КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397945 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 168974
Пользователей - 90484
Загрузка...

Впечатления

argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -2 ( 4 за, 6 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
ANSI про Климова: Серпомъ по недостаткамъ (Альтернативная история)

Очень напоминает экономическую игру-стратегию. А оконцовка - прям из "Золотого теленка" (всё отобрали))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Интересненько про Кард: Звездные дороги (Боевая фантастика)

ISBN: 978-5-389-06579-6

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
загрузка...

Безукоризненное деловое соглашение (fb2)

- Безукоризненное деловое соглашение 215 Кб, 117с. (скачать fb2) - Джуд Деверо

Настройки текста:



Джуд Деверо Безукоризненное деловое соглашение

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1882 год

— Мистер Хантер, я хотела бы попросить вас на мне жениться.

Коул не мог вымолвить ни слова, это был один из тех немногих моментов в его жизни, когда он и в самом деле лишился дара речи. Он сам не раз выбирал молчание, но тогда тысячи мыслей пробегали в его голове: он просто отказывался высказывать их. Но не сейчас, хотя…

Не то чтобы он был поражен тем, что женщина просит его жениться на ней. Он не хотел бы хвастать, но в свое время у него было несколько брачных предложений. Ну хорошо, может, они больше подходили на деловые предложения и, может быть, исходили не от женщин, которых можно было бы назвать респектабельными, но определенно это были женщины, и они употребили слово «женитьба».»

Что поражало, так это то, что эта женщина говорила с ним о женитьбе.

Это крошечное создание было типом женщины, делающей вид, что мужчин, подобных ему, на свете просто не существует. Она была одной из тех, что брезгливо подбирают свои юбки, когда такие, как он, проходят мимо. Может быть, после церковной службы они и встречались с ним позади сарая, но о женитьбе не заговаривали и никогда не приглашали его на воскресный обед.

Но он мог поверить, что у этой маленькой штучки могут быть хлопоты по части добывания мужчины. Ведь не на что было смотреть. За исключением, пожалуй, линии груди (она определенно выглядела привлекательнее всего). Она была тем типом женщины, которую вы не заметите, даже если она примостится у вас на коленях. Не хорошенькая и не красивая, даже не простенькая, с совершенно непримечательным лицом. У нее были блеклые каштановые волосы, не очень густые, и похоже было, что даже дюжина докрасна разогретых щипцов не сможет завить их. Обыкновенные карие глаза, обыкновенный нос, обыкновенный рот. Не о чем говорить, кроме разве приятной округлости ее верхней части тела. Ни бедер, ни вообще настоящих изгибов.

И к тому же — эта ее манера. Коул любил женщин, которые выглядят так, как будто им будет весело и в постели, и вне ее. Ему нравились женщины, которые могут и сами посмеяться, и его рассмешить. Но это чопорное маленькое создание с пристальным взглядом вряд ли пошутит и, похоже, совсем не склонна к юмору. Выглядит как учительница, которая не принимает извинений за несделанные домашние задания, или как дама, которая складывает букеты цветов для церкви каждое воскресенье. В общем, женщина, которую вы видели каждый день, пока подрастали, но никогда как-то не приходило в голову узнать, как ее зовут.

Замужней она не выглядела. И не выглядела так, будто хоть раз когда-нибудь была с мужчиной в постели, и мужчина прижимался к ней в поисках тепла. Если у нее и был мужчина, он, возможно, надевал длинную ночную сорочку и колпак, и то, чем они занимались вдвоем, они делали единственно для увеличения человеческого рода.

Он тянул время, раскуривая тонкую сигару, чтобы немного подумать — и прийти в себя. Он столько путешествовал и столько встречал народу, что должен был бы стать быстрым и точным экспертом в оценке мужчин и женщин. Но с этой пока ничего не получалось. Когда он был моложе, не сейчас, в свои тридцать восемь, он обычно полагал, что женщины, такие как эта, просто умирают от желания, чтобы их воодушевил мужчина. А теперь он точно заучил, что женщины, выглядящие холодными, по большой части холодными и бывают. Однажды он месяцы потратил, упорно трудясь над обольщением чопорной маленькой женщины, отчасти похожей на эту, все время мечтая о дремлющем вулкане, находящемся под ее плотно застегнутым на все пуговицы платьем. Но когда наконец он отбросил ее пантолоны, она просто лежала, сжав кулаки и стиснув зубы. И тогда один-единственный раз в жизни у него ничего не получилось. После этого он решил, что легче ухаживать за женщинами, которые выглядят так, как будто его осаду поощряют.

И вот сейчас перед ним одна из этих фригидных, по-мышиному маленьких крошек, в этом ее платье, застегнутом до подбородка, с локтями, прижатыми к телу, и хотя он их не видел, но был уверен, что и колени у нее стиснуты тоже.

Он сидел в одном из тяжелых кресел, которые хозяйка меблированных комнат считала фасонными, тянул время, куря сигарету и наблюдал за ней, ожидая, что она предпримет дальше. Конечно, пока все, что надо, она сделала. Она написала ему, что хочет оплатить его услуги для очень личных целей и хотела бы увидеться с ним в Эбайлине.

Из ее письма, написанного на плотной веленевой бумаге превосходным почерком, он сделал вывод, что она богата и хочет, чтобы он убил какого-то мужчину, который играет в показную любовь. Это то, о чем обычно ему пишут женщины. Если мужчина хочет его нанять, значит, надо кого-то убить из-за права на землю, или скот, или воду, или отомстить, в общем, что-то подобное. А у женщин — всегда любовь. Уже несколько лет Коул не старался заставить мужчин и женщин поверить в то, что он не наемный киллер. Он был «примиряющим-на-пожаре». Он чувствовал, что он и на самом деле дипломат. У него талант утихомиривать споры, и он пользовался им по возможности.

Правду говоря, иногда все же убивали во время переговоров, но Коул только защищался. Он никогда не проливал кровь первым.

— Пожалуйста, продолжайте, — сказал он, когда мышка ничего не прибавила. Он предложил ей стул, но она сказала, что ей удобнее стоять. Возможно, потому, что стержень внутри нее не мог изгибаться. И, кроме того, она настояла, чтобы дверь в его комнату была приоткрыта на шесть дюймов — чтобы ни у кого не возникла неправильная мысль.

Она кашлянула, чтобы прочистить горло.

— Я осознаю, как это звучит и на что это похоже. Я уверена, вы думаете, что я одинокая старая дева, нуждающаяся в мужчине.

Коул должен был сделать усилие, чтобы сдержать улыбку, потому что как раз об этом он и думал. Что сейчас она собирается ему сказать, что ей мужчина не нужен? Все, что она хочет, было по нему: найти сына соседки, который увлек и затем бросил, и стереть его с лица земли.

— Я стараюсь не лгать себе, — сказала она. — И не строю иллюзий по поводу моего появления и призыва к мужчинам. Конечно, мне хочется иметь мужа и полдюжины детей.

На это он улыбнулся. По крайней мере она честно признается в том, что ей нужен в постели энергичный мужчина.

— Но если бы я на самом деле подыскивала в мужья человека, который будет отцом моих детей, я определенно не имела бы в виду стареющего гангстера с заметным брюшком, который не может содержать семью.

При этих словах Коул выпрямился в кресле и втянул живот. Чтобы тут же не потрогать его, ему нужно было сделать над собой усилие. А может, правда, лучше воздержаться пару дней от яблочного пирога хозяйки?

— Вы не против сообщить мне, наконец, чего вы хотите?

«Но никогда-никогда я за это не возьмусь», — сказал он себе.

Что она имела в виду, говоря — «стареющий гангстер»? Да он и сейчас такой же меткий стрелок, как и двенадцать лет назад! Да никто из этих нынешних молодых… — Мысль его прервалась, потому что она заговорила снова.

— Прямо не знаю, что вам рассказать сначала. — Она бросила на него пытливый взгляд. — Мне сказали, что вы самый красивый мужчина в Техасе.

Коул улыбнулся.

— Народ много чего болтает, — сказал он скромно.

— Собственно, я этого не вижу.

При этих словах его рука с сигарой замерла на полпути ко рту.

— Может быть, вы были красивы несколько лет назад, но сейчас… От чрезмерного солнца ваша кожа загрубела, и у вас тяжелый взгляд. Это мое мнение, мистер Хантер, и еще — вы кажетесь очень эгоистичным мужчиной.

Второй раз за этот день Коул лишился дара речи. Потом он откинул голову и засмеялся. Когда он снова взглянул на женщину, она не улыбалась вовсе.

— Все в порядке, мисс…

— Лэсем, мисс Лэсем.

— А, да, мисс Лэсем, — сказал он; и в его голосе прозвучала фальшь, что раздражало его самого. В ссорах ему уже сказали все, что только можно сказать и про него, и про его предков, и все эти оскорбления не могли рассердить его, но эта обыкновенная женщина с ее замечаниями по поводу его предполагаемого брюшка и его якобы эгоистичности раздражала его. Да кто она такая, чтобы говорить подобное? Она так неприметна, что если вы поставите ее рядом с песчаной дюной то не сумеете различить, где начинается она, а где песок.

— Вы скажете мне, наконец, что вам от меня надо? — спросил он. Он сказал, что должен заставить ее убраться отсюда, но не мог подавить свое любопытство. Великолепно, подумал он, экий любопытный дипломат. Это любопытство когда-нибудь его до смерти доведет.

— У меня есть сестра старше меня на год.

Она повернулась и прошла к окну, и, когда она шла, не было даже малейшего намека на грациозное движение бедер, за которыми так любят наблюдать мужчины. Эта женщина двигалась как деревянная — и как раз это его и заинтриговало.

— В моей сестре есть все, чего нет во мне. Моя сестра — красавица.

Она, должно быть, поняла, о чем думает Коул, потому что стала объяснять:

— Я знаю, что те, кто меня видят, не могу поверить, что у меня красавица сестра. Они, возможно, думают, что идея красоты во мне не развилась.

Коул не сказал ни слова, но это было то, о чем он думал. Чтобы быть прелестным около этого маленького создания, и не нужно большой красоты. Это уж точно, а с этим всем неприятным, что она тут о нем наговорила, она стала еще непривлекательнее. Ему было любопытно, сколько же ей лет. Не менее тридцати, решил он. Немножко старовата, чтобы привлечь хоть какого-нибудь мужчину. Да и не успеет она родить полдюжины детей, как ей хочется.

— Ровена красивее всех когда-либо живших на свете женщин. Ростом она пять футов семь дюймов, у нее густые каштановые волосы, кудрявые от природы. Зеленые глаза, густые ресницы, прекрасной формы нос и полные губы. У нее такая фигура, что мужчины прямо дрожат. Я это потому говорю, что наблюдала такое не один раз.

Она набрала в грудь воздуха.

— Что важнее — по крайней мере для других женщин, — Ровена очень приветливый человек. Заботится о других. Она помогает так, что заставляет и их заботиться о себе и о других. Она прирожденный лидер. — Она вздохнула. — У моей сестры внешность и личность моей матери. В общем, у нее есть все.

— Вы хотите, чтобы я ее убил ради вас? — пошутил Коул, но женщина не улыбнулась, так что ему стало интересно, есть ли у нее вообще чувство юмора.

— Моя сестра — это героиня. Я подразумеваю, в самом лучшем смысле. Как и все героини, она не осознает свой героизм. Когда ей было двенадцать лет, она заметила пожар в сиротском приюте и, не думая о своей безопасности, кинулась в горящее здание и спасла детей, набившихся в комнату. Ее все обожают.

— Кроме вас.

Мисс Лэсем набрала опять воздуха и села.

— Нет, вы ошибаетесь. Я ее люблю больше всех. Когда она выдохнула, он увидел, что ее трясет, но владела она собой очень хорошо. Он предположил, что она часто скрывала свои чувства.

— Трудно объяснить, что я чувствую к Ровене. Я ее люблю, а временами я… я почти ее ненавижу.

Она вздернула голову как бы с гордостью.

— Возможно, моя проблема — это просто ревность.

Какое-то время он наблюдал, как она необыкновенно спокойно сидела на стуле, и изумлялся тому, что на ее лице и во всем ее облике не было заметно даже признака душевного волнения. Никакого блеска в глазах, дрожи в руках. Она держалась изумительно спокойно; она была бы просто блестящим игроком в покер.

Внезапно Коул понял, что обеспокоен тем, что испытывает к ней некоторое расположение.

— Что вы от меня-то хотите? — спросил он более резко, чем ему хотелось.

— Шесть лет назад моя сестра вышла замуж за необыкновенного человека. Высокий, красивый, богатый, умный. Джонатан — мужчина, за которого мечтает выйти замуж каждая. Они живут в Англии, в красивом имении, у них двое прелестных сыновей. Ровена — такой тип женщины, у которой слуги работают даже тогда, когда ей нечем им платить.

— А у вас как?

В первый раз он заметил легкий смешок.

— Я переплачиваю своим слугам, ничего от них не требую, вдобавок они крадут у меня серебро.

Тут он снова засмеялся. Может, все-таки у нее есть чувство юмора.

— Моя проблема возникла от того, что сестра меня очень любит. И всегда любила. На Рождество она, бывало, прокрадывалась ночью по лестнице и переставляла карточки на пакетах, потому что обычно люди дарили мне скучные, утилитарные подарки, а Ровене дарили вещи, достойные ее красоты. Конечно, потом я оказывалась с двадцатью пятью ярдами желтого шелка, вышитого бабочками, а она получала, допустим, десять томов, посвященных жизни Байрона, в итоге обе мы были несчастны. Но делала она это из любви ко мне.

— Вам нравится Байрон?

— Мне нравятся книги. И исследования. Я более разумна, тогда как Ровена ярче. Когда я вижу объятое пламенем здание, я зову пожарных, в огонь я не брошусь, я от него убегу.

Коул улыбнулся:

— Я похож на вас.

— О-о нет, вы не убежите, — сказала она с некоторым вызовом. — Вы, мистер Хантер, похожи на Ровену.

И то, как она это произнесла, прозвучало как самое худшее из того, что кто-нибудь говорил о нем. Его первой реакцией было защищаться. Но от чего защищаться? Ведь она не сказала о сестре ничего, кроме крайнего одобрения.

— Я вас изучила довольно основательно, мистер Хантер, и вы так же слепо героичны, как моя сестра. Вы сначала действуете, а потом уж думаете о том, что делаете. Согласно источникам, из которых я получила нужные мне сведения, вы прекратили две войны между бандами и жертв было меньше, чем кто-либо мог надеяться.

Он понимал, что этого нельзя делать, но все-таки поддел ее в отместку за прошлое замечание:

— Нет, сударыня, я только то, что вы видите, — «стареющий гангстер».

— Это то, как вы выглядите, а правда в том, что у вас нет будущего. Ваша полезность закончится, как только у вас ослабеет зрение. Насколько я знаю, вы не удосужились отложить хоть сколько-нибудь из денег, полученных за все, что сделали, и в основном из-за того, что вас тянет вообще не работать, или работать мало. С одной стороны, вы герой, а с другой — дурак.

— Вы знаете, как польстить мужчине, мисс Лэсем. Просто не представляю, почему в вас нет мужа и дюжины детей.

— Я нечувствительна к оскорблениям со стороны мужчин, так что даже не старайтесь. Я хочу нанять вас только для работы, и это все. Через две недели вы сможете уйти, и мы никогда больше не увидимся.

— И то, что вы от меня хотите, — это жениться на вас?

— Не на самом деле взять меня в жены, а только сделать вид, что вы мой муж, в течение двух недель, которые сестра пробудет здесь, в Техасе, в гостях у меня.

— Мне любопытно, мисс, почему вы выбрали меня? Вам не кажется, что стареющий гангстер — худшая кандидатура для мужа?

Неважно, что она сказала ему кое-что приятное, это ее замечание по поводу его возраста его прямо-таки достало. И еще — о его зрении. Он сегодня точно так же хорошо видит, как и в восемнадцать, ну да, шрифт в газетах, может, стал мельче, чем был всегда, но… Он удержался от дальнейших колкостей. Если она сделает еще хоть одно из своих унизительных замечаний, он просто придушит ее.

— Вас я выбрала потому, что вы то, что мне надо. Я хочу… произвести на сестру впечатление.

В первый раз настоящее чувство проглянуло в ней, и она даже вскинула руки в раздражении.

— Кто может понять любовь? Я уж точно не могу. Мне кажется, что, если ты собираешься замуж, нужно выбрать человека, который будет хорошим добытчиком, надежным и заботливым отцом. Но, кажется, женщинам такие не нравятся. Женщины любят мужчин опасных, мужчин, поступающих на самом деле по-детски, когда они творят глупые вещи, например застрелить людей быстрее, чем те смогут застрелить их. Короче говоря, мистер Хантер, женщины любят мужчин вроде вас.

Коул даже забыл о сигаре. Он был так зачарован ею, что его не мог бы сдвинуть даже заряд динамита.

— Я могу произвести впечатление на вашу сестру? — спросил он вкрадчиво.

— О да. Вы как раз тот тип мужчины, который производит впечатление на Ровену. Вы очень похожи на ее Джонатана, за исключением того, что он обычно использует свой… Не уверена, что это называется талантом, но он использует свою способность запугивать людей и терроризирует их, чтобы делать огромные деньги.

— Это прозвучало так, будто он настоящий дьявол.

— А он и есть дьявол. Но это то, что, кажется, любят женщины. Я не имею в виду, что Джонатан плохой человек. Думаю, его вообще считают очень хорошим бизнесменом. И он по-своему не лишен сострадания, точно так же, как и мы, но он считает, что все способы, приводящие к успеху, годятся.

— И я похож на него? — Он готов был откусить язык за свой вопрос, но не смог удержаться.

— Да. На самом деле — не ваше это дело усмирять банды, и я изумляюсь тщеславию, которое заставляет вас думать, что вы способны их усмирить.

— Но я это делал, — опять не удержался он.

— Да, так и есть. Видите ли, Джонатан хлопочет о деньгах точно так же, как хлопочете и вы, вмешиваясь в жизнь людей и убивая их, если они оказываются на вашем пути.

Коул чувствовал себя так, будто оправдывается, что вообще появился на свет.

— Извините, если я раздражаю вас, извините, что женщины, вроде вашей сестры, думают, что я стою чего-нибудь, — сказал он насмешливо.

— Ничего, все хорошо, — ответила она, всерьез восприняв его слова. — У нас у всех своя тщета. Я чрезмерно тщеславна в том, что делаю сейчас. Понимаете, у моей сестры только хорошие намерения по отношению ко мне, но она планирует, приехав в Техас, найти мне мужа. Она говорит, что я засохну, паря в мечтах… — Она отрешенно развела руки. — Неважно, что говорит Ровена. Она высказывает все, что приходит ей в голову.

— Да, на вас она не похожа. Вы просто сама тактичность и любезность.

Она бросила на него испытующий взгляд: не смеется ли он, но его глаза были серьезны.

— Ровена решила управлять моей жизнью, и так и будет, если я не смогу заранее что-то предпринять.

— Мне трудно что-нибудь понять. Вы говорите, что хотите мужа и детей, но ясно также, что, при всем вашем очаровании, вам не удается найти мужа самой, так почему же вы не позволяете сестре найти его для вас?

— Потому что она уговорит любого мужчину, вроде вас, на мне жениться.

Коул только сидел и моргал, глядя на нее. Трудно думать о себе, как о чем-то худшем, что может достаться женщине. А ведь было несколько таких женщин, которые считали, что именно он был лучшим, что случилось в их жизни.

Она вздохнула:

— Вижу, что непонятно объяснила, чего хочу.

— Это, возможно, мой недостаток, — сказал успокаивающе Коул, — это все из-за порохового дыма, который окутывал мою голову много-много лет подряд, вот я и поглупел. Пожалуйста, объясните мне все еще раз.

— Я хочу мужа, и я планирую его заполучить в конечном счете. Но я хочу мужчину не такого, какого для меня выберет Ровена. Мне нужен приятный, простой человек. Я не хочу человека, похожего на Джонатана или на вас. И красивого не хочу, чтобы каждую ночь беспокоиться, не с другой ли он женщиной.

Коул подумал, нет ли здесь комплимента, но полной уверенности в этом не было.

— Мне нужен мужчина, на которого я могу положиться, такой, кто будет со мной и когда я лягу спать, и когда проснусь. Мне нужен человек, который покачает ребенка, когда у него режутся зубы. Мне нужен человек, который посидит со мной, когда я заболею. Мне нужен взрослый мужчина, зрелый, который знает достаточно, чтобы найти способ погасить ссору без стрельбы.

Коул обнаружил, что сидит в кресле сгорбившись. В нем поднималась неподдельная неприязнь к этой женщине.

— Тогда почему вы не возьмете кого-нибудь из этих недоделанных, если они вам так нравятся?

Не веря сам себе, он услышал в своем голосе нотки обидчивости и, может быть, даже ревности.

— Вы можете вообразить реакцию моей сестры, когда она навестит меня и увидит, что я замужем за неким невысоким, плешивым человеком, который больше знает о книгах, чем об оружии? Она будет жалеть меня еще больше, чем до этого.

Внезапно она встала, сжав кулаки.

— Мистер Хантер, вы не можете себе представить, что значит расти рядом с такой, как Ровена. Всю жизнь меня с ней сравнивали. Если уж ей случилось быть красивой, думаю, несправедливо, что она еще и талантлива. Ровена умеет делать все что угодно: скачет на лошади, как будто она к ней приросла. Она умеет готовить, умеет танцевать, говорит на четырех языках. Ровена абсолютна, божественна. Она обычно противостояла отцу с большим вызовом, и он ее за это еще больше любил. Когда же я пыталась возражать ему, он отсылал меня в комнату без ужина.

Она набрала в грудь воздуха, как бы себя успокаивая.

— Сейчас, когда родители умерли, я живу одна в огромном, надоевшем мне старом доме, а моя ослепительная сестра приезжает в Техас, чтобы выдать меня замуж. Она говорит, что делает это из любви ко мне, но на самом деле — из жалости. Она чувствует себя виноватой передо мной и думает, что я никогда не смогу найти мужа сама, но она верит, что у нее достаточно очарования, чтобы уговорить человека жениться на мне.

Она посмотрела на него.

— Этот год, когда умер мой отец, был очень тяжел, но, когда он был жив, у меня не было шансов подыскать мужа. Он сказал, что потерял одну дочь через замужество и сделает все — или будь он проклят! — чтобы не потерять другую. Я совершенно уверена, что сейчас, когда я свободна, я смогу найти мужа, но не на следующей неделе, когда появится Ровена. За неделю я не найду хорошего мужа. Найти хорошего — нужно время, необходима тщательная осмотрительность. Замужество — очень ответственный поступок. А кроме того, если я встречу Ровену, держа под руку мужчину, которого хочу я, она все равно будет сожалеть обо мне, ибо я не нашла кого-нибудь такого — чванливого, со злыми глазами, с тяжелой челюстью, безжалостного убийцу, словом, такого, как ее муж.

Коул не мог удержаться, чтобы не потрогать рукой челюсть. Неужели она тяжелая? Неужели он безжалостный убийца? Или чванливый? Проклятье, но эта женщина прямо с ума его сведет. Ну, если бы он был безжалостным убийцей, в его списке она была бы первой кандидатурой в расход.

— Так вы хотите, чтобы я выдавал себя за вашего мужа в течение двух недель, чтобы произвести впечатление на вашу красавицу сестру?

— Да, именно так. За две недели я заплачу вам пять тысяч долларов, и все это время вы будете жить в удобном доме и вкусно питаться.

Она говорила это так, будто обычно он жил в пещере, а на обед ел отбросы. Конечно, его пансион нуждается в хорошей уборке, и, может быть, еда немного подкачала, но однажды в Сан-Луисе он жил в великолепном отеле, а ел… Ладно, это было после прибыльной работы, и он там задержался еще, пока не закончились деньги. Наверное, ее плешивый фермер делает с деньгами что-то более разумное.

— Ну, что? — спросила она нетерпеливо, нахмурясь.

— Мисс Лэсем, я думаю, что, если я обязан буду провести около вас две недели, мне нужно будет искать убийцу для вас.

Хотя он усиленно наблюдал за ней, она не выразила никакого чувства — если какое-нибудь у нее и было.

— Думаю, это мы решим позже. Желаю вам всего лучшего в будущем, надеюсь, что вы еще сможете много лет увертываться от пуль. До свидания, сэр.

С этим она покинула комнату, закрыв за собой дверь.

Коул прошел к шкафу и, достав бутылку виски, сделал хороший глоток. Что бы, интересно, сказала мисс Жеманница по поводу его выпивки в это время, с утра? Возможно, вздернула бы свой скучный маленький носик.

Отодвинув занавеску, он наблюдал через окно, как она пересекала улицу. Ни один мужчина не оглянулся на нее, никто даже не взглянул. Она была самой несимпатичной женщиной, которая когда-нибудь попадалась ему на глаза. Хотя что-то в ней его зацепило.

— Проклятье! — воскликнул он. За какие-то считанные минуты она заставила его понять, что вся его жизнь — ошибка. Его! Коулмэна Хантера, человека, известного повсюду на Западе как личность, с которой считаются, и как мужчина, который может покорить любую женщину в стране.

Он отошел от окна и случайно увидел себя в зеркале над бюро. Немного отойдя в сторону, он встал прямее и втянул живот. Никакого живота. Да у него живот такой же плоский, как в тот день, когда он был в перестрелке в первый раз. В сердцах схватив шляпу, он вышел из комнаты.

Спустя два часа он сидел на террасе перед конторой шерифа, от нечего делать строгая ножом палочку. Ему начинало казаться, что эта женщина принесла несчастье. Через девять минут, уже после того как он ушел из пансиона, прибежал мальчишка и вручил ему телеграмму. Отменялась его следующая работа — для некоего хозяина ранчо в Плано. Этот человек хотел, чтобы кто-то нашел и расправился с шайкой, крадущей скот, но теперь телеграфировал, что работу уже выполнил кто-то более молодой и за меньшие деньги.

Эта новость так рассердила Коула, что он пришел к Найне и сказал, что хочет ее, и хочет немедленно. Найне ответила, что ему нужно встать в очередь и что он ничего не платил ей в последнее время. С каких это пор он должен платить женщине? Эти женщины умирали от желания затащить его в постель.

— Найне, — сказал он, ненавидя себя за это, — как ты считаешь, я, ну, ты понимаешь… привлекательный?

Это вызвало у нее смех.

— Да что с тобой, Коул, солнышко? Ты влюбился в девушку, которая считает, что ты ей в отцы годишься?

Возможно, оскорбления только одной мисс Лэсем не достали бы его, но Найне добила. Когда-то сохнущая служанка, а теперь проститутка. Он подумал, что скорее надо убираться из Эбайлина, пока он здесь не поседел и пока не выпали зубы.

— Что с тобой стряслось? — спросил шериф, подойдя к нему на террасе.

— Ничего плохого, — фыркнул Коул. — Почему это ты так решил?

— Просто редко видел тебя бодрствующим в такую рань, а когда ты поднимаешься при дневном свете, то обычно для того, чтобы встретиться с кем-то в перестрелке. Почему ты не пошел в салун, как обычно делаешь?

— Так вот как ты обо мне думаешь? Значит, ты считаешь, что я только и делаю всю жизнь, что стреляю в людей, пью и играю в азартные игры? Если ты считаешь, что я такой никудышний, почему же ты меня не арестуешь? А если так, если я такой убийца, почему же ты меня не повесил?

Шериф изумленно уставился на Коула. Много лет они были знакомы, вместе плыли в одной лодке много времени, пока шериф не решил, что хватит с него спальных мешков и бобов. Он женился на пухленькой вдове, родил двух мальчишек, которые стали для него всем на свете.

— Тебя прогнала Найне?

— Нет, Найне меня не прогнала, — соврал Коул. — Да что это происходит с народом в городке, что человек уже не может делать что-то другое, если захочет?

— Кто-то тебя сегодня достал. Кто это? Может, парни Дэлтона тут крутятся, а я об этом не знаю?

Коул не ответил ему, потому что в этот момент скучная маленькая мисс Лэсем вышла из отеля и пошла вниз по улице по направлению к банку.

Шериф наблюдал за своим закадычным другом, пытаясь сообразить, что это такое с ним происходит, когда взгляд Коула вдруг изменился. Это был взгляд, обычно предназначавшийся для шулеров, которые могли вытащить козырного туза из рукава, а также для известных стрелков, способных начать в любую секунду стрельбу, чтобы потом похвастать, что это они убили Коула Хантера. Шериф — с недоверием — увидел, что Коул впился глазами в невысокую невзрачную женщину в скромном коричневом костюме. Коулу обычно нравились яркие женщины в красном блестящем шелке и черных кружевах. О нем говорили, что он стреляет в людей, чтобы выжить, но воевать с женщинами он не хотел, ему хотелось добиваться их через вожделение.

— Кто это? — спросил Коул воинственно, показав лезвием ножа на нее.

Эбайлин — городок немалого размера, но шериф гордился тем, что знает, кто в него входит и кто выходит.

— Деньги. — Он выплюнул табачную жвачку. — Ее отец был с Востока, приехал сюда и купил несколько сотен акров превосходной земли к северу, построил огромнейший дом — такой никому и не снился, потом засел там и стал ждать. Многие считали, что он спятил. Четыре года спустя через его земли прошла железная дорога, и он продал им землю в пять раз дороже, чем заплатил сам. Он построил поселок, назвал его Лэсем — в свою честь, потом сдал дома народу, который хотел работать. Безжалостный мужик. Говорят, он выбрасывает жильцов на улицу, если уплата ренты опаздывает на двадцать четыре часа.

— Выбрасывал, — заметил Коул. — Он умер с год назад.

— Да? А я не слыхал, — сказал шериф, давая понять Коулу, что не прочь услышать и еще что-нибудь. Но Коул всегда считал его старым сплетником и не собирался давать ему какую-нибудь лишнюю информацию.

— А о его жене знаешь что-нибудь? — спросил Коул.

— Я слышал, что он ее тоже купил. Он поехал назад на Восток через несколько месяцев и вернулся с ней. — Шериф помолчал, улыбаясь. — Говорят, что она была такая красавица, какая никому и не снилась. Ковбой, что у них работал, рассказывал мне, что, когда она была рядом, ни один мужик не мог слова выговорить. Они там все только стояли столбом и не сводили с нее глаз.

— И у нее есть дочь, которая на нее похожа, — добавил с чувством Коул.

Шериф весело рассмеялся.

— Ну да, настоящая красавица, а потом у нее появилась еще одна, которая была похожа на него. Должно быть, это их сильно разочаровало.

Коул был не уверен, нужно ли защищать эту пигалицу. С одной стороны, он думал — нужно, но с другой — он вспомнил «стареющего гангстера» и промолчал. В другой раз, когда какие-нибудь никчемные людишки вызовут его на дуэль, ему следует позвать мисс Лэсем вместо себя. От ее речей они могут потерять крови больше, чем от пуль Коула.

Когда он «достругивал» от нечего делать свою четвертую порцию виски, началось какое-то общее движение. Прямо под самым носом Коула и его невидящими глазами проскакали четверо мужчин с натянутыми на лица цветными носовыми платками и стали грабить банк. Выстрел, донесшийся оттуда, был первой вестью об этом для шерифа, а второй вестью — человек, вышедший, шатаясь, из дверей и держащий на животе окровавленную руку.

Коул никогда не думал, что ограбление банка имеет к нему хоть какое-то отношение. Прежде всего, когда он начинал стрелять, он думал о своих товарищах, мужчинах, с кем он сиживал у лагерных костров, так что он оставлял делать доброе дело людям, которые настолько глупы, что цепляют значок шерифа. Вчера он остался бы сидеть, где сидел, на террасе, наблюдая, как шериф кинулся бежать и как его юный помощник, вышедший из конторы, тоже побежал за ним.

Но сегодня кое-что изменилось. Сегодня слова «она там» эхом раздались в его голове. Конечно, это не имело никакого смысла, потому что она его совершенно не интересовала. Если бы это была Найне или кто-нибудь еще, кого он знал, это могло бы иметь какой-то смысл, а так — не имело.

У него не было времени размышлять. Невзирая на свое воображаемое брюшко, на свой пожилой возраст и на ухудшающееся зрение, он мигом перемахнул прямо через перила и побежал, обогнав шерифа на все двадцать пять футов. Потому что он был похож на змею: вот она лежит лениво, греясь на солнце, а в следующую секунду уже движется так быстро, что трудно и уследить за ней.

Грабители не рассчитали, что такой человек как Коул Хантер станет мешать грабить банк в Эбайлине. Они полагали, что будут иметь дело с одним толстым шерифом и его зеленым помощником, а также с массой равнодушных граждан. В конце концов, это был маленький банк, представлявший интерес не более чем для дюжины жителей. Они считали, что кража будет легким делом, что все это — туда и обратно — уложится в пределах каких-то минут. Но все сложилось не так, как надо, уже с самого начала: один из фермеров решил изобразить героя, и самый молодой и самый нервный грабитель, испугавшись, выстрелил в него.

— Уходим отсюда! — закричал один из банды, хватая седельный мешок, полный денег, и направляясь к двери. Это было последнее, что он успел сделать. Коул Хантер распахнул дверь ногой, потом отступил, уходя от грохота выстрелов. Едва снова стало тихо, он вошел, сверкнули два револьвера, а когда дым рассеялся, на полу лежали три мертвых человека.

Четвертый грабитель схватил ближайшую особу, чтобы воспользоваться ею как щитом, и — по воле случая — это оказалась мисс Лэсем.

— Бросай оружие, или она получит это в башку, — приказал из-под маски человек, поднимая свой револьвер к голове женщины.

Коул был рад увидеть, что та не выглядела испуганной. Он не мог ничего ей сказать и тем самым дать понять человеку, что он с ней знаком, не желая давать тому никаких преимуществ. Когда прибежали шериф и его помощник, он махнул им, чтобы те оставались снаружи.

— Вот, уже бросил, — тихо сказал Коул, нагибаясь, чтобы бросить свои револьверы, и все время не спуская глаз с человека, потому что тот стал продвигаться к двери. У него был еще один револьвер — однозарядная крупнокалиберная пушка — за поясом. Он мог выдернуть его и выстрелить, но сначала должен был убрать мисс Лэсем с дороги. Он очень хотел придумать, каким образом сказать ей, как убраться от вооруженного человека.

— Что ты тут делаешь, Хантер? — спросил грабитель. — Ты же обычно на нашей стороне?

Вчера Коул был бы благодарен за это замечание, даже бы согласился с ним, но сегодня кое-что изменилось. Может быть, это были глаза мисс Лэсем, глядевшие на него с полным доверием. Она потом скажет, что он был героем.

— Кое-что случилось, — сказал он, — мне потребовалось немного встряхнуться. Люди должны крутиться энергично, чтобы не поддаваться скуке.

У грабителя из-под маски глаза блеснули улыбкой.

— Это я понимаю, — сказал он, все еще медленно продвигаясь к двери, толкая перед собой мисс Лэсем.

Когда Коул уже не сомневался, что его намек о том, что надо «крутиться», мисс Лэсем не поняла, она вдруг ударила грабителя по руке, а когда, удивившись, тот ее выпустил, бросилась на пол и откатилась в сторону. Коул выхватил свою пушку и выстрелил — но грабителя не опередил. Его пуля попала Коулу в правое предплечье буквально на долю секунды раньше, чем револьвер Коула выстрелил.

ГЛАВА ВТОРАЯ

В затемненной комнате Коул, опершись о спинку кровати, закрыл глаза. Трудно было поверить, но настроение у него было еще хуже, чем больная голова и живот, уж не говоря о пульсирующей боли в правом предплечье. Вчера он выпил огромное количество виски, потому что, извлекая проклятую пулю, доктор посвятил этому, как показалось, целые часы.

Когда же док извлек ее, то сообщил Коулу, что пуля, затронув кость, так серьезно ее повредила, что его рука будет восстанавливаться месяцы, вначале в гипсовой повязке, а потом много времени уйдет на то, чтобы он снова мог пользоваться своей «стреляющей» рукой.

Это сообщение потребовало от Коула полного самоконтроля, чтобы не впасть в ярость на глазах доктора и шерифа. Принимая же во внимание, насколько он был пьян, когда услышал эту новость, ему можно было даже выдать медаль за выдержку. Думать сейчас он мог только о том, что не сможет выполнить еще две работы. Одна была легкая: богатый человек хотел заполучить побольше земли, так что он нанимал Коула, чтобы тот убедил некоего бедного фермера, что ему с семьей будет гораздо лучше продать богатому эти свои несколько акров. Это очень подходило Коулу, потому что все, что тут требовалось, — это болтать, рисуя заманчивую картину земель в других местах. Обычно все покупались на то, что где-то там вдали есть эта земля — золотоносная, так что надорвавшийся на работе фермер был даже рад оставить свою пашню.

Вторая работа была потруднее. Скотовод прогонял часть скота через территорию своего врага, и он нанял несколько человек с оружием, чтобы защитить коров и своих ковбоев.

А как сейчас Коулу выполнить эти работы, когда стреляющая рука в гипсе? Он не мог пойти к первому скотоводу и сказать правду: он должен справиться с заказом без оружия. Если эта новость уйдет в народ, очень скоро люди станут нанимать местного проповедника для таких разговоров. Если он не хочет упасть во мнении клиентов, то должен заставить их верить, что опасна каждая работа и для нее нужен человек, который стреляет с опережением.

Но сейчас он вышел из игры на целые месяцы. И все почему? Из-за какой-то пигалицы, сказавшей ему кое-что, что ранило его чувства, вот почему. Он чувствовал себя почти так же, как лучший ученик, получивший свою первую плохую оценку на экзамене по арифметике. И вот кого напомнила ему эта худая маленькая мисс Лэсем: его первого учителя, несчастливого старого коршуна, который беспрестанно повторял ему и другим ученикам, что они ничтожества и никогда не поднимутся выше. Мисс Лэсем заставила его почувствовать, что он должен ей доказать, что чего-то стоит, а может быть, и себе тоже. Она заставила его захотеть доказать ей, что он не преступник.

Сейчас же в его голове звучали, как эхо, вопросы — застрелят ли его из-за того, что у него ухудшилось зрение или слишком замедлилась реакция, и обе проблемы возникли из-за его возраста.

Меняя положение в постели, пытаясь устроиться поудобнее, хотя это не удавалось сделать с мыслями, он внезапно открыл глаза, а потом почти вскрикнул удивленно: мисс Лэсем, как привидение, тихо стояла у его постели в затемненной комнате.

— А вы что здесь делаете? — спросил он, передавая голосом свои выводы, что все случилось по ее вине, что он бы не был там, где он сейчас есть, если бы не она.

— Я пришла, чтобы извиниться, — сказала она спокойным голосом, по которому невозможно было понять, что она думает. Он привык к женщинам, которые рыдали и кидались на него, страдая и повторяя что-то вроде: «Помоги мне, помоги мне». Но эта маленькая рыбка была холодной, как лед. — И чтобы вас поблагодарить, — добавила она. — Если бы вы не вмешались, не знаю, что бы могло со мной случиться.

Он почти смягчился, услышав ее слова, и был готов пробормотать что-то приютное, как она вдруг сказала:

— Если бы вы не ворвались в банк, оружие бы не выстрелило, грабитель никогда бы меня не схватил. Но все-таки, полагаю, эту мысль отбросить нельзя.

Коул опять опустил голову на подушку и поднял глаза вверх.

— Все выглядит так, что мне придется проторчать какое-то время не высовываясь, пока я из этого не выберусь. — Он опять взглянул на нее. — Мисс Лэсем, если вы хотите мне помочь, может, покажете мне ваш билет на обратный поезд? Я надеюсь, что вы собираетесь уехать от меня куда-нибудь подальше и поскорее, потому что у меня в порядке только одна рука и две ноги, и я опасаюсь, что вы еще что-нибудь натворите, и тогда с ними тоже что-то случится.

Она, по-видимому, не разобралась, что он над ней насмехается, потому что сказала:

— Извините, — и, повернувшись к нему спиной, подняла юбку и вынула кожаный бумажник из потайного кармана, потом повернулась и что-то подала ему.

Вначале он не понял, что она ему дала, и, пока вглядывался при слабом освещении, она прошла к окну и подняла штору.

Коул должен был воздержаться от замечания, что у него исключительно хорошее зрение, невзирая на тот факт, что она-то ничего не сказала по поводу того, что он не может читать в темной комнате.

— Что это? — резко спросил он.

— Мой билет на поезд.

— Я это понял, но это билет в Уэйко, в Техасе, и что это за список дьявола?

К своему неудовольствию, он повысил голос на последних словах. К верхней части билета был прикреплен список всех отъявленных, опасных, перерезающих глотки и «грабящих-собственную-мать» преступников, которых он, на свое несчастье, встречал. И даже убил одного из них.

— Что вы собираетесь делать с этими людьми? И почему у вас билет в Уэйко? Почему вы не возвращаетесь домой, где живете?

— В Уэйко я собираюсь потому, что надеюсь разыскать там Малыша Уэйко.

Коул начал говорить, потом ослабел, и его голова опять упала на подушку.

— Вы не против рассказать мне, что вы хотите от этого убийцы, находящегося вне закона, Малыша Уэйко?

Но прежде чем она ответила, он сверкнул глазами.

— Не имеете ли вы в виду предложить ему жениться? — буквально прошипел он.

— Конечно, — ответила она спокойно.

— Вас нужно запереть, вы это понимаете? И кому-то нужно защищать вас от самой себя. Вы хоть что-нибудь знаете об этих людях из списка?

— С тех пор как я получила письмо от сестры то ее предстоящем визите, у меня было время только для того, чтобы узнать все о вас, мистер Хантер. Несмотря на страх, который вы, видимо, навели на некоторых людей, те, кому вы помогли, сказали о вас только хорошее. Я предположила, что и другие такие же, как вы.

— Вы хотите сказать, что думаете, что и у других гангстеров золотое сердце?

Он не хотел сказать, что это у него золотое сердце, но он бы себя проклял, если бы взял свои слова обратно.

— Считать очень хорошим человека, строящего свою жизнь на отличном владении оружием, я не могу. Сомневаюсь, что у него вообще есть хоть какое-то сердце. Но это уже относится к вам и Создателю. Вы будете отвечать Ему, а не мне.

— Леди, — процедил Коул сквозь стиснутые зубы, — вы можете оскорбить человека еще до того, как он узнает, каков его небесный приговор. Хорошо, что вы не родились мужчиной, иначе вы бы не прожили последние двадцать лет. Лучше расскажите мне, что вы планировали делать с этим списком имен.

— Мне кажется все-таки, что это не ваше дело, мистер Хантер. Все, что я вам должна, — это извиниться, ну и… вот еще.

Она вынула маленький кожаный мешочек, и он понял, что в нем золотые монеты — по весу и по звяканью. Когда он не протянул руки, чтобы его взять, она положила мешочек на стол около кровати.

— То, что случилось с вами, — это моя ошибка, а я привыкла оплачивать свои долги. Сомневаюсь, что человек вроде вас отложил сколько-нибудь на черный день, так что эти деньги позволят вам прожить до того времени, пока вы снова не сможете стрелять в людей. Мне непереносима мысль, что вы из-за меня будете жить на улице или в лесу.

И еще раз Коул по ее милости потерял дар речи. Это правда, что он никогда не откладывал ни пенни. А зачем бы он это делал, когда на своей работе никогда не знал, будет ли жив, доживет ли до следующего дня? Никогда раньше — до прошлого года — ему не приходило в голову, что ему уже делается плохо при мысли о спанье на земле и он томится по собственной постели. В самом деле, недавно ему захотелось иметь собственные вещи — вроде удобного кресла. И, может, даже еще шкаф, чтобы в нем были не только эти две рубашки — все, что он когда-нибудь имел за свою жизнь.

Но не в том дело, что она сказала правду, он просто не хотел это слышать.

— Я могу вас заверить, мисс, что сумею о себе позаботиться.

Он знал, что лучшая защита — это нападение, поэтому он взял ее список. Она не смогла бы сделать более ужасный список, даже если бы еще над ним поработала.

Он указал на первое же имя. Когда он заговорил, в его тоне слышалось отвращение:

— Этот человек убивает в затылок. Вы введете его в дом, он все украдет у вас и оставит мертвой.

Он передвинул палец вниз по списку:

— Этот умер. Умер. В тюрьме. Повешен. Вот этого я вчера застрелил в банке.

Он поднял брови, как бы показывая: «Я говорю, а вы сами смотрите».

— Вот этот, как змея. Этого застрелили шесть месяцев назад из-за мошенничества в карточной игре. Нет. Нет! Где вам дали этот список? Вы его скопировали из полицейских объявлений — «разыскивается»?

— Большинство из них мне назвали, когда я расспрашивала некоторых дам в городке. Я расспрашивала их о мужчинах, которые произвели на них впечатление, из всех тех, кого они встречали когда-либо.

— Дамы? — переспросил он. — Они, случайно, не живут в доме дверь в дверь с салуном «Золотая подвязка»?

— Да, там, — ответила она серьезно.

— Кто-то должен вас защищать от смой себя. Почему бы вам не уехать, позволив сестре выбрать для вас мужа? Если даже она возьмет мужчину с виселицы, она не сможет найти хуже, чем эти люди. Не пускайте никого из них в свой богатый дом.

Медленно, с ничего не выражающим лицом, она забрала билет и список, лежавшие перед ним.

— Вы, конечно, правы. Кроме того, сестра никогда не поверит, что мужчина женился на мне по какой-то другой причине, а не из-за денег, так что мой поиск в любом случае скорее бесполезен.

Она глядела на свои руки, натягивая перчатки, помогающие скрывать каждый дюйм кожи. На макушке — маленькая шляпка самого ужасного вида: он бы не удивился, если бы она была из запасов миссионеров.

— Ах, черт, — пробормотал он со вздохом.

Эта вежливая маленькая женщина со своим язычком, способным резать сталь, прямо зацепила его.

— Но вы не так уж плохи, — услышал он свою речь, — держу пари, если вы оденетесь поярче и наденете шляпку с голубым пером, вы будете хорошенькой. Любой мужчина будет вам рад. А что, я видел женщин, таких некрасивых, что птицы в ужасе отлетали в стороны, но и они выходили замуж и имели шестерых малышей, цепляющихся за их юбки.

Она слегка ему улыбнулась:

— Как вы добры, мистер Хантер. Но мне не удалось даже купить мужа.

Прежде чем он успел ей возразить, она подняла голову:

— Я благодарю вас за все, сэр. Я высоко это ценю. Я теперь лучше понимаю, почему люди так любят мою сестру. Это… очень волнующе — быть причиной геройского поступка. Это заставляет чувствовать себя достойной, чтобы кто-то рисковал своей жизнью для твоего спасения.

За все время она ни разу не присела, и так же, как раньше, дверь в комнату была открыта на требуемые шесть дюймов. Теперь она пошла к двери, затем — с рукой на дверной ручке — замерла, повернулась и подошла к нему. Наблюдая за ней, он заметил выражение удивления, промелькнувшее на ее лице, и, когда ее лицо утратило железный контроль, перестало быть настороженным, она стала почти хорошенькой. Быстро, под действием импульса, — а он был уверен: она редко его чувствовала, а еще реже слушалась, — она вернулась к его постели, наклонилась и поцеловала его в щеку. Потом вышла так же тихо, как вошла.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

«Пропади оно пропадом!» — Коул ругнулся про себя, или, по крайней мере, ему показалось, что ругнулся он тихо. На самом деле его проклятие было таким громким и таким страстным, что хозяйка дома, открыв дверь, вошла к нему в комнату. Она была вдовой, унаследовавшей дом после смерти мужа, и хотя у нее было много брачных предложений, ей не хотелось хлопотать около второго мужа. Она говорила Коулу, что счастлива беседовать с мужчинами, но не хочет, чтобы они вечером пинком загоняли ее в постель.

— Что сейчас произошло? — спросила она тоном женщины, которая долгое время была замужем и пришла к выводу, что между детьми и мужчинами в общем-то разница невелика.

— Ничего мне не нужно, никакой помощи, — ответил он, повернувшись к ней спиной. Он был совершенно раздосадован тем, что, видимо, не способен застегнуть рубашку, а еще труднее будет с брюками, когда правая рука у него в гипсовой повязке и к тому же подвешена. Вдобавок к неловкости левой руки, правая ужасно болела.

Его хозяйка тут же сообразила, в чем состоит трудность, и начала застегивать его одежду так, будто он был ее сыном. Конечно, ей нужно было встать на цыпочки, чтобы дотянуться до верхних пуговиц из-за того, главным образом, что в попытке сохранить в целости и сохранности собственное достоинство Коул задрал подбородок и распрямился так, что спина была, как ружейный ствол.

Миссис Хэрисон раскованно посмеялась над ним и возблагодарила Господа, что не вышла замуж второй раз.

— Помните эту маленькую девушку, которая с вами встречалась несколько дней назад? Ту, что вы спасли в банке?

— Я бы ее не назвал девушкой.

— В моем возрасте я любую могу назвать девушкой.

Он сомневался, исполнилось ли миссис Хэрисон сорок пять, но ей нравилось выдавать себя за пожилую: это служило оправданием ее отказам мужчинам, предлагавшим ей — и ее деньгам — выйти за них замуж.

Она по-матерински подтолкнула его, чтобы он сел в кресло, и начала натягивать на него носки и надевать сапоги. Коул ненавидел ее за то, что она делала, и был уверен, что может все сделать и сам, но в то же время ему это внимание даже нравилось. Может, он на самом деле стареет. Он сообразил, откуда к нему явилась эта мысль, так что, когда задал вопрос, голос его прозвучал с раздражением:

— Ну и что насчет нее?

— В город приехала ее сестра.

— Ровена? — спросил он, испугавшись и проявив чрезмерную заинтересованность.

— Да. Вы всю семью знаете?

— Ничего я о них не знаю. И, кроме того, меня это не касается. Они со мной дел не имели.

К его великому разочарованию, хозяйка, собирающая толки по городу, не добавила больше ни слова. Наконец Коул не выдержал и заметил:

— Я слышал, она красавица.

Миссис Хэрисон попыталась удержаться от улыбки, чтобы не дать понять Коулу, что знает, что он хочет все узнать.

Она тянула с рассказом недолго, ибо они оба делали вид, что этого хочется ей, он же слушает только из вежливости.

— Она самая красивая женщина на свете. На самом деле. Вы должны на нее взглянуть. Она приехала сегодня поездом — вообразите, в своем собственном вагоне, — и каждый мужчина в радиусе ста шагов замер как вкопанный. Она — просто чудо. И так приветлива — насколько это можно вообразить. Когда четверо мужчин подрались, кто понесет ее багаж, вы бы решили, что на свете до этого не было мужчины, который бы предлагал ей помощь: так она благодарила. Удивительно даже, как она себя вела. Конечно, женщина с такой красотой и не должна себя вести как гадкий утенок. Она еще долго будет хорошенькой, так что, вы знаете, всю жизнь около нее будут парни драться за то, чтобы понести ее багаж.

Коул не мог понять, почему та сверхдлинная дань восхищения красотой Ровены так его раздражала.

— Да, да, я понял, что она писаная красавица, а что с мисс Лэсем? Ей в этой ссоре ничего не сделали?

— Вы хотите сказать — не затоптали ли ее ковбои, понесшие багаж? Да они ее почти затоптали, но шериф…

— А он-то что там делал?

— Он пришел со всеми вместе приветствовать эту красивую женщину. Вы знаете, глупо так думать, но, если бы у нее была склонность обманывать, она могла бы сделать большие деньги. Она входила бы в город с одного конца, все бы двинулись туда взглянуть на нее, а в это время ее партнеры могли бы ограбить другой конец города и убраться непойманными.

— Вы делитесь со мной своими преступными планами? Я не спрашиваю о стаде глупых ковбоев, которые считают красавицей всякую умытую женщину, а спрашиваю о мисс Лэсем и о грабеже банка. Это вы припоминаете, надеюсь?

— Не знаю, почему это вы нагрубили мне, — ответила она, распрямляясь, после того как натянула второй сапог. Она взглянула на него искоса. — Если только эта маленькая мисс Лэсем вам не приглянулась.

— Никакая женщина мне не приглянулась, мне интересно, вот и все.

Но сам он знал, что не все. Проклятье, он не мог этого исправить, чувствуя себя виноватым по одному ничтожному поводу. Каково это, находиться вблизи такой красавицы, как ее сестра? И что тут, в Эбайлине, делает эта сестра? Не может, что ли, оставить свою невзрачную маленькую сестричку одну и не таскать ее в своей свите, демонстрируя каждому по стране, как сильно они отличаются друг от друга?

— Как вы себя чувствуете? — обеспокоенно спросила хозяйка дома.

— Да я в полном порядке, — фыркнул он, потом неуклюже завертел свои часы, пытаясь положить их в карман, и едва не уронил. Он почувствовал волну боли, когда пальцами правой руки их поймал.

— Вам нужно опять лечь.

— А вам до этого нет никакого дела.

Она выпрямилась. Привыкшая к тому, что мужчины, пожелав услышать все городские новости и пересуды, потом изображают, что это их не интересовало, она сочла, что плохое поведение Коула вышло даже за эти рамки.

— Сами одевайтесь дальше, — сказала она в пространство.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Когда Коул уже поднял руку, чтобы постучаться в дверь комнаты в отеле с эвфемистичным названием «Президентская свита», ему все казалось, будто он должен бежать отсюда. Это не его дело. Он ничего не имеет общего с этой мисс Лэсем с ее острым язычком и ее надутой сестрой. Прошло четыре часа с тех пор, как хозяйка меблированных комнат рассказала ему о прибытии красивой старшей сестры некрасивой мисс Лэсем, и кое-что Коулу рассказали городские жители. Сейчас он услышал, что старшая сестра приятна и добра и якобы не подозревает о своей немыслимой красоте.

«Ну да, — подумал Коул, — как олень не подозревает о существовании охотника. Как один стрелок не подозревает, что другой стрелок появился в городе».

Когда кто-то красив, он об этом знает, насколько ему это известно. Мисс Лэсем говорила, что его назвали самым красивым мужчиной в Техасе, определение, которого он, по ее мнению, уже больше не заслуживает. В свое время некая газетная писака, девушка с внешностью наподобие мисс Лэсем, так назвала его, и он возненавидел это определение. Но оно его не удивило. Всякий, кому ниспослана красота, знает об этом точно. Всю жизнь на вас оглядываются, на вас делают двойные ставки. Когда Коул был мальчишкой, девушкам и женщинам хотелось погладить его черные вьющиеся волосы, а когда он подрос, они хотели гладить его тело. Никогда в жизни ему не надо было хлопотать, чтобы заполучить любую.

До этой недели… И мисс Лэсем первая сказала ему, что он… Как это она выразилась? С тяжелой челюстью? Со злыми глазами?

Так или иначе, сказал он себе, не в этом дело. Главное то, что она предложила ему деньги за работу — за невероятно глупую работу, но ведь работу. И сейчас — с поврежденным плечом и отозванными контрактами — работа ему нужна. У него нет намерения претендовать на женитьбу, но все выглядит так, будто ей нужна защита от ее прожорливой сестры, которая не удовлетворится, пока не стянет к себе внимание всех мужчин, женщин и детей в Эбайлине.

В течение двух дней, что миссис Ровена — как там ее фамилия — была в городке, казалось, она завязала какой-то контакт с каждым из жителей. Коул не мог зайти в магазин, салун и даже в домик для кошек, чтобы о ней не услышать. Найне сказала, что слышала, будто Коул знает младшую сестру.

— Ты ведь знаешь, — сказала она, — эту бесцветную маленькую даму с каштановыми волосами? Можно ли вообразить, что одна и та же женщина родила таких разных дочерей? Неудивительно, что после второй она остановилась.

И Найне хотелось знать, может ли Коул вызнать, как удается Ровене сделать так, что ее волосы выглядят такими блестящими и мягкими.

— Если эта женщина захочет приобрести профессию, она может сделать миллион, — заключила Найне, — тебе следовало бы подсказать ей это.

Несколько часов подобной болтовни — и Коул по ноздри наелся одаренной миссис Ровеной. Казалось, он был единственным в городке, который еще не упал к ее ногам. Может быть, это из-за того, что он был единственным в городе, кто с ней еще не познакомился. С красотой бывает странно. Ужасный внешне человек и красивый могут совершить одинаково гадкий поступок, но некрасивого будут судить намного жестче, чем другого — с приятной внешностью. Он и раньше видел, как это бывает.

Когда он услышал, что Безносый Уилсон наконец схвачен, он знал, что у него нет шансов на снисхождение. Уилсона повесили через двадцать четыре часа после ареста. А красавец Билли Уитьер три раза избегал справедливого возмездия.

Так и сейчас Ровена очаровала и подчинила себе целый город. А между тем у нее вышла промашка с собственной кроткой маленькой сестрой. Ну ладно, может, слово «кроткая» не подходит к мисс Лэсем, но в сравнении с жадной на внимание Ровеной — она бесхребетна.

Конечно, ничто из этого не объясняло, почему он стоит перед дверью комнаты мисс Лэсем в отеле. На самом деле он не думал, что согласится на ее предложение о работе. Он всегда гордился своим благородством. Так как же сейчас он смеет даже допускать мысль о работе, на которой не нужно ничего, кроме лжи? Ни оружия, ни дипломатии, одна только ложь.

Когда он поднял руку, чтобы постучать, то вдруг представил такую картину: маленькая мисс Лэсем ожидает снисхождения и одобрения от своей прекрасной, ленивой, избалованной сестры.

В своем предубеждении он ожидал увидеть женщину, закутанную в шелк и кружева, с безукоризненно нарисованным лицом, и не был готов увидеть грезу, открывшую ему дверь. При первом взгляде на Ровену его бдительность рухнула. У нее было прекраснейшее, утонченное лицо с сияюще-ясным выражением, а каштановые волосы — урожай в десять или больше корзин — пышной массой спадали на одно плечо. Огромные глаза цвета воды в лунную ночь — не то серые, не то зеленые — глядели на него с обезоруживающей невинностью.

— Привет, — сказала она ласковым голосом, в котором слышались только любезность и доброе любопытство. Через секунду ее лицо как бы просияло. — Вы мистер Хантер, человек, спасший Дори жизнь. Ах, входите же. Это такая честь. Пожалуйста, садитесь сюда. Дори, взгляни, кто пришел.

Коул не успел сказать и слова. Его ввели в комнату и посадили в самое удобное кресло. Стол с пепельницей появился перед ним, затем бокал виски и сигара — казалось, все явилось неизвестно откуда. Буквально за считанные минуты он почувствовал себя так, как будто это был его дом и он всегда жил здесь удобно и спокойно.

— Как ваша рука? — спросила Ровена, заботливо наклоняясь к нему. — Доктор сказал, что много времени пройдет, пока вы снова полностью будете ею владеть. Как меня удивило, что такой человек, как вы, которому есть что терять, рисковал жизнью, чтобы спасти кого-то, кто ему едва знаком. Я просто не знаю, как вас благодарить.

И вот Коул обнаружил, что уже не только улыбается этим испуганным глазам, а даже вырос в своих собственных глазах. Когда он заговорил, его голос звучал как у зеленого юнца:

— Ничего особенного на самом деле. Любой мужчина сделал бы то же самое.

Он глотнул виски, распробовав сразу, что оно было лучшим из того, что он когда-либо пил. Из Англии, что ли, она его с собой захватила? Да и у сигары был мягкий вкус и тонкий аромат. Никогда еще он так прекрасно себя не чувствовал.

— Любой мужчина? — переспросила Ровена, улыбаясь. — Вы так же благородны, как талантливы и храбры. Он просто удивительный, правда, Дори?

Ровена отступила назад, давая возможность Коулу увидеть сестру, и он сообразил, что был так ослеплен красотой Ровены и ее любезным обхождением, не говоря уж о ее лести, что даже не заметил мисс Лэсем. Если уж он раньше с трудом замечал ее, то сейчас, рядом с сиянием сестры, на нее трудно было смотреть. Да и вообще, как можно было заметить тех, кто рядом с Ровеной?

Мисс Лэсем полулежала на кушетке с забинтованной ногой, вытянутой вперед, и ее взгляд заставил Коула прийти в себя. Мисс Лэсем была довольна. У нее на лице было выражение «Ну что я вам говорила», и оно заставило его мгновенно вспомнить весь путь до того момента, когда он был сбит с ног приветливостью Ровены.

Коул открыл рот, чтобы сказать что-то в свою защиту. Не то чтобы его обвиняли, но безмолвный разговор между ним и мисс Лэсем был громким и точным.

Коул немедленно выпрямился в кресле, поставив виски и положив сигару на стол.

— Я пришел навестить мисс Лэсем, узнать, как она себя чувствует после пережитого страха в банке, — сказал он. — Надеюсь, все хорошо?

Он был зол на себя за разговор с Ровеной. Что с ним происходит? Он и прежде видел красивых женщин, но в этой женщине что-то было не так. Казалось, она не осознает своего воздействия на людей. Она выглядела такой ласковой, как утреннее солнце, такой невинной, как роса на траве, такой милой, как…

— Ровена, я уверена, что еще один в тебя влюбился, — как бы издалека донеслись слова мисс Лэсем.

— Не смеши меня, Дори, — ответила Ровена. — Мистер Хантер пришел навестить тебя. Видишь, как он пристально на тебя смотрит?

Чувство реальности вернулось к Коулу, и, взглянув на обеих женщин, он понял, что мисс Лэсем говорила ему правду: Ровена очень любит ее. И также он понял, что Ровена даже не сомневается, что ее любимая сестра божественно прекрасна. В самом деле, может быть, Ровена всех видела такими?

Только на секунду он обменялся с мисс Лэсем взглядом, задав ей вопрос, и был вознагражден одной из ее редких легких усмешек. И смешно, конечно, но от этой легкой улыбки он почувствовал себя очень хорошо. Он ощутил себя частью чего-то, чего у него никогда не было. Ровена — это кто-то с хорошей внешностью, но ее бесцветная сестра — это кто-то с мозгами.

— Миссис… прошу прощения, не знаю вашей фамилии.

— Уэстлейк, но зовите меня Ровеной, пожалуйста. Я так много о вас слышала, что мне кажется — я вас давно знаю.

— Да? — спросил он лукаво. — Мисс Лэсем рассказывала вам обо мне?

Ему даже стало приятно поймать на чем-то ее младшую сестру. На его вкус, она слишком самоуверенна, и так приятно обнаружить, что он произвел на нее впечатление — такое же сильное, как она на него.

— Почему-то нет, — ответила с полным неведением Ровена. — Дори о вас не говорила ни слова и не сказала, что случилось в банке. Мне все рассказали жители городка.

При этом мисс Лэсем бросила на него взгляд, приподняв брови, которым дала понять, что догадалась, о чем он думает.

Проклятие, но ведь эта женщина раздражает ужасно!

— Ровена, а почему вы сюда приехали? — спросил он, и это прозвучало по-отцовски заботливо.

Он это даже и спрашивать не собирался. Ему нет дела до мисс Лэсем, и нет к ней интереса. Он просто играет с мыслью, как бы заполучит нее работу, но уже сейчас видит, что эта работа не для него, в основном потому, что эта маленькая мисс Лэсем заставляет его думать о том, как бы ее прикончить.

Ровена засмеялась, и это очень приятно прозвучало — словно он должен был знать, в чем дело.

— Я приехала прочистить сестре мозги, — сказала она с обезоруживающей честностью. У нее была способность заставить человека почувствовать, что она ему доверяет, и доверяет ему единственному. — Дори сама не может прочистить себе мозги. — Она засмеялась так, что его бросило в жар. — Видите ли, мистер Хантер…

— Коул, — возразил он.

— Как вы добры, — сказала она с таким выражением, будто он преподнес ей подарок. Она продолжала: — Есть в Лэсеме удивительный человек, который много лет назад влюбился в мою сестру, и я приложу все силы, чтобы убедить ее увидеть преимущества брака и выйти за него замуж.

Коул свирепо взглянул на мисс Лэсем, но она опустила голову, изучая что-то на юбке. Вдруг Коул сообразил, что между ним и мисс Лэсем есть какая-то связь. Может, слабая, но есть. Он прямо-таки уверен, то, что она рассказала ему о своей жизни, о сестре, о том, что она ощущает, когда эта красавица хочет управлять ее жизнью, она не рассказывала никогда и никому.

Мисс Лэсем сказала, что Коул вел себя как герой. Он знал, что он не герой, но вдруг сразу почувствовал сейчас, что, ну, может, он должен действовать как ее опекун. Может, он сумеет остановить вмешательство в ее личную жизнь — пусть даже оно исходит из наилучших побуждений.

— Может, расскажете мне, каков этот человек, за которого вы хотите выдать ее замуж? — спросил Коул.

— Элфред? — уточнила Ровена, блеснув глазами. — Он приятный мужчина, очень любящий. Ростом около пяти футов четырех дюймов. Я знаю, это рост небольшой, но не для Дори, она ведь и сама маленькая, а не такая огромная корова, как я, у которой и мужчина должен быть выше шести футов. Дори повезет, если она найдет хоть кого-нибудь. Элфреду около сорока трех и…

— Пятьдесят один, — уточнила бесцветным голосом мисс Лэсем без всяких эмоций.

— Да? Ну, несколько лет не имеет значения. Важно, что Элфред — ювелир. И что он уже объезжен, как говорится. Он был женат и овдовел дважды, бедняга, у него трое детей. Дори как раз детей любит, для них будет отдельная комната в этом большом доме, что ей оставил отец. А самое важное — Элфред в нее влюблен, везде ее сопровождает. Они — прелестная пара.

— Как соль и перец, — добавила с неприязнью мисс Лэсем.

— Дори, ну что ты! Как раз потому, что у Элфреда волос немного и на голове родимые пятна, он не похож на перец.

Коул еле сдержал смех, но, когда встретился взглядом с мисс Лэсем, смеяться ему расхотелось. То, что веселило его, ей смешным не казалось. Была тому причина, что он нигде не обосновался и до своих тридцати восьми лет так и не женился. Его собственные родители ненавидели друг друга. Его мать была влюблена в некоего грязного фермера, но отец заставил ее выйти замуж по его выбору, и никогда никто не ненавидел друг друга так, как его родители. В двенадцать лет от роду он ушел из дома и никогда не наведывался. И если его родители еще живы, он готов держать пари, что они все еще дерутся друг с другом.

Сейчас, глядя на цветущую Ровену, он не сомневался, что мисс Лэсем сказала ему правду: она может очаровать любого мужчину и заставить его жениться на своей невзрачной сестре. Если Ровена такое воздействие оказала на Коула, он мог вообразить, какое впечатление она произведет на невысокого плешивого мужчину, который, возможно, никогда в своей жизни не видел, чтобы прилично выглядящая женщина хотя бы взглянула на него.

И нет сомнения, что эта Ровена может заставить тихую маленькую мисс Лэсем поверить, что она действительно хочет выйти замуж за человека, напоминающего ей перечную мельничку.

Взяв свой бокал с виски и сделав глоток, он снова взглянул на обеих сестер, и ему показалось, что Ровена не так уж и красива. А мисс Лэсем совсем не так уж бесцветна, как он считал раньше. Она остроумна и может быть очень забавной, если захочет. Она заслуживает лучшего, чем невысокий лысый мужчина, у которого трое глупых детей, которые оставят ее, когда истратят ее деньги.

Даже уже открыв рот, Коул не верил, что скажет то, что стал говорить. Единственное, чего он хотел, это не позволить мисс Лэсем выйти замуж за человека, который ей не нравится. В его голове промелькнули тысячи сцен, когда его родители кричали друг на друга. Никто не заслуживает такой жизни, как у них, а особенно дети.

— Ты ей сама скажешь, дорогая, или я должен рассказать?

Мисс Лэсем взглянула на него, озадаченно моргая, не представляя, о чем он хочет говорить.

— Все равно скоро все станет известно. Ты не сможешь навсегда это сохранить в секрете, — сказал он голосом, полным убедительной нежности, голосом любовника. Он снова посмотрел на Ровену и улыбнулся ей ласково — улыбкой, заставлявшей трепетать сердце не у одной женщины. — Ваша сестра и я обручены и хотим пожениться.

Дори выпрямилась на софе:

— Нет, пожалуйста, не делайте этого.

Ровена переводила взгляд с одного на другую, на лицо Коула, говорившее «Я рискую из-за вас», и на лицо Дори, покрасневшее от смущения. Любящий смех Ровены заполнил комнату.

— Дори, дорогая. Я говорила, что он герой, но не представляла, кто он на самом деле. А он прямо как рыцарь в старину. Он тебя спас, а сейчас чувствует за тебя ответственность.

Она повернулась к Коулу.

— Но, в самом деле, мистер Хантер, ваше сочувствие моей сестре не нуждается в продолжении. Вы не можете отвечать за нее до гробовой доски только потому, что вы спасли ей жизнь. Сейчас за Дори отвечаю я, а до этого она была под опекой отца.

Может быть, в нем было немного рыцарства, потому что от слов Ровены его волосы встали дыбом. Она говорила о мисс Лэсем как о разбитой любимой игрушке, любимой, но бесполезной. А истина-то в том, что мисс Лэсем далеко не бесполезна. Она остроумна, как девчонка из колледжа. Из тысячи и одной не найдется, чтобы сообразить, что он хотел сказать во время ограбления банка, когда сказал «крутиться». А она не только поняла, но и сообразила, как ей отвлечь мужика, а потом двигалась быстро, как юркая рыбка. И вот сейчас ее сестра говорит о ней так, будто мисс Лэсем не только бесполезна, но и от нее нужно избавиться как можно скорее.

— Пожалуйста, не делайте… — начала Дори, но замолчала, потому что Коул встал, быстро пересек комнату и остановился с ней рядом.

Он положил здоровую руку ей на плечо:

— Правда, миссис Уэстлейк, ваша сестра и я влюблены и планируем пожениться. Она выйдет замуж за меня и ни за кого другого.

Дори глядела на него умоляющими глазами.

— Нет, вы этого сделать не можете. Это было ошибкой — обратиться к вам…

Она повернулась к сестре:

— Ровена, он лжет. Разве когда-нибудь кто-нибудь влюблялся в меня по уши?

Она обернулась к Коулу:

— Вы не смеете это делать. Я должна признаться в том, что сделала. Ровена, давай я тебе расскажу, что я сделала. Я…

Коул не представлял, как заставить ее замолчать, но он должен был сделать это. Он не мог видеть, как она унижается перед красавицей сестрой, выражение лица которой говорило, что она ни единой минуты не верит, что Коул влюбился в ее невзрачную маленькую сестру. Что-то в этом лице Коула раздражало.

— Я просила мистера Хантера… — начала Дори мрачным голосом, как совравшее дитя, сознающее, что наказание неизбежно.

Не соображая, что делает, Коул скользнул здоровой рукой по плечам мисс Лэсем и прижал ее к себе. Она была крошкой, маленькой, хрупкой и невесомой. Он собирался заставить ее замолчать, — но не закрывать же ей рот ладонью! — и, не зная, что делать, он поцеловал ее. Это не был страстный поцелуй, ни даже поцелуй: крепкий, с закрытыми ртами, без притворства.

Через какую-то секунду он прервал поцелуй и с вызовом повернулся к Ровене:

— Теперь, сейчас это выглядит как…

Внезапно на его лице появилось удивление, он повернулся, чтобы взглянуть на женщину прижатую к его боку. Она все еще прижималась к нему: ноги на полу, тело расслаблено, как кукольное, она глядела на него снизу вверх, и ее большие глаза смотрели тоже с удивлением.

На мгновение для Коула остановилось время. Он не понимал, что произошло, но поцелуй был разделен этой женщиной — если он может назвать это поцелуем, и отличался от поцелуев, которые он испробовал. За свою жизнь он перецеловал сотню женщин. Правда, он даже любил целоваться и никогда от этой возможности не отказывался, если она представлялась — в салуне или за церковью. Но этот поцелуй отличался от прежних. Он повернулся к ней и поцеловал ее по-настоящему, как будто Ровены здесь не было, как будто были только он и эта женщина, только они двое во всем мире.

Он крепко прижал ее к себе и сразу же обнаружил, что она не костлявая, как он думал, но приятно округлая, и ему понравилось, что она такая маленькая. Она была такая крошечная, что он подумал: она может в нем просто раствориться.

Он поцеловал ее сначала нежно, только пробуя ее — ее свежесть, ее чистоту. Он не сомневался, что он первый мужчина, который до нее дотронулся, и — уже обнимает, даже прижимает губы к ее губам. Краешком сознания он припомнил, что, встретившись с ним впервые, она была враждебной и колючей, но они как-то не совпадали — та женщина и эта — такая податливая в его руках. Она открывалась навстречу ему, как никакая другая прежде. В ее поцелуе было что-то такое, чего он не мог назвать, что-то, чего он раньше не пробовал. Если бы он не знал, что так бывает, он бы решил, что это любовь. Но ведь это невозможно. Между ними ведь ничего не было.

Его рука болела, но он не чувствовал боли, он обхватил ее обеими руками, а потом здоровой рукой повернул ее голову так, чтобы распробовать ее губы получше. Он пососал ее нижнюю губу, нежно втягивая в свой рот, и ему показалось, что никогда ничего не было вкуснее.

Прежде чем он услышал голос Ровены, прошли минуты. И, судя по ее тону, она пыталась обратить на себя его внимание уже некоторое время.

С трудом, неохотно, он повернулся, чтобы взглянуть на Ровену, и увидел ее как бы в дымке, как будто она была очень далеко. Он все еще крепко держал Дори, не желая расставаться с ее безвольным, податливым телом. Кроме того, она была так слаба, что упала бы, если бы он ее не держал.

— Моя доброта безгранична, — сказала Ровена, и в голосе ее прозвучало удивление. — Я уже собиралась вылить ведро холодной воды на вас обоих.

Она пыталась пошутить, но безуспешно, потому что перед ней стояли два очень сконфузившихся человека.

— Да, конечно, я… — начал Коул, заикаясь, как школьник.

Тело в его руках начало приобретать вес, он понимал, что должен с ним расстаться, но делать этого не хотел. Прошло несколько минут, пока он сообразил, что мисс Лэсем бьет его по плечам, и довольно чувствительно.

Когда к Коулу вернулся рассудок, все, что он ощущал, была неловкость.

— Да, конечно, — повторил он, потом выпустил мисс Лэсем, словно это был запретный плод, и она упала навзничь на софу. Но он не стал ее усаживать. Все потому, что он изо всех сил старался не дотрагиваться до нее снова.

— Я вижу, что вы оба любите друг друга, — сказала Ровена. — Не думаю, что то, что произошло, было случайностью. Дори, как ты могла скрыть такое от меня? Почему ты мне ничего не сказала? Ты позволила мне поверить, что мистер Хантер не имел никакой другой причины спасать тебя от грабителей, кроме той, что он человек большой совести, человек, заботящийся о других, человек, который…

— Глуп, — уточнил Коул, начиная приходить в себя.

Проведя рукой по глазам, он исподтишка взглянул на мисс Лэсем и увидел, что она тоже ошеломлена. Если ничего подобного не случалось с таким опытным мужчиной, как он, то, он был уверен, с ней уж тем более ничего подобного не было.

— Знаете, что вам нужно сделать обоим? — сказала Ровена голосом особы, у которой в жизни ничего неясного не встречалось. — Я думаю, вам надо пожениться прямо сейчас, сию же минуту.

Дори начала приходить в себя.

— Ровена, это нелепо. Мистер Хантер…

— Да, — услышал Коул свой голос, — это было бы прекрасно.

Ровена принялась за дело, не видя ни в чем проблемы.

— Пойдем в церковь сейчас же и…

— Нет! — почти вскрикнула Дори, и они оба повернулись к ней, глядя, как она стоит, сжав кулаки.

— Дори, твоя лодыжка!

— Ровена, ничего страшного с лодыжкой нет — просто ушиб. С ушибом никто не лежит в постели. — Она повернулась к Коулу. — Извините меня, мистер Коул, за мою сестру. Она любит управлять жизнями других людей, а сейчас здесь нет ни ее детей, ни мужа, у нее только я. А теперь еще вот вы. — Она выпрямилась и посмотрела на него. — Я помню, что мы с вами кое о чем толковали, но это было давно. Сейчас все изменилось.

— Что изменилось? — сухо спросил он. Конечно, ничего не изменилось, на самом деле все было по-прежнему, только всего было много, слишком много. Ровена приехала в Техас, чтобы убедить выйти замуж свою скучную младшую сестру, и она знает, что требуется сделать. Выдаст ли она Дори за лысеющего мужчину среднего возраста, или за гангстера, не имело для нее принципиальной разницы.

— Ровена, — тихо попросила Дори, — ты не можешь оставить нас на некоторое время одних? Мистеру Хантеру и мне нужно поговорить.

Ровена засмеялась так, что Коул подумал, что, пожалуй, это вульгарно.

— Не уверена, что могу оставить вас одних, этаких влюбленных пташек. По крайней мере — до тех пор, пока не состоится свадьба.

Коул был уже не в том возрасте, чтобы позволить женщине обращаться с ним так, словно он все еще ходит в коротких штанишках и нуждается в гувернантке. Он взглянул на нее так, как глядел на некоторых мужчин, предпочитавших после этого с ним не связываться.

— Я… ладно, думаю, подожду, но только снаружи, — сказала Ровена и удрала за дверь.

Через минуту после того, как сестра ушла из комнаты, Дори сказала:

— Мистер Хантер, когда несколько дней тому назад мы разговаривали, я повела себя глупо. Когда я осталась одна в Лэсеме и получила письмо от сестры, где она сообщала, что собирается приехать в Америку, а потом в Техас, чтобы «рассортировать меня», как она сказала, я испугалась и запаниковала. Когда Ровена на что-то решится, она ничего больше не видит. Она сказала, что уверена — после смерти отца я останусь в этом доме со своими книгами и никогда ни с кем не познакомлюсь, не говоря уж о том, чтобы я вышла замуж. Ровена к тому же считает, будто то, что сделает счастливой ее, делает счастливым любого. Ей нравится быть замужем, так что, считает она, и мне это тоже понравится.

— Но ведь замужество — единственный приемлемый путь иметь этих шестерых детей, которых вы хотите.

— Да, конечно, но в моем возрасте — почти тридцать лет — я немного старовата, чтобы создавать семью.

— Тогда ваша сестра права, и вы собираетесь похоронить себя.

Все время, пока он с ней разговаривал, он наблюдал за ней. Трудно было увязать то, что он видел, с тем, что он чувствовал. Она выглядела деревяшкой, но в ней таились чувства, он знал это. Может, у него уже старческое слабоумие? Может, ему надо Найне посещать почаще? Но сейчас опытность Найне, ее занудность и то, что она часто говорит невпопад, — все это казалось грязью в сравнении с чистотой мисс Лэсем.

— Что я делаю со своей жизнью, ни вас, ни сестру не касается, — фыркнула Дори.

Коул знал, что она права. И также знал, что ему нужно уйти и никогда не возвращаться. Но когда же он делал то, что должен делать? Он не должен был пристегивать свой первый револьвер. Если бы он не попытался спасти эту «деревянную» женщину от грабителей в банке, его бы здесь не было сейчас он бы ее не поцеловал и ничего такого бы не почувствовал.

К тому же в этой женщине было еще что-то, что его заинтриговало. Может быть, он провел очень много времени среди женщин не того покроя. Может быть, все «хорошие» женщины на нее похожи, если их узнать поближе, но он в этом сомневался.

Может, проблема была в том, что она бросила ему вызов, а вызов — это было как раз то, что он всегда принимал. Достаточно, чтобы кто-нибудь ему просто сказал: «Коул, ты не способен это сделать», и волосы у него на голове вздымались, и он уже знал, что обязан это сделать, все равно на что его подстрекали: он не мог этого не совершить.

Мисс Лэсем, казалось, читала его мысли. Казалось, она понимала, о чем он думает. Она набрала воздуху, а выдохнув, взглянула на него с большой мягкостью. Этот взгляд заставил Коула осознать, что она гораздо красивее, чем ему казалось раньше.

— Вы очень добры, но сейчас я должна просить вас быть рассудительным. В свете того, что произошло, вы должны понять, что вы и я не можем даже помышлять о помолвке. Это невозможно.

Иногда эта женщина заставляла его чувствовать себя просто глупцом. Он не понимал, о чем она толкует. Единственное, о чем он думал, так это о том, как сильно ему хочется поцеловать ее еще раз. Разве то, что случилось между ними, было лишь счастливой случайностью? Чем-то, что случается только один раз?

— Что — невозможно? Почему?

— Наше влечение друг к другу изменило все. Я не представляю, какие чувства возможны между нами. Почти преступники — не те мужчины, к которым меня тянет. Я вас уверяю, то, что я… мы… так сильно прочувствовали — просто потрясение и для меня, и для вас. Принимая во внимание такую притягательность, мы не можем даже думать о том, чтобы вместе проводить время. Результаты могут быть ужасны…

Коул поглядел на стол, томясь по бокалу виски, но бокал был пустой. И именно сейчас ему безнадежно хотелось выпить. Что это она говорит?

— Какие результаты?

Она взглянула на него с великим терпением:

— Мистер Хантер, я признаю, что все это было ошибкой. Моей ошибкой. Я уже говорила вам, что запаниковала при известии о приезде сестры и попыталась осуществить — как сейчас понимаю — очень и очень наивный план. Извините меня, я это затеяла, и я же хочу с этим покончить.

— Какие результаты? — повторил он, все еще пытаясь сообразить, о чем идет речь. Обычно он женщин понимал, для этого ему английского языка было достаточно.

Она вздохнула так, будто должна была объяснять ему простейшие вещи.

— Когда мы… поцеловались, между нами возникло сильное притяжение. Я не осознавала, где нахожусь. В тот день, когда я встречалась с вами в вашем пансионе, я не чувствовала между нами притяжения. Когда при фальшивом браке тяги друг к другу нет — все в порядке, но такой брак невозможен с мужчиной, который хочет… хочет…

Все еще не уловив на его красивом лице понимания, она фыркнула:

— Дети, мистер Хантер. Дети. — Она состроила гримаску. — Возможно, такой мужчина, как вы, не понимает, что… что супружеские обязанности, что называется, исполняют не для удовольствия. Что мужчина и женщина, совокупляясь, создают детей. Основываясь на ощущениях, которые у нас были при одном, и единственном, поцелуе, я считаю, что, если мы с вами длительное время будем вместе, мы… закончим… закончим постелью, а я боюсь иметь от вас ребенка. Я не могу представить худшего отца, чем вы. Вот что меня пугает, если вы останетесь рядом со мной. Другими словами — я не хочу растить дитя одна, но и не хочу, чтобы у ребенка был отец, который не умеет ничего, кроме как взводить курок револьвера.

Какой-то момент, глядя на нее, Коул только моргал.

— Здесь есть виски? — хрипло спросил он, а потом следил, как она подавала ему бутылку. Она не стала любезно наливать ему в стакан, как сделала ее сестра. Она только ткнула ему в руку бутылку с видом школьной учительницы, говорящей: «Понимаешь, что я имею в виду?»

Хотя это было непросто, но Коул со стуком поставил бутылку на стол и затем сам уселся в кресло — тоже тяжело, глядя на нее. Определенно, скромности в ней никакой. Она не сказала, что ненавидит его и не хочет отправляться с ним в постель. Получается, что она очень даже не прочь запрыгнуть в эту постель, но если они это сделают, то, может быть, сотворят ребенка, а Коул будет просто ужасно плохим отцом. Насколько он помнил, никто раньше даже не заикался о его отцовских качествах. Рассматривалась его ценность как быстрого стрелка, а иногда и как любовника, но никогда — как отца какого-то ребенка, которого нет и в помине.

Может быть, он постарел. Обычно женщины так не вели себя. Он знал женщин, которые забывали обо всем на свете, как только он расстегивал первые пуговицы на их блузках. Если он целовал женщину, настоящая молния пронзала их (так же, как пронзила его и эту женщину), и ни он, ни его подруга не думали ни о прошлом, ни о будущем следующие два часа. Без контроля. Без мыслей. Страсть. Первобытная страсть…

Но все было не так с этой невзрачной маленькой мисс Лэсем. Она всегда контролирует себя. Отойдет на шаг от страсти и скажет, что ей этого хочется, но она не хочет последствий. Но только у других разумных женщин, которых он знал, огня в жилах не было. А у нее есть. Он только что это установил. Хотя она и способна держать себя в узде.

— Мистер Хантер, с вами все в порядке?

«Нет, — хотел он ответить ей, — не все в порядке». У него все было отлично, пока он не встретил эту женщину, а вот теперь он начал сомневаться во всем, что составляло его жизнь. Он должен снова убедить себя, что его жизнь не прошла впустую. Он был перекати-поле. У него нет дома. У него его никогда не было. Не то что он его не хотел, но, если хотеть дом, нужно оставаться на одном месте. И если когда-нибудь у него будет ребенок, он не сомневался, что будет ему хорошим отцом. В самом деле, ему хотелось верить, что он кое-чему может научить ребенка. И не только тому, что относится к оружию. Он всю жизнь упорно учился, и может быть…

Вдруг ему показалось очень важным убедить эту женщину, что он больше чем гангстер. И герой. Если кто-то другой называл его героем, он был польщен, а вот у мисс Лэсем «герой» прозвучало так, словно она говорила о безмозглом создании, которое не думает о возможных последствиях своих действий.

— На что я буду существовать, пока у меня не заживет рука?

Она выглядела испуганной.

— Не представляю. Хотите денег? Я хочу сказать, это моя ошибка, что вы… Конечно, на самом деле это не целиком моя ошибка, но я чувствую какую-то ответственность за вашу рану. Я могу дать вам банковский чек.

— Я не хочу милостыни. Я хочу работы. Она чуть-чуть улыбнулась.

«Она все понимает», — подумал он.

— Если в ближайшее время мне захочется кого-нибудь убить, я найму вас.

Он должен был признать, что эта женщина задевает его за живое так, как еще никому не удавалось.

— Я не убиваю людей, — фыркнул он.

— Уж точно нет — с такой рукой, как у вас сейчас. — Ее ротик превратился в чопорную маленькую линию. — Мистер Хантер, я говорила с вами о вашем будущем несколько дней назад, прежде чем это случилось, и в то время ваше будущее вас не трогало. Я даже пыталась предостеречь вас, что может произойти что-то, подобное случившемуся.

Почему у него было чувство, как будто ему выговаривает его мать? Она обычно повторяла: «Я говорила тебе, что это произойдет. Но нет — ты меня не послушался. У тебя, должно быть, своя дорога. Ты никогда никого не слушаешь».

Коул закрыл глаза рукой. Если он кого и прикончит, так эту женщину. Кроме желания ее прикончить, ему хотелось ей доказать, что он чего-то стоит.

— Мисс Лэсем, вы предлагали мне работу, и я это предложение принимаю.

Эти слова вынудили ее сесть.

— Нет, — прошептала она, — это ошибка.

— Мисс Лэсем, расскажите мне, на что вы тратите свое время?

— Простите…

— Ваше время. Что вы делаете, когда живете в Лэсеме? Я не могу вообразить вас дамой, шьющей в кружке, не могу представить вас организующей вечеринки и чаи. Что вы делаете в этом городке, который вам оставил отец?

Она опять выглядела удивленной.

— Я заметила, что, оказывается, вы тоже проводите исследования.

Боже, помоги, но от комплимента худенькой этой маленькой штучки он почувствовал волну тепла. Должен был взять себя в руки, ожидая ее ответа.

— Я — землевладелица, — ответила она и замолчала, при этом он заметил на ее лице волнение. Все-таки она не была безукоризненным игроком в покер. — Наш отец оставил мне городок Лэсем, потому что у Ровены есть богатый муж. — Она помолчала. — Мой отец думал, что у меня нет никакой возможности найти мужа — богатого или бедного — поэтому он оставил мне средства к существованию. Так или иначе, Лэсем — это маленький городок, где ничего нет, кроме железной дороги, но мне принадлежат несколько магазинов и все дома.

— Так вы просто сборщица ренты?

Он знал, что это мелочно с его стороны, но ему хотелось, чтобы ее занятие тоже было обыкновенным, раз она заставила его считать себя ничтожеством.

— И еще ремонтник крыш и слушатель того, почему «плата опоздала» и вообще всего, что делается в этом городке. Если я осмелюсь дать вам совет, мистер Хантер, никогда не берите в наследство город, если кто-нибудь вам его предложит…

Он засмеялся:

— Запомню это. Но до этого мне даже такого совета никто не предлагал. — Какой-то момент он смотрел на нее, сидящую со сложенными на коленях руками. — Как мне кажется, вам нужен мужчина по более веским причинам, чем только показать сестре задницу.

— Конечно, — сказала она, глянув на него так, чтобы он понял, что был не так уж и остроумен. — Я это знаю. Я очень хочу мужа. И хотела бы, чтобы мужчина управлял Лэсемом. Мой отец был человеком, не прощавшим людям никакой расхлябанности. Он был…

Она как бы искала подходящее слово.

— Тираном?

— Точно, — подтвердила она, взглянув на него и прелестно сверкнув глазами. — Он был ужасный тиран, я его любила, но боялась тоже сильно, как и все остальные. Кроме, конечно, Ровены. Но это другая история. Мой отец сказал, что ни одна из его дочерей не имеет никакой твердости характера, что мы очень мягкие, но в конце концов решил, что я не выйду замуж и не доверю городок какому-нибудь негодяю, которому нужны только мои деньги, как способна это сделать Ровена.

— Почему не доверите? — спросил Коул, понимая нелепость вопроса.

— Мой отец говорил, что я слишком разумна, чтобы выйти замуж за негодяя. Он сказал, что я выйду замуж за здорового и умного мужчину.

— Тогда почему бы не выйти замуж за вашу мельницу для перца? — не удержался от вопроса Коул.

— Элфред представления не имеет о том, что нужно проявлять твердость в общении с арендаторами. Я пыталась объяснить Ровене, что сейчас Элфред упорно работает потому, что ему деваться некуда. Если же у него будут деньги он превратится в ничто. При его кажущемся трудолюбии, он довольно ленивый человек. А мне нужен мужчина работящий, который возьмет на себя отцовских арендаторов, пока я остаюсь дома.

— Определенно, что вы в деталях распланировали свою жизнь.

— Конечно. Если у кого-то нет плана, он всю свою жизнь проведет плывя по течению. Это хорошо в молодости, но молодость проходит.

Коул беспокойно пошевелился в кресле.

— Если вы не возражаете, я хотел бы задать вам личный вопрос. — Но он не стал ждать разрешения. — Случалось ли вам сделать что-нибудь неразумное в жизни?

Она без промедления ответила:

— Просить гангстера жениться на мне.

Коул поморщился. Какой-то момент он ничего не мог сказать, полез в карман и достал тонкую сигару, потом обнаружил, что одновременно держать ее и прикуривать не может. Может быть, это и было тщеславно с его стороны, но он привык к вниманию женщин. Если бы он сейчас находился с любой другой, она уже хлопотала бы около него, помогая зажечь сигару. Но мисс Лэсем только сидела, наблюдая за ним, а помощь не предложила.

Раздраженный, он бросил сигару на стол.

— Мисс Лэсем, вы правы. Правы во всем. Я начал чувствовать, что мои дни хладнокровного киллера подошли к концу. — Он помедлил, чтобы дать ей время возразить, но она промолчала. — Почему бы нам не поработать? Я помогу вам, а вы поможете мне.

— Что вы имеете в виду?

— Вы пришли ко мне несколько дней назад, потому что хотели, чтобы ваша сестра поверила, что у вас уже есть муж, чтобы она оставила вас с миром продолжать ваши… исследования, как вы их назвали.

Он подождал, когда она кивнет.

— Вы хотите закончить ваши исследования по поиску подходящего мужа, то есть человека, который сможет помочь вам собирать ренту, станет выслушивать недовольство ваших арендаторов и будет нежным отцом вашим детям. Правильно?

— Да.

— Что мне нужно — это место, где я проживу несколько месяцев, пока заживет плечо. Кроме того, может быть, неплохо было бы научиться торговать.

— Понимаю. Но владение городом — это ведь едва ли похоже на торговлю.

— Тогда, может быть, я смогу научиться содержать салун. Может, после всего этого я смогу купить себе кусок земли и осесть.

— Это не сработает.

— Почему не сработает? — спросил он.

— Потому что… вы знаете. Мы не сможем долго продержаться порознь.

Коул не мог поверить своим ушам. Может, благодаря его внешности ему никогда не приходилось прежде уговаривать женщину. Всегда женщины приходили сами. Конечно, они делали вид, что эти встречи были случайны, но это не так. Все, что ему было нужно, — это войти в город, и за несколько часов несколько хорошеньких девушек располагались там, где он мог их увидеть. Сейчас здесь была эта пигалица, которая полагает, что нет мужчины, кроме низенького лысого мужика с пятнами на голове, который хочет ее, и, возможно, хочет только ради ее денег, и она говорит, что он — он, Коулмэн Хантер! — не способен контролировать себя, если будет проводить рядом с ней много времени.

— Верьте мне, мисс Лэсем, — сказал он саркастически, — я собой владею хорошо.

Даже если мне придется семь раз в неделю ходить в бордель, подумал он. В самом деле, этой женщины было слишком много. Ее подозрение, что ему не по силам держать себя в руках рядом с ней, было выше его понимания. Если дело только в этом, он хотел бы доказать ей, как она ошибается.

— Зная Ровену, скажу, что она не уедет из Техаса, пока не увидит нас женатыми, — продолжила она, не подозревая о мыслях Коула. — Если наша фиктивная помолвка продлится четыре года, она останется здесь и будет ждать четыре года. Моя сестра может показаться мягкой и уступчивой, но внутри она — закаленная сталь.

— Как же это ваш отец так ошибся, считая дочерей бесхарактерными?

Коул знал, что в глазах мисс Лэсем его знания и мастерство ничего не стоят, но жизнь научила его принимать быстрые решения. А возможно, она и злосчастный выстрел изменили все так, что он по-другому стал видеть вещи? Опять же деньги — что ему было делать, пока не заживет рука?

Она могла не захотеть вернуться к своему первому предложению, но Коул заметил: ее глаза выдавали скрываемое чувство вины, когда он упоминал о руке. Ничего другого, кроме снисходительности, он раньше к женщине не испытывал, но эта бросила ему вызов. И он быстро решил, что использует свою догадку.

Если она считает, что Ровена может поступать как задира, то никогда не видела в действии Коула Хантера.

— Отлично, мисс Лэсем, нет причин, чтобы вы чувствовали какую-то ответственность за то, что случилось с моим плечом, но, по правде говоря, кроме денег, которые вы мне дали на следующий день, все, что у меня есть, — это два доллара и двадцать пять центов.

Это было почти правдой, потому что пока еще он всегда найдет желающего сыграть с ним в покер и может выиграть достаточно, чтобы продержаться. Но ей этого не надо знать.

— Итак, я вижу одно — вы передо мной в долгу.

— Я и предлагаю вам заплатить.

— А я вам говорю, что не хочу благотворительности. Я хочу научиться торговать.

Так же хочет, как бубонную чуму. Он не мог представить себя владельцем магазина, даже если бы магазин торговал пивом.

— Я вижу шанс выучиться чему-то с вашей помощью, и мне это пригодится на старости лет. Первый раз я увидел выход из этой моей жизни, где меня ждет распад личности и гибель. Я вижу возможность стать уважаемым. Я увидел путь к самосовершенствованию, чтобы начать жить так, как другие. В первый раз мне дается такой шанс, и, вопреки вашему мнению обо мне, я не дурак. Мисс Лэсем, такую возможность я упускать не хочу.

Коул подумал, что он, должно быть, упустил свое предназначение в жизни. Может быть, он должен был стать проповедником или продавцом змеиного масла. Или, может, сенатором. Он так воодушевился и был так доволен собой, что решил, что сгодился бы и в президенты.

Прежде чем она смогла вставить слово, он продолжал, не желая останавливаться, когда победа близка.

— Хотел бы спросить у вас кое-что. Со сколькими мужчинами вы целовались?

Она поморгала.

— Я… только с вами.

— Так я и думал. По-видимому, вы решили, что между нами было что-то особенное, что-то необычное. Позвольте вас заверить, что это не так. Это ощущение, что было у вас, бывает при каждом поцелуе мужчины и женщины. И если бы вы целовались с вашим мистером Перцем, вы бы чувствовали то же.

Она попыталась скрыть свое разочарование, но он его заметил и под ее взглядом почти готов был отречься от лжи. Но — удержался.

— Видимо, проблема в том, что вы думаете: если мы проведем какое-то время вместе, я не смогу держать себя в руках и умру, если не заполучу вас к себе в постель. Но это далеко не так.

Он держался своей линии, не давая ей вставить хоть слово.

— Мисс Лэсем, я предлагаю вам деловое соглашение: выходите за меня замуж на шесть месяцев и в течение этого времени позвольте мне вести дела в вашем городке. По окончании этого срока, если работу я сделаю удовлетворительно, я хочу, чтобы вы заплатили мне пять тысяч долларов. Это будет материальной поддержкой моего дальнейшего бизнеса.

— Но не проще ли просто нанять вас как управляющего по сбору арендной платы?

Глупо, но у женщины извилистый путь к истине! Он издал легкий смешок.

— Пока я буду не больше чем управляющим, ваша сестра не уедет. — Он вздернул бровь. — Возможно, меня еще пригласят на вашу свадьбу с Элфредом. Его дети при нем? Между прочим, сколько им лет?

— Его сыновьям двадцать пять, двадцать три и двенадцать, — ответила она.

Коула так испугало это сообщение, что он на минуту смолк.

— Так они уж не в пеленках, верно? — спросил он тихо, думая, что эта маленькая женщина совсем не то, чем кажется на первый взгляд. При первом свидании он считал, что ей не нужен никто, что ей хватит ума не только для себя, но и для половины мира, но сейчас картина стала проясняться. Понятно, что подвигло ее просить гангстера жениться на ней.

Отчасти он осознавал, что «герой» в нем сидел — хоть он уже начинал ненавидеть это слово, — потому что почувствовал, что должен защищать ее. Сестра пытается выдать ее замуж за ленивого мужика с тремя взрослыми сыновьями. Все четверо, без сомнения, двинутся в ее дом, отберут городок и спустят ее деньги.

Он устал уговаривать, устал спорить. Внезапно он почувствовал к Ровене большую симпатию. Неудивительно, что она боится оставить свою беззащитную сестру в одиночестве в большом доме на милость любого золотоискателя страны. Неудивительно, что она старается силой заставить ее выйти замуж за человека, который сможет ее защитить. Ошибка Ровены в том, что она считает, будто этот старик со своими взрослыми сыновьями годится для такой работы.

— Вы выйдете за меня замуж, понимаете? Позднее вы можете подкупить судью и аннулировать брак, когда захотите, но именно сейчас мы нужны друг другу. Вас нужно защитить от вашей доброжелательной сестры, а мне нужно место, куда повесить шляпу, пока не заживет рука.

Закончив свою речь, он подхватил ее и, приподняв над полом, нагнулся к ней — нос к носу.

— И ни слова не говорите о детях или о том, что я убиваю людей. Или еще что-либо такое. В вашем городке я наведу порядок.

— Вы будете в них стрелять? — спросила она, затаив дыхание.

Он так неожиданно выпустил ее из рук, что она чуть не упала. Интересно, старается она его рассердить, или у нее это получается бездумно?

— Подождите, — гневно сказал он, отстегивая револьверный пояс.

Это движение повредило руке еще больше. По правде говоря, боль прямо пронзила плечо, и он почувствовал, что рана закровоточила, так как он сдвинул повязку. Но если бы он не сделал этого героического жеста, он бы умер. От боли у него кружилась голова, когда он протянул ей пояс наподобие ритуального подношения, и только упрямство удержало его на ногах.

— Отдаю вам свой револьвер, — сказал он. — Я не собираюсь применять его, собирая ренту в вашем городке, а если я дотронусь до вас, то разрешаю меня пристрелить. Сейчас, после этого, будем делать дело?

Молча и очень серьезно, она приняла от него тяжелый пояс. Ей трудно прочистить мозги, но наконец она сказала:

— Да.

И это было все.

Коул не знал, счастлив он или напуган, но не позволил проявиться ни одному из этих чувств.

— Отлично, теперь идем? Ваша сестра вас ждет. Он согнул здоровую руку. После секундного колебания она просунула свою маленькую ручку под его руку, и они направились к двери. В левой руке Дори несла револьверный пояс, конец которого волочился по полу.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Дори сидела в частном спальном вагоне, который предоставил Ровене ее безнадежно влюбленный и надоевший поклонник.

Сидела она за столом напротив незнакомца, который только что стал ее мужем.

Когда она состряпала этот план — сделать вид, что вышла замуж за гангстера, — идея выглядела почти великолепной. Наконец-то она удивит каждого. Она шокирует сестру, думающую, что все знает о Дори; она шокирует всех жителей Лэсема, насмехавшихся над ней; она смогла бы удивить также и его. Потом она подумала, что вряд ли что-нибудь удивило бы Чарльза Лэсема. Если бы Дори сказала, что собирается замуж за шантажиста, его бы и это не шокировало: он бы просто сказал — «нет». Если бы президент Соединенных Штатов захотел выдать Дори замуж, ее отец сказал бы «нет». Он сказал бы, что одной дочери позволит его покинуть, а другой не позволит до тех пор, пока он жив.

Дори росла в доме, где царил властолюбец, больше землевладелец, чем отец, человек, который позволял существовать в доме только по собственному указанию, а за его стенами — в своем личном городке. Единственное, что смягчало его, — это красота Ровены.

Чарльз Лэсем вполне целенаправленно женился на тихой женщине, повторяя, что ему нужна жена, которая ему преданна. Конечно, Чарльз Лэсем довел до сведения своей запуганной маленькой жены, что он женился на ней, чтобы она рожала ему детей, и что никому другому она не нужна. Дори было интересно знать, призывала ли ее мать смерть, родив не сына, а вторую дочь. Без сомнения, ей в подробностях рассказали, как разочарован ее супруг тем, что родился не сын — будущий носитель фамилии, так что она решила на этом свете не задерживаться.

Ее мать была не единственным человеком, чьей жизнью железной рукой руководил Чарльз Лэсем. После смерти отца Дори обнаружила, что не знает, собственно, что делать со своей свободой. Всю жизнь отец решал за нее, когда ей идти спать, когда подниматься, что есть. Он распланировал ее жизнь до мелочей.

Конечно, она понимала, что от изолированной жизни, проведенной почти всегда исключительно в компании отца, она стала немного… странной. Невероятная красота Ровены дала той больше возможности жить так, как живут другие люди. Женщине с внешностью Ровены не нужно было покидать дом, чтобы встретиться с людьми: люди сами шли к ней. Несмотря на попытки отца ее изолировать, Ровену вовлекали в жизнь другие люди, пока, наконец, Джонатан Уэст-лейк не пришел и не забрал ее навсегда.

Но ни один не высмотрел Дори. Ни один прекрасный собой молодой человек не рискнул вызвать ярость ее отца, постучав с парадного хода и потребовав ее. И если отказались они, а ее отец отказал им, то Дори не была настолько красива, чтобы заставить их поступать иначе.

Итак, Ровена шесть лет назад покинула Лэсем навсегда, она избавилась от отца, а Дори осталась. Дори оставалась в этом большом темном доме, работая на отца как хозяйка дома и секретарь. По вечерам она сидела с ним в одной комнате, всегда молча, не ища повода для беседы, просто сидела рядом. Он сказал, что его покинули две женщины и — будь он проклят! — третья останется, так что он редко позволял Дори исчезать из поля зрения.

Когда он умер, Дори трудно было ощутить что-либо еще, кроме облегчения. Возможно, она и любила его, но ведь он никогда не разрешал держать в доме ничего такого нежного, вроде любви. Чарльз Лэсем во всем признавал дисциплину. Однажды Ровена сказала, что, возможно, отец поцеловал их мать только два раза в жизни — это было в те времена, когда они обе верили, что дети рождаются от поцелуев.

Все годы жизни с отцом, подавлявшим любое чувство, живя в страхе перед ним и его гневом, Дори размышляла, что будет делать, когда освободится, и невольно смерть в ее сознании приравнивалась к свободе; Она воображала дикие вещи — вроде путешествия в другие страны. Она воображала, что внезапно обретет красоту Ровены и заставит зрелых мужчин трепетать от движения ее ресниц.

А вот остаться с такой ношей, как управление целым городком, — это ей и не снилось. Люди, которых она видела всю свою жизнь, но которых совсем не знала, по-видимому, за одну ночь превратились в одну раскрытую ладонь — чтобы просить наполнить ее подаянием. Она должна была найти деньги для починки крыш, ремонта террас и чистки стоков. Казалось, нет конца работе, которую нужно сделать непременно.

А потом — как будто у нее было мало хлопот — Ровена прислала телеграмму, сообщая, что прибудет на днях. И Ровена, дорогая, милая Ровена, которая никогда не умела помалкивать, объявила в своей депеше: пока она будет в городе, она постарается найти для сестры мужа.

Конечно, человек в телеграфной конторе поделился информацией со всеми в Лэсеме и по крайней мере с половиной народа, который проезжал на поезде через городок. Дори не очень удивилась бы, если бы к сегодняшнему дню уже все население Сан-Франциско знало, что ее настырная сестра планирует найти ей мужа.

Дори любила сестру, но иногда Ровене не хватало здравого смысла. Неужели она думала, что Дори разволнуется, прочитав телеграмму, и скажет: «Ах, как хорошо, сестра собирается выдать меня замуж за человека, с которым я даже не знакома?!»

Пока Дори приходила в себя от этого шока, целыми днями выслушивая смешки за своей спиной и видя усмешки арендаторов, как молодых, так и старых, она получила от своей настырной сестры другую телеграмму, где ее просили не выходить замуж за Элфреда раньше, чем приедет сестра.

Может быть, упоминание об Элфреде было ошибкой самой Дори. Около двух лет назад, когда еще был жив отец, Ровена написала из своего прекрасного дома в Англии, что она беспокоится о своей младшей сестричке, поэтому собирается вернуться в Америку и найти ей мужа. Это ужаснуло Дори, потому что она знала, если отец решит, что есть хоть какая-то вероятность потерять оставшуюся дочь, он отравит ее существование еще больше прежнего. После дезертирства Ровены — именно так Дори относилась к ее замужеству — отец стал держать младшую дочку почти как узницу, но с годами его грозный надзор за ней смягчился. Постепенно Дори разрешили гулять по полям позади дома и посидеть с книгой у реки после обеда. Отец брал ее вместе с собой в свой экипаж, когда ехал взимать ренту. По правде говоря, с каждым месяцем после отъезда Ровены Дори и отец становились все большими приятелями. Не то чтобы они больше беседовали, но просто меньше походили на узницу и стражника, чем раньше.

Но Дори знала, что ее дом может превратиться в живую могилу, если Ровена будет настаивать и возвратится, чтобы убедить отца разрешить сестре выйти замуж. Если бы Дори надеялась, что Ровена сможет сорвать приз — найти чудесного человека для нее в качестве мужа, — она была бы счастлива позволить ей это сделать. Но Ровене нравились мужчины, подражающие поэтам, те, что носят рубашки со складками и говорят глупости, вроде: «Жизнь — это дорога нескольких возможных путешествий». В таких вещах Дори не видела смысла, а у Ровены слабели коленки. Дори тысячи раз указывала Ровене, что у нее никогда не было достаточно здравого смысла, чтобы выбрать кого-то столь же сильного и сообразительного, как Джонатан. Это сам Джонатан выбрал Ровену, а потом уговорил ее и при ней остался. По правде говоря, он осаждал ее, пока Ровена не сдалась ему, устав сопротивляться.

— Чтобы защитить себя от неожиданного замужества е человеком, который хлещет вишневку и носит очки в светло-розовой оправе, Дори начала писать письма сестре, рассказывая, что она собирается замуж за человека из Лэсема. К несчастью, она не продумала заранее, что это будет за человек. Придуманного мужчину могли убить в какой-то романтической трагедии, и Дори носила бы сейчас черное в знак траура. Вместо этого она написала о человеке, которого они знали всю жизнь, об Элфреде Смиси. В то время, когда Дори начала писать письма, вторая жена Элфреда только что умерла, и, когда она и ее отец ехали в экипаже, Элфред (которого Дори считала таким же старым, как отец) посматривал на Дори так, будто интересовался, не будет ли она номером третьим.

С тех пор все это уже быльем поросло. К своему великому изумлению, Дори обнаружила, что у нее есть писательский дар. Она начала изображать великий роман с Элфредом. И чем больше она живописала, тем с большим энтузиазмом отвечала Ровена, и все цветистее становились описания Дори. Она начала восхвалять Элфреда, рассказывая о его замечательной походке, о своих опасениях за него. Она рассказывала, что Элфред, по-видимому, только для вида представлялся владельцем магазина, а на самом деле он занимался чем-то увлекательным и опасным. Поскольку представление Дори об отваге было ограничено исчезновением с отцовских глаз в течение целого часа, она никогда как следует не могла объяснить, чем занимается Элфред. А кроме того, намеки намного больше волнуют, чем действительность.

Но потом Ровена устала ждать объявления о замужестве Дори и послала письмо, сообщая, что собирается в Америку, чтобы устроить это замужество. Дори остудила пыл письмом, в котором говорилось, что она и Элфред разорвали отношения, так что Ровене незачем приезжать. Ровена прислала телеграмму, которую увидел весь Лэсем и в которой говорилось, что она приедет, чтобы найти другого мужа для сестры, у которой разбито сердце.

Дори запаниковала после второй депеши Ровены. Что ей делать? По-своему Ровена вроде их отца — напористая задира. После всех писем Дори, описывавших ее страсть, Ровена на самом деле верила, что Дори искренне любит этого ужасного маленького Элфреда Смиси, так что у нее не было угрызений совести, когда она подталкивала Дори к замужеству.

Единственное, что могла придумать Дори, — это выйти замуж за кого-нибудь еще. И это должен быть кто-то, кто удовлетворит романтическую душу Ровены и заставит поверить, почему Дори так быстро утешилась после своей сильной страсти к Элфреду.

Дори не зря была дочерью своего отца. Когда она вознамерилась заполучить мужа, первой ее мыслью было: купить его, точно так же, как покупают новую пару туфель. В конце концов, купил же себе жену ее отец. Он вернулся на Восток, следил за сообщениями о банкротствах в газетах и подружился с одним человеком и его дочерью, запуганной настолько, чтобы никогда не доставлять ему беспокойства. Потом он, оплатив долги ее отца, женился на ней.

Так решила и Дори: она наймет какого-нибудь мужчину, которому нужны деньги, но это должен быть человек, овеянный романтикой, чтобы сестра поверила и оставила ее в покое. Несколько дней она потратила на составление списка подходящих людей, а потом, очень удачно, она узнала, что кузнец в Лэсеме знает одного из них. Этого мужчину другие считали киллером. Но кузнец объяснил Дори, что у Коула Хантера самое доброе сердце, какое он когда-либо встречал. Коул не знал этого, он был такой быстрый стрелок, что желающих поболтать о нем не было, но о добром сердце Коула ходила шутка среди настоящих киллеров.

— У него слишком горячая кровь, — сказал кузнец, — а на самом деле он ненавидит убивать.

Дори собиралась просить Хантера выдавать себя за ее мужа, поэтому это были хорошие новости.

Она разыскала мужчину в Эбайлине, и он оказался не таким, как она ожидала. А еще хуже было то, что, видно, и она ему очень не понравилась. Но это Дори не удивило. Она у мужчин успехом не пользовалась. Не то чтобы у нее был опыт по этой части, но, когда Ровена еще жила в Лэсеме, Дори встречалась с несколькими юношами, почти мужчинами, которые приходили проведать ее прекрасную сестру. И все встречи, и каждая в отдельности были бедствием.

Ровена, бывало, говорила:

— Дори, не говори Чарльзу Пемброуку, что он глуп как пробка и что у него грация слона в балетных тапочках.

Какое-то время Дори пыталась не раскрывать рта и наблюдать — и учиться, но от Ровены ей делалось просто дурно. Ровена охала и ахала над каждым и всяким созданием мужского пола, которое встречала, неважно, какое оно было — глупое или отталкивающее.

Дори это не казалось честным, а честность Дори ценила превыше всего.

Конечно, Ровена в конечном счете вышла замуж и у нее было двое чудесных ребят, а вот Дори одиноко жила в большом темном доме и давала деньги людям. Она все еще не могла понять, почему мужчинам ложь нравится больше правды, но, видимо, это так и было.

Что касается мистера Хантера, то она вообще не могла ему врать. Он ее понял, когда она в первый раз пришла к нему и рассказала правду. Как и все мужчины, он ее честность, казалось, возненавидел. Дори знала, что Ровена солгала бы ему, польстила, и он бы ел у нее из рук. А Дори рассказала ему правду, и он ясно дал ей понять, что не переносит ее.

К несчастью, это Дори ранило, потому что, несмотря на недоверие, он ей понравился. Она не представляла, почему он ей понравился, но это было так. Может, из-за этого героического ореола. И правдой было то, что, когда он спас ее от грабителей, она, пожалуй, почувствовала себя героиней тех романов, которые ее отец запретил держать в доме.

Но мистер Хантер тех же чувств, что и она, не испытывал. Когда она пришла к нему в комнату, чтобы извиниться за все, что наговорила, это вызвало у него такой гнев, что она преуспела только в том, что напоследок просто разъярила его. А потом он пришел к ней в отель и сказал, чтобы она выходила за него замуж. Может, он думал, что частью брака с Дори будет Ровена; это единственное, чем она может объяснить его поведение.

Он ее сильно невзлюбил, когда она с ним общалась наедине, а после того как увидел Ровену, захотел на ней жениться.

Ну хорошо, какое это вообще имеет значение? Соглашение временное: через шесть месяцев он уйдет, получив свои пять тысяч долларов, а Дори вернется к тому, с чего начинала. Она была не такой дурочкой, чтобы поверить во все эти его разговоры, что он якобы научился торговать; она знала: все, что он хочет, — это деньги, и еще, может быть, шанс заполучить Ровену, так что же — все мужчины этого хотят. Соглашение было просто безукоризненным.

Сейчас, сидя напротив него за крошечным столом, рядом с большой постелью, громоздящейся позади них, с обручальным кольцом — любезность Ровены, — оттягивающим ее палец, Дори ковыряла в своей тарелке еду. Прошло сколько-то времени, пока до нее дошло, что мистер Хантер ей что-то говорит.

— Простите, — сказала она, взглянув на него.

— Я сказал, что если вы хотите заполучить мужа, настоящего то есть, вам следовало бы попытаться быть более, скажем, очаровывающей.

Дори только заморгала глазами. Очаровывающая. Это было определение, которое она слышала только в связи с именем Ровены и с колдовскими заклинаниями, но больше никогда.

Пока длился этот небольшой холодный фарс, называемый свадьбой, Коул задавал себе вопрос, что, черт возьми, он делает. Никогда он не считал себя романтичным, но эта быстрая скучная церемония, со священником, озабоченным тем, как бы быстрее вернуться к своему обеду, даже рядом не стояла с идеей свадьбы. Может, женщине это нужно как предлог заполучить цветы и красивое платье? Не женщины ли поддерживают сентиментальность относительно свадеб и всего такого прочего? А мужчина придерживается мнения, что надо вести себя так, будто такого рода вещи к нему отношения не имеют, но втайне ему нравится запах цветов и вид невесты, обернутой в кружева?

Во время свадьбы она не сказала ни слова, позволив своей сестре-распорядительнице все организовать. Через несколько часов, проведенных рядом с Ровеной, Коул стал понимать, что под ее медовой внешней оболочкой находится стальное ядро. Она столько наговорила Коулу комплиментов, что если бы он ей поверил, то решил бы, что он самый остроумный, самый храбрый и самый красивый мужчина на планете. Но в то время как она ему льстила, делалось все, чтобы ее маленькая сестричка была выдана замуж. Она рассказала Дори, где пройдет свадьба, где Дори проведет медовый месяц и когда пара вернется в Лэсем. Ровена организовала свадебный ужин, приказала упаковать одежду Дори и приготовить все к путешествию. И уже когда в конце церемонии Ровена произнесла: «Теперь ты можешь его поцеловать, Дори», тогда Коулу пришлось занять твердую позицию.

— Теперь она — моя жена, — сказал он тихо, но голосом, которым обычно говорил с людьми, когда подозревал, что они плутуют в карточной игре. В Ровене одно было хорошо — она знала, когда нужно отступить. Она милостиво перестала отдавать приказы и отошла в сторону, счастливо улыбаясь, поздравляя себя, с тем, что все организовала.

Так что сейчас он был наедине с незнакомкой, которая и была, и не была его женой. У него появилось внезапное желание узнать ее получше. Была ли она такой жесткой, какой казалась, когда он ее впервые встретил, или же она была мягкой, какой тоже временами казалась? Расчетлива она или наивна? Сознательно она ранит своим язычком или просто не знает, как лучше поступить?

— Боюсь, что не представляю, как быть обаятельной, — сказала она, не поднимая глаз от тарелки, — обаяние я оставила сестре.

После сегодняшнего дня он уже знал, для того чтобы преодолеть «обаяние» Ровены, нужно иметь очень высокие сапоги. Когда Коул взглянул на макушку жены, он сообразил, что на самом деле еще не видел ее улыбки. Смеется ли она когда-нибудь? Как она выглядит, когда смеется?

Он выпрямился на стуле, как школьный учитель.

— Внимание, мисс Лэсем… э-э… миссис Хантер, — исправил он свою ошибку и нашел, что ему нравится, как прозвучало это имя. — Сейчас у нас будет урок обаяния.

Она взглянула на него с удивлением.

— Ответьте мне на такой вопрос: если вы находитесь наедине с мужчиной и хотите вовлечь его в беседу, что вы скажете?

Взглянув на ее лицо, он увидел, что она это восприняла очень серьезно.

— Спрошу, чем он занимается.

— Он ничего не делает. Мужчина этот — сильный, спокойный человек, а женщина старается вызвать его на разговор.

— Ох, — вздохнула Дори. Это было что-то, о чем она прежде не слышала, но объясняло некоторые вещи, которые она никогда не способна была понять. — Я имею в виду, чем занимается этот человек, чтобы существовать. Поддерживать себя. Может быть, это годилось бы для беседы.

— Хорошее начало. Этот человек — фермер.

— Ну, тогда я спросила бы, каковы виды на урожай.

— М-м… — замычал Коул. — Это могло быть хорошо для человека в возрасте вашего отца, а как насчет мужчины молодого, с хорошей внешностью, широкоплечего?

Глаза у Дори заблестели от легкого смеха.

— Какой ширины плечи у этого мужчины?

Не улыбнувшись и раздвинув руки, Коул сказал:

— Да вот такой, примерно, ширины, нет, вот такой. Глаза Дори заблестели еще веселее.

— Мистер Хантер, мужчин с такими широкими плечами не бывает.

Какой-то момент Коул выглядел озадаченным, потому что посмотрел на свои раздвинутые руки и на собственные плечи и увидел, что раздвинул руки точно на ширину своих плеч. Когда он открыл рот, чтобы сказать, что именно такой ширины его плечи, то по ее глазам сообразил, что она его дразнит. «Ладно, ладно, — подумал он, — я тебя собью».

— Второй вариант: этот мужчина, сидящий рядом с вами, известен как миротворец.

— Миротворец? Вы имеете в виду гангстера? Убийцу?

Лицо Коула стало очень серьезным.

— Миссис Хантер, будьте добры выслушать определение. Урок по очаровыванию, а до сих пор вы не убедили меня, что знаете значение этого слова:

— Ах да, я знаю. Это обозначает — лгать. От этих слов Коул прямо подпрыгнул.

— Очаровывать — значит лгать?

— Ровена очаровывает с помощью лжи.

— Пожалуйста, пример.

Дори собралась уже сказать, что она не способна объяснить ему, что, собственно, имела в виду, говоря о лжи Ровены, но потом сообразила, что она много времени провела, наблюдая за сестрой. Она должна уметь сделать вид, что она Ровена.

Положив локти на стол, она наклонилась так, что ее лицо приблизилось к его лицу, и взмахнула ресницами.

— Ах, мистер Хантер, как много я о вас слышала. Я слышала о вашем уме, о том, как вы примиряете спорящих и спасаете мановением руки целые города. Клянусь, вы такой незаменимый человек! Надеюсь, вы ничего не имеете против, что я так вас разглядываю? Это только потому, что я ищу сапфиры точно такого же цвета, как ваши глаза. А я нигде не могла найти пример такого глубокого темно-голубого цвета. Возможно, в следующий раз, когда я пойду к своему ювелиру, я приглашу вас с собой, чтобы показать ему, какой оттенок я имела в виду.

Дори опять выпрямилась за столом, скрестив руки на груди.

Какое-то время Коул не мог выговорить ни слова. Она высмеяла и его, и сестру, и, конечно, было глупо признаваться, но ему понравилось все, что она только что наговорила. У него даже возникло почти непреодолимое желание достать нож и в его широком лезвии посмотреть на отражение своих глаз.

Он сдержался только потому, что она — это было видно по ее глазам — догадалась, о чем он подумал. Два-ноль в ее пользу, решил он.

— Вранье, — сказал он, — это ужасная вещь. Мужчины тоже лгут, вы знаете об этом?

— Но не Ровене. Ей они не лгут… Что они могут сказать о ее красоте, что будет ложью?

— Истинное очарование обходится без лжи.

— Ха! Ровена — это специалист по очарованию, но все, что она говорит, — ложь.

— Тогда это не настоящее обаяние. Ее красота — вот что завоевывает сердце мужчин. Но что с ней произойдет, когда ее красота померкнет? Ни один мужчина не купится, когда ложь будет звучать из уст, уже не таких красивых.

Он заметил, что сейчас завладел ее вниманием. Явно, ей нравилась ложь, которая звучит так, как будто это правда.

— Так, теперь разрешите мне показать вам истинное очарование. Дайте мне вашу руку.

Она крепко прижала руку к телу.

— Если вы хотите рассказать мне кучу глупых врак о моей волшебной красоте, то я этого не хочу.

— Вы можете на минуту допустить, что у меня есть немного ума? Дайте, наконец, вашу руку.

Глупо, но эта женщина просто достала его. Он был уверен, что никакая другая не отказалась бы от урока обольщения. Особенно если учесть, что мужчина, старающийся ее обольстить, к тому же ее муж.

Он взял ее руку с нежностью. С другой женщиной он бы беспокоился, как бы не испугать, но удивился бы, если бы что-то испугало это крошечное создание. Он поднял ее руку к своему лицу, но не поцеловал. Вместо этого он прижал ее тыльной стороной к своей щеке.

— Знаете, что мне нравится в вас, миссис Хантер? И не стал ждать ее ответа.

— Я люблю вашу честность. Всю свою жизнь я слышал комплименты. Мужчины слишком меня боялись, чтобы сказать что-нибудь неприятное, а женщинам так сильно нравилась моя внешность, что они около меня просто мурлыкали. — В слове «мурлыкать» он прокатил звук «р» нежно, прямо шелково, отчего Дори широко раскрыла глаза. — Встретить женщину, которая честна со мной, — это так освежает. Она убедила меня, что кое-чему я еще должен поучиться. И это воодушевляет, бросая вызов моему способу мышления. Вы заставили меня упорно потрудиться около вас, заставили захотеть доказать вам, будто я могу работать, несмотря на то, что вы-то считаете, будто не могу.

Он поднес ее руку к губам и стал целовать кончики пальцев один за другим.

— Что касается красоты, в вас есть такая искорка, что ваша сестра не может с вами сравниться. Она — как роза в полном цвету, пышная и видная всем, а вы — как фиалка, свежая и сияющая, нежная, но стойкая. У вас не тот тип красоты, который замечают сейчас же, как только посмотрят. Ваша красота нежнее. Ее надо искать, и поэтому она ценится намного дороже.

Дори сидела, при каждом его слове распахивая глаза все шире. Легкое покалывание побежало от ее кисти к плечу, а потом распространилось по телу.

Внезапно он выпустил ее руку.

— Вот, — сказал он, — что я имел в виду. Очаровывание без лжи.

Дори должна была встряхнуть головой, чтобы в ней прояснилось.

— Очаровывающая ложь. Вот что я об этом думаю, — возразила она.

— А что же вы считаете правдой?

— Вы думаете, что я вредная и причиняю одни неприятности. Однако я богатая вредина, а вам нужны деньги.

Коул не знал, был ли он когда-нибудь больше оскорблен. Она сказала, что он женился на ней из-за денег, и только из-за денег, а это, конечно, неправда. Он женился на ней из-за… Вот проклятье! Он точно не знал, почему он на ней женился, но не из-за одних же денег. Мужчина, женившийся из-за денег, называется… называется… каким же это словом? Жиголо, вот как! Он не возражал, когда его называли киллером, но не хотел, чтобы о нем думали как о человеке, который живет за счет женщины.

Внезапно он встал.

— Давайте кое-что выясним прямо сейчас. Я женился на вас, потому что вам нужна защита, и вы мне за эту защиту платите. Для вас я что-то вроде телохранителя. Когда сестра уедет из страны, мы пожмем друг другу руки, разорвем отношения, и всему этому придет конец. Согласны?

— Конечно, — спокойно сказала она; ее глаза глядели ясно, без всяких эмоций.

— Сейчас, если вы не возражаете, я собираюсь спать. День был длинным.

При этих словах глаза у нее расширились настолько, что он понял, о чем она думает.

Не зная точно, почему так рассердился, он схватил две дорожные сумки, плюхнул их в центр постели, соорудив таким образом своего рода стену. Может быть, его гнев был вызван тем фактом, что он ни разу не ссорился с женщинами, а сейчас внезапно эта крошка-мышка ведет себя так, будто он превратился в сатира, в нечто подлое и омерзительное. Он ей так сильно не нравился, что она даже неохотно протянула ему через стол руку.

— Вот так, — сказал он противным голосом, кивнув на разделенную постель. — Это соответствует вашему представлению о приличиях? Я не знаю, почему вы так настаиваете на том, что я лишаю невинности отчаянно сопротивляющихся девственниц, но, смею вас заверить, — я не таков.

— Я не имела в виду… — начала было она, но он ее оборвал.

— Сейчас ложимся. Я вам не буду надоедать, так что перестаньте смотреть так озабоченно.

— Я не беспокоюсь, — тихо ответила она, потом перешла за хорошенькую маленькую ширму, которая стояла в углу позади кровати и стала переодеваться. Ровена потолковала с Дори наедине после того, как Коул объявил, что он и Дори поженятся. Ровена наговорила массу чепухи о том, что бояться не нужно, и сказала Дори, что для ее же блага нужно уверить мистера Хантера в том, будто он очень сообразительный. «Это важно для мужчины, — сказала Ровена, — для мужчины это необходимо». Дори не имела понятия, о чем толковала сестра.

— Проклятье! — услышала она голос Коула, потом слабое звяканье оторванной пуговицы, ударившейся о фарфоровую раковину.

Осторожно выглянув из-за ширмы, она увидела нахмурившегося Коула, сосредоточенно пытающегося раздеться, что с его рукой сделать было весьма затруднительно. «Герой, — подумала она, — человек, который никогда не просит о помощи».

Одетая в ослепительно белую ночную сорочку, которая закрывала ее от шеи до пальцев ног, она, обойдя ширму, подошла к нему. Тут же она поняла, что он имел в виду, говоря ей, что определенно не может ее раздеть, но здесь наконец Дори чувствовала себя компетентной. В последний год жизни ее отец был инвалидом, и ей единственной он позволял за собой ухаживать. Она привыкла одевать и раздевать мужчину.

— Так, позвольте мне, — сказала она деловым тоном и за считанные минуты освободила Коула от верхней одежды. Она не подозревала, что он, глядя на нее сверху, улыбался в изумлении и с некоторым недоверием.

Она также не подозревала, с каким выражением он смотрел на ее густые волосы, заплетенные в невинную косу. В течение дня ее волосы были стянуты в тугой узел, ни единой прядки не выбивалось из гладкой прически. Но сейчас волосы выглядели мягкими и немного вились около лица. И странно, что и ее чопорная ночная сорочка была очень провоцирующая. Он привык видеть женщин в черных или красных кружевах, а не в чистом, сияющем, девственно белом. Увидев ее полностью скрытой под одеждой, он захотел узнать, что там еще, кроме того, что можно разглядеть через шелк.

Когда он остался в нижнем белье, она откинула покрывало на кровати и почти толкнула его на постель. Потом, как будто проделывала это тысячи раз, подоткнула одеяло вокруг него, быстро чмокнула в лоб, повернулась, задула лампу у кровати и пошла к двери.

Она уже взялась за дверную ручку, когда опомнилась — где она и что только что делала. С изумлением на лице, она повернулась. Коул, подложив под голову здоровую руку, усмехался над ней с удовольствием.

Неожиданно они оба расхохотались.

— А будет мне рассказ на ночь? — спросил Коул, заставив Дори покраснеть от смущения.

— Мой отец… — начала она объяснять, но потом засмеялась и сказала: — А какую историю вы хотели бы услышать? О банковских грабителях или о картежных секретах в полдень?

— В ней будут фигурировать мои друзья? Она еще веселее захохотала.

— Если речь пойдет о преступниках, то непременно о ваших друзьях, так что ли?

Он хмуро улыбнулся:

— Вы так сказали это, будто если меня посадят в тюрьму, то это будет воссоединение семьи.

— Подозреваю, что если вы когда-нибудь даже и заглядывали в церковь, то не дальше кладбища, — отозвалась она.

Она хотела пошутить, но шутка вышла неудачной, потому что в том, что она сказала, было много истины. Ни она, ни Коул, не хотели думать, как близко к смерти он жил.

С ее стороны постели горела лампа. Лишь подойдя к своей половине постели, она полностью осознала, что находится не в родительском доме, что мужчина — не отец-инвалид. Даже не взглянув на тяжелые сумки, которыми он разделил постель, она откинула одеяло, задула лампу и нырнула в постель — спиной к нему. Через некоторое время она спросила:

— Ваши родители — приятные люди?

— Нет. — Он помедлил. — А как ваши? Любили ли вы этого тирана, вашего отца?

— Никогда об этом не размышляла. Думаю, что любила. Он был единственным родителем, которого я знала.

— Так сейчас из семьи у вас только сестра?

— Да. Но она живет далеко — через континент и океан. — Она помолчала. — И у нее муж и двое детей.

— А это значит, что вы одна.

Она не ответила, да он этого и не ждал. Поезд мчался, стуча колесами, но этот звук, казалось, завораживал их обоих. Коул думал, что сцена почти интимная, они в постели вместе, но не касаются друг друга. Он никогда прежде не проводил с женщиной в постели целую ночь: он навсегда взял себе за правило, закончив свое дело, сразу же уходить. Он нашел, что после телесных утех разум его притупляется и он может стать легкой добычей для любого преступника, желающего самоутвердиться, убив Коула Хантера. Это было новое для него ощущение — быть с женщиной для чего-то другого, не для полового акта. Он повернулся и подложил под голову согнутую руку.

— Вы спите? Я имею в виду, если засыпаете, я…

Она повернулась, чтобы взглянуть на него. От лунного света, едва пробивавшегося сквозь занавески, ее глаза были яркими и живыми.

— Я совсем не сплю. Вы хотите поговорить?

Конечно, это было нелепо и смешно. Он был человеком действия, а не слов. Да, разумеется, он мог хорошо говорить, когда в этом была нужда. Он часто пользовался словами, а не оружием, чтобы примирить спорщиков, хотя и не был тем, кто годится для праздных бесед. Но именно сейчас он был слишком возбужден, чтобы спать. Может быть, оттого, что женщина, которая для него была запретным плодом, лежала рядом. Может, оттого, что он сделал сегодня невероятное — он наконец женился. Или, может быть, потому, что он начинал любить эту женщину. А почему — только Богу известно. Она даже отдаленно не соответствовала его представлению о том, какой должна быть женщина, и до сих пор он не чувствовал желания запрыгнуть с ней в постель — чем скорее, тем лучше, а потом так же быстро разбежаться.

— Как ваше имя? Я слышал, ваша сестра называла вас Дори, но сегодня в церкви священник назвал вас по-другому.

— Эполодорайя[1]. Это греческое имя, так по крайней мере сказал отец. Он также сказал, что имя нелепое, но это было предсмертное желание матери, так что он мне дал это имя.

Он приподнялся и оперся о спинку кровати, закинув руку за голову.

— Эполодорайя. Мне оно нравится. Я рад, что ваш отец согласился на него.

— Наша повариха сказала, будто поклялась моей матери, что не отстанет от него, если он не назовет меня так, как она хотела. Мой отец не был суеверным, он просто никогда не давал другому человеку право выбора.

Коул засмеялся. Она умела даже глупые вещи сделать забавными.

— Расскажите мне о городке, которым владеете. Почему вы не советовали мне брать город в наследство?

— Лэсем — крошечный городок. Всего пара сотен жителей. Но, учитывая способ увеличения населения, я думаю, народ что-нибудь предпринимает в послеобеденное время по воскресеньям.

Коул опять засмеялся и стал ждать, когда она продолжит.

Что еще в мире может вдохновлять человека, как не признание? — думала Дори. Все эти годы, проведенные с отцом, она держалась в тени. Он просто ненавидел то, что называл ее «несущественными замечаниями». Он только хотел, чтобы она присутствовала тут, и вплоть до последнего года своей жизни он не ждал от нее, чтобы она что-нибудь делала, только бы сидела с ним рядом так, чтобы он мог ее видеть. Для того, чтобы победить невероятную скуку своей жизни, она стала наблюдать за людьми, следила за ними, пытаясь их домыслить, заполняя пустые места своим собственным воображением.

Ежедневно она выезжала с отцом в экипаже и сидела совершенно спокойно, пока он беседовал с арендаторами, отвечая «нет» на любую их просьбу. Она вдруг поняла, что наблюдает самое себя.

А вот тут был мужчина, который с удовольствием смеялся над ее наблюдениями.

— Лэсем — городок мирный. Проблем немного; собственно, я уверена, что вы найдете его скучным. Четвертого июля у нас бывают пикники. Каждый житель состоит в церковной общине. Самым интересным из случившегося за последний год было то, что шляпу миссис Ширен унесло ветром как раз тогда, когда все выходили из церкви. Шляпа улетела за реку, угодила на голову быка мистера Лестера, надевшись прямо на левый рог быка. Забавно то, что мистер Лестер пригнал этого быка через всю Монтану и хвастал, что это самое грозное и самое сильное животное в Техасе. Может, так оно и было, но уж точно невозможно выглядеть грозным, надев хорошую соломенную шляпку, украшенную вишнями и листьями глицинии.

Коул молчал, только улыбался в темноте и веселился, развлекаясь. Она умеет хорошо рассказывать. Она рассказывала о магазинах, мебелированных комнатах и пассажирах поезда.

Но, слушая ее, он сообразил, что она не участвовала ни в одной из своих историй. Все они были рассказаны с точки зрения наблюдателя. Это было похоже на то, как будто она сидела за окном, наблюдая, как течет жизнь. Она ни разу не пожаловалась, ни разу даже не намекнула, что ее жизнь — это жизнь в изоляции, проведенная с отцом, у которого не было любви для младшей дочери, но Коул услышал и то, о чем она промолчала.

Что бы он ни собирался сказать, его сбило с толку то, что машинист затормозил и поезд стал резко замедлять ход. Если бы они не лежали в постели, то упали бы. «Плохо, очень плохо, — подумал он. — Если бы мы упали, я мог бы оказаться сверху…»

Последовало несколько толчков поезда, сопровождавшихся визгом тормозов. Видимо, поезд был вынужден остановиться. При одном — особенно сильном — толчке Коул инстинктивно протянул здоровую руку и, ухватив Дори за плечо, удержал от падения с кровати.

Когда поезд остановился окончательно, Коул оказался нависшим над ней, будто защищая ее от стрел и пуль.

— Вы не против, если я поцелую вас на ночь? — услышал он свою просьбу. Несколько дней назад он был тридцативосьмилетним, а сейчас вдруг ему сделалось двенадцать лет и он ухаживал за девочкой под яблоней.

— Я… я думаю, что это будет правильно, — прошептала она в ответ.

— Конечно, — заверил он, говоря себе, что просто нелепо так волноваться. Он ведь целовал массу женщин. Конечно, напомнил он себе, ни одна из них не была его женой.

Точным ударом ноги он столкнул дорожные сумки на пол. И тогда коли уж между ними не стало преграды, медленно наклонился, чтобы прижаться к ней губами. Он ей чудовищно лгал, когда говорил, что в том поцелуе, что они испробовали, не было ничего необычного. Тот поцелуй преследовал его все время. И, по правде говоря, он помышлял еще кое о чем.

Второй раз его губы дотронулись до ее губ, и он сразу понял, что первый поцелуй не был случайной удачей. Нежность и страсть просто затопили его. Это было так, будто он никогда не целовался с другой и никогда не знал, что значит прижаться к женщине.

Оторвавшись от нее, он заглянул в ее удивленные глаза. Он не знал, о чем она думала, понравился ли ей его мягкий, нежный поцелуй, но тут она протянула руку и погладила волосы на его виске. И никто никогда не дотрагивался до него так, как это сделала она.

— Ах, Дори, — сказал он, ложась на спину на своей стороне постели и увлекая ее за собой. Он проклинал свою неспособность обнять ее обеими руками, но одной рукой держал так крепко, как только мог. А Дори и не надо было так крепко держать, потому что, прижавшись к его груди, подняв голову, она сама стала целовать его. «Она очень сообразительная, — подумал он, — и быстро учится».

И вот, только он собрался ей показать, что умеет делать языком, в окно выстрелили. Со звоном расколов стекло, пуля ударила в постель на стороне Дори. И если бы это случилось минутой раньше, она пробила бы ее сердце.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Хантер! Ты там?!

При первом же выстреле Коул обхватил Дори рукой и скатился с ней с постели, закрывая ее тело собой. Он понял, что схватил револьвер с бокового столика. А сейчас, прижимая ее к себе, прошептал:

— Ты в порядке?

Она кивнула, и он был рад, что у нее не было истерики, а что еще лучше — не было вопросов. Она глядела на него так, как будто ожидала приказов и собиралась их исполнять. В этот момент он подумал, что, может быть, полюбил ее. Какой мужчина не полюбит женщину, которой можно командовать?

— Оставайся на полу, а я узнаю, кто там, — приказал он.

Она беспрекословно подчинилась.

Осторожно Коул продвинулся к окну вагона и выглянул. Было полнолуние, и он ясно разглядел четырех всадников. Один был впереди всех и сидел верхом на большой гнедой кобыле; он выказывал полную бесстрастность, как будто его ничто в мире не заботит, и это был человек, которого нельзя было с кем-то спутать или забыть.

Опустившись на пол, Коул прислонился к стене, очень красноречиво ругаясь.

— Большинство слов я никогда не слышала, — тихо сказала Дори, испугав Коула до такой степени, что он, нацелив на нее револьвер, взвел курок, прежде чем сообразил, что делает.

Дори подползла к нему под кроватью и осторожно выглянула — только ее лицо виднелось из-под простыни, свисавшей до полу. Услышав звук взводимого курка и увидев опускающееся дуло револьвера Коула, она снова исчезла под кроватью. Когда Дори сочла, что в нее не выстрелят, она опять выглянула.

— Кто это? — прошептала она.

— Вайнотка Форд. — Коул откинул голову к стене вагона. — Мне сказали, что он умер. Иначе я никогда бы не сел на поезд вроде этого. — Гнев, гнев на себя заполнил его полностью. — Как я мог быть таким глупцом! — Он оглянулся на нее. — Это его младшего брата я убил при ограблении банка. Я знал, что Форд явится за мной, но, говорю, слышал, что он умер. Может, потому я это услыхал, что пол-Техаса желает ему смерти.

Выстрелы раскололи тишину ночи.

— Выходи оттуда, Хантер, и встречай своего Господа! Мне не терпится увидеть, как ты подохнешь!

— Что мы будем делать? — спросила Дори, глядя на Коула так, словно считала, что он может решить любую проблему на свете.

«Она снова делает из меня героя, — подумал Коул. — По крайней мере я умру, зная, что кто-то думает, будто я стою больше, чем ничтожный гангстер».

— Мы ничего не будем делать, — сказал он, — ты останешься здесь, а я выхожу и сражаюсь с Фордом.

— Хантер! — опять раздался крик снаружи.

— Порядок! — прокричал Коул в окно. — Подождите минуту. Я одеваюсь. У человека есть право умереть обутым.

Он поднялся и посмотрел на Дори.

— Помоги мне одеться.

Она моментально выбралась из-под кровати, собрала его одежду и стала помогать ему одеваться.

— Надеюсь, я не очень любопытна, но как ты думаешь стрелять из револьвера, если не можешь даже застегнуть рубашку?

— Я буду стрелять левой рукой.

— Ах да. Ambidextious[2].

Коул даже не потрудился понять, что бы это значило.

— Дай мне рубашку.

Дори отвернулась от него, быстро схватила щетку для волос и, внезапно повернувшись, бросила ему. Коул хотел ее схватить левой рукой, но промахнулся, и щетка громко стукнулась об пол.

— Ты так же хорошо управляешься левой рукой с револьвером, как ловишь вещи?

— Замолчи и помоги натянуть сапоги, — приказал он, затем, когда она помогла ему, заговорил тихим, спокойным голосом: — Не знаю, подозревает он о тебе или нет. Сомневаюсь, что он в курсе. Его проблема — это я, а не ты.

Она стояла перед ним на коленях, помогая натянуть сапог, и внезапно страшная тоска охватила его.

Казалось, он был так близко к обладанию тем, о чем никогда даже и не мечтал такой человек, как он. Он никогда не думал, что у него будет жена, а может, и дети. Но сейчас сообразил, что, наверное, это и была причина, по которой он согласился жениться на этой маленькой женщине, такой чистой и свежей.

Ему хватило ума понять, что никогда снова у него не будет шанса заполучить такую, как она. Никогда снова к нему не придет невинная женщина и не предложит начать жизнь, не похожую на ту, которую он знал.

Но сейчас этот шанс упущен. Он не сомневался, что эти минуты — последние в его жизни. Вайнотка Форд, у которого мать — шайонка, а отец американец, был порочным ублюдком. Он никогда не любил своего брата, убитого Коулом, но, кроме этого, ему никогда и не нужен был предлог, чтобы вызвать кого-нибудь среди ночи и убить.

Месть за брата была предлогом не хуже всякого другого. Форда справедливый бой не интересовал никогда: он не встречался с человеком лицом к лицу посередине улицы, чтобы выяснить, кто быстрее стреляет. Форду нравилось остановить дилижанс и перебить в нем всех — единственно из спортивного интереса.

Сейчас Коул считал, что если ему удастся защитить Дори, — это лучшее, что он сможет сделать. Склонившись к ней, он приподнял ее лицо за подбородок и посмотрел ей в глаза.

— Я хочу, как только выйду в эту дверь, чтобы ты вышла в противоположную и смешалась с пассажирами в другом вагоне. Ты меня поняла? Не обращай внимания, если снаружи ты что-то услышишь, оставайся в поезде. Постарайся, чтобы Форд не догадался, что ты имеешь ко мне хоть какое-то отношение.

Внезапно Коула затошнило. Если Форд убьет его, что удержит этого убийцу от того, чтобы не ограбить поезд? Даже если Форд не знает, что Дори с ним связана, он разглядит, что она молода и беззащитна. И красивая, — подумал он, — с этими ее волосами, заплетенными в толстую косу, с мягкими оборками на ночной рубашке вокруг шеи и выражением, с каким она на него глядит. Он понял, кого теряет.

Быстро, но с большим пылом он поцеловал ее, и, когда отпрянул, от поцелуя у него закружилась голова.

— Увидимся позже, хорошо? — сказал он, делая вид, что вернется, но потом добавил: — Скажи сестре, пусть о тебе позаботится, и передай, что ты заслуживаешь большего, чем человек по имени мистер Перец.

Он хотел, чтобы она улыбнулась, но она не улыбнулась. Ее глаза сделались огромными, и он знал, что, если задержится еще на минуту, Форд выстрелит в них. Все эти годы живым он оставался потому, что ему было все равно жить или умереть. А вот сейчас не все равно. Очень сильно не все равно.

— Хантер, у тебя есть десять секунд, и потом мы туда войдем!

— Береги себя, Эполодорайя, — прошептал Коул, выпрямился и пошел к задней двери вагона.


— Что-то ты долго тянулся, — сказал Форд, когда Коул появился на платформе позади поезда.

Коул спокойно стоял, ожидая первого движения противников. Единственным шансом Коула выжить было броситься на платформу в момент первого движения любого из четырех и начать стрелять. Действуя так, он убил бы троих прежде, чем убили бы его. По крайней мере у них будет втрое меньше возможности что-нибудь сотворить с Дори. Первым он возьмет Форда, и тогда, может быть, его люди разбегутся или, может, трусы с поезда, которые, должно быть, наблюдают из каждого окна, помогут.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

В какой-то момент сердце Коула стучало прямо в горле, потому что он знал, идут последние минуты его жизни, а потом он уже не узнает, что произойдет. Дори стремительно выскочила из поезда, ее маленькая фигурка была почти скрыта развевающимися оборками широчайшей ночной сорочки. Ее коса расплелась, и волосы в беспорядке рассыпались по плечами. Коул полагал, что у нее прямые волосы, но теперь понял, почему она так сурово с ними обращалась. Укрощение ее волос было похоже на укрощение дикой лошади из прерий. Развеваясь, они окутывали ее голову облаком цвета меда. Хоть и некстати, но он подумал, что она выглядит истинным ангелом. Никогда еще так не хотелось ему защитить человеческое существо, как сейчас эту женщину.

Как только он ее увидал, то решил, что произошло что-то ужасное. Может, один из людей Форда уже в поезде? Кто-нибудь прикоснулся к ней? Он двинулся к ней, собравшись рявкнуть на нее, но она разразилась истошным криком, не дав ему и рта раскрыть:

— Вы не можете его убить, пока он не вернет мне золото, которое украл у нас с сестрой! Только он один знает, где оно!

— Дори! — резким тоном вскричал Коул, пытаясь до нее добраться и в то же время не спуская глаз с четырех верховых, следящих за ним.

Неожиданно для себя Коул нахмурился, увидев, как она от него отпрянула и какой ужас отобразился на ее лице.

— Не подходите ко мне! Я скорее умру, чем позволю до себя дотронуться! — Она взглянула на человека, сидящего на большой гнедой кобыле. — Ах, мистер Форд, вы не можете представить даже, какой это ужасный человек! Он использует меня!

Дори полностью овладела вниманием Коула и четырех преступников, также как и трусливых пассажиров, которые глядели в окна, наблюдая за всем происходящим, находясь под защитой стального поезда.

Когда Дори начала спускаться с платформы, Коул попытался схватить ее сзади за рубашку, но она увернулась от него.

— Мистер Форд, вы похожи на человека, который поможет даме! — воскликнула она.

У Вайнотки Форда были устрашающие челюсти, на щеке шрам длиной в пять дюймов. Волосы он расчесывал пятерней и не мылся с тех пор, как в последний раз переплывал реку, а глаза его были такими холодными, что смотреть в них боялся даже шериф. И меньше всего он был похож на того, кто мог или хотел помочь кому-нибудь.

— Это ужасный человек, он убил вашего брата, так что способен и меня похитить. Он знает, что я богата, богаче, чем он когда-нибудь даже мечтал. Он знал, что у моего отца миллионы в золотых слитках спрятаны в доме. Он узнал об этом и использовал меня. Я думала, он мой друг, думала — он хороший человек, раз спас меня при ограблении… Я… я за ним замужем.

Форд смотрел на Коула, спокойно стоявшего на платформе и все еще готового стрелять. Если Коул двинется с места, пытаясь убрать Дори от этих мужчин, он потеряет выгодную позицию, а своей бесполезной правой рукой он не способен убрать ее из опасной зоны, где засвистят пули. Он был пленником своей позиции.

— Ты женился на богатенькой, Хантер? — спросил Форд подозрительно фальшивым голосом. Он любил поиграть с людьми, прежде чем их прикончить.

Дори ответила:

— Он женился на мне, а потом заставил сестру дать ему пятьдесят тысяч долларов золотом, и они у него. Я не знаю где. Больше я ничего не знаю. Он не может, чтобы не лапать меня всякую минуту.

— Дори! — позвал Коул, и, к его ужасу, в голосе его прозвучала обида. Да не трогал он ее! Он обращался с ней только уважительно. Как же он может идти на смерть с такими прощальными словами? Неужели из-за нескольких поцелуев у нее такое сильное отвращение к нему?

Дори не обращала на него внимания.

— Прикажите ему сказать, где золото, а потом можете убить. Или я сама нажму на курок. Я хочу его смерти после того, как он со мной обошелся.

Наконец-то Коул понял, что она творит, и возненавидел себя за то, что не разглядел раньше, что она из себя представляет. Его так обескуражило ее поведение, что он не обратил внимания на то, что она говорила о золоте.

Он посмотрел на Форда.

— Золота нет, — возразил он спокойно, — золота я нигде не прятал.

— Лжец! — завопила Дори, плюнув для большей выразительности.

Хотя Коулу было ненавистно признаваться в этом, но это его шокировало. Где же это она научилась таким вульгарным вещам?

Форд начал смеяться — ужасным смехом, потому что смеялся он очень редко. Его смех звучал, как колесо заржавевшего вагона, который через пару лет простоя пускают по пути без смазки.

— Кому я должен верить — тебе или этой маленькой даме?

— Не верьте ему. Он только врет, и все! — визжала Дори. — Он лгал моей сестре и мне. Он всем лжет. Его подстрелили, он не может теперь заработать, стреляя в людей, вот он и уговорил меня сладкими речами выйти за него замуж, а потом заставил сестру отдать ему все золото, что у нее было. Он везет меня назад в Лэсем взять остальное. Я думаю, он собирается убить меня и сжечь дотла отцовский дом. Я думаю…

— Умолкни! — закричал на нее Коул, и это подействовало — она умолкла.

Он повернулся к Форду.

— Она хочет спасти мне жизнь. Золота нет, у нее нигде нет золота. Она бедная, как скватер. Я твоя добыча, а не она. Дори, отойди к дальнему концу поезда и не вмешивайся.

— Ха, — закричала она, — да я скорей умру, чем сделаю хоть что-то по твоему приказанию! Дама никогда не спустит эти отвратительные штучки, что ты проделывал. — Она подбежала к Форду и, ухватившись за стремя, поглядела на него умоляющими глазами. — Я не бедная. Если бы я была бедна, смогла бы я путешествовать в частном вагоне? И не пытаюсь я спасать его жизнь. Я его ненавижу. Он у меня много отнял, пусть вернет. Заставьте его сказать, где он спрятал золото. Потом можете его убить. Мне до него дела нет. Да, нет!

Коул заметил, что Форд уже прислушивается к ней. «Золото» — это было единственное слово, которое всякий, вроде Форда, любил слышать, и, может быть, он также услышал намек на что-то грязное и дурное, что, по утверждению Дори, Коул с ней сделал.

Что до Коула, то он с трудом справлялся с гневом, который вызвали ее речи. Что же, с самого начала она обманывала его? Вообще была другой, а не той, какой казалась? Откуда она знает про «омерзительные штучки, которые леди не должна терпеть?» Где она таким вещам научилась?

— Уоткинс, — фыркнул Форд, — дай Хантеру и маленькой… даме, — он глумливо ухмыльнулся, произнося это слово, — свою лошадь. Мы вернемся в лагерь и там что-нибудь сообразим.

В какой-то момент Коул подумал, как бы перестрелять их как можно больше — сколько удастся. Но знал — и его убьют тоже, а кто присмотрит за Дори? Она только что наболтала всю эту ложь о своем богатстве и заставила их увидеть свою женскую привлекательность. Все эти мужчины захотят узнать от нее, что за грязь проделывал с ней Коул; они захотят подробностей и… повторения.

— Она врет, — сказал он, но заметил, что его слова приняли равнодушно. Какие же слова могли бы соперничать со словами «золото» и «вожделение»?

— Мы сообразим, что и как, потом, — решил Форд. — Сейчас давай на коня.

— Дай ей одеться, — попросил Коул, пытаясь выиграть время. Может быть, молния поразит Форда и его людей. Может, прискачет конная полиция и спасет их. Может быть, эти трусливые пассажиры, наблюдающие за ними, выйдут и помогут. А может быть, в следующие две секунды Вайнотка Форд раскается. Он был уверен, что-то произойдет.

— Я не хочу с ним ехать, — сказала Дори, снова отступая к лошади Форда, охватив себя руками, как бы защищаясь от кулаков Коула.

— Она может ехать со мной, — сказал один из мужчин, косясь на нее с вожделением.

— Нет, дай ее Хантеру, он ей очень нравится, — решил Форд, и даже при лунном свете в его глазах можно было все прочесть. Он собирался повеселиться, видя Дори, сидящую вплотную к человеку, которого она ненавидит. Страдание кого-либо доставляло ему огромное удовольствие. Когда причиной этого страдания был он, его удовольствие удваивалось, потому что в этом случае удовольствие сочеталось с властью.

— Спускайся сюда, пока я тебя не продырявил, — приказал Форд Коулу. — И никаких переодеваний. Сейчас же трогаемся.

Никогда еще Коул не был в таком переплете. А кроме того — никогда ни за кого не отвечал. Всегда, всю жизнь, он заботился только о себе. Если бы его убили, его смерть ничего бы не значила ни для кого, никто бы даже не заметил, что он исчез с лица земли. Но сейчас все изменилось. Если его сегодня ночью убьют, что-то ужасное случится с другим человеческим существом, о котором он должен заботиться. Он знал, что они поженились не по традиционным причинам, но он ведь поклялся быть с ней, заботиться о ней, пока их не разлучит смерть.

Конечно, смерть находилась неподалеку, и он собирался свернуть ей шею в ближайшие минуты.

Через пятнадцать минут Коул сел на лошадь, Дори села впереди него; широкая ночная сорочка развевалась вокруг ее ног, а обута она была в тонкие комнатные туфли. Она спиной прижалась к нему, он обхватил ее руками, держа поводья. В течение следующих десяти минут он толковал ей, что думает о ее глупости.

— Ты должна была оставаться в вагоне. Если бы ты сделала то, что я велел…

— Ты, наверное, был бы убит, — возразила она, зевая и прижимаясь к нему.

Сам того не желая (у нее был просто талант подчеркивать худшее в нем), он сказал:

— Ты лучше не прижимайся ко мне так тесно, а то я могу проделать с тобой омерзительные штучки.

— Какие? — спросила она тоном ученого, который пытается взять на заметку образцы поведения другой цивилизации.

— Не представляю. Это ведь ты рассказывала всем, что я не могу тебя не хватать своими ручищами. Как ты могла, Дори! Из-за тебя мы попали в настоящую беду. Ведь мы оба знаем, что никакого золота нет. Ну почему ты не дала мне расправиться с ними?

— Потому что я не хотела, чтобы тебя убили, — ответила она прямо.

На какой-то момент он успокоился. Конечно, с одной стороны, он был рад, что жив, но от всего сердца желал бы, чтобы она была в безопасности, а не отдана на милость безжалостного преступника.

— Почему ты сказала Форду — и каждому, кто слышал, — о том, что я… что я…

— Что ты не можешь меня не лапать?

— Да, — прошипел он.

— Мой отец никогда не позволял мне делать то, что мне хотелось. Ровена говорила, что он был очень упрямым, но я его считала обыкновенным деспотом. Если я говорила, что день чудесный, и собиралась выйти из дому, можешь быть уверен, мы оставались дома, возможно, в одной комнате. Я подумала, что, может быть, твой преступник такой же деспот, как мой отец. Если я скажу, что хочу быть с тобой, он сделает все, что в его силах, чтобы разъединить нас, так что я сделала так, как научилась поступать со своим отцом: я говорила, что хочу делать противоположное — держаться от тебя подальше. — Она прижалась к его груди. — И похоже, что это сработало.

Всю жизнь Коул считал, что женщины — слабый пол. Они нуждаются в защите. Но эта женщина заставила его переменить свое мнение. Внезапно он наклонил голову и поцеловал ее в шею.

— Прекратите! — закричала она. — Попридержите свои грязные руки! Я вас ненавижу! Не прикасайтесь ко мне!

Впереди себя они расслышали смех Вайнотки Форда. В эту ночь он, пожалуй, смеялся больше, чем за предыдущие десять лет.

— Не переусердствуй, — сказал Коул в сердцах.

— Может быть, но я должна это делать, иначе он не получит никакого удовольствия от этого.

Ему неприятно было даже думать, что она знала еще кого-нибудь, кто хоть отдаленно напоминал Вайнотку Форда. Он бы предпочитал считать, что у нее был отец, даривший ей красивые платья и леденцы в воскресные дни. Но он начинал думать, что ее обеспеченное детство было настолько же одиноким, насколько его — бедным.

Теперь главная его задача — вытащить их обоих из этой переделки. Если бы он был один, он пустил бы в ход оружие, несмотря на то, что правая рука в повязке. Но ведь сейчас ему нужно позаботиться о Дори.

Он старался припомнить все, что она наговорила Форду. Кажется, так: он, Коул, получил пятьдесят кусков, которые он один знает куда дел. Так что это означает, что Форд сделает все что угодно, чтобы заставить Коула признаться, где он припрятал золото. А кроме того, кажется, Дори сказала, что много золота и в ее доме в Лэсеме.

— В отцовском доме есть спрятанное золото?

— Нет, — сонно ответила она. — А что? Он заботливо обхватил ее рукой.

— А, ты про это, — протянула она, припоминая, что говорила этому ужасному грязному человеку. — Я хотела, чтобы у него была причина не убивать меня, поэтому и сказала, что знаю, где спрятаны деньги. Но денег не прятали. Мой отец все положил в банк в Филадельфии. Я получаю ежемесячно небольшую сумму.

— Послушай меня, — сказал Коул, наклоняясь вперед, чтобы его рот почти касался ее уха. — Я прошу тебя помочь мне вызволить нас из этой беды. Я буду говорить Форду твердо, что у тебя есть деньги, а позже будут и у меня. Я ему скажу, что это единственная причина, по которой я о тебе хлопочу.

— Эта? — переспросила она.

— Эта — что?

Она знала, что он понял, о чем она спросила, и не стала утруждать себя ответом. Ведь он не захотел сказать ей того, о чем она спрашивала.

А Коул не хотел говорить ничего такого, что заставило бы ее думать о любви. Женщины, влюбившись, делают глупости. По правде говоря, они просто делаются слепо преданными мужчине, не обращая внимания на то, какое он дерьмо. И даже подвергают опасности собственную жизнь.

— Мне нужны эти пять кусков, что ты мне обещала, и все. Как только я их получу, мне никогда не захочется снова увидеть штат Техас.

Он не мог врать достаточно убедительно, чтобы сказать — никогда не захочет снова увидеть ее, но его слова прозвучали как намек и на это. Если она решит, что ему безразлична, она будет более послушной, когда придет время.

— Что мне нужно делать? — спросила она тусклым голосом.

Он не позволил себе что-нибудь расслышать в ее тоне.

— Я заставлю Форда поверить в то, что он не может без меня получить золота, а я не получу его без тебя. Я ему расскажу, что ты соврала, когда сказала, что мои объятия тебе не нравятся.

В его голосе зазвучала даже как бы гордость, когда он это произносил.

— Я скажу, что лаской уговорил тебя мне довериться, и ты рассказала, как получить эти деньги. Только муж может получить деньги, поэтому я на тебе женился. Ты должна подписать кое-какие бумаги.

Когда она промолчала в ответ, он наклонился вперед, чтобы на нее взглянуть.

— Ты спишь?

— Нет. Так это означает, что ты собираешься, скажем так, обхаживать меня? Бесконечные поцелуи рук и все такое? Собираешься попытаться улестить меня, чтобы я подписала бумаги, верно?

Об этом он не подумал, но, возможно, это мысль правильная.

— Да. Ты против этого?

— А почему ты не хочешь держать у моей головы револьвер, угрожая меня убить, если не подпишу?

Эта маленькая леди неплохо соображает.

— Может быть, твой отец беспокоился, что ты сделаешься идиоткой, когда дело дойдет до мужчин, так он поставил условие, что ты должна подписывать бумаги в присутствии свидетелей.

— Ты можешь схватить мою сестру и не выпускать ее, пока я не подпишу бумаги.

Он в темноте улыбался. Она определенно мужика за пояс заткнет.

— Твоя сестра уже на пути в Англию, помнишь? Он набрал воздуху. — Не думаю, что у Форда такой острый ум, как у тебя. Я только скажу ему, что я, твой муж, могу уломать тебя передать деньги мне. Мы должны подписать бумаги вместе, так что люди Форда не смогут привязать меня к столбу и бить до полусмерти. Ответил я на твои вопросы?

— Ответил на вопросы твоих преступных друзей? На что Коул едва не засмеялся вслух. Но вместо этого прижался лицом к ее шее.

— Как думаешь, ты сможешь сделать вид, что я тебе нравлюсь?

— А разве я уже не доказала, что я — великая актриса? — спросила она, заставив Коула отпрянуть от ее шеи. Весь в сомнениях, он подумал, что она только что сказала ему что-то ужасное.

— Откинь голову мне на плечо и немного поспи. Дай своему хитрому крошечному умишку отдохнуть. Мы, должно быть, через несколько часов остановимся, но попробуй поспать до этого.

Она прижалась спиной к нему, но не засыпала. Наоборот, она остро чувствовала спиной его сильную грудь; одной рукой он обнимал ее за талию, другую прижимал к ее боку. Его подбородок был около ее лица, и она ощущала его дыхание в холодном ночном воздухе.

Дори знала, что должна быть напугана тем, что произошло. Она знала, что должна беспокоиться и бояться, просто дрожать от страха. Но на самом деле она как-то не задумывалась, что случится завтра. Она могла думать только о том, что происходит сейчас. Последние несколько дней были лучшими в ее жизни. Всю жизнь она жила умом, а не сердцем, все планируя до мелочей. Она изучила отца так, как если бы он был школьным предметом, который ей нужно сдать, и научилась с ним управляться. Она выучила его распорядок, его жизненную философию — «бери все, что можешь» — и его привычки. Благодаря своему уму, она отлично приспособилась к нему.

Коула Хантера она нашла благодаря своей логике. Она выбрала его, основываясь на услышанном или прочитанном, но особенно на том, что ей был нужен мужчина для выполнения специфической задачи.

Но Дори твердо усвоила, что если поведение своего отца она могла предсказать, то поступки других людей были самыми разными. Коул Хантер ничего не делал так, как она предполагала. Когда она предстала перед ним со своим деловым брачным предложением, он рассердился, но Дори этого ожидала: она всегда заставляла людей сердиться. Она не могла предвидеть его возрастающую нежность к ней.

И эта нежность начинала ей нравиться. Ей нравилось, как он временами на нее смотрел. И что странно — видимо, ему понравилось то, что особенно сердило отца: ее «несущественные замечания». Отец ненавидел, когда Дори говорила или делала что-то необходимое, что-то, о чем он сам не подумал. Ее отцу нужно было верить, что все женщины глупые: тогда он чувствовал правоту своего мелочного презрительного отношения к одной из дочерей.

Закрыв глаза, она прижалась к Коулу, а он, казалось, закрыл ее со всех сторон, защищая и оберегая от любых бед и напастей.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

— Давай-ка мне ее.

Дори медленно проснулась. До нее дошло, что лошадь остановилась и Коул поддерживает ее. От нее слева — с поднятыми с жадной готовностью руками — стоял один из этих страшных людей, пытавшихся убить ее мужа. В ту минуту, как полностью проснулась, Дори не успела припомнить историю, которую рассказала этим людям, и забыла, что якобы ненавидит Коула Хантера. Она инстинктивно отреагировала на вид страшного мужчины, протягивающего к ней руки, — повернулась, обвила Коула за шею руками и крепко к нему прижалась.

Вайнотка Форд блестящим умом не отличался, но был достаточно сообразителен, чтобы понять, в чем суть, когда это увидел. Ему всегда не нравилось, когда его выставляли дураком. Изогнувшись в седле, он пристально взглянул на Коула.

— Что происходит? — спросил он тихим угрожающим голосом.

Коул старался действовать так, как будто ничего особенного не произошло.

— У меня было время, чтобы с ней договориться… — Так как Форд все еще не спускал с него глаз, Коул пожал плечами. — Может, вам нужно сильно хлопотать, завлекая женщину, а мне хватит трех часов наедине, и я смогу ее уговорить на все, что захочу.

С этими словами он спешился и протянул здоровую руку, помогая Дори.

Целую минуту Форд и его люди осмысливали сказанное Коулом. Что им оставалось делать, как не признать его правоту? Который из них мог выйти вперед и признаться, что неспособен уговорить женщину на все? Эти мужчины требовали и угрожали, шантажировали и приказывали, но ни один из них даже не использовал нежных и ласковых слов. Никогда им не удалось с помощью слов сделать так, чтобы женщина добровольно повисла на ком-нибудь из них, обвив шею руками.

Коулу страстно хотелось унести Дори от этих подозрительно глазеющих людей, но из-за больной правой руки он сделать этого не мог. К тому же он потерял силу, которую давал револьвер на бедре, упустил средство для ее защиты. Теперь единственным оружием у него были его сила, репутация и способность гипнотизировать людей взглядом.

До рассвета оставалось не больше двух часов, и Форд решил, что лошадям нужен отдых, так что люди пока могли поспать. Пытаясь установить некоторую независимость, Коул положил свое седло подальше от других, насколько возможно. Он не хотел, чтобы они подумали, что он настолько глуп, что попытается скрыться, пока другие спят. Конечно, он бы попробовал, если бы с ним не было Дори, но он не мог сделать что-нибудь такое, что увеличивало бы опасность для ее жизни.

Один из бандитов развел костер, поставил на огонь кофейник и поджарил немного бекона. Через несколько минут, когда Дори вернулась после личных дел, которые совершала среди деревьев, тот подал ей чашку горячего кофе с таким подлым видом, что она закашлялась и все выплюнула.

— Выпей. Это тебя согреет, — сказал ласково Коул, закрывая ее своим телом от взглядов мужчин, сидящих на корточках вокруг костра. Пока что у Форда и его людей было мало времени обдумать то, что произошло, но, может быть, сейчас они это делают. Форд замышлял убить Коула Хантера, знаменитого гангстера, известного тем, что его никогда не преследовали по суду. Все, что должен был сделать Форд, — это сказать, что бой был честным, найти нескольких очевидцев, и он чист. Прошлое Коула удержало бы людей от мысли, что было что-то, кроме боя, честного или нет. Но вместо простой расправы с мужиком теперь Форд имел дело с двумя заложниками. Он не допускал мысли, что Коул украл женщину, — ведь он был ее мужем. А если с ней что-нибудь случится, это у Форда, а не у кого-то другого, могут быть неприятности. Так что ему оставалось сказать, что лучше уж ей заплатить за то беспокойство, которое она ему причинила.

— Выпей кофе и съешь вот это, — сказал Коул, протягивая Дори кусок жесткого бекона.

Без удовольствия Дори стала жевать свинину и пить кофе. Не то чтобы она не хотела есть, да только свинина была как старая подметка, а вода отдавала ржавчиной от канистры. Однако все было горячее. Коул хотел, чтобы она ела, вот она и ела.

Коул посмотрел на нее, на полосу грязи на ее щеке, на то, как она сидит в лунном свете в ночной сорочке, которая когда-то была такой чистой, а сейчас помялась и испачкалась, и остро почувствовал вину перед ней. Это он ее во все втянул. Если бы она с ним не встретилась, то сейчас находилась бы в безопасности, не ожидая смерти всякую минуту. Глядя на нее, он поклялся, что постарается вызволить ее, даже если погибнет при этой попытке.

Форд оставил на страже человека, чтобы тот следил за Коулом, а заодно наблюдал, не появятся ли охотники-добровольцы, желающие получить вознаграждение за головы преступников. Остальные, растянувшись на одеялах, уже через секунду крепко спали.

Коул велел Дори занять постель, которую он ей соорудил со всеми удобствами, которые были в его распоряжении. Но Дори отказалась укладываться в относительном комфорте на одеялах, в то время как он собирался спать прямо на земле в нескольких дюймах от нее.

— Единственную постель я занимать не хочу, — прошептала она. Мужчина на страже бессовестно наблюдал за ними, и иногда, хоть и было темно, что-то в его глазах поблескивало, от чего у Дори бежали по телу мурашки.

— Тебе нужно немного поспать, — сказал Коул в некотором раздражении.

— Ты замерзнешь без одеяла. Костер в десяти футах отсюда.

— По множеству причин именно тебе нужно взять одеяла и седло под голову. Я привык обходиться без постели и чистых простыней. Сейчас у тебя должно быть лучшее место для сна.

Он осознал, что, если она будет упрямиться, они проспорят всю ночь, а ему хотелось поспать как можно дольше. Только Бог знал, что сулит им наступающий день.

— Хорошо, — согласился он, желая скорее решить этот вопрос, — будем спать вместе. Он поднялся с земли, растянул одеяло и, подняв его здоровой рукой, пригласил ее лечь с ним. Он ожидал, что она перечислит ему причины, почему им нельзя спать вместе, но она ни минуты не раздумывала. Быстро и даже, кажется, очень охотно она подвинулась под его руки, умело прижалась к его телу, а голову положил на его руку, скользнув твердым бедром вдоль его бедер.

— О Господи, — прошептал Коул. Никогда он так хорошо не чувствовал женское тело возле себя. Любая женщина, которой он обладал раньше, была или проституткой, или чьей-то сестрой, или чьей-то женой, в общем, так или иначе принадлежала другому мужчине. А вот эта принадлежала ему. Может быть, не навсегда, может быть, не по правилам, но по крайней мере сейчас она принадлежала ему. Может, это и нелепо, потому что все так нереально и так временно, но, наверное, мысль, что у него есть право ее обнимать, заставит ее относиться к нему лучше.

Он думал, что она крошечная, а оказалось — нет. Она была просто того самого размера, чтобы точно заполнить все изгибы его тела, как будто они оба были созданы друг для друга. Она прижалась к его груди, отчего сердце Коула гулко забилось.

«Или она совершенно невинна, как новорожденное дитя, или же она самая распутная маленькая проститутка на свете», — думал он. Но кем бы она ни была, Коул знал, что если бы кто-то в этот момент попытался ее у него отнять, он бы его убил.

Что до Дори, то никогда в жизни ей не было так хорошо, как рядом с Коулом. И не только потому, что она была девственницей, но также потому, что она долгое время была лишена чувственного удовольствия. В детстве Дори не знала объятий. Когда была жива мать, она обнимала и ласкала старшую дочь, но умерла при родах Дори. Отец решил, что даже обычные проявления чувств ведут к «баловству», так что запрещал самые обычные ласки в отношении своих детей. Приветливая натура Ровены заставляла забывать о запретах, но маленькая Дори со своей спокойной манерой и холодными глазками — точная копия отца — заставляла людей дважды подумать, прежде чем ее приласкать. В результате Дори прожила жизнь без нежности и ласки, которые другим детям казались даже надоедливыми.

Люди считали, что мисс Дори чересчур независима и ей больше никто не нужен, а это была неправда. Ей хотелось пригреться у кого-нибудь на коленях, как, она видела, делала Ровена, но она не знала, как заставить взрослого захотеть ее обнять. А как попросить, она даже и не представляла.

Коул Хантер был единственным, кроме Ровены, кто рискнул подойти поближе к ней, столь холодной внешне. И Коул увидел то, что Ровена всегда знала: холодность Дори — это только попытка спрятать от мира то, в чем она нуждалась больше всего.

Когда Коул обнял ее, он, казалось, освободил что-то, захороненное глубоко внутри Дори: необходимость слышать сердцебиение другого человека у своего сердца, смешивать свое дыхание с чужим, касаться кожей кожи другого человеческого существа. Когда Коул взял ее на руки, она поняла, что это для тепла и защиты, но было еще что-то, что ощущалось как очень хорошее и очень верное. Она хотела слиться с ним, сделаться еще ближе к нему, чем уже была.

Ее сердце забилось чаще. Ей захотелось не только слышать его сердце у своей щеки, ей хотелось его чувствовать, быть как можно теснее, но их разделяла ткань рубашки. Ей представлялось, что ткань была такой же толстой и непроницаемой, как кожа.

Она опомнилась, когда он спросил с удивлением в голосе:

— Что ты делаешь?

Но это не остановило ее — она расстегнула его рубашку и прижала щеку к его коже. Она ответила, что пуговицы давят на щеки, и это была правда. Даже шелк был мучителен для ее кожи, для ее сердца.

Когда Дори сдвинула его рубашку и пригрелась на его широкой груди, Коул, подняв глаза к небу, про себя произнес несколько проклятий.

Улыбаясь, счастливая как никогда в жизни, Дори водила щекой по его груди и, когда губами коснулась его кожи, поцеловала ее, не задумываясь.

— Прекрати! — приказал он, схватив ее за плечо и отодвигая от себя, его голос звучал свирепо.

Дори заморгала, не совсем соображая, что она делает и почему делает такую запретную вещь — целует широкую грудь этого мужчины.

— Я… Извините, мистер Хантер, — пролепетала она, когда до нее дошло, что она делает и почему он так рассердился. Ясно, что он не хотел, чтобы она касалась его больше, чем это необходимо. Она застыла в его руках, в течение секунды превратившись из податливо-мягкой в несгибаемую. — Не представляю, что на меня нашло, мистер Хантер, я…

— Оставь ее! — фыркнул он, потому что она стала натягивать на него и опять застегивать его рубашку.

— Но я…

Прежде чем она договорила, он вернул ее голову на прежнее место.

Но Дори не могла успокоиться. Она, должно быть, устала, но в то же время она была просто переполнена энергией. Где-то в мыслях бродило, что она должна вести себя как леди, но она все время спрашивала себя, какое значение имеет ее поведение сейчас, когда, видимо, ее убьют в течение двадцати четырех часов. Когда этот страшный человек, Форд, обнаружит, что в ее доме нет золота, не похоже что он просто засмеется и скажет: «Неплохо подшутили надо мной» — и разрешит им уйти. Наверное, выстрелит в сердце, и второй раз уже о них не подумает. Когда она умрет, люди должны написать на ее могильном камне: «Она оставалась леди до самого конца».

— Это удивительно? — спросила она Коула.

— Что — удивительно? — проворчал он, стараясь, чтобы голос звучал так, как будто она вырывает его из сна.

Если бы Дори не прижималась ухом к его груди и не чувствовала как ухает его сердце, она могла бы решить, что он спит, и прекратить распросы. Но она знала, что он такой же сонный, как она сама.

— Заниматься любовью, — прошептала она, — это очень приятно?

Когда он промолчал, она заговорила снова:

— Ровена ничего не рассказала мне об этом. Я имею в виду, что знаю, как это делается, но точно не знаю, что при этом чувствуют. Ровена говорила, что муж должен научить жену всему, что ей нужно знать, по думаю, что у меня так не будет. Я имею в виду — не будет мужа. — Она помолчала, а потом быстро закончила: — Сейчас я не считаю, что ты в самом деле мой муж. Я знаю, что не муж. Но дела у нас складываются так, что у меня другого мужа не будет, и вот я подумала, что спрошу у тебя.

Она ждала ответа, а он так долго не отвечал, что она уже решила, что он так и промолчит.

— Да, это приятно, — наконец ответил он. — Но я думаю, это может быть еще лучше.

Это заставило ее приподнять голову, чтобы взглянуть на него, но он немедленно вернул ее голову на то же место. Казалось, он не может позволить, чтобы даже квадратный дюйм ее тела от него отодвинулся.

— Не спрашивай меня о том, как заниматься любовью. Мне известно только, как заниматься блудом. Я знал, что все должно быть быстро — и конец. Как можно скорее, прежде чем кто-нибудь придет с оружием, или же кому-нибудь понадобится постель.

— Но определенно…

— Может, и было несколько хороших случаев, но мне всегда было интересно знать, как это бывает с женщиной, которая принадлежит тебе, только одному тебе. — Он понизил голос. — С женщиной, которая никогда другому мужчине не принадлежала. И не собирается принадлежать никому, кроме меня.

— У меня никогда… не было другого, — сказала она проникновенно.

— Я знаю. И вот почему ты заслуживаешь лучшего, чем стареющий гангстер.

— А-а, — протянула она, — ты хочешь сказать, что слишком стар для того, чтобы…

Она была не уверена: то ли точно сказала не то, то ли точно то, что и должна была сказать, но он положил ей руку на затылок и приподнял ее голову, чтобы поцеловать. Вот о каком поцелуе она мечтала. Все дни, сидя молча с отцом, она воображала себя прекрасной, как Ровена, и как некий красивый мужчина войдет к ней и поцелует с нежностью и страстью.

Он повернул ее голову и стал целовать еще крепче, а когда его рука скользнула вниз и он обхватил ее грудь, Дори и не подумала от него отодвинуться. Взглянув на нее несколько недель назад, мужчина предположил бы, что она острижет любого, кто осмелится до нее дотронуться, а вот когда Коул до нее дотронулся, казалось, для него открылось ее тело. Скользнув ногой по его ноге повыше, она подвинулась так, что ее бедра прижались к его, и она услышала его вздох у самых своих губ, когда еще подвинула ногу.

Когда он отодвинулся от нее, Дори попыталась вернуть его снова, но он прижал ее голову опять к себе так, что ее губы оказались рядом с его губами.

— Мистер Хантер, можно я буду звать тебя Коул?

— Нет, — сказал он жестко. — Послушай меня, Дори, и слушай внимательно. Я не тот, кем тебе кажусь. Не твой проклятый герой. Я — то, что ты мне сказала, когда в первый раз увидела: стареющий гангстер. Я не знаю, как случилось, что я так долго прожил, — случайность природы, думаю. Ты права: большинство погибало, не дожив и до тридцати. Как раз сейчас я доживаю позаимствованные годы. Сейчас я уже не должен бы жить, и уверен — мне недолго осталось.

— Но…

— Нет! — жестко возразил он. — Я способен это почувствовать. — Но, говоря все это, он не сумел удержаться, чтобы его рука не спустилась по ее спине, проходя по всем ее изгибам. И он также не удержался, чтобы не обхватить ее круглые ягодицы. А также не смог удержаться, чтобы не вздохнуть. Он бы просто умер, прежде чем признался ей, что она самая желанная женщина из всех, которых он когда-нибудь знал; что ему важнее одна ночь с ней, чем с любой другой женщиной, даже с женщиной в два раза красивее — вроде ее сестры. — Мы будем вместе, пока я не смогу, вызволить тебя из этой переделки, но потом ты вернешься в свой мир, а я в свой. Мы пришли из миров разных и не относимся к одному человеческому роду.

— Может, мы с тобой одного вида, а просто родились в разных местах. Может быть, ты все равно бы отличался от меня, даже если бы был сыном моего отца.

— Тогда, возможно, он нанял бы убийцу прикончить незаконнорожденного, — тихо сказал он.

Дори улыбнулась. Она поняла, что он не любит ее отца за то, что тот не был с ней добр.

Удовлетворенно улыбаясь, она уютно устроилась около него.

— Ты мне нравишься, — призналась она. — Очень нравишься. Ты — хороший человек.

Она представления не имела, что эти слова его испугали. Несколько женщин говорили ему, что любят его, но ни одна не говорила, что он нравится ей, или что он хороший человек. И когда Дори сказала это, он почти ей поверил.

Он прижал ее крепче, ощущая ее тело и чистоту. Было странно, что, когда она рядом, он и чувствовал себя хорошим человеком. И все перестрелки в его жизни, казалось, случились не с ним, а с кем-то еще. И когда Дори взглянула на него, он почувствовал, что кое-что может сделать.

— Я вытащу тебя из этого, солнышко, — прошептал он.

Она не ответила, потому что уснула. Она полностью ему доверилась, так что уснула в его руках. Коул знал, что он скорее умрет, чем позволит чему-нибудь или кому-нибудь причинить ей вред.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

— И не подумаю! — сказала Дори. Сложив на груди руки и глядя прямо перед собой, она стояла рядом с лошадью, на которой они с Коулом ехали верхом. — Я не собираюсь это делать, и все. Вы можете меня пристрелить, но я не буду это делать!

Как решил Коул, всякая его хорошая мысль о Дори, да и о женщинах вообще, была происком дьявола. Только дьявол мог внушить ему хорошие мысли об этом существе — таком упрямом. Не говоря уж о его глупости, вот хоть об этой.

Пережив шок — до этого случая лишь несколько мужчин, но ни одна женщина не сказали ему «нет» — Форд вынул револьвер из кобуры. А Коул тогда встал между Дори и пулей, которую могли в нее выпустить.

Я должен быть спокойным, приказал он себе. Я должен ее урезонить, попытаться ее уговорить. Женщинам нравятся ласковые слова.

— Проклятье! — было первым, что слетело с его губ, это слово он произнес, сжав зубы. — Ты хотя бы представляешь всю серьезность положения? Тебя могут убить. Тебя могут…

— Я не скажу ему, где золото, даже если он убьет меня, — ответила Дори, не взглянув на Коула. Ее рот был твердо сжат.

— Дори… — начал было он. — Что за черт! — затем воскликнул он, схватив ее за талию и пытаясь силой усадить на лошадь.

Она была маленькой, но в неистовстве, а у него действовала только одна рука. Когда он попытался подсадить ее наверх, она билась с ним, молотя руками и ногами, изворачивалась и опять колотила по нему руками и ногами.

В течение каких-то секунд, казалось, у них было равенство в борьбе мускулов с упрямством.

Ржавый, уже известный им смех Форда заставил Коула отпустить ее, чтобы затем попытаться ухватить получше.

— Отпусти ее, — приказал Форд.

Коул сейчас же усадил Дори на землю и отгородил ее своим телом от Форда.

— Ты ей ничего не сделаешь, — грозно сказал он, сверкнул глазами.

Форд фыркнул:

— Хантер, я думаю, может, вы оба врали, что не любите друг друга.

При этих словах Коул почувствовал, как по нему побежал холодок. Если Форд решил, что они солгали об этом, он сообразит, что они и о другом солгали тоже. И скоро он сообразит, что в живых их оставлять незачем.

Только сейчас он подумал, что готов с удовольствием придушить Дори. Несколько дней он думал, что впервые в своей жизни встретил женщину, у которой есть немного здравого смысла. Но потом, в это утро, она повела себя… ну просто женщиной из женщин. А это было худшее, что могло ему прийти в голову, чтобы обругать ее. В голове у нее мозгов не было.

Этим утром, после двух часов сна им велели оседлать лошадей. Потом в течение трех часов они ехали верхом, пока не добрались до гребня горы, возвышающейся над маленьким городком. Городок, по-видимому, когда-то представлял благоприятную возможность поселения пар, живших в незаконном браке. Когда-то грех стал причиной возникновения этого городка, но это было так давно, что никто уже не вспоминал и не задумывался, почему здесь возникло поселение. Но при последних тлеющих угольках жизни в городке картежники и убийцы сменили уехавших на заработки жителей. Сейчас это было не что иное, как место, где мужчины — или женщины — теряли свои деньги или жизнь. Это и была, конечно, база Вайнотки Форда, единственное место на земле, где он чувствовал себя в безопасности.

Разглядывая сверху несколько разрушенных зданий, они задержались на вершине гребня достаточно долго, чтобы убедиться, что там нет отряда с шерифом, нет солдат, нет никого, кто может их побеспокоить.

Это случилось, пока она и Коул, все еще сидя на лошади, смотрели вниз на городок, и тут Дори спросила:

— Мы туда спустимся?

— Да, — ответил Коул, пытавшийся обдумать, как он сможет выбраться оттуда. У него не было денег для подкупа, и он не мог отстреливаться, выбираясь. Однажды они спаслись, а как они собираются выйти отсюда?

— Я не могу появиться в городке, одетой в ночную рубашку, — сказала Дори таким голосом, как будто могла и расплакаться.

— Никто этого не заметит, — сказал он отстраненно, мысленно интересуясь, нет ли в городке некоторых знакомых ему людей; он надеялся, что не убил никого из их родственников.

— Как ты не понимаешь! — воскликнула Дори. — Я не могу этого сделать.

Ну почему она надоедает ему тем, что не имеет никакого значения?

— Дори, в течение двух дней ты пропутешествовала через весь штат Техас, одетая только в ночную рубашку. Какая разница — еще два часа? Мы тебе достанем что-нибудь из одежды, когда въедем в город.

У него не было представления, как он достанет деньги для покупки платья, но признаться ей в этом он не хотел.

— Нет! — возразила она отчаянным голосом. — Никто меня до сих пор не видел. А когда я въеду в город, там могут быть женщины.

Он взглянул на нее так, что она поняла: он думает — она спятила.

— Ты одета в ночную рубашку перед мужчинами. Разве это не хуже, чем если тебя увидят женщины?

«Почему мужчины так глупы? — удивлялась она. — Как же удается матерям всего мира научить их зашнуровывать ботинки, когда у них нет мозгов»? Она взглянула на него с большим терпением.

— Мужчинам нравится видеть женщин в ночных сорочках, я это знаю даже по своему небольшому опыту. — Ее тон дал ему понять: почему же он этого не знает? — А женщины смеются над другими женщинами, въезжающими в городок верхом на лошади одетыми только в грязные ночные сорочки.

Челюсть Коула отвисла в изумлении.

— Четверо опасных мужчин готовы убить тебя, а ты беспокоишься о женщинах, смеющихся над тобой?

Она скрестила руки на груди:

— Это вопрос самолюбия.

— Это вопрос жизни и смерти.

Он провел рукой по лицу. Ну, способен ли какой-нибудь мужчина понять женщину?

— Взгляни только на это место, там внизу, — сказал он, глядя через ее плечо на городок, расположенный в долине. В нем сохранилось только около восьми строений. Пара из них была с обгоревшими стенами, но одно выглядело так, будто его крыша тяжело дышит от избытка энергии.

Даже за то время, что они смотрели на городок, три человека стали стрелять друг в друга, и за эти несколько секунд один из них был уже мертв. Другие люди, толпящиеся поблизости, только на минуту оторвались от своих занятий при виде окровавленного трупа, этого самого обычного для них зрелища. Мужчина, который выглядел как работник похоронного бюро, поволок мертвого мужчину по улице.

— Мы вот-вот въедем в такой город, а тебя заботит, что тебя увидят в ночной сорочке? — Он усмехнулся ей в затылок. — Боишызя, что они не позволят тебе войти в местное общество дам, если ты будешь несоответственно одета?

Ясно, Коул вообще ее не понимал. Одним гибким движением она соскользнула с лошади и сказала ему, что не собирается появляться в городе, одетая в ночную сорочку, и ему не удалось уговорить ее переменить решение.

— Дори, — повторил он с едва сдерживаемым раздражением, — на тебе сейчас больше одежды, чем на любой женщине в городке. Ты ведь не декольтирована до неприличия.

Она не собиралась ему отвечать, потому что это не имело смысла. Но она твердо знала, что не может въехать верхом на лошади в этот странный маленький городок, одетая только в пятнадцать ярдов когда-то белого шелка.

— Дори, ты… — начал Коул.

— Поезжай и достань ей платье, — приказал Форд, взглянув на одного из своих людей и указав ему револьвером на городок.

При этом Коул обменялся с Фордом взглядом, старым как мир. Они сказали друг другу, что мужчина не понимает и никогда не поймет женщину, и не нужно даже стараться.

Дори, радуясь тому, что спешилась, отправилась в единственное тенистое место — под пинию — и уселась там, расправляя складки своей ночной рубашки вокруг себя так, как положено леди, которой она и была, как ей известно.

Коул безнадежно махнул здоровой рукой, снял с лошади канистру с водой и пошел к ней — предложить напиться. Он не отважился сказать ей хоть слово из опасения, что — может окончательно испортить себе настроение. Если она была так упряма, не откажется ли она делать то, что должна будет делать, когда они попытаются освободиться?

Растянувшись на траве позади нее и закрыв лицо шляпой, он сразу же крепко уснул.

Заслышав топот лошади, скачущей по направлению к ним, он автоматически дернулся за пистолетом, потом скорчился от боли, потревожив простреленную руку и очень огорчился, не обнаружив пистолета.

— Я достал, — сказал один из людей Форда ликующим, как у мальчишки, голосом. Без сомнения, он в первый раз и — насколько Коул знал его способы действия — в последний покупал платье для дамы. Бандит спешился и стал обо всем рассказывать Форду, а его лицо сияло счастьем, как будто он только что завершил свое первое банковское дело.

— Было нетрудно его достать. Я его взял у Элли, потому что только она одна в городе такая же маленькая, похожа на эту. Она сказала, что не хочет, чтобы его испачкали кровью.

Он с гордостью держал в руке ворох темно-красного бархата и мешок с бельем.

— Это все пришло из Парижа, — добавил он. Коул хохотнул с иронией.

— Париж в Теннесси? — спросил он, оглядывая платье. Это было платье для проститутки: очень мало чего над талией, потом на бедрах гладко и с волнующим турнюром, чтобы подчеркнуть изгибы женской задницы.

— Вези обратно, — сказал он. — Она его не наденет.

— А вот и надену, — возразила Дори, выступив вперед и выхватив платье из грязных рук мужчины.

— Не наденешь! — воскликнул негодующе Коул. — Здесь ничего нет сверху… Ты будешь… Тебя будет видно.

— Ты говоришь почти как священник в Уиллоубай.

Коул был поражен.

— Уиллоубай?

— Где я живу, и где есть золото, — сказала она значительно.

Коул был раздражен из-за платья, но от ее заявления он прямо-таки рассвирепел и не знал, как ему себя вести. Эта женщина выскользнула из его рук.

— Это платье ты не наденешь, — повторил он, выхватывая его у нее из рук.

— Нет, надену!

Она попыталась отобрать платье, но он спрятал его за спиной.

Тогда она повернулась к Коулу спиной, сложив руки на груди.

— Если я не надену это платье, я в город не поеду и никто не получит никакого золота.

Коул никогда не сталкивался с подобной проблемой. Благодаря своей красивой внешности он мог не беспокоиться о том, как заставить женщину сказать «да». Кроме того, он никогда не был настолько глуп, чтобы запрещать женщине делать то, что она явно хотела сделать.

Инстинктивно он повернулся к другим мужчинам, но, к своему огорчению, увидел, что они наблюдают за всем так, словно он и Дори — странствующие актеры, разыгрывающие представление только затем, чтобы их позабавить. Даже Форд, чистивший ногти огромным ножом, что сгодился бы и быка освежевать, казалось, не спешил прекратить спор.

— Дори, ты должна выслушать меня, — сказал Коул, делая шаг к ней.

Она обернулась:

— Что со мной случится, если я надену это платье? Ты думаешь, что в городке большой выбор женских платьев, которые надевают в церковь? А кроме того — какое твое дело?

Уже и так рассерженный, Коул при этом заявлении просто осатанел.

— Я не хочу, чтобы весь городок на тебя пялился! — закричал он. — Ты моя жена!

К его огорчению, лицо Дори расплылось в улыбке. Казалось, что он доставил ей большое удовольствие.

— Отдай мне платье, — попросила она ласково, протянув руку.

Как могло такое маленькое существо довести мужчину просто до безумия? Или, может быть, это и не сумасшествие, а горечь опустошенности, которая заполнила его душу? Он никогда бы не усадил ее на лошадь в одной ночной сорочке, но ведь и не может купить ей приличное платье.

С покорностью на лице он подал ей платье, и Дори пошла за ближайший камень, чтобы его надеть.

Только удалившись от его взгляда, она с наслаждением прикоснулась к бархату. Ей хотелось одеться во что-то приличное, конечно, но это было намного, намного лучше того, что она ожидала. Это было платье, о котором мечтает каждая женщина, платье, которое заставляет мужчин ее заметить. А кроме того — такое платье ей никогда не позволяли носить в отцовском доме. Он всегда следил за тем, чтобы волосы были причесаны гладко, чтобы был закрыт каждый дюйм ее кожи. Он сердился, когда она не надевала перчаток, желая, чтобы и руки были закрыты от мужских взглядов.

Она сняла ночную рубашку и начала долгий и сложный процесс одевания: сорочка, панталоны с алыми бантами, красивые черные чулки — только с одной дыркой, кружевные подвязки. Корсет, который ее отец считал неприличным, — черный атлас с алой лентой, две нижние юбки с каймой и, наконец, платье.

Затаив дыхание, она скользнула в нежный бархат.

Платье было из темно-красного бархата, но примерно через каждые шесть дюймов были сделаны вертикальные вставки из малинового атласа. Уже когда платье скользило через голову, Дори почувствовала, что оно ей в самый раз. И точно. Она должна была, конечно, не дышать, чтобы платье сошлось на талии, но дышать — это мелочь, какое это имеет значение?! Лиф у этого платья был вырезан так низко, что почти полностью обнажал груди. И, как заметила сама Дори, темно-красный цвет по сравнению с ее кожей цвета слоновой кости, не загоравшей ни разу за всю ее жизнь, создавал, пожалуй, приятный контраст.

К ее удовольствию, платье застегивалось спереди, что называется сотнями крючков с петлями. Она представления не имела, почему здесь застежка спереди — обычно она бывает сзади, но, столкнувшись с этим, поняла, что так платье намного легче снимать и надевать, а это, конечно, немаловажно.

Когда хорошенькие маленькие туфли были обуты, она вышла из-за камня и взглянула на лица четырех онемевших мужчин.

И сердце у нее воспарило.

Ведь тысячи, тысячи раз она наблюдала, как Ровена входила в комнату и мужчины столбенели. Смолкали все голоса, женщины и мужчины устремляли на нее взгляд. Не однажды она видела, как замолкали большие группы школьников при виде ее красавицы сестры. И никогда подобного не случалось с Дори. Она могла въехать в комнату на белом слоне в сопровождении духового оркестра, и все равно никто бы не обратил внимания. Наконец-то случилось то, о чем она думала беспрестанно.

— Как я выгляжу? — спросила она смущенным тоном, которым, как она слышала, говорила Ровена всю жизнь. И она — так же, как и все другие, — думала всегда примерно так: «Разве ее не обожают? Она прекрасна, но даже не осознает этого. Как всякий другой, она спрашивает, все ли у нее в порядке?» В этот момент Дори осознала, насколько дружелюбна на самом деле ее сестра. Ровене не надо спрашивать, как она выглядит: глаза людей были ее зеркалом, и они заверяли ее, что она выглядит удивительно. Спрашивая, как она выглядит, Ровена старалась, чтобы люди не конфузились, чтобы они не благоговели перед ее красотой. Она позволяла им верить, что она представления не имеет, насколько ошеломляет ее красота.

Так что сейчас, впервые в своей жизни, Дори представилась возможность поиграть в эту очень радостную игру.

— Никто ничего не собирается мне сказать? — спросила она со всей невинностью четырехлетней девочки, надевшей первое платье для утренника. С той лишь разницей, что Дори была постарше.

Коул замер, уставившись на нее. Дори не была такой красавицей, как сестра, но поражала не меньше. Ее волосы, освобожденные от рабства после долгих часов на ветру и солнце окутывали ее голову как облако — мягкое, густое и очаровательное. Ее маленькое личико в форме сердечка было сочетанием невинности и сообразительности. Блеск в глазах был не от солнечного света, а от удивительного ума, который светился в них. Хорошенький рот — маленький, но с полными губами, изгибающимися над хорошо очерченным подбородком, а ниже…

Коул сжал кулаки. Он не был собственником. За всю жизнь он не владел ничем, да и не стремился к этому. И никогда не относился к другому человеческому существу как к своей собственности. Но сейчас Дори заставила его подумать, что то, что она демонстрирует другим мужчинам, принадлежит ему. А она показывает себя публике еще до того, как он разглядел все это, так сказать, в частном порядке.

Когда он впервые ее встретил, то решил, что у нее нет фигуры. Грудь приятна, да, но то, что он увидел сейчас, было намного больше, чем «приятна». У нее была длинная грациозная шея, будто специально созданная для брильянтов, а плечи — превосходной формы и покатые. Все это плавно переходило в прекрасный бюст, изысканно поднимающийся над бархатом, а ниже — узенькая талия.

Если бы ему нужно было использовать одно слово для ее описания, он бы употребил слово «элегантная». Дори надела платье, которое любую женщину превратило бы в проститутку, и сумела выглядеть в нем так, как будто собирается пить чай у королевы.

Он не знал точно, как она это сделала, но, может, ей помогли все эти книжки, что она прочитала. А может быть, потому, что она не была шлюхой и другим не позволяла видеть в ней непорядочную женщину.

А с другой стороны, возможно, его ослепила ее нежная кожа, так что соображать четко не было никакой возможности.

— Так никто ничего мне и не скажет? — опять спросила Дори, желая стоять здесь с этими глазеющими на нее мужчинами год, а то и два. Однако она жаждала услышать несколько слов, которые раньше ей не говорил ни один человек, — вроде «прекрасно» и «божественно». Для начала, собственно, и бесцветное затасканное «хорошенькая» тоже бы сгодилось.

Коул очень хорошо понимал, чего она ждет, но будь он проклят, если она этого дождется! По крайней мере — не на виду у этих распустивших слюни бандитов. Кажется, где-то он слышал, что в каких-то странах мужчины заставляют своих женщин надевать вуали, которые закрывают их с головы до пят. Очень мудрые мужчины в той стране.

За считанные секунды Коул сдернул одеяло со спины лошади и попытался завернуть в него плечи Дори.

— Для накидки как-то жарковато сейчас, мистер Хантер, — проворковала Дори, ускользнув от него и поглядывая невинно через плечо.

Когда мужчины вокруг них стали весело хихикать, Коул убедился, что если раньше ему не хотелось их убивать, то сейчас — хочется.

— Может кто-нибудь помочь мне взобраться? — спросила Дори тоном южной красавицы, взмахнув ресницами. — Думаю, этот бархат чересчур тяжелый.

Она не произнесла «чересчур тяжелый для меня, такой маленькой», но эти слова как будто прозвучали.

Поразительно быстро (если принять во внимание, что у него действовала только одна рука) Коул поднял ее с земли и забросил в седло так бесцеремонно, что у нее буквально лязгнули зубы. А Дори всего-навсего не улыбнулась.

Она не улыбалась еще тридцать минут, в течение которых они спускались к городку, а Коул, не умолкая, читал ей нотацию. Он рассказал ей «для ее же собственного блага», как она ужасно вела себя, устроив публичный спектакль. Он даже сказал, что солнце повредит цвету ее лица. Он рассказал ей, как о ней станут думать мужчины. Когда он произнес: «Что сказал бы твой отец?» — Дори захохотала. За свою жизнь она ни в ком не вызвала ревности и должна была отметить, что это чувство — скорее приятное, когда такой мужчина, как Коул Хантер, ревнует ее из-за того, что на нее смотрят другие мужчины.

— Что подумают мужчины в городке, когда увидят меня? — спросила она ласково, прижимаясь к нему.

— Что ты уличная женщина, — ответил он не моргнув глазом.

— Если бы ты увидел меня, что бы ты подумал? — спросила она быстро, прежде чем он смог бы продолжить свои убийственные нотации.

Коул собирался сказать ей, что он бы подумал, будто она продажная, но не смог. Неважно, во что одета Дори. над ней было спокойное сияние предупреждения: «Смотри — но не дотрагивайся».

— Я подумал бы, что ты красавица. И решил бы, что с небес спустился ангел, — сказал он нежно, поцеловав ее голое плечо.

Этого было для нее больше чем достаточно.

— Я люблю тебя, — прошептала она, вложив в эти слова всю душу.

Коул уже не целовал ее плечо, он промолчал, так как не мог позволить себе сказать, что чувствует. Женщина, такая чистая и искренняя, как Дори, заслуживает намного большего, чем стареющий гангстер. Она заслуживает самого лучшего на свете. И именно сейчас ему сильно захотелось, чтобы он был тем мужчиной, который заслуживает ее.

Мысли Коула отвлеклись от Дори, когда сзади подъехал Форд и сказал:

— Знаешь, Хантер, вы оба такие чертовски забавные. Сильно не хочется убивать вас, если увижу, что вы со мной валяете дурака. Не люблю карточных шулеров и не люблю дураков.

Когда он отъехал, Дори заметила:

— А я держу пари, что ему нравятся ящерицы, потому что у его мамы есть одна.

Коул промолчал.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Дори, — сказал Коул ей в самое ухо, изо всех сил стараясь не замечать, что верхняя половина ее тела обнажена. — Мне нужно, чтобы ты меня внимательно выслушала. Ты меня поняла?

Она кивнула, сообразив, что он собирается сказать ей что-то ужасное.

— Я теперь знаю, что они хотят с нами сделать.

Она подумала: это, должно быть, что-то серьезное, раз он не может ждать, пока они подъедут к городку.

— Останавливаться в городке мы не будем. Кажется, что человек, который ненавидит Форда… — он хмыкнул, как бы говоря, — а есть ли здесь кто-то другой? — …его старинный враг, сейчас в этом городке, и Форд не хочет с ним встречаться. Я думал, у нас появится шанс, если вокруг нас будут другие люди, но все сорвалось. Форд планирует взять продукты, немного пива и двинуться в холмы. Я думаю, он намеревается заставить нас сказать ему, где золото, или мы из холмов живыми не выйдем. — Его рука крепко обняла ее за талию. — Я постараюсь, чтобы Форд взял меня в салун тоже, а когда окажусь там, то отвлеку внимание и постараюсь достать оружие. Когда у меня будет револьвер, я выйду на улицу, украду лошадь и двинусь на юг. Я хочу, чтобы ты оставалась на лошади, а когда услышишь шум, скакала на север. Если я из салуна не выйду или если ты услышишь выстрелы, то скачи на север как можно быстрее, не задерживаясь. Даже назад не оглядывайся. Поняла?

— Где мы встретимся? Он набрал в грудь воздуха.

— Мы не встретимся. — Когда она попыталась на него оглянуться, он не дал ей это сделать. — Дори, мы сделали, что задумали. Я смог удержать твою сестру, чтобы она не выдала тебя силой за мистера Перца, и ты сама видишь, что между нами больше ничего быть не может. У меня очень много врагов.

Дори поняла, что он беспокоится о ней и нашел способ сделать так, чтобы она оказалась в безопасности. Городок был все ближе, и у нее оставалось всего несколько минут, чтобы принять самое важное в своей жизни решение.

— Ты меня любишь? — спросила она.

— Это ничего общего не имеет с…

— Ты меня любишь? — требовала она ответа.

— Да, — ответил он, — но то, что я чувствую, не имеет значения. Если ты мертв, они значат меньше, чем ничего.

Она повернулась в седле, чтобы взглянуть на него.

— Если бы ты мог, ты бы хотел жить со мной в Лэсеме? Помогать управлять городом?

Улыбнувшись, он чмокнул ее в нос.

— Мне ничего так не хочется, как иметь собственную постель, собственный дом, собственную…

Он посмотрел на ее волосы, губы, на ее глаза, зная, что, возможно, глядит на нее в последний раз. Если его не убьют в течение следующего часа, он поскачет в одну сторону, она — в другую. Должно быть, это будет очень трудно, но он даже не позволит себе навестить ее в мирном маленьком городке. Она заслуживает лучшего, чем связать свою жизнь со «стареющим гангстером».

— Дори, — позвал он, положив руку сзади ей на шею, чтобы она повернулась к нему лицом, — поцеловаться. На прощанье.

Но она не повернулась и поцеловать его не захотела.

И, вопреки добрым намерениям, Коула охватил гнев. Может, она не захотела его поцеловать, потому что увидела, какой он преданный, причем предан той, что завлекла их в эту беду? Может, упоминание об этом ее драгоценном городишке заставило ее осознать, кто он, а кто она?

Когда они въехали в город, у Коула был крепко сжат рот. Он должен сделать все, что в его силах, чтобы вызволить ее отсюда невредимой, и это будет все, конец их отношениям.

Дори отказалась поцеловать Коула, потому что этот поцелуй был бы как слова «прощай навек». А она вовсе не собиралась говорить «прощай» после того, как всю свою жизнь искала человека вроде него. Она его любила и собиралась его беречь. И сберечь живым.

Конечно, она не представляла, как собирается защитить его от пули, но надеялась что-нибудь придумать.

Первое, что случилось плохого с этим наспех состряпанным планом Коула, было то, что Форд велел им обоим идти с ним в салун. Она знала: Коул хотел, чтобы один из людей Форда остался снаружи и стерег ее, но Форд не захотел разделять группу. В этом проявился его здравый смысл, но Дори сомневалась, что, пока он будет держать в заложниках такого человека, как Коул Хантер, у него хватит ума воздержаться от одной, а то и от двух бутылок виски.

В ее голове промелькнуло, что Коул планировал «отвлечь внимание». Что бы это значило для человека с его репутацией? Возможно, он затеет ссору, и предполагается, что во время этой драки Дори выбежит за дверь, запрыгнет на лошадь и уберется подальше, пока мужчины не догадаются, что она сбежала. Интересно, что он думал о ней? Она ведь призналась, что любит его. Он что, решил, будто она любит его, пока дела идут хорошо, а когда плохо, то она сбежит?

Какой-то момент после того, как они вошли в салун, Дори после солнца плохо видела, но, когда глаза привыкли, она разглядела еще меньше. Здесь все было в дыму, и, судя по крайней мере по запаху, пива пролили так же много, как и выпили. Всюду были мужчины, но они не походили на тех, кто по воскресеньям посещает церковь. Они держали в руках карты или выпивку, оглядывая в этой время комнату так, как будто каждый был их врагом.

Было тут и несколько женщин, слоняющихся по комнате с мертвыми глазами. Дори слышала о таких «плохих» женщинах и всегда представляла их опасными и коварно заманивающими. Она думала, что такие женщины должны много чего знать о тайнах мужчин, но женщины в этом салуне выглядели грязными и уставшими. У нее было ощущение, что больше всего на свете им хочется принять горячую ванну с куском душистого мыла и хорошо выспаться ночью.

Прежде всего салун ее разочаровал. Где же опасность и интриги? Это было просто место, заполненное уставшими и скучающими людьми.

Она была так поглощена своими наблюдениями, что чуть не пропустила момент, когда Коул, сделав вид, что падает, потянулся ногой к револьверу в открытой кобуре у одного из карточных игроков. Все, что должен был сделать тот человек, — переменить положение тела, и Коул был бы пойман с поличным. И Дори не считала, что нахмурившийся за картами мужчина выглядит так, как будто простит Коула, если его схватит.

Дори не обдумывала, что собирается делать, пока этого не сделала. Все, что было у нее на уме, — это слова «отвлечь внимание». Коулу требовалось, чтобы народ в салуне не был таким настороженным.

Минуту Дори ходила взад и вперед перед самым толстым из людей Форда, а в следующую минуту открыла рот и запела. Она пела лишь в церкви и поэтому знала не очень много песенок, подходящих для салуна. Но помнила коротенькую песенку о поющей птице, и подумала, что, может быть, мужчинам понравится. Потом еще она подумала, что вряд ли кто-нибудь в салуне такой уж знаток музыки и будет слишком придирчив к тому, что слышал.

Когда вся полная комната народу стала замирать, уставившись на нее, на несколько секунд у нее пропал голос. В отличие от хормейстера в Лэсеме, ни один не выразил недовольства. Вместо этого все, казалось, глядели на верхнюю часть ее платья — или, скорее, на отсутствующий верх ее платья.

Дори подняла руку к горлу и продолжала петь.

— Дори, — зашипел Коул. Он сделал к ней шаг, но она ускользнула от него в надежде, что, пытаясь заставить ее делать то, что он хочет, он потеряет не слишком много времени зря, такого драгоценного для них времени. Ей уже надоело до чертиков делать то, что требуют мужчины. Делая то, что им желательно, женщина создает себе очень скучную жизнь. А кроме того, Дори кое-чему научилась за последние несколько недель. Она слушалась своего отца, а он за это держал ее в тюрьме и требовал от нее все больше. Ровена же отцу не повиновалась и получила любовь и свободу. Сейчас Дори слушалась мистера Хантера каждый раз, и — ей-Богу! — он в нее влюбился. Когда она выберется из этой беды, она обдумает всю эту философию, хотя уже сейчас должна признать, что в этом нет никакого смысла. Между тем она собиралась слушаться мистера Хантера во всем, так что, возможно, в конце концов он будет целовать ей ноги — или что там еще он хочет целовать, думала она.

С тех пор, как все глаза устремились на нее, Дори отошла от людей Форда и ни один не попытался остановить ее. После трех куплетов птичьей песни она запела коротенькую песенку с приятной мелодией, которую слышала от жены бакалейщика.

Через несколько минут, как она догадалась, она потеряет внимание публики, но до сих пор Коул ничего не предпринял, стоял на одном месте и пылая негодованием. Он нисколько не приблизился к осуществлению намерения добыть оружие, или лошадей, или вообще чего-либо. И уже казалось, что снова мужчин в салуне больше увлекали карты, чем пение (пусть даже и новой) полураздетой женщины. Когда мужчины убивают друг друга пачками, нужно очень постараться, чтобы удержать их интерес.

Дори не думала, что делает, просто что-то делала.

Главное — заставить мужчин сосредоточить внимание на ней, а не на Коуле. Сначала она стояла у стены салуна и пела, затем взобралась на табурет, перешагнула на стойку бара и стала прохаживаться по длинной поцарапанной поверхности красного дерева, а затем запела погромче. Поглядывая сверху на публику, она заметила, что Коул, наконец-то пришел в себя и ищет револьвер.

Между тем Дори стало весело. Может, потому, что она слишком долго жила как в тюрьме. А может быть, из-за того, что годами никто не обращал на нее внимания, тогда как старшая сестра притягивала к себе взгляды всех мужчин. Она сама не сознавала почему, но ей стало весело.

Она повторила свою песенку о птичке, но теперь исполнила ее по-другому. И тут она увидела, что Коул потянулся к столу за несколькими монетами, а один из игроков вот-вот его заметит. Чтобы заставить мужчину смотреть на нее, Дори приподняла юбку, показав лодыжку.

Реакция мужчин была настолько простосердечна, что она приподняла юбку повыше — немножко. «Что за суета и волнение из-за пустяка, — подумала она, — и это всего навсего из-за лодыжки!»

Кто-то заиграл на фортепьяно, и, невзирая на отсутствие нескольких клавиш, выбитых пулями, звуки были веселыми. Дори показалось, что пора уже подумать и о танце. Она двигалась к дальнему концу бара, но уже не просто шла, а важно прохаживалась, плавно покачивая бедрами, как делала Ровена, что Дори наблюдала множество раз. Дойдя до дальнего конца бара, Дори взглянула через левое плечо на мужчин в салуне. Затем медленно повела плечом.

Когда Коул вышел из салуна, она так испугалась, что Форд тоже это заметит, что начала расстегивать платье спереди — крючок за крючком, двигаясь очень медленно, так медленно, что мужчины стали ставить пивные кружки на грязные старые столы.

Она не беспокоилась по-настоящему до тех пор, пока не расстегнула последний крючок, а от Коула не было никакого сигнала. Ну не бросил же он ее здесь этим варварам? Или бросил? Или у него такое к ней отвращение, что он не захочет снова ее увидеть? Но он ведь должен за ней вернуться! Или нет? Не должен?

Очень медленно с ее бедер соскользнуло платье — в лужу пива на стойке бара, и его немедленно подхватила одна из женщин. Дори предположила, что это Элли — владелица платья. И Дори осталась только в корсаже и нижнем белье.

Пришел черед нижних юбок, а Коула все еще не было. Корсаж упал следом, и был схвачен тотчас же женщиной, стоявшей у ее ног, как будто та была горничной странной леди.

— Могу я что-нибудь выпить? — пробормотала Дори, обращаясь к мужчине за стойкой бара, но он не обратил ни малейшего внимания на ее слова. Его глаза, как и глаза всех мужчин в салуне, застыли в ожидании. А чего она вообще ожидала? Пахты?

Она возилась с передними застежками корсета, когда верхом на большой гнедой лошади, с тремя мужчинами позади себя, Коул ворвался через двери салуна. Никогда и никому в жизни она так не радовалась.

В течение нескольких секунд вспыхнула общая сумятица, вызванная и въездом в салун четырех человек на лошади (по мнению Дори, животное только улучшило запах в этом месте), и разочарованием из-за прерванного выступления Дори.

Дори не догадывалась, в каком Коул настроении. Подъехав на лошади к стойке, среди кулачной драки, с выхваченным револьвером, он обхватил ее талию, не глянув ей в лицо, забросил, опять же лицом вниз, поперек лошади и вывез из салуна.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Мне нужно было тебя там оставить, — сказал Коул.

Они были вместе в кровати, или, вернее, в спальном вагоне поезда, направлявшегося в Лэсем. На этот раз он поучал ее уже в течение трех дней. Дори интересовало, не было ли это рекордом. Но потом он прекратил выражать свое недовольство, занимаясь с ней любовью при всякой удобной возможности с тех пор, как они освободились от Вайнотки Форда и его людей. Только однажды Дори удалось сказать, что она ему помогла. А если послушать Коула, то это было не так: если бы она делала то, что он ей велел, он спас бы их даже скорее.

Дори только сказала:

— Да, дорогой, — и прижалась к нему, чтобы он ее поцеловал.

Забрав револьвер и немного денег у картежников в салуне, он выбежал наружу, разыскал мужчин, которые хотели убить Форда, и доставил их обратно к салуну. Коул считал, что они, должно быть, все перестреляли друг друга.

Конечно, он сказал Дори, что самая большая трудность была в ее неприличном танце. Когда она сбрасывала свою одежду!

Он не был так великодушен, чтобы дать Дори возможность защитить себя, но после того, как она сообразила, как сильно он ревнует, она и не хотела себя защищать. Она вызывала в мужчинах гнев, но ни разу ее не ревновали, и она увидела, что это ей даже нравится. Она также увидела, что Коул беспокоится потому, что подумал, будто ей понравилось давать себе волю и раздеваться на виду у всех мужчин. Она хотела себя защитить, сказать ему, что сделала это ради него, что ей было ненавистно, как на нее смотрели мужчины, но такого шанса он ей не дал. А позже, когда шанс появился, она подумала, что возможно, немного тайны лучше сохранить, чем выкладывать все как на духу.

В первое время она думала пресечь его упреки по поводу того, какую ужасную вещь она сотворила, продемонстрировав ему, как она закончила свое выступление в салуне. К тому времени он купил ей платье вдвое большего размера и закрывающее каждый дюйм ее тела, а также шляпу, такую огромную, что даже лица не было видно.

Не прекращая свою тираду — как она его не слушала и подвергла себя опасности, — он записал их в отеле как мужа и жену. Едва оказавшись в комнате, Дори начала снимать свою одежду. Коул сидел в кресле и не сказал ни слова с той минуты, как были расстегнуты первые три пуговицы на ее платье.

И вот сейчас они были на пути в Лэсем, крепко обнимая друг друга в спальном вагоне поезда.

— Дори, тебе понравилось выступать перед теми мужчинами? — спросил он.

Вместо ответа она поцеловала его. Говорить ему правду она не собиралась.

— Ну хорошо, — сказал он, но она заметила, что ее молчание раздражало его. — Ладно, не говори. Тогда расскажи мне об этом твоем городке. Это что-то похожее на городок Форда?

Дори не понравился его покровительственный тон, подразумевающий, что Лэсем сам по себе крутится. Это было не случайно.

— Целым городом управлять нелегко, — ответила она. — Я уже говорила тебе, что мистер Уэкслер не платит ренты?

— А почему? — спросил он, зевая.

— Из-за того, что все женщины в городке его любят. Нет, нет, не смотри так на меня. Мистер Уэкслер — это маленький некрасивый человек, но он производит тоник, который любят все женщины в городке. Лично мне этот напиток не нравится. Я от него засыпаю, а мужчины дают его своим женам, потому что это заставляет их говорить «да». Так или иначе, мистер Уэкслер не платит ренты, и всякий раз, когда я пытаюсь выселить его по суду, городок готов привязать меня к столбу и сжечь на костре. И я на самом деле не знаю, что делать. А почему ты смеешься?

Все еще улыбаясь, Коул прижался к ее шее.

— Ты знаешь, я обычно считал, что хорошие люди отличаются от плохих, а теперь твердо знаю, что у них только на бутылках разные этикетки.

Он поцеловал ее несколько раз.

— Эполодорайя, любовь моя, когда я тебя встретил в первый раз, я решил, что тебе никто не нужен. Я думал, тебе хватает самой себя. Но с каждой минутой я теперь яснее понимаю, что ты нуждалась именно во мне.

— Ха! — сказала она. — Я спасла тебя в том грязном городишке. Если бы не было меня…

— М-м-м?

Но она больше ничего не сказала.

Примечания

1

Аполодория — любящая бога любви.

(обратно)

2

Ambidextious — одинаково владеющий обеими руками.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ


  • загрузка...