КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397600 томов
Объем библиотеки - 518 Гб.
Всего авторов - 168435
Пользователей - 90410
Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Гарднер: Обман и чудачества под видом науки (История)

Это точно перевод?... И это точно русский?

Не так уже много книг о современной лженауке. Только две попытки полезных обобщений нашёл.

Многое было найдено кривыми путями, выяснением мутноуказанного, интуицией.

Нынче того нет. Арена науки церкви не подчиняется.

Видать, упрямее всего наука себя проявила в опровержении метеоритики.


"Это вот не рыба... не заливная рыба... это стрихнин какой-то!" (с)

Читать такой текст - невозможно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Ковальчук: Наследие (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Кононюк: Ольга. Часть 3. (Альтернативная история)

одна из лучших серий. жаль неокончена...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Бархатный ангел (fb2)

- Бархатный ангел (а.с. Бархатная сага-4) 477 Кб, 246с. (скачать fb2) - Джуд Деверо

Настройки текста:



Джуд Деверо Бархатный ангел

Посвящается Джоан Шулхафер, моему первому издателю, а «последствии — другу. Спасибо за твою любовь, юмор, но более всего за то, чему ты меня научим.

Глава 1

Юг Англии
Август 1502 года

Элизабет Чатворт стояла на краю крутого обрыва, возвышающегося над обширным полем ячменя. Внизу с косами на плечах брели казавшиеся лилипутами крестьяне, некоторые ехали верхом на лошадях, один погонял упряжку быков.

Но Элизабет не видела ничего вокруг себя: высоко поднятый подбородок она держала так твердо, что, казалось, не было силы, способной заставить опустить его. Порыв теплого ветра едва не сбросил ее с обрыва, но Элизабет, широко расставив ноги, устояла. Если даже случившееся с девушкой сегодня и то, что ожидало в будущем, не поколебало ее духа, то что ей ветер!

Ее зеленые глаза были сухи, губы плотно сжаты, в горле застряли злость и слезы. Пытаясь успокоить рвущееся на части сердце, она глубоко и часто дышала, и было видно, как судорожно подергиваются мышцы лица. Порывы ветра трепали копну ее спутанных золотистых волос, и незаметно для Элизабет последняя жемчужина из ее прически соскользнула по грязному, оборванному красному платью на землю. Пышный наряд, который она надела на свадьбу подруги, был изорван в клочья, волосы спутались и развевались на ветру, на щеке темнело грязное пятно. Руки девушки были грубо связаны за спиной.

Элизабет подняла глаза и, несмотря на яркий дневной свет, не моргая, взглянула в небо. От рождения наделенная ангельской внешностью, никогда еще не выглядела она такой нежной и спокойной, не была так похожа на небесное создание, как в эту минуту: густые, тяжелые волосы струились по спине, словно шелковая мантия, а разорванное платье делало ее похожей на христианскую мученицу. Но Элизабет была далека от сладостных мыслей о всепрощении.

— Я буду бороться до последней минуты, — пробормотала она, глядя в небо. Ее глаза потемнели и стали цвета изумруда в лунную ночь. — Ни один мужчина не возьмет надо мною верх. Ни один мужчина не заставит меня подчиниться его желаниям.

— Молишься Господу Богу? — раздался за спиной голос человека, полонившего девушку.

Медленно, словно ей некуда спешить, Элизабет повернулась к мужчине, и ее ледяной взгляд заставил его сделать шаг назад. Он был такой же хвастунишка, как и это мерзкое создание Пагнелл Уолденгэм, которому он служил, но как и всякая мелкая сошка был в отсутствие хозяина еще и трусом.

Джон нервно кашлянул, затем шагнул вперед и схватил Элизабет за плечо.

— Может, ты и считаешь себя важной леди, но сейчас я твой господин.

Не подав вида, что он причиняет ей боль, Элизабет посмотрела ему прямо в глаза — в конце концов, за свою жизнь она перенесла более чем достаточно физических и душевных мук.

— Ты никогда не станешь чьим-либо господином, — сказала она спокойно.

На мгновение Джон слегка отпустил ее плечо, но в ту же секунду рванул к себе, а затем грубо оттолкнул.

Элизабет чуть не упала, но все-таки ей удалось сохранить равновесие, и она пошла вперед.

— Каждый мужчина является господином какой-нибудь женщины, — произнес Джон. — Такие, как ты, просто еще не осознали этого. Все, что тебе требуется, это настоящий мужчина, который оседлает тебя: тогда поймешь, кто твой господин. А, насколько я слышал, этот Майлс Монтгомери как раз такой человек, какой тебе требуется. — Услышав имя Монтгомери, Элизабет споткнулась и упала на колени.

Джон громко и неестественно расхохотался, словно ему удалось одержать победу. Он стоял рядом и нагло смотрел на Элизабет, делавшую попытки подняться: ноги ее запутались в юбке, а связанные руки делали движения неуклюжими.

— Что? Испугалась предстоящей встречи с Монтгомери? — язвительно бросил Джон, рывком поставив ее на ноги. Он коснулся ее бархатистой щеки цвета слоновой кости и провел грязным пальцем по нежным губам. — И как только подобная красотка может быть такой ведьмой? Мы могли бы с тобой быть повнимательнее друг к другу, и лорд Пагнелл никогда не узнал бы об этом. Какая разница, кому быть первым? Монтгомери все равно лишит тебя девственности, днем раньше или позже.

Элизабет плюнула ему прямо в лицо. Попытка увернуться от его пощечины стоила ей липшей боли в измученном теле. Элизабет пригнулась и побежала. Связанные руки мешали бежать быстро, поэтому Джон легко догнал ее, схватил за обрывки юбки и швырнул на землю.

— Ну и сука! — выдохнул он, переворачивая девушку на спину и раздвигая ей ноги. — Ты заплатишь за все. Я старался быть снисходительным, но ты заслуживаешь хорошей порки.

Руки Элизабет, прижатые к земле собственным телом, причиняли нестерпимую боль, и, как она не сдерживалась, ее глаза все равно наполнились слезами.

— Ты не посмеешь бить меня! — произнесла она с уверенностью в голосе. — Пагнелл узнает об этом и накажет тебя. Мужчины, подобные тебе, никогда не рискуют собственной шкурой.

Джон схватил ее за грудь и стал жадно целовать в губы, но Элизабет даже не шевельнулась. Озлобленный ее поведением, он отпрянул и направился к лошадям.

Элизабет присела и попыталась успокоиться. Это ей удалось, и теперь она хотела сберечь силы перед предстоящим тяжелым испытанием.

Монтгомери! Только это имя вертелось в голове. Имя Монтгомери, казалось, было причиной всех ее несчастий и бед. Из-за Монтгомери ее невестка утратила красоту и частично лишилась рассудка. Монтгомери был виновен в позоре ее старшего брата и исчезновении второго брата, Брайана, и в довершение ко всему — Монтгомери стал причиной ее похищения.

На свадьбе у своей подруги Элизабет случайно подслушала, что отвратительный Пагнелл, которого она знала таким всю жизнь, собирается отдать хорошенькую молоденькую певицу своим развращенным родственникам для совершения обряда суда над ведьмами. Когда Элизабет попыталась спасти девушку, Пагнелл поймал их и в шутку пообещал передать Элизабет ее врагу Монтгомери. Возможно, все было не так плохо, если бы певица в порыве откровенности не проболталась о ненависти Элизабет к семейству Монтгомери.

Пагнелл связал Элизабет, заткнул ей рот кляпом и, завернув в грязный кусок холстины, приказал своему слуге Джону доставить ее пресловутому Майлсу Монтгомери, известному своим распутством, цинизмом и горячностью. Элизабет знала, что из четверых мужчин в семействе Монтгомери самой худой славой пользовался младший, двадцатилетний Монтгомери, который был лишь на два года старше самой Элизабет. Даже в монастыре, где она провела последние несколько лет, до нее доходили некоторые истории, связанные с именем Майлса Монтгомери.

Ей поведали, что в шестнадцать лет он продал душу дьяволу и поэтому обрел сверхъестественную власть над женщинами. Элизабет долго смеялась над этой историей, но никому не сказала, почему она смеялась. Ей вдруг пришло в голову, что Майлс

Монтгомери похож на ее умершего брата Эдмунда, силой принуждавшего женщин спать с ним. Жаль, что семя этого Монтгомери оказалось таким плодовитым: ходили слухи, что у него было более сотни незаконнорожденных детей.

Три года тому назад молодая девушка Бриджит покинула монастырь, где воспитывалась Элизабет, чтобы отправиться на работу в старинный замок Монтгомери. Это была прелестная девушка с огромными темными глазами и крутыми бедрами. За день до отъезда настоятельница беседовала с Бриджит два часа, а во время вечернего богослужения глаза девушки были красны от слез.

Одиннадцать месяцев спустя бродячий музыкант принес весть о том, что Бриджит разрешилась от бремени большим крепким малышом, которого она назвала Джеймсом Монтгомери. Считалось, естественно, что его отцом являлся Майлс.

Элизабет присоединила свой голос к хору молитв, замаливающих грехи девушки. Про себя она проклинала мужчин, подобных ее брату Эдмунду и Майлсу Монтгомери — исчадий ада, считавших, что у женщин нет души, и думавших только о том, как их избить, изнасиловать и принудить к совершению разного рода непристойностей.

Джон прервал мысли Элизабет, схватив ее за волосы и резко подняв на ноги.

— Время молитв истекло, — сердито бросил он ей в лицо. — Монтгомери уже разбил лагерь, и пора бы ему взглянуть на очередную… — он ухмыльнулся, — …мать еще одного ублюдка.

Он громко рассмеялся, когда Элизабет начала отбиваться, а она, поняв, что доставляет ему своим сопротивлением удовольствие, притихла, метнув в него уничтожающий взгляд.

— Ведьма! — набросился Джон на Элизабет. — Посмотрим, сможет ли этот дьявол Монтгомери покорить ангела, на которого ты так похожа, или его ждет такое же черное, как у него самого, сердце.

Улыбнувшись, он грубо накрутил ее волосы на руку. Затем, вынув маленький острый кинжал, приставил его к горлу девушку. Когда же она не дрогнула, почувствовав холодную сталь, его улыбка сменилась ухмылкой.

— Иногда мужчины из семейства Монтгомери совершают ошибку, опускаясь до бесед с женщинами, вместо того чтобы сразу использовать их по назначению, предначертанному Богом. Я прослежу за тем, чтобы этот Монтгомери не последовал их примеру.

Острым лезвием он медленно провел по горлу девушки и остановил его у квадратного выреза ее разорванного платья. Затаив дыхание и глядя ему в лицо, Элизабет стояла не шелохнувшись, с трудом сдерживая гнев.

Джон лезвием кинжала разрезал платье и тесный корсет под ним. Обнажив полные округлые груди, посмотрел на девушку.

— Ты слишком долго скрывала свои прелести, Элизабет, — прошептал он.

Элизабет отвернулась от него и замерла. Его слова соответствовали истине: одевалась она строго, затягивала грудь, увеличивала бедра. Ее лицо притягивало взгляды мужчин больше, чем ей хотелось, но с этим ничего нельзя было поделать.

Джона не интересовало больше ее лицо: он сосредоточенно стаскивал с Элизабет остатки платья. Ему не часто доводилось видеть обнаженных женщин, тем более из высшего общества и такой красоты, как Элизабет Чатворт.

Элизабет словно окаменела, но, когда ее одежда упала на землю и теплое августовское солнце коснулось обнаженной кожи, до нее дошло, что происходящее с ней гораздо хуже того, что с ней уже сделали.

— К черту Пагнелла! — бросил Джон и протянул руки к девушке.

Грязные ругательства, вырвавшиеся из его глотки, заставили ее встрепенуться. Она отпрянула в сторону, пытаясь защитить свою честь, — Если только прикоснешься ко мне, можешь считать себя покойником, — громко выкрикнула она. — Если убьешь меня, то заплатишь Пагнеллу головой, а оставишь в живых — я уж позабочусь о том, чтобы он узнал обо всем, что ты натворил. А про гнев моего брата забыл? Неужели совокупление с женщиной тебе дороже жизни?

Джону потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя.

— Надеюсь, Монтгомери заставит тебя страдать, — многозначительно произнес он и зашагал к лошади, через круп которой был перекинут ковер. Не глядя на девушку, расстелил его на земле.

— Ложись, — скомандовал он, не отрывая глаз от ковра. — Но, предупреждаю, не будешь послушной, я плюну на гнев Пагнелла, Монтгомери и твоего брата вместе взятых.

Элизабет покорно легла на ковер, ощущая кожей, как покалывает короткий шерстяной ворс, а когда Джон наклонился над ней, затаила дыхание. Резким движением он перевернул Элизабет на живот, перерезал веревку на запястьях. Не успела она и глазом моргнуть, как он начал быстро заворачивать ее в ковер. Она была уже не в состоянии думать о чем-либо. Единственное, что ее тревожило, это опасность задохнуться.

Казалось, миновала целая вечность, пока она неподвижно лежала на земле, запрокинув голову и пытаясь вдохнуть немного свежего воздуха, а когда ее наконец подняли, Элизабет пришлось бороться чуть ли не за каждый глоток воздуха. Оказавшись на крупе лошади, Элизабет поняла, что ее легким приходит конец.

Сквозь толщу ковра до нее донесся приглушенный голос Джона:

— Следующим, кого ты увидишь, будет Майлс Монтгомери. Подумай об этом, пока мы едем. Он не будет к тебе так же добр, как я.

В какой-то степени эти слова благотворно сказались на Элизабет: вспомнив о Майлсе Монтгомери и его пороках, она начала часто и глубоко дышать. Когда же лошадь оступилась и основательно тряхнула свою поклажу, девушка стала проклинать семейство Монтгомери, их замок и слуг, а также молиться за невинных детей Монтгомери, являвшихся частью этого гнусного семейства.

У Майлса Монтгомери была роскошная палатка темно-зеленого цвета, отделанная золотом. По всему зубчатому краю красовались золотые леопарды Монтгомери, а на самом верху сияли яркие украшения. Изнутри стены палатки были подбиты бледно-зеленым шелком. На складных стульчиках лежали па-душки из голубой с золотом парчи, большой стол украшали резные леопарды, а у стен стояли две легкие походные кровати, одна из них неестественно длинная, и на обеих — шкуры пушистой красной лисицы.

Вокруг стола стояли четыре человека, двое из них — в богатых одеждах рыцарей клана Монтгомери; внимание двух других было поглощено тем, что говорил слуга.

— Он утверждает, что у него для вас подарок, мой господин, — рассказывал слуга, обращаясь к молчаливому мужчине, стоявшему перед ним. — Возможно, это и уловка. Разве может лорд Пагнелл обладать чем-либо, что вам хотелось бы получить от него в качестве подарка?

Майлс Монтгомери в изумлении повел темной бровью, и этого было достаточно, чтобы говоривший замолчал. Тем, кто недавно служил у Монтгомери, иногда казалось, что они могут допускать вольности в обращении со своим господином по причине его молодости.

— Может, в ковер завернут человек? — спросил стоявший рядом с Майлсом мужчина.

— Возможно, но тогда он очень маленький.

С высоты своего роста сэр Гай посмотрел на Майлса, и они поняли друг друга без слов, — Впусти его к нам с этим подарком, — произнес сэр Гай. — Мы встретим их с обнаженными мечами.

Один из рыцарей вышел, но через секунду вернулся, подталкивая в спину острием меча мужчину с ковром. Дерзко ухмыляясь, Джон швырнул свою ношу на устланный ковром земляной пол и с силой пнул ногой рулон, раскатывая его прямо к ногам Майлса Монтгомери.

Когда наконец ковер полностью развернулся, четверо мужчин в изумлении уставились на то, что лежало перед ними: обнаженная девушка с закрытыми глазами, густыми длинными ресницами и нежной кожей, великолепная копна золотистых волос окутывала ее с головы до пят, лаская талию и бедра. Она была бесподобно сложена: высокая упругая грудь, тонкая талия и длинные ноги. А ее лицо… Всем показалось, что такое лицо можно увидеть только на небесах: тонкое, неземное, совсем не похожее на обычные женские лица. С улыбкой победителя Джон незаметно выскользнул из палатки.

Находясь в полуобморочном состоянии, Элизабет медленно открыла глаза и посмотрела на четырех воинов, склонившихся над ней с обнаженными мечами, направленными в ее сторону. Было очевидно, что двое из них из свиты, и девушка перевела взгляд на третьего, громадного человека шести с лишним футов роста, с седыми волосами и длинным косым шрамом на лице. Несмотря на то, что он выглядел весьма угрожающе, каким-то образом Элизабет догадалась, что не он главный среди этих людей.

Рядом с гигантом находился еще один незнакомец, одетый в потрясающий по красоте костюм из темно-синего атласа. Элизабет и раньше часто приходилось видеть сильных, красивых мужчин, но этот юноша, в облике которого так легко угадывалась печать власти, чем-то поразил ее. Внимание мужчин было приковано к телу Элизабет, и только он один отвел взгляд.

Она впервые посмотрела прямо в лицо Майлса Монтгомери. Их глаза встретились.

Он был красив, потрясающе красив: темно-серые глаза под густыми дугами бровей, тонкий нос со слегка раздувающимися ноздрями и пухлый чувственный рот. «Осторожно! — сразу же подумала Элизабет. — Он опасен не только для мужчин, но и для женщин».

Она огляделась, и, мгновенно вскочив, схватила со стола боевой топор и сдернула меховое покрывало с ложа рядом с ней.

— Первого, кто подойдет ко мне, убью! — пригрозила Элизабет, держа, топор в одной руке, а другой перебрасывая шкуру через плечо. Не прикрытое плечо и нога по-прежнему светились наготой.

Великан сделал шаг вперед, и она обеими руками подняла над собой топор.

— Я в самом деле умею им пользоваться, — ни капли не испугавшись, предупредила Элизабет.

Два рыцаря придвинулись к ней ближе на шаг, в Элизабет попятилась, переводя взгляд с одного на другого. Ноги девушки уперлись в край походной кровати; дальше отступать было некуда. Один из рыцарей улыбнулся, в ответ она злобно оскалилась.

— Оставьте нас одних.

Несмотря на то, что это было сказано спокойно, тихим голосом, в словах чувствовался приказ, и присутствующие повернулись к Монтгомери. Великан окинул Элизабет взглядом еще раз, затем кивнул двум другим рыцарям, и все трое покинули палатку.

Сжав топор с такой силой, что побелели костяшки пальцев, Элизабет свирепо смотрела на Майлса Монтгомери, держась от него подальше.

— Я убью вас, — процедила она сквозь зубы. — Не думайте, если я женщина, то не получу удовольствия, разрубив вас на мелкие кусочки. Я с огромным наслаждением пролью на нашу землю кровь Монтгомери.

Стоя возле стола, Майлс, не двигаясь, продолжал наблюдать за ней. Минуту спустя он поднял меч, и Элизабет глубоко вздохнула, готовясь к предстоящему поединку. Майлс медленно положил меч на стол и, отвернувшись, также неторопливо снял украшенный драгоценными камнями кинжал, который носил на боку, и положил его рядом с мечом. Затем, не выражая никаких чувств, повернулся к девушке лицом, окинул ее странным взглядом и сделал шаг навстречу.

Элизабет вновь подняла тяжелый топор и держала его наготове. Она будет сражаться до конца; лучше уж умереть, чем подвергаться побоям и насилию, которые ей уготовил этот мужчина-дьявол.

Майлс опустился на стул в нескольких футах от нее, молча и спокойно наблюдая за девушкой.

Вот оно что! Он просто не воспринимает женщину как достойного противника: снял с себя оружие и уселся, словно не замечая нависшего над его головой орудия смерти. Одним прыжком Элизабет очутилась возле Монтгомери и взмахнула топором.

Не прилагая особых усилий, Майлс перехватил правой рукой рукоять топора, легко овладел им и посмотрел в глаза Элизабет, стоявшей возле него. На какое-то мгновение она словно оцепенела под его взглядом. Казалось, он пристально изучает ее лицо, пытаясь найти в нем ответы на свои вопросы.

Рванув топор из его руки, Элизабет, не встретив сопротивления, чуть не упала. От падения ее спас край стола, о который она ударилась.

— Проклятье! — вырвалось у нее чуть слышно. — Всевышний и все твои ангелы, прокляните тот день, когда родился Монтгомери. Чтоб гореть и корчиться ему и его наследникам вечно в адовом огне.

Ее голос почти сорвался на крик, как вдруг она услышала снаружи какой-то шум. Майлс по-прежнему сидел, молча наблюдая за ней, и Элизабет неожиданно почувствовала, что кровь начинает закипать в ней. Увидев свои дрожащие руки, Элизабет поняла, что должна успокоиться. Куда исчезло ее хладнокровие, которое она воспитывала в себе года — ми? Если этот юноша ног оставаться таким спокойным, то ей а подавно это ничего не стоит.

Элизабет прислушалась: если ее догадка верна, то звуки, доносившиеся снаружи, говорили о том, что люди расходятся от палатки. Возможно, если ей удастся проскочить мимо Монтгомери, она сможет убежать и вернуться домой к брату.

Не сводя с Майлса глаз, Элизабет начала пятиться назад, стараясь добраться до выхода из палатки. Монтгомери медленно повернулся, продолжая следить за ней. Снаружи послышалось ржание лошадей, и Элизабет молила Бога помочь ей выбраться из палатки и оказаться на свободе.

Несмотря на то, что она ни на секунду не выпускала Майлса из виду, его движение осталось для нее незамеченным. Только что он сидел, расслабившись, на стуле, как вдруг, едва она коснулась полога палатки, оказался рядом и схватил ее за запястье. Элизабет замахнулась топором, целясь в плечо Майлса, но он поймал ее за другую руку и остановил удар.

Плененная его мягким, почти незаметным прикосновением, Элизабет застыла, не двигаясь и не отрывая от него взгляда. Майлс стоял так близко, что она чувствовала его дыхание. Он смотрел на нее с высоты своего роста, и, казалось, чего-то ожидал. Неожиданно что-то озадачило его.

Уставившись на Майлса зелеными, цвета изумруда глазами, Элизабет окинула его суровым взглядом и с ненавистью в голосе спросила:

— Что дальше? Будете сначала бить или насиловать? Или вам нравится делать то и другое одновременно? Я девственница, и слышала, что в первый раз это причиняет боль. Несомненно, мои страдания доставят вам массу удовольствия.

На какую-то долю секунды его глаза расширились, словно от удивления, и Элизабет впервые увидела, что он потерял самообладание. Его серые глаза неотрывно смотрели на нее, и, не выдержав их тяжелого взгляда, Элизабет отвернулась.

— Я смогу вынести все, что выпадет на мою долю, — тихо произнесла она, — но если вы хотите услышать мольбу о пощаде, то напрасно.

Он отпустил ее руку, вое еще сжимающую полог палатки, и, дотронувшись до левой щеки девушки, нежно развернул ее лицом к себе.

От прикосновения ненавистных рук Элизабет оцепенела.

— Кто ты? — чуть слышно прошептал Майлс. Элизабет расправила плечи, выпрямилась, и ненависть засверкала в ее глазах.

— Я ваш враг. Меня зовут Элизабет Чатворт. На его лице мелькнула и быстро исчезла тень. Прошло некоторое время, прежде чем Майлс отнял руку от ее щеки и, сделав шаг назад, отпустил ее запястье..

— Можешь оставить топор, если чувствуешь себя с ним в большей безопасности, но я не могу позволить тебе уйти.

И, словно давая ей возможность расслабиться, он повернулся к ней спиной и направился в глубь палатки.

Одно мгновение — и Элизабет выскользнула из палатки, но в ту же секунду Майлс оказался рядом, вновь держа ее за руки.

— Я не могу позволить тебе уйти, — повторил он более твердо. Его глаза оглядывали ее обнаженное тело сверху вниз. — Твое одеяние совсем не подходит для побега. Вернись в палатку, а я тем временем пошлю кого-нибудь купить тебе одежду.

Элизабет отпрянула от него. Солнце уже садилось, и в сумерках он выглядел еще более смуглым.

— Не нужна мне ваша одежда. Мне ничего не нужно от Монтгомери. Мой брат…

— Не упоминай при мне даже имени твоего брата. Он убил мою сестру.

Монтгомери сжал ее запястья и слегка потянул на себя.

— А теперь я настаиваю, чтобы ты вошла в палатку. Мои друзья скоро вернутся, а мне бы не хотелось, чтобы они застали тебя в таком виде.

Сохраняя твердость духа, Элизабет спросила:

— Какое это имеет значение? Разве среди мужчин вашего круга не принято после насыщения отдавать пленниц своим рыцарям для забавы?

Она не была уверена, но ей показалось, что какое-то подобие улыбки мелькнуло на губах Майлса.

— Элизабет, — начал он и, помолчав, продолжил: — Зайдем в палатку и поговорим там.

Он повернулся в сторону темных деревьев, растущих неподалеку.

— Гай! — заорал он так громко, что Элизабет вздрогнула.

На поляне моментально появился великан. Окинув взглядом Элизабет, он посмотрел на Майлса.

— Пошли кого-нибудь в деревню, пусть найдут там подходящую женскую одежду. Денег не жалейте.

Интонации его голоса были совершенно иными, чем когда он разговаривал с Элизабет.

— Отправьте меня с ним, — быстро сказала Элизабет. — Я поговорю с братом, и он в благодарность за то, что вы отпустили меня целой и невредимой, положит конец вражде между Чатвортами и Монтгомери.

Майлс обернулся и сурово посмотрел на девушку:

— Не унижайся, Элизабет.

Поддавшись порыву ненависти, Элизабет вновь подняла топор и занесла его над головой Монтгомери. Одним отработанным движением он выбил топор у нее из рук, отшвырнул его в сторону, а затем подхватил девушку на руки.

Она не стала вырываться и сопротивляться, чтобы не доставлять ему удовольствия, а вместо этого застыла, с отвращением чувствуя всем своим телом прикосновение его одежды. Лисья шкура сбилась, обнажив прижатую к его телу ногу.

Майлс внес Элизабет в палатку и бережно опустил на одну из кроватей.

— Стоит ли переживать из-за одежды для меня? — прошипела — она. — Возможно, вам следовало бы совокупиться прямо в поле, что более подходит для таких животных, как вы.

Повернувшись спиной, Майлс налил из серебряного сосуда, стоявшего на столе, два бокала вина.

— Элизабет, — сказал он, — если ты будешь и дальше просить меня заняться с тобой любовью, в конце концов я не устою перед таким соблазном. — Отойдя от стола, Майлс опустился на табуретку в нескольких футах от нее. — У тебя был долгий день, и ты, должно быть, устала и проголодалась. — Он протянул ей полный бокал вина.

Элизабет оттолкнула его руку, выплеснув вино на роскошный ковер, устилавший пол.

Майлс равнодушно взглянул на ковер, затем неторопливо допил бокал с вином.

— Как прикажешь с тобой поступить, Элизабет?

Глава 2

Не поднимая глаз, Элизабет села в кровати, тщательно укрыв ноги. Нет, она не станет уговаривать и ублажать его, если он считает, что это унизительно.

Выждав паузу, Майлс поднялся и, придерживая рукой полог палатки, вышел. Элизабет услышала, как он приказал принести кувшин с горячей водой.

В отсутствие Майлса Элизабет думала о побеге: ведь должен когда-нибудь Майлс лечь спать, а как только он заснет — она сбежит. Однако стоит подождать, пока не принесут что-нибудь из одежды.

Майлс не позволил слуге внести воду в палатку, а сделал это сам и поставил кувшин около кровати.

— Вода для тебя, Элизабет. Я подумал, тебе захочется умыться.

Скрестив руки на груди, Элизабет отвернулась:

— Мне ничего от вас не нужно.

— Элизабет, — сказал он, и в его голосе послышались нотки отчаяния. Присев рядом с девушкой, Майлс взял ее за руки.

— Я не собираюсь причинять тебе зло, — произнес он ласково. — Ни разу в жизни я не поднимал руку на женщину и не собираюсь делать этого сейчас. Но я не могу позволить тебе вскочить на лошадь и почти голой скакать верхом по окрестностям. Не пройдет и часа, как ты окажешься в лапах разбойников.

— Могу ли я надеяться, что вы лучше их? —

На мгновение ода слегка сжала его руку, и в ее глазах мелькнули искорки надежды. — Вы вернете меня брату?

Напряженный взгляд Майлса почти испугал ее.

— Я… подумаю.

Элизабет оттолкнула его руки и отвернулась.

— Разве можно было ожидать от Монтгомери иного? Оставьте меня. Майлс поднялся;

— Вода остывает.

Она взглянула на него, чуть улыбнувшись.

— Зачем мне умываться? Для вас? Вам нравятся только чистые и благоухающие женщины? Если это так, то я ни за что не буду мыться. Пусть лучше я обрасту грязью и стану походить на нубийскую рабыню, пусть лучше в моих волосах ползают вши и прочие твари!..

Прежде чем ответить, Майлс внимательно посмотрел на Элизабет.

— Вокруг палатки люди, я тоже буду снаружи. Если ты попытаешься сбежать, тебя вернут. — Сказав это, он вышел.

Как Майлс и предполагал, сэр Гай ждал его около палатки. Майлс кивнул ему, и великан последовал за ним в лес.

— Я послал двоих слуг за одеждой, — сообщил сэр Гай.

Когда умер отец Майлса, мальчику было всего девять лет. Перед смертью старший Монтгомери пожелал, чтобы сэр Гай позаботился о малыше, который иногда даже в собственной семье чувствовал себя чужим. Майлс общался с сэром Гаем наравне с остальными родственниками.

— Кто она? — спросил сэр Гай, опершись спиной ствол огромного дуба. — Элизабет Чатворт.

Сэр Гай кивнул. При свете луны шрам придавал его лицу устрашающее выражение.

— Я так и думал. Лорд Пагнелл не страдает отсутствием чувства юмора, если ему пришло в голову доставить Чатворт к Монтгомери. — Он замолчал, наблюдая за Майлсом. — Мы вернем ее завтра брату? Майлс отошел от него.

— Что ты знаешь о ее брате, Эдмунде Чатворте? Прежде чем ответить, сэр Гай презрительно сплюнул.

— В сравнении с Чатвортом Пагнелл просто святой. Чатворт любил издеваться над женщинами. Обычно он их связывал, а затем насиловал. В ту ночь, когда его убили, — да благословит Господь человека, сделавшего это, — молодая женщина перерезала себе вены у него в покоях.

Заметив, как Майлс сжимает и разжимает кулаки, сэр Гай пожалел о том, что сказал. Больше всего на свете Майлс обожал женщин. И не один раз сэру Гаю приходилось буквально оттаскивать Майлса от мужчин, измывавшихся над женщинами. Даже будучи ребенком, Майлс кидался на таких людей, и сэру Гаю часто приходилось сдерживать его ярость. Однако в прошлом году даже сэр Гай не смог помешать Майлсу лишить жизни мужа, давшего пощечину острой на язык жене. Король с большим трудом простил Майлсу этот скандал.

— Ее брат Роджер совсем не похож на Эдмунда, — произнес сэр Гай.

Майлс резко обернулся к нему, сверкая потемневшими от гнева глазами.

— Роджер Чатворт изнасиловал мою сестру, что и стало причиной ее самоубийства! Ты что, забыл об этом?

Сэр Гай знал, что в такой ситуации лучше промолчать и тем самым остудить пыл рассвирепевшего Майлса.

— Что ты собираешься сделать с девушкой? Отвернувшись, Майлс погладил рукой ствол дерева.

— Знаешь, она ненавидит даже имя Монтгомери. Не мы виноваты во вражде, разгоревшейся между

Монтгомери и Чатвортами, но все равно она ненавидит нас. — Он бросил взгляд на сэра Гая. — Похоже, что меня она ненавидит особенно. Как только я дотрагиваюсь до нее, она с отвращением отворачивается, и тут же вытирает место, которого я касался, словно я болен проказой.

Раскрыв рот от удивления, сэр Гай чуть было не рассмеялся. Возможно ли такое? Женщины любили Майлса даже сильнее, чем он их. Еще ребенком он проводил большую часть времени в окружении девочек, что и явилось одной из причин опекунства сэра Гая над Майлсом — из него надо было сделать настоящего мужчину. У сэра Гая не было повода сомневаться в мужественности Майлса. Просто Майлсу нравились женщины. Это была одна из причуд, подобная любви к хорошему скакуну или острому мечу. Иногда трогательное отношение Майлса к женщинам раздражало сэра Гая. Он был, например, против приказа Майлса не насиловать женщин после побед в сражениях. Хотя в целом сэр Гай мирился с такого рода недостатками своего подопечного, тем более что в остальном Майлс был нормальным юношей.

Никогда, правда, не слышал сэр Гай о том, чтобы какая-либо женщина горела желанием расстаться с жизнью из-за Майлса. Молодые и пожилые, среднего возраста и совсем юные, они так и льнули к нему. А Элизабет Чатворт, видите ли, недовольна его прикосновениям.

Сэр Гай попытался представить, как будут развиваться события в дальнейшем. Возможно, то, что уже случилось, можно назвать поражением в первой схватке. Вытянув свою огромную ручищу, он опустил ее на плечо Майлса:

— Временами мы все терпим поражение, это не унижает тебя как мужчину. Вероятно, девушка ненавидит всех мужчин без разбору. Взять, к примеру, ее брата…

Майлс сбросил его руку с плеча.

— Ее обидели! Сильно обидели! Я не говорю о ее теле, покрытом синяками и ссадинами. Не об этом речь! Она оградила себя стеной ненависти и злобы.

Сэр Гай чувствовал, что Майлс находится на грани бешенства.

— Эта девушка из благородного семейства, — тихо произнес он. — Ты не можешь держать ее в заточении. Король уже объявил вашего брата вне закона, и не стоит его провоцировать вновь. Ты обязан вернуть леди Чатворт ее брату.

— Вернуть туда, где пытают и издеваются над женщинами? Именно там она научилась ненавидеть. Если я верну ее сейчас, то что она подумает обо всех Монтгомери? Разве сможет она узнать, что мы не причиняем вреда людям, в отличие от ее брата?

— Не собираешься же ты держать ее здесь? — с испугом воскликнул сэр Гай.

Казалось, что Майлс обдумал этот вопрос со всех сторон.

— Пройдет несколько дней, прежде чем кто-либо узнает о ее пребывании здесь. Может быть, за это время мне удастся доказать ей…

— Ты забыл о своих братьях, — строго напомнил сэр Гай. — Они ждут тебя дома. Гевину не потребуется много времени, чтобы узнать, что ты держишь Элизабет Чатворт в качестве пленницы. — Он сделал паузу и понизил голос: — Если ты отпустишь девушку, не причинив ей вреда, то она будет вынуждена говорить о Монтгомери только хорошее.

Глаза Майлса сверкнули.

— Боюсь, что Элизабет будет лишь хвалиться, что, угрожая топором, вынудила меня освободить ее. — Он едва заметно улыбнулся. — Я все решил. Я задержу ее на некоторое время, достаточное для того, чтобы она увидела: Монтгомери не похожи на ее умершего брата. Итак, мне пора возвращаться и… — Он улыбнулся еще шире. — …Не забудь предоставить моей маленькой грязной пленнице возможность принять ванну. Ну давай же. Гай! Что ты уставился на меня? Это займет у нас всего лишь несколько дней.

Не говоря ни слова, сэр Гай последовал за своим молодым господином в лагерь. Ему стало интересно, удастся ли Майлсу одержать победу над Элизабет Чатворт всего за несколько дней.

Как только Элизабет убедилась, что Майлс ушел, она моментально оказалась в самом дальнем углу палатки и, приподняв тяжелый край, увидела снаружи мужские ноги. Обойдя палатку по периметру, она поняла, что охрана сомкнула свои ряды тесным кольцом.

Когда Майлс втащил два ведра горячей воды, Элизабет пыталась расчесать свои волосы, но, увидев Майлса, выпрямилась и скрестила на груди руки. Не взглянула она на Майлса и тогда, когда он сел на кровать рядом с ней. Но, как только он начал обмывать ее руки теплой водой, Элизабет подняла глаза. Потрясенная случившимся, она в ту же минуту отпрянула в сторону, но Майлс, схватив ее, начал обмывать ей лицо.

— Ты будешь чувствовать себя намного лучше, когда умоешься, — ласково вымолвил он. Элизабет резко оттолкнула его руку:

— Мне не нравится, когда ко мне прикасаются. Убирайтесь отсюда вон!

Набравшись терпения, Майлс продолжил свое занятие.

— Ты прелестная девушка, Элизабет, и должна гордиться своей внешностью.

Взглянув на него в эту минуту, Элизабет вдруг обнаружила, что если до сих пор она была равнодушна к Майлсу, то теперь явно ненавидит его. Было понятно, что этот мужчина привык к тому, что женщины падали к его ногам. Он, наверное, думает, что стоит ему только прикоснуться к ее щеке, как она, преисполненная желания, начнет глубоко и страстно дышать. Несомненно, он красив, голос его сладострастен, но на ее пути встречались и более красивые и опытные мужчины, а некоторые из них предпринимали попытки соблазнить ее, но… безуспешно.

Элизабет томно заглянула Майлсу в глаза, увидев чуть вспыхнувшую искру радости, улыбнулась — и с силой впилась зубами в его руку.

Это так потрясло Майлса, что он с минуту никак не реагировал на ее выходку. Затем крепко сжал ее скулы и заставил разжать зубы. Видимо, все еще удивляясь, он высвободил руку и стал рассматривать глубокие следы укуса на коже. Когда он перевел взгляд на Элизабет, глаза девушки победоносно сияли.

— Принимаете меня за дурочку? — спросила Элизабет. — Думаете, не знаю, какую игру вы затеяли со мной? Хотите приручить тигрицу, а заставив принимать пищу из ваших рук, вернете меня брату беременной еще одним вашим ублюдком. Это будет триумфом не только клана Монтгомери, но и просто мужчины.

Глаза Майлса неотрывно следили за Элизабет.

— Ты умная девушка, Элизабет, и мне хотелось бы доказать тебе, что мужчины способны на гораздо большее, чем проявление диких инстинктов.

— Каким же образом вы намереваетесь продемонстрировать это? Вы, наверное, уже заметили, что я не дрожу каждый раз от похотливого желания, когда вы оказываетесь рядом. А может, вам противна сама мысль о поражении? Пагнелу нравятся насилие и жестокость. А что нравится вам? Что возбуждает вас? Погоня, преследование? А как вы поступаете, когда добиваетесь женщины? Выбрасываете, как ненужную вещь?

Увидев, что своими вопросами загнала Майлса в угол, Элизабет вдруг почувствовала презрение к своим родственникам, которые обычно так легко уступали Монтгомери.

— Неужели мужчина, подобный вам, не способен хоть раз в жизни совершить что-нибудь достойное? Отправьте меня к брату!

— Нет! Ни за что! — взорвался Майлс, и глаза его расширились. Никогда еще женщина не сердила его до такой степени. — Повернись, Элизабет. Я вымою тебе голову.

Элизабет вызывающе посмотрела на Майлса:

— А если я откажусь? Вы что, побьете меня?

— Я уже близок к тому, чтобы решиться на это. — Он схватил ее за плечо, резко повернул и уложил на кровать так, чтобы ее длинные волосы свешивались через край.

Пока Майлс мыл и ополаскивал волосы, Элизабет молчала, обдумывая, не слишком ли много она позволяет ему. Его манера поведения раздражала ее: он был слишком спокоен и самоуверен до такой степени, что ей страстно захотелось чем-нибудь досадить ему. Элизабет успела обратить внимание на то, что стоило Майлсу лишь намекнуть, и его люди беспрекословно выполняли все его указания, относясь к ним как к приказам. Интересно, неужели и женщины подчинялись ему так же легко?

Наверное, не стоило до такой степени сердить Майлса. Может, притвориться, что безумно влюблена в него, и он освободит ее? Если мило рыдать у него на плече, возможно, он выполнит все ее желания… Но она не унизится перед мужчиной. Кроме того, ей была противна даже мысль о тяжком испытании, которое она себе готовила: прикоснуться к нему по собственной воле?!

Майлс расчесал мокрые волосы Элизабет изящным гребнем из слоновой кости, затем вышел из палатки и через несколько минут возвратился с роскошным платьем из красной венецианской парчи. Не забыл он и про нижнее белье из тонкого батиста.

— А теперь, на свое усмотрение, можешь продолжить купание или на этом закончить, — обратился к ней Майлс, — но в любом случае я советую одеться. — Произнеся это, он оставил ее одну.

Элизабет, хотя и торопливо, но начала мыться, морщась всякий раз, когда дотрагивалась до своих синяков, но ей было не до них. Она была довольна тем, что у нее появилась одежда, дававшая ей большую свободу действий и шанс на побег.

Вернувшись с подносом, полным еды, Майлс зажег в темной палатке свечи.

— Я принес всего понемногу, не зная твоих вкусов. Элизабет не удосужилась даже ответить.

— Тебе нравится платье? — Майлс внимательно смотрел на девушку, но Элизабет отвернулась.

Платье было дорогое, отделанное вышивкой из золотых нитей. Многие женщины были бы в восторге от него, но Элизабет, казалось, совсем не заметила, из какого материала сшито платье: из шелка или трубой неотбеленной домотканной холстины.

— Еда остывает. Присаживайся за стол рядом со мной и поешь.

Элизабет посмотрела на Майлса:

— Не имею ни малейшего желания прикасаться к чему-либо за этим столом.

Майлс хотел было вспылить, но сдержался.

— Когда изрядно проголодаешься, еда будет ждать на столе.

Присев на кровать, Элизабет вытянула перед собой ноги, скрестила на груди руки и сосредоточила взгляд на высоком, искусно сделанном подсвечнике, стоявшем перед ней. Завтра она найдет способ выбраться отсюда.

Не обращая внимания на жующего Майлса и запахи пищи, Элизабет прилегла на кровать и заставила себя расслабиться, чтобы к утру собраться с силами. Тяжкие испытания дня измотали ее до предела, и она моментально заснула.

Проснувшись среди ночи от ощущения опасности, Элизабет спросонья не сразу поняла, что случилось. Спустя несколько минут сознание ее прояснилось, и Элизабет в недоумении уставилась на Майлса, спящего в другом углу палатки.

Еще ребенком, живя в доме, наполненном страхом и ужасами, она научилась ходить бесшумно. Стараясь не шуршать платьем, Элизабет тихо, на цыпочках, прокралась в дальнюю часть палатки. Она не сомневалась, что кругом стража, но почему-то верила, что позади палатки стражники не столь бдительны.

Ей потребовалось немного времени, чтобы приподнять край палатки и выбраться наружу. Элизабет сжалась в комок и осторожно, дюйм за дюймом, начала отползать от палатки. Мимо нее прошел часовой, но она прижалась к какому-то кусту и почти слилась с ним. Как только стражник отвернулся, Элизабет бросилась в сторону леса.

Ей удалось ускользнуть незаметно лишь благодаря многолетним тренировкам: еще в детских играх она научилась водить за нос брата Эдмунда и его друзей. Роджер всегда ворчал на нее, говоря, что из нее выйдет хороший лазутчик.

Добравшись до кромки леса, Элизабет сделала глубокий вдох и усилием воли успокоила бешено колотящееся сердце. Она знала, что представляет собой ночной лес, и поэтому спокойно отправилась в путь, шагая легко и быстро. Оставалось только удивляться, как бесшумно она могла двигаться.

К тому времени когда взошло солнце, Элизабет находилась в пути уже два часа, и постепенно темп ее движения стал замедляться. Она не ела более суток, поэтому силы покидали ее. С трудом передвигая ноги, она цеплялась одеждой за кустарник, ветви деревьев рвали волосы на голове.

Спустя час она начала дрожать. Присев на упавшее дерево, Элизабет попыталась взять себя в руки. Вероятно, это объяснялось тем, что ей просто не хватало сил из-за голода и тяжелых испытаний предыдущего дня, измотавших ее до предела. Подумав об отдыхе, она тут же закрыла глаза и поняла, что не сможет продолжить путь, если не поспит.

В изнеможении Элизабет опустилась на землю рядом с деревом, не обращая внимания на копошившихся на стволе мелких насекомых: ей уже не раз приходилось ночевать в лесу. Перевернувшись на спину, Элизабет предприняла попытку зарыться в опавшую листву, но моментально провалилась в глубокий сон.

Проснулась она от сильного толчка в бок. Высокий, хорошо сложенный бродяга с выбитым передним зубом ухмылялся, склонившись над ней. За ним стояли два других, таких же грязных и дурно пахнущих.

— Говорил же тебе, что жива, — произнес первый, схватив Элизабет за руку и резким движением поставив ее на ноги.

— Хорошенькая, — произнес другой, положив руку на плечо девушки.

Элизабет рванулась в сторону, под рукой бродяги платье порвалось, обнажив плечо девушки.

— Чур, я первый! — открыв рот от изумления, проревел третий бродяга.

— Настоящая леди, — вымолвил самый здоровый из них, схватив Элизабет за плечо.

— Мое имя — Элизабет Чатворт, и, если вы хоть чем-то обидите меня, граф Бейхам отрубит вам головы.

— Уж не тот ли граф, который вышвырнул меня с моей фермы? — произнес один из бродяг. — Из-за него моя жена и дочь окоченели зимой от холода и умерли.

Когда он взглянул на Элизабет, выражение его лица стало таким жутким, что она была бы рада убежать.

Здоровый бродяга ухватил Элизабет за горло:

— Мне нравится, когда женщины умоляют меня.

— Это нравится многим мужчинам, — холодно отозвалась она, глядя в его удивленно моргающие глаза.

— Она вдобавок еще и подлюга, Билл, — сказал один из бродяг. — Отдай мне ее первому.

Неожиданно он изменился в лице, издал странный звук, похожий на бульканье, и упал прямо на Элизабет. Увернувшись от его падающего тела, она краем глаза увидела торчащую из его спины стрелу, и, пока бродяги, раскрыв рты, смотрели на своего мертвого приятеля, Элизабет, задрав юбку, перепрыгнула через бревно.

Из-за деревьев появился Майлс и поймал Элизабет за руку. Когда она увидела выражение его лица, у нее перехватило дыхание: оно было искажено от гнева, рот плотно сжат, глаза потемнели, брови насуплены, а ноздри раздувались.

— Оставайся здесь, — приказал он.

В замешательстве Элизабет подчинилась его приказу, но ненадолго. Только сейчас она поняла, почему еще в неполные восемнадцать лет Майлс Монтгомери добился славы на полях сражений. Бродяги, против которых он выступил, были отнюдь не безоружны. Один из них, раскрутив над головой железный шар с шипами, умело запустил его, целясь Майлсу в голову. Увернувшись от снаряда, Майлс мгновенно вонзил свое копье в бродягу. Лишь несколько секунд потребовалось ему, чтобы уничтожить обоих противников, но пульс его при этом не изменился. Казалось просто невероятным, что этот хладнокровный убийца еще вчера мыл ей голову так аккуратно и ловко, что даже не дернул ни единого волоска.

Не теряя больше времени на размышления о сложности и противоречивости характера своего недруга, Элизабет пустилась бежать с поля боя. Зная, что Майлс все равно догонит ее, она надеялась его обхитрить. Ухватившись за первую же низко расположенную ветку, она быстро вскарабкалась на дерево.

Через некоторое время прямо под ней появился Майлс. Его бархатный дуплет был забрызган кровью, обнаженный меч был также в крови. Как затравленный зверь, он вертел головой по сторонам, затем замер и прислушался. Элизабет затаила дыхание. Через минуту Майлс неожиданно развернулся на каблуках, и, запрокинув голову, посмотрел на нее.

— Спускайся вниз, Элизабет, — произнес он глухим голосом.

Однажды, когда ей было лет тринадцать, что-то подобное с ней уже произошло… Тогда ей пришлось спрыгнуть с дерева прямо на отвратительного мужчину, преследовавшего его, и, сбив его с ног, скрыться, не дав тому опомниться. Не раздумывая, Элизабет и теперь бросилась на Майлса, но он устоял на ногах и крепко прижал ее к себе.

— Те люди могли убить тебя, — произнес он, даже не обратив внимания на то, что она пыталась сбить его с ног. — Как тебе удалось проскочить мимо моих стражников?

— Отпустите меня сейчас же! — потребовала Элизабет, отбиваясь от Майлса, но он продолжал удерживать ее в своих объятиях.

— Почему ты не послушалась меня и не стала ждать?

Услышав такой идиотский вопрос, она перестала сопротивляться.

— А если бы один из этих головорезов отдал подобный приказ? Мне что, тоже надо было бы ждать? В чем, собственно говоря, разница между ними и вами?

Его глаза гневно сверкнули.

— Черт побери, Элизабет! Что ты имеешь в виду, сравнивая меня с этими бандитами? Разве я тебя чем-нибудь обидел?

— Ты все-таки нашел ее. — В голосе сэра Гая слышались довольные нотки. — Разрешите представиться, миледи, сэр Гай Линакр.

Продолжая изо всех сил колотить Майлса по плечам, Элизабет кивнула сэру Гаю в знак приветствия., — Вы когда-нибудь перестанете меня мучить? — бросила она Майлсу.

Он настолько неожиданно разжал объятия, что Элизабет чуть не грохнулась на землю. Быстрая смена положения и пустой желудок незамедлительно дали о себе знать. Элизабет схватилась за голову, в глазах у нее потемнело, и, пытаясь удержать равновесие, она вытянула вперед руки.

Сэр Гай подхватил ее.

— Не прикасайтесь ко мне, — прошептала Элизабет, погружаясь в какой-то зыбкий туман.

Принимая девушку у сэра Гая, Майлс сказал:

— По крайней мере, она испытывает отвращение не только ко мне.

Открыв глаза, Элизабет увидела, что Майлс подозрительно смотрит на нее.

— Как долго ты голодаешь?

— Не так уж давно, чтобы радоваться встрече с вами, — резко ответила Элизабет.

Услышав ответ, Майлс не смог удержаться и от всей души расхохотался. Затем нагнулся и, прежде чем Элизабет что-либо сообразила, страстно поцеловал ее в губы.

— Ты неподражаема, Элизабет!

Она так усердно пыталась стереть тыльной стороной ладони следы его поцелуя, что казалось, кожа скоро начнет слезать с губ.

— Опустите меня на землю! Я прекрасно себя чувствуя и могу идти сама.

— Предоставить тебе возможность снова сбежать? Ну уж нет, видимо, придется теперь держать тебя на привязи.

Посадив Элизабет на лошадь впереди себя, Майлс направился в лагерь.

Глава 3

Элизабет была удивлена, увидев разобранные палатки и мулов, готовых тронуться в путь. Ей безумно захотелось узнать, куда они направляются, но, стараясь держаться на лошади как можно прямее, чтобы реже прикасаться к Майлсу, она молчала, предпочитая не вступать с ним в беседу.

Оставив сэра Гая позади себя, Майлс направил лошадь в лес, расположенный в стороне от ожидавших его вассалов. Там, на поляне посреди леса, уже стоял накрытый стол, на котором дымились блюда с едой. Вокруг стола суетился старичок небольшого роста, моментально исчезнувший после соответствующего жеста Майлса.

Сойдя с лошади, Майлс протянул Элизабет обе руки, но она соскользнула на землю без его помощи, хотя сделала это довольно осторожно, из-за опасения вновь пережить странное и непонятное состояние, когда она чуть не потеряла сознание.

— Мой повар приготовил нам кое-что перекусить, — произнес Майлс, взяв Элизабет за руку и направляясь вместе с ней к столу.

Вздрогнув от его прикосновения, она бросила взгляд на стол, в центре которого на блюде с отварным рисом и соусом кремового цвета красовались крохотные жареные перепела; чуть поодаль — блюдо со свежими устрицами. В шафрановом соусе плавали дольки яиц, сваренных вкрутую. На столе лежали также тонко нарезанная солонина, икра на обжаренном с двух сторон хлебе, фаршированная луком и орехами рыба, печеные груши, а также фруктовые пирожные со взбитыми сливками и сочный пирог с ежевикой.

Потрясенная Элизабет смогла только выдавить из себя:

— Недурственно вы, однако, путешествуете. Майлс взял Элизабет за руку, и, когда он резко повернул ее к себе лицом, она вновь почувствовала головокружение и ухватилась за стоявший рядом стул.

— Это все для тебя, — сказал Майлс, усаживая Элизабет за стол. — Я больше не позволю тебе голодать.

— Каким это образом? — спросила она усталым голосом. — Вы что, будете прижигать мои ноги раскаленным железом? Или, наверное, у вас собственные методы принуждать женщин исполнять ваши желания?

Майлс нахмурился. Схватив Элизабет за плечи, он сильно встряхнул девушку и произнес:

— Ты права, у меня собственные способы наказания.

Никогда прежде Элизабет, не видела у Майлса такого выражения лица; его глаза приобрели стальной оттенок, в их серой глубине замерли голубые огоньки. Нагнувшись и не обращая внимания на ее попытки вырваться, он поцеловал ее в шею.

— Интересно, сознаешь ли ты, насколько ты притягательна? — пробормотал Майлс, уткнувшись в шею девушки.

Едва касаясь губами ее кожи и согревая своим теплом, Майлс осторожно целовал Элизабет, поглаживая видневшееся из-под разорванного платья плечо. Просунув руку под платье, кончиками пальцев он начал медленно ласкать ее грудь и нежно покусывать зубами мочку уха…

— Я хочу обладать тобой, Элизабет, — прошептал он так тихо, что она скорее почувствовала, чем услышала его слова. — Я хочу растопить лед отчуждения между нами. Я сгораю от желания прикасаться к тебе, ласкать твое тело и хочу видеть в твоих глазах такие же желание и восторг, которые наполняют меня.

Пока Майлс ласкал ее, Элизабет оставалась неподвижной, как и прежде не испытывая никаких чувств. У нее не было отвращения к Майлсу: он не причинял ей боли, из его рта не исходил дурной запах. Правда, она не ощущала и никакого возбуждающего прилива крови, о котором со смешком рассказывали подруги в монастыре.

— Если я дам клятву не отказываться от еды, вы прекратите издевательства надо мной? — холодно спросила Элизабет.

Отпрянув, Майлс с минуту изучал ее лицо, и Элизабет приготовилась к оскорблениям. Все мужчины, обнаружив, что их любовь не приводила ее в трепетный восторг, заканчивали тем, что обрушивали на нее поток брани.

Спокойно улыбнувшись и вновь погладив Элизабет по щеке, Майлс подал ей руку, приглашая к столу. Не обращая внимания на протянутую руку, она приблизилась к столу, пытаясь скрыть от Майлса свое смущение.

Ухаживая за девушкой, Майлс старался положить на украшенную орнаментом серебряную тарелку самые лакомые кусочки и улыбнулся, когда Элизабет принялась за еду.

— Теперь вы поздравляете себя с тем, что спасли меня от голода, — сказала она. — Мой брат будет благодарен вам за то, что вернете меня в полном здравии.

— Я пока не собираюсь тебя возвращать, — мягко возразил Майлс.

Скрывая от него свое огорчение, Элизабет склонилась над тарелкой.

— Роджер заплатит любой выкуп, какой бы вы не запросили.

— Я не возьму ни гроша от убийцы моей сестры, — процедил сквозь зубы Майлс.

Элизабет швырнула ножку перепела на тарелку. — Вы уже говорили об этом раньше, но я ничего не знаю о вашей сестре!

Повернувшись к Элизабет, Майлс посмотрел на нее холодными пронзительными глазами.

— Роджер Чатворт пытался овладеть девушкой, которая была помолвлена с моим братом Стивеном, а когда Стивен встал на защиту чести своей невесты, твой брат нанес ему удар в спину.

— Не может этого быть! — воскликнула Элизабет в изумлении.

— Стивен, тем не менее, ранил Чатворта, но не стал убивать его, но в отместку Чатворт похитил мою сестру, а позднее — и невесту Стивена. Он изнасиловал мою сестру, и она выбросилась из окна.

— Нет! И еще раз нет! — закричала Элизабет, зажав уши.

Поднявшись и вновь схватив ее за руки, Майлс продолжал:

— Твой брат Брайан любил мою сестру, и, когда она покончила с собой, он освободил невестку Стивена и привез тело моей сестры.

— Вы лжец! Вы злой человек! Отпустите меня! Прижав Элизабет к себе, Майлс с безучастным видом удерживал ее в своих объятиях.

— Конечно, неприятно слышать, что любимый тобой человек способен на такое.

Элизабет знала немало способов, как отвязаться от мужчин. Майлс, напротив, не встречал еще женщин, пытавшихся ускользнуть от его объятий. Элизабет изо всей силы ударила Майлса коленкой в пах, и он мгновенно разжал руки.

— Черт возьми, Элизабет! — скорее выдохнул, чем воскликнул он, опершись о стол и прижав руку к больному месту.

— Нет, это пусть вас черт возьмет, Монтгомери, — парировала она и, перед тем как броситься наутек, швырнула ему в голову кувшин с вином.

Увернувшись, Майлс в тот же миг поймал Элизабет за руку.

— Тебе не удастся сбежать от меня, — сказал он, резко притянув девушку к себе. — Кроме того, я собираюсь доказать, пусть даже ценой собственной жизни, что не Монтгомери виноваты в этой вражде.

— Мысли о вашей смерти — самая приятная тема за последние дни.

На мгновение Майлс закрыл глаза, словно моля о помощи, затем снова взглянул на нее:

— Ну а теперь, если ты уже сыта, пора седлать коней. Мы отправляемся в Шотландию.

— В Шот… — вырвалось у Элизабет, но она вовремя спохватилась.

— Да, мой ангел! — в его голосе послышался сарказм. — Мы собираемся провести время с моим братом и его женой. Я хочу, чтобы ты поближе познакомилась с моей семьей.

— Я знаю о ней больше чем достаточно. Они… Майлс не дал ей договорить, поцеловав в губы.

Элизабет никак не отреагировала на его ласку. Она молча отвернулась.

Долгое время они ехали верхом медленным ровным шагом. За ними следовал целый караван мулов, груженных мебелью, одеждой, продовольствием, оружием и доспехами, что еще больше тормозило их продвижение.

Элизабет ехала на лошади, к седлу которой была привязана веревка, тянувшаяся к лошади Майлса. Дважды пытался он заговорить с ней, но она упорно молчала. Мысли ее вновь и вновь возвращались к рассказу Майлса о брате.

Последние два года единственной нитью, связывавшей ее с семьей, служили письма Роджера и различные слухи, распространяемые бродячими музыкантами. Музыканты, конечно, догадывались о ее принадлежности к роду Чатвортов, и поэтому рассказывали далеко не все, что знали.

Другое дело — многочисленное семейство Монтгомери. Вокруг этой семьи всегда витали слухи и сплетни. Старший брат Гевин увлек и обманул красавицу Элис Вейланс, разочаровавшись в своей любви к нему, она вышла замуж за Эдмунда, брата Элизабет. Элизабет умоляла Роджера помешать этой свадьбе, уверяя его в том, что бедная женщина не заслужила страшной участи всю жизнь быть связанной узами с коварным Эдмундом. Роджер ответил тогда, что он не в состоянии помешать этой свадьбе. Спустя несколько месяцев Гевин женился на сказочно богатой наследнице Риведунов. После убийства Эдмунда ревнивая наследница выплеснула кипящее масло в лицо бедной Элис Чатворт. Элизабет написала Роджеру из монастыря, умоляя его позаботиться о вдове брата, на что Роджер сразу же согласился.

Менее чем через год Роджер сообщил, что шотландская наследница, Бронуин Мак-Арран, попросила разрешения выйти замуж за Роджера, но Стивен Монтгомери пытался силой принудить бедную девушку стать его невестой. Защищая несчастную, Роджер вызвал Стивена на поединок. Позднее Монтгомери сумел представить все таким образом, будто бы Роджер нанес ему удар в спину, затронув тем самым честь Роджера.

Элизабет не знала о причинах ухода Брайана из дома, Роджер никогда не говорил об этом. Но она была уверена, что его уход каким-то образом связан с семейством Монтгомери. Брайан отличался чувствительностью и нежностью. Возможно, он не смог более выносить страдания, причиняемые кланом Монтгомери его семье. Но что бы ни заставило Брайана покинуть дом, это не имело никакого отношения ко лжи, услышанной сегодня. Она даже засомневалась, знал ли вообще Роджер о том, что у братьев Монтгомери была сестра.

Всю дорогу Элизабет тщетно пыталась заправить оторванный клок платья под высокий воротник. Когда Майлс остановил караван, девушка с удивлением заметила, что уже стемнело. В течение всего длительного перехода она, оказывается, думала только об одном.

Прямо перед ними находился довольно старый постоялый двор, выглядевший довольно приветливо. На пороге стоял улыбающийся краснолицый хозяин.

Оказавшийся перед Элизабет, Майлс протянул руки и лукаво произнес:

— Дорогая, не ставь себя в глупое положение, отказываясь от моей помощи. — Он посмотрел на ее ногу, приподнятую для прыжка.

Поразмышляв с минуту, Элизабет позволила помочь ей спуститься с лошади, но, ступив на землю, сразу же отошла в сторону.

— У меня есть кое-что для тебя.

Не сводя с Элизабет глаз, Майлс протянул ей дивную, чудесной работы золотую брошь в форме пеликана, спрятавшего голову под расправленное крыло. Брошь крепилась к ленте, усыпанной бриллиантами.

Элизабет даже бровью не повела.

— Я не нуждаюсь в этом.

Отчаявшись, Майлс подколол брошью ее разорванное на плече платье и решительно приказал:

— Проходи в дом, Элизабет.

Очевидно, хозяин гостиницы знал об их приезде: уж слишком все вокруг суетились. Пока Майлс что-то обсуждал с сэром Гаем, Элизабет молча стояла в стороне, недалеко от них терпеливо ждал указаний хозяин.

Они находились в большой комнате, заставленной столами, лавками и с огромным камином в углу. Пожалуй, впервые за все это время Элизабет осмотрела людей из свиты Майлса, насчитав их ровно дюжину. К ее удивлению, они почти никому не причиняли беспокойства. Прохаживаясь по гостинице, они открывали двери и без шума проверяли, не подстерегает ли где-нибудь опасность. Неужели у Майлса Монтгомери столько врагов, что ему постоянно приходится быть начеку, или он просто очень осторожен?

Хорошенькая молодая служанка склонилась перед Майлсом в поклоне, и он одарил ее чуть заметной улыбкой. Элизабет с любопытством наблюдала, как под взглядом Майлса она вспыхнула и зарделась.

— Слушаюсь, мой господин, — пролепетала служанка, улыбаясь и не переставая приседать. — Надеюсь, вы останетесь довольны моей стряпней.

— Разумеется, — сухо произнес Майлс, но было очевидно, что сказано это совершенно искренне. Покраснев в очередной раз, девушка скрылась в кухне.

— Изголодалась, Элизабет? — обратился к ней

Майлс. — Да, но не по вашим ласкам, которые вы расточаете другим, — кивнула она в сторону уходящей служанки.

— Хотелось бы верить, что в твоих словах я слышу нотки ревности! Я терпелив, — с улыбкой добавил он и, не давая опомниться, слегка подтолкнул Элизабет к столу.

Они присели за небольшой столик в стороне от свиты Майлса, но в одной с ними комнате. Им подносили блюда одно за другим, но Элизабет почти ни к чему не притронулась.

— Ты, кажется, страдаешь отсутствием аппетита?

— Интересно, принимали бы вы пищу из рук врага, захватившего вас в плен? — Скорее всего, я бы не терял времени, а искал возможность убить его, — честно признался Майлс.

Элизабет молча и пристально посмотрела на Майлса, вынудив его склониться над тарелкой.

Ближе к середине долгой безмолвной трапезы Майлс взял за руку одну из служанок, ставившую на стол блюдо с только что приготовленным лососем. Подняв в изумлении глаза, Элизабет увидела, что руки девушки все в ссадинах и кровоточат.

— Где ты так поранилась? — ласково спросил Майлс.

— Собирала ежевику, мой господин, — испуганно ответила та, удивленная вниманием Майлса.

— Эй, хозяин! — позвал Майлс. — Присмотрите, чтобы вылечили руки этой девушки.

— Но, мой господин! — запротестовал было хозяин. — Она всего лишь судомойка! И подает вам сегодня лишь потому, что одна из служанок серьезно больна.

В этот момент сэр Гай приподнялся из-за стола, за которым сидели люди Майлса, и, увидев этого гиганта, хозяин сразу же уступил.

— Иди за мной, — сердито бросил он девушке.

— Спасибо… спасибо вам, мой господин. — И, перед тем как выйти из комнаты, она присела в поклоне.

Элизабет отрезала себе ломтик французского сыра.

— Интересно, сэр Гай пришел вам на помощь ради девушки или по собственному желанию?

Удивление на лице Майлса сменилось радостью.

— Сэр Гай не любит вмешиваться в такие дела, тем более из-за служанок.

— А вы?

Улыбнувшись, он пожал плечами:

— Я предпочитаю избегать любых драк. Я по сути своей миролюбив.

— Тем не менее, вы бы вступили в драку с этим толстым хозяином из-за поцарапанных рук какой-то дрянной девчонки.

Это прозвучало, скорее, как утверждение, нежели вопрос.

— Я не считаю ее дрянной девчонкой. А теперь, — сменил он тему, — не желаешь ли отдохнуть? Ты, должно быть, устала.

Люди Майлса пожелали ей спокойной ночи, и, кивнув им в ответ, Элизабет последовала за Майлсом и хозяином гостиницы вверх по лестнице в приготовленную комнату с единственной кроватью.

— Наконец-то вы дождались момента, чтобы заставить меня лечь к вам в постель, — сказала она, оказавшись наедине с Майлсом. — Наверное, полог палатки показался вам слишком тонким, чтобы заглушить мои крики.

— Элизабет, — произнес Майлс, взяв ее за руку. — Я буду спать на диване у окна, а ты можешь расположиться на кровати. Я не могу разрешить тебе остаться в комнате одной, так как ты постараешься найти способ оставить меня.

— Вы хотите сказать — сбежать.

— Хорошо, пусть будет по-твоему, сбежать. Иди ко мне. Я хочу поговорить с тобой.

Слегка подтолкнув Элизабет к дивану у окна, Майлс сел сам и, потянув ее за руку, усадил рядом. В ответ на ее громкое возмущение он сказал:

— Спокойно, Элизабет. Я только обниму тебя за талию, ничего больше, но я не выпущу тебя из объятий до тех пор, пока ты не успокоишься и не побеседуешь со мной.

— Я могла бы поговорить и не сидя рядом с вами.

— Я не могу удержаться, чтобы не прикоснуться к тебе! — воскликнул Майлс с чувством. — Мне все время хочется тебя ласкать, чтобы заглушить и унять твою боль.

— Я не чувствую боль! — Элизабет оттолкнула его руки.

Майлс был крупным мужчиной, высоким и широкоплечим. Элизабет едва доставала плечом до его выпуклой груди.

— Тебе больно, Элизабет, и даже, возможно, больнее, чем ты думаешь.

— А-а, теперь понятно. Со мной не все в порядке, потому что я не схожу с ума от сладострастия каждый раз, когда вы оказываетесь рядом.

Хмыкнув, Майлс поцеловал ее в шею.

— Возможно, я заслуживаю этого. Сиди спокойно, а то я начну целовать тебя еще сильнее.

Она тут же замерла, и его лицо исказилось от боли.

— Мне бы хотелось, чтобы ты рассказала, что тебе нравится. Застолье, как, впрочем, и красивые платья, тебя не интересует. Золото и бриллианты не вызывают ни малейшего блеска в глазах. Мужчин ты не удостаиваешь даже беглого взгляда. В чем же твоя слабость?

— Моя слабость? — переспросила Элизабет задумчиво.

Майлс поглаживал ее волосы на висках, и, сама того не желая, она начала расслабляться. Последние два дня, полные напряжения и ярости, истощили ее силы. Она теснее прижалась к нему.

— А в чем ваша слабость, Монтгомери?

— Женщины, — пробормотал он, ставя на этом точку. — Расскажи-ка лучше о себе.

Сидя с Майлсом, Элизабет чувствовала себя почти невесомой. Было что-то приятное в том, что она находится в кольце таких сильных мужских рук и при этом никто не тискает грудь, не срывает одежду, не причиняет боль.

— Я живу со своими двумя братьями, которых очень люблю, и они отвечают мне тем же. Не бедствую, стоит лишь намекнуть, что мне нравится из драгоценностей или платьев, как мой брат Роджер тут же покупает их мне.

— А… Роджер. — Майлс запнулся, услышав это имя. — Он хорошо к тебе относится?

— Он защищает меня.

Улыбнувшись, Элизабет закрыла глаза. Майлс начал ласкать шею девушки.

— Роджер всегда защищал нас с Брайаном.

— Защищал от кого?

«От Эдмунда», — чуть было не сказала Элизабет, но вовремя сдержалась.

— От мужчин! — ядовито бросила она. — Мужчинам всегда нравилась моя внешность, но Роджер держал их от меня на расстоянии.

Не выпуская ее руки из своих, Майлс продолжал:

— Тебе известно много способов отвязаться от мужчин, ты словно закована в стальной панцирь. Совершенно очевидно, ты — страстная девушка, но что же убило в тебе страсть? Или Роджер не всегда был рядом, чтобы защитить твою честь?

Уклонившись от ответа, Элизабет мысленно обругала себя за минутную откровенность. Спустя некоторое время Майлс демонстративно зевнул и ослабил объятия. Она тут же вскочила на ноги и отбежала в сторону.

Элизабет с трудом верилось, что Майлс сдержит свое слово и не будет пытаться овладеть ею, хотя сама уже решила не давать ему ни малейшего повод для соблазна. Не раздеваясь, скинув лишь мягкие кожаные ботинки, она нырнула в большую кровать. Задув единственную в комнате свечу, Майлс долгое время стоял без движения, и его силуэт четко выделялся на фоне освещенного лунным светом окна.

Не услышав ни единого звука со стороны Майлса, Элизабет тихо повернулась на спину и стала наблюдать за ним. От страха, от ожидания предстоящего тело ее напряглось. С обреченностью загнанного зверя следила она, как раздевался Майлс, а когда он полностью разделся, у нее от ужаса перехватило дыхание. Майлс, однако, залез под тонкое одеяло и вытянулся под ним или, по крайней мере, попытался сделать это. Упершись ногами в боковую стенку дивана, он чуть слышно выругался.

И только несколько минут спустя до нее дошло, что Майлс вовсе и не собирается ее насиловать. Правда, оставалось подозрение, что он овладеет ею, как только она заснет… Слегка задремав, она моментально проснулась от легкого поскрипывания. Ворочаясь на своем узком ложе, Майлс неизбежно каждый раз будил ее, и она напряженно ожидала чего-то, но, уловив его ровное дыхание, вновь погружалась в беспокойный сон до следующего шороха.

Глава 4

— Как спалось? — поинтересовался Майлс на следующее утро, натягивая на себя одежду. Черные чулки плотно охватывали его мощные ноги, а узкий вышитый камзол едва доходил до бедер.

— Я всегда сплю плохо в присутствии, врага, — резко ответила Элизабет.

Посмеиваясь и не обращая внимания на ее сопротивление, Майлс причесал и уложил ей волосы, перевязав их лентой. Закончив, он поцеловал Элизабет в шею, от чего она отскочила в сторону и принялась вытирать след поцелуя.

Майлс протянул ей руку:

— Знаю, что ты против моей компании, но мои люди ждут нас внизу.

Не обращая внимания на его протянутую руку, она первая вышла из комнаты. Было еще довольно рано, теплые лучи солнца едва показались над горизонтом. Майлс пробормотал, что завтрак ждет их где-то впереди по дороге, а потому им придется сначала несколько часов проехать верхом.

Майлс и Элизабет стояли на небольшом крыльце гостиницы, когда перед ними возник сэр Гай, за спиной которого толклись лошади и навьюченные мулы свиты Майлса.

— Все готово? — обратился Майлс к сэру Гаю. — Хозяину гостиницы уплатили за постой?

Прежде чем сэр Гай успел ответить, из дверей выбежала плохо одетая малышка лет четырех от роду и, легко увернувшись от стоявшего на пути Майлса. кувыркнулась вниз через две ступеньки.

— Спокойно, моя радость, спокойно, — прошептал Майлс, поднимая и прижимая к себе ребенка.

Сэру Гаю и остальным подобная картина была уже знакома, и они терпеливо, даже с некоторой скукой, ждали, пока Майлс утешал ребенка.

Равнодушно восприняв поступок Майлса, Элизабет думала только об упавшей малышке. Протянув руку, она погладила плачущую девочку по головке. Малышка отняла голову от плеча Майлса и взглянула на Элизабет опухшими от слез глазами. Слезы полились сильнее прежнего, она вытянула ручонки и перешла в объятия Элизабет.

Трудно сказать, кто был больше поражен: Майлс, сэр Гай или свита Монтгомери. Открыв рот от удивления, Майлс не сводил глаз с Элизабет, и на мгновение его гордость была уязвлена.

— Ну, ну, спокойно, — произнесла Элизабет таким нежным голосом, которого Майлс никогда еще не слышал у нее. — Если перестанешь плакать, сэр Гай покатает тебя на плечах.

Пытаясь скрыть душивший его смех, Майлс закашлялся. Многие, особенно женщины, ужасно боялись сэра Гая из-за его громадного роста и пугающего шрама на лице. До сих пор Майлс еще не встречал никого, кто осмелился бы предложить этому великану поиграть с ребенком в лошадки.

— Ты станешь такой высокой, — продолжала Элизабет, покачиваясь с ребенком из стороны в сторону, — что сможешь достать звездочку на небе.

Шмыгнув носом, девочка посмотрела на нее.

— Звездочку? — заикаясь, повторила она. Элизабет ласково погладила нежную щеку ребенка:

— А когда ты достанешь звездочку, можешь подарить ее сэру Майлсу, заплатив ему за новое платье, которое он купит тебе. Свита Майлса неотрывно смотрела на своего лорда, следя за его реакцией и не осмеливаясь рассмеяться, наблюдая его недовольный вид.

Девочка снова шмыгнула носом и повернулась, чтобы посмотреть на Майлса. Одарила его улыбкой и вновь прильнула к Элизабет, увидев сэра Гая.

— Не бойся его, — сказала Элизабет. — Он очень любит детей, не правда ли, сэр Гай?

Сэр Гай окинул Элизабет тяжелым, недоверчивым взглядом.

— По правде говоря, миледи, я действительно очень люблю детей, но редко общаюсь с ними.

— Не беда, дело поправимое. Ну-ка детка, беги к сэру Гаю и возвращайся со звездочкой.

Довольно нерешительно малышка приблизилась к сэру Гаю и, когда он посадил ее на плечи, вцепилась ручонками в его голову.

— Я самая высокая на всем свете! — пронзительно завопила она от радости, устраиваясь на плечах сэра Гая.

— Впервые вижу, как ты улыбаешься, — промолвил Майлс.

В то же мгновение улыбка исчезла с лица Элизабет.

— Я возмещу вам расходы на новое платье для девочки, как только снова окажусь дома. — Она отвернулась.

Схватив ее за руку, Майлс отвел Элизабет в сторонку от лишних ушей.

— Это всего-навсего ребенок нищих.

— Неужели? — невинно заметила она. — А я-то подумала, что, может, один из ваших детей.

— Моих? — удивленно переспросил он. — Ты полагаешь, что я позволю одному из своих отпрысков бегать повсюду в лохмотьях и без присмотра?

Элизабет повернулась к нему.

— А как вы узнаете, где находятся ваши дети? Может, вы завели учетную книгу с указанием их имен и места проживания?

Лицо Майлса выражало одновременно и недоверие, и злость, и удовольствие.

Элизабет, как ты думаешь, сколько у меня детей?

Она высоко подняла подбородок:

— Понятия не имею. Меня абсолютно не волнует, сколько у вас незаконнорожденных детей. Майлс развернул девушку лицом к себе.

— Если даже родные братья преувеличивают количество моих детей, то чего же мне ожидать тогда от незнакомых людей? У меня три сына: Кристофер, Филипп и Джеймс. Кроме того, со дня на день я жду известий о рождении еще одного моего ребенка. Надеюсь, на этот раз будет девочка.

— Надеетесь? — воскликнула пораженная Элизабет. — Вас не волнует участь их матерей? Не волнует, что вы сначала пользуетесь женщинами, а потом бросаете их? А как же дети? Ведь они вынуждены расти с клеймом ублюдков! Превратятся в изгоев, а все из-за того, что какому-то мерзавцу захотелось получить минутное удовольствие!

Майлс сильно сжал ее руку, и в его глазах сверкнула злость.

— Я не «использую» женщин, — процедил он сквозь зубы. — Женщины, родившие мне детей, сами пришли ко мне. Все мои дети живут со мной, и за ними ухаживают няни.

— Няни! — Она сделала попытку вырваться, но не смогла. — Вы выбрасываете матерей своих детей на улицу! Или даете им немного денег, как например, Бриджит, а затем предоставляете им идти своей дорогой?

— Бриджит? — Некоторое время Майлс изучающе вглядывался в лицо Элизабет, слегка остудив свой пыл. — Думаю, речь идет о той Бриджит, которая является матерью моего Джеймса? — И, не дожидаясь ее ответа, продолжил: — Я расскажу правду о Бриджит. Мой брат Гевин направил просьбу в монастырь Святой Катерины прислать нам несколько служанок. Он хотел получить девушек с хорошей репутацией, которые не служили бы причиной стычек и раздоров среди его слуг. С той самой минуты, как Бриджит переступила порог нашего дома, она не переставая преследовала меня.

Элизабет сделала очередную попытку вырваться:

— Вы лжете!

Майлс схватил ее за другую руку.

— Однажды она поведала мне, что слышала обо мне так много, что чувствует себя ребенком, которому запретили играть с огнем. А как-то ночью я обнаружил ее у себя в постели.

— И вы воспользовались этим!

— Да, мы занимались с ней любовью той ночью в еще много ночей подряд. Когда она поняла, что у нее будет ребенок, мне здорово досталось от моих братьев.

— Все ясно, вы вышвырнули бедняжку после того, как забрали ее ребенка.

Майлс едва заметно улыбнулся:

— На самом-то деле это она меня отвергла. Я отсутствовал почти четыре месяца, и за это время она влюбилась в одного из садовников Гевина. Вернувшись домой, я имел с ними разговор и объяснил, что хотел бы забрать ребенка и воспитать его настоящим рыцарем. Бриджит с радостью согласилась.

— Сколько же вы заплатили им? Ведь вы должны были предложить какое-то утешение матери, которую лишают ребенка.

Майлс внимательно посмотрел на Элизабет и отпустил ее руки.

— Ты хорошо знала Бриджит? Если да, то тебе должно быть известно, что ее интересовали только удовольствия, но не материнство. Садовнику, за которого она выходила замуж, не были нужны ни сама Бриджит, ни ее ребенок, а поэтому несколько позднее он потребовал денег за отказ от ребенка. Я не дал ему ни гроша, ведь Джеймс мой ребенок.

Элизабет притихла.

— А что произошло с остальными матерями ваших детей? — спросила она.

Майлс сделал несколько шагов в сторону.

— Совсем юношей я влюбился в младшую сестру одного из людей Гевина. Кристофер родился, когда нам обоим, и Маргарет и мне, было по шестнадцать лет. Я бы женился на ней, но родственники прятали ее от меня. Я ничего не знал о Ките до тех пор, пока Маргарет не умерла от оспы. — Он снова посмотрел на Элизабет и широко улыбнулся. — Мать Филиппа была танцовщицей, экзотическим созданием, делившей со мной постель в течение двух, — он вздохнул, — двух незабываемых недель. Спустя девять месяцев она переслала мне с гонцом Филиппа. С тех пор я не только не видел ее, но и ничего не слышал о ней.

Рассказ Майлса глубоко потряс Элизабет.

— А ваш новый ребенок?

Майлс опустил голову, и, если бы он был женщиной, Элизабет могла бы подумать, что он покраснел.

— Боюсь, что рождение этого ребенка создаст некоторые проблемы. Его мать — моя дальняя родственница. Я сопротивлялся ее чарам так долго, насколько это было в моих силах. — Майлс пожал плечами. — Ее отец здорово рассердился и обещал переслать ребенка мне, но… Я глубоко сомневаюсь, что он на это решится.

Не сдержав своих чувств, Элизабет недоверчиво покачала головой.

— Наверное, у вас есть и другие дети? — В ее голосе послышался сарказм. Майлс слегка нахмурился.

— Не думаю. Я стараюсь не упускать из виду своих женщин и слежу за судьбами детей.

— Все это выглядит как кража яиц из-под наседки, — широко раскрыв глаза, произнесла Элизабет.

Склонив голову набок, Майлс напряженно и изучающе посмотрел на Элизабет:

— То ты клеймишь меня позором за моих разбросанных по свету разутых и раздетых детей, от которых я будто бы отказался, то осуждаешь за заботу о них. Я не состою ни с кем в браке и не собираюсь делать это, но достаточно серьезно отношусь к своим отцовским обязанностям. Я люблю своих детей, обеспечиваю их и не возражал бы, если их было полсотни.

— Неплохое начало, — сказала Элизабет, удаляясь с гордо поднятой головой.

Не двигаясь, Майлс наблюдал, как она направилась к стоявшим поодаль людям и лошадям. В несколько напряженной позе девушка остановилась невдалеке от мужчин. Она была непохожа ни на одну из его невесток, привыкших с легкостью повелевать своими слугами. Элизабет Чатворт в присутствии мужчин всегда выглядела суровой и непреклонной. Вчера, совершенно случайно, один из его спутников ненароком задел Элизабет, на что она отреагировала довольно неожиданным образом: резко натянув поводья, она подняла лошадь на дыбы. Ей удалось усмирить животное и удержаться в седле, но этот эпизод вызвал у Майлса раздражение.

— Неважно, кто ты — мужчина или женщина, — никто не должен так шарахаться от прикосновения другого человека.

Возвратившийся, уже без ребенка, сэр Гай подошел к Майлсу:

— Становится поздно. Пора трогаться. — Он сделал паузу. — Или, может, вы передумали и решили возвратить леди ее брату?

Майлс не отрывал глаз от Элизабет, беседовавшей с маленькой девочкой и ее матерью. Затем повернулся к сэру Гаю:

— Я хочу, чтобы ты послал пару человек в мое северное имение. Они должны доставить мне Кита.

— Вашего сына? — удивился сэр Гай.

— Да, моего сына. Пусть прихватят и няню. Впрочем, нет. Пожалуй, лучше будет привезти его одного, но под усиленной охраной. Леди Элизабет станет его няней!

— Вы уверены, что поступаете правильно? — спросил сэр Гай.

— Леди Элизабет любит детей, поэтому я и решил поделиться с ней одним из моих отпрысков. Если мне не суждено добраться до ее сердца напрямую, я изберу другой путь.

— И что же вы собираетесь делать с этой девушкой, когда приручите ее? Однажды, когда я был еще мальчишкой, у нас появилась дикая кошка, которая жила в сарае и считала своей территорию вокруг него. Стоило кому-нибудь появиться возле сарая, как кошка тут же царапалась и кусалась. Тогда я поставил перед собой задачу приручить ее. Мне потребовалась не одна неделя терпения, чтобы добиться доверия кошки, и как только она взяла пищу из моих рук, я почувствовал себя победителем. Однако позднее кошка начала повсюду преследовать меня. Я постоянно натыкался на нее, чем она мне страшно надоела. Спустя несколько месяцев я уже пинал ее ногами, ненавидя за то, что она не была той дикаркой, которая нравилась мне вначале, а превратилась в одну из многих подобных ей.

Майлс по-прежнему не сводил глаз с Элизабет.

— Возможно, это и выглядит как преследование, — тихо вымолвил он. — А может, я похож на своего брата Рейна, не терпящего несправедливости. В чем я уверен теперь, так это в том, что я в восторге от Элизабет Чатворт. Вероятно, мне действительно хочется заставить ее брать пищу из моих рук, но, как знать, может, она согласится на это, лишь когда я стану ее рабом…

Он снова повернулся к сэру Гаю:

— Кит понравится Элизабет, да и ему пойдет на пользу общение с ней. Впрочем, я и сам буду рад увидеть сына. Отправь письмо.

Кивнув в знак согласия, сэр Гай покинул Майлса.

Через несколько минут они уже сидели верхом, готовые тронуться в путь. Майлс уже не пытался завести разговор с Элизабет, а просто ехал молча рядом с ней. Она выглядела еще более изможденной, и к полудню Майлс был почти готов вернуть ее брату.

Спустя полчаса Элизабет вдруг ожила. Пока Майлс переживал из-за несчастной девушки, она развязала веревку, соединяющую их лошадей. Пришпорив своего коня, стегнула концом поводьев двух идущих впереди лошадей и, укрываясь за лошадьми, идущими сзади, воспользовалась секундным замешательством для побега. Она проскакала уже почти полмили по разбитой, заросшей кустарником дороге, пока Майлсу только удалось растолкать своих людей и броситься за ней в погоню.

— Я верну ее назад! — прокричал он через плечо сэру Гаю.

Майлс знал, что конь под Элизабет не отличается резвостью, но девушка выжимала из него все возможное. Майлс уже почти догнал Элизабет, как вдруг, почувствовав ослабшую подпругу, начал заваливаться набок.

— Чертовка! — воскликнул он, прекрасно сознавая, кто подрезал подпругу, и улыбнулся, дивясь ее сообразительности.

Элизабет Чатворт не учла лишь одного обстоятельства, а именно того, что Майлс вырос в компании старших братьев, а поэтому был готов к разного рода неожиданностям, и, например, таким, как, подрезанная подпруга. Естественно, он умел находить выход из любого положения.

Искусно перенеся вес вперед, к шее лошади, поскакал дальше уже без седла, которое теперь болталось позади него. Он немного потерял скорость, так как лошадь противилась новой манере езды, но Майлсу удалось справиться с ней.

Когда грунтовая дорога кончилась, Элизабет свернула на кукурузное поле и замешкалась, увидев, что Майлс преследует ее по пятам. Он догнал девушку на кукурузном поле и обхватил за талию. Элизабет отчаянно сопротивлялась, и Майлс, не имея опоры, соскользнул с лошади. Падая, он продолжал крепко держать девушку за талию и принял основную силу удара о землю на себя, тем самым смягчив падение Элизабет. Одновременно, выставив руку, Майлс защитил ее спину от ударов копыт. Лошади, проскакав еще несколько футов, остановились, тяжело поводя боками.

— Отпустите меня, — отдышавшись, потребовала Элизабет. Она неуклюже повернулась в объятиях Майлса.

Он продолжал удерживать ее. — Когда же ты успела подрезать подпругу?

Она не ответила, тогда он сжал ее с такой силой, что, казалось, у нее затрещали ребра.

— Во время обеда, — с трудом выдохнула она. Обняв девушку за шею, он с силой притянул ее голову к своему плечу.

— Ну и умница же ты, Элизабет! Как тебе удалось проскользнуть мимо моих рыцарей? Когда ты исчезла из моего поля зрения?

Шея Майлса вспотела, а сердце отчаянно билось рядом с ее сердцем. В результате встряски у Элизабет как рукой сняло усталость, что очень обрадовало ее, несмотря на неудавшийся побег.

— Здорово же ты заставила меня поразмяться, — довольным тоном произнес Майлс. — Если бы в свое время мои братья не подшучивали надо мной, отправляя на скакуне с подрезанной подпругой, я бы не знал, как выбраться из подобной ситуации. Конечно, они внимательно следили, чтобы в этом случае я ездил на смирной лошадке и при падении не разбился насмерть. — Он слегка отодвинулся, чтобы заглянуть ей в глаза. — Интересно, тебе бы доставило радость наблюдать, как я ломаю себе шею?

— Да, я получила бы массу удовольствия, — улыбаясь, ответила Элизабет, почти касаясь его носом.

Расхохотавшись, Майлс быстро поцеловал ее, сбросил с себя и вскочил на ноги. Однако заметив, что она вытирает рот тыльной стороной ладони, нахмурился.

— Пошли, тут недалеко есть постоялый двор, где мы переночуем. — Майлс не предложил ей свою помощь, чтобы подняться.

Когда они вернулись в рыцарям, сэр Гай окинул Элизабет быстрым, полным восхищения взглядом, и она догадалась, что с этих пор он станет неусыпно следить за ней. У нее больше не будет возможности посоревноваться в быстроте езды верхом.

Как только они снова оседлали лошадей, Элизабет заметила, что правая рука Майлса порезана и кровоточит. Она поняла, что это произошло в тот момент, когда он спасал ее от копыт. Пока Элизабет взбиралась на лошадь, сэр Гай тщательно осмотрел и перевязал рану. Девушке показалось довольно странным, что такой человек, как Монтгомери, вдруг проявил заботу о представителе рода Чатвортов. Майлс заметил ее взгляд:

— Одна твоя улыбка, Элизабет, и рана заживет быстрее.

— Хотелось бы надеяться, что эта рана вызовет заражение крови и вам отрежут руку.

Пришпорив лошадь, она пустилась вскачь. Не проронив ни звука, они подъехали к постоялому двору, куда, как обычно, Майлс заранее выслал гонцов. На этот раз в распоряжение Майлса и Элизабет была предоставлена отдельная столовая.

— Расскажи мне, и подробней, о твоей семье, — попросил Майлс.

— Нет, — коротко и ясно отрезала она, протянув руку к блюду с устрицами в чесночном соусе.

— Тогда я расскажу о своей. У меня три старших брата и…

— Я знаю о них. О вас и ваших братьях идет дурная слава.

Майлс удивленно поднял брови и спросил:

— Что же ты слышала про нас?

Элизабет откусила кусок пирога с говядиной и курятиной.

— Ваш брат Гевин — самый старший. Он должен был жениться на Элис Вейланс, но отверг ее, чтобы сочетаться браком с богатой Джудит Риведун, женщине злой и со скверным характером. Общими усилиями вашему брату и его жене удалось свести Элис, теперь уже Чатворт, с ума.

— Ты знакома со своей невесткой? Элизабет уткнулась в тарелку:

— Она не всегда была такой, как сейчас.

— Эта сучка уже родилась шлюхой. Она отвергла моего брата. А что ты скажешь о Стивене?

— Он силой овладел женщиной, которая была невестой моего брата.

— А Рейн?

— О нем я знаю мало, если не считать того, что ему нет равных на поле боя.

Майлс просто прожигал ее своим взглядом насквозь.

— После того как твой брат изнасиловал мою сестру и Мэри покончила с собой, Рейн повел нескольких вассалов короля войной на твоего брата Роджера. Король объявил Рейна вне закона, и мой брат вынужден теперь жить в лесу среди разбойников. — Майлс перевел дыхание. — А что тебе известно обо мне?

— Вы — распутник, соблазнитель молоденьких девушек.

— Ты льстишь мне, переоценивая мои мужские достоинства. Теперь позволь мне рассказать правду о моей семье. Едва достигнув шестнадцати, Гевин вынужден был взвалить на свои плечи бремя забот о трех младших братьях и одновременно управлять имением. Едва ли у него было свободное время для ухаживания за женщинами. Влюбившись в Элис Вейланс, он умолял ее выйти за него замуж, но получил отказ. Тогда он женился на Джудит Риведун и только позднее осознал, что действительно любит ее. Элис пыталась обезобразить внешность Джудит, плеснув ей в лицо кипящее масло, но в результате пострадала сама.

— Вы постоянно лжете, — сказала Элизабет.

— Нет, не лгу. Стивен — самый миролюбивый в нашей семье, и они очень близки с Гевином. Что касается Рейна, — он улыбнулся, — Рейн верит в то, что все тяготы мира покоятся на его могучих плечах. Он хороший человек, только невероятно упрямый.

— А вы? — тихо спросила Элизабет.

Майлс немного помолчал, прежде чем ответить:

— Я совсем одинок. Мои братья, как мне кажется, знают, чего они хотят. Гевин любит землю, Стивен — участник крестового похода против шотландцев, Рейн хочет изменить мир, а я…

Взглянув на Майлса, Элизабет на мгновение почувствовала, что их что-то связывает. Она тоже всегда ощущала себя одинокой. Эдмунд отличался своей злобой, Роджер был постоянно сердит, и она целыми днями старалась избегать встреч с Эдмундом и его дружками. Пыталась она также и защитить Брайана.

Майлс взял Элизабет за руку, и на этот раз она не отдернула ее.

— И тебе, и мне пришлось быстро повзрослеть. Ты помнить свое детство?

— Пожалуй, слишком хорошо, — резко сказала девушка, все-таки вырывая руку.

Некоторое время они ужинали молча.

— В своем доме вы были… счастливы? — спросила Элизабет, будто невзначай.

— Да. — Майлс улыбнулся. — Каждого из нас воспитывали отдельно, но все же много времени мы проводили вместе. Не так-то легко быть младшим. Тебя постоянно шпыняют и поддразнивают. А ты чувствовала себя счастливой?

— Нет, я была слишком занята, скрываясь от Эдмунда, поэтому мне некогда было думать о таких глупостях, как счастье. А теперь я бы хотела пойти отдохнуть.

Майлс проводил ее до дверей комнаты. На этот раз в спальне у стены стояла только одна застеленная кровать.

— Никаких диванов под окнами! — радостно воскликнул Майлс, но Элизабет было не до смеха. Майлс взял ее за руку:

— Когда же ты, наконец, поверишь мне? Я совсем не похож ни на Эдмунда, ни на Пагнелла, ни на других твоих мерзких знакомых.

— Вы лишили меня свободы. Разве такие прекрасные мужчины, как вы, могут держать невинную девушку в плену?

Он поцеловал ей руки:

— Если я верну тебя брату, как ты поступишь? Будешь ждать, пока Роджер не подыщет тебе мужа, чтобы затем наслаждаться счастьем в семейном гнездышке?

Элизабет вырвалась из его рук.

— Роджер позволил мне никогда не выходить замуж. Я решила постричься в монахини.

Майлс в ужасе не сводил с нее глаз. Прежде чем девушка успела что-либо предпринять, он притянул ее к себе и нежно погладил по спине.

— Ты можешь дать столько любви. Как ты смеешь даже думать о том, чтобы спрятаться от окружающих? Разве тебе не хочется иметь детей, наблюдать, как они растут? Нет ничего более приятного, чем ребенок, взирающий на тебя взглядом, полным обожания и доверия.

Элизабет приподняла голову с его плеча. Она уже почти привыкла к тому, что Майлс прикасался к ней и обнимал.

— Никогда еще не встречала мужчин, любящих детей. Все мужчины, которых я знаю, думают только о битвах, попойках и насилии над женщинами.

— В защиту хорошей битвы всегда можно сказать пару добрых слов, не раз и я бывал пьян, но для постели предпочитаю женщин, которые сами этого хотят. Ну а теперь позволь, я помогу тебе снять платье.

Элизабет отшатнулась, глаза ее пылали ненавистью.

— Я собираюсь только спать на этой холодной, жесткой и неуютной кровати, хотя вам, как мне кажется, ваша одежда порядком надоела. Для вас будет намного приятней спать голым. Спасибо, но я в одежде чувствую себя уютней!

— Хорошо, пусть будет по-вашему.

Он отвернулся и начал раздеваться, в то время как Элизабет нырнула в постель, чтобы укрыться от него.

В комнате еще догорала единственная свеча, когда Майлс, оставшись в нижнем белье, наклонился над девушкой и отодвинул одеяло от ее лица. Элизабет замерла от ужаса, а Майлс, присев на край кровати, начал нежно гладить ее волосы на висках. Не говоря ни слова, он просто смотрел на нее, получая удовольствие от прикосновения к ее коже.

— Спокойной ночи, Элизабет, — прошептал он, ласково целуя ее в губы.

Ее рука взметнулась, чтобы стереть след его поцелуя, но Майлс поймал ее за запястье.

— Что же надо совершить мужчине, чтобы ты полюбила его? — пробормотал он.

— Боюсь, мне это не удастся, — честно призналась она. — По крайней мере, это не то, о чем вы думаете.

— Я начинаю приходить к мысли, что мне хочется это проверить. Спокойной ночи, мой хрупкий ангел.

И он вновь припал к губам Элизабет, лишив тем самым возможности ввязаться в спор по поводу ее «хрупкости», но на этот раз ей удалось стереть след его поцелуя.

Глава 5

Майлс, Элизабет, сэр Гай и свита Монтгомери находились в пути два дня, прежде чем достигли южной границы Шотландии. Элизабет предприняла еще одну попытку сбежать — ночью, когда Майлс спал рядом с ней, — но не успела дойти до двери, как он перехватил ее и отправил обратно в кровать.

После этого Элизабет долго лежала без сна, размышляя о своем нынешнем положении. Кто она: пленница или нет? Никогда и никто еще не обращался с ней столь учтиво, как Майлс Монтгомери. Он по-прежнему использовал любую возможность, чтобы прикоснуться к ней, но она уже к этому почти привыкла. Его прикосновения, конечно, не доставляли ей особого удовольствия, но, во всяком случае, и не казались уже такими омерзительными, как при первой встрече с ним. Однажды в одной из гостиниц, где они остановились пообедать, у ног Элизабет свалился захмелевший посетитель, и она инстинктивно, к большой радости Майлса, кинулась к нему за помощью.

Сегодня он сообщил Элизабет, что отныне они будут ночевать в его палатке, так как в Шотландии слишком мало гостиниц. Он также намекнул, что, как только они минуют горы, можно ожидать разного рода неприятностей со стороны шотландцев, которые недолюбливают англичан. Во время ужина он был погружен в свои мысли и несколько раз совещался с сэром Гаем.

— Интересно, неужели все шотландцы столь же кровожадны, как и вы? — задала она вопрос Майлсу, когда он вышел из-за стола в очередной раз.

Майлс, как ей показалось, даже не понял вопроса.

— Я жду кое-кого, а он опаздывает, хотя должен быть здесь давным-давно.

— Один из ваших братьев? Или, быть может, женщина?

— Ни то, ни другое, — резко ответил Майлс. Элизабет не стала больше задавать вопросы. Она юркнула в кровать, повернулась на бок и стала внимательно наблюдать, как он ерзает и ворочается на своей походной койке.

Как только раздался сильный стук в дверь, Элизабет вскочила с кровати одновременно с Майлсом. Вошел сэр Гай, за ним — маленький мальчуган.

— Кит! — воскликнул Майлс, подхватив мальчика и крепко обняв его. Было видно, что и ребенок, прижимаясь к Майлсу, не имел ничего против такой бурной встречи.

— Почему они так долго добирались? — спросил Майлс сэра Гая.

— В пути их настигла буря, и они потеряли трех лошадей.

— А люди?

— Все уцелели, но потребовалось время, чтобы найти замену лошадям. Юный наездник Кит сумел удержаться в седле, несмотря на то, что двух рыцарей постигла неудача, — с гордостью произнес сэр Гай.

— Это правда? — спросил Майлс, поворачивая мальчика к себе.

Элизабет увидела точную копию Майлса, только с карими, а не серыми глазами; мальчик был красив и выглядел очень важным.

— Да, отец, — ответил Кит.

— Дядя Гевин всегда говорил, что рыцарь ни в коем случае не должен оставлять коня. Я даже помогал вытаскивать поклажу из воды.

— Ты хороший мальчик, — довольно ухмыльнулся Майлс, вновь крепко обнимая Кита.

— Можешь идти, Гай, и проследи, чтобы накормили людей. В дорогу тронемся на рассвете.

Улыбнувшись на прощание сэру Гаю, Кит громко прошептал, обращаясь к отцу:

— А это кто?

Разжав объятия и опустив Кита на пол, Майлс произнес официальным тоном:

— Леди Элизабет, разрешите представить вам Кристофера Гевина Монтгомери.

— Рада познакомиться с вами, — ответила девушка, пожимая протянутую детскую ручонку. — Меня зовут леди Элизабет Чатворт.

— Вы… вы очень красивая, — с восторгом произнес мальчик. — Моему отцу нравятся красивые женщины.

— Кит… — начал было Майлс, но Элизабет не дала ему договорить.

— А тебе нравятся хорошенькие женщины? — спросила она.

— О да. Моя няня очень, очень хороша.

— Уверена, что это правда, раз уж твой отец пригласил ее. Проголодался? Устал?

— Я съел целый пакет засахаренных слив, — с гордостью ответил Кит. — Ой, папа, у меня ведь для тебя письмо. Оно от кого-то по имени Симон.

Майлс слегка нахмурился, но, прочитав послание, усмехнулся.

— Хорошие новости? — с нескрываемым любопытством спросила Элизабет.

Посерьезнев, Майлс бросил записку на свою неубранную кровать.

— И да, и нет. Моя кузина родила мне дочь, но мой дядя Симон угрожает мне расправой.

Элизабет не знала, то ли смеяться, то ли возмущаться.

— У тебя появилась маленькая сестренка. Кит, — наконец вымолвила она.

— У меня уже есть два брата. Мне не нужна сестра.

— Полагаю, такого рода вопросы твой отец решает сам. Уже поздно, и тебе пора быть в кровати.

— Кит может лечь на койке, а я… — просияв, начал было Майлс.

— Кит будет спать со мной, — тоном, не допускающим возражений, произнесла Элизабет и протянула ребенку руку.

С радостью взяв ее за руку. Кит зевнул и последовал за ней в кровать.

Улыбаясь, Майлс наблюдал, как Элизабет раздевала малыша и как тот радостно обнял девушку, когда она подняла его, укладывая на кровать. Забравшись вслед за Китом в постель, Элизабет придвинулась к нему поближе.

Некоторое время Майлс продолжал стоять, внимательно разглядывая обоих. Затем, улыбнувшись, наклонился и поцеловал каждого в лоб.

— Спокойной ночи, — прошептал он, прежде чем отправиться спать.

На следующий день Майлс довольно скоро заметил, что Элизабет проявляет интерес только к его сыну. В свою очередь, ребенок также тянулся и девушке, словно был знаком с ней целую вечность. Единственная фраза, оброненная Элизабет за все время, прозвучала следующим образом: «Мне всегда нравились дети, что, кажется, не является для них секретом». Как бы то ни было, но Кит, похоже, чувствовал себя в присутствии Элизабет довольно свободно. Вечером он отправился с ней кататься верхом и заснул, тесно прижавшись к Элизабет. Когда Майлс хотел забрать у нее тяжелого ребенка, Элизабет буквально зарычала на него.

Ночью, лежа на одной кровати, они снова свернулись калачиком рядом друг с другом и мирно заснули. Посмотрев на них, Майлс почувствовал себя лишним.

Их путешествие продолжалось более трех дней, и Элизабет догадывалась, что скоро они приблизятся к землям Мак-Арранов. Весь день Майлс находился в глубокой задумчивости, и дважды Элизабет замечала, как он спорит с сэром Гаем. Судя по хмурому виду сэра Гая, Майлс замышлял что-то такое, что было явно не по душе великану. Однако, как только Элизабет приближалась на расстояние, с которого можно было хоть что-нибудь услышать, мужчины тут же умолкали.

Остановив караван в полдень, Майлс поинтересовался у Элизабет, не хотят ли они с Китом отобедать с ним. Обычно они всегда ели вместе, чтобы повидать друг друга и, в случае необходимости, оказать помощь.

— Вы, кажется, чем-то обрадованы? — поинтересовалась Элизабет, вглядываясь в него.

— Нам остался еще день пути, и мы прибудем к моему брату и его жене, — радостно сообщил Майлс, снимая Кита с лошади Элизабет.

— Дядя Стивен носит юбку, а леди Бронуин скачет на лошади со скоростью ветра, — сообщил ей Кит.

— Стивен носит килт,[1] — поправил его Майлс, помогая Элизабет спуститься с лошади и не обращая внимания на ее попытки оттолкнуть его руки. — Мой повар накрыл нам стол в лесу.

Кит взял Элизабет за руку, Майлс подошел к ребенку с другой стороны, и они все вместе зашагали в лес.

— Что вы думаете о Шотландии? — спросил Майлс Элизабет, поддержав ее, когда она перешагивала через упавшее дерево.

— Похожа на место, куда с давних пор не ступала нога человека, грубая и… неопрятная земля.

— Как и ее жители. — Майлс засмеялся. — Мой брат отрастил себе волосы до плеч, а его одежда… Нет, лучше вы увидите сами.

— Мы не слишком удалились от лагеря? — спросила Элизабет, когда первобытный лес сомкнулся за ними, а из-за густого кустарника стало трудно идти.

Майлс достал висевший за спиной топор и начал расширять тропу. Удивленная девушка повернулась к Майлсу. Он представлял собой довольно угрюмое зрелище: одежда темно-зеленого цвета, на плечах коричневый плащ, за спиной огромный лук в колчан со стрелами, в руках топор, на одном боку — меч, на другом — кинжал.

— Что-то произошло?

— Да, — ответил он, посмотрев на нее, — сказать по-правде, Элизабет, в послании, которое я получил, была просьба встретиться здесь кое с кем, но мы уже слишком далеко зашли в лес.

Она подняла брови:

— Неужели вы могли рисковать жизнью сына ради этой тайной встречи? Майлс убрал топор.

— Вокруг мои люди. Я полагал, что вам с Китом лучше быть рядом со мной, чем остаться с кем-нибудь из них.

— Смотри, отец! — возбужденно крикнул Кит. — Там олень!

— Пойдем посмотрим на этого оленя, — спокойно предложила Элизабет. — Беги вперед, мы тебя догоним.

Не выпуская Кита из виду, она повернулась к Майлсу:

— Я останусь с Китом, а вы идите и отыщите своих людей. У меня такое ощущение, что здесь какая-то ловушка и нас специально отсекли от них.

Немного удивленный решительным тоном Элизабет, Майлс уже через минуту исчез в лесу, в то время как сама Элизабет поспешила за Китом. Когда ей показалось, что Майлс не возвращается уже целую вечность, она нетерпеливо стала оглядываться.

— Ты чем-то взволнована, Элизабет? — спросил Кит, поймав ее за руку.

Она нагнулась к нему поближе:

— Мне просто интересно, куда исчез твой отец.

— Он вернется, — заверил Кит. — Мой папа позаботится о нас.

Элизабет решила не подавать вида, что глубоко сомневается в этом.

— Уверена, так и будет. Я слышу, где-то в том направлении шумит вода. Давай найдем ее?

С трудом продираясь сквозь подлесок, они все же выбрались к реке. Это был стремительно несущийся поток воды, шумным каскадом падающий со скал и разбивающийся на мелкие брызги о скалистый берег.

— Холодно? — поежился Кит и отступил назад. — Как ты думаешь, там водится рыба?

— Скорее всего, лосось, — произнес Майлс за спиной Элизабет, и от неожиданности она подскочила. Майлс обнял ее за плечи. — Я не хотел напугать тебя.

Она отошла в сторону:

— Что слышно о ваших рыцарях?

Майлс взглянул на Кита, бросающего лесной мусор в воду и наблюдающего за тем, как вода поглощает его, и только после этого взял Элизабет под руку.

— Мои рыцари исчезли. Нет никаких следов. Но давай без паники, Элизабет, договорились?

Элизабет посмотрела ему в глаза. Было невыносимо страшно находиться на этой незнакомой земле с ребенком и мужчиной, которому не доверяешь.

— Конечно, — уверенно сказала она. — Я не хочу пугать Кита.

— Отлично, — он улыбнулся, сжимая ей руку. — Мы находимся сейчас у южной границы земель Мак-Арранов, и, если мы направимся на север, завтра к вечеру доберемся до какой-нибудь фермы.

— А что, если кто-то взял в плен ваших людей…

— Моя основная забота теперь — это ты и Кит. Если мы останемся в лесу, нас, возможно, не заметят. Я совсем не против того, чтобы принять бой, но не хочу рисковать ни тобой, ни Китом. Ты поможешь мне? — Майлс продолжал держать ее за руку.

— Да, — еле слышно прошептала Элизабет. — Я помогу вам.

— Здесь, в горах, холодно даже летом. Укройся вот этим. — Он протянул ей большой шерстяной шотландский плед в темно-синюю и зеленую клетку.

— Откуда вы его взяли?

— Это все, что осталось от ужина, приготовленного для нас моим поваром. Еды больше нет, а скатерть, на которой он расставлял закуску, точнее, один из подаренных мне Бронуин пледов, остался. Он пригодится нам сегодня ночью.

Майлс крепко держал Элизабет за руку, пока она перекидывала плед через плечо, а затем они подошли к Киту.

— Хочешь прогуляться до дома дяди Стивена? — спросил Майлс сына.

Кит очень внимательно посмотрел на отца:

— А где сэр Гай? Рыцарь не ходит пешком.

— Рыцарь поступает так, как это необходимо, чтобы защитить своих женщин.

Двое мужчин обменялись долгими взглядами. Хотя Киту было всего четыре года, он с самого рождения знал, что должен будет стать рыцарем. В два года ему уже подарили деревянный меч, и все услышанные им истории касались примеров рыцарского достоинства, рыцарских подвигов и благородства. Кит взял Элизабет за руку.

— Мы защитим вас, миледи, — торжественно обратился он к девушке и поцеловал ей руку.

С гордостью дотронулся Майлс до плеча своего сына:

— А теперь, сынок, беги вперед. Посмотрим, какого зверя ты сможешь найти для нас. Сойдет даже заяц или парочка уток.

— Хорошо, отец. — Улыбнувшись, Кит побежал вдоль реки.

— Как бы он не потерялся.

— Не потеряется. У Кита хватит ума не убегать очень далеко.

— Похоже, вы не очень-то переживаете из-за исчезновения ваших рыцарей. Вы видели какие-нибудь следы сражения?

— Никаких.

Казалось, Майлсу не хотелось более обсуждать этот вопрос, и, нагнувшись, он сорвал нежный дикий цветок желтого цвета и воткнул его в волосы Элизабет за ухом.

— С твоими великолепными распущенными волосами и порванным платьем, заколотым бриллиантовой брошью, ты выглядишь словно частица этой дикой природы. Я был бы не против подарить тебе кучу бриллиантов, Элизабет.

— Я бы предпочла свободу. Он отступил от нее.

— Отныне вы, Элизабет Чатворт, не являетесь более моей пленницей, — объявил он. — Вы можете покинуть меня навсегда.

Элизабет обвела глазами дикий, густой и темный лес.

— Вы очень умны, Монтгомери, — с отвращением выдавила она из себя.

— Насколько я понял, это означает, что вы остаетесь со мной, — с невозмутимым видом произнес Майлс и, прежде чем она сумела что-нибудь ответить, обнял ее и поцеловал в щеку.

— Пустите меня, — начала было протестовать Элизабет, но скоро на ее губах заиграла еле заметная улыбка.

Уткнувшись носом в мочку ее уха, он прошептал:

— Я думаю, если бы ты только захотела, я был бы у твоих ног.

— Надеюсь, связанный и с кляпом во рту, — резко ответила она, вырываясь. — А теперь, интересно, собираетесь ли вы кормить нас, или вы носите этот лук только потому, что он хорошо смотрится за спиной?

— Отец! — закричал Кит, не дав Майлсу ответить. — Я видел зайца.

— Уверен, он только и ждет, когда я приду и убью его, — пробурчал себе под нос Майлс, в то время как Кит рванулся к ним.

Элизабет издала звук, похожий на хихиканье, и Майлс с удивлением повернулся к ней.

Боясь снова рассмеяться, Элизабет старалась не смотреть в его сторону.

— Где заяц. Кит? Твой отец горит желанием сразиться с этим зверем, и, возможно, нам повезет и мы сможем поужинать, раз уж остались без обеда.

Спустя час ходьбы, в течение которого Майлс, казалось, был занят только пальчиками Элизабет, они не встретили больше ни одного зайца. Было уже гораздо позднее, чем думала девушка. Начинало смеркаться, а может, просто лес казался таким темным.

— Мы переночуем здесь. Кит, собери-ка дров для костра. — Когда ребенок ушел, Майлс повернулся к Элизабет. — Не выпускай его из виду, а я пока постараюсь отыскать нам на ужин какую-нибудь зверюшку. — Сказав это, он исчез в лесу.

Как только Майлс оставил ее, Элизабет ощутила свое одиночество. Она последовала примеру Кита и принялась собирать сухие ветки. Если раньше Элизабет ничего не замечала, то теперь ей почудилось, что чьи-то глаза следят за ней. В доме брата шестым чувством она научилась ощущать присутствие, чужих людей, готовых в любую минуту наброситься на нее.

— Тебе страшно, Элизабет? — спросил Кит, широко открыв глаза.

— Конечно, нет.

Элизабет выдавила из себя улыбку, хотя у нее в голове вертелись все услышанные когда-то истории о зверствах шотландцев. Это были дикари, пытавшие маленьких детей.

— Мой отец защитит тебя, — уверенно произнес Кит. — Его посвятили в рыцари, когда он был еще маленьким мальчиком. Мой дядя Рейн говорит, что отец — один из величайших рыцарей Англии. Он никому не позволит украсть тебя.

Элизабет притянула мальчика к себе и обняла:

— Твой отец действительно великий воин. Знаешь, несколько дней тому назад на меня набросились трое мужчин. Твой отец раскидал их в считанные минуты и даже не был ранен. — Элизабет видела, что, несмотря на всю свою ребячью браваду, мальчик страшно трусит. — Думаю, твой отец смог бы отразить нападение всех шотландцев вместе взятых. Нигде не найти такого смелого и сильного человека, как твой отец.

Тихий смешок заставил Элизабет обернуться, и она увидела Майлса, державшего за уши двух убитых зайцев.

— Благодарю за похвалу, миледи.

— Элизабет ужасно испугалась, — объяснил Кит.

— Ты молодец, что успокоил ее. Мы всегда должны защищать наших женщин. Могу ли я надеяться, что вы умеете свежевать зайцев, Элизабет?

Выпустив Кита из объятий, Элизабет уверенно принялась за тушку зайца.

— Я докажу вам, что леди Чатворт — это не леди Монтгомери, сидящая на атласных подушках и ожидающая, когда слуги принесут ей поесть.

— Ты превосходно описала жен Стивена и Гевина. Пойдем, Кит, посмотрим, на что способны мужчины из семейства Монтгомери.

Очень скоро Майлс и Кит разожгли костер, а Элизабет, подготовив зайцев, насадила их на вертел. При помощи топора Майлс забил в землю колья и закрепил на них вертел. Опершись на локти, он лениво наблюдал за огнем, в то время как Кит поворачивал мясо.

— Похоже, вы слишком расслабились, — нахмурившись, сказала Элизабет тихим голосом. — Мы не защищены и находимся на чужой земле, и тем не менее вы разводите костер. Нас могут увидеть за несколько миль.

Майлс потянул ее за юбку, и она присела в нескольких футах от него.

— Эта земля принадлежит моему брату и его жене, и, если Мак-Арраны найдут нас, они узнают леопардов Монтгомери на моем плаще. Шотландцы редко убивают женщин и детей на месте. Тебя доставят Стивену, и единственное, что потребуется, это только объяснить ему, кто ты такая.

— Но что же случилось с вашими рыцарями?

— Элизабет, мои воины ушли, не оставив никаких следов борьбы. Можно предположить, что их увели в Лэренстон, замок Бронуин. Однако сейчас единственное, что меня заботит, — это твоя и Кита безопасность. Когда мы дойдем до Лэренстона, и там их не окажется, я начну беспокоиться. Кит! У тебя подгорает мясо с одного бока. — Майлс придвинулся поближе. — Элизабет, ты вне опасности, насколько это вообще возможно. Я разведал этот район и никого не встретил. Подняв с земли у нее за спиной клетчатый шотландский плащ, он укрыл им ее и свои плечи, затем притянул Элизабет к себе. — Это только чтобы согреться, — не разжимая объятий, объяснил Майлс, когда она стала сопротивляться.

— Я уже не раз об этом слышала, — резко оборвала его Элизабет. — Сначала вы всегда говорите «согреться». Неужели вам нравится заставлять меня делать все по-вашему?

— Нет, мне не нравятся твои намеки на то, что я похож на одного из грязных дружков твоего братца, — огрызнулся он.

Элизабет перестала вырываться.

— Возможно, жизнь с Эдмундом слегка и извратила мое мышление, но я терпеть не могу, когда меня хватают руками!

— Хорошо, ты высказалась довольно ясно и понятно, но если хочешь, чтобы мы пережили эту ночь, мне кажется, нам необходимо согревать друг друга. Кит, отрежь-ка ногу зайца. Похоже, уже готово.

Мясо едва прожарилось внутри, хотя и подгорело снаружи. Все трое были, однако, так голодны, что не обратили на это ни малейшего внимания.

— Мне нравится, отец, — произнес Кит. — Мне нравится здесь в лесу.

— Ужасно холодно, — укутываясь плотнее в плед, поддержала разговор Элизабет. — Если это — лето, то на что же тогда похожа зима в Шотландии?

— Бронуин считает, что в Англии слишком жарко. Она заворачивается зимой в один из таких пледов и спит на снегу.

— Не может быть! — чуть не поперхнулась Элизабет. — Она что, действительно такая дикарка?

Улыбнувшись, Майлс повернулся к сыну и заметил, что у того слипаются глаза.

— Иди ко мне, ложись рядом, — предложила Элизабет, и Кит не заставил себя долго ждать.

Разостлав на земле свой плащ, Майлс жестом пригласил Элизабет и Кита лечь, а затем накрыл их пледом. Подбросив в костер еще немного веток, он приподнял плед и устроился рядом с Китом.

— Вы не можете… — начала было Элизабет, но осеклась. Майлсу больше негде было спать. Лежавший рядом Кит согревал их обоих. Хорошо отдавая себе отчет в том, что Майлс находится совсем близко, Элизабет, вместо того чтобы испугаться, почувствовала себя в безопасности.

Подперев рукой голову, она неотрывно смотрела на огонь.

— Что представляла собой мать Кита? — тихо спросила девушка. — Она, наверное, влюбилась в вас с первого взгляда, увидев наши доспехи?

Майлс прыснул от смеха.

— Маргарет Сидней отвернула от меня свой хорошенький маленький носик и отказалась со мной разговаривать. Я делал все, что было в моих силах, чтобы произвести на нее хоть какое-то впечатление. Однажды, когда она принесла своему отцу воду на поле, где мы тренировались, я обернулся, чтобы только взглянуть на нее, потерял стремя, и Рейн пронзил копьем мой бок. У меня до сих пор остался шрам.

— А я думала…

— Ты думала, что я продал душу дьяволу и могу обладать теперь любой женщиной, какой захочу.

— Я слышала именно эту историю, — не глядя на него, сказала девушка ровным голосом.

Поймав ее свободно лежащую рядом с Китом руку, Майлс поцеловал кончики пальцев.

— Дьявол не предлагал мне купить мою душу, но, если бы такое произошло, я пожалуй, задумался бы над этим предложением.

— Какой же вы богохульник! — воскликнула Элизабет, вырвав руку. Некоторое время она хранила молчание. — Но ваша Маргарет Сидней, похоже, сменила гнев на милость.

— Ей было шестнадцать, она была очень красива и в то время сильно влюблена в Гевина. Она не хотела иметь ничего общего с таким мальчишкой, как я.

— И почему же тогда она пошла вам навстречу? Он широко улыбнулся:

— Я настаивал. Элизабет напряглась:

— И как же вы отпраздновали свою победу, когда вам удалось ее добиться?

— Я сделал ей предложение выйти за меня замуж, — не задумываясь, ответил Майлс. — Я ведь говорил, что любил ее.

— Легко же вы одариваете женщин своею любовью! Почему тогда Бриджит не вышла за вас замуж, или эта… ваша только что родившая кузина?

Он помолчал несколько секунд.

— Я любил только одну женщину, хотя и имел многих. Я делал предложение только матери Кита, и если мне придется произнести такие слова еще раз, то только в том случае, если я действительно полюблю.

— Мне ее заранее жаль, — вздохнула Элизабет. — Ей придется смириться с тем, что ежегодно ей будут преподносить в подарок двух или даже трех ваших незаконнорожденных детей.

— Однако ты совсем не возражаешь против присутствия моего ребенка, а в гостинице, решив, что девочка — моя дочь, держала ее на руках.

— Но я, к счастью, не замужем за вами. Майлс понизил голос:

— А если бы ты была моей женой, разве противилась бы через определенный срок родить новое дитя?

— Я бы не стала винить ваших четырех детей за ваши прошлые грехи, но, если бы я вышла за кого-нибудь замуж, чего я, впрочем, не собираюсь делать, и мой муж унизил бы меня, обрюхатив всех английских служанок, полагаю, что позаботилась бы о его смерти.

— Весьма справедливо, — с оттенком некоторого удовлетворения произнес Майлс. Повернувшись на бок, он обнял Элизабет и Кита, крепко прижал их к себе. — Спокойной ночи, мой ангел, — прошептал он, засыпая.

Глава 6

Майлс проснулся от болезненного удара по ребрам: это Кит, перелезая через него, задел его ногой.

— Тише, папа, не разбуди Элизабет, — громко прошептал он ему на ухо и, перебравшись через отца, убежал в лес.

Наблюдая за сыном, Майлс потирал ушибленный бок.

— Жить будете? — раздался за его спиной смех Элизабет.

Обернувшись, он встретился с ней взглядом. Ее волосы распустились по плечам, черты лица после сна смягчились. Раньше он не замечал, как строго она следила за собой. Осторожно, слегка улыбаясь, Майлс убрал руку с плеча девушки и, коснувшись ее щеки, нежно погладил. У него даже перехватило дыхание, когда до него дошло, что на этот раз девушка не отшатнулась. Казалось, она похожа на дикого зверька, и, чтобы приручить ее, Майлсу надо было действовать очень медленно и осторожно.

Элизабет не сводила с Майлса глаз. Удивляясь самой себе, она почувствовала, что его прикосновение больше не пугает ее. Никогда прежде не позволяла она мужчинам дотрагиваться до себя и никогда не задумывалась над своим поведением в случае мужской ласки. Но сейчас, лежа всего лишь в нескольких дюймах от Майлса, она захотела узнать, что почувствует, если дотронется до него. Темная щетина на его щеках подчеркивала остро очерченные скулы. Золотистый локон Элизабет касался его уха.

Словно прочитав ее мысли, Майлс взял руку Элизабет и приложил к своей щеке. Она держала руку на его щеке, а у самой в это время сердце отчаянно колотилось. Ей казалось, что она совершает что-то противозаконное. Спустя некоторое время она отняла руку от щеки и дотронулась до его волос. Они были мягкими и чистыми, и ей вдруг стало любопытно, чем они пахнут. Встретившись с Майлсом глазами, девушка поняла, что он собирается поцеловать ее. «Надо бежать», — подумала она, но не двинулась с места.

Медленно, как бы намекая взглядом, что она вправе отказать ему, Майлс придвинулся ближе в губами коснулся ее рта.

«Какое приятное ощущение», — подумала Элизабет, не отводя взгляда от Майлса. Его поцелуй был нежен и ласков. Он не тискал ее за груди, не наваливался на нее всей тяжестью тела, как это делали другие, а всего лишь нежно поцеловал.

Майлс отстранился от Элизабет, глаза его излучали столько тепла, что она съежилась и замерла от охватившего ее ужаса: сейчас он воспользуется ее слабостью и набросится на нее…

— Не волнуйся, — успокоил ее Майлс, гладя по щеке. — Никто и никогда более не обидит тебя, моя дорогая Элизабет.

— Отец! — Раздавшийся крик Кита нарушил очарование их уединения.

— Не сомневаюсь, что на этот раз он напал на следы, по крайней мере, единорога, — пробурчал Майлс себе под нос, неохотно поднимаясь, за что был вознагражден чуть заметной улыбкой девушки.

Вставая, Элизабет поморщилась от ломоты в плечах: она явно не привыкла спать на голой земле. Действуя так, словно он делал это каждый день, Майлс принялся массировать ей плечо.

— И что же ты нашел на этот раз. Кит? — спросил он сына, не оборачиваясь.

— Тропинку, — радостно сообщил Кит. — Можно я посмотрю, куда она ведет?

— Нет, нельзя до тех пор, пока мы вместе не доберемся до нее. Теперь получше? — обратился он к Элизабет. Получив утвердительный ответ, поцеловал ее в шею и начал быстро собирать их скудные пожитки.

— Вы всегда столь непринужденно ведете себя с женщинами? — поинтересовалась Элизабет с любопытством. — Вы так же легко и свободно целуете всех женщин, когда приходите в чей-либо дом?

Майлс засыпал землей головешки, оставшиеся от вчерашнего костра.

— Я могу быть вполне воспитанным, уверяю тебя, и обычно ограничиваюсь поцелуем руки, по крайней мере, на публике, — хитро улыбаясь и поблескивая глазами, бросил он, переводя взгляд на Элизабет. — Но с вами, моя любимая Элизабет, с самой первой… э… э… встречи я не могу вести себя как обычно. Я не могу удержаться от чувства, что вы для меня — подарок судьбы и подарок очень дорогой. Поэтому, что бы ни случилось, я сохраню вас для себя.

Прежде чем она успела ответить, хотя, по-правде сказать, была слишком потрясена услышанным, чтобы вымолвить хотя бы слово, Майлс взял ее за руку и повел к тому месту, откуда нетерпеливо взирал на них Кит.

— Идем, проверим, куда ведет эта тропа. Пока Кит вел их по узкой, давно нехоженой тропе, Майлс держал Элизабет за руку.

— Как ты находишь моего сына?

Элизабет улыбнулась, взглянув на мальчугана, шарившего по земле в поисках грибов. Заметив, что она наблюдает за ним. Кит выпрямился и побежал вперед.

— Он независим, умен и достаточно взрослый для своих лет. Вы, должно быть, очень гордитесь им. Плечи Майлса заметно распрямились.

— Дома у меня еще двое. Филипп Стивен выглядит также экзотично, как и его мать, хотя ему лишь год. У него такой характер, что его няня трепещет при одном его появлении.

— А еще один сын? Сын Бриджит?

— Джеймс Рейн — полная противоположность Филиппу, но они не разлучаются. У меня такое чувство, что они и дальше всегда будут вместе. Джеймс отдает Филиппу свои игрушки, когда бы тот ни потребовал, — он хмыкнул. — Единственное, чем Джеймс никогда и ни с кем не поделится — это его няня. Он начинает вопить, как только я прикасаюсь к ней.

— Ему, наверное, приходится делать это довольно часто, — съязвила Элизабет.

— Да нет, Джеймс чаще всего молчит, — засмеялся Майлс и придвинулся ближе. — Правда, он весьма рано ложится спать.

Элизабет шутливо оттолкнула его.

— Отец! — закричал Кит и подбежал к ним. — Пойдем, посмотрим. Я нашел остатки сгоревшего дома.

За поворотом они наткнулись на то, что когда-то было фермерским домом: большая часть его крыши обрушилась, и целым сохранился лишь один угол.

— Подожди, Кит, — Майлс остановил сына, попытавшегося вскарабкаться на руины. Тяжелые обугленные балки свисали с единственной сохранившейся стены. — Сначала я сам все проверю.

Элизабет и Кит остались стоять, в то время как Майлс, обхватывая руками одну балку за другой, повисал на них всем телом. Лишь несколько головешек посыпалось вниз, но бревна остались на месте.

— Кажется, никакой опасности, — сказал Майлс Киту, и тот принялся исследовать все щели в доме. Майлс взял Элизабет за руку:

— Я предлагаю взобраться на холм, если не ошибаюсь, там растут яблони.

На вершине холма раскинулся небольшой фруктовый сад, и, хотя большинство деревьев уже засохло, примерно дюжина сморщенных, но спелых яблок висела на одной из веток. Когда Элизабет потянулась за одним из них, Майлс приподнял ее за талию. Она сорвала яблоко, и он медленно опустил ее, прижав к себе. Он был готов поцеловать Элизабет, как вдруг раздался крик Кита:

— Посмотри, что я нашел, отец! Элизабет с улыбкой повернулась к Киту:

— Что это?

Демонстративно вздохнув, Майлс отпустил Элизабет.

— Это качели! — восторженно заорал Кит.

— На самом деле, — произнес Майлс, не выпуская руку Элизабет. Схватив качели за веревки, он пару раз резко качнул их. — Давай посмотрим, как высоко ты раскачаешься, — обратился он к сыну.

Немного отступив назад, Элизабет и Майлс смотрели, как Кит залез на качели и, сильно раскачавшись, достиг такой высоты, что его ноги стали касаться веток дерева.

— Он убьется, — испугалась Элизабет, но Майлс отрицательно покачал головой:

— А теперь покажи Элизабет, на что ты способен. Ошеломленная, она смотрела, как, продолжая раскачиваться, Кит подобрал под себя ноги и встал на качелях во весь рост.

— Пошел! — скомандовал Майлс, широко раскинув руки.

К ужасу Элизабет, маленькое тельце Кита, пролетев неожиданно по воздуху, оказалось прямо в объятиях Майлса. Кит почти визжал от восторга, а Элизабет почувствовала, как у нее подгибаются колени.

Поставив на землю сына, Майлс схватил ее за руку:

— Что с тобой, Элизабет? Это ведь только детская игра. Когда я был в таком возрасте, как Кит, я точно так же прыгал в объятия своего отца.

— Но если бы вы отступили… — начала она.

— Отступил бы! — Он был ошеломлен. — И позволил бы Киту упасть? — Прижав к себе девушку, он начал ее успокаивать. — Разве с тобой никто не играл в детстве? — тихо спросил он.

— Мои родители умерли вскоре после моего рождения. Моим опекуном стал Эдмунд.

Эта простая фраза объяснила Майлсу очень многое. Слегка отстранив Элизабет, он посмотрел ей в глаза.

— Ну что ж, теперь мы восполним то, чего ты была лишена в детстве. Забирайся на качели, а я подтолкну тебя.

С радостью отогнав от себя воспоминания об Эдмунде, она решительно направилась к качелям.

— Дай я попробую, отец, — попросил Кит, толкая качели за доску. — Она слишком тяжелая, — громко прошептал он, не в состоянии сдвинуть Элизабет с места.

— Только не для меня, — расхохотался Майлс, целуя Элизабет за ушком и берясь за веревки. — Сотри поцелуй, Элизабет, — ехидно предложил он, высоко поднимая ее над землей.

— Я не могу сейчас, но обязательно сделаю это, — бросила она через плечо.

Майлс отпустил ее, и она полетела. Каждый раз, когда качели проносились мимо, он раскачивал их, подталкивая девушку за ягодицы, а она счастливо смеялась. Юбка Элизабет задралась до колен, девушка сбросила туфли и вытянула ноги.

— Прыгай, Элизабет! — скомандовал Кит.

— Я слишком тяжелая, или забыли? — поддразнивая их, захохотала Элизабет.

Майлс стоял немного поодаль от качелей. Чем больше времени он проводил с Элизабет, тем прекраснее она становилась. Запрокинув голову, девушка смеялась, а ведь он никогда прежде не видел ее веселой.

— Отец поймает тебя, — настаивал Кит.

— Пожалуй, отец хочет гораздо большего, чем просто поймать леди Элизабет, — усмехнулся Майлс, вставая перед ней. Он заметил, что на ее лице появилась тень сомнения.

— Доверься мне, Элизабет, — он улыбался, оставаясь в то же время совершенно серьезным. — Я не двинусь с места и поймаю тебя, невзирая на твой вес.

Элизабет, не вставая на качелях во весь рост, как это сделал Кит, просто опустила веревки и… полетела в объятия Майлса. Очутившись у него в руках, она с трудом перевела дыхание.

Майлс крепко обнял ее, а затем, падая с ней на землю, воскликнул:

— Ну и тяжела же ты, Элизабет!

Его падение было самым отъявленным мошенничеством из всех, когда-либо виденных ею. Поэтому, когда он с душераздирающими стонами повалился на землю, Элизабет хихикнула и прижалась к нему еще сильнее. Под громкий и искренний возглас Майлса «о-о-о!», они покатились вниз по крутому склону. Скатываясь с горы, Майлс, когда находился под Элизабет, прикрывал руками спину девушки, а как только снизу оказывалась она, поддерживал ее, чтобы ни один камешек случайно не причинил ей вреда.

Хихиканье Элизабет переросло в громкий хохот, от которого она так обессилела, что не могла более сопротивляться Майлсу. Когда она оказалась наверху, он приостанавливался, давая ей возможность собраться с силами для барахтанья в его объятиях, затем снова переворачивался, и ей опять приходилось бороться за свою драгоценную жизнь.

У подножия холма Майлс остановился. Лежа на земле, он раскинул руки и закрыл глаза.

— Я умираю, Элизабет, — сказал он голосом раненого.

Горя желанием присоединиться к общему веселью, Кит молниеносно слетел с холма и прыгнул прямо на живот отцу, застигнув того врасплох. Вырвавшийся у Майлса стон на этот раз был неподдельным, и Элизабет разразилась новым взрывом смеха.

Майлс бережно снял сына с живота и повернулся к Элизабет.

— Тебе нравится видеть мои страдания? — голос его был серьезен, но глаза поддразнивали. — Давай-ка, Кит, покажем леди Элизабет, что ей не следует смеяться над рыцарями короля.

Широко раскрыв глаза, Элизабет вскочила и попятилась, но Майлс и Кит оказались проворней. Майлс поймал ее за плечи, а Кит всем своим весом навалился на ноги. Элизабет, запутавшись в юбке, потеряла равновесие, Майлс, в свою очередь, споткнулся о сына, и все трое, весело смеясь, повалились на землю, образовав кучу-малу. Майлс тотчас принялся щекотать Элизабет, его примеру последовал Кит.

— Достаточно? — поинтересовался Майлс, прижавшись к Элизабет, по лицу которой безостановочно струились вызванные неудержимым хохотом слезы.

— Согласны ли вы признать, что мы — рыцари, лучшие из лучших?

— Я… никогда и не говорила, что это не так, — все еще задыхаясь от смеха, с трудом вымолвила она. Майлс принялся щекотать ее еще сильнее.

— Скажите нам, кто мы?

— Самые смелые, самые красивые рыцари во всей Англии… во всем мире.

Скользя руками по телу Элизабет, Майлс замер, когда его пальцы оказались прямо на ее груди.

— А как зовут меня? — опомнившись, прошептал он.

— Майлс, — глядя на него, тоже шепотом ответила она. — Майлс Монтгомери. — Ее руки лежали у него на плечах, затем легко обвили шею.

Наклонившись, Майлс нежно поцеловал Элизабет, и, может быть, впервые между ними возникло что-то, похожее на искру любви.

Неожиданно Кит вскочил отцу на спину, и, вынужденный отвернуться от Элизабет, Майлс едва удержался, чтобы не упасть на нее.

— Давай еще покачаемся, папа.

— Подумать только, я так любил своего сына, — прошептал Майлс на ухо Элизабет, — прежде чем подняться с сыном на спине.

Никто не заметил, как за последние несколько минут небо резко потемнело, и, когда упали первые холодные капли дождя, все страшно удивились. Казалось, небо разверзлось над ними, чуть не утопив под обрушившимся ливнем.

— Быстрее в домик! — Майлс потянул за собой Элизабет, и все вместе они побежали в укрытие.

— Промокли? — спросил он, снимая Кита со спины.

— Нет, не очень. — Прежде чем повернуться к Киту, девушка мимолетно улыбнулась Майлсу.

Привычным жестом Майлс обнял Элизабет за плечи:

— Почему бы вам вдвоем не разжечь костер, пока я добуду что-нибудь поесть?

Кит с восторгом согласился, а Элизабет с подозрением уставилась на бурные потоки дождя снаружи.

— Может, лучше подождать, пока утихнет дождь? Глядя на нее с восхищением, Майлс улыбнулся.

— Мне ничего не грозит. А теперь, пожалуйста, вы двое сидите здесь, а я буду неподалеку. — Произнеся это, он выскользнул из-под обуглившихся балок и исчез.

Подойдя к выходу из укрытия, Элизабет посмотрела ему вслед. Она была уверена, что Майлс Монтгомери не догадывается, насколько необычным оказался для нее этот день. Она провела с мужчиной целые сутки, и ни разу ей не причинили боль. А сколько было смеха!.. Ей всегда нравилось смеяться, но ее братья были такими мрачными — любой, кто жил в одном доме с Эдмундом Чатвортом, вскоре становился угрюмым. Сегодня же она веселилась и хохотала с мужчиной, который даже и не пытался сорвать с нее одежду. Раньше, бывало, стоило ей улыбнуться кому-нибудь из мужчин, тот сразу начинал тискать ее, причиняя боль.

Это случалось не потому, что Элизабет была так красива и вызывала у мужчин дикую страсть. Элизабет знала, что она хорошенькая. Это не вызывало сомнении, как, впрочем, и то, что она значительно уступает наследнице Риведунов. Брат Эдмунд — вот кто был причиной всех ее бед с мужчинами. Обладая извращенным чувством юмора, он любил держать пари со своими гостями, что им не удастся затащить Элизабет в постель. Эдмунд ненавидел Элизабет за то, что она не боялась его. Когда она была еще совсем ребенком, он обычно забирал ее из монастыря, где она жила большую часть времени, и, привезя домой, часто бил и сталкивал с лестницы. Лишь каким-то чудом Элизабет удавалось ускользнуть от него без увечий.

Когда же ей исполнилось двенадцать, она начала защищаться и отстаивать свои права. С помощью зажженного факела научилась держать Эдмунда на расстоянии. После этого игры Эдмунда стали более жестокими, — но и Элизабет научилась быть еще осторожней и более изощренной в способах защиты. Она уже знала, как можно причинить боль мужчинам, которые хотели побаловаться с ней. Она уговорила Роджера научить ее пользоваться топором, мечом, кинжалом. Умело защищалась она и с помощью своего острого как бритва языка.

После нескольких недель, проведенных в обществе Эдмунда и его приятелей, Элизабет, зачастую не без помощи Роджера, возвращалась в свой монастырь, где можно было какое-то время отдохнуть, пока Эдмунд вновь не приезжал за ней.

— Я развел огонь, леди Элизабет, — раздался за ее спиной голос Кита.

Она обернулась с нему с теплой улыбкой. Дети всегда были предметом ее особой любви: естественные, ничего не требующие, а лишь охотно отдающие.

— Ты уже все сделал, пока я тут стояла. — Девушка подошла к нему. — Хочешь, я расскажу тебе какую-нибудь историю, пока мы ждем твоего отца?

Элизабет уселась, опершись о стену, вытянув к огню ноги и положив руку Киту на плечо. Они укрылись плащом Майлса, и Элизабет начала рассказывать о Моисее и израильтянах. Не успела она дойти до открытия Красного моря, как Кит уже спал, свернувшись рядом с ней калачиком.

Над их головами по остаткам крыши хлестал дождь, просачиваясь вниз сразу в трех местах. Пока Элизабет сосредоточенно смотрела на костер, из темноты появился Майлс. Он улыбнулся Элизабет и подбросил хвороста в огонь. Затем молча освежевал дикого кабанчика, разрезал мясо на куски и, насадив их на вертел, подвесил над огнем.

Внимательно наблюдая за Майлсом, Элизабет не могла не думать о странностях этого человека. Может, большинство мужчин похожи именно на Майлса? Роджер всегда повторял, что она видела только подонков. В монастыре, слушая восторженные рассказы молодых женщин об их любовниках, Элизабет часто думала, что, возможно, и встречаются мужчины, ничуть не похожие на тех, от которых ей приходилось отбиваться.

Присев у костра, Майлс занимался приготовлением мяса. Недалеко от него лежал лук, за спиной торчали стрелы, а на боку, как всегда, был меч. Даже в тот момент, когда они кувырком летели с горы, меч висел у него на бедре. Что это за человек? Умеющий одновременно и развлекаться с женщиной, и быть готовым встретить любую опасность?

— О чем ты задумалась? — тихо спросил Майлс, напряженно глядя на девушку. Элизабет опомнилась:

— О том, что вы промокли и вот-вот погаснет костер.

Майлс, потягиваясь, поднялся:

— Холодная страна, не правда ли?

Произнеся эти слова, он начал медленно стаскивать с себя мокрую одежду и раскладывать перед костром.

Элизабет следила за ним с пристальным интересом. Обнаженных мужчин она видела не раз, к тому же довольно часто ей приходилось наблюдать, как рыцари из окружения братьев тренировались в одних коротких подштанниках. Теперь же она сомневалась, что когда-то ей было интересно смотреть на одного из них.

Майлс был худощав, но мускулист, и, когда повернулся к ней, она увидела на его груди клин густых черных волос. У него были мощные бедра, натренированные ношением доспехов, и хорошо развитые икры ног.

— Элизабет, — прошептал Майлс, — ты заставляешь меня краснеть.

Но покраснел не он, а Элизабет, которая, услышав, как Майлс фыркнул от смеха, не смела даже взглянуть на него.

— Отец, — сказал, проснувшись. Кит, — я хочу есть.

Элизабет нехотя отпустила от себя ребенка. Несмотря на то, что она очень любила детей, в жизни она встречалась с ними довольно редко. Нет ничего прекрасней, чем держать на руках ребенка, которому ты нужна, который доверчиво играет с тобой.

— Есть жареное мясо и несколько яблок, — предложил Майлс сыну.

— Ты не замерз, отец? — спросил Кит.

Не глядя в сторону Элизабет, Майлс ответил:

— Меня согревают теплые взгляды, которые бросает на меня одна леди. Присоединяйтесь к нам, леди Элизабет.

Все еще пылая от смущения, Элизабет подсела к ним, но, спустя некоторое время, смущение покинуло девушку. По настоянию Кита Майлс рассказал несколько историй, приключившихся с ним и братьями в детстве. В каждом рассказе он выглядел героем, который не раз спасал и наставлял своих братьев. Глаза Кита блестели при этом, словно звездочки.

— Когда вас посвящали в рыцари, — невинно спросила Элизабет, — разве вы не клялись говорить только правду?

Майлс весело подмигнул ей.

— Не думаю, что клятва запрещает мне производить хорошее впечатление на сына или… — Он, казалось, не мог подыскать нужного слова.

— Пленницу! — подсказала Элизабет.

— Ах, Элизабет, — рассмеялся Майлс. — Что еще может подумать женщина о мужчине, чьи братья постоянно пытались сделать его жизнь невыносимой?

— Они действительно пытались? Она задала вопрос с таким серьезным видом, что он догадался — она поняла его в буквальном смысле.

— Да нет, не совсем, — заверил он Элизабет. — В раннем возрасте мы остались совсем одни, и, хотя некоторые из наших шалостей были небезопасны, мы все выжили.

— И живете с тех пор счастливо, — сурово добавила она.

— А как тебе жилось рядом с Эдмундом Чатвортом? — как бы между прочим спросил он.

Элизабет заерзала и, сменив положение ног, произнесла:

— Ему тоже нравились… шалости.

— Ты наелся. Кит? — спросил Майлс, протягивая руку за очередным куском мяса.

Вдруг Элизабет заметила длинную глубокую рану на внутренней стороне его руки. Рана была открыта и кровоточила.

Майлс, казалось, всегда знал, куда направлен ее взгляд.

— Я поранился тетивой лука. Можешь проявить свои врачевательские способности, если хочешь, — сказал он, и такая явная надежда прозвучала в его голосе, что она рассмеялась в ответ.

Задрав подол, Элизабет оторвала от нижней юбки длинную полосу и смочила ее дождевой водой. Майлс сел перед ней по-турецки и протянул руку. Элизабет начала осторожно смывать с нее кровь.

— Не могу описать, насколько приятно видеть, как ты улыбаешься. Кит, не лезь на эти балки. Лучше вынь тряпку из колчана и почисть мой меч. И смотри, не поранься о лезвие. — Он снова обернулся к Элизабет. — Для меня большая честь, что ты мне улыбаешься. Не уверен, но думаю, что твоей улыбки удостаивались немногие мужчины.

— Очень немногие, — только и произнесла .она. Майлс взял ее руку и поцеловал ладонь:

— Я начинаю думать, что ты действительно такой ангел, каким выглядишь. Кит просто обожает тебя.

— У меня такое ощущение, что Кит до сих пор ни разу не встречался с незнакомыми людьми и поэтому обожает всех подряд.

— Не думаю. — И он вновь поцеловал ей руку.

— Прекратите сейчас же! — вырвала она руку. — Вы слишком щедры на поцелуи.

— Я только этим и сдерживаю себя, но больше всего я хотел бы заняться с тобой любовью. Кит! — заорал он на сына, размахивающего мечом над своей головой. — Я спущу с тебя шкуру, даже если ты только подумаешь вонзить меч во что-нибудь.

Сама того не желая, Элизабет непроизвольно рассмеялась, оттолкнув перевязанную руку Майлса.

— Думаю, вам следует оставлять сына дома, если вы пытаетесь ухаживать за девушкой.

— О нет. — Он улыбнулся. — Кит добился гораздо большего, у меня бы ушли на это месяцы.

С этим загадочным замечанием он направился к сыну, чтобы забрать из его беспечных рук свой обожаемый меч.

Глава 7

Этой ночью они все трое опять спали вместе. Кит протиснулся между ними, за что и был тесно зажат с обеих сторон. Долгое время Элизабет лежала без сна, прислушиваясь к равномерному дыханию Майлса и Кита. Два последних дня были так необычны, так непохожи на все, к чему она привыкла. Словно луч солнца пробился сквозь мрак непрерывного дождя.

Проснувшись, она увидела, что лежит одна на плаще, укрытая подоткнутым под нее шотландским пледом. В полусне, улыбаясь, она поглубже зарылась в него. Элизабет почувствовала себя уютно, и на секунду ей вдруг захотелось остаться навсегда в этом краю, чтобы каждый день был наполнен радостью и смехом.

Повернувшись на спину, потягиваясь, она осмотрела их тесное укрытие и обнаружила, что оно пусто. За последние несколько дней ее настороженность почти прошла. Обычно она спала чутко, прислушиваясь к происходящему вокруг. Каким-то образом Майлсу и Киту на этот раз удалось покинуть ее, не разбудив. Прислушавшись, она улыбнулась, уловив невдалеке медленные, тихие шаги.

Крадущейся походкой, почти бесшумно она вышла из укрытия и притаилась среди деревьев, растущих поблизости. Слева от себя она безошибочно узнала голоса Майлса и Кита. Но кто же тогда прятался в кустарнике впереди нее? Воспользовавшись выработанным годами умением скрываться от дружков своего братца, Элизабет бесшумно покинула свое укрытие. Прошло еще несколько минут, прежде чем она увидела, кто с таким усердием незаметно следил за ними.

Неподвижно лежа на животе и вытянув свое длиннющее тело, сэр Гай крутил головой по сторонам, внимательно наблюдая за местом, где резвились Кит и Майлс. Бесшумно Элизабет подкралась к сэру Гаю. Нагнувшись, она подобрала небольшой, продолговатой формы булыжник и сжала его в руке. Это Роджер научил ее, как придать маленькому слабому кулачку определенную силу: надо только зажать в нем какой-нибудь тяжелый предмет. Держа булыжник в одной руке, другой она выхватила кинжал из висевших на боку сэра Гая ножен.

Резким молниеносным прыжком великан вскочил на ноги.

— Леди Элизабет! — ошеломленно воскликнул он. Элизабет отскочила от него на расстояние вытянутой руки.

— Почему вы преследуете нас? Вы предали своего хозяина и пришли теперь убить его?

Шрам на лице сэра Гая побелел, но он промолчал. Вместо этого, повернув голову в сторону Майлса, он пронзительно свистнул.

Элизабет знала, что Майлс ответит на этот зов и придет, так как это был их условный сигнал. Если сэр Гай совершенно безбоязненно подавал условный знак своему хозяину, должно быть, Майлс знал о причине, заставившей великана прятаться вблизи от них.

Майлс появился моментально, с обнаженным мечом, но без Кита.

— Леди интересуется, не собираюсь ли я прикончить вас, — торжественно произнес сэр Гай. Майлс перевел взгляд на Элизабет:

— Как она отыскала тебя?

Сэр Гай не сводил глаз с лица девушки. Казалось, он был одновременно и смущен, и восхищен ею.

— Я даже не услышал, как она подкралась. В глазах Майлса заплясали веселые огоньки:

— Верни ему кинжал, Элизабет. Нет никакой причины сомневаться в преданности сэра Гая.

Элизабет не тронулась с места. Пряча в складках юбки руку с зажатым в ней булыжником, она в то же время отметила, что нога сэра Гая в мягком башмаке опирается на плоский камень. Ноги — довольно уязвимое место даже у обладающих недюжинной силой мужчин.

— И где же ваши люди? — не спуская глаз с сэра Гая, спросила она Майлса.

— Ну, хорошо… Элизабет, — начал он. — Я думал, возможно…

Судя по тому, что сэр Гай несколько изменился в лице, Элизабет догадалась, что все происходящее было подстроено Майлсом Монтгомери.

— Говорите! — потребовала она.

— Мы находимся сейчас на земле Мак-Арранов, и я, зная, что с нами ничего не произойдет, решился на безопасную прогулку вместе с тобой и Китом.

Резко повернувшись, чтобы посмотреть ему прямо в лицо, Элизабет в то же время не упускала из виду сэра Гая.

— Так, значит, это все было вами подстроено, — ровным голосом проговорила она. — Вы солгали мне, сказав, что ваши рыцари исчезли. Вы обманули меня, ссылаясь на грозившую нам опасность. И все это вы сделали только с одной целью — остаться со мной наедине.

— Элизабет! — Майлс сделал попытку успокоить ее. — Нас постоянно окружали мои люди. Я всего-навсего осмелился предположить, что, если нам некоторое время удастся побыть вдвоем, ты сможешь узнать меня получше. А Кит…

— Не кощунствуйте, упоминая имя ребенка. Он не был замешан в вашем мерзком сговоре.

— Но это совсем не сговор, — взмолился Майлс, бросая на нее нежный взгляд.

— А как насчет опасности? Вы поставили под угрозу две жизни: мою и вашего сына. В этих лесах полно диких, жестоких разбойников.

Майлс снисходительно улыбнулся:

— Все так, но с этими дикарями я связан родственными узами. Уверен, мы даже сейчас находимся в окружении Мак-Арранов.

— Я никого не заметила, кроме этого огромного трясущегося борова. Сэр Гай замер.

— Никто никому не причинил вреда, — улыбнулся Майлс. — Отдай мне кинжал, Элизабет.

— Никакого вреда, говорите? А кто так бесстыдно обманул женщину? — приходя в ярость, выпалила она.

В следующую секунду все, казалось, произошло в мгновение ока. Не раздумывая, Элизабет набросилась с кинжалом на Майлса. Сэр Гай выбил кинжал из ее рук, но в тот же миг Элизабет с силой опустила свой каблук на пальцы левой ноги сэра Гая. Удивленно обернувшись на дикий вопль великана, Майлс не заметил, как Элизабет, сжимая в руке камень, ударила его в солнечное сплетение. От резкой боли Майлс буквально согнулся пополам.

Отступив немного назад, Элизабет наблюдала за скорчившимся от боли сэром Гаем, который, сидя на земле, пытался снять башмак. Майлс также выглядел довольно скверно, и казалось, что сегодня ему уже не захочется обедать.

— Неплохо! — раздался голос за спиной Элизабет. Оглянувшись, она увидела лицо вызывающе красивой женщины с черными, как смоль волосами и голубыми глазами, такую же высокую, как и Элизабет, что само по себе было редким явлением. Рядом с женщиной стояла огромная собака.

— Это послужит тебе уроком, Майлс, — продолжала незнакомка, — и убедит в том, что женщинам не нравится, когда мужчины используют их по своему разумению.

Элизабет прямо остолбенела от удивления, увидев, как из-за деревьев начали появляться мужчины. Самый пожилой из них вел за руку Кита.

— Леди Элизабет Чатворт, — произнесла женщина, — разрешите представиться, я — Бронуин Мак-Арран, владелица земли клана Мак-Арранов и невестка этого бессовестного молодого человека.

Майлс начал приходить в себя.

— Бронуин, как приятно вновь увидеть тебя!

— Тэм, — обратилась Бронуин к пожилому мужчине. — Займись ногой сэра Гая. Надеюсь, обошлось без перелома?

— Все может быть, — ответила Элизабет. Бронуин окинула ее одобрительным взглядом.

— Это мои люди, знакомьтесь. Это — Дуглас. — Как только она называла имя мужчины, тот делал шаг вперед и кивком головы приветствовал леди Элизабет. — Алекс, Джарл, Фрэнсис.

Элизабет оценивающе осматривала каждого из них. Ей не хотелось стоять в окружении мужчин, поэтому она отошла немного в сторону и встала так, чтобы за ее спиной был сэр Гай. Толпа окруживших ее мужчин привела девушку в такое жуткое состояние, что ей стало казаться, будто ее заперли в узком каменном колодце.

Потирая ушибленное место, Майлс заметил ее испуг, подошел и встал рядом. Едва Тэм сделал шаг навстречу, Майлс коснулся его руки, предупредив взглядом, что лучше остаться на месте. Слегка удивившись, Тэм выпустил руку Кита и отошел в сторону, заметив, что Элизабет настороженно и с опаской наблюдает за ним.

— Где же мой никчемный братец? — спросил Майлс у Бронуин, молча наблюдавшей за происходящим.

— Он объезжает северные границы наших владений, но я ожидаю, что он встретит нас еще до того, как мы доберемся до Лэренстона.

Майлс взял Элизабет под руку и, когда она попыталась вырваться, еще крепче сжал ее.

— У Бронуин есть ребенок, — начал он громко я закончил тихим шепотом: — Ты в безопасности. Держись поближе ко мне.

Элизабет бросила на него испепеляющий взгляд, свидетельствовавший о том, что она не считает себя с ним в большей безопасности, нежели с каким-либо другим мужчиной. Однако вырываться перестала.

Мужчины, стоявшие рядом с Бронуин, были одеты самым диким образом: колени оголены, волосы спускались до плеч, на поясах болтались длинные широкие мечи. Бронуин догадывалась, что за детской выходкой Майлса по отношению к Элизабет скрывается нечто более серьезное, но не могла понять, в чем дело. Она решила, что по возвращении в Лэренстон ей удастся выяснить, что происходит между ними;

— Ну что, поехали?

Элизабет стояла неподвижно до тех пор, пока люди Бронуин не оказались впереди нее. До места, где были спрятаны лошади, надо было пройти довольно значительное расстояние, и мужчины молчаливой группой тронулись в путь. Рядом, опираясь на толстую палку, медленно прихрамывал сэр Гай.

— Я хочу ехать позади всех, — попросила Элизабет Майлса, стиснув зубы.

Он начал было возражать, но быстро умолк и шепнул что-то Бронуин. По ее кивку шотландцы и сэр Гай выехали вперед, а Кит пристроился к Тэму.

— Элизабет, — обратился к девушке Майлс, сидя на коне, — люди Бронуин не причинят тебе вреда. Не бойся их.

Элизабет бросила в его сторону свирепый взгляд:

— Я должна поверить вам на слово, что они достойны доверия? Вам, не единожды солгавшему мне? Вам, одному из клана Монтгомери, с которым моя семья находится в состоянии войны?

Некоторое время Майлс молча смотрел в небо.

— Возможно, я был не прав, решив подшутить над тобой, но, если бы я предложил провести не — сколько дней со мной и Китом в лесу, каков был бы твои ответ?

Элизабет отвернулась от него.

— Элизабет, ты должна призвать, что мы неплохо провели время. На несколько часов ты совсем забыла о своем страхе перед мужчинами.

— Я вообще не боюсь мужчин, — резко ответила она. — Я всего лишь не доверяю им.

— Твоя осторожность не дает тебе спокойно жить, — не унимался Майлс. — Взгляни на нас сейчас: мы вынуждены глотать пыль из-под копыт людей Бронуин из-за твоего страха, что один из них может напасть сзади, если ты, не дай Бот, потеряешь их из виду.

— Я научилась… — снова начала она…

— Ты узнала лишь плохую сторону жизни! Большинство мужчин совсем не похожи на Эдмунда Чатворта или Пагнелла. И, пока мы находимся здесь, в Шотландии, ты должна обязательно понять, что существуют люди, которым можно доверять. Нет! — воскликнул он, не спуская с нее глаз, — Ты должна понять, что я из тех, кому можно доверять!

Произнеся эти слова, Майлс пришпорил коня и поскакал догонять сэра Гая, оставив Элизабет наедине с собой.

Бронуин, оглянувшись на Элизабет, повернула лошадь назад и, поравнявшись со светловолосой девушкой, поехала рядом. Они выглядели удивительной парой: Элизабет со своей утонченной красотой и светлой нежной кожей, и Бронуин с резким, словно высеченным из камня, лицом.

— Любовная ссора? — поинтересовалась Бронуин, пытливо вглядываясь в Элизабет и ища ответа на мучивший ее вопрос.

— Мы не любовники, — сухо возразила Элизабет, Бронуин с удивлением подняла брови, отметив про себя, что впервые Майлс проводит время с женщиной, не овладев ею.

— Почему же представительница рода Чатвортов прогуливается верхом на лошади с одним из Монтгомери? — поддела она девушку.

Элизабет окинула Бронуин сердитым взглядом:

— Если вы решили отыграться на мне за моего брата Роджера, я бы посоветовала сначала дважды подумать.

Бронуин и Элизабет неотрывно смотрели друг на друга поверх лошадиных голов, и многое пронеслось между ними за это время, затем Бронуин коротко кивнула.

— Поинтересуйтесь у своего брата о его шотландских родственниках, — холодно заметила она, прежде чем отъехать от Элизабет и оставить ее в одиночестве.

— Ну что, теперь рассердила Бронуин? — ухмыльнулся Майлс, вновь приблизившись к Элизабет.

— Разве я обязана выслушивать всякие пакости о моем родном брате? Эта женщина дала клятву выйти замуж за Роджера, а затем изменила своему слову. И в результате…

— И в результате Роджер Чатворт напал на моего брата со спины, — прервал ее Майлс. Он сделал паузу и, наклонявшись, взял Элизабет за руку. — Дай нам шанс, Элизабет, — мягко сказал он, трогательно умоляя ее глазами. — Единственное, о чем прошу, — дай нам время, чтобы мы смогли доказать тебе, что нам можно доверять, Не успела Элизабет проронить и слова, как до них донесся троякий топот копыт. Подняв глаза, она увидела, что все мужчины обнажили мечи, и, прежде чем успела вымолвить слово, шотландцы Бронуин тесным кольцом окружили женщин, Майлс подъехал вплотную к Элизабет, — Это не кто иной, как мой сумасшедший муж, — объявила Бронуин с довольными нотками в голосе, которые явно противоречили ее словам.

Перед ними остановились пятеро мужчин, главным из которых был красивый высокий молодой человек с русыми волосами до плеч. Он выглядел очень счастливым и открыто наслаждался тем, как радостно искрятся глаза его жены.

— Стареешь, Тэм, — лениво произнес блондин, опершись о седло.

В ответ Тэм лишь пробурчал что-то и снова вложил меч в ножны.

— Черт возьми, Стивен! — воскликнула Бронуин. — Зачем тебе понадобилось скакать с такой скоростью и шумом по краю обрыва? И почему ты не удосужился предупредить нас о своем прибытии?

Медленно спешившись и бросив поводья одному из слуг, стоявших сзади, Стивен подошел к жене. Небрежно положив руку ей на колено, начал гладить его.

Бронуин оттолкнула ногой его руку.

— Прекрати! — потребовала она. — У меня есть дела поважнее, чем заигрывания с тобой.

Стивен молниеносно схватил ее за талию и стащил с седла.

— Неужели ты волновалась, крошка, когда я сказал над обрывом? — пробормотал он, тесно прижимая ее к себе.

— Тэм! — задыхаясь, позвала Бронуин, отталкивая Стивена.

— Этот парень не нуждается в моей помощи, — ответил Тэм.

— Зато я готов помочь, — негромко проговорил Майлс.

Стивен резко выпустил жену из объятий.

— Майлс! — удивленно воскликнул он, обнимая спешившегося брата. — Когда ты прибыл? Что занесло тебя в Шотландию? Я думал, ты сейчас гостишь у дяди Симона. Кстати, как ты объяснишь слова дяди, что он просто мечтает увидеть твою отрубленную голову на подносе?

Чуть улыбнувшись, Майлс обнял брата. Стивен поморщился, зная, что ему больше нечего ожидать от своего младшего брата. Его всегда раздражала сдержанность Майлса.

— Майлс привез к нам Элизабет Чатворт, — равнодушно заметила Бронуин.

Стивен повернулся, осмотрел стоявших людей и увидел Элизабет. Верхом на лошади, она выглядела упрямой и непреклонной, несмотря на мягкие черты лица.

— Только не прикасайся к ней, — предупредил Стивена Майлс, когда тот направился к девушке.

Стивен, поначалу удивившись его словам, минуту спустя понимающе ухмыльнулся. Он хорошо знал, что такое ревность, хотя никогда ранее не замечал подобного за братом.

Майлс поднял руки и протянул их к Элизабет. Она на секунду замешкалась, не зная, как лучше поступить. Тогда он подбодрил ее:

— Стивен не причинит тебе зла, но, в свою очередь, ожидает от тебя того же. — Его глаза лукаво искрились.

Элизабет не могла сдержать улыбки, окинув взглядом сэра Гая, исподлобья бросавшего на нее косые взгляды, говорившие о том, что она для него — нечто среднее между монстром и ведьмой.

Им пришлось подождать, пока их представят Стивену, так как Кит, заснувший на руках у Тэма, проснулся и повис на своем любимом дядюшке. И теперь, держа одной рукой Кита, другую Стивен протянул Элизабет. Оставаясь верна себе, она не шелохнулась и не ответила на его приветственный жест.

Майлс взглядом предупредил брата, что ему не следует торопить события, и, многозначительно улыбаясь, Стивен опустил руку.

— Добро пожаловать в наш дом, — пригласил Стивен.

— Я из рода Чатвортов!

— А я — из рода Монтгомери и… — Он внимательно посмотрел на Бронуин. — …Рода Мак-Арранов. Добро пожаловать. Может, прогуляемся над обрывом? Там довольно круто, и иногда захватывает дух.

— Я могу поехать верхом, — резко прервала его Элизабет.

Майлс поднес ее руку к губам и поцеловал.

— Конечно, можешь. Мой неловкий брат всего-навсего пытается найти повод побеседовать с тобой.

— Дядя Стивен! — перебил их Кит. Он так старательно дожидался момента, когда взрослые сделают минутную паузу. — Леди Элизабет здорово стукнула отца и заставила хромать сэра Гая, а еще… мы спали в лесу без палатки. — Он улыбнулся Элизабет, и она улыбнулось ему в ответ.

— Заставила хромать сэра Гая? — захохотал Стивен. — Что-то не верится.

— Леди Элизабет Чатворт повредила палец на ноге сэра Гая, — холодно вмешалась Бронуин.

Прищурив глаза, Стивен обратился к своей жене:

— Что-то мне не нравится твой тон. Пытаясь переключить внимание брата, Майлс поинтересовался:

— Как поживают Мак-Грегоры?

То, что последовало за этим, было не то спором, не то беседой между Бронуин и Стивеном о своих кланах, веками враждовавших между собой, пока несколько месяцев тому назад им не удалось достичь перемирия. В результате Дэйви, брат Бронуин, женился на дочери Мак-Грегоров.

Беседуя, они шли по опасной тропинке над обрывом: с одной стороны возвышалась скала, с другой зияла пропасть. Держась поближе к Майлсу, Элизабет без малейшего интереса слушала болтовню супругов, идущих впереди. Они жарко спорили, но совершенно не проявляли никакой враждебности по отношению друг к другу. Мужчины, следовавшие за ними, переговаривались между собой, и было очевидно, что супружеская перепалка была им не в диковинку. Поддразнивая Стивена, Бронуин бросала в его адрес обидные упреки, а порой и оскорбления, на что Стивен лишь улыбался и говорил, что все ее претензии смешны и необоснованны. Во всех известных ей семьях мужья давно бы дали жене в глаз, осмелься она изложить хоть половину того, что говорила Бронуин. Искоса посмотрев на Майлса, Элизабет заметила, что он снисходительно улыбался, слушая Бронуин и своего брата.

Приняв сторону Бронуин, Кит решил присоединиться к спору и, подбежав, схватил Бронуин за руку.

— А вот и твой сын, — засмеялся Стивен, оглянувшись на Майлса.

Стивен, смотревший на Майлса, стоявшего у отвесной скалы, вдруг заметил, что сверху, прямо на Элизабет, вот-вот посыпятся камни. Ни секунды не раздумывая, он бросился к Элизабет и прикрыл ее своим телом. Они буквально вжались в скалу, и, навалившись на Элизабет всем телом, Стивен чуть не раздавил ее. В ту же секунду за его спиной грохнулся обломок скалы.

Не успев ничего понять, Элизабет отреагировала на случившееся по-своему. Она уже почти забыла про свои опасения, но, очутившись среди мужчин, снова забеспокоилась. Не осознав, что произошло и почему Стивен поступил таким образом, она вообразила, что подверглась очередному нападению мужчины.

Ее охватила паника. Она не просто закричала, нет, она издала такой вопль, что напугала и без того нервничающих лошадей. Не переставая душераздирающе кричать, она начала царапаться и отбиваться, как загоняемый в клетку зверь.

Потрясенный ее поведением, Стивен схватил ее за плечи и крикнул в охваченное ужасом лицо;

— Элизабет?!

Майлс, сбитый с ног камнепадом, услыхав пронзительные крики Элизабет, тут же рванулся к ней.

— Черт тебя побери! — набросился он на брата. — Я же говорил, чтобы ты не прикасался к ней. — Резким движением оттолкнув Стивена, он попытался обнять бьющуюся в истерике Элизабет.

— Успокойся! — приказал он.

Доведенная до безумия, Элизабет царапала Майлса, стараясь вырваться. Схватив девушку за плечи, он сильно встряхнул ее.

— Элизабет! — громко и терпеливо произнес он. — Ты в безопасности. Ты слышишь меня? В безопасности.

Ему пришлось еще раз хорошенько встряхнуть девушку, чтобы она повернула к нему голову и подняла глаза… Глаза, каких Майлс никогда не видел: испуганные, полные ужаса и… совсем беспомощные. Некоторое время они пристально смотрели друг на друга, а затем, собрав все свои силы, Майлс неимоверным напряжением воли заставил ее успокоиться.

— Ты в безопасности, любовь моя. Ты всегда будешь в безопасности рядом со мной.

Девушку била мелкая дрожь, и Майлс нежно обнял ее, ласково поглаживая по голове. Взглянул на Стивена, стоявшего рядом, и попросил:

— Оставь лошадь. Мы приедем чуть позже. Элизабет даже не видела, как мимо них в гробовом молчании проследовала вся кавалькада. Страх отнял у нее все силы, и единственное, на что она была еще способна, это опереться на Майлса, ласково гладившего ее щеки, шею и руки. Несколько минут спустя она отстранилась от него.

— Я вела себя как полная идиотка, — произнесла Элизабет с таким отчаянием, что Майлс не удержался от улыбки.

— Стивен не понял, почему я просил его не прикасаться к тебе. Уверен, он подумал, что я просто ревную.

— Разве вы не ревнивы? — спросила она, меняя тему разговора.

— Возможно, ревнив. Но твои страхи сейчас для меня более важны, чем какая-то ревность.

— Мои страхи, как вы их называете, не имеют к вам ни малейшего отношения. — Ей удалось полностью высвободиться из его объятий.

— Элизабет, — тихо произнес он с мольбой в голосе. — Не держи все в себе. Я же говорил тебе, что я хороший слушатель. Поделись со мной. Поведайте мне, что тебя так сильно напугало.

Коснувшись скалы, девушка неожиданно почувствовала себя увереннее. Холод каменной глыбы возвратил ее к действительности.

— Почему вы всех отослали?

В его глазах мелькнул гневный огонек.

— Чтобы не было свидетелей, когда я наброшусь на тебя. Зачем же еще? — Заметив, что она не совсем понимает, шутит он или нет, Майлс в отчаянии воздел руки к небу. — Ну хорошо, поехали в Лэренстон. — Он довольно больно схватил ее за руку. — Знаешь, что тебе нужно, Элизабет? Чтобы кто-нибудь занялся с тобой любовью и доказал, что твой страх приносит тебе гораздо больше вреда, чем окружающая действительность.

— Я встречалась со многими добровольцами, жаждавшими выполнить это задание, — поддела она его.

— Насколько я понял, тебе встречались только насильники, но не любовники.

Сказав это, он подсадил Элизабет в седло, а сам пристроился сзади.

Глава 8

Элизабет провела рукой по лбу и медленно открыла глаза. Большая комната, где она лежала на кровати, была темной и пустой. Прошло уже довольно много времени с тех пор, как они с Майлсом достигли поместья Мак-Арранов. Это был старинный замок, расположенный на самом краю обрыва и напоминающий огромного орла, уцепившегося когтями за выступ скалы.

Какая-то женщина, такая же древняя, как и замок, протянула Элизабет горячий напиток, настоянный на травах, но, как только она отвернулась, Элизабет тут же выплеснула содержимое на тростниковый коврик под лавкой. Она прекрасно разбиралась в травах и поэтому догадывалась, что входило в состав напитка.

Сгорбленная, небольшого роста женщина, которую Бронуин называла Мораг, долго и придирчиво изучала Элизабет пристальным взглядом, пока та снова не легла и не притворилась спящей.

— Ей необходимо отдохнуть, — произнесла, склонившись над Элизабет, Бронуин. — Мне еще не приходилось видеть, чтобы кто-нибудь так безумствовал, как это произошло с ней, когда Стивен вытаскивал ее из-под камнепада. Словно в нее вселились демоны.

Мораг насмешливо фыркнула:

— Вы тоже долго и упорно боролись со Стивеном, когда впервые встретили его.

— Это разные вещи, — настаивала Бронуин. — Майлс успокоил ее, но лишь после того, как основательно встряхнул. Знаешь, помимо прочего, она сломала сэру Гаю палец на ноге.

— Я еще слышала, что вы с ней повздорили, . — бросила Мораг.

Как бы обороняясь, Бронуин выпрямилась:

— Она осмелилась защищать Роджера Чатворта. И это после того, что он натворил…

— Он ее брат! — произнесла Мораг в ответ. — Вы ждете от нее верности и в то же время считаете, что она сразу же должна думать и поступать по-вашему. Бронуин, на свете существует много различных мнений.

Наклонившись, она прикрыла неподвижную фигурку Элизабет большим сине-зеленым пледом.

— Давайте оставим ее в покое. Кстати, от старшего брата Стивена прибыл посыльный.

— Почему же ты не сказала об этом сразу? — рассердилась Бронуин, скорее, за то, что с ней обращались как с ребенком, а еще больше из-за желания избежать подобного обращения.

Как только дверь закрылась, Элизабет некоторое время лежала неподвижно, прислушиваясь к каждому шороху, пытаясь уловить человеческое дыхание: ведь можно притвориться, сделать вид, что покидаешь комнату, а на самом деле спрятаться в темном углу. Убедившись, что она одна, Элизабет повернулась и осторожно приоткрыла глаза. Она действительно осталась одна.

Соскочив с кровати, девушка подбежала к окну. Стемнело, и лунный свет посеребрил неприступные стены замка, сложенные из серого камня. Наконец-то настало подходящее время для побега, именно сейчас, пока не улеглась суматоха в замке и всех Мак-Арранов не известили о ее пленении.

Пока она наблюдала из окна, внизу появились четверо мужчин, одетых в шотландские юбки. Улыбаясь, Элизабет обдумывала план побега. Быстро осмотрев комнату, она обнаружила шкаф, полный мужской одежды. Задрав шелковую юбку платья, она подвязала ее у пояса, затем натянула поверх мужскую рубашку необъятных размеров и облачилась в грубые шерстяные гетры. Оглядев свои колени, она ужаснулась одной только мысли появиться на людях в таком кошмарном виде — почти что обнаженной. Мужских башмаков не было, поэтому пришлось довольствоваться своими собственными мягкими туфлями, надев их на толстенные шерстяные гетры, от чего стало больно пальцам ног. Несколько попыток потребовалось, чтобы обернуть плед пару раз вокруг талии таким образом, чтобы это выглядело наподобие короткой шотландской юбки. Перебросив свободный конец пледа через плечо, она попробовала застегнуть пояс на талии, но поняла, что тут явно что-то не ладится. Оказалось — пояс слишком велик для фигуры девушки.

Затаив дыхание, она осторожно приоткрыла дверь, моля Бога, чтобы снаружи не успели выставить охрану. Удача сопутствовала ей, и она успешно проскользнула сквозь узкую щель в темный зал. Элизабет запомнила, где находится выход из замка, когда Майлс провожал ее до комнаты, и теперь, задержавшись на мгновение, чтобы забрать свои вещи, внимательно прислушивалась к доносившимся звукам.

Откуда-то издалека, справа и снизу от нее, раздавались голоса. Медленно, буквально сливаясь со стенами, она осторожно скользнула вниз по лестнице, ведущей к главному входу. Как раз в тот момент, когда она кралась мимо комнаты, где собрались люди, за дверью произнесли имя Чатвортов. Элизабет перевела взгляд с этой двери на дверь выхода, но, не справившись с любопытством, тенью придвинулась ближе к двери, откуда уже можно было разобрать, о чем шла речь.

Говорил Стивен:

— К черту вас обоих, Майлс! — В его голосе слышалась злость. — У Гевина не больше разума, чем у тебя. Вы вдвоем помогаете Чатворту завершить то, о чем он так мечтает. Он уже близок к тому, чтобы уничтожить нашу семью.

Майлс молчал. Бронуин положил руку на плечо Майлса:

— Пожалуйста, освободи ее. Леди Чатворт может вернуться в Англию в сопровождении вооруженного стражника, а когда Гевин узнает, что она на свободе, он отпустит Роджера Чатворта.

Майлс продолжал молчать.

— Черт побери! — взорвался Стивен. — Ответь нам!

Глаза Майлса вспыхнули.

— Я не отпущу Элизабет. То, что делает Гевин с Роджером Чатвортом, личное дело моего брата. Элизабет принадлежит мне.

— Если бы ты не был моим братом… — начал Стивен.

— Если бы я не был твоим братом, тебе было бы наплевать на то, чем я занимаюсь.

Майлс был совершенно спокоен, только глаза выдавали его волнение.

Стивен в отчаянии взмахнул руками.

— И ты еще разговариваешь с ним, — обратился он к Бронуин. — Ни у одного из моих братьев нет головы на плечах!

Бронуин встала рядом с мужем:

— Однажды и ты сражался с Роджером Чатвортом за то, что, как ты полагал, принадлежало тебе. А теперь Майлс делает то же самое, а ты почему-то злишься на него.

— Тогда все было по-другому, — угрюмо пробурчал Стивен. — Мне тебя отдал король.

— Элизабет мне тоже подарили! — горячо вмешался Майлс. — Бронуин, ты рада видеть меня здесь? Если нет, я и мои люди покинем этот замок… с леди Элизабет.

— Ты знаешь, я всегда тебе рада, — с нежностью в голосе ответила Бронуин. — Если только Чатворт не подготовился к войне, он не осмелится напасть на

Мак-Арранов. — Она повернулась к Стивену. — Что же касается того, что Гевин удерживает в плену Чатворта, я этому только рада. Разве ты забыл, что Чатворт сделал с твоей сестрой Мэри, или как он целый месяц держал меня в заточении?

Услышав эти слова, Элизабет осторожно отошла от двери. Они еще узнают, что она далеко не покорная пленница, за которую ее принимают.

С моря накатывался туман. Улыбнувшись, она молча поблагодарила Бога за помощь. Перво-наперво ей необходимо достать лошадь, иначе ей не выбраться из Шотландии. Не идти же пешком! Не двигаясь, она напряженно прислушивалась, пытаясь точно определить, где находится конюшня.

Элизабет прекрасно овладела искусством красть лошадей: несмотря на свою молодость, она обладала уже богатым опытом. Лошади похожи на детей. С ними надо разговаривать тихим голосом, простым языком, не делая при этом резких движений.

В углу конюшни хохотали двое мужчин, делясь друг с другом впечатлениями о женщинах, с которыми им удалось переспать прошлой ночью. Осторожно Элизабет отвязала уздечку одной из лошадей, стоявших в дальнем конце длинной конюшни. Сняв со стены седло, она выбралась из конюшни, а затем быстро оседлала животное. Она благодарила небеса за довольно громкий шум, производимый многочисленными обитателями замка на площади в несколько акров. Мимо нее проскрипела телега. Мужчина, ведший под уздцы четырех лошадей, привязал их недалеко от конюшни, две из них принялись кусать друг друга. В наказание сразу трое мужчин принялись орать на них и стегать кнутами. Никто из толкавшихся у конюшни даже не взглянул на невысокую чуть заметную в сумерках фигурку, закутанную в плед.

Взобравшись на лошадь, Элизабет неторопливо проследовала за повозкой, покидавшей Лэренстон и, подражая вознице, подняла руку, молчаливо приветствуя стражников на башне ворот. В обязанности стражей входило не впускать незнакомцев; те, кто покидал замок, совсем не интересовали их.

Единственная тропа, ведущая к замку Мак-Арранов, пролегала над обрывом и была ужасающе узкой. Неистово бьющееся сердце Элизабет грозило выскочить из груди. Колеса двигавшейся перед ней повозки касались самой кромки обрыва: еще несколько дюймов в сторону… и человек, и повозка, и лошадь могли свалиться вниз.

Достигнув конца тропы, девушка облегченно вздохнула: закончился опасный путь и, что немаловажно, — в замке было тихо.

Обернувшись через плечо, возница улыбнулся ей:

— Я всегда радуюсь, когда съезжаю с этой дороги. Вам в какую сторону? В эту?

Самым простым было бы поехать вперед, через владения лендлордов, но их подданые могли ее запомнить и указать преследователям нужное направление. Справа, над обрывом, вилась дорога, по которой они приехали сюда с Майлсом. Ехать над обрывом ночью…

— Не-а! — ответила она вознице самым грубым голосом, на который была способна. Очевидно, ему захочется поболтать, если она поедет с ним. Рукой, прикрытой пледом, Элизабет указала на гору.

— Ну и молодежь пошла, — усмехнулся возница. — Удачи тебе, парень. Луна светит ярко, но все равно смотри под ноги. — Пожелав ей счастливого пути, он прикрикнул на лошадь и направился своей дорогой.

Не теряя времени на переживания, Элизабет пустила свою кобылу прямо в зияющую перед ней черную пустоту. Ночью дорога выглядела еще сложнее, чем она ее помнила. Лошадь занервничала, и после секундного колебания Элизабет спешилась и повела ее под уздцы.

— Будь ты проклят, Майлс Монтгомери! — пробормотала она. И зачем только ему надо было приезжать в эту суровую местность? Если уж собирался держать кого-нибудь в плену, то хотя бы нашел для этого подходящее место.

Услышав прямо перед собой вой волка, Элизабет тут же перестала причитать. На фоне скалы четко вырисовывались силуэты трех волков с опущенными головами, уставившимися горящими глазами на девушку. Лошадь начала от страха пританцовывать, и Элизабет крепче сжала поводья. Как только она тронулась с места, волки тоже двинулись. К стае присоединился еще один волк.

Элизабет казалось, что она уже давно в пути и прошла не одну милю, но дорога почему-то никак не хотела кончаться. На мгновение девушка прижалась к скале, пытаясь успокоить свое рвущееся сердце.

Волки, казалось, поверив в то, что их жертва признала поражение, завыли теперь уже все вместе. Лошадь попятилась и вырвала поводья из рук Элизабет. Шагнув к лошади, девушка потеряла равновесие и неожиданно упала, успев, однако, уцепиться за край обрыва. Вырвавшаяся на свободу лошадь рванула вниз по дороге.

Некоторое время Элизабет лежала не двигаясь, стараясь собраться с духом и обдумывая варианты своего спасения. Положение было почти безвыходным: она висела на краю обрыва, одна нога болталась в воздухе, а другой она пыталась нащупать опору. Сжав зубы, девушка вцепилась руками в скалу. Как только она шевельнула левой рукой, под ней начал крошиться камень. В диком ужасе Элизабет старалась нащупать правой ногой хоть какой-нибудь выступ, но безрезультатно. Еще один камень сдвинулся под рукой, и она поняла, что должна немедленно что-то предпринять.

Собрав последние силы, девушка попробовала подтянуться. И, едва коснувшись левым коленом поверхности скалистой дороги, сглотнула слезы облегчения. Дюйм за дюймом вытаскивала она свое избитое, все в синяках тело на дорогу. На четвереньках Элизабет отползла в безопасное место у скалистой стены и присела, обливаясь слезами, катившимися в три ручья по ее щекам, не в силах остановить бурно вздымающуюся грудь. По ее рукам текла кровь, а разбитые коленки горели. Где-то над ней раздалось звериное рычание сцепившихся в схватке животных. Оторвавшись от стены, она увидела какое-то животное, набросившееся на волков. «Это же огромная собака Бронуин», — удивилась она и тут же на мгновение закрыла глаза, мысленно произнося молитву.

Элизабет сидела недолго. Вскоре ее отсутствие будет обнаружено, и поэтому необходимо как можно дальше уйти от враждебных Монтгомери. Поднявшись на ноги, она поняла, что поранилась намного серьезнее, чем предполагала. Ее левая нога не сгибалась, а колено болело. Утерев слезы, беглянка при свете луны осмотрела свои кровотачащие руки. Разодранными в кровь ладонями она начала ощупывать перед собой дорогу, не надеясь больше на зрение, а ориентируясь только по уступам скал.

К тому времени, когда она добралась до конца дороги, луна уже зашла, но вместо того чтобы испугаться, Элизабет, наоборот, обрадовалась наступившей кромешной тьме. Теснее закутавшись в плед, не обращая внимания на слабость в ногах, девушка заковыляла вперед.

Когда на нее уставились две светящиеся точки, она испугалась, затаила дыхание и остановилась, отыскивая какое-нибудь оружие. На несколько секунд ее глаза встретились с глазами зверя, и они неотрывно смотрели друг на друга, пока животное не двинулось с места. Оно уже почти прикоснулось к ней, когда Элизабет вдруг сообразила, что это собака Бронуин.

Как бы вопрошая, собака склонила голову набок, и Элизабет захотелось плакать от радости и облегчения.

— Ты расправился с волками, не так ли? — спросила. она. — Хороший пес! Ты не кусаешься?

С опаской она протянула руку вперед и почувствовала, как собака лизнула ее ладонь. Она принялась гладить большую лохматую собаку, заметив, что собака слегка подталкивает ее руку, пытаясь направить девушку назад, на горную дорогу.

— Нет, малыш, нет, — прошептала Элизабет. Не двигаясь, она еще сильнее ощущала все свои раны и ушибы. Казалось, она не спала уже несколько дней. — Я хочу пойти в этом направлении, а не назад к Бронуин.

Собака громко заскулила, услышав знакомое имя хозяйки.

— Нет! — твердо сказала Элизабет.

Собака развернулась и побежала вперед девушки в сторону леса, оборачиваясь и как бы раздумывая над ее словами.

— Хороший пес, — улыбнулась Элизабет. — Может, ты сумеешь вывести меня отсюда? Отведи меня к другому клану, который вернет меня брату за вознаграждение.

Элизабет, не отставая, следовала за собакой, и, как только она начинала спотыкаться, собака останавливалась и подставляла ей под руку свою голову, пока девушка не догадалась на нее опереться.

— Как тебя зовут, малыш? — устало шептала она. — Джордж, Оливер или у тебя другое шотландское имя, которое я никогда раньше не слышала?

Собака, поглядывая на Элизабет, пошла еще медленнее.

— А как насчет Чарли? — поинтересовалась девушка. — Пожалуй, мне нравится кличка Чарли.

С этими словами Элизабет рухнула возле собаки не то заснув, не то в обмороке.

Собака ткнулась в нее носом, обнюхала, облизала перепачканное кровью лицо и, поняв, что ничто не заставит Элизабет подняться, примостилась рядом и задремала.

Солнце поднялось уже высоко, когда Элизабет проснулась и увидела массивную лохматую голову пса. Глаза животного уставились на нее в немом вопросе. Казалось, что собака переживает и заботится о ней, словно человек. Под глазам у собаки виднелась рваная рана, покрытая запекшейся кровью.

— Ты получил рану, сражаясь с волками? — Она улыбнулась псу и почесала его за ухом. Когда Элизабет начала подниматься, ноги у нее подкосились, и девушка ухватилась за собаку. — Как здорово, что ты такой сильный, Чарли, — произнесла она, опираясь на спину собаки, чтобы собраться с силами.

Поднявшись наконец-то на ноги, Элизабет окинула себя взглядом и застонала. Ее юбка была наполовину подвязана, наполовину свисала до колен. Левое колено было сильно исцарапано, и из него сочилась кровь, а правое представляло собой сплошную кровавую рану. Решительно набросив плед на плечи и стараясь не смотреть на израненные ноги, Элизабет потрогала голову и, нащупав в волосах запекшуюся кровь, опустила руку.

— Не мог бы ты отыскать воду, Чарли? — спросила она собаку. — Воду?

Собака тут же сорвалась с места и устремилась вперед, время от времени возвращаясь к Элизабет, едва поспевавшей за ней. Подсохшие было раны вновь открылись, и по телу девушки потекли теплые струйки крови, Пес подвел Элизабет к маленькому ручью, где она умылась, насколько это было возможно. При встрече со своими будущими освободителями ей хотелось выглядеть как можно приличнее.

Держась вблизи скал и редких деревьев, девушка и собака шли уже несколько часов. Однажды послышался топот лошадей, и инстинктивно Элизабет спрягалась, пригнув к земле и голову пса. Конечно, она не смогла бы удержать возле себя большую собаку, если бы та решила покинуть ее, но в данный момент казалось, что животное было согласно оставаться рядом с ней.

К закату солнца, растеряв остатки сил, Элизабет уже не обращала внимания на лай собаки.

— Вне всякого сомнения, это либо Майлс, либо твоя хозяйка, — устало проронила она, оседая на землю и закрывая глаза.

Когда она открыла их вновь, то увидела незнакомого мужчину, который стоял, широко расставив ноги, упершись руками в бока. Лучи заходящего солнца освещали его седые волосы, создавая ореол вокруг головы и накладывая тень на сильный подбородок.

— Итак, Рэб, — спросил он низким грудным голосом, поглаживая собаку, — что ты принес мне на этот раз?

— Не прикасайтесь ко мне, — прошипела Элизабет склонившемуся над ней незнакомцу.

— Если вы боитесь, что я причиню вам зло, малышка, то это не так и не стоит из-за этого волноваться. Меня зовут Мак-Грегор, и вы находитесь на моей земле. Почему с вами собака Бронуин? — Он внимательно осмотрел одежду девушки.

Валившаяся с ног от усталости и голода, Элизабет, тем не менее, сохранила силу духа. То, как этот мужчина произнес имя Бронуин, подсказало ей, что он и Бронуин были друзьями. До ее щекам потекли слезы. Теперь ей уже никогда не вернуться домой. Ни один из друзей Мак-Арранов не возвратит ее в Англию, а пленение Роджера одним из Монтгомери может вообще привести к началу междоусобной войны.

— Не горюйте, девушка, — произнес Мак-Грегор. — Скоро вы окажетесь в уютном и надежном месте. Кто-нибудь вылечит ваши раны, мы накормим вас и… О дьявол!

Едва мужчина наклонился к ней, Элизабет выхватила у него из ножен кинжал и попыталась нанести удар в живот. Промахнулась она только из-за своей слабости.

Отскочив в сторону и выбив у нее из рук кинжал, Лахлан Мак-Грегор молниеносным движением вскинул Элизабет себе на плечи.

— Больше меня не сердите, леди, — приказал он, когда девушка стала отбиваться. — У нас в Шотландии не принято в ответ на добро отвечать ударом ножа.

С этими словами он усадил Элизабет на свою лошадь, свистнул Рэбу, чтобы тот не отставал, и все трое помчались во весь опор.

Глава 9

Элизабет находилась в замке Мак-Грегора, одна в большой комнате за дубовой дверью, запертой на засов. Комната была почти пуста, если не считать огромной кровати, комода и трех стульев. Вдоль одной из стен располагался камин, заполненный поленьями, но огонь почти не согревал холодные камни.

Съежившись, Элизабет устроилась на одном из стульев, закутавшись в плед Бронуин и подтянув свои ободранные коленки к груди. Прошло несколько часов с тех пор, как Мак-Грегор втолкнул ее в комнату, даже не удостоив взглядом на прощание. Ей не предложили ни пищи, ни воды, чтобы умыться… Даже Рэб, едва завидев крепость Мак-Грегора, исчез в одно мгновение. Элизабет слишком устала, чтобы заснуть, а душевное смятение не позволяло ей как следует расслабиться и отдохнуть.

Впервые за долгое время услышав знакомый голос, доносящийся из-за закрытой двери, она сначала почувствовала облегчение, но, опомнившись, взяла себя в руки. Майлс Монтгомери являлся для нее таким же врагом, как и все остальные.

Когда Майлс открыл дверь и бесцеремонно вошел в комнату, Элизабет была готова к его появлению. Она запустила ему в голову серебряный кубок, стоявший на камине. Поймав кубок левой рукой, Майлс медленно приближался к девушке. Она метнула в него небольшой щит, висевший на стене, но и его он поймал — другой рукой. Победно улыбаясь, Элизабет схватила с камина старый шлем и занесла руку, чтобы швырнуть очередной предмет. Руки Майлса уже были заняты, и он был не в состоянии отразить очередную атаку. Но прежде чем она успела бросить шлем, Майлс оказался прямо перед пленницей, притягивая ее к себе.

— Я очень беспокоился о тебе, — прошептал он, касаясь лицом ее щеки. Почему ты сбежала? Шотландия — далеко не Англия. Это коварная страна.

Он обнимал девушку, но не так крепко, чтобы ей нужно было сопротивляться. Наоборот, ей хотелось, чтобы он прижал ее сильнее. Элизабет пришлось стоять очень тихо, не шевелясь, иначе его руки просто соскользнули бы с ее талии. Услышав его идиотские слова, она все же отодвинулась от него.

— Сперва на меня нападают волки, я чуть не сваливаюсь в море, затем какой-то мужчина швыряет меня, как мешок с зерном, а вы только теперь говорите мне о коварстве этой страны!

Майлс коснулся ее виска, но и на этот раз она не отпрянула. Его глаза светились необычным светом.

— Элизабет, ты же сама создаешь себе проблемы.

— Я никого не просила отдавать меня в руки моего врага, как и не просила привозить меня как пленницу в эту враждебную страну, а что касается того мужчины…

Майлс прервал ее:

— Мак-Грегор очень разозлился за то, что ты набросилась на него с кинжалом. Несколько месяцев тому назад он чуть не погиб от ножа Бронуин.

— Но мне показалось, что они друзья. Не успела она вымолвить эти слова, как открылась дверь и в комнату вошли два загорелых шотландца, внося дубовую ванну. За ними следовала дюжина женщин с ведрами горячей воды. Последняя из них держала поднос с тремя графинами и двумя бокалами.

— Зная твою привычку избегать купания, я, тем не менее, взял на себя смелость и приказал приготовить ванну. — Майлс улыбнулся Элизабет.

'Она ничего не ответила, а только вздернула носик и отвернулась к холодному камину.

Когда комната опустела, и они остались наедине, Майлс положил ей руку на плечо:

— Прими ванну, пока вода еще не остыла, Элизабет.

Она резко повернулась к нему:

— Почему вы вообразили себе, что я сделаю для вас то, что никогда не делала для других мужчин? Я убежала от вас из Лэренстона, а теперь вы, кажется, думаете, что я брошусь в объятия к вам только потому, что вы появились здесь. Какая разница, кто держит меня в плену: Мак-Грегор или Монтгомери? Если уж на то пошло, я предпочитаю Мак-Грегора.

Майлс напрягся, глаза его потемнели.

— Думаю, нам пора уже кое-что прояснить. Я был более чем терпелив с вами. Я молча стоял рядом, когда вы ранили сэра Гая. Я разделил с вами радость общения с сыном. Я спокойно наблюдал, какой бедлам вы устроили у Мак-Арранов, а теперь вы едва не ранили Мак-Грегора. Между Мак-Грегорами и Мак-Арранами совсем недавно воцарился мир, но он еще слишком хрупкий. Вы могли разрушить то, на что Стивен потратил целый год. Вы только посмотрите на себя, Элизабет! Видели ли вы себя? Ваше тело покрыто сплошными струпьями, вы, совершенно очевидно, устали до предела и к тому же страшно осунулись и похудели. Думаю, мне пора уже запретить вам вести себя как заблагорассудится.

— Запретить мне!.. — гневно выкрикнула она. — Я не хочу больше находиться в плену! Вам понятно? Могу ли я донести хоть какую-нибудь мысль до ваших глупых мозгов? Мне хочется домой, к братьям, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы вернуться туда.

— Домой! — процедил Майлс сквозь зубы. — Разве вы имеете хоть малейшее представление о том, что означает это слово? Где вы научились так умело ломать мужчинам пальцы ног? Так мастерски владеть ножом? Что заставило вас считать, что все мужчины — злобные твари? Почему вы боитесь прикосновения мужских рук?

Элизабет лишь молча и угрюмо смотрела на него. — Эдмунд мертв, — проронила она через некоторое время.

— Ты что, всегда будешь жить в шорах, Элизабет? — прошептал он, нежно глядя на нее. — Неужели ты всегда будешь видеть только то, что тебе хочется видеть? — Глубоко вздохнув, он протянул ей руку. — Иди искупайся, пока вода еще горячая.

— Нет, — медленно ответила она. — Я не хочу купаться.

Элизабет пора было уже привыкнуть к необычайно быстрой реакции Майлса, но, как всегда, она оказалась не готова к этому.

— Довольно, Элизабет, — сказал он, прежде чем сорвать с нее влажный плед. — Я был достаточно терпелив и добр, но с этого момента тебе придется хоть чуточку научиться послушанию и… доверию. Я не собираюсь причинять тебе зла; я никогда еще не причинил зла ни одной женщине, но я не могу находиться рядом с тобой и наблюдать, как ты сама делаешь себе больно.

С этими словами он разорвал лиф ее платья, обнажив грудь. Элизабет ойкнула, скрестила руки на груди и отскочила в сторону. Без усилий поймав ее, двумя легкими движениями Майлс сорвал остатки платья, обнажив тело девушки. Не обращая внимания на ее наготу, он подхватил девушку на руки, понес к ванне и осторожно опустил в воду. Не говоря ни слова, взял кусочек ткани, намылил его и начал нежно обмывать ее лицо.

— Только попробуй вырваться, мыло тут же попадет в глаза, — сказал он, принуждая девушку оставаться недвижимой.

Элизабет отказывалась говорить с Майлсом, пока тот намыливал верхнюю часть ее тела, довольная тем, что мыло скрывало покрасневшее от стыда лицо, когда его руке медленно скользило по высокой упругой груди.

— Как ты умудрилась так разбиться? — пытаясь завязать разговор, спросил Майлс, осторожно обмывая ее левую ногу и стараясь не касаться рваных ран и царапин на колене.

Горячая вода так расслабляюще подействовала на Элизабет, что она больше не видела причин скрывать происшедшее с ней. Откинувшись в ванне, она закрыла глаза и поведала ему о ночи, проведенной на горной дороге. Когда она дошла до середины своего рассказа, ее рука наткнулась на бокал с вином, и Элизабет жадно осушила его. Хмель туг же ударил в голову, но она продолжила свое повествование, несмотря на охватившее ее желание погрузиться в сон.

— Со мной остался Рэб, — закончила Элизабет свою историю, выпив еще вина. — Собака поняла, что я не хотела возвращаться к Бронуин, и привела меня к ее другу.

Вино успокоило ее до такой степени, что она уже больше не сердилась ни на собаку, ни на Мак-Грегора, ни на кого бы то ни было вообще.

— Майлс, — перевела она разговор на другую тему, не догадываясь об удовольствии, которое доставила ему, назвав по имени. — Почему ты не поднимаешь руку на женщин? Мне трудно поверить, что я повстречала мужчину, который не пользуется силой для достижения своих желаний.

Он намыливал ступни девушки, нежно прикасаясь к пальцам ног.

— Наверное, я использую для этого совсем иную силу.

Это было все, что он смог сказать. На некоторое время оба замолчали. Элизабет не обращала внимания на то, что он постоянно подливал ей вина в бокал, и практически одна выпила почти целый графин.

— Почему ты не захотел поговорить со своим братом сегодня утром? Или это было вчера утром?

На мгновение Майлс замер. Мимолетное замешательство свидетельствовало, что он понял ее вопрос. Никогда прежде Элизабет не задавала сугубо личных вопросов, и ему показалось, что теперь это ей действительно интересно.

— Мои старшие братья упрямы как ослы. Гевин никогда не прислушивается к чужому мнению, только к собственному, а Рейн любит воображать себя мучеником.

— А Стивен? — осведомилась она, делая еще один глоток вина и наблюдая за Майлсом из-под опущенных ресниц. Она чувствовала его руки у себя на теле, и это ощущение было более чем приятным.

— Стивен обманывает людей, заставляя их поверить, что готов пойти на компромисс, но, когда доходит до дела, всегда настаивает на своем. Только для Бронуин он был готов сделать исключение и посмотреть на вещи чужими глазами. Правда, ей пришлось сражаться с ним из-за каждой мелочи. Она до сих пор участвует в этой битве. Он старается показать ей разницу между жизнью и смертью.

Некоторое время Элизабет раздумывала над его словами.

— Ты их младший брат, и не удивительно, что они считают своим долгом постоянно наставлять тебя и заботиться о тебе.

— А к тебе такое же отношение? — почти шепотом спросил Майлс.

Вино и горячая вода развязали ей язык.

— Роджер считает, что у меня ума лишь на четверть. Половина отсутствует, так как я женщина, а еще одну четверть я растеряла, качаясь в люльке. Когда я рассказала ему о том, что Эдмунд делал со мной, он не знал, верить мне или нет. А может, он просто не хотел думать о том, что вытворял его родной брат. Проклятье! — воскликнула она, приподнявшись наполовину в ванне, и с неимоверной злостью швырнула бокал через всю комнату, угодив им в каменную стену. — Я на самом деле только наполовину женщина. Знаешь ли ты, что я чувствую, глядя на Бронуин и твоего брата, которые, хотя и подшучивают один над другим, но любят друг друга? Когда они думают, что никто не смотрит на них, они украдкой прикасаются друг к другу. Когда же мужчина дотрагивается до меня, я…

Она замолчала на полуслове, глаза ее расширились, голова кружилась от выпитого…

— Займись со мной любовью, Майлс Монтгомери, — шепотом произнесла она. — Сделай так, чтобы я больше не боялась.

— Именно это я и собирался предложить тебе, — вымолвил Майлс охрипшим голосом и обнял ее.

Когда Майлс коснулся губ Элизабет, она ответила ему со всей страстью и одновременно злостью оттого, что была обманута и лишена нормального отношения к любви. Пока другие женщины учились флиртовать, ее брат заключал пари, обещая в награду победителю девственность младшей сестры. По этой причине она вынуждена была познавать не искусство любви, а мастерство владения ножом. Она сохранила свою девственность, но ради чего? Уйти в монастырь? Влачить жалкое существование, становясь с каждым годом суровее и злее, пока совсем не окаменеешь и не превратишься в никому не нужную, ни на что не годную старуху?

Слегка отстранившись от Элизабет, но продолжая целовать ее, Майлс старался уберечь ее губы, чтобы она не поранила их в порыве страсти о его зубы. Его руки скользили по ее мокрой спине, нежно лаская кончиками пальцев каждую ложбинку. Майлс коснулся языком уголков ее рта, провел им по щеке, и, продолжая целовать, нежно ласкал руками ее тело. Элизабет запрокинула голову, а Майлс, нежно покусывая, прошелся поцелуями вдоль шеи к плечу.

Наверное, именно по этой причине она не позволяла мужчинам прикасаться к ней. Скорее всего, она всегда знала, что если не будет сражаться как дьявол, то не устоит и поддастся искушению — бесстыдному и безудержному.

— Майлс, — прошептала она. — О Майлс!

— Всегда буду с тобой, дорогая, — промурлыкал он, покусывая ее за ушко.

Легким движением Майлс поднял девушку из ванны и понес на кровать. Ее тело было мокрым, холодные волосы облепили ее со всех сторон, и Майлс, завернув Элизабет в полотенце, начал ее растирать. Его энергичные движения согрели ее, и по всему телу вновь разлилось тепло. С каждым прикосновением его рук желание в ней нарастало. Она обязана восполнить пробел, который образовался в ее жизни: никому и никогда не позволяла она ласкать себя.

Неожиданно Майлс оказался рядом с ней. Его обнаженное тело с восхитительной смуглой кожей манило и притягивало к себе.

— Я — твой, Элизабет, а ты — моя, — прошептал он, кладя ее руку себе на грудь.

— Какая волосатая, — прыснула она от смеха. — Ужасно волосатая.

Запустив пальцы в короткие черные вьющиеся волосы, она потянула за них. Майлс послушно придвинулся ближе и прижался всем телом к ее золотистой коже.

— Какое оно, это чувство? — спросила она с интересом.

— Немного терпения, и ты узнаешь. — Он улыбнулся. — Как только мы сольемся в одно целое, страх покинет твои глаза.

— Сольемся в одно целое, — повторила Элизабет шепотом, и Майлс снова стал целовать ее.

Он целовал и целовал ее шею, руки, затем кончиком языка принялся ласкать изгиб локтя. Казалось странным, почему ее тело содрогается от легкой дрожи: от кончиков пальцев до сосков. Она лежала совершенно неподвижно, закрыв глаза, раскинув руки и широко раздвинув ноги, наслаждаясь ласками Майлса. Его сильные руки, умеющие владеть мечом, способные защитить ребенка и усмирить разгоряченную лошадь, медленно и нежно воспламеняли ее тело.

Майлс коснулся рукой щеки девушки. Элизабет повернула голову и, поцеловав его ладонь, начала осторожно покусывать ее зубами, одновременно лаская кончиком языка. Майлс застонал от удовольствия, что наполнило ее чувством радости в заставило еще сильнее биться сердце.

— Элизабет, — простонал он. — Элизабет, как долго я ждал этой минуты.

Элизабет поняла, что больше не в силах сдерживаться. Поддавшись порыву, она попыталась оказаться под Майлсом, но он не позволил. Поцелуями он ласкал ее груди, и Элизабет, извиваясь от возбуждения, едва не упала с постели. Заметив это, Майлс тихо засмеялся, и она ощутила его смех всей своей плотью. «Любовь и смех», — подумала она. Вот то новое, что Майлс привнес в ее жизнь.

Губы Майлса, скользившие по груди, отвлекали от рассуждений. Широко раздвинув ей ноги, он опустился на колени и, нежно сжимая за талию, принялся осторожно помогать ей уловить бедрами медленный волнообразный ритм. Она легко вошла в этот ритм, дыхание стало глубже. Элизабет изо всей силы сжимала руки Майлса, впиваясь пальцами в его мускулы. Начав двигаться с еще большей страстью, она видела перед собой лишь его упругое, мускулистое тело.

— Майлс, — прошептала она, запустив пальцы в его волосы… Довольно резко и грубовато она притянула к себе его лицо, отыскала губы и поцеловала с такой страстью, о какой никогда прежде не могла и подумать.

Капельки пота, соленого, горячего пота, блестели на их телах. Подтянув колени, Элизабет крепко сжала бедра Майлса, давая ему возможность войти в нее. Боли она не почувствовала, будучи более чем готова к слиянию с ним, хотя на какое-то мгновение, под влиянием неизведанных чувств, ее охватила дрожь. Майлс замер, слетка вздрагивая, как и Элизабет, ожидая, когда она возобновит ритмичные движения, которым он обучил ее.

Не торопясь, наслаждаясь, друг другом, они занимались любовью. А спустя мгновение Элизабет потерялась в океане страсти, о существовании которой даже не подозревала. Когда Майлс начал ускорять темп, она скрестила ноги у него на спине и полностью отдалась своим ощущениям. Словно ослепительный разряд молнии вдруг поразил ее тело, и она содрогнулась в экстазе наслаждения.

— Ничего не говори, — попросил Майлс, приподнявшись на локте и погладив ее по виску. — Тихо, мой ангел. Все хорошо. Тебе ничто не угрожает.

Он слегка откинулся назад, затем снова заключил ее в объятия. — Мой долгожданный ангел, — прошептал он. — Мой ангел дождя и молнии.

Совершенно не уловив смысла его слов, Элизабет, пожалуй, впервые почувствовала себя в безопасности. Она тут же заснула, тесно прижавшись к Майлсу.

Проснувшись, Элизабет с наслаждением потянулась, ощущая каждую частичку своего тела. Первое, что она увидела, открыв глаза, был длинный стол, уставленный дымящимися яствами. Она была уверена, что еще ни разу в жизни не испытывала такого сильного голода. Схватив с пола плед Бронуин и быстро накинув его на себя, Элизабет приблизилась к столу.

Когда открылась дверь и Майлс вошел в комнату, девушка уплетала отварную рыбу. Рука ее застыла на полпути ко рту. Элизабет замерла, вспомнив прошедшую ночь. Темные глаза Майлса выражали такую самоуверенность, что Элизабет начала сердиться. Прежде чем она успела разобраться в своих чувствах, привычным жестом Майлс начал скидывать с себя шотландскую одежду.

«Какое он имеет право!..» — подумала Элизабет, чуть не подавившись куском рыбы. А почему бы и нет? После ее поведения прошлой ночью, он, естественно, имел право думать о ней самое дурное. И все же ей захотелось убрать выражение самодовольства с его лица. Элизабет особо не раздумывала, что делать: перед ней на двух подносах возвышались свежие, еще теплые тарталетки, поджаренные до золотистой корочки и наполненные летними фруктами. Мило улыбаясь, глядя в глаза Майлсу, она схватила пирожное и, не переставая улыбаться, швырнула в него.

Он был готов ко многому, но только не к подобной выходке и уж тем более не ожидал такого точного попадания. Пирожное, ударившись о его жесткий воротник, заляпало ему щеку и потекло по груди теплым месивом из вишен и сока.

Элизабет знала, что теперь можно ожидать любой ответной реакции Майлса, но он был совершенно ошеломлен. Прикрыв рукой вырвавшийся смешок, Элизабет метнула в него еще два пирожных, попав одним в его голую ногу, а другим — в кресло за его спиной. Странно взглянув на Элизабет, Майлс снял с себя остатки одежды и направился к ней.

Плед, в который завернулась Элизабет, соскользнул на пол, и, широко раскрыв глаза, девушка начала швырять в Майлса пироги уже всерьез и обеими руками. Она не была уверена, но ей показалось, что в его серых глазах промелькнуло что-то кровожадное.

Майлс, не останавливаясь, приближался, когда сладкое фруктовое пирожное угодило ему в лицо. С головы до пят он был облеплен смесью из персиков, вишен, яблок, фиников, слив, и все это стекало по его мускулистому телу, переливаясь великолепием красок и запахов.

Добравшись наконец до стола, он пристально посмотрел на девушку, и Элизабет не осмелилась даже шелохнуться. Быстро обогнув стол, он встал рядом, и она, затаив дыхание, подняла на него глаза. Взглянув на Майлса, она уже не могла сдержаться и тихо засмеялась, наблюдая, как вишнево-сливовая сочная масса сползала со лба на нос, чтобы через секунду шлепнуться на пол.

Медленно, нежно Майлс притянул ее к себе.

— Ах, Элизабет! — воскликнул он. — Какая же ты прелесть!

Как только он прикоснулся к ней губами, она закрыла глаза, отчетливо вспоминая наслаждение прошлой ночи. Поддерживая девушку, он слегка наклонил ее назад, и Элизабет полностью подчинилась его воле. Он явно обладал какой-то властью над ней. Стоило ему лишь дотронуться, как ее сразу охватывал трепет.

Но его губы так и не коснулись ее кожи. Вместо поцелуя он залепил ей в лицо сладким сочным пирожным из персиков. Потрясенная, Элизабет моментально открыла глаза. Задыхаясь от испуга, она взглянула в лицо Майлса, принявшее дьявольское выражение. Не успела. Элизабет подумать об ответной мести, как он подхватил ее и, плутовски улыбаясь, посадил на стол… прямо в середину второго подноса с пирожными. Фруктовый сок потек по ее ногам, руки были перепачканы, с подбородка свисали остатки персиков, а волосы прилипли к телу.

С невыразимым отвращением вытянув перед собой руки, она попыталась вытереть их, но увидев, что из этого ничего не выходит, чуть подумав, слизнула с запястья ломтики яблока.

— Слишком приторно, — сказала она серьезно, глядя на Майлса. — Может, стоит пожаловаться на повара?

Стоя перед ней обнаженным, Майлс намекнул, что его мысли заняты отнюдь не поваром. В притворном смятении Элизабет широко раскрыла глаза. Было очень трудно, почти невозможно сохранять серьезность, сидя среди кучи фруктовых пирожных. Приглашая в объятия своего липкого любовника, девушка широко раскинула руки, и Майлс подошел к ней.

Поцеловав его в шею, она чуть не поперхнулась, проглотив косточку от вишни, и они оба расхохотались. Майлс начал шумно поглощать персики с лица Элизабет, а она слизывала с его плеча сливы.

Притянув к себе Элизабет, Майлс опрокинулся на спину среди звонко звякнувших тарелок и подносов и прижал ее к своему воспламененному неистовым желанием телу. Перестав смеяться, они со всей серьезностью необычайной страсти с наслаждением предались утехам любви, дважды меняясь местами, и закончили, когда Майлс вновь оказался под Элизабет.

Не выпуская девушку из объятий и бормоча что-то, Майлс приподнялся с их импровизированного ложа, вытащил из-под спины небольшую глиняную чашу какого-то соуса и швырнул ее на пол.

Привстав, Элизабет рассеянно почесала бедро.

— Ну и видок у тебя, Майлс Монтгомери, — улыбаясь, произнесла она, смахивая с его головы остатки сваренного всмятку яйца.

— Да и тебя, пожалуй, вряд ли можно представить ко двору. — И, в очередной раз застонав от боли, он вытащил из-под зада вилку.

— Как ты думаешь, что подумает твой Мак-Грегор, увидев все это? — спросила Элизабет, сползая с Майлса. Сев по-турецки рядом с ним, она осмотрела комнату. Стены, пол, мебель — все было заляпано остатками пирожных. Стол представлял собой ужасную картину: тарелки перевернуты, кушанья перемешаны, и все это текло и капало на пол. Исключение составляли, пожалуй, лишь два подноса на дальнем конце стола. На четвереньках Элизабет поползла к сохранившейся еде, взвизгнув попутно от удовольствия, когда Майлс нежно ущипнул ее за ягодицы. Затем она вернулась, прихватив блюдо с цыпленком в миндальных орехах и булку пшеничного хлеба.

Лежа на столе, Майлс приподнялся, опершись на руку.

— Неужели не наелась? — поддел он.

— Просто умираю от голода.

Вытащив из-под ноги Майлса вилку, она воткнула ее в жаркое и, когда он обратил к ней полные печали и отчаяния глаза, принялась его кормить.

— Только, смотри, не привыкни, — предупредила она, засовывая ему в рот очередную порцию.

Молча улыбаясь, Майлс изредка целовал кончики ее пальцев.

В итоге они обнаружили на столе достаточное количество нетронутой пищи. Свесившись со стола, благо Майлс поддерживал ее, — Элизабет извлекла уцелевшую жареную куропатку, свалившуюся на подставку для ног. Так как Майлс упорно отказывался есть сам, Элизабет «пришлось» покормить его, разорвав куропатку на части.

— Какой же ты неумеха, — заметила она, почесываясь: остатки еды на теле начинали подсыхать, вызывая зуд.

— Что тебе нужно, — пробормотал Майлс, лаская ее руку поцелуями, — так это…

— Ничего не хочу слышать ни о каких твоих предложениях, Монтгомери! — предупредила она. — Подпоив меня вчера ночью, ты набросился на меня прямо в ванне, а сегодня… это! — Девушка была не в силах описать словами царивший вокруг кошмарный беспорядок. — Проклятье! — вырвалось у Элизабет, когда она попыталась обеими руками почесать бедра. — Неужели ты всегда такой ненормальный?

— Всегда, — заверил он, лениво слезая со стола и начиная одеваться. — Здесь недалеко есть озеро. Как насчет того, чтобы искупаться?

— Я не умею плавать.

Поймав девушку за талию, Майлс снял ее со стола.

— Я тебя научу, — произнес он таким похотливым голосом, что Элизабет расхохоталась и оттолкнула его.

— Под водой? — переспросила она и, пока Майлс вполне серьезно обдумывал ее слова, хотела было убежать от него, но поскользнулась на печени трески и чудом устояла на ногах, уцепившись за край стола.

В считанные минуты Элизабет облачилась в клетчатую юбку, шафранового цвета блузку, набросила на плечи плед. Юбка была сильно испачкана пирожными из творога.

— Неужели я выгляжу так же ужасно, как и ты? — поинтересовалась она, вытряхивая из головы остатки еды.

— Еще хуже. Впрочем, нас никто не увидит. Произнеся эти слова загадочным тоном, Майлс подошел к висевшему на дальней стене гобелену, откинул его, и Элизабет увидела лестницу, скрытую в толще каменной стены. Взяв девушку за руку, он повел ее вниз по темным холодным ступеням.

Глава 10

Спустя два часа они уже выходили из воды, и Майлс принялся растирать Элизабет пледом.

— Полезная вещь, не так ли? — пробормотала она, оборачивая озябшее тело клетчатым покрывалом. Даже летом в Шотландии нельзя погреться на солнышке в обнаженном виде.

— Шотландцы — практичные и, между прочим, приятные люди, а если им дать еще и возможность… Элизабет перестала вытирать волосы.

— Какая тебе разница, по нраву мне шотландцы или нет? Я хорошо понимаю твое желание заполучить меня в постель, но мне не совсем понятна твоя постоянная, если я правильно догадываюсь, озабоченность моим настроением.

— Элизабет, если бы я просто хотел заполучить тебя в постель, то мог сделать это в первый же день, когда тебя доставили в мой лагерь.

— Ну, ну! Потом я изрубила бы тебя на части своим острым топором! — гневно воскликнула она.

После минутного удивления Майлс закатился смехом.

— Ты и этот топор! Ах, Элизабет, ты представляла собой такое очаровательное зрелище. Эта голая нога, густые длинные волосы по плечам, ты была…

— Прекрати смеяться, — сдержанно попросила она. — Мне было совсем не до смеха. И я все еще могу сбежать от тебя.

Это отрезвило его. Сидя на земле, он рывком притянул девушку к себе.

— Я не хочу заново испытать пережитое той ночью. Рэб исчез… У обрыва мы находим нескольких мертвых волков, а лошадь, на которой ты сбежала, вернулась хромая. Мы действительно думали, что ты свалилась в пропасть.

Элизабет слегка отстранила Майлса, потому что в его крепких объятиях ей стало трудно дышать. Подняв на него глаза, она нахмурилась. Раньше ей казалось, что она будет ненавидеть того, кто посмеет лишить ее девственности, но сейчас не испытывала ненависти к Майлсу. Между ними возникло лишь нежное чувство единения, как будто они всегда были и будут вместе.

— Так будет всегда? — прошептала она, глядя на раскинувшиеся над головой деревья.

Некоторое время Майлс молчал, а затем тихо произнес:

— Нет.

Элизабет была уверена, что он понял ее. Может, он лгал ей и завтра снова окажется в стане ее врагов? Но сейчас он был другом.

— Пока был жив мой брат, у меня не было подобных дней, — начала Элизабет и продолжала уже не останавливаясь.

Если раньше она сражалась с Майлсом при первой возможности, то теперь была уверена, что на самом деле ей никогда не угрожала настоящая опасность. За последние несколько недель она познала мужскую галантность, любовь между Бронуин и Стивеном, Майлсом и его сыном… Именно такой беззаветной любви ей и не хватало всю жизнь.

Вместо того чтобы поведать Майлсу ужасающие истории об издевательствах Эдмунда, она рассказала, что сближало ее с другими братьями. Роджер не был еще достаточно взрослым, когда умерли родители, поэтому перешел под опеку своего коварного брата. Он делал все, что было в его силах, чтобы спасти своих младших брата и сестру. Всякий раз, когда Роджер утрачивал бдительность, Элизабет забирали из монастыря, чтобы использовать в мерзких играх Эдмунда. Мучаясь угрызениями совести и виня себя за свою оплошность, Роджер неистовствовал и вновь давал клятву защищать Брайана и Элизабет. Однако Эдмунду всегда удавалось разрушать благие намерения Роджера.

— У него никого не было, кроме нас, — сокрушалась Элизабет. — Роджеру двадцать семь лет, а он еще ни разу не любил. Уже в двенадцать лет он был похож на старика.

— Ну а ты? — удивился Майлс. Разве ты не считаешь, что упустила время, отведенное для смеха в радости?

— Смех… — Улыбнувшись, она прижалась к нему теснее. — Думаю, что не смогу вспомнить, когда я смеялась последний раз. Разве что… когда один молодой человек кувыркался со мной с горки.

— Кит — чудесный ребенок, — сказал Майлс с гордостью.

— Кит? Причем здесь Кит? Это был некто более крупный. Некто, кто, даже скатываясь с горки, больше всего беспокоился за свой драгоценный меч.

— Ты… ты и это заметила? Неужели? — тихо прошептал он, заправляя выбившийся локон ей за ухо.

Некоторое время они молчали, затем Элизабет несколько озадаченно посмотрела на него.

— Нет, ты не похож на похитителя, — наконец заключила она. — Я видела, как ты обращаешься с людьми. Даже если бы ты был никем и ничем в этой жизни, ты все равно был бы добр к женщинам. Но почему же ты не отпустишь меня? Может, потому что, как ты выразился, у меня много… проблем? — Последние слова она буквально выдавила из себя.

Вопрос был не из легких, и Майлс смог ответить ей лишь спустя некоторое время.

— Всю жизнь мне казалось, что я провожу время в окружении женщин ради собственного удовольствия. Для меня не было ничего более приятного, чем нежиться в постели с красавицей в объятиях. Мои братья, похоже, считали, что это мое пристрастие не делает мне чести. Я полагаю, что сам человек не в состоянии изменить заложенное в нем от рождения. Что касается тебя, Элизабет… При первой же нашей встрече я увидел то, чего никогда ни в ком прежде не замечал: ненависть и злость по отношению к мужчинам. К примеру, моя невестка Джудит в состоянии без чьей-либо помощи поднять на ноги всю Англию, но все равно и она нуждается в поддержке и любви моего брата. Бронуин любит людей и может заставить любого исполнять все ее желания, но и ей необходима упрямая самоуверенность Стивена. — Он сделал паузу. — Но ты, Элизабет, совсем другая. Возможно, ты вполне смогла бы жить одна и, скорее всего, даже не имела бы понятия, что в жизни есть и нечто большее.

— Тогда зачем… — начала она, — …зачем держать меня в плену? Уверена, тебе бы больше пришлась по душе мягкая, покорная женщина.

Он улыбнулся, обратив внимание на ее оскорбленный тон.

— Виновата страсть, Элизабет. Думаю, ты самая страстная натура на земле. Ты люто ненавидишь, и, уверен, любить будешь так же неистово.

Она попыталась отодвинуться, но Майлс прижал ее к земле, низко склонившись над ней.

— Ты полюбишь только однажды в жизни, — продолжал он, — но бросишься в пучину любви не сразу… Зато, как только примешь решение, никакая земная или дьявольская сила не сможет тебя остановить.

Она молча лежала под Майлсом, вглядываясь в его глубокие серые глаза, пронизывающие ее насквозь.

— Мне хотелось бы стать тем счастливцем, которому достанется твоя любовь, — тихо произнес он. — Но я хочу больше, чем просто обладать твоим телом, Элизабет Чатворт, . Мне нужны твоя любовь, ум, твоя душа, в конце концов!

Наклонившись, он хотел поцеловать ее, но Элизабет отвернулась.

— Не слишком ли много ты хочешь, Монтгомери? Ты получил больше, чем любой другой мужчина, и, думаю, у меня уже ничего не осталось. Моя душа принадлежит Богу, мой ум — мне самой, а моя любовь — моей семье.

Откатившись от нее в сторону, Майлс начал одеваться.

— Ты спросила меня, почему я не отпускаю тебя из плена, и я ответил. А сейчас мы вернемся к Мак-Грегору, и ты встретишься с его окружением. Мак-Грегор страшно рассердился за твою выходку с ножом. Тебе придется извиниться перед ним.

Его поведение возмутило ее.

— Он — друг Мак-Арранов, родственник моих врагов Монтгомери, — елейно улыбнулась она. — Следовательно, у меня было достаточно оснований защищать себя.

— Верно, — согласился Майлс, протягивая ей одежду. — Но, если Мак-Грегор не будет удовлетворен, это может привести к новым проблемам между кланами.

Элизабет стала неохотно одеваться.

— Мне это не нравится, — пробормотала она. — И я ни за что не войду без оружия в зал, заполненный незнакомыми людьми.

— Элизабет, — терпеливо произнес Майлс. — Не можешь же ты каждый раз появляться на людях с топором! Кроме того, у этих Шотландцев есть собственные красивые женщины. Думаю, они не будут настолько околдованы твоими чарами, чтобы сойти с ума от желания обладать тобой.

— Я не это имела в виду! — резко выкрикнула она, отвернувшись. — Неужели нужно смеяться над… Он положил руку ей на плечо;

— Я не собираюсь смеяться над тобой, но тебе пора уже начать разбираться в том, что нормально, а что — нет. Я буду рядом, чтобы защитить тебя.

— А кто защитит меня от тебя? При этих словах глаза Майлса загорелись, и он ласково погладил ее по груди.

— Думаю, тебе будет приятно узнать, что никто не сможет этого сделать.

Оттолкнув Майлса, она оделась.

Майлс изобрел для Элизабет изощренную пытку: больно сжимая пальцами ее локоть, заставлял отвечать на рукопожатия более чем сотни людей Мак-Грегора. Выдержав это сущее наказание до конца, девушка рухнула на стоявший у стены стул и, дрожа всем телом, осушила бокал с вином, любезно протянутый ей Майлсом. Когда он похвалил ее, словно собаку, правильно выполнившую команду, она так презрительно усмехнулась, что рассмешила Майлса. Заливаясь смехом, он поцеловал кончики ее пальцев. — Со временем будет легче, — заверил он.

И, действительно, он оказался прав. Через несколько недель она с гораздо большей легкостью общалась с мужчинами. Майлс не разрешал ей держаться позади мужчин, когда же она оборачивалась удостовериться, что ей ничто не угрожает, успокаивал девушку.

Однажды они отправились на охоту, и Элизабет случайно отстала от Майлса. Трое рыцарей Мак-Грегора отыскали ее, и, хотя обошлись с ней довольно учтиво, она тряслась от испуга до тех пор, пока вновь не очутилась рядом с Майлсом. Сразу же пересадив ее на свою лошадь, он прижал Элизабет к себе, пытаясь успокоить, а когда этого оказалось недостаточно, то, полный страсти и нежности, занялся с ней любовью здесь же, под березой, В замке Мак-Грегора находился человек, о котором Майлс предупреждал Элизабет: Дэйви Мак-Арран, брат Бронуин. Майлс страшно не любил этого мальчишку, который был ненамного старше его самого. С презрением Майлс сообщил, что Дэйви пытался убить собственную сестру.

— Несмотря на высокомерие моих братьев, — заявил Майлс, — они готовы отдать за меня жизнь, точно так же, как и я за них. Терпеть не могу тех, кто выступает против своей семьи.

— Это как раз то, что ты советуешь сделать мне, — парировала Элизабет. — Ты умоляешь меня оставить моих братьев и отдать тебе свое тело и душу.

В глазах Майлса сверкнул злой огонек. Он вышел из комнаты, оставив девушку в одиночестве.

Элизабет подошла к окну взглянуть на людей, толпившихся внизу во дворе. Она испытывала странное ощущение оттого, что могла спокойно прогуливаться по двору, не опасаясь приставаний. Ей не надо было бояться, что придется бороться за свою жизнь. И, хотя у нее не было большого желания проверить это на практике, все равно было приятно просто думать об этом.

Мимо окна прошел Мак-Грегор, и она чуть не рассмеялась, завидев важную, тяжелую походку этого великана. Самолюбие Мак-Грегора было уязвлено сначала тем, что ему пришлось пожать руку Бронуин, а затем и Элизабет. Поэтому, когда Майлс просто вытолкнул Элизабет навстречу владельцу замка, Мак-Грегор лишь скользнул по девушке взглядом. Так с ней еще никто не обращался, и, прежде чем Элизабет осознала, что делает, она буквально забросала его вопросами, склоняя к беседе. Ей потребовалось всего несколько минут, чтобы понять: она может вить из него веревки. Ему нравились хорошенькие женщины, но он был уже немолод и начал сомневаться, нравится ли он им. Элизабет удалось довольно быстро развеять его сомнения.

Позже Майлс посмотрел на нее даже с некоторым возмущением:

— Однако ты быстро превратилась из пугливого кролика в опасную искусительницу.

— Думаешь, из меня выйдет неплохая совратительница? — поддела она. — А что? Лахман Мак-Грегор — вдовец. Может…

Она не успела закончить фразу, потому что Майлс с такой силой впился в ее рот, что у нее онемели губы. Коснувшись кончиками пальцев нижней губы, она смотрела на широкую, мощную спину удалявшегося Майлса и улыбалась. Она начала догадываться о своей власти над ним, хотя и не знала ее границ.

Пока она смотрела в окно, во двор въехали мужчины со знаками отличия Мак-Арранов. Казалось, Мак-Грегоры восприняли их появление равнодушно, но Элизабет заметила, что руки всех мужчин легли на пояс, поближе к мечу. Из замка вышел Майлс и заговорил с Мак-Арранами.

Элизабет смотрела на них еще какое-то время, а затем, вздохнув, вернулась в комнату и начала собирать вещи Майлса. У нее не было никаких сомнений, что они скоро уезжают.

Открыв дверь, Майлс слегка замешкался, но, увидев, чем она занимается, принялся помогать ей.

— В Лэренстон приехал мой брат Гевин.

— Вместе с Роджером? — быстро спросила она, не выпуская из рук бархатного плаща.

— Нет, твой брат сбежал.

Она, развернувшись, заглянула ему в лицо:

— Живой и невредимый?

На мгновение глаза Майлса расширились.

— Насколько я знаю, все при нем. — Он поймал ее за руки. — Элизабет… Она вырвалась.

— Пожалуй, тебе лучше воспользоваться услугами одной из местных красавиц Мак-Грегора и попросить ее помочь собрать твои прекрасные вещи. — С этими словами она скрылась на лестнице за гобеленом.

Глаза Элизабет наполнились слезами. Споткнувшись в кромешной темноте, она едва удержалась, чтобы не упасть, затем устало опустилась на каменную ступеньку, нарушив покой крыс, выразивших свой протест громким писком.

Она сидела и плакала, словно жизнь ее подошла к концу, понимая в душе, что причин для слез не было. В отличие от нее, Роджер вырвался из плена целым и невредимым. А теперь в замке появился Гевин Монтгомери, чтобы, несомненно, заставить младшего брата освободить ее. Завтра в это же время она, возможно, будет на пути к дому. Она не будет более пленницей, а получит свободу и сможет отправиться домой, к семье.

Звук, раздавшийся где-то на верху лестницы, заставил Элизабет обернуться, и, хотя ничего не могла разобрать в темноте, она догадалась, что это Майлс. Инстинктивно Элизабет протянула ему навстречу руки.

Майлс сжал ее с такой силой, что, казалось, у нее хрустнули ребра, но она лишь крепче прижалась к нему. Они походили на двух прячущихся от родителей детей, напутанных грозящим завтра наказанием в стремящихся извлечь максимум возможного из сегодняшнего дня.

Для них не существовало ни пыли, ни грязи, ни злобных маленьких глаз, наблюдавших за ними. Срывая друг с друга одежду, они слились в долгом, страстном поцелуе. Необузданность их чувств приводила Элизабет в смятение. Она уже успела привыкнуть к тому, что Майлс обращается с ней нежно и ласково, но, когда в порыве страсти она ногтями впилась в него, он, казалось, совершенно обезумел. Ступеньки больно упирались в спину девушки, когда Майлс, приподняв ее за бедра, со слепой, почти звериной яростью овладел ею с такой страстью, о которой она могла только мечтать. Уперев ноги в ступени, Элизабет со всей силой своего молодого тела резко выгнулась.

Пронзившая обоих молния опустошила тела любовников. Дрожа от возбуждения и поддерживая друг друга, они не смели разжать руки, словно опасались умереть от лишнего движения.

Первым пришел в себя Майлс.

— Нам надо идти, — устало прошептал он. — Нас ждут внизу.

— Хорошо, — согласилась Элизабет. — Большой брат зовет… — Даже в темноте она почувствовала на себе взгляд Майлса.

— Не бойся Гевина, Элизабет.

— В тот день, когда представитель рода Чатвортов испугается Монтгомери… — начала было она, но Майлс прервал ее речь поцелуем.

— Это то, что мне нравится в тебе! А теперь, если сможешь держаться от меня подальше достаточно долго, мы отправимся в Лэренстон.

— Ах ты… — набросилась она с кулаками на Майлса.

Не давая ей опомниться, он взлетел по ступенькам наверх. Элизабет попыталась последовать за ним, но, встав на ноги, поморщилась от боли.

Из-за висевшего на стене гобелена она появилась, держась за поясницу.

Сдавленный смешок Майлса вынудил девушку выпрямиться, невзирая на боль.

— Ну почему именно женщинам приходится все время лежать на спине… — огорченно выпалила она и осеклась, заметив Мак-Грегора, прислонившегося к комоду.

— Я только хотел сказать… Надеюсь, вам понравилось у нас, леди Элизабет.

Глаза этого громадного человека так весело искрились, что, пытаясь скрыть смущение, девушка принялась укладывать вещи. Намеренно игнорируя присутствие Мак-Грегора, она настолько увлеклась, что не заметила, как он подошел к ней. Когда он коснулся плеча девушки, от неожиданности она, наверное, подскочила бы на месте, если бы Майлс не придержал ее за руку, предупреждая глазами.

— Вы доставили нам удовольствие своим присутствием, — сказал Мак-Грегор и, отстегнув от платья девушки простую медную застежку, заменил ее серебряной, круглой формы, с гербом Мак-Грегоров.

— Спасибо, — тихо вымолвила она, и, к удивлению мужчин, быстро чмокнула Мак-Грегора в щеку. Ласково пожав Элизабет руку, Майлс любовно посмотрел на нее, чувствуя, как приятная теплота разливается по телу.

— Радость моя, приезжайте еще как-нибудь навестить меня.

— Обязательно, — искренне улыбнулась девушка, действительно намереваясь сделать это.

Все трое спустились вниз и вышли во двор к ожидавшим их лошадям. Окидывая представителей рода Мак-Грегоров любопытным взглядом, Элизабет знала, что будет скучать без них. Сама удивляясь своему поступку, она добровольно подала некоторым из них руку. Майлс стоял чуть в стороне, но она ощущала его присутствие и была безмерно благодарна ему за это. Страх, который раньше испытывала Элизабет, когда прикасалась к мужчинам или мужчины дотрагивались до нее, уступил место легкому испугу, и не более.

Она обрадовалась, когда, покончив с неприятной для нее процедурой, очутилась в седле. Ее примеру последовали совсем незнакомые лица из окружения Бронуин. Из-за возникшего чувства несправедливости, что ей приходится покидать место, к которому она начала привыкать, Элизабет была готова разрыдаться.

Нагнувшись к ней, Майлс потрепал ее по руке.

— Помни, я с тобой, — подбодрил он. Кивнув в ответ, она пришпорила лошадь, и они тронулись в путь.

«Как долго ты собираешься оставаться здесь?» — хотелось ей спросить у самой себя. Она много слышала о Гевине Монтгомери. Это был жадный, коварный человек, которому удалось увлечь, а затем обмануть Элис Чатворт, чуть не доведя ее до сумасшествия. А ведь Гевин был главой семейства Монтгомери. Несмотря на всю браваду двадцатилетнего Майлса, Гевин продолжал оставаться его опекуном. А вдруг Гевин вздумает забрать ее себе и использовать в собственных интригах против клана Чатвортов? Майлс полагал, что Мэри Монтгомери убил Роджер. Захочет ли Гевин воспользоваться Элизабет, чтобы отомстить Чатвортам?

— Элизабет, — прервал ее мрачные мысли Майлс. — Что ты замышляешь?

Не удостоив его ответом, она высоко подняла голову и не опускала до самого Лэренстона.

Майлс помог ей спешиться.

— Уверен, старший брат ожидает меня, чтобы тотчас разделаться со мной, — подмигивая, сказал Майлс.

— Как ты можешь смеяться над этим?

— Единственно правильный способ общения с моим братом — это юмор, — серьезно ответил он. — Я зайду к тебе позже.

— Нет! — в ужасе выдохнула она. — Я встречусь с твоим братом только в твоем присутствии.

Склонив голову набок, Майлс некоторое время внимательно изучал ее.

— Похоже, ты собралась защищать меня от моего собственного брата?

— Ты слишком мягок и…

Услышав это, Майлс так громко расхохотался, что напутал лошадей. Он пылко поцеловал Элизабет в щеку.

— Ах ты, мой милый, сладкий ребенок! Пойдем вместе со мной. Хочешь, защищай меня, но я буду внимательно следить за ногами Гевина…

Гевин, Стивен и сэр Гай ожидали их в комнате на верхнем этаже замка. Гевин был таким же высоким, как и Майлс. В облике его было что-то орлиное, а лицо выражало неприкрытую ярость.

— Это и есть Элизабет Чатворт? — процедил он сквозь зубы и, не дожидаясь ответа, приказал: — Уведите ее. Сэр Гай, проследите за этим.

— Она останется, — спокойно произнес Майлс, даже не взглянув ни на одного из братьев. — Садись, Элизабет.

Повинуясь ему, она опустилась на стул. Бросив на Элизабет свирепый взгляд, Гевин повернулся к Майлсу, наполнявшему вином бокал.

— Черт побери, Майлс! — взорвался Гевин. — Ты преспокойно входишь сюда, словно не ты чуть было не стал причиной войны между нашими семьями! К тому же… осмеливаешься привести эту… эту…

— …Леди, — помог ему Майлс, глаза которого начали темнеть.

— Даже если она и была леди, клянусь, больше не является таковой, проведя пару недель в твоем обществе.

Глаза Майлса стали совсем темными. Его рука потянулась к мечу, но сэр Гай остановил его.

— Гевин, — предупредил Стивен. — Ты не имеешь права оскорблять людей. Говори, что ты хотел сообщить.

Гевин приблизился к Майлсу:

— Знаешь ли ты, во что нашей семье обошлась твоя смелая выходка? Рейн не смеет и носа показать и вынужден прятаться в лесах, а я весь последний месяц провел в компании этого ублюдка Чатворта — и все ради того, чтобы спасти твою никудышнюю шкуру.

Элизабет ожидала, что Майлс возразит, что не несет ответственности за Рейна, бежавшего от закона, но Майлс безмолвствовал, пристально глядя потемневшими глазами на старшего брата.

На лице Гевина заходили желваки.

— Ты освободишь ее и передашь мне, а я верну ее брату. Я надеялся, что к этому времени ты опомнишься и отпустишь девушку. Не сомневаюсь, что ты лишил ее девственности, и это, несомненно, будет дорого мне стоить, но…

— Будет стоить тебе или Джудит? — ровным голосом поинтересовался Майлс, поворачиваясь спиной к Гевину.

В комнате вдруг наступила такая тишина, что даже Элизабет затаила дыхание.

— Прекратите, оба! — вмешался Стивен. — И, ради Бога, Гевин, успокойся! Ты же знаешь, каким становится Майлс, когда оскорбляют его подругу. А ты, Майлс, толкаешь Гевина на слишком многое. Майлс, Гевин удерживал у себя Чатворта лишь для того, чтобы дать тебе возможность и время освободить леди Элизабет. Можешь себе представить, как он расстроился, когда Чатворт сбежал, а Элизабет по-прежнему твоя пленница. От тебя требуется только одно — вернуть ее с Гевином родственникам, и все будет хорошо.

У Элизабет снова перехватило дыхание. Она посмотрела на спину Майлса, а спустя мгновение почувствовала, что Гевин наблюдает за ней. Именно тогда она поняла, что ей не нравится этот человек. Встретив его наглый взгляд, девушка вызывающе посмотрела в ответ. Отвернувшись, она поймала взгляд Майлса, с интересом наблюдавшего за ними.

— Я не освобожу ее, — тихо сказал Майлс.

— Нет?! — взорвался Гевин. — Разве наша семья уже ничего не значит для тебя? Неужели ты готов поставить на карту наше имя… Имя не одного поколения Монтгомери ради голых женских бедер?

Гевин не ожидал удара в лицо, но лишь несколько секунд потребовалось ему, чтобы опомниться и броситься на Майлса.

Глава 11

Стивену и сэру Гаю пришлось применить силу, чтобы усмирить братьев.

Первым успокоился Гевин. Сбросив с себя руки Стивена, он подошел к окну, а когда снова обернулся, уже полностью владел собой.

— Уведите отсюда леди Элизабет, — тихо вымолвил он.

Сэр Гай отпустил Майлса, и тот кивнул Элизабет. Начав было протестовать, она поняла, что это бесполезно. Но была твердо уверена в одном; Майлс не собирается уступать ее своему брату.

Когда мужчины остались одни, Гевин медленно опустился в кресло.

— Брат против брата, — с металлическими нотками в голосе произнес он. — Доведись Чатворту узнать, до чего он нас довел, радости не было бы предела. Стивен, плесни-ка мне немного вина.

Взяв бокал, он продолжил:

— Король Генри приказал немедленно прекратить распри между семьями Монтгомери и Чатвортов. Я пытался доказать, что наша семья ни в чем не виновата: Рейн напал на Чатворта из-за того, что тог сделал с Мэри. Я знаю также, что ты не виновен в похищении этой Элизабет.

Гевин пригубил вино. Он давно привык к такого рода назидательным беседам с младшим братом. Вытянуть из Майлса хоть одно слово было довольно сложно, проще было дать ему по зубам.

— Твоя Элизабет рассказала тебе о молодой певице, которая видела, как Пагнелл связывал ей руки? Тебе следовало бы расспросить Элизабет, хотя бы потому, что эта певица недавно вышла замуж за Рейна.

Глаза Майлса слегка расширились.

— Ну, наконец-то я слышу хоть каплю участия в голосе моего братца.

— Гевин, — предупреждающим тоном произнес Стивен. — Какое отношение имеет ко всей этой истории жена Рейна?

Гевин махнул рукой:

— Преследуя ее из каких-то собственных соображений, Пагнелл бросил ее в темницу, а Элизабет Чатворт пыталась спасти девушку. В результате — девицу Чатворт поймали и шутки ради доставили нашему похотливому брату. О Господи, ну почему ты не возвратил ее Чатвортам, как только выяснил, кто она такая?

— Разве Чатворт вернул мою сестру? — тихо спросил Майлс. — Интересно, с каких это пор ты записался в миротворцы?

— С тех самых, как понял, что эта вражда в клочья раздирает мою семью. Неужели до тебя не дошло, что теперь сам король вынесет окончательный вердикт? Он уже наказал Рейна, объявив его вне закона, а на Чатвортов наложил суровый штраф. Представляю, что он сделает с тобой, когда услышит, что ты удерживаешь женщину из клана Чатвортов!

— Майлс, — обратился к брату Стивен. — Гевин беспокоится о тебе. Я знаю, ты заботишься о девушке, но во всей этой истории скрыто гораздо больше, чем ты себе представляешь.

— Элизабет не заслужила, чтобы ее отправили обратно в чертово логово Чатвортов! — гневно произнес Майлс.

Услышав это, Гевин застонал и на минуту закрыл глаза.

— Ты слишком много времени провел в обществе

Рейна. Твое мнение о Чатвортах не имеет значения. Роджер поступил так, потому что был твердо уверен в своей правоте. Я провел с ним не одну неделю и…

— Всем хорошо известно, что ты неравнодушен к Чатвортам, — произнес Майлс ровным голосом, намекая на давнюю историю Гевина с Элис Чатворт. — Я не отпущу Элизабет, и никто не сможет убедить меня сделать это. Женщина — моя. А теперь, если позволите, я бы хотел поговорить с Бронуин.

Элизабет нервно шагала по комнате из угла в угол, хотя была почти уверена в том, что ей разрешат остаться с Майлсом. Она ругала себя за свое желание остаться в Шотландии. Остаться там, где она научится ничего не бояться. «Дорогой мой защитник Роджер, — думала она, — разъяренный, рыщет сейчас где-то в Англии в поисках сестры и сходит с ума оттого, что не в силах отыскать свою Элизабет». Но в глубине души она надеялась, что ему не удастся найти ее. «Еще чуточку, — шептала она. — Только один месяц, и я сама с радостью уеду отсюда. Тогда у меня хватит воспоминаний на всю оставшуюся жизнь».

Глубоко погрузившись в собственные мысли, Элизабет не заметила, как за спиной открылась дверь. Услышав чьи-то легкие шаги, девушка резко повернулась, готовая к отпору.

— Вам… вам понравились Мак-Грегоры? — начал, заикаясь. Кит, испугавшись ее разгневанного вида и не понимая, что это могло означать.

В ту же секунду выражение лица Элизабет изменилось. Опустившись на колени и раскрыв для объятий руки, она крепко-крепко прижала к себе ребенка.

— Я так по тебе скучала. Кит, — прошептала она. Когда в глазах немного посветлело, она слегка отстранила мальчика. — Я жила в большой комнате с потайной лестницей, скрытой за гобеленом. Мы устроили с твоим отцом настоящий бой пирожными, а затем ходили купаться на озеро с ледяной водой.

— А Бронуин подарила мне пони, — перебил ее Кит, — и дядя Стивен катался со мной верхом… Как это — пирожными? — Он нагнулся вперед и громким шепотом спросил: — Вы так сильно рассердили отца?

— Нет, — улыбнулась Элизабет. — Он не рассердился, даже когда я залепила ему в лицо пирожным с вишневым кремом. Пойдем присядем, и я расскажу тебе, как собака Бронуин спасла меня от волков.

Некоторое время спустя Майлс обнаружил их обоих, полностью умиротворенных, спящими. Он долго стоял над ними и молча смотрел. Услышав доносившееся со двора приглушенное ржание лошадей, понял, что Гевин уезжает и, склонившись над Элизабет, поцеловал ее в лоб.

— Я подарю тебе еще много детей, Элизабет, — пробормотал он, коснувшись щеки Кита. — Вот увидишь.

— Разумеется, нет! — сделав серьезное лицо, упрямо настаивала Элизабет. — Я уже чуть было не лишилась жизни, последовав твоему совету, но ни за что не останусь здесь одна, пока ты будешь носиться по окрестностям в поисках развлечений.

— Элизабет, — терпеливо настаивал Майлс. — Я еду на охоту, а ты остаешься здесь не одна. Все Мак-Арраны…

— Мак-Арраны! — воскликнула девушка. — Позволить всем этим мужчинам толпиться вокруг меня целых три дня?! Нет, я ни за что не останусь здесь. Я еду с тобой на охоту.

— Ты же знаешь, я с удовольствием был бы с тобою рядом, но, уверен, тебе необходимо остаться здесь. Может случиться, я просто не смогу быть с тобой в какой-то момент, и ты должна научиться… — Он прервался, увидев, что она отвернулась.

— Я не нуждаюсь ни в тебе, ни в других мужчинах, Монтгомери, — расправив плечи, гордо произнесла девушка.

Майлс дотронулся до нее, но она отодвинулась.

— Элизабет, мы прошли с тобой рука об руку через слишком многое, чтобы поссориться из-за пустяка. Думаю, тебе следует остаться здесь, рядом с Китом, Мак-Арранами и попытаться преодолеть свой страх. Если ты думаешь, что не справишься с этой задачей, скажи мне, и, конечно, сможешь поехать со мной. Я буду внизу.

Элизабет не поднимала глаз, пока он не вышел из комнаты. Со дня появления Гевина прошло уже почти два месяца, и за это время Элизабет познала, что такое настоящее счастье. Забавляясь свежевыпавшим снегом, Майлс, Кит и она проводили чудесные долгие часы на воздухе. А нынешнее Рождество, в отличие от предыдущих, стало настоящим семейным праздником.

Многому она научилась у Бронуин, хотя та и не читала ей лекций, а просто показывала все на собственном примере. Несколько раз они вместе отправлялись кататься верхом, заодно навещая некоторых фермеров. Случалось, легкая паника охватывала Элизабет: однажды она даже вытащила свой нож и направила его на мужчину, слишком уж приблизившегося к ней. Бронуин вмешалась и успокоила Элизабет. Именно с этого момента исчезла неприязнь между женщинами. Казалось, Бронуин признала Элизабет как свою младшую сестру и больше не воспринимала ее как потенциальную соперницу. Когда же, наконец, Бронуин начала командовать Элизабет как и всеми остальными, Майлс и Стивен успокоились совсем. Элизабет трижды рассказывала Бронуин, как чуть было не свалилась с горной дороги в пропасть, и Бронуин всякий раз искренне восхищалась девушкой.

Похоже, Рэб тоже признал Элизабет, и теперь частенько слушался только женщин, предпочитая большую часть времени оставаться в тени. Когда же Стивен обозвал собаку трусливой, обе женщины набросились на него чуть не с кулаками.

С каждым днем Майлс и Элизабет становились все ближе друг другу. Порой, наблюдая, как тренируется Майлс — с обнаженным торсом, блестя от пота, — она чувствовала слабость в коленях. А Майлс, постоянно ощущая ее присутствие, бросал на девушку разгоряченные взгляды, неизменно приводя ее в трепет. Однажды, когда он отвлекся из-за манящего взгляда возлюбленной, Стивен едва не угодил ему в голову копьем. Стивен настолько разозлился, что, набросившись на брата, едва не придушил его.

— Еще какой-то дюйм — в я бы убил тебя! — рычал он в гневе.

В этой шумной ссоре приняли участие все, начиная с Бронуин и Элизабет и заканчивая сэром Гаем и Рэбом. Побагровев от негодования, Стивен потребовал, чтобы Майлс запретил Элизабет присутствовать на тренировке. Ни капли не испугавшись ярости брата, Майлс беспрекословно согласился с ним. А какой затем был незабываемый вечер! Несмотря на внешнее спокойствие, Майлс был расстроен непривычным гневом Стивена, и то сердился на Элизабет, то ласкался к ней. Где только они не занимались любовью: в постели, на кресле, о подлокотник которого она едва не сломала позвоночник, и даже… прислонившись к стене. На свою беду, Майлс прижал Элизабет к гобелену, а, когда она ухватилась за него, тяжелый пыльный ковер рухнул, придавив их к полу, но это не остановило влюбленных, и они продолжали заниматься любовью, пока чуть не задохнулись от пыли. Помогая друг другу, они выбрались из-под гобелена и закончили на холодном каменном полу. Когда любовники, раскрасневшиеся и утомленные, появились за ужином, весь клан Мак-Арранов принялся безудержно хохотать. Стивен еще не отошел от утренней стычки и продолжал сердиться, поэтому единственное, что от него услышали, был приказ Элизабет держаться подальше от тренировочного поля.

«Целых два месяца и одну неделю, то есть с момента похищения, мы были неразлучны с Майлсом», — думала Элизабет, понимая, что это счастливое время подходит к концу.

Гевин прислал гонца к Майлсу. Оказывается, Роджер Чатворт и Пагнелл явились к королю Генриху, и Роджер сообщил, что Рейн Монтгомери пытается поднять против короля армию, а Майлс держит в плену Элизабет. Король заявил, что, если Майлс не отпустит Элизабет, ему предъявят обвинение в измене королю, а земли Майлса будут конфискованы. Что касается Рейна, король пригрозил сжечь леса, в которых тот укрывается.

Гевин умолял брата отпустить Элизабет. Майлс все эти дни почти ни с кем не разговаривал и бросал на Элизабет полные тоски взгляды. Элизабет начала осознавать, что их совместное пребывание подходит к концу. Майлс буквально заставлял ее проводить с Мак-Арранами большую часть времени, словно пытаясь подготовить к тому, что ожидает ее в будущем — в будущем, но уже без него.

Элизабет разрывалась на части. С одной стороны, ей действительно хотелось научиться не бояться мужчин, а с другой — она ни на минуту не могла представить себя без Кита и Майлса. «Проклятье!» — бормотала она, находясь одна в комнате. Как же она умудрилась так быстро пройти путь от свободы к полнейшей зависимости?

Гевин снова прибыл в Шотландию, и на этот раз в такой ярости, что не шла ни в какое сравнение с его вспышкой гнева во время первого визита. Впервые Элизабет почувствовала отчасти и свою вину, потому что сама хотела остаться в миролюбивом доме Мак-Арранов. И поэтому, когда Майлс вошел в комнату, она попросила разрешить ей покинуть замок вместе с Гевином. Она намеревалась объяснить, что хочет тем самым спасти как его, так и свою семью, но Майлс прервал ее. Гнев Стивена и Гевина вместе взятых был пустяком по сравнению с гневом Майлса. Он ругался на трех языках, швырял вещи, голыми руками разломал в куски стул, раскрошил топором стол. Тэм и сэр Гай с трудом справились с ним.

Очевидно, Гевин и Стивен не впервые видели своего младшего брата в таком состоянии. После устроенной Майлсом сцены Гевин счел за благо уступить ему и убрался от греха подальше. А опустошенная Элизабет осталась, не спуская полных слез глаз с перепившего Майлса. «Роджер и Майлс, — печально думала она. — Роджер и Майлс… У меня есть дом, два брата, один из них в поисках своей сестры вдоль и поперек прочесывает острова, а я проливаю слезы над своим врагом… над тем, кто не только защитил меня, но был вдобавок терпим и добр и научил ценить жизнь».

Майлс вяло открыл глаза.

— Я напутал тебя? — хриплым голосом спросил он.

Она лишь кивнула в ответ.

— Я сам себя путаю. Такое со мной случается не часто. — Поймав ее руку, он прижал ее к щеке, как ребенок прижимает к себе игрушку. — Не покидай меня снова, Элизабет. Мне тебя подарили: ты — моя. — Повторяя эти слова как заклинание, он провалился в глубокий сон.

Это случилось четыре дня назад, всего каких-то четыре дня, а сегодня он собирается оставить ее в одиночестве на целых три дня и отправиться со Стивеном охотиться на кабана. Возможно, Майлс не догадывался об охватившем ее страхе. Может быть, он настолько уверен в себе, что думает навсегда удержать ее около себя. Однако Роджер уже направился в Шотландию… Интересно, как поступить ей, когда она прибудет сюда со своей армией? Неужели она сможет остаться и наблюдать, как Мак-Арраны будут воевать с ее братом? Разве она способна следить за поединком между Роджером и Майлсом? Ей что, взять на руки Кита и смотреть, как будет умирать Майлс, или, наоборот, обнимать ночью Майлса, ощущая на губах кровь своего брата?

— Элизабет? — окликнула ее Бронуин, заглянув в дверь. — Майлс сказал мне, что ты не едешь с ним на охоту.

— Да, это так, — кивнула она с огорчением. — Я вынуждена остаться здесь в окружении мужчин, готовых не спускать с меня глаз и наблюдать за каждым моим шагом. Мужчины позади меня, мужчины рядом со мной — кругом одни мужчины.

Некоторое время Бронуин молча взирала на белокурую девушку.

— За кого ты переживаешь больше: за Майлса или брата?

— За обоих, — честно призналась Элизабет. — А ты тоже волновалась, когда привезла к шотландцам мужа-англичанина? Волновал ли тебя вопрос, можно ему доверять или нет?

В глазах Бронуин заплясали веселые огоньки.

— Эта мысль приходила мне в голову. У Стивена было единственное желание — услышать мое признание в любви. Но я была уверена, что любовь — это нечто большее, чем просто необъяснимое чувство.

— Это действительно так?

— Да, — продолжала Бронуин. — Думаю, некоторые женщины любят мужчин, не задумываясь над тем, что они из себя представляют. Я же должна была быть уверена, что Стивен нужен не только мне, но и моему клану.

— А что если бы ты его любила, любила всем сердцем, а твой клан возненавидел бы его? Что если бы жизнь со Стивеном означала отчуждение от твоего клана?

— Я бы выбрала свой клан, — внимательно наблюдая за Элизабет, ответила Бронуин. — Я бы многое отдала, даже собственную жизнь, лишь бы уберечь наше семейство от междоусобной войны.

— И это как раз то, чего ты ждешь от меня! — воскликнула Элизабет. — Ты полагаешь, что мне необходимо вернуться к брату. Теперь, когда нет Майлса, вполне подходящее время. Если бы в моем распоряжении было несколько ваших мужчин, я бы могла… — Она осеклась, не в силах отвести взгляда от Бронуин.

Наконец Бронуин заговорила:

— Я уважаю брата своего мужа. Я не стану помогать тебе бежать.

Элизабет обняла Бронуин:

— Что же мне делать? Ты видела реакцию Майлса на мое предложение вернуться к Роджеру. Стоит ли мне пытаться еще раз бежать? О Господи! — Она отпрянула. — Ты ведь тоже относишься к числу моих врагов.

— Нет, — улыбнулась Бронуин. — Я тебе не враг, как, впрочем, любой из Монтгомери. Мы все полюбили тебя от всей души. Кит вообще пойдет за тобой на край света. Но настанет время, когда тебе придется сделать выбор. И в этом тебе никто не сможет помочь. А теперь спускайся вниз и поцелуй на прощание Майлса, пока он не стал опять крушить мою мебель. У нас ее и так мало. Кстати, каким образом очутился на полу гобелен?

Они уже спускались по лестнице, и Элизабет, услышав вопрос, покраснела, вызвав у Бронуин приступ неудержимого смеха.

— Элизабет! — Майлс заулыбался, подталкивая девушку в темный угол, где она бросилась ему на шею и принялась неистово целовать. — Меня не будет всего три дня. Будешь по мне скучать все это время?

— Ты представляешь собой наименьшее из всех зол. Когда ты вернешься, на твоей совести будут перебитые пальцы ног у полдюжины мужчин.

Он нежно погладил ее по щеке:

— Не думаю, что они станут дерзить после случившегося с сэром Гаем.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Бронуин отправила этого чудо-великана под опеку одной хорошенькой девушки, и эту парочку теперь не разлить водой. Он носит ей воду и, несомненно, украшал бы вышивкой ее рубашки, если бы только он умел держать в руках иглу.

При этих словах Элизабет чуть было не пнула Майлса ногой: ведь под шотландской накидкой он носил ею собственноручно вышитую рубашку.

— Полегче, моя маленькая пленница, веди себя прилично, а не то отправлю домой.

Взгляд Элизабет посуровел, но Майлс, рассмеявшись, потерся носом о шею девушки:

— В твоих глазах можно прочитать все твои мысли и чувства. Поцелуй меня еще разочек, и я постараюсь очень скоро вернуться.

Минуту спустя Элизабет осталась в одиночестве, ощущая тяжесть на сердце. Что-то должно было случиться, и она это знала. Ее первым желанием было спрятаться в своей комнате в оставаться там все три дня, но она понимала, что Майлс прав. Сейчас наступил как раз подходящий момент, чтобы попробовать окончательно преодолеть свой страх.

Во второй половине дня она устроила для себя небольшое путешествие. Элизабет решила взять Кита и десять человек охраны из числа Мак-Арранов, включая Тэма, и отправиться верхом к руинам замка, о которых ей поведала Бронуин. Кит сможет изучить окрестности, а она получит возможность справиться со своим страхом.

К тому времени, когда они достигли руин, сердце Элизабет отчаянно билось в груди, но, взяв себя в руки, она улыбнулась Тэму, помогавшему ей спешиться. Услышав за спиной мужские шаги, она не обернулась резко, как обычно, а попыталась сохранить естественную позу. Повернувшись, она оказалась лицом к лицу с Джарлом, молодым человеком, наградившим ее щедрой улыбкой, и кротко улыбнулась в ответ.

— Здесь что, все слышали обо мне? — спросила она Тэма.

— Представители нашего клана очень уважают вас за ваше умение бесшумно, подобно шотландцу, передвигаться по лесу. К тому же, мы уважаем людей с бойцовскими качествами.

— С бойцовскими качествами! Но ведь я покорилась своим врагам!

— Я бы не сказал, — засмеялся Тэм. — Вы всего-навсего пришли в чувство и увидели, какие замечательные мы, шотландцы, и, чуть меньше, — представители клана Монтгомери.

Элизабет расхохоталась вместе с окружавшими ее мужчинами.

Позднее, сидя на камне возле старинного разрушенного замка и наблюдая за мужчинами, она обнаружила, что совсем не опасается их… и подумала. какое это великолепное ощущение. Она многим обязана Майлсу Монтгомери.

Задумавшись, Элизабет сначала не обратила внимания на свист, раздавшийся сзади, за деревьями. Когда же свист наконец проник в усыпленное мирными мыслями сознание, Элизабет насторожилась. Она осмотрелась, убедилась, что никто из Мак-Арранов не услышал свист: игравший с молодым Алексом Кит страшно шумел, и все с любовью наблюдали за мальчуганом. Элизабет неторопливо поднялась и исчезла среди деревьев, произведя не больше шума, чем клубы табачного дыма. Оказавшись в лесу, она замерла в ожидании, мысленно перенесясь в далекие дни детства.

Брайана всегда приходилось защищать. Он был старше Элизабет, но казался моложе и не смог, как его сестра, развить в себе умение защищаться. Если на Элизабет нападал какой-нибудь мужчина, она, в отличие от Брайана, не мучаясь угрызениями совести и не переживая, могла пырнуть его ножом. Часто Элизабет спасала и Брайана от толпы гогочущих головорезов, приглашенных в дом Эдмундом. И пока Эдмунд, заливаясь смехом, выкрикивал оскорбления в адрес своего слабака-братца, Роджер и Элизабет успокаивали юного Брайана.

Брайан, скрываясь, проводил так много дней без пищи и воды, что они изобрели свой собственный способ сигнализации. Только Роджер и Элизабет умели распознавать этот звучащий на высокой ноте свист и всегда откликались на зов Брайана.

И сейчас Элизабет неподвижно ожидала появления Брайана. «Интересно, явится он один или с Роджером?» — думала она.

На поляну вышел, как ей показалось, совсем незнакомый молодой человек, и Элизабет некоторое время изумленно смотрела на пего. Всегда утонченно красивый, сейчас брат был похож на призрак.

— Брайан? — прошептала она. Он коротко кивнул:

— Ты выглядишь вполне прилично. Похоже, пребывание в плену пошло тебе на пользу.

Элизабет едва не лишилась дара речи. Она никогда не слышала, чтобы ее младший брат говорил с кем-нибудь подобным тоном, и уж тем более с ней.

— Роджер… Роджер с тобой? Осунувшееся лицо Брайана помрачнело еще больше.

— Не упоминай в моем присутствии даже имени этого злодея.

— Что? — приближаясь к нему, выдохнула она в ужасе. — О ком ты говорить?

На мгновение его глаза потеплели, он поднял руку, чтобы погладить Элизабет по голове, но тут же опустил.

— Многое произошло с тех пор, как мы виделись в последний раз.

— Расскажи мне, — попросила она шепотом. Брайан отступил на шаг:

— Роджер похитил Мэри Монтгомери.

— Я слышала об этом, но не могу представить, чтобы Роджер…

Брайан окинул сестру горящим взором:

— Ты не допускаешь мысли, что он кровно связан с Эдмундом? Неужели ты полагаешь, что в нас всех не заложена частица той злобы, что определяет поступки нашего старшего брата?

— Но Роджер… — начала она.

— Даже не произноси это имя. Я любил Мэри, любил так сильно, как никогда больше не смогу полюбить. Хорошая, добрая девушка, она никогда никому не желала зла. Твой брат… изнасиловал ее, и она в отчаянии выбросилась из окна.

— Нет, не может быть, — спокойно сказала Элизабет. — Я не могу в это поверить. Роджер — хороший. Он никому не причинит зла. Он никогда не хотел этой войны между Монтгомери и Чатвортами. Он взял к себе Элис, когда ее семья отвернулась от нее. И он…

— …Он нанес Стивену Монтгомери удар в спину. Обманув Бронуин Мак-Арран, держал ее в заточении. Когда умерла Мэри, я освободил Бронуин и вернул тело Мэри Гевину. Интересно, слышала ли ты, как разбушевался Майлс Монтгомери, когда увидел сестру мертвой? Он был вне себя много дней.

— Нет, — прошептала Элизабет, отчетливо представив себе ярость Майлса. Они почти никогда не касались темы вражды между кланами. В первые же дни они с Майлсом пришли к молчаливому соглашению не обсуждать семейные проблемы.

— Брайан, — ласково произнесла она. — Ты выглядишь усталым и измученным. Давай вернемся вместе с Лэренстон, и ты отдохнешь. Бронуин…

— Я не смогу отдыхать до тех пор, пока жив мой брат.

Элизабет уставилась на него, широко открыв глаза.

— Брайан, ты не соображаешь, что говоришь. Мы свяжемся с Роджером, а затем сядем и обсудим все эти вопросы.

— Неужели ты не поняла меня? Я собираюсь убить Роджера Чатворта.

— Брайан! Ты же не можешь в одночасье забыть все хорошее. Помнишь, как он рисковал жизнью, спасая тебя, когда Эдмунд в ярости сломал тебе ногу?

Выражение лица Брайана оставалось суровым.

— Я любил Мэри, а Роджер убил ее. Когда-нибудь ты поймешь, что это такое.

— Я могу любить сто человек, но это вовсе не означает, что я перестану любить Роджера, так много для меня сделавшего. Даже в эту минуту он ищет меня.

Брайан вопрошающе посмотрел на девушку.

— Ты довольно легко ускользнула от своих охранников. Если тебе предоставляют такую свободу, почему же ты не убегаешь, чтобы вернуться к Роджеру?

Элизабет отступила, но Брайан поймал ее за руку.

— Неужели мужчины Монтгомери обладают такой притягательной силой? Кто из них? Женатый или мальчишка?

— Майлс давно уже не мальчишка! — выпалила она. — Иногда возраст обманчив. — Она осеклась, заметив выражение лица Брайана.

— Ты, наверное, забыла, что мне довелось побывать в замке Монтгомери? Так, значит, ты влюблена в Майлса. Достойный выбор. В нем так же много огня, как и в тебе.

— То, что я чувствую по отношению к одному из Монтгомери, совсем не меняет моих чувств к Роджеру.

— И что же это за чувства? Что удерживает тебя от возвращения к нему? Вряд ли от этих шотландцев трудно сбежать. Тебе удавалось годами обманывать даже Эдмунд а.

Некоторое время она молчала.

— Причина не только в Майлсе. В этом доме царит мир, которого я никогда прежде не знала. Никто не приставляет нож к моему горлу. В Лэренстоне не услышишь приглушенных воплей и криков о помощи. Я могу спокойно бродить по коридорам, не шарахаясь от каждой тени…

— Однажды и мне посчастливилось увидеть частичку такой жизни, — прошептал Брайан. — Но Роджер убил ее, и теперь я собираюсь убить его.

— Брайан! Тебе надо отдохнуть и хорошенько обо всем подумать.

Он не обратил внимания на слова Элизабет.

— Ты не знаешь, где сейчас Рейн Монтгомери?

— Нет, — удивленно ответила она. — Слышала — где-то в лесу. Я знакома с певицей, которая сопровождает его.

— Не знаешь, где ее можно найти?

— Почему тебя так волнует, где сейчас Рейн? Он что-нибудь тебе сделал?

— Я готов умолять его научить меня сражаться.

— Надеюсь, не для того, чтобы сражаться с Роджером? — чуть не задохнулась она, но затем улыбнулась. — Брайан, Роджер никогда не станет с тобою драться. И потом… посмотри на себя. Ты вдвое ниже его ростом и, похоже, здорово похудел. Оставайся здесь, отдохни несколько дней, и мы…

— Не учи меня, Элизабет. Я сам знаю, что делать. Рейн Монтгомери полон сил и умеет тренировать. Он научит меня всему, что так необходимо мужчине.

— Ты на самом деле ожидаешь, что я помогу тебе? — рассердившись, спросила она. — Ты действительно думаешь, что я сказала бы тебе, где этот Монтгомери, даже если бы знала? Я не буду пособничать тебе в твоем безумии.

— Элизабет, — тихим голосом произнес он. — Я пришел попрощаться. Я недели скитаюсь в этих лесах, ожидая момента, когда смогу свидеться с тобой, но мешала усиленная охрана. Теперь, когда мы повидались, я могу отправляться в путь. Я сражусь с Роджером, и один из нас погибнет.

— Брайан, пожалуйста, не делай этого.

Он поцеловал ее в лоб, как обычно целуют детей:

— Живи в мире, моя маленькая сестричка, и вспоминай меня добром.

Элизабет была слишком потрясена, и не сразу сообразила, что ответить. Едва Брайан повернулся, чтобы уйти, из-за деревьев высыпали шотландцы. Как из-под земли перед Брайаном Чатвортом вырос Стивен Монтгомери с обнаженным мечом.

Глава 12

— Не причиняйте ему боли! — сдавленно вскрикнула Элизабет, не подумав, что Стивен может в более сурово обойтись с ее юным братом.

По ее голосу Стивен догадался, что она имеет в виду, и убрал меч в ножны.

— Иди с моими людьми, они покормят тебя, — обратился он к Брайану.

Бросив прощальный взгляд на Элизабет, Брайан покинул поляну в сопровождении Мак-Арранов.

Наблюдая за Стивеном в течение всего этого времени, Элизабет обо всем догадалась.

Всегда учтивый, Стивен сейчас выглядел несколько смущенным. Кротко улыбнувшись, он прислонился к дереву, достал из ножен кинжал и принялся остругивать палку.

— Майлс не в курсе того, что случилось, — начал он.

— Вы использовали меня как приманку, чтобы поймать брата, не так ли? — выпалила она.

— Думаю, у вас есть все основания так говорить. Вот уже несколько дней он неприкаянно скитается по лесу, питаясь чуть ли не святым духом… Нам стало интересно, кто он такой и какие цели преследует. Дважды подкрадывался он к вам и Майлсу, но мои рыцари спугнули юношу. Тогда мы решили предоставить вам возможность самой подойти к нему. Вы ни на минуту не оставались без присмотра: с обнаженными мечами и стрелами наготове мы всегда находились рядом.

Элизабет присела на большой валун.

— Мне не очень-то нравится, когда меня используют подобным образом.

— Неужели вы бы предпочли, чтобы мы сразу его убили? Еще ни одному англичанину не удавалось в одиночку проникнуть на земли Мак-Арранов и остаться в живых. Но мальчик казался таким… неистовым, что нам захотелось узнать, кто он и что ему нужно.

Некоторое время Элизабет раздумывала. Конечно, ей был не по душе поступок Стивена, но она в то же время сознавала его правоту.

— Ну а теперь, когда он у вас, что вы собираетесь с ним сделать? — Она подняла голову. — Скажите, а Бронуин знает о вашей игре в кошки-мышки?

Элизабет показалось, что губы Стивена слегка побелели.

— Я слишком люблю жизнь, и поэтому благодарен судьбе за то, что она ничего не знает, — возбужденно ответил он. — Бронуин не умеет ничего скрывать, а если и скрывает, то немногое. Она бы затащила мальчишку в Лэренстон, а Майлс… — Внезапно он остановился.

— …А ненависть Майлса к Чатвортам пустила глубокие корни, — закончила Элизабет.

— Это относится только к мужчинам. — Стивен улыбнулся. — Наша сестра умерла по вине Роджера Чатворта, и не похоже, что Майлс забыл об этом. Вы увидели его лишь с привычной для женщины стороны. Когда же он сталкивается с мужчиной, обижающим женщину, он теряет рассудок.

— Почему вы были уверены, что Брайан — из рода Чатвортов?

— Его внешность подсказала нам это. Некоторое время Элизабет молчала. Брайан, действительно, стал похож на Роджера: тот же вызывающий взгляд, злость и безразличие.

— Вы слышали, что сказал Брайан. Можем ли мы укрыть его здесь, подальше от Роджера?

— Боюсь, он может сойти с ума. Похоже, он не так уж далек от этого.

— Да, — выдавила она из себя. — Не так далек. — Она с надеждой взглянула на Стивена.

— Полагаю, мне следует сделать так, как хочет Брайан: я отведу его к своему брату Рейну.

— Нет! — воскликнула Элизабет, вскакивая с места. — Рейн Монтгомери убьет его. Разве не он набросился на Роджера?

— Элизабет, — успокоил ее Стивен. — Рейн привяжется к юноше, потому что именно Брайан помог в свое время Мэри. Уж чего-чего, а справедливости Рейну не занимать. А кроме того, — продолжал, улыбаясь, Стивен, — мой брат так измотает юношу тренировочными поединками, что у того не останется времени кого-то ненавидеть. Через три дня Брайан так устанет, что его единственным желанием будет — выспаться.

Некоторое время Элизабет внимательно изучала лицо Стивена.

— Зачем вы помогаете Чатворту? Ведь Мэри была и вашей сестрой.

— Думаю, вы считаете, что мы, Монтгомери, обманули вас, рассказав о причастности вашего брата к ее смерти.

— Если бы Майлс убил чью-то сестру, стали бы вы ненавидеть своего брата, даже не поинтересовавшись, почему он это сделал? Даже если Роджер и был причастен к этому, может, у него были на то веские причины. Я не стану ненавидеть кого-либо из братьев, если его вина не доказана.

— Хорошо сказано, — одобрительно кивнул Стивен. — Я не питаю особой любви к вашему брату Роджеру, но моя ненависть не распространяется на его семью. Мои братья не разделяют моих чувств — вот почему Гевин так грубо обошелся с вами. Для него семья — это все.

— А Рейн тоже такой? Вдруг он возненавидит Брайана, едва увидев?

— Вполне возможно. Именно поэтому я отправлюсь вместе с вашим братом. Я поговорю с Рейном, и, если я хороню знаю брата, кончится тем, что он примет юного Брайана. — Стивен отбросил палку и вложил кинжал в ножны. — А сейчас я должен идти. Нам потребуется несколько дней, чтобы найти Рейна.

— Сейчас? — переспросила Элизабет удивленно. — Вы уйдете до того, как вернутся с охоты Бронуин и Майлс?

— О да. — Он поморщился. — Я бы не хотел быть рядом, когда моя любимая жена узнает, что обманом я заставил ее покинуть Лэренстон, чтобы иметь возможность саму разобраться с этим юным нарушителем границ.

— Или Майлс, — сверкая глазами, произнесла Элизабет. — Не верится, чтобы он спокойно воспринял это.

Стивен тяжело вздохнул, и это рассмешило девушку.

— Похоже, вы трус, Монтгомери, — заметила она.

— Самый трусливый из них, — с готовностью согласился он, но тут же снова стал серьезен. — Вы будете молиться за меня? Возможно, если Рейн и Брайан подружатся, нам удастся ускорить окончание этой войны.

— Мне бы так этою хотелось, — ответила Элизабет. — Брайан милый, добрый мальчик, и Роджер так сильно его любит. Стивен, — тихо продолжала она. — Если я задам вам один вопрос, вы ответите на него честно?

— Я слишком многим обязан вам.

— Кто-нибудь видел Роджера?

— Нет, — ответил Стивен. — Он исчез. Его повсюду ищут Мак-Грегоры, и мои воины всегда начеку. Однажды мы чуть было не упустили вас, но такого больше не случится. Что же касается Роджера Чатворта, мы вообще не можем пока напасть на его след.

С минуту Элизабет и Стивен молча стояли, глядя друг на друга. Еще несколько месяцев тому назад этот человек, как, впрочем, и все мужчины, был ее врагом. Шагнув навстречу, девушка протянула руку и дотронулась до его щеки.

Кажется, Стивен должным образом оценил честь, которую она ему оказала. Он поймал ее руку и поцеловал ладонь.

— Мы, Монтгомери, сердцееды. — В его глазах плясали лукавые огоньки. — Мы покончим с нашей враждой с помощью ласковых слов, а не мечей.

Элизабет отпрянула от Стивена, будто он нанес ей оскорбление, но затем неожиданно рассмеялась.

— Я буду молиться за вас. А теперь ступайте, пока мой Майлс не отыскал вас и не задал хорошую трепку.

Услышав ее слова, Стивен удивленно приподнял брови.

— Мой бедный, маленький братик. Это ужасно, когда женщина считает, что завладела тобой. — С этими словами он оставил девушку.

Некоторое время Элизабет одиноко сидела на поляне. Теперь, внимательно прислушиваясь, она смогла уловить шорох шагов Мак-Арранов, двое из которых по-прежнему прятались за деревьями. Издалека до нее донесся смех Кита, а затем ответный смех Тэма, громкий и низкий.

За последние месяцы ее враждебность почти исчезла. Перед мысленным взором девушки проплыло искаженное яростью лицо Брайана, и она вспомнила, что когда-то ею тоже владела такая же ненависть. Всем своим существом Элизабет надеялась, что Стивену удастся унять злость Брайана, а может, это сделает Рейн Монтгомери.

С тяжелым сердцем Элизабет перестала думать о брате и вернулась в своих мыслях к развалинам замка и заливистому смеху Кита.

Через несколько дней ей придется испытать на себе гнев Майлса, и это отвлечет ее от собственных проблем.

На следующий день в Лэренстон вернулась Бронуин и первым делом отправилась к своему пятимесячному сыну Алексу. У ребенка была кормилица, так как Бронуин слишком часто отсутствовала, чтобы самой кормить его. Однако она хотела убедиться, что ребенок помнит свою мать. Пока Бронуин, у ног которой устроился Рэб, нежно обнимала сынишку, Элизабет поведала ей о Брайане и о том, что Стивен отвел его к Рейну.

На мгновение глаза Бронуин сверкнули.

— Черт побери! — вырвалось у нее, но она тут же успокоилась, заслышав плач младенца. — Тш-ш-ш, любимый, — проворковала она. Как только ребенок затих, Бронуин снова взглянула на Элизабет. — Мне не нравится, что он использовал тебя. Он должен был привести сюда твоего брата. Стивен забыл, что Брайан Чатворт вырвал меня из лап твоего брата. Я бы не сделала ему ничего плохого.

— Думаю, Стивена больше волновал Майлс и то, что он может навредить Брайану. — Нагнувшись, Элизабет ласково погладила шелковистую головку. Алекса.

Это не ускользнуло от внимания Бронуин.

— Кстати, когда ты ожидаешь родов? — спокойным, ровным голосом поинтересовалась она. Элизабет встретилась с ней глазами. Поднявшись, Бронуин понесла сына в колыбель.

— Мораг сказала мне, что у тебя не было месячных с тех пор, как ты живешь с нами. Ты не больна?

— Совсем наоборот. Сначала я не была уверена в том, что со мной происходит, но мне потребовалось не так уж много времени, чтобы разобраться. Ты кому-нибудь рассказала об этом?

— Никому. Даже Стивену. Особенно ему. Без сомнения, он бы захотел отметить это событие. Ты собираешься выйти замуж за Майлса?

Элизабет подоткнула мягкий плед под ноги Алексу.

— Он не делал мне предложения, но, даже если бы и сделал, все гораздо сложнее, чем просто брак и рождение детей. Роджер не утихомирится только потому, что я стану носить имя Монтгомери. Он захочет убедиться, что я выхожу замуж по собственной воле и без принуждения.

— Неужели Майлсу придется тебя принуждать? — тихо спросила Бронуин. Элизабет улыбнулась:

— Ты знаешь, как, впрочем, и я, что он ни к чему не принуждал меня. Но не думаю, что Майлсу понравится идея жениться на мне. Я потребую от своего мужа супружеской верности, а для Майлса Монтгомери эти слова — пустой звук.

— Я бы не стала недооценивать ни одного из представителей Монтгомери, — возразила Бронуин. — Они могут казаться невежественными упрямцами, но в них есть нечто большее, чем просто красивые лица и мужественный вид.

— Согласна, они на самом деле такие. — Элизабет рассмеялась, и они вышли из комнаты.

На следующий день Бронуин снова уехала на охоту.

Это случилось, когда Элизабет изображала из себя беспомощную печальную деву, а Кит спасал ее от трехглавого, изрыгающего огонь дракона. Неожиданно Элизабет замерла.

— Элизабет! — нетерпеливо произнес Кит, размахивая своим деревянным мечом над головой.

Она не могла объяснить себе, что случилось, но неожиданно дрожь охватила ее.

— Майлс… — прошептала она и стремительно повернулась к кормилице, державшей на руках Алекса. — Пожалуйста! Присмотрите за Китом.

Она тут же рванулась к лестнице и сбежала по ступенькам во двор. Добравшись до конюшни, Элизабет схватила седло, но Дуглас остановил девушку.

— Я не могу позволить вам уехать, — с сожалением в голосе сказал он.

— Прочь с дороги, дурак! — выкрикнула она. — С Майлсом беда, я еду к нему.

Не задавая лишних вопросов; кто сообщил об этом, если с охоты не было гонцов, Дуглас метнулся из конюшни, трижды тихо свистнул, и в считанные секунды к ним присоединились два его брата.

Элизабет не привыкла сама седлать лошадь, и, хотя этот процесс затягивался, ей никто не помог. Дуглас лишь проверил подпругу перед тем, как рывком посадил девушку в седло. Элизабет даже не вздрогнула от его прикосновения.

Отправившись в путь, Элизабет даже не выяснила, в каком направлении нужно ехать. Отбросив всякие мысли, она лишь видела перед собой Майлса, попавшего в беду, поэтому рванулась вперед со всей скоростью, на какую была способна ее лошадь. Дуглас, Джарл и Фрэнсис не отставали от девушки. Четверо всадников понеслись по узкой крутой дороге из Лэренстона, повернули направо и взяли курс на утес.

Элизабет не боялась дороги, как, впрочем, и мужчин, следовавших за ней. Снова очутившись на равнине, она остановилась лишь на несколько секунд. Слева жили Мак-Грегоры, справа лежали незнакомые ей земли. Пришпорив лошадь, Элизабет повернула направо, каким-то чутьем угадывая, что находится на верном пути.

Один из сопровождающих мужчин крикнул, чтобы она была осторожна, и, пригнувшись к потной шее лошади, девушка пронеслась под толстым суком дерева, чуть не задев его. Все остальное время провожатые молчали, стараясь не отставать от нее.

Они скакали уже довольно долго, когда наконец из кустарника с диким лаем выскочил Рэб. Казалось, он ждал Элизабет, чтобы указать ей последний отрезок пути. Элизабет была вынуждена натянуть поводья и пустить лошадь шагом. Продираясь вслед за Рэбом сквозь густой подлесок, они очутились в темном лесу, куда не проникали даже солнечные лучи.

Рэб вновь залился лаем, и вскоре всадники подъехали к группе людей. Бронуин и ее люди неотрывно смотрели на что-то, лежавшее на земле. Сэр Гай стоял на коленях.

Повернувшись на лай собаки, Бронуин в изумлении подняла глаза на Элизабет. Девушка соскочила С лошади и побежала вперед, расталкивая людей.

На земле, весь в крови, в разорванной одежде и с закрытыми глазами, лежал Майлс. Элизабет увидела зияющие раны на его теле: на левом бедре и в правом боку.

Оттолкнув сэра Гая, Элизабет опустилась на колени, приподняла голову Майлса и подолом юбки начала вытирать кровь с его лица.

— Просыпайся, Монтгомери, — твердо, без малейшего сострадания и жалости в голосе, обратилась она к нему. — Проснись и посмотри на меня.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем ресницы Майлса дрогнули. Наконец открыв глаза, он слегка улыбнулся и снова сомкнул веки.

— Ангел, — прошептал он и замолчал.

— Воды, — приказала Элизабет, обращаясь к склонившимся над ней ошеломленным людям. — Мне понадобится вода, чтобы обмыть его раны. Есть ли где-нибудь поблизости крестьянский дом?

Бронуин едва успела кивнуть в ответ, а Элизабет уже продолжала:

— Поезжайте и все подготовьте там. Хозяев отправьте в Лэренстон, я останусь в доме с Майлсом. Пришлите ко мне Мораг с ее травами, и еще… мне потребуются острые стальные иглы и нитки. Сэр Гай! Пошлите кого-нибудь за большим пледом, мы понесем на нем Майлса. Итак! — она щелкнула пальцами. — Быстро все за дело!

В тот же миг мужчины кинулись выполнять ее распоряжения.

На лице Бронуин промелькнула улыбка, и с легким сарказмом она спросила Элизабет:

— Ты уверена, что в твоих жилах не течет шотландская кровь? — И отправилась прямиком в Лэренстон.

Оставшись одна, Элизабет вновь склонилась над Майлсом и прошептала:

— Все будет в порядке, Монтгомери. Я позабочусь об этом.

Не тратя больше времени на сантименты, Элизабет подняла с земли меч и начала разрезать одежду на Майлсе, чтобы получше рассмотреть раны. Казалось, на нем гораздо больше крови, чем может быть в человеческом теле.

Когда она сняла с Майлса рубашку, появился Рэб.

— Откуда взялась эта кровь, Рэб? — спросила она. — Иди и найди того, кто не пощадил Майлса и пролил его кровь.

Собака дважды громко пролаяла и убежала. К радости Элизабет, на верхней части тела Майлса была только одна большая рана, да и та не слишком глубокая, правда, ее все равно придется зашивать. На левой руке кровоточили несколько длинных, не очень серьезных царапин. С ногами дело обстояло хуже. Рана на бедре оказалась глубокой, с рваными краями, а на колене были видны еще несколько ран. Элизабет приподняла Майлса, пытаясь осмотреть раны на спине.

Застонав от пронзившей его боли, Майлс открыл глаза и взглянул на нее.

— На этот раз тебе придется лечь сверху, Элизабет, иначе я перепачкаю тебя кровью, — еле выдавил он из себя, бросив взгляд на свое нагое тело.

— Помолчи! — приказала она. — Береги силы. Сказав это, Элизабет увидела, что Рэб пытается вытащить на поляну тушу огромного кабана с оскаленными клыками. Морда дикого животного была залита кровью, а на боку зияло несколько ножевых ран.

— Значит, ты одолел кабана, — с легким возмущением в голосе сказала Элизабет, нежно укрывая Майлса своим плащом. — Полагаю, тебе и в голову не пришло, что не стоит отправляться верхом одному.

Едва она произнесла эти слова, как Рэб выволок тушу еще одного заколотого кабана и уложил ее рядом с первой.

Элизабет начала вытирать грязь с лица Майлса.

— Мы сейчас отнесем тебя в одно место недалеко Отсюда, где тепло, тихо и спокойно. А теперь я хочу, чтобы ты отдохнул.

Продираясь сквозь кусты, появились сэр Гай и какие-то мужчина с женщиной, увешанные большими тяжелыми пледами.

— На огне греется густой ячменный суп, — сообщила женщина. — Там же у очага — овсяные лепешки. Если нужно, Бронуин пришлет еще пледы.

Опустившись на колени и откинув с Майлса плащ, сэр Гай начал изучать его раны и тут с удивлением увидел, что Рэб вытаскивает на поляну тушу третьего кабана.

— Сколько же их там? — спросила Элизабет.

— Пять, — ответил сэр Гай. — Должно быть, лошадь Майлса сбросила его прямо на их стадо. У него были только меч и маленький кинжал, но он умудрился убить всех пятерых кабанов, да еще смог дотащиться сюда. К кабанам нас вывел Рэб, но затем убежал, еще до того, как мы обнаружили здесь лорда Майлса.

— Рэб побежал за мной, — объяснила Элизабет. — Вы сможете нести Майлса?

Без видимых усилий сэр Гай осторожно поднял своего юного хозяина, словно тот был ребенком. И тут же раны вновь открылись, и потекла кровь.

— Осторожно! — пронзительно вскрикнула Элизабет, но взгляд сэра Гая успокоил ее.

Шагая впереди, сэр Гай вышел из лесу и направился к крестьянскому дому, где осторожно уложил Майлса на кровать у стены. Весь дом состоял практически из одной маленькой темной комнаты, единственным источником света служил открытый домашний очаг. В комнате стояли еще грубый стол и два стула и больше никакой мебели. На слабом огне в котелке кипела вода. Не теряя времени, Элизабет смочила в воде полосы чистой ткани, специально оставленные для нее, и начала обтирать Майлса. Приподняв своего хозяина, сэр Гай помог снять с него остатки одежды. К радости Элизабет, на спине Майлса не было ран, а только царапины и синяки.

Она почти уже вымыла Майлса, когда появилась Мораг и Бронуин. У Мораг была большая корзина с лекарственными травами.

— К сожалению, я уже не вижу так хорошо, как прежде, — посетовала Мораг, глядя на обнаженного Майлса. — Одной из вас придется помочь мне.

— Я помогу, — быстро произнесла Элизабет. — Только скажите, что делать, я справлюсь.

Вскоре Элизабет обнаружила, что зашивать человеческую рану совсем не то, что сшивать куски ткани. Каждый раз, когда она прокалывала иглой кожу Майлса, тело ее напрягалось.

Пока Элизабет зашивала, Майлс лежал спокойно, не двигаясь и почти не дыша, бледный от потери крови. Бронуин вдевала нитки в иголки, обрезала их и завязывала узелки.

Когда Элизабет наконец завершила работу, ее всю трясло.

— Выпей вот это, — приказала девушке Бронуин.

— Что это? — поинтересовалась Элизабет.

— Одному Господу известно. Я уже давно научилась не спрашивать Мораг, из чего она варит свое зелье. Возможно, оно будет гадким на вкус, но ты почувствуешь себя лучше.

Прислонившись к стене, Элизабет выпила варево, похожее на бульон, не сводя глаз с Майлса. Когда Мораг поднесла чашу к его бледным губам, девушка сунула пустую кружку Бронуин и подошла к Майлсу.

— Выпей это, — прошептала она, поддерживая его голову. — Тебе надо набраться сил.

Майлс с трудом разомкнул ресницы и посмотрел на Элизабет.

— Стоит того, — еле слышно вымолвил он, выпивая лекарство Мораг.

Мораг хмыкнула и ехидно произнесла:

— Он пролежит на спине целый год, если вы будете так его баловать.

— Ну и пусть, — резко ответила Элизабет. Бронуин расхохоталась:

— Иди присядь, Элизабет, и отдохни. Мне хочется знать, каким образом тебе стало известно, что Майлс ранен. Ведь мы его только-только разыскали, когда ты подъехала.

Усевшись на полу возле Майлса, Элизабет откинулась назад и пожала плечами. Она не имела ни малейшего понятия, что подсказало ей, что он ранен.

Почувствовала — и все.

Минутный отдых закончился быстро, так как Мораг приготовила уже другой настой, и Элизабет вновь поила Майлса.

Наступила ночь, и Бронуин отправилась в Лэренстон. Элизабет сидела рядом с Майлсом, наблюдая за ним, догадываясь, что он не спит. Мораг клевала носом на стуле.

— Какая… — шепотом спросил Майлс, — какая из себя жена Рейна?

Элизабет решила, что он бредит, так как ни разу не видела ни Рейна, ни его жену.

— Певица… — подсказал Майлс. — Пагнелл.

Его слова помогли ей во всем разобраться. Ее поразило, что один из лордов Монтгомери женился на женщине более низкого происхождения да еще певичке. Элизабет рассказала Майлсу, как встретила Аликсандрию Блэкитт, как впервые услыхала ее необычайный голос и о своей неудавшейся попытке спасти эту девушку от лап Пагнелла, что в конечном итоге привело к пленению самой Элизабет.

Улыбнувшись, Майлс нащупал ее руку. Не выпуская ее, он так и заснул, когда над горизонтом уже начало подниматься солнце.

Проснувшаяся Мораг начала смешивать очередную порцию трав, сушеных грибов и чего-то еще, что Элизабет не могла распознать. Вдвоем они сменили на ранах Майлса кровавые повязки, и Мораг наложила теплые, смоченные в отваре трав припарки.

В полдень Майлс опять заснул, и Элизабет впервые смогла покинуть маленький домик. Во дворе под деревом сидел сэр Гай, он вопрошающе взглянул на девушку.

— Майлс отдыхает, — объяснила Элизабет. Сэр Гай кивнул и уставился в пространство.

— Немногие юноши смогли бы, упав в стадо из пяти кабанов, выйти из схватки живыми, — гордо произнес он.

Глаза Элизабет наполнились слезами, когда она положила дрожащую руку на плечо великану:

— Я сделаю все, чтобы он поправился. Сэр Гай кивнул, не глядя на нее.

— Вы не должны чувствовать себя обязанной перед ним. Мы так плохо относились к вам.

— Напротив, — возразила Элизабет. — Со мной обошлись не просто вежливо, меня одарили любовью.

С этими словами она отвернулась, и ее взгляд упал на ручей, бежавший по земле Мак-Арранов.

Элизабет умылась, причесалась и присела на минутку отдохнуть, укутавшись в плед, а когда проснулась — на дворе была ночь. Невдалеке от нее сидел сэр Гай.

Едва очнувшись ото сна, она поспешила в домик. Майлс не спал. Как только он увидел Элизабет, с его лица тут же исчезло хмурое выражение.

— А вот и она, — проворчала Мораг. — Может, теперь-то вы выпьете немного бульона.

— Элизабет, — позвал Майлс.

Она подошла к нему и, пока он пил из почти полной чаши, поддерживала его голову и не выпускала ее до тех пор, пока он не уснул.

Глава 13

Тебе нельзя вставать, — твердым как сталь голосом сказала Элизабет Майлсу. — Я не спала слишком много ночей, залечивая твои раны, чтобы теперь смотреть, как они вновь откроются.

Он одарил ее нежным, мягким взглядом, способным растопить лед:

— Ну пожалуйста, Элизабет. В какой-то момент она чуть было не уступила, но вовремя опомнилась и расхохоталась.

— Коварный мужчина… лежи спокойно, а не то привяжу к кровати.

— Я не ослышался? — Он в изумлении поднял брови.

Элизабет зарделась, догадавшись, о чем он подумал.

— Веди себя прилично! Я хочу, чтобы ты лучше ел. Ты никогда не поправишься, если не будешь как следует есть.

Майлс поймал ее за руку и с неожиданной силой притянул к себе. А может, ему удалось это сделать, потому что Элизабет особо и не сопротивлялась. Майлс полулежал на кровати в углу комнаты, откинувшись на подушки и вытянув ноги. Элизабет осторожно примостилась рядом. Прошло четыре дня с тех пор, как он был ранен, но молодость и могучий организм помогли ему быстро поправиться. Он был еще слаб, все еще чувствовал боль, но уже начал выздоравливать.

— Почему ты осталась со мной? — поинтересовался Майлс. — За мной могла бы ухаживать одна из служанок Бронуин.

— Ну конечно! Позволить ей прыгнуть к тебе в постель и дать разойтись твоим дивам? — с возмущением воскликнула Элизабет.

— Похоже, швы и так разойдутся, если ты будешь смешить меня. Разве могу я дотронуться до другой женщины, если есть ты.

— Когда я уйду, уверена, ты снова осмелеешь. Запустив руку в волосы Элизабет, Майлс запрокинул ей голову и с чувством собственника впился в губы.

— Разве ты еще не усвоила, что ты моя? — почти прорычал он. — И когда только ты признаешь это?

Он не дал ей возможности ответить, снова поцеловав, и все волнения, пережитые Элизабет в эти дни, растаяли в этом страстном, отчаянном поцелуе…

Холодное прикосновение стального клинка к шее заставило Майлса разжать объятия. Не раздумывая, он привычно потянулся к своему мечу, но… под наброшенным пледом почувствовал лишь свое обнаженное тело.

Над ними стоял Роджер Чатворт. Глаза его гневно горели, а меч острием упирался в вену на шее Майлса.

— Не надо, — попросила Элизабет, подальше отодвигаясь от Майлса. — Не делай ему ничего плохого.

— Я хотел бы прикончить всех Монтгомери, — сказал Роджер Чатворт.

Быстрым движением Майлс увернулся и схватил Чатворта за запястье.

— Нет! — закричала Элизабет, прижавшись к руке брата.

Повязки Майлса начали краснеть.

— Он ранен, — попыталась убедить Роджера Элизабет. — Разве ты можешь убить человека, который не в состоянии оказать сопротивление?

Внимание Роджера сосредоточилось на Элизабет.

— Ты что, стала одной из них? Неужели Монтгомери заразили тебя ненавистью к твоим кровным родственникам?

— Нет, Роджер, конечно же нет. — Девушка пыталась сохранить спокойствие: в глазах Роджера горел дикий огонь, и она боялась еще больше рассердить его. Майлс лежал, опираясь о стену и тяжело дыша, но она знала, что в любой момент он может снова вскочить и еще сильнее разойдутся швы на ранах. — Ты пришел за мной?

Неожиданно в комнате наступила мертвая тишина. Майлс и Роджер не сводили с Элизабет глаз.

«Я должна уйти с Роджером. Если я не уйду, он убьет Майлса», — ясно сознавала Элизабет. — Роджер устал, зол и не в состоянии мыслить трезво».

— Будет прекрасно, если мы вернемся домой, — силясь улыбнуться, произнесла она.

— Элизабет! — воскликнул Майлс. Она не обратила на него внимания.

— Пойдем, Роджер, чего же ты ждешь? — Ее сердце стучало так громко, что она едва себя слышала.

— Элизабет! — закричал Майлс, прижимая руку к ране в груди.

Колеблясь, Роджер некоторое время переводил взгляд с одного на другого.

— Я сгораю от нетерпения, Роджер! Разве я отсутствовала не достаточно долго?

Повернувшись на каблуках, чтобы уйти, Элизабет остановилась в дверях. Не осмеливаясь посмотреть на Майлса, она не сводила глаз с Роджера. Она не могла взглянуть на Майлса хотя бы разок, боясь, что решимость покинет ее.

Недоумевая, Роджер медленно последовал за сестрой. Недалеко от дома их послушно ожидала лошадь. Элизабет не отводила от животного взгляда, страшась оглянуться и увидеть сэра Гая. Только смерть могла помешать великану встать на защиту своего господина.

Из домика донесся душераздирающий крик:

— ЭЛИЗАБЕТ!

Проглотив застрявший в горле комок, Элизабет позволила Роджеру помочь ей сесть на лошадь.

— Нам нужна еда, — сказал Роджер, поворачивая к дому.

— Роджер! — закричала она ему вслед. — Если ты что-нибудь сделаешь с ним, я… — начала было она, но, заметив, что он не обращает на нее внимания, мгновенно спрыгнула с лошади и побежала за братом… Но опоздала.

Роджер Чатворт полоснул мечом Майлса и, пока тот истекал кровью, сказал:

— Жена Рейна пощадила меня, именно ее благодари теперь за то, что я оставляю тебе жизнь и твою грязную, подлую душонку. — Он повернулся к стоявшей в дверях Элизабет: — Возвращайся к лошади, а не то — прикончу его, не дожидаясь, пока он сам истечет кровью.

Дрожа и почти теряя сознание, Элизабет вышла из домика и взобралась на лошадь. В считанные секунды Роджер оказался в седле позади девушки, и они помчались во весь опор.

Элизабет, склонясь над пяльцами, трудилась над покрывалом для алтаря, вышивая на нем силуэт Святого Георгия, убивающего дракона. В углу покрывала красовался ангел, удивительно похожий на Кита, а Святой Георгий… напоминал Майлса Монтгомери. На мгновение Элизабет прекратила работу, почувствовав, как в утробе толкнул ножкой ребенок.

Напротив сидела Элис Чатворт, держа в руках зеркало так, чтобы в нем отражалась необезображенная шрамами часть ее лица.

— Прежде я была такая красивая, — бормотала Элис. — Ни один мужчина не мог устоять передо мной. Они все были готовы сложить головы из-за меня. Все, что от меня требовалось, это лишь намекнуть, чего мне хочется, и я все получала. — Элис повернула зеркало чуть в сторону, стала видна обезображенная половина ее лица. — Так продолжалось до тех пор, пока Монтгомери не испортили мое лицо, — прошипела она. — Джудит Риведун позавидовала моей красоте. Ведь она такая уродина: в веснушках, к тому же — рыжая тварь. У нее были основания бояться, что мой дорогой Гевин разлюбит ее.

Элизабет нарочито зевнула, не обращая внимания на искаженное ненавистью лицо Элис, и повернулась к погруженному в свои мысли Роджеру, стоявшему с бокалом вина у камина.

— Роджер, ты не хочешь погулять со мной в саду? Как обычно, Роджер сначала бросил взгляд на. ее живот и лишь потом посмотрел ей в лицо.

— Нет, мне надо поговорить с управляющим, — еле слышно пробормотал он, пытаясь не встречаться с ней глазами.

Она поняла, что он хотел сказать то, что неоднократно повторял раньше: «Ты здорово изменилась».

Уже две недели Элизабет жила с братом в своей «семье» и стала сознавать, насколько сильно изменилась за те пять месяцев, которые провела в обществе Монтгомери. Этого времени оказалось явно недостаточно, чтобы в быту Чатвортов произошли какие-нибудь перемены, однако его вполне хватило на то, чтобы в Элизабет зародилась новая жизнь. И хотя она упорно продолжала убеждать себя, что Роджер совсем не такой, как Эдмунд, она видела, что на самом-то деле ничего в доме не изменилось к лучшему.

Многое в доме Чатвортов напоминало прежние времена, когда в нем главенствовал Эдмунд. Причина, по которой Роджер так легко позволил Элис жить с ним, объяснялось тем, что он просто не замечал ее. Живя в мучительном душевном разладе с самим собой, отдавая всю любовь и заботу Элизабет и Брайану, Роджер в действительности не имел представления О многом, что творилось вокруг.

Когда Элизабет только приехала и едва успела спешиться, устав после проведенных в пути дней, как два воина из окружения Роджера, служившие когда-то у Эдмунда, стали отпускать в ее адрес пошлые, избитые шутки. Они грязно намекали, что не в силах дождаться момента, когда смогут остаться с ней наедине.

Первым чувством Элизабет был страх. Ей показалось, что она словно и не покидала владений Чатвортов. Девушка стала судорожно вспоминать прежние уловки, помогавшие обманывать мужчин. Но в памяти постоянно всплывали воспоминания о сэре Гае: о том, как повредила ему ногу, от чего он хромал не одну неделю, и о том, как засиживалась с ним, как видела в его глазах слезы беспокойства за человека, которого они оба любили…

Нет, она не станет снова бояться и прятаться. Она прошла слишком долгий путь, пытаясь побороть страх перед мужчинами, и не собирается забывать все, чему научилась.

Элизабет повернулась к Роджеру и потребовала, чтобы он немедленно прогнал этих мужчин. Крайне удивленный, Роджер тогда быстро вытолкал ее из конюшни. Он пытался было поучать сестру, но Элизабет не хотела ничего слушать. Одна лишь мысль, что младшая сестричка осмеливается в какой бы то ни было форме возражать ему, не только потрясла Роджера, но и причинила боль. Ему казалось, что он вытащил ее из ада, а она, вместо благодарности, еще и жалуется.

Впервые Элизабет поведала брату всю правду об Эдмунде. Роджер страшно побледнел, словно вся кровь отлила от его лица, откинулся на спинку стула и стал похож на побитую собаку. Все эти годы он думал, что защищает дорогую малютку сестру, а на самом деле выходило, что она жила в аду. Роджер понятия не имел, что Эдмунд забирал ее из монастыря, едва он покидал поместье. Он не знал, что ей приходилось защищаться от воинов брата. Когда Элизабет завершила рассказ, Роджер был готов убить тех воинов на конюшне.

Роджер был настолько страшен в гневе, что с ним приходилось считаться. В течение трех дней он держал в страхе всех домочадцев. Многих из своей свиты Роджер прогнал, и теперь, когда кто-нибудь осмеливался даже косо взглянуть на Элизабет, она тут же шла к Роджеру. Элизабет не намеревалась более терпеть какие-либо оскорбления. Прежде она не знала, как все должны относиться к леди, ее скудный опыт ограничивался общением с Эдмундом. Теперь же, проведя целых пять месяцев в доме, где ей и в голову не приходило бояться в одиночестве гулять по саду, она узнала многое.

Ее требования казались Роджеру неприемлемыми, и она поняла, насколько они с Брайаном были правы в оценке своего брата. Роджер мог быть очень добрым и в то же время ужасно жестоким. Только однажды Роджер взорвался такой ненавистью, что она даже испугалась за его рассудок.

Роджер не видел сестру несколько месяцев и сразу обратил внимание на ее изменившуюся фигуру, отметив и то, что она прибавила в весе. Вздернув подбородок, без тени сожаления Элизабет заявила, что носит под сердцем ребенка Майлса Монтгомери. Она ожидала с его стороны ярости — и была готова к этому, но, прочитав глубоко в глазах Роджера боль, — растерялась.

— Оставь меня одного, — прошептал он, и она подчинилась.

Позднее, в своей комнате, Элизабет долго горько плакала и заснула, доведя себя слезами до изнеможения, что, впрочем, случалось с ней почти каждую ночь с тех пор, как она покинула Майлса. Поймет ли Майлс, что она уехала с Роджером только для того, чтобы спасти своего любимого? Или возненавидит ее? Что они расскажут Киту о том, куда подевалась Элизабет? Лежа в постели, она думала обо всех, кого полюбила в Шотландии.

Элизабет давно хотелось отправить письмо в Шотландию, но она не знала никого, кому могла бы доверить свое послание. Однако вчера во время вечерней прогулки к ней подошла старушка, которую девушка прежде не встречала, и предложила корзинку с хлебом. Элизабет отказывалась до тех пор, пока женщина, отогнув край платья, не показала эмблему Мак-Арранов. Элизабет жадно схватила корзинку, даже не успев поблагодарить мгновенно исчезнувшую старушку, и быстро запустила туда руку.

В корзине было письмо от Бронуин, в котором говорилось, что она хорошо понимает причину, побудившую Элизабет вернуться домой с Роджером, хотя Майлс отказывается поверить этому. Сэр Гай был ранен тремя стрелами, но все думают, что он выживет. Оставшись в доме без присмотра Элизабет, Майлс впал в ярость и порвал на себе швы. К тому времени, когда Мораг нашла его, он был в горячке, и в течение трех дней никто не верил, что он выживет. Едва услышав о ранении Майлса, Стивен тут же вернулся из лагеря беглеца Рейна. Он принес новость, что Рейн взял Брайана под свою опеку и теперь питает глубокую надежду на то, что в скором времени между двумя семьями наступит мир. Бронуин также сообщала, что Майлс постепенно выздоравливает, но отказывается упоминать даже имя Элизабет.

И сейчас, когда Элизабет размышляла над этой последней фразой, ее охватил озноб.

— Набрось плащ на плечи, — обратился к ней стоявший сзади Роджер.

— Нет, — пробормотала она, — мне вполне достаточно пледа.

— К чему размахивать этой тряпкой перед моим носом? — взорвался Роджер. — Разве не достаточно того, что ты носишь в себе семя Монтгомери? Неужели так необходимо при каждой встрече давать мне пощечину?

— Роджер, я хочу, чтобы этой ненависти пришел конец. Я хочу…

— Ты хочешь быть шлюхой моего врага! — зарычал он…

Бросив на брата быстрый, полный злости взгляд, Элизабет отвернулась.

Роджер взял сестру за руку и ласково посмотрел на нее.

— Взгляни на вещи с моей стороны! Разыскивая тебя, я прожил эти месяцы словно в аду. Я направился к Рейну Монтгомери, чтобы выяснить, где ты, а он поднял против меня свой меч. Если бы не его молодая жена, вставшая между нами, я уже был бы на том свете. Я опустился на колени перед королем, неужели ты думаешь, это было легко? Я не питаю к королю особой любви, как помнишь, он наложил на меня слишком большой штраф за случившееся с Мэри Монтгомери, но ради тебя… я бы встал на колени перед самим дьяволом. — Сделав паузу, Роджер взял сестру за обе руки. — Пробраться в Шотландию и выбраться оттуда живым — нелегкое испытание. И вот, когда я нашел тебя, увидел, что ты настолько уютно пристроилась к Монтгомери, словно хотела стать его неотъемлемой частью. А твое поведение! Что это? Игра? Я чувствовал себя чуть ли не злодеем! И лишь потому, что спас собственную сестру от человека, державшего ее в плену, обесчестившего ее… Объясни мне все это, Элизабет, — прошептал он.

Наклонившись вперед, она положила голову ему на грудь.

— Как? Как я могу рассказать тебе, что случилось со мной за эти последние несколько месяцев? Я познала любовь и…

— Любовь! — воскликнул он. — Неужели ты думаешь, что, если мужчина укладывает тебя в постель, он любит тебя? Разве Монтгомери поклялся тебе в любви до гроба? Предложил ли он леди Чатворт стать его женой?

— Нет, но… — начала она.

— Элизабет, ты так мало знаешь мужчин. В этих распрях ты оказалась всего-навсего пешкой. Неужели ты не понимаешь, что Монтгомери надрывают сейчас животы от смеха, зная, что Элизабет Чатворт носит в себе ребенка Монтгомери? Они считают, что одержали победу.

— Победу! — с ненавистью выкрикнула Элизабет, вырываясь. — Терпеть не могу думать обо всем случившемся как об игре. Что я буду вынуждена рассказать своему ребенку? Что он был шахматной фигурой, использованной двумя семьями в их глупой вражде?

— Глупой?.. Как ты можешь так говорить, когда в тех краях находится Брайан, который, возможно, ненавидит меня из-за тех же Монтгомери?

Элизабет не стала рассказывать, что видела Брайана в Шотландии.

— Тебе когда-нибудь приходило в голову, Роджер, что, вероятно, именно ты вынудил Брайана уехать? Мне бы хотелось выслушать твою версию того, что случилось с Мэри Монтгомери.

Роджер отвернулся от сестры.

— Я был пьян. Это был ужасный… несчастный случай. — Он снова повернулся и посмотрел на Элизабет с мольбой в глазах. — Я не могу вернуть эту женщину с того света, и король наказал меня больше чем достаточно. Брайан покинул меня, а ты возвращаешься из рук моего врага, беременная от него, и вместо любви, которой когда-то одаривала меня — постоянные вопросы и сомнения. Какое еще наказание ты придумала для меня?

— Прости, Роджер, — мягко сказала она. — Вероятно, я изменилась. Не знаю, любит ли меня Майлс. Не знаю, захочет ли он жениться на мне, чтобы дать нашему ребенку имя, но я знаю одно: я люблю его, и, если бы он попросил, последовала бы за ним хоть на край света.

Только глаза Роджера выдали боль, которую он ощутил, услышав эти слова.

— Как ты можешь отворачиваться от меня? Неужели этот мужчина так хорош в постели, что стоны наслаждения заставляют тебя забыть любовь, которую я испытываю и всегда испытывал к тебе? Неужели пять месяцев в его обществе могут стереть в твоей памяти восемнадцать лет, проведенные со мной?

— Нет, Роджер. Я люблю тебя, и всегда буду тебя любить, но вы нужны мне оба. Он улыбнулся.

— Ты еще слишком молода, Элизабет. Ты хочешь получить мужчину, которого, как я слышал, мечтает заполучить добрая половина женщин Англии. Подумай, нужен ли тебе мужчина, который затаскивает тебя в свою постель, делает тебя беременной и ни разу при этом не упоминает о свадьбе? И какая же это будет семейная жизнь? Ты что, будешь заботиться обо всех его незаконнорожденных детях так же, как заботилась о его старшем сыне?

— Тебе известно о Ките?

— Я многое знаю о своих врагах. Майлс Монтгомери любит женщин. Ты для него одна из многих, и я уважаю этого молодого человека уже за то, что он не солгал тебе и не пообещал, что ты будешь для него единственной любовью. — Роджер дотронулся до руки сестры. — Элизабет, если тебе хочется мужа, я смогу найти для тебя кого-нибудь. Я знаю нескольких мужчин, которые возьмут тебя в жены даже с чужим ребенком в утробе и будут к тебе хорошо относиться. С этим же младшим Монтгомери ты станешь несчастной уже на первом году замужества.

— Вполне возможно, — сказала Элизабет, пытаясь рассуждать трезво. Может, прикосновение рук Майлса заставило ее потерять разум. Он всегда был добр к ней, но ведь он был добр и к служанкам. Если она бросит брата из-за Монтгомери, Роджер возненавидит ее, а что, интересно, она будет чувствовать к Майлсу спустя несколько лет? Что, если Майлсу ради «шутки» кто-нибудь «подарит» очередную смазливую девчонку? Не станет ли он думать, что и та принадлежит ему? Не привезет ли он ее с улыбкой домой, к Элизабет, надеясь, что она будет лелеять эту девушку так же, как заботилась о его незаконнорожденных детях?

— Позволь мне подыскать для тебя кого-нибудь. Я устрою смотрины, и ты сможешь выбрать кого захочешь. По крайней мере, взгляни на них. Если не пожелаешь выходить замуж, я не буду настаивать.

Элизабет подняла на него полные любви глаза. Все будут смеяться над Роджером, если он позволит своей сестре донашивать внебрачного ребенка. Некоторые даже скажут, что ее следует убить, если она откажется обвенчаться. За последние несколько лет на долю Роджера выпало много унижений, и все же… ради сестры он был готов рискнуть еще раз.

Заметив улыбку Элизабет, Роджер усмехнулся и впервые посмотрел на сестру так, словно познал смысл жизни.

— Хорошо, я посмотрю на твоих претендентов, — чистосердечно сказала Элизабет. Она изо всех сил постарается влюбиться в одного из них. У нее будут добрый, любящий муж, любимые дети и братья, и, может, ей как-нибудь удастся помирить Брайана и Роджера.

В течение нескольких последних дней Элизабет расширила свои представления о любви. Раньше, до встречи с Майлсом, она не имела ни малейшего понятия, что такое любовь. Она даже не помышляла о том, что когда-нибудь полюбит мужчину, но появился Майлс — и все изменилось. Терпеливо и с присущим ему чувством юмора почти пять месяцев он добивался ее любви. Элизабет знала, что всегда будет вспоминать Майлса с теплотой, однако в мире существовало много других хороших и добрых мужчин. Ей надо только влюбиться в одного из них, и все проблемы будут решены.

Но, когда Роджер начал выставлять перед ней, словно племенных жеребцов, мужчин, готовых услужить ей, Элизабет поняла, что переоценила свои возможности. Среди них встречались высокие и низенькие, худые и толстые, безобразные и такие красавцы, на которых можно было взирать только с открытым ртом, развязные и наглые… Однако все они лишь смешили девушку. Попался даже один с прекрасным голосом. Мужчины шли непрерывным потоком.

Сначала Элизабет льстило их внимание, но, спустя всего несколько дней, стали возвращаться прежние страхи. Один из мужчин дотронулся до плеча девушки, и от неожиданности она даже подпрыгнула, инстинктивно положив руку на висевший сбоку кинжал, которым пользовалась во время еды. Через неделю Элизабет уже придумывала различные отговорки, чтобы остаться в своей комнате, или, в крайнем случае, просила Роджера сопровождать ее.

Неожиданно Роджер покинул поместье. Ничего не объяснив, в сопровождении восьми рыцарей он унесся верхом на коне с бешеной скоростью. Как рассказал слуга, Роджер получил письмо от грязного, с гнилыми зубами оборванца и уже через минуту уехал. Письмо он швырнул в горящий камин.

Элизабет чуть не расплакалась, узнав, что внизу ожидают одиннадцать претендентов мужского пола в она должна принять их в качестве хозяйки дома. Она не смогла связно побеседовать ни с одним из них, так как ее все время занимала мысль, где в момент беседы находятся другие мужчины. Многомесячные уроки, которые с таким терпением преподавал ей Майлс, пошли насмарку. Кончилось все тем, что она обрушила на голову осмелившегося пройти позади нее рыцаря медную вазу. После этого Элизабет влетела в свою комнату и напрочь отказалась возвратиться в зал. Затем она долго лежала на кровати и единственным, кого она вспоминала, был Майлс.

Каждый раз, знакомясь с очередным молодым гостем, она сравнивала его с Майлсом. Ей представляли какого-нибудь бесподобного мужчину, а она думала лишь о том, что его движения излишне суетливы… или прочая чушь лезла в голову. Однажды ночью, в саду, Элизабет позволила одному «жениху» поцеловать себя. Она уж было и каблук занесла над его стопой, но вовремя остановилась, но не смогла удержаться, чтобы не вытереть следы поцелуя тыльной стороной ладони, страшно оскорбив тем самым несчастного рыцаря. Элизабет старалась изо всех сил, но ни один молодой человек даже не заинтересовал ее.

По мере того как шли дни, она мечтала о том, чтобы увидеть Бронуин и посоветоваться с ней, раздумывала, о чем написать ей в письме… Как вдруг — земля ушла из-под ног! С изуродованным телом Брайана на руках возвратился изможденный и опустошенный Роджер. Элизабет кинулась к нему.

Поглядев на сестру невидящим взором, Роджер бережно отнес тело Брайана в комнату наверху. Два дня сидел он, заперевшись, рядом с телом Брайана, а когда вышел, глаза его ввалились и лицо почернело от горя.

— Это дело рук твоих Монтгомери, — хрипло сказал он, проходя мимо Элизабет и Элис.

Похоронили Брайана в тот же вечер, но Роджер больше не появился. Элизабет, сажая на могиле розы, пролила немало слез, думая о братьях.

Элис безжалостно преследовала Элизабет, выкрикивая, что за все содеянное Монтгомери заслужили смерть. Она маниакально, словно заколдованная, размахивала повсюду лампами с горящим маслом, уверяя, что ребенок Элизабет родится с отметиной Сатаны и будет проклят навечно. Один за другим уезжали из опустевшего дома гости, и Элизабет осталась наедине со своей невесткой.

В начале марта от короля прибыл гонец при полных регалиях.

Только на следующий день рыцари, отправленные Элизабет на поиски Роджера, смогли обнаружить его в хижине пастуха, где он в одиночестве коротал время. Роджер стал похож на живой скелет: ввалившиеся, заросшие щетиной щеки, длинные, грязные волосы, дикий, испуганный взгляд.

В присутствии Элизабет Роджер молча прочитал послание, а затем бросил его в горящий камин.

— Передайте королю мое «нет», — спокойно произнес он, прежде чем выйти из комнаты.

Элизабет оставалось только удивляться и гадать, что содержалось в послании короля. С деланным безразличием она отпустила королевского гонца и присела, словно в ожидании. От чего бы там Роджер ни отказывался, как только король узнает о его отказе, об этом, несомненно, скоро станет известно всем. Положив руку на округлившийся живот, Элизабет подумала о своем ребенке и о том, придется ли ему испытать на себе, что значит быть незаконнорожденным.

Глава 14

Однажды, спустя неделю после отъезда королевского гонца, Элизабет одна гуляла в саду. Она ничего не слышала о Роджере уже несколько дней, а смерть Брайана так сильно подействовала на Элис, что та, казалось, потеряла остатки здравомыслия. Причем, нельзя сказать, что она очень любила Брайана, однако на ее разум подействовало то обстоятельство, что его убил Монтгомери. И сама Элизабет с ненавистью думала теперь о Рейне.

Когда на тропинку легла чья-то тень, от неожиданности девушка вскрикнула, а затем, подняв голову, увидела темные, напряженные глаза Майлса Монтгомери. Он с презрением смерил ее взглядом, заметив цвета слоновой кости атлас платья, две нитки жемчуга и кроваво-красный рубин на груди. Элизабет почувствовала, что горит желанием испить его до дна, что для полного наслаждения ей недостаточно одного лишь присутствия Майлса. Под глазами у него пролегли темные, слегка желтоватые тени, и он похудел. Очевидно, Майлс еще не совсем поправился после своей тяжелой болезни.

— Пошли, — хриплым голосом произнес он. Не раздумывая, Элизабет последовала за ним через сад в лесные владения Чатвортов. Считалось, что они охраняются, но каким-то образом Майлсу удалось пройти незамеченным.

Майлс молчал и не смотрел на Элизабет, и только когда они добрались до двух стоявших наготове лошадей, она поняла, что было так необычно в его поведении: он ненавидел ее… Его напряженное тело, холодные глаза — все кричало об этом.

Подойдя к лошадям, Элизабет насторожилась.

— Куда ты собираешься везти меня? Майлс повернулся к ней.

— Король приказал нам пожениться. Твой брат отказался выполнить приказ. Если мы ослушаемся, то оба, твой брат и я, будем объявлены вне закона, а наши земли будут конфискованы. — Он остановил взгляд на ее рубине. — Тебе нечего бояться. После венчания я верну тебя твоему драгоценному братцу. Признайся, ведь и тебе не хотелось бы расстаться с вещами, так много значащими для тебя.

Майлс отвернулся. Элизабет попыталась забраться на лошадь, но не смогла из-за длинной юбки, а также из-за охватившей ее дрожи. Майлс подошел сзади и, стараясь как можно меньше прикасаться к девушке, подсадил ее в седло.

Элизабет была слишком потрясена случившимся, ошеломленная, она не могла ни о чем думать, когда кони помчали их на север. Колючий ветер резал ей глаза, а она размышляла лишь о том, почему так сильно развевается на ветру грива лошади.

Примерно через час они остановились на окраине маленькой деревушки у красивого домика возле церкви. Спешившись, Майлс даже не взглянул в сторону Элизабет, с трудом слезавшую с лошади.

Дверь открыл священник.

— А вот и ваша хорошенькая невеста, Майлс, — произнес он. — Проходите, я знаю, как вам не терпится скорее покончить с формальностями.

Не обращая внимания на Элизабет, Майлс двинулся вперед, а она засеменила следом, ухватившись за его руку. Когда же она увидела, какими глазами он посмотрел сначала на свою руку, а потом ей в лицо, у нее перехватило дыхание. Она выпустила руку Майлса.

— Может, побеседуем, когда все закончится? — прошептала Элизабет.

— Хорошо, если это не займет много времени, — холодно ответил он. — Меня ожидает брат.

— Конечно, — согласилась она, пытаясь сохранить достоинство. — Я не задержу тебя слишком долго. — Она приподняла края юбки и пошла впереди.

Обряд бракосочетания занял несколько минут. Свидетелей не было ни с одной из сторон, присутствовали лишь несколько знакомых священника. Судя по чувствам, с которыми участники церемонии произносили свои слова, можно было подумать, что они ведут переговоры о купле-продаже зерна.

Когда их объявили мужем и женой, Майлс повернулся к Элизабет. Она замерла.

— Думаю, мы можем поговорить в ризнице. Это было все, что он произнес. Вздернув подбородок, Элизабет вышла первой.

Когда они остались в комнате наедине, Майлс лениво прислонился к стене:

— Теперь у тебя появилась возможность высказаться.

Ее первым желанием было послать его куда подальше, но она сдержалась.

— Я понятия не имела о том, что король приказал нам пожениться, но если бы и знала — не отказалась. Я бы многое сделала, чтобы положить конец вражде между нашими семьями.

— Даже стала бы спать со своим врагом? — с издевкой спросил он.

Элизабет стиснула зубы.

— Роджер обезумел, узнав о смерти Брайана. — На мгновение ее глаза вспыхнули.

Ноздри Майлса затрепетали от гнева.

— Возможно, ты не слышала, что Рейн едва выжил после того, как твой брат пытался отравить его.

— Отравить! — в ужасе воскликнула Элизабет. — В чем ты обвиняешь Роджера?

— Не Роджера, — пояснил Майлс. — Твой брат Брайан подсыпал яд Рейну.

— Что ж, Брайан заплатил сполна за свой поступок. Но, как я слышала, Рейн рослый и сильный мужчина… Неужели ему доставило удовольствие разорвать на части моего слабосильного брата? Неужели он наслаждался, слыша хруст костей Брайана? Взгляд Майлса стал более жестким.

— Вижу, ты в очередной раз выслушала лишь одну сторону. Разве Роджер сказал, что Брайана убил Рейн?

— Не так определенно, но… Майлс отошел от стены.

— Тогда спроси его об этом. Пусть твой прекрасный братец поведает тебе всю правду о том, кто убил Брайана Чатворта. А теперь, если у тебя больше нет обвинений, я должен покинуть тебя.

— Подожди! — попросила Элизабет. — Пожалуйста, расскажи мне последние новости. Как дела у сэра Гая?

Глаза Майлса потемнели.

— Какого черта! Неужели тебя интересует еще кто-то, кроме твоего вероломного брата? Сэр Гай чуть не умер от его стрел. Не мешало бы Роджеру больше практиковаться в стрельбе. Еще один дюйм, и он попал бы сэру Гаю прямо с сердце.

— А Кит? — прошептала Элизабет.

— Кит! — процедил Майлс сквозь зубы. — После того как ты ушла. Кит проплакал три дня, а теперь даже няню Филиппа не впускает к себе в комнату, няню по имени Элизабет.

— Я никогда не хотела… — начала она. — Я люблю Кита.

— Нет, Элизабет, ты не любишь его. Мы ничего для тебя не значим. Ты всем нам здорово отплатила за то, что мы удерживали тебя против твоей воли. Ты, несмотря ни на что, была и остаешься леди Чатворт.

Накопившаяся в Элизабет ярость прорвалась наружу.

— Я не собираюсь больше выслушивать твои грязные обвинения! Что я должна была делать, когда

Роджер приставил к твоему горлу меч? Мне что, надо, было остаться рядом с тобой? Он бы тогда убил тебя! Неужели ты не можешь понять, что я уехала с ним ради спасения твоей жизни, неблагодарный?

— Предполагается, я должен этому поверить? — тихо спросил Майлс. — Ты стоишь предо мною, усыпанная жемчугом, с рубином на груди, который стоит больше, чем все мое состояние, и говоришь, что последовала за братом только чтобы спасти меня? Ты считаешь меня круглым дураком?

— Тогда подскажи, — резко сказала она, — как я должна была поступить? Майлс сощурил глаза.

— Раз уж ты заявляешь, что твой брат так сильно Любит тебя, надо было сказать ему, что ты хочешь остаться со мной.

Услышав его слова, Элизабет всплеснула руками.

— Ну да, конечно, это бы подействовало, Роджер, без сомнения, спрятал бы свой меч в ножны и послушно пошел домой. Своим темпераментом Роджер уступает только тебе. И, кстати, Монтгомери, откуда мне было знать, хотел ты, чтобы я осталась с тобой или нет?

Некоторое время Майлс хранил молчание.

— Мои желания всегда были яснее ясного. Слышал, последнее время ты напропалую спишь с разными мужчинами. Думаю, что положение замужней женщины не снизит твоей активности… Впрочем, по крайней мере, на какой-то период мой будущий ребенок обуздает твою страсть.

Совершенно спокойно, размеренным шагом, Элизабет подошла к Майлсу и… залепила ему пощечину.

Голова Майлса дернулась в сторону, а, когда он снова взглянул па Элизабет, его глаза сверкали. Быстрым, резким движением он схватил ее за обе руки и прижал спиной к каменной стене. Его твердые, властные губы отыскали губы девушки.

С неиспытанной доселе страстью ответив на этой поцелуй, Элизабет еще крепче прижалась к Майлсу.

Его горячие губы скользнули вниз по шее Элизабет, обдав ее жаром.

— Ты правда любишь меня, Элизабет?

— Да, — еле слышно отозвалась она.

— Как сильно? — прошептал Майлс, касаясь кончиком языка мочки ее уха.

— Майлс! — простонала она. — Пожалуйста… — Ее руки были прижаты к стене над головой, но ей страстно хотелось обвить ими его шею. — Пожалуйста… — повторила она.

Неожиданно Майлс резко отпрянул от Элизабет и отпустил ее руки.

— Как тебе понравилось быть отвергнутой? — холодно спросил он, однако было заметно, как пульсирует вена у него на шее. — Нравится тебе любить и быть отвергнутой? Я умолял тебя остаться со мной, но ты выбрала своего брата. Теперь же решай сама, сможет он тебе дать то, в чем ты нуждаешься. До свидания, Элизабет… Монтгомери. — И Майлс вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь.

Довольно долго Элизабет чувствовала себя слишком обессиленной, чтобы тронуться с места, но наконец ей удалось добраться до стула и сесть. Она все еще сидела, словно в тумане, когда вошел чем-то явно возбужденный священник.

— Лорд Майлс был вынужден уехать, но у дома вас ожидает эскорт. А это просили передать вам. — Заметив, что Элизабет никак не реагирует на его слова, священник взял ее руку и вложил в нее что-то холодное и тяжелое. — Не торопитесь, дорогая, охрана подождет.

Прошло еще несколько минут, прежде чем Элизабет собралась с силами и поднялась. Из руки что-то выпало и, ударившись о каменный пол, звякнуло. Нагнувшись, она подняла тяжелое золотое кольцо, маленькое, как раз по ее пальцу, украшенное большим изумрудом с выгравированными на нем тремя леопардами рода Монтгомери.

Поддавшись первому порыву, она хотела швырнуть кольцо в дальний угол ризницы, но затем с выражением смирения на лице надела его на палец левой руки и, покинув комнату, проследовала к дожидавшейся ее охране.

Роджер встретил Элизабет в полумиле от поместья в окружении вооруженных рыцарей с обнаженными мечами. Пришпорив лошадь, она рванулась вперед, чтобы поскорее поравняться с ним.

— Смерть всем Монтгомери! — выкрикнул Роджер.

Схватив за уздечку и удерживая коня Роджера, поднявшегося на дыбы, Элизабет чуть не вывихнула себе руку. Некоторое время им обоим пришлось успокаивать своих лошадей.

— Почему ты едешь в сопровождении рыцарей Монтгомери? — взревел Роджер.

— Потому что я — Монтгомери! — прокричала Элизабет в ответ. Ее слова достигли цели и заставили Роджера замолчать. — Как ты посмел скрыть от меня приказ короля выйти замуж за Майлса! — орала Элизабет что было мочи на Роджера. — В чем еще ты солгал мне? Кто убил моего брата Брайана?

Лицо Роджера побагровело от гнева.

— Монтгомери… — начал он.

— Нет! Я хочу услышать правду! Роджер окинул сопровождавших ее рыцарей таким взглядом, словно собирался их всех убить.

— Ты скажешь мне правду прямо здесь и сию же минуту, или я поворачиваю назад в Шотландию. Я только что вышла замуж за Монтгомери, и мой ребенок имеет все права воспитываться как Монтгомери.

Роджер дышал так глубоко, что казалось, у него разрывается грудь.

— Я убил Брайана! — закричал он и вдруг затих. — Я убил своего собственного брата. Ты это хотела услышать?

Элизабет ожидала какого угодно ответа, но только не такого. Она вдруг почувствовала себя опустошенной.

— Поехали домой, Роджер. Там и поговорим. Когда они остались одни в комнате на верхнем этаже замка, Элизабет потребовала, чтобы Роджер рассказал ей всю правду о вражде между кланами Чатвортов и Монтгомери. Нелегко было слушать, но еще труднее было заставить Роджера непредвзято поведать ей истину. Взгляд Роджера на события был чересчур эмоционален.

В Шотландии Роджер задумал жениться на Бронуин Мак-Арран, которая была для него отличной партией. Он действительно слегка приврал ей, чтобы предстать перед этой женщиной в более выгодном свете, но что такое несколько приукрашенных историй, если вы ухаживаете за женщиной! Затеяв какую-то интригу, он вынудил Стивена Монтгомери драться за Бронуин. Когда Стивен с легкостью победил в поединке, Роджер впал в ярость и нанес ему удар в спину. Роджер не мог вынести такого унижения. Он похитил Бронуин и Мэри только с одной целью — показать всем Монтгомери, что он обладает силой, с которой надо считаться. Он никогда и не помышлял о том, чтобы причинить этим женщинам зло.

— Но ведь ты причинил зло Мэри, — с негодованием сказала Элизабет.

— Брайан хотел на ней жениться! — принялся защищаться Роджер. — После всего, что я выстрадал из-за Монтгомери… После всего Брайан захотел жениться на их старой, бесцветной, вялой дочери. Никто больше в Англии не позарился на нее. Ты только представь, как бы все смеялись над Чатвортами!

— Меня тошнит от твоей гордыни. Вместо того чтобы жениться, Брайан лежит мертвым. Ты добился, чего хотел?

— Нет, — прошептал он.

— И я тоже. — Она села. — Роджер, я хочу, что — бы ты выслушал меня и очень внимательно. Вражде между Монтгомери и Чатвортами пришел конец. Я теперь Монтгомери, и мой ребенок также станет одним из Монтгомери. Войн больше не будет.

— Если он только еще раз попробует увезти тебя… — начал Роджер.

— Увезти меня! — Она так резко встала, что опрокинула стул. — Сегодня утром я умоляла Майлса Монтгомери взять меня с собой, но он отказался. И я не виню его! Из-за тебя его семья потеряла одного из горячо любимых отпрысков, и все же они не убили тебя, а, наверное, должны были сделать это.

— Брайан…

— Ты убил Брайана! — закричала Элизабет. — Все случилось из-за тебя, и поэтому, клянусь Богом, если ты еще хоть раз косо взглянешь на кого-нибудь из Монтгомери, я сама подниму на тебя меч!

Элизабет вышла из комнаты, чуть было не споткнувшись об Элис, которая, как обычно, подслушивала.

Прошло три дня, прежде чем Элизабет сумела усмирить свой гнев и сосредоточиться на обдумывании своего положения. Поразмыслив, она пришла к выводу, что ей необходимо серьезно взвесить все за и против и принять какое-то определенное решение. Она не допустит, чтобы ее ребенок рос в тех же условиях, что и она. Скорее всего, ей никогда не удастся соединиться с Майлсом, поэтому из мужчин самым близким для ее ребенка человеком может стать Роджер, который и должен заменить ребенку отца.

Элизабет нашла задумчивого Роджера у камина. Если бы она была мужчиной, то стащила бы его со стула и отшлепала по одному месту.

— Роджер, — произнесла она елейным голосом, — я никогда раньше не замечала, но у тебя начинает округляться животик.

Удивленный, он пощупал свой плоский живот.

Элизабет подавила улыбку. Роджер был очень красивым молодым мужчиной, привыкшим, что женщины обращают на него внимание.

— Конечно, может, в твоем возрасте, — продолжала она, — мужчина должен чуть-чуть полнеть, а мускулы начинают ослабевать.

— Я не так уж стар, — возразил Роджер, вставая и втягивая живот.

— Это как раз то, что мне нравилось в Шотландии. Тамошние мужчины — такие аккуратные и подтянутые.

Склонив голову набок, он посмотрел на сестру:

— К чему ты клонишь, Элизабет?

— Я пытаюсь удержать тебя от того, чтобы остаток своих дней ты провел, жалея себя. Брайан мертв, и, даже если ты до конца своей жизни каждую ночь будешь напиваться и валиться на кровать в бесчувственном состоянии, ты все равно не сможешь вернуть его. А теперь ступай и заставь своих ленивых рыцарей приняться за работу.

В глазах Роджера блеснуло некое подобие улыбки.

— Возможно, мне действительно надо немного размяться, — сказал он, прежде чем выйти из комнаты.

Шесть недель спустя Элизабет разрешилась от бремени крупным здоровым младенцем, которого она назвала Николасом Роджером. Сразу было видно, что ребенок унаследовал высокие скулы Гевина Монтгомери. Роджер привязался к малышу, словно тот был его собственным сыном.

Поднявшись с постели после родов, Элизабет принялась создавать уют для Николаса. Первым делом она приставила к малышу круглосуточную охрану, так как Элис, казалось, серьезно считала, что ребенок родился у Джудит с Гевином, и Элизабет не могла доверять сумасшедшей.

Едва Николасу исполнился месяц, как прибыло первое письмо от Джудит Монтгомери. В сдержанных выражениях в нем спрашивалось о ребенке и говорилось, что Джудит сожалеет о том, что ей не довелось встретиться с Элизабет, однако Бронуин всячески восхваляет ее. О Майлсе не упоминалось ни слова.

Элизабет тут же написала ей, восторженно рассказывая о маленьком Нике, сообщив попутно, что он похож на Гевина, а также попросила Джудит дать ей некоторые советы и рекомендации как молодой матери.

Джудит ответила тем, что прислала дорожный сундук, полный изысканной детской одежды, из которой вырос ее десятимесячный сын.

С некоторым вызовом Элизабет показала детскую одежду Роджеру и объяснила, что начала переписываться с Джудит Монтгомери. Роджер, обливавшийся потом после тренировки, ничего не ответил. Зато много чего сказать нашлось у Элис, правда, никто не обратил на нее никакого внимания.

Только в пятом письме Джудит упомянула о Майлсе, и то вскользь. Она написала, что Майлс живет с Рейном, причем оба они без жен и оба выглядят несчастными. Узнав эту новость, Элизабет целую неделю чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Весело посмеиваясь над колыбелью Ника, она рассказывала ему об отце и сводном брате Ките.

В сентябре Элизабет отправила Джудит цветочные луковицы для сада, засунув в посылку дуплет, собственноручно сшитый ею для Кита. Джудит ответила, что Кит полюбил этот дуплет, но и он, и Майлс —оба полагают что это работа Джудит, чем здорово рассмешили Гевина — Джудит постоянно слишком занята, чтобы иметь хоть чуточку времени и терпения для шитья.

Сразу после Рождества Джудит прислала длинное, серьезное письмо. Рейн воссоединился со своей женой, и, прежде чем вернуться в свое поместье, Майлс нанес визит Джудит и Гевину. Перемена в Майлсе потрясла Джудит. Он всегда любил уединение, но теперь от него вообще редко можно было услышать хоть слово.

И, хуже всего, его пристрастие к женщинам, казалось, совсем исчезло. Женщины все еще тянулись к нему, но он лишь подозрительно поглядывал на них, не проявляя ни малейшего интереса. Джудит пыталась побеседовать с ним, но единственное, что он смог вымолвить, звучало, примерно, следующим образом:

«Я женат, не забывай об этом. Муж и жена должны хранить верность друг другу». Затем рассмеялся и ушел. Джудит умоляла Элизабет простить Майлса, а также предупреждала ее, что все мужчины Монтгомери безумно ревнивы.

Элизабет ответила длинным, очень длинным и сердитым письмом. Майлс был единственным мужчиной и ее жизни; после венчания она умоляла его взять ее с собой, но он отказался. Элизабет написала, как и почему она уехала тогда с Роджером: только ради спасения жизни Майлса. Не одну страницу она посвятила описанию, как сожалеет (вот дура!), что так слепо поверила своему брату… И все же именно Майлс, а не она, виноват в том, что они живут отдельно друг от друга.

Едва отправив письмо с гонцом, Элизабет тут же пожалела об этом и захотела вернуть его назад. По правде сказать, она ни разу не встречалась с Джудит Монтгомери, и, если хоть малая толика того, что Элис болтала об этой женщине, — правда, то Джудит — просто чудовище. Она могла уничтожить все надежды Элизабет на воссоединение в будущем с Майлсом.

Месяц в ожидании ответа чуть не свел Элизабет с ума. Роджер то и дело приставал к ней с вопросом, что произошло. Элис пошла еще дальше — она тайком пробралась в комнату Элизабет, нашла письма Джудит и, прочитав их, представила полный отчет Роджеру. Однако Роджер не воспринял ее слова всерьез, что привело Элис в состояние такого бешенства, что потом она целый день не могла прийти в себя.

Ответ Джудит на письмо Элизабет был краток:

«16 февраля Майлс разобьет лагерь в двадцати милях от поместья Чатвортов, прямо у деревни Уэстермор. Сэр Гай горит желанием любым возможным способом помочь Элизабет».

Элизабет ложилась спать с этим письмом, повсюду таскала его с собой и, наконец, спрятала за камином. Несколько дней она витала в облаках, а затем снова опустилась на землю. Почему она считает, что Майлс снова захочет ее? Что бы ей такое предпринять, чтобы заставить его захотеть ее? «Ты принадлежишь мне, Элизабет, — говорил он. — Тебя мне подарили». У Элизабет в голове начал созревать план. «Нет, нет, я не смею, — думала она. Затем хихикнула:

Да у меня просто не хватит смелости… А что, если… я в очередной раз „подарю" себя Монтгомери?»

Пока Элизабет, находясь в комнате наверху, рисовала в своем воображении шаловливые сцены, Элис, бесшумно двигаясь, обыскивала ее комнату. Найдя последнее письмо Джудит, она отнесла его Роджеру. На этот раз он не отмахнулся от нее. Следующие несколько дней три человека в доме Чатвортов строили планы — каждый свой собственный и в корне отличающийся от планов других.

Глава 15

— Конечно, я отказываюсь! Я ни за что не буду в этом участвовать! — отрезал сэр Гай, глядя с высоты своего роста на Элизабет. Хотя он говорил очень тихо, его голос, казалось, звучал громче любого крика.

— Но Джудит говорила, вы готовы мне помочь. Сэр Гай вытянулся во весь свой необычайный рост. Шрам на его лице выделялся яркой красно-багровой полосой.

— Леди Джудит, — он подчеркнул слово «леди», — понятия не имела, что вы обратитесь ко мне с такой невероятной просьбой. Как вы можете даже помышлять об этом? — пытаясь устыдить Элизабет, спросил он.

Элизабет отвернулась от сэра Гая и слегка пнула лежавший на земле ковер. Ее идея казалась такой заманчивой: уговорить сэра Гая доставить ее Майлсу в обнаженном виде, завернутую в ковер. Может, повторение сцены рассмешит его и он ее простит. Однако сэр Гай отказывался содействовать ей.

— Но что же мне тогда делать? — печально спросила Элизабет. — Я знаю, он не захочет меня видеть, если я напрямую попрошу его об этом.

— Леди Аликс послала лорду Рейну свою дочь, и ребенок сыграл роль эмиссара.

— Ну уж нет! Я не позволю Майлсу наложить руку на Ника. Майлс наймет еще одну няню и дополнит еще одним ребенком свою коллекцию детей.

И тогда я больше никогда уже не увижу ни Майлса, ни Ника.

Прислонившись к дереву, Элизабет попыталась рассуждать трезво: даже если ей удастся устроить встречу с Майлсом, сомнительно, что он выслушает ее. Единственно реальный шанс — заставить его глаза потемнеть от страсти, и тогда он не сможет устоять. Возможно, она сумеет поговорить с ним после того, как они закончат заниматься любовью.

Думая об этом, она теребила свой длинный черный плащ, сшитый из великолепного бархата и отделанный черной норкой. Он укрывал ее до самых пят. Глаза Элизабет снова засверкали, когда она взглянула на сэра Гая.

— Вы не могли бы устроить так, чтобы на некоторое время мы с Майлсом остались наедине? Но не в его палатке, а в лесу, и на самом деле совсем одни! Несомненно, он будет звать стражу, но я хочу, чтобы никто не смог появиться.

— Мне не нравится эта мысль, — заупрямился сэр Гай. — А вдруг ему действительно будет что-то угрожать?

— О да, конечно, — с сарказмом сказала Элизабет. — Я ведь могу в схватке повалить его на землю и приставить к горлу нож.

Сэр Гай вскинул бровь в демонстративно пошевелил ногой, поврежденной когда-то Элизабет.

Элизабет еле заметно улыбнулась:

— Ну пожалуйста, сэр Гай, я уже давно никому не причиняла боли. Майлс — мой муж, я люблю его и хочу попытаться заставить снова полюбить меня.

— Полагаю, лорд Майлс больше, чем просто любит вас. Вы полностью завладели его мыслями, но нанесли удар его гордости. Ни одна женщина еще не доставляла ему столько неприятностей.

— Я не буду приносить извинений за то, что покинула Шотландию вместе с Роджером. В тот момент это было единственно правильным решением. Ну как, дадите мне возможность провести некоторое время наедине с мужем?

Сэр Гай немного подумал, а затем коротко кивнул:

— Хорошо, хотя, думаю, что мне еще придется пожалеть об этом.

Элизабет одарила его лучезарной улыбкой. Ее лицо сияло от радости.

— Вы будете крестным отцом нашего следующего ребенка.

Сэр Гай хмыкнул:

— Ровно через час лорд Майлс будет стоять прямо на этом месте. Я даю вам один час.

— Боюсь, вы застанете нас в пикантной ситуации, — откровенно призналась Элизабет. — Я хочу соблазнить своего мужа. Дайте нам побыть наедине по крайней мере три часа.

— Вы поступаете не как леди, Элизабет Монтгомери, — произнес сэр Гай, однако его глаза лукаво искрились.

— Вдобавок у меня ни капли гордости, — согласилась она. — А теперь идите, я буду готовиться к встрече.

Оставшись одна, Элизабет слегка запаниковала. Возможно, это был единственный шанс завоевать своего мужа снова, и она молилась, чтобы все прошло хорошо. Дрожащими руками Элизабет начала расстегивать платье. Она надеялась на то, что достаточно хорошо изучила Майлса и знала, что он может устоять перед ней в мыслях, но наяву — едва ли.

Элизабет спрятала свою одежду в листве и, обнаженная, завернулась в плащ. Всем она была известна как леди, соблюдавшая внешние нормы приличия. Приготовившись, она присела на пенек и стала ждать.

Услышав наконец, что кто-то приближается, Элизабет замерла, угадав легкие, стремительные шаги Майлса. Она поднялась, чтобы встретить его.

Как только он заметил Элизабет, его лицо вспыхнуло радостью и страстным желанием, но тут же его взор погас, и он посмотрел на девушку холодно.

— Ты решилась изменить брату? — спросил он.

— Майлс, я устроила это свидание, чтобы просить тебя жить совместно, как муж и жена.

— Как это — втроем?

— Да. — Элизабет улыбнулась. — Мы двое и наш сын Николас.

— Понятно. А что, ответь, будет делать твой брат, оставшись без сестры, ради которой он столько убивал? Элизабет шагнула к Майлсу:

— С нашей последней встречи прошло так много времени, и я надеялась, ты хоть немного усмирил свою ревность.

— Я не ревнив! — вспылил он. — Ты стояла перед выбором, и ты его сделала. А теперь я вынужден просить кого-нибудь сопроводить тебя к твоему брату. Стража!

Майлс крайне удивился, когда на его зов не явился ни один стражник, но не успел вымолвить и слова, как Элизабет распахнула плащ, обнажив тело. Майлс только ахнул, открыв от удивления рот.

Элизабет снова запахнула плащ, оставив обнаженными ноги от бедер до пят, примерно так, как она выглядела в их первую встречу, когда на ней была наброшена лишь пушистая шкура. Бесшумно, как охотник, она подошла к Майлсу и обняла его за шею. Его рука непроизвольно коснулась атласной кожи ее бедра.

— Неужели мне надо умолять тебя, Майлс? — прошептала Элизабет, не сводя глаз с его губ. — Я так часто ошибалась. У меня не осталось больше ни капли гордости. Я люблю тебя, хочу быть с тобой, хочу рожать от тебя детей.

Майлс медленно приблизил губы к губам девушки. Казалось, он собрал всю свою волю, пытаясь противостоять Элизабет.

— Элизабет, — простонал он, губами слегка касаясь ее губ.

Долго подавляемое и сдерживаемое пламя любви охватило их обоих. Руки Майлса скользнули под плащ, и в страстном поцелуе он так крепко прижал к себе Элизабет, что оторвал от земли. Он жадно целовал каждую черточку ее лица, словно желая целиком поглотить его.

— Я скучал по тебе. О Господи, временами мне казалось, я лишусь рассудка.

— Уверена, это как раз случилось со мной, — полусмеясь, полуплача ответила Элизабет. — Почему ты никак не хочешь поверить, что я люблю только тебя? Никакому другому мужчине я не могла позволить дотронуться до себя.

Майлс поцелуями осушил ее слезы:

— Слышал, Джону Баскуму пришлось наложить четыре шва на голову в том месте, куда ты его ударила.

Элизабет поцеловала его в губы, и он замолчал. Сами того не сознавая, они медленно опускались на землю. Элизабет вцепилась в одежду Майлса в то время, как он жадно ощупывал руками ее тело.

— Убери от нее руки! — раздался вдруг неумолимый голос над ними.

После минутного замешательства Элизабет и Майлс поняли, кому принадлежит этот голос: свой меч на Майлса направил Роджер Чатворт.

Окинув Элизабет суровым взглядом, Майлс начал подниматься.

— Она твоя, — обратился он к Роджеру, тяжело дыша.

— Пошел к черту, Роджер! — закричала Элизабет на брата, схватила горсть камней и швырнула ему в голову. — Неужели ты не можешь хотя бы раз не вмешиваться в мою жизнь? Убери меч, пока кто-нибудь не пострадал!

— Пострадает Монтгомери, если он…

— Только попробуй, — усмехнулся Майлс, обнажив свой меч.

— Нет! — пронзительно вскрикнула Элизабет, становясь между мужчинами, лицом к брату. — Роджер, позволь мне все объяснить. Майлс — мой муж, и я собираюсь вернуться к нему, если, конечно, он возьмет меня после того, как ты умудрился выставить нас обоих такими дураками.

— Хорош муж, нечего сказать, — ухмыльнулся Роджер. — Он месяцами не приближался к тебе, не видел даже собственного сына. Неужели ты этого хочешь, Элизабет? Ты готова бросить мой дом ради мужчины, который совсем не интересуется тобой? Сколько детей родилось от тебя после Элизабет, Монтгомери?

— Больше, чем ты сможешь сделать за всю жизнь, — спокойно ответил Майлс.

Роджер поднял меч, но Элизабет, шагнув, закрыла собой Майлса.

— Если бы у тебя было хоть чуточку здравого смысла, я бы велела вам обоим убираться к дьяволу!

— Позволь, я избавлю тебя от него, — предложил Роджер, но, задев мечом ее плащ, остановился. — Бесстыжая! Ты встречаешь этого мужчину в таком… в таком виде?

— Роджер, ты упрямый болван, понимающий лишь то, что тебе вбили в голову. — Повернувшись в вихре бархата и меха, Элизабет поднялась на цыпочки и поцеловала Майлса в губы.

До Майлса стало наконец доходить, что на этот раз Элизабет выбирает его, а не брата. Он так крепко обнял девушку, что у нее хрустнули ребра, и… многообещающе поцеловал.

Кипя от негодования и ярости, Роджер не заметил бродягу, подкравшегося сзади. Он едва успел услышать свист рассекаемого воздуха, как ему на голову опустилась дубина. Не издав ни звука, Роджер свалился на землю.

Увлеченные друг другом, Майлс и Элизабет не заметили бы даже падения дерева, но что-то подсказало Элизабет открыть глаза. Над головой Майлса была занесена дубина. Она оттолкнула его влево, как раз настолько, что удар дубины пришелся прямо по ней, а не по Майлсу.

Майлс не сразу сообразил, почему Элизабет неожиданно обмякла в его объятиях. Поддерживая ее одной рукой, он обернулся, но… Слишком поздно, чтобы избежать удара, свалившего с ног и его.

Трое грязных здоровенных мужиков склонились над двумя мужчинами и женщиной, лежавшими на земле.

— Который из них Монтгомери? — спросил он.

— Откуда мне знать!

— Тогда которого берем?

— Обоих! — решил другой.

— А шлюху? — спросил третий, дубинкой раздвигая полы плаща Элизабет.

— Бросай ее с ними вместе. Чатворт предупредила, что тут может быть женщина, и приказала избавиться также и от нее. Я собираюсь заставить ее заплатить за каждого. А теперь снимите одежду с мужчин, пока я займусь этой красоткой.

Один из бродяг отрезал длинный золотистый локон у Элизабет и засунул его к себе в карман.

— Пошли, поторапливайтесь. Повозка не будет ждать целый день.

Очнувшись, Элизабет почувствовала такую резкую, пульсирующую, все возрастающую боль в голове, что даже не была уверена, хочет ли она вообще просыпаться. Казалось, земля качается под ней. Попытавшись приподняться, она снова опрокинулась назад, ударившись головой о деревянный пол.

— Осторожней, любимая, — раздался рядом голос Майлса.

Она повернула голову и встретила его напряженный взгляд. На Майлсе, кроме нижнего белья, ничего не было, руки были скручены за спиной, ноги связаны. Рядом с ним хрипел связанный Роджер.

Как только туман в голове немного рассеялся, Элизабет поняла, что ее собственные запястья и колени тоже связаны.

— Где мы? — пытаясь не показать, что ей страшно, шепотом спросила она.

Голос Майлса звучал твердо и успокаивающе.

— Мы в трюме корабля и, насколько я представляю, плывем во Францию.

— Но кто?.. Зачем? — запнулась она.

— Может, твой брат знает ответ, — решительно произнес Майлс. — А пока нам надо освободиться. Я подкачусь к тебе и зубами развяжу веревки на твоих руках, а затем ты сможешь освободить меня.

Элизабет кивнула, мысленно призывая себя к спокойствию. «Если бы Роджер имел какое-то отношение к похищению, его бы не было с нами», — говорила она себе. Когда ее руки стали свободны, с облегчением вздохнув, Элизабет повернулась к Майлсу и, вместо того чтобы развязать ему руки, распахнула плащ, прижалась к мужу обнаженным телом и поцеловала.

— Ты думал обо мне? — прошептала она, касаясь его губ.

— Каждую минуту. — Сгорая от желания, Майлс ответил на поцелуй.

Рассмеявшись, Элизабет оттолкнула его.

— Кажется, ты просил тебя развязать?

— Те части моего тела, которым нужна сейчас свобода, не связаны, — признался он, ближе придвигаясь к ней бедрами.

Крепко вцепившись Майлсу в плечи, Элизабет завладела его губами. Лишь громкие стоны приходившего в себя Роджера заставили ее отпрянуть.

— Если раньше я просто не любил твоего брата, то теперь-то уж точно возненавижу, — с чувством произнес Майлс, когда Элизабет села и, склонившись над ним, принялась развязывать веревки на его руках.

— В чем дело? — раздался требовательный голос Роджера. Он приподнялся, снова повалился, но наконец ему удалось сесть. — Что ты на этот раз выкинул, Монтгомери?

Не отвечая на вызов, Майлс растирал запястья, а Элизабет с усердием трудилась над распутыванием веревок на своих коленях. Как только Майлс принялся освобождать ноги, Роджер снова взорвался:

— Неужели вы двое собираетесь освободиться и оставить меня здесь одного? Элизабет, как ты можешь позабыть…

— Успокойся, Роджер, — попросила Элизабет. — Ты уже навредил больше чем достаточно. Имеешь ты хоть малейшее понятие, куда везет нас этот корабль?

— Поинтересуйся у своего любовника! Уверен, это его рук дело.

Повернувшись к Элизабет, Майлс и не подумал ответить на выпад Роджера.

— Хотелось бы знать, могу я рассчитывать на твою преданность? Как только кто-нибудь откроет крышку люка, я брошусь на него, а ты должна связать его веревками. Могу я на тебя положиться?

— Хочешь верь, а хочешь — нет, но я всегда была тебе предана, — холодно ответила Элизабет.

— Вы уже пытались потребовать, чтобы нас освободили? — встрял Роджер. — Предложите им денег.

— И тогда ты вывернешь перед ними свои карманы? — с издевкой спросил Майлс, глядя на узкую полоску ткани на теле Роджера.

Они не успели ничего больше произнести, так как в это время открылся люк и на лестнице появилась чья-то нога.

— Ложись! — скомандовал Майлс, и оба — Роджер и Элизабет, — распластавшись на деревянном полу, притворились спящими. Майлс бесшумно скользнул за лестницу.

Просунув вниз голову и удостоверившись, что пленники преспокойненько спят, довольный матрос стал спускаться по лестнице. В этот самый миг, когда он вдруг понял, что не хватает еще одного, Майлс схватил его за ноги и дернул. Послышался лишь глухой стук, заглушенный скрипом и стонами деревянной обшивки корабля.

Не теряя времени, Роджер приподнял за волосы голову матроса.

— Он на некоторое время отключился.

Майлс стал быстро расстегивать на матросе одежду.

— Ты полагаешь, что я останусь здесь, пока ты, прихватив его одежду, сбежишь? — грозно спросил Роджер. — Я не собираюсь рассчитывать на милосердие какого-то там Монтгомери.

— Только попробуй ослушаться! — прошипел Майлс. — Роджер, мне надоела твоя подозрительность. Именно ты являешься причиной многих проблем, возникших между Чатвортами и Монтгомери, и теперь, чтобы выбраться отсюда, должен научиться действовать с нами заодно. Что мы можем сделать, Майлс?

Майлс, пытаясь втиснуться в слишком узкую одежду, внимательно наблюдал за Элизабет.

— Я вернусь, как только что-нибудь узнаю. — Он выбрался из трюма по лестнице.

Элизабет и Роджер связали лежавшего без сознания матроса, заткнули ему кляпом рот и оттащили в дальний угол.

— Ты всегда теперь будешь на его стороне? — угрюмо поинтересовался Роджер.

Элизабет прислонилась к стене корабля. Болела голова, от качки и голода ее начинало подташнивать.

— Мне еще многое придется сделать, чтобы помириться со своим мужем. Возможно, Майлс был прав, и я могла что-то предпринять в тот день, когда ты появился в крестьянском доме. Ты не из тех людей, которых можно в чем-то убедить, но, пожалуй, мне надо было хотя бы попробовать.

— Ты меня оскорбляешь! Я всегда был добр к тебе. — Нет! Ты всегда использовал в нужных для тебя целях то хорошее, что делал для меня. А теперь послушай. Раз уж мы попались в эту ловушку, мы должны из нее выбраться. И, повторяю, ты должен действовать с нами заодно.

— С Монтгомери?

— С двумя Монтгомери! — резко бросила Элизабет.

Некоторое время Роджер хранил молчание.

— Элис, — пробормотал он наконец. — Она приносила мне письмо от жены Гевина Монтгомери. Она знала, где ты должна была встретиться со своим…

— …Мужем, — закончила Элизабет. — О Роджер! — воскликнула она. — Николас! Он с Элис! Мы должны вернуться к моему сыну.

Роджер положил руку ей на плечо.

— К ребенку приставлена охрана, и у них есть приказ не подпускать Элис к мальчику. Они не посмеют ослушаться.

— Но что с ним станет, если мы не вернемся?

— О нем, несомненно, позаботятся Монтгомери. Их глаза встретились, и лишь спустя какое-то мгновение до Роджера дошел смысл сказанного им. Еще немного, и он начнет допускать, что, обвиняя Монтгомери, скорее всего, был неправ. Может, до него наконец стали доходить слова Элизабет.

Затаив дыхание, они оглянулись на звук открывающегося люка, но, увидев Майлса, вздохнули с облегчением. Кинувшись мужу на шею, Элизабет чуть не выбила у него из рук узлы.

— Мы думаем, это все подстроила Элис. О, мой дорогой, ты не ранен?

Майлс взглянул на нее с некоторым подозрением:

— Ты слишком быстро переходишь из одной крайности в другую. Нет, у меня не было неприятностей.. Я принес еду и одежду.

Он бросил Роджеру буханку черствого хлеба и протянул Элизабет узел с одеждой. Окинув быстрым взором связанного, с кляпом во рту, притихшего матроса с широко открытыми от страха глазами, Майлс уселся рядом с Роджером и Элизабет. Кроме хлеба он принес еще сушеное мясо и гадкий на вкус грог, которым Элизабет тут же поперхнулась.

— Что ты там увидел? — спросил Роджер.

Майлс понял, что Роджеру пришлось переступить через свою гордость, чтобы задать подобный вопрос.

— Это старый, дряхлый, разваливающийся на части корабль, управляемый командой, в большинстве своем пьяной или подыхающей. Если они и знают, что мы пленники, это их совершенно не волнует.

— Похоже на знакомых Элис, — с отвращением произнесла Элизабет. — Мы направляемся, как ты и предполагал, во Францию?

— Да. Я узнаю очертания берегов. Как только. стемнеет, мы выберемся наверх, возьмем одну из весельных лодок и погребем к берегу. Не хочется рисковать, дожидаясь радостной встречи, когда корабль пришвартуется. — Майлс посмотрел на Роджера, который согласно кивнул в ответ.

— А каким образом мы вернемся в Англию? — не переставая жевать, спросила Элизабет.

— В четырех днях езды от места, где я предполагаю высадиться, у меня живут родственники. Если нам удастся до них добраться, мы будем в безопасности.

— Но у нас, к сожалению, нет ни лошадей, ни еды, чтобы проделать этот путь, — посетовал Роджер, делая большой глоток ужасного пойла.

— Возможно, мы справимся, — тихо произнес:

Майлс, забирая кувшин. Он слегка выделил слово «мы».

— Да, вероятно, мы сможем, — так же тихо ответил Роджер.

Они молча принялись за еду, а когда закончили, Роджер и Элизабет надели одежду матросов. Хлопчатобумажная полосатая тельняшка туго обтянула грудь Элизабет, и она с радостью отметила промелькнувшую в глазах Майлса искру вожделения. Она уже доказала себе, что, хотя ее муж еще, возможно, сердится, он все же желает ее, и потом, разве он не сказал, что думал о ней «каждую минуту».

Когда в маленьком затхлом трюме стало совсем темно, Майлс снова выбрался по лестнице наверх, но на этот раз отсутствовал ужасно долго. Вернулся он с пустыми руками.

— Я набил весельную лодку всеми продуктами, которые мне только удалось найти. — Майлс посмотрел на Роджера. — Мне придется доверить тебе защищать меня со спины. Элизабет пойдет между нами.

Роджер, как и Майлс, был слишком высок, чтобы выпрямиться в трюме в полный рост. Майлс, в плохо сидевшей на нем одежде, с черной щетиной на щеках, с дикими и жестокими глазами, с трудом, но все же мог сойти за моряка, но с Роджером дело обстояло хуже. На его массивном теле рубаха лопнула по швам, а аристократическая светлая кожа никак не походила на кожу грязного морского волка. Вид Элизабет в плотно облегавшей ее женские формы одежде был также безнадежен. Вдобавок, нежные утонченные черты лица просто не позволяли ей хотя бы выглядеть как мужчина.

Под неподвижным взором связанного матроса, пытавшегося вжаться в деревянную обшивку трюма, они стали взбираться по лестнице. Майлс шел в нескольких шагах впереди с небольшим ножом в руке. Это было единственное оружие, с которым он вернулся в трюм, не объяснив, как завладел им.

Очутившись на прохладном ночном воздухе, Элизабет осознала, насколько в трюме было отвратительно. Едва легкий ветерок коснулся ее лица, в голове начало проясняться. Майлс схватил Элизабет за руку и с некоторым нетерпением дернул к себе, заставив спуститься с небес на землю.

На палубе находились три человека: один у штурвала, двое других — у противоположных бортов корабля. Пригнувшись, Майлс исчез за огромным мотком каната, следом за ним последовали Роджер и Элизабет. Согнувшись, они дюйм за дюймом, медленно и осторожно, чтобы не издать ни малейшего шума, крадись вдоль борта корабля. Остановившись, Майлс махнул рукой, и Роджер понял его. Он перевалился через борт, и Элизабет затаила дыхание, ожидая услышать всплеск от упавшего тела, но ничего такого не произошло. В следующий момент Майлс подал сигнал ей. Не раздумывая, она перелезла через борт. Роджер подхватил ее и молча опустил на скамью лодки.

Сердце Элизабет отчаянно колотилось, когда она смотрела, как Роджер и стоявший наверху Майлс спускали их небольшую лодку с корабля. На теле Роджера буграми вздувались напряженные мышцы, пока он медленно перебирал канат, не давая лодке с шумом шлепнуться с высоты на воду. Элизабет двинулась на помощь, но Роджер нетерпеливо отмахнулся. Отступив назад, она обо что-то споткнулась и с трудом сдержала чуть не сорвавшийся с губ крик, увидев рядом со своей ногой чью-то руку — руку мертвого матроса. Неожиданно лодка накренилась, и она услышала, как ахнул Роджер, пытавшийся удержать равновесие и не дать лодке опрокинуться. Почему-то Майлс неожиданно резко отпустил веревки, но Роджеру все же удалось спустить лодку на воду с легким всплеском. Запрокинув голову, он посмотрел наверх, на корабль.

Майлса не было видно, и мгновенно Элизабет охватила паника. Насколько глубока ненависть Роджера? Сможет ли она бороться с братом, если он решит бросить Майлса? Но Роджер спокойно стоял, упираясь широко расставленными ногами в раскачивающуюся лодку, и смотрел в ожидании наверх.

Когда Элизабет была уже на грани слез от переживаний, из-за борта показалась голова Майлса. Он посмотрел на Роджера и сбросил ему на руки чье-то тело. Роджер, казалось, ждал этого, и потому не упал, когда тело свалилось на него. В следующую минуту со скоростью молнии по веревке соскользнул Майлс.

Едва он оказался в лодке, Роджер оттолкнулся от корабля и взялся за весла. Отпихнув ногой тело мертвого матроса, Майлс схватил вторую пару весел и начал грести.

Не в состоянии произнести и слова, Элизабет смотрела, как слаженно гребли мужчины, а лодка мирно скользила по водной глади в ночь.

Глава 16

— Давайте избавимся от них. — Это были первые слова, сказанные после часового молчания. Кивнув в знак согласия, Майлс продолжал грести, пока Роджер переваливал за борт тела. Затем он снова взялся за весла.

— Нам надо достать другую одежду. Что-нибудь попроще, чтобы не вызывать подозрений.

— Подозрений в чем? — спросила Элизабет. — Вы думаете, матросы будут искать нас?

Роджер и Майлс обменялись многозначительными взглядами, и Элизабет почувствовала себя неуютно.

— Если дать кому-либо возможность догадаться, что мы из семей Монтгомери и Чатвортов, — терпеливо принялся объяснять Роджер, — нас схватят, чтобы получить выкуп. Раз уж мы путешествуем без охраны, то должны делать это инкогнито. — Может, как бродячие музыканты, — добавила Элизабет. — Нам бы сюда Аликс.

Упоминание имени новой невестки Майлса напомнило Роджеру о том времени, когда Аликс спасла ему жизнь. Его рассказ длился до рассвета, пока наконец они не добрались до берега.

— Завернись в плащ и не отходи от меня, — еле слышно приказал Майлс. — Скоро начнут разворачивать рынок, и тогда, может, сумеем найти себе что-нибудь из одежды.

Еще только светало, но на городской площади уже вовсю кипела жизнь. Рваная одежда и надменный вид

Роджера притягивал множество взглядов, как, впрочем, и Элизабет, с грязными спутанными волосами, но — в дорогом плаще. И все же именно Майлс притягивал к себе наибольшее количество любопытных взглядов, причем в основном женских.

Хорошенькая торговка, окруженная молодыми людьми, оторвалась от своих товаров и встретилась взглядом с темными глазами Майлса.

Элизабет, сжав кулаки, шагнула вперед. Хмыкнув, Майлс схватил ее за руку:

— Тебе бы не хотелось приобрести платье?

— Мне бы хотелось ее шкурой обить двери моего дома.

Майлс послал Элизабет такой пылающий взгляд, что ее сердце учащенно забилось.

— Веди себя прилично и слушайся меня, — сказал он, направляясь к женщине, посылавшей ему пылкие взгляды.

— Чем могу быть полезна? — почти пропела торговка на местном французском диалекте.

— Смогу ли я уговорить вас сбросить с себя эту одежду? — вполголоса проговорил Майлс на отличном, классическом французском, поглаживая большой кочан капусты.

Торговка не обращала на Элизабет ровно никакого внимания, словно та была частью дороги.

— Ага, думаю, можешь, — прошептала она, пожимая руку Майлса. — А что ты предложишь взамен?

Майлс отступил на шаг, его глаза зажглись, а на губах заиграла едва заметная улыбка, хорошо знакомая Элизабет.

— Мы обменяем отороченный мехом плащ на два мужских костюма и одно женское платье, плюс немного провианта.

Торговка внимательно осмотрела Элизабет снизу доверху. — Ее плащ? — презрительно фыркнула она.

В это время к ним подошли двое мужчин. Судя по их внешнему виду, братья торговки. Рассердившись на заигрывания Майлса, хотя и ради дела, Элизабет кокетливо взглянула на мужчин.

— С нами произошел весьма неприятный инцидент, — объяснила она также на французском языке, хотя и не очень правильном, в отличие от Майлса, но вполне понятном. — Мы бы хотели обменять этот плащ на какую-нибудь одежду, хотя, возможно, платье вашей сестры будет мне маловато. — Она словно бы ненароком распахнула плащ, открыв их взорам матросскую фуфайку в обтяжку и еще более облегающие панталоны. Майлс сердито запахнул на ней плащ, но оба молодца уже успели оценить Элизабет, издав возглас одобрения.

— Ну как, по рукам? — процедил сквозь зубы Майлс, не глядя на Элизабет.

Братья, с радостью согласились, отодвинув сестру на задний план.

Через несколько минут Элизабет переступила порог их дома и, прикрывшись плащом, переоделась. Новое платье, сшитое из простой домотканой материи было свободнее, удобнее и скрывало фигуру. Майлс и Роджер, переодевшись в простую одежду, плотно облегавшую их мускулистые тела, наполнили провиантом сумки, и все тронулись на юг.

Они находились далеко за пределами города, когда Майлс обратился к Элизабет:

— Этому трюку ты научилась в доме своего брата? Похоже, ты довольно быстро излечилась от своего страха перед мужчинами.

— А что мне оставалось делать? Стоять рядом и позволить какой-то шлюхе нагло заигрывать с тобой? Не сомневаюсь, ты трахнул бы ее там же у прилавка, запроси она именно это в качестве оплаты.

— Возможно, — только и произнес Майлс, вновь впадая в столь бесившее ее молчание.

— Почему именно ты обвиняешь меня в плохих поступках? Я не совершила ничего такого, чтобы заслужить твое недоверие. Я осталась с тобой в Шотландии и…

— Ты сбежала и чуть не убила Мак-Грегора. Ты уехала со своим братом… — равнодушно начал перечислять Майлс.

— Но я вынуждена была это сделать! — настаивала на своем Элизабет.

Роджер, молчаливо следовавший до сих пор рядом с Элизабет, вдруг вступил в разговор:

— Я бы убил тебя, Монтгомери, если бы она не пошла со мной. Я не поверил бы ни единому ее слову о том, что она хочет с тобой остаться.

— Зачем ты мне это говоришь? — после некоторого замешательства спросил Майлс.

— А затем, что уже длительное время Элизабет пытается убедить меня в том, что… я был неправ. Возможно, в ее словах есть доля истины.

Некоторое время они шли молча, думая каждый о своем.

Когда солнце поднялось еще выше, они остановились на привал, чтобы передохнуть, поесть и напиться из придорожного родника. Несколько раз Элизабет ловила взгляды Майлса, и ей захотелось узнать, о чем он думает.

В пути им встречалось много путешественников: богатые купцы с нагруженными золотом ослами; странствующие крестьяне, музыканты, кузнецы и даже один дворянин в сопровождении двадцати вооруженных рыцарей. После этой встречи Роджер и Майлс почти целый час не переставая критиковали экипировку рыцарей, от расцветки до устаревшего оружия. Когда солнце начало спускаться за горизонт, мужчины принялись за поиски места для ночлега. Рискуя быть арестованными за вторжение в чужие владения, Роджер и Майлс тем не менее решили расположиться в королевском лесу, вдали от путников, предпочитавших ночевать прямо у дороги. За ужином, беседуя о военной тактике, Майлс с Роджером обнаружили несколько общих знакомых и вообще вели себя как старые друзья. Элизабет удалилась от них в тень, но они даже не заметили ее отсутствия.

Прислонившись в одиночестве к дереву, прислушиваясь к ночным звукам, она уже была готова разрыдаться и, когда Майлс дотронулся до ее плеча, испуганно отпрянула.

— Тебе плохо? — удивился он.

— Да, плохо! — Подступившие слезы мешали ей говорить. — Разве может быть что-нибудь хорошо? Ты несколько месяцев держал меня в качестве пленницы, заставил полюбить тебя, а когда я пожертвовала всем ради спасения твоей никудышней жизни, возненавидел меня. Я родила тебе ребенка, пошла на сговор с твоими родственниками, сэром Гаем, чтобы отвоевать тебя. А что получаю взамен? Лишь твою холодность. Я целовала тебя, и ты отвечал на мои поцелуи, не предлагая ничего более. Что мне делать, как заставить тебя понять, что я не предавала тебя? Что я предпочла тебя, а не брата? Ты слышал, Роджер сказал, что убил бы тебя, если бы я не ушла с ним. — Элизабет не могла больше продолжать, слезы душили ее.

Майлс прислонился к дереву в нескольких футах от нее. Лунный свет отражался в его глазах, а волосы, казалось, отливали серебром.

— Я думал, что только в моих братьях живет демон гордыни. Я считал Рейна дураком, когда он отказался простить свою жену за визит к королю с мольбой о прощении. Я бы смог простить тебя, выбери ты короля, но ты предпочла кого-то вместо меня, чей-то дом вместо моего. А когда до меня дошли слухи о всех твоих любовниках, я понял, что мог бы убить тебя. — Элизабет начала было протестовать, но он поднял руку, останавливая девушку. — Вероятно, это случилось потому, что я встречался со многими неверными женами, с женщинами, которые прямо из моей постели шли под венец. Может, это испортило мое отношение к женщинам. И, наконец, хотя ты и была моей пленницей, но и ты слишком быстро отдалась мне.

— Я боролась с тобой! — оскорбившись, горячо выкрикнула Элизабет.

Майлс лишь улыбнулся.

— Рейн сказал, что я ревнив, и вся ирония заключается в том, что я ревновал к тому же мужчине, что и он. Рейн считал, что его жена Аликс была без ума от Роджера Чатворта.

— Уверена, Роджер об этом и не подозревал.

— Я так и понял, когда он поведал нам историю, как: Аликс спасла ему жизнь. Аликс пошла на это ради спасения Рейна, потому что мой брат очень вспыльчив и упрям и никогда не прислушивается к голосу разума.

— Рейн! — брызгая слюной, закричала Элизабет. — Разве это он в гневе рвал повязки со своих ран? Разве это его приходилось поить зельем, чтобы усыпить?

Майлс чуть заметно улыбнулся, блеснув зубами.

— Рейн носится с копьем, когда злится. Но мне это не свойственно. — Долгое время он молчал. — Как наш сын? — наконец тихо спросил он.

— У него высокие скулы, как у твоего брата Гевина. Семейная наследственность не вызывает сомнения.

— Я никогда и не сомневался, не так ли? Элизабет…

— Да, — прошептала она.

— Почему ты бросила меня? Почему не вернулась через неделю или позднее? Я ждал тебя каждый день, я молился о твоем возвращении. Кит засыпал в слезах. Его столько раз покидали!

По щекам Элизабет катились слезы.

— Я боялась Роджера. Он был вне себя. Брайан поклялся прикончить Роджера, и я боялась, что кроме меня никто не остановит его. Тогда Роджер объявил войну всем Монтгомери. Надеялась, что смогу заставить его посмотреть правде в глаза, я и сама желала выяснить правду о корнях ненависти между двумя семействами.

— А мужчины? — спросил Майлс. — Пагнелл всем рассказал, каким образом ты попала ко мне, и каждый, кто волочился за тобой, старался сделать так, чтобы до меня дошли мельчайшие подробности его ухаживаний.

Элизабет протестующе подняла руку:

— Ты был не только первым мужчиной в моей жизни, ты был также первым, кто заговорил со мной без вожделения в глазах. Первым, кто рассмешил, первым, кто был добр ко мне. Это ты первый сказал, что я ничегошеньки не знаю о мужчинах.

— Что ж, ты успела многому научиться, — с горечью вымолвил Майлс.

— В какой-то степени, да. Обдумав трезво свое положение, я пришла к выводу, что будет значительно лучше, если я полюблю другого, только не из рода Монтгомери. Если бы я вышла замуж за кого-нибудь другого, Роджер, возможно, простил бы мне ребенка Монтгомери, а может, и в какой-то степени перестал ненавидеть. Поэтому я решила проверить на мужчинах, действительно ли я любила тебя, или ты мне нравился, потому что был первым в моей жизни.

Майлс молча жег Элизабет взглядом.

— Некоторые из них были смешны, другие — добры; благодаря кому-то я чувствовала себя красивой, но никто из них не сочетал в себе всех этих качеств. Шли недели, но, вместо того чтобы угаснуть, воспоминания о тебе становились все ярче. Вспоминая каждый твой жест, я начала сравнивать достоинства мужчин с твоими.

— Даже размер…

— Пошел ты к дьяволу! — оборвала его Элизабет. — Ни с одним из этих мужчин я не спала, и, думаю, ты, зная об этом, все же ждешь подтверждения из моих уст.

— Почему ты не затащила их в постель? Кое-кто из них пользуется большим успехом у женщин.

— Таким же, как и ты? — раздраженно спросила она. — Ты стоишь передо мной, требуя супружеской верности, а как с этим у тебя? Теперь, когда я рассказала, что у меня не было других мужчин, позволишь мне лечь в твою незапятнанную постель? Сегодня утром мне пришлось оттаскивать тебя от той торговки. Как, по-твоему, я чувствовала себя, держа на руках нашего сына и зная, что в этот самый момент ты, возможно, забавляешься в постели с одной или двумя, а может, и с несколькими женщинами?

— Несколькими! — передразнил ее Майлс, а затем, понизив голос, обольстительно прошептал: — После тебя у меня не было ни одной женщины.

Не поверив своим ушам, Элизабет решила, что неправильно расслышала.

— Не было… — широко раскрыв от удивления глаза, начала она.

— Мы с братом Рейном переехали в одно из поместий и в порыве ярости выгнали всех женщин, даже прачек. Целыми днями мы фехтовали, а ночами пили и беспрестанно бранили женщин. Рейн первым пришел в себя, увидев посланную женой дочь. Малышка Кэтрин напомнила мне о собственных детях, по которым я начал скучать. На Рождество я вернулся в дом к Гевину и Джудит… — Майлс пригладил рукой волосы. — Раньше я считал, что Гевин слишком суров со своей очаровательной женой, но я никогда не попадался на ее острый язычок. Эта женщина ни на минуту не оставляла меня в покое. Она была безжалостна. Она постоянно напоминал о нашем с тобой сыне, вздыхая, что ее сын никогда не познакомится со своим кузеном. Она даже наняла художника, чтобы тот нарисовал на внутренней стороне моего щита ангела с длинными светлыми волосами, держащего на руках маленького мальчика. Обрати внимание: на внутренней стороне моего щита! Я сказал Гевину, что, если он не примет мер, я сверну его жене шею, но Гевин так долго и от души хохотал, что я больше никогда не заикался об этом. Получив от тебя письмо, в котором говорилось о твоем страстном желании простить меня, Джудит насела на меня с новой силой. — Вспоминая былое, Майлс на какой-то миг закрыл глаза. — Джудит привлекла на помощь еще и Аликс. Аликс разродилась дюжиной песен о двух влюбленных, разлучившихся из-за глупого, тщеславного мужчины, совершенно случайно точь-в-точь похожего на меня. Однажды вечером во время трапезы Аликс начала петь в сопровождении уже двадцати двух музыкантов, рассмешив всех до такой степени, что двое из присутствующих, упав со стульев, сломали себе ребра. Аликс была на высоте.

Рассказ Майлса глубоко потряс Элизабет, она заговорила, с трудом подбирая слова:

— И что же ты сделал? Майлс, вспомнив, поморщился:

— Соблюдая полное спокойствие, я перегнулся через стол и схватил Аликс за горло.

— Нет! — воскликнула в ужасе Элизабет. — Аликс такая крохотная, такая…

— Рейн с Гевином тут же приставили к моей шее обнаженные мечи. В таком положении, намереваясь убить эту хорошенькую маленькую певчую птичку, я вдруг осознал, что со мной не все в порядке. На следующий день Джудит устроила нам встречу. — В его глазах засверкали озорные огоньки. — Встречу, на которой ты просила сэра Гая доставить тебя в ковре.

Элизабет даже не посмотрела на Майлса. Она считала, что сэр Гай на ее стороне, а, оказывается, все это время он, насмехаясь, сообщал обо всем Майлсу. С каким удовольствием эти двое, должно быть, хлопали друг друга по спине, потешаясь над ее желанием соблазнить своего собственному мужа. Что стряслось с ней, женщиной, преисполненной гордости, когда-то на краю обрыва давшей клятву никогда не подчиняться ни одному из мужчин?

— Извини, — прошептала Элизабет, проходя мимо Майлса и направляясь к Роджеру.

Заключив девушку в объятия, Майлс крепко прижал ее к себе. Заметив, что он многозначительно улыбается, Элизабет со всего размаху ударила его локтем по ребрам, услышав, как в награду, вырвавшийся у Майлса стон боли.

— Я тебя ненавижу, Монтгомери! — заорала она ему прямо в лицо. — Ты заставил меня умолять и плакать, отнял у меня мою гордость. — Она попыталась ударить его еще раз, но Майлс прижал ее руки к телу, не давая пошевелиться.

— Нет, Монтгомери, — приближая к ней губы, вымолвил Майлс. — Ты любишь меня. Ты так сильно любишь, что готова ради меня просить милостыню. Я заставил тебя рыдать от страсти, я заставил тебя плакать от любви.

— Ты унизил меня.

— Так же, как и ты меня. — Майлс все еще держал Элизабет в объятиях, а она боролась, пытаясь вырваться. — Все женщины доставались мне с легкостью, и только ты заставила меня потрудиться. Только с тобой я узнал злость, ревность и чувство собственника. Тебя подарили мне, ты моя, Элизабет, и я никогда не позволю тебе забыть это.

— Я никогда… — начала Элизабет, но Майлс прервал ее поцелуем. Как только он коснулся ее губ, она сдалась. Элизабет была не в состоянии ни спорить с ним, ни убегать от него.

Майлс слегка ослабил объятия, дав ей возможность обвить его шею руками и еще крепче прижаться.

— Никогда, никогда впредь не забывай об этом, Монтгомери, — прошептал он ей на ухо. — Ты всегда будешь принадлежать мне — в этом столетии и в следующем. Вечно!

Едва разбирая его слова, Элизабет поднялась на цыпочки, подставляя губы для поцелуя. Она и не догадывалась, как сильно ей не хватало его плоти. Он был единственным мужчиной в мире, которому она могла довериться, единственным, с кем можно было не осторожничать. Долгие годы воздержания проявились теперь в страстном, полном дикой ярости желании. Запустив руку в волосы Майлса, Элизабет притянула его голову к себе.

Раздался низкий, гортанный смех Майлса.

— Что ты там говорила о дереве? Овладеть женщиной, прислонив ее к дереву? — переспросил он.

Майлс знал, чего она ждет от него: не нежного совокупления, а чего-то яростного и звериного, под стать ее настроению. Он принялся в неистовстве срывать с Элизабет одежду, обрывая одной рукой шнуровку ее льняного нижнего белья, а другой стаскивая с себя штаны.

Элизабет не переставала осыпать его поцелуями, долгими и страстными. Прижавшись спиной к дереву, она слегка вздрогнула и впилась зубами в шею Майлса. Майлс поднял Элизабет, вскинул ее ноги себе на пояс, юбка сбилась и путалась между ними, но никому из них не пришло в голову снять одежду до конца. Поддерживая Элизабет за ягодицы, Майлс приподнял ее и с безудержной силой, сравнимой с мощью падающего якоря, опустил прямо на себя.

Вскрикнув, Элизабет уткнулась лицом в шею Майлса, лишь успевая временами глотнуть немного воздуха, в то время как Майлс своими сильными руками ритмично поднимал и опускал ее тело. Голова девушки непроизвольно откинулась назад, и она почувствовала, что готова кричать от переполнявшей ее страсти. От напряжения пот катился по лицу Майлса, и соленые капли падали на Элизабет. Ее волосы стали влажными и, разметавшись, окутали их тела.

Неистовым движением, ввергнувшим Элизабет в экстаз, Майлс прижал ее к себе и, содрогаясь, опустошал снова и снова свою разгоряченную плоть. Тело Элизабет напряглось и потонуло в волнах наслаждения, она почувствовала, как слезы наворачиваются на глаза. Медленно она спустилась с небес на землю, ощущая невероятную слабость в ногах от этого напряжения, с которым сжимала бедра Майлса.

Откинувшись немного назад, чтобы взглянуть на Элизабет, Майлс нежно погладил ее влажные волосы и поцеловал в висок.

— Я люблю тебя, — ласково произнес он, а затем хитро улыбнулся. — А кроме того, ты лучшая из…

— Понимаю. — Она засмеялась. — Ты вообще-то собираешься опустить меня на землю или хочешь лишить жизни прямо у этого дерева?

Еще раз поцеловав Элизабет, Майлс помог ей встать на ноги и совсем не по-джентельменски, с некоторым чувством превосходства рассмеялся, когда у Элизабет подкосились ноги и он был вынужден подхватить ее, не давая упасть.

— Хвастунишка! — цепляясь за Майлса, выдохнула Элизабет, но все же улыбнулась и поцеловала руку, поддержавшую ее. — Я и правда лучше всех? — с деланным безразличием поинтересовалась она. — Ты все еще находишь меня привлекательной? Даже после рождения ребенка?

— Вполне! — серьезно ответил Майлс. Элизабет рассмеялась, оправила юбки и, стараясь вновь обрести самообладание, направилась вместе с Майлсом к месту, где их ожидал Роджер.

Глава 17

Последующие три дня они по-прежнему находились в пути, и для Элизабет эти дни были наполнены блаженством. Майлс уделял ей все свое внимание. Они держались за руки, негромко разговаривали или заливались хохотом над обычными вещами. Они занимались любовью прямо на берегу ручья, а затем купались в его ледяных водах.

Роджер равнодушно смотрел на них, но иногда Элизабет чувствовала угрызения совести из-за той боли, которую она, несомненно, причиняла ему. Несколько раз Роджер упрекнул Майлса за его недостойное рыцаря поведение, но Майлс ответил, что, пока он не добрался до своих родственников, он просто беззаботный крестьянин и не более того.

Они продвигались очень медленно, и путь, который можно было бы проделать за какие-нибудь четыре дня верхом на лошадях, растянулся надолго, так как они были вынуждены идти пешком. На четвертый день, в полдень, они сошли с дороги, чтобы отдохнуть и освежиться. С презрением посмотрев на сестру и Майлса, Роджер направился в глубину леса.

Впервые услышав, что Элизабет попала в плен, он ощутил сильную боль, но теперь, понимая, что потерял сестру, чувствовал боль еще острее, чем когда она была просто пленницей. Перебирая и заново переживая свои проблемы, Роджер шел вдоль края оврага, испещренного свежими рытвинами, не обращая на это никакого внимания. Пройдя еще несколько футов, он вдруг сообразил, что рытвины — не что иное, как следы борьбы. Повернув назад, Роджер внимательно присмотрелся к поверхности земли. Он зашагал по краю возвышавшегося над бурным потоком крутого берега и наткнулся на отчетливый след падения чьего-то тела. После сражений Роджеру часто приходилось, разыскивать своих раненых и отставший рыцарей, и теперь в нем проснулись рыцарские чувства. Не медля ни секунды, он ринулся вниз по склону.

Но на дне оврага Роджер обнаружил совсем не то, что ожидал. На полусгнившем бревне, спрятав ноги за большой валун, сидела хорошенькая молодая девушка в богатом бархатном платье цвета красного бургундского вина, украшенном по вороту крупными аметистами. Темные, пожалуй, слишком большие для ее лица глаза приветливо смотрели на Роджера.

— Я знала, что увижу тебя, — произнесла она по-английски с легким акцентом.

Захлопав от удивления ресницами, Роджер сначала не придал какого-либо значения ее словам.

— Вы упали? Не ушиблись?

Девушка улыбнулась ему, и ее глаза заблестели. Она казалась совсем юной, почти ребенком в платье не по возрасту. Темные волосы выбились из-под расшитого жемчугом капюшона, лиф ее платья также был украшен жемчугом.

— Мои ноги придавило, и я не могу даже пошевелить ими.

«Ох уж эти женщины!» — подумал Роджер, рассматривая камни, зажавшие ноги девушки.

— Вы должны были слышать, что я наверху. Почему же вы не позвали на помощь?

— Потому что я знала, что ты придешь за мной. «Ненормальная, — подумал Роджер. — Бедняжка, видимо, свихнулась».

— Как только я приподниму этот камень, постарайтесь сразу же выдернуть ногу. Понятно? — переспросил Роджер, обращаясь с ней как с чуточку тронутой умом.

Девушка лишь улыбнулась в ответ и, как только камень был отодвинут, сразу же высвободила ногу.

С другой ногой дело обстояло намного хуже. Роджер понимал, что, если тронет с места хоть один камень, сверху может свалиться другой. Глядя на миниатюрную фигурку, Роджер сомневался, что хрупкие косточки девушки выдержат такой удар.

— Не скрывай от меня правду, — прошептала она. — Я знаю, что такое настоящая боль.

Роджер, обернувшись, посмотрел на нее и увидел большие глаза, полные доверия. Ее покорность одновременно и напугала и придала ему новые силы.

— Как вас зовут? — спросил он, осматриваясь и обдумывая, как поступить с валунами, придавившими ее маленькую ножку.

— Кристиана, милорд.

Роджер резко вскинул голову. Его грязная крестьянская одежда не ввела ее в заблуждение, это говорило о том, что девушка не так уж и глупа.

— Значит, Крис. — Он улыбнулся. — Не могли бы вы одолжить мне на время ваш кинжал? Я попробую закрепить верхние камни, чтобы они не свалились, когда я буду сдвигать нижние. — Роджер указал на ее кинжал.

Она быстро протянула ему нож, а он прикусил язык, чтобы ненароком не приступить к нравоучениям, что не следует отдавать первому встречному свой кинжал. Драгоценности на ее платье стоили целое состояние, а жемчужное ожерелье вряд ли имело себе подобное.

Роджер отошел от нее на несколько футов, чтобы срезать с дерева несколько веток. Сняв дуплет, он оторвал от рубашки несколько полосок ткани, чтобы использовать их при устройстве опоры под камнями.

— Почему вас никто не ищет? — продолжая работать, задал он интересовавший его вопрос.

— Может, и ищут, не знаю. Ты явился мне в грезах вчера ночью.

Роджер окинул Кристиану внимательным взглядом, но промолчал. Ему казалось, что все девушки, где бы они ни жили, забивали себе голову всякого рода романтикой и воображали, как их спасает благородный рыцарь. Мужчинам было очень трудно угодить им.

— Я представляла себе, — продолжала она, — и этот лес, и это место. Я видела тебя в своих мечтах и знала, что ты придешь.

— Вероятно, мужчина вашей мечты был просто светловолос и чем-то похож на меня, — назидательно произнес Роджер.

— Я помню множество деталей. Шрам под глазом — ты получил его от своего брата еще мальчишкой.

Роджер непроизвольно поднял руку и дотронулся до кривого шрама у левого глаза. Верно, в тот памятный день он чуть не остался без глаза, но в живых осталось очень мало свидетелей, знавших историю этого шрама.

Заметив его удивление, Кристиана лишь улыбнулась:

— Я ждала тебя всю жизнь. Роджер тряхнул головой, словно отгоняя наваждение.

— Вы попали в точку, — сказал он. — Я имею в виду шрам. А теперь не двигайтесь, пока я буду закреплять эти камни, — вымолвил он, хотя в этом предостережении не было никакой необходимости: девушка и до его появления была не в состоянии шевельнуться.

Камни оказались довольно тяжелыми, и Роджеру пришлось изрядно попотеть, прежде чем он сдвинул самый большой из них. И как только этот камень покатился вниз, за ним с грохотом обрушилось множество других. Молниеносно кинувшись к Кристиане, Роджер повалил ее на спину, и они откатились в сторону от несущихся на них валунов. Отталкивая девушку, он услышал, как она охнула, когда один из камней зацепил ее. Словно ожив, камни грохотом наполнили воздух, и Роджер прикрыл своим телом Кристиану, защищая ее от пыли и острых обломков. Когда наконец все стихло, он начал было подниматься, но девушка обвила его голову руками и прижалась к нему губами.

Долгое время мысли Роджера были только об одном: вернуть сестру и брата. Он совершенно не думал о женщинах и даже не представлял, насколько глубоко были спрятаны в нем его чувства. Когда-то, много лет назад, он, беззаботный юноша, веселился с хорошенькими девушками, заигрывал с ними на тайных свиданиях, но ненависть к Монтгомери нарушила привычное течение его жизни.

Едва лишь Кристиана прикоснулась к его губам, Роджер подумал: «Это серьезно». Несмотря на то, что внешне она почти не отличалась от ребенка, она была женщиной, и ее помыслы были более чем серьезны. Она с такой страстью принялась целовать Роджера, что он отпрянул.

— Кто ты? — шепотом спросил он.

— Я люблю тебя и всегда ждала встречи с тобой. Склонившись над девушкой, Роджер пристально посмотрел в ее темные глаза, глаза, которые, казалось, пытались добраться до его души и завладеть ею. Роджеру стало не по себе, и он поднялся на ноги.

— Пожалуй, будет лучше доставить вас домой, к родителям.

— У меня нет родителей, — сказала она, поднимаясь с земли.

Роджер не выдержал ее взгляда, обвинявшего, как ему казалось, в предательстве, и отвел глаза. Одна его половина хотела немедленно бежать от этой странной женщины, а другая мечтала бороться до последней капли крови, чтобы удержать ее возле себя.

— Разрешите мне посмотреть вашу коленку, — наконец вымолвил он.

Кристиана повернулась и послушно вытянула ногу. Он нахмурился, увидев окровавленное, в ссадинах и синяках колено.

— Почему вы сразу не показали мне ногу? — резко спросил Роджер. — Держите, — добавил он, возвращая ей нож. — Отрежьте кусок от своей нижней юбки. Я не могу позволить себе лишиться рубашки: на сегодняшний день она у меня единственная.

Девушка улыбнулась и принялась отрезать полоски материи от нижней юбки из тонкого батиста.

— Каким образом ты оказался здесь, во Франции, в столь странной одежде? Где твои рыцари?

— Вот вы мне об этом и расскажете, — несколько грубовато ответил он, принимая из ее рук полоски ткани. — Может, сегодня ночью вам приснится мое будущее.

Он пожалел о своих словах, едва наклонившись к ручью. Проклятье! Эта женщина возбуждала его. Он все еще ощущал на губах вкус ее поцелуя: в нем странно смешались желание женщины переспать с ним и желание ведьмы заполучить его душу. Он улыбнулся этой мысли. У него тоже начинают появляться причуды. Кристиана — обычная молодая девушка, нуждающаяся в помощи, и больше ничего. Лучше всего будет перевязать ей коленку и доставить к опекунам.

Возвратившись с намоченными полосками ткани, Роджер заметил блестевшие на ресницах девушки слезы и тут же начал каяться.

— Прости меня, Крис, — сказал он, словно всегда знал ее. — Проклятье! Давай сюда свою коленку.

Она застенчиво улыбнулась сквозь слезы. Роджер не мог не ответить ей тем же, и, вытягивая ногу, Кристиана уже широко улыбалась.

— Дай-ка мне твой кинжал, я разрежу чулок, — попросил Роджер, осторожно снимая с ее ноги расшитую туфельку.

Кристиана молча, медленно приподняла платье до пояса и развязала подвязку. Не сводя глаз с Роджера, который уставился на ее стройные ноги, она осторожно начала спускать чулок. Обнажив ногу до колена, девушка сказала:

— Дальше сними сам.

Неожиданно пот прошиб Роджера, и огонь желания настолько накалил его, что ему показалось, будто кровь закипает в жилах. Дрожащей рукой он стал спускать чулок, поддерживая другой рукой колено обнаженной ноги. Вид крови на коленке слегка остудил его пыл, и он начал успокаиваться.

— Вы играете с вещами, в которых ничего не смыслите, — грубовато бросил он, смачивая колено, чтобы снять разорванный чулок с раны, не причиняя боли.

— Я не играю в детские игры, — тихо ответила она.

Пытаясь сосредоточиться на стоявшей перед ним задаче, Роджер осторожно промыл и перевязал рану.

— А теперь я должен вернуть тебя, — сказал он отеческим тоном.

Его рука, все еще лежавшая на ее колене, поглаживая, непроизвольно скользнула вверх по ноге. Роджер убрал нож в чехол, висевший у нее на поясе. Их глаза встретились. Кристиана не отшатнулась, напротив, она, казалось, приободряла его.

Внезапно Роджер пришел в себя: «Не имеет значения, насколько привлекательна эта девушка, не стоит ради нее рисковать жизнью. Скоро кто-нибудь отправится на ее поиски и, если обнаружит меня, в одежде простолюдина, занимающегося любовью с этой, совершенно очевидно, благородного происхождения девушкой, не станет задавать лишних вопросов, а сразу же пронзит мечом мое сердце. — Кроме того, он не был уверен, что его привлекала близость с этой странной юной леди. — Что если она колдунья и действительно хочет овладеть моей душой?»

— Что тебя останавливает? — прошептала она. Роджер аккуратно опустил ее юбку.

— Ты — ребенок, а я… Ты всегда предлагаешь себя незнакомцам?

Девушка не ответила на его вопрос, но ответ можно было прочитать в ее глазах.

— Я всегда любила и буду любить тебя. Я всегда к твоим услугам.

Роджер почувствовал, что начинает сердиться.

— А теперь послушайте меня, юная дама! Не знаю, что вы думаете обо мне. Как и не знаю, кто вы такая, но уверен, будет лучше, если вы вернетесь в свой дом, а я — в свой. И, надеюсь, вы помолитесь Богу, если веруете в него, чтобы он простил ваши прегрешения. — Роджер нагнулся, подхватил на плечо ее хрупкое тело и принялся взбираться на высокий крутой берег.

К тому времени, когда он добрался до самого верха, кипевшие в нем злость и страсть приутихли. Он был достаточно взрослым и рассудительным, чтобы позволить какой-то романтически настроенной девице бередить ему душу. Придерживая девушку за плечи, Роджер опустил ее перед собой и улыбнулся.

— Куда прикажете сопроводить вас? Вы помните, какой дорогой пришли сюда?

На мгновение она вдруг смутилась.

— Конечно же я помню дорогу. Ты отсылаешь меня назад? Поцелуй меня еще раз. Поцелуй меня, как настоящий влюбленный.

Роджер удерживал девушку на расстоянии вытянутой руки.

— Ты слишком торопишься, я не намерен целовать тебя. Ты должна сказать, откуда ты родом и кто ты.

— Я — твоя, но… — Она замолчала, услышав звук охотничьего рога. Ее глаза стали дикими и испуганными. — Я должна идти. Мой муж зовет меня. Он не должен тебя видеть. Вот, держи!

Не успел Роджер вымолвил и слова, как Кристиана выхватила из ножен на боку кинжал и резким движением срезала самый крупный аметист со своего платья. На дорогом бархате осталась уродливая дыра.

— Возьми это, — настойчиво сказала она. Роджер напрягся:

— Я ничего не беру у женщин. Снова раздался звук охотничьего рога, и Кристиана испугалась еще сильнее.

— Я должна идти! — Она встала на цыпочки и быстро поцеловала его в сжатые губы. — У меня красивое тело, — сказала она, — и красивые шелковистые волосы. Я тебе как-нибудь покажу.

Когда рог прозвучал в третий раз, Кристиана подобрала свои юбки и неуклюже побежала, хромая на поврежденную ногу.

Она уже отбежала на некоторое расстояние, когда вдруг обернулась и бросила в его сторону аметист. Роджер не двинулся с места, чтобы поймать камень.

— Передай его женщине, которая путешествует с тобой. Кто она тебе: сестра или мать? — крикнула Кристиана уже через плечо и исчезла из виду.

Долгое время Роджер стоял не двигаясь, словно прирос к земле. Его глаза невидяще уставились туда, где исчезла девушка, что-то странное творилось с головой. Он почувствовал необычайную легкость, словно происшедшее с ним оказалось миражем. Интересно, существовала ли девушка наяву или она ему только приснилась?

— Роджер! — раздался голос Элизабет у него за спиной. — Мы тебя ищем уже целый час. Ты готов отправиться в дорогу? Осталось всего несколько часов до наступления темноты.

Он медленно повернулся к сестре.

— Роджер, с тобой все в порядке?

Отойдя чуть в сторону от жены, Майлс внимательно осмотрелся вокруг. Иногда такое выражение лица, какое было сейчас у Роджера, Майлс видел у смертельно раненых в бою рыцарей. Майлс заметил валявшийся на земле аметист, но не успел дотронуться до него, как Роджер схватил и крепко сжал камень в руке.

— Да, я готов идти, — кратко сказал он и, прежде чем уйти, бросил прощальный взгляд на лес и погладил драгоценный камень на ладони. «Ее муж! — сердито пробормотал он. — Вот и вся любовь». Он подумал было о том, чтобы выбросить аметист, но не смог сделать этого.

Ночью Майлс как никто другой понимал, чем вызвано дурное расположение духа и сдержанность Роджера. Майлс поймал кролика, и теперь они втроем сидели вокруг костра, поджаривая его на вертеле. Майлс не хотел волновать Элизабет и уверял, что они в полной безопасности. И действительно, жизнь французских крестьян казалась ей просто беззаботной в сравнении с тем, как протекала жизнь в доме собственного брата, но сам Майлс был все время настороже, ни на минуту не расслабляясь в ожидании возможной опасности. Он очень чутко спал ночью и даже стал больше уважать Роджера, заметив, что и тот всегда начеку.

Элизабет спала, примостив голову на коленях мужа, Роджер сидел поодаль и не переставая вертел что-то в руке. Майлс не относился к числу любопытных, но Роджер почувствовал интерес младшего спутника.

— Ох уж эти женщины! — наконец вымолвил Роджер с явным отвращением и спрятал аметист в карман. Растянувшись на холодной лесной земле, он, тем не менее, вновь нащупал драгоценный камень и уже не выпускал его из рук в течение всей ночи.

Наступило солнечное, кристально чистое утро, и, как всегда, ощущение счастья переполняло Элизабет. Еще один день, и они доберутся до французских родственников Монтгомери. Затем вернутся в Англию к сыну… и заживут, как в сказке, не зная горя и печали.

— Ты сегодня выглядишь особенно счастливой. — Майлс улыбнулся жене. — Мне кажется, тебе нравится крестьянский образ жизни.

— Какое-то время — да, — самодовольно ответила Элизабет. — Но, пожалуйста, не заблуждайся: я не буду всегда носить лохмотья. — Я — дорогая женщина! — И она кокетливо посмотрела на Майлса.

— В таком случае, тебе придется отработать свое содержание, — вызывающе произнес он, оценивающе осмотрев ее снизу доверху.

— У меня это хорошо получается. Я… — Она неожиданно замолчала, услышав громкий топот копыт.

Группа всадников пронеслась мимо, оттеснив их на обочину дороги. Вне сомнения, это были знатные рыцари: конские попоны из чистого шелка, самое современное и дорогое оружие. В общей сложности проследовало около сотни всадников, не считая нескольких повозок с поклажей. В центре кавалькады с гордо поднятой головой ехала молоденькая девушка со связанными за спиной руками и покрытыми синяками лицом.

Отчетливо представляя, что значит быть в плену, Элизабет поежилась, а ведь эту девушку, похоже, еще и били.

— Крис, — прошептал Роджер с искренней жалостью.

Майлс напряженно следил за Роджером и, как только тот сделал шаг вперед, тут же схватил его за руку.

— Не сейчас, — тихо сказал он.

Элизабет проводила взглядом удалявшуюся процессию. «Так много мужчин против одной такой крохотной девушки», — с горечью подумала она. Повернув голову к Майлсу, девушка похолодела от ужаса.

— Нет! — воскликнула она. — Ты не смеешь и думать о спасении этой девушки!

Майлс смотрел на рыцарей и молчал, а когда Элизабет снова принялась отговаривать его, обжег ее таким взглядом, что она тут же сникла. После того как рыцари скрылись из виду, Элизабет, Майлс и Роджер еще некоторое время стояли на дороге. Мысленно Элизабет зашлась в немом крике: «Нет, нет, нет! Майлс не должен рисковать своей жизнью ради этой незнакомки!» Как только они вновь тронулись в путь, Элизабет со свойственными ей спокойствием и рассудительностью начала умолять мужчин отказаться от их сумасшедшей затеи.

— Мы скоро будем у твоих родственников, и они выяснят, кто эта девушка, кто и почему пленил ее. Может, она прикончила сотню человек. Возможно, она и впрямь заслуживает наказания. — Оба, и Майлс и Роджер, упрямо смотрели перед собой. Элизабет сжала руку Майлса. — Однажды я была в плену, и все оказалось не так уж плохо. Может…

— Замолчи, Элизабет! — приказал Майлс. — Ты мешаешь мне думать!

Элизабет почувствовала, что ее начинает бить мелкая дрожь. Как может он, безоружный, спасти девушку, охраняемую сотней вооруженных до зубов стражников?

Майлс повернулся к Роджеру:

— Может, нам прикинуться сборщиками хвороста? По крайней мере, мы получим возможность подобраться к их лагерю.

Роджер внимательно взглянул на Майлса:

— На этот раз сражаться не тебе, Монтгомери! Это мое дело. Девушка пострадала по моей вине, и я один должен освободить ее.

Майлс не сводил с Роджера горящих глаз, и через минуту тот уступил. Кивнув головой в знак согласия, он отвернулся.

— Я не знаю, кто она. Знаю лишь, что ее зовут Кристиана. Она подарила мне драгоценный камень, срезав его со своего платья. Не сомневаюсь, что наказали ее именно за это. У нее есть муж, и она его страшно боится.

— Муж! — ахнула Элизабет. — Роджер, умоляю! Будьте благоразумны! Вы не можете рисковать жизнью ради замужней женщины. Как давно ты знаком с ней? Что она значит для тебя?

— До вчерашнего дня я ее и в глаза не видел, — еле слышно прошептал Роджер. — И она для меня ничего не значит, а может, и наоборот. Пойми, я не могу позволить, чтобы она страдала из-за меня.

Элизабет начала понимать, что бессмысленно продолжать этот разговор. Никогда прежде она не видела Роджера таким безрассудно храбрым, а Майлс, она глубоко уверена, будет рисковать жизнью даже ради какой-нибудь судомойки. Элизабет глубоко вздохнула.

— Однажды на дороге крестьянка предложила мне букетик цветов, и стража разрешила ей подойти, чтобы отдать их мне.

— Ты останешься здесь, — тоном, не допускающим возражений, приказал Майлс.

Элизабет ничего не оставалось делать, как только стиснуть от обиды зубы. Если трое нападут на сто человек, то результат будет лучше, чем если это сделают только двое.

Глава 18

Им пришлось следовать за всадниками почти до заката солнца, когда те, наконец, разбили лагерь. Изменив походку и нагрузившись хворостом, Майлс и Роджер сумели проскользнуть мимо охраны. Спрятавшись в тени деревьев, Элизабет не спускала с них глаз. Предложенная ею помощь была отвергнута, и теперь, когда девушка наблюдала за рыцарями, ей казалось, что она и не покидала дом своего брата. Элизабет так же постоянно оглядывалась, чтобы убедиться, что за спиной не скрывается мужчина, готовый наброситься на нее.

Майлс и Роджер строго приказали ей ни при каких обстоятельствах не покидать своего убежища. Они дали понять, что у них хватает своих хлопот и им не до нее. Роджер отдал Элизабет аметист, а Майлс подробно рассказал, как добраться до его родственников, если с ним что-нибудь случится. Элизабет охватила легкая паника, но она не подала и вида, что испугалась. Мужчины хотели, чтобы она ждала их как можно дальше от лагеря, но Элизабет упрямо настаивала на том, чтобы найти место, откуда ей будет все хорошо видно. Они отказались посвятить ее в свой план, и Элизабет заподозрила, что плана вообще не существует. Майлс, бесспорно, вступит в схватку со стражниками и будет сдерживать их, пока Роджер не скроется вместе с девушкой.

Вдруг Элизабет заметила, как к пленнице, медленно волоча ноги, приближается неуклюжий старик, и не поверила своим глазам, узнав в нем известного своей гордыней брата. Связанная по рукам и ногам, девушка сидела, прислонившись к дереву, низко опустив голову. Когда Роджер неловко выронил целую охапку хвороста ей на ногу, у Элизабет перехватило дыхание. Она не имела понятия, насколько близко Роджер знаком с этой девицей, но ясно было одно: девушка слишком молода, чтобы обладать здравым смыслом. Не выдаст ли она Роджера?

Пленница резко встрепенулась, — но это могло быть и от боли, — затем ее лицо снова стало безразличным. «Пожалуй, девица совсем не глупа…» Девушка больше не двигалась, а когда Роджер принялся собирать рассыпанный по земле хворост, ее лицо ничего не выражало. Один из стражей, набросившись с ругательствами на Роджера, пнул его ногой под ребра. И тут Элизабет заметила, что в руке Роджера блеснул нож. Под градом ударов он незаметно, прикрываясь кучей хвороста, перерезал веревки на ногах девушки.

Вдруг Элизабет увидела нечто такое, о чем Роджер не мог догадаться: сзади подошел богато одетый, увешанный драгоценностями старик. Он не сводил со связанной девушки своих глубоко посаженных маленьких глазок. Последние лучи заходящего солнца вновь сверкнули на лезвии ножа в руке Роджера.

В дальнем конце лагеря загорелась трава: это Майлс, выхватив из костра горящее полено, отшвырнул его в сторону и скрылся, прежде чем его застали на месте преступления, вынудив нескольких стражников ринуться тушить пламя. Но этой маленькой диверсии было явно недостаточно. Приставленная к девушке охрана даже бровью не повела, а старец, лишь глянув на занявшуюся огнем траву, по-прежнему с ненавистью взирал на пленницу.

Хотя темнело довольно быстро, но Элизабет хватило освещения, чтобы заметить, как Майлс вытаскивает меч из ножен. «Он все-таки намерен драться! — подумала она. — Он решил устроить переполох, что — бы дать Роджеру возможность похитить девушку. Он считает, если не помог пожар, то, вероятно, выручит звон клинка».

Элизабет выбралась из своего укрытия, быстро прошептала молитву, прося прощения за свои прегрешения, и начала расстегивать свое грубое шерстяное платье. Возможно, ей удастся переключить на себя внимание стражников и, что самое главное, отвлечь старца.

Ее появление было неожиданным и не лишено театральности. Девушка выскочила на поляну так близко к одному из костров, что чуть было не влетела в него. Уперев руки в бока и широко расставив ноги, она наклонилась вперед так, что распахнулся лиф платья, и практически уткнулась грудью в лицо старика. Элизабет начала поводить по-цыгански плечами, больше и больше изгибаясь, пока не почувствовала спиной пламя костра. Одним движением руки она сорвала чепец с головы, и ее длинные, до колен, волосы волнами упали на плечи, заструились над костром, став почти красного цвета в отблесках огня, сами похожие на языки пламени.

Выпрямившись, дерзко упираясь руками в бока, Элизабет громко и вызывающе расхохоталась, чем привлекла всеобщее внимание. Старичок, отведя наконец глаза от находившейся всего в двух футах от Элизабет пленницы, с интересом смотрел на нее.

Элизабет никогда еще не приходилось танцевать, но в доме своего брата она навидалась достаточно сладострастных сцен и знала, что и как теперь делать. Один из рыцарей заиграл вдруг на лютне, а другой ударил в барабан. Элизабет начала двигаться в медленном ритме музыки, покачивая не только бедрами, но и всем телом, ее роскошные волосы пришлись как нельзя кстати, развеваясь вокруг нее, касаясь лиц рыцарей. Когда один из стражников приблизился чересчур близко, Элизабет наклонилась и, схватив камень, ударила его прямо в живот.

Все принялась громко хохотать над согнувшимся от боли стражником, и с этого момента танец больше походил на охоту, воплощение ночных кошмаров Элизабет. Она словно вернулась в дом брата, где его рыцари вновь преследовали ее. Позабыв о последних месяцах свободы, Элизабет возвратилась в то время, когда была вынуждена бороться за жизнь и честь.

Танцуя, Элизабет закружилась вокруг рыцаря и сняла с его пояса меч. В развевающемся платье, с распущенными по плечам волосами, она увертывалась от мужчин, пытавшихся ее поймать. Ей удалось кое-кого из них оцарапать до крови, но до более серьезных ранений не дошло. Выдавливая из себя смех и продолжая свой сложный, запутанный танец, Элизабет вскочила на уставленный закусками стол и начала разбрасывать ногами тарелки и бокалы. Какой-то стражник дотронулся до ее колена. Элизабет сначала отпрянула, но затем, якобы случайно, опустила каблук на его руку. Рыцарь ретировался, корчась от боли.

Нервы Элизабет были натянуты до предела, когда мужчины вдруг принялись постукивать ладонями в такт музыке. Наклонив голову, она стала покачиваться в ритме мелодии. Надеясь, что Роджеру и Майлсу хватило времени, чтобы освободить пленницу, Элизабет под одобрительные возгласы мужчин высоко задрала юбку и соскочила на землю прямо перед старцем. Она склонилась перед ним в глубоком реверансе, низко опустив голову, волосы закрыли ее лицо словно вуаль. Задыхаясь, с вздымающейся грудью, она ждала.

Мужчина церемонно встал, костлявой рукой приподнял голову Элизабет за подбородок, вглядываясь в лицо. Искоса Элизабет заметила, что девушка исчезла, и теперь оставались считанные минуты, пока кто-нибудь не обратит на это внимание. Умоляя провидение дать ей еще немного времени, Элизабет поднялась и в надежде еще хоть ненадолго отвлечь мужчин так отчаянно повела плечами, что лиф ее платья распахнулся до пояса.

Стражники сразу же замолчали. Старик жадно пожирал глазами великолепную, высокую и упругую грудь Элизабет. Затем с улыбкой, обнажившей его почерневшие зубы, снял с себя плащ и накинул его на плечи Элизабет. Заискивающе обнимая Элизабет за плечи, он начал подталкивать ее в сторону темнеющего леса.

В рукаве платья Элизабет спрятала нож, который стащила у одного из воинов. Оглянувшись, старик увидел, что связанная девушка исчезла, но, прежде чем он успел поднять тревогу, Элизабет, тесно прижавшись к нему и прикусив зубами мочку уха, уперлась ножом в его бок и приказала:

— Пошел вперед!

Они уже скрылись в темноте, когда раздался крик, свидетельствовавший, что исчезновение пленницы обнаружено.

— Поторапливайся! — снова приказала Элизабет старику, подгоняя его кончиком ножа. Но тот, развернувшись, неожиданно залепил Элизабет пощечину.

Но тут из-за деревьев выскочил Роджер и своими огромными ручищами схватил старика за горло. Возможно, потрясение, а может, возбуждение от танца Элизабет сыграло со стариком злую шутку: едва Роджер прикоснулся к нему, как мерзкий старик замертво свалился к их ногам. Не теряя времени, Роджер подхватил Элизабет за талию и подсадил на ветку дерева.

Сверкая под луной обнаженными мечами, стражники тщательно прочесывали под ними каждый клочок земли. Роджер крепко обнял и притянул к себе Элизабет, уткнувшуюся ему в плечо. Ее сильно трясло, и даже сейчас, под защитой брата, она все еще ощущала на теле тянущиеся к ней мужские руки.

— Что с Майлсом? — шепотом спросила она.

— Он в безопасности, — коротко ответил Роджер, еще теснее прижимая ее к себе.

Затаившись, они укрывались на дереве, пока не стихли возгласы воинов, обнаруживших мертвого старика. Закончилось все тем, что они отнесли тело старца в лагерь и, видимо, прекратили поиски беглянок, так как принялись седлать коней и сворачивать лагерь.

После того как в лесу все затихло, Роджер выждал еще некоторое время.

— Пошли! — скомандовал он. — Монтгомери ждет нас.

Спустившись с дерева, Роджер помог Элизабет, все еще облаченной в плащ старика. В развевающемся бархате она припустила за Роджером сквозь холодный, сырой лес.

Пока Элизабет не увидела мужа, она не отдавала себе отчета в том, насколько сильно тревожилась о его безопасности. Майлс, поддерживая Кристиану под руку, вылез из пруда. Они оба промокли до нитки, а девушка к тому же стучала зубами от холода. Радуясь, что Майлс цел и невредим, Элизабет сняла с себя плащ старика и накинула его на плечи девушки.

— Это же его плащ! — брезгливо поморщилась Кристиана, отшвыривая плащ, словно тот был заразный.

Подхватив плащ, Роджер возвратил его Элизабет и, сняв с себя дуплет, закутал в него девушку. Растворившись в его объятиях, Кристиана слилась с ним, словно была частью его тела.

— Надо идти, — произнес Майлс, беря Элизабет за руку. — За ней скоро вернутся.

Они находились в пути целую ночь. Изнемогая от усталости, Элизабет продолжала идти, бросая косые взгляды на виновницу их бегства. В дуплете Роджера, делавшем ее совсем миниатюрной, Кристиана выглядела еще более юной и хрупкой, чем показалось сначала. Она не отходила от Роджера, даже если ветки деревьев больно хлестали ее по лицу, но Роджеру, видимо, это доставляло удовольствие.

На Майлса Элизабет боялась даже взглянуть: его глаза сверкали от гнева, а несколько раз — она могла поклясться в этом — он был почти готов убить ее.

Один раз она сделала попытку заговорить с ним и объяснить, почему ослушалась его приказа и приняла участие в спасении девушки, но Майлс посмотрел на нее такими потемневшими от ярости глазами, что Элизабет сочла за лучшее укрыться от его взгляда, завернувшись в плащ. К утру Майлс произнес:

— Мы присоединимся к путникам на дороге, но нам необходимо достать какую-нибудь одежду для Кристианы.

С ниткой жемчуга на шее, Кристиана по-прежнему была в своем украшенном драгоценностями платье. Правда, теперь оно в еще большей степени подчеркивало ее бедственное положение: хотя и богатая, но рваная одежда, волосы спутаны, на щеке — синяки, засохшая болотная грязь налипла на тело.

Когда они наконец остановились на привал недалеко от большой группы путников, Элизабет чуть было не рухнула от усталости. Подхватив девушку, Майлс усадил ее к себе на колени.

— Если ты еще раз выкинешь подобное, жена… — начал было он, но замолчал и так страстно поцеловал Элизабет, что от долгого поцелуя у нее посинели губы.

Слезы навернулись на глаза Элизабет, слезы радости, оттого что все утряслось. Прошли времена, когда, глядя, как Майлс обнажает свой меч, она была уверена, что видит его живым в последний раз.

— Я пойду на все ради тебя, — прошептала Элизабет, засыпая у него на руках.

Казалось, уже через мгновение, ее вновь разбудили, и они опять тронулись в путь, держась поодаль от других странников. Кристиана была теперь в грубом шерстяном платье с огромным капюшоном, скрывавшим ее лицо. В полдень они остановились, и, оставив женщин в одиночестве, мужчины отправились обменять ненавистный плащ старика на хлеб и сыр.

Стараясь расслабиться, Элизабет прислонилась к дереву, но близость Кристианы мешала ей. Она никак не могла заставить себя не обижаться на девушку, чудом не ставшую причиной их смерти.

— Долго ты еще будешь презирать меня? — тихо спросила Кристиана.

Элизабет удивленно взглянула на нее, прежде чем отвернуться.

— Я не… презираю тебя.

— Ты не привыкла лгать, — сказала девушка. Элизабет снова повернулась к ней.

— Мой муж мог погибнуть, спасая тебя! — в ярости вымолвила она. — Так же, как и мой брат! Чем ты привадила к себе Роджера? Ты что, заколдовала его?

Кристиана не улыбалась, но и не хмурилась. Ее глаза ярко блестели.

— Я всегда мечтала о человеке, похожем на Роджера. Я всегда знала, что он придет за мной. В прошлом году мой дядя выдал меня замуж за жестокого человека, но все равно я знала, что Роджер появится. Три ночи тому назад мне пригрезилось его лицо. Облаченный в грубую одежду, он путешествовал рядом с женщиной, связанной с ним каким-то родством. Я была уверена, что в конце концов он явится ко мне. — Элизабет взглянула на девушку с некоторым подозрением, словно та была колдуньей. Крис продолжала: — Ты ставишь мне в вину, что я подвергла опасности твоего мужа, а чем бы ты рискнула на моем месте ради того, чтобы оказаться со своим любимым? Возможно, будь я смелее, я пошла бы на пытки и смерть, уготованные мне моим мужем, но, оказавшись привязанной к дереву, стала молиться, чтобы пришел мой Роджер. — Она бросила взгляд на дорогу, на которой показались Майлс и Роджер, и глаза ее загорелись внутренним теплом. — Бог послал мне Роджера в награду за мои прежние муки. Сегодня ночью я буду спать с Роджером, а потом, если потребуется, готова пожертвовать жизнью. Я подвергла риску его жизнь, твою и жизнь твоего доброго мужа ради этой единственной ночи с возлюбленным. — Она положила ладонь на руку Элизабет и умоляюще посмотрела ей в глаза. — Прости, если я потребовала от всех вас слишком много.

Злость Элизабет улетучилась. Она взяла Кристиану за руку.

— Не говори о смерти. Роджер нуждается в любви, может, даже еще больше, чем ты. Оставайся рядом с ним.

Впервые за все время Крис открыто улыбнулась, и на ее щеке появилась ямочка.

— Только силой меня можно оторвать от него. Подняв глаза, Элизабет увидела стоявшего рядом с ними Роджера, на лице его застыло изумление. «Он явно сбит с толку происходящим, — подумала Элизабет. — Крис смущает его так же сильно, как и нас».

Отдохнув всего несколько минут, они перекусили и снова тронулись в путь. Этой ночью, нежась в объятиях Майлса, Элизабет впервые смогла поговорить с ним с глазу на глаз.

— Что ты думаешь об этой юной леди, ради которой рисковал жизнью? — поинтересовалась она.

— С ней опасно связываться, — ответил он. — Она была замужем за герцогом Лориллардом. Еще ребенком я часто слышал о его жестокости. Семь или восемь раз он был женат на богатых и знатных девушках. Кажется, они все умерли спустя несколько лет после замужества.

— Разве Крис знатного происхождения? Майлс хмыкнул.

— Она — потомок королевской династии.

— Откуда ты все это знаешь?

— От моих французских родственников. У них были кое-какие торговые связи с семьей Лориллардов. Элизабет, — торжественно произнес он, — я хочу, чтобы ты сохранила вот это. — Он вложил ей в руку длинную нитку жемчуга, еще вчера украшавшую шею Кристианы. — Завтра, поздно ночью, мы должны добраться до владений моих родственников, но в случае, если мы не… Нет! — Он прижал палец к губам Элизабет, не давая ей возразить. — Я хочу рассказать тебе правду, чтобы ты была готова. Семья Лориллардов чрезвычайно могущественна, мы же, лишив одного из их семейства жизни, вдобавок укрываем другого члена семьи. Они перевернут вверх дном всю округу, разыскивая нас. Если что-нибудь Случится, возьми жемчуг и отправляйся назад в Англию к моим братьям. Они позаботятся о тебе.

— А как насчет твоих французских родственников? Разве мне нельзя обратиться к ним?

— Когда-нибудь я расскажу тебе все подробности, а сейчас давай исходить из того, что я знаком с Лориллардом. Если меня поймают, путь к моим здешним родственникам будет закрыт. Добирайся тогда домой к моим братьям самостоятельно. Поклянись, что выполнишь это! Не предпринимай никаких попыток спасти меня и немедленно отправляйся домой, где будешь в безопасности.

Элизабет не ответила.

— Элизабет!

— Клянусь, я отправлюсь домой к твоим братьям. — Она вздохнула.

— А как насчет остального?

— Я больше не буду ничего обещать! — проворчала она, подставляя губы для поцелуя.

Не спеша, наслаждаясь каждой минутой, они предались любви, словно завтра для них больше не наступит. Элизабет была в отчаянии от предостережений Майлса, словно им осталось побыть вместе лишь несколько часов. Дважды слезы подступали к горлу, слезы крушения надежд: они были уже почти в безопасности, а из-за прихоти какой-то женщины над ними вновь нависла угроза. Поцелуем Майлс осушил ее слезы и прошептал, что надо жить сегодняшним днем, радуясь жизни, оставив злость и ненависть до лучших времен. Она заснула, крепко обнимая Майлса, а ночью оказалось, что спит прямо на нем. Майлс проснулся, улыбнулся, обнял жену, поцеловал в лоб, вынув изо рта прядь ее волос, и снова заснул.

Роджер разбудил их перед рассветом. Элизабет было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что ночью он не сомкнул глаз. Из-за деревьев появилась Кристиана, ее глаза оживленно блестели, губы распухли и покраснели, щеки и шея пламенели. Пустившись в дорогу, Элизабет заметила, что Роджер постоянно бросает тайные взгляды в сторону Кристианы — взгляды, полные восхищения, трепета и наслаждения. К полудню он уже открыто обнимал девушку, крепко прижимая ее к себе. А как-то раз, к несказанному удивлению Элизабет, поднял Крис на руки и страстно поцеловал. Роджер всегда соблюдал приличия, знал свое место в жизни и следовал рыцарской клятве никогда не проявлять своих чувств на людях. Майлс подтолкнул Элизабет, потому что она остановилась, взирая на брата с открытым от удивления ртом.

До заката оставался всего час, когда из-за деревьев неожиданно выскочили воины и приставили обнаженные мечи к горлу каждого из четырех путешественников. Из-за спин воинов показался пожилой уродливый мужчина.

— Ну что ж, Монтгомери, вот мы и снова встретились. Взять их! — приказал он.

Глава 19

Сидя на лошади, Элизабет на какое-то мгновение замерла, увидев старинную крепость Монтгомери. За последние несколько недель многое изменилось, и она не могла с прежней уверенностью утверждать, что в Англии и в этой мощной цитадели ничего не изменилось. За спиной нетерпеливо забила копытом лошадь под одним из трех сопровождавших ее мужчин, вернув Элизабет в мир действительности. Обливаясь следами, стегнув поводьями и пришпорив коня, она рванулась вперед.

Несмотря на то, что Элизабет никогда раньше не посещала владений Монтгомери, она хорошо знала внутреннее устройство замка. Еще в Шотландии Майлс рассказывал ей об этом месте и даже набросал на земле план поместья. Элизабет направилась к хорошо охраняемым задним воротам, служившим входом для членов семьи. Приблизившись к узкому проему в высокой стене, она слегка сбавила ход. Тотчас ее окликнули часовые, направив в ее сторону свое оружие.

— Супруга Майлса Монтгомери! — прогремел голос одного из ее спутников.

Сразу шесть стрел воткнулись в землю перед лошадью Элизабет. Уставшее животное поднялось на дыбы, переломив копытом две стрелы. Элизабет пришлось приложить все свое умение, чтобы усмирить напуганное животное. У закрытых ворот перед ней выросли три вооруженных стражника.

— Меня зовут Элизабет Монтгомери, а эти мужчины — со мной, — нетерпеливо, но с некоторой долей уважения произнесла она. Не так уж много замков еще охранялось так, как этот.

Застыв как изваяния, стражники не тронулись с места до тех пор, пока из-за стен не выскочили другие воины, направившие свои мечи на мужчин за спиной Элизабет. И лишь когда их окружило не менее двадцати воинов Монтгомери, один из стражников обратился к Элизабет:

— Можете войти, но одна. Ваши воины останутся здесь.

— Да, конечно. Отведите меня к Гевину. Он знает меня в лицо.

У Элизабет забрали поводья и ввели в чистый, просторный внутренний двор перед большим домом. Высокие стены, окружавшие замок, скрывали множество разнообразных построек. Один из охранников вошел в дом, и через несколько минут на пороге показалась симпатичная женщина с перепачканным мукой лицом и семенами кунжута в волосах.

— Отведите меня к вашему хозяину, — приказала Элизабет женщине. — Я привезла новости, которые заинтересуют его.

— Вы Элизабет? — спросила женщина. — У вас есть какие-нибудь сведения о Майлсе? Нам сказали, что вас обоих убили. Генри! Помоги леди Элизабет спешиться, впусти ее людей и накорми их.

В этот момент на пороге появилась Бронуин, а за ней — та юная певица, с которой Элизабет встречалась в недавнем прошлом. Ее звали Аликс.

— Элизабет! — бросаясь вперед, воскликнула Бронуин.

Элизабет почти свалилась в объятия своей невестки.

— Я так рада видеть тебя! Это было такое длинное путешествие. Где Стивен? Мы должны вернуться, чтобы освободить Майлса и Роджера. Они в плену у французского герцога, и мы должны их выкупить или спасти, иначе…

— Не торопись, — успокоила Бронуин. — Пойдем в дом, перекусим и обсудим наши дела.

— Генри! — приказала женщина, стоявшая за спиной Элизабет. — Найди моего отчима и сэра Гая. Пришли их ко мне и подготовь в дорогу семь лошадей. Немедленно вышли вперед гонца, пусть подготовит корабль к отплытию во Францию. Я хочу, чтобы не было никакой задержки. Понятно?

Элизабет остановилась, с удивлением глядя на женщину, которую она сначала приняла за служанку.

— Позволь мне представить тебе леди Джудит, — с видимым удовольствием произнесла Бронуин.

Джудит откинула рукой выбившуюся прядь волос, и на землю посыпался золотой дождь из семян восточного кунжута.

— Вы знаете, где сейчас содержат Майлса?

— Да, я только что оттуда.

— Судя по твоему виду, ты довольно долго ехала верхом, — сказала Бронуин.

— Привет, Аликс. — Элизабет жестом поприветствовала молчаливую женщину, стоявшую рядом с Бронуин.

Радостно кивнув, Аликс застенчиво улыбнулась. Никогда прежде не приходилось ей чувствовать себя таким ничтожеством, как сейчас, рядом со своими величественными невестками.

В этот момент прибежал сэр Гай: похоже, великан потерял в весе. За ним следовал Тэм, под его могучим телом почти дрожала земля.

— Вы принесли мне известие от моего лорда Майлса? — не сводя с Элизабет глаз, спросил сэр Гай. — Нам сказали, что вы погибли.

— И кто же это вам сообщил? — повысив голос, ехидно спросила Элизабет. — Неужели никто не искал нас?

— Давайте войдем в дом, — предложила Джудит, взяв Элизабет под руку. — Расскажите нам, что произошло.

Несколько минут спустя Элизабет уже сидела за большим столом, с аппетитом пробуя огромное количество блюд, выставленных перед ней на подносах, и обо всем рассказывала. Вокруг собрались три ее невестки, незнакомый мужчина — Джон Бассетт, муж матери Джудит, — сэр Гай и Тэм.

С набитым ртом Элизабет коротко рассказала, как их троих швырнули в трюм корабля; как они бежали и отправились на юг и как Роджер неожиданно поставил на карту их жизни ради спасения неизвестной замужней женщины. Бронуин прервала рассказ Элизабет, разразившись потоком гневных слов в адрес Роджера Чатворта, но Тэм попросил ее помолчать. На удивление, Бронуин подчинилась старшему по возрасту мужчине. Элизабет вкратце поведала о том, как они освободили юную Кристиану.

Джудит задавала множество вопросов: об участии Элизабет в этой переделке, о самой Кристиане.

— Я кое-что слышала о ней, — сказала Джудит. — Как, впрочем, и о ее муже и его семье. Его младший брат, не имеющий звания герцога, ненавидит Майлса.

— Почему? — выпалила Элизабет.

— Все дело в одной молодой девушке, которая… Элизабет умоляюще подняла руку:

— Не говорите мне ничего больше. Думаю, как раз младший из братьев и удерживает Майлса и Роджера. Сам герцог умер на руках Роджера.

— Убийства всегда доставляли ему удовольствие! — произнесла Бронуин.

Не тратя времени на защиту брата, Элизабет продолжила рассказ, поведав о неожиданной смерти старого герцога. Вспоминая, как их захватил в плен брат умершего герцога, она перестала есть. Майлса ранили в тот момент, когда он, выбив из седла одного из воинов, забросил туда Элизабет и стегнул лошадь по крупу. Элизабет понеслась по поросшей сорняками и изрезанной колеями дороге, пытаясь ухватиться за болтавшиеся поводья. Когда ей наконец удалось это и она смогла управлять лошадью, она оглянулась и увидела полдюжины преследовавших ее всадников. Она подстегнула коня и в течение нескольких часов удирала от погони.

Элизабет бегло описала свои последующие десять дней. Она использовала жемчуг из ожерелья Кристианы, чтобы оплатить обратную дорогу в Англию. Мысленно молясь, чтобы своими же руками не приблизить смертный час, Элизабет прямо на дороге наняла трех бывших воинов, оставшихся без работы после смерти их хозяина, потому что его наследник предпочел более молодых.

Они находились в пути дни и ночи, часто меняя лошадей и лишь временами засыпая на несколько часов. Когда они добрались до берега, Элизабет заплатила десять жемчужин за корабль, и команда доставила их в Англию; все три дня плавания Элизабет беспробудно спала. Они прибыли на юг Англии, купили лошадей и немного съестных припасов и снова отправились в путь, не делая остановок для отдыха, пока не достигли владений Монтгомери.

— Итак, — подытожила свое повествование Элизабет, — я прибыла сюда за помощью братьев Майлса. Мы должны немедленно отправиться во Францию.

Вошедший воин что-то шепнул Джудит и покинул комнату.

— Леди Элизабет, — произнесла Джудит, — вы кое-чего еще не знаете. Вскоре после того как вас, Майлса и вашего брата бросили на корабль, Элис Чатворт… — Джудит чуть было не задохнулась, произнося это имя. — …Не в силах хранить молчание, похвасталась тем, что совершила. Она прислала с гон-дом письмо, в котором все подробно описала.

Тихим, но отчетливым голосом молчание нарушила Аликс:

— Рейн, Стивен и Гевин немедля отправились во Францию, в то время как мы, — она кивнула в сторону Джудит и Бронуин, — прибыли сюда в ожидании новостей.

— Так, значит, мужчины уже во Франции? — поднимаясь, переспросила Элизабет. — Я должна сейчас же покинуть вас. Если вы дадите мне несколько человек, . я найду братьев Майлса и укажу им место, где содержат Майлса.

— Вы знаете, где находится замок герцога Лорилларда? Вы знаете, где живут его братья? — подавшись вперед, спросила Джудит.

— Нет, но я уверена… — начала Элизабет.

— Мы не можем рисковать. Герцог был «другом» моего отца. — Джудит усмехнулась. — Я знаю, где расположены все четыре имения Лориллардов, и сомневаюсь, что кто-нибудь из Монтгомери наслышан об этом. Впрочем, Рейн может знать, так как он принимал участие в турнирах во Франции, но, если наши мужчины разделились… Нет, решено! — Она поднялась с места.

— К черту все рассуждения! — прогремел только что сидевший рядом, а теперь возвышавшийся над ней мужчина — Джон Бассетт.

При звуке его голоса Джудит лишь моргнула, оставаясь спокойной.

— Лошади готовы, и мы можем вскоре выезжать, Бронуин, у тебя достаточно шотландских пледов? Они весьма пригодятся нам в столь длительном путешествии.

Джон порывисто схватил Джудит за руку.

— Ты не станешь снова рисковать своей жизнью, — произнес он. — Ты уже чуть было не свела нас с ума, отправившись за Гевином. На этот раз, юная леди, ты останешься здесь и позволишь мужчинам заняться этим делом.

Глаза Джудит сверкали, словно раскаленное золото.

— И где же это ты, интересно, будешь искать моего мужа? — процедила он. — Ты когда-нибудь был Во Франции? А если даже и случайно найдешь его, сможешь ли подсказать, где искать Майлса? Собери остатки своего разума, Джон! Можете оставить других женщин здесь, но мы с Элизабет должны ехать с вами!

Аликс взглянула на Бронуин и вдруг пронзительно закричала:

— Нет! — да так громко, что пыль посыпалась с потолка. Аликс покраснела, что, впрочем, было ей к лицу, и опустила глаза на свои руки. — Я считаю, что Бронуин и мне лучше поехать с вами. Возможно, мы могли бы чем-то помочь, — прошептала она.

— Бронуин… — вступил в беседу Тэм, в то время как сэр Гай подозрительно изучал Элизабет, несколько пугая ее этим занятием. И в комнате разгорелся спор.

Оказавшись вне внимания мужчин, Аликс незаметно выскользнула из комнаты и, взлетев по ступенькам в комнату Бронуин и Стивена, вытащила из комода несколько шотландских пледов. Даже здесь, наверху, она отчетливо слышала громкие голоса, раздававшиеся внизу.

Не задумываясь и повинуясь инстинкту, она сняла со стены волынку. Перебросив через плечо разноцветные клетчатые пледы, Аликс спустилась вниз, наигрывая на волынке. Войдя в зал, она увидела, что все молча взирают на нее. Девушка отняла от губ мундштук волынки.

— Если вы, мужчины, поедете без нас, — произнесла она в полной тишине, — мы отправимся самостоятельно спустя ровно один час после вашего отъезда. Итак, вы берете нас с собой или трогаетесь в путь на час раньше нас?

Крепко сжав губы, мужчины молчали.

— Пока мы теряем тут время, — продолжала Аликс, — Майлса держат в плену, и, возможно, в этот самый момент подвергают пыткам. Я предлагаю немедленно отправиться в путь! Сию же минуту!

Джудит выступила вперед и, взяв в ладони голову Аликс, расцеловала невестку в обе щеки.

— Мы едем! — объявила Джудит, сняв с плеча Аликс пледы и бросая один из них Элизабет. — Джон, позаботься о провианте! Сэр Гай, ступай к моему управляющему, и этой поездке нам потребуется золото. Тэм, проследи за тем, чтобы у нас было достаточно стрел, и проверь, в порядке ли оружие. Бронуин, ты отвечаешь за подбор лошадей, которые смогут выдержать долгий путь. Аликс, принеси какой-нибудь музыкальный инструмент: он может нам пригодиться.

Элизабет расплылась в улыбке, слушая ее распоряжения.

— А я? — спросила она, как только все отправились по своим местам выполнять указания Джудит.

— Пойдем со мной, — предложила Джудит, поднимаясь по лестнице. На полпути она остановилась, сверля Элизабет глазами. — Элис Чатворт подхватила оспу, и, хотя осталась в живых, ее лицо было сильно обезображено. — Джудит замерла. — Она лишила себя жизни, бросившись с зубчатой стены одного из своих замков. — Джудит отвела глаза и пробормотала себе под нос: — С той самой стены, с которой свалилась старая Ила.

Элизабет не поняла смысла ее последней фразы, но, следуя за Джудит вверх по лестнице, была рада услышать, что Элис мертва. По крайней мере, теперь она могла быть спокойна за безопасность своего сына.

Элизабет приходилось и раньше слышать о том, какая неутомимая хозяйка Джудит Монтгомери, но теперь убедилась, что Джудит — сущий дьявол. Она никому не позволяла ни расслабиться, ни передохнуть.

Часто меняя лошадей, они добрались до юга Англии всего за два дня. Ехали молча, упорно и, насколько это было возможно, быстро продвигались вперед. Дороги были настолько плохи, что вряд ли можно было вообще говорить об их существовании. Они продирались через свежевспаханные поля, и крестьяне гневно грозили им вслед кулаками. Дважды Тэм и Гай спешивались с лошадей, чтобы боевыми топорами прорубить проходы в ограждениях, а сзади, молча уставившись на них, стояли овцы.

— Владелец земель привлечет Джудит к суду, — испугалась Элизабет, так как загоны для скота, судя по размерам, принадлежали богатому человеку.

— Эта земля — собственность Джудит, — бросила Бронуин через плечо, пришпоривая лошадь.

Аликс и Элизабет обменялись беспокойными взглядами, прежде чем пустить лошадей в галоп.

На третий день, на рассвете, они добрались до южной оконечности Англии, где их уже поджидал паром, чтобы переправить на остров, на котором жили другие представители рода Монтгомери.

— По сравнению с этим семейством мой клан просто крошечный, — устало произнесла Бронуин, укладываясь спать на влажной палубе парома и прикрывая голову пледом.

Спустя час их уже разбудили, и, словно лунатики, они взобрались на свежих лошадей и направились к южным владениям Монтгомери. Несмотря на безумную усталость, Элизабет ощутила величие и спокойствие, исходившие от замка, камни которого были заложены еще двести лет тому назад рыцарем по имени Черный Лев.

За воротами Джудит коснулась руки Элизабет в кивнула в сторону ребенка, выглядывающего украдкой из-за двери. Это была девочка примерно полутора лет, с грязными волосами, в рваной одежде, с настороженным взглядом голодной собаки.

— Это дочь Майлса, — произнесла Джудит, наблюдая за реакцией Элизабет. Элизабет вспыхнула от ярости.

— Она будет моей, как только я вернусь! — Окинув девчушку прощальным взглядом, Элизабет зашагала в дом мимо столпившихся у входа людей.

Они остановились в старинном замке только на время обеда, а затем погрузились на ожидавший их корабль. Все семеро тотчас же улеглись на палубе и заснули.

Через несколько часов, посвежевшие после сна, женщины принялись обсуждать свои планы.

— Каким-то образом нам надо проникнуть в замок, — сказала Джудит. — Музыка Аликс откроет перед нами любую дверь. Кто из вас умеет играть на музыкальных инструментах или петь?

Бронуин поклялась, что у нее совсем нет голоса.

Джудит заверила, что ей в детстве медведь наступил на ухо. Элизабет пересохшими губами только и вымолвила:

— Я могла бы станцевать.

— Прекрасно! — заявила Джудит. — Как только мы окажемся внутри…

— Не смей без нас ничего предпринимать! — раздался у нее за спиной голос Джона Бассетта. — Ты укажешь нам поместье герцога, мы разведаем, где держат ваших мужей, и приведем туда братьев. Они спасут Майлса. — Сказав это, он повернулся на каблуках и ушел.

Джудит едва заметно улыбнулась своим невесткам.

— Много лет тому назад я попала в одну не очень приятную историю, пытаясь спасти Гевина. Джон не простил мне этого, а так как он женился на моей матери, то чувствует ответственность за меня. — Она наклонилась вперед. — Обдумывая наши планы, нам надо быть более осмотрительными.

Элизабет облокотилась о поручни на борту корабля и подавила усмешку. Перед ней, сложив на коленях руки и взирая на мир глазами скромницы, сидела Джудит, прехорошенькая, миниатюрная и беспомощная молодая леди. Трудно поверить, что в ней скрыто столько силы воли. У борта расположилась Бронуин. Отражаясь в воде, солнце подчеркивало выразительную красоту ее лица. Элизабет знала Бронуин как страстную, смелую, преданную женщину, какой та, собственно, и была на самом деле. А Аликс, такая тихая и застенчивая, выглядевшая так, словно боялась любого из них, и все же в ее прекрасном голосе Элизабет чувствовала необыкновенную силу духа.

А сама Элизабет? Достойна ли она этих женщин? Ей стало интересно, сумеет ли она выдержать испытания Джудит?

Едва ступив на берег Франции, они тут же купили лошадей, и Джудит повела всех на юго-запад. В последний день Джудит соглашалась со всеми доводами мужчин. Однажды Бронуин толкнула Элизабет в бок, и та увидела, как Джон Бассетт, выпятив грудь колесом, читал нравоучения Джудит. Тэм тоже отдавал Бронуин короткие распоряжения. Сэр Гай безмолвствовал, лишь только раз перебросился несколькими фразами с Элизабет.

Бросив на него взгляд из-под ресниц и придав лицу скромное, ангельское выражение, она справилась о его ноге. Шрам на лице сэра Гая побелел, и великан поспешил оставить ее. Согнувшись в три погибели, Бронуин чуть не надорвала живот от смеха. Когда Джудит пересказала историю про ногу сэра Гая, она бросила на Элизабет задумчивый, полный восхищения взгляд. Аликс лишь тронула струны своей лютни, показывая этим жестом, кто, по ее мнению, выиграет сражение за власть.

Джон Бассетт снял комнаты в гостинице неподалеку от имения герцога, в котором, по словам местных жителей, в настоящее время проживал сам хозяин. Трое мужчин были вынуждены оставить женщин одних и отправиться на поиски их мужей. Джон, казалось, был готов разразиться ругательствами, столкнувшись с упрямым молчанием Джудит в ответ на его просьбу поклясться Богом, что они будут ждать возвращения мужчин, ничего не предпринимая. — Мне что, приставить к тебе охрану? — спросил. Джон, доведенный до белого каления.

Джудит лишь посмотрела на него.

— Я уж было подумывал, чтобы взять тебя с собой, но нам придется разделиться, а чтобы следить за такой бестией, как ты, потребуется не один мужчина.

Должно быть, существует некий святой, охраняющий мужей, подобных Гевину.

— Ты теряешь время, Джон, — терпеливо сказала Джудит.

— Она права, — согласился сэр Гай, не глядя на женщин.

Джон притянул к себе Джудит и поцеловал в лоб.

— Да защитит тебя Господь. И мужчины исчезли.

Прислонившись к двери, Джудит с облегчением вздохнула:

— У него добрые намерения. А теперь приступим к делу?

Очень скоро Элизабет поняла, каким великим стратегом была Джудит, в довершение к этому она знала, как с пользой для дела потратить свое золото. Джудит наняла двадцать пять человек, чтобы они распустили слухи о величайшей певице мира и самой экзотической танцовщице во всей вселенной. Она планировала, что пик возбуждения достигнет своей кульминации в момент появления на сцене Аликс и Элизабет. Ей хотелось, чтобы все внимание было приковано именно к ним, тогда им с Бронуин будет легко исчезнуть.

Ранним вечером Джудит переоделась в лохмотья, залепила передний зуб противной смесью из смолы и сажи и отправилась в замок герцога, чтобы доставить ему свежеиспеченный хлеб. Она вернулась с замечательной новостью.

— Майлс жив, — обрадовала она, сдирая с себя дурно пахнувшую одежду. — У герцога, кажется, постоянно кто-то в плену, и он обычно держит пленников на самом верху башни. О Боже, какая гадость! — Она с отвращением оттирала свой зуб. — Похоже, все члены семейства Лориллардов мастера по части пыток и в эту минуту измываются над девушкой. Извини, Элизабет, — быстро добавила Джудит. — Судя по слухам, я не могу точно сказать, жива она еще или нет, но оба мужчины точно живы.

— А что слышно о ранах Майлса? — с тревогой в голосе спросила Элизабет. Джудит всплеснула руками:

— Я не могла спросить об этом напрямую, единственное, что мне удалось узнать, так это то, что пленников всегда держат на вершине башни.

— Поступим очень просто, — вставила Бронуин. — Всего-навсего приделаем крылья нашим лошадям и взлетим на самый верх.

— Там есть лестница, — спокойно объяснила Джудит.

— А охрана? — уточнила Бронуин.

— Дверь в комнаты, где содержатся пленники, охраняется, но на крышу ведет еще боковая лестница. — Джудит натянула через голову чистую рубашку. — В комнатах есть окна, и если мы сумеем спуститься с крыши…

Только Бронуин заметила, что у Джудит напряглись и побелели уголки рта. Временами Джудит казалась бесстрашной, но она панически боялась высоты. Бронуин дотронулась до руки Джудит:

— Ты останешься внизу и будешь танцевать под музыку Аликс. А мы с Элизабет спустимся с крыши и…

Джудит протестующе подняла руку:

— Я танцую так же хорошо, как и летаю на лошади. Аликс будет петь, а я не смогу даже попасть в ритм музыки. Вместо этого буду пялиться на столы и думать, сколько нужно кладовых, чтобы сохранить такое количество еды. Скорее всего, я вообще забуду о танце и начну отдавать приказания слугам.

Девушки не смогли удержаться от смеха и расхохотались, представив себе картину, описанную Джудит с таким несчастным видом.

Джудит уставилась на них круглыми глазами:

— Я очень сильная и маленького роста, поэтому мне с легкостью удастся спуститься по веревке и проскользнуть в окно.

Никакие уговоры не могли доказать Джудит, что возможны другие варианты, и, обессилев, они уселись отдохнуть, погрузившись каждая в собственные мысли по поводу задуманного. Элизабет ни разу не упомянула о том, что боится прикосновений мужчин, и никто, кроме самой Джудит, больше не вспоминал о боязни высоты.

С приближением сумерек Джудит опустилась на колени и принялась молиться, а вскоре и остальные девушки последовали ее примеру.

Глава 20

Больше всего удивила женщин Аликс. Последние несколько дней она мало говорила и безропотно следовала за своими вызывающе красивыми невестками. Но как только в руках Аликс оказывался музыкальный инструмент и ее просили что-нибудь спеть, она сразу — затмевала собой любую из них.

Прикрываясь грязными лохмотьями, Джудит и Бронуин смешались с толпой, следовавшей за Аликс и Элизабет. Шествуя с важным, напыщенным видом, Элизабет привлекала внимание своей красивой стройной фигурой, к тому же она нарядилась в дешевую ткань хотя и нелепой, но яркой расцветки, которая сама по себе притягивала взоры зрителей.

Как только Аликс вошла в Большой зал старинного замка, она запела таким высоким и чистым голосом, что все присутствующие замолчали. Ни Бронуин, ни Джудит никогда прежде не слышали голоса Аликс во всей его красоте и теперь, прислушиваясь к звуку ее голоса, на мгновение замерли.

— Я подскажу тебе ритм, — прошептала Аликс Элизабет. — Постарайся попасть в такт движениями тела.

Внимание зрителей было приковано к Аликс и стоящей рядом с ней красивой девушке. Неожиданно голос Аликс зазвучал на низких нотах, и зрители вновь ахнули от восхищения, затем, смеясь и аплодируя, начали раскачиваться в такт музыке.

— С Богом! — прошептала Джудит, и они с Бронуин исчезли в темпом проеме стены.

Подобрав вдруг потяжелевшие юбки, девушки на одном дыхании понеслись вверх по старым каменным ступеням: два пролета, три пролета и, добравшись до самого верха, они неожиданно услышали неясный шум и буквально слились со стеной. Чутко прислушиваясь, они ждали, пока охранник минует проем в стене.

Джудит указала на темневший слева, в стороне от бдительного стража, проход. С легким шорохом женщины проскользнули в эту щель. Послышался протестующий писк крыс, и Бронуин ногой спихнула одну из мерзких тварей со ступенек.

Наверху лестница упиралась прямо в дверь на крышу, но она была заперта.

— Проклятье! — в сердцах выругалась Джудит. — Нужен ключ.

Не успела она произнести эти слова, как Бронуин, подойдя ближе к узкому проему, уже начала шарить руками по его сторонам. Добравшись до дальнего угла, она оглянулась и, сверкнув зубами в темноте, победоносно улыбнулась Джудит. Бронуин отодвинула железный засов, и дверь легко распахнулась. Правда, один раз она предательски громко скрипнула, заставив их затаить дыхание, но, к счастью, все обошлось. Протиснувшись в отверстие, девушки очутились на крыше. На какое-то мгновение они остановились, глубоко вдыхая свежий ночной воздух.

Повернувшись к Джудит, Бронуин увидела, что эта хрупкая женщина с застывшим в глазах ужасом взирает на зубчатые стены.

— Давай спущусь я, — предложила Бронуин.

— Нет, — покачала головой Джудит. — Если что-нибудь случится и мне придется вытягивать тебя, я не справлюсь. А вот ты сумеешь поднять меня.

Бронуин согласно кивнула в ответ на разумные доводы Джудит. Не издав более ни единого звука, они сняли с себя верхние юбки из грубой шерсти и начали разматывать веревки, спрятанные под ними. Джудит щедро заплатила четырем женщинам, которые всего за один вечер стили эти юбки. И теперь луна освещала сине-зеленую клетчатую юбку Бронуин и бежево-коричневую — Джудит.

Размотав свою веревку и сложив ее на полу, Бронуин тут же прошлась по крыше круглой башни, заглядывая вниз.

— Внизу четыре окна, — сообщила она Джудит. — Которое из них ведет к Майлсу?

— Дай подумать, — держа в руке веревку, произнесла Джудит. — Окно над лестницей, второе — напротив, смотрит на лестницу, следовательно, одно из двух других от камеры Майлса, — указала она сначала на правое, а затем на левое окно.

Каждая из них понимала, что если Джудит ошибется, то ошибка может стать смертельной.

— Вперед! — произнесла упавшим голосом Джудит, словно по собственной воле шла на эшафот.

Бронуин привыкла в своей жизни пользоваться веревками, поэтому с легкостью соорудила нечто похожее на сиденье для Джудит. Широкую клетчатую юбку пропустили между ног и закрепили на талии кожаным поясом. С бьющимся сердцем Джудит надела на себя веревочную петлю, охватившую ее талию.

Стоя на выступе башни, Бронуин ободряюще улыбнулась ей:

— Думай только о том, что тебе предстоит выполнить, и больше ни о чем другом.

Джудит лишь кивнула в ответ, от страха у нее перехватило дыхание. Закрепив конец веревки за каменный выступ, Бронуин стала медленно опускать Джудит.

Мысленно вознося молитвы и давая клятву верности до гроба Всевышнему, Джудит пыталась нащупать ногой твердую опору. Трижды из-под ее ног срывались камни, и каждый раз сердце уходило в пятки. Она замирала, ожидая, что охранник вот-вот перережет веревку, на которой в буквальном смысле висела ее жизнь.

Томительно долго добиралась Джудит до окна. Не успела она коснуться ногой каменного подоконника, как чья-то рука схватила ее за колени.

— Тихо! — приказал чей-то голос, когда Джудит вскрикнула от страха.

Сильные руки охватили ее за бедра и втянули в окно. От счастья, что она обрела под ногами твердую опору, Джудит с такой силой ухватилась за подоконник изнутри комнаты, что захрустели суставы пальцев.

— По-моему, вы всегда панически боялись высоты!

Обернувшись, Джудит увидела спокойное лицо Роджера Чатворта. Его рубашка лохмотьями свисала с сильного тела.

— Где Майлс? — еле выговорила она удивленно-ворчливым голосом.

Услышав за дверями камеры шум, Роджер схватил Джудит, пытаясь загородить ее своим телом.

— Разговариваешь сам с собою, Чатворт? — окликнул его охранник, не входя в камеру.

— С кем же мне еще беседовать? — выкрикнул Роджер в ответ, прижимая к себе дрожащую Джудит. — Кто наверху? — шепнул он ей в ухо.

— Бронуин.

В ответ послышались чуть слышные ругательства Роджера. Джудит хотела оттолкнуть его, но в данную минуту она так нуждалась в любой форме утешения. Роджер увлек Джудит в дальний угол темницы.

— Майлс в камере напротив, — прошептал он. — Он был ранен, и я не уверен, что ему хватит сил воспользоваться веревкой. Скоро охранник заснет, и мы выберемся. Я полезу первым, а затем вытяну вас. Вам нельзя оставаться в камере. Вы должны сесть на подоконник и, если заглянет охранник, спрятаться снаружи. Понятно? Как только я заберусь на крышу, я втащу вас, — повторил Роджер.

Джудит дала ему возможность высказаться. Роджер — враг ее семьи, он явился причиной смерти Мэри Монтгомери. Что если он намеревается убить Бронуин, а затем перерезать веревку, на которой она сама висела.

— Нет… — начала было она.

— Вы должны мне поверить, Монтгомери! У Бронуин не хватит сил втащить вас наверх, а сами вы, очевидно, не сможете залезть по веревке. Ох уж эти мне женщины! Почему вы не взяли с собой хоть кого-нибудь из мужчин?

Его последняя фраза достигла цели: глаз Джудит гневно засверкали.

— Ах ты, неблагодарный… Роджер прикрыл ей рот ладонью.

— Молодчина! Уж на что я не терплю семью Монтгомери, но в восторге от их женщин. А теперь давайте не терять время. — Сказав это, он, слегка подталкивая, повел Джудит к окну и, приподняв, посадил на подоконник. — Держитесь за край подоконника. Как только начну вас поднимать, отталкивайтесь руками и ногами от стены, чтобы не удариться. — Пытаясь вывести ее из состояния прострации, Роджер слегка встряхнул Джудит, уставившуюся безжизненным взглядом на едва различимую с высоты землю. — Подумайте о гневе мужа, когда он узнает, что первым вы спасли Чатворта, а не его брата.

Джудит почти улыбнулась его словам. Она подняла голову и, оторвав взгляд от земли, представила Гевина: он обнимает ее, она снова в безопасности. В этот момент Джудит поклялась никогда больше не делать подобных глупостей и не пытаться спасать кого-нибудь из мужчин. За исключением, конечно, Гевина. Или ее братьев. Или если только помощь понадобится одной из ее невесток. Или, возможно, еще матери. Ну и, естественно, детям. И…

Джудит чуть было не слетела с подоконника, когда, ухватив над ее головой веревку, Роджер с силой дернул за нее.

— Думайте о том, что вам надо сделать, миледи! — приказал он.

Придя в себя, Джудит запрокинула голову и стала наблюдать, как, перебирая руками, Роджер взбирается по веревке.

Наверху Бронуин встретила его, приставив нож к голу. Роджер болтался на веревке у стены, удерживая лишь руками тяжесть своего тела.

— Что ты сделал с Джудит? — угрожающе спросила Бронуин.

— Она ждет внизу, когда я подниму ее, и каждая минута отсрочки может стоить ей жизни.

В этот момент произошло сразу несколько событий. Во-первых, то ли от страха, то ли сознательно, Джудит свалилась с подоконника, и из-за сильного рывка веревки Роджер чуть было не разжал руки.

— Стража! — раздался снизу громкий шепот.

— Дверь! — напомнил Роджер, залезая на крышу и вставая на ноги. — Заприте дверь!

Бронуин повиновалась мгновенно, но, когда она подбежала к двери, в нее уже влезал стражник. Не раздумывая ни минуты, она всадила ему меж ребер нож. Стражник свалился на крышку люка, и Бронуин пришлось оттащить его в сторону, чтобы задвинуть засов.

Она побежала назад к Роджеру, поднимавшему Джудит, и нагнулась между зубцами башни, пытаясь помочь ему.

— Что случилось? — спросила Бронуин еще до того, как Джудит оказалась на крыше.

— Аликс и Элизабет арестованы и заперты в одной камере с Майлсом. Сидя на подоконнике, я долго, насколько это было возможно, прислушивалась к разговору тюремщиков, как вдруг один из стражников бросился в камеру Чатворта и поднял тревогу. Кстати, что с ним?

Бронуин помогла Джудит забраться на крышу.

— Там он, — кивнула она в сторону мертвого стражника.

— Мог ли кто-нибудь услышать его крики о помощи? — требовательно спросил Роджер.

— Думаю, никто, — ответила Джудит. — Скорее! Мы должны вызволить их из тюрьмы.

— Слишком мало времени. Где ваши мужья? — поинтересовался Роджер.

— Здесь, во Франции, но… — начала Джудит и замолчала, заметив, что Роджер привязал вторую веревку к выступу на крыше. — Но пленники с другой стороны!

Роджер не обратил на ее слова никакого внимания.

— У нас нет времени! Старик вот-вот поднимется сюда. Надо спуститься вниз и найти кого-нибудь в помощь.

— Ах ты, трус! — процедила Бронуин. — Вот и сматывайся сам! А мы с Джудит продолжим спасение членов нашей семьи.

Роджер порывисто схватил ее за руку.

— Заткнись, идиотка! Ты что, забыла, что Элизабет моя сестра? У меня нет времени спорить с тобой, но, если нас всех поймают, не останется никого, кто бы мог их выручить. Ты сможешь самостоятельно спуститься по веревке?

— Да, но… — снова принялась за свое Бронуин.

— Тогда спускайся! — Он почти перебросил ее через стену, придерживая за руки. — Давай, Бронуин! — приказал он и чуть улыбнулся: — Покажи-ка нам, на что способна шотландская кровь!

Как только Бронуин исчезла по ту сторону стены, Роджер приподнял Джудит:

— Отлично! Ты весишь не больше, чем мои доспехи. — Он присел на корточки. — Полезай мне на спину и крепко держись за шею.

Джудит лишь кивнула и, послушно уткнувшись лицом в его плечо, закрыла глаза. Как он перелазил через стену, она уже не видела. Пот стекал по его шее, и она поняла, насколько ему тяжело.

— Неужели позволишь англичанину обогнать тебя? — крикнул Роджер Бронуин куда-то в пустоту.

Приоткрыв один глаз, Джудит с восхищением посмотрела на свою невестку. Зажав веревку ногами и перебирая руками, та скользила вниз, а услышав слова Роджера, стала спускаться еще быстрее.

Очутившись на земле, Джудит даже и не думала покидать широкую и безопасную спину Роджера, пока он, словно делал это ежедневно, не разжал ей сначала руки, а затем и ноги.

Дрожа от пережитого, Джудит смотрела, как Роджер подбежал к веревке, по которой спускалась Бронуин. Она еще была на расстоянии нескольких футов от земли.

— Прыгай, шотландка! — приказал он ей. Поколебавшись лишь долю секунды, Бронуин отпустила веревку и тяжело рухнула на подставленные

Роджером Чатвортом руки.

— Пожалуй, вы весите не меньше моей кобылы, — пробормотал он, опуская ее на землю. — Хотелось бы надеяться, что у вас, дамы, припрятаны поблизости лошади.

— Пошли уж, вражина, — позвала Бронуин, махнув рукой.

Роджер схватил за руку неподвижно стоявшую Джудит, которая с ужасом уставилась на башню, на вершине которой она только что находилась.

— Беги! — приказал он и резко шлепнул ее. — Надо выручать мою сестру и Крис!

Когда распахнулась дверь и в помещение втолкнули Элизабет и Аликс, Майлс стоял посреди комнаты, словно ждал их.

— Чтобы тебе было веселее, Монтгомери, — засмеялся стражник. — Наслаждайся этой ночью — она, возможно, последняя в твоей жизни.

Майлс подхватил Элизабет, не дав ей упасть, а затем подошел к Аликс. Не говоря ни слова, все поняв, он опустился на пол рядом с двумя женщинами и обнял их. Элизабет принялась осыпать его лицо горячими поцелуями.

— Они сказали, что ты умер, — произнесла она между поцелуями. — О Майлс, я не знала, увижу ли тебя еще хоть раз..

Слегка улыбаясь, сияя глазами, Майлс поцеловал обеих женщин в лоб.

— Теперь я могу умереть со спокойной совестью.

— Как ты можешь так шутить?.. — начала Элизабет, но Майлс поцелуем в губы успокоил ее.

Все трое насторожились, услышав, как что-то крича, стражник пробежал вверх по лестнице на крышу. Затем наверху раздался звук глухого удара.

В полном молчании Майлс поднял глаза, посмотрел наверх и спросил:

— Бронуин? — Обе женщины кивнули. Майлс глубоко вздохнул. — Рассказывайте, что вы натворили.

Аликс молчала, а Элизабет поведала Майлсу о плане его спасения и о том, как Джудит собиралась по веревке спуститься в его камеру.

Прислонившись к мощному плечу Майлса, преисполненная счастья, Аликс не сводила с него взгляда и заметила, как его глаза потемнели. «Рейн свернул бы мне шею, если бы я рассказала ему о нашем плане» — подумала она, и горячие слезы навернулись ей на глаза.

— Что с тобой, Аликс? — спросил Майлс, прервав Элизабет. — Мы выберемся отсюда. Уже сейчас мои братья…

Она вытерла глаза тыльной стороной ладони:

— Я знаю. Я просто подумала о том, что Рейн спустит с меня шкуру после всего, что случилось. В глазах Майлса заплясали веселые чертики.

— Еще бы, конечно, спустит.

— Тебе больно! — неожиданно воскликнула Элизабет, нащупав грязную повязку на теле мужа.

От рубашки Майлса мало что осталось, и, просунув под нее руку, Элизабет внимательно изучала то, что было скрыто под рубашкой. Она немного отодвинулась от Майлса. Маленькая комната освещалась лишь лунным светом, и даже при таком тусклом освещении, раскрыв рубашку Майлса, Элизабет увидела все его шрамы. Касаясь одного из них кончиками пальцев, она произнесла:

— Когда мы впервые встретились, на твоем теле не было ни одного шрама, а эти ты заработал из-за меня.

Майлс поцеловал ее ладонь.

— Я тоже подарю тебе несколько шрамов — шрамы, которые ты получишь, вынашивая двадцать моих детей. А теперь мне хотелось бы, чтобы вы обе отдохнули, потому что, я думаю, утром… нас ждет много новых событий.

Единственное, что волновало Элизабет в жизни, это благополучие Майлса, и теперь, увидев, что Майлс здоров, довольная, она спокойно прислонилась к нему, закрыла уставшие глаза и моментально заснула.

С Аликс дело обстояло сложнее. Она не так долго находилась в дороге, как Элизабет, и поэтому не чувствовала особой усталости. Она прикрыла глаза и не шевелилась, но голова ее работала.

Через час, когда в камере появились первые признаки рассвета, Майлс осторожно отстранил женщин, встал и подошел к окну. Внимательно наблюдая за ним из-под прикрытых ресниц, Аликс заметила, что его движения были несколько скованны.

— Присоединяйся ко мне, Аликс, — прошептал он, и она удивилась тому, как он мог догадаться, что она не спит.

Перешагнув через спящую Элизабет, Аликс подошла к Майлсу, и он обнял ее за плечи.

— Ты многим рисковала ради моего спасения, Аликс, и я благодарен тебе.

Улыбнувшись, она прижалась щекой к его запястью.

— Нас схватили именно из-за меня. Герцог когда-то слышал мою игру в Англии, запомнил меня, а также не забыл, что я стала Монтгомери. Как ты думаешь, что сказала Бронуин, увидев на крыше Роджера вместо тебя? — Она повернулась к нему лицом. — Ты действительно уверен, что им удалось бежать? Думаешь, стража не поджидала их у подножия башни? А Рейн вернется?

Улыбаясь, он развернул ее лицом к окну.

— Я знаю, что они выбрались отсюда. Посмотри туда, далеко на запад.

— Я ничего не вижу.

— Видишь в дымке маленькие искорки?

— Да, — радостно ответила она, — Что это?

— Я могу ошибаться, но думаю, это рыцари в доспехах. И вон еще, на севере.

— Еще искорки! Ах, Майлс! — Аликс повернулась к нему и крепко обняла, но затем неожиданно отпустила. — Ты ранен намного серьезнее, чем сказал Элизабет, — осуждающе произнесла она.

Майлс попытался улыбнуться, но в его глазах отразилась боль.

— Ты хочешь рассказать ей, чтобы она еще больше волновалась? Она и так проявила храбрость, танцуя перед незнакомыми мужчинами, не так ли? — спросил он с гордостью.

— Да, — ответила Аликс и снова повернулась к окну.

Так они и стояли вдвоем, наблюдая, как начинается день и маленькие сверкающие точки приближаются все ближе и ближе.

— Кто они? — поинтересовалась Аликс. — Я знаю, что во Франции живут Монтгомери, но к нам приближаются, должно быть, сотни рыцарей. Кто же остальные?

— Сомневаюсь, что среди них есть кто-то чужой, — ответил Майлс. — Монтгомери разбросаны по всей Франции, Испании и Италии. Еще ребенком, когда я только получил звание рыцаря, меня ужасно раздражало, что, где бы я ни оказался, везде натыкался на какого-нибудь дядю или парочку кузенов. Сейчас же мне кажется, что все мои родственники просто восхитительны.

— Должна с этим согласиться.

— Вон, смотри! — воскликнул Майлс, указывая прямо перед собой. — Видела?

— Нет, я ничего не заметила.

Он радостно хмыкнул:

— Это как раз то, что я ожидал увидеть. Вон, смотри, опять!

На мгновение Аликс увидела новую, отличную от предыдущих искорок вспышку, длившуюся не более секунды.

— Это штандарт моего дяди Этьена. Мы всегда подшучивали над штандартом Монтгомери, который он брал с собой в поход. Он размером почти с дом, но Этьен любил повторять, что один лишь вид трех золотых леопардов на штандарте может повергнуть многих в бегство, впрочем, он всегда готов дать возможность убежать.

— Я увидела! — ахнула Аликс.

На горизонте появились три золотые вспышки, одна над другой.

— Леопарды, — выдохнула она. — А кто, по-твоему…

— Рейн поведет дядю Этьена. Стивен со своими рыцарями направляется с севера, а Гевин прибудет с юга.

— Откуда тебе это известно?

— Я знаю своих братьев. — Майлс улыбнулся. — Гевин остановится в нескольких милях от замка и подождет братьев, а затем все три армии пойдут одновременно в атаку.

— Атаку? — переспросила Аликс сквозь зубы.

— Не волнуйся. — Майлс погладил ее по щеке. — Не верю, что даже такой человек, как герцог Лориллард попытается противостоять объединенным силам Монтгомери. Ему дадут возможность капитулировать. Конечно, он будет сражаться за Кристиану, но не с Монтгомери.

— Кристиана… Это та девушка, которую спас Роджер Чатворт? Что с ней случилось?

— Пока не знаю, но скоро выясню, — произнес

Майлс таким тоном, что Аликс замолчала. Она знала, что нет смысла спорить с кем-либо из Монтгомери, если он что-либо задумал. Вдвоем они внимательно следили за приближавшимися армиями рыцарей. Проснувшись, Элизабет присоединилась к ним, Майлс обнял и ее. Пытаясь подбодрить девушек, он отпустил непристойную шутку по поводу слишком яркого наряда Элизабет.

— Если Джудит и Бронуин освободили Роджера Чатворта и они втроем отправились за помощью, как вы думаете, кого из братьев они встретят первым? — спросила Аликс. Ни Майлс, ни Элизабет не смогли ей ответить.

— Господи, только бы не Рейна, — прошептала Аликс. — Думаю, Рейн сначала нанесет удар и только потом выслушает.

Не произнеся больше ни слова, они смотрели, как приближаются их спасители.

Глава 21

Невдалеке от Рейна и Этьена Монтгомери ехал Роджер Чатворт. Его губы были плотно сжаты, правая рука, в которой он обычно держал меч, все еще кровоточила, хотя и была перевязана. Рядом с ним держалась Бронуин, под глазом которой намечался солидный синяк. Роджер повредил руку по вине Рейна, который, едва завидев противника, тут же бросился на него, и если бы не Бронуин, вставшая между мужчинами… За что и получила синяк под глазом. Еще чуть-чуть, и Джудит тоже приняла бы участие в схватке, но Джон Бассетт, слетев с седла, сбил ее с ног и буквально пригвоздил своим телом к земле.

Потребовались усилия четырех рыцарей, чтобы удержать Рейна от того, чтобы он не разорвал Чатворта на части. К счастью, каким-то образом он успокоился и разрешил Джудит и поглаживавшей свой опухший глаз Бронуин объяснить происшедшее. Выслушав их рассказ, все Монтгомери принялись седлать коней. Когда Джудит сообщила, что в камеру к Майлсу бросили Аликс, Рейн снова бросился на Роджера. Однако Роджеру удалось удержать его на расстоянии, держа обнаженный меч в левой руке, в то время как родственники Рейна успокаивали уже обоих.

Теперь, успокоившись, они приближались к старинному замку Лориллардов.

Гевин Монтгомери, за которым следовали три сотни всадников, возвышался в седле своей лошади, храня гробовое молчание, и внимательно смотрел на приближавшихся Монтгомери. Рядом с ним сидел сэр Гай, изуродованное шрамами лицо великана было неподвижно. Сэру Гаю хотелось как можно скорее забыть о вспышке ярости, охватившей Гевина, когда тот узнал, что Джудит прибыла во Францию в сопровождении сэра Гая и других мужчин.

— Она же ничего не понимает в подобных делах! — рычал Гевин. — Ей кажется, что вести военные действия — это то же самое, что чистить пруд с рыбками. О Боже! — взмолился он. — Если только она будет жива, когда я найду ее, — убью собственными руками. Вперед!

Стивен приказал своим воинам собраться у восточного крыла замка, а сам вместе с Тэмом отправился к поджидавшему на юге Гевину.

— Женщины? — гремел его голос на подъезде к лагерю Гевина.

— Ни одной! — не менее зычным голосом отозвался Гевин, и лошадь под ним взвилась на дыбы.

Окутанные клубами пыли, Стивен и Тэм повернули на запад и поскакали к Рейну. Увидев Бронуин, Стивен чуть было не закричал от радости, но, заметив ее опухший глаз, нахмурился.

— Что произошло? — спросил он, перекрывая голосом топот лошадей. Не прикасаясь к жене, он пожирал ее глазами.

— Рейн… — едва успела вымолвить Бронуин, как Стивен разразился гомерическим хохотом. Он с обожанием взглянул на огромного, прямо сидевшего в седле Рейна.

Не удостоив больше мужа и взглядом, Бронуин отъехала поближе к Тэму.

— Стивен, — позвала Джудит. — Гевин с ними? — И она указала на юг.

Стивен только и успел кивнуть, как в сопровождении Джона Джудит молнией рванула в направлении южной группы сил Монтгомери.

Боя не было. Новоиспеченный герцог Лориллард, очевидно, только что поднялся с постели. Глаза его были красными, а кожа приобрела серо-зеленый оттенок из-за бурно проведенной ночи. Еще ни разу за свои пятьдесят восемь лет ему не приходилось сражаться против разъяренной армии почти в тысячу рыцарей, окруживших его крепость. Демонстрируя свое расположение к клану Монтгомери, он вышел к вооруженным рыцарям и заявил Гевину, что, если ему даруют свободу, Монтгомери без потерь могут забрать из его замка что им угодно и кого угодно.

Рейн не хотел принимать условий герцога, который таким решением бросал на произвол судьбы не только свои земли, но и двух сыновей. Рейн полагал, что такие люди, как герцог, не имеют права на жизнь.

Бронуин и Джудит смогли убедить мужей остановиться на самом бескровном варианте освобождения пленников.

В конце концов именно Гевин по праву старшего принял окончательное решение. После того как приказали открыть все ворота, герцогу с охраной из пяти воинов разрешили покинуть замок.

Несмотря на протесты женщин, им было приказано оставаться на месте, в то время как трое братьев, Роджер и дюжина кузенов Монтгомери въехали в поверженную крепость герцога.

То ли обитатели замка были не в курсе, а может, потому, что им было наплевать, кто их захватил, или, скорее всего, как предположил Стивен, такое уже не раз с ними случалось, они даже не пробудились от своего пьяного оцепенения. На полу, на лавках — повсюду валялись захмелевшие мужчины и женщины.

Обнажив мечи и осторожно ступая между телами, рыцари искали лестницу, о которой им рассказали Бронуин и Джудит. На самом верху этой лестницы трое братьев нажали плечами на запертую дверь, ведущую в коридор, где располагались темницы.

— Нашел! — выкрикнул Роджер, схватив со стены ключ и отпирая тяжелую деревянную дверь.

Уверенный в себе и довольный, их приветствовал Майлс, обнимающий двух женщин.

Аликс сразу же ринулась в объятия Рейна, и тот бережно прижал ее к себе, уткнулся ей в шею, и его глаза повлажнели.

— Всякий раз, оказываясь рядом со своей невесткой, — начал он, — ты только и делаешь, что обнимаешь ее. С этих пор…

Рассмеявшись, Аликс поцелуем заставила мужа замолчать.

Выскользнув из объятий Майлса, Элизабет подошла к Роджеру, погладила его по щеке, прикоснулась к окровавленной руке.

— Спасибо, — прошептала она, повернулась к Гевину и, встретившись с ним глазами, только кивнула. Она не могла забыть нанесенных ей оскорблений.

Улыбка смягчила заостренные черты лица Гевина, и он раскрыл свои объятия.

— Не забыть ли нам все старое, Элизабет? — тихо спросил он.

Элизабет подошла и обняла его, с появлением Бронуин и Джудит последовало еще немало объятий и поцелуев.

Слова Майлса прервали счастливую атмосферу примирения. Встретившись взглядом с Роджером, он спросил:

— Ты готов идти?

Роджер коротко кивнул в ответ, и Майлс взял меч из рук молодого кузена.

— Сейчас не время для поединка, — начал Стивен, но замолчал, увидев выражение лица Майлса.

— Чатворт помог мне. Теперь моя очередь помочь ему.

— Ему? — взорвался Рейн. — Ты что, забыл, что он убил Мэри?

Не отвечая, Майлс последовал за Роджером.

— Рейн, — елейным голосом проговорила Аликс. — Майлс ранен, как, впрочем, и Роджер. Уверена, что они отправились за этой женщиной, которая нужна Роджеру.

— Кристиана! — приходя в себя, вспомнила ошеломленная Элизабет. Она даже и не подумала, куда могли пойти ее муж и брат. — Джудит, Бронуин! — Она повернулась к ним. Ни секунды не раздумывая, четыре женщины направились к выходу.

Не произнеся ни слова и не сговариваясь, мужчины схватили женщин за талии, причем Роджер сразу двоих — Аликс и Элизабет, затолкнули их в камеру и быстро заперли дверь. На какое-то мгновение мужчины даже опешили, услышав изощренные ругательства, доносившиеся из-за двери. Джудит цитировала Библию, Бронуин выкрикивала что-то на галльском, Элизабет вспомнила крепчайшие выражения. А Аликс!.. Аликс использовала свой великолепный голос в полную силу, да так, что задрожали стены.

Победно улыбнувшись друг другу, мужчины махнули своим молодым кузенам, чтобы те следовали за ними, и покинули комнату.

— Никогда не думал, что доживу до того дня, когда буду помогать Чатворту, — пробормотал Рейн, но, услышав звон стали, притих.

Шесть стражников из охраны не дремали на своем посту, карауля комнату, в которой находилась Кристиана. Едва завидев Роджера и Майлса, они тут же вступили с ними в поединок.

Рана Майлса на боку моментально открылась, когда он, сразив мечом одного из стражников, переступил через поверженное тело и принялся за двух других. Из левой руки Роджера был выбит меч. Он споткнулся о тело убитого Майлсом воина, падая, схватил меч правой рукой, поднялся на ноги и убил маячившего перед ним стражника. Но и на его руке вновь начала кровоточить рана. Когда следующий стражник атаковал Роджера, он только беспомощно поднял раненую руку. Но не успел меч противника коснуться тела Роджера, как стражник свалился замертво. Уворачиваясь от удара, Роджер заметил, что Рейн вытаскивает свой меч из спины убитого. Совместными усилиями трое братьев быстро разделались с остальными стражниками и вытерли свои мечи о полог стоявшей рядом кровати.

Рейн был первым, кто протянул руку помощи Роджеру. Какое-то время Чатворт смотрел на нее так, словно смертельно ядовитая змея предлагала ему дружбу. Широко открыв от удивления глаза, Роджер принял протянутую руку и позволил Рейну помочь ему подняться из-под поверженных тел. Всего несколько секунд они, не отрываясь, смотрели друг на друга, а затем Роджер направился к кровати и раздвинул полог.

Посередине, свернувшись калачиком, лишь в тонкой шерстяной рубашке, лежала Кристиана. Ее тело было синим от побоев, глаза так опухли, что открывались с трудом, губы потрескались. Медленно Роджер опустился на колени у кровати и дотронулся до ее виска.

— Роджер? — прошептала она, пытаясь улыбнуться, отчего нижняя губа начала кровоточить.

С выражением ярости Роджер склонился и поднял ее на руки.

Рейн положил ему на плечо руку:

— Мы отвезем ее на юг к нашим родственникам. Кивнув в ответ, Роджер вынес Крис из комнаты. Гевин помог встать Майлсу.

— А где женщины? — спросил Майлс. Его братья странно замолчали и, казалось, выглядели слегка испуганными.

— Мы… э-э-э… — начал Стивен. Гевин поднял голову.

— Думаю, я поеду во главе. Вот, возьми, — он бросил Майлсу ключ. — Пожалуй, лучше всего, если ты позаботишься о женщинах.

— Да, да, правильно, — поспешно начали поддакивать Стивен с Рейном, и, мешая друг другу, все трое выскочили из комнаты.

Взглянув на ключ, Майлс сообразил, что он от его темницы.

— Не может быть! — воскликнул он, но его братьев уже и след простыл.

Постояв еще некоторое время, Майлс, наконец, рассмеялся, да так, как не смеялся никогда прежде. Еще несколько лет тому назад они с братьями спокойно жили холостяками в своем мире турниров и войн. Затем они друг за другом женились на четырех красивых, обворожительных женщинах — и только тогда по-настоящему узнали, что такое «боевые действия». Только что, невзирая на опасность, братья взяли замок и даже убили несколько человек, но тем не менее спасовали перед четырьмя разъяренными, запертыми в камере женщинами и малодушно покинули поле боя.

Майлс направился к выходу. — Слава Богу, он не запирал женщин. Ему стало жалко братьев, когда они вновь встретятся с женами. «Вот еще! С чего бы их жалеть!» — подумал он, вспоминая их отношение к нему как к младшему брату. — Вот теперь-то они и заплатят за все свои проказы и шутки!»

Подбросив в руке ключ, Майлс поймал его и, усмехаясь, направился к темнице, где томились красавицы. Пожалуй, он сам был бы не прочь провести с ними там несколько дней.

ЭПИЛОГ

Полностью поправившись, Кристиана вышла замуж за Роджера Чатворта, и десять лет спустя, когда они уже перестали надеяться, у них родилась девочка, которая позднее, к огорчению Роджера, вышла замуж за одного из Монтгомери с юга Англии. Имя Чатворт практически исчезло, если не считать случаев, когда изредка кому-нибудь из детей дают имя Чатворт Монтгомери.

Майлс и Элизабет обзавелись двадцатью тремя детьми — своими и приемными. Один из их сыновей, Филипп, попал в число любимцев короля Генриха VIII. Позднее двое внуков Майлса отправились в неизведанную Америку, да там и остались.

Рейн поступил на службу к королю Генриху VIII и обучал молодых рыцарей искусству владения оружием, а Аликс стала фрейлиной королевы Катерины. Жизнь при дворе оказалась для них счастливой. Король ценил Рейна, прислушивался к его советам и даже осуществил по его рекомендации некоторые реформы. У Рейна и Аликс было три дочери, средняя унаследовала музыкальный талант Аликс. Есть даже легенда о том, что корни некоторых наших современных знаменитых певцов берут свое начало от Аликсандрии Монтгомери.

У Бронуин и Стивена было шестеро детей: пять мальчиков и одна девочка. Имя Бронуин стало легендарным, и даже сегодня потомки Мак-Арранов восхваляют ее. Дочь Бронуин вышла замуж за сына Кести Мак-Грегора. Он взял себе имя Мак-Арран и со временем стал крупным землевладельцем.

Лахман Мак-Грегор женился на одной из дочерей Тэма. Любовь к ней захватила его настолько, что он передал дела клана своим родственникам. Дэйви Мак-Арран выиграл борьбу за власть и взял имя Мак-Грегор. Однако дочь Лахмана, жена Дэйви, оказалась не такой уж послушной малышкой, за которую все ее принимали. В конечном итоге именно она стала верховодить среди Мак-Грегоров.

Джудит и Гевин упорно занимались поместьями Монтгомери. Они добились процветания и оставили поместья в таком прекрасном финансовом состоянии, что сегодня — это одно из самых больших и богатых частных владений в мире. Им заправляет одна из наследниц Джудит. Она небольшого роста, молодая симпатичная женщина с глазами странного цвета. Не замужем, так как до сих пор еще не повстречала мужчину, который сделал в жизни хотя бы половину того, что удалось ей. На следующей неделе у нее назначена встреча с тридцатилетним американцем — миллионером, обязанным всем только своему труду. Он утверждает, что является потомком рыцаря по имени Майлс Монтгомери.

Я очень надеюсь, что у них все будет хорошо.

Джуд Деверо

Санта Фе, Нью-Мексика.

Июнь, 1982.

Примечания

1

Килт — юбка шотландских горцев

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • ЭПИЛОГ


  • загрузка...