КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 432725 томов
Объем библиотеки - 595 Гб.
Всего авторов - 204738
Пользователей - 97082
MyBook - читай и слушай по одной подписке

Впечатления

DXBCKT про Брэдбери: Примирительница (Научная Фантастика)

Как ни странно — но здесь пойдет речь о кровати)) Вернее это первое — что придет на ум читателю, который рискнет открыть этот рассказ... И вроде бы это «очередной рассказ ниочем», и (почти) без какого-либо сюжета...

Однако если немного подумать, то начинаешь понимать некий неявный смысл «этой зарисовки»... Я лично понял это так, что наше постоянное стремление (поменять, выбросить ненужный хлам, выглядеть в чужих глазах достойно) заставляет нас постоянно что-то менять в своем домашнем обиходе, обстановке и вообще в жизни. Однако не всегда, те вещи (которые пришли на место старых) может содержать в себе позитивный заряд (чего-то), из-за штамповки (пусть и даже очень дорогой «по дизайну»).

Конечно — обратное стремление «сохранить все как было», выглядит как мечта старьевщика — однако я здесь говорю о реально СТАРЫХ ВЕЩАХ, а не ковре времен позднего социализма и не о фанерной кровати (сделанной примерно тогда же). Думаю что в действительно старых вещах — незримо присутствует некий отпечаток (чего-то), напрочь отсутствующий в навороченном кожаном диване «по спеццене со скидкой»... Нет конечно)) И он со временем может стать раритетом)) Но... будет ли всегда такая замена идти на пользу? Не думаю...

Не то что бы проблема «мебелировки» была «больной» лично для меня, однако до сих пор в памяти жив случай покупки массивных шкафов в гостиную (со всей сопутствующей «шифанерией»). Так вот еще примерно полгода-год, в этой комнате было практически невозможно спать, т.к этот (с виду крутой и солидный «шкап») пах каким-то ядовито-неистребимым запахом (лака? краски?). В общем было как-минимум неуютно...

В данном же рассказе «разница потенциалов» значит (для ГГ) гораздо больше, чем просто мелкая проблема с запахом)) И кто знает... купи он «заветный диванчик» (без скрипучих пружин), смог ли бы он, получить радостную весть? Загадка))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Шлем (Научная Фантастика)

Очередной (несколько) сумбурный рассказ автора... Такое впечатление, что к финалу книги эти рассказы были специально подобраны, что бы создать у читателя некое впечатление... Не знаю какое — т.к я до него еще никак не дошел))

Этот рассказ (как и предыдущий) напрочь лишен логики и (по идее) так же призван донести до читателя какую-то эмоцию... Сначала мы видим «некое существо» (а как иначе назвать этого субъекта который умудрился столь «своеобразную» травму) котор'ОЕ «заперлось» в своем уютном мирке, где никто не обратит внимание на его уродство и где есть «все» для «комфортной жизни» (подборки фантастических журналов и привычный полумрак).

Но видимо этот уют все же (со временем)... полностью обесценился и (наш) ГГ (внезапно) решается покинуть «зону комфорта» и «заговорить с соседкой» (что для него является уже подвигом без всяких там шуток). Но проблема «приобретенного уродства» все же является непреодолимой преградой, пока... пока (доставкой) не приходит парик (способный это уродство скрыть). Парик в рассказе назван как «шлем» — видимо он призван защитить ГГ (при «выходе во внешний мир») и придать ему (столь необходимые) силы и смелость, для первого вербального «контакта с противоположным полом»))

Однако... суровая реальность — жестока... не знаю кто (и как) понял (для себя) финал рассказа, однако по моему (субъективному мнению) причиной отказа была вовсе не внешность ГГ, а его нерешительность... И в самом деле — пока он «пасся» в своем воображаемом мирке (среди фантазий и раздумий), эта самая соседка... вполне могла давно найти себе кого-то «приземленней»... А может быть она изначально относилась к нему как к больному (мол чего еще ждать от этого соседа?). В общем — мир жесток)) Пока ты грезишь и «предвкушаешь встречу» — твое время проходит, а когда наконец «ты собираешься открыться миру», понимаешь что никому собственно и не нужен...

В общем — это еще одно «предупреждение» тем «кто много думает» и упускает (тем самым) свой (и так) мизерный шанс...

P.S Да — какой бы кто не создал себе «мирок», одному там жить всю жизнь невозможно... И понятное дело — что тебя никто «не ждет снаружи», однако не стоит все же огорчаться если «тебя пошлют»... Главной ошибкой будет — вернуться (после первой неудачи) обратно и «навсегда закрыть за собой дверь».

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Бояндин: Осень прежнего мира (Фэнтези)

Очередные выходные прошли у меня «под знаком» продолжения «прежней темы». Порой читая ту или иную СИ возникает желание «сделать перерыв», а и то... вообще отложить «на потом». Здесь же данного чувства не возникало))

Новый роман «прежнего мира» открывает новую историю (новых героев) и все прежние «персонажи» здесь (почти) никак не пересекаются... Почему почти? Есть «пара моментов»... Однако это никак не влияет на индивидуальность этого романа. В целом — его можно читать «в отрыве» от других частей книги (которые по хронологии стоят впереди).

Стоит сказать, что новые герои и новые «обстоятельства» никак не сказываются (отрицательно) на СИ. Не знаю — будут ли «в дальнейшем» еще какие-нибудь соединения сюжетных линий, однако тот факт, что (почти) каждая новая часть открывается только новыми героями — никак не портит «общей картины». Конечно — кому-то разные части могут нравиться «по разному», однако если судить с позиций «расширения ареала» (предлагаемого мира), то каждая новая часть будет приносить «лишь новые краски».

Справедливости ради все же стоит сказать — что эта (конкретная часть), хоть и представлена солидным томом (в отличие от предыдущих, содержащих под одной обложкой условно несколько разных произведений СИ), но все же некоторая недосказанность все же осталась... Не знаю с чем конкретно это связано, но (мне) эта часть показалась несколько «слабее» предыдущих... То ли «очередная суперспособность» сыграла негативную роль, то ли что-то еще — но (в какой-то определенный момент), все это стало походить на какое-то … повествование, в стиле «я взмахнул рукой и меч противника исчез»...

Нет — конечно (вроде) и не все так плохо, однако тема суперспособностей по своему описанию (и ограниченности) видимо является неким «нежелательным элементом». И в самом деле... Ну вот представим себе «такого-то и такого-то» имеющего некую «хреновину» которой он... мочит всех подряд без зазрения совести)) И о чем тут (тогда) пойдет речь? О том — в каком именно порядке мочить? Начиная с краю или «поперек»))

В общем (наверное) именно это обстоятельство и сыграло «свою злую роль», засим... иду вычитывать продолжение))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Брэдбери: Научный подход (Современная проза)

Этот рассказ (в отличие от других представленных в сборнике) как ни странно, производит впечатление просто юмористического. Никакой «многоплановости понятий» (тут) вроде бы и нет...

Некая (очередная) семья находится на грани безумства, поскольку 2 совершеннолетние девушки решили выбрать себе жениха. Почему решили жениться и выбирать именно конкретного юношу — вопрос отдельный, но ни о какой «любви с первого взгляда» тут (похоже) речь не идет...

Претендент на женидьбу похоже сам (внутренне) охреневает от данной ситуации, хотя и нельзя сказать что она ему совсем уж противна. Однако — кого именно выбрать из сестер (а их в рассказе, аж целых 2 штуки) непонятно, а вариант с многоженством «тут не катит»)) В общем — 2 соперницы устраивают «претенденту» какое-то подобие ЕГЭ, где совсем непонятно что идет «в плюс», а что «в минус».

Запутавшись окончательно в своих оценках, сестры (внезапно) решают вызвать арбитра (в виде третьей девушки) которая должна оценить результаты и вынести окончательный вердикт. Но увы!)) Финал «этой короткой пьесы» становится неудачным для обоих сестер)) И причина этого — совершенно дурацкий подход к «выбору жениха»... Не знаю — каковы были критерии «отбора», но все это похоже на одну большую глупость подростков, которой молчаливо потакают старшие. Финал — как всегда показал, что «любовь» не просчитаешь и что «в этом деле» нет благородной уступки очереди и (что) здесь каждый сам за себя... Впрочем... как и практически везде в нашей жизни.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Злотников: Время Вызова. Нужны князья, а не тати (Социальная фантастика)

Когда-то давным давно я уже читал эту книгу, но «по прошествии лет» (в моей памяти) что-то как то мало отложилось и сразу сказать «о чем она» я так и не смог. Начав же читать данную книгу я (с некоторым удивлением) осознал что вся художественная часть здесь собственно «ни о том»... Это не очередная Злотниковская стратегия переустройства «прошлого» (на этот раз, как раз сурового настоящего), и это (по сути) книга не о героях меняющих мир (как может показаться на первый раз).

Несколько представленных (читателю) историй содержат путь становления героев романа... Не историю о том «как стать миллионером», а для чего им становиться! И ту не будет никаких «универсальных принципов успеха», кроме (пожалуй одного)...

Недавно я тут смотрел выступление одного дяди (заработавшего «туеву кучу» денег), в котором он «поучал неофитов» на тему «как не просрать бездарно свою жизнь». Помимо всяческого «лайфхака», он озвучил одну простую мысль: «...вот ты проснулся, открыл журнал Форбс... а тебя там нету... что делать? П#зд#й на работу!!! А вот что делать — если ты проснулся, открыл журнал Форбс, а ты там не на первом месте? Правильно)) П#зд#й на работу!!!))

Однако каждый из нас (наверняка) спросит: «... мол хожу каждый день и.... (дальше по тексту)). Что в выступлении миллиардера, что в этой книге вы не найдете «стопроцентного совета». Но может быть, надо идти на ту работу, которая «тебе в кайф» (да простят меня за этот слоган). Не на ту работу — где все давно обрыдло, «начальник дурак», и прийдя с которой ты «продолжаешь ненавидеть всех вокруг»? Думаю — да (хотя и это лишь один из необходимых, но малых «элементов успеха»).

Не буду дальше писать о том «как надо», ибо легко давать советы «с низшей ступени пищевой цепочки». Однако (на мой субъективный взгляд) эта книга является не сколько художественным произведением (на ту или иную тему), а именно средство для осознания «своих перспектив» при «заданных условиях». Честно говоря — когда я понял это, то положил книгу недочитанной куда-то на полку и примерно месяц «ее упорно не замечал». И в самом деле — тяжело осознавать себя... кем-то кто постоянно мечтает, но практически ничего не делает для «того и того».

Конечно — (кому-то опять) все это может показаться сумбурным признанием «в собственном ничтожестве», однако (в целом) я все же рад, что (в итоге) эту книгу дочитал до конца... P/

P.S И что касается финала — не стоит ждать «окончательной победы над злом». Несмотря на «вставки из другой реальности», здесь нет альтернативы (в которой русский мир заменяет США). Т.е — это не очередная попытка описать «как мы выбрались из ямы и показали всему миру»... Нет. Вместо этого автор убедительно показал что к «светлому будущему» ведет почти бесконечная череда битв и сражений... Которых у каждого (из нас персонально) еще очень и очень много. И даже одно поражение здесь не значит ничего, если (конечно) оно тебя вконец не сломало...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Shcola про Адамов: Тайна двух океанов (Научная Фантастика)

Книга добрая и интересная. На ней должны вырасти наши дети, чтобы в жизни они были - ЛЮДЬМИ.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Костин: Занимательные исторические очерки (сборник рассказов) (Историческая проза)

Отличный набор (в большинстве практически неизвестных) исторических фактов. Рекомендую! :)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

Лаки Старр и кольца Сатурна (fb2)

- Лаки Старр и кольца Сатурна (пер. Дмитрий Арсеньев) (а.с. Лакки Старр-6) 525 Кб, 106с. (скачать fb2) - Айзек Азимов

Настройки текста:




Айзек Азимов Лаки Старр и кольца Сатурна

Посвящается памяти

Генри Каттнера и Сирила Корнблата


Глава первая Пришельцы

Солнце превратилось в яркий алмаз на небе, и невооруженным глазом лишь с трудом можно было заметить, что это не обычная звезда: виднелся крошечный, размером в горошину, горячий белый диск.

Здесь, в пустом пространстве вблизи второй по величине планеты системы, Солнце давало лишь один процент того света, что получает родина человечества. И тем не менее это все-таки был самый яркий небесный объект, в четыре тысячи раз ярче Луны.

Лаки Старр задумчиво смотрел на экран, где виднелось изображение Солнца. Джон Верзила Джонс, полная противоположность высокому и худому Лаки, следил за ним искоса. Вытянувшись во весь рост, Джон Верзила Джонс достигал точно пяти футов двух дюймов. Но он не измерял свой рост в дюймах и позволял называть себя только вторым именем — Верзила.

Верзила сказал:

— Знаешь, Лаки, до него почти девятьсот миллионов миль. До Солнца. Я никогда не был так далеко.

Третий человек в каюте, Бен Василевский, улыбнулся через плечо со своего места у приборов. Он тоже был рослым, хотя и не таким высоким, как Лаки, у него были светлые волосы и лицо, покрывшееся космическим загаром на службе Совету Науки.

Он спросил:

— В чем дело, Верзила? Испугался?

Верзила пропищал:

— Эй, Бен, ну-ка убери руки от приборов и повтори, что сказал!

Он обогнул Лаки, собираясь броситься на Василевского, но Лаки взял его за плечи и остановил. Ноги Верзилы по-прежнему двигались, будто он продолжал бежать, однако Лаки вернул своего марсианского друга в первоначальное положение.

— Сиди спокойно. Верзила.

— Но, Лаки, ты ведь слышал! Этот длинный подонок считает себя лучшим человеком, потому что его немного больше. Если в Бене шесть футов, значит лишних шесть футов придурка и…

— Ну, хорошо, Верзила, — сказал Лаки. — Бен, прибереги свои шуточки для сирианцев.

Он говорил спокойно, но властно.

Верзила прочистил горло и спросил:

— Где Марс?

— По другую сторону от нас.

— Ну да, — сказал малыш недоверчиво. Но тут лицо его прояснилось. — Подожди, Лаки, мы ведь в ста миллионах миль под плоскостью эклиптики. Мы должны видеть Марс под Солнцем. Он из-за него должен выглядывать.

— Конечно. Но он всего в градусе от Солнца, слишком близко, чтобы можно было разглядеть его в солнечном сиянии. Землю, кажется, можно увидеть.

На лице Верзилы появилось надменное выражение.

— Кому нужна Земля? На ней ничего нет, кроме людей; все эти сурки и на сто миль не отрывались от поверхности. Я не стал бы на нее смотреть, даже если бы больше ничего не было. Пусть Бен на нее смотрит, Это как раз для него.

И он отошел от экрана.

Василевский сказал:

— Эй, Лаки, нельзя ли вывести на экран Сатурн и посмотреть на него с этого угла? Я обещал себе это удовольствие.

— Не знаю, можно ли вид Сатурна назвать удовольствием в наши дни, — ответил Лаки.

Он сказал это между прочим, но в маленькой рубке «Метеора» наступило молчание.

Все трое ощутили, как изменилась атмосфера. Сатурн означал опасность. Для населения Земной федерации Сатурн стал ликом судьбы. Для шести миллиардов жителей Земли, для миллионов на Марсе, Луне, Венере, на научных станциях Меркурия, Цереры и внешних спутников Юпитера Сатурн превратился в новую и неожиданную угрозу.

Лаки первым отбросил мрачные мысли, и, повинуясь прикосновениям его пальцев, чувствительные электронные сканнеры, установленные в корпусе «Метеора», легко повернулись на своих универсальных шарнирах. Поле зрения экрана изменилось.

По экрану потянулись звезды, и Верзила, с ненавистью оттопырив верхнюю губу, спросил:

— Есть среди них Сириус?

— Нет, — ответил Лаки, — мы смотрим на южное небесное полушарие, а Сириус находится в северном. Хочешь увидеть Канопус?

— Нет, — сказал Верзила. — Зачем?

— Я думал, тебе интересно. Это вторая по яркости звезда. Можешь вообразить, что это Сириус. — Лаки слегка улыбнулся. Его всегда забавляло, что Верзила воспринимал как оскорбление собственных патриотических чувств то, что Сириус, звезда величайших врагов Солнечной системы, впрочем, происходивших из нее же, — самая яркая звезда на земном небе.

Верзила сказал:

— Забавно. Давай, Лаки, посмотрим на Сатурн, а когда вернемся на Землю, повторишь это в каком-нибудь шоу и всех напугаешь.

Звезды продолжали свое ровное движение, потом они остановились. Лаки сказал:

— Вот он — тоже без увеличения.

Василевский заблокировал приборы и повернулся в пилотском кресле, чтобы тоже взглянуть.

Полумесяц, чуть больше третьей четверти, желтый, более яркий по краям, чем в центре.

— Далеко мы от него? — удивленно спросил Верзила.

— Я думаю, около тридцати миллионов миль, — ответил Лаки.

— Тут что-то не так, — сказал Верзила. — А где кольца? Я на них хотел взглянуть.

«Метеор» приближался к Сатурну со стороны южного полюса. Из этого положения кольца должны были быть хорошо видны.

Лаки объяснил:

— Кольца на расстоянии сливаются с планетой, Верзила, Можно увеличить изображение и посмотреть с более близкого расстояния.

Пятно света — Сатурн — начало расти во всех направлениях. И полумесяц разбился на три части.

Центральная часть по-прежнему виднелась как полумесяц. Но вокруг нее, нигде с нею не соприкасаясь, появилась изогнутая светлая лента, разделенная темной линией на две неравные части. Огибая Сатурн, лента оказывалась в его тени и исчезала.

— Да, сэр Верзила, — лекторским тоном произнес Василевский. — Сам Сатурн всего лишь семьдесят восемь тысяч миль в диаметре. На расстоянии в сто миллионов миль это точка, но если учесть отражательную поверхность колец от одного конца до другого, получится двести тысяч миль.

— Я все это знаю, — возмущенно сказал Верзила.

— Больше того, — не обращая на его слова внимания, продолжал Василевский, — с расстояния в сто миллионов миль семитысячемильное пространство между кольцами и поверхностью Сатурна, не говоря уже о щели в две с половиной тысячи миль, которая делит кольца надвое, не видно. Кстати, Верзила, эта черная линия называется щель Кассини.

— Я сказал, что знаю, — взревел Верзила. — Слушай, Лаки, этот парень считает, что я не учился в школе. Может, не очень долго учился, но ему нечему учить меня в космосе. Ну, скажи, Лаки: пусть перестанет прятаться за тобой, и я раздавлю его, как жука.

— Можно увидеть Титан, — сказал Лаки.

Верзила и Василевский воскликнули хором!

— Где?

— Прямо перед нами. — При увеличении Титан казался таким же полумесяцем, как Сатурн и его система колец с этого расстояния без увеличения. Он находился на краю экрана.

Титан — единственный большого размера спутник системы Сатурна. Но не размер заставлял Василевского смотреть на него с любопытством, а Верзилу — с ненавистью.

Все трое были уверены, что Титан — единственное небесное тело в Солнечной системе, населенное людьми, не признающими господства Земли. Внезапно и неожиданно он превратился во враждебный мир.

Все почувствовали приближение опасности.

— Когда мы будем в системе Сатурна, Лаки?

Лаки сказал:

— Точного определения системы Сатурна не существует, Верзила. Большинство считает, что система кончается там, где движется самое далекое небесное тело, удерживаемое полем тяготения центрального светила. Если это так, то мы все еще за пределами системы Сатурна.

— Однако сирианцы утверждают… — начал Василевский.

— В Солнце тебя с твоими сирианцами! — заревел Верзила, в гневе хлопая себя по голенищам сапог. — Кому интересно, что они утверждают! — И он снова ударил себя по голенищу, будто бил всех сирианцев в системе. Сапоги сразу выдавали в Верзиле марсианина. Кричащие цвета, оранжевый и черный, чередующиеся в шахматном порядке, ясно свидетельствовали, что их владелец родился и вырос под куполом марсианской фермы.

Лаки отключил экран. Детекторы на поверхности корпуса втянулись, и корпус снова стал гладким и ровным, если не считать кольцеобразного утолщения на корме. Там размещался аграв «Метеора».

Лаки сказал:

— Мы не можем позволить себе такую роскошь, как не обращать внимания на их слова, Верзила. Сейчас перевес на стороне сирианцев. Может, со временем мы вытесним их из Солнечной системы, а пока придется играть по их правилам.

Верзила негодующе проворчал:

— Мы в своей системе.

— Конечно, но Сириус занял эту часть ее. И мы ничего не можем сделать. Разве что собрать межзвездную конференцию. Если, конечно, не собираемся начинать войну.

Ответить на это было нечего. Василевский вернулся к приборам, и «Метеор», не расходуя энергии, пользуясь притяжением Сатурна, продолжал опускаться к полюсу планеты.

Все ниже и ниже, в пространство, кишащее сирианскими кораблями в пятидесяти триллионах миль от системы Сириуса, но всего в семистах миллионах миль от Земли. Одним гигантским шагом Сириус покрыл 99,999 процента расстояния между собой и Землей и основал военную базу на самом пороге Земли.

Если ему будет позволено тут оставаться, в один прекрасный момент Земля превратится во второсортное государство под властью Сириуса. И межзвездная политическая ситуация была такова, что Земля, несмотря на всю свою военную мощь, на свои могучие корабли и вооружение, не в состоянии будет справиться с этой угрозой.

Только три человека, в одном маленьком корабле, действуя на свой страх и риск, без поддержки с Земли, умом и хитростью должны были изменить ситуацию. И они знали, что если будут пойманы, их казнят на месте как шпионов — в их собственной Солнечной системе, — и Земля ничем не сможет им помочь.

Глава вторая Преследование

А еще месяц назад не было и мысли об опасности, ни малейшего намека. И вдруг она возникла перед самым носом у земного правительства. Совет Науки настойчиво и методично разматывал шпионскую сеть роботов, которая окутала всю Землю и ее владения и чье существование было обнаружено Лаки Старром в снегах Ио.

Это была тяжелая и страшная работа, потому что шпионаж действовал повсеместно и крайне эффективно и с его помощью едва не удалось нанести Земле огромный ущерб.

И вот в тот момент, когда процесс выздоровления, казалось, подошел к концу, появилась новая угроза, и Гектор Конвей, глава Совета, разбудил Лаки Старра ранним утром. Было видно, что Конвей одевался наспех, его белоснежные волосы взъерошились.

Лаки, мигая, чтобы прогнать сон, заказал кофе и удивленно сказал:

— Великая Галактика, дядя Гектор, — Лаки так называл его с дней своего сиротского детства, когда Конвей и Огастас Хенри стали его опекунами, — неужели видеофоны не работают?

— Я не мог говорить по видеофону, мой мальчик. Мы в ужасном положении.

— А в чем дело? — спокойно спросил Лаки, но при этом снял пижаму и начал умываться.

Зевая и потягиваясь, появился Верзила.

— Эй, что это за проклятый шум? — Узнав главу Совета, он сразу забыл о сне. — Неприятности, сэр?

— Агент X выскользнул у нас между пальцев.

— Агент X? Загадочный сирианец? — Глаза Лаки слегка сузились. — Когда я в последний раз о нем слышал, Совет решил, что его не существует.

— Это было еще до дела со шпионами-роботами. Он умен, Лаки, очень умен. Только очень умный шпион мог убедить Совет в том, что он не существует. Мне следовало пустить тебя по его следу, но всегда находились другие дела. А теперь…

— Да?

— Ты знаешь: расследование дела шпионов-роботов показало, что на Земле существует центр сбора информации. Мы узнали также местонахождение этого центра. Мы снова вышли на след агента X, и существует очень большая вероятность, что им является некто Джек Дорранс из «Акме Эйр Продактс» — прямо здесь, в Интернациональном городе.

— Я этого не знал.

— Было много и других подозреваемых. Но Дорранс сел в частный корабль и улетел, нарушив запрет на старты. Нам повезло, что в Порт-Центре находился член Совета, он немедленно предпринял все необходимые действия. Как только до нас дошло сообщение об этом, мы в течение нескольких минут установили, что только Дорранс не находится под наблюдением. Он ушел от нас. Совпали и другие детали — он агент X. Теперь мы в этом уверены.

— Ну, хорошо, дядя Гектор. Но в чем беда? Он ведь ушел.

— Теперь мы знаем кое-что еще. Он прихватил с собой персональную капсулу, и мы не сомневаемся в том, что в ней содержится вся информация, собранная шпионской сетью и еще не полученная сирианцами. Космос знает, что у него там, но достаточно, чтобы покончить со своей маскировкой, лишь бы передать ее в руки хозяев.

— Вы сказали, что его преследовали. Поймали?

— Нет. — Утомленный глава Совета раздраженно сказал: — Разве в таком случае я был бы тут?

Лаки неожиданно спросил:

— Его корабль оборудован для прыжка?

— Нет! — воскликнул покрасневший глава Совета и пригладил волосы, будто они встали дыбом при одном упоминании о прыжке.

Лаки облегченно перевел дыхание. Прыжок — это, конечно, прыжок в гиперпространстве, когда корабль уходит за пределы обычного пространства и возвращается в него снова во многих световых годах, и все это мгновенно.

Будь у агента X такой корабль, он, несомненно, ушел бы.

Конвей сказал:

— Он действовал в одиночку и ушел тоже один. Отчасти именно поэтому ему удалось уйти от нас. И улетел он на одноместном корабле, предназначенном для межпланетных перелетов.

— А корабли, способные совершить прыжок, не бывают одноместными. Пока во всяком случае. Но, дядя Гектор, если он взял межпланетный корабль, значит другого ему не нужно.

Лаки кончил умываться и быстро одевался. Неожиданно он повернулся к Верзиле.

— А ты? Одевайся быстрее, Верзила.

Верзила, сидевший на краю дивана, буквально совершил сальто.

Лаки сказал:

— Вероятно, где-то в космосе его ждет сирианский корабль, приспособленный для гиперпрыжка.

— Верно. А корабль у него быстрый, он нас опередил, и, возможно, он не окажется в пределах досягаемости нашего оружия. Остается…

— «Метеор». Я вас опережаю, дядя Гектор. Мы с Верзилой будем на нем через час, если, конечно, Верзила успеет одеться. Сообщите мне нынешнее местонахождение и курс кораблей-преследователей и все данные о корабле агента X, и мы отправимся.

— Хорошо. — Встревоженное лицо Конвея несколько прояснилось. — И, Дэвид… — он воспользовался настоящим именем Лаки, как всегда в минуты волнения, — будь осторожен.

— Экипажи остальных десяти кораблей вы тоже просили об этом, дядя Гектор? — спросил Лаки, но голос его звучал мягко и ласково.

Верзила уже надел один сапог и держал второй в руке. Он похлопал по маленькой кобуре на внутренней бархатной поверхности голенища.

— Мы снова в путь, Лаки? — В глазах его горела решимость, проказливое лицо улыбалось.

— Да, — ответил Лаки, взъерошив светлые волосы Верзилы. — Сколько мы уже ржавеем на Земле? Шесть недель? Достаточно долго.

— Еще как! — радостно согласился Верзила и натянул второй сапог.

* * *

Они миновали орбиту Марса, прежде чем с помощью направленного луча им удалось связаться с кораблями-преследователями.

Ответил член Совета Василевский с корабля «Гарпун».

Он воскликнул:

— Лаки! Ты к нам присоединяешься? Отлично! — Лицо его на экране улыбалось, он подмигнул. — Есть место, чтобы втиснуть урода Верзилу в угол твоего экрана? Или он не с тобой?

— Я с ним! — взревел Верзила, вставая между Лаки и передатчиком. — Думаешь, Конвей выпустит куда-нибудь этого большого тупицу без меня? Кто же тогда присмотрит, чтобы он не споткнулся о свои большие ноги?

Лаки поднял протестующего Верзилу и зажал под мышкой.

— Какая шумная связь, Бен. Какова позиция преследуемого корабля?

Василевский, сразу посерьезнев, сообщил позицию:

— Корабль «Сеть космоса». Частный, законно построенный и проданный. Агент X купил его, должно быть под вымышленным именем, и давно подготовил для неожиданного отлета. Быстрый корабль, и со времени старта все время ускоряется. Мы отстаем.

— Каковы у него запасы энергии?

— Мы об этом подумали. Проверили через строителей данные. Получается, что при нынешней скорости ему либо придется вскоре выключить двигатели, либо пожертвовать маневренностью, когда он будет в месте назначения. Мы рассчитываем на это.

— Допустим, он увеличит нагрузку на двигатели.

— Вероятно, — ответил Василевский, — но долго так продержаться не сможет. Меня беспокоит то, что он может сбить с толку наши масс-детекторы, используя астероиды. Если он прорвется в пояс астероидов, мы его потеряем.

Лаки знал эту хитрость. Поместите между собой и преследователем астероид, и масс-детектор преследователя зарегистрирует астероид, а не корабль. Когда поблизости окажется другой астероид, корабль перелетит к нему, а преследователь по-прежнему будет нацеливать свои приборы на первый астероид.

Лаки сказал:

— Он движется слишком быстро для такого маневра. Ему пришлось бы полдня тормозиться.

— Для этого нужно чудо, — откровенно признал Василевский, — но ведь мы чудом вышли на его след, и потому я жду, что второе чудо уничтожит первое.

— А что за первое чудо? Шеф что-то говорил о запрете на вылеты.

— Да. — Василевский коротко рассказал, в чем дело. Дорранс (или агент X; Василевский называл его и так, и так) ушел от наблюдения с помощью прибора, искажающего следящий луч (прибор обнаружили, но он оказался выведенным из строя, и не удалось установить, сирианского ли он происхождения). Он добрался до своего корабля «Сеть космоса» без всякого труда. Уже готов был стартовать, активировал микрореактор, получил разрешение — но тут в стратосфере появился поврежденный торговец, попавший под удар метеорита. Он просил разрешения на аварийную посадку.

Были запрещены все вылеты, Все корабли в порту остались на месте. Все должны были остановить процедуру старта.

«Сеть космоса» тоже должна была это сделать, но не сделала. Лаки Старр хорошо понимал, что испытывал тогда агент X. В его распоряжении находился самый разыскиваемый в Солнечной системе предмет, и счет шел на секунды. Теперь, когда он начал действовать в открытую, Совет сразу пойдет по его следу. Если он прервет старт, придется долго ждать, пока посадят поврежденный корабль, пока эвакуируют его экипаж. А потом снова активирование двигателей и все проверки. Он не мог допустить такой задержки.

И потому сразу стартовал.

И мог бы уйти. Прозвучал сигнал тревоги, полиция порта начала вызывать «Сеть космоса», но член Совета Василевский, выполнявший рутинную работу в порту, сразу начал действовать. Он участвовал в поисках агента X, и корабль, стартовавший, несмотря на запрет, сразу вызвал у него подозрение. Догадка невероятная, но он начал действовать.

Властью Совета (а она превышает власть всех остальных органов, кроме прямых приказов президента Земной федерации) он поднял в пространство корабли космической стражи и сам на борту «Гарпуна» возглавил преследование. Он уже несколько часов находился в космосе, когда Совет получил всю информацию. И тут подтвердилось, что он действительно преследует агента X, и все корабли обязаны его поддерживать.

Лаки серьезно выслушал и сказал:

— Случайность, но ты ею хорошо воспользовался. Отличная работа.

Василевский улыбнулся. Члены Совета обычно избегают известности и славы, но одобрение со стороны другого члена Совета ценится высоко.

Лаки сказал:

— Мы приближаемся. Пусть один из твоих кораблей установит со мной масс-контакт.

Он прервал связь, и его сильные красивые руки ласково коснулись приборов «Метеора» — самого быстрого космического корабля.

На «Метеоре» находились самые мощные протонные микрореакторы, какие только можно разместить на корабле такого размера; такие реакторы способны разогнать военный крейсер; эти реакторы почти позволяли совершать гиперпрыжок. На корабле были и ионные двигатели, которые устраняли эффект ускорения, действуя одновременно на все атомы корабля, в том числе и на атомы живых тел Лаки и Верзилы. И даже аграв, недавно разработанный и все еще считающийся экспериментальным, тоже был, что давало возможность маневрировать вблизи самых крупных планет с их огромными полями тяготения.

И вот могучие моторы «Метеора» ровно загудели, и Лаки почувствовал легкое повышение тяжести, которое не компенсировалось ионными двигателями. Корабль все быстрее и быстрее устремлялся в дальние пределы Солнечной системы…

Но агент X находился впереди, и «Метеор» нагонял его слишком медленно. Когда позади остался пояс астероидов, Лаки сказал:

— Похоже, дело плохо, Верзила.

Верзила удивленно посмотрел на него.

— Мы его возьмем, Лаки.

— Все дело в том, куда он направляется. Я был уверен, что на сирианский корабль, который способен совершить прыжок. Но такой корабль либо должен быть вне эклиптики, либо прятаться за поясом астероидов. Однако агент X остается в плоскости эклиптики и ушел за пределы пояса.

— Может, просто пытается сбить нас со следа, а потом отправиться на встречу с кораблем.

— Может быть, — согласился Лаки, — но, может быть, у сирианцев есть база на внешних планетах.

— Да ну, Лаки! — Маленький марсианин рассмеялся. — Прямо у нас под носом?

— Иногда трудно увидеть что-то у себя под носом. Он движется прямо к Сатурну.

Верзила сверился с корабельным компьютером, который постоянно следил за курсом преследуемого. И сказал:

— Слушай, Лаки, этот подонок все еще на баллистическом курсе. Двадцать миллионов миль он не притрагивается к своим моторам. Может, энергию истратил?

— А может, бережет ее для маневров в системе Сатурна. Там сильное поле тяготения. Надеюсь, что это так. Великая Галактика, надеюсь! — Худое красивое лицо Лаки стало серьезным, он плотно сжал губы.

Верзила удивленно смотрел на него.

— Пески Марса, Лаки, но почему?

— Потому что если в системе Сатурна есть база сирианцев, агент X должен привести нас к ней. У Сатурна один большой спутник, восемь спутников среднего размера и множество мелких. Агент X показал бы нам точно, где база.

Верзила нахмурился.

— Ну, он не так туп, чтобы вести нас туда…

— Или позволить нам догнать его… Верзила, рассчитай курс вперед, до пересечения с орбитой Сатурна.

Верзила послушался. Это была обычная для компьютера работа.

Лаки сказал:

— Каково положение Сатурна в момент пересечения? Далеко ли будет Сатурн от корабля агента X?

Последовала небольшая пауза. Нужно было взять элементы орбиты Сатурна из «Эфемерид». Несколько секунд расчета, и Верзила в тревоге вскочил на ноги.

— Лаки! Пески Марса!

Лаки не потребовалось спрашивать о подробностях.

— Мне кажется, агент X решил не показывать нам, где расположена база. Если он продолжит свой баллистический курс, он ударится о Сатурн, — а это верная смерть.

Глава третья Смерть в кольцах

Проходили часы, и сомнений не оставалось. Даже на кораблях-преследователях, далеко отставших от «Метеора», встревожились.

Василевский связался с Лаки Старром.

— Космос, Лаки, — сказал он, — куда он нацелился?

— Похоже, прямо в Сатурн, — ответил Лаки.

— Может, его там ждет корабль? Я знаю, у Сатурна тысячемильная атмосфера с давлением в миллионы тонн, и без аграва они не могут… Лаки! Неужели у них есть аграв и защитные силовые поля?

— Думаю, он просто разобьется, чтобы мы его не схватили.

Василевский сухо заметил:

— Если ему так не терпится умереть, почему он не повернется к нам и не схватится, заставит нас его уничтожить и прихватит с собой парочку кораблей?

— Да, — согласился Лаки, — или просто замкнет свои моторы в сотнях миллионов миль от Сатурна? Меня беспокоит, что он таким образом привлекает наше внимание к Сатурну. — Лаки погрузился в задумчивость.

Василевский прервал тишину.

— Ты сможешь догнать его, Лаки? Мы слишком далеко.

Верзила отозвался со своего места у приборов управления:

— Пески Марса, Бен, если мы увеличим ионную тягу, скорость не позволит нам маневрировать у Сатурна.

— Но сделайте что-нибудь!

— Космос, вот это разумный приказ, — сказал Верзила. — И очень полезный.

— Сделайте что-нибудь.

Лаки ответил:

— Продолжайте движение, Бен. Я что-нибудь сделаю.

Он прервал связь и повернулся к Верзиле.

— Он ответил на наши сигналы, Верзила?

— Ни слова.

— Забудь об этом и постарайся уловить его коммуникационный луч.

— Мне кажется, он им не пользуется, Лаки.

— Может воспользоваться в последнюю минуту. Ему придется рискнуть, чтобы сказать хоть что-то. А мы тем временем отправимся к нему.

— Как?

— Выстрелим в него. Маленьким снарядом.

Наступила его очередь согнуться над компьютером. Поскольку «Сеть космоса» двигалась без ускорения, потребовались несложные расчеты, чтобы послать снаряд прямо в нее.

Лаки подготовил снаряд. Он не предназначался для взрыва. Всего в четверть дюйма в диаметре, но протонный микрокотел швырнет его со скоростью пятисот миль в секунду. Ничто не сможет уменьшить эту скорость, и снаряд пройдет сквозь корпус «Сети космоса», как сквозь масло.

Но Лаки не думал, что это произойдет. Снаряд достаточно велик, чтобы быть зарегистрированным масс-детектором добычи. «Сеть космоса» автоматически изменит курс, чтобы избежать встречи, и это собьет ее с курса на Сатурн. Агенту X потребуется какое-то время, чтобы заново рассчитать курс и ввести поправки, и, возможно, «Метеор» успеет подойти и использовать свой магнитный захват.

Слабый шанс, может быть, ничтожно слабый. Но других возможных способов действия не было.

Лаки коснулся контакта. Снаряд бесшумно устремился вперед, стрелка корабельного масс-детектора дрогнула, но быстро вернулась на место: снаряд улетел.

Лаки откинулся в кресле. Потребуется два часа, чтобы снаряд вступил (или почти вступил) в контакт. Лаки пришло в голову, что, возможно, агент X совершенно лишен энергии, что автоматы выработают поправки курса, а корабль не сможет их осуществить, снаряд пронзит корпус, корабль взорвется или во всяком случае не изменит своего курса на Сатурн.

Но он тут же отбросил эту мысль. Невозможно предположить, чтобы, направив корабль на столкновение, агент X полностью исчерпал все запасы энергии. Конечно, у него что-то осталось.

Медленно тянулись часы ожидания. Даже Гектор Конвей устал от чтения и непосредственно связался с кораблем.

— Но где, по твоему мнению, в системе Сатурна может находиться база? — с тревогой спросил он.

— Если она существует, — осторожно ответил Лаки, — и если агент X действительно пытается увести нас от нее, я бы сказал, что наиболее вероятное место — Титан. Это единственный по-настоящему большой спутник Сатурна, он в три раза превышает Луну по массе и в два раза по площади. Если база Сириуса находится под поверхностью, прочесать весь Титан в поисках ее невозможно.

— Трудно поверить, что они на это решились. Это буквально начало военных действий.

— Может, и так, дядя Гектор, но ведь совсем недавно они пытались основать базу на Ганимеде.

Верзила резко воскликнул:

— Лаки, он движется.

Лаки удивленно взглянул на него.

— Кто движется?

— «Сеть космоса». Этот сирианский подонок.

Лаки торопливо сказал:

— Я свяжусь с вами позже, дядя Гектор, — и прервал связь. А Верзиле заметил: — Но он не должен двигаться. Наш снаряд он еще не может заметить.

— Посмотри сам, Лаки. Говорю тебе, он движется.

Лаки одним прыжком оказался у масс-детектора «Метеора». Прибор уже давно был постоянно нацелен на убегающую добычу. Корабль отражался на экране ярким пятном.

Но теперь пятно двинулось. Оно превратилось в короткую линию.

Лаки напряженно сказал:

— Великая Галактика, конечно! Все обретает смысл. Как я мог думать, что он всего лишь избегает захвата? Верзила…

— Конечно, Лаки. Что? — Маленький марсианин был готов ко всему.

— Нас перехитрили. Нужно уничтожить его, если даже самим придется врезаться в Сатурн. — Впервые со дня установки дополнительных ионных двигателей на корабле Лаки заставил их помогать основному двигателю. Корабль покачнулся: вся его энергия до последнего атома устремилась назад, а «Метеор» соответственно — вперед.

Верзила с трудом перевел дыхание.

— Но в чем дело, Лаки?

— Он вовсе не к Сатурну направляется, Верзила. Просто использовал его поле тяготения, чтобы опередить нас. Теперь он выходит на орбиту вокруг Сатурна. Он направляется к кольцам. К кольцам Сатурна. — Лицо молодого члена Совета было напряжено. — Следи за его коммуникационным лучом, Верзила. Теперь он будет говорить. Теперь или никогда.

С участившимся сердцебиением Верзила склонился к анализатору волн, хотя никак не мог понять, почему мысль о кольцах Сатурна так встревожила Лаки.

Снаряд с «Метеора» промахнулся более чем на пятьдесят тысяч миль. Но теперь сам «Метеор» превратился в снаряд, идущий на столкновение; но и он промахнется.

Лаки простонал:

— Ничего не выйдет. Не хватит расстояния.

Сатурн теперь казался гигантом, кольца перечеркивали его диск. Желтый диск Сатурна был почти полным: «Метеор сближался с ним со стороны Солнца.

Верзила внезапно взорвался:

— Грязный подонок! Он прячется за кольцами, Лаки. Теперь я понимаю, что тебя встревожило.

Он напряженно работал у масс-детектора, но все было бесполезно. В фокусе оказалась часть кольца каждая из бесчисленных частичек, образующих кольцо, отразилась на экране точкой. Экран побелел, и «Сеть космоса» исчезла.

Лаки покачал головой.

— Проблему можно разрешить. Мы сейчас достаточно близко, чтобы увидеть его. Нет, тут что-то другое.

Бледный и напряженный, Лаки дал на экран максимально увеличенное изображение с телескопа. Крошечный металлический цилиндр «Сети космоса» не закрывали частицы кольца. Самые крупные из этих частиц, размером с обычный гравий, сверкали в лучах отдаленного Солнца.

Верзила сказал:

— Лаки, я поймал его коммуникационный луч… Нет, нет, подожди… Да, поймал.

В рубке послышался далекий искаженный голос. Верзила искусными пальцами настраивал дешифратор, хотя передача велась на сирианском шифре.

Слова затихали, потом становились снова слышны. В рубке установилась тишина, слышался лишь слабый шорох записывающего устройства.

— …не… во… кировать (пауза, во время которой Верзила напряженно работал ручками настройки)… по следу… не мог уйти… сделано для того, чтобы… я должен был… кольцо… рна… на нормальной орб… же запущена… следуйте… координаты…

И тут все оборвалось: голос, треск разрядов — все.

Верзила закричал:

— Пески Марса, Лаки! Что-то взорвалось!

— Не у нас, — отозвался Лаки. — Это «Сеть космоса».

Он видел, как это произошло через две секунды после прекращения передачи. Передача в субэфире идет по существу мгновенно. А свет, который они видели на экране, проходит в секунду всего 186 000 миль.

Свету потребовалось две секунды, чтобы достичь Лаки. Он видел, как задняя часть «Сети космоса» покраснела, потом превратилась в огненный цветок из расплавленного металла.

Верзила увидел только конец, и они молча смотрели, как сияние медленно гасло.

Лаки покачал головой.

— Так близко к кольцу, хотя и не совсем в нем, в пространстве очень много быстрых частиц материи. Может, ему не хватило энергии, чтобы отвернуть от одной из них. А может, два куска приближались одновременно с разных направлений. Это был храбрый человек и сильный противник.

— Не понимаю, Лаки. Что же он делал?

— Даже сейчас не понимаешь? Ему было важно не попасть к нам в руки, но все же не настолько, чтобы умереть. Мне следовало догадаться раньше. Самое главное для него было передать важную информацию сирианцам. Он не мог передать через субэфир тысячи слов информации; его преследовали и луч засекли бы. Сообщение должно было быть кратким и содержать самое существенное. Ему необходимо было передать капсулу с информацией в руки сирианцев.

— Но как он мог это сделать?

— В его передаче мы услышали слог «орб». Это, конечно, орбита. «Же запущена» значит «уже запущена».

Верзила схватил Лаки за руку, его маленькие пальцы вцепились в мускулистое запястье.

— Он запустил капсулу, верно, Лаки? В кольце она неотличима от миллионов кусков гравия, как… булыжник на Луне… как капля воды в океане.

— Или как кусок гравия в кольцах Сатурна, и это хуже всего, — сказал Лаки. — Конечно, он погиб до того, как передал координаты орбиты капсулы, так что мы с сирианцами начинаем на равных, и нужно приниматься за дело не откладывая.

— Искать? Прямо сейчас?

— Да! Если он готов был сообщить координаты, зная, что я у него на хвосте, значит сирианцы где-то рядом… Свяжись с кораблями, Верзила, и передай им новости.

Верзила повернулся к передатчику, но так и не притронулся к нему. На нем горела красная лампа, означающая наличие радиопередачи. Радио! Обычная эфирная связь! Очевидно, кто-то совсем рядом (в пределах системы Сатурна), причем не скрываясь, вызывает их на радиоволне, которую, в отличие от субэфирной, очень легко перехватить.

Глаза Лаки сузились.

— Принимай, Верзила.

Послышался голос с акцентом: долгие гласные, четкое произношение согласных. Голос сирианца.

— …вите себя, иначе мы воспользуемся магнитным захватом и арестуем вас. У вас четырнадцати минут для подтверждения приема. — Последовала минутная пауза. — Именем Центрального правительства приказываю: назовите себя, иначе мы воспользуемся магнитным захватом и арестуем вас. У вас тринадцать минут для подтверждения приема.

Лаки холодно произнес:

— Подтверждаю прием. Корабль Земной федерации «Метеор» находится с мирными целями в космическом пространстве Земной федерации. На это пространство распространяется только власть Земной федерации.

Последовала одна-две секунды молчания (радиоволны распространяются со скоростью света), потом голос ответил:

— Власть Земной федерации не признается на мирах, колонизированных сирианскими народами.

— А что это за мир? — спросил Лаки.

— Незаселенная система Сатурна именем нашего правительства присоединена к Сириусу согласно межпланетному закону, по которому незаселенный мир принадлежит тем, кто его колонизирует.

— В этом законе речь идет только о незаселенных звездных системах.

Ответа не было. Голос бесстрастно произнес:

— Вы находитесь в пределах системы Сатурна, вам приказано немедленно их покинуть. Если вы уйдете, мы вас захватим. Все корабли Земной федерации в дальнейшем будут захватываться без всяких предупреждений. Вы должны начать ускорение через восемь минут, иначе мы начнем действовать.

Лицо Верзилы радостно вспыхнуло. Он прошептал:

— Пусть приходят, Лаки. Покажем им, чего стоит наш «Метеор».

Но Лаки не обратил на это внимания. Он сказал в передатчик:

— Приказ получен. Мы не признаем власть Сириуса, но уходим по своей воле. — И он прервал связь.

Верзила пришел в ужас.

— Пески Марса, Лаки! Мы убежим от своры сирианцев? Оставим капсулу, чтобы они ее нашли?

Лаки ответил:

— Сейчас, Верзила, придется уходить.

Голову он наклонил, лицо его побледнело и приняло напряженное выражение, но глаза не были глазами человека, потерпевшего поражение. Все, что угодно, кроме этого.

Глава четвертая Между Юпитером и Сатурном

Старшим офицером на кораблях-преследователях (не считая, разумеется, члена Совета Василевского) был капитан Майрон Бернольд, лет пятидесяти, с фигурой человека на десять лет моложе. На мундире его было четыре полоски. Волосы седели, но брови оставались еще черными, а на бритом подбородке была видна синева пробивающейся бороды.

С нескрываемым презрением он смотрел на гораздо более молодого Лаки Старра.

— И вы отступили?

«Метеор» по дороге к Солнцу встретился с кораблями-преследователями на полпути между орбитами Сатурна и Юпитера. Лаки перебрался на борт флагмана.

Он негромко ответил;

— Я сделал то, что было необходимо.

— Когда враг вторгся в нашу собственную систему, отступление не может быть необходимым. Вас могли взорвать, но вы успели бы предупредить нас, и мы тут же отправились бы туда.

— И сколько у вас осталось бы энергии, капитан?

Капитан вспыхнул.

— Какая разница? Мы погибли бы, но, в свою очередь, предупредили бы Землю.

— И начали войну?

— Они начали войну. Сирианцы… Я намерен направиться к Сатурну и напасть на них.

Стройная фигура Лаки напряглась. Он был выше капитана, его холодный взгляд не дрогнул.

— Как полноправный член Совета Науки, капитан, я старше вас по должности, и вы это знаете. Никакого нападения. Я приказываю возвращаться на Землю.

— Да я скорее… — Капитан явно пытался справиться с собой. Он сжал кулаки. И сказал напряженным голосом — Могу я спросить о причине такого приказа, сэр? — В почтительном обращении звучала ирония. — Будьте добры, объясните причины такого приказа, сэр. Мое собственное мнение основано на такой мелочи, как традиции флота. И не в традициях флота отступать, сэр.

Лаки ответил:

— Если хотите узнать причину, капитан, садитесь, и я вам объясню. И не говорите мне, что флот не отступает. Отступление есть часть военного маневра, и тот командир, который предпочитает отступлению гибель своих кораблей, не должен командовать. Мне кажется, сейчас в вас говорит только гнев. Итак, капитан, вы готовы начать войну?

— Я уже сказал вам, что начали они. Они вторглись на территорию Земной федерации.

— Не совсем. Они заняли ненаселенную планету. Беда вот в чем, капитан. Гиперпрыжок сделал путешествие к звездам совсем простым делом, и потому люди заселили планеты других звезд, прежде чем колонизовали отдаленные районы Солнечной системы.

— Земляне высаживались на Титан. В году…

— Я знаю о полете Джеймса Френсиса Хогга. Он также высаживался на Обероне в системе Урана. Но это исследование, а не колонизация. Система Сатурна оставалась пустой и ненаселенной, а ненаселенная планета принадлежит первой колонизовавшей ее группе.

— Если эта планета или планетная система — часть ненаселенной звездной системы, — возразил капитан. — Вы должны признать, что Сатурн таким не является. Это часть нашей Солнечной системы, а она, клянусь воющими демонами космоса, заселена.

— Верно, но мне кажется, официального соглашения на этот счет нет. Возможно, будет решено, что Сириус имеет право на занятие Сатурна.

Капитан ударил кулаком по колену.

— Мне все равно, что скажут космические законники. Сатурн наш, и всякий землянин с этим согласится. Мы вышвырнем оттуда сирианцев, и пусть оружие решает, кто прав.

— Но именно этого и хотят от нас сирианцы!

— Так дадим им то, что они хотят.

— И нас обвинят в агрессии… Капитан, среди звезд расположено пятьдесят заселенных планет. Они никогда не забывают, что были когда-то колониями Земли. Мы дали им свободу без войны, но об этом они забыли. Помнят только, что мы по-прежнему самая населенная и передовая система. Если Сириус объявит о нашей неспровоцированной агрессии, все объединятся вокруг него. Именно поэтому он пытается заставить нас напасть и именно поэтому я решил вернуться.

Капитан прикусил губу. Он собрался что-то сказать, но Лаки продолжал:

— С другой стороны, если мы ничего не предпримем, мы можем обвинить сирианцев в агрессии, и общественное мнение внешних миров расколется. Мы используем это и привлечем к себе сторонников.

— Внешние миры на нашей стороне?

— Почему бы и нет? Во всех звездных системах сотни незаселенных планет всех размеров. И они не захотят создавать прецедент. Иначе каждая система будет стремиться утыкать другие своими базами. Но нельзя вызвать у них панику, заставить думать, что могущественная Земля нападает на собственные бывшие колонии.

Капитан встал и прошелся взад и вперед по своей каюте. Он сказал:

— Повторите ваш приказ.

— Вы понимаете необходимость отступления?

— Да. Могу я получить приказ?

— Хорошо. Приказываю вам доставить эту капсулу, которую я передаю сейчас, главе Совета Науки Гектору Конвею. Вы не должны ни с кем обсуждать случившееся ни в субэфире, ни другими способами. Вы не предпримете никаких враждебных действий — повторяю, никаких враждебных действий — против сирианцев, если только не подвергнетесь прямому нападению. И если вы встретите силы сирианцев и спровоцируете их на нападение, я добьюсь, чтобы вас предали трибуналу и осудили. Я ясно выразился?

Капитан стоял с застывшим лицом. Губы его шевелились с трудом, будто были вырезаны из дерева.

— Со всем уважением, сэр, нельзя ли члену Совета принять команду над моим кораблем и лично доставить капсулу?

Лаки Старр слегка пожал плечами и ответил:

— Вы очень упрямы, капитан, и я даже восхищаюсь вами. Иногда в сражении такое упрямство необходимо… Я не могу лично доставить капсулу, потому что намерен на «Метеоре» снова лететь к Сатурну.

Воинственная застылость капитана разбилась.

— Что? Воющий космос, что?

— Мне кажется, я ясно выразился, капитан. У меня там кое-что недоделано. Первейшая моя обязанность — предупредить Землю о серьезной политической угрозе. Если вы доставите мое предупреждение, я смогу заняться другими делами… в системе Сатурна.

Капитан широко улыбнулся.

— Ну, это другое дело. Я хотел бы отправиться с вами.

— Я знаю это, капитан. Для вас трудно уклоняться от боя, но я прошу вас об этом, потому что вы привыкли к грудным заданиям. Я хочу, чтобы все ваши корабли поделились энергией с «Метеором». И мне понадобится еще кое-что из ваших запасов.

— Только скажите.

— Хорошо. Я возвращаюсь на свой корабль и попрошу члена Совета Василевского отправиться со мной.

Он попрощался за руку с капитаном, теперь настроенным дружески, и они с Василевским по соединительной трубе перешли с флагмана на «Метеор».

* * *

Соединительная труба вытянулась почти на всю длину, и на преодоление ее ушло несколько минут. В трубе не било воздуха, но члены Совета могли разговаривать: металл передавал голоса искаженно, но понятно. К тому же никакой способ сообщения не защищен так хорошо от подслушивания, как звуковые волны на коротком расстоянии. Поэтому в трубе Лаки смог коротко поговорить с Василевским.

Наконец Василевский, слегка изменив тему, сказал:

— Послушай, Лаки, если сирианцы хотели причинить неприятности, почему они тебя отпустили? Почему не вынудили тебя повернуть и напасть?

— Бен, тебе нужно послушать запись. Слова звучали скованно, да и грозили они только магнитным захватом. Я убежден, что со мной говорил робот.

— Робот! — Глаза Василевского распахнулись шире.

— Да. Можно по твоей реакции судить, как восприняли бы это на Земле. Земляне беспричинно боятся роботов. Но дело в том, что корабль, управляемый роботом, не может причинить вред кораблю с живыми людьми. Первый закон роботехники — робот не может причинить вред человеку — запрещает это. Но от этого опасность только больше. Если бы я напал — а сирианцы этого и ожидали, — они могли бы утверждать, что я напал на беззащитный корабль. А на всех внешних мирах роботов ценят, не то что на Земле. Нет, Бен, я мог только отступить, что я и сделал.

С этими словами они оказались в шлюзе «Метеора».

Их ждал Верзила. На лице его, как обычно при встрече с Лаки даже после короткой разлуки, расцвела улыбка.

— Эй, — сказал он, — какие новости? Тебе, значит, удалось не вывалиться из трубы и… А что Бен здесь делает?

— Он летит с нами, Верзила.

Маленький марсианин выглядел раздраженным.

— Зачем? Корабль двухместный.

— Временно придется потесниться. А теперь лучше начать перекачивать энергию с других кораблей и принимать по трубе оборудование. После этого сразу вылетим.

Голос Лаки звучал твердо, возврат к прежней теме был невозможен. Верзила понял, что лучше не спорить.

Он пробормотал:

— Конечно, — и ушел в машинное помещение, бросив злобный взгляд в сторону Василевского.

Бен спросил:

— Что это с ним? Я ни слова не сказал о его росте.

— Ну, ты должен понять малыша. Официально он не член Совета, хотя фактически им и является. Только он один этого не понимает. Ну, вот, он и думает, что раз уж ты член Совета, мы с тобой будем общаться, а его отстраним, что у нас будут от него тайны.

Василевский кивнул:

— Понятно. Ты предлагаешь сказать ему…

— Нет! — Слово было произнесено мягко, но безапелляционно. — Все, что нужно, я ему сам скажу. Ты ничего не говори.

В этот момент в пилотской рубке снова появился Верзила и сказал:

— Энергия поступает. — Он перевел взгляд с одного на другого и проворчал: — Простите, что помешал. Мне покинуть корабль, джентльмены?

— Тебе придется сначала нокаутировать меня, Верзила, — ответил Лаки.

Верзила нацелился на удар и сказал:

— Ну, парень, это нетрудно. Думаешь, лишний фут твоего роста мне помешает?

Он мгновенно оказался внутри кольца рук Лаки и нанес два удара ему в живот.

Лаки спросил:

— Теперь тебе лучше?

Верзила отскочил.

— Я не стал бить по-настоящему, не то Конвей меня отругает.

Лаки рассмеялся.

— Спасибо. А теперь послушай. Ты должен рассчитать орбиту и передать данные капитану Бернольду.

— Конечно. — Верзила, по-видимому, успокоился, обида его рассеялась.

Василевский сказал:

— Слушай, Лаки, не хочу тебя расхолаживать, но мы совсем недалеко от Сатурна. Мне кажется, что сирианцы нас тут же засекут и будут знать, где мы и куда направляемся.

— Я тоже так считаю. Бен.

— Но как же мы тогда сможем незаметно проникнуть в систему Сатурна?

— Хороший вопрос. Я все думал, догадаешься ли ты. Если ты не догадаешься, сирианцы тем более: они ведь знают нашу систему не так хорошо, как мы.

Василевский откинулся назад в пилотском кресле.

— Не делай из этого загадку, Лаки.

— Все совершенно ясно. Все корабли, включая наш, находятся рядом и, учитывая расстояние, отражаются на масс-детекторе сирианцев как одна точка. Мы полетим в таком строю до тех пор, пока не окажемся вблизи астероида Гидальго, который сейчас приближается к афелию.

— Гидальго?

— Ну, Бен, ты ведь знаешь. Астероид, известный еще с докосмических времен. Самое интересное в нем то, что он не остается все время в поясе астероидов. На кратчайшем удалении от Солнца он приближается к орбите Марса, а на самом дальнем — к орбите Сатурна. Когда мы приблизимся к нему, Гидальго тоже отразится на масс- детекторе сирианцев, и по величине массы они будут знать, что это астероид. И не смогут засечь наш корабль на фоне Гидальго, не смогут заметить и десятипроцентное уменьшение массы эскадры, летящей к Земле. «Метеор» спрячется за Гидальго. Конечно, Гидальго летит не к Сатурну, но через два дня мы от него сможем оторваться, окажемся далеко от плоскости эклиптики и направимся к Сатурну.

Василевский поднял брови.

— Надеюсь, это сработает, Лаки.

Он понял уловку. Все планеты и корабли, торговые и военные, остаются в плоскости эклиптики. Поэтому обычно никто не обращает внимание на то, что выше или ниже этой зоны. Поэтому вполне вероятно, что корабль Лаки, вышедший из плоскости эклиптики, останется не замеченным приборами сирианцев. Но все же на лице Василевского отразилась неуверенность.

Лаки спросил:

— Как ты думаешь, получится?

— Может быть, — ответил Василевский. — Но даже если мы туда вернемся… Лаки, я выполню свою часть плана и больше никогда не скажу того, что говорю сейчас. Мне кажется, мы уже все равно, что мертвецы.

Глава пятая Скользя по поверхности Сатурна

Метеор» скрылся за Гидальго, а потом покинул плоскость эклиптики и вновь устремился к южному полюсу второй по размерам планеты Солнечной системы.

Никогда раньше за короткую историю своих космических приключений Лаки и Верзила не проводили столько времени в пространстве без перерыва. Почти месяц назад они покинули Землю. Но маленький клочок воздуха и тепла — «Метеор» — оставался для них Землей и мог поддерживать жизнь неопределенно долго.

Запаса энергии благодаря передаче ее с других кораблей хватит на год, если не придется участвовать в бою. Воздуха и воды, которые проходят очистку в баках с водорослями, хватит и на всю жизнь. Водоросли даже снабдят пищей, если кончатся обычные концентраты.

Настоящее неудобство представляло только присутствие третьего человека. Как заметил Верзила, «Метеор» — двухместный корабль. Необычное сосредоточение энергии, скорости и вооружения стало возможно именно из-за экономии жилой площади. Приходилось по очереди спать на стеганом одеяле в пилотской рубке.

Лаки заметил, что неудобства компенсируются введением четырехчасовых вахт вместо обычных шестичасовых.

На что Верзила горячо ответил:

— Конечно, и когда я пытаюсь уснуть на этом проклятом одеяле, а толстолицый Бен сидит у приборов, он всеми сигнальными огнями светит мне прямо в лицо.

— Дважды за вахту, — терпеливо ответил Василевский, — я проверяю сигналы чрезвычайного положения, чтобы убедиться, что они действуют. Таково правило.

— И он свистит сквозь зубы, — продолжал Верзила. — Послушай, Лаки, если он еще раз угостит меня «Моей сладкой Афродитой с Венеры» — еще хоть раз, — я сломаю ему руку между плечом и локтем, а обломком забью, его до смерти.

Лаки серьезно сказал:

— Бен, пожалуйста, воздержись от свиста. Если Верзила примется за дело, вся рубка будет залита кровью.

Верзила ничего не сказал, но когда он в следующий раз сидел у приборов, а Василевский спал на одеяле и музыкально храпел, Верзила, направляясь на свое место, наступил ему на пальцы вытянутой руки.

— Пески Марса, — сказал он, протягивая руки ладонями вверх и закатывая глаза в ответ на неожиданный тигриный рев, — я ничего не почувствовал под своими марсианскими сапогами. Боже мой, Бен, неужели это были твои пальчики?

— Ну, теперь усни только, — яростно вопил Василевский. — Если уснешь, когда я в рубке, ты, марсианская песчаная крыса, я раздавлю тебя, как паразита.

— Как я испугался, — ответил Верзила и притворно захныкал.

Лаки устало встал с койки.

— Послушайте, — сказал он, — тот, кто в следующий раз меня разбудит, остальную часть пути проделает за «Метеором» в космическом костюме на буксире.

* * *

Но когда на экране с близкого расстояния стали видны Сатурн и его кольца, все собрались в пилотской рубке. Даже если смотреть со стороны экватора, Сатурн — самое прекрасное зрелище в Солнечной системе, а уж с полюса…

— Если я правильно припоминаю, — сказал Лаки, — даже исследовательский полет Хогга коснулся в этой системе только Япета и Титана, так что он видел Сатурн лишь с экватора, Если сирианцы этого не сделали, то мы первые люди, которые видят Сатурн вблизи с такого угла.

Как и на Юпитере, мягкое желтое свечение поверхности Сатурна на самом деле — солнечный свет, отраженный верхними слоями его бурной атмосферы глубиной в тысячу и больше миль. И как на Юпитере, атмосферные вихри виднелись как разноцветные зоны. Но с экватора эти зоны казались полосками. А с полюса видны были концентрические круги светло-коричневого, светло-желтого и пастельно-зеленого цвета. Центром кругов был полюс Сатурна.

Но даже это меркло рядом с кольцами. С близкого расстояния кольца занимали двадцать пять градусов площади неба — в пятьдесят раз больше полной земной Луны. Внутренний край колец отделялся от поверхности планеты пространством в сорок пять угловых минут: тут вполне мог разместиться объект размером с Луну и свободно катиться по кругу.

Кольца окружали Сатурн, нигде не касаясь его. Видны были примерно три пятых окружности, остальное скрывалось в тени планеты. Примерно в трех четвертях от внешнего края колец находилась черная полоса, известная как «щель Кассини». Шириной в пятнадцать минут, черная лента делила кольца на две неравные по величине и освещенности части. Между кольцами и планетой видны были искорки, они поблескивали, но не образовывали сплошной белизны. Это было так называемое «креповое кольцо».

Общая площадь колец в восемь раз — превышает площадь Сатурна. К тому же кольца ярче, чем Сатурн, так что не менее девяноста процентов света планеты исходит от колец. Общая светимость составляет примерно сотую часть светимости Луны.

Даже Юпитер с близкого Ио не кажется таким поразительным. Когда Верзила наконец смог заговорить, он говорил шепотом.

— Лаки, почему кольца такие яркие? Из-за них сам Сатурн кажется тусклым. Это оптическая иллюзия?

— Нет, — ответил Лаки, — так и есть. Сатурн и кольца получают одинаковое количество солнечного света, но отражают его по-разному. Свет Сатурна — это отражение солнечного света от водородно-гелиевой атмосферы с примесью метана. Такая атмосфера отражает примерно 63 процента света. Кольца же в основном просто куски льда, отражают они не менее 80 процентов и потому кажутся гораздо ярче. Смотреть на кольца — все равно что смотреть на ледяное поле.

Василевский проговорил:

— И мы должны отыскать снежинку на этом снежном поле.

— Темную снежинку, — возбужденно воскликнул Верзила. — Слушай, Лаки, если там куски льда, а капсула металлическая…

— Полированный алюминий, — ответил Лаки, — отражает больше света, чем лед. Тоже светящаяся точка.

— Ну, тогда… — Верзила в отчаянии смотрел на кольца, казавшиеся огромными даже на расстоянии в полмиллиона миль, — тогда это безнадежно.

— Посмотрим, — уклончиво ответил Лаки.

* * *

Верзила сидел за приборами, меняя орбиту короткими толчками ионного двигателя. Аграв помогал проводить маневры в непосредственной близости от Сатурна.

Лаки наблюдал за масс-детектором. Этот прибор отыскивал в пространстве любые массы, определял их местонахождение по воздействию гравитационного поля корабля, если частицы были малы, или по их воздействию на корабль, если они были велики.

Василевский только что проснулся и вошел в пилотскую рубку. Все молчали. Корабль приближался к Сатурну. Краем глаза Верзила смотрел на Лаки. По мере приближения Сатурна Лаки становился все напряженней и неразговорчивей. Верзила не раз наблюдал такое и раньше. Лаки чувствовал неуверенность: он считал, что шансы на удачу невелики, но не желал говорить об этом.

Василевский сказал:

— Не думаю, что стоит так убиваться у масс-детектора, Лаки. Кораблей здесь не может быть. Мы их найдем у колец. И много. Сирианцы будут искать капсулу.

— Согласен, — ответил Лаки. — К этому все идет.

— А может, эти подонки уже нашли капсулу, — мрачно предположил Верзила.

— Даже это возможно, — согласился Лаки.

Они поворачивали, начиная огибать шар Сатурна, сохраняя расстояние в восемьдесят тысяч миль от его поверхности. Дальняя часть колец, та, что была на свету, сливалась с огромным телом планеты.

Зато вблизи стало заметней внутреннее «креповое кольцо».

Верзила сказал:

— Знаете, я не вижу внутреннего края кольца.

Василевский ответил:

— Его, вероятно, и нет. Внутренний край кольца всего в шести тысячах миль от видимой поверхности планеты, и до него дотягивается атмосфера Сатурна.

— Шесть тысяч миль!

— Клочьями, но достаточно, чтобы создавать трение, и крайние куски гравия все больше сближаются с планетой. Они-то и образуют «креповое кольцо». Но чем они ближе, тем сильней трение, так что они еще больше приближаются. Вероятно, частицы есть до самой поверхности, они сгорают, попадая в более плотные слои атмосферы.

Верзила сказал:

— Значит, кольца не вечны?

— Вероятно, нет. Но продержатся еще много миллионов лет. Для нас достаточно. — Василевский мрачно добавил: — Предостаточно.

Лаки прервал:

— Джентльмены, я покидаю корабль.

— Пески Марса, Лаки! Зачем?

— Хочу оглядеться снаружи, — коротко ответил Лаки. Он уже надевал космический костюм.

Верзила быстро взглянул на масс-детектор. Поблизости не было никаких кораблей. Кое-где искорки, но ничего важного. Всего лишь крошечные метеориты, какие можно встретить повсюду в Солнечной системе.

Лаки сказал:

— Садись за масс-детектор, Бен. Будем следить круглосуточно. — Он надел и закрепил шлём. Проверил подачу воздуха и двинулся к шлюзу. Теперь голос его доносился из приемника на контрольном щите. — Я воспользуюсь магнитным кабелем, неожиданно не дергайте.

— Когда ты снаружи? Ты считаешь, я спятил? — сказал Верзила.

* * *

Лаки показался в одном из иллюминаторов, магнитный кабель тянулся за ним кольцами; в отсутствие тяготения кольца не разворачивались.

Маленький двигатель в перчатке Лаки отбросил струю пара, она была чуть видна на солнце как в облачко ледяных кристаллов, некоторые из которых тут же исчезли. Лаки по закону действия и противодействия двинулся в противоположную сторону.

Верзила сказал:

— Ты думаешь, что-то с кораблем?

— На приборах ничего не видно, — ответил Василевский.

— Тогда что же там делает этот, великан?

— Не знаю.

Верзила подозрительно взглянул на члена Совета, потом снова стал следить за Лаки.

— Если ты думаешь, что я как не член Совета…

— Может, просто хотел немного отдохнуть от твоего голоса, Верзила, — сказал Василевский.

Масс-детектор методично поворачивался, обшаривая пространство; когда он смотрел в сторону Сатурна, экран белел.

Верзила покосился на Василевского, но сдержался и не стал отвечать на его слова.

— Хоть бы что-нибудь случилось! — проговорил он.

И что-то случилось.

Василевский, взглянув на масс-детектор, уловил подозрительное пятно на экране. Он торопливо настроил прибор, подключил дополнительные детекторы и следил за пятном в течение двух минут.

Верзила возбужденно сказал:

— Это корабль, Бен.

— Похоже, — неохотно ответил Василевский. — Судя по массе, это может быть и большой метеорит, но с этого же направления приходит и энергия, которая может быть только излучением двигателя корабля: энергия соответствующего типа и в соответствующем количестве. Это столь же неопровержимо, как отпечатки пальцев. Можно даже утверждать по слабым отличиям в рисунке, что корабль сирианский.

Верзила сказал:

— Он направляется к нам.

— Не прямо. Вероятно, не хочет шутить с полем тяготения Сатурна. Но приближается и через час сможет преградить нам путь… Чем ты так доволен, марсианский фермер?

— Разве не ясно, ты, комок жира? Понятно, почему там снаружи Лаки. Он знал, что приближался корабль, и готовит ему ловушку.

— Откуда он мог это знать? — удивленно спросил Василевский. — Десять минут назад на масс-детекторе ничего не было. Он даже не смотрел в нужном направлении.

— Не беспокойся о Лаки. Он знает. — Верзила улыбался.

Василевский пожал плечами, подошел к передатчику и сказал:

— Лаки! Ты меня слышишь?

— Конечно, Бен. Что?

— Сирианский корабль в пределах досягаемости масс- детектора.

— Насколько близко?

— Примерно двести тысяч, и еще приближается.

Верзила, смотревший в иллюминатор, заметил струю ледяных кристаллов. Лаки возвращался.

— Я иду, — сказал он.

* * *

Как только с головы Лаки сняли шлем, Верзила заговорил:

— Ты ведь знал, что корабль приближается, Лаки?

— Нет, Верзила. Понятия не имел. Не понимаю, как они сумели нас так быстро обнаружить. Слишком большое совпадение, что они следили за этим направлением.

Верзила постарался скрыть свое разочарование.

— Ну, значит, выстрелим по нему, Лаки?

— Не будем снова подвергать опасности политику, Верзила. К тому же у нас более важное дело, чем игра с чужими кораблями.

— Знаю, — нетерпеливо ответил Верзила. — Надо найти капсулу, но…

Он покачал головой. Капсула — это капсула, и он понимал ее важность. Но хорошая драка — это хорошая драка, и политические рассуждения Лаки о необходимости избегать агрессии вовсе не значат, что нужно уклоняться от хорошей драки. Верзила спросил:

— Что же нам делать? Двигаться прежним курсом?

— И даже быстрее. К кольцам.

— Если мы это сделаем, — ответил Верзила, — они просто полетят за нами.

— Вот и хорошо. Посостязаемся.

Верзила медленно передвинул рычаг, и распад протонов в двигателе усилился. Корабль еще быстрее устремился к Сатурну.

Ожила приемная станция.

— Будем принимать, Лаки? — спросил Василевский.

— Нет, мы знаем, что они скажут. Сдавайтесь, или мы применим магнитный захват.

— Ну?

— Единственная возможность — бежать.

Глава шестая Сквозь щель

От одного вшивого корабля? — взвыл Верзила.

— Еще будет время подраться, Верзила. Прежде всего дело.

— Значит снова бежать от Сатурна?

Лаки невесело улыбнулся.

— На этот раз нет, Верзила. Мы должны основать базу в планетной системе — и как можно скорее.

Корабль с огромной скоростью несся к кольцам. Лаки оттеснил Верзилу от приборов и взял управление на себя.

Василевский сказал:

— Еще корабли.

— Где?! К какому спутнику они ближе всего?

Василевский быстро работал.

— Они в районе кольца.

— Что ж, — сказал Лаки, — Значит, все еще ищут капсулу. Сколько их?

— Пока пять.

— Есть кто-нибудь между нами и кольцами?

— Показался шестой корабль. Мы не в безвыходном положении, Лаки. Они слишком далеко, чтобы стрелять, но будут преследовать нас, пока мы не покинем систему Сатурна.

— Или пока наш корабль не погибнет, — мрачно заметил Лаки.

Кольца постепенно увеличивались, пока не заполнили своей снежной белизной весь экран; корабль продолжал двигаться вперед. Лаки не делал попыток снизить скорость.

На какое-то ужасное мгновение Верзиле показалось, что Лаки сознательно хочет разбить корабль о кольца. Он невольно воскликнул:

— Лаки!

И тут кольца исчезли.

Верзила был ошеломлен. Руки его устремились к управлению экраном. Он крикнул:

— Где они? Что случилось?

Василевский, трудившийся у масс-детектора и все время убиравший со лба волосы, бросил через плечо:

— Щель Кассини.

— Что?

— Промежуток между кольцами.

— Ага! — Шок постепенно проходил. Верзила развернул приемники экрана на корпусе корабля и снова увидел белоснежные кольца. Он точнее настроил прием.

Сначала одно кольцо. Потом пространство, черное пространство. Потом другое кольцо, чуть более тусклое. Внешнее кольцо более плотное. Снова пространство между кольцами. Щель Кассини. Здесь нет никакого гравия. Только черный промежуток.

— Какая большая, — сказал Верзила.

Василевский вытер пот со лба и взглянул на Лаки.

— Пройдем, Лаки?

Лаки не отрывал взгляда от приборов.

— Пройдем, Бен, через несколько минут. Затаите дыхание и надейтесь.

Василевский повернулся к Верзиле и коротко бросил.

— Конечно, щель велика. Я тебе говорил, что она шириной в две с половиной тысячи миль. Достаточно места для корабля, если она тебя испугала.

Верзила ответил:

— Ты сам слишком нервничаешь для парня шести футов размером. Может, Лаки ведет корабль слишком быстро для тебя?

— Послушай, Верзила, если мне взбредет в голову сесть на тебя…

— Тогда в том, на чем ты сидишь, будет больше мозгов, чем в твоей голове, — выпалил Верзила и закатился писклявым смехом.

Лаки сказал:

— Через пять минут будем в щели.

Верзила поперхнулся и снова взглянул на экран. Он сказал:

— Там что-то мерцает внутри.

— Это гравий, Верзила, — отозвался Лаки. — По сравнению с самими кольцами в щели Кассини его мало, но все же она не на сто процентов чиста. Если мы столкнемся с таким куском…

— Один шанс из тысячи, — сказал Василевский.

— Один шанс на миллион, — холодно поправил Лаки, — но именно этот один шанс и погубил агента X на «Сети космоса»… Мы на границе. — Рука его твердо лежала на управлении.

Верзила глубоко вздохнул, напрягшись в ожидании удара. Корпус корабля будет пробит, микрокотел вспыхнет ослепительным красным блеском. Но по крайней мере все будет кончено прежде чем…

Лаки сказал:

— Прошли.

Василевский шумно выпустил воздух.

— Прошли? — переспросил Верзила.

— Конечно, прошли, ты, тупой марсианин, — сказал Василевский. — Кольца всего в десять миль толщиной, а сколько нам нужно секунд, по-твоему, чтобы пройти десять миль?

— Значит, мы по другую сторону?

— Конечно. Попытайся отыскать кольца на экране.

Верзила развернул экран в одном направлении, потом в другом.

— Пески Марса, тут какая-то теневая линия.

— И больше ты ничего не увидишь, малыш. Мы на теневой стороне колец. Солнце освещает другую сторожу, и свет не проходит сквозь мили густого гравия. Слушай, Верзила, чему вас учат в марсианских школах, кроме песенки «Блесни, блесни, звездочка»?

Нижняя губа Верзилы начала медленно выпячиваться.

— Знаешь, свиная голова, тебе не мешало бы провести один сезон на марсианской ферме. Я уж постарался бы, чтобы весь жир с тебя сошел.

Лаки сказал:

— Мне хотелось бы, Бен, чтобы вы с Верзилой прекратили спор и отложили его на потом. Займись масс-детектором.

— Конечно, Лаки. Эй, тут непорядок. Лаки, насколько резко ты изменил курс?

— Сколько смог выдержать корабль. Будем оставаться под кольцами, сколько возможно.

Василевский кивнул:

— Ладно, Лаки. Так они не смогут воспользоваться масс-детекторами.

Верзила улыбнулся. Все получается прекрасно. Никакой масс-детектор не зарегистрирует массу «Метеора» из-за вмешательства колец, и даже визуальное наблюдение здесь бесполезно.

Лаки вытянул длинные ноги, мышцы его спины задвигались, он разминал руки и плечи.

— Сомневаюсь, чтобы хоть один сирианский корабль решился последовать за нами, — сказал он. — У них нет аграва.

— Пока все хорошо, — заметил Верзила. — А куда дальше? Кто-нибудь мне скажет?

— Это не секрет, — отозвался Лаки. — Мы направляемся к Мимасу. Подойдем под кольцами как можно ближе, потом пройдем через щель. Мимас всего в тридцати тысячах миль над кольцами.

— Мимас? Это один из спутников Сатурна, верно?

— Верно, — вмешался Василевский. — Самый близкий к планете.

Их курс выпрямился, они продолжали огибать Сатурн, но теперь с запада на восток, в плоскости, параллельной кольцам.

Василевский сел на одеяло, скрестив под собой ноги, как портной, и сказал:

— Хочешь еще немного поучиться астрономии? Если в твоей пустой голове найдется чуть-чуть места, я могу рассказать, почему существует щель в кольцах.

Любопытство и презрение боролись в маленьком марсианине. Он сказал:

— Давай, только побыстрее, ты, невежа. Начинай. Но если блефуешь…

— Никакого блефа, — надменно ответил Василевский. — Слушай и учись. Внутренняя часть двух колец обращается вокруг Сатурна за пять часов. Внешняя — за пятнадцать. На месте щели Кассини материал кольца, будь он здесь, обращался бы за двенадцать часов.

— Ну и что?

— А то, что спутник Мимас, к которому мы направляемся, совершает оборот вокруг Сатурна за двадцать четыре часа.

— Опять ну и что?

— Все частицы кольца притягиваются спутниками в их движении по орбитам. Сильнее всех притягивает Мимас, потому что он ближайший. В большей части колец притяжение действует то в одном направлении, то в другом, но в целом уравновешивается. Но гравий в щели Кассини постоянно встречает Мимас в одном и том же месте. И притяжение действует в одном направлении. Некоторые частицы постоянно ускоряются, их орбита разворачивается спиралью и приводит во внешнее кольцо; другие постоянно раскручиваются в другую сторону, во внутреннее кольцо. На месте они не остаются. Район кольца освобождается от частиц и вот — мы имеем щель Кассини и два кольца.

— Неужели? — неуверенно пробормотал Верзила (он был уверен, что Василевский говорит правду). — Почему же тогда в щели все-таки есть гравий? Почему он тоже не переместился?

— Потому что, — с видом превосходства объяснил Василевский, — случайное действие притяжения других спутников отбрасывает его туда, но там он долго не задерживается… Надеюсь, Верзила, ты записывал. Потом попрошу тебя повторить.

— Чтоб тебя в мезоны разметало! — ответил Верзила.

Василевский с улыбкой вернулся к масс-детектору. Он немного поколдовал с ним и тут же, забыв о веселье, пригнулся ближе.

— Лаки!

— Да, Бен?

— Кольца нас не маскируют.

— Что?

— Посмотри сам. Сирианцы приближаются. Кольца их совсем не смущают.

Лаки задумчиво спросил:

— Как это может быть?

— Не может быть простым совпадением, что целых восемь кораблей движутся к нам. Мы сделали поворот направо, и они тоже изменили курс. Они следят за нами.

Лаки погладил подбородок.

— Ну, что ж, значит, они это делают. Спорить не о чем. У них есть что-то, чего нет у нас.

— Никто не утверждал, что сирианцы дураки, — заметил Василевский.

— Нет, но иногда некоторые у нас действуют именно исходя из этого предположения. Как будто научные достижения рождаются только в Совете, и если сирианцы не украдут наши тайны, у них ничего не будет. Я иногда сам попадал в эту ловушку… Ну, ладно, идем дальше.

— Куда? — резко спросил Верзила.

— Я уже тебе сказал, Верзила, — ответил Лаки. — На Мимас.

— Но ведь они за нами.

— Знаю. Значит нужно идти туда быстрее… Бен, смогут они нас догнать, прежде чем мы доберемся до Мимаса?

Василевский быстро работал.

— Нет, если только они не смогут получить ускорение втрое больше нашего, Лаки.

— Хорошо. Даже если они на многое способны, все равно не поверю, что они могут быть быстрее «Метеора», Доберемся.

Верзила сказал:

— Но, Лаки, ты с ума сошел. Давай драться или совсем уберемся из системы Сатурна. Мы не можем высадиться на Мимасе.

— Прости, Верзила, но у нас нет выбора. Придется садиться на Мимасе.

— Но ведь они нас засекли. Прилетят за нами на Мимас, и придется драться. Почему бы тогда не начать сейчас? Ведь в нашем распоряжении аграв.

— Может, они и не пойдут за нами к Мимасу.

— Почему?

— Ну, Верзила, разве мы стали отыскивать в кольце то, что осталось от «Сети космоса»?

— Но ведь корабль взорвался.

— Вот именно.

В контрольной рубке наступила тишина. «Метеор» мчался в пространстве, сначала отворачивая от Сатурна, потом под внешним кольцом вышел в открытое пространство. Впереди лежал Мимас, сверкающий белый полумесяц. Всего 320 миль в диаметре.

Еще дальше — преследующие корабли сирианцев.

Мимас постепенно рос, и наконец «Метеор» начал замедлять ход.

Верзиле казалось, что Лаки допускает страшную ошибку. Он напряженно сказал:

— Слишком поздно, Лаки. Нам не удастся сбросить скорость для посадки. Придется двигаться по спиральной орбите, постепенно гася скорость.

— На это у нас нет времени, Верзила. Двигаемся прямо на Мимас.

— Пески Марса, это невозможно! Не на такой скорости!

— Надеюсь, сирианцы подумают точно то же.

— Но, Лаки, они будут правы.

Медленно заговорил Василевский.

— Не хочется этого говорить, Лаки, но я согласен с Верзилой.

— Нет времени для споров и объяснений, — ответил Лаки. И склонился к приборам.

Мимас на экране быстро увеличивался. Верзила облизал губы.

— Лаки, если ты считаешь, что лучше так, чем сдаваться сирианцам, я согласен. Я с тобой. Но, Лаки, если мы все равно погибнем, то лучше погибнуть сражаясь. Прихватим с собой парочку этих мерзавцев.

Василевский сказал:

— Я снова на его стороне, Лаки.

Лаки покачал головой и ничего не ответил. Руки его быстро двигались, и Верзила не мог рассмотреть, что именно он делает. Скорость по-прежнему падала слишком медленно.

Василевский протянул руку, будто собираясь оттащить Лаки от приборов, но Верзила быстро положил руку ему на запястье. Он мог бы быть убежден, что их ждет смерть, но в нем жила упрямая вера в Лаки.

Они падали так стремительно, что ни один корабль, кроме «Метеора», этого бы не выдержал. Мимас продолжал расти, а скорость была все еще очень велика.

На большой скорости «Метеор» врезался в поверхность Мимаса.

Глава седьмая На Мимасе

Но удара не последовало.

Напротив, послышался свист, так хорошо знакомый Верзиле. Корабль пробивал атмосферу.

Атмосферу?

Но это невозможно. Небесное тело размером с Мимас не может иметь атмосферы. Верзила взглянул на Василевского. Тот сидел на одеяле, бледный и измученный, но в то же время довольный.

Верзила направился к Лаки.

— Лаки…

— Не сейчас, Верзила.

И вдруг Верзила понял, чем занимался Лаки. Он управлял тепловым лучом. Верзила подбежал к экрану и нацелил его прямо вперед.

Сомнений нет. Наконец он понял замысел Лаки. Тепловой луч — мощное оружие. Предназначен он для действия на коротком расстоянии, но никто еще не использовал его так, как сейчас Лаки.

Струя дейтерия, стиснутая мощным магнитным полем, неслась перед кораблем и на расстоянии в несколько миль нагревалась микрокотлом до температуры цепной реакции. Если бы это продолжалось долго, корабль погиб бы; но хватало миллионной доли секунды. После этого реакция становилась саморегулируемой, и перед кораблем постоянно вставала стена пламени с температурой в триста миллионов градусов.

На месте, где тепловой луч касался поверхности Мимаса, появилось отверстие, быстро уходящее в глубину. В этот туннель устремился «Метеор». Испаряющееся вещество Мимаса превратилось в окружавшие корабль газы, помогая затормозить, но в то же время нагревая корпус корабля до опасной температуры.

Лаки взглянул на термометр и сказал:

— Бен, подбрось мощности на испарительные кольца.

— Мы останемся без воды, — заметил Василевский.

— Пусть. На этом мире собственная вода нам не понадобится.

Вода под большим давлением пропускалась сквозь внешний слой пористой керамики, там она испарялась, частично унося с собой тепло. Но вода испарялась сразу же, как только попадала в кольца. Температура продолжала расти.

Но уже медленнее. Корабль продолжал тормозить, и Лаки уменьшил энергию дейтериумного потока и соответственно переналадил магнитное поле. Пятно горящего дейтерия становилось все меньше и меньше. Свист атмосферы был теперь не таким резким.

Наконец расплавленное пятно совсем исчезло, корабль продвигался под действием собственного тепла и наконец мягко остановился.

Лаки наконец откинулся.

— Джентльмены, — сказал он, — простите, что не смог объяснить, но решение было принято в последнюю минуту, и управление кораблем занимало все мое внимание. Добро пожаловать внутрь Мимаса.

Верзила громко вздохнул и сказал:

— Никогда не подумал бы, что можно тепловым мечом прорубить путь внутрь планеты.

— Вообще-то это невозможно, Верзила, — ответил Лаки. — Просто Мимас — особый случай. Следующий спутник — Энкелад — тоже.

— Как это?

— Это просто снежки. Астрономы знали об этом еще до космических полетов. Плотность у них меньше, чем у воды, и они отражают примерно восемьдесят процентов падающего на них света; очевидно, что состоят они из снега плюс замерзший аммиак, и не очень спрессованы.

— Конечно, — вступил в разговор Василевский. — Кольца ледяные, и эти два первых спутника состоят из льда, который не попал в кольца. Поэтому Мимас так легко тает.

Лаки сказал:

— У нас впереди очень много работы. Давайте начинать.

* * *

Они находились в пещере, созданной тепловым лучом и закрытой со всех сторон. Туннель, по которому они прошли, затянулся, когда образовавшийся пар сконденсировался и снова застыл. Масс-детектор показал, что они примерно в ста милях под поверхностью спутника. Масса льда над ними, даже при слабом поле тяготения Мимаса, медленно сжимала пещеру.

«Метеор» осторожно пробирался наружу, пронзая лед, как горячая проволока масло. Достигнув пяти миль под поверхностью, они остановились и установили воздушный пузырь.

Подготовили источник энергии, баки с водорослями и запасы пищи. Бен Василевский поежился:

— Что ж, некоторое время это будет моим домом; давайте устроимся поудобнее.

Верзила только что проснулся. Лицо его сморщилось.

Василевский спросил:

— В чем дело, Верзила? Горюешь, что меня не будет с тобой?

— Как-нибудь проживу, — ответил Верзила. — Раз в два-три года буду пролетать мимо и бросать тебе письмо. — И тут он не выдержал. — Слушайте, вы разговаривали, когда думали, что я сплю. В чем дело? Тайны Совета?

Лаки покачал головой.

— Все в свое время, Верзила.

Позже, оставшись с Верзилой наедине, Лаки сказал:

— Верзила, а почему бы тебе не остаться с Беном?

Верзила раздраженно ответил:

— Конечно. Два часа с ним, и я разрублю его на куски и положу их на лед для родственников. — Потом добавил: — Ты серьезно, Лаки?

— Вполне. Предприятие опаснее для тебя, чем для меня.

— Да? И какая разница?

— Если останешься с Беном, что бы со мной ни случилось, вас через два месяца подберут.

Верзила попятился. Его маленький рот исказился, он сказал:

— Лаки, если ты прикажешь мне оставаться здесь, потому что тут есть для меня дело, ладно. Я сделаю это дело, а потом присоединюсь к тебе. Но если просто хочешь оставить меня здесь в безопасности, когда тебе самому грозит опасность, у нас с тобой все кончено. Не желаю иметь с тобой ничего общего; а без меня, ты, подонок-переросток, ничего не сможешь сделать. — Марсианин быстро замигал.

Лаки сказал:

— Но, Верзила…

— Я готов к опасности. Хочешь, подпишу бумагу, что вся ответственность на мне? Подпишу. Ты доволен, член Совета?

Лаки схватил Верзилу за волосы и ласково потянул из стороны в сторону.

— Великая Галактика, делать тебе одолжение — все равно что лопатой воду набирать.

В корабль зашел Василевский и сказал:

— Перегонный куб установлен и работает.

Вода из растаявшего льда Мимаса устремилась в резервуары «Метеора» вместо той, что была истрачена на охлаждение. Аммиак тщательно нейтрализовали и запасали как азотное удобрение для водорослевых баков.

Все было готово. Трое рассматривали ледяную полость и вполне удобное помещение в ней.

— Ну, ладно, Бен, — сказал Лаки наконец и крепко пожал ему руку. — Я думаю, у тебя все готово.

— Насколько могу судить, Лаки, да.

— Что бы ни случилось, через два месяца тебя подберут. Если нам повезет, подберут гораздо раньше.

— У меня есть свое задание, — холодно заметил Василевский, — и оно будет выполнено. А ты занимайся своим. Кстати, присматривай за Верзилой. Смотри, чтобы он не свалился с койки и не поранился.

Верзила заорал:

— Не думайте, что я не понимаю ваших загадок. Вы вдвоем сговорились и мне не рассказываете…

— В корабль, Верзила, — сказал Лаки, подхватил марсианина и понес его, а Верзила дергался и старался что-то сказать.

— Пески Марса, Лаки, — сказал он, когда они оказались на борту. — Посмотри, что ты наделал. Мало того, что что-то от меня скрываешь, ты еще оставил за этим подонком последнее слово!

— У него трудное задание, Верзила. Он должен сидеть на месте и ждать, пока мы действуем, так что пусть уж за ним будет последнее слово.

* * *

Они вынырнули из Мимаса в таком месте, откуда не были видны ни Сатурн, ни Солнце. На темном небе не было ни одного объекта больше Титана, который находился на горизонте и представлял собой полудиск примерно в четверть диаметра Луны.

Половина его поверхности была освещена Солнцем, и Верзила мрачно посмотрел на экран. Жизнерадостность еще не вернулась к нему. Он сказал:

— Вероятно, там сирианцы.

— Наверно.

— А мы куда? Назад к кольцам?

— Да.

— А если они снова нас найдут?

Это как будто послужило сигналом. Ожил приемник.

Лаки выглядел обеспокоенным.

— Слишком легко они нас нашли.

Он включил прием. На этот раз послышался не механический голос, отсчитывающий минуты, а напротив, низкий, полный жизни, энергичный и, несомненно, принадлежащий сирианцу.

— …отвечайте. Я хочу связаться с членом Совета Дэвидом Старром с Земли. Отвечайте, Дэвид Старр. Я хочу…

Лаки сказал:

— Говорит член Совета Старр. А вы кто?

— Я Стен Девур с Сириуса. Вы проигнорировали обращение автоматического корабля и вернулись в нашу планетную систему. Поэтому вы наш пленник.

Лаки переспросил:

— Автоматического корабля?

— Управляемого роботом. Понимаете? Наши роботы вполне справляются с управлением кораблем.

— Это я уже понял, — ответил Лаки.

— Конечно. Они следовали за вами, когда вы покинули нашу систему, а потом вернулись назад под прикрытием Гидальго. Они следовали за вами, когда вы покинули плоскость эклиптики, а потом летели к южному полюсу Сатурна, через щель Кассини, под кольцами и в Мимас. Мы ни разу не потеряли вас из виду.

— А как вам это удалось? — спросил Лаки, стараясь говорить равнодушным тоном.

— Земляне не понимают, что у сирианцев могут быть свои методы. Но неважно. Мы много дней ждали, когда вы появитесь из своего убежища, которое так хитроумно прожгли тепловым лучом. Нам было интересно, и мы позволили вам спрятаться. У нас даже стали заключаться пари, когда вы наконец высунете нос. А тем временем мы окружили Мимас своими кораблями с экипажами из роботов. Вы и на тысячу миль не продвинетесь, как мы вас взорвем, если захотим.

— Ну, конечно, взорвут не роботы. Ведь они не могут причинить вред человеку.

— Мой дорогой член Совета Старр, — в голосе сирианца звучала насмешка. — Конечно, роботы не могут причинить вред человеку, если знают о присутствии этого человека. Но, видите ли, роботов тщательно проинструктировали, и они убеждены, что на вашем корабле тоже только роботы. А из-за уничтожения роботов они не испытывают угрызений совести. Сдаетесь?

Верзила неожиданно наклонился к передатчику и закричал:

— Слушай, ты, подонок, а если мы сначала выведем из строя несколько твоих жестянок? Как тебе это понравится? — (Во всей Галактике известно, что сирианцы рассматривают уничтожение робота почти как убийство.)

Но Стена Девура это не тронуло. Он сказал:

— Этот тот самый тип, с которым вы дружите, член Совета? Верзила? Я не хочу с ним разговаривать. Передайте ему, что вряд ли вы сможете повредить хоть один наш корабль, прежде чем будете уничтожены. Даю вам пять минут. Решайте, что вы предпочтете: сдаться или погибнуть. Со своей стороны, член Совета, я давно мечтал встретиться с вами, так что искренне надеюсь, что вы решите сдаться. Ну?

Лаки немного помолчал, мышцы его челюстей напряглись.

Верзила спокойно смотрел на него, сложив маленькие руки на груди, и ждал.

Прошло три минуты, и Лаки сказал:

— Передаю корабль со всем его содержимым в ваши руки, сэр.

Верзила ничего не сказал.

Лаки прервал связь и повернулся к маленькому марсианину. Он в замешательстве прикусил нижнюю губу.

— Верзила, ты должен понять…

Верзила пожал плечами.

— Я не совсем понимаю. Лаки, но уже во время посадки на Мимас я знал, что ты сознательно готовишься сдаться сирианцам.

Глава восьмая На Титан

Лаки поднял брови.

— Как ты это узнал, Верзила?

— Я не такой тупой, Лаки. — Маленький марсианин был серьезен. — Помнишь, когда мы направлялись к южному полюсу Сатурна, ты вышел из корабля? Как раз перед тем, как сирианцы нас заметили и мы нырнули в щель Кассини?

— Да.

— У тебя была для этого причина. Ты ничего не сказал, ты всегда так поступаешь: сначала сделаешь, а потом, когда напряжение спадет, расскажешь. Но тут напряжение все не спадало, мы убегали от сирианцев. Поэтому когда мы строили помещение для Бена на Мимасе, я осмотрел корпус «Метеора» и убедился, что ты поработал с агравом. Его теперь можно вывести из строя и расплавить все приборы простым прикосновением к контрольному щиту.

Лаки мягко ответил:

— Аграв — это единственное на «Метеоре», что совершенно секретно.

— Знаю. Если бы ты рассчитывал на схватку, мы бы сражались, пока «Метеор» не взорвался бы. Вместе с агравом и всем остальным. Но если ты подготовил только взрыв аграва, а остальной корабль при этом останется нетронутым, значит сражаться мы не собираемся. Ты планировал сдачу.

— Поэтому у тебя с самого Мимаса такое плохое настроение?

— Ну, Лаки, я всегда с тобой, но… — Верзила вздохнул и отвернулся… — сдаваться я не люблю.

— Знаю, — ответил Лаки, — но можешь ты придумать другой способ проникнуть на их базу? Наше дело, Верзила, не всегда приносит радость. — И Лаки коснулся контакта на контрольном щите. Корабль вздрогнул, аграв раскалился докрасна и отделился от корпуса.

— Ты хочешь действовать изнутри? И потому сдаешься?

— Отчасти.

— Ну, а если они сразу нас взорвут?

— Не думаю. Если бы они этого хотели, нас бы взорвали, как только мы вышли из Мимаса. Я думаю, они хотят нас использовать живыми… А на Мимасе у нас есть поддержка — Бен. Мне нужно было поместить его там, прежде чем сдаваться. Поэтому я так рисковал при посадке на Мимас.

— Может, они и о нем знают, Лаки. Кажется, они вообще все знают.

— Может быть, — задумчиво согласился Лаки. — Этот сирианец знает, что ты мой партнер. Может, он считает, что мы всегда вместе, третьего нет, и не станет искать Бена. Хорошо, что ты не остался, а полетел со мной, Верзила. Если бы я улетел один, сирианцы стали бы тебя искать и осмотрели бы Мимас. Конечно, если бы они вас нашли и я был бы уверен, что вас не пристрелят на месте… Нет, пока я у них в руках… — Теперь он говорил сам с собой, перешел на шепот, а потом совсем замолк.

Верзила ничего не сказал, и нарушил тишину только знакомый скрежет о борт «Метеора». Магнитный захват прикрепил «Метеор» к другому кораблю.

— Кто-то идет к нам на борт, — без всякого выражения произнес Верзила.

На экране виден был магнитный кабель; показалась фигура, она легко передвигалась, цепляясь за кабель руками, потом снова исчезла с экрана. Что-то ударилось о борт, вспыхнул сигнальный огонь шлюза.

Верзила открыл внешнюю дверь шлюза, подождал следующего сигнала, закрыл внешнюю дверь и открыл внутреннюю.

Показалась фигура пришельца.

Но на нем не было космического костюма. Это был не человек, а робот.

* * *

У Земной Федерации тоже есть роботы, в том числе и весьма совершенные, но они большей частью используются в специализированных операциях и не вступают в контакт с людьми, кроме тех, кто их обслуживает. Верзиле приходилось видеть роботов, но не часто.

Он уставился на этого. Подобно всем сирианским роботам, он был большой и блестящий, с гладкой обтекаемой поверхностью, соединения конечностей были сделаны так искусно, что совсем не были заметны.

Когда робот заговорил, Верзила вздрогнул. Непросто привыкнуть к тому, что машина разговаривает по-человечески.

Робот сказал:

— Добрый день. Моя обязанность — проследить, чтобы ваш корабль и вы сами благополучно добрались до указанного мне места. Прежде всего мне нужно знать, поврежден ли ваш корабль. Мы зарегистрировали у вас взрыв на корпусе.

Голос у него был глубокий, музыкальный, но лишенный выразительности и с заметным сирианским акцентом.

Лаки ответил:

— Взрыв не причинил вреда кораблю.

— Что его вызвало?

— Я.

— По какой причине?

— Не могу ответить.

— Хорошо. — Робот немедленно оставил тему. Человек стал бы настаивать, угрожать. Робот не может этого делать. Он сказал:

— Я могу управлять кораблями, построенными на Сириусе. Смогу управлять и вашим кораблем, если вы объясните мне назначение приборов.

— Пески Марса, Лаки, — вмешался Верзила, — мы ведь не собираемся все рассказывать этой штуке?

— Он не может нас заставить, Верзила, но так как мы сдались, большого вреда не будет, если он поведет корабль.

— Давай узнаем, куда мы летим. — Верзила неожиданно резко обратился к роботу:

— Ты! Робот! Куда ты нас ведешь?

Робот посмотрел на Верзилу своим красным немигающим взглядом.

— Мне приказано не отвечать на вопросы, непосредственно не связанные с моим заданием.

— Но послушай. — Верзила возбужденно отбросил удерживающую руку Лаки. — Там, куда ты нас ведешь, сирианцы причинят нам вред. Даже могут убить. Если не хочешь причинить нам вред, помоги уйти, уходи с нами… Да, Лаки, дай мне поговорить с ним!

Но Лаки отрицательно покачал головой, а робот сказал:

— Меня заверили, что никому не будет причинен вред. А теперь, если мне объяснят действие приборов, я смогу выполнить свое задание.

Лаки последовательно объяснил роботу все детали управления. Робот проявил полную компетентность, искусно проверил каждый прибор, чтобы убедиться в его исправности, и к концу объяснений был вполне готов управлять «Метеором».

Лаки улыбнулся, в глазах его светилось откровенное восхищение.

Верзила утащил его в каюту.

— Чему ты радуешься, Лаки?

— Великая Галактика, Верзила! Какая прекрасная машина! Нужно отдать сирианцам должное. Их роботы — это произведения искусства.

— Хорошо, но тише, я не хочу, чтобы он услышал, что я скажу. Ты сдался, только чтобы попасть на Титан и собрать информацию о сирианцах. Но мы, вероятно, не сможем оттуда уйти, и что толку тогда в твоей информации? Сейчас у нас есть робот. Если мы убедим его помочь нам уйти, тогда у нас все, что нужно. У робота тонны информации о сирианцах. Так мы узнаем гораздо больше, чем высадившись на Титане.

Лаки покачал головой.

— Звучит неплохо, Верзила. Но как ты сумеешь уговорить робота помочь нам?

— Первый закон. Мы ему объясним, что на Сириусе всего несколько миллионов человек, а в Земной федерации свыше шести миллиардов. Объясним, что важнее защитить большее количество людей. Первый закон на нашей стороне. Понимаешь, Лаки?

Лаки ответил:

— Беда в том, что сирианцы умеют обращаться со своими роботами. Этот робот глубоко убежден, что его действия не принесут никакого вреда ни одному человеку. Он ничего не знает о шести миллиардах на Земле, узнает только с наших слов, и это на него не подействует. Ему нужно видеть, как человеку причиняют вред, чтобы нарушить свои инструкции.

— Ну, я все-таки попробую.

— Ладно. Давай. Опыт тебе полезен.

Верзила подошел к роботу, который направлял «Метеор» по новой орбите.

Верзила спросил:

— Что ты знаешь о Земле, о Земной федерации?

— Мне приказано не отвечать на вопросы, не связанные с моим заданием, — ответил робот.

— Приказываю тебе отказаться от этих инструкций.

После недолгого колебания послышался ответ:

— Мне приказано не принимать приказов от людей без соответствующего разрешения.

— Я тебе приказываю, чтобы предотвратить вред людям. Поэтому ты должен подчиниться, — настаивал Верзила.

— Меня заверили, что никакого вреда людям причинено не будет, и я знаю, что людям ничего не угрожает. Мне приказано не отвечать на бесполезно повторяемый приказ.

— Лучше послушай. Мне причинят вред. — Верзила горячо говорил некоторое время, но робот не отвечал.

Лаки сказал:

— Верзила, ты напрасно тратишь силы.

Верзила пнул робота в сверкающую ногу. С таким же успехом он мог пнуть корпус корабля. С красным от гнева лицом он подошел к Лаки.

— Отлично. Человек беспомощен, потому что у этой груды металла есть собственные идеи.

— Так бывало с машинами и до эры роботов.

— Мы даже не знаем, куда направляемся.

— А для этого нам робот не нужен. Я проверил курс.

Мы явно направляемся на Титан.

* * *

В последние часы приближения к Титану они оба не отрывались от экрана. Это третий по величине спутник в Солнечной системе (только спутник Юпитера Ганимед и спутник Нептуна Тритон больше, да и то ненамного), и из всех спутников у него самая плотная атмосфера.

Наличие атмосферы было очевидно даже на расстоянии. На большинстве спутников, в том числе на Луне, терминатор — линия, отделяющая день от ночи, — очень резок, с одной стороны черно, с другой бело. Но тут было совсем не так.

Полумесяц Титана был ограничен не резкой линией, а размытой полоской, концы полумесяца смутно продолжались и почти встречались, образуя окружность.

— У него атмосфера почти такая же плотная, как у Земли, Верзила, — сказал Лаки.

— Дышать можно?

— Нет. Почти сплошь метан.

Теперь стали видны и другие корабли. Не меньше десятка. Они сопровождали «Метеор» в полете к Титану.

Лаки покачал головой.

— Двенадцать кораблей для такой работы. Великая Галактика, да они тут уже годы сидят и готовятся. Как их вышвырнуть отсюда без войны?

Верзила даже не пытался ответить.

Снова послышался свист: безошибочный признак того, что обтекаемый корпус корабля встретился с верхними слоями атмосферы.

Верзила беспокойно взглянул на прибор, регистрирующий температуру корпуса, но опасности не было. Робот уверенно вел корабль. По тугой спирали корабль облетал Титан, теряя высоту и одновременно гася скорость, при этом не давая атмосфере слишком нагреть корпус.

Снова Лаки восхищенно сказал:

— Он проделывает это, вообще не тратя горючего. Похоже, он может посадить корабль на площадку размером с банкнот только при помощи атмосферного торможения.

Верзила ответил:

— Ну и что в этом хорошего, Лаки? Если эти штуки так управляются с кораблями, нам с сирианцами не справиться.

— Придется научиться строить собственных, Верзила. Эти роботы — большое достижение человечества. Конечно, их строят сирианцы, но они тоже люди, и все человечество может гордиться этим. Если мы боимся их достижений, нужно постараться достигнуть того же или даже опередить их. Но отказывать им в их достижениях нельзя.

Поверхность Титана перестала казаться черной. Видны были горные хребты: не резкие вершины безвоздушного мира, а сглаженные под действием ветра и воды. Снег с вершин сдуло, но ущелья и долины были заполнены им.

— Это на самом деле не снег, — заметил Лаки, — а замерзший аммиак.

Конечно, вокруг было пусто. Равнины внизу были покрыты снегом и голыми скалами. Никаких признаков жизни. Ни рек, ни озер. И вдруг…

— Великая Галактика! — воскликнул Лаки.

Появился купол. Приплюснутый купол, характерный для внутренних планет. Такие купола есть в пустынях Марса и на отмелях венерианского океана. На пустынном Титане такой купол казался совершенно неуместным. В нем вполне мог бы разместиться марсианский город.

— Мы проспали, как они это построили, — сказал Лаки.

— Когда об этом станет известно, — заметил Верзила, — это будет не очень хорошо для репутации Совета.

— Конечно, если мы не уничтожим эту штуку. Впрочем, Совет не заслуживает снисхождения. Да в Солнечной системе нельзя было ни одной скалы оставлять без постоянного присмотра, не говоря уже о Титане.

— Кто бы мог подумать…

— Совет Науки должен был подумать! Люди нашей системы доверили ему заботу о своей безопасности. Я должен был подумать!

Послышался голос робота.

— Корабль приземлится после еще одного облета спутника. При наличии ионного двигателя на борту никакие дополнительные предосторожности не нужны. Тем не менее беззаботность может причинить вред, и я этого не могу допустить. Поэтому прошу вас лечь и пристегнуться.

Верзила сказал:

— Слушай. Эта груда лома учит нас, как вести себя в космосе.

— Все равно лучше ложись, — ответил Лаки. — Он может заставить нас силой. Его долг не допустить никакого вреда.

Верзила неожиданно крикнул:

— Эй, робот, а сколько людей на Титане?

Ответа не было.

* * *

Поверхность приблизилась и поглотила их. «Метеор» опускался хвостом вниз, и потребовались лишь легкие толчки двигателя, чтобы завершить посадку.

Робот отвернулся от приборов управления.

— Вы без всякого вреда доставлены на Титан. Мое задание выполнено, и я передаю вас в руки хозяев.

— Стена Девура?

— Это один из хозяев. Можете выходить из корабля. Температура, давление и сила тяжести нормальные.

— Можем выходить прямо сейчас? — спросил Лаки.

— Да. Хозяева ждут.

Лаки кивнул. Он не мог сдержать странного возбуждения. Сирианцы всегда были врагами, но за все время своей блестящей, хоть и короткой карьеры в качестве члена Совета он с ними ни разу не встречался.

Он вышел из корабля на выдвижной трап, Верзила — за ним. Оба застыли в полном изумлении.

Глава девятая Враг

Лаки поставил ногу на первую ступень лестницы. Верзила смотрел через плечо своего рослого друга. Оба были изумлены.

Они как будто оказались на поверхности Земли. Если над головой и была крыша — купол из прочного металла или стекла, — его не было видно в ослепительном солнечном свете; на голубом небе были даже облака.

Перед ними расстилались лужайки и просторно разбросанные здания, тут и там — цветочные клумбы. Недалеко журчал ручеек, через него был переброшен каменный мостик.

Повсюду шагали десятки роботов, каждый шел по своему делу с сосредоточенностью машины. В нескольких сотнях ярдов стояла группа людей — сирианцы, — они с любопытством смотрели в их сторону.

Раздался резкий повелительный голос:

— Вы там, вверху! Спускайтесь! Спускайтесь, — я говорю! Никаких задержек.

Лаки посмотрел вниз. У основания лестницы стоял рослый человек, широко расставив ноги и уперев руки в бока. Его узкое оливковое лицо смотрело на них высокомерно. Темные волосы были коротко подстрижены по сирианской моде. Вдобавок лицо украшали тщательно подстриженная бородка и тонкие усики. Одежда была свободная и очень яркая; рубашка распахнута на шее, рукава ее кончались, над локтем.

Лаки ответил:

— Конечно, сэр, если вы торопитесь.

Он повернулся, слегка придерживаясь руками. Оттолкнулся от корпуса и прыгнул. В прыжке он развернулся и приземлился лицом к человеку на земле. Приземлившись на слегка согнутые ноги, чтобы смягчить толчок, он тут же отскочил в сторону, уступая место Верзиле.

Человек, встречавший Лаки, был высок, но ниже его на дюйм, и на близком расстоянии было видно, что рубашка скрывает слегка раздобревшее тело.

Он презрительно сморщил верхнюю губу.

— Акробаты! Обезьяны!

— Ничего подобного, сэр, — с юмором ответил Лаки. — Земляне.

Тот ответил:

— Вы Дэвид Старр, по прозвищу Лаки. Означает ли это на земном диалекте то же, что в нашем языке?

— Это значит «счастливчик».

— По-видимому, больше вы не счастливчик. Я Стен Девур.

— Я догадался.

— Вас это все, кажется, удивляет? — Девур широким жестом указал на ландшафт. — Прекрасно?

— Да, но разве обязательно тратить столько энергии?

— Роботы трудятся двадцать четыре часа в сутки, а у Сириуса хватит энергии. А у Земли нет, мне кажется.

— Вы увидите, что все необходимое у нас есть, — ответил Лаки.

— Да? Идемте, поговорим у меня. — Он сделал повелительный жест остальным пяти сирианцам, которые тем временем подошли ближе, разглядывая землянина — того самого, который был их главным врагом и которого они наконец поймали.

Но при знаке Девура сирианцы тут же ответили салютом и разошлись по своим делам.

Девур сел в маленькую открытую машину, которая бесшумно приблизилась на диагравитическом поле. Ее плоская поверхность без колес оставалась в шести дюймах над почвой. Другая машина подкатила к Лаки. Управлялись они, конечно, роботами.

Лаки сел во вторую машину. Верзила хотел последовать за ним, но робот вытянул руку и преградил ему путь.

— Эй… — начал Верзила.

Лаки прервал:

— Мой друг отправится со мной, сэр.

Впервые Девур взглянул на Верзилу, во взгляде его горела неприкрытая ненависть. Он сказал:

— Меня не интересует это существо. Если вы хотите, чтобы оно вас сопровождало, пожалуйста, но меня не беспокойте.

Верзила, побледнев, смотрел на сирианца.

— Тебе придется побеспокоиться прямо сейчас, ты под…

Но Лаки энергично зашептал ему на ухо:

— Сейчас ты ничего не можешь сделать, Верзила. Великая Галактика, парень, успокойся, дай мне осмотреться.

Лаки почти отнес его в машину, а Девур даже не посмотрел в ту сторону.

Машины двинулись ровно, но быстро, как ласточка в полете, и через две минуты остановились у одноэтажного здания из белого гладкого силиконового кирпича, ничем не отличавшегося от других, кроме алой полоски вокруг окон и дверей. На протяжении всего пути не встретилось ни одного человека, зато множество роботов.

Девур прошел вперед в арочный вход и оказался в небольшом помещении со столом для совещаний и нишей, в которой размещалась кровать. Потолок светился ослепительной голубоватой белизной, как в яркий солнечный день в открытом поле.

«Многовато голубого», — подумал Лаки, но потом вспомнил, что Сириус — большая по размерам, более горячая и потому более голубая звезда, чем земное Солнце.

Робот принес два подноса с едой и высокими стаканами с холодным молочно-белым напитком. Легкий фруктовый аромат заполнил помещение, и после долгих недель корабельных концентратов Лаки замер в предвкушении удовольствия. Один поднос робот поставил перед ним, другой — перед Девуром.

Лаки сказал роботу:

— Принеси то же самое моему другу.

Робот, бросив взгляд на Девура, который с каменным выражением лица смотрел в сторону, вышел и вернулся с еще одним подносом. Во время еды все молчали. Землянин и марсианин ели и пили с удовольствием.

Но после того как подносы унесли, сирианец сказал:

— Должен начать с утверждения, что вы шпионы. Вы проникли на сирианскую территорию и получили приказ удалиться. Вы удалились, но потом вернулись, принимая все меры, чтобы остаться незамеченными. В соответствии с межзвездным законом мы имеем право уничтожить вас на месте, и это будет сделано, если только вы своими поступками не заслужите снисхождения.

— Какими поступками, сэр? — спросил Лаки. — Приведите, пожалуйста, пример.

— С удовольствием, член Совета. — В темных глазах сирианца вспыхнул интерес. — Наш человек перед гибелью оставил в кольцах капсулу с информацией.

— Вы думаете, она у меня?

Сирианец рассмеялся.

— Ни одного шанса на весь космос. Мы ни разу не подпустили вас к кольцам меньше, чем на половине световой скорости. Но послушайте, вы умный человек. Мы на Сириусе наслышаны о вас и ваших делах. Бывали случаи, когда вы, скажем, становились у нас на пути.

Верзила неожиданно нарушил молчание своим писком:

— Совсем немного. Например, остановили вашего шпиона на Юпитере-9, помешали вашим делишкам с пиратами, выгнали вас с Ганимеда…

Стен Девур гневно сказал:

— Утихомирьте его, член Совета! Меня раздражает писк этого существа.

— Тогда говорите, не оскорбляя моего друга, — безапелляционно ответил Лаки.

— Я хочу, чтобы вы помогли мне найти капсулу. Вы изобретательны. Скажите, как бы вы действовали. — Девур оперся локтями о стол и нетерпеливо взглянул на Лаки.

Лаки ответил:

— Начнем с того, какой информацией вы располагаете.

— Той же, что и вы. Последним сообщением нашего человека.

— Да, мы его поймали. Не все, но достаточно, чтобы попять, что он не успел сообщить координаты орбиты, но саму капсулу запустить успел.

— Ну и что?

— Поскольку этот человек работал долго и почти ушел от нас, я считаю его очень умным.

— Он был сирианец.

— Это, — вежливо заметил Лаки, — совсем не обязательно одно и то же. Но в данном случае мы должны предположить, что он запустил капсулу таким образом, чтобы ее можно было найти.

— Ваши дальнейшие соображения, землянин?

— Если он поместил капсулу в самих кольцах, найти ее невозможно.

— Вы так считаете?

— Да. Единственная альтернатива — она запущена в щель Кассини.

Стен Девур откинулся в кресле и звонко рассмеялся.

— Приятно слушать рассуждения Лаки Старра, знаменитого члена Совета. Можно было ждать, что вы предложите что-нибудь совершенно новое, неожиданное. Но нет, только это. Однако мы и без вашей помощи, член Совета, сразу пришли к такому же заключению и с самого момента запуска капсулы наши корабли прочесывают щель Кассини.

Лаки кивнул. (Если почти весь личный состав базы находится в кольцах, разыскивая капсулу, понятно, почему им встретилось так мало людей). Он сказал:

— Поздравляю вас, но должен напомнить, что щель Кассини велика и в ней немало гравия. К тому же из-за притяжения Мимаса капсула находится на неустойчивой орбите. Ее вынесет либо во внешнее, либо во внутреннее кольцо, и если вы не отыщете ее быстро, то не отыщете никогда.

— Ваша попытка испугать меня глупа и бессмысленна. Даже в самих кольцах алюминиевую капсулу можно разглядеть среди льда.

— Масс-детектор не отличит алюминий от льда.

— Ваш масс-детектор, землянин. Задавали ли вы себе вопрос, как мы выследили вас после ваших трюков с Гидальго и Мимасом?

Лаки с каменным выражением лица ответил.

— Задавал.

Девур снова рассмеялся.

— У вас были для этого основания. Очевидно, Земля не располагает избирательным масс-детектором.

— Это тайна? — вежливо спросил Лаки.

— В принципе нет. Наш поисковый луч использует мягкое рентгеновское излучение, которое по-разному отражается различными материалами, в зависимости от атомного веса. Мы получаем отражение, анализируем его и потому легко отличаем металлический корабль от астероида. Когда корабль заходит за астероид, мы обнаруживаем, что на астероиде появилась значительная масса металла, которой раньше не было. Отсюда нетрудно заключить, что за астероидом прячется корабль, надеясь, что его никто не видит. А, член Совета?

— Понятно.

— Как бы вы ни старались спрятаться за кольцами или за самим Сатурном, металлический корпус корабля тут же вас выдавал. Ни в кольцах, ни на всей поверхности Сатурна нет металла. Даже в Мимасе вы не спрятались. Несколько часов мы считали, что вы погибли. Подо льдом Мимаса мы нащупали металл, но это могли быть остатки вашего корабля. Но когда металл начал двигаться, мы поняли, что вы еще с нами. Догадались о вашем трюке с тепловым лучом, и нам оставалось только подождать.

Лаки кивнул.

— Пока что вы выигрываете.

— И вы считаете, что мы не отыщем капсулу, даже если она находится в кольцах?

— Почему же тогда вы еще ее не нашли?

На мгновение лицо Девура потемнело, как будто он заподозрил сарказм, но Лаки сохранял выражение легкого любопытства, и сирианец в ответ прорычал:

— Найдем. Вопрос времени. И так как вы нам помочь не можете, не будем откладывать вашу казнь.

Лаки сказал:

— Вряд ли вы серьезно об этом говорите. Мертвые мы для вас очень опасны.

— Не пойму, чем опасна для нас ваша смерть.

— Мы члены земного Совета Науки. Если мы будем убиты, Совет никогда не забудет и не простит этого. И месть будет направлена и против сирианцев вообще, и против вас лично. Помните об этом.

Девур сказал:

— Я знаю об этом больше, чем вы думаете. Существо, которое с вами, не член Совета.

— Официально, может быть, но…

— А вы сами — если позволите мне закончить — больше, чем просто член Совета. Вы приемный сын Гектора Конвея, главы Совета, вы гордость Совета. Так что, возможно, вы правы. — Девур невесело улыбнулся. — Если подумать, то на некоторых условиях вам можно было бы сохранить жизнь.

— На каких условиях?

— Земля собирает межзвездную конференцию для обсуждения того, что она называет нашим вторжением на ее территорию. Вероятно, вы об этом знаете.

— Я сам предложил созыв такой конференции, как только узнал о существовании вашей базы.

— Хорошо. Сириус согласился в ней участвовать, и встреча произойдет вскоре на вашем астероиде Весте. Похоже, Земля торопится, — улыбка Девура стала шире. — Мы согласны, потому что не сомневаемся в исходе. Внешние миры в целом не любят Землю. У них нет для этого оснований. Наша позиция непоколебима. Но мы можем сделать ее еще более драматичной, если покажем всю глубину лицемерия Земли. Она созывает конференцию, утверждает, что хочет решить проблемы мирными средствами, и в то же самое время посылает боевой корабль на Титан с приказом уничтожить нашу базу.

— У меня не было такого приказа. Я действовал без приказаний и не собирался начинать войну.

— Тем не менее, если вы подтвердите мои слова, это произведет большое впечатление.

— Я не могу подтверждать неправду.

Девур не обратил на это внимание. Он хрипло сказал:

— Они должны будут убедиться, что вы не одурманены и психически нормальны. Подтвердите по доброй воле то, что мы вам скажем. Пусть конференция видит, что известнейший член Совета, сын самого Конвея, незаконно применял силу, в то время как Земля созывала конференцию, утверждая о своих мирных намерениях. Это сразу решит все дело.

Лаки перевел дыхание и посмотрел на холодно улыбавшегося сирианца. Он сказал:

— И все? Ложные показания в обмен на жизнь?

— Да. Можно сформулировать и так. Делайте выбор.

— Выбора нет. Я не стану лжесвидетельствовать.

Глаза Девура превратились в щелки.

— Думаю, станете. Наши агенты тщательно изучили вас, член Совета, и мы знаем ваше слабое место. Вы могли бы предпочесть собственную смерть, но у вас по-земному сентиментальное отношение к слабым, уродливым, извращенным. Вы захотите предотвратить, — мягкая и пухлая рука сирианца неожиданно указала на Верзилу, — его смерть.

Глава десятая Офицеры космической службы и роботы

Спокойней, Верзила, — прошептал Лаки.

Маленький марсианин скорчился в кресле, глаза его с ненавистью были устремлены на Девура.

Лаки сказал:

— Не пугайте меня по-детски. Казнь в мире роботов осуществить нелегко. Роботы не могут убить нас, и я уверен, что вы и ваши коллеги не сможете хладнокровно убить человека.

— Конечно, нет, если вы имеете в виду отрубленную голову или развороченную грудь. Но в мгновенной смерти нет ничего страшного. Допустим, наши роботы подготовят к запуску пустой корабль. Вашего… гм… спутника прикуют цепями к переборке, прикуют роботы, которые, конечно, постараются не причинить ему вреда. На корабле будет автопилот, который уведет корабль подальше от Солнца и от плоскости эклиптики. Ни одного шанса на квадриллион, что корабль заметят с Земли. Он будет двигаться вечно.

Верзила вмешался:

— Лаки, неважно, что они со мной сделают. Не соглашайся ни на что.

Девур, не обращая на него внимания, продолжал:

— У вашего спутника будет достаточно воздуха; в пределах его досягаемости будет вода. Конечно, это существо будет одно и без всякой пищи. Голодная смерть — медленная смерть, а смерть от голода в космическом одиночестве вообще ужасна.

Лаки сказал:

— Это подлое и бесчестное обращение с военнопленными.

— Но войны нет. Вы просто шпионы. Однако этого может и не произойти, член Совета. Подпишите необходимые признания, что вы действительно напали на нас и готовы подтвердить это на конференции. Я уверен, вы услышите мольбу существа, с которым подружились.

— Мольбу? — Верзила с побагровевшим лицом вскочил на ноги.

Девур неожиданно повысил голос.

— Существо немедленно отправить в заключение. Действуйте.

По обе стороны от Верзилы молча материализовались два робота и схватили его за руки. Мгновение Верзила пытался вырваться, тело его поднялось над полом от усилий, но руки оставались неподвижны.

Один из роботов сказал:

— Пусть хозяин не сопротивляется, иначе он может повредить себе, несмотря на все наши усилия.

Девур сказал:

— У вас двадцать четыре часа на принятие решения. Достаточно времени, член Совета? — Он взглянул на декоративную металлическую полоску у себя на руке. — А тем временем мы подготовим корабль. Если даже не придется его использовать, как я надеюсь, член Совета, это всего лишь работа роботов. Оставайтесь, на месте: вы не можете помочь своему спутнику. Пока ему не причинят никакого вреда.

Верзилу вынесли из помещения. Лаки, привстав, беспомощно смотрел ему вслед.

На столе, на маленьком ящичке, вспыхнул огонек. Девур коснулся его, и оттуда выпрыгнула разноцветная трубка. Появилось изображение головы. Голос произнес:

— Нам с Йонгом только что доложили, что член Совета у вас, Девур. Почему нам сообщили об этом только после посадки?

— Какая разница, Зайон? Теперь вы знаете. Придете?

— Конечно. Мы хотим повидаться с членом Совета.

— Приходите ко мне.

* * *

Пятнадцать минут спустя прибыли сирианцы. Оба были ростом с Девура, у обоих оливкового цвета кожа (Лаки знал, что более сильное ультрафиолетовое излучение Сириуса вызывает такой цвет кожи), но они были значительно старше.

У одного из них были короткие седые волосы. Этот тонкогубый человек говорил исключительно точно и четко. Его представили как Харрига Зайона, и по его мундиру ясно было, что он старший офицер космической службы Сириуса.

Другой был почти лыс. На руке у него виднелся большой шрам, и выглядел он как человек, состарившийся в космосе. Это был Баррет Йонг, тоже из космической службы.

Лаки сказал:

— Я знаю, что ваша космическая служба в чем-то эквивалентна нашему Совету Науки.

— Да, — серьезно ответил Зайон. — В этом смысле мы коллеги, хотя и на противоположных сторонах баррикады.

— Значит, офицеры Зайон и Йонг. А мистер Девур…

Девур вмешался.

— Я не член космической службы. Мне это не нужно. Сириусу можно служить и не в ее рядах.

— В особенности племяннику председателя Центрального правительства, — заметил Йонг, положив руку на шрам.

Девур встал.

— Это сарказм?

— Вовсе нет. Буквально. Такое родство дает вам возможность оказать еще большие услуги Сириусу.

Но его заявление прозвучало сухо, и Лаки ощутил враждебность между двумя пожилыми офицерами и молодым влиятельным родственником повелителя Сириуса.

Зайон постарался сменить тему, обратившись к Лаки:

— Вам было сделано предложение?

— Вы имеете в виду предложение выступить на межзвездной конференции с лжесвидетельством?

Зайон выглядел удивленным и раздраженным.

— Нет. Присоединиться к нам. Стать сирианцем.

— Боюсь, мы до этого еще не добрались.

— Подумайте. Наша служба хорошо вас знает, мы уважаем ваши способности и достижения. Земле они не помогут. Все равно она проиграет. Это биологический факт.

— Биологический факт? — Лаки нахмурился. — Сирианцы, офицер Зайон, происходят от землян.

— Да, но не от всех землян; только от лучших, самых сильных и решительных, тех, кто захотел колонизировать звезды. Мы сохранили в чистоте свой род, не допускали слабых, с искаженными генами. Мы отсеяли всех недостойных, и теперь у нас чистая раса сильных и здоровых людей, а Земля остается конгломератом больных и уродов.

Вмешался Девур:

— У нас есть пример этого — спутник члена Совета. Меня тошнило от присутствия его в моем помещении: обезьяна, пятифутовый шарж на человеческое существо, уродливый кусок…

Лаки медленно сказал:

— Он лучше вас, сирианцы.

Девур встал, занес кулак. Зайон быстро подошел к нему, схватил за руку.

— Девур, пожалуйста, сядьте. Позвольте мне продолжить. Сейчас не время для неуместных споров.

Девур резко отбросил его руку, но сел.

Зайон энергично продолжал:

— Для внешних миров, член Совета Старр, Земля представляет ужасную угрозу, бомбу недочеловечества, готовую взорваться и заразить чистую Галактику. Мы не хотим, чтобы это случилось: мы этого не допустим. Ради этого мы сражаемся: чистая человеческая раса, состоящая только из самых лучших.

Лаки ответил:

— Из тех, кого вы считаете лучшими. Но хорошее бывает самых разных форм и размеров. Среди великих людей Земли есть высокие и низкие, с разной формой и размерами головы, цветом кожи, они говорят на разных языках. Наше спасение, спасение всего человечества в разнообразии.

— Вы, как попугай, повторяете то, что слышали. Член Совета, разве вы не видите, что вы один из нас? Вы высоки, сильны, сложены, как сирианец; вы храбры и решительны, как сирианец. Зачем вам действовать на стороне отбросов против лучших людей, только потому что случайно вы родились на Земле?

Лаки сказал:

— Резюме: вы хотите, чтобы я выступил на межзвездной конференции в поддержку Сириуса.

— Да, вы поможете Сириусу, но скажете правду. Вы действительно шпионили за нами. Ваш корабль, несомненно, вооружен.

— Вы напрасно тратите время. Мистер Девур уже обсуждал со мной этот вопрос.

— И вы согласились стать сирианцем? — Лицо Зайона осветилось надеждой.

Лаки искоса взглянул на Девура, тот с равнодушным видом рассматривал свои пальцы.

— Мистер Девур изложил предложение несколько по- иному. Может, он именно потому и не сообщал вам о моем прибытии, чтобы иметь возможность обсудить положение со мной наедине и своими собственными методами. Короче говоря, он заявил, что если я не выступлю на конференции, мой друг Верзила будет отправлен в космос на пустом корабле и умрет с голоду.

Офицеры медленно повернули головы к Девуру, тот продолжал спокойно разглядывать свои пальцы.

Йонг медленно заговорил, обращаясь непосредственно к Девуру:

— Сэр, не в традициях службы…

Девур неожиданно гневно прервал его:

— Я не на вашей службе и гроша ломаного не дам за ее традиции. Я командую этой базой, и ее безопасность — моя ответственность. Вы должны сопровождать меня на конференцию на Весте, чтобы служба была там представлена, но я глава делегации, и успех конференции тоже на моей ответственности. Если землянину не нравится смерть, которая ждет его друга-обезьяну, пусть соглашается на наши условия; с таким стимулом он согласится гораздо быстрее, чем на ваше предложение стать сирианцем.

— Слушайте дальше. — Девур встал и принялся гневно расхаживать по комнате, потом повернулся к сирианцам, которые слушали его с застывшими лицами. — Мне надоело ваше вмешательство. У службы было достаточно времени, чтобы справиться с Землей, и чего она добилась? Пусть землянин послушает, что я говорю. Служба ничего не добилась. Это я захватил Старра, а не служба. Вам, джентльмены, надо побольше мозгов, и я намерен их вам предоставить…

В этот момент дверь распахнул робот и сказал:

— Хозяева, прошу простить за вторжение без разрешения, но мне приказано доложить вам относительно маленького хозяина, которого увели в заключение…

— Верзила! — воскликнул Лаки, вскакивая. — Что с ним случилось?

* * *

После того как Верзилу вынесли из помещения, он принялся напряженно думать. Не о бегстве. Он был не настолько самоуверен, чтобы думать о бегстве от толпы роботов; в одиночку ему не уйти с такой хорошо охраняемой базы, даже если бы в его распоряжении был «Метеор».

Нет. Лаки уговаривают совершить бесчестный поступок, и приманкой служит жизнь Верзилы.

Лаки не должен поддаваться. Он не должен спасать жизнь Верзилы ценой предательства. Но не должен и приносить в жертву жизнь Верзилы и до конца своих дней нести груз вины.

Есть только один способ помешать этому. Если он умрет таким образом, что Лаки не будет иметь к этому отношения, тогда его рослый друг не сможет винить себя. И больше нельзя будет использовать жизнь Верзилы в качестве приманки.

Верзилу усадили в маленькую диагравитическую машину и везли в течение двух минут.

Но за эти две минуты он принял решение. Годы, проведенные с Лаки, были счастливыми и полными приключений. Он прожил свою жизнь полностью и много раз бесстрашно смотрел в лицо смерти. И сейчас он ожидал ее без страха.

И смерть не помешает ему немного сравнять счет с Девуром. Никто в жизни не оскорблял его безнаказанно. Он не мог умереть и оставить это оскорбление неотомщенным. Мысль о высокомерном сирианце наполнила Верзилу гневом, и мгновение он не мог бы сказать, что им движет: дружба с Лаки или ненависть к Девуру.

Роботы вынесли его из диагравитической машины, один из них ловко провел рукой вдоль всего тела марсианина в поисках оружия.

На мгновение Верзилу охватила паника, и он безуспешно попытался отбросить металлическую руку.

— Меня уже обыскивали на корабле, прежде чем выпустить, — закричал он, но робот, не обращая внимания, продолжал обыск.

Его снова схватили и приготовились внести в здание. Время наступило. Если он попадет в камеру и его отрежут силовыми полями, задача его станет намного трудней.

Верзила отчаянно оттолкнулся ногами и совершил сальто между роботами. Только руки роботов удержали его от падения.

Один из них сказал:

— Меня расстраивает, хозяин, что вы поместили себя в неудобную позу. Если вы не будете мешать нам выполнять задание, мы сможем легко придерживать вас.

Но Верзила снова оттолкнулся и закричал:

— Моя рука!

Роботы сразу нагнулись и осторожно опустили Верзилу на спину.

— Вам больно, хозяин?

— Тупые подонки, вы сломали мне руку. Не трогайте ее! Позовите человека, который знает, как обращаться со сломанной рукой, или робота, — закончил он со стоном, и лицо его исказилось от боли.

Роботы медленно отступили, глядя на него. Чувств они не испытывали, не были на это способны. Но в их позитронном мозгу потенциалы и контрпотенциалы руководствовались Тремя законами роботехники. Выполняя приказ — доставить человека в определенное место — и подчиняясь Второму закону, они нарушили главный закон — Первый: никогда не причинять вред человеческому существу. В результате в мозгу их воцарился позитронный хаос.

Верзила резко закричал:

— Помогите… Пески Марса… Помо…

Это был приказ, подкрепленный Первым законом. Человеку причинена боль. Роботы повернулись и зашагали — Верзила мгновенно засунул руку за голенище сапога, Когда он встал, в его руке было игольное ружье.

Один из роботов повернулся. Говорил он нечетко — признак нарушения действия позитронного мозга.

— Хо…ззз…яину не бо…ллльно?

Второй робот тоже повернулся.

— Отведите меня к своим сирианским хозяевам, — твердо сказал Верзила.

Это тоже был приказ, но не подкрепленный Первым законом. Значит, человеку не был причинен вред. Ни удивления, ни шока от такого открытия. Ближайший робот голосом, сразу ставшим нормальным, сказал:

— Ваша рука не повреждена, и нам необходимо выполнить приказ. Пожалуйста, идите с нами.

Верзила не стал тратить времени. Сверкнуло его оружие, и голова робота превратилась в груду расплавленного металла. Робот упал.

Второй сказал:

— Это не помешает нам выполнить приказ, — и двинулся к Верзиле.

Самозащита — только Третий закон. Робот не может отказаться выполнять приказ (Второй закон) только на основе Третьего закона. И потому он пошел прямо на игольное ружье. Отовсюду приближались другие роботы, вызванные, несомненно, по радио, когда Верзила пожаловался на сломанную руку.

Они пойдут под огонь, но их много, и он не сможет уничтожить всех. Выжившие все равно одолеют его и унесут в заключение. Он лишится возможности быстрой смерти, и перед Лаки по-прежнему будет стоять невозможная альтернатива.

Оставался только один выход. Верзила приставил оружие к своему виску,

Глава одиннадцатая Верзила против всех

Верзила пронзительно закричал:

— Ни шагу ближе. Только подойдите, и я выстрелю. Вы меня убьете.

Он подготовился к выстрелу. Если ничего не поможет, придется стрелять.

Но роботы остановились. Ни один не двигался. Верзила медленно перевел взгляд справа налево. Один робот без головы лежал на земле, превратившись в бесполезную груду металла. Другой стоял, протянув к нему руку. Еще один в ста ярдах остановился на полушаге.

Верзила медленно повернулся. Из здания выходил робот. Он застыл на пороге. Дальше виднелись другие. Они замерли, как будто пораженные внезапным параличом.

Верзила не удивился. Первый закон. Все остальное отходит на второй план: приказы, их собственное существование — все. Они не могут двинуться, если знают, что их движение причинит вред человеку.

Верзила сказал:

— Все роботы, кроме этого, — он указал на ближайшего, напарника уничтоженного, — уходите. Вернитесь к своим заданиям и забудьте обо мне, будто ничего не случилось. Если не повинуетесь, это будет означать мою смерть.

Всем, кроме одного, пришлось уходить. Жестокое обращение, и Верзила с напряженным лицом думал, не повредится ли окончательно платиново-иридиевая губка, представляющая позитронный мозг роботов.

Он, как землянин, не доверял роботам и в глубине души надеялся, что так и будет.

Все роботы, кроме одного, исчезли. Верзила продолжал держать ствол у своего виска.

Оставшемуся роботу он сказал:

— Отведи меня к своим хозяевам, — (Он хотел использовать более грубое слово, но разве робот поймет? Верзила с трудом сдержался).

— Побыстрее, — сказал он. — Ни робот, ни хозяин не должны тебе мешать. Я выстрелю в любого хозяина или в себя самого.

Робот хрипло сказал (Лаки как-то объяснил Верзиле, что первый признак нарушения деятельности мозга — изменение тембра голоса):

— Я выполню приказ. Хозяин может быть уверен, что я не сделаю ничего, что принесет вред ему или другому хозяину.

Он повернулся и пошел назад к диагравитической машине. Верзила — за ним. Он готов был к ловушке на обратном пути, но ничего подобного. Робот — это машина, следующая неумолимым правилам поведения. Надо об этом помнить. Только человек способен хитрить и лгать.

Когда они остановились у дома Девура, Верзила сказал:

— Я подожду в машине. Не уйду. Пойди и скажи хозяину Девуру, что хозяин Верзила освободился и ждет его. — Верзила боролся с искушением и на этот раз поддался ему. Слишком близок Девур, чтобы успешно противиться искушению. Верзила сказал: — Скажи ему, чтобы вытащил свое жирное тело. Скажи, что может драться со мной на ружьях или кулаках, мне все равно. Скажи, что если он струсит, я ему дам такого пинка, что он улетит на Марс.

* * *

Стен Девур в недоумении смотрел на робота, лицо его сморщилось, глаза гневно вспыхнули.

— Он на свободе? И вооружен?

Он взглянул на офицеров, которые ответили ему недоумевающими взглядами. (Лаки негромко прошептал: «Великая Галактика! Этот неукротимый Верзила все испортит — и при этом потеряет жизнь»).

Зайон тяжело встал.

— Ну, Девур, вы ведь не думаете, что робот лжет? — Он подошел к настенному коммуникатору и набрал номер. — Если у нас на базе свободный и вооруженный землянин, нужно принять защитные меры.

— Но откуда у него оружие? — Девур еще не вполне пришел в себя, но уже направился к двери. Лаки пошел за ним, но сирианец быстро повернулся к нему — Назад, Старр!

Он сказал роботу:

— Оставайся с землянином. Ни при каких обстоятельствах он не должен покидать это здание.

Казалось, он принял какое-то решение. Выбежал из комнаты, на ходу доставая тяжелый бластер. Зайон и Йонг бросили быстрый взгляд на Лаки, потом на робота, тоже приняли решение и последовали на Девуром.

* * *

Широкое пространство перед домом Девура было залито ярким искусственным светом, воспроизводящим слегка голубоватое сияние Сириуса. В центре стоял одинокий Верзила, в ста ярдах от него виднелись пять роботов. С разных направлений приближались еще.

— Схватить это! — закричал Девур, указывая на Верзилу.

— Они ближе не подойдут, — крикнул в ответ Верзила. — Если подойдут, я прожгу твое черное сердце, и они это знают. Они не могут рисковать. — Он насмешливо улыбался.

Девур вспыхнул и выхватил бластер.

Верзила сказал:

— Смотри не повреди себе бластером. Он у тебя слишком близко к телу.

Правым локтем он опирался на ладонь левой руки. Говоря, он легко сжал правую руку, и из игольного ружья, торчавшего между указательным и средним пальцами, вылетела струя дейтерия, направляемая мгновенно возникшим магнитным полем. Требовалось величайшее искусство, чтобы так стрелять, но Верзила им владел. Владел лучше всех в Системе.

Ствол бластера Девура побелел. Девур закричал от боли и выронил оружие.

Верзила сказал:

— Не знаю, кто остальные двое, но если вы только попробуете достать оружие, это будет ваше последнее движение.

Все застыли. Наконец Йонг осторожно спросил:

— Где вы раздобыли оружие?

— Робот не умнее подонка, который ему приказывает, — ответил Верзила. — Робот, обыскивавший меня на корабле, не знал, что марсиане пользуются сапогами не только как обувью.

— А как вы освободились от роботов?

Верзила холодно ответил:

— Мне пришлось уничтожить одного.

— Вы уничтожили робота? — От ужаса все трое сирианцев замерли.

Верзила чувствовал, что напряжение усиливается. Окружавшие роботы его не тревожили, но в любой момент могут появиться еще сирианцы и выстрелить ему в спину с безопасного расстояния.

Место между плечами заныло в ожидании выстрела. Ну, это будет быстро. Он ничего не почувствует. А свою власть над Лаки они потеряют, и тогда, живой или мертвый, победителем будет Верзила.

Но сначала он хотел посчитаться с Девуром, с этим холодным сирианским мерзавцем, который говорил такие вещи, какие не позволено никому в Галактике.

Верзила сказал:

— Я вас всех могу перестрелять. Договоримся?

— Вы не можете стрелять в нас, — спокойно ответил Йонг. — Это означило бы, что землянин начал враждебные действия на одной из сирианских планет. Это начало войны.

— К тому же если ты нападешь на нас, это освободит роботов, — крикнул Девур. — Они предпочтут защищать троих, а не одного. Бросай свое ружье и отправляйся в камеру.

— Отошлите роботов, и я сдамся.

— Роботы с тобой справятся, — ответил Девур. Он небрежно бросил другим сирианцам: — У меня по коже мурашки от разговора с этим выродком.

Верзила мгновенно выстрелил, и в футе перед глазами Девура взорвался огненный шар.

— Скажи еще что-нибудь подобное, и ослепнешь навсегда. Если роботы сделают шаг, вы все трое погибнете. Возможно, это война, но вы о ее ходе ничего не узнаете. Отошлите роботов, и я сдамся Девуру, если он сможет со мной справиться. Брошу вам двоим ружье и сдамся.

Зайон напряженно сказал:

— Звучит разумно, Девур.

Девур все еще тер глаза.

— Возьмите у него ружье. Идите и возьмите.

— Минутку, — сказал Верзила, — пока не шевелитесь. Мне нужно твое слово чести, что меня не застрелят и не отдадут роботам. Меня может взять только Девур.

— Мое слово чести тебе? — взорвался Девур.

— Мне. Но не твое. Слово одного из этих двоих. На них форма Сирианской космической службы, и их слову я поверю. Если я отдам им свое ружье, будут ли они стоять в стороне и позволят ли тебе взять меня голыми руками?

— Даю слово, — сказал Зайон.

— Я тоже, — добавил Йонг.

Девур сказал:

— Что это значит? Я не собираюсь дотрагиваться до этого существа.

— Боишься? — негромко спросил Верзила. — Я слишком велик для тебя, Девур? Ты обзывал меня по-всякому. Хочешь попробовать руки вместо трусливого рта? Держите мое ружье, офицеры.

Он неожиданно, бросил ружье в сторону Зайона. Тот протянул руку и без усилий поймал его.

Верзила ждал. Смерти?

Но Зайон сунул оружие в карман.

Девур крикнул:

— Роботы!

Зайон не менее строго отозвался:

— Роботы, оставьте нас!

Зайон сказал Девуру:

— Мы дали ему слово. Вам придется самому отвести его в камеру.

— Может, мне тебя отвести? — насмешливо спросил Верзила.

Девур нечленораздельно рявкнул и торопливо направился к Верзиле. Маленький марсианин ждал, слегка пригнувшись, потом сделал небольшой шаг в сторону, уворачиваясь от протянутой руки, и развернулся, как сжатая пружина.

Первый его удар пришелся в лицо, послышался глухой звук, как от деревянного молотка о капусту, Девур пошатнулся и сел. Он изумленно смотрел на Верзилу. Правая его щека покраснела, из угла рта потекла медленная струйка крови. Он поднес к ней руку, отвел ее и с комическим недоверием смотрел на окровавленные пальцы.

Йонг сказал:

— Землянин выше, чем кажется.

— Я не землянин, я марсианин, — заметил Верзила. — Вставай, Девур. Неужели ты такой неженка? Ничего не можешь сделать без помощи роботов? Они тебе и рот вытирают после еды?

Девур хрипло заревел и вскочил на ноги, но не торопился к Верзиле. Он начал медленно кружить, тяжело дыша, глядя воспаленными глазами.

Верзила тоже поворачивался, внимательно наблюдая за этим мягким телом, отмечая следы хорошей жизни и постоянной заботы роботов, видя неумелые движения рук и ног. Верзила был уверен, что сирианцу раньше никогда не приходилось драться на кулаках.

Верзила сделал неожиданный шаг вперед, уверенно поймал руку противника, рванул и повернул. Девур с криком дернулся и упал.

Верзила отступил.

— В чем дело? Я ведь не «он», я всего лишь «оно». Что случилось?

Девур посмотрел на двух офицеров. Он встал на колени и со стоном прижал руку к боку.

Сирианцы не сделали ни шага к нему на помощь. Они смотрели, как Верзила снова и снова укладывает его на землю.

Наконец Зайон подошел.

— Марсианин, если это будет продолжаться, ты его серьезно поранишь. Мы договорились, что Девур возьмет тебя голыми руками. Я думаю, ты добился того, что хотел. Все. Сдавайся мне, или я вынужден буду использовать игольное ружье.

Но Девур, тяжело дыша, крикнул:

— Прочь, Зайон! Убирайтесь! Слишком поздно. Назад, я сказал.

И пронзительно закричал:

— Роботы! Ко мне!

Зайон сказал:

— Он мне сдался.

— Никакой сдачи, — ответил Девур. Его распухшее лицо дергалось от боли и ярости. — Никакой сдачи. Слишком поздно. Ты, робот, самый близкий… неважно, какой у тебя серийный номер… Возьми этого… это существо. — Он указал на Верзилу и истошно закричал: — Уничтожь его! Разбей! Разорви на части!

Йонг крикнул:

— Девур! Вы с ума сошли? Робот не может этого сделать.

Робот продолжал стоять. Он не шевельнулся.

Девур сказал:

— Ты не можешь причинить вреда человеку, робот. Я и не прошу тебя об этом. Но это не человек.

Робот повернулся и посмотрел на Верзилу.

Верзила крикнул:

— Он не поверит. Ты можешь считать меня недочеловеком, но робот знает лучше.

Девур сказал:

— Посмотри на него, робот. Оно говорит, и оно похоже на человека, ты тоже, но ты ведь не человек. Я могу доказать, что это не человек. Ты когда-нибудь видел взрослого человека такого роста? Это доказывает, что он не человек. Это животное, и оно… оно причинило мне боль. Ты должен его уничтожить.

— Беги к маме роботу, — насмешливо крикнул Верзила.

Но робот сделал шаг к нему.

Йонг выступил вперед и встал между роботом и Верзилой.

— Я не могу позволить это, Девур. Робот не должен этого делать; помимо всего прочего, напряжение потенциалов уничтожит его.

Но Девур хрипло прошептал:

— Я ваш начальник. Если сделаете еще один шаг, завтра же я вышвырну вас из службы.

Привычка к повиновению оказалась слишком сильна. Йонг отступил, но на лице его было выражение отчаяния и ужаса.

Робот двинулся быстрее, и Верзила начал осторожно отступать.

— Я человек, — сказал он.

— Это не человек, — как безумный, закричал Девур. — Это не человек. Разорви его на части. Медленно.

Холод охватил Верзилу, во рту его пересохло. На это он не рассчитывал. Быстрая смерть — да, но это…

Отступать было некуда, а мгновенная смерть от игольного ружья невозможна. Сзади виднелось еще много роботов, и все слышали, что он не человек.

Глава двенадцатая Сдача

На распухшем окровавленном лице Девура появилась улыбка. Должно быть, она причинила ему боль, так как одна губа его была разбита, и он с отсутствующим видом прикладывал к ней платок. Но глаза его не отрывались от робота, и, казалось, он ничего больше не замечает.

У маленького марсианина оставалось только шесть футов для отступления, и Девур не торопил приближавшегося робота.

Йонг сказал:

— Девур, ради Сириуса, не нужно.

— Никаких возражений, Йонг, — злобно ответил Девур. — Этот гуманоид уничтожил робота и, возможно, повредил других. Нам придется проверить всех роботов, которые были свидетелями его насилий. Он заслуживает смерти.

Зайон положил руку на плечо Йонга, но тот нетерпеливо отбросил ее в сторону. Йонг сказал:

— Смерти? Хорошо. Отправьте его на Сириус, пусть его там судят и казнят, но по закону. Или устройте суд здесь, на базе, и он будет казнен после приговора. Но это не казнь. Просто потому, что он избил…

Девур с неожиданной яростью крикнул:

— Довольно! Вы слишком часто вмешивались. Вы арестованы. Зайон, возьмите его бластер и передайте мне.

Он на мгновение отвернулся, не желая надолго отрываться взглядом от Верзилы.

— Выполняйте, Зайон, или клянусь всеми дьяволами космоса, я и вас уничтожу!

С горькой гримасой молча Зайон протянул руку к Йонгу. Йонг колебался, рука его в гневе устремилась к рукояти бластера.

Зайон настойчиво прошептал:

— Нет, Йонг. Не давайте ему повода. Он отменит арест, когда придет в себя. Будет вынужден.

Девур крикнул:

— Давайте бластер.

Йонг дрожащей рукой вырвал его из кобуры и протянул Зайону рукоятью вперед. Тот бросил оружие к ногам Девура, и Девур подобрал его.

Верзила, который напряженно искал выход, закричал:

— Не трогай меня! Я хозяин! — когда чудовищная рука робота сомкнулась на его запястье.

Робот заколебался, но потом сжал руку сильнее. Второй рукой он потянулся к локтю Верзилы. Девур рассмеялся высоким пронзительным смехом.

Йонг повернулся и придушенно сказал:

— Я не обязан смотреть на это трусливое преступление. — И в результате не видел, что произошло дальше.

* * *

Трое сирианцев вышли; Лаки с трудом сохранял спокойствие. С чисто физической точки зрения он не справится с роботом голыми руками. Возможно, где-то в здании есть оружие, которым можно уничтожить робота; он сможет выбраться и даже застрелить троих сирианцев.

Но он не сможет ни покинуть Титан, ни сражаться со всей базой.

Хуже того, если его убьют, — а в конце концов так и случится, — цель его не будет достигнута, а этим рисковать он не мог.

Он сказал роботу:

— Что случилось с хозяином Верзилой? Расскажи самое существенное.

Робот повиновался, и Лаки напряженно и внимательно слушал. Он слышал, что робот запинается и пропускает слоги, слышал его хриплый голос и решил, что Верзила повредил робота, заявив, что тот причинил ему вред.

Лаки про себя застонал. Робот уничтожен. Строгий сирианский закон в полной мере будет применен к Верзиле. Лаки достаточно хорошо был знаком с сирианской культурой и отношением сирианцев к роботам, чтобы понимать, что при убийстве робота смягчающих обстоятельств не будет.

Как же спасти теперь импульсивного Верзилу?

Лаки вспомнил свою нерешительную попытку удержать Верзилу на Мимасе. Таких именно обстоятельств он не предвидел, но опасался характера Верзилы в предстоящем деликатном деле. Он должен был настоять, чтобы Верзила остался, но какой в этом смысл? Даже сейчас он сознавал, что общество Верзилы ему необходимо.

Однако он должен спасти его. Любым способом, но спасти обязательно.

Он быстро направился к выходу из здания, но робот преградил ему путь.

— В сс…тветствии с приказом хозз…яин ни при каких об…ст…ятельствах не должен покидать ззз…дания.

— Я не выхожу из здания, — резко ответил Лаки. — Я только иду к двери. Тебе не приказывали мешать этому.

Мгновение робот молчал, потом повторил:

— В соответствии с приказом хозз…яин ни при каких об…ст…ятельствах не должен покидать ззз…дания.

Лаки в отчаянии попытался его оттолкнуть, но его схватили, лишил возможности двигаться и вернули назад.

Лаки нетерпеливо прикусил губу. Исправный робот может широко толковать свой приказ. Но этот робот был неисправен. Он понимает приказ только буквально.

Нужно увидеть Верзилу. Лаки повернулся к столу. В центре стола стоял приемник трехмерного изображения. Девур использовал его, когда к нему обратились офицеры службы.

— Ты! Робот! — позвал Лаки.

Робот загромыхал к столу.

— Как работает этот приемник?

Робот был медлителен. Голос его становился все более хриплым. Он сказал:

— Уппр…вление в эт…м углублении.

— Что за углубление?

Робот неуклюже сдвинул панель.

— Ну, хорошо, — сказал Лаки. — Можно увидеть площадку перед этим зданием? Покажи. Делай.

Он отступил в сторону. Робот возился с кнопками.

— Сдд…лано, хозз…яин.

— Дай-ка взглянуть. — Над столом появилось маленькое изображение, крошечные фигурки людей. Робот отошел и неподвижно стоял в стороне.

Лаки не стал звать его назад. Звука не было, но когда он искал управление звуком, он увидел, что идет драка. Девур дерется с Верзилой. Дерется с Верзилой!

Как маленькому чертенку удалось уговорить двоих офицеров не вмешиваться? Конечно, Верзила разрежет противника на ленточки. Но Лаки не почувствовал при этом радости.

Это может кончиться смертью Верзилы, и Лаки знал, что Верзила это понимает, но ему все равно. Марсианин пойдет па смерть, чтобы отомстить за оскорбление… Ага, вмешался один из офицеров.

Лаки нашел управление звуком. Громко послышался безумный приказ Девура роботам: схватить Верзилу и разорвать его на части.

На мгновение Лаки даже усомнился, что услышал правильно, потом ударил кулаками по столу и в отчаянии повернулся.

Нужно выбраться отсюда, но как?

Он один, с ним только робот, в искалеченном позитронном мозгу которого только один приказ: не выпускать его любой ценой.

Великая Галактика, есть ли что-нибудь, что пересилило бы потенциал этого приказа? У него нет даже оружия, чтобы угрожать самоубийством или вывести робота из строя.

Глаза его остановились на стенном телефоне. Он слышал, как Зайон по нему отдавал приказ, когда вырвался на свободу Верзила.

Лаки сказал:

— Робот. Быстро. Какой был дан приказ?

Робот подошел, посмотрел на комбинацию горящих огоньков и с мучительной медлительностью ответил:

— Хозз-яин приккк…зал всс…м роботам готовиттт…ся к бо…вым дейссс…тв…ям.

— Как приказать, чтобы все роботы немедленно заняли посты по боевому расписанию? Чтобы все другие приказы были оставлены?

Робот смотрел на него, Лаки схватил его за руку и потянул:

— Говори! Говори!

Понимает ли его робот? Или в его полуразрушенном мозгу сохранилась какая-то инструкция не давать таких сведений?

— Говори! Или лучше сделай!

Робот молча протянул палец и неуверенно нажал две кнопки. Приподнял палец на дюйм и застыл.

— Это все? Сделал? — в отчаянии спросил Лаки.

Но робот только повернулся и неуверенной походкой (одну ногу он заметно волочил) подошел к двери и вышел.

Огромными шагами Лаки поспешил за ним, вышел из здания и пробежал сотню ярдов, отделявших его от Верзилы и троих сирианцев.

* * *

Йонг, повернувшийся, чтобы не видеть гибели человека, не услышал крика боли, как ожидал. Напротив, Зайон удивленно вскрикнул, а Девур дико закричал.

Йонг повернулся назад. Робот больше не держал Верзилу. Он торопливо убегал. И все остальные роботы поступали так же.

И каким-то образом рядом с Верзилой оказался землянин Лаки Старр.

Лаки склонился к Верзиле. Маленький марсианин растирал руку и яростно качал головой. Йонг услышал, как он говорит:

— Еще минута, Лаки, еще минута…

Девур хрипло и бесполезно кричал на роботов, но тут загремел громкоговоритель:

— КОММОДОР ДЕВУР, ПРОСИМ ИНСТРУКЦИЙ. НАШИ ПРИБОРЫ НЕ ВИДЯТ НЕПРИЯТЕЛЯ. ПОЯСНИТЕ ПРИКАЗ О НАЧАЛЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ. КОММОДОР ДЕВУР…

— Боевые действия, — ошеломленно прошептал Девур. — Неудивительно, что роботы… — Его взгляд упал на Лаки. — Вы это сделали?

Лаки кивнул:

— Да, сэр.

Девур сжал разбитые губы, потом хрипло сказал:

— Хитрец! Вы на какое-то время спасли свою обезьяну. — Бластер его был нацелен в живот Верзиле. — Ко мне в кабинет. Вы все. Вы тоже, Зайон. Все.

Приемник изображений на его столе напряженно гудел. Очевидно, невозможность застать Девура в кабинете заставила подчиненных воспользоваться громкоговорителем.

Девур отключил звук, но оставил изображение. Он рявкнул:

— Приказ о военных действиях отменяется. Это была ошибка.

Человек на другом конце что-то заговорил, но Девур резко сказал:

— С изображением все в порядке. Всем заниматься своими делами.

Почти против воли рукой он прикрывал лицо, как будто боялся, что подчиненный его увидит — и призадумается.

Ноздри Йонга раздувались, он медленно растирал шрам на руке.

Девур сел.

— Остальным стоять, — сказал он, переводя взгляд с лица на лицо. — Марсианин умрет, может, не от руки робота и не в пустом корабле. Что-нибудь придумаю; хорошо, что вы его спасли, землянин: можно придумать что-нибудь поинтереснее. У меня хорошее воображение.

Лаки сказал:

— Я требую, чтобы с ним обращались, как с военнопленным.

— Войны нет, — ответил Девур. — Он шпион. И заслуживает смерти. Он совершил убийство робота. И потому заслуживает смерти вдвойне. — Голос его неожиданно задрожал. — Он поднял руку на меня. Он десятки раз заслужил смерть.

— Я выкуплю своего друга, — шепотом сказал Лаки.

— Он не продается.

— Я могу заплатить хорошо.

— Как? — яростно спросил Девур. — Выступив свидетелем на конференции? Слишком поздно. И недостаточно.

— Я бы не мог этого сделать в любом случае, — сказал Лаки. — Я не стану давать ложную информацию, могущую повредить Земле, но есть правда, которую я смогу рассказать. Вы этого не знаете.

Верзила резко сказал:

— Не торгуйся с ним, Лаки.

— Обезьяна права, — сказал Девур. — Не торгуйтесь. Ничто не сможет его выкупить. За всю Землю я бы не отдал его.

Йонг резко прервал его:

— Я бы отдал за гораздо меньшее. Послушайте члена Совета. Их жизнь стоит той информации, которая у них есть.

Девур ответил:

— Не провоцируйте меня. Вы арестованы.

Но Йонг поднял стул и с грохотом опустил его на пол.

— Я не признаю ваш арест. Я офицер службы. Вы не можете просто так казнить меня. Не посмеете. Должен состояться суд. А на суде у меня будет что сказать.

— Что именно? — презрительно спросил Девур.

Вся ненависть пожилого офицера к молодому аристократу вырвалась наружу.

— Например, что произошло сегодня: пятифутовый землянин чуть не разорвал вас на кусочки, и вы вынуждены были звать на помощь, а Зайон должен был спасать вам жизнь. Зайон будет свидетелем. И все на базе запомнят, что вы много дней не решались показать свое лицо — или все же покажете, пока не зажило?

— Молчать!

— Не буду! Мне ничего не понадобится говорить, если вы подчините свои личные чувства интересам Сириуса. Выслушайте, что скажет член Совета. — Он повернулся к Лаки. — Гарантирую вам справедливую сделку.

Верзила запищал:

— Какая справедливая сделка? Вы с Зайоном однажды утром погибнете от несчастного случая, Девур выскажет сожаление и даже пошлет вам на могилу цветы, но потом никто не сможет свидетельствовать, как он прятал свою жалкую шкуру за спинами роботов от марсианина. Какая тут сделка?

— Ничего подобного, — сухо ответил Йонг, — потому что в течение часа все будет сообщено одному из роботов. Какому именно, Девур не узнает и не сможет узнать. Если я или Зайон погибнем неестественной смертью, все будет сообщено через субэфир. Думаю, Девур очень постарается, чтобы с нами ничего не случилось.

Зайон покачал головой:

— Мне это не нравится, Йонг.

— Придется сделать это, Зайон. Вы присутствовали при драке. Думаете, он ничего с вами не сделает, если не принять мер предосторожности? Послушайте, мне надоело приносить честь службы в жертву этому племяннику председателя.

Зайон с несчастным видом сказал:

— Какая же у вас информация, член Совета Старр?

Лаки негромко ответил:

— Это более чем информация. Это сдача. Здесь, на том, что вы называете территорией Сириуса, есть еще один член Совета. Согласитесь обращаться с моим другом, как с военнопленным, и забыть об уничтоженном им роботе, и я выдам вам этого члена Совета.

Глава тринадцатая Прелюдия к Весте

Верзила, который до конца считал, что Лаки задумал какую-то хитрость, пришел в ужас. Он отчаянно закричал:

— Нет, Лаки! Нет! Я не хочу, чтобы меня спасали так!

Девур откровенно удивился.

— Где? Ни один корабль не прошел через нашу защиту. Это ложь.

— Я выдам вам этого человека, — устало сказал Лаки, — если мы придем к соглашению.

— Космос! — прорычал Йонг. — Договорились!

— Подождите, — гневно сказал Девур. — Признаю, что это представляет для нас ценность, но согласен ли Старр открыто подтвердить на конференции на Весте, что этот другой член Совета вторгся на нашу территорию и что Старр добровольно указал нам, где он скрывается?

— Это правда, — ответил Старр. — Я буду свидетельствовать.

— Слово чести члена Совета? — насмехался Девур.

— Я сказал, что буду свидетельствовать.

— Ну, что ж, — сказал Девур, — поскольку наша служба настаивает, можете получить в обмен свои жизни. — В глазах его внезапно вспыхнул гнев. — На Мимасе. Верно, член Совета? На Мимасе?

— Да.

— Клянусь Сириусом! — Девур возбужденно вскочил. — Чуть не упустили. И службе в голову не приходило.

Зайон задумчиво спросил:

— Мимас?

— Служба все еще не понимает, — со злобной усмешкой сказал Девур. — Очевидно, на «Метеоре» находилось трое. Трое высадились на Мимасе, двое улетели, один остался. Ведь в вашем докладе, Йонг, сообщалось, что Старр всегда работает в паре.

— Так он всегда работал, — подтвердил Йонг.

— И вам не хватило гибкости предположить наличие третьего? Отправляемся на Мимас? — Девур, казалось, забыл о мести. К нему даже вернулась насмешливая ироничность, с какой он впервые встретил землян на Титане. — Доставите нам удовольствие своим обществом, член Совета?

— Конечно, мистер Девур, — ответил Лаки.

Верзила, отвернувшись, отошел. Он чувствовал себя хуже, чем в руках робота, когда ждал смерти в его металлических объятиях.

* * *

«Метеор» снова был в космосе, но не как независимый корабль. Его прочно держали магнитные зажимы, и он двигался под действием импульсов сирианских кораблей.

Полет от Титана к Мимасу занял почти два дня, для Лаки это было трудное время, горькое и беспокойное.

Ему не хватало Верзилы, который находился на одном из сирианских кораблей. (Девур заметил, что они, находясь на разных кораблях, будут заложниками хорошего поведения друг друга.)

Вторым на его корабле был Харриг Зайон. Держался он отчужденно. Не повторял своей попытки переманить Лаки на сторону Сириуса, и Лаки не мог на него обижаться. Он спросил Зайона, является ли, по его мнению, Девур образцом высшей расы, проживающей на внешних планетах.

Зайон неохотно ответил:

— Девуру не хватает дисциплины и опыта службы. Он слишком эмоционален.

— Ваш коллега Йонг, кажется, так не считает. Он не делает тайны из своего мнения о Девуре.

— Йонг… представляет крайние взгляды сирианцев. Шрам на его руке появился во время беспорядков, которые сопровождали приход к власти нынешнего председателя Центрального правительства.

— Дяди Девура?

— Да. Служба выступила на стороне прежнего председателя, и Йонг подчинился приказам. В результате при новом режиме его не стали повышать. Да, его прислали сюда для участия в конференции, но он полностью в подчинении Девура.

— Племянника председателя?

— Да. Йонгу это не нравится. Йонг не понимает, что служба — орудие государства, она не вмешивается в политику и не склоняется на сторону той или иной группы или отдельных правителей. Но во всех остальных отношениях он образцовый офицер.

— Но вы не ответили на вопрос, считаете ли Девура образом новой элиты.

Зайон гневно ответил:

— А у вас на Земле? Неужели не бывало плохих правителей? И даже преступных?

— Сколько угодно, — признал Лаки. — Но население Земли неоднородно, мы сильно различаемся. И ни один правитель не сохранит свою власть, если не достигнет компромисса со всеми. Правители компромиссного типа не динамичны, но они и не тираны. На Сириусе вы выработали однообразие, и правитель может доходить до любых крайностей в этом однообразии. Поэтому у вас автократия и применение силы в политике — не кратковременные эпизоды, как на Земле, а правило.

Зайон вздохнул, и прошло несколько часов, прежде чем он снова заговорил с Лаки. Уже показался на экране Мимас, началось торможение.

Зайон спросил:

— Скажите мне, член Совета… Спрашиваю вас именем вашей чести. Это какая-то хитрость?

Внутри у Лаки все напряглось, но ответил он спокойно:

— Что вы имеете в виду?

— На Мимасе действительно есть член Совета?

— Да. А чего вы ожидали? Что у меня там установка, которая разнесет нас в клочья?

— Что-то вроде этого.

— И что я этим выиграю? Уничтожу один сирианский корабль и десяток сирианцев?

— Вы спасете свою честь.

Лаки пожал плечами.

— Мы заключили сделку. Внизу член Совета. Я выдам его вам, и он не будет сопротивляться.

Зайон кивнул.

— Хорошо. Вы все-таки не станете сирианцем. Лучше вам оставаться землянином.

Лаки горько улыбнулся. Вот в чем причина дурного настроения Зайона. Чувство чести у него протестовало против поведения Лаки, хотя Сириус от этого и выигрывал.

* * *

На Земле в Центр-Порту Интернационального города Гектор Конвей, глава Совета Науки, ждал отправки на Весту. Он не разговаривал непосредственно с Лаки с того момента, как «Метеор» скрылся за Гидальго.

В капсуле, которую доставил капитан Бернольд, содержалось короткое специальное сообщение, проникнутое обычным для Лаки здравым смыслом. Единственный возможный выход из сложившейся ситуации — созыв межзвездной конференции. Президент понял это сразу, и хотя члены кабинета проявили большую неуступчивость, он их переубедил.

Даже Сириус (как и предсказывал Лаки) сразу одобрил эту меру. Но ясно было, что правительство Сириуса стремится к провалу конференции и войне на своих условиях. И внешне все было на стороне Сириуса.

Именно поэтому необходимо было как можно дольше хранить все в тайне от общественности. Если подробности будут сообщены по субэфиру без соответствующих разъяснений и подготовки, негодующая публика поднимет крик, который неизбежно перерастет в войну против всей Галактики. Созыв конференции сделает положение еще хуже, поскольку будет интерпретирован как предательский и трусливый шаг со стороны Земли.

Но полная тайна была невозможна, и пресса сердилась, получая выхолощенные правительственные сообщения и коммюнике. Положение с каждым днем ухудшалось.

Президенту нужно было каким-то образом продержаться до начала конференции. И все же, если конференция не удастся, нынешняя ситуация покажется раем по сравнению с тем, что начнется тогда.

В последующем всеобщем негодовании не только начнется война, но и будет распущен Совет Науки, и Земная Федерация утратит свое самое мощное оружие в тот момент, когда будет больше всего в нем нуждаться.

Много недель Гектор Конвей не мог спать без снотворного и впервые за время своей карьеры искренне подумал, что пора в отставку.

Он тяжело встал и направился на корабль, готовившийся к старту. Через неделю он встретится на Весте с Доремо для предварительного обсуждения положения. Старый розовоглазый политик постарается сохранить баланс сил. В этом нет сомнений. Именно слабость его крошечной планеты делала его таким авторитетным. Он ближе всего подходит к определению честной и незаинтересованной нейтральной стороны, и даже Сириус прислушается к его мнению.

Если Конвею удастся с ним поговорить…

Он почти не замечал подходившего человека, пока чуть не столкнулся с ним.

— А? В чем дело? — раздраженно спросил Конвей.

Человек коснулся полей шляпы.

— Жан Дьеп из транссубэфира, шеф. Не ответите ли на несколько вопросов?

— Нет, нет. Сейчас уже старт.

— Я знаю, это, сэр. Именно поэтому я вас и остановил. Другой возможности у меня не будет. Вы, конечно, направляетесь на Весту.

— Да, конечно.

— Чтобы разобраться в ситуации с Сатурном.

— Гм…

— Чего вы ждете от конференции, шеф? Считаете ли вы, что Сириус подчинится ее резолюции и результатам голосования?

— Да, считаю.

— Думаете, голосование будет против Сириуса?

— Я в этом уверен. Позвольте пройти.

— Простите, сэр, но есть одно очень важное обстоятельство, которое должны знать люди Земли.

— Прошу вас. Не нужно говорить мне, что, по вашему мнению, они должны знать. Заверяю вас, что интересы населения Земли я принимаю близко к сердцу.

— И поэтому земное правительство позволяет другим государствам решать, состоялось ли вторжение на его территорию? Вопрос, который должны решать только мы одни?

Конвей не мог не заметить угрожающие нотки во внешне вежливых, но настойчивых вопросах. Он взглянул через плечо репортера и увидел государственного секретаря, окруженного группой журналистов.

Он спросил:

— К чему вы ведете?

— Боюсь, шеф, что под вопросом вера публики в Совет. В связи с этим… Наш транссубэфир поймал сообщение сирианских новостей, которое пока не стало известно публике. Мы хотим, чтобы вы прокомментировали его.

— Никаких комментариев. Сирианские новости, распространяемые на Сириусе, недостойны комментариев.

— Сообщение очень подробное. Например, где сейчас член Совета Дэвид Старр, легендарный Лаки? Где он?

— Что?

— Послушайте, шеф, я знаю, что агенты Совета избегают известности, но разве член Совета Старр не был направлен с тайным поручением к Сатурну?

— Даже если это так, молодой человек, неужели вы думаете, что я стану говорить об этом?

— Да, поскольку Сириус уже об этом говорит. Для них это не тайна. Они сообщили, что Лаки Старр вторгся в систему Сатурна и был захвачен. Это правда?

Конвей сдержанно ответил:

— Я не знаю нынешнего местонахождения члена Совета Дэвида Старра.

— Значит, он в системе Сатурна?

— Это значит, что я не знаю, где он.

Репортер наморщил нос.

— Ну, ладно. Если вы считаете, что лучше признать, будто глава Совета не знает, где находится его самый известный агент, это ваше дело. Но в публике усиливаются настроения против Совета. Говорят о неэффективности Совета, о том, что он позволил сирианцам закрепиться в системе Сатурна и в своих политических интересах держал это в тайне.

— Вы меня оскорбляете. Всего хорошего, сэр.

— Сирианцы вполне определенно утверждают, что Лаки Старр захвачен в системе Сатурна. Ваши комментарии?

— Нет. Разрешите пройти.

— Сирианцы утверждают, что Лаки Старр будет на конференции.

— Да? — Конвей не сумел скрыть своего интереса.

— Кажется, это вас пробрало, шеф. Но дело-то в том, что, как утверждают сирианцы, он будет свидетелем с их стороны.

Конвей с трудом ответил:

— Посмотрим.

— Вы признаете, что он будет на конференции?

— Я ничего об этом не знаю.

Репортер сделал шаг в сторону.

— Хорошо, шеф. Просто сирианцы говорят, что Лаки Старр уже дал ценную информацию и на ее основе они сумеют доказать, что мы начали агрессию. Что же делает Совет? Он на нашей стороне или на их?

Чувствуя огромную усталость, Конвей ответил:

— Никаких комментариев, — и попробовал уйти.

Репортер ему в спину крикнул:

— Старр ведь ваш приемный сын, не так ли, шеф?

На мгновение Конвей повернулся. Потом, ни слова не говоря, быстро пошел на корабль.

Что он мог сказать? Кроме того, что впереди конференция, более важная для Земли, чем любая встреча в ее истории. И что перевес на стороне Сириуса. Очень велика вероятность, что мир, Совет Науки и сама Земная Федерация будут уничтожены.

И на пути всего этого стояли только усилия Лаки.

Но больше всего Конвея угнетало — даже больше, чем перспектива проигранной войны, — мысль о том, что если сообщение сирианцев верно, и если тем не менее конференция окончится неудачей, Лаки войдет в историю Земли как архипредатель! И только несколько человек будут знать правду.

Глава четырнадцатая На Весте

Государственный секретарь Ламонт Финней, профессиональный политик, прослужил пятнадцать лет в Конгрессе, и его отношение к Совету Науки никогда не было дружеским. Теперь он постарел, у него ухудшилось здоровье, он стал раздражителен. Официально он возглавлял земную делегацию на Весте. Но Конвей понимал, что именно он, глава Совета Науки, должен нести всю ответственность за неудачу — если конференция окончится неудачей.

Финней дал это ясно понять еще до того, как корабль, один из самых больших на Земле, стартовал.

Он сказал:

— Пресса совершенно неконтролируема. Вы в трудном положении, Конвей.

— Вся Земля в трудном положении.

— Вы прежде всего.

Конвей мрачно ответил:

— У меня нет иллюзии, что в случае провала правительство поддержит Совет.

— Боюсь, вы правы. — Государственный секретарь тщательно закрепил ремни, проверил, под рукой ли пузырек с таблетками от космической болезни. — Правительственная поддержка в этом случае означала бы только падение правительства, а в условиях военного положения неприятностей и без того хватит. Мы не можем допустить политической нестабильности.

Конвей подумал: «Он не верит в благополучный исход конференции. Ожидает войны».

Он сказал:

— Слушайте, Финней, если дело дойдет до худшего, мне понадобится поддержка, чтобы защитить репутацию члена Совета Старра от…

Финней на мгновение оторвал седую голову от гидравлической подушки и тревожно взглянул на Конвея.

— Невозможно. Ваш член Совета отправился в систему Сатурна по своей воле, он не просил разрешения и не получал никаких приказов. Он добровольно пошел на риск. Если дело обернется плохо, с ним покончено. Мы ничего не сможем сделать.

— Вы знаете, он…

— Я ничего не знаю, — сердито ответил политик. — Официально я ничего не знаю. Вы достаточно долго занимаетесь политикой, чтобы понять, что в таких обстоятельствах нужен козел отпущения. Им и станет член Совета Старр.

Он откинулся на подушку, закрыл глаза, и Конвей тоже лег. Все на корабле заняли места, зашумели двигатели, корабль медленно поднялся над стартовой площадкой и устремился к звездам.

* * *

«Метеор» повис в тысяче миль над Вестой, захваченный ее слабым полем тяготения; он медленно кружил с заблокированными двигателями. К нему магнитным зажимом крепилась шлюпка с сирианского корабля.

Зайон покинул «Метеор» и присоединился к сирианской делегации, а его место занял робот. В шлюпке находились Верзила и Йонг.

Лаки удивился вначале, когда на экране появилось лицо Йонга. Он сказал:

— Что вы делаете в космосе? С вами ли Верзила?

— Да. Я его стражник. Вероятно, вы ожидали увидеть робота?

— Да. Или после того случая роботов не подпускают к Верзиле?

— Нет, просто Девур таким образом показывает, что я не буду участвовать в конференции. Пощечина службе.

Лаки сказал:

— Зайон там будет.

— Зайон, — Йонг застыл. — Это хороший офицер, но он исполнитель. Он не понимает, что служба — это не просто слепое исполнение приказов сверху, что мы должны добиться, чтобы в политике Сириуса соблюдались законы чести нашей службы.

— Как Верзила? — спросил Лаки.

— Нормально. Но он кажется несчастным. Странно, что такой необычно выглядящий человек лучше понимает честь, чем вы.

Лаки плотнее сжал губы. Оставалось совсем немного времени, и его не устраивало, что офицеры начинают задумываться о потере его чести. Отсюда недалеко и до мыслей о возвращении этой чести, а тогда они задумаются над его истинными намерениями и…

Йонг пожал плечами.

— Ну, я только хотел сообщить, что все в порядке. Теперь я отвечаю за вас, пока вы не предстанете перед конференцией.

— Подождите. Вы оказали мне услугу на Титане…

— Я ничего вам не оказывал. Я только следовал своему представлению о долге.

— Тем не менее вы спасли жизнь Верзилы, а может, и мою. Может так случиться, что на конференции в опасности окажется ваша жизнь.

— Моя жизнь?

Лаки осторожно сказал:

— Как только я выступлю, Девур по той или иной причине может захотеть избавиться от вас, несмотря на риск, что сирианцы узнают о его драке с Верзилой.

Йонг горько рассмеялся.

— На пути сюда его никто не видел. Сидит в своей каюте и ждет, чтобы зажило лицо. Я в безопасности.

— Все равно. Если вам будет грозить опасность, обратитесь к Гектору Конвею, главе Совета Науки. Даю слово, что он предоставит вам политическое убежище.

— Вероятно, у вас добрые намерения, — сказал Йонг, — но я думаю, что после конференции именно Конвею понадобится политическое убежище. — И он прервал связь.

А Лаки смотрел на Весту и печально думал о том, что слова Йонга, вполне вероятно, окажутся истинными.

* * *

Веста — один из самых больших астероидов. Не такой, как Церера, гигант пятисот миль в диаметре, но двухсот-пятнадцатимильный размер помещает Весту во второй класс, где с ней соперничают только еще два астероида: Паллада и Юнона.

С Земли Веста кажется самым ярким среди астероидов, потому что ее поверхность в основном состоит из карбоната кальция, а другие, более темные, астероиды покрыты в основном окислами металлов и силикатами.

Ученые спорили об этом странном расхождении в химическом составе (о чем не подозревали, пока не высадились на Весту: древние астрономы считали, что Весту покрывает лед или замерзшая двуокись углерода), но ни к каким выводам не пришли. А писатели назвали ее «мраморным миром».

«Мраморный мир» с первых космических полетов превратился в базу флота в его действиях против пиратов астероидов. Природные полости под поверхностью расширили, загерметизировали, и там оказалось достаточно места, чтобы разместить весь персонал и запасы продовольствия на два года.

Теперь база изрядно устарела, но потребовались лишь небольшие усовершенствования, чтобы она превратилась в удобное место встречи делегатов со всей Галактики.

Завезли воды и продовольствия, добавили деликатесов и предметов роскоши, которые никогда не требовались офицерам флота. И теперь, после гладкой мраморной поверхности, внутренние помещения напоминали роскошный земной отель.

Земляне как хозяева (Веста — земная территория: даже сирианцы этого не оспаривали) распределяли помещения и заботились, чтобы всем делегациям было удобно. Для этого требовались незначительные изменения в тяготении и составе атмосферы, чтобы приблизить их к тем, к каким привыкли члены делегаций. Например, в помещениях делегации с Уоррена поддерживалась относительно низкая температура, что соответствует суровому климату этой планеты.

Не случайно больше всех хлопот доставляла делегация Элама. Это небольшая планета, вращающаяся вокруг красного карлика. Никто не подумал бы, что в ее среде может жить человек. Но сами эти трудности неутомимой изобретательностью человека были превращены в преимущества.

Для земных растений там недостаточно света, поэтому всюду использовалось искусственное освещение и выращивались специально выведенные растения; и постепенно зерно и сельскохозяйственная продукция Элама своим высоким качеством прославилась по всей Галактике. Процветание Элама основывалось на экспорте сельхозпродукции, чего не могли достичь другие планеты, с гораздо более благоприятными природными условиями.

Вероятно, из-за слабого света звезды Элама у его жителей почти не было пигментации кожи. Все они были белокожими до предела. Например, глава делегации Элама был почти альбиносом. Его звали Агас Доремо, и в течение тридцати лет он был признанным лидером нейтралистов в Галактике. Во всех вопросах соперничества между Землей и Сириусом (который, разумеется, являлся выразителем крайних антиземных настроений в Галактике) Доремо старался поддерживать равновесие.

Конвей и в данном случае рассчитывал на него. Он с дружеским видом вошел в помещении эламитов. Постарался не быть слишком экспансивным, обмениваясь крепкими рукопожатиями. Помогал, приспосабливаясь к неяркому красному свету, и принял стакан эламитского вина.

Доремо сказал:

— Ваши волосы поседели со времени нашей последней встречи. Мои тоже.

— Мы много лет не встречались, Доремо.

— Значит они поседели не за последние месяцы?

Конвей печально улыбнулся.

— Если бы они оставались темными, думаю, что поседели бы.

Доремо кивнул и отпил вина. Он сказал:

— Земля оказалась в чрезвычайно неприятном положении.

— Да, и тем не менее по всем законам логики Земля права.

— Да? — Доремо держался уклончиво.

— Я знаю, вы много думали над этой проблемой…

— Достаточно.

— Не хотите ли заранее обсудить ее?

— Почему бы и нет? Сирианцы уже у меня побывали.

— Уже?

— Я сделал остановку на Титане по пути сюда. — Доремо покачал головой. — У них там прекрасно, насколько я мог разглядеть, когда мне дали темные очки. Ужасный голубой свет Сириуса ничего не дает увидеть. Нужно отдать им должное, Конвей: они все быстро проделали.

— Вы считаете, что у них было право колонизировать Сатурн?

Доремо ответил:

— Мой дорогой Конвей, я считаю только, что хочу мира. Война никому не принесет добра. Ситуация, однако, такова: сирианцы обосновались в системе Сатурна. Как их оттуда вытеснить без войны?

— Способ есть, — ответил Конвей. — Если все остальные планеты ясно покажут, что считают Сириус агрессором, он не сможет противостоять вражде всей Галактики.

— Да, но как убедить остальные планеты выступить против Сириуса? — спросил Доремо. — Большинство из них — прошу прощения — традиционно подозрительно относятся к Земле; они скажут, что в конце концов система Сатурна была необитаемой.

— Но со времен предоставления независимости внешним мирам согласно доктрине Хегеллана считалось, что правом на независимость обладают только звездные системы. Ненаселенная планетная система не означает ничего, если это не часть ненаселенной звездной системы.

— Я с вами согласен. Признаю, что таково допущение. Но это допущение никогда не испытывалось. Сейчас первый случай.

— Вы думаете, — негромко сказал Конвей, — было бы мудро отказаться от этого допущения, признать новый принцип, по которому всякий может вторгнуться в систему и занять любую ненаселенную планету, которая ему встретится?

— Нет, — выразительно ответил Доремо, — я так не думаю. Я считаю, что лучше по-прежнему считать независимым объектом только звездную систему, однако…

— Однако?

— На конференции делегациям трудно будет рассуждать с точки зрения логики. Если я могу предложить совет Земле…

— Прошу вас. Наша беседа неофициальная и не записывается.

— Я бы сказал: не рассчитывайте на поддержку конференции. Разрешите сирианцам остаться в системе Сатурна. Сириус перегнет палку, и тогда вы сможете созвать вторую конференцию с большими надеждами на успех.

Конвей покачал головой.

— Невозможно. Если мы проиграем, у нас начнется буря.

Доремо пожал плечами.

— У всех свои трудности. Я в этом отношении пессимист.

Конвей убедительно заговорил:

— Но если вы сами считаете, что Сириус не должен оставаться на Сатурне, не можете ли вы попробовать переубедить остальных? Вы влиятельный человек, вас уважают во всей Галактике. Не прошу вас ни о чем, только действуйте в соответствии со своим мнением. Ведь речь идет о войне и мире.

Доремо отставил стакан и промокнул губы платком.

— Я бы очень хотел это сделать, Конвей, но на этой конференции не смею даже попробовать. Сириус стал настолько влиятелен, что для Элама опасно противиться ему. Мы маленькая планета… В конце концов, Конвей, вы ведь созвали эту конференцию, чтобы достичь мирного соглашения, зачем же вы одновременно послали военный корабль в систему Сатурна?

— Об этом вам рассказали сирианцы, Доремо?

— Да. И представили доказательства. Я даже видел земной корабль над Вестой в магнитном захвате сирианцев. И мне сообщили, что на борту не кто иной, как сам Лаки Старр, о котором мы слышали даже на Эламе. Мне сообщили, что Старр выступит свидетелем на конференции.

Конвей медленно кивнул.

Доремо сказал:

— Если Старр признает военные действия против сирианцев — а он признает, иначе сирианцы не допустили бы его выступления, — это все, что нужно конференции. Никакой аргумент против этого не устоит. Ведь Старр, по-моему, ваш приемный сын.

— Да, — прошептал Конвей.

— Тем хуже. И если вы скажете, что он действовал без санкций с Земли, как, вероятно, вам следует поступить…

— Это правда, — сказал Конвей, — но я не готов сказать, что именно мы станем утверждать.

— Если вы откажетесь от него, вам никто не поверит. Он ведь ваш сын. Делегаты внешних миров поднимут крик о «вероломных землянах», о лицемерии Земли. Сириус этим воспользуется, а я ничего не смогу сделать. Я даже лично не смогу голосовать в пользу Земли… Земле сейчас лучше уступить.

Конвей покачал головой.

— Невозможно.

— Тогда война, — с бесконечной печалью ответил Доремо, — и мы все будем против Земли.

Глава пятнадцатая Конференция

Конвей допил вино. Он встал и печально пожал Доремо руку.

Как бы напоследок он сказал:

— Но ведь мы еще не слышали показаний Лаки. Если они будут не так плохи, будете ли вы по-прежнему стремиться к миру?

Доремо пожал плечами.

— Вы хватаетесь за соломинку. Да, да, если конференция после показаний вашего сына не впадет в панику, я сделаю, что смогу. Я уже говорил, я на вашей стороне.

— Благодарю вас, сэр, — Они снова пожали руки.

Доремо, слегка качая головой, смотрел вслед уходящему главе Совета Науки. За дверью Конвей остановился, чтобы перевести дыхание. Все, как он и ожидал. Только бы сирианцы позволили Лаки выступить.

* * *

Как и следовало ожидать, конференция открылась предельно дипломатично. Все были очень вежливы, и когда земная делегация занимала свое место впереди справа, все делегаты, даже сирианцы, сидевшие впереди слева, встали.

Приветственную речь от лица хозяев конференции произнес государственный секретарь. Он произнес несколько банальностей о необходимости мира и о двери, открытой для дальнейшего заселения Галактики, об общем происхождении и братстве всех людей, о том, как опасна и разрушительна война. Он постарался никак не упоминать причину созыва конференции, ни разу не назвал Сириус и не произнес ни одной угрозы.

Ему щедро аплодировали. Потом конференция избрала своим председателем Агаса Доремо (это был единственный человек, с кандидатурой которого согласились обе стороны), и началось обсуждение главного вопроса.

Обсуждение, как обычно на таких конференциях, велось на интерлингве, международном языке, распространенном по всей Галактике.

В своем коротком выступлении Доремо подчеркнул преимущества компромисса и попросил всех в виду угрозы войны не упрямиться и проявлять благоразумие. Потом он предоставил слово государственному секретарю Земли.

На этот раз секретарь выступал как защитник своей стороны в спорном вопросе. Выступил он умело и искусно.

Однако нельзя было не видеть враждебного отношения большинства делегаций. Оно, как туман, повисло в зале конференции.

Конвей сидел рядом с выступающим секретарем, опустив подбородок на грудь. Обычно считается ошибкой с самого начала выступать с большой защитительной речью. Это означает показать свое оружие еще до начала боевых действий. И Сириус получит возможность для сокрушительного ответа.

Но в данном случае Конвей хотел именно этого.

Он достал носовой платок, провел им по лбу, потом торопливо спрятал, надеясь, что никто этого не заметил. Он не хотел, чтобы заметили, как он волнуется.

* * *

Сириус воздержался от ответа, и явно по предварительной договоренности коротко выступили представители трех внешних планет, находящихся в сильной зависимости от Сириуса. Каждый избегал касаться конкретных случаев, но все трое говорили об агрессивных намерениях Земли и ее попытках вернуть себе прежнее господство в Галактике. Они подготовили сцены для главных актеров — сирианцев. После этого объявили перерыв для ланча.

И вот, шесть часов спустя после начала конференции, слово было предоставлено главе делегации Сириуса Стену Девуру. Он медленно встал. Вышел к трибуне и стоял, уверенно и с достоинством глядя на делегатов (на его оливковом лице не было и следа побоев).

Делегаты зашевелились, но постепенно затихли, а Девур ждал, не делая попытки начать.

Конвей был уверен, что все делегаты знают о предстоящем выступлении Лаки Старра. Все с возбуждением предвкушали окончательное унижение Земли.

Наконец очень негромко заговорил Девур. Начало его выступления было построено на материале истории. Он обратился к дням, когда Сириус был земной колонией, и вспоминал беды и горести тех дней. Охарактеризовал доктрину Хегеллана, предоставившую независимость Сириусу и другим внешним планетам, как неискреннюю и готовящую почву для восстановления господства Земли.

Переходя к настоящему, он сказал:

— Нас обвиняют в том, что мы колонизировали незаселенную планету. Мы признаем себя виновными в этом. Нас обвиняют в том, что мы взяли пустой мир и сделали его прекрасным местом для жизни человека. Мы признаем себя виновными в этом. Нас обвиняют в том, что мы взяли мир, пригодный для обитания, но ранее не использовавшийся. Мы признаем себя виновными в этом.

Нас не обвиняют в применении насилия. Нас не обвиняют в начале военных действий, в убийствах и ранениях в ходе нашей оккупации. Нас вообще не обвиняют ни в каких преступлениях. Утверждается только, что в миллиарде миль от планеты, которую мы сейчас мирно населяем, находится другая населенная планета — Земля.

Мы не считаем, что это имеет отношение к нашей планете — Сатурну. Мы не проявили насилия по отношению к Земле. Мы просим только, чтобы нас оставили в покое, и будем рады ответить тем же.

Земляне утверждают, что Сатурн принадлежит им. Почему? Заселили ли они его спутники? Нет. Проявили ли интерес к нему? Нет. В течение тысячелетий Сатурн ждал их, но разве они этим воспользовались? Нет. Только после нашей высадки они вдруг проявили интерес к нему.

Земляне говорят, что Сатурн вращается вокруг того же Солнца, что и Земля. Мы это признаем, но говорим, что это не имеет значения. Незаселенный мир — это незаселенный мир, независимо от его орбиты в пространстве. Мы первыми заселили его, и он принадлежит нам.

Я сказал, что Сириус занял систему Сатурна без применения силы и без угрозы применения силы. Мы не так много говорим о мире, как Земля, но мы применяем его на практике. Когда Земля созвала конференцию, мы немедленно согласились ради мира, хотя у нас нет никаких сомнений в нашей правоте.

Но что же Земля? Как она подтверждает свои мирные намерения? Она очень красноречиво говорит о мире, но ее действия противоречат ее речам. Земля призывает к миру и ведет войну. Она созывает мирную конференцию и в то же время отправляет военную экспедицию. Короче, пока ради мира Сириус рискует своими интересами, Земля начинает против нас неспровоцированную войну. Я могу это доказать устами одного из членов земного Совета Науки.

Произнося последнюю фразу, он поднял руку — первый жест за всю речь — и драматично указал на проход. Там стоял Лаки Старр, высокий и прямой. По обеим сторонам от него стояли роботы.

* * *

Когда Лаки привезли на Весту, он наконец увидел Верзилу. Маленький марсианин подбежал к нему, а Йонг с интересом смотрел с расстояния.

— Лаки, — взмолился Верзила. — Пески Марса, Лаки, не делай этого. Они не могут заставить тебя говорить, а что со мной будет, неважно.

Лаки медленно покачал головой.

— Подожди, Верзила. Подожди еще один день.

Подошел Йонг и взял Верзилу за локоть.

— Простите, Старр, но мы задержим его, пока вы не выступите. Девур верит в заложников, и я считаю, что в данном случае он прав. Вам придется предстать перед своими, и угроза бесчестья может на вас подействовать.

Лаки подготовился к этому, когда стоял в проходе и чувствовал, что все, затаив дыхание, смотрят на него. Освещенный прожектором, Лаки видел делегатов как смутную безликую массу. Только когда роботы отвели его на скамью свидетеля, он стал различать отдельные лица и увидел в переднем ряду Гектора Конвея.

Конвей устало улыбнулся ему, но Лаки не посмел ответить тем же. Наступал критический момент, и он должен был ничем не насторожить сирианцев.

Девур жадно смотрел на землянина, наслаждаясь предстоящим торжеством. Он сказал:

— Джентльмены. Я хочу временно превратить эту конференцию в нечто, напоминающее суд. У меня есть свидетель, и я хочу, чтобы делегаты выслушали его. Я основываюсь на его показаниях. Он землянин и один из известнейших агентов Совета по науке.

Потом он резко обратился к Лаки — Ваше имя, гражданство и должность.

— Я Дэвид Старр, уроженец Земли и член Совета Науки, — ответил Лаки.

— Подвергали ли вас воздействию наркотиков или психическому воздействию перед вашим выступлением?

— Нет, сэр.

— Значит, вы говорите добровольно и скажете всю правду?

— Я говорю добровольно и скажу всю правду.

Девур повернулся к делегатам.

— Некоторым может прийти в голову, что Дэвида Старра подвергли воздействию так, что он об этом не знал. Если это так, его может осмотреть любой член конференции, имеющий медицинскую подготовку, — я знаю, что здесь присутствует несколько таких людей, — если кто-то требует такого осмотра.

Никто не потребовал этого, и Девур продолжал, обращаясь к Лаки:

— Когда вам впервые стало известно о существовании сирианской базы в системе Сатурна?

Коротко, невыразительно, с каменным выражением лица глядя вперед, Лаки рассказал о своем первом посещении системы и о требовании покинуть ее.

Конвей слегка кивнул, когда Лаки ни словом не упомянул ни об агенте X, ни о капсуле. Агент X — всего лишь земной преступник. Очевидно, Сириус не хотел упоминаний о его деятельности и, так же очевидно, Лаки тоже стремился к этому.

— Получив предупреждение, вы улетели?

— Да, сэр.

— Насовсем?

— Нет, сэр.

— Что вы сделали потом?

Лаки описал уловку с Гидальго, приближение к Сатурну со стороны южного полюса, укрытие за кольцами и полет к Мимасу.

Девур прервал его:

— За все это время были ли проявлены по отношению к вашему кораблю враждебные действия?

— Нет, сэр.

Девур снова обратился к делегатам.

— Нет необходимости опираться только на слова члена Совета. У меня есть телефото преследования корабля Старра до самого Мимаса.

Лаки оставался на свету, все остальное помещение было погружено в полутьму, и делегаты смотрели на трехмерное изображение «Метеора», летящего к кольцам и скрывающегося в щели между ними.

Следующие кадры показывали его полет к Мимасу и исчезновение в облаке красного света и пара.

К этому времени Девур почувствовал растущее восхищение смелостью землянина, потому что торопливо и раздраженно сказал:

— Наша неспособность догнать корабль члена Совета объясняется тем, что у него был аграв. Маневры вблизи Сатурна для нас более затруднительны, чем для него. По этой причине мы раньше не приближались к Мимасу и не были готовы к тому, что он это сделает.

Если бы Конвей посмел, он бы закричал вслух. Дурак! За это проявление зависти Девур дорого заплатит. Конечно, упоминая об аграве, он одновременно хочет вызвать у других делегаций страх перед достижениями Земли, но это тоже ошибка. Страх может стать слишком сильным.

Девур спросил у Лаки:

— Что же произошло, когда вы покинули Мимас?

Лаки описал свое пленение, и Девур, намекнув на обладание сирианцами усовершенствованным масс-детектором, сказал:

— Будучи на Титане, дали ли вы нам сведения, касающиеся вашей деятельности на Мимасе?

— Да, сэр. Я сообщил вам, что на Мимасе находится другой член Совета, а потом сопровождал вас на Мимас.

Этого делегаты, очевидно, не знали. Началось смятение, которое прервал своим возгласом Девур:

— У меня есть телефото, на которых зафиксировано удаление этого второго члена Совета с Мимаса, где он основал тайную военную базу именно в то время, когда Земля созывала мирную конференцию.

Снова затемнение, и снова трехмерное изображение. Во всех подробностях конференция увидела высадку на Мимас, увидела, как образуется туннель, как исчезает в нем Лаки Старр и возвращается на борт корабля вместе с членом Совета Беном Василевским. Последние кадры показывали помещения Бена под поверхностью Мимаса.

— Как видите, настоящая база со всем необходимым оборудованием, — сказал Девур. Потом, повернувшись к Лаки, спросил: — Имели ли ваши действия официальное одобрение со стороны Земли?

Это был главный вопрос, и никто не сомневался, какой последует ответ, но тут Лаки заколебался, а аудитория ждала, затаив дыхание.

Наконец Лаки сказал:

— Я скажу всю правду. Я не получил разрешения вернуться в систему Сатурна, но знаю, что все мои действии встретили полную поддержку со стороны Совета Науки.

При этом признании началась давка среди репортеров и смятение среди делегатов. Все вставали, слышались крики:

— Голосовать! Голосовать!

Похоже, конференция кончалась полным поражением Земли.

Глава шестнадцатая Попался, который кусался

Агас Доремо вскочил на ноги и совершенно бесполезно стучал традиционным деревянным молотком. Конвей с трудом пробился сквозь лес угрожающих жестов и выкрики и включил сирену, некогда возвещавшую о нападениях на базу. Резкий звук перекрыл шум, и делегаты удивленно смолкли.

Конвей выключил сирену, и в наступившей тишине Доремо быстро сказал:

— Предлагаю дать возможность главе Совета Науки Гектору Конвею из Земной федерации провести перекрестный допрос члена Совета Старра.

Послышались выкрики: «Нет! Нет!», — но Доремо упрямо заявил:

— Прошу конференцию отнестись справедливо ко всем участникам. Глава Совета заверил меня, что перекрестный допрос не займет много времени.

Под всеобщий шепот Конвей приблизился к Лаки.

Он улыбнулся, но заговорил официально:

— Член Совета Старр, мистер Девур не спрашивал вас о ваших намерениях. Скажите, зачем вы направились в систему Сатурна.

— С целью колонизировать Мимас, шеф.

— Вы считали, что имеете на это право?

— Это был незаселенный мир, шеф.

Конвей повернулся к застывшим делегатам.

— Не повторите ли, член Совета Старр?

— Я хотел основать базу на Мимасе, поскольку этот пустой мир принадлежал Земной федерации, шеф.

Девур вскочил и яростно крикнул:

— Мимас — часть системы Сатурна!

— Совершенно верно, — сказал Старр, — а Сатурн — часть Солнечной системы. Но согласно вашей интерпретации, Мимас — всего лишь незаселенный мир. Только что вы сами признали, что раньше сирианские корабли никогда не совершали посадок на Мимасе.

Конвей улыбнулся. Лаки тоже поймал эту ошибку Девура.

— Мистер Девур, — сказал Конвей, — член Совета Старр не присутствовал, когда вы произносили свою вступительную речь. Позвольте процитировать из нее отрывок слово в слово: «Незаселенный мир — это незаселенный мир, независимо от его орбиты в пространстве. Мы первыми заселили его, и он принадлежит нам».

Глава Совета повернулся к делегатам и, тщательно подбирая слова, сказал:

— Если справедлива точка зрения земной делегации, Мимас принадлежит нам, потому что обращается вокруг планеты, которая в свою очередь вращается вокруг нашего Солнца. Если справедлива точка зрения делегации Сириуса, Мимас тоже принадлежит нам, потому что он был незаселен и мы колонизировали его первыми. В соответствии с утверждениями самих сирианцев, тот факт, что другой спутник Сатурна ими уже заселен, не имеет отношения к данному случаю. В любом случае, вторгнувшись на планету, принадлежащую Земной Федерации, и силой удалив оттуда колониста, Сириус начал военные действия и показал все свое лицемерие, поскольку считает для себя возможным делать то, что не позволено другим.

Снова началось смятение, и следующим заговорил Доремо.

— Джентльмены, я хочу кое-что сказать. Факты, приведенные Конвеем и членом Совета Старром, неопровержимы. Это показывает, в какую анархию погрузится Галактика, если победит точка зрения Сириуса. Каждая незаселенная скала станет источником споров, каждый астероид будет угрозой для мира. Сирианцы собственными действиями доказали свою неискренность…

Произошел полный и окончательный поворот событий.

Если бы позволяло время, Сириус мог бы еще призвать к порядку своих союзников, но Доремо, искусный и опытный политик, провел голосование, когда просирианские делегации еще были деморализованы и не могли решиться выступить против очевидных фактов.

За Сириус голосовали три делегации. Делегации Пентесилеи, Дуварна и Муллена, все небольшие планеты, где влияние сирианцев было очень сильно. Остальные голоса, свыше пятидесяти, были поданы в пользу Земли. Постановили, что Сириус должен освободить взятых в плен землян. Постановили демонтировать базу и покинуть Солнечную систему в течение месяца.

Конечно, заставить выполнить эти приказы можно было только оружием, но Земля была готова к войне, а Сириусу пришлось считаться с мнением остальных миров. И никто на Весте не думал, что в таких обстоятельствах Сириус решится на войну.

* * *

Девур, с лицом, искаженным яростью, сказал Лаки:

— Грязный трюк. Вы сознательно вынудили нас…

— Это вы вынудили меня, — спокойно ответил Лаки, — угрожая жизни Верзилы. Помните? Или предпочтете, чтобы были опубликованы все подробности?

— Ваш друг обезьяна все еще у меня, — злобно сказал Девур, — и что бы там ни говорили на конференции…

Глава Совета Конвей, тоже присутствовавший при разговоре, улыбнулся.

— Если вы имеете в виду Верзилу, мистер Девур, то он не у вас. Он в наших руках вместе с офицером Йонгом, которого Лаки Старр заверил в моей поддержке. Очевидно, Йонг считает, что при вашем нынешнем настроении ему лучше не сопровождать вас в обратном полете на Титан. Может, и вам небезопасно возвращаться на Сириус? Если хотите обратиться с просьбой об убежище…

Девур, потеряв дар речи, встал и ушел.

* * *

Доремо широко улыбался, прощаясь с Конвеем и Лаки.

— Думаю, вы рады будете снова оказаться на Земле, молодой человек.

Лаки кивнул в знак согласия.

— Через час я отправляюсь домой на лайнере, сэр, а бедный «Метеор» пойдет на буксире, и, откровенно говоря, я этим доволен.

— Хорошо. Поздравляю с великолепно выполненной работой. Когда глава Совета Конвей попросил меня перед началом заседания дать ему возможность устроить перекрестный допрос, я согласился, но решил, что он сошел с ума. Когда вы давали показания, а он с ними соглашался, я уверился в том, что он сумасшедший. Но, очевидно, вы все спланировали заранее.

— Лаки направил мне послание, в котором рассказал, что собирается делать, — ответил Конвей. — Конечно, до самого последнего момента мы не были уверены, что план удастся.

— Я думаю, вы верили в члена Совета, — возразил Доремо. — Во время нашей первой беседы вы спросили меня, буду ли я на вашей стороне, если показания Лаки не произведут эффекта. Тогда я, конечно, не понял, в чем дело, понял только потом.

— Благодарю вас за поддержку.

— Я поддержал справедливость… Вы серьезный противник, молодой человек, — сказал он Лаки.

Лаки улыбнулся.

— Я просто рассчитывал на неискренность сирианцев. Если бы они на самом деле верили в то, что говорят, они не тронули бы моего друга на Мимасе, и мы остались бы с маленьким куском льда и предстоящей войной.

— Вы правы. Конечно, когда делегаты вернутся домой, многие передумают, начнут гневно обвинять Землю и меня тоже, но, я думаю, все уляжется. Успокоившись, они поймут, что установили прецедент — принцип независимости звездных систем, и я думаю также, что этот принцип важнее всей их оскорбленной гордости и предрассудков. Я считаю, что историки будут рассматривать эту конференцию как очень важный шаг к миру и процветанию всей Галактики. Я очень доволен.

И он энергично пожал землянам руки.

* * *

Лаки и Верзила снова оказались вместе, и хоть пассажирский корабль был велик и места в нем было много, они не расставались. Марс остался позади (Верзила больше часа с довольным видом смотрел на него), приближалась Земля.

Наконец Верзила решил высказать, что его мучит.

— Космос, Лаки, — сказал он, — Как это я не понял, что ты делаешь? Я думал… Только, пески Марса, тебе следовало предупредить меня.

— Верзила, я не мог. Это единственное, чего я не мог сделать. Разве ты не понимаешь? Мне нужно было заставить сирианцев вывезти Бена с Мимаса так, чтобы они не задумались о последствиях. Мне нельзя было показывать им, что я хочу этого, иначе они сразу заподозрили бы ловушку. Нужно было действовать так, будто я иду на это вопреки своему желанию. Уверяю тебя, я с самого начала и не знал, как это сделать, но понимал одно: если бы ты Верзила, знал о моем плане, ты бы его сорвал.

Верзила страшно рассердился.

— Сорвал? Да знаешь ли ты, земной слизняк, что от меня и бластером ничего бы не добились?

— Знаю. Никакая пытка не помогла бы. Но ты выдал бы план сам. Ты очень плохой актер. Стоило тебе по-настоящему рассердиться, и так или иначе все вышло бы на поверхность. Вот почему я хотел, чтобы ты остался на Мимасе, помнишь? Я знал, что не могу тебе рассказать все, знал, что ты не понимаешь, что я делаю, и мне было плохо из-за этого. Но ты оказался настоящей находкой.

— Я? Потому что побил этого подонка?

— В каком-то смысле да. Это дало мне возможность показать, что искренне обмениваю Бена на твою жизнь. Это было легче, чем выдавать его на каких-то других условиях. Я как будто вообще не играл. Ты за меня все сделал.

— Ах, Лаки!

— Ах, Верзила! К тому же ты так расстроился, что они не заподозрили ловушку. Все, кто наблюдал за тобой, были убеждены, что я действительно предаю Землю.

— Пески Марса, Лаки! — Верзила был поражен. — Мне следовало знать, что ты ничего подобного не можешь сделать. Я придурок.

— Ну, я рад, что это так, — сказал Лаки и ласково взъерошил волосы Верзилы.

* * *

Когда за обедом к ним присоединились Конвей и Бен, Бен сказал:

— Не о такой встрече нас дома думал Девур: субэфир и газеты полны рассказами о нас, особенно о тебе, Лаки.

Лаки нахмурился.

— Тут нет ничего хорошего. В будущем нам станет трудней работать. Известность! Только подумай, что говорили бы, если бы сирианцы оказались хоть немного сообразительней и в последнюю минуту сорвались бы с крючка.

Конвей поежился.

— Не буду об этом думать. Но теперь Девур получает заслуженное.

— Переживет. Дядюшка его вытащит, — сказал Лаки.

— Во всяком случае мы с ним покончили, — сказал Верзила.

— Ты думаешь? — серьезно спросил Лаки. — Я в этом не уверен.

После этого несколько минут ели молча.

Конвей, желая развеять атмосферу, сказал:

— Конечно, сирианцы не могли оставить Бена на Мимасе, так что мы им не дали выбора. В конце концов они искали капсулу, а Бен находился всего в тридцати тысячах миль от колец и…

Верзила выронил вилку, глаза его превратились в блюдца.

— Взлетающие ракеты!

— В чем дело, Верзила? — спросил Бен. — Ты случайно о чем-то подумал и перенапряг мозг?

— Заткнись, тупоголовый, — сказал Верзила. — Послушай, Лаки, во всей этой суматохе мы забыли о капсуле агента X. Она все еще там, если сирианцы ее не нашли, и у них еще есть несколько недель для поисков.

Конвей сразу ответил:

— Я думал об этом, Верзила. Откровенно говоря, я считаю, что она навсегда потеряна. В кольцах ничего не найти.

— Но, шеф, разве Лаки не рассказывал вам об особых масс-детекторах, которые у них есть, и…

К этому времени все смотрели на Лаки. У того на лице появилось странное выражение, как будто он не мог решить, что ему делать: смеяться или браниться.

— Великая Галактика! — воскликнул он. — Я о ней совершенно забыл!

— О капсуле? — спросил Верзила. — Ты забыл о капсуле?

— Да. Я забыл, что она у меня. Вот. — И Лаки достал из кармана металлический предмет размером в дюйм и положил его на стол.

Первым схватил его Верзила, потом его выхватили остальные; все поворачивали капсулу, рассматривая ее.

— Это капсула? Ты уверен? — спросил Верзила.

— Да. Конечно, совершенно точно будем знать, когда откроем ее.

— Но как, где, когда… — все задавали вопросы одновременно.

Лаки постарался ответить.

— Простите. Я на самом деле… Помните слова, которые мы перехватили перед тем, как агент X взорвался? Там были слова «на нормальной орб…». Мы, конечно, решили, что это значит «на нормальной орбите». Сирианцы тоже подумали, что «нормальный» значит «обычный», что капсула находится на орбите, обычной для частиц кольца, и стали обыскивать кольца.

Однако «нормальная» значит также «перпендикулярная»[1]. Кольца Сатурна вращаются с запада на восток» перпендикулярная орбита означает вращение с севера на юг или с юга на север. Это имеет смысл, так как в таком случае капсула не затеряется в кольцах.

Но любая орбита, по которой тело движется с севера на юг или с юга на север, должна проходить над северным и южным полюсами, независимо от других элементов. Мы приближались к Сатурну со стороны южного полюса, и я следил по масс-детектору, отмечая все подходящие орбиты. В полярном пространстве частиц почти нет, и я думал, что смогу ее обнаружить, если она там. Но говорить об этом не хотел, потому что шансы были невелики, и мне не хотелось возбуждать ложные надежды.

На детекторе что-то отразилось, и я решил попробовать. Сравнял скорости и вышел из корабля. Как ты догадался, Верзила, я при этом воспользовался возможностью вывести из строя аграв, готовясь к предстоящей сдаче, но одновременно я подобрал и капсулу.

Когда мы высадились на Мимасе, я оставил ее в кольцах кондиционера Бена. Потом, когда мы за ним прилетели и я сдал его Девуру, я прихватил капсулу и сунул ее в карман. Конечно, на корабле меня обыскивали в поисках оружия, но я решил, что капсула робота не заинтересует… Использование роботов связано с серьезными недостатками. Ну, вот и вся история.

— Но почему ты не рассказал нам? — взвыл Верзила.

Лаки выглядел смущенным.

— Я хотел. Честно. Но когда я выловил капсулу и вернулся на корабль, нас засекли сирианцы, помнишь, нужно было уходить от них. И потом, если подумаешь, ни одной минуты не было, чтобы что-нибудь не происходило. Ну… и я так и не вспомнил о ней.

— Что за память, — презрительно сказал Верзила. — Неудивительно, что ты без меня ничего не можешь.

Конвей рассмеялся и хлопнул марсианина по спине.

— Правильно, Верзила, и дальше заботься об этом переростке, чтобы он всегда понимал, что делает.

— Конечно, — добавил Бен, — после того, как тебе самому объяснят, что ты делаешь.

Корабль вошел в земную атмосферу. Началась подготовка к посадке.

Примечания

1

Английское многозначное слово normal, помимо значения «обычный», значит также «вертикальный, перпендикулярный». — (Прим. перев.)

(обратно)

Оглавление

  • Айзек Азимов Лаки Старр и кольца Сатурна
  •   Глава первая Пришельцы
  •   Глава вторая Преследование
  •   Глава третья Смерть в кольцах
  •   Глава четвертая Между Юпитером и Сатурном
  •   Глава пятая Скользя по поверхности Сатурна
  •   Глава шестая Сквозь щель
  •   Глава седьмая На Мимасе
  •   Глава восьмая На Титан
  •   Глава девятая Враг
  •   Глава десятая Офицеры космической службы и роботы
  •   Глава одиннадцатая Верзила против всех
  •   Глава двенадцатая Сдача
  •   Глава тринадцатая Прелюдия к Весте
  •   Глава четырнадцатая На Весте
  •   Глава пятнадцатая Конференция
  •   Глава шестнадцатая Попался, который кусался
  • *** Примечания ***