Словно бы такое существо действительно могло существовать. Посмотрите сами. Разве вам не кажется, что она готова вступить с кем-то в битву не на жизнь, а на смерть?

— Готова, — согласилась я. — Кажется, героя, убившего химеру, звали Беллерофонтом?

— Браво, — одобрил он. — Вы вновь оправдываете мои ожидания, миссис Макклинток. Действительно, он носил имя Беллерофонт. Илиада Гомера, книга шестая. А Химера, жуткая и огнедышащая особа, как утверждают, обитала в Малой Азии, в Ликии… Кстати, вы не обращали внимания на то, сколько чудовищ древней мифологии были женского пола?.. И ее убил герой Беллерофонт. Так сказать, персидский святой Георгий. На мой взгляд, миф о химере может оказаться ранним вариантом темы дракона. А вы помните, каким образом Беллерофонт сумел справиться с этим трудным заданием, которое придумали для него враги?

— Кажется, он пролетел над чудовищем на крылатом коне и поразил химеру особой стрелой, расплавившейся от ее дыхания? Ну, чем-то подобным.

— Правильно. Вижу, вы разбираетесь в мифологии не хуже, чем в антиквариате. Беллерофонт получил крылатого коня Пегаса от своего отца Посейдона, владыки моря, и пролетел на нем над химерой. Он пристроил свинцовую пульку к наконечнику стрелы и отправил ее в горло химере. Расплавившийся металл прожег ее внутренности. Умерла она в муках. Изобретательный способ, не правда ли?

— Безусловно, — согласилась я. Тон Лейка несколько смутил меня, во-первых, смакованием исхода мифа, а потом упором на том, что химера принадлежала к женскому полу. Неужели этот миллиардер относится к числу женоненавистников?

— Все это, конечно, очень интересно, мистер Лейк, но я все-таки не понимаю, чего вы хотите от меня.

— Мне нужен Беллерофонт, — коротко сказал он, передавая мне второй снимок. На нем был изображен взвившийся на дыбы крылатый конь, к спине которого припадал готовый выпустить стрелу лучник. Фото было не таким четким, как предыдущее, его скорее сделал не профессиональный фотограф, а любитель, однако, насколько я могла видеть, скульптура действительно впечатляла. Лейк совместил оба снимка, и получилось, что Химера из Ареццо щерится на вздыбленного коня с седоком.

— А как насчет размеров? — спросила я. — По снимкам их не определишь.

— Идеальное совпадение, — ответил он. — Высота Химеры примерно тридцать два дюйма, она маловата для монументальной скульптуры. В Беллерофонте уже около шести с половиной футов.

— Но, по-моему, нет никаких свидетельств того, что статуя Беллерофонта сопутствовала Химере, — проговорила я с сомнением в голосе, однако уже ощущая волнение.

— Вот здесь и начинается самое интересное, — проговорил Лейк. — Я изучал архивы Ареццо, относящиеся к этому периоду, к 1550-м годам, — он вдруг умолк, как будто бы посчитав, что проговорился. — Точнее, конечно, будет сказать, что их просмотрели для меня. Там упоминается, что 15 ноября 1553 года за городскими воротами была обнаружена похожая на химеру крупная бронзовая статуя вместе с несколькими поменьше. Позже сказано, что хвост у нее был отломан.

— Джорджо Вазари — Козимо де Медичи был его покровителем, и Вазари зафиксировал многие из его поступков — в 1568 утверждал, что ее обнаружили в 1554-м, годом позже, чем зафиксировано в архиве. Он также упомянул об отсутствии хвоста. Некоторые утверждают, что хвост восстановил Бенвенуто Челлини, — он тоже работал на Медичи, — но я сомневаюсь в этом. В любом случае, Химера меня не волнует. Все дело в Беллерофонте. Я считаю, что существует достаточно свидетельств того, что в Ареццо обнаружили не одну бронзовую скульптуру, а учитывая наличие легенды и фотоснимка, полагаю — и не без оснований — что отыскал ее. Итак, мне нужен Беллерофонт, миссис Макклинток, и я хочу, чтобы вы купили его для меня. Готовы ли вы принять этот вызов?

— Ну, я… а что вы хотите с ней сделать потом, мистер Лейк? — спросила я.

— Что сделать? Ага, понимаю. Я намереваюсь передать ее музею Флоренции. Химера, при всем ее великолепии все-таки не слишком впечатляет сама по себе — не сомневаюсь, вы согласитесь со мной. Несколько мелковата. Но вместе с Беллерофонтом они будут воистину потрясать. Они заслуживают того, чтобы быть вместе.

— Чрезвычайно благородный жест, мистер Лейк. — проговорила я. Подобные поступки для Лейка не были новостью. Я помнила, что он действительно жертвовал разным музеям первоклассные древности, однако тем не менее не теряла бдительности.

— И да, и нет, — ответил он с обескураживающей улыбкой. — Откровенно говоря, я намереваюсь учредить здесь, в Европе, новый высокотехнологичный фонд, и мне нужно произвести благоприятное впечатление, сделать нечто такое, способное разбудить спящих, дойти до их ума. Я думаю, что если найду Беллерофонта и пожертвую его археологическому музею, то будет как раз то, что нужно. Богатый филантроп тратит десять лет на поиски пропавшего изваяния, а потом жертвует его Италии, и так далее, и так далее. Ну а через два дня после этого я учреждаю фонд. Словом, не без корысти для себя, но тем не менее стоит хлопот… надеюсь, вы согласитесь со мной. — В голосе его звучала привычная уверенность человека, твердо рассчитывающего на согласие окружающих, и, к собственному удивлению, я обнаружила, что соглашаюсь с ним. Какая разница для меня в том, что именно движет им? Главное, что Беллерофонт воссоединится с Химерой, и все получат возможность лицезреть их.

— Итак, спрашиваю еще раз, готовы ли вы принять этот вызов? — спросил он. — Я заплачу вам и заплачу хорошо. Вы получите комиссионные с покупки — мы можем обсудить сумму — и я покрою все ваши расходы. Я позволил себе открыть на ваше имя счет в швейцарском банке, конечно, электронный и от лица моего собственного банка, но если вы согласны, на него будет переведено десять тысяч долларов США на оплату ваших расходов. А теперь, — он назвал сумму комиссионных, — оправдает ли она потраченное вами время?

Я никогда еще не задумывалась над тем, сколько стоит мое время, полагая, что, если только попробую разделить достаточно скромный доход фирмы «Макклинток и Свейн» на количество потраченных мной на дело часов, итог повергнет меня в уныние. Однако, поскольку я предпочитаю не обсуждать свои денежные вопросы в общем, и сумму комиссионных, в частности, ограничусь тем, что сумма, вне сомнения, изрядно превышала мой возможный заработок.

Тем не менее я колебалась и он, бедолага, решил, что сумма не устраивает меня.

— Если вам удастся удержать продажную цену на уровне, меньшем двух миллионов, я повышу процент. Если стоимость не превысит полутора миллионов, он будет еще выше.

— Не сомневаюсь в том, что этого будет достаточно, мистер Лейк, — ответила я голосом настолько нейтральным, насколько это мне удалось. На деле сердце мое взмыло к небесам. Пусть никто на самом деле не будет знать, что я стараюсь для Лейка, но эта операция станет для меня входом на такой уровень дел, которого я и не надеялась достигнуть. К тому же ради благого дела: чтобы Химера соединилась с пропавшим героем.

— Хорошо, — проговорил он, передавая мне лист бумаги. — Какие будут вопросы?

— А что если я не сумею по каким-либо причинам приобрести Беллерофонта?

— Я плачу только за успех, миссис Макклинток. Однако я попытаюсь быть честным. Десять тысяч долларов, которые я помещу на ваш счет, более чем покроют ваши карманные расходы, и я не буду рассчитывать на их возвращение, даже если вы потратите сущие крохи. Вы удовлетворены?

Я кивнула.

— Тогда вот номер счета и кодовое слово. Запоминайте и то, и другое, а потом уничтожьте бумажку.

Я посмотрела. Финансовый Банк Марзокко Онлайн, номер счета 14M24S — один для денег и два для демонстрации. Кодовое слово оказалось совсем легким — «химера». Я оторвала часть листка и передала ее назад Лейку.

— Запомнила. Итак, у кого же находится Беллерофонт?

— Достаточно надежные источники утверждают, — начал он, — что фигура находится в руках французского коллекционера, которого зовут Робер Годар. Я не встречался с ним, но предполагаю, что Беллерофонт пребывает у него не первый год. Возможно даже, что он находился в их семье не одно поколение. Не уверен в том, что Годар понимает, что владеет утраченной половиной бронзовой композиции из Ареццо, но не сомневаюсь в другом: он знает, что это отличная вещь. Конечно, он — коллекционер, однако совместить обе половины не так-то уж просто. Возможно, он считает, что владеет несколько необыкновенной конной статуей. И мне не хотелось бы просвещать его. Это поднимет цену.

Я кивнула.

— Я еще не до конца уверен в том, что обе вещи сочетаются между собой, — продолжил Лейк, — однако не сомневаюсь в том, что это станет ясно сразу, как только обе скульптуры окажутся рядом.

— Вы утверждаете, что изваяние давно принадлежит Годару. Что заставляет вас считать, что он захочет продать ее?

— Это утверждают мои источники. Естественно, приходит в голову мысль о финансовых трудностях.

Должно быть, он заметил выражение, промелькнувшее на моем лице.

— Я слышал, что вы подозрительны по натуре.

От кого же, подумала я, мог он услышать обо мне подобную вещь. Сама я не назвала бы себя подозрительной, разве что скептичной и осторожной, согласитесь, вполне здравая жизненная позиция в деле, иногда взывающем к самым низменным мотивам человеческого поведения, в деле, занимаясь которым никогда не следует забывать фразу «caueat emptor», «берегись, покупатель». Я хочу этим сказать, что в торговле древностями подделок хоть отбавляй. Хочется думать, что меня надували не слишком часто.

— Уверяю вас, я не имею ни малейшего отношения к его нынешнему положению, — продолжил Лейк. — Он сам навлек на себя неприятности. Годар относится к тем собирателям, которые не понимают, когда нужно остановиться.

Он бросил короткий взгляд на комнату, на все это столпотворение изделий и произведений и позволил себе короткий смешок.

— Впрочем, скажем так, иногда это трудно заметить.

Я тоже рассмеялась. Лейк нравился мне.

— А вы знаете, как его отыскать?

— Лучше всего обратиться к нему через дилера, — внештатного, он не ведет розничных операций — которого зовут Ив Буше. С этим Буше вы можете встретиться в Париже. Антонио даст вам номер, — добавил он. Я сообразила, что Антонио и есть тот красавчик, который сопровождал меня в этот дом. — Я бы предложил вам немедленно отправляться в Париж завтра же утром и при первой возможности. Антонио выдаст вам некоторую сумму наличными на оплату расходов до тех пор, пока не придут деньги. Этого следует ожидать сегодня вечером. Завтра можете обращаться за ними в любое время. Кроме того, Антонио назовет вам номер телефона, по которому вы сможете немедленно связаться с ним. Он будет нашим посредником. Когда вы вступите в контакт с Буше, а потом с Годаром, и получите некоторое представление о цене, можете позвонить Антонио. Когда мы сойдемся на цене, я переведу деньги на ваш счет. Но вы, надеюсь, понимаете, что я не хочу никаких упоминаний моего имени в связи с этой покупкой?

— Понимаю, — ответила я. — И готова дать вам слово в том, что упомянуто оно не будет.

— Благодарю вас, — сказал он. — И даю вам свое слово.

Я слышала, что Лейк принадлежал к тем людям, которые заключают многомиллионные сделки, скрепив их одним рукопожатием. И решила, что раз подобный способ годится ему, то подойдет и для меня. Скажу откровенно, у меня уже были возможности убедиться в том, насколько бесполезными могут оказаться подписанные контракты.

— Вам придется организовать перевод, — продолжил он. — Все будет оформлено на ваше имя. Я только обеспечу поступление денег. Так что не беспокойтесь об этом. Возможно, вам придется сделать депозит. Дайте знать Антонио. А теперь я должен вернуться к работе, хотя наше с вами занятие и является более интересным, а вам, боюсь, придется подчиниться театральным условностям и позволить завязать себе глаза. Приношу вам свои извинения.

Он протянул мне руку и обворожительно улыбнулся.

— Анна проводит вас до двери.

— Вы не будете возражать, если я кое-куда заверну? — Я попыталась изобразить смущение. — К тому же чай…

— Конечно, — согласился он. — Простите, что не подумал предложить. Анна проводит вас.

Он позвонил служанке.

— Не сомневайтесь, я получу его, — проговорил он, пока мы дожидались появления Анны.

— Беллерофонта? Конечно, — согласилась я.

— И Беллерофонта тоже. Но я имел в виду Аполлона. Мариани досаждают финансовые сложности. На сей раз, признаюсь, что приложил к ним руку. Ему придется продать статую в самые ближайшие дни, причем за цену много меньшую и более близкую к настоящей.

— Дело только во времени. И я окажусь рядом в нужный момент.

Голос его был кроток, однако же, не мог скрыть проступавшей сквозь него жестокости. Мне стало чуточку жаль Мариани, и — впервые и в большей степени — себя, отважившуюся вступить в деловые отношения с Лейком. Едва ли он кротко снесет мою неудачу. Еще мне подумалось, что по крайней мере там, где речь шла об этрусских скульптурах, Лейк, подобно Козимо де Медичи, видел в себе обладателя титула dux magnus Etruscus.

Впрочем, ощущение это просуществовало всего только мгновение.

— Мне было приятно познакомиться с вами, миссис Макклинток, — проговорил он. — Рад, что нам удастся поработать совместно. Лейк наделил меня еще одной очаровательной улыбкой, и, невзирая на внутреннее сопротивление, на какую-то секунду или две, я ощутила надежду на то, что наши деловые взаимоотношения станут долгими и взаимовыгодными. Кивнув в мою сторону, он исчез в коридоре.

* * *

Анна не просто проводила меня по мрачному коридору, все двери в котором были плотно закрыты от таких любопытных глаз как мои, но и подождала за дверью кабинки. Окно было матовым, но только снизу, и я торопливо, но бесшумно, встала на сиденье и выглянула наружу. За окном находился достаточно живописный висячий садик, с каскадами цветущих кустарников, небольшим столиком между двумя креслами, в углу же располагалась статуя Давида работы Микеланджело в натуральную величину. Улыбнувшись я подумала о том, что спроси я Лейка — чего, конечно, быть не могло, учитывая мое обещание, — он ответил бы мне, что во Флорентийской академии находится копия изваяния, а подлинник украшает его крышу. Согнув шею, я сумела заметить зонтики кафе на улице и буквы FECIT на фронтоне высокого дома. Теперь я почти без сомнений знала, где именно нахожусь.

Осторожно ступив на пол, я спустила воду, ради удовлетворения Анны, а потом открыла дверь. Пора было возвращаться в свой отель и отправляться в Париж на поиски Беллерофонта.

Глава вторая Париж

Я не считаю себя бесчестным человеком; потом, невзирая на то, что последующие события могут заставить вас подумать иначе, я все-таки не дура. Я достаточно долго проработала в своем деле, чтобы понять: имея дело с древностями, следует быть очень осторожной. По природе своей подозрительно относящаяся ко всем возможностям слишком хорошим, чтобы оказаться реальными, на следующее утро я первым делом позвонила в таможенные службы Франции и Италии, а потом отправилась в Интернет, изучать доступную информацию об украденных произведениях искусства. Сообщений о пропаже бронзового Беллерофонта или чего-либо отдаленно похожего на него, я найти не смогла. Потом я просмотрела материалы крупных аукционов и тоже безуспешно. Удовлетворившись результатами, я проверила свой новый банковский счет и обнаружила, что более крупного я еще не имела. Верный своему слову Лейк перечислил на него 10 000 долларов.

Это меня не удивило. О целеустремленности и напоре Лейка — как и о его стремлении преуспеть во всем — ходили легенды, однако никогда я не слышала о нем ничего порочащего. Даже соперникам приходилось признавать его честность.

Завершив все проверки к собственному удовлетворению, я позвонила Клайву и сообщила ему о том, что приобрела сельскую мебель и тосканскую керамику, которые были нужны нам для коттеджа, возводившегося к северу от Торонто, и что я намереваюсь заехать в Париж, чтобы поискать там на блошином рынке старое полотно и тому подобное.

Я подумывала, не рассказать ли Клайву всю правду, не выложить ли, что мы получили комиссию от самого Кроуфорда Лейка, однако слово было дано, и я совершенно не сомневалась в том, что Лейк не одобрит подобной откровенности. При всех своих недостатках, о которых я охотно рассказываю всем, кто меня спрашивает, а иногда и тем, кто не спрашивает, следует сказать, что Клайв неустанно занимается рекламой нашего дела. Кроме того, он любит при случае упомянуть имена наших клиентов, полагая, что чем более они известны, тем больше славы достается и нашему магазину. Едва ли он сумеет сдержать язык, узнав, что к числу наших покупателей присоединился и миллиардер.

— Звонил какой-то парень, — сообщил Клайв. — Какой-то там Антонио. По-моему, он работает на Д'Амато, — добавил он, упомянув нашего итальянского поставщика. — Они потеряли название того отеля, в котором ты остановилась в Риме, я назвал его.

Так вот как Лейк обнаружил меня. Пожалуй, я все-таки удивилась, хотя и не слишком. Располагая такими ресурсами, Лейк в состоянии выполнить все, что взбредет ему в голову. Я отправлялась в Италию вовсе не для того, чтобы повидаться с ним. Я совершала ежегодную закупочную поездку в Европу, чтобы подобрать кое-какую мебель для магазина: в Тоскане можно было относительно дешево приобрести старую, потертую мебель, плиточные полы, грубые крашенные охрой стены, прозрачные занавески, что так приятно колышутся на ветру, а нас как раз попросили обставить пару домов — один в городе, другой в сельской местности — в тосканском стиле. На взгляд дело простое — но только на взгляд. Оно требует внимания к деталям, необходимо иметь и несколько действительно хороших вещей, чтобы создать впечатление. Клайв у нас дизайнер, а я эксперт по древностям. Он рождает идею, а я потом отправляюсь и делаю все, что нужно, чтобы воплотить ее в жизнь. Во многом мы составляем странную, — а я бы сказала, что любая пара, оставшаяся в бизнесе после развода, заслуживает определения странной, — но все же умеренно эффективную рабочую бригаду. Помимо домов в тосканском стиле, мне следовало позаботиться о постоянном покупателе, которого всегда интересовали любые итальянские древности. Подобно Лейку, он был записным собирателем всего итальянского, выделяя, впрочем, венецианское стекло восемнадцатого столетия. Поэтому я побывала в Венеции, заскочила во Флоренцию и Сиену и закончила свой путь в Риме.

— Значит, он произвел на тебя впечатление? — спросил Клайв.

— Да, — ответила я. — Все улажено.

— Хорошо, — сказал он. — Не забудь развлечься в Париже, когда окажешься там. Посиди на солнышке в каком-нибудь кафе на левом берегу, посмотри, как течет мимо мир. Задержись на недельку, мы ведь можем позволить это себе.

— А ты случайно не занялся в мое отсутствие переоформлением витрин магазина по своему вкусу? — спросила я подозрительным тоном. Обычно Клайв требует, чтобы я летела назад помогать ему в магазине.

— Не занялся, — ответил он обиженным тоном. — Не стоит думать обо мне всегда самое худшее, Лара. Просто, на мой взгляд, ты в последнее время казалась усталой. Мы с Алексом продержимся еще несколько дней, — добавил он, помянув Алекса Стюарта, моего приятеля и соседа, помогающего нам в магазине. Значит, Алекс на месте. Теперь я могла расслабиться, поскольку он не позволит Клайву учинить какое-нибудь безобразие. К тому же, как сказал Клайв, не зная всех подробностей, мы действительно могли позволить это себе. Полученный от Лейка аванс с лихвой окупал проведенное мною в Париже время, а если я сумею приобрести для него Беллерофонта, то вернусь домой с новым интернетовским банковским счетом и кучей наличных.

— Очень мило с твоей стороны, Клайв, — проговорила я умиротворяющим тоном. — Придется последовать твоему совету. Я дам тебе знать, где остановлюсь, чтобы ты мог сообщить мне, не нужно ли нам чего-нибудь в Париже, пока я нахожусь там.

* * *

Как заметил Лейк, я люблю делать свои домашние задания. Я считаю себя в первую и главную очередь специалистом по мебели, однако дело, которым я занимаюсь, требует знаний и в других областях. Больше, чем какое-нибудь другое. Я полагаюсь на накопленный годами опыт и на приобретенное заодно с ним шестое чувство, позволяющее определить, что хорошо, а что плохо. Не могу назвать себя знатоком именно этрусских древностей, однако я знала где и чего искать. Сперва я отправилась в римскую Вилла Джулиа, где хранится одна из самых лучших коллекций этрусских древностей, и старательно осмотрела ее. По дороге я прихватила с собой стопку рекомендованных изданий на тему: пару книг, посвященных этрусскому искусству, археологическое исследование о самих этрусках, а потом — уже забавы ради — «Этрусские селения», сборник эссе, написанный Дэвидом Гербертом Лоуренсом[2] в 1920-х годах после поездки по этрусским развалинам.

Интересным оказалось то, насколько мало мы знаем об этрусках, или, точнее, о народе, который мы привыкли называть этим именем. Сами-то они им не пользовались. Это римляне называли своих соседей, иногда союзников, а в итоге злейших врагов, тусками или этрусками. Греки именовали их тирренами, слово перешло в название Тирренского моря. Этруски называли себя расена, или расна.

Их язык, достаточно необычный, и в отличие от почти всех остальных европейских языков, не имеющий индоевропейских корней, в значительной степени дешифрован, однако, когда доходит до дела, читать на нем почти нечего, если не считать надгробных надписей и так далее. Конечно же, у них была собственная и, бесспорно, значительная литература и, однако, она утрачена, и все, что мы знаем об этрусках или добыто археологами, или явилось из книг, оставленных другими народами, греками и римлянами, в первую очередь высказывавшими свою собственную точку зрения. Кроме того, они разработали сложную систему обрядов и религиозной жизни, и нам известно, что по прошествии многого времени, после того как этрусские города были покорены Римом, обитатели Вечного города все еще обращались к этрусским гадателям-гаруспикам за помощью и советом в случае каких-либо жизненных сомнений и колебаний. Природа и количество этрусских гробниц предполагают у них наличие социальной структуры, в том числе состоятельной элиты, кроме того, они верили в загробную жизнь. Тем не менее точная природа их верований растворилась в тумане времен.

Нам известно, что этот народ, обладавший собственным языком, обрядами и верованиями, после 700 года до нашей эры и до поражения от римлян в третьем веке до нашей эра доминировал на значительной части центральной Италии, называющейся теперь Тосканой — само слово выдает свою этрусскую природу — отчасти в Умбрии и на севере Лация. Территорию их с юга и востока ограждал Тибр, с севера ее пределом являлась река Арно. На западе лежало Тирренское море. Этруски жили в городах и использовали богатые месторождения металлов, добывавшихся возле морского побережья, для широкой торговли по суше и морю. По прошествии времени образовалась свободная федерация двенадцати городов, или Двенадцатиградье. Правящие круги этих городов — точнее, городов-государств — ежегодно собирались в местечке под названием Вольсинии и выбирали вождя.

В пору своего рассвета, до рождения Римской республики, Римом правили этрусские цари, которые в промежутке между 616 и 509 годами до нашей эры сумели значительно укрепить город, которому будет суждено одержать над ними победу. Последним из этрусских монархов был Тарквиний Гордый, изгнанный из Рима в 509 году до нашей эры. Начиная с этого времени, Рим и этруски сделались злейшими врагами, сражавшимися за каждую пядь земли.

В конечном итоге этрусская федерация не смогла выдержать натиска Рима. По какой-то причине города не соединились, чтобы защитить себя, и пали по одному. Потом они были заброшены, превратились в руины, или их просто сменили другие города… наконец настало возрождение — в другом облике, облике средневековых городов, иные из которых стали самыми очаровательными в Италии: Орвьето, Кьюзи, Вольтерра, Ареццо и Перуджа.

При всей загадочности этого народа я обнаружила, что собственное мнение о нем имелось у многих. Можно даже сказать, что этруски представляли собой чистую табличку, на которой люди впоследствии находили место для собственных надежд, верований и желаний. Козимо де Медичи едва ли был первым, кто воспользовался смутными представлениями об этрусках в собственных целях. Доминиканский монах, носивший имя Анниуса из Витербо, в пятнадцатом столетии определил, что этруски, народ благородный и мирный, помогли Ною вновь населить землю после потопа. Чтобы доказать свое мнение, он предположил, что язык их является версией арамейского. Невзирая на несколько диковатый облик, теории Анниуса, возможно, помогли некоторым этрусским древностям избежать уничтожения церковью, истреблявшей языческую символику. Жаль, что он не помог этрускам спустя столетие, когда примерно шесть тонн этрусской бронзы пошло на переплавку ради украшения одной из римских церквей.

Лоуренс, прославленный книгой «Любовник леди Чаттерли», усматривал в этрусках родственный себе народ, близкий к природе и естественный. В этрусских развалинах он повсюду находил фаллические символы и, благодушествуя, писал об их освежающей и натуральной философии. С другой стороны, философ Ницше, предположительно разбиравшийся в тоске и печали, называл их унылыми — schwermutigen — неясно, впрочем, с чего. Искусствовед Беренсен отметал все этрусское искусство как негреческое, а посему недостойное внимания, если я, конечно, правильно поняла, что отчасти ответственность за него лежала на обитавших в Италии греках и многие произведения, превозносившиеся как греческие и римские, впоследствии были сочтены этрусскими. К концу чтения мне стало совершенно ясно, что мнения, высказанные об этрусках, куда больше говорят об обладателе этого мнения, чем о них самих.

* * *

Свою последнюю остановку в Италии я сделала во Флоренции, чтобы поглядеть на знаменитую Химеру из Ареццо, занимающую теперь собственный зал в археологическом музее. Лейк был прав. Как скульптура, она производила не слишком внушительное впечатление. При своих примерно тридцати дюймах высоты она нуждалась в Беллерофонте, чтобы ее можно было разместить пред храмом или на городской площади. Тем не менее работу нельзя было назвать иначе, как великолепной. Использовавший метод утраченного воска художник сумел показать мышцы, ребра, проступающие под шкурой. Чудовище было ранено, и кровь струилась по его лапам. И тем не менее оно — то есть она — сражалась, свирепая в битве, и грозила укусом змеи, рогами козы и пастью льва. Перед отливкой скульптор сделал надпись на восковой модели. Помещенная на одной из передних лап она гласила «Тинсквил», или дар Тинии этрусскому Зевсу. Увидев то, что я должна была увидеть, я позвонила Буше и договорилась о встрече с ним в «Кафе де Флор» в день моего появления в Париже спустя два дня после моей встречи с Лейком.

Я устроилась в очаровательном отеле на левом берегу, куда более приятном, чем тот, в котором я обыкновенно останавливаюсь, однако деньги уже находились в банке, а мне в конце концов следовало подумать и о создании соответствующего впечатления. Пусть здесь не знают о том, что я действую от лица Лейка, однако надлежало намекнуть на то, что я могу вращаться в подобных кругах. Изучение каталогов аукционов позволяло мне предполагать, что за Беллерофонта придется выложить несколько миллионов долларов, да и то, если мне повезет. Тем не менее Лейк знал, что ему придется раскошелиться и даже в том случае, если мне не удастся сбить цену, обеспечив себе повышение комиссионных, на мою долю все равно выпадала увесистая сумма.

* * *

Ив Буше оказался высоким и худощавым мужчиной; короткую стрижку, волосы цвета перца с солью и тонкие скулы дополнял художественный реквизит: черные джинсы и сапоги, рубашка в черную и белую полоску и черный же кожаный жилет. Когда я пришла, он уже сидел за столиком на тротуаре, читая газету над бокалом перно. Я заказала «Кир Рояль», обошедшийся мне примерно в двадцать долларов, — смешная прихоть, однако роль наемного сотрудника Кроуфорда Лейка уже доставляла мне удовольствие.

Поначалу я не знала, как отнестись к Буше. Не то, чтобы в нем что-нибудь смущало меня. Приятный человек, довольно любезный и даже старомодный. У него была привычка, разговаривая прижимать к груди распростертую ладонь, словно подчеркивая тем самым полную искренность каждого своего слова. Говорил он негромко и время от времени наклонялся вперед, когда рев машин на бульваре Сен-Жермен грозил заглушить его голос.

— Робер Годар, — проговорил он задумчиво, — человек необычный. Понимаете, не из тех, с кем легко иметь дело. Не любит с чем-либо расставаться. Невзирая на то, что в деньгах он нуждается, купить у него бронзового всадника будет сложно. И то лишь в том случае, если вы понравитесь ему.

То, что вопрос упрется в личные качества, мне и в голову не приходило, впрочем, ситуация была для меня понятна. Коллекционеры склонны к проявлениям собственнического инстинкта, у некоторых черта эта приобретает патологические черты, и если уж им приходится расставаться с одним из своих сокровищ, то они предпочитают отдать его в руки человека, способного оценить этот предмет.

— И где я смогу отыскать его? — спросила я.

— Хороший вопрос. Он — человек подвижный и не слишком любит рассказывать о том, где находится в данный момент. У меня есть номер его сотового телефона. Я устрою вам встречу.

Буше явно предлагал сделку. Ну что ж, деньги есть.

— Ваши условия? — поинтересовалась я.

— О, — взмахнул он рукой. — За установление контакта я дорого не возьму. Мы поговорим об этом потом.

— Я бы предпочла обсудить этот вопрос немедленно, — возразила я. — Мой клиент хотел бы приобрести эту бронзовую скульптуру, однако средства у него не беспредельны.

Приврала малость, однако следует признать, что определенные финансовые ограничения присущи даже миллиардерам.

— Один от продажной цены, — сказал он. Учитывая, что Беллерофонт мог уйти за пару миллионов, стоимость звонка составляла 20 000 долларов, однако я не знала, каким еще образом можно вступить в контакт с Годаром.

— Ну, а если сделка все-таки не состоится?

— Тогда просто пять тысяч.

— Хорошо, — проговорила я не без колебаний, надеясь, что Лейк не сочтет оплату услуг Буше частью моих расходов. Ладонь Буше разлучилась с грудью, на которой почивала, по всей видимости, почти постоянно, для короткого рукопожатия.

— Он канадец? — спросил Буше, поманив официанта, чтобы заказать нам по новой порции.

— Кто? — переспросила я.

— Ваш клиент, — ответил он.

— Разъезжает по свету.

— А каким делом он занимается?

— Электронной коммерцией, — я подумала, что подобное определение не слишком сужает область занятий моего клиента.

— Надеюсь, не из тех воинственных шестнадцатилеток, которые заработали свои миллионы, устроив интернетовские компании в подвале родительского дома. Наглая манера и совсем в американском стиле. Впрочем, идея вполне понятна. Парнишке захотелось поставить бронзовую лошадку на лужайке перед домом. Но что будем делать, если мама не согласится.

Он пристально посмотрел на меня, проверяя реакцию.

Я уклончиво усмехнулась. Пока оба мы держали карты у орденов.

— Так когда, по вашему мнению, я смогу встретиться с Годаром?

— Я позвоню ему сегодня вечером, — ответил он. — И как только вступлю в контакт, позвоню в ваш отель. Полагаю, что вы хотите встретиться с ним как можно скорее?

— Вы правы, — согласилась я.

— Отлично. Учтем ваше пожелание. Ваше время здесь достаточно свободно?

— Вполне, — сказала я. — Мне нужно сделать в Париже некоторые приобретения, однако я постараюсь приспособиться к расписанию месье Годара.

Я не могла позволить Буше подумать, что явилась в этот город лишь для совершения крупнейшей сделки в моей жизни.

— Хорошо. Я договорюсь с ним и дам вам знать, где и когда, — ответил Буше. Он дал знак принести счет. Я потянулась к сумочке.

— Позвольте мне, — предложил он, когда официант подошел к нам. — Вы гостья в Париже.

Потом он принялся изображать смущение и охлопывать себя по карманам.

— Бумажник, — сказал он наконец. — Выходит, я забыл его. Как неловко…

— С удовольствием, — проговорила я, протягивая руку к счету. Я не поверила этому типу ни на йоту. Четыре бокала стоили пятьдесят долларов. Так что спасибо Кроуфорду Лейку. Тем не менее во всем этом была и радостная сторона. Если Буше на мели, он, конечно, постарается обеспечить мою встречу с Робером Годаром.

— Значит, за мной должок, — сказал он, вручая мне свою визитную карточку. В том, что он выплатит этот долг, я сомневалась и очень сильно. Карточка оказалась самой простой, только имя и номер телефона. Должно быть, у них с Лейком и Годаром была общая черта в характере — нежелание называть кому бы то ни было собственный адрес. Я передала ему собственную карточку, снабженную куда большим количеством информации.

— Я позвоню, — пообещал он. — И если вас не окажется в номере, оставлю сообщение.

Мы вновь обменялись рукопожатием, и Буше растворился в толпе.

* * *

Я превосходно пообедала в крошечном ресторане на Иль-Сен-Луи, опять же благодаря заботам Кроуфорда Лейка. Телефон зазвонил, когда я уже вернулась в свой номер.

— Ив Буше, — представился голос. — Я переговорил с Годаром. Виляет, как я и предполагал, когда речь заходит о бронзе. Говорит, что ему надо подумать день или два. Не беспокойтесь, он созреет. Не уезжайте из города, и я войду с вами в контакт через день или два.

Не слишком отрадная весть, однако мне случалось переживать и более крупные неприятности, чем вынужденная задержка в Париже. Хотелось бы знать, не сумеет ли мой нынешний приятель, Роб Лучка, раздобыть достаточное количество денег и освободиться на пару дней, чтобы провести их со мной. Однако, какая разница, сколько это будет стоить. У нас с Робом никогда не было ничего похожего на романтический уик-энд в Париже. Может быть получится на сей раз? И я набрала его номер.

Роб служил сержантом в Королевской канадской конной полиции. Друзьями мы были уже давно, но за последнее время сблизились еще больше. Не знаю, как охарактеризовать наши отношения и уже тем более, каким словом можно назвать его. Партнер? Что-то вроде. Супруг? Не совсем. Сумеем ли мы даже приблизиться к стадии супружества? Не знаю. Дружбу его я ценю более всяких слов. И общество его мне всегда приятно. Но начать совместную жизнь? Не знаю. Иногда я люблю свернуться в кресле перед камином и в полном одиночестве наслаждаться музыкой, мне приятной, ему ненавистной; в своих путешествиях я успела полюбить андскую флейту и гамелан,[3] которые приводят его в бешенство. Или можно включить слезливый видеосериал вроде Стеллы Даллас, залезть в самый заношенный купальный халат и помирать от блаженства. Наверняка и у Роба есть подобные слабости. Он любит фильмы про копов — а как же иначе — и чем круче, тем лучше, а также футбол. Конечно, подобные вкусы ничем не выделяют нас среди прочих пар, однако, если до сих пор все складывалось хорошо, зачем же что-то менять?

Если я все-таки испытываю некоторые сомнения в отношении статуса наших взаимоотношений, в одной части их колебаний у меня нет. Я имею в виду его дочь Дженнифер. Ее я попросту обожаю. Я всегда принимаю ее сторону, что вызывает некоторую напряженность в наших с Робом отношениях, и охотно бы видела ее каждый день на постоянной основе. Она учится в находящемся неподалеку от дома университете и большую часть уик-эндов проводит с отцом.

Ответила на звонок Дженнифер. Я выслушала все ее новости — новые шмотки, новый приятель и идиот (по ее мнению) профессор — а потом спросила про отца.

— Он на задании, — ответила она. Сердце мое тут же ушло в пятки. Задания, которые дают сержантам конной полиции, на мой взгляд, почти всегда опасны, если не угрожают самой жизни, хотя Роб и говорит, что я слишком драматизирую ситуацию. Когда мы познакомились, он отсиживался на канцелярской работе после ранения, полученного в столкновении с наркоторговцами, однако теперь здоровье его полностью поправилось, и вернулся к этим самым своим «заданиям». Он счастлив, а я негодую.

— Эта новость мне не по вкусу, — проговорила я.

— И мне тоже, — согласилась она. Мы обе умолкли на пару секунд. — Он сказал, что уедет на несколько дней.

— Ладно, не беспокойся, — сказала я.

— И ты тоже.

— Позвони, если чего-нибудь услышишь, — попросила я.

— Хорошо, — согласилась она.

— Пусть позвонит, когда вернется.

— Ладно, — сказала она.

— Не беспокойся.

— Ты это только что уже говорила, — напомнила она.

— Все будет отлично.

— Не сомневаюсь, — согласилась она. — Целую.

— И я тебя. Пока.

Вот и вся романтическая интерлюдия. Завершая этот разговор, я искренне надеялась на то, что сумею встретиться с Годаром достаточно скоро и сразу же смогу вернуться домой, чтобы всласть наволноваться, но уже под родной кровлей, а не в Париже. Кто знает, куда заслали Роба… может быть, ему просто придется следить за чьей-нибудь дверью или расследовать какое-либо служебное преступление в чистой конторе, где в него, самое большее, могут швырнуть ручкой. А если нет? И зачем только, подумала я, судьба связала меня с полисменом, а не, скажем, с банкиром или чиновником?

Тогда за дело, Лара, велела я себе. Ничего другого тебе не остается. Ты сказала Клайву, что собираешься обойти блошиные рынки и лавки антикваров, так что действуй.

* * *

На следующий день, потратив ночь в основном на укоризны в адрес двух Роберов, Лучки и Годара, я отправилась на Правый берег, в Лувр де Антиквар на Пляс Пале Рояль, где приобрела пару превосходных образчиков мебели, за — увы — более чем превосходную цену, однако соприкосновение с богатством в лице Кроуфорда Лейка явно притупило мою природную скупость. Потом я направилась в Ле Марэ, обошла лавки на Сен Поль возле Ля Сури Верт, посетила магазин, продающий на вес очаровательное старинное серебро на Рю де Франс Буржуа, и только потом в изнеможении рухнула в кресло за столиком кафе на Пляс де Вож. Потом были Марсовы Поля на другой стороне Сены и комплект торговцев античными древностями в Виляж Свис. После пришлось посетить Лувр, чтобы ознакомиться с его этрусской коллекцией и, в соответствии с пожеланием Лейка, сделаться экспертом в этой области. Наконец, чтобы не показалось мало, полагая к тому же, что все равно не усну, я прослушала Реквием Верди в Эглиз Сен Рош на Рю Сен Оноре. Вернулась я в свой номер достаточно поздно, однако от Буше известий не поступало.

Следующий день оказался субботним, и я отправилась на блошиные рынки — в Клиньянкур и Монрей — для чего мне потребовалось несколько раз сделать пересадку в метро и основательно пройтись. Вернулась я со скудной добычей, несколькими отличными старинными вещами из полотна, однако движение помогало мне избавиться от мыслей. И в какой-то момент, носясь по Парижу, я поняла, что за мной следят. Возможно, Кроуфорд Лейк и скреплял собственные сделки рукопожатием, однако за выполнением их он следил. Красавчик Антонио следовал за мной повсюду. Досадная подробность, однако я решила воспользоваться ей к собственному благу. Сначала Антонио, похоже, считал, что я не замечаю его, однако я постаралась приветливым движением руки вывести его из этого заблуждения. Ответив аналогичным жестом, он не стал приближаться ко мне, что меня вполне устраивало, однако перестал прятаться.

В воскресенье я отправилась на блошиный рынок в Ванве к знакомому букинисту и приобрела у него изданные в 1924 году Касыды сэра Ричарда Френсиса Бартона[4] для клиента, который собирает труды сэра Ричарда. После я посетила букинистов на берегу Сены и обнаружила две превосходные карты, которые, на мой взгляд, должны были понравиться Мэттью Райту, моему любимому клиенту, специализирующемуся на собирании карт.

В паузах между всеми этими делами я успела выпить, наверное, галлон кофе и прочесть целую груду газет. Насколько можно было судить, европейские новости существенно не изменились со времени моего последнего визита на континент. Если верить газетам, итальянское правительство снова объявило войну организованной преступности, по всей видимости, потерпев поражение в предыдущем заходе, как и во всех предшествовавших ему. Французские водители грузовиков, напротив, объявили войну собственному правительству, британские фермеры решили воевать против своего, а ирландские рыбаки, всегда готовые к драке, начали битву с рыбаками испанскими, якобы нарушавшими правила лова. Посреди всеобщей воинственности некоторый отдых глазу даровало сообщение о некоем чиновнике германского министерства культуры, утверждавшем, что в комментариях его по поводу соперничества рас следует усматривать не антисемитский выпад, а восхищение расцветом разнообразия в новой Германии, и еще одна заметка, посвященная итальянскому дельцу Джанпьеро Понте. Оставив свой миланский кабинет вечером в пятницу, он отправился не к жене и детям — чего следовало бы ожидать — а в Тоскану, в свой загородный дом. Оказавшись там синьор Понте или свалился, или спрыгнул, или был столкнут с обрыва. Хотя несчастный случай не исключался — на сей счет даже велась какая-то нелепая дискуссия — началось расследование состояния его дел, в ходе которого немедленно выяснилось, что в последние дни перед падением у покойного бизнесмена были серьезные финансовые неприятности. Повествование подкрепляли фото скорбящей вдовы, очаровательной Евгении Понте, и его красивых детей.

* * *

Посреди начинающих становиться скучными дней, остроту которым придавало только беспокойство за Роба, на маленькой улочке возле бульвара Сен Жермен, где я остановилась возле какой-то витрины, со мной приключился, пожалуй, не страшный, но все-таки тревожный случай. Прежде чем успела сообразить, что происходит, меня окружила стая цыганок, одна из которых попыталась вырвать у меня из рук сумочку. Припав спиной к стене, я постаралась удержать ее, не понимая, впрочем, каким образом можно избавиться от них. Я сумела придумать один только вариант и закричала. Помощь подоспела в считанные секунды, возникший невесть откуда Антонио ворвался в толпу и извлек меня из самой гущи.

— Мольто граци,[5] Антонио, — поблагодарила я.

— Плохо, — промолвил он, осторожно подбирая английские слова. — Надо быть более осторожной.

— Не могу ли я угостить вас? — предложила я. — Кофе или чем-нибудь другим? В знак благодарности.

— Мне не позволено вступать в сношение с вами, — ответил он и поправился, заметив удивление на моем лице. — То есть говорить. Однако мне важно попрактиковаться в английском, — продолжил он. — Значит, говорим по-английски, о'кей?

— О'кей, — согласилась я.

— Тогда мы можем и выпить. Интересно, есть ли у них итальянские вина?

— Спрошу, — пообещала я. Вопрос мой явно привел официанта в ужас. — Только французские, Антонио.

— Сойдет, — сказал он без особой радости на лице.

Я заказала отличное Коте дю Рон.

— И как продвигается ваша работа? — спросил он после нескольких пробных глотков.

— Не быстро.

— Да, — согласился он. — Как, по-вашему, много ли дней нам придется еще провести здесь?

— Надеюсь, что нет.

— И я тоже, — проговорил он. — Мне не понравился мужчина, с которым вы встречались.

Он приложил руку к сердцу, повторяя любимую манеру Буше.

— По-моему, он хочет успеха, но всегда оказывается неудачником. С такими людьми не следует иметь дела. Они тянут тебя вниз. Ты становишься таким же, как и они.

— Интересная мысль, Антонио, — сказала я. Итак, мой собеседник оказался не просто красавчиком, но и умницей. Он весьма точно определил природу Буше, причем сделал это со значительного расстояния. — Однако мистер Лейк хочет, чтобы я имела с ним дело, поэтому ничего другого мне не остается?

— Понимаю, — согласился он. — Вы ведь не замужем?

— Да.

— Однако у вас есть приятель.

— Да, есть. Он полисмен.

— Полисмен? Опасная работа. Волнуетесь за него?

— Волнуюсь и притом прямо сейчас.

— Скверно. А я, вот, за свою девушку волнуюсь. Дело у нее, конечно, не опасное. Как у вашего полисмена. Она работает кассиром в банке. Но я все-таки беспокоюсь. У вас есть фотография вашего полисмена?

— Увы, нет, — призналась я. — А надо бы иметь при себе.

— Плохо это. А у меня фото есть, — проговорил он, извлекая уже потрепанный снимок из бумажника. — Вот.

— Очаровательна, — сказала я, увидев фотографию хорошенькой, но вполне обыкновенной девицы. — Как ее зовут?

— Тереза, — пояснил он, — и она действительно очаровательна. В том-то вся и беда. Она как прекрасный цветок, вокруг которого жужжит множество пчел. Поэтому я и опасаюсь, что во время моего отсутствия другая пчела займет мое место.

Я попыталась не улыбнуться.

— Антонио, но вы и сами недурны собой. Не сомневаюсь, что она обрадуется вашему возвращению.

— Внешность это еще не все, — возразил он. — Тереза — феминистка.

Слово это заставило нас обоих ненадолго задуматься.

— Поэтому я и взялся за эту работу — следить за вами. Мой наниматель платит очень неплохо. А Тереза любит деньги.

— Значит, вы не работаете на мистера Лейка постоянно?

— Нет, — ответил он. — От случая к случаю. На сей раз — до тех пор, пока вы не выполните его поручение.

— Попытаюсь покончить с ним как можно быстрее, — сказала я.

— Это будет очень неплохо, — проговорил он.

— А чем вы занимаетесь, когда не работаете на мистера Лейка?

— Многими вещами. Вообще я актер, и работаю в агентстве Корелли Понте. В Риме это важное агентство, — добавил он, определив по отсутствию выражения на моем лице, что я не имею представления об итальянских агентствах. — Однако обычно работы бывает немного, и я подрабатываю поваром или официантом. Но я надеюсь когда-нибудь сделаться знаменитым. Как Джанкарло Джианини, знаете его. Работать в Италии и в Голливуде. Тереза будет очень счастлива. Поэтому я и тренируюсь в английском и имею сношение с вами.

— Ну, Антонио, — сказала я, — раз уж у нас с вами идет урок английского языка, скажу, что сношение здесь как-то не на месте… лучше сказать, что мы разговариваем или беседуем. Технически говоря, так сказать можно, однако это слово нетрудно неправильно истолковать.

Он недоуменно посмотрел на меня.

— То есть неправильно понять. Ну, его могут понять не так как надо.

— То есть как?

— Я боялась, что вы зададите мне этот вопрос. Ну, гм, теперь это слово означает заниматься сексом.

— Ох-х-х, — он хлопнул себя по лбу. — Как плохо. Этому слову меня научила моя школьная преподавательница английского, сеньора Лонго. Она была очень стара, и мы с мальчишками не сомневались в том, что она девственница. Наверно, ей были известны только старые выражения, — он вдруг улыбнулся. — Впрочем, она все равно знала о жизни больше нас.

Мы рассмеялись.

— Хорошо, что вы меня просветили. Я спас вас от цыганок, а вы меня избавили от неправильного истолкования. Тоже красивое и новое для меня слово. До этого мы с вами были только партнерами. А теперь, надеюсь, стали друзьями, так?

— Теперь мы друзья, — подтвердила я.

— Быть другом — по-моему, вещь ответственная.

— Ну, да, конечно, так, но, кроме того, это…

— Радость? — подсказал он.

— Да, именно, — согласилась я.

— И я тоже так считаю, — проговорил он.

Мы прикончили вино.

— А теперь, — сказал он, — вернемся назад. Вы работаете. Я наблюдаю.

— О'кей, — сказала я. — Еще раз спасибо за помощь.

— Для меня это было как удовольствие. Как и поговорить с вами по-английски. И спасибо вам за французское вино. Не такое уж оно и плохое.

— Прего,[6] — сказала я.

* * *

Вернувшись назад в отель, я наконец получила весточку от Буше. Он сообщал, что еще раз связался с Годаром и положение исправляется. Годар собирался приехать в Париж на пару дней, и — возможно — встретиться со мной. В конце послания Буше обещал известить меня, когда дело дойдет до подробностей.

К этому времени я закончила абсолютно все дела, которые смогла придумать себе в Париже, и уже начала по капелькам терять терпение, если даже не раздражаться; впрочем, от меня здесь ничего не зависело. Я не имела представления о том, на кого Годар похож и где он живет; да я вообще ничего не знала о нем, кроме того, что человек этот является обладателем изображения всадника этрусской работы, которое он, возможно, готов продать, если только действительно созрел для сделки, о которой — опять-таки возможно — захочет переговорить со мной.

Буше позвонил тем же вечером.

— Слушайте, — проговорил он шепотом. — Я нахожусь в «Кафе де ля Пэ» с другом Годара. Не заглянуть ли и вам сюда как бы случайно, если вы понимаете, что я имею ввиду. Сами понимаете. Случайная встреча. Вот он идет. Отключаюсь. — Телефон у моего уха умолк.

Наняв такси, я полетела в кафе.

— Привет, Ив, — поздоровалась я, подходя к его столику. — Надо же встретиться в таком месте.

— Лара! — проговорил он, вставая. — Рад видеть вас. Пьер, вот женщина, о которой я тебе говорил, антиквар из Торонто. Лара, это Пьер Леклерк, мой коллега из Лиона. Пьер тоже занимается античностью. Какое удачное совпадение.

Он приложил ладонь к груди, буквально источая удивление и удовольствие. Впечатление было настолько убедительным, что я подумала, что никогда больше не сумею поверить этому человеку.

— Не присоединитесь ли вы к нам? — спросил Леклерк, галантным движением отодвигая кресло. Я присоединилась к весьма контрастирующей паре. Если Буше предпочитал небрежную рубашку без воротника и черные джинсы, Леклерк оказался отлично одетым денди — коричневый костюм, кремовая рубашка, очаровательный коричневый с золотом галстук, который дополняли довольно дорогие, на взгляд, золотые запонки. Еще они отличались стилем поведения: Буше предпочитал искренность или, во всяком случае, пытался ее изобразить, в то время как Леклерк пользовался приторным обаянием.

— «Кир Рояль», наверно? — осведомился Буше, дав знак официанту, чтобы заказать себе с приятелем по второму кругу, а мне по первому. Интересно, теперь придется платить за троих, невольно подумалось мне. Несколько минут мы поговорили о пустяках — о погоде, движении в Париже и прочем в том же роде, а потом начали подбираться к интересующей теме.

— Значит, у вас, Пьер, есть магазин в Лионе? — спросила я.

— Нет, — ответил тот. — Теперь уже нет.

— Он — маклер, — заметил Буше.

Я сразу встревожилась. Дело в том, что рынок древностей как таковой заставляет меня нервничать. Там, где речь идет о древностях, всегда встает вопрос об их подлинности. Подделки многочисленны, их не так уж легко выявить. Потом существует достаточно хитрый вопрос о происхождении предмета — откуда он взялся и легальным ли путем был добыт. Аппетиты собирателей, а этим словом я обозначаю в данном случае коллекционеров частных и общественных, те же музеи, питает группа таящихся в тени дельцов и маклеров, отыскивающих нужные предметы. И из нее время от времени выныривают на поверхность совсем уж сомнительные фигуры. И я со страхом ощутила, что имею дело именно с подобной персоной.

— Не ищете ли вы какую-нибудь конкретную вещь? — спросил Леклерк, поправляя истинно французские манжеты своей безукоризненной рубашки, достаточно демонстративно сверкнув запонками — массивными золотыми дисками.

— Мой клиент ищет бронзового Пегаса, — проговорила я и пояснила. — Любит коней и собирает все связанное с ними.

Конечно, я не сомневалась в том, что это далеко не так, однако следовало по возможности избегать слова этрусский, которое могло бы существенно сузить область поиска коллекционеров и существенно взвинтить цену.

— Я слышала, что Робер Годар располагает подобной вещью, и попыталась связаться с ним через Ива.

— Я знаю Годара, — воскликнул Леклерк. — И достаточно неплохо. В прошлом мне удалось достать для него кое-какие вещи.

Ненадолго умолкнув, он шаловливо улыбнулся мне.

— Возможно, вдвоем нам удастся провернуть это дело.

Его колено прижалось к моему. Мне оставалось только гадать, какого рода дело он имеет в виду.

— До Годара добраться трудно, — проговорил Буше.

— Кажется, вы говорили, что он едет в Париж, — напомнила я. — Когда его ждать, завтра или на следующий день?

— Он передумал, — сказал Буше. — Такой это человек.

— Иногда с ним действительно трудно иметь дело, — согласился Леклерк. — Не хочет ни с чем расставаться. Но сейчас он созрел для продажи. При должном подходе, полагаю, его можно будет убедить расстаться с этой вещью. А теперь не простите ли вы меня? Мне нужно позвонить.

С этими словами он отошел, коснувшись рукой моего затылка.

— Ему нужна доля, — заметил Буше.

— Откуда вам это известно? — спросила я. — Он ведь ничего не сказал.

— Поэтому он сослался на телефон. Он предоставляет нам время на обсуждение.

— Мне казалось, что вы собрались свести меня с Годаром, — сказала я.

С обиженным выражением на лице Буше еще крепче прижал руку к груди.

— Именно этим я и занят. И устроил эту встречу именно по этой причине Леклерк — лицо, близкое к Годару. Вам необязательно учитывать его интересы, однако он — не сомневайтесь — существенно ускорит дело. Но решать вам.

— Сколько? — вздохнула я.

— Не знаю, — ответил он. — Он может потребовать процент. Но если вам повезет и если вы ему понравились — а вы, кстати, ему понравились, я заметил, с каким восхищением он провожал вас взглядом, — он может ограничиться твердой оплатой, скажем, в десять тысяч долларов. Но только если вам действительно повезет.

— Схожу-ка я в дамскую комнату, — сказала я. — Сейчас вернусь.

На самом деле мне нужно было подумать. Я вышла наружу, достала свой сотовый телефон, приложила к уху, имитируя разговор, и поглядела сквозь окошко. На противоположной стороне улицы сидел Антонио за чашечкой кофе. Он ухмыльнулся, сверкнув белоснежными зубами в мою сторону. Я посмотрела на оставленное мной кафе. С улицы можно было разглядеть происходящее внутри. Леклерк уже возвратился, и оба они сидели, сдвинув головы как два заговорщика. Буше что-то проговорил, и оба расхохотались. Тем не менее я поняла, что шутка была отпущена на мой счет.

И тут все бессонные ночи, ожидания и тревоги, сам факт работы на Лейка накатили на меня. Я вернулась к столу.

— Простите, джентльмены, но мне надо идти. Я разговаривала с агентом из Амстердама. У него есть вещь, которая заинтересует моего клиента: фламандская картина с изображением коня и всадника. Попробую завтра утром первым же делом слетать туда. Возможно, я загляну сюда по пути домой. И мы сможем переговорить еще раз. Ив, вы, кажется, мой должник, — улыбнулась я. — Поэтому спасибо за Кир Рояль.

Я вылетела из кафе, подозвала такси и вернулась в отель, оставив своих собеседников в некотором расстройстве. Если мне везет, я ускорила дело. Ожидание решения Годара успело утомить меня до тошноты.

Глава третья Виши

Мы добрались до пригородов Виши примерно к четырем часам следующего дня. На дорогу ушел весь день, отчасти потому, что я решила не проявлять спешки, но еще и потому, что Буше настоял на том, что будет сопровождать меня. Такая настырность меня раздосадовала, несмотря на то, что войну нервов я уже выиграла. Моя вчерашняя выходка произвела желаемый эффект: не успела я заснуть на десять минут — по крайней мере так мне казалось после ночи, потраченной на негодование, планирование самостоятельной встречи с Годаром и на попытки убедить себя в том, что теперь-то уж Буше сломается, если поверит моей уловке — как меня разбудил телефонный звонок.

— Я отыскал Годара, — сказал Буше, не утрудив себя даже приветствием. — Он вернулся домой. Его трудно переубедить, однако я объяснил ситуацию. Мы можем увидеться с ним сегодня. Но нужно поторопиться. На дорогу уйдет большая часть дня.

— В самом деле? — прищурясь, я поглядела на часы. Было всего семь утра. — Не знаю, смогу ли я отложить назначенную в Амстердаме встречу. Меня ждут там сегодня вечером.

Невзирая на победу, я не хотела успокаивать его.

После некоторого замешательства Буше сказал:

— Ну, решать, конечно, вам. Только не забудьте, что с Годаром трудно добиться встречи, как вы уже поняли, а он ждет нас или сегодня, в конце дня, или завтра с утра.

— И куда же нам предстоит ехать?

— В Виши. У него там шато. Разве я не упоминал об этом? — Конечно же, не упоминал. Не сделал даже единого намека на местонахождение Годара. — Я смог устроить нам приглашение в его шато.

— Хорошо, — сказала я. — Попробую что-нибудь сделать. Но позвонить в Амстердам я сумею только через час или два. Моего агента еще не будет в офисе. Я перезвоню вам сразу же, как только договорюсь с ним.

— Нам потребуется автомобиль, — добавил Буше. — Мой, увы, находится в ремонте.

Дома он, как и бумажник, захотелось мне съехидничать, однако я не стала этого делать. До встречи с Годаром наши отношения должны складываться самым мирным образом. Будем думать об этом, если я сумею отложить встречу в Амстердаме. Если понадобиться, можно будет взять напрокат.

Промариновав Буше пару часов — пусть подождет, как заставлял ждать меня, — я взяла напрокат машину и выписалась из отеля.

— Вам следовало бы объединить свои усилия с Леклерком, — сказал Буше, когда мы оказались на шоссе. — У него действительно отличные связи.

— Так кто же устроил мне свидание с Годаром, он или вы? — бросила я сквозь зубы. Буше определенно действовал мне на нервы своей болтовней, не утихавшей с отлетавшими назад милями.

— Конечно же, я, — возразил он обиженным тоном. И хотя глаза мои были прикованы одновременно к дороге и зеркальцу заднего вида, в котором никак не появлялся Антонио, должно быть упустивший мой след, я могла поклясться, что Буше опять приложил пятерню к сердцу.

— Однако не следовало бы сердить Леклерка. Не удивлюсь, если он уже в Виши. Понимаете, он близко знаком с Годаром и легко добивается встречи с ним. Могу держать пари — он наверняка уже там и обсуждает условия продажи лошади.

— Зачем это ему? У него уже есть покупатель?

— Возможно, — ответил после паузы Буше.

— На что вы намекаете, Ив? — рявкнула я, и ответ возник в моей голове еще до того, как отзвучало последнее слово.

— Вы, — сказал он печальным тоном. — Боюсь, что он купит ее и перепродаст вам по более дорогой цене. К моему прискорбию.

* * *

Когда я свернула на боковую дорогу, не было видно ни Леклерка, ни Антонио. В Европе долгое и жаркое лето, но и оно подходило к концу. Деревья пожелтели, лишь изредка перед моим взглядом возникали клочки зелени, поля были убраны. Солнце еще грело, но уже не пекло, а темные облака на горизонте намекали на приближение осенних дождей. Тем не менее местность была прекрасной, и я успела пожалеть о том, что со мной рядом Буше, а не Роб, и еду я по делам, а не отдыхать.

После нескольких миль пути мы свернули на узкую дорогу, обсаженную густыми платанами, от которых под лучами вечернего солнца разбегались совершенно потрясающие тени. В конце дороги, которую охраняли два сфинкса, оказался сказочный замок — башни, башенки и все прочее. Когда я остановила машину и вышла, трогавшийся с места серебристый «рено» резко затормозил, дверца его открылась, и я услышала собственное имя.

— Что ты здесь делаешь, Дотти? — спросила я, едва увидев водительницу.

— Конечно же, разыскиваю сокровища, — сказала она, целуя меня в обе щеки. Аромат дорогих духов облачком окутал меня.

— Кажется, ты не знакома с Кайлом? — Она показала в сторону достаточно привлекательного молодого человека, лет на десять, а то и на пятнадцать младше ее. Мило улыбнувшись, он молча пожал мне руку, не отрывая при этом восхищенного взгляда от Дотти, выглядевшей просто потрясающе в короткой, в обтяжку, кожаной юбке на холеных и загорелых — умеет же заботиться о себе, подумала я с завистью — ногах, и в леопардовой печатной блузке с большим вырезом, открывавшим значительную часть груди.

— Моя куколка, — громко проговорила Дотти. — Разве он не великолепен? — произнесла она уже потише, и добавила. — Очаровательный козлик.

Он был действительно очарователен, можете не сомневаться. Сложенный как футболист или, может быть вышибала, очень широкоплечий и тонкий в талии, с густой копной волос, самым очаровательным образом сваливавшейся на лоб. Имейте ввиду, Роб тоже достаточно качественный козлик, к тому же он умен, начитан, с ним можно отлично — насколько на это вообще способен мужчина — поболтать, и примерно моего возраста. И я вдруг более всего пожалела о том, что его нет рядом.

— Он великолепен, — согласилась я.

— Я видела Клайва несколько месяцев назад, — проговорила она. — Если не ошибаюсь, на зимней выставке антиквариата в Нью Йорке. Я слышала, что вы по-прежнему ведете дело совместно. И насколько же это… — она замялась, подыскивая нужное слово.

— Рискованно? — попыталась я помочь ей. — Или, может быть, просто глупо?

— Нет, моя дорогая, — возразила она. — Я хотела сказать, насколько это мудро, культурно… что-нибудь в этом роде. Так непохоже на мой жуткий развод с Хью. С ним до сих пор невозможно общаться. Впрочем, какая разница? Мне куда веселее, чем ему, старому хрену.

Она обняла Кайла и обворожительно улыбнулась мне. Тот ответил очаровательной, но кривой улыбкой. Нет, действительно, милашка.

— А это кто? — кивнула она в сторону Буше.

— Ох, прости, — на какое-то отрадное мгновение мне удалось забыть о его присутствии. Это Ив Буше, делец из Парижа. Это Доротея Бич. Специализируется на французском антиквариате. У нее восхитительный магазин в Новом Орлеане.

— Искренне польщена, — проговорила она.

Буше наклонился с поцелуем к ее руке.

— Enchante![7] — пропел он. Такой уж эффект Доротея производит на большинство мужчин.

— Приятель? — произнесла она над склоненной макушкой Буше. Я скривилась, и она одними губами одобрила. — Хорошо.

— Очевидно вы здесь для того, чтобы повидаться с Годаром, — громко проговорила она, склонив голову в сторону шато. — Ну, сегодня здесь общий слет. Приехав сюда, я еще застала здесь Пьера Леклерка. Вы ведь знаете его, правда? Делец из Парижа? Терпеть не могу этого типа. Пристает ко мне самым отвратительным образом.

На лице очаровательного Кайла появилось смутное неудовольствие. Интересно, а умеет ли он говорить, подумала я, а потом решила, что это не имеет значения.

— Дорогой мой, — проговорила она. — Мне не следовало говорить этого. Надеюсь, что речь идет не о твоем лучшем друге или знакомом.

Я отметила, что она не нуждалась в моем мнении по поводу Пьера Леклерка.

— Странная птица, этот вот, — проследовала Дотти к новой теме. — Годар, то есть. Не надо быть гением, чтобы понять — ему нужны деньги. Я предлагаю ему приличную сумму, а он отвечает, что будет думать. Наверно, я ему не нравлюсь. Ох, надеюсь, что ты приехала сюда не за тем же самым, что и я, — остановила она себя. — Или все-таки нет?

— Сомневаюсь, — сказала я. — Мебель меня в данный момент не интересует.

— Приятно слышать, моя прелесть, — ответила она. — Мне было бы неприятно сражаться с тобой за эту вещь, но я не уступила бы ее тебе. Конечно, лучше уж проиграть тебе, чем Леклерку, но эта столовая отчаянно нужна мне. Великолепная работа. Чистое дерево, ни капли фанеры и шестнадцать — шестнадцать! — стульев. Конец восемнадцатого — начало девятнадцатого столетия. Потрясающая штука. Я просто исходила слюной, глядя на нее. Возможно, следовало проявлять меньше заинтересованности. А может, он продает свои вещи только тем, кто будет любить их такой же, как и он сам, любовью. Впрочем, если бедняжка Годар продаст эту столовую мне, — сказала она, переводя дыхание, — ему придется обедать на телевизионном столике.

Она пожала плечами.

— Однако, как он предложил, вернусь сюда завтра и попробую быть более обворожительной. Надеюсь, что мне не придется убивать его, чтобы получить эту столовую. А ты что здесь ищешь?

— Конную статую, — сказала я. — Бронзового Пегаса.

— Я ее видела, — заметила она. — Ну… большая такая. Может быть, и хорошая, но я не разбираюсь в бронзе. Если она тебе нужна, надеюсь, у тебя получится. На твоем месте, если хочешь получить стратегический совет, я бы беспрерывно восхищалась этим конем. Сдержанный подход на Годара впечатления не производит. Если ты остановишься в городе, быть может, мы сумеем вместе перекусить. А теперь у нас с Кайлом есть кое-какие дела для препровождения времени, так, милый?

Она обняла его за талию и улыбнулась мне.

— Надеюсь встретиться с тобой вечером, Лара. Клайв сказал мне, что у тебя новый приятель, и я хочу все знать о нем.

Садясь в машину, она еще раз повернулась ко мне.

— Кстати, к двери никто не выйдет. Она открыта. Вы входите, оставляете слева мою столовую и направляетесь прямо. Мы расстались с ним в кабинете. Кстати, как раз пройдете мимо твоего коня.

* * *

Я повернула к дому Годара под шорох шин, заспешивших доставить Доротею и Кайла к тому времяпровождению, которое было у них запланировано. Издалека казавшийся живописным замок, вблизи производил впечатление заброшенности. Зеленая изгородь отчаянно нуждалась в стрижке, сады заросли лозами и сорняками. В сторонке были привязаны к колышкам овца и пара ягнят, в пыли копошились несколько куриц. Уж если это и был сказочный замок, то принадлежал он Спящей Красавице, дожидавшейся своего принца посреди выросшего вокруг леса.

Тем не менее передо мной был шато. Не знаю, какое именно состояние необходимо, чтобы поддерживать замок в пристойном состоянии, однако, что сомневаться, сумма на это уходит внушительная. Возможно, именно этим и объяснялось сегодняшнее нашествие антикваров, одним из которых к моему крайнему возмущению являлся Леклерк.

Невзирая на полученный от Дотти совет, я все-таки постучала. Но, не дождавшись, как и было предсказано, ответа, через минуту-другую распахнула дверь. Она заскрипела словно в кино. Я не удивилась бы при виде какого-нибудь ветхого от старости слуги, медленно шаркавшего ногами к двери, но таковых не было. Дверь находилась в стене одной из округлых башенок, и я оказалась в весьма приятном на вид, отделанном белым и черным мрамором вестибюле перед весьма старинным латунным подсвечником. Далее путь пролегал прямо в столовую, высоко в скругленных стенах были устроены окна из свинцового стекла. Стол и стулья, как и говорила Дотти, оказались великолепными. И я даже пожалела о том, что сказала ей, что не интересуюсь мебелью. Эта столовая самым внушительным образом смотрелась бы в главном торговом зале магазина «Макклинток и Свейн», в этом не могло быть и тени сомнения. На дальнем конце стола обнаружились остатки трапезы — недопитый бокал красного вина, хлебные крошки и тарелка. Стулья — все шестнадцать — выстроились возле стен, а не у стола, в том числе и то кресло, которому полагалось бы пребывать во главе. Наверно, их расставили так, чтобы потенциальные покупатели могли хорошенько рассмотреть стол, да и забыли так.

Следующая комната оказалась гостиной, впрочем, она могла иметь любое предназначение. Дотти говорила, что Годару придется есть на телевизионном столе, если она купит столовую, и в этом она не ошиблась. Вмятины на двух больших и потертых коврах свидетельствовали о том, что прежде комната эта была хорошо обставлена, однако от прежнего великолепия осталось лишь небольшое, но уютное канапе под окном. На противоположной от него стороне комнаты перед великолепным каменным камином располагалось одинокое кресло; столик и лампа вопреки ожиданиям находились не возле кресла, а напротив него. Оставшиеся на стене над каминной доской отметины предполагали, что прежде там висело или большое зеркало, или картина. На столике лежало несколько книг. Странное расположение — кресло по одну сторону камина, лампа и книги по другую. И вдруг я поняла, в чем дело; итак, Буше водил меня за нос, потчуя сказками, в том числе о путешествиях Годара.

Ничего не сказав ему, но пообещав себе сделать это при первой же возможности, я вступила в окутанную мраком следующую комнату. Там было темно и достаточно сыро. Судя по всему, я находилась в самой старинной части шато, укрепленной башне, поднимавшейся вверх на несколько этажей, в стенах которых были устроены бойницы, а не окна. Четырнадцатое столетие, рассудила я, потратив целую минуту на осмысление увиденного. Так вот где Годар держит свои сокровища, или по крайней мере некоторые из них. Возле одной из стен выстроились стеклянные витрины, в которых размещались многочисленные глиняные сосуды.

Рядом находилась какая-то крупная скульптура, и рядом с ней во всем великолепии устроился Беллерофонт. Крылатый конь встал на дыбы, наклонившийся вперед наездник целился вниз. Высоко над моей головой порхала пара птиц, и я заметила, что щели в окнах не закрыты стеклом и что башня находится в своем первозданном состоянии. Я принялась рассматривать коня, однако в следующей комнате послышался негромкий голос.

— Лучше будет в первую очередь переговорить с Годаром, — предложил Буше.

За столом сидел, разговаривая по телефону, мужчина, оказавшийся много моложе, чем ожидала, — лет, примерно, тридцати. Бледность тонкого лица подчеркивали темные длинные волосы, перехваченные на затылке конским хвостом. На нем была белая рубашка без воротника, слегка расстегнутая на шее, и черная свободная куртка. На столе перед Годаром находилось несколько внушительных томов, один из которых был открыт. За спиной его располагался включенный компьютер. Я повернулась к Буше.

— Итак, путешествует по всему миру? — спросила я, заглянув ему в глаза.

— Я и не знал. В общем-то, я не встречался с ним, — Буше отвернулся. — Я только разговаривал с ним по телефону.

Звуки наших голосов заставили Годара поднять взгляд.

— Опять вы здесь, — сказал он без всяких церемоний, увидев Буше. Тот неловко поежился. — Кажется, я говорил, чтобы вы больше не показывались сюда.

— И не встречался? — прокомментировала я негромко. — Наверно, он с кем-то вас перепутал.

— Вы приехали с ним? — спросил Годар, бросив в мою сторону, пожалуй, враждебный взгляд.

— Нет, — ответила я. Позже у меня окажется достаточно времени, чтобы сосчитать все лживые слова, которые мне пришлось произнести за неделю, прошедшую после моей встречи с Лейком, но в то мгновение я даже не обратила внимания на свой поступок.

— Полагаю, я приехала сюда первой, — сказала я Буше словно бы только что увидела его. — Поэтому, не будете ли вы любезны подождать своей очереди снаружи.

Буше, грязный лжец, поспешно ретировался.

— Что вам угодно? — спросил Годар, не снимая руку с телефона. Не скажу, чтобы он сделался приветливым, но все-таки враждебность исчезла из его голоса, как только Буше покинул комнату.

— Насколько я понимаю, вы располагаете некоторыми предметами антиквариата и, возможно, желаете их продать. И если это действительно так, я хотела бы посмотреть, что именно можете вы предложить. Я антиквар из Торонто, — добавила я, опуская свою карточку на стол перед ним.

Годар несколько секунд изучал ее.

— Подождите минуту, — предложил он наконец, указывая на расположенное поблизости кресло. — Я только закончу свой разговор.

— Так что вы сказали?.. — произнес он в трубку. — Нет, ничего на продажу сейчас у меня нет.

Ответ этот звучал не слишком многообещающе. Я не стала опускаться в предложенное кресло, также заваленное книгами, как и вся комната. В кабинете располагались шкафы, заставленные книгами, среди которых были новые, старые, старинные и, вероятно, ценные. Классики мировой литературы здесь были представлены от Шекспира до Виктора Гюго и на нескольких языках. Судя по находившимся возле меня книгам, Годар в первую очередь интересовался оккультной тематикой. «Беседы с Нострадамусом» Долорес Чэпмен располагались на одной полке с собственным трудом Нострадамуса «Центурии и Предсказания». Несколько томов были посвящены астрологии и предсказанию будущего, еще один, насколько я помню, сулил истолковать все тайны Апокалипсиса. У окна пристроился телескоп, самым превосходным образом гармонировавший с книгами по астрологии. Мне было все равно, что он читает и во что верит, однако мрачная башня и ее бледный и болезненный с виду хозяин уже начинали вселять в меня мечту о последних лучах заходившего солнца, даже если возможность увидеть их сочеталась с необходимостью иметь дело с Буше. Тем не менее мне был нужен Беллерофонт, а значит, следовало прежде договориться с Годаром.

Разговор затянулся разве что на пару минут, однако, еще не был готов переходить к делу.

— Мне нужно посидеть здесь минуту-другую в одиночестве, а вы можете пока посмотреть. Потяните за веревочку возле двери.

Веревочка возле двери оказалась длинным шнурком, движение которого включило несколько размещенных в комнате ламп. Ощущение было такое, словно находишься в темнице — скудный свет, холодные каменные стены. Однако, если смириться с обстановкой, коллекция стоила самого внимательного рассмотрения. Керамика присутствовала во всех видах: кратеры, чаши, кувшины, амфоры. Много было черного буккеро и расписной посуды различных стилей: краснофигурной на черном фоне, чернофигурной на красном и белофигурной на красном же — присутствовали все перестановки и комбинации, которых можно было ожидать от греческих и этрусских сосудов. На задниках бронзовых ручных зеркал можно было видеть резные изображения богов и животных. Насколько я могла судить, все вещи были первоклассными, и среди них присутствовало даже несколько предметов определенно музейного качества.

Располагавшаяся возле стены крупная скульптурная композиция, насколько я поняла, представляла собой сделанный из терракоты фриз храма. При близком рассмотрении оказалось, что он изображает собой всадника на крылатом коне, поражавшего копьем чудовище с двумя головами и хвостом змеи.

Лейк говорил мне, что, по его мнению, Годар может и не знать, что располагает изваянием именно Беллерофонта, однако, посмотрев на эту коллекцию, я усомнилась в подобном предположении. Решающим аргументом явилась небольшая витрина в глубине комнаты, где располагался один только предмет — чернофигурная гидрия, великолепно расписанный керамический сосуд для воды. Она была меньше прочих, дюймов пятнадцати в высоту, округлое тулово сужалось, переходя в стройное горло, опять расширявшееся к венцу; у нее было три ручки — две по бокам, чтобы нести, и третья, чтобы наливать.

Почти все горло и венец были покрыты различными узорами, завитками и так далее, а на тулове был изображен всадник на крылатом коне, сражающийся с чудовищем — отчасти львом, отчасти козой и змеею. Итак, Годар собирал изображения Беллерофонта и химеры.

— Простите, что заставил вас ждать, — произнес Годар, маневрируя на своем инвалидном кресле между витрин. — Ну, как, что-нибудь вас заинтересовало?

Теперь он казался другим, хотя я и не могла сказать почему.

— Превосходные вещи, — сказала я. — А вы не могли бы сказать, что именно намереваетесь продавать?

— Я не имею такого намерения, — возразил Годар.

— Тогда я, быть может, понапрасну трачу ваше и свое время?

— Я хочу сказать, что не имею желания что-либо продавать, — сказал Годар. — Но это еще не значит, что ничего не продам. Вне сомнения, вы заметили мои несколько стесненные обстоятельства. Большая часть мебели и картин уже продана. Ничего больше у меня нет. Посмотрите. Если вам что-нибудь понравится и окажется, что я готов расстаться с этой вещью, мы с вами можем заключить сделку.

Итак, уже нечто, однако осторожность заставила меня не идти сразу к Беллерофонту. Вместо этого я задержалась возле гидрии с химерой.

— Конечно, это особая вещь, — заметила я.

— Она не продается, — сказал он.

— А как насчет этой? — Я указала на бронзовое зеркало.

— Оно тоже не для продажи.

Ответы не вселяли особых надежд, но я не могла вернуться к Лейку с пустыми руками и сказать, что он не может получить нужную ему вещь, и поэтому мне оставалось только продвигаться дальше.

— Я, конечно же, понимаю ваши чувства в отношении этих предметов, — попыталась я добиться расположения этого человека. — Коллекция, безусловно, отменная, и расстаться с частью ее, конечно, трудно. А каким образом она вам досталась?

Тонкий вопрос. Происхождение древности вещь действительно важная, здесь существенно знать, что предметы были приобретены законным путем или достаточно давно и у вас не возникнет сложностей с разного рода властями.

Сперва он как будто бы не хотел отвечать, но потом произнес:

— Большую часть коллекции собрал мой отец. Он проводил летнее время в Италии, в Тоскане, и познакомился там с людьми, которые помогли ему собрать эти предметы. Скорее всего, это были томбароли, — он чуть улыбнулся. — Предполагаю, что вам известно это слово.

— Расхитители гробниц, — повторила я.

— Именно. В любом случае, каким бы образом эти вещи к нему не попали, это было давным-давно, и все теперь забыто. Кстати, два или три года назад, еще при жизни отца, у нас побывал эксперт. Он сделал подробные фото и все такое. В случае каких-либо проблем он бы сказал нам. Кроме того, отец занимался собирательством, приобретал вещи на аукционах и так далее. Все квитанции у меня есть.

— А вы сами?

— Нет, я только продаю, — ответил он.

К этому времени я уже добралась до коня. Достав крошечный фонарик из сумочки, я принялась рассматривать изваяние под внимательным взглядом Годара. Оно было, конечно, бронзовым и нужного размера. Я осмотрела передние ноги, а потом задние. На одной из задних лап были начертаны этрусские буквы.

— «Тинсквил», — побормотала я вслух. Как на Химере из Ареццо. Ее я осмотрела достаточно тщательно и даже попыталась скопировать надпись на лапе Химеры.

— Что вы сказали?

Годар повернулся ко мне.

— Тинсквил, — повторила я. — Посвящено Тинии или Зевсу, не так ли?

— Вы умеете читать по-этрусски? — спросил он.

Вот насколько я зашла, подталкиваемая перспективой получить с Лейка очаровательную сумму, и убедить Годара продать статую: я не солгала. Я просто ничего не сказала. Или, точнее, пробормотала нечто способное сойти за знак согласия, звучавшее примерно так, — «гм-м-м».

Он поглядел на меня какое-то мгновение, а потом указал на довольно странного вида предмет, покоившийся в одной из витрин.

— А вы знаете, что это такое?

К собственному удивлению, я знала. В нескольких просмотренных мной книгах об этрусках были изображения подобных предметов, и их странный вид заставил меня уделить им внимание.

— Бронзовая модель печени овцы, не так ли? — спросила я. — Этрусские гаруспики, или гадатели, пользовались ими для предсказания будущего.

— Правильно, — сказал он. — Небо вокруг нас можно разделить на шестнадцать частей, им соответствуют пятьдесят два имени божеств.

Открыв витрину, Годар извлек из нее предмет и принялся поглаживать его.

— Люди смеются над гаданиями, — заметил он. — А не следовало бы. Римляне верили в гадания. Они ничего не оставляли на волю случая. Ничего. Перед каждым сражением, перед каждым важным решением они призывали этрусских гаруспиков. Они знали.

— И успех не оставлял Рим, — проговорила я.

— Именно так, — согласился Годар, не заметив нотку сарказма в моем голосе. Он вернул бронзовую печень в витрину.

— А вы случайно не состоите в Сосьета? — спросил он.

Ответ на этот вопрос нельзя было сжульничать, но я тем не менее не была полностью откровенна.

— Нет, увы, нет.

Я решила, что он имеет в виду какую-то академическую организацию, может быть, археологическое общество.

— Но вы, конечно же, слыхали о нем. Гидрия с химерой.

— Гм-м-м, — проговорила я еще раз.

— Не знаю, допускаются ли в него женщины, однако подобное старомодно даже по итальянским стандартам, и, если хорошенько подумать, сами этруски не стали бы настаивать на соблюдении подобного правила. Это греки не позволяли женщинам присутствовать на своих симпозиях,[8] но этруски придерживались противоположных взглядов. Вы хотите, чтобы я назвал ваше имя? Вы читаете по-этрусски и, безусловно, разбираетесь в этрусских древностях. За считанные минуты вы обратили внимание на все лучшее, что есть в этой комнате. Конечно, мне еще рано, учитывая, что я провел в членах всего несколько месяцев, но как знать. Я отдал бы все, чтобы посетить собрание, однако я несколько ограничен в своих возможностях. — Он указал на аккуратно укрытые одеялом ноги.

— Какая жалость, — проговорила я в отношении того, что произошло с его ногами, однако он воспринял мои слова совершенно иначе.

— Действительно, жаль. Я так долго дожидался возможности стать членом. Мой отец умер пару лет назад. Кстати, я — Цисра.

— А как обстоят ваши дела, — спросила я.

— Неважно, как видите, — ответил он. — У меня есть две недели на то, чтобы раздобыть деньги и устроить поездку туда. Если бы у меня была какая-то помощь и, быть может, фургон с ручным управлением, я мог бы осилить дорогу. Надеюсь на это.

— Жаль вашего отца, — заметила я.

— Да, — согласился он. — Оставил меня в финансовом тупике, как видите. Однако я получил право стать Цисра. Это происходит не автоматически, знаете ли.

— Как это?

Разговор приобретал совершенно непонятное мне направление, и мне нужно было вернуть его в прежнее русло — к продаже Беллерофонта.

— Все дело в имени. Оно не является наследственным. Чтобы ты получил имя, кто-то должен умереть. Число членов Сосьета, как вам, конечно, известно, ограничено двенадцатью и одним. Однако должно быть и место, теперь, когда погиб Велатри.

— Велатри? — переспросила я.

— Ну, вы знаете, — ответил он. — Велатри. Вольтерра. Удивительно, что вы не знаете его этрусского имени.

Вольтерру — город на северо-западе Тосканы — я знала. Прежде он был этрусским, если я правильно помнила. Впрочем, насколько я помнила, город никуда не делся.

— Ах, да, — сказала я. — Ну, конечно же, простите.

— Джанпьеро Понте, — сказал Годар так, как если бы я действительно проявила тупость. — Конечно же, вы слышали о его смерти. Сообщение было во всех газетах.

— Вы про того бизнесмена, который где-то упал с утеса?

— Вольтерра! — сказал он. — О нем я и говорю. Место Велатри теперь свободно, и вы можете его получить.

— О, — только и удалось выговорить мне.

— Я мог бы обратиться к печени, чтобы проверить, есть ли у вас шансы на это. После того как это со мной случилось, — он вновь указал на ноги. — Я изучаю овечью печень уже четыре года. Думаю, я мог бы уже перейти к настоящей.

Я вспомнила о привязанной снаружи овце и умилительных ягнятках и поежилась. Теперь у меня уже не оставалось сомнений в том, что Годару, как говаривает Клайв, для пикника не хватает нескольких сандвичей. Не то, чтобы ему не хватало ума. Если он прочел всего несколько книг из собственной библиотеки, об этом не могло быть и речи. Тем не менее его отношения с реальностью оказались не слишком-то правильными. Теперь, посмотрев на него повнимательнее, я могла видеть, что зрачки Годара расширены. Наркотики, подумала я, принимает от боли, вполне возможной в его обстоятельствах, или времяпровождения ради.

— Кстати, вы не пробовали обращаться к медиуму? Я попробовал таким образом поговорить с родителями и дедом, но у меня ничего не вышло. Тем не менее сама идея мне нравится. Во всяком случае, пока речь идет обо мне, — продолжил он. — Все знаки положительны. Возможно, именно поэтому вы и здесь. Да, почти наверняка. Знаки говорят, что кто-то поможет мне добраться до Вельсна… ну, знаете, до Вольсинии. Наверно, вы пользуетесь римскими именами. Они сообщили мне о вашем появлении. Конечно, это должен быть человек, читающий по-этрусски. Я не стану продавать никому, кроме вас. Это должны быть вы. Я строю свою гробницу. Не хотите ли взглянуть?

— Конечно, — сказала я, подумав, о Боже.

— Пойдемте, — сказал он, указывая мне на свой кабинет.

— Меня интересует конь, — произнесла я, решив придерживаться течения разговора, насколько причудливым он бы не оказался.

— Вы имеете ввиду Беллерофонта?

— Да, Беллерофонта.

Причин лукавить более не оставалось.

— Вы еще не продали его Леклерку?

— Кому?

— Пьеру Леклерку. Он был у вас днем. Модный костюм, запонки и все такое.

— Запонки! — согласился он. — Действительно. Просто фантастика! Интересно, где он их раздобыл. Только имя звучит как-то не так? Леклерк? А впрочем, что-то похожее. Ле и так далее. А не Ле Конт ли? Но неважно. Разве он интересовался им? Не помню. Я не продавал ему ничего. Он мне не нравится. Не сомневаюсь — он не тот.

Наклонившись вперед, он откинул в сторону край ковра, открыв спрятанный люк.

— А теперь готовьтесь — удивляйтесь, ужасайтесь, поражайтесь.

Я заглянула в угольную тьму под собой.

— Не думаю, чтобы мне хотелось…

— Ну что вы, не зачем стесняться, — проговорил он. — Минутку. Я спущусь первым.

Годар отъехал на кресле назад и схватился за веревку, перекинутую через прикрепленный к стене блок, подтянул себя с коляской к краю, перебрался в специальную упряжь и спустился вниз.

— Спускайтесь, — предложил он. — По лестнице. О Беллерофонте поговорим здесь внизу. Кстати, прихватите сюда ваш фонарик. Должно быть, лампа перегорела.

И на что только не приходится идти, подумала я, ради блага клиента. Без особой охоты я стала спускаться вниз. Оказавшись на полу, я повела по сторонам фонариком и охнула, увидев перед собой точное подобие Годара.

— Как в сказке, правда? — спросил он.

— Как в сказке, — согласилась я, переводя дух. В известном смысле он был действительно прав. Я оказалась в комнатке примерно в двадцать футов длиной и десять шириной. По обе стороны от меня располагались каменные скамьи, впереди изгибалась арка. Потолок был расписан красными, зелеными и кремовыми квадратами. Стены помещения за аркой украшало изображение пиршества — так мне показалось. Похожий на Годара мужчина в красной тоге возлежал на ложе, а несколько женщин служили ему, держа в руках кувшины и блюда с фруктами. Кроме Годара, здесь присутствовали другие мужчины — всего двенадцать, я сосчитала — также лежавшие на кушетках, им также прислуживали женщины. Сбоку от них на стене была изображена дверь.

Фоном служил сам шато — я сразу узнала его — окруженный полями, на которых паслись крохотные ягнята. За ним простирался лес, в котором охотились другие мужчины, вооруженные луками и стрелами. Один из них играл на каком-то струнном инструменте. Доминировали в изображении красные цвета, однако луч моего фонарика высветил в темноте извивавшиеся по всей картине виноградные лозы, синих, белых и зеленых птиц, летавших среди деревьев и вокруг людей. Над аркой друг на друга взирали два обнаживших клыки леопарда.

Справа от меня на стене внешнего помещения, в котором я находилась, были изображены трое людей, сидевших в креслах, глядя прямо перед собой. Перспективу нельзя было назвать реальной, однако лица выглядели очень правдоподобно.

— Мои отец и мать, — пояснил Годар, проследив направление моего взгляда, — и с ними мой дед. Вам нравится?

— Это… необычайно, — согласилась я.

— А разве нет? Сделано по подобию этрусских подземных гробниц, какие, например, найдены в Тарквиниях. Фрески, конечно, современные, однако я попытался придать им подлинный облик.

— Вы сами нарисовали все это?

— Конечно, — ответил он. — Моя собственная идея.

— Но ведь это гробница! — воскликнула я.

— А почему, собственно, нет? Я долго не протяну. И она помогает мне скрашивать последние часы жизни. Я начал работу, когда еще мог стоять, но как видите, — он указал на голую стену, — мне нужна помощь. Кстати, а вы не умеете рисовать?

— Я не наделена абсолютно никакими талантами, — призналась я, должно быть, впервые произнося правдивую фразу со времени своего появления здесь.

— Жаль, — проговорил он. — Я поднимусь первым, а вы — если это не затруднит вас — привяжите к креслу веревку, когда я спущу ее вниз.

— Теперь о Беллерофонте, — сказала я, выбравшись из подвала.

— Я не могу продать его вам, — сказал он. — Я понимаю, что должен это сделать, но не могу. Только не вам. Не человеку, который повезет меня в Вельсна и Фанум Вольтумна.

— Сколько времени потребуется вам, чтобы передумать? — спросила я.

— Передумать я не могу, однако мне нужны полторы сотни тысяч долларов. И все. На эти деньги я смогу нанять фургон, покрыть расходы на завершение собственной гробницы и помещение меня в нее. Видите ли вы здесь что-либо, за что можно заплатить подобные деньги?

— Гидрия с химерой, — проговорила я.

— Нет-нет! — воскликнул он. — Все что угодно, но только не гидрию. Она станет последней вещью, с которой я расстанусь. Как насчет храмового фриза? Броская вещь, не так ли? Отдам ее за сто пятьдесят тысяч. Она стоит этих денег, вы это знаете.

— Да, стоит. Однако мне придется проконсультироваться с клиентом.

— Ладно, но только не затягивайте. Мне необходимо попасть в Вельсну. Как вы считаете, ваш клиент захочет его приобрести?

Телефонный звонок избавил меня от необходимости отвечать.

— Придется взять трубку, — проговорил он. — Возможно, это по объявлению. Кстати, если хотите сменить Велатри, можете сослаться на меня. Подождите секунду.

Он взял трубку телефона.

— А если я загляну к вам завтра? — спросила я.

— Сто пятьдесят тысяч долларов.

Взяв меня за руку, он прижал телефонную трубку к груди.

— Очень хорошая цена. Вы должны купить его. Я знаю, что у меня осталось очень немного времени. Так говорят предзнаменования. Я должен побывать в Вельсне на собрании двенадцати, а потом можно будет и умереть. Обещайте мне, что вернетесь сюда.

* * *

Я бежала из комнаты так быстро, как только могла. Снаружи было уже темно, и Буше задремал в машине. Замок теперь казался зловещей — почти без огонька — мрачной тенью, вырисовывавшейся на фоне ночного неба. Я быстро доехала до города, сразу же избавилась от Буше и отправилась прямо в номер гостиницы. Хорошенько постояв под горячим душем, чтобы смыть с себя воспоминания о жутком дне и доме, я спустилась вниз, чтобы выпить. Отель располагался на милой маленькой площади, и столики бара-кафе выплескивались и на улицу. Я купила местных газет и проглядела их за бокалом вина. Необходимую информацию я отыскала буквально через три минуты. Теперь я была готова к встрече с Буше.

— Йа-ху! Эй, там! — послышался знакомый голос, и я заметила Дотти и Кайла, выпивавших в кафе. За другим столиком неподалеку располагались Буше с Леклерком, а может быть, и Леконтом? Учитывая его нечистые дела, я не удивилась бы, узнав, что этот тип пользуется более чем одним именем. Оба они казались раздраженными. Я подумала, сумел ли Буше найти себе дешевое место для ночлега, и по-прежнему ли Леклерк намеревается одурачить меня. В паре столиков за ними сидел мой друг Антонио Прекрасный, как и Дотти улыбнувшийся и помахавший мне. Интересно, как это все они сумели собраться в одном месте, особенно любопытно, как это сумел сделать Антонио, которого я ни разу не видела на всем протяжении нескольких часов езды от Парижа до Виши и который тем не менее сумел последовать за мной. Я направилась в первую очередь к Антонио.

— Мне нужно переговорить с вашим боссом, — сказала я. — Прямо сейчас.

— Прямо сейчас не получится, — ответил Антонио. — Но я устрою вам разговор. Он позвонит вам в отель сегодня же поздно вечером или завтра прямо с утра.

Он посмотрел на часы.

— Надеюсь, это означает, что я скоро увижу свою прекрасную Терезу.

— Я тоже надеюсь на это, — ответила я. Он просиял, наделив меня самой обаятельной из улыбок.

— Думаю, что отношения наши закончены, — после этого сказала я Буше, положив перед ним на столик газету. На Леклерка я не стала обращать внимания, он также не стал узнавать меня.

— Но вы обещали мне по меньшей мере пять тысяч долларов, — напомнил Буше.

— Ваше присутствие могло стоить мне сделки, — возразила я. — Пять тысяч слишком дорогая цена за ваши услуги.

— Я не понимаю причин подобного отношения ко мне, — проговорил он, прижимая ладонь к сердцу.

— Едва ли, — ответила я, постучав по газете. Буше даже смотреть на нее. Он прекрасно знал, что там помещено оплаченное объявление, приглашающее всех желающих на распродажу имущества некоего шато, расположенного возле Виши.

— На вашем месте я не стал бы испытывать такой уверенности в приобретении коня, — проговорил Леклерк, отбросив все претензии на обаяние. — Как вы могли самостоятельно убедиться, у Годара поехала крыша. Он пригласил меня утром заглянуть к нему. Так что посмотрим, чья возьмет.

— Посмотрим, — согласилась я.

— Вот так-то оно лучше.

Дотти расплылась в улыбке, когда я опустилась возле нее. Мне нужно было убить пару часов, и общество Дотти обещало мне больше веселья, чем компания Буше.

— Что именно? — осведомилась я, уставшая и приунывшая после этого дня.

— Вот это вот, — она указала в сторону Антонио, расплачивавшегося по счету. — Клайв сказал мне, что у тебя новый приятель.

— Нет, Дотти, это тоже не он. — Я вздохнула.

— Жаль, — проговорила она. — Такого великолепного парня нечасто можно увидеть.

Кайл обдумывал эту фразу не меньше минуты, а потом нахмурился.

Глава четвёртая

— Годар не хочет продавать скульптуру, — сказала я Лейку.

— Тогда предложите ему больше, — ответил он. — Этот конь мне нужен.

— Если вы настаиваете, я могу уговорить его расстаться с ней за сто пятьдесят тысяч — проговорила я.

— Сто пятьдесят тысяч чего? — переспросил он.

— Долларов.

— Вы шутите. Всего-то? А я был готов израсходовать миллионы. Так в чем же дело?

— Это подделка.

Трубка ненадолго умолкла, наконец он спросил.

— Вы уверены в этом?

— Да.

— И что приводит вас к подобному заключению?

— В основном качество работы. Ничего похожего на Химеру из Ареццо. Я хочу сказать, что если бы эти предметы сделал один и тот же художник или в худшем случае мастерская, между ними существовало бы некое сходство, и исполнение было бы равным по качеству. Это не так. Потом на ноге коня находится этрусская надпись. Она и выглядит, как на лапе Химеры, и означает тоже самое. Но Химера была изготовлена методом утраченного воска.

— Каким? — перебил он.

— Утраченного воска, — сказала я. — Из воска изготовляется точное изображение, а потом в форму с восковой Химерой заливается расплавленный металл. Воск плавится, металл застывает, получаем бронзовую скульптуру.

— Да-да, — проговорил он. — Вспомнил. Переходите к делу.

— А дело заключается в том, что надпись на Химере, посвящающая ее Тинии, была сделана в воске перед изготовлением фигуры. Надпись же на ноге коня, напротив, была выгравирована уже после отливки. Я думаю, что статуе может быть примерно около века, но какой-то предприимчивый тип вырезал эти буквы на ноге коня относительно недавно, надеясь выдать за изделие куда более древнее.

— Понимаю, — сказал он. — Мне очень жаль.

— Кстати, — сказала я. — По-моему, Годар знает о том, что это подделка, и потому решил сделать любезность и не продавать ее мне, невзирая на то, что действительно нуждается в деньгах.

— Понимаю, — сказал он снова. — А нет ли у него чего-нибудь интересного? Такого, что могло бы заинтересовать меня. Мой новый фонд открывается через две недели. Мне нужно блеснуть.

— Есть один очень интересный сосуд. Это гидрия, чернофигурный кувшин для воды. Как ни странно, на нем изображен убивающий химеру Беллерофонт. Вы можете получить ее за те же сто пятьдесят тысяч, и она того стоит.

— Знаете ли, я не занимаюсь коллекционированием изображений химеры, — ответил он.

— Я это понимаю. Однако работа мастера Микали, вероятно, способна заинтересовать вас.

После небольшой паузы он ответил:

— Едва ли. — Что изрядно удивило меня. Похоже, что имя оказалось незнакомым ему. Иногда тщательные исследования позволяют выделить работы одного и того же художника даже по прошествии не одной сотни лет. Живописец, скульптор, любой мастер нередко пользуется особыми приемами или же значками. От этрусских времен нам известно три таких личности, так называемый мастер Бородатого Сфинкса, пользовавшийся подобным изображением, мастер Ласточки и самый знаменитый из них мастер Микали, названный по имени человека, идентифицировавшего его работы. Гидрия с химерой обнаруживала все признаки работы мастера Микали — полный энергии, хотя и не отточенный стиль, и очаровательные завитки наверху сосуда. Конечно, правильное заключение мог дать только эксперт, однако риск ошибиться был невелик.

— Что еще у него есть? — спросил он.

— Если вас интересуют монументальные вещи, у него есть терракотовый храмовый фриз. Также с изображением мифа о химере. По-моему подлинный.

— Покупайте, — распорядился он.

— Годар может не захотеть расстаться с ним.

— Покупайте. Сто пятьдесят — это не деньги.

— Попытаюсь, — ответила я.

— Не надо пытаться, — проговорил Лейк, перед тем как повесить трубку. — Делайте.

* * *

Было еще достаточно рано, когда я спустилась вниз, чтобы раздобыть себе кофе. Дотти в очаровательном костюме из красной кожи, окруженная дорогим багажом, находилась возле регистрационного стола.

— Привет, — окликнула меня она. — Надеялась повидаться с тобой перед отъездом. Мы решили продолжить поиски. Направляемся дальше на юг, в Прованс. Там случаются сказочные находки, впрочем, всегда втридорога. Тем не менее некоторые люди готовы купить любую старинную вещь из Прованса, даже если это просто видавшая лучшие времена сельская мебель. Когда им по карману при этом мебель в стиле Людовика XVT, я этого просто не понимаю. Но сперва заеду в шато — на тот случай, если Годар передумал. Если нет — еду дальше. Ночью я решила, что незачем тратить время на пустые сожаления по поводу несостоявшихся сделок, какими бы фантастическими они ни могли оказаться. Куда же запропастился этот Кайл? — спросила она, поглядев на улицу. — Я еще утром отправила его по делам, и он завозился куда дольше, чем следовало бы. — Ах, вот и он, — проговорила она, заметив подъезжавший к отелю «рено». — Ну, нам пора, моя дорогая. Заезжай ко мне в Новый Орлеан. Можешь пожить у меня.

— Пока, Дотти, — проговорила я, оказавшись в ее объятиях. — Может быть, встретимся этой зимой в Нью-Йорке. В этом году моя очередь ехать на ярмарку антиквариата.

— Привози с собой своего нового парня, — сказала она. — Умираю от любопытства. А я привезу того, с кем тогда буду, чтобы нас стало четверо.

Очевидно, не расслышавший последнюю реплику Кайл мило помахал мне.

К моему облегчению, ни Антонио Прекрасного, ни Буше с Леклерком не было видно, поэтому я зашла в кафе и заказала круассан, абрикосовый джем и кофе. Утро выдалось прохладным, но солнце уже грело, и я попыталась прийти в более благоприятное расположение духа и на время забыть о том, чем я занята здесь и какие неприятности могут ожидать меня в шато, когда я вернусь туда, чтобы приобрести храмовый фриз.

Тем не менее несколько непрошеных мыслей продолжали лезть в голову, сколько я бы ни отгоняла их. Во-первых, дело было в самом Лейке. Я считала Лейка видным коллекционером, более того не сомневалась в этом — судя по всем его приобретениям и тому, что он неизменно присутствовал во всех списках крупнейших коллекционеров мира. Однако для человека, потратившего на это занятие уйму денег, он на редкость мало знал о том, что, собственно, собирал. Известные мне коллекционеры гордились глубиной своих познаний в избранной ими области. Меня смущало, что такой человек как Лейк не знает о мастере Микали, но еще более то, что он явно не слыхал об использовавшемся в литье методе потерянного воска, хотя быстро загладил ошибку, когда я объяснила ее. Конечно, знание таких технологических тонкостей необязательно для каждого человека, но Лейк собирал бронзу — если вспомнить про не доставшегося ему Аполлона, а теперь еще и Беллерофонта. Я не могла не вспомнить коллекцию, которую видела в его апартаментах в Риме: дорогие, но отнюдь не исключительные вещи, собранные буквально со всех концов мира. А это означало, что-либо он собирал старину напоказ, не интересуясь тем, что он коллекционировал, либо имел патологическую наклонность к приобретательству, не отягощенную вкусом. И то, и другое умаляло его в моих глазах.

Мои раздумья нарушил своим нежеланным появлением Ив Буше.

— Леклерк отправился в шато, — сказал он, отодвигая кресло и без приглашения садясь в него. — Я видел, как он отъехал примерно сорок пять минут назад. Вы по настоящему рассердили его. Я уверен в том, что он купит этого коня.

— Возможно, — согласилась я.

— Он скоро вернется, — посулил Буше. — И будет издеваться над вами, а потом продаст вам скульптуру втридорога.

— Просто не могу дождаться и услышать собственными ушами, — сказала я.

— Я всегда был на вашей стороне, — продолжил Буше. — Я знаю, вы считаете, что это не так, однако поверьте мне. И я по-прежнему сочувствую вам. Более того, я могу попытаться выхлопотать для вас лишь небольшую переплату. Мы с ним находимся в хороших взаимоотношениях.

— Благодарю вас, не нужно, — ответила я.

— Почему же? — спросил он. — Если я сумею сократить его запросы до, скажем, пяти процентов, это вместе с моими пятью тысячами будет совсем неплохо. Я уверен в том, что Леклерк выторгует статую подешевле, чем сумели бы сделать вы, поэтому, в конечном счете, вы потеряете не слишком много.

— Нет, спасибо, — проговорила я.

— Но почему? — повторил он.

— Конь меня более не интересует, — ответила я.

— Я чувствую, что вы не откровенны со мной, — промолвил он, прикладывая длань к сердцу. — Вы о чем-то умалчиваете.

— Конечно, звал горшок котелок черным,[9] — отозвалась я. — Вы водите меня за нос с самой первой встречи. То Годар разъезжает по свету, так? То он передумал, то он трудный. Или, что только Леклерк может добиться встречи с Годаром. Разве не так? А он не встает из инвалидной коляски и распродает свои вещи! За какую дуру вы меня принимаете?

— Это я привез вас сюда. Без меня вы бы не нашли Годара.

— Знаете, я уже думала об этом. Если бы мне не назвали ваше имя в качестве отправной точки, я вполне могла бы отыскать Годара самостоятельно. Мне пришлось бы потратить на это день или два. Однако у меня есть связи, а коллекции, подобные хранящейся у него, известны в тех кругах, в которых я вращаюсь. Вполне вероятно, что я сумела бы попасть сюда быстрее, чем с вашей помощью. Почему вы заставили меня столько ждать? Или нужно было дотянуть до начала распродажи?

— Я действительно не мог устроить вам свидание с Годаром. Он не вполне здоров — с душевной стороны, как вы могли убедиться, — но я полагал, что ему полегчает, и не хотел вселять в вас уныния. Потом я не знал о назначенной распродаже. И действительно полагал, что Леклерк вам поможет. Конечно, он не самый приятный человек на свете, однако за последние несколько месяцев он несколько раз приобретал у Годара картины и прочее. Поэтому я был, как и вы, обманут. Может быть, даже больше. Но мне сказали устроить вам встречу с Годаром, и я исполнял поручение.

— Кто сказал вам это?

— Что мне сказал?

— Чтобы вы устроили мою встречу с Годаром? — нетерпеливо сказала я.

— Я не могу открыть вам этого.

— Ну, что ж, тогда разговору конец.

— Вот что, — проговорил он. — Я нуждаюсь в деньгах. Вы обещали выплатить мне пять тысяч долларов, если сделка не состоится.

— Нет, — сказала я.

— Я попытаюсь достать вам этого коня, — пообещал он.

— Это подделка, — ответила я.

— Что? — переспросил он.

— Слушайте по слогам: под-дел-ка, — продолжила я. — И вы, вероятно, также знали об этом.

— Нет, — он судорожно глотнул. — Я действительно не знал. Говорю вам совершенно честно.

Буше снова приложил ладонь к сердцу. Возможно, в данный момент он не врал.

— Значит, вы не большой специалист по антиквариату, так?

— Наверно, нет, — согласился он. — Но меня попросили устроить эту встречу…

— И кто же именно?

— Я не могу сказать этого вам, — ответил он. — Повторяю еще раз. Но он знал, о чем говорит. Поверить не могу…

Буше молчал, пристально разглядывая стол.

— Вы не подбросите меня до Парижа? — промолвил он наконец.

— Нет, я еду не в Париж, — солгала я. — Вам придется воспользоваться поездом.

— У меня не хватит денег, — пожаловался он. — Неужели мне нечем заслужить свои комиссионные.

— Может, поведать мне, кто вовлек вас в эту историю.

— Должно быть ваш клиент, — ответил он.

— Едва ли. Сомневаюсь, чтобы мой клиент стал обращаться к вам лично.

— Тогда я открою вам интересующее вас имя, если вы назовете мне своего клиента.

— Послушайте, хотите вы получить свои деньги или нет?

— Пять тысяч?

— Нет, двадцать пять сотен.

— Четыре тысячи, — сказал он.

— Двадцать пять сотен, — повторила я. — Это последнее предложение. Учитывая все обстоятельства, я не считаю себя чем-либо обязанной вам. Можете дать мне свой чек на предъявителя, конечно, погашенный, и я сегодня же переведу на него деньги.

— Но как могу я убедиться в том, что вы действительно выполните свое обещание, после того как я скажу вам это имя?

— Потому что там, откуда я сюда приехала, данное человеком слово по-прежнему в цене, хотя для таких людей, как вы с Леклерком, это понятие совершенно чуждо, — отрезала я.

— Витторио Палладини, — сказал он.

— Кто это? — спросила я.

— Итальянский адвокат и крупный коллекционер. Не слишком разборчивый. Скорее nouveau riche, если вы понимаете, что я имею в виду. Только не говорите ему об этом. Он начал собирать свою коллекцию примерно три года назад. Иногда я помогаю ему раздобывать вещи. А вы и в самом деле не знаете его? Не ваш ли он клиент?

— Он заплатил вам комиссионные? — спросила я, не обращая внимания на вопрос.

— Нет, он сказал, что это сделаете вы.

— То есть вас обошли, не так ли?

— Да, — согласился он. — Вы правы. И я был оскорблен, поймите, тем, что Палладини не воспользовался моими услугами. Однако наше дело имеет свои жесткие и неумолимые правила, вы, конечно, согласитесь со мной. Он — секретарь — спросил, знаю ли я Годара. Я его знаю, хотя он меня и не любит, поэтому я сказал «Да». Я позвонил Годару, но он повесил трубку и сказал, чтобы я больше не звонил ему. Я подчинился, потому что опасался потерять такого клиента как Палладини. Он покупает много вещей обычно у других людей, но время от времени удача улыбается и мне. Тут мне и пришло в голову прибегнуть к услугам Леклерка. А вы действительно заплатите мне?

— Да, — ответила я. Тип этот решительно внушал жалость своей никчемностью. Однако я не намеревалась выплачивать ему деньги за так.

— Но сперва вы расскажете мне побольше. Этот Палладини обращался к вам непосредственно?

— Конечно, нет, — проговорил Буше. — Он для этого слишком важная персона. Это сделал его секретарь. Однако мне уже случалось находить для него кое-какие вещи, поэтому я выполнил просьбу. Кроме того, я уже говорил, что нуждался в деньгах. Последнее время особых доходов у меня не было. Я понимаю, что не произвожу особого впечатления.

— Итак, секретарь этого Палладини сказал вам, чтобы вы устроили мою встречу с Годаром. И ничего более? — спросила я.

— Да, — ответил он.

— Хорошо, — продолжила я. — Деньги придут на ваш счет сегодня днем. Проверите после полудня. А теперь до свидания.

Я взяла счет со стола, не желая оставлять на нем деньги в присутствии Буше.

— Аи revoir,[10] — распрощался он. — И благодарю вас.

* * *

Я вернулась в свою комнату, достала свой ноутбук и без особой охоты перевела двадцать пять сотен долларов на счет Буше, отослала несколько электронных писем в собственный магазин, а также Дженнифер Лучка с вопросом, известно ли ей что-нибудь об отце. В этот миг мне просто хотелось домой. Я жалела о том, что связалась с Лейком, что позволила его деньгам ослепить себя, клялась никогда не связываться с такой жалкой публикой как Годар и Буше и с такими негодяями как Леклерк.

В таком достаточно меланхоличном расположении духа я направилась к шато. Время приближалось к полудню, и я была достаточно уверена в том, что Леклерк давно отправился восвояси. Более того, я подождала лишний час, чтобы удостовериться в этом. Я не надеялась выдержать еще одну встречу с этим типом. Кстати и Дотти тоже должна была уже завершить свои дела. Я надеялась, что оно приобрела свою мебель, однако если этого не случилось и овечья печенка не выскажется против сделки, можно будет и поинтересоваться ею у Годара. Если я куплю мебель, поездку можно считать оправданной. Конечно же, придется известить об этом Дотти. Нельзя позволять себе низких поступков.

Если столовая еще не разонравилась Дотти, она сможет выплатить мне небольшие комиссионные. В противном случае стол и стулья будут превосходно смотреться в торговом зале у «Макклинток и Свейн». Когда я подъехала к замку, солнце спряталось за облака, и пошел проливной дождь. Осенние краски, столь привлекательные под солнцем, превратились в скучную и тусклую желтизну. Овцы и ягнята куда-то исчезли, и сердце мое упало. Картина сделалась настолько зловещей, что я едва заставила себя выйти из автомобиля.

Я постучала на всякий случай, не рассчитывая на ответ. Когда я отворила дверь, она снова неприятным образом заскрипела.

— Месье Годар, — обратилась я к мраку внутри дома. — Это Лара Макклинток. Я вернулась, как и обещала.

Ответа не последовало.

Я вошла в гостиную и ахнула, заметив прошмыгнувшую по комнате мышь. На обеденном столе таблички «продано» не появилось. Значит, Дотти не удалось убедить Годара расстаться со столовой.

Я вступила в гостиную. В камине погасал огонь, угли испускали неприятный запах, словно кто-то обрызгал их водой.

— Месье Годар, — снова позвала я. В доме царило полное безмолвие. Я переступила порог башни. Конь оставался на месте. Подойдя поближе, я увидела табличку со словом «продано». Леклерк, подумала я с легким удовлетворением. Надеюсь, ему пришлось, как следует заплатить за эту вещь.

Впрочем, радость моя оказалась недолгой, так как я тут же заметила аналогичный знак на полу под храмовым фризом.

— О, нет, — простонала я. — Что же делать теперь? Едва ли Лейк будет в восторге, если я сообщу ему, что упустила и храмовый фриз.

Оставался мастер Микали: Лейк не заинтересовался им, но, быть может, только потому, что не знал, о чем идет речь, и мне удастся его переубедить. Я повернулась к стеклянной витрине. Она была открыта, и гидрии с химерой, предметом, с которым Годар собирался расставаться в последнюю очередь, не было на месте. Мне вдруг сделалось страшно, я вдруг ощутила, что в этом доме произошло нечто ужасное. Возможно, дело было в этой тишине. Не ощущая под собой отяжелевших, словно свинец ног я вошла в кабинет. Крышка люка оказалась открытой, опрокинутая на бок коляска Годара лежала рядом. Я поняла — здесь действительно что-то случилось, хотя потребовалась секунда или две, чтобы я вспомнила, как он спускал свое кресло вниз на веревке прежде, чем спуститься самому.

Я заглянула в подвал, но ничего не увидела.

— Здравствуйте, — позвала я, однако ответили мне оловянные отголоски собственного голоса. Охваченная ужасом я вынула из сумки фонарик и направила его слабый луч в темное нутро гробницы. Годар лежал на полу в неловкой позе, бессильные ноги подогнулись, глаза оставались открытыми, рот кривился в жуткой гримасе страха или ярости, а из раны в затылке сочилась кровь.

Глава пятая Вольтерра

— Годар мертв, — сказала я Лейку.

— Мертв! — воскликнул он. — Этого не должно было случиться.

— Нет, — согласилась я. Забавная вышла фраза, однако потрясение еще не забылось.

— А вы не давали ему денег перед смертью?

— Нет.

— И то хорошо, кстати. Во всяком случае, я ничего не потерял. Подождите минуту, ладно? — Он опустил ладонь на трубку, я услышала далекие и неразборчивые голоса.

— Простите, — сказал он, возвращаясь к прерванному разговору. — Пришлось заняться другим делом. Кстати об этой этрусской гидрии, о которой вы упоминали. Не можете ли вы вернуться и раздобыть ее? Нет, я не прошу вас украсть. Можно, например, оставить там чек тысяч на пять долларов на имя этого парня, чтобы казалось, что мы купили ее.

— Мистер Лейк! — воскликнула я. — Человек этот скончался самым прискорбным образом! К тому же гидрия исчезла.

— Вы говорите, она исчезла?

— Да.

Наступила новая пауза, вновь зазвучали далекие голоса.

— Хорошо, — возобновил он наше общение. — Мы намереваемся произвести перегруппировку сил. Теперь у меня осталось меньше двух недель. Где вы находитесь?

— В своем гостиничном номере в Виши. Я давала показания полиции. Думаю, скоро они отпустят меня.

— Хорошо. Есть ли у вас машина?

— Да.

— Превосходно. Как только они отпустят вас, отправляйтесь на юг. Я встречусь с вами на своей вилле в северной Тоскане.

— А не будет ли быстрее вернуться в Париж и самолетом добраться до Милана или Рима?

— Вы потратите остаток дня на обратную дорогу в Париж, потом вам все равно придется брать напрокат автомобиль в Милане или Риме. Не проще ли сесть в машину и поехать.

— Хорошо, — согласилась я.

— Кстати, что с ним случилось? — задал Лейк на мой взгляд запоздалый вопрос.

— Упал в подвал. Он пользовался инвалидной коляской…

— Я этого не знал, — промолвил Лейк.

— Он придумал способ спускаться туда: наклонял коляску и выбирался из нее. Наверно, он как раз пытался это сделать, но упал.

— А зачем ему понадобилось спускаться в подвал. За вином или чем-нибудь другим?

— Он разрисовывал собственный склеп.

— Ого, — заметил Лейк после паузы. — И закончил свою жизнь в собственной могиле?

— Увы, да.

— В самое неудачное время, — подытожил он.

Тут я решила, что Лейк не нравится мне ни на йоту. Нечувствительный, не разбирается в древностях, словом, круглая скотина. Однако я уже успела потратить существенную часть выданных мне на расходы денег: двадцать пять сотен Буше, авиабилет, очаровательный отель в Виши и еще более очаровательный в Париже, аренда машины. Остаток уже был невелик, и возместить утраченное можно было только одним способом — найти что-нибудь — что угодно — для Лейка. И если я расскажу о происшедшем кому-нибудь, а особенно Клайву, меня сочтут за идиотку. Итак, у меня не оставалось выбора, приходилось продолжать начатое дело.

— Проеду сегодня столько, сколько смогу, а остаток пути проделаю завтра.

— Хорошо, — согласился он. — Жду вас у себя. Передаю трубку моей помощнице, она объяснит вам остальное.

* * *

В тот день я добралась до Ниццы и остановилась в крохотной гостинице на северной окраине города, которую рекомендовала мне безымянная помощница Лейка. Она уверила меня в том, что номер будет ожидать меня, что было отлично, если учесть, что я подъехала к стоянке около десяти вечера. Похоже, что я оказалась последней, потому что мне пришлось втискивать машину в узкую щель между красными «ламборджини» с итальянскими номерами, за задним стеклом которого приютился ярко-желтый зонтик, и темно-зеленым «пассатом» с поцарапанным задним бампером и разбитым задним фонарем. С минуту я раздумывала, не оставить ли машину на улице, чтобы меня не обвинили в нанесении ущерба «пассату», или — хуже того — в появлении мельчайшей из мыслимых царапин на корпусе «ламборджини», однако решила в итоге, что скверный день привел меня в параноидальное состояние. Судя по стоянке, мне предстояло остановиться в дорогом отеле, какие нравились Лейку. За исключением «пассата», моего арендованного «опеля» и, может быть, серебристого «рено», находившегося чуть подальше, здесь не было ни одного автомобиля, стоившего меньше восьмидесяти тысяч долларов.

Отель действительно оказался очаровательным, но и весьма дорогим, как, похоже, все, имевшее отношение к Лейку. Я вдруг поняла, что если первые занимавшиеся мной на службе Лейку дорогие отели радовали меня, теперь расход казался мне напрасным. Однако отель понравился мне еще меньше, когда, пересекая гостиную, я услышала собственное имя и снова увидела Дотти и Кайла. Поскольку я видела их «рено» на стоянке, это не должно было поразить меня, однако я все-таки ощутила удивление — притом не самого приятного рода. Дотти мне симпатична, однако я не испытывала желания с кем-либо общаться.

— Удивительно, как это мы продолжаем наталкиваться друг на друга, Лара, — сказала она. — Какой милый сюрприз. Не хочешь ли выпить вместе с нами?

— Едва ли, Дотти. Однако спасибо. Но я устала и…

— Еще бы ты не устала, — сказала она. — Поездка была долгой, не так ли? Ты уже пообедала? Нет? Ну, тогда тебе необходимо что-нибудь съесть. Кормят здесь, как в сказке. Столовая уже закрыта, но ты можешь заказать себе еду в баре.

Я была слишком усталой, чтобы сопротивляться, и позволила им проводит меня за столик бара.

— Ну, как, купила свою лошадку? — спросила она.

— Нет, — ответила я.

— И мне не досталась мебель, — проговорила она. — Поэтому мы и приехали сюда, чтобы заняться покупками. Он отказался продать тебе всадника?

— У меня не было возможности спросить его, — сказала я. — Когда я приехала к нему, Годар был мертв.

Потрясенная Дотти судорожным движением руки опрокинула бокал воды, рассыпав по столу кубики льда. Пока рванувшийся на помощи официант возмещал ущерб, никто из нас не произнес ни слова.

— Что же с ним случилось? — спросила она, когда нас вновь предоставили самим себе. — Когда я видела его, Годар находился в полном порядке. Он показался мне разговорчивым и дружелюбным.

— Он упал в подвал.

— О, Боже, — проговорила она. — Бедняга.

И добавила, хмурясь:

— Как это могло произойти?

— Под ковром в его кабинете находится люк. Он устроил себе систему веревок для спуска, однако они не помогли ему.

— Бедняга, — повторила она. — Значит, ты и нашла его?

— Увы, да, — ответила я.

— Бедняжка. Теперь понятно, почему ты такая бледная. Официант, принесите солодового виски моей подруге.

Она на мгновение смолкла.

— А знаешь, что он ответил мне вчера, когда я спросила, не передумал ли он в отношении столовой? Он сказал, что не станет продавать ее, так как необходимость в этом отпала. Ты что-нибудь понимаешь?

— Не знаю, Дотти, — ответила я. Мне не хотелось более касаться этой темы, хотя Дотти, похоже, ничто другое уже не интересовало. Событие настолько заворожило ее, что она даже не притронулась к стоявшей перед ней тарелке.

— И знаешь еще что? Он сказал, что отправляется в какое-то там место… кажется, начинается с В.

— Вельсна, — сказала я.

— Именно так. Как, по-твоему, что это такое?

— Представления не имею, — ответила я.

— Ей богу, это что-нибудь вроде Валгаллы, — продолжала она. — Он намекал, что собирается совершить самоубийство, а я не обратила на это внимания. Жутко подумать.

— Доротея, он просто упал, — Кайл протянул руку и погладил ее по колену. — Он не мог ходить. И не стоит так волноваться.

Я впервые услышала от него что-нибудь, кроме «здрасьте», и к моему удивлению, слова эти оказались полными здравого смысла.

— По-моему, Кайл прав, — сказала я. — Надо постараться забыть об этом.

— Наверно, — согласилась она. — Ты намереваешься провести здесь пару дней? Неплохая идея после того, что тебе пришлось пережить.

— Едва ли, — ответила я. — Мой путь лежит в Италию, в Тоскану.

— Тоскану! — повторила она. — Прекрасная мысль. Может быть, и мы тоже доберемся туда.

Кайл пожал плечами.

— И куда же ты направляешься в Тоскане?

— В Вольтерру, — ответила я. Мне не хотелось рассказывать этого Дотти, но она была так настойчива. — Для начала, конечно.

— В Вольтерру? — переспросила она. — Не знаю такого места. А там хорошо? Можешь порекомендовать?

— Я там еще не бывала, поэтому ничего сказать не могу. Решила съездить и посмотреть, не найдется там уютного местечка для небольшого отдыха.

— Вольтерра, — повторила она. — Может быть, и мы тоже съездим в Тоскану.

* * *

На следующее утро я выехала пораньше, попросив, чтобы мне дали что-нибудь на завтрак и упаковали ленч. Посыльный уложил мой багаж в машину, оставил на заднем сидении коробку с ленчем и пару бутылок воды, и я направилась по шоссе к границе между Францией и Италией. Денек решительно выдался непогожим, дождь то утихал, то припускал снова, делая вождение трудным и утомительным занятием. Как только я выехала на шоссе, бутылки с водой начали кататься самым докучливым образом, меня начало слегка мутить от запаха ленча, и я остановилась на стоянке для отдыха. Выпив кофе, я открыла багажник, чтобы поместить туда воду и коробку с ленчем.

В багажнике, где, по моему мнению, должны были находиться только мой чемодан и запасное колесо, обнаружилась картонная коробка. Я подумала, было, что открыла чужую машину или, хуже того, увела чужой автомобиль из Ниццы, однако после короткого замешательства поняла, что ключ подходит к замку и явным образом принадлежит мне. Неужели я оставили багажник незапертым, и служители гостиницы по ошибке положили мне чужие пожитки? Я открыла коробку, обнаружив внутри жуткое розовое, как жевательная резинка, покрывало, которое развернула, пытаясь отыскать указания на владельца этой вещи, и из свертка выкатилась гидрия с химерой мастера Микали.

Сердце мое едва не остановилось. Я стояла под дождем, разглядывая эту вещь, пока в соседнюю с моей машину не вернулось ехавшее в ней семейство. Торопливо захлопнув багажник, я села в автомобиль.

Когда семейство отъехало, я выбралась наружу и вновь открыла багажник, повинуясь иррациональной надежде не увидеть там гидрию. Однако она никуда не исчезла. Я старательно завернула предмет, вновь поместилась в машину и принялась обдумывать обстоятельства, в которых негаданно очутилась. Итак, я направлялась к границе с древностью, на которую не имела никаких документов. Можно было позвонить в полицию с бензозаправочной станции, но что я могу сказать? Что обнаружила в собственном багажнике этрусскую гидрию, и не имею малейшего представления о том, как она попала туда? Можно было отвезти гидрию обратно в Виши, чтобы вернуть ее в оставшуюся в шато стеклянную витрину, однако в том невероятном случае, если я даже и сумею попасть внутрь замка, этот вариант требовал многочасовой поездки, а Лейк вечером ожидал меня в Тоскане. В тот миг мне даже не пришло в голову, что гидрию в мой автомобиль могло поместить неизвестное лицо или лица по отнюдь не благотворительным соображениям, что свидетельствует о моем тогдашнем состоянии.

Оставалось только продолжать поездку, надеясь, что меня не задержат на границе и я сумею встретиться Лейком, который что-нибудь да придумает.

После учреждения Европейского союза пересечение границ в Европе сделалось более простым делом, большинству просто разрешают проезд без досмотра. К обладателям иностранных паспортов относятся более строго, иногда их останавливают и обыскивают машины, хотя это бывает относительно редко. Я решила, что вполне могу прорваться. Можно было попробовать спрятать гидрию под полом багажника или пассажирским сиденьем, однако это могло выглядеть обвиняющей меня уликой. Сосуд был слишком велик, чтобы спрятать его в чемодан, и я вернула коробку в багажник, попытавшись укрыть ее под ленчем и бутылками с водой. А потом, крайне обеспокоенная, направилась к границе.

Когда я прохожу таможенный и иммиграционный контроль, мне всегда кажется, что очередь моя оказывается самой медленной, агент самым мрачным или подозрительным, так было и на сей раз. Машина моя дюйм за дюймом ползла вперед, несколько автомобилей передо мной отогнали в сторонку, и я приходила во все большее и большее волнение. Я даже подумала, не перебраться ли в другую очередь, однако решила, что таким образом привлеку к себе внимание. Потом я принялась продумывать объяснения того, как проклятая вещь попала в мой багажник. Окажется ли мое имя в полицейских компьютерах, учитывая, что именно я обращалась за помощью, обнаружив тело Годара? Но самое худшее, известно ли им, что гидрия принадлежала покойному, и не подумают ли они, что я украла ее или, избави Господи, столкнула его в подвал, когда он застал меня за кражей?

Я подала свой паспорт трясущимися руками, и, заметив это, охранник приказал мне отъехать в сторонку. Из здания службы появилась свирепого вида женщина и потребовала, чтобы я открыла багажник. Я нажала на кнопку и стала рядом с машиной, пытаясь всем видом своим показать, что мне абсолютно все равно, куда она смотрит. Чудесным образом, через пару секунд, потыкав пальцем в чемодан и даже потянув за покрывало, она захлопнула багажник и дала мне знак отъезжать. Возможно, она решила, что лицо настолько не наделенное вкусом, чтобы покупать покрывало подобного цвета, не способно иметь предмет, достойный нелегального вывоза. Отъехав пару миль по шоссе, я остановилась, и меня вырвало на обочину.

* * *

Добравшись до Вольтерры, города, возле которого располагалась вилла Лейка, я ощущала себя едва ли лучше. Лейк распорядился, чтобы я остановилась в другой гостинице, конечно же, очаровательной, хотя состояние духа не позволяло мне оценить это, и, как обычно, дорогой.

На дорогу у меня ушел целый день и часть вечера, однако, невзирая на усталость, я распаковала гидрию с химерой сразу же, как только очутилась в своем номере, сняла с лампы абажур, чтобы не мешал, и погрузилась в созерцание.

Сосуд был невероятно прекрасен, он восхитил меня в большей степени, чем когда я видела его в полумраке шато Годара. Сама сцена убийства Беллерофонтом химеры была выписана с истинным блеском, горловину и основание украшали завитки. Мне нравилось само прикосновение к этому сосуду, его гладкая, идеально отшлифованная поверхность, вес и баланс, факторы, которыми большинству из нас не доводится испытать, поскольку подобные древности хранятся за музейным стеклом. Гидрия находилась в идеальном состоянии, на ней не было ни трещинки, ни следов ремонта; она была настолько хороша, что я даже заподозрила, что имею дело с подделкой. Однако звонок в свой магазин позволил мне разувериться в этом мнении.

— Привет, Лара, — проговорил Клайв. — Наслаждаешься маленьким отпуском?

— Здесь просто чудесно, — заверила я Клайва и спросила: — Нет ли у тебя под рукой интерполовского компакт-диска?

— Он где-то здесь, — сказал он. — А что тебя интересует?

— Хочу кое-что проверить, — ответила я. — Поэтому сделай мне одолжение и загрузи его, ладно?

— Итак, — проговорил он пару минут спустя. — Что же я должен искать?

— Гидрию, — проговорила я. — Этрусскую. С изображением Беллерофонта и химеры.

— А что такое этот Беллерофонт? — спросил он.

— Герой на крылатом коне Пегасе, убивший химеру, то есть…

— Знаю, — отозвался он. — Такая тварь, у которой слишком много голов.

На просмотр списка украденных древностей ушло несколько минут, но наконец Клайв произнес.

— Опиши-ка мне поподробнее свою гидрию, Лара.

Я сделала это.

— Думаю, это она, — сказал он. — Приведенное здесь описание полностью соответствует твоему. Считается, что ее расписывал какой-то парень по имени Микали — нет, наверно, это имя того человека, который установил авторство, не знаю она это или он, — или один из его последователей. Сделана примерно за 500 лет до Рождества Христова. Не собираешься ли ты ее приобрести?

— Ну, что ты, Клайв, — возразила я. — Я увидела эту вещь во сне.

— Никогда не могу понять, шутишь ты или нет, Лара, — отозвался он. — Однако если она находится в твоем распоряжении, учти, что ее украли из музея археологической зоны Вульчи, не знаю, где это находится.

— Гм, — проговорила я. Ситуация становилась все сложнее.

— Если этот сосуд у тебя, — посоветовал он, — лучше передай его французским властям.

— Итальянским, — поправила я.

— А мне казалось, что ты находишься в Париже, — заметил Клайв.

— Была там, — ответила я. — Теперь я в Италии.

— Ну, где бы ты ни была, ее нужно сдать властям. В соответствии с правилами ЮНЕСКО, если ты приобрела этот предмет законным путем, тебе положена компенсация. А ты ведь приобрела ее самым добропорядочным образом, так ведь? Ты ведь не украла ее, правда?

— Не украла, Клайв, — вздохнула я. — И спасибо за подобное доверие.

— Прости, — сказал он. — Просто я иногда тревожусь за тебя, Лара. Кстати, звонил Роб. Просил передать тебе, чтобы держалась подальше от всяких неприятностей.

Все так как следует. Если забыть о том, что предупреждение запоздало, такие фразы, как скажи Ларе, что я ее люблю, или передай ей, что я волнуюсь за нее каждую минуту, когда ее нет рядом, были бы совершенно излишними.

— Еще он просил передать, что волнуется за тебя, — вспомнил Клайв. — наверно, с этого стоило бы и начать.

— До свидания, Клайв, — сказала я. — И если Роб позвонит еще раз, скажи, что и я за него волнуюсь.

Именно в этот самый момент в моей голове составился план «А». Я передаю гидрию Лейку. Он приказывает одному из своих подручных созвать пресс-конференцию или провести то мероприятие, которое задумал по поводу бронзового коня, с шиком объявляет, что сумел отыскать этрусскую древность, выполненную художником Микали или его последователем и, по его мнению, украденную из музея. Он сможет произнести роскошный спич о том, что возвращает произведение искусства в музей, где все сумеют насладиться ее видом и оценить богатое наследие, оставленное нам этрусками.

План трудно было назвать идеальным. Возникнут вопросы о том, каким именно образом он отыскал ее, а я должна постараться выпутаться из этой истории чистой и с комиссионными, хотя ничего не платила за гидрию, и нам обоим остается только надеяться, что никто не узнает в ней принадлежавшую Годару. Я могла сказать, что купила ее по запросу Лейка, а после смерти Годара никто не стал бы спорить со мной. При наличии некоторых усовершенствований план «А» вполне мог воплотиться в жизнь. Обязан был воплотиться. Плана «Б» не существовало.

Уложив коробку с ее драгоценным содержимым в багажник автомобиля — подальше от любопытных глаз и неловких рук гостиничной прислуги, я засела в номере, ожидая звонка от Лейка.

Первый вечер телефон мой молчал. Я попыталась позвонить по номеру, который он давал мне, сотовому телефону Антонио, но не отвечал и он. Я оставила сообщение о своем прибытии на автоответчике. Следующее утро я провела в гостиничной лоджии, неторопливо попивая чай с лимоном и заедая его тостом, надеясь, что желудок мой угомонится, а Антонио появится. По прошествии пары часов я просто не могла уже усидеть на месте и вышла на улицу.

* * *

Вольтерра — городок средневековый и живописный, устроившийся почти в двух тысячах футов на высоких утесах, над двумя огромными долинами, откуда открываются броские виды во всех направлениях. Он расположен в тридцати милях от моря, которое кое-где все-таки видно, и может показаться недружелюбным и продутым всеми ветрами сразу. Узкие, мощеные булыжником улочки способны вызвать у непривычного человека приступ клаустрофобии: похоже, что дома с обеих сторон так и нависают над мостовыми. Город может похвастать великолепными общественными зданиями, кафедральным собором и несколькими церквями, тут и там можно видеть остатки Вольтерры куда более ранней — от Велатри этрусков и до города римских времен.

Лоуренс, побывавший здесь в холодном и дождливом апреле, посчитал Вольтерру городом мрачным, сырым и холодным, а жителей ее угрюмыми. Но в тот день над старинным городом сияло солнце, однако крутые и узкие улочки и прикрывавшие их дома не позволяли его лучам прикоснуться к мостовой, оставляя освещенными красные черепичные крыши и зубцы наверху более высоких зданий, на мой взгляд, зрелище было восхитительным.

Наконец, почувствовав голод, я разыскала тратторию на крутой улочке, находившейся возле центра средневековой части города, у Пиацца дель Приори. Было поздно, за столиками почти никого не было, если не считать пары мужчин в задней части зала и официантки, женщины грубоватой и явно любившей поговорить, а потому повисшей надо мной, поставив тарелку с insalata mista, чудесным зеленым салатом с морковкой и редиской.

— На день к нам? — спросила она.

— На пару, — ответила я. — Вчера, вот, приехала и, возможно, задержусь на день или два.

— Обычно к нам приезжают на пару часов, по дороге в Сан Джиминьяно или на обратном пути. В Тоскане есть более веселые места для отдыха, чем Вольтерра.

— По-моему, здесь прекрасно, — сказала я.

— В дождливый или ветреный день вам так не покажется.

— Возможно, — согласилась я. Зачем спорить? Я хотела есть.

— А вы случайно не журналистка? — спросила она несколько минут спустя, явившись ко мне с дымящейся тарелкой pasta al fungi, макарон с грибами.

— Нет, — ответила я, набрасываясь на еду. — А почему вы так подумали?

— Из-за дела Понте, — проговорила она. — Репортеры, полиция. Весь этот шум!

— Понте… это тот, который…

— Спрыгнул с balze, — она кивнула и предложила. — Это лучше есть с вином. Я принесу вам бокал «Вернаккиа де Сан Джиминьяно».

— Хорошо, — согласилась я. Торопиться было некуда.

— Я видела его в тот самый день, — пояснила она, поставив бокал передо мной.

«Вернаккиа» относится к числу моих любимых белых вин, и, пригубив, я улыбнулась.

— Хорошее вино? — спросила она.

Я кивнула.

— Он прошел прямо здесь. Я подметала улицу перед тратторией. Он спустился с горки и направился прямо в ворота Порта аль Арко. Вы уже видели их? Нет? Посмотрите. Они этрусские, по крайней мере в нижней части, и там есть еще эти головы. Их считают какими-то этрусскими божествами. Там изображен Тиния, а с ним еще двое. Они охраняют город. Кроме того, Понте — мы все его здесь знаем — владеет великолепной виллой, с виноградниками и прочим на дороге отсюда в Сан Джиминьяно. Потом, уже уходя домой, я видела, как он стоял там за воротами, глядя на стену. Он провел там по меньшей мере час. Утром его нашли у подножия balze. А я говорю, он покончил с собой. Зачем еще ему было стоять там и смотреть на ворота? Наверно, он решил, что они недостаточно высоки для того, чтобы убить его, пошел к высоким скалам, дождался темноты, чтобы его никто не увидел, и бросился вниз. С этих утесов прыгают многие. Говорят, что склонных к самоубийству людей так и тянет гуда. Может быть, их приманивают стоны ветра. Но зачем понадобилось Понте при такой красавице жене и детях накладывать на себя руки? Впрочем, брак — дело сложное, сами знаете.

Она повернулась на зов одного из мужчин.

— Приятного аппетита. Иду.

* * *

— Итак, насколько я мог слышать, вас посвятили в состоящие из смеси любви и ненависти отношения вольтерранцев к собственному городу. — Как только женщина отошла, обратился ко мне мужчина, сидевший в паре столиков от меня. Я повернулась к нему. Человек этот был очень хорошо одет — в деловой костюм великолепного итальянского покроя; возможно, привлекательным назвать его было сложно, однако передо мной оказался один из вполне довольных собой итальянцев. Он появился в траттории уже после меня.

— И не забывайте про еду, — посоветовал он. — Место очаровательное, и весь этот вздор относительно утесов другим словом и не назовешь.

— Вы тоже местный житель? — поинтересовалась я.

— Нет, я из Рима. Просто люблю этот город, — ответил он. — А моя жена — римлянка до мозга костей. Она предпочитает городскую пыль и бензиновую гарь деревенскому воздуху. У нас здесь домик с виноградником и несколькими масличными деревьями, поэтому мне приходится время от времени наведываться в эти края.

— Я всегда мечтала обзавестись здесь землей, — призналась я. — Какой-нибудь восхитительной старинной тосканской фермой и несколькими арками виноградника.

— Тогда, — проговорил он, — вот вам моя карточка. Мои знакомые, занимающиеся недвижимостью, будут рады побеседовать с вами.

— Мне бы очень хотелось реализовать свое намерение, однако оно, увы, скорее всего окажется просто мечтой.

Я поглядела на карточку, на которой значилось имя Сезар Розати.

— А вот и моя карточка, — добавила я.

— Так вы антиквар. Как интересно, — проговорил он. — Кстати, вы здесь одна?

— В настоящий момент да, — ответила я. — Однако скоро ко мне приезжают друзья.

Конечно, это было неправдой, однако я успела понять, что в подобного рода ситуациях осторожность не является излишней. Тем не менее поговорить с ним было заманчиво. Я находилась в пути достаточно много времени и уже провела слишком много вечеров в гостиницах, под программу Си-эн-эн ужиная тем, что подают в номера, а даже в Италии подобные блюда не бывают горячими.

— Вы не будете возражать, если я пересяду к вам? Разговаривать через два столика как-то неуютно, — спросил он.

Почему бы и нет? И я указала на противоположное кресло.

— Галерея Розати, — заметила я, вновь посмотрев на полученную от него визитную карточку. — Не сомневаюсь, что должна была бы слышать о ней, однако как-то не приводилось.

Он улыбнулся.

— Напротив, в этом нет удивительного. Это скорее хобби, чем бизнес, и мы не можем ни в какой мере сравнивать себя со сказочными коллекциями Рима. Например, музеев Ватикана. Глупо пытаться конкурировать с организацией, которой помогает сам Бог, да и незачем искушать судьбу.

Мы оба рассмеялись.

— На самом деле я наполовину отошел от дел. Прежде я был банкиром. А теперь развлекаюсь кое-какими вещами. Галерея у меня для развлечения. Семейство моей жены располагает удивительными произведениями искусства, и мы открыли часть своего дома для посещения публики.

— Надо бы посетить вашу галерею, — сказала я. — И какого рода произведениями вы располагаете?

— Моя жена предпочитает скульптуру шестнадцатого столетия, но ее семья занималась собирательством много — более сотни лет, и поэтому у нас найдется буквально все: от этрусских вещей до живописи двадцатого столетия. Наше собрание невелико по музейным стандартам, однако как частная коллекция оно весьма неплохо. Если будете в Риме, позвоните мне. Я лично проведу вас.

— Итак, галерея находится прямо в вашем доме, — проговорила я. — А это преподносит собственные трудности. Охрана и так далее. Особенно этрусских предметов. Вероятно, на них сейчас существует повышенный спрос.

Я задала этот вопрос как бы вопреки собственной воле, не зная, хочу знать на него ответ в данный момент или нет.

— Вы правы. К нашему стыду действительно многие этрусские древности оказались украденными или проданными нелегальным путем. Конечно, у нас надежная охрана, но однажды вломились и к нам. Забавно, что вы упомянули этрусские предметы. Украли только одну вещь, великолепнейший этрусский килик, и ничего кроме. Конечно, вы знаете, что такое килик? Чаша для питья с двумя ручками? Вероятно, работы Мастера Бородатого Сфинкса. Не сомневаюсь, что его украли по заказу. Сосуд этот кому-то понравился, и, чтобы завладеть им, этот человек нанял специалиста.

Женщина, вернувшаяся с заказом Розати, чуть приподняла брови, увидев нас вместе, и спросила, не принести ли нам еще вина. Мы согласились.

— Меня раздражает, — заметил Розати, как только она отошла, — та манера, в которой она говорит о Джанпьеро Понте. Я просто не мог не услышать ваш разговор с ней. Я был знаком с Понте. Не могу назвать его другом, однако он был моим достаточно близким знакомым, и мне не нравятся пошедшие о нем сплетни. Кто может сказать, что именно способно подтолкнуть человека к такому поступку? Конечно же, не стоны ветра над утесами. Он оставил очаровательную жену и детей, это ужасная трагедия.

— Безусловно, — согласилась я.

Невзирая на мрачное начало, час, потраченный мной на разговор с Розати над вторым бокалом вина, трюфелями и «эспрессо», постепенно увеличивавшими меру моего благодушия, оказался весьма приятным. Он рассказал мне о некоторых соседних достопримечательностях, которые, по его мнению, стоило посмотреть, и продемонстрировал отличные познания в отношении всей Тосканы. Я узнала кое что о рынке этрусских древности, впрочем, ничего особо существенного он мне не сказал. Пожаловаться я могла только на то, что он оставил свой сотовый телефон включенным и трижды отвечал на звонки, сидя напротив меня. Пусть я могу произвести впечатление старомодной, однако мне абсолютно не нравится слушать чужие разговоры, находясь в ресторане, особенно если разговоры эти ведутся за моим собственным столиком. Он договорился о встрече с одним из звонивших, слегка поспорил со вторым и попросту отмахнулся от третьего. А потом сам позвонил кому-то, сообщив, где находится.

Во время разговора я упомянула о том, где остановилась.

— Очаровательное место, — сказал он. — Если ваши друзья еще не приедут, быть может, мы отобедаем с вами сегодня вечером в отеле. Обещаю не брать свой телефон. Вижу, вы не одобряете его.

Я колебалась, наверно, на секунду дольше, чем следовало бы.

— Я не думаю давить на вас. И не сомневаюсь в том, что вы заняты, — продолжил он. — Давайте сделаем так: я буду в обеденном зале в восемь часов. Если вы придете, чудесно. Если нет — ничего страшного, у меня нет других планов.

— Скорее всего, я приду, — сказала я. Почему, собственно, нет. Все лучше, чем сидеть у себя в номере.

* * *

Оказавшись в отеле, я проверила почту. Никаких сообщений мне не было, и я решила, что могу пойти пройтись. План «А» сработает, попыталась я уверить себя. Надо только быть терпеливой и дождаться новой встречи с Лейком. К вечеру, чисто случайно я оказалась у подножия утесов. Над головой моей оказались прямо-таки первобытные обрывы и разверстые расщелины, где свистел и стонал ветер. Нетрудно было понять, что создало их. Образованные мягким желтым песчаником сверху, снизу они сложены серой глиной. Воды, выпадающие на камни Вольтерры, просачиваются вниз под поверхность камня, размягчают глину и придают подвижность почве. Время от времени огромные глыбы сваливаются с высот вниз. Можно сказать, что утесы во многом наделены собственной мрачной красотой, однако они действительно представляли собой место, привлекательное для впавших в депрессию, отчаявшихся или же просто уставших от жизни. Я подумала о Понте, человеке мне неизвестном, и Годаре, с которым я не провела и часа; обоих уже не было в живых, и, возможно, они расстались с жизнью по собственной воле.

В опасной близости у края утеса располагались руины старинного здания. Стены его растрескались и обрушились, здание казалось заброшенным и забытым, предоставленным собственной участи, и кончина его приближалась вместе с краем обрыва. Скоро оно последует из этого мира — следом за Понте, древними стенами и некрополями этрусского города и куда менее древними сооружениями, рухнувшими в темную пропасть, когда земля разверзлась под ними. Разглядывая руины этого монастыря, я вдруг ощутила некое родство с ним; одинаково беспомощные, не имеющие возможности сдвинуться с места, оба мы увлекались течением событий к бездне. Я пожалела о том, что встретилась с Кроуфордом Лейком, что его деньги и мои собственные амбиции ослепили меня. Раздосадованная тем глубоким впечатлением, которое произвело на меня это место, я заставила себя вернуться в отель, чьи освещенные окна и людные помещения уже казались мне чем-то вроде убежища.

Однако, приблизившись к нему, я быстро избавилась от подобного чувства. Гостиница располагала двумя небольшими стоянками, одна из них находилась сбоку отеля, другая позади него. Я оставила свою машину возле красного «ламборджини», того же самого автомобиля, который запомнила по Ницце, при том же желтом зонтике за задним стеклом, и вошла в отель через боковую дверь. И по дороге через прореху в зеленой изгороди с удивлением заметила карабинеров на задней стоянке. К моему ужасу они вскрывали багажники автомобилей и заглядывали в них, посвечивая фонариками. Отодвинувшись в тень изгороди, я попыталась сообразить, что же теперь делать. Итак, полиция обыскивала автомобили. Когда они доберутся до моего, то обнаружат украденную этрусскую гидрию, если только я не перепрячу ее в другое место. Оставалось быстро пройти к автомобилю, отъехать, прежде чем полиция окажется рядом, и отыскать какое-нибудь укромное местечко для гидрии, где она пробудет, пока я не свяжусь с Лейком. Я повернула назад к машине.

И в этот самый момент темно-зеленый «пассат» с разбитым задним фонарем и глубокой царапиной на бампере подкатил к входной двери в трех или четырех автомобилях от моего. Вышедший из него водитель жестом подозвал к себе посыльного. При этом он чуть повернулся, и висевший над входом фонарь осветил Пьере Леклерка, а может быть, и Леконта, как считал Годар. Совпадений сразу стало как-то слишком много для меня. Каким бы именем не звался этот человек, он находился в Виши, судя по автомобилю, хотя я и не видела его, он же останавливался и в Ницце — в том же самом отеле, что и я сама. И в какой-то момент гидрия, которую я видела в стеклянной витрине в шато Годара, гидрия, украденная уже дважды, если не трижды, перекочевала в багажник моего автомобиля.

Протянув руку к щитку, Леклерк открыл багажник, и жестом приказал посыльному доставать его вещи, сделав шаг к двери. Мальчишка извлек два больших чемодана и локтем попытался захлопнуть крышку. Однако поврежденный замок не дал багажнику закрыться, и крышка его осталась приоткрытой на несколько дюймов. Не думая, что делаю, буквально на автопилоте, я проводила взглядом обоих, огляделась, и не заметив никого вокруг шагнула к своей машине, достала из багажника картонку, переложила ее в машину Леклерка, села в собственный автомобиль и отъехала. Так сам собой осуществился план «Б». Только отъехав на несколько миль, я вспомнила, что у меня была назначена встреча с этим превосходным человеком, Сезаром Розати.

Часть вторая Лев

Глава шестая Ареццо

Отель, в котором я предпочла остановиться в Ареццо, оказался куда более скромным, чем те, в которых я шиковала во время своей прогулки по Европе, предпринятой по заданию Кроуфорда Лейка. Откровенно говоря, здесь было несколько неопрятно. Подобно многим итальянским общественным заведениям невысокого пошиба он был украшен в гамме красных цветов: красные занавески, красные покрывала, красные плитки в ванной. Обычно подобного рода убранство оскорбляет мое эстетическое чувство. Так сказать, профессиональная болезнь человека постоянно имеющего дело с прекрасным в его разнообразных проявлениях: таким как я трудновато угодить. Тем не мене здесь, в крошечной гостинице, расположенной в стороне от Корсо Италия, главной улицы Ареццо, я чувствовала себя куда более на месте, чем в навязанных Лейком очаровательных и дорогих отелях-бутиках. Что скрывать, в сердце своем я лавочница, а не аристократка. Помимо сомнительной гаммы цветового убранства, здесь была горячая вода, — когда таковая вообще с завываниями пробивалась по трубам, явно оставшимся в этих стенах со времен еще доисторических, — кроме того, из соседнего номера, словно бы стена была сделана из картона, постоянно доносился скрип пружин, а также стоны и кряхтение какой-то чрезмерно увлеченной друг другом пары. Тем не менее у этого заведения была одна чрезвычайно положительная черта: за исключением Антонио — если только он прослушивал сообщения своего автоответчика — никто не знал о моем пребывании здесь. Я позвонила в агентство, занимающееся арендой автомобилей, убедила его представителя в том, что машина все время глохнет, и настояла на том, чтобы мне поменяли ее на новую. Потом я позвонила в Вольтерру, в гостиницу, и сообщила туда, что отъеду раньше, чем собиралась. Вернувшись в свой номер, я как можно скорее упаковала сумку, расплатилась по счету с учетом лишнего дня, чтобы не было разговоров, а потом растворилась — во всяком случае, я надеялась на это — в лучах заката.

Вытащив карту, я стала искать городок, расположенный как можно дальше от Леклерка и карабинеров, но достаточно близко к Вольтерре, чтобы можно было при желании в любое время встретиться с Лейком, как только он позвонит, а я надеялась, что это случится достаточно скоро. Остановилась я на Ареццо.

С моей точки зрения, отель обладал несколькими существенными достоинствами. Персонал вел себя вежливо, не докучливо и — самое главное — не проявлял любопытства, клиентура же по большому счету оставалась непостоянной: студенты с рюкзаками, а иногда залетевший на короткое время бизнесмен. Здесь можно было недурно позавтракать — днем помещение превращалось в бар — и к вполне пристойному «капуччино» прилагалась лучшая, чем в среднем, утренняя трапеза из холодной нарезки, сыра, фруктов, неограниченного количества круассанов и хлеба.

* * *

— Не разрешите ли сесть рядом с вами? — услышала я на следующее утро рядом с собой голос, когда за кофе погрузилась в газету, надеясь отыскать в ней упоминание об украденной этрусской вазе или аресте человека, известного мне под именем Пьер Леклерк. — В столовой уже достаточно людно, и свободных столиков просто не осталось.

Мне хотелось сказать нет. Пару дней назад я просто тосковала по обществу. Но теперь, учитывая все случившееся, я мечтала только об одиночестве. Оторвавшись от чтения, я увидела перед собой женщину лет шестидесяти — шестидесяти пяти, седую, кудрявую и загорелую, одетую в джинсы и рубашку в цветочек. Крохотная, дюйма или двух не достигавшая до пяти футов, она превращала меня — женщину среднюю во всех отношениях — в какую-то гигантессу. И я поняла, что не в силах отказать ей.

— Прошу вас, — я жестом указала на стул напротив себя.

— Будьте добры, «эспрессо», — обратилась она к официанту.

— Я не стану мешать вам, — сказала она. — Читайте вашу газету и не обращайте внимания на меня.

Я уже закончила первую страницу.

— Не хотите ли просмотреть? Она итальянская.

— Не откажусь, — ответила она. — И то, что она итальянская просто отлично. Вы позволили мне сэкономить сегодня несколько лир. Благодарю вас. Признаюсь, мне приходится считать свои пенни. Ничего другого моя пенсия не позволяет. Обычно мне приходится смотреть по сторонам, и если кто-нибудь оставляет газету, я тут же бросаюсь на нее.

— Рада услужить, — заметила я, вновь обращаясь к новостям и надеясь, что теперь разговаривать она не станет. Однако мне пришлось испытать разочарование.

— Совершаете туристическую поездку по Тоскане? — спросила она.

Я опустила газету. Надежды на спасение не оставалось.

— Да, — ответила я. Туризм вполне мог послужить причиной моего присутствия здесь. — А вы?

— В известном смысле, — ответила она. — Я провела в Ареццо уже около месяца. Нет причин возвращаться домой, я и не тороплюсь.

— Существуют места и похуже, — съехидничала я.

— Конечно. Но мне нравится этот город. Я полюбила даже эту маленькую гостиницу. Конечно, было бы неплохо, если бы они использовали в убранстве комнат другие цвета. А то мне все кажется, что я остановилась в борделло.

Я рассмеялась.

— Присоединяюсь к вам.

— Тогда, если у вас нет на сегодня других планов, — сказала она. — Могу предложить вместе со мной поискать Ларта Порсену.

— Кого? — переспросила я.

— Ну, как же, разве вы не помните, — продолжила она. — «Ларт Порсена, царь Клузия, девяти поклялся богам».

— «В том, что гордое царство Клузия, не унизить римским врагам», — продолжила я и остановилась. — А как дальше, не помню.

— «Девятью богами поклялся», — подхватила она. — «И назвал собрания час…»

Мы вместе со смехом закончили:

— «И на север, запад, восток и юг понесли гонцы сей указ».

— Помню, мы учили этот стишок в начальной школе, однако, я забыла, кто его написал, а уж о том, кем был этот Ларт Порсена, никогда и понятия не имела.

— Томас Бэбингтон Маколей, — проговорила она. — Вы должны помнить его как барона Маколея. Песни Древнего Рима, опубликованы в 1842-м. Не столь уж выдающиеся вирши, но некое школьное очарование в них есть, не правда ли? Кроме того, мы обязаны барону описанием подвига Горация на мосту.

— Его я тоже помнила, — отозвалась я. — «Сквозь смех и слезы мы видим, как встает перед нами в рост, храбрый воин Гораций, от врага защитивший мост». Кажется, так?

— Браво, — сказала она. — Едва заметив вас, я сразу поняла, что имею дело с женщиной образованной и утонченной. Пусть вы и не знаете, кем был Ларт Порсена.

— Я не знаю и того, где находился Клузий.

— Клузий — это нынешний Кьюзи, и находится всего в нескольких милях к югу отсюда. В стихотворении этом упоминаются несколько тосканских городов. Даже Ареццо под своим римским названием. «Урожаи Арецция в этом году жать придется одним старикам». И Вольтерра, римляне называли ее Волатерры. А этруски…

— Велатри, — произнесла я.

— Итак, вам известны этруски! — обрадовалась она. — «От великой и грозной Вольтерры, где хмурится крепости лик, воздвигнутой титанами для древних как боги владык».

— Не надо! — простонала я. — Прошу вас, забудем про Маколея. «Где хмурится крепости лик». Как вообще можно понимать такую строку? Впрочем, не надо объяснять. Расскажите мне лучше, кто такой Ларт Порсена.

— Этрусский царь, попытавшийся восстановить этрусское правление в Риме примерно в 500 году до Рождества Христова. Вполне возможно, что он добился успеха, но если и так, то ненадолго. Вскоре после этого его сын потерпел поражение в битве при Арисии. Считается, что Порсена был погребен в абсолютно фантастической гробнице, снабженной даже лабиринтом. Ее так и не нашли, хотя многие претендовали на это открытие. Его сделал Джорджо Вазари.[11] Он подкреплял позиции — если так можно выразиться — своего патрона, Козимо де Медичи. Вам, конечно, известно это имя?

Я кивнула. Уж это я знала, поскольку лекцию на эту тему мне прочитал никто иной, как Кроуфорд Лейк, хотя сказать ей об этом, конечно же, было нельзя.

— Вазари пытался убедить людей в том, что Козимо и есть новый Ларт Порсена. И в обоих случаях он ошибся — и в отношении Козимо, и в отношении гробницы. Склеп Порсены не нашли ни тогда, ни потом. По какой-то причине я вбила себе в голову, что первой наткнусь на него. Предполагается, что ее следует искать возле Кьюзи, то есть Клузиума, который расположен всего в нескольких милях к югу отсюда. Точнее, вблизи самого города, потому что Плиний писал, что она находится «sub urbe Clusio», в пригороде Клузия, и утверждал, была шириной в три сотни ярдов, имела лабиринт, а наверху ее находились пирамиды. Под городом находятся ходы, которые некоторые считают частью лабиринта, но, на мой взгляд, это или водостоки или водопровод. Я решила, что гробница может оказаться буквально в любом месте этого района. Что в конце концов мог знать Плиний? Он писал по прошествии многих веков после похорон Порсены. Я несколько недель осматривала окрестности Кьюзи, а потом перебралась в Кортону — по-этрусски Куртун — а потом сюда. Я постепенно продвигаюсь на север. Восхитительно в моей идее то, что многие этрусские города за прошедшие века превратились в самые прекрасные среди всех поселений, расположенных на холмах Тосканы и Умбрии, если не всей Италии. Буду рада видеть вас своей спутницей. В самом деле. Занятие это не слишком затруднительно, ничего не стоит, знакомит вас с великолепнейшими сельскими видами, да и достаточно увлекательно.

— Боюсь, что на сегодня у меня назначена парочка дел, — сказала я. Только что я говорила ей, что свободна, и в словах моих прозвучала фальшь, но если она и обиделась, то не подала вида.

— Может быть, как-нибудь в другой раз, — сказала она.

— Да, звучит привлекательно, — согласилась я. Незачем было говорить ей, что я уже успела вдоволь насмотреться на одну из этрусских гробниц. Пока я говорила, она переправила в свою сумочку рулет, грушу и немного сыра.

— Конечно, вы видели мой поступок, — проговорила она. — Я загружаюсь за завтраком. Это избавляет меня от необходимости останавливаться на ленч. Впрочем, буду откровенной — это избавляет меня от необходимости платить за него, поскольку средства мои очень ограничены.

— Ничего страшного, — ответила я. — Не могу не признаться, что поступала в точности таким же образом в студенческие годы и даже после их окончания.

— Спасибо, — сказала она. — Кстати, меня зовут Леонора Леонард. Понимаю, что звучит очень забавно. Слава Богу, теперь женщинам не приходится менять фамилию при замужестве, и они всегда могут уклониться от подобного имени. Пожалуйста, зови меня Лолой.

— Хорошо, Лола, — сказала я. — А я — Лара. Лара Макклинток.

— Лара и Лола, — проговорила она. — Из нас получится превосходная бригада.

— Возможно, — проговорила я, вставая. — Увидимся позже.

* * *

Я попыталась набрать номер сотового телефона Антонио. Ответа снова не было, и в досаде я вылетела из отеля. Я сказала Лоле, что у меня дела, и занялась ими, хотя ничего срочного мне не предстояло. Я посетила пару антикварных магазинов на Виа Гарибальди, сняла некоторое количество денег, воспользовавшись услугами банкомата, а потом прошлась по бакалейщикам. Я купила себе бутылку отменного тосканского вина, «Россо де Монтальчино», хлеба, сыра, немного ветчины и дыню. Начинался дождь, и я решила, что если почувствую себя по-настоящему несчастной, то устрою себе вечером пикник в собственном номере.

Впрочем, сердце мое оставалось в стороне от этих приготовлений, и я подумала, что, наверно, лучше бы мне было отправиться искать гробницу Ларта Порсены в обществе Лолы. При полном отсутствии надежды на успех, занятие это явно было более осмысленным, чем го пустое времяпровождение, которым я занималась, ожидая звонка от Лейка. Тут я решила вернуться в отель и вздремнуть. Сон мог помочь мне скоротать какую-то толику времени.

Приближаясь к отелю, я заметила впереди знакомый силуэт. Можно было не сомневаться, это маячила спина Антонио, и я бросилась в погоню. Он существенно опережал меня, двигаясь по Виа Кавур к церкви Сан Франческо. Я позвала его, однако Антонио не услышал моего голоса. Он свернул направо на Виа Цизальпино и быстрым шагом направился к Дуомо, высочайшей точке города, я постепенно сокращала расстояние. Я уже догоняла его, когда Антонио достиг вершины подъема, однако он уселся в оставленную там машину и отъехал раньше, чем мне удалось догнать его. Я проводила автомобиль раздраженным донельзя взглядом, и машина исчезла за поворотом в квартале от меня, направившись вниз по Виа Сан Лорентино, наверное, к городским воротам. Понимая, что совершаю бесполезный поступок, я рванулась к оставленному мной автомобилю, чтобы последовать за ним. Однако возле городских ворот я попала в пробку, и мне оставалось только сидеть, в раздражении барабаня пальцами по рулевому колесу. Далее дорога из города круто спускалась вниз по склону холма, а затем сворачивала к шоссе, связывающему Ареццо и Кортону. Автомобиля Антонио не было видно. Он мог свернуть как на север, так и на юг, и, не имея на то никаких причин, я выбрала южное направление. Машин на дороге было немного, однако видимость сокращали дождь и туман, накатывавший с полей по обе стороны дороги. Я миновала пару насквозь промокших велосипедистов и одного пешехода. После нескольких минут подобного пути, я решила сдаться и развернула машину обратно к городу.

Подъезжая к городу, я второй раз миновала пешехода, и на сей раз заметила в фигуре нечто знакомое. Я находилась в столь плохом настроении, что попыталась не обратить на это внимание, однако, отъехав ярдов на сто вперед, затормозила, съехала на обочину, и дала задний ход.

Наклонившись вбок, я открыла пассажирскую дверь.

— Мне кажется, Лола, что вы не откажетесь прокатиться.

— Вы просто не знаете, как я благодарна вам за это приглашение, — сказала она, садясь, и я взяла с места. — Отыскивать могилу Ларта в такую погоду дело не слишком привлекательное. Я промокла насквозь, до нижнего белья.

Она поежилась, и я включила отопление. Брюки Лолы были до колен испачканы в земле, на щеке ее красовалось грязное пятно. Струи дождя сумели просочиться под ее ветровку, и на цветастой блузке появились подтеки воды.

— Насколько я вижу, гробница сегодня так и осталась ненайденной, — заметила я.

— Действительно, — согласилась она и спросила. — А вы когда-нибудь видели настоящую этрусскую гробницу? Стоило бы посмотреть, раз уж вы приехали сюда.

— Некоторое подобие этрусской гробницы я действительно видела, — сказала я. — Один человек, с которым я познакомилась во Франции, разрисовал собственную гробницу в этрусском стиле, по образцу найденных в Тарквиниях. Настоящие я видела только на снимках, но эта выглядела достаточно подлинной.

— Расписывал собственную гробницу? И где же он это делал?

— У себя в погребе, — ответила я.

Собеседница моя громко рассмеялась, низкий, грудной звук как будто бы исходил из пальцев ее ног.

— Еще одна жертва этрускомании. Иного объяснения быть не может. Это неизлечимое умственное заболевание, хотя я, увы, еще не слышала от медиков ее определения. Впрочем, что они знают? Мне бы хотелось познакомиться с этим человеком.

— К несчастью он умер, — сказала я.

— Что с ним случилось?

— Он упал в свою могилу — с первого этажа.

— Ого, — отреагировала она. — Какая жуть.

И тут Лола вновь рассмеялась, к собственному немалому удивлению и я последовала ее примеру.

— Ничего смешного тут нет, — проговорила я, пытаясь отдышаться.

— Конечно же, — согласилась она между припадками смеха. — Просто со стороны выглядит крайне смешно. Я всегда утверждала, что этрускомания — состояние уже конечное. Просто я никогда не воспринимала свою мысль в столь буквальном смысле.

— Вынуждена сказать, что крыша у него уже съехала набекрень. Он все время бредил об этрусках и каком-то Сосьета, членом которого являлся, — продолжила я разговор.

— Речь идет о какой-нибудь академической группе?

— Не имею представления. Знаю только, что членов могло быть всего тринадцать, то есть двенадцать плюс еще один, хотя я не знаю, какой в этом смысл.

— По одному от каждого этрусского города, так, наверное, — сказала она. — Двенадцатиградье. Так называлась свободная федерация этрусских городов. Они встречались каждый год в…

— …В Вельсне, — закончила я.

— Да, — согласилась она. — В Вельсне, или римской Вольсинии. Мне кажется, вы знаете об этрусках много больше, чем готовы открыть. Существует известное количество организаций, собирающихся для изучения этрусков. Если это не дорого, я, вероятно, захотела бы вступить в нее.

— Место для новичка освобождается только после чьей-нибудь смерти, — заметила я.

— Тогда я, возможно, не захочу поступать туда. Но, если подумать, выходит, что после смерти вашего друга открылась вакансия? Может быть, его убили, чтобы кто-то мог занять его место. Вообще говоря, это мысль, — закончила она.

Мы обе вновь развеселились.

— Как глупо мы себя ведем, — заметила я.

— Глупо, но все-таки мурашки по коже, — согласилась она.

* * *

Когда мы вернулись в отель, зубы Лолы уже выбивали дробь.

— Вы простудитесь, — сказала я голосом собственной матушки. — Вам надо бы отправиться к себе в номер и как следует пропариться в ванне.

— Идея отличная, однако не без маленького недостатка. В это время дня горячей воды в кранах не бывает, — напомнила мне Лола.

— И в самом деле, — вспомнила я. На практике оказаться под горячим душем здесь можно было только выпрыгнув из постели в тот самый миг, когда около шести утра начинали петь трубы. Именно в этот момент здесь включалась горячая вода, или же ее нагревали до половины нужной температуры. После этого до конца дня из обоих кранов текла жидкость или слегка тепловатая, или просто холодная.

— Плохо дело, — проговорила я и обратилась к сидевшему за столом в приемной молодому человеку. — Мне ничего не передавали?

— Нет, — ответил он, заглянув в мой ящик.

— А вы уверены? — настаивала я. — Никто днем не заходил сюда и не интересовался мной?

— Дежурил не я, — ответил он.

— Тогда, будьте любезны, узнайте у того, кто находился здесь, — попросила я.

Бой без особой охоты открыл находившуюся позади него дверь и заглянул в нее.

— Здесь был мужчина, — промолвил он спустя мгновение. — Мы позвонили вам, однако не получили ответа. Записки он не оставил. Сказал, что дело не срочное и что он зайдет попозже.

Не срочное? Я придерживалась противоположного мнения.

— А он не сказал, когда именно?

— Не знаю, — протянул коридорный. Я гневно глянула на него, и он вновь заглянул в дверь.

— Нет, — услышала я в итоге. — Он этого не сделал.

Раздосадованная, я повернулась к Лоле. Та по одной брала оливки из выставленной в вестибюле чаши. Я собиралась нырнуть в собственную комнату, и предоставить ее собственным силам. Однако в этой грязной и промокшей одежде она казалась настолько жалкой, что я не сумела этого сделать.

— У меня возникла такая мысль, — сказала я, взяв ее за руку. — Не стоит ли вам выпить пару бокалов по-настоящему хорошего красного вина? С кусочком сыра, хлебом, может быть, даже с ветчиной и дыней.

— Не смейтесь надо мной, — ответила она.

— У меня в номере, — шепнула я, приложив палец к губам, давая тем самым знак говорить потише, чтобы юноша за регистрационным столом не услышал нас.

— Я ваша раба навек, — сказала Лола.

Мы поднялись на второй этаж рука об руку и направились по коридору к моей комнате. Отперев дверь, я щелкнула выключателем. И успела уголком глаза заметить розовое, как жевательная резинка, одеяло.

— О, Боже, — воскликнула Лола. — А это что такое?

Глава седьмая Кортона

Некогда я входила в компанию, у которой был свой любимый розыгрыш. Одна из нас получила от свекрови в подарок на день рождения, наверное, самое уродливое из всех когда-либо произведенных на свете блюд. В то Рождество первоначальная обладательница чудовищного дара завернула свое сокровище самым заманчивым образом и поднесла другой нашей подруге. Потом блюдо стало переходить из рук в руки все более изобретательным образом. Оно прибывало в коробках с пиццей, его подсовывали в буфеты, улучив момент, когда никто не мог этого увидеть, прятали в садовых беседках, приклеивали лентой к коробке со стиральным порошком — опять-таки, если это можно было сделать без свидетелей. Однажды его обнаружили в туалетном бачке. Никогда нельзя было сказать заранее, каким именно способом этот неприятный предмет объявится у тебя в доме. Уставившись на гидрию с химерой, оказавшуюся в своем розовом одеяле на моей постели, я вспоминала об этом блюде. Единственная разница заключалась в том, что ее никоим образом нельзя было назвать подарком от напрочь лишенной вкуса родственницы. Нет, это был не имеющий цены краденый сосуд возрастом в двадцать пять сотен лет.

— Великолепная вещь, — произнесла Лола. — А нельзя ли взглянуть поближе?

— Ну, конечно, — сказала я.

— Похожа на настоящую, — сказала она. — То есть этот сосуд кажется подлинным, однако он слишком совершенен. Если бы она была подлинной, на ней были бы какие-то дефекты, царапины и все такое, не правда ли? А где вы нашли его?

— Купила в Риме, — ответила я. — У студента-художника. И заказала еще несколько штук. Выставим на продажу и посмотрим, как пойдут. Если будет спрос, я закажу еще. Видите ли, я совместно с компаньоном владею антикварным магазином в Торонто. Разве я не говорила вам?

Удивительно, насколько легко в эти дни ложь слетала с моего языка.

— Антикварный магазин! Как мило! — сказала она. — Мне всегда хотелось завести что-нибудь в этом роде.

— Будет гармонировать с той антикварной мебелью, которая у нас есть, — продолжила я. — Если кто-нибудь спросит у нас аксессуары и все такое.

— Да, конечно, неплохая мысль, — проговорила она. — Однако она…

— О ком вы? — переспросила я.

— Ваша художница.

— Художник.

Когда врешь, приходится быть бдительным.

— Он не подписал ее.

— Разве? — спросила я. — Действительно, вы правы.

— Ему следовало бы это сделать, чтобы вас не задержали в таможне, — продолжила она. — Не разбирающийся в деле человек примет ее за подлинную древность.

— Хороший совет, — согласилась я. — Придется удостовериться в том, что он подпишет остальные заказанные мной сосуды.

— И эту тоже — если вы сумеете отослать ее ему. Ведь в Италии, кажется, считается нелегальным даже владение некоторыми разновидностями древностей, я где-то читала об этом. А может быть, так обстоит дело в Индии.

— Намек поняла, — ответила я. На самом деле мне просто хотелось прикрикнуть на нее и приказать заткнуться, но тут зазвонил телефон.

— Хелло, — поздоровался знакомый голос. Лейк говорил едва ли не шепотом. — Это…

— Лара Макклинток слушает, — слова эти предназначались сразу для Лейка и Лолы.

— Вот что, такого поступка не предполагалось, — начал он.

— Не предполагалось, — согласилась я. — Не могли бы вы назначить время и место нашей встречи, синьор Марчезе?

— Кто? Понимаю: вы не одни? — спросил он.

— Да, — согласилась я, улыбаясь Лоле и делая жест в сторону бутылки, а свободной рукой доставая штопор из сумочки.

— Ваза с химерой у вас? — спросил он.

— Да, у меня.

— Хорошо. Наверно, это наш единственный шанс.

— Согласна, — ответила я. Но рассказать ему о плане «А» было просто необходимо, и я повторила. — Так, где и когда мы встретимся?

— А вы знаете Кортону? — спросил он.

— Я знаю, где она находится, если вы имеете ввиду именно это. Но без других подробностей.

— Вы знаете Танелла ди Питагора?

— Нет.

— Кто-то идет. Пора уходить. Ждите меня завтра в семь утра у Танелла ди Питагора. В это время там никого не будет. Возьмите ее с собой.

— Но, синьор… — В трубке послышались гудки. Разговор, на мой взгляд, получился более чем досадным. На следующее утро мне предстояло, поднявшись в немыслимую рань, отыскать нечто, называющееся танелла, в совершенно незнакомом мне городе, не имея никаких инструкций не только относительно того, как отыскать этот объект, но даже, что он собой представляет. Я могла только предположить, что слово это означает нора, но знание это ничем не могло помочь мне.

— Ну, как вам показалось вино? — спросила я, пытаясь говорить нормальным голосом.

— Чудесное, — ответила Лола. — Вы так любезны.

— Как мило вы все разложили, — восхитилась я тем, как искусно она разложила еду на бумажных тарелках, расставив их на столике возле окна.

— Не слишком радостный вид, правда? — проговорила она, задергивая занавеску, чтобы отгородиться ею от тусклой серости по ту сторону окна. — Мои комнаты расположены по ту сторону коридора, однако вид тот же самый. Впрочем, пожарной лестницы нет, однако, можно видеть еще одну слепую каменную стену соседнего дома. Тем не менее жаловаться не на что. За такие деньги на лучшее рассчитывать не приходится. Расскажите же мне о своем антикварном магазине, — предложила она, после того как мы чокнулись и пригубили вино.

* * *

Я рассказала ей все: о том, как начала дело, как вышла замуж за Клайва, а потом развелась с ним, утратив и магазин, который пришлось продать, чтобы выделить ему полагавшуюся при разводе долю. Как потом снова купила его и как мы с Клайвом снова вернулись к делам. Я рассказала, что теперь Клайв живет с моей лучшей подругой Мойрой, и признание это заставило ее театрально поднять брови. Я рассказала ей обо всем, за нервной болтовней то и дело поглядывая на гидрию с химерой, невзирая на все попытки даже не смотреть в эту сторону и дергаясь всякий раз, когда это приходило в голову ей.

— Ваша очередь, — сказала я, наконец, наливая нам по новому бокалу. — Чем вы занимались последние несколько лет?

Мы обе рассмеялись.

— Я долго работала секретаршей — больше двадцати лет. Теперь это называется более броско — ассистент администратора, однако я числилась секретаршей президента промышленной компании. Мы выпускали детали для автомобилей, а я начинала с приемной и машбюро, но пробилась наверх.

— Это же просто здорово, — заметила я.

— Наверно, — согласилась она. — Дело в том, что я вышла замуж очень рано и когда все сложилось не так, как я мечтала, и мне пришлось положиться на собственные силы, приличная работ была как нельзя кстати. Однако ничем хорошим это не кончилось.

— Как так?

Ум мой метался, выискивая, во-первых, куда засунуть гидрию с химерой так, чтобы она исчезла долой с наших глаз, и, во-вторых, как перевести разговор на тему, которая позволит мне спросить, что, собственно, представляет собой эта расположенная в Кортоне Танелла.

— И вот я сижу здесь разоренная и полагаюсь на доброту незнакомцев. Не то, чтобы вы казались мне чужим человеком, но вы меня понимаете. Если бы не вы, я не пила бы сегодня «Россо ди Монталсино», заедая его ветчиной.

— Так что же случилось? Ваша компания разорилась или произошло что-то другое?

— Нет. Работа шла очень, очень успешно. Меня уволили, когда внезапно скончался наш президент. Сердечный приступ. Дело перешло к его сыну, и он — фью — выставил меня.

— Это некрасиво, — сказала я.

— Возможно, так может показаться со стороны, но я получила по заслугам, — сказала она.

— Почему вы так считаете?

Она помолчала минутку.

— Потому что я вела себя очень плохо. Те несколько лет, которые я работала на него, мы были любовниками. А его жена была моей хорошей подругой. Ох, с чего я это вдруг так разговорилась, — она приложила ладонь к губам. — Наверно, дело в вине. Теперь вы будете плохо думать обо мне.

— Едва ли вас можно считать единственной из женщин-секретарей, оказавшейся в подобном положении, — пожала я плечами. — Потом, кто я такая, чтобы осуждать вас за это?

— Вы — человек щедрый, — сказала она. — И не только в одном отношении. Я считаю собственное поведение заслуживающим порицания, пусть я и была безумно влюблена в него. Я до сих пор ощущаю собственную вину. Так что увольнение принесло мне облегчение. Его сын вызвал меня в первый же день, сказал, что ему нужна более современная помощница, и вручил мне чек. Скорее всего, его мать все знала. Как же горько ей было.

— Надеюсь, вам выдали при расчете приличную сумму, знали его сын и жена о ваших взаимоотношениях или нет. В конце концов вы проработали там достаточно долго. Больше двадцати лет, так вы сказали?

— Я передала большую часть этих денег церкви, — сказала она. — В порядке возмещения собственного греха.

— На мой взгляд, поступок в духе истинного кальвиниста, — заметила я.

— Кальвиниста? — Она рассмеялась. — Интересная формулировка. Иногда мне бывает жалко, что я не католичка. Исповедь могла бы помочь мне. А я не могу заставить себя просто войти в храм. Я не была там после смерти Джорджа. Так его звали. Я подумала, что при таком поведении молиться Богу будет ханжеством с моей стороны.

— И как же вы существовали с тех пор? — спросила я. — Нашли себе другую работу?

— Несколько временных мест. В моем возрасте трудно устроиться постоянно.

— Значит, вы оставили свои временные должности, чтобы заняться поисками гробницы… как его там?

— Ларта Порсены. Однажды, после особенно трудной работы, я натолкнулась на своего старого знакомого. Мы вспомнили лето, когда-то проведенное в Италии на археологических раскопках в Мурло, Поджио Сивитате, крупном городище, расположенном к югу от Сиены. Мы оба вызвались добровольцами участвовать в экспедиции Брина Мора. Скажу вам, это было самое прекрасное лето во всей моей жизни, и я вдруг решила вернуться в Тоскану. У меня есть кое-какие сбережения, и я владею итальянским в достаточной мере, чтобы время от времени исполнять какую-нибудь секретарскую работу. Ну, а поиски гробницы Ларта Порсены являются просто предлогом, ничуть не худшим, чем любой другой.

— И вы ни о чем не жалеете?

— В известной мере. Я до сих пор начинаю злиться, вспоминая об этих двух мужиках, отце и сыне, но когда я оказываюсь за городом, то сразу ощущаю покой. Однако воспоминания эти болезненны, поэтому давайте поговорим о чем-нибудь другом.

— Примечательная повесть, — сказала я. — Но если вы хотите переменить тему, у меня есть к вам один вопрос. Мне хотелось бы съездить завтра в Кортону. Что там, по вашему мнению, стоило бы посмотреть?

— Ну, в тамошнем музее выставлена небольшая, но любопытная коллекция. Там, например, находятся сказочно красивые бронзовые этрусские светильники.

— Я имела в виду скорее что-нибудь под открытым небом.

Не знаю, что заставило меня думать, что танелла следует искать не в музее, однако, учитывая то, что слово это по моему разумению означало нору, подобное толкование казалось самым вероятным.

— Кортона сама по себе чудесна. Средневековый, расположенный на холме город. Там можно бродить много часов. Конечно, моя слабость — этруски, поэтому мои рекомендации окажутся односторонними. Но как в большинстве этрусских городов, там осталось не слишком много от самих этрусков. Впрочем, там есть пара мест, куда следовало бы заглянуть: сама я непременно повидала бы Мелони и Танелла ди Питагора.

— Что это такое?

— Мелони — это гробницы, имеющие форму дыни, как следует из названия.

— А Танелла?

— Она восхитительна, — сказала она. — Это также этрусская гробница, но очень необычная. Она имеет форму бочонка и размещена на громадном каменном фундаменте. Кровлю ее поддерживают… но вас, конечно, не интересуют такие подробности.

— Нет же, все это очень интересно, — проговорила я. — А как ее найти?

— Сделать это несложно. Вы едете по шоссе Ареццо-Перуджа на Кортону. Гробница располагается примерно в двух километрах от шоссе, на его ответвлении, ведущем в Кортону. Ориентируйтесь по знакам, указывающим на археологические достопримечательности. Танелла обозначена достаточно надежно. Она находится на половине подъема по склону холма в старый город. Можно оставить машину на обочине дороги и подняться вверх. Идти недалеко. Чтобы осмотреть ее, нужно располагать разрешением из музея, однако не утруждайте себя: просто обойдите забор и найдете место, где можно проползти без особых затруднений.

— Так я и поступлю, — заверила я собеседницу, берясь за бутылку с вином. — Тут кое-что осталось. Надо бы прикончить.

Ответ ее заглушил громкий стук, донесшийся из коридора.

— Что это? — спросила я.

— Синьора Леонард, откройте дверь, — приказал голос. Я повернулась и посмотрела на Лолу. Лицо ее побледнело, а руки тряслись.

— Пожалуйста, не надо, — проговорила она. Стук продолжался, должно быть, с минуту, и вдоль всего коридора начали открываться и хлопать двери: прочие постояльцы выглядывали из номеров, чтобы выяснить, что происходит. Наконец шум смолк, послышался скрип открываемой двери, через несколько мгновений она закрылась, и шаги по коридору зазвучали уже в нашем направлении. Теперь забарабанили уже в мою дверь. Мы замерли без движения, надеясь, что стук прекратится, однако загремели ключи. Было очевидно, что, если я не открою, они все равно войдут в номер.

— Кто там? — спросила я, хватая свой купальный халат.

— Полиция, — ответил голос.

— Минуточку, — попросила я, торопливо стягивая с себя штаны и блузку и запахиваясь в халат. Я указала Лоле на дверь ванной, но она стояла, словно примерзнув к полу. Взяв с постели гидрию, я сунула ей в руки бесценный сосуд и подтолкнула, отчего та сдвинулась с места, и медленно приоткрыла дверь, едва щелкнул замок ванной комнаты.

— В чем дело? — спросила я. За дверью оказалось двое полицейских — высокий и худощавый, с густыми усами, и приземистый, и излишне полный. Они не стали представляться. За их спинами нервничал молодой человек из приемной.

— Прошу прощения за беспокойство, синьора, — сказал короткий, с явным интересом рассматривая мой купальный халат. — Мы разыскиваем синьору Леонору Леонард.

— Боюсь, что вы ошиблись номером, — сказала я, потуже запахиваясь. — Насколько я знаю, она располагается в том конце коридора.

— Ее там нет, — сказал высокий полицейский.

— Похоже, что уехала, не расплатившись, — заметил парень из приемной. — В номере нет ни одежды, ни вещей.

Высокий бросил свирепый взгляд на мальчишку, тот покраснел.

— Она была у меня, — призналась я, — я пригласила ее выпить. Однако сейчас ее здесь нет.

Я понимала, что юноша-регистратор видел меня разговаривающей с Лолой; возможно, он даже слышал, как я приглашала ее к себе, и отказываться от знакомства с ней было глупо. Однако Лола не сказала мне, что больше не живет в этом отеле.

— Вы не возражаете, если мы заглянем к вам? — спросил высокий. Я открыла дверь и преградила им путь, однако они протиснулись мимо меня.

— Вы не допили вино, — заметил высокий, посмотрев на стол. Среди остатков трапезы возвышались два наполовину полных бокала.

— Не допили, — согласилась я. — Мы решили, что с нас хватит.

— А вино хорошее, — заметил он, взяв в руки бутылку и рассмотрев ярлык. — На вашем месте я бы не стал его выливать. А она не сказала, куда направилась? Синьора Леонард, то есть?

— Нет, — ответила я. — Увы, нет. Я думала, что она вернулась в свой номер. Я не знала, что она выписалась из отеля, она ничего не сказала мне об этом. Мы и познакомились-то только этим утром.

Короткий полисмен заглянул в шкаф, потом подошел к двери ванной и распахнул ее. Заглянув внутрь, он не стал входить туда.

— Простите за беспокойство, — сказал он наконец и все трое вышли из номера. Я уже рассчитывала услышать, как кто-нибудь из них попросит меня сообщить им, если я увижу ее, но они не стала этого делать. Закрыв дверь, я подождала, пока шаги их не удалятся, а потом приоткрыла щелочку, чтобы убедиться в том, что полиция ушла, и надежно заперев дверь, ринулась в ванную.

— Все в порядке, Лола, — произнесла я негромко. — Они ушли.

Ответом мне было молчание. Я отодвинула занавеску душа. Лолы там не было. Я заглянула за дверь. И только по прошествии, наверно, минуты сумела понять, что окно не заперто, но прикрыто. Отворив его, я поглядела на пожарную лестницу. Лола не обнаружилась и там. В переулке внизу никого не было, оттуда доносилась лишь мерная дробь дождя и звуки движения автомобилей по расположенной слева улице.

— Если дело только в деньгах, — сказала я самым тихим голосом. — Я могу одолжить вам некоторую сумму, чтобы вы могли заплатить по гостиничному счету.

Ответа не было. Оставалось только предположить, что Лола бежала. Еще минута потребовалась мне, чтобы сообразить, что с ней исчезла и гидрия с химерой.

* * *

В какое-то мгновение нашей разогретой вином взаимной откровенности, Лола сообщила мне, что Кортона была ареной крупной битвы между двумя непримиримыми врагами, легионами Рима и войсками карфагенского полководца Ганнибала, который, стремясь отомстить за ранее понесенное его семейством поражение, совершил невозможное и напал на Рим с севера, перейдя Альпы в середине зимы.

Умный стратег, Ганнибал, устроил для римского войска засаду под Фламинием — ранним утром, когда, как часто бывает, густой туман укрывал подножие холма, на котором стояла Кортона. Затерявшиеся в тумане римляне запаниковали, часть их изрубили воины Ганнибала и населявшие Кортону этруски, ради такой оказии спустившиеся со своей горы. Остальные в растерянности бежали, но только для того, чтобы утонуть в расположенном неподалеку Тразименском озере.

Теперь я в точности знаю, что именно ощущали римляне. Я оставила отель в угольной тьме и выползла на дорогу между Ареццо и Кортоной. В то утро дорогу также укрывал густой туман, и время от времени из него выглядывали фары встречных автомобилей, всякий раз пугая меня. Я прозевала поворот к городу, и мне пришлось совершать обратный разворот, мероприятие, не совсем безопасное даже в самую лучшую погоду, а в подобной обстановке просто самоубийственное: я едва сумела уклониться от столкновения с красной спортивной машиной, следовавшей в обратном направлении.

Когда машина моя направилась по холму вверх к городу, туман рассеялся лишь отчасти. Знак, указывающий на Танелла ди Питагора, я опять едва не проскочила, но успела вовремя заметить его. Осторожная и чуточку испуганная безлюдьем, я все-таки доехала до следующего разворота и только потом оставила автомобиль на обочине.

Я вернулась к знаку, указывающему на археологическую достопримечательность, и по тропке направилась вверх по склону, стараясь двигаться по возможности спокойно и бесшумно. Было темно, еще не рассвело, но небо уже начинало светлеть. Танелла, странной формы арочное каменное сооружение, устроилось на просторном каменном фундаменте сбоку холма — в окружении кипарисов, под охраной забора. Ворота были заперты, возле них располагался звонок для вызова смотрителя, однако никого не было видно.

Я обогнула ограду, чтобы скрыться от глаз тех, кто мог бы подниматься по склону холма. Как и предсказывала Лола, скоро я обнаружила место, где забор отходил от земли, и лицо, наделенное умеренной гибкостью, могло пролезть под ним к гробнице. Я преднамеренно оказалась здесь на несколько минут раньше, чем следовало бы, и отыскала для себя уголок — увы, излишне сырой — откуда можно было незамеченной — как я надеялась — следить за окрестностями, и устроилась ждать. Я постаралась забыть о собственном положении. Всю ночь я провела в мыслях о Лоле, о вазе и о том, что именно скажу Лейку, когда он попросит предъявить ее.

— Где она? — это был один из многочисленных вопросов, на которые у меня не было ответа. Начнем с того, каким именно образом ваза попала в мою комнату? Может быть, ее доставил в отель и поместил в мою комнату персонал? После исчезновения Лолы я спустилась вниз, чтобы навести справки, однако дневного швейцара уже не было, и появиться на работе он должен был только спустя пару дней. Это сделал Антонио? Но зачем? Да и вообще, как мог он попасть в номер? Последним, кто располагал ею, был неприятный мне Пьер Леклерк, не знаю, как его звали на самом деле. Если гидрия была нужна Лейку и Антонио располагал ею, почему он просто не передал вещь своему патрону? Потом, какую именно роль во всех событиях играла Лола? Воспользовалась ли она представившейся возможностью унести гидрию, понимая при своих познаниях в этрусском искусстве, что имеет дело с реальной вещью, невзирая на мою смешную выдумку о студенте-художнике, или же более или менее активно вовлечена в цепь событий?

Настало семь часов, однако никаких признаков появления Лейка я так и не обнаружила, и вскоре легкий ветерок принялся ворошить туман. Вместо того чтобы рассеяться, он сделался еще гуще, так как с рассветом к нему присоединился и туман из долины. Вскоре поле моего зрения ограничилось несколькими футами вокруг меня. Оливковые деревья, которые я четко видела буквально за несколько мгновений до этого, превратились в повисшие надо мной тени. Звуки сделались глухими, стало невозможно понять, с какого направления они исходят.

Меня охватило чувство нереальности происходящего, я словно бы оказалась в потустороннем мире, полном чуждых мне и злобных существ.

Наконец мне показалось, что я слышу шаги, однако уверенности я не испытывала. Потом я услышала голоса, негромкие, нашептывающие, однако не могла поручиться в том, что это не ветер нашептывает в кипарисах и не первые птицы перекликаются в их ветвях.

Минуту другую спустя можно было уже не сомневаться — рядом со мной кто-то находился. Поскользнулась чья-то нога, негромкий кашель нарушил тишину.

— Ее здесь нет, — послышался голос. Кажется, я разобрала именно эти слова.

— Она будет здесь, — ответил ему другой голос.

— Тогда подождем, — отозвался первый. Наступило полнейшее молчание. Я сидела на сырой земле, не зная, подавать ли мне голос или подождать до тех пор, пока рассеется туман и я смогу увидеть, с кем имею дело. И вдруг словно захлопали крылья, и кто-то крикнул. Может быть, птица? Или пораженный ужасом человек? Я не знала этого.

Я просто не могла оставаться на этом месте ни минуты. Я встала, и, не думая о том, сколько шума произвожу, направилась назад к дороге. Я могла видеть лишь на несколько футов перед собой и даже не соображала, спускаюсь ли по склону или поднимаюсь вверх. Я все твердила себе, что благодаря поворотам рано или поздно выйду к дороге. И уже решив, что достигла безопасности, я вдруг снова увидела перед собой Танеллу. Туман клубился вокруг камней, и сооружение, еще несколько минут назад казавшееся мне примечательным архитектурным памятником, вдруг сделалось холодным и грозным. На какую-то секунду мне показалось, что я вижу мужчину в нижней части холма, шедшего спиной ко мне, однако фигура его — если она не пригрезилась мне — немедленно растворилась в тумане.

Танелла вернула мне присутствие духа, и я повернула вверх по склону — подальше от мужчины, которого я то ли заметила, то ли нет. Передо мной лежало нечто похожее на тропу, и я пошла по ней, стараясь вглядываться вперед. Скоро на тропе появился бугорок. Всего через секунду-другую стало ясно, что бугорок этот образован человеческим телом, что тело это принадлежит Пьеру Леклерку и что он мертв и удушен гарротой. Проволока еще оставалась на горле. Не замечая пути, я прошла остававшиеся до дороги несколько ярдов, расцарапанная и испуганная, села в машину и бежала с места событий.

Уже спускаясь, я заметила впереди полицейскую машину, сверкавшую синими огнями. Взволнованная, я принялась размышлять, не стоит ли остановить ее и рассказать о Леклерке. К счастью, мне не пришлось этого делать. Огибая следующий поворот, я заметила, что этот автомобиль остановился возле начала тропы, уходящей к Танелле, и выбравшиеся из него два карабинера направились вверх по склону.

Я вернулась в отель, уложила вещи, расплатилась и отправилась дальше — на сей раз уже в Кортону. И теперь я оставила только номер своего сотового телефона на автоответчике у Антонио.

Глава восьмая Кортона

Укрытое капюшоном от дождя лицо на мгновение заглянуло в окошко остерии, и темная фигура оправилась дальше по булыжной мостовой крохотной улочки. Отойдя на несколько ярдов, она проверила дверь дома, потом обернулась к началу улицы. Под моим внимательным взором она вновь повернулась направо, потом еще раз направо, нырнула в церковь, откуда появилась спустя пару минут, и вновь повторила в обратном направлении весь путь до остерии.

— Привет, Лола, — проговорила я. — У тебя осталась одна моя вещь, которую мне бы хотелось получить обратно.

Она вздрогнула и повернулась, чтобы бежать, однако я перекрыла ее путь к отступлению.

— Подобные вещи тебе ни к чему, — сказала она, явным образом решив, что лучшая защита — наступление. — Возможно, я не разбираюсь в древностях столь же хорошо, как это делаешь ты, но могу поручиться, что гидрия подлинная. Не знаю, как ты приобрела ее, но позволь усомниться в том, что это произошло законным путем, пусть ты и сочинила для меня сказочку о студенте-художнике. Я видала, как ты глядела на нее… все время глядела. Это этрусская вещь, и ей место в музее, а не в руках собирателя.

— Лола, — сказала я. — Поверь, тебе незачем связываться с этой гидрией. Это опасно. Если ты предоставишь мне…

— Люди обвиняют томбароли, — сказала она. — Но это всего лишь бедные крестьяне. Если бы подобную добычу нельзя было продать, они не стали бы заниматься подобным делом. Кто же это говорил, что истинными грабителями древностей являются коллекционеры?

— Рикардо Элиа, — ответила я. — Послушай, Лола…

— Я бы сказала, что он мог бы выразиться и поточнее, если бы назвал виновными не только коллекционеров, но и таких дельцов, как ты! Людей, которые покупают сокровища или даже крадут их, а потом тайком вывозят из страны…

— Лола! — воскликнула я. — Заткнись на какое-то время.

Она уже размахивала руками, голос ее становился все более громким, и люди начинала поглядывать на нас.

— Я не собиралась вывозить этот предмет из страны, — прошептала я. — Я доставила его сюда.

— Ну вот, — сказала она. — За какую же дуру ты меня принимаешь? Надо же придумать такое — везти в Италию ее же сокровища!

— Тем не менее это так, — ответила я. — У меня есть клиент, который собирается возвратить гидрию в музей, из которого она была украдена. Ну, так где же она находится?

— Почему я должна тебе верить? — огрызнулась она.

— Неплохой вопрос, Лола. Я тоже не знаю, почему должна верить тебе. И зачем мне надо мокнуть вместе с тобой под дождем, пытаясь договориться с особой, покидающей отель, не расплатившись и тем самым привлекающей к себе внимание полиции и крадущей вещь у человека, который только что угостил ее? Ответь мне сперва на этот вопрос?

— Потому что у меня находится нужная тебе вещь, — ответила она.

Мы обменивались яростными взглядами, по нашим лицам текла вода. Мои джинсы уже промокли до самых колен, вода успела пропитать даже туфли.

— Давай войдем, поедим чего-нибудь и продолжим разговор в сухом месте, — предложила я наконец.

— Я не голодна, — ответила она.

— Не надо врать. Я видела, как ты словно голодная девчонка останавливалась возле каждой витрины продовольственного магазина и прикидывала маршрут для бегства, так ведь? Этот ресторан ты выбрала потому, что он находится на углу и имеет заднюю дверь. Ты ведь намеревались поесть здесь и сбежать. Может быть, нырнуть в церковь и спрятаться в исповедальной кабинке?

Отвечать она не стала, однако и в глаза мне не смела смотреть. Внезапно мне стало очень жалко ее.

— Теперь тебе не придется этого делать, я ставлю завтрак.

— Я не нуждаюсь в благотворительности, — фыркнула она. Похоже было, что по лицу ее текли слезы, только я не видела его.

— В следующий раз расплатишься сама, — продолжила я. — А теперь пойдем.

Я взяла ее за руку и ввела в ресторан. Помещение было до невозможности крохотным, владелец казался сущим грубияном, однако здесь было тепло и сухо, блюда оказались великолепными, а домашнее вино отменным. Начали мы с нейтральных тем: погоды, относительных достоинств Кортоны в сравнении с Ареццо, и ее поисков гробницы Ларта Порсены.

— Я благодарна вам за предложение одолжить мне деньги на оплату гостиничного счета, — вдруг сказала она. — Я услышала его, но не стала отвечать. Но я расплачусь с ними. Я подыскала себе временную работу у адвоката. Начинаю со следующей недели, неполный рабочий день, но я отослала в отель все деньги, которые у меня были, и написала, что возвращу недостающие сразу же, как только у меня возникнет такая возможность. Надеюсь, что это уладит недоразумение с полицией. И я заплатила бы ресторану из первой же зарплаты, если бы, конечно, не ваше предложение.

— Предложение остается в силе, Лола, — ответила я, поскольку на моем отощавшем счету в швейцарском банке еще числилось некоторое количество долларов. — Но нам надо поговорить насчет гидрии.

— Только не говорите мне снова, что вы тайно привезли ее в Италию, ладно?

— Увы, это правда. Я обнаружила ее во Франции, — сказала я. Зачем врать? Ей, конечно, незачем знать, что я обнаружила этот сосуд в багажнике собственного автомобиля. Вот в это уже никто не поверит. — Как я говорила, у меня есть клиент — я не вправе назвать его имя — который хочет вернуть этот сосуд в музей, из которого он был украден.

— И откуда же? — спросила она.

— Из Вульчи, — ответила я.

— Похоже на правду, — проговорила она. — Вульчи, или Велс, был центром производства этрусской керамики. Там работали некоторые из величайших этрусских художников, такие как мастер Микали. Кстати, похоже, что ее расписывал мастер Микали или один из его ближайших последователей. Вы это знали?

— Я допускала такую возможность, однако точно установить это может лишь эксперт, — сказала я. В архиве Интерпола было сказано, что сосуд выполнен в школе Микали, но я боялась, что если Лола узнает это, то никогда не возвратит мне гидрию.

— Итак, вы знаете, что именно получили здесь, не так ли? — спросила она. — Ну, или, что получила я… точнее, мы.

— Думаю, что да.

Я решила, что она говорит о Микали. Но это «мы» мне понравилось. Оно намекало на перспективу получить сосуд обратно.

— А известно ли мне имя вашего клиента? Неужели вы действительно не можете назвать его?

— Возможно, — ответила я. — А где находится гидрия?

— В надежном месте, — ответила она. — Но вам придется назвать имя своего клиента.

— Я и в самом деле не могу этого сделать.

— Тогда вы не получите назад свою гидрию.

Это уже прогресс. Во всяком случае, она действительно думает возвратить ее мне.

— Вам придется обещать мне не называть его, — сказала я. Однако другого пути не было, пусть Лейк и требовал соблюдать анонимность.

— Обещаю, — сказала Лола. Я строго поглядела на нее.

— Клянусь своим сердцем и надеждой на вечное упокоение, — добавила она.

— А вы не скрестили за спиной пальцы или не сделали ничего подобного, а?

Скривившись, она положила на стол обе руки и произнесла:

— Обещаю.

— Кроуфорд Лейк, — назвала я имя.

— Тот самый Кроуфорд Лейк? — спросила она.

Я кивнула.

— Bay! И вы с ним встречались?

Я снова кивнула.

— Лично?

— Да, — ответила я.

— И где же?

— В его римских апартаментах. Но зачем вам знать это?

— Не знаю, стоит ли верить вам. Насколько я слышала, его никто не видит.

Где-то в остерии зазвонил сотовый телефон. Мне потребовалось около минуты, чтобы осознать, что телефон этот мой.

— Алло! — проговорила я.

— Что случилось? — спросил Лейк.

— Почему вы ничего мне не сказали? — ответила я.

— Мне говорили, что там были и другие люди. Вы привели их с собой?

— Нет. Но как понимать эти слова: «мне говорили»? Вы были там?

— Конечно, нет. Я послал одного из своих людей. Вы кому-нибудь говорили о встрече?

— Нет! — ответила я. — А вы?

— Где вы остановились? — спросил он, игнорируя мой вопрос. — Я звонил в ваш отель, и мне сказали, что вы выписались из него. Вам известно, что я должен знать о том, где вы находитесь в любой момент времени. Почему вы не сообщили мне о том, что переехали?

— Я нахожусь примерно в том же районе, — сказала я осторожно, — и к тому же оставила сообщение на телефоне Антонио, предложив ему или вам позвонить мне по сотовому телефону, что вы и делаете.

Он громко вздохнул.

— Кстати, о Леклерке, — проговорила я, ожидая его реакции.

— Каком еще Леклерке? — переспросил он. — О чем вы говорите?

Я промолчала. Ни в газетах, ни на телевидении не прозвучало и слова о теле, обнаруженном возле Танеллы. Мне уже начинало казаться, что я галлюцинировала в том тумане.

— Где вы остановились? — спросил он. — Я вступлю с вами в контакт через какое-то время и назначу время и место свидания.

— Почему бы не договориться прямо сейчас? — спросила я. Человек этот уже начинал раздражать меня.

— Тогда встретимся сегодня. Мне нужна эта ваза, — сказал он.

— Отлично. Скажите мне, где и когда. И сделайте так, чтобы вас можно было видеть — не ночью, и не в тумане. Где-нибудь на открытом месте и приходите сами.

— Мелоне ди Содо, — назвал он.

— Минуточку, — попросила я. Пусть теперь он подождет. — Вы знаете Мелоне ди Содо?

— Конечно, — ответила Лола. — Имеющие форму дынь гробницы в Кортоне. Это он?

— Да.

— Спросите его, у какой именно.

— А у какой? — спросила я у Лейка.

— У большой. Мелоне два.

— Мелоне два, — повторила я, так, чтобы могла слышать Лола. Она кивнула.

— Пять часов. Мелоне два. Сегодня воскресенье, поэтому там никто не будет работать. Обстановка будет уединенная. Приносите вазу.

— Вот что, Лола, — сказала я, убирая свой сотовый телефон. — Договоримся следующим образом. Сегодня в пять дня вы приходите к этой гробнице Мелоне. С гидрией. Я познакомлю вас со своим клиентом. Если вы поверите ему и мне, то отдадите сосуд.

— О'кей, — согласилась она. — По-моему, так будет честно. Хотите узнать, как проехать к Мелоне? Она находится по другую сторону дороги Ареццо — Кортона там, где вы повернули в город, чтобы попасть в Танеллу.

— Так. Хотите, чтобы я подобрала вас и отвезла туда?

— Нет, — ответила она. — Мне бы хотелось встретиться с Лейком. Я буду там.

Надеюсь на это, подумала я.

— Возьмите, — сказала я, протягивая ей банкноту в сто тысяч лир. — Ваша ссуда. Теперь вы можете приехать туда из города на такси, если захотите.

Недолго поглядев на бумажку, она спросила:

— Это ссуда или взятка?

— Ссуда, — ответила я твердым голосом.

После недолгих колебаний она взяла деньги.

— Спасибо, — сказала она. — Я верну их.

* * *

В четыре часа я уже была у Мелоне. Огромный курган, как и следует из названия имевший форму дыни, ограждала изгородь. Здесь проводились раскопки, и на восточной стороне ниже уровня земли обнаружилась большая, явно церемониальная лестница. Возле основания, с западной стороны, находились два длинных и узких вала, которые я посчитала гробницами.

Я старательно изучила местность, чтобы избежать жутких мгновений, пережитых мной у Танеллы. Снизойдя к моей просьбе, Лейк действительно выбрал более открытое место. От кургана была превосходно видна главная дорога. К югу от него располагалась небольшая впадина, за ней располагалась узкая дорога, а потом шло травянистое пространство. Я отыскала себе место, откуда я могла видеть, опять-таки оставаясь невидимой — как я надеялась — до нужного мне мгновения. Дождь прекратился, солнце клонилось к горизонту, и на землю я опускалась с осторожностью. На сей раз я прихватила с собой пластиковую подстилку и устроилась на ней в известной мере комфортабельно.

Примерно без четверти пять я услышала звук приближения моторного скутера, на котором появился мужчина в джинсах, коричневой куртке и шлеме. Я встревожилась — это мог быть какой-нибудь сторож, способный помешать нам, однако, когда он снял шлем, я с некоторым удивлением поняла, что вижу не Лейка, как следовало бы ожидать, а Антонио. Я уже собиралась встать и помахать ему, но он направил свой красный и довольно заметный мотоскутер за угол, где его нельзя было заметить с шоссе. Потом и он скрылся из вида. Я сочла такое поведение странным. И потому решила не высовываться.

Пять минут спустя показалась Лола, она шла от края шоссе по грунтовой, усыпанной гравием дороге, шедшей к месту раскопок. Шла она довольно медленно, даже прихрамывала, и казалась такой ранимой и усталой. Ей предстояло пройти достаточно большое расстояние с большой плетеной корзинкой в руках; она несла ее не за ручки, но прижимая к груди словно младенца, или, точнее сказать, бесценное сокровище. Я не смела надеяться на это. Когда она подошла поближе, я успела заметить розовое покрывало, выглядывавшее из корзинки. Спасибо тебе, Лола, подумала я.

Я уже собиралась встать, когда на шедшей из города дороге из ниоткуда возникли три полицейских машины, завывавшие сиренами и сверкавшие синими огнями. Одолев нужное расстояние, они свернули на грунтовую дорогу к кургану. Лола споткнулась и побежала, однако ее немедленно окружили шесть карабинеров с пистолетами в руках. Один из них схватил корзинку, открыл ее и триумфальным жестом поднял гидрию над головой так, чтобы ее могли видеть остальные. Ошеломленная Лола замерла на месте, губы ее шевелились, однако я не слышала ни одного звука. Буквально в считанные секунды на ее руках появились наручники, потом ее бесцеремонно затолкали на заднее сиденье одной из полицейских машин, и все три направились по дороге к шоссе, а потом исчезли из вида.

Я сидела в полной прострации, пока кашель заводившегося мотоскутера не привел меня в чувство. Однако было уже слишком поздно. Когда я встала, Антонио уже отъезжал и вскоре превратился в пятнышко на горизонте. А я сидела на своей подстилке, тупо рассматривая закат, пока не зазвонил мой сотовый телефон.

* * *

— Случилась очень скверная вещь, — сказал Антонио. Он больше не пытался практиковаться в английском и говорил по-итальянски так быстро, что я едва понимала его. — Хорошо, что вас не было в Мелоне. Полагаю, что вы находитесь в опасности. Как и я сам. Уезжайте отсюда. Возвращайтесь домой. И никому не рассказывайте об этом.

— Я знаю, что произошло, — сказала я.

— Откуда? И вы тоже часть всего этого?

— Часть чего?

Он молчал, однако я буквально могла слышать, как работает его мозг.

— Я пряталась, так же, как и вы сами.

— Не верю, — возразил он.

— У вас отличный скутер, — сказала я. — Очаровательного сливового цвета.

— Если вы видели, значит, вам понятно, что пора убираться восвояси.

— Не могу, — ответила я.

— И что же держит вас здесь?

— Леонора Леонард. Или проще Лола, — ответила я.

— Кто такая Лола?

— Та самая женщина, которую на наших с вами глазах захватила полиция и увезла с собой в наручниках, возможно, за то, что она не оплатила гостиничный счет, но скорее всего потому, что в ее руках оказалась этрусская гидрия. А точнее сказать, краденая этрусская гидрия. Та самая краденая гидрия, которую вы подкинули в мой номер в Ареццо. Она хранила ее. — Кое-чего я не договаривала, однако и не очень лгала. — Она несла ее мне, чтобы я могла передать сосуд вашему хозяину, который собирался укрепить с его помощью собственную репутацию. Я думаю, что этот факт обязывает вас и меня попытаться помочь ей.

— Я не делал этого, — сказал он.

— Что? — удивилась я.

— Я не подбрасывал этот горшок к вам в номер.

— Я видела вас возле отеля.

— Да, но я не подбрасывал вам его.

— А кто же это сделал?

— Я не могу сказать этого вам.

— Антонио! — воскликнула я в крайнем волнении. — Говорите немедленно!

— Вы не поняли меня, — ответил он. — Я не знаю, кто это сделал. Все должно было случиться иначе. И ничем не могу помочь вашей подруге.

— Нет же. Вы можете поговорить с мистером Лейком и передать ему, что в этом деле нужно навести порядок. А лучше всего отвезите меня к нему, и я все расскажу. Пусть он скажет одно только слово, и все придет в порядок.

— Нет, — сказал он. — Идея эта никуда не годится.

— Тогда мне придется самостоятельно отыскать его.

— Нет! — повторил он. — Ни к чему хорошему это не приведет. Подождите, не отключайтесь.

После короткой паузы он сказал:

— Пришлось вложить монеты в автомат.

— Так почему вы не хотите этого?

— Чего я не хочу?

— Зачем играть словами, Антонио. Почему вы считаете, что обращаться к мистеру Лейку бесполезно?

— Я не могу объяснить вам этого.

— Тогда я иду в полицию.

— Разве вы не понимаете? По-моему, вы должны были сделать именно это.

— Я ничего не понимаю, Антонио. Почему вы не хотите мне хоть что-нибудь объяснить?

— Вы, я, эта женщина, как ее там зовут… все мы просто пешки.

— Для Лейка?

— Примерно так, — ответил он.

— Значит, я обращаюсь в полицию, — повторила я. — В разговоре, бесспорно, всплывет ваше имя. И очаровательная Тереза долго-долго не увидит своего Антонио.

— Прошу вас, не надо этого делать. Мы должны переговорить. Не по телефону. Я постараюсь все объяснить вам. Вот что, монеты у меня кончаются. На юго-запад отсюда расположен крохотный городок Скрофиано. Неподалеку от Синалунги. Примерно в миле от него находится дом. — Он давал торопливые указания. — Сегодня.

— Только не сегодня, — возразила я. Учитывая обстоятельства, я не намеревалась скитаться впотьмах по местным дорогам.

— Тогда завтра утром. Пораньше.

— Только после того как рассеется туман, — сказала я. — В полдень.

— В полдень чересчур поздно, — сказал он. — Давайте в десять.

— В полдень. А карабинеры тоже там будут? — спросила я. — У них есть привычка объявляться всякий раз, когда я договариваюсь о встрече с мистером Лейком. Может быть, они подобным же образом реагируют и на вас?

— Нет, — ответил он. — Эта история сулит мне даже худшие последствия, чем вам. Так, значит, в полдень. Прошу вас, приезжайте туда и будьте…

Разговор оборвался. Должно быть, монеты подошли у него к концу.

* * *

Весь вечер и большая часть следующего утра ушли у меня на поиски Лолы, которая обнаружилась в камере полицейского участка в Ареццо. Она вдруг сделалась старой, бледной и настолько апатичной, что я даже обеспокоилась. Увидев меня, она сразу удивилась и обрадовалась.

— Вот уж не думала увидеть вас, — сказала она.

— Я не могла поступить иначе! — воскликнула я. — А почему вы не ожидали меня?

— Потому что… — начала она, но не договорила.

— Потому что вы решили, что я подставила вас?

— Не знаю. Бывает всякое.

— Если гидрия нужна была мне самой, отдавать ее полиции незачем, правда? Как и в том случае, если я предназначала ее для Лейка.

— Нет, — проговорила она. — Я даже не подумала о том, что вы могли подставить меня. Совершенно бессмысленный поступок. Могу сказать только, что жалею уже о том, что просто увидела эту гидрию. Если бы я не взяла ее, тогда…

— Тогда на вашем месте находилась бы я сама, — заметила я. — Хочу кое-что сказать вам. Я не покупала эту гидрию. Я увидела ее в шато возле Виши и попыталась купить, однако владелец не согласился расстаться с этой вещью.

— Не тот ли это человек, который упал в собственную гробницу? — спросила она. — Не ему ли она принадлежала?

— Да. И когда на следующее утро я вернулась, чтобы купить ее, гидрии не оказалось на месте. Возможно, ее украли, возможно, он продал ее, и она оказалась в других руках. Мне известно только то, что ее не оказалось на месте. А потом она вдруг обнаружилась в багажнике моего собственного автомобиля еще на территории Франции. Я перевезла ее через границу просто потому, что не знала, как еще можно поступить. В то время я еще не знала, что она краденая, но потом выяснила это, обратившись к материалам Интерпола по вывезенным древностям. Но когда я привезла этот сосуд сюда — точнее, в Вольтерру — явившиеся в гостиницу карабинеры принялись обыскивать багажники автомобилей. И тогда я совершила действительно жуткий поступок. Я подбросила гидрию в машину, принадлежащую французскому дельцу, который, по моему мнению, и подкинул ее мне в первый раз.

— Зачем это могло ему понадобиться?

— Он был раздосадован тем, что я не прибегла к его услугам для приобретения одной вещи.

— Однако гидрия вернулась к вам, — заметила она.

— Да. Она обнаружилась на моей постели в номере, там, в Ареццо. Понятия не имею, как она попала туда и когда мы вошли в номер, я удивилась не меньше вас. Я должна была доставить ее к Танелле, но не сумела этого сделать, потому что сосуд уже перешел к вам.

Она скривилась.

— Похоже, вы впутались в скверную историю. Точнее, мы обе.

— Да, но в какую именно? Карабинеры появились и у Танеллы, однако в это время я уже возвращалась к себе в отель. Итак, они объявлялись три раза, когда гидрия находилась у меня, или по крайней мере должна была находиться. Едва ли это является совпадением, так ведь? Кроме того, они были у самой двери моего номера, когда гидрия лежала на моей постели, но в тот раз, они искали именно вас.

— Действительно, — согласилась она. — Можете ли вы представить себе, чтобы отель вызвал карабинеров только потому, что кто-то из постояльцев сбежал, не заплатив по счету? Речь ведь шла всего лишь о нескольких долларах. Ну, паре сотен. Может быть, трех. Наверно, поэтому они постарались поймать меня с гидрией. Они ловили меня, и им просто повезло, что они захватили меня с ней на руках. Просто зла не хватает, особенно после того как я лично ходила в эту гостиницу, чтобы выплатить большую часть долга и обещала выплатить остальное в течение месяца. И они согласились на это. Правда, не исключено, что они усомнились в моих возможностях или просто забыли информировать полицию о том, что мы достигли соглашения… впрочем, не знаю. А вы, наверно, считаете, что я получила по заслугам.

— Нет, — возразила я. — Не думайте так.

— Спасибо. Наверно, надо постараться выглядеть более привлекательно. Здесь хотя бы кормят. Конечно, здешние блюда никак нельзя сравнить с вашим вчерашним угощением. Неужели это было только вчера?

— Лола, все будет отлично.

— Да. Но пока я не забыла, позвоните, пожалуйста, синьору Витали, адвокату, которому я собиралась помочь разобраться с бумагами, и сообщите ему, что я не выйду на работу? У вас есть листок бумаги? Я запомнила номер. Они забрали мой бумажник. Синьор Витали — хороший человек: во всяком случае, он показался мне таковым. Жаль, что я подвела и его.

— Я позабочусь об этом, — пообещала я, записывая номер.

— Он почти отошел от дел. У него осталось совсем немного клиентов. И как я сама интересуется Лартом Порсеной. Он сам обследовал окрестности. Мы подумывали о том, чтобы соединить свои усилия в поисках гробницы. Не знаю, что он подумает, когда узнает, что я в тюрьме. Он ведь адвокат. И я не рассчитываю, что он станет нанимать на работу, пусть даже временную, побывавшего в тюрьме человека. Плохо это. Он мне действительно понравился, и мне показалось, что и я симпатична ему. Конечно же, он не станет делать своей подругой особу, вышедшую из тюрьмы.

— Ну, этого заранее сказать нельзя, — возразила я.

— А я сомневаюсь. Вот вы говорили мне, что ваш приятель служит в конной полиции? Как, по-вашему, он будет в восторге, если вас посадят в тюрьму?

— Едва ли, — ответила я. Оставалось только надеяться, что мне не придется узнать степень недовольства Роба в подобной ситуации.

— А, может быть, вы скажете Сальваторе — так его зовут, — что у меня ларингит или что-нибудь в этом роде и я не могу говорить, а заодно не хочу заражать его, но скоро позвоню. Надеюсь, что дольше, чем несколько дней, меня здесь не продержат. Как вы считаете?

— Лола, послушайте меня. Все будет хорошо. Завтра я встречаюсь с помощником Лейка и собираюсь заставить его прийти сюда и все объяснить.

— А он захочет сделать это?

— Я в этом не сомневаюсь.

Явится как миленький, когда я обработаю его, — подумала я. У меня не было никакого желания соблюдать всякую там деликатность в отношении стремления Лейка не появляться на людях.

— Вас выпустят сегодня к концу дня или в худшем случае завтра. Обещаю, что не оставлю вас здесь.

— За свою жизнь я слышала столько обещаний, — проговорила она. — Но выполняли их немногие.

— Я выполню, — сказала я.

— Не знаю. Иногда человек получает по собственным заслугам, и ничего лучшего я не заслуживаю.

— Не говорите глупостей, Лола. За бегство из отеля без оплаты никто не сажает, за нелегальное обладание древностями тоже.

— Вы не знаете, что я сделала, — сказала она. — И я не обвиню вас, если вы просто уедете домой.

— Я вернусь, — обещала я.

— Надеюсь на это, — ответила он, когда ее уже уводили. Я поежилась, когда за спиной Лолы лязгнула, закрываясь тюремная дверь.

* * *

Оставив Ареццо я выехала на «аутострада дель Соле» и направилась на юг, свернув на Синалунгу. Потом я воспользовалась развязкой, ведущей к Сиене, и оставила ее сразу после Синалунги, на повороте, ведущем в Скроньяно. Дорога направилась резко вверх и повернула в город, очаровательное местечко с крытыми и узкими мощеными улочками, цветочными горшками в каждом окне и двери. Общественные здания здесь ограничивались и церковью, и универмагом. Я остановилась у магазина, чтобы купить воды и проверить, правильно ли я еду.

— Так вы ищете дом синьора Мауро, — спросил один из покупателей. — Возможно, вы хотите купить его?

— Да, хочу, — сказала я. Почему бы и нет? Такими возможностями пользуются, когда они возникают. Кстати, хотелось бы знать, не пользуется ли Лейк именем синьора Мауро в целях секретности, или же дом этот просто подвернулся ему под руку.

— Правда, я скорее хотела бы арендовать его, а не покупать. Его по-прежнему можно снять? Или я уже опоздала?

— Кажется, дом еще не продан, но, судя по тому, что я слышал, синьор Мауро скорее продаст его, чем отдаст в аренду.

— Не сомневаюсь, что мне он окажется не по карману, — сказала я. — Впрочем, иметь здесь дом было бы просто чудесно. Но дорого, как я полагаю. А сам синьор Мауро сейчас здесь, как по-вашему?

— Давно не видел его. А что касается цены, дом стал дешевле, чем был всего шесть месяцев назад. Люди говорят, что ему придется продать, некоторые винят неудачный брак, другие плохие времена.

— Ну, тогда, может быть, шанс есть и у меня, — проговорила я.

Разговорчивый покупатель вышел вместе со мной и принялся объяснять мне дорогу. За городом под колесами скоро захрустел гравий. По обе ее стороны тянулись виноградники, гроздья еще не были сняты, поля уже пахали, и почва цветом своим напоминала ржавую охру. Возле белого каменного забора я свернула на ухабистую дорогу, проехала мимо нескольких домов и многочисленных псов, охотно выскакивавших следом за моим автомобилем из-за своих проволочных изгородей. Дорога окончилась возле рядка кипарисов, за которыми прятался очаровательный, истинно тосканский фермерский домик высотой в два этажа. Некогда он, вне сомнения, служил домом фермерам-контандини, прежде чем перейти в руки таких как синьор Мауро, кем бы он ни являлся. Однако расположенный на гребне дом был благословен живописным видом на находящуюся на противоположной стороне долины Нортону, и плавный простор оливковых рощ и виноградников, за которыми на юге маячили туманные холмы.

Ставни в доме были плотно закрыты. Я постучала в дверь, однако ответа не услышала. Обойдя здание, я обнаружила небольшую, но очаровательную, заросшую лозами террасу, на которой стоял небольшой столик и два стула. На спинке одного из них висел пиджак.

— Антонио? — позвала я. — Где вы? Прятаться незачем. Здесь только я.

Ответа не было. Я не слышала ни звука — только ветер перебирал серебристые листья маслин. Я подвинула второй стул и села. Росшие возле террасы розмарин и шалфей распространяли удивительный запах. Где-то вдалеке лаяла собака. Чуть ближе пискнул какой-то зверек или птица. Поблизости что-то заскрипело, потом послышался глухой удар — наверно, захлопнулась ставня. И я впервые с момента появления здесь посмотрела наверх.

С этой стороны фасад дома был оснащен блоком, служившим, наверно, для того, чтобы можно было поднимать наверх тяжелые вещи, например, мебель. Но теперь блок был использован для непредусмотренной цели: на свисавшей с него веревке висел Антонио, шея которого была туго перехвачена петлей. Возможно, он был еще жив и отчаянно боролся за жизнь, поскольку пальцы одной из его рук отчаянно протиснулись между удавкой и шеей, стремясь облегчить давление веревки. Но другой конец ее был надежно и прочно обмотан восьмеркой вокруг железной планки, вбитой в стену на уровне моего плеча.

Стоя на месте, оцепенев от ужаса, я вдруг услышала звук. Его было трудно определить: может быть, шелест, может быть, просто треснула ветка. Тем не менее можно было не сомневаться: неподалеку от меня кто-то находился. Я ощущала присутствие какого-то зла. Оступаясь, я бросилась к машине и, едва вставив трясущимися руками ключ в замок зажигания, умудрилась кое-как отъехать.

Глава девятая Рим

Следующий день принес свой собственный комплект неприятных сюрпризов.

— А теперь повторим эту часть еще раз, — предложил Массимо Лукка, человек худой, загорелый, обладатель рыжеватой шевелюры и встопорщенных усов. Он вел себя вежливо и не агрессивно. Еще он был полицейским.

— Итак, вы говорите мне, что обнаружили вазу с химерой, гидрию, как она там зовется, — вы меня уже поправляли — во Франции, после чего привезли ее в Италию.

— Правильно, — согласилась я.

— И намеревались возвратить эту гидрию в музей Вульчи, откуда она была украдена много лет назад.

— Именно так.

— А синьора Леонард?

— Она помогала мне. Она хранила гидрию и принесла ее туда, чтобы отдать мне. Вы арестовали ее до того, как она смогла сделать это. После передачи сосуда синьора Леонард, безусловно, смогла бы расплатиться с отелем.

— Каким еще отелем?

— Ее отелем в Ареццо, где она не расплатилась по счету, — с тяжелым сердцем промолвила я, полагая, что могла этим признанием ухудшить положение Лолы. — Разве вы арестовали ее не из-за этого? А она ведь уже договорилась с ними. Можете узнать у них самих.

Он сделала пометку в лежавшем перед ним блокноте.

— Нет. Мы разыскивали отнюдь не лицо, не оплатившее счет. Нам нужна была эта древняя вещь.

В глубине души я уже пришла к этому выводу, хотя и отказывалась признаваться в этом до самого последнего мгновения. Я спросила:

— А откуда вам стало известно, что она будет с гидрией?

— Я не намереваюсь рассказывать вам это.

— Не надо, — проговорила я. — Это все равно станет ясным на суде, так ведь? Вам придется сообщить ее адвокату.

Не знаю, права я оказалась или нет, поскольку не успела еще ознакомиться с устройством итальянского правосудия, однако мысль оказалась удачной. Более того, она навела меня на другую идею.

— Мы действовали по наводке заинтересованного члена общества, — добавил он.

— Кого же именно?

— Вы прекрасно понимаете, что я не могу сказать вам этого, — раздраженным тоном сказал он. — Кроме того, я не знаю. Наводка была анонимной, телефонный звонок, и мы пытаемся установить личность звонившего.

— Насколько я понимаю, это был не первый полученный вами анонимный звонок на эту тему, так ведь? — спросила я, поскольку события последних нескольких дней начинали теперь проясняться.

— Да, это был второй звонок. Пару дней назад нам сообщили, что женщина с этим кувшином будет находиться возле Танелла ди Питагора, однако мы ее не обнаружили. И мы даже не собирались ехать к Мелоне, посчитав звонок розыгрышем, но мой супервизор — человек крайне дотошный, и он заставил нас сделать это. Надеюсь, вы согласитесь с тем, что у меня есть более важные дела, чем носиться по полям в поисках какого-то горшка.

— Едва ли вы станете проверять, что подобный звонок был сделан и в Вольтерре, — проговорила я.

— Я могу это сделать, но зачем?

— А вам не кажется, что все эти анонимные звонки имеют несколько необычный характер?

— Согласен, — признал он. — Но есть ведь люди, которые ценят итальянскую старину и не испытывают ни малейшей симпатии к тем, кто занимается незаконным вывозом древностей.

— Но мы планировали вернуть ее на законное место в музей.

— Опять двадцать пять, — отозвался он. — Не понимаю, зачем вы это делаете. Синьора Леонард уже сказала, что не имела представления о том, что в руках ее находится древняя вещь. На мой взгляд, вполне надежное основание для защиты. Ваши показания будут противоречить ее словам, и если вы считаете, что поможете ей, рассказывая мне эту нелепицу, лучше подумайте хорошенько. Я испытываю большое искушение записать этот разговор и использовать его в суде, но намереваюсь оказать вам крупную любезность и проигнорировать все, что вы здесь наговорили, на том основании, что вы пытаетесь помочь подруге. Если вы настаиваете… — Телефон возле его локтя зазвонил, в дверь постучала молодая женщина, торопливо просунувшая голову в щелку.

— Тот звонок, которого вы ожидаете, — сказала она. — Вас спрашивает синьор Палладини.

Палладини, подумала я. Знакомое имя. Откуда? И тут я вспомнила. Витторио Палладини, так звали того человека, который вывел меня на Буше, чтобы связать с Робером Годаром. Вполне распространенное итальянское имя, но тем не менее.

— Граци, — проговорил он, а потом поднял трубку и сказал: — Да.

А после короткой паузы:

— Боюсь, что так. — Новая пауза. — Это сейчас выясняется.

Он чуть скривился.

— Вы знаете, что это невозможно. Она здесь, и мы ничего не можем с этим поделать. Жаль, я понимаю это. Быть может, в следующем году. Конечно, поговорим еще раз.

Повесив трубку, он посмотрел на меня. Я открыла рот, чтобы заговорить, но тут дверь открылась снова, и в образовавшуюся щель просунул голову довольно приятный с вида мужчина, одетый в джинсы, водолазку и дорогой пиджак, с большой матерчатой спортивной сумкой, словно бы собираясь немедленно отправиться с ней в зал. Вид у него был такой, как будто он постоянно работал под открытым небом.

— Готово, — сказал он. — Ах да, простите, что прервал.

— Ничего, — сказал Лукка. — Мы рады прерваться. Это то, что мы думаем?

— Скорее всего, — ответил вошедший.

— Ну, вот, — вздохнул Лукка.

— Именно, — отозвался мужчина. — Ну, я пошел.

— Скажешь остальным, ладно? — проговорил Лукка.

— Хорошо, — ответил мужчина.

— Не могли бы мы еще немного поговорить о моей подруге Лоле? — спросила я.

Молодая полицейская еще раз прервала нас.

— Простите, — сказала она. — Нельзя ли оторвать вас на одну минутку?

— Попозже, — сказал он.

— Но у нас возникла проблема.

— У нас всегда есть проблемы, — сказал он с раздражением в голосе. — Только уложитесь в минуту.

— Найдено тело. Возле Танеллы в Кортоне, — произнесла она. Слова ее заставили меня охнуть.

— Такие вещи перед посетителями не говорят, — укорил ее Лукка. — Вы испугали синьору Макклинток.

Молодая женщина закатила к небу глаза. По правде сказать, я не знала, что чувствовать — волнение или облегчение оттого, что тогда в тумане я не утратила головы.

— Как вы можете видеть, — сказал он, поворачиваясь ко мне, — у меня есть более срочные дела. Возможно, вам следует радоваться этому, так как вы наговорили здесь много всякого вздора. Я готов сочувствовать вашему желанию помочь подруге, но довольно. Синьора Леонард уже сказала нам, что вы не имеете никакого отношения к этому делу. Если вы будете настаивать на своем, боюсь, мне придется привлечь вас к ответственности за хулиганство, и тогда вы сможете разделить общество своей подруги в обстоятельствах, которые могут не понравиться вам. Итак, в порядке любезности я прекращаю нашу беседу. Благодарю вас, синьора, за помощь, оказанную вами нашему расследованию. — Он поднялся из кресла, протянул мне руку, а потом подошел к двери и открыл ее, выпустив меня наружу.

— Проследите, чтобы синьора Макклинток нашла дорогу на улицу, — обратился он к молодой полицейской. Словом, ничего больше я сделать не могла по крайней мере в Ареццо.

* * *

Но я не намеревалась сдаваться. В первую очередь надо было снять денег на дорогу. Я намеревалась отыскать Кроуфорда Лейка и заставить его вступиться за Лолу, и для этого мне нужны были его деньги. Я вернулась в отель, достала свой ноутбук и вышла в Интернет. Я обратилась к Мардзокко Финансиал Онлайн и ввела номер своего счета — 14M24S, а потом кодовое слово «Химера».

— Доступ не разрешен, — ответил экран. — Идентификатор пользователя или пароль неправилен. Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Я попробовала, но с тем же успехом. После третьей попытки меня выбросило из сайта. Словом, было предельно ясно, что Лейк старается как можно дальше дистанцироваться от моего фиаско.

В ярости я вылетела из отеля. Будем думать об этом позже. А пока нужно кое-что сделать. В первую очередь я вернулась в Нортону и нанесла визит синьору Сальваторе Витали, Лолиному адвокату. Я хотела встретиться с ним лично, а не звонить по телефону, чтобы решить, что делать.

Дверь открыл мужчина очень приятной наружности, одетый в превосходно пошитые брюки и очаровательный свитер. Наверно, ему было уже за шестьдесят, как и самой Лоле, или же он был немного старше ее. Седая голова Витали удивляла количеством волос, которые он откидывал с лица, пока говорил. Когда я сказала ему, что являюсь подругой Лолы, он пригласил меня войти в дом и уговорил меня выпить эспрессо, который приготовил на внушительного размера кофеварке, помещавшейся в кухоньке возле главной комнаты.

— Какая благородная дама, — проговорил он, когда я сообщила ему, что у Лолы ларингит и она не имеет возможности позвонить ему. — Очень жаль, что она заболела. Прошу вас тем не менее заверить ее в том, что она сможет приступить к работе сразу же, как только почувствует себя достаточно хорошо. Ей не о чем беспокоиться.

— Спасибо, я передам ей.

Несколько минут мы только оценивали друг друга взглядами, обсуждая погоду и попивая эспрессо.

— Надеюсь, она посетила доктора, — проговорил он.

— Да, — солгала я.

— Простите за этот вопрос… Не хотите ли бисквит? Нет? Еще эспрессо? Как вы можете видеть, я не слишком уверенный в себе хозяин. Слишком давно живу один.

— Еще одна чашечка эспрессо окажется весьма кстати, — сказала я. Он поднялся, и машина на кухне зажужжала. Он возвратился достаточно скоро, и мы вновь приступили к изучению друг друга.

— Есть один вопрос, который мне хотелось бы вам задать, — промолвил он наконец. — Вопрос важный, который я так и не смог задать синьоре Леонард. Просто не представилось удобного повода, поскольку мы обсуждали ее статус в моем бюро. И я задаю его вам не без волнения. Однако что-то заставляет меня это сделать.

— Итак? — спросила я.

— Она замужем?

— Нет, — ответила я.

— Я так и думал. Кольца на ней не было. Но, может быть, она не свободна?

— Едва ли. Насколько мне известно, она свободна как пташка.

Он просиял.

— Признаюсь, что рассчитывал именно на этот ответ.

— Вы ей тоже понравились, — заметила я. — Только, пожалуйста, не говорите ей, что я сказала вам об этом.

— Конечно, нет, — сказал он серьезным тоном. — И вы тоже не рассказывайте ей, что я задавал вам этот вопрос. Она интересуется Лартом Порсеной.

— Безусловно, — согласилась я.

— Я тоже. Похоже, что вместе нас свела судьба.

— На самом деле, синьор Витали, — произнесла я, — в данный момент судьба вас разводит. Я долго думала, говорить мне это вам или нет, и рискую вызвать неудовольствие Лолы, но она нуждается в помощи, и хотя сама она никогда не простит мне того, что я обратилась к вам, я решила сделать это ради нее. Лола — то есть синьора Леонард, — находится сейчас в тюрьме. Ее ошибочно обвиняют во владении украденной этрусской гидрией. На деле, этим сосудом располагала я. Она хранила его для меня и несла, чтобы передать его человеку, который должен был вернуть гидрию в музей, когда ее схватили по анонимному звонку в полицию какого-то доброхота. В участке не поверили ни ей, ни мне. Ей нужен адвокат, однако она не может позволить себе такого расхода. Я готова оплатить вам ее защиту. — Мне пришлось умолкнуть, чтобы перевести дыхание.

— А тот человек, который намеревался возвратить гидрию? — спросил он, движением руки показав, чтобы я убрала бумажник.

— Я не имею права назвать его, — ответила я. — Однако я намереваюсь отыскать его и заставить дать разъяснения лично.

Он приподнял кустистые белые брови.

— Понятно. И как, по-вашему, он подтвердит эту историю?

— Надеюсь на это, — сказала я. — Однако он предпочитает пребывать в тени и, кроме того, похоже, закрыл банковский счет, с которого я снимала деньги на расходы. Вынуждена признать, что мне придется заставить его передумать.

— А где она находится? — спросил он, поднимаясь из кресла и протягивая руку к висевшему на крючке возле двери пиджаку.

— В Ареццо, в участке карабинеров, — ответила я.

— Еду прямо туда, — сказал он. — Можете сопутствовать мне?

— Нет, — сказала я. — Прямо сейчас я не могу этого сделать. Но я постараюсь помочь вам вызволить Лолу из этой истории.

Я действительно намеревалась сделать это. Лола была большой мастерицей по части получать по заслугам. Но в данный момент ей доставалось то, что выслужила я сама. Я не намеревалась тратить много времени на укоризны самой себе, на размышления о том, как и почему я попала в такое положение. Я просто намеревалась его исправить.

* * *

Я вновь выехала на Аутострада Дель Соле и направилась к Риму. И на следующее утро сидела под широким зонтом кафе на Пьяцца делла Ротунда, площади достаточно оживленной, прихлебывая кофе и читая газету. Увы, Антонио добился известности. Самым зловещим тоном, на который способны только итальянские журналисты, газеты вещали о мужчине, обнаруженном висящим в петле под крышей фермерского дома в Тоскане. Личность покойного была установлена, им оказался безработный актер Антонио Бальдуччи. Поговаривали, что расследование способно принести сенсационные результаты, хотя полиция и утверждала, что произошло простое самоубийство. Я заставила себя вспомнить это зрелище, гадая, каким образом Антонио мог совершить такое. Владелец фермы Джино Мауро, как указывалось, располагал железным алиби, поскольку в данный момент со всей семьей находился в Нью-Йорке и был также потрясен случившимся событием. Отважный репортер проинтервьюировал Мауро по телефону и выяснил, что тот не знал покойника и причин, которые могли бы привести его в дом.

Прославилась и я. Владелец магазина в Скроньяно сообщил полиции, что женщина, англичанка или американка — есть же выгода в происхождении из скромной Канады — спрашивала, как проехать к этому дому за день до того, как был обнаружен труп Антонио. Полиция признала, что тело было найдено благодаря анонимному звонку, и представители ее разыскивали не только меня, но и лицо, произведшее этот звонок. Установлен был телефон-автомат, с которого звонили.

Попала в новости и Лола. В статье на третьей странице газеты утверждалось, что карабинерам удалось выследить похищенную этрусскую древность. Статья утверждала, что произведены аресты и теперь проводится расследование обстоятельств ее исчезновения. Ожидается проведение дальнейших арестов по делу. Оставалось только надеяться, что здесь имелась в виду не я.

Я посидела, размышляя обо всем этом: о находящейся в тюрьме Лоле, но более об Антонио, окончившем свою жизнь в петле. Одновременно я рассматривала сооружение, доминировавшее над той площадью, где я в данный момент находилась. Известное под разными названиями — Пантеон, Церковь Санта Мария деи Мартири и Ротунда — оно имеет ширину в сто сорок два фута, ту же высоту при двадцати пяти футовых стенах, а также отверстие — окулюс — наверху и представляет собой воистину впечатляющее зрелище. Построенный в 27-год до Рождества Христова Марком Агриппой и перестроенный в начале второго века Адрианом, Пантеон считается одним из архитектурных чудес света, и, пока я сидела за своим каппуччино, сотни туристов миновали его двери, Впрочем, в данном случае меня интересовала одна единственная деталь этого сооружения, а именно надпись над входом. «М. AGRIPPA L.F.COS.TERTIUM. FECIT», — гласила она, и слово «FECIT»[12] я сумела заметить из окна апартаментов Кроуфорда Лейка.

Если судить по моему положению на площади, квартира Лейка могла оказаться лишь на одной из улиц. Учитывая узость этой улицы, а точнее, переулка, я не могла отодвинуться назад достаточно далеко, чтобы можно было как следует разглядеть дома. Однако на крыше одного из них, похоже, находился сад — через ограждение свисали лозы — и я направилась прямо к нему. На фасаде здания висела табличка: ПРОДАЮТСЯ АПАРТАМЕНТЫ, дверь была заперта. Я зашла в магазин и купила целую сумку продуктов, постаравшись, чтобы отличный итальянский батон и морковки выглядывали из нее, а потом стала ждать, что кто-то подойдет и откроет дверь.

Я успела до того, как закрылась дверь. Открывавшая ее пожилая женщина с подозрением на меня посмотрела, но я мило улыбнулась и поздоровалась с ней. Посмотрев на мою полную продуктов сумку, она решила, что все в порядке. Я поднялась на самый верхний этаж. Хотя я и представления не имела, в какой из квартир этого этажа побывала, оставалось считать, что в выходящей на улицу, иначе я просто не смогла бы увидеть надпись. Впрочем, мои волнения оказались напрасными. На верхнем этаже оказалась только одна квартира, чего и следовало ожидать при средствах Лейка.

Я постучала в дверь, но ответа не дождалась. Напротив, вдруг ожил лифт, и прежде, чем я успела отойти, из кабинки его вышел мужчина. Мое появление его удивило и в общем-то не порадовало.

— Там никого нет, — сказал он. — Нужно договориться о встрече.

— А как это сделать? — спросила я.

— Номер написан на объявлении, — объяснил он. Должно быть, я казалась озадаченной, потому что он добавил. — Объявлении о продаже, вывешенном на здании. Вам нужно договориться с агентом по продаже недвижимости.

Он проводил меня до выхода из подъезда.

* * *

Я позвонила в агентство, и меня препроводили к женщине по имени Лаура Феррари. Я сказала ей, что нахожусь в Риме всего несколько дней и заинтересована в приобретении квартиры, в частности, той, что находится на Виа делла Роса.

— А кто рассказал вам о ней? — спросила она.

— Синьор Палладини, — назвала я имя, первым пришедшее в мою голову. Я впервые услышала его в участке карабинеров, однако оно произвело просто чудотворное воздействие на госпожу Феррари.

— Ах, так, — проговорила она. — От самого владельца. Значит, вы имеете представление о цене.

Она назвала мне астрономическое число. Не буду даже говорить о том, что оно превышало пределы моих возможностей. Оно просто не приближалось к ним. Учитывая все, что мне известно о манере итальянцев вести дела и по возможности уклоняться от уплаты налогов, реальная стоимость была даже выше названной. Но больший интерес вызвал у меня тот факт, что владельцем ее был синьор Палладини — вполне возможно, тот же Палладини, который звонил Массимо Лукке, пока я находилась в его кабинете, и, вероятно, тот же, который устраивал мне встречу с Годаром. Совпадение? В это было трудно поверить. Напрашивался также вопрос о том, есть ли у Лейка квартира в Рим или же, находясь в городе, он просто воспользовался апартаментами Палладини. Бесспорно, Лейк мог позволить себе свой собственный кусочек земли в Риме. Или же — и в этом звучал отголосок тайны — Палладини и Лейк на самом деле представляли собой одно лицо, итальянский псевдоним, используемый Лейком ради удобства?

Мы с Лаурой Феррари договорились встретиться через час возле дома. Едва я вошла, на меня повеяло пылью, даже захотелось чихнуть. Апартаменты оказались теми же самыми. Обстановка соответствовала той, которую я помнила: над камином висела картина, которую Лейк считал оригиналом, настенная фреска тоже осталась на своем месте. Но все прочее, вся мебель, керамика, книги и прочие раритеты были прикрыты простынями. Я осмотрела и те комнаты, двери которых оставались запертыми во время моего первого пребывания здесь, однако и там вся обстановка была укрыта. Не было ни Анны, ни чудесного лимонного пирога. Как и признаков существования Лейка.

— Конечно, — суетилась Лаура, — квартиру лучше осматривать, когда все открыто, однако, вы, конечно, можете представить себе, насколько роскошны эти апартаменты. Потом у меня есть для вас небольшой сюрприз, синьора, — добавила она, указывая на дверь наверху лестницы.

— Экко,[13] — проговорила она. — Великолепно, не правда ли?

Я оказалась в садике, разбитом под открытым небом и укомплектованным статуей Давида.

— Видите, — указала она. — Отсюда виден Пантеон. Место просто изумительное. Лучшего для пребывания в Риме даже не придумаешь. А откуда вам известен синьор Палладини?

— С ним знаком мой муж, — ответила я.

— Значит, и ваш муж тоже занимается страхованием? Или же он юрист?

— Мой муж — адвокат. Ему приходится выступать во Всемирном суде, поэтому мы часто бываем в Европе. Они вместе учились. — Теперь ложь лилась с моего языка непрерывным потоком. — Едва ли синьор Палладини сдает эти апартаменты на короткий срок? Я подумала, что нам, быть может, стоит провести здесь на пробу несколько дней. Наверно, мы можем попросить его об этом.

— Едва ли, — возразила она. — Я думаю, он очень хочет продать эти апартаменты. Они заинтересовали вас?

— Прежде, чем мы примем окончательное решение, квартиру должен увидеть мой муж, — ответила я, бочком продвигаясь к двери. — Я переговорю с ним сегодня — сейчас он находится в Брюсселе — и свяжусь с вами, сразу же, как только смогу. Но, по-моему, все выглядит просто идеально, иными наши римские апартаменты я и не представляла.

— Эта квартира — истинное сокровище, — сказала она. — Буду ждать, когда мне представится возможность познакомить с ней вашего мужа.

— Необходимо согласие остальных обитателей дома, — заметила она, — однако, у друга Витторио Палладини проблем не возникнет.

Я уже была почти что на улице — мы стояли в прихожей — когда в замке повернулся ключ, дверь отворилась. На лице Лауры появилось удивление. Сердце мое провалилось в пятки. В дверь вошел высокий, худощавый и небрежно одетый мужчина в джинсах и водолазке. Увидев нас, он вздрогнул.

— Синьора Феррари! — воскликнул он. — Прошу прощения. Вы испугали меня. Я не знал, что вы показываете квартиру. Я зашел, чтобы еще раз посмотреть на нее.

— Синьор Палладини! — сказала Лаура. — Я послала вам сообщение, что буду показывать ее, но договоренность об этом была заключена всего лишь около часа назад. Это синьора Макклинток, кажется, вы знакомы с ней.

— В самом деле? — проговорил мужчина, пожимая мою руку.

— Мы с вам не встречались, — сказала я.

— Дело в том, — сказала Лаура, — что вы знакомы с ее мужем. Вместе учились.

— Макклинток… — произнес он, с удивлением на лице поглаживая усы.

— Это моя фамилия, у мужа другая, — поправилась я. — Его зовут Розати.

Я не могла придумать ничего другого, кроме фамилии прекрасного человека, с которым я познакомилась в Вольтерре. Надеясь, что он не будет иметь ничего против.

— Розати, — проговорил он неторопливо. — Да, кажется, припоминаю. Очень приятная встреча. Надеюсь, апартаменты понравились вам?

— Очаровательная квартира, — сказала я. — Вам, должно быть, жалко расставаться с ней.

— Мне становится тесновато, — пожаловался он. — Ищу чего-нибудь попросторнее.

Итак, Палладини идет в гору, а не катится вниз.

— Но синьора Макклинток и ее муж ищут себе небольшое временное пристанище, неправда ли? — проговорила она, явно опасаясь, чтобы ее клиент не разочаровал меня.

— Конечно, меня несколько смущает сама площадь ее, — заметила я. Почти все мы сумели бы без труда втиснуться в эту крохотную квартирку при том, что площадь ее значительно превышала 200 кв. метров. — Однако квартира замечательная.

— Кроме того, не забывайте о самом месте, — продолжала восторгаться Лаура. — Лучшее трудно найти.

— А на короткий срок вы ее сдать не сможете? Например, на неделю или две? — спросила я.

— Нет, — ответил он. — У меня здесь слишком много сокровищ. Вы ничего не видели, сейчас все они прикрыты, но я увлекаюсь коллекционированием. Нет, меня интересует только продажа.

Тем не менее некто каким-то образом воспользовался ею, подумала я, переводя взгляд от Палладини на Лауру Феррари.

— Теперь вы, наверно, живете за пределами Рима? — спросила я.

— Нет. Я снимаю апартаменты неподалеку отсюда, которые намереваюсь купить, после того как продам эту квартиру.

— Ну, что ж. Я дам вам знать, — сказала я. — А теперь мне пора бежать. Я передам мужу, что встретила вас.

— Прошу вас напомнить ему обо мне, — проговорил он. — И передайте мое почтение.

Я вернулась в снятый мной вчера крохотный номер гостиницы весьма разочарованной и смущенной. Разочарованной, но непобежденной. Я не знала, какое отношение могли иметь к этому делу Палладини и Розати, однако можно было более не сомневаться — Палладини и Лейк не являлись одним и тем же человеком. Эти имена успели глубоко втравиться в мою жизнь. И все же я знала, не осознавая причин, что Кроуфорд Лейк вольно или невольно виноват в смерти Антонио, в том, что Лола оказалась за решеткой, и даже, возможно, в смерти Робера Годара. Я не хотела даже думать о том, каким количеством денег располагал этот урод, я просто намеревалась найти какой-нибудь способ заставить его расплатиться за это. Кто-то должен был знать, где искать его.

Глава десятая Инишмор

Я не знала, где следует искать Лейка, но могла не сомневаться в том, чем он был занят в настоящее время, — как и всякий, кто читал финансовые разделы крупных газет. Лейк находился в походе, и, казалось, без колебаний поглощал своих соперников. В данный момент ему противостояли двое — небольшая интернетовская торговая компания, вариант семейного бизнеса электронного века, организованная двумя еще несовершеннолетними братьями, наткнувшимися на хорошую идею и протрубившими о своем успехе несколько месяцев назад. Теперь фотография упомянутых молодых людей фигурировала на первой странице деловой рубрики «Интернейшнл Геральд Трибюн», и оба парня с выражением загнанного оленя на лицах рекомендовали своим вкладчикам не поддаваться посулам «Мардзокко Финансиал Онлайн». На мой взгляд, сопротивление было бесполезным.

Хэнк Мариани, техасский бизнесмен уведший из-под носа Лейка этрусскую бронзовую статую Аполлона, также попал в беду. На снимке на фоне логотипа своей компании восседал человек, уже осиливший пять десятков лет, и на лице его почивало выражение отнюдь не испуганное, как у обоих братьев, а скорее утомление жизнью как таковой. Опершись локтем о стол, он прикрывал рот рукой, как бы пытался подавить крик. Когда Лейк попытался взять его под контроль, он попробовал найти другого покупателя для своей фирмы. Суд решил дело в пользу Лейка, и Мариани оставалось только подыскивать себе новую работу. Снимок Лейка естественным образом не присутствовал ни в том, ни в другом деле, однако было ясно, что он исполняет свое обещание разделаться с Мариани, сделанное в моем присутствии.

Обе этих печальных повести не предоставляли мне никаких зацепок, чтобы выйти на Лейка, поэтому я продолжала поиски. Большую часть следующего дня я потратила на поиски этого звена, способного предоставить мне хотя бы и ненадежную связь с Лейком. Я начала с единственного человека, который имел какие-то связи с Лейком, английского искусствоведа и антиквара Альфреда Мондрагона, через которого Лейк, как говорила я ему в Риме, нередко совершал свои приобретения в области искусства.

Я встречала Мондрагона только однажды, однако это не могло помешать мне позвонить ему. Хотя нас следовало считать, так сказать, соперниками в защите торговых интересов Лейка, я рассчитывала на некоторую профессиональную общность, которая до сих пор соблюдается многими из нас.

— Вы, конечно, меня не помните, — начала я. — Мы с вами познакомились пару лет назад на аукционе в Берлингтон Хауз.

Сама-то я его запомнила. Этот рослый мужчина не вылезал из бархатного смокинга, не расставаясь с ним нигде и никогда, и все время палил дорогие и особенно зловонные сигары.

— Вы что-нибудь покупали? — поинтересовался он.

— Два больших рисунка Дэвида Роберса. У меня есть клиент, который собирает его работы.

— Кажется, помню их, — заметил он. — Один назывался Ком Омбо, а другой…

— Эдфу,[14] — сказала я.

— Эдфу, — согласился он. — Да, теперь я вспомнил вас. Я не слишком хорошо умею запоминать имена, но зато помню предметы, а иногда и людей, которые с ними связаны. У вас светлые с рыжиной волосы, вы достаточно хороши собой, вам около сорока? Я прав?

— Да, благодарю вас.

— Вы были тогда с комплектом столовых ножей с костяными ручками. Он переплатил за них.

— Да, мой деловой партнер, Клайв Свейн, — признала я, — заплатил за них слишком много. Поэтому закупки для магазина провожу в основном я. А вы приобрели Карлевариса,[15] — сказала я, чтобы не уступить. — Архитектурная живопись. Конечно, виды Венеции. Картина великолепная, но намного превосходящая мой уровень. Я была полна зависти.

— Вполне понятной, — заметил он.

— И вы были с бисквитным фарфором из Дерби, — добавила я. — Он тоже переплатил за него.

— Это мой близкий друг Райен. Я обожаю его. Пусть покупает все, что угодно, — усмехнулся мой собеседник. — А теперь, установив вне всяких сомнений, что оба мы яблочки из одной корзины, скажите, что я могу сделать для вас?

— Мне необходимо вступить в контакт с Кроуфордом Лейком.

— Я не могу в этом помочь ни вам, ни кому другому, — ответил он.

— Но мне действительно необходимо связаться с ним. Моя подруга находится в итальянской тюрьме. Представляете, насколько это ужасно. Причем не по своей вине. И вызволить ее оттуда может только Кроуфорд Лейк.

— Соболезную вам, но помочь ничем не могу.

— Не можете или не хотите?

— Не могу. К Лейку так не обращаются. Это он звонит вам, а не вы ему. Если ему что-то нужно, он говорит вам. Вы идете и исполняет поручение. Я не имею представления о том, как можно связаться с ним.

— А если вы обнаружили нечто такое, что ему нужно, однако он не просил вас найти это?

— Это неважно. Вот сейчас, например, я располагаю достаточно симпатичной египетской статуей, которая, насколько я знаю, ему понравится, однако не могу ничего сделать.

— А вы когда-нибудь встречались с ним?

— Однажды.

— И как?

— Достаточно приятный парень.

— Симпатичный?

— Наверно, но не в моем вкусе, если вы не против.

— А где вы встречались с ним?

— Здесь в Лондоне. Поймите, я бы помог вам, если бы имел такую возможность, однако просто не в силах это сделать. Когда он позвонит мне в следующий раз, я непременно скажу, что вы разыскиваете его. Оставьте мне номер телефона, по которому вас можно найти. Боюсь, что большего я просто не сумею сделать.

— Спасибо, — сказала я. — А вы не можете посоветовать, к кому еще можно обратиться по этому поводу?

— Увы, нет. Простите, но я не смогу помочь вашей подруге.

— И я тоже. — Он и представления не имел о том, насколько я расстроена.

* * *

После я прочесала Интернет, просмотрела все доступные мне газетные архивы и все прочее, что возникало на экране компьютера, когда я набирала имя Лейка. Материалов о нем было достаточно много.

Голые факты гласили: Лейк родился в Иоганнесбурге, Южная Африка, в 1945 году, в семье Джека, промышленника, связанного с торговлей алмазами, и Френсис О'Рейли, ирландской манекенщицы и светской львицы, более известной — если не верите, проверяйте сами — под прозвищем Фея. У Кроуфорда был старший брат Рис и младшая сестра Барбара. Следуя семейной традиции, она носила прозвание Бренди. Носили ли аналогичные имена Джек, Рис и сам Кроуфорд, история милостиво умалчивает.

Родители и Рис погибли в авиационной катастрофе, когда Кроуфорду было около двадцати пяти, а Бренди шестнадцать. Оба унаследовали по крупной сумме. Хотя Рис считался наследником семейных предприятий, Лейк проявил куда больший талант, сумев составить более крупное состояние и в итоге превратившись в миллиардера.

Бренди, с другой стороны, занялась мотанием денег. К восемнадцати годам она уже пользовалась определенной известностью в светском обществе Европы и США. Я сказала — светском обществе, — но скорей она пользовалась славой на клубной арене, где всегда появлялась с определенными опознавательными знаками. К отвороту ее жакета или к платью обыкновенно была приколота белая роза, кроме того, она не разлучалась с темными очками — даже в сумерках. В отличие от всей прочей честной компании, к которой Бренди принадлежала, ее никогда не фотографировали катающейся на горных лыжах или на борту чьей-либо яхты. Она, очевидно, принадлежала к существам ночным и предпочитала вечеринки. Мне удалось узнать о ней на удивление много. Одно время она принадлежала к тем людям, чье имя то и дело попадало в разделы светских новостей. Любимым напитком ее была мимоза, а любимым цветком — белая роза, которую она постоянно носила.

Если у ее брата и были сомнения в отношения образа жизни, который вела его сестра, он держал его при себе — ну, во всяком случае, до того, как она связалась с молодым человеком по имени Анастасиос Карагианнис, греческим плейбоем, другим именем назвать его сложно. Бренди и Тасо, как его в основном называли — не знаю, может быть, в этих кругах без прозвища не просуществуешь — появлялись на страницах газет танцующими у Регины или развлекающимися в Париже и так далее.

Недостатком Тасо в дополнение к тому, что видимых средств к существованию он не имел, была его связь с наркодельцами, а также то, что пил и притом пил чересчур много. В этот самый миг на сцене объявился Кроуфорд, и в архиве отыскался снимок, на котором, отвернув лицо от фоторепортера, некто тащил за собой Бренди из двери какого-то отеля. Подпись объявляла этого человека Кроуфордом Лейком, хотя на деле им мог оказаться буквально любой человек.

Ничего не боясь, Бренди и Тасо объявили о свое помолвке и назначили дату венчания. За два дня до сего события, которому предстояло совершиться в месте, достаточно сомнительном, одном из тех клубов, где танцовщицы выступают с обнаженной грудью, Тасо погиб в кошмарной автокатастрофе. Небольшая и очаровательная спортивная машинка, подаренная ему Бренди в качестве свадебного подарка, потеряла управление на горной дороге и пылающим комом скатилась по склону. Тщательное обследование автомобиля — точнее его останков — не выявило никаких механических дефектов, способных объяснить аварию. Однако содержание алкоголя в крови Тасо оказалось далеко превышающим всякие нормы. Медицинское заключение гласило также, что он сгорел заживо, а это жуткая смерть.

Бренди усыпала гроб Тасо белыми розами, а потом подобно брату исчезла из поля зрения общества. Тем не менее место ее пребывания вполне поддавалось определению, если ты был готов потратить на это некоторое время: дом, принадлежавший семейству ее матери на Инишморе, одном из островов Аран, расположенных возле западного побережья Ирландии. Я попыталась позвонить, однако в справочнике не было телефонов ни Бренди Лейк, ни семейства О'Рейли, во всяком случае, того самого, которое было мне нужно. И я взяла билет на Шаннон.[16]

Перед отлетом я позвонила Сальваторе Витали, адвокату и приятелю Лолы, чтобы узнать, как у нее дела.

— Не слишком хорошо, — ответил он. — Она отказывается есть… такая крохотная женщина.

— Я занимаюсь только ее делом, — сказала я. — Попытайтесь уговорить ее поесть.

* * *

Обнаруженное мной в аэропорту расписание свидетельствовало о том, что я опоздала на последний, отходивший из Долина паром. Снова наняв машину, я полетела в на побережье, к Голуэю, сделав одну только остановку в цветочном магазине, а потом в Россавеал. Я застала последний рейс буквально за несколько минут до отплытия. Наперекор достаточно сильной волне и холодному ветру суденышко упорно пробиралось к острову, расположенному в шести — семи милях от берега.

В Килронане, куда доставил меня паром, я наняла запряженную конями повозку и попросила возницу доставить меня в хорошую гостиницу, где можно переночевать и поесть. Сыпал мелкий дождь, штормовые облака жались к самому горизонту. Остров не был наделен красотой, наиболее заметной его чертой скорее являлись крохотные клочки травы, ютящиеся между невысокими скалами. Иной человек нашел бы продутый всеми ветрами каменистый остров и романтичным, однако, находясь во вполне понятном расположении духа, я сочла его просто унылым.

Но каким бы неуютным ни казался сам остров, встретили меня здесь тепло. Возница высадил меня возле приятного вида гостиницы, где меня посадили в теплое место возле огонька, напоили парой бокалов очень недурного вина, накормили удивительно вкусным обедом и предоставили весьма уютную постель. На следующее утро солнце ярко сияло, и я ощутила себя сразу и в другом месте, и другим человеком. Я спросила о том, как можно добраться к дому О'Рейли, и с восхищением узнала, что он находится совсем недалеко и проще всего дойти туда пешком.

— Занятная она особа, — сказала содержательница гостиницы, — Бренди Лейк, то есть. Никогда не выходит из дома. Конечно, она там не одна. Ей помогает служанка, которую она привезла с собой. Зовут ее Майра. А сама она уже который год сидит дома. А это плохо. Я еще помню те годы, когда она была молодой. Тогда она приезжала сюда на лето к своим деду и бабке О'Рейли. Очаровательная была девчонка. Всегда смеялась и носилась по острову. Не хочется даже думать о том, что могло превратить ее в такую затворницу.

— А гости у нее бывают?

— В те юные годы их было много, а теперь нет. Раньше то и дело заглядывали репортеры, но мы всегда утверждали, что знаем одно только имя. А вы случайно не из журналистов будете? — поинтересовалась она внезапно ставшим подозрительным тоном.

— Ну, что вы, — возразила я. — Я к ней с поручением от ее брата.

— Кроуфорда? Его здесь не видели уже давным-давно. Серьезный был молодой человек. Как я слышала, преуспевает. Наверно, будет рада видеть вас, раз уж он не удосужился прибыть лично.

* * *

Дорога плавно опускалась и поднималась, за проливом на ясном небе рисовались фиолетовые горы Коннемары, а впереди на высоком мысу виднелись руины крепости Дун Энгус. И я ощутила прилив оптимизма: я нащупала звено, способное связать меня с Лейком, скоро моя ситуация прояснится. Ведь если я сумею уговорить Бренди, Кроуфорд вне сомнения прислушается к ее просьбе.

Дом Лейков — точнее сказать, О'Рейли — был одним из самых больших на острове, однако палатами назвать его было нельзя. Каменный, двухэтажный, с большим двором впереди. Прежде чем я подошла к дому, за мной увязался кобель бордер-колли; он бежал возле дороги, легко перепрыгивал каменные изгороди и лаял — довольно дружелюбно, впрочем. Он проводил меня до двора, до ведущей к дому мощеной камнем дорожки, и голос пса становился все громче по мере приближения к дому.

Я услышала внутри дома шаги, и женский голос за дверью произнес:

— Оставьте его на пороге.

— Здравствуйте? — попробовала я поприветствовать незнакомку.

Дверь чуточку приоткрылась, и взволнованный пес начал прыгать возле меня, то и дело упираясь лапами в мою куртку.

— Кто вы такая? — спросил голос из-за двери.

— Мое имя Лара Макклинток. Мне бы хотелось переговорить с мисс Лейк, — произнесла я, стараясь, чтобы меня все-таки услышали за всем произведенным псом шумом.

— Тихо, Сэнди, — приказал голос. — Лежать. Не пачкай леди.

Сэнди приказание игнорировал. Наконец дверь приоткрылась чуть шире, и женщина предложила:

— Лучше войдите, иначе эта собака вас перепачкает.

— Весьма благодарна, — отозвалась я, попытавшись стряхнуть следы собачкиных лапок с куртки и брюк.

— Ее не часто навещают, — проговорила женщина. — У нас редко бывают гости. Я ожидала молочницу.

— А вас зовут Майра?

Моя собеседница, крепкая женщина лет сорока, на мой взгляд, проведшая всю свою жизнь в труде, утвердительно кивнула.

— Вы не попросите мисс Лейк поговорить со мной?

— Она не станет этого делать, — ответила женщина. — Зачем вы приехали сюда?

Я много думала о том, как ответить на этот вопрос, учитывая, что избежать его было невозможно. Можно было назваться знакомой ее брата или же сослаться на какого-нибудь общего знакомого, хотя найти такового просто не представлялось возможным. Но в итоге, стоя здесь, я предпочла правду.

— У меня есть подруга, попавшая в итальянскую тюрьму за преступление, которого она не совершала. Помочь ей может только Кроуфорд Лейк, но он не хочет видеть меня, поэтому я пытаюсь установить с ним связь, чтобы помочь подруге.

— Простите меня, — сказала Майра. — Но она не захочет разговаривать с вами.

— А вы не попросите ее?

— Ничего хорошего все равно не получится.

— Прошу вас. Я рассчитываю на ваше милосердие! Я уже начинаю впадать в отчаяние. Учтите, это ведь итальянская тюрьма!

— Поймите, ничего хорошего из этого не выйдет. Нет.

Я решила отступить, по крайней мере в данный момент у меня не оставалось другого выбора.

— Не передадите ли вы ей тогда по крайней мере вот это? — спросила я, передавая сверток, который нянчила на всем пути из Голуэя. Женщина заглянула внутрь.

— Белые розы, — проговорила она задумчиво. — Они понравятся ей. Жаль, что мы не в силах помочь вам.

— И мне тоже жаль. Я остановилась в гостинице возле Килмурвей, — сказала я, — на тот случай, если она передумает.

Я неторопливо направилась от дома. Пса нигде не было видно. Возле ворот я повернулась. В окне наверху чуть шевельнулась занавеска, и я заметила лицо — скорее всего Майры. И я побрела в гостиницу.

* * *

Я сидела перед камином, жалея себя и Лолу, когда зазвонил телефон.

— Мисс Макклинток, — окликнула меня хозяйка гостиницы. — Только что позвонила Майра. Вы можете вернуться в дом Лейков.

Майра ожидала меня, чуть приоткрыв входную дверь. В доме было темно, тяжелые занавеси из синего бархата не пропускали внутрь свет. В середине дома располагался холл, а по обе стороны от входа размещались две приветливые комнаты. В одной было полно книг, стоял стол, диван и кресла, в другой, обставленной кожаной мебелью, находился телевизор. Впрочем, здесь все равно было достаточно мрачно.

Майра провела меня вверх по темной лестнице.

— А вы действительно уверены в том, что хотите увидеть ее? — спросила она меня наверху. — Возможно, вам придется пожалеть об этом.

— Возможно, — согласилась я, — но другого пути для себя в настоящее время я просто не вижу.

Женщина пожала плечами.

— Ну, тогда входите.

Комната, в которую она ввела меня, оказалась столь темной, что мне пришлось с минуту приспосабливаться к мраку. Кроме того, здесь было и довольно холодно.

— Это вы привезли мне эти розы? — произнес голос, и, вглядевшись во мрак, я различила женщину в милом голубом платье и розовых мохнатых спальных шлепанцах, сидевшую в самом темном уголке спальни. Она была в темных очках. Розы в хрустальной вазе находились возле нее на небольшом столике.

— Да, — ответила я. — Надеюсь, они вам понравятся.

— Мои любимые, — проговорила она. — Мы с вами знакомы?

— Нет, — ответила я. — Мне отчаянно нужно вступить в контакт с вашим братом.

— Рисом? — спросила она.

— Нет, Кроуфордом.

Рис ведь умер, разве она не знает этого? Сердце мое упало.

Она откинула назад голову и скривилась, открыв, больные и бесцветные зубы, одного из верхних клыков не хватало. Я пришла в ужас. Неужели ее держат здесь узницей против воли, подвергая мучительной зубной боли? Что происходит в этом доме?

— Он убил его, — произнесла она.

Я уже собралась, было, спросить, кто и кого убил, но ответ сложился сам собой.

— Тасо, — проговорила я. — Вы думаете, что Кроуфорд убил Тасо.

— Я не думаю, я знаю это. Мне не известно только, как именно он это сделал. Быть может, вы сумеете выяснить это и расскажете мне.

— Вот что, Бренди, — проговорила Майра. — Нельзя так говорить о своем брате. Ты же знаешь, что он человек щедрый и присылает тебе деньги каждый месяц.

— Покупает мое молчание. Кроуфорд хочет, чтобы все было только так, как хочет он сам. Он всегда вел себя так, даже пока мы были еще совсем маленькими, — проговорила она. — Если кто-то мешает ему, он просто избавляется от этого человека. А какой был красивый мальчик. Мне не позволяли видеть его. По-моему думали, что я недостаточно сильна. Но я сильная. Посмотрите на меня. Я ведь должна быть сильной, правда? Наверно, это Кроуфорд запретил им видеть меня.

— А вам известно, где находится Кроуфорд?

— Нет, — ответила она, — а вам? Хотелось бы знать, где он находится. Как хорошо, когда у тебя гость. Не хотите ли чаю?

— Нет, спасибо, — сказала я. Мне было не по себе в этом доме.

— А я бы не возражала, — проговорила она, — не принесешь ли, Майра?

Майра бросила на меня короткий взгляд и кивнула.

— Сейчас вернусь.

Не знаю, кого она ободряла, меня или Бренди.

— Она ушла, — прошептала та. — По-моему, вы в состоянии помочь мне.

— Что я могу сделать для вас? — шепотом же ответила я.

— Я рассматривала эту муху на потолке, — сказала она, показывая вверх. Темнота не позволяла мне сказать, есть там муха или нет. Я не была уверена уже в том, что мухи вообще водятся на островах Аран. — И теперь я, кажется, поняла, каким именно образом это делается.

— Что именно?

— Как ходят по потолку вниз головой.

— О, — сказала я. — Понимаю.

— Да, — продолжила она. — И если вы поможете мне взобраться туда — залезть на шкафчик или буфет — я сумею пройти по потолку. Вы поможете мне?

— Ну…

Я услышала шаги Майры на лестнице.

— Ш-ш-ш, — произнесла Бренди. — Не говорите ей, ладно? Приходите сюда, когда ее не будет дома. Утром по понедельникам она ходит по магазинам. Приходите же.

— Хорошо.

— Как, по-вашему, я хорошенькая? — спросила Бренди, когда Майра распахнула дверь и поставила перед ней серебряный чайный сервиз.

— Конечно, дорогая, — сказала Майра. — Конечно, она считает тебя хорошенькой. Вот твой чай. Я принесла тебе вкусное печенье. Тебе не жарко?

Не жарко? Меня буквально знобило, хотя я не могла понять отчего — от холода в комнате или от общей атмосферы этого дома.

— Это вы принесли мне цветы? — спросила Бренди, охватывая ладонями один из бутонов.

— Да, — сказала я. — Надеюсь, они вам понравятся.

— Похоже, вам лучше уйти, — посоветовала Майра.

— Да, — согласилась я.

— А мы можем выйти сегодня из дома, Майра? — спросила Бренди.

— Нет, дорогая, — ответила Майра. — Солнце светит.

— Ну и ладно, — сказала Бренди философическим тоном. — Может быть, завтра будет туман.

— Конечно, будет, — сказала Майра. — Мы сегодня выйдем с тобой ближе к ночи. А сейчас я провожу эту милую леди, хорошо?

— Хорошо, — сказала она.

— А вы знаете, где находится ее брат? — спросила я, пока мы спускались по лестнице.

— Нет, — сказала Майра.

— Но он присылает ей деньги каждый месяц.

— Да. Банковский перевод приходит из Швейцарии. Это вам не поможет. Мне очень жаль. Но так у нас уговорено. Брат не скупится на ее содержание, но и только. Я не знаю, где он находится. И мне вообще не следовало пускать вас к ней. Но мне показалось, что я была резка с вами, когда вы были у нас сегодня утром и притом в явном расстройстве. А ей с утра было легче. Розы так обрадовали ее.

— А чем она больна? — спросила я.

Майра целую минуту смотрела на меня и наконец произнесла:

— Порфирией.

— Но это же… — я прикусила язык.

— Вампиризм? Это вы хотели сказать?

— Да. Простите меня. — Это объясняло и постоянные темные очки, и скверные зубы. Страдающие от этой болезни люди нередко не выносят света.

— Обещайте мне, что не скажете никому. Если вы расскажете это людям, они начнут докучать ей. Это жуткая болезнь, и люди не понимают ее. Эта болезнь их пугает. Они думают, что ей можно заразиться или — того хуже — что по ночам она выходит из дома и сосет кровь у людей и животных. Они всегда старались держать свою болезнь в тайне. Ею болел отец Бренди. Это какое-то ужасное проклятие, легшее на семью. Здесь находится одно из немногих мест, где она может чувствовать себя в уюте. Большую часть года здесь прохладно и часто идут дожди. Если нам придется уехать отсюда, я просто не знаю, где мы смогли бы остановиться.

— Обещаю вам, что ничего и никому не расскажу. И эта болезнь так воздействовала и на ее психику?

— Возможно, — ответила она. — Может быть, и так. Но я всегда считала, что причиной подобного состояния является смерть ее любовника. Она сходила по нему с ума.

— Но что это за жизнь для вас, — посочувствовала я. — Вы можете хоть ненадолго отлучаться из дома?

— Ее брат неплохо платит мне, — ответила Майра, глянув на унылый ландшафт, — однако эти деньги здесь не на что тратить. Если бы камни чего-нибудь стоили, богаче нас не было бы людей в мире, правда? Но теперь вы видели Бренди и понимаете состояние, в котором она находится. Разве могу я оставить ее в таком положении? Моя мать работала на эту семью, на О'Рейли. Так что в известной мере мы с ними в родстве. Вы спрашиваете, выхожу ли я куда-нибудь? Выхожу. Иногда ко мне приходит подруга, — когда ей представляется такая возможность, — и устраивает мне выходной. Но только в последнее время это случается все реже и реже. Поэтому прощайте. Ваше общество было приятным для нас, но я думаю, что вы согласитесь с тем, что возвращаться сюда смысла нет, не так ли?

— Действительно, — согласилась я. — Но все равно спасибо.

— Надеюсь, что ваша подруга сумеет выкарабкаться из своей ситуации.

Я повернулась, чтобы уйти, но тут в голову мне пришел еще один вопрос.

— Но ведь эта болезнь, порфирия, передается по наследству? Ее брат тоже болен ею?

— Да, — ответила она. — Боюсь, что так.

И я представила себе человека, которого приняла за Кроуфорда Лейка в тот первый и единственный раз, когда видела его лично, — загорелого, освещенного солнечными лучами в его римских апартаментах. «Ох, дерьмо», — подумала я.

Глава одиннадцатая Рим

Итак, человек, которого я знала под именем Кроуфорда Лейка, им не являлся. Открытые мной факты просто не допускали другой интерпретации. Нельзя было даже сказать, что они меняют облик ситуации. Изменения следовало назвать куда более глубинными. Трое были мертвы, и по меньшей мере двое из них приняли смерть от чужих рук. Еще одна невинная жертва томилась в тюрьме.

Дорога назад в Италию оказалась невероятно долгой — не в смысле проведенных в дороге часов, а того ментального подтекста, который мне следовало преодолеть. Наиболее благоприятным сценарием являлся тот, в котором Лейк, учитывая свое болезненное состояние, попросил кого-то провести переговоры со мной от его лица. В подобной вполне спокойной версии развития событий Лейк действительно выбрал меня для покупки Беллерофонта, мое участие во всей истории носило исключительно законный характер, а смерти следовало считать жутким совпадением. Однако я не сумела заставить себя долго придерживаться этой версии и скоро впала в душевный мрак и занялась самообвинениями. С какой стати я решила, что такая персона, как Кроуфорд Лейк вообще станет просить меня исполнить для него какое-то дело? Мне не позволили бы даже вынести мусор из его дома, не говоря уже о покупке бронзового коня. Неужели меня подвело тщеславие? Мое место отнюдь не среди людей, подобных Кроуфорду Лейку. Мне просто нравилось думать, что я могу оказаться на таких высотах.

И все же я была осторожной, так ведь? Я спросила его о том, почему именно он обратился ко мне. Ответ гласил, что он искал малоизвестного антиквара и, безусловно, не льстил моему тщеславию. С другой стороны, он похвалил мои деловые и исследовательские способности. Так ли это было ужасно?

Впрочем, дело было не в том, почему я сделала это и почему поверила ему. Важно было другое — почему все это вообще произошло. Была ли это шутка, розыгрыш, сложившийся не так как надо? И кто тогда был шутником? Я не могла представить себе человека, способного на столь причудливую выдумку и к тому же готового на убийство, чтобы защитить свой обман.

А если это хуже, чем шутка? Нет ли здесь преднамеренной попытки каким-либо образом скомпрометировать меня? Но зачем и кому я могу понадобиться? Пусть у меня есть — в компании с бывшим мужем — крохотный магазинчик в Торонто, пусть мое имя иногда попадает в журналы, посвященные дизайну и антиквариату. Чем оно может кого-то заинтересовать? Думать, что кто-либо способен пускаться на подобные хлопоты ради столь ничтожной персоны, как моя собственная, означало впадать в еще большее тщеславие, чем когда я приняла поручение.

Итак, что же делать? Самым разумным выбором было бы просто отправиться домой. Меня ни в чем не обвиняли, никто, по сути дела, не представлял степень моего участия в печальной истории. Я могла в любое время сесть на самолет и уже через двадцать четыре часа оказаться в своем собственном кабинетике, расположенном рядом с торговым залом. Какое-то время мне будет стыдно, но я переживу упреки совести. Жизнь продолжается. Однако из глубин памяти продолжали всплывать воспоминания: Антонио, избавляющий меня в Париже от грабителей, а потом практикующийся в знании английского над бутылкой вина, Лола с кусочком сыра в руках, сидящая на краю моей гостиничной постели и рассказывающая о своей былой любви и о поисках гробницы Ларта Порсены. За ними следовали картины более скорбные: Лола в тюрьме и Антонио, раскачивающийся в петле под ветерком, с навсегда погасшей улыбкой.

И тут внезапно вся моя жалость к себе прошла. Я ощутила истинный гнев. Кто-то выставил меня сущей дурой, и что еще хуже, воспользовался мной в грязной истории. И черт меня побери, если я вдруг решу поджав хвост улизнуть домой, оставив Лолу погибать с голода в тюрьме, а Антонио висеть — в переносном смысле теперь, конечно — на крюке у стены тосканского сельского дома, посреди очаровательного пейзажа! Быть другом это не только радость, но и ответственность, так сказал Антонио. Он был прав.

Да, мне придется быть осторожной. Придется привыкнуть к тому, что сколь бы ни пустячным ни казалось мне любое событие, при все своей невинности оно может таить в себе потенциальную опасность. К тому же мне надлежало пересмотреть слишком многое, заново продумать каждый момент моей жизни, происшедший после того как я вошла в те римские апартаменты, разглядеть их с другой точки зрения, надеясь подметить еще неизвестную мне схему. Мне придется заново пересмотреть свои встречи с людьми за последние несколько дней, сколь бы поверхностным ни было наше общение, заново соединить их: Буше и Леклерка; Дотти и Кайла; синьора Мауро, владельца фермы; Палладини, хозяина квартиры; Сезара Розати, доброго человека, встреченного мной в ресторане в Вольтерре, просто потому, что он затесался в эту компанию. Но в самую первую очередь мне следовало каким угодно способом отыскать человека, который выдавал себя за Кроуфорда Лейка и заставить его сказать, кто именно принудил его поступать подобным образом. О том, каким образом следует искать его, я не имела ни малейшего представления, но намеревалась исполнить свое намерение.

* * *

Найти Дотти оказалось проще всего. Точнее говоря, это она отыскала меня.

— Лара! — пропела она, и, повернувшись на голос, я тут же увидела ее за столиком кафе, расположившегося на площади возле моего отеля. — Иди к нам! Ну, разве не удивительно, что мы с тобой все время натыкаемся друг на друга?

Факт этот действительно был уже слишком удивительным, даже с учетом нашего долгого знакомства и того, что, как утверждают некоторые, мир этот действительно невелик. Она встала и обняла меня, задержав в объятиях на пару минут дольше необходимого, словно и впрямь была обрадована нашей встречей.

— Вот, — сказала она, отодвигая в сторону несколько газет. — Иди сюда и посиди со мной. Кстати, это — Анжело. Мой новый любимчик.

Анжело был почти столь же смазлив, как Кайл и отличался от него разве тем, что был еще моложе.

— Милый, может быть, ты сам сходишь и купишь себе тот очаровательный костюм, который тебе так понравился, — добавила она, присовокупив к словам несколько крупных купюр. — А мы с Ларой тем временем поболтаем о наших девичьих делах. — Анжело надулся, словно бы его пугала даже короткая разлука с ней, однако без промедления встал и направился прочь.

— Рада видеть тебя, — сказала она, и еще больше рада, тому, что с тобой все в порядке.

— А почему это, Дотти, я могла бы сейчас быть не в порядке? — Я подозрительно поглядела на нее.

— Ну, не знаю, — ответила она. — Перед нашей последней встречей ты только что нашла этого беднягу Годара. И видок у тебя был еще тот.

Оспаривать тут было нечего, однако пристальный взгляд на Дотти без всякого труда обнаруживал, что теперь именно она выглядит хуже. Она похудела, а под глазами появились темные круги, которых не мог скрыть макияж, накладывавшийся в данном случае словно садовой лопатой.

— Что случилось с Кайлом? — спросила я.

— Он надоел мне, и мы расстались, — ответила она. — Потом, говорят, в Риме крути с римлянином, так ведь? Анжело такой милый, — трещала она. — Даже сказать тебе не могу, насколько я без ума от Италии. Я так рада, что ты дала нам совет съездить сюда, когда мы встретились в Ницце. В другом случае я вряд ли поехала бы сюда. И теперь я думаю только о том, что потратила так много лет на одну только Францию. В деловом смысле, конечно. Хотелось бы приобрести несколько итальянских древностей. На пробу, чтобы посмотреть, как они будут уходить. А где ты успела побывать после нашей последней встречи?

— Так, кое-где, — ответила я существенной недоговоркой. — В основном в Тоскане, как я тебе и говорила.

Возможно, ей в точности известно, где именно я побывала. Это смущало меня. Теперь каждый находился у меня под подозрением.

— Но разве Тоскана не прекрасна? Флоренция — это полная сказка, Сиена еще очаровательнее. А теперь Рим. Я предполагала, что возненавижу этот город. Я слышала, что здесь шумно и грязно и что все римляне — старые развратники. А теперь я обожаю этот город. Я у же продлила свое турне по Европе на пару недель и, возможно, на этом еще не кончу. Подождем, пока я не устану от Анжело. Кстати, он — актер, — добавила она.

— И где же ты отыскиваешь своих молодых людей? — спросила я разговора ради и неожиданно получила ответ.

— В Агентстве сопровождения, — ответила она. — Его называют Агентством актеров. Конечно, это была не слишком хорошая мысль, но после расставания с Кайлом я чувствовала себя одинокой и покинутой, но мне не хотелось поворачивать домой, поэтому я и обратилась в одну из их контор. Мне нужен был просто человек, в компании которого можно пообедать, однако сложилось иначе, ну, ты понимаешь, что я имею в виду.

И я вдруг ощутила благодарность к Дотти, только что предоставившую мне идею. Антонио называл себя актером или по крайней мере хотел сделаться им, и он упоминал агентство. Но если Антонио был нанят на роль сопровождающего, почему роль Лейка не мог исполнить также актер?

Я уже было почувствовала удовлетворение от этой мысли и тут лишь заметила заголовок в лежавшей на столе газете.

— Ты не будешь возражать, если я просмотрю ее? — попросила я.

— Действуй. Я тут ничего не понимаю. Она на итальянском. Ее купил Анжело.

— Я уже несколько дней не читала итальянских газет, — заметила я, — и чувствую себя отставшей от жизни.

— Не стесняйся, — проговорила она. — А как приятно сидеть здесь и просто читать. Пока ты будешь просматривать газету, я пролистаю итальянский Vogue. Я в нем тоже ни слова не понимаю, но фото великолепные.

Заинтересовавшая меня статья находилась с правой стороны передней страницы, ее написал репортер Джианни Вери, имя которого показалось мне знакомым, хотя откуда я и представить себе не могла. Взгляд мой привлек отличный снимок этрусской гидрии, почти, безусловно, той же самой, которая успела неоднократно побывать в моих руках. Вери вещал с пылом истинного журналиста.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПОЗОР!

Власти спят, а отечество грабят.

Служащие Коммандо карабинери тутела патримонио артистико[17] не знают, чем им занять себя, в то время как сотни, если не тысячи этрусских шедевров крадутся, похищаются и вывозятся из страны. Наш репортер собственными глазами видел изображенную здесь роскошную этрусскую гидрию, созданную руками самого мастера Микали, трудившегося в древнем Вульчи, и в точности знает, что ее собирались переправить в Швейцарию, когда местная полиция задержала американку, имевшую этот сосуд при себе. Женщина эта входит в цепь контрабандистов, возглавляющуюся иностранным бизнесменом, систематически переправляющим бесценные произведения отечественных иностранных мастеров за рубеж, где их незаконно приобретают коллекционеры всего мира, после чего шедевры оседают в частных коллекциях этих бесчестных людей, чтобы навсегда исчезнуть от глаз итальянцев. Женщина эта задержана полицией, но главарь шайки разъезжает по стране, по всему миру, не опасаясь преследования за свои деяния. Невольно задаешься вопросом, являются ли подобные деяния результатом некомпетентности итальянских чиновников или их продажности. Или хуже того, не руководят ли полицией в данном вопросе самые коррумпированные из политиканов.

Далее статья утверждала, что этруски, о чем знают все итальянские школьники, являлись истинными предками итальянского народа, что будет, вне сомнения, доказано, как только станут известны результаты исследования ДНК и что все истинные итальянцы должны негодовать, видя, что эти подлые иностранцы остаются на свободе. Статья казалась излишне раздраженной, если не просто провокационной, насколько я могла судить, особого внимания к деталям и точности в ней не предусматривалось, однако, учитывая то, что Лола находилась в тюрьме, производила просто гнетущее впечатление. Доброго отношения к ней это произведение не сулило. Заканчивалась статья предложением итальянцам выразить свое мнение и отправить его по электронной почте репортеру в Вейи.

Оторвавшись от чтения, я увидела, что Дотти смотрит на меня поверх очков.

— Нашла что-нибудь интересное? — спросила она.

— Я читала заметку об украденных древностях, — ответила я. — Очевидно, кто-то занимается незаконным вывозом этрусских вещей из Италии. А отсюда следует, что таким людям, как я и ты, придется быть осмотрительными при покупке.

Она была явно потрясена.

— Ну, мы никогда не забываем про осторожность, — проговорила она после короткой паузы.

— Кстати, о покупках, — заметила я. — Мне пора идти. Как бы ни был приятен наш разговор, я не могу засиживаться за ним часами… работа есть работа. Была рада увидеть тебя, Дотти. Возможно, наши пути опять соприкоснутся.

— Почему бы нам не пообедать вместе? — предложила она. — Анжело знает здесь совершенно сказочные места.

— Это очень любезно с твоей стороны, — сказала я. — Только…

— Но ты же все равно, когда-то ешь. Мы заедем за тобой в гостиницу часам к восьми. Где ты остановилась?

Я назвала свой отель. Выхода не было. Она записала название и адрес. Тем не менее мне казалось, что она наверняка знает, где я остановилась, потому что от площади до отеля было всего несколько шагов. И все же ничто в поведении Дотти не подкрепляло подобного вывода. Я решила, что становлюсь болезненно подозрительной и что мне пора продолжить поиски поддельного Кроуфорда Лейка.

— До вечера, — сказала она. — Может быть, стоит попросить Анжело прихватить с собой какого-нибудь молодого приятеля, чтобы он развлекал тебя?

— Нет, спасибо, Дотти, — решительно отказалась я. Проводить вечер в Риме в компании молодого человека из агентства — эта мысль казалась мне совершенно нелепой.

Я обратилась к телефонному справочнику. Память моя не торопилась выдать нужный ответ, но по какой-то причине я вспомнила, что название агентства, которое с видимой гордостью сообщил мне Антонио, было связано с именем какого-то классика итальянской музыки. Я вновь обратилась к справочникам. Арканджело Корелли, итальянский композитор семнадцатого столетия, первооткрыватель жанра кончерти гросси, больших концертов. Корелли Понте, актерское агентство. Вот так.

Я позвонила в Корелли Понте с просьбой принять меня. Пользуясь только английским, я назвалась представительницей небольшой, но авторитетной кинокомпании. Я сказала, что ищу актеров, хорошо смотрящихся в костюме и способных сойти за удачливого бизнесмена. Я воспользовалась именем Джанет Свейн и, прекрасно понимая, что веду себя неразумно, выразила надежду на то, что они смогут принять меня в тот же самый день. Столь короткий срок вызвал некоторый протест, но в итоге мне предложили явиться после полудня и просмотреть снимки.

* * *

Небольшой офис располагался в весьма старинном здании, расположенном тем не менее в достаточно выгодном месте возле Виа Венето. Я позвонила у двери, меня впустили, а потом поднялась в офис, находившийся на втором этаже. Молодая женщина приняла мой жакет и показала мне в сторону рядка комнат, отходивших от центрального коридора, а потом заняла свое место за столом. Стены были увешаны фотоснимками очень привлекательных людей, как мужчин, так и женщин. Два особенно крупных фото — мужчины и женщины — располагались над столом в приемной. Женщина показалась мне очень знакомой, должно быть, одна из здешних звезд мира моделей, решила я. Молодая женщина попросила меня предъявить служебное удостоверение. Я принялась шарить в сумочке, а потом пожала плечами.

— Простите, должно быть, забыла в отеле. В «Хасслере», — добавила я, называя один из самых дорогих отелей в городе, теперь, когда деньги Лейка были отобраны у меня, безусловно, находившийся за пределами моих возможностей. На секретаршу, впрочем, название это впечатления не произвело.

— Когда будете разговаривать с синьорой Понте. — проговорила она негромко, — прошу вас не напоминать ей о несчастном случае. Она приступила к работе только на этой неделе.

— Каком несчастном случае? — удивилась я. Молодая женщина посмотрела на меня как на инопланетянку.

— С ее мужем, — прошептала она. — Он покончил с собой.

Итак, мне рекомендовалось о несчастном случае не вспоминать, однако она сама явно была не прочь порассуждать о нем.

— Конечно, — согласилась я, вдруг связав лицо и имя с газетными новостями. — Ужасно. Это он бросился с утеса в Вольтерре, не так ли?

— Да, — проговорила она. — Можете ли вы представить такое? Ничего никому не сказав, уехал в Вольтерру, а там бросился со скалы. Знаете, говорят, что там нечистое место.

— Я тоже слышала об этом, — ответила я таким же шепотом. — А почему он мог пойти на такой поступок?

— Вы ничего не знаете, правда? Он… ш-ш-щ, — она умолкла. В коридоре прозвучали шаги, и в комнате появилась женщина, чье дивное лицо, снятое несколько лет назад, украшало комнату на стене за конторским столом.

— Евгения Понте, — она протянула мне руку. — Чем можем услужить вам?

Передо мной находилась весьма привлекательная женщина лет сорока, спускающиеся на плечи волосы ее были покрашены той светло-рыжей краской, что так популярна в Риме и Милане среди итальянских женщин, достигших определенного социального статуса. Ей нельзя было отказать в элегантности — стройные ноги в черных брюках, белая шелковая блузка, черные туфли без каблука, простые, но дорогие золотые украшения: браслет, ожерелье, пара крупных круглых сережек. Если она и оплакивала своего покойного мужа, то по внешнему виду сказать этого было нельзя. Держалась она исключительно профессионально.

— Я ищу актеров на роль процветающего бизнесмена-профессионала, — начала я. — Они должны уметь играть. Просто умения позировать недостаточно. Они должны уметь произвести впечатление и словесно. Хорошо запоминать свою роль.

Она задала мне пару вопросов об их возрасте, росте и так далее, а потом провела в небольшой конференц-зал.

— Я распоряжусь, чтобы вам сейчас принесли несколько фото и резюме. Не сомневаюсь, что среди них вы найдете то, что ищете. Устраивайтесь поудобнее. Анжела принесет вам кофе. Не возражаете против эспрессо?

— Спасибо, — ответила я.

— Когда сделаете свой выбор, принесите, пожалуйста, альбомы в мой кабинет. Он последний справа, — она показала в сторону коридора.

Снимки мужчин располагались в алфавитном порядке, и если бы я не знала имени, то мне пришлось бы начинать с самого начала. Антонио отыскался сразу — Антонио Бальдуччи. Он смотрел на меня с такой радостной, приветливой улыбкой, что мне пришлось потратить минуту, чтобы проглотить комок и собраться. Анжело следовал прямо за ним — Анжело Чипполини. Он тоже выглядел наилучшим образом. На просмотр у меня ушло около получаса, однако с одной из страниц мне наконец улыбнулся и Кроуфорд Лейк, только звали его Марио Романо.

Его послужной список несколько удивил меня. Марио не только успел сняться в достаточно большом количестве фильмов, он фигурировал в них не всегда во второстепенных ролях. Конечно, с точки зрения признания и всего прочего его нельзя было посчитать равным Софии Лорен, однако дела его шли совсем недурно. И я не могла представить, зачем могло ему понадобиться исполнять роль таинственного миллиардера, в которой его не мог увидеть — насколько мне было известно — никто, кроме меня.

Как и было сказано, я отнесла снимки Романо и Антонио в кабинет Евгении Понте. В соответствии с ее статусом комната была побольше остальных, за стеклянными дверями виднелся садик. Все было оформлено в чрезвычайно высоком стиле, в истинно итальянском элегантном и современном духе.

— Очаровательный кабинет, — попыталась я установить какой-то контакт.

— Спасибо, — поблагодарила она. — Он мне тоже нравится. И что же вы отыскали?

— Меня интересуют эти двое, — сказала я, передавая ей снимки и наблюдая за ее реакцией.

Она прикоснулась пальцами к одной из серег, но иных проявлений эмоций себе не позволила.

— Что вы можете сказать мне о них?

— Великолепный выбор, — прокомментировала она. — Одни из наших лучших актеров. Не сомневаюсь, что вы будете ими довольны. Впрочем, — на сей раз, она прикусила губу, — в настоящее время вы можете воспользоваться услугами только одного из них. Вот этого, — она указала на Марио Романо. Антонио Бальдуччи, к несчастью… — она умолкла.

— Скончался?

Попыталась я заполнить паузу.

— Не в состоянии принять заказ, — закончила она наконец. — Возможно, нам придется исключить его из каталога.

— А как насчет Романо? — спросила я. — Мы начнем съемки недели через две.

— Марио крайне занят. Вы видели его резюме, — проговорила она. — Однако не сомневайтесь, мы сумеем что-нибудь придумать.

— А нельзя ли будет лично переговорить с ним? Согласитесь, по одному фотоснимку трудно судить подойдет он нам или нет. Мне хотелось бы услышать его голос. Конечно, это всего лишь небольшая роль в рекламном ролике, но наш режиссер считает, что все детали должны быть доведены до совершенства. Вы, наверно, знаете, кого я имею в виду.

— Знаю, — ответила она. — Сделать это будет сложно, однако внимание к деталям всегда оправдывает себя, не правда ли? Могу заверить вас в том, что Марио истинный профессионал и поймет ваше желание.

— А не можете ли вы сообщить мне, где с ним можно встретиться?

— Мы устроим вам встречу здесь, — обещала она.

— Великолепно. А нельзя ли это сделать уже сегодня или завтра утром? Сами понимаете, сроки.

— Вполне возможно, — ответила она. — Но позвольте мне вызвать Анжелу и спросить ее, что она может сделать.

Вынув внушительного размера кольцо из уха, чтобы удобнее было разговаривать по телефону, она набрала номер коммутатора. В холле зазвонил телефон.

— Где же носит эту девчонку? — В голосе ее слышалось нескрываемое нетерпение. — Подождите меня минутку, пожалуйста.

Она встала и направилась в коридор. Я немедленно вскочила, схватила нужную папку и нашла адрес Романо. При этом я неловким движением сбила на пол оставленную на столе серьгу. Шаги уже направлялись обратно. Охваченная паникой, я согнулась, нашарила ее на полу и уже собиралась вернуть на место, когда заметила нечто, заставившее меня остановиться. Тяжелая золотая серьга была еще и хорошей работы. На ней была изображена некая сценка. Я посмотрела внимательнее. Это была Химера, над которой парил готовый к убийству Беллерофонт.

Композиция эта буквально приморозила меня к месту. Я стояла, держала серьгу, рассматривала ее, старалась сообразить, что именно она мне напоминает, хотя припомнить этого не могла, и еще пыталась понять, а что все это значит. О шагах в коридоре я вспомнила едва ли не слишком поздно. Я положила золотой диск на его место, а потом — за наносекунды, остававшиеся до появления синьоры Понте, — торопливо повернулась и принялась рассматривать двери.

— Великолепный сад, — заметила я. — Насколько это все-таки приятно, правда? Когда у тебя есть нечто прекрасное, то есть.

Она подозрительно посмотрела на меня, однако, проверив взглядом свой стол и убедившись в том, что на нем все в порядке, согласилась.

— Анжела сказала мне, что вы остановились в «Хасслере», — проговорила она, протягивая руку к серьге и вставляя ее в ухо. — Очаровательный отель. Мы договоримся о встрече с Романо и известим вас. Я понимаю, что время для вас существенно, и потому мы постараемся устроить ее или сегодня ближе к вечеру, или же завтра утром.

— Весьма благодарна, — ответила я. — Приятно иметь дело с такими людьми.

— Мне тоже. А как вы узнали о нас? — спросила она.

— Хороший вопрос.

Я вспомнила фото Анжело Чипполини:

— От Доротеи Бич. Она торгует антиквариатом в Новом Орлеане. Она очень похвально отзывалась о вас.

— Ах, от синьоры Бич. Ну, конечно. Она обращается к нам всякий раз, когда бывает в Риме. Мы, безусловно, известим ее о том, что ценим ее рекомендации, — сказала Евгения.

Я повернулась, чтобы уйти, но тут меня осенила более удачная мысль:

— А у вас есть пожилые актрисы? Например, в возрасте шестидесяти лет. Нам нужна такая, чтобы могла сыграть чью-нибудь мать или, например, старую служанку?

— Таких немного, — ответила она. — Но вам охотно покажут и другие снимки.

— Спасибо.

В категории благородных старух значилось весьма немного женщин, что, на мой взгляд, свидетельствовало о том, как скверно обходится общество с актрисами, старшими тридцати лет. Всего через несколько минут после того, как я приступила к перелистыванию фото, мое занятие прервала синьора Понте, набросившая на плечи сногсшибательную черную кашемировую шаль.

— Увы, мне придется прервать вас. У меня назначена встреча за завтраком. Но если вас кто-нибудь заинтересует, Анжела договорится о встрече, и вы сумеете переговорить с ней в то же самое время, как и со всеми остальными. Мне было приятно познакомиться с вами.

— И мне тоже, — ответила я. — Надеюсь, что вы будете присутствовать при моей встрече с актером.

Конечно же, я не имела намерения возвращаться сюда, и это они скоро поймут, когда попытаются оставить в «Хасслере» весть для Джанет Свейн. Чтобы пролистать остаток фотографий мне потребовалось еще несколько минут, но никаких признаков Анны, создательницы лимонного пирога и чая, не обнаружила. Выйдя из офиса, я подозвала такси.

* * *

Марио Романо, он же Кроуфорд Лейк, жил на другом берегу Тибра в Трастевере, районе, известном хорошими ресторанами, ночной жизнью и вполне подходящем для художника, а также, на мой взгляд, и для удачливого актера.

В соответствии с указанными на почтовых ящиках именами Романо проживал на верхнем этаже. Возле расположенной на первом этаже квартиры сидела крохотная девчушка. Поулыбавшись мне и помахав рукой, она проводила меня до первого этажа, после чего сдалась и вернулась к своей двери.

На мой звонок ответила хорошенькая молодая женщина лет восемнадцати — двадцати, как Дженнифер Лучка, подумала я, когда она чуть приоткрыла дверь. Одета она была по-домашнему, в джинсы и белую тенниску, длинные темные волосы перехватывала черная лента. Она выглядела совершенно больной, нос и глаза ее покраснели и опухли как при простуде.

— Мне нужен Марио Романо, — сказала я.

— Его сейчас нет здесь, — ответила она.

— Не можете ли вы сказать мне, когда он вернется?

— Скоро, — ответила она, однако я сомневалась в том, что слышу правду, о чем свидетельствовало выражение ее глаз. Я подумал, что она, наверно, находится дома одна, и, возможно, незнакомка у двери не внушает ей особенного доверия.

— Я — друг Антонио Бальдуччи, — сказала я.

— Ox, — воскликнула она, открывая дверь. — Входите. Разве это не ужасно? Поверить не могу, что Антонио мог сделать это. Ох… — она прикрыла ладонью рот. — Вы, конечно, знаете, что он умер? Надеюсь, мои слова не стали для вас страшным известием.

— Я слышала об этом. А вы, значит…

— Сильвия, — ответила она. — Марио — мой отец.

— Ну, конечно!

Теперь после ее слов я заметила сходство.

— Я слышала о вас. Меня зовут Лара. Я приехала в Рим на несколько дней и увидела в газете заметку о смерти Антонио.

Сильвия показала мне на диван, и я села. Только что упомянутая статья лежала на кофейном столике.

— Похороны еще не состоялись?

— Они назначены на сегодня, — она поглядела на часы. — Мне очень жаль, но вы пропустили их. Правда, вы все равно не сумели бы успеть туда вовремя. Антонио, конечно, жил в Риме, но семья намеревается похоронить его в своей родной деревне на юге. Они начнутся примерно через час.

— Очень жаль. Мне хотелось бы присутствовать на них.

По крайней мере эти мои слова были правдой.

— Я не видела в газете объявления о похоронах.

— Дело в том, — сказала она, — что карабинеры долго не отдавали тело, чтобы можно было организовать надлежащие похороны. Учитывая все случившееся, — самоубийство и прочее — кроме родных, приглашены только самые близкие друзья. Но я все не могу поверить в то, что он сделал это, а вы как считаете? Я не могу даже представить, чтобы мысль о самоубийстве смогла прокрасться в голову Антонио. Может быть, в этом виновата его Тереза? Он все боялся, что она увлечется кем-нибудь другим.

— Боялся, — согласилась я. — Он рассказывал мне о Терезе, и о том, что молодые люди вьются возле нее, как пчелы возле очаровательного цветка.

Моя собеседница чуть улыбнулась.

— Похоже на Антонио. Я была, да и до сих пор остаюсь чуточку влюбленной в него. Только не говорите об этом папе, ладно? Я любила Антонио не меньше трех лет. А теперь сижу здесь и стараюсь выплакаться. К несчастью, папа не захотел брать меня с собой, потому что потом он должен был куда-то еще заехать. А я, кажется, веду себя как самая негостеприимная хозяйка. Я даже не предложила вам чего-нибудь выпить.

— Спасибо, мне ничего не нужно. Но скажите, как идут дела у вашего отца.

— У него все в порядке, — ответила она. — Наверно, вы слышали, что они с моей матерью разошлись.

— Нет, — ответила я.

— Стало быть, они разошлись. И я сейчас должна была бы находиться при матери, поэтому, прошу вас, ничего не говорите об этом отцу, если встретитесь с ним. Мне больше нравится здесь.

Она обвела комнату рукой. Я вполне могла понять причины этого. По североамериканским стандартам квартиру следовало бы назвать тесноватой, однако для Рима она была, наверно, достаточно просторной. Стены были завешаны репродукциями и плакатами в рамках, пара их относилась к выставкам этрусского искусства, а одна из стен была целиком отведена под книжные полки.

Мебель была большой и уютной, в квартире царил дух непринужденности.

— Отец взял несколько месяцев отпуска, чтобы вновь наладить свою жизнь. Однако несколько минут назад из агентства звонили, у них есть для него какая-то работа, поэтому он, возможно, вернется к делам. Он работает в Агентстве Корелли Понте. Они так настаивали, — продолжила она. — Его хотели видеть прямо сегодня или завтра. Так что он, возможно, не успеет вернуться вовремя.

— Значит, ваш отец вернется завтра после похорон? — спросила я. — Я приехала сюда только на день или два, поэтому мне хотелось бы встретиться с ним, если это окажется возможным.

— Боюсь, что это не получится, — ответила она. — Он проводит уик-энд за городом и вернется только в понедельник. Я рада за него. Надеюсь, это означает, что он уже начинает преодолевать последствия разрыва с мамой. Мне хотелось, чтобы он завел себе новую подружку. Ой! — она улыбнулась. — Вы как раз подходите ему по возрасту. Вы свободны?

— Нет, — ответила я со смехом. — Я уже помолвлена. Но спасибо за предложение.

— Очень жаль. Ему нужен рядом такой человек, который мог бы подбодрить его. Мало ему было переживаний по поводу развода с матерью, так смерть Антонио сокрушила его. Они были как братья. Папа так и звал Антонио младшим братом. Он всегда старался помочь Антонио с работой. И постоянно уверял его в том, что у него все получится. У Антонио действительно была самая подходящая внешность для этого дела.

— Действительно, — согласилась я. — И он был хорошим человеком.

— Да, — проговорила она, и по щеке ее скользнула слеза, а еще забавным.

Я неловким жестом похлопала ее по руке.

— А когда вы в последний раз видели его? — спросила она.

И я рассказала, — естественно, опустив некоторые подробности, — о том, как он спас меня от цыганок в Париже, и как мы там же, на Левом берегу, распили с ним бутылочку французского вина, и о том, как Антонио практиковался в английском. Пусть это не было нашей последней встречей, однако я хотела запомнить именно эти мгновения. Некоторое время мы обе хлюпали носами.

— Не могу просто представить, как ему удалось это сделать, — сказала она. — Я знаю, что газеты называли его смерть сенсацией, но Антонио ни имел с толпой ничего общего. Папа сказал, что Антонио убил себя. Но, во-первых, как он сумел подняться наверх? Папа сказал, что, по мнению карабинеров, он каким-то образом проник в дом — одно из окон оказалось незапертым — привязал веревку внизу, поднялся наверх, перебросил ее через металлический штырь под крышей, надел петлю на шею и выпрыгнул из того же окна. Довольно хлопотное дело. Не знаю, что думать…

Из памяти вновь выплыл стук ставень наверху, который заставил меня посмотреть вверх. Подобная последовательность событий, на мой взгляд, была возможной, однако девушка была права. Слишком уж много нужно было сделать Антонио, чтобы покончить с собой.

— Удивляться можно уже тому, что он знал этот дом, а тем более воспользовался им, — заметила я.

— Папа знает его владельца, Джино Мауро.

— В самом деле?

— Да, — ответила она. — Только я не знаю, как они познакомились. Отец разговаривал с Мауро, после того как это произошло. Мауро живет в Нью Йорке, но завтра или послезавтра приедет сюда. Папа намеревается где-нибудь пересечься с ним.

— Ну, хорошо, — проговорила я, после того как разговор продлился еще несколько минут. — Пожалуй, мне лучше идти. У меня много дел. Мне было очень приятно познакомиться с вами.

— Я расскажу папе о том, что вы были здесь, — сказала она. — Но только если он позвонит. А он, конечно, не станет этого делать, потому что считает, что я сейчас у мамы, а он не любит звонить туда, если только не уверен заранее в том, что трубку возьму именно я. Но я скажу ему, что вы были здесь.

Я передала ей свою карточку и написала на обратной стороне номер гостиничного телефона.

— Вы открыли мне дверь, но этого не надо было делать. Не впускайте к себе никого, кроме тех людей, которых вы знаете и ожидаете.

Я вдруг испугалась за эту милую девочку и за ее папу. Антонио был вовлечен в ту же самую аферу, что и Марио, и Антонио уже не было в живых.

— Обещайте мне, что больше никому не откроете дверь, — посоветовала я. — Скажу честно, я буду только рада, если вы немедленно вернетесь к своей матери.

— Ладно, — пообещала она. — Вернусь, как только возьму себя в руки. А вы прекрасно подойдете папе. Он тоже большой паникер.

— Благодарю вас, — произнесла я. Девочка искренне обняла меня, и я распустила нюни. Я даже подождала возле двери, пока не услышала, как звякнул замок.

* * *

Я спустилась вниз и пошла по улице, разыскивая взглядом такси. Однако вышло так, что оно мне не потребовалось. Не успела я пройти и нескольких ярдов, как возле меня затормозил лимузин. Я попросту не обратила на него никакого внимания. Такая машина не могла иметь со мной абсолютно ничего общего. Но когда ехавший впереди мотоциклист завернул за угол, я осталась на улице в одиночестве, и выскочивший из него верзила сграбастал меня. Я попыталась брыкаться и царапаться, однако сопротивление было заведомо бесполезным. Последней я увидела через заднее окно крохотную девчушку с первого этажа, проводившую нас взглядом.

Спустя какое-то время — минут через двадцать, впрочем, уверять не буду — лимузин затормозил. Меня грубо выдернули из автомобиля, и я обнаружила, что стою в каком-то гараже. В нем находился еще один лимузин, скутер, шипел кондиционер. Мой похититель набрал код, и дверь отворилась. Меня провели по бетонной лестнице, а потом втолкнули в холл, а затем в темную комнату. За спиной моей захлопнулась дверь, и я осталась в одиночестве.

По крайней мере так я считала до тех пор, пока в самом темном уголке комнаты не раздался голос.

— Насколько я понимаю, вы разыскиваете именно меня, — донеслось до моих ушей из самой тьмы.

— Мистер Лейк? — спросила я, поглядев на звук.

— Я не люблю вымогателей, — продолжил голос. Глаза мои постепенно привыкли к свету, точнее к отсутствию его, и я смогла различить человека в темных очках и темном костюме, сидевшего в самом темном углу комнаты.

— И я тоже, мистер Лейк, — проговорила я. — Надеюсь, что я действительно имею дело с мистером Лейком? Но если вы называете вымогательницей меня, то ошибаетесь.

— Тогда объясните мне, зачем вы ездили в Ирландию к моей сестре. И подкупили ее розами, так ведь? Белыми розами? Это, безусловно, свидетельствует о некоторой изобретательности. Чего же вы хотите?

И я рассказала ему о своей встрече с изображавшим его актером, который дал мне поручение от его лица приобрести статую Беллерофонте, и обо все, что случилось после того.

За моим рассказом последовало долгое молчание.

— Боюсь, что вас крупно одурачили, миссис Макклинток, — проговорил он наконец. — Одурачили и обвели вокруг пальца.

— Вынуждена согласиться с вами, — сказала я. — Насколько я понимаю, вы хотите сказать, что не имеете к этой истории ни малейшего отношения?

— Именно так, — ответил он. — И я разовью вашу мысль дальше, сказав, что и ваши неприятности не имеют ко мне абсолютно никакого отношения.

— Но это не так, мистер Лейк, — возразила я. — Так или иначе, они связаны с вами. Бели бы вы только согласились проявить минимальный интерес к этому делу…

— А вы представляете, — вдруг сказал он, — что я бы отдал, чтобы получить возможность просто постоять на освещенном солнцем пляже, ощущая, как ветер теребит мои волосы, как греет тело солнце, а ноги — раскаленный песок, не ощущая при этом каждый кровеносный сосуд в собственном теле?

— Мне очень жаль, — произнесла я.

— Прощайте, миссис Макклинток, — продолжил он. — И, будьте любезны, воздержитесь от любого упоминания моего имени по этому поводу. В противном случае я прибегну к защите закона. И если вы просто упомянете где-нибудь об этой нашей встрече, о своем свидании с моей сестрой или о том, что вы узнали о каждом из нас, уверяю вас, вам придется пожалеть об этом. Когда я разделаюсь с вами, у вас не останется ни одного друга, а на счету не найдется и дайма.[18] Надеюсь, что я выражаюсь понятным для вас образом.

Действительно, не понять его было сложно. До чего же приятным человеком оказался Кроуфорд Лейк. Если выбирать из двух, истинного и поддельного, я решительным образом предпочитала второго. А настоящему охотно выцарапала бы глаза. Я вернулась в свой отель, собрала вещи и расплатилась, оставив записку для своей любимой подруги Дотти Бич.

Глава двенадцатая

Дотти Бич вскрыла оставленный мной для нее конверт и нахмурилась. Я приносила ей глубочайшие извинения в том, что обманула ее и приводила оправдание — полностью вымышленное, конечно, учитывая, что я стояла всего в нескольких футах от Дотти, спрятавшись от ее взора, — что меня вызвали в Женеву проверить заказанную клиентом коллекцию серебра. Я обещала ей отыскать ее в «Хасслере», однако по какой-то причине не сумела этого сделать. Причину эту она прекрасно знала, потому что я действительно звонила туда, но обнаружила, что Дотти не значилась там, где должна была находиться по ее собственным словам. Я обнаруживала в ней все больше и больше фальши.

Она решительным движением скомкала записку, а потом повернулась к выходу из отеля, на ходу извлекая из сумочки сотовый телефон. Оказавшись снаружи, она набрала чей-то номер, одновременно давая рукой знак Анжело, находившемуся неподалеку в очаровательном серебристом «мерседесе» с опущенным откидным верхом. Через мгновение я оказалась в такси и последовала за ними. Анжело высадил Дотти у восточного входа на Пиацца Навона. Постаравшись помедленнее расплатиться с таксистом, чтобы дать Анжело время отъехать, я последовала за ней на площадь.

Пиацца была полна туристов и местных жителей, и я едва не потеряла Дотти, однако в конце концов заметила ее сидящей в одном из уличных кафе. Я тоже нашла себе место — на противоположной стороне площади и под углом. Ради подобной оказии я запаслась театральным биноклем. Пришлось заказать кампари с содовой, я надеялась растянуть бокал на возможно больший срок.

Анжело вскоре присоединился к ней. Они располагались за рассчитанным на троих столиком, и официант убрал третий прибор. Скоро они уже тянули коктейли, перемежая их с поцелуями. Я прождала около тридцати минут, под укоризненным взглядом официанта, ожидавшего, что я закажу себе хотя бы еще один бокал. Так я и поступила, но ограничилась только «Сан Пеллегрино», что пришлось ему совсем не по вкусу, хотя в заведении этом брали за итальянскую минеральную воду тройную цену.

На той стороне пьяццы официант поднес Анжело и Дотти обеденное меню, и они приступили к заказу. Они заказали три места — так как и обещали. Они обедали. Что можно было усмотреть в этом зловещего? Все мои подозрения в ее отношении основывались только на том, что она вдруг начала слишком часто возникать в моей жизни, а теперь, зная, что Кроуфорд Лейк на самом деле являлся Марио Романо, я вынуждена была рассматривать каждое событие последних дней моей жизни с крайней внимательностью.

Мне было трудно избежать подозрений. Карабинеры объявлялись три раза, когда гидрия с Химерой предположительно находилась в моих руках. В двух случаях из трех о том, что ее не было при мне, знали только Лола и я сама. Итак, мой жизненный путь пересекался с дорогой карабинеров по крайней мере в три раза чаще, чем следовало бы.

Вопрос заключался в том, кто мог знать, где я намеревалась находиться в каждом из этих случаев? Антонио сумел отыскать меня в Париже очень легко, потому что я оставила ему записку с номером гостиничного телефона на тот случай, если он не сумеет дозвониться по сотовому. Он обнаружился и в Виши, хотя я не замечала, чтобы он следовал за мной из Парижа. Ив Буше знал, что я еду в Виши, это было известно и Пьеру Леклерку. Впервые я встретила Дотти именно в Виши, причем и она, и Леклерк предположительно побывали в шато раньше меня в то утро, когда Робер Годар рухнул в собственную гробницу.

Марио Романо знал, где я буду останавливаться в Ницце и в Вольтерре. Более того, он рекомендовал их мне и заказывал заранее номера. Дотти снова появилась в Ницце, но не в Вольтерре. По сути дела, она исчезла на несколько дней, вновь обнаружившись только в Риме. Леклерк был в Вольтерре; я сама видела его, как и его машину в Ницце. Именно в Ницце гидрия чудесным образом объявилась в багажнике арендованного мной автомобиля. Очевидно, он каким-то образом успел извлечь гидрию с Химерой из своего багажника до прихода карабинеров, поскольку сосуд этот вновь объявился в моем номере в Ареццо, а сам Леклерк окончил свою жизнь в Кортоне.

Антонио и Романо знали о том, что я перебралась в Ареццо, однако о последующем переезде в Кортону они представления не имели. Я видела Антонио возле своего отеля в Ареццо, как раз перед тем как гидрия обнаружилась в моей комнате.

Романо и Антонио также знали о моей утренней поездке к Танелла ди Питагора под пологом тумана, однако Романо что-то говорил о том, что не станет привлекать к ней Антонио, назначая мне свидание возле Мелоне ди Содо. Антонио тем не менее показался и спрятался в кустах, также как это сделала я. Он явно знал, что дело складывается не так, как надо, иначе он не сделал бы этого. И что стало причиной смерти Антонио?

* * *

Понаблюдав часок за тем, как Дотти и Анжело мусолят друг друга в перерыве между блюдами и глотками вина, я решила сдаться и вернуться в свой отель. Мысль о том, что придется провести еще один вечер в полном одиночестве, в крохотной комнате, перед телевизором размером с тостер угнетала меня. Но поблизости уже скопилось несколько человек, ожидавших, когда я освобожу столик, и официант не скрывал своего нетерпения. Я показала знаком, чтобы он принес мне счет и начала собирать собственные пожитки.

— Должно быть, это грубо с моей стороны, — произнес мужской голос, — но вы как будто уходите. Не разрешите ли вы мне присесть, чтобы я мог после вас занять этот столик?

Поглядев, я увидела перед собой обаятельного мужчину в темной водолазке, брюках и отличной коричневой замшевой куртке и очаровательных итальянских кожаных туфлях с носками. Приятно видеть, когда мужчины носят такие туфли с носками.

— Пожалуйста, — ответила я. — Располагайтесь. Я уже ухожу. Сейчас заплачу по счету и через пару минут освобожу для вас место.

— Спасибо, — поблагодарил он, отодвигая кресло напротив моего и садясь. — В эти вечерние часы найти свободный столик на Пиацца Навона достаточно сложно. А мы с вами нигде не встречались? Ваше лицо кажется мне знакомым.

Отлично, подумала я. Универсальное начало знакомства. Потом, откровенно говоря, после моего появления в Италии разрешения присесть за мой столик незнакомцы просили, на мой взгляд, слишком часто.

Однако, посмотрев на него попристальнее, я поняла, что и он кажется мне знакомым. После непродолжительных — секунда или две — размышлений, я вспомнила.

— Едва ли мы можем считать себя официально представленными друг другу, — сказала я. — Но наши пути пересекались в участке карабинеров, в Ареццо.

— Да, — он на мгновение задумался. — Вы правы. Вы были на приеме у этого — как же его зовут? — у Лукки. У Массимо Лукки. Надеюсь, что с вами не случилось ничего серьезного.

— Так, пустяки. — «Всего лишь подруга в тюрьме», подумала я. — А как ваши дела? Надеюсь тоже никаких неприятностей.

— Никаких, — ответил он, проявляя не больше откровенности, чем я сама, что меня вполне устраивало.

— Рада новой встрече, — сказала я, расплачиваясь с официантом.

— Прошу вас разрешить мне чем-нибудь угостить вас, — предложил он.

— По-моему, не стоит, — возразила я. — Но тем не менее благодарю.

— Может быть, я все-таки сумею переубедить вас? — спросил он. — Пить в одиночестве совершенно не в моем вкусе.

Я встала и уже собралась окончательно откланяться, но в этот момент на противоположной стороне площади кто-то подошел к столику Дотти. Я села.

— Ну, разве что один раз.

Появившийся мужчина тоже сел за столик к Дотти и Анжело. Выходя из отеля, Дотти позвонила кому-то. Не этому ли самому человеку?

— Жаль, что только раз, — произнес мой новый компаньон, снова подзывая официанта.

— Бокал белого вина, если вы не против, — сказала я.

Напротив нас Анжело встал, явно собираясь выдворить пришельца. Но буквально в долю секунды незнакомец оказался за спиной Анжело, заломив ему руку за спину тренированным захватом. Анжело немедленно оказался на площади. Мужчина вернулся за столик и сел.

— Вероятно, — начал мой собеседник, — это ваш первый визит в Рим?

— Нет, — ответила я.

Дотти извлекла платок из сумочки и высморкалась. Слез с такого расстояния не было видно, однако я не сомневалась в их наличии.

— Впрочем, конечно, — согласился он. — Для этого вы слишком хорошо разговариваете по-итальянски. Глупый вопрос, годящийся лишь для того, чтобы завязать беседу. Вы, конечно, заметили, что я не слишком уверен в себе в обществе красивых женщин. Кстати, меня зовут Никола Мардзолини.

— Ничего, — отозвалась я. — Начало разговора дается и мне с трудом. Меня зовут Лара Макклинток, и спасибо за комплимент.

Незнакомец за столиком Дотти налил себе бокал вина и залпом выпил его. Незнакомец, находившийся за моим столом, продолжил беседу:

— Передаю инициативу вам. Полагаю, что следующий словесный ход остается за вами, синьора.

— Хорошо, — ответила я. — Что именно привело вас в полицейский участок?

Он расхохотался.

— Прямота американских женщин восхищает меня. Мне она нравится. Как и вы сами.

— Но вы не ответили на мой вопрос.

— Здесь нет никакого секрета, — он улыбнулся. Очаровательной улыбке, возможно, несколько не хватало присущего Антонио обаяния, но и она производила благоприятное впечатление.

— Я оказываю консультации полиции по некоторым вопросам. Теперь вы, вне сомнения, спросите меня, по каким именно, поэтому отвечу вам сразу. Они пользуются моей профессиональной экспертизой по части древностей. Я выполняю функции наемного консультанта. Работаю по контракту в музее и как честный гражданин помогаю полиции. Ну, а теперь ваш черед. Что вы делаете? Почему оказались здесь? И каким образом попали в полицейский участок?

Упоминание о древностях прозвучало предупредительным звонком в моей голове, однако в моем собеседнике не было ничего подозрительного.

— А я — антиквар из Торонто. Провожу у вас закупки для своего магазина.

— Интересно. И какого рода вещами вы интересуетесь?

— В основном я занималась покупками в Тоскане. Сельская обстановка этого края сейчас в большой моде.

— Понятно. Античностью, надеюсь, не занимаетесь.

— Если мне удается избежать этого, — ответила я.

— Хорошо, — заметил он. — В таком случае я могу избавить вас от лекции о том, что торговля античными древностями губительна для культуры.

— Жаль, что мне придется пропустить ее, — возразила я. Он рассмеялся, внезапно, искренне, заразительно.

Вдруг я поняла, что мой собеседник — очень привлекательный человек.

— Едва ли я сумею уговорить вас пообедать со мной, хотя есть в одиночестве я ненавижу еще больше, чем пить. Ну вот опять отличился, еще одна жуткая мысль, попахивающая оскорблением. Я просто пытался сказать, что буду восхищен, если вы отобедаете со мной.

Прежде чем ответить, я бросила короткий взгляд на столик Дотти. Оба они оставались на месте.

— Спасибо, — поблагодарила я. — Мне будет приятно пообедать с вами.

— Вы позволите мне выбрать ресторан? — осведомился он.

— А что мешает сделать это прямо здесь? — спросила я.

— Я знаю куда лучшее место возле Кампо деи Фьери. Туда нетрудно дойти пешком.

Я хотела, было, возразить, но тут Дотти и ее новый компаньон поднялись и направились к выходу. Оставаться на площади более не имело смысла. Никола оставил счет на столе, взял меня под руку, и мы покинули кафе. Пользуясь Никола как щитом, я успела бросить торопливый взгляд на таинственного знакомого Дотти, вместе с ней уже оставлявшего площадь. Я не узнала его, однако они явно были близки. Я видела, как он подал ей свой платок, чтобы она могла вытереть слезы.

* * *

Никола выбрал приятный ресторанчик, где его как будто хорошо знали и, несмотря на выстроившуюся снаружи очередь, нас немедленно усадили за стойку бара, а через несколько минут пригласили к столику.

— Как вам удается такое? — поинтересовалась я.

— Я часто обедаю здесь, — объяснил он. — Я и живу недалеко отсюда. Потом, метрдотель — мой кузен, что тоже не мешает делу. Кстати, клецки здесь восхитительны, еще я могу рекомендовать стейк или любые морские блюда.

Мы провели вместе приятный вечер. Разговор шел об искусстве, музыке, театре и прочих предметах, о которых я люблю поговорить. Он рассказал, что для отдыха занимался живописью. Я призналась, что не имею никаких хобби, кроме собственного магазина. Он слегка флиртовал. Я тоже — немножко. Словом, вечер получился чудесным.

— Не хотите ли выпить чуточку на ночь? — осведомился он. — У меня дома?

Я улыбнулась.

— Благодарю вас, но мне придется ответить отказом.

— Значит, вы не свободны? — спросил он.

— Да, — призналась я.

— Так я и думал, — заметил он. — Не знаю почему. Хотя кольца на вашем пальце и нет, но на свободную женщину вы не похожи.

— Надеюсь, вы не сочтете меня неблагодарной. Это был чудесный вечер.

— Я тоже, и мне не хочется, чтобы он кончился так быстро, — проговорил он. — Впрочем, давайте заглянем ко мне. Что бы вам ни наговорили про итальянцев, обещаю вести себя благопристойно. А чем занимается ваш партнер?

— Он служит сержантом в Королевской канадской конной полиции.

— В самом деле? — проговорил он. — Настоящий конный полицейский? Тем более обещаю вести себя хорошо. Как это смело с вашей стороны. Или здесь следует видеть проявление патриотизма?

— Он действительно хороший человек, — рассмеялась я. — И я все более и более привязываюсь к нему.

— Привязываюсь, — заметил он, — любопытное слово, однако, по-моему, лучше не расспрашивать. Кстати, о полиции, кажется, вы так и не сказали мне, что привело вас в Ареццо в участок к карабинерам.

— Я проверяла один древний предмет, — ответила я. — Как вы сами знаете, лишняя предосторожность никогда не повредит.

— Весьма разумно, — проговорил он. — Кстати, там в это время находилась прекрасная вещь. Меня вызвали, чтобы получить заключение. Какая-то женщина попалась с нею — с этрусской гидрией. Конечно, вы знаете, что такое гидрия? Сосуд для воды с тремя ручками? Да? Великолепно.

— И она оказалась подлинной? — спросила я самым нейтральным тоном.

— Почти наверное. Действительно отличный экземпляр, притом в идеальном состоянии. А теперь пойдемте, я покажу вам свой дом.

* * *

Здание показалось мне не слишком приятным, лифт успел одряхлеть. Входя в подъезд, я оглянулась, однако никого из знакомых не заметила. К моему удивлению, квартира Никола действительно потрясала. Она состояла из очень просторной и похожей на студию комнаты на верхнем этаже, за стеклянной стеной с одной стороны ее открывался потрясающий вид на городские крыши. Возле противоположной окну стены располагалась крохотная кухонька, отделенная перегородкой кровать, — к которой я постаралась не приближаться, — и несколько предметов очень современной итальянской мебели превосходной работы. Я постаралась не расспрашивать его о личной жизни. В сущности, вопросов можно было не задавать — передо мной была квартира холостяка, и излишний интерес не привел бы меня ни к чему хорошему. Стены были завешены произведениями искусства, среди них были даже очень хорошие вещи.

— Не хотите ли снять жакет? — поинтересовался он.

— Конечно, — ответила я. — Можно просто бросить его куда-нибудь.

Взяв мой жакет, он не стал обращать внимания на мои слова и аккуратно повесил его на плечики в шкафу возле двери. Сняв собственный пиджак, он старательно сложил его, подумал, не перебросить ли через спинку кресла, но в итоге повесил рядом с моим жакетом.

— Удивительно, что у нас получился такой приятный вечер, — произнесла я с улыбкой. — Дело в том, что сама я — неряха. И предпочитаю пребывать в творческом беспорядке.

«Знакомство наше могло бы завершиться смертоубийством», подумала я. Он тоже улыбнулся.

— Итак, вы заметили мою болезненную склонность к аккуратности. Простите, если она смущает вас.

— Конечно, нет. Я просто завидую. Мне нравятся такие современные интерьеры. В них видна строгость, а друзья неоднократно указывали мне, что таковым качество я просто не обладаю. Моя квартира, скажем так, более эклектична. Модерн, примитив, и все, на чем остановится мой глаз, а он останавливается на многом.

— И так вам действительно понравилась моя квартира?

— Просто сказка. Но я почему-то удивлена. Мне казалось, что эксперт, не знаю, как сказать…

— Должен в меньшей степени любить современную мебель и искусство? — спросил он. — Но это не так странно, как вам кажется. Хорошие вещи, насколько я понял, нравятся мне вне зависимости от того, когда их создали. Но ведь, согласитесь, я не вправе владеть древностями, а когда ты знаком с подлинником любая копия кажется примитивной, во всяком случае, с моей точки зрения. Вот мебель у меня подлинная. Я собрал несколько лучших образчиков того, что на вашей родине зовется модерном середины двадцатого столетия. Днем я имею дело с предметами тысячелетней давности, обладающими своей собственной красотой, а когда я возвращаюсь домой, то попадаю в совершенно другой мир, полный собственного очарования, как, наверно, скажете вы.

— Насколько я могу видеть, вы покупали каждый из этих предметов, мебель, ковры, стеклянную вазу, картины в индивидуальном порядке. Возможно, я не могу правильно выразить свою мысль, но некоторые просто покупают вещи, не стремясь сочетать их друг с другом. Они покупают в лучшем случае комплекты. Или же это — чисто североамериканская манера?

— Не знаю, — ответил он. — Но вы — человек восприимчивый. Я действительно подбирал здесь предмет к предмету. Должно быть, в сердце своем я все-таки коллекционер.

— Но наделенный весьма взыскательным вкусом, — заметила я.

— Совершенство не является для меня пустым словом, — проговорил он. — Увы, также и в людях. Вне сомнения это может объяснить, почему в свои сорок шесть я все еще живу холостяком. Отсюда и моя привередливая аккуратность.

— Вижу, вы рисуете, — я указала на стоявший возле окна мольберт. — Нет ли среди этих работ и ваших?

Разговор начинал переходить на опасную территорию, и я подумала, что пора сменить тему.

— Нет, — ответил он. — Боюсь, что мои картины куда менее броски, чем эти абстрактные произведения. Я предпочитаю детали. Этого требует сам характер моей работы. И когда я берусь за кисть, любовь к деталям пробивается наружу, несмотря на все попытки держать ее в узде. Я могу показать вам кое-какие из своих работ, если только вы пообещает мне не сравнивать их с теми картинами, что висят у меня на стенах.

— Мне было бы очень интересно увидеть их.

— Одна из них находится сейчас на мольберте, и я принесу еще несколько штук. — Он направился в коридор, и я встала, чтобы последовать за ним.

— Подождите здесь, — предложил он. — Там, в коридоре, у меня устроена небольшая мастерская, в которой я храню свои работы. На самом деле ею является просто повышенная в чине ванная, которая служит мне кладовой и рабочим столом, когда я приношу с работы некоторые вещи домой, чтобы изучить их повнимательнее. Только не входите туда. — Он рассмеялся. — Там нет полного порядка.

Тем не менее я последовала за ним. В комнате оказалось полно книг, в основном о древностях, рабочий стол оказался заставленным всякими черепками, в углу находилась печь. Порядка здесь было меньше, чем в жилой комнате, однако за всем чувствовалась четкая логика.

— Как вы можете видеть, я занимаюсь здесь кое-какими исследованиями, — пояснил он. — Оборудование не очень сложное, однако оно позволяет мне время от времени проверять возникающие идеи.

Я извлекла из полки одну из книг — залистанный том, посвященный этрусскому искусству. Бегло просмотрев его, пока Никола рылся в ящиках, я поставила книгу на место. Отворачиваясь, я краешком глаза успела заметить, как он поправил только что оставленную мной книгу, так чтобы корешок ее в точности был выровнен по остальным.

Вопреки проявленной скромности и болезненной опрятности Никола оказался превосходным художником.

Картины его, небольшие холсты, иногда квадратики по шесть — восемь дюймов, на мой взгляд, отдавали влиянием глубокой древности.

Кистью он владел уверенно, и работы его оставляли вполне приятное впечатление.

— Они мне нравятся, — сказала я, делая глоток лимончелло. — Наверно во многом благодаря роду собственной деятельности, я ощущаю больше сродства с вашими картинами, чем с теми, которые висят у вас на стенах. По-моему, в них меня привлекает дух подлинной древности.

— Вы очень любезны, — поблагодарил он. — Я показываю собственные работы немногим людям. Это как если ты обнажаешь перед ними собственную душу. Спасибо вам за то, что вы так бережно обошлись с ней.

Он стоял совсем рядом, наши плечи соприкасались, и я поняла, что пора отправляться домой.

— Я, пожалуй, пойду, — сказала я.

— Я провожу вас до отеля, — предложил он.

— Не надо, — ответила я. — Это совсем не обязательно. Что если вы просто найдете для меня такси?

Когда я уходила, он поцеловал мою руку, а потом сказал:

— Вот, это вам.

Я увидала небольшую картину.

— По-моему, она понравилась вам больше остальных?

— Ну что вы, — попыталась я отказаться.

— Прошу вас принять ее.

— Спасибо, — поблагодарила я. — Буду вспоминать о вас всякий раз, когда буду смотреть на нее.

— Если вы еще раз приедете в Рим, — сказал он, подавая мне свою карточку. — Или если вам надоест ваш полисмен, надеюсь, вы вспомните обо мне.

Когда я ушла от него, улицы уже почти опустели. Поглядев в заднее стекло такси, я видела, как он стоит в пятне света, провожая меня.

Было ли тому причиной освещение, а может быть, переплеты окон, мне показалось, что он стоит возле своей тюрьмы. Возможно, так оно и было — при его безупречной одежде, совершенной и тщательно расставленной мебели, на которой нигде не было даже одной пылинки. Для меня видеть это было как рана в сердце.

Глава тринадцатая Ареццо

Большую часть следующего дня я провела в постели — в припадке настолько черного уныния, что мне даже не удавалось оторвать свою голову от подушки. Я рычала на горничную, заказывала еду, но не могла сделать и глотка, поглощала чашку за чашкой черного кофе, и наконец нервы мои раскалились так, что заболели даже глаза. Пытаясь найти утешение, я посмотрела, не пришло ли мне что-нибудь по электронной почте, однако в итоге мне стало только хуже.

«Привет, Лара, — гласило послание. — Надеюсь, тебе приятно в этой самой Франции, Италии или там, куда тебя еще занесло. Операция, в которой я принимаю участие, затягивается дольше, чем я мог ожидать, однако все идет хорошо. Как бывает всегда, подобные поручения оказываются просто скучными. Скоро вернусь домой. Надеюсь, что застану дома и тебя. Я люблю тебя. Роб».

Я набрала ответ:

«Привет, Роб. В Италии просто отлично. Мне осталось урегулировать здесь пару вопросов, а потом я сразу вернусь домой. Надеюсь на скорую встречу. Я тоже люблю тебя. Лара».

Нажав на клавишу, я отправила письмо, а потом некоторое время просто сидела и смотрела на экран. Роб никогда не признавался мне в любви, хотя, по-моему, любил меня — по крайней мере каким-то собственным способом. Но следовало ли ему делать это уже на следующий день, после того как я провела вечер в компании обаятельного итальянца? Если подумать, я также не признавалась ему в собственных чувствах. Интересно, что заставило его сделать такое признание именно сейчас, пусть даже и в электронной форме. Оставалось только надеяться, что короткое и бодрое послание не прикрывает собой столь же сложную, как моя, ситуацию — учитывая и ту историю, в которую я впуталась, и проведенный вчера вечер. Если так, он отнесется к моему письму с той же подозрительностью, что и я. Настроение мое сделалось еще хуже.

* * *

Около девяти вечера я осознала, что у меня остается две возможности: засесть в своем номере, изучая скучный внутренний дворик, прислушиваясь к звукам дождя и стараясь не замечать наполнявших комнату кухонных ароматов, пока я не рассыплюсь на части, или же примириться с судьбой, каковой она ни была бы, и сделать то, что я оттягивала уже примерно три дня.

К десяти вечера я уже приняла душ и катила по дороге в автомобиле. В тот миг мне казалось, что мое личное искупление как раз и заключается в поездке по совершенно не соответствовавшей собственному названию Аутострада дель Соле, под шелест дворников по стеклу и шум дождя.

— Входите, входите, — пригласил меня Сальваторе, друг Лолы.

— Простите, что я явилась так поздно, — сказала я. — Но мне нужно где-то остановиться. Могу ли я рухнуть на ваш диван, на пол, куда угодно?

— Я не позволю вам сделать этого, — ответил он. — У меня есть комната для гостей. Они посещают меня нечасто, но кровать, по-моему, достаточно уютная, и я буду рад предоставить вам эту комнату. Только, прошу вас, скажите мне, что вы вернулись с хорошими новостями. Скажите мне, что вы нашли бизнесмена, который собирался вернуть гидрию, что он готов все объяснить и моя Лола скоро окажется на свободе.

— Увы, нет, — ответила я, и он сразу заметно расстроился. — Я нашла этого человека, но оказалось, что принимала за него другого.

— Расскажите мне все, — сказал он. — Идите сюда, садитесь и рассказывайте.

Так я и поступила.

— Как, по вашему, если я расскажу эту историю в полиции, тому же самому Массимо Лукка, он поверит мне?

— Нет, — ответил он.

— Ну, тогда мне просто придется заявить ему, что гидрия принадлежит мне. Ничего другого просто не остается. Не знаю, почему Лола не сказала этого им сама, однако, насколько я понимаю, она промолчала обо мне.

— Едва ли это поможет.

— А знаете, вчера, в это же самое время, — я посмотрела на часы, — я находилась в обществе очень приятного человека. Я была у него дома, и он подарил мне свою картину.

— Так? — сказал Сальваторе.

— Дело в том, что я не свободна, — объяснила я. — Моим партнером является полисмен, и в настоящее время он находится на выполнении какого-то задания, о котором я ничего не знаю, но не сомневаюсь в том, что оно опасно.

— И вы опасаетесь, что нарушили условия вашей связи?

— Я не стала бы останавливаться у вас, если бы это было так.

— И как бы вы почувствовали себя, если бы ваш друг, ваш полисмен, находящийся на опасном задании, провел вечер с какой-нибудь новой знакомой?

— Не знаю, что именно ощутила бы я в подобном случае, однако превосходно понимаю, что именно является самой ужасной частью моего положения, — сказала я. Он молча ждал продолжения.

Я развлекалась в Риме, ела вкусные блюда, пила отличное вино и флиртовала с незнакомцем, в то время как Робу, возможно, грозит опасность, а Лола увядает в тюрьме.

— Возможно, именно таким способом вы разрешаете для себя сложные ситуации.

— Возможно. Знаете, последние несколько лет я была в достаточной мере довольна собой, своими взаимоотношениями с миром. Конечно, я понимаю, что представляю собой далеко не идеал, однако я научилась преодолевать это чувство. А теперь по какой-то причине мне кажется, что гаже меня нет никого на всем свете. Я не знаю, что мне теперь делать. Я так устала, мне так плохо. Я даже не понимаю, что лучше — сердиться или унывать.

— Если вы на это способны, лучше сердитесь. Это более здоровая реакция.

— Тогда на кого мне сердиться? На себя? Лола впуталась в эту историю потому лишь, что у меня хватило глупости поверить, что такая важная персона, как Кроуфорд Лейк, не только знает о моем существовании, но и стремится воспользоваться моими услугами. Какой еще глупости остается мне теперь ждать от себя? Надо помочь и себе, и Лоле, но у меня нет никаких идей в отношении того, что теперь делать.

Он коротко поглядел на меня.

— Я знаю, что вам нужно, — Сальваторе поднялся с кресла. — Во-первых, граппа. — Сняв бутыль с полки, он налил мне небольшую рюмку и сказал:

— Выпейте. Вас трясет.

— Во-вторых, — он взял большую кастрюлю, наполнил ее водой, поставил на конфорку и поджег. — Паста. Вы сегодня почти ничего не ели. — Это был не вопрос — утверждение. Он был прав.

— Макароны с чесноком и маслом, — поставив сковородку на другую конфорку, он потянулся за оливковым маслом. А для укрепления духа пепперончини, жгучие перцы. И сразу станет легче. Кстати, начать можно с одного — двух ломтей хлеба.

— И в-третьих, — он подошел к небольшому CD-плееру на окне. — Музыка. Точнее, опера. В подобных обстоятельствах хочется посоветовать что-нибудь не итальянское, может быть, Моцарта или Вагнера. Глубокая музыка рождает еще более глубокие переживания. Тангейзер или Дон Джиованни. Впрочем, нет. Пусть будет Верди. «Отелло».

Первый резкий аккорд накатил на нас.

— Чему бы еще ни учила нас эта пьеса, в первую очередь она говорит о том, как трудно понять, кому следует верить. — А пока я буду готовить, — сказал он, подавая мне ручку и толстый блокнот, — запишите имена всех людей, с которыми вы вступали пусть даже в самый мимолетный контакт, оказавшись на службе у поддельного Кроуфорда Лейка. Вы меня поняли, всех до единого? И если сумеете, расположите их в порядке ваших встреч. Надо действовать, а не сидеть и жалеть себя.

— Хорошо, — сказала я, погружаясь на пару минут в дело.

— Позвольте взглянуть, — он взял листок одной рукой, помешивая в кастрюле другой. — Антонио Бальдуччи, тот молодой человек, который следовал за вами повсюду. Марио Романо, псевдо-Кроуфорд Лейк, так?

Я кивнула.

— Итак, вы посетили эти апартаменты и видели там только Лейка, или Романо, а также Бальдуччи?

— Да. То есть, нет. Еще там была служанка по имени Анна.

— Просто Анна? Без фамилии?

— Увы, да, просто Анна.

— Потом вы отправились в Париж, и Антонио последовал за вами. Там вы встретили…

— Ива Буше, — напомнила я.

— И вас связал с ним Лейк, то есть Романо.

— Не совсем так. Если верить Буше, контакт был достигнут через Витторио Палладини, которому и принадлежит в Риме эта квартира.

Витали вернул мне листок.

— Впишите и его имя. Так. Кто у нас следующий? Пьер Леклерк, не так ли? Или он же Леконт со знаком вопроса.

— Он представился мне как Леклерк. Годар говорил, что его фамилия показалась ему похожей на Леконта. Но Годар мог просто ошибиться.

— Итак, Леклерк погиб возле Танеллы. Я читал об этом в газете. Тело еще не идентифицировано, но подразумеваются темные махинации.

— Не только подозреваются, я в этом не сомневаюсь, — продолжила я. — В газетах не говорили, что его сперва одурманили, а потом удавили?

— Давайте не будем задерживаться на этом. Буше повез вас на встречу с Робером Годаром, правильно? Но сперва вы встретились с Дотти Бич и Кайлом. Кто такой этот Кайл? Вы знаете только имя?

— Боюсь, что да, — ответила я. — Он всегда оставался просто Кайлом. Американец, молодой и очень привлекательный. Но, по словам Дотти, он вернулся домой.

— Потом эта Дотти. Вы сказали мне, что знакомы с ней уже много лет?

— Да.

— А вы не конкурировали с ней в деле или, может быть, в любви? Она не была когда-то знакома с вашим бывшим мужем Клайвом?

— Нет. Едва ли. Когда мы познакомились, Дотти была замужем за Хью Холлидеем. Теперь они в разводе. Потом, когда Клайв начал дурить, он выбрал себе женщину помоложе, чем Дотти. К тому же Дотти нравятся более молодые мужчины, чем Клайв.

— А Робер Годар, человек из склепа. Он и в самом деле упал туда?

— Не думаю. На мой взгляд, он мастерски справлялся со спуском в гробницу. Конечно, это мог быть и несчастный случай, но, учитывая все, что произошло потом, я не стала бы в этом ручаться.

— Евгению Понте я знаю, конечно. Апартаменты принадлежали Палладини, как вы уже упоминали. Он занимается страховкой в Риме? А Сезар Розати? Имя это знакомо мне.

— Я познакомилась с ним в Вольтерре. Кроме места нашего знакомства, с этой историей его ничего не связывает. Ему принадлежит какая-то Галерея Розати. Это нужно проверить.

— Возможно, я сумею помочь вам, — сказал он. — Однако имен еще маловато. Постарайтесь подумать еще. Кто мог рассказать тому лицу, которое стоит за всем этим, о самом вашем пребывании в Италии? Кто знал о нем?

— Мой поставщик Луиджи Д'Амато, но я веду с ним дела уже много лет.

— Это не имеет значения. Вы говорили мне, что уже много лет знакомы и с Дотти Бич, и, как мне показалось, не обнаружили при этом достаточной уверенности в ней. Синьор Д'Амато должен возглавить список, поскольку он стал первым, с кем вы имели здесь дело. Однако он не является единственным лицом, знающим о вашей поездке в Италию. Как насчет вашего партнера по бизнесу?

— Клайва? Но он — мой бывший муж, — ответила я.

— Боюсь, что неудачный брак становился причиной не одного преступления, — возразил он.

— Я понимаю это, но Клайв при всех его недостатках просто не мог впутаться в такую историю. Конечно, он мог невольно рассказать кому-то о том, где я нахожусь. Более того, если подумать, он именно это и сделал. Он говорил мне, что в магазин звонил какой-то Антонио, интересовавшийся названием отеля, в котором я остановилась. Клайв посчитал, что Антонио работает у Д'Амато.

— А ваш друг, кажется, вы говорили, что его зовут Роб?

— Роб знает, где я нахожусь, но сейчас с ним невозможно связаться. Его дочь Дженнифер хорошо вышколена и о том, где можно меня найти, расскажет только хорошо знакомому человеку. Она бы передала мне имя и телефон такого человека по электронной почте, но не стала бы называть ему мой номер.

— Но теперь о вашем пребывании в Италии знают многие люди.

— Да, — согласилась я. — Вижу, что дело Лолы оказалось в надежных руках.

Он улыбнулся.

— Вы считаете, что я допрашиваю вас? Ну, разве что самую малость. Однако продолжим. Знаете ли вы, кому принадлежал дом, в котором обнаружили тело Бальдуччи?

— Да, его фамилия упоминалась в газетах. Мауро, Джино Мауро. Он — знаком с Марио Романо. Так сказала мне его дочь.

— Его дочь? Занесите и ее в список. Кого еще мы забыли? — спросил он, ставя передо мной блюдо с дымящимися макаронами и наливая граппы себе и мне. — Кому известно, что вы разыскивали Лейка? Его сестре.

— Да, Бренди. И служанке, и сиделке Бренди Майре. Ее фамилия мне тоже не известна. Она говорила мне, что не имеет возможности связаться с Лейком, но кто-то это сделал. Он знал о том, что я побывала у нее, и даже то, что я принесла ей белые розы.

— Теперь мы говорим о настоящем Кроуфорде Лейке, не так ли? Список уже включает двадцать имен. Кажется, я не ошибся? Двадцать?

— Я забыла упомянуть Анжело. Нового любовника Дотти. Молодой и симпатичный парень, она нашла его в агентстве Евгении Понте.

— Анжело, — повторил он. — Двадцать один.

— Анжело Чипполини, — добавила я. — И еще Альфред Мондрагон.

Сальваторе вопросительно посмотрел на меня.

— Я же говорил вам, что вы забыли о многих лицах. Кто такой Мондрагон?

— Я разговаривала с ним по телефону. Британский делец, занимается торговлей произведениями искусства. Он осуществляет покупки для настоящего Кроуфорда Лейка, однако Мондрагон говорил, что не знает, как связаться с ним. Может быть, врал, может быть нет.

— Итак, двадцать два. А точнее двадцать четыре.

— Двадцать четыре? А кто остальные двое? — спросила я.

— Лола и я, — ответил он. — Жизнь, как я уже упоминал, это умение доверять. И в настоящее время вы не можете слепо довериться никому. Итак, оставим в списке всех двадцати четырех человек, что бы вы там ни думали о своем личном друге, его дочери и деловом партнере.

— Сальваторе, — предложила я. — По-моему, мы можем чуть сузить этот перечень. Возможно, что врагов у меня больше, чем мне известно, но я знаю своих друзей. Давайте вычеркнем вас и Лолу, Роба, Дженнифер, Клайва и Д'Амато. Помимо всего прочего, я крестная детей Д'Амато. Я обедала у него в доме всего пару недель назад. Кроме того, опустим и Сильвию. Это очаровательная и невинная девочка, какими бы там делами не занимался ее отец. Кроме того, мы можем вычеркнуть Годара, потому что он мертв, Антонио и Пьера Леклерка по той же причине, а заодно и Ива Буше. Остаются тринадцать, и этого более чем довольно.

— Почему вы отбрасываете Буше?

— Потому что в итоге я переговорила с ним; он в это дело не замешан, так как слишком ничтожен, чтобы иметь к нему какое-либо отношение. Не его весовая категория. Мне бы хотелось вычеркнуть из этого списка и Бренди, учитывая, что она не имеет возможности покинуть свой дом, однако я полагаю, что при желании она способна найти средства исполнения такого дела. Еще я вычеркнула бы Кайла, и, может быть, даже Анжело, хотя он и работает у Евгении Понте.

— Ну, хорошо. Завтра приступим к делу. Я возьму ваш список и постараюсь выяснить все возможное о каждом из этих лиц. Что-нибудь да всплывет. Мы уже знаем о связи между вашей подругой — я пользуюсь этим словом чисто условно — Дотти и агентством Евгении Понте, а также между Понте, Романо и Бальдуччи, и между Романо и Мауро. Возможно, обнаружатся и другие связи. И если они существуют, я их найду. Но сперва я расскажу Лоле о том, что Лейк разочаровал нас.

— Нет, — ответила я. — Это сделаю я сама. За этим я и приехала сюда.

— Вы уверены?

— Да.

— А что будет потом?

— Не знаю. Вы можете что-нибудь предложить?

— Все это время вы служили кому-то добычей, разве не так? Теперь, по-моему, пора превратиться в охотника. Я имею в виду тех людей, которые все время возникают в вашей жизни? Пора и вам огорошить их своим появлением. Завтра вы вернетесь в Рим и нанесете им по визиту.

* * *

Услышав от меня о Лейке и неприятном повороте истории, Лола утерла слезинку. Она похудела, побледнела и вообще казалась больной.

— Ну и хорошо, — сказала она.

— Ничего хорошего в этом нет, Лола. Совсем нет. Это я так гордилась собой и своим делом, что позволила бесчестным людям воспользоваться собой. На вашем месте должна была находиться я.

— Это не так! — возразила она. — Виновата я, а не вы.

— И как вы пришли к этому выводу, Лола? — спросила я. — Какая справедливость может быть в подобной ситуации?

Она надолго отвернулась от меня, рассматривая какое-то пятно на стене.

— Вы по крайней мере намеревались сделать правильную вещь. В отличие от меня. Едва ли я смогу объяснить вам свои чувства, которые ощутила, увидев эту этрусскую гидрию — на вашей постели, на этом жутком розовом одеяле, но хотя бы попытаюсь это сделать. Мне важно, чтобы вы поняли мотивы моего поступка. Невзирая на ваши слова, я была уверена в том, что передо мной — подлинная вещь. И оставлять ее в этом безобразном отеле, среди нелепых красных покрывал и занавесей, среди жутких обоев, казалось мне едва ли не святотатством. Она была настолько совершенна: и мастерством, и формой, и росписью. Ее мог создать только мастер Микали. Я не ошиблась?

— Нет, — ответила я.

— Она была безупречна. Ничего подобного в такой близи мне просто не приводилось видеть. Мне хотелось прикоснуться к ней, провести ладонями по поверхности. — Она чуть усмехнулась. — Как о любовнике говорю, правда? И знаете, это была любовь с первого взгляда. И как обезумевшая любовница я должна была завладеть предметом своей любви. Или это была похоть? Не знаю. Я потратила большую часть собственной жизни на изучение этрусков. Люди начинают смеяться, когда я рассказываю им, что разыскиваю гробницу Ларта Порсены, однако она находится где-то рядом, не так ли? И разве найти ее не будет прекрасным делом?

— Да, конечно. Но…

— Я не знаю, почему внимание мое привлекли этруски, а не римляне или майя, или индейцы северной Америки. Может быть, просто потому, что представилась такая возможность. Мой класс ездил в Италию, и я тоже. Помню, как тем летом мы посещали Тарквинию, как я спускалась в Гробницу с Леопардами, как стояла там, раскрыв от удивления рот. И с тех пор я потратила на этот народ куда больше времени, чем вы можете себе представить — торча в музеях перед стеклянными витринами и рассматривая этрусскую керамику под всеми возможными углами, топая по холмам и равнинам в поисках Ларта. — И знаете, что я делала? Я писала письма итальянским властям и в ЮНЕСКО, требуя запретить торговлю древностями. Я помещала заметки в бюллетене местного археологического общества, уговаривая людей не приобретать древности. Я даже пикетировала возле одного из крупнейших нью-йоркских аукционов, протестуя против продажи этрусской бронзы! В то утро, когда мы встретились за завтраком, вы имели возможность познакомиться с моими словесными заявлениями по этому поводу. С высоты собственной святости я читала вам нотации! До сих пор удивляюсь тому, что вы не заткнули мне рот, хотя бы булочкой. Ну, как можно проявлять подобное ханжество? Я все думаю об этих людях… ну, знаете, о полисменах, которые читают школьникам лекции о вреде наркотиков, или о психологах и священниках, выступающих против внебрачных половых отношений, но покоряющихся тому самому пороку, с которым они борются.

— Лола, не надо. Не надо так укорять себя. Вы ошибаетесь.

— А потом я увидела гидрию, — сказала она, не обращая внимания на мои возражения, — и все, во что я столь твердо веровала, разлетелось на части. Я была должна обладать ей. И не только это; я сказала себе, что раз она все равно краденая, то я могу позволить себе владеть ею. Я была готова тайно провезти ее домой и где-нибудь спрятать. Я хотела ее, понимая при этом, что никогда и никому не смогу показать этот сосуд. За те несколько секунд, пока вы открывали дверь номера, я уже решила, что увезу ее домой, не считаясь с любым риском, пусть вы задерживали полицию возле двери, пусть я крала ее уже у вас. А вы накормили меня, подвезли под дождем. Вы даже предлагали мне деньги, чтобы я могла оплатить счет из отеля. Я слышала ваш голос, когда вы выходили на пожарную лестницу. Я слышала, что ваше обещание оплатить мой счет, но стояла, прижав мою возлюбленную к груди, пока вы не сдались и не вернулись в номер. Вы даже не знаете, что я чувствовала в этот момент.

— В известной мере это не так, Лола, — возразила я. — Мне неоднократно случалось видеть редкие вещи, которые я не в состоянии купить, но хотела бы иметь у себя — не в магазине, а в личном распоряжении. Всегда бывает такой момент, когда я почти покоряюсь этому чувству.

— Почти, — заметила она. — В этом вся разница между вами и мной. Вы сказали мне, что позволили этим людям одурачить себя. Может быть, так и было. Может быть, вы на какое-то время покорились гордыне. Но вы не теряли себя так. Как это случилось со мной.

По ее лицу потекли слезы.

— Это смешно, — сказала я. — Вы же пришли в себя. Вы вернули сосуд. Нельзя же всю жизнь казнить себя за маленькую оплошность.

— Люди все время казнят себя именно за малые оплошности, разве не так? — возразила она. — Не обратил в нужный момент внимания, и кто-то умер. А другой пошутил, а вместо веселья вышла трагедия. Ну, а третий ошибся, и насмарку пошла целая нелегкая жизнь. Поэтому, к чему взывать к справедливости? Я бы сказала, что она уже осуществилась.

Часть третья Змея

…этруски были злыми людьми. Об этом нам поведали римляне, народ, враждовавший с ними и уничтоживший их.

Д. Г. Лоуренс

Глава четырнадцатая Рим

Дотти Бич неторопливо брела по Виа Кондотти, то и дело останавливаясь возле витрин магазинов, и время от времени ныряя в один из них, чтобы по прошествии некоторого времени объявиться с новым пакетом. Потратив полтора часа на наблюдение за ней, я поняла, что Дотти всего лишь отправилась за покупками. И не куда-нибудь, Учтите, а в магазины самых шикарных модельеров. Оставив ее за этим делом, я отыскала себе место, откуда была видна дверь здания, в котором располагалось Агентство Корелли Понте.

Ожидая, я позвонила Клайву.

— Привет.

— Где ты застряла? — набросился он на меня.

— В Риме.

— Надеюсь, что ты звонишь, чтобы сообщить мне о том, что возвращаешься домой. Ты отсутствуешь уже достаточно давно, а в одиночку вести все дела достаточно сложно, — выразил он мне свое недовольство.

— Ты там не один, — возразила я. — Алекс тебе помогает, не так ли? И потом, что из того, что я устроила себе отдых в Ницце? У тебя с Мойрой и так несколько отпусков в году.

— По-моему, — заявил он, — они все-таки не были такими продолжительными, как сейчас у тебя.

— А знаешь, кого я встретила здесь пару раз? — спросила я, не обращая внимания на выпад.

— Кого же?

— Дотти Бич. Я пару раз отобедала с ней во Франции, а потом видела ее в Риме.

— И что она делает там?

— Конечно, совершает закупки для своего магазина.

— Боже, если бы мы с тобой разорились и тут же попробовали открыть новый магазин в другом месте, как, по-твоему, нам бы позволили это сделать? Незачем и спрашивать, понятно, что нет. Не знаю, как подобные штуки удаются некоторым людям!

— О чем ты говоришь, Клайв?

— Она разорилась. Разве я тебе этого не рассказывал?

— Нет, Клайв.

— Прости. Наверно, забыл. Все-таки она не относится к числу наших лучших друзей.

— И когда все это произошло?

— Как раз после зимней Нью-йоркской ярмарки антиквариата в этом году, — ответил он. — Она присутствовала там и находилась в просто отчаянном расположении духа, скажу я тебе. Искала партнера для укрепления своего успешного дела, как она всем объясняла, но ты же знаешь, как любят сплетни в нашей торговой специальности. Всем было известно, что у нее неприятности.

— А я думала, что у нее все в порядке. Что же случилось?

— Ее муж, кажется, его зовут Хью, подал на развод. Я же говорил это тебе, правда? Такая грязная история. У нас все было по-другому, цивилизованно. Он отказывается оставить ей дюже дюйм. Он говорит, что помог ей открыть антикварный магазин, много лет оплачивал все убытки, и если она все-таки не сумела раскрутить свое дело, то ее проблемы к нему не относятся. Или что-то в том же духе. После ярмарки она долго не продержалась.

— Значит, она каким-то образом поправила дела, потому что в данный момент Дотти делает покупки у модельеров на Виа Кондотти, — заметила я.

— Некоторые люди всегда приземляются на все четыре ноги, правда? Может, и улицу-то назвали в ее честь. Дотти — Виа Кон-Дотти. Поняла? Ха-ха. Ну, и когда же тебя можно ждать дома?

— Скоро, — пообещала я.

— Скоро? — взвыл он. — Как прикажешь понимать твои слова?

— Не могу достать билеты на самолет, — солгала я. — Вот-вот начнется забастовка.

— Ох уж эти итальянцы! — возмутился он. — Вечно у них одни забастовки.

— Клайв, а имя Пьер Леклерк тебе что-нибудь говорит?

— Пьер Леклерк, — повторил он неторопливо. — Вроде бы нет. Разве я должен его знать? Кто это?

— Один такой пронырливый делец, занимающийся нашим делом во Франции, — ответила я. — А Пьер Леконт тебе не знаком?

— Леконт, Леконт, — повторил он. — Нет. А почему бы тебе не спросить об этом у Мондрагона — того, с кем мы познакомились в Берлингтон Хаус? Уж он-то знает всех. Ты случайно не связалась с этим пронырой, а?

— Стараюсь избежать этой участи. А насчет Мондрагона ты неплохо придумал. До скорой встречи.

— Насколько скорой? — спросил он.

— Просто скорой, — ответила я.

* * *

Евгения Понте вышла из здания и целеустремленно зашагала по Виа Венето. В отличие от Дотти витринами она не интересовалась, свернула в один из самых шикарных отелей и, пройдя через вестибюль, направилась прямо в бар-ресторан. Навстречу ей из-за столика поднялся довольно высокий, худощавый и симпатичный мужчина. Я устроилась за столиком позади колонны.

Посвятив несколько минут оживленному разговору, они сделали заказ, после чего явилась бутылка шампанского и два блюда живых устриц, что явным образом намекало на последующее развитие событий. Употребив эти содействующие любви продукты, они вдвоем вышли из ресторана, направившись прямо к лифтам. Мужчину этого я узнала, потому что уже встречала его. Однако чтобы не оказалось, что на моем пути возник очередной самозванец, я дождалась мгновения, когда метрдотель оставил свой пост возле входа, и заглянула в его журнал, сразу же натолкнувшись на знакомое имя. Стол на две персоны на 13:15 был заказан на имя синьора Палладини. Круг смыкался: владелец квартиры был любовником женщины, предоставившей актеров. Я самым очевидным образом приближалась к открытию, хотя еще и не знала, к какому именно.

* * *

В три часа дня, как было заранее оговорено, я позвонила Сальваторе.

— Что вам удалось выяснить? — спросила я.

— Я начал с тех, кто был более знаком мне, и разыскивал, как вы предложили, возможную связь с Кроуфордом Лейком, — начал Сальваторе. — Первым стал Сезар Розати, потому что мне уже было кое-что известно о нем, и информацию эту было проще получить, чем в остальных случаях. Розати был прежде банкиром и достаточно преуспевающим. Потом он начал интересоваться банковскими операциями, проводимыми через Интернет, и вынужден был отойти от дел под нажимом Мардзокко Финансиал Онлайн, компании, которая, как вам известно, принадлежит Кроуфорду Лейку. Розати каким-то образом уцелел и даже снова встал на ноги, хотя больше не занимается банковским делом.

— Он говорил, что является владельцем галереи, — напомнила я, — в которой выставлена семейная коллекция его жены.

— Да, вы правы. В их совместной собственности находится много этрусских предметов. Розати, похоже, сумел обойти все ограничения на владение такими вещами, поскольку открыл дом своей жены для публичного посещения в качестве музея и галереи, получив на это специальное разрешение. Музей, как вы, наверно, знаете, называется Галереей Розати. Плата за вход достаточно высока, что, возможно, позволяет ему удерживаться на плаву. Может быть, он просто удачно женился, хотя сам я всегда предполагал, что семейство жены не способно наделить его ничем более материальным, чем стиль, надеюсь, вы понимаете меня.

Он добился известности за очень короткий срок. Одной из причин ее является его чрезвычайная удачливость в розыске и возвращении на родину итальянских древностей. Недавно, не более года назад, он обнаружил превосходного этрусского каменного сфинкса, предположительно украденного из гробницы в Тарквинии. Теперь фигура выставлена в его галерее. Пару лет назад он с помпой объявил, что нашел этрусский килик, чашу для питья, расписанную мастером Бородатого Сфинкса, как вы знаете, художника не менее знаменитого и яркого, чем мастер Микали. И сосуд этот тоже был много лет назад выкраден из музея.

Потом вам следует знать, что среди нас находятся скептики, которые считают, что Розати уже обладал этими древностями. А это означает, что он не брезговал краденым товаром и теперь пытается легализовать его, делая заявления о подобных находках. Однако Розати утверждает, что вместе с группой благотворителей купил сфинкса у швейцарского коллекционера, а килик в Англии, и возвратил их Италии под звуки всенародного одобрения. Одним из других дарителей, кстати, являлся Джанпьеро Понте, покойный муж Евгении. Я нашел в архиве газету с фотографией, на которой Понте, Розати и Витторио Палладини вместе снимают покрывало с килика.

— Евгения Понте является любовницей Палладини, — добавила я.

— Неужели? — переспросил Сальваторе. — Весьма интересно. Проверив Понте, я не сумел нащупать никаких его связей с Лейком. Однако Понте совершил самоубийство. Некоторые утверждали, что его дело стало приходить в упадок, поэтому, памятуя о хищном норове Лейка, я попытался выяснить этот вопрос. Но ничего не нашел. Некоторые мои коллеги поговаривали, что проблемы были связаны с неудачным браком, который уже некоторое время назад превратился в условность. Но вы знаете Италию и разводы. Однако, похоже, что поговаривали не без оснований. Она прибирает к рукам компанию своего мужа и, на мой взгляд, делает это достаточно успешно. Кстати, успех всегда сопутствовал ей. Сначала она была моделью, потом телезвездой, хотя я никогда не видел ее шоу, ее агентство преуспевает. Я не могу обнаружить никаких признаков проблем с финансами или законом. Единственный компрометирующий фактор известен только нам с вами, и заключается он в том, что и Антонио, и Марио числились в списках агентства. — А теперь, прежде чем я перейду к Палладини и прочим, позвольте мне закончить с Розати.

— Кстати о том килике, — заметила я. — Кажется, он говорил мне, что его украли.

— Правильно. Около двух лет назад в музей Розати пробрались воры. Система сигнализации немедленно отреагировала, но полиция не стала особенно торопиться, и, явившись на место, карабинеры обнаружили в клозете связанного охранника с кляпом во рту, ну а этрусского килика на месте не оказалось. Как раз в это самое время музей, из которого килик был когда-то украден, начал требовать его возвращения. Историю со взломом я вспоминаю по нескольким соображениям: во-первых, благодаря очевидному сходству событий вокруг этого килика и вашей гидрии. Оба сосуда были украдены и обнаружены за пределами Италии в собраниях частных коллекционеров. Кроме того, страховую выплату после кражи килика должна была производить та самая страховая компания, где Витторио Палладини заведует отделом претензий. Килик был застрахован на крупную сумму, возможно, даже превосходящую его цену, если подобные предметы вообще имеют ее. Должно быть, пропажа сосуда не порадовала его.

— А вы сумели обнаружить связь между Палладини и Лейком?

— Нет.

— Но ведь оба Понте, Палладини и Розати друг с другом связаны, а Розати был знаком с Лейком… во всяком случае, он знал, во что может обойтись попытка конкуренции с Лейком.

— Да, — согласился он.

— Кроме того, Палладини распорядился, чтобы Ив Буше свел меня с Годаром.

— Очевидно, — произнес Сальваторе.

— Что вы еще обнаружили?

— Джино Мауро. Это американец, хотя, оказываясь здесь, он становится большим итальянцем, чем мы сами. Он считает, что род его восходит к какому-то властелину, однако на деле родители его эмигрировали в Америку из бедной сицилийской деревеньки.

— И разбогатели там?

— Они нет в отличие от него. Он был или является сейчас рестлером.

— Кем-кем?

— Мастером кулачного боя, кажется уже бывшим. Из WWF, как вы говорите. Он выступал под именем Джино Великолепный. — Сальваторе умолк, а потом спросил. — Знакомо ли вам это имя?

— Немного, и я готова поклясться, что видела его на Пиацца Навона вместе с Дотти Бич. Тот человек, которого я могла бы назвать этим именем, вышвырнул из-за столика ее молодого приятеля буквально, как котенка.

— Понимаю, — сказал он. — Похоже на правду. В качестве рестлера Мауро пользовался умеренным успехом, вовремя сошел и занялся волоконной оптикой.

— И тут появился Лейк, — предположила я.

— Вы правы. Лейк попытался перекупить дело. Мауро отказался продавать его. И Лейк отбил у Мауро большинство клиентов.

— А теперь Мауро продает и ферму. Его что-нибудь связывает с прочими членами группы?

— Ничего такого, что я сумел бы найти.

— А что еще вы можете сказать про Палладини?

— Я уже все сказал вам. Он юрист, занимается общими вопросами и работает на страховую компанию.

— Ему принадлежат роскошные апартаменты в Риме. Может ли начальник отдела претензий страховой компании позволить себе содержать подобное жилье?

— Не знаю. Могу только сказать, что он купил эту квартиру пару лет назад и уже продает ее. Возможно, прыгнул выше головы.

— Не думаю. Он ищет большее помещение. Впрочем, он мог и солгать. Что еще?

— Не так уж много. Я не смог ничего найти об Иве Буше или Пьере Леклерке. Анна… я не знаю, как ее искать. Майру тоже. А что обнаружили вы? Кроме того, что Евгения и Палладини состоят в близких отношениях?

— Я узнала, что Дотти Бич разорена, однако видела, как она делает покупки на Виа Кондотти, — ответила я. — Кроме того, я узнала, что она не была совершенно откровенна в отношении своего магазина. Хотелось бы знать, действительно ли у нее есть магазин в Новом Орлеане? Или она обнаружила другого партнера, который заменил ей мужа в качестве источника денег?

— Вы сказали Новый Орлеан? — переспросил Сальваторе.

— Да.

— Подождите минуточку. — В трубке зашелестело, и он снова заговорил. — Зимний дом Джино Мауро располагается в Новом Орлеане. Основным местом его жительства является Нью-Йорк, но у него есть жилье и в Новом Орлеане. Возможно, вы правы в отношении того мужчины, что был вместе с Дотти Бич на площади. Кроме того, он обычно бывает в Италии в это время года.

— Да, Сильвия говорила, что он должен приехать. Однако его не было в Италии, когда умер Антонио. Так, во всяком случае, утверждают газеты. Интересно, можно ли установить, кто из репортеров написал заметку о смерти Антонио. Я не помню, кто именно это сделал, однако найти будет не слишком трудно.

— Вырезка лежит передо мной, — сказал Сальваторе. — После нашей вчерашней беседы я проглядел все газеты за последние дни. Пожалуйста, не отключайтесь, и я назову вам имя но меньшей мере одного из них. Джианни Вери, — произнес он спустя какую-то минуту.

— Тот же самый, что писал статью о гидрии и аресте Лолы, — заметила я.

— По-моему, вы правы, — проговорил Сальваторе. — И уже поэтому он мне не нравится.

* * *

Найти Вери мне удалось не сразу. Я посетила редакции газет, в которых он публиковал свои заметки, и узнала, что он является вольной птицей. Я сказала его коллегам, что хотела бы отыскать его и заказать статью, и после нескольких минут обаяния, — в той мере на которую я способна, — кто-то сжалился надо мной, а может быть, и над Джианни, учитывая то, что мне предстояло узнать, и назвал мне его телефонный номер. По номеру я узнала и адрес.

Офис Вери — комнатушка, размером не больше шкафчика для метлы — располагался на третьем этаже не имеющего лифта дома, находившегося в достаточно неприглядной части города. Имя его было набрано на двери шелушащимися золотыми буквами, и, когда я вошла, ему пришлось встать и закрыть дверь, чтобы я могла обойти стол и сесть. Я сказала ему, что занимаюсь торговлей антиквариатом и издаю бюллетень, в котором регулярно публикуются статьи знатоков на темы, интересные для коллекционера, а пришла к нему потому, что увидела его заметку о бизнесмене, вывозящем древности из страны прямо под носом полиции, и мне захотелось ее перепечатать. Он казался польщенным.

— Простите, что ввалилась без предупреждения, — сказала я ему. — Однако ваша статья очень заинтересовала меня. Я решила, что вы действительно знаете, о чем идет речь. Я попыталась связаться с вами по электронной почте, — добавила я. — В адресе значилось Вери.

— Тогда все понятно, — проговорил он. — Там стоит Вейи, а не Вери. Глупо с моей стороны выбирать адрес, так похожий на собственную фамилию. Вот все и путают. Вейи — так назывался один из этрусских городов-государств.

— Как Цисра, — сказала я, вспомнив Годара, — или Велатри.

Он удивился.

— Именно. Вижу, вы изучали культуру этрусков. Простите, как ваше имя?

Я назвалась, положив перед ним свою визитную карточку.

— Синьора, — проговорил он резко изменившимся тоном. — Боюсь, что ваш визит оказался напрасным. Я — серьезный журналист, а не поденщик. Я не пишу статей для коммерческих бюллетеней. Спасибо, что заглянули.

Он поднялся из-за стола и открыл дверь, что мог сделать, даже не шевельнув ногами. Я сбежала вниз по лестнице, достала сотовый телефон и набрала номер Сальваторе.

— Добавьте к списку Джианни Вери, — попросила я.

— Уже добавил, — ответил Сальваторе. — Как только вы заметили, что написал обе статьи именно он, я позвонил своему приятелю журналисту. Вери находился на подъеме всего два года назад. Как сказал мой друг, он вот-вот должен был стать редактором. А потом он написал направленную против Лейка статью. Помянул слухи о Бренди и ее женихе. Лейк отреагировал немедленно. Вери потерял работу. Все считают, что Лейк заткнул Вери рот. После этого Вери никто не задевает, потому что не смеют, но и работы не дают. Не знаю, как ему живется на вольных хлебах.

— Совсем неважно, — заметила я. — Ваше напоминание о Бренди и Тасо навело меня на мысль заново посмотреть все файлы, которые я проглядывала, когда разыскивала Лейка, чтобы проверить, не пропустила ли я чего-нибудь. Я позвоню вам завтра в обычное время.

* * *

Я действительно кое-что пропустила. Сделать это было несложно.

Снимки Бренди и несчетных белых роз возле гроба Тасо заворожили меня. На фото присутствовали еще три женщины: Бренди, женщина под вуалью, названная матерью Тасо, и еще одна — тетка Тасо. Звали ее Анна Карагианнис, и в момент нашей последней встречи она угощала меня лимонным пирогом в квартире Кроуфорда Лейка.

Я позвонила в Англию.

— Попросите, пожалуйста, Альфреда Мондрагона, — сказала я.

— Простите, но это невозможно. Альфред находится в недельном отпуску. Говорит его помощник Райен Макгиллрей. Могу ли я чем-нибудь помочь вам?

— Надеюсь на это, Райен. Я недавно говорила с Альфредом и надеялась застать его еще раз. Потом мы с вами, кажется, встречались на аукционе в Берлингтон Хауз. Говорит Лара Макклинток.

— Да, похоже, я помню вас, — проговорил он.

— Райен, ко мне обращался агент по имени Пьер Леконт или Леклерк. Возможно, я ошибаюсь в имени. Он располагает интересующей меня картиной. Он сослался на мистера Мондрагона.

— Ни в коем случае! — произнес Райен. — Альфред будет в ярости. Прошу вас ни в коем случае не иметь дел с Леклерком или Леконтом, не знаю, как его правильно называть. Меня не удивит, если у него окажется несколько имен. Это мошенник.

— Я никому ничего не скажу, — пообещала я, — но какие у вас есть основания для подобного утверждения?

— О, это совершенно ужасный человек. Знаете, он несколько месяцев проработал у нас. Альфред допустил крохотную оплошность, и Леконт… Досадно даже вспоминать об этом.

— А что вы называете крохотной оплошностью? — спросила я.

— Альфред приобрел очаровательный греческий кувшин для вина, посчитав, что все бумаги на него оформлены правильно. Однако это было не так. Сосуд был тайно вывезен из Италии владельцем, намеревавшимся продать его в Британии. Бедняга Альфред был утомлен тремя подряд выставками антиквариата и не стал проверять все бумаги, как делает обычно. Все очень просто. Согласитесь, подобное может произойти со всяким. Тут к нему является Леконт, сообщает, что сосуд-то контрабандный и пытается выжать из Альфреда денег. Но Альфред не из тех, кого можно шантажировать. Он обратился к властям, сообщил, что совершил ошибочную покупку, и вернул сосуд Италии. А Леконту он велел сгинуть с его глаз и, не сходя с места, уволил его. — В отместку Леконт попытался договориться с Кроуфордом Лейком. Вы, конечно, знаете, о ком я говорю? О миллиардере, которого давно никто и нигде не видел? Время от времени он пользуется нашими услугами, и Леконт попытался отбить у нас такого клиента. Но Лейк, разумеется, немедленно вычислил его. Если верить всякому жулику, миллиардером не станешь. Он очень скоро избавился от Леконта. Тем не менее это была жуткая ситуация.

— Жуткая, — согласилась я. — Насколько я понимаю, Лейк не такой клиент, которого вы хотели бы рассердить. Я читала про его финансовые достижения. Люди рассказывают о нем неприятные вещи.

— Мы всегда считали Лейка почтенным человеком, — ответил Райен. — Он платит превосходные комиссионные и в личном плане общаться с ним несложно. Я, конечно, с ним не встречался, однако Альфред видел его однажды и сказал, что ему понравился этот человек. А чего можно ожидать от врагов Лейка? Ничего хорошего они о нем не скажут. Могу сказать только, что мы рады иметь такого клиента.

— Спасибо за то, что просветили меня, Райен. Вы спасли меня от жуткой ошибки в отношении Леконта.

— Надеюсь, — ответил Райен. — Это не человек, а свинья.

* * *

Я прикинула, что у меня остается еще время на визит в Галерею Розати, расположенную в огромной старинной вилле возле Садов Боргезе. Как и предупреждал Сальваторе, мне пришлось заплатить довольно крупную сумму за вход. Галерея располагалась на первом этаже дома. Для музея она была невелика, однако экспонаты в ней оказались превосходными, в особенности этрусский зал. Я увидела сфинкса, о котором упоминал Сальваторе, и тщательно осмотрела несколько витрин с этрусской керамикой. В музее было тихо: я встретила только женщину с подростком и студента, зарисовывавшего сфинкса. В дальнем конце располагалась дверь с надписью «Кабинет директора». Я вошла и оказалась в небольшой приемной с двумя дверями, в которой не было секретаря. На одной из дверей значилось «Директор»; к другой лентой была прикреплена временная табличка.

Надпись на ней гласила: «Н. Мардзолини».

Великолепно, отметила я. Еще одно имя в общем списке.

Я осторожно толкнула дверь Никола. Она оказалась запертой. Однако в директорском кабинете раздавались голоса, и я решила подождать, чтобы оценить ситуацию прежде, чем вплывать внутрь. Разговор шел по-английски, поначалу негромкий, он начинал набирать обороты. Я уже подумывала о том, чтобы выйти и вернуться через несколько минут, но тут слова начали обретать смысл.

— Видите ли, я бы хотел помочь вам, — сказал голос, на мой взгляд, принадлежавший Розати. — Но дело в том, что вы заплатили за нее очень много, много больше, чем она стоит на рынке. Надеюсь, вы простите меня за такие слова, но вы позволили желанию превзойти Лейка затуманить свою голову. Я говорил вам, сколько она стоит.

— Так, сколько вы заплатите за нее? — спросил второй голос, явно принадлежавший американцу.

— Я не имею возможности что-либо заплатить. Начнем с того, что я не располагаю средствами для покупки, потом, скажу откровенно, моя галерея не коммерческое предприятие. Она позволяет мне пользоваться некоторыми налоговыми льготами, в рамках которых я могу оказать вам свою помощь, если у вас есть доход в Италии и вы готовы пожертвовать ее, — произнес голос, который я приписывала Розати.

— Возможно, группа рассмотрит этот вопрос.

— Возможно. Но решаю это не я. Как вам известно, они не в состоянии предложить ту цену, которую вы уплатили за нее.

— Хорошо, — проговорил второй мужчина. — Я обдумаю вопрос с налоговой точки зрения, и мы переговорим еще раз.

Прежде, чем я могла укрыться в музее, из кабинета вышел самый крошечный среди всех ковбоев, которых мне приводилось видеть. Он был в сером костюме, идеально скроенном по его фигуре, причем все, даже пуговицы, были уменьшены соответственно его росту, белой рубашке и галстуке ленточкой. Довершали впечатление причудливые черные ковбойские сапоги и стетсоновская шляпа. При шляпе и в сапогах он все-таки был ниже меня.

— Мэм, — он приподнял шляпу, проходя мимо меня.

Розати шел в нескольких шагах за ним.

— Привет, — сказала я.

— Что ж, здравствуйте, — он явно удивился. — Вы решили все-таки воспользоваться моим, данным в Вольтерре, предложением отобедать вместе? Вы подвели меня.

— Простите. Пришлось уехать по делам. Вам передали мои извинения?

— Нет, я не получил никакой записки.

— Я думала, что в таком отличном отеле обслуживают лучше. А у вас здесь просто чудесно.

— Значит, вы хотите принять мое предложение насчет экскурсии. Я восхищен.

— Нет, я пришла к вам, чтобы поговорить о Кроуфорде Лейке.

Несколько удивившись, он произнес:

— А почему вас заинтересовала именно эта тема?

— Вопрос очень хороший, и, откровенно говоря, у меня нет на него удовлетворительного ответа, кроме того, что он одурачил меня и мне хотелось бы поговорить с кем-нибудь, кто знает его.

— Понятно. Садитесь, прошу вас, — пригласил он. — Выпьем и восполним пропущенное в тот раз. Кампари с содовой, так? Уже не утро, и я охотно выпью с вами, если вы не против.

— Конечно, — ответила я. Он приготовил напитки, взяв лед из небольшого холодильника, а содовую и кампари из ящика стола.

— Итак, — произнес он. — Кроуфорд Лейк. Что вы хотите знать о нем?

— Только то, каким образом вы соприкоснулись с ним.

— Он разорил мое дело или, точнее, устранил банк, в котором я работал, из интернетовской банковской системы, лишив тем самым меня работы.

— А вы лично встречались с ним?

— Нет. И это, на мой взгляд, наиболее оскорбительная часть всей истории. Этот человек, лица которого я даже не могу представить, испортил всю мою жизнь.

— Вы ненавидите его?

— Ненавидел какое-то время. Но сейчас все прошло. Как вы можете видеть, я веду сейчас достаточно приятную жизнь. Я люблю произведения искусства, особенно древнего, кроме того, я владею этим замечательным музеем. На меня работают хорошие люди, поэтому мне не приходится так напрягаться как прежде. В любой момент я могу выйти в зал и усладить свою душу.

— К хорошим людям вы относите таких, как Никола Мардзолини, — сказала я. — Я не могла не заметить его имени на двери соседнего кабинета.

— Да, время от времени я прибегаю к услугам Никола. Вы знакомы с ним?

Я кивнула.

— Он консультант, внештатный, но очень хороший. Он знает вещи и умеет видеть детали. К тому же приятный человек, хотя если вы встречались с ним, то, наверно, заметили его болезненную аккуратность. С ним случается припадок, если он замечает у кого-то беспорядок на рабочем месте. Он всегда по ниточке выстраивает книги на полке. А я, как видите, — он махнул рукой в сторону собственного рабочего стола, — принадлежу к школе, представители которой считают порядок на рабочем месте признаком умственного заболевания. Уж и не знаю, сколько месяцев я не видел крышки собственного стола. Но вернемся к вашему вопросу, наверно, мне следует благодарить Кроуфорда Лейка за то, что он сделал со мной, однако я еще не достиг этой степени совершенства. Я ответил на ваш вопрос?

— Да, — согласилась я, не зная, верить мне ему или нет. — А Хэнк Мариани ощущает себя подобным же образом? Это ведь был Хэнк Мариани, не так ли? Нефтяник из Техаса, который увел из-под носа Кроуфорда Лейка бронзовое изваяние этрусского Аплу?

— Как вы узнали об этом? — спросил он.

Я пожала плечами.

— Я видела его фото в газетах. Лейк тогда предпринимал враждебные действия в отношении компании Мариани, если я не ошиблась. Достиг ли он вашей буддийской безмятежности в отношении Лейка?

— Нет, он еще не расслабился. Откровенно говоря, прошло всего несколько дней, после того как его попросили очистить свой офис после одержанной Лейком победы. Оправится он далеко не скоро.

— Наверно, он может распродать доли и ни о чем не беспокоиться, — предположила я. — В финансовом смысле этого слова.

— Ну, я думаю, что оказалась задетой не только его гордость, — проговорил Розати. — Боюсь, он не стеснял себя в расходах и успел наделать глупостей, пытаясь помешать Лейку овладеть его компанией. И в результате всего этого он хочет, чтобы я приобрел статую Аплу, но подобно всем музеям и галереям, я не обладаю нужными для этого средствами. Тем не менее я не сомневаюсь в том, что приземлится он на ноги, и я бы не стал заниматься пустыми сплетнями о нем. Как насчет еще одного кампари?

— Спасибо, но лучше не надо. Тем не менее благодарю вас и за угощение, и за отвагу.

— Надеюсь, что Кроуфорд Лейк не причинил вам слишком серьезного ущерба. Что бы там ни было, советую вам жить и надеяться. Возможность найдется всегда.

— Еще раз благодарю вас, — сказала я.

— Всегда рад видеть вас. Позвольте мне проводить вас до двери. Я тоже ухожу. А по дороге я покажу вам несколько моих любимых вещей.

— До свиданья, синьора, — попрощался со мной охранник. — Доброго вам отдыха сегодня, синьор, — обратился он к Розати.

— Я провожу день за городом, — объяснил Розати, пожимая мне руку. — Ежегодная встреча с друзьями. Уже не могу дождаться.

* * *

Оказавшись на улице, я попыталась позвонить Сальваторе, чтобы он поискал что-нибудь о Никола Мардзолини, однако ответа не было. Я вернулась назад в отель.

— Синьора Макклинток, — обратился ко мне привратник. — Вам принесли коробку. Я позволил себе отнести ее в ваш номер.

— Благодарю вас, — ответила я. — Какую еще коробку?

Упаковка средней величины, надежно завернутая в коричневую оберточную бумагу, находилась на столе в моей комнате. Я посмотрела на нее с глубоким подозрением. Тем не менее имя и адрес отправителя были четко выведены на ней: Сальваторе Витали, Кортона, и так далее.

Я открыла коробку. В ней оказался пузатый предмет, утопавший в мелких кусках пористого пластика. Сообразив, что я имею дело с хрупкой вещью, я осторожно развернула ее и обнаружила, что вновь вижу перед собой гидрию с Химерой.

В этот самый момент зазвонил телефон.

— Лара! — воскликнул Сальваторе. — Я так рад, что дозвонился вам. У меня такие хорошие новости. Я едва могу говорить, так я счастлив. Мы решили сразу же позвонить вам.

Я молчала, тупо глядя на гидрию.

— Вы слышите меня? — переспросил он. — Лара?

— Да, слышу, — промолвила я сквозь стиснутые зубы. — Какие же у вас новости?

— Мою Лолу освободили! Она уже рядом со мной.

— Великолепно, — сказала я. — Поздравляю. Как вам удалось добиться этого?

— Никак, — ответил он. — Как бы мне ни хотелось выдать эту заслугу за свою, чтобы завоевать тем самым сердце Лолы, я не могу этого сделать. Видите ли, исчезло вещественное доказательство ее вины. Три дня назад воры пробрались на полицейский участок и похитили несколько предметов, в том числе и гидрию с Химерой. Массимо Лукка, полицейский, который проводит расследование, позвонил мне сегодня утром. Раз нет сосуда, нет и дела. Понимаете? Лукка сказал, что не вправе задерживать Лолу при изменившихся обстоятельствах. Разве это не чудесная новость?

— Чудесная, — согласилась я.

— Мы должны отпраздновать это событие перед вашим возвращением в Америку, — предложил он. — Доброй трапезой в моем любимом ресторане, с парой бутылок их лучшего барбареско. Лоле надо есть. Я намереваюсь немедленно приготовить ей pasta.

— А как насчет посылки, которую вы мне прислали сегодня? — спросила я.

— Какой посылки? — удивился он.

— Значит, вы мне ничего не присылали?

— Нет, — ответил он. — Ну, как, сможете ли вы приехать сегодня, чтобы попраздновать с нами?

— Едва ли, — возразила я. — У меня есть пара дел, которыми нужно срочно заняться.

Объяснять было нечего. Он волновался настолько искренне, что я не знала, что и думать.

— Тогда завтра, — попросил он. — Обещайте, что вы приедете.

* * *

Я осторожно взяла гидрию и несколько минут просто держала ее в руках, стараясь ощутить вес, баланс и гладкую поверхность сосуда. Потом я поставила ее на гостиничный стол и смотрела на нее — долго-долго.

А еще потом достала список подозреваемых. Надо выбрать одного, напомнила я себе. Все они просто не могут оказаться виноватыми сразу. Я нарисовала три колонки и попыталась разместить имена — по крайней мере в одной из них.

В первую, названную мной шарадой, я выписала имена тех, кто участвовал или мог участвовать в инсценировке с поддельным Лейком: во-первых, и главным образом Романо как исполнитель роли Лейка; Антонио; Буше; Палладини; Анна Карагианнис, она же служанка Анна; Евгения Понте, в чьем агентстве числились и Антонио, и Романо; а также Дотти, так как она была знакома с Евгенией или, по крайней мере, с ее агентством.

Во вторую колонку я занесла врагов Лейка: Розати, вопреки всем его словам; Джино Мауро; Джианни Вери; и, быть может, главную врагиню среди всех — Бренди Лейк; и снова Анну как тетку жениха Бренди Тасо; а также Майру, сиделку при Бренди. Дотти вполне могла оказаться знакомой с Мауро — я почти не сомневалась, что именно он был тем таинственным незнакомцем с Пиацца Навона — и она также попала в этот столбец. Заканчивал его Леклерк, учитывая рассказ Райена о том, что Мондрагон уволил этого типа после предпринятой им попытки напрямую выйти на Лейка.

Третью колонку я озаглавила «гидрия» и вписала в нее тех, кто был тем или иным образом связан с сосудом по работе или же просто потому, что они видели его: Дотти; Леклерк, пусть его и не было более среди нас; конечно же, Годар; Антонио и Романо, которым было известно, что она находится у меня; Никола Мардзолини и Розати попали сюда просто по роду деятельности. По той же причине я занесла в список и Альфреда Мондрагона, к тому же знакомого с Лейком.

Потом я вычеркнула усопших и тех, кто подобно Майре едва ли мог повлиять на события. Во всех трех столбцах присутствовала единственная персона: Дотти Бич. Я поглядела на гидрию. Три группы и три головы у Химеры. Своим появлением гидрия все изменила.

Глава пятнадцатая Орвьето

Дотти Бич стояла возле «Хасслера» рука об руку с таинственным мужчиной, которого я приняла за Джино Мауро, Джино Великолепного, на основании одного лишь его короткого выступления на Пиацца Навона. Я думала, что Дотти соврала о том, что остановилась в «Хасслере», однако это было не так. Просто она не удосужилась сообщить, что обитает в комнате, зарегистрированной на имя Джино Мауро. Через несколько минут, после того как они вышли наружу, рядом с ними затормозил «ягуар», за рулем которого находилась Евгения Понте, а на пассажирском сидении находился Витторио Палладини. Джино и Дотти сели в автомобиль, и компания отъехала. Я пристроилась следом за ними.

Евгения, не торопясь, ехала по Аутострада дель Соль до поворота на Орвьето. Не выезжая на ведущую в город дорогу, она обогнула холм, на котором расположен этот город, пересекла долину и начала подниматься вверх по противоположному склону. От освещенных вечерним солнцем кипарисов по полям протягивались длинные пальцы теней. Дорога постепенно карабкалась в гору, петляла, от нее отходило несколько ответвлений, и я опасалась, что потеряю их, но примерно в пяти милях от города она свернула с дороги и въехала в высокие кованые ворота.

Подождав несколько минут, я тоже проехала через ворота, длинная подъездная дорога привела меня к достаточно симпатичному каменному дому самым приятным образом расположенному в роще кипарисов. На просторной площадке перед домом уже находился теперь пустой «ягуар», рядом с ним пристроилась парочка «мерседесов», «дзетта», два «опеля», арендованный «фиат» и красный «ламборджини», за задним стеклом которого можно было заметить желтый зонтик, столь памятный мне по Ницце и Вольтерре.

Достав коробку из багажника, я направилась к входной двери. Я позвонила, потом постучала, однако ответа не было. Обойдя вокруг дома, я поднялась вверх по небольшому склону и оказалась в очаровательном заднем садике. Наверху небольшого уклона располагался плавательный бассейн, на противоположной стороне долины восседал на своем высоком плато Орвьето, поблескивавший солнечным зайчиком, отражавшимся от купола кафедрального собора. Там не было абсолютно никого при всем количестве автомобилей на стоянке. Дотти и Джино, Евгения и Витторио словно растворились в воздухе.

Я постучала в заднюю дверь. Ответа также не было, однако в лоджии оказался длинный накрытый стол. Он был застелен полотняной скатертью; тарелки, салфетки и столовые приборы были искусно расставлены вдоль одного из его краев; в середине располагалась композиция из цветов; с ней соседствовали несколько незажженных свечей.

Я заглянула в окна и вновь не увидела никаких признаков жизни. Осмотрев задний сад, я заметила на ветви дерева у самой границы владения кусок красной материи. Здесь начиналась тропа, которая сперва шла по лесу под углом, а потом поворачивала назад между деревьев. Завершалась она длинным каменным коридором, врезанным в склон холма и крыши не имевшим, в конце него находилась открытая деревянная дверь, за которой виднелся ход в самое нутро холма.

Внутри было довольно темно, остро пахло прелой листвой и плесенью. Я находилась наверху очень старой и щербатой лестницы, спускавшейся еще глубже во мрак, впрочем, рассеивавшийся в самом низу. Я осторожно спускалась по лестнице, стараясь не шевельнуть какой-нибудь камушек, который мог бы выдать мое присутствие. Оказавшись на последней ступени, я глубоко вдохнула и вышла на свет.

* * *

Не знаю, что они увидели во мне, кроме женщины в черных брюках и туфлях и белой блузке с большой картонной коробкой в руках. Помеху, от которой следовало отделаться? Учительницу, заставшую своих учеников за какой-то сомнительной проделкой в школьном дворе? А может быть, и ангела мщения?

Знаю только то, что видела я сама: двенадцать человек, мне знакомых, настороженных, смущенных или испуганных, или же просто полных любопытства. Но я заметила не только это. Наверно, испуг, почти непереносимое стремление бежать позволили мне проникнуть за цивилизованное обличье того чудовища, что таилось внизу. Передо мной клубилось чудовищное облако зла, рожденное отчасти безразличием к последствиям собственных поступков, отчасти же расчетливой злой волей.

— Полагаю, что эта вещь принадлежит вам, — сказала я, протянув руки с коробкой к собравшейся группе.

Дотти Бич разразилась слезами.

— Я не убивала Робера Годара, — прорыдала она. — Что бы тебе ни наговорили.

Тем временем Никола Мардзолини шагнул вперед, взял коробку, извлек из нее бесценное содержимое и поставил гидрию на каменную скамью. Все мы невольно поглядели на нее. Она казалась на своем месте в этой гробнице, что едва ли можно было назвать удивительным, поскольку подобная керамика в основном изготавливалась для мертвых. Мы находились в этрусской гробнице, в чем я могла быть уверена благодаря знакомству с Робером Годаром.

Я стояла у входа в палату примерно двадцати футов длины и подобной же ширины, переломленная углом крыша была выкрашена в красный цвет. Вдоль всех четырех стен располагались каменные скамьи, на которых лежали подушки; цепь их разрывал только вход, в котором я находилась, и еще один дверной проем справа от меня, за которым лежала густая тьма. Настенная роспись поблекла и исчезла почти, различить можно было только некоторые детали: голубые и желтые ласточки порхали на одной из них, контуры какого-то пиршества угадывались на другой. На противоположной стене была нарисована дверь, а над нею рука древнего художника выписала померкшее, но еще различимое изображение Химеры.

Перед фальшивой располагался стол, покрытый скатертью в тон потолку, и на нем был устроен бар. Вино стыло в большом ведерке со льдом, синего стекла бутылка с граппой уже была откупорена, рядом стояли блюда с маслинами и сыром, несколько свечей, расставленных на столе и по всему помещению, распространяли свет, перемешанный с тенями.

— Всему этому есть объяснение, — проговорил Сезар Розати.

— И все мы, не сомневаюсь, мечтаем услышать его, — произнес голос за моей спиной. Сердце мое ушло в пятки. Если я только что полагала оставаться в дверях и при необходимости срочно ретироваться, то предосторожность моя уже оказалась напрасной.

— Что вы делаете здесь? — спросила высокая женщина, длинные седые волосы которой были заколоты на затылке свободным шиньоном. Теперь она казалась истинной патрицианкой, непохожей на ту служанку, которой я увидела ее впервые.

Я оглянулась. В дверном проеме стоял высокий мужчина в белом костюме, белой шляпе и темных очках. Ширина его галстука не совсем соответствовала моде, как, впрочем, и размер лацканов, однако если ты не часто выходишь из дома, по-моему, нет особенного смысла покупать новый костюм каждый сезон.

— Здравствуйте, мистер Лейк, — произнесла я, не зная, повысит ли его появление мои шансы, которые до его появления я оценивала как двенадцать против одного, или сделает их еще меньше.

— Миссис Макклинток, Анна, — он вежливо кивнул в нашу сторону, — и вы, Мондрагон. — Альфред Мондрагон ответил коротким кивком.

— Лейк! — произнес Джино. — Серьезно? Это действительно Кроуфорд Лейк?

— Как вы отыскали нас? — потребовал ответа Хэнк.

— Я последовал за миссис Макклинток. Поскольку все вы за кем-нибудь следовали, я решил, что вправе присоединиться, — сухим тоном промолвил он.

— Вход сюда разрешен только по приглашению, — заметил Хэнк.

— Я как раз подумывал, что было бы написано в приглашении, получи я таковое, — продолжил Лейк. — Ужин с буфетом в шесть. Коктейли в склепе в четыре часа?

— Если это место вам не по вкусу, тогда вы вполне представляете, как можно поступить, — не сдавался Хэнк.

— Напротив, с моей точки зрения более приятное место отыскать сложно, — проговорил Лейк, осторожно меняя очки на пару более светлых. — А теперь, насколько я понимаю, миссис Макклинток должна услышать объяснения. Возможно, лучше начать с представления. Если вы не возражаете, я предпочитаю не обмениваться рукопожатиями. Я — Кроуфорд Лейк, а это миссис Лара Макклинток. Ну, а кто вы?

Анна Карагианнис, тетка покойного жениха Бренди Лейк, называть себя отказалась, однако остальные возражать не стали. Кроме Анны, Дотти и Джино, Евгении и Витторио, здесь были Сезар Розати, которого я подвела с обедом, Марио Романо, поддельный Лейк, антиквар Мондрагон, журналист Джианни Вери, крошечный ковбой Хэнк Мариани, Никола Мардзолини, мой недавний ухажер, и персона, которую я совершенно не ожидала здесь увидеть, Массимо Лукка, полицейский из участка карабинеров в Ареццо. Хэнк Мариани представился последним. Он подошел ко мне с протянутыми руками.

— Здравствуйте, здравствуйте, — представился он. — Меня зовут Пуплуна.

— Пуплуна? — фыркнул Лейк.

— Мы называем свое собрание Обществом Химеры, — пояснил задетый его тоном Марио Романо. — Каждый год, примерно в это время мы встречаемся здесь. Наше ежегодное собрание, как мы его называем, происходит здесь потому что, как вам известно, в этом районе встречались и этрусские цари — в городе, который они называли Вельсна, — чтобы поговорить о состоянии государственных дел, торговли, обороны и о прочих вещах. Этим восхитительным домом вместе с этрусской гробницей владеет Анна, любезно принимающая нас у себя каждый год.

Количество членов нашего общества ограничено тринадцатью, по числу этрусских городов-государств, и каждый из нас принимает имя одного из этих городов. Именно это и имел ввиду Гарольд, когда назвал себя именем Пуплуна. Я — Велс, Анна — Велсна, Дотти — Слевзи, Сезар — Руселла и так далее. — Он на мгновение умолк. — Боюсь, что на слух незнакомого человека все это может показаться достаточно глупо.

Он явно не мог найти подходящих слов.

— Быть может, будет лучше, если продолжу я? — спросил Никола. — Сколько же лет происходят собрания нашей группы? Почти десять? — Некоторые из собравшихся закивали. — Все мы питаем фанатический интерес ко всему этрусскому. У нас есть своя небольшая чат-группа в Интернете, где мы обмениваемся информацией и просто беседуем на интересные нам темы. Когда-то — должно быть, четыре или пять собраний тому назад, ни правда ли? — мы решили, что нам необходим собственный проект. Мы начали понимать, что не сможем оставаться просто клубом единомышленников.

— Кто-то, кажется, это был Сезар, — продолжил он, — предложил нам каждый год возвращать на родину одну из этрусских древностей. Мы начали собирать членские взносы и скопили некоторые средства на непредвиденные расходы и в случае необходимости на покупку вещей. Я отыскал в архивах сведения о пропавших вещах и составил список. Присутствующий здесь Альфред Мондрагон при своих неоценимых познаниях и связях в мире искусства сумел пока выяснить место нахождения четырех из них, очаровательной бронзовой скульптурки воина, великолепного каменного сфинкса, которые ныне находятся в коллекции Сезара Розати, килика работы мастера Бородатого Сфинкса, который, к сожалению, был выкраден из нее, а теперь и объекта наших трудностей, гидрии с Химерой, которая, как и все прочие, будет подарена Галерее Розати. Весьма вероятно, что ее создателем является мастер Микали, вам это известно?

Я кивнула.

— Наверно, теперь ее можно убрать отсюда, Альфред.

— Гидрия находилась у Робер Годара Старшего в Виши, — проговорил Мондрагон, осторожно косясь на Лейка. — Мы обнаружили, что Годар являлся этрускофилом, как и все мы, и поэтому предложили ему место в Сосьета. После этого Годар вскоре скончался, что несколько помешало исполнению наших планов, однако мы распространили свое приглашение на его сына, также носившего имя Робер. Мы полагали, что уговорим его расстаться с гидрией, сделав это условием принятия в члены общества. К несчастью, мы не имели представления о том, что Робер Младший был инвалидом, а потому посещение Италии являлось для него трудным делом.

Какое-то время мы еще надеялись, что Годар сам привезет сосуд. Он все время обещал сделать это. Однако присутствующий здесь Никола съездил во Францию, сфотографировал гидрию и выяснил с полной очевидностью, что Годар разорен, болен и что подобное предприятие ему не по силам, — продолжил Мондрагон. — Во всяком случае, без нашей помощи. — И тогда, — он сделал маленькую паузу, — нам пришлось выработать совершенно другой план. Сезар, передаю слово тебе, поскольку идея была выдвинута тобой.

Розати прокашлялся.

— Несколько человек из нас собрались вместе, образовав, так сказать, комитет, чтобы прикинуть дальнейшую цепь событий. Проще всего было бы, конечно, выкупить гидрию у Годара. Однако мы уже успели внушить ему, чтобы он не продавал гидрию, которая должна была стать его пропуском в Сосьета. Итак, логично было помочь ему добраться сюда. Тогда мы принялись разыскивать человека, который мог бы приемлемым для Годара способом снабдить его деньгами на дорогу, то есть купить у него что-нибудь. Никто из нас не мог бы этого сделать, поскольку, явившись сюда и увидев всех нас, он мог бы заподозрить нечестную игру и отказаться подарить гидрию, потом, возможно, он и не мог позволить себе делать такие подарки. И тогда у нас возник, гм, новый план.

— План, в котором вы воспользовались моим именем, чтобы одурачить миссис Макклинток и заставить ее таким образом помочь вам, — вступил в разговор Лейк.

— Надеюсь, вы согласитесь, что действовали мы с добрыми намерениями, — сказала Евгения. — Теперь вы все слышали.

— Ах, эти намерения, — заметил Лейк. — Все мы знаем, куда они ведут, не так ли?

— Итак, насколько я поняла, считая, что цель оправдывает средства, вы решили воспользоваться услугами такого неразумного создания как я для исполнения собственного замысла, — заметила я.

— Насколько я понимаю, вы рассчитывали на то, что моя внешность никому не известна, — проговорил Лейк. — А почему вы выбрали именно миссис Макклинток?

По лицу Дотти было видно, что она снова готова зареветь.

— Я решила, что лучшей кандидатуры нам не найти, — сказала она мне. — У тебя такое честное лицо, потом ты уже находилась в Риме. Я выяснила это достаточно просто. Но теперь мне ужасно жаль. Наверно, ты никогда не простишь меня.

— Я договорился, чтобы некий Ив Буше доставил Лару в Виши, — проговорил Витторио Палладини. — На деле мы уже просили Буше попытаться купить для нас этот сосуд или любой предмет, который Годар согласится продать, однако ему не повезло. Годар совершенно не воспринял его. Тогда мы решили, что вы, Лара, не разбираетесь в этрусской бронзе, и придумали покупку Беллерофонта, заранее зная — Никола проверил всю коллекцию, — что в ней найдется крупное бронзовое изваяние, способное сойти за Беллерофонта.

— К несчастью, — продолжил Никола, — вы проявили более глубокие познания, чем мы рассчитывали, — надеюсь, вы сочтете это за комплимент — и немедленно и точно установили, что эта фигура является подделкой.

— А потом с Годаром случилось это несчастье, — сказал Палладини, — о котором нас известила Дотти.

Я поглядела на нее. Дотти закусила губу и не желала смотреть в мою сторону.

— А потом на нас снизошло счастье. Гидрия оказалась у Лары. Не знаю, как ей удалось сделать это, но она нашла ее, — сказал Хэнк. — И не только нашла, но и переправила через границу. И мы все думаем о том, как забрать у нее этот сосуд, и стараемся сделать это, но у нас ничего не получается.

— А потом происходит окончательная катастрофа, — заметил Палладини, с осуждением посмотрев на Массимо Лукка. — Она попадает в руки карабинеров.

— Я в этом не виноват, — возразил Лукка. — я не совершал анонимных звонков и не арестовывал эту женщину.

— А потом она снова исчезла, — проговорил Джино.

— Представить себе не могу, — произнес Лукка, — как ее могли выкрасть прямо из участка. Покатятся головы, уверяю вас в этом. Остается только надеяться, что среди них не будет моей. И потом, я не уверен, что могу пропустить тот факт, что ее украли вы, миссис Макклинток.

— Ох, не надо, — сказала Евгения. — В конце концов ее исчезновение сослужило нам добрую службу. Мы очень сочувствовали вашей подруге, попавшей в тюрьму, — она повернулась ко мне. — Мы понимали, что она здесь не при чем. И хотя мы были разочарованы тем, что не получили гидрию, нам было приятно, что ее освободили.

— Мы были уже готовы отказаться от самой идеи, — продолжил Хэнк. — мы рассчитывали, что на нынешнем собрании ограничимся только общением и в лучшем случае, решим, что попытаемся добыть в будущем году, и тут являетесь вы, милая леди, с гидрией в руках!

— Итак, теперь ей располагаете вы, — проговорил Марио. — И все мы находимся в ваших руках. Надеюсь, вы поймете, что мы действовали из самых благих побуждений, разве что иногда совершали неловкие поступки.

— Да, вы имеете возможность сделать нескольких из нас безработными, — напомнил Лукка.

— Она этого не сделает, — возразила Дотти. — Пожалуйста, скажи им, что не сделаешь этого. Мы намерены пожертвовать этот сосуд. Ты должна поверить нам. — Все они повернулись ко мне.

Я начинала ощущать все большую и большую ярость, по мере того как эти волны эгоистичных самооправданий и откровенной лжи накатывали на меня.

— Неужели все было именно так? — спросила я, едва ли не скрежеща зубами от гнева.

— Что вы хотите этим сказать? — спросила Евгения.

— Полагаю, что миссис Макклинток имеет ввиду наличие существенных лакун, так сказать, пробелов в вашей истории, которые очевидны даже для меня, относительно не замешанного в ней человека, — сказал Лейк.

— Возможно, мы пропустили одну или две мелких подробности, — возразил Мауро.

— Мы говорим не о паре мелких деталей, — бросила я.

— Ну, во-первых, мы не знаем, каким образом вам удалось вынести гидрию из участка, если вы имеете ввиду именно это, — проговорил Лукка. — Кажется, я уже говорил об этом.

— Я хочу сказать совсем о другом, — начала я. — В вашей версии упомянута смерть только одного из троих, замешанных в этом фарсе погибших людей, причем вы забываете именно про тех двоих, которые наверняка были убиты.

— Убиты? О чем она говорит? — спросил Хэнк. — Убитых у нас не было.

— Убит Антонио Бальдуччи, — напомнила я. — И Пьер Леклерк. Вполне возможно и Робер Годар.

— О, нет, только не Робер Годар! Он не был убит! — возразила мне Дотти.

— Бальдуччи? Он наложил на себя руки, — ответил Мауро. — Возле моего собственного дома. Ума не приложу, почему он выбрал именно это время и место. Но он сам убил себя.

— Это неправда, — сказала я.

— Он был моим лучшим другом, — вступил в разговор Романо. — Я никогда не мог бы причинить ему вред. Это немыслимо.

— В газетах ничего не писали насчет убийства, — сказала Евгения. — Он сам покончил с собой. Я также протестую против подобных нелепостей. Он был одним из моих актеров.

— Прошу вас, — произнес Лейк, — закончить с протестами. И если некоторые из вас действительно считают такой вариант невероятным, тогда, боюсь, виновные в этом убийстве козлища находятся среди вас. Вы можете возражать, можете пользоваться упомянутым Сезаром словом комитет, но аналогия работает против вас. Вы сделали своим символом Химеру, и, откровенно говоря, он подходит вам куда более точно, чем считаете вы сами.

Лукка, посмотрел на меня с некоторым интересом.

— Мне хотелось бы знать, кем является или был Пьер Леклерк.

— Пронырливый делец от искусства, — сказал Мондрагон. — Лейк также знает его. Но я даже не знал о его смерти, не говоря уже о том, что он был убит.

— Это тот мужчина, труп которого вы нашли возле Танеллы, — объяснила я Лукке. — Тот, личность которого вы до сих пор не сумели установить.

— Я никогда не слышала о нем, — проговорила Евгения. — Какое отношение он имеет к нашему делу?

— Быть может, мы начнем заново и выслушаем ту версию событий, которую приготовила миссис Макклинток, — сказал Лейк.

— Прошлой ночью я составила три списка, хотя, как мне кажется, теперь я предпочту аналогию мистера Лейка. Три списка, три группы лиц, три головы Химеры. Первую из них я назвала шарадой. Она приблизительно соответствует тому плану, в соответствии с которым вы отправили меня в Виши с деньгами для Годара, и на мой взгляд, мистер Лейк совершенно прав. Если среди вас действительно есть люди, способные поверить в этот вариант развития событий, они действительно козлы. Итак, начнем историю снова. Дотти?

— Ох, — она приложила ладонь к губам. — Не знаю…

Потом она набрала полную грудь воздуха и выпрямилась.

— Ладно.

— Не смей! — воскликнул Джино.

— Я должна это сделать, — сказала она. — Иначе мне просто не будет места на свете.

— Слушаем вас и уже затаили дыхание, — произнес Лейк.

Дотти пару раз открыла рот, но не сумела выдавить ни звука.

— Итак, ты побывала в шато Робера Годара в утро его смерти, — напомнила я.

— Правильно, — сказала она наконец. — Я была обязана приглядывать за положением дел в Виши, но мне была нужна также его столовая. Скоро я открываю в Новом Орлеане новый магазин, и мне нужны вещи. Годар обещал мне подумать об этом и сказал, что я могу вернуться на следующий день. Я вошла в шато, не постучав. Он не подходил к двери, понимаете. Ему приходилось слишком долго добираться до нее. Но дверь была открыта, и я просто вошла. Потом я прошла в ту комнату, где он хранил все свои древности, ну, знаешь, ту жуткую, которую освещают электрические лампочки без абажуров, а над головой летают птицы, — обратилась она ко мне. Я согласно кивнула.

— Витрина с гидрией была не заперта. Я подошла к ней и решила попытаться купить эту вещь или сказать ему, что я — член Сосьета и отвезу ее обществу от его имени. Теперь, когда я была там, весь этот заговор под прикрытием фамилии Лейка казался мне глупостью.

Я достала гидрию из витрины и понесла ее в кабинет Робера Годара, — продолжила она. — Я не хотела пугать его. Он как раз возился с веревками, и дверца люка уже была открыта. Годар увидел меня с гидрией в руках и, наверно, решил, что я собираюсь украсть ее, потому что он заорал на меня, а потом как бы дернулся в мою сторону. Он упал прямо в люк и ударился об пол с таким жутким звуком. Потом этот хруст…

— Должно быть, ударился о камень черепом, — предположил Лукка.

— Ради Бога, не надо, — попросила Дотти. — Я не могу вспоминать об этом. Он лежал внизу в таком жутком виде, и кровь текла из головы. Я запаниковала.

— А где в этот момент находилась гидрия? — спросила я.

— У меня, — ответила она. — Я заметила, что не выпускаю ее из рук, только почти у самого города. Клянусь, что я не хотела красть ее и не убивала Робера Годара. Это был несчастный случай. Я не прикасалась к нему. Но я знаю, что вина в его смерти лежит на мне.

Она зарыдала.

— Но если сосуд уже был у тебя, почему ты просто не привезла его сюда? — спросил Хэнк. — То есть я хочу знать, каким именно образом гидрия попала к Ларе?

— Вернувшись в город, я попыталась решить, что делать дальше, — пояснила она. — Я понимала, что должна сообщить о смерти Годара. Я предполагала сделать это анонимно, из какого-нибудь автомата. Но тут мне встретился этот одиозный человек.

— Что еще за одиозный человек? — поинтересовалась Евгения.

— Пьер Леклерк, — сказала Дотти. — Наверно, он побывал у Годара, видел, что произошло, и последовал за мной. Он изобразил, что хочет оказать мне помощь, но я знала, что это не так. Это был жуткий негодяй. Он сказал, что полиция решит, что это я столкнула Годара в подвал и украла гидрию, но сам он, конечно, не допускает подобной мысли. Я сказала ему, что представляю группу людей, добивающихся возвращения гидрии в Италию, в коллекцию Розати. Леклерк изобразил сочувствие и сказал, что, если я передам ему гидрию вместе с двадцатью тысячами долларов, он избавит меня от всяких проблем.

— Боже мой, — проговорил Хэнк. — Чистейшее вымогательство!

— Вы так считаете? — спросил Джино.

— Двадцати тысяч долларов у меня не было, поэтому я позвала на помощь Джино, — продолжила Дотти. — Он — чудесный человек. Мы скоро поженимся.

По-моему, в этом месте Лейк весело фыркнул.

— Он сказал мне, чтобы я ехала прямо в Италию. Вот и все. Джино обещал все уладить. Жаль, что я впутала в это дело тебя, милый, — добавила она, поворачиваясь к нему. — Но ведь мы с тобой ничего плохого не сделали и поэтому вправе рассказывать о случившемся кому угодно.

— А что еще можно рассказывать? Я устроил, чтобы парню заплатили, как он хотел, после чего и не слышал о нем, — проговорил Мауро.

— Джино! — сказала Дотти.

— Ладно, ладно. Сделка заключалась в том, чтобы Леклерк получил двадцать тысяч баксов только в том случае, если он привезет гидрию в Италию. Я подумал, что мы можем кое-что извлечь из его неудачи. Ему заплатили десять тысяч во Франции, а остальные десять он должен был получить после того как гидрия благополучно окажется в Италии, в руках одного из нас.

— И у вас получилось? — спросил Лукка.

— Да, — ответил Джино. — Леклерк сообщил мне, что сосуд находится у Лары.

— В самом деле? — поинтересовался Лукка.

— Да, — ответила я. — Какое-то время гидрия была у меня. Леклерк подбросил ее в мою машину на стоянке в Ницце.

— Он отдал ее вам? Зачем ему это понадобилось? — спросил Хэнк.

— Чтобы Лара переправила ее через границу, — пояснил Лейк. — Похоже, Леклерк являлся человеком отнюдь не брезгливым, но дураком его назвать было нельзя. Он не намеревался рисковать на границе. Если бы Лару поймали, он все равно остался бы при своих десяти тысячах.

— Наверно, это так, — согласилась я. — Мне удалось провезти сосуд в Италию, после чего он позвонил Джино, сообщил ему, что гидрия находится у меня, и, когда это было подтверждено, Леклерк получил свои двадцать тысяч. Неплохой заработок для одного дня.

— Этот человек позорит нашу профессию, — проговорил Мондрагон. — Полнейший мошенник.

— Теперь понятно, что приключилось потом, — сказал Хэнк. — Мы попытались забрать ее, не сумели этого сделать, и тогда гидрия закончила свой путь в полицейском участке у карабинеров.

— Я бы сказала, что на ее пути туда произошло еще несколько так называемых инцидентов, — проговорила я.

— Я не могу понять одного, — перебил меня Палладини, — кто все время звонил карабинерам? Неужели Леклерк пытался вести двойную игру?

— На мой взгляд, если судить по тем отчетам, которые я читал, и если найденное возле Танеллы тело действительно принадлежало Леклерку, он был уже мертв, когда звонки еще продолжали поступать, — заметил Лукка.

— Итак, по-моему, пора обратиться к моему второму списку, — предложила я. — Или ко льву, как я назвала анти-Лейковскую группировку.

— Жду не дождусь, — прокомментировал Лейк и добавил:

— Простите за то, что прервал.

— Львиная голова Химеры не настолько интересовалась тем, чтобы гидрия была возвращена в итальянский музей, как все остальные.

— И чего же хотела эта группа? — спросил Палладини.

— Дискредитации Кроуфорда Лейка.

— Не подать ли в суд, — задумчиво вопросил Лейк.

— Прошу присутствующих быть поосторожнее со словами, — предупредил Палладини. — Не забывайте, что я адвокат.

— Я не боюсь собственных слов, — проговорил Мариани. — И меня нелегко запугать. Вы погубили мое дело, Лейк, и притом совсем неэтичным способом. Ваша манера вести дела омерзительна.

— Более чем согласен, — присоединился к его словам Джино Мауро.

— Вы говорите ерунду, — возразил Лейк. — Причем оба. Если развивать далее нашу метафору о Химере, ваш рык страдает отсутствием зубов. Вы, Мариани, хвастун, и знаете всему цену, но только не стоимость. Вы слишком переплатили за этрусского Аплу, как переплачивали вы и за все остальное. Если бы я не прибрал к рукам вашу компанию, это сделал бы кто-нибудь другой.

Что касается вас, мистер Мауро, вы слишком поторопились насладиться привилегиями богатства — в том виде, какими вы их представляли себе. Пока вы тратили свое время на бесчисленных девиц, давая им обещания, которые и не думали выполнять, клиенты пачками оставляли вас.

— Я не ослышалась, он сказал, на бесчисленных девиц? — спросила Дотти, глядя на Джино.

— Мне очень жаль разочаровывать вас, мадам, — обратился Лейк к Дотти, — Но ваш приятель до сих пор не расстался с женой. Ну, а как вы, Розати? Не желаете ли присоединиться?

— Я не питаю к вам зла, Лейк, — ответил Розати. — Но если говорить откровенно, мне все равно. Кроме того, я не имел абсолютно никакого представления о том, что вы называете заговором льва.

— Мне кажется, все мы забываем о том, что речь здесь идет о более важных вопросах, — заговорил Джианни Вери. — Таких, как свобода слова. Я не боюсь выступать против цензуры. Я потерял работу потому, что посмел написать о вас, Лейк, отрицательную статью. Вы добились моего увольнения. Я уже должен был стать редактором, и вы погубили мою карьеру. Насколько мне известно, ваши продолжающиеся успехи являются пощечиной свободе слова как таковой.

— Вы потеряли свою работу в газете, — возразил Лейк, — не потому, что написали обо мне. Какая-нибудь статья обо мне выходит почти ежедневно, и уверяю вас, я обращаю на них очень мало внимания, если вообще замечаю. Нет, вы потеряли свое место потому, как вы только что неопровержимо продемонстрировали, сделавшись частью этой группы, что обнаружили полное пренебрежение к истине. Я не имел никакого отношения к вашему увольнению, однако, узнав о нем, порадовался от души.

— А что вы скажете мне, Кроуфорд? — спросила Анна.

— Осторожнее, Анна, — предостерегла ее Евгения.

— Я не хочу быть осторожной, — ответила та. — Я обвиняю Кроуфорда Лейка в смерти — в убийстве — моего племянника Анастасиоса Карагианниса. Тасо собирался жениться на сестре Кроуфорда, однако погиб незадолго до свадьбы в страшной автокатастрофе. Некоторые люди считают, что Лейк испортил тормоза на автомобиле Тасо. Я принадлежу к их числу. Поэтому подавайте на меня в суд. Я охотно воспользуюсь возможностью высказаться публично.

Лейк глубоко вздохнул.

— Из всех присутствующих, Анна, только у вас есть законный повод ненавидеть меня. Но я должен сказать вам, не знаю, поверите вы мне или нет, что не убивал вашего племянника Тасо, во всяком случае, тем способом, в котором вы меня обвиняете. Молодой человек был приятен мне. Однако я был вынужден рассказать ему кое-что о женщине, на которой он собирался жениться и о ее семье… я не имел права умолчать об этом. И если в результате нашего разговора он смертельно напился, а потом вольно или невольно бросил свою автомашину с обрыва, тогда мне придется принять этот поступок на собственную совесть.

— Я не верю вам, — произнесла Анна.

Лейк повернулся ко мне:

— Думаю, вы понимаете, что я должен был рассказать Тасо. Правильно ли, на ваш взгляд, я поступил, если моя сестра наотрез отказалась сделать это?

Я попыталась представить себе жизнь над склепом, солнце, искрящееся над Орвьето, спешащие по небу облака, прикосновение теплого воздуха к моему лицу, а потом подумала о Бренди Лейк, словно в ловушке запертой на втором этаже просторного старого дома на островах Аран, о тех предрассудках, с которыми по опасениям Майры столкнулась бы Бренди, если бы люди узнали о ее болезни, и о Кроуфорде Лейке, не имеющем возможности воспользоваться плодами своего острого ума и деловой сообразительности.

— Да, вы были правы, — согласилась я.

— И что же он сказал моему племяннику? — возмутилась Анна.

— Увы, при последнем нашем разговоре я, кажется, угрожал ему, — проговорил Лейк, прежде чем я успела ей ответить. — И я очень сожалею об этом. Должно быть, пребывая вдали от общения с другими людьми, я сделался эксцентричным и подозрительным. Такая черта в собственном характере не нравится мне. Надеюсь, что все ставшее вам известным обо мне и о моей семье останется между нами, но если вы не сохраните тайну, если у вас появится какая-то причина, скажем, желание помочь подруге и вам придется открыть ее, с вами ничего не случится, я обещаю.

— До сих пор никому еще не удавалось сделать нечто такое, что заставило бы меня захотеть поделиться с ним каким-либо секретом, — сказала я.

Он чуть улыбнулся.

— Возможно, что так. Но вы должны быть готовы к искушению. И чем же мне угрожал беззубый лев?

— Предполагалось, что меня схватят с гидрией в руках. Как только стало известно, что гидрия у меня, кому-то пришла в голову блестящая идея. Если Сосьета получит гидрию, это будет здорово. Но если неприятности возникнут у вас, мистер Лейк, это будет еще лучше. Гидрия должна была смутить меня, и в этот момент мне следовало обратиться в полицию, сообщив ей, что Кроуфорд Лейк просил меня приобрести для него этот сосуд. Ничего другого можно было не делать.

— На мой взгляд, идея принадлежала Джианни, — продолжила я. — Хотя остальные, возможно, поддерживали его. Он писал статьи. Он даже опубликовал две из них, намекая, что ему известно, кто именно несет ответственность за контрабандный вывоз этрусских древностей из Италии. Преуспевающий иностранный бизнесмен, так?

— Я помню эти статьи, — заметил Лукка. — В них было кое-что и о карабинерах, не препятствующих подобной деятельности. Я как раз хотел поговорить с тобой на эту тему, Джианни.

— Но почему вы не захотели сообщить карабинерам, что за гидрией отправил вас Лейк? — задиристым тоном спросил Джианни, поворачиваясь ко мне.

— Потому что я дала слово никому не говорить об этом. И хотя подобная идея, возможно, совершенно чужда вам, я лично полагаю, что данное слово следует держать. Я намеревалась найти Лейка и заставить его выступить вперед, — ответила я. — Если бы он отказался, я сделала бы это сама. Я нашла его. Или, точнее, он сам отыскал меня. И тогда я поняла, что рассказывать карабинерам о мистере Лейке бессмысленно, поскольку он совершенно очевидно не делал этого. Поэтому, как вы понимаете, мне пришлось искать другое объяснение.

— Позвольте мне удостовериться в том, что я правильно вас понимаю, — проговорил Лейк. — Итак, пока группа козла пыталась довольно неловким способом переправить гидрию в Италию, второе объединение заговорщиков, лев, пыталась остановить ее продвижение, сообщая по телефону карабинерам о продвижении краденой древности. Правильно?

Я кивнула.

— Нелепейшая из всех мыслей, Джино, которые мне приходилось слышать, — заметила Дотти.

— Можно даже не утруждать себя обращением в суд? — проговорил Лейк. — Никто не поверит подобной нелепице.

— Поэтому ничего подобного не было, — сказал Мауро. — Вы не можете арестовать нас за неприязнь к себе. Идею следует назвать скверной, это так, однако ничего плохого не произошло. А теперь давайте порадуемся встрече, и пусть Никола хранит гидрию до конца дня.

— Не торопитесь, — остановил его Лейк. — Насколько я понимаю вас, Лара, теперь нам предстоит услышать о змее.

— Да, о змее, — согласилась я.

— Но это нелепо, — возразил Никола. — Вы говорите так, как если все мы находимся под подозрением.

— Находитесь, — коротко бросил Лейк. — И что же имеется ввиду под змеей?

— А вот что, — сказала я, подходя к гидрии. Взяв сосуд я подняла его прямо перед собой, и на глазах всего сборища выпустила из рук. Гидрия с Химерой упала на каменный пол и разбилась в мелкие дребезги.

Начался бедлам. Они вопили, трясли кулаками. Анна упала на колени и, жалостно причитая, стала подбирать подходящие друг к другу осколки. На помощь к ней рванулись несколько других членов общества, тут же остановившихся осознав безнадежность этого дела.

— Что ты наделала? — простонала Дотти.

— Она уничтожила бесценную древность, — завопил Лукка. — Это немыслимое злодеяние. Я арестую вас.

— Расслабьтесь, — сказала я, подбирая черепок, и один только внимательный взгляд немедленно доказал мою правоту. — Это подделка.

— Откуда вам это известно? — спросила Анна.

— Дело в ее весе и балансе, — ответила я. — Характере поверхности. Он не такой как у подлинной.

— Значит, все эти неприятности мы перенесли ради подделки? — не веря своим ушам спросил Романо. — Разве вы не утверждали, что она подлинная? — он повернулся к Никола.

— Да, утверждал, — ответил тот. — Но я ведь не имел возможности по настоящему близко посмотреть на нее. Мне потребовалось бы лабораторное оборудование…

— Что вы имели ввиду, утверждая, что она не такая как подлинная? — спросил Лукка. — Это чисто теоретическое соображение или…

— В этой истории использовались две гидрии с Химерой, — объяснила я. — Подлинная и поддельная. Уравновешенность настоящей совершенна. При такой форме и величине пользоваться ею было бы чистым удовольствием. Я знаю это, потому что держала ее в руках. Про вот эту такого нельзя было сказать. — Пока ее вчера не доставили ко мне в номер, — сказала я, подбирая черепок, — я думала, что смерти Антонио и Леклерка связаны с заговором против Лейка. Сперва это казалось очевидным, во всяком случае, для меня, что все это каким-то образом связано с Лейком. Я просто не могла вычислить, каким именно образом. Я знала, что отношение некоторых из присутствующих к Лейку делают вас подозреваемыми. И если бы не последнее появление гидрии прошлым вечером, я так бы и осталась при своей теории. Но я ошибалась.

Все присутствующие стояли, для разнообразия молча рассматривая меня.

— И вид этой гидрии сказал мне, что речь идет не о мести истинной или выдуманном ущербе, и не о спасении бесценных древностей. Дело в другом — в жадности, в людях, одержимых страстью к собирательству, стремлением обладать вещью, вне зависимости от того, законным или незаконным путем она пришла к тебе, в людях, имеющих для этого финансовые возможности, и теневых дельцах, являющихся пособниками этой страсти. Ключом к убийству стал не мистер Лейк, а гидрия с химерой. Сперва я не могла понять, почему ее выкрали из полицейского участка и прислали мне. Единственной причиной, которая пришла мне в голову к концу дня, было то, что некто хотел, чтобы она прибыла к месту своего назначения и по каким-то причинам доставить ее туда должна я. Так я и поступила. Тем кусочком головоломки, который помог мне соединить все ее части воедино, стали слова, которые Дотти сказала нам о Леклерке. Он забрал гидрию у Дотти…

— Минуточку, — перебил меня Лукка. — Настоящую?

— Да, — ответила я.

— А поддельную он подложил вам в машину?

— Нет, это была подлинная, и перевезла ее через границу. Там я вернула ему сосуд.

— Но зачем, скажите Бога ради, вы это сделали? — спросил Хэнк.

— Быть может, просто потому, что она не знала ваших планов, — заметил Лейк. — Вы ведь так и не удосужились посвятить в них миссис Макклинток.

— Да. Учитывая то, что меня не знакомили с тем, как все должно было произойти, я по неведению совершила поступок, который повлек за собой смерть Леклерка, и, вероятно, хотя мне больно это осознавать, и к кончине Антонио. Я переложила гидрию в автомобиль Леклерка на стоянке возле отеля в Вольтерре. Когда он подъехал, карабинеры обыскивали машины, и, повинуясь, как мне кажется, правильной догадке, — поскольку именно он подбросил сосуд в мою машину, — я переложила сосуд в его багажник.

— А ты уверена в том, что правильно выбрала автомобиль? — спросила Дотти.

— Да, но после этого я сразу же уехала. Возможно, и вероятно, что тем временем на нее наложил свои руки кто-то другой. Но, как бы то ни было, через пару дней гидрия вновь обнаружилась в моем гостиничном номере, на сей раз в Ареццо. Я долго пыталась понять, кто прислал ее мне в тот раз. Какое-то время я подозревала Антонио, который, как я полагала, пытался помочь мне. Однако он отрицал этот факт со всем пылом, и я поверила ему. Тогда я почти уверила себя в том, что это сделал Леклерк, но теперь сомневаюсь.

— Главный вопрос здесь, конечно заключается в том, была ли та гидрия настоящей или поддельной, — произнес Лейк.

— Я располагала гидрией очень недолгое время, после чего ее унесла Лола. Более того, у меня не было возможности по-настоящему посмотреть на нее и даже взять в руки, разве что на секунду-другую. Тем не менее я готова предположить, что она была подделкой, и за время, прошедшее между тем моментом, когда я положила настоящую гидрию в автомобиль Леклерка и тем, когда она снова появилась в моем номере, кто-то поменял их.

— Итак, гидрия, находившаяся в моем участке, была, судя по вашей гипотезе, поддельной, — заметил Лукка.

— Почти наверняка, — сказала я. — И это на самом деле представляло собой проблему для змеи. Я пользуюсь единственным числом, но полагаю, что в эту цепь событий были вовлечены четверо человек. Подделка не должна была попасть в руки полиции. Некто, явно не знавший о намерении льва перехватить гидрию, — заменил ее и, вероятно, убил Леклерка, который к тому времени сумел выведать много больше, чем ему следовало знать, и, учитывая наклонность его к шантажу, известил об этом заинтересованных лиц. После тот же самый человек отправил поддельную гидрию путем, который должен был привести ее, как и планировалось, в Сосьета.

— Значит эта группа змеи заинтересована в том, чтобы сегодня здесь появилась гидрия — любая, подчеркиваю, а не подлинная, — проговорил Лукка. — Но по какой причине?

— Боже мой, — воскликнул Лейк. — Неужели вам нужно все разжевывать? Потому что, как сказала Лара, речь идет о торговле древностями. Змея намеревается украсть настоящую гидрию, так?

Я кивнула.

— И об этом никто не узнал бы, потому что поддельная должна была попасть в собрание Розати. Правильно?

— Да, — ответила я.

— Бедный Сезар, — воскликнула Дотти. — Как это ужасно!

— Не могли бы вы, мадам, придержать свои комментарии до конца разбирательства, — бросил Лейк раздраженным тоном. — Итак, змея отбирает, а может быть, выкупает настоящую гидрию у Леклерка, и что потом делает с ней?

— Продает, — подсказал Лукка. — Возможно, в соответствии с полученным заказом. Сейчас она находится уже в другом государстве, я в этом не сомневаюсь. Леклерк узнает об этом и пытается шантажировать их. Как мы уже слышали, была у него такая наклонность. Змея соглашается встретиться с ним у Танелла ди Питагора. Леклерка убивают. Подделка отправлена собственным путем. Однако здесь, неведомо для змеи, вступает в дело лев, и поддельная гидрия оказывается в полицейском участке.

— Но зачем было красть ее оттуда? — спросила Евгения. — Ведь это подделка.

— Конечно же, затем, чтобы никто не узнал о краже оригинала, — проговорил Лукка. — То, что гидрия попала в руки полиции, является истинной катастрофой, потому что во время суда над синьорой Лолой ее может увидеть другой эксперт и дать заключение о подделке. Так ведь?

— Правильно, — согласилась я. — Ее нужно было вынести из участка прежде, чем с ней мог ознакомиться другой специалист.

— Значит, вы хотите сказать, что один из нас выкрал поддельную гидрию у карабинеров, — проговорил Хэнк.

— В этой роли мне представляется Никола, — заметил Лукка. — Теперь, когда я поразмыслил обо всем этом. В моем участке с большой спортивной сумкой в руках. Достаточно емкой, чтобы в ней могла поместиться этрусская гидрия.

— Это нелепо, — возразил Никола.

— Это был одиночный подвиг? — спросил у меня Лейк. — Или нечто более организованное?

— Я предполагаю, что организованное, — проговорила я.

— Значит, на сей раз они малость поторопились, — сказал Лукка. — Может быть, потому, что попался нетерпеливый покупатель или просто потому что представилась возможность благодаря этому Леклерку. Значит, при нормальном течении дел настоящая гидрия была бы подменена поддельной, уже поле того как она очутилась бы в коллекции Розати?

— Думаю, что так. Это можно определить единственным способом.

— То есть повнимательнее посмотреть и наши предыдущие находки — каменного сфинкса и того бронзового воина, — сказал Лукка.

— А что могло с ними случиться? — спросила Дотти.

— Тоже подделки, — пояснил Лукка.

— Однако килик мастера Бородатого Сфинкса был украден. Кто будет красть подделку?

— Я бы сказала, что змея украла его по той же причине, что и гидрию из участка, — заметила я. — Килик предстояло передать в другой музей, где он был бы подвергнут той же процедуре освидетельствования, которую предстояло пройти гидрии с Химерой в суде.

— Логически рассуждая, в эту группу должны входить Розати и Мондрагон, — предположил Лейк. — Как дельцы.

— Вздор и нелепица, — возразил Мондрагон.

— Никогда не слышал ни о чем подобном! — возмутился Сезар. — Я просто владелец художественной коллекции, и не более. Я хотел показывать миру прекрасные вещи.

— А как вы сумели заработать, Сезар, после того как Лейк оставил вас от дела? — спросил Хэнк. — Мне хотелось бы это узнать. Не распродавая ли вещи, которые мы с большими трудами и затратами вернули в Италию? Выгодная сделка, еще бы? Платишь одну тринадцатую покупной цены, а продаешь за полную стоимость, а может, и чуть подороже.

— Не знаю, о чем вы здесь говорите, — сказал Сезар. — Я столь же обманут в этой истории, как и все вы. Никола обманул мое доверие.

— Минуту, — попросил Никола.

— Вы сказали, что гидрия находится в другой стране? — проговорил Джианни. — Значит, мы возвращаем ее на родину, а они вновь отправляют ее за границу? Как это можно сделать?

— Полагаю, что Альфред Мондрагон является экспертом в подобных вопросах, — сказала я. — Более того, Пьер Леклерк однажды сумел схватить его за руку. И если верить партнеру Альфреда Райену, Леклерк попытался шантажировать его этим.

— Я просто ошибся, не более того, — сказал Мондрагон.

— А как насчет страховки? — поинтересовался Джино. — Держу пари, вы заработали еще больше, чем предполагает Хэнк. Вы продали подлинный килик и получили страховку за кражу поддельного?

— Разве ты не страховал этот килик? — обратилась Евгения к Палладини. — Ты ведь говорил, что тебе пришлось выплатить за него целое состояние.

Палладини судорожно глотнул.

— Да, я это делал. Ужасно. Я не имел и малейшего представления.

— Но вы говорили, что эта группа состояла из четырех членов? — спросила Евгения у меня.

Я кивнула.

— Но ты говорил, что унаследовал деньги от своей матери, Витторио? — сказала Евгения. — Разве ты не говорил мне, что квартира в Риме досталась тебе от нее?

— Это не так, — возразила я. — Он купил ее пару лет назад, как раз после пропажи килика.

— Бедняжка, — проговорила Дотти. — Бедная Евгения. Вечно мы, девушки, узнаем то, что нам вовсе не следовало бы знать. А где они брали подделки?

— О, это мог сделать только отличный художник. Почти ничем не уступающий мастеру Микали, как по-вашему, Никола?

Никола начал было отвечать, но умолк.

— Я принесла сюда вашу картину, чтобы ее мог увидеть каждый, — сказала я. — Она в моей сумке. Не сомневаюсь, что если эксперт сличит ее с гидрией, то мы сможем получить точное заключение.

— Эй, дайте подумать, — сказал Джино. — А Никола признал подлинность гидрии, находившейся в участке?

— Признал, — сказал Лукка. — И достаточно уверенно.

— Естественно, я не мог рисковать как Лара, сегодня разбившая гидрию, — ответил Никола.

— Ну, хорошо, — проговорил Джино.

— Но вы говорили про убийство, — напомнила Анна. — Не о подделке и не о мошенничестве со страховкой.

— Мы с Антонио успели подружиться, — сказала я. — Он спас меня от грабителей. Я избавила его от возможности быть неправильно понятым. По-моему, он был много умнее, чем его считали. Он следовал за мной повсюду. Он замечал все. Наверно, он видел, как я положила гидрию в багажник машины Леклерка, видел как Леклерк встречался с человеком, позже ставшим его убийцей. Возможно, он даже так же, как и я наткнулся на тело Леклерка и сложил воедино эти факты. И, почти безусловно, он видел, как поддельная гидрия оказалась в моем номере.

— Видите ли, он позвонил мне, — сказал Марио. — Я собирался ехать к Мелоне, чтобы забрать гидрию у Лары. Он позвонил и сказал, чтобы я не делал этого. Еще он сказал, что происходит что-то очень странное. Он очень симпатизировал вам, Лара. Он не хотел, чтобы с вами случилось что-нибудь плохое. Он сказал, что съездит сам и удостоверится в том, что с вами все в порядке.

— И какой же из этих четырех подлецов убил Антонио? — спросил Лейк.

— Тот, который ездит в красном «ламборджини» с ярко-желтым зонтиком за задним стеклом, — ответила я. — Тот, кто ездил в этой машине, присутствовал и в Ницце, и в Вольтерре, как я подозреваю, обстряпывая свои делишки с Леклерком. Возможно, именно на эту машину я едва не наскочила в тумане возле Кортоны в тот день, когда наткнулась на тело Леклерка.

Быть может, мы не замечали движений охваченного паникой сборища, но едва я произнесла эти слова, подлецы, получившие это имя от Лейка, рванулись вперед и вверх по ступеням, разбрасывая на ходу всех, кто попадался на их пути. Кто-то опрокинул стоявшую на столе бутылку граппы, и жидкость потекла на красную скатерть.

— Остановите их! — воскликнул Лукка, и все ринулись к выходу. Лейк с удивительной ловкостью уже взлетал по верхним ступеням.

— Подонки, — завопила Дотти, и, сняв туфли, припустила вверх.

Я отошла в сторону, чтобы пропустить громыхавшую мимо орду.

* * *

Я уже было рванулась следом за ними, но в голову мою пришла следующая мысль: а сколько же их пролетело мимо меня? Повернувшись, я начала осматривать склеп. В нем было пусто. Я подошла поближе к столу, но ничего не увидела.

Только потом я услышала шорох, но было уже слишком поздно. Появившийся из темной боковой комнаты Сезар Розати схватил меня из-за спины, приставив лезвие сырного ножа к моему горлу.

— А теперь, — сказал он, — мы пойдем отсюда, но очень медленно. Вы будете идти впереди меня. Мы направимся на стоянку, сядем в мою машину и уедем. Если вы выполните все, что я скажу, абсолютно все, тогда я, возможно, подумаю, не отпустить ли мне вас, когда мы прибудем к месту моего назначения. Понятно?

— Да, — ответила я. Посмотрев по какой-то причине на стол, я заметила большое темное пятно на скатерти и мелкие лужицы вокруг сыра. Граппа, отметила я и немедленно поняла, как мне теперь поступить. Я неторопливо вытянула руку вбок, а потом быстрым ее движением опрокинула две ближайших свечи.

Время как будто застыло. Первая свеча просто погасла в жидкости. Однако на небесах, видно, следили за мной, потому что вторая, после недолгой задумчивости воспламенила граппу. Вспыхнуло яркое пламя. Кажется, мы оба кричали. Увернувшись, я выбила нож из руки Розати.

Возможно, мир наш видал и более яркое пламя, однако нельзя было не удивиться, насколько быстро склеп наполнился дымом. Вдруг стало темно, жарко, и воздух вдруг начал обжигать легкие. Розати снова схватил меня, обхватил ладонями шею и стиснул. Я сопротивлялась, впиваясь в него ногтями. Рукав его пиджака загорелся, и мы оба упали. Кажется, я ударилась головой, потому что в глазах моих вспыхнули искры, и я на мгновение отключилась. Не имея возможности вздохнуть, не имея сил шевельнуться, я лежала на полу. Я не знала, где находится Розати, и понимала, что умру, если останусь здесь. Просто в теле моем не осталось ни капли энергии, необходимой для совершения любого поступка.

А потом меня приподняли сильные руки, и голос шепнул мне на ухо.

— После того как вы все это сделали, просто глупо сдаваться.

Сумев все-таки утвердиться на ногах, я побрела к выходу.

* * *

После, лежа в траве, я попыталась отдышаться. Дотти и Евгения сидели возле меня.

— Держись, — Дотти погладила меня по руке. — Доктор вот-вот приедет. Могу сказать в свое оправдание, что мне казалось, что существуют высшие принципы, более важные, чем дружба. Как, например, охрана национального наследия.

Я молча поглядела на нее.

— Возможно, я ошибалась, — сказала она. — Прости меня.

— Наверно, каждому из нас пришлось пойти на небольшой компромисс, — заметила Евгения. — Но все вместе…

Голос ее умолк.

— Я арестовал Розати, — закричал Лукка, извлекая обмякшее тело из хода в земле. — А где остальные?

Мы огляделись по сторонам, посмотрели на дом. Никола Мардзолини, Витторио Палладини и Альфред Мондрагон в бессильных позах подпирали колонны, располагавшиеся по обоим бокам лоджии. Кроуфорда Лейка нигде не было видно.

Эпилог

Кроуфорда Лейка более нет в живых. Потратив больше денег, чем нам с вами может даже присниться, он купил красавицу яхту, вышел на ней в Средиземное море, и ясным днем, когда море превратилось в стекло и на воде играли солнечные блики, так что больно было смотреть, он без шума и свидетелей скользнул под воду.

Начались пересуды о том, каким образом человек, обладающий его достоинствами — состоянием, интеллектом и куда более ясным будущим, чем большинство из нас, — мог совершить подобную вещь.

Я понимаю, что он просто устал сидеть в темноте. И тем не менее злюсь на него. Мне он сдаться не позволил. Так какого же черта?

Сезар Розати тоже скончался. Отравился дымом. Никола Мардзолини, Витторио Палладини и Альфред Мондрагон сумели скостить себе срок, дав показания против Розати, по понятной причине не имевшего возможности защитить себя; они назвали его исполнителем обоих убийств и назвали властям адрес покупателя гидрии. Италия начала добиваться от Гонконга возвращения сосуда.

«Сосьета делла химера» распущено. Лола и Сальваторе наслаждаются загородными прогулками, разыскивая гробницу Ларта Порсены. Дотти нашла себе нового кавалера, который оплачивает расходы ее магазина. Девушка Антонио, Тереза, вышла замуж за кого-то другого.

* * *

Когда я вернулась домой, мой крохотный домик, построенный в 1887 году, так умилил мое сердце своим белым штакетником и крошечным садом, что я на несколько минут просто застыла перед его дверями. В доме горел свет, и я решила, что это Алекс, мой друг и сосед, решил таким образом оказать мне внимание.

Я открыла дверь. В камине горел огонь. Роб сидел на табурете за кухонным столом.

— Привет, — сказал он.

— Привет, — ответила я. — Рада видеть тебя здесь.

— И я тоже.

Он явно устал, осунулся и постарел почему-то.

— Ну, как отдохнула?

— Да не очень, — призналась я. — А ты выполнил задание?

— Да.

— Я прочитала о нем в газете, когда летела сюда, — сказала я.

— Значит, ты знаешь?

— Да, — ответила я. — Ты арестовал одного из ваших офицеров. За торговлю наркотиками.

— Я проработал с этим парнем пятнадцать лет, — сказал Роб. — Причем два года из них были партнерами. Когда я в итоге вычислил, кто это, меня как конь копытом лягнул.

— Скверно, — согласилась я.

— Вот подумываю, не уйти ли в отставку, — продолжил он. — Знаешь, дело для меня, по-моему, найдется.

— Не сомневаюсь в этом, — проговорила я. — Только вот такого как ты полисмена еще поискать надо.

— Может, организовать собственную компанию по охране… ну, что-нибудь в этом роде. Как ты к этому отнесешься?

Я поглядела на него.

— Чем бы ты ни занялся, меня все устроит. Но я твердо знаю, что тебе необходимо сейчас.

Зайдя за его спину, я обхватила Роба руками за шею и прикоснулась губами к уху.

— Во-первых, граппа, которая совершенно случайно оказалась в моей освобожденной от налога сумке.

Откупорив бутылку, я поставила перед Робом бокал и наполнила его.

— А, во-вторых, паста, — сказала я. — Да, паста. Но не просто паста, учти это. Паста кон аглио, олио и пеперончини, с чесноком, маслом и острыми перцами. Рецептом поделился со мной знаток.

Открыв буфет, я извлекла из него необходимые ингредиенты, а потом наполнила водой большую кастрюлю.

— Это блюдо подкрепит твои силы.

— И в-третьих, — я подошла к индонезийскому шкафчику, в котором держу свою стереоаппаратуру. — Музыка. Верди. «Отелло». Чему бы еще не учила нас эта пьеса, в первую очередь она говорит о том, как трудно понять, кому следует верить.

Примечания

1

Говард Хьюз (1905–1976) — американский промышленник, авиатор, кинопродюсер; последние годы своей жизни он провел затворником на верхнем этаже одного из принадлежавших ему отелей Лас-Вегаса.

(обратно)

2

Дэвид Герберт Лоуренс (1885–1930) — один из самых известных писателей начала двадцатого столетия: автор психологических романов, эссе, стихов, пьес, записок о путешествиях и рассказов.

(обратно)

3

Индонезийская флейта.

(обратно)

4

Сэр Ричард Френсис Бартон (1821–1890) — английский исследователь-востоковед и переводчик, опубликовавший 40 томов материалов собственных путешествий по Азии и Африке и 30 томов переводов восточной литературы, в том числе «Сказки 1001 ночи».

(обратно)

5

Большое спасибо (итал.).

(обратно)

6

Пожалуйста (итал.).

(обратно)

7

Очарован! (франц.).

(обратно)

8

Пиршествах (греч.).

(обратно)

9

«Горшок называет котелок черным, хотя сам не белее», поговорка.

(обратно)

10

До свидания (франц.).

(обратно)

11

Джорджо Вазари (1511–1574), итальянский художник, архитектор, историк искусства, автор «Жизнеописании знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих».

(обратно)

12

Он сделал (лат.).

(обратно)

13

Вот (итал.).

(обратно)

14

Названия древнеегипетских городов, в которых почитался бог Гор.

(обратно)

15

Лука Карлеварис, итальянский живописец, рисовавший виды Венеции, предшественник Каналетто.

(обратно)

16

Международный аэропорт возле Дублина.

(обратно)

17

Команды карабинеров, занимающейся охраной художественного наследия.

(обратно)

18

Десять центов.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая Коза
  •   Глава первая Рим
  •   Глава вторая Париж
  •   Глава третья Виши
  •   Глава четвёртая
  •   Глава пятая Вольтерра
  • Часть вторая Лев
  •   Глава шестая Ареццо
  •   Глава седьмая Кортона
  •   Глава восьмая Кортона
  •   Глава девятая Рим
  •   Глава десятая Инишмор
  •   Глава одиннадцатая Рим
  •   Глава двенадцатая
  •   Глава тринадцатая Ареццо
  • Часть третья Змея
  •   Глава четырнадцатая Рим
  •   Глава пятнадцатая Орвьето
  • Эпилог


  • загрузка...