КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393835 томов
Объем библиотеки - 511 Гб.
Всего авторов - 165769
Пользователей - 89539
Загрузка...

Впечатления

стикс про Шаргородский: Неживая легенда (Героическая фантастика)

не плохо написано ждем продолжения

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Романов: Бестолочь (Альтернативная история)

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Бархатная песня (fb2)

- Бархатная песня (а.с. Бархатная сага-3) 494 Кб, 253с. (скачать fb2) - Джуд Деверо

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Джуд Деверо Бархатная песня

ЧАСТЬ I Южная Англия январь, 1502

ГЛАВА 1

Высокая каменная стена окружала небольшой городок Мортон. Этим ранним утром на множество домой, теснившихся внутри, падала длинная тень, аккуратные дорожки лучами разбегались от возвышавшихся в центре церкви и белой ратуши. Едва забрезжил рассвет, собаки стали потягиваться, заспанные женщины лениво направились к городскому источнику, и четверо мужчин, с топорами на плечах, уже ожидали, когда стражники откроют тяжелые дубовые ворота в каменной стене.

В одном из ничем не примечательных двухэтажных побеленных домишек Аликсандрия Блэкитт напряженно прислушивалась, не заскрипят ли ворота. Едва заслышав желанный звук, она схватила мягкие кожаные башмачки и на цыпочках пошла к лестнице, которая, как назло, находилась напротив спальни отца. Проснувшись задолго до восхода солнца, она уже давно облеклась в платье из грубой шерстяной ткани. Сегодня в первый раз хрупкое тело не вызвало в ней отвращения. Казалось, всю жизнь она мечтала, что подрастет, прибавит в весе и формы станут округлыми. Однако к двадцати годам поняла, что всегда будет плоскогрудой и узкобедрой. «По крайней мере, — подумала она со вздохом, — мне не надо затягивать талию». Проходя через комнату отца, она бросила на него быстрый взгляд — убедиться, что он еще спит, и, подобрав подол шерстяной юбки, стала спускаться, пропустив четвертую ступеньку, так как она была ужасно скрипучая.

Спустившись, Аликсандрия не решилась открыть ставни. Шум мог разбудить отца, а ведь он сейчас так нуждался в отдыхе! Обогнув стол с бумагой, чернильницей и наполовину составленным отцом завещанием, она подошла к дальней стене и любовно взглянула на два висящих там музыкальных инструмента. Жалость к себе из-за физического несовершенства тут же растаяла, как только она вспомнила о музыке. В ее голове уже начал звучать новый напев — нежная, веселая мелодия. Конечно же, это была любовная песня.

— Никак не можешь выбрать? — внезапно раздался голос отца, стоявшего у нижней ступеньки.

Она тотчас же бросилась к нему и, обняв за пояс, помогла устроиться за столом. Даже в темной комнате она без труда могла разглядеть синие круги у него под глазами.

— Уж лучше бы тебе полежать. Чтобы сделать дневную работу, совсем не обязательно подниматься до зари!

Задержав на минуту ее руку, он улыбнулся, глядя прямо в красивые глаза дочери. Отец прекрасно знал, что она думает о своем миниатюрном, как у эльфа, личике со слегка раскосыми фиалковыми глазами, крошечным носом и небольшим округлым ртом, — он достаточно наслушался ее причитаний, но для него все в ней было прелестно и мило.

— Ступай, выбери, какой из инструментов взять, и уходи, пока не пришел кто-нибудь и не объявил, что ему позарез нужна песня о его новой любви.

— Наверное, сегодня мне бы лучше побыть с тобой, — прошептала она, и на лице ее отразилась озабоченность. За этот год у отца три раза сильно болело сердце.

Аликс! — предостерегающе сказал он. — Не возражай, забирай инструмент и уходи!

— Повинуюсь, милорд, — засмеялась Аликс, одарив его улыбкой, от которой у него растаяло сердце. Уголки глаз у нее приподнялись, а губы изогнулись, как лук Купидона. Быстрым, привычным движением она сняла со стены длинную цитру со стальными струнами, оставив на месте псалтериум. Повернувшись, она снова взглянула на отца:

— Ты уверен, что с тобой все в порядке? Не надо бы оставлять тебя сегодня.

Не слушая, отец протянул дочери бювар. В нем находились ручка, чернила и бумага.

— Я думаю, тебе лучше создавать музыку, чем сидеть дома с больным стариком, Аликс, — предупредил он возражения. — Подойди ко мне. — И как обычно отец стал заплетать ее длинные волосы в толстую косу. Волосы были тяжелыми, густыми и совершенно прямыми, без какого-либо намека на завитушки, а их цвет, даже на взгляд отца, был странным. Похоже было на то, словно ребенок, собрав разноцветные нитки, бросил их на маленькую головку девушки. Тут были золотые пряди, соломенные, медные, рыжие, каштановые, мышиного оттенка и — Аликс могла поклясться в этом! — даже седые.

Заплетя косу, отец снял со стены плащ, набросил дочери на плечи и надел на голову капюшон.

— Увлечение увлечением, но не надо забывать о теплой одежде, — с шутливой строгостью предупредил он, осматривая дочь со всех сторон. — А теперь ступай и, когда вернешься, я надеюсь услышать что-нибудь прекрасное.

— Постараюсь, — со смехом ответила Аликс, выходя и закрывая за собой дверь.

От их дома, расположенного у самого конца городской стены, прямо напротив больших ворот, Аликс могла видеть почти весь городок и как люди просыпались и выходили из жилищ, готовясь встретить новый день. Дома стояли почти вплотную друг к другу. Вдоль стены бежала узенькая улочка. Наполовину деревянные и каменные, кирпичные и оштукатуренные, дома отличались лишь величиной: от большого дома мэра до крошечных жилищ мастеровых и стряпчих. К числу последних принадлежал и ее отец. Под легким ветерком дребезжали вывески лавок.

— Доброе утро, — крикнула женщина, подметающая гравий перед своим домом. — Ты пишешь что-нибудь к сегодняшней церковной службе?

Закидывая за спину ремень с цитрой, Аликс помахала рукой соседке:

— Да… и нет… Всего понемногу. — Она засмеялась и поспешила к воротам.

Едва не налетев на повозку, она резко остановилась. Одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться: это Джон Торп намеренно устроил ей препятствие.

— Эй, малышка Аликс, может, найдешь для меня приветливое словечко? — И он широко ухмыльнулся, глядя, как Аликс отступила в сторону, чтобы пропустить старую клячу.

— Аликс! — кто-то окликнул ее из-за повозки. Это была госпожа Бербэйдж. Она опорожняла ночные горшки в емкости, стоявшие в повозке. — Не зайдешь на минутку? У моей младшенькой сердце разбито, и, я подумала, может, новая любовная песенка развеселит ее немного.

— Ага, и меня тоже, — захохотал Джон, сидя на козлах. — Мне тоже нужна любовная песня, — сказал он, нарочито морщась и почесывая бок, пострадавший пару вечеров назад от хорошего тумака, когда он полез к Аликс с поцелуями.

— А для тебя, Джон, — сказала она нежно, — я сочиню песенку такую же сладкую, как твой «мед».

Громовой хохот Джона почти заглушил ее ответ госпоже Бербэйдж: Аликс обещала заглянуть к ним После обедни.

Негромко вскрикнув, она припустилась к воротам. Еще немного — и она останется внутри стен, и ей не удастся побыть наедине с собой и заняться музыкой.

— Ты что-то припозднилась, Аликс, — сказал стражник. — И не забудь сочинить какую-нибудь песенку для моей больной малышки, — крикнул он ей вдогонку, когда она бежала уже к фруктовым садам, раскинувшимся за стенами городка.

Наконец Аликс добралась до своей любимой яблони и, смеясь от невыразимой радости, открыла бювар, чтобы записать музыку, звучавшую в ушах. Она села на землю, приклонясь спиной к дереву, положила цитру на колени и стала подбирать мелодию, которую мысленно слышала сегодня утром. Полностью поглощенная сочинением музыки и поэтических текстов к ней, Аликс не замечала времени. Когда она решила сделать перерыв, плечи у нее затекли, а пальцы саднило, однако она уже сочинила две песни и начало нового церковного псалма.

Сладко потянувшись, Аликс отложила цитру в сторонку, встала и, держась за нижнюю ветвь яблони, взглянула на поля и на огороженные пастбища для овец, принадлежащие графу.

Нет! Она не станет думать о графе, который лишил земли многих арендаторов, увеличив плату, затем обнес земли оградой и запустил туда овец, которые приносили большую прибыль. «Думай о чем-нибудь приятном, — приказала она себе и взглянула в Другую сторону. — В конце концов, что в жизни может быть прекрасней музыки?»

С детских лет в ее голове рождались мелодии. Когда за мессой священник что-то бубнил по-латыни, Аликс обычно сочиняла гимны для хора мальчиков. Как-то на празднике урожая она забрела невесть куда, поглощенная новой мелодией. Ее овдовевший несколько лет назад отец тогда почти обезумел, пока искал пропавшего ребенка.

Однажды, когда ей было лет десять, она пошла к источнику за водой. На скамейке, рядом с молодой женщиной, сидел трубадур, недавно прибывший в городок, а около стены одиноко лежала его лютня. До этого случая Аликс ни разу не прикасалась к музыкальному инструменту, но она была достаточно наслышана о них и много раз видела, как играют. Через несколько минут она уже наигрывала одну из сотен мелодий, которые роились в ее головке. Она пела четвертую песенку, когда поняла, что трубадур стоит рядом, забыв о предмете своих ухаживаний. Молча, пользуясь исключительно языком музыки, он показал Аликс, как нужно брать аккорды. Острые струны, впиваясь в маленькие, нежные пальцы, причиняли боль, но эта боль была ничто по сравнению с той радостью, которую испытывала Аликс, слыша свою собственную музыку.

Три часа спустя ее отец, уже смирясь с неведомым несчастьем, отправился на поиски дочери и нашел ее в окружении чуть не половины жителей городка, которые изумленно шептались о чуде. Священник, предвидя ее необыкновенные возможности, повел Аликс в церковь и усадил перед арфокордом. После нескольких попыток Аликс начала играть, поначалу довольно плохо, гимн Святой Деве Марии и Хвалу Церкви, тихо подпевая себе.

Отец Аликс очень обрадовался, узнав, что, в конце концов, его ребенок оказался не таким уж чудным и рассеянным, просто дочь настолько переполняла музыка, что она не слышала обращенных к ней слов. После того знаменательного дня священник занялся обучением Аликс, говоря, что ее дар от Бога и что он, как его глашатай на земле, просто обязан о ней позаботиться. Он не добавил, что как стряпчий отец Аликс далек от благодати и чем меньше дочь будет находиться в его обществе, тем лучше.

Так прошли четыре года усиленного и строгого обучения, и за это время священнику удалось раздобыть для церкви все инструменты, чтобы Аликс научилась играть на клавишных, духовых и струнных, со смычком и без, а также на барабане, колокольцах и огромном органе, который священник под страхом Господня гнева убедил-таки горожан купить во слыву Господню (а также для собственного удовлетворения и радости для Аликс — поговаривали некоторые).

Когда священник убедился, что Аликс умеет играть, он послал за францисканским монахом, который научил ее музыкальной грамоте, так что она могла записывать песни, баллады, мессы, литании — словом, все, что можно запечатлеть в нотах.

Так как она была слишком занята игрой на инструментах и нотной грамотой, ее способности к пению обнаружились только в пятнадцать лет. Собравшийся было возвращаться в свой монастырь, так как он научил Аликс всему, чему мог, монах однажды ранним утром вошел в церковь и был потрясен голосом, настолько сильным, что его бросило в дрожь. Придя в себя, он понял, что могучий голос принадлежит его маленькой ученице. Тогда он упал на колени и возблагодарил Бога за то, что тот дал ему радость общения с таким одаренным ребенком.

Аликс, завидя, что старый монах стоит на коленях у бокового нефа церкви, крепко держа в руке крест и буквально рыдая, тут же перестала петь и бросилась к нему, решив, что монах или заболел, или, возможно, оскорбился ее пением, ведь она знала, что голос у нее ужасно громкий.

После этого случая работе над ее голосом уделяли такое же внимание, как и игре на музыкальных инструментах, и она стала создавать певческие группы, используя каждого, у кого в этом маленьком городке был голос.

Неожиданно наступившее двадцатилетие застало ее врасплох. Она постоянно теперь желала не только подрасти в высоту, но и раздаться вширь, и это была самая страстная ее надежда. Однако Аликс оставалась все такой же маленькой и плоской. В то время как другие девушки ее возраста вышли замуж и имели детей, она должна была довольствоваться пением колыбельных песен, написанных для чужих младенцев, у которых резались зубки.

«Но какое право я имею быть этим недовольной?», — думала она, прислонившись к яблоне. То, что все молодые люди относились к ней с глубоким уважением — за исключением, конечно, Джона Торпа, от которого слишком часто исходил запах того, что он перевозил, — это, конечно, не причина жалеть себя. Когда ей исполнилось шестнадцать и она вступила в брачный возраст, Аликс получила четыре предложения, однако священник заявил, что ее музыкальный дар есть знак свыше и она предназначена для службы Богу, а не мужской похоти, и по этой причине не разрешил ей выходить замуж. В то время Аликс почувствовала даже облегчение, но чем старше она становилась, тем острее чувствовала одиночество. Она действительно любила музыку и особенно то, что сочиняла для церкви, но вот однажды, два года назад, она, выпив на свадьбе дочери мэра четыре стакана очень крепкого вина, схватила цитру, влезла на стол и спела очень, очень вольную песенку, которую сочинила экспромтом. Конечно, священник мог бы остановить ее, но так как он выпил больше всех и теперь катался по траве, держась за живот от смеха, то останавливать ее было некому. То был чудесный вечер. Она почувствовала себя частицей людей, которых знала всю жизнь, а не предметом, отставленным в сторонку по приказу священника, наподобие осколка черепа святого Петра — церковной реликвии, перед которой можно было благоговеть, но нельзя было ее трогать руками.

Как всегда, когда ей становилось грустно, Аликс попыталась думать о музыке. Сделав глубокий вдох и регулируя дыхание так, как ее учили, она начала балладу об одиночестве молодой женщины, мечтающей встретить настоящую любовь.

— Так вот же я, маленькая певунья, — раздался за ее спиной мужской голос.

Поглощенная пением — и правда ее голос заглушал другие звуки, — Аликс не заметила, как к ней подъехали молодые всадники. Их было трое, и все высокие, сильные, похотливые — такой бывает только родовая знать. Красные лица, как догадалась Аликс, — знак того, что они провели бурную ночь. Такую одежду, которая была на них, — прекрасный бархат, отделанный мехом с сияющими там и сям драгоценными камнями, — она видела только на церковном алтаре. Завороженная, Аликс смотрела на них, не в силах шевельнуться. Самый высокий из всадников, светловолосый, спешился.

— Подойди, рабыня, — сказал он. Из его рта пахнуло гнилью. — Разве ты не знаешь своего господина? Позволь представиться. Пагнел, и скоро я стану графом Уолденэмом.

Имя вернуло Аликс к жизни. Большая, алчная и жестокая семья Уолденэмов буквально опустошала карманы местных землевладельцев, вытряхивая все до последнего гроша. А когда у крестьянина ничего не оставалось, его выбрасывали с земельного надела, обрекая на верную смерть, поскольку бедняге оставалось только бродяжничать в поисках милостыни.

Аликс собралась было открыть рот, чтобы высказать противному молодому человеку все, что она о нем думает, но он набросился на нее, его отвратительный рот прижался к ее губам, а язык, словно кляп, лишил возможности говорить.

— Шлюха! — выдохнул он, когда она вцепилась зубами ему в язык. — Я покажу тебе, кто твой хозяин. — Он молниеносно сорвал с нее плащ, вцепился в воротник платья, рванул его вниз и обнажил хрупкое беззащитное плечо и верхнюю часть груди.

— Не отпустить ли нам эту мелкую рыбешку? — бросил он, оглянувшись на своих друзей, которые тоже спешились.

Намек на физическое несовершенство того, что находилось у нее выше талии, заставил Аликс забыть страх и рассердил ее. Может быть, ее общественное положение ниже, чем у этого человека, однако у нее был талант и никто не смел обходиться с Аликс как с нижестоящей. Совершенно неожиданно для присутствующих Аликс подобрала юбку и, подняв ногу, изо всех сил ударила Пагнела в пах. В следующее мгновение началось что-то невообразимое. От боли Пагнел сложился пополам, а его спутники тщетно силились уловить смысл его слов — они были настолько пьяны, что вообще не понимали, что происходит.

Аликс припустилась бегом, не разбирая дороги. После многолетних дыхательных упражнений ее легкие были в полном порядке. Она мчалась через холодные, голые поля, дважды споткнулась, придерживая разорванное платье, и подол юбки широко развевался на ветру.

У второй изгороди — там, где паслись ненавистные овцы, — Аликс остановилась, припав к шесту, и слезы брызнули у нее из глаз. Но даже сквозь слезы она видела трех всадников, прочесывающих местность в поисках девушки.

— Вон туда! — раздался голос слева от нее. — Туда!

Аликс взглянула вверх и увидела пожилого всадника почти в такой же богатой одежде, как у Пагнела. С видом загнанного зверька она помчалась дальше, прочь от нового преследователя.

Без труда нагнав ее, он поехал рядом.

— Юнцы не желают тебе зла, — сказал он. — Они просто-напросто находятся в веселом настроении, немного перебрали вчера вечером. Если поедешь со мной, я тебя увезу и где-нибудь спрячу.

Аликс не знала, можно ли ему верить. Что, если он выдаст ее этим распутным пьяным дворянам?

— Ну же, девушка, — сказал мужчина. — Я не хочу, чтобы тебя обидели.

Больше не раздумывая, она взяла протянутую руку. Он усадил ее в седло впереди себя и пустил лошадь в галоп, направляясь к деревьям вдали.

— Королевский лес! — ахнула Аликс, держась за седло, чтобы не упасть.

Никому из простых смертных не разрешалось входить в Королевский лес. На ее глазах повесили несколько человек только за то, что они ловили там кроликов.

— Не думаю, чтобы на этот раз Генрих возражал, — ответил мужчина.

Как только они въехали в лес, он спустил Аликс с лошади.

— А теперь ступай и спрячься и сиди тихо, пока солнце не взойдет достаточно высоко. Жди, пока другие рабы не выйдут по делам, тогда возвращайся в свои стены…

Она вздрогнула, когда он назвал ее, свободную женщину, рабыней, но кивнула и побежала в чащу леса.

Полдень наступил очень не скоро, и, сидя в мрачном, холодном лесу, в разорванной одежде и без плаща, она только сейчас с ужасом поняла, что могло случиться, окажись она в руках дворян. Воспитание, данное ей священником и монахом, убедило ее в том, что знать не смеет всецело распоряжаться другими людьми. Ведь у нее было такое же право на мирную и счастливую жизнь и на то, чтобы, сидя под деревом, исполнять свою музыку. Господь никому не дал власти, которая позволяла бы одному человеку отобрать у другого эти права.

И час спустя ее все еще распалял гнев. Конечно, Аликс понимала, что отчасти его причиной было прошлогоднее событие. Священник договорился, что хор мальчиков и Аликс будут петь в личной часовне графа, отца Пагнела. Они готовились несколько недель; Аликс, всегда стремившаяся к совершенству, доводила себя на репетициях до полного изнеможения. Когда наконец настал день выступления, граф, этот стреноженный подагрой толстяк, громко заявил, что ему нравятся женщины, на которых побольше мяса, и велел священнику привести ее как-нибудь, когда она сможет ублаготворить его не только в церкви. И ушел, не дождавшись конца службы.

Когда солнце встало над головой, Аликс пробралась к опушке леса и долго оглядывала окрестности, высматривая, нет ли там кого-нибудь, похожего на дворянина. Потом Аликс осторожно пробралась к своей яблоне, — впрочем, она уже не считала ее своей, так как теперь дерево будет вызывать слишком много отвратительных воспоминаний.

Но здесь Аликс пережила величайшее потрясение. От цитры, растоптанной, наверное, копытами лошадей, остались только щепки. Неудержимые горячие слезы гнева, ненависти, отчаяния и беспомощности покатились градом. «Как они посмели?» — негодовала она, став на колени и подбирая деревянные обломки. Когда подол наполнился щепками, она поняла, что все это ни к чему, и стала швырять щепки в дерево.

Вытерев глаза и выпрямившись, она пошла в свой городок. На время ее гнев поутих, но в любое мгновение мог вырваться наружу.

ГЛАВА 2

Большой зал в усадьбе был увешан яркими гобеленами, а на свободных местах красовалось оружие различного образца. Тяжелая, массивная мебель вся была в ссадинах — следы ударов от секир и мечей. За большим столом сидели трое молодых людей. От недосыпания и обильной выпивки под глазами у них были круги.

— А девчонка перехитрила тебя. Пагнел, — засмеялся один из них, наполняя кубок вином, которое брызнуло на грязный рукав. — Она тебя избила и исчезла, как ведьма… ведьма она и есть. Ты же слышал, как она поет. Это голос не человека, а кого-то еще, кто хотел тебя завлечь, а когда ты сунулся… — Он замолчал, ударил кулаком о ладонь и громко захохотал.

Пагнел поддел ногой кресло говорившего, и оно опрокинулось вместе с насмешником.

— Она — человеческое существо, — прорычал он, — хотя не стоит того, чтобы я тратил на нее время.

— Хорошенькие глазки, — сказал другой. — А голос!.. Ты, верно, рассчитывал, что, как только ты ткнешь в нее, она так завопит, что волосы у тебя на ногах завьются колечками?

Водворяя кресло на место, первый собутыльник захохотал:

— Слюнтяй! Я бы заставил ее спеть о том, как я ее ублажаю.

— Перестаньте, вы оба, — зарычал Пагнел, осушая кубок. — Говорю вам, это обычное человеческое существо, ничего больше.

Все замолчали. Но когда служанка шла через зал, Пагнел вдруг схватил за руку и спросил:

— В городке есть девушка, которая умеет петь. Это кто?

Служанка, пытаясь освободиться от его жестокой, хватки, которая причиняла ей боль, прошептала:

— Аликс.

— Прекрати дергаться! Или я кости переломаю, — приказал Пагнел. — А теперь докладывай, где живет эта Аликс в твоем паршивом городишке.

Час спустя, под покровом ночи, Пагнел и трое его сподвижников уже стояли под стенами Мортона, забрасывая острые стальные крюки на верх стены. После третьей попытки два крюка наконец зацепились за стену, привязанные к ним веревки спустились до самой земли. Гораздо менее уверенно, чем если бы они проделывали это на трезвую голову, трое поднялись по веревке до верха, сделали минутную передышку, прежде чем снова взяться за крюки и веревки, и спустились в узкую улочку, пролегающую за тесно поставленными домами.

Пагнел поднял руку, делая знак приятелям, чтобы они следовали за ним, а сам, крадучись, направился к домам, рыская взглядом по уличным знакам, висевшим на фасадах.

— Ведьма! — сердито бормотал он. — Я им покажу, что она смертна, как и прочие. Дочь стряпчего, отребье.

У дома Аликс он остановился, затем быстро скользнул к торцу, к запертым на задвижку ставням. Один сильный удар, краткий треск, ставни распахнулись. — и Пагнел уже был внутри.

Отец Аликс лежал наверху в спальне, крепко прижав руки к груди, так как боли снова стали его беспокоить. Когда громыхнули ставни, он охнул, не веря ушам. В городке давно уже не было воровства.

С помощью кремня и трута он зажег свечу и стал спускаться по лестнице.

— Что вы, негодяи, себе позволяете? — громко и требовательно спросил он, в то время как Пагнел помогал приятелю влезть в окно.

Это были его последние слова: в следующее мгновение Пагнел схватил старика за волосы и кинжалом перерезал ему горло. Даже не взглянув на безжизненно оседающее тело, он поспешил к окну. Когда все его спутники влезли в дом, Пагнел стал подниматься по лестнице.

После дневных испытаний Аликс мучила бессонница. Как только она закрывала глаза, перед пей являлся Пагнел: Аликс ощущала смрад из его рта, чувствовала язык. Она ухитрилась скрыть от отца то, что произошло. Ей не хотелось беспокоить его. Впервые в жизни ее мысли были заняты не музыкой, а чем-то другим.

Она была так встревожена, что сначала не услышала шум внизу, и насторожилась только тогда, когда услышала сердитый голос отца и последовавший затем странный звук.

— Грабители! — ойкнула она, откидывая шерстяное одеяло и соскочив на пол. Быстро схватив платье, Она стала через голову натягивать его. Кому надо было их грабить? Они настолько бедны, что взять у них нечего. «Львиный пояс! — подумала она. — Возможно, они прослышали о нем». Открыв небольшой встроенный шкаф, она привычным движением приподняла доску, вынула из тайника единственную ценную вещь, которая принадлежала ей, — золотой пояс, — и застегнула его на талии.

Шум в комнате отца испугал ее: она услышала чьи-то шаги, направлявшиеся к ее комнате. Схватив Стул и тяжелый железный подсвечник, она притаилась за дверью и, стараясь не дышать, замерла в ожидании.

Дверь на кожаных петлях стала медленно открываться и, различив во тьме голову незнакомца, Аликс изо всех сил ударила по ней подсвечником.

Пагнел рухнул к ногам Аликс. Одно мгновение глаза его были открыты, и, прежде чем потерять сознание, он успел ее разглядеть.

При виде этого дворянина в их маленьком домике Аликс снова охватил ужас, что она испытала днем. Это было не обычное ограбление, а где отец? Снова послышались шаги, тяжелые, бухающие по лестнице, и Аликс пришла в себя. В отчаянии оглянувшись, она доняла, что единственный путь к спасению — окно. Аликс нагнулась и выпрыгнула.

Она шумно упала на землю и подкатилась к стене. Одну долгую страшную минуту она лежала оглушенная, не в состоянии перевести дух. Однако времени валяться здесь, в грязи, пытаясь прийти в себя, у нее не было. Хромая, чувствуя боль в боку и левой ноге, она заковыляла туда, где были распахнуты ставни.

Конечно, луна — не лучший источник света, однако рядом с отцом еще теплилась свеча в опрокинутом подсвечнике, и Аликс ясно разглядела то, что было: большую зияющую рану у него на горле. Вокруг его головы растеклась лужа крови.

Потрясенная, Аликс отпрянула от окна и заковыляла подальше от дома. Она не чувствовала, как холод щипал ее руки, проникал сквозь грубую шерстяную ткань платья. Теперь ей было не до Пагнела и того, что он собирался-с ней сделать или что мог бы забрать из дома, потому что он уже отнял у нее главное — ее отца, единственного человека, который любил ее не за то, что она музыкантша, а просто потому, что любил, и который теперь был мертв. Чего же больше? Что еще могли отнять у нее дворяне?

Она брела не разбирая дороги и наконец почти рухнула на колени перед церковью. Крепко сложив ладони, она стала молиться за душу отца, чтобы небо приняло его милостиво, как он того заслуживал.

Сказалась ли привычка полностью сосредоточиваться на чем-то одном — следствие ее многолетних занятий, что, возможно, было ее большим недостатком, — но, как бы то ни было, она совершенно не замечала поднявшейся вокруг суматохи, не видела и не слышала треска пламени, пожиравшего ее дом и безжизненное тело отца. Страх перед огнем внутри городских стен выгнал из домов городских жителей и, охваченные ужасом, они не замечали хрупкую фигурку Аликс, съежившуюся в проеме церковных дверей.

С первым светом открыли ворота, а за ними уже ожидали шесть рыцарей графа Уолденэмского. Огромные лошади топали по узким улочкам, пролегавшим между домами. Рыцари продвигались через город неспешно, по-хозяйски секирами срубая вывески и коньки крыш, которые мешали им на пути. Глядя, как они едут через их мирный городок — огромные, грозные, в надвинутых шлемах, — женщины хватали детей и прятали их подальше от опасных копыт.

Рыцари остановились перед тлеющими развалинами дома Блэкиттов. Их предводитель, вытащив из переметной сумы пергамент, приколол его к обгоревшей, но устоявшей балке. Не поднимая шлема, он взглянул с высоты своего рослого коня на испуганных горожан. Быстрым движением он вскинул копье и ловко пронзил им воющего пса, а затем бросил мертвое животное в угли.

— Читайте и берегитесь! — рявкнул он так, что городские стены ответили эхом.

Не обращая внимания на жителей, рыцари пришпорили коней и тяжело поскакали из города, теперь уже по противоположной стороне улицы, и тоже круша все на своем пути, прежде чем выехали в ворота и исчезли, оставив позади себя перепуганных насмерть горожан.

Прошло несколько минут, прежде чем люди пришли в себя и обратили внимание на приколотый к балке пергамент. Священник вышел вперед. Чтение потребовало некоторого времени, и горожане стояли молча. Когда священник наконец повернулся, он был бледен как мел.

— Аликс, — начал он медленно. — Аликсандрия Блэкитт обвиняется в ереси, колдовстве и воровстве.

Гриф Уолденэм утверждает, что девушка использовала свой дьявольский голос, чтобы соблазнить его сына, а когда он допытался противостоять искушению, она стала кощунствовать. Видя, что он продолжает сопротивляться, она своими дьявольскими чарами обессилила его, а затем ограбила.

Все замерли, словно пораженные громом. Голос Аликс — орудие сатаны? Конечно, дар у нее необыкновенный, однако, вне всякого сомнения, такими способностями одарил ее Господь. Разве она не посвятила свой голос во славу Господню? Да, некоторые из ее песен не напоминали церковную музыку, и, возможно…

Все как один уставились на Аликс, проходящую через лужайку, отделявшую ее дом от церкви; они видели, как она слегка споткнулась о кусок дерна, взрытый копытами лошадей. С озадаченными лицами, а некоторые и сомневаясь, горожане расступились, давая ей дорогу. Аликс стояла неподвижно и молча, глядя на то, что осталось от дома.

— Пойдем, дитя мое, — быстро сказал священник, обняв се за плечи, и повел к дому причта. Войдя, он стал очень быстро укладывать хлеб и сыр в дорожную сумку.

— Аликс, ты должна уходить. — Но мой отец, — прошептала она.

— Знаю, мы видели его тело в огне. Не терзай себя, ведь он был уже мертв, когда начался пожар, и я отслужу двадцать пять месс за упокой его души. Теперь мы должны позаботиться о тебе. — Но тут он заметил, что Аликс почти не слушает его, и как следует ее встряхнул: — Аликс! Ты должна выслушать меня!

Как только глаза ее стали осмысленнее, он сказал, что ее хотят схватить.

— За тебя, мертвую или живую, обещана награда.

— Награда? — прошептала она. — И столько же я стою?

— Аликс, ты очень многого стоишь, но ты чем-то разгневала графа.. Я не сказал о награде, но скоро о ней узнают, и не все встанут на твою защиту. Какой-нибудь алчный трус с радостью выдаст тебя, чтобы получить обещанное.

— Ну и пусть! Я невиновна, и король… Священник, который укутывал ее в толстый и длинный плащ, рассмеялся:

— Тебя непременно признают виновной, и самое лучшее, на что ты можешь надеяться, — это виселица. А теперь беги и подожди меня на опушке Королевского леса. Вечером я приду за тобой и, надеюсь, у меня будет подходящий план. Иди, Аликс, и поскорее. Постарайся лишний раз не попадаться никому на глаза. Я обязательно приду вечером и принесу инструмент и еще немного пищи. Надеюсь, мы найдем способ, как тебе заработать на пропитание.

Прежде чем Аликс успела что-либо сказать в ответ, она оказалась за дверью, на плече у нее висела сумка с едой, а руками она придерживала длинный плащ. Аликс поспешно направилась к воротам, даже не пытаясь прятаться, однако горожане все еще оставались возле руин ее дома, и Аликс никто не заметил.

Оказавшись в лесу, она села в изнеможении, охваченная горем и не в состоянии осознать того, что произошло за последние несколько часов. Долго образ погибшего отца неподвижно стоял перед ее мысленным взором. Она вспоминала, как они жили и как он заботился о ней. Наконец, после ночи молитв и страшного рассвета, Аликс начала плакать, и плакала долго-долго. Закутав голову плащом и скорчившись в маленький комок, она дала волю своему горю. Прошло немало времени, и тело потребовало отдыха. Аликс заснула, все еще всхлипывая и закутавшись в плащ.

Она проснулась, когда солнце клонилось к закату: все тело ломило, левая нога, после прыжка из окна, болела, в голове стучало. Осторожно Аликс выглянула из-под плаща — и тут же увидела сидящего недалеко от нее на поваленном дереве человека. Испуганно охнув, Аликс огляделась, куда бы скрыться.

— От меня бежать не надо, — сказал ласково человек, и она узнала голос. Это был слуга Пагнела, тот самый, что помог ей вчера спрятаться от дворян.

— Ты, наверное, пришел за наградой? — спросила она с насмешкой. — Но я ведь могу рассказать, как ты давеча помог мне. Не думаю, что твоему хозяину это понравится.

К ее удивлению, мужчина ухмыльнулся.

— Не бойся, дитя, — ответил он. — Мы с твоим священником хорошо потолковали, пока ты спала, и набросали план, как тебя выручить. Если соизволишь выслушать меня, то, думаю, нам удастся спрятать тебя достаточно надежно, так что никто не сможет тебя найти.

Коротко кивнув, она взглянула на него с ожиданием. По мере того как он объяснял свой план, глаза Аликс расширялись от ужаса, страха и от волнующего предвкушения приключений.

У слуги был брат, который в свое время Служил солдатом у короля, но так как он имел несчастье уцелеть во всех войнах, то дотянул до старости и его выгнали со службы без всяких средств к существованию. Два года он скитался, почти умирая от голода, пока не наткнулся на банду разбойников, неудачников и бродяг, которые обосновались на житье в большом лесу к северу от Мортона.

С минуту Аликс сидела молча, потом недоверчиво спросила:

— И вы хотите, чтобы я примкнула к этой шайке? Потому что я теперь тоже преступница?

Слуга понял ее гнев. Священник не скупился на похвалы, описывая достоинства девушки.

И да, и нет, — ответил он. — Такая молоденькая девушка, как ты, не может жить в безопасности среди разбойников. Однако теперь у них есть предводитель и между ними установились в некоторой! степени христианские отношения и даже кое-какой порядок. Однако малышка вроде тебя там долго не протянет.

Аликс слегка улыбнулась и с облегчением вздохнула.

— Иначе — имей в виду, — продолжал он, — сейчас все, не колеблясь, выдадут тебя графу за награду.

— Но я умею петь. Может быть, кто-нибудь нанял бы меня.

Подняв руку, он перебил Аликс:

— Только дворянам дозволено иметь собственных музыкантов или, может быть, некоторым богатым купцам, но, опять же, ты — одинокая, беззащитная девушка…

Удрученная, Аликс сгорбилась. Где же ей искать спасения?

Слуга отметил, что Аликс вполне поняла, как трудно ей будет спрятаться, и стал быстро излагать свой план:

— Если ты переоденешься мальчиком, то сможешь скрываться вместе с бродягами. Надо лишь подстричь волосы, переодеться и, может, забинтовать грудь, и сойдешь за юношу. Священник говорит, что ты умеешь изменять голос по собственному усмотрению. А внешне ты смахиваешь и на мальчишку, и на девчонку.

Аликс не знала, плакать или смеяться. И то правда, она не классическая красавица, с полными губами и большими голубыми глазами, но ей хотелось бы думать, что…

— Ну-ну, — ухмыльнулся слуга, — нечего огорчаться. Когда подрастешь, то располнеешь и станешь красавицей, как настоящая леди.

— Мне уже двадцать лет! — сказала она, сощурившись.

Слуга в смущении откашлялся:

— Ну и скажи спасибо, что так выглядишь. А сейчас пора приниматься за дело, уже смеркается. Я принес кое-какую мальчишескую одежонку, так что, как только переоденешься, тронемся в путь. Мне нужно вернуться, прежде чем меня хватятся. Граф любит знать, где обретаются его слуги.

Мысль о том, что из-за нее ему может грозить опасность, заставила Аликс двигаться быстрее. Она взяла протянутый сверток и в одно мгновенье спряталась за деревьями. В считанные секунды она сбросила свое платье и белье, однако мальчишеские одеяния были ей в диковинку. Плотной вязки штаны-чулки доходили до талии, и она надежно затянула их. Взяв полотно, Аликс постаралась сдержать вздох разочарования, когда поняла, что ей почти нечего перевязывать. Потом настала очередь полотняной рубашки, тонкой и мягкой, за ней — тяжелой шерстяной рубахи с широкими рукавами, и поверх всего этого она надела длинный дублет из жесткой, плотно связанной шерсти. Дублет спускался ниже бедер и был красиво вышит золотой нитью. Еще никогда такая богатая одежда не касалась ее кожи, и Аликс почувствовала, как постепенно переставали саднить места, натертые платьем из грубой шерстяной ткани. «А как удобна эта мальчишеская одежда!» — подумала Аликс, подскакивая то на одной, то на другой ноге.

Натянув сапожки, доходившие до колен, и зашнуровав их до щиколоток, Аликс взяла из груды старой одежды свой золотой пояс и надела на талию, под дублет и шерстяную рубаху. Кончив одеваться и завязав на талии вышитый длинный кушак, она вышла к слуге.

— Хорошо! — похвалил он, поворачивая и внимательно осматривая ее. Взглянув на ее ноги, он нахмурился: они были гораздо красивее, чем бывают у мальчишек. — А теперь займемся волосами. — И он достал ножницы из сумки, висевшей у него на боку.

Аликс отступила назад, схватившись рукой за длинные прямые пряди. Она не стригла волосы ни разу в жизни.

— Ну давай же, — поторапливал человек. — Становится поздно. Это всего лишь волосы, девушка, и они вырастут снова. Лучше их остричь, чем сжечь вместе с головой на ведьмовском костре.

Взяв себя в руки, Аликс повернулась к нему спиной и подставила голову. Странно, но, как только часть волос упала, голове стало удивительно легко, и это ощущение никак нельзя было назвать неприятным.

— Посмотри-ка, они завиваются, — сказал мужчина, пытаясь утешить Аликс в эту страшную для нее минуту. Закончив работу, он оглядел Аликс со всех сторон, одобрительно кивая при виде волн, обрамляющих ее проказливое личико. А про себя подумал, что короткие волосы и мальчишеская одежда идут ей больше, чем ее собственное безобразное платье.

— Но почему? — спросила она, глядя на него. — Вы служите человеку, который убил моего отца. Почему же вы помогаете мне?

— Я нахожусь при этом парне, — Аликс поняла, что он говорит о Пагнеле, — с его младенческих лет. У него всегда было все что угодно, а отец научил его брать даже то, что ему иметь не положено. Иногда я пытаюсь возместить ущерб от его проделок. Ты готова?

Было очевидно, что ему не хочется больше говорить об этом.

Аликс взобралась на смирного коня, устроилась за спиной слуги, и они поехали опушкой леса к северу. Пока они ехали, слуга Пагнела наставлял ее, как следует поступать, чтобы не выдать себя. Она должна ходить по-мальчишески, выпрямившись и широко шагая. Ей нельзя смеяться по любому поводу или плакать, нужно научиться ругаться, нельзя часто мыться, надо чесаться, плеваться и не бояться работы, таскать тяжести и спокойно относиться к грязи и паукам. Он все говорил и говорил, и Аликс чуть не заснула, в результате чего ей пришлось выслушать лекцию о женской изнеженности.

Приблизившись к лесу, в котором прятались разбойники, он подал ей кинжал, посоветовал всегда носить его на боку, чтобы суметь защитить себя, и показал, как пускать его в ход.

Как только они въехали в темный, страшный лес, он замолчал, и Аликс почувствовала, как он весь напрягся. Косточки пальцев, которыми она крепко держалась за край седла, побелели.

Раздался гортанный крик ночной птицы, и слуга ответил на него. Затем опять последовал обмен сигналами, и слуга остановил лошадь, ссадил с седла Аликс и спешился сам.

— До утра придется подождать здесь, — едва слышно сказал он. — Прежде чем допустить нас в лагерь, они хотят проверить, кто мы такие. Что ж, парень, — громко добавил он, — давай устраиваться на ночлег.

Аликс не могла заснуть и тихо лежала под одеялом, которое дал слуга, перебирая в памяти все, что случилось: из-за дворянской прихоти она оказалась здесь, одна, в этом холодном, жутком лесу, а у ее любимого отца отняли жизнь. И пока она думала обо всем, на смену страху и отчаянию пришел гнев. Она преодолеет все препоны и однажды, чего бы это ни стоило, отомстит за себя и Пагнелу, и всем остальным, подобным ему.

Едва забрезжил рассвет, они снова сели на коня и стали медленно, все глубже продвигаться в лес.

ГЛАВА 3

Они долгое время осторожно пробирались сквозь гущу деревьев и подлесок по невидимым тропинкам, когда Аликс услышала голоса, тихие, главным образом мужские.

— Я слышу мужской разговор, — прошептала она.

Слуга недоверчиво взглянул на нее через плечо: он ничего не слышал, кроме шума ветра, и прошло еще достаточно много времени, прежде чем он их тоже услышал.

Совершенно неожиданно глухие заросли расступились, и их взгляду открылось небольшое поселение из шатров и грубо сколоченных лачуг. Седовласый мужчина с глубоким, старым шрамом, который начинался у виска, пересекал щеку, шею и исчезал где-то под воротником, схватил поводья.

— Все прошло как надо, брат? — спросил человек со шрамом и, когда слуга утвердительно кивнул, взглянул на Аликс: — Это тот самый парень?

Под его испытующим взглядом Аликс затаила дыхание от страха, что он узнает в ней женщину, но он небрежно отвернулся от нее, не обращая больше внимания.

— Рейн ждет тебя, — сказал человек со шрамом брату. — Отвези к нему мальчишку, а я поеду тебя проводить и по дороге ты расскажешь новости.

Кивнув, слуга направил лошадь туда, куда показал брат.

— Он и не заподозрил, что я не юноша, — прошептала Аликс, довольная и одновременно уязвленная. — А кто такой Рейн?

— Предводитель здешнего сброда. Он здесь всего лишь пару недель, но ему уже удалось вбить в этих ребят уважение к некоторому порядку. И если хочешь здесь удержаться, повинуйся ему во всем, иначе он тебя мигом выдворит отсюда.

— Король разбойников, — сказала Аликс немного даже мечтательно. — Он, должно быть, очень свирепый. Уж не… не убийца ли он, а? — встревожилась она.

Слуга, обернувшись, рассмеялся этой девичьей перемене настроения, но, увидев выражение ее лица, остановил коня и взглянул туда, куда был направлен ее зачарованный взгляд, — прямо вперед.

На табурете сидел мужчина без рубашки и точил меч; несомненно, он и являлся предводителем. Это был крупный человек, очень широкоплечий, с огромными выпирающими мышцами, с мощной грудью. Надетые на нем черные штаны-чулки едва не полопались под напором бедер. Удивительно было уже то, что он сидел без рубашки в январском, холодном, темном лесу, но даже на расстоянии, как заметила Аликс, его тело было покрыто бисеринками пота.

Он был хорош. Красивый нос, черные-черные волосы, влажные от испарины и слегка завивающиеся на шее, глубоко посаженные серьезные глаза под тяжелыми темными бровями, решительная линия рта. Вес его внимание было сосредоточено на точильном камне, на котором он острил меч.

Первое впечатление Аликс было такое, что у нее сейчас остановится сердце. Подобного человека она еще никогда не видела. Казалось, сами капельки пота на теле источали силу. Люди часто говорили, что у нее сильный голос, и ей стало любопытно, такой ли он сильный, кик ореол мощи, осеняющий это огромное, великолепное тело.

— Закрой рот, девчонка, — ухмыльнулся слуга, — иначе выдашь себя. Его светлость не выносит коленопреклоненных слюнтяев.

— Светлость? — переспросила Аликс, хватая ртом воздух. — Светлость! — Она охнула и вновь вернулась к реальности. Дело не в силе, которая, как ей казалось, исходила из него. Дело было в его уверенности, что ему принадлежит весь мир. Пагнелы из поколения в поколение воспроизводили себя, чтобы па свете существовали вот такие, как этот сидящий перед ней мужчина, — самонадеянные, надменные, уверенные в том, что предназначение каждого заключается в услужении им; такие берут, что им угодно, и готовы перешагнуть через труп старого, даже больного адвоката, который оказался у них на пути. Из-за людей, подобных этому человеку, сидящему на табурете в ожидании, когда к нему кто-то явится на поклон, оказалась Аликс в этом холодном лесу, а не дома, где она могла бы заниматься музыкой.

Мужчина повернулся, взглянув на них голубыми серьезными глазами, от которых, казалось, ничто не может укрыться. «Словно король на троне», — подумала Аликс. И действительно, его грубо сколоченный табурет напоминал трон, к которому, низко кланяясь, приближаются ничтожные подданные. Так вот почему она должна была переодеться мальчиком! Чтобы покоряться этому человеку, который управлял всеми с высокомерным величием, требующим низкопоклонства и раболепия, а он бы попирал всех своими богато украшенными сапогами. Этот человек был главарем шайки разбойников и убийц, — но каким образом ему удалось добиться этой сомнительной чести? Несомненно, потому, что подданные верили в естественное превосходство знати. Они не сомневались, что этот человек из-за своего происхождения имел право командовать ими, и они, невежественные, как и все преступники, не задавались вопросами относительно его первородства и только беспокоились, достаточно ли низко кланяются его светлости.

— Вот он, Рейн Монтгомери, — сказал слуга, не замечая жесткого взгляда Аликс, так несоответствующего ее прирожденной мягкости.

«Король объявил его изменником», — подумала она.

— И поделом, он вполне заслуживает этого титула, — фыркнула она, по-прежнему не спуская глаз с Рейна, пока они приближались к нему, притягиваемые, казалось, его силой.

Слуга бросил на нее удивленный взгляд.

— Когда-то он был любимцем короля Генриха, но однажды, находясь во главе солдат, направлявшихся к вотчине короля, Уэльсу, лорд Рейн узнал, что его сестру взял в плен лорд Роджер Чатворт и…

— Междоусобица! — отрезала она. — И конечно, много невинных людей погибло, чтобы утолить жажду крови этих вельмож.

— Никто не погиб, — ответил мужчина, не зная, как понимать ее раздражение. — Лорд Роджер пригрозил, что убьет сестру лорда Рейна, и ему ничего другого не оставалось, как броситься лорду Роджеру вдогонку. Однако король Генрих объявил его изменником за использование солдат короля в личной войне.

— Ох уж эти господа-лорды! — проворчала Аликс. — Есть только один настоящий Лорд — Господь Бог, и король Генрих прав, что объявил его изменником. Рейн вполне это заслужил, использовав1 доблестных королевских солдат в своей междоусобице. А теперь он прячется в лесу, под защитой головорезов, словно своих подданных. Скажите мне, он их тоже убивает, когда захочет, или ему достаточно, что они прислуживают, поднося ему обед на серебряных блюдах?

Тут слуга расхохотался, начиная понимать причину ее враждебности к лорду Рейну. Несомненно, единственными дворянами, с которыми ей пришлось столкнуться, были Пагнел и его отец. Приняв их за образец, понятно, что она невзлюбила лорда Рейна.

— Сходите с коня и садитесь, — сказал Рейн, беря поводья и взглядывая на усталого всадника.

Первой мыслью Аликс было: он умеет петь! Любой человек с таким глубоким, богатым голосом должен уметь петь. Но в следующее мгновение ее доброе настроение улетучилось.

— Спускайся, мальчик, дай посмотреть на тебя, — сказал Рейн. — На мой взгляд, ты довольно худенький. Ты справишься с дневной работой?

Аликс никогда прежде не приходилось ездить верхом на лошади, поэтому ее ноги, особенно с внутренней стороны, затекли и покрылись ссадинами. Она попыталась было с напускной легкостью соскочить с коня, однако противные ноги отказались ей подчиняться, а левая, все еще болевшая после прыжка из окна, застряла в стремени.

Желая как-то помочь, Рейн взял ее за руку, и, к величайшей досаде Аликс, она почувствовала, как ее тело немедленно откликнулось на прикосновение этого человека, воплощающего все, что она ненавидела.

— Уберите руки! — зарычала она на него и, успев заметить удивление на его красивом лице, ухватилась за седло, чтобы не упасть. Глупая лошадь шарахнулась в сторону, и Аликс едва удалось снова сесть прямо.

— Ну а теперь, если ты кончил, — сказал Рейн, сверкнув голубыми глазами и обволакивая ее, словно медом, своим великолепным голосом, — нам, возможно, удастся немного потолковать о тебе.

— Вот все, что ты, вельможа, должен знать обо мне! — зашипела Аликс, вытаскивая кинжал, висевший сбоку, и замахнулась на Рейна. О как она презирала его самоуверенную убежденность, что она ничтожество, а он Божий подарок на земле!

Ошарашенный враждебностью мальчишки, Рейн оказался абсолютно не готов к удару и отскочил о опозданием. Удар пришелся не в сердце, куда она метила, а в предплечье.

Ошеломленная собственным поступком, Аликс замерла, глядя, как зачарованная, на медленно стекающую по его голой руке струйку крови. Никогда в жизни она никому не причиняла боли.

Однако ей не пришлось долго раздумывать над своим опрометчивым поступком, потому что, прежде чем она решила бы извиняться или успела моргнуть глазом, Рейн Монтгомери, схватив Аликс одной рукой сзади за штаны, а другой — за воротник, сбросил ее лицом вниз, на лесной мох, так что она приземлилась, пролетев не меньше нескольких ярдов. Ей следовало бы закрыть разинутый рот, поскольку в него набилось полно листьев, грязи и еще какой-то мерзости с болотистой почвы.

— Вот дьяволенок, — сказал Рейн у нее за спиной. Сидя и обеими руками яростно выгребая изо рта Бог знает что, морщась от боли, которую причиняла ей левая нога, Аликс подняла глаза и увидела, что он стоит в достаточном отдалении от нее. Между ними пролегла глубокая, неровная борозда, которую, видимо, Аликс проложила своим телом. И то, что она увидела, снова наполнило ее гневом. Рейна Монтгомери, этого подлого вельможу, окружила толпа покорных, любопытных мужчин и женщин, и все они смеялись, показывая почерневшие зубы, причмокивая и наслаждаясь мучениями Аликс. А больше всех смеялся сам Рейн, и, видя глубокие ямочки у него на щеках, только подчеркивающие веселье, она еще больше взбудоражилась.

— Перестань! — раздался рядом голос. Это был слуга, который ее привез сюда, а теперь помог подняться. — Попридержи язык, или он вообще вышвырнет тебя отсюда.

Аликс начала было что-то говорить, но вынуждена была замолчать, чтобы вытащить былинку, застрявшую между десной и щекой, и таким образом лишилась возможности возразить.

Воспользовавшись паузой, мужчина обратился к Рейну, крепко вцепившись в руку Аликс, мешая ей заговорить, и почти крича, чтобы быть услышанным среди хриплого смеха:

— Ваша светлость, простите, пожалуйста, паренька. Вчера один дворянин убил его отца и сжег дом. У него есть причина для ненависти, и, боюсь, она распространяется на все ваше сословие.

Рейн посерьезнел и сочувственно посмотрел на Аликс. Его взгляд заставил ее съежиться и отвести глаза. Она не нуждалась в жалости.

— Кто этот дворянин? — спросил Рейн голосом, полным искреннего беспокойства.

— Сын графа Уолденэмского.

Рейн плюнул с глубоким отвращением. Его красивое лицо исказила гримаса, а прекрасно очерченные губы искривились в злой усмешке.

— Пагнел, — произнес он презрительно. — Этот человек не имеет права называть себя ни мужчиной, ни дворянином. Присоединяйся ко мне, мальчик, и я докажу тебе, что мы с ним разного поля ягоды. Мне нужен оруженосец, и ты прекрасно справишься с этим делом.

В два шага он оказался около нее, и его рука по-дружески обняла ее за плечи.

— Не прикасайтесь ко мне, — выдохнула Аликс, отпрыгивая. — Мне не нужна ваша жалость, и я не гожусь, чтобы подносить вам сладкие пирожки. Я… мужчина и смогу прожить сам по себе. Я стану работать и заработаю себе на пропитание.

— Сладкие пирожки, говоришь? — переспросил Рейн, и на его левой щеке опять заиграла ямочка. — У меня такое чувство, мальчик, — прибавил он, оглядывая ее с ног до головы, — что ты представления не имеешь, какой тебя ожидает труд. Твои руки и ноги больше сгодились бы для девушки.

— Как вы смеете так меня оскорблять! — буквально задохнулась она, испугавшись, что он может ее разоблачить. Аликс схватилась за кинжал, но нашла только пустые ножны.

— Еще одна твоя ошибка, — сказал Рейн. — Ты же уронил его на землю. — Медленно, дразня ее, он извлек маленький кинжал из-за своего пояса на штанах — тех самых, что так тесно-тесно прилегали к его телу; треугольный лоскут рельефно прикрывал его мужское естество. — Я научу тебя, как надо обращаться с оружием, чтобы не растерять его в бою. — Рейн лениво провел большим пальцем по лезвию. — Затупился.

— Он оказался достаточно остр, чтобы порезать вашу толстую шкуру, — заявила Аликс решительно и вдруг улыбнулась ему; она сумела-таки отплатить за его самоуверенность.

Словно только что вспомнив о порезе, Рейн взглянул на рану, а потом снова на Аликс.

— Пойдем со мной, мой оруженосец, позаботься о моей ране, — спокойно сказал он, поворачиваясь к ней спиной, словно ожидая, что она немедленно последует за ним.

Аликс сразу же решила, что не останется в лагере во власти прихотей этого человека по имени Рейн, который одновременно привлекал и раздражал ее. И кроме того, ей не нравились эти грязные люди, стоявшие вокруг и жадно разглядывавшие ее, словно она играет в пьесе, затеянной для их развлечения.

Аликс повернулась к слуге, который привез ее сюда.

— Не желаю здесь оставаться. Попытаю счастья в другом месте, — заявила она, направляясь к лошади.

— Разве тебя не учили исполнять приказы? — раздался из-за ее спины голос Рейна, и его рука схватила Аликс за шею. — Не позволю такому пустяку, как твоя ненависть, лишить меня хорошего оруженосца.

— Идите прочь! — орала она, пока он толкал ее впереди себя. — Не хочу здесь оставаться. И не останусь.

— Как я понимаю, ты у меня в долгу, поскольку пролил мою кровь. А теперь ступай туда! — скомандовал Рейн и втолкнул ее в большой шатер из парусины.

Стараясь не кричать от боли в ноге и от толчков, которым подвергалось ее и без того покрытое синяками тело, она ухватилась за высокую подпорку, стараясь выпрямиться.

— Бланш! — рявкнул Рейн, откинув клапан шатра. — Принеси немного воды и полотно, да проверь, что оно чистое. Итак, мальчик, — сказал он, снова поворачиваясь к ней и с минуту внимательно ее разглядывая. — У тебя болит нога. Снимай штаны и дай мне осмотреть ее.

— Нет! — вздрогнула Аликс, отступая назад. Рейн непритворно удивился.

— Ты меня боишься или… — он слегка улыбнулся, — или такой стеснительный? А, ладно, — сказал он, усаживаясь на походное ложе у стенки шатра, — наверное, ты и должен быть такой. Если бы у меня были ноги, как у тебя, я бы тоже стыдился их. Но не беспокойся, парень, мы нарастим немного мяса на твое тощее тело. Ах да, Бланш, поставь все сюда и ступай.

— Разве тебе не нужно перевязать рану? Аликс оторвалась от внимательного изучения своих ног, решив, что они совсем не плохи, и посмотрела на говорившую. Чуткость к звукам и особенно к голосам заставила ее пристально в нее вглядеться. Голос, чуть визгливый, с просительной интонацией, подавляемый наглыми нотками, вызвал у Аликс отвратительное ощущение, заставившее ее ощетиниться. Она увидела пухлую блондинку с всклокоченными грязными волосами, которая смотрела на Рейна так, словно готова была в любой момент проглотить его.

Испытывая непреодолимое отвращение, Аликс отвернулась.

— Рану перевяжет мальчик.

— Уж точно я этого делать не стану! — яростно заявила Аликс. — Пусть раной займется женщина, тем более что это женская работа, да и ей, кажется, хочется этим заниматься. — Улыбнувшись, Аликс подумала, что, пожалуй, не так уж плохо быть мужчиной и не заниматься неблагодарной, женской работой.

Неуловимым, стремительным движением Рейн наклонился вперед, схватил Аликс рукой за бедро и дернул к себе. Аликс, потеряв опору, споткнулась и со всего размаху упала на ушибленный крестец.

— Тебе нужны не только мускулы, но и хорошие манеры. А теперь уходи, Бланш, — строго приказал он женщине, которая стояла, вытаращив глаза. Как только они остались одни, Рейн снова повернулся к Аликс: — Я некоторое время буду к тебе снисходителен, потому что ты не получил благородного воспитания, но если вскоре ты не улучшишь манеры, твое хилое тело познакомится с хлыстом, и тогда мы поглядим, способен ли ты вести себя как полагается. Вода остывает, так что иди сюда, промой и перевяжи рану.

Аликс неохотно поднялась, потирая зад и прихрамывая на одну ногу. Когда она подошла к Рейну, тот протянул ей большую загорелую, мускулистую руку, по которой текла кровь, чтобы Аликс могла очистить рану. Как только Аликс прикоснулась к ней тряпкой, смоченной в теплой воде, она сразу почувствовала, какие холодные у нее руки, как горяча его кожа и насколько все-таки глубокой оказалась рана. Ей стало не по себе, что она причинила такой вред.

— Ты впервые проливаешь чью-то кровь? — мягко спросил Рейн. Их лица сблизились, и, тихо говоря с ней, он в то нее время пристально наблюдал за Аликс.

Она еле кивнула, не желая встречаться с ним глазами, потому что ее душили слезы. Она вспомнила события двух последних дней.

— Каким, образом ты ушиб ногу? — спросил Рейн.

Быстро заморгав, чтобы не заплакать, она сердито уставилась на него.

— Когда пытался убежать от одного из вашей породы, — фыркнула она.

— Ты молодец, мальчик. — Рейн улыбнулся, и на щеках вновь появились ямочки. — Никому обиду не спускай. Держи голову высоко, что бы ни случилось.

Аликс прополоскала окровавленную тряпку и начала снова обмывать руку.

— Тебе объяснить обязанности оруженосца? — спросил Рейн.

— Я никогда не имел удовольствия быть чьим-то слугой, поэтому, боюсь, мне неизвестно, что надо делать служ… — Аликс едва не сказала «служанке», — что слуга должен делать для своего хозяина.

Рейн фыркнул:

— Тебе нужно содержать в чистоте мое оружие, заботиться о лошадях, обслуживать всячески лично меня и… — его глаза хитро блеснули, — подносить мне сладкие пирожки. Ну как, справишься со всем этим?

— И ничего больше? — подпустила она шпильку.

— Настоящему оруженосцу не мешало бы знать хотя бы основы рыцарского боя: как владеть мечом и копьем и тому подобное, а также писать письма от имени своего хозяина и иногда доставлять куда следует важные сообщения. Я понимаю, что нельзя требовать от тебя столь многого, но так как…

Аликс перебила его:

— А, так как я не принадлежу к вашему сословию, то не смогу ничему научиться? Мозгов на это не хватит? Мой отец был адвокатом, я умею читать и писать получше, чем большинство ваших вельмож, держу пари. и я умею это делать на латинском, французском и английском.

Несколько минут Рейн, то сжимая в кулак, то разжимая руку и напрягая мышцы, слегка улыбался, совершенно не обижаясь на ее слова. Наконец он взглянул на Аликс.

— И все-таки ты еще слишком малорослый для долгого и трудного обучения. А что касается умения читать и писать, то ты наверняка делаешь это лучше меня, потому что я могу прочитать только имена родственников. Прекрасно! — сказал он, вставая. — У тебя очень нежные руки и ты хорошо обработал рану. Может быть, твоя помощь понадобится Розамунде.

— Еще одна из ваших женщин? — Аликс насмешливо улыбнулась, кивком головы указав на вход в шатер, где перед этим стояла Бланш.

— Уж не ревнуешь ли ты? — спросил он, и, прежде чем Аликс успела прошипеть, что и не думала ревновать ни к одной из них, Рейн добавил: — Ты еще успеешь поиметь женщин, только для этого тебе надо сначала отрастить бороду и прибавить в теле. — И, как петух, искоса глядя на Аликс, он сказал: — Ты довольно миловиден. Надеюсь, тебе не попортят лицо во время боевой схватки. Женщинам нравятся смазливые.

— Вроде тебя? — огрызнулась Аликс и пожалела, что не откусила себе язык.

— Я очень нравлюсь женщинам, — ответил он, судя по всему забавляясь от души. — А теперь у меня есть для тебя кое-какая работенка. Вот это оружие нужно почистить, а потом как следует отполировать, чтобы не было ржавчины. — Он быстро собрал в кучу оружие и доспехи, так что получился внушительных размеров каркас вместе с нарукавниками и поножами. Все увенчивал шлем.

Самонадеянно и надменно Аликс вытянула руки — и в следующую минуту пошатнулась под тяжестью брони. Она наверняка упала бы, если бы Рейн не поддержал ее.

— Для юноши твоего роста это немного тяжеловато.

— Моего роста! — выдохнула она, стараясь обрести равновесие. — Если бы вы не были таким большим, как два быка, сразу не понадобилось бы так много амуниции.

— Твоя наглость может обернуться синяками, и я бы посоветовал тебе проявлять должное уважение к твоему суверену. — И прежде чем Аликс успела ответить, он почти вытолкал ее из шатра. — К северу отсюда есть ручей, — сказал Рейн и бросил несколько тряпок на запачканную грязью броню. — Хорошенько вымой оружие и принеси обратно. И если я обнаружу на нем хоть одну новую вмятину, то сделаю пять на твоей заднице. Ясно, парнишка?

Аликс с трудом кивнула. Ее главной заботой было удержать равновесие под тяжестью доспехов; и ее занимало не то, как бы порезче возразить Рейну, а то, каким образом суметь уйти с таким грузом. Она медленно двинулась вперед. Руки сразу заболели, и, чтобы поверх высокой стальной груды видеть путь впереди, она изо всех сил вертела шеей. Когда тело уже разламывалось от боли и слезы выступили на глазах, она наконец увидела ручей. На берегу Аликс хотела сначала бросить броню на землю, однако, вспомнив угрозу Рейна, расставила ноги, присела на корточки и осторожно свалила все семьдесят фунтов стального бремени.

Некоторое время Аликс сидела, раскинув руки, не зная, вернется ли к ним осязание. Когда эта способность все-таки вернулась и осталась только боль к мышцах, Аликс погрузила в холодные чистые воды ручья руки, не завернув рукава.

Через несколько минут она с глубоким вздохом взглянула на груду оружия. Пожалуй, ни одной женщине не приходится чистить так много посуды. А во — обще, какая разница между мытьем тарелок и мытьем брони? Еще раз вздохнув, она взяла тряпки и стала стирать наслоения грязи, пота, ржавчины и какой-то липкой мерзости.

Через час ей удалось немного отчистить оружие, но сама вся испачкалась. Еще ни разу в жизни она так не потела, и каждая капля пота оставляла липкий след. Сняв дублет, Аликс мокрой тряпкой почистила его, как могла, и повесила сушиться на камни, а сама тем временем вымыла лицо и руки.

Покончив с умыванием, она потянулась за сухой тряпкой, но кто-то вдруг подал ее Аликс. Быстро вытерев лицо, она вытаращила глаза и увидела удивительного красавца. Темные волнистые волосы обрамляли совершенной формы лицо с высокими скулами. Из-под длинных густых ресниц горели черные глаза. Аликс дважды моргнула, чтобы убедиться в реальности этого темного ангела, и, онемев от неожиданности, не заметила меча, нацеленного прямо ей в живот.

ГЛАВА 4

Кто то вы? — Мужчина был слишком красив, чтобы отнестись к нему как к живому существу, тем более задавать ему вопросы. Не привыкшая к опасностям, Аликс не обратила особого внимания на меч, зато сразу услышала музыку в голосе незнакомца. Она уже чувствовала, что Рейн, с его звучным голосом, мог бы запеть, если бы хотел, а вот этот человек умел петь наверняка.

— Я новый оруженосец Рейна, — тихо сказала Аликс, используя свои голосовые возможности и опыт многолетнего обучения, чтобы понизить регистр.

Озадаченно и молча мужчина некоторое время внимательно разглядывал ее, потом медленно отвел меч, не спуская с Аликс глаз.

— У тебя какой-то необычный голос. Ты никогда не пел?

— Немного, — ответила она, и глаза у нее засмеялись, но в лаконичном утверждении прозвучала ее уверенность в себе.

Все так же молча он полез в колчан со стрелами, висевший у него за спиной, вытащил оттуда флейту и начал наигрывать простенький распространенный мотив, который Аликс хорошо знала. На мгновение она закрыла глаза, давая музыке овладеть ею. С того дня, как десять лет назад Аликс взяла в руки лютню трубадура, она никогда не оставалась без музыки так долго, как за последние несколько дней. И когда все существо Аликс наполнилось музыкой, а легкие — воздухом, она запела.

После четырех нот молодой человек перестал играть, недоверчиво разинув рот и вытаращив глаза. Аликс усмехнулась. Продолжая петь, она подала ему знак, чтобы он вторил.

Бросив благодарный взгляд в небеса и рассмеявшись от чистейшей радости, молодой человек снова поднес к губам флейту.

Аликс довольно шла за мотивом, но тяга к творчеству оказалась сильнее. Рядом с ней был человек, умеющий играть, и ей стало любопытно, что он еще умеет. Оглядевшись вокруг в поисках какого-либо предмета, усиливающего звук, Аликс заметила около себя колоду. Схватив панцирь Рейна, она пристроила его рядом с колодой. Две ветки мгновенно превратились в барабанные палочки. Не переставая петь, Аликс схватила панцирь, стальную пластину для защиты спины, набедренник и поставила их рядом с колодой. Убедившись в хорошем звучании, она с закрытым ртом стала напевать одну из мелодий, зародившихся в голове.

Молодой человек восхищенно наблюдал за ней, и, когда она запела, на этот раз новую песню, он стал подыгрывать ей на флейте, стараясь уловить мелодию и ритм. Он перешел на свою собственную вариацию, Аликс рассмеялась и с легкостью последовала за ним, и это превратилось в своеобразное состязание, когда Аликс исполняла одно, а молодой человек — другое, и в то же время оба дополняли друг друга, как бы испытывая искусство другого.

А когда молодой человек, отбросив флейту на землю, стал вторить Аликс сильным, чистым голосом, настал ее черед на мгновение застыть в изумлении, почему она сбилась с ритма, что, судя по выражению лица молодого человека, очень его обрадовало. Схватившись за руки и опустившись на колени лицом друг к другу, они слили свои голоса, воздавая хвалу небесам.

Наконец они замолчали, а Вокруг стояла такая тишина, словно и ветер, и птицы угомонились, прислушиваясь к их великолепному пению. Не разнимая рук, они сидели неподвижно, глядя друг на друга с любовью, благоговением, восторгом, ощущая родство душ.

— Джослин Лэнг, — наконец представился прекрасный молодой человек, нарушив молчание.

— Аликс… андер Блэкитт, — ответила она, запнувшись на мужском имени.

Джослин вздернул красивую бровь и уже хотел что-то ответить, однако его остановил голос Рейна:

— Я вижу, Джос, ты уже познакомился с моим новым оруженосцем.

Чуть ли не виновато Аликс выпустила руки Джослина и встала, но левая больная нога подвернулась.

Рейн рывком схватил ее за руку:

— Если вы перестали развлекаться, то можете отнести мою броню назад и соскрести ржавчину. Джос, как охота?

На щеках у Джослина выступили красные пятна. Он стоял перед Рейном лицо к лицу, и его стройная широкоплечая фигура казалась хрупкой по сравнению с массивным Рейном.

— Мне удалось подстрелить четырех кроликов у ручья.

— Кроликов! — проворчал Рейн. — Нужно идти самому и завалить оленя или двух, но это потом, а сейчас, мальчик, ступай в лагерь и дай-ка осмотреть твою ногу. От калеки мне проку никакого.

Аликс покорно собрала оружие и доспехи, Джослин положил их ей на руку вместе с еще влажным дублетом, и она побрела за Рейном к лагерю, пытаясь догадаться, долго ли Рейн слушал их пение. Однако слушал он или нет, но, войдя в шатер, Рейн никак не отозвался об их дуэте и лишь показал Аликс пальцем, куда положить оружие.

— А теперь снимай штаны-чулки. Я взгляну на твою ногу.

— Моя нога прекрасно заживает, — заявила она, не трогаясь с места.

Сощурившись, он подошел поближе.

— Ты бы должен уже понять, что каждый человек в этом лагере оправдывает свое существование посильным трудом. У нас нет времени возиться с больными. Раздевайся, а я позову Розамунду, — приказал он, натягивая на себя рубашку и дублет, собираясь идти.

Как только Рейн ушел, Аликс быстро сняла тугие штаны-чулки, схватила тряпку и повязала ее вокруг талии, связав концы так, что получилась набедренная повязка, скрывавшая львиный пояс. При этом бок и значительная часть бедра оголились, и когда она взглянула на них, подумав о том, что они не так уж плохо смотрятся, то поняла, что теперь ее непременно разоблачат как женщину. «Ну и пусть, — вздохнула Аликс, — все-таки приятно осознавать, что какая-то часть тела, пусть не лицо, настолько привлекательна, что может принадлежать только женщине».

Какой-то звук у входа в шатер заставил ее поднять глаза, и Аликс увидела в профиль лицо одной из самых красивых женщин на свете. Ее ресницы, обрамлявшие великолепные зеленые глаза, были настолько длинны, что казались сверхъестественными. Совершенный формы нос и рот, уголки которого слегка загибались книзу, казались высеченными самым искусным резцом. Это была классическая красота, о которой мечтает каждая женщина. А позади нее стоял Рейн. «Не удивительно, что ему не до оруженосца! — подумала Аликс. — Если рядом такая женщина, с какой стати он станет смотреть на неказистую простушку вроде меня».

— Это наша целительница Розамунда, — сказал Рейн, и голос его прозвучал так мягко, что Аликс удивленно взглянула на него. Вот было бы славно, если бы он так разговаривал и с ней!

Но в следующую минуту Розамунда повернулась, и у Аликс захватило дух: по всей левой стороне лица Розамунды расползалось красное родимое пятно — печать дьявола. Рука Аликс непроизвольно поднялась, чтобы сотворить крестное знамение, оградив себя от нечистой силы, но взгляд был прикован к Рейну, а его голубые глаза пристально смотрели на нее — то ли предостерегая, то ли с угрозой.

— Если вы не желаете, чтобы я к вам прикасалась… — начала Розамунда, и по голосу стало сразу понятно, насколько она привыкла к испытываемому перед ней отвращению.

— Да нет, конечно нет, — неуверенно ответила Аликс, но затем к ней вернулось самообладание. — С моей ногой ничего плохого. Только этот мужчина, похожий на большую лошадь, считает по-другому.

Розамунда удивленно взглянула на Рейна, но тот только фыркнул в ответ.

— У мальчишки плохие манеры… пока что… — добавил он, и в его словах прозвучала угроза, но он, по-видимому, был удовлетворен тем, что Аликс отнеслась к Розамунде уважительно, и отвернулся от них. Аликс стало досадно, что он больше ни разу не взглянул на ее ноги.

Розамунда ласково взяла ногу Аликс, приподняла ее, повертела туда и сюда, однако никаких внешних признаков неблагополучия не заметила.

— Меня зовут Рейн Монтгомери, — сказал он, повернувшись к ним спиной. — И я предпочитаю, чтобы меня называли по имени… а не обзывали каким-нибудь животным.

— А мне нужно имя предварять обращением «ваше величество»? Или сойдет «ваша светлость»? — Аликс понимала, что с ее стороны это отчаянный поступок. Она еще не испытала его ярости. Однако Аликс гневалась на Рейна за то, что он заставил ее остаться в лагере.

— Меня вполне устроит просто «Рейн», — сказал Он, оглянувшись, и улыбнулся. — Я понимаю, что правила этикета здесь бесполезны. А как прикажешь называть тебя?

Аликс уже открыла рот, но как раз в эту минуту Розпмунда так дернула ее за ногу, что Аликс невольно вскрикнула от боли и вскочила с места. Стараясь не заплакать, она процедила сквозь зубы:

— Аликсандер Блэкитт.

— Так что там с мальчишкой? — спросил Рейн.

— Растяжение. Но достаточно только забинтовать ногу, и все пройдет. Никаких зелий не надо. Можно сегодня на ночь сделать припарку, но больше ничего не требуется.

Рейн, оставив без внимания взгляд Аликс, в котором читалось: «А я что говорила?!» — откинул для Розамунды клапан шатра и посмотрел ей вслед. Пока Рейн стоял к ней спиной, Аликс в считанные секунды снова оделась, а затем, стараясь не выдать того, как ей интересно, что ответит Рейн, попыталась сказать небрежным тоном:

— Красивая женщина.

— Она так не думает, — ответил он. — Но мой опыт общения с женщинами говорит, что они должны поверить в свою красоту и тогда станут красивыми.

— У вас наверняка очень большой опыт по этой части.

Он вскинул темную бровь и улыбнулся:

— Поднимай свой тощий зад и пойдем работать. Стараясь не обижаться на слишком нелестный отзыв. о фигуре, Аликс последовала за ним. Его большие шаги буквально пожирали пространство, и Аликс с трудом поспевала за ним. Не останавливаясь, Рейн схватил большой каравай черного хлеба с самодельного кирпичного очага, разорвал хлеб надвое и протянул кусок Аликс. Она посмотрела на каравай в некотором испуге: столько хлеба ей хватало на весь день, Рейн, энергично расправляясь с огромным куском, вел ее через лагерь разбойников. Все убежища были временные, уже ветхие, и из них ужасно пахло. С правилами гигиены здесь, видимо, не считались, — не то что в ее чистеньком городке, окруженном стеной.

— Не слишком приятно, правда? — спросил Рейн, следя за выражением ее лица. — Чему можно научить людей, которые ночную посуду опорожняют у себя на пороге?

— Кто они, эти люди? — спросила Аликс, с отвращением глядя на грязных, усталых женщин, занятых домашней работой, в то время как мужчины сидели и отплевывались, время от времени бросая на Рейна и Аликс наглые взгляды. Не отдавая себе в этом отчета, Аликс подошла к Рейну поближе.

— Посмотри туда, — сказал он, указывая пальцем. — Этот человек убил четырех женщин. — В голосе Рейна звучало омерзение. — Держись от него подальше. Он любит нападать на тех, кто меньше и слабее его. А-вот тот, с повязкой на глазу, — Черный Беглец. Он бывший палач и так прославился своим ремеслом, что пришлось ему оборвать свою карьеру в самом разгаре, — добавил Рейн ядовито.

— А вот те? Люди, сгрудившиеся у костра? Рейн немного нахмурился:

— Это страдальцы. Бывшие арендаторы, которых Закон об огораживании общинных земель превратил в бродяг. Они ничего не знают, кроме сельскохозяйственного труда, насколько я понимаю, и не желают учиться ничему другому.

— Закон об огораживании! — воскликнула Аликс. — Неудивительно, что они вас ненавидят.

— Меня? — переспросил он с искренним удивлением. — А почему они должны ненавидеть меня?

— Вы отобрали у них фермы, огородили их земли И устроили на них пастбища для своих паршивых овец, — выпалила она, давая понять, что не каждый человек неблагородного происхождения так же необразован, как эта деревенщина.

— Это я-то отобрал? — переспросил Рейн уже не улыбаясь, но глубокая ямочка на щеке выдавала веселое настроение. — Ты всегда судишь целое сословие по действиям одного из принадлежащих к нему? А в твоем городке разве нет негодяев? А если такой мерзавец очистит мой карман, то, значит, я дол-ясен во имя справедливости вздернуть всех остальных горожан?

— Нет… наверное, нет, — неохотно согласилась Аликс.

— Вот, съешь-ка, — сказал Рейн, подавая ей крутое яйцо, и, взяв у нее остатки ломтя, стал его доедать. — Ты никогда не подрастешь, если не будешь есть. А теперь надо бы поразвить твои мышцы. — И с этими словами Рейн повел ее через заросли деревьев туда, откуда доносились звуки, которые она слышала с тех самых пор, как прибыла в лагерь.

Они вышли на большую расчищенную площадку, и Аликс, широко открыв глаза, застыла перед открывшейся взгляду картиной. Казалось, мужчины — много мужчин! — пытались убить друг друга, лошадей или самих себя. Они орудовали мечами, кололи копьями набитые чучела или, нагрузив себя камнями, делали физические упражнения.

— Что это? — растерянно прошептала она.

— Если человек хочет остаться живым, он должен уметь драться, — ответил Рейн, глядя на двух дерущихся мужчин. — Эй, вы двое! — заревел он так, что Аликс вздрогнула. В два прыжка Рейн оказался рядом с двумя бродягами, которые, побросав мечи, пустили в ход кулаки. Рейн схватил их за лохмотья, встряхнул, как собак, и отбросил в разные стороны. — Люди чести на кулаках не дерутся! — зарычал он. — И раз вы у меня под началом, деритесь как порядочные люди, а не как отбросы общества, каковыми вы и являетесь. Если еще раз нарушите мои правила, то будете наказаны. А теперь — опять за дело!

Молча и даже благоговея перед яростью Рейна, Аликс стояла, словно окаменев, пока он снова не подошел к ней. Оказывается, его голос мог меняться от сладкоречия, когда он разговаривал с Розамундой, до этого ужасающего рыка.

— А сейчас, — сказал Рейн невозмутимо, как всегда разговаривал с ней, — давай проверим твои силенки. Ложись лицом вниз и отжимайся на руках.

Аликс понятия не имела, о чем это он говорит, и, поймав ее вопросительный взгляд, Рейн вздохнул, словно на него взвалили огромное бремя, стянул с себя дублет и рубашку, бросился животом на землю и несколько раз приподнялся на руках. На вид это было совершенно не трудно, и Аликс заняла ту же позицию. С первой попытки она смогла лишь оторваться от земли до пояса, во время второй едва оторвала от земли локти — и тут же рухнула вниз.

— Слишком много сидишь! — заявил Рейн и, схватив Аликс за штаны на заду, приподнял самую весомую часть ее тела. — А теперь отталкивайся! Действуй своими хилыми ручонками!

Услышав такое оскорбление, Аликс откатилась от него и села.

— Это не так легко, как кажется, — возразила она, потирая трясущиеся руки.

— Еще как легко! — фыркнул он, падая животом вниз. — Садись верхом.

Аликс не сразу поняла, чего он хочет. Забраться на это огромное, голое, потное бронзово-золотистое пространство?

Рейн сделал нетерпеливый жест, и Аликс, отжимаясь одной рукой, оседлала его. Он стал подниматься и опускаться, а она сидела на нем верхом. Однако демонстрация его силы ей была интересна меньше всего. Еще никогда она не испытывала такой близости к мужскому телу, особенно между ног. Его пот увлажнял ее бедра, и она сама вспотела. Когда Рейн на одной руке поднимал свое тяжелое тело с Аликс впридачу, его напряженные мускулы касались ее ног изнутри, и во всем теле Аликс ощущала теплую волну. Ее руки, касаясь его горячей кожи, как будто ожили и обрели сверхъестественную чуткость. Все его тело, казалось, звучало музыкой, а она была только инструментом. Но вот и в ее теле возникла мелодия, которой она прежде не знала.

— Ну вот! — сказал Рейн, перекатываясь на бок и опрокидывая ее на землю. — Когда-нибудь ты станешь мужчиной и сам сможешь проделывать все эти штуки.

Глядя на Рейна снизу вверх, любуясь великолепной кожей и ощущая непреходящее возбуждение во всем теле, Аликс подумала, что меньше всего хотела бы стать мужчиной.

Из-за спины Рейна показался Джослин. При виде Аликс его прекрасные глаза сверкнули. Казалось, он догадывается, о чем она думает, и Аликс смущенно отвернулась.

— Вы, наверное, довели своего оруженосца до потери речи, — сказал он Рейну. — Вы забываете, что людям нашего сословия трудно представить, насколько вы сильны и выносливы.

— Ну да, вы слишком заняты подсчитыванием денег, поэтому и ведете сидячий образ жизни, — совершенно серьезно ответил Рейн. — Почему ты такой веселый сегодня? Мало работы?

Джос не обратил внимания на подковырку.

— Просто любопытно, вот и все. Я собирался потренироваться в стрельбе из лука. — И с этими словами он направился к мишеням в дальнем конце длинного поля.

— Уж не собираешься ли ты пустить корни? — спросил Рейн, глядя на Аликс сверху вниз. Когда она поднялась, он взял длинный меч у проходившего мимо мужчины и подал ей. — Возьми эфес двумя руками и нападай на меня.

— Но я никому не хочу причинять боли, — тотчас отговорилась она. — Я не хотел даже Пагнелу делать больно, когда…

— А что, если бы я был Пагнелом? — лукаво спросил Рейн. — Нападай на меня, или я тебя атакую.

Острая боль воспоминаний о недавних событиях доставила ее взять тяжелый меч и сделать выпад в сторону Рейна. Когда острие меча почти коснулось его живота, тот, отпрыгнув в сторону, уклонился от удара. Аликс снова сделала выпад, потом еще и еще. Но так и не смогла коснуться его мечом. Аликс целила и один бок, но по ходу дела меняла направление удара, метя в другой, однако все было напрасно, достать его никак не удавалось.

Задыхаясь от усталости, Аликс остановилась и воткнула меч в землю. Руки болели и мелко дрожали, а улыбающийся, самоуверенный Рейн только скалил зубы, и ей ужасно захотелось воткнуть в него стальной клинок.

— Даю тебе еще один шанс. Замахивайся, а я буду стоять совсем неподвижно.

— Это какой-нибудь фокус, — сказала она так обреченно, что Рейн расхохотался.

— Никакого фокуса нет, просто нужно поднять меч над головой и опустить его прямо. Если ты справишься с этим, то поразишь меня.

— Но я никому не смогу причинить зла. Пролить кровь…

Всем своим видом Рейн выражал уверенность в ее умении владеть мечом.

— Думай обо всех моих овцах, о крестьянах, которых я оставил без куска хлеба из-за жадности. Думай о…

Аликс ретиво подняла меч, намереваясь опустить его на голову Рейна, но в тот самый момент, когда она им взмахнула, проклятый, непослушный меч своей тяжестью заставил ее откинуться назад. Уставшие и ослабевшие руки Аликс не могли удержать его. Борьба продолжалась несколько секунд, и победителем оказался проклятый кусок стали.

Самодовольная улыбка Рейна, пока она стояла с длинным мечом, конец которого вонзился у нее между пятками, разъярила Аликс.

— Таких слабых мальчишек я еще в жизни не видел. Чем ты занимался прежде?

Аликс наотрез отказалась отвечать, но с усилием переместила меч прямо перед собой.

— Подними его до головы, затем слегка опусти и повторяй этот прием пока я не вернусь. Если я замечу, что ты лодырничаешь, то будешь заниматься этим в два раза дольше, — сказал Рейн и ушел.

Вверх — вниз, снова и снова Аликс поднимала меч, и руки ее, казалось, криком кричали от натуги.

— Научишься! — раздался голос за спиной, и, повернувшись, Аликс увидела мужчину со шрамом, брата того человека, который привез ее сюда.

— А ваш брат уже уехал? Я хотел поблагодарить его, но, по-моему, такая жизнь не лучше того, что могло со мной случиться.

— Ему не нужно никаких благодарностей, — хрипло ответил старый солдат, — а тебе лучше не останавливаться, потому что лорд Рейн смотрит сюда.

Трясущимися руками Аликс возобновила занятие. Прошло несколько минут, и Рейн вернулся, чтобы показать ей, как надо держать меч в вытянутой руке, по очереди то левой то правой, методично поднимая и опуская лезвие.

Казалось, прошла целая вечность, когда Рейн наконец отобрал у нее меч и опять направился в лагерь. Аликс молча брела за ним, и руки и ноги у нее болели, как после пытки на дыбе.

— Бланш, неси еду, — бросил Рейн через плечо, подходи к шатру.

С радостью Аликс опустилась на табурет. Рейн сел рядом и принялся точить лезвие длинного копья. Прислонившись затылком к стенке шатра, Аликс стала засыпать, когда вошла Бланш с глиняными мисками в руках, полными тушеного мяса, сыра, простокваши, чечевицы, а также грубого черного хлеба. В кубках плескалось горячее вино с пряностями.

Едва Аликс взялась за деревянную ложку, как руки начали судорожно подергиваться, словно протестуя против насилия, которое она учинила над ними.

— Слишком уж ты слабосильный, — проворчал Рейн с набитым ртом. — Потребуется не один месяц, чтобы закалить тебя.

В полном молчании Аликс размышляла о том, что умрет, если сегодняшняя пытка продлится хотя бы неделю. Она старалась есть, слишком усталая, чтобы обращать внимание на вкус еды, и стала уже засыпать, когда Рейн, схватив Аликс за руку, заставил ее подняться.

— День еще в разгаре, — заявил он, откровенно потешаясь над ее изнеможением. — В лагере не хватает провианта, и мы должны добыть его.

— Провианта? — простонала она. — Да пусть наступит голод, только дай мне поспать.

— Голод! — фыркнул он. — Да они все поубивают друг друга из-за куска хлеба, выживут только самые сильные. А ты, — добавил он, сжимая ее руки, — ты не продержишься и часа. Так что надо идти на охоту, чтобы и ты остался в живых, и все остальные.

Она выдернула руку и отстранилась. «Глупец, — подумала Аликс, — неужели он не понимает, что я — женщина?»

Больше ничего не сказав, Рейн вышел из шатра, и Аликс бежала за ним до самого конца лагеря, где паслись лошади. По дороге Аликс видела, что лагерные люди отдыхают, переваривая пищу, и никто больше не работает, кроме Рейна.

— Может такое статься, что ты умеешь ездить верхом? — спросил он, и в его голосе прозвучала полная безнадежность.

— Нет, — прошептала она.

— Так чем ты все-таки занимался всю жизнь? — вновь потребовал он ответа. — Никогда не видел мальчишек, которые не умели бы ездить на лошади.

— А я никогда не встречал человека, который так плохо знал бы людей за пределами своего собственного мира. Или вы провели всю свою жизнь на троне, украшенном драгоценностями, только орудуя мечом и гарцуя на жеребцах?

Набрасывая па спину лошади увесистое, на деревянной основе седло, Рейн ответил:

— Язык у тебя, конечно, острый. Однако, если бы рыцари не умели сражаться, кто бы защитил тебя в случае войны?

— Король, конечно, — находчиво ответила она.

— Генрих! — удивленно воскликнул Рейн, засовывая ногу в стремя. — А кто, по-твоему, защищает Генриха? К кому обращается он в случае нападения, как не к своим дворянам? Дай руку, — сказал Рейн и легко поднял ее одним махом на твердый лошадиный крестец позади себя. Аликс не успела и слова сказать, как они уже пустились в галоп, который заставлял ее выбивать зубную дробь.

ГЛАВА 5

Аликс крепко вцепилась в край седла, у нее даже побелели костяшки пальцев. После многочасовой, как ей показалось, тряски, Рейн так внезапно осадил коня, что Аликс чуть не полетела через его хвост назад.

— Держись! — зарычал он и ухватил ее за самое близкое, что подвернулось под руку, — натертое бедро.

Она вскрикнула от боли.

— Тише! — приказал Рейн. — Они там, среди деревьев, видишь?

Вытирая рукавом слезы, выступившие от боли, Аликс наконец разглядела семейство диких кабанов, копошащихся в подлеске. Животные насторожились, свирепо уставившись на них своими подслеповатыми, маленькими глазками, и похрюкивали, выставив длинные острые клыки.

— Держись за меня! — крикнул Рейн за секунду до того, как пустить лошадь вперед, и погнался за самым большим кабаном, нацелив на него копье. — Крепче обхвати коленями круп, — добавил он, когда Аликс, увидев, что кабан приготовился к отпору, широко открыла рот от страха, затаив дыхание. Животное казалось просто огромным, а у лошади были такие тонкие ноги!

Неожиданно Рейн уклонился в сторону, нагнувшись почти параллельно земле. Так как Аликс крепко держалась за него, ей тоже пришлось наклониться.

Теряя равновесие, почти падая, она изо всех сил цеплялась за Рейна, метнувшего копье в спину рассвирепевшего кабана. Раздался ужасный предсмертный рев, и Аликс уткнулась в широкую спину Рейна.

— Отцепись! — крикнул он, вытаскивая копье из спины животного и отдирая пальцы Аликс от своей груди. — Ты едва не опрокинул нас. А теперь крепко держись за седло. — Отдав приказ, он снова пришпорил лошадь.

Они погнались за другим кабаном, продираясь сквозь чащу и уворачиваясь от ветвей над головами. Уложив еще двух кабанов так же ловко, как первого, Рейн остановил лошадь и опять вынужден был отдирать пальцы Аликс — на этот раз от своего живота. Она даже не заметила, когда именно успела ухватиться за него, и радовалась, что он оставил без внимания ее трусость.

Освободившийся от ее хватки, Рейн спешился, достал из седельной сумки несколько кожаных ремней и, осторожно приблизившись к животным, связал им ноги.

— Слезай, — сказал он и стал терпеливо ждать, пока она подчинится.

Ноги Аликс, не привыкшие к подобным упражнениям, сами собой подогнулись, и ей пришлось схватиться за седло, чтобы не упасть.

Не обращая на нее никакого внимания, Рейн перекинул убитых кабанов через спину коня и тут же поспешил успокоить его, так как, почуяв запах крови, тот пытался встать на дыбы.

— Возьми коня под уздцы и следуй за мной, — приказал Рейн, поворачиваясь спиной к Аликс, и пошел вперед.

Испуганно взглянув на жеребца, который стоял, прижав уши, кося диким взглядом и весь взмокший после погони, Аликс, подавив ужас, потянула за поводья. Жеребец, словно танцуя, отступил в сторону, и Аликс отпрыгнула, бросив взгляд вслед Рейну, фигура которого мелькала между деревьями.

— Ну же, лошадка, — прошептала она, медленно Приближаясь к животному, однако оно снова отступило от Аликс.

Растерявшись, она стояла, не двигаясь, пристально глядя в глаза жеребцу, а затем стала тихо напевать, перебирая разные ноты и темпы, и вдруг поняла, что жеребцу по нраву один очень старый и простой напев. Ей показалось, что животное успокоилось, она взяла поводья, и, по мере того как росла ее уверенность, голос тоже крепчал.

Через несколько минут, преисполненная гордостью победы, Аликс вышла на небольшую просеку, где ее нетерпеливо поджидал Рейн с тушей третьего кабана.

— Хорошо, что у меня повсюду расставлены сторожевые посты, — сказал Рейн, забрасывая связанную тушу на спину жеребцу. — Потому что любой посторонний человек может за милю услышать, как ты шумишь.

Аликс была потрясена и заметно приуныла. С десятилетнего возраста она слышала только щедрые похвалы своему музыкальному дару, и вдруг ей говорят, что она «шумит». Она молча позволила Рейну подтянуть себя в седло впереди, и они поехали к лагерю, причем ее спина ударялась о его грудь.

В лагере Рейн спешился, не обращая внимания па Аликс, развязал кабанов и сбросил у бивачного костра. Появился Джослин, и Рейн велел ему взять поводья.

— Научи мальчишку, как надо чистить лошадь, — сказал он.

Ободряюще улыбнувшись Аликс, Джос повел жеребца на просеку, где паслись остальные лошади.

— Мальчишка!.. — бормотала Аликс, держась за седло. — Мальчик, делай это! Мальчишка, сделай то… Это все, что от него можно услышать!

Когда Джос ослабил подпругу, Аликс, ухватившаяся за нее, потянула седло и тут же свалилась мешком, а на нее тяжелое седло.

Едва удерживаясь от смеха, Джослин убрал его, и Аликс принялась потирать ушибленное место на подбородке.

— Неужели Рейн так плохо с тобой обошелся?

— Он пытается это сделать, — ответила Аликс, забирая у Джоса седло. После третьей попытки ей удалось наконец водрузить его на верх какого-то деревянного строения. — О Джос! — воскликнула она. — Я так устал. Сегодня утром он заставил меня чистить доспехи. Затем много часов я упражнялся с тяжелым мечом. Теперь — охота и уход за этой огромной бестией.

Словно поняв последние слова, жеребец выпучил глаза и принялся скакать. Почти бессознательно Аликс пропела наугад шесть нот, и животное успокоилось.

Джос едва удержался, чтобы не выказать удивление при виде того, как она безотчетно пустила в ход свои вокальные способности. Потом он сказал:

— Рейну приходится заботиться о многих.

— Ты хочешь сказать — о многих людях, перед которыми он разыгрывает из себя господина, — огрызнулась Аликс, вытирая и чистя лошадь, как указал ей Джос.

— Возможно. И вполне вероятно, что такой человек, как Рейн, настолько привык брать на себя ответственность, что делает это не задумываясь.

— Что касается меня, то я предпочел бы поменьше приказаний, — сказала она. — По какому праву он всеми командует? Почему он считает, что может властвовать над любым из нас? Почему он не позволяет никому отдохнуть?

— Отдохнуть! — повторил Джос, стоя с другого бока лошади. — Ты бы видел это место за несколько недель до его приезда. Оно напоминало самые худшие трущобы Лондона. Люди могли перерезать друг другу глотки из-за нескольких пенсов, и воровство было такое, что ночи напролет приходилось сторожить свои пожитки. Согнанные с земли крестьяне находились в полной зависимости от убийц, а…

— А этот правильный Рейн Монтгомери навел здесь порядок, да?

— Да, навел!

— И никто не подумал о том, что он считает своим богоданным правом властвовать над другими людьми?

— Ты так молод и уже так озлоблен, тебе не кажется? — спросил Джос.

Аликс перестала скрести щеткой коня.

— А ты почему здесь оказался? — спросила она. — Как ты уживаешься с этой шайкой? Ведь ты не убийца и не похож на лентяя. Могу только предположить, что за тобой охотится чей-то ревнивый муж, — поддразнила она его.

Джослин бросил свою щетку.

— Мне пора приниматься за дело, — сказал он мрачно и зашагал прочь.

Поражённая Аликс перестала орудовать скребницей. Ни за что в жизни она не хотела бы обидеть Джослина. Он был единственным, с кем можно было говорить, петь и…

— Когда покончишь с этим, можешь притащить мне воды из ручья, — раздался за спиной Аликс визгливый голос, прервавший ее размышления.

Нарочито медленно она повернулась к Бланш. Сколько бы она ни бранила Рейна за высокомерие, в самой Аликс было очень сильно развито чувство сословной гордыни. Эта женщина, неряшливо одетая, с грубым голосом и простонародной речью, выдающими отсутствие всякого образования, явно не могла принадлежать к сословию Аликс. Поэтому, не обращая на нее внимания, она опять занялась лошадью.

— Мальчишка! — требовательно окликнула ее Бланш. — Слышишь, что я тебе сказала?

— Да, я тебя слышал, — намеренно понижая голос, ответила Аликс. — И думаю, что половина лагеря тебя слышала тоже.

— Считаешь, я тебе не ровня, да? Ишь, как чисто одет и манеры деликатные. Ты с ним целый день, но не воображай, что теперь оно так и будет.

Презрительно усмехаясь, Аликс продолжала трудиться.

— Ступай по своим делам, женщина. Мне с тобой говорить не о чем.

Схватив Аликс за руку, Бланш развернула ее к себе:

— Я до сих пор прислуживала Рейну и носила ему еду, а теперь он приказывает приготовить для тебя постель в его шатре. Это что же ты за мальчик такой?

До Аликс не сразу дошел смысл намека, а когда она наконец все поняла, ее глаза вспыхнули фиолетовым огнем.

— Если бы ты хоть чуть разбиралась в традициях знати, ты бы знала, что каждому лорду полагается иметь оруженосца. И я исполняю его обязанности.

Бланш, желая очевидно, и себя выдать за благородную леди, попыталась горделиво выпрямиться.

— О чем речь! — огрызнулась она. — Все я знаю об этих оруженосцах. Но ты запомни, — прибавила она угрожающе, — Рейн Монтгомери — мой! Я ухаживаю по-всякому, как его леди. — И, сказав это, она повернулась и пошла прочь.

— «Леди»! — пробормотала Аликс, с удвоенной энергией принимаясь за лошадь. Что может знать о том, как ведут себя леди, эта потаскушка?

Со злости Аликс совершенно забыла о времени, пока не услышала голос Рейна.

— Юноша, — сказал он так неожиданно, что она вздрогнула. — С лошадкой-то можно было и поскорее управиться. У нас еще достаточно работы.

— Еще? — прошептала Аликс, и взгляд ее стал таким печальным, что Рейн улыбнулся и в глазах у него зажглись озорные огоньки. Аликс выпрямилась. Она, кажется, не давала ему повода снова насмехаться над ней.

Отложив скребницу в сторону и шепотом напев в ухо жеребца одну из своих мелодий, Аликс пошла в лагерь за Рейном, а тот прямиком направился к группе бродяг, сгрудившихся около костра. По сравнению с Рейном, с его горделивой осанкой и благородными манерами, они выглядели еще грязнее и ничтожнее, чем были на самом деле.

— Эй, вы трое, — сказал Рейн рокочущим баром. — Вы первые заступаете на пост.

— Не собираюсь отправляться в чащу, — сказал один из них и повернулся, чтобы уйти.

Схватив его одной рукой, Рейн поддал ему коленкой под зад, но так, что тот полетел кубарем.

— Хочешь есть — трудись, — сказал он голосом, не терпящим возражения. — Заступайте на дежурство. Позже я проверю вас, и, если окажется, что кто-нибудь спит, это будет последний сон в его жизни.

Выражение лица стало мрачно угрожающим, Рейн молча глядел, как они покидают лагерь, дуясь, словно маленькие дети.

— Вот они, твои друзья, — сказал он вполголоса, тоже собираясь уйти.

— Но они мне не друзья! — огрызнулась она.

— Пагнел тоже никогда не был моим другом! — отпарировал Рейн.

Остолбенев, она уперлась взглядом в его широкую спину. Да, он прав. Аликс не имела права ненавидеть его за то, что сделал другой человек.

— Бланш! — рявкнул Рейн. — Еду!

Тут Аликс изо всех сил припустила за ним: она очень проголодалась. В палатке Бланш разложил перед ними куски жареной свинины, хлеб, сыр, поста вила кубки с горячим вином. И Аликс жадно набросилась на пищу.

— Вот так, парень! — засмеялся Рейн и так хлопнул ее по спине, что она едва не подавилась. — С таким аппетитом ты скоро прибавишь в весе.

— Но если вы будете заставлять меня работать. как сегодня, то через неделю я умру! — с трудом произнесла Аликс, пытаясь откашляться от застрявшего в горле куска свинины и делая вид, что не намечает смеха Рейна.

Покончив с трапезой, Аликс с вожделением взглянула на соломенный тюфяк у стенки шатра. «Отдохнуть бы, — подумала она, — просто лечь и, не двигаясь, полежать несколько часов — вот бы рай земной!..»

— Еще рано, мальчик, — сказал Рейн, схватив ее за руку и заставляя встать. — До сна еще немного надо поработать. Нужно проверить сторожевые посты, капканы, и не мешало бы нам обоим выкупаться.

Последнее заявление испугало ее настолько, что с нее сразу слетел сон.

— Выкупаться! — поперхнулась она. — Нет, только не я.

— Когда я был в твоем возрасте, меня тоже насильно загоняли в баню. Однажды мой старший брат помыл меня скребницей, которой чистят лошадей.

— Разве мог кто-нибудь заставить вас что-то сделать? — спросила она недоверчиво.

Этот вопрос, кажется, задел самолюбие Рейна.

— Ну, вообще-то говоря, их было двое… и оба — старшие братья… впрочем, я Гевину все равно подбил глаз… А теперь пора двигаться. Нас ждет работа.

Аликс неохотно последовала за ним, но, как ни старалась, сил в ногах не прибавлялось. Полумертвая от усталости, она шла за Рейном через лес, натыкаясь на деревья, спотыкаясь о камни. Он обходил лагерь по границам, желая удостовериться, что сторожа на своих местах и бодрствуют, а попутно извлекал из капканов кроликов и зайцев. Поначалу Рейн пытался разговорить ее, объясняя, что и зачем делает, и, в частности, бросив камень, пояснил, что таким образом проверяет бдительность караула. Однако, немного погодя, внимательно всмотревшись в нее при свете луны и убедившись, что Аликс находится на пределе сил, Рейн замолчал.

Около ручья, протекавшего за лагерем, Рейн попросил Аликс просто посидеть и подождать, пока он выкупается. Полусонная Аликс прилегла на берегу, Подперев голову рукой, и стала с вялым интересом наблюдать, как Рейн сбросил с себя одежду и вошел в ледяную воду. Лунный свет серебрил его тело, ласкал мускулы, гладил бедра, любовно заигрывал с великолепными руками. Упершись в землю локтями, Аликс, не смущаясь, в упор рассматривала его. Всю жизнь она посвятила музыке. В то время как другие девушки флиртовали около городского источника с юношами, Аликс сочиняла печальную музыку на четыре голоса. Когда ее подружки венчались, она была регентом в церкви и руководила хором мальчиков. Ей никогда не хватало времени просто поболтать с молодыми людьми, получше узнать их, да и, собственно говоря, они ее мало интересовали. И вообще, она была настолько занята, что ей было не до них.

Теперь же, впервые в жизни, наблюдая за голым купающимся мужчиной, она почувствовала, как ее волнует… а что, собственно, ее волнует? Конечно, Аликс знала о соитии, ей приходилось слышать рассказы молоденьких женщин, только что вышедших замуж, однако она никогда не интересовалась самим процессом. Стоящий перед ней мужчина, возвышающийся над водой подобно мифическому кентавру, разбудил в ней чувства, о которых она и не подозревала.

«Это похоть, — решила Аликс, не двигаясь с места. — Самая откровенная похоть». Ей хотелось, чтобы Рейн касался ее, целовал, лег рядом и чтобы она тоже могла его касаться. Вспомнив о своих ощущениях, когда она сидела верхом на спине Рейна, Аликс снова почувствовала какой-то зуд, ее ноги опять налились жизненной силой, даже ступням стало тепло.

Когда он вышел из воды и приблизился к Аликс, она едва удержалась от того, чтобы не протянуть к нему руки.

— Ну и разморило тебя, — вытираясь, заметил Рейн. — Ты уверен, что не хочешь выкупаться?

Сил у Аликс хватило только на то, чтобы водить глазами из тряпкой, которой он вытирался, да едва заметно покачать головой.

— Хочу тебя предупредить, парень, что скоро от тебя начнет скверно пахнуть и я не смогу быть с тобой в одном шатре. Тогда придется мне самому искупать тебя, но это будет суровая помывка.

Широко открыв глаза, Аликс взглянула на Рейна, и у нее перехватило дыхание. Она представила себе, как ее будет купать это земное божество.

— С тобой все в порядке, мальчик? — участливо спросил Рейн, опускаясь рядом с ней на колени и хмурясь при виде необычного выражения ее лица.

«Мальчик! — досадливо поморщилась она. — Ведь он считает, что я мальчик. А если признаться, что я девушка? Но он отпрыск знатного рода, а я всего лишь дочь бедного стряпчего…»

— Разве тебе не холодно? — наобум спросила Аликс, откатываясь от него. Она встала подальше и отвернулась, чтобы не видеть, как он одевается.

Как только он был готов, Аликс молча последовала за ним в лагерь. Она тут же повалилась на тюфяк, но долго не могла заснуть, пока Рейн устраивался на своей узкой походной кровати. Успокоившись наконец, она заснула.

ГЛАВА 6

Склонившись над кромкой воды, Аликс изучала свое отражение. «Я действительно выгляжу как мальчишка, — подумала Аликс с огорчением. — Ну почему я не родилась красавицей, с такими чертами лица, которые никто и никогда бы не принял за мальчишеские, как бы я ни оделась? Ни мои волосы, теперь в волнах и завитках и при этом неопределенного цвета, потому что каждая прядь имеет свой собственный оттенок, ни разрез глаз, наружными уголками вверх, ни насмешливая складка губ — ничто не было таким, каким должно быть у настоящей женщины».

Аликс уже была готова заплакать, но тут раздался голос Джослина.

— Опять чистишь доспехи? — спросил он. Она фыркнула и вновь принялась за работу.

— Рейн слишком придирается. Сегодня мне надо выправить вмятину.

— Ты, кажется, очень заботишься о его вещах. Может, начинаешь верить, что и дворянин чего-нибудь да стоит?

— Рейн многого стоит независимо от того, кем родился, — чересчур запальчиво ответила она и отвернулась в смущении.

Вот уже неделя прошла с тех пор, как Аликс попала в лагерь Рейна. Она почти постоянно находилась при нем. И за это время ее представление о Рейне в корне изменилось. Сначала она думала, что он силой захватил власть в лагере, но потом поняла, что находящиеся здесь отбросы общества буквально заставили его заботиться о них. Они были как дети: сначала требовали, чтобы он всем их обеспечивал, а затем, получив желаемое, бунтовали и капризничали. Рейн поднимался раньше всех, заботился о безопасности этих людей и всегда, уже поздним Вечером, проверял боевую готовность сторожевых постов. Рейн всеми силами боролся с бездельниками, он заставлял людей работать ради их же собственного блага. Иначе они сидели бы и ждали, пока Рейн обеспечит их всем необходимым, словно для этого они и родились на свет.

— Да, — сказала она тихо, — Рейн стоит многого, хотя в награду за свои добрые поступки получает очень мало. Почему он не бросит эту шайку оборванцев, а заодно и Англию? Наверняка человеку с его состоянием нетрудно везде завести себе приличный дом?

— Наверное, тебе лучше спросить об этом его самого. Ты ведь к нему ближе всех.

«Ближе всех», — подумала Аликс. Этого как раз ей и хотелось бы. Быть как можно ближе… Она только еще начинала приспосабливаться к тому, чтобы, наперекор изматывающей усталости, выполнять свои обязанности, чтобы жить, несмотря на ежедневную жесткую муштру. И по мере того как крепли ее мышцы и улучшалось здоровье, Аликс начинала все больше участвовать в лагерной жизни.

Бланш была тут на особом счету, так как ей удалось внушить всем, что она делит постель с Рейном и всегда может ему подсказать, что требуется здешним обитателям. Аликс старалась не думать о том, правда ли, что Бланш и Рейн провели хоть одну ночь вместе, но ей хотелось верить, что у него достало вкуса не связаться с такой шлюхой. И Аликс удалось еще кое-что узнать относительно Бланш: она ужасно боялась Джослина.

Джослин, такой неправдоподобно красивый, вежливый, внимательный по отношению к другим, был предметом тоскливых воздыханий чуть ли не всех женщин в лагере. Аликс успела убедиться, что они пускали в ход все свои уловки, чтобы добиться его расположения. Однако, насколько ей было известно, Джос отвергал все заигрывания. Он предпочитал исполнение своих обязанностей и компанию Аликс. И хотя Джослин никогда не упоминал даже имени Бланш, он старался держаться от нее подальше. Если ей у случалось нечаянно столкнуться с этой женщиной, она тут же пугалась и исчезала.

Кроме Джоса, единственным порядочным человеком среди этого сброда была Розамунда — с ее красотой и меткой дьявола на щеке. Розамунда всегда ходила, опустив голову, полагая, что вызывает в людях либо ненависть, либо страх. Однажды Рейн стал свидетелем спора между двумя бродягами, который сводился к следующему: если овладеть этой женщиной насильно, будет ли это означать, что они запродали души дьяволу. Рейн присудил каждому в наказание двадцать ударов плетью и последующее изгнание. Аликс даже почувствовала прилив ревности из-за того, что Рейн так пылко защищает эту изуродованную, но прекрасную целительницу.

— Аликс! — донесся до нее из-за деревьев рык, который мог принадлежать только Рейну. По крайней мере, он теперь звал ее по имени.

Во всю силу легких она завопила в ответ:

— Я работаю! Выйдя из-за деревьев, Рейн осклабился:

— Твой голос вселяет в меня надежду, что ты наконец подрастешь и потолстеешь, хотя, на мой взгляд, ты становишься все меньше. — И он критическим взглядом окинул ее ноги, которые она вытянула перед собой.

Аликс улыбнулась, испытывая удовольствие оттого, что по крайней мере одна часть ее тела остается безошибочно женской. Ее длинные ноги и маленький круглый задок за последнюю неделю только выиграли вследствие упорных тренировок. Возможно, теперь наконец ей следовало признаться, что она девушка и тогда… А что тогда? Ее тут же вышвырнут из шатра Рейна, и заботиться о нем снова станет эта потаскушка Бланш.

Довольно неохотно Аликс прикрыла свои ноги стальными поножами.

— Я еще подрасту, — огрызнулась она. — И как только это произойдет, я приколю вас к земле вашим собственным мечом.

Подняв на Рейна взгляд, Аликс заметила, что он чем-то озадачен.

— Вам еще зачем-то нужен Аликс? — спросил Джос, словно все это было очень забавно.

— Да, — спокойно ответил Рейн. — Мне нужно написать несколько писем и прочитать те, что я получил. Ко мне прибыл гонец от семьи. Ты ведь умеешь читать, правда?

От любопытства Аликс даже подскочила на месте. Ей очень хотелось побольше узнать о семье Рейна!

— Конечно умею! — воскликнула она, собирая доспехи и следуя за Рейном.

Прекрасно одетый мужчина в дублете, расшитом золотым леопардовым мехом, сидел около шатра, терпеливо ожидая приказаний Рейна. Взмахом руки молодой человек был отпущен, и Аликс полюбопытствовала про себя, все ли поданные Рейна проявляют такое беспрекословное повиновение, и удивилась, как они сильно отличаются от лагерного сброда.

Рейну привезли два письма — от брата Гевина и от его супруги Джудит.

Гевин сообщал плохие новости. Бронуин, другая невестка Рейна, была захвачена в плен тем же человеком, который держал у себя Мэри, их родную сестру. Муж Бронуин выжидает, опасаясь напасть из-за страха, что Роджер Чатворт убьет его жену.

— Твой брат Стивен любит свою жену? — осторожно спросила Аликс.

Рейн в ответ только кивнул. Он плотно сжал губы, а взгляд его стал невидящим.

— Но здесь сказано, что, когда ее захватили, она была в Шотландии. Что ей понадобилось там? Шотландцы грубые, ужасные люди и…

— Попридержи язык! — приказал Рейн. — Бронуин — наследница древнего шотландского рода и замечательней женщины просто нет. Читай второе письмо.

Получив отпор, Аликс вскрыла письмо от Джудит Монтгомери, и, как только начала читать, взгляд Рей-па потеплел. В письме содержались многочисленные просьбы к Рейну поберечь себя и мольба, чтобы он покинул Англию до тех пор, пока возвращение не будет безопасно. Она интересовалась, удобно ли он устроился, не нуждается ли в пище и теплой одежде. При этих словах Рейн усмехнулся, а Аликс рассердилась — тон письма был такой, словно это писала жена.

— А муж ее знает, что его супруга так заботливо относится к своему деверю? — спросила она ханжески.

— Я не позволю тебе в таком тоне отзываться о моей семье, — строго заметил он, и Аликс поникла головой, смущенная своей ревностью. И все-таки как несправедливо, что она должна притворяться мальчиком и потому лишена возможности привлечь его внимание. Если бы она могла носить красивые платья, тогда, возможно, Рейн иначе бы смотрел на нее. Да, но ведь она далеко не красавица!

— Хватит витать в облаках, мальчик, послушай меня. — Его голос вернул ее к действительности. — Сможешь ли ты написать то, что я продиктую? С гонцом брата я хотел бы послать ответные письма.

Аликс взяла перо, чернила, бумагу, и Рейн начал диктовать. Письмо, адресованное брату, дышало гневом и решительностью. Рейн поклялся подобраться как можно ближе к тому месту, где Чатворт держал в плену его сестру и невестку, и выждать, сколько потребуется, а потом наконец уничтожить Чатворта. Что касается короля, то здесь бояться нечего, так как основным источником доходов Генриха являются как раз те самые люди, кого он объявил изменниками, и что Генрих помилует его, как только Рейн согласится отдать добрую часть своих земельных владений.

Испугом и изумлением Аликс, вызванными его дерзким тоном в отношении монарха, он просто-напросто пренебрег.

Письмо к Джудит было столь же теплым и пронизанным любовью, как и ее собственное, и в нем один раз упоминалось о новом оруженосце, который полагает, что Рейн легкомыслен и недостаточно тепло одевается, поэтому оруженосец по ночам частенько укрывает его одеялом.

Аликс продолжала писать, низко опустив голову, чтобы Рейн не заметил ее пылающих щек. Она и понятия не имела, что он прекрасно знает, как Аликс на цыпочках крадется ночью к нему, чтобы натянуть меховое одеяло на его голые плечи. И так было далеко не один раз.

Аликс едва сумела закончить, смущенная до такой степени, что не смогла даже прочесть написанное. Завершив работу, она протянула письма Рейну для подписи. Когда он склонился над ней, его лице оказалось совсем близко от Аликс; она вдохнула запах его волос, этой густой, темной, вьющейся шевелюры; и ей захотелось зарыться в ней лицом. Вместо этого она протянула руку и коснулась одного из локонов, который тут же обвился колечком вокруг ее пальца.

Словно обжегшись, Рейн резко поднял голову и взглянул на Аликс, широко раскрыв глаза. Лицо его по-прежнему находилось в нескольких дюймах от лица Аликс. Она почувствовала, как у нее перехватило дыхание, а сердце подкатило к горлу. «Теперь он все поймет, — подумала Аликс. — Вот сейчас он скажет, что я девушка, женщина».

Нахмурившись, Рейн отошел в сторону, глядя на нее так, словно не в силах был понять, что же, собственно, произошло.

— Запечатай письма, — сказал он тихо, — и отдай их гонцу. — И с этими словами вышел из шатра.

Аликс так глубоко вздохнула, что одно из писем слетело на пол, и на ее глаза навернулись нежданные слезы. «Скверная, — подумала она. — Вот какая я — очень, очень скверная. Неудивительно, что ни один мужчина даже не пытался поспорить со священником и посвататься ко мне. Зачем бороться, если награда не стоит затраченных усилий? Кто захочет жениться на плоскогрудой, похожей на мальчика девушке, да к тому же с таким громким голосом? И нечему тут удивляться, что Рейн не способен разглядеть девушку под личиной мальчишки».

Тыльной стороной руки она быстро вытерла слезы и снова занялась письмами. Несомненно, его невестки и сестра были прекрасны, а их груди…

Еще раз вздохнув, Аликс запечатала письма, отнесла гонцу и проводила его к коновязи.

— Вы видели леди Джудит или леди Бронуин? — спросила она его.

— Конечно, и много раз.

— И они, наверное, красивые женщины?

— Красивые? — засмеялся он, садясь на лошадь. — Должно быть. Господь благословляет тот день, когда сотворил их. Если бы в моей семье оказались такая женщина, я, как и лорд Рейн, никогда не покинул бы Англию. Давай, мальчик, постарайся найти кого-нибудь, кто мог бы утешить его, — сказал гонец, махнув рукой в сторону шатра. — Не имея возможности видеть такую красоту, станешь несчастным на всю жизнь.

— Утешить его! — пробормотала Аликс, возвращаясь к палатке, где ее встретила суматоха, в центре которой оказался Рейн.

— Благодарите Бога, что вы ее не убили, — говорил он, обращаясь к двум бродягам. Один из них был вор-карманник, другой — попрошайка. Оба все утро находились в наряде, на сторожевом посту. —

Аликс, — приказал Рейн поверх их голов, — седлай лошадь. Надо ехать.

Бросившись бежать, Аликс оседлала лошадь в ту минуту, когда Рейн вновь вышел из шатра с боевой секирой и булавой. Он вскочил в седло и усадил Аликс позади себя так быстро, что она и слова не успела вымолвить. Через секунду они уже мчались галопом по лесу, рискуя сломать шею.

После основательной гонки — настолько стремительной, насколько позволяли деревья, — Рейн осадил лошадь и соскочил на землю. Перехватив поводья, Аликс наклонилась в седле и тут мельком увидела, что, собственно говоря, происходит. Хорошенькая женщина с большими черными глазами и в очень богатом и красивом платье, каких Аликс не приходилось еще видеть, стояла, прижавшись к дереву. Она с ужасом смотрела на трех лагерников, размахивающих перед ней ножами и мечами.

— Убирайтесь отсюда, вы, отродье! — рявкнул Рейн, отпихнув сначала одного, затем второго.

Дрожа от страха, женщина взглянула на Рейна, не веря своим глазам.

— Рейн, — успела прошептать она, закрыла глаза и стала оседать на землю.

Рейн подхватил ее, поднял на руки и, как младенца, прижал к себе.

— Энни, — прошептал он, — теперь ты в безопасности. Аликс, подай вина. Оно в переметной суме.

Испытывая нечто вроде благоговейного трепета от разыгравшейся перед ней сцены, Аликс спешилась и поднесла Рейну тяжелую кожаную флягу. Он сел на поваленное дерево, прижимая к себе женщину.

— Энни, выпей, — нежно промолвил он. Женщина разомкнула ресницы и отпила вина. — А теперь, Энни, — продолжал Рейн, когда она полностью пришла в себя, — расскажи, что ты делала в этом глухом лесу.

С восхищением рассматривая платье незнакомки, Аликс подумала, что та вовсе не торопится освободиться из объятий Рейна. А платье из ярко-красного шелка, очень яркого, — такой шелк Аликс видела Только в церкви, — сплошь покрыто было крошечными вышитыми фигурками зайцев, кроликов, оленей, других животных и рыб. Очень низкий квадратный вырез щедро обнажал пышную грудь женщины. Вырез, а также пояс платья были украшены колотом и сверкающими драгоценными камнями красного цвета.

— Аликс! — нетерпеливо позвал Рейн и отдал ей флягу с вином. — Энни, — промолвил он с величайшей нежностью, все еще держа взрослую женщину так, словно она ребенок.

— Почему ты здесь, Рейн? — тихо спросила та. «Петь не умеет, — немедленно подумала Аликс. —

В ее голосе совсем нет силы, и в нем слышны какие-то визгливые нотки».

— Король Генрих объявил меня изменником, — ответил Рейн, и на щеке его появилась ямочка. Энни улыбнулась:

— Охотится за твоими деньгами, да? Но все же чем ты провинился, что он хочет отобрать и твои земли?

— Роджер Чатворт пленил мою сестру Мэри и молодую жену Стивена.

— Чатворт! — воскликнула она. — Гевин был влюблен в ту женщину, а она взяла и вышла за Эдмунда.

— Уж этот мой благоразумный брат, — сердито сказал Рейн. — Та женщина просто шлюха, хуже не придумаешь, но Гевин этого не замечал. Уж в чем ему нельзя отказать, так это в преданности. Даже после женитьбы на Джудит он некоторое время любил все еще Элис Чатворт.

— Но какое это имеет отношение к твоему пребыванию здесь?

«Почему она не поднимается? — подумала Аликс. — Почему так спокойно сидит у него на руках и принтом еще ведет светские беседы, словно находится в рыцарском замке?»

— Это долгая история, — ответил Рейн. — Из-за несчастного случая Элис Чатворт сильно попортила лицо и вместе с красотой потеряла остаток разума, которым никогда богата не была. Ее деверь до этого оказывал ей знаки внимания, как вдове, но, возможно, этой женщине удалось и завлечь его, однако некоторое время спустя Роджер вызвал моего брата на бой и та, которую король Генрих обещал в жены Стивену, должна была теперь достаться победителю. И Стивен победил.

— Я теперь припоминаю, — сказала Энни. — Дело там было в большой собственности.

— Да, Бронуин богата, но Стивена женщина привлекла не меньше, чем ее земельные владения, — улыбнулся Рейн, — Однако Чатворт не хотел смириться с поражением и захватил в плен Мэри и Бронуин.

— Рейн, но это ужасно! Однако король Генрих…

— Я вел солдат на Уэльс, когда узнал, что в плен захватили Мэри. Тогда я повернул обратно и бросился вдогонку за Чатвортом.

— Во главе королевской армии? — спросила она, и, когда он кивнул, сделала гримаску. — Значит, у Генриха были причины объявить тебя изменником. Ты поэтому переоделся крестьянином и рыщешь в темных лесах?

— Ага, — ответил он, внимательно разглядывая Энни. — Да, уже давно мы с тобой…

Но при — этих словах Энни проворно соскочила с его колен и, встав перед Рейном, расправила платье, которое Аликс очень хотелось потрогать.

— Нет, Рейн Монтгомери, больше тебе не удастся меня соблазнить. Отец обещал скоро подыскать мне мужа, и я хочу сохранить для него свою чистоту, насколько это возможно, так что я не стану слушать твои коварные речи. — И, обернувшись, она заметила Аликс. — А кто этот мальчишка, что глазеет на меня, разинув рот?

Аликс немедленно сжала челюсти и отвела взгляд в сторону.

— Это мой оруженосец, — ответил Рейн, и по голосу было ясно, что слова Энни его насмешили. — Я могу жить в лесу, но при этом наслаждаться некоторыми удобствами. Мальчик очень услужлив, умеет читать и писать.

— И надо так понимать, что в твою каменную башку подобные знания вбить никому не удалось, — отрезала Энни. — Рейн! Перестань смотреть на меня вот этак. Тебе ничего не перепадет. Ну а ты, мальчик, как тебя зовут?

— Аликсандер Блэкитт.

— Блэкитт? — переспросила Энни. — Где-то я уже слышала это имя. Почему оно может быть мне известно?

«Из-за указа о моем аресте, — в панике подумала Аликс. — Почему я не переменила фамилию? Сейчас эта отвратительная женщина откроет Рейну, кто я».

— Ну, имя довольно обычное, — возразил Рейн. — Аликс, иди в лагерь и подожди меня там.

— Не уходи, мальчик, — воскликнула Энни. — Рейн, я серьезно тебе говорю. Я больше не позволю себя использовать и не останусь с тобой наедине. Ты должен отвезти меня обратно, к другим участникам охоты. Как только они увидят, что я исчезла, они станут меня искать.

— Но у меня есть стража, — сказал Рейн, хватая ее за талию и плотно прижимая к себе. — У нас будет достаточно времени, чтобы побыть вдвоем. Аликс, уходи же.

— Нет, я хочу, чтобы твой хорошенький оруженосец остался. — И Энни попыталась оттолкнуть Рейна. — Ты уже так давно живешь в лесу, что, наверное, стал предпочитать красивых мальчиков…

Но Энни не удалось закончить фразу. Чуть не вдавив ее в себя, Рейн нагнулся и впился в ее губы поцелуем.

Аликс без всякого смущения наблюдала за ними. Еще никогда она не видела, чтобы люди целовались вот так, тесно прильнув друг к другу и стоя неподвижно, и только головы у них покачивались. Больше всего па свете Аликс сейчас хотела оказаться на месте Энни и чтобы Рейн ее целовал.

Аликс настолько захватило непривычное зрелище, что, когда первая стрела пронеслась в воздухе и вонзилась в нескольких дюймах от ноги Рейна, она все еще стояла неподвижно, не понимая, что происходит. Однако Рейн отреагировал мгновенно, одним взмахом швырнув Аликс и Энни на землю, усыпанную листьями.

— За мной охотятся, — заметил Рейн спокойно. — Аликс, ты достаточно мал, чтобы укрыться за деревьями, — и он мотнул головой, — попытайся добраться до моего коня и взять оружие.

— А что будет с вами?

Аликс едва не задохнулась от волнения, когда над самыми их головами просвистела и воткнулась в дерево вторая стрела.

— Я должен доставить Энни в безопасное место. Подчиняйся! — приказал он.

Больше не раздумывая, Аликс упала на живот и поползла в чащобу. Каждый раз, как сзади звенела стрела, она сжималась от страха. Она страшилась оглянуться, боясь увидеть Рейна мертвым на земле, и, напрягая все силы, ползла вперед. Добравшись до упавшего дерева, она присела на корточки, а потом, пригнувшись, пустилась бегом. Звон стрел за спиной затих, и Аликс могла наконец выпрямиться.

Огромный злой жеребец Рейна дико брыкался у дерева, к которому был привязан, стараясь лягнуть какого-то человека, пытавшегося схватить его за поводья.

«Если им удастся поймать коня, тогда конец всему, потому что большая часть оружия приторочена к седлу. Черт тебя побери, Рейн, — подумала Аликс. — Ты так хотел эту расфуфыренную в шелка женщину, что позабыл обо всем на свете».

Молниеносно вознеся немую молитву, Аликс пропела несколько тактов мелодии, которую, как она знала, жеребец любил. И в одно мгновение он затих и навострил уши. Воспользовавшись моментом, человек схватил поводья, размотав их с дерева, и завладел лошадью.

«Конь так же глуп, как и его хозяин», — прошептала едва слышно Аликс и громко взяла несколько других нот, высоких, пронзительных и дисгармоничных, которые лошадь просто ненавидела. Усилия Аликс были вознаграждены; лошадь опять взбрыкнула и высвободилась. Когда она галопом подскакала к Аликс, та замерла на месте от страха перед большим сильным животным, но потом снова запела, и конь, успокоившись, позволил Аликс схватить его за поводья и взобраться в седло.

— А теперь, пожалуйста, делай, как я скажу, — прошептала она жеребцу, когда он повернул к ней большую серую голову. Он раздувал ноздри, выпучив глаза. Он привык служить мощному воину, и ему не нравилась эта новая ноша, легкая как перышко.

— Марш! — приказала она тоном, каким утихомиривала двадцать пять шустрых мальчишек из церковного хора.

Конь двинулся не в том направлении, и Аликс пришлось употребить все силы, чтобы, натянув поводья, заставить его повернуть в нужную сторону.

— Нет, Рейн, не надо!

Аликс услышала крик Энни и, продравшись сквозь деревья, увидела Рейна. С мечом в руке и весь в крови, он стоял над неподвижным телом, лицом к лицу с двумя вооруженными противниками, а Энни прижалась к Рейну сзади, стараясь спрятаться за его широкой спиной.

— Это слуги отца, — кричала Энни. — Они поехали меня искать. Я же говорила, что они обязательно отправятся на поиски. — С этими словами Энни выбежала из-за спины и склонилась над телом на земле. — Он еще жив. Мы должны взять его с собой, — сказала она, бросив сердитый взгляд на Рейна. — Почему ты никогда не слушаешь, что тебе говорят? — упрекнула она его. — Почему сначала пускаешь в ход меч, а потом уже язык?

Аликс, почувствовав сильный прилив гнева, соскочила с коня. Рейн плотно сжал губы, но по лицу было видно, что защищаться он не собирается.

— Но на милорда напали первого, — закричала яростно Аликс. — Когда в него пускают стрелы, он что, должен стоять и осведомляться, чьи они, прежде чем вынуть меч из ножен? Вы, прелестная леди, были очень довольны, когда он закрыл собой вашу драгоценную пухлую особу, и теперь уже не помните, как пытались завлечь моего хозяина в кусты.

— Аликс, — сказал за ее спиной Рейн, положив ей руку на плечо, — это неучтиво по отношению к…

— Неучтиво! — завопила Аликс, поворачиваясь к Рейну. — Эта шлюха…

Рейн зажал ей рот ладонью и притиснул к себе, а она изо всех сил старалась освободиться.

— Энни, — продолжал Рейн спокойно, не обращая внимания на Аликс. — Извини меня и мальчика тоже. Он не получил должного воспитания. Забирай своих людей и поезжай к реке. Я пришлю кого-нибудь, чтобы вывел вас из леса.

— Рейн, — ответила она, поднимаясь с земли от недвижного тела слуги, — я не хотела…

— Поезжай, Энни, а если встретишься с кем-нибудь из моей семьи, передай, что со мной все в порядке.

Энни кивнула, один из слуг помог ей сесть на лошадь позади него, впереди через седло перекинули раненого, и они уехали.

Когда они скрылись из виду, Рейн выпустил Аликс из объятий.

— Они пытались вас убить! — сказала она, задыхаясь и сверкая глазами. — И эта женщина набросилась на вас за то, что вы, обороняясь, ранили ее человека.

Рейн пожал плечами:

— Да разве женщин поймешь? А что до Энни, то ее всегда манили только деньги и угодья.

— Надо полагать, вы ее хорошо знаете, — ответили Аликс, потирая челюсть, еще ощущающую крепкое прикосновение Рейна.

— Ее отец однажды предлагал мне жениться на ней.

Аликс встрепенулась:

— И вы отказались, или же это она вас отвергла? Он усмехнулся, и на одной щеке у него показалась ямка.

— Нет, она шла с готовностью на все мои просьбы, но выйти за меня замуж я ее не просил. У нее семь пятниц на неделе. Она никак не может решиться, какое платье ей сегодня надевать. И я знаю, что из нее не выйдет верной жены, а я не люблю бить женщин.

— Вы не любите… — выпалила Аликс, но он ее прервал.

— А теперь, — сказал он и отпрянул от дерева, на которое опирался спиной, — если на сегодня мы покончили с твоим просвещением насчет женщин, то я бы хотел заняться своей ногой.

Тут она взглянула вниз и увидела темное пятно крови у него на чулке.

ГЛАВА 7

— Вы ранены? — сказала она, ужаснувшись, словно он был уже мертв.

— Не думаю, что рана серьезная, но надо посмотреть, что там.

Она ринулась к Рейну, обняла его за пояс и тесно к нему прильнула.

— Садитесь. Я сейчас приведу Розамунду и…

— Аликс, — ответил он, забавляясь ее волнением.. — Рана моя не смертельна, и я вполне смогу доехать до лагеря верхом. Знаешь, ты, наверное, самый скверный оруженосец из всех, кто у меня служил.

— Скверный! — задохнулась она от возмущения, а он с трудом сел на пень. — Вы неблагодарный…

— А почему ты так долго ходил за конем? Я оборонялся изо всех сил, а ты в это время распевал в лесу. Ты что, хотел усладить слух врага?

«Нет, я никогда, никогда с ним больше не заговорю», — решила Аликс, отвернувшись от Рейна, и пошла за лошадью. Он хохотнул у нее за спиной, но это только заставило ее еще выше вздернуть подбородок.

И даже когда Рейн попытался подняться, она не стала ему помогать и отвернулась, чтобы не видеть его усилий.

— Аликс, мне надо сесть верхом с другой стороны, а лошади это может не понравиться. Ты должен удержать ее на месте. Я не хочу лишний раз бередить рану.

При этих словах она обхватила руками коня за голову и, глядя ему прямо в глаза, стала петь, таким образом стараясь его успокоить. Рейн некоторое время сидел молча на коне, прежде чем протянул ей руку и помог вскочить верхом.

На обратном пути в лагерь она держалась за седло и смотрела, как кровь медленно стекает у него с бедра. Конь, почуяв кровь, начал взбрыкивать, Рейн бессознательно сжал ногами его бока, чтобы наставить успокоиться, и Аликс почувствовала, как он весь напрягся от боли, которую причинило это движение.

— Может быть, ты его укротишь своим пением? — опросил он тихо.

— Своим шумом, вы хотите сказать, да? — спросила она все еще обиженным тоном.

— Ну как хочешь, — ответил он жестко. Он еще никогда не говорил с Аликс сурово, но она поняла, что таким образом он пытается скрыть, как болит рана. А Рейн говорил, что она несерьезна. Тогда почему она не перестает кровоточить? Да, сейчас не время злиться. Аликс стала напевать, и конь успокоился.

— Надо бы это показать моим братьям, — пробормотал он, — иначе они не поверят.

Когда они подъехали к лагерю, несколько человек, заподозрив неладное, пошли им навстречу.

— Будет лучше, если они не заметят, что я ранен, — сказал ей Рейн. — Их и так трудно держать в узде, и я не хочу лишних хлопот.

Она быстро соскользнула с лошади и встала сбоку, чтобы заслонить собой раненую ногу.

— Мы слышали, что была стычка, — сказал какой-то мужчина с испорченными зубами и жадным блеском в глазах.

— Стычка была в твоем воображении, старина, — зарычала Аликс, всех удивив громкостью своего тона. Все вздрогнули, а конь встал на дыбы.

— Отойдите, — приказала она. — Животное взбесилось. Его надо отстегать кнутом, чтобы утихомирить.

Люди боязливо посматривали на огромного коня, дико вращавшего глазами, — он чуял запах крови Рейна.

— У вас что, нечем заняться? — заворчал он и отстегнул от седла палицу. — Джос, отправляйся ко мне в шатер. У меня есть для тебя работа.

Недовольно бормоча, люди стали расходиться к своим кострам и лежбищам.

Когда конь приблизился к шатру, они остановились, и Аликс, взяв себя в руки, хотела помочь Рейну спуститься.

— Ради Бога, не надо мне помогать, — процедил он сквозь стиснутые зубы. — Они увидят, что ты суетишься. Лучше подержи коню голову и громче и получше пой, чтобы отвлечь от меня внимание.

Аликс повиновалась и действительно привлекла к себе всеобщее внимание. Ей почти полчаса потребовалось, чтобы потом отвязаться от настойчивых просьб спеть еще песню, и еще одну, и еще. Наконец, убедившись, что никто не заметил, как неуклюже Рейн слез с коня, она вошла вслед за ним в шатер.

Он лежал на своей узкой постели. На нем была только рубашка и набедренная повязка. Розамунда наклонилась над рапой, а около стояла миска с окровавленной водой.

— Наконец-то явился, — проворчал Рейн. — Ты что, только голосом можешь работать? Да поможет нам небо, если тебе придется идти на войну. Противник попросит тебя спеть, и, чтобы показать, какой ты есть заправский лицедей, ты все оружие побросаешь. А теперь, Розамунда, отправляйся к тому человеку, которого я ранил. Джослин, покажи ей дорогу. А ты, моя беззаботная птичка, взгляни, не сможешь ли как следует забинтовать мне ногу, а может, от твоих песенок и рана затянется.

Аликс открыла было рот, чтобы ответить, но

Джос, повернувшись спиной к Рейну, положил ей руку па плечо.

— Не забывай, что ему сейчас больно, — прошептал он и скрылся.

Одного лишь взгляда на бледное лицо Рейна было достаточно, чтобы убедиться в правоте Джоса.

— Не глазей на меня! Лучше помоги, — резко сказал Рейн.

Но она вовсе не желала мириться с таким обращением. Его злость и враждебность только во вред ему самому.

— Успокойтесь, Рейн Монтгомери! — властно сказала она. — Я больше не потерплю ваших оскорблений. Лежите тихо, и я займусь раной. Не в вашей власти изменить то, что вы ранены. И если вы будете ворчать на меня, вам станет от этого только хуже.

Он хотел приподняться, но одного взгляда Аликс оказалось достаточно, чтобы удержать его на месте.

— Они же перебьют друг друга, — сказал он безнадежно, имея в виду бродяг в лагере.

— А если и так, то что из этого, — ответила она жестко, подходя к краю постели со стороны раненой ноги. — Из них и пяти человек не найдется, которые имеют право занимать место на земле.

Став на колени около бедра Рейна, она сняла повязку, наложенную Розамундой. Впервые она видела такую рану. Кожа вокруг глубокого отверстия сильно покраснела, кровь еще сочилась, и Аликс стало подташнивать.

— Хочешь расстаться с тем, что съел за обедом? — насмешливо спросил Рейн, увидев, что она побледнела. — У меня были раны и пострашнее, но эта, кажется, глубже всех.

На распростертых перед ней тяжелых, сильных бедрах и ногах виднелось несколько грубых шрамов.

Она испытующе дотронулась до одного из них.

— Это от топора, — пробормотал он тихо и теперь лежал неподвижно: он уже стал слабеть от потери крови.

Аликс как можно бережнее промыла рану, хмуро отметив про себя, какая же она была грязная, словно стрела была испачкана и оставила всю грязь в теле. Покончив с этим, она придвинула табурет поближе к постели и внимательно оглядела его. Глаза у Рейна были закрыты, дыхание неглубокое, но ровное, и она понадеялась, что он спит.

Прошло очень много времени, когда он прошептал, все еще с закрытыми глазами:

— Аликс.

Она сразу же опустилась на колени.

— Под постелью есть футляр. Не достанешь его? Она мгновенно извлекла на свет футляр и просветлела, нащупав лютню.

— Ты можешь на ней играть? — спросил он.

Довольно улыбнувшись, она открыла футляр и вынула инструмент, а пальцы у нее уже возбужденно подрагивали, так ей не терпелось поскорее коснуться струн. Аликс тихо начала наигрывать и петь одну из песен собственного сочинения.

Прошло несколько часов, когда она уверилась, что бледный, затихший Рейн спит, и тогда она отложила лютню в сторону. Стало тихо, слышалось только его трудное дыхание, и Аликс хотелось, чтобы вернулась Розамунда. Рейну стало как будто хуже, и ей необходимо было услышать чье-то заверение. в обратном.

Оглянувшись, она увидела, что нужно принести воды. Ее дублет промок сбоку от крови Рейна, необходимо было его отстирать, иначе утром посыплются вопросы бродяг, откуда взялись пятна.

Молча взяв ведра в руки, она вышла из шатра и направилась к реке, стараясь остаться незамеченной обитателям лагеря. Со вздохом облегчения она заметила, что Бланш азартно играет в кости, а это значит, что женщина не станет отрываться от игры, чтобы навестить Рейна.

Уже почти стемнело, когда она добралась до воды, наполнила ведра и начала отстирывать дублет. К ее огорчению, рубашка тоже была запачкана кровью. Немного поколебавшись, она сняла и ее, а также полотно, которым перетягивала грудь, чтобы впереди было плоско, и стала стирать и мыться, потому что и тело, и волосы были грязными. Почти окоченев, она вытерлась полотном и, скрипя зубами, натянула очень холодные, сырые рубашку и штаны-чулки, перекинула через руку дублет, схватила ведра и почти бегом поспешила назад.

Войдя в шатер, она, затаив дыхание, прислушалась и обрадовалась, что Рейн еще спит. Поставив ведра, Аликс быстро сняла мокрую одежду и надела одну из его рубашек, которая оказалась ей до колен. Она знала, что рискует, но, по правде говоря, почти надеялась: вот он сейчас проснется и обнаружит, что перед ним девушка, а не юноша.

Она едва успела натянуть рубаху, как он застонал, И она обернулась к нему.

— Мэри, — сказал он, — Мэри, я найду тебя. Один прыжок — и она уже у постели. Он должен лежать тихо, людям в лагере нельзя знать, что ему плохо. Эти дураки вбили себе в башку, что Рейн укрывает в палатке драгоценности и золото, и Аликс не сомневалась, что они будут рады порыскать в его вещах.

— Мэри, — сказал он громче и помахал в воздухе своей мощной рукой, едва не задев голову Аликс.

— Рейн, проснитесь, — громко прошептала она, — вам приснился дурной сон.

Схватив его за руку, она почувствовала, что он весь пылает, как в лихорадке. Кожа на ощупь была очень горячая.

— Нет, — охнула она и стала проклинать Розамунду — зачем та ушла, когда Рейн в ней нуждается. Лихорадка! Что ей делать! Чувствуя свою совершенную беспомощность, она окунула тряпку в ведро с водой и хотела положить ему на лоб, но Рейн так сильно опять взмахнул рукой, что Аликс вместе с тряпкой отлетела в сторону. Если он и дальше будет так беспокойно вести себя, то заденет шест и полотнище шатра упадет им на голову.

— Рейн, — яростно скомандовала Аликс, — вы должны лежать тихо. — Она схватила его за руку, но в следующее мгновение он оторвал ее от пола и притянул к себе.

— Но я должен найти Мэри, — сказал он громко, хотя почти неразборчиво, и пошевелился, а вместе с ним она.

— Ты, бычище, — прошипела она, — лежи тихо! До него как будто дошло. Он открыл глаза и даже в полутемном шатре она заметила лихорадочный их блеск.

Какое-то мгновение он смотрел на нее невидящим взглядом, затем вроде разглядел, потому что положил ей руку на голову, пригнул ее и прижал рот Аликс к своему.

Протестовать, даже если бы Аликс этого и хотела, было бесполезно. Да она и не думала протестовать. Все исчезло в тот самый момент, когда их губы слились. Ей были присущи сильные страсти, она обладала глубокими чувствами, которые раньше всегда изливала в музыке. Как только Рейн дотронулся до нее, музыка взыграла в каждой частичке ее тела: ангелы пели, дьяволы что-то бормотали под нос, и хор звенел, достигая все новых высот. То была песня счастья. Песнь печали.

Рейн повернул к себе голову Аликс, пытаясь разлепить поцелуем ее губы, познать сладость ее рта, коснуться кончика языка. Потребовалось всего лишь мгновение, чтобы она научилась его целовать так же. Одна ее нога касалась пола, другая болталась в воздухе, Аликс полулежала на Рейне, обвивая руками его голову и прижимаясь к нему все теснее, а ее язык проникал все глубже в его рот. Вот этого ей хотелось с той самой минуты, когда она впервые увидела его: чтобы он относился к ней как к женщине.

Рейн с радостью встретил ее наступление, он вобрал губами ее губы, посасывая их и покусывая, обводя языком их сладостную припухлость.

Когда его рука скользнула вниз и дотронулась до ее щиколотки, она порывисто вздохнула и стала целовать его щеку, потом шею, эту мощную, сильную шею, на которую она так часто смотрела и с любопытством наблюдала, как по ней стекает пот.

Кожа у него была такая горячая, что она обожгла ее, когда он повернулся на бок и провел руками по ногам Аликс вверх, глубоко зарываясь пальцами в тугие округлости бедер. Вот он поднял руки к ягодицам, обхватил их ладонями и удовлетворенно хмыкнул.

— Да, ты девка сладкая, — пробормотал он и опять повернул к ней голову и завладел ее губами. Поцелуй становился все крепче, все жарче, его горящие лихорадочным огнем руки бродили по ее ногам и мили тело, познавая все изгибы и линии.

Но Аликс не хотела оставаться пассивной участницей этих игр, и ее руки тоже устремились в поиск. Они подняла вверх его рубаху, ощупывая горячую плоть рьяно и с большим любопытством, словно исследуя. Волосы у него на груди курчавились густой Порослью, а выпирающие буграми мышцы безумно ее возбуждали.

— Рейн, — промурлыкала Аликс, губами следуя за ладонями и ненавидя мешающее ей полотно. Он замер, весь отдаваясь касанию ее губ. Когда рубашка стала мешать и губы не могли следовать ниже, она переменила для удобства позу и пустилась в обратный путь, не отрывая губ от его тела. Вот она коснулась полоски волос, исчезнувшей в набедренной повязке, и дыхание Рейна участилось, но ладони все еще неподвижно охватывали ее твердые напряженные бедра. Губы Аликс продвигались вверх, и руки тоже, они поднимали с собой и рубаху, и вот она уже у самого его горла. В этот момент, словно по волшебству, рубаха распахнулась, обнажив бронзовую от солнца, жаркую плоть, и Аликс могла теперь и осязать и видеть ее.

Рейн медленно, но уже понимая, что юная незнакомка, вдруг ниспосланная ему небом, занимается с ним любовью, легко, умелым движением освободил ее от рубашки, показавшейся ему призрачной. Тем же движением он обхватил крошечную талию девушки-видения и заставил ее лечь рядом с ним.

Аликс едва не вскрикнула, когда коснулась обнаженным телом его воспаленной плоти, а горячие руки Рейна стали пытливо ощупывать ее. Вот они замерли на талии, которую свободно обвивал золотой пояс с застежкой в виде льва. Очевидно, он решил, что это нечто прирожденное и она вообще не носит никаких одежд, а только эту эмблему своего волшебного существования. Его рука скользнула к ее обнаженной груди, и Аликс затаила дыхание от страха: вдруг он сейчас ее отвергнет, ведь она такая маленькая, но его руки охватили ее тесным кольцом, а губы прижались к шее, и она забыла обо всех своих воображаемых физических недостатках. И когда губы Рейна прожгли тропинку к ее груди и он тронул языком ее розовую оконечность, бедра Аликс задрожали.

Рейн глухо, чувственно рассмеялся и больно прикусил зубами сосок. Она взвизгнула и отодвинулась. Однако Рейн быстро схватил ее за талию и прижал к себе снова, одновременно прикусив ей мочку уха.

— Нет, не уйдешь, маленькая лесная фея, — процедил он сквозь зубы, и его дыхание, жаркое не менее чем кожа, обожгло ей ухо, и, казалось, пронзило ее существо.

— Нет, — сказала она, хихикнув, но никто бы не поверил, что это отрицательный ответ, хотя, положив руки ему на живот, Аликс пыталась оттолкнуть его. Рейн позволил ей отстраниться на несколько дюймов, а потом опять дернул к себе, словно она детская игрушка на веревочке.

Ее захватила эта игра, но Аликс не очень нравилось, что он обращается с ней играючи, поэтому она вывернулась змейкой, прижав колени к груди, потом развернулась и сильно толкнула его ногами в грудь. Ей было приятно видеть, что ему пришлось пустить и ход обе руки, чтобы защищаться.

Рейну, наверное, понравилось, что она снова свернулась калачиком. Он крепко держал ее, поглаживая по спине, ногам, бедрам кругообразными движениями. Ее стал распалять жар, и она уже вся была горячая, как Рейн, но он вдруг посерьезнел и впился в ее губы, изо всей силы прижав к себе и притискивая все близко и ближе. Его страсть кипела, ее можно было почти осязать, она заряжала воздух электричеством, а он вес неистовее прижимал к себе Аликс. Вот Рейн нетерпеливо выпрямил ее ноги, и теперь они с Аликс оказались лицом к лицу. Его руки были требовательны, они вдавливали ее тело в его плоть, — казалось, он хочет слиться с ней в одно целое.

Аликс, ослепленная жаром страсти, оглушенная музыкой, тоже прижималась к нему все теснее. Вот она перекинула ногу, просунув ее между его бедер, и зацепила ступней впадину у него под коленкой.

Ладонь Рейна скользнула по ее спине, медленно-медленно ощупывая каждую складочку и углубление, пока он не достиг, наконец, центра ее плоти. Задыхаясь от волнения, Аликс откинулась назад и увидела, что он лежит, закрыв глаза, весь уйдя в ощущение. Когда Рейн прикоснулся к ней пальцем, она задрожала от остроты неизведанного впечатления и новизны происходящего — того, что чувствовала сейчас всем естеством.

Его ладонь поглаживала внутреннюю поверхность ее бедер, едва касаясь их. И она открывалась ему, обвила ногами его бедра, сжимая изо всей силы, словно хотела раздавить.

Рейн отнял руку, и она застонала, но он заглушил стон, впившись в ее рот так, будто хотел проглотить, и Аликс, чуть не плача, все теснее к нему прижималась. Набедренная повязка исчезла, его мужское начало прильнуло к ее женскому. Он держал Аликс за спину и тихо-тихо стал проникать в ее тело.

Сдерживая себя, он то продвигался, то останавливался, давая ощущениям перелиться из одного тела в другое, пока Аликс, нетерпеливая, неопытная, не начала двигаться — неловко, неровно. Рейн опять охватил ладонями ее бедра, направляя ее, подчиняя плавному, неспешному ритму, и она все острее ощущала боль, доставляющую наслаждение.

Когда темп участился и его движения стали напористее, чаще, она вцепилась ногтями в его спину и укусила в шею. Все тело извивалось и уклонялось, словно она боролась с ним, в то же время о чем-то умоляя, Рейн в один миг перевернул ее на спину, и она ощутила на себе великолепную, прекрасную его тяжесть. Он так вдавил ее в постель, что, казалось, та сейчас провалится, и Аликс обхватила его руками и ногами. Последовали два сокрушительных, пронзающих удара — и Аликс умерла…

Раскаленная добела музыка, как молния, прожгла ее тело, оно распалось на части, дрожа и сотрясаясь, и наконец застыло в бессилии.

Вся потная, совсем ослабевшая, не знающая, что с ее телом, что он сделал с ним, Аликс прильнула к Рейну, ощущая его жар, слыша учащенное дыхание в ухе. Пошевелив руками, чувствуя себя так, словно она только что скатилась по склону холма, усыпанному камнями, Аликс нащупала у него на шее мокрые пряди волос. Быстрым, яростным движением Рейн схватил ее руку, перевернулся на бок и так сжал ее пальцы, что, казалось, сейчас их раздавит.

— Моя, — прошептал он, поднес ее руку ко рту, поцеловал палец, другой и мгновенно уснул.

Аликс тоже задремала, но то и дело просыпалась. Тело было совсем слабое, но странным образом она ощущала себя такой живой! Аликс нисколько не стыдилась близости с человеком, который не был ее мужем, хотя, наверное, надо было стыдиться, однако сейчас ни в чем она не нуждалась так остро, как в его близости, в том, что любимый мужчина обхватил ее ногой и спит рядом. Их соединяла не только вязкая, и южная липкость тел.

— Я тебя люблю, — прошептала она мужчине, спящему в ее объятиях. — Я знаю, что ты никогда не сможешь быть моим, но сейчас ты мой. Я люблю тебя, — повторила она, поцеловав влажную, кудрявую прядь, и снова заснула, счастливая, как никогда в жизни.

ГЛАВА 8

Аликс проснулась от яркого утреннего света, проникавшего сквозь полотнище шатра. Тело Рейна было еще горячее, чем вчера. Во сне он метался, не помня о том, что она рядом, и едва ее не раздавил. Выбравшись из-под его тяжести, Аликс начала быстро натягивать одежду, местами еще сырую, потому что всю ночь та пролежала грудой на полу. Аликс очень бы хотелось надеть платье и перестать притворяться мальчиком. Мужская одежда, мужские повадки давали ей большую свободу действий, но, если бы она была мальчиком, ей никогда не пришлось бы пережить такую ночь, как прошлая.

Она едва успела застегнуть дублет, как клапан, заменяющий дверь шатра, открылся и вошел Джослин, а за ним Розамунда.

— Ну как ты? — спросил Джос, внимательно разглядывая Аликс.

Но она не успела ответить, потому что его перебила Розамунда:

— У хозяина лихорадка, и мы должны сбить жар. Принеси холодной воды, Аликс, пока я приготовлю свои травы.

Аликс моментально схватила ведра и помчалась к реке.

Следующие три дня были мучительными. Они с Розамундой все время старались унять жар. Все большое тело Рейна было залеплено пластырями с целебными мазями, и женщины вливали ему в рот горькие отвары. Это насильное вливание постоянно сопровождалось окриками и грубостями Аликс, которая всячески его обзывала, даже нищим попрошайкой и напыщенным похотливым павлином, заставляя Розамунду посмеиваться, а иногда и краснеть. Аликс постоянно ему напевала и наигрывала на лютне, всячески стараясь успокоить Рейна и не давать метаться.

Пока Рейн горел в лихорадке, Джослин старался держать в узде бродяг, заставляя их продолжать военную подготовку, которую ввел Рейн, и всячески пытаться помешать им перерезать друг другу глотку.

— Не думаю, чтобы о них стоило так заботиться, — заметил как-то Джос, сидя в шатре у постели Рейна. — И почему он, — и Джос указал на спящего хозяина, — взвалил на себя такое бремя? — С этими словами он взял у Розамунды миску студня.

— Рейн всех принимает под свое крыло, — ответила тихо Розамунда, склонив, как всегда, голову. — Он искренне верит в то, что мы все достойны спасения.

— Мы все? — переспросила Аликс, глядя на Рейна. Она ни на минуту его не оставляла и даже спала, сидя на табурете и положив голову на край постели. — Но я не желаю, чтобы меня равняли с убийцей.

— А ты. Роза? — спросил Джос. — Какое ты совершила преступление?

Розамунда не ответила, но, когда Джос отвернулся, она так посмотрела на него, что Аликс невольно вскрикнула и сразу же притворилась, что кашляет. Розамунда была влюблена в Джослина. Аликс переводила взгляд с одного на другую — оба отличались необычайной красотой — и думала, как же они подходят друг другу. Она понимала, почему Розамунда оказалась в таком отвратительном лагере: люди считали, что на ней поставил свою метку дьявол, но почему здесь Джос?

На следующий день лихорадка покинула Рейна. Аликс спала, ее голова лежала рядом с его голой рукой, и она во сне почувствовала, что жара у него нет. Взглянув, она увидела, что он открыл глаза. Рейн обвел взглядом шатер и наконец посмотрел на Аликс. И сразу же у нее сильно застучало сердце и лицо предательски покраснело. Как он отнесется к тому, что они любили друг друга?

Через минуту он отвернулся с непроницаемым выражением и спросил:

— Я давно болею?

— Три дня, — ответила она хрипло.

— И вы содержали лагерь в порядке? Или они все поубивали друг друга?

— Они… они в порядке. Джослин все время сдерживал их угрозой меча, и все было тихо.

Он не ответил, и она осеклась. Вот сейчас он заговорит о них двоих, о их страстной любви.

Вместо этого он попытался сесть, а когда Аликс хотела ему помочь, Рейн ее оттолкнул, словно постороннюю. Отбросив шерстяное одеяло, он сорвал с бедра перевязку и, осмотрев рану равнодушным взглядом, потрогал ее.

— Заживает, — осмелилась вставить Аликс. — Розамунда говорила, что не рана опасна, а лихорадка. Мы боялись за твою жизнь.

Повернувшись, он смерил ее холодным, жестким взглядом, и она почти могла поклясться, что в глазах его сверкнул гнев.

— Принеси какую-нибудь еду, да побольше. Мне надо восстанавливать силы. Она не шевельнулась.

— Черт тебя побери, — загремел Рейн, и стенки шатра содрогнулись. Взрыв гнева явно истощил небольшой запас его энергии, и он приложил ладонь ко лбу. — Исполняй, — сказал он тихо и снова лег. — И, мальчик, — прибавил он, когда она подошла к дверному отверстию, держа в руках ведра, — принеси горячего вина.

«Мальчик»! — Аликс чуть не задохнулась от возмущения. — «Мальчик»!

— Аликс? — спросил подошедший Джос. — Это голос Рейна я сейчас слышал? Она угрюмо кивнула.

— Что с тобой? Почему он кричал? — Откуда мне знать, почему этот бык ревет? — отрезала она. — Как может такое ничтожество, как я, знать, о чем думает друг короля?

К ее негодованию, Джослин громко рассмеялся И ушел, насвистывая чересчур озорную, по мнению Аликс, песенку.

— Мужчины! — выругалась она, швыряя ведра в реку и зачерпывая вместе с водой песок и глину, отчего ей пришлось заново зачерпнуть. Во второй раз она действовала медленнее, но в глазах у нее стояли слезы. — Мальчик, — шепнула она холодным, стремительным волнам. Неужели она так мало значит для него, что она даже не помнит о ночи, проведенной вместе?

«Может, он все вспомнит через несколько часов», — подумала она, возвращаясь в шатер, и остановилась сказать Бланш, что Рейн хочет есть.

— А я уже знаю, — сладким, ехидным голоском ответила Бланш. — Он уже звал меня к себе. И должна сказать, что он силен и хорош, как всегда, — прибавила она погромче, чтобы ее как следует услышали стоявшие вокруг, и нарочито, напоказ, застегнула воротник своей грязной кофты. — Я уже отнесла ему еду.

Аликс вошла в шатер, сгибаясь под тяжестью двух полных ведер.

— Почему ты так долго ходил? — спросил Рейн с набитым ртом.

Аликс круто обернулась.

— У меня много других обязанностей, кроме как таскать вам еду, — ответила она сердито, — тем более, что, наверное, ваша шлюха хорошо о вас позаботилась.

— Вполне, — ответил он ровным голосом, вгрызаясь в окорок. — Нам надо позаботиться о твоих манерах. Женщина есть женщина, она хрупкое, беспомощное существо, которое надо защищать и любить независимо от того, каково ее положение. Если к шлюхе относиться как к настоящей леди, она и станет леди, а леди может превратиться в шлюху. Все зависит от мужчины. Запомни это. Ты еще не скоро станешь взрослым, но когда это произойдет…

— Когда это произойдет, мне ваших советов не потребуется, — почти крикнула она, прежде чем выйти, и, уходя, наткнулась на Джослина. Бросив на него сердитый взгляд, она быстро вышла из шатра.

Джос посмотрел на Рейна, сел на табурет и стал лениво перебирать струны лютни, пока хозяин молча ел. Через минуту Джослин перестал играть.

— Вы давно узнали насчет Аликс? — спросил Джос.

Рейн перестал есть, и только поэтому можно было судить, что он понял вопрос.

— Всего лишь несколько часов назад, — ответил он спокойно. — А ты давно знаешь?

— С самого начала. — И Джос рассмеялся, видя выражение лица Рейна. — И меня удивляло, что я единственный, кто догадался. Для меня она всегда была девочкой, переодевшейся в дублет брата. И когда вы ее называли мальчиком, мне не верилось, что вы это всерьез.

— Черт возьми, как бы я хотел, чтобы ты мне об этом рассказал пораньше, — ответил Рейн с чувством, и на щеке у него появилась ямочка. — Когда несколько дней назад она писала письмо от моего имени, я едва ее не поцеловал. Мне после этого было не по себе несколько часов.

— Но вы ее заставляете работать больше, чем кого другого.

— Ну, может быть, я просто хотел, чтобы у нее фигура изменилась. — И Рейн рассмеялся. — Я одно время с ума сходил от ее ног.

— А теперь какие у вас планы насчет нее?

Оттолкнув поднос, Рейн лег на подушки. Он был еще слаб и очень устал.

— Насколько ее история правдива, не знаешь? И что ей сделал Пагнел?

— Он обвинил ее в краже, объявил ведьмой и назначил награду за ее голову.

Рейн вздернул бровь, он был смущен, что так мало знает об Аликс и о том, что у него происходит под носом.

— А как поведут себя отбросы общества, узнав, что в лагере появилась молодая девушка, за выдачу которой они получат награду?

Джос только фыркнул в ответ.

— Да, ей лучше оставаться мальчиком, — задумчиво произнес Рейн, — и под моим покровительством. Чем меньше людей знает, кто она на самом деле, тем лучше.

— Но вы сами ведь скажете Аликс, что знаете, кто она?

— Ха! — проворчал Рейн. — Пусть тоже помучается, как я. Она по любому случаю задирает на меня свой хорошенький хвостик, и сегодня утром, когда я понял, что она меня дурачила, я чуть не свернул ей шею от злости. Нет, пусть немного потомится. Она думает, что я ничего не помню. — И он быстро взглянул на Джоса. — Она думает, я не знаю, что она женщина. Пусть и дальше так думает.

Джослин встал:

— Но вы не будете с ней очень суровы, правда? Может, я ошибаюсь, но она считает, что влюблена в вас.

Рейн широко улыбнулся:

— И хорошо. Нет, я не причиню ей зла, но заставлю Аликс отведать немножко ее собственного зелья.

Через час, когда, гордо задрав подбородок, Аликс вернулась в шатер, Рейн и Джослин лениво играли и кости, не проявляя к ним особенного интереса.

— Аликс, — сказал Рейн, не удостоив ее взглядом, — ты занимался сегодня физическими упражнениями? Ты достаточно тощ, чтобы не бояться растрясти свои жалкие мышцы.

— физическими упражнениями? — выпалила она, однако сдержалась. — По причине, которая и теперь мне не совсем понятна, я очень волновался, выживете вы или умрете, и совсем не заботился, чтобы укрепить свое хилое тельце.

Рейн с удивлением и досадой взглянул на нее.

— Аликс, как ты можешь так со мной разговаривать? — тихо проговорил он. — Ты действительно жалеешь, что я выжил? Уходи, Джос. Все равно больше нет сил играть. Может, сейчас налью себе винца — ведь я достаточно уже силен, — прибавил он, с очень утомленным видом откидываясь на подушки.

Джос сдавленно закашлялся, перед тем как сунуть кости в карман, и, выпучив глаза от сдерживаемого смеха, вышел из шатра.

Аликс старалась держаться поодаль, но, увидев, как обессиленно Рейн упал на постель и как он бледен и беспомощен, смягчилась.

— Я принесу вам вина, — вздохнула она. Но у него очень дрожали руки и, обхватив его за плечи, она поднесла чашку к его губам — этим губам, которые даже сейчас заставляли ее сердце учащенно биться.

— Ты устал, — сочувственно заметил он. — А давно ли ты мылся? Самые грязные люди — это мальчишки твоего возраста. Ну да ладно, — улыбнулся Рейн и снова откинулся на подушку. — В один прекрасный день ты встретишь женщину, которой захочешь понравиться! Я тебе когда-нибудь рассказывал, как я сражался на турнире под Парижем? Там были три женщины, которые…

— Нет! — завопила она так громко, что он с невинным изумлением посмотрел на нее. — Не рассказывали, и я не желаю слушать ваши грязные байки.

— Но оруженосец должен знать не только, как обращаться с оружием. Например, когда ты играешь на лютне, то песни и мелодии, которые ты исполняешь, больше подходят для женщин. А женщинам нравится, когда мужчина сильный и уверенный в себе. Женщинам никогда не понравится хныкающий юнец, который и поет-то почти женским голосом.

— Хныкающий, — повторила глубоко оскорбленной Аликс. Возможно, она сама некрасива, но в своей музыке она уверена. — Что вы сами-то знаете о женщинах? — огрызнулась Аликс. — Если вы знаете о них столько же, сколько о музыке, то, значит, вы невежественны, как…

— Как? — спросил он с любопытством, приподнявшись и подперев себя локтем, чтобы увидеть ее лицо. — Так же, как красив, силен и любвеобилен? — поддразнивал он Рейн.

— И так же тщеславны, как невежественны, — Крикнула Аликс.

— Ах, если бы твой рост соответствовал силе твоего голоса! Ты никогда не пробовал сокрушать криком замковые стены? А может, ты в силах взять такую ноту, что вся вражеская конница покорно последует за тобой в дебри лесные?

— Довольно! Прекратите! — возопила Аликс. — Я вас ненавижу — вас, огромного, глупого, неуклюжего дворянина! — Она повернулась и уже хотела уйти, когда низкий повелительный голос Рейна заставил ее вернуться:

— Приведи Розамунду, ладно? Я себя плохо чувствую.

Она шагнула к нему, но сдержалась и вышла. Снаружи стояло много народу, очевидно прислушиваясь к громкому спору в шатре. Стараясь не обращать внимания на людей, которые веселились и обменивались тумаками, Аликс пошла на площадку для физических упражнений и три нелегких часа провела, тренируясь в стрельбе из лука.

Наконец, выбившись из сил, Аликс направилась к реке, искупалась, вымыла голову и поела, прежде чем вернуться.

В шатре было темно, тихо, и она предположила, что Рейн спит. Она подумала, что теперь, если ей хватит духу, она уйдет из лагеря и никогда не вернется. Почему же она решила, что драгоценный для нее опыт столь же дорог властелину здешних мест? Он, конечно, привык к тому, что в его постели женщины постоянно меняются, и обращает на них мало внимания. Что значит для него еще одна? Если она сейчас признается ему, что это она — его последняя победа, рассмеется он или отведет ей место среди других? Значит ли это, что они с Бланш будут развлекать его по очереди?

— Аликс? — спросил Рейн сонным голосом, — ты ел что-нибудь?

— Целое ведро съел, — ответила она язвительно, — так что скоро вырасту с вашу лошадь.

— Аликс, не злись на меня. Подойди, сядь рядом и спой мне песенку.

— Я не знаю тех песен, которые вам нравятся.

— Ну, я как-нибудь и твою перенесу, — сказал он так устало, что она смягчилась, взяла лютню и тихо заиграла, негромко подпевая.

— Ты понравишься Джудит, — пробормотал он.

— Джудит? Прекрасной жене вашего брата? Но зачем такой леди знаться с низкорожденной… низкорожденным адвокатским отпрыском? — Она чуть не сказала «дочерью», — Ей бы понравилась твоя музыка, — сказал он, засыпая, и она снова стала наигрывать и петь.

Когда Аликс уверилась, что Рейн спит, она встала на колени около постели и с минуту смотрела на него, и не только чтобы послушать, дышит ли он. Наконец она подошла к своему узкому жесткому ложу и приложила все силы, чтобы не зарыдать.

Утром Рейн настоял на том, чтобы пойти на тренировочную площадку. Никакие возражения Аликс и Джослина не могли убедить его отдохнуть еще день. По дороге Аликс увидела, что на лбу у него выступил пот, и заметила упрямую мрачность взгляда: он заставлял себя двигаться.

— Если вы умрете, какая от этого польза всем нам? — накинулась на него Аликс. — А если умру, ты сам, лично, известишь об этом мое семейство? — спросил он с такой серьезностью, что у нее захватило дыхание, но на щеке у Рейна показалась и исчезла ямочка, и она поняла, что он ее дразнит.

— Я перекину вашу мертвую тушу через седло и поеду на встречу с вашей высокородной семьей, но я не брошусь на колени с вашими сестрами, чтобы вместе с ними вас оплакивать.

— Ну, там будут и другие женщины, кроме сестер, чтобы пролить слезу на моих похоронах. Я тебе никогда не рассказывал о Джоан, горничной Джудит? Никогда в жизни не встречал более пылкой женщины.

При этих словах Аликс отвернулась, и Рейн неуверенно рассмеялся при виде ее непреклонной спины.

После часа занятий Аликс прибежала в шатер за травяным отваром для Рейна и наткнулась на Бланш, которая рылась в его одежде.

— Чем ты тут занимаешься? — повелительно спросила Аликс, и Бланш, испугавшись, отскочила.

— Собираю белье в стирку, — сказала она, виновато косясь в сторону. Аликс рассмеялась:

— С каких это пор ты знаешь, что такое мыло? — И быстро схватила Бланш за руку. — Лучше говори правду. Ты знаешь, какое наказание последует за кражу, — изгнание!

— Отпусти, мне надо идти, — захныкала Бланш, стараясь вырваться. — Мне здесь нечего делать. Дай пройти!

Бланш попыталась вырваться, но Аликс толкнула ее изо всей силы, так что та отлетела в сторону и ударилась спиной о шест шатра.

— Я тебе за это отплачу, — процедила Бланш, — ты еще пожалеешь, что отбил у меня лорда Рейна.

— Я? — спросила Аликс, стараясь, чтобы в вопросе не прозвучало радости. — И как же это я его у тебя отбил?

— Но он больше не ложится со мной, — сказала Бланш, вставая. — Ну, а так как ты мальчик…

— Осторожно, — предупредила Аликс, — мне кажется, тебе стоит поберечься моего гнева. Ты что искала, когда я вошел?

Бланш демонстративно молчала.

— Ну тогда мне придется рассказать Рейну. — И Аликс повернулась, чтобы уйти.

— Нет! — воскликнула Бланш со слезами в голосе. — Мне некуда больше податься. Пожалуйста, не говори ему. Я не стану воровать, и я никогда не воровала прежде.

— Тогда плати за молчание.

— Чем? — переспросила испуганная Бланш.

— Расскажи, что знаешь о Джослине.

— Джослине? — спросила Бланш с таким видом, словно впервые слышит это имя. Аликс накинулась на нее:

— Рейн скоро хватится меня, и, если ты не расскажешь все, пока кто-нибудь не придет за мной, он узнает, что ты воровка.

Та немедленно стала рассказывать:

— Джослин был странствующим менестрелем, и все высокородные леди хотели его, не только из-за его песен, но и… — Она заколебалась. — Он никогда не уставал, — сказала она, вздохнув, и Аликс поняла, что Бланш знает об этом не понаслышке. — Он отправился в замок Чатворт по приглашению леди Элис.

Фамилия «Чатворт» заставила Аликс встрепенуться. Чатворт был тот самый человек, что захватил в плен сестру Рейна и его невестку.

— Леди Элис злая женщина, — продолжала Бланш, — но ее муж, лорд Эдмунд, был еще хуже. Ему нравилось бить женщин, видеть, как они сопротивляются, когда он их насилует, и наслаждаться их страданиями. Была там одна женщина, Констэнс, и он забил ее насмерть, — во всяком случае, он решил, что она умерла. Тогда он велел Джосу отделаться от трупа.

— А дальше? — поторопила ее Аликс. — У меня мало времени.

— Но женщина была жива, и Джос ее спрятал. Он ухаживал за ней, вылечил и влюбился в нее.

— Ну и что здесь необычного для человека его… способностей?

Внезапно Бланш стала волноваться, теребя пальцы и переминаясь с ноги на ногу.

— Даже не верилось, что он любил кого-нибудь раньше. Когда лорд Эдмунд узнал, что Констэнс жива, он опять взял ее к себе для удовольствия, а Джоса бросил в одиночку, где люди сидят до самой смерти, потому что о них забывают. А девушка… эта Констэнс…

— Да? — нетерпеливо спросила Аликс.

— Она решила, что Джос все равно что мертв, и покончила с собой.

Услышав о таком страшном грехе, Аликс перекрестилась.

— Однако Джос выбрался из подземелья и приехал сюда, — продолжала Бланш. — Но сначала он убил лорда Эдмунда, — тихо добавила она и, шмыгнув мимо Аликс, выбежала из шатра.

— Убил лорда, — прошептала Аликс. Несомненно за голову Джоса назначена большая награда. Неудивительно, что он не хочет знаться с обитательницами лагеря. Аликс уже прекрасно понимала, что значит любить и потерять.

— Ты что здесь делаешь? — раздался сердитый голос у нее за спиной. — Ты ушел по крайней мере час назад и бездельничаешь?

— Я буду работать, — пробормотала она и отвернулась.

Рейн схватил ее за руку и сразу отпустил.

— Плохие новости?

— Ничего интересного для вас, — отрезала она и вышла из шатра.

Весь остаток дня Аликс думала о Джослине. Джос был милый, добрый, чуткий и достойный любви. Она пожалела, что влюбилась не в него: насколько бы сейчас все было проще. Когда-нибудь, и, возможно, скоро, Рейн выйдет из леса и вернется к своей богатой родне, а она, Аликс, останется в одиночестве.

Подняв рассеянно меч и стараясь держать его прямо над головой, она заметила какое-то движение у края площадки. В тени, затаившись, стояла Розамунда и куда-то смотрела. Аликс проследила за ее взглядом. Он был прикован к Джослину, а в нем было полно страсти, огня и, Аликс поняла, — плотского желания. Сейчас Розамунда стояла прямо и впервые в ее облике не было приниженности, с которой она словно извинялась за свое существование.

— Аликс! Опять ты прохлаждаешься, — рявкнул Рейн, и она, сделав гримасу, снова принялась упражняться.

В ту ночь вымотавшийся за день и все еще очень слабый Рейн лег пораньше. Аликс сидела у костра и ела бобы из миски. Около нее расположился Джослин.

— У тебя разорвана рубашка, — заметила она, — надо, чтобы кто-нибудь починил.

Аликс не успела это сказать, как три женщины сразу предложили свои услуги.

— Нет, — ответил Джослин, глядя в свою миску, — и так сойдет.

— Да отдай ты рубашку кому-нибудь из них, — нетерпеливо перебила Аликс. — А я принесу тебе рубаху Рейна, чтобы ты не замерз. У него их предостаточно.

Джос неохотно снял рубашку. Аликс торопливо пошла к шатру. Бросив взгляд на очертания огромной фигуры спящего Рейна, она поспешила назад с рубашкой, перекинутой через руку. Невдалеке от площадки Аликс остановилась. Обнаженный до пояса Джослин сидел у костра. Вокруг столпились женщины, алчно разглядывая его, любуясь его красотой и сожалея о явной меланхолии юноши. Поодаль стояла Розамунда, но Джослин ни разу не взглянул на женщин.

Аликс подала Джослину рубаху, налила себе кружку кипящего сидра и стала дуть, чтобы он остыл. Внезапно раздался какой-то шум, и все головы повернулись в одном направлении.

Позже Аликс не могла припомнить, действовала она по надуманному плану или интуитивно. Никто на нее не смотрел, а она стояла рядом с обнаженным Джослином, держа в руке горячий сидр. Аликс успела только подумать, что, если его обжечь, он должен будет просить о помощи Розамунду, и — пролила полкружки на его руку. И немедленно пожалела. Джослин отскочил от нее, рубаха упала на землю.

— Джос, я… — начала она, с ужасом глядя, как покраснела кожа у него на руке.

— Розамунда, — прошептал кто-то. — Надо послать за Розамундой.

Через считанные секунды Розамунда была уже рядом. Зажав холодной ладонью ожог, она повела Джослина в тень. Глаза у Аликс налились слезами, она задрожала всем телом при мысли, что натворила. Но все произошло так быстро, что не было времени подумать.

Большая ладонь зажала ее шею, лишив возможности шевельнуться.

— Иди за мной к реке, а если не пойдешь, я кнутом погоню, — проворчал ей на ухо Рейн, едва сдерживая гнев.

Чувство вины сменилось нескрываемым ужасом. Погонит ее кнутом? Она судорожно глотнула и последовала за Рейном в чащу леса. Да, она заслужила наказание: она не смела причинять боль и вред своему другу.

ГЛАВА 9

У реки Рейн обернулся. Его красивый рот исказила гневная гримаса.

— Тебя следовало бы избить, — сказал он в ярости и легонько ударил Аликс, но этого было достаточно, чтобы она распласталась по холодной земле. — Что ты вообразил, чем тебя обидел Джослин? — процедил он сквозь зубы. — Может, ты позавидовал покрою его дублета? Или он что-то сказал, что пришлось тебе не по нраву? А может, он играет и поет лучше тебя?

Это ее задело.

— Я пою и играю лучше всех, — сказала она твердо, гордо уставясь на Рейна подбородок и не сводя с него глаз.

— Дьявол тебя побери! — прорычал он, хватая ее за перед рубашки и поднимая на ноги. — Я тебе доверял. Я думал, что ты принадлежишь к тем немногим из твоего сословия, что обладают чувством чести. Но ты, как все остальные, позволяешь себе из-за мелких распрей забывать о чести.

Они представляли собой странную пару: Рейн вдвое превышал ее ростом и нависал над нею, как башня, однако голос ее не имел себе равных.

— Чести, — заорала она. — Вам не знаком смысл этого слова. А Джослин — мой друг. И у нас нет с ним никаких распрей.

— Так-так! Значит, ты, со своим низменным умишком, вылил кипяток ему на руку просто ради забавы! Ты такой же, как Элис Чатворт, которая любит получать и причинять боль. И если бы я знал заранее…

Но тут Аликс изо всей силы ткнула его кулаком в живот.

— Избавьте меня от рассказов о своей глупой семье, — закричала она, подтверждая свое нежелание слушать силой кулаков. — Я сама объясню Джослину, что и зачем я сделала, но вам, вам, тщеславному, невежественному, противному хвастуну, объяснять не стану. Вы этого не заслуживаете. Вы судите и осуждаете, не зная истинных причин.

Рейн сгоряча, не выдержав, ударил ее по руке, чтобы она выронила меч, но за последние недели рефлексы Аликс развились от упражнений, а сноровки Рейна притупилась от болезни. Лезвие задело тыльную сторону кисти, и оба они замерли, глядя, как из пореза брызнула кровь.

— Ты крови жаждешь? — сказал Рейн. — Или моей, или моего друга? Но я тебе покажу, что значит причинять боль.

Он потянулся к ней, но она отпрыгнула в сторону. Рейн дважды сделал попытку поймать Аликс, и, когда ему удалось схватить ее за плечи, он очень сильно встряхнул ее.

— Как ты можешь? — спросил он запальчиво. — Я доверял тебе. Как же ты мог меня предать?

Ей было трудно понимать, казалось, что голова сейчас оторвется, но наконец до нее стал доходить смысл происходящего. Рейн чувствовал себя в ответе за Джослина, а он привык относиться к своим обязанностям серьезно.

— «Розамунда, Розамунда, Розамунда», — пропела Аликс.

Наконец он услышал и перестал трясти.

— Отвечай, — закричал он во все горло. Она ослабла от бешеной тряски и едва слышно ответила:

— Розамунда влюблена в Джослина и, наверное, сможет заменить ему Констэнс, если они будут вместе.

Но для него это было лишено смысла. Пальцы Рейна все сильнее впивались в ее плечи, она даже стала опасаться, как бы они не проткнули мясо до кости, и торопливо рассказала ему о Джосе и Констэнс, не упоминая о Чатвортах.

Рейн онемел от неожиданности.

— Так ты их сводишь? — хрипло спросил он. — Ты поранила Джослина из-за каких-то своих дурацких идей о любви?

— А вам что известно о ней? — огрызнулась Аликс. — Вы так мало знаете женщин, что даже не понимаете, когда одна из них стоит перед вами!

— Да, верно, — охотно согласился он, — я совершенно не понимаю лживых, обманных женских уловок.

— Но не все женщины лгут и обманывают.

— Назови хоть одну честную. Ей до смерти хотелось назвать себя, но она не посмела.

— Розамунда, — выпалила Аликс. — Она хорошая и добрая.

— Ничего подобного, если такими уловками она хочет заарканить мужчину.

— Заарканить! Кому нужно арканить таких противных тварей, как мужчины? — И осеклась, увидев, как сверкнули глаза Рейна. — Так вы знаете? — ахнула она. — Вы знаете!

Но она не стала долго раздумывать над тем, справедливы ли ее выводы. Вместо этого она налетела на него с кулаками.

— Ты! — начала она в гневном запале, но Рейн не дал ей продолжать. Он схватил ее, притиснул к себе хрупкое тело и прижался губами к ее губам. Он жадно целовал Аликс, держа рукой за голову, обхватив другой за талию и приподняв в воздух.

— Вспомни, что я слабый мужчина, а целый день упражнений…

Аликс укусила его в плечо.

— Когда ты узнал? — Не так давно, как хотелось бы, но почему ты мне не сказала с самого начала? Я понимаю, что тебе пришлось переодеться в мужское платье, но я бы сохранил твою тайну.

Она зарылась лицом в его шею, ощутив кожу, такую мягкую, такую сладостную…

— Не знаю. О, Рейн, ты действительно, ты взаправду очень слаб?

Его смех отозвался во всем ее теле. Он оторвал ее от себя и подкинул вверх.

— Значит, ты отведала любви и не можешь теперь отказаться, да?

— Она — как музыка, — ответила мечтательно Аликс, — самая лучшая музыка на свете.

— Я, конечно, должен принять это как комплимент, — ответил он, расстегивая ее дублет.

В какое-то мгновение у нее мелькнула мысль, что ему не понравится ее маленькая грудь теперь, когда его зрение и чувства не затуманены лихорадкой.

— Рейн, — сказала она, задерживая его руку, — Я выгляжу как мальчик.

Он не сразу понял, что она хочет сказать.

— Ты меня с ума сводишь своими ногами, а говоришь, что похожа на мальчика? Я приложил все усилия, чтобы сделать из тебя мужчину, но потерпел неудачу. Однако женщину из тебя я сделал.

Затаив дыхание, Аликс позволила ему раздеть себя, и, когда он окинул ее хрупкое тело горячим, жарким взглядом, она совершенно забыла о своих страхах.

Она рассмеялась и сорвала с него все, что могла. Рейн опустил ее на землю, держа за спину, и позволил ей делать с ним все что угодно, и никогда еще не встречал он такого пыла.

— Я тебя не ушиб? — пробормотал он, обнимая ее легкую фигурку.

— Немного, но там, где следовало. О, Рейн, я думала, что ты никогда не оправишься от своей лихорадки. — И с этими словами Аликс вскочила ему на живот. Он удивился, но накрыл ладонями ее стройные бедра.

— Спой мне, моя птичка, — прошептал он и опустил ее как цветок на стебель жизни.

Вздох Аликс был в самом деле мелодичен. Она сразу же уловила ритм его движений, а его большие руки поднялись к ее груди, согревая и возбуждая. Руки бродили по всему ее телу, на минуту задержались у золотого пояса с изображением льва, затем скользнули к бедрам и задвигались в такт с нею.

Кончиками пальцев Рейн исследовал, ласкал ее тело, но вот напряжение его возросло и руки вцепились в плоть, направляя и властвуя. Одним сильным рывком он опустошил себя, и Аликс, дрожа и сотрясаясь, приникла к его груди.

— Как так много женского может подделываться под мальчика? — прошептал он, зарывшись руками в ее волосы и целуя в висок. — Ничего удивительного, что ты чуть не свела меня с ума.

— О? — удивилась Аликс, стараясь не слишком проявлять любопытство. — Когда же это было? Я бы ни за что не догадалась, что ты видишь во мне больше чем мальчика на побегушках.

— Да наверное, когда ты нагибалась или дергала ногой, садясь в седло, или еще в чем-нибудь вела себя не по-мужски.

— Дергала ногой! Никогда я не дергала! А ты что устраивал? Заставлял меня садиться к себе на спину верхом! Ты что, со всеми мальчиками так поступаешь?

Он рассмеялся:

— Мальчики проявили бы интерес к моей силе. Тебе не холодно? — Она села к нему на грудь, тесно прижимаясь всем телом.

— Нет.

— Аликс! — он поднял голову, в лице его мелькнул страх. — А сколько тебе лет? Она взглянула на него свысока:

— Мне двадцать, и если ты надеешься, что я еще подрасту…

Хмыкнув, он прижал к себе ее голову:

— Бог наградил тебя музыкальным талантом, что тебе еще надо? Я испугался, что ты ребенок. На вид тебе не больше двенадцати.

— А тебе нравится моя музыка? — спросила она с невинным видом, и голос у нее был искусительно тихим.

— Нет, больше ты похвал от меня не дождешься.

Мне кажется, ты и так получила предостаточно. Кто тебя учил?

Она бегло рассказала ему о священнике и монахе.

— Значит, вот почему ты сохранила девственность до двадцати лет и Пагнел… погоди, — сказал Рейн, потому что она хотела заговорить, — он трус, но он не причинит тебе зла, пока ты со мной.

— О, Рейн! Я знала, что ты так скажешь. Я знала! Да, быть дворянином — значит иметь много привилегий. Теперь ты можешь отправиться к королю и просить его о прощении, а потом мы поедем к тебе домой. Я буду петь для тебя, играть и мы будем очень счастливы.

Рейн одним движением столкнул Аликс с себя и стал одеваться.

— Просить короля о прощении… — сказал он едва слышно. — А что я такого сделал, что меня надо прощать? Ты забыла, что два человека из моей семьи захвачены в плен? Ты забыла, почему я здесь? А как насчет тех, кто в лагере? Сегодня король разглагольствует о Законе об огораживании земель и лишает крестьян пастбищ, а завтра требует от них же, чтобы они покинули свои новые пристанища.

— Рейн, — сказала она умоляюще, придерживая рубашку у ворота, — я же не хотела… Если бы король Генрих выслушал твой рассказ, он бы тебе помог. И этому Чатворту не позволили бы удерживать твоих родных.

— Генрих, — зарычал Рейн, — ты так о нем говоришь, словно он Господь Бог. А он просто жадный человек. Ты знаешь, почему он объявил меня вне закона? Из-за моих земель! Он хочет обессилеть дворянство и укрепить собственную власть. Да, ваше сословие согласно с ним, потому что он делает вам всякие поблажки, но что случается, когда дурной король обладает могуществом? С дворянами ему приходится туго, они ограничивают его права. А вот если бы королем стал такой, как Пагнел? Неужели ты хотела бы служить ему и подчиняться?

Аликс поспешно расправила рубашку. Еще никогда она не видела Рейна в таком гневе.

— Но я же не Обо всей Англии говорю, — сказала она примирительно. — Я имела в виду только нас с тобой. Ты, конечно, мог бы гораздо больше помочь своей семье, если бы сейчас был с нею.

— И поэтому ты хочешь, чтобы я пополз на коленях к королю, — прошептал он. — Ты этого хочешь? Ты хочешь видеть, как я буду унижаться перед ним, забыв о правилах чести?

— Чести! — сказала она громко. — Но какое отношение ко всему этому имеет честь? Ты же был неправ, использовав для своих нужд королевских солдат?

С минуту ей казалось, что он сейчас ее ударит, но Рейн отступил на шаг с пылающим взглядом.

— Для меня честь все на свете, — прошептал он и повернул к лагерю.

Аликс молниеносно оделась и побежала вдогонку.

Перед шатром Рейна стоял слуга его брата с посланием в руке. Аликс обрадовалась. Может быть, брат сообщает хорошую новость, и Рейн перестанет сердиться.

Она поспешила взять послание и скользнула в шатер. Аликс с улыбкой распечатала свиток, но в следующую минуту поникла головой.

— Что там? — прорычал Рейн. — Кто-нибудь заболел?

Аликс со слезами на глазах взглянула на него. Их взгляды встретились, и он помрачнел.

— Что там? — потребовал он ответа. — Твоя… сестра Мэри… умерла, — прошептала Аликс.

Рейн ничем не выдал своих чувств, только губы у него побелели. — А Бронуин?

— Ей удалось бежать из замка Роджера Чатворта, Но ее еще не нашли. Твои братья ее ищут.

— Есть там еще что-нибудь?

— Нет. Ничего. Рейн, — начала Аликс, но он отстранил ее:

— Уходи! Оставь меня одного.

Аликс подчинилась было, но оглянулась и увидела, как напряглась у него спина. Нет, она не может оставить его вот так.

— Садись! — скомандовала она. Когда он обернулся, его глаза были черны, как сама преисподняя. — Садись, — сказала она тише, — давай поговорим.

— Оставь меня! — зарычал он, но опустился на табурет и уронил голову на руки.

Аликс мгновенно села у ног Рейна, не касаясь его.

— Какая она была? — спросила она шепотом. — Мэри была маленькой, полной? Она часто смеялась? Ругала ли тебя и твоих братьев? Как она поступала, когда вы так упрямились, что ей хотелось стукнуть нас палкой по голове?

Рейн взглянул на Аликс. Глаза потемнели и стали алые.

— Мэри была хорошая, добрая. У нее не было недостатков.

— Это прекрасно, — заметила Аликс. — Ведь ей надо было быть просто святой, чтобы выносить твое ослиное упрямство, да и твоих братьев тоже, ведь они такие же, как ты.

Рейн схватил ее за горло, табурет упал.

— Мэри была как ангел, — прорычал он ей в лицо, а его руки напряглись.

— Ты меня задушишь, — сказала Аликс покорно, но задыхаясь. — Однако Мэри ты этим не вернешь.

Его руки упали, но потом он опять ее схватил, крепко прижал к себе и мял так, словно она была из воска. А когда она стала вырываться, Рейн обхватил ее еще крепче, покачивая и гладя по волосам.

— Расскажи мне о вашем ангеле. Расскажи о своих братьях. А Джудит у вас какая? А Бронуин?

Нелегко было заставить его заговорить, но постепенно он стал рассказывать, и Аликс поняла, какая у него дружная, любящая семья. Мэри была старшей из пяти детей. Братья ее обожали. Рейн вспоминал, какая она была самоотверженная и никогда не думала о себе, и как недавно они с Бронуин, рискуя жизнью, спасли ребенка слуги. Он рассказал о Джудит и о том, как плохо с ней обращается его брат, а она все равно его преданно любит и все прощает.

Аликс, живя в маленьком, уединенном городке и не зная ничего о жизни дворян, раньше думала, что они ведут спокойное обеспеченное житье-бытье, но, слушая рассказ Рейна, поняла, что скорбь, печаль и даже смерть — частые гости в этой жизни. И она радовалась, что не прочла вслух послание Гевина. Роджер Чатворт изнасиловал чистую, невинную Мэри, и она в ужасе бросилась с замковой башни.

— Аликс, — тихо сказал Рейн, — ты теперь понимаешь, почему я не могу отправиться к королю? Чатворт — мой, и, прежде чем все это закончится, он поплатится головой.

— Что! — воскликнула Аликс, отшатываясь. — Ты говоришь о мести?

— Но он убил Мэри.

— Нет, не убил! — И она отвела глаза в сторону, кляня себя, что проговорилась.

Он с силой повернул к себе ее лицо:

— Значит, ты мне прочитала не все, что написал Гевин. Как Мэри умерла?

— Она…

Он так сильно сжал ее щеки, что на глазах у нее выступили слезы.

— Рассказывай! — приказал он.

— Она покончила жизнь самоубийством. Рейн впился в нее взглядом:

— Она была набожна, она бы не смогла так поступить без причины. Что он ей сделал?

Она поняла, что он уже догадался, но умолял сказать, что ошибается. Но Аликс не могла ему лгать.

— Роджер Чатворт… уложил ее в свою постель.

Рейн с силой отшвырнул Аликс в сторону. Закинув голову, он издал такой отчаянный вопль, в нем звучали такая ярость, такая ненависть, что упавшая Аликс скорчилась у постели.

Снаружи шатра было как-то неестественно тихо, даже ветер утих.

Поглядев на Рейна, Аликс заметила, что он начал дрожать, потом сотрясаться от гнева и ярости, ненависть вызвала судороги. Она моментально вскочила и, бросившись к нему, обняла.

— Нет. Рейн, нет! — умоляла она, — не выступай против Чатворта. Король… Но Рейн опять ее оттолкнул.

— Ну, король был бы доволен, если бы знати у него стало поменьше. Он бы тогда присвоил земли Чатворта, так же как и мои.

— Рейн, пожалуйста. — Она опять прижалась к нему. — Ты не можешь делать, что хочешь, когда твои братья ищут Бронуин. Да и что будет с людьми лагеря? Не можешь ты бросить их, чтобы они перерезали друг друга.

— С чего ты стала о них заботиться?

— А с того, что я в ужасе, как бы тебя не убили, — честно призналась она. — Разве ты сможешь одолеть Чатворта? У тебя нет рыцарей. Они, вообще-то, есть у тебя? А у Чатворта есть воины?

— И сотни, — процедил сквозь зубы Рейн. — Он всегда окружен людьми, которые его защищают.

— Но если ты с ним сразишься, разве он будет вести честный бой, один на один? А если тебе придется прорываться сквозь мощный заслон?

Рейн обернулся, но она заметила, что он начинает прислушиваться к ее доводам. Как бы ей хотелось знать побольше о дворянах. «Честь, думай только о чести при любых обстоятельствах и не говори о деньгах», — предупредила она себя.

— Но Чатворт поступает вопреки правилам чести, — продолжала она, — и ты не можешь поступать с ним по-рыцарски. Ты должен договориться с братьями и действовать с ними заодно.

Про себя она надеялась, что братья не так вспыльчивы и нетерпеливы, как Рейн.

— Пожалуйста, подожди до тех пор, пока не успокоишься. Мы напишем твоим братьям и придумаем вместе план действий.

— Я не уверен…

— Рейн, — сказала Аликс тихо. — Мэри уже несколько дней как умерла. Может быть, Чатворту уже сполна воздали за это. А может, он бежал во Францию. Может и…

— Ты меня пытаешься уговорить? Зачем? Аликс глубоко вздохнула.

— Я научилась тебя любить, — прошептала она. — Я скорее умру, чем тебя убьют у меня на глазах, а так и случится, если ты нападешь на Чатворта в одиночку.

— Я смерти не боюсь.

Аликс гневно взглянула на Рейна.

— Тогда уходи, — закричала она. — Иди и подари свою жизнь Чатворту. Ему это, конечно, очень понравится. Тем более что ты ему так облегчишь задачу. Ступай, а я помогу тебе вооружиться. Надень свои лучшие доспехи. Мы нацепим на тебя все твое оружие, и вот тогда ты бросишь вызов всей армии Чатворта. Но ведь ты у нас непобедимый. Да, отправляйся-ка в поход, — закончила она, хватая панцирь. — Мэри будет приятно смотреть с небес, как ее брата разрубают на кусочки. Это упокоит ее душу.

Взгляд Рейна, холодный и колючий, казалось, пронзил ее насквозь.

— Уйди, — прошептал он наконец, и она подчинилась.

Еще никогда Аликс не испытывала такого страха, как в эту минуту, и, несмотря на холодный воздух снаружи, вся вспотела.

— Аликс, — прошептал чей-то голос. То был Джослин.

Через считанные секунды они обнялись, и у нее хлынули слезы.

— Сестра Рейна, — прорыдала она, — Мэри. Она умерла, и Рейн один хочет выступить против армии убийцы.

— Ш-ш, — успокоил ее Джос. — Он ведь не такой, как мы все. Нас воспитали трусами, мы при опасности поджимаем хвост и убегаем, чтобы сохранить свое жалкое существование с ежедневной борьбой за кусок хлеба. Таких людей, как Рейн, в мире немного. Он скорее умрет, чем смирится с бесчестьем.

— Но я не хочу, чтобы он погиб. Он не может умереть! Я всех потеряла — мать, отца. Я не имею права его любить, я знаю. Но я его люблю.

— Но у тебя есть все основания и права его любить. А теперь успокойся и подумай, чем ты можешь предотвратить его самоубийственный поступок. Можешь ты убедить Рейна написать брату, а сама сделать приписку?

— О, Джос, — сказала она вдруг, хватая его за руки. Он вздрогнул и она осеклась. — Ой, твое плечо, которое я обварила сидром. Прости, я…

— Успокойся, — повторил он, приложив кончики пальцев к ее губам. — Обо мне заботится Розамунда. Рана маленькая. А теперь иди к Рейну, поговори с ним, но спокойно, без раздражения.

Аликс молча вошла в шатер. Рейн сидел на постели, обхватив голову руками.

— Рейн, — прошептала она, коснувшись его волос. Он яростно схватил ее руку и поцеловал в ладонь.

— Я никчемный человек, — ответил он, — мою сестру убили, а я ничего не делаю. Ничего!

Она села рядом, заключив его в объятия, и опустила голову ему на плечо.

— Давай ляжем. Уже поздно. Завтра мы напишем Гевину письмо. Может быть, он что-нибудь придумает.

Рейн послушно позволил себя уложить, но, когда Аликс направилась к своему ложу, он схватил ее за руку:

— Останься со мной.

Она и не думала, да и не смогла бы отвергнуть такое предложение. Улыбнувшись, она скользнула в его объятия.

И всю ночь, даже когда она засыпала, Аликс чувствовала, что Рейн лежит рядом не смыкая глаз.

Наутро у него были тени под глазами и мрачнейшее настроение.

— Подай вина, — уронил он, — а потом неси перо в бумагу.

Письмо брату, продиктованное Рейном, дышало гневом и чувством мести. Он клялся, что убьет Роджера Чатворта, и предупреждал: если Гевин не выступит с ним вместе, он это сделает один.

В конце Аликс сделала приписку, умоляя Гевина вразумить Рейна, потому что он готов бросить вызов всей армии Чатворта. Запечатывая письмо, она не могла не думать, как воспримет важный лорд Гевин ее непрошеное вмешательство.

Через два дня пришел ответ. Посланец, полумертвый от спешки, чуть ли не упал на Аликс без сил. Дрожащими руками она распечатала письмо.

Король Генрих страшно гневался на оба семейства — Монтгомери и Чатвортов. Он наложил огромный штраф на Роджера Чатворта и заново подтвердил свой указ, объявлявший Рейна изменником. Он желал, чтобы оба дворянина покинули Англию, и собирался предпринять все возможное, чтобы добиться этого. Он негодовал на то, что Рейн все еще не покинул английские берега и прячется в лесах, и поговаривают, будто он собирает армию и намерен выступить против короля.

— Чем король старее, тем глупее, — отмел это предположение Рейн. — Да и кто бы мог научить эту рвань воевать?

— Но это доказывает, что ты должен по-прежнему скрываться, сообщает твой брат. Король Генрих с удовольствием бы доказал на твоем примере, что он сделает с другими, кто не верит в его могущество.

— Гевин беспокоится, как бы не потерять свои земельные угодья, — заметил с отвращением Рейн. — Мой брат больше заботится о земле, чем о чести. Он уже позабыл о смерти сестры.

— Ни о чем он не забыл! — прикрикнула на него Аликс. — Но он помнит также, что в его семье есть и другие. Неужели тебе было бы приятно, чтобы он послал тебя на верную смерть? Недавно он потерял свое неродившееся дитя, утратил сестру, пропала жена его другого брата, и что же ему теперь делать: поощрять твои глупые мысли о мести, с которыми ты так охотно готов идти на смерть?

— Но я хочу отомстить за смерть сестры, — заорал он в ответ. — Ты хочешь, чтобы я спокойно относился к нанесенному мне оскорблению? Неужели в твоем сословии нет людей, которые понимали бы, что означает слово «честь»?

— Мое сословие! — крикнула она в ответ. — Ты считаешь, что раз ты высокого происхождения, то один лишь умеешь чувствовать? Однажды ночью вот такой, как ты, перерезал моему отцу горло и сжег мой дом. И словно этого недостаточно, обвинил меня в воровстве и колдовстве. И все из-за того, что был распален похотью. А теперь ты долбишь мне о мести и хочешь знать, понимаю ли я тебя. Но я шагу не могу ступить из этого леса, потому что мне угрожает смерть.

— Аликс, — начал он.

— Не дотрагивайся до меня! — закричала она. — Ты со своими благородными манерами высмеиваешь таких, как я, потому что мы много думаем о деньгах. А что нам остается делать? Мы всю жизнь жилы из себя тянем и отдаем вам большую часть своих доходов, чтобы вы могли вольготно жить в прекрасных домах и на досуге рассуждать о чести и мести. Если бы тебе приходилось тревожиться, что ты будешь завтра есть, то вряд ли бы ты разглагольствовал о чести.

— Ты не понимаешь, — угрюмо отвечал он.

— Нет, я все прекрасно понимаю, и тебе это чертовски хорошо известно. — И Аликс выбежала из шатра.

ГЛАВА 10

Прошло немало времени, прежде чем Аликс успокоилась. В одиночестве она сидела у реки. Наверное, она права, что ненавидит Рейна за его знатное происхождение. Между ними существует преграда, которая никогда не рухнет. Все, во что он верит, противоречит ее представлениям об истине. Всю жизнь ей приходилось неустанно работать — до занятий музыкой и после них. И всегда в доме жила тревога, будет ли завтра пища. Если бы не священник, им зимой часто нечего было бы есть. Рейн иногда жаловался на еду в лагере, но она никогда в жизни не ела так разнообразно и много.

Когда Пагнел убил отца, ей надо было думать о том, как выжить. Выжить! Что это такое — ни Рейн, ни его могущественные братья понятия не имеют. Кровная месть, защита чести, похищение заложников — все эти незрелые забавы никогда ее не интересовали.

— Мне можно посидеть с тобой? — спросил Джослин. — Не хочешь поделиться своими раздумьями? Глаза Аликс блеснули.

— Я представляю, как Рейн пашет. Если бы ему пришлось беспокоиться о хлебе насущном, ему некогда было бы думать об убийстве Чатворта. А если бы Чатворту пришлось управляться с волами, ему было бы не до похищения Мэри.

— А, ты мечтаешь о равенстве, — ответил Джос. — Примерно того же хочет король Генрих — все у всех отнять в свою казну, чтобы остальные были одинаково бедны.

— Ты рассуждаешь, как Рейн, — упрекнула Аликс. — А я думала, ты на моей стороне. Джослин оперся спиной о камень и улыбнулся:

— Я ни на чьей стороне. Я знаю, как живут и те, и другие. Бедность низших классов так же меня не привлекает, как… развращенность вышестоящих. Конечно, есть люди среднего положения. Я бы, наверное, не возражал быть богатым торговцем, закупать и продавать щелка и отрастить толстое брюхо.

— В Мортоне жили богатые торговцы, но они тоже были недовольны жизнью, потому что все время боялись потерять свое богатство.

— Вроде Рейна, который все время боится утратить честь?

Аликс улыбнулась, поняв, что он наводит ее на какую-то мысль.

— Что ты хочешь этим сказать?

— А то, что все мы разные и что нет ничего совершенно хорошего или абсолютно плохого. Если ты хочешь, чтобы Рейн понял твои привычки и мысли, прояви терпение. Пилить его — бесполезно. Ты вряд ли чего-нибудь этим достигнешь.

Аликс рассмеялась:

— Так я его пилю, да? Пожалуй, мой голос звучит погромче. Джослин притворно застонал:

— Но ты ведь такая же упрямая, как он, ты это понимаешь? Оба вы так уверены в своей исключительной правоте!..

Наступило минутное молчание. Аликс раздумывала над его словами.

— Джос, как ты думаешь, почему я его люблю? Да, он красив, на него приятно смотреть, но ведь ты тоже красивый. Почему же я люблю именно Рейна, хотя знаю, что эта любовь никогда ни к чему не приведет? Самое большее, на что я могу надеяться, это на то, что он даст мне место домашней музыкантши, и я буду… услаждать слух… его жены и детей.

— Кто же знает, что заставляет нас любить? — ответил Джос, задумчиво глядя вдаль.

— У меня такое чувство, будто я знала Рейна еще до встречи с ним. Во время бегства в лес я все думала, как ненавижу знать, но как только увидела Рейна… — Аликс снова засмеялась. — Да уж, я действительно постаралась в него влюбиться.

— Ладно, давай возвращаться. Уверен, что у Рейна полно работы для нас обоих. И постарайся помнить, что сейчас ему требуется утешение, а не только нотации насчет его ослиного упрямства.

— Я постараюсь. — И она взяла его протянутую руку, чтобы встать.

В тени деревьев стояла женщина, о которой, казалось, они совсем позабыли, — Бланш. Ее лицо безобразно исказилось, когда она увидела, как Джос подает руку Аликс. В последние дни Аликс и Рейн бурно ссорились, как ссорятся только влюбленные. Они, наверное, думали, что раз все происходит внутри титра, то их никто не слышит, но они ссорились так громко, что и каменные стены не заглушили бы их голоса. Люди в лагере бились об заклад, кто переспорит, и поговаривали, что мальчик может постоять за себя. Они радовались, слыша речи Аликс о том, что ее сословию некогда разглагольствовать о чести, оно для итого слишком много работает. Но кое-чего бродяги не слышали. Это кое-что слышала только Бланш, плотно прижимаясь ухом к стенке шатра: а именно то, что Аликс объявили ведьмой, так как кто-то ее возжелал, и что Аликс любит Рейна, а по ночам до слуха Бланш доносились безошибочные звуки любви.

Когда-то Бланш занимала важное положение в замке Эдмунда Чатворта, а Джослин был ее возлюбленным. Теперь, в те редкие минуты, когда он взглядывал на нее, Джослин яростно оскаливался и в глазах его тлела ненависть. И все из-за этой противной шлюхи Констэнс! Констэнс отбила Джоса у Бланш и у всех остальных женщин. Джослин, который всегда смеялся и пел, который ложился в постель сразу с тремя и всем доставлял удовольствие, теперь стал вроде священника, давшего обет безбрачия. Хотя недавно, как Бланш заметила, он начал с немалым интересом поглядывать на эту меченую дьяволом Розамунду.

А теперь она, Бланш, теряет и Рейна — большого, красивого, могущественного, богатого Рейна. И из-за кого? Из-за тощей, с короткими волосами, плоскогрудой девчонки, похожей на мальчишку. «Если бы мне пришлось носить мужскую одежду, — подумала Бланш, — никто бы меня не принял за мальчика. Но у Аликс совсем ничего нет в фигуре женского, и личико маленькое. Так почему Рейн вздыхает по ней? Она из того же сословия, что и я, не высокородная леди. И до появления девчонки в лагере я самолично обслуживала Рейна, и один раз — о какая это была прекрасная ночь! — я разделила с ним ложе. Но больше это наверняка не повторится, если, конечно, мне не удастся избавиться от девчонки».

На лице Бланш появилось новое, решительное выражение. С ним она и вернулась в лагерь.


В течение нескольких недель Аликс изо всех сил старалась удержать Рейна от объявления войны Роджеру Чатворту. Каждую неделю замок Монтгомери и лагерь обменивались посланиями, и не раз Аликс благодарила судьбу, что лорд Рейн был неграмотен и не мог сам прочесть письмо, потому что в конце каждого письма Гевину она прибавляла постскриптум со своим представлением об истинном положении дел. Она сообщала Гевину, как ярость Рейна возрастает день ото дня, как он все усиленнее, до полного изнеможения упражняется на тренировочной площадке, готовясь к схватке с Чатвортом.

В свою очередь Гевин сообщал, что Бронуин нашлась и что она должна в августе родить. Он писал о том, какой яростью пылает их младший брат из-за смерти Мэри, и поэтому пришлось отослать Майлса на остров Уайт к родственникам, в надежде, что дяде удастся охладить его пыл. И уже в более приподнятом настроении Гевин описывал ярость дяди из-за того, что его воспитанница влюбилась в Майлса и клянется последовать за ним на край света.

— А каков он собой, этот твой брат? — с любопытством спросила Аликс.

— Майлс нравится женщинам, — вот и все, что Рейн соблаговолил ответить.

Ничто не могло его сейчас рассмешить. Даже в его ласках сквозило отчаяние.

Другой брат Рейна, Стивен, прислал письмо из Шотландии.

Письмо, по мнению Аликс, было странное, исполненное гнева против англичан, и сообщало о плохом прошлогоднем урожае.

— Твой брат шотландец?

— Нет, но он женился на девушке из клана Мак-Арранов и взял ее фамилию.

— Он отказался от старой, знатной английской фамилии ради шотландской? — Аликс ушам своим не верила.

— Бронуин что хочет может заставить мужчину сделать ради нее, — отрезал Рейн.

Аликс прикусила язык. Уж очень ей хотелось съехидничать насчет богатых бездельниц, которые всегда так нравились Рейну. Однажды она уже съязвила насчет Джудит, но Рейн только улыбнулся.

— Джудит, — произнес он с такой нежностью, что Аликс вздрогнула, — в жизни никогда я не трудился так усердно, как она трудится каждый божий день.

— Как благородно звучит, как по-рыцарски! — фыркнула Аликс недоверчиво.

В апреле стали происходить разные события. Лагерные бродяги казались послушными зимой, во, когда почки на деревьях набухли и подул свежий весенний ветерок, они начали драться. Не друг с другом, — они стали потихоньку исчезать и разбойничать. Заботы Рейна возросли стократно. Он был намерен поддерживать в лагере порядок.

— Да зачем ты так беспокоишься? — набросилась на пего Аликс, — они не стоят того, чтобы тратить на них время.

Впервые за многие дни она увидела, как на щеке у него заиграла ямочка.

— В людях этого класса нельзя пробудить честь, правда? Такие чувства присущи только нам.

— Нам? — опять фыркнула Аликс. — С каких это пор я причислена к лику твоих облаченных в щелка дам? Бьюсь об заклад, я так же хороню владею мечом, как твоя Джудит иголкой.

Это замечание почему-то очень развеселило Рейна.

— И ты бы выиграла, — засмеялся он. — А теперь пойди сюда и поцелуй меня. Вот это ты делаешь лучше всего.

Аликс радостно прильнула к нему.

— Правда, Рейн? — спросила она серьезно. Она старалась жить настоящим днем, не загадывая вперед, но иногда думала о будущем, и тогда воображение рисовало ей Рейна с его высокородной женой и ее самое на заднем плане, в тени.

— Ну-ну, откуда у нас такой печальный вид? — спросил он, поднимая ее подбородок. — Неужели со мной так трудно ужиться?

— Я просто боюсь, вот и все. Не вечно же мы будем жить в лесу.

— За что надо благодарить небо. В последние месяцы мой дом, наверное, пришел в ветхость.

— Вот если бы ты явился к королю, — начала она вкрадчиво.

— Давай не будем спорить, — прошептал он, приближая губы к ее губам. — Неужели это возможно — любить женщину и ненавидеть ее мысли?

Но прежде чем Аликс успела ответить, он начал ее целовать, и она уже ни о чем не могла думать, кроме как о его близости. Они не очень-то были осторожны.

Они просто не могли быть осторожными. Хоть Аликс все еще делала вид, что, как полагается оруженосцу, ежедневно упражняется на площадке, она уже не принимала занятий всерьез. Когда Аликс чувствовала на себе взгляд Рейна, она делала все, чтобы соблазнит его. И немилосердно его дразнила.

И какую же свободу действий даровал мужской наряд! Однажды, когда они отправились на охоту и уже довольно далеко отъехали от лагеря, Аликс повернулась к нему в седле лицом и расстегнула треугольный клапан на своих туго обтягивающих штанах-чулках. Рейн сначала не понял, но вскоре не посрамил ее изобретательности. Он быстро расстегнулся и посадил ее на себя.

Они, однако, не приняли во внимание жеребца. Конь раздул ноздри и бурно повел себя, учуяв запах любви. Рейн одновременно пытался укротить его и удержать пылкое тело Аликс в нужном положении. Но вот настал момент, когда Рейн потерял власть над собой, и животное встало на дыбы. Аликс захлопала глазами от удивления.

Рейн так захохотал при виде ее лица, что она оскорбилась.

— Нет, больше я таких штук делать не стану, — сказал он, ухмыляясь. — И подумать только, что большую часть жизни ты провела в церкви. А теперь ты, — и он поднял брови, — стала седлать коней.

Она хотела было как следует оборвать его, но, сделав попытку повернуться, вдруг увидела, что треугольный клапан исчез. Целый час ей пришлось сносить насмешливый хохот Рейна, пока она ворошила листья вокруг в поисках треугольника.

Но последней все же смеялась Аликс. Ее соблазнительное одеяние вскоре заставило его перейти от веселья к медовым речам. Она же с гордой повадкой, которую у него и переняла, заставила Рейна на коленях просить о благосклонности. Но она не рассчитала, на каком уровне окажется его рот, когда он встанет на колени, и через минуту уже она просила его о пощаде.

Они долго, отдыхая, ласкали друг друга, а потом Рейн вытащил треугольник из кармана, где он пролежал все это время. Когда же с нарочитой яростью она забарабанила в его грудь кулаками, он стал так крепко ее целовать, что Аликс едва не задохнулась.

— Так что, девушка, знай, кто здесь хозяин, — сказал он, утыкаясь носом в ее шею. — А теперь надо возвращаться в лагерь, если, разумеется, мой конь позволит нам сесть на него верхом, ведь он в тебя влюблен.

Она ничего не могла поделать с ярким румянцем, залившим лицо при этой его шутке. Рейн дружески шлепнул ее по тугому задку и поднял в седло. И расхохотался, когда конь опять встал на дыбы, почувствовав и его тяжесть.

— Ты просто слишком для него грузен, — ловко нашлась Аликс.

— Если я не слишком грузен для тебя, то почему же грузен для него?

И Аликс решила, что лучше помалкивать, потому что Рейн все равно одержит верх.

Сейчас, держась за него, она старалась не думать о будущем, о времени, когда они больше не будут равны.

Крик снаружи шатра заставил их отпрянуть друг от друга.

— Ну что на этот раз? — проворчал Рейн. — Опять воровство или избиение?

К шатру приближалась разгневанная толпа.

— Мы требуем, чтобы ты нашел вора, — сказал предводитель. — Где бы мы ни прятали свои вещи, их все равно крадут.

Злость охватила Аликс.

— По какому праву ты предъявляешь требования, олух? — закричала она. — С каких это пор лорд Рейн должен блюсти ваше добро? А тебя уж давно надо бы о вздернуть.

— Аликс, — предупреждающе сказал Рейн, ударив ее по плечу так, что она едва не упала. — А ты следил за своим имуществом? — спросил он вожака. — Ты его прятал?

— Ну, — ответил он, враждебно глядя на Аликс, — кое-кто из наших прячет вещи. Вот Джон, к примеру, спрятал под изголовье нож, а утром он исчез.

— И никто не видел вора? — поинтересовался Рейн.

Вперед выступила Бланш.

— Это должен быть кто-то маленький, легкий, чтобы незаметно проскользнуть, — сказала она и покосилась на Аликс.

Толпа обратила злобное внимание на мальчишескую фигурку рядом с Рейном.

— И он ничего не боится, думает, что его всегда защитят.

Аликс невольно шагнула назад, поближе к Рейну, — Бланш, — сказал спокойно Рейн, — ты кого-нибудь подозреваешь? Выкладывай начистоту.

— Никого в точности, — ответила Бланш, наслаждаясь всеобщим вниманием, — но кое-что на этот счет смекаю.

Аликс, снова овладев собой, высунулась было вперед, но Рейн остановил ее.

— Мы поймаем вора, — сказал человек из толпы, — а когда поймаем, то он получит как следует.

Аликс до того была потрясена ненавидящим взглядом говорившего, что даже не слышала ответа Рейна. Каким-то образом он смог им что-то такое пообещать, поэтому, ворча, люди наконец разошлись.

— Они меня ненавидят, — прошептала Аликс, когда Рейн втолкнул ее в шатер, — но за что?

— Ненавидишь их ты, Аликс, — ответил Рейн. — А они чувствуют это, даже если ты прямо не говоришь. Они думают, что ты ставишь себя выше них.

Аликс считала, что уже привыкла к прямым и откровенным словам Рейна, но к такому она готова не была.

— Но я не ненавижу.

— Они такие же люди, как ты и я. Нам повезло с семьей, происхождением. Ты знаешь женщину, у которой нет правой руки? Мод? Ей отрезал руку родной отец, когда ей было три года. Чтобы подавали больше, когда она просила милостыню. Она стала проституткой уже в десять. Да, эти люди — воры и убийцы, но их больше ничему не учили.

Аликс тяжело опустилась на табурет.

— Ты никогда мне об этом прежде не рассказывал. Почему?

— Каждый волен поступать по собственному разумению. Каждый должен выполнять свой человеческий долг.

— О, Рейн, — заплакала Аликс, обнимая его за шею. — Ты так добр, справедлив, благороден. Мне кажется, ты любишь всех и каждого, а я не люблю никого.

— Да, я настоящий святой, — торжественно согласился он, — и первым моим святым поступком будет поручить одному тощему ангелу почистить мои грязные доспехи.

— Опять? Рейн, можно в следующем письме к твоему брату я попрошу, чтобы он прислал тебе настоящего оруженосца?

— Вставай, ленивый ты мальчишка. — Но когда она стояла уже у выхода, нагруженная доспехами, он наградил ее жарким поцелуем. — Чтобы помнила обо мне, — шепнул он и вытолкнул Аликс из шатра.

У реки она встретила Джослина. Через плечо на бечевке у него висело пять кроликов. Они немного поговорили, и Джос пошел в лагерь. Он все больше и больше времени проводил с Розамундой.

Аликс изо всех сил пыталась изгнать из мыслей случай с кражей. Ну конечно же, никто не поверит наветам Бланш.

Прошли еще два дня, внешне спокойных, а потом опять случилась кража, и опять люди в лагере смотрели на Аликс с подозрением.

«Это Бланш, — подумала Аликс. — Она очень усердно плела интригу в последнее время».

Однажды, когда Аликс налила себе миску бульона, что-то толкнул ее и она обожгла руку. Это могло быть случайностью, хотя у нее и возникло подозрение на этот счет. В другой раз она слышала, как двое бродяг громко обсуждали задавал, которые считают себя лучше других.

На четвертый день, когда она шла по тренировочной площадке, ее задели мечом и поранили руку. Рейн стал расспрашивать присутствующих, но оказалось, что ни у кого из них нет меча в руках. И когда он лишний час заставил их заниматься, они злобно косились на Аликс.

В шатре Рейн молча перевязал ее рану.

— Скажи что-нибудь! — потребовала она.

— Мне все это не нравится. И мне не нравится, что тебе причиняют вред. Держись ко мне ближе. Будь всегда у меня на виду.

Она лишь кивнула в ответ. Может быть, она слишком враждебно держится по отношению к этим людям? Может быть, они заслуживают частичку ее времени? Аликс мало знала людей. Она хорошо знала только музыку. В Мортоне ее любили, потому что она дарила ее людям, но здешние, по-видимому, нуждались в чем-то другом. Она знала, что это Бланш настраивает против нее обитателей лагеря. Но если бы она сама относилась к людям добрее, Бланш не так бы легко удалось делать свое черное дело.

Позже она взяла у Рейна лютню, села у костра и стала играть. Один за другим люди вставали и уходили. И это почему-то напугало Аликс больше, чем что-либо еще.

Два дня она не отходила от Рейна. Людям в лагере теперь было кого ненавидеть, и они при каждой возможности проявляли свои чувства.

Вечером второго дня, когда Аликс сидела в нескольких шагах от Рейна, ее вдруг схватил один из бродяг и стал обыскивать. Прежде чем Аликс успела вскрикнуть, бродяга издал торжествующий вопль и поднял вверх нож, который Аликс никогда до того не видела.

— Это мальчишка украл нож, — кричал бродяга. — Теперь у нас есть доказательство.

В одно мгновение Рейн оказался рядом и закрыл Аликс собой.

— Что все это значит? — повелительно спросил он. Бродяга усмехнулся, глядя на собирающуюся толпу.

— Твой заносчивый мальчишка теперь не отопрется, — сказал он, осматривая нож. — Я нашел вот это у него в кармане. Я уже давненько его подозревал, но теперь мы знаем наверняка. — Он приблизил лицо к Аликс. Изо рта у него пахло гнилью. — Ну теперь-то ты не станешь задирать нос перед нами!

Через несколько секунд, потирая ушибы, он пытался подняться с земли, куда швырнул его Рейн.

— А ну работать! — приказал он. Но люди, а толпа с каждой минутой прибывала, остались неподвижны.

— Мальчишка ворует, — упрямо возразил кто-то. — Задай ему взбучку.

— Обдери ему кнутом задницу, и тогда мы посмотрим, какой он гордый.

Аликс, широко раскрыв глаза от страха, спряталась за Рейна.

— Нет, мальчик не вор, — так же упрямо возразил Рейн.

— Вы, дворяне, разглагольствуете, что ко всем надо относиться по справедливости, — крикнул кто-то из задних рядов. — Этот мальчишка ворует у нас, а ему все сходит с рук!

— Не бывать этому! — завопило по крайней мере пятеро.

Рейн вытащил меч и угрожающе взмахнул им:

— Убирайтесь вы все. Мальчик не вор. Кто желает поплатиться жизнью за это вранье?

— Он у нас все равно получит что следует, — крикнул кто-то, и толпа стала расходиться.

ГЛАВА 11

Прошло очень много времени, прежде чем Аликс посмела оторваться от массивной фигуры своего защитника. Колени у нее дрожали, и она цеплялась за руку Рейна.

— Я не крала нож, — наконец прошептала она, собравшись с силами.

— Конечно нет, — отрезал Рейн, но по выражению его лица она поняла, что он не может не думать о происшествии.

— Что теперь будет?

— Они постараются добиться своего.

— То есть чего?

— Суда над тобой и изгнания. Прежде чем ты здесь появилась, я обещал им все дела решать по справедливости.

— Но я же ничего плохого не сделала, — сказала она, едва не плача.

— Ну и что? Ты им так и заявишь? Но они все равно обвинили бы тебя, будь ты сама Пресвятая Матерь Божья.

— Но почему, Рейн? Я же действительно ничего не крала. А вчера вечером я даже пыталась им спеть, но они ушли.

Он серьезно взглянул на Аликс:

— А что, людям, кроме музыки, от тебя никогда ничего не перепадало? Никто никогда не просил о большем, чем сладкозвучные песенки?

На это ей нечего было ответить. Для нее музыка составляла весь смысл жизни. И жителям ее городка от нее тоже нужна была только музыка.

— Идем, — сказал Рейн, — надо составить план действий.

Угрюмо, опустив голову и не глядя на встречных, она последовала за ним. Эта всеобщая, направленная против нее злоба была для Аликс совершенно внове.

Когда они вошли в шатер, Рейн тихо сказал:

— Завтра мы уезжаем из леса.

— Уезжаем? Мы? Не понимаю.

— Люди предубеждены против тебя, и оставаться тебе здесь небезопасно. Я не могу защищать тебя каждую минуту, но не могу также позволить им причинить тебе вред. Поэтому завтра утром мы уедем.

Аликс, вся трепеща от ненависти людей непосредственно за тонкими стенками шатра, слушала вполуха.

— Но ты не можешь уехать отсюда, — прошептала она, — тебя схватит король.

— К черту короля! — сердито огрызнулся Рейн. — Я не могу здесь оставаться и каждый день беспокоиться, что они на тебя набросятся. Ты не можешь своими песнями их умаслить, Аликс, и надо выбираться отсюда. Несмотря на их вид, они поумнее лошадей, которых ты завораживаешь своим пением. Они приложат все силы, чтобы добраться до тебя.

Аликс начала прислушиваться к его словам.

— Так ты уедешь вместе со мной?

— Конечно. Было бы не слишком хорошо с моей стороны оставить тебя одну. Ты и дня не продержишься самостоятельно в большом мире.

Слезы застлали ей глаза.

— И потому, что другие тоже все узнают обо мне? Узнают, что я тщеславна и высокомерна, и мне ни до кого, кроме себя, нет дела?

— Аликс, ты милое дитя, и ты заботишься обо мне.

— Но кто может не полюбить тебя? — спросила она простодушно. — В твоем мизинце больше доброты, чем во всем моем существе. И теперь ты хочешь меня спасти, рискуешь свободой, хотя тебя могут бросить в тюрьму.

— Я отвезу тебя к своему брату и…

— И Гевин навлечет на себя гнев короля за то, что дал приют женщине, обвиненной в колдовстве. Ты что же, пожертвуешь всей своей семьей ради меня, Рейн? Неужели ты так меня любишь?

— Да!

Аликс молниеносно заглянула в его глаза, увидела там любовь, но вместо радости ощутила боль.

— Я должна побыть одна, — прошептала она, — мне надо подумать.

Он проводил ее до выхода из шатра и позвал Джослина.

Аликс шла через темный лес к реке, и мысли беспорядочно теснились в ее голове. Она села на большой камень и стала смотреть на темную, блестящую воду.

— Выходи, Джос, — крикнула она. — Ты не можешь подкрасться бесшумно, — сказала она уныло, когда он сел рядом. — Тебе Рейн приказал защищать меня?

Джос молчал.

— Да, он должен меня защищать. Он и на считанные минуты не может оставить меня одну из страха, что кто-нибудь причинит мне зло.

— Но ты не сделала ничего плохого.

— Да, я не воровала, это верно, однако я не сделала и ничего хорошего. Ты посмотри на Рейна. Он мог бы сейчас жить удобной приятной жизнью в Другой стране, однако он выбрал этот холодный лес, чтобы иметь возможность помогать соотечественникам. Он защищает их, заботится, чтобы они были сыты. Он всегда трудится для их блага. И тем не менее за голову его назначена награда, и он должен оставаться здесь, хотя семья нуждается в его помощи. Его сестру изнасиловали, она покончила с собой, и он страшно горюет, но даже в горе не прекращает своих трудов ни на один час.

— Рейн хороший человек.

— Он — совершенный человек.

— Аликс, — тихо сказал Джослин. — Рейн будет защищать тебя от недоброжелателей, а когда не сможет быть рядом, то я стану твоим защитником. Твоя любовь помогла ему справиться с горем.

«Джослину известно, что я женщина», — подумала Аликс, но нисколько этому не удивилась.

— А что хорошего в моей любви? Я его не стою. Он решил завтра покинуть лагерь, свободно выехать из леса среди бела дня и стать легкой добычей короля. Рейн покинет лес, где ему ничто не угрожает, ради пеня и подвергнет себя опасности попасть в тюрьму или даже погибнуть.

Опять Джослин замолчал.

— Тебе нечего сказать? Ничего утешительного насчет того, что Рейну нечего бояться?

— Ему будет угрожать большая опасность, если он покинет лес. Рейн — человек известный, и его хорошо знают в лицо.

Аликс глубоко вздохнула:

— Но как же я могу позволить ему так рисковать ради меня?

Так что ты задумала? — отрывисто спросил

Джос.

— Я сам уеду. Я не могу остаться и постоянно причинять Рейну беспокойство, но и он не может уехать вместе со мной. Следовательно, надо уезжать одной.

Аликс даже вздрогнула, так громко Джослин расхохотался.

— Уверен, что Рейн Монтгомери подчинится тебе, как комнатная собачка. Ты сообщи ему, что собираешься уехать одна, а он кротко тебя поцелует и пожелает счастливого пути.

— Нет, я готова к схватке.

— Аликс, — все еще смеясь, сказал Джослин, —

Рейн перебросит тебя через седло и умчится из леса. Ты можешь орать во всю глотку, но, когда дело идет всерьез, мускулы всегда одерживают верх над словами.

— Да, ты прав, — вздохнула Аликс. — О, Джос, что же мне делать? Он не может, не должен рисковать своей жизнью ради меня.

— Люби его, — сказал Джос. — Он хочет только этого. Иди к нему, следуй за ним, живи с ним. Все переживай вместе с ним, дыши им.

Она соскочила с камня, уперла руки в бока и набросилась на Джослина:

— А что я буду делать, когда его убьют из-за меня? Держать его холодную руку и возносить слезную молитву к Богу? Я, конечно, спою прекрасно, и все скажут, что я, наверное, очень и очень его любила. Нет, я не хочу, чтобы у него руки стали холодные. Я хочу, чтобы они были горячие от любви ко мне — или к кому-нибудь еще, если на то пошло. Я скорее отдам его Бланш, чем соглашусь видеть мертвым.

— Но как же ты сумеешь заставить его остаться здесь? — тихо спросил Джослин. Аликс опять села.

— Не знаю. Но должно же быть нечто такое, что я могла бы ему сказать. Может быть, оскорбить его семью?

— Рейн просто посмеется над этим.

— Верно. Может, если я скажу ему, что он… — Но она не смогла предложить ни одного обидного прозвища, которым бы уже не называла его. Да и не проймешь его этим. — Ох, Джос, — сказала Аликс в отчаянии, — что же мне сделать? Рейна надо защитить от него самого. Если он уедет из леса, то обязательно станет преследовать Чатворта, и король тоже будет повлечен в эту распрю и… нет, я не могу этого позволить. Так что же мне делать?

Прошло много времени, прежде чем Джослин снова заговорил. А когда он это сделал, она едва расслышала его.

— Ложись со мной.

— Что! — Она круто развернулась к нему. — Я тебе толкую о безопасности Рейна, о том, что ему угрожает вполне возможная смерть, а ты пытаешься лечь со мной? Если ты хочешь женщину, то возьми какую-нибудь из этих потаскушек, что вздыхают по тебе. Или ложись с Розамундой. Уверена, что ей это будет гораздо приятнее, чем мне.

— Аликс, — усмехнулся Джослин, коснувшись ее руки. — Прежде чем ты задашь мне трепку, выслушай меня. Если ты серьезно хочешь, чтобы Рейн здесь остался, ты не сможешь его убедить словами, но кое-что ты сможешь сделать. Он ведь не очень хорошо тебя знает, не настолько, чтобы во всем верить тебе, ведь ни один мужчина, наверное, женщинам не верит. Если бы Рейн застал тебя с другим мужчиной, ты бы никогда не смогла его убедить снова тебя принять. Но тогда он позволит тебе уйти, а сам останется здесь.

— Но он возненавидит меня, — прошептала Аликс, — и нрав у него иногда просто бешеный.

— А я думал, ты настроена серьезно. Минуту назад ты сказала, что даже уступила бы его Бланш. — Джослин чуть не подавился на этом имени. — Ты надеешься, что сможешь сейчас оставить Рейна, а потом, когда король вернет ему свою благосклонность, опять вернуться к нему? Такое случается лишь в твоих песенках. Единственный способ, каким ты можешь уйти одна из леса, — это полностью изменить его чувства.

— То есть превратить любовь в ненависть, — прошептала она.

— И все-таки ты предполагаешь, что он будет стоять на тропинке и махать тебе вслед рукой со слезами на глазах? — язвительно осведомился Джос. — Аликс, ты слишком сильно его любишь, чтобы сделать ему больно. Пусть он завтра увезет тебя отсюда. Братья сумеют защитить Рейна, пока он не получит прощения короля.

— Нет! Нет! Нет! — закричала она. — Никто не сможет защитить его от стрелы. Даже в этом лесу, окруженный стражей, он был ранен. Уехать — значит рисковать жизнью. Это значит погибнуть. — И она зарылась лицом в ладони. — Но если он возненавидит меня! Его любящий взгляд сменится ненавидящим. О, Джос! Это очень большая пена.

— Для тебя что важнее: его любовь или его жизнь? Ты что предпочитаешь: петь молитвы над его могилой или знать, что он жив, но его обнимает другая женщина?

— Мне не очень понятна такая любовь, и сейчас я предпочитаю, чтобы он умер, чем оказался в объятиях другой женщины.

Джос попытался сдержать улыбку.

— Твое желание действительно такое?

— Нет, — сказала Аликс нежно. — Я хочу, чтобы он жил, но чтобы остался со мной.

— Ты должна выбрать что-то одно.

— И ты уверен, что единственный способ заставить его не уезжать — это… лечь с кем-нибудь?

— Больше я ничего не могу придумать.

Ее глаза расширились от страха.

— А как же ты, Джос? Ведь Рейн очень разозлится на тебя?

— Полагаю, что так.

— И что ты будешь делать? Твоя жизнь здесь превратится в ад. Джос откашлялся:

— Если я хочу остаться в живых, мне тоже надо будет уходить. Я не хочу жить в постоянной распре с Рейном из-за того, что переспал с его женщиной.

— О, Джос! Уход погубит и твою жизнь, не только мою. Ведь тебя разыскивают по обвинению в убийстве. Что, если кто-нибудь узнает тебя?

Аликс не заметила, как Джос вздрогнул. Он не знал, что ей известна его история.

— Я отращу бороду, а тебя в костюме мальчика не узнают. Мы вместе будем петь, играть и заработаем себе на кров и пропитание.

Она сразу же подумала о Пагнеле, но отогнала эту мысль. Впервые в жизни она решила сначала думать не о себе, а о другом.

— У Рейна столько несчастий в жизни. Совсем недавно смерть сестры, а теперь…

— Решайся, Аликс, и начинай раздеваться. Если не ошибаюсь, к нам приближается Рейн.

— Уже сейчас? — охнула она. — Нет, мне надо подумать.

— Выбирай, — сказал он, подходя очень близко, — мертвый, но твой или живой, но чей-нибудь еще?

В воображении возник образ навсегда затихшего, неподвижного Рейна, и она обняла Джослина за шею, ища губами его губы.

Джослин уже давно приобрел опыт по быстрому раздеванию женщин и не забыл его до сих пор. Несмотря на то, что Аликс была в мужском костюме, его ловкие пальцы на удивление быстро освободили ее от дублета. Она и ойкнуть не успела, как они уже были обнажены до пояса и прильнули друг к другу голой плотью.

Джослин зарылся руками в ее волосы, притянул ее голову и так жадно поцеловал в губы, что она в тревоге расширила глаза. Но у нее и секунды не было поразмыслить над тем, как целуется Джос, потому что Рейн оттолкнул их в стороны друг от друга, да так сильно, что они отлетели и упали на берег.

— Я убью тебя, — едва слышно прошептал Рейн, сверля Джослина взглядом.

Аликс, у которой от падения закружилась голова, накинула рубашку и, увидев, что Рейн вытаскивает из ножен меч, крикнула что есть силы:

— Нет! — От ее крика с деревьев посыпалась ночная роса. «О Боже, дай мне силы», — взмолилась Аликс и заслонила собой Джоса. — Я жизнь отдам за этого человека, — сказала она, волнуясь.

Аликс видела, как меняется выражение лица Рейна: изумление, боль, гнев, холодность — и эта перемена отдалась в самом ее сердце.

— Так ты меня дурачила? — тихо спросил Рейн.

— Мужчины, как музыка, — ответила Аликс как можно беспечнее. — Я не могу существовать, исполняя лишь любовные арии или только заупокойные мессы. Мне нужно и то, и другое. И как в песнях, в мужчинах мне тоже необходимо разнообразие. Ты, ах, ты как песня ярости, ты цимбалы и барабан, в то время как Джос, — и ресницы Аликс затрепетали, — Джос — мелодия флейт и арфы.

С минуту она думала, что сейчас Рейн оторвет ей голову, но она не боялась, а почти желала этого. Она всей душой взмолилась, чтобы он ей не поверил. Неужели он действительно думает, что музыка значит для нее больше, чем он сам?

— Убирайся с глаз моих, — прошептал он глухо. — И пусть твой дружок отныне заботится о тебе. Уходи сегодня же вечером. Я не желаю больше тебя видеть.

Рейн повернулся, чтобы уйти, и Аликс сделала несколько шагов к нему, но Джос схватил ее за руку:

— Что ты можешь сказать ему теперь, кроме правды? Оставь его. Порви связь сейчас. Подожди меня здесь, я скоро вернусь. У тебя есть другая одежда или еще какое-нибудь имущество?

Она покачала головой и едва заметила, когда осталась одна. Пока Аликс ждала возвращения Джоса, голова, казалось, совсем опустела. Рейн ей поверил, поверил, что для нее так важна, так необходима музыка. Люди в лагере хотели верить, что она воровка, и желали наказать ее. Ну а что же такого она сделала за всю свою жизнь, чтобы люди считали ее хорошим человеком?

— Ты готова? — раздался за спиной голос Джослина. За ним маячила молчаливая Розамунда.

— Мне жаль, что я причинила тебе… — начала Аликс.

— Хватит, — твердо ответил Джос, — теперь надо думать о будущем.

— Розамунда, ты приглядишь за ним? Позаботишься, чтобы он ел как следует? И чтобы не очень мучил себя упражнениями?

— Рейн не будет меня слушаться, как слушался тебя, — тихо ответила Розамунда, пожирая взглядом Джослина.

— Поцелуй ее, — прошептала ему Аликс. — Зачем всем скрывать свою любовь! — И с этими словами Аликс отвернулась, а когда опять взглянула на них, то увидела, что Розамунда страстно прильнула к Джослину.

Он удивленно повернулся к Аликс.

— Она тебя любит, — выпалила Аликс. И они пустились в долгое путешествие к опушке леса.

ЧАСТЬ II Южная Англия август,1502

ГЛАВА 12

Аликс положила руку на поясницу, приподнялась с островка травы у самой дороги и села, благодарно улыбнувшись Джосу, который подал ей чашку прохладной воды.

— Давай здесь заночуем, — сказал он, внимательно разглядывая следы усталости на ее лице.

— Нет, сегодня вечером мы должны играть, нам деньги нужны.

— Тебе необходимо побольше отдыхать, — отрезал он и сел рядом с ней. — Но ты переспорила, как всегда. Ты голодная?

Аликс так посмотрела на него, что он улыбнулся и взглянул вниз на ее большой живот, выпиравший из-под шерстяного платья. Аликс с трудом переносила летнюю жару и постоянное скитание.

Прошло чуть больше четырех месяцев, как они ушли из лагеря Рейна, и почти все время они были в пути. Сначала это было нетрудно. Оба были сильны, здоровы и пользовались успехом как музыканты. Но через месяц Аликс заболела. Ее тошнило так часто, что спутники отказывались путешествовать вместе с ними, опасаясь, что у юноши какая-то непонятная болезнь. Кроме того, Аликс настолько ослабела, что едва передвигала ноги. На неделю они остановились в небольшой деревушке. Джослин пел здесь за гроши. Однажды Аликс пришла, неся хлеб в сыр. И, наблюдая за ней, он подумал, как она изменилась со времени жизни в лесу. Возможно потому, что он привык о ней заботиться, она казалась ему приятнее, мягче, красивее. Ее самоуверенная мальчишеская походка сменилась медленным плавным, определенно женским шагом. И хотя Аликс болела, она все равно полнела.

И вдруг Джоса осенило, что с ней «неладно». У нее будет ребенок от Рейна. Когда она приблизилась с хлебом и сыром, он уже смеялся. Будь они одни, он бы закружил ее в объятиях.

— Да, я тебя обременяю, — сказала Аликс, но глаза у нее сияли. И прежде чем Джос нашелся с ответом, она принялась болтать: — Как ты думаешь, он будет похож на Рейна? Ребенку не повредит, если я стану молиться, чтобы у него были ямочки?

— Давай сбережем наши молитвы и желания, чтобы заработать достаточно денег на женское платье для тебя. Если мне придется путешествовать с беременным мальчиком, мне долго на свете не прожить.

— Платье, — улыбнулась Аликс. Что-то мягкое и красивое, в чем она опять будет чувствовать себя женщиной.

Вздохнув с облегчением при мысли, что Аликс не умирает от какой-то непонятной болезни, он стал более спокойно путешествовать от замка к замку. У Аликс же, когда она узнала, что не все утратила, относящееся к Рейну, заметно улучшилось настроение. Она все время говорила о ребенке, какой он будет, и как черты Рейна могут воплотиться в девочке, и если это будет девочка, то надо надеяться, она не вырастет такой же большой и высокой, как ее отец. Аликс потешалась над тем, что у нее все не как у людей. Вместо того чтобы недомогать первые три месяца беременности, она болеет во второй трехмесячный срок.

Джос мог слушать ее бесконечно. Он радовался, что она больше не молчит и не раздражается, как было в первые месяцы после их ухода из леса. По ночам, когда они спали на соломенных подстилках в доме, где давали представление, он часто слышал, как Аликс плачет, но днем она никогда не заговаривала о причине своей печали.

Однажды они играли и пели в большой усадьбе, принадлежавшей одному из двоюродных братьев Рейна. Аликс снова стала очень молчалива, но Джос почти слышал, как она напряглась, чтобы не пропустить мимо ушей хоть малейшую весть о Рейне.

Джослин завел о нем разговор с женой одного из Монтгомери, и женщина многое ему рассказала. Рейн все еще в лесу, и король Генрих, в горе от смерти своего старшего сына, почти позабыл о дворянине, объявленном вне закона. Король гораздо больше беспокоится, что делать с женой сына, инфантой Екатериной Арагонской, чем о частной феодальной распре. Он не обращал внимания на ходатайства семьи Монтгомери наказать Роджера Чатворта. Ведь, в конце концов, Чатворт Мэри не убивал, а только изнасиловал. Он не причинил ей никакого увечья. И это грех самой девушки, что она покончила с собой.

Новостью было также, что в июле Джудит Монтгомери родила сына, а в августе родила Бронуин Мак-Арран, и также мальчика. Все Монтгомери были еще уязвлены тем, что Стивен принял шотландское имя и обычаи.

Аликс жадно выслушала все, что ей рассказал Джослин.

— Хорошо, что я больше не с ним, — сказала она тихо, пощипывая струны лютни. — В его семье полно леди, а я дочь адвоката. Если бы я оставалась с ним, то вряд ли бы смогла быть послушна его высокородной жене и даже вежлива с ней, и она не захотела бы терпеть меня в своем окружении, хотя некоторые из этих людей, как я понимаю, просто хладнокровные шлюхи. Пожалуй, ему не повредило бы немного тепла.

Джослин пытался ей доказать, что всю разницу между нею и леди можно устранить с помощью шелкового платья, но Аликс была с ним не согласна. И еще он знал, что она печалится не только о Рейне, что ее больно ранила ненависть лесных обитателей.

По мере того как шло время, она становилась спокойнее, рассудительнее и, казалось, гораздо больше думала об окружающих, чем прежде, когда они только познакомились. Иногда, не часто, но все же иногда она старалась помогать людям. Они с Джосом всегда путешествовали с другими, не желая рисковать и наткнуться на разбойников, и Аликс собирала детей и уходила с ними на прогулку, чтобы матери немного отдохнули, а однажды она поделилась едой с беззубой старой нищенкой. В другой раз она приготовила пищу для мужчины, чья жена где-то поблизости под деревьями рожала их восьмого ребенка.

Люди ей благодарно улыбались и со временем становились друзьями. Однажды ребенок подарил ей букет полевых цветов, и на глаза Аликс навернулись слезы.

— Как они много значат для меня! — сказала она, крепко сжимая цветы.

— Эта девочка благодарит тебя за то, что ты вчера ей помогла. Ты нравишься здешним людям. — И Джослин показал на спутников.

— И никакой музыки, — прошептала она.

— Прости, не понял?

— Я им нравлюсь не из-за музыки. Я дала им что-то другое.

— Ты отдаешь часть себя.

— О, конечно, Джос. — И Аликс рассмеялась. — Я стараюсь, хотя это очень трудно. Петь намного легче.

Джослин тоже рассмеялся. Если бы кто сказал ему, что петь, как поет Аликс, очень легко, он бы ни за что не поверил.

Теперь, в августе, когда ее бремя уже стало велико, Аликс двигалась все медленнее, и Джос хотел бы, чтобы они где-нибудь остановились на продолжительное время.

— Так ты готов? — спросила она, пытаясь встать. — Если поторопимся, то сможем к ночи добраться до замка.

— Останемся здесь, Аликс, — настаивал он, — у нас уже есть еда.

— Остаться и пропустить обручение леди? Нет, когда мы туда доберемся, то еды будет еще больше, и от нас только и потребуется, что создать немного чудесной музыки в честь очаровательной наследницы. Я очень надеюсь, что на этот раз девушка хорошенькая! Последняя прекрасная дама была такая безобразная, что мне надо исповедоваться за лживую хвалу, что я ей пропела.

— Аликс, — ответил Джос с напускной строгостью, — возможно, та дама была прекрасна душой. — И только ты мог такое придумать. Конечно, при своей красивой внешности ты можешь позволить себе быть добрым. Я видела, как мать той некрасивой девушки пожирала тебя глазами. Она ничего тебе не предлагала, после того как ты кончил петь?

— Ты задаешь слишком много вопросов.

— Джос, не можешь же ты оторвать себя от людей и самой жизни. Констэнс умерла.

Аликс затратила много времени и усилий, чтобы заставить его рассказать о женщине, которую он когда-то любил.

Джослин решительно сжал челюсти, и Аликс поняла, что он отказывается говорить о себе. Ее проблемы были у них как бы общей собственностью, а его принадлежали только ему.

— И нет женщин таких же прекрасных, как Розамунда. Конечно, если не обращать внимания на метку дьявола. Это отвратительное пятно мешает видеть ее красоту. Любопытно, это действительно печать сатаны?

Джослин сразу же набросился на Аликс:

— Это, скорее знак Божьей милости, потому что она порядочная, добрая и страстная женщина.

— Страстная, да? — поддразнила его Аликс, когда он отвернулся.

— Ты жестока, Аликс, — прошептал он.

— Нет, но я хочу, чтобы ты понял одно: тебе незачем молчать со мной. Ты же не можешь все таить в себе. Ты так много можешь дать, но ушел в себя. Он холодно взглянул на Аликс:

— Между прочим, Рейн сейчас тоже далеко. Так почему бы тебе не найти себе еще кого-нибудь? Я видел, как многие из мужчин, от дворян до юнцов из конюшни, глазеют на тебя. Они взяли бы тебя замуж даже с твоим большим животом. Почему же тебе не выйти за какого-нибудь торговца, который даст крышу над головой твоему ребенку и будет тискать тебя каждую ночь?

После такой отповеди она на несколько минут затихла.

— Прости, Джос. Я надеялась, что Розамунда может заменить тебе Констэнс, но теперь понимаю, что это невозможно.

Джослин сидел, отвернувшись. Он не хотел, чтобы Аликс видела его лицо. Слишком часто по ночам он видел теперь не Констэнс, а Розамунду, такую тихую, всем своим видом извиняющуюся за то, что существует на свете, но он видел и ощущал ее не такой, какой она была обычно, а женщиной, которая поцеловала его на прощание. Впервые после смерти Констэнс словно искра пронзила его тело. Не то чтобы он чурался женщин до встречи с Констэнс, но после ее смерти он их сторонился. Только v тот краткий миг, когда он обнял Розамунду, уходя из леса, он вдруг ощутил трепет настоящего желания, истинного мужского интереса к женщине.

Джос взял Аликс за руку, и они вместе направились к стоявшему вдали замку.

Это было старинное здание. Одна башня сильно накренилась, и Аликс уже заранее знала, что спать им придется па сквозняке. За месяцы странствий она очень много узнала о дворянах, и, может, самое любопытное было то, что благородные леди были так же несвободны, как и все остальные. Она видела немало высокорожденных дам с синяками под глазами, — признак, что к этому приложили руку их мужья, как правило, бившие жен. Она видела хилых трусливых знатных господ, которых презирали их жены. Были союзы, заключенные по большой любви. Встречались супруги, ненавидевшие друг друга, с угасающим домашним очагом, но были и такие браки, что основывались на любви и уважении. И Аликс начинала понимать, что у людей благородного происхождения такие же или почти такие же трудности, как и у обитателей ее маленького родного городка.

— Грезишь наяву?

— Думаю о своем доме, о том, какое у меня было защищенное детство. Я почти сожалею, что музыка так отрывала меня от других людей. Ведь сейчас мне кажется, будто я ничья.

— Ты принадлежишь тем, кому хочешь принадлежать.

— Джос, — сказала Аликс очень серьезно, — я не стою ни тебя, ни Рейна, но правда надеюсь в будущем совершить что-нибудь достойное вас.

— А знаешь, с каждым днем ты все больше говоришь, как Рейн.

— Ну и хорошо, — рассмеялась Аликс. — И, воспитывая, его ребенка, я наполовину сравняюсь с ним в добродетели.

Когда они подошли к старому замку, им не сразу удалось войти во двор, потому что туда же спешили сотни людей. Обручались сын и дочь двух могущественных, богатых семейств. Пир и развлечения обещали быть роскошными, и гости валом валили.

Джос, придерживая Аликс за плечи, повел ее сквозь толпу.

— Вы певцы? — крикнула высокая женщина, обращаясь к Аликс.

Аликс кивнула, с почтением взирая на черные, стянутые стальным обручем волосы и богато расшитое платье.

— Следуйте за мной.

Благодарные Аликс и Джос поднялись по узкой винтовой лестнице в большую круглую комнату на верху башни, где, явно волнуясь, расхаживали несколько женщин. В середине комнаты сидела молодая девушка и громко рыдала.

— Ну вот она, — сказала женщина рядом с Аликс. Аликс взглянула вверх и увидела ангельское личико, светлые волосы, голубые глаза и легкую вежливую улыбку.

— Я Элизабет Чатворт.

Аликс открыла глаза шире, услышав имя, но промолчала.

Элизабет утомленно и неодобрительно продолжала:

— Боюсь, что наша будущая невеста в ужасе. Вы не сумете ее успокоить, чтобы мы могли свести ее вниз?

— Я постараюсь.

— А если не сможете, придется дать ей пощечину. Может быть, хоть такая музыка ее успокоит.

Аликс принужденно улыбнулась, услышав подобные слова из уст пленительного создания. Они совершенно не подходили к ее ангельской внешности.

— А чего она боится? — спросила Аликс, решая, какую песню выбрать.

— Жизни. Мужчин. Кто знает? Мы с ней только что вышли из монастыря, где воспитывались. И можно подумать, что Изабелла отправляется на эшафот.

— Может, быть, ее нареченный…

— С ним можно справиться, — отмела Элизабет возражение и взглянула на Джослина, который уставился на нее во все глаза. — А вот вы такой хорошенький, что даже кролик вас не испугается.

Громкое хныканье Изабеллы заставило Элизабет поспешить к ней.

— Господи Боже, — сказала Аликс с таким чувством, словно мимо пронеслась буря. — Не думаю, что когда-нибудь раньше встречалась с подобной женщиной.

— И моли Бога, чтобы снова не пришлось, — сказал Джос. — Но она зовет нас. Да поможет небо мужчине, который осмелится ей не повиноваться, хотя…

Аликс взглянула на него и увидела, что он смотрит на Элизабет задумчивым, мерцающим взглядом.

— Если ты ей не подчинишься, она выдерет тебе все полосы.

— Нет, мои она не тронет, черт меня побери, если я ей этого не позволю.

Но прежде чем Аликс успела ответить, Джос подтолкнул ее к хныкающей невесте.

Прошел почти час, пока девушка не успокоилась, и все это время Элизабет Чатворт меряла шагами пол за ее креслом, иногда сурово взглядывая на плачущую Изабеллу. Один раз Элизабет даже открыла рот, но Аликс, опасаясь, как бы она не испортила то, чего удалось им с Джосом достичь, запела еще громче, чтобы заглушить начало фразы.

Когда наконец Изабелла успокоилась и ее можно было свести вниз, вместе с ней ушли все горничные, и Аликс с Джослином остались наедине с Элизабет Чатворт.

— Вы хорошо справились, — заметила Элизабет, — у вас великолепный голос, и, если не ошибаюсь, вы получили прекрасную подготовку.

— Да, некоторое время я занималась с несколькими учителями, — скромно заметила Аликс.

Элизабет остановила пронзительный взгляд на Джослине.

— А вас я видела прежде. Где?

— Я знаю вашу золовку, леди Элис, — ответил он тихо.

Взгляд Элизабет стал жестким.

— Да, — ответила она, окинув Джослина насмешливым взглядом с ног до головы. — Вы в ее вкусе. Хотя ей приятен любой, если у него экипировка в порядке.

Аликс никогда не видела у Джоса такого выражения лица, и ей очень хотелось, чтобы он промолчал. В конце концов, ведь Джос убил брата Элизабет, Эдмунда Чатворта.

— А как поживают ваши братья? — с вызовом спросил Джослин.

Элизабет впилась долгим пронизывающим взглядом в его глаза, и Аликс затаила дыхание, молясь про себя, чтобы та не догадалась, кто был Джос.

— Мой брат Брайан уехал из дома, — тихо ответила она, — и мы не знаем, где он. Есть слух, что он в плену у одного из этих грязных Монтгомери.

Джослин крепко сжал плечо Аликс.

— А Роджер? — спросил он.

— Роджер… переменился. Ну а теперь, — прибавила Элизабет, — если мы покончили с обсуждением моего семейства, то надо идти вниз, нас ждут. — И с этими словами она выбежала из комнаты.

— Грязных! — завопила Аликс, не успела дверь захлопнуться. — Брат ее убил сестру моего Рейна, а она еще смеет обзывать нас грязными!

— Аликс, успокойся. Тебе не справиться с такой, женщиной, как Элизабет Чатворт. Она съест тебя с потрохами. Ты не знаешь, в окружении каких людей она выросла. Эдмунд был низким и порочным, но я помню, как Элизабет спорила с ним, когда даже Роджер уступал. И она обожает своего брата Брайана. Если же она думает, что это Монтгомери виноваты в его похищении, то понятно, почему она просто кипит от ненависти.

— Но она не имеет права кипеть! Во всем виноваты Чатворты.

— Тише! Давай спустимся, — и он сердито взглянул на нее, — и никаких шуточек, вроде песен о феодальных распрях. Ты поняла?

Аликс кивнула, но ей не нравилось, что приходится давать такое обещание.

Была поздняя ночь. Большинство гостей напились до потери чувств и теперь валялись на полу или, уронив голову на стол, спали, когда слуга что-то прошептал на ухо человеку, сидевшему в углу. Улыбаясь, человек встал и вышел из замка навстречу вновь прибывшим гостям.

— Ни за что не поверишь, кто здесь, — сказал человек только что спешившемуся всаднику.

— Что! Это так ты меня приветствуешь? — спросил тот ядовито. — И никакой заботы о моей безопасности? Ну, Джон, ты хотя бы постарался.

— Я не пил, чтобы остаться трезвым и поведать тебе новость. Довольно с тебя и этого.

— Да, верно, это большая жертва. — Мужчина кинул поводья слуге. — И что же такое важное ты хочешь мне сказать, не давая прежде хоть немного выпить?

— Ах, Пагнел, какой же ты нетерпеливый. Помнишь тут маленькую птичку, что пела прошлой зимой? Ту самую, что огрела тебя по голове?

Пагнел замер, насторожился и злобно взглянул на Джона. Он едва удержался, чтобы не потрогать безобразный шрам на лбу. С той самой ночи его донимали головные боли, и, хотя он замучил до смерти нескольких жителей из Мортона, никто ему не сказал, куда исчезла Аликс. И каждый раз, когда голова у него раскалывалась от боли, он клялся, что еще увидит ее горящей на костре за причиненную ему боль.

— Где она?

Джон глухо рассмеялся:

— Она в замке и брюхатая. Путешествует вместе с хорошеньким юнцом, и они двое так приятно пели, что любо-дорого послушать.

— А сейчас? Наверное все спят?

— Да, и я приметил, где улеглись тот парень И твоя птичка певчая.

Пагнел с минуту молчал, обдумывая следующий шаг. Когда он с друзьями тогда перелез через городскую стену в поисках Аликс, он был пьян и поэтому завалил все дело. Но теперь он не должен совершить ту же ошибку.

— А если она закричит, — спросил он, — ей придут на помощь?

— Но почти все напились мертвецки. И храп стоит такой, что взрыва пороха не услышишь. Пагнел оглядел старые крепостные стены.

— А есть здесь подземелье, ну, место, — уточнил он, — где можно было бы подержать пленников, пока их не казнят?

— А чего ждать! Мы привяжем ее к шесту и на восходе солнца сожжем.

— Нет, некоторым людям это может не понравиться, а король теперь в грустном настроении, и неизвестно, как он к этому отнесется. Мы сделаем все по закону. Мой двоюродный брат ведает судом неподалеку отсюда. Мы бросим шлюху в погреб, а я поеду и потолкую с кузеном, и, когда вернусь, устроим суд. А потом мы уже поглядим, как она будет гореть. Покажи, где она устроилась.

Аликс спала беспокойно. Ей было неудобно, мешал живот. Она повернулась, и тут ей на ухо зашептал зловещий голос. Этот голос она никогда не забывала и не смогла бы забыть. Он заставил ее вздрогнуть. От страха она покрылась гусиной кожей.

— Если хочешь, чтобы твой дружок остался жив, веди себя тихо, — донеслось до нее. А у горла она почувствовала острое стальное лезвие. Ей не надо было даже открывать глаза, она и так знала, что это Пагнел. Его лицо преследовало ее в ночных кошмарах несколько месяцев.

— Ты не забыла меня, моя милочка? — прошептал он, почти касаясь ее лица. А руки поглаживали ее тугой живот.

— Ты, значит, отдала другому то, из-за чего повздорила со мной? За это ты умрешь.

— Не надо, — прошептала Аликс, когда лезвие теснее прикоснулось к горлу.

— Так ты пойдешь со мной тихо и спокойно, или я сейчас воткну нож ему в сердце?

Аликс хорошо понимала, что Пагнел имеет в виду. Всего в шаге от нее спал Джослин, дыша ровно и глубоко, не чувствуя опасности, которая ей угрожала.

— Я иду, — выдавила она.

Вся дрожа, слишком напуганная, чтобы заплакать, Аликс грузно поднялась. Нож соскользнул, оцарапав кожу. Было нелегко пройти между телами пьяных гостей, распростершихся на полу. Каждый раз, как она спотыкалась, Пагнел сзади выкручивал ей руку чуть не до вывиха.

Когда они подошли к темной, холодной, каменной лестнице, ведущей вниз, он так сильно толкнул Аликс, что она ударилась о стену, пролетела четыре ступеньки и едва удержалась на ногах.

— А ну давай быстрей, — ухмыльнулся Пагнел И опять толкнул ее в спину.

Каким-то образом она ухитрилась не упасть. Они оказались в холодной, темной комнате с очень низким потолком. На полу были беспорядочно навалены мешки и ящики с овощами и зерном.

Заскрипела дверь, и Аликс обернулась.

Пагнел стоял в проеме тяжелой двери, зияющей в черное зловещее ничто.

— Туда, — прорычал он.

— Нет, — Аликс попятилась, но отступать было некуда, так загромождено было все пространство кладовой.

Он схватил ее за волосы и втолкнул в черноту. Скорчившись в углу, в промозглой мгле, она смотрела, как захлопнулась дверь, отсекая последний луч света, и услышала, как задвинулся тяжелый железный засов.

ГЛАВА 13

Отвратительная темная каморка казалась ей самым кошмарным видением, источником самых тягостных мыслей, самых ужасных преданий, которые ей когда-либо приходилось слышать. Не просачивался и малейший лучик света, и спустя час она по-прежнему не видела руки, поднесенной к лицу. Долго-долго Аликс сидела, согнувшись в углу, куда ее толкнул Пагнел, не смея двинуться.

Но если она не могла ничего видеть, то уж слышать она слышала, как шуршат насекомые на стенах и полу, и звуки были достаточно явственные и зловещие. Что-то пробежало по ее башмакам из мягкой кожи, и с негромким криком она вскочила, хватаясь за камни стены.

— Успокойся, Аликс, — громко приказала она себе, и каменные стены ответили глухим эхом. Скоро настанет утро и Джослин начнет ее искать, если он, конечно, еще жив. Нет, она не может рассчитывать ни на кого, если хочет выбраться отсюда. Она сама должна найти путь избавления.

Осторожно, вытянув вперед руки, как. слепая, Аликс шагнула вперед и едва не упала, споткнувшись о низкую скамью. Став на колени, она провела по ней руками и обрадовалась, потому что смогла уловить в темноте ее неясные очертания. Кончив со скамьей, Аликс двинулась к стенам, нащупывая путь к двери. Она толкнула ее изо всей силы, но с тем же успехом она могла стараться сдвинуть каменные стены. Комнат была примерно, шесть шагов в ширину, пол грязный, и единственный предмет мебели — короткая скамья. В двери не было оконца, нигде из углов не сквозил свет. Низкий потолок позволил ей нащупать и его, дюйм за дюймом, как всю комнату. Здесь не было ни окон, ни решеток, ни каких-нибудь непрочных камней в стене. Когда она закончила обход, то вся сверху была покрыта паутиной, а по щекам текли слезы. Она попыталась стряхнуть пыль с лица и одежды и все это время плакала и проклинала Пагнела и его приспешников.

Через несколько часов она присела на скамью, подняв ноги как можно выше, и поникла головой. Рассеянно Аликс погладила живот: ребенок толкнул ее ножкой, а так как дитя в утробе вело себя все беспокойнее, она стала ему напевать. Постепенно он затих. Замолчала и Аликс.

Она слышала шаги над самой головой и поняла, что ее потолок — это пол в замке. Где-то там ее пытается найти Джослин. Аликс начала воображать разные способы спасения. Вот если бы ей удалось устроить пожар, и она каким-нибудь образом выжгла бы себе путь наружу. Но она, конечно, задохнется и дыму раньше, чем сгорит дверь.

Когда эта самая дверь отворилась, стук был такой громкий, что она сильно вздрогнула и едва не упала со скамьи. Свет свечей залил комнату и едва не ослепил Аликс.

— Вот вы где! — раздался голос, и она узнала Элизабет Чатворт.

Аликс и не вспомнила о своей сословной принадлежности, когда изо всей силы бросилась обнимать Элизабет.

— Как я рада, как рада вас видеть! Как вы нашли меня?

Элизабет слегка приобняла Аликс одной рукой.

— Ко мне пришел Джослин. Это все дурак Пагнел, да? Он такой же подлый, как все мужчины. А теперь пойдем, пока этот болван не появился.

— Ты опоздала, — раздался протяжный, полунасмешливый-полусердитый возглас от двери. — Ты не очень изменилась, Элизабет, все еще раздаешь приказания направо и налево.

— А ты, Пагнел, все еще обрываешь крылья бабочкам? Что она могла тебе сделать? Отвергла твои притязания, как на ее месте поступила бы любая, хоть сколько-нибудь разумная женщина?

— У тебя слишком острый язык, Элизабет, и, если бы у меня было время, я бы тебя научил более мягкому обращению.

— Ты? — резко возразила Элизабет. — Да ты до смерти меня боишься, потому что я говорю тебе правду. А теперь убирайся с дороги и дай нам пройти. С нас уже достаточно твоих маленьких скверных шуток. Иди и поищи кого-нибудь другого, с кем можно так шутить. А это дитя под моей защитой.

Однако Пагнел загородил им дорогу.

— Ты заходишь слишком далеко, — прошипела Элизабет, — и угрожаешь теперь не беззащитной служанке. Мой брат голову тебе снесет, если ты причинишь мне вред.

— Роджер слишком занят интригами против Монтгомери, чтобы думать о ком-нибудь, кроме себя. Да еще я слышал, что он пьет не просыхая с тех пор, как твой милый, драгоценный калека Брайан обозлился на всех и куда-то пропал.

Аликс не заметила, как Элизабет достала из складок юбки маленький нож, но Пагнел это увидел. Отпрянув в сторону, он набросился на Элизабет, схватил за руку и, завернув ее за спину, прижал молодую леди к себе.

— Хотел бы я тебя почувствовать под собой, Элизабет. Ты такая же горячая в постели, как и в других делах?

Теперь настал случай для Аликс что-нибудь предпринять. На стене, сбоку от двери, висела тяжелая связка ключей. Одним движением она схватила их и ударила Пагнела по голове, попав в висок.

Он выпустил из рук Элизабет, поднялся на одну ступеньку, поднес руку к голове и увидел кровь на ладони. Когда, он пришел в себя, Элизабет и Аликс уже добежали до середины лестницы.

Пагнел схватил Элизабет за юбку и так сильно дернул за край, что она скатилась по ступенькам вниз, ударившись о его грудь головой.

— Ах, милая моя Элизабет, — сказал он нараспев, обняв ее за талию одной рукой, а другой трогая ее полную грудь, — как долго я мечтал об этой минуте! Аликс понимала, что сейчас, когда Пагнел занят Элизабет, она бы успела скрыться, но она не смогла оставить ее наедине с Пагнелом, — слишком ясно было, какие у него намерения насчет молодой знатной дамы. И Аликс не придумала ничего лучше, как обрушиться всей тяжестью тела на них обоих.

Пагнел отшатнулся назад, все еще цепляясь за Элизабет, Аликс же скатилась по ступенькам, руками оберегая живот. Однако Элизабет воспользовалась минутой. Изо всей силы ударив Пагнела локтем под ребро, да так, что он зарычал от боли, молниеносным движением Элизабет схватила дубовый бочонок и довольно сильно ударила Пагнела по голове. Обручи лопнули, и темно-красное вино хлынуло ему на лицо, одежду, и, удивленно взглянув, он хлопнулся наземь.

— Такое хорошее вино пропало, — сказала Элизабет, стоя над неподвижным телом и глядя на Аликс. — Ты не навредила своему ребенку?

— Нет, он хорошо защищен.

— Спасибо, — сказала Элизабет. — Ты могла бы убежать, но осталась. Чем я смогу вознаградить тебя?

— Простите, — раздался чей-то голос с порога. Они обернулись и увидели высокого темноволосого мужчину с мечом в руке.

— Должен нарушить вашу беседу, но, если вы сейчас же не приведете в чувство моего друга, я вас обеих убью, Элизабет первая, отскочив от Пагнела, бросилась к правому боку незнакомца.

— Стань слева, Аликс, — велела она, — он не сможет справиться сразу с двумя.

Аликс немедленно повиновалась, и человек завертел головой, словно бык на веревочке, пытаясь одновременно уследить за обеими женщинами. Пагнел застонал, и его приятель посмотрел вниз. Аликс сразу же подскочила к незнакомцу, и он попятился по лестнице, охраняя выход.

— Черт побери, — ругнулся Пагнел, пытаясь разглядеть, что происходит. — Ты пожалеешь, Элизабет, — простонал он. — Задержи их там, Джон. Не дай им подобраться поближе к двери. Обе они дьяволицы. Женщина создана на горе человеку.

— Да ты не знаешь, что такое настоящая женщина, — прошипела Элизабет. — Ни одна сколько-нибудь стоящая из нас не захочет терпеть тебя рядом с собой.

Шатаясь, Пагнел встал и с отвращением осмотрел свой запятнанный вином дублет. Внезапно он поднял голову и скверно улыбнулся, глядя на Элизабет:

— Прошлой ночью я проезжал мимо лагеря Майлса Монтгомери. — И улыбнулся еще шире, увидев, как Элизабет застыла на месте при звуке ненавистного имени. — Интересно, обрадуется Майлс такой гостье или нет. Я слышал, он впал в такую ярость, когда узнал о смерти сестры, что брату пришлось отослать его на остров Уайб, только бы он не пошел войной на все семейство Чатвортов.

— Мой брат его уничтожит, никакой Монтгомери…

— Избавь меня, пожалуйста, от этих россказней, особенно теперь, когда известно, что Роджер предательски напал на тылы Стивена Монтгомери и нанес ему удар в спину.

Элизабет бросилась к нему, грозя исцарапать все лицо, но Пагнел опередил ее и поймал за руки.

— Я слышал, что Майлс большой любитель женщин и произвел на свет немало бастардов. Не желаешь ли добавить и своего в его конюшню, принцесса-девственница?

— Я прежде умру, — выпалила Элизабет.

— Возможно. Однако предоставим это решать Майлсу. Я бы сам о тебе позаботился, но сначала хочу получить должок вот с этой. — И он кивнул на А пике, которая стояла неподвижно, потому что меч Джона упирался ей в спину.

— А каким образом ты меня выведешь отсюда? — улыбнулась Элизабет. — Ты думаешь, никто не воспротивится, когда увидит, что ты тащишь меня через пил?

На миг Пагнел задумался, оглядел темный погреб, и потом опять повернулся к Элизабет, улыбаясь:

— Ты думаешь, Майлс захочет сыграть роль благородного Цезаря?

Элизабет не нашлась с ответом, а Пагнел заломил ей руку за спину.

— Джон, внимательно следи за той, пока я буду занят с Элизабет. У меня слишком болит голова, чтобы возиться сразу с обеими.

— Голова у тебя еще не так заболит, если ты причинишь мне зло, — предупредила Элизабет.

— Пусть его причинит тебе Майлс. Монтгомери слишком высоко вознеслись. Приятно будет видеть, как их всех спустят вниз, а их земли раздадут.

— Никогда этому не бывать! — закричала Аликс. — Ни одному могильному червю вроде тебя никогда не уничтожить хоть единого Монтгомери.

Все остолбенели от громкого крика и удивленно взглянули на Аликс. Элизабет перестала вырываться из рук Пагнела и тоже подозрительно посмотрела на нее. Взгляд Пагнела был испытующим.

Джон ткнул ее мечом в спину и сказал:

— А Рейн Монтгомери, по слухам; скрывается в лесах, он теперь главарь банды преступников.

— Над этим следует поразмыслить, — ответил Пагнел, выворачивая Элизабет руку.

Таща ее за собой, он схватил с груды винных бочонков конопляную веревку и начал связывать руки Элизабет.

— Подумай о том, что делаешь, — сказала она, — я не какая-нибудь…

— Заткнись! — приказал Пагнел, ударив ее кулаком и плечо. Связав руки ей за спиной, он швырнул девушку на груду мешков с зерном и связал лодыжки. Откромсав ножом кусок ее красного шелкового платья, Пагнел поддразнил ее: — Поцелуемся сначала? — И поднес кляп к губам. — Ну, один поцелуйчик, прежде чем Майлсу достанутся все остальные.

— Сначала я тебя увижу в преисподней.

— Уверен, что мы там будем вместе, если кто-нибудь не подрежет тебе твой острый язык. — И прежде чем она успела ответить, Пагнел крепко завязал ей рот. — А теперь ты выглядишь почти соблазнительно.

— И что теперь с ней делать? — спросил Джон, — Мы же не можем ее в таком виде вынести отсюда.

В дальнем углу погреба Пагнел нашел грязный, проеденный молью кусок старого ковра и, пару раз встряхнув, чем поднял облако пыли, он расстелил ковер у ног Элизабет.

— Мы ее завернем в эту ветошь и незаметно вынесем.

Аликс увидела, как глаза Элизабет расширились от страха, но ведь ей будет гораздо лучше оказаться во власти Майлса, чем чьей-нибудь еще.

— С Майлсом тебе опасность не угрожает, — сказала она, стараясь подбодрить Элизабет.

Снова они все уставились на Аликс, но она не обратила на это никакого внимания. Элизабет сейчас нуждалась в ее помощи.

Пагнел бесцеремонно толкнул Элизабет на грязную ткань и завернул в нее так, что она скрылась из виду.

— А дышать она может? — спросила Аликс.

— А кого это волнует? Если помрет, то никому ничего не сможет рассказать. В конце концов, когда Майлс ее скрутит, она обо мне даже не вспомнит.

— Но Майлс не причинит ей вреда, — горячо заявила Аликс, — он хороший и добрый человек, как его брат.

Пагнел рассмеялся:

— Такого характера, как у Майлса, днем с огнем не сыщешь. Как только он узнает, что она из Чатвортом… О, я завидую ему, но я не такой дурень, как он. Майлс совсем не опасается Роджера Чатворта, но когда Роджер услышит, что тот сделал с его любимой младшей сестрой… Король все земли Монтгомери отдаст тому, кто окажет ему услугу, и я буду первый, кто эти земли подберет.

— Ты грязная подлая свинья! Пагнел изо всей силы ударил Аликс в подбородок. Она отшатнулась.

— Когда мне потребуется знать мнение такого низкорожденного отребья, как ты, я у тебя спрошу о нем. Да это не Рейн ли Монтгомери настроил тебя таким образом? Он и вправду считает, что может переделать нею Англию. Сам прячется в лесу и насмехается над теми, кто любит земные блага, и все талдычит о старинных традициях чести и рыцарства, а твое сословие все жиреет и денежки копит.

Аликс вытерла кровь с разбитых губ.

— Рейн стоит сотни таких, как ты.

— Рейн, говоришь? Не «лорд Рейн»? Да ты не его ли ублюдка носишь в брюхе? Не потому ли ты и ведешь себя так заносчиво и считаешь себя неуязвимой? Ничего, когда огонь будет лизать тебе пятки, мы послушаем, как ты станешь звать ею на помощь. Джон, — позвал он отрывисто. — Бери Элизабет. Отвези ее к Майлсу Монтгомери и погляди, что он с ней учинит. И еще, Джон, — предупредил он, — всем известно, что Элизабет девственница, и я желаю, чтобы ты ее доставил Майлсу в целости и сохранности. Пусть весь гнев Роджера Чатворта падет на головы Монтгомери, а не на меня. Я все ясно объяснил? Ты меня понял?

Джон, ухмыляясь, взглянул на Пагнела и перекинул Элизабет через плечо.

— Ладно, Монтгомери получит ее в самом лучшем виде.

— Но когда будешь отдавать, убедись сначала, что он не собирается обращаться с ней как с высокородной леди. И пусть она будет так одета, чтобы кровь у него сразу забурлила.

С прощальной ухмылкой Джон вышел из погреба.

— Что тебе от меня надо? — Аликс попятилась от приближающегося Пагнела. — Я тебе ничего плохого не сделала.

Он цинично усмехнулся, глядя на ее большой живот;

— Ты отдала другому мужчине то, что должно было принадлежать мне. — Он схватил ее за руку и приставил маленький острый кинжал к ее животу. — А теперь поднимайся по лестнице, выходи отсюда и направляйся прямо к конюшие. Если пикнешь хоть одно слово, оно станет для тебя последним.

От страха Аликс почти перестала дышать, но у нее не было выбора, и она подчинилась. И вот снова она в огромном зале, где полно гостей, но никто и малейшего внимания не обращает на Пагнела и бедно одетую женщину. Гостей больше занимал шум в голове и неловкость в теле, ведь они всю ночь проспали в самом неудобном положении.

Аликс взглядом поискала Джослина, но его не было видно, и каждый раз, как она пыталась повернуть голову, кинжал больно утыкался ей в ребро, так что приходилось смотреть только вперед. Возможно, Джослин не знает, что она в беде, может, он сейчас с женщиной. Несмотря на всю их близость, они уважали личные чувства другого. Иногда она не видела его по целым дням, но никаких вопросов потом не задавала.

Выведя во двор, Пагнел велел ей идти к конюшне. Там он приказал слуге оседлать его коня и, прежде чем Аликс успела что-либо сообразить, он грубо бросил ее в седло, сам уселся позади и они помчались с такой скоростью, что зубы Аликс стали выбивать дробь.

Уже стемнело, когда они остановились у высокого каменного дома на краю небольшой деревушки. Пагнел стащил ее с лошади, схватил за руку и поволок к двери.

Их встретил низкорослый, толстый, лысеющий человек.

— Ты дольше задержался, чем я думал. Так из-за какой такой необходимости я должен был ждать тебя до самой ночи?

— А вот эта необходимость. — И Пагнел втолкнул Аликс в комнату, большую и темную. Только на дальнем конце стола горели несколько свечей.

— А зачем мне эта грязная, беременная бродяжка? Мог бы и ты, между прочим, подыскать для своих забав что-нибудь позаманчивее.

— Иди сюда, — приказал Пагнел, толкая Аликс к столу. — И если пикнешь, я перережу тебе глотку.

Слишком измученная, чтобы говорить, Аликс двинулась вперед и бесформенной грудой опустилась на пол перед холодным очагом.

— Объясни, — сказал человек Пагнелу.

— Как это так, дядюшка, ни привета, ни вина?

— Если новости хорошие, я тебя накормлю. Пагнел сел на стул у стола и внимательно посмотрел на потрескивающие огоньки. Не то чтобы дядя жег такие дешевые свечи из бедности, но в последние три года он, по-видимому, на все махнул рукой и только ждал собственной смерти.

— Как ты относишься к Рейну Монтгомери? — тихо спросил Пагнел, с любопытством глядя, как бледное лицо дяди стало краснеть и наконец налилось кровью.

— Да как ты смеешь произносить это имя в моем доме?! — чуть не задохнулся дядя от злобы.

Три года назад на турнире Рейн убил единственного сына Роберта Диггса. И не имело значения, что Диггс-младший сам старался убить Рейна, а не просто сбросить его с коня, или что в тот самый день он уже убил одного человека и тяжело ранил второго. Копье Рейна унесло жизнь сына Роберта.

Ну, чувства у нас общие, — усмехнулся Пагнел, — и я знаю способ, как ему за все отплатить. — Каким образом? Он скрывается в лесу и даже король не может его отыскать.

— Но у нашего доброго короля нет приманки, па которую может клюнуть Рейн Монтгомери.

— Нет! — воскликнула Аликс, из последних сил приподнимаясь на колени.

— Смотри-ка, — ухмыляясь, сказал Пагнел, — она до последнего вздоха готова его защищать. Ты чьего ребенка носишь, а?

Аликс упрямо молчала. Если она не пыталась переубедить Элизабет, которая ей помогла, насчет семьи Монтгомери, то уж Пагнел ничего не узнает об ее отношении к Рейну.

— Пагнел, — повелительно сказал Роберт, — говори, в чем дело, что за история такая?

Пагнел коротко изложил свою версию всего случившегося: Аликс очаровала его своим голосом и завлекла, а когда он сделал попытку сблизиться, она исчезла. Он стал ее повсюду искать, и она внезапно, словно стая демонов, набросилась на него. И Пагнел показал дяде шрам на лбу:

— Но разве могло такое слабое создание нанести столь глубокую рану, если бы ей дьявол не помогал? Роберт насмешливо фыркнул:

— Сдается мне, что она просто перехитрила тебя.

— Она ведьма, говорю тебе. Роберт отрицательно махнул рукой:

— Все женщины немного ведьмы. А какое отношение эта девушка имеет к Рейну Монтгомери?

— Думаю, что она провела несколько месяцев с ним в лагере и это его ребенок. И если до него дойдет, что мы хотим ее отправить на костер, то он бросится ее спасать. А когда он явится сюда, мы уже будем наготове. Ты его схватишь, и мы поделим королевскую награду.

— Подожди, парень, — перебил его Роберт. — Ты погляди на нее! Ты ее хочешь использовать как наживку? Рейн Монтгомери может выбрать себе какую угодно женщину. Да, в лесу выбор не велик, и ребенок возможно, действительно от него, но почему он должен жертвовать жизнью ради этой? И почему ты сам ее так долго разыскивал, такую некрасивую? Она как подросток — ни груди, ни бедер! Пагнел окинул дядю презрительным взглядом, повернулся к Аликс и приказал:

— Пой!

— Не желаю, — твердо заявила она, — ты все равно меня убьешь, так зачем мне исполнять твои приказания?

— Ты умрешь, конечно, — спокойно ответил Пагнел, — но все дело в том, сгоришь ты до родов или после. Если ты меня не послушаешь, я устрою так, чтобы ребенок сгорел вместе с тобой. Поэтому пой, если хочешь сохранить ему жизнь.

Аликс сразу же повиновалась и, положив руки на живот, запела, вознося Богу молитву о том, чтобы он сохранил жизнь ее ребенку.

Мужчины долго молчали, когда Аликс закончила, И с удвоенным вниманием разглядывали ее. Роберт, потирая занемевшие плечи, заговорил первый.

— Да, Монтгомери явится за ней, — убежденно сказал он.

Пагнел удовлетворенно улыбнулся, он был рад, что до дяди дошло, почему он столько времени разыскивал Аликс.

— Утром мы начнем суд, и, когда ее досчитают виновной, мы привяжем ее к шесту. Монтгомери приедет ее вызволять, а тут мы его и схватим.

— Но откуда такая уверенность, что он вовремя обо всем узнает? А если он таки приедет, ты уверен, что сможешь его захватить в плен?

— Я несколько часов возился в погребе с этой дерьмушницей и сделал все, чтобы тому хорошенькому мальчишке, с которым она зналась, стало известно о моих намерениях. Он поскакал как ошпаренный на юг, и я уверен, что — в лес, где прячется

Монтгомери. А что касается людей, то ему некогда будет их собрать. Теперь его окружают преступники и бродяги, и никто из них не может ездить верхом, тем более орудовать мечом.

Аликс закусила нижнюю губу, только бы удержаться и промолчать. Лучше пусть Пагнел думает, что Рейн беззащитен. И может быть, Пагнел поменьше пошлет людей, чтобы схватить Рейна.

А о чем еще она думала? Рейн никогда не станет ее выручать после того, что она ему сделала. Она очень сомневалась, что он захочет даже говорить с Джослином. Лесная стража сразу же сообщала Рейну о приближении кого бы то ни было, и все, что Рейну надо будет сделать, — так это велеть не пускать Джоса. И он обязательно так поступит. Если Джослин попытается проникнуть в лес тайно, Рейн может приказать убить его. Но нет! Рейн не сможет так поступить, не сможет. А что, если Джослину удастся все-таки добраться до Рейна? Поверит ли Рейн Джосу? Не отнесется ли равнодушно к ее судьбе?

— Нет, он приедет, — повторил Пагнел. — А когда приедет, мы будем начеку.

ГЛАВА 14

Аликс выглянула в окно маленькой комнаты с каменными стенами и стала смотреть с каким-то ужасающим непреодолимым любопытством, как плотники внизу, во дворе, строят помост для казни. Прошло уже восемь длинных мрачных дней, как ее захватил Пагнел, и она успела потерпеть полное поражение на процессе.

Некоторые из вершивших суд приходились Пагнелу родственниками, и он легко склонил их на свою сторону. Аликс слышала все их разговоры, ведь они говорили так, будто ее нет, а в ее голове эхом отдавались слова Рейна.

Они с ним часто спорили о поднимающемся среднем сословии. Аликс всегда обожала короля Генриха, ей нравилось, как умело он лишал дворян их могущества, заставляя их платить тем, чьим трудом они пользовались, и запретил им иметь рабов. Рейн, напротив, говорил, что король превращает дворян в жирных торговцев, что если правящее сословие будет считать гроши, то позабудет о своих рыцарских доблестях и потеряет всякое представление о чести. Она же возражала, говоря, что теперь люди стали более равными, и тогда Рейн интересовался, кто же станет воевать за Англию, если на нее нападут. Если не будет сословия, свободного от делания денег, сильного и умеющего сражаться, то кто же тогда защитит страну?

Во время «суда» Аликс начала яснее понимать, что имел в виду Рейн. Судьи ни минуты не сомневались, что никакая она не ведьма, и Аликс очень удивлялась, так как люди в ее родном городке искренно и стойко верили в существование ведьм и колдунов и знали тысячу способов уберечься от порчи и сглаза.

Судьи беспокоились только о том, чтобы заслужить благосклонность вышестоящих, и охотились за наградами, которые всегда расточались, когда король был доволен. Пагнел рассказал им, что Аликс носит ребенка от Рейна Монтгомери, и они, как грифы в добычу, вцепились в этот факт. Король объявил Рейна изменником, и, если его еще немного подтолкнуть, он рухнет, а его земли отдадут кому-нибудь другому. Король Генрих создавал свое собственное дворянство, даруя титулы всем, кто был достаточно богат, чтобы купить себе хоть один. Судьи надеялись, что король отдаст им часть владений Монтгомери, если они выдадут Рейна или предъявят его голову.

На протяжении всего процесса Аликс сидела молча и слушала, как они замышляли заговор, смеялись и спорили. Когда суд кончился, ее толкнули на телегу и повезли через городок — Аликс не знала, как он называется, — а глашатай, идущий впереди, громко объявлял, что она ведьма.

Аликс смотрела отчужденным взглядом на то, как люди осеняли себя крестным знамением, скрещивали пальцы и отворачивались, чтобы она не сглазила их, а более храбрые бросали в нее гнилье и отбросы. Ей хотелось крикнуть, что она не имеет никакого отношения к колдовству, а пострадала от алчности людей и без того богатых. Однако, глядя на возбужденные и одновременно испуганные лица грязных, истощенных людей, она понимала, что убедить их в своей правоте невозможно. За несколько минут нельзя разрушить стену невежества, возводившуюся веками.

Телега остановилась, Аликс подтащили к развалинам старого замка, от которого осталась только одна башня, и повели, толкая в спину, по лестнице. Много позже ей дали небольшой кувшин с водой, и она постаралась, как могла, смыть вонючую грязь с лица и платья.

Они держали ее в башенной комнате несколько дней под охраной, располагавшейся на лестничной площадке и на крыше. По ночам городские жители окружали башню и громко твердили заклинания против порчи и ворожбы. Аликс же ничего не оставалось делать, как сидеть посредине холодной маленькой комнаты и стараться слышать только музыку, звучавшую в ее воображении. Она знала, что судьи откладывают день казни, предоставляя Рейну время для попытки ее спасти, и она ото всего сердца молилась о его безопасности и просила Бога вразумить Рейна, дать ему понять, что его заманивают в ловушку. Ах, как, правы были судьи и Пагнел, решив, что у Рейна не будет времени призвать своих рыцарей на помощь! Более того, Пагнел отправил собственных людей на север, к усадьбе Рейна, чтобы они помешали ему добраться туда первым.

Аликс сидела, и вспоминала, какие плохие воины лесные бродяги, как они неохотно учились боевой науке и как ненавидели ее. «Пожалуйста, Господи, — молилась она, — не допусти, чтобы Рейн приехал один. А если он все-таки решит приехать, то пусть у него будет хоть лесная стража, и пусть она его защитит».

Еще до рассвета, на девятый день, пришла толстая старуха, от которой скверно пахло, и принесла для Аликс белое льняное платье. Она спокойно, не сопротивляясь, надела его, не подпоясавшись. Во время судебного процесса она молила сохранить ей жизнь до рождения ребенка, но судьи ответили ей пустым, совершенно безразличным взглядом, а один попросил Пагнела утихомирить ее, и его пощечина заставила ее умолкнуть. Да она все равно не могла бы сказать ничего, что поколебало бы их решимость. Они считали, что должны сжечь Аликс именно теперь, когда Рейн еще неравнодушен к ней, и что ребенок заслуживает той же участи. Пагнел со смехом живописал, как он закует Рейна в цепи и заставит его смотреть на горящую заживо любимую женщину.

Подняв подбородок, собрав все свои силы, чтобы унять дрожь в коленях, Аликс сошла вниз по лестнице. За ней ковыляла старуха, перекинув через руку платье Аликс — ей отдали его в награду за то, что она рисковала, находясь в одной комнате с ведьмой.

Внизу лестницы ожидал священник. Аликс быстро исповедалась, отвергнув обвинение в ведовстве и в том, что ребенок у нее от дьявола. С недоверчивым видом священник благословил ее на последний путь в жизни.

«Странное, наверное, мы представляем зрелище», — подумала Аликс. Такое маленькое беззащитное создание, как она, сопровождают такие большие стражники: один впереди, другой сзади и по двое с каждой стороны. Только звон их доспехов мог заглушить громкий стук ее сердца, когда она устремила взгляд на помост впереди. Высоко в небо поднимался шест, вокруг него лежали груды хвороста и сена.

Толпа радостно возбудилась, когда Аликс приблизилась. Они ликовали, словно увидев долгожданное угощение. Да и то сказать, за последнее время ведьм стали сжигать гораздо реже.

Аликс поднялась по лестнице, помост окружили стражники. Они повернулись к Аликс спиной и вперили взор вдаль. Невольно Аликс тоже окинула взглядом окрестности. В душе мешались страх и надежда. Она опасалась за жизнь Рейна, если он попытается спасти ее, и все же надеялась, что ей не придется умереть.

Стражник подтащил Аликс к шесту и крепко связал ей руки за спиной.

Она подняла глаза к небу в совершенной уверенности, что в последний раз видит свет дня. Раннее утро только утвердилось в своих правах. Поверх груды хвороста она взглянула на толпу. Плохо, очень плохо, что сейчас она видит только эти лица и уйдет на небо — или в ад, — унося в сознании именно их.

Закрыв глаза, она попыталась представить лицо Рейна.

— Давайте поторапливайтесь, — раздался голос, который заставил ее снова взглянуть на толпу. Для нее голоса всегда были воплощением жизни. Она скорее запоминала их, чем внешность или имя. Разглядывая толпу, она не увидела ни одного знакомого лица. Все они были очень грязные, многие в шрамах.

— Давайте я подожгу костер, — опять раздался голос, и на этот раз Аликс увидела глаза Розамунды. Озноб пробежал у нее по спине, волосы едва не встали дыбом, и крошечное пламя надежды зажглось в душе.

Стражники, столпившиеся вокруг нее, не спешили поджигать хворост, а все посматривали по сторонам, словно ожидая чьего-то приказания.

Не доверяя собственным глазам, Аликс опять стали разглядывать толпу.

— Так чего вы ждете? — донесся до нее голос, который она знала так же хорошо, как свой собственный. Там, в переднем ряду, с зачерненными зубами, с окровавленной повязкой на глазу стоял Джослин. А около него был человек, которого Аликс знала по лагерю, один из тех, кто тогда обвинил ее в воровстве. Эти люди изменились, они были даже грязнее, чем прежде, но они все, весь лагерь прибыл сюда, и люди смотрели на нее с еле заметной, заговорщической улыбкой — они поняли, что Аликс их узнала.

Слезы потекли у нее по щекам, она не могла совладать с собой, но, хотя все расплывалось перед глазами, она заметила, что у Джоса шевелятся губы. Она нескоро поняла, что он говорит.

— От этого огонька ведьма громко запоет, — сказал он, и Аликс услышала волнение в его голосе.

Аликс украдкой взглянула на стражников, они продолжали хмуро смотреть на горизонт, не удостаивая взглядом толпу у помоста.

— Ну что ж, мы уже давно ждем начала казни, — сказал один из судей, — давайте наконец сожжем ведьму.

Один из стражников нагнул факел и поднес его к хворосту, и Аликс набрала в легкие побольше воздуха. Отчаяние, страх, надежда, радость — все слилось, и первая же прозвучавшая нота была такая сильная и громкая, что на мгновение все оцепенели.

Джослин пошевелился первым. С громким криком он прыгнул на помост, а за ним еще два-три десятка человек. Один раскаявшийся убийца обрушил всю тяжесть своего тела на стражника с факелом, и пламя метнулось в сторону, перекинулось на кучу веток позади Аликс, которые сразу же занялись. На помосте стояли шесть стражников и четверо судей. При первых же признаках возмущения судьи бежали, задрав повыше мантии, которые развевались у них за спиной.

Дым окутал Аликс, мешая видеть, как мужчины и женщины из леса набросились на закованных в стальные латы рыцарей. И каждый удар меча по живой плоти она ощущала с болью. Эти люди, которых она презирала, к которым так плохо относилась, теперь рисковали своей жизнью ради ее спасения. Дым становился все гуще, она закашлялась, слезы заливали глаза. Жара, как от солнца в самый знойный день, жгла ей спину. Стараясь получше рассмотреть, что происходит, она не сводила взгляд с этих людей вокруг, до ужаса ясно сознавая, как они хрупки и слабы перед рыцарями, закованными в тяжелые доспехи. Ее утешало только то, что Рейн оказался достаточно здравомыслящ и не стал рисковать собой в этой схватке. Но крайней мере он где-то там, в безопасности.

Она не сразу осознала, что на одного стражника лесные бродяги не нападают. И только услышав его боевой рык, глухо раздавшийся из-под шлема, она поняла, что этот один — Рейн.

— Джослин! Режь веревки, — приказал Рейн и опустил секиру на плечо одного из рыцарей, и тот упал на колени. Тут на него накинулась женщина и стащила с головы рыцаря шлем, а одноглазый бродяга стукнул его дубиной.

Дым повалил такой густой, что Аликс уже ничего не видела вокруг, горло разрывал кашель, глаза отчаянно слезились, но в этот момент Джос перерезал веревки на ее запястьях, схватил за руку и оттащил от горящего хвороста.

— Идем со мной. — И он потянул ее к себе. Но она остановилась, глядя на помост. Рейн сражался сразу с двумя рыцарями, размахивая секирой, лавируя и двигаясь с неторопливой грацией в своих тяжелых латах. Сзади пылал огонь, отражаясь бликами на металле доспехов, окрашивая их в зловещий кровавый цвет.

— Аликс! — прикрикнул Джослин на нее. — Рейн отдал мне приказ и указал место, куда тебя отвезти. Он достаточно сердит на нас обоих. Слушай и повинуйся!

— Но я не могу его бросить, — хотела объяснить она, но из ободранного горла раздалось какое-то хриплое карканье.

Джос рванул ее к себе, и они побежали. Спустя некоторое время они увидели скачущих лошадей.

— Он опаздывает, — закричал Джос, задыхаясь от быстрого бега. — Давай, Аликс!

По крайней мере на бегу не очень думалось об опасности, угрожавшей Рейну. Отягощенная своим бременем, Аликс двигалась неуклюже, и сейчас ей требовались все ее душевные и физические силы.

Но вот они добежали до лошадей. Джослин вскочил верхом, поднял и усадил за собой Аликс, и, к ее отчаянию, они поскакали прочь от того места, где бились не на жизнь, а на смерть Рейн и другие. Аликс хотела было протестовать, но опять голос ей изменил, однако молчание было так ей не свойственно, что Джос обернулся посмотреть, в чем дело, и фыркнул от смеха, поняв всю затруднительность ее положения.

Они ехали уже два часа и наконец остановились у ворот монастыря. Аликс, измученная страхами последних нескольких дней, едва стояла на ногах.

— А голос у тебя действительно пропал? — спросил Джос с любопытством и одновременно сочувственно.

Аликс снова попыталась что-то сказать, но из больного горла раздавался лишь хрип.

— Может быть, это и к лучшему. Рейн так сердит на нас, что способен отрезать языки нам обоим. Но в остальном с тобой все в порядке? Они тебе ничего не повредили, пока держали в плену?

Она покачала головой.

Прежде чем Джос успел что-либо сказать, монах в коричневой рясе, с тонзурой на голове, открыл тяжелую дубовую дверь.

— Не хотите ли войти, дети мои? У нас уже все готово.

Аликс, нахмурясь, дотронулась до руки Джоса. Что монах хочет сказать этим «готово»?

— Войдем, там узнаешь, — ответил Джос, улыбаясь.

За монастырской стеной был большой, прекрасно ухоженный, зеленый, еще тенистый в это августовское утро двор. За каменной стеной по трем сторонам двора были двери.

— У нас есть несколько комнат для женщин, посещающих обитель, — сказал монах, глядя на ее запачканное платье из грубой белой материй. — Лорд Рейн распорядился насчет ваших удобств.

Через несколько минут Аликс уже оказалась в большой комнате и ей подали кружку густых сливок. Она еще только наполовину справилась с содержимым, когда в дверь донесся металлический лязг.

— Аликсандрия, — раздался зычный зов, который мог принадлежать только Рейну.

Но привычке Аликс открыла было рот, чтобы соответственно ответить ему, но с губ сорвался только болезненный всхлип. Держась за горло, она открыла дверь.

Рейн ввалился в комнату, и их взгляды встретились. У него под глазами залегли тени. Черные локоны прилипли от пота к голове. На доспехах было много пробоин, но, что хуже всего, в глазах сверкала ярость.

— Выходи отсюда, — проворчал он, и тон голоса не позволял его ослушаться.

Аликс стала рядом, Рейн схватил ее за плечо, с минуту смотрел на ее живот, потом опять взглянул ей в глаза.

— Я должен бы как следует вздуть тебя за все, — заметил он.

Аликс пыталась заговорить, но от рези в горле едва не заплакала.

Он удивленно посмотрел на нее, а потом на щеке мелькнула ямочка.

— Так ты из-за дыма потеряла голос? Она кивнула.

— Это хорошо! Это самая лучшая новость за все последние месяцы. Мне надо будет кое-что сообщить тебе, и, когда мы кое с чем покончим, тебе придется это выслушать.

Рейн схватил ее за плечо и толкнул к маленьким воротам в монастырской стене. За ними она увидела высокую, углубленную в стену дверь, очевидно церковную. Не дожидаясь, когда она откроет дверь, Рейн нетерпеливо сам ее открыл и втолкнул Аликс в церковь. Около алтаря стояли Джослин и высокий худой человек, которого она прежде никогда не видела.

— Прямо в доспехах? — спросил незнакомец, с любопытством оглядывая Аликс.

— Но если бы я ушел переодеваться, она бы опять проскочила у меня между пальцев. У тебя есть при себе кольцо, Гевин?

Аликс, услышав это имя, широко открыла глаза. Так, значит, это старший брат Рейна, человек, которому она писала послания и умоляла укротить гнев Рейна против Роджера Чатворта. Глядя на Гевина и размышляя о том, что он совсем не похож на Рейна и что Рейн гораздо его красивее, она не заметила, как перед ними оказался священник. Он заговорил.

— Слушай внимательно, Аликс, — приказал Рейн, и Гевин подавил смех притворным кашлем.

Аликс остолбенело смотрела на мужчин. У Джослина глаза смеялись, у Рейна полыхали едва сдерживаемым гневом. Гевин, казалось, забавляется происходящим. Священник чего-то терпеливо ожидал от нее.

— Аликс! — проворчал Рейн. — Я знаю, что ты не можешь говорить, но по крайней мере кивни головой, разве только ты не хочешь выходить за меня замуж. Может быть, ты… снова предпочтешь Джослина?

— Выйти замуж? — сказала она одними губами.

— Ради Бога, Рейн! Извините, отче, — сказал Гевин. — Пожалейте ее. Ее недавно чуть не сожгли, а теперь она выходит замуж. Дайте же ей минуту, чтобы прийти в себя.

— А с каких это пор ты так хорошо разбираешься в женщинах? — спросил Рейн враждебно. — Ты едва не взял Джудит прямо на пороге дома через считанные минуты после венчания, и, если бы я тогда не сломал ногу, Джудит сейчас была бы вдовой.

— Ну если бы ты все время не мешался под ногами, она бы вышла за меня раньше. А так…

— Успокойтесь! — закричал Джослин и отступил назад, потому что братья Монтгомери обрушили на него свой общий гнев. Он глубоко вздохнул и объяснит — Аликс смотрела на лорда Гевина и не совсем уяснила себе, что выходит замуж за лорда Рейна. Если бы ей объяснили заранее, она как следует отвечала бы на вопросы даже без голоса.

Наконец до Аликс дошел полный смысл происходящего, она вытаращила глаза и разинула рот, Ну точь-в-точь как подобает леди тонкого воспитания.

— Это что, от ужаса при самой мысли о замужестве? — засмеялся Гевин.

Рейн отвел взгляд от Аликс, явно не понимая выражения ее лица.

— Но она носит моего ребенка. И она выйдет за меня, — без обиняков заявил Рейн.

Аликс ничего не могла сказать, однако прошипела что-то. А когда Рейн все-таки не взглянул на нее, она оглянулась, как бы ища способ привлечь его внимание. Он не просил ее выйти за него замуж. Он лишил ее радости броситься к нему в объятия и рассказать, как она любит его. Вместо этого он угрюм, сердит и заявляет, что она все равно станет его женой.

— Может, тебе одолжить мой меч? — спросил Гевин, давясь от смеха. — Ох, Рейн! — И он хлопнул брата по плечу, из-за чего доспехи зазвенели, но Рейн даже не пошевельнулся. — Надеюсь, она устроит тебе веселую жизнь. И Джудит понравится невестка, которая смотрит на мужа, словно у нее иголки вместо глаз, — это поможет ей чувствовать себя менее одинокой в этом мире.

Рейн не потрудился взглянуть на брата, и Аликс поняла, что причиной тому какие-то их прежние ссоры. Еще никогда в жизни она так не жалела, что утратила голос. Если бы она смогла заговорить, то Рейну пришлось бы удостоить ее взглядом.

— Миледи, — сказал священник, и Аликс не сразу поняла, что он обращается к ней. — Церковь не поощряет насильственные браки. Вы хотите стать супругой лорда Рейна?

Она взглянула на профиль Рейна, в ярости оттого, что он не желает на нее смотреть. Сделав два шага вперед, Аликс встала прямо перед ним, но его взгляд сверлил что-то поверх ее головы. Она медленно взяла его руку. В нескольких местах там были порезы и царапины, из которых еще сочилась кровь, и, глядя на эту руку, она понимала, что он получил их, спасая ее. Аликс поднесла его руку к губам и поцеловала в ладонь, а подняв глаза, увидела, что Рейн теперь смотрит на нее.

— Она хочет выйти за меня, — сказал Рейн священнику.

Аликс же хотелось как следует отругать его за подобную самоуверенность, она не желала менять гнев на милость. Молча Аликс встала рядом с Рейном, свадебный обряд был завершен, в на ее палец надели золотое кольцо.

Рейн никому не дал возможности поздравить ее.

— Идем, леди Аликс, — сказал он, впиваясь ей пальцами в руку пониже плеча. — Нам очень многое нужно обсудить.

— Оставь ее в покое, Рейн, — вступился было Гевин. — Неужели ты не видишь, как она устала? Ну и кроме того, сегодня день вашей свадьбы. Ори на нее в другое время.

Рейн, даже не взглянув в его сторону, повел Аликс из церкви через двор в ее комнату.

Дверь затворилась, и Рейн прислонился к ней.

— Как ты могла, Аликс? — прошептал он. — Как могла ты уверять меня, что любишь, а потом устроить в последние месяцы для меня настоящий ад?

Аликс очень расстроилась, что не может говорить. Она осмотрелась вокруг в поисках пера и бумаги, но вспомнила, что Рейн не умеет читать.

— Ты знаешь, что это значит — так страдать? — И он швырнул шлем на кровать. — Я много лет искал женщину, которую смог бы полюбить. Женщину мужественную и с чувством чести. Женщину, которая бы не боялась меня и не зарилась на мои деньги или земли. Женщину, которая заставила бы меня думать.

Он начал расстегивать кожаные ремни, на которых висело оружие, постепенно бросая все в беспорядке на кровать.

— Сначала ты меня почти свела с ума своими ногами в туго натянутых чулках, вечно мелькавшими у меня перед носом, и большими глазами, такими голодными, что я просто пугался.

Единым движением он отодвинул всю амуницию в сторону, сел на край кровати и начал отстегивать поножи. Аликс опустилась на колени и стала ему помогать. Он откинулся назад на локтях, не переставая говорить.

— Когда я обнаружил, что ты женщина, то был к горячке и думал, что мне все это почудилось, но в ту ночь я был счастлив, как никогда в жизни. Ты не стеснялась, не сдерживала себя, радость твоя била ключом, ты давала мне наслаждение и сама получала его в полной мере. Потом я был в ярости, что ты сыграла со мной такую скверную шутку, но я тебя простил.

Он произнес эти последние слова с таким видом, словно был самым великодушным человеком в мире, и, не обращая внимания на ее очень неодобрительный взгляд, поднял ногу, чтобы она сняла наколенник.

Стук в дверь заставил их остановиться. Вошли слуги, одетые так богато, как не приходилось одеваться самой Аликс за всю ее жизнь. Они внесли большое дубовое корыто и несколько ведер горячей воды, над которой клубился пар.

— Поставьте вон там, — рассеянно приказал Рейн.

Аликс встала, не веря глазам своим, и наблюдала за этой странной процессией. Корыто поставили перед ними, словно они король и королева! Никогда в жизни Аликс не мылась в таком количестве горячей воды. В Мортоне она обходилась небольшим тазом, а в лесу была только холодная как лед речка.

— Что с тобой, Аликс? — спросил Рейн, — ты словно встретила привидение.

Она молча указала на дымящееся корыто.

— Хочешь мыться первой? Давай.

Она с любопытством встала на колени, опустила руки в воду и улыбнулась, глядя, как Рейн снимает кожаную прокладку, которую надевал под доспехи.

— Не сбивай меня с истинного пути, — сказал он подчеркуто любезно, — Я все еще обдумываю, не задать ли тебе порку. Ты знаешь, что я почувствовал, когда застал тебя с Джослином?

Она отвернулась, вспомнив выражение боли и уязвленности в его глазах.

— Я целые годы тебя искал, а ты сказала, что твоя музыка значит для тебя больше, чем я. Молчи! Ты ведь почти так и сказала. Знаешь, Аликс, я, пожалуй, согласен, чтобы ты совсем онемела. Мой брат никогда бы не поверил, что такое маленькое создание, как ты, способно перекричать пятьдесят взрослых мужчин. Я предложил ему побиться об заклад, но он не согласился. Аликс, — добавил Рейн, — не делай такого оскорбленного вида. Ты не имеешь права оскорбляться. Нет! Я за эти последние месяцы испытал адские муки. Я ведь не знал, где ты и со сколькими мужчинами ты спишь.

При этих словах она бросила на него мрачнейший взгляд.

— Я поверил в то, что ты не обладаешь добродетелью, выражаясь самым мягким образом. Я до сумасшествия загонял людей в лагере. Некоторые даже взбунтовались и не хотели заниматься военными учениями. — Рейн немного нахмурился, увидев, как Аликс смотрит на него. — А сам я много времени там проводил. Я старался уставать до изнеможения, чтобы не вспоминать про тебя и Джоса.

Аликс прищурилась и, взмахнув руками, как бы обвела крутые извилистые контуры.

— А, ты о Бланш, — сказал Рейн, поняв, что Аликс пытается прошипеть. — Да, стоило бы тебя проучить и пригласить ее к себе в постель. Но будь ты проклята, аликс! После тебя я уже не хотел никакой другой женщины. Перестань так самодовольно улыбаться. Я чувствовал себя несчастным, пока тебя не было. И вся любовь Аликс к Рейну засияла в ее глазах. Он отвернулся, и, когда снова заговорил, голос у него был хриплый.

— Я едва не убил Джоса, когда он пришел ко мне. Я отказался его видеть, и стража его не пропускала, Но он в лесу знает все ходы и выходы. Однажды вечером я выпил немного лишнего, а когда проснулся на следующее утро, Джос уже сидел на табурете возле моей постели. И прошло немало времени, прежде чем я согласился выслушать его.

Аликс поняла, что он что-то недоговаривает, и подняла брови. Рейн намеренно уклонился от ответа.

— Могу признаться, я не мог не думать о тебе, когда узнал, что Пагнел захватил тебя в плен и что этот негодяй решил устроить мне ловушку.

Аликс, сидевшая около корыта, потянулась и схватила Рейна за руку. Теперь на нем была только набедренная повязка. Значит, Рейн рисковал своей жизнью ради нее.

— Аликс, — сказал он тихо, опускаясь на колени рядом с ней. — Неужели ты еще не поняла, что я тебя люблю? И я, конечно, примчался спасать тебя.

Аликс попыталась показать ему жестами и мимикой лица, как она волновалась, чтобы Пагнел не причинил ему вреда.

— Что? — спросил, вставая, Рейн. — Ты думаешь, я не догадался о ловушке? — Предположение его явно оскорбило. — Ты считаешь, что такое ничтожество, как Пагнел, мог заманить кого-нибудь из Монтгомери в свои сети? — Он быстрым движением сорвал с себя набедренник и опустился в корыто. — В тот день, когда этот кусок дерьма… Нет, Аликс, ты действительно думаешь, что Пагнел?..

Но она уже воздела руки вверх и склонилась перед ним в притворном самоуничижении.

— Ладно, наверное, тебя надо простить. Ты ведь не знаешь, каков этот человек. Возможно, для тебя все дворяне одинаковы.

Но теперь оскорбилась она. Говоря о ней, он подразумевал людей ее сословия, которые верили в ведьм и что король добр, а суд справедлив и в прочие глупости, и она стукнула кулаком по воде, так что та брызнула Рейну в лицо.

Он схватил ее за руку:

— Это за что же? Я простил, что ты скрылась, спас твою шкуру от костра и женился на тебе, а ты не выказываешь никакой благодарности!

О, как бы ей хотелось заговорить. Тогда бы она ему рассказала, да так громко, что у него уши бы заложило, как покинула его, опасаясь за его жизнь, ведь ему угрожал гнев короля, а ей самой костер, так как она носила его ребенка. А что касается женитьбы, то он, конечно, сделал это из своего дурацкого понятия чести.

— Мне нравится то, о чем ты думаешь, — сказал он, притягивая ее поближе. — Гевин посмеялся, когда я сказал, что ты должна быть благодарна мне за мое поведение. И еще он говорил, что женщины всегда поступают вопреки ожиданиям мужчин. Я имею в виду логику. Ну выкладывай, что я еще не так сделал.

Она сжала изо всей силы кулак и пригрозила, что сейчас ударит его.

— Аликс, ты, честное слово, испытываешь мое терпение. Неужели ты так плохо думаешь обо мне? Два последние дня были просто ужасные. Мне пришлось ночью влезать на площадку в башню, убить стражника на крыше, надеть его доспехи, и все так тихо, чтобы другой ничего не заметил.

Теперь он уже держал ее за обе руки, и она чувствовала, как сердце у нее тает. Какая важность, что ей грозила смерть на костре, в том его вины не было. Но он очень рисковал, чтобы ее спасти.

— Ну разве ты хоть немного мной не довольна? — прошептал он, коснувшись губами ее губ. — Разве ты хоть немножко не рада, что вышла за меня?

Аликс почувствовала, как слабеет перед его натиском, она словно растворялась, исчезала под воздействием его силы и не заметила, как он перетащил ее через бортик корыта. С громким всплеском он усадил ее к себе на колени, и вода хлынула через край.

— Нет, теперь уж я тебя заполучил, — рассмеялся он, когда она попыталась встать. — И проучу за неблагодарность.

Рейн снова рассмеялся. Аликс хотела возразить, но голос у нее был еле слышный и хриплый. А когда он начал ее целовать, Аликс уже было не до того, чтобы вести разговоры.

ГЛАВА 15

Ее руки обвились вокруг его шеи, и она совсем позабыла, что сердится. Она так давно его не видела, она так безмерно по нему соскучилась! Аликс жадно притянула Рейна к себе и прильнула к его рту.

— Аликс, — прошептал он, целуя ее волосы. В голосе Рейна слышались слезы. — Я увидел тебя, когда взобрался на стену. Ты сидела одна в башенной комнате и тихо плакала. Ты была такая маленькая, такая грустная. Я тогда же хотел убить стражников, но я не знал, могу ли положиться на лесных бродяг. Если бы мои братья могли прийти ко мне на помощь, я бы ринулся сразу же, но тут я опасался, как бы ты не пострадала.

Она подняла голову, услышав о братьях. Элизабет!

— Что такое, Аликс? Что-то не так?

Она старалась выговорить слово «Элизабет», но он не смог понять. Сделав еще несколько попыток, она ухитрилась произнести «Майлс».

— Ты виделась с моим младшим братом? Нет, этого не может быть. Он сейчас на острове Уайт. После того как Мэри… умерла, Майлс почти обезумел от горя, и Гевин уговорил его навестить дядю Саймона. Но несколько недель назад Майлс уехал от него.

Рейн удивился, так как Аликс энергично замотала головой. «Майлс», — продолжала она произносить одними губами.

— Что-нибудь с ним случилось? Он в опасности?

Не успела Аликс кивнуть, как Рейн уже вылез из, лохани, опираясь одной рукой на жену. Он быстро усадил ее, завернул в плащ и надел свой набедренник.

— Пойдем к Гевину, ты ему напишешь, что хочешь сказать.

Они стремительно вышли из комнаты, и Аликс внезапно покраснела, потому что, кроме мокрого белого платья, под плащом на ней ничего не было, а Рейн, можно сказать, совсем был гол, и в подобном виде он тащил ее по такому святому месту, как монастырь. Они нашли Гевина в конюшне.

— Ты не собираешься ли куда-нибудь, братец? — поддразнил он Рейна. — Мне кажется, однако, что новобрачная заслуживает некоторого внимания с твоей стороны.

Рейн пропустил шпильку мимо ушей.

— Аликс говорит, что Майлс попал в передрягу. Она сейчас напишет тебе, что случилось. Гевин сразу посерьезнел.

— Пойдем к монаху в кабинет. — И он пошел такими большими шагами, что Аликс не смогла бы за ним поспеть, если бы Рейн не схватил ее за руку и не потащил за собой.

«Ему, пожалуй, нравится, что я лишилась голоса», — подумала Аликс.

Монах, которого они застали в кабинете, запротестовал против присутствия женщины, но братья не обратили на это никакого внимания.

— Пиши! — сказал Гевин, порывисто подавая ей бумагу, перо и чернила.

Аликс потребовалось несколько минут, чтобы описать, как Пагнел связал Элизабет Чатворт и его план выдать ее таким образом на бесчестье Майлсу. Пока Аликс излагала эту историю, Рейн и Гевин нависали над ее плечами, и ей стало душно, а ладони вспотели.

— Элизабет Чатворт, — прошептал Гевин, — а я думал, что она еще ребенок.

Аликс отрицательно покачала головой.

— А как она выглядит? — спросил серьезно Рейн.

Лицо у Аликс было достаточно выразительно, чтобы они все поняли.

— Королю такое не понравится, — сказал Гевин. — Он наложил большой штраф на все земли Чатвортов и приказал Роджеру держаться подальше от земельных владений Монтгомери.

— Земельные владения! — воскликнул Рейн. — И это все, что тебя беспокоит? Чатворт похитил Бронуин и убил Мэри. Что нужно, дабы ты думал о людях, а не о, земельных владениях?

— Я думаю о благополучии своих братьев гораздо больше, чем о любых угодьях. Но что будет, если Майлс обесчестит девицу Чатворт? Это покажется прямым неподчинением королю, и кто тогда пострадает? Ты! Он тебя уже никогда не простит и тебе придется коротать век в лесах вместе с армией головорезов. А что сделает король с Майлсом? Тоже объявит его изменником? Меня очень беспокоит, что из-за скверных проделок Пагнела я потеряю двух своих братьев.

Рейн все еще злобно смотрел на брата, но Аликс взглянула на Гевина с возросшим уважением.

— Уже прошло несколько дней, — сказал наконец Рейн. — Я готов заложить голову, что девушка уже не девственница, и могу побиться также об заклад, что Майлс ее не насиловал. Но может, узнав, кто она есть, он отпустил ее, и надо только молиться, чтобы она от него не понесла.

Гевин очень выразительно фыркнул:

— Я снаряжу половину своих людей и попытаюсь найти Майлса. Может быть, мне удастся вразумить его. Может, девушка в него влюбилась и не станет требовать его смерти.

Аликс схватила Гевина за руку и усердно затрясла головой. Элизабет Чатворт ни за что не влюбилась бы в Майлса меньше чем за две недели.

— Настырная особа эта Элизабет, да? — спросил Гевин и, немного помедлив, поцеловал Аликс руку. — Рейн хочет отвезти тебя домой, и ты познакомишься с моей Джудит. Жаль, что твой брак заключен в такой спешке. Когда все будет улажено, мы устроим в твою честь турнир. — Все еще держа ее руку в своей, Гевин взглянул на Рейна: — Ей было бы сейчас безопаснее находиться в замке Монтгомери. Отвези туда, пусть она отдохнет. И ты, кстати, еще не видел моего сына. И еще тебе надо купить ей кое-какую одежду!

Аликс ожидала, что Рейн оскорбится таким назидательным тоном, но тот, напротив, улыбнулся.

— Хорошо, однако, снова увидеться с тобой, брат, — тихо сказал он и открыл объятия.

Братья крепко обнялись и долго молча стояли, не разжимая объятий.

— Передай Майлсу мой самый горячий привет и постарайся вызволить его из беды, — улыбнулся Рейн. — И скажи, что когда он вернется, то сможет познакомиться с моей женой.

Быстро улыбнувшись, Гевин ушел.

Рейн опять повернулся к Аликс. Ее плащ распахнулся. Мокрое платье облепило тело.

— Ну а теперь, если память мне не изменяет, мы с тобой чем-то начали заниматься, когда передряги моего младшего братца отвлекли нас от дела.

Аликс отступила, на шаг и жестом указала, что надо вернуться в прежнее помещение. Рейн рассмеялся, подхватил ее на руки и понес через монастырский двор в их комнату.

Не обращая внимания на грязную амуницию, сваленную на постели, он положил Аликс на эту груду, а сам лег сверху.

— Я не поврежу ребеночку? — прошептал он, укусив ее за мочку уха. Аликс так отчаянно замотала головой, что он рассмеялся ласковым искусительным смешком, а рука скользнула вниз и рванула полотно. Грубая, наспех сшитая ткань легко подалась и упала на пол, обнажив тело.

Аликс никогда им особенно не гордилась. Она всегда желала располнеть, чтобы линии были круче, но теперь, когда у нее появился большой живот, ей со — всем не хотелось, что Рейн видел ее наготу при свете дня. Но Рейн сразу же пресек все ее попытки прикрыть тело.

Он сдвинулся в сторону и стал целовать и ласкать ее живот.

— Это из-за моего ребенка ты стала некрасивая, и я люблю его, не только его мать.

— Дочь? — выдавила она из своего обожженного горла.

— Я только молюсь, чтобы все кончилось хорошо для тебя, если будет на то воля Божья, и ребенок родился живой. И прекрасно, если это дочь. С такой матерью, как ты, с такими тетушками, как Бронуин и Джудит, я с радостью отдам ей в наследство все свои владения. Я уверен, что она станет управлять ими лучше, чем ее отец.

Аликс опять хотела заговорить, но он ей не позволил, снова начав целовать ее в шею. И когда Аликс почувствовала рядом с собой его обнаженное тело, она совершенно перестала тревожиться о том, как сейчас выглядит.

Она даже не сознавала, как соскучилась по нему физически, как изголодалась по ласке его рук. Он оглаживал ее тело всюду, водя руками от кончиков больших пальцев на ногах до головы, и она ощущала себя дорогой и любимой. Даже сейчас, когда он так сильно желал ее, Рейн не торопился, он любил и лелеял ее.

Аликс лежала на спине, закрыв глаза, слегка обнимая его за шею, а Рейн бережно ласкал ее. Вот он провел рукой по ее бедрам, и она открыла глаза, встретила его темно-голубой пронзительный взгляд, и у нее по спине пробежали мурашки. Ее чрезвычайно возбуждало то, что этот могучий, большой, страстный человек держит себя в узде, думая только о том, чтобы доставить ей радость.

Она быстро приподнялась и прижалась к нему, жадно целуя в губы. Он глухо рассмеялся, лег вниз и положил ее сверху. Доспехи вокруг звякнули, и два каких-то предмета упали на пол.

Аликс прихватила зубами шею Рейна, зарывшись руками в мощные мыщцы предплечий. «Как чудесно! — подумала она, — такой великолепный, замечательный мужчина — и весь-весь принадлежит мне!»

Смех, опалявший горло, был не слишком благозвучен, но сама его хрипота, низкий, скрипучий тон был полон соблазна. Она быстро провела большим пальцем по его ребрам, так что он оттолкнул ее руку, но жадно стал искать губами ее рот. Однако Аликс толкнула его в другой бок и засмеялась, когда он увернулся.

— Чертовка! — прошептал он, схватив ее за волосы и отгибая голову назад, а сам приподнялся и куснул ее в живот.

Аликс охнула и хотела ногами оттолкнуть его, но Рейн схватил ее левую ногу и стал покусывать палец за пальцем. Ощущение, пронизавшее Аликс, заставило ее оцепенеть на месте.

Она легла на него, вытянулась во весь рост, так что ноги касались его лица, и тоже стала поцапывать зубами подушечки его больших пальцев. Ей доставляло большое удовольствие чувствовать, как он при каждом укусе подпрыгивает на кровати, с которой с оглушительным звоном упало еще что-то металлическое.

Но у Рейна руки были длиннее, чем у нее, и они взметнулись вверх к ее ногам и гладили, и пощипывали ее бедра так настойчиво, что через минуту она уже думала только о его прикосновениях.

У нее началась дрожь, ее стало лихорадить, ей стало так горячо, как в тот момент, когда пламя костра опалило кожу на спине.

Рейн схватил ее, перевернул в воздухе, словно она была невесома, как перышко, и посадил на себя так точно и быстро, что она хрипло вскрикнула.

— Это называется игра с мечом, — засмеялся Рейн. — А я действую мечом очень точно.

Аликс наклонилась вперед. Ее сильные бедра ритмично задвигались, и Рейн слишком увлекся этим ритмом, чтобы говорить. Он лежал тихо, и лицо его выражало почти боль, он всеми чувствами отдавался наслаждению. Когда Рейн уже не смог себя сдерживать, . он прижал к себе Аликс что есть силы, и, трепеща одним трепетом, содрогаясь, они словно стремились слиться воедино.

Через несколько мгновений Рейн улыбнулся Аликс такой улыбкой, которая была красноречивее всяких слов. Удовлетворенно ворча, он перекатил ее на постель и прижал к себе. Их потные тела прилипли друг к другу. И они одновременно заснули.

Уже начинался вечер, когда они проснулись, и Рейн со скрежетом зубовным вытащил из-под своего крестца ее острую коленку.

— Как такое маленькое существо может быть таким опасным? — спросил он у сонной Аликс.

Он звучно щелкнул ее по заду, отодвинулся, чтобы встать, и потянулся.

— Поднимайся! — приказал Рейн. — Мы здесь загостились. Нам еще два дня добираться до дому.

Аликс не слишком нравилась мысль опять ехать верхом, и лицо ее выразило нежелание. Она бы с удовольствием осталась здесь — в постели вместе с Рейном — и на много дней.

— Аликс, не искушай меня. Сейчас же вон из постели, или я вернусь в лес и пусть люди Гевина провожают тебя в замок Монтгомери.

Едва услышав это, она вскочила и через секунду уже натягивала через голову рваное белое платье.

— До чего же оно грязное, — заметил Рейн, едва прикоснувшись к нему пальцем, — но Джудит найдет тебе платья, подобающие одной из Монтгомери. Приятно будет увидеть тебя одетой, как тебе положено, но мне нравятся твои волосы вот такими. — И он потрепал локоны Аликс, словно она по-прежнему была его оруженосцем.

Времени было уже в обрез, когда он вытолкнул ее из дверей и усадил в седло. Аликс еще никогда не видела рыцарей в услужении, кроме посланцев Гевина. Рейну стоило только сделать еле заметный знак, и люди сразу же приступили к исполнению обязанностей. Они быстро и ловко почистили доспехи пагнеловского стражника, которыми завладел Рейн, а сам он снова оделся в зеленые шерстяные одежды, которые носил в лесу. Один из рыцарей бросил на него такой удивленный взгляд, что Рейн рассмеялся.

— От них вдобавок все тело чешется, — сказал ни. — Аликс, ты готова?

Не успела она ответить, как они уже выехали со двора галопом, к которому она привыкла, будучи его оруженосцем. Аликс не удивилась, что Рейн ехал так до самой полночи. Но что ее действительно удивляло, так это, как относились к ней рыцари Гевина. Они осведомлялись, как она себя чувствует и не устала ли она. Когда они остановились, чтобы поесть и дать отдых коням, один из рыцарей преподнес ей цветы. Другой расстелил свой плащ на земле, чтобы она могла сесть. И никто, казалось, не замечал, что подбитый мехом плащ был неизмеримо дороже, чем ее простое платье.

Удивленно и недоверчиво взглянула она на Рейна, но он даже не замечал этого рыцарского внимания. Один из них попросил позволения сыграть для нее на лютне, и, когда потом трое рыцарей запели, Рейн с некоторым весельем взглянул на Аликс, потому что те пели не очень хорошо. Однако Аликс отвернулась, потому что эти рыцари, такие вежливые и добрые, казались ей самим совершенством.

Усаживая ее снова на лошадь, Рейн пояснил:

— Они испытывают на тебе свои рыцарские приемы. Надеюсь, ты смиришься с этим.

«Смириться с этим!» — подумала Аликс, когда они снова пустились в дорогу. У нее было такое ощущение, словно она узрела благодать небесную при таком рыцарском служении, и, разумеется, могла с ним смириться.

Ночевали они в гостинице, и Аликс смущало ее одеяние. Но в том не было необходимости. Хозяин гостиницы только один раз взглянул на Рейна и на двадцать рыцарей в их богатых зеленых, с золотым шитьем, дублетах и буквально стелился ковром. Им была подана такая еда, которую она никогда прежде не пробовала и даже не видела, и в таком количестве, что Аликс разинула рот.

— Ты им позволить сесть за стол вместе с тобой? — спросил ее Рейн.

И она не сразу поняла, что он спрашивает ее разрешения для этих прекрасных рыцарей разделить с ней трапезу. Широко улыбаясь, она пригласила их садиться, показав на стулья.

Застольные манеры рыцарей были так хороши, что Аликс чрезвычайно внимательно следила за своими собственными. За ужином рыцари предлагали ей самые лакомые кусочки мяса и отборные фрукты. Один рыцарь очистил яблоко, отрезал верхнюю часть и преподнес Аликс на блюде, осведомившись, не соизволит ли она принять это подношение.

Они выразили ей сочувствие из-за потери голоса, а Рейн рассмеялся и сказал, что они и вообразить не могут, о чем сожалеют. И рыцари с достоинством попросили лорда Рейна объяснить свои слова. Он сказал, что никто не поверит ему, но у нее очень громкий голос, и Аликс покраснела.

В их комнате оказалась большая мягкая, блестевшая чистотой постель, и Аликс сразу же уютно улеглась под легкое одеяло. Через считанные секунды Рейн присоединился к ней, притянул к себе и стал ласково поглаживать ее живот, смеясь, когда ребенок в ответ толкался.

— А он сильный, — произнес Рейн, засыпая, — здоровый сильный ребенок.

Утром хозяин гостиницы постучал в их дверь и преподнес свежий хлеб, горячее вино и двадцать красных роз от рыцарей Гевина.

— К этому их приучила Джудит, — сказал Рейн, одеваясь. — Они все почти влюблены в нее, и, сдается, ты тоже завоевала их сердца.

Аликс покачала головой и жестами дала ему понять, что они так предупредительны к ней из-за ее брачных уз.

Рейн поцеловал Аликс в нос.

— Да наверное, все мужчины могут влюбиться и женщину, которая постоянно молчит.

Аликс схватила подушку и запустила в него, задев по голове.

— Это так ведет себя леди, да? — поддразнил он ее. Но несмотря на беспечность тона, Аликс весь день тревожилась о сказанных им словах. Она не принадлежала к его кругу и не знала, как ведут себя настоящие дамы. И как ей встретиться с этим образцом приличных манер, Джудит Монтгомери, если на ней, Аликс, все еще прожженное, грязное, бесформенное платье, похожее на мешок?

— Аликс, что с тобой? Что я вижу: у тебя слезы на глазах? — спросил Рейн, сидевший рядом.

Она попыталась улыбнуться, притворяясь, что в глаз попала соринка и что через минуту все будет в порядке. После этого она старалась владеть собой получше, но, когда вдали показался замок Монтгомери, ей захотелось поджать хвост и куда-нибудь скрыться.

Массивная каменная крепость, насчитывающая несколько столетий, была еще громадной, чем она себе представляла. Вот они подъехали ближе, и Аликс казалось, что старые стены сейчас обрушатся ей на голову.

Рейн направил всех к черному ходу, чтобы как можно меньше народу узнало об их приезде. Тропинка, ведущая к воротам, шла между двух высоких каменных стен, и, пока они ехали, с них то и дело слышались радостные восклицания стражников, приветствовавших Рейна. А он был здесь настолько свой, что стал казаться Аликс чужим и незнакомым. Люди, без слов исполняющие его приказания, огромный замок и все это пространство очень подходили ему, гораздо больше, чем лагерь бродяг в лесу.

Они въехали во двор, и Аликс с удивлением увидела за стенами несколько на вид очень удобных домов со множеством окон. В тех немногих замках, где они с Джослином пели, владельцы все еще обитали в башнях, отчего в замках было совсем неудобно жить, и многие из них уже обезлюдели.

Они только успели остановить лошадей, когда из небольшого, обнесенного стеной сада выбежала изумительно прекрасная женщина в красном шелковом платье, блистающем шитьем.

— Рейн! — воскликнула она и раскрыла объятия. «Но петь она не смогла бы», — самолюбиво подумала Аликс, глядя, как муж соскочил с коня и побежал навстречу женщине.

— Джудит, — сказал он, хватая ее, кружа в воздухе и целуя прямо в губы, по мнению Аликс, чересчур энергично.

— Миледи, — донесся слева чей-то голос, — позвольте помочь вам спешиться?

Не отрывая взгляда от Рейна и утонченно-изящной Джудит, Аликс позволила снять себя с лошади.

— Но где она, Рейн? — тем временем говорила Джудит. — Твое послание было таким туманным, что мы едва его поняли. Мы, наверное, ослышались но посланец сказал, что твою жену едва не сожгли на костре.

— Это верно. Я спас ее в самый последний момент. — И голос Рейна звучал очень горделиво. Обвив одной рукой Джудит, он подвел ее к Аликс и тоже легонько ее обнял.

— Вот это Аликс, а это прекрасное видение — жена моего недостойного ее брата.

Аликс кивнула, во все глаза уставясь на свою невестку. Еще никогда в жизни она не видела ничего подобного: золотисто-карие глаза, каштановые волосы, едва видные из-под остроконечного головного убора, расшитого жемчугом, и маленькая, но чувственных очертаний фигурка.

Джудит вырвалась из объятий Рейна:

— Ты, наверное, устала. Идите со мной, и я устрою ей сейчас горячую ванну.

Она взяла Аликс за руку и повела к дому. — Да, Джудит, — крикнул вдогонку Рейн, — из-за дыма на костре она потеряла голос.

Идя рядом, Аликс чувствовала напряжение Джудит и поняла: ей не понравилось, что Рейн осмелился жениться на простолюдинке, и Аликс постаралась смигнуть набежавшие слезы.

— Да, ты устала, — заметила сочувственно Джудит, но в голосе слышалась какая-то ирония.

У Аликс не было времени разглядывать дом, пока Джудит вела ее по лестнице вверх. Они вошли в большую, обитую деревянными панелями комнату. В этой комнате можно было бы поместить четыре ее мортоновских дома.

Тяжелые шаги на крыльце заставили Джудит обернуться. На пороге стоял ухмыляющийся Рейн.

— Она хорошенькая, правда? — сказал он, нежно глядя на Аликс. — Очень скверно, что у нее нет сейчас голоса, но это, конечно, пройдет.

— Но благодарить ей тебя не за что, — сказала Джудит, подводя Аликс к креслу.

— Что такое? — спросил изумленный Рейн. — ведь я ее спас.

И тут Джудит круто обернулась к Рейну.

— От чего ты ее спас? Из ловушки Пагнела? Но ведь ее использовали как наживку, чтобы заманить тебя, Рейн, — успокаиваясь сказала она. — Я думаю, тебе лучше уйти. Вряд ли твоей милой женушке захочется услышать, как я буду тебя пилить.

— Вот прекрасно! — фыркнул Рейн. — А по какой такой причине ты на меня сердишься? — Он явно обиделся.

— Рейн, ты испытываешь мое терпение, — предупредила Джудит. — Аликс, ты голодна?

— Послушай, Джудит, если ты хочешь что-нибудь сказать, так выкладывай сразу!

— Хорошо, но сейчас выйди из комнаты. Твоей жене надо отдохнуть.

Аликс начала понимать, что имеет в виду Джудит. Она схватила невестку за руку и взглядом очень выразительно попросила ее продолжать. Она сама бы хотела очень многое сказать сейчас Рейну.

Джудит заговорщически подмигнула Аликс и опять обернулась к Рейну:

— Ладно, я скажу все как есть. Вы, мужчины, все до единого, все четыре брата, можете тащить за собой женщину через всю Англию, совсем не думая о ее безопасности или удобствах.

Рейн разинул рот:

— Да, но мы ночевали сегодня в очень удобной гостинице.

— Вы — что? Ты привез свою жену, знатную даму, в общественное место в таком виде? Да как ты посмел, Рейн? Как ты можешь таким образом обращаться с женщиной?

— А что я должен был по-твоему делать? Покупать ей платья? А может, мне надо было наведаться в Лондон и попросить у короля штуку шелка?

— Не пытайся разжалобить меня из-за того, что король объявил тебя изменником. Твои беды — следствие твоей вспыльчивости, как у всех Монтгомери.

При этих словах Аликс захлопала в ладоши. Джудит слегка улыбнулась, взглянув на нее, а Рейн разозлился:

— Вижу, что я здесь лишний.

— Нет, тебе не удастся сбежать, — отрезала Джудит. — Ты сейчас спустишься вниз и вытащишь Джоан сюда, где бы она ни прохлаждалась, пусть даже в постели, и прикажешь ей приготовить ванну. Ой, Рейн, ну как ты мог так поступить с этой бедной девочкой? Будущей матерью твоего ребенка? Уже прошло несколько дней после костра, а она все еще в грязном платье. И как же ты должен был гнать лошадей, чтобы примчаться сюда так быстро! А теперь ступай, помойся сам и оденься как подобает.

Все еще разинув рот, Рейн повернулся и вышел, громко хлопнув дверью. Вздохнув, Джудит снова обернулась к Аликс.

— Нужно уметь постоять за себя, иначе мужчины возьмут над нами верх. Ты в порядке? Рейн тебе не повредил своей спешкой, нет?

Аликс отрицательно мотнула головой, глядя на Джудит с восхищением и начиная ее любить.

— Это хорошо, что все трое мы крепки и выносливы, иначе уже давно бы отошли в мир иной.

Аликс подняла три пальца и вопросительно нахмурилась.

— Третья — это Бронуин, жена Стивена. Ты скоро с ней познакомишься. Она прекрасная женщина, само совершенство, но Стивен таскает ее повсюду за собой и заставляет спать на земле в одном шерстяном пледе. Это просто ужасно.

Стук в дверь прервал рассказ Джудит, и вошли слуги с большой лоханью и ведрами горячей воды.

— Да, мне надо будет почаще поручать Рейну разные дела — он очень расторопен.

Аликс еле слышно хихикнула, и Джудит улыбнулась:

— Они все хорошие. И я не променяла бы Гевина ни на кого в мире, но иногда приходится немного повысить голос. Когда ты перестанешь боготворить своего мужа, то станешь на него тоже покрикивать. Ты, конечно, сейчас мне не веришь, но потом увидишь, что я права.

Аликс только улыбнулась и дала отвести себя к лохани.

ГЛАВА 16

Рейн, тоже сидя по шею в горячей воде, все еще злился и враждебно взглянул на отворившуюся дверь. В комнату ворвался Гевин.

— Майлс увез девицу Чатворт с собой в Шотландию, и, насколько мне известно, ему пришлось тащить ее туда насильно, а она все время осыпала его проклятиями. Дьявол бы его побрал! — сказал Гевин возмущенно. — И почему у меня столько неприятностей с моими младшими братьями? Вот только Стивен…

— Тебе лучше замолчать, — предупредил Рейн, — я сейчас в таком настроении, что кому угодно проткну брюхо мечом.

— Что стряслось на этот раз? — спросил устало Гевин, садясь напротив. — У меня и так хлопот больше, чем надо. Или твоя жена сказала тебе слово поперек?

— Нет, не моя жена. — И Рейн немного помолчал. — Что ты собираешься предпринять насчет Майлса? Ты думаешь, он отвез ее к Стивену?

— Я могу только надеяться на это. С Майлзом сейчас сэр Гай. Может, хоть он сумеет его вразумить.

— А как ты объяснишь, почему Майлс удерживает эту девицу при себе? Для чего, кроме удовольствия? И не могу представить, что наш младшенький принуждает женщину силой, как не могу вообразить, что какая-нибудь женщина может ему отказать.

У него никогда не было никаких трудностей по этой части.

— Один из людей Майлса сломал себе руку вскоре после того, как леди Элизабет привезли в лагерь, и он отстал от него, а я перехватил этого человека.

— Ну и что плохого он тебе поведал? Уж верно, новость не настолько скверная, чтобы сидеть с вытянутым лицом?

— В шатре Майлса было тогда четыре человека, когда приехал посланец Пагнела. Он вошел, и все наставили на него мечи. Приезжий нес длинный сверток. Едва ступив на порог, он бросил сверток на пол и, толкая ногой, стал разворачивать.

— Ну и? — с беспокойством спросил Рейн.

— Он развернулся прямо у ног Майлса. В ковре оказалась Элизабет Чатворт, и она была ничем не прикрыта, кроме своих длинных до колен, светлых волос.

— И что сделал наш младший братец? — спросил Гевин, раздираемый одновременно смехом и страхом представляя в воображении эту сцену.

— Насколько мне известно, все словно к месту приросли и только глазели, а леди Элизабет вскочила с пола, схватила с постели одеяло и боевой топорик из угла и набросилась на Майлса.

— Она не ранила его?

— Нет, он сумел увернуться и выслал людей из шатра. А когда леди стала браниться на чем свет стоит, сэр Гай отвел людей на достаточное расстояние.

— Но на следующее утро она уже, наверное, ворковала с ним? — улыбнулся Рейн. — Наш младшенький знает подход к женщине.

— Не знаю, что было после. Через час тот человек, который мне все это рассказал, сломал руку и его отослали к Майлсу домой.

— Но тогда как же ты узнал, что они отправились в Шотландию? — поинтересовался Рейн.

— Я поскакал туда, где Майлс стоял лагерем, и расспросил нескольких тамошних торговцев. Майлс со своими людьми уехал неделю назад, и кое-кто слышал, как они говорили, что направляются в Шотландию.

— А по какой причине — неизвестно?

— А кто может понять, что у Майлса на уме? Уверен, что он не причинит зла девушке, но, боюсь, будет держать ее в плену, чтобы отомстить Чатвортам.

— Майлс всегда готов сразиться с мужчиной, но он не станет вымещать злобу на женщине. Такие шутки по части Чатвортов, — угрюмо заметил Рейн. — Уверен, что у него была веская причина, чтобы увезти девушку из Англии. Что ты намерен предпринять?

С минуту Гевин молчал.

— Я оставлю его у Стивена. Посмотрим, может, он с ним справится. У Бронуин тоже умная голова. Может, она сумеет уговорить Майлса.

— Сомневаюсь, что он кого-нибудь послушает, если дело касается женщины. Если девица не влюбилась в него через десять минут после встречи, значит, это первый раз в его жизни. И Майлс расценил эту холодность как вызов.

Гевин фыркнул:

— Ну, каковы бы ни были причины для такого поведения, Майлс явно рискует разгневать короля. Король очень переменился после смерти старшего сына.

Рейн вышел из лохани, вытерся и лягнул груду одежды на полу.

— Эх, хорошо бы некоторое время отдохнуть от всего этого.

— Как долго ты сможешь пробыть дома?

— Три, самое большее — четыре дня. Мне нужно снова вернуться в лагерь.

— Неужели они так иного значат для тебя, твои беззаконники?

Рейн на минуту задумался:

— Они не все преследуются по закону, и, может, доведись тебе жить так же, как им, у тебя были бы другие понятия о добре и зле.

— Воровать всегда и при всех условиях — плохо, — твердо заявил Гевин.

— А если бы Джудит и твой новорожденный сын умирали с голоду, ты бы мог сидеть и смотреть на это спокойно? Если бы они хотели есть, а мимо везли хлеб в тележке, ты что, оставался бы при своих высоких моральных принципах и дал ей спокойно проехать?

— Не хочу вступать с тобой в спор. Скажи, Аликс знает, что ты собираешься вернуться в лес?

— Нет, еще не знает. И не уверен, что я ей скажу, я просто улизну потихоньку. Иначе она, конечно, захочет поехать со мной. А я хочу, чтобы она осталась здесь, с тобой и Джудит. Хочу, чтобы она жила так, как никогда ей еще не доводилось.

Одним движением он смахнул лесную одежду в угол и потянулся к черному бархатному, вышитому серебром дублету.

— А это что? — спросил Гевин и нагнулся, чтобы поднять вещь, выпавшую из груды грязной одежды. Он держал в руках золотой пояс.

— Это львиный пояс Аликс, так она его называет, но я даже ради спасения души не смог бы разглядеть изображение льва. Один из стражников отнял у нее пояс во время судебного процесса, и я приложил чертовские усилия, чтобы его вернуть.

Гевин, нахмурившись, поднес пояс к свету и стал сосредоточенно разглядывать.

— Он кажется старинным. Правда?

— Аликс, кажется, говорила, что в ее семье он передавался от матери к дочери с незапамятных времен.

— Львиный пояс, — пробормотал Гевин. — Знаешь, он мне кажется знакомым. Пойдем, спустимся в зимнюю гостиную.

Одевшись, Рейн последовал за братом в комнату с дубовыми панелями. На одной из стен висел старый выцветший гобелен. Он висел на этом месте уже несколько столетий и как бы слился со стеной, так что Рейн его почти не замечал.

— Тебе отец никогда не рассказывал об этом гобелене? — спросил Гевин. И когда Рейн покачал головой, продолжил: — Он выткан во времена Эдуарда Первого и изображает чествование величайшего рыцаря того века, которого прозвали Черным Львом. Смотри, вот он там верхом на коне, а прекрасная дама рядом — его жена. Взгляни, что у нее там на талии.

Рейн, несколько уже утомленный семейными преданиями, взглянул, но ничего особенного не увидел. Его всегда занимало только настоящее, только текущий день, а не вековая старина.

Гевин вопросительно взглянул на брата;

— А я заметил пояс и рисунок на поясе уже давно. Имя супруги Черного Льва тоже таило в себе намек на нечто львиное, и Лев подарил своей жене на свадьбу пояс, изображающий льва и львицу.

— Но ты же не думаешь, что у Аликс тот самый пояс? Ведь тогда ему не меньше двухсот лет.

— А ты взгляни на места, где он особенно поношен, — сказал Гевин, рассматривая пояс. — Звенья уже укреплены железной проволокой, и рисунок почти стерся, но, судя по застежке, это должно быть изображение львов.

— Но каким образом он мог оказаться у Аликс? Однако Гевину не надо было долго докапываться до корней родословной новой невестки.

— Черный Лев был сказочно богат, но у него был только один сын и восемь дочерей. Каждой из них он дал огромное приданое, а старшей в наследство перешел и львиный пояс, с условием, чтобы она со временем тоже передала его своей старшей дочери.

— Но ты же не думаешь, что Аликс… — начал Рейн.

— Первенца-сына Черного Льва звали Монтгомери, и это от него произошли все наши предки. Ты разве не помнишь, что отец всегда сравнивал тебя с Черным Львом? Трое из нас, братьев, были высокие, худые и светловолосые, а ты, четвертый, всегда был ниже ростом и плотнее.

Рейн вспомнил, как его часто дразнили этим в детстве и как он иногда думал, что братья и сестра ему лишь наполовину родные, но ему было всего двенадцать лет, когда отец умер, и он многого не знал и не помнил.

— Отец говорил, что ты похож на него. — И Гевин показал на черноволосого всадника на вздыбленном жеребце, вытканных на гобелене.

— И ты считаешь, что пояс Аликс мог когда-то принадлежать жене этого всадника? Рейн взял пояс у брата.

— Она очень им дорожит и никогда с ним не расстается. Я знал, что его отнимут у нее, когда будут судить. Она мне об этом ничего не сказала, но прошлой ночью он ей, наверное, приснился, и она плакала, вспомнив про эту золотую полоску.

— А тебе известно, что Черный Лев был женат на женщине более низкого, чем он, происхождения? Между прочим, в сравнении с Черным Львом все Монтгомери почти нищие.

Рейн потер пальцами выцветший, сильно потускневший пояс.

— Это все невероятно, хотя иногда мне кажется, что я знаю Аликс очень давно. У меня были женщины покрасивее и относились они ко мне с большим уважением, но когда я увидел ее в первый раз… — Он напнулся и рассмеялся. — Когда я увидел ее в первый раз, то решил, что это юноша, и еще я подумал, что, если бы у меня был сын, то он походил бы на этого мальчика. Что-то было в ней такое… Не знаю, как тебе объяснить. Ты то же самое почувствовал к Джудит?

— Нет, — резко ответил Гевин и отвернулся. Он ненавидел само воспоминание о том, как обошелся С Джудит, когда они только поженились.

— Но коли речь зашла о твоей жене, — продол — жал Рейн, — то знай, что она как следует меня отчитала, не успел я приехать. Гевин рассмеялся:

— А чем ты провинился? Насколько мне известно, она вообще-то не устает тебя всячески хвалить.

— Она сказала, что я плохо обращаюсь со своей женой и поэтому привез ее сюда.

— Это из-за короля? Но мы с ней это уже обсудили, и она согласилась, что несколько дней ты можешь провести здесь, ничего не опасаясь. Донос, если кто-нибудь тебя узнает, нескоро достигнет королевских ушей.

— Нет, она отругала меня не из-за этого. — И Рейн сказал это искренно удивляясь. — Она бранилась из-за того, что я не покупаю платья для своей жены. Она, очевидно, думает, что я могу возить ящик с женскими нарядами, приторочив его к седлу.

— Очень рада, что пришла как раз вовремя и могу себя защитить, — сказала Джудит, появившись в эту минуту на пороге и улыбаясь. Она сразу же подошла к мужу и поцеловала его. — Ты в порядке? Как чувствуешь себя?

— Хорошо, насколько это возможно, — ответил Гевин, прижимая жену к себе. — Но что это я слышу, почему ты бранишь моего брата? Надеюсь, ты его не побила вдобавок? Ведь он будет послабее меня.

— Да, он очень хрупкого здоровья, — вкрадчиво улыбаясь, ответила Джудит. — Все твои братья слабы, как весенние цветочки. — И улыбнулась Рейну. Оба мужчины намного превосходили ее ростом. — Я только и сказала, что Рейну не надо было тащить беременную жену через всю страну, что она больна — так как сильно наглоталась дыма, — а одета хуже, чем самая бедная служанка, приставленная к самой грязной работе.

Джудит еще хотела что-то прибавить, но обернулась. На пороге появилась Аликс, но такой еще никто ее не видел. На ней было темно-красное бархатное платье. Низкий, квадратный вырез был подчерк нут тяжелой серебрянной цепочкой с большим фиолетово-красным аметистом посередине. На голове высился остроконечный головной убор из серебряной нити, расшитый пурпурными цветами. Ее глаза цвети фиалок сверкали как бриллианты.

Рейн подошел, взял ее руку и поцеловал.

— Я потрясен твоей красотой, — честно признался он.

— И ты совсем другой, — прошептала Аликс.

— Но ты и говорить можешь! А как насчет пения?

— Не торопи ее, Рейн, — вмешалась Джудит. — Я дала ей медовое питье на травах, но она быстрее поправится, если будет молчать. Обед готов. Кто-нибудь хочет есть?

Аликс радовалась, что не может говорить. Да она бы и не смогла что-нибудь сказать, даже если бы голос вернулся. Ей Рейн всегда казался непохожим на других, даже в своем лесном одеянии, но теперь в черном бархатном дублете, шитом серебром, он внушал почтение. Он так соответствовал обстановке этого великолепного дома и совсем не удивлялся, что окружающие ему низко кланяются.

Пока Рейн вел ее в Большой холл, где были накрыты столы, Аликс пришлось сделать немало усилий, чтобы не глазеть по сторонам, разинув рот. Ужин в гостинице ей казался пиршеством, но здесь было наставлено столько еды, что хватило бы на всю деревню.

— Кто все эти люди? — прошептала она Рейну. (За столом сидело больше сотни человек.)

— Это рыцари Гевина, несколько моих и Стивена. Вот те — из рода Монтгомери, наши кузены. Спроси у Гевина, он все точно знает насчет родства. — И он показал ей на конец стола, где были их места. — А некоторые просто живут в замке, на содержании владельцев. Спроси у Джудит, она знает всех и каждого.

— Твои земли такие же? — охнула Аликс.

— Нет, — усмехнулся Рейн. — Они небольшие по сравнению с этими. Джудит из богатой семьи и, выйдя замуж, принесла большое приданое. Она может кормить многих. И все время покупает, и продает, и считает зерно в кладовых.

— А я? — испугалась Аликс. Рейн не сразу ее понял.

— Ты хочешь спросить, придется ли тебе управлять моими угодьями? Не вижу причины, почему бы и нет. Ты можешь читать и писать. И у тебя лучше получится, чем у меня, — ответил он и отвернулся, потому что с ним заговорил кто-то из родственников.

Аликс немного поела и потом сидела спокойно, хотя слуги вносили одну перемену за другой. Многие из блюд она еще никогда не пробовала и даже не видела, и все названия и запахи сливались для нее в одно.

Прошло много времени, прежде чем Рейн встал и представил се собравшимся. Раздались громкие приветственные восклицания.

Джудит спросила, не хочется ли ей отдохнуть, и они вместе направились в комнату Аликс.

— Наверное, ты немного взволнована? — поинтересовалась Джудит.

Аликс кивнула.

— Завтра в деревне будет ярмарка и я уж позабочусь, чтобы Рейн тебя взял. Ты повеселишься и кое с кем познакомишься. А сейчас почему бы тебе не отдохнуть? Гевин и Рейн готовят послание Майлсу, и у тебя в запасе несколько часов, чтобы поспать. Уверена, что они долго будут спорить, как лучше написать.

Аликс сняла платье и юркнула под одеяло, а Джудит взяла ее за руку:

— Тебе нечего нас опасаться. Мы теперь твоя семья, и, чтобы ты ни делала, мы тебя поддержим. Я понимаю, что все это, — и она обвела взглядом изящно обставленную комнату, — для тебя внове, но ты скоро привыкнешь, а мы тебе поможем.

— Спасибо, — прошептала Аликс. Еще не успела Джудит закрыть за собой дверь, как Аликс заснула глубоким сном.


Ничто не могло лучше подготовить ее к походу на ярмарку, раскинувшуюся на пастбище Монтгомери. Аликс крепко и долго спала, и, когда проснулась, голос уже наполовину к ней вернулся. Он звучал, и она обрадовалась, хотя богатые его оттенки исчезли.

— Как ты думаешь, я смогу снова петь? — спросила она у Рейна.

Он рассмеялся над ее страхами и помог ей застегнуть пуговицы на пурпурном платье, которое Джудит переделала, чтобы оно стало Аликс впору.

— Я уверен, что через несколько дней птички будут прилетать в комнату — послушать тебя.

Она, смеясь, закружилась по комнате, и юбка колоколом раздувалась вокруг ног.

— Разве оно не прекрасно? Это, наверное, самое лучшее платье на земле.

— Нет, — тоже смеялся Рейн, хватая ее за талию, — это ты делаешь его прекрасным. Но перестань кружиться, а то у моего ребенка заболит головка.

Ты готова?

Ярмарка напоминала целый город, населенный людьми и животными из разных частей света. Здесь были загоны для диковинных зверей, прилавки с английским свинцом и пинком, бочки с испанским вином, немецкими предметами домашнего обихода, итальянской одеждой. Здесь продавались игрушки, состязались борцы, искусные мастера, мясники и торговцы рыбой расхваливали свой товар.

— С чего начнем? — спросила Аликс, прижимаясь к руке Рейна. Их сопровождали шесть рыцарей Гевина.

— Может быть, миледи хочет есть? — спросил один из них.

— Или пить?

— Миледи не желает посмотреть на жонглеров или акробатов?

— Говорят, на ярмарку прибыла хорошая певица.

— Певица, — твердо ответила Аликс, что заставило Рейна опять рассмеяться.

— Хочешь посмотреть на соперницу? — поддразнил он ее.

Аликс улыбнулась ему, слишком счастливая, чтобы обращать на это внимание. После недолгого созерцания певицы, которая, по мнению Аликс, совсем не блистала умением петь, они остановились у хлебного прилавка, и Рейн купил ей только что испеченный пряник со специями в виде женской фигурки.

Жуя пряник и посматривая туда-сюда, Аликс не заметила, как Рейн остановился около итальянской лавки.

— Что ты думаешь вот об этом? — спросил он, держа в руках отрез синевато-лилового шелка.

— Красивый, — ответила она рассеянно. — Ой, Рейн, посмотри, что выделывает ручной медведь.

— Твой медведь-муж сейчас тоже начнет кое-что выделывать, если ты не будешь его слушать. — И когда она взглянула на Рейна, он пояснил: — Не желаю, чтобы Джудит опять меня пилила. Выбирай цвета, которые тебе нравятся, и я велю прислать все в замок.

— Выбирать? — спросила она, растерянно глядя на изобилие разноцветных шелков.

— Дай нам все оттенки красного, — быстро сказал Рейн, — и вон те зеленые. Тебе они к лицу, Аликс. — И он опять повернулся к торговцу. — Отрежь от каждого цвета достаточно для платья и все пошли в замок. Слуга за все уплатит. — И с этими словами он взял Аликс за руку и потащил прочь.

Аликс, как ребенок, оглянулась, жуя пряник. В лавке были три оттенка красного, четыре зеленого — шелков, сатинов, бархата, шитья и других тканей, которые Аликс были неизвестны. Рейн остановился перед выступающим медведем, но, заметив, что Аликс не смотрит, потянул ее к другой лавке, где продавали меха.

На этот раз, не дожидаясь, когда Аликс все посмотрит, он сразу попросил показать плащ, отороченный каракульчой, и другой, подбитый леопардовым мехом. Рейн велел торговцу мехами, чтобы тот посоветовался с торговцем тканями и показал ему образцы всех мехов для отделки платьев, которые будут сшиты из отобранных шелков.

К этому времени Аликс уже пришла в себя от изумления. Она была одета без малейшего учета ее желаний. Но она не имела никакого представления о том, что ей хочется, иначе бы возражала против властного поведения Рейна.

— Ты. себе тоже так выбираешь одежду? — ввернула она, — или ты предоставляешь выбор торговцам?

Он пожал плечами:

— Но я обычно ношу черное и полагаюсь на

Майлса, который разбирается в одежде.

— А что насчет Стивена? В чем он силен?

— Он держится от меня и Гевина на расстоянии и одевается по-шотландски, а значит, сильно оголяется.

— Звучит интересно, — пробормотала Аликс, пронзительно взглянув на Рейна.

А потом она увидела женщину, которая что-то делала множеством деревянных шпилек на пухлой маленькой подушечке.

— Что это? — спросила она, увидев какую-то воздушную белую паутину.

— Это кружево, миледи, — ответила женщина и протянула Аликс воротничок, чтоб она его как следует рассмотрела.

Аликс еле-еле дотронулась до него, опасаясь, как бы он не растаял у нее под рукой.

— Вот, возьми, — сказал Рейн, вытаскивая мешочек с золотом из-под дублета. — Дай мне три таких штуки. Выбирай, Аликс, для себя, еще один мы подарим Джудит, а третий пошлем Бронуин.

— О, конечно, — выдохнула Аликс, обрадованная, что Джудит тоже получит подарок.

Три воротничка были тщательно уложены в деревянную шкатулку, после чего все доверили нести одному из рыцарей.

Следующие несколько часов стали для Аликс самыми счастливыми. Видя Рейна в его привычном окружении и как ему оказывают заслуженное уважение, она радовалась до глубины души. И однако этот столь почитаемый всеми человек мог сесть за стол с самым убогим нищим и слушать рассказ о его бедах.

— Ты почему-то странно смотришь на меня, — заметил Рейн.

— Я пересчитываю свои радости, — и Аликс отвернулась, — а на что смотрят вон те люди?

— Пойдем и поглядим.

Толпа расступилась, чтобы пропустить вперед семерых высоких мужчин и маленькую женщину. В кругу они увидели четырех полуодетых женщин. Их плоские животы были голы, сквозь прозрачные шелка просвечивали ноги, и женщины что-то выделывали ими под какую-то странную музыку. Оправившись от первого изумления, Аликс взглянула на мужа и увидела, что он совершенно поглощен этим зрелищем, а подобно ему и сопровождавшие их рыцари. И подумать только, всего минуту назад она воспринимала Рейна почти как ангела Божия!

С возгласом отвращения, которого Рейн даже не слышал, Аликс начала выбираться из толпы, предоставив мужчинам вволю насладиться этим зрелищем.

— Миледи, — сказал кто-то рядом, — позвольте мне вывести вас из этой давки. Вы такая маленькая, что я за вас опасаюсь.

Она взглянула прямо в темные глаза очень красивого мужчины. На солнце блестели его светлые волосы. Нос был орлиный, рот твердо сжат. У левого виска виднелся извилистый шрам, под глазами залегли тени.

— Я не уверена, что, — начала Аликс, — мой муж…

— Позвольте представиться. Я граф Байэм, наши семьи, моя и ваша, хорошо знакомы. Я проделал долгий путь, чтобы поговорить с Гевином, но, увидев, что здесь устроили ярмарку, понадеялся встретить кого-нибудь из семьи Монтгомери.

Какой-то кряжистый человек, явно хвативший лишку, шатнулся в их сторону, и граф поднял руку, ограждая Аликс.

— Я чувствую себя обязанным защитить вас от толпы. Позвольте мне увести вас отсюда.

Он предложил руку, и она оперлась на нее. Что-то было в его внешности и манере держаться печальное и мягкое одновременно, и Аликс почувствовала к нему инстинктивное доверие.

— А каким образом вы узнали, что я вышла замуж за Монтгомери? — спросила она. — Свадьба совершилась совсем недавно, и я происхожу совсем из другого круга, чем мой муж.

— Я питаю особый интерес к семье Монтгомери и к ее деяниям.

Он отвел ее подальше от шумной толпы и усадил на скамью в тени деревьев.

— Наверное, вы очень устали, ведь вы не присели ни на минуту с самого утра. И ребенок для вас, конечно, нелегкое бремя.

Она с благодарностью уселась поудобнее, сложила руки на животе и взглянула на него:

— Вы действительно пристально за нами наблюдали. А теперь о чем вы хотите поговорить со мной, раз вам понадобилось отвести меня подальше от мужа?

Граф слегка улыбнулся:

— Да, все Монтгомери удачно выбирают своих женщин — не только красивых, но и умных. Наверное, мне нужно представиться еще раз. Я Роджер Чатворт.

ГЛАВА 17

Аликс, только что уютно устроившаяся на скамье и полагавшая, что этот человек станет сейчас просить походатайствовать в его пользу перед Рейном, вдруг очень испугалась. Неловко, с выражением страха на лице, она стала подниматься.

— Пожалуйста, успокойтесь, — сказал он тихо, — я не желаю вам зла. Я только хочу немного поговорить с вами. — Он сел на край скамьи, склонив голову и сцепив ладони. — Однако вы можете и уйти. Я вам не помешаю.

Аликс успела уже отойти, но при этих словах остановилась.

— Если муж вас увидит, то убьет. Роджер ничего не ответил.

Нахмурясь и обозвав себя мысленно дурой, Аликс снова подошла к скамье.

— Почему вы рискнули сюда явиться? — Спросила она.

— Я рисковал бы чем угодно, чтобы найти сестру.

— Элизабет?

Может быть, тон, которым она произнесла имя, заставил его резко поднять голову.

— Вы ее знаете? Что вы знаете о ней? — И он сжал кулаки.

— Пагнел, сын графа Уолденэма…

— Да, я знаком с этим негодяем.

Аликс быстро рассказала обо всем: как Элизабет пришла к ней на помощь и как Пагнел за это отомстил Элизабет.

— Майлс! — сказал Роджер, вставая… На нем выл богатый, из темно-синего бархата, дублет. Темные чулки плотно обтягивали мускулистые ноги. Нет, Итог человек не был похож на заклятого врага. — И что Майлс сделал с моей невинной сестрой? — сверкнув глазами, требовательно спросил Роджер.

— Не то, что вы сделали с леди Мэри, — отрезала

Аликс.

— Смерть этой женщины на моей совести, и я заплатил за эту смерть тем, что потерял брата. Но я не собираюсь таким же образом потерять сестру.

Аликс понятия не имела, о чем он толкует. Какое отношение брат Роджера имеет к смерти Мэри?

— Я не знаю, где сейчас Майлс и Элизабет. Я была нездорова. И наверное, пока я приходила в себя, Рейн что-нибудь узнал о Майлсе, но мне он ничего не рассказывал.

— А что леди Джудит? Не думаю, что от нее можно скрыть происходящее. Она вам что-нибудь говорила?

— Нет, ничего. А почему вы на свободе, а мой муж должен скрываться, в то время как именно вы убили Мэри?

— Но я ее не убивал, — яростно заявил Роджер. — Я… нет, не хочу это обсуждать, а что касается моей свободы, то король отобрал у меня все мои доходы на следующие три года. Большая часть моих рыцарей оставили меня, потому что мне им нечем платить. У меня есть только одна маленькая усадьба, и все, что осталось от моей семьи — это злокозненная свояченица. Мой брат меня ненавидит и куда-то скрылся, а теперь моя прекрасная, милая сестра взята в заложницы юнцом, который прославился тем, что лишает невинности всех встречных девиц. И вы считаете, что я еще недостаточно наказан? Ваш муж владеет своими землями, о них заботится его управляющий, а моими ведает королевский чиновник. Вы знаете, что останется от них через три года? У вашего мужа вся семья в сборе. У него даже оказалось достаточно свободного времени, чтобы полюбить и жениться, в то время как у меня никого не осталось. Один брат убит, другой восстал на меня, а сестра томится в плену. И вы все еще считаете, что я недостаточно за все наказан? И что я безмятежно наслаждаюсь свободой?

Он наконец окончил свою длинную речь и вперил невидящий взгляд вдаль.

— Я не знаю, что случилось с Элизабет. Гевин поехал сам к Майлсу разузнать обо всем, но быстро вернулся, и я с ним не разговаривала после его возвращения.

— Если Майлс причинит ей зло, я его убью.

— И чего вы этим добьетесь? — закричала Аликс, надсаживая все еще болящее горло, и Чатворт недоуменно заморгал, услышав ее голос. — Неужели вы все не успокоитесь, пока не перебьете друг друга? Майлс не захватывал Элизабет силой. Ему привезли ее, он не виноват в ее пленении. Это на Пагнела должен обрушиться ваш гнев. Но вы, конечно, слишком привыкли ненавидеть Монтгомери и считать их виновниками всех своих бед.

— А чего мне ожидать от любого члена этой семьи? — угрюмо спросил Роджер. — Это вы считаете их земными богами.

— Глупец! — выпалила Аликс. — Я просто хочу, чтобы междоусобица между вами закончилась. Рейн вынужден жить в лесу, окруженный преступниками, и все это из-за вас.

— Нет, это все начал Гевин, когда стал заигрывать с моей невесткой. Одной женщины для него было мало. Он еще и Элис захотел.

Аликс схватилась за голову:

— Я ничего об этом не знаю. А теперь вам надо уйти. Рейн будет меня искать.

— Вы хотите уберечь меня от опасности?

— Нет, я хочу уберечь своего мужа от драки с вами и себя от его гнева.

— Но я не могу уйти, пока не узнаю все об Элизабет.

Аликс заскрипела зубами от злости.

— Но мне неизвестно, где она.

— А вы не можете это узнать и сказать мне?

— Совершенно исключено. — Аликс даже изумилась, что он осмелился ее просить об этом. — С ней Майлс, и я ничего не сделаю ему во вред.

Роджер угрюмо сжал челюсти.

— Вы дурочка, что пришли сюда со мной. Я же могу тоже захватить вас и держать у себя, пока Элизабет не будет освобождена.

С трудом сглотнув, Аликс поняла, что спасет ее только смелость и что она ни в коем случае не должна показать страха.

— Но с вами нет никаких пособников и охраны. Неужели вы ударите беременную женщину, чтобы заставить ее уйти с вами? И как далеко вы сумеете со мной уйти? Элизабет все еще считает вас хорошим человеком. Неужели она не переменит своего мнения, если вы захватите еще одну заложницу из семьи Монтгомери? — По выражению его лица Аликс поняли, что ее удар попал в цель. — И как вы объясните Элизабет, почему умерла Мэри? — Она замолчала на минуту и пытливо взглянула на Роджера:

— Вам надо уходить.

Не успели они и глазом моргнуть, как из-за деревьев выскочили Рейн и его стража. В одно мгновение четыре меча уперлись в горло Роджера Чатворта.

Рейн схватил Аликс одной рукой и вытащил меч другой.

— Этот ублюдок не причинил тебе зла? — прорычал он. — Убейте его!

— Нет, — закричала Аликс во всю мощь легких, я ей удалось остановить мужчин. В следующий миг она встала перед Рейном. — Он не причинил мне никакого вреда. Он хотел только узнать, где находится его сестра.

— В могиле, рядок с той, где лежит моя. — И Рейн прищурился.

— Но Элизабет жива, — сказала Аликс. — Рейн, пожалуйста, покончи сейчас эту семейную распрю и поклянись, что сделаешь все возможное и вернешь Элизабет Роджеру.

— Ах вот как, Роджеру! — процедил Рейн сквозь зубы, бросив на Аликс такой яростный взгляд, что она отступила назад, ближе к Роджеру. — Ты давно его знаешь?

— Что? — начала она недоуменно. — Рейн, ну пожалуйста, ты говоришь чепуху. Он один, беззащитен, и я не желаю видеть, как вы его станете убивать. Он хочет вернуть свою сестру. Ты знаешь, где она сейчас?

— Так ты хочешь, чтобы я предал брата ради этого дерьма? Он случайно не рассказал тебе о последних минутах Мэри? — Рейн взглянул на Роджера и глухо, оскалившись, зарычал: — Тебе понравилось, как стукнуло ее тело о землю, когда она бросилась с башни?

Аликс чуть не стошнило, когда она представила себе картину, возникшую в воображении Рейна, и едва не отступилась от Роджера. Но ведь если его убьют, у короля появится дополнительная причина захватить земли Рейна. Он ни за что не простит Рейна, если тот убьет графа.

— Ты должен его отпустить, — тихо сказала Аликс. — Пойдемте, Роджер, я провожу вас к вашему коню.

Роджер Чатворт, не проронив ни слова, опять направился на ярмарку, где оставил лошадь. Аликс пошла за ним. Ни Рейн, ни рыцари за ними не последовали.

— Он вам этого никогда не простит, — сказал Роджер.

— Но я это сделала не из-за вас. Если бы Рейн вас убил, то король тоже никогда бы его не простил. Ступайте же и запомните, что Монтгомери был добр к вам, хотя вы этого не заслужили. Я не хочу зла Майлсу или Элизабет и сделаю все возможное, чтобы ее ним вернули.

Взглянув на нее недоверчиво, почтительно и благодарно, Роджер развернул лошадь и поскакал прочь.

Аликс с минуту стояла неподвижно. Сердце у нее отчаянно билось при мысли, как она снова увидится с Рейном. Он, конечно, будет сердиться, но, когда она объяснит, почему помогла его врагу, он все поймет. Тихо, дрожа при мысли о неминуемой ссоре, Аликс опять пошла к деревьям, где оставались Рейн и его рыцари.

Она почти сразу же увидела, что Рейна там нет.

— Где он? — спросила она в полной уверенности, что он, не желая ссориться с ней при всех, где-нибудь уединился.

— Миледи, — начал один из. рыцарей, — лорд Рейн вернулся в лес.

— Да, я знаю, — ответила Аликс. — Мы сможем там быть вдвоем, но по какой дороге он уехал?

Аликс смотрела на рыцаря, но он молчал и наконец она поняла, какой смысл он вкладывал в свой ответ.

— В лес?! Вы хотите сказать, что он вернулся к бродягам?

— Да, миледи.

— Приведите моего коня. Я еду за ним. Мы его догоним.

— Нет, миледи. Он приказал нам доставить вас обратно в дом лорда Гевина. Вам не позволено ехать за лордом Рейном.

— Но я должна ехать, — умоляюще оглядела она рыцарей, — неужели вы не понимаете, что я должна была помещать Рейну убить Чатворта? Король велел бы забить ему ноги в колодки, если бы он убил графа. И я должна все объяснить мужу. Немедленно проводите меня к нему!

— Мы не смеем. — И рыцарь твердо сжал челюсти, хотя его глаза и выражали сочувствие. — Нам. приказывает только лорд Рейн.

— Но, может, если миледи поговорит с лордом Гевином… — предположил другой рыцарь.

— Да, — сразу же согласилась Аликс, — вернемся в замок. Гевин скажет, что делать.

Сев в седло с помощью рыцарей, Аликс так стала нахлестывать коня, что рыцари с трудом за ней поспевали. Не успел конь зацокать копытами по булыжнику замкового двора, как Аликс соскочила с седла и вбежала в дом.

Она хлопнула дверью одной комнаты — та была пуста, устремилась в другую, но затем остановилась как вкопаная и что есть мочи закричала:

— Гевин!

Через мгновенье Гевин сбежал вниз по лестнице. Лицо его выражало крайнее изумление. За ним по пятам следовала Джудит.

— Неужели это ты меня звала? — спросил почтительно Гевин. — Рейн говорил, что голос у тебя сильный, но…

Аликс перебила его:

— Рейн вернулся к бродягам в лес. Я должна ехать к нему. Он ненавидит меня. Он не понимает, почему я так поступила. Я должна объяснить.

— Помедленнее, — ответил Гевин, — расскажи, что случилось. С самого начала. Аликс сделала глубокий вдох:

— Роджер Чатворт…

Достаточно было одного этого имени, чтобы Гевин взорвался:

— Чатворт! Он что-нибудь тебе сделал? Рейн помчался за ним? Эй, люди! Зови всех, — сказал он одному из рыцарей, стоявшему сзади Аликс. — И — полное вооружение.

— Нет, — опять закричала Аликс и закрыла руками лицо, потому что наконец из глаз хлынули слезы.

Джудит обняла ее:

— Гевин, поговори с мужчинами, пока я не успокою Аликс. — И она подвела ее к дивану в нише под окном и взяла ее руки в свои. — А теперь расскажи, что случилось.

Слезы и ощущение, что надо спешить, сделали речь Аликс почти бессвязной. И только искусно задавая вопросы, Джудит наконец поняла в чем дело.

— Я не все поняла, — рыдала Аликс. — Роджер все время о чем-то говорил, чего я не знаю. Кто такая Элис? Кто его брат? И какое отношение этот брат имеет к смерти Мэри? Рейн был в таком гневе! Он приказал убить Роджера, и мне пришлось воспротивиться этому. Я должна была это сделать!

— И ты сделала доброе дело. А теперь посиди тихо и спокойно, пока я отыщу Гевина. Я ему все расскажу, и он найдет способ урезонить Рейна.

Джудит нашла мужа и два десятка его рыцарей во дворе замка. Вид у всех был самый воинственный.

— Гевин! В чем дело?

— Мы отправляемся ловить Чатворта.

— Чатворт? А как насчет Рейна? Он решил, что Аликс на стороне Роджера. Тебе надо ехать к Рейну в все ему объяснить. Аликс защищала Рейна, а вовсе не Чатворта.

— Джудит, у меня нет времени, чтобы мирить влюбленных. Я должен отыскать Майлса и предупредить его насчет Чатворта или же отыскать самого Чатворта и помешать ему с целой армией обрушиться на брата.

— Заставь Майлса отпустить Элизабет. Чатворт только этого и добивается. Верни ему сестру.

— Так же, как он вернул мою? Перекинутую через седло, лицом вниз?

— Гевин, прошу тебя, пожалуйста, — взмолилась Джудит.

Он замолчал и привлек ее к себе.

— Рейн в большей безопасности, находясь в лесу. Чатворт конечно же донесет королю, что Рейн хочет его убить, и король снова разгневается на брата. Что до Аликс, то она в любом случае должна была оставаться здесь, так что все к лучшему. Поэтому меня больше беспокоит Майлс. Не верю, что он причинил зло Элизабет, но надеюсь, что у нас достаточно времени, прежде чем Чатворт обнаружит ее местонахождение. Я должен предупредить брата и защитить его, если потребуется.

— Но что будет с Аликс? Ведь Рейн уверен, что она его предала.

— Не знаю, — сказал Гевин, не желая обсуждать эту проблему. — Напиши ему письмо и пошли с гонцом. Рейну сейчас ничто не угрожает. Он разозлился, но злость его не убьет. А теперь я должен ехать. Присматривай за Аликс, пока я в отъезде, и хорошенько корми моего сына.

Она ему улыбнулась, а он поцеловал ее долгим поцелуем.

— Будь осторожен, — крикнула она вслед, но улыбка Джудит быстро увяла, когда она вернулась в дом и увидела Аликс, одиноко сидящую в нише у окна.

— Гевин поехал к Рейну? — прошептала та с надеждой в голосе.

— Не сейчас, но, возможно, поедет позднее. А теперь он должен предупредить Майлса, что Роджер Чатворт разыскивает Элизабет.

Аликс оперлась спиной о каменную облицовку ниши.

— Но как Рейн мог поверить, что я его предала? Чатворт просил меня выведать, где находится Элизабет, но я отказалась. Я только хотела помочь Рейну, помочь его семье. Но я лишь все испортила.

— Аликс, — сказала Джудит, сжимая холодные руки невестки, — есть кое-что, о чем ты не знаешь, события, которые произошли до того, как ты стала членом нашей семьи.

— Я знаю, как умерла Мэри. Я была уже у Рейна, когда он узнал обо всем.

— Но до этого тоже случилось многое.

— И это имеет отношение к Элис Чатворт и брату Роджера?

— Да, все это и начала Элис Чатворт. Аликс удивилась, каким вдруг холодным стал взгляд Джудит и как исказились ее прекрасные черты.

— Кто такая Элис? — прошептала Аликс.

— Гевин был влюблен когда-то в Элис Веленс, — ответила едва слышно Джудит, — но она не захотела выйти за него замуж, а вместо этого подцепила себе богатого графа, Эдмунда Чатворта.

— Эдмунда Чатворта, — повторила Аликс, — которого убил человек по имени Джослин.

— Да, однажды ночью Эдмунда Чатворта убили. Убил его менестрель, которого так и не нашли, — продолжала Джудит, не подозревая, что Аликс знакома с Джослином. — Мне всегда казалось, что Элис Чатворт известно больше, чем она говорит. Но, став богатой вдовой, она решила, что теперь можно выйти замуж и за Гевина. Он, однако, отказался оставить меня и жениться на ней. Элис это не очень понравилось, — голос Джудит зазвучал почти насмешливо, — и она взяла меня в заложницы, угрожая плеснуть мне в лицо кипящее масло. Мы с ней боролись, и масло угодило в лицо самой Элис, почему на нем остался безобразный шрам.

— Роджер сказал, что его семья состоит сейчас только из одной злокозненной невестки. Неужели он так поступил с Мэри из-за того, что лицо Элис обезобразил шрам?

— Нет, но после этого Роджер познакомился с женщиной, которую король Генрих обещал в жены Стивену Монтгомери. Бронуин богата и вполне достойна, чтобы за нее сражались. Роджер объявил, что хочет ею завладеть, и вступил в бой со Стивеном. Роджер — человек самолюбивый, к тому же после смерти брата получил графский титул, но Стивен его победил в честном бою, и Роджер в ярости напал на него с тыла.

— Стивен не пострадал, нет?

— Нет, пострадала репутация Роджера. Вся Англия над ним потешалась, и удар в спину стал называться «чатвортом».

— И тогда Роджер сквитался, захватив в плен Мэри. И наверное, он видит в семье Монтгомери корень всех своих бед и унижений?

— Вот именно. Но прежде он просил Стивена убить его в новом честном бою, однако Стивен отказался. Тогда Роджер оскорбился еще больше в захватил в плен Мэри и Бронуин. Не верю, что он обесчестил бы Мэри, не вмешайся Брайан.

— А кто такой Брайан?

— Младший брат Роджера, слабый юноша-калека, который влюбился в Мэри. Когда Брайан сказал Роджеру, что хочет жениться на Мэри, Роджер напился и влез к Мэри в постель. Что сделала Мэри — ты знаешь, а Брайан привез нам ее тело.

— А теперь Майлс держит в плену Элизабет, — заметила Аликс, — Рейн объявлен вне закона, Роджер потерял родных, состояние, он зол и жизни Майлса угрожает опасность. Неужели никак нельзя положить конец этой ненависти? Что будет, если Роджер убьет Майлса? Кто станет следующим? И сможем ли мы все жить, не боясь за себя? Неужели и наши дети будут расти, ненавидя Чатвортов? И мой ребенок станет воевать с Роджеровым?

— Успокойся, Аликс, — ласково сказала Джудит, обнимая ее. — Гевин поехал предупредить Майлса об опасности, и тот не пострадает. Ну а кроме того, должна прибыть со своим кланом Бронуин, и, даже если Чатворту удастся вооружить настоящую армию, против Мак-Арранов он не выстоит.

— Надеюсь, ты права. А Рейну в лесу ничто не угрожает. — Давай напишем Рейну и сегодня же вечером отошлем письма с гонцом.

— Да, — ответила Аликс, поднимаясь и вытирая слезы. — Как только Рейн узнает правду, он меня простит, я уверена в этом.

ГЛАВА 18

Рейн возвратил письма Аликс нераспечатанными. Хотя Джудит в своем письме тоже объяснила ему, как все получилось, Рейн, однако, молчал на этот счет. Так как теперь у него не было грамотного оруженосца, Джудит стала посылать к нему гонцов, умеющих читать.

Аликс все принимала стоически, но каждое утро у нее были красные от слез глаза и совсем пропал аппетит.

Когда Гевин вернулся из Шотландии, он едва не вскрикнул при виде Аликс: от нее остались кожа и кости, только выпирал большой живот.

— Какие новости? — быстро спросила Джудит, не желая, чтобы он сразу же стал выражать сочувствие, увидев Аликс в таком состоянии.

— Мы поймали Чатворта и несколько дней держали под замком, но ему удалось бежать.

— Ты ничего плохого ему не сделал?

— Я не тронул ни единого волоса на его голове, — отрезал Гевин, — а когда он сбежал, мы отправились в Шотландию, но он там не появлялся. Думаю, Чатворт поскакал к королю Генриху.

— Ты видел Майлса? Гевин уныло кивнул:

— Он всегда был упрям, но сейчас перешел все границы. Он отказывается отпустить Элизабет, и никакие доводы его не могут убедить.

— А что Элизабет?

— Она все время воюет с ним. Они могут спорить, какого цвета небо, но иногда я ловил ее взгляд, и смотрела она на Майлса не только с ненавистью. Ну а что с Аликс?

— Рейн возвращает ее письма нераспечатанными и ничего не передает устно, хотя я в письмах все время умоляю его выслушать нас. Гонец мне сказал, что Рейн приказал ему пропускать те места в письмах, где речь заходит об Аликс.

Гевин очень красноречиво нахмурился:

— Мой братец Рейн может простить закоренелого убийцу, но, если он решит, что замарана его честь, тут он беспощаден. Я ему напишу, как Аликс выглядит. Когда должен родиться ребенок?

— Через одну-две недели. Однако Рейн ничего не ответил и Гевину.

В ноябре у Аликс родилась большая, здоровая девочка, которая почти сразу после рождения улыбнулась и показала, что унаследовала от Рейна ямочки на щеках.

— Кэтрин, — прошептала Аликс и мгновенно заснула.

Однако через несколько недель ребенок уже не улыбался — Кэтрин плакала, не переставая.

— Она скучает по отцу, — меланхолично изрекла Аликс, и Джудит едва не задала ей трепку.

— Если не ошибаюсь, ребенок просто голодает. Так оно и оказалось на самом деле. Как только нашли кормилицу, Кэтрин успокоилась.

— Для чего же я тогда вообще гожусь? — захныкала Аликс.

На этот раз Джудит ее как следует встряхнула:

— Слушай меня! Ты должна сейчас думать о своем ребенке. Если ты не можешь ее кормить, то есть многое другое, на что ты способна. И коли забот о девочке для тебя недостаточно, я могу подыскать для тебя еще занятие.

Аликс тупо кивнула и не успела опомниться, как Джудит завалила ее работой. Аликс должна была считать на счетах и устно мешки с зерном и все потом записывать в большую книгу. А кроме того, надо было убираться в кладовых, следить, как готовят еду, и заботиться о сотнях людей.

Две недели Аликс ведала делами в больнице и убедилась, что ей хорошо удается развеселить больных. Джудит обрадовалась, узнав о музыкальных способностях Аликс, но она не видела причины, чтобы та занималась музыкой целыми днями. И Аликс сочиняла песни, бинтуя раненую ногу или же когда ездила в деревню, расположенную у подножия замкового холма.

Она была неприятно поражена, убедившись, что ни Джудит, ни Гевин не восхищаются ее талантами, а принимают их как должное. У них тоже были способности, но они не отказывались ради них от повседневной работы.

Аликс не заметила, когда начала понимать, насколько прежде ее жизнь была эгоистична. Талант ставил ее особняком, отчуждая от деревенских жителей. Все держались с ней скованно и относились так, как будто она немного не в себе. Когда-то в своей заносчивой самоуверенности она считала, что ненавидит всех дворян, потому что один из них преследовал и мучил ее. Но по правде говоря, она просто завидовала им, хотя у нее всегда было врожденное ощущение равенства с другими. Однако, если разобраться, что она сделала хорошего? Хоть для одного человека? Дарила музыку? Может, действительно, музыка имела значение только для нее самой?

Аликс понимала, что рыцари и слуги Гевина добры с ней из-за ее отношений с Рейном, и ей хотелось бы дать что-нибудь этим людям, но это было нелегко.

Она устроила школу для детей, живущих в замке, и стала учить их читать и писать. Ей часто хотелось все бросить, но она стойко держалась, и ей было наградой, когда какой-нибудь ребенок выучивал новое слово.

Во второй половине дня она заботилась о больных и раненых. Однажды мужчине раздробило ногу упавшей бочкой с вином, и ее пришлось отнять. Аликс держала в руках его голову и употребила все свое искусство и способность к сочувствию, чтобы загипнотизировать его своим пением. Когда ногу отняли, она плакала несколько часов.

— Да, это больно — быть к чему-нибудь причастной, — призналась она Джудит. — Вчера одна из моих учениц, прелестная девочка, упала с крепостной стены и умерла у меня на руках. Нет, я не хочу любить людей. Музыка безопасней.

Джудит обняла ее покрепче и стала успокаивать, и они еще долго проговорили. Утром Аликс опять пошла учить детей. А несколько позже человек, которому отняли ногу, плакал, благодаря за помощь.

Джудит в это время стояла сзади Аликс и потом спросила:

— Бог дал тебе талант для чего? Чтобы ты помогала людям, которые нуждаются в помощи, или же ты будешь расточать этот дар только на воскресных прихожан, которые надевают свое лучшее платье и идут в церковь?

На Рождество приехала погостить мать Джудит. Однако Эллен Бассет выглядела так молодо, что вообще не походила ни на чью матушку. При ней неразлучно находился ее муж Джон, у которого был такой довольный вид, что дальше некуда, и они дружно улыбались, глядя на сестренку Джудит, одиннадцатимесячную дочку, которая училась ходить.

Сыну Джудит было полгода, дочери Аликс два месяца, и все старались веселиться, как подобает, и не вспоминать о тех, кто отсутствовал.

— На прошлое Рождество семья была в сборе, — пробормотал Гевин, поднося кружку с элем. От Рейна так и не пришло ни единого слова. В январе события хлынули как из рога изобилия и все одновременно. Роджер Чатворт действительно отправился к королю Генриху — но не один. Случайно или намеренно, но тогда же при дворе появился и Пагнел.

Роджер доложил, что Майлс удерживает в Шотландии его сестру как пленницу, а Пагнел донес, что Рейн обучает военному искусству простолюдинов и замышляет с этой армией восстать против короля, и это не туманные слухи, как прежде, а он располагает доказательствами.

Король Генрих ответил, что его уже тошнит от распри между Чатвортами и Монтгомери и что он желает освобождения леди Элизабет из плена. Если Майлс ослушается, он тоже будет объявлен изменником, а его земли будут конфискованы. Если же Рейн и дальше будет вооружать людей, преступивших закон, то король сожжет лес со всеми его обитателями.

Гевин послал гонца в Шотландию, умоляя Стивена заставить Майлса повиноваться королю. Но прежде чем пришел ответ, разнесся слух, что Пагнела нашли мертвым, и люди шепотом обвиняли в убийстве семейство Монтгомери. Смерть Пагнела король тоже занес в список их противозаконных деяний.

— Он хочет отнять то, чем мы владеем вот уже несколько веков, — объяснил Гевин. — Другие короли тоже пытались, но им это не удалось. Не удастся и этому. — И схватил со стены секиру. — Если Стивену не удастся вразумить Майлса, это сделаю я.

Не прошло и часа, как он опять был на пути в Шотландию.

— А что насчет Рейна? — тихо спросила Аликс, держа на руках Кэтрин. — Кто его предупредит об угрозе короля?

— Король Генрих не станет жечь лес, — ответила практичная Джудит, — лесов осталось слишком мало. И Рейн, конечно, не устроит поход на короля во главе своей банды головорезов, правда?

— Возможно. Но Рейн способен на все, если совершается несправедливость. И если он решит, что брату угрожает опасность, то трудно угадать, что он предпримет.

— Но на этот раз Майлс послушается Гевина — я очень надеюсь на. это, — ответила Джудит. — Роджер получит свою сестру, и все уладится. Минуту, которая показалась им долгой, они смотрели друг на друга, и ни одна из них не верила в то, что это предсказание оправдается.

— Я отправляюсь к Рейну, — тихо сказала Аликс и сама удивилась своим словам. — Но позволит ли он тебе въехать в лес? О, Аликс, я совсем не уверена, что ты поступишь правильно. Братья Монтгомери могут быть ужасно злы и упрямы.

— А ты хоть раз переставала делать то, что считала нужным, из страха разгневать Гевина? И если бы ему угрожала опасность, неужели бы ты стала колебаться и так или иначе не помогла бы ему?

Джудит, немного помолчав, ответила:

— Я однажды повела рыцарей Гевина против человека, который держал его в плену.

— А я хочу только уехать в лес, вот и все. Ты позаботишься о Кэтрин? Она еще слишком мала, чтобы взять ее с собой. Там будет для нее холодно.

— Аликс, ты уверена, что поступаешь правильно?

— Я должна отвлечь Рейна от мрачных мыслей. Уверена, что он все раздумывает, над случившимся и уж конечно измышляет самые ужасные казни для Роджера Чатворта. Иногда я могу его перекричать и заставить прислушаться к тому, что говорю. Он скорей всего не захочет ждать, что предпримет Гевин, лишь бы Майлс отпустил Элизабет. — И Аликс крепко прижала к себе ребенка. — Я должна приготовиться. Мне понадобится шатер, я не надеюсь, что Рейн впустит меня в свой.

— Он может простить тебя, лишь только увидит, — смеясь ответила Джудит.

— Простить меня! — возмущенно отозвалась Аликс, но поняла, что та шутит.

— Я заставлю его пожалеть, что он обвинил меня в предательстве. И мне нужны лекарства. Я в долгу перед этой бандой разбойников. Они мне однажды помогли, а я никогда, никогда им не помогала ни в чем. Я хочу немного загладить мою небрежность и высокомерие.

— Когда ты хочешь ехать?

— Прежде чем вернется Гевин, иначе могут возникнуть неприятности. Сколько нужно времени, чтобы собрать все необходимое?

— Один день, если поспешим.

— Джудит, ты ангел!

— Но, может, я просто хочу, чтобы моя семья была в безопасности. А теперь идем, у нас много работы.

Аликс беззвучно простонала. Рейн как-то сказал, что Джудит за день может сделать в два раза больше любого другого, но Аликс подозревала, что скорее — раза в три. Она торопливо передала Кэтрин служанке, и поспешила за невесткой.

ГЛАВА 19

Не нравится мне тут, — сказала Джоан, ехавшая рядом с Аликс. — Слишком темно. Вы уверены, что лорд Рейн живет здесь?

Аликс не потрудилась ответить. Джудит говорила, что на Джоан можно положиться в поездке, она будет следить, чтобы Аликс выглядела привлекательно и чтобы Рейн это заметил, и она также мастер добывать сплетни. Но Джудит предупредила, что Джоан чересчур фамильярничает и ее надо постоянно ставить на ее место.

— Привет, — сказала Аликс дереву. Джоан посмотрела на хозяйку так, словно та рехнулась:

— Разве дерево может вам ответить? — И добавила «миледи», когда Аликс не очень ласково взглянула на нее.

С высокого дерева на землю спрыгнул мужчина, показавшийся Джоан богоподобным.

— Джос! — рассмеялась Аликс и не успела спешиться, как Джослин схватил ее за талию и снял с седла.

С минуту они смеялись от радости и наконец Аликс вырвалась из его объятий, отступила на шаг и внимательно его оглядела.

— А ты переменился, — тихо сказала она, — у тебя розы цветут на щеках.

Джоан громко кашлянула и заметила:

— А может, джентльмен предпочел бы, чтобы розы цвели не на щеках, а на других местах.

— Джоан, — предупредила ее Аликс, — я тебя оставлю одну в лесу, если будешь вести себя неприлично.

— Неужели я слышу голос, научившийся отдавать приказания? — Джослин все еще держал ее за руки на расстоянии шага. — А ты больше чем изменилась. Я еще никогда не встречал такой прекрасной дамы. Пойдем со мной, давай поговорим.

Когда они отошли подальше от Джоан и нагруженных лошадей, он спросил:

— У тебя теперь есть ребенок?

— Дочь. У нее ямочки на щеках, как у Рейна, и мои глаза. Она очень милая и вообще совершенство. А как он?

Джослин понял, кого она имеет в виду.

— Нехорошо. Нет, погоди! Физически он здоров, но он печален, никогда не улыбается и, когда приходит гонец от брата, злится потом несколько дней. — Джослин помолчал. — Что случилось после того, как вы поженились?

Она вкратце рассказала о Роджере Чатворте.

— Так, значит, ты оставила ребенка и вернулась к Рейну?

— И он, конечно, распахнет мне свои объятья. — И Аликс сделала гримаску. — Есть несколько причин, почему я вернулась. Я в долгу перед здешними людьми за то, что они спасли меня от костра. Тогда много людей… погибло?

— Трое, и еще один умер позже. — И он почувствовал, как ее пальцы судорожно сжались.

— Гнев короля на Чатвортов и Монтгомери возрастает с каждым днем. Гевин отправился в Шотландию уговаривать одного брата, а другой достался мне.

— Ты знаешь, что он запретил гонцам читать в письмах все относящееся к тебе?

— Я догадывалась об этом. Будь проклят и Рейн, и его честь! Если бы он выслушал хотя с десяток строк, он бы узнал, что я его не предавала. Самое большее, на что я могу надеяться, — это отвлечь его на некоторое время от злобных мыслей. Боюсь, он может напасть на Роджера Чатворта и он так и сделает, если решит, что Майлсу угрожает опасность. Если бы его «малыш» не был таким заядлым соблазнителем, возможно, ничего бы и не произошло, но братья Монтгомери горой стоят друг за друга, что бы ни случилось.

— Отвлечь от злобных мыслей? — улыбнулся Джос. — Полагаю, что тебе это удастся. Тебе известно, как соблазнительно ты выглядишь? Фиолетовый цвет платья так подчеркивает цвет твоих глаз!

— Но, говоря о соблазнах, — поддразнила она его, оглядывая с головы до ног, — я хотела одеться просто и подходяще для леса, но Джудит сама выбрала мой гардероб, сказав, что в красивых платьях Рейн скорее меня заметит. А я действительно изменилась?

— Да, ты округлилась. А скажи, кто эта похотливая девка, которую ты привезла с собой?

С минуту Аликс пристально разглядывала Джоса. За все время, что она с ним была знакома, она никогда еще не видела его таким довольным и веселым и готовым все время шутить.

— А как поживает Розамунда? — спросила она вкрадчиво.

Джослин закинул голову и расхохотался:

— Ты слишком сообразительна. Она чувствует себя великолепно и становится все лучше. А теперь идем в лагерь. Рейн все равно будет рад тебя видеть, что бы он ни говорил.

Хотя Аликс думала, что вполне готова к встрече, она ошибалась. Рейн похудел, и поэтому на мышцах ясно просматривались вены. Он стоял у костра, глядя на двоих сидящих мужчин, которые о чем-то взволнованно ему рассказывали.

Какое-то мгновение Аликс стояла неподвижно, наблюдая за ним, вспоминая каждый дюйм его плоти, горя желанием подбежать, броситься в его объятия и почувствовать, как он ей рад.

Но когда он к ним повернулся, у Аликс захватило дух. Она бы еще могла справиться с ненавистью, но вместо ее жарких отблесков она увидела ледяное спокойствие. Его голубые глаза были так холодны, что Аликс почувствовала озноб во всем теле. Он даже как будто не узнавал ее и уж конечно не радовался ей.

Аликс стояла неподвижно и смотрела, как он повернулся и пошел к площадке для военной муштры.

— Немного сердится, да? — спросила Джоан из-за спины Аликс. — У этих Монтгомери такой ужасный характер. Я вам рассказывала, как леди Джудит влезла в рудник, чтобы спасти лорда Гевина? И понятно, какая здравомыслящая женщина не отдаст все ради такого мужчины, как лорд Гевин. И Майлса тоже. Но с лордом Рейном я никогда не ложилась. С ним как в постели, приятно?

— Ты слишком много себе позволяешь! — отрезала Аликс, круто поворачиваясь к ней. Джоан хитро улыбнулась:

— Но я по крайней мере заставила вас перестать сокрушаться о себе. А где вы хотите поставить шатер? Вы решайте, пока я поищу помощников. — С этими словами она исчезла, растворившись в толпе, начавшей постепенно собираться вокруг Аликс и четырех навьюченных лошадей.

— Ну ты, сдается, не очень-то обгорела на костре, — сказал один из мужчин, довольно нагло разглядывая Аликс с ног до головы.

— Но настоящие ведьмы в огне не горят, — вставила какая-то женщина.

— И как расфуфырилась! — раздался третий голос. — С кем же ты теперь спишь, что так богато одеваешься?

Аликс вздернула подбородок:

— Я хочу всех поблагодарить за то, что вы пришли мне на помощь, когда я в ней нуждалась. Я, конечно, знаю, что не заслуживаю этого, но спасибо вам. Толпа в удивлений отшатнулась.

— А никто и не собирался помогать тебе, — сказал мужчина со шрамом. — Мы пошли туда из-за лорда Рейна. А теперь у него такой вид, что, пожалуй, лучше бы тебе тогда сгореть, он бы об этом не пожалел.

И все громко расхохотались, и, покачивая головами и хлопая друг друга по спине и плечам, люди отправились в лагерь, Аликс осталась одна.

— Вы что, плакать собираетесь? — прошептала ехидно Джоан на ухо. — Им это, конечно, понравится. Ой, смотрите, что делается!

Громко фыркнув и проглотив слезы, Аликс отвернулась. Почему она думала, что эти люди заметят, как она переменилась? Она взглянула на Джоан, которую окружили четверо высоких красивых мужчин.

— Они нам помогут поставить шатер, — сказала Джоан и взяла двоих под руки.

Аликс невольно улыбнулась. «Как легко сделать Джоан счастливой!» — подумалось ей. Джудит говорила, что та ласкается ко всем, легко переходя из постели в постель. Аликс с удивлением смотрела, как она раздает приказания молодым людям, время от времени поглаживая то одного, то другого. Один раз она даже подмигнула Аликс. Вот наглая девчонка! И Аликс отвернулась, чтобы скрыть улыбку.

Подойдя к лошадям, она стала их развьючивать.

— Тебе не надо помочь? — спросил один из молодых людей сзади и взял у нее тяжелый сверток.

— Спасибо, — улыбнулась ему Аликс, — ты недавно в лагере?

Он рассмеялся, карие глаза сверкнули.

— Да я пришел сюда еще до Рейна и жил здесь, пока ты была мальчиком. Ты порядком изменилась, — поддразнил он Аликс, внимательно рассматривая ее.

— Но я не… — начала было Аликс и отвернулась.

— Да, ты никого из нас не замечала. Ты всегда смотрела только на него, — мотнул он головой в сторону шатра. — Но я не удивляюсь и не осуждаю тебя.

Когда богатый дворянин и ты сошлись… э… — И он замолчал.

— Неужели это так выглядело? — спросила Аликс, главным образом задавая вопрос себе.

— Но мы поняли что к чему, когда лорд Рейн позвал нас тебя спасать.

— Он так и сказал, да? — переспросила Аликс. — Вы, наверное, не очень обрадовались, узнав, что спасать надо меня.

Молодой человек откашлялся и поправил на спине тюк.

— Я отнесу его в лагерь.

— Постой! — крикнула Аликс. — Тебя как зовут?

— Томас Картер, — ответил он, ухмыляясь. Аликс задумчиво кончила развьючивать лошадей. Она прожила в лагере несколько месяцев и ни разу не видела Томаса Картера, однако он здесь жил и даже рисковал жизнью ради ее спасения.

Нахмурясь, она пошла в лагерь и очень обрадовалась, когда Томас встретил ее улыбкой.

Джоан и молодые люди очень споро поставили Шатер и сложили туда привезенный груз. За стенами шатра приветливо вспыхнуло пламя костра.

— Разбогатела, да? — спросила женщина у костра, сверкнув глазами на Аликс. На шее у нее была огромная язва, из-за чего женщина держала голову набок.

— Вы позволите разделить с вами то, что у нас есть? — спокойно спросила Аликс и гневно повернулась к Джоан, которая всем своим видом выражала протест.

Женщина покачала головой, встала и ушла.

— Как вы можете позволять этому прогнившему отродью приближаться к вам? — прошипела Джоан. — Вы тоже хотите заполучить на шею такую штуку? Ведь для этого много не потребуется, только рядом посидеть и…

— Замолчи! — сказала Аликс, видя в Джоан себя прежнюю. — Не позволю тебе задирать нос перед этими людьми. Она мне жизнь спасли, и, несмотря на все их болезни и грязь, я у них в долгу. А что касается тебя, то ты будешь относиться к ним хорошо — и к женщинам тоже, не только к мужчинам.

Джоан непримиримо пробормотала под нос, что Аликс предает свое сословие и с каждым днем все больше походит на леди Джудит. С этими словами она скользнула прочь и растворилась в темноте.

«Походит на леди Джудит», — повторила про себя Аликс и подумала, что еще никогда не получала такого замечательного комплимента. Улыбнувшись, она встала а ушла в шатер. Улегшись на узкое ложе, Аликс вспомнила о ночах, проведенных с Рейном. Ну что ж, во всяком случае она сейчас поблизости от него, и впервые за несколько месяцев Аликс смогла спокойно уснуть. Ее последняя мысль была о Кэтрин.

Утром Аликс проснулась отдохнувшая, улыбчивая. Чистый холодный лесной воздух пошел ей на пользу и даже показался родным. Джоан не было, поэтому Аликс оделась сама в изумрудно-зеленое шерстяное платье, отделанное золотой тесьмой. Маленькая шляпка на затылке не скрывала пышных локонов. Теперь волосы у нее отросли, и она больше не сокрушалась насчет их необычного цвета, ведь каждая прядь отличалась своим особенным оттенком.

Она вышла из шатра, и здесь с ней поздоровалась взмученная Джоан, которая обессиленно сидела на пне, служившем табуретом. Волосы ее падали на спину, платье на плече было разорвано, на шее виднелась ссадина. Глаза, устремленные на Аликс и обведенные синей тенью, сияли.

— Они все такие страстные, — сказала она утомленным, но счастливым голосом, и Аликс с трудом, но удержалась от смеха.

— Иди спать, — сурово ответила Аликс, — а когда проснешься, мы поговорим о твоем отвратительном поведении.

Джоан тяжело встала и направилась в шатер. Тут Аликс схватила служанку за руку.

— Неужели сразу с четырьмя? — спросила она с любопытством.

Джоан только кивнула в ответ и, устало потупив глаза, ушла в шатер.

Аликс же задумалась — сразу четверо? Но в этот момент появился Рейн, сердито блестя глазами. Она дважды сглотнула слюну.

— Доброе утро, — с трудом выдавила она из себя.

— К черту все твои утра! — проворчал он, разозлясь. — Шлюха, которую ты с собой привезла, вконец измотала четверых моих людей. Они ничего не могут сегодня утром, даже поднять меч, не знаю, зачем ты приехала, но, думаю, тебе пора отправляться обратно.

Аликс очень мило улыбнулась:

— Какое очаровательное приветствие, муженек! Прошу извинить поведение моей горничной, но, как вы помните, у меня не очень большой опыт в обращении с нижестоящими. Не можем же мы все родиться в дворянском звании. А почему я сюда приехала — так у меня есть долг, который я должна уплатить.

— Ты мне ничего не должна.

— Тебе! — выпалила Аликс, но взяла себя в руки и натянуто улыбнулась. — Нет, пожалуй, кое-что я тебе все-таки должна, но гораздо больше здешним людям.

— С каких это пор они тебя волнуют? — прищурившись, спросил Рейн.

— С тех самых, когда они рисковали жизнью, спасая меня. Ты не хочешь присоединиться ко мне, чтобы немного закусить? Я думаю, ты можешь нарушить свой пост. Я могу предложить тебе холодный мясной пирог.

Рейн хотел, по-видимому, что-то ответить, но круто повернулся на каблуках и ушел.

Аликс все улыбалась, хотя сердце у нее гулко забилось, когда она глядела в его удаляющуюся спину.

— Ну, ты собой довольна? — раздался сзади голос Джослина.

Аликс громко рассмеялась:

— Неужели ты видишь меня насквозь? Рейн Монтгомери — человек высокомерный, правда? Он решил, что я приехала сюда только из-за него.

— А разве не так?

— Я еще сведу его с ума, — весело ответила Аликс. — Не хочешь ли поесть? У тебя найдется время посидеть со мной и ответить на несколько вопросов?

Аликс расспрашивала его о тех, кто обитает в лагере. Она бы не должна была задавать таких вопросов, ведь она прожила в лесу с этими людьми несколько месяцев, но прежде она чувствовала себя здесь чужой.

— Их расположение нелегко завоевать, — ответил Джослин. — У них много накопилось против тебя. И очень на тебя нападает Бланш.

— Бланш! — И Аликс выпрямилась. Кусочки мозаики соединились в целое. — По вине Бланш погибла Констэнс. Как бы иначе она узнала про Эдмунда Чатворта? Ты должен ненавидеть Бланш.

— Я уже покончил с ненавистью. — И Джослин Встал. — Ты хочешь повидаться с Розамундой? Если хочешь помочь здешним людям, она подскажет, с чего начать.

Аликс не ожидала, что Розамунда так переменилась. Когда она посмотрела на Джослина, у нее засияли глаза и родимое пятно на щеке стало почти незаметным. Глаза у Джоса сияли так же ярко.

— Аликс хотела бы тебе помочь, — сказал он тихо и ласково, взяв Розамунду за руку.

Розамунда оглядела Аликс со снисходительной улыбкой, и та вся напряглась и возблагодарила небо за то, что Джудит научила ее сдержанности.

— Я уверена, мы сумеем подыскать для тебя что-нибудь подходящее, — тихо ответила Розамунда.

Аликс потребовалась неделя, чтобы убедить Розамунду в серьезности своих деловых намерений. Она работала с утра и до ночи, ничем не гнушаясь, промывала и забинтовывала раны, помогла при родах женщине, больной скверной болезнью, и, когда слепорожденный младенец умер, Аликс похоронила его, потому что больше никто не желал дотронуться до тела несчастного создания. Она пела, чтобы успокоить старуху, видевшую призраков, которых больше никто не видел.

— Ее милость оказывает честь нам, отребью, — сказал какой-то мужчина, когда она в темноте возвращалась в свой шатер. — Прежде она свои ручки замарать боялась, а сейчас ей любая грязь нипочем.

Но я не заметил, чтобы Рейн слишком увивался за нею.

Войдя в шатер, Аликс поднесла руки к вискам. Голова трещала от визга, шума, отвратительных запахов. Больные позволяли дотрагиваться до них, но здоровые ее избегали, разве только представлялся случай ее уязвить. А что касается Рейна, то она видела его очень редко.

— Вы зачем сюда приехали? Завоевать снова Рейна или это больное отребье? — часто спрашивала Джоан.

— Рейна, — прошептала сейчас Аликс, потирая виски. Шатер был пуст, Джоан, наверное, спит где-нибудь в другом месте. Аликс не привыкла иметь дело со служанками, и ей не удавалось приструнить Джоан. Увидев пустые ведра, она схватила их и направилась к реке. Став на колени, Аликс оглянулась вокруг, потом посмотрела на сверкающую тысячами бриллиантов лунную дорожку. Звук шагов заставил ее обернуться, и сердце у нее подпрыгнуло при виде Рейна. Его мощная фигура заслонила луну.

— Ты уже доказала себе, что хотела? — спросил он тихо, и тон голоса был ровный и жесткий как сталь. — И что ты хотела доказать? Что перевяжешь одну скверную рану и здешние падут перед тобой на колени в избытке благодарности? Нет, они лучше разбираются в людях, чем я.

— Пожалуйста, объясни, что все это значит, — оторопела Аликс.

— Ты хорошая актриса, но когда-то я верил, что ты… честна, и жестоко поплатился за это. Надеюсь, они не обманутся так же, как я.

Аликс встала, сжав кулаки.

— Избавь меня от самосожалений, — процедила она сквозь зубы. — Бедняга лорд Рейн унизился до любви к простолюдинке, а когда она употребила все свои силы, чтобы спасти его от гнева короля, он сразу же понял, что она преступила подобающие ей границы. — Голос ее зазвучал громче. — Но я хочу тоже кое-что сказать тебе, Рейн Монтгомери. Не имеет значения, если эти люди меня ненавидят. Я этого чертовски заслуживаю. А что касается того, упадут ли они к моим ногам, то нет, я от них этого не ожидаю. Но они, по крайней мере, честны со мной. Ты же считаешь себя мучеником и никого не хочешь выслушать. Ты себя считаешь обиженным и думаешь, что единственный из всех обладаешь чувством чести.

— А что ты, женщина, знаешь о чести? — издевательски усмехнулся Рейн.

— Очень мало. Я вообще очень мало знаю о чем-либо, кроме музыки. Но я хотя бы признаю, что у меня есть недостатки. Я плохо относилась к здешним людям и хочу исправить свою ошибку. Вы же, милорд, несправедливо поступили со мной — и со своей дочерью, о которой даже не спросили.

— Я о ней слышал, — сказал Рейн надменно. Смех Аликс был остер, как стальное лезвие.

— Как великодушно с вашей стороны! — выпалила она. — Великий, вельможный Рейн, царь лесов, король преступников слышал-таки о своей дочери.

Она взяла себя в руки.

— Я приехала сюда, чтобы снова тебя завоевать, однако сейчас совсем не уверена, что мне этого хочется. Что ж, держись от меня подальше. И возьми с собой в постель свою ледяную, гордую честь.

— Есть, кроме тебя, и другие женщины, которые желали бы разделить со мной ложе, — сказал он холодно и жестко.

— А мне их жаль. — Аликс заставила себя сказать эти слова. — Что же до меня, я предпочитаю другой сорт мужчин, тех, которые не так напыщенны и холодны, тех, кто еще сохранил горячие чувства.

Аликс не заметила, как он быстро протянул руку. Она всегда забывала, как он стремителен. Сильные пальцы Рейна вцепились ей в пояс, и, когда их взгляды сомкнулись, он весело улыбнулся и привлек ее к себе.

Наклонив голову, почти касаясь губами ее губ, он спросил:

— Так я холоден, да? — И от того, как он это сказал, у нее не спине побежали мурашки.

Она еще могла рассуждать последовательно. «Рейн хочет преподать мне урок», — подумала она, встав на цыпочки, и обхватила его шею руками.

Когда их губы слились, у обоих захватило дыхание, и они отпрянули друг от друга, а ее фиалковые глаза неотрывно смотрели в его голубые. Аликс моргнула раз, другой, а потом Рейн приник к ее губам, словно умирающий от жажды к источнику. Он выпрямился и поднял ее. Сильной ладонью он охватил ее голову и, повернув ее немного в сторону, языком разлепил ее губы. Тысячи искр пронзили ее тело, и Аликс почувствовала себя совсем слабой. Ее тело вяло обвисло всей тяжестью на его руках.

А его губы не отрывались от ее рта, и Рейн все плотнее прижимал Аликс к себе, рука сжимала ее затылок все крепче, а пальцы поглаживали и пощипывали шею.

Аликс напряглась, ей хотелось быть к нему как можно ближе. Ногами она обхватила его за пояс. Она повернула голову и, перехватив инициативу, жадно впилась в его рот, покусывая губы.

Шум, похожий на стук копыт, словно к ним приближался верховой отряд на сильных лошадях, разбудил в Рейне ощущение опасности, в он рывком отстранил от себя Аликс.

Какое-то мгновенье его лицо еще сохраняло мягкое выражение, а затеи снова стало холодным.

— Ты опять хочешь меня соблазнить? — прошептал он. — Ты так же вела себя с Чатвортом?

Аликс не сразу поняла, что он имеет в виду. А поняв, она тихо сказала:

— Ну и дурак ты, Рейн Монтгомери, неужели твоя ненависть к Чатворту сильнее любви ко мне? — С этими словами, подняв юбки и забыв про ведра, она быстро побежала к лагерю. Она слышала, как Рейн наговорил с всадниками, и голос его был сердит, без всякой на то необходимости.

ГЛАВА 20

— К добру это или к худу, — сказала Джоан, расчесывая локоны Аликс, — но люди здесь уже не так на вас злятся, как прежде. — Однако радости в голосе служанки не слышалось. — Когда же вы перестанете тратить время задаром и помиритесь с лордом Рейном? Мы здесь уже целых две недели, и он все еще сердится. Вам нужно просто раздеться и залезть к нему в постель.

— Он будет чересчур злорадствовать, — ответила Аликс, застегивая рукава пурпурного шерстяного платья. — Я не доставлю ему радости такой легкой победы. Он сказал мне просто ужасные вещи.

При этих словах Джоан рассмеялась;

— Да какая разница, что мужчины говорят? У них хватает мозгов только на то, чтобы убивать друг друга. Дайте мужчине меч, и он будет счастлив. А женщина должна внушить ему, что кроме войны на свете есть еще кое-что.

— Может, ты и права. Рейн гораздо больше беспокоится о том, не предала ли я его, чем о своем ребенке, который остался без матери. Да, наверное, надо мне вернуться к моей крошке Кэтрин, и пусть Рейн предается грусти в одиночестве.

— А он точно грустит, — сказала Джоан, — вы знаете, что с тех пор, как он вернулся от лорда Гевина, он не спал ни с одной женщиной?

Сначала Аликс только слегка улыбнулась, но не сдержалась и растянула в улыбке весь рот.

— Он любит вас, Аликс, — сказала тихо Джоан.

— Но тогда почему он этого не показывает! Почему он насмехается надо мной, почему злится на меня? Когда я тружусь вместе с Розамундой, он иногда бывает там же и смотрит на меня холодно и равнодушно. У меня такое чувство, словно меня обливают ледяной водой.

Джоан весело рассмеялась:

— Но он же вам и показывает, что ему не все равно. А вы что ждете, чтобы он прощения у вас попросил? — И Джоан рассмеялась еще громче, такой смешной ей показалась эта мысль. — Господь для того и сделал женщину сильной, чтобы она управляла слабыми мужчинами. Вы говорили, что нехорошо вели себя с лесными людьми и поэтому решили исправиться. Но неужели вы думаете, что хоть один мужчина способен пожелать этого?

— Но Рейн меня обвинил в предательстве, — заупрямилась Аликс.

— Король тоже сказал, что лорд Рейн предатель. Король сказал неправду, но разве он в этом признается? И ваш муж тоже не придет к вам и не станет пробить у вас прощения.

— Но мне все это не по душе, — сказала Аликс, выпятив нижнюю губу. — Я Рейну ничего плохого не сделала. Роджер Чатворт…

— К черту Чатворта, — выпалила Джоан. — У Рейна гордость страдает. Вы ушли с кем-то еще с ярмарки, но мужья больше всего на свете желают слепой преданности.

— Я ему предана, и… — Она осеклась, потому что в шатер вбежал запыхавшийся Джослин.

— Иди со мной — может, тебе удастся предотвратить смерть.

— Чью? — спросила Аликс, сразу же последовав за Джосом.

— Сейчас Брайан Чатворт попросил разрешения войти в лагерь, и Рейн вострит оружие, чтобы встретить его.

— Но Джудит говорила, что Брайан любил Мэри в что он привез ее тело.

— Ну, может, и так, но одно имя Чатворта привело Рейна в бешенство.

Джослин втащил Аликс на коня, и они быстро помчались, а ветви деревьев хлестали их по лицу и рукам. Когда они наконец остановились, Аликс была очень удивлена открывшимся зрелищем. В небольшой просеке, освещенной ранним утренним солнцем, стоял молодой человек. Он был невысокого роста, худ, даже, пожалуй, хрупок. Но у него было одно лицо с Роджером Чатвортом. Если бы Аликс увидела его еще где-нибудь, она бы приняла его за сына Роджера.

Прежде чем Джос спешился, Аликс соскользнула вниз с седла.

— Могу я вас приветствовать? — сказала она, подходя к юноше. — Я Аликсандрия Монтгомери, жена лорда Рейна. Я встречалась с вашим братом.

Брайан вытянулся во весь рост.

— У меня нет брата, — ответил он на удивление густым, мужественным голосом, — и я приехал к лорду Рейну, чтобы вместе с ним отомстить за смерть его сестры.

— О Господи! — воскликнула удивленная Аликс. — А я думала, что вы хотите предложить, как кончить эту распрю.

— Мы все желаем этого, — раздался голос, идущий откуда-то сверху.

Аликс взглянула туда, но никого не увидела.

— Кто вы? Вы, конечно, не рыцарь Рейна?

— Да нет, я именно его рыцарь, а вы действительно жена Рейна?

Аликс опять прислушалась к голосу, который она определенно никогда не слышала прежде, и все-таки было в нем что-то знакомое. И еще в голосе звучал смех. Она посмотрела на Брайана и Джослина. Лицо Чатворта было неподвижно и слишком угрюмо для столь молодого человека, а Джос недоуменно пожал плечами.

Внезапно Аликс увидела Рейна, в полном вооружении, закованного в сталь с головы до ног, подъезжающего на своем тяжелом боевом коне. Рейн слез с коня и подошел к Брайану Чатворту, но юноша не отступил, хотя одного удара рукой было бы достаточно, чтобы сбить его с ног.

— Ты собираешься прятаться за юбками моей жены? — спросил тихо Рейн. — Она прославилась тем, что покровительствует Чатвортам.

Аликс встала между Брайаном и Рейном.

— А ты собираешься воевать с детьми? — бросила она в лицо Рейну. — Ты что, не можешь его выслушать? Или ты слишком туп и упрям, чтобы дать мальчику шанс?

Рейн ничего не успел возразить, потому что из-за деревьев донесся смех.

Разинув от неожиданности рот, Аликс смотрела, как на землю спрыгнул человек. Одет он был в высшей степени необычно: на рубашку с большими рукавами, теплого желтого цвета, был наброшен ярко-голубой плед, так хитроумно завернутый у пояса, что получилась юбка, а один конец пледа был перекинут через плечо и подтянут ремнем. Колени у человека были голые, но икры ног обтягивали толстые шерстяные носки. Весь наряд завершали тяжелые башмаки.

— Стивен! — выдохнул Рейн и взгляд его потеплел.

— Да, это я, — ответил странно одетый человек. Он был высок, худ, русоволос и очень красив. — Это я привез мальчика. Он хочет разделить твое изгнание и желал бы поучиться у тебя боевой науке.

— Но он Чатворт. — И взгляд Рейна снова стал жестким.

— Да, он Чатворт, — вмешалась Аликс, — и поэтому для него нет прощения, да? Ты, конечно, и этого человека возненавидишь за то, что он привез юношу? Уходите, — обратилась она к Стивену, — его бесполезно убеждать. У него деревянная болванка вместо головы.

К ее удивлению, Стивен рассмеялся, и то был громкий, раскатистый, веселый спех.

— Ох, Рейн, — воскликнул он и хлопнул по закованному в сталь плечу, отчего она зазвенела. — Ну как же мы с Гевином горячо молились, чтобы это время наступило! Так ты, значит, без ума от женщины, которая на каждом шагу задает тебе трепку? А Гевин еще нам описывал, какое это милое, работящее, доброе создание, твоя женушка и наша новая сестра. — И он повернулся к Аликс: — Джудит говорила, что голос у вас громкий, но чтобы чуть не свалить меня с дерева!

— А вы, значит, и есть Стивен Монтгомери? — удивилась Аликс. Он немного был похож на Гевина, но, помимо странного одеяния, Стивен еще и говорил со странным, незнакомым акцентом.

— Нет, я Мак-Аррен, — поправил ее Стивен, улыбнувшись. — Я женат на одной из Мак-Арренов и взял ее имя. Ну а теперь, может, вы меня поцелуете или будете и дальше ссориться с моим братом?

— Конечно поцелую! — Аликс сказала это так пылко, что Стивен опять рассмеялся, прежде чем обнять ее. Но его поцелуй был не очень братский.

— Вы поможете мне вразумить Рейна? — прошептала Аликс. — Он просто одержим ненавистью к Чатвортам.

Прежде чем отпустить Аликс, Стивен подмигнул ей и снова обратился к брату:

— Я проделал долгий путь, братец. Ты не предложишь мне подкрепить мои бренные силы?

— А что делать с ним? — И Рейн мотнул головой в сторону Брайана.

— Он тоже может пойти с нами, — засмеялся Стивен, — и, кстати, поможет мне снять с тебя доспехи. А ты, Аликс, присоединишься к нам?

— Если меня пригласят, — сказала она, прямо взглянув на Рейна.

— Я тебя приглашаю, — ответил Стивен, обнял ее за плечи и двинулся к лагерю. — Следуй за нами, Брайан, — кинул он через плечо.

— Ты всегда такой храбрый? — спросила Аликс, поглядывая вверх на Стивена. Но тот уже посерьезнел.

— И давно это с ним?

— Не уверена, что понимаю тебя.

— Он неулыбчивый, сердитый, на всех бросается. Это на Рейна не похоже;

Аликс с минуту помолчала, потом ответила:

— Он стал такой после смерти Мэри. Стивен кивнул:

— Да, Рейн должен был тяжело это пережить. Вот одна из причин, почему я привез сюда Брайана. Они очень похожи. Брайан пылает ненавистью к своему брату. А как ты сама? Тебя не пугает мрачное настроение моего брата?

— Он считает, что я его предала.

— Да, Гевин и Джудит мне об этом говорили. Она повысила голос:

— Но он не желает меня выслушать. Я пыталась ему все объяснить, но он отсылал мои письма обратно нераспечатанными. И Гевина он тоже не желает слушать.

Стивен сжал ее плечи:

— Гевин всегда относится к Рейну и Майлсу как к детям. Рейн двух минут не может пробыть с Гевином в одной комнате без того, чтобы не поссориться. Побудь с нами, и я посмотрю, не смогу ли заставить его тебя выслушать.

Аликс так ослепительно ему улыбнулась, что он предупредил:

— Моя Бронуин тебе глотку перервет, если ты на меня будешь смотреть вот так. А ты действительно так хорошо поешь, как говорит об этом Джудит?

— Еще лучше, — ответила Аликс так самоуверенно, что Стивен опять засмеялся.

Они остановились у шатра Рейна, и Стивен пробормотал что-то насчет напрасно истраченных денег. К чему это — Аликс не поняла. Похожий на обиженного, надувшегося мальчишку Рейн прошел за ними в шатер и, бросив недобрый взгляд на Аликс, повернулся к Стивену:

— Почему ты пустился в такое дальнее путешествие на юг страны? Или шотландцы выставили тебя вон?

— Я, конечно, приехал познакомиться со своей новой сестрой.

— Но она бы предпочла, чтобы ты носил фамилию Чатворт.

Стивен остановился, держа шлем Рейна в руке.

— Я не могу позволить тебе говорить такое, — сказал он спокойно. — Не начинай ссоры со мной. Ты, может, захочешь отказаться от меня как от брата, потому что я привез в твой лагерь Чатворта?

— Но ты мой брат, — отрезал Рейн.

— То есть ты хочешь сказать, что мне доверяешь? — в голосе Стивена чувствовался скрытый смех. — Скажи-ка, брат, что тебя задело больше — то, что жена твоя говорила с Чатвортом, или что она осмелилась заговорить с красивым мужчиной?

— То, что он Чатворт, — громко ответил Рейн и искоса взглянул на Аликс, которая пристально разглядывала свои ногти.

— Я никогда тебе не рассказывал, как надо мной однажды подшутил Хью Ласко. — И с этими словами Стивен встал на колени и начал расстегивать Рейну поножи. И пока Стивен рассказывал длинную и несколько невероятную историю, Аликс наблюдала за Рейном. Немного погодя она стала понимать, к чему клонит Стивен. Он тоже поверил гнусным россказням о своей жене и едва из-за этого не потерял ее.

— Аликс, — внезапно повернулся к ней Стивен. — Ты что, влюблена в Роджера Чатворта и собираешься ради него бросить Рейна?

Мысль эта показалась Аликс настолько смешной, что она громко расхохоталась, несмотря на испепеляющий взгляд Рейна.

— Роджер Чатворт заслуживает смерти за то, что он сделал с Мэри, — сказала она, — но не от руки моего мужа. Он недостоин того, чтобы Рейна повесили за его убийство.

С минуту Аликс казалось, что Рейн как будто прислушивается к ее словам, но минута прошла. Он сел на постель и стал вынимать тканевые прокладки, которые предохраняли тело от соприкосновения с железом.

— У женщин язык ведь без костей, — пробормотал он.

Стивен взглянул на Аликс и заметил, как у ней вспыхнули глаза.

— Да, разрешаю тебе проучить его топориком, — сказал он любезно, — но, Аликс, ты не можешь сначала раздобыть нам еды? Я скоро, наверное, умру от голода.

Как только они остались одни, Рейн повернулся к брату:

— Зачем ты приехал? Ведь не только для того, чтобы встревать между мной и моей женой?

— Кто-то должен это сделать, — перебил его Стивен, — но ее душа так и светится в ее глазах. Ты можешь ее простить? Она не знает наших правил и привычек, и у женщин иногда несколько странное представление о чести. Я слышал, что ты еще не видел своей дочери. А она похожа на тебя.

Но Рейн упорно стоял на своем.

— Зачем ты привез сюда Чатворта?

— Я уже сказал почему — он хотел бы поучиться у тебя военному искусству. Королю не нравилось, что ты учил рыцарей сражаться друг с другом. Но теперь я слышу, что ты собираешь армию преступников для свержения короля.

Рейн презрительно фыркнул:

— Кто же тебе сказал такую чушь?

— 06 этом донес королю Генриху Пагнел Уолденэм. Разве ты об этом не слышал? И мне кажется, Аликс приехала предупредить тебя об опасности. Королю все уши прожужжали разными лживыми россказнями о семье Монтгомери.

— Нет, Аликс не сочла нужным пеня предупредить.

— Но ты, конечно, любезно пригласил ее сесть в ласково спросил, почему она оставила ребенка и удобную жизнь в доме Гевина и приехала к тебе в этот холодный лес.

— Я не нуждаюсь в твоем вмешательстве в мою жизнь и не желаю его. Стивен пожал плечами:

— А я сейчас вспомнил твои тумаки, когда у меня с Бронуин случилась размолвка.

— А теперь у тебя с ней тишь да гладь? — спросил Рейн, насмешливо вздернув бровь. Стивен откашлялся:

— Нет, у нас и сейчас время от времени случаются неудовольствия, но вообще-то она нашла ко мне правильный подход.

— Хотелось бы узнать, что на сей счет думает сама Бронуин, — ответил Рейн и заговорил о другом: — Ты виделся с Майлсом?

Но Стивен был спасен от ответа приходом Аликс, которая внесла поднос, а Джоан за ней — второй. Стивену не хотелось признаваться Рейну, что его сложности ничто по сравнению с теми, что переживает сейчас Майлс.

Как только Аликс уяснила, что Джоан не прочь наделать глупостей со Стивеном, она отослала служанку прочь. Трапеза вышла не очень удачной. Рейн и Аликс в первый раз ели вместе после ее возвращения в лес.

Говорил все время только Стивен, развлекавший их рассказами о Шотландии.

— И вы бы посмотрели, какой у меня сын, — похвалялся он. — Тэм уже брал его с собой поездить верхом, а он еще сидеть не может как следует. Мы-то с тобой не садились на лошадь, пока не научились ходить. А как поживает твоя дочка, Аликс?

В первый раз за две недели Аликс позволила себе целиком отдаться мыслям о дочери.

— Она сильная, — ответила Аликс мечтательно, — маленькая и здоровая и так жадно требует есть, что сын Джудит тоже начинает кричать.

— Заботится о двоюродной сестренке, конечно, — ответил Стивен. — У нее твои глаза.

— Так ты ее видел? — И Аликс чуть не слетела с табурета. — Когда? Она здорова? Она выросла хоть немножко?

— Сомневаюсь, что она сильно изменилась с тех пор, как ты уехала, но я согласен с тобой насчет ее голоса. Как ты думаешь, она тоже станет петь? — И Стивен повернулся к Рейну: — Знаешь, у нее такие же ямочки, что ты унаследовал от материнской семьи.

— Мне надо проверить лагерь, — и Рейн так внезапно вскочил, что чуть не опрокинул подносы с едой. Он быстро вышел из шатра.

— Рейн вернется, — уверенно сказал Стивен, улыбаясь Аликс, у которой на глаза навернулись слезы.

Аликс старалась не думать о том, что Рейн не перестает гневаться на нее, и обратила внимание на Брайана Чатворта. Это был несчастный молодой человек, с мрачным, горящим ненавистью взглядом. Он никогда не улыбался и, казалось, ни в чем не находил удовольствия. Аликс никак не могла заставить его разговориться или довериться ей хоть в чем-нибудь. На ее вопросы, где он пропадал несколько месяцев после смерти Мэри, он отвечал молчанием.

Через некоторое время Аликс оставила попытки и предоставила его занятиям на тренировочном поле. Что касается Рейна, то он не разговаривал с юношей, даже не смотрел в его сторону и большую часть времени проводил со Стивеном.

Стивен пробыл в лагере уже три дня, когда к Аликс прибежала Джоан.

— Мне кажется, они дерутся, — сказала она возбужденно.

— Кто? Рейн и Брайан Чатворт?

Джоан нетерпеливо ее перебила:

— Конечно нет! Лорд Рейн и лорд Стивен ушли подальше в лес, и один из стражников говорит, что они разговаривают очень громко. Все хотят пойти туда и поглядеть.

— Но ты не пойдешь! — ответила Аликс, выбегая из шатра мимо горничной на холодный свежий воздух.

— Джослин, — закричала она, увидев друга. — Останови их. Уведи Рейна. А ты, — обернулась она к Джоан, — ступай в лагерь и помоги удержать людей. Сделай, что можешь. Но ничего непристойного, — добавила она на бегу.

Джослин заручился помощью нескольких бывших солдат, а у Джоан был свой способ заставить мужчин и повиноваться. Вместе с частью обитателей, которых Аликс лечила от ран, ей удалось не пустить бродяг туда, где Рейн и Стивен кое-что «обсуждали».

— Они просто разминаются, — заверил стражник, когда его сменил на посту другой.

Аликс ушла, не желая больше ничего слышать о происходящем. Рейн был гораздо тяжелее и, очевидно, сильнее. Стивен явно не мог выиграть схватку, и Аликс мысленно взмолилась, чтобы Рейн не очень усердствовал и не изувечил своего худощавого брата.

На закате солнца Аликс взяла ведра и пошла за водой, не желая слышать злорадные пересуды лесных обитателей. Они все сгрудились вокруг костра и жадно прислушивались к рассказам стражников.

Она неподвижно стояла на берегу, наслаждаясь тишиной и спокойствием, когда хруст веток под ногами заставил ее круто обернуться. К ней шел, ступая тяжело и устало, Рейн. И может быть, ей тоже стоило посидеть у костра, это подготовило бы ее к тому, что она увидела, взглянув на него. Левая щека у него распухла и стала ярко-красного цвета. На челюсти и под глазом «светились» многоцветные «фонари».

— Рейн, — прошептала она. Став на колени у воды, он взглянул на нее и отвернулся. Она и думать забыла о размолвке, между ними, подбежала и тоже опустилась на колени. — Дай я взгляну.

Он послушно повернул к ней лицо, и она приложили к синякам и ушибам холодные пальцы. Потом, не говоря ни слова, она оторвала полоску от нижней полотняной юбки, обмакнула в холодную воду ткань и приложила ее к его лицу.

— Расскажи, что случилось, — сказала она почти повелительно, — какой это дубинкой Стивен так отделал тебя?

Рейн ответил далеко не сразу:

— Кулаками.

Аликс на минуту перестала омывать его лицо.

— Но рыцарь… — начала она, потому что сотни раз слышала, как Рейн возмущался нерыцарственными и немужественными приемами борьбы простонародья при помощи кулаков. Многие почтенные уважаемые люди скорее бы умерли, чем пустили бы их в ход и тем уронили свою честь.

— Стивен в Шотландии научился разным странным штукам, — ответил Рейн, — и говорит, что существует не один способ кулачной борьбы.

— И ты, конечно, стоял неподвижно, как бык, в дал ему себя избить, не желая унизиться до нерыцарственного ответного удара в челюсть?

— Я попытался, — сказал Рейн, моргнул и как будто поуспокоился, — но он так приплясывал вокруг меня, словно женщина.

— Не оскорбляй мой пол. Ни одна женщина не сделала бы такое с твоим лицом.

— Аликс, — схватил он ее за кисть руки. — Неужели ты совсем ничего ко мне не чувствуешь? Неужели всегда будешь принимать сторону моих противников?

Она ласково взяла лицо Рейна в руки, ловя его взгляд.

— Я полюбила тебя с первого взгляда. И даже когда я решила, что должна тебя ненавидеть, меня все равно к тебе тянуло. Я боролась против любви к тебе, но меня словно вела какая-то могучая воля, и я ей покорилась. В тот день, на ярмарке, если бы ты убил Роджера Чатворта, тебя бы повесили. Я притворилась, что ложусь с Джослином, только бы не дать тебе покинуть безопасное лесное пристанище. Что же я могла еще сделать? Как я еще могла доказать свою верность и любовь? Он отвернулся:

— Да, это все из-за твоего способа действовать, который мне не нравится. Почему ты мне прямо обо всем не можешь сказать? Почему ты все время борешься со мной?

— Но только таким образом можно заставить тебя прислушаться ко мне, — сказала Аликс устало. — Я говорила, что ты не можешь уехать со мной из леса, когда здешние жители обвинили меня в воровстве, но ты не пожелал меня слушать. Я просила тебя не убивать Роджера Чатворта, но ты стоял, набычившись, и ничего не желал слышать. — Постепенно голос ее крепчал.

— Не знаю, кто больше унизил мое мужское самолюбие — мой брат или ты.

Голос у него был жалобный, как у мальчишки. Он так жалел себя, что Аликс с трудом подавила смех.

— Из-за чего вы со Стивеном подрались? — спросила она. Рейн потер челюсть.

— Стивен предложил мне поразмыслить над тем, что, может, ты не предавала меня, когда спасла презренную жизнь этого Чатворта. — Рейн снова взглянул на нее: — Так я ошибся? И поступил с тобой очень несправедливо? Но может, в твоем сердце найдется хоть немного любви ко мне?

Она тронула его щеку.

— Я всегда буду любить тебя. Я иногда думаю, что родилась на свет, уже любя тебя.

На щеке у него появилась ямочка, и у нее захватило дыхание при мысли, что сейчас он, наверное, ее обнимет. Но вместо этого он сунул руку под дублет и стал что-то нашаривать.

— Может, за это я куплю у тебя одну-две улыбки. — И он помахал у нее перед глазами львиным поясом.

— Мой пояс! — охнула Аликс. — Как ты его нашел? Я думала, что потеряла его навсегда. О, Рейн! — Она обвила его руками и стала осыпать крепкими поцелуями, что причиняло ему сильную боль, но он не имел ничего против.

А потом она замолчала, потому что его руки запутались в ее волосах. Он откинул назад голову Аликс, в его губы прижались к ее губам. У Аликс было такое чувство, что ее сейчас разорвет на тысячу кусочков. Она повисла на нем всей тяжестью, и ему стало трудно удерживать равновесие. Он подался назад, снова впился в ее губы поцелуем ж упал навзничь, увлекая Аликс с собой.

Не размыкая губ, они катались по берегу, и в какое-то мгновение оба оказались в ледяной воде. Аликс под ним.

— Рейн! — взвизгнула она от боли, потому что всей тяжестью Рейн придавил ей руку, оцарапав о большой камень. — Ты сейчас переломаешь мне все кости! — Но зубы уже выбивали дробь от возбуждения.

— Ну, это еще небольшая плата за то, что ты со мной сделала, — сказал он, лежа в воде, словно на перине. — До встречи с тобой моя жизнь была мирной и спокойной. А сейчас меня избил мой собственный брат.

— И ты это заслужил! — выпалила она. — Это единственный способ заставить тебя выслушать другого. А теперь дай мне встать и обсохнуть, прежде чем я замерзну насмерть.

— Но я знаю способ согреть тебя. — И он уткнулся носом в ее шею.

— Ты большой и тупой медведь, — заорала она ему в самое ухо, так что он отодвинулся и замотал головой, — мне холодно, я промокла, и, если ты меня не отпустишь, сейчас на мой крик сбежится весь лагерь.

— Ты думаешь, что они станут тебя спасать? А может, они будут на моей стороне? Аликс пустила в ход кулаки.

— Но из-за твоего разукрашенного лица они тебя не узнают.

Он хохотнул и легко соскользнул с нее.

— А ты хорошо выглядишь, Аликс, — сказал он, глядя загоревшимися глазами на ее тело, облепленное мокрым платьем.

Аликс оттолкнулась руками от дна и начала приподниматься. Ей показалось, что намокшее платье невероятно тяжело, Рейн опять коротко засмеялся, встал, поднял ее и направился в чащу леса.

— Но лагерь в другой стороне, — крикнула она.

— Аликс, кто-то должен преподать тебе урок. Ты не всегда должна отдавать приказания. Возможно, ты время от времени и права, но иногда и тебе следует прислушиваться к тому, что говорят другие, и позволить командовать мужчинам.

— Я должна делать то, что правильно, и если тебя трудно направлять на путь истинный и спасать от тебя самого, то я помогу, — ответила она высокомерно.

— Ты чересчур высоко заносишься, хотя сомневаюсь, что ты когда-нибудь знала свое место. Священник, который наставлял тебя в музыке, должен был бы иногда лупить тебя лютней по заду, чтобы научить некоторому смирению.

— У меня ровно столько смирения, сколько у тебя, и, если ты совершаешь глупости, я что, должна отойти в сторону и помалкивать?

— Аликс, ты заходишь слишком далеко, — предупредил он.

— И какое же ты назначишь мне наказание за то, что я говорю правду?

— Тебе оно не понравится.

— Но как ты можешь угрожать мне после всего, что я для тебя сделала? Я тебя спасла от Роджера Чатворта. Меня чуть не сожгли на костре, потому что судьи хотели получить твои земли. Я ушла с Джослином из лесу, чтобы ты оставался здесь в безопасности.

Рейн схватил ее за плечи и, держа от себя на расстоянии руки, поднял в воздух. Одна половина лица у него была сине-красная от удара, другая покраснела от ярости.

— Нет, это уж слишком, — процедил он сквозь зубы.

И прежде чем Аликс успела вздохнуть, Рейн сел ми пень, бросил Аликс к себе на колени, задрал ей юбки выше головы и пребольно ударил по ягодицам.

— Тебя судили как ведьму не по моей вине, — сказал он, — ты рассорилась с Пагнелом до нашей встречи.

Но Аликс не могла отвечать, потому что Рейн еще раз изо всей силы ее шлепнул.

— Да, верно, я был зол, и, наверное, не надо было приказывать моим людям убивать Чатворта, но мы были в уединенном месте. Кто бы мог узнать об убийстве и донести об этом королю? Нет, я не так глуп, как ты, очевидно, думаешь, и не оставил бы тело на земле, принадлежащей брату. — И опять он ее шлепнул. — Не люблю, когда мои приказания отменяют, да еще в присутствии моих слуг. Это тебе ясно? — И снова сопроводил слова ударом.

Аликс со слезами на глазах только молча кивнула.

— Хорошо! Ну, а теперь о тебе и Джослине. Не люблю, когда меня разыгрывают и потешаются на мой счет. Слишком это больно — видеть тебя с другим, но когда я потом узнал, что все это была шутка, что вы обошлись со мной, как с последним болваном, что я свалял дурака, то готов был убить тебя. И еще: ты со своими дурацкими представлениями и песнями рисковала жизнью моей дочери. — И Рейн очень сильно ударил жену. — Она едва не сгорела с тобой вместе на костре, и ты ее подвергала всем опасностям дороги, когда странствовала вместе с Джослином. Больше я этого не хочу, Аликс. — И он снова ее ударил. — Ты меня поняла? Ты моя жена, и тебе, черт побери, лучше и вести себя соответственно этому положению. — И, напоследок еще раз больно шлепнув Аликс, он столкнул ее с колен.

Аликс села с размаху на землю и поморщилась от боли. Из-за обильных слез, выступивших на глазах, она почти ничего не видела.

Рейн стоял над ней, возвышаясь как башня.

— Когда ты перестанешь дуться, приходи ко мне в шатер, и я страстно, до потери сознания буду тебя любить. — И с этими словами он ушел.

С минуту Аликс, разинув рот, смотрела ему вслед, потом встала. О каких обидах может идти речь, когда можно потерять его ласки! И с той быстротой, на которую были способны ее одеревеневшие ноги, она припустилась вслед за Рейном.

ГЛАВА 21

Аликс лежала на спине в постели Рейна. Голая нога свисала через край, мягкий кожаный башмачок игриво покачивался на двух пальцах. Она вся была неимоверно счастлива — от кончиков пальцев ног до корней волос. Рейн великолепно исполнил обещание. Он был ненасытен всю ночь, ни разу не дав ей заснуть. Он и вращал, и мял, и тискал ее, как типичную куклу. То она была сверху, то внизу, то на боку, то он зажимал ее между ног. Он то был ласков и нежен, но в следующее мгновение неистов и неумолим, то казался утомленным и словно забывал, что она рядом. И в такие минуты Аликс пускалась на разные хитрости, чтобы снова привлечь его внимание. Тогда его чувственный смех давал ей понять, что он вертит ею как хочет, и ему совсем-совсем не скучно.

Уже взошло солнце, когда наконец она взмолилась о пощаде. Тогда он поцеловал ее в нос, криво усмехнулся опухшим лицом, встал, умылся, оделся и ушел. Аликс же устроила поудобнее свое измученное, все в ссадинах тело и несколько часов поспала.

Проснувшись, она тихо лежала, мурлыча под нос какую-то песенку и вспоминая прошедшую ночь.

— Ну что ж, вы, кажется, вспомнили, чем занимаются с мужчиной. — Это Джоан проскользнула в шатер. — Я все думала, неужели все братья так же хороши, как лорд Майлс. По вашему виду можно сказать, что это так. Вы знаете, что улыбались во сне?

— Замолчи, бесстыдница, — ответила Аликс так дружелюбно, что Джоан рассмеялась.

— Вам бы лучше встать. Лорд Стивен получил какие-то новости из Шотландии и собирается очень скоро уезжать.

— Ничего плохого, а? — спросила Аликс, неохотно садясь и морщась от боли в спине. Иногда Рейн обращался с ней, как с тряпкой, словно оборачивая ею себя: одна нога здесь, другая там и рука в третьем месте. В шее у нее что-то щелкнуло, и воспоминание о том, каким образом Рейн причинил ей боль в этом месте, заставило ее усмехнуться.

Джоан рассматривала ее с нескрываемым интересом.

— Да, вся моя четверка не могла меня так измочалить. Неужели лорд Рейн такой хороший любовник? Аликс грозно взглянула на горничную:

— Я у тебя сердце вырву, если ты хоть посмотришь в его сторону.

Но Джоан только ухмыльнулась:

— Я несколько лет старалась завлечь его, но ему было неинтересно. Что вы сегодня наденете?

Аликс выбрала платье цвета самой бледной лаванды, отделанное мехом кролика, окрашенным в чувственный темно-красный цвет.

— Ах! — воскликнул Стивен при виде ее. — Такая красота и пропадает в такой глуши. — Он взял руку Аликс и поцеловал.

Аликс в ответ схватила его кисть, внимательно осмотрела косточки пальцев, на которых еще были кровоподтеки.

— Чтоб у тебя рука отсохла, если когда-нибудь еще тронешь моего мужа, — прошептала она яростно.

Стивен недоуменно заморгал, а потом расхохотался:

— И мой братец беспокоится, не изменила ли ты ему. Нет, ты должна приехать к нам и познакомиться с моей Бронуин. Ты ей понравишься.

— Я слышала, что ты получил новости из Шотландии.

Лицо Стивена омрачилось.

— Роджер Чатворт отыскал Майлса и Элизабет, которые были одни, и ранил Майлса мечом в руку. Леди Элизабет вернулась со своим братом в англию.

— Тогда, может быть, эта распря наконец кончится. Роджер получил свою сестру, живую и невредимую. Значит, осталось только уговорить короля простить Рейна.

— Может быть, — ответил Стивен. — Но теперь я должен ехать домой, чтобы помочь своему клану. Тем более, что младшенький впал в ярость и желает вызвать на бой Чатворта.

— Тогда поезжай и останови его! Стивен снова поцеловал ей руку.

— Сделаю, что в моих силах. И теперь я могу быть спокоен за Рейна. Я оставляю его в хороших руках. Имей в виду, однако, что он упрям.

Аликс только рассмеялась.

— А что вчера вы говорили?.. Что нам делать с Брайаном Чатвортом? Раз теперь Роджер ранил Майлса, Рейн захочет отомстить Брайану!

— Нет, не думаю. Сегодня утром Рейн и Брайан долго разговаривали и, мне кажется, юноша Рейну понравился. Не думаю, что возникнут осложнения. Сейчас они на тренировочном поле. Ну, я должен ехать. Мои люди меня ждут.

— Твои люди? — удивилась Аликс. — Но я никого не видела. Я думала, что ты приехал один. Стивену это как будто понравилось.

— Со мной шесть человек из клана Мак-Арранов. Все они на своих постах в лесу, стоят на страже.

— Но у нас есть своя стража. Пусть твои погреются у костра и поедят. Они же замерзнут в лесу. Стивен недобро рассмеялся:

— Англичане — народ хлипкий. А у нас лето холоднее, чем у вас зима. Тебе надо бы приехать в горную Шотландию. Дуглас мне говорил, что его братья, услышав твое пение, заплакали.

Аликс так о многой надо было его спросить, что она растерялась и не знала, с чего начать. Замешательство отразилось на ее лице.

— Нет, ты должна к нам приехать. — Стивен улыбнулся, поцеловал ее в щеку и исчез за деревьями, взмахнув короткой юбочкой в складку.

Последующие три дня прошли для Аликс относительно спокойно. Рейн явно все больше привязывался к слабому, болезненному Брайану и восхищался упорством, с которым тот овладевал искусством рыцарского боя.

— Его гложет ненависть, — сказал Рейн, когда они вместе с Аликс лежали в постели. — Он думает, что если научится сражаться, то сможет вызвать на бой Роджера. Но Роджер — могучий противник. Он сразит Брайана одним ударом.

— Брат против брата, — шепнула, содрогнувшись, Аликс.

Аликс было жалко Брайана, который держался особняком и спал отдельно от всех.

— Не доверяю ему, — как-то сказала Джоан, — он почти все время молчит и не хочет ни с кем знаться.

— Но он страдает. Погоди, пока он переживет свое горе, — стала защищать его Аликс.

— Он что-то замышляет. Он почему-то собирает чертополох, а вчера дал денег одному из мужчин и послал его за чем-то в город.

— К кому? — сразу же забеспокоилась Аликс. Может, на самом деле Брайан был заодно с братом, может, он хочет навести Роджера Чатворта на След Рейна или, что еще, хуже, сообщить королевским слугам, где он скрывается.

— Я не знаю, к кому он послал гонца.

— Мы должны обо всем рассказать Рейну. — И Аликс схватила горничную за руку и потащила ее к тренировочному полю.

— Я знаю о поединке, — ответил Рейн. — Брайан хочет знать, как себя чувствует сестра.

— И он получил ответ? Рейн метнул дротик в мишень.

— Леди Элизабет понесла от моего младшего братца.

Аликс вспомнила о прекрасной, гордой Элизабет и ее остром язычке.

— Но она не такая. Она не допустит, чтобы мужчина лег с ней, а потом ее бросил. Рейн хмуро посмотрел на жену:

— Ты как будто всю вину возлагаешь на моего брата. Может, эта Элизабет просто легкомысленная девка и соблазнила Майлса. А когда он ее полюбил, она его оставила. Если Чатворт ранил его в руку, значит, Майлс дрался, чтобы оставить эту женщину при себе.

— Может быть, но Майлс… — Она осеклась при донесшемся издалека звуке рога.

— Что это?

Рейн обернулся к одному из бывших солдат:

— Узнай, в чем дело?

Через несколько секунд люди уже вскочили в седла и скрылись в лесу. Спустя некоторое время они вернулись.

— Роджер Чатворт принимает ваш вызов, милорд. — Рейн! — яростно выкрикнула Аликс. Он спокойно взглянул на нее и повернулся к посланцам:

— Но я не посылал ему вызова. Возможно, Роджер Чатворт сам решил это сделать.

— Это я послал ему вызов, — ответил за их спиной Брайан Чатворт, и все обернулись к нему. — Я знал, что моего вызова брат не примет и поэтому послал его как бы от Рейна Монтгомери.

— Тогда немедленно поезжай к нему и признайся, что напроказил. — Аликс говорила так, словно перед ней был ребенок.

Снова в отдалении прозвучал боевой рог.

— Иди же и объясни, — повторила она Брайану.

— Аликс, — тихо сказал ей Рейн. — Ступай в шатер. Это не женское дело.

Аликс взглянула на Рейна, на его лицо, все еще в синяках от кулаков Стивена, и то, что она увидела в его взгляде, повергло ее в страх.

— Рейн, ты же не думаешь принять вызов? Ты же не посылал его. У тебя хватит здравого смысла и…

— Джослин, — приказал Рейн, — уведи Аликс. Аликс ждала мужа в шатре, нетерпеливо шагая взад-вперед, и огрызалась на Джоан, так что горничной пришлось уйти.

Когда Рейн наконец вошел и глаза их встретились, Аликс вскрикнула:

— Нет, Рейн! — И она обхватила его за пояс. — Ведь это не ты бросил ему вызов.

Он отстранил Аликс от себя и положил руки ей на плечи:

— Ты должна понимать, что это дело чести, и оно давно назревало. Когда Чатворт умрет, моя семья, возможно, будет жить мирно и спокойно. Если я его не убью, он ополчится на Майлса за то, что тот обрюхатил его сестру. Он клянется, что Майлс взял ее силой.

— Но пусть Майлс и сражается с Чатвортом! — закричала Аликс. — Мне это безразлично. Пусть твои братья сражаются, но не ты!

— Аликс, — ответил мягко Рейн. — Я понимаю, ты женщина и ты выросла в другой среде и незнакома с нашим кодексом чести, но я прошу, не оскорбляй меня больше» И помоги надеть доспехи.

— Помочь тебе! Кодекс чести! Как ты можешь говорить со мной о подобных вещах? Какое мне дело до чести, если человек, которого я люблю, может умереть? Я долго боролась изо всех сил, чтобы спасти тебя от опасности, но теперь ты должен расплачиваться за глупые проделки мальчишки. Пускай Брайан сражается со своим братом.

От гнева у Рейна покраснела шея.

— Но Брайан не равный соперник Роджеру Чатворту. И оскорбление было нанесено семье Монтгомери. Ты, кажется, забыла, из-за чего погибла моя Востра? Я буду сражаться с ним за Мэри, и за Майлса, и за будущий мир, а вовсе не за Брайана.

Аликс упала на колени перед Рейном, присевшим на край постели.

— Пожалуйста, не ходи. Если тебя не убьют, то могут сильно изранить.

— Аликс, — почти улыбнулся он, коснувшись ее полос. — Ты, может быть, еще не знаешь, но свои владения я купил на деньги, которые получал как приз за победы на турнирах. Я принимал сотни таких вызовов.

— Нет, — сказала она, волнуясь. — Сегодня не такой вызов. Прежде ты не чувствовал такой ненависти к противнику, как к Чатворту, и он к тебе. Пожалуйста, Рейн.

Он встал.

— Больше я не хочу тебя слушать. А теперь ты поможешь мне вооружиться, или надо звать Джослина?

Она тоже встала.

— Ты просишь меня помочь подготовиться к смерти? И я должна теперь показать, какая я верная своему долгу жена, и тихо и скромно прошептать надлежащие слова о чести? Или же мне надо вспомнить о Мэри и как она умерла, чтобы подогреть твою ненависть? А если бы Мэри была жива, захотела бы она этой мести? Ведь вся ее жизнь была попыткой утвердить чувства мирные и добрые.

— Не хочу говорить на прощание злых, грубых слов. Я должен поступить так и не иначе. Аликс вся дрожала от гнева.

— Если мы теперь расстаемся, потому что ты отправляешься по вызову, которого не бросал, тогда злые и грубые слова неизбежны — и эти слова будут последними.

Они долго, не отрываясь, смотрели друг на друга.

— Подумай хорошенько о том, что говоришь, — сказал Рейн, — мы ведь уже ссорились из-за этого.

— Рейн, неужели ты не понимаешь, что эта ненависть съест тебя? Даже Стивен заметил, как ты переменился. Забудь о Роджере Чатворте. Ступай к королю, умоляй его о прощении и давай жить без постоянных разговоров о смертях и опасностях.

— Я рыцарь. Я поклялся восстанавливать справедливость.

— Тогда сделай что-нибудь, чтобы отменить Закон об огораживании земель! — закричала она. — Он несправедлив, но прекрати эту отвратительную распрю с Роджером Чатвортом. Его сестра носит в своем чреве нового Монтгомери. Новая жизнь появится на свет вместо утраченной жизни Мэри. Чего еще тебе надобно?

За стенами шатра опять послышались звуки боевых рогов, и они пронзили все существо Аликс.

— Я должен надеть доспехи. Ты мне поможешь?

— Нет, — ответила она тихо, — я не могу.

— Пусть будет так, — прошептал он, в последний раз взглянув на нее, и повернулся к доспехам.

— Сегодня ты выбираешь между мной и Роджером Чатвортом, — сказала она.

Он не ответил и продолжал облачаться в латы. Аликс вышла из шатра.

— Иди к нему, Джослин, — сказала она и, обращаясь к Джоан, добавила: — Давай собирать вещи. Я отправляюсь домой к дочери.

Аликс решительно была настроена уехать из леса до начала поединка. «Конечно, Рейн может победить, — подумала Аликс, — но если нет — я не могу стоять рядом и наблюдать, как его рубят на кусочки». Она не сомневалась, что Роджер Чатворт исполнен такой же ненависти, что и Рейн.

Не прошло и двух часов, как она услышала звон стальных доспехов и мечей, отдававшийся эхом по всему лесу. Она медленно уронила платье, которое складывала, и вышла из шатра. Что бы он ни делал, с кем бы ни сражался и за какую бы то ни было цель, он все равно принадлежал ей.

Аликс уже почти добежала до просеки, где сражались рыцари, когда ее остановила Джоан.

— Не смотрите, — сказала она, — Чатворт беспощаден.

Аликс на мгновение уставилась на горничную, затем снова двинулась вперед.

— Джос, — закричала Джоан, — останови ее. Джослин схватил Аликс за руку и задержал.

— Это бойня, — сказал он, ловя ее взгляд. — Наверное, Роджер ненавидит сильнее, и это придает ему лишние силы. Но какова бы ни была причина, он жестоко теснит Рейна.

Аликс вырвалась из его рук.

— Рейн и в смерти остается моим мужем. Дай мне пройти!

Взглянув на Джоан, Джослин посторонился. Аликс совсем была не подготовлена к тому, что увидела. Двое рыцарей сражались пешими, и доспехи Рейна были так испещрены пятнами крови, что золотых леопардов герба Монтгомери почти не было видно. Его левая рука висела как плеть, но он продолжал биться, храбро орудуя правой. Казалось, Роджер Чатворт забавляется игрой с ослабевшим, окровавленным противником, осыпая его со всех сторон ударами и словно дразня его.

— Он умирает, — сказала Аликс. Рейн так дорожил честью, и вот сейчас погибал как зверь в клетке, отданный во власть безжалостного победителя.

Она устремилась вперед, но Джос перехватил ее.

— Рейн! — возопила она горестно.

Роджер Чатворт повернулся, посмотрел на нее, хотя лица его под шлемом и не было видно, и, словно понимая всю глубину ее горя, сделал круг и вонзил секиру Рейну в крестец.

Рейн зашатался и рухнул лицом вниз.

Роджер молча стоял над ним.

В одно мгновение Аликс вырвалась из рук Джоса и побежала.

Она медленно стала на колени возле изрубленного тела, приподняла голову Рейна и положила себе на колени. Слез не было, она чувствовала только полнейшее онемение во всем теле. Ей казалось, что это ее кровь вытекает из его ран на землю.

С огромным трепетом она приподняла его голову повыше и сняла с нее шлем.

И так вскрикнула, увидев лицо раненого, что Роджер Чатворт обернулся. Мгновение он смотрел на это лицо, не веря своим глазам, затем, запрокинув голову, издал ужасающий вопль — так же закричал Рейн, когда узнал о смерти Мэри.

— Жизнь за жизнь, — прошептал Брайан, — теперь Мэри может покоиться с миром.

Дрожащей рукой Аликс коснулась потной щеки Брайана.

Он вздохнул в последний раз и умер у нее на руках.

— Отдай, — сказал Роджер, наклонился и поднял тело брата. — Теперь он принадлежит только мне.

Аликс, в промокшем от крови платье, глядела, как Роджер уносит тело Брайана туда, где ждали его люди с лошадьми.

— Аликс, — сказал, подойдя, Джос. — Я ничего не понимаю. Почему Роджер забрал тело Рейна? Она так дрожала, что едва могла говорить.

— Доспехи Рейна были на Брайане, и Роджер убил своего младшего брата.

— Но каким же образом? — начал Джос. Джоан подняла с земли сухой чертополох, концы которого промокли от крови.

— Он, наверное, давно это задумал. И набил сухой травой доспехи лорда Рейна так, чтобы они оказались ему впору.

Аликс повернулась к людям, вытаращив глаза. — Но где же тогда Рейн? Он не мог покорно позволить Брайану завладеть его вооружением.

Они не сразу нашли Рейна. Он лежал под деревом на кожаной подкладке, которую надевал под доспехи, и крепко спал. Джоан даже рассмеялась при виде его, но Аликс смеяться не могла. Ее встревожило какое-то необычное положение его тела.

— Яд! — вдруг закричала она не своим голосом побежала к мужу. Он был теплый, значит живой, но с тем же успехом мог бы и умереть, так как совершенно не обращал на нее внимания.

— Немедленно доставь сюда Розамунду! — приказал Джослин горничной.

Аликс начала хлопать его по, щекам, так как он ничего не слышал.

— Помогите мне поставить его на ноги. У Джоса и Аликс едва хватило сил поднять вялое тело Рейна и поставить стоймя, но он продолжал спать.

Прибежала Розамунда и, бросив всего один взгляд на Рейна, со страхом посмотрела на Джоса.

— Надеюсь, это не то, но два дня назад у меня украли опиум. Однако я думала, что вор умеет с ним обращаться.

— Опиум? — требовательно спросила Аликс. — Это снотворное лекарство? Моя невестка им пользуется.

— Да, и это в порядке вещей, но большинство людей не знает, что если принять слишком много, то можно умереть во сне.

Аликс широко раскрыла глаза.

— Но ты не думаешь, что Брайан Чатворт так сильно его опоил?

— Да ведь наперстка больше чем достаточно. И значит, лорд Рейн принял слишком много. Давайте приниматься за дело, нам предстоит очень большая работа.

Потребовался целый день, чтобы очистить желудок и кишечник Рейна, для чего Розамунда заставила его нить тошнотворные травяные отвары, а мужчины, меняясь, все время заставляли его двигаться.

— Спать, дайте поспать, — бубнил он под нос с закрытыми глазами, еле передвигая ноги.

Но Аликс не позволяла останавливаться или отворачиваться от питья, которое насильно вливали ему в глотку. Пропало несколько часов, прежде чем Рейн начал немного владеть конечностями в ходил уже отчасти самостоятельно. Его внутренности были очищены от балласта, и Розамунда начала обильно поить его водой, вливая ее чуть не ведрами в надежде промыть его изнутри как следует. И Рейн уже достаточно проснулся, чтобы громче выражать свой протест.

— Ты, значит, не бросила меня, — сказал он Аликс.

— Надо бы, да вот осталась, — отрезала она. — Пей!

На второй день в полдень Розамунда позволила Рейну спать, и она, и Джослин тоже с радостью улеглись. Невероятно измученная Аликс обошла всех обитателей лагеря и лично поблагодарила каждого за помощь в спасении Рейна от смерти.

— Ты бы сама поспала, — раздался ворчливый голос, и Аликс узнала одного из тех, кто обвинял ее в воровстве.

— Мы не желаем, чтобы кто-то из вас спасся, а другой помер.

И она с такой благодарностью улыбнулась этому человеку, что он покраснел и отвернулся. Все еще улыбаясь, Аликс дотащилась до шатра и заснула глубоким сном рядом с мужем.

Аликс провела с ним еще неделю, а потом Рейн увидел, как она держит на руках чужого ребенка и тихо плачет.

— Ты должна вернуться к Гевину, — сказал Рейн.

— Но я не могу тебя оставить. Он поднял бровь:

— Ты же убедилась, что твое присутствие здесь ничего не меняет. Когда Чатворт похоронит брата, тогда посмотрим что к чему. А сейчас отправляйся домой и ухаживай за нашей дочерью.

— Может быть, съезжу ненадолго, а потом вернусь к тебе…

— Ну, не думаю, что проживу здесь долго без тебя. А теперь вели Джоан упаковать свои вещи. И через три дня ты увидишь нашу Кэтрин.

Благодарная, радостная Аликс, при мысли, что скоро увидит дочь, так и прыгнула ему в объятья. И поцелуи завели их довольно далеко. Прежде чем они успели осознать, что делают, они уже катались но сарацинскому ковру, оставляя на нем предметы одежды.

Они радостно и весело любили друг друга, и Рейну было приятно видеть, каким счастьем сияют глаза жены. Потом он тесно прижал ее к себе:

— Аликс, это было так важно, что ты осталась на время схватки с Чатвортом. И знаешь ты это или нет, но у тебя высоко развито чувство чести — не то, в которое верю я, а твое собственное, особенное. Однако ты забыла о нем из-за любви ко мне. И я благодарю тебя за это. — И улыбнулся, почувствовав, что его рубашка промокла от ее слез. — Зачем это! Ты ведь скоро уедешь к нашей дочке, а вместо радости — столько слез?

— Я, наверное, эгоистична, раз мне хочется иметь одновременно все? Я хочу, чтобы ты тоже увидел нашу дочь и чтобы мы все трое были вместе.

— Я скоро приеду. А теперь улыбнись. Ты как хочешь, чтобы я тебя вспоминал? Всю в слезах или с твоей насмешливой улыбочкой?

Тут она улыбнулась, и Рейн ее поцеловал.

— Ну что ж, вставай, надо собираться в дорогу. Аликс твердила себе, что они расстаются всего на месяц или около того, но у нее было такое чувство, словно она никогда больше не увидит лесного лагеря. И окружающие, по-видимому, думали так же.

— Это твоему ребенку. — И один из бродяг подарил ей игрушку, выструганную из вечнозеленого дуба. Были еще подарки, все ручной работы и простые, и каждый раз у нее на глазах выступали слезы.

— Ты не спала ночь, ухаживала за моей дочкой, когда она болела, — сказала одна из женщин.

— Ты похоронила мое дитя, — напомнила другая. Когда настало время отъезда, Рейн молчаливо встал позади Аликс, положив ей руку на плечо, и его лицо сияло от гордости за жену.

— Не очень задерживайся, — прошептал он, поцеловал Аликс и подсадил в седло. И Аликс отправилась в обратный путь, все время оглядываясь и видя, как лесные люди машут ей вслед, пока все они не скрылись за деревьями.

ГЛАВА 22

Две недели Аликс ничего было не надо, только играть с ребенком и сочинять колыбельные песенки для сына Джудит и малышки Кэтрин. Она посылала Рейну длинные, брызжущие радостью и весельем послания, с описанием всех совершенств их дочки, и пакеты с лекарствами Розамунде. Возвратился гонец с известием, что Бланш поймали на воровстве и изгнали из леса, но Аликс при этой новости не почувствовала никакого удовлетворения.

Прошли две недели блаженства, и она стала скучать по Рейну. Тогда она покинула детскую и вспомнила о родственниках.

— А по слухам, ты опять с нами, — поддразнил ее Гевин. — Хотя я не совсем в этом уверен. Ну что ж, присоединяйся. Джудит сейчас с сокольничим, и я иду к ней.

— Как ты думаешь, Саймон, королю он понравится? — спросила Джудит у своего старого, поседевшего па службе сокольничего.

— Ага, миледи. Лучше этого сокола во всей стране днем с огнем не сыскать.

Джудит держала на пальцах затянутой в перчатку руки большого сокола в колпачке и, нахмурясь, внимательно разглядывала птицу.

— Ты собираешься подарить ее королю? — спросила Аликс.

— Я собираюсь испробовать все на свете, — ответила Джудит с жаром, — после смерти Брайана в известия о беременности Элизабет Чатворт король не переносит само имя Монтгомери.

— И теперь после смерти королевы… — начал Гевин.

— Так королева умерла! — громко воскликнула Аликс, а сокол захлопал большими крыльями, и Джудит пришлось его успокаивать. — Извините, — смутилась Аликс. Она ничего не знала о соколах и их повадках. — Я не слышала о смерти королевы.

— В одном и том же году он теряет старшего сына и свою жену, и теперь родственники овдовевшей снохи угрожают, что заберут ее приданое обратно. Поэтому он только и делает, что хандрит. Если бы я мог поехать и поговорить с ним!

— И о чем бы ты стал просить короля? — спросила Джудит с надеждой.

— Я хочу, чтобы с нашей распрей было покончено. И Монтгомери, и Чатворты потеряли по одному члену семьи. Если бы я поговорил с королем, то, может, смог бы убедить его простить Рейна.

— А что насчет Майлса? — спросила Аликс. — Ом ж свое удовольствие попользовался Элизабет Чатворт, и не думаю, чтобы ее брат простил это Майлсу.

Гевин и Джудит обменялись взглядами, и Джудит сказала:

— Мы поддерживаем переписку с Майлсом, и, если король даст разрешение, он охотно женится на Элизабет.

— И Роджер Чатворт примет Монтгомери в свою семью с распростертыми объятиями, — улыбнулась Аликс. — Ну да ладно! Вы хотите с помощью подарка убедить короля проявить благосклонность к нашей семье? А он любит соколиную охоту?

И опять Гевин и Джудит переглянулись.

— Аликс, — начал Гевин, — мы давно ждали случая поговорить с тобой. Мы знаем, что тебе хочется побыть наедине с Кэтрин, но больше нельзя терять времени.

Аликс почему-то стало страшно. Глупо, конечно, но ей показалось, что чьи-то маленькие холодные пальцы пробежались по ее спине снизу вверх.

— О чем вы хотели со мной поговорить?

— Давай войдем в дом, — сказала Джудит и отдела птицу сокольничему.

Старик скрылся в каменном сарайчике, но Аликс не двинулась с места.

— Говорите, что мне надо знать, — резко заявила она., — Гевин! — сказала Джудит. — Позволь мне ей рассказать. Аликс, король не особенно интересуется соколиной охотой, а сейчас он вообще ничем не интересуется, за исключением одного. — Джудит помолчала. — Музыки, — закончила она тихо.

С минуту Аликс стояла неподвижно и только смотрела на них.

— Вы хотите, чтобы я явилась к королю Англии, спела ему песенку и между прочим попросила его простить моего мужа и отдать руку богатой наследницы ее заклятому врагу? — И улыбнулась. — Я, по-моему, ни разу не говорила, что обладаю магической силой.

— Аликс, но ты можешь добиться этого, — подбодрила ее Джудит. — Нет человека во всей стране с таким голосом и талантом, как у тебя. Король отдаст тебе полкоролевства, если ты заставишь его на полчаса забыть о его утратах.

— Короля-то? — вырвалось у Аликс. — Да какое мне дело до него? Я, конечно, с удовольствием сыграю и спою для государя, но моя забота — Рейн. Он целый год вдалбливал мне в голову, в чем заключается его чувство чести, и теперь я тоже понимаю, во всяком случае одно, что он не поблагодарит меня, если я стану умолять короля о прощении.

— Но если бы ты могла получить прощение для Рейна… — начала Джудит.

Аликс повернулась к Гевину:

— А если бы ты был на месте Рейна, ты бы хотел, чтобы Джудит отправилась к королю и просила за тебя, или все же сам решил бы воевать за себя на своих войнах и сам выигрывать сражения? Лицо Гевина стало серьезным.

— Мне было бы нелегко проглотить такое унижение.

— Унижение! — отозвалась Джудит. — Ведь если бы Рейн был прощен, он мог бы вернуться домой, и мы снова зажили бы одной большой семьей.

— И все наши битвы были бы родственной междоусобицей, — ответил Гевин. — Я понимаю, что хочет сказать Аликс. И не считаю, что она должна поступать против желания мужа. Мы все будем участвовать в наших битвах и обойдемся без помощи короля.

Джудит хотела что-то ответить, но, переведя взгляд с Гевина на Аликс, промолчала.

Однако Аликс пришлось переменить мнение, потому что Роджер Чатворт все больше распалялся гневом. Гевин подослал к нему лазутчиков, и они возвратились с известием, что Роджер поклялся убить в Майлса, и Рейна и таким образом отомстить за смерть младшего брата и бесчестье сестры.

— А у Рейна нет рыцарей, чтобы воевать с Чатвортом, — сказала Аликс, — и устоит ли Майлс в схватке с таким закаленным бойцом, как Роджер?

— Ну, Рейна поддержат все военные силы семейства Монтгомери, — ответил тихо Гевин.

— И опять вы толкуете о войне! — взревела Аликс. — Междоусобной войне, которая кончится тем, что вы потеряете свои земли, а король… — И она замолчала. Все снова замкнулось на короле.

Со слезами на глазах Аликс выбежала из комнаты. Очевидно, она одна-единственная, кто может положить конец этой междоусобице? Как-то она сказала Джослину, что сделает все для сохранения жизни Рейна, что скорее она увидит его в объятиях другой женщины, чем мертвым. И тем не менее он так ужасно рассердился, когда она сделала то, что считала своим долгом. Он не хотел, чтобы она вмешивалась в его самые важные дела и действовала, не согласуясь с его понятием чести.

Ну а если сидеть тихо-спокойно и не пытаться просить у короля прощения, а война все-таки начнется. Утешит ли ее мысль, что Рейн умер, но честь его осталась незапятнанной? Или же она проклянет себя на веки вечные за то, что хотя бы не попыталась предотвратать роковые события?

Спокойно, с достоинством она встала, разгладила платье и спустилась в зимнюю гостиную, где Джудит и Гевин играли в уголки.

— Я поеду к королю, — сказала она тихо. — Я буду петь как можно лучше и буду просить, умолять — на все пойду, только бы заставить его простить Рейна и разрешить брак Элизабет и Майлса.


Аликс стояла у кабинета короля и так дрожала, что боялась, как бы платье не упало с плеч. Что она, дочь простого адвоката, делает в королевских апартаментах?

Крик в кабинете и какой-то стук заставили ее охнуть. Через минуту из кабинета вышел на цыпочках худой, тонкий человек, с горящей щекой и с флейтой в руке.

Он небрежно взглянул на Аликс:

— Король в плохом настроении сегодня. Надеюсь, ты стоишь больше, чем кажется.

Аликс вытянулась во весь свой маленький рост и зло выпалила:

— А может быть, он не слышал сегодня хорошей музыки и поэтому у него плохое настроение?

Человек что-то проворчал и ушел.

Аликс оправила чудесное платье из темно-зеленого бархата. Рукава и юбка были так густо расшиты полотом, что ткань стояла колом. Фасон выбрала Джудит, и вышивка представляла фантастическую комбинацию кентавров и фей, играющих на музыкальных инструментах. «На счастье», — сказала Джудит.

— Входи и жди, — сказал человек в темном, чуть-чуть высунув голову из двери. — Его величество через минуту выслушает тебя.

Аликс взяла в руки цитру — великолепное произведение искусства из розового дерева, инкрустированное слоновой костью, — и последовала за человеком.

Кабинет короля оказался большой комнатой, богато отделанной дубовыми панелями, но совсем не более роскошной, чем гостиная в замке Монтгомери, чему Аликс удивилась. Может быть, она ожидала, что жилье короля все из золота?

Она села, куда ей указал человек в темном, и взглянула на короля. Он сидел в кресле, обитом красным, но Аликс не приняла бы его за государя, если бы время от времени кто-нибудь ему не кланялся. Это был высокий, угрюмый, усталый человек. И когда он стал пить из серебряного кубка, она увидела, что у него мало зубов, да и те почернели. Нахмурясь, он смотрел на певца, стоявшего перед ним. В каждом такте звучал страх. Атмосфера была напряженной, хотя певец изо всех сил старался понравиться.

В большой комнате отдавалось эхо, все присутствующие словно оцепенели в томительном ожидании. «Понятно, что королю все это не нравится, — подумала Аликс. — Музыка такая, что он ни на один миг не может забыть о своих печалях. Если бы я была распорядителем, я бы собрала всех музыкантов вместе и вызвала их на состязание, предложив всем исполнить что-нибудь новое. И это понравилось бы музыкантам, а значит, и королю было бы приятно». Еще с минуту она сидела тихо, не шевелясь. Сегодня слух короля должны были услаждать одиннадцать музыкантов. Он последнее время пребывал в одиночестве и даже отказался присутствовать на похоронах королевы.

Аликс пришлось ждать целую неделю, прежде чем она получила позволение спеть. Но неужели она тоже станет дрожать и трястись от страха, как другие?

«Вспомни о Рейне, — приказала она себе. — Думай о семье Монтгомери».

Она глубоко вздохнула, встала, мысленно вознеся молитву, и громко сказала, обращаясь к певцу:

— Послушайте! Вы нас всех утопили в слезах. А нам нужен смех.

Кто-то предупреждающим жестом коснулся ее руки, но Аликс смотрела прямо в глаза королю Генриху.

— С вашего позволения, ваше величество. — Она присела в поклоне, и король сделал небрежный жест рукой.

У Аликс сердце ушло в пятки. Ах, если бы ей удалось заставить музыкантов действовать с ней заодно.

— Вы умеете играть на арфокорде? — спросила она у музыканта, бросившего на нее враждебный взгляд.

— Подожди, когда придет твоя очередь, — прошипел он в ответ.

— Я больше теряю, чем ты, но вместе мы могли бы сотворить нечто волшебное, — возразила она и склонила набок голову. — Или у тебя не хватает способностей?

Подумав, человек подошел к арфокорду.

И словно это были мальчишки из мортоновского церковного хора, она стала распоряжаться ими, раздавая инструменты, которых в комнате было полно.

Все музыканты уже сидели или стояли, она летала вокруг и задавала тон и темп. Когда они уже проиграли половину пьесы, она запела и сразу же завоевала сердца двух исполнителей. Улыбаясь, они подхватили мелодию и вели ее до конца.

Аликс казалось, что она поет уже очень долго, и она встрепенулась, когда музыкант с арфокордом неожиданно стал ей подпевать. Арфист тоже уловил мелодию и блеснул своим талантом, касаясь божественных струн.

Аликс выбрала старинную арию, надеясь, что ее все знают, но музыканты не сразу распознали ее в обработке. Тот, которому она дала тамбурин, перешел к барабану, стоявшему в темном углу, и так сильно ударил, что звук завибрировал, гулко ударив в пол.

Однако постепенно все подхватили мелодию, и Аликс осмелилась обернуться и взглянуть на короля. Она увидела безучастное лицо, он молчал, но вельможи, стоявшие за его креслом, были явно поражены. «По крайней мере, то, что я делаю, каждый день не услышишь», — подумала Аликс.

Музыканты три раза сыграли арию, и Аликс задала им новую мелодию, на этот раз это был церковный хорал, а напоследок спела народную песню.

Уже прошел час, как она пела, и Аликс дала знак замолчать. Теперь она пела одна, без аккомпанемента. Четыре года назад в Мортон прибыла странствующая певица, и жители городка объявили Аликс, что наконец она встретит достойную соперницу. Аликс, напуганная предполагаемым провалом, не спала всю ночь и сочинила арию, которую было сложно исполнить даже ей, — это требовало затраты всех ее способностей. На следующий день она спела, и гостья, пожилая женщина, прослезилась, расцеловала Аликс в обе щеки и сказала, что та должна всегда благодарить Бога за ниспосланный ей талант.

И теперь Аликс решила спеть ту же арию, хотя ненавидела ее с тех самых пор, как сочинила, потому что женщина, которую она хотела унизить, на самой деле своей отзывчивостью и пониманием чужого таланта унизила самое Аликс, мечтавшую только о поражении соперницы. Однако сейчас надо было во что бы то ни стало завоевать благорасположение короля.

Ария великолепно демонстрировала огромный диапазон ее голоса, мягкость тона и большой запас звучности. Она постепенно, незаметно, словно ненароком, все усиливала звук, и, когда казалось, что она достигла предельной высоты и мощи, Аликс вложила все силы в последнюю ноту и долго ее держала, пока на глазах не выступили слезы, а в легких не пересохло.

Аликс кончила петь и склонилась в глубоком поклоне. Все молчали, слушая, как последняя нота еще слабо вибрирует, отражаясь, словно догорая, от стен кабинета.

— Подойди ко мне, дитя, — наконец нарушил молчание король.

Аликс подошла, поцеловала его руку и склонила перед ним голову.

Он подался вперед и приподнял пальцем ее подбородок.

— Так, значит, ты новобрачная из семьи Монтгомери. — И улыбнулся, заметив, что она удивились. — Я должен знать все, что творится в моем королевстве. Да, мужчины Монтгомери женятся на очень способных женщинах. Но это, — и он указал на музыкантов, — это достойно слуха самого короля.

— Я рада, что доставила вам удовольствие, ваше величество, — прошептала Аликс. Слабая тень улыбки показалась у него на лице.

— Ты доставила мне больше чем удовольствие. Что ты просишь взамен? Ладно-ладно, не смущайся, ведь ты покинула дом Гевина не беспричинно.

Аликс попыталась собрать все свое мужество.

— Я хотела бы покончить с распрей между Монтгомери и Чатвортами. Я предлагаю соединить их кровными узами, женив лорда Майлса на леди Элизабет Чатворт.

Король нахмурился:

— Майлс нарушил Закон от 1495 года. Он похитил леди Элизабет.

— Он не похищал ее! — крикнула Аликс в своей обычной манере. — Простите меня, ваше величество. — И она упала перед ним на колени. — Майлс ее не похищал. Это из-за меня пострадала леди Элизабет.

— Из-за тебя? Подать табурет, — приказал король Генрих, и, когда Аликс села, добавил: — А теперь рассказывай, как все было.

И Аликс рассказала, как Пагнел обвинил ее в том, что она якобы соблазняла его своим пением, и как пряталась в лесу и полюбила Рейна. При этом она зорко следила за выражением его глаз, видела, что король слушает ее с любопытством, и стала рассказывать, как ее захватил Пагнел и умыкнул Элизабет.

— Ты хочешь сказать, что он завернул ее в ковер и в таком виде леди Элизабет привезли лорду Майлсу? Аликс наклонилась вперед.

— И — но вы только никому не говорите, — по слухам, ее доставили к нему совсем без ничего, и она сразу же набросилась на Майлса с боевым топориком. Ну, это, возможно, и врут.

Король фыркнул:

— Продолжай.

Она рассказала о суде над ней, о том, что ее обвинили в ведовстве и использовали как наживку, чтобы заманить Рейна.

— И он в самый последний момент тебя спас?

— Немного позже, чем следовало. Дым был такой сильный, что я на несколько дней онемела. Король взял ее за руку.

— Вот это настоящая трагедия, — сказал он очень серьезно. — И что же случилось после чудесного спасения?

Ее голос дрогнул, когда она стала рассказывать о ребенке, о своем возвращении в лес и о Брайане Чатворте. Она описала, каким образом Брайан смог облачиться в доспехи Рейна и как Рейн едва не погиб от опиума.

— И значит, теперь ты бы хотела, чтобы лорд Майлс женился на леди Элизабет?

— И еще…

— Да? — поощрил он ее.

— Пожалуйста, простите Рейна. Он такой добрый! И он вовсе не собирается выступить против вас. Люди в лагере — это все бродяги и нищие. Рейн занимается с ними, только чтобы они были при деле и не умерли от тоски.

— Тоска… — вздохнул король. — Да, мне знакома эта болезнь. Но что о браке думает леди Элизабет? Она согласна выйти замуж за лорда Майлса?

— Она умна и поймет, в чем здравый смысл такого союза. А если Майлс похож на своих братьев, разве сможет она ему отказать?

— Когда-нибудь я узнаю, в чем секрет привлекательности мужчин из семейства Монтгомери и верности, которую они к себе внушают. Если леди Элизабет не против, я разрешаю этот брак, — хотя бы для того, чтобы дать имя ребенку.

— А Рейн?

— Ну, за это ты должна еще потрудиться. Что скажешь, если я предложу тебе остаться при мне на неделю и петь днем и вечером?

— Я всю жизнь положу к вашим ногам, чтобы доставить вам удовольствие, если это спасет моего мужа, — сказала Аликс со страстной убежденностью.

— Нет, не соблазняй меня, дитя, у меня и так достаточно сложностей. А теперь иди и пой, пока я не подготовлю нужный указ.

Король махнул рукой одному из приближенных, в тот быстро вышел из комнаты.

Аликс пела остаток дня, пока не посадила все горло. Солнце уже давно село, когда наконец, сидя в кресле, король уснул.

— Идите и отдохните, — сказал один из приближенных. — Лорд Гевин ждет за дверями, он проводит вас в ваши комнаты. Уверен, что рано утром король опять вас вызовет к себе.

Как только Аликс увидела Гевина, ее усталость как рукой сняло. Широко улыбаясь, она бросилась в его объятия.

— Он согласен, согласен, — прохрипела она. Гевин крепко прижал ее к себе, а потом покружил в воздухе.

— Давай скажем Джудит и как-то полечим твое горло. Между прочим, мы даем сейчас повод к всяким некрасивым сплетням.

Гевин отпустил ее, и Аликс взяла себя в руки. Он церемонно повел ее по длинным, продуваемым сквозняками коридорам, увешанным кричаще яркими, Многоцветными гобеленами, в отведенные для них комнаты.

Аликс выпила отвар из трав с медом, который приготовила Джудит, и стала ждать. И это ожидание заняло несколько дней. Король Генрих постоянно держал ее при себе и как дрессированной собачкой похвалялся перед сыном Генрихом и вдовой умершего принца Уэльского — Кэтрин. Аликс уже была наслышана о том, что король и сам не прочь жениться на молодой принцессе. А ей очень нравился крупный, красивый, двенадцатилетний принц Генрих. Если кто и походил на короля, так это несомненно он.

Вместо одной недели, как обещал король, Аликс провела при дворе две, прежде чем были подписаны бумаги о прощении Рейна и указ, разрешающий брак между Майлсом и Элизабет. И Гевин, и Джудит были очень довольны, что оставляют двор, но Аликс сильно волновалась, думая о предстоящей встрече с мужем. Как он отнесется к ее вмешательству в его дела?

Потребовалось несколько дней, чтобы упаковать все имущество, которое они везли с собой, и еще больше, чтобы вернуться в замок Монтгомери. С гулко бьющимся сердцем Аликс спешилась и немного подождала, надеясь, что Рейн уже приехал.

Нет, его не было, но их ждали новости. Роджер Чатворт отказался отпустить Элизабет, но Майлс нашел, где ее прятали. При этой вести Гевин застонал и пожаловался, что младшенький не уважает законы. Майлс и Элизабет поженились недалеко от чатвортких владений, но сразу же после брачной церемонии Элизабет вернулась к брату, по какой причине — Майлс ни словом, ни намеком не объяснил.

Прошла неделя, но от Рейна вестей не было. Прошло почти две недели, и Гевин послал к нему гонцов, но они вернулись, сказав, что их не встретила стража, как обычно, и что два дня они бродили в поисках ее и никого не нашли.

На следующий день на поиски Рейна отправились Гевин и рыцари и вернулись только через неделю.

— Рейн теперь обосновался в своих владениях, — сообщил Гевин. — И он привел к себе весь лесной народ. У него на каждом поле по пять фермеров, и он упорно желает им платить. Если дело так пойдет, он сам через три года будет нищим.

— Гевин… — начала Аликс. Деверь коснулся ее щеки:

— Да, он сейчас сердится, но это пройдет. Аликс тихо вышла из комнаты. Гевин и Джудит смотрели ей след.

— Скажи мне правду, — приказала Джудит.

— Черт бы побрал моего братца! — крикнул Гевин, стукнув кулаком по столу. — Рейн говорит, что это в последний раз Аликс его оскорбила и с него хватит. Он говорит, что не однажды предупреждал ее, но она не хочет слушаться его и никогда не станет.

— Может, Стивен с ним поговорит, — предложила Джудит.

— Стивен уже пытался, но он не желает ничего слушать и проводит все свое время с преступниками… — оборвал себя и рассмеялся Гевин. — Все это очень странно. Аликс всегда жалуется, что никогда не сможет заплатить лесным людям свой долг. Там есть менестрель Джослин. Он странствовал с Аликс, и этот Джослин виделся с человеком, который слышал, как

Аликс пела у короля. Не уверен, как оно все было, однако, по его словам, Аликс вела себя великолепно в просила защиты для людей, подчиняющихся Рейну.

— Но я не помню, чтобы Аликс когда-либо говорила об этом.

— Не думаю, что она просила об этом напрямик, но она ведь рассказывала королю о своей жизни в лесу. И я слышал, что король Генрих велел ей снова переодеться юношей для доказательства правдивости ее слов.

— Ты думаешь, Аликс рассказала королю, как несправедливо власти обошлись с некоторыми из лесных обитателей?

Гевин улыбнулся:

— Иногда Аликс так простодушна. Принимая во внимание ее происхождение, она вряд ли даже догадывалась, какое влияние она тогда приобрела на короля. Люди пошли бы на смерть или убийство за возможность что-нибудь рассказать королю так, как она это делала каждый день. Если бы у нее был враг, она бы могла отправить его на виселицу.

Джудит задумчиво посмотрела на мужа:

— Или же могла бы. спасти несколько сотен людей. Между прочим, он тогда простил не одного Рейна?

Гевин усмехнулся:

— Рейну дозволено прощать любого, кто, по его разумению, этого заслуживает. И по словам Джослина, Аликс рекой разливалась, превознося верность Рейна королю и чувству чести, так что король Генрих готов был уже причислить его к лику святых. Она все так изобразила, будто Рейн оказал королю услугу, напав на Чатворта.

— Умная девушка! И так много ей удалось сделать своим голосом! А те люди знают, что это она испросила им прощение?

— Джослин сделал так, чтобы они узнали. А он умеет сообщать приятное, так же как сама Аликс. Все эти люди посылают ей поклон и желают здоровья. А они по большей части такие же дикие, как шотландцы Стивена, — да, мир все меньше уважает людей благородного происхождения. Джудит только рассмеялась:

— Но мы должны сказать Аликс, что она сделала доброе дело, а теперь надо обработать Рейна. Он должен понять, что, явившись к королю, Аликс не нанесла своему Рейну ни малейшего оскорбления.

— Надеюсь, ты его убедишь.

— Дай Бог, чтобы это удалось.

ГЛАВА 23

Прошел месяц, но от Рейна по-прежнему не было вестей. Он не отвечал и на письма. Первые недели Аликс грустила, но скоро ее грусть сменилась гневом. Если гордость для него значит больше, чем их любовь, чем их дочь, значит, пусть будет так.

Аликс гневалась целое лето. Наблюдая, как растет Кэтрин, она заметила, что малышка унаследовала отцовское плотное сложение.

— Никогда она не станет тоненькой, грациозной леди, — вздыхала Аликс, глядя на пухлые, мускулистые ножки дочери, делающей свои первые шаги.

— Все дети толстые, — смеялась Джудит, подбрасывая сына вверх, — но Кэтрин с каждым днем все больше становится похожей на Рейна. Как плохо, что он не может ее сейчас видеть. Один лишь взгляд в эти фиалковые глазки, на эти ямочки — и он растает. Он не сможет устоять перед ней.

Несколько дней Аликс преследовали слова Джудит, и в конце четвертого дня она приняла решение.

— Я собираюсь отослать Кэтрин к отцу, — однажды возвестила Аликс, когда Джудит пропалывала розы.

— Извини, что?

— Он может не прощать меня, однако нет никакой причины наказывать Кэтрин. Ей почти год, а он еще ни разу ее не видел.

Джудит поднялась и вытерла руки.

— А что, если Рейн не вернет тебе Кэтрин? Ты сможешь перенести утрату и мужа, и дочери?

— А я пошлю сказать, что это только до Рождества и Гевин приедет за ней. Рейн честно относится к договорам.

— Если он их заключает.

На это Аликс ничего не ответила. Она просто надеялась, что Кэтрин завоюет сердце отца.

Через несколько дней, когда Кэтрин уже подготовили к путешествию, Аликс почти что отменила отъезд, но Джудит обняла ее за плечи, и она стойко помахала дочке на прощание, которая отбыла в сопровождении двадцати рыцарей Гевина и двух нянь.

Аликс, затаив дыхание, ждала развития событий. По-прежнему Рейн молчал, но одна из нянюшек регулярно посылала отчеты через сложную сеть сообщения, налаженную Гевином с Джослином.

Няня описывала всеобщее удивление, вызванное прибытием леди Кэтрин, и храбрость маленькой девочки, хотя ее очень напугали сначала дом, люди Рейна и сам Рейн. Сперва няне казалось, что лорд Рейн не собирается уделять своей дочери внимания, но однажды, когда Кэтрин играла в саду, Рейн кинул ей обратно мячик и немного посидел на скамье, наблюдая за игрой. Потом Кэтрин покатила мяч к отцу, и он с ней занимался целый час.

Письма няни стали изобиловать рассказами. Лорд Рейн взял Кэтрин на верховую прогулку. Лорд Рейн уложил свою дочку спать. Лорд Рейн клянется, что его дочь уже умеет говорить и что она самый смышленый ребёнок во всем королевстве.

Аликс было приятно узнавать такие новости, но она чувствовала себя несчастной и одинокой. Она хотела вместе с ним делить радости родительской любви.

В середине ноября письма прекратились, и только перед самым Рождеством Аликс узнала кое-что новое. К ней пришел Гевин и сказал, что Кэтрин привезли домой и она внизу, в зимней гостиной.

Аликс слетела с лестницы как птица. Слезы залили ей глаза, когда она увидела свою дочь в вычурном платье, расшитом золотом, стоящую около огня. Прошло несколько месяцев, как они расстались, и Кэтрин отступила назад при виде матери.

— Ты меня не помнишь, моя прелесть? — умоляюще прошептала Аликс.

Ребенок опять отступил, а так как Аликс шагнула вперед, Кэтрин повернулась, подбежала к отцу и обхватила его ноги.

Аликс удивленно взглянула в его ярко-голубые глаза.

— А тебя я… не заметила, — пробормотала она. Рейн молчал.

Сердце Аликс ушло в пятки. Она едва не задохнулась от переполнявших ее чувств.

— Ты хорошо выглядишь, — сказала она как можно спокойнее.

Он наклонился, взял Кэтрин на руки, и Аликс ревниво отметила, как дочь прильнула к отцу.

— Я хотела, чтобы ты познакомился со своей дочерью, — прошептала она.

— Зачем? — спросил он, и, услышав его голос, этот низкий звучный голос, она едва не заплакала. Но плакать Аликс не собиралась.

— Зачем? — прошептала она. — Ты ни разу не видел дочь и еще спрашиваешь, зачем я послала ее к тебе?

Его спокойный, низкий голос зазвучал снова:

— Зачем ты послала ее к человеку, который бросил тебя и который предоставил тебе в одиночестве устраивать его дела?

Аликс раскрыла глаза. А Рейн погладил локоны своей дочери.

— Она красивый ребенок, добрый и такой же великодушный, как ее мать.

— Но я не… — начала было Аликс и осеклась, потому что Рейн направился к ней. Однако он миновал ее, открыл дверь и передал Кэтрин няне.

— Мы можем поговорить? Аликс молча кивнула.

Рейн подошел к очагу и с минуту смотрел на ярко горящее пламя.

— Мне казалось, я способен убить тебя, когда ты отправилась к королю, — сказал он, волнуясь. — Это было все равно, как если бы ты объявила на весь мир, что Рейн Монтгомери не может сам за себя постоять.

— Но я никак не хотела…

Он поднял руку, чтобы заставить ее молчать.

— Нелегко мне говорить, но это должно быть сказано. Когда мы жили в лесу, нетрудно было понять, почему люди невзлюбили тебя. Ты чересчур заносчиво себя держала, и они тебя не признавали в той же мере. Но когда ты поняла, что ведешь себя нехорошо, ты стала это преодолевать в себе. И ты переменилась, Аликс.

Он долго молчал.

— Но судить себя не так легко и приятно…

Он стоял, повернувшись к ней широкой спиной, склонив голову, и ее сердце рванулось к нему.

— Рейн, — прошептала она. — Я все понимаю. Ничего не надо больше говорить.

— Но я должен. — И он повернулся к Аликс. — Ты думаешь, это легко для меня — для мужчины — понять, что такое маленькое существо, полуребенок-полуженщина, способно сделать невозможное для меня?

— А что такое я сделала? — искренно удивилась она.

При этих словах он улыбнулся, а в его взгляде она прочла нежность.

— Представь себе, я считал, что могу действовать, как мне заблагорассудится. Например, пожертвовать всем своим достоянием ради грязных нищих. Может быть, мне даже нравилось быть королем преступников.

— Рейн! — И она коснулась его рукава. А он схватил ее за руку и прижал кончики пальцев к губам.

— Зачем ты поехала к королю Генриху?

— Чтобы испросить для тебя прощение. Чтобы убедить его дать разрешение на брак Элизабет и Майлса.

— Это уязвило мою гордость, Аликс, — прошептал он. — Я-то мечтал явиться к королю, сверкая серебряными доспехами, и говорить с ним на равных. — На щеке у него появилась ямочка. — А вместо этого к нему явилась моя жена и умоляла его пощадить мужа. И это очень больно.

— Но я не хотела… О, Рейн, да я бы любого умоляла, только бы спасти тебя от смерти.

Он, казалось, не замечал, что его рука вот-вот раздавит ее пальцы.

— Меня изуродовала гордыня. И я хочу… просить у тебя прощения.

Аликс же захотелось крикнуть, что она все-все прощает, по время для скоропалительных обещаний прошло.

— Думаю, нет, я уверена, что в будущем я еще не раз уязвлю твою гордость.

— Я тоже в этом уверен.

Она немножко вздернула подбородок:

— И как же ты поступишь, когда я это сделаю опять?

— Накричу на тебя. Очень, очень разозлюсь. Буду угрожать, что убью.

— Ох, — тихонько ответила Аликс, смаргивая слезы, — но тогда, может быть…

— Аликс, я хочу видеть рядом тебя, а не еще кого-нибудь, кто будет соглашаться с каждым моим словом. — Он запнулся и поморщился. — Ты правильно сделала, что отправилась к королю.

— А что насчет Роджера Чатворта? Глаза Рейна полыхнули огнем, но это было всего одно мгновение.

— Насчет него ты ошиблась. Если бы я его тогда убил, Майлсу не пришлось бы…

— Если бы ты убил его, король Генрих убил бы тебя! — крикнула Аликс.

— Нет, я бы сумел разделаться с телом. Никто бы…

— Но потом тебе пришлось бы каяться на площади перед казнью, — сказала она с отвращением. — Нет, я правильно поступила.

Рейн хотел возразить, но, подумав, согласился:

— Возможно, ты и права.

— Я — что? — спросила пораженная Аликс и вдруг увидела на его щеке ямочку.

— Да ты меня дразнишь! — И решительно сжала губы.

Рейн рассмеялся своим низким, искусительным смехом и привлек ее к себе, не давая вырваться.

— По-видимому, мы никогда ни в чем не будем согласны, но, может быть, сумеем действовать вместе. Может, ты захочешь сначала обсудить со мной то, что собираешься сделать?

Она с минуту размышляла над его предложением:

— А что, если ты станешь возражать? Нет, я, наверное, буду поступать, как прежде.

— Аликс, — почти прорычал он и рассмеялся. — Аликс, Аликс, Аликс.

Смеясь, он подбросил ее вверх и поймал на лету.

— Да, мы, наверное, всегда будем ссориться. Ты сможешь так жить?

— Но мы не станем ссориться, если ты будешь сначала думать, а потом действовать. Хоть изредка, но ты должен думать о завтрашнем дне. Если бы ты остановился тогда и подумал, что делаешь, может, в не возглавил бы королевскую армию против… — И голос ее затих, потому что Рейн стал покусывать се шею.

— Я человек, которого ведут страсти, — пробормотал он, — и ты хочешь, чтобы я изменился? Она вскинула голову, чтобы ему было удобнее.

— Я способна бросить вызов твоей страсти, Рейн! — И она отодвинулась и, пристально и очень серьезно взглянув на него, добавила: — И тогда ты снова меня оставишь? Если я сделаю то, что тебе не по нраву, ты опять бросишь меня и наших детей? Его взгляд тоже посерьезнел.

— Я тебе даю клятву, Аликсандрия Монтгомери, священную клятву рыцаря. Я никогда больше не брошу тебя во гневе.

С минуту она раздумывала, внимательно изучая его лицо, а потом обвила руками его шею:

— Я так тебя люблю!

— Я, конечно, мог бы запереть тебя в твоей комнате, приставить к тебе стражу и тому подобное, что полагается. Но я больше никогда не сплавлю тебя к своему брату, чтобы он разбирался с моими неурядицами.

— Какие неурядицы! — закричала она ему в ухо. — Да я луч света для всей твоей семьи. Ты, только ты разбиваешь их сердца. Ты, огромный, упрямый…

Рейн потер полуоглохшее ухо.

— Ах, этот нежный женский голосок, безмятежный, как весеннее утро, тихий, как… — И он замолчал, потому что Аликс прижалась ртом к его рту и он позабыл все слова.


Оглавление

  • ЧАСТЬ I Южная Англия январь, 1502
  •   ГЛАВА 1
  •   ГЛАВА 2
  •   ГЛАВА 3
  •   ГЛАВА 4
  •   ГЛАВА 5
  •   ГЛАВА 6
  •   ГЛАВА 7
  •   ГЛАВА 8
  •   ГЛАВА 9
  •   ГЛАВА 10
  •   ГЛАВА 11
  • ЧАСТЬ II Южная Англия август,1502
  •   ГЛАВА 12
  •   ГЛАВА 13
  •   ГЛАВА 14
  •   ГЛАВА 15
  •   ГЛАВА 16
  •   ГЛАВА 17
  •   ГЛАВА 18
  •   ГЛАВА 19
  •   ГЛАВА 20
  •   ГЛАВА 21
  •   ГЛАВА 22
  •   ГЛАВА 23

  • загрузка...