КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 443637 томов
Объем библиотеки - 623 Гб.
Всего авторов - 209112
Пользователей - 98639

Последние комментарии

Впечатления

ИванИваныч про Ходаницкий: Рунный путь (СИ) (Боевая фантастика)

Мне одному кажется - или здесь какая-то ошибка? Вместо третьей части Ходаницкого выскакивает ссылка на совсем другого автора "Лора Дан" с книгой "путь"... Одно при этом только непонятно - и нафига мне "этот путь", когда я хотел "совсем другой?))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Snowden: Through Bolshevik Russia (Записки путешественника)

Сначала уничтожить страну и ввергнуть ее в нищету и войну (тут я согласен со Стариковым) - а потом лить крокодиловы слезы...

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
PhilippS про Корчевский: Опер Екатерины Великой. «Дело государственной важности» (Исторические приключения)

Прочитал с удовольствием. Только заменил резинки для чулок ( явный анахронизм) на подвязки.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про серию Я спас СССР!

Цикл завершён.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Москаленко: Нечестный штрафной. Книга 2. Часть 2 (Альтернативная история)

да, тяжело ГГ, куча баб, а некого..
а так неплохая серия, довольно жизненно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
more0188 про Емельянов: О смелом всаднике (Гайдар) (Советская классическая проза)

и ни одного отзыва?
кстати в свое время зачитывался. ток конечно не голубой чашкой и не тимуром (хотя вещи!) Там было что то про попаданцев. Кстати не могу найти. Может с чипполино сожгли?

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Михаил П. про Snowden: Through Bolshevik Russia (Записки путешественника)

На мой взгляд, это произведение сопоставимо по уровню с книгами Ильфа и Петрова, которые описывают примерно то же историческое время. Но в отличие от 12 "стульев", это совсем не весело. Книга представляет собой полные искренности заметки молодой девушки о том, что она увидела в своем путешествии по Большевистской России.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Интересно почитать: Брокеры - мошенники

Тени (fb2)

- Тени 374 Кб, 198с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Сергей Александрович Гусаров

Настройки текста:



Тени
Деревья были красивы. Желтые листья покрыты инеем, причудливо переплетаются темные полосы ветвей, в воздухе стоит отчетливый запах жухлой травы. А еще легкий утренний морозец, который скорее бодрит, чем заставляет мерзнуть. Середина зимы. Зима в этих местах мягкая, чувствуется близость моря. Почти месяц я добирался сюда. Не спешил, однако… Свобода! Хоть ненадолго, а сам себе хозяин. Была бы моя воля, бродяжил всю жизнь, наблюдая за маленькими драмами, комедиями и трагедиями, происходящими вокруг, и ни во что не вмешивался. Я медленно бреду, ведя на поводу коня. Конь вполне разделяет мое настроение, ему тоже нравится идти почти налегке, не спеша: сыт, полон сил, никто не торопит. Скоро должны показаться шпили замка Школы Теней – цели моего путешествия. Мне не нужны тени, но кто ж меня спрашивал… Чудо, что удалось удрать одному, без какой-либо свиты – явный недосмотр моей старшей сестрицы.
Впереди раздались какие-то звуки. Похоже на драку… Опять, кажется, кого-то убивают. Эти люди всегда такие суетные. Им обязательно надо испортить замечательное утро. Пойдем, посмотрим? Конь только фыркнул, – мол, оно тебе надо? Люди делом заняты, так чего им мешать? Я не спеша вышел из-за поворота тропинки. За зарослями кустарника открылась интересная картина. Нападавших было всего двое – коренастый дядька в коричневом кожаном охотничьем костюме и юноша в таком же костюме да еще в легкой кольчужке, оба с парными клинками, активно теснят свиту какого-то молодого дворянчика. Свита самоотверженно пытается не подпустить нападающих к своему господину, четверо из свиты уже лежат на траве, не то ранены, не то убиты. Еще четверо, заслонив хозяина, отбиваются, похоже, уже из последних сил. Свита явно состоит из опытных воинов, все в хороших доспехах, вооружены щитами и мечами. Нападающие не похожи на разбойников – уж слишком хороши, а мастера редко идут в разбойники… Ну и кому тут помогать? Тем кого меньше, или тем, кто слабее? Конь ехидно зафыркал за спиной. Умная скотина, я иногда подозреваю, что он намного умнее своего хозяина.
– Бог в помощь, господа! – Меня заметили, а коренастый сразу же бросился на меня. Это и решило вопрос – за какую команду я играю. Быстрый дядька однако… Но я все-таки арр – хоть и почти полностью бездарный – так вся моя родня считает… А раз бездарный, так хоть железяками должен уметь себя защитить… Вот и гоняли меня в свое время все, кому не лень, и отец и отчим и старшие сестрички. И плевать им гадам, что я эти железки терпеть не могу – я книжки люблю читать! Соперник серьезный, только явно недооценил он меня – малолетку, отнесись он ко мне всерьез, и мне пришлось бы плохо, а так он на простейшую обманку попался… Вжик и уже без клинков, а мои клинки у его горла. Бой мгновенно замер. Второй нападавший застыл и смотрит на меня огромными от ужаса глазами.

– Не убивай!!!

– Убей его, болван! Что встал? Я наследный принц Приморья Колен!

Фи, как грубо… Кто ж так знакомится… Бросаю клинки за спину в ножны. Хочется иногда пустить пыль в глаза. После многих лет тренировок не многие могут вот так, мгновенно и уверенно, не глядя, закинуть клинки в заплечные ножны. Ну, мои сестрички могли проделать это уже и в пять лет, а для меня этот трюк до сих пор иногда кажется мистическим искусством… Продолжения боя не будет, люди все-таки легко читаемы, мой риск минимален… А паренек в коричневом и принц Колен, кажется, близнецы… Я как-то сразу и не обратил внимания. Братья? Нет, брат и сестра, паренек – переодетая девушка, аура то женская…

– Простите, обознался, – улыбаюсь дядьке. – Вы наверно оппозиция, а я уж было подумал грабители. Мне мама не велит встревать в чужие политические разборки. Вы тут беседуйте, а я спешу. – Сажусь на коня и пускаю его легкой рысью. Коренастый и девушка бесшумно исчезают в зарослях. А я чувствую спиной ненавидящий взгляд принца. Вот и спасай людям жизнь после этого.

Перелесок постепенно переходит в удивительно красивый парк, но настроение испорчено. Любоваться природой и искусством садовников уже не хочется. Замок безусловно красив, только несколько мрачноват на мой вкус. Не хотел бы я долго жить в таком месте. Вот и стена крепости. Солидная такая стена и Силы вбухано в нее не меренно. Совершенно напрасная, на мой взгляд, перестраховка – это каким же надо быть сумасшедшим, чтобы напасть на Школу Теней. Настолько сумасшедшие обычно умирают рано в детстве.

Тени это элитные телохранители, их растят с грудного возраста и выбирают их из арров. Как арры, которых и так совсем мало осталось, позволили делать такое с детьми других арров, я не знаю. Тенями их называют потому, что неразлучны с хозяином и связаны с ним жизнью, а может из-за их серой фирменной одежды, или из-за того, что скользят они бесшумно как тени, или, может быть, потому что убить их также трудно как тень. С моей точки зрения тени – это монстры и убийцы. Почему убийцы? Да потому, что для того чтобы быть хорошим телохранителем, надо прежде стать хорошим убийцей, понять профессию снаружи, так сказать… Теней часто и используют в обоих качествах. Очень не многие короли могут позволить себе иметь собственных теней. За них нужно заплатить поистине королевскую цену. Не каждому Школа отдаст своих воспитанников, и не каждого тени признают своим хозяином, согласие тени важнее даже согласия Школы. Но когда за твоей спиной тени, это СТАТУС, и это БЕЗОПАСНОСТЬ. Говорят – давно были случаи, что тени теряли своих подопечных, но убийцами в тех случаях всегда оказывались другие тени.

По мне так все эти сказки про тени чистой воды мифы, ну преувеличение уж точно. Ну, арры, ну монстры… так и я тоже арр, ну и монстр тоже естественно, хотя и безобидный совсем… Даже родные, которые знают меня как облупленного, не видят во мне монстра. Оно, впрочем, и к лучшему для меня – больше шансов сбежать от обязанностей и от ответственности.

Вот ради статуса и послали меня обзаводиться тенями. Принцу одного из Великих Домов аров, пусть и не первому в очереди на место Лорда, положено иметь телохранителей. Ну, принцу может и положено, а мне как-то не хочется. Как представлю себе, что до конца моих дней за мной будут таскаться какие-то мужики… Плохо становится, не надо мне такого счастья.


***
Громыхаю железным кольцом огромной двери.
– Кто там?

– Рион Ир Артен.

– Входите, мы ждали Вас, Ваше Высочество.

Высокий пластичный арр, открыл дверь и пригласил меня войти во внутренний двор крепости, слуга подхватил под уздцы коня. Я последовал за арром в замковую гостиницу.

– Вы подоспели как раз к завтраку, милорд. Вот ваш столик, прошу. Меня зовут Ирм, я отвечаю за удобства клиентов. Пока вы будете завтракать, я коротко расскажу вам о наших правилах.

Я осмотрелся вокруг. Ничего себе столовка… Резные столики из черного дерева, серебряная посуда, стены украшены мозаикой из дорогих камней, цветные витражи. И не смотря на роскошь, соблюдено чувство меры и гармонии, явно работа большого мастера. На меня роскошь обычно действует угнетающе, а тут уютно.

– Вы будете питаться в этой столовой и жить в этой гостинице. Тени, которых магистр посчитал готовыми к ритуалу обретения подопечного, так же живут здесь. Вы сможете присмотреться к ним и познакомиться с кем захотите. Тени, в свою очередь, будут присматриваться к вам. Если вы сделаете выбор, то сообщите об этом магистру. Ваш выбор либо будет одобрен, либо нет. Вы не ограничены во времени и в количестве ваших попыток выбора. Но если выбор взаимный, то, как правило, со стороны магистра препятствий не бывает. Магистр назначает цену за тень. Он может отдать тень бесплатно, а может потребовать эквивалент стоимости магического кристалла Силы. Самой большой кристалл, когда-либо запрошенный за тень, был массой в сто граммов. Чем руководствуется магистр, знает лишь он. Но я думаю, учитывая, что вы принц одного из самых влиятельных Домов, цена не будет чрезмерной.

Я слушал Ирма в пол уха – и так все знаю, дома мне все уши уже прожужжали: веди себя прилично, старшим не хами, и не убивай других клиентов Школы, это там не принято… Могут обидеться, ведь Школа гарантирует своим гостям безопасность. А вот еда меня заинтересовала. Если здесь постоянно так кормят, то можно и подольше будет остаться. Всегда любил хорошо поесть. Сестрицы всегда возмущаются, как в такого худого меня столько влезает. А тут еще и вкуснотища такая…

С сожалением убедившись, что ничего съедобного на столе больше не осталось, я под удивленным взглядом Ирма подчистил тарелочки кусочком хлебушка. Откинувшись на спинку стула, чтобы живот не мешал дышать, я стал с интересом рассматривать других посетителей столовой. В основном здесь были тени – стройные гибкие юноши, большинство лет двадцати пяти, одетые в серые кожаные доспехи. Лица у всех бесстрастные, словно маски, за столиком всегда двое. Тени почти всегда работают в паре, хотя изредка бывают и тройки. Группы никогда не распадаются. Я могу выбрать себе две группы теней, как один из принцев Великого Дома. Лорд Великого Дома может позволить себе по статусу семь групп, наследный принц Дома – три группы. Вот поживу здесь месячишко другой, откормлюсь, как следуют, а потом скажу, – извиняйте други, никакая тень мне не приглянулась, а дома у меня дела срочные. Да и свалю отсюда куда-нибудь поближе к морю – давно хотел море увидеть…

За соседний столик уселись две дамы в серых одеждах, и стали меня бесцеремонно разглядывать. Давно замечал, что женщины, особенно женщины среднего возраста, смотрят на меня как-то странно, ну как на вкусный кусок мяса. Сестрички смеются надо мной, говорят, что это от того, что я симпатичный, а мне почему-то страшно становится… Пугаюсь я таких вот взглядов. А тут и габариты у дам… Как у медведиц.

– Кстати, уважаемый Ирм, среди теней и женщины есть?

– В некоторых специфических ситуациях в качестве телохранителей могут подойти только женщины, но их не много. Женщины крайне редко могут достичь хорошего уровня подготовки и практически всегда проигрывают мужчинам. Поэтому и спрос на них много меньше.

Да уж слабее… Вот только пугают они меня сильнее, чем, например, вон те парни. Парни так просто неприятны, а от этих двух дам просто ужас ползет по коже… И даже не скрывают свой плотоядный интерес. Гады.

– Они приняли вас за обычного человека, милорд. Вы не похожи на арра, в вас почти нет магии. Леди Инесса и леди Раймона наставницы детского корпуса.

Ирм приглашающе махнул рукой.
– Леди Инесса, леди Раймона, позвольте представить вам Риона Ир Артена из Дома Радуги.

Как леди переместились за наш столик – я не понял, только что сидели там, а теперь уже сидят здесь.

– Какой он миленький, Инесса, ты не находишь?

– Вы к нам надолго, милорд? Вы пришли выбрать себе тени, милорд? Милорд, вы говорите на старом арконском? Милорд, вы любите конфеты? У меня есть… Немного. Только я оставила их в спальне. Милорд, вы хорошо владеете клинком? Милорд хотите, мы будем давать вам уроки? В зале? В постели?

– Раймона, да он просто прелесть! Смотри, как краснеет! И с клинком у него все в порядке…

– Эээ… Простите, тетенька, я несколько устал с дороги…

– Какая же я тебе тетенька? Просто Инесса, а она просто Раймона. Мы всегда к вашим услугам, милорд, в любое время дня и ночи… Особенно ночи.

И леди крайне довольные собой и своими шутками с изящной грацией, это при их-то комплекции, встали из-за стола. Леди Инесса обернулась и окинула меня томным взглядом, с этакой поволокой, от которого меня всего обдало жаром и сперло дыхание, и я почувствовал, что мой организм против моей воли реагирует на нее как на женщину… Вот сука! В смысле организм. Инесса тоже в смысле…

Ирму это представление явно доставило большое удовольствие.
– Не сердитесь на них, милорд. Жизнь в школе достаточно скучна и однообразна, клиентов не много. Развлечений здесь почти нет.

– Ирм, я действительно что-то подустал, вы не проводите меня в это… в библиотеку, – попытался я как-то разрешить неприятную для меня ситуацию.

– Вы не хотите сначала посмотреть свою комнату, милорд? – Ирм окинул меня странным взглядом, оценивая мою адекватность.

– У вас здесь нет библиотеки? Я лучше всего отдыхаю с книгой в руках.

– Есть, почему же нет… В любой школе есть библиотека, даже в такой необычной Школе, как наша. Но взрослые редко посещают ее, в основном учащиеся младших и средних ступеней. Следуйте за мной, милорд.


***
Библиотека не хуже, чем местная столовая, такая же роскошь и тот же уют, удобные кресла, в которых можно и поспать при желании, удобные читальные столики, огромные стеллажи книг, к некоторым из которых никто не подходил уже многие годы, судя по легкому налету пыли на корешках книг. И ни единой души.
– Книги можно оставлять на столиках, библиотекарь потом расставит их по местам. Обед в двенадцать часов, но можете придти в столовую в любое время – и вас накормят. А я с вашего позволения оставлю вас. – Ирм откланялся.

Ну что тут у нас? Точнее у них. Неплохо. Куча редких книг по истории, но это мне не интересно, мне и так все известно в нужном мне объеме. Искусство дипломатии. Художественная литература, поэзия разных стран и разных направлений – зачем это все монстрам-убийцам? Наверно для коллекции. Мне это, впрочем, тоже малоинтересно. А вот и нужные стеллажи – медицина и магия. Медицина мое давнее увлечение и мама у меня, кстати, целитель. Ну, а моя магия, это боль всех моих родственников – надо же, один из принцев полный бездарь! Не чувствуют они во мне магии. Но хоть головой Бог не обидел – феноменальная даже для арров память и соображалка всем на зависть. Отец кстати считает, что мозги для Лорда важнее магии – поэтому и не дал вычеркнуть меня из списка возможных своих преемников, к моему огромному сожалению… А то отдыхал бы сейчас уже где-нибудь на берегу моря. Отобрав приличную стопку книг, я уселся их пролистывать, мгновенно запоминая любую новую сколько-нибудь значимую информацию. Незнакомых мне ранее книг оказалось довольно много, и я полностью увлекся их просмотром.

Время до обеда пролетело быстро. Желудок во всю уже сигналил о том, что он справился с завтраком, и что не худо бы поинтересоваться, чем здесь кормят на обед, а заодно выяснить дают ли добавку. Любит он у меня халяву, негодный. Как только я спустился в столовую, ко мне, широко улыбаясь, заспешил Ирм и потянул куда-то за руку.

– Идемте, милорд. У нас появился новый клиент, я вас сейчас познакомлю. Да вот он. Знакомьтесь, это наследный принц нашего королевства его высочество принц Колен!

– Очень приятно. – Я улыбнулся во все тридцать два зуба. Улыбка вышла немного хищной. – Рион Ир Артен, принц Великого Дома Радуги к вашим услугам, уважаемый. Как добрались? Надеюсь, все живы?

– Вашими молитвами, уважаемый Рион. Колен скривился, но все же пожал мою протянутую руку. Выказать неуважение арру Великого Дома, даже если бы тот был всего лишь конюхом, никакой монарх не осмелился бы. Колен явно не был ни смельчаком, ни дураком. Да, кстати, среди арров вообще нет конюхов, за конями ухаживают люди.

– Двое гвардейцев на грани, им сейчас оказывается помощь. Как только обзаведусь телохранителями, непременно отловлю эту суку. Тогда она точно пожалеет, что родилась на свет – прошипел Колен.

– Я несколько сведущ в медицине, если хотите – могу помочь вашим раненным людям.

– Не стоит, уважаемый Рион, здесь есть отличные специалисты, если моих людей возможно спасти, то их безусловно спасут. Колен снова скривился.

Я кивнул и отправился к своему столику. Зачем мучить человека, если мое присутствие ему явно неприятно. Вообще стоило бы покопаться в его голове, такие типы могут подкинуть любую подлянку. Но пока я толком не знаю возможностей этих серых парней, что тусуются вокруг в таком количестве, про то, чтобы лезть в чужие мысли, да и вообще про магию лучше пока забыть.

– Ирм, а вон еще три клиентки. Вы почему-то меня им не представили. – Я кивнул на столик, который находился на другом конце зала. За столиком сидели три стильно одетых красавицы. Видно, что арры, но из какого Дома я разобрать так и не смог.

– Это тени, милорд. – Ирм явно был недоволен тем, что я обратил на них свое внимание. – Не совсем удачный набор или эксперимент, так сказать. Дело в том, что обычно мы набираем грудничков, материал должен быть максимально пластичным. Тени это просто оружие, оружие не должно иметь собственной души, и уж тем более каких-либо собственных интересов. Конечно, тени имеют душу, имеют свои взгляды на жизнь, свои понятия чести, они могут проявлять инициативу, когда это необходимо, иначе они были бы бесполезны, но единственной их целью должно быть служение хозяину. Если есть прямой приказ хозяина перерезать горло ребенку – тень даже на миг не должна усомниться в правильности такого приказа, хотя может и не выполнить приказ, если в результате может пострадать сам хозяин. Интересы хозяина превыше всего! А этих девушек мы взяли уже почти взрослыми, до десяти лет они жили с родителями в любящих семьях, их психика уже сложилась, ломать ее было поздно. Да и бойцы из них вышли так себе… Середнячки. Обладай они хоть какими-нибудь выдающимися среди теней качествами, может быть на них и нашелся бы покупатель, а так никто не хочет брать отбраковку. За три года на них лишь два довольно специфических заказчика обратили свое внимание, но девицы отказались – мол, мы воины, а не шлюхи. Их правильно было бы просто отпустить, но уж больно много средств вкладывает школа в каждого своего выпускника, так что магистр пока их терпит.

Интересный вариант. Представляю, как рассердится старшая сестренка, если я притащу с собой домой "ущербные" тени. Маме будет все равно, она с самого начала не одобряла всю эту затею. А меня самого просто коробит от мысли связаться с тенями – ведь не отделаешься от них потом. А так, даже вроде, как и послушался, – хотели тени, вот вам тени, я же не виноват, что они оказались недомонстрами, все претензии к изготовителю… Вот только как подкатить к этим девушкам, чтобы не спугнуть… Торопиться не буду, надо сначала осмотреться, собрать информацию.

– Ирм, и как, по-вашему, я должен делать выбор, ведь здесь все эти парни для меня на одно лицо?

– Ну, сходите на тренировки, милорд, посмотрите их в деле, может, кто сразу и приглянется. Но, главное не спешите, подключите к делу свою интуицию, вы все таки арр, хотя и несколько эээ… Ну да ладно. Даже если увидите прекрасного бойца, не спешите его выбирать, хороший воин, не обязательно окажется хорошим телохранителем, в чрезвычайной ситуации он, конечно, продержится против неприятеля гораздо дольше, но с хорошим телохранителем вы никогда в чрезвычайную ситуацию и не попадете. Тренировочный зал там, в конце коридора подходите туда через часок, а пока я покажу вам вашу комнату, что бы мне потом о вас уже не беспокоиться.


***
В таких роскошных апартаментах я не жил никогда. Не то чтобы Великий Дом Радуги не мог себе позволить хорошее жилье для своих принцев. Просто во время недавней войны между Великими Домами, а точнее между Домом Радуги и всеми остальными, наш Дом был практически полностью уничтожен. Всю свою жизнь я переезжал вместе с семьей и кучкой телохранителей с места на место, спасаясь от убийц из других Домов. Всю сознательную жизнь я воспитывался среди людей. Я и сам себя больше воспринимаю как человека, а не как арра. Мы маскировались то под мелких дворян, то под бродячих торговцев, – правящую семью необходимо было сохранить любой ценой. Война закончилась, как только остальные арры осознали, что без Дома Радуги все остальные арры без исключения обречены на вырождение и вымирание. Как будто до войны об этом не знали… Дом Радуги вновь занял свое положение первого среди равных. Но до сих пор отдельные рыцари из разных Домов живут лишь жаждой кровной мести. Восстанавливать разрушенное, придется не один десяток лет, а вот Школу Теней война почти не затронула.
Я разложил по полочкам некоторые вещи первой необходимости из кем-то заботливо доставленных сумок, затем попрыгал на громадной кровати, обследовал туалет и ванную. Водопровод я видел впервые – раньше только слышал про такое, но не верил… Зеркала, шторы из тонкого шелка, резные абажуры изящных светильников, шкафчики инкрустированные дорогими и очень редкими сортами дерева. Впору почувствовать себя настоящим принцем. Жить можно, но слишком долго здесь лучше не задерживаться.
***
Тренировочный зал оказался большим и удобным. Здесь было множество тренажеров, о назначении которых я мог лишь догадываться. Но все эти диковинки меня не слишком интересовали. Зал предназначался для теней, которые уже закончили свое обучение, поэтому здесь не было учителей или инструкторов, а тени сами занимались тем, чем считали нужным. Готовых выпускников в Школе было не так уж и много, несмотря на то, что те выпускники, которые еще не нашли своего подопечного, могли оставаться здесь помногу лет. Несколько пар теней занимались какими-то гимнастическими и силовыми упражнениями, кто-то занимался спаррингом. Две пары лениво махали мечами, словно танцевали какой-то печальный танец. Движения медленные, плавные, тени меняли основные базовые позиции, которые все были мне хорошо известны. Их можно было бы принять за учеников начальной ступени, если бы не грациозная скупая пластика движений. В реальном бою обычный наблюдатель этих движений увидеть не сможет, они просто смажутся.
Я нашел удобную скамеечку и уселся, заинтересовавших меня кандидатур в зале не было. А все присутствующие обращали на меня внимание не более чем на пустое место. Людей здесь презирали, выбирать человека подопечным никто не хотел. Связывать свою жизнь с жизнью человека, который не проживет и ста лет, не желали даже тени, несмотря на то, что они совершенно равнодушно относились к собственной жизни и смерти. Арры жили дольше людей – как правило, они жили до тех пор, пока их не убьют, а убить их хотели многие.
Открытое пренебрежение постепенно начинало раздражать, мне даже ни одного случайного взгляда перехватить не удалось.
– Любуетесь? – Ко мне, не спеша, подошел принц Колен. Только его мне тут и не хватало… Колен бесцеремонно уселся рядом со мной на скамеечке. – Не хотите ли размяться, уважаемый Ир?

– Благодарю, принц Колен, но настроения, что-то нет.

– Здесь нет других, подходящих для вас партнеров, а поддержание хорошей формы требует регулярных тренировок и усилий. Иначе в самый неподходящий момент что-нибудь пойдет не так, как должно. Не боитесь?

– Когда плохое настроение, могу сорвать его на ком-нибудь, не хочу потом жалеть о содеянном…

В этот момент в зале появилась та самая тройка теней, ради которых я сюда пришел. Девушки также бесстрастно прошли мимо нашей скамейки – ни единого жеста внимания. Похоже, Колену такое пренебрежение было не только непривычно, но и обидно…

– Каакиииие девочки… Ахх… Какие сладенькие. – Принц прошептал специально, так, чтобы его услышали.

– Вы что-то хотели, человек? – Последняя из девушек резко остановилась и развернулась в нашу сторону. Вот только не такого знакомства я хотел, но Колена, похоже, уже понесло.

– Здесь не оказывают должного внимания гостям, здесь даже развлечься не с кем. Вон та рыженькая…

– Даша, развлеки лорда – перебила Колена девушка.

Та, которую назвали Дашей, встала напротив Колена, – извольте. Вы можете воспользоваться собственным мечом, а я возьму учебный…

Поединок был недолгим. Он, конечно, мог бы быть и совсем коротким, но, похоже, Даша дала волю чувствам. Мне Колен был неприятен, но унижать принца явно не стоило, мне было его даже жаль, а главное он теперь имел право на месть. Истина, вбитая в меня отцом, гласила – доделывай все до конца. Если уж завел себе врага, то враг должен быть мертвым. Колен вернулся на лавочку на четвереньках, слегка поскуливая, с разбитым носом, но придерживал он почему-то промежность. Я помог ему сесть и дал ему свой носовой платок.

– А вы, мальчик, не боитесь развлечься? – Видимо мою помощь Колену Даша решила не оставить без внимания. Именно такая формулировка не дает возможности отказаться от поединка, ведь отказавшийся уже объявлен трусом. Но и соглашаться нельзя.

– Я здесь по другим делам, благородная леди, и не ищу развлечений. Но если вам так необходим спарринг-партнер, то попробуйте меня чем-нибудь заинтересовать, я не дерусь на чужих условиях и по чужой прихоти. – Теперь, если девушка будет настаивать, то ситуация будет выглядеть так, как если бы она сама набивается на драку, что будет явно некрасиво с ее стороны. Ну, а если девушка не будет настаивать, то я сохраню лицо – в прямом и в переносном смысле.

– И чем же может заинтересовать отважного рыцаря слабая девушка, которая не имеет ничего, кроме себя и своей девической невинности. Может быть, рыцарь желает неприличным торгом смутить девицу и тем прикрыть собственную трусость?

Мда… Предлагать девическую невинность неинициированной арры можно только тому, кто хочет покончить с собой особо болезненным способом. Дело в том, что при лишении девственности арры, происходит ее магическая инициация. Во время инициации у арры достраиваются и укрепляются магические силовые линии и каналы, после чего ее магические способности возрастают многократно. Но дело в том, что достраиваются эти каналы за счет резерва партнера, а если партнер не достаточно сильный маг, то у него будут забираться уже не магические, а жизненные силы… В результате имеем довольную арру и жалкий высохший трупик глупого любовника.

Мне, кстати, такой исход не грозит, но это моя большая тайна, если про истинное положение вещей станет известно моим родственникам то, скорее всего, я окажусь запертым в каком-нибудь замке, и мне каждый вечер будут приводить новенькую девственную арру, пока я и в самом деле не окочурюсь. Слишком мало осталось среди арров магов, которые способны провести полноценную инициацию. Вот и пользуются всякими вспомогательными артефактами. А от не полностью инициированной арры уже не может родиться сильного мага, ребенок не получит при внутриутробном развитии нужную толику Силы. Получается замкнутый круг. Ради спасения Дома мной пожертвуют, не задумываясь, уж это я знаю точно – пример собственной матери и отчима всегда перед глазами…

– Леди, какой я дал вам повод, чтобы думать обо мне столь низко! Людей способных делать юным девам столь непристойные предложения нужно сразу же казнить! Но я здесь по важному делу, мне нужны тени. Я предлагаю вам пари – если вы проиграете учебный поединок, то вы и ваши подруги соглашаетесь стать моими тенями.

Вокруг нас уже собралась толпа. Все присутствующие тени сбросили свои бесстрастные маски и, похоже, развлекаются по полной программе. Кажется, уже и ставки делают… интересно на кого больше… Уж точно не на меня. Вот так обстоятельства и становятся неуправляемыми…

– Я могу сделать ставку только на себя, а Лорис и Натали не в моей власти, – развитие ситуации, похоже уже перестало нравиться Даше, и дело, кажется, сведется к торгу, после которого мы, не придя к согласию, спокойно разойдемся. Что, в общем-то, в данной ситуации меня бы устроило.

– Да пусть его, Даша. Если человек сможет тебя победить, то я даже соглашусь стать его тенью. Но вот что он сделает нам, если проиграет? – вмешалась в разговор блондинка, вторая из тройки. Кажется, Натали.

– Я могу выкупить вас, всех троих у Школы, без обязательства быть привязанными к какому-либо подопечному. Как вам такое?

– Даша, ты должна уделать его! Сейчас же, пока он не сбежал, – это уже Лорис, сказала свое слово. – Я согласна на ставку!

В зале давно уже не осталось никого, кто бы не наблюдал за развитием событий. Вот они внимание и слава, приходят, когда их не ждешь, и когда их особенно не хочешь…

Нам освободили площадку. Зрители столпились толпой по периметру. Мечи магические, удары можно не сдерживать и драться в полную силу – смертельный удар нанести невозможно, но вполне можно нанести серьезную травму.

У меня ОЧЕНЬ хорошая боевая подготовка, меня учили лучшие мастера клинка Дома Радуги, лучше моего отца и отчима бойцов в этом мире просто нет, ни одна тень не сможет справиться с ними один на один, они Паладины Дома Радуги. Но я не мой отец, тени учатся убивать всю свою жизнь, и даже на фоне таких милых девушек как эти, я лишь скромный любитель. И по характеру не боец, я скорее больше похож на маму, я – целитель. Есть ли у меня козыри? Безусловно. Меня однозначно недооценят. Какой бы опытный воин мне не встречался, все равно каждый раз недооценивают. Но это хорошо в реальном бою, когда все решает первый удар, а в учебном бою такое преимущество не столь уж и значимо. Что ж, вот и пришло время вспомнить про магию, про тщательно скрываемую от всех мою магию, даже мама не знает…

Почему этот поединок так важен, ну чего я уперся? Стоит ли сейчас засвечивать столько лет так тщательно скрываемые тайны? Выкупишь девочек на свободу, тебе ведь их цена даже меньше чем ничто, доброе дело сделаешь, ну а гордость… Так ведь столько раньше терпел, и еще перетерпишь… НЕТ! Я почему то знаю, что сегодня не отступлю, вожжа уже попала под хвост. Легкий магический транс, полный боевой транс будет только мешать, нужна ясная голова, мне не соперничать с тенью на ее поле. Мир взрывается цветными пятнами и узорами силовых магических линий, звуки исчезают. Кто-то бросил белый платок, как сигнал о начале боя. Понеслась! Никакой ожидаемой форы на первую секунду боя я от тени не получил, все сразу началось по-взрослому. Середнячок… Ирм говорил, что эти девочки середнячки, что ничего особенного… Да чтоб его… Похоже, что здесь не только у меня козыри в рукаве, а на каждой руке у них еще и не один рукав… Белый платок уже начал падать. Тень стала тенью, почти размазалась по всему пространству, отведенному для поединка, лишь ускорение транса давало возможность угадывать движение и направление очередного удара и успевать его блокировать. Так не пойдет. Впитываю в себя силу из серых и синих нитей. Тень увязает в пространстве, теперь она движется как будто в вязкой среде. Не знаю, как мы оба сейчас выглядим снаружи, и выглядим ли… Даша выдыхается, пропускает первый удар в плечо, второй – колено, третий – другое плечо. Я сдерживаю удары, чтобы не покалечить девушку. Все… Бой окончен. Платок касается пола. В мир возвращаются звуки.

– Я согласна на служение вам, Мастер, – Даша с трудом поднимается на одно колено и склоняет передо мной голову, медные волнистые волосы тяжело падают на лоб. Затем поворачивается к подругам, – я проиграла – плачет. Ну, вот и справился с девушкой, злодей.

– Я принимаю твое служение, тень – ответил я ритуальной фразой.

– Мы согласны стать вашими тенями, господин – Натали и Лорис синхронно опускаются на одно колено и склоняют головы.

– Я принимаю ваше служение, тени.

Остальные тени надевают ледяные маски и расходятся по своим делам – шоу окончено.


***
В кабинете магистра в кресле сидит насупившийся Ирм, три девушки-тени жмутся к стене, стараясь не привлекать к себе лишний раз ничье внимание. По кабинету мечется разъяренный магистр Школы Теней, кажется, что он сейчас задымится.
– Вы что себе позволяете, молодой человек!!! – Магистр все-таки сорвался на визг.

Вот так вот, ни тебе милорд, ни тебе высочество, просто человек, да еще молодой. Однако могли бы уже и убедиться, что не совсем человек. Ну, если их магичество желает играть спектакль, то и я всегда пожалуйста…

– Вы чем-то расстроены, уважаемый магистр? Я сделал что-то не так? – пожимаю плечами.

– У нас нет оснований отказывать ему, Ричард, – вмешался в разговор Ирм, – он не нарушил никаких правил. И не забывай, кто он… Нам вовсе не с руки сейчас испортить отношения с Домом Радуги.

– Все с точностью наоборот, мастер Ирм. Мы испортим отношения с Домом Радуги, если не помешаем ему сделать то, что он задумал, – магистр направил на меня обвиняющий перст. – Дите, Ирм, ты посмотри на него, какое несмышленое, но какое коварное дите! Он думает, что ритуал привязки жизней это шуточки! Ирм, ты только представь, какими идиотами мы будем выглядеть, если свяжем этих девок с наследным принцем Дома Радуги!

– Ты путаешь, Ричард. Рион лишь пятый в очереди, он первый лишь с конца. Никто всерьез и мысли не допустит, чтобы бездарь стал Лордом Великого Дома. Пусть даже в этом Доме и осталось чуть больше сотни арров, включая женщин и детей.

– Ирм, ну ты-то не ребенок! Он потому и пятый в очереди, что от наследного принца необходимо отвести удар! Пока все суетятся вокруг первого номера, кто пытается подружиться, кто укокошить… А в это время рядышком в тенечке растет СЮРПРИЗ! И ведь какой поганец! Мало никому не покажется, ни врагам, ни друзьям. И никто на него даже внимания не обратит. Он ведь сюда даже без свиты прибыл, один! А это даже для сына главы небольшого клана ни в какие ворота не лезет, а уж чтобы сын Лорда Вортона…– Магистр безнадежно махнул рукой.

Упсс… А вот с этого места медленный повтор, пожалуйста. Чего это вдруг, этот противный мерзкий старикан записал меня в наследные принцы. Если вдруг окажется что он прав, то домой мне возвращаться никак нельзя. Лучше сразу придумать, как инсценировать собственную гибель. И в логике магистру трудно отказать и в опыте. А дома такие змеюки коварные… С такими многоходовыми интригами, снять шкурку с тушки маленького доверчивого Ри, им что плюнуть… Да нет… Не может такого быть, есть ведь и старший брат Аркон, он по любому выше в списке, и по рождению, и по способностям. Не все так плохо.

– Ричард, так ведь они уже принесли ему клятву, что ты собираешься теперь с ними делать, – Ирм кивнул в сторону теней. – Второй клятвы они дать уже не могут, по крайней мере, пока Рион жив. Пусть ритуала связывания жизней и не было проведено, но клятва дана, и я не думаю, что есть хоть малейшая возможность ее разорвать.

– Мы решим эту проблему, Ирм. Я наложу на их клятву условие, и через месяц клятва потеряет силу. Дети хотели связать жизни, пусть прочувствуют, что значит быть связанными. Что значит, все время быть рядом, и даже не иметь возможности уединиться. – Ты! – магистр снова нацелил на меня карающий перст, – докажешь, что сможешь вытерпеть их рядом хотя бы месяц. А вы докажете, что сможете смириться с тем, что будете находиться в его полной власти. При этом любому из вас достаточно нарушить данное мною условие и можете считать, что никакой клятвы никогда не было. Идите сюда, – магистр кивнул теням, – дайте руки. – Тени послушно протянули магистру руки, тот по очереди дотронулся до каждого запястья, и руки у девушек сразу как-то странно обвисли.

– Теперь ты будешь их руками. Ты будешь их кормить с ложечки, причесывать, укладывать спать, одевать и раздевать, водить в туалет, и даже менять им прокладки во время месячных. Если кто-нибудь из них отойдет от тебя дальше, чем на семь метров, то клятва будет автоматически расторгнута, или если ты побрезгуешь хоть в чем-то заменить им руки, то клятва расторгнута. Можете сразу отказаться.

Да уж… А старик, похоже, совсем сбрендил. Хотя, какой старик, арры почти не стареют, все розыгрыш от начала и до конца. Мерзкий, гнусный извращенец. А морда у него теперь какая довольная, – наслаждается собственной подлостью. Ну, я до нее еще доберусь, так раскрашу, что никакой иллюзией не прикроется. Тени смотрят на меня жалобно и сочувственно. Я ведь вынудил их на эту клятву, хороший теперь повод от нее отказаться, не терпеть же ТАКОЕ унижение.

– Милорд! – Лорис мне подмигнула, – не грустите, не все так страшно, отчего бы нам и не попробовать? По мне так лучше месяц экстрима, чем на всю жизнь остаться в этом дурдоме. Если сегодня Школа перестала считаться с выбором теней, то следующим шагом нас могут просто продать в публичный дом, и хорошо, если лишь охранниками… Поэтому пока есть хоть малейший шанс отсюда вырваться, я попытаюсь им воспользоваться. А вы как девчата на это смотрите?

– Мы вместе уже полжизни, Лорис, и дальше будем вместе, – кивнули в ответ Натали и Даша.


***
Даша сидит у меня на коленях, а я расчесываю ей волосы. Никогда не думал, что это такое удовольствие гладить девушку по волосам и вот так неспешно раз за разом проводить по ним гребешком. Волосы изумительные, мягкие, рыжевато-медные, плавными волнами спадают на плечи и на спину. Они пахнут какими-то травами и Дашей, хочется зарыться в них лицом и дышать их запахом. Даша не хочет отходить от меня не только дальше, чем на положенные сумасшедшим магистром семь метров, но и пытается при малейшей возможности прикоснуться физически. Стоит мне сесть, она мгновенно норовит забраться на колени. Если нет возможности сесть на колени, то обязательно сядет рядом и прислонится. Мне тоже приятно ощущать ее рядом. Ситуация мне понятна – во время поединка Даша коснулась магического источника и все инстинкты арры потребовали магической инициации, арра подсознательно схватилась за Источник Силы и теперь боится его отпустить – отпустить источник просто выше ее сил, она и сама не понимает, что с ней происходит. Но инициировать прямо сейчас ее нельзя, она не готова. Не готова с моей точки зрения, потому что если инициацию правильно подготовить, то Даша сможет получить много больше. Магия Даши средненькая для арры, но если сделать все правильно, и если мои магические изыски и предположения верны, то я смогу создать из серенькой в плане магии мышки архимага первой величины. Или я зря потратил свои детские годы на поиски редких книг по целительству и магии, а также на собственные исследования.
Девушки еще три дня назад перебрались в мою комнату, я целых два часа перетаскивал их вещи, хотя вещей у них и не много. Если бы я взялся, например, таскать вещи своих сестричек, то, наверное, так бы и состарился за этим занятием… Теперь мы с тенями всегда вместе и вопреки ожиданиям злобного магистра Ричарда, никого из нас это не тяготит. Хотя проблемы, безусловно, есть. Постоянный физический контакт с Дашей меня заводит, а сбросить напряжение я не могу.
С Натали другая проблема – от каждого моего прикосновения она напрягается и становится скованной, и это не от неприязни, а от обостренной природной стыдливости. А еще она краснеет… А от того, что другие видят, как она краснеет, она краснеет еще больше, мне смешно, но я изо всех сил сдерживаюсь, чтобы не обидеть ее, а так как Натали, к тому же, и очень сильная эмпатка, мне при этом приходится еще и ментальный щит держать.
С Лорис отношения складываются проще всего. Любую щекотливую или пикантную ситуацию она умеет свести к шутке, причем это получается у нее всегда элегантно и непринужденно. За такой простотой скрывается очень острый ум. С ней очень легко быть вместе, и с ней всегда интересно. Она в группе теней безусловный лидер и вожак, но ее руководство при этом столь ненавязчиво, что две остальные девушки о нем просто не знают. А вопрос типа – кто тут у нас главный? – у них даже в мыслях не возникает…
Временный паралич рук я снял у девушек при первом же осмотре. Магистр наложил простейший блок, искажающий прохождение нервных сигналов. Тени не должны оставаться долгое время в состоянии беспомощности, тем более что мозг постепенно начнет забывать, как правильно управлять руками – и потом долго придется восстанавливать навыки, приобретенные за годы упорного труда и тренировок. Но, получив возможность действовать руками, девушки дружно отказались ими пользоваться для того, чтобы хоть как-то себя обслуживать, потребовав от меня выполнения условий магистра. Так вот и живем теперь. Натали цепенеет, когда я помогаю ей в ее интимных делах, но категорически отказывается перестать играть в эти дурацкие игры, как я не втолковываю, что условия магистра полная чушь.
Во что же я ввязался? И что это такое я тут себе прикупил? Телохранителей? Ну да, отчасти так. Только вот кто кого будет больше охранять еще вопрос. Телохранители – это щит, который, не задумываясь, подставляют под удар. Но прошло всего несколько дней, а я даже представить себе не могу, что бы рискнуть кем-нибудь из них. Я что, влюбился? В первый раз в жизни, и сразу в трех? Бррр… У нас, конечно, та еще семейка, но даже для них это покажется слишком… экстравагантно. Возвращаюсь домой и заявляю – мама, я женюсь! – И на ком же, сынок? – А вот на этих трех… Нет, не поймет. На тенях не женятся, а с собственными телохранителями трахаются… Даже не знаю кто, но у нас таких точно не уважают… Проблема, однако.
– А какие у них сделались морды, когда они увидели, как Ри кормит нас по очереди из ложечки, я чуть не подавилась от смеха. А глаза у них стали вот такие… Хи-хи-хи, я и сейчас остановиться не могу, как вспомню – делится своими впечатлениями от сегодняшнего завтрака Даша.

– Ха! А когда Ри заметил магистра в столовой, так он тебе еще и губки облизал, вместо того, чтобы их просто салфеточкой вытереть. А половина теней там после этого чуть под столы не попадали… – добавила Натали.

Ри – это теперь меня так зовут, если вы еще не поняли. Если отчим услышит такое ко мне обращение, он точно не переживет позора. Я хоть и отношусь к правящей семье по отцу, но формально принадлежу к клану отчима. А его клан, между прочим, называется – "Наводящие Ужас". Да-да именно Ужас с большой буквы, и назвали клан так вовсе не ради прикола. Тех, кто думал, что это прикол такой, уже всех давно похоронили.

– Даша, солнышко, ты помнишь, чем мы сейчас должны с тобой заняться? – Строгим голосом пытаюсь навести здесь порядок.

– Ну, Рииии, давай не сейчас, до обеда еще много времени. – Даша делает вид, что предстоящая процедура ей не нравится, но щечки краснеют, а глазки предательски блестят. Процедура уговаривания с первого же дня успела стать негласной традицией, и чем-то вроде психологической настройки.

– Ложись, солнышко, на животик. – Я начинаю легонько массировать Даше плечи кончиками пальцев постепенно усиливая чувствительность, и тем временем перехожу на магическое зрение. Так начинается регулярная процедура усиления Дашиных силовых магических каналов, и не только усиление старых, но и создание новых! Причем в тех диапазонах спектра, которые Даше раньше в принципе не были доступны. Маг учится пользоваться своими способностями с детства, как человек учится ходить, разговаривать, владеть телом. Если человеку приделать еще одну пару рук, то он не сможет забивать гвозди четырьмя руками сразу, он и первой парой рук сначала будет владеть хуже, чем прежде, – будет путаться, где первые руки, а где вторые. А с новыми магическими способностями все еще сложнее. То, что я делаю, вообще-то эксперимент, но я не сомневаюсь в успехе. Даже если ничего не выйдет, риска для здоровья нет никакого. Даша довольно растягивается на кровати, закидывает свои волосы вверх на подушку, обнажая спину. У Даши белая матовая кожа без каких-либо изъянов, как у маленького ребенка. И никакого загара, загорать у теней не принято. Шикарная девичья фигура пока еще не трансформированная чрезмерными физическими тренировками, но под кожей уже перекатываются упругие мышцы, которые умеют мгновенно становиться стальными. Сначала обычный расслабляющий массаж, разминаю мышцы спины.

– Не задирай попку, ее я тоже поглажу, когда до нее дойдет очередь, твоя задача полностью расслабиться – я шлепнул ее пониже спины.

– Ри, ну какой же ты вредный, – Даша чуть не повизгивает от удовольствия.

Натали смотрит на нас с опаской, недоверием и некоторой толикой осуждения, а Лорис наблюдает за процедурой с полным пониманием происходящего и большой долей зависти, и даже ревности, я чувствую, что она сейчас очень хочет быть на месте Даши, и ей приходится себя почти сдерживать. Внешне ничего не заметно, но ментальные щиты у Лорис пока что слабоваты. Не завершив полностью работу, начатую с Дашей, начинать другую нельзя, узоры магических каналов слишком сложны, и постоянно держать в голове одновременно две столь сложных и разных картины невозможно. Поэтому в ближайший месяц Лорис ничего не светит.

После того как я заканчиваю сеанс с Дашей, мы вчетвером идем в душ. Вода согревается солнцем на крыше гостиницы, но зимой ее подогревают дополнительно, поэтому она теплая, отмокать в ней огромное удовольствие.

– Ри, если магистр откажется проводить ритуал связывания, ты ведь нас не бросишь? – спрашивает Натали.

– Мы уже связаны, Натали, разве ты не видишь? А если я еще и проведу вашу магическую инициацию… Ты ведь знаешь, что маг и инициированная им подопечная тоже связываются на всю жизнь, маг становится покровителем и имеет на подопечную почти такие же права как отец или муж, от части этих прав покровитель отказывается лишь, когда подопечная выходит замуж с его согласия. И никакой дополнительный ритуал нам не только не нужен, но и опасен. Я не хочу в случае своей смерти потянуть вас за собой. Что касается тех дополнительных возможностей, которые дает ритуал привязки теней, как например, чувствовать состояние подопечного, или всегда иметь возможность определить, где он находится, или возможность общаться мысленно, то я и так могу вас всему этому научить без всякого ритуала.

– Тогда, что нас здесь держит? – удивилась Лорис.

– Если бы мы захотели, то могли бы уйти отсюда уже сегодня. Но надо уйти мирно, без скандала. Для начала надо договориться с магистром о цене вашего выкупа. Уйти, хлопнув дверью, было бы очень некрасиво. Независимо от того, как вы относитесь к Школе, вы ей очень многим обязаны.

– Ты сразу вернешься домой, после того как закончишь здесь все свои дела? – Лорис решила прояснить для себя наши планы.

– Да, дома придется показаться, но задерживаться там мне нельзя сразу по нескольким причинам. Поскольку наше ближайшее будущее тесно связано, вам полезно побольше узнать о моих родственниках. Одной из причин, по которой я не могу задерживаться дома, является мой отчим Леран.

Леран является главой клана Наводящих Ужас. Клан всегда занимался обеспечением безопасности Дома, а также выполнением различных спецопераций, требующих качеств о которых и говорит само название клана. Леран один из сильнейших воинов среди арров, он Паладин. Но как бы ни были хороши арры из Дома Радуги, войну мы фактически полностью проиграли. В один прекрасный момент оказалось, что Правящая Семья Дома полностью уничтожена, в живых остался лишь внучатый племянник убитого правителя. Это был мой будущий отец, ныне Лорд Вортон. Но главная беда заключалась в том, что в Доме Радуги практически не осталось женщин, которые могли бы родить Лорду полноценных наследников. Возможных кандидатур было всего три, причем кандидатур далеко не идеальных. Одна совсем девочка – дочь главы клана Хранящих Тамри. Ей в тот момент было всего четырнадцать, и она еще не была инициирована. Другая женщина из остатков клана Видящих Саманта. Саманта тогда была в возрасте пятидесяти пяти лет, а ее муж и сыновья были убиты на войне. Третьей кандидатурой была моя мать, леди Ирена, из клана Целителей. Причем моя мать была самой подходящей кандидатурой, с наибольшей вероятностью от нее мог родиться очень одаренный арр. Но было препятствие – моя мать уже давно была замужем за Лераном. Причем брак был счастливым, Леран души не чаял в своей жене и дочерях.

Так как Лорд Великого дома и вся его семья были мертвы, был создан Совет Великого Дома, состоявший из глав отдельных кланов и наиболее весомых рыцарей, попросту говоря – из всех кто остался в живых. Совет постановил сделать Паладина Вортона Лордом Дома и отдать всех трех женщин ему во временные жены, до появления нужного количества наследников. Леран был против категорически, но он ничего не смог сделать против решений Совета – интересы выживания Дома превыше всего! Если бы никого не осталось из Правящей Семьи, то Дом Радуги был бы обречен, это был бы лишь вопрос времени. Леран как главный по вопросам безопасности был назначен телохранителем временных жен Лорда, а затем и его наследников, если таковые появятся. Лерану приходилось самому отводить собственную жену в покои Лорда. Он сходил с ума от ревности, бесился, иногда в одиночку совершал совершенно безумные вылазки против больших отрядов неприятеля и вырезал там всех под корень, искал смерти, но видимо был для нее слишком хорош. Тамри была поспешно инициирована лучшим из оставшихся магов Дома. Через некоторое время она родила от Вортона мальчика, которого назвали Тамиром, но роды дались ей очень тяжело – слишком она была молода – и Тамри умерла через несколько дней после родов. В Доме уже не было достаточно сильных целителей, которые могли бы ее спасти, а моя мать сама была уже в то время беременной моим старшим братом Арконом и ничем не могла помочь Тамри. Саманта родила Лорду Вортону двух девочек, после чего оказалось, что она больше не сможет иметь детей. Девочки оказались очень одаренными и занимают сейчас в списке возможных наследников Лорда третье и четвертое место, а первое место занимает мой брат Аркон.

Когда родился я, то оказалось, что я полный бездарь в плане магических способностей, и что если какие-то способности и можно будет развить, то они уж точно не дотянут до того уровня, чтобы я смог претендовать на место Лорда. Пользуясь этим предлогом Леран забрал Ирен к себе обратно в клан, и заявил, что если Лорд Вортон приблизится к его жене ближе, чем на сто метров, то убьет его, не задумываясь. Вортон за это время тоже сильно привязался к моей матери, и казалось, что смертельного поединка между двумя последними оставшимися в Доме Радуги паладинами не избежать. Но Ирена тогда заявила, что любит мужа и останется жить с Лераном, вопрос был исчерпан. Я как младенец естественно остался с матерью. Леран много нянчился со мной и странным образом, любя меня как собственного сына, одновременно умудрялся ненавидеть меня также сильно как моего отца Лорда Вортона. Я был ему постоянным напоминанием о том пятне, которое легло на его семью. Мои старшие сестры относились ко мне очень хорошо, но сумели крепко подпортить мне жизнь в силу своего стервозного и слишком веселого характера.

Мой отчим Леран основная причина, по которой я не могу остаться в клане Наводящих Ужас. И прибиться к семье отца я тоже не хочу. Долго находясь в окружении Великого Лорда, есть серьезный риск из пятого номера сделаться первым.

– Беееедненький, ты наш, – Лорис обняла меня сзади за плечи, и чмокнула в макушку – мы не дадим тебя в обиду, мы теперь будем тебя всегда охранять и защищать, никто не сможет обидеть нашего мальчика. Ты, кстати, собираешься кормить своих заступниц? Только заплети мне сначала косичку, не люблю, когда волосы падают в тарелку.


***
Мы спустились в столовую немного раньше времени. Мой принцип был прост – чтобы съесть побольше начинать надо пораньше, а заканчивать попозже. К тому же много времени занимала кормежка моих спутниц. Многие тени, которые раньше предпочитали обедать у себя в комнате, теперь пользовались исключительно столовой, так как теперь здесь к еде прилагалось еще и бесплатное представление. Внизу нас поджидал мрачный магистр.
– Ваше Высочество, я пришел к выводу, что вам как можно скорее следует покинуть нашу Школу. Пока вы окончательно ее не развалили. Вы собираетесь выбирать для себя вторую группу теней?

– Нуууу… Для этого мне придется здесь еще немного задержаться и присмотреться к остальным группам получше, я, конечно, не планировал прямо сейчас начать выбирать еще одну группу, хотел подождать годик другой, пока у вас появится что-нибудь действительно стоящее. Но, если вы настаиваете… – Киска, открой ротик, посмотри, какой хороший кусочек, – я поднес ложку к губам Лорис, – аааам, правда вкусно?

– Я не настаиваю!!! Платите за этих, милорд, и счастливого вам пути. Думаю, по кристаллу в сто грамм за каждую тень будет достаточно. Обряд привязки, как я понимаю, вам не нужен. – Магистр резко сорвался с места и поспешил к выходу.

– Ри, где ты возьмешь такие деньги? Да вся эта Школа, со всеми ее тенями и преподавателями не стоит столько – Натали вскинула на меня испуганные глаза.

– Не бойся, Зайка, мама часто давала мне на мороженное, я накопил… Я даже рад, что столь легко удалось отделаться от этого полоумного старикана, он все-таки, видимо, не чистокровный арр. Я уж и не знал, как мне решить проблему с нашим отъездом, а тут он все сам за нас сделал. Это дело стоит отметить, – я кивнул прислужнику – принеси нам кувшинчик вина, приятель.

Грубое вторжение пьяного Его Высочества Колена, не дало мне возможности объяснить, какого именно вина я хочу. Колен рухнул за наш столик, при этом, едва не смахнув с него часть посуды, и уставился на меня стеклянным взглядом.

– Веселитесь?.. А ни одна гадская дрянь не хочет меня охранять! И при этом их Школа стоит на моей земле!!! Всссе тени суки! – Колен пьяно повел плечом и показал пальцем в сторону Даши. – Твоя девка, ик, мне должна… Бить наследных принцев по яйцам запрещено! Это, ик, роняет их честь и достоинство. – Колен покачнулся и посмотрел под стол, видимо, чтобы выяснить, куда же упали честь и достоинство. – Ты должен дать мне ее наказать!

– Вообще-то это все случилось из-за меня, уважаемый принц. Это моя вина. Ведь не вмешайся я по-глупому тогда на дороге в чужую разборку, вы Колен, не добрались бы до Школы, и не потеряли бы здесь свои честь и достоинство, а были бы похоронены возле той канавы и с честью и с достоинством, а может даже еще и со славой. Но теперь я готов искупить и исправить свою непростительную ошибку. – Колен отпрянул от моей улыбки.

– Да ладно вам Рион, не принимайте все это так близко к сердцу, я же пошутил, – принц покрепче ухватился за столик, чтобы не потерять равновесия. – Я тут собственно к вам по делу. Эта сука, там, – принц неопределенно махнул головой куда-то в сторону, – на свободе, я из-за нее носа не могу высунуть из этой дыры. Вы ведь не дадите ей меня зарезать? Ну пожалуйста, Рион, что тебе стоит, проводи меня домой, вам ведь все равно по пути…– Колен пустил скупую пьяную слезу – как принц принца прошу…


***
Отъезд из Школы решили не откладывать. Вечером я передал магистру выкуп за теней, чем безмерно его удивил. Интересно, он что думал – что я их в кредит под проценты возьму? Лошадей в Школе теням конечно не дали. И даже не позволили взять часть имущества первой необходимости, то, что девушки привыкли считать своей личной собственностью. Отобрали кинжалы, метательные ножи, арбалет, удавки из лучшего иширского шелка, заточки, которые обычно прячут за голенищами сапог, отравленные иглы, щипцы для пытки пленников, покрытые серебром и даже с дарственной надписью, между прочим, и многие другие полезные в дороге мелочи. Я как мог, успокаивал девушек, и пообещал, что куплю им все необходимое в первом же городе, где мы остановимся. Но мелочность и мстительность магистра меня раздражала. Вот не думал я больше возвращаться сюда, но видимо придется… сейчас я, к сожалению, уже не успеваю нанести им материальный и моральный ущерб достойный такого жлобства. Все имущество теней составили лишь форменные серые доспехи и клинки за спиной.
Собрались быстро. Рано утром все были готовы в дорогу. Едой мне удалось разжиться на кухне в обход магистра. Ирм куда-то исчез и даже не появился, чтобы попрощаться, может быть, просто не хотел краснеть за поведение руководства. Конь укоризненно фыркал и недовольно косил на меня глазом, мол, бросил друга надолго, хоть бы раз проведать пришел. Я потрепал его по холке и сунул ему в пасть морковку. Мне и вправду было перед ним стыдно.
Я согласился проводить Колена до столицы в обмен на то, что он даст моим теням своих запасных лошадей. Если бы не раненные гвардейцы, то к вечеру мы были бы уже в городе, а с раненными нам предстояла ночевка в лесу. По дороге я пытался выспросить у мрачно задумавшегося Колена о его странном враге, который так настойчиво на него охотится. Но принцу тема явно не нравилась, он отмалчивался, а когда я его окончательно допек, сказал:
– Вот сам у нее сегодня ночью и спросишь. И у меня к тебе просьба – когда она меня все-таки зарежет, как обещала, не убивай ее, ладно? Она ведь еще ребенок… И к тому же останется последней наследницей в нашей семье, а зовут ее Кира.

– А тот мужик, что был вместе с Кирой, тоже твой родственник?

– Нет, это наставник Киры, мастер Ашен. Вот его ты зря не прирезал.

Дальше ехали почти молча, лишь тени щебетали о чем-то о своем, о девичьем, производя впечатление полного легкомыслия и беззаботности. Но, судя по внимательным взглядам, которые Натали изредка кидала по сторонам, такое впечатление было более чем обманчивым. Ее ментальные способности позволяли на значительном расстоянии засекать любые агрессивные эмоции или страх, если эти эмоции специально не прятались магически, а если прятались, то Натали засечет – кто-то прячется. У теней много своих секретов.


***
На ночевку располагались по всем правилам диверсионных отрядов, находящихся на территории противника. Местность вокруг должна просматриваться не менее чем на двести метров. Лагерь я окружил магическими следилками и ловушками. Вахту несли одновременно несколько человек. Сектора слежения распределили так, что бы каждый часовой попадал в зону видимости своего соседа. В первой смене стояли тени, остальные смены распределили между гвардейцами.
Я решил подстраховаться и быть начеку в часы наиболее вероятного нападения, которое, как я предполагал, произойдет перед рассветом.
Гвардейцы рьяно бдили, тени, прижавшись друг к другу, тихо и сладко посапывали своими хорошенькими носиками. Колен стонал во сне – ему снились кошмары. Со временем атаки я угадал, но вот начала ее заметить даже не успел. Рев, вскрик, удар… Лорис хищно ухмыляясь, склонилась над пристукнутым и придушенным мастером Ашеном, а довольная словно кошка Натали держит злобно сверкающую глазами Киру вывернув ее руку с кинжалом в болевом захвате.
Колен проснулся от шума, осмотрелся вокруг, заметив Киру, зевнул и сказал:
– Извини меня, Ки. Я был не прав, Люсинда вовсе не так красива, как ты, я нарочно тебя поддразнивал в тот вечер.

– Ко!!! Милый! Ну почему же ты мне сразу не сказал, девушка вырвалась из захвата Натали и бросилась на шею брату. – Глупенький, я же так сильно переживала, что придется убить тебя! Я даже плакала по ночам, бессердечный!

– Ки, сестренка, я же всегда знал, как ты не любишь причинять боль другим людям и убиваешь очень быстро, я просто боялся, что не успею извиниться.

Тени с отвисшими челюстями наблюдали за семейной идиллией. А я то, дурак, думал, что у меня сумасшедшие сестры, да они просто ангелы!


***
В город мы въехали все вместе. Колен предложил нам остановиться в его замке, но я нашел предлог вежливо отказаться, – мы монстры не любим жить под одной крышей с другими монстрами, тем более, если эти другие монстры еще и психи. Я с опаской покосился на счастливую Киру, старающуюся не отходить далеко от брата. Колен в благодарность за услугу подарил теням лошадей, я не стал возражать. В принципе и сам мог бы купить лошадей, но лошади у принца были отменные, а чтобы найти других подходящих, нужно время, да и хлопотно. И конь мой, похоже, уже присмотрел себе среди этих лошадок подружку. И Колен огорчится, если я не приму его подарка, пусть он огорчится не так сильно как конь…
Первым делом нужно было решить проблему с наличностью. Для этого я собирался продать небольшой кристалл Силы. Так эти штуки назывались, хотя по своей внутренней сути ни к камням, ни к кристаллам не имели никакого отношения. С виду – да кристалл, но, по сути, концентрированная магическая Сила. Маги используют их как магический резерв. Некоторые маги длительное время собирают магическую силу и превращают ее в такие вот кристаллы, потом продают их другим магам, и живут не бедно. Кристаллы стоят баснословные деньги. Три больших кристалла я отдал в качестве выкупа за тени. Кристаллы используются в денежном обороте так же как золото или драгоценные камни. Естественно они различаются по размеру, но не только, – еще они различаются цветом. У каждого мага свой собственный спектр магии. Например, "зеленый" маг может создать зеленый кристалл. Такой кристалл может легко использовать другой "зеленый" маг, а вот "красному" магу использовать зеленый камень очень тяжело, или совсем невозможно. Важно, чтобы спектр кристалла и спектр мага пересекались. Быть слабым магом с широким спектром, пожалуй, предпочтительней, чем сильным магом с узким спектром. Хотя, опять же это все зависит от многих других факторов. Правда есть еще прозрачные кристаллы силы, они могут легко использоваться любым магом. Но прозрачные кристаллы строжайшим образом запрещены, так как при неосторожном обращении отдают сразу все. И совсем не большой прозрачный кристалл легко может уничтожить совсем большой и непрозрачный город. Изготавливать прозрачные кристаллы никто не умеет, и откуда они берутся, никто не знает. На таможнях такие кристаллы тщательно выявляют, а тех, кто пытается пронести их в город, не менее тщательно истребляют.
Вот, пожалуй, и подходящая лавка, занимающаяся скупкой ценностей. Вокруг входа в лавку тусуется много весьма подозрительных личностей. Заметив за моей спиной теней, они быстро рассасываются в разные стороны. Видимо теней здесь хорошо знают и уважают…
Небритый, неопрятного вида мужик, оказавшийся хозяином лавки, и так и этак рассматривает крохотный камешек синего цвета, который я приготовил на продажу. Если чуть-чуть прислушаться, то наверно можно услышать, как скрипят шестеренки у него в голове. Жадность борется со здравым смыслом. Его можно понять. Клиент обычный вроде бы человек, да совсем еще и щенок к тому же по его понятиям, никак не может получить реальную цену за камень. Такого вообще можно было бы вытолкать в шею, а камень спокойно оставить себе. Однако три девки в серых кожаных доспехах настораживают. Настоящие тени или нет – понять трудно, но рисковать не хочется. Однако и камень упускать не хочется. Наконец он решился на компромисс.
– Сто пятьдесят золотых, больше не дам.

– Четыреста, – спокойно смотрю ему в глаза. И видимо, мой взгляд убедил его, что тени все-таки настоящие.

– А зачем мне его тогда брать? Дороже, чем за четыреста я его все равно не продам, – хозяин лавки пожимает плечами.

– Ладно, триста восемьдесят, – я скинул цену, и мы договорились. Это и в самом деле нормальная цена за такой кристалл, цены на камни я знаю.

Я, вообще то, не жадный, но торг был делом обязательным. Если бы я согласился на первую цену, то проявил бы в глазах хозяина слабину и потерял бы его уважение. Он бы не поверил, что мои спутницы настоящие тени, что гарантированно спровоцировало бы нападение, пришлось бы его убить, и не только его… не то, чтобы мне это сложно, но просто сегодня нет настроения…

Большинство женщин ужасно любит ходить по магазинам, и как оказалось – мои тени не исключение. Правда, если обычные девушки любят всякие бусы, висюльки и платья, то теней было невозможно выгнать из оружейных лавок. Каждая лавка была уже перерыта снизу доверху по два раза, каждый ножик был проверен на баланс, на заточку, опробован на зуб, каждый щит проверен на прочность, и некоторые, при этом, даже не сломались. Каждый продавец был доведен до состояния бессильной ярости, холодной ненависти и тихого отчаяния. Как только мы выходили, магазин закрывался, а хозяин, как я думаю, спускался в винный погребок, чтобы сбросить нервное напряжение. Я, не особо вдаваясь в суть покупок, платил за все, что девушки выбирали, чем вызывал у них детский восторг. Мне это ничего не стоит, а им приятно. В конце концов, тени посчитали, что уже купили необходимый минимум достаточный на первое время, и мы отправились в местную гостиницу на ночлег. К большому сожалению девочек, по дороге в гостиницу все местные грабители, насильники и даже мелкие хулиганы куда-то предусмотрительно попрятались, так что опробовать обновки было совершенно не на ком.

***
После плотного и вкусного ужина отправились устраиваться спать, комнату мы сняли одну на всех с огромной кроватью, на которой, при желании, можно было разместить половину клана Наводящих Ужас. После всех измывательств, которые пришлось претерпеть от меня теням по милости полоумного магистра, тени, наконец, придумали, как им на мне отыграться. Поскольку без правильной подготовки к инициации никакой речи об интимной близости и быть не могло, они решили изводить меня с особым цинизмом. Даже скромница Натали азартно включилась в игру, как бы нечаянно демонстрируя девичьи прелести в самых пикантных ракурсах. Впрочем, ей было, что показать… Все трое старательно оттачивали на мне свое женское мастерство. Натали считала себя наиболее пострадавшей стороной, имеющей право на месть. К тому же, будучи сильной эмпаткой, она без особого труда находила у меня наиболее уязвимые места. Так что, в конце концов, я уже рычал на них как раненый лев.
– Ну что ты дергаешься, глупенький? – Бархатным низким грудным голосом, дыша мне в ухо, начала нашептывать Лорис, – тебе абсолютно не о чем беспокоиться, мы же тени и прикроем тебя от любой опасности даже собственными телами, – и не откладывая в долгий ящик, решила мне наглядно продемонстрировать, как они будут прикрывать меня своими телами.

Помнится, когда мне исполнилось четырнадцать, моя старшая сестрица Шерр вбила себе в голову, что мне уже давно пора стать настоящим мужчиной. Ей даже и Софи удалось в этом убедить. Мол, кто как не старшие сестры, должны заниматься воспитанием и просвещением глупого младшего братца. Сначала они на пару делали намеки, типа, что для того чтобы мне стать окончательно взрослым, необходимо получить опыт взрослой жизни, для которого следует завести себе человеческую девушку. Мол, без такого опыта и умений я и в сто лет останусь ребенком. Я никак не мог понять, что от меня требуется. Сестры увидев, что я не понимаю намеков, перешли на подколки и насмешки, но когда и это не подействовало, то решились на крайние и радикальные меры. – Однажды вечером я обнаружил в своей кровати молоденькую красивую служанку, которая обычно помогала нашему повару на кухне. Девушка была абсолютно голая и связана в неприличной позе. К тому же от страха она насквозь промочила мне постель. Когда же я ее отвязал, оказалось, что из-за кляпа она уже почти задохнулась, так что пришлось срочно ее откачивать. На следующий день, когда мама узнала о происшествии, она была в страшной ярости, такой я ее раньше никогда не видел. Сестрам очень крупно досталось. А теперь, похоже, за мое воспитание взялись мои собственные тени, и у них есть все шансы сделать из меня настоящего мужчину. И мамы рядом нет, – заступиться некому.

Наконец тени решили, что на сегодняшний вечер их зверств с меня достаточно, – надо же и на потом что-нибудь оставить… Меня как зверя загнали на середину кровати и обложили со всех сторон – на левом плече расположилась Дашина головка, а с правой стороны мне носом в шею уткнулась Лорис.

– Ри, целитель в принципе не может выиграть у тени в поединке на мечах, – неожиданно заявила Даша, – а у меня не было никаких шансов против тебя там в зале. – Даша высказала, видимо, давно уже мучившую ее мысль.

– Наверно, я не совсем обычный целитель, Даша. Меня правильно называть – целитель, наводящий Ужас. Ты же знаешь, из какого я клана.

– Но лечить-то ты можешь.

– Любовь к медицине мне от матери досталась. Всю сознательную жизнь пытаюсь совершенствоваться на этом поприще. Мои сестры не умеют ничего, кроме как наводить на других ужас, но даже их я одно время сумел убедить в том, что воинам необходимо уметь лечить. Тогда они так увлеклись этим делом, что решили открыть собственную медицинскую практику, – чтобы можно было опыты на пациентах ставить. Но маме эта идея почему-то не понравилась и она им запретила.

– Вы спать собираетесь? – заворчала Лорис, и сердито ткнула меня кулаком в бок, – а будешь еще ворочаться, укушу.


***
Столица Приморского королевства – портовый город. Быть около моря, и не увидеть его, было просто выше моих сил. Во время войны я много скитался с семьей по разным местам, но к морю так и не попал. И девочкам будет наверняка интересно, все-таки почти всю жизнь считай, безвылазно провели в Школе-монастыре. Мы запаслись продуктами и направились к морю. Задержавшись на некоторое время в порту, мы рассматривали причудливые корабли, принадлежащие разным странам и расам. Здесь были и пузатые, тихоходные торговцы, стоявшие на погрузке-разгрузке товаров и военные корабли с острыми хищными носами, и маленькие рыбацкие суденышки. Шикарные дипломатические яхты и юркие легкие курьеры стояли у специально отведенных для них причалов. Порт напоминал хаос, или разоренный муравейник, люди бегали, суетились, о чем-то договаривались. Но, кажется, каждый здесь знал, чего он хочет и куда ему надо бежать. Жизнь порта показалась мне забавной, но большая толпа народа, среди которой, то и дело мелькали личности явно опасного характера, нервировала моих спутниц. И мы отправились вдоль берега, изредка кидая в море камни и раковины. Тени ловили крабов и с визгом вытаскивали их на берег. Крабы рассержено махали клешнями и спешили вернуться обратно в воду. Затем нам попалось место сплошного белого мелкого песка, не удержавшись от соблазна, мы сбросили одежды и бросились в воду. Оказалось, что в отличие от меня, тени плавали очень хорошо, плавать их учили. Накувыркавшись и наплескавшись, навалявшись в песке, мы отправились в гостиницу, где оставили лошадей и вещи собранные в дорогу.
Ничто хорошее, к сожалению, не продолжается вечно. Теперь мне предстоял обратный путь домой. А дома ждали изнурительные тренировки с отчимом и с его отмороженными рыцарями, шутки сестричек, которые они почему-то считали смешными, а я обидными и глупыми, постоянное презрительное пренебрежение арров к своему бездарному принцу, ничем не отличающемуся от человека. Домой не хотелось. Нет, я, конечно, очень люблю сестер и мать и отца и даже ненавистного отчима, и они меня любят. Я был удивлен и растроган, когда сестры собрали все свои сбережения, не пожалев даже наследственных фамильных украшений, лишь бы их непутевый братец добрался до Школы Теней и выкупил себе непременно самых-самых лучших. Все средства Дома Радуги и кланов шли на восстановление разрушенных войной крепостей и замков, поэтому на покупку теней были собраны семейные средства и средства ближайших друзей семьи. Была собрана большая сумка различных золотых женских украшений, кулонов с драгоценными камнями, бус из редкого жемчуга, монет, и даже наградных знаков, которые представляли материальную ценность. Я был обцелован на дорогу матерью, сестрами, родственниками, кошкой Марысей и даже нашей кухаркой. Как только я скрылся с глаз провожающей меня родни за поворотом дороги, я зарыл все драгоценное барахло под большим приметным дубом – я же не бродячий ювелир, чтобы таскать с собой всю эту бижутерию. Ведь, сколько весит зараза… да и опасно к тому же – ограбить, конечно, вряд ли смогут, но вот украсть вполне…
Нда… А может и не возвращаться, купить себе домик подальше от города на берегу моря и каждое утро смотреть как плещутся волны, как медленно появляется краешек солнца из-за горизонта блестящей водной глади, слушать как кричат чайки на своих неумелых птенцов. А каждый вечер, сидя на берегу, встречать загадочные звезды и чувствовать, как свежий морской ветерок ласкает лицо, неся с собой соленый запах водорослей.
Всю обратную дорогу я наслаждаюсь каждым отдельным мигом свободы, мы двигаемся нарочито неспешно. Иногда бродим по новому незнакомому городу, рассматривая архитектуру и достопримечательности, остаемся в нем до тех пор, пока интересно.
Проверок моей мужской выдержки никто не отменял, девушки изощрялись и все время совершенствовались. Я зверел, но терпел. Терпел, пока не придумал собственного ответного хода. Изображать неконтролируемую ярость и потерю контроля членов нашего клана учат с детства, это является одним способов психологического давления на противника. Наш пятилетний ребенок вполне может напугать взрослого человека до колик. При этом о реальной потере контроля над собой и речи нет, конечно. Начать реализацию своей идеи следовало с эмпатки Натали, которая очень тонко чувствует намерения противника, достаточно небольшого прокола в чувствах, чтобы она мне не поверила. И вот однажды я "сорвался", сграбастал Натали, так что она только успела жалобно пискнуть, жадно впился ей в губы, начал мять грудь и грубо лапать другие интересные места. После того, как такая процедура была повторена с Лорис, нужный эффект был достигнут. Девушки стали паиньками. И какое-то время позволяли себе лишь легкий и безобидный флирт. А я, наконец, позволил себе расслабиться и пребывал на вершине блаженства и спокойствия. Но не долго. Первой перемирие нарушила Даша. На мои попытки ее "наказать" она лишь выгибалась, подаваясь на встречу, и сладострастно постанывая приговаривала – Ах, мой зверь, съешь меня всю, возьми меня… Чтобы я с ней ни делал, мне так и не удалось ее шокировать. Пришлось изобразить, что разум вдруг вернулся ко мне, и просить прощение:
– Ах, солнышко мое, меня занесло, простишь ли ты когда-нибудь мой безумный срыв и затмение разума. Нет, мне не может быть прощенья, я был так груб с тобой… – я тяжело вздохнул и покаянно опустил голову.

– Ну, что ты, Ри, лапочка, это было так романтично! – Даша чмокнула меня в щечку.

На этом гонка вооружений сделала новый виток. Лорис и Натали тоже явно замышляли какие-то собственные ответные меры.

Еще мы уделяли много времени тренировкам. С Лорис и Натали мы осваивали ментальную связь. Отдельно я занимался Дашей, и уже был почти доволен своей работой. Теперь любой маг, придет в почтительное замешательство и трепет, увидев изощренные и грозные переплетения разноцветных энергетических Дашиных каналов. Хотя Даша еще не освоилась со своими новыми возможностями, а о некоторых она пока даже и не знает, но кое-что у нее уже начало получаться, а это означает, что освоение всего остального лишь вопрос времени. Я все еще не спешу с инициацией, вновь и вновь выверяя и подправляя узоры. После инициации их так просто уже не подправишь, может и вовсе будет нельзя ничего изменить. А может и можно, ведь никто не пробовал, но в любом случае, лучше сразу сделать все хорошо. Даша словно ребенок рассматривает мир своим новым магическим зрением. А когда довольно большой камень превратился в щебень от лишь намеченного нежной ручкой удара. Тень хмыкнула и заявила:

– Ри, теперь я понимаю, почему ты так не любишь тренироваться с оружием. Оно тебе просто не нужно.

– Не все так просто, солнышко. Не обольщайся новыми возможностями, они имеют свои ограничения и подводные камни. Иные маги сотни лет совершенствуются и при этом справедливо считают, что почти ничего не умеют. А ты еще и первых шагов не сделала. Для тебя тренировки остаются обязательными, только акцент ты теперь старайся делать не на силу и скорость, а на технику исполнения и на разнообразие репертуара.

Мы вплотную приблизились к границе владений клана Наводящих Ужас, на следующий день непременно доберемся до замка. Поскольку клан отвечает за безопасность Великого Дома, то замок Наводящих Ужас и резиденция правящей семьи находились очень близко, чуть ли не в пределах видимости. Владения разделяла узенькая речка, почти ручей. Завтра я буду дома, наступил мой последний день на свободе. Заночевать мы решили в лесу.

Натали спросила, кого я хочу на ужин, зайца, куропатку или утку. Она не утруждала себя беготней по лесу, просто заставляла любую дичь, которая находилась в пределах ее чувств, приходить к месту нашего лагеря, чтобы ее съели. Нечестный способ охоты, по-моему, даже заяц должен иметь шанс на спасение, если он достаточно умен и проворен, а так – просто убийство… Готовить она отказывалась, мол, я дичь добыла, а остальное уже ваши проблемы. Мы дружно посмотрели на Дашу – единственную кто хоть как-то худо-бедно могла справиться с задачей готовки. Но Даша фыркнула, и заявила:

– Я телохранитель, а не кухарка, – и задрала свой носик.

– Солнышко, ты телохранитель моего тела, а мое тело любит есть много и вкусно, поэтому вам всем придется научиться готовить, и готовить хорошо, мое тело очень не любит есть что попало. А пока ты назначаешься дежурной.


***
Утром, выспавшись, позавтракав остатками ужина, мы неспешно двинулись дальше.
– Вон за теми кустами кто-то прячется, два арра и четыре человека. – Услышал я в собственной голове ментальное сообщение Натали.

Вероятно Леран возобновил практику выставлять скрытые посты на границе территории клана. Мы приблизились к месту засады.

– Стоять! Бояться! Руки вытянуть вперед, козье дерьмо! – Это была первая фраза, которую я услышал по возвращению домой. Вполне себе мирное приветствие по меркам клана, ведь не пальнули же сразу из арбалетов. Я подал теням знак остановиться.

– Да, ты охренел совсем, Гонтарь. Это же Его Высочество Бездарь возвращается домой. Смотри и бл…й с собой каких-то привез. – Раздался второй голос.

– Ты, это… поменьше трепи своим языком, целее будет, лучше лезь давай на дерево и сигналь в замок. А ты Рич проводи милорда Бездаря до замка.

– Да чай не маленький и сам дорогу найдет. – Недовольно пробурчали в кустах, в ответ, – видимо Рич.

В кустах послышался шлепок, и чье-то тело в зеленых кожаных доспехах высоко по красивой дуге вылетело из кустов и плашмя смачно шлепнулось в придорожную пыль. – Поговори мне тут ишо…

– Весело тут у вас… – хмыкнула Лорис.

Рич невозмутимо поднялся, небрежно отряхнул пыль.
– Ну чо, милорд на меня пялишься, идем что ли?

По пути к замку я заставил Рича откопать заветную сумку с фамильными ценностями и погрузил ее на коня. У замка меня уже поджидали изнывающие от любопытства сестрички. По мере того как мы подходили ближе, лицо Шерр заметно мрачнело и вытягивалось, а Софи лишь удивленно и растерянно хлопала глазами.

Привет Шерр, – я скинул к ногам старшей сестры сумку, – тут вот сдача осталась. Шерр пристально посмотрела мне в глаза, и задумчиво сказала:

– Нет, Рион, ты не бездарь, по крайней мере, один дар у тебя точно есть: Все, за что бы ты не взялся, ты способен превратить в полную задницу. Мы послали тебя за тенями, а ты привел назад целый бордель. Скажи, каким местом ты выбирал этих теней? Ну, хотя бы в постели они чего-нибудь стоят? – Шерр скептически хмыкнула. – Лучше бы ты был голубым, Рион.

Затем сестра подошла и начала бесцеремонно рассматривать, поворачивать и ощупывать девушек, которые, в свою очередь, оставались при этом совершенно спокойными и безучастными, вполне оценивая весь комизм ситуации.

Со двора к нам быстрой походкой приближался Леран, за ним, еле поспевая, чуть не бегом неслись архимаг Шархен со своим учеником. По мере того, как Леран начинал врубаться в ситуацию, его дежурная приветственная улыбка медленно превращается в хищный оскал. Глаза сузились, ноздри раздуваются – дурной признак, однако.

– Ты что творишь, сучий потрох, Вортоново отродье?! Ты что сюда притащил?! Тебе все ясно объяснили, принц с тенями сейчас очень важен для Дома и для клана, у нас на тебя уже были планы. Бездарь, ты опять всех подставил! Ничего, мы сейчас все это исправим… Щас мы их всех покоцаем, а ты, не заходя в замок, прямо здесь развернешься и отправишься за новой партией!

Леран демонстративно медленно потянулся за клинками. В какой-то момент он перешел на магическое зрение. И вот тут он заметил Дашу. Леран замер и слегка побледнел, и я увидел то, что еще ни разу не доводилось видеть никому из живущих и из уже не живущих. Никто, впрочем, и не надеялся такое увидеть. Леран ИСПУГАЛСЯ! Леран, который в одиночку мог покрошить целый полк, а когда он появлялся на территории чужого Дома, отряды рыцарей переставали патрулировать собственную территорию, и предпочитали спрятаться от греха подальше за крепостными стенами. Леран, который вполне мог в одиночку навести Ужас даже на небольшое королевство, испугался! Ну откуда Лерану было знать, что Даша не умеет пользоваться и тысячной долей своих возможностей. И сразу же произошло второе ЧУДО – Леран отступил перед превосходящими силами противника и поменял свои намерения.

– Да, Рион, я всегда знал, что мы тебя недооценивали, хоть ты и сучий потрох и полный бездарь, но в серьезной заварухе могу на тебя можно положиться, и что другу ты всегда прикроешь спину. Ты не поверишь, сколько раз я жалел, что ты не мой сын. – Леран тяжело вздохнул. – Ну почему все сливки, все самое лучшее всегда достается этой гниде Вортону. Сколько ты за нее заплатил? – Леран кивнул в сторону Даши. – Для клана такой маг настоящая находка.

Только теперь ситуация стала доходить до запыхавшегося Шархена, и его лицо сразу покрылось крупными каплями пота.

– Дьявол, Рион, ты кого сюда привел!!! Она же даже не инициирована! И она никогда не будет инициирована, потому что высосет любого архимага в один миг. Абсолютно любой маг, который попытается ее инициировать, гарантированный труп!

– А может попробовать ее… это вдвоем… или даже втроем? – ученик бросил робкий взгляд на архимага.

– Молчи лучше, идиот! – Шархен безнадежно махнул на ученика рукой.

Ситуация разрядилась с появлением мамы.
– Леран, ну что же ты держишь детей на улице, они же только что с дороги, наверное, устали и проголодались. – Мама строго взглянула на мужа. – Детки, идемте скорее в дом. Рион, веди девочек в большой зал для гостей, я приказала накрыть там на стол, за обедом и познакомимся и поговорим.


***
Мы отправились вслед за мамой. Шархен пытался намекнуть, что тоже был бы не против перекусить. Он все ходил вокруг нас и пытался приблизиться к Даше настолько близко, насколько позволяли приличия. Его поведение напомнило мне нашу Марыську, когда она увидит что-нибудь вкусное, и лишь присутствие хозяина не дает ей стянуть вожделенный кусочек со стола. Но Леран его намеков демонстративно не заметил, и обедать не пригласил. – Все что узнает здесь главный архимаг Дома, как только он вернется в резиденцию, станет сразу известно Лорду. А вот делиться лишней информацией с Вортоном, Леран не хотел. Конечно, Вортон и так все узнает, но, то будет официальная информация без подробностей и мелких деталей. А, как известно, иногда единственная мелкая деталь может изменить все.
За столом расположились Леран, мама, Шерр и Софи, я и тени. Мою младшую сестренку Лиз за стол не позвали, ей было только пять лет, и дела взрослых ей пока не интересны. Внешностью Шерр похожа на маму, такая же красавица, а вот способностями и характером вся в своего отца Лерана. Софи и по внешности и по способностям уродилась в Лерана, но характер у нее мягче, чем у Шерр, если ее не сердить… Софи тоже весьма красива, но совсем по-другому, чем Шерр. Обе сестры – не инициированные арры. Воспользоваться услугами Шархена, они не хотят, а больше магов способных решить такую задачу, в Доме Радуги нет. Обед был чисто семейный – мои тени теперь тоже члены семьи, так как тени считаются неотъемлемой частью хозяина. Но, это так принято в Доме Радуги, в других Домах другие традиции, у Черных, например, тени считаются рабами хозяина, у Синих – просто вещи, вещи очень ценные и полезные, но, тем не менее, не имеющие собственной воли. Некоторых теней, которых я видел в Школе, пожалуй, по-другому воспринимать и не получится.
Пока все усиленно работали челюстями и столовыми приборами, никаких разговоров не велось. Гостей обычно кормили, и лишь затем о чем-нибудь спрашивали. Пусть сейчас за столом все свои, но традиции соблюдались. Хотя никакие традиции не мешали моим сестрам бесцеремонно разглядывать приобретение клана. – Это не вежливо, но когда ж моих сестричек заботили приличия? Наконец уже даже я насытился. Слуги принесли сладости и чай. А мама начала вежливо расспрашивать теней, что, где, когда, откуда. Мама различий между тенями не делала, для нее они просто дети. Леран вопросов не задавал, но было заметно, что ему интересно все, что касается Даши. Остальных он воспринимал, как бесплатное приложение, которое подсунули в нагрузку, или просто как пустое место. Женщин в качестве воинов он вообще всерьез не воспринимал, но дочерей учил беспощадно, что же сделаешь, если Бог не послал сыновей… У нас даже маленькая Лиз может кинуть ножик на звук, и я ни разу не видел, чтобы она промазала. – Война сильно изменила Дом Радуги. К своему стыду я не удосужился ничего узнать о прежней жизни своих теней.
Выяснилось, что Даша родилась в одном из малых Домов арров. Причем была третьим ребенком главы дома, что давало ей право называться княжной. Малые Дома старались не вмешиваться в военный конфликт между Великими Домами, поэтому им порой доставалось от обеих сторон. Однажды отряд рыцарей напал на замок Дашиных родителей. Рыцарям были нужны лошади, но заодно они вырезали всех, включая женщин, детей и слуг. Маленькая Даша сумела спрятаться, но осталась без защиты и крова, и ей пришлось бродяжить. Однажды она встретила двух других девочек арров, а затем они все вместе оказались в Школе Теней. Их нашли и пожалели леди Инесса и леди Раймона. Леди забрали детей с собой и стали их обучать. Столь взрослых детей обычно не брали в Школу, но магистр решился провести эксперимент, а может быть, просто тоже пожалел сирот.
Натали сама сбежала из Дома. Ее семья была из Дома Синих. Отец погиб. Мать нашла себе другого мужчину и привела его в дом. У того уже тоже было два сына, именно они сделали жизнь Натали невыносимой. Заступиться было некому, пришлось бежать.
Лорис и вовсе не знала из какого она Дома, ее подобрали крестьяне, когда она была совсем маленькой, возможно, ее просто подбросили людям. От настоящих родителей у Лорис остался лишь старинный серебряный медальон. Крестьяне были очень бедны, но оказались добрыми и заботливыми, но однажды какая-то болезнь выкосила всю деревню. Арра оказалась невосприимчивой к болезни, но теперь ей пришлось искать себе счастья в другом месте. На дороге ее прихватила с собой труппа бродячих актеров, и арра долго путешествовала вместе с ними, пока в одном из городов выступление актеров не разозлило местного правителя, – часть актеров бросили в темницу, а часть разбежалась. Тут Лорис и встретила Натали, вместе двум маленьким аррам выжить было легче, чем поодиночке. А вскоре Натали почувствовала, что где-то недалеко бродит третья несчастная девочка арра, и они нашли Дашу.
Комнатушка, где я жил раньше, оказалась маловата на четырех человек, поэтому мне выделили новую комнату побольше, недавно отремонтированную. Сестры пытались заставить меня идти с ними тренироваться, – очень уж им хотелось проверить теней в деле, но я сослался на то, что мне требуется отдых, и отправился к себе. – Я еще до отъезда планировал изучить пару любопытных книжек.
***
Утором меня разбудил шум во дворе замка. Кто-то бегал, громыхая оружием, кто-то отдавал резкие четкие приказания. Тени спали, как ангелы, мирно посапывая, им до этого шума не было никакого дела. Тоже мне… телохранители. Тут война начинается, а они спят, как суслики. Дверь в комнату резко распахнулась, и в комнату влетел оруженосец Лерана Крис, молодой, но уже подающий большие надежды рыцарь. Крис бешено вращал глазами и пытался что-то сказать.
– Что там случилось Крис? На замок напали?

– Никак нет, милорд, – я бы не осмелился будить вас по пустякам! Меня послали за вами. Граф Леран требуют вас к себе.

То, что требуют, а не приглашает, и не просто Леран, а граф Леран – новость, безусловно, скверная. Но все-таки никак не объясняющая происходящий квардак.

– А в чем собственно дело?

– Там, Рича поймали в дубовой роще. Он сказал, что это вы его соблазнили, и что он сам бы на такое никогда не решился.

– А почему Ричу нельзя быть в дубовой роще? – похоже, кто-то из нас двоих, то ли я, то ли все остальные, сошли с ума. – Рич это тот наемник, что провожал меня вчера от поста охранения до замка? И что ужасного соблазнил я сделать его в роще?

– Милорд, Рич говорит, что вы вчера заставили его выкопать возле дуба какую-то сумку, а когда Рич спросил: – И много у вас тут еще такого зарыто? – вы милорд ответили: – Рич, это золото партии, а золото партии рискованно прятать в одном месте, тут почти под каждым дубом есть свой тайник. – Вот Рич и решился украсть это золото, мол, бес попутал.

– Да кто же знал, что Рич шуток совсем не понимает, и пойдет портить рощу. Я-то в чем виноват? Не нужно брать на службу таких идиотов! Да и незачем из-за такой ерунды устраивать бедлам.

– Так там, милорд, воины графа уже четвертый сундук с золотом выкопали. А Рич хотел это золото украсть! – и тут Крис вдруг огляделся по сторонам и заговорил шепотом, милорд, скажите, откуда у партии столько золота? И эта партия… она, надеюсь, за Наших?

А полчаса спустя Леран устало выговаривал мне:
– Рион, я поначалу удивился, что ты, зная тяжелое материальное положение нашего клана и всего Дома Радуги, не отдал сразу нам это золото. А сейчас, когда ты говоришь, что просто пошутил, я бы тебе не поверил и подумал, что ты чей-нибудь шпион. Но, поскольку такие шуточки вполне в твоем духе, я тебе верю. Но очень прошу, предупреди меня заранее, если тебе захочется еще как-нибудь пошутить.


***
– Принц, Вас вызывает Лорд Великого Дома Радуги Вортон. – голос посланника был сух и бесстрастен.

Вот они и пришли неприятности. Когда меня зовет Паладин Вортон или Мастер Вортон, это означает, что надо бежать переодеваться в тренировочные доспехи, и быть готовым, что придется скакать и прыгать, вертеться, махать железяками, а потом залечивать легкие или средней тяжести травмы. Если зовет отец, это значит, что сейчас придется обсуждать очередную семейную проблему. Когда зовет Лорд, нужно готовиться к очередному разносу за совершенную или еще не совершенную, а лишь пока запланированную мною пакость. Но вот когда зовет Лорд Великого Дома Радуги Вортон, можно ждать чего угодно, но точно не ждать ничего хорошего. И даже о причинах гадать бесполезно. Могу, точно можно сказать, что дело не в том, что Лорд хочет услышать мой отчет о поездке. Если бы было так, то посланец сказал бы – милорд, Вортон приглашает вас к себе.

Я вошел в резиденцию правящей семьи. Тени следовали рядом. Рыцари отца меня демонстративно игнорировали. Здесь меня не любили, – как же, мало того, что бездарь, так еще и живу вместе с матерью у Лерана. Я их тоже не любил. Когда я был помладше, приходилось от них терпеть и оскорбления и побои. Теперь такой вот всеобщий игнор. Нет, меня они по-прежнему не боятся, и даже теней всерьез не воспринимают. (Зря, кстати.) Просто дуэль с принцем, пусть всего лишь пятым, отца не обрадует, а без дуэли дело теперь не обойдется – я уже не ребенок. Убийство ближайших родственников оставлять без внимания у арров не принято, и даже не важно, как они относились к убитому при жизни. Тут дело принципа. Очень повезет, если первым за сына успеет отомстить Лорд, – помня былые заслуги, зарежет быстро. Но если до обидчика раньше успеет добраться Леран, то придется умирать долго и очень больно, и возможно сначала придется увидеть, как умирают обесчещенная жена и дети – у Лерана ОЧЕНЬ богатая фантазия. И плевать Лерану, на то, что потом об этом скажет Вортон. С Лераном не хотел связываться никто, к нему теперь даже удача боялась поворачиваться задом… Я, прожив рядом с Лераном почти восемнадцать лет, знаю, что граф вовсе не злой, – просто поддерживать такую репутацию нужно в интересах клана.

В кабинете отца было все по-прежнему – ничего лишнего, никакой роскоши, но все очень пристойно. Отец сидел в своем излюбленном кресле, прикрыв глаза рукой. Выглядел он очень уставшим. Вортон кивнул головой в сторону дивана, и при этом лишь мельком глянул на теней, – они его не заинтересовали, даже Даша. Я уселся, а тени предпочли остаться стоять возле двери.

– Ты уже взрослый, Рион, тебе пора начинать вникать в дела Дома. Это только маньяк Леран думает, что можно было выиграть войну, вырезав под корень другие Великие Дома. Ты должен учиться вести дела другими более тонкими методами – путем дипломатии. Через несколько дней сюда прибывает посольство из Великого Дома Ночи или Черные, как их все называют. Нам предстоят очень сложные переговоры. До них здесь уже были Красные и Синие. Все они хотят одного и того же – крови. Причем, если их устроит кровь Лерана слитая в тазик, желательно сцеженная по капле, уж слишком он их всех достал за время войны, то моя кровь им нужна в живом виде. – Они требуют восстановления древней традиции засланных жен. Что это означает лично для меня, думаю, ты понимаешь. Что будет, если я откажусь, кажется, тоже не надо объяснять.

Да уж… Влип папаня по-крупному. Понятно теперь, почему он такой пришибленный. Он конечно гад, но все же не заслуживает такой участи. Только чем я-то могу помочь в его беде?

– Проблема у нас у всех одна, Рион. Сейчас можно с уверенностью сказать – арры вымирающий вид, а война еще больше все обострила. Скорее всего, в ближайшие триста лет мы полностью смешаемся с людьми. Наш Дом поставлен на грань исчезновения в результате войны, другие Дома постепенно деградируют из-за отсутствия достаточно сильных магов. Они попытаются решить свои проблемы за наш счет. Я хочу, чтобы трое наследников Дома Радуги приняли участие в переговорах, каждый в своей роли. Мои дети должны знать в лицо представителей других Домов, как Великих, так и малых. Твоей задачей будет пока просто смотреть и слушать. Ты пятый принц и можешь находиться в тени, не выпячивая свое положение. Я умышленно никак не буду представлять тебя – просто один из свиты. Твоей персоной, безусловно, заинтересуются, а мы по их реакциям попытаемся понять, распределение ролей в их делегации – кто дипломат, кто шпион, а кто силовик.

Темнит отец. Явно что-то замышляет, но открыто, конечно, не скажет. Ну, братцев он попытается подставить однозначно, и теперь даже стало понятно как. Братья честолюбивы и властолюбивы, толкаются друг с другом за место на троне. Вот пусть и почувствуют на собственной шкуре все прелести этого места – на горячей сковородке сидеть и то удобней. Но с моей шкурки Вортону какой толк? Ее трудно продать – слишком плохого качества, кому нужен бездарь?

– Кстати, Рион, я слышал, ты заплатил за теней рекордную, совершенно безумную цену. Вот уж не думал, что у Лерана есть такие большие заначки. И ему даже не жалко потратить их на моего сына, при том, что клан Наводящих Ужас явно бедствует. – Отец внимательно следил за моей реакцией, хотя и пытается сделать вид, что задал вопрос как бы между прочим. Только кого он хочет обмануть? На этот вопрос у меня была заготовлена легенда, отец, конечно, в нее не поверит, но проверить ее не сможет, а следовательно, не сможет потребовать других объяснений.

– На дороге я встретил разграбленный бандитами караван, все были убиты. Решил поискать, не осталось ли чего-нибудь достаточно ценного, что не было ими в спешке замечено, ведь хорошие вещи прячут хорошо. Мне повезло, и я нашел камни.

– Рион, с каких это пор ты стал обыскивать трупы? Мародерство никогда не входило в несомненно большое число твоих причудливых достоинств, хотя Леран и приложил много усилий, чтобы избавить тебя от брезгливости. – Отец скептически хмыкнул, как бы говоря – ври, ври…

– Люди меняются, взрослеют… – пожал я плечами, как бы говоря – не хочешь не верь…


***
Я направился в свои покои. Повсюду стояла суета. Слуги расторопно сновали между складами и кухней, носили бутыли с винами, муку, окорока, сыры. Служанки чистили ковры, мыли полы, зеркала, стены, меняли белье в гостевых комнатах. Воины местами освобождали коридоры, а местами сужали, – готовили диспозицию для предстоящих стычек, но старались, чтобы эта подготовка не сильно бросалась в глаза. Воины Черных славились буйством и неукротимым нравом, веселым и разгульным характером, часто любили пошутить, так, что всем остальным хотелось плакать. К конфликтам стоило подготовиться заранее. Впрочем, о женщинах Дома Ночи говорили, что они красивы, рассудительны и миролюбивы, наверное, чтобы уравновесить перекос своих мужчин. Врут, наверное.
– Что такое засланные жены? – спросила Лорис. – Чего это ваш Лорд такой пришибленный?

– Видишь ли, очень давно было замечено, что все Великие Дома и не только Великие, но и малые время от времени начинают вырождаться и деградировать. Это не касается лишь Дома Радуги. Почему это происходит – никто не знает. Заметили, что подмешивание в Дома крови из Дома Радуги прекращает вырождение и вызывает подъем. Причем правящая семья нашего Дома в этом плане занимает особое место – ее кровь особенно ценная. Вот и была установлена традиция, что Лорду Дома Радуги, другие Дома присылают в дар своих женщин. Дети этих женщин обязаны вернуться обратно в клан матери. Как правило, присланные женщины занимали высокое положение, и их дети становились главами кланов, Лордами Великих Домов и Князьями малых. В некоторый момент времени традиция изменилась. Один из наших Лордов взбунтовался, он заявил, что он Лорд, а не жеребец производитель, у него есть свои обязанности правителя Великого Дома. Он не может ночами трахать десятки озабоченных дам, а днем отсыпаться. Ему пошли навстречу, теперь Лорд сам выбирал себе приглянувшихся девушек, и обычно не брал больше двух-трех. Таких жен перестали называть засланными. Но поскольку приток свежей крови в Дома уменьшился, была установлена очередность Домов, из которых выбирались жены для Лорда Дома Радуги. А когда отношения между домами стали напряженными, то и эта традиция прекратилась. К тому времени уже никто и не верил, в то, что может прийти новое вырождение. Уверен, что отец попытается скинуть хотя бы часть, если не полностью, свои обязанности на моих братцев Аркона и Тамира. Они сами лезут в капкан. Я в этой игре не котируюсь – не уродился… к счастью. Но лучше не дразнить гусей, а то те, кому не достанется полноценных принцев, могут попытать счастья с бедным ущербным и бездарным, – вдруг сработает.

– Ну, жениться тебе все равно придется на ком-то. Должен же кто-то за тобой присматривать, – хмыкнула Натали.

– А вы у меня на что? Вот и присматривайте. Вы уже и начали присматривать… – по вечерам от вас отбою нет.

– Ну, Ри, лапочка, – замурлыкала Даша, – ты же понимаешь, что у теней нет личной жизни, и быть не может в силу специфики профессии. Мы пожизненно связаны с подопечным, а тут нам такой подарок судьбы… Тебе теперь от нас никуда не деться, – она хищно ухмыльнулась, – мы с тобой НАВСЕГДА! Ну и если бедной девушке, которая тебя защищает ценой собственной жизни, вдруг иногда чего-нибудь приспичит, ты ведь ей не откажешь?

– Вот, вот… – поддержала подружку Лорис. Выбор жен для нашего Ри нельзя пускать на самотек. Они должны быть тихими, покладистыми, смиренными и, самое главное, не ревнивыми. Ри, положись на нас, мы выберем тебе самых лучших жен, только ты не мешай нам и не брыкайся. Да не бледней ты так! Ай, девочки, ну, подхватите же его, ушибется ведь!


***
Свою работу с Дашей я посчитал завершенной. Когда Даша научится полнее пользоваться своими возможностями, безусловно, вскроются мои упущения и недочеты в узорах и количественном соотношении линий различных спектров, но будет накоплен опыт, который можно будет учесть в дальнейшем. На настоящий момент я учел, все, что мог учесть, и сделал все, на что пока способен. Настала необходимость обучать ее как можно скорее, и начинать надо было с боевой магии. Инициацию я отложил до более удобного случая, когда это не привлечет всеобщего внимания и не вызовет множества ненужных вопросов.
Для тренировок мы нашли полянку в небольшом лесочке, который начинался сразу за поселением, где и приступили к занятиям. Различные магические щиты и защиты осваивались неплохо, но только по сравнению с атакующими действиями. А в плане атакующий действий пробить барьер Дашиного непонимания у меня не получалось. Я напрямую передавал ей свои ощущения и восприятия, которые появлялись у меня при выполнении того или иного удара, но опыт переносился плохо, узоры у нас были слишком разные.
Я огорченно вздохнул при виде очередного распыленного Дашей дерева.
– Солнышко, не надо распылять, ты должна аккуратно срезать. Минимум энергетических затрат, максимум эффективности.

– Смотри. – Я легонько махнул рукой и стоявшая в десятке метров сосенка, примерно в обхват толщиной, стала медленно падать на бок. – Видишь? – какой гладкий срез, как будто его шлифовали.

– У меня не получится! – Даша сердито топнула ножкой.

– Все у тебя получится, солнышко, только нужно время, а его у нас, к сожалению, мало.

– Давай попробуем разрывающий удар, представь, что отдаешь в середину ствола маленькому кусочку дерева искорку от своего пламени в груди, она стекает по руке и летит в центр дерева. Когда такое проделывают с человеком, то во все стороны разлетаются куски мяса и кровища брызжет струями. Пусть не самый эффективный удар точки зрения энергетики, но психологический эффект просто потрясающий! А если человек еще и в доспехах, то такая красотища получается!


***
К приезду делегации тени переоделись в цивильные платья и выглядели сногсшибательно. А парные мечи, с которыми девушки наотрез отказались расстаться, торчащие из-за спины, добавляли впечатлениям остроты. Вчера вечером мы перерыли все ближайшие лавки в поисках достойных украшений, и наверно, так ничего бы и не выбрали, если бы не своевременная помощь Шерр и Софи. Мои сестрицы очень любили наряды, и отдать им должное, вкус у них был безупречный. Я решил не выделяться и оделся в скромные цвета рыцарей клана Наводящих Ужас. Мы держались в толпе любопытных. Встречать гостей должен был Лорд, так как пришло известие, что посольство возглавляет сама Леди Медея – Лорд Дома Ночи. Женщины редко становились во главе Великих Домов, но благодаря усердным трудам Паладина Лерана на почве естественного отбора, – самых глупых кандидатов на роль главы Дома Ночи он устранил, остались только трусливые, но те не годились…
Братья Аркон и Тамир стояли рядом с отцом, они должны были быть официально представлены Лорду Клана Ночи. Чуть позади братьев стояли мои сестры по отцу Лидия и Карина – неглупые спокойные девушки, обладающие очень хорошими магическими задатками. Любая из них больше годилась на роль главы Дома Радуги, чем Аркон и Тамир. Мы мало пересекались, но когда все же встречались, всегда чувствовали взаимную симпатию. Тени Лорда плавно и равномерно передвигались по периметру встречающей группы.
Наконец показалась карета с сопровождением. Делегация оказалась небольшой – всего полдюжины рыцарей и неожиданно много женщин. Сбоку от кареты на большом пегом боевом коне ехала стройная женщина в красивом черном дорожном костюме и с мечами за спиной. Она с кошачьей гибкостью и изящной грацией хищницы соскочила с седла, и направилась в сторону Лорда. За ней поспешил высокий молодой воин. Черты лица женщины были немного резковаты, а овал лица и чуть-чуть удлиненным. Большие серые глаза производили впечатление проницательности и ума. Она не была канонической красавицей, но, несомненно, многие теряли из-за нее голову.
– Я Медея, а это мой сын Вард, – заявила Леди без всяких изысков.

– Очень приятно встретиться, – отец галантно поклонился, взял ее руку и поцеловал кончики пальцев. – Я Лорд Вортон, Леди Медея. А это мои сыновья Аркон и Тамир, дочери Лидия, Карина.

– Я слышала Лорд, у вас есть еще и третий сын?

– Его нет сейчас в свите. К сожалению, он родился без каких-либо способностей. Вряд ли он будет вам интересен, Леди.

– Ваши дети мне все интересны, Лорд. А о вашем третьем сыне я уже наслышана. Он произвел неизгладимое впечатление на старого магистра Ричарда. Магистр сказал, что не знает, что больше опасно для окружающих: ум вашего младшенького, его магические способности или его специфическое чувство юмора. Магистр был им совершенно очарован, но, к сожалению, Рион так спешил вернуться домой к своим обязанностям, что не поддался на уговоры магистра погостить подольше. Так что не надо секретничать, познакомьте меня с ним при случае. – Леди очаровательно улыбнулась.

Тем временем из кареты вышли спутницы Леди Медеи, пять хорошеньких фрейлин. Слуги разбирались с багажом, конюхи с лошадьми.

Лорд пригласил гостей сначала осмотреть их комнаты, а затем спуститься к обеду.


***
Гости отдыхали с дороги уже пятый день. Но серьезных разговоров Леди Медея с Лордом не заводила, и о цели своего визита не обмолвилась ни единым словом. Рыцари Черных были вежливыми, они производили впечатление рассудительных и уравновешенных, не вступали ни в какие конфликты, и даже старались избегать разговоров с посторонними. Им было отведено место для тренировок, где они и довольствовались собственным обществом. Зато фрейлины проявляли большую активность, они осаждали Лорда и принцев, требовали, чтобы их развлекали, показывали замок и городок по соседству, организовали бы им охоту в местном парке, который они поначалу приняли за лес, обижались, что в их честь не устраивают рыцарский турнир, ну или, хотя бы бал. Я решил, что моя роль во всем этом деле – быть от него, как можно дальше и стараться никому не попадаться лишний раз на глаза, чтобы не напоминать о себе.
Мы по-прежнему занимались с Дашей на нашей полянке. Даша прекрасно осваивалась со своими способностями, но у нее были большие проблемы с плетениями. И вовсе не потому, что она была плохой ученицей, просто я не знал методики обучения простейшим вещам, меня-то самого магии никто не учил. Я многое узнавал из книг, а многое мне было понятно и так – на интуитивном уровне. Книг по методике обучения у меня не было. Таких книг просто не существует. Кроме того, слишком много и слишком быстро я хочу получить. Обучение грозило растянуться на годы. Хотя конечно было не все так плохо, с Дашей пока вполне срабатывал принцип – сила есть, ума не надо. А ее умений уже хватало на то, чтобы контролировать величину разрушений и не наносить серьезного ущерба союзникам.
Пора было начинать наращивать потенциал второй тени – раз уж мы теперь одна команда. Вот только с кого начать? Не хватало мне еще, чтобы они поссорились. Я вынес этот вопрос на обсуждение, и понял, насколько я еще плохо знаю своих теней. Вопрос решился сразу. Вернее все трое уставились на меня с удивлением, – мол, как можно не понимать таких простых вещей? Натали заявила:
– Конечно, следующей должна быть Лорис.


***
Посланник сообщил, что завтра вечером Лорд Великого Дома Радуги Вортон желают видеть пятого Принца Дома Радуги Риона Ир Артена на балу устраиваемым в честь высоких гостей Великого Дома Ночи. Все эти длинные напыщенные титулы означали всего два слова – явка обязательна. В случае неявки Лорд сильно разгневаются. Рано или поздно из дома придется сбежать, уж слишком я здесь инороден. Ни одна роль, которая могла быть отведена для меня Лордом Вортоном, мне не нравится. Поэтому гневить Лорда не стоит, это сильно осложнит побег и вообще жизнь. Оптимальный побег это какая-нибудь бессрочная командировка по делам Дома, а лучше по делам клана. Никто не ловит, статус члена Великого Дома и члена правящей семьи остается. А это очень много. Великие Дома поделили человеческие страны на зоны влияния. Иные королевства попадали сразу под несколько сфер влияния, например, восточная часть могла быть под влиянием-опекой одного дома, а западная другого. Арры почти никогда не вмешиваются в дела человеческих королевств, которые находятся в их ведении, но чтобы такое положение дел сохранялось и дальше, королям приходилось быть с аррами ОЧЕНЬ вежливыми. Все это было похоже на то, что на одну политическую карту как бы наложили другую. Почему бы не заделаться представителем клана при каком-нибудь королевском дворе? – минимум обязанностей, максимум свободы. Есть и другие способы побега, у каждого свои преимущества и недостатки. Явный побег можно использовать только в крайнем случае. Найдут – мало не покажется, а найдут обязательно.
– О чем задумался? – Лорис обхватила меня сзади за плечи и уткнулась губами и носом в шею.

– Да вот на бал заставляют идти, – я печально вздохнул.

– Так это же здорово! – воскликнула Даша, – я без ума от балов! После балов столько потасовок! Обязательно кто-нибудь не поделит даму сердца! Сердец много, а стоящих дам мало. Обычно за дам дерутся с таким азартом, что даже на войне такого не увидишь. Обожаю смотреть драки и дуэли. Мой папенька, когда я была совсем маленькой, часто устраивал балы.

– Заодно и невест для нашего Ри присмотрим… – хихикнула Натали.

– Да кого же это я прикупил в темноте!? Вы должны меня охранять! А вместо телохранителей у меня теперь трехглавый дракон мучитель. Да прав был магистр – надо было брать обычных монстров. Вот к чему приводит – не слушаться старших, умудренных опытом!

– Да ты не нервничай так, Ри, – Лорис потерлась носом об мое ухо, – надо доверять телохранителям.


***
На организацию бала Лорд Вортон не поскупился, все было сделано в самых лучших традициях. Огромный зал с хорошей акустикой был украшен и приведен в идеальный порядок. В смежном зале столы ломились от яств, там же расположили пару бильярдных столов и карточные столики. По периметру танцевального зала поставили удобные диванчики, в углу небольшое возвышение для музыкантов, и музыканты, кстати, были приглашены не из дешевых. В противоположной стороне зала находился выход на большой балкон, с которого вела в парк мраморная лестница. Предусмотрели и маленькие комнатки, для желающих уединиться или просто посидеть в тишине и распить кувшинчик вина в небольшой компании. Были приглашены и оплачены тщательно отобранные человеческие девушки, на случай, если какому-нибудь рыцарю захочется более тесного общения.
Гостей прибывающих на бал, не представляли громогласно, как это было принято раньше. Обстановку решили сделать менее официальной. Я с интересом разглядывал присутствующих, отмечая для себя различные нюансы. А переговоры между Леди Медеей и Лордом Вортоном давно и активно ведутся, и, судя по тому, как непринужденно расположена рука Вортона на талии Леди Медеи, переговоры проходят за закрытыми дверями… в спальне Лорда. На лице отца гуляет счастливая и глупая улыбка. Леди тоже млеет от удовольствия.
Шерр идет под руку с Вардом. Неплохо они смотрятся рядом. Вард в элегантном, традиционно черном для его Дома наряде с серебристой отделкой и большим медальоном – знаком Мастера на золотой цепи. Шерр в красивом светло-голубом платье, украшенном жемчугом и тоже со знаком Мастера, впрочем, Шерр трудно испортить нарядом, даже вырядись она кухаркой, никто не усомнится, что перед ним королева. А вот Криса такое соседство Шерр явно выводит из себя. Крис давно страдает от неразделенной любви, он и в оруженосцы к Лерану пробился, чтобы чаще видеть даму своего сердца. Надо будет присмотреть за парнем, чтобы не выкинул какой-нибудь фортель.
Братцы Аркон и Тамир разодеты как павлины. Им явно нужны консультации моих сестер Шерр и Софи, они бы доходчиво им объяснили, что роскошно – не значит красиво. Аркон и Тамир выдерживают осаду со стороны фрейлин Медеи. Фрейлины разбились на пары, и атакуют свои намеченные жертвы. Действуют слажено и тактически грамотно – чередуют парные атаки и одиночные. Пока одна подружка виснет на шее принца, вторая грозно отгоняет конкуренток, затем меняются местами, затем атакуют одновременно с двух сторон. В ход идут все возможные приемы: томные взгляды, случайные касания бедрами, грудью. Аркон и Тамир еще не поняли, что они обречены. Сегодня каждого из них явно ждет горячая ночь втроем. А грация фрейлин такова, что сразу наводит на мысль, что они умеют махать не только веером… и не одели свои знаки Мастеров лишь потому, что не хотят смущать принцев, ведь у тех таких знаков нет.
– Ри, потанцуй пока с Лорис, а мы с Дашей посидим, диванчик постережем, чтобы не занял никто, – позевывая, предложила Натали.

Лорис схватила меня за руку и потащила в центр зала. Танцевать с Лорис оказалось очень приятно. Танцевать она научилась еще в детстве, когда бродила с труппой актеров. Кроме того, я все время ощущал, что идет процесс привязки теней. Я чувствовал девушек все лучше, мне не надо было для этого прибегать к магии. Я всегда безошибочно знал, кто, где находится и чем занимается. В каком состоянии тени физически, и в каком душевном настроении. Это знание казалось естественным и не обременительным. Благодаря этим ощущениям я полностью слился в танце с Лорис. Это было не просто приятно, это было блаженство! При этом я ощущал других теней: Натали наблюдает за нашим танцем и одновременно сканирует зал на предмет агрессивных эмоций, Даша же сейчас рассматривает Лорда и Леди Медею. Несмотря на бальные платья и отсутствие клинков за спиной, вооружены тени были до зубов.

Затем я танцевал с Дашей, затем с Натали, и снова с Лорис. Потом мы ели, играли в бильярд и снова танцевали. И чего я так опасался бала? Все не так уж и плохо…

– Ри, ты должен пригласить танцевать воооон ту девушку, видишь? – ту, что сидит в углу на диванчике. А если не пригласишь, наша месть будет ужасна! Не хочешь? Ри, ну пожаааааалуйста, посмотри, какая она грустная, ни с кем не танцует, весь вечер сидит в углу одна, – начала канючить Даша, – посмотри, какая она симпатичная, и совсем молоденькая.

– Даша! Тебе никто не говорил, что показывать на кого-либо пальцем в обществе неприлично?! – Я дернул Дашу за рукав. – И потом видишь? – Сейчас ее уже приглашает глава нашего клана Ищущих.

– Ри, она ему отказала, – прокомментировала происходящее Лорис, – она ждет тебя.

– Лорис! Она никого не ждет, просто ей не хочется танцевать!

Видимо девушка заметила внимание к своей особе со стороны нашей компании, улыбнулась и направилась к нам. А девушка и впрямь хорошенькая. Стройная, гибкая и выпуклости все на месте. Одета весьма простенько, из украшений лишь дешевое ожерелье. Походка легкая скользящая. Магические способности очень не плохи, но она явно лучше в целительстве, чем в области боевой магии. Не инициированная арра. Среди гостей я ее раньше точно не видел, да и бедновато она выглядит для фрейлины Леди Медеи, но явно не из наших. Может прислуга или врач, сопровождающий посольство?

– Позвольте пригласить вас на танец, уважаемый рыцарь? – улыбнулась мне девушка.

А улыбка просто загляденье, даже сердце екнуло. И глазищи – в таких и утонуть можно. Что-то в последнее время всякие девицы мне прохода не дают. Ну не отказывать же ей… и тени вон как смотрят – только попробуй…

– Извольте леди, я к вашим услугам! – беру ее за руку, и мы идем вглубь зала. А музыканты начинают новый медленный танец.

– Леди, вы фрейлина Леди Медеи?

– Ну… можно и так сказать, – с некоторой заминкой ответила девушка, – меня зовут Ксана, – добавила она, чтобы сгладить неловкость. – А вас?

– Друзья с недавних пор называют меня Ри.

– А раньше как называли? – улыбается Ксана. Хорошая у нее улыбка, как лучик света.

– А раньше у меня не было друзей, – улыбаюсь в ответ.

– Вы меня дразните? – опять улыбается – Зачем? Скрываете от меня настоящее имя? А еще и обманываете… – те милые девушки мало похожи на просто друзей, но тоже зовут вас Ри… Они ваши любовницы?

– Нет, это мои штатные мучительницы и телохранители, – вздыхаю.

– А по ночам они одевают черные кожаные обтягивающие костюмы, берут плетки, и вы играете в садо-мазо, – улыбается сочувственно и понимающе, – вы ведь из клана Наводящих Ужас, вам надо постоянно поддерживать форму. Издевается.

– И где же вы, Ксана, узнали о таких вещах? Занимаетесь шпионажем? Мы тщательно скрывали методику подготовки наших рыцарей. Придется доложить о вас графу Лерану. Произошла утечка важной информации… – подозрительно смотрю на девушку. Девушка бледнеет, смотрит испуганно. Мы квиты.

– У вас нездоровое чувство юмора, Ри.

– Трудное детство и старшие сестры… Только очень прошу, моим сестрам таких идей не высказывать… – обязательно все опробуют…

– А кто ваши сестры? – смотрит хитро. Шпионка недоделанная.

– Да вон видите? – Одна из них целуется с вашим принцем на балконе. Как давно у него, кстати, развились суицидальные наклонности? Они ведь плохо лечатся, если сильно запущены.

– Ой! – Ксана смотрит в сторону Шерр с Вардом и краснеет. Ну вот, про садо-мазо знает, а от простого поцелуйчика краснеет. А что, ей даже идет…

– Мама увидит, ой что будет… – шепчет в кулачок.

Упс… И кто же у нас мама? Вот дьявол! Ну, какой же я идиот! Так ведь и не подумаешь, что эта скромница дочка Леди Медеи. И как меня ловко провели! А я-то тоже уши развесил… – "Как вас зовут, рыцарь?… Одна из фрейлин…". Да она весь вечер отказывала всему цвету отцовской гвардии, а среди них есть такие красавцы, что скромный Рион на их фоне просто ничто. А тут вдруг вопреки принятым обычаям и девичьей застенчивости первой пошла приглашать на танец ничем не выделяющегося из толпы малолетку. Похоже на шкурку маленького наивного Ри кто-то коварный уже приготовил выкройку. Не дамся!

Музыка смолкла. Танец закончился. Я галантно поклонился Ксане, и пошел провожать даму на место. Я улыбался. Коронная улыбка из моего арсенала называлась – я люблю весь мир. А глаза машинально искали – ну, кого бы убить?!

– Вы еще потанцуете со мной, Ри? – Ксана вскинула на меня свои большие прекрасные глаза.

– Мы еще потанцуем… – я кивнул и ухмыльнулся. Само как-то вышло.


***
Какое-то беспокойство промелькнуло на грани сознания. Оглядываюсь. Рядом с диванчиком, на котором сидят тени, стоят двое черных. Кажется, что-то говорят развязным тоном. Да как они посмели подойти, да еще приставать к МОИМ женщинам! Ярость опалила все внутренности. Направляюсь в сторону диванчика. Подхожу сзади к черным и говорю:
– Эти девушки не танцуют!!!

Черные оборачиваются, на груди у обоих висит знак Мастера. Первый из них говорит:

– Я видел, как они танцевали, или мы что, для них недостаточно хороши?

– Черные достаточно хороши лишь в дерьме копаться, и то лишь потому, что испачкаться не могут, – искренне говорю то, что думаю, – а ну пшшли вон отсюда!!!

Теней ситуация забавляет. Ну, как же, ревнивый подопечный бросается защищать собственных телохранителей. Со стороны, наверное, действительно смешно, но я слишком зол, а то бы тоже посмеялся.

– Жаль нам не разрешили взять с собой на бал оружия, – проговорил второй из рыцарей, – да и не вызывать же малолетку на дуэль, засмеют потом…

– Ничего, при желании можно и без оружия, или вас не учили? – скалюсь в сторону рыцаря.

– Щенок нарывается, проучим? – спросил первый.

– Проучим… – согласился второй.

–Не вмешивайтесь! Это приказ! – жестко бросил я теням.

Мы спустились в парк. Один из рыцарей гаденько ухмыляется.
– Сейчас мы тебя немного поучим, гаденыш. А пока ты будешь валяться здесь в грязи, пощупаем твоих девочек.

Пытается вывести меня из равновесия. Ну, это ему, положим, не по силам. Пощупать теней захотел, может и не убивать его самому, пусть пойдет пощупает… Но разозлили они меня уже основательно. Что же, пожалуй, пора… Я сделал несколько обманных неуклюжих движений. Рыцари были действительно Мастерами и умели работать в паре, на обманку не купились. Я пропустил удары по ребрам и в плечо, если бы не успел хотя бы частично среагировать, то уже валялся бы со сломанной рукой и плевался кровью из пробитых легких. Внезапно накатила ярость, впадаю в боевой транс, крышу полностью сносит, что для меня нехарактерно. Первого без замаха бью в грудину. Краем глаза заметил, как он падает сломанной куклой, минус один. Второй уже напуганный до полной паники, ищет возможность убежать. Но вот уж нет, честь клана Наводящих Ужас требует, чтобы смерть врага была страшной и поучительной. Я приготовился сломать шейные позвонки уже лежащему второму рыцарю, а потом бросить голову в толпу зрителей, вон их сколько уже набежало… Мастер Леран будет доволен своим учеником! Помешал мне резкий, как удар кнута, крик Вортона.

– Стой! Ты что творишь, засранец! – Лорд был в ярости. Его крик привел меня в чувство.

– А что я? И чего это я засранец? – Я оглянулся к себе за спину, и даже потрогал там рукой, не понимая, чем вызвано столь наглое и лживое обвинение. – Они первые начали, – поворачиваю к Лорду глупую рожицу.

– Что здесь происходит? – раздался холодный голос Леди Медеи. – Не смотри на напарника, он без сознания, я к тебе обращаюсь, Бертран!

– Леди Медея, он же обычный человек, мы просто хотели проучить наглеца.

Глаза Леди яростно сверкнули.
– Мало того, что ты трус, Бертран, – напали вдвоем на одного, но ты еще, к тому же, и дурак. А я-то думала, что взяла с собой лучших Мастеров Дома. Даже мальчишка в одиночку, без труда, отделал вас обоих. Вы оба лишаетесь звания Мастера! И не забудьте сказать спасибо Лорду Вортону за то, что он сохранил вам жизнь. Я бы этого делать не стала.

– Ри, ты был бесподобен! Ты дрался за нас, как настоящий лев! – Даша взвизгнула и бросилась ко мне на шею. – А какие у тебя были страшные глаза! Это так романтично! Как жаль, что тебе помешали закончить, просто они не умеют ценить красоту и изящность.

– Так ты и есть Рион, третий сын Лорда Вортона? – хмыкнула Леди Медея, – примерно так я тебя и представляла. Жаль, что наше знакомство произошло не так, как я планировала. Надеюсь, принц ты не откажешься как-нибудь зайти ко мне и посидеть за чашечкой кофе. И тени у тебя очень симпатичные, – улыбнулась Леди, посмотрев на Дашу.

– Рион, я бы хотел услышать от тебя объяснение твоему поведению, ты слишком изменился после своей поездки. – Интонации Лорда мне не понравились.

– Ну, день был у меня тяжелый… – пожал я плечами. А что тут еще скажешь… ну свалял дурака. Мне вот тоже хороший вечер испортили…

Иду в свои покои. Спиной чувствую на себе удивленный и испуганный взгляд Ксаны.


***
Я лежал на диване с огромной стопкой книг и блаженствовал. Наконец-то от меня все отстали. После моего спектакля на балу отец устроил мне жуткий разнос. Ну, по крайней мере, попытался таковой изобразить, получалось у него плохо. Доказывал, что моя невинная, в общем-то, выходка могла спровоцировать новую войну, что пострадал престиж Дома Радуги, что вся сцена ужасно смотрелась со стороны, что нас должны уважать, а не бояться. Черные не должны считать, что все в нашем Доме такие же отморозки и подлецы как Леран, и что Леран дурно на меня влияет. Он обязан мне все это высказать как Лорд, и как отец, хотя чувствовалось, что он и сам не верит во всю эту чушь. Может быть лишь за исключением того, что Леран отморозок – но в этом и так никто не сомневается. На всю его речь я заявил, что спасал честь рыцарей Дома Ночи – столько дней на чужой территории и ни одной драки, да их все презирать будут, когда домой вернутся. Отец безнадежно махнул рукой и попросил, чтобы я не показывался больше на людях, пока черные не уедут. А это было именно то, что мне и нужно! Но отцу я бесцеремонно заявил, – мне здесь скучно, хочу, чтобы меня пустили в библиотеку правящей семьи, куда раньше мне был запрещен доступ. Почему? – Этого я не знал. А если не хотят пустить в библиотеку, то лучше пусть сразу отправят меня в клан. Отец подумал и уступил.
В дверь постучали, вошла Шерр. Я не сразу осознал, откуда взялось чувство неестественности происходящего. И тут до меня дошло Шерр – ПОСТУЧАЛАСЬ! Да-да, не открыла дверь, как обычно, пнув ее ногой со всей силы, а сначала постучалась. Мир меняется, а мы сидим тут и не замечаем. И глаза у нее заплаканные, а это значит, – наступил конец света.
– Что случилось, сестричка? Не пугай меня так! – я вскочил и спихнул груду книг с кресла, предлагая Шерр расположиться там поудобней. – Хочешь, чая с молоком принесу? И конфеты у меня есть, те самые, что ты любишь.

– Отец требует, чтобы я немедленно возвращалась в клан. Он запрещает мне встречаться с Вардом, ему кто-то сказал, что мы вместе гуляли по парку. – Одинокая слезинка покатилась по щеке Шерр.

– А почему тебе нельзя встречаться с Вардом? Леран ведь не может всерьез считать тебя своей преемницей на месте главы клана. В любом другом клане у женщины мог бы быть шанс стать главой, но только не в клане Наводящих Ужас, – я удивленно потер переносицу. – Так что Вард неплохая партия для тебя с любой точки зрения.

– Отец говорит, что пока я не инициирована, я вообще не должна помышлять о замужестве. А после инициации могу выйти замуж хоть за черта. Но я думаю, он просто не хочет отпускать меня из клана. – Шерр тяжело вздохнула. – Лечь в постель с Шархеном просто выше моих сил. Кроме того, на нем висит уже столько связей, что у него может не хватить магического резерва. Видимо придется сбежать из дома. Рион, ты ведь мне поможешь? – Сестра с надеждой подняла на меня глаза.

– Бежать из дома я тебе точно помогать не буду! Это просто безумие! И к Варду с такой просьбой не вздумай обращаться. У Черных положение с магами еще хуже, чем у нас. А укрывать тебя в своем Доме от Лерана они не рискнут. Есть другой путь. Как выяснилось, можно провести инициацию вообще без мага, используя лишь подходящий набор кристаллов силы. – Я поднял с пола большую истрепанную книгу. – Вот смотри здесь все описано. Последний раз такое проделывали полторы тысячи лет назад. При этом арра осталась девственницей! Эту процедуру провели, когда Лорд Великого Дома Неба заявил, что не возьмет в жены женщину из-под ублюдка Вадимуса, бывшего тогда архимагом в Доме Синих. Лорд ненавидел архимага, а после успешной инициации своей будущей жены с помощью камней, самолично Вадимуса зарезал. И если бы эта книга попалась мне раньше, может быть, у нас бы сейчас не было таких серьезных проблем с рождаемостью…

– Тут ни слова не понятно, что это за язык? – сестра разочаровано отодвинула книгу.

– Это древнеаррский. На нем уже никто не говорит. Я выучил его в клане Хранящих. Язык не проблема, проблема в другом. Набор кристаллов должен индивидуально подбираться для каждой арры, в этом наборе должно быть около трех сотен кристаллов – не больших, но некоторые из которых достаточно редких оттенков. Они должны многократно перекрывать магический спектр арры.

– А я то было думала, что ты действительно нашел что-то стоящее… Представляю сколько должен стоить такой набор… да и собрать нужные кристаллы не реально, понятно, почему такой способ инициации не используется. Мне и так плохо, а ты пудришь мне мозги… – Шерр обреченно вздохнула.

– Я бы не сказал, что кристаллы это проблема. Проблема как раз, наоборот, в том, что у меня они есть!

Шерр непонимающе на меня уставилась.
– И где ты их взял? Не иначе опять нашел труп в какой-нибудь канаве и пошарил у него в карманах. – Сестра скептически улыбнулась. – И в чем проблема?

– Если информация о том, что мне часто попадаются трупы с полными карманами кристаллов Силы, просочится, а рано или поздно это произойдет, то моя жизнь превратится в ад. Каждый Дом арров попытается отловить меня и запереть у себя в подвале. Или просто убить, чтоб другим не достался.

– Заберут кристаллы? Так отдай их на хранение Лерану, будут в сохранности. – Шерр пожала плечиками. Умеет ведь притворяться дурой.

– Я тебе помогу, Шерр, если ты поклянешься держать язык за зубами. Мы придумаем, как это обставить. Например, случайно обнаружим информацию о неизвестном маге-отшельнике и съездим к нему за помощью, или другое что. Но правду никто узнать не должен! – Я посмотрел Шерр в глаза.

– Если говоришь, что знаешь, как меня инициировать, я тебе верю, Рион. При всех своих недостатках, ты никогда не бросаешь слов на ветер. Сделаю все, как скажешь. Да, забыла со своими бедами, зачем пришла, – Лорд Великого Дома Радуги Вортон передает, что Леди Медея ждет тебя сегодня вечером в гости. Ну и еще Вортон просил, чтобы по дороге в гости, ты никого без крайней необходимости не убивал.


***
Леди Медея располагалась в лучших гостевых комнатах резиденции правящей семьи. Окна выходили на запад, и сейчас в них можно было увидеть прекрасный пейзаж заходящего над парком солнца. Прошел мимо двух черных рыцарей охранников. Те сделали каменные лица, и молча, пропустили, как бы говоря, глаза бы наши тебя не видели.
Неуверенно потоптался в дверях и огляделся. В эти комнаты я заходил редко. К приезду высоких гостей они были обустроены очень тщательно. В камине потрескивали дрова. Не то чтобы комната нуждалась в обогреве, просто огонь в камине всегда создавал неповторимое ощущение уюта. На огонь можно смотреть также бесконечно, как и на море. Возле камина стоял столик и два уютных глубоких кресла покрытых медвежьими шкурами. В одном из кресел сидела Леди. На ней был простенький домашний халат, совсем не подобающий Лорду Высокого Дома – слишком легкомысленный, со слишком большим вырезом на груди и слишком короткий, демонстрирующий прекрасные стройные и женственные ноги. И тапочки на босу ногу. На столике блюда и кувшинчики с вином, один из них явно подарок отца из его лучших запасов, другие, видимо, привезены Леди с собой. Судя по блюдам стоящим на столе, мои вкусы были предварительно тщательно изучены. Сытый враг расслабляется и теряет бдительность. Поскольку я здесь, а мне от Леди ничего не надо, значит что-то надо от меня ей. По-моему так. И то, что здесь какая-то ловушка сомневаться не приходится.
– Ну что ты там мнешься в дверях? Проходи, располагайся поудобней. – Леди махнула рукой в сторону второго кресла.

Я прошел и молча, уселся в кресле, хотя это было нарушением этикета и, по меньшей мере, невежливо. Я должен был поприветствовать ее, поклонится, поцеловать ручку… Обойдется. Хватит с нее и ласк моего папаши. Пусть поищет сначала ко мне подходы, это даст мне время осмотреться, перед тем как она перейдет к нападению.

Леди дружелюбно улыбнулась, будто и не заметив моего хамства.
– Угощайся, Рион, магистр Ричард рассказывал про тебя, что ты любитель поесть. И в обычаях вашего Дома начинать беседу лишь после хорошей еды. – Улыбается.

Леди спокойно меня рассматривает, не скрывая своего любопытства. Ведет себя естественно и красиво. Так родовитые аристократы умеют своим дружелюбием и вежливостью ставить на место наглецов, не делая даже намека на упрек. Хамы невольно чувствуют глупость и нелепость своего поведения, а также пропасть, отделяющую их от высокородных. Это не мой случай. Спокойно и планомерно уничтожаю выставленную еду слева направо. Вряд ли меня здесь отравят. Леди одобрительно смотрит на опустошение, которое я произвожу на столе. Улыбается. Красиво улыбается. Где-то я уже видел такую улыбку. Ну да, очень похоже, улыбается Ксана. Наконец достигаю правого края стола. Последнее блюдо тщательно подчищено, кажется, это был какой-то редкий вид кальмара. Сыто откидываюсь назад в кресло и с довольным лицом тщательно облизываю пальцы, но Леди такими пустяками не смутить, разве что развеселить…

– Это было очень любезно с вашей стороны пригласить меня поужинать. Ужин, которым меня здесь обычно кормят, не идет ни в какое сравнение с этим. – Лениво и демонстративно разглядываю фигурку Леди. Кажется, этим мне, наконец, удается вызвать ее неудовольствие, которое проскальзывает где-то в уголках красивых глаз.

– Рион, ты ведь сильный маг и целитель, где ты изучал медицину и магию? И как тебе при этом удается быть рыцарем такого клана, который никак не может сочетаться с целительством? – Леди решилась все же перейти к делу. А я-то уж было собрался подняться, поблагодарить за вкусный ужин и уйти, поставив последний штрих на создаваемом мной образе. Пусть потом попробовала бы пригласить меня второй раз… Не успел. – Мы приехали сюда с миссией в большой степени из-за тебя, Рион.

– Я не маг, Леди. Как все арры имею некоторые способности, но очень слабые, – перебиваю Леди на полуслове.

– Хочешь вина? Какое вино ты предпочитаешь, Рион? – Леди пропускает мой ответ мимо ушей. Как бы показывая, что не собирается придавать значение глупостям.

– Я не пью вино. Совсем! Мозги то малое, что досталось мне от родителей. Не хочется терять последнее, что имею, – холодно смотрю на Леди.

– Ну, тогда чаю. Ксана! принеси нам чаю и сладости. – Леди оборачивается и кричит в сторону дверей смежной комнаты. Через минуту в дверях появляется Ксана с подносом в руках. При виде меня почему-то краснеет. Ставит поднос на стол, и чтобы скрыть смущение, спешит спрятаться обратно за дверями. – Это Ксана моя дочь. У меня всего двое детей: дочь и сын.

– Уже трое говорю, как бы, между прочим. Вчера ночью вы зачали мальчика, кажется… – внимательно смотрю ей на живот, – думаю, что это и было настоящей целью вашей миссии. Через девять месяцев у вас появиться сын, а у меня еще один братец. Столько проблем от всех этих родственников… – тяжело вздыхаю.

– Я не знала. – Леди краснеет, совсем как Ксана… Наконец-то мне удалось ее смутить по-настоящему. – Наш маг ничего не заметил. Он осматривает меня и моих фрейлин каждый день, – раскрыла тайну Леди.

– И как успехи у ваших фрейлин? Если они столь же удачливы, можете теперь спокойно возвращаться домой,– ехидно ухмыляюсь.

– Фрейлины вполне удачливы, Рион, но не надо иронизировать, ты ведь знаешь, что нам сейчас остро необходим приток крови из Дома Радуги. Это ни для кого не секрет! – Леди начала проявлять эмоции. – Но кровь не единственная цель нашего визита. Я бы хотела, чтобы ты инициировал Ксану. Магистр Ричард считает, что для тебя это не представляет никакой проблемы, – теперь Леди явно решила идти напролом.

– Тогда передайте магистру при следующей встрече, что он старый дурак. – Мое возмущение и недоумение были абсолютно искренними, а терпение подошло к концу. Я уже собрался встать и уйти, но Леди Медея удержала меня.

– У нас есть причины быть уверенными, что ты можешь это сделать, Рион, и ты наверняка не хочешь, чтобы эти причины, стали известны также и твоему отцу. – Это уже даже не намек, это откровенный шантаж. Но шантажировать рыцаря выросшего в клане Наводящих Ужас может только полный безумец или самоубийца. Кажется, выражение моего лица навело Леди именно на такие размышления, поэтому она продолжила:

– Я вовсе не хочу ни к чему принуждать тебя, Рион. Это не вся проблема, выслушай, пожалуйста, меня до конца, а потом сам решай, как поступать.

Вторая часть проблемы в том, что Лорд Дома Крови решил породниться с Домом Ночи. Брак между Лордом одного Дома и Лордом другого весьма затруднителен, так как на каждом Лорде лежит множество обязанностей по отношению к своему Дому. Теперь же, когда я беременна, такой брак стал и вовсе невозможен. Но Лорд Краон положил глаз не на меня, а на Ксану. Если бы не личность самого Лорда Краона, я бы посчитала такой брак очень удачным. Но поскольку Краон это Краон, то любой родитель предпочтет лучше убить свою дочь, чем отдать ее этому извергу. Есть причины, по которым мы не можем отказать Лорду Красных. Единственный выход для нас, это удалить Ксану из Дома Ночи, пока ситуация не стала необратимой. Если бы ты инициировал Ксану и сделал ее своей подопечной, то имел бы на нее даже больше прав, чем я. Но если не хочешь ее инициировать, то можешь просто взять под опеку в какой-либо другой форме, важно лишь чтобы эта форма не оставляла шансов на притязания Краона. – В голосе Леди зазвучали жалостливые нотки. – У нас просто нет кроме тебя другой кандидатуры. Ты находишься под защитой двух самых сильных Паладинов арров, никто не рискнет навлечь на себя кровную месть с их стороны. Достаточно высокороден. Ты, насколько мы знаем, добр и защищаешь своих до конца, и, наконец, ты маг, который, если захочет, то сможет провести инициацию. – Голос Леди слегка дрогнул.

– Вы хотите, чтобы я вдобавок ко всем своим проблемам еще завел себе смертельного врага в лице Краона? Взял бы на себя заботу об еще одной бесполезной девице, как будто мне моих теней не хватает… И все это я должен сделать потому что добрый? Леди, простите, вы в своем уме? – Я с сомнением посмотрел на Медею.

– Мы умеем быть благодарными, – холодно ответила Леди, – чего ты хочешь?

Я задумался на некоторое время.
– Ну, для начала, я хочу надолго и легально уехать из Дома Радуги, но у меня нет повода. Кто-то, кому Лорд Вортон не сможет отказать, должен попросить его о какой-либо услуге. И чтобы Лорд для оказания этой услуги кому-то выбрал именно меня и надолго выслал из Дома. Желательно, чтобы оказание данной услуги было для меня не слишком обременительным.

– Ты согласен!!! – обрадовано воскликнула Леди Медея, – Ксана иди сюда!

В комнату вошла Ксана.
– Дайте руки, – попросила Медея.

Я недоуменно протянул ей свою руку. Леди Медея схватила руку Ксаны и вложила в мою. Затем проговорила формулу передачи матерью полного права на ее ребенка. Это фактически означало, что Ксана становилась моей собственностью, только что разве убить ее я не мог. Такой подлянки я от Леди не ожидал. Дочь все-таки. И Ксана не ожидала – стоит, открыв рот. И что теперь делать?

– Вот теперь наша миссия закончена. Завтра мы уезжаем. Ты Ксана, теперь принадлежишь Риону и остаешься с ним, слушаешься его беспрекословно! Я уверена, что он не причинит тебе никакого вреда и сумеет уберечь от Краона. Очень надеюсь когда-нибудь понянчить от вас внуков. – Леди ухмыльнулась и посмотрела в мою сторону. – А ты тоже уезжаешь через пару дней, Лорд Вортон, насколько мне известно, хочет послать тебя в Дом Синих. Ты должен будешь сопровождать оттуда на обратном пути женщин, которых Синие передадут твоему отцу, Дом Неба тоже хочет его крови. – Медея довольно улыбнулась. – К тому времени, как ты вернешься, я придумаю, как выполнить твою просьбу. И не стесняйся, обращайся если что. – Леди мне подмигнула. – Мы теперь вроде как родственники.

Да уж… знал ведь куда иду, и все равно влип по полной программе. Не мне тягаться с Леди в таких играх, мал еще наверно… Я тяжело вздохнул и, повернувшись к Ксане, грустно сказал:

– Пошли что ли, собственность, чего тут стоять, все равно теперь уже ничего не исправишь.


***
Появление Ксаны путало все мои планы. Я был уверен, что Медея не может знать обо мне ничего существенного. Фантазии старого магистра значили не много, в Школе Теней я вел себя осмотрительно. Учебный бой с тенью видело много народу, но тех, кто мог бы понять, что именно там произошло на самом деле, среди них не было. Если теням я мог доверять полностью, то насчет Ксаны подозревал, что ее глаза и уши, это глаза и уши Леди Медеи. При этом Ксана мне нравилась, она была умная, красивая и ласковая девушка. Я не мог удалить ее от себя, поскольку считал, что Ксана находится под моей защитой, но запланированные занятия магией с Дашей и наращивание магических способностей Лорис отменять тоже не собирался. Надо было принимать какие-то решения.
С отбытием Черных мы вернулись в клан. Появление рядом со мной еще одной девушки вызвало в клане целый шквал различных шуток, насмешек и слухов. Но Ксана понравилась всем без исключения, ее сразу полюбили сестры Шерр и Софи, а мама постоянно ругала меня, что я слишком холодно обращаюсь с девушкой, которая и так находится от меня в полной зависимости. Ксана понравилась даже Лерану. Последнее время у Лерана появился хороший повод для злорадства. Слухи о том, что у Лорда Вортона скоро появится дюжина жен из разных Домов, приводила его в детский восторг. – Надеюсь, они затрахают его до смерти, – веселился Леран. Глядя на Ксану, Леран, шутя, говорил мне:
– Вортона тебе все равно не переплюнуть, но как истинный рыцарь нашего клана, ты не сдаешься.


***
Я ждал посланника от Лорда с известием о предстоящей мне миссии, про которую говорила Медея, но, то ли Вортон передумал, то ли медлил по каким-то причинам.
По моему совету Шерр мягко подводила своего отца к решению, что в следующий раз отправлять меня куда-либо следует под присмотром, – дабы не учудил еще чего, как это вышло с тенями. И что опытная старшая сестра лучшая кандидатура для такого присмотра, потому что других рыцарей Рион на дух не переносит, а Шерр все-таки уже Мастер.
В послеобеденное время я тщательно изучал узоры магических линий сестры, для того чтобы составить набор необходимых кристаллов. Кое-где подправлял, где-то добавлял по мелочи, какой-то опыт уже имелся, и дело шло достаточно хорошо. Сначала я не хотел ничего менять, но когда взялся за работу, то просто не смог удержаться. Постепенно магические каналы сестры приходили в идеальное состояние. Софи обижалась, спрашивала, зачем мы запираемся и чем это мы там занимаемся и что от нее скрываем? На что Шерр ответила, что получила на тренировке легкое смещение позвонков и Рион мол подправляет позвоночник. Сама Шерр не любит когда кто-то еще смотрит на такие процедуры. Софи фыркала и спрашивала, с каких это пор Шерр начала ее стесняться? Но объяснениями, все же, удовлетворилась.
А вечером, отправив Ксану спать в смежную комнату, я раскладываю на диванчике Лорис. С минуту полюбовавшись на девушку, тяжело вздохнув, принимаюсь за работу. Структура магических линий Лорис была весьма необычна. По узорам, которые образуют магические каналы, почти всегда можно сразу сказать к какому Дому принадлежит арра. Линии Лорис поставили меня в тупик. Да, Лорис, безусловно, арра, но такие линии нехарактерны ни для одного известного мне Дома ни Великого, ни Малого. Спектр линий смещен в фиолетовую область, узоры явно имеют уникальный стиль. А стили не появляются вдруг – из ниоткуда. Интересно, кто ее папа с мамой? Чтобы новые узоры в другом спектре легли гармонично, надо глубоко вникнуть в уже существующий порядок.
– Я понимаю, что тебе нравится смотреть на голую меня, но мне так лежать холодно. – Лорис решила проявить нетерпение.

– Киска, тут нельзя спешить, мне тоже тяжело, между прочим. – Вздыхаю.

– Ну, так погрей меня, а потом снова смотри, сколько хочешь, мне не жалко, – хихикает Лорис.

– Я с ума с вами сойду. Не сбивай меня на дурные мысли. И не выгибайся, мне и так все хорошо видно.

Наконец удалось сосредоточиться, и я начинаю работу. Увлекшись, не замечаю времени и заканчиваю очередной узор уже под утро. Лорис давно уже ровно посапывает носиком, беззаботно раскинувшись по всей кровати, накрываю ее одеялом, пристраиваюсь рядышком и сразу отключаюсь.


***
Утром меня бесцеремонно трясут за плечи. Пытаюсь попасть агрессору в челюсть, но спросонок промахиваюсь, впрочем, попасть Даше в челюсть всегда было сложно, оказалось, что агрессор это именно она.
– Солнышко, ты, что себе позволяешь!? Твоя задача охранять, а не будить! – сонно озираюсь по сторонам. В комнате находятся три тени и Ксана.

– Если бы Лорис не осталась по-прежнему не инициированной аррой, я бы подумала, что вы тут всю ночь напролет… – тут большие глаза Ксаны вообще превратились в блюдца, – что ты с ней сделал!!?

– Да, да детка, ты угадала. Мы всю ночь играли в садо-мазо, и не надо на меня так смотреть, мне уже почти восемнадцать и я могу организовывать личную жизнь, так как мне нравится. – Смотрю на Ксану с насмешкой.

– Это что еще за игра такая? – глаза Лорис подозрительно суживаются, – никогда о такой не слышала.

– Ну… это такая интеллектуальная игра вроде шахмат, я потом расскажу тебе про нее, Киска.

– Хватит болтать! Собирайся быстро! Тебя вызывает к себе граф Леран. – Это уже Натали. – Пришло письмо от Лорда, Лорд приказывает, чтобы ты ехал в Великий Дом Синих. Мы твои телохранители уже собрались в дорогу. Леран хочет сказать тебе что-то напутственное.

– Ксана, детка, а ты куда собралась? Вражеских лазутчиков мы сегодня оставляем дома, у нас сугубо секретная миссия. Я очень уважаю твою маму, но знать ей про наши тайные дела с Домом Синих совершенно, ни к чему. Ты останешься под присмотром Софи.

Ксана попыталась что-то сказать в ответ, но не смогла от переполнявшего ее возмущения. Наконец она просто села и разревелась. Успокаивать ее я не собирался.


***
Леран вместе с Шерр ждали меня возле нашего тренировочного поля. Граф раздраженно смотрел на неуклюжие действия новобранцев, время от времени делая едкие сравнения и давая характеристики тем или иным их промахам. Брать человеческих наемников приходилось не от хорошей жизни, слишком мало в клане осталось арров – всего восемнадцать, из которых семь рыцарей и один Паладин, остальные женщины и дети. Сестры, кстати, относятся к детям, несмотря на то, что считают себя рыцарями, а Шерр даже Мастер.
– Долго спите принц! – Леран зло посмотрел в мою сторону. – Вортон отправляет в Дом Синих посольство за шлюхами, а чтобы не унизить их достоинство, сопровождать их должен никак не меньше чем принц. Второй принц Тамир отправится в Дом Красных. Наследным принцем Вортон рисковать не хочет. Я решил, что на этот раз тебя будет сопровождать Шерр, хватит мне твоих выкрутасов! Сегодня отправляетесь в Гелар, там ночуете, утром проходите через стационарный портал в Криф, золото на портал у нас теперь есть, лучше заплатить, и свести к минимуму риск, чем мотаться два месяца по чужим землям. Из Крифа всего два дневных перехода до Рекеля. Заночуете либо в лесу, либо в каком-нибудь замке, там полно всяких баронов. Синие разместили в Рекеле свое представительство сравнительно недавно. Быстро забираете баб и идете обратно тем же маршрутом. За неделю уложитесь. Золото на обратный путь дам, но думаю, что Синие сами оплатят обратную дорогу. Мои робкие возражения, что, мол, я не нуждаюсь в няньке, что и без Шерр прекрасно справлюсь, были Лераном жестко пресечены. Ну, нет, так нет… – я тяжело вздохнул. Надо будет не забыть приготовленный мешочек с кристаллами.

Остатки сборов прошли быстро. Я целовал коня в нос, гладил и почесывал ему морду, кормил его морковью и яблоками. За этим занятием меня и застал гневный крик матери.

– Ты что это выдумал, негодный!? Как ты посмел обидеть девушку!? Какая такая секретная миссия!? Ты возьмешь Ксану с собой и не вздумай перечить матери! – Мама была настроена очень решительно, а значит пытаться спорить с ней сейчас бесполезно, а спорить потом, уже нет времени. Я поискал глазами Шерр, ища у нее поддержки.

– Зря ты думаешь, что Ксана может шпионить против тебя, – Шерр пожала плечами, – я достаточно хорошо разбираюсь в аррах. Уверена, ты просто оскорбляешь ее своими подозрениями. Тебе повезло, что твоей первой женой будет Ксана. С тенями тебе тоже повезло, я была не права раньше. Отец и то быстрее сообразил – что к чему. – В голосе Шерр прозвучала непонятная мне грусть.

Я вздохнул. Ну, вот и женили уже заочно. Да пусть ее едет, я махнул на все рукой. Мне и самому не хотелось оставлять Ксану без присмотра.


***
К вечеру без приключений добрались до Гелара. Этот город я знал хорошо – бывал в нем неоднократно. Остановились в старой гостинице недалеко от портала. Для безопасности разместились все вместе в одном помещении. Такие осторожные клиенты здесь не редкость. Поэтому в гостиницах для них специально держат большие многоместные комнаты. И обходятся такие комнаты в расчете на одного человека дешевле.
Подумав, мы решили с сестрой больше не откладывать ее инициацию и провести ее немедленно. Такое откладывание стало просто опасно, я чувствовал, что ситуация постепенно выходит из-под контроля. Шерр не будет первое время открывать имя мага, который провел инициацию, а дальше скрывать это станет уже бессмысленно. Надеюсь, к тому времени Леди Медея сдержит слово и даст мне возможность легально сбежать из Дома. Остальные девушки, услышав о том, что мы с сестрой затеяли, суетились, подпрыгивали от любопытства и задавали сотни вопросов. На которые я лишь отмахивался рукой, – сейчас сами все увидите.
– А нам даже можно будет посмотреть! – радостно подскочила Даша.

– Посмотрите, посмотрите, – не сдержал я улыбки, – только дверь в комнату заприте.

Процедура была очень простой и недолгой. Я достал приготовленный мешочек с кристаллами и высыпал их горкой на кровати, заодно достал большой сверток и положил его рядом с камнями. Шерр разделась и легла на кровать, я начал лепить к различным частям ее тела нужные по оттенку кристаллы, специально приготовленным для этого клеем. Процедура заняла около часа, в конце ее девушка напоминала украшенное праздничное дерево. Последний темно-желтый плоский кристаллик был приклеен Шерр на лоб. С минуту сижу, передыхаю, любуясь на свою работу и проверяя магическим зрением, нет ли каких-либо упущений.

– И что дальше? Может быть нам отвернуться? – спросила покрасневшая Ксана.

– Ничего такого, что нельзя видеть детям до шестнадцати лет, – я усмехнулся, – и потом, Ксана, это же моя сестра!

Убедившись еще раз, что никаких упущений нет. Касаюсь кристалла на лбу Шерр, и даю ему легкий магический толчок. Кристалл начинает потихоньку светиться, за ним начинают светиться остальные камни. Каждый кристалл светится своим собственным цветом. Очень красиво! Постепенно свет становится все ярче и ярче, так что смотреть на Шерр становится уже больно глазам. И когда яркость становится совсем невыносимой, она вдруг быстро начинает спадать. В комнате становится темно – глаза не сразу привыкают к свету обычной масляной лампы. Приклеенные к Шерр кристаллы осыпались светлым серым пеплом. Инициация арры завершена. Все некоторое время молча стоят, пораженные увиденным. Ксана, прищурившись, рассматривает Шерр.

– Она теперь потянет на архимага, причем не из слабых, – замечает с некоторой долей зависти дочка Медеи.

– А что в свертке? – наконец интересуется Натали.

– А это подарок. Шерр можешь одеться, здесь нет никого, перед кем стоило бы светить своими прелестями. И можешь забрать себе мой подарок на день твоей инициации.

Шерр берет сверток, – ого какой тяжелый, – начинает его разворачивать.
– Что это? – Сестра удивленно раскрывает глаза.

– Это твой кристалл силы, он привязан к тебе как магический резерв и полностью тебе подходит. Никто другой не сможет им воспользоваться. Если у тебя будет накапливаться избыток сил, то камень будет расти, а если будешь тратить, то он будет уменьшаться. Но потратить его весь просто не реально, его мощь колоссальна. Я придумал для тебя такой подарок, так как у тебя нет привязки к магу покровителю. Можешь иметь этот камень всегда с собой, а хочешь где-нибудь закопай, это без разницы. Ты всегда сможешь его найти по магической привязке, и пользоваться можешь им на любом расстоянии.

На глаза Шерр навернулись слезы.
– Рион, я всегда относилась к тебе свысока, считала никчемным, дразнилась, и делала множество пакостей. Почему мне такой подарок?

– Главное, что ты при этом меня всегда любила и сейчас любишь сестренка. А у меня не так уж много близких людей. И не надо раскисать. Завтра у нас трудный день. – Я прижал голову сестры к груди и поцеловал в макушку.

– Знаешь, Ри, если ты решишь когда-нибудь меня инициировать, то я бы предпочла, чтобы ты обошелся без всех этих дурацких камней, – улыбаясь, посмотрела на меня Лорис, – было бы гораздо интересней, если бы ты меня просто трахнул. А в качестве подарка, я бы не возражала, если бы ты трахнул меня второй раз. А то, знаешь ли, жизнь у теней довольно скучная…


***
Рано утром мы быстро собрались, позавтракали и двинулись к порталу. Портал находился всего в пяти минутах ходьбы от гостиницы. Он представлял собой большую арку, похожую на полукруглые ворота. Ширина арки была метров сорок. Около арки всегда дул ветер – сказывалась разница температур и давлений в Геларе и в Крифе. Под арку шла мощенная городская дорога, а за аркой была видна оживленная городская суета, правда уже другого города. По дороге под аркой то и дело проезжали телеги набитые товарами, лишь ненадолго задерживаясь, для того чтобы оплатить проезд. Создавалось впечатление, что за аркой просто продолжение Гелара. Проезд через портал довольно дорог, но он экономил купцам большие средства и много времени. Портящиеся товары и вовсе невозможно доставить другим путем. Каждый раз, когда я был в Геларе, я обязательно приходил посмотреть на портал. Его вид завораживал меня, но мне ни разу не доводилось попасть на ту сторону. Портал был создан великим магом много веков назад, и до сих пор исправно работает, создавая впечатление, что это какое-то явление природного происхождения. Портал находится в собственности Ковена человеческих магов, они и собирают деньги за проход.
Через несколько минут мы уже идем по улицам Крифа. Осматривать город некогда, хотя и очень хочется. Кручу головой во все стороны, чтобы успеть увидеть хоть что-нибудь. Девчонкам тоже интересно. Город быстро кончается, и мы выходим на дорогу, ведущую в Рекель. Вот из Рекеля мы точно не уедем, пока полностью его не осмотрим, там есть на что посмотреть.
Ближе к вечеру, когда еще было совсем светло и можно было двигаться вперед, погода начала портиться. Явно собирался пойти дождь. Невдалеке показался большой замок, и я решил не искушать судьбу и попроситься в нем на ночлег, чтобы не намокнуть. Замок был хорошо укреплен и аккуратно ухожен, двор замка тщательно подметен, везде чувствовалась заботливая рука хозяина. Ворота открыл старый слуга, не задав нам ни единого вопроса, он крикнул мальчишке конюху, чтобы тот позаботился о лошадях, а нас проводил в дом, где мы были должны подождать хозяйку в гостиной.
Через пару минут в гостиную вошла женщина средних лет, стройная для ее возраста, волосы уже тронула седина, а на лице уже появились мелкие морщинки. Одета она была просто, по-домашнему.
– Добрый вечер господа, я Кетрин баронесса Ладара, рада видеть вас у себя. Кто вы, и что привело вас ко мне в гости? – произнесла женщина мелодичным красивым голосом.

– Принц Великого Дома Радуги Рион Ир Артен, – я представился, – а это мои спутники: принцесса Великого Дома Ночи Ксана, моя сестра – графиня Шерр Ра Артен и арры телохранительницы. Непогода застала нас в пути по дороге в Рекель, и мы просим у вас ночлега.

– Рада столь высоким гостям, – слегка поклонилась баронесса, – принимать вас большая честь для моего дома. С тех пор как я овдовела, в замке редко бывают гости. Я уже приказала накрыть на стол, надеюсь, вы не откажетесь от ужина?

– Мы будем вам очень благодарны, – я поклонился.


***
Обеденный зал был очень большой, и это лишь подчеркивало малочисленность собравшихся за столом. Кроме нашей компании здесь присутствовала леди Ладара и мальчик лет пятнадцати в инвалидной коляске.
– Это мой сын Морис – представила леди мальчика. После того как погиб муж, случилась вторая беда, Морис упал с лошади и повредил спину, теперь ноги плохо слушаются его. Мы приглашали врачей из Рекеля, но они сказали, что ничем нельзя помочь.

– Вы позволите мне осмотреть мальчика, леди Кетрин? Я немного разбираюсь в медицине, и хотя не берусь оспаривать мнение опытных врачей, но, все же, медицина у арров несколько отличается от человеческой, поэтому небольшой шанс помочь у меня есть, – я вопросительно посмотрел на баронессу.

– Если вы сумеете вылечить Мориса, вы можете требовать от меня все что угодно! Морис последний из рода Ладаров. – Леди сразу же ухватилась за представившийся призрачный шанс, было видно, что ей много пришлось пережить и безнадежность ситуации тяжелым бременем лежит на ее плечах.

Комнатка Мориса была совсем небольшой, но уютной. По всей комнате разбросаны книги. Видимо это единственное, что осталось Морису в его положении. Я приказал положить мальчика на живот на ровную твердую поверхность и осмотрел повреждения магическим зрением. Работы здесь было не много, самое сложное восстановить участок поврежденной нервной ткани спинного мозга. Сделать это не проблема, но требуется время – нужно провести несколько сеансов с перерывами между ними в несколько часов. Задерживаться не хотелось, но и леди Кетрин мне было жалко. И я начал первый сеанс. Через полчаса я прервался, уже восстановил и укрепил поврежденный позвонок и начал регенерацию нервной ткани, теперь нужно продолжить часа через три-четыре. Леди Ладара пристально наблюдавшая за моими действиями, жалобно и с надеждой посмотрела мне в глаза.

– Можно попробовать помочь, но нам тогда придется задержаться. Потребуется примерно пять сеансов с перерывами часа в три.

– Мой замок полностью в вашем распоряжении, – леди Кетрин повела рукой вокруг себя, – если что-то потребуется, мы вам все предоставим.

– Ничего не надо. Хотя… – я взглянул на разбросанные книги, – похоже у вас неплохая библиотека, я бы с удовольствием занял время между лечебными процедурами, посмотрев какие-нибудь книги. Вы мне покажете вашу библиотеку?

– Конечно, Ваше Высочество, – баронесса поклонилась, – пойдемте со мной. – Дед моего мужа барон Ладара хотя и умел читать лишь по складам, но это не мешало ему быть большим ценителем высокой словесности. – Начала свой рассказ леди Кетрин. – Говорят, что однажды в Рекеле барон увидел величественное здание городской библиотеки, и это произвело на него столь большое впечатление, что он до конца жизни проникся любовью и почтением к литературе. Грабя города и крепости вместе с такими же, как он баронами, дед, не разбирая, собирал все попавшиеся ему книги и свозил их в замок. Говорили, что он считал поход неудачным, если ему не удавалось пополнить свою коллекцию двумя-тремя телегами нагруженными книгами. Друзья, зная об этой его странности, часто дарили ему мешок-другой книг, из тех, что не годились для растопки костра, из-за наложенных на них противопожарных заклинаний, и чем больше был мешок, тем более весомым получался подарок. В конце концов, хороший воин, по их мнению, имел право на некоторые странности, и быть немножко сумасшедшим… Предыдущий хранитель библиотеки был бывшим профессором из Рекельского университета. Он разобрал имевшиеся книги и расположил их в определенном порядке.

Библиотека представляла собой длинный полуподвальный коридор. С одной стороны коридор освещался маленькими окошками, расположенными под самым потолком, и находившимися со стороны улицы почти на уровне земли. С другой стороны коридора располагались двери с табличками. Все таблички были написаны на языке древнего Шелона. Хранитель явно хотел, чтобы этой библиотекой смог воспользоваться не каждый, а лишь очень хорошо образованный человек, который сможет оценить то, что здесь хранится.

Я шел по коридору следом за баронессой, читая таблички на дверях: искусство войны, стратегия и тактика, управление государством, искусство дипломатии, математика, философия жизни, философия смерти, воспитание дворянина, искусство поединка, религия, химия, география, современные языки, созидание механизмов, древние языки, история, архитектура, церезинерах…

Напротив этой двери я остановился. В отличие от остальных табличек, эта написана древне-риктскими иероглифами и означала – искусство магии. Мне необходимо посмотреть, что находится в этой комнате.

Комната была довольно большой, в ней находилось несколько высоких, доходящих до потолка стеллажей. Книги были рассортированы по различным видам магии. Читая названия на корешках книг, я приходил в изумление, постепенно переходящее в шок. Некоторые из имеющихся здесь книг существовали лишь в считанных экземплярах, про каждый из которых было точно известно, где он находится, и охранялись они соответственно… Некоторые считались утерянными уже сотни лет назад. За цену почти любого такого сборника, можно было бы приобрести хороший рыцарский замок. При этом рядом с ценными книгами порой стояли обычные учебники и справочники по магии, которые можно купить в любой книжной лавке большого города. Отдельные ценные трактаты были таковы, что если бы их обладатель вдруг стал общеизвестен, то ему пришлось бы до конца жизни скрываться от охотников за его головой. К счастью, лишь очень не многие смогут прочесть и понять названия этих книг. Про некоторые книги я мог сказать, на каком языке они написаны, но самим языком не владел. Впрочем, здесь попадались также и магические трактаты, написанные символами, про которые я не мог сказать вообще ничего. Что же, видимо, придется лечить Мориса более тщательно. И времени на лечение придется выделить больше, чем я предполагал сначала…


***
Уже неделю мы живем в замке баронессы Ладара. Морис забросил книги и гоняется теперь по замку за служанками, занимается на площадке со старыми воинами своего отца и вновь скачет на лошади. Леди Кетрин вся сияет от счастья, она стала выглядеть буквально на десять лет моложе. Я как книжный червь, закопался в библиотеке и просматриваю книги. Тени смотрят на меня с подозрением, – а не повредился ли умом их подопечный…
– Баронесса, можно мне попросить вас об одолжении? – я обратился к Леди Кетрин во время завтрака. – Просматривая книги в вашей библиотеке, я обнаружил много интересных для себя книг, которые для вас совершенно бесполезны, а некоторые даже смертельно опасны. Если кто-нибудь узнает, что они у вас есть, то вас убьют, даже если для этого придется полностью разрушить ваш замок! Не скрою, что некоторые книги очень дорого стоят, я хочу выкупить их у вас.

– Ну что вы, принц, – вы можете забрать хоть всю библиотеку, – мы все равно останемся вашими должниками. А если там есть столь опасные книги, то вы, лишь окажете нам новую услугу, – беззаботно ответила сияющая баронесса.

– Тогда примите это как дар, – я протянул Леди Кетрин мешочек с кристаллами Силы. – Морис подрастает, и вам скоро понадобятся средства для того, чтобы вывести его в свет. – Я слегка поклонился.

Через час уже отобранные ранее мной книги были упакованы в мешок и погружены на коня. Конь посмотрел на меня укоризненно – мол, вечно ты хозяин тащишь всякую дрянь, а мне отдувайся.

– Что такого ты нашел в этих книгах? – спросила Ксана.

– Поверь, тебе лучше этого не знать, детка, – огорчил я девушку.


***
Во второй половине дня, ближе к вечеру, мы уже въезжали в Рекель. Рекель – город университет. В этом городе смыкаются сразу три государства, что позволяет сохранять городу независимость. В нем можно изучать все. Там есть факультеты магии, живописи, медицины, философии, математики, воинских искусств и многое, многое другое. В Рекеле находятся лучшие из известных библиотек и музеев. В городе живут тысячи студентов, и постоянно прибывает и убывает большое количество туристов желающих посмотреть, услышать, потрогать. Среди этой постоянно обновляющейся пестрой многонациональной толпы легко затеряться. Никто не спросит – кто ты и зачем ты здесь. Город является как бы заповедником, он никогда не воевал, в него никогда не вступали захватчики, может быть потому, что он и так принадлежит всем и открыт для всех, а может потому, что если бы кто-нибудь попытался его захватить, то ему пришлось бы воевать против всех. Однако службы безопасности города очень внимательно следят за порядком, – несмотря на большое количество приезжих в городе практически нет преступности.
***
Резиденция Великого Дома Неба находится на окраине города. Она похожа на небольшую крепость, каковой и являлась до того момента, пока Дом Синих не купил ее себе в личное пользование. Наше прибытие в Рекель заметили наблюдатели и сообщили об этом в резиденцию, поэтому нас уже ждали. Навстречу нам вышел молодой, скромно одетый, немногим старше меня, парень в сопровождении нескольких слуг.
– Я принц Кимал, а ты Рион, если не ошибаюсь, – улыбнулся парень. – Все ждали тебя еще неделю назад. Кимал бесцеремонно и оценивающе рассматривал моих спутниц. Мне это его пристальное внимание не понравилось.

– Девушка, на которую ты сейчас пялишься, моя сестра – графиня Шерр Ра Артен, дочь Лерана, если это имя тебе о чем-нибудь говорит, рядом с ней принцесса Великого Дома Ночи Ксана, а за моей спиной мои тени. А я, как ты правильно догадался, Рион.

– Ну, тогда пошли я покажу вам ваши комнаты, слуги принесут ваши вещи и отведут лошадей в конюшню. Когда устроитесь, могу показать тебе город. Ты, конечно, знаешь о самой главной достопримечательности Рекеля, с нее и начнем.

– Я думаю к тому времени, когда мы устроимся, университет будет уже закрыт. – Я скептически фыркнул.

– Кто тебе сказал такую чушь!!? Плюнь ему в глаза! Главная достопримечательность Рекеля это публичный дом! – с чувством оскорбленного достоинства воскликнул Кимал.


***
Но, ни попасть в публичный дом, ни осмотреть город, мне было сегодня не суждено. Посланник от Лорда Великого Дома Неба Рошера принес приглашение на торжественный вечерний прием, который организуется в честь моего прибытия. Видимо многим влиятельным особам из Дома Синих не терпелось с нами познакомиться.
Осмотром комнат я остался доволен. Три комнаты, вход только в центральную, из центральной комнаты две двери ведут в смежные глухие комнаты. Тени обследовали комнаты на предмет прослушек и следилок и других возможных сюрпризов, но ничего не обнаружили. Я тоже ничего такого не обнаружил, до подслушивания Синие не опустились, потайных ходов в комнаты не шло, либо не хотели размениваться на мелочи, либо не хотели терять лицо, либо просто не считали нас чем-то важным. До приема еще оставалось достаточно времени, чтобы отдохнуть. Я решил почитать одну из книг, добытых в библиотеке баронессы Ладара. Начал копаться в поисках нужной книги в своем заветном мешке, как назло в руки постоянно попадалась одна и та же вредная истрепанная древняя брошюра. Я корчил гримасу отвращения и старался засунуть ее подальше.
– Что там такое у тебя? – не выдержала Шерр.

– Есть здесь одна книжка, надо было бы ее сжечь на месте, так ведь не сгорит, раз за несколько тысяч лет не развалилась. Вернусь домой и уничтожу ее по всем правилам. Попадет в руки какому-нибудь безумному магу, будет беда. Впрочем, здесь почти половина книг такие.

А вот, наконец, и то, что я хотел внимательно перечитать. Я достал относительно еще не старый фолиант. Эта книга зародила у меня идеи, как можно на первое время решить проблемы с Дашиным обучением. Только усаживаюсь поудобней, Даша сразу устраивается на коленях, а Лорис пристраивается сбоку, обхватив меня за талию двумя руками. Сразу становится не до чтения, ну что мне с ними делать? Ксана неодобрительно фыркает, глядя на это безобразие, толи осуждает, толи ревнует – непонятно. Шерр наоборот это все забавляет. Раз не дают читать, просто подремлю, откладываю книгу в сторону и закрываю глаза.


***
– Мы рады приветствовать посланников дружественного нам Великого Дома Радуги на своей территории. – Так начал свою приветственную речь Лорд Скайр, дальше я не слушал, только кивал в нужных местах.

Около Лорда стоит уже знакомый мне принц Кимал и женщина выдающейся красоты, в глазах которой светится застарелая печаль. Это наверняка жена Лорда Скайра Милана. Я слышал, что она была неудачно инициирована – маг погиб в последний момент. У нее нет детей, видимо она не может иметь одаренных, а простых не хочет. Лорд Скайр сильно привязан к ней, и даже слышать ничего не хочет, на счет того чтобы взять других жен. Его единственный сын Кимал родился от первой жены, которая погибла во время войны. Рядом с Кималом стоит второе лицо в иерархии Синих, глава клана Атакующих граф Деш, личный враг и Лерана и Вортона. И то, что Деш, имея таких врагов, до сих пор жив, свидетельствует о его незаурядности. Рядом с графом расположилась худенькая миловидная женщина. Кто она я угадать не мог, но то, что она не из клана воинов было очевидно. Других персон я рассмотреть не успел, так как приветственная речь Лорда, наконец, закончилась и нас пригласили к столу. Я решил не отказывать себе в маленьких удовольствиях и начать с салатика того, что был положен в большую серебряную миску. Но получил легкий удар по руке от Даши:

– Тебя мама с папой не учили, что нельзя тащить в рот всякую гадость? – злобно зашипела в моей голове тень, – умудряясь при этом сохранять на лице восторженную и немного глупую улыбку. – Травить тебя здесь не будут, но воспользоваться твоим невежеством, вполне могут. В салатик добавлена травка легкого наркотического действия, ее можно есть, она не ядовита, но едят ее только в кругу очень близких друзей. Если ты ее наешься, то к Синим, даже претензий не предъявишь… – сам видел, что ел, насильно в рот ничего не пихали.

– Спасибо, солнышко, что бы я без тебя делал… – ответил я мысленно.

– Если бы съел чуть-чуть, то выболтал бы все, о чем бы тебя ни спросили, а если столько, как ты обычно любишь… – то начал бы гавкать или мяукать, тут не угадаешь… если хочешь узнать точно, потом проверим.

– У Лорда Вортона появился новый маг? Или это работа старины Шархена? – спросил Лорд Скайр, показывая рукой на Шерр. – Не ожидал от него такого…

– В Доме Радуги все по-старому, – пожал я плечами, – то, что вы видите, работа разового и очень дорогого амулета.

– Никогда не слышал о таком, но мы готовы заплатить любую цену за такие амулеты. – Усмехнулся Лорд. – Дом Синих самый многочисленный из оставшихся Великих Домов, в нем насчитывается около трехсот пятидесяти арров. Из них лишь пятьдесят взрослых мужчин. Из оставшихся двести пятьдесят женщины и еще пятьдесят дети. К сожалению, среди Синих больше нет магов, способных полноценно инициировать арру, и среди детей нет ни одного, кто мог бы в будущем стать достаточно сильным магом. У нас нет будущего, если мы не найдем выход. Среди женщин уже пятьдесят неинициированных девушек, давно достигших брачного возраста. – Вздохнул Лорд Скайр.

– Возможно от женщин, которые поедут в Дом Радуги, родятся сильные маги. Мои старшие братья и сестры очень талантливы. Из братьев могли бы получиться архимаги, если бы они не принадлежали к правящей семье. Но у них другие обязанности…

– Те девять женщин, принц, что сидят за столом напротив вас, мы отобрали, для того чтобы отправить в Дом Радуги. Я хотел представить их вам на этом приеме. – Лорд Скайр указал рукой на женщин.

– Простите, Лорд! Но мне поручено привезти в Дом только шесть женщин, и все шесть должны быть уже инициированы, а среди этих девяти инициированы только две! Что, по-вашему, Лорд Вортон должен сделать с остальными? Если у вас нет шести подходящих женщин, согласных иметь детей от Лорда Вортона, то я готов пойти вам на встречу и взять только двух. У меня приказы Лорда Дома Радуги, которые я не могу изменить. – Я пожал плечами.

– Дом Радуги не в том положении, чтобы ставить свои условия. Если дальнейшее существование этого Дома для нас бесполезно, то его стоит просто уничтожить до конца. Пусть Вортон проявит смекалку и докажет, что он еще может быть нам полезен. – Заявил, молчавший до этого граф Деш.

– Скорее граф Леран отрежет вам яйца, уважаемый Деш, и заставит съесть их, как и обещал. Вы ведь прекрасно знаете, что Леран никогда не нарушает данного слова и все всегда исполняет буквально. Он просто ждет, когда закончится перемирие. – Я улыбнулся. Собственно это даже не угроза, а просто констатация факта. Когда Леран устанет ждать конца перемирия, он найдет другой повод, чтобы добраться до Деша. Оплакивать свою печальную судьбу Деш может уже сейчас. Правда, однажды Леран не сдержал слова. Когда глава клана Бесстрашных из Дома Красных был уже почти у Лерана в руках, то сам отрезал себе яйца, и перед смертью заявил, что Леран просто лжец.

– Не надо угроз! Война закончилась! – Вступила в разговор худенькая леди. – Нам всем придется решать задачу выживания, это общая проблема и решать ее надо вместе. Последняя война была никому не нужна, а новая война – просто самоубийство!

– Давайте не будем спешить и все спокойно обсудим позже. – Произнес Лорд Скайр. – Вы ведь не торопитесь Рион? Наверняка ведь хотели взглянуть на город… Погостите, осмотритесь, может быть мы сможем придти к какому-нибудь компромиссу.

– Право же, Лорд, я не решаю таких вопросов, даже просиди я тут целый год, вам все равно придется обсуждать изменение условий договора с Лордом Вортоном, а не со мной. Но, уступая вам, я готов здесь задержаться на два-три дня.

– Вот и хорошо. Отдохните, здесь есть интересные места. Кимал будет вашим гидом. – Непонятно чем довольный Лорд Скайр улыбнулся и снова принялся за трапезу.


***
Утром Кимал повел нас смотреть город. Тени надели свою обычную серую форму, чтобы отбить к нам интерес у особо любопытных. Основная достопримечательность города работала круглосуточно. Но Шерр заявила, что запрещает мне посещать подобные заведения. И что если я хочу совершенствоваться в такой области, то в резиденции правящей семьи Дома много искусных фрейлин, имеющих огромный опыт. Любая фрейлина с радостью окажет принцу любые услуги, причем все фрейлины настоящие высокородные леди. В то, что любая истинно благородная леди сможет переплюнуть девку из местного борделя, Шерр нисколько не сомневалась. У меня вообще не было никакого желания осматривать подобные места, и девушек вести туда незачем. Поэтому я попросил, чтобы Кимал показал нам, что-нибудь, что интересно не только ему одному. Идти в таверну, где можно устроить увлекательный пьяный мордобой, я тоже отказался, по причине, что хожу в таверны, чтобы кушать, а не бить по мордам, да и напиваться до такого состояния, когда мордобой кажется увлекательным, не собираюсь. А мое заявление, что я вообще не пью, похоже, добило Кимала окончательно.
– Хорошо, тогда пойдемте, посмотрим, как судьи вершат в Рекеле спорные дела, – предложил Кимал. – Место называется полем правосудия. С утра там должно быть особенно оживленно. Шерр пожала плечами, – мол, ей это не интересно, но если других идей нет… то ей все равно куда идти. Теням и Ксане права голоса не дали.

По дороге Кимал объяснял, что если судьи не могут установить истину в том или ином спорном деле, то лишь определяют, какое наказание должен понести виноватый, а кто именно виноват, решить должны боги, на поле правосудия. Спорящие стороны нанимают бойцов, которые будут отстаивать их истину. Истина решается в поединке. За истину может выступить любой желающий. Например, сам Кимал, когда ему скучно, или отец не дает денег на карманные расходы, идет биться за Истину. Поскольку Кимал давно уже претендует у себя в клане на значок Мастера, истина всегда оказывается на его стороне. Биться за правое дело, с одной стороны приятно, а с другой весьма доходно. Ограничений в поединке нет, и если один из бойцов убит или покалечен, сам виноват – не нужно защищать виновных…

Поле окружено высокой каменной стеной. Желающих посмотреть поединки много, поэтому за вход на арену приходится платить. Кимал проходит бесплатно, – с известных бойцов денег не берут. У входа на арену под навесом стоят лавочки, на которых сидят защитники истины. Некоторые поставили перед собой ценник и кимарят сидя или лежа. Кто-то назначают цену, лишь после того, как вникнет в суть дела и сам решит, какая из сторон права. Боги хоть и редко, но, все же, иногда вмешиваются в поединки – не всем хочется рисковать.

Я мельком окидываю взглядом бойцов, чтобы понять, на что они способны, всех вместе можно охарактеризовать одним словом – сброд. Но людям не важно мастерство бойцов, даже наоборот, чем хуже бойцы, тем забавнее смотрится потасовка. А на мастеров интересно смотреть разве, что другим мастерам, – никакой зрелищности – вжик и все, среди зрителей никто даже не успеет ничего понять – там мастеров нет.

Судья объявляет суть дела, чтобы зрителям стало известно, за что будет бой. Очередная разборка между мужем и женой. Муж обвинил жену в измене, но, то ли ложно, то ли жена оказалась достаточно хитрой. Свидетели по этому делу, находясь уже в суде, отказались от своих показаний. Виновного посадят на кол, для этого отведено место в дальнем конце арены. За честь и жизнь женщины будет драться молодой парень. Парень хорошо сложен, красив и, судя по повадкам и одежде, из дворянской семьи. Таких обычно учат воинскому искусству с детства, но сильно не напрягают, хотя это зависит от семьи. За сторону мужа выступает здоровенный мужик со страшным шрамом на лице. Одного взгляда на него мне достаточно, чтобы понять, что, несмотря на его зверский и устрашающий вид, у него нет шансов против паренька. Возможно в кабацкой драке, где негде развернуться, у него и был бы шанс, а на арене точно ничего не светит – слишком неповоротлив, слишком прямолинеен. Если бы парень был моложе, может быть, в какой-то момент и мог бы растеряться от испуга, но этот не растеряется…

Женщина нервно сжимает и разжимает кулачки, видно, как она напугана, почти до нервного срыва. Ее муж тоже сидит весь побледневший, на лице выступили капельки пота. Сегодня не его день. Я бы на месте богов наказал бы его за глупость, – вместо того, чтобы по-тихому вечерком придушить неверную женщину, он вынес свой позор на всеобщее обозрение – ловил ее на измене со свидетелями, заявлял на нее в суд.

Тем временем соперники вышли на поле. Парень накинул на себя легкую кольчугу и вооружился тонким легким клинком, на крепостную стену с таким не полезешь и в узких коридорах замка не размахнешься, а для арены самое то. Его противник легко вертит не то палицей, не то дубиной, определить не берусь, никогда такой раньше не видел. Судья дал отмашку. Парень легко скользит вокруг неповоротливого гиганта, наносит легкие раны. Явно играется. Уже два или три раза мог нанести смертельный удар. Его соперник не успевает. Это его выводит из себя, и он делает грубые ошибки одну за другой. Парень пользуется ошибками, но не для того, чтобы добить противника, а для того чтобы еще больше его унизить. Гигант истекает кровью и уже с трудом стоит на ногах, еще минута и он просто упадет. Парень кричит ему что-то обидное и пытается попасть мечом в пах, но в какой-то момент нога у него подвернулась. Мужик со шрамом получил свой единственный шанс и из последних сил наносит удар, уже почти неподъемной для него дубиной и попадает сопернику в грудь. Паренек не успел смягчить удар, слышен треск ломающихся ребер, кольчуга защитить от такого не может. Юноша плашмя падает на спину. Гигант тяжело опирается на свою дубину, чтобы не упасть следом за соперником. Бой окончен. Видимо, сегодня боги решили вмешаться, они явно припасли для глупого мужа какую-то еще более страшную участь. Толпа зрителей беснуется. Женщина бросается к упавшему, обнимает его голову целует ее и плачет. Парень мертв.

Появляются палачи, они оттаскивают визжащую и извивающуюся женщину и срывают с нее одежду, связывают руки за спиной. Толпа зрителей кричит и подбадривает их. Все хотят увидеть, как ее будут сейчас сажать на кол. Муж вдруг с криком бросается защищать жену, но его просто отпихивают в сторону, чтобы не мешал и он падает в грязь. Мне становится мерзко на душе, и я спешу уйти. Делаю знак теням следовать за собой, а сам беру под руку побледневшую Ксану.

Кимал пытается объяснить мне все тонкости состоявшегося поединка. Но я зло смотрю на него, и он затыкается на полуслове. Люди считают арров безумцами без каких-либо тормозов, осуждают их за зверства и за многоженство, хотя оно и вынужденное, но сами не заслуживают ничего кроме презрения. Леран порой вызывает ужас своими поступками даже у меня, но никогда от его действий не оставалось такого чувства гадливости, которое было вызвано увиденным.

– Куда теперь? – спрашиваю Кимала.

– Идемте, я покажу вам рынок. – Кимал машет рукой куда-то в сторону. И мы, молча, следуем за ним.

Рынок расположен почти в центре города. Я равнодушно смотрю на студентов, снующих между продуктовых рядов, выбирающих, что подешевле. Студенческая жизнь веселая, но сложная. Стипендию платят лишь немногим студентам, в которых заинтересован университет, тем которые подают большие надежды. Остальным приходится самим платить за учебу и жить, как правило, на средства родителей. Но нужно еще выкроить деньги и на развлечения, поэтому студенты экономят на еде.

Видя, что ни ряды с одеждой, ни ювелирные украшения не вызывают у нас никакого энтузиазма, Кимал ведет нас дальше. В этой части рынка стоят большие навесы, под навесами к столбам прикованы люди. Вижу, как морщится Натали, на нее давят эмоции боли и безнадежности. Мне и самому приходится прикрываться ментальным щитом. Здесь мужчины, женщины, дети. По ряду ходят зажиточные горожане и другие купцы, что-то выспрашивают у продавцов, осматривают и ощупывают товар. Товар явно плохо кормят, чтобы уменьшить накладные расходы.

В Доме Радуги рабство запрещено. Короли стран, где расположены кланы нашего Дома, также запретили рабство. Работорговцев ловят и казнят. Рабов отпускают на свободу. В Доме Черных и Синих рабство считается чем-то в порядке вещей, если рабы люди. Красные сами рабов не держат, а на действия людей смотрят сквозь пальцы. Но для всех Домов арров действует безусловный закон – никакой арр не может быть рабом. Если кто-то посмеет сделать арра рабом, то место, где такое случилось, будет жестоко зачищено остальными аррами, чтобы даже дальние родственники преступника не имели шансов выжить. Зная это, власти внимательно следят, чтобы по ошибке среди рабов не попался арр. Глупость и жадность одного торговца может обернуться гибелью сотен тысяч.

Кимал ведет нас дальше. Здесь тоже рабы. Но эти не прикованы, как прочие, а хорошо одеты и накормлены. Об их здоровье заботятся. Лишь ошейник свидетельствует о рабском статусе. Тут продаются специалисты: врачи, ювелиры, кузнецы, строители, музыканты. Цены на них весьма высоки. Чуть дальше в этом ряду стоят женщины, тоже специалисты определенного рода, их прелести выставлены напоказ. Вот полненькая блондинка, большие груди неприлично стоят торчком, женщина явно на любителя, рядом женщина с длинными густыми русыми волосами, почти закрывающими ягодицы. Фигура просто совершенна, плавная линия бедер, тонкая талия, небольшие красивые груди. Охранники жестко отпихивают юнцов желающих посмотреть и пощупать товар на дармовщинку.

На лицах красавиц безразличие и скука. Только одна девушка, почти еще девочка нервничает, ситуация для нее явно экстремальна, она пытается хоть как-то прикрыть наготу. Ее подмечает какой-то толстый мужчина, выдергивает из общего строя и бесцеремонно осматривает и ощупывает, кажется, он удовлетворен увиденным и начинает торговаться с продавцом. Девушка находится в ужасе близком к обмороку. Продавец требует двадцать золотых, мужик пробует сбить цену до пятнадцати. Происходящее мне не нравиться.

– Принц, у вас нет взаймы пяти золотых, я, знаете ли, недавно потратился, вдруг обращается ко мне Кимал, – просит и ухмыляется. Я сую руку в карман, даю ему горсть монет, он отсчитывает пять, остальное возвращает мне обратно.

– Я покупаю эту девушку за пять монет, – обращается он к торговцу. Торговец, было, возмутился наглостью такого предложения, но, взглянув на говорившего, вдруг резко осаживает назад, он явно знает Кимала и боится его до колик. Как вам будет угодно Ваше Высочество, низко кланяется Кималу, девушка ваша. Толстый мужик, видимо, тоже узнав Кимала спешит уйти побыстрее и подальше. Кимал оформляет сделку.

– Ну что ты умеешь, детка? – насмешливо говорит Кимал и берет девушку за подбородок, та дергается как от удара кнутом, и смотрит на Кимала с яростью. – Чудо как хороша, я в этом знаю толк – Кимал щелкает языком, и поворачивается ко мне – правда совсем не обучена, но это поправимо. Не надо пепелить меня взглядом, цыпа, вот твой хозяин, – Кимал кивает в мою сторону. – Это мой вам подарок, принц, в документы на товар уже вписано ваше имя. – Кимал толкает девушку в мою сторону. – Я ведь видел, что вам ее жаль, Рион.

Убью засранца! – Первая пришедшая в голову мысль была с трудом подавлена. Слишком банально! Но отомщу я ему обязательно!


***
Я решил, что на сегодня впечатлений достаточно и решил вернуться в резиденцию Синих. Натали накинула на девушку свой плащ и шепчет ей на ухо что-то успокаивающее, мне слышно как стучат зубы рабыни, толи от страха, толи замерзла. Мы медленно идем по городу в обратном направлении. Прохожие, завидев арров, стараются перейти на другую сторону улицы. По дороге, когда новое приобретение немного пришло в себя, я решил узнать у девушки, кто она такая.
– Меня зовут Илагри, – начала рассказывать девушка, – я учусь… училась в Рекельском университете на архитектора, а также заодно живописи и музыке, но это уже для души. Я родилась в семье придворного мага королевства Арголлы. Отец хотел, чтобы я тоже стала магом, он говорил, что у меня большие способности, но мне больше нравилось рисовать и играть на музыкальных инструментах, я хотела стать художником. Отец был категорически против этого, в конце концов, мне удалось его уговорить на компромисс. Он разрешил мне поступить в Рекельский университет на факультет архитектуры. Мне очень нравилось здесь учиться, а университет даже назначил большую стипендию, мой наставник хотел, чтобы я после окончания учебы непременно осталась работать при университете. Но три дня назад пришли посланники от короля Арголлы, они сказали, что отец прогневал короля и был казнен, а имущество и семью бывшего придворного мага король велел продать. Я и отец, вот и вся наша семья. Люди короля нашли меня в Рекеле и продали. Как подданная Арголлы я не могла найти защиты в Рекеле, власти города никогда не вмешиваются во внутренние дела иностранцев.

– А вы настоящий бессмертный арр? – Илагри пришла в себя настолько, что уже начала проявлять любопытство, – на вид вы ничем не отличаетесь от обычного человека.

– Арры не бессмертны, просто мы следим за своим телом, и можем сохранить его в любом возрасте, некоторые человеческие маги тоже так могут. Но приходит время, когда маг или арр просто устают жить, и тогда они умирают, хотя гораздо чаще их убивают. – Я решил ответить на вопрос девушки, чтобы она почувствовала себя уверенней.

– А что вы собираетесь сделать со мной? – задала она, наконец, мучивший ее вопрос.

– В Доме Радуги нет рабства, вернемся в Гелар, и там ты опять станешь свободной. Сможешь делать, что хочешь, – работать художником или архитектором или выйти замуж. Ошейник я сниму с тебя, как только мы вернемся в резиденцию Синих.


***
Территория резиденции Синих была заботливо ухожена, здесь росли красивые экзотические деревья, а также были разбиты множество клумб с цветами. Но больше всего мне понравился большой глубокий пруд с кристально чистой водой. Днем на солнце вода красиво искрилась, а сквозь прозрачную воду были видны каменистое дно, рыбы и водоросли. Вечером вода казалась абсолютно черной. Недалеко от пруда построена каменная беседка, а рядом с водой расположена пара деревянных лавочек, украшенных изощренной резьбой. Еще днем я заприметил эти лавочки, чтобы посидеть здесь в одиночестве и подумать.
Когда я подошел ближе, оказалось, что одна лавочка занята, на ней сидит арра и смотрит на воду. На голову арры накинут капюшон, так что я не мог узнать ее со спины.
– Садитесь Рион, раз пришли, – не оборачиваясь, сказала женщина. По голосу я узнал Леди Милану. – Вам понравилась наша новая резиденция?

– Здесь хорошо, уютно, особенно этот пруд… – ответил я, после недолгой паузы.

– Я люблю сидеть здесь, это мое любимое место, здесь я забываю о своей беде. Маги лишили меня возможности иметь детей. А я бы так хотела иметь ребенка, пусть не одаренного, просто маленький живой комочек, который будет цепляться за меня крохотными ручками, причмокивая сосать грудь… – Леди тяжело вздохнула. – Я бы хотела хоть чем-нибудь отблагодарить Скайра за его любовь, но у меня нет даже такой малости. Я абсолютно бесполезная красивая безделушка. – Леди провела рукой по своему лицу.

– Мне, кажется, Леди, что все не так безнадежно, просто вам нужен хороший целитель. Моя мать, безусловно, смогла бы вам помочь. Даже я, будучи совсем слабым целителем, и то мог бы, что-нибудь поправить. Мне странно, что врачи, которыми славится Дом Синих, до сих пор не сделали этого, – я пожал плечами.

– Так попробуйте, Рион! – Леди резко повернулась в мою сторону.

– Если Лорд Скайр позволит… – ответил я с сомнением.

– Не сомневайтесь, я уговорю его, он разрешит.


***
Я задержался в Доме Синих дольше, чем планировал, уже вторые сутки с небольшими перерывами я бьюсь над здоровьем Леди Миланы. Лорд Скайр пожелали присутствовать и наблюдать за моими действиями, я не видел причин, чтобы ему отказать, – в работе целителя обычно нет секретов, но присутствовать магам из Дома Синих, я запретил категорически. Леди спит, широко раскинувшись на кушетке. Лорд дремлет в кресле рядом. Мне удалось полностью исправить магические линии инициированной арры, осталось лишь укрепить энергетические каналы. Теперь Леди будет иметь детей, и это будут очень хорошие дети и очень сильные маги. Я специально усилил магические линии вокруг матки, а также увеличил их число и спектр. Работа практически закончена.
***
Подходя к дверям своих комнат, слышу чарующие и печальные звуки гитары, это Шерр купила по моей просьбе инструмент для Илагри. Девушка играет не просто хорошо, она, безусловно, Мастер. Илагри виртуозно владеет инструментом, тембр звука то мягкий, как перышко, то резкий жесткий, изумительные по технике исполнения легато и флажолеты. За нее могли бы выручить гораздо больше денег, продавая как музыканта, а не как девочку для постели. Ксана и сестра слушают музыку Илагри, тени входят вслед за мной в комнату и тоже располагаются среди слушателей. Шерр сердито шипит на меня, чтобы я не топал ногами и не мешал. Наконец-то у них появился новый объект для развлечений, и они хоть ненадолго оставят бедного Ри в покое.
***
– Благдарю вас принц Рион, вы, безусловно, заслуживаете знака Мастера целителя, мне даже странно, что вас настолько мало ценят в вашем Доме. Я перед вами в неоплатном долгу. – Лорд Скайр был сама любезность. Леди Милана прижимается к мужу, впервые на ее лице я не видел печати тоски, и это делало ее еще прекраснее. Через девять месяцев у нее появится первый ребенок, – Скайр не теряет времени даром…

– Мы выполним наш договор с Домом Радуги, не нарушая никаких условий, Рион. Вы сами выберете шесть инициированных арр из числа согласных жить у Лорда Вортона. Кроме того, возьмите всех понравившихся неинициированных девушек без всяких условий и распределите их по вашим кланам, в отличие от нас ваш Дом нуждается в женщинах. Я уверен, что в ближайшем будущем вы сможете решить проблемы с их инициацией. Но это на ваше усмотрение, мы на этом не настаиваем.

– Лорд, если у вас найдется пара синих граммовых кристаллов и один зеленый, я могу попробовать усилить магические способности Кимала. – Так я решил напоследок реализовать свой коварный план мести в отношении принца.

– А что с ним не так? – Скайр посмотрел на меня удивленно и обеспокоено.

– С ним все в порядке, не беспокойтесь Лорд, просто мне кажется, что я мог бы подправить у него отдельные магические способности, которые могут послужить на пользу вашему Дому. – Я нашел Кимала глазами и подмигнул ему.

– Ну что же, после того, как вы помогли Леди Милане, вашим умениям, безусловно, можно доверять, и кристаллы и Кимала, я предоставлю в ваше полное распоряжение. – Лорд наклонил голову в мою сторону.


***
Кимала я растянул на кушетке, привязав его за руки и за ноги. Наследник Синего Дома беспокойно крутил головой, но старался не подавать виду насколько ему страшно. Шерр внимательно смотрела на меня, – а не повредился ли ее братец умом окончательно? Я отвечал Шерр злодейской улыбкой, чем пугал Кимала еще больше. Положил принцу на живот выпрошенные у Скайра камни, а также добавил штук двадцать своих, таких оттенков которых в Доме Синих заведомо не было. Тени наблюдали за проводимой процедурой с холодным интересом, а Ксана вместе с Илагри предпочли уйти в другую комнату. Коснувшись синего кристалла, я запустил инициацию – самому интересно, что получится. Кристаллы, как и положено, вспыхнули холодным ярким светом и осыпались пеплом. Разглядываю Кимала, кажется, получилось все как надо. Теперь в Великом Доме Неба появился новый маг без проблем способный провести инициацию любой арры, магическому резерву Кимала позавидует любой архимаг. Правда, при этом все остальные способности Кимала остались в норме.
– Ну, ты и гад, – сокрушенно покачал головой принц, когда понял, какие обязанности ему отныне придется выполнять. – Знал ведь я, что с учениками Лерана лучше не связываться…


***
Теперь осталось завершить последнее дело в Доме Синих, – отобрать шестерых арр для Лорда Вортона. Насчет других женщин, желающих переселиться в Дом Радуги, я не видел никаких препятствий – пусть едет, кто хочет. Инициированные они или нет, мне до этого нет никакого дела, насчет эмигрантов я от своего Лорда никаких указаний не получал. Если Дому Синих они не нужны, то в полностью обескровленном Доме Радуги, в котором нет количественного перекоса в женскую сторону, эти арры не будут лишними. А вот выбор шестерых арр для отца – дело крайне серьезное. Напрасно Лорд Скайр поручил его мне, такой выбор Синим следовало сделать самим, ведь тут будут затронуты интересы разных кланов их собственного Дома. Может быть, конечно, Лорд хочет таким образом снять с себя претензии кланов, но мне кажется, что это легкомыслие. Кому как не Лорду следует знать, какой клан нужно усилить, а какой ослабить. Уходить от конфликтов с кланниками по таким важным вопросам, может только слабый правитель, но Скайр явно не такой. Впрочем, их внутренние проблемы меня не касаются, я выберу женщин и уеду. Но есть еще противоречие между личными интересами Лорда Вортона и интересами Великого Дома Неба. Дому Неба нужны даровитые дети, а такие дети рождаются не всегда от красивых и покладистых женщин. Тут опять Синим выгодней было бы выбирать самим. Мне, конечно, Лорд Вортон не друг, но все же отец, и он не простит, если я выберу ему уродин с мерзким характером да еще сексуально неудовлетворенных… Если же таких выберет Скайр, то к нему и следует предъявлять все претензии, или пенять себе, что заключил такое идиотское соглашение. Мотивы Скайра мне непонятны, поэтому не следует забивать себе голову и организовать выбор жен, руководствуясь собственными соображениями.
В отборе пожелали участвовать сорок три арры из разных кланов Дома Синих. Еще не глядя на кандидаток, а лишь просмотрев список участниц, я вычеркнул девять претенденток – замужние, пусть решают свои семейные проблемы другими способами… В списке осталось тридцать четыре арры.
В качестве первого тура я решил отсеять всех заведомо неподходящих. Я просто прошел вдоль ряда женщин, рассматривая их способности магическим зрением, стараясь не смотреть на лица. После чего осталось только четырнадцать кандидаток. Следующим по важности критерием была внешность. Несмотря на то, что Лорд Вортон достаточно умен, он придает внешности, с моей точки зрения, слишком большое значение. Удовлетворить его эстетическим вкусам очень непросто. Пятеро из оставшихся вне зависимости от других их качеств ему точно не понравятся. Впрочем, отбракованным мной аррам никто не мешает присоединиться к команде эмигранток, о чем я им и объявляю. На Вортоне свет клином не сошелся, в Доме Радуги много достойных рыцарей, которые будут просто счастливы, стать избранниками какой-нибудь леди из Дома Неба. Эти пятеро арр нужны Дому Радуги, и я даю им гарантии от имени Лорда Вортона, что они смогут выбрать себе пару среди рыцарей нашего Дома. Арры удовлетворены услышанным, и решают присоединиться ко мне на обратном пути домой. Они очень хороши. Таким материалом не разбрасываются.
С остальными кандидатками придется близко знакомиться и провести с ними достаточно времени, чтобы понять их характер. Это очень ответственный момент, шестеро из них, мои будущие родственницы. Кто-то из них наверняка воспользуется своим шансом и получит на Лорда Вортона очень большое влияние. Лорд вполне может потерять голову от красивой и искусной в постели арры. К сожалению, у каждого, пусть даже очень мудрого правителя, есть свои слабые места.
По моей просьбе Лорд Скайр приказал устроить для нас общую столовую, теперь мы завтракаем, обедаем и ужинаем вместе с девятью аррами. В первую же нашу встречу за обеденным столом Натали забраковала леди Кемаль.
– У Леди во время войны от рук рыцарей Радуги погиб кто-то из близких, Кемаль не может этого простить, и теперь ей движет ненависть и жажда мести. – Сообщила по мысленной связи тень.

Я присматриваюсь внимательней и убеждаюсь, что Натали как всегда права. А по лицу ничего даже и не заподозришь, очень приветливая арра. Вторым номером я забраковал леди Рикану – слишком глупа и стервозна. Четырех арр я мысленно пометил, как прошедших отбор. Натали одобрила мой выбор. Осталось отсеять одну из трех. Решить эту проблему самостоятельно я так и не смог, поэтому обратился за помощью к Лорду Скайру, в конце концов, он ведь тоже заинтересованное лицо. Лорд выслушал меня очень внимательно, и не задумываясь, сказал:

– Рион, оставьте здесь леди Алиму, и даже не предлагайте ей уйти с другими аррами. Объяснять мотивы своего решения Лорд отказался, а я не стал настаивать. Моя миссия в Великом Доме Неба была закончена.


***
Мы вернулись в Дом Радуги большим караваном. Множество лошадей было нагружено различным скарбом, который арры решили взять с собой. К шести будущим женам Лорда Вортона с нами отправились двадцать четыре арры, из которых восемь были неинициированные. Численность Дома Радуги за один день увеличилась на четверть. В резиденции правящей семьи нашего возвращения уже дожидался Вард. Слух о том, что старшая дочь Лерана была таинственным образом инициирована, распространился быстрее, чем мы успели вернуться домой. Шерр и Вард вернулись в клан Наводящих Ужас, где занялись подготовкой к свадьбе. Мне никто не задал ни единого вопроса по поводу сестры, чему я был очень удивлен, но, тем не менее, я не переставал ожидать серьезного разговора с Лордом. Расположиться я решил в своих комнатах в резиденции Вортона. В Геларе я объявил Илагри, что она теперь абсолютно свободный человек и вольна распоряжаться собой как пожелает. На это Илагри лукаво улыбнулась и заявила:
– Ну, раз я теперь могу решать свою судьбу самостоятельно, то я решаю остаться вашей рабыней мой господин. Вы ведь не бросите одинокую беззащитную девушку одну в незнакомом городе? – Она изобразила пародию на рабский поклон.

Знал бы, что все так обернется, Кимал бы так легко не отделался… Я посмотрел на небо, как бы спрашивая – ну, за что мне все это?

– Я буду очень хорошей послушной и преданной вам рабыней, господин, вы никогда не пожалеете, если оставите меня у себя. – Илагри почувствовала мое сопротивление, и в ее бархатном голоске появились заискивающие нотки.

– Ри, она хорошо играет почти на любом музыкальном инструменте, – потянула меня за руку Даша, – ну пожалуйста, я так люблю слушать музыку.

– Ри, ты еще не слышал, как она поет! – поддержала подругу Натали.

– А еще она умеет вкусно готовить, – привела убойный аргумент Лорис.

Ксана ничего не сказала, но потому, как она покраснела было понятно, что она подумала еще о каких-то, возможно пока неизвестных мне, достоинствах Илагри.

Поэтому теперь мы все вместе живем в моей комнате. Утром совместная тренировка с тенями. Три раза в день по часу я занимаюсь магическими линиями Лорис. И, надеюсь, что через день другой смогу перейти к Натали. Илагри проявила неожиданный интерес к моему вмешательству в магическую энергетику Лорис, и начала давать очень дельные советы, которые, как она сказала, следуют из ее понимания законов архитектуры. В оставшееся свободное время я перечитываю привезенные с собой книги. Занявшись книгами, я первым делом наконец-то уничтожил тоненькую древнюю брошюру. Лорис, вконец измучившись от любопытства, спросила:

– Ри, что такого страшного в этой книге, что ты так тщательно подошел к ее уничтожению?

– Киска, в этой брошюре был описан способ получения прозрачных кристаллов. Причем в процессе проведения ритуала убивают людей. И арры для этого подходят, даже еще лучше, чем люди, – я нахмурился. – Книги больше нет, но кристаллы время от времени где-нибудь появляются, значит об этом ритуале известно не только мне.

Лица теней сделались серьезными.
– И много там еще подобного написано? – Лорис с подозрением уставилась на мешок с книгами.

– В этих книгах много чего написано, и кое-что будет нам очень полезно. Тут есть отдельные секреты, считавшиеся давно утраченными. А кроме того я сложил в мешок и все книги, которые не смог прочесть. Для того чтобы со всем этим разобраться, потребуется очень много работы и времени.


***
Наконец состоялся ожидаемый разговор с Лордом Великого Дома Радуги Вортоном. Как опытный дипломат Лорд начал разговор с комплиментов и похвал.
– Я очень доволен, тем как ты выполнил свою миссию, Рион. Теперь можно сказать, что между великими Домами Неба и Радуги, заключен прочный союз на долгие-долгие годы. Учитывая то, что и с Домом Ночи также установлены прочные дружеские отношения, вероятность возобновления войны между Домами полностью исчезла. Союз трех сильнейших Домов сразу же подавит любые вооруженные конфликты. Я лично благодарен тебе за выбранных для меня женщин, ты сумел выбрать действительно лучших. Я не ожидал, что ты сможешь добиться, чтобы выбор арр предоставили тебе. Ты проявил просто чудеса дипломатии. Те женщины, которые приехали с тобой дополнительно, позволят нам быстро поднять численность Дома до приемлемого уровня. Все инициированные арры выбрали себе мужей и покровителей, довольны как те, так и другие. Надеюсь, в кланах скоро появится много новорожденных. Неинициированные арры выбрали женихов и при первой же возможности будут инициированы. Кстати, половину неинициированных арр Леран забрал в свой клан. – Здесь Вортон сделал паузу. Хвалебная часть представления была закончена. Затем Лорд продолжил:

– Oт Тамира, который уехал в Дом Крови, пока нет никаких вестей, молчат даже мои шпионы, которые находились среди Красных, меня это очень беспокоит. Вард привез от Леди Медеи письмо, в котором она настоятельно простит, чтобы в Дом Черных был прислан независимый Посредник и ратует за возрождение механизма Посредников между Домами. Причем, Первым Независимым Посредником она просит выбрать тебя. Я, конечно, не могу отказать Леди Медее, хотя и понимаю, что за всем этим стоит лишь твое желание сбежать подальше из Дома Радуги. – Лорд хмыкнул. – Я был бы плохим Лордом, если бы не понимал таких вещей. Однако тебе не удастся так просто сбежать. – Лорд улыбнулся, и его улыбка мне очень не понравилась. – Прежде тебе придется выполнить еще одну очень важную миссию для Дома Радуги. Я уже заключил договор с Княгиней Малого Дома Плетущих Леди Роксаной. Дело в том, что этому Дому принадлежит рудник на границе с землями Дикой магии. Дом Плетущих уже не может удержать за собой этот рудник, да он им и не нужен, зато очень нужен нам. Они согласны отдать нам рудник в обмен на тебя. Не пугайся, твоя миссия не будет опасной. Ты побудешь в гостях у Леди Роксане, ни в чем ей не отказывая, Леди нужен наследник…

– Чтооо!!? Лорд, я не раб, и отлично представляю, где проходит граница власти Лорда. Я отказываюсь выполнять подобное поручение! И я не торгую своими детьми! А, кроме того, я уверен, что Леди не будет в восторге, когда узнает, что у меня почти полностью отсутствует магический дар.

Лицо Лорда на миг сделалось холодным и надменным. Затем он поморщился и сказал:

– Не кипятись, Рион. Ты слишком долго рос среди людей и проникся их мировоззрением. В том, о чем я прошу тебя, нет ничего унизительного, мне тоже приходится в интересах Дома Радуги идти на жертвы, и ты прекрасно это знаешь. Хочешь ты того или нет, тебе придется подчиниться. Что касается твоего дара, то я всегда знал, что ты не бездарен, наоборот, твой магический дар уникален. Я могу рассказать тебе, почему ты родился таким. Я был бы плохим Лордом, если бы не знал, что происходит в моем Доме, – Вортон скривился. – Думаю, тебе будет неприятно узнать, то, что я расскажу, но рано или поздно мне все равно пришлось бы тебе все рассказать. Для меня на свете всегда существовала и существует лишь одна женщина. Это твоя мать леди Ирена. Я помню ее совсем еще маленькой девочкой, и полюбил Ирену с самого первого взгляда. Но она еще до рождения была обещана своими родителями графу Лерану. Лерану повезло, ему досталась умная преданная и любящая женщина. Почему всегда везет негодяям? – Вортон поморщился. – Но судьба дала мне шанс, и Леди Ирена оказалась в моем доме, обстоятельства этого, ты знаешь. Я изо всех сил пытался добиться ее любви, но между нами всегда был Леран. Леди Ирена жалела меня, но даже когда она обнимала и целовала меня в постели, я всегда чувствовал, что она всей душой рвется обратно к мужу. Она родила мне одаренного мальчика Аркона, затем забеременела тобой. Тогда то и возник у нее план, как вернуться обратно в клан к Лерану, для этого ей нужно было родить бездарного ребенка. Твоя мать решила пожертвовать тобой. Лерану ты и вовсе был в то время ненавистен, это уже потом он к тебе привязался. Ты знаешь, Рион, что магия в Диких землях враждебна любой другой магии. Ни один маг еще не смог выжить в тех землях дольше трех дней, люди совсем не имеющие магических способностей, могут продержаться дольше. На границе с этими землями находят кристаллы и камни с различными уникальными свойствами. Камни, принесенные из глубины самих земель Дикой Магии, разрушают как магию людей, так и магию арров. Леран достал для леди Ирены один такой кристалл. Кристалл был растерт в порошок, и леди Ирена тайком по чуть-чуть принимала его во время беременности. Это должно было подавить магию в ребенке. Леди Ирена далеко не первая кто провел во время беременности такую процедуру, в результате всегда рождались абсолютно бездарные дети. Я был бы плохим Лордом, если бы не знал об этом заговоре, – Вортон горько усмехнулся. – Но я не мог видеть, как страдает любимая женщина, и сделал вид, что ничего не знаю.

– Почему же вы просто не отпустили ее? Зачем было отдавать на заклание собственного сына? – Спросил я, удивленно глядя на Лорда Вортона.

– Ты опять рассуждаешь как человек, Рион. Лорд Великого Дома не может руководствоваться чувствами и публично проявить слабость. Для того чтобы отпустить ее, мне тоже нужен был повод. Когда ты родился, все подумали, что ты бездарен, но я сразу увидел, что это не так. Либо кристалл оказался не совсем таким, как другие, либо ты оказался не такой как все, но порошок не убил твоих магических способностей, а изменил их совершенно невероятным образом. В результате мы имеем то, что имеем. – Лорд Вортон тяжело вздохнул.

– Хорошо. – Я мрачно посмотрел на отца. – Я выполню то, что ты от меня требуешь. – Я впервые обратился к Лорду на ты. Но после этого я, буду считать, что у меня нет больше, ни Дома, ни отца.

– Как хочешь. – Холодно ответил Лорд Великого Дома.


***
Я вернулся к себе мрачный и подавленный. Не легко узнать, что еще до рождения ты был предан собственным отцом и матерью. А теперь еще и продан в унизительное временное пользование, тем, кого все же считал своим отцом. Мать можно понять, вынашивать одного за другим детей для нелюбимого мужчины, невыносимо, да еще когда рядом сходит от этого с ума, твой законный муж, которого любишь. Я и сам сейчас поставлен отцом в такую ситуацию. Скажет ли мне потом мой ребенок спасибо, когда вырастет, не зная своего отца? Мать сторицей расплатилась со мной своей любовью, сестры всегда ревновали меня к матери, и не понимали, почему мать жалеет меня и заботится больше чем о них. Думаю, она считает себя виноватой, ее нужно непременно утешить и успокоить при первой же возможности. Тени чувствовали мое состояние и даже оставили свои обычные подколки. Ксана и Илагри терлись рядом и пытались чем-нибудь развеселить или как-нибудь утешить.
– Ри, Шерр вчера прислала в подарок Илагри краски. Хочешь посмотреть, что у нее получилось? – Ксана обняла меня за шею. – Илагри, покажи ему. Илагри притащила рамку и откинула покрывало. На картине был нарисован пейзаж, который был виден из окна комнаты. Пейзаж был выполнен с удивительным мастерством, он отображал грусть заходящего солнца. От картины веяло удивительной чистотой и печалью. Это была рука не просто мастера, это была рука гения, я пораженно застыл, глядя на картину, у меня не было слов.

– Я же тебе говорила, что ему понравится! – воскликнула Ксана. Она бросилась к Илагри и чмокнула смущенную девушку в щеку.


***
Утром я приказал теням собираться в дорогу и ничего не оставлять в резиденции отца, за чем пришлось бы потом возвращаться, так как возвращаться сюда я больше не собирался. Отдельно проверил, хорошо ли упакован пейзаж, нарисованный Илагри, его я собирался оставить себе на память. Пока что я решил ехать в клан, чтобы увидеть сестер и спокойно обдумать дальнейшие планы. Мне была нужна передышка. Необходимо было отдать кое-какие долги.
***
Леран вышел мне навстречу и долго разглядывал, будто увидел в первый раз. Затем мы, молча, прошли в дом. Мать уже успела приказать накрывать на стол. Шерр, измотанная хлопотами, но счастливая, радостно бросилась мне на шею.
– Задушишь, сестренка! Я тоже тебя люблю, – попытался я освободиться.

Мы прошли к столу. Потом молча стали есть.
– Ты сегодня не такой как всегда, Рион. Что-то случилось? – спросила мать.

– Да, ма, я уезжаю, Лорд, поручил мне новое задание, – я старался быть непринужденным. Но мать было трудно обмануть.

– Что-то еще? – мать пристально посмотрела.

– Лорд Вортон рассказал мне обстоятельства моего рождения.

– Похоже, Вортон совсем сбрендил. – Вставил свое слово Леран.

– А какие такие обстоятельства? – глазки Софи вспыхнули любопытством. Но ее вопрос так и остался без ответа.

– Ты должен простить нас, Рион. – Мать тяжело вздохнула. – Мне следовало рассказать тебе все самой, а не ждать, когда это сделает негодяй Вортон. Он нарушил данное им слово. Когда все это происходило, Леран просто взбесился, и если бы он, в конце концов, из-за меня погиб, я бы себе этого никогда не простила, и тоже умерла.

– Ты ни в чем не виновата, ма, я все понимаю. Да и Вортон, не такой уж он и негодяй… – я пожал плечами. – Чтобы судить поступки Лорда, надо сначала побывать в его шкуре. Просто мы все жертвы обстоятельств.

– К сожалению, в Доме Радуги Вортону пока что альтернативы нет. Иначе я давно бы его убил, – первый раз на моей памяти Леран признал за Лордом хоть какие-то достоинства. – Но ты Рион должен знать – здесь твоя семья, где тебя всегда ждут и где тебе всегда рады, здесь ты получишь ЛЮБУЮ помощь, и не важно, прав ты будешь или виноват и кто будут твои враги.

– Когда ты собираешься уезжать, и что за новое задание придумал тебе Вортон? – спросила мать.

– Задание пустяковое, Лорд решил выкупить у Дома Плетущих рудник, который находится на границе с землями Дикой Магии, надо будет всего лишь доставить за него оплату Леди Роксане. Отправлюсь, как только закончу кое-какие приготовления, думаю, через неделю или через две.

– Через месяц с небольшим моя свадьба, Рион! По обычаю свадьба состоится в клане невесты, затем я уеду вместе с Вардом. Ты обязательно должен вернуться к этому сроку! – потребовала Шерр.

– Постараюсь успеть, сестричка, – солгал я, даже не моргнув глазом.

Затем общее внимание переключилось на Илагри, ее рассматривали, расспрашивали, охали, ахали. Резюме было стандартным – что я недостоин такой замечательной девушки, и что я гнусный рабовладелец. Ну и пусть их…


***
За две недели мне предстояло выполнить кучу дел. Будущее представлялось неясным. Непонятно было, когда я снова вернусь в клан. Поэтому я спешил провести инициацию второй сестры. Теперь вместо своих тренировок с мечами сестра проводила время в моей комнате. Софи гордо фыркала в сторону Шерр и заявляла, что тоже теперь ходит править позвоночник.
Затем, после процедур с Софи, я учился открывать динамические порталы по одной книге из моего книжного мешка. Получалось не очень… точнее сначала ничего не получалось. Понять принцип открытия портала в произвольное место я так и не смог. Зато сумел упростить механизм работы с порталами так, чтобы их можно было открывать по ключу. В качестве ключа я использовал небольшой камень силы, который следовало надежно спрятать или закопать в месте, куда потребуется в будущем открывать портал. Настроиться на ключ оказалось просто, и такой упрощенный механизм переноса работал очень надежно, в отличие от механизма, описанного в книге, где ошибка могла стоить жизни. Первый ключ я спрятал под корнями все того же старого дуба в роще клана Наводящих Ужас. Теперь практически из любого места я мог быстро попасть в рощу клана и провести туда свой маленький отряд. Путешествуя, я собирался прятать такие кристаллы рядом со всеми крупными населенными пунктами и отмечать их на карте, чтобы потом не запутаться. Мало ли куда мне потом понадобится попасть… Если бы во время войны у Дома Радуги появилась такая возможность перемещений, то Леран точно извел бы весь вид арров под корень.
Мои эксперименты с камнями и работа с ключами дали неожиданную побочную возможность создания амулетов связи. Пара кристаллов, выращиваемых определенным образом так, чтобы они были настроенными друг на друга, могли работать в качестве дальней двусторонней связи. Как только эксперимент удался, я подарил один кристалл матери, а другой оставил у себя. Другую пару кристаллов я отдал сестрам Шерр и Софи, для связи между собой, за что был весь обслюнявлен и чуть не задушен. Теперь, когда Шерр уедет в клан Черных, она всегда сможет через Софи связаться с матерью, и с Лераном, – мало ли какая ей потребуется помощь…
Информация из книг, полученных у княгини Ладара, была для меня просто бесценной и порождала целый ворох собственных идей, но у меня было слишком мало времени для их реализации и обкатки. В одной из трактатов каким-то древним магом экспериментатором была описана процедура записи шаблона заклинания в кристалл. Чтобы воспользоваться таким заклинанием, достаточно наполнить готовый шаблон силой, что экономило во время боя магов драгоценные мгновенья. Процедура записи была крайне долгой и несовершенной, использовала неоправданно большой кристалл Силы. Но я собирался ее значительно улучшить. Если в камень записать полсотни готовых боевых заклинаний, то проблема с тем, что Даша не умеет плести их самостоятельно, сразу решится. Даша будет просто монстр. Да и мне и другим теням такая штука не помешает. Хотя такой подход достаточно ограничен и не даст Даше во время боя импровизировать. Опытный враг сразу найдет лазейки в косной системе, но только для того, чтобы набраться опыта, ему нужно будет сначала выжить… Возможно, такой кристалл затруднит дальнейшее обучение и развитие Даши как мага, ведь к халяве быстро привыкаешь…
А можно записывать и не только боевые заклинания… Но время, время… мне бы пожить где-нибудь годик другой в уединении, в спокойной обстановке… да кто ж мне даст…
***
Я инициировал Софи в день отъезда. Мама присутствовала при инициации. Получилось неплохо. Софи была очень довольна. В подарок я оставил ей такой же кристалл, как и Шерр, чтоб не завидовала…
Добираться до Дома Плетущих, я решил через Криф. От Крифа следовало повернуть к морю к небольшому портовому городу Силару, а там уже совсем рядом на берегу моря замок княгини Роксаны. Как я и собирался, заготовил несколько ключей для порталов. Первый оставлю недалеко от входа в Гелар, второй у выхода из Крифа, третий в Силаре, четвертый в Доме Плетущих. Если так сложится, что в Доме Плетущих будет расти мой ребенок, то я не собираюсь оставлять его без присмотра. А если по дороге приглянется еще, какое местечко, то там и изготовлю другой ключ.
***
Мы достигли замка Малого Дома Плетущих часа в три по полудню. В Доме Плетущих живет около десятка арров. Детей в нем не было. Оставшиеся арры, похоже, уже давно искали покровительства другого Дома. Тем не менее, замок создавал ощущение достатка и содержался в идеальном порядке. Легкий ветерок доносил запах моря. Наемные рабочие расширяли конюшни, бойко стучали молотки и топоры, визжали пилы. Управляющий закупал у крестьян из соседней деревни, привезенные ими продукты. Мы спокойно проехали во двор замка и спешились. На наше появление не обратили внимания, никто не спросил кто мы и что нам надо. Охраной замка пренебрегали, видимо, уже очень долгие годы здесь ничего не случалось. Война Великих Домов обошла это место стороной, а люди никогда не нападали на владения арров. Я поймал за локоть какую-то служанку и спросил, как мы можем увидеть Леди Роксану. Служанка сказала, чтобы мы подождали, а она доложит Леди, о том, что мы ее ищем. Затем девушка деловито скрылась за дверью дома.
Через несколько минут к нам вышла женщина. На вид женщине было чуть больше тридцати. Женщина была одета в красивое и дорогое платье, но покрой платья был выбран так, чтобы оно не стесняло движений, и было удобным, как любая повседневная одежда. Темные густые волосы заплетены в длинную толстую косу, которая свободно спадала ниже пояса. Лицо красивое, тонкий нос с едва заметной горбинкой, чуть припухлые губы и большие проницательные темно-серые глаза, в глубине которых пряталась смешинка. Фигура явно не чуждая каждодневных тренировок, но чуть-чуть полноватая, для того чтобы быть идеальной. Во всем внешнем виде и в каждом движении чувствовалась порода. Я очень внимательно рассматривал женщину, с которой вероятно уже сегодня вечером мне придется разделить постель. Возможно, любой другой мужчина был бы счастлив, получить от такой арры хотя бы мимолетный взгляд. Но унизительная ситуация, в которой я оказался, счастливым меня отнюдь не делала. Княгиня, даже не видев меня ни разу, решила купить себе Риона Ир Артена, и купила, не интересуясь личностью товара. А еще она старше меня, по внешнему виду лет на двенадцать, а по реальному возрасту даже не знаю на сколько, но не исключено, что даже Вортон годится ей в правнуки.
– Я княгиня Роксана. Что вам угодно? – обратилась к нам княгиня. Голос у нее низкий, приятно мурлыкающий с легкой хрипотцой, от которой по телу пробегают мурашки.

– Рион Ир Артен, – кланяюсь низко. Титул принца перед именем я больше не ставлю – у меня больше нет Дома, хотя я по-прежнему отношу себя к клану Лерана, поэтому имя Артен остается. У арров и не такие парадоксы случаются… – А это мои спутницы: принцесса Великого Дома Ночи Ксана, леди Илагри, и тени. – Теней по именам представлять не принято.

– Я очень рада, Рион, что вы удачно сюда добрались. – Леди приветливо улыбнулась. – Идемте, я покажу вам замок. – Леди подала знак конюху, и тот увел наших лошадей.

Княгиня показывала замок, поясняя, как нам в нем ориентироваться, какие помещения для чего предназначены. Замок был большим, и без специальной ознакомительной экскурсии в нем можно и было бы и заблудиться. Роксана была приветлива с девушками и даже намека на вопрос типа – Рион, и нафига ты их с собой привел? – не сделала. Она расспрашивала Ксану об ее матери, оказалось, что Медея и Роксана давние подруги. Затем Леди привела нас на кухню.

– Здесь всегда можно что-нибудь перехватить вкусненькое, если захочется поесть раньше времени. А сейчас вы с дороги и наверняка проголодались. – И Леди на собственном примере стала нам показывать, как надо здесь добывать, что-нибудь вкусненькое… Старая толстая кухарка по-доброму улыбалась на творимое нами бесчинство. Затем леди отвела нас в наши комнаты и предложила отдохнуть до ужина.

Я нервничал. Тени чувствовали мое состояние, и оно их забавляло, а от этого я еще и на них злился, – ну никакой заботы о собственном подопечном!

– Ри, мы, беспокоимся о твоей безопасности. А от того, чем угрожает тебе Леди Роксана, мы защитить тебя не можем, – хихикнула Натали.

– Если почувствуешь, что можешь вот-вот умереть от истощения, кричи – мы будем рядом и обязательно тебя спасем, – добавила свою лепту Даша.

– Вам еще придется заплатить за все эти издевательства… – я застонал.

– Мы очень на это надеемся, Ри, – Лорис ехидно улыбнулась. – Может быть, княгине удастся объяснить тебе – что и как делают с девушками.

Илагри мне сочувствовала, она попадала в похожую, даже еще более ужасную ситуацию, из которой ее спас только счастливый случай.

Ксана в подколках теней не участвовала. Она, молча, насупившись, сидела в кресле у окна. Ей было плохо, так же как и мне, я перехватил ее эмоции – Ксана ревновала.


***
Ужин для нас был приготовлен в небольшой комнате. Никого кроме моих спутниц и Леди Роксаны за столом не было, лишь слуги, которые меняли блюда и уносили грязную посуду. Ели молча. Леди время от времени кидала на меня лукавые взгляды с легкой насмешкой в серых глазах. Я краснел. Даже еда, обычно мой надежный союзник, не помогала расслабиться, кусок не лез в горло. А время шло, и конец ужина неотвратимо надвигался.
После ужина княгиня взяла меня за руку и повела показывать спальню. Мы вошли в просторную комнату, застланную мягкими коврами. Небольшой шкафчик, столик, на котором стоит вино и два хрустальных бокала, пара кресел. Комната освещена изящными медными литыми светильниками без магии, горит обычное масло. Мебели не много, и поэтому взгляд сразу притягивает огромная кровать в углу комнаты. Леди непринужденно усаживается на кровать и делает мне приглашающий жест, мол, присаживайся рядом. Но я застыл посередине комнаты – ноги перестали меня слушаться. Меня трясет крупная нервная дрожь, а зубы, кажется, неприлично громко стучат.
– Иди сюда, сядь рядом, я не кусаюсь – княгиня постучала рукой по кровати рядом с собой. Но я все равно продолжаю тупо стоять на месте.

– Вот незадача! Да ты девственник! – Леди взмахнула руками. – Вортон совсем рехнулся! – прислал мне ребенка. – Иди сюда, Рион, не бойся, тебе ничего не надо делать. – Роксана подошла ко мне и потянула за руки к кровати. – Ложись, я помогу тебе расслабиться.

Я лег на кровать, княгиня сняла с меня обувь и присела рядом.
– Успокойся милый, все хорошо, – княгиня начала потихоньку гладить меня по голове, как я обычно глажу нашу кошку Марыську. – Ну, посмотри, я совсем не страшная, и не ем маленьких мальчиков. Ничего не делай, все, что нужно, я сделаю сама. – Леди начала расстегивать пуговицы моей рубашки одной рукой, а другой продолжала гладить волосы на голове. Ее прикосновения действительно успокаивали. До нее меня никто еще так не гладил. Вскоре я остался без рубашки и без штанов, в одних трусах. И меня опять начало трясти.

– Не надо меня стыдиться, глупенький. – Княгиня легонько подцепила трусы и спустила их до коленей. – Ну, вот и все, так достаточно. – Княгиня отстранила мои руки, которыми я пытался прикрыть свою мужскую гордость, и провела рукой по животу, от чего я резко вздрогнул, а Леди рассмеялась. Арра провела губами по моей груди, мазнув языком по соскам. Затем встала с кровати и начала неспешно раздеваться. Платье упало к ее ногам, открыв тонкое полупрозрачное женское белье с кружавчиками. Затем на платье упал лифчик, выпустив на свободу две полных груди прекрасной формы с дерзко торчащими сосками. А теперь и трусики перестали скрывать большие круглые белые ягодицы. Не то чтобы я раньше не видел красивых обнаженных женских тел, наоборот, тени, например, демонстрируют себя ежедневно при каждом удобном случае. Но от вида зрелой женской красоты арры, линий полных женственных бедер, слегка выпирающего живота с темным треугольником внизу, почему-то перехватывает дыхание. Княгиня умеет себя подать, и, кажется, вполне довольна произведенным эффектом.

Затем Роксана села на меня сверху, и ЭТО случилось со мной в первый раз. А потом у меня пропала робость… а потом пропал стыд, а потом совесть… а потом… Леди терпела все, что я с ней вытворял, лишь спокойно улыбалась мудрой и немного печальной улыбкой. – Юнцы всегда ненасытны.

Под утро я лежал, уткнувшись лицом в живот арры, обхватив руками ее ягодицы, и никак не мог надышаться ее запахом. Я так и не позволил ей накрыться одеялом. Оказалось, что можно смотреть бесконечно не только на огонь и на море, но еще лучше бесконечно смотреть на обнаженное женское тело.

– Рион, ты должен помнить, сколько мне лет, я не могу соревноваться в выносливости с молодыми, – лукаво улыбнулась Леди, – и я обещаю, что завтра наступит новый день, снова взойдет солнце и что я никуда не сбегу от тебя. У тебя будет еще столько времени, сколько захочешь.


***
Леди показывает мне высокую скалу на берегу моря, одну из здешних достопримечательностей. Теперь мы каждый день уходим из замка и бродим в его окрестностях. Роксана умеет замечательно рассказывать разные истории из своей жизни. Многих известных арров, про которых я читал в книгах, она знала лично. У княгини острый ум, она умеет во всем подмечать и выделять самое существенное, и передать это с неповторимым добрым юмором. Чаще всего мы идем к морю. Сидим на берегу и разговариваем, или просто молчим. Порой Роксана превращается в маленькую вредную девчонку, и мы начинаем дурачиться, боремся, стаскиваем друг с друга одежду. Хоть я и сильнее, но княгиня хитрее и опытней, поэтому почти всегда оказывается сверху и мне приходится просить пощады.
Мне хорошо вместе с Роксаной, но иногда я начинаю ее жутко ревновать ко всем тем мужчинам, что были у нее до меня. На мой вопрос – сколько их было?
Княгиня честно отвечает:
– Много Рион, очень много. Я даже не помню сколько, не говоря уже о том, чтобы вспомнить их имена и лица. Некоторых из них я убила, черты лица Леди становятся жесткими, когда она вдруг вспоминает что-то особенно неприятное, тех я помню хорошо… А до тебя у меня никого не было уже лет сорок. И я думала, что больше и не будет. Я и представить себе не могла, что появится кто-то, кто сможет позволить себе в лесу на полянке повалить меня на спину, задрать подол и стащить трусы, и всего лишь для того, чтобы посмотреть, как это будет живописно смотреться посреди вот таких вот желтеньких цветочков. Никто раньше не смог бы остаться в живых после такой шутки. – Да с той шуткой я действительно переборщил, похоже, Роксана тогда обиделась.

Я прижимаю ее голову к себе и целую нос, глаза, волосы. Роксана мурлычет почти совсем как котенок.

– Я старая дура, влюбилась в мальчишку как кошка, влюбилась второй раз в жизни, как будто одного раза мне тогда не хватило… – арра вздыхает, почти стонет. Я прошу рассказать, но Роксана не хочет – Может быть, расскажу как-нибудь потом.

Мы долго сидим молча, тесно обнявшись. Потом княгиня говорит:
– У тебя когда-нибудь появится собственное постоянное пристанище. Я хотела бы, чтобы ты забрал меня к себе. Я могла бы стать воспитательницей твоих детей. И не бойся, я не всем детям позволяю стаскивать с меня трусы, – арра лукаво улыбнулась. – Арры живут долго, почти бесконечно, если у них есть любящая семья, в противном случае им быстро надоедает жить. Я, пожалуй, исключение, но мне долгое время давали силу жить другие чувства, такие как месть и ненависть. А теперь я хочу погреться теплом твоего дома. У тебя прекрасные девушки, они родят тебе замечательных деток, просто позволь мне быть тогда рядом. Не сейчас, а когда у тебя появится дом.


***
Вчера во время бурной ночи Роксана получила от меня то, что хотела, но пока не знает об этом. А я не хочу ей ни о чем говорить, потому что это будет означать, что мы больше не принадлежим друг другу. Так случилось, что она стала моей первой женщиной и матерью моего будущего ребенка, чему я сначала противился, а теперь у меня нет сил, с ней расстаться. Просто болит сердце. Арра сразу же уловила мое настроение и безошибочно поняла его причину.
– Глупенький. – Княгиня взъерошила мои волосы. – Ну, зачем тебе нужна старая побитая жизнью арра, я даже не бабка, а не знаю сколько раз пра-пра-пра-бабка. Но если ты захочешь навестить меня после того, как родится ребенок, тебе ни в чем не будет отказа. Не думай, что кто-то другой может в твое отсутствие занять твое место в моей постели, – Роксана хитро подмигнула. – У меня нет второго рудника, но от второго ребенка я бы не отказалась, если, конечно, ты сделаешь мне скидку и не потребуешь взамен замок… – княгиня засмеялась, – я бы и замок тебе отдала, да он не мой собственный. Кроме того, ты обещал забрать меня к себе, когда у тебя появится собственный дом, надеюсь, ты не откажешься от своих слов. Я так никогда своего слова не нарушала, – Роксана жадно впилась поцелуем в мои губы, чтобы показать насколько твердое у нее слово. Уж по поцелуям ей точно можно дать знак Мастера.


***
Я отдал княгине камень связи, заодно обучив ее им пользоваться. Спросил, где лучше спрятать ключ для портала. Леди секунду подумав, решила, что лучше всего спрятать кристалл в ее спальне.
– Ведь ты не будешь вламываться ко мне в спальню с кучей мужиков, когда я не одета? – хихикнула арра.

Еще один ключ я спрятал на берегу моря, так, на всякий случай. Про него никому не следует знать, даже Роксане.

Вернусь в клан Наводящих Ужас, успею погулять на свадьбе Шерр. Наконец напрощавшись с Леди Роксаной до того, что заболели язык и губы, я вывел свой маленький отряд за стены замка, где не было лишних глаз, и открыл портал в дубовую рощу клана.


***
Наше приближение к замку заметили. Леран сам выехал нас встречать. Но как только я спрыгнул с коня, завибрировал кристалл связи с Роксаной, в голове раздался встревоженный голос княгини – На замок напали!!!
Рыцарям клана в минуту опасности не надо долго объяснять, что и как. Делаю всего три быстрых жеста. И Леран почти в курсе ситуации. Крис делает отмашку в сторону замка, а Леран отдает приказы:
– Ксана и Илагри, скачите в замок. Рион веди!

Из ворот замка уже выскочили и быстро к нам приближаются еще пять всадников –рыцарей клана. Я мысленно прошу Дашу не применять магию, – резиденция Дома Плетущих не должна быть разрушена… В ответ слышу ехидное – и почему это дилетанты всегда пытаются учить профессионалов…

Открываю портал. Леран глянул на меня обещающе, мол, потом поговорим, что ты там у нас еще умеешь… Граф вламывается в спальню Леди Роксаны прямо на лошади, за ним я с тенями и спешившимися рыцарями клана. В замке пахнет дымом, во дворе слышны звуки ожесточенной схватки. Леран выпрыгивает в окно спальни, уже в полете выхватывая клинки. Я бегу по коридорам вниз, тени следуют за мной, рыцари за Лераном. В холе резиденции идет стычка. Восемь воинов наседают на Леди Роксану. Леди, кажется, уже ранена и отбивается из последних сил. Среди атакующих два рыцаря арра и шестеро наемников, наемники больше мешаются, чем помогают рыцарям, если бы не наемники мы, наверное, не успели бы вовремя. Тени меня опережают, и я не успеваю вступить в схватку, зато успеваю, подхватить на руки, обессилено падающую Роксану. Наемники умерли мгновенно. Рыцари обезоружены и обездвижены. На вопросительный взгляд Лорис, отрицательно качаю головой, – этих надо будет сначала допросить.

Несу княгиню назад в спальню. По спальне ходит лошадь Лерана и ищет выход. Отгоняю лошадь от кровати и кладу на нее Роксану. Прошу теней помочь Лерану, но, похоже, тот уже закончил, так как звона клинков во дворе уже не слышно.

Осматриваю арру – раны неприятные, но не смертельные. Пока останавливал кровь, Леди пришла в себя.

– Я в порядке, Рион. Надо выяснить, что с остальными членами Дома. – Княгиня, прежде всего, печется о своих аррах. Я удерживаю ее за плечи и не даю подняться.

– Лежи, сейчас все узнаю. Тебе пока что нельзя вставать.

Я вышел во двор. Во дворе рыцари нашего клана наводили порядок – сортировали трупы. Нападавших разложили на две кучи – в одну небрежно кидали наемников, в другую аккуратным штабелем укладывали рыцарей. Мертвых рыцарей оказалось семнадцать, наемников около сотни. Слуги замка уже пришли в себя и оказывали помощь раненным защитникам замка. Из рыцарей Лерана никто не пострадал. Поймав одного из тех, что распоряжался остальными слугами, я узнал о потерях.

– Четверо раненных арров из Дома Плетущих, десять убитых слуг, пятнадцать убитых наемников и еще двадцать раненых. Вы подоспели очень во время, милорд, еще бы чуть-чуть и бой перешел бы в резню. Он и так перешел в резню, но резали слава Пресветлой уже не нас.

Шестеро наемников стояли на коленях посреди двора, ожидая своей участи. Если бы они знали, какая им уготована участь, то бросились бы в драку, чтобы их поскорей прикончили. – Глава клана Наводящих Ужас всегда оставлял немного живого материала, для того чтобы провести предварительную психологическую обработку других пленников, которых требовалось разговорить. Шестеро рыцарей из нападавших, стояли вдоль стены конюшни, их лица были белые, как мел – они явно узнали Лерана. Граф по-хозяйски прогуливался по двору замка и иногда недобро поглядывал в сторону пленников – он тоже узнал некоторых из них, но это, похоже, не сулило им ничего хорошего.

Я показал Крису две пальца, затем на вход в дом, затем на пленников, и двух нападавших, обезвреженных тенями, добавили к уже стоящим у стены сарая. Леран поморщился и сказал:

– Я обычно беру в плен не более шестерых. Мне нравится это число. – Подшел и с хрустом свернул шейные позвонки двум крайним аррам. Их сразу оттащили в кучку к мертвым, там стало девятнадцать тел, а у стены осталось снова шестеро. Потом граф обратил свое внимание на наемников и стал задавать им вопросы. Естественно, что они ничего не знали, и это дало возможность Лерану перейти к первой части допроса, а именно показательной акции устрашения пленных арров. Слуги, находившиеся во дворе, при виде происходящего бледнели и торопились уйти в дом, те, кто не успел, блевали там, где стояли.

– Граф, там раненная Леди Роксана, – я кивнул на окно спальни княгини, – ей противопоказано слушать эти вопли.

Лерана мой довод убедил, и он оставил наемников в покое. И снова подошел к пленным рыцарям.

– Видишь, Берд, молодежь не одобряет наших добрых, проверенных временем методов, – обратился Леран к одному из рыцарей, – а я старею и иду у них на поводу. Так какого хрена Красные нарушили перемирие? Принеси нам вина! – Леран кивнул находящемуся в поле зрения слуге – пареньку лет шестнадцати. Тот бросился выполнять приказание, будто черти жгли ему пятки.

– Спроси у Лорда Краона, Леран. – Рыцарь, к которому обратился граф, невозмутимо пожал плечами. – На Дом Радуги мы не нападали, так что это вы нарушили перемирие.

– Ну что же, это неплохая идея, я давно хотел побеседовать с Краоном. Непременно передам Краону от тебя привет, – улыбнулся Леран. – Говорят, Краон держит в заложниках принца Тамира? Похоже, ваш главный кровопиец совсем рехнулся, но это проблемы Дома Красных. Меня интересует только один вопрос. Что Красным потребовалось в Доме Плетущих? Кто первый правдиво ответит на этот вопрос, тот сможет живым вернуться домой, – слово графа.

Слуга принес вино. Леран разлил вино по бокалам. Красные от вина отказались, только Берд взял предложенное Лераном вино и выпил его на одном дыхании. Граф, не спеша, выпил свой бокал.

– Ренар, а ты, почему не пьешь? Хорошее кстати вино, не факт, что там тебе предложат подобное, – Леран показал глазами на небо. – В молодости, еще до войны, когда мы были не женаты и развлекались в Рекеле, мне помнится, ты любил выпить хорошего вина, мне трижды приходилось таскать тебя на себе после попоек. А Торен, наш приятель, предпочитал развлекаться в борделе. – Леран посмотрел на горку сложенных тел. – Это Крис его зарезал, если бы Торен мог, то он наверняка бы оценил качество удара моего ученика, – граф произнес это с легкой гордостью.

– Рион, может быть, ты хочешь сказать им что-нибудь на прощание? – Граф посмотрел на меня вопросительно и с сожалением развел руками – Они не хотят с нами беседовать. Я бы мог, конечно, выбить из них ответы, но мне не хочется ронять достоинство старых приятелей.

– На твой вопрос я могу и сам тебе ответить, – пожимаю плечами, – но, к сожалению, мой ответ сразу поставит другой, более неприятный вопрос. Краон бредит идеей объединить Великие Дома арров под единым руководством. Он пытается подмять Черных, сначала женившись на принцессе Ксане, а потом устранив Медею. Попытается шантажировать Вортона, взяв принца в заложники. И в Доме Синих тоже готовится какая-то пакость. При упоминании имени Краона они вздрагивают, но не хотят объяснять, в чем дело.

– И каков другой вопрос? – Леран внимательно посмотрел на меня.

– Откуда Краон узнал, что я в это время буду вместе с Ксаной находиться в Доме Плетущих? Эти, – я кивнул в сторону пленников, – вряд ли что-нибудь знают. Можно было бы попытаться обменять их на принца, но, зная Краона, уверен, что вероятность обмена крайне мала, – я развел руками.

– Ответ на твой вопрос найду, когда вернемся домой. – Затем, повернувшись к пленникам, Леран сказал, – был очень рад еще раз повидать старых друзей юности, – и кивнул Крису. Тот быстро обезглавил рыцарей, а затем и наемников.

Граф и рыцари отправились порталом обратно в замок клана. Замок нельзя надолго оставлять без защиты. Я задержался для лечения Леди, и обещал вернуться в клан, как только княгиня достаточно оправится.

Леди Роксана оказалась очень непослушной пациенткой, все время пыталась встать и принять участие в устранении последствий нападения на замок. Пришлось удерживать ее в постели… руками, а для этого самому лечь рядом, лечение сразу перешло в другую более приятную фазу, поэтому выздоровление княгини затянулось еще на несколько лишних дней.


***
Вернувшись домой, вместо ожидаемой свадьбы Шерр, я попал на военной совет. Совет был созван в клане Наводящих Ужас, потому что Лорд Вортон вполне разумно предположил, что я откажусь участвовать в совете, если он будет проходить в резиденции Дома Радуги. А мое участие на нем все почему-то посчитали крайне желательным. На совете присутствовала Леди Медея, приехавшая поначалу на свадьбу сына. После неудачной попытки Краона захватить дочь Медеи, Леди теперь уже выступала в качестве военного союзника Дома Радуги.
Совет собирался уже не первый раз, но прийти к какому-то единому разумному плану не удавалось. Леран предлагал вырезать остаток Дома Красных под корень, и заявлял, что ему и помощь даже ничья не нужна, лишь бы не мешали. Леди Медея считала, что нельзя целиком уничтожать ценную ветвь вида. Достаточно убрать от власти безумца, а остальные члены Дома Крови не виноваты. Вортон считал, что нужно попытаться договориться, и пока принц Тамир находится у Краона никаких резких действий не предпринимать. Представитель Дома Синих из клана Атакующих, прибывший недавно по специальному приглашению, полностью поддерживал Лерана. Глава клана Хранящих Дома Радуги граф Рихт склонялся к проведению точечной силовой акции по освобождению принца. Его предложение всем показалось достаточно разумным, но имело слишком маленькую вероятность на успех.
Леран вопросительно посмотрел на меня, но не стал озвучивать вопрос при других членах совета. Я задумчиво потер бровь, что означало – нет, открыть портал в резиденцию Красных я не могу, но есть мысли, которые можно обсудить позже.
– Ну что вы там переглядываетесь? – Вортон состроил недовольное лицо. – Выкладывай, Рион, свои предложения.

– Я могу пойти к Краону для переговоров, если он запрет меня с Тамиром, что весьма вероятно, то мы вместе уйдем через портал. А потом Леран просто вызовет Краона на поединок и зарежет его уже в спокойной обстановке. Или если вы склонитесь к тому, чтобы уничтожить резиденцию Красных полностью, уходя, могу оставить там гостинец – маленький прозрачный кристаллик, – я развел руками. – Мол, у меня среди Красных друзей нет.

– Право, Рион, иногда ты пугаешь меня даже больше чем Леран, – озадаченно покачал головой Лорд Вортон.

– Просто граф Леран варвар, – любит пускать кровь… – пожимаю плечами, – а у меня цивилизованный и гуманный подход к делу… Дураки всегда пугаются первого, умные – второго…


***
Мое предложение было одобрено в совете с незначительными поправками. Против выступил лишь Леран, посчитав такой план слишком рискованным. Мол, вместо одного заложника будет два. Тени тоже план не одобрили, так как он не предусматривал их участия. Теней я решил к Лорду Красных с собой не брать – если Краон решит разделить меня с девушками, уйти будет проблематично. Тени заявили, что если Краон меня убьет, чтоб я им потом лучше на глаза не показывался, мне же хуже будет…
Чтобы отвлечь внимание Красных от истинных намерений, решили привести к стенам резиденции Краона объединенные силы Дома Радуги и Дома Ночи. Синие тоже предложили свою помощь, но переброска воинов Синих заняла бы слишком много времени, поэтому решили обойтись без них. Был собран отряд: все рыцари Радуги – около пятидесяти человек и отряд наемников в триста человек. Леран как и обещал, обнаружил таки шпионов Красных, но пока не тронул их – пусть сначала сообщат Краону, что рыцари Дома Радуги выступили по его душу. По дороге в Дом Крови отряд должен был сделать небольшой крюк и соединиться с отрядом Черных в их резиденции. Я внимательно рассматривал карту маршрута, подсчитывая, сколько мне понадобится ключей для порталов и где их следует прятать: два крупных города, резиденция Черных и резиденция Красных. На резиденцию Великого Дома одного камня мало, иногда удобно сразу попасть внутрь крепости без предупреждения, а иногда сначала следует осмотреться снаружи.
Никто другой кроме меня ключами воспользоваться не сможет. Пакость сделать тоже не получится – если ключ переместить из того места, где я его оставил, он просто перестанет быть ключом. А иначе рано или поздно кто-нибудь обязательно догадался бы найти кристалл и бросить его в море. Позже, когда будет время, можно будет подумать над более совершенными способами перемещения.
***
Объединенные силы Великих Домов Радуги и Ночи блокировали резиденцию Дома Красных примерно в полдень. Красные знали о подходе войска заранее, и как могли, укрепили и без того почти неприступную крепость. Я оставил все свое имущество, включая даже клинки, теням. И отправился в логово Краона налегке, беззаботно помахивая белым флажком.
Мне открыли ворота и впустили внутрь крепости. Лорд стоял посреди двора, скрестив руки на груди. Краон Паладин Красных, почти на полголовы выше меня и раза в полтора шире. Рыцарь был облачен в боевой панцирь, но без шлема. На его лице блуждала надменная презрительная улыбка, глаза болезненно блестели, зрачки расширены, несмотря даже на то, что во дворе очень светло – был день, и стояла солнечная погода. Разговаривать с ним явно бессмысленно. Рядом с Краоном стояла девушка, неинициированная арра. Она разглядывала меня с любопытством и брезгливостью, как редкое ядовитое насекомое. Если бы не выражение ее лица, я бы посчитал ее симпатичной. Краон и девушка молчали. Пауза тянулась неприлично долго. Ну что же, играть нужно до конца, и я произнес то, что должен был сказать по сценарию.
– Лорд Вортон требует, чтобы вы Лорд Краон вернули его сына принца Тамира.

– А завтра Вортон пришлет нам третьего сына и потребует, чтобы мы вернули ему первых двух. – Краон захохотал.

– Лучше бы он сразу прислал нам Аркона, ты нам без интереса, бездарь. – Девушка подошла ко мне ближе и без замаха ударила в живот. Я согнулся, тут же получил удар сверху по голове и потерял сознание.


***
Очнулся я без одежды, прикованным к каменной стене. Интересно, сколько прошло времени? Стена была мокрой, по телу ползают какие-то мерзкие насекомые. В помещении воняет тухлятиной, темно и холодно, лишь совсем тонкая полоска света пробивается там, где, видимо, расположена дверь. Стена неприятно царапает спину, голова болит и кружится. Браслеты, за которые меня приковали, были иритовые. Ирит добывают на границе с землями Дикой Магии. Он полностью блокирует способности магов. Решили подстраховаться наверно. Но откуда им знать, что на меня все, что связано с Дикой Магией, действует совсем не так как на других магов. Связываюсь ментально с Натали, говорю, что со мной все в порядке, первая часть плана прошла успешно – я в логове врага. Натали хмыкает и отвечает:
– Голову то зачем подставлять было, или это у меня голова раскалывается? – пытается подколоть, но я чувствую ее беспокойство. Тень напугана.

– Ты там передай остальным, скоро вернусь, только Тамира надо сначала найти, – пытаюсь ее успокоить. А потом блокирую связь.

Сосредотачиваюсь на браслетах, они начинают светиться, постепенно теряют твердость, превращаются в подобие глины. Я размыкаю сначала один браслет, затем второй. Отщипываю от одного браслета кусочек, скатываю из него малюсенький шарик и зажимаю его в кулаке. Кулак светится, шарик превращается в кристаллик Силы в темноте не видно, но я знаю, что кристаллик прозрачный. Накладываю на кристалл ключ активации и гостинец готов. Глажу стену, камень размягчается, делаю в камне маленькую нишу, кладу туда гостинец и замазываю его, камень затвердевает. Отщипываю еще один кусочек браслета, создаю новый кристаллик, этот сиреневого цвета, из него я сделаю ключ портала, но оставлю его не здесь, а где-нибудь в более удобном месте. Этим ключом я воспользуюсь, если Леран со своей командой пожелает, посетить сей памятник архитектуры. Теперь, пожалуй, пора идти дальше.

Сканирую пространство за дверью. Один человек справа. Тихонечко скребу по двери. Человек беспокойно подходит к двери и отпирает ее, с удивлением смотрит на пустую стену – пленника нет. Я бью его сзади в основание черепа, несильно, он мне еще нужен. Стаскиваю с него одежду и ботинки. Ботинки почти впору, лишь чуть-чуть маловаты, штаны велики в поясе, куртка мала в плечах и к тому же воняет потом и селедкой. Брезгливо морщусь, но выбирать не приходится, натягиваю одежду на себя. Привожу охранника в чувство. Кладу руки на ему на голову и бесцеремонно вламываюсь в сознание. Мне надо узнать, где находится Тамир. Запоминаю план тюрьмы, Тамир находится двумя этажами выше. Сворачиваю шею охраннику, это не жестокость, а акт милосердия, после того как я покопался в его голове, он в лучшем случае все равно остался бы идиотом. Действовать более тонко, у меня нет времени, да и голова все еще болит…


***
По дороге к Тамиру приходится убить еще четырех охранников. Дверь в камеру принца не заперта. Впрочем, назвать камерой эти шикарные апартаменты, даже язык не поворачивается. Братец возлежит на огромной кровати с балдахином. Рядом с кроватью на изящном столике из черного дерева вино и еда. Тамир одет в дорогую атласную рубашку и шелковые бриджи, на ногах сапожки из тонкой кожи. Одну ногу он небрежно закинул на столик, другая лежит на кровати. Принц лениво посмотрел в мою сторону.
– Заходи, садись, Рион. Зачем пожаловал?

– За тобой, братец. Лорд Вортон просил вернуть тебя домой, так что собирайся мы сейчас уходим.

– Сейчас не могу. Я занят! И что вообще за манеры вламываться без стука? – Тамир вдруг начал раздражаться.

– Чем же ты занят? – Я настолько удивился, что с трудом нахожу слова.

– Ко мне сейчас должны прийти ляди… тьфу леди – поправился Тамир. – Леди Зия и леди Тимбра, сегодня их очередь. Я вовсе не хочу пропустить леди Тимбру из-за твоей придури, таких сисек не найти во всем Доме Радуги, да и Зия… хоть у нее и нет таких… как у Тимбры, зато она восполняет все своим темпераментом. Мммм… – Тамир мечтательно закатил глаза.

Выражение моего лица заставило Тамира побледнеть, но среагировать он все равно не успел. Несильный боковой удар в подбородок отправил его в нокаут. Я спрятал ключ портала в комнате Тамира, перекинул братца через плечо и открыл проход в палатку теней, расположенную в лагере войска Дома Радуги.


***
Небрежно скинул тушку Тамира на пол палатки – тяжелый зараза. Лорис кинулась ко мне на шею целоваться, но вдруг принюхалась и остановилась.
– Ты во что вляпался Ри, чем это от тебя так воняет? – Лорис скривила свой симпатичный носик.

– Чьи это на тебе шмотки? Ты что, в карты проигрался? – Подозрительно уставилась на меня Даша.

– Тебя никуда нельзя отпускать одного! – Возмутилась Натали.

Лорис выглянула из палатки и кому-то громко крикнула:
– Эй вы, приготовьте баню, спасителю прекрасных принцев!

– И уберите из нашей палатки это! – Даша пнула в живот только-только пришедшего в себя Тамира.

Через полчаса тени потащили меня в баню – охраняемый объект должен иметь товарный вид… В Бане я был принудительно раздет.

– Ну что ты цепляешься за эти грязные тряпки? – приговаривала Даша стягивая с меня штаны, – мы дадим тебе чистые. Сами девушки оставили на себе только оружие, с которым не захотели расставаться даже в бане – как-никак военное положение… Сражаться сразу с тремя тенями – дело безнадежное. Я был растянут на деревянных досках походной баньки и девушки приступили к моей помывке. Меня терли, намыливали, массажировали, лупили веником, окатывали то теплой, то холодной водой. Я урчал от удовольствия, а потом расслабился и заснул.


***
Проснулся уже в своей палатке, завернутый в чистые простыни. На левом плече мирно сопела головка Даши, а в правое ухо равномерно дышала Лорис. Определенно я угадал с выбором теней, хотя иногда и хочется их прибить, но в их присутствии есть и приятные стороны…
– Ри, Лорд Вортон просят тебя прийти на военный совет в его палатку. – Натали шептала, чтобы не разбудить других теней.

– Какой еще совет ночью? По ночам герои спят после трудовых будней, – пробурчал я недовольно.

– Уже давно утро, просто я занавесила окошко. Начало совета назначено через полчаса, – продолжила расталкивать меня Натали.


***
Когда я вошел в палатку Лорда Вортона Совет уже собрался. Кроме старых членов совета здесь теперь присутствовал еще и принц Тамир. Леди Медея сразу спросила меня:
– Рион, что бы ты предложил делать дальше с Домом Крови? Краон отказался выходить на честный поединок с Лераном, похоже он все-таки недостаточно сумасшедший… – Все уставились на меня, будто решается их собственная судьба.

– Ну… – я почесал затылок, – я бы не стал рисковать жизнью и здоровьем воинов, и взорвал бы всю их резиденцию на фиг! Но сначала нужно подальше отвести войска – кто его знает, какая тут получится яма… и как далеко полетят камни. Думаю, километров двадцать-тридцать должно хватить. Но опыта по взрыву крепостей у меня пока нет. Надо бы посчитать… та-а-ак, масса камня, помноженная на квадрат скорости света…

– Нет! Нет! Нет! Я протестую! – разразился громкими воплями Тамир. – Там остались леди Зия, леди Тимбра, леди Варана, леди Муся… и другие леди! Что будет с ними? Они ни в чем не виноваты!

– Да, Рион, – нахмурился Лорд Вортон, – ты знаешь… в резиденции Красных собрана огромная уникальная библиотека редких книг…

Я заколебался. Аргумент Вортона безусловно веский…
– Ну… – я опять почесал затылок, – тогда можно провести отряд графа Лерана в крепость. Разрушительный эффект будет примерно такой же, но книги Леран не тронет… – Все посмотрели на графа, и тот благодушно подтвердил, что книги он не тронет…

– А как же леди Зия, леди Тимбра, леди Варана, леди Муся… и другие леди! Они ни в чем не виноваты! – снова завопил Тамир.

– Пусть Леран даст слово, что он никого не тронет, у кого в руках не будет оружия. – Предложил Лорд Вортон, – а мы известим об этом всех находящихся в крепости.

На это Леран пожал плечами – мол, он никогда не был сторонником бессмысленных убийств.

Сотни писем с предупреждением о нападении, и о том, что рыцари никого не тронут, у кого в руках не будет оружия, были привязаны к стрелам и пущены на территорию крепости.


***
Штурм решили начать перед самым рассветом. Для взятия крепости посчитали достаточным сорока рыцарей: двадцать Черных, двадцать Радужных. Радужными командовал Леран, Черными – Вард.
Я открыл портал в бывшее узилище Тамира, Рыцари врывались внутрь и вскоре оказывались во дворе крепости, я с тенями пошел за ними последним. Однако веселья не получилось. С одной стороны нападение вышло очень внезапным, а с другой противник заранее был деморализован участием в нападении Лерана. Сопротивлялись лишь единицы, но их слишком быстро прикончили. Разочарованный Леран бегал по крепости и громко звал к себе Лорда Красных: – Краон, выходи подлый трус!
Видимо сердце Лорда не выдержало таких обзывательств, и Краон вышел навстречу Лерану. Воины сразу организовали им круг для поединка. Если Краон победит, то его отпустят, – такова у арров традиция. Это, конечно, не значит, что его потом не поймают, но сегодня его точно никто больше уже не тронет.
Леран и Краон замерли друг перед другом на несколько мгновений, это тоже дань традиции. Паладины отличаются от обычных рыцарей тем, что они мало уязвимы для магии, но сами часто применяют магию во время поединков, хотя холодное оружие и считается у них основным, как у обычных рыцарей. Все рыцари арры владеют магией, но настоящих Паладинов среди них мало. Краон начал первым, он попытался ошеломить противника воздушным ударом, а сам тем временем нанести удар мечом, но вместо этого напоролся на меч Лерана и осел на землю. Леран убрал мечи и наклонился над Краоном.
– Тебе привет от Берда, – сказал граф и отпилил Лорду Краону голову обычным ножом.


***
Леран в своем репертуаре. Заколол бы в сердце и никакой кровищи… но, на что только не пойдешь ради поддержания репутации. Часто человек делает не то, чего сам хочет, а то, что от него ждут другие… От меня сейчас ничего никому не надо. Самый удобный момент для того, чтобы разграбить местную библиотеку. Когда у Красных появится новый Лорд, нужно будет спрашивать разрешения, а пока можно действовать по праву победителя.
– А ну, стоять! – Хватаю за шиворот подвернувшегося красного. Побледнел. Боится – значит уважает. – Веди в книгохранилище, быстро!

Красный поспешно пошел впереди, показывая дорогу. За очередным поворотом послышалась какая-то возня, потом вскрик.

– Стерва! Она Бертрану бедро пропорола! Шалый тащи арбалет, пристрелим суку, а то она еще кого-нибудь порежет.

Четверо Черных загнали в угол мою давешнюю знакомую, которой я задолжал удар по голове. Девушка держит в одной руке меч, в другой кинжал и яростно сверкает глазами на окруживших ее рыцарей. Черные топчутся на месте, но подходить ближе не решаются, одного она заберет с собой, ей терять нечего…

– Слишком легкая смерть для этой твари, еще бы чуть-чуть и перерезала Бертрану паховую вену, был бы уже мертвяк. – Возразил Шалый. – Пусть сначала посмотрит на цвет своих внутренностей.

– Ну, так сам и выпускай ей тогда кишки, если ты такой храбрый, – усмехнулся первый рыцарь.

– Ну что мальчики, Черные все такие трусы, четверо на одну. – Красная попыталась спровоцировать нападение.

– Ладно, – согласился, наконец, Шалый, – я быстро сбегаю, всадим ей в каждое колено по стреле, потом и развлечемся.

Терпеть не могу, когда кого-то режут просто ради удовольствия, наслаждаясь беспомощностью и криками жертвы. Все инстинкты целителя начинают во мне бунтовать.

– Она мне должна! Оставьте ее мне. – Говорю жестко. Черные оборачиваются, меня узнают, связываться не хотят. Точнее не хотят связываться с Леди Медеей, мне бы они с удовольствием накостыляли…

– Давай раз такой смелый, а мы посмотрим, как она пропорет тебе брюхо, – насмешливо говорит первый.

Тени за спиной напрягаются, но я прошу их не вмешиваться. Черные пропускают меня вперед. Я без паузы наношу Красной легкий ментальный удар, ускоряюсь и успеваю поднырнуть под клинком. Бью рукоятью меча в голову, Красная падает. Шалый цокает языком. – Паладин… а с виду совсем бездарь…

Мне до восторгов Шалого нет никакого дела. Видно Черные уже успели подзабыть, каковы в деле настоящие Паладины, раз простейший трюк их так удивляет. Лорис подошла к лежащей без сознания Красной и перевернула ее ногой на спину.

– Ри, вечно ты создаешь проблемы, не подумав. Что ты собираешься делать с ней дальше? – Тень вопросительно на меня посмотрела.

– А зачем мне с ней что-то делать? – удивленно пожимаю плечами.

– Я думаю, ты не захочешь оставить ее здесь, чтобы посмотреть как эти живодеры, – тень кивнула головой в сторону Черных, – будут измываться над девчонкой, – но и брать с собой столь опасную тварь, нельзя, ни в коем случае. Вот я и спрашиваю, что ты собираешься делать с ней дальше? – Лорис говорит со мной как с недоумком.

– А кроме всего прочего она твой военный трофей, была бы она инициированная, ее можно было бы пустить по кругу… а так, никакой от нее пользы, – заявила свое мнение Даша.

В этот момент Красная пришла в себя и попыталась сесть. Девушка озирается вокруг и смотрит на меня и на Черных с первобытным ужасом, притянула колени к животу, ожидая начала избиения, плотно сжала губы. В глазах стоит понимание того, что ее сейчас ждет, обреченность и животная тоска.

– Так давайте у нее и спросим, что нам с ней делать, – пожимаю плечами и смотрю на Красную. – Хочешь, оставайся с ними, – киваю на рыцарей, – хочешь, иди за мной, но только без фокусов, пока будешь рядом, никто тебя не тронет. Потом сама будешь решать свои проблемы.

Пойманный проводник, пользуясь случаем, сбежал. Теперь придется ловить нового.

– Где книгохранилище знаешь? – спрашиваю Красную. Пленница утвердительно кивает.

– Тогда веди.

Натали помогает девушке подняться. Мы идем дальше.
***
Все сколько-нибудь заинтересовавшие книги, или книги с непонятным мне содержанием, швыряю прямо в открытый портал. На другом конце портала моя комната в замке клана Наводящих Ужас. В основном отобрал книги по магии, но есть отдельные любопытные экземпляры и по медицине. Потом разберусь со всем этим мусором, сейчас некогда подробно смотреть. Грабеж библиотеки как раз подходил к концу, когда к нам подошел Леран. Посмотрев на размах дела, граф хмыкнул и покачал головой.
– Развлекаешься? Ну-ну, когда закончишь, приходи на совет, нужно решить, кто будет новым Лордом Красных. И леди Лауру с собой прихвати, – Леран бросил взгляд в сторону моей пленницы.


***
Возня в библиотеке отняла у меня много времени, все-таки грабеж дело тяжелое и ответственное, поэтому на совет я сильно опоздал, и пропустил его самую важную часть – все уже поели… Здесь собралось большое количество Красных, собственно это был больше их совет, чем наш. Мы свое дело сделали – душегубца зарезали. Теперь им самим решать, кто будет следующим. Присутствовали все главы кланов Великого Дома Крови, кроме главы клана Бесстрашных. Я слышал, что во избежание повторения казуса, который случился с прошлым главой клана Бесстрашных из-за Лерана, Красные сделали главой этого клана женщину.
Когда я вошел в помещение, где собрался совет, большинство Красных преклоняют колено, так приветствуют нового Лорда Великого Дома. Я не сразу сообразил, что приветствуют они вовсе не меня, а идущую за мной леди Лауру. Она же как, оказалось, была до этого момента главой клана Бесстрашных, а теперь стала Лордом Великого Дома Крови. Не лучший выбор с моей точки зрения, наплачутся они еще с этой девкой, как бы она похуже Краона не оказалась. Ну а я, пожалуй, пойду отсюда подобру-поздорову, пока Леди Красных про меня не вспомнила, и стал пробираться бочком к выходу.
– Рион, куда это ты собрался? – ехидно спросила Леди Медея.

– Домой. У меня дома кошка не кормлена и корова не доена, – огрызаюсь. Вы тут как-нибудь дальше без меня…

– А без тебя не получится. В настоящий момент в этом месте собрались сразу три Лорда Великих Домов арров. Мы должны решить важный вопрос о возрождении Посредничества и выборе Лорда Посредника. Я заранее обговорила все с Лордом Синих, он полностью поддержал эту идею. Такая фигура как Лорд Посредник давно нужна всем Домам арров. Сейчас она просто жизненно необходима! Книги по истории Великих Домов ты наверняка читал. Надеюсь, объяснять, какими полномочиями и обязанностями обладает Лорд Посредник тебе не надо?

– Если честно, история не мой конек, никогда ей не увлекался, – развожу руками, – и не вижу пока причин менять своих пристрастий. Думаю кандидатуры Посредника лучше, чем Тамир вам не найти.

Леди Медея хмыкнула по своей манере игнорировать глупости и переключила внимание на Лауру:

– Проходи, садись, что стоишь как неродная? – усмехнулась Черная, глядя на девушку. Я тоже опасливо кошусь в сторону Лауры. Изменение положения с бесправной пленницы до Лорда Великого Дома, кого хочешь, введет в шок. Да и по голове я стукнул ее неслабо – не очухалась еще до конца. А вот когда она придет в себя, мне лучше быть уже дома. Лаура неуверенно прошла вперед и села рядом с Медеей, стоять ей было тяжело. Сам недавно получил от нее по голове и прекрасно помню ощущения.

– Так вот, Рион, – продолжила Леди Медея, – Лорды трех Великих Домов решили, что ты подходящая кандидатура на роль Посредника. Я не говорю идеальная кандидатура, но наиболее подходящая из тех, что есть. Ты не рвешься к власти, значит, власть не вскружит тебе голову. Ты не дурак, хотя любишь им прикидываться, и иногда это получается у тебя очень правдоподобно. Ты сильный и нестандартный маг и никто не знает твоих реальных возможностей. Ты воин, почти достигший ранга Мастера, но тут тебе еще придется много поработать, хочешь ты того или нет, а знак Мастера тебе придется получить. Поскольку ты отказался от титула принца Дома Радуги, то можешь относиться к противоречиям между Домами с нейтральных позиций и разрешать их разумно. Ты носитель ценной крови правящей семьи Дома Радуги, но к семье уже не принадлежишь. К сожалению, ты слишком молод, но со временем это пройдет. Единственный серьезный недостаток – ты не любишь брать на себя ответственность! Но даже это имеет свои положительные стороны – ты не будешь проявлять дурной инициативы и впутываться в дела других Лордов без крайней необходимости. Благодаря твоему главному недостатку, ты устраиваешь всех остальных Лордов. Леди Медея вопросительно взглянула на Лауру, но та никак на это не отреагировала.

– И зачем мне это нужно? – пожимаю плечами, смотрю на Леди Черных скептически.

– Тебе это дает полную личную независимость. Это то, о чем ты меня просил при нашей последней встрече, а я всегда держу свое слово. Формально ты получишь среди арров статус неприкосновенности, хотя, как ты понимаешь, это не означает, что тебя не могут попытаться убить. Но такая попытка почти наверняка будет означать смерть для покушавшегося, даже если им окажется Лорд. Арры умеют докапываться до истины… С другой стороны, что будет входить в круг твоих обязанностей ты решаешь сам… ну почти сам. Пользоваться своими поистине большими полномочиями тебе придется редко, ведь само наличие оружия часто позволяет его не использовать. Возьми знак Лорда Посредника. – Леди протянула мне большой медальон на толстой золотой цепочке. Я чувствовал здесь какой-то подвох, но в чем он, понять, никак не получалось. Поэтому, как мог, тянул время.

– И в чем же состоят мои поистине большие полномочия? – Смотрю на Медею с недоверием.

– В любом споре между Лордами или Князьями, твое слово всегда будет решающим. И не важно, чем ты будешь при этом руководствоваться. Важно убрать саму возможность вооруженного столкновения между несогласными сторонами.

Смотрю на Лерана. Тот утвердительно кивает – бери. Ну, я и взял.
***
Раз я теперь Лорд Посредник, то должен приносить пользу. Первым моим деянием в качестве Посредника стало обеспечение Лордов Великих Домов связью, чтобы Лорды решали свои проблемы напрямую, не напрягая лишний раз Посредника. Для этого было создано необходимое число кристаллов связи. И даже Лауре, расставаясь, я дал стандартный набор камней, получив взамен небрежный кивок и надменный взгляд.
Как Лорду мне теперь полагается собственный замок, на что я и намекнул своим коллегам Лордам. На это Леди Медея, пожав плечами, сказала, что лишних замков сейчас нет, и придется мне жить у Лерана, пока не получу знака Мастера. А потом, если захочу, могу отправляться на поиски замка. Создалась странная ситуация, титул Лорда делает меня равным по положению любому Лорду Великого Дома, но как член клана я должен подчиняться графу, и только получив ненужный мне знак Мастера, обрету самостоятельность. Обманули ребенка. Уж Леран точно постарается, чтобы в ближайшие десять лет я остался в клане. Только глава клана решает, кто достоин, стать Мастером, а кто нет.
Владеть клинками как Леран, я не научусь никогда, просто мне это не нужно. А вот справиться с Лераном через пару лет, смогу без особых проблем. Да что то там, через пару лет, через пару месяцев справлюсь, вот только доделаю свою универсальную защиту… А пока применяя технику порталов, я уже научился мгновенно перемещаться в любую точку в пределах видимости. Интересно посмотреть, как Леран будет прыгать по всему кругу для поединка, если его соперник хаотически перемещается и то и дело оказывается у него за спиной.
После смерти Краона я естественно попытался сдать Ксану обратно маме. Но Медея забирать дочь наотрез отказалась, мол, с ее стороны сделка оплачена, и я теперь должен заботиться о принцессе до конца своих дней. Девочка в хороших руках, Медея за нее спокойна. Спорить с Леди бесполезно. Ну и ладно, я уже и сам привык к обществу Ксаны.
Под предлогом того, что я занимаюсь опасными магическими опытами, жить переселился в заброшенную сторожку лесника. Теперь если кто-то захочет меня увидеть, пусть скачет шесть часов по лесу. Ну, или дожидается, когда я появлюсь в замке Наводящих Ужас обедать, не обременять же девочек готовкой…
Жизнь постепенно налаживается. Леран без важных поводов не дергает. Времени для занятий много. Илагри играет на гитаре, слушать ее никому никогда не надоедает. Мне кажется, что репертуар произведений у нее бесконечный. Когда в замке увидели ее картины, то не стало отбоя от желающих приобрести хотя бы одну ее работу. Софи желающих распугивает и предъявляет на картины свои права. Но времени для рисования у девушки остается мало. Оказалось, что она обладает отличной подготовкой в области человеческой магии. Отец с детства готовил ее к этому поприщу и обучал очень основательно. Илагри имеет свежий взгляд на любой вопрос в области магии. Часто подсказывает неожиданные и очень красивые решения той или иной задачи, к которой я даже не знал, как и подойти. Она стала незаменимым помощником, другом… и любовницей. Я изучаю магические линии Илагри и пытаюсь понять, чем же отличается магия арров от человеческой магии. Пытаюсь добавить девушке узоры свойственные аррам, что-то получается, что-то нет. Илагри тоже увлеклась этой затеей, и ее подходы к проблеме меня все больше удивляют. Илагри же, со своей стороны, никак не может поверить, что кто-то способен менять магические линии мага. Теперь ни один арр уже не признает в девушке человека, но и за арру ее не примут. Уникальное эксклюзивное магическое существо, штучный экземпляр! Интересно, что унаследуют дети из ее способностей?
***
Ничто не мешало мне провести инициацию теней. Несмотря на то, что Даша давно требовала проведения инициации, притом, чтобы все было по-честному – без камней, я, тем не менее, чувствовал, что в глубине души она боится. И когда Лорис предложила уступить ей свою очередь, Даша как бы неохотно согласилась. Но мы все почувствовали ее облегчение. Девушка боялась не инициации, она боялась первого раза. А у меня в таких вещах опыта тоже почти нет. Илагри не считается – она человек, хотя и разницы по сути никакой.
С Лорис я промучился всю ночь, арра осталась очень довольной, как результатом, так и самим процессом. Заснули лишь утром. Лорис еще спала, когда я проснулся от того что, что-то царапало мне грудь. Это оказался медальон, с которым тень никогда не расставалась. Забавная вещица, я рассматривал медальон магическим зрением. Очень искусная работа, совершенно ничего не говорящий мне рисунок медальона был похож скорее на какой-то старинный герб. Внутрь медальона вплавлены десятки маленьких как песчинки кристалликов Силы самых разных спектров, все кристаллики настроены друг на друга причудливым образом. Даже не представляю, как создать такое, а главное зачем? Что это за вещь, знает наверно только тот, кто делал. Загадка. Надо будет Илагри показать, может быть, она что-нибудь скажет. Но Илагри тоже не смогла выдать никаких идей по назначению этого медальона. Решили, что раз Лорис всю жизнь его носит, то навредить он ей не может, поэтому пусть и дальше остается у хозяйки.
Натали была сильной эмпаткой. Поэтому во время инициации мы могли непрерывно передавать все оттенки ощущений друг другу. Если больно ей, значит больно мне. Если хорошо мне, значит хорошо ей. Поэтому никакого взаимного непонимания не могло возникнуть в принципе. В результате инициации магические каналы тени укрепились, а резерв увеличился многократно. В случае истощения резерва тени могли подпитываться от меня, наши узоры сплелись.
Сила мага зависит не только от величины его резерва, но и от того, как быстро он может свой резерв тратить, от пропускной способности каналов. Бывает, что резерв большой, но чтобы наполнить плетение силой, магу требуется много времени, так как каналы медленные, узкие. Из такого арра никогда не выйдет хорошего боевого мага. Важно и время восстановления резерва, но в качестве резерва часто используются кристаллы. Другим важным фактором является – насколько быстро и насколько сложное плетение может создать маг, и какие спектры оно будет задействовать. Сложность создаваемых плетений зависит от интеллекта и от опыта, а спектр от прирожденных способностей.
На мое предложение инициировать Дашу, так как это было сделано с Шерр и Софи, Даша громко фыркнула и гордо задрала носик.
– Вот еще! Чем я хуже других? – Даша повисла у меня на шее и заставила нести ее на руках. Под подушкой я припрятал пару больших кристаллов, так, на всякий случай… Вдруг что-нибудь пойдет не так… Но к счастью резерв не понадобился. Правда в процессе инициации Даша совершенно забыла о главной цели начатой нами процедуры, и даже когда все было удачно закончено, продолжала отрываться по полной программе. Если бы не уроки данные мне Роксаной, я до утра точно не дожил бы. Утром весь искусанный и исцарапанный я даже не мог заснуть от слабости. Зато арра спит довольная, по-хозяйски обняв свою добычу. Все-таки арры в чем-то очень сильно отличаются от человечек.

После инициации теней наши отношения изменились в лучшую сторону. Девушки перестали доставать меня по любому поводу, количество подколок резко уменьшилось, арры стали более ласковыми. И даже магические тренировки и тренировки с оружием стали более эффективными, и не потому, что возросли способности теней, а из-за того, что улучшилось наше взаимопонимание.


***
Работа над универсальной защитой зашла в тупик. Идея заклинания состояла в том, чтобы окружить себя односторонним порталом. Все что летит в тебя, попадает совсем другое место, а сам ты этот портал даже не чувствуешь, с твоей стороны его не существует. При использовании такой защиты возникало сразу две проблемы. Не удавалось создать поверхность портала нужной формы – что-то типа купола. Другая проблема была в том, что при нанесении удара мечом, та часть меча, что выходила за поверхность портала не хотела возвращаться назад. Меч попросту разрушался. Зато можно было швыряться в противника, чем хочешь: стрельнуть из арбалета, бросить боевое заклинание, даже просто швырнуть булыжником, это запросто. А вот сражаться на мечах, что требовалось для получения значка Мастера, невозможно. Мы с Илагри сидели часами и выдавали идеи одну безумнее другой, но пока так и не приблизились к решению проблемы. А тут еще Леран вчера за обедом, заявил, что хочет видеть меня на очередном экзамене на получение звания Мастера. Он такие экзамены проводит регулярно, вот только последний, кто получил звание Мастера, была Шерр, и было это несколько лет назад.
Школа фехтования клана Наводящих Ужас ориентирована на рыцарей, владеющих огромной физической силой. Я лет через десять, может быть, и стану таким бугаем как Крис, а пока мне такая школа явно не подходит. У теней совсем другая школа, никто не рассчитывал, что девушки смогут тягаться со своими соперниками чисто силовыми методами. Поэтому тени значительно подняли мой уровень владения мечом. Леран тоже обучал сестер по особым методикам, не как остальных рыцарей. Если бы не четкий приказ Лерана явиться на экзамен, я бы его пропустил в очередной раз.
***
На экзамен явилось трое рыцарей из других кланов Дома Радуги, двое рыцарей из нашего клана, один из которых оруженосец Лерана Крис. Я скромно уселся среди зрителей. Но Лерана это не удовлетворило, и он вызвал меня в круг, поставив противником юношу чуть постарше меня из клана хранителей. Я легко сбил его с ног в первую же секунду поединка и уселся опять на свою скамеечку. Наши рыцари также быстро расправились с гостями, поддерживая высокую репутацию Наводящих Ужас. Затем Крис справился со своим товарищем не оставив тому ни единого шанса. Все скучно и предсказуемо.
Теперь я и Крис. Мы друг друга хорошо знаем – много лет совместных тренировок за спиной. Я выигрываю у него один раз из двадцати. Крис очень хорош, но на месте Лерана, я бы никогда не сделал его Мастером. У настоящего Мастера должен быть полет фантазии, озарения, импровизация. Крис же ремесленник, достигший совершенства в своем ремесле. Я всегда заранее знаю, что и как он сделает в следующий момент. Будь я чуть-чуть сильнее и чуть-чуть быстрее, Крис не смог бы выиграть у меня никогда – он всегда действует по шаблонам. Сегодня у меня есть для него маленький сюрприз. Поединок начался как обычно – Крис пошел напролом, сметая все на своем пути, мне с трудом удается уходить с траектории этого урагана. Но вот я активировал свою задумку, и вокруг Криса появляется пяток моих точных копий. Секундной растерянности оруженосца Лерана, мне вполне достаточно, чтобы слегка стукнуть его по голове. Леран удивленно смотрит на бесчувственное тело своего ученика. Помощники уносят оруженосца графа из круга.
Теперь Леран сам входит в круг. Такие простые уловки как создание отвлекающих копий с Паладином не пройдут, Леран всегда отличит реального противника от иллюзии. Граф делает первый ход и наносит мощный кинетический удар по тому месту, где я только что стоял. Пока он ждет результата своего удара, я уже из другого места пытаюсь достать его мечом, но Паладин легко отбивает мой удар и даже успевает нанести ответный, от которого я уклоняюсь только чудом на пределе ускорения возможного в боевом трансе. Леран развивает атаку, но я уже у него за спиной пытаюсь добавить к его движению еще и свой толчок в спину. И опять только чудом уклоняюсь от ответного выпада. К графу близко лучше не подходить. Начинаю скачками двигаться по всей площади круга. Паладин скептически наблюдает за моими перемещениями, но атаковать больше не спешит. Бью по графу ментальным ударом, со всей дури. Блок Паладина частично пробит, я пытаюсь воспользоваться ошеломлением противника, телепортируюсь к нему за спину и сразу оказываюсь на земле, из глаз сыплются искры. Леран насмешливо разглядывает поверженного меня.
– Зайди ко мне, когда очухаешься. – Леран развернулся и пошел в свои апартаменты. Я поднялся и понуро побрел за ним следом.

В комнате граф взял со стола знак мастера и стал крутить его за цепочку на указательном пальце.

– В любом другом клане тебе дали бы знак Мастера, но на Мастера клана Наводящих Ужас ты пока не тянешь. Хотя ты стал лучше, чем я мог от тебя когда-либо ожидать. Звание Мастера можешь получить авансом, потом отработаешь. – Леран кинул мне знак. – Эта стерва Леди Медея создала Совет Лордов, воспользовавшись, кстати, для этого твоими кристаллами связи. Сама создала Совет, сама этот Совет под себя и подмяла. Вортон готов с нее пылинки сдувать, лишь бы снова увидеть Леди в своей постели. Без внешней поддержки Лаура на месте Лорда Великого Дома удержаться пока не может, а поддерживает ее Леди Черных. Синие пока заняты своими внутренними делами и соглашаются с любыми решениями Медеи. Поэтому за свой аванс можешь поблагодарить Лорда Великого Дома Ночи Леди Медею. Похоже, у нее есть на тебя какие-то планы.


***
Крис очень болезненно переживал свое поражение на экзамене. Не везет парню последнее время. Любовь всей жизни Шерр ушла с принцем Черных в другой Дом. В качестве утешения Крис взял себе двух самых симпатичных девушек дома Синих, из тех, что я недавно привел. Но обе они неинициированные арры. Шархен инициировать их отказался, у него и так слишком много подопечных. Будущим возможным архимагам Дома радуги одному три месяца, другому два года, а третьему четыре года от роду. Крису они смогут помочь не скоро. Так и живет оруженосец Лерана с невестами как с сестрами – не жизнь, а мучение. Мне тоже было неудобно перед Крисом за мой не совсем честный прием во время поединка. Вот я и решил искупить свою вину. Изучил магические линии девушек, изготовил необходимые кристаллы Силы и предложил Крису самому провести инициацию. Радости рыцаря не было предела. Крис прыгал от счастья как маленький щенок, если, конечно, бывают щенки размером с быка. А когда инициация прошла успешно, то оруженосец Лерана заявил, что он мой вечный должник, и даже простил мне свое недавнее поражение. Ладно, пусть размножается, хорошие рыцари нужны клану. Если дети унаследуют силу отца, а ум от своих мам, то они точно наведут ужас на все окрестности.
***
Мы с Илагри обсуждали только что изученный нами трактат по магии, написанный на одном из древних языков. Девушке язык был известен, а мне нет. Пользуясь случаем, я восполнял свои пробелы в образовании. И в этот момент завибрировал камень, на связь вышла Леди Медея.
– Привет, Рион. Надеюсь, я не помешала? Ты совсем забыл своих родственников. В гости давно не заходишь. Мы по тебе скучаем. Как там у тебя моя девочка поживает? Я слышала ты получил знак Мастера клана Наводящих Ужас, поздравляю. Жду вас всех вместе к ужину. Тебе ведь это ничего не стоит, один миг и ты здесь, это нам надо ехать целый месяц, чтобы добраться в ваш замок.

– Ну, Шерр у нас дома почти каждый день бывает, а иногда и по два раза связывается со мной, чтобы я открыл ей портал. Мама тщательно следит за тем, как протекает ее беременность. Месяц вовсе не обязательно до нас добираться. – Пожимаю плечами, Леди, конечно, этого не видит, но смысл улавливает.

– Какой же ты зануда, Рион! Заходи, разговор есть. Мог бы и не перечить пожилой женщине. – Леди разрывает связь. Да уж… пожилая женщина, мужики просто с ума около нее сходят. И ведь не сказать, чтобы писаная красавица была… Но мозги в ее присутствии у многих отключаются напрочь. Наш Лорд яркий тому пример.


***
Леди вышла встречать нас к воротам резиденции Черных. Животик у Медеи заметно округлился – растет братец… Шерр помахала мне рукой с небольшого балкончика, выходившего во двор замка, спускаться к воротам сестра не стала. Резиденция Черных почти полностью восстановлена после последнего визита Лерана во время войны. Чувствуется хозяйская женская рука, любящая уют и чистоту.
Медея целует дочь, и мы проходим в зал для приема гостей. Стол уже накрыт, и я приступаю к цели своего визита. Леди хорошо изучила мои вкусы и, ублажая меня, сама получает от этого удовольствие. Я не хочу ее разочаровывать и уничтожаю выставленные деликатесы с большим аппетитом. Через некоторое время беру чашку чая и смотрю на Леди, я готов ее слушать.
– По статусу Лорда Посредника, Рион, тебе следует знать о местах проживания арров. Ты, конечно, знаешь, что Великих Домов когда-то было семь. Сейчас реально их осталось четыре. От Великих Домов то отделялись, то вливались обратно Малые Дома. Во времена, когда оскудевают Великие Дома, Малые вовсе исчезают. От Великого Дома Ветра осталось два Малых Дома, которые могли бы объединиться и вновь возродить Великий Дом. От Великого Дома Воды, когда-то давно отделился Малый Дом Плетущих. Малый Дом еще существует, а Великий исчез. Был еще Великий Дом Теней, их называли Серыми. Школа Теней когда-то давно была основана Лордом именно этого Дома. Резиденция Серых находилась далеко на юге рядом с городом Гонт. Палара и Гонт были связаны стационарным порталом, который был разрушен около семисот лет назад, и связь с Империей Иштар практически прервалась. В Паларе в настоящее время находится Ковен Магов, которые хотят восстановить этот портал. Арры тоже заинтересованы в его восстановлении. После прекращения войны между Великими Домами нам нужен приток свежей крови. Возможно, что в Империи Иштар сохранились какие-нибудь остатки Серых.

Теперь, когда война закончена, появилась возможность послать отряд из арров для выяснения того, что же сейчас происходит на юге. До этого я дважды посылала отряды из наемников, но никто из них не вернулся. Один отряд пробовал добраться до Гонта морем, второй пытался пройти по суше через лесостепь. Группа из рыцарей арров добралась до Империи Иштар по кромке между лесостепью и землями Дикой Магии. Недавно рыцари вернулись назад.

В Иштаре сейчас правит Император Церен. Гонт столица Империи, там расположен имперский Ковен Магов. Формально Ковен Магов подчиняется Императору. Об аррах люди Империи ничего не помнят. Обстановка в Иштаре спокойная. Постоянные стычки, которые идут с пиратами на море, а по границе лесостепи с бандитами, кочевниками и амазонками, никак не угрожают существованию Империи. Рыцари привезли карты Иштара, а также массу ценной информации и собственных впечатлений. Для того чтобы открыть портал между городами нужно согласие Императора и помощь Ковена Магов в Гонте. С магами Палары договоренность уже есть. Простые рыцари не могут вести переговоры с Императором, им были даны инструкции по возможности себя никак не проявлять. Теперь в Гонт должен отправиться Лорд. Как ты понимаешь, единственная возможная кандидатура для такой миссии это Лорд Посредник.

Пройти в Империю оказалось очень непросто, лишь рыцари арров смогли это сделать. Иногда им приходилось на своем пути вырезать целые бандитские города. Люди в тех местах не помнят, кто такие арры и совсем потеряли страх. Думаю, Ксану тоже следует инициировать до поездки, – Медея посмотрела на дочь, – она, конечно не совсем боевой маг, но усилить ее способности тебе не помешает, да и извелась уже девочка порядком, а кроме того, считай, что это моя личная просьба.

Пройти второй раз по уже проложенному маршруту вам будет гораздо легче, но все равно к миссии следует тщательно подготовиться. Кстати, Гонт морской город, заодно и искупаешься, ты же любишь море – Леди Черных усмехнулась. – Отряд твоей свиты на этот раз будет смешанным – каждый Лорд захочет иметь в миссии своих наблюдателей и узнать результаты похода из первых рук. Безусловно, в свиту войдут арры, которые уже прошли маршрут и имеют опыт. В случае серьезной опасности ты должен попытаться открыть портал домой и увести свой отряд, постарайся не рисковать.


***
Брать воина в отряд или нет – исключительное право командира. Поэтому я тщательно проверял всех кандидатов, подолгу разговаривал с каждым рыцарем, устраивал учебные поединки, отрабатывал слаженность действий. В результате забраковал две трети предложенных мне рыцарей. Отряд должен быть таким, чтобы справляться с возможным противником без малейшего риска, он должен быть достаточно представительным для сопровождения Лорда, и не слишком большим, чтобы сохранять хорошую мобильность, и не вызывать беспокойство своим видом у баронов. Четырнадцать рыцарей, почти все Мастера, таков был результат отбора. Своим помощником я назначил Септа, рыцаря Черных уже побывавшего в Гонте. Септ очень хороший боец, а, кроме того, отличается рассудительностью и хладнокровием.
Вечерами мы с Илагри занимались Ксаной, готовили ее к инициации. Игнорировать личную просьбу Леди Черных вредно для здоровья. На этот раз мы разошлись во мнениях с юной магичкой. Я предлагал немного усилить уже имеющиеся способности и тем ограничиться, но в человечке уже проснулся дух творчества и экспериментатора. Она предложила совершенно необычную схему взаимодействия линий разного спектра, которая идеально подходила к узорам Ксаны. В конце концов, Илагри все-таки убедила меня, ее реализовать. Ксана покорно терпела все наши издевательства, принимая различные позы в постели и похрюкивая, когда ей становилось щекотно от моих прикосновений. Но результат стоил всех мучений. Медея удивится, когда увидит Ксану после инициации – за Леди Черных должок. Хотя, возможно, сама Леди с этим и не согласится, ведь Ксана моя собственность, а теперь и моя женщина.
***
Мы находились в пути уже больше месяца, когда, наконец, вышли к границе земель Дикой Магии. На нашем пути находится тот самый рудник, который Вортон выменял на меня у Леди Роксаны. Любопытство заставило меня сделать небольшой крюк, чтобы посмотреть на эту достопримечательность, а заодно оставить очередной ключ для портала в приметном месте.
По мере приближения к области Дикой Магии самочувствие рыцарей ухудшалось, они чувствовали необъяснимую тяжесть на душе и беспричинное беспокойство. У меня никаких таких симптомов не было, даже наоборот я ощущал прилив сил и обострение присущей мне любознательности. Рядом плескалась огромная как море Сила, таинственная и притягательная. Как море опасно для тех, кто не умеет плавать, но является родным домом для тех, кто в нем родился. В этой огромной Силе было что-то родное, бережное, заботливое. Тени, Ксана и Илагри тоже не чувствовали опасности от бушевавшей рядом магической стихии. Они ощущали себя под моей защитой – мы были связаны магическими узорами.
Те, кто заходил в земли Дикой Магии рассказывают, что дальше в глубине территории появляются необычные растения и животные. Среди животных бывают просто особи странного вида, а есть и смертельно опасные монстры. Некоторые растения тоже опасны, среди них попадаются ядовитые, убивающие жертву одним лишь своим запахом, так и хищные, которые, например, могут схватить человека ветвями. Я лично думаю, что это обычные страшилки, которые всегда появляются об удаленных безлюдных местах.
Рудник напоминал деревеньку, домики рабочих с огородными и садовыми участками, особнячок управляющего, гостиный дом для редких приезжих. Здесь занимались добычей иритовой руды и редких минералов, используемых магами артефакторщиками. Иногда попадались также изумруды и алмазы.
Управляющий рудником вышел нас встречать, он помог рыцарям разместиться в гостинице. А для меня, как для Лорда были приготовлены отдельные комнаты в особняке управляющего. После месячного похода невольно начинаешь ценить блага цивилизации, горячую воду для помывки и мягкие чистые постели. Хотя, судя по томным взглядам, кидаемым на меня моими спутницами, поспать мне сегодня не дадут – девушки соскучились по любви и ласке…
***
Дальше дорога шла лесостепью. Септ ехал рядом со мной на лошади и рассказывал о возможных приключениях на этом участке пути. В основном здесь можно встретить кочевников. Кочевники мирные жители и не нападают первыми на хорошо вооруженные отряды. Слабым отрядам, в которых мало воинов и много гражданских лиц, женщин, детей, с кочевниками лучше не встречаться. Посильную добычу местные племена никогда не пропустят. Участь людей попавших в руки кочевников оказывалась хуже, чем, если бы они попали в руки бандитов. Бандиты отпускают пленников за выкуп и обращаются с ними мягко. Местные племена делают захваченных людей рабами, или просто изощренно убивают себе на потеху, если рабы им не нужны.
Бандитам слишком голодно в этой местности, они будут попадаться ближе к границе Империи, где дороги более оживленные. Кочевые племена всегда бедны, денег и них нет, а грабить лишь ради еды, разбойникам неинтересно. Амазонки тоже встречаются ближе к границе. Это не народность, те же банды только чисто женские. Часто амазонками становятся дочки из аристократических семей, они уходят в поисках острых ощущений и приключений, когда им надоедает родительская опека, а когда нагуляются, снова возвращаются в семью. Для аристократок из Империи это некая дань традиции и дело престижа. Но есть и постоянные амазонки, одержимые какими-либо бредовыми женскими идеями, либо обиженные жизнью бабы. Амазонки не брезгуют добычей, но как все идейные, часто бывают крайне жестоки. Реальной опасности они не представляют, среди них мало хороших воинов, основное оружие у них луки и арбалеты, любой, даже совсем слабый маг, может прикрыть караван от их атаки. Но банды стараются с ними не связываться, зная их мстительность и стервозный характер.
Через неделю мне уже опостылели эти бесконечные холмы и перелески. Только конь был явно доволен, ему такая прогулка нравилась, огромные поля сочной травы, лошадки по соседству, что еще скотине надо?
Солнце уже склонялось к земле, пора было искать место для очередного ночлега, когда Натали предупредила, что впереди что-то непонятное. Через полчаса мы обнаружили разграбленный купеческий караван, все люди были убиты, лошади угнаны, наиболее ценные и легкие товары увезены, все остальное имущество выброшено на землю. Судя по тому, что большинство людей убито стрелами, караван попал в засаду амазонок. Трупы еще теплые. Септ глянул на меня вопросительно.
– Слишком долгое и однообразное путешествие, Милорд, рыцари заскучали без дела. Лагерь банды должен быть не слишком далеко отсюда. Думаю, часа за два мы смогли бы их настигнуть.

– Ну что же, поехали, я не против, – киваю Септу. На лицах рыцарей заиграли радостные улыбки. Мы быстро двинулись по свежему следу.


***
Наш отряд бесшумно приблизился к лагерю амазонок. В лагере стоял шум, слышался смех и женские визги, похоже, там происходил дележ добычи. Никаких постов не выставлено, может быть, потому что все очень увлеклись, а может, охрана у них вообще не принята. Мы разделились на две группы, чтобы напасть с разных сторон. Даша швырнула огненный шар в центральный шатер, что послужило сигналом к атаке. Шатер вспыхнул, и из него выскочили горящие и орущие фигуры. Поднялась паника. Рыцари аккуратно глушили амазонок, вязали их и складывали на землю.
Через несколько минут лагерь был захвачен. Септ осматривает и подсчитывает добычу, в итоге оказалось сорок три воительницы. Никто из них сильно не пострадал, несколько небольших ожогов и царапин не в счет. Ксана уже занялась их лечением.
У амазонок оказались свои пленники. Среди них были две девушки, дочери купца, которому принадлежал разграбленный караван и двое мужчин в первом из которых я к большому удивлению узнал своего приятеля принца Колена, а во втором одного из его рыцарей.
– Какими судьбами, уважаемый Принц Колен, вы попали в компанию столь хорошеньких женщин? – Я с иронией посмотрел на принца. – Вы, видимо, опять не рассчитали своих возможностей… Впрочем, такое количество столь страстных амазонок кому угодно может вскружить голову. – От моих слов принц сник и поежился.

– И не говорите, Принц Рион, – Колен сокрушенно покачал головой, – нас спеленали как младенцев. Если бы я не приглянулся их предводительнице, то валялся бы сейчас на дороге с перерезанным горлом.

– Обращайся к нашему командиру – Лорд, встрял вдруг в разговор кто-то из рыцарей Дома Красных.

– Что-то случилось с почтенным Лордом Великого Дома Вортоном? – Колен посмотрел на меня с сочувствием.

– Нет, с Вортоном все в порядке. Просто еду с миссией к Императору, вот мне и подняли статус, так сказать… А вы куда направлялись, уважаемый Принц?

– Если коротко, то вышла такая неприятная история. Кира нагрубила какому-то проезжему магу, тот обиделся, оглушил сестру и сказал, что продаст ее в рабство за большие деньги, мол, на юге любят обламывать таких вот нахалок и платят за них хорошую цену. Охрана справиться с магом не смогла, он забрал девушку и ушел. Ну а я отправился за ним в погоню, чтобы выручить сестру. Мне удалось выяснить, что маг направился в Иштар. По дороге я присоединился к попутному купеческому каравану, потом на нас напали амазонки, а теперь вот вы опять меня выручили, Рион.

– Ну ладно, Колен, раз вы пострадавшая сторона, то можете участвовать в решении судьбы ваших похитительниц. – Я кивнул головой в сторону амазонок.

Септ построил пленниц в шеренгу и ожидал моих дальнейших указаний, либо просто разрешения действовать по собственному усмотрению. Но какое-то чувство подсказывало мне, что действовать сгоряча сейчас не стоит… Более четко мои опасения сформулировала Натали:

– Милорд, здесь могут оказаться женщины из семей приближенных к Императору, если отдать их рыцарям, то это не будет способствовать успеху миссии.

– Натали, посмотри, пожалуйста, кто есть кто, – попросил я тень.

Натали прошлась несколько раз вдоль шеренги пленниц. Отделила из них две группы. В первой группе было три девушки, тень приказала их не трогать, во второй группе было семь зрелых женщин, Натали сказала, что этих нельзя оставлять в живых, слишком много в них злобы, слишком много на них крови… Я кивнул Септу, подтверждая сказанное Натали. Рыцари выволокли семь женщин за территорию лагеря и обезглавили.

– По традиции Лорд выбирает свою часть добычи первым, – Септ решил подтолкнуть меня к действию. Я посмотрел на Колена и спросил:

– Так кто из этих женщин не позволил перерезать ваше драгоценное горло, уважаемый Принц?

– Вот эта, – Колен указал на понуро опустившую голову симпатичную девушку.

– Ну, так возьмите ее себе.

Колен взял девушку за руку и отвел ее в сторону. Похоже, и Принц и амазонка остались довольны моим решением.

Трем девушкам, которых Натали отделила от остальных воительниц, было сказано, что они доедут с нами до Гонта, а там могут идти куда пожелают. Затем я объявил, что больше притязаний на добычу не имею, на что Даша лишь презрительно фыркнула.

– Даша, солнышко, меня на вас пятерых с трудом хватает. Если ты хочешь уступить кому-то свое место в постели, то так сразу и скажи. Я тебя не неволю. – На это Даша тоже фыркнула, только уже зло, но сказать ничего не решилась.

Септ присмотрел себе предводительницу разбойниц и еще пару самых бойких на вид девушек. Амазонки, видя, что убивать их больше не собираются, стали строить глазки приглянувшимся им аррам. Выбор потерял очередность и стал взаимным. Похоже, завтра мои рыцари будут усилены отрядом лучниц.


***
Наконец наш отряд добрался до столицы Империи Иштар, мы остановились на высоком холме, и я долго рассматривал город издалека. Южная архитектура сильно отличалась от того, что мне доводилось видеть до сих пор. Город очень красив. На горизонте за городом в солнечных лучах блестела морская гладь. Большинство зданий города построено из белого известняка, которого всегда много на побережье. Илагри была в восторге от увиденного, в ней проснулся азарт архитектора. Она пыталась прокомментировать то одно, то другое здание, беспорядочно показывая на них пальцем. Амазонки нашего восторга не разделяли, для большинства из них это был родной город, другого они не видели. Воительницы быстро влились в отряд, их больше не воспринимали как пленниц, они сразу нашли общий язык с рыцарями и стали для них боевыми товарищами. И те и другие истосковались по обществу противоположного пола. Языковых проблем между ними не возникло, так как арры знают большинство распространенных человеческих языков.
Три девушки амазонки, выбранные Натали, действительно оказались из очень знатных семей. Я попытался выяснить у них об обычаях принятых при дворе, о личности Императора, о наиболее влиятельных персонах в его окружении. Амазонки охотно делились информацией и давали полезные советы. Император, судя по их рассказу, был личностью справедливой и рассудительной. В Империи его слово было законом, но это никого не тяготило, так как Император заботился о благе страны, а благо страны это в первую очередь благо аристократов.
Послы имели обычай дарить Императору подарки. Подарок мной был заготовлен заранее. Он представлял собой гемму, сделанную из сотни кристаллов Силы разного спектра. Камни были настроены друг на друга так, что маг любого спектра мог использовать всю гемму целиком как магический резерв. Даже трудно сказать, сколько стоит такая вещь. Замок на нее точно можно купить. Основной трудностью для меня было сделать ее красивой, но тут бесценную помощь оказала Илагри с ее художественным чутьем. Поскольку Император маг, надеюсь, он будет доволен подарком. И мне не слишком жалко с ним расстаться, хотя я целый час потратил на его изготовление.
У Императора Церена, оказывается, есть дочка. Очень влиятельная при дворе особа, наследная Принцесса Цера. Женщина неглупая, но чрезвычайно распутная. При дворе ходит шутка, что если вельможа не переспал с Принцессой, то он, лишь провинциальный дворянин, и не может относить себя к высшей знати.
Особое место при Императоре занимает герцог Синтар. Герцог один из самых выдающихся магов Империи. Его ненавидят все, включая Императора. Но тронуть Синтара никто не решается. Герцог почти каждую неделю убивает кого-нибудь на дуэли. Как правило, это оказывается отчаявшийся отец обесчещенной дочери, или жених обесчещенной невесты. Герцогство Синтар слишком могущественное, почти независимое королевство. Но поскольку все проблемы упираются в личность самого герцога, Император не идет на вооруженный конфликт, а просто ждет, когда какому-нибудь счастливчику удастся прикончить неугодного вельможу. Тогда и герцогство можно будет просто поделить на части – наследников у мага нет. Те, кто так и не смог добраться до герцога, добрались до его детей и родственников.
Еще один центр силы в Иштаре это Ковен магов. Ковен не участвует в придворных интригах и в политике. С одной стороны он слишком силен и может взять то, что ему нужно, никого ни о чем, не спрашивая, а с другой стороны ему ничего и не нужно, у него и так все есть. Формально он подчиняется Императору, а фактически живет в другом измерении.
***
С моим прибытием в столицу Империи нужда в сопровождении рыцарей арров полностью отпала. Теперь я мог в любой момент открыть сюда портал для Лерана, или сходить пообедать к Леди Медеи и вернуться обратно в Гонт. Я спрятал несколько ключей в удобных укромных местах вокруг Гонта.
Рыцари отказались возвращаться домой немедленно, а пожелали дождаться результатов переговоров с Императором. Я не настаивал на их отправке, пусть погуляют в городе с новыми подружками. Решили, что арры будут держать связь с Септом, а Септ со мной. Колен отправился на поиски следов Киры.
Одна из трех девушек амазонок по имени Диана, оказавшаяся графской дочкой, предложила гостеприимство своего дома. Пообещав, что ее отец устроит для меня аудиенцию у Императора. Диана пояснила, что таким образом я смогу избежать ненужного внимания других придворных, которые обязательно захотят использовать появление новых лиц при Дворе в каких-нибудь своих интересах. Я не видел причин для недоверия молодой графине и принял ее предложение.
Особняк графа Декоса располагался в центре города, недалеко от дворца Правителя Иштара. Возвращение дочери в доме графа было встречено с огромной радостью и торжеством. Декос оказался высоким широкоплечим воином, с абсолютно седыми волосами и черными проницательными глазами. Со спины его можно было бы принять за юношу по легкой походке и стройной фигуре, но лицо графа выдавало его истинный возраст. Во дворце он заведовал одной из служб безопасности. Как друзей дочери Граф принял нас дружелюбно, а как послов к Императору почтительно.
Во время трапезы Декос долго и вдумчиво расспрашивал о цели нашей миссии, о магах Палары, о Великих Домах арров. Все эти сведения не были тайной, и наверняка граф имел хорошее представление о том, что происходит на севере от Империи. Но как истинный политик он не мог упустить возможность получить дополнительные сведения из первоисточника. В конце беседы Декос заключил:
– Император, безусловно, поддержит предложение по открытию портала, а как отнесется к этому Ковен магов непонятно, скорее всего, разделится в своих мнениях пополам, как обычно. Это значит, что окончательное решение будет принято Цереном. После аудиенции у Правителя вам придется дожидаться согласования этого вопроса между Ковеном и Цереном. Затем будет обсуждение проекта со службами безопасности и с дипломатами. Потом некоторое время займет принятие решений, касающихся технических деталей. Вам придется запастись терпением, Лорд Рион. Все это время я буду рад видеть вас у себя в гостях. Возможно, Император пригласит вас поселиться во дворце, но это предложение следует твердо отклонить, так как в этом случае вы можете оказаться в центре интриг, о целях которых не будете иметь даже малейшего понятия.


***
Пока граф занимался организацией моей встречи с Императором, я гостил в его доме. Десим, старший сын Декоса – юноша лет двадцати трех начал проявлять по отношению ко мне излишнее любопытство и внимание. Старший сын графа, стройный высокий юноша, похожий на отца, был кадетом Императорской гвардейской школы. Сначала он вообразил себе, что я влюблен в его сестру Диану, и посчитал своим долгом старшего брата оградить ее от моих домогательств. Поскольку домогательств с моей стороны никак не наблюдалось, получалось у него плохо. Граф подливал масла в огонь, постоянно подшучивая над сыном, специально провоцировал его на еще более глупое поведение. И Десим начал выяснять кто из нас более знатного рода. Но, так и не сумев соотнести титул Лорда несуществующего Дома, с титулом графа, юноша решил, что по званию мы примерно равны.
Единственная область, где кадету оставалась возможность самоутвердиться и доказать свое превосходство, было воинское искусство. Поскольку сын графа был лучшим среди своих сверстников кадетов, то считал себя, чуть ли не великим воином. А так как он был старше меня по возрасту на несколько лет, то в его вопросе прозвучали покровительственные нотки.
– Рион, какая ступень мастерства присвоена тебе по владению мечом? Не хочешь ли, получить несколько уроков от кадета Императорской гвардейской школы?

– Нет, Десим, благодарю за любезность, но владение мечами не входит в круг моих основных интересов. Последнее время мне приходится трудиться больше на поприще дипломатии. В плане собственной безопасности я полагаюсь исключительно на телохранителей.

Похоже, такой ответ окончательно уронил меня в его глазах. Тогда Десим переключил свое внимание на моих спутниц. Юноше явно приглянулась Илагри, а когда он выяснил, что девушка имеет статус личной рабыни, то безапелляционно потребовал у меня, ее продать.

– Десим, девушка не продается. – Пытался я урезонить кадета Императорской школы. Но парень был крайне настойчив и не хотел понимать отказа. Ситуация была невероятно глупой. Чувство уважения к хозяину дома и положение гостя, не давало мне возможности указать Десиму на его место достаточно жестко, а слов кадет явно не понимает. Декос с интересом наблюдал за моими мучениями.

– Лорд Рион, вы слишком молоды, для поприща дипломата, – улыбнулся граф. – Дипломат должен уметь сразу правильно себя поставить, иначе он будет постоянно попадать в нелепые ситуации. Одно из необходимых качеств, как политика, так и правителя, это умение отказать. Вас явно не готовили ни как дипломата, ни как правителя. Вы в отношении моего сына с самого начала совершили несколько ошибок. Но учиться никогда не поздно. Десиму следовало бы преподать урок, к сожалению, он судит о людях очень поверхностно. Кадетов в школе не учат думать. Гвардейские офицеры должны быть преданы Императору, а такие качества, как неограниченная преданность, редко сочетаются с умением видеть и анализировать. Единственная возможность заставить моего сына сейчас задуматься, это устроить ему хорошую трепку, другие варианты вы уже упустили уважаемый Рион. Вас ведь абсолютно не затруднит дать моему сыну урок хороших манер, а я буду вам за это очень признателен.

– Ну, пошли, кадет, небольшой урок вежливости тебе действительно не повредит. – Я мрачно посмотрел на Десима.


***
Избив сынка графа, до осознания полного ко мне почтения, то бишь почти бессознательного состояния, я вернулся в свои комнаты. Настроение хуже некуда. Конечно, Десим меня достал, но при этом он явно неплохой человек, прямой, не способный на предательство, живой ум странным образом сочетается с полной наивностью и верой в высшую справедливость. А Декос, безусловно, прав – дипломат из меня никакой. Не умеешь внушить почтение правильным поведением, доказывай свое право на уважение мечом и кулаком.
Медея подставила меня по полной программе. Хотел независимости, получи независимость. Свобода от начальников возможна лишь, когда ты сам находишься на вершине иерархии. Но тогда от тебя зависят другие, а это в свою очередь оборачивается еще худшей несвободой, если конечно ты не абсолютная сволочь. Большая беда для всех, когда к власти приходят негодяи и поддонки, тогда рушатся все устои, нигде нет справедливости. А таковые обязательно приходят, когда нормальные люди начинают тяготиться бременем власти. Пора взрослеть Рион, придется расставаться с детскими мечтами о домике на берегу моря.
***
Граф Декос, сработал быстро, он устроил аудиенцию с Повелителем Иштар уже на третий день моего пребывания в Гонте. Илагри и Ксана остались в особняке графа в обществе Дианы и ее братьев. Обеим девушкам я оставил камни связи, на всякий случай… Я настолько привык к их постоянному присутствию, что каждый раз, когда мы даже ненадолго расстаемся, у меня появляется чувство беспокойства и неустроенности. Домочадцам Декоса очень понравилась музыка Илагри, они упросили меня позволить девушке дать им еще один концерт.
Мы вышли в сопровождении графа из дома, но к моему удивлению направились в противоположную сторону от дворца. Меня это встревожило, тени тоже были обеспокоены. Натали передала по мысленной связи, что не слышит со стороны Декоса плохих намерений, но я чувствовал, что тени на пределе внимания, и единственное неосторожное движение графа может стоить ему жизни.
Через полчаса блужданий по запутанным узким городским улочкам мы пришли к небольшой таверне, граф предложил нам войти.
В таверне царил полумрак. За одним из столиков сидела группа штатских людей. Но в какие одежки этих парней не наряжай, любому станет понятно, что столь квадратные как на подбор комплекции не собираются вместе случайно. Парни явно вооружены до зубов, к тому же среди них есть маги. Для Мастера клана Наводящих Ужас они опасности не представляют даже теоретически. Но неприятный осадок от их вида на душе все равно остается.
Декос сел за соседний столик и предложил нам располагаться. Я сел напротив графа, а тени остались стоять, заняв удобные позиции. Граф был удивлен их поведением. Конечно Декос не маг, но как можно не узнать по пластике движений профессиональных убийц? Я, молча, уставился на лицо вельможи. Пауза стала затягиваться.
– Вам лучше побыстрее объясниться граф, – я забарабанил пальцами по столу.

В этот момент открылась дверь соседней комнаты, и к нам быстрой походкой направился человек, а за ним следовали два телохранителя. Вот тут я забеспокоился уже по-настоящему – вошедший был закрыт очень плотными магическими щитами, а его телохранители были тенями. Незнакомец внешне молод, выше среднего роста, одет в дорогую, но неброскую одежду, волосы длинные темные, собраны сзади в хвост, скрепленный серебряной заколкой. Хороший маг даже по меркам арров, среди людей таких практически нет. Впрочем, почему я решил, что он человек? За такой мощной защитой ничего толком не разберешь.

– Приветствую вас Лорд Рион. Простите меня за опоздание, – приветливо улыбнулся незнакомец, но глаза его при этом остались холодными, – я тут местный Император. Эта таверна выбрана для встречи не случайно – не хочу, чтобы о вас узнали при Дворе раньше времени.

Император посмотрел на графа и сказал:
– Декос, благодарю вас за организацию встречи, – это был вежливый приказ графу удалиться. Тот встал, поклонился Церену и вышел из таверны.

– Думаю, вы понимаете, Лорд, что открытие портала с северными и центральными королевствами может сильно затронуть интересы очень многих людей, и не только торговые интересы. Однако это даже не первый вопрос, который следует обсудить. – Император бросил взгляд на моих телохранителей и улыбнулся, – а вы, однако, тонкий ценитель женской красоты. – Затем его лицо снова сделалось серьезным. – Само ваше появление нарушает равновесие, сложившееся в Империи за последние пятьсот лет. Присутствие Лорда Посредника Великих Домов арров делает ситуацию в Империи нестабильной и непредсказуемой. – Император покосился на мой знак Лорда. – Я всегда понимал, что рано или поздно Великие Дома заинтересуются Империей, но считал, что это произойдет несколько позже, когда арры оправятся после междоусобной войны. Появление Лорда Посредника означает, что Великие Дома объединились в союз. Вероятно, вновь создан Совет Лордов. Совместной силе Великих Домов не сможет противостоять никто и ничто. – Церен сделал паузу и уставился на меня вопросительно.

– Арры никогда не вмешивались в дела человеческих правителей. Великие Дома всегда жили своими внутренними интересами. Никакого вмешательства во внутренние дела Империи Иштар не последует, я это гарантирую. Если нужны гарантии других Великих Лордов, то они будут вам даны, для этого можно созвать Совет, который действительно уже существует. Война еще больше усилила среди арров настроения невмешательства. Самых активных и беспокойных представителей вида уничтожили. Теперь мы столкнулись с проблемой вырождения. Лишь бережное отношение к сохранившимся ветвям вида, поможет ее решить. У вас разве нет таких проблем?

– У Серых не было повального истребления магов, поэтому проблема не стоит у них так остро, как у вас. Портал и вовсе полностью устранит такую опасность для Великого Дома Теней. Я, кстати, поддерживаю его открытие. Но, Дом Теней традиционно держится в тени… Люди будут не довольны, когда узнают, что в Империи живут и процветают представители другого вида. Главная проблема – Ковен магов, он очень силен, Серым придется с ним считаться. Если Ковену позволить включить своего представителя в Совет Лордов, то вопрос можно будет уладить. – Церен опять сделал паузу.

– Совет Лордов носит совещательный характер и не навязывает его членам конкретных решений. Это мое право разрешать конфликты между Лордами, которое, я надеюсь, мне не придется никогда использовать. Поэтому Лордам нет причин возражать против представителя Ковена магов Иштара, наличие такого представителя даже желательно. Глава Ковена магов центральных королевств в Паларе фактически уже входит в Совет.

– Тогда я начну заниматься техническими вопросами. А вас в это время следует представить ко Двору, как посла. Знакомьтесь с обычаями Империи, развлекайтесь. Решение технических проблем может занять довольно длительный срок. – Император встал и слегка наклонил голову.

Я тоже поднялся, но поклонился ниже, отдавая Императору дань уважения. Затем протянул ему приготовленный подарок, но передать его не успел, один из телохранителей Церена перехватил сверток из моих рук, и отдал Повелителю, только после того как убедился, что вещь не представляет опасности.

– Благодарю, – Церен с интересом разглядывал подарок, потом еще раз поклонился, – Декос представит вас ко Двору, вы можете доверять графу. Скоро в Империи традиционный праздник середины лета, во Дворце в эти дни устраивают бал и торжества, буду рад видеть вас на балу Лорд Рион.


***
Граф Декос советовал привлекать к себе во дворце как можно меньше внимания. На празднике будет присутствовать множество молодых задиристых офицеров, ищущих скандальной репутации.
– Вам Рион придется поучаствовать в дюжине дуэлей, прежде чем эти молодые безмозглые люди начнут вас уважать и бояться. Империя давно ни с кем не воевала, поэтому молодежь пытается доказать свою храбрость таким экзотическим способом. Император смотрит на такие забавы юнцов сквозь пальцы – пусть лучше пускают кровь друг другу, чем устраивают заговоры. На фоне многих нынешних молодых аристократов мой сын просто образец благоразумия. Однако в вашем случае массовое избиение молодых шалопаев будет смотреться не как самозащита, а как неприязнь иностранца к Империи Иштар, никто не будет искать виновного, сработает принцип – наших бьют. – Декос развел руками. – Проигнорировать приглашение Императора тоже нельзя. Я даже не знаю, что вам посоветовать в такой ситуации. Были бы вы почтенным дипломатом, убеленным сединами, такой проблемы не стояло бы.

– Вы предлагаете мне никого не убивать и подставить заигравшимся деткам собственное горло? – Я удивленно посмотрел на графа.

– Ни в коем случае! Я как раз говорю об обратном. Нужно сразу показать задирам, что у них нет шансов выжить на дуэли. Если вы пощадите несколько первых дуэлянтов, то вам просто прохода потом не дадут, все воспримут это как слабость. А если сразу убьете парочку особо ретивых, остальные начнут вас избегать. В любом случае, можете быть уверенным, что Император не будет иметь к вам претензий за убийства, он у нас весьма добр…


***
Чтобы девочки не скучали, я сделал им горсть драгоценностей – алмазов экзотических цветов, которые не встречаются в природе. В Илагри сразу проснулся художник, она начала изобретать украшения для бала, то и дело, прося изменить цвет какого-нибудь камня или создать новый камень нужной формы. От этого занятия нас отвлек Десим. После устроенной ему трепки он стал очень почтительным и обращался ко мне не иначе как милорд или уважаемый Лорд Рион.
– Милорд, – поклонился Десим, – вас хочет видеть какой-то человек, он представился как Принц Колен и говорит, что вы его знаете. Его следует впустить?

– Впустите, – я тяжело вздохнул, предчувствуя очередные неприятности.

В комнату буквально вломился принц со своей новой подружкой амазонкой.
– Рион, я нашел, я нашел!!! – завопил Колен, но потом, вдруг вспомнив о приличиях, уже спокойно сказал, – здрасти девочки, привет Рион. Я нашел ее.

– К чему столько радости, уважаемый Принц? Я бы на вашем месте сейчас плакал. А радовался бы наоборот тогда, когда удалось избавиться от столь опасного существа покушавшегося, кстати, на вашу жизнь. Вот уж не думал, что вы всерьез решили вернуть свою сумасшедшую сестренку в отчий дом. Так что поздравлять вас не буду, лучше примите мои соболезнования. Но вы ведь не для того сюда пришли?

– Рион, вы должны мне помочь! – застонал Колен.

– А мне казалось, что я уже вам помог, да и до этого ничего не был должен. – Я скептически хмыкнул.

– Да выслушай же меня, наконец! Ты знаешь, что скоро здесь будут праздники и всякие гуляния. По этому поводу проводится ежегодный турнир, где разыгрываются всевозможные экзотические призы. Мерзавец, который похитил мою сестру, продал ее для этого турнира в качестве одного из призов. Если ты сообщишь Императору, что Кира принцесса, похищенная из другого государства, то он обязательно прикажет вернуть ее родственникам. Ведь ты посланник весьма могущественных сил, Император не захочет ссориться с Домами арров из-за какой-то девчонки, а я Императору даже не представлен.

– Думаю, просить Императора бесполезно, – вдруг вмешался в разговор Десим, – Правитель никогда не пойдет против священного права собственности. Если бы ваша сестра принадлежала Императору, то я не сомневаюсь, что он бы вам ее вернул. Но вмешиваться в древние обычаи Империи Правитель не станет. Вы лишь поставите его в неудобное положение своей просьбой, он все равно будет вынужден вам отказать. Единственный способ спасти вашу сестру, уважаемый Принц, это вам самому принять участие в турнире и выиграть ее в качестве приза. – Тут Десим вдруг замялся. – Хочу вас огорчить, но в Империи есть очень жестокие обычаи и развлечения. Вашей сестре сильно повезет, если ее заберет в качестве приза кто-нибудь из победителей турнира. Поскольку оставшиеся рабыни по традиции отдаются для другого турнира. В нем состязаются палачи. Чем громче кричит и сильнее дергается жертва, и чем дольше она при этом проживет, тем искуснее признается палач. Публика любит это развлечение больше всего. – Десим развел руками, мол, не он придумал столь варварские обычаи. А Колен стал совсем бледным. Десим же добавил: – В качестве призов выбираются самые привлекательные рабыни, ваша сестра должны быть необыкновенной красавицей, чтобы на нее польстился кто-нибудь из победителей. Собственно кандидатов на победу в турнире не так уж и много, и никто из этих воинов не возьмет рабынь в качестве приза, они предпочтут доставить удовольствие толпе. В турнире палачей используют рабынь и преступников.

– А если заплатить достаточно большую сумму денег победителю, чтобы он выбрал мою сестру и вернул ее мне? – Колен с надеждой посмотрел на Десима. Но тот в ответ лишь покачал головой.

– Скорее всего, вы оскорбите участника турнира своим предложением, и напрасно подвергнете собственную жизнь опасности. Люди способные выиграть праздничный турнир Иштара ни в чем не нуждаются, вам просто нечего им предложить. Думаю, все ваше королевство целиком вряд ли их прельстит. – В голосе Десима послышались нотки сочувствия. – Этот маг, видимо, сильно обиделся на вашу сестру, если решил уготовить ей такую участь. Не хочу вас расстраивать, но шансов у нее практически нет. Если конечно, уважаемый Колен, вы не являетесь великим воином. – Десим скептически оглядел фигуру принца.

– Каковы правила турнира? – Обреченно спросил Колен. – Я все равно должен сделать для Киры все, что в моих силах.

– Правила этого турнира очень необычны. Первоначально всем участникам выдаются номера, соответствующие их рейтингам. Участник с более низким рейтингом может вызвать на поединок любого воина с более высоким рейтингом, при условии, что тот еще не выиграл на три поединка больше чем вызывающий. Такое условие нужно, чтобы не случилось так, что одному придется биться против всех остальных, оно уравнивает усталость сражающихся. Если вызвавший выигрывает, то он занимает место проигравшего, а проигравший соответственно смещается на одну позицию вниз. Если первый номер выиграл уже три поединка, а вы не выиграли ни одного, то вам придется сначала заработать победу над воином более низкого рейтинга, чтобы получить право вызвать первого. Воин потерпевший два поражения подряд, теряет право вызывать, но его могут вызвать другие, и если он победит, то право вызывать ему возвращается. Турнир заканчивается, когда все имеющие право вызывать удовлетворены занимаемым местом на турнире. Первое право вызова получает воин с минимальным рейтингом. Призовыми считаются первые шесть мест. Победитель один. Условия каждого отдельного поединка оговариваются участниками, и согласовываются с судьями, это может быть даже поединок до смерти. Повторный вызов от проигравшего к победителю не допускается. – Десим немного помолчал, затем продолжил: – Участники турнира, как правило, реально оценивают свои силы, каждый знает, на какое место он может претендовать, а куда ему лучше не соваться. Воины редко вызывают кого-либо с рейтингом намного большим, чем их собственный. Тем, кто не имеет рейтинга, он выдается из конца списка с помощью жеребьевки.

– Такой турнир может продлиться до бесконечности, – я скептически хмыкнул.

– На самом деле, очень редко кто проводит больше четырех-пяти поединков. Большинство же и вовсе не проводит ни одного, просто дают возможность вызвать себя желающим. Участие в турнире престижно. Не все желают рисковать здоровьем, поэтому не лезут в призовую шестерку, они и так знают, кто в ней окажется. Первых трех номеров в прошлом году не вызвал никто, они получили свои призы ни разу не выйдя на арену.

– Какие еще им нужны призы, если победителей уже не интересуют женщины, и они не берут рабынь, – удивился Колен.

– Не все женщины рабыни. Некоторые высокородные дамы выставляют в качестве приза себя, и получают от этого массу удовольствия и острых ощущений. Кто-то обещает переспать с выбравшим их победителем, кто-то готов родить от них ребенка, кто-то выйти замуж. Иногда случаются пикантные ситуации, когда призом бывает замужняя женщина, а ее мужу приходится участвовать из-за этого в турнире, – Десим ухмыльнулся каким-то своим воспоминаниям. Но большинство участников интересует золото, ценное оружие и доспехи. Победитель забирает все, что ему понравится, но не больше трети от стоимости всех призов. Затем треть от оставшегося забирает второй номер, и так далее… Первой шестерке победителей хватает…

– И какой у вас рейтинг, Десим? – Спросил я, чтобы оценить примерный уровень участников турнира. Сын графа покраснел и ответил:

– Я пока не вхожу в первую сотню, но в этом году при небольшом везении надеюсь попасть в восьмой десяток. Понимаю ваш вопрос, но не могу оценить ваш уровень милорд, ведь вы не дрались со мной в полную силу. На место в первой дюжине бойцов, вы можете рассчитывать, на место в шестерке… – сын графа задумался, – не знаю.

– А что, Десим, магию в поединках можно применять? – я решил все же прояснить свои шансы.

– Можно применять, но нельзя наносить с помощью магии ущерба противнику, любой вред здоровью должен наноситься с помощью железа. Все лучшие воины – маги. – Юноша вздохнул. – Поэтому я никогда не стану лучшим. Но бойцы могут по взаимному согласию установить собственные правила поединка.

Колен внимательно слушал наш разговор.
– Так вы спасете Киру? – Спросил он меня с надеждой в глазах.

– До турнира, Принц, еще надо дожить… Там посмотрим. – Я пожал плечами.


***
На праздничный бал девушки нарядились очень красиво. Ксана выбрала себе длинное обтягивающее платье, подчеркивающее ее изумительную фигуру. Ожерелье собранное Илагри из созданных мной камней идеально походило к платью и подчеркивало красоту и глубину глаз принцессы. Илагри умела создавать шедевры. Для себя девушка выбрала более скромный наряд, зная по опыту, что красота иногда бывает весьма опасна. Но чувство гармонии у человечки было идеальным. Тени были как всегда в сером, менять свои обычаи из-за бала они не собирались, глядя на Ксану и Илагри, телохранители лишь насмешливо фыркали. Диана повесила на шею медальон, на котором были инкрустированы две зеленых стрелы. Посвященным это говорило о том, что девушка была в течение года командиром десятка амазонок. Я не выбирал одежду – обычная форма клана Наводящих Ужас хорошо подходила как для танцев, так и для дуэлей.
Дворец Императора сочетал в себе изящество и хорошие оборонительные качества. Две вещи, которые казались мне раньше несовместимыми. Сооружение строил гениальный архитектор хорошо знающий военную науку, ему удалось совместить законы гармонии с большим опытом защиты крепостей. Роскошь резиденции Императора поражала воображение и казалась чрезмерной. Многие гости Церена уже были на месте. Граф Декос шепнул, что-то управляющему и тот громко проорал наши титулы: – Лорд Рион посол Великих Домов арров, Принцесса Великого Дома Ночи Ксана. На этом церемония представления Двору Императора была закончена. На нас почти не обратили внимания, управляющий уже кричал другие имена.
Граф Декос извинился, сказав, что он должен уйти по делам службы и оставил нас на попечение Десима. В конце концов, нам надоело, рассматривать пеструю толпу незнакомых дам и вельмож, я попросил Десима проводить нас в залы, где были накрыты столы с угощениями – меня интересовала Имперская кухня. Когда Десим наливал Илагри на пробу экзотический напиток из морских водорослей, кто-то грубо толкнул его руку, так что жидкость расплескалась в стороны, и сказал:
– Смотри куда льешь, гвардейский поросенок. – Человек в коричневой форме смотрел на нас, нагло ухмыляясь.

Кадет повернулся ко мне и сказал:
– Извините, милорд, но мне придется вас оставить на некоторое время. Извечный спор между штурмовиками и гвардейцами по поводу тонкостей застольного этикета.

– Думаю, Десим, мне тоже стоит знать про эти тонкости, иначе я могу со своим невежеством попасть в неудобное положение перед вашим отцом. Незнакомец в коричневом презрительно скривился. Мы пошли к выходу в парк. Натали просигналила восемь человек в засаде справа, но я уже и без этого их заметил, похоже, о кодексах чести в этих местах не слышали. Отряд штурмовиков был настроен весьма агрессивно, никаких объяснений, никаких переговоров, напали сразу, все это было больше похоже на заказное, заранее спланированное убийство. Я приказал теням оставить в живых того, что нас выманивал. Десим не успел выхватить клинок. Я оказался расторопней и убил двоих, раньше мне никогда еще не удавалось опередить теней, расту, однако…

– Хочешь у него что-нибудь спросить? – Я кивнул на хрипящего пленника. Но сын графа пока не успел понять, что произошло, и удивленно смотрел на трупы.

– Спрашивайте быстрее, сюда идут, – поторопила нас Натали.

– Не надо спешить, я сам с ним поговорю, – раздался откуда-то сзади голос Декоса. Граф вышел вперед и кивнул, сопровождавшим его гвардейцам, те быстро связали и уволокли пленника.

– Спасибо вам, Лорд Рион, мы чуть было не опоздали. Думаю, сегодня больше ничего не должно случиться, вы можете спокойно расслабиться и развлечься.


***
Мы пошли развлечься. Ксана захотела посмотреть, чем южные танцы отличаются от тех, что она уже знает. Отличия у танцев были совершенно незначительны. У меня никакого желания танцевать не было. Когда недалеко лежат еще не убранные убитые тобой люди, думаю, даже такой циник как Леран, не захотел бы танцевать на моем месте. Я попросил Десима проводить нас домой. Но если уж началась полоса неприятностей, то она так и будет продолжаться до самого вечера, а, то и на несколько дней может растянуться. Мы уже были почти у выхода из резиденции Императора, когда какой-то вельможа бесцеремонно схватил Ксану за руку.
– Ты куда это собралась, детка. Мы ведь даже еще не познакомились…

Ксана попыталась вырвать свою руку, но незнакомец держал ее крепко. Десим повел себя странно, он побледнел и я почувствовал его страх граничащий с ужасом, кадет был близок к обмороку. Незнакомец был архимагом, его щиты впечатлили даже меня. У вельможи крепкая фигура бывалого воина и худое лицо аскета с носом, похожим на клюв хищной птицы, и острым, сильно выдающимся вперед подбородком. Тени напряглись, ожидая от меня позволения напасть. Или готовясь, напасть без позволения, если незнакомец сделает еще, хоть одно малейшее агрессивное движение. Вельможа окинул их презрительным взглядом. Я мысленно придержал теней.

– Оставьте девушку в покое, она со мной. – Я постарался придать голосу нейтральное выражение. Архимаг перевел взгляд на меня.

– В данный момент, мальчик, эта девушка со мной, а тебя я не задерживаю. – Вельможа подарил мне спокойный взгляд убийцы, абсолютно уверенного в своих силах. – Если это твоя жена, то считай, что она уже почти вдова.

– Синтар, сегодня ты схватил кусок, который тебе не по зубам, рискуешь подавиться – Словно из ниоткуда рядом с нами появился Император. – Девушка, которую, ты сейчас держишь принцесса Великого Дома арров. Ведь ты, кажется, уже однажды сталкивался с аррами, и почти сотню лет потом прятался от Паладинов. Кроме того, они – мои гости, за их безопасность я отвечаю головой, если ты причинишь кому-либо из них малейший вред, я буду считать это началом войны.

– Ну что вы Император, – Синтар отпустил Ксану и отвесил Церену шутовской поклон, – у меня и в мыслях не было причинять какие-либо неудобства вашим гостям. Я лично и пальцем их не трону. – Герцог недобро покосился на нас. – Но вы прекрасно знаете, что на улицах столицы множество хулиганов… я не несу ответственности за все злодейства, что совершаются в Империи, лишь за их малую часть. – Вельможа усмехнулся. – Если от этих людей зависит судьба Страны и жизнь Повелителя, то я как ваш искренний подданный приложу все усилия, чтобы с ними как можно быстрее ничего не случилось. – Синтар явно насмехался над Императором.

– Ты уже мертв, Синтар, просто ты еще этого не понял. Если ты не покинешь дворец сейчас же, то я перережу тебе горло собственноручно, хотя мне было бы удобней, чтобы это сделал кто-нибудь еще.

– Ухожу, ухожу, не к лицу Повелителю пачкать руки о никчемного слугу. – Синтар опять поклонился Императору и быстрой походкой направился к выходу.

Я обнял Ксану за плечи, пытаясь успокоить девушку, она с трудом уняла нервную дрожь.

Церен сокрушенно покачал головой и сделал едва уловимое движение рукой. На языке жестов воинов это означало – собраться вокруг меня. Я на грани восприятия успел заметить, как словно из тени Императора материализовалась пятерка воинов в серых одеждах. Лорис и Натали уставились на них с детским восторгом и восхищением. Настоящие тени, те самые о которых ходят легенды, не выпускники Школы, а Мастера! Их мастерство сравнимо с мастерством Паладинов. Только Даша гордо задрала носик, мол, мы тоже тени и не лыком шиты…

– Проводите гостей, и присмотрите за ними. – Приказал Церен. – Возможно, на вас нападут по дороге другие тени, не пропустите момента атаки. Надо было кончать мерзавца сейчас. Старею… – Император снова покачал головой.


***
Десим отошел от шока. Ему явно было стыдно за свой испуг.
– Ну, вот милорд, вы и познакомились с первым номером в рейтинге лучших клинков Герцогом Синтаром. Возможно, что если бы Император принял участие в праздничном турнире, то первым номером был бы он, однако выходить на поединки с подданными, ему не положено. Вторым и третьим номером являются бароны герцога Рошен и Драгар, почти такие же мерзавцы, как и сам Синтар. – Десим давал мне свои пояснения пока мы шли в направлении дома графа Декоса.

К предостережению Императора я отнесся со всей серьезностью, поэтому перешел на особое магическое зрение, постоянно контролируя окружающее пространство. Мои телохранители тоже были на пределе готовности. Отряд Императора словно растаял в воздухе, превратившись в реальные тени и став невидимым. Но теперь я знал, как их можно обнаружить и отчетливо ощущал присутствие и местоположение каждого воина. Засаду я заметил одновременно с Натали. Даша сразу швырнула в то место уже заготовленный ее излюбленный огненный шар, на силу не поскупилась, поэтому газончик с кустиками и стоящий рядом сарайчик были уничтожены полностью, а песчаная почва газона превратилась в гладкую стеклянную поверхность. Грохнуло так, что содрогнулись соседние дома. Маги, находившиеся в засаде, погибли сразу. Однако тени противника успели уйти из под удара. Пятеро из них отвлекли на себя теней Императора, не вступая с ними в ближний бой, они кружили вокруг, не давая им возможности для нашей защиты. Три другие воина-тени прорвались к нам. Я прикрыл Ксану и Илагри, вступил в поединок с первым из них. Даже не пытаясь тягаться с тенью на мечах, попытался использовать свое магическое превосходство, нанес одновременно ментальный и кинетический удар и с минимальной задержкой бросил деструктурирующее заклинание. Первые удары были скорее отвлекающими, хотя поставить одновременно два разнотипных блока не под силу почти никакому магу, тень с этим справилась, но тут же, развеялась прахом, пропустив третий удар. У девушек дела были плохи. Лорис успела заклинанием разрезать пополам одного из нападавших, но третий воин связал моих телохранителей поединком на мечах, где у него было значительное преимущество в силе, скорости и опыте. Четыре фигуры смазались в единое облако, из которого, зажимая окровавленный бок, уже вывалилась Лорис. Времени на раздумья не было, я накрыл это облако парализующим ударом, оно сразу развалилось на три части. Пять оставшихся теней противника не стали продолжать атаку, ставшую теперь безнадежной, и сбежали. Их никто не преследовал. Я осмотрел поле боя. В сторонке валяется Десим – Натали оглушила его в самом начале заварушки, чтобы не мешался. Четыре неподвижных фигуры теней, трое из которых мои. Меня захлестнула сильная боль Лорис так, что я пошатнулся. Тени Императора занялись воином нападавших, а я поспешил на помощь к теням. Даша и Натали пострадали несильно, скоро очухаются. Лорис лежала на боку, прижав к животу колени. Сведя вместе края раны и остановив кровь, я взял Лорис на руки, воины Церена подобрали остальных и мы поспешили в дом Декоса. Положение девушки было очень серьезным.


***
Мы втроем, я, Ксана и Илагри бились над Лорис до самого утра. Рана у нее была очень глубокой и очень скверной. К тому же Лорис ослабла от сильной потери крови. Для человека такой удар был бы смертелен. Лишь утром состояние тени стало стабильным и опасения за ее жизнь исчезли. Мы просто уже валились с ног от усталости, когда Диана принесла нам в комнату какую-то еду. Я проглотил все, не чувствуя вкуса. Даша и Натали, пришедшие в себя довольно быстро, пообещали, что подежурят у постели подруги и если ее состояние ухудшится, сразу нас разбудят. Илагри и Ксана свалились рядом с пациенткой на широкой постели и сразу уснули как убитые. А я долго лежал, но никак не мог заснуть от переутомления, перед глазами стояла окровавленная и беспомощная Лорис.
Синтар пролил кровь практически члена семьи, но мне самому без серьезной подготовки с ним, похоже, не справиться. Придется звать на помощь Лерана. Никакого урона чести здесь нет, Леран с самого детства вдалбливал нам с сестрами, что если противник нам не по зубам, нужно звать подмогу или бежать, отложив разборку до тех времен, пока не изменится расклад сил. Самый большой урон чести это гибель по глупости или по гордости. При этом Леран ни от кого никогда не бегал.
Медея была в курсе всего происходящего, с ней я связывался регулярно. Сестрицы сами выясняли у меня, что и как. Нужно ли приглашать графа? Надо с кем-нибудь из них посоветоваться… С этой мыслью я заснул.
***
Лорис идет на поправку. Ксана каждые несколько часов проводит с тенью лечебные процедуры, чтобы ускорить заживление раны. Тень капризничает и требует к себе моего постоянного пристального внимания и двойной порции ласки, я стараюсь ей ни в чем не отказывать, и Лорис вовсю пользуется ситуацией. Все свободное время пытаюсь готовиться к праздничному турниру, который состоится уже совсем скоро.
Я связался с Лераном, тот заинтересовался таинственной личностью герцога-мага и попросил меня открыть для него портал. Граф пришел не один, он захватил с собой Криса. Некоторое время Леран наблюдал за моими тренировками и подготовкой к турниру. Глядя на мои магические заготовки и трюки, глава клана Наводящих Ужас скептически качал головой.
– Рион, зря ты все детство скрывал от меня свои способности? Если бы я вовремя имел о них представление, я обучал бы тебя совсем по-другому. А теперь, из тебя вышел какой-то Паладин самоучка, никогда бы раньше не подумал, что такие бывают. Ты не знаешь простейших вещей, поэтому часто делаешь грубые ошибки. Но при этом ты абсолютно непредсказуем, и я бы сказал, что теперь ты стал опасен даже для меня. Тебе необходимо изучить основы, непременно тобой займусь, когда вернешься в клан. Не бойся, это не отнимет много времени, но значительно повысит твой уровень.

Леран давал очень дельные советы и рассказывал мне основы тактики и стратегии действий паладинов, когда в гости в очередной раз зашел Колен.

– Рион, ты слышал новости? Недавно на город напали демоны! Они почти полностью разрушили гостиницу "Три поросенка"! А когда Ковен выслал против них магов, то демоны ушли из гостиницы, и захватили городской публичный дом. Уже два дня оттуда раздаются звуки дикой оргии. Один из лучших магов Ковена попытался их оттуда изгнать, но демоны мага жестоко унизили, и теперь его штаны висят над заведением в качестве флага. А почтенные граждане города больше не могут посещать это место.

– Что за бред вы несете, Колен? Никаких демонов не бывает, – я скептически хмыкнул.

У Лерана заблестели глаза от азарта и предвкушения очередного развлечения. Он внимательно проверил заточку своих мечей.

– Рион, если демонов никто раньше не видел, это не значит, что их не бывает. Я думаю, нам надо поспешить пока демоны не надумали уйти куда-нибудь еще.

Мы в сопровождении Колена быстро направились в сторону публичного дома. Двери дома были открыты нараспашку, оттуда раздавались женские визги, смех и низкий бас мужского гогота. Толпа любопытных окружала заведение, но близко подходить никто не решался. Нас безропотно пропустили вперед.

Мы атаковали заведение по всем правилам клана Наводящих ужас. Леран ворвался первым, но вдруг остановился, пропустил меня вперед, разочарованно убирая клинки в ножны. Посреди залы покачиваясь, стоял пьяный Септ у него на шее повисли три голых девицы. Септ безуспешно пытался обнять сразу трех, но руки было только две. Остальные арры занимались кто чем, но все вместе это можно было назвать только одним неприличным словом… Лица девушек публичного дома смешались с уже знакомыми мне лицами амазонок. Септ заметил меня и попытался отдать воинский салют, но чуть не упал, одна из девушек помогла ему сохранить равновесие.

– К-к-командир, и вы уважаемый граф Леран… – приветливо улыбнулся нам Септ, – п-п-присоединяйтесь ик милорды. – Септ опять покачнулся. – П-п-представляете, в этом городе не уважают арров… нас здесь не знают и не ценят. Н-н-нам срочно пришлось поднимать свою репу-пу-тацию.

– Ну что ты, зайчик, мы вас очень даже оценили, – зашептала на ухо Септу одна из подружек и попыталась поцеловать рыцаря в губы. Но это нарушило устойчивость конструкции и все четверо рухнули на ковер.

Леран посмотрел на меня скептически.
– Первая заповедь командира, Рион, это то, что он должен контролировать своих подчиненных. Леди Медея явно поспешила с тем, чтобы поручить тебе такую миссию. В результате твоим подчиненным приходится с риском для жизни отстаивать свою честь при полном отсутствии какого-либо управления, – граф усмехнулся.

– Встать!!! Построиться! – я начал отдавать команды, на меня накатила злость. Рыцари сразу протрезвели и быстро выстроились в шеренгу. Во вторую шеренгу построились амазонки, к ним в строй попытались встать девушки из публичного дома, но их отпихнули.

– Если маги Ковена узнают, что за демоны посетили их город, то они ни за что не согласятся открывать стационарный портал. Поэтому вы сейчас же уходите домой. А вы, – я обратился к местным девицам, – можете, что угодно врать про демонов, но если кто-нибудь из вас скажет хоть слово правды, то вы узнаете, что такое настоящие демоны!

Я открыл портал в резиденцию Черных. Амазонки не пожелали расставаться с рыцарями, но я и сам не хотел оставлять здесь ненужных свидетелей. Буквально вытолкал всех через проход, даже не дав никому полностью привести себя в порядок. Девицы заведения побросали вслед уходящим амазонкам и рыцарям забытые ими одежду и вещи. Я закрыл портал и вытер со лба капельки пота. Ну вот, теперь можно сказать местным жителям, что публичный дом очищен от скверны…


***
Леран объявил, что может быть, тоже будет участвовать в праздничном турнире, а для этого ему надо собрать кое какую нужную информацию. Потом они вместе с Крисом куда-то исчезли.
Перед началом турнира призы вынесли на всеобщее обозрение, чтобы привлечь больше участников. Но, ни золото, ни всякие драгоценные безделушки меня абсолютно не интересовали. Я и сам могу себе такого понаделать. Старинное оружие заинтересовало вплетенными в него заклинаниями. Но посмотрев на плетения Силы, наложенные на все это железо, у меня сразу возникали идеи как это можно значительно улучшить. После чего предметы, столь вожделенные для местных бойцов, становились мне неинтересными. Лорис уже почти совсем оправилась, и хотя приступать к тренировкам ей было еще рано, она следовала за мной вместе с Дашей и Натали. Тени не понимали моего равнодушия к оружию, им хотелось все потрогать и опробовать, но глядя на меня, они делали вид, что у них такого добра навалом, даже еще лучше есть, и взять здесь совершенно нечего.
Семь рабынь стояли отдельно. На них почти никто не обращал никакого внимания. Около каждой была табличка, где было написано – кто такая и откуда украдена. Недалеко от рабынь постоянно находился принц Колен, он пытался хоть как-то поддержать сестру. Сестра Колена понуро опустила голову, с тех пор, что я видел ее последний раз, она сильно похудела. Девушки были действительно очень красивы, и Кира выделялась среди них разве что титулом – других принцесс здесь не было. Я несколько раз прошелся вдоль ряда пленниц, все из очень хороших семей, почти дети. Их непременно следует вернуть родителям. Как и все остальные призы рабыни были оценены, цены проставлены на табличках. Я подсчитал, какой процент от стоимости всех призов приходится на рабынь и пришел к выводу, чтобы забрать их всех в качестве приза, достаточно занять на турнире пятое место. Это, конечно, при условии, что никого из них не заберет кто-либо из первой четверки победителей. Теперь все будет зависеть от жеребьевки. Криса и Колена тоже записали на турнир, хотя фактически они не должны были в нем участвовать. Однако по правилам турнира могла, например, сложиться ситуация, что у второго номера не хватает побед для того, чтобы вызвать первого, а между ними нет никого, на ком можно было бы заработать эти дополнительные победы. Если такая ситуация возникнет, то Крис, Колен и Десим обеспечат дополнительные очки. Не совсем честно, но что поделаешь…
***
Жеребьевка состоялась сразу после торжественного открытия турнира Императором. Лерану повезло, он получил по жребию почти самый низкий номер рейтинга среди новичков. Соответственно это давало ему право выбрать себе соперника раньше меня. Но герцог Синтар, заподозрив неладное, снялся с турнира в самый последний момент и исчез в неизвестном направлении. Леран был зол и очень разочарован. Он вызвал на смертельный поединок без правил барона Рошена, ставшего в отсутствии Синтара первым номером. Публика была взбудоражена. Делались ставки примерно сто к одному на победу барона. Последний раз новичок вызывал на поединок воина из призовой шестерки почти сорок лет назад и был тогда показательно убит. Поэтому такой наглости от неизвестного никому рыцаря не ожидал никто. Поединки с участием бойцов из первой двадцатки рейтинга всегда проводились на главном ристалище в присутствии самого Церена. Император по традиции был одним из судей в боях сильнейших.
Но поединка как такового не получилось. Граф не стал играть с бароном и убил его в первую же секунду боя. Однако Леран не был бы Лераном, если бы даже из столь короткого поединка не устроил зрелище наводящее ужас на окружающих – за эту секунду он успел нашинковать барона Рошена буквально в фарш. Все, включая Императора, были забрызганы кровью. Публика в шоке. Словно шелест листвы по толпе пролетело слово – Паладин. Леран сделал приглашающий жест остальным участникам турнира, мол, не стесняйтесь, вызывайте. Видите, это совсем не больно, Рошен не успел даже ничего почувствовать.
Мне достался барон Драгар – ослабленная версия герцога. Одна школа фехтования, одинаковые магические связки. Есть на ком получить опыт, опробовать задумки. Магия Драгара вполне поддалась нейтрализации, думаю, что и с Синтаром я должен теперь справиться. Поставив Драгара еще несколько раз в трудное положение, чтобы выяснить его скрытые возможности, я, наконец, отсек ему голову. У герцога не стало еще одного подданного. Вот только где теперь ловить его самого? Император благосклонно кивнул, одобряя мою победу. Толпа ревела. Убийство второго кумира зашкалило ее эмоции.
Крис увидел, что мы больше не нуждаемся в его страховке, решил заняться собственным благосостоянием. Оруженосец графа вызвал третьего номера в рейтинге. Поскольку мы с графом своих соперников убили, Крис подумал – значит так надо, действуя по нашему примеру, он быстренько зарезал третьего номера. Третье убийство толпа встретила гробовым молчанием. Похоже перебор. Этак они и портал к нам раздумают открывать. Император нахмурился и находится в задумчивости. Зато всем теперь стала понятна причина бегства герцога. Враги Синтара торжествовали, наконец-то на злодея началась реальная охота.
Лерана и Криса вызвать больше никто не осмелился. Я, видимо, выглядел не столь грозно как они, поэтому меня вызывали еще трижды, но не на смертельный поединок, а на поединок до признания поражения одним из участников. Чтобы сгладить впечатление от проделки оруженосца графа, я победил остальных соперников очень бережно, почти нежно, даже не поцарапал никого – просто выбивал оружие из рук.
***
Император лично вручил Лерану знак победителя праздничного турнира. Этот знак давал графу какие-то большие права в Империи, делал его почетным гражданином столицы, кавалером чего-то там, и прочее, прочее… Ни мне ни Крису это не было интересно, Лерану тоже. Но граф отнесся к Императору и к врученной награде с предельным уважением. Добычу глава клана Наводящих Ужас выбрал по принципу – максимум стоимости, минимум занимаемого места, чтобы не таскать лишнее барахло. Клану же лишние средства никогда не помешают.
Я, как и собирался, забрал всех рабынь. Остаток стоимости положенных мне призов я попросил Лерана забрать в пользу клана. Толпа презрительно свистела и улюлюкала – мой выбор ее сильно разочаровал. Тогда я поднял руку, дождался тишины и заявил:
– Мне не нравится ваш обычай проливать невинную кровь в качестве развлечения. Поэтому я Лорд Рион, представитель Великих Домов арров, Мастер меча клана Наводящих Ужас обещаю вам, что каждый год буду забирать у вас всех рабынь и убивать на турнире тех, кто попытается помешать мне в этом деле.

– В таком случае мы лучше отменим с этого года этот варварский обычай, уважаемый Лорд. – Император почему-то улыбнулся, и подмигнул мне совсем как мальчишка. Толпа спорить с Императором не решилась. Так умер один из самых древних обычаев Империи Иштар.

Крис в качестве приза набрал себе множество дорогих женских украшений. Как он потом мне объяснил, драгоценности нужны ему, чтобы дарить женам. Обе его жены из Дома Синих уже беременны.

Я доставил свою новую собственность в дом Декоса. Кира бросилась на грудь брату и долго плакала. От той взбалмошной девчонки, которую я помнил, не осталось и следа. Жизнь полностью изменила принцессу. Остальные рабыни смотрели на меня со страхом.

– Граф Декос обещал мне, что поможет вам всем вернуться домой, – успокоил я девушек.


***
Император предложил мне встретиться с магами Ковена через неделю для обсуждения технических проблем открытия портала. Поэтому некоторое время я мог позволить себе отдохнуть в привычной для меня обстановке.
Мы вернулись вместе с Лераном и Крисом в резиденцию клана. Я занялся своим излюбленным делом – изучением книг, для чего вернулся в сторожку лесника. А мои подруги решили, что пора налаживать порядок в нашей семейной жизни. Как и с кем, я теперь сплю, решалось женским советом, мое мнение учитывалось в последнюю очередь. Мол, у девушек бывают критические дни и просто плохое настроение, а мне кобелю должно быть абсолютно все равно, когда и с кем… Ксана и Лорис от лица остальных объявили, что медовый месяц закончен. Раньше мы спали всем скопом, и первая половина ночи у меня всегда получалась весьма бурной. Теперь в общих чертах все свелось к простой схеме, тени поделили меня с Ксаной и Илагри. Я не возражал. Во-первых – себе дороже, во-вторых – мне же лучше. Ксана любила бурные и изощренные ласки, затем она отползала и требовала, чтобы ей не мешали спать. Илагри, наоборот, нравилось растянуть удовольствие как можно дольше, она предпочитала нежность и всегда засыпала, тесно прижавшись ко мне. А перед тем как заснуть, любила обсудить что-нибудь интересное или просто поболтать.
С тенями мы вообще стали чем-то одним целым. Если у кого-то, например, зачесалась нога, то чья рука ближе, та и почешет. Общаться мы стали в основном мысленно. Но, несмотря на полное довольство жизнью, я тосковал по Роксане, мы часто разговаривали через кристаллы связи. Роксана рассказывала о своей жизни и выспрашивала у меня последние новости. У нее все было в порядке, ребенок нормально развивается.
***
Зданием Ковена магов Империи оказался невзрачный двухэтажный дом с большой прилегающей к нему территорией обнесенной каменным забором. Десим проводил меня до самых ворот. Здесь нас встретил один из магов Ковена. Маг крепкий черноволосый мужчина неопределенного возраста, одет в синюю мантию. Юшен, представился мужчина. Маг окинул меня быстрым взглядом, видимо решив, что я не представляю собой ничего интересного, небрежно кивнул мне и предложил следовать за собой. Я в свою очередь внимательно рассмотрел его магическим зрением. Обычный человеческий маг. Для рыцаря арра опасности не представляет никакой. Если все маги Ковена примерно такого уровня, то Император многократно преувеличил силы Ковена. И Повелитель и герцог несравнимо сильнее Юшена.
Во дворе Ковена был разбит чудесный сад. Я не встречал раньше таких интересных растений. От ворот ограды к зданию Ковена шла дорожка, вымощенная желтым кирпичом. Мы пошли по этой дорожке, и в какой-то момент я почувствовал беспокойство, это не было чувство опасности, скорее похоже на чье-то постороннее пристальное внимание. Тени ничего не заметили. Я попытался сбросить с себя наваждение, но оно только усилилось. Теперь мне стало казаться, что там невдалеке за деревьями кто-то плачет.
– Что у вас там такое? – спросил я мага и, не дожидаясь разрешения, свернул на боковую тропинку. Юшен был этим недоволен, но ему пришлось последовать за мной. Через минуту ходьбы мы обнаружили большую стальную клетку, в которой лежала невиданная доселе мной зверюга. Зверь был похож на большого летающего ящера, кожистые крылья, темно зеленая чешуя покрывала туловище и становилась почти совсем черной на лапах и кончике хвоста. На спине что-то похожее на гребень. Животное было размером с крупного бычка, ему тесно и неудобно сидеть в клетке, где оно даже встать в полный рост не могло. В глазах ящера плескалась тоска, слезы капали на стальной пол клетки. Несмотря на устрашающий вид, зверюга была необычайно красивой.

– Эту тварь поймали неделю назад в землях Дикой Магии недалеко от границы. Близко не подходите, она очень опасна, – дал пояснения маг, – кусается зараза.

Тварь презрительно покосилась на мага. Она явно прекрасно понимает человеческую речь. Зверюга тяжело вздохнула и провела лапой по полу, оставив на днище клетки глубокие борозды от когтей.

– Зачем она вам, Юшен? – я не мог скрыть своего недоумения.

– Ковен давно изучает земли Дикой Магии. Животные и растения там весьма необычны и порой обладают совершенно уникальными полезными свойствами. Те посадки, которые вы могли видеть во дворе возле дорожки, взяты оттуда, к сожалению, лишь немногие из них приживаются в отсутствии сильного магического фона. Что касается живности, то нам впервые удалось поймать столь крупный экземпляр. Раньше магам не удавалось заполучить ничего крупнее суслика, а теперь вот попался целый летающий крокодил.

Услышав о себе такую характеристику, зверюга недовольно фыркнула.
– Мы изучим ее поведенческие рефлексы, а потом препарируем. Нам важно понять за счет чего звери выживают в условиях Дикой Магии, – в голосе мага зазвучали самодовольные нотки ученого.

– Да уж, влип ты приятель, – а посмотрел на зверя с сочувствием.

– Приятельница, – зазвучало в моей голове, – я девочка, меня зовут Стася. Мама наверно уже сильно беспокоится, что меня долго нет дома. Выпусти меня отсюда Повелитель. – Прозвучал в моей голове женский голос.

Да эти имперцы просто маньяки какие-то – крадут детей, где только могут. Вот еще одна жертва их алчности. И обязательно им нужны красивые девушки, чтобы потом их распотрошить. Я между тем начал мять в кармане мелкую серебряную монетку, превращая ее в камень портала. Затем бросил камешек зверюге.

– Держи, Стася, смотри не потеряй! Заберешь потом с собой.

Летающий крокодил подгреб камень себе лапой под пузо.
– Спасибо Повелитель, – снова раздался в моей голове Стасин голос.

– Эй! Что вы ей дали? – Забеспокоился маг.

– Да просто пуговку обронил. Вы не поможете мне ее достать? – Я вопросительно посмотрел на Юшена. А Стася нехотя приподняла морду и зевнула магу в лицо, демонстрируя великолепные белые клыки.

– Нет!!! Мы и так здесь задержались! Совет Ковена давно уже нас ждет. Идемте! – Юшен нервно дернул плечом.


***
На Совете присутствовал Император Церен. Кроме Повелителя Иштар в зале находилось еще три десятка магов в мантиях различных цветов. Присутствие Императора магов нисколько не смущало, на него просто не обращали внимания. Воздух в зале едва не светился от избытка Силы. Маги в белых мантиях по силе едва ли уступают Императору и герцогу. Но таких здесь всего трое. Те, что в черных мантиях будут, пожалуй, чуть-чуть послабее, их здесь пятеро. Есть маги в красных, зеленых, оранжевых, коричневых мантиях. В синей мантии только Юшен.
Когда мы вошли, Император кивнул мне и показал рукой на диванчик, мы уселись, я с интересом стал разглядывать присутствующих. Один из магов в белой мантии поднялся и поднял руку, требуя внимания.
– Мы сегодня собрались здесь, чтобы обсудить текущее состояние дел по открытию портала в Палару. На настоящий момент времени уже сооружена арка портала, в нее встроено около двухсот камней Силы, реализующих структуру заклинания. Встроенные кристаллы составляют почти треть стратегического запаса Ковена Гонта. Их стоимость должна окупиться в течение первых пяти лет эксплуатации портала. Арка близнец построена в Паларе. Для открытия портала необходимы совместные действия магов Палары и Гонта. Сейчас не хватает большого кристалла Силы за счет, которого будет осуществлен прокол и последующее склеивание пространства. Для выращивания такого кристалла требуются усилия всех магов нашего Ковена в течение года. Это главная проблема. Какие будут предложения?

Маги начали перешептываться.
– Совет Лордов Великих Домов готов предоставить вам нужный кристалл, за долю в собственности портала. – Я встал со своего места и привлек к себе внимание.

– Сядь мальчик, ты не представляешь, о чем идет речь. – Обратился ко мне один из присутствующих. Ты даже не маг. – Он окинул меня острым взглядом. – Такого кристалла ни у кого не может быть, он практически ни для чего другого не годится. Никто не будет заранее вкладывать колоссальные усилия в проект, осуществление которого находится под вопросом.

Мага в белой мантии, который выступал первым, звали Ассаш, как мне подсказал Юшен, он был главой Ковена Гонта. Ассаш не стал встревать в бессмысленную дискуссию, он просто передал мне клочек бумаги, на котором были записаны параметры требуемого камня. Я внимательно прочитал на бумажку.

– Именно такой камень был заготовлен Великими Домами. Что насчет доли в собственности? – Я вопросительно посмотрел на главу Ковена.

– Третья часть. Одна треть Ковену Палары, одна треть Ковену Гонта и одна треть Великим Домам. Как только вы доставите камень, портал можно будет открыть.


***
После Совета Ковена я сразу ушел в клан Наводящих Ужас. Попавшейся навстречу Софи заявил, что у нас сейчас будут гости. Маму попросил, чтобы приготовили барашка. Судя по клыкам Стаси, она явно не травоядное животное. После чего открыл портал в клетку чудища пойманного магами Ковена. Через портал выскочила довольная Стася. Она выплюнула ключ портала на землю – единственную улику моей кражи и довольно потянулась, расправляя крылья.
– Правда, она красавица? – спросил я у сестры.

– Это твоя новая девушка? – Софи скептически хмыкнула, – твои вкусы меняются, однако, в странную сторону…

Стася захрюкала очень похоже на смех, шутка сестрицы ей понравилась – одного поля ягоды.

– Знакомьтесь. Софи, это Стася. Стася, это Софи.

Посмотреть на зверя сбежались все обитатели замка. Леран долго ходил вокруг, поглаживая чудище, видимо прикидывал, что с таким помощником ему было бы проще наводить ужас. Стася была польщена вниманием, выгибала спину, вытягивала шею и хлопала крыльями. Она даже облетела вокруг замка, чтобы все увидели, насколько хорошо она выглядит в полете. Закусив барашком, Стася попросила отправить ее домой. Я открыл ей портал в наиболее близкую точку к землям Дикой Магии в районе рудника.

– Не попадайся больше имперцам, – крикнул я в след быстро удаляющейся точке.

– Заходи в гости Повелитель, – прозвучал в голове голос Стаси.

– Почему ты называешь меня повелителем? – Попытался я докричаться до улетающего крокодила. Но вопрос, похоже, уже не был расслышан и остался без ответа.


***
На создание нужного кристалла ушло целых десять минут, восемь из которых я искал подходящий по весу булыжник. Странная штуковина получилась, интересно, как они будут ее использовать? Впрочем, это не мое дело. Я явился в Ковен магов Гонта, закинув на плечо сверток.
Здесь стоял переполох. Все обсуждали таинственное исчезновение недавно доставленного из земель Дикой Магии редкого животного.
– Ни одна сигнализация не сработала, ни одна магическая следилка ничего не заметила, никаких следов! Клетка цела, а зверюга как сквозь землю провалилась…

– Копать не пробовали? – Услышал я обрывок разговора двух магов.

Юшен на меня странно косится, он явно меня в чем-то подозревает, но озвучить свои мысли не осмеливается.

Я передал камень магистру Ассашу. Тот долго крутит его в руках, разглядывая со всех сторон. Наконец удовлетворенно кивает и говорит – годится.

На открытие портала собрался почти весь город. Толпа шумит и толкается, каждому хочется увидеть, что сейчас произойдет. Потом потомки будут рассказывать своим детям, наш прадед там был и все видел собственными глазами. Это создает у людей иллюзию их причастности к истории. Я стоял рядом с Императором, поэтому мне не надо было бороться за лучшее место для наблюдения. На главной площади города теперь возвышалась огромная каменная арка. Под ней туда-сюда сновали озабоченные маги. Их суета мне была непонятна. Арры никогда не делают коллективных заклинаний, в этой науке люди ушли далеко вперед. У арров магия почти всегда индивидуальна. Люди как-то ухитряются объединять свои слабые магические силы. Хорошо, что магов среди них очень мало, а те, что есть значительно слабее любого арра, иначе люди могли бы стать действительно опасными. О таких магах как Император или герцог я и вовсе раньше не слышал. У меня даже есть сильные сомнения в том, что они люди.

Наконец маги Ковена разобрались, кто и что должен делать, и процесс был запущен. Часть площади, которая была видна за аркой, покрылась рябью, словно там начал струиться горячий воздух. Затем сечение прохода под аркой начало становиться матовым, будто в воздух добавили пара. Когда за аркой почти ничего не стало видно, из арки подул ветер, туман начал рассеиваться и за ним проступили очертания другого города, где тоже собралась своя толпа зевак. С обеих сторон раздался рев – жители городов приветствовали друг друга.


***
Первое время портал работал бесплатно. Это было преподнесено не то, как рекламная, не то, как благотворительная акция для всех желающих побывать в новых местах. На самом деле причина такой щедрости заключалась в том, что еще не была организована таможня. Между тремя сторонами владельцев портала не было согласия о том, как и какую, нужно взимать плату и как следует организовать контроль над выручкой. Для переговоров со стороны Великих Домов через портал явились все Лорды без исключения. Меня на переговоры не пригласили. Когда я пожелал на них присутствовать, для получения дипломатического опыта, мне сначала вежливо, а потом уже совсем не вежливо дали понять, чтобы не лез не в свое дело. Это не то, чтобы меня особенно расстроило, но немного удивило. Даже не буду подслушивать, о чем они там говорят. Лень. Технически это не представляет никакой проблемы. Император всегда теперь носит мой подарок, а у меня есть несколько камешков, определенным образом настроенных на парочку камней в его гемме. Никакого злого умысла, просто здоровые инстинкты самосохранения.
***
Провести свободное время, если не с пользой, то, по крайней мере, с удовольствием проблем не было. Мы с подругами ринулись к морю. К нам присоединились Десим и Диана с их младшенькой сестренкой лет семи. Младшенькая сестренка Ката смешно картавила и говорила, что когда вырастет, непременно станет самой главной амазонкой. Все задатки для этого у нее, на мой взгляд, есть. Десим хватал ее и швырял в воду. Дите визжало и плыло обратно к берегу по-собачьи. Потом Диана показывала, как надо охотиться на рыбу с помощью лука. Глядя на это, Натали презрительно фыркала, затем опустила в воду свою блузку и под восторженные вопли Каты вытащила ее заполненную рыбой.
Мы жарили рыбу на костре. Опыт Дианы по чистке и приготовлению рыбы в диких условиях оказался весьма ценным, а зажаренная по ее рецептам рыба очень вкусной. Оказывается около берега много съедобных водорослей, и некоторые из них жители Гонта используют как приправы.
– Сматлите, какие калаблики!!! – восторженно завизжала Ката, тыкая пальцем в море.

Пока я прищуривал глаза против солнца, пытаясь рассмотреть, что привело Кату в такой восторг. Десим нервно вскочил и начал собирать вещи. В море красовались силуэты нескольких кораблей. Даже мне, полному невежде в морском деле, было понятно, что это военные корабли. Красивые хищные контуры, сравнительно неглубокая посадка, характерная для быстрых судов. У всех кораблей укрепленный нос. Такой нос спокойно может пробить незащищенный борт купеческого судна. Три мачты обеспечивают маневренность и большую площадь парусов, в бортах отверстия для баллист. В целом зрелище красивое и устрашающее.

– Уходим! Это пираты. Раньше они никогда не имели такой наглости, чтобы открыто приблизиться к Гонту, да еще в таком количестве. Похоже на организованное нападение на город. В казармах кадетов сейчас наверняка боевая тревога. – Объяснил свою спешку Десим.

Мы торопливо зашагали к городу. Ката сидела на плечах Десима, размахивала руками и громко орала боевой клич амазонок.


***