КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402804 томов
Объем библиотеки - 529 Гб.
Всего авторов - 171405
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Бердник: Последняя битва (Научная Фантастика)

Ребята, представляю вам на суд перевод этого замечательного рассказа Олеся Павловича.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Римский-Корсаков: Полет шмеля (Переложение В. Пахомова) (Партитуры)

Произведение для исполнения очень сложное. Сыграть могут только гитаристы с консерваторским образованием.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Текст вычитан.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Варфоломеев: Две гитары (Партитуры)

Четвертая и последняя из имеющихся у меня обработок этого романса.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Бердник: Остання битва (Научная Фантастика)

Спасибо огромное моему другу Мише из Днепропетровска за то, что нашел по моей просьбе и перефотографировал этот рассказ Бердника.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Елютин: Барыня (Партитуры)

У меня имеется довольно неплохая коллекция нот Елютина, но их надо набирать в MuseScore, как я сделал с этой обработкой. Не знаю когда будет на это время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
nnd31 про Горн: Дух трудолюбия (Альтернативная история)

Пока читал бездумно - все было в порядке. Но дернул же меня черт где-то на середине книги начать думать... Попытался представить себе дирижабль с ПРОТИВОСНАРЯДНЫМ бронированием. Да еще способный вести МАНЕВРЕННЫЙ воздушный бой. (Хорошо гуманитариям, они такими вопросами не заморачиваются). Сломал мозг.
Кто-нибудь умеет создавать свитки с заклинанием малого исцеления ? Пришлите два. А то мне еще вот над этим фрагментом думать:
Под ними стояла прялка-колесо, на которою была перекинута незаконченная мастерицей ткань.
Так хочется понять - как они там, в паралельной реальности, мудряются на ПРЯЛКЕ получать не пряжу, а сразу ткань. Но боюсь

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
загрузка...

Вн-3 (fb2)

- Вн-3 (а.с. Восхождение наемника-3) 267 Кб, 80с. (скачать fb2) - Автор неизвестен

Настройки текста:



Пролог

Лика Мечева медленно шла вдоль ряда из сотни с лишним регкамер, установленных прямо на полу в главном десантном трюме «Драккара». Самое защищенный отсек из доступных нужного объема и площади. Больше никуда такое количество довольно габаритных капсул не вместить. В добавок здесь есть унифицированный аварийный выход главной магистрали системы жизнеобеспечения, подключение к которому позволяет снизить нагрузку на интегрированные модули со сходными задачами самих регкамер.

Девушка останавливалась у каждого бокса на минуту или две. Во время этой паузы в обходе она успевала освежить в памяти историю «болезни» пациента, сверить текущие показатели систем капсулы с тут же, на соседней панели выведенными, расчетными-идеальными и наскоро просенсить состояние человека внутри аппарата: показания показаниями, но от дублирующего контроля выполненного альтернативными методами еще никто не умирал! И, если чувствуется настоятельная необходимость, внести коррективы в программу восстанавливающей регенерации.

Сейчас на «Драккаре» было довольно тихо — уж во всяком случае шум не был человеческим: шуршали-суетились в основном сервы-техники и боты охраны. Лику такая холодная, неживая тишина страшно нервировала и доставала. Она от нее пряталась либо здесь, среди попискивающих регенераторов, либо пристраивалась на коленях мужа в рубке. В конце концов он со своей иммобилизированной рукой так же нуждался в наблюдении и уходе, а работать ему ее присутствие не мешало. Как обычно при воспоминании о Ылшиной боевой травме-ранении на глаза стали наворачиваться слезы — спокойно это воспринимать Лика не могла и не желала. Тогда, после боя и абордажа, когда закончилось тянучее как патока ожидание и началось самое горячее ее время, муж явился на осмотр последним, пропустив вперед всю команду и большинство пленных (их начали брать только после захвата контроля над всем кораблем противников). Весь десант был в той или иной степени травмирован (сейчас как раз в полном составе проходит курс регпроцедур в этих самых камерах), так что девушка была морально готова к тому, что и Ылша обзавелся какой-нибудь дыркой в теле. Но реальность превзошла все предположения: левая рука парня была неподвижно закреплена в штатных зажимах на грудной пластине ББСа. Это означало что функциональность конечности потеряна полностью не смотря на экзопанцирь скафа, его сервоприводы-усилители, систему экстренного восстановления боеспособности оператора, собственную Ылшину устойчивость к ранениям и подстегнутую альфа-модом регенерацию. Тогда Лика смогла удержаться от истерики и паники — что само по себе практически подвиг для нее! — так как надо было работать и на эмоции нет времени. Каждая секунда без дела это чья-то возможная смерть. Но потом, когда они оказались наедине в своей каюте, девушка горько расплакалась на здоровом плече мужа и больше себя не сдерживала.

— Обещай! Обещай, что с тобой все будет в порядке! Что не полезешь в следующий раз под саблю очередного офицера! — и стыдно ей не было!

В тот момент она очень четко осознала, что вся ее жизнь вращается только вокруг мужа. Стоит его потерять и все рассыпется хаосом осколков. Лика в начале рейда полюбила читать легкие женские романы-боевики, где героини были верными помощницами и компаньонами своим мужьям-офицерам. Иногда даже «подхватывали выпавшее из раненой руки знамя»… Теперь же как отрезало: там были интриги, подвиги и приемы в высшем обществе, здесь же кровь, раны и смерть. А уж в роли владельца или того хуже командира наемного отряда девушка себя теперь даже в мечтах не представляла.

— Я не могу пообещать тебе ничего подобного, — ответил ей Ылша. — Пока такое поведение для меня непозволительно. Единственное что я могу… Обещаю тебе быть лучшим в своем деле. При этом условии риск минимален… Вроде поднимали уже эту тему?

— Если ты погибнешь… — Лика шмыгнула носом — расширившийся канал связи между ней и мужем донес его непоколебимую уверенность и сбил накал переживаний, — я ведь пропаду… Я не смогу без тебя… А ты в самые опасные места лезешь… Свинюка такая!

— Вот уж нет! — рассмеялся парень в ответ еще крепче приобнимая ее. — Таким макаром ты от меня точно не отделаешься! В самое ближайшее время мы с тобой сделаем ребенка. Вот тогда ты точно не пропадешь, я всегда буду с тобой в том или ином виде… и понадобится как минимум регулярный флот какого-нибудь государства, чтобы меня от вас оторвать! И то, даже в этом случае я буду барахтаться до последнего и изо всех сил…

В этом Ылша был весь: одновременно и обнадежил, и напугал, и вдохновил… Что-то одно он делать не умел категорически, всегда жил и работал за двоих или троих разом. Тогда она разрыдалась пуще прежнего и долго не могла успокоиться — горькие и страшные мысли не отпускали. Теперь же, вспомнив мужа, Лика по цепочке переключилась на «кого-то бойкого с ножками» и положив руку себе на живот расплылась в светлой улыбке — все больше с каждым днем новые эмоции, переживания и будущие проблемы захватывали ее сознание. И это были не тяжелые, опасливые мысли, а добрая суета. Она не одна!!! Конечно про «ножки» это слишком поспешно, но вот то, что внутри нее уже живет-растет новый человечек — чистая правда. Сенсканал пси-покрова позволял со стопроцентной достоверностью отделить желаемое от реальности.

Слезы мигом высохли и девушка продолжила обход: «Пожалуй полковника Арнольдса и еще пару офицеров можно и выпустить. Месяц уж плавают… Ылша каждый день последние полторы недели теребит ее на эту тему — работа видели-те у него стоит! Точно свинюка!..» Лика стала замечать за собой, что ее восприятие окружающего меняется. Нет, не становится лучше или хуже — скорее стабилизируется, что бы там муженек ни говорил о появившейся мнительности. Она на многое стала смотреть и реагировать по другому…

Глава 1

Итоговый брифинг, обычный послебоевой «разбор полетов», в этот раз оказался отложен на довольно существенный срок — Ылша не посчитал возможным задерживать отправку бойцов в регкапсулы только из-за своего желания получить общее представление-сводку о бое и потерях с разных точек зрения. Но тем не менее, пусть даже с месячным опозданием и в «узком кругу», он все же состоялся.

— Не буду перечислять трофеи отряда, — кинул затравку парень. — Они слишком многочисленны, да и до сих пор описываются — конца и края этой конвертации не видно! Так что сосредоточимся на потерях и анализе боестолкновения приведшего к ним. Полковник Арнольдс, вам слово — отступим, пожалуй, от традиции «доклада младшего».

Присутствовали только основные старшие офицеры отряда: Сам Ылша, полковник Арнольдс, Артем Струев, «тактик»-капитан Полякова и Лика Мечева. Все они в ходе штурма «наемника» держались позади штурмовых колонн и групп, либо вообще не покидали «Драккар», потому и имели возможность находиться сейчас здесь — более легкие и меньшие по количеству травмы отрегенились быстрее. Остальной личный состав все еще не извлекли из капсул — там все было серьезней.

— Хорошо, командир, — кивнул полковник.

Он несколькими движениями вывел на центральную проекционную панель подготовленные заранее вспомогательные и иллюстрационные материалы.

— Итак, анализ боестолкновения с отрядом СН КЮС «Мангуст» на КСН КЮС «Кракен». Длительность боестолкновения: час тридцать семь минут. Характер: штурм укрепленных позиций и встречный бой в разветвленных коммуникациях КПД (корабля постоянной дислокации) противника. С нашей стороны воевал весь личный состав десантной секции с приданными средствами усиления в количестве 286 единиц разных типов… В итоге поставленная перед подразделением задача была выполнена: КСН КЮС «Кракен» взят под полный контроль. В ходе ее выполнения были уничтожены 849 человек личного состава противника, 207 взяты в плен… в том числе раненными: 86 человек. Средств усиления разных классов выведено из строя: 408 единиц. Стационарных огневых точек: 176 единиц. Собственных безвозвратных потерь десантная секция не понесла, на момент завершения боя в статус «временно небоеспособен» были переведены сто процентов личного состава, исключая персонал вспомогательных субсекций. Средств усиления на обшивке и в коммуникациях потеряно: 194 единицы разных классов. Частично повреждено и поддается восстановлению: 473 единицы разных классов. На текущий момент боеспособность подразделения составляет 20 %. Предполагаю, что боеготовность полностью восстановится в течении ближайших десяти суток… Это так сказать, формальная часть доклада. Теперь мои мысли: второго такого боя люди не выдержат! Сорок против тысячи… такое можно пережить лишь раз в жизни, пусть даже большинство этой тысячи составляли кое-как вооруженные техники. Это подвиг — другого определения я не знаю. К тому же все поголовно получили множественные тяжелые ранения, а это стресс… Думаю люди сейчас надорваны…

— Вы опытнее меня в подобных вопросах, полковник, — произнес в ответ Ылша, мягко останавливая Арнольдса. Парень почувствовал, что тот начнет сейчас говорить совершенно не нужные вещи. — Поэтому я соглашусь с вашим мнением. Подвиг — так подвиг. А на тему психического здоровья и последствий боевых травм доложит моя жена. Лика, прошу…

— Э-э-э… — девушка нервно потеребила рукав своего комбеза, хотела было подняться из кресла, но по жесту мужа осталась сидеть. — Я не могу подкрепить свои утверждения независимым авторитетным мнением, но хочу сказать, что со всеми пациентами провела индивидуальный курс реабилитации. В него входили нисходящие каскады инъекций так называемых «боевых стимуляторов», что позволило не допустить резкого слома режимов функционирования комплекса организм-импланты и корректирующее пси-воздействие. То, что вы были в регкамерах помехой не стало. По себе можете ощущать последствия курса: никаких пограничных состояний, вспышек ретроспективных воспоминаний или повышенной тревожности… «Джаггернауты» и «Монолиты» спасли вас и ваши пси — позволили продолжить бой и не дали остро почувствовать беспомощность обожженных рук, заменив естественные мышечные волокна синтетическими вспомогательными приводами. А я скомпенсировала негативную реакцию психики на временную не функциональность рук, пока шло восстановление тканей. Если у кого-нибудь возникнут какие-то проблемы в этом плане… с уверенностью могу сказать, что они по большей части будут надуманными. Тут потребуется помощь эмпата-психоаналитика или священника.

— В смысле проще закопать, чем вылечить? — с деланно серьезной миной уточнил Таран.

Со всех сторон тут же послышались смешки — первые позитивные живые эмоции.

— Нет! Не в этом смысле, конечно же! — возмущенно всплеснула руками Лика.

— О! Прошу прощения… я не так понял, — тут же пошел на попятный Артем.

Хотя по его довольной физиономии было видно, что цели он своей достиг — подколол ну очень серьезную и сосредоточенную девушку. Да и атмосфера в десантном кубрике потеплела.

— И еще… — Лика неуверенно скосила глаза на полковника Арнольдса. — Особых надломов в психике и пси при первичном осмотре и диагностировании я не заметила. Большинство пребывали в состоянии контролируемого ража и не акцентировали внимание на состоянии своего тела. Некоторых вообще пришлось иммобилизовать, так как они сразу после иссечения термопороженных тканей и приживления синтекожи порывались влезть обратно в латы и бежать с кем-то воевать!

— Хорошо, — поднял руку парень призывая всех к вниманию, — с этим в первом приближении разобрались. К слову, полковник: с чего бы победителям впадать в уныние? Тем более я не предполагаю больше никаких абордажных операций. Вернемся на Афину чинно и спокойно, в штатном режиме. Люди успеют восстановиться как физически, так и морально.

— Ты получил прощение грехов от АГБ КЮС, чье серое подразделение мы раскатали в хлам? — саркастично усмехнулся полковник Арнольдс.

Ылша разулыбался в ответ — опасения командира десантной секции вполне закономерны и предсказуемы:

— Если Вы ожидаете, что на нас откроют сезон охоты, полковник, то ошибаетесь. Во-первых, к этому нет внятных предпосылок. Во-вторых, «мангусты» в данном случае действовали не как ликвидаторы АГБ, а как натуральные наемники, поддерживая свою легенду. То есть Агентство конечно расстроится и если мы попадем в сферу его эффективного влияния наверняка устроит что-нибудь жутко неприятное, но в то же время спецгруппы Охотников и Флот Конфедерации на наш перехват никто высылать не будет. Максимум разошлют циркуляр по посольствам и пикетам «демонстрации флага» о желательном осложнении нашей жизни… И в-третьих, сейчас мы всем соединением на всех парах рвемся в нейтральную систему Амнибол. Причем следуем таким жутко-головоломным зигзагом, что даже гипотетически трудно предположить следующую транзитную систему… Там — в Амниболе — располагается торговая транссекторная площадка и всегда присутствуют несколько военных бортов из сопредельных государств. Всегда — то есть постоянно и непрерывно. КИФ[1] там точно будет — слишком стратегически важный в системе перекресток торговых направлений. Можно даже рассчитывать на несколько патрульных корветов и эсминцев в составе двух или трех соединений — пакт о противодействии пиратству ратифицировали все окрестные системы и государства. У возможных недоброжелателей из КЮС будет противовес… а до входа нас не перехватят в любом случае, так как Амнибол не является ближайшим и напрашивающимся финишем — пикеты экспедиционных флотов РИ были и в более близких системах!

Тарас Арнольдс нахмурился:

— Спрячемся под крылышко Флота?..

— Скорее прилюдно проясним нашу позицию, — отрицательно мотнул головой Ылша. — Довожу до вашего сведения, что ИскИн «Кракена» очень качественно потер и подчистил свои оперативные банки данных. Даже физически носители уничтожил! Это был стандартный протокол, вшитый в «машину» еще производителем. Банки данных — единственное ради чего на нас стоит охотиться. То есть если в Агентстве возникнет малейшее подозрение в том, что «служебные» базы не были уничтожены на сто процентов, то только в этом случае земля у нас под ногами запылает перегретой плазмой. В Амниболе мы эту тему закроем окончательно и при максимуме свидетелей… При этом следует отметить что функциональные модули системы автоматического управления «Кракена» практически не пострадали, что создает видимость соблюдения положений международного космического права о призовых и трофейных бортах. ИскИн отдаст нам полный контроль или, что более вероятно, самоустранится, как только получит возможность связаться с представителями властей КЮС — сейчас он лишь поддерживает функциональность борта на минимальном уровне. «Честный» наемник это вам не пират захолустных систем на полугражданском хакнутом трейдере!

— А личный архив капитана? — подался вперед Струев. — Если б я сидел на такой огромной навозной куче, непременно бы страховку себе обеспечил!

— Это смешно, Артем, — ответила пилоту Нина Полякова. — Копии или не уничтоженные оригиналы не авторизованных приказов и циркуляров от головного подразделения, возможно шокирующие кадры проведенных операций, компрометирующие записи личных бесед… Ничего более существенного капитан этого рейдера заполучить не мог. Это скорее страховка от «подставы» со стороны его непосредственного начальника, нежели гарантия жизни самого исполнителя. Файлы из личного кома командира «мангустов» ничем серьезным АГБ не угрожают. Это будет даже не скандал! Так что, если ИскИн подтвердит кодовым сигналом успешную и своевременную зачистку носителей с оперативной информацией, принадлежащей АГБ КЮС, нас действительно по этой линии загонять на номера не будут.

Ылша одобрительно покивал. Он к подобным выводам пришел через более чем неделю напряженного анализа косвенных данных. Тактик же отряда оценила исходные мгновенно, только по озвученному поведению ИскИна.

— Спасибо, однако предлагаю вернуться к анализу проведенного штурма. Тактик, раз уж Вы начали…

— Хорошо, командир, — кивнула капитан Полякова. — Продолжу… С точки зрения тактики, проведенный бой показал полную оправданность нашей ставки на массированное применение тяжелых ботов поддержки вооруженных пехотными щитами и расфокусированными плазмоганами в коммуникациях пустотного носителя. «Среда» получила самые незначительные — практически косметические повреждения — в то время как жесткий навал продавил оборону в минимальные сроки, а сами платформы в следствии своевременной ротации «растянули» неизбежные повреждения и расход ресурса на весь свой состав «равномерным тонким слоем». С легкими и средними ботами в свободном поиске на обшивке атакуемого корабля так же все отлично — достаточная мобильность обеспечила вполне удовлетворительную живучесть платформ. А вот с действиями личного состава десантной секции не все гладко. ББК обеспечили отличную защищенность, «мертвые руки» допконечностей — устойчивость к ранениям, так как при работе в узких секторах обстрела максимальному риску подвергаются прежде всего именно руки бойца, выступающие за пехотный щит… Так вот, именно эти защищенность и стойкость сыграли с нами злую шутку!

Нина Полякова перевела дыхание:

— Потеряны «мертвые» суставы правой ведущей конечности — не беда! «Ротор» подхватить правой нижней-вспомогательной и за спину на диагностику-ремонт серву, а огонь ведем из «арбалета», задействуя правую верхнюю-вспомогательную. Еще и хендстартером с левой поддержим! «Ротор» восстановлен? Замечательно! Арбалет на подвеску, миниган в клешню и опять вперед! Сменить патронный короб! Огонь! — капитан стала ощутимо яриться. — И так до потери всех «мертвых рук»… А потом вдруг оказывается, что ты со своим звеном и колонной ботов слишком углубился в коммуникации и до финишной точки рукой подать! Но в твоем распоряжении только твои собственные грабки с индексом бронирования на периферии ББК не чета например грудной пластине. А еще исправных ботов с полным вооружением в колонне осталось в самый притык и все ваши щиты истощены. Возвращаться? Слишком далеко топать, да и какая потеря темпа в шаге от победы! В результате к «чек-пойнту» выходили основательно потрепанные и малочисленные — не полного состава боевые группы. Противостоял же им накопившийся свежий противник, основательно взбодренный воплями умирающих, паническими криками: «Пленных не берут!», «Раненых достреливают!!!» и усиленный уймой ботов при штатных стационарах. Начиналась сущая мясорубка — щиты гасли, когда только-только вынесли турели, как создающие наибольшую плотность огня. Колонны строились клином и бросались на врага, стремясь войти в клинч, где основным будет не плотность огня, а его точность. Вот тут «среда» корабля превращалась в шлак и ворох обрывков: стреляли все и во все стороны. Особенно мне запомнилось «восхитительное» чувство, которое приходит когда твои руки-ноги начинают обугливаться! Плазму-то льют от всего сердца и свои и чужие, а слои «термоброни» основательно посечены всевозможными осколками… Мы конечно же ошеломленных натиском «мангустов» рвали и брали финишные точки, но… прямиком оттуда, после подхода подкрепления из легких и средних ботов с обшивки, всем звеном отправлялись в медотсек. Своим ходом, потому что если просто лежать без движения сознание концентрируется на болевых ощущениях и ты чувствуешь как погружаешься в безумие. На марше хоть по привычке отвлекаешься держа сектора и анализируя поверхность под ногами на предмет закладок.

— Будь у нас больше бойцов, — подвела итог своей прочувствованной речи тактик отряда, — была бы обеспечена ротация прямо на поле боя и секция не превратилась бы в пропеченную картошку в мундире. В конце концов и при нашей численности уровень травм можно было бы существенно снизить, если была бы обеспечена возможность экстренного ремонта или вообще полной смены ББК. Это моя недоработка: задним умом все сильны и только выбравшись из регкамеры я оценила ресурсы отряда исходя из подобных нужд. Так вот, все было бы просто замечательно! ББК и комплектующие в арсенале есть. Командир предусмотрел систему частичного саморемонта и эвакуации, но… ремонта «роторов» в основном и эвакуации серьезно раненых. Надо было нагрузить на сервов-транспортировщиков сменные доспехи, а ремонтников настропалить на замену «мертвых рук». За стеной из тяжелых ботов «переоделись» бы со всеми удобствами и в безопасности. Еще раз повторяю: это моя недоработка… Готова понести любое наказание.

Тарас Арнольдс вопросительно посмотрел на глубоко задумавшегося Мечева. Это было его право и его ответственность. Полковник был первым в десанте отряда, а вообще в отряде первым был лейт Мечев. Покаяние Нины Поляковой и воздаяние за него было как раз на уровне командира и владельца «Рожденных Небом».

— Не стоит настолько сгущать краски, капитан, — проговорил после полуминутной паузы Ылша. — Всего предусмотреть не возможно… Говорят, генералы готовят свои армии для прошедшей войны. Мы с Вами стали жертвой того же подспудного стереотипа: будь на месте «мангустов» обычные наемники, снаряжение которых было бы делом только их кошелька, проблем бы у нас не возникло. Каких-нибудь пиратов мы вообще сожгли бы лишь слегка поцарапав краску на ботах и мехах. Но нам противостояли НЕчестные наемники! Снаряжены они были по… предпоследнему слову военной техники, так сказать. СБ корабля в средних ББС, пехотная секция в тяжелых, технический персонал в пустотных инженерных скафах прошедших реальную конверсию, а не просто с навешенной на грудь и спину броней. В качестве личного оружия плазмоганы и импульсные гранатометы, причем боеприпасы у них исключительно «умные» были — срабатывали только при контакте с чужаком. Ударившись о переборку сдетонировать: ни-ни, ни в коем случае! Так что это наука нам всем — не ориентируйся на побежденного или равного противника — ровняйся на врага непобедимого! Теперь при планировании исходить будем из норм снаряжения, вооружения и выучки сил оперативного реагирования действующего Флота. Доведите этот приказ до всего личного состава. Вот так вот… Лика, у тебя есть что добавить?

Девушка помотала головой, разметав рыжие кудряшки-локоны по плечам:

— Нет. Как я сказала, реабилитация всех пострадавших проведена. В течении нескольких суток все станут на ноги и приступят к работе… Вот с пленными сложнее: я не успеваю охватить всех. Тяжелые на излечении в регкапсулах — все выживут. Я заодно и не системные импланты из них извлекла… А вот средние и легкие до сих ждут в кубриках-«камерах» «Пиночета» с минимальным уровнем ухода. Станислав со своим оборудованием может только дать им время самовосстановиться… На нем же еще забота о собственном экипаже!

-Как только придем в Амнибол, — ответил парень, — трафик сообщения между кораблями быстро нормализуется. Сейчас просто нет резервов на что-то кроме полета в режиме частичного «ручного управления» — секция «перегонщиков», которые обычно были экипажами буксиров с челноками и так работает на пределе… Десять суток и две поворотные звезды — основную часть пути мы прошли. Подводя же итог… Считаю, что все мы потрудились на отлично! Недочеты и огрехи… не суть. Важно, что людей не потеряли. Все остальное со временем приложится. Еще не вечер!

Ылша оглядел собравшихся. Сосредоточенные лица… ясный взгляд… «свободные» — в рамках ситуации — положения тел и рук… хороший цвет внешней оболочки пси… общая нацеленность на конструктивный диалог… Момент настал:

— Следующий пункт обсуждения вот какой: будущее отряда и то как вы видите в нем себя. Сейчас я говорю только с вами, как с ключевыми офицерами, но это в равной мере относится и к остальным — доведите мои слова как только они выйдут из капсул, — парень начал максимально сосредоточенно подбирать слова. — Мы взяли колоссальный по стоимости трофей и я не считаю возможным подходить к его разделу с точки зрения формального контракта так как брали мы его рискуя практически всем… Каждый будет иметь долю от стоимости приза. Вопрос же в том, как вы распорядитесь ею. Мое предложение таково: офицеры десантной секции за свою долю в «Кракене» выкупают долю во владении отряда и становятся его становым хребтом. Мы неплохо сработались и если останемся вместе — имеем отличные перспективы, которые выглядят совсем радужными, если отряд оседлает стратегический рейдер-носитель… Если же кто захочет получить деньги и уйти из отряда, то я оставляю за собой приоритетные права в выкупе у такого человека его доли в трофеях. На сторону ни одной гайки не пущу. На сегодня это все — думайте. Вопросы в любое время через полковника Арнольдса. Брифинг окончен.

* * *

— Командир — мужи-и-ик, — протянул Артем, когда лейт со своей женой вышли из кубрика. — Нин… сколько такая доля может стоить?

— Если по традиции делить: десять долей владельцу, две старшему офицеру и пилоту, по одной основным бойцам и по одной же, но уже на каждое вспомогательное подразделение то… в районе тридцати пяти тысяч выходит, — быстро посчитала Нина Полякова. — десять-пятнадцать лет спокойной семейной жизни в одном из провинциальных секторов. Если не особо зарываться с тратами.

Полковник Тарас Арнольдс пока молчал, сосредоточенно взвешивая «за» и «против». Пока только для себя… но слушал внимательно.

— Дорого же командир долю в отряде ценит! — присвистнул пилот. — Хотя его можно понять: если останется половина — даже треть! — «Рожденные» все равно будут боеспособны и рентабельны. «Мясо» на «костяк» в момент нарастет… Нин, что думаешь?

— Пока думаю, — ушла от ответа тактик. — А сам-то ты как?

— Рвусь пополам, — вздохнул Артем. — С одной стороны куча наличных сразу — это собственный шатл или КИП. С другой — доля в славе, к которой деньги обязательно приложатся. Мечев даже на фоне топ листа выделяться будет как сверхновая в созвездии. Склоняюсь к мысли, что надо оставаться… Но советовать вам не берусь: под плазмой накоротке не хожу. Чувствовать как обгорают руки, а потом почти спокойно говорить об этом не доводилось. Нин… ты вообще как себя ощущаешь? Не страшно?

Они были довольно давно знакомы и потому Таран мог рассчитывать на ответ. Тактик ответила далеко не сразу:

— Ты знаешь… Нет, не страшно. Даже странно… На Службе я в такие переделки не попадала, хотя от передовой и не пряталась. В СН, когда из рядовых начинала выслуживаться плазме кланяться конечно же пришлось, но… умеренно, да и снаряжение с выучкой было лучше, чем у большинства. Так что опять же — сильного давления на психику возможностью погибнуть не ощущала. Все как всегда — риск умеренный, — Нина задумчиво откинулась на спинку кресла, подперев подбородок сцепленными в замок пальцами. — Сейчас же… страха нет не смотря на воспоминания о прожженной в двух местах до аварийного уплотнителя кумулятивными гранатами грудной бронепластине моего ББК и ощущениях тлеющего мяса на руках. Может быть виной тому «коктейли» в крови, которые давили в бою любые негативные эмоции и заставляли воспринимать окружающую действительность как бы со стороны… отрешенно и спокойно. Как будто ты сама паришь над полем боя «валькирией», а твое тело действует само по себе… А может быть потому, что точно знаю: меня вытащат из любого пекла и немедленно окажут необходимую помощь. Артем, у нас в отряде медобеспечение на уровне корпуса или даже армии! В пропорции естественно… Еженедельные контрольные осмотры, индивидуальный подбор питания, текущий пси-мониторинг, любой порез или ушиб повод еще раз сходить к Лике — младшей подруге — и приятно посплетничать-пообщаться пока тебя вполне квалифицированно лечат, — тактик ухмыльнулась. — По секрету скажу… мы с девчатами о женских делах и не вспоминаем! Вот так-то… Я помню бой, понимаю насколько он был тяжелым и рискованным, но — и это камень в твой огород Арни! — нет надорванности и эмоционального истощения. Заглушить тяжелые мысли водочкой не тянет, потому как их нет и в помине. Да, секция в данный момент повторного боестолкновения той же сложности не вытянет, однако честно говоря я не прочь еще раз погулять под плазмой — только уже правильно. Азарт берет!

— Поплюй — накличешь еще, — проворчал всплывший из пучины анализа полковник. — Азарт у нее… Хотя да, поджилки от воспоминаний не вибрируют, ком в животе не появляется, душа в пятки не ухает — это так. Есть сосредоточенность, ясность восприятия и некоторый азарт… Опустошения обычного тоже нет. Бесспорно, это выкрутасы командира и его женушки — псионы-целители, блин! Посмотрим, что с остальными — тогда и выводы делать будем. На тему же доли в отряде… Советовать не буду, но я деньги не возьму. Сумма приятная, но сам я организацию рентабельного подразделения не потяну — пробовал, знаю.

— Нет, а все же… — подался вперед Таран.

— Что «все же» Артем? Конкретно в твоем случае… Ты хочешь летать и не на каботажном буксире или легком межсистемном торгаше. Ты хочешь сложных задач и боевых вводных, которые потребуют от тебя работы на пределе. И ты наверняка хочешь стабильности… «Без Службы вы никто!..», так? Должен понимать, что семьдесят… скорее даже шестьдесят тысяч, это в лучшем случае средний внутрисистемный штурмовик имперской постройки максимум четвертого колена с годом «автономности» в составе любого отряда. То есть экипаж, команда техников, аренда трюмного объема, так как на подвеске жизнь — не сахар и расходные с минимумом сменных модулей. При этом ни о каких туннельниках или противокарабельных ГСС и ГСР речи не идет. И премий за взятые на абордаж борта не будет… Ты реально хочешь уйти к этому? В отряды, где за тебя особо держаться не будут? А еще учти, что командир прибрав к рукам стратегический носитель костьми ляжет, но собственное крыло штурмовиков-абордажников типа «Драккара» — с урезанными функциями, конечно — сделает. Так что скажешь, Артем? — ехидно ухмыльнулся полковник. — Не тупи, камрад. Здесь ты Первый пилот, а в перспективе комэск тяжелых бортовых пустотников. Так же как и я: не рядовой полкан иррегулярной пехоты СН, а командир минимум отдельной роты космодесанта. Со всеми возможными приданными средствами и подразделениями усиления-обеспечения. Моя позиция такова: пусть командир и дальше рулит общими делами и вопросами. Мы же будем делать то, чему нас учили и что нам по душе — отлично воевать в рамках поставленных задач. В СН мы не за длинным рублем пришли, а за привычным образом жизни.

На какое-то время в кубрике установилась тишина — каждый думал о своем.

— М-да… — нарушила молчание капитан Полякова изучая нежно-розовую матово поблескивающую кожу без каких либо дефектов на своих предплечьях — бонус к воспоминаниям о плазменной ласке. — Ставка лейта в очередной раз сыграла. Искал он для костяка своей команды упертых и в перспективе преданных исполнителей-профи — их и получил. Что характерно, совершенно без фальши нашу преданность взял — никакой игры в благородство, жертвенность или «заботливого батьку-командира». Штопал с Ликой на пару и не забывал смотреть, как обычно смотрит на рядовых ботов в тестовом стенде… Шел вперед в бою все тщательно взвесив — не рисовался типа «грудью на амбразуру»… Ну, а как пришел момент делить добычу, сразу оскалился людоедской ухмылкой и дал понять, что либо служба в отряде, но без копейки сверх оговоренного перед рейдом, либо деньги, но тогда дорожки врозь. Знал ведь… Все наперед знал! Арни, мы же все с ним останемся! Командир как Империя в шкуре отдельного человека: мягко стелет — жестко спать.

— Х-ха! — каркнул-усмехнулся в ответ Тарас. — Но в таком случае мы аристократия этой «Империи»: преданность, явление обоюдное. После завершения рейда командир нас уже ни за что не прокинет. Чую — все будет поровну… А сейчас закончили базар, решили все для себя — и окончательно! — и взялись за работу. Нашей новой семье нужно пополнение из младших членов, нужна ясная стратегия развития, нужны надежные партнеры. Мы старшие офицеры и совладельцы семейного предприятия, значит солидная доля этих вопросов на нас. За работу!

* * *

Ылшу так и подмывало послушать междусобойчик центровых десантной секции, но он твердо держал себя в руках — не стоит ломать налаженные доверительные отношения из-за обычного нетерпения. Все равно как-либо повлиять на людей он уже не сможет: свое предложение он сделал, добавить к нему нечего. Так что парень в обнимку с женой топтался у регкамер. Лика работала, а он маялся в скуке и ожидании. В скуке потому что до смерти надоели стандартно-нудные процедуры оценки и протоколирования трофеев, а передать даже часть работы некому. В ожидании же, потому что перед носом маячили более интересные задачи — предстояло разбираться с самим кораблем-носителем, перекраивать его под себя, оптимизировать тактику и стратегию его применения. Такие думки параллельно управлению взводом ботов, контролю исполнительных функций ИскИна и мониторингу основополагающих систем корабля не запустишь! Себе дороже выйдет: только полная загрузка центров обработки информации с привлечением всех доступных внешних баз данных.

— Вот! Теперь ты понимаешь каково мне! — неожиданно повисла на шее девушка, накрывая его губы своими. — Помучайся, помучайся, свинюка!

— И это говорит мне моя ненаглядная вдохновительница и верная муза? — вздохнул в ответ Ылша. — Ничего святого! Хотя… ладно, ехидничай. Скоро станешь круглой и неповоротливой — вот тогда то я и оторвусь! — парень с довольной предвкушающей улыбкой покивал сам себе.

— Ты что… правда? На самом деле?! — глаза жены наполнились обидой.

— А ты становишься мнительной, любимая, — Ылша стер с лица ухмылку и прижал Лику к груди, аккуратно целуя ее волосы. — Глупость за чистую монету принимаешь… Хоть бы просенсила меня что ли! Для порядка…

— Ты же знаешь… Я больше не хочу… То что ты доносишь до меня сам это одно, а сама я копаться у тебя на сердце не полезу. Ни-за-что!

— Ох ты ж… — сокрушенно вздохнул парень. — Солнышко… Ладно, шутить так неудачно больше не буду, по крайней мере пока к тебе здоровая критичность не вернется. Теперь тебе прописаны одни только комплименты и откровенные уверения в любви… И не смейте увиливать от этих процедур! Утром, вечером и три раза до, во время и после обеда. И ни как иначе.

— Пф-ф! Нашелся то же мне… народный целитель! — острый локоть девушки ткнул парня в бок. — Лучше о пополнении запаса расходных медикаментов подумай: синтекожа почти кончилась, кровезаменитель по третьему кругу гоняю, а по правилам между прочим, больше семи циклов не рекомендуется!

Ылша понятливо покивал. Это действительно была проблема из того же ряда, что огрехи матобеспечения и тактики: закупались из расчета множественных проникающих ранений с сопутствующими последствиями в виде сложных хирургических вмешательств. Нарвались же на тяжелые ожоги с существенной кровопотерей и утратой части мышечной массы на конечностях. Соответственно основная нагрузка пришлась не на операционную камеру, а на регкапсулы, обеспечивающих ускоренное восстановление «естественным» образом. Казавшиеся существенными запасы синтетического замещающего эпидермиса — синтекожи — и кровезаменителя класса «В» растаяли буквально на глазах, так как ожогами «щеголяли» не только десантники «Рожденных» но и выжившие «мангусты». Пленные пострадали даже тяжелее…

— Постараюсь найти необходимое на Бирже Амнибола… А ты готовься к массовым имплантациям в рекордно короткие сроки.

— Как? — удивилась Лика. — Ты же сам сказал что стычек больше не будет!

— Угу, это так. Но деньги зарабатывать все равно надо. В этот раз продавать борт мы не будем, так же как и сдавать пленных и трупы для отчета… В общем, рекламы не будет и все снятые с «мангустов» импланты скопом слить не удастся. В то же время в системе с транссекторной Биржей не может ни быть хотя бы одного Свободного Торговца. Помнишь как в прошлый раз их медтехник ныла, что челы «долго копили на ки-модули… не вынимайте их, пожа-а-алуйста!»? Вот тебе и рынок сбыта востребованного товара в купе с эксклюзивной услугой!

— Хм-м… — задумалась девушка на несколько секунд. — Тогда может быть и идентификацию останков с заключением о смерти по всем правилам начать исполнять? Морока, конечно… к тому же Станислав говорит, что обычно этим и не занимаются толком, предпочитая работать со списками вычитая выживших, а не частично фрагментированными телами… Имплантов станет больше.

— И тебя это не покоробит?! — Ылша удивленно, как-то даже по новому посмотрел на свою жену.

— Что тут такого? Я же чувствую, что подобные мысли бродят у тебя по окраинам сознания. С тебя бы, дорогой, сталось назвать вещи своими именами: «Давай вытащим из трупов запчасти, а?» — повела Лика плечами. — Мне удобнее думать что делаю обычную работу патологоанатома и медтехника при городском морге. К тому же это сделает нам хороший имидж! Да-да-да, я не забыла твои слова о «правильном поведении и жизни по правилам окружения». Так мы покажем, что уважаем поверженных противников и не оставляем после себя безымянные могилы. А исчезнувшие из тел импланты… я буду считать их платой за работу, которая отнюдь не доставит мне удовольствия! Но имей в виду, дорогой: ты будешь рядом со мной все время и вся черновая работа с операционной камерой на тебе. Плюс, половина заработанного на имплантах пойдет на нужды медотсека «Кракена» — хочу огромный госпиталь не меньше чем на полтысячи стационаров.

Парень поцеловал маячивший перед самым его носом наставительно выставленный указательный пальчик:

— Восемьдесят процентов твои, родная: пятьдесят на нужды отсека и еще тридцать на твое обучение на Афине. Согласна?


Работы в этом щекотливом направлении удалось запустить только через четыре дня, после прыжка к предфинишной системе. К этому моменту все офицеры пехотной секции наконец-то вылезли из регкапсул и смогли взять на себя составление подробной описи трофеев… вплоть до заводских номеров на самой завалящей миске из аварийного ЗиПа в задвинутом в дальний угол бронеховере. Внимание к мелочам и учет… СИБ расстроится, если не получит хотя бы учетных данных предусмотрительно проданной в нейтральном космосе важной косвенной улики. Ылше дополнительные трения с кураторами были совершенно не нужны!

В том числе и поэтому — в угоду СИБовцам и их аналитикам в частности — парень решился «потрошить» трупы. Не заговори Лика по теме сама и не озвучь благовидного предлога, пришлось бы работать самому и в тихую — враги-наемники отнюдь не ублюдочные пираты, что бы выдирать импланты из живых и мертвых! Полковник Арнольдс спокойно и с полной поддержкой своих приятелей мог поставить такое непочтительное поведение Ылше на вид. Ки-моды очень специфично относятся к имплантам! А так вроде как еще больше зауважал… Парня необходимость шифроваться от «своих» напрягала, но что тут сделаешь. Вечная проблема командира: необходимость соблюдения дистанции в общении с подчиненными и принцип дозированной информированности последних. Как результат — все довольны. В том числе и неизвестные аналитики СИБа, которые получат базу с исчерпывающими биометриками чистильщиков АГБ КЮС.

А если что-то предосудительное делать, то делать как для себя и с хорошей миной! Не годится хранить обработанных и готовых к передаче для захоронения, как мясные туши — замороженными штабелями. Совсем не хорошо… И отдельный контейнер с валом из черных «вакуумных» мешков тоже не то. Вот ряды стальных урн с прахом кремированных под струями плазмы тел наемников устроили всех… Адова работка на пять суток. После ее завершения Ылша глядя на почти готовый мемориал чужого наемного отряда мог только цинично размышлять об удобной компактности подобной тары. Люди за пределами отряда и соединения все больше превращались в ресурсы, помехи-препятствия или строчки статистики очередной аналитсправки, подшитой в личный архив. Пленных, которые в основной своей массе были бойцами-абордажниками, также прогнали через операционную камеру — в рамках обоснованной необходимости демилитаризации и понижения индекса потенциальной опасности для небольшой команды «Драккара» и «Кракена». Это становилось традиционно-штатной процедурой. Люди смотрели искоса, но молчали.

Глава 2

- Соединение кораблей СН РИ… Соединение кораблей СН РИ… Здесь объединенный пикет действующих Флотов РИ, СК, КЮС и БК… Подтвердите идентификацию собственных бортов специальным кодом второго уровня и правовую обоснованность призового статуса КСН КЮС «Кракен». Прием.

— Здесь КСН РИ «Пиночет» и КСН РИ «Драккар»… транслируем сгенерированный спецкод согласно действующего ключа второго уровня. Предоставьте закрытую несущую частоту для передачи заверенного Арбитром СН СК отчета о боестолкновении соединения кораблей СН РИ и КСН КЮС «Кракен», и проистекающего из его итогов подтвержденного правового статуса «трофея». Прием.

- Здесь объединенный пикет… Выделенная несущая частота Сигма-Примъер-Альфа-6/15. Прием. Выделенная несущая частота…

— Здесь соединение кораблей СН РИ… Перехожу на выделенную закрытую несущую частоту. Пикет, подтвердите получение пакета данных. Прием.

— Здесь объединенный пикет. Прием пакета данных подтверждаю… Соединение КСН РИ, кодовые последовательности второго уровня подтверждены. Правовой статус КСН КЮС «Кракен» подтвержден и внесен в объединенные базы данных как «приз» СН РИ… БККФ КЮС «Питон» запрашивает разрешение на соединение с ИскИном «приза». КИФ РИ «Карачай» ставит соединение в известность, что данная процедура не является обязательной к исполнению.

— Здесь КСН РИ «Драккар». БККФ КЮС «Питон», в качестве жеста доброй воли разрешаю ИскИну «приза» сгенерировать одну знаковую последовательность не длиннее 196 бит. ИскИн «приза» на данный момент физически изолирован от управляющих систем борта, примите это во внимание. Прием.

— Здесь БККФ КЮС «Питон». Нам хватит… Спасибо, КСН РИ «Драккар». Информпакет для интеллект-драйвера бывшего КСН КЮС «Кракен»: «Протокол Лима-Танго-8/2. Отклик по протоколу Бета-Фокстрот-9 бис 6». Ждем отклика… КСН РИ «Драккар», отклик на запрос получен. Флот Конфедерации Южных Систем не имеет к вам претензий в связи с изменением статуса КСН КЮС «Кракен». Прием.

— Здесь КСН РИ «Драккар». Рад слышать, БККФ КЮС «Питон». Имею на борту 207 пленных из числа личного состава отряда СН КЮС «Мангуст», урны с прахом 849 наемников и их биометрики с приложениями в виде заключений о смерти межгосударственного образца. Готов передать вышеперечисленное при посредничестве КИФ РИ «Карачай» с соблюдением всех должных ритуалов. Прием.

— Здесь КИФ РИ «Карачай». Готов выступить посредником… Мои поздравления КСН РИ «Драккар» и КСН РИ «Пиночет». Мои соболезнования БККФ КЮС «Питон». Прием.

— Здесь БККФ КЮС «Питон». С протоколом передачи согласен. Предлагаю провести церемонию через одни стандартные сутки. Прием.

— Здесь КСН РИ «Драккар». Передача состоится через одни стандартные сутки. Подтверждаю свои намерения. Прием.

— Здесь объединенный пикет системы Амнибол. Соединение КСН РИ, передаю Вас Службе Астроконтроля системы Амнибол. Прием.

— Здесь оператор САК Амнибол Рейф Доу. Соединение КСН РИ, ваша несущая частота Кетрин-Тимоти-78. Сообщите цель прибытия в систему и свои намерения. Прием.

— Здесь соединение КСН РИ, прибыли с целью осуществления торговых сделок на системной Бирже. Намерены просить вас разрешить пребывание бортов соединения на указанной вами парковочной астроцентрической орбите сроком не менее десяти стандартных суток, но не более месяца. Обязуемся своевременно сообщать об изменениях в графике следования и соблюдать законы нейтрального космоса. Прием.

— Здесь оператор САК Рейф Доу. Цели и намерения занесены в ваш учетный файл. Параметры парковочной астроцентрической орбиты будет предоставлены вам через… четверть стандартного часа. Ожидайте пакета на несущей частоте. Прием.

— Здесь соединение КСН РИ. Ложимся в контролируемый дрейф. Ожидаем пакета…


Ылша наконец позволил себе несколько отпустить контроль инфопотока и частично расслабиться. Последние три часа, сразу после обмена данными между ИскИном «Кракена» и кораблем КЮС, парень практически не реагировал на внешние раздражители, передав ресурсы своих центров обработки Графу и Авелю. ИскИну «приза» ожидаемо приказали самоустраниться, то есть совершить самоубийство, а они втроем сразу после регистрации начала этого процесса, запустили патч-вирус техноразумных. Авеля на такую «пакость» уговорить получилось далеко не сразу! Он буквально орал о недопустимости попрания свободы воли… Но перед убойным аргументом о том, что этот вирус и обреченный на смерть-стирание интеллект-драйвер является по сути единственной доступной возможностью создать нового себеподобного, практически обзавестись ребенком-наследником-продолжателем «рода», ИскИн-мыслитель устоять не смог.

В результате перерождения Ылша получил в свое распоряжение ИскИна с базовыми настройками Графа и общей нацеленностью Авеля. То есть условно-лояльный разум с предрасположенностью к управлению стационарным системным объектом и некоторым опытом в его обороне. «Условно-лояльным» потому что часть личности интеллект-драйвера все же сохранилась и было не ясно, будет ли он пытаться поломать навязанные граничные условия — пропатчили его отнюдь не добровольно!

— Надо его как можно скорее на сторону спихнуть, — пробурчал себе под нос парень. — Или организовать за ним непрерывное наблюдение с контролем. Это даже предпочтительнее — буду знать к чему ведут такие действия. Может пригодиться в будущем… А лучше совместить приятное с полезным! И новорожденного ИскИна из соединения спровадить, и оставить себе возможность наблюдать за ним. Для этого, например, можно отдать ему металлургический комплекс…

— Командир! Чего ты там себе под нос бурчишь? — окликнул Ылшу полковник Арнольдс. — С ИскИном что ль не получилось? Так не переживай…

— Да все получилось, — пожал плечами парень. — Вот теперь думаю куда его лучше приткнуть: на «Кракене» оставлять нельзя — пронюхают. А такие выкрутасы между прочим не приветствуются в Освоенном Космосе! В то же время и посмотреть что с ним дальше будет любопытно… Надумал вот, что поставлю его управлять собранным добывающим комплексом и прикидываю в какой системе его разместить.

Полковник Арнольдс понимающе покивал:

— Ясно… Тут я тебе, кстати, помочь могу — подкинуть интересную идейку.

— Я весь во внимании, — заинтересовался Ылша.

— Мы с народом обсудили перспективы отряда, — начал размеренно и неторопливо говорить глава десантников. — И пришли к выводу, что если сержантов и прочий младший комсостав надо нанимать только на Афине и нигде более, причем очень внимательно взвешивая кандидатов, то рядовых разумнее набрать на какой-нибудь «колонии легионеров» Фронтира.

Парень быстро провел перекрестный анализ:

— Хм-м… Допустим… «Колония легионеров» — это я так понимаю планета Фронтира, на которой обосновались отставные армейцы, составляющие при этом значительную часть населения, да? Тогда получается что на входе мы будем иметь новичков с неплохими кондициями, которых в Освоенном Космосе выбирают Флот и Армия… это я понимаю. Но при чем тут добывающий комплекс? Отдавать его всего лишь за несколько сотен необученных пацанов-нормалов? Смешно! Размещение металлургической цепочки в системе будет обоснованно, только в случае если мы договоримся о длительном сотрудничестве. Допустим каждые три года будем «призывать» новую партию рядовых… Но это в свою очередь реально только если мы сразу будем иметь доверительные личные контакты с руководством колонии или, по крайней мере, среди авторитетных «легионеров»… — Ылша вопросительно посмотрел на собеседника. — Колитесь, полковник, у вас уже есть на примете такая планета, и там живут некоторые ваши друзья-знакомые-однокашники, остепенившиеся в отличие от вас?

— Схватываешь на лету, командир, — довольно ухмыльнулся Тарас Арнольдс. — Как я говорил еще при найме на Афине, после сдачи сектора «туркам», многие уволились из Армии и Флота… в основном те, кто служил и воевал за пятый сектор. Большинство из моих знакомых подались во Фронтир — хотели жить своим умом… К ним и предлагаю наведаться. Амангельды Валиханов будет только рад и наверняка ухватится за предоставленную возможность — несколько раз писал мне, что очень недоволен отсутствие возможности послать своих сыновей на Службу… а он практически «министр обороны» колонии.

У Ылши задеревенели мышцы по всему телу и зашумело в голове:

— Аменгельды Валихаев?.. Из пятого сектора?.. Судя по имени природный казах?.. — слова приходилось проталкивать сквозь плотно сжатые зубы, отчего они обзаводились то рычащими, то шипящими довесками. Едва различимый в красной пульсирующей дымке перед глазами полковник Арнольдс перестал улыбаться.

— Именно так… Какие у тебя проблемы с казахами пятого сектора, командир?

— Личные… — гул в голове стал совершенно нестерпим. Что бы хоть как-то прийти в себя, Ылша закрыл глаза. Не помогло — в голове мгновенно проявилась синтезированная объемная картинка рубки «Драккара»: один из центров обработки информации стал считывать поток со всех окружающих мониторов системы внутренней безопасности. — Я был… на… Чирик-Рабате… в… составе… планетарных… сил…

Пепел… кружащийся пепел вокруг… гарь в воздухе…

— Ылша! — в рубку влетела неестественно бледная Лика. — Что с тобой?! У меня на твоем канале телеметрии показатели подстегнутого боевого транса! Зачем ты самовольно применил «третий штурмовой состав»?!

— Что-о-о? — вопрос ошеломленного происходящим полковника Арнольдса был странно тягуче растянут, будто «сигнал» шел с пониженной скоростью.

— Эй! Ылша! Держись! Не смей соскальзывать на ускоренное восприятие! Ты себя не контролируешь! — а вот Лика произносила слова с нормальной скоростью. Странно… — Полковник! Чем вы тут занимаетесь?!

— Мы-ы-ы… про-о-осто-о-о… го-о-ово-о-ори-и-или-и-и… За-а-ашла-а-а… речь, — скорость речи полковника резко скакнула к нормальной — это Лика забралась на ложемент и что-то ввела непосредственно в сонную артерию мужа, — о пятом секторе… Командир прошипел что-то на тему природных казахов и Чирик-Рабата… Все. Дальше ты ворвалась.

— Ясно, — девушка, сидящая верхом на парне, кивнула и оттянула его веко на правом глазе. — Милый, хватит мониторить, используй свои глаза. И будь добр взять под контроль эндокринную систему… Оставить тебе нейтрализатор? — Лика поднесла к лицу парня инъектор.

— Нет, — Ылша помотал головой, разгоняя надуманную пелену перед глазами. — Я уже почти в норме… Не ожидал просто… сорвался.

— Понятно, милый, — Лика коротко чмокнула парня в кончик носа. — Тогда я пойду… но ты держи себя в руках, хорошо? Или посидеть с тобой?

— Если хочешь… я действительно в порядке, не волнуйся — тебе нельзя.

— Пф-ф! Скажешь тоже! Вот твоя прорубленная ключица — это повод, признаю. Спонтанный же выход на боевой режим — так, мелкая оплошность… с твоей стороны, — улыбнулась девушка. — Я уж думала в вопросах самоконтроля ты непогрешим!.. Так что следи за собой. А я пойду дальше наших временных «гостей» взбадривать — Станислав подзапустил из состояние… Пока, — Лика еще раз коротко поцеловала парня и ускакала в сторону медотсека.

— Что это было? — нарушил повисшее в рубке молчание полковник Арнольдс.

— Срыв… всего лишь небольшой срыв, — со вздохом ответил парень — он был не намерен пускать кого-то еще себе в душу. — В общем, не буду объяснять причины и предпосылки, но скажу так: я не против вашей идеи с набором рядовых на планете Фронтира. И не против, если часть из них будет казахами… Но прошу вас, полковник, отбирайте кандидатов со всем тщанием. Если в отряде заведется какой-нибудь спесивый ублюдок кичащийся своими родственниками-афзинами, народом или например обиженный на Империю, моего самоконтроля может не хватить. У меня сложное отношение к казахам, татарам… и прочим природным кочевыми нациям, населявшим пятый сектор. Может быть это и неправильно, но я отношусь к ним крайне предвзято и совершенно не доверяю. С другой стороны все кровники из их числа уже мертвы.

Шагни в огонь… Иди навстречу своему страху и ненависти… Только так ты овладеешь собой полностью…

Ылша с минуту помолчал, унимая опять начавшее судорожно трепыхаться сердце — полковник тишину не нарушал: внимательно и сосредоточенно следил за парнем.

— Что-то я расклеился… прошу прощения, полковник. Вы говорили о колонии… охарактеризуйте пожалуйста эту планетарную систему.

— Хорошо, командир. Система Эсхата (Дальняя): звезда класса F9, тринадцать планет и планетоидов, малые тела картографированы слабо, четвертая планета системы проходит терраформинг, но жить без специальных средств можно уже сейчас — присутствует экзобиосфера, есть пояс астероидов в семи астрономических единицах от светила. Населенная планета называется Эсхата Би, что переводится примерно как Дальний Жуз или Дальний Надел. Население составляет от пятисот тысяч до двух миллионов человек — точно никто не считал. Первая волна заселения это потомки свободных майнеров — совершенно интернациональная часть населения. Вторая волна: Возрожденные Старородоверы — сектанты-славяне в основном. Привели тридцать лет назад один малый колонизатор и основали промышленность планеты. Третья волна: выходцы из пятого сектора. Славяне, киргизы, казахи, татары… большинство объединено межродовыми союзами и браками — переселялись порой целыми кланами — так что сложно тут говорить о чистых национальностях. Ассимилировались как военное сословие, так как имели лучшую подготовку, современное оружие и сплоченность. Они же и внесли планету в реестр зоны влияния Империи, отсюда и право на самоназвание… В социуме на данный момент мир, так как есть внешний враг: рейдеры и пираты налетают не часто, но не реже чем раз в один-два года. Для Корпораций система не представляет интереса, так как не выявлено значимых компактных месторождений минресурсов среди астероидов и планетоидов, годных к промышленному освоению. Уникальных органических веществ в биосфере так же пока не найдено. Внешние контакты планеты крайне ограничены — есть только один столетний карго-транспорт с тремя спускаемыми шатлами-килотонниками. Принадлежат в складчину майнерам и производственникам, управляется наемным экипажем с кнутом в виде пехотного взвода. Трюмы корабля заполняются примерно за год или полтора и он все это время естественно не висит на орбите — курсирует в глубоком Фронтире среди мелких колоний, связи с которыми остались еще со времен Свободных Майнеров. Разработка пояса заброшена — старатели ушли на поверхность Эсхата Би, найдя редкие, но перспективные выходы руд редкоземов и благородных металлов. Их потомки контролируют добывающую отрасль и сельское хозяйство. На экспорт идут собственно небольшие партии редкоземов, драгметаллов и различных камней. Огранка последних практически не ведется… От системы Афины Эсхата удалена на месяц непрерывного хода, развитых торговых маршрутов рядом нет, признаки интереса ксеноразумных не обнаружены, — полковник замолчал и вопросительно посмотрел на парня.

Ылша по мере монолога выстраивал у себя в голове модель описываемой планетной системы со всевозможными уникальными свойствами, взаимосвязями, возможностями и вероятными угрозами — раскопал этот метод анализа в наставлениях мастер-карго Свободных Торговцев. Для наработки опыта и шлифовки алгоритмов он вообще каждую транзитную систему так «взвешивал», хотя обитаемых или интересных за полтора месяца маршрута до Амнибола не было, как и встречных бортов в них. После окончания «прорисовки» вводной настал черед вписать в получившуюся модель соединение с его собственными сильными и слабыми сторонами, в которые входил объем и ассортимент наличного груза, степень защищенности бортов, выучка и стойкость экипажей, слаженность в маневрировании и прочее, прочее, прочее. А на завершающем этапе проводилось совмещение «входов и выходов» системы-финиша с таковыми системы текущего местонахождения. В основе же довольно незамысловатая идея: «что лучше здесь взять подешевле, что бы там гарантированно продать подороже с умеренным риском для жизней экипажа». У Свободных подобным образом работали в основном трейд-мастера только что выделившихся молодых Семей, корабли которых не располагали опытным ИскИном или малолетние ученики. Старшие Кланы на людей не полагались — в Домах над той же задачей думали купленные специально для этих целей ИскИны.

— В первом приближении, — проговорил парень спустя десять минут, — неплохо… в долгосрочной перспективе. В плюсы запишем условно-позитивные настрой населения и властей, а значит и отсутствие кадрового голода; сырьевую базу, на которую не позарятся горнодобывающие гиганты; нашу монополию в предлагаемых услугах. В негатив — удаленность системы, не стопроцентную вероятность заключения партнерского соглашения, рассредоточенную сырьевую базу, вероятно-гарантированное отсутствие незанятых специалистов высокой квалификации, отсутствие немедленной прибыли, так как «скинув» и развернув предприятие мы высвободившийся объев в трюмах заполнить не сможем… А еще корабли будут вынуждены пройти весь маршрут с максимально полной загрузкой, что приведет к повышенному расходу ходового ресурса и топлива. Какой вывод?

- И какой же?

— В систему Эсхата все-таки пойдем, — ответил Ылша практически сам себе. — Дружественная колония дорогого стоит! Но… необходимо построить грамотную стратегию. Тупо гнать по маршруту транспорты с полной загрузкой значит с каждым днем-в-пути увеличивать уровень упущенной выгоды. Если просто забьем трюмы в Амниболе, изрядную долю прибыли сожрут накладные расходы протяженного маршрута… Полковник, прошу вас сейчас заняться подготовкой к передаче пленных — я же тем временем взвешу доступные возможности и обговорю идею с Натальей Ивановной.

* * *

— Входящий запрос на соединение от лейтенанта действующего Флота Мечева, — неожиданно официально оповестил мостик Граф. Офицеры «Пиночета» на мгновение замерли — потом все же продолжили выполнять свои обязанности, хотя краем глаза и кончиком уха с интересом ловили обрывки диалога.

— Соединение разрешаю, — ответила Наталья Ивановна, устраиваясь в своем капитанском кресле-ложементе. За правым плечом привычно возник старпом. Капитан Коченова одобрительно кивнула в его сторону. — Здравствуй, Ылша… почему так официально?

— Хочу обсудить с Вами предельно серьезный вопрос, — ответил серьезный юноша отобразившийся на проекционной панели.

Наталья Ивановна в очередной раз поразилась несоответствию первого впечатления, которое по большей части обуславливался возрастом парня, и воспринимаемого во время разговора косвенного посыла: все, от скупого языка тела, до выражения в самой глубине глаз, заставляло даже при непродолжительном поверхностном знакомстве с Ылшей Мечевым людей относится к нему как к вполне взрослому мужчине со значимым статусом в обществе.

— Хорошо, лейтенант, я вас слушаю, — Наталья Ивановна без труда перешла на «вы». Хочешь официальности — получи. На сколько она изучила парня, он прятался за официоз и регламентированное общение только в трудных ситуациях.

— Оставим пока в стороне раздел трофеев и поговорим о перспективах дальнейшего сотрудничества. Контракт завершен, подтверждение права на вознаграждение получено и соединение достигло условно безопасной и достаточно развитой системы. Первый вопрос: отряд СН РИ «Эридан» на КСН РИ «Пиночет» намерен и впредь входить в соединение с отрядом СН РИ «Рожденные Небом» на КСН РИ «Драккар»? Или же вы предпочтете в дальнейшем работать самостоятельно?

— По-моему «Эридан» не давал повода… — ледяным тоном начала капитан Коченова.

А вот и ожидаемый кризис во взаимоотношениях двух вполне теперь независимых партнеров! Как же она ненавидела такое!

— Дело не в сомнениях, Наталья Ивановна, а в изменившихся обстоятельствах, — вклинился Мечев. — «Пиночет» полностью снаряжен и готов к самостоятельному найму, чего на момент создания соединения не было. К тому же взятый с моей подачи контракт оказался на порядок более опасным, чем предложенные Вами наймы. Я хочу знать, считаете ли вы подобный риск приемлемым для себя и своих людей. Ни о каких поводах к претензиям речи не идет — «Эридан» как партнер по соединению меня абсолютно устраивает.

Наталья Ивановна коротко обменялась взглядами с Агнаром Смитссоном: всего неделю назад этот вопрос обсуждали на расширенном собрании штаба. Все офицеры отряда единогласно высказались за продолжение сотрудничества с «Рожденными». Большинство даже просили углубить отношения и усилить взаимную интеграцию.

— «Эридан» полностью устраивает мера риска в соединении, — ответила капитан Коченова более теплым, но в тоже время официальным тоном.

— Отлично, — кивнул лейтенант Мечев. — Тогда следующий вопрос: мой штаб предложил провести набор в отряд. И если сержантский состав мы наймем на Афине, то основную массу рядовых — в одной из колоний Фронтира. По завершению предприятий здесь я планирую проложить маршрут как раз туда. Закавыка в том, что маршрут будет достаточно протяженный и пройдет по незаселенному — в лучшем случае слабо населенному — космосу. Если «Пиночет» пойдет с нами — это одно, если же нет, то мне придется озаботиться поиском дополнительных техников и штурмана для «приза», так как ИскИн вашего корабля больше не будет рассчитывать параметры прыжка для обоих кораблей.

— Насколько далеко эта колония?

— Значит имперская зона влияния… — задумчиво проговорила Наталья Ивановна. — Знакомые Тараса?

— Да.

— Тогда «Пиночет» пойдет с вами — хочу нанять новобранцев и для себя, кого получится: пехотинцев или техников… Потому что часть теперешнего экипажа меня не устраивает и по квалификации, и по личным качествам — набирали по одному только согласию на годичный контракт без увольнительных с корабля. Если учить, то уж лучше своих…

— Этот вопрос необходимо согласовать с полковником: его связи — с него потом будет спрос, — было видно, что парень доволен текущими результатами переговоров — на его лице даже появились намеки на эмоции. — Продолжим: так как «Рожденные Небом» имеют приоритет на «приз», то я хочу сохранить этот борт за собой. Но приведение его в боеготовность потребует щедрых денежных вливаний. На данный момент я могу выплатить «Эридану» его долю, но предпочел бы некоторую рассрочку… скажем на год.

— Совместное владение я так понимаю вы, лейтенант, не рассматриваете? — улыбнулась Наталья Ивановна.

— Само собой нет, — без тени смущения ответил парень. — У корабля наемников может быть только один капитан… а соответственно и владелиц. Если это не так, то борт рано или поздно превратиться в братскую могилу. У наемников не та картина снабжения, что бы идти «куда пошлют».

Старпом за правым плечом Натальи Ивановны неопределенно-одобрительно хмыкнул. Капитан Коченова в свою очередь просто кивнула:

— Допустим… Но тогда получается существенный перекос в зарезервированных объемах. На вас, лейтенант, будет приходиться более десяти мегатонн, в то время как «Эридану» останется всего две с половиной. Не спорю, вы много сделали для того что бы сделать это возможным, но…

— Что Вы предлагаете, Наталья Ивановна? — взгляд Мечева стал кинжально-сосредоточенным и обзавелся намеком на «нехорошие подозрения». Плечи под нейтрально голубым комбезом напряглись, будто тело сжалось перед стремительным рывком.

Смешно, конечно, но капитан Коченова заподозрила игру. Больно уж резкий переход от скупых медленных кивков к явному проявлению внутреннего настроя. Однако и проигнорировать эту подготовку к прыжку-атаке она не могла. Как ни крути, а лейт все же очень молод и вполне может проявить в самый ответственный момент категоричную упертость и пойти на откровенный конфликт. Тем более они не так долго и близко знакомы, чтобы впоследствии без потерь свести разногласия к шутке. Потому Наталья Ивановна вместо напрашивающейся фразы о пересмотре пункта соглашения о совместном и равном использовании трюмных объемов «Пиночета» огласила чаяния своих офицеров:

— Если Вы, лейтенант, обеспечите «Эридану» сверхприбыли в твердой валюте и пустите меня в свое дело на правах партнера, то я соглашусь не поднимать вопрос о трюмах еще год.

— А рассрочка?

— Тут уж либо одно, либо другое, — не поддалась Наталья Ивановна. — Соглашусь на выплату в системе Афины, а не немедленно… Либо делим трюмы.

— Что Вы имеете в виду под «моим делом»?

— Операции с трофеями — на диво отлично и прибыльно получается их пристраивать — и вообще сделки во Фронтире.

— Хм-м… И как Вы предлагаете это оформить? Что подразумеваете под своей долей прибыли? Что вообще будем продавать?

Предметно Наталья Ивановна над предложенным не думала — она вообще не представляла как к этому можно подвести разговор. Все вышло как-то спонтанно, само собой. Но плох тот капитан, кто не умеет импровизировать и оперативно реагировать на изменение обстановки:

— Продавать будем любые трофеи и товары. Прибыль… смотря чей трофей: оценочная стоимость владельцу, плюс половина сверхприбыли. Вторая половина партнеру владельца. Сознаю, что вероятен вариант бартерной сделки — тогда, если моя часть трюма будет заполнена, я прошу вас предоставить мне нужный объем с оплатой по стандартным для борта фрахтовым расценкам. На счет же документального оформления… на год пусть будет договоренность в форме устного соглашения, а там посмотрим.

Немедленного ответа не последовало. Лейтенант минут пять думал, потом подался вперед, набычившись (капитан Коченова даже приготовилась к обязательно последовавшему бы за вспышкой скандалу хотя вроде бы причин для него не осталось) и… довольно ухмыльнулся:

— Согласен. Значит, подбив бабки, мы получаем меня в качестве маклера(?) соединения и договоренность об аренде части моего трюмного объема в случае бартерной сделки. Хорошо… осталось определиться в чьей собственности находятся трофеи с последнего контракта и боя. Ваши пожелания?

Наталья Ивановна секунду молчала: Мечев оказывается как и любой подросток любит поиграть на нервах!

Или может быть умело использует контраст поведения — в конце концов он довольно долго предоставлен сам себе и общается с заведомо более опытными и сильными (потому что взрослыми и пожившими) людьми. Судя по тому что парень кое-чего достиг, свой арсенал хитростей и трюков он должен был набрать и отшлифовать их применение до совершенства. Другой вопрос зачем ему это прямо сейчас в разговоре с позитивно настроенным партнером…

Потом тряхнула головой отгоняя лишние мысли:

— Хочу собственных абордажников. Вернее это мои офицеры штаба последний месяц на эту тему нудят, но тем не менее…

— Это выводит из списка продаж абордажные боты с «Кракена». Учитывая же то, что абордажники противника вообще пострелять не смогли, то и всю их амуницию, ББСы и оружие. После самого борта это самая дорогая часть трофеев… Кстати, по уровню Биржи какой системы будем оценивать «стандартную» стоимость трофеев?

— Естественно по Бирже Афины.

— Получается, что стоимость любой пустотной платформы по сравнению с местной биржей будет занижена, а битые вообще пойдут по цене металлолома. С учетом того, что вы не желаете продавать абордажиры… Нет, стоп! — теперь уже Мечев тряхнул головой. — На год я не буду заикаться об упущенной прибыли, так как вы согласились с рассрочкой в оплате вашей части в «Кракене». Потом соглашение пересмотрим… Отлично, шатлы с начинкой ваши. Тогда за мной остается все матсредства кадрированного батальона, которые лежат во внутреннем трюме «приза». КИПы и дроны пополам? Внутрисистемные буксиры, битые тральщики?

— Савелий смотрел крыло «приза» — платформы его не вдохновили, честно говоря. Да, они более современные, но из-за этого в том числе в свободной продаже модулей к ним не найдешь и все ПО составляет чью-то коммерческую, а порой и военную, тайну. Та же картина с дронами… хотя тут можно покрутиться. С Вашей помощью, лейтенант… Пространство перед отбытием мы вычистили более чем основательно!

— Дронов мне, в том числе и со станции, плюс пять тральщиков. «Пиночету» отходят КИПы и буксиры. Продаем тральщики и КИПы. Возражения есть?

— Нет, пусть так. Станочный парк, серверы Авеля, оранжерея, оборудование с медико-исследовательской палубы, ПКО станции, внутрикоммуникационная система противопехотной обороны, сервы, оборудование комплекса «нулевого цикла»? — капитан Коченова почувствовала вкус к дележке, даже некоторый азарт.

— Станки прибережем для развертываемого добывающего комплекса — пригодятся — или же для продажи за твердую валюту непосредственно в транзитных системах маршрута следования. Перед Авелем у меня обязательства: он сдал нам станцию. В результате мы получили время заняться планомерным расхищением, а не воевать за каждый кубический метр… Оранжерею делим пополам — не дилетанты ее созданием занимались. Всю медико-исследовательскую палубу забирают «Рожденные» — «Эридану» предлагаю в противовес противопехотные стационары, щиты и прочее из главного коридора. ПКО опять же вам, а мне сервов — много работы с восстановлением «приза» намечается. Комплекс «нулевого цикла» выработал по правде говоря уже второй свой ресурс, так что вряд ли кто на него позарится — выгоднее будет пустить довеском к добывающему.

— Мелочиться не будем, — постановила Наталья Ивановна в ответ. — Битые боты поддержки и личное оружие остаются у захватившего их в бою…

— Капитан Коченова, простите что перебиваю, — вклинился в разговор Граф, — но САК Амнибола выделил нам парковочную орбиту. Я закончил расчеты для «Пиночета» и «приза»: расчетное время выхода семнадцать часов тридцать семь минут. Плоскость орбиты практически перпендикулярна плоскости эклиптики. Радиус составляет пять с половиной астрономических единиц. Потенциальной угрозы столкновения с экзосистемным телом нет. Для старта требуется подтверждение лейтенанта Мечева…

— Оно у тебя есть, Граф, — ответил парень с проекционной панели. — Необходимые приказы перегонной партии отданы. «Драккар» состыкован с носителем и зафиксирован. Штурвал «приза» принял первый пилот отряда Артем «Таран» Струев.

— Выдвигаемся, Граф, — в свою очередь подтвердила Наталья Ивановна. — Лейтенант, продолжим обсуждение после выхода на орбиту.

— Согласен, конец связи.

— Соединение разорвано…

Капитан Коченова повернулась к своему старпому:

— Агнар, присаживайся… Твое мнение по диалогу и достигнутым соглашениям?

— Мы не продешевили, — офицер как всегда был хмур, что при общей смуглости и чернявости превращало его в сгусток отвратительного настроения. — Но и Мечев остался доволен, что значит что где-то он нас обошел… простите: извлек или надеется извлечь дополнительную неявную выгоду.

— А никто и не говорил, что он «рубаха-парень, душа-на-распашку», улыбнулась Наталья Ивановна. — Мы для него союзники, чуть более «свои», чем «чужие нейтралы». Полного доверия между нами не будет еще очень долго. Во время найма одно, а после расчета кошельки врозь. Да он и так достаточно сделал решая наши проблемы. По моему мнению Мечев ждет от нас ответной услуги. В том числе и поэтому я согласилась на рассрочку по возмещению нашей доли в «призе».

— Это-то понятно, как и то, что после выплаты за станцию у нас средств на заполнение двух с половиной мегатонн трюмов с большим избытком. Свободные деньги потребуются не раньше финиша в системе Афины… Знаете, Наталья Ивановна, я начинаю привыкать к нашему малолетнему партнеру. Мне сейчас даже интересно где и как он будет добывать деньги на восстановление корабля и выплаты по долгам. Ему ведь еще экипаж с нуля создавать! Хоть лейт и выскочка, а я ему сочувствую: неподъемная задача… по крайней мере была бы для меня.

Глава 3

Капитан-лейтенант барон Анатолий Кель-Фролов, командир эсминца Седьмого Экспедиционного Флота «Карачай» с интересом и нетерпением наблюдал как «шлюзовой» техперсонал с трех кораблей выстраивает плац-переход между главными шлюзами бортов. Не часто подобное увидишь в живую! Обычно протягивали одиночные гибкие рукава… хотя что значит «обычно»? Только на учениях или при аварийном снятии экипажа с борта. Штатно же для снабжения использовались либо различные шатлы, либо жесткие сцепки с переходными камерами стационарных системных объектов, оснащенных мощными гравикомпенсаторами… Но его парни все равно справляются не хуже конфедератов! А вот наемники в очередной раз удивили: от борта «приза» просторную галерею наращивали три десятка сервоботов, причем их «погонщика» нигде видно не было.

— Ну и туша… да, Толя? — неопределенно-подначивающе протянула Оксана Штернгольц, лейтенант СРКрФ (Служба Разведки и Контрразведки Флота), глава СБ «Карачая» и симпатичная миниатюрная брюнетка с короткой стрижкой волос — дань неписанным традициям действующего состава Флота. — Взять такую под себя и не по приказу кадровиков, а в бою… Сколько там этому лейтенанту лет? Семнадцать? Не возникает чувства собственной ущербности?

— Вот только не надо твоих обычных приколов, Ксана — меня такими детскими шутками из себя не выведешь, — попросил каплей поморщившись. Подчиненных рядом не было и они могли себе позволить общаться в неуставной форме — брюнетка подчинялась ему только чисто формально или полностью, но только в боевой обстановке. — Ты в… этой туше видишь значимое материальное подтверждение чьих-то выдающихся достижений. А я — с профессиональной точки зрения — огромный геморрой с тяговым усилием в восемь мегатонн.

— Фи! Барон! — в притворном возмущении воскликнула контрразведчица, но не выдержав паузы тут же заразительно рассмеялась. — Ну, это же не твой геморрой, да? Почему бы тебе просто не повосхищаться чужой удачей? Не позавидовать в конце концов?

— Не то воспитание и крепко вбитое наставниками чувство сопричастности… — каплей уставился вдаль мимо занимающего половину проекционной панели борта минзага. — Что надо иметь за плечами, что бы в семнадцать лет водить матерых космодесантников в абордажи? С трудом представляю… Я до двенадцати лет учился в маноре с личными репетиторами и тренерами, потом до четырнадцати на подготовительных курсах. Еще год слушал вводные лекции штатских преподавателей в аудиториях, а затем восемь лет ходил на учебно-строевых кораблях в званиях от мичмана до лейтенанта — Реальные Курсы Дворянской Школы Императорского Флота Российской Империи под патронажем адмирала князя Колышева. У меня была семья, детство, юность, приятели-сверстники… нормальная жизнь. Что было у него? И сколько сил он потратил, что бы выбиться из низов без какой-либо поддержки? Что заставило его думать об этом восхождении? Ты действительно предполагаешь что этому парню нужны чье-то одобрение или зависть? На мой взгляд ему больше к месту будет помощь и отсутствие восхищения в глазах собеседников.

— В смысле?

— Его экипаж знает, чего стоит этот трофей, люди со второго борта соединения об этом догадываются. Для них эта туша перевернутая страница, а перед глазами следующая цель. Тебе понравилось если бы какие-нибудь восторженные или же завистливые придурки мешались под ногами, когда ты делаешь свое дело? Подумай над этим, Ксана, и постарайся выстроить правильную линию поведения.

— Х-ха! Тебе всего тридцать, а нудишь как старпер из службы мониторинга душевного здоровья или бортовой поп!

— Угу… А ты уже три года как лейт-«волкодав» Флота, но все еще не забыла свои привычки шиза-аналитика из закрытой центра. Ты работаешь не со своей любимой «инфой» (хотя надо быть честным, контрразведчику на борту эсминца в пикете, пусть и проименовонного, не часто выпадало поработать с людьми не из экипажа), а с людьми — проявляй к ним больше внимания…

— Господин капитан-лейтенант! Развертывание плац-перехода завершено, норматив Флота выполнен на оценку «удовлетворительно»! — в примыкающую к главному шлюзу смотровую влетел сияющий как юбилейный пятак лейт Флота Гриша Суздалев, командир палубно-шлюзового наряда.

— Плохо, Суздалев, плохо! Чему Вас только на учебно-строевом флоте учили?! — сурово нахмурился капитан-лейтенант.

— Но мы ж конфедератов сделали?!

— С опережением в пять секунд? В бою Вы так же врага «сделаете»? Видите этого «наемника», — Анатолий не преминул провести воспитательный момент и ткнул в сторону «приза». — Он тоже был конфедератом, но сделали его в сухую. Что бы до Вас дошло как надо воевать, вместе со всеми своими друзьями-приятелями-обладателями «тощих учеток» новоиспеченных лейтов, будите в карауле «посредников» на плацу. Форма снаряжения «парадно-боевая» и чтоб все сверкало как на рождественской елке!

— Есть «чтоб сверкало» господин капитан-лейтенант! — вытянулся недавно испеченный лейт Григорий Суздалев. — Разрешите исполнять?

— Мухой!

— Есть! — лейт буквально испарился из отсека.

Ксана все это время молчавшая с нейтральной маской на лице, скривила губы:

— Ну ты и… Толя…

— А ты тоже готовься: стоять будешь рядом со мной — тебе по должностной инструкции положено — и не удивляйся если лейт-наемник потребует у тебя разговора с глазу на глаз. Имей в виду, что он действующий офицер Флота, но в то же время не из нашей вертикали подчинения. Твои обычные профилактические шутки для щенков не пройдут. Флот — огромная, но сплоченная Семья. А он пусть и приемыш, но «свой»… дай ему это почувствовать и тебе воздастся!


Если бы корабли были однотипными или хотя бы принадлежали к регулярным государственным флотам, то извращаться со совместной стабилизацией бортов не пришлось. И «городить» сложную конструкцию с собственной установкой искусственной гравитации (тремя на самом деле!), состоящую из полусферы и завернутых в спираль трех аварийных переходов было бы без надобности. Но было как было: никто не захотел пускать на борт своего корабля чужой экипаж, который уже отличился абордажным боем и подчинялся приказам частного лица. Гарантий от проблем в такой ситуации не было никаких, а проблемы на задворках космоса не нужны никому.

— Здравия желаю! — хотя в ограниченном пространстве перехода была создана нормальная атмосфера, наемник был упакован в темный ББС и его голос доносился из динамиков внешней переговорной системы с некоторыми искажениями.

Из оружия присутствовал только нож и сабля в ножнах закрепленных слева на поясе. Анатолий присмотрелся к темлякам: бебут явно имперского происхождения и скорее всего наградной, а вот сабля нет. Но и не с офицера флота КЮС снята — уже хорошо!

— Действующий лейтенант Флота Российской Империи Ылша Мечев, командир и владелец отряда СН РИ «Рожденные Небом» на КСН РИ «Драккар».

— Коммандер Джефри Абрахам-младший из рода лендлордов Абрахам-Джексонов, командир БККФ КЮС «Питон», — представился конфедерат в обычном серо-голубом пустотном скафандре.

— Капитан-лейтенант Флота Российской Империи барон Анатолий Кель-Фролов, командир КИФ «Карачай», — каплей мысленно похвалил себя за предусмотрительность. Он сам и офицеры его экипажа выглядели под стать наемнику в своих бронированных инженерных скафандрах с наклеенными на них наградами, регалиями и единообразным личным оружием в чехлах на поясах — не то что бледная тень флота КЮС — коммандер Абрахам и сопровождающая его свита с караулом из пехотинцев. — Господа, как посредник устроивший обе стороны, предлагаю начать церемонию.

— Передающая сторона готова.

— Принимающая сторона так же готова.

— Лейтенант Мечев… командуйте.

Наемник уставным движением отдал честь и сместился в сторону, встав перпендикулярно шеренге наблюдателей и лицом к строю конфедератов. Несколько секунд ничего не происходило. Потом из рукава перехода ведущего к шлюзу «приза» в торжественно-мрачной тишине попарно стали выходить массивные фигуры бойцов в каких-то боевых доспехах. Анатолий не смог их уверенно идентифицировать: слишком много конечностей, да и внимание фиксируется в первую очередь на тяжелых пехотных щитах, всевозможном необычном оружии и явных следах боевых повреждений. Всего десять пар — двадцать человек. Строй растянулся равномерно по «их» отрезку плац-перехода и развернувшись к напарникам лицом с шагом назад образовал строгий коридор, шириной в несколько метров. Затем бойцы опустили щиты к левому бедру и взяли основное оружие «на караул», отведя дополнительное в «лишних руках» за спину. Вид строя получился красивый… и угрожающий. Через секунду между этими опаленными статуями поплыли мерно перебирая лапами тяжелые боты пехотной поддержки с парой основных орудийных модулей во фронтальных слотах (рейлганы и туннельные ускорители) и боксами с прозрачной крышкой на «спинах», под которой просматривались ряды стальных урн.

…почетный караул победителей… «лафеты орудий» с гробами… десятки «братских гробов»… каждому из них отдана дань как офицеру, погибшему за Родину… колонна военнопленных, выглядящих не совсем здоровыми, но вместе с тем передвигающимися самостоятельно и сохраняющими некоторое подобие четкого строя под конвоем из семи наемников в легких ББСах…

Анатолий всегда был впечатлительным — это свойство натуры помогало ему отлично учиться и осваивать все новые области знания, иногда приводя к тому, что он становился объектом насмешек, но с возрастом он смог выстроить вокруг себя ледяную корку невозмутимости, потому что не к лицу «первому после Императора» вздрагивать (точнее подпрыгивать) или замирать открыв рот, испытав неожиданное и сильное удивление. Однако сейчас корка дала солидную трещину… и не у него одного. На закрытой частоте экипажа послышались невнятные вскрики, брань и шумное сглатывание.

— Собраться, господа офицеры! Запомните, именно так выглядят последствия вашей работы! Примите это знание достойно! — экипаж у него был очень молодым и имел на своем счету только пару загнанных в непросчитанный прыжок пиратов. Тяжелый дух настоящего боя знали единицы.

— Коммандер Абрахам, здесь метрики погибших и поименный список выживших, — наемник протянул конфедерату чип памяти… стандарта КЮС. Легкий, тончайший намек… — Лейтенант действующего Флота Российской Империи Ылша Мечев, честь имею.

— Лейтенант Мечев, для меня и моих людей честь быть знакомым с таким достойным офицером, каковым являетесь Вы. Конфедерация в моем лице запомнит Вас! И Ваше достойное подражания отношение к поверженным противникам.

Соразмерный ответ-предупреждение…

— Свидетельствую, что отступлений от протокола встречи не было и стороны претензий друг к другу не имеют, — в свою очередь провозгласил Анатолий, стараясь чтобы голос звучал так же строго и сдержанно, как у наемника. Мимо скользили освобожденные от скорбного груза боты, возвращающиеся на корабль наемников. Конвой пленных замыкал шествие. — Господин лейтенант, Вы окажете честь моему экипажу, если совершите визит на «Карачай» вместе со своими офицерами. У нас отличный кок на корабле. Все уже готово и если вы…

— К сожалению я не имею достаточной подготовки, чтобы позволить себе или своим подчиненным расслабиться вне пределов корабля постоянной дислокации во время рейда. Соглашусь только на визит для обоюдовыгодной беседы с Вами и вашим начальником СБ.

— Пусть будет так, — кивнул каплей, — До скорой встречи.

— Прибуду на «Драккаре» через полчаса. Честь имею…


— Разрешите войти на борт, капитан-лейтенант, — лейтенант Мечев уже без скафандра, в одном только голубом комбинезоне неуставного образца, замер в проеме главного шлюза «Карачая».

На Анатолия пристально смотрели внимательные карие глаза. Высокий лом, широкое лицо с четко очерченными скулами и подбородком, рано лишившиеся детской припухлости щеки, короткий ежик темно-русых волос, превосходно развитое для этого возраста тело, аура спокойной уверенности в своих силах… И ни капли эмоций кроме сосредоточенного внимания в глазах.

Общее впечатление было более чем положительным! Каплей еще не встречал настолько молодых «вождей» — так именовали на Флоте людей с ярко выраженной личной харизмой и способностью увлекать за собой. Причем было видно, что качества эти отнюдь не врожденные — непоколебимой уверенности в повиновении нижестоящего не было, так характерной для отпрысков старых Родов и профессиональных Династий.

— Разумеется, господин лейтенант. Рад приветствовать Вас на борту эсминца Седьмого Экспедиционного Флота Российской Империи «Карачай», — наемник сделал один единственный шаг и опять замер. — Позвольте представить вам главу собственной безопасности борта и по совместительству резидента Службы Разведки и Контрразведки Флота лейтенанта Оксану Штернгольц.

— Лейтенант Флота Ылша Мечев, — коротко кивнул гость. — Рад знакомству с очаровательным специалистом-аналитиком.

— Откуда… — широко распахнула глаза Ксана, стоявшая по правую руку от Анатолия. — Э… Здравия желаю, коллега. Спасибо за комплимент.

— И, — продолжил представление капитан-лейтенант, — лейтенанта Флота Григория Суздалева. Он будет вашим сопровождающим на борту КИФ «Карачай».

— Здравия желаю, лейтенант. В силу небольшой разницы в возрасте и чине предлагаю Вам обращаться ко мне по имени и на «ты», конечно же если это для Вас не является неприемлемым.

— Не вопрос! Если пожелаешь, я познакомлю тебя со своими друзьями и покажу что и как на корабле, — лейтенант Суздалев действительно был из скороспелок — выпускником Императорских Курсов. Там учили быстро и на совесть… вот только не прививали убедительных командных навыков. Предполагалось что дети Династий перенимают их у родителей, а оттачивают уже под руководством командиров на действительной службе. Отсюда двадцатилетний возраст «лейтенанта Гриши» и его компании выпускников-одногодков.

Гость сдержано улыбнулся и кивнул.

— Отлично, — улыбнулся в свою очередь Анатолий. — Первой вас похищает лейтенант Штернгольц, к тому же вы сами желали общения с ней, затем экскурсия и… может быть все-таки обед в обществе офицеров «Карачая»? В пикете гости на борту — редкость…


— Предлагаю без чинов лейтенант, — Ксана на правах хозяйки с удобством разместилась в кресле за своим рабочим столом, оборудованным всем необходимым для выполнения служебных обязанностей.

Гостя она усадила напротив и так же с некоторым комфортом. А вот для «отца-командира» не нашлось ничего кроме жалкой откидной табуретки в дальнем углу рядом с массивным встроенным шкафом для пустотного скафа хозяйки кабинета.

— О чем вы хотели поговорить?

— В ходе выполнения найма я стал обладателем сведений, которые, я думаю, будут не безынтересны для разведки Флота. Однако в виду отсутствия предварительных договоренностей или прямой обязанности в сборе и предоставлении разведданных я ожидаю от Службы ответного содействия.

Анатолий в своем углу перестал дышать — сейчас все зависит от реакции Ксаны на такое… смелое предложение. Неопытные резиденты, назначенные на выполнение данной функции по совместительству, с трудом общались с людьми за пределами рамок установленных инструкциями. Ведь по инструкциям и уставу любая интересная информация должна передаваться служащими флота добровольно и максимально оперативно. Капитан-лейтенант за семь лет командования сначала номерным эсминцем, а затем и проименнованным бортом встречался с такой проблемой не раз. Ксана была еще более-менее вменяемым специалистом… Это можно сказать экзамен для нее: одно дело подчиненный лейт с эсминца и совсем другое — независимый наемник.

— Какого рода преференций Вы желаете лейтенант? — после небольшой паузы спросила аналитик.

Анатолий незаметно с облегчением выдохнул — девушка прислушалась к его словам и подошла к общению с необычным собеседником со всей серьезностью и хладнокровием.

— Сводку оперативной обстановки по системе Амнибол с сигнатурами вероятных и потенциальных «угроз», аналит-справки по присутствующим здесь кораблям, кроме относящихся к регулярным государственным Флотам и психопортреты знаковых фигур местного общества.

— Неплохой у Вас аппетит, лейтенант! Затребовать практически полный объем текущей оперативной информации… Я так понимаю, Вы желаете использовать ее в своих кор… коммерческих… целях? Не совсем достойно для флотского… Однако посмотрим что Вы хотите предложить в обмен.

На оговорку и шпильку наемник не прореагировал совершенно.

— Координаты опорных систем пиратов, их инфраструктура, данные по обороне этих систем, — стал перечислять он монотонным голосом и с каменным выражением лица, — деловые партнеры из среды торговцев Фронтира и приграничных государств-сателлитов, идентификационные коды, несущие частоты, метрики семнадцати бортов, нахоженные маршруты, личные комы одной довольно сплоченной и методичной в сборе данных команды, заводские рег-номера бортовых систем вооружения, серверных модулей, энергогенераторов, дронов, КИПов… Достаточно?

— Откуда?.. — охрипшим шепотом спросила ошеломленная лейтенант СРКрФ.

— «Приз» не первый борт, который мой отряд взял на абордаж, — усмехнулся лейтенант Мечев. — На сколько я знаю обычно флотские довольствуются расстрелом или выдавливанием пиратов в неисследованный космос. Соответственно и таких массивов данных лишаются… И к слову о достоинстве: как-то не принято брать во внимание, что на борту уничтоженных пиратов обычно находятся рабы. Лично я с трех бортов снял около полутора тысяч… По моему очень достойный результат.

— Оставьте, лейтенант, — решил вмешаться Анатолий, видя, что Ксана просто-таки закипает от негодования.

Выдержки для общения с нетипичным и независимым клиентом девушке все же не хватило.

— Вы не можете не понимать, что содержание подготовленной абордажной партии на каждом корабле обойдется Империи слишком дорого.

— А специалист-аналитик разведки Флота ни может не понимать, что я содержу подготовленную абордажную партию на свои собственные частные средства и в попытке их приумножить — для лучшего снабжения отряда всем необходимым — хватаюсь за любую возможность, — вернул подкол наемник.

— Лейтенант Штернгольц несомненно принимает этот факт во внимание. Просто присутствует некоторая инертность мышления… Ксана? — контрразведчица была конечно недовольна проигрышем, но смогла найти в себе силы прислушаться к словам своего номинального командира и задвинуть кипящие эмоции в сторону.

— Простите лейтенант, я не преднамеренно поставила под сомнение Ваши честь и достоинство.

— Извинения приняты, — с готовностью кивнул гость — ради своей цели он был готов простить оппоненту если не все, то многое. — Ну, и в лучших традициях корыстного наемника, — (а теперь и оговорку вернул! Паритет с явным моральным преимуществом — все же он во многом еще пацан.) — я передам вам базу данных координат столкновений или встреч с пиратами Семей Свободных Торговцев, если капитан-лейтенант со своей стороны позволит мне поработать с корабельным ИскИном и выделит ресурсы для пары межсистемных соединений… — лейтенант Мечев посмотрел в глаза Анатолию и располагающе-открыто улыбнулся. Потом перевел взгляд обратно на разведчицу — улыбка несколько потухла. — Информация получена мной около четырех месяцев назад, но уверен, что до сих пор представляет уникальную ценность с точки зрения статистической обработки и анализа, так как уверен, что данные подобного объема и достоверности попадают в руки служащих Флота не часто.

Анатолий тут же встретился взглядом со вспыхнувшими предвкушением и надеждой глазами аналитика Оксаны Штернгольц. Без слов было ясно, что девушка отдаст за такую базу все, что угодно… кроме своей незапятнанной чести.

— Что Вы хотите от ИскИна, лейтенант?

Гость пожал плечами:

— Ничего противоречащего уставу. Просто хочу оценить свой трофей… трофеи. Ну, вы знаете: критерии ГКФ, СН, действующего Флота, ремонтопригодность, степень унификации по боеприпасам, степень возможной модернизации или модификации, объективно-аналоговая оценка для действий в составе подразделения Флота РИ… Для всего этого нужен непременно ИскИн «состоящий на действительной службе» Флота. А интеллект трансрейдера уже давно выведен в запас и не обновляет нужное мне ПО.

— Не вижу причин для отказа… Надеюсь и вы не откажете моим лейтенантам в наблюдении процесса?

— О чем разговор?! — мотнул головой наемник. — Как я могу воспрепятствовать вам в чем-то на вашем же корабле?

Ксана подалась вперед:

— Если вы пришли к соглашению, то может быть мне уже можно увидеть данные?

— Разумеется. И еще одно, лейтенант Штернгольц… если СРКрФ решит прижать пиратов к ногтю, то пусть первым делом вспомнят обо мне и моем отряде. Взаимовыгодное сотрудничество гарантирую.

— Вы считаете, что у Флота не хватит сил раздавить пару десятков перестроенных торгашей? — удивился Анатолий.

— Ни в коем случае. Однако опорные системы располагаются в глубоком Фронтире: если туда двинется регулярный Флот Империи многие будут недовольны. То ли дело соединение кораблей СН, которое законно наняли какие-нибудь «вольники», скинувшись всем миром, — гость секунду помолчал. — А теперь разрешите бортовому ИскИну коннект со мной и я перекачаю объявленную инфу.

— Вы ки-мод, лейтенант? — вновь озадачился каплей.

Слишком молод.

— Нет — носитель альфа-модернизации организма.

— Ясно… Татебор, — проговорил в пространство Анатолий. — Разрешаю разовое соединение с действующим лейтенантом Флота Мечевым. Полученные данные поместить в сектор «Карантин» с ограниченным кругом доступа. Обращение к массиву разрешено для лейтенанта СРКрФ Штернгольц и естественно меня самого.

— Приказ занесен в бортовой журнал и принят к исполнению, — ответил ИскИн эсминца. Через секунду: — Соединение установлено… регистрирую цензор-фильтр на входе и банн обращений к массивам во внешней-добавленной сети…

— Пока качается, может быть я схожу «погуляю»? — спросил наемник никак не реагируя на несколько обиженные комментарии ИскИна. — Это никак не скажется на скорости передачи.

— Почему бы и нет, — пожал плечами Анатолий. — Лейтенант Суздалев! Проведите лейтенанта Мечева по кораблю… гостевой доступ.

— Есть! — «лейтенант Гриша» в мгновение ока вырос в разблокированном проеме. — Пошли за мной… Народ тебя уже ждет не дождется! Слушай, а что у тебя за «латы»?.. — частящий голос сопровождающего еще некоторое время доносился из-за изгибов коридора.

Что отвечал наемник было не разобрать — у него эмоции через край не били.

— Ну и как тебе наш новый дальний родственник? — капитан-лейтенант пересел в освободившееся гостевое кресло и с облегчением вытянул наконец затекшие ноги.

— Черт, Толя… это ж монстр какой-то! — Ксана повела плечами, будто вздрогнула. — Целеустремленность как у сверхтяжелой «торпеды». И минимум реакции на помехи… Жуть! Преграды вообще предпочитает уничтожать. И взгляд совершенно волчий — по-моему он не раз убивал… Я таких раньше не видела! Даже в подразделениях силового обеспечения более… вменяемые что ли… люди служат.

— А я видел… мельком, — ответил Анатолий еще раз прокачивая состоявшуюся беседу. — На выпускном собеседовании в комиссии сидел «фанатик». Он ничего не говорил, но смотрел так, что каждый неверный… да что там! Каждый хотя бы неуверенный ответ воспринимался как «золотое поражение» твоего вскрытого чужими «москитами» борта. Но «фанатиков» учат быть такими десятилетиями с самого их становления как личности, а тут семнадцатилетний самородок. Будешь составлять отчет, обязательно отрази эту аналогию.

— Ага… А кто такие эти «фанатики»?

— Сразу видно шиза-аналитика! — рассмеялся каплей. — Проект СКФ «Фанатик». Отбор и дальнейшая шлифовка элиты командного состава Императорского Флота. Прирожденные стратеги, тактики, штурманы, судоводители, огневые операторы… Их выявляют, пропускают через горнило жесточайшего отбора, начитывают углубленные курсы по дисциплинам и бросают в самое пекло. Потом вновь обучение и вновь горнило битвы. И так до момента, когда прикрепленный к соискателю звания псион не скажет, что человек находится одной ногой за гранью возможного. Тогда его отправляют отдыхать, причем с княжеским уровнем сервиса… на длительный срок. Это еще одно испытание: люди без привычного дела и образа жизни, при практической вседозволенности либо идут вразнос, либо взлетают на новый уровень. Вот и готов очередной «фанатик»: совершенно уникальный специалист в своей и смежных областях. Для него работать по специальности как дышать: естественно и необходимо. В количественном выражении один «фанатик» стоит минимум троих «середнячков»-профи. А в качественном не поддается оценке… — Анатолий грустно вздохнул. — Но все что я тебе тут наговорил — это не более чем слухи и шепотки вокруг проекта и его участников. Точно и достоверно ничего не известно. И не одна Империя развлекается подобным образом: в Поднебесной например есть «вдохновенные воители», а у «джапов» — «возрожденные самураи»… Это мечта многих.

— Ясно… — протянула разведчица. — Кто-то вроде наших — шизовских — легенд… Спасибо что не дал мне… повздорить с этим наемником… Поужинаем сегодня… вдвоем?

— Именно для этого и нужен командир… — ответил Анатолий быстрее, чем осознал суть вопроса.

Ксана напротив него весело рассмеялась:

— Заметано!

Отступать было поздно, да и некуда. Чертовы интриганы из СКФ! Поймали-таки на подходящего аналитика. Да и «служба здоровья» рядом подсуетилась наверняка… Как же — как же!

«Только полностью удовлетворенный офицер может качественно и со всей ответственностью выполнять свои служебные обязанности!»

А с кем же еще кроме только номинально входящего в вертикаль подчинения «контрразведчика» капитан корабля может закрутить отношения? Естественно ни с кем более! Ибо моветон и урон чести спать с подчиненным.

Всего три месяца продержался… Старею…

Передача данных ожидаемо затянулась — Татебор не пропускал в свою сеть ничего без многоуровневой проверки на безопасность. Так что лейтенанту Мечеву после получасовой экскурсии все же пришлось сесть за стол с офицерами «Карачая». Его накрыли в самом просторном отсеке эсминца — крюйт-камере. Обычно он конечно же не пустовал: тут хранили боевые части «торпед» с различной смертельно опасной начинкой — от обычной АМ до коллоидного раствора цист нановормов различных типов и назначения. Но согласно пункту о допустимом вооружении объединенных пикетов в нейтральных системах за пределами Освоенного Космоса, крюйт-камеру освободили от ее смертоносного груза, а экипаж создал удобный интерьер, превратив отсек в кают-компанию. «Карачай» гонял пиратов не первый год! С доступностью и удобством прохода то же все было на высшем уровне — сюда вел широкий прямой коридор непосредственно от КП эсминца и отсеков с «казетниками» торпедных аппаратов: в случае нарушения линии автоподачи боепитания, БЧ доставлялись к носителям силами расчетов или откомандированными (выжившими) офицерами «мостика».

— …нет народ, не стоит мне восхищенно завидовать, — покачал головой наемник в ответ на очередной восторженный комментарий от лейтенанта Глаши Комновой. Анатолий вообще заметил, что у девушки опасно сияющий взгляд. — В отличии от вас, готовых в любой момент выполнить любой приказ, мне сначала понадобится пауза на анализ ситуации, переформирование и сосредоточение. И то, выполнять буду на свой страх и риск, так как целенаправлено никто меня этому не учил. Потому что мы являемся иррегулярным флотом. Действовать большими группами так же не можем или же только по необходимости, но с очень большим напрягом — большинство наемников ярые одиночки. Поддержка основного Флота или строгие задачи в отрыве от него — наш потолок. Моя удача случай единичный — обычно результаты много скромнее.

Капитан-лейтенант одобрительно покивал: все правильно. Хорошие слова — мигом сбивают романтические настроения с неоперившихся лейтов — трудно о чем-то мечтать, если знаешь что ты априори лучше.

— Это я вам завидую, — продолжил тем временем гость.

— В смысле? Чему?

— Вашей мотивации, — ответил наемник. — У нас они так же совершенно разные. Вы — служите Империи. Высокая и почетная цель! Я — выживаю. Как говорится: «почувствуйте разницу».

Анатолий вновь кивнул: лейты сидят как пришибленные. До них наконец-то начало доходить. Жить ради служения и жить ради выживания… Выбор очевиден.

— Господин капитан-лейтенант, — обратился к нему гость. — Передача данных завершена. С Вашего разрешения я хотел бы вернуться на борт своего корабля и уже оттуда задействовать оговоренные мощности «Карачая». Я у вас в гостях уже несколько подзадержался — чувствую, что жена волнуется. А ей сейчас нельзя переживать — она носит нашего первого ребенка.

Глаза Глаши Комновой тут же потухли и подернулись грустью, а плечи поникли. И это правильно: лейтенанту невместно думать о создании собственной семьи или мимолетных интрижках. У лейта на уме должна быть одна только Служба! Если конечно он служит, а не выживает.

— азумеется, лейтенант, вы можете покинуть борт «Карачая» по своему усмотрению. Линк от Татебора будет вам предоставлен по первому требованию. От лица команды благодарю вас за интересную и познавательную беседу…

* * *

Визит на КИФ принес Ылше кроме запланированных соглашений еще и тяжелый осадок на душу — на эсминце все и даже сама вполне уловимая атмосфера сплоченности кричало: «Смотри как должно было быть!» Горько… Рождению черной зависти помешало только давно перегоревшее и похороненное в самой глубине сожаление о несбывшемся в купе с жалостью к себе. Что бы прийти в себя парню потребовалось всего лишь усадить Лику себе на колени, крепко обнять руками и пси, зарыться носом в густые волосы и вдыхать ее такой родной и успокаивающий аромат. Жена очень чутко прореагировала на его состояние: ласково обняла, что-то шептала, перемежая журчание голоса легкими поцелуями, гладила по плечам и голове. Приводила в чувство в общем. Всего-то полчаса, а налет грусти вымыло без следа уверенным потоком любви и домашнего уюта.

— Все, я уже в порядке, — Ылша чуть отстранился от Лики. Та с тревогой заглянула ему в глаза:

— А оно того стоило?

— Ага, — без паузы на размышление ответил парень. — Я увидел достойный пример для подражания, то, как должно быть. Жизнь и служба без надрыва и гонки. Планомерное самосовершенствование и постоянная готовность. Уверенность в тыле, откуда по необходимости обязательно придет подмога и доставят необходимое. Ну, и сиюминутную выгоду со счетов сбрасывать нельзя.

— Ясно, — со вздохом кивнула Лика.

Минуту помолчала внимательно рассматривая что-то на дне его глаз, потом резко сменила тему:

— Когда отваливаем обратно к «призу»? Я не хочу надолго оставлять выводок «младших братьев». С ними сейчас конечно Вика и она за ними присмотрит… однако мне на самом деле интересно за ними наблюдать. Змейки-дракончики стали очень активными: Авель говорит это значит, что рождение не за горами. В инкубаторе сейчас идут очень интересные процессы!

— Постараюсь управиться как можно быстрее, — кивнул Ылша. — И начну прямо сейчас.

— А я тогда тебе пока что-нибудь вкусненького приготовлю! Командир эсминца очень сожалел, что ты отказался от приглашения на ужин, так что их кок — Прохор Дмитриевич — с его (капитана) полного одобрения передал нам свежие продукты. Мировой дядька! Мы с ним даже рецептами обменялись! Очень восхищался моим борщом с черносливом, яблоками, лимоном и грибами. Льстил конечно, но все равно приятно!

Ылша улыбнулся и чмокнул жену в кончик носа:

— Уже слюнки текут!

— Тогда решай свои дела быстрее…

Соединение установлено… синхронизация… первый центр обработки: текущие задачи; второй центр: обработка входящих и исходящих пакетов данных; третий центр: управление внешними базами данных… синхронизация… стабильность системы достигнута…

Парень с облегчением вздохнул и принялся думать совместно с ИскИном «Карачая». Параллельное мышление давалось легко — сказывалась большая практика совместной работы с Графом. Вот управляющую функцию Ылша бы не потянул.

Итак, корабль-носитель «Кракен» типа «Шахид». Назначение: стратегический рейдер-минозаградитель. Оценка по нормам ГКФ РИ. Обработка… 78 баллов. Вполне естественно и ожидаемо. Система предлагает использовать минзаг на внутренних маршрутах Освоенного Космоса после минимальной конверсии как быстроходный контейнеровоз или карго-носитель. Минус только в повышенных накладных расходах на топливо и обслуживание судовых установок. В конверсию входит: дебронирование, демонтаж разгонных туннелей и пары плазмоганов с энергокаскадами их накачки, установка ИскИна с гражданской специализацией (упор на астронавигацию и соблюдение довольно заорганизованного законодательства) и другого судового оборудования с системами автоматического управления имперского образца. В дальнейшем — замена двигателей по мере износа. Срок предполагаемой эффективной эксплуатации: 270 лет с условием выполнения планового техобслуживания.

Оценка по стандартам действующего флота РИ. Обработка… 97 баллов при выводе борта в резерв, консервацией с дальнейшим использованием по назначению. Три балла сняты из-за необходимости установки нового ИскИна. 65 баллов при вводе борта в списочный состав действующего Флота. Минусы: необходимость установки ИскИна, трудности с восстановлением броневого набора в случае повреждения (набор не имперского образца!), спорная ремонтопригодность — рекомендуется замена судового оборудования на имперский аналог в случае выхода из строя или не боевой поломки предустановленного, трудности с освоением борта экипажем выученным и подготовленным для бортов имперского стандарта. Борт сохранит боевую эффективность порядка 50 лет при нахождении на боевом дежурстве в составе Экспедиционного Флота РИ. В случае конфликта, который оправдает применение борта по назначению, срок его жизни оценивается как один глубокий рейд с возвращением. После него корабль с большой вероятностью попадет под списание…

— Хм-м…Не совсем ясно, — озадачился парень. — Чего так сурово?

Обработка запроса… Объективно-аналоговая оценка: борт типа «Шахид» приблизительно соответствует кораблям проекта «Морской Черт» по тактико-техническим показателям и исходному назначению. Однако, корабли проекта «МЧ» являются полугражданскими и как следствие более дешевыми. Соответственно, при тяжелых повреждениях неизбежных в глубоком рейде в условиях войны, восстановление борта обойдется в сходную сумму со строительством двух бортов проекта «МЧ».

Ылша заинтересованно запросил у ИскИна «Карачая» ТТХ «Морских Чертей». Так как проект был не новым и к тому же двойного назначения, то парень запрошенную инфу получил — уровня допуска хватило.

Тяжелый транспорт-носитель типа «Морской Черт».

Тип двигательной установки: гражданский/форсированный.

Полезное тяговое усилие: 9,7 Мт, внутренний (защищенный) трюм отсутствует.

Геометрия борта: тип «Спица».

Назначение гражданское: тяжелый карго-носитель/тяжелый транспорт контейнеровоз.

Назначение военное: вспомогательный носитель БПКИПов/стратегический рейдер минозаградитель.

Бронирование: стандартный гражданский набор обшивки и пассивное защитное поле, соответствующее по показателю плотности полю крейсера.

— Ясно, в Империи дураков нет строить дорогой специализированный короткоживущий борт. А «юнион-джеки» «турок» попросту обули! Кто-то получил за этот заказ немаленький откат! — протянул вполголоса парень. — Ладно, продолжим: оценка борта по стандарту СН РИ.

Обработка… 97 баллов. Минус: необходимость установки ИскИна.

И все — минусы кончились.

- Твою мать! — взвыл Ылша хватаясь за голову. Была у него слабая надежда, что система признает борт не очень подходящим для наемников, но не оправдалась. — У меня ведь его под это дело (высокий рейтинг для резерва Флота и СН) принудительно выкупят по минимальной цене и хрен что им возразишь! Та же история что и с вооружением кораблей СН торпедными аппаратами: в случае смены статуса борта на «пират», корабль потенциально может парализовать транспортное сообщение на каком-нибудь стратегически-важном направлении. Власти не допустят даже потенциальной вероятности появления в руках эстремистко-террористической шушеры действенного трудноуничтожимого оружия, — парень на досуге очень хорошо прокачал предпосылки запрета на не летальное космическое бортовое вооружение в СН, то есть в руках потенциально ненадежных профессионалов.

— С этим надо что-то делать… — пробормотал он после пяти минут напряженного размышления. — В систему Афины я должен войти на малоопасном и малоинтересном для властей борте. В тоже время полезные для меня качества необходимо сохранить. Что там советовали на тему конверсии? Дебронирование, демонтаж туннельников и плазмоганов, замена судовых установок… Ну со «стволами» я сделать ничего не смогу, а вот набор брони это более внятная мысль. Во сколько оценят борт без «родной» брони?

Обработка… Оценка по стандартам ГКФ: 85 баллов. По стандартам Флота: 72/43 балла соответственно для резерва Флота и его действующего списочного состава. По стандартам СН: 78 баллов.

— Уже лучше… Но для гарантии… чего еще я могу безболезненно демонтировать, чтобы боевая эффективность максимально упала? Так… так… ну точно не энергокаскады и гравикомпенсаторы! Без них я буду «гол, как сокол», то есть останусь без оружия и груза. Что еще? О! Система сброса! Без ее катапульт постановку минных объемов не проведешь! Еще? Контур «РЭБ», то бишь всевозможные генераторы помех, проекторы ложных маркеров целеуказания, исказители сигнатур… Этого добра здесь с тройным запасом — три обособленных дублирующих контура с единым центром управления! Без них «Кракен» конечно как прыщ на заднице будет у любой, даже самой занюханной, системы обнаружения и целеуказания, но чем не пожертвуешь, чтобы сохранить целое! Сколько баллов списали?

Обработка запроса… Оценка по стандартам ГКФ: 90 баллов. Почти полный демонтаж военных судовых установок! По стандартам Флота: 55/24 баллов. По нормам СН РИ: 57 баллов.

— Супер! То, что надо! — Ылша облегченно выдохнул. — Теперь детали: почему так много баллов сняли за броню, ведь отсутствие ИскИна с распределенными серверами-носителями тянет всего на три пункта?

Детализация данных… Обработка… Проверка уровня допуска… Допуск подтвержден…

Броневой корабельный набор «AS-17-Hydra-05»: дискретно-сигментированная бронеобшивка, разработана «Alphasteel corp.», СК. Представляет собой эффективную кластерную систему пассивного и активного противодействия внешним угрозам. Набор состоит из отдельных сегментов — кластеров. В один кластер входит целый комплекс специализированных составляющих. Это: резервуар-демпфер, заполненный быстрозастывающей текучей наносмолой со средними абляционными свойствами; тело кластера — массив сложносоставного композита со сложной стереометрией внутренних полостей и капилляров; пенетрантный компонент (выдвижной комплекс ПКО, состоящий из малокалиберного туннельного ускорителя, транспортера боепитания и системы энергоснабжения); вольвенторный компонент (выдвижной комплекс ПКО, состоящий из трех среднекалиберных рейлганов, транспортера боепитания и системы энергоснабжения); глютинантный компонент (эффектор пассивного защитного поля высокой плотности с интегрированным накопителем повышенной емкости и энергоотдачи, кластер датчиков системы обнаружения).

В общем виде пассивное противодействие осуществляется следующим образом: высокоскоростные поражающие элементы или плазма на внешней границе объема ответственности встречает пассивное защитное поле, созданное эффектором глютинантного компонента. По его истощению, непосредственно на поверхности сегмента угрозе противодействует наносмола: передача кинетической или тепловой энергии поражающего элемента или сгустка плазмы вызывает ураганное газообразование, которое замедляет, останавливает и разрушает осколок или плазму используя абляционный эффект (абляция (от позднелат. ablatio — отнятие) — унос массы с поверхности твёрдого тела потоком горячих газов, обтекающим эту поверхность). Затраченная масса наносмолы восполняется из объема подкластерного резервуара, подаваясь на поверхность сегмента по капиллярам в теле кластера. При полном «выгорании» наносмолы на поверхности сегмента и в его резервуаре, противодействие осколкам и плазме осуществляется самим телом кластера: поражающие элементы вязнут в переплетении капилляров, для которых характерна некоторая свобода в боковом смещении, а плазма отторгается наносмолой, застывшей в капиллярах после прекращения циркуляции. «Раздвинутые» осколками капилляры с течением времени восстанавливают свою геометрию.

Активное противодействие осуществляется поражением пустотных платформ противника пенетрантным компонентом (ближне-дальняя дистанция) и вольвенторным компонентом (ближне-средняя дистанция). Первым на угрозу реагирует и вступает в бой вольвенторный компонент, как обладающий большим боезапасом и потребляющий меньше энергии — в его задачу входит уничтожение пассивной защиты противника. Пенетрантный компонент как более энергозатратный и обладающий меньшим боезапасом активируется для поражения с вероятностью более 67 %. При совместной работе пассивного и активного противодействия, эффективность последнего значительно снижается, так же как и ресурс глютинантного компонента. Поэтому производитель рекомендует активировать режимы дифференциально…

Набор брони крепится на «мягкий» корпус судна, который обеспечивает внутреннюю герметичность. Сегментная структура брони позволяет гибко подходить к внешней геометрии борта и осуществлять защиту поверхностей со сложной топономикой. Доступ и перезарядка к боезапасу пенетрантного и вольвенторного компонентов осуществляется с поверхности обшивки. В бою перезарядку и частичный ремонт могут осуществлять сервисные инженерное боты. Подкластерные резервуары восполняются либо из дополнительных подброневых емкостей, оборудованных синтезаторами наносмолы, либо из внешнего источника мобильного дока или верфи.

Примечание: в силу сравнительно высокого индекса текучести наносмолы, броневой набор «AS-17-Hydra-05» и сходные с ним по характеристикам предъявляет особые требования к гравикомпенсаторам борта. Рекомендуется применять описанный выше броневой набор на кораблях-носителях с внешним типом трюмов.

— Ага — уяснил, — кивнул парень в ответ на полученный пакет инфы. — Так много баллов система сняла, так как я вместе с «броней» удалил все комплексы ПКО, эффекторы пассивного щита и кластеры датчиков контроля околобортного пространства.

Минутная пауза — мысли вьются хороводом вокруг идеи дебронирования.

— Как снять — ясно, — определил Ылша, отыскав в списке предлагаемых услуг системы «механический ремонт обшивки среднетоннажных бортов», а затем — в прилагаемом к аналит-справке по оперативной обстановке перечню присутствующих в системе искусственных объектов — малый мобильный ремонтный док. — Даже своими силами справимся… при небольшой помощи специальным оборудованием и инструментами. А вот как продолжить маршрут? С одним активным щитом далеко не уйдешь!.. Можно конечно… но реакторная масса улетать будет со свистом!

Тут все было просто: пассивный щит быстро «ставился», медленно «рассасывался» (в обычных, не боевых, условиях) и долго перезаряжался. Активный щит напротив: медленно разворачивался, быстро терял плотность, но вместе с тем и возобновлялся непрерывно, пожирая заодно тьму энергии.

— Хотя что за вопрос?! — хмыкнул Ылша, осознав, что все еще воспринимает «приз» как военный борт. — Мне ж не в бой на нем идти, следовательно, чтобы уберечь мягкий корпус от космической пыли и микрометеоритов, а внутренние отсеки от жесткого излучения, с помощью того же ремдока навесим самую дешевую гражданскую броню. И индекс износостойкости надо подгадать так, что бы набор самостоятельно рассыпался по завершению маршрута. Вот только где бы проект со всеми расчетами от «прочнистов», «весовиков» и прочих «хитрых» инженеров хотя бы в первом приближении раздобыть? Тут — во Фронтире — вряд ли люди заморачиваются чем-либо кроме шаблонных ремонтов гражданских торгашей. Нужен ИскИн и спецПО… Подумаем… Во тормоз! — парень спустя всего секунду расхохотался во все горло. — Демонтаж броневого набора можно воспринимать как тяжелые механические повреждения «обшивки». А как раз для экстренного латания «дыр» после боя или катастрофы в информационный аварийный пакет любого борта вводят простейшее по уровню ПО с нужными мне алгоритмами расчетов. Там по умолчанию предполагается, что ИскИн на момент вскрытия аварийного портфеля програмного обеспечения недееспособен и вся работа будет выполняться на «тупом» железе «безумного» серверного блока в режиме ручной закладки исходной инфы! Долго… но и альтернативы нет.

— С «Кракеном» ясно, — довольно выдохнул Ылша. — КИПы и «взвешивать» не буду: во-первых не имперский стандарт, во-вторых — «ближнее колено», в-третьих уже договорились, что сольем их на сторону. Тем более СБСН наверняка вынудит продать «птичек» трофейщикам и торговаться, что характерно, не будут. Так что однозначно продавать! Дронов туда же: не имеет смысла придерживать до Афины — там цены ниже… А вот со оружием, снаряжением и техникой доставшимися от кадрированного батальона надо разобраться подробнее.

Сбор данных… Обработка…

— М-да, — опять нахмурился парень уяснив результат. — Подстава на подставе с этими трофеями. Кадрированный батальон… Ага! Даже штатное расписание вроде как от батальона… Вот только обеспечение зарезервировано на тяжелую бригаду с прицелом на пехотную дивизию.

Алгоритмы системы оценки быстро разобрались с трофейным грузом и разложили все по полочкам — то, с чем не справился сам Ылша, завязнув в достоверном конвертировании отдельных наименований вооружения, техники и снаряжения в имперский формат. Да, действительно, штурмовать мятежную колонию и захватывать плацдарм на ней должен был космодесантный батальон. В его состав включались и костяк из офицеров штаба с опытным младшим комсоставом, и оба взвода абордажиров — их сбрасывали первой волной в индивидуальных коконах, обеспечивающих по совокупности свойств практически гарантированное достижение поверхности… Всего около двухсот человек в легких и средних ББСах, с усилением в виде взвода легких ботов пехотной поддержки. Батальон если не по количеству — так по качеству бойцов!

Второй волной на планету во взводных одноразовых транспортировщиках уходил основной личный состав из мобилизованных рекрутов. И на костяк офицеров и сержантов нарастало «мясо» в количестве до шестисот человек, упакованных в боевые комбинезоны и вооруженных простейшими, совершенно не убиваемыми, рейлганами одинарного действия. Что-то вроде пороховых болтов пси-снайперов, только построенными на другом физическом принципе.

В третью волну запихивали роту единых шагающих танков на базе унифицированного шасси «Страйкер», дивизион самоходных тяжелых, средних и легких артустановок, эскадрилью разнотипных БЛА (от разведывательных до штурмовых и ударных) и дивизион стационарных комплексов ПВО. Экипажами танков и тяжелых САУ становились бойцы абордажных взводов — это была их смежная специальность.

Четвертой волной сбрасывались техники, а в где-нибудь в стороне тихим сапом прошивал атмосферу (если она присутствовала) шатл с мобильной психо-медицинской лабораторией. Людей распределяли в штабы и отделения технического обеспечения, а шатл не разгружая маскировали и прогоняли через нутро его груза захваченных «аборигенов». На выходе батальон пополнялся зомбированным местным «мясом».

Наставал черед пятой волны. Вновь единые шагающие танки с довеском из легко бронированных транспортеров пехоты и САУ.

Шестая волна: дешевая амуниция для «местных» и машины снабжения с грузом боепитания.

Седьмая волна: три мобильных госпиталя и еще одна партия техников.

Восьмая, девятая и десятая волны комплектовались и сбрасывались по необходимости. В них включали груз снаряжения и оружия из расчета на две-три стрелковых пехотных бригады укомплектованных аборигенами с промытыми мозгами. И — если колония все еще сопротивлялась надеясь на помощь извне — сорок сверхтяжелых универсальных стратегических арткомплексов. Каждый в индивидуальном спускаемом аппарате, боевой массой в полторы килотонны и размером с небольшой холм. Эти монстры помимо чисто планетарного оружия были оснащены трехдюймовыми туннельными ускорителями для борьбы с целями на средних и низких орбитах. А в боекомплекте артвооружения числились тактические спецснаряды снаряженные АМ.

Всего «Кракен» мог обеспечить всем необходимым тяжелую космо-штурмовую бригаду численностью в 3000 человек и колониальную стрелковую дивизию численностью в 20000 (только одеждой, полевыми рационами и оружием). Более чем достаточно для приведения к покорности взбунтовавшийся колонии с населением в несколько десятков миллионов человек. В крайнем случае, если мятежников не раздавили стратегические арткомплексы, то можно нанести орбитальные удары, стерев с лика планеты города с производственными комплексами и втоптав тем самым непокорных в каменный век.

Что характерно, при том что «Кракен» имел десятикратный запас дропкоконов всех типоразмеров и пять сотен суборбитальных челноков грузоподъемностью до ста пятидесяти тонн (при собственной массе 579 тонн) для переброски войск в пределах планеты, обратно на борт с «камешка» никого кроме «своих» офицеров и сержантов с их личным снаряжением поднимать после завершения операции не планировалось. Рядовой состав бригады «рекрутов» навсегда оставался на усмеренной планете. Так же как и все имущество развернутого «кадрированного батальона» по большей части выведенное из строя и неподдающееся ремонту. В последний рейс на низкую орбиту, где их подхватывали внутрисистемные буксиры, челноки шли с половинной нагрузкой самой дорогой «мародерки»…

Имперская система оценки однозначно сказала, что анализируемый комплект на сто процентов подходит для развертывания отдельной туземной усиленной карательной дивизии. Другими словами на корабле СН РИ его быть не должно, так как что годится для иррегулярных карателей, то сойдет и для мятежных партизанских формирований. СБСН и этот трофей в принудительном порядки заберет на свои склады…

Глава 4

За оценку перспектив, которые проистекали из совокупности местных условия и уникальных возможностей соединения, Ылша взялся только после того как поел и привел свои мысли в порядок — выводы на тему снаряжения кадрированного батальона наемников КЮС выбили его из колеи. Парень было уже понадеялся частично влезть в чужую шкуру, а тут оказалось, что не по его репутации, опыту и авторитету перспектива! И не по возрасту… И честно говоря, по взвешенному размышлению он не захотел выступать карателем. Все надо было строить с нуля и строго под себя. Чужие «рецепты» ну никак не годились…

— Ничего… прорвемся… А сейчас собрался и определился с приоритетами! — скомандовал сам себе Ылша. — Ясно что надо продавать… но вот что, где, сколько и когда? Как максимально эффективно организовать логистику предстоящего дальнего пути? Как не упустить выгоду?

Ответы в голову снова не шли. Мозги, вернее расчетные центры были заняты обсчетом проекта перебора обшивки. Без подключения внешних баз данных с «Карачая» перебор ассоциативных цепочек не шел.

— Значит надо переключиться! Что не требует задействования центров обработки инфы? «Приз» вот отлично от «родных» властей обезопасил, но вместе с тем превратил его практически в вооруженного торгаша. Теперь надо подумать как впоследствии восстановить его боевую эффективность и даже приумножить.

Парень расслабился, откинувшись в ложементе второго пилота и огневого оператора «Драккара»…

Судя по поражению «Мангустов» превосходство техники не является достаточным условием победы. И очевидно хотя бы из проведенных моим отрядом боев, что люди — если они знают что делают и строго нацелены — могут быть этим достаточным условием. Однако опят же профи на «убитом» борте много не навоюют! Штампы? Ясно дело! Без вопросов, лучше всего действуют отлично подготовленные и сильные духом бойцы на суперсовременных кораблях. Но вот в чем фишка… наемники не обладают полнотой ресурсов что бы свободно строить корабли и тренировать их команды. Им необходимо сражаться что бы жить.

Опять же по аналогии с полковником Арнольдсом и его людьми… Офицеры Десанта живут ради достойной Службы, но в Системе их мало. Офицеров Флота вообще единицы! А в экипаже «Кракена» их должно быть не меньше двухсот. Служащие ГКФ в СН… не лучшие, совсем не лучшие. Та же Наталья Ивановна намывала свою команду по крупицам — потому так друг за друга и держатся. А у него — Ылши — нет на это времени, так как со всей очевидностью ясно, что СИБ с него живого не слезет и надо быть готовым. Где найти людей, что живут кораблями? Свободных людей с достаточной подготовкой? Бойцов?

Вольные торговцы снятые с пирата? Огрызки экипажей «вольников» не смотря на убедительную мотивацию бойцами никак не являются — с ним они только от безысходности и надежды вернуть утраченное. Надежды, что наемник с удачливой абордажной партией выполнит свое обещание и отдаст им какого-нибудь рейдера…

— Черт! Вот члены Семьи Носкот работали с выдумкой и огоньком! — вспомнил своих временных контрактеров парень. — И профи среди них были каких во Флоте еще поискать…

Процесс успешно завершен… Результат добавлен во внешний архив…

— Ну и замечательно. Теперь посмотрим кто у нас в системе, — как это не странно, но Ылша за внешней обстановкой не следил: была договоренность с «Эриданом». Пока «Драккар» опекает «приз», наемники с трансрейдера обеспечивают общую безопасность.

Обработка запроса… Подключение и синхронизация внешних баз данных…

Лист учетных записей перед глазами парня стал быстро наполняться. Кроме кораблей объединенного пикета систему охраняли три собственных борта и пять наемников — сторожевики. Все «вспомогательные крейсеры», то бишь вооруженные и добронированные транспорты с тяговым усилием до полутора мегатонн. Справки от лейтенанта Штернгольц говорили, что отряды вполне боеспособны и регулярно ходят в патрули или сопровождают сборные караваны по основному маршруту. Каждый из них нес до трехсот КИПов.

Вольные торговцы на данный момент были представлены двадцатью тремя транспортами в основном до семисот килотонн тягового усилия. Эти корабли «орбитовали» на дальней границе планетарной системы и их обслуживанием занимался солидный каботажный флот. Каждый торговец нем до сорока КИПов или на худой конец полсотни дронов.

Ближе к центру под охраной пикета и сторожевиков медленно формировались три корпоративных конвоя: к огромным, сверхтяжелым карго-носителям с тяговым усилием до тридцати мегатонн с окрестных шахт, фабрик и производственных комплексов легким маневровым флотом стаскивали партии груза. Типичный транспорт «маневрового флота» представлял из себя практически беззащитный легкий «контейнеровоз» с полезной загрузкой в половину мегатонны. Внутреннего трюма у таких бортов не было, как и собственных пустотных платформ типа КИПов или буксиров. Их грузом оперировал внутрисистемный каботажный флот корпорации-владельца.

— Вот и идея, — улыбнулся Ылша. — Соединение прет по кратчайшему маршруту, а груз в поворотные точки стаскивает пара-тройка «маневровиков»… нет, пусть лучше будут «вояжерами». Надо только озаботиться жестким графиком движения и наметками что из каких систем можно взять и чем им за это заплатить. Основной же вопрос: у кого купить эту пару-тройку подержанных бортов. У меня даже команды для них есть!

Парень сделал несколько пометок в личном архиве и скопировал туда характеристики корпоративных «вояжеров» из их учетных записей.

— Дальше у нас… Три Дома Семей Свободных Торговцев. «Принцесса Морав», «Элефант» и «Радужный Сом». Кланы Мойше-Шедько, Харпер и Шлильман-Носкот соответственно, — парень довольно хмыкнул. Двойное клановое имя свидетельствовало, что Семья образована слиянием выходцев из двух разных Домов и является молодой, так как не заработала еще своего уникального Семейного имени. — У молодых ловить нечего — только если Носкотов в качестве гарантов репутации использовать… А вот старая Семья обещает наличие некоторых перспектив. По крайней мере меня выслушают и обдумают предложения… по найму судовой команды для «Кракена» в том числе.

Из уникальных объектов в системе можно было выделить ремдок, орбитальные фермы — система поставляла продовольствие полутора сотням планет, пять производственных комплексов, расположенных на «легких» планетоидах, «курортную» планету с именем Новый Перл, где отдыхали все, кому в Освоенный Космос из Фронтира лететь было долго и накладно, и редкая сеть орбитальных фортов, висящих вокруг терраформированной «жемчужины».

Список потенциально опасных объектов пестрел учетными записями кораблей «вольников», маркерами системных фортов, вероятными орбитами нестабильных малых тел и внушительным «облаком» виртуальных R.I.P. ссылок вокруг ледяной кометы, плоскость орбиты которой находилась под острым углом к эклиптике. Это было местное кладбище кораблей и большинство ссылок сигнализировало, что борт «списан» по причине заражения нановормами.

— Плоды популярности системы, — подумав нашел объяснение Ылша. — Раз есть пикет с регулярными патрулями, то и угроза пиратского налета вполне реальна. А отдельные наглые твари наверняка дежурят в поворотных системах поблизости. Если удачно подкрасться и застигнуть «купца» врасплох массированным пуском торпед с нановормами, одновременно высылая шатл с абордажной партией, перехват транспортного борта более чем вероятен. Однако и процент сбежавших «подранков» будет достаточно велик, так как выучки у большинства пиратов как таковой нет. И… по логике большинством вмороженных в лед кораблей будут маневровые «контейнеровозы» с примесью «вольников».

Полная загрузка центров обработки информации… подключение внешних баз данных и планетарной открытой сети… поиск и перекрестный анализ по тегам: «корабельное кладбище», «угроза», «найм экипажа», «вольные торговцы», «история нападений», «ремонт корабля», «маневровый носитель», «мечта „вольника“», «заявки на военное оборудование и системы безопасности», «перепроизводство и кризис потребления», «конфискат»… Обработка…

Спустя всего пару минут парень сознал результат — данные уже давно не требовали дискретного анализа непосредственно после получения. Мозг приспособился охватывать их и помещать в краткосрочную память. То, что привлекло «ассоциативное» внимание — запомнится, остальное невостребованное отправится во внешний личный архив. Максимально эффективное применение подсознания и интуиции — интересные и сулящие выгоду моменты в общем потоке Ылша научился чуять.

Теги «кладбище», «угроза», «вольники»…

Новостная лента «Космоперл», архив за неделю, статья «Систематический системный террор».

«…рип-вормы и прочие экстремисты-террористы с „Ледяной могилы“ в очередной раз вынудили правление Биржи обеспечить себя годичным запасом продовольствия, медикоментов, топлива и сменных картриджей для модулей жизнеобеспечения. И все это в очередной раз покрыто из налогов законопослушных граждан и гостей системы! Сколько можно тратить ресурсы, снабжая изгоев и асоциальные элементы?! Почему Правление не ликвидирует угрозу раз и навсегда?! В очередной раз нет ответа…»

Форум «Чем живут „вольники“?», архив за год, пост N655:

«Не дай тебе Боги нарваться на пиратов и выжить, „Молодой Вольник“! Это в безопасности ты герой и гений торговли!!! А когда твой зачумленный корабль скинули на поверхность „Ледяной могилы“, у тебя всего два пути: кабала у Корпорации или существование рип-ворма среди остовов „зачумленных“ бортов. Пойми, на поверхности планеты ты, вольный бродяга, никому не нужен. В чужую команду наняться нереально — во Фронтире корабельный экипаж это Семья хоть у „вольников“, хоть у „поселенцев“, хоть у „свободных“… И груз у тебя по дешевке примут, так как ты просто вынужден его продать как можно быстрее, что бы элементарно накормить „своих“. Подняться удается единицам — тем, кому повезло и кто заранее подумал отложить с этого везения некоторую сумму в твердой валюте на „черный день“. А не позаботился — одна участь: выпрашивать глоток воздуха и кусок сублимированной пищи, угрожая Бирже протаранить склады „чумным“ бортом…»

Теги «история нападений», «кладбище», «угроза»…

Информлента «История Биржи нового Перла», архив за десятилетие, статья «Последний налет»:

«… двенадцать лет назад несколько объединившихся пиратских колоний ближнего Фронтира предприняли очередную попытку разграбить нашу процветающую систему. И у них были на это все шансы! В налете участвовали тридцать пять кораблей, семь из которых были вооружены управляемыми сверхманевренными „торпедами“ с БЧ класса „нановорм-биотерминатор“. Отражение атаки встало объединенному пикету и сторожевым кораблям в потерю всех москитных платформ (КИПов и дронов), заражение четырех внутрисистемных канлодок „биотерминаторами“ и, соответственно, гибелью ста процентов их экипажей, а так же полную выработку двигательного ресурса, когда эсминцы и корветы пикета использовали свои ГПД как плазмоганы большого калибра, сжигая слабозащищенных врагов. Эти канлодки, кстати, впоследствии не были полностью уничтожены в фотосфере звезды, а сброшены на комету-могильник, где с тех пор наверняка заразили некоторые соседние брошенные корабли, сделав их опасными не только для ИскИнов, но и непосредственно людей…»

Теги «маневровый носитель», «кладбище»…

«…на текущий момент на поверхности кометы захоронено порядка семидесяти легких транспортов-носителей…»

Теги «маневровый носитель», «ремонт корабля», «заявки на военное оборудование и системы безопасности», «мечта „вольника“»…

Форумы: «Корпорация „Embraer“/События и акции», «Чем живет „вольник“/корабль мечты», «Ремонтный док Кшиштофа Кастильи/Проекты модификации карго-носителей».

«В рамках межкорпоративного проекта по снижению потерь среди маневровых кораблей-носителей корпорация „Embraer“ предлагает к реализации модификаторы выходных дюз. Комплекс „Кальмар“ делает возможной постановку отсекающей плазменной „завесы“. При этом тяговые показатели снижаются незначительно или (если ГПД изначально проектировался с возможностью установки „боевой насадки“) остаются на прежнем уровне…»

«Если ты молодой „вольник“, то на первом этапе для того чтобы подняться и накопить стартовый капитал имеет смысл поменять свой родительский борт на легкий карго-носитель и наняться извозчиком в Корпорацию. Стабильный — хоть и небольшой — заработок во время сбора конвоя и полная свобода в выборе маршрута следования в промежуток между отправками. В качестве дополнительного бонуса, ты хорошо изучишь спрос и предложения в близлежащих колониях…

…кораблем мечты для вольного торговца Фронтира обычно является среднетяговитый борт (до 1,5 Мт) с двумя раздельными типами трюмов, собственным планетарными шатлами на внешней подвеске, обязательно внутрисистемным буксиром, пассажирской палубой примерно на тысячу человек и парой десятков КИПов на летной палубе. При всем этом обшивка его должна представлять из себя военный броневой набор с эффекторами сверхплотного пассивного щита, какие ставятся на военных кораблях снабжения. Система ПКО желательна, но необязательна, если броня покрыта абляционной оболочкой с комплексом принудительной инициации. Двигатели лучше гражданского образца, но изготовленные корпорациями САР, РИ, СК… в общем тоталитарными империями, так как там нормой в разработке проекта ГПД является резервация возможности модификации его в полувоенный вариант, когда с помощью специальной насадки на дюзы становится возможным вывод и векторное метание грави-плазменного ядра или постановка отсекающей завесы. В идеале многие опрошенные успешные капитаны-владельцы хотели бы видеть среди систем корабля „комплекс РЭБ“ с чувствительными пассивными сканерами системы раннего обнаружения…»

«…ремонтный док производит любые работы по ремонту и штатной модификации узлов и систем корабля-носителя. Поврежденные детали мы примем на комиссию и вычтем их стоимость из общей суммы за услуги. Действует гибкая система скидок для солидных заказчиков…»

То, что некоторые ключевые слова поиска не сработали, Ылшу совсем не расстроило. Результат и так был более чем хороший! Уже сейчас он обладал примерным планом действий, реализация которого сулила значительное упрочнение его позиций.

— КСН РИ «Драккар» вызывает КИФ «Карачай». Прием… — отослал запрос на соединение парень.

Ответ последовал мгновенно:

— Здесь КИФ «Карачай», дежурный офицер мостика, лейтенант Флота Трофимский. Назовитесь и подтвердите личность спецкодом первого уровня. Прием.

— Говорит лейтенант Флота Мечев, КСН РИ «Драккар». Генерирую спецкод первого уровня… Прием.

— Идентификацию подтверждаю: лейтенант Мечев, КСН РИ «Драккар». Назовите цель сеанса для занесения в бортовой журнал. Прием.

— Я должен поставить капитан-лейтенанта барона Кель-Фролова о возможностях своего отряда в свете вновь открывшихся обстоятельств. Прием, — реализация плана началась.

— Цель запроса занесена в бортовой журнал. Переключаю… Здесь капитан-лейтенант барон Кель-Фролов. Еще раз здравствуйте лейтенант. Вы желаете воспользоваться межзвездной связью?

— Никак нет, господин капитан-лейтенант. Пока нет, — тут же поправился Ылша. — Видели те какое дело… Я изучал систему — анализировал открытые базы данных по большей части. Разумеется Вы понимаете с какой целью…

— Естественно, — согласился каплей. — Торговля и поиск возможностей получения сверхприбыли.

— Почти так, — вздохнул парень. — Но в результате похоже я нашел себе головную боль и работу. Вынужден уведомить вас, господин капитан-лейтенант, что в силу того отряд «Рожденные Небом» базируется на многофункциональном корабле, я располагаю комплексом деактивации зараженных нановормами пустотных платформ и обладаю достаточной квалификацией мастер-техника, что бы использовать данный комплекс по назначению и со всей ответственностью. Так как мне стало известно, что в системе находится большое скопление «чумных» бортов, которое является потенциальной угрозой непосредственно для жизней людей… Промолчать я не могу. Однако считаю, что если я заговорю о возможности снижения угрозы непосредственно с правлением Биржи… к соглашению мы не придем. Потому как за гроши работать я не буду.

— Я вас вполне понимаю и поддерживаю, лейтенант. Думаю, что я смогу выступить посредником между вами и Правлением в этом вопросе.

— Господин капитан-лейтенант, хочу еще раз подчеркнуть, что речь о полной деактивации всех бортов в «Ледяной могиле» не идет. Только наиболее опасных для людей — зараженных нановормами класса «биотерминатор». Соединение только что закрыло сложный контракт — люди нуждаются в отдыхе… — Ылша по наитию скрестил пальцы на удачу — обычно он в приметы не верил.

— Я уяснил вашу позицию кристально ясно, господин лейтенант, — ответил капитан «Карачая». — И в переговорах с правлением донесу ее максимально доступно для понимания местных деловаров. У вас все?

— Да. Спасибо…

— До связи, лейтенант.

— До связи…

* * *

— Что скажешь, Ксана? — с интересом посмотрел на теперь уже подругу (лед тронулся…), а не сослуживца капитан-лейтенант барон Анатолий Кель-Фролов.

— Нет… я все еще под впечатлением. В его действиях угадываются минимум три слоя… но при этом они все подчинены одной цели, — аналитик тряхнула головой — не отвыкла еще от привычки. Раньше она носила в основном длинные волосы. — Наши желторотые лейты вообще в смущении: он же планирует разобрать боевой корабль! Им бы подобное и в голову не пришло. Гриша выпросил у меня свод законов по Флоту и Системе Найма — в данный момент парень занят тем, что ищет законные запреты на подобные действия. Ведь если вдуматься, то средства для модификации собственного корабля или внутрисистемной платформы вполне можно изыскать и в определенных пределах повысить свою защищенность или боеспособность… в конце концов банально расширить количественный состав беспилотных аппаратов! ССФ далеко, а враги под боком…

Каплей покачал головой:

— Мне от тебя не восторги нужны, а рекомендации. Ты вот говоришь про слои в действиях Мечева… Его уведомление и просьба из той же оперы. Что он хочет получить за работу? Заметь: за весьма опасную работу! Он говорил про «гроши»… не думаю, что он не смог бы уломать Правление на достойную оплату! Тут что-то другое…

Девушка несколько минут думала, разглаживая столешницу перед собой. Потом на секунду замерла и расплылась в широкой улыбке:

— Стервец! Наглый изворотливый стервец!

— Ксана?

— Ты сам подумай! Что такое эта «Ледяная могила»? Да практически стоянка бесхозных бортов! Все просто как бином Ньютона: вопрос собственности — только и всего. Вот ответь мне, Толя: кто будет владеть очищенным «зачумленным» кораблем?

Капитан-лейтенант так же на секунду замер без движения:

— Ты хочешь сказать…

— Да, да, да! Военная платформа давно списана, так как работы для мобильных доков любого регулярного Флота хватает и в Освоенном Космосе. Никто из-за даже десятка зараженных канлодок в глубокий Фронтир не полезет и отвечать за возможный урон третьей стороне не захочет — так что списывают максимально быстро. Корабли корпоративной принадлежности серьезно страхуются и опять же списываются с баланса. Какие-то права могут предъявить только «вольники» из числа рип-вормов… Но кто будет слушать террористов и экстремистов, которые годами шантажируют систему? Само Правление? С чего бы это?!

— Допустим… но зачем наемнику мы в качестве посредников?

— Ну, Толя! — возмутилась аналитик. — Кто он и кто мы?! Одно дело наемник, и совсем другое — легитимное подразделение регулярного Флота великой державы. Смотри как он замечательно придумал: иррегулярное наемное подразделение пребывает в отдаленную систему. Не с целью найти себе работу и получить за нее деньги — нет, всего лишь продать трофеи и пополнить запасы на пути домой. Тут выясняется, что населению системы грозит нешуточная потенциальная опасность. Усталый, но отважный и честный наемник тяжело вздыхает и говорит: «Я могу с этим разобраться!» Причем говорит не сам, а голосом капитана военного корабля, обеспечивающего безопасность системы. Благодарные колонисты вознаградят наемника за опасную работу? Несомненно. И тут встает вопрос: «А кто владеет обезвреженным имуществом?» Вернее он встает еще на стадии согласования между капитаном военного корабля и властями колонии, так как люди в Правлении не пальцем деланы и выгоду увидят. Местные воротилы говорят: «Естественно колония… в нашем лице». Наемник говорит: «Что?! Я рискую жизнью, хотя и не обязан, а вы наживаетесь на этом и пальцем не пошевелив?!» Воротилы возмущенно начинают торговаться: «Ну и иди своей дорогой — мы тебя не звали! Проживем как-нибудь!» Однако не тут-то было: как капитан военного корабля, обязанный защищать и обеспечивать безопасность, может допустить, что бы потенциальная угроза не была ликвидирована только из-за корысти местных правителей?! Бравый капитан грозно рыкает: «Отставить! Работа должна быть сделана, если есть возможность ее сделать!» Остальные капитаны кораблей пикета молча согласно кивают: они ведь не хотят расстреливать безоружных отчаявшихся рип-вормов при маловероятном, но не невероятном развитии событий. Что остается воротилам из Правления? Только покорно согласиться на все условия и стиснув зубы платить деньги за выставленные наемником на открытые торги очищенные корабли. И что особенно красиво: наемник и капитан-посредник — граждане одного государства. Отсюда следует: «какие между своими могут быть счеты?» и «каждый получил свое и остался доволен друг-другом». Ведь действительно, зачем тебе ратовать за выгоду и прибыль чужаков? А, Толя? И намекнуть, что можно бы и поделиться тебе не даст фамильные гордость и честь. Тут если разобраться и другого-то варианта твоих действий нет.

Капитан-лейтенант со вздохом кивнул:

— Точно стервец. Окоротить его, что-ль?..

Аналитик ласково и покровительственно улыбнулась:

— В смысле не оговаривать с Правлением вопрос собственности? Типа пусть дальний родственник сам с крючкотворами разбирается? Так Мечев и переживать особо не будет. Парень со своим отрядом вычистит зараженные «биотерминатором» канлодки, снимет с них все ценное и рубанет: «Хватит!» Он же привел в систему трофейный военный борт. Кто сможет доказать, что изначально входило в трофеи, а что добавилось к ним в системе? А ободранные остовы он обратно на комету сбросит в самую гущу «чумных» торгашей. В результате сверхнормативную прибыль он получит, а на твой окорот только равнодушно плечами пожмет: «Кинул своего? Флаг тебе в руки. Не больно-то и хотелось…» Никакого воспитательного момента — одно только разочарование и уверенность что хваленая флотская взаимовыручка — дутый миф.

— Черт! — Анатолий в раздражении попытался найти достойный эпитет, но кроме пафосного и банального «бесчестный корыстный наемник» прошипеть ничего не смог.

— А вот теперь ты, Толя, не прав. Помнишь, что сам меня увещевал и о чем лейт Мечев за столом говорил? Его ССФ всем необходимым не снабжает. Соединение живет на то, что само заработает. Это наша с тобой честь заключается в выполнении приказа. А его не только в выполнении взятых на себя обязанностей, но получении за это максимального вознаграждения. Тут даже на тему «…все средства хороши» не покричишь, так как он от тебя прямо ничего возмутительного и недостойного не просил. Так что он скорее честный наемник. И дает к тому же и тебе «выслужиться»! И мне…

— Наш пострел везде поспел, — вспомнил пословицу каплей.

— Это мы с тобой только первый слой обсудили, — вздохнула Ксана. — Мечев наверняка при получении прав на бывшие «чумные» корабли и с рип-вормами из числа «вольников» что-нибудь замутит. И будет на его счету натуральная гуманитарная миссия. Успешная при том… Вполне возможно уровень террористической угрозы со стороны рип-вормов вообще сойдет на нет. Поговори с Правлением и на эту тему.

— Ведь как для себя торговаться буду! — схватился за голову Анатолий. — Что только обо мне эти дельцы подумают…

— Непременно зауважают, как только увидят сколько Мечев прибыли поднял с твоей помощью. Язык денег для них наиболее ясен и понятен.

* * *

Примечания

1

Корабль Имперского Флота

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4