КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615615 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243257
Пользователей - 112951

Впечатления

Есаул64 про Леккор: Попаданец XIX века. Дилогия (Альтернативная история)

Слабо... Бессвязно... Неинтересно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про Кощиенко: Сакура-ян (Попаданцы)

Да, такие книжки надо выкладывать сразу после написания, пока не началось. Спасибо тебе, Варвара Краса. Ну и Кощиенко молодец.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
mmishk про Леккор: Бои в застое (Альтернативная история)

Скучная муть

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Смородин: Монстролуние. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Как выразился сам автор этого произведения: "Словно звучала на заевшей грампластинке". Автор любитель описания одной мысли - "монстр-луна показывает свой лик". Нудно и бесконечно долго. 37% тома 1 и автор продолжает выносить мозг. Мне уже не хочется знать продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Новый: Новый Завет (на цсл., гражданским шрифтом) (Религия)

Основное наполнение двух книг бабы и пьянки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Масан и Ван Тесон [Алексей Юрьевич Толкачев] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:




Алексей Толкачев Масан и Ван Тесон

У рыцаря мстителя Клааса Ван Тесона было два сына. Старшему, Жозе, было пятнадцать лет, парень уже добился титула ученика войны и состоял в когорте ложи Горностаев. Младшему, Своне, было семь. Но и в этом возрасте Своне, как всякий ребенок мужского пола Великого Дома Чудь, уже обучался боевым искусствам и состоял в отряде скаутов. У старшего брата было хобби – он делал боевых големов. Мастерскую превращений Жозе посещал с юных лет и достиг уже немалых успехов. Жозе хвастался, что через полгода он уже сумеет сотворить камелопарда! (Хотя, сказать по правде, последнее время юный рыцарь большей частью занимался исследованием вопроса: нельзя ли как‑нибудь научиться делать суккуба?)

Отец же говорил, что при таких успехах Жозе через пару лет может получить титул мастера превращений. Парень так увлекался големами, что, казалось, они были его лучшими друзьями. А вот маленькому Своне друзей не хватало. И учиться делать големов его пока не брали. Год назад, прошлой осенью, во время Недели Вступления в мастерскую превращений мастер посмотрел на Своне, сказал, что у мальчика, в принципе, просматриваются способности, но в мастерскую ему еще рановато.

День, о котором пойдет речь в этой истории – он как раз был накануне начала новой Недели Вступления. И назавтра мальчику снова предстояла встреча с мастером, но шансы попасть в мастерскую были невысоки. За прошедший год Своне так и не научился ничему хоть мало‑мальски стоящему из области магии.

В этот день Своне встал, когда еще только начинало светать. Занятия по фехтованию начинались рано. Мальчик подошел к шкафу, где висела его одежда, и только потянул за ручку, как из шкафа вдруг раздался голос:

– Прошу вас, не открывайте!

– Кто там? – испуганно спросил Своне.

– Меня зовут Карел! – ответил голос.

– Но кто вы такой?!

– Вампир.

Мальчик облегченно вздохнул. Он‑то, было, вообразил себе, что в шкафу сидит привидение! Своне никогда не видел привидений, но очень их боялся.

– А почему вы просите не открывать?

– Да понимаешь, такое дело… Я тут зашел вчера ночью к вам в замок по одному дельцу… Ну и маленько задержался. В общем, не успел вернуться домой затемно. Начало светать, а я не люблю света. Получилось, что на улицу мне уже не выйти, а тут еще и в замке стали повсюду факелы зажигать. Вот и пришлось мне поискать местечко потемнее.

– А как же вы проникли в мой шкаф?

– Да обыкновенно! Ты же, наверно, знаешь – мы, масаны, можем принимать состояние тумана. Магия крови. Ну вот, как стало припекать, так я – мигом в туман и в ближайшие щели, куда потемнее! В конце концов до шкафчика твоего и добрался. Здесь хорошо. Можно, я тут посижу у тебя до вечера, пока стемнеет?

– Ну… что ж… Посидите.

– Спасибо. Если хочешь открыть шкаф, тогда сначала задерни шторы. И давай на «ты»!

– Задернуть шторы? Но будет же ничего не видно?

– А ты что, не умеешь делать «бродячий огонек»?

– Нет, а что это такое?

– Ну ты серость необразованная! Задерни шторы!

Своне подошел к окну и задвинул тяжелые занавески. Комната погрузилась во мрак. И тут за спиной мальчика послышался какой‑то шорох, потом щелчок, и вдруг под потолком возник словно бы рой маленьких светлячков!

– Ух ты! – Своне восхищенно уставился на это чудо.

– Нравится? – прошипел голос сзади.

Обернувшись, мальчик увидел высокого худощавого молодого человека с очень бледным лицом и красными зрачками.

– Нравится. А меня можешь так научить?

– Научу. Сколько тебе лет?

– Семь.

– Ну, значит, уже можешь научиться. Как тебя зовут?

– Своне.

– А меня зовут Карел. Карел, сын тьмы.

– ЗдОрово! А сколько тебе лет?

– Четырнадцать.

– О, почти как моему брату Жозе. Ему пятнадцать. Он уже ученик войны! А у тебя есть какой‑нибудь титул?

– Нет. Я без титулов, сам по себе. Просто Карел. Масан из клана Гангрел. Ну так что, будешь учиться?

– Буду!!

Но тут из‑за двери послышался голос мамы, она звала Своне завтракать. После завтрака начинались уроки по фехтованию, но до них все‑таки был промежуток в полчаса. И эти полчаса были посвящены «бродячему огоньку». Под конец у мальчика уже стало получаться какое‑то подобие нужного результата. Ведь это, на самом деле, очень простое заклинание.

Однако на фехтование отправиться все же пришлось, а когда мальчик вернулся в свою комнату после занятий, она была пуста.

– Карел! Ты где? – позвал Своне.

– Здесь я… – послышался глухой голос из шкафа. – Только не вздумай открывать дверцу, пока не задернешь шторы!

– Зачем ты опять туда залез?

– Я подумал, вдруг кто‑нибудь войдет в комнату, пока тебя нет?

– Ну и что?

– Так а зачем нам нужно, чтобы меня видели в твоей комнате? Наверняка твоим родителям не понравилось бы, что у тебя появился кто‑то посторонний. Я ведь знаю, какие у вас, чудов, строгие порядки!

– Это точно! – согласился Своне.

– И не даром я спрятался! Кто‑то заходил, видимо служанка, убираться. Раздвинула шторы, стала подметать, вытирать пыль… Хорошо хоть в шкаф не полезла!

– Это была Бъок. Она иногда убирается в моей комнате. Только она не служанка. Она у нас экономка и моя воспитательница одновременно. А еще она у нас готовит. У нее получается такой волшебный блинг! Ты любишь блинг?

– Я все люблю! Мне что блинг, что навский шуркъ, что человский шашлык – лишь бы мяса побольше! Только я люблю недожаренное, с кровью. Слушай, Своне! Ты непременно должен познакомить меня с этой вашей Бъок! Но только не сейчас. Не все сразу. Сначала мы кое‑чем займемся с тобой!

– Чем кое‑чем? «Бродячим огоньком»?

– Нет, это позже!

Вампир поманил к себе мальчика:

– Подойди ко мне поближе, я скажу тебе на ушко, чем мы сейчас займемся!

Своне приблизился.

– Мы немного развлечемся! – прошептал масан.

– Это как?

– А вот смотри… Так… А это что у тебя за амулет на груди? И кто это изображен на нем?

– Как? Ты не знаешь?! Это же Цун ле Го!

– Очень интересно. А кто ж такой этот Лего? Изобретатель кубиков «Лего»?

– Не Лего, а ле Го! Ты в самом деле не знаешь?! Ну ты даешь!

– А что, собственно, такого?

– Папа говорит, что каждый знает Цуна ле Го! Это же создатель Ордена, который привел чудов на Землю!

– Да уж… Достойнейший персонаж! Вот, значит, кому мы должны быть благодарны за вашу прекрасную семейку! – проворчал масан.

– Что ты бормочешь?

– Да ничего, ничего. Это я так… Ну а каким же заклинанием заряжен этот твой амулет?

– В нем «ласковый глаз Горгоны». Знаешь такое?

– А то! Эта штука замедляет движения и мысли противника, делает его тело тяжелым… Зачем тебе она?

– Ну как же? Ведь я сам еще не умею творить боевые заклинания. А вдруг какая‑нибудь опасность? В нашей семье все мальчики должны быть воинами! Конечно, я хотел бы «холодный глаз», чтобы превращать врага в камень… Но это у нас мальчикам разрешают носить только с десяти лет. А мне пока еще всего семь… А вообще, больше всего на свете я хотел бы иметь собственного голема, хотя бы маленького. Между прочим, у Рулле Ван Дромма, которому тоже семь, как и мне, есть свой големчик! Но мои родители почему‑то против… – Своне вздохнул.

– Ну, ну! Не грустить! Сейчас мы с тобой отлично развлечемся! Давай‑ка сюда свой амулет.

– Зачем? – насторожился Своне. – Папа говорит, что никому нельзя давать свои амулеты…

– Давай, давай, не бойся. Смотри, какой мы сейчас устроим фейерверк!

Фейерверк получился, в самом деле, на славу! Взяв амулет, Карел произнес какое‑то заклинание, и из артефакта полетели под потолок маленькие огненные шарики, которые стали разрываться со смешным треском и рассыпаться на многочисленные снопы цветных искр. Как настоящий салют!

Своне пришел в восторг от этого зрелища! Он хлопал в ладоши и радостно смеялся. Смеялся и вампир. Но вот последний огненный шарик рассыпался последним фонтаном искр, и комната вновь погрузилась в полумрак. Своне взял амулет в руки. Он был горячим.

– Я могу теперь опять надеть его? – спросил Своне.

– Разумеется! – ответил Карел. – Тем более, что магической энергии в нем больше нет.

– Как – нет?! – ужаснулся мальчик.

– Ну а как же ты хотел? Конечно! Из чего же, по‑твоему, состоял наш салют? Я умею преобразовывать энергию некоторых заклинаний в другие виды энергии, вот и все… Вот я и сделал тебе салют из «глаза Горгоны». Хотел тебя повеселить, а то ты вздумал нюни распускать насчет голема… А ты, я смотрю, и не рад вовсе? Ладно. Есть другая идея. Подойди поближе. Знаешь, что такое «кузнечики»?

– Насекомые такие?

– Ох, темнота! Сколько, ты сказал, тебе лет? Семь? А про «кузнечиков» не знаешь! Позор! Каждый уважающий себя мальчишка из любого Великого дома должен в этом возрасте иметь «кузнечиков». Вот, держи, дарю! Нет, ну, точнее, не дарю, а даю попользоваться. Но надолго. Но я буду их у тебя брать, когда они мне понадобятся, сразу предупреждаю! Я очень часто буду их у тебя брать. Засунь в башмаки… Да не внутрь, мешать будут – просто вставь под шнурки. Да, вот так. Ну а теперь попробуй попрыгать!

Это было что‑то колоссальное! Своне подпрыгнул всего лишь чуть‑чуть, но взлетел при этом почти до самого потолка! Следующий прыжок был посильнее, и мальчик подскочил уже не почти, а точно до потолка, о который пребольно ударился макушкой. Сперва Своне хотел было захныкать, но потом передумал, потому что прыгать на «кузнечиках» было куда интереснее, чем хныкать. Эти «кузнечики» оказались замечательным артефактом, увеличивающим во много раз силу прыжка! Но комната Своне явна была слишком тесным полигоном для испытания этого веселого артефакта. Совершенно позабыв о своем новом друге Кареле, мальчик гигантским прыжком подлетел к двери комнаты, распахнул ее и поскакал по гостиной. Та была куда просторнее. Через несколько секунд масан, оставшийся в комнате Своне, услышал страшный грохот и звон бьющегося хрусталя. Карел почел за благо не искушать судьбу и мгновенно скрылся в привычном уже своем убежище – в шкафу.

Послышались шаги Своне. И его растерянный голос:

– Карел! Ты где?

– Где‑где! Где обычно. Что ты там натворил?

– Я нечаянно. Я… Понимаешь, я прыгал и случайно сбил наш большой канделябр… Вот мне теперь влетит‑то!

– Ничего. Не бойся. Скажешь – тренировался в прыжках, занимался спортом. Твои родители должны одобрять такие занятия.

И тут в комнату вошел папа мальчика – рыцарь‑мститель Клаас Ван Тесон, собственной персоной. Как на беду, папа был дома и, конечно же, услышал грохот. Своне пытался объяснить, что он тренировался в прыжках, но, услышав слово «прыжки», папа тут же подозрительно уставился на башмаки мальчика. И, конечно, сразу разглядел «кузнечики».

– Откуда у тебя эта пакость? Впрочем, понятно откуда. Разве я не запрещал тебе что‑либо покупать у мальчишек‑шасов?

– Я не покупал. Мне это подарили.

– Своне! – серьезно сказал папа. – Это, конечно, очень хорошо, что ты не умеешь врать. Но пойми, юный рыцарь не должен даже и пытаться врать! Рыцарь должен мужественно отвечать за любые свои поступки. Ну зачем ты пытаешься рассказывать мне сказки? Подарок! Где это слыхано, чтобы шасы что‑то кому‑то дарили?

– Это не шасы. Мне это подарил Карел.

– Какой еще Карел?

– Просто Карел. Карел, сын тьмы.

– Так. Герр Ван Тесон младший! Если вы не хотите получить трое суток домашней гауптвахты, предупреждаю в последний раз: хватит рассказывать отцу небылицы! Сегодня без сладкого и без сказки на ночь, – холодно закончил рыцарь Ван Тесон старший и вышел из комнаты.

Из шкафа высунулась голова вампира Карела.

– Клянусь вашим Карфагенским амулетом, ну ты и идиот, парень! Зачем ты рассказал про меня?!

– А что мне оставалось делать?! Папа спросил: «Откуда артефакт?» Что я мог ответить? Рыцарь не должен врать.

– А нет ли у вас в уставе вашего Ордена какой‑нибудь статьи, вроде того: «Рыцарь не должен быть лохом»? Понимаешь ли ты, что если обо мне узнают, нам запретят встречаться, и мы не сможем играть? Ну ладно. К счастью, я гляжу, уже стемнело. Я могу идти домой. Счастливо оставаться!

– Постой! – от обиды Своне чуть не заплакал. – Карел! Ну я не хотел, правда! А ты еще когда‑нибудь придешь?

– Посмотрим, – проворчал вампир. – Ну все, пока! Засиделся тут с тобой, понимаешь… Да… А, впрочем, ведь мы еще не закончили с «бродячим огоньком»! Давай закончим. Только возьми уже себя в руки, наконец, и сосредоточься как следует! Всю ночь я тут с тобой сидеть не собираюсь.

Если сильно захотеть, сосредоточиться и очень постараться, то многое можно сделать! Минут через пятнадцать Своне соорудил вполне приличный «бродячий огонек». Да такой, что на пару с «огоньком» сотворенным Карелом, они излучали столько света, что вампир даже недовольно поморщился.

– Ну вот, научил на свою голову! Устроил мне тут иллюминацию! Не хочу здесь больше находиться. Все, пока! Выйду через дверь, с твоего позволения.

И масан удалился.

На следующий день Своне проснулся раньше обычного. Это был первый день Недели Вступления в мастерскую превращений, и сегодня маленькому чуду предстояла очередная встреча с мастером. Встреча должна была произойти во второй половине дня. А с утра следовало готовиться к этому собеседованию. Садиться за книжки, тетрадки и повторять, повторять то, чему его обучали на приготовительных занятиях. Но Своне проснулся так рано не по этой причине. Его очень волновала мысль: «А появится ли сегодня Карел?» И первым делом маленький чуд заглянул в шкаф. Там не было ничего, кроме одежды. Светало. Своне с неохотой стал раскладывать на столе свои тетрадки, но смотрел мальчик больше на шкаф, чем на письменный стол. Смотрел и ждал. Вдруг Карел каким‑нибудь образом там появится? Но вот уже совсем рассвело, и мальчик понял, что надеяться не на что. Ведь масаны не могут передвигаться при дневном свете! Маленький чуд вздохнул, опустил глаза в тетрадку и в очередной раз попытался сосредоточиться… В окно стукнулся камушек. Потом еще раз. Мальчик подошел к окну и поглядел вниз. Там, под окном, у стены стояла высокая фигура, с ног до головы затянутая в черную кожу, на руках перчатки, на голове шлем с опущенным темным стеклом, закрывающим все лицо.

Фигура эта помахала мальчику рукой. Своне распахнул окно.

– Чего смотришь? Спускайся! – послышался из‑под шлема приглушенный голос.

Это был голос Карела! Радости мальчика не было границ.

– Проклятое солнце сегодня так и жарит! – крикнул масан. – Пришлось как следует одеться. Но я, как видишь, все же пришел. Ты ценишь мою дружбу?

– Конечно, Карел, – закричал мальчик, – Ты замечательный друг!

– Ну а раз так, – сказал вампир, – ты должен меня покормить. Ведь друзья должны кормить друзей?

– Наверно, – ответил Своне.

– Он еще говорит «наверно»! Не наверно, а точно должны! – заявил вампир. – Слушай, что я тебе скажу. Из окна вашей кухни очень вкусно пахнет! Тебя сейчас позовут завтракать и ты должен, слышишь, ты просто обязан принести мне сюда что‑нибудь вкусное оттуда! А еще лучше было бы, если бы ты привел с собой эту вашу Бъок.

– А зачем она тебе? – спросил Своне с подозрением.

– Ну как это, зачем?! – возмутился масан. – Ты же сам мне рассказывал, что это именно она готовит в вашем доме всякие вкусности!

– Ну да.

– Ну вот! Я и хочу с ней об этом поговорить. Впрочем, разговор можно отложить и до ночи… А она молодая?

– Да что ты! – рассмеялся мальчик. – Какая же она молодая! Ей лет двадцать пять!

– Прекрасно! Мой любимый возраст. И, наверно, у нее длинная красивая шея?

– Шея? Не знаю… А при чем тут шея?

– Да ни при чем. Просто это моя любимая часть женского тела! Впрочем, рано тебе еще об этом…

– Своне‑е! Мыть руки и завтракать! – послышалось за дверью.

– Меня мама зовет!

– Давай, давай, ступай, притащи мне со стола что‑нибудь, что сможешь, и выходи ко мне!

Через двадцать минут Своне вернулся в свою комнату с целой тарелкой блинга. Выглянул в окно.

– Ну что ты там копаешься? – закричал вампир. – Давай, спускайся скорей! Пожрать принес? Пошли гулять!

– Гулять? Да нет, извини, – мальчик нахмурился. – Я не могу. Мне ведь надо готовиться к собеседованию с мастером. Которое будет сегодня после обеда.

– После обеда? Так до после обеда еще целая куча времени! А потом, чего к нему готовиться? «Перед смертью не надышишься», как говорится. «Блуждающий огонек» научился вчера делать? Вот и радуйся. А сейчас тебе самое время развеяться на свежем воздухе! Очень полезно для мозгов.

Своне не пришлось долго уговаривать. Через минуту мальчик был уже на улице, не забыв прихватить с собой и тарелку для друга.

– Слушай, Своне, я, честно говоря, уж немало погулял вокруг вашего замка, – заявил Карел, с чавканьем уминая блинг за обе щеки. – И скажу тебе прямо: неживописные тут у вас места. Не на что глаз положить, в смысле эстетического удовольствия. Ни природы, ни архитектуры. Вот поглядел бы ты, какие виды в Карпатах, там, где живет мой дедушка! А тут… Убожество, сплошное убожество. Может быть, ты знаешь здесь что‑нибудь интересненькое, на что можно было бы поглядеть?

– Интересненькое? Ну… Хочешь, я покажу тебе кладбище големов?

– Что ж, звучит весьма недурно!

Кладбищем големов назывался ангар на задворках чудского замка, куда сваливали отходы мастерской превращений и неликвидные запчасти из бестиария. Чудские мальчишки любили бывать здесь, лазать по кучам старого хлама, глазеть на безжизненные, но страшные когтистые конечности, рогатые головы и прочие части тела боевых монстров. Попадались тут и почти целые создания, но безнадежно устаревшие и потому выброшенные. Все эти ужасные останки, не будучи активированы магической энергией, являли собой просто хлам.

Однако, те трое, что копались сейчас на кладбище големов, не были юными отпрысками рыцарей семьи Чудь. Хотя по росту они как раз были точь‑в‑точь как чудские мальчишки. И Своне с Карелом могли бы даже, наверно, сперва принять этих троих за чудских ребят, если бы не красные банданы у них на головах.

– Красные шапки! Вот это номер! Интересно, что им там понадобилось?

Уйбуй Копыто со своими помощниками Контейнером и Иголкой возились вокруг какого‑то чудища оливкового цвета, напоминавшего своими чертами питекантропа. Похоже было, что они пытаются откопать и вытащить его из кучи хлама.

– Ты только погляди! – воскликнул масан. – Честное слово, с тех пор, как Спящий начал промышлять идиотами, таких замечательных как эти, он еще не создавал! Интересно, чем им приглянулся сей мертвый принц? Хм. Однако, шутки – шутками, но если они его активируют, он ведь может наделать шороху, как ты считаешь, Своне? Ты ведь у нас специалист по големам? Они вообще смогут его активировать?

– По‑моему, Красные шапки в големах не разбираются… Но активировать простого голема не сложно. Я думаю, такому, как этот, достаточно положить в рот бумажку с заклинанием, и он заработает. А заклинания такие продаются в любой лавке Города. И стоят не дорого.

– Ну я ж говорил – идиоты! Надо ж было сначала купить бумажку, сунуть в рот этому красавцу, и он сам бы вылез из этой кучи! А они парятся! И смех, и грех! Да… Однако, я думаю, надо их прогнать. Ни к чему им иметь голема, как ты считаешь? Они еще с ним, чего доброго, не справятся.

Карел и Своне осторожно выглядывали из‑за угла постройки, чтобы воришки не увидели их раньше времени.

– Конечно, их надо прогнать! – сказал Своне. – Я сейчас пойду и прогоню! Что, не веришь?

Поймав иронический взгляд масана, Своне вспыхнул.

– Это наша земля и наше имущество! Я здесь хозяин! Я скажу: «Именем Ордена…»

– Да верю я тебе, герой, верю! Ты их прогонишь. Но только разве это будет весело? «Именем Ордена»! Фу, как это пОшло. Я имею в виду: пОшло упоминать имя Ордена всуе! – поспешил пояснить Карел. – Давай мы с тобой лучше поразвлечемся! Раз уж подвернулся случай. Совместим, так сказать, приятное с полезным.

– А как мы можем поразвлечься?

– Сейчас увидишь.

В следующий миг кожаная одежда Карела повалилась на землю. Пустая одежда. Стукнулся о землю шлем. Карел исчез. А над землей воспарило облачко белого тумана! Оно приподнялось, стало вытягиваться, отрастило себе руки, ноги и подобие головы. И, помахав Своне рукой, поплыло в сторону свалки.

Есть ли смысл рассказывать, какую комичную сцену Своне имел удовольствие наблюдать через минуту? Смысла нет. Вот если бы можно было показать видеозапись этого сюжета – это имело бы смысл. Но видеозаписи нет. Как нет и уверенности в том, что масана в состоянии тумана можно снять на пленку. Как нет уверенности и в том, что на территории Великого дома Чудь вообще работает видеоаппаратура. Скажем только, что Красные шапки, увлеченные выкапыванием голема, далеко не сразу заметили висящее над ними туманное тело, так что Карелу пришлось попотеть (если слово «потеть» можно применить к туману), размахивая своими эфемерными конечностями, прежде чем на него обратили внимание. На зато уж когда обратили… Даже если бы на эту троицу накинули «шкуру гоблина» – вряд ли они смогли бы бежать быстрее!

Всю дорогу, пока возвращались домой, Карел и Своне хохотали, вспоминая, как смешно улепетывали с кладбища големов Контейнер, Копыто и Иголка.

А потом Карел захотел спать. Ведь масаны всю ночь бодрствуют. У них по ночам какие‑то дела. А спят они днем. Вот и Карелу потребовался отдых.

– Полезу‑ка я в свой шкафчик, если ты не возражаешь! – сказал вампир, задернув шторы в комнате Своне и с удовольствием стаскивая с головы тяжелый шлем. – Разбуди меня вечером, после того как поступишь в эту свою школу превращений.

– Не в школу, а в мастерскую! Ах, Карел, как бы я хотел туда поступить! Но я думаю, меня опять не возьмут, как и в прошлом году…

– Возьмут, возьмут, можешь не сомневаться. Короче, вечером разбудишь.

И вампир, зевнув, удалился в шкаф.

Это был, наверное, самый счастливый день в жизни Своне! Даже если забыть про веселые утренние приключения. Во‑первых, его взяли в мастерскую превращений! Причем, «гвоздем» выступления Своне на собеседовании стал «бродячий огонек».

– Кто тебя научил «огоньку»?! – спросил после собеседования радостный отец.

– Карел, сын тьмы! – ответил мальчик.

Рыцарь Клаас нахмурился. Он ведь уже говорил сыну, что ему совсем не нравится, когда мальчик рассказывает отцу всякие небылицы. Но не хотелось омрачать нотациями этот счастливый день. Маленький Своне заслужил себе праздник! Со следующим номером в программе праздника выступил Жозе, старший брат. Сначала он просто по‑мужски пожал Своне руку. «Поздравляю, герр скаут, так держать!» А потом хлопнул брата по плечу и сказал: «Зайдемте в мою комнату, коллега, там у меня, кажется, кое‑что по вашей части».

В комнате Жозе, нервно махая хвостом и царапая когтями мраморный пол, стоял здоровенный пес‑голем. Ростом чуть выше Своне. Очевидно, очередная поделка старшего брата.

– Он твой! – сказал Жозе.

От счастья на глазах Своне выступили слезы.

– Жозе! Ты… Ты мой самый‑самый‑самый лучший друг! Это правда мой голем? Ура! Теперь у меня есть голем! Какой хорошенький! – ласково сказал мальчик поглаживая отвратительную собаку по брюху. – А что он умеет делать?

– Пока не много… – ответил брат. – Пока он только может плеваться ядом метра на три. Остальное – как обычная собака – зубы да когти. Но он обучаемый и с возможностью наращивания. Если будешь хорошо учиться в мастерской, ты сможешь сделать ему апгрейд. Можно сделать, например, чтобы он дышал огнем. По идее, если добавить крылья, он, наверно, сможет и летать, но, честно говоря, в этом я не уверен. Это надо еще посчитать…

И тут Своне вспомнил про Карела! Конечно, Жозе был его лучшим другом, а еще теперь его лучшим другом будет пес‑голем, но ведь и Карел – тоже лучший друг!

– Карел! – Карел! – мальчик с криком вбежал в свою комнату. – Карел! Я поступил в мастерскую и мне подарили собаку!!

Мальчик распахнул дверцу шкафа. Там обнаружилась кожаная одежда Карела, но его самого нигде не было! И тут Своне заметил, что окно его комнаты открыто. А на подоконнике лежал лист бумаги, на котором что‑то было написано. Мальчик схватил его.

«Малыш! Уже стемнело, а мне как раз надо ненадолго смотаться домой. Слетаю быстренько туманом, туда и обратно. Тут без тебя такое было! Я, наконец, повстречался с твоей Бъок! Она опять заходила убираться. Знаешь, по‑моему, она не просто экономка. Я бы сказал, что она настоящая домомучительница! Но это пустяки, дело житейское! Передо мной она не устояла. Ведь я мужчина хоть куда, в самом расцвете сил! А благодаря Бъок я теперь еще и в меру упитанный! Видел бы ты, как я таскал с кухни ее плюшки! Угадай, кто лучший в мире таскатель плюшек? В общем, сегодня ночью у нас с ней свидание. У меня дома, на кладбище, в склепе.

Твой друг Карел.

P.S. Думаю, малыш, ты поступил в свою мастерскую, так что я тебя поздравляю. Не скучай. Спокойствие, только спокойствие!»

В комнату вошел папа.

– Своне, куда ты убежал? И почему у тебя в комнате так холодно? Фру Бъок забыла закрыть окно? А что у тебя за записка в руках? Кто ее написал?

– Это Карел… – ответил малыш. – Он улетел. Но обещал вернуться!


Оглавление

  • Алексей Толкачев Масан и Ван Тесон