КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 393835 томов
Объем библиотеки - 511 Гб.
Всего авторов - 165769
Пользователей - 89539
Загрузка...

Впечатления

стикс про Шаргородский: Неживая легенда (Героическая фантастика)

не плохо написано ждем продолжения

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
ZYRA про Романов: Бестолочь (Альтернативная история)

Честно сказать, посмотрел обложку и читать сие творение расхотелось. Не в обиду автору.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
DXBCKT про Дудко: Воины Солнца и Грома (Фэнтези)

Насобирав почти всю серию «АМ» (кроме «отдельных ее представителей») я подумал... Хм... А ведь надо начинать ее вычитывать (хотя и вид «на полке» сам по себе шикарный)). И вот начав с малознакомого (когда-то давным-давно читанного) произведения (почти «уже забытого» автора), я сначала преисполнился «энтузиазизма», но ближе к финалу книги он у меня «несколько поубавился»...

Вполне справедливо утверждение о том что «чем старей» СИ — тем более в ней «продуманности и атмосферы» чем в современных «штамповках»... Или дело вовсе не в этом, а в том что к «пионерам жанра» всегда уделялось больше внимания... В общем, неважно. Но справедливо так же и то, что открыв книгу 10 или 20-ти летней давности мы поразимся степени наивности (в описании тех или иных миров), т.к «прошлая» аудитория была "менее взыскательна", чем современная...

Так и здесь — открыв для себя «нового автора» (Н.Резанову), «тут однако» я понял что «пока мне так второй раз не повезет»... Дело в том что данная книга разбита на несколько частей которые описывают «бесконечную битву добра и зла», в которой (сначала) главный герой, а потом и его «потомки» сурово «рубятся» со злом в любом его обличии. Происходящее местами напоминает «Махабхарату» (но без применения ЯО))... (но здесь с таким же успехом) наличествует древняя магия «исполинов», индуиские «разборки» и прочие языческие мотивы»... Вообще-то (думаю) сейчас автора могли бы привлечь за «розжигание религиозной...», поскольку не все «хорошие места» тут отведены отцам-основателям веры...

Между тем, втор как бы говорит — нет «хороших и плохих религий», и если ты денйствительно сражаешься со злом, то у тебя всегда найдутся покровители «из старых и почти забытых божественных сущностей», которые «в нужный момент» всегда придут на выручку. И вообще... все это чем-то похоже на некую «русифицированную» версию Конана с языческим «акцентом»... Мол и до нас люди жили и не все они поклонялись черным богам...

P.S Нашел у себя так же продолжение данной СИ, купленное мной так же давно... Прямо сейчас читать продолжение «пока не тянет», но со временем вполне...

P.S.S... Сейчас по сайту узнал что автор оказывается умер, еще в 2014-м году... Что ж а книги его «все же живут»...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
plaxa70 про Чиж: Мертв только дважды (Исторический детектив)

Хорошая книга. И сюжет и слог на отлично. Если перейдет в серию, обязательно прочту продолжение. Вообщем рекомендую.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
serge111 про Ливанцов: Капитан Дон-Ат (Киберпанк)

Вполне читаемо, очень в рамках жанра, но вполне не плохо! Не без роялей конечно (чтоб мне так в Дьяблу везло когда то! :-) )Наткнусь на продолжение, буду читать...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Смит: Вселенная Г. Ф. Лавкрафта. Свободные продолжения. Книга 2 (Ужасы)

Добавлено еще семь рассказов.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
MaRa_174 про Хаан: Любовница своего бывшего мужа (СИ) (Любовная фантастика)

Добрая сказка! Читать обязательно

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Срывая маски (fb2)

- Срывая маски 299 Кб, 127с. (скачать fb2) - Сандра Мэй

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Сандра Мэй Срывая маски

Пролог Ник Картер

Невыносимо, когда жмут ботинки.

Еще очень противно, когда ноют суставы, особенно к дождю.

Все паршиво… Денег, как таковых, не осталось, зато дома ждут счета и квитанции, половина которых — от дорожной полиции, а это прямо даже как-то и несерьезно.

И сам этот дом…

Вечный запах вареной капусты с первого этажа, вонь дешевых сигар из квартиры справа, детский плач из квартиры слева. На лестнице — невысыхающая лужа подозрительного происхождения.

И каждый день — ощущение того, что жизнь, в сущности, закончилась.

Всего каких-то пять-семь, пусть десять лет — и сослуживцы скинутся на часы с дарственной надписью, начальство покряхтит, приведет в пример молодым, молодые сочувственно и немного брезгливо проводят взглядом, потом ты в последний раз распишешься в ведомости, сдашь все, что положено сдать, выйдешь на улицу…

И задохнешься от ощущения громадного, бескрайнего, вселенского одиночества.

Пройдет еще совсем немного времени — и ты начнешь звонить на работу, приходить навестить сослуживцев, потом тебе из жалости позволят заняться бумагами или, скажем, сходить за пиццей в итальянскую забегаловку на угол.

Ты и сам не заметишь, как начнешь надоедать молодым в курилке, рассказывая бесконечные истории из своего славного прошлого, и первое время они будут слушать, потом начнут посмеиваться, а потом и вовсе разбегаться.

Потом тебе тактично намекнут, что нечего отрывать ребят от работы, и ты уйдешь, оскорбленный в лучших чувствах.

Шахматы в парке, пиво, потом ром. Одинокие вечера. Одинокие дни.

И в конце всего — малочисленная процессия на кладбище, человек пять-шесть, и узкий гроб с искусственными лилиями, которые воняют резиной, и черная ленточка, и торопливые комья глины по крышке…

А еще через месяц никто и не вспомнит, что был такой полицейский, Ник Картер. Ну а про человека Ника Картера и вспоминать особо некому.

Он был очень широк в кости. Неимоверно широк в плечах. Довольно высокого роста — но из-за плеч всегда казался каким-то приземистым. Длинные руки, косолапые ноги.

И удивительно дрянной характер.

Нику Картеру было сорок три года, двадцать пять из лих он служил полицейским. Никаких громких дел за ним не числилось, мошенников с мировым именем он не ловил, золотой запас, украденный каким-нибудь гением преступного мира, родине не возвращал.

Он был обычным копом, каких тысячи. Косолапым копом, которому до пенсии всего ничего.

И именно ему в это хмурое осеннее утро судьба готовила такой сногсшибательный удар под дых, какого он не получал даже в молодые годы, разнимая дерущихся в портовой пивной ирландских моряков.

Однако все по порядку. Началось это все совсем не здесь и намного раньше…

Глава 1 Аманда

Дядюшка Карло склонился над колыбелью и с умилением воззрился на гневное красное личико величиной с его, дядюшкин, кулак. Потом протянул руку и осторожно пощекотал ворох кружев и батиста. Оттуда немедленно высунулся малюсенький кулачок и накрепко вцепился в дядюшкин палец. Дядюшка Карло шмыгнул носом и провозгласил:

— Хватка наша! Будет толк.

Так или примерно так должна была звучать семейная легенда, которую я могла бы рассказывать своим детям, внукам и прочим малолетним оболтусам. Умора — да и только. Я сама себе это все придумала, потому что уж больно тошно было спать под открытым небом, стуча зубами от холода, и точно при этом знать, что завтра на завтрак, он же обед опять будут слипшиеся макароны, жидкий чай и вчерашняя пицца.

Мне всегда доставалась именно ВЧЕРАШНЯЯ пицца. В детстве я вообще считала, что сегодняшней пиццы не бывает.

Ворох кружев и батиста — это потому, что до десяти лет у меня в гардеробе были только джинсы, футболка, куртка и драные кроссовки. В принципе, я против ничего не имела, потому что особенно наряжаться было некогда и ни к чему.

Дядюшка Карло был мне такой же дядюшка, как и еще половине малолетних бандитов, сшивавшихся в нашем лепрозории. Просто есть такая традиция — для всего остального мира мы как бы родственники.

И уж разумеется, никаких растроганных слез он не ронял, скорее всего буркнул что-то типа «Опять девка, чтоб ей пусто было!».

Поясняю для тех, кто все еще пребывает в растерянности и не понял, о чем речь.

Меня зовут Аманда, мне приблизительно восемнадцать лет, я состою в цирковой труппе Карло Моретти, кручу сальто на трапеции, изображаю куклу в АБСОЛЮТНО не смешной репризе нашего клоуна Тото и гребу навоз из-под разнообразных и несомненно экзотических животных.

Так уж получилось, что я родилась в самый разгар сезона, тем самым сорвав наиболее удачный номер программы. Моя мать, воздушная гимнастка и наездница, держалась, сколько могла, но в жизни каждой женщины наступает такой момент, когда становится не до работы и карьеры.

Я родилась на заднем дворе нашего шапито, под рев тигра и двух львов; повитухой во время этого смертельного номера выступала Сиятельная Жози (силовая гимнастка и нижняя в пирамиде акробатов Солейль), а первыми моими пеленками стали старые трико моих родителей.

Мама умерла через три дня после моего рождения от острого сепсиса. Отец… с ним сложно, потому что, хотя он, несомненно, в природе имелся, я его и в глаза не видела. Дядюшка Карло выгнал его из труппы примерно за восемь с половиной месяцев до моего рождения.

Только не подумайте, что я давлю на жалость или пытаюсь раздуть из собственной жизни этакий романтический пожар. Ничего подобного. За все свои условные восемнадцать лет я практически ни разу не чувствовала себя несчастной сироткой. В цирке сироток вообще не бывает.

Кроме меня на заднем дворе шапито подрастали еще несколько чумазых бесенят, и все наши гимнастки, акробатки и наездницы, а также дрессировщица собачек фрау Штюбе кормили, мыли и укачивали нас по очереди.

Примерно в три года я уже шлепала по манежу и училась щелкать шамберьером — тяжеленным кнутом для дрессуры лошадей. В пять — на этих самых лошадях ездила, а еще улетала под самый купол в финале номера «Акробаты Солейль на подкидных досках». В десять у меня был свой номер, в пятнадцать мои успехи достигли таких высот, что дядюшка Карло окончательно смирился с тем, что я не мальчик, зато в шестнадцать я начала расти, как на дрожжах, и вся моя цирковая карьера пошла льву под хвост.

Дело в том, что ежели акробатка ростом гораздо выше того, кто ее непосредственно подкидывает и ловит, то поймать он ее сможет раз пять от силы. И я ушла из воздушной гимнастики.

Клоун Тото справедливо сделал вывод, что во время его АБСОЛЮТНО не смешной репризы зрители пялятся исключительно на куклу, а не на него (кукла — это я, метр восемьдесят рост, пепельные локоны, зеленые глаза, ноги от шеи и все прочее в ассортименте). И я ушла из репризы клоуна Тото.

Лошади у нас в цирке малорослые, не какие-нибудь арабские жеребцы, и если с наездниками Моретти на спине они еще сходили за скакунов, то со мной рядом выглядели словно пони-акселераты. Таким образом, и конные трюки оказались для меня закрыты.

В восемнадцать лет я оказалась совершенно не у дел, хотя в цирке это практически невозможно. Здесь все всегда чем-то заняты. Но одно дело — готовить свой номер или участвовать в чужом, и совсем другое — грести навоз и подметать арену. В принципе, я спокойно относилась и к тому, и к другому занятию, но смутно подозревала, что это не то, чем мне хотелось бы заниматься всю свою жизнь.

Дело шло к тому, чтобы впасть в отчаяние, но в этот самый момент Судьба очнулась и начала спешно наводить порядок в своем хозяйстве. В результате чего жизнь моя сделала такой кульбит, какой не снился и мамаше Солейль в ее молодые годы…

Глава 2 Ницца, месяц назад

Высокий, очень изящный человек с равнодушным красивым лицом подал руку стройной, в высшей степени эффектной блондинке, выходящей из открытой машины. На солнце блеснули бриллианты.

Швейцар не удивился и не восхитился. Просто распахнул перед прибывшими гостями дверь.

Удивляться в Ницце бриллиантам — все равно что каждую ночь смотреть на небо и орать «Ну надо же, опять звезды!».

А между тем удивиться стоило бы. Изящный мужчина со скучающим лицом находился в международном розыске, и один только перечень его вымышленных имен занимал несколько страниц в полицейском досье. Под стать ему была и эффектная блондинка.

Мошенница, известная полицейским всей Европы, артистичная и неуловимая воровка драгоценностей и антиквариата, Манон Дюпре умела взломать любой сейф и управиться с любой системой сигнализации, однако вершиной ее карьеры оставалось ограбление в Монако, когда она во время танца с хозяином замка ухитрилась свистнуть у него ключ от сейфа, потом буквально на секундочку уединилась в дамской комнате, чему были свидетели, а вскоре уже снова танцевала с совершенно очарованным ею старичком. Во время этого танца ключ благополучно вернулся на место, и никто даже не подумал обвинить красавицу Манон в краже семейных сапфиров на сумму более миллиона франков…

Ее спутник, мсье Жорж, действовал менее артистично, но не менее эффективно. Его специальностью были банковские счета бездельников, проматывающих миллионы на курортах.

Красавица Манон отвлекала внимание, Жорж крал чековую книжку — и дело было в шляпе.

В Ницце эти двое гастролировали уже не впервые, и простая логика должна была бы подсказать им, что не стоит дергать за усы спящего тигра, однако на самом деле Жорж и Манон не замышляли ничего недоброго. Они приехали передохнуть и набраться сил перед новым делом.

Три восхитительных дня в роскошном отеле, рестораны и пляжи, рулетка по вечерам — многие считали бы такую жизнь раем, однако красавица Манон раскапризничалась уже к концу третьих суток.

— Мне скучно, Жорж!

— Да? Жаль.

— Я видеть не могу все эти надутые рожи.

— Не смотри на них.

— Жорж!

— Да, любимая?

— Я хочу в цирк.

— Хорошо, поедем. Сейчас в Монако идет Всемирный цирковой фестиваль…

— Я хочу обычный, паршивый цирк-шапито.

С рахитичными медведями, пожилыми наездницами и худосочными силачами.

— Манон, детка…

— Свози меня в цирк! Наверняка их сейчас полно по всей округе. Сезон в разгаре.

— Хорошо, я узнаю, но…

— Жоржик, ты прелесть! Я тебя обожаю.

Жорж пожал плечами. На самом деле Манон просто играла роль — капризной и взбалмошной девицы. В жизни — и особенно в работе — эта молодая женщина была решительна, немногословна и отчаянно смела. Иными словами, она имела право на капризы.

Шапито долго искать не пришлось. В первой же забегаловке за городом им указали место, где всего два дня назад развернул свой шатер цирк Моретти. Жорж поблагодарил хозяина кафе, и они с Манон отправились на представление — время приближалось к полудню.

Сегодня двое мошенников выглядели совершенно иначе, чем во все предыдущие дни пребывания в Ницце. Манон была одета в простое полотняное платье, на голове — косынка. Темные очки в поллица и минимум макияжа — никто не смог бы узнать покорительницу чужих сердец и сейфов.

Жорж был в светло-голубых джинсах и яркой рубахе навыпуск. Соломенная панама, легкомысленные сандалии, легкий налет жеманства — рядом с Манон ехал в машине абсолютный и несомненный гей, изнеженный и лощеный.

Шапито раскинулся в небольшой долине, и его яркий купол напоминал кувшинку, распустившуюся на поверхности лесного озера. Манон засмеялась от радости и захлопала в ладоши.

Жорж улыбнулся краешком рта. Он знал об этой непонятной любви Манон к цирку, не разделял ее, но относился с пониманием. У всех у нас должны быть маленькие слабости…

Представление было ужасным — с точки зрения Жоржа. Манон веселилась от души, ела эту кошмарную сахарную вату ядовитого цвета, хлопала и свистела, кричала «Браво!», а после представления изъявила желание пройти за кулисы.

Жорж был занят в основном тем, чтобы не попасть ногой в навоз, и потому не сразу заметил, что Манон замолчала на полуслове. Когда же, удивленный ее молчанием, он поднял голову, то увидел, что лицо боевой подруги стало жестким и серьезным. Манон явно обдумывала нечто, касающееся работы, а не развлечений.

— Что с тобой, красавица?

— Так, ничего. Пока — ничего. Расскажи мне еще раз про эту Галерею Сокровищ.

— Манон, мы уже обо всем договорились. Есть вещи, которые украсть нельзя. Хороший вор — это вор, который это понимает.

— Не правда. Хороший вор — это вор, который может украсть все.

— Манон!

— Жорж.

— Хорошо. В конце концов, это невозможно до такой степени, что даже ты это поймешь.

Итак, Галерея Сокровищ принадлежит одному английскому придурку-графу. Там масса побрякушек с камнями и без, но единственной по-настоящему ценной штуковиной можно считать только одну — ожерелье из звездчатых сапфиров и бриллиантов одинакового размера и огранки.

Камней в ожерелье восемнадцать, изготовлено оно в восемнадцатом веке и тянет приблизительно на пару миллионов зеленых. С учетом инфляции и того, что продать его невозможно, — раз в пять дороже.

— И ты говорил, что через месяц с небольшим оно будет…

— Оно вместе со всей коллекцией будет в Париже. Потом в Риме. Потом в Лондоне. И мы с тобой даже близко там не появимся, потому что…

— Мы его украдем.

— Манон!

— Жорж.

— Манон, я редко повышаю голос, но…

— Жорж, заткнись и посмотри сюда. Да не пялься! Посмотри КАК БУДТО на тигров. Так.

Хорошо. А теперь на девицу, которая сейчас гребет дерьмо…

— Боже правый!

— Я еще во время представления думала — что не так? Этот идиот-клоун с живой куклой…

— Проклятье! Да ведь она…

— Да! И мы тоже будем идиотами, если не используем этот шанс.

— Ты думаешь, она согласится?

— Нет, если ты подойдешь и спросишь: «Девушка, хотите поучаствовать в ограблении века?»

Мы должны все продумать. Все детали. Собрать ребят. Подготовиться. И только в самый последний момент подключить ее.

— В этом что-то есть… Но посвящать ее…

— Нет. И на крайний случай — она вообще не должна понимать, в чем дело. Так что предложение будет исходить от тебя.

— И где ты планируешь…

— Там видно будет. Нельзя затягивать, но и торопиться тоже нельзя. Это как в рыбной ловле.

— Манон.

— Да, Жорж?

— Чтоб я сдох, если ты не самая хитрая баба в мире!

Глава 3 Аманда

Из Ниццы мы смотались в этом году довольно быстро. Там хорошо тому цирку, что побогаче, к тому же рядом, в Монако, проходил международный цирковой фестиваль. Одним словом, акробатам Солейль и наездникам Моретти, не говоря уж о придурке Тото и дылде Аманде, ловить здесь было нечего.

Мы потихонечку тащились по благословенной Франции, давали представление то там, то здесь, и все было вполне мило и хорошо, только вот я все чаще задумывалась о том, что же мне делать дальше.

Учиться — таких денег не набралось бы и у всей труппы, даже впади она полным составом в белую горячку и реши мне эти деньги отдать.

Работать? С цирковым опытом меня оторвали бы с руками на любой ферме, а также, к примеру, в такелажной мастерской, но зачем ради этого уходить из цирка? Еще был вариант поработать нянькой, с малышней обращаться я, как и всякая цирковая девочка, умела. Кроме того: стриптиз, официантка в баре, посудомойка и объездчик лошадей. Прелестно, не правда ли?

Поймите меня правильно, чужой хлеб я не ела. Я честно отрабатывала свою долю и могла бы делать это и впредь, но…

Но мне было восемнадцать лет. И мучительное ощущение, что надо спешить, надо лететь вперед — не оставляло меня ни во сне, ни наяву.

К тому же все чаще, выходя после представления гулять по улицам того городка, где мы останавливались, глядя на девушек и юношей, мамаш с колясками и папаш с газетами, почтальонов, полицейских и молочников, старух со спицами, женщин с сумками — глядя на весь этот большой НЕЦИРКОВОЙ мир, я все острее чувствовала себя чужой. И мне не нравилось это чувство.

Загнав зверей в клетки, я остервенело мылась в душе, соскребая с себя едкий запах хищников, потом выливала на себя пузырек духов, натиралась дезодорантом даже в таких местах, которые сроду не потели, — и уходила на прогулку.

Пила кофе в маленьких открытых кафе, ела горячие булочки и воображала себе, что я обычная девушка восемнадцати лет, живущая в этом городке. Сейчас я допью кофе и пойду к себе домой. А в этом доме у меня есть своя комната, а еще душ и туалет, настоящие, фаянсовые, а не из досок…

И еще у меня есть семья.

Нет, не подумайте, что я не люблю всех своих в цирке. Они замечательные. И Мамаша Солейль, и фрау Штюбе, и дядюшка Карло, и Клод, и Тос, и Мими, Рико, Санта, Марселла, Жюль, Огюст, Пьер… Они — моя семья, потому что другой у меня нет. Но где-то глубоко в душе мне очень хотелось, чтобы у меня были мать и отец, как у всех.

И я сидела и пила кофе, изо всех сил оттягивая тот момент, когда мне нужно будет возвращаться в цирк.

За месяц неспешного пути, к середине августа, мы доползли до Труа, откуда до Парижа час на электричке, и здесь на нас навалились несчастья.

Сначала пали две лошади из пяти. Потом у тигрицы Беллы случился приступ ревности, и она вышибла глаз своему муженьку, тигру Малю.

Собачки фрау Штюбе удрали за местной течной сукой и почти все погибли в неравном бою с местными могучими и лохматыми кобелями.

Клоун Тото пришел к дядюшке Карло и сообщил, что ему предложили очередной выгодный контракт в местном кабаре.

Честно говоря, последнее являлось наименьшей потерей для труппы, потому что клоун из Тото был отвратительный. К тому же выгодные контракты ему предлагали и раньше, после чего Тото неизменно возвращался — иногда побитый, иногда пьяный, но всегда без денег.

Однако звери — вот это было уже серьезно.

Именно они привлекали в наш маленький цирк зрителей.

На третий или четвертый вечер в Труа я отправилась в кафе. Сидела себе тихонечко в углу, думала о всяком разном — и тут возник этот человек.

Именно возник — потому что я могла бы поручиться, что в дверь он не входил.

Высокий, стройный, весь какой-то узкий, словно лезвие стилета. Волосы темные, усики тонкие, изящные. Одет… да обычно одет, в костюм, рубашку светлую, хорошие башмаки.

Одним словом, встреть я его через час на улице — не узнала бы.

Узкий прошел к стойке, заказал себе чего-то, а потом повернулся и отправился прямехонько ко мне. Уселся напротив, уставился на меня и молчит. Только головой качает, да бормочет что-то про себя. Взгляд у него… не то чтобы неприятный, но уж неласковый — это точно.

Наконец принесли ему кофе с коньяком, он сразу расплатился, сделал глоток, дождался, когда отойдет официантка, и ко мне.

— Мадемуазель извинит меня, если я посмею сделать ей некое деловое предложение?

Понятно. С предложениями ко мне часто подкатывают. Всех, видимо, вводит в заблуждение моя блондинистость. Раз, думают подкатывающие, у этой крали блондинистые волосы и ноги от у, ей, значит, она ничего другого все равно не умеет. И потому позвать ее потрахаться — это все равно что спросить у дорожного регулировщика, как проехать до Нанси.

Бояться я сроду никого не боялась, слов разных знала много, однако применять не спешила.

Так меня учила Мамаша Солейль. Поэтому сказала я Узкому нежно и корректно, как Жорж Санд:

— Вероятно, мсье ошибся адресом. Мадемуазель здесь на отдыхе и совершенно не собирается заниматься делами.

Узкий внимательно посмотрел на меня… и расхохотался. А потом начал говорить, да такое, что я только рот раскрывала.

— Да, я с самого начала знал, что мы не ошиблись. Великолепная внешность и сильный характер — прекрасное сочетание. Вы не глупы, у вас хорошая речь, проституцией не занимались…

— Да как вы…

— Я просто констатирую факт. Видите ли, с девушками трудной судьбы жизнь сводила меня не однажды. Они по-другому смотрят, по-другому разговаривают, у них даже интонации другие. Нет, этим вы на жизнь не зарабатываете. Ну а чем же? Попробуем угадать.

— Слушайте, мсье, я совершенно…

— Вас зовут Аманда Моретти. Фамилию вам дал хозяин цирковой труппы — собственно, эту же фамилию носят еще полтора десятка артистов вашей труппы. С одной стороны, историческая традиция, с другой — доброе сердце вашего патрона. Мило. Старомодно, но мило.

— Вы не…

— Вам восемнадцать лет, и вы на распутье. В цирке Моретти для вас не осталось дел. Вы выросли из своих прежних номеров и реприз. Образования вы не получили, денег не накопили.

Перед вами всего одна перспектива: закончить свои дни, убирая навоз из клеток. Делаете вы это хорошо, я видел своими глазами, но не думаю, что именно об этом грезили вы в узкой девичьей постели бессонными ночами. — Я торопливо схватила чашку и допила остывший кофе. Узкий наклонился вперед.

— Я близок к финалу, красавица. Да, да, именно красавица. У вас внешность фотомодели. Настоящая платиновая блондинка с зелеными глазами, да с такой фигурой, да с такими ногами — уверяю вас, вы произвели бы фурор на подиуме. Но я, к сожалению, не могу вас туда пристроить, пока, по крайней мере.

— Так что вам надо…

— Буду краток. Вам заплатят пятьдесят тысяч американских долларов задатка и столько же — по окончании дела. Взамен вы должны будете… ничего не делать.

— Я не понимаю.

— Догадываюсь. Объясняю. Вы будете жить в. дорогих отелях, носить шикарные платья, посещать оперу и театры, появляться на светских вечеринках, переезжать из города в город…

— И спать с вами?

Узкий впервые посмотрел мне прямо в глаза, и я покрылась холодным потом — примерно так же, должно быть, смотрит на человека акула перед тем, как перекусить его пополам.

— Глупый вопрос, деточка, я списываю на вашу молодость. Вы очень хороши, но не настолько, чтобы за обычный секс с цирковой замарашкой платить такие деньги. Нет, дорогая, интим не предлагать!

— Тогда что? Я действительно не понимаю…

— Только то, что я сказал. Единственное условие — иногда я буду корректировать ваши маршруты. Скажем, соберетесь вы в Милан, а я вам позвоню и скажу: извините, милая, но сначала в Рим.

— И все?

— И все.

— Это надолго?

— Возможно, да, возможно — не очень. В любом случае вы получите сто тысяч и не меньше недели праздной жизни.

Я подалась вперед.

— И под чьим именем я должна буду выкаблучиваться за сто тысяч?

— В принципе, под чьим хотите, если вам надоело ваше собственное. Правда, думаю, у вас уже есть паспорт?

Я сидела, хлопала глазами и не понимала ничего. Узкий поднялся, бросив передо мной на стол узкую полоску картона с золотой вязью букв.

— Обдумайте мое предложение. И не забудьте — вы ничего не теряете и ничем не рискуете, а взамен получаете сто тысяч.

Он ушел, а я так и сидела за столиком, ошарашенная и красная, как помидор. Это же надо!

Всю жизнь мечтать о приключении — и влипнуть в такую загадочную и дурацкую историю.

Карточку я взяла с собой, но исключительно на память. Знаем мы эти предложения! Продадут в подпольный бордель, а там ищи меня…

Я вернулась домой в полной темноте. Свет горел только в вагончике дядюшки Карло. Он и Мамаша Солейль пили винцо и базарили о своей нелегкой жизни. До меня донеслось только окончание разговора, но и этого оказалось достаточно.

-..Я всегда знал, Жози, что конец будет.

Надеялся только, что я его не застану. А оно, видишь, как.

— Карло, мы ведь и хуже времена переживали.

Помнишь, в пятьдесят втором, в Ломбардии?

— То в пятьдесят втором, Жози. Тогда все были примерно одинаково бедные, и наш цирк для них был и в самом деле — праздник. А сейчас? Зачем им заплатанное шапито, если они могут сесть в машину и съездить в город, в настоящий красивый большой цирк?

— Карло, так многие говорили. Но шапито по-прежнему ездят по всему миру.

— Нет, Жози. Это конец. Зверей у нас не осталось, номера развалились. Будь здесь Марио…

— Ты жалеешь, что выгнал его?

— Нет. Я выгнал его за дело. Мой сын повел себя, как подлец. За это и поплатился. Ну… а я поплатился за него. Своим цирком. Никто, кроме Марио, не смог бы возродить цирк Моретти.

— Почему ты так и не сказал девочке?

— Потому что не видел смысла. В цирке сирот не бывает. Я и так для нее родственник, а знать, что собственный дед выгнал из дома ее родного отца… Не намного это облегчит ей жизнь.

— Возможно, ты и прав… Что будем делать?

— Попробуем продать Беллу и льва. Выплатим людям долги. Ты с Амандой и малышами поедешь в Калабрию — у меня там маленький домик в Никастро.

— Аманда не поедет.

— Она хорошая девочка. Главное — разобраться со всем сейчас, пока у нас немного долгов. Эх, если бы мне хоть тысяч десять…

— А сколько всего нам нужно, Карло? Для того чтобы цирк Моретти остался жив?

— Пятьдесят тысяч долларов хватило бы с лихвой. Но об этом нечего и говорить. Нет — значит, нет…

Я сидела у колеса вагончика, прижав к груди стиснутые кулаки. Вот так вечерок выдался у меня сегодня! Фантастические предложения, раскрытая тайна моего рождения, новообретенный дед…

Смешно, но дядюшка, то есть дедушка Карло прав.

Я и без того всегда считала его родственником.

Пятьдесят тысяч хватит с лихвой. И всей работы — повыпендриваться и поизображать из себя знатную дамочку…

Утром я удрала подальше от цирка и набрала номер телефона, написанный в углу визитки вчерашнего Узкого.

— Это вы? Это Аманда Моретти. Я согласна.

Глава 4 Ник Картер

Английская осень омерзительна. В принципе, паршиво здесь и весной, и особенно зимой, но осень — всегда омерзительна. Потому что знать, что вся Европа сейчас залита золотым сентябрьским солнцем, что там шуршат под ногами алые и желтые листья, а небо высокое и прозрачное…

Невыносимо!

В Англии не бывает золотых листьев и прозрачного голубого неба. Во всяком случае, Ник Картер сроду такого добра не видел. Видимо, его дежурства всегда приходились на дни, когда исключительно дождь, слякоть, пронизывающий ветер и голые ветви, как скелеты грешников, качаются над головой, осыпая ледяными каплями прохожих.

В такие дни противнее всего думать о будущем. О нем и так неприятно думать, потому что его нет. Какое может быть будущее в сорок три года? Вот именно.

Ник Картер молча застегнул кожаную куртку, похлопал себя по карманам.

«Марли» сорок пятого калибра висел под левой рукой, а маленький «бульдог» оттягивал левый карман. Столь серьезное вооружение было привычкой, а не необходимостью. Двадцать пять лет… с ума можно сойти!

Чем славится город Манчестер? Естественно, футбольной командой. Ну… еще это центр текстильной промышленности Англии, но это так, к слову. Потому что, с точки зрения криминалистики, вначале был Футбол…

Ткачи на фабриках Манчестера болеют за футбол. Их жены ненавидят футбол, потому что их мужья за него болеют. Их дети становятся фанатами, едва научившись говорить.

И все, что происходит в Манчестере, всегда связано с футболом. Подпольный тотализатор, убийства, изнасилования, торговля наркотиками — все происходит в окрестностях стадиона и ко всему этому имеет отношение футбол.

По крайней мере, иногда у Ника Картера создавалось именно такое впечатление.

И еще: в Манчестере больше полумиллиона жителей, а Ник постоянно встречал на улице знакомых. То есть такое ощущение, что живут они все в одной большой деревне, где все время идет дождь и все играют в футбол.

Ник прихлопнул покосившуюся дверь и отправился на работу. Успешно миновал сигарный и капустный ароматы, обошел невысыхающую лужу, ногой распахнул дверь подъезда — в этом сезоне передовая молодежь практиковала забаву «Намажь Дверную Ручку Кошачьим Дерьмом».

Дождь не обманул ожиданий — он был здесь, шел себе и шел, и дорога была склизкая, а канавы — вонючие.

Машина Ника сломалась полгода назад, и с тех пор он пару раз порывался ее починить, но потом остывал, махал рукой… В результате, по всей видимости, от нее сейчас остался только кузов. Остальное трудолюбивые подростки должны были прибрать к рукам.

Ник втиснулся в подошедший автобус, кивком поздоровался со всеми соседями сразу. Захотелось закрыть глаза.

Миссис Симмонс. У нее парень сидит за наркотики, а младшего Картер отмазал, отпустили на поруки.

Джейк Митчелл. Бывший скинхед, теперь работает на фабрике, уже полгода, и у матери его при виде Ника становится такое выражение лица, будто она сейчас кинется целовать ему руки.

Старик Эшби. Его военная пенсия загуляла где-то в Шотландии, и Картер по полицейским каналам добился пересмотра дела. К тому времени, как все уладилось, Эшби совсем собрался помереть в богадельне, но тут выяснилось, что он почти богач: пенсия гуляла год с лишним, и теперь на счету у старикашки была кругленькая сумма.

А вон Лора и ее двойняшки. Симпатичные, все трое. Лора была проституткой, а когда забеременела, решила наложить на себя руки. Картер дежурил в тот самый вечер, когда она прилаживала петлю на воротах раздевалки стадиона (стадион, опять проклятый стадион!). Ничего, все обошлось. Армия спасения помогла ей с девчонками в первое время, а потом Лора устроилась продавщицей. Девчонки — красотки, все в кудрях, глазищи большие, синие…

Судьбы, судьбы, люди… Ник уже не помнил, сколько именно их прошло через его жизнь. Он был копом, нормальным, честным копом, не хватавшим с неба звезд, но и не самым последним в своем деле. Жаль, конечно, что маловато подвигов пришлось на его карьеру, но не всем же совершать подвиги.

Вот и сегодня на дежурстве его ждет Дело Об Украденном Белье (заявитель — миссис Санхерст), а также Беседа О Смысле Жизни с Джонни Миллером и Стиви Уэйнратом (по просьбе матерей означенных джентльменов). Потом будет кофе со вкусом чая или чай со вкусом немытого стакана, кексы с горелым изюмом, много сигарет и ленивый треп нескольких не очень молодых и не очень счастливых мужчин. Все, как обычно…

В Управлении Ник успел только снять куртку и выложить оружие в ящик стола, как в дверь просунулся рыжий и веснушчатый стажер Мик Сайгер и сообщил, что Картера ждет начальство.

Начальство сидело на втором этаже в своем кабинете и вид имело крайне важный и загадочный. Ник с недоумением посмотрел на комиссара, а потом перевел взгляд на двух посетителей. И едва сдержал усмешку.

Не нужно было быть Шерлоком Холмсом, чтобы догадаться, кем были эти люди. Редко приходилось Картеру видеть мужчин, чей внешний вид рассказывал о них лучше, чем все биографы мира.

Первый был самым настоящим аристократом. Чего ему не хватало — так это камзола с пенным кружевным воротником и завитого парика. Впрочем, элегантный до умопомрачения костюм заменял и то, и другое. Над костюмом маячило бледное удлиненное лицо с породистым носом и брезгливо оттопыренной нижней губой. Выражение на лице застыло плаксивое.

Аристократу явно не нравилось в полицейском управлении города Манчестера. Тут Ник его понимал. Нику самому здесь не нравилось.

Второй — о, это тоже была песня. Даже самый тупой, глухой и слепой обыватель при первом взгляде на этого парня признал бы в нем сверхсекретного агента суперсекретной службы. День стоял откровенно пасмурный, а этот тип сидел в темных очках. Впрочем, смилостивился в душе Ник, возможно, у него конъюнктивит.

Комиссар откашлялся и неуверенно начал:

— Прошу, джентльмены… Один из наших опытнейших сотрудников, инспектор Картер.

Двадцать пять лет безупречной службы, многочисленные поощрения и награды (Ник изумленно приподнял бровь), а также уважение и любовь товарищей по службе снискали мистеру Картеру неизмеримое… неумаляемое… неизменное…

Суперагент мягко кашлянул, прерывая комиссара. Черные очки впились в лицо Ника, но тот и глазом не моргнул. На него и не такие смотрели за эти двадцать пять лет…

— Мистер Картер? Моя фамилия Портер.

Агент Портер, Интерпол. А это, позвольте вам представить, лорд Грэхем Джадсон Кокер Младший, граф Олдемский.

Картер лениво щелкнул каблуками.

— Очень приятно. Или надо сказать «служу Королеве»?

Очки с сомнением уставились на непроницаемое лицо лучшего инспектора Манчестера. После некоторой паузы агент Портер продолжил:

— Все, что я собираюсь изложить, относится к разряду секретной информации. Думаю, не надо пояснять, что разглашению это не подлежит.

— Я понял.

— Итак. Интерпол в течение последних нескольких лет охотится за выдающимися, можно сказать, мошенниками и грабителями нашего времени. Имен у них множество, поэтому для простоты будем называть их мсье и мадам Жорж.

— Они супруги?

— В каком-то смысле — да. Это не суть важно.

Важно то, что они действительно выдающиеся преступники. Полиция нескольких стран тщетно пыталась поймать их если не на месте преступления, то хотя бы по косвенным уликам, но они не оставляют улик. Они не оставляют следов. Они неуловимы. Их профиль — старинные драгоценности и предметы большой художественной значимости.

Картер хмыкнул и уселся на стул. Больная нога нестерпимо ныла, а присесть ему никто не предложил.

— Интересно и поучительно, но пока непонятно.

— Терпение, инспектор. Так вот. Присутствующий здесь лорд Джадсон является счастливым обладателем великолепной коллекции, известной под именем Галерея Сокровищ. В данный момент коллекция экспонируется во Франции, после чего через Рим вернется в Англию…

— И ваши суперграбители попытаются ее украсть?

— Попытались бы, наверняка попытались бы.

Они очень азартны. Считается, что эту коллекцию украсть нельзя. Лорд Джадсон хранит ее в абсолютно неприступном месте.

— Хм… В неприступные места я не очень верю, но лорду Джадсону, несомненно, виднее.

— Дело в том, что мы засекли мадам Жорж. В данный момент она во Франции.

— Так арестуйте ее.

— У нас нет ни малейшего повода. Деньги дают этой дамочке доступ в высшие слои общества, а с подобных вечеринок не забирают в участок. Нам нужно взять ее с поличным.

— Вы меня простите, агент Портер, это очень интересно, но при чем здесь я — непонятно.

— Вы нам поможете.

— ???

— Ваше начальство охарактеризовало вас с наилучшей стороны, несколько лет назад вы работали во Франции, оперативный опыт у вас огромный. Вы справитесь.

— У вас что, людей не хватает?

Агент Портер поник идеальным пробором и загрустил.

— Вы не поверите, но… Чета Жорж знает всех наших агентов в лицо. Привлекать местную полицию нельзя, нет санкций, да и вообще… Нужен хладнокровный, спокойный человек, к тому же не буквоед, свято соблюдающий инструкции, а тот, кто способен… ну, немножечко обойти их, скажем так.

Картер перевел взгляд на комиссара, тот заинтересованно изучал рисунок трещин на штукатурке.

— Так. Понятно. Значит, вам нужен старый стреляный коп, которому до пенсии всего ничего и которого в случае чего можно бросить на съедение начальству. Это, в принципе, объяснимо. Необъяснимо другое. Почему именно я?

Ник Картер из Манчестера?

В этот момент раздалось смущенное покашливание, и лорд Джадсон Младший, граф Олдемский, вышел вперед.

— Вы извините… Наверное, вы меня не помните? Это было пятнадцать лет назад. Дело о растрате в Казначействе.

— Это когда управляющий все свалил на маленького прыщавого клерка, который… Боже правый, так это были вы?!

— Да. И только благодаря вам я стал тем, кем стал. От меня была готова отвернуться вся семья, улики были бесспорны, но только вы усомнились и раскрыли дело. С тех пор я считаю вас лучшим полицейским Объединенного Королевства, поэтому, когда речь зашла о сохранности коллекции, я сразу подумал о вас. Вы ведь не откажетесь?

Печальный аристократ был трогателен и симпатичен, несмотря на свою брезгливую губу, но Ник не собирался поддаваться первому же порыву души, особенно — чужой.

— В принципе, я не против, но хочу точно знать план действий. Что я должен делать, чего не должен, а что запрещено в любом случае.

Агент Портер с облегчением вздохнул.

— Здесь все в порядке. План операции составлен и отработан. Вам нужно будет поселиться в одном отеле с подозреваемой и ждать. По нашему сигналу вы должны ее нейтрализовать.

— Оригинально. Как же я должен нейтрализовать богатую дамочку, живущую в шикарном отеле? Дать ей по башке букетом орхидей?

— Достаточно будет не спускать с нее глаз.

Быть навязчивым. Таскаться за ней хвостом. Тщательно отслеживать все ее связи. Сами видите, ничего сложного.

— Да. Вижу. Когда и где?

— Если вы не против, то вылет сегодня вечером. Париж ждет вас.

— Хм. Учтите, смокинга в моем гардеробе нет.

— Все будет ждать вас в номере. Отель «Манифик». Там же получите деньги, документы…

— Пароли и явки…

— Зря смеетесь. Эта женщина водит за нос полицию всей Европы в течение последних восьми лет.

Через два часа несколько ошеломленный и взбудораженный Ник Картер бродил по квартире и перебирал свои немудреные пожитки.

Собирать было особо нечего, но традиция требовала сборов — и Ник бесцельно просматривал ящики и шкафы.

В этой квартире он жил последние десять лет — с тех самых пор, как Мэри настояла на разводе и уехала к родным в Уэльс. Детей у них не было, богатства они не нажили. Делить тот счет, который был у них в банке, Ник посчитал неприличным, отдал все деньги Мэри. В результате всех этих банковских операций ему хватило только на такую вот квартиру в жутком кирпичном доме красного цвета, стоящем среди своих собратьев в том районе Манчестера, куда даже полицейский патруль заезжает с большой неохотой и в самом крайнем случае. Впрочем, Ник на район особо не жаловался. Он здесь родился и вырос, до семнадцати лет вел обычную жизнь подростка-хулигана, а во время очередного привода в полицию познакомился с инспектором Мэтьюсом…

Кошмар какой! Теперь другой подросток-хулиган будет вспоминать, как во время очередного привода в полицию познакомился с инспектором Картером. Жизнь, как говорят, развивается по спирали? Так вот, в Манчестере она развивается по кругу.

Ник с остервенением застегнул сумку с эмблемой «Манчестер Юнайтед» и мрачно уставился на оружие. Он не расставался с ним двадцать пять лет, но сейчас предстояло не вполне обычное задание… Ладно! В конце концов, он полицейский. Оружие полетело в сумку.

В аэропорту его ждал абсолютный двойник агента Портера, передавший ему большой желтый конверте документами и деньгами. При виде пачки банкнот и чековой книжки Картер присвистнул, при виде документов — нахмурился. По ним выходило, что он, Николас Картер, является импресарио балетной труппы. Картер поднял голову и внимательно и проникновенно посмотрел на безмятежного Портера-Два. В серых глазах блеснул опасный огонек, и громадные ручищи сжались в те самые кулаки, которые действовали на большинство правонарушителей Манчестера даже лучше, чем вид оружия.

— Ну и чем вы думали у себя в Интерполе?

— Не понимаю, инспектор…

— Импресарио балетной труппы! Чего уж, писали бы сразу: ведущий солист этой самой труппы. Партия Жизели!

Агент с сомнением посмотрел на бушующего Ника. Больше всего тот сейчас напоминал рассерженного самца гориллы. Широкие, чуть сутулые плечи, огромные руки, насупленные густые брови, нос, переломанный во многих местах…

— Нет, на солиста вы не тянете, мистер Картер. Да и что вы волнуетесь? Это ведь просто легенда для персонала отеля. Больше вам никому не придется объяснять, чем вы занимаетесь.

Ник еще более проникновенно посмотрел на агента Интерпола, потом хмыкнул, развернулся и зашагал к самолету.

Первым делом надо будет заехать купить себе костюм, думал он мрачно. Если в Интерполе у всех ТАКОЕ чувство юмора, то страшно представить, что они подготовили для его гардероба…

Глава 5 Париж

Несколько дней спустя, на открытой веранде отеля «Манифик», выходившей в прелестный парк с тенистыми аллеями и маленьким прудом, в котором плавали утки, собралась довольно разнообразная компания.

Семья из Голландии, отец, мать и сын, все трое — розовые, белокурые и толстенькие, наслаждались завтраком, который мог бы утереть нос любому обеду. Ветчина и булочки, пирог с почками и ростбиф, пиво для отца, ликер для маменьки и яблочный сидр для чада — даже в высшей степени воспитанные и утонченные постояльцы «Манифик», присутствовавшие в этот час на террасе, то и дело невольно заглядывались на это раблезианское пиршество.

У самой балюстрады в полном одиночестве сидела изумительной красоты блондинка. Ее зеленые глаза надменно и равнодушно скользили по лицам завтракающих, а потом она отвернулась и стала смотреть на цветы в парке. Профиль у нее тоже был изумительный.

Одета она была с той изящной простотой, которая выдает шестизначную сумму на счете в банке. Жемчужно-серое платье из натурального шелка облегало точеную фигуру, словно вторая кожа, на стройной шее виднелась нитка жемчуга, в маленьких ушках сверкали бриллиантовые сережки. Белокурые локоны красавицы были уложены в незатейливую прическу, которая казалась бы строгой, если бы не локон, игриво колышущийся на правом виске, да несколько прядей, выбившихся, якобы случайно, из пучка сзади. Одним словом, на блондинку хотелось смотреть, смотреть и смотреть.

Чем и занимались почти все мужчины на веранде. Точнее, те из них, кто пришел на завтрак без спутниц.

Один из них, высокий, худощавый, изящный и элегантный, то и дело подносил к губам алую розу и задумчиво щурился. Тонкие черные усики придавали ему сходство с гангстером тридцатых годов, и, судя по костюму, мужчина об этом знал. На нем были серые в мелкую полоску брюки и пиджак с зауженной талией. Не хватало только шляпы и сигары в углу рта.

Мужчина, сидевший у самого выхода с веранды, был полной противоположностью первого. Кряжистый, могучий, широкоплечий, он, казалось, чувствовал себя не слишком удобно даже в просторном, по размеру, сером костюме. Особенно бросались в глаза его огромные руки — когда он осторожно брал с блюдца крошечную кофейную чашечку, выглядевшую в его пальцах не больше наперстка. Он поглядывал на блондинку более откровенно, каждый раз задерживая взгляд на долю секунды. Словно фотографировал.

К чести белокурой красавицы надо сказать, что она не обращала ни малейшего внимания ни на одного, ни на второго. Казалось, ее вниманием полностью владели цветы.

Высокий и стройный внезапно посмотрел на часы, присвистнул и торопливо поднялся с места. Проходя мимо красавицы, он уронил розу перед ней на столик и вышел, не задерживаясь.

Красавица задумчиво посмотрела на цветок, потом осторожно взяла его двумя пальчиками… и выбросила через перила балюстрады.

Это, видимо, придало бодрости кряжистому.

Он решительно допил ту каплю кофе, что еще оставалась в чашечке, встал, едва не опрокинув столик, и направился к блондинке. Походка у него оказалась на удивление упругой и даже грациозной, мешала только небольшая хромота.

Блондинка вскинула изумленные глаза, когда на нее упала громадная тень.

— Простите, мадам… Надеюсь, вы не сочтете меня вульгарным нахалом, но мы живем в одном отеле, на одном этаже, в соседних номерах — одним словом, меня зовут Картер. Ник…олас Картер, к вашим услугам.

Зеленые глаза двумя изумрудами полыхнули прямо перед лицом Ника, и он неожиданно вспомнил старую сказку про Владычицу Зеленых Холмов. Мэри любила ее рассказывать, старую уэльскую легенду…

Через мгновение морок развеялся. Незнакомка протянула руку.

— Мне очень приятно с вами познакомиться.

Меня зовут Аманда Моретти.

Они расстались час спустя совершенными друзьями. Договорились погулять по Парижу во второй половине дня. Раскланявшись с красавицей, Ник Картер скользнул в свой номер, запер дверь и стал судорожно рыться в своих вещах. Наконец на свет Божий был извлечен желтый конверт, а из него — пачка фотографий.

Ник тяжело опустился прямо на ковер и рассыпал их перед собой веером.

Эффектная блондинка на бегах… на пляже… в ресторане… в театре…

Яркий макияж, роскошные шляпы, элегантные, но экстравагантные туалеты…

Снимок в казино: лицо серьезное, почти хищное, скулы закаменели, глаза сузились…

Ник рассматривал фотографии мадам Жорж, перекладывал их в разном порядке и все больше убеждался только в одном: Аманда Моретти и мадам Жорж — это две разные женщины.

Аманде было не больше двадцати. Женщина на снимках выглядела прекрасно, но наверняка приближалась к своему тридцатилетию.

Аманда смеялась открыто и весело. Женщина на фотографиях только улыбалась углом рта, светски, холодно, сдержанно.

Аманда была природной блондинкой. На одной из фотографий мадам Жорж, той, что на бегах, были явно видны более темные корни волос…

Впрочем, последний пункт брать в расчет не стоило. В наше время женщина может за один день десять раз изменить цвет волос — и каждый раз выглядеть естественно.

Ник откинулся спиной на кровать, закрыл глаза. Что-то здесь не сходилось.

Во всем, кроме этих мелочей, Аманда была точной копией женщины на снимках. До такой степени точной, что даже Интерпол считает ее мадам Жорж.

Его приставили следить за мадам Жорж, висеть у нее на хвосте, не позволить ей предпринять ничего, что могло бы способствовать ограблению…

Но на самом деле его приставили к Аманде Моретти, а где находится мадам Жорж, никто не… Минуточку, а где находится Галерея Сокровищ?!

Портье удовлетворил любопытство англичанина за пару минут. Галерея Сокровищ в данный момент находится в Фонтенбло, это очень близко от Парижа, но туда спешить не стоит, потому что уже сегодня вечером коллекцию перевезут в Версаль…

Ник торопливо поблагодарил портье и положил трубку. Итак, все просто. Двойник мадам Жорж, Аманда Моретти, совершенно открыто гуляет по Парижу, живет в шикарном отеле, заводит знакомства, посещает театры… Все на виду, идеальное алиби. Еще более идеальное, если учесть, что на хвост ей подсадили полицейского, который не спускает с нее глаз. И весь Интерпол уверен, что таким образом связал руки знаменитой воровке, а знаменитая коллекция драгоценностей — в безопасности.

На самом деле коллекцию должны ограбить, и если Ник что-нибудь понимает в ограблениях, то произойдет это сегодня, во время переезда из Фонтенбло в Версаль. Судите сами: до сего момента коллекция еще цела? Цела. В Версале система охраны такая же, как в Лувре. После Версаля коллекцию самолетом отправят в Рим, а оттуда в Лондон. Для ограбления остается всего одно удобное место: дорога из Фонтенбло в Версаль. И случится это сегодня вечером.

И догадался об этом он один. Замечательно! Где проклятые пароли, явки и адреса?

Он перерыл все — и не нашел ничего. Ни единого телефона, по которому можно было бы связаться с агентом Портером и его подчиненными. Ни единого адреса.

Ник аккуратно собрал все в конверт, спрятал его на самое дно новенького чемодана, заполненного новой одеждой, забросил чемодан в шкаф и отправился в душ. Другого выхода у него не будет. Надо везти Аманду в Фонтенбло — тогда все полицейские автоматически обратят свое внимание на сохранность коллекции.

Аманда повертелась перед зеркалом, скорчила своему отражению рожу и засмеялась.

Уже две недели ее жизнь напоминала чудесный сон, и будить ее никто пока не собирался.

После той памятной ночи, когда она подслушала разговор Мамаши Солейль и дядюшки-дедушки Карло, Аманда больше не сомневалась. Игра стоила свеч, а риск, судя по всему, действительно был минимален. В самом худшем случае над ней просто посмеются. На следующее утро она набрала телефон Узкого и выслушала адрес, по которому ей надлежало явиться вечером того же дня.

Дядюшка Карло был не слишком доволен, но Мамаша Солейль живо его уговорила. К тому же было условлено, что отсутствовать Аманда будет не дольше трех недель, а если все же дольше, то найдет способ об этом предупредить.

Вечером того же дня Аманда с небольшой сумкой в руках уже стояла у низенькой калитки симпатичного домика с черепичной крышей.

Открыл ей настоящий привратник, в дом ввела горничная, а потом появился и Узкий.

В бархатном халате, домашних брюках и мягких мокасинах, он все равно выглядел щеголем — может, благодаря шейному платку и гвоздике в петлице, может, из-за надменного выражения, застывшего на холеном лице.

Он сам отвел Аманду в комнату на втором этаже, велел принять ванну и хорошенько вымыть голову. Девушка немедленно возмутилась:

— Вы что же, считаете меня замарашкой? К вашему сведению, я регулярно принимаю душ!

— Пф! Не сомневаюсь. Лейка, клеенка на веревке и сложная система блоков. Неважно. Я не ставлю под сомнение вашу чистоплотность, просто время поджимает, так что начинать надо как можно раньше.

С этими словами он бесцеремонно впихнул Аманду в ванную и ушел.

Сияющее великолепие поразило цирковую артистку до глубины души. Ослепительно сверкающие краны, белоснежный мрамор ванны, зеркальная плитка цвета морской волны, бесчисленные пузырьки и бутылочки, губки, мочалки и щеточки, пушистые махровые полотенца и уютный банный халат — в принципе, Аманда запросто могла бы провести здесь остаток жизни. Тепло, красиво…

Смущало ее огромное зеркало. Оно целиком занимало одну стену, и Аманда всерьез задумалась, не завесить ли его чем-нибудь. В цирке все было иначе, там ни своя, ни чужая нагота не смущали, потому что были частью профессии, переодеваться между номерами нужно было быстро. К тому же вся труппа Моретти давно уже стала в каком-то смысле семьей… Нет, здесь все было иначе. Аманда чувствовала себя так, словно ее раздели и вытолкнули на залитую светом рампы сцену.

Она стояла, стыдливо закутавшись в широкое полотенце, и мрачно смотрела на зеркало.

Из серебристой глубины стекла на нее, в свою очередь, сердито таращилась очень симпатичная и явно перепуганная девушка. Растрепанные светлые локоны ореолом вились вокруг красивой головки, зеленые глаза были изумленно распахнуты. Точеные плечи, сильные, но изящные руки, высокая грудь, не очень большая, но красивой формы, с маленькими розовыми сосками, похожими на розовые бутоны…

У нее была прекрасная фигура, отчасти потому, что Аманда в жизни не задумывалась над ее сохранением. Акробатика и гимнастика — трудоемкие занятия, а многочасовые репетиции способны за один день согнать любые излишки жира.

Аманда была очень красива — но едва ли хоть раз в жизни задумалась об этом всерьез.

Душистая пена шапкой поднялась над ванной, и девушка решилась снять полотенце. Постояла на прохладном кафеле, потом нервно передернула плечами и осторожно переступила через край ванны. Ее не оставляло ощущение, что зеркало враждебно и ехидно смотрит на нее…

Трудно даже предположить реакцию Аманды, узнай она, что ощущение ее не обманывало. В самый угол изящной рамы зеркала была вмонтирована крошечная видеокамера. В данный момент в одной из дальних комнат сидели и смотрели на монитор три человека: Узкий, маленький кругленький мужчина с пышными бакенбардами и невероятной красоты блондинка в серебристом платье и пушистом боа.

На лицах троих подсматривающих за Амандой людей не отражалось ни вожделения, ни нездорового любопытства — казалось, трое ученых рассматривают объект научного исследования, время от времени обмениваясь репликами.

— Манон, у тебя глаз — алмаз. Потрясающее сходство. Ты уверена, хи-хи, что у тебя нет внебрачных детей?

— Заткнись, Жофре. Не смешно.

— Шучу, старушка. Ты всегда была отчаянной девчонкой, но забеременеть в десять лет не могла бы и ты… Ей ведь лет двадцать, не так ли, Жорж?

— Восемнадцать.

— Нет, какая фигурка! И мышцы, обрати внимание, особенно спины и ног. Она бы нам могла пригодиться. Акробатка из цирка — мечта любого домушника. Ей наверняка ничего не стоит забраться по стене любого замка без страховки.

— Жорж, ты говорил с ней?

— В общих чертах, красавица, как мы и договаривались.

— И она не заподозрила ничего такого?

— А что она может заподозрить? Девчонка из шапито, пфу! Манон, ты становишься подозрительной.

— Шапито — не приют для умалишенных, девка не похожа на дурочку, а что до подозрительности… Знаешь ли, в последнее время интерполовцы обнаглели до такой степени, что раскланиваются со мной в театре. Я готова ожидать от них любой пакости.

— Манон, это твой план и твое решение. В любой момент мы можем свернуть дело и уехать к черту. На Карибы. На Гаити. На Багамы. Весь мир у твоих ног, королева.

— Жоржик, ты ее плохо знаешь. Наша девочка упряма и азартна, не так ли, Манон? Хочешь заполучить вещь — скажи Манон Дюпре, что ее невозможно стырить. Детка, я все еще жду указаний. Сколько человек, где и когда.

Блондинка в серебристом платье уселась на край стола рядом с монитором. На голубом экране нежилась в хлопьях пены ее точная копия, но Манон не обращала на это никакого внимания. Лицо ее стало суровым, почти жестким, закаменели скулы, в зеленых глазах сверкнула сталь, и сразу стали видны крохотные морщинки вокруг глаз.

— Итак, выводы. Девчонка подходит идеально. Ее задача — изображать меня на глазах всего Интерпола и Парижа. Жорж, ты будешь ее сопровождать и корректировать маршрут. Связь только со мной. Жофре, ты готовишь людей и оборудование. Стекляшки повезут из Парижа в Руан, потом в Нанси, потом в Фонтенбло, оттуда в Версаль, но дальше уже неинтересно. Это произойдет приблизительно через пару недель.

Наш шанс — дорога из Фонтенбло в Версаль.

— Понятно. Разумно. Смело. Как всегда. Детка, мы берем все?

— Нет. Что нам потом делать с кучей лома, который нельзя продать? Мы возьмем одну вещь, зато такую, которая стоит больше, чем все оставшееся. Ожерелье из сапфиров и бриллиантов. «Восемнадцать звезд».

— Отлично. Что дальше?

— Твои парни, Жофре, убирают охрану, я беру стекляшки и переправляю их Жоржу. Девчонка получает гонорар и еще некоторое время торчит на виду — пока ей не надоест. Возможно, полиция сразу кинется к ней — но она ничего не знает, поэтому опасности нет. Мы с Жоржем уезжаем из страны…

— Минуточку, детка. Не то чтобы я не доверял…

— Жофре, я когда-нибудь тебя обманывала?

— Если быть точным, то семь раз. Причем в пяти случаях я сам соглашался быть идиотом. Как видишь, я объективен.

— Ты толстый мерзавец, Жофре, но я слишком давно тебя знаю. На твоих парней можно положиться — это главное. Расплатимся мы до нашего отъезда, для этого Жорж снимет все деньги со счетов, как только получит от меня сигнал, что все прошло нормально. На границе вы получите деньги.

— Хорошо. Поверю. Тем более что на этот раз со мной будут профессионалы, а не обычная марсельская шпана. Увидишь их, Манон, сразу поймешь, что обманывать их — значит наживать себе крупные неприятности.

Блондинка криво и презрительно усмехнулась.

— Жофре, твоя ошибка в том, что ты все время путаешь две профессии. Вор и мокрушник — это небо и земля. Я — художник, мой маленький Жофре, моя стихия — творчество. А сунуть перо в бок — это работа для дебилов с мускулами вместо мозгов.

Жофре усмехнулся в ответ и стал похож на доброго гнома из сказки.

— Однако ж ты собираешься заплатить моим дебилам в три раза больше, чем, скажем, этой малютке, которая так похожа на тебя. А ведь у нее куда более творческая задача — изображать саму Манон Дюпре!

Манон задумчиво посмотрела на экран монитора, где Аманда с упоением нюхала по очереди все пузырьки, выстроившиеся в ряд на бортике ванны.

— Дай-то Бог, чтобы роль ей удалась…

Глава 6 Ограбление

Встретившись в вестибюле гостиницы с Амандой, Ник не стал плести хитроумную интригу, а брякнул сразу:

— Поедем в Фонтенбло? Говорят, там роскошные сады. Не хочется сидеть в Париже в такую погоду.

— Отличная идея! Ой… только я… А это далеко от Парижа?

— Да что вы! Час с небольшим на машине.

Кстати, за городом можно взять открытый экипаж. Лошадки везут дольше, зато не пахнут бензином.

Аманда рассмеялась.

— Вы романтик, мсье Картер. Между прочим, лошадки пахнут навозом.

Ник с сожалением посмотрел на девушку. Вот до чего доводит богатство! Красавица, но избалованная. Навоз и сельская местность пугают ее больше, чем пыльный и душный город.

— Будет так, как вы захотите. Соглашайтесь.

— Согласилась. И знаете, что? На лошадок тоже. Что ж делать, помучаемся с навозом.

Ник с удовольствием смотрел в искрящиеся зеленые глаза. Удивительно, но за последние несколько дней, проведенные в Париже, он словно сбросил два десятка лет. И дело не в задании, жутко секретном и ответственном, и не в том, что теперь он, кажется, разгадал планы преступников. Дело, видимо, в прозрачном высоком небе, в золотых листьях и в солнце, по-летнему жарком, а еще дело в этих изумрудных глазах и нежном румянце, в светлых локонах, развевающихся на ветру, и во всем том, о чем он и думать забыл после того, как ушла Мэри…

Ник встряхнулся, сгоняя очередное наваждение, суетливо повернулся, чтобы открыть дверь, но Аманда удержала его за руку.

— Погодите, Николас… Я все думаю, не нужно ли мне…

Ник с интересом посмотрел на нее.

— У вас такой вид, словно вы опасаетесь, не станут ли вас ругать дома за своеволие.

Она вскинула голову, закусила губку.

— Вот еще! Я сама себе хозяйка, к тому же ругать меня и некому… В любом случае, мы ведь вернемся сегодня вечером. Едем!

И почти бегом бросилась на улицу. Ник, скрывая улыбку, поспешил за ней.

Часом позже высокий и худощавый мужчина с тонкими усиками поднял холодный взгляд от газеты, которую читал, и с легким раздражением посмотрел на портье.

— В чем дело? Вы передали записку?

— Прошу прощения, мсье, но мадемуазель Моретти нет в номере.

— Ну так поискали бы ее на веранде или в парке.

— Мадемуазель Моретти покинула отель.

— Что?!

— Швейцар видел, как она садилась в машину около часа назад.

— Проклятье!

— Прошу прощения, мсье?

— Нет, ничего. Я надеялся застать ее до того… как она поедет по магазинам. А она наверняка поехала по магазинам.

— Не могу знать, мсье. С ней был мужчина, один из постояльцев отеля.

Худощавый огромным усилием воли сохранил ПОЧТИ невозмутимый вид.

— Вот как? А вы случайно не знаете, кто именно?

В этот момент до портье дошло, что как раз его визави постояльцем отеля не является, а стало быть, ничего рассказывать ему портье и не обязан. Лицо достойного служащего окаменело и сделалось в высшей степени непроницаемым.

— Не могу знать, мсье. С вашего позволения…

Портье бежал, оставив кипящего от ярости Жоржа Дюпре в кресле.

Куда ускользнула эта маленькая дрянь? Манон, конечно, гениальная баба, но забыла очень простую вещь. Эти цирковые — они же все потенциальные шлюхи! Вот, пожалуйста! Две недели назад гребла навоз и мылась холодной водой — а сейчас уже вошла во вкус. Платья сидят на ней превосходно, надо отдать ей должное, держится она вполне пристойно, и до сих пор никаких поводов волноваться не давала, но натура берет свое. Кто этот постоялец и куда она могла с ним отправиться?

В такой день! Впрочем, вот ей-то как раз не обязательно знать, какой это день.

Жорж бросил газету на стол, подошел к стойке и написал еще одну записку.

«Надеюсь, больше это не повторится. Вам платят не за то, чтобы вы разрушали чужие планы. Сидите в номере и ждите — срочные дела отзывают меня из Парижа, но к утру я вернусь, и мы с вами рассчитаемся. Ж.».

Запечатав записку, Жорж протянул ее портье.

— Когда мадемуазель Моретти соизволит вернуться, передайте ей это. Да не забудьте!

— Ну что вы, мсье. Обязательно.

Портье положил записку в ячейку номера Аманды и проводил суровым взглядом узкую спину неприятного гостя.

Манон Дюпре крупными по-мужски шагами мерила крошечную комнатку в небольшом деревенском доме, стоявшем на отшибе деревни Ле-Зуа. Дом этот стоял в двух километрах от дороги, ведущей из Фонтенбло в Версаль, а удобен был тем, что подобраться к нему незамеченным не смог бы ни один непрошеный гость.

Красавицу Манон сейчас вряд ли смогли бы узнать агент Портер и его подручные. Дивные платиновые локоны она выпрямила, покрасив их при этом в неопределенно-серо-русый цвет. Благодаря контактным линзам изумрудные глаза стали карими, лицо без макияжа утратило свою свежесть и привлекательность, а одежда — потертые мешковатые джинсы и свободная клетчатая рубаха, застегнутая под самое горло, — окончательно превратила очаровательную фею Манон в неопрятную тетку не первой молодости.

Подобная маскировка рано или поздно была бы раскрыта полицейскими, отлично знавшими таланты мадам Жорж в области перевоплощения, но ведь в Париже блистала Аманда Моретти, похожая на Манон как две капли воды!

Одним словом, блестяще задуманная и разыгранная операция близилась к финалу, и пока еще не было ни одной осечки. Именно это и волновало Манон больше всего. Она была суеверна, как и многие представители воровской профессии, да к тому же нервничала перед кульминацией.

Толстячок Жофре сидел в углу и потягивал прямо из горлышка темное пиво. Он был спокоен и насмешлив, хотя именно ему и его подельщикам предстояла самая сложная и кровавая часть работы.

Вдруг на дороге показалось облачко пыли, которое вскоре превратилось в доисторический «пежо» синего цвета, Манон встала сбоку от окна, настороженно вглядываясь в подъезжавшую машину. Жофре, казалось, не обратил на происходящее никакого внимания, но как бы невзначай достал из кармана пистолет и прикрыл его сложенным листком «Пари-Матч».

Машина лихо затормозила перед домом, и из нее вылез Жорж. Манон нахмурилась еще больше и решительно направилась к дверям.

— Что происходит, черт побери!

— Вы, собственно, кто… О Господи, Манон, любимая, нельзя же так пугать. Совершенно неузнаваема.

— Я тоже рада тебя видеть, но что ты здесь делаешь? По плану мы должны встретиться ночью, на дороге…

— Да, но у меня несколько поменялись обстоятельства, и потому я решил, что могу быть полезен здесь.

— Жорж, тебя тоже могут узнать, и тогда…

— Я не стану выходить из машины. И подстрахую тебя в конце операции. Привет, Жофре.

— Привет, красавчик. А позволено мне будет узнать, что это за изменившиеся обстоятельства?

— Да, действительно. Твоя подопечная подцепила ветрянку?

— Хуже. Она подцепила мужика.

— Ото!

— И уехала с ним из отеля.

— Жорж!

— Не волнуйся. Ей строго запрещено отлучаться из города без моего ведома, она это знает.

Наверняка они пошли в ресторан, потом в какой-нибудь дешевый отель…

— Но зачем? У нее номер люкс в «Манифике».

— Природу не обманешь. Эта маленькая шлюшка, должно быть, стесняется богатого отеля и даже горничных.

— Жорж, она не показалась мне вульгарной.

— Манон, вульгарность здесь ни при чем, скорее, дело привычки. Или ты думаешь, что она девственница?

— К черту девственность! До начала операции несколько часов, вы, оба! Я поехал к своим парням, Манон. Надеюсь, все будет в порядке.

— До встречи, Жофре.

Экипаж оказался шикарным. Кожаная коляска, мягкие рессоры, сиденья обиты плюшем, а под ними — маленький холодильник с соками и содовой водой и даже бутылкой шампанского, обложенной сухим льдом. Запряжены в экипаж были две лошади, одна — смирная чалая лошадка с пушистой челкой и кроткими глазами, вторая же — строптивая и нервная жемчужно-серая кобылка, косившая на прохожих безумным глазом и бившая копытом об мостовую. Хозяин экипажа то и дело охаживал дикарку хлыстом, на что лошадь ржала зло и заливисто.

Аманда, увидав происходящее, немедленно сделалась злой, словно оса. Сунула Нику в руки сумочку и шагнула к экипажу.

— Эй! Что это вы делаете с лошадью?

— Мадам, она у меня недавно, ее еще надо учить…

— Это вас надо учить, хотя и поздновато.

Какое варварство! Хлыст! Да она же боится, оттого и бесится. Ну-ну, красотка, тише. Я не сделаю тебе плохого…

Ник с удивлением наблюдал, как его изысканная спутница умело и небрежно гладит разнервничавшуюся лошадь, не обращая никакого внимания на попытки той укусить чужачку; как деловито обходит упряжку со всех сторон, подтягивая какие-то ремни и пробуя, хорошо ли застегнуты пряжки.

Внезапно Аманда каким-то мальчишеским движением обернула юбку плотно вокруг колен и присела на корточки, причем было видно, что это движение далось ей совершенно без труда. Заглянув лошади под брюхо, девушка присвистнула.

— Ого! Да вы еще хуже, чем я думала. Вы били несчастную лошадь, а ведь она только пыталась вам пожаловаться на вашу же оплошность. Взгляните! Ремень перекрутился. Это причиняет ей боль, вот она и нервничает.

— Но ремень был слишком длинен…

— Это делается так, невежа.

С этими словами Аманда начала производить стремительные и совершенно непонятные для Ника действия с упряжью. В результате этих действий лошадь полностью успокоилась и стояла смирно, а хозяин в восхищении застыл, глядя на удивительную клиентку. Аманда вынырнула из-под лошади в районе паха и отряхнула руки.

— Поняли? Подпруги на крупе, потом грудные ремни, потом подбрюшник. В свое время я сама до этого дошла, опытным путем.

— Спа…сибо, мадам.

— Не за что. И прекращайте бить лошадей.

Они не слишком умны, бедняжки, но чертовски злопамятны. К тому же сейчас она была совершенно не виновата.

Ник с улыбкой подошел к Аманде.

— У вас столько неизвестных талантов, Аманда. Откуда вы так хорошо умеете обращаться с лошадьми?

— Я с ними, можно сказать, выросла. Поехали?

— Да, поедем. Вы расскажете мне о себе?

— С одним условием — вы тоже расскажете. И желательно правду. А не туфту… про балетную труппу.

Она была серьезна, но зеленые глаза смеялись, и Нику вдруг нестерпимо захотелось ее поцеловать. А потом рассказать все сразу — и про двадцать пять лет службы в полиции Манчестера, и про Мэри, и про красный страшный дом, и про вонючую лестницу… Про маленькую квартирку и безрадостные дни, про футбол, будь он неладен, и про то, что впервые за много лет он не чувствует себя старой развалиной…

— Согласен. Почему-то мне с вами очень легко, Аманда. Хотя я вам…

— Ой, только не говорите эту ужасную фразу «В дедушки гожусь»! Моему дедушке семьдесят восемь, а его нынешней жене двадцать три. И сыну три года. Моему, стало быть, дяде.

— А вам? Или это бестактный вопрос?

— Пока еще нет. Мне восемнадцать.

Нику сразу стало грустно. Будь ей хотя бы двадцать пять… Нет, как ни крути, а он все-таки — старая развалина.

— Понятно. Мне сорок три. И про балет… В общем, сложная это история, с балетом.

Нику Картеру очень хотелось все рассказать зеленоглазой девушке, однако инспектор полиции Картер тоже не дремал.

Минуточку! А кто сказал, что она невиновна? Вряд ли ее появление в Париже можно считать простым совпадением. Тогда — она одна из них. Одна из банды мадам Жорж. Сообщница.

Конечно, статья ей вообще вряд ли светит, потому что ни одно законодательство не запрещает одному человеку быть похожим на другого.

Но если докажут, что Аманда Моретти знала о предстоящем ограблении…

Тогда ее посадят в тюрьму. Ненадолго, но вполне достаточно для того, чтобы она утратила сияние изумрудных глаз, научилась курить гашиш и драться до крови.

А он вернется в Манчестер.

И хорошо. И очень замечательно.

Ник посмотрел Аманде прямо в глаза и сказал спокойно и доверительно:

— Понимаешь, сестренка, такое дело. Балет — это временное явление. Просто надо пересидеть.

В принципе-то я коммерсант, но сейчас временно на творческой работе.

Разочарование мелькнуло в ее взгляде короткой вспышкой — и сразу погасло. Аманда холодно кивнула.

— Бывает. Вот и я тоже — жила себе в замке деда, ничего не делала, на золоте ела. Тут он взял и женился — на молоденькой. Невмоготу мне стало с бабачехой…

— С кем?

— Ну, это как мачеха, только от бабушки. Ведь она жена деда.

— Понятно. И что дальше?

— А ничего. Забрала я свою долю и уехала в Париж, прожигать жизнь.

— Ясно. Значит, из аристократов.

— Ага. Из них. Но это — временное, как ты говоришь, явление. Скоро я скачусь по наклонной плоскости и пойду по кривой дорожке.

Ник ухмыльнулся. Язык у Аманды работал хорошо… и еще она за что-то на него злилась.

— Здорово. Вот как пойдешь, так и я стану для тебя приличной компанией.

Она помолчала, отвернувшись, потом негромко спросила:

— Тебя хоть Ником зовут? Или это тоже… временно?

— Ник Картер. Это правда. Аманда…

— Что?

— А почему ты согласилась поехать со мной в Фонтенбло?

Она смотрела на него непонимающе.

— Но ведь ты пригласил? Мы же собирались гулять. Или… ты хочешь сказать, что у тебя насчет меня зловещие планы?

Ник чувствовал себя полным идиотом. Если она сообщница, то почему прется вместе с ним в Фонтенбло? А если не сообщница — зачем он играет роль бандита? И если она действительно аристократка, то почему ее совсем не испугал тот факт, что он не импресарио…

— Ладно, забудь. Я сказал глупость. Давай не будем портить день. Мир?

Она протянула руку, и он почувствовал, какая у нее сильная и жесткая ладошка. Таких рук не бывает у аристократок.

— Мир. А поехала я с тобой, потому что…

Знаешь, я в этом отеле прожила почти две недели. И за все время не видела ни одного нормального человека. То есть ни одного, с кем бы мне захотелось поболтать. Ты — первый. Мне приятно с тобой разговаривать. Я тебе доверяю.

Зря, да?

Вместо ответа Ник быстро поднес к губам ее руку. Провались все и пропади пропадом! Если его расчеты верны, то их приезд в Фонтенбло должен сорвать план ограбления коллекции лорда Джадсона Младшего.

Через несколько минут экипаж уже мчался по дороге в Фонтенбло.

Из радиоперехвата полицейской волны:

-..Седьмой, я Первый. Объект покинул Париж и движется в сторону Фонтенбло.

— Первый, а где наш человек?

— Они вместе, Седьмой. Думаю, это просто прогулка. Жду ваших указаний.

— Доведите их до границы административного района и возвращайтесь. Мы известим местную полицию.

— Понял вас, Седьмой. Всем агентам: готовность один! Объект направляется в Фонтенбло, с ним сотрудник полиции…

Ник и Аманда бродили по галерее, где проходил последний день выставки коллекции драгоценностей лорда Джадсона. Аманда рассматривала украшения и старинные кубки с интересом, но без какого бы то ни было блеска в глазах. Ник внимательно наблюдал за девушкой и мог бы поручиться, что ее восхищает красота выставленных предметов, но никак не их стоимость.

Сам он то и дело оглядывался, пытаясь высмотреть в толпе посетителей агентов Интерпола.

Он сам не знал, зачем их ищет. Ведь рядом с ним Аманда не рискнет… хотя, она ведь не мадам Жорж, это уже ясно…

Ник запутался. Такое с опытным полицейским происходило впервые за многие годы.

Больше же всего его тревожили собственные чувства и ощущения. Взрослый, суровый человек, он превратился в мальчишку, не понимающего, что с ним происходит в присутствии молодой красивой женщины. Нику нравилось идти рядом с Амандой, слышать ее голос, смех, вдыхать тонкий аромат ее духов… И совсем не хотелось вспоминать о том, что он находится здесь на задании.

Перед самым закрытием он подошел к одному из служителей и быстро и тихо произнес:

— Будьте особенно внимательны при транспортировке. Желающих завладеть этим великолепием предостаточно.

Служитель с недоумением и подозрением посмотрел на громилу в сером костюме, на его переломанный в нескольких местах нос, огромные руки — и ответил вежливо и холодно:

— Желающие могут не беспокоиться. Коллекция находится под охраной французской жандармерии.

Ник Картер кивнул и поспешил выйти на улицу, где его уже ждала Аманда.

Они выпили кофе и поужинали в маленьком кафе. Потом Аманда несколько раз зевнула и сообщила, что очень устала и хочет домой. Ник, все это время оттягивавший их отъезд, вынужден был согласиться. Он нашел такси, и вскоре они покинули маленький городок Фонтенбло.

Манон старалась дышать как можно реже. С каждым выдохом из горла выхлестывала кровь.

Онемела левая рука, бок был мокрым от крови.

Она вела машину вслепую, потому что от боли почти ничего не видела.

То, во что они вляпались, нельзя было назвать перестрелкой. Это был шквальный огонь.

К тому же первыми стрелять начали именно полицейские — а это значило, что они с самого начала знали о засаде.

Парни Жофре знали свое дело, но у них не было бронежилетов, а по численности они уступали полиции раз в пять. Манон видела, как один за другим падают в придорожные канавы профессиональные налетчики.

Ей бы уехать, не соваться, признать свое поражение — но Манон Дюпре не умела сдаваться и потому пошла к фургону. Убивать ей приходилось и раньше — но глаза парнишки-охранника, которому она всадила пулю в горло, до сих пор смотрели на нее из темной пропасти боли и отчаяния, в которую она медленно падала.

Падала — но вела машину.

Как всегда, выручило везение. Ее просто не заметили в горячке боя, и она успела ворваться в фургон, уже развороченный с одного бока взрывом гранаты. Убив охранника, она очень быстро нашла продолговатый футляр, в котором хранилось уникальное ожерелье «Восемнадцать звезд». Выскочила из фургона и бросилась прочь от дороги, туда, где в кустах притаился ее маленький «рено». Манон чувствовала тупые удары — в плечо, в бок, в спину — но адреналин бушевал в крови, ноги сами несли ее подальше от кровавой мясорубки, и, только отъехав от поля боя, она стала стремительно слабеть.

Возле маленького крестьянского домика, где ждал ее Жорж, Манон из последних сил заглушила двигатель, открыла дверцу и просто вывалилась на землю. Сильные руки мужа подняли ее, потом она почувствовала, что он внес ее в дом… потом была тьма и неожиданное счастье. Боль ушла, ушел отвратительный железный привкус крови, и Манон засмеялась от радости. Она бежала по залитому солнцем лугу, почти не касаясь ногами травы, и солнце заливало ее потоками золота…

Жорж Дюпре сидел на полу, неловко подогнув под себя одну ногу, и бережно баюкал в объятиях бездыханное тело жены. Наконец, убедившись, что она мертва, он осторожно положил ее на пол, разжал судорожно стиснутый кулак и забрал футляр. Вынул ожерелье, секунду полюбовался белыми и синими искрами, опустил в карман пиджака. Пустой футляр бросил в очаг, огляделся и быстро вышел, даже не взглянув в сторону убитой.

Его машина была спрятана в полумиле от дома, и если старина Жофре не успел ее заметить, то у Жоржа есть шанс спокойно выехать из Франции вместе с ожерельем…

Глава 7 Ник и Аманда

По дороге Аманда вздремнула, и потому при въезде в Париж сообщила, что силы к ней вернулись и было бы неплохо прогуляться до отеля пешком. Ник согласился, и они отправились бродить по узеньким парижским улочкам. Аманда болтала без умолку — то начинала отчаянно фантазировать на тему «Дед и его замок», то рассказывала о лошадях и способах их объездки, то принималась расспрашивать Ника о том, каким он был в детстве. Картер только смеялся и качал головой: за длинным язычком этой девушки ему было не угнаться.

А потом они зашли в маленькое кафе, каких тысячи по всему Парижу, заказали себе белого вина и кофе, круассанов и джема из ежевики, свежей земляники и мороженого — и Ник все не мог насмотреться на румяное, счастливое лицо Аманды.

В этот момент хозяин включил маленький переносной телевизор в углу кафе — и Ник Картер в одно мгновение превратился в соляной столп.

На экране виднелась развороченная взрывом машина для перевозки ценностей, на обочине дороги люди в форме дорожной полиции выкладывали рядком безжизненные тела. На переднем плане давал интервью бравый комиссар криминальной полиции Фонтенбло.

-..К счастью, в основном коллекция не пострадала. Согласованные и самоотверженные действия охраны не позволили преступникам добиться успеха. В ходе перестрелки возле Ле-Зуа уничтожены восемь бандитов, задержаны трое. Кроме того, в нескольких километрах от места преступления в небольшом деревенском доме обнаружен труп неизвестной женщины с огнестрельными ранениями…

Ник сидел, не отрывая взгляда от экрана.

Аманда с недоумением посмотрела на него и хотела что-то сказать, как вдруг он подался вперед.

-..У полиции имеется несколько версий, но основной считается участие в ограблении Манон Дюпре, известной мошенницы и воровки, скрывающейся в данный момент под именем Аманды Моретти. Кроме того, нам стало известно, что у нее имеется сообщник — его видел один из служителей выставки. Это мужчина высокого роста и крупной комплекции, возраст около сорока лет, ходит прихрамывая. В данный момент идут поиски Аманды Моретти и ее сообщника. Помимо обвинения в ограблении, им будет предъявлено обвинение в убийстве, в том числе полицейских…

Ник откинулся на спинку стула и мрачно посмотрел на девушку. Аманда поднесла руку ко рту.

— Я не понимаю… Это бред какой-то… Что происходит?

— Происходит то, что мы с тобой оказались вне закона, сестренка.

— Но я… какое ограбление, мы же там сегодня были!

— Вот именно. И нас наверняка опознают.

— Глупость какая! Там была еще толпа народа…

— Я сам свалял дурака — предупредил сотрудника галереи, чтобы он был настороже. Разумеется, он меня вспомнит. Ну а с тобой…

— Ник, почему ты так враждебно на меня смотришь? Что я сделала?

Он больно стиснул ее запястье и прошипел ей на ухо:

— Улыбайся, куколка, и веди себя естественно. Сейчас нам надо пробраться в отель, пока там еще не появились полицейские, и забрать свои вещи. Потом мы уберемся в тихое место, и ты мне все расскажешь.

— Что — все?!

— Все. И не про деда в замке, а правду.

— Ник…

— Послушай меня, девочка. Я сейчас зол, очень зол. Из всей этой истории есть один, достаточно простой выход. Нужно просто окликнуть полицейского. Но я хочу дать тебе шанс все объяснить. Поэтому сейчас мы с тобой отправляемся в отель. Лазить через заборы умеешь?

— Умею…

— Тогда так: ты проберешься к себе в номер через окно, а я пройду обычным путем.

— Почему?

— Потому что твою фамилию уже назвали, а про меня известны только приметы. Вперед!

Через вестибюль отеля Ник прошел не хромая. Это далось с трудом, но он выдержал. Небрежно облокотился на стойку, подмигнул портье.

— Как жизнь?

— Отлично, мсье Картер.

— Меня никто не спрашивал?

— Нет, а вот вашей очаровательной спутнице грозит неприятная сцена. Ее дожидался какой-то мужчина. Узнав, что она уехала с вами, он был в бешенстве.

— Интересно. Значит, к лучшему, что мы с ней расстались еще до обеда. Она отправилась по магазинам, а я — в Лувр.

— О, мсье любит живопись?

— Скорее, хорошую мебель.

— Мсье шутник.

Все время беседы Картер крутил на пальце ключ от своего номера, а потом внезапно выронил его. Ключ со звоном покатился под стойку. Картер рассыпался в извинениях, портье полез под стойку. И в этот момент Ник стремительно протянул руку и выхватил из ячейки Аманды Моретти тонкий белый конверт. Когда портье поднялся, Ник уже невинно смотрел на него.

— Благодарю, вы очень любезны, а я неуклюж.

— Ну что вы, мсье Картер, не стоит благодарностей.

Раскланявшись с портье, Картер легкой походкой направился к лифту и через пару минут уже бесшумно шел по толстому ковру к двери своего номера.

Вещи он трогать не стал, достал всего только желтый конверт с фотографиями и положил их на кровать, потом вышел на балкон и стал всматриваться в темноту. Их с Амандой номера располагались рядом, и балкон был общим.

Вдруг девушка выступила из темноты. Даже сейчас Ник видел, как она бледна.

— Что с тобой, сестренка? Как забралась?

— Нормально, только… Ник, у меня в номере кто-то есть.

— Что?!

— Я побоялась заходить. Там… запах одеколона и еще чего-то.

— А ну-ка, посторонись…

Немного тяжеловесно, но довольно ловко Картер перемахнул невысокую загородку и осторожно приоткрыл балконную дверь.

В номере Аманды было темно, но запах Ник тоже различил. И в отличие от Аманды, узнал. К горьковатому аромату дорогого мужского одеколона примешивался запах крови. Не рискуя зажечь большой свет, Ник осторожно включил ночник на прикроватном столике….

Мужчина лежал на кровати навзничь, прижав подушку к левому боку. Подушка вся пропиталась кровью. Очевидно, раненый пытался остановить кровотечение. Даже беглый Осмотр подтвердил то, в чем Ник и так почти не сомневался: мужчина был мертв.

Сзади прерывисто вздохнула Аманда, и Ник стремительно повернулся к ней, схватил за плечи.

— Отвечай мне, только быстро, ты его убила? Ну!

— Нет! Господи…

— Ты знаешь этого человека? В глаза мне смотри!

— Да. Это Узкий…

В душе у Ника что-то оборвалось. Конец сказки. Это ее сообщник, и, скорее всего, убила его…

— Ты стреляла в него!

— Да нет же! Отпусти меня. Мне больно. Я не заходила в номер. Мне вдруг стало очень страшно. Я решила дождаться тебя.

Ник некоторое время смотрел ей в глаза, потом отпустил, повернулся к трупу, быстро и профессионально обыскал карманы — и присвистнул, выпрямившись.

Даже испачканное засохшей кровью, оно было прекрасно. Синие и белые огни переливались в руках у Ника Картера, и невооруженным глазом было видно, что это — настоящие драгоценные камни, сапфиры и бриллианты.

Аманда охнула и шагнула вперед.

— Это же… мы видели его сегодня вечером!

На выставке! Всего несколько часов назад.

Ник машинально посмотрел на часы. Половина первого ночи. С выставки они ушли без чего-то пять, в восемь вернулись в Париж, а в десять уже произошло ограбление. Этот парень спешил, и понятно почему. Стреляла в него не Аманда, кровь уже запеклась. Скорее всего, его собственные дружки пытались не дать ему уйти, и тогда, смертельно раненный, он все же удрал от них, чтобы передать ожерелье Аманде…

Она — сообщница.

Ник взял девушку за руку, вывел на балкон и кивнул в сторону перегородки.

— Полезай. Поговорим у меня.

— Я…

— Нет времени. Совсем нет. Поэтому — полезай.

Она по-детски шмыгнула носом, а потом перемахнула загородку, да так ловко и легко, словно та была не выше колена.

В комнате Аманда уселась в кресло, Ник остался стоять.

— Вот что, сестренка. Влипла ты капитально.

Я бы сказал, пожизненное, учитывая полицейских и убитого охранника…

— Я никого не убивала!

— Верно, и я об этом знаю. Полиция — нет.

Поэтому я тебя слушаю. Они — слушать не будут.

— Кто ты, Ник?

— Ты не находишь, что сейчас не время для подобных вопросов с твоей стороны?

Она неожиданно спокойно возразила:

— Почему же? Если ты бандит, живущий по поддельным документам и выдающий себя за импресарио балетной труппы, то мне безопаснее отвечать на подобные вопросы полиции. Так кто ты, Ник?

Он смотрел на Аманду с тоской и раздражением. Она слишком нравилась ему, чтобы он мог видеть в ней только преступницу. В любом случае время поджимало, так что…

— Хорошо, ты права. Я — из полиции.

Она закусила губу и кивнула. Ник продолжал:

— Меня приставили к тебе, чтобы я не позволил тебе совершить ограбление. Вот фотографии, которыми меня снабдили.

Он бросил ей на колени пачку фотографий и замолчал. Аманда перебрала снимки и подняла голову. В глазах у нее была усталость.

— Это же не я…

— Совершенно верно. Я тоже пришел к этому выводу. Поэтому я и пытаюсь выяснить, что происходит.

— Ты считаешь меня преступницей?

— Я был бы рад думать иначе, но… Убитый человек в твоем номере — и еще вот это письмо.

О каком расчете идет речь?

«Надеюсь, больше это не повторится. Вам платят не за то, чтобы вы разрушали чужие планы. Сидите в номере и ждите — срочные дела отзывают меня из Парижа, но к утру я вернусь, и мы с вами рассчитаемся. Ж.».

Аманда несколько раз перечитала записку и бросила ее на ковер вместе с фотографиями.

Сжала ладонями виски. Медленно заговорила.

— Я его называла Узкий. Мы познакомились две недели с небольшим назад. Он сам подошел, сказал, что я могу заработать сто тысяч. Я отказалась, но вечером открылись некоторые обстоятельства… Одним словом, наутро я ему перезвонила и согласилась. Вечером того же дня меня нарядили в хорошие тряпки, сделали прическу и макияж, засунули в машину и отправили в Париж. Две недели я прожила в этом отеле под своим собственным именем.

— Аманда Моретти…

— Да. Узкий появлялся несколько раз, оставлял у портье записки.

— Инструкции?

— Если их можно так назвать. Там обычно было всего два-три слова. Просто название места, куда мне следовало отправиться в этот день.

— И куда, например?

— Открытие выставки Гойи в Лувре. Опера.

Фуршет в Центре Помпиду. Авангардная постановка в «Комеди Франсез».

— Понятно. Светские тусовки, где тебя обязательно заметят…

— Не знаю, кто и кого там может заметить.

Толпа народа с безумными и озабоченными лицами.

— Он тебя сопровождал?

— Нет, но пару раз подходил во время фуршета. Мило улыбался и напоминал, что я не должна уезжать из Парижа.

— Это было условие?

— Да, единственное. Я должна была согласовывать с ним все передвижения. Его запрет я нарушила только сегодня. С тобой…

Ник скрипнул зубами. Не потащи он ее в Фонтенбло сегодня, никакого подозрения на нее и не пало бы. То есть на ту женщину, Манон Дюпре. Наверное, именно ее тело и обнаружили полицейские, однако для них она сейчас — неопознанный труп, а Аманда Моретти — единственная подозреваемая. И во многом благодаря ему, Нику Картеру.

— Ты так и не сказала, кто ты.

— Сказала. Я — Аманда Моретти. Из цирка Моретти. Карло Моретти, которого я всю жизнь звала дядюшкой, оказался еще и моим дедушкой, в труппе у нас сейчас нелегкий период, вот я и решила помочь. Цирку нужно всего пятьдесят тысяч, а их мне выплатили в качестве задатка.

— И ты…

— И я их послала дяде Карло. От благожелателя. Вторые пятьдесят тысяч Узкий должен был заплатить по окончании работы. Видимо, сегодня он и собирался это сделать, но не успел.

— А ожерелье?

— Мне нечего тебе больше сказать, Ник. Я ничего не знала про ограбление, ожерелье и ту женщину, которая на фотографиях. Она и впрямь очень на меня похожа, только старше. Ты расскажешь про меня своим коллегам? Тебе-то они поверят?

Ник мрачно ухмыльнулся.

— Ага. Только вот беда — я сюда послан Интерполом по секретной линии, документов у меня нет, а по показаниям служителя галереи я — твой сообщник. Правосудие во Франции лихое, так что нас успеют отправить на каторгу до того, как я сумею убедить своих, как ты выразилась, коллег, что ни я, ни ты ни в чем не виноваты.

— Отлично. И что нам делать?

Ник мрачно посмотрел на сверкающее ожерелье.

— В сложившейся ситуации вижу только один, не самый банальный выход. Хозяин этой штуки живет… в общем, я знаю, где он живет. Я отправлюсь в Англию и отдам ему ожерелье.

— Но меня не выпустят из страны.

— А ты никуда и не едешь. Спрячешься здесь.

Бродячий цирк самое подходящее для этого место. Надо поторопиться, вот и все.

— Ник…

— Что?

— Ты мне поверил?

— Не надо было? Ладно, разберемся. Сейчас тебе придется зайти в свой номер и взять документы и вещи.

— Но Аманду Моретти ищут.

— Просто возьми их, хорошо?

— Ладно.

Аманда легко поднялась на ноги, но вместо того, чтобы пойти к балконной двери, подошла к Нику и поцеловала его в щеку. Он ошалело уставился на нее, а зеленоглазая красавица невесело улыбнулась и отправилась собираться…

Глава 8 Побег

Вещей у нее оказалось немного. Даже удивительно, учитывая, что перед Ником стояла молодая девушка. Аманда взяла только самое необходимое и позаботилась о том, чтобы это необходимое было и удобным, и неприметным.

Черные джинсы, легкие теннисные туфли, черная футболка и темно-серая ветровка преобразили девушку. Нет, она ничуть не утратила своей привлекательности и грациозности, но теперь, без макияжа и элегантного платья, Аманда выглядела едва ли не моложе своих восемнадцати лет. Ник тихонько вздохнул. На его небритой щеке горел ее поцелуй…

Он открыл рот, чтобы сказать «Пора!», как вдруг в дверь с силой постучали. Аманда подпрыгнула от испуга, но не издала ни звука, лишь секундой позже прошептала:

— Кто это, как ты думаешь?

— Не знаю, но сдается мне, это не горничная со свежими полотенцами. Вот что, давай на балкон. Если это полиция, то сад, конечно, оцеплен, но попробовать стоит.

— Если?

— Чему ты удивляешься, сестренка? Видела, сколько народу положили возле фургона? Думаю, твой Узкий просто-напросто подобрал ожерелье и смылся, а раз так — вполне вероятно, что оставшиеся дружки Узкого будут от этого не в восторге.

Словно в подтверждение этих слов раздался выстрел. От двери брызнул фонтан щепок, и Ник не стал больше раздумывать. Он толкнул Аманду в сторону балконной двери, сам метнулся к чемодану, выхватил «марли» и, не целясь, пальнул в сторону коридора. После этого выбежал на балкон, помедлил мгновение, стараясь не думать о том, что может валяться в этой темноте на месте их приземления, и прыгнул.

Только врожденная сдержанность помешала Нику Картеру сказать все, что он думает по поводу своего возраста, простреленной десять лет назад ноги и высоты здешних балконов. Он лежал и смотрел, как прыгает Аманда. Легко, словно у нее крылья за спиной. Она сгруппировалась абсолютно автоматически, небрежно, приземлилась на ноги и тут же выпрямилась, стройная, легкая, стремительная… Светлые волосы, забранные в тугой хвост, даже не растрепались.

Она помогла Нику встать, и они помчались вглубь сада, то и дело ожидая яркого света в лицо и окрика полицейских. Ни того, ни другого — и вскоре Ник, мысленно проклиная тех, кто строит такие высокие заборы, пыхтел, стараясь угнаться за Амандой, которая поднималась по забору, как по лестнице.

Им везло отчаянно, немыслимо, невероятно, потому что и на улице они тоже никого не встретили. Пробежали какими-то дворами, выскочили на залитые огнями Елисейские Поля, пробежали и их, углубились в темные улочки…

О том, что осталось позади, они не говорили. Ник был практически уверен, что в номер к нему ломились бандиты, а не полиция, Аманда думала, что теперь Ник тоже вне закона и, значит, им не придется расставаться. Почему-то ей очень не хотелось с ним расставаться, с этим большим, кряжистым, немолодым мужиком, косолапо, но довольно легко бежавшим рядом с ней. Аманда сама не знала почему. Быть может потому, что Ник Картер так безоговорочно и спокойно взялся ей помогать? Или потому, что у него были такие удивительные, лучистые серые глаза…

Жофре вышиб дверь номера ногой — благо, мальчики уже сделали основное и расстреляли дверной замок. В номере англичанина горел свет, на полу валялись вещи, на кровати стоял распахнутый чемодан. Жофре подошел, вывернул остатки вещей на пол. Вот оно! Желтый конверт.

Он хладнокровно просмотрел фотографии Манон, чуть задержался, рассматривая документы англичанина. Николас Картер, импресарио…

Портье шепнул, что больше всего этот импресарио смахивает на чикагского головореза. Неужели Манон подстраховалась и наняла еще кого-то?

Один из людей Жофре прошел через балкон в соседний номер, тот, в котором должна была проживать маленькая сучка с хорошенькой попкой. Почти тут же оттуда раздался изумленный вопль:

— Жофре, иди сюда! Здесь Жорж.

— Что за черт! Я же в него попал!

— Это точно. Попал, и неплохо попал, он уже холодный.

В несколько не слишком грациозных шагов Жофре достиг соседнего номера и с необычным для его комплекции проворством опустился на колени перед трупом Жоржа Дюпре. Его толстенькие и коротенькие пальчики шарили по карманам с ловкостью старого карманника, каковым, собственно, Жофре и начинал, лет сорок пять тому назад, в Марселе.

Через некоторое время он выпрямился, постоял, а потом с яростью пнул мертвое тело ногой.

— Чертов урод! При нем ничего нет. Куда он мог спрятать ожерелье?

Один из головорезов кашлянул.

— Жофре, тут все одно к одному. Помирать он приполз к этой девке, стало быть, и стекляшки скинул ей. Наверняка у них такая договоренность была. Вот, на полу валялось…

С минуту Жофре изучал содержание записки, подобранной на полу номера англичанина, потом посмотрел на своих подручных.

— Непохоже, чтобы он расплатился с ней ожерельем. Скорее всего, просто приплелся к ней за помощью и подох, а она прибрала к рукам стекляшки. И этот фраерок, англичанин, с ней в сговоре. В дверь кто-то пальнул, вы сами слышали.

— Вид у него вполне соответствует, мэтр. И похоже, что именно его видел тот человек в Фонтенбло.

Жофре оскалился.

— Они нарочно это придумали, Манон и Жорж! В самый последний момент засветили девку и навели на нас полицию. Только моим пулям удалось сбить их планы. Вот что, надо сматываться. Полиция сейчас будет здесь — вот пусть и займется делом. В кои веки наши цели почти совпадают. Только мы должны найти их раньше, ясно?

— Ясно. И что — убрать?

— Это никогда не поздно сделать. Нет, малыш, для начала отобрать ожерелье. Учтите, девка не простая штучка, так что не спешите стрелять. Вперед. Что там говорил покойный Жоржик — бродячий цирк в Труа, две недели назад?

Выяснить — и туда!

Да, им везло, но искушать судьбу не стоило, и потому Ник и Аманда бежали по темным переулкам, намеренно выбирая самые мрачные и малолюдные из них. Девушку немного удивило то, как хорошо Ник знал город, но через полчаса непрерывного петляния по лабиринту ночного Парижа всякое желание удивляться пропало, и Аманда просто следовала за Ником.

Возле какого-то склада они приметили очередь из больших грузовиков с открытыми кузовами. Дождавшись последнего, Ник подсадил Аманду, потом со сдавленными проклятиями забрался в кузов сам.

— Куда мы отправляемся?

— Пока сам не знаю, но определенно — не в центр города. Где нам искать твоих друзей?

— Мы расстались в Труа, две недели назад.

Обычно дядюшка так и накручивает круги вокруг Парижа, не заезжая в сам город. Здесь мы мало кому интересны.

— Так… а в какую сторону он обычно накручивает круги? По часовой или против?

Аманда сердито фыркнула в темноте.

— Очень смешно! Сначала надо понять, куда мы вообще едем, а там будет видно.

— Что — видно?

— Куда делся цирк Моретти. Можно ведь спросить…

— У тебя что — вся Франция в знакомых?

Аманда с искренним недоумением посмотрела на Ника.

— Я восемнадцать лет езжу с этим цирком. А до меня дядюшка тоже на месте не сидел. Как ты думаешь, если из года в год проезжать одни и те же деревни и городки, тебя запомнят?

— Не знаю. Мне самому иногда кажется, что Манчестер — большая деревня, где все всех знают. Но все же там нельзя просто выпрыгнуть из грузовика и спросить: «А где тут Ник Картер?».

Аманда ничего не ответила. Некоторое время они ехали в полной тишине, потом сентябрьская ночь дала о себе знать, и девушка начала мелко подрагивать. Ник ждал недолго. Огромной ручищей он сгреб Аманду за плечи, прижал к себе, поразившись мельком удивительному сочетанию детской хрупкости и упругой силы стального прута в этом теле.

Аманда напряглась было, но, почувствовав тепло тела Картера, расслабилась, прижалась к широкому плечу, а через некоторое время и задремала. Разбудило ее легкое прикосновение жестких пальцев Ника к ее щеке.

— Просыпайся, сестренка. Впереди стоянка, а может, патруль, в любом случае нам пора выходить.

— Я заснула?

— Да, и крепенько. Два часа придавила.

— Боже! Два часа! Да мы уже невесть где! Ты выяснил, что это за шоссе?

— Не смог. Меня прижала к борту машины одна толстая и сонная девица. Я изо всех сил пытался выбраться, но она храпела себе в две дырочки…

— Не ври, я не храплю.

Ник посмотрел на нее, снова провел пальцем по щеке и очень серьезно заметил:

— Это хорошо.

Почему-то она вспыхнула как маков цвет и была рада темноте, скрывшей этот румянец.

Они спрыгнули на дорогу, и Ник поймал ее, прижал на секунду к груди. Аманда вдруг страстно захотела обнять его за шею, прижаться всем телом, спрятаться в этих могучих, великанских объятиях от всего, что произошло с ней за эти дни. От воспоминаний о трупе в ее номере, от чудовищного обвинения в ограблении и убийстве, которое официально предъявили ей, Аманде Моретти…

Указатель любезно сообщил им, что высадились они на дороге, ведущей в Амьен, а непосредственно вблизи от них находится деревенька Аври-сюр-Нюа. Прочитав это название, Аманда вздохнула с облегчением. Ник вопросительно глянул на нее.

— В чем дело? Тебе приснился вещий сон, что твое шапито в этой деревеньке?

— Нет, но зато в этой деревеньке живет кузен Мамаши Жози.

— Я не все знаю. Кто такая Мамаша Жози?

— Блистательная Жози. Мадам Солейль и ее Летающие Мальчики! Правда, это было раньше, когда я только родилась. Тогда мамаша была нижней в пирамиде. Это тяжелая работа, а она и так держалась до последнего. Теперь Мамаша Жози не выступает, но в цирке она — самая главная по всему тому, что происходит за кулисами.

— А на арене?

— Дядюшка Карло, естественно.

— Так. А кузен — он тоже из цирковых?

— Нет, что ты. Семья мамаши была очень недовольна ее выбором. Правда, это было лет шестьдесят назад, но некоторые из ее родственников до сих пор вздрагивают. Впрочем, дядя Арно не такой. И в любом случае у него можно узнать, где они сейчас. Пошли?

И зеленоглазая девица зашагала прямо через высокую траву туда, где золотой россыпью горели огоньки деревни Аври-сюр-Нюа. Нику ничего не оставалось делать, как последовать за ней.

Кузен Арно оказался тучным и плаксивым человеком лет пятидесяти. Аманде он не просто не обрадовался — он явно пришел в ужас при виде девушки. Встав на пороге, он зашипел страшным шепотом:

— Боже ты мой, милосердная Дева Мария, за что мне это! Амандина, зачем ты приехала? Тебя ищут!

— Вы… уже знаете?

— Знаю ли я? Вся Франция это знает, девочка. Твои фото в новостях, твое имя по радио…

Бедный Карло, он, наверное, с ума сходит от тревоги. Во что ты вляпалась? Извини, но я не зову тебя в дом…

— Я и не прошусь. Скажите лучше, дядя Арно, где сейчас наши?

Толстяк закатил глаза.

— Ничего не знаю, знать не хочу, знал бы — не сказал. Не желаю связываться с преступниками.

— Но…

— Уходи, Амандина. Я не выдам тебя полиции, это было бы не слишком порядочно, но и помогать я тебе не хочу.

— Я не преступница!

— Не хочу ничего знать. Просто уходи.

С этими словами Арно захлопнул дверь. Ник криво усмехнулся, выступая из тени огромного платана.

— Судя по всему. Мамаша Жози и впрямь потрясла свою семью. Странно, что дядю Арно не хватил удар.

Аманда насупилась и быстро пошла прочь от дома. Ник нагнал ее уже на окраине деревни.

— Не сердись, я не должен был смеяться.

— Я не на тебя, я на это толстое чучело. Нет, он всегда был трусоват, но чтоб даже на порог не пустить…

— Аманда, тебе надо привыкнуть к тому, что люди, даже хорошо тебя знавшие, теперь будут реагировать на тебя не так, как раньше.

Она остановилась и развернулась к нему так резко, что он едва не сбил ее с ног и вынужден был обнять. Просто обнять, ничего личного, обычная попытка удержать равновесие… И губы их сблизились совершенно случайно…

Это было удивительно и неожиданно. Привычно и знакомо до облегчения — наконец-то все идет, как надо, А еще это было волшебно. И немножко страшно.

И когда поцелуй закончился, они оба отпрянули друг от друга, словно подростки, застигнутые врасплох: высокая зеленоглазая красавица и широкоплечий взрослый мужчина с Внешностью и выправкой боксера-полутяжа.

Впрочем, если бы прямо сейчас Аманду спросили, каков ее идеал мужской красоты, она не задумываясь ответила бы: Ник Картер.

Они стояли и смотрели друг на друга, и наверняка простояли бы так целую вечность, но тут из темноты, со стороны деревни вынырнула худенькая фигурка. Мальчишеский голос произнес торопливо и сбивчиво:

— Три дня назад бабушка Жози со своим цирком отправилась в Амьен, а оттуда они пойдут по побережью. Не сердись на папу, Ами, он очень испугался, когда увидел новости. И не думай, он тебя все равно не выдаст, и я тоже. Пока.

Шелест, топот босых пяток. Тишина. Ник вопросительно посмотрел на Аманду, та устало улыбнулась.

— Это Клод. Младший сынишка Арно. Он зовет Мамашу Жози бабушкой, хотя на самом деле она ему тетка.

— Хороший мальчик.

— Он уже пару раз пытался сбежать с нами. С цирком. Арно всыпал ему по первое число, но пыла не остудил. Значит, Амьен…

— До него довольно долго добираться.

— Думаю, нам стоит снова воспользоваться услугами грузовиков.

На этот раз они не вскакивали на ходу, а просто стали голосовать у обочины. Занималась заря, и движение на трассе было совсем небольшим, но все же стоять им пришлось едва ли четверть часа. Вскоре они мерно покачивались в кабине большегрузного трейлера, направлявшегося в Аррас через Амьен, В пригороде Амьена они сошли. Совсем рассвело, и на рынок уже потянулись хозяйки с плетеными корзинами, а Ник и Аманда только угрюмо провожали их глазами. Потом Ник усмехнулся.

— Это же надо! У нас с собой целое состояние, но мы не можем купить даже паршивый круассан!

Аманда кивнула.

— Да, влипли. Почему ты не взял деньги?

— Потому что наличные остались в конверте, в гостинице, а по кредитной карте нас засекут мгновенно.

— Так она у тебя есть?

— Есть.

— Так пойдем искать банкомат.

— Не годится. Пошли, узнаем про шапито — и двинемся дальше. Наверняка в самом городе сейчас полно постов, и на всех есть наши приметы.

Про шапито им рассказали сразу же и охотно — представление цирка Моретти здесь всем очень понравилось.

— Вы их скоро нагоните, они ушли только вчера днем. Не спешили, да и лошадки у них устали, так что двигались медленно.

Ник и Аманда поблагодарили словоохотливых амьенок, переглянулись и побрели по указанной дороге.

Привал они сделали лишь однажды, когда животы совсем подвело от голода, и тогда Ник смастерил удочку и наловил плотвы, а Аманда выкопала на поле несколько картофелин. Все это было благополучно запечено в костре и съедено секунд за тридцать, не помешало даже отсутствие соли.

Передохнув немного, они вновь зашагали по шоссе, и когда Ник уже начал подумывать об очередном грузовике, Аманда вдруг остановилась и сказала странно напряженным голосом:

— Вот они.

Вдали виднелась длинная колонна, состоящая из цветастых грузовиков, конных упряжек и маленьких разноцветных легковушек. Колонна ползла по шоссе так неспешно, что Нику показалось на мгновение — догнать их будет легко, но потом он сообразил, что расстояние до цирка — приблизительно километр.

— Если они прибавят газу, мы их потеряем.

— Не потеряем. Дядюшка решил остановиться на стоянку. Они так медленно ползут, потому что высматривают место.

— Они же только вчера выехали из города!

— В городе они работали. А на стоянке будут отдыхать.

— Значит, догоним?

— Догоним… Ник?

— Что?

— Ты сказал, ко мне теперь будут относиться по-другому даже те, кто хорошо меня знал…

В голосе Аманды звучал страх, и Нику немедленно захотелось прижать ее к груди и защитить от всех печалей сразу. Однако он этого не сделал, а только легонько похлопал девушку по плечу.

— Выше нос, циркачка! Ты что, боишься, что от тебя отвернутся твои друзья? Люди, с которыми ты выросла?

— Нет, я не боюсь… просто я вдруг подумала, они же не знают правды…

— Вот ты им ее и расскажешь. Не из телевизора же ее узнавать, честное слово. Давай поторопимся. Сдается мне, Мамаша Жози накормит нас получше, чем ее кузен Арно.

Солнце было уже вечерним и красноватым, когда Ник и Аманда добрели до стоянки шапито. Изменения бросались в глаза сразу. Во-первых, великолепные лошади, числом семь штук, паслись на лужайке. Во вторых, новенький грузовик был нагружен новеньким же куполом, ярко-желтым, и красным, и зеленым, полосатым и веселым. Во втором грузовике, побольше, видимо, помещалось новое оборудование.

Аманда медленно шла между машинами, подсознательно оттягивая миг встречи. Ник шел сзади.

Он страшно устал. Со вчерашнего дня они толком не ели, почти не спали, за ними гнались полицейские и бандиты — будь Ник помоложе, эта история доставляла бы ему радость, будила бы в нем азарт, однако нынешний Ник Картер устал и хотел только есть и спать.

Аманда подошла к зеленому фургончику, расписанному клоунскими рожами и силуэтами девушек на трапециях. Кашлянула, а потом громко сказала:

— Дядюшка… Дед, я вернулась.

Наступила тишина. Неимоверно долгая, она длилась три, а то и все четыре секунды. Казалось, даже бабочки застыли над цветами, опасливо выжидая, чем закончится этот приступ тишины. Ник невольно расправил плечи и шагнул ближе к Аманде, но тут…

Тишина взорвалась, забурлила и зазвенела. В воздухе завибрировали гортанные вопли по-итальянски, взволнованное воркование по-французски, пламенные тирады по-испански — и вся поляна оказалась запружена народом.

Аманду вертели и тискали, целовали и обнимали, кто-то рыдал, кто-то молился… Ника энергично хлопали по плечам и благодарили — вероятно, за Аманду, — совали в руки бутылки с пивом и яблоки, кричали, кричали, кричали…

Только через пару минут, когда первое изумление схлынуло, Ник понял, что на поляне всего-то и есть человек двадцать, а вовсе не три тысячи, как ему показалось сначала. Потом все и вовсе успокоились, а на передний план вышел человечек с роскошными седыми усами, лысой головой, красиво обрамленной венчиком абсолютно белых волос, жилистый, дочерна загорелый и суровый. Он посмотрел на Аманду исподлобья — и вдруг размахнулся и отвесил ей звонкий шлепок по заднице. Ник даже зашипел от неожиданности — шлепок явно вышел болезненным. Но смелая девица не пикнула, только закусила губу и опустила голову, и тогда человечек с силой притянул ее к себе и крепко расцеловал в обе щеки. После чего повернулся к остальным и рявкнул приятным, но суровым баритоном:

— Понятно, негодяи? Моя внучка никогда не падала на арене — неужели она споткнется на ровном месте?

Тут из задних рядов к Аманде протолкалась пожилая женщина, при виде которой Ник не выдержал и зачарованно брякнул:

— Сиятельная Жози!

Великанша обняла Аманду и грозно, но слегка кокетливо взглянула на Ника.

— Кто этот тип, девочка? По виду — боксер-неудачник. И откуда он меня знает?

Ник улыбнулся.

— Вас трудно не узнать, мадам. Даже за время нашего недолгого знакомства с Амандой я узнал о вас многое.

— Что ж, раз вы друг девочки, то будьте дома.

Я никогда не говорю «как дома». Это негостеприимно. Это напоминает пришедшему о том, что он все-таки в гостях. А вы — будьте дома.

Сиятельная Жози была ростом с самого Ника, приблизительно так же широка в плечах и не в пример шире в талии. Необъятный бюст был ловко подхвачен корсетом с блестками, а из-под широкой юбки виднелись распухшие, исчерканные вздутыми синими венами ноги.

Лицо Мамаши Жози поражало своей величавой красотой даже в столь преклонном возрасте, и Ник легко мог представить, сколько мужиков сходило по красавице-великанше с ума лет тридцать-сорок назад.

Седовласый человечек властно махнул рукой.

— Сначала — обед. Потом разговоры. Девочка, так кто этот парень?

Аманда подошла к Нику, взяла его за руку и сказала просто:

— Это Ник Картер. Он из английской полиции, он мне помогает, и мне кажется, что я в него влюбилась.

И после непродолжительной паузы эти сумасшедшие циркачи разразились аплодисментами.

Глава 9 Катастрофа

Обед — или ужин? — Ник запомнил плохо.

Он вообще плоховато соображал с того момента, как услышал слова Аманды. Вряд ли он смог бы точно описать свои чувства. Радость, отчаяние, надежда, тоска — все это смешалось у него в груди и голове, и Ник только и мог смотреть на смеющуюся, разом похорошевшую еще больше Аманду и вспоминать вкус ее губ да тепло ее тела, когда она спала в грузовике, прижавшись к его боку.

После ужина все разошлись по своим делам, предварительно получив строгое указание от Карло Моретти — маленького седовласого человечка с большими усами — смотреть в оба, чужих не подпускать, а появится полиция — пудрить ей мозги и про Аманду со спутником ничего не говорить.

Сам Карло, Мамаша Жози, Аманда и Ник удалились в зеленый фургончик. Начался военный совет.

Аманда рассказала свою историю еще раз, потом Ник добавил к ее рассказу свою часть, а в конце заметил:

— У полиции есть только фотографии той женщины, Манон Дюпре. Аманда на нее очень похожа, но только в соответствующем антураже. Если она чуть изменит внешность, то никто ее и не заподозрит. У вас в цирке, как я понял, все стоят друг за друга, проблем с конспирацией не будет. Мне нужно неделю, не больше. За это время я переправлю ожерелье владельцу и все объясню властям. Я мог бы сделать это и здесь, но вы сами видите, сколько нелепых совпадений и несуразностей.

Карло кивнул и задумчиво протянул:

— В принципе, она могла бы даже немного побыть мальчиком…

Ник немедленно уставился на грудь Аманды, отчего та вспыхнула и заерзала на стуле.

Мамаша Жози решительно наклонилась вперед.

— Нет, Карло, нет. Прошло то время. Девочка выросла, разве ты не видишь? Будем выдавать ее за мальчика — только подозрения возбудим. Но ведь ей нельзя пока жить под своим именем, полиция ее ищет.

Ник кивнул.

— Попробуем решить эту проблему. У меня остались во Франции кое-какие связи… Впрочем, ими нельзя особенно гордиться, но насчет паспорта они могут поспособствовать. Сделаем так: завтра с утра я поеду в Амьен и постараюсь дозвониться до Парижа…

— Не надо вам в Париж.

Глухой и скорбный голос исходил, казалось, прямо из стены. Ник с недоумением посмотрел в ту сторону, откуда голос доносился, а Аманда взвизгнула:

— Ой, это же Тото! Он вернулся? Когда?

Карло сердито фыркнул.

— Через два дня после того, как ушел навсегда. Выгодный контракт, понимаешь ли. Он был весь синий от рома и тех синяков, которые выдали ему авансом. Заходи, ошибка природы!

Ник, знакомься, это наш клоун.

Ник вынужден был признать, что более тоскливого клоуна мир не видел уже долгие и долгие годы. Тото — в миру Шарль Тогу — был тощ, сутул, лысоват, угрюм и нескладен. Вдобавок к этому, в данный момент его лицо представляло собой палитру сине-желто-лиловых цветов: одни синяки уже почти прошли, другие были в расцвете сил, третьи только наливались. Один глаз заплыл, зато другой смотрел на этот мир с отвращением, свойственным только философам и клоунам.

Тото просочился в фургон, помахал Аманде и плюхнулся на стул. Мрачный глаз уставился на Ника.

— Я знаю, кто тебе нужен, браток. Такой человек есть в Амьене. Шлепает паспорта контрабандистам. Я его знаю, СЛУЧАЙНО. Но мне он не откажет. Деньги есть?

— У меня есть кредитка, но по ней меня тут же вычислят…

— Давай, сгодится. Наличные тоже нужны, а кредитку он прибережет на потом. Утром поедем в Амьен. Ты посидишь в машине за городом, а я схожу. Молодец я, девочка?

— Ты ангел, Тото.

Ночь была довольно прохладной, но Ник все равно решил спать на сене рядом с лошадьми.

Мамаша Жози снабдила его двумя одеялами и еще вязаным шерстяным платком странного желто-бурого цвета. Мамаша им явно гордилась.

— Это из Лори и Дори.

— ???

— Наши ламы. Лори и Дори. В шестьдесят пятом их подарили Карло на фестивале в Монтре.

Они выступали у нас лет десять, а потом в Тулузе случилась эпидемия ящура, и нас заставили их пристрелить, моих девочек. А шерсть — это я их вычесывала перед представлением, а потом связала эту страсть. На вид так себе, но тепло, как в печке. Не пожалеешь, сынок.

И вот теперь Ник лежал под звездным небом, вдыхая аромат сена и думая о том, что жизнь, в сущности, может быть прекрасна абсолютно в любом возрасте. А Аманда… Аманда забудет его со временем, и он ее тоже забудет, и все устроится, войдет в свою колею. Он вернется в Манчестер и только изредка станет вспоминать удивительную авантюру, в которую он ввязался.

Зашуршало сено, запахло жасмином и лавандой, и рядом с Ником Картером очутилось прекрасное видение. У видения были пушистые белокурые локоны, зеленые звезды-глаза и улыбка Лилит, той самой женщины, которая, как известно, была еще до Евы.

Аманда Моретти обвила руками шею Ника Картера и сказала страшным шепотом:

— Если ты посмеешь сказать хоть слово о том, что годишься мне в дедушки, я убью тебя.

— Аманда, я…

— Нет, послушай меня. Я испугана, я растеряна, я взбудоражена. Я впервые в жизни совсем не знаю, что со мной будет дальше. Я пришла на сеновал к мужчине, которого знаю всего несколько дней. Мне кажется, это достаточно трудная ситуация для молодой девушки.

— Аманда…

— Поэтому помоги мне, Ник. Просто помоги — и все. Молча.

И прежде, чем он успел разумно и серьезно объяснить ей ее ошибку, Аманда поцеловала его.

А потом было уже как-то не до объяснений.

Он вдруг выяснил, что у нее кожа горячая и гладкая, а волосы прохладные, что ее губы вкусом напоминают землянику, а когда ее дыхание щекочет его грудь, почему-то встают дыбом волоски на спине…

Он был огромным, неуклюжим и корявым, он все время боялся раздавить и сломать это хрупкое тело, он трогал ее так бережно, что она не всегда чувствовала эти прикосновения. А потом в какой-то момент ой прижал ее к себе чуть более страстно — и выяснил с облегчением и восторгом, что под обманчивой внешностью бестелесного эльфа скрывается гибкая лоза, стальной клинок, крепкое, тренированное тело акробатки. И мускулы играют под шелковой кожей, и хочется умереть от счастья, уткнувшись лицом в душистую прохладу этих волос, и чтобы никогда не наступало завтра, в котором он старый, хромой коп из Манчестера, чудовище, которое никогда не расколдует даже такая красавица, как Владычица Зеленых Холмов…

И темная буря, захлестнувшая его изнутри, поднялась огромным валом, накрыла мир вокруг, поглотила звезды и луну, осталось только хриплое, громкое, оглушительно громкое дыхание… да тихий стон, да всхлип и счастливый смех женщины… Осталась горечь от того, что все кончилось, и радость — потому что все только начиналось…

Она не знала, как это делают ПРАВИЛЬНО. Она вообще никогда в жизни не примеряла на себя отношения между мужчиной и женщиной, хотя в цирке все любовные истории всегда на виду, и цирковые дети, с малолетства присутствующие при всех важных событиях, никогда не купятся на такую чепуху, как капуста и аисты.

Она не умела и не знала, как ПРАВИЛЬНО…

Но сегодня ночью, когда схлынуло колоссальное напряжение последних часов, когда впервые за две недели она оказалась в привычной для себя обстановке, — сегодня она отчетливо поняла, что этот немолодой и не очень-то красивый мужчина с переломанным носом и изумленными серыми глазами ребенка ей нужен больше всего на свете.

Потому что с ним не страшно. Потому что его тепло действительно согревает. Потому что за скупостью движений прячется настоящая сила, та, что не напоказ.

И Аманда пошла к Нику. Кстати, еще и потому, что помимо теплых и пушистых мыслей — о нем и о них двоих — была еще одна, острая и холодная, как нож в спину.

Что, если эта ночь — последняя?

И Аманда пошла.

Дядюшка Карло спал у двери, охраняя свое сокровище, но что такое для акробатки вылезти в окно фургона, подтянуться на крышу, бесшумно пробежать и спрыгнуть в мягкую траву?

Мамаша Жози все видела и даже показала Аманде кулак, а потом тут же перекрестила ее.

Мамаша Жози Солейль… Ей ничего не надо было объяснять, хотя жаль, что нет времени. Уж мамаша-то точно знала, как ПРАВИЛЬНО…

Аманда упала рядом с Ником в сено, и последнее, что она запомнила из связных мыслей, — это веселый ужас и недоумение: неужели это тоже я?

И был жар и огонь, искры в ночи, безумная песня крови в ушах, странная слабость во всем теле, удивительное ощущение легкости, жажда быть вместе, стремление взлететь, смех, стон, боль, нежность, одно на двоих дыхание, одна на двоих темнота, и даже в самый последний миг — уверенность и доверие к этому человеку, чье сердце бьется сейчас так часто, словно вот-вот вылетит из груди…

Она утопила свой короткий и счастливый вскрик на груди Ника, впилась изо всех сил пальцами в каменные плечи, закрыла с облегчением глаза и беззвучно засмеялась.

Кто сказал, что нельзя умереть от счастья?..

Когда он проснулся, Аманды рядом не было.

Только запах ее волос, тонкий аромат жасмина и лаванды еще витал вокруг смятой и всклокоченной копны сена, да еще одежды на Нике не было никакой.

Он как раз натянул штаны, когда в рассветной дымке возникла качающаяся и горестная фигура, напоминавшая оглоблю в трауре. Клоун Тото. Он с кроткой завистью обозрел могучую грудь Ника, задержался взглядом на паре-тройке особенно живописных шрамов и заметил:

— Возможно, тебе досталось то, чего недополучил я. Удивительная вещь — Природа… Неужели тебе не холодно?

— Н-нет…

— Странно. Я трясся от холода всю ночь. Собственно, я всегда мерзну. Даже летом. Ну что, пойдем?

Ник торопливо натянул рубашку и спрыгнул со своего ложа.

Малолитражка Тото завелась с третьего раза, но ехала вполне сносно. На окраине Амьена Тото притормозил, напряженно оглядел окрестности, а затем принялся петлять по таким закоулкам, что Ник только диву давался, как печальный клоун вообще ухитряется здесь ориентироваться.

В одном из закоулков Тото остановил машину и велел Нику перебираться за руль.

— Возможно, придется удирать, так что лучше сиди наготове.

— Ты уверен, что мне не надо пойти с тобой?

— Ни в коем случае! Этот тип подозрителен — издержки профессии. Жди.

И Тото с трудом выбрался из машины.

Приблизительно через пятнадцать минут лимит везения, отпущенный им Судьбой, был исчерпан.

При звуке первого же выстрела, донесшемся из дома, Ник стал судорожно заводить почтенную малолитражку. На третьем выстреле из подъезда вывалился Тото. Вид клоуна был ужасен — кровь заливала его лицо, левая рука безвольно повисла. Однако он довольно резво запрыгнул на пассажирское сиденье и рявкнул:

— Гони!

Они вылетели на относительно широкую улицу, и Ник понял, что даже приблизительно не представляет, в какую сторону ехать. Он повернулся к Тото, больше всего боясь увидеть бездыханное тело своего проводника по преступному миру Амьена, но, к своему изумлению, увидел, что Тото, глупо хихикая, облизывает кровавые потеки со своих щек.

— Так ты не ранен?

— Я? Нет. Я контужен, это точнее. Благоверная моего друга как раз сегодня решила вернуть его в лоно добропорядочных жителей Амьена, а тут я со своими деньгами. Это варенье. Она разбила две банки об стену и по одной — об наши головы.

— Тьфу! Я думал, тебя убили…

— Сейчас направо. Теперь налево. До церкви и там тоже налево. Между прочим, получить банкой по голове не так уж и приятно.

— Я думаю! Значит, документов нет?

— Есть, но мало.

— Это как?

— Есть водительские права на женщину двадцати пяти лет, белую, уроженку Бордо.

— Не понял?

— Я успел схватить то, что лежало на столе.

Ему оставил твою кредитку. Наличные сэкономил. Разве я не молодец?

— А фотография Аманды?

— С этим сложнее. Придется вклеивать самим.

Нельзя сказать, что с этими документами она сможет путешествовать по миру, но для парома в Кале может и сойти.

— Тото, ты соображаешь? Там же таможня.

— Главное для вас — выбраться отсюда, не так ли? В Англии тебе скорее поверят, сам говорил.

— Да зачем мне тащить ее с собой!

Тото изумленно икнул.

— Как зачем? Она же в тебя втюрилась. А ты в нее, это сразу видно. И потом, если ее здесь оставить, полиция непременно ее зацапает.

— Тото, я планировал побыстрее добраться до Англии, но побыстрее — значит, в одиночку.

— Знаешь ли, дружок, я бы сказал, что в твоем возрасте не стоит отказываться от помощи такой девушки, как Аманда.

— Знаешь ли, дружок, сейчас один унылый клоун может получить по…

— Смотри! Ник, смотри, что это?!

За разговорами горе-заговорщики успели доехать до поворота к лагерю, и теперь Тото указывал на столб черного дыма, поднимавшийся над невысоким лесом. Как раз в той стороне, где цирк Моретти развернул свою стоянку.

Тото решительно вытолкнул Ника из машины.

— Беги лесом и будь осторожен. Я отвлеку врагов…

— Каких врагов, Тото, ты даже не знаешь, кто там.

— Возможно, я и дурак, но отнюдь не слабоумный. Вряд ли полиция примется жечь имущество бродячего цирка. До нас добрались нехорошие ребята, Ник, и ищут они Аманду, поэтому поспеши.

С этими словами Тото нажал на газ и уехал, а Ник чертыхнулся и бросился сквозь лес к лагерю.

Аманда и Мамаша Жози в буквальном смысле поймали его за ноги, когда он уже был готов вылететь из зарослей на поляну. Лицо Аманды было залито слезами, испачкано копотью, а Мамаша Жози выглядела на все свои семьдесят с лишним. Жестами обе женщины приказали ему молчать, и Ник послушно уселся на землю.

На поляне тем временем разворачивались не слишком веселые события. Цирковых согнали в центр поляны и усадили на землю зловещего вида молодые люди, вооруженные автоматами.

Лица некоторых из них были закрыты масками, прочие обходились без них. Командовал налетчиками маленький толстячок с бакенбардами и лицом гнома из сказки. Впрочем, выражение этого лица здорово портили холодные и жестокие глаза, наводившие на мысли об акулах Карибского моря.

Толстячок уселся на перевернутое ведро и спросил на удивление звучным и не лишенным приятности голосом:

— Так, значит, никто из вас не знает, где сейчас находится Аманда Моретти? Молчите?

Понимаю, вы напуганы и ошарашены. Вам трудно поверить, что люди, ворвавшиеся в ваш лагерь с автоматами ранним утром, хотят вам только добра. Тем не менее, это так. Мсье Моретти?

— Да. Это я. Как мне называть вас… благодетель вы наш?

— Зовите меня Жофре. И не иронизируйте, не надо. Дело в том, что у меня действительно нет причин вредить вашей труппе. Я хочу только одного: найти Аманду. Потому что ей угрожает опасность.

— И вы хотите ее спасти?

— Я же сказал, не нужно иронии. Просто девочка по недоразумению — или даже неведению — захватила одну вещь, которая ей не принадлежит. Более того, чем дольше эта самая вещь находится у малютки Аманды, тем большей опасности та себя подвергает.

— Послушайте, Жофре, или как вас там. Две с лишним недели назад Аманда нас покинула.

Уехала с каким-то типом, предложившим ей хорошую работу. Я его в глаза не видел, этого типа, и был против, но уже через несколько дней моя Аманда прислала нам деньги. Много денег. Мы смогли купить лошадей и новое оборудование, раздали долги — одним словом, дела пошли хорошо. Где Аманда сейчас, я просто не знаю. Мы не виделись, понимаете вы это?

— Понимать-то я понимаю, только вот в чем беда: один мужичок из деревни Аври-сюр-Нюа сказал нам, что буквально позавчера Аманда спрашивала у него, куда вы с цирком отправились. А вчера утром ее видели уже в Амьене. Уж если она так быстро добралась из Парижа до Амьена, то интересно, что могло задержать ее на последних семи километрах, разделяющих Амьен и вашу стоянку?

Карло Моретти гневно фыркнул.

— Ты можешь высчитывать ее маршруты по карте, гадать на кофейной гуще или корчить из себя Наполеона, но от этого суть дела не меняется. Аманды в лагере нет.

Жофре поднялся на ноги и отряхнул брюки.

— Что ж, жаль, очень жаль. Прежде всего жаль крошку Аманду. Знаешь ли, папаша, с ней вместе увязался один тип — по сравнению с ним мои ребята просто выпускники воскресной школы. Что, если он пристукнет твою девочку? Или, хе-хе, еще что-нибудь с ней сделает?

Карло уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но в этот момент раздался пронзительный голос Тото:

— Где вы все?! Эгей! У вас же лошади разбегутся. Дядюшка Карло, я отвез заявление насчет кражи каната в полицию, они сейчас подъедут…

Тото появился на полянке слишком неожиданно. У одного из бандитов сдали нервы, и он нажал на курок.

Долговязый клоун упал, как подкошенный.

На груди расплывалось большое красное пятно, тут же завопил кто-то из женщин. Жофре злобно огляделся по сторонам и рявкнул своим парням:

— Уходим, идиоты! Кто приказывал стрелять?!

Затем он обернулся к Карло Моретти и прошипел:

— Я не прощаюсь, достойный друг мой. Полагаю, ваша птичка все же попытается вернуться в гнездышко. Лучше для нее и для вас — вас всех, я имею в виду, — немедленно известить об этом меня.

С этими словами Жофре стремительно покинул поляну. Послышался шум моторов, несколько машин отъехали, и вскоре все стихло.

Аманда, вся в слезах, вылетела из кустов, за ней спешила, прихрамывая, Мамаша Жози, позади шел Ник.

Тото лежал на траве, хрипло и часто дыша.

При каждом выдохе кровь толчками выплескивалась у него изо рта. Карло стоял возле клоуна на коленях, с другой стороны с размаху упала на колени Аманда. Ник встал у нее за спиной.

За двадцать пять лет службы он видел достаточно смертей, чтобы понять: рана Тото смертельна.

Аманда схватила клоуна за руку, прижала ее к груди.

— Тото! Миленький, потерпи, сейчас мы отвезем тебя в больницу…

— Нет… маленькая… поздно… ухожу… Ник, возьми права в кармане… не бросай ее… Ами, тебе хоть раз было смешно в репризе… про куклу?..

— Да, да, клянусь тебе, это же была замечательная реприза, просто я тебе никогда не говорила…

— Карло… спасибо тебе… за все, старый друг…

И прости…

— Тото, старый ты дурак! Это ты меня прости! Тото!

Окровавленная щека клоуна приникла к траве, взгляд потух, и тут же в голос заплакала Мамаша Жози, а вслед за ней и другие женщины.

Глава 10 Контрабанда

Карло Моретти поднял голову и устало посмотрел в глаза Нику.

— Извини, сынок, но, боюсь, вам с девочкой надо бежать. Полиция так и так будет здесь уже совсем скоро. Мы должны сообщить про Тото…

Ник дернул щекой, стиснул в карманах огромные кулаки и тихо ответил:

— Я понимаю. Вы запомнили тех… с автоматами?

— Запомнил. И Жофре этого описать смогу.

За нас не переживай. Бродячий цирк ко всему привычен. Пойдем в фургон. Жози, прекращай рыдать. Девочки, накройте Тото чем-нибудь и отнесите в его палатку. Клод, дуй в деревню к телефону и вызывай полицию. У тебя должно уйти на это не меньше сорока минут, понял?

В фургоне Карло достал из маленького переносного сейфа пачку денег и молча сунул их Нику. Ник кивнул, спрятал деньги и мрачно произнес:

— Мы постараемся дать вам знать из Кале.

Карло покачал головой.

— Нет, друг мой, из Кале — вряд ли. Слушай и запоминай, на повторение времени нет. Поедете до Булони, оттуда свернете на побережье.

Аманда бывала в тех местах, подскажет. В семи километрах от Кале стоит маяк Мон-Реми. Не знаю, кто там смотритель сейчас, а после войны был папаша Ги. Все контрабандисты считали его добрым духом тех мест. В любом случае, там можно раздобыть лодку.

Ник недоуменно посмотрел на Карло. Он что, считает, что они с Амандой поплывут в Англию на веслах? Нет, там, конечно, не очень далеко, но все-таки…

Карло сердито фыркнул.

— Что ты так на меня смотришь? В Кале таможня, полиция, ваши портреты и описания, а у вас на двоих одни водительские права. Вы и есть — самая настоящая контрабанда.

Через десять минут сборы были окончены.

Мамаша Жози поцеловала и перекрестила Аманду, Карло пожал руку Нику, а потом проводил их до машины, при виде которой Ник едва не расхохотался.

Смешной «жучок-фольксваген» был покрашен в ярко-алый цвет, а на дверях красовались желтые цветочки и голубые звездочки. Выглядела машинка неплохо, в ней прекрасно смотрелись бы девчонки в бикини, едущие на побережье загорать, но для двух беглецов транспортное средство было явно ярковато. Карло смущенно пожал плечами.

— Зато у нее мотор работает как часы. И если за рулем будет Амандина в темном парике…

— В чем?!

Проследив взгляд старого циркача, Ник обернулся. Перед ним стояла развеселая девчонка с ярко-вишневыми губами, блестками на веках, рыжими веснушками на носу и с двумя симпапичными каштановыми хвостиками. Честно сказать, Аманду он в ней узнал только по глазам.

— Шикарно! Эх, к такому камуфляжу бы еще настоящие права…

Мамаша Жози протянула ему пластиковую карточку. Ник с изумлением увидел, что фотографию Аманды на нее успели вклеить, а также заляпали все права какими-то фиолетовыми пятнами.

— Что это?

— Это — краска для волос. «Дымчатый топаз», я им пользуюсь. Если пролить на любую светлую поверхность, оставляет вот такой жуткий оттенок. Бутылочку я тоже положила, так что, если патруль все-таки вас настигнет, вы и их сможете обляпать.

Аманда невесело усмехнулась.

— Боюсь, это будет скорее актом отчаяния.

Дед… надо ехать.

— Да, и поскорее. Не реви, девочка. Я знаю, ты переживаешь за Тото… Он хорошо умер. Правильно.

— Нет.

— Не спорь со мной. И поезжай. Ник — удачи!

Береги мою девочку.

— Буду.

— Знаю, что будешь. И не обижай ее.

— Я?

— Ты, ты. Не таращи глаза, тебе не идет. Ну… с Богом.

Все быстро и бурно обнялись, потом Аманда прыгнула за руль, а Ник, кряхтя и согнувшись в три погибели, полез на заднее сиденье. Сиденье рядом с водителем было предусмотрительно снято, а на его месте лежал ворох тряпья. Им — по мысли великой конспираторши Мамаши Жози — должен был накрыться Ник в случае, если их остановит полиция. Ник, разумеется, не собирался этого делать, но без переднего сиденья было гораздо удобнее.

Аманда вырулила с полянки на дорогу, и вскоре смешная машинка уже неслась по шоссе.

Ник с удивлением отметил, что мотор у малышки и впрямь замечательный.

Им предстояло ехать часа три, и вскоре Ник задремал, но из забытья его вырвал голос Аманды.

— Не спи. А то мне страшно.

— Не сплю. Но и бодрым меня не назовешь.

Бессонные ночи в моем возрасте…

— Ник!

— Не буду, не буду. Аманда…

— Что?

— Я так и не сказал тебе…

— О чем?

— Ладно, потом. Сейчас это было бы глупо. В этой машине я могу поместиться, только сложившись три раза.

— Расскажи мне что-нибудь.

— О чем?

— Не о чем, а о ком. О себе. Должна же я знать человека, с которым собираюсь связать всю свою жизнь.

— Аманда, ты…

— Расскажи О Себе!

— Хорошо, хорошо. Значит, так: родился я в Англии, в городе Манчестере. Было это столько лет назад, что твои родители еще не родились, а стало быть, я гожусь тебе…

— В любовники. Ты годишься мне в любовники. Ты один. Больше никто на это не годится.

Если ты комплексуешь по поводу своего возраста, то давай продадим ожерелье, уедем на Багамы, сделаем тебе пластическую операцию и покрасим волосы в черный цвет, только это все равно ничего не изменит! Все?

— Все. Понял. С тобой так нельзя. Ты очень пылкая.

— И страстная.

— Да уж.

— Ну скажи, я страстная?

— Ты? Ты красивая.

— И все?

— Еще ты отчаянная. Теплая. Гладкая и извилистая… Стоп, а то сейчас мы договоримся. Лучше уж про меня. Итак, Манчестер. В тот год «Манчестер Юнайтед» выиграл Кубок Англии в восьмой раз, и моя матушка была на финальном матче. Собственно, там я и родился.

— После свистка?

— Нет, в перерыве. Отец потом долго не мог ей простить, что так и не посмотрел второй тайм.

— Они живы?

— Родители? Нет, давно нет. Мама работала на ткацкой фабрике, чесальщицей. Там долго не живут. Легкие портятся, А отец был шофером-дальнобойщиком. Возил грузы через всю Англию, от Плимута до Эдинбурга. Разбился.

— Ты был уже взрослый?

— Нет, совсем малыш, четыре года. Знаешь, я его толком не помню, но друзья его говорили потом, что я вылитый он.

— А я на маму похожа. Так говорит Жози. А про отца я ничего не знаю. Дядя… дед Карло сердится, когда я про него спрашиваю. Давай дальше.

— Дальше не больно интересно. После материной смерти — это я уже подростком был, двенадцать лет мне брякнуло, — взяла меня к себе тетка, сестра мамина. У нее своих было четверо, я не особенно мешал, но и помощи тоже не оказывал. Стал хулиганить, с ребятами взрослыми связался…

— Ох. С бандитами?

— Нет. С хулиганами. Это разные вещи.

— Чем же?

— Ну… хотя бы по срокам, которые дают одним и другим. Так вот. Был я горе в доме, позор семьи и ужас окрестных улиц. Здоровенным я вырос, в двенадцать мог легко шестнадцатилетнего в драке одолеть, поэтому шпана меня очень уважала и всячески перетягивала на свою сторону. Однажды случилось… ну, в общем, правонарушение случилось, и попал я в полицию. А было мне уже шестнадцать с половиной, а выглядел я на все двадцать. И вот один сержант из полицейского участка, Метьюс, говорит мне: «А не пойти ли тебе, Ник, к нам? И ты при деле, и зарплата хорошая, и тетке твоей облегчение, и всю шпану ты в округе знаешь — всем хорошо». Я, конечно, только засмеялся, потому что по моим тогдашним понятиям ничего хуже легавых быть не могло. Но год спустя о том разговоре я вспомнил, потому что попался уже по-крупному и светила мне тюрьма.

— И ты попросился в полицию?

— Не совсем… В саму полицию меня никто брать не собирался, но в полицейскую академию меня взяли.

— Ух ты!

— И вот представь — я успел уже сержантом стать и первую награду заработать, а ты все еще не родилась…

— Ник!

— Молчу, молчу, это я так, к слову.

— Ну? Ты правда замолчал, что ли? Рассказывай дальше.

— А дальше все. Кончилась история. Двадцать пять лет я служу в полиции Манчестера, в уголовном отделе. Когда окончательно озверею выйду на пенсию. Все.

— А подвиги?

Ник засмеялся, но смех вышел невеселым.

— Подвиги — это не у нас, Аманда. У нас рутина. Бытовуха. Муж жену пырнул ножом, жена мужа оглушила сковородкой… Родители напились и забыли ребенка на улице. Бродяжил полгода, пока случайно не встретился с мамашей. Пьяные подростки приставали к прохожим после матча… Нет, девочка, подвигов у меня особых нет. Ты разочарована?

— Нет, просто… У тебя вид такой… как у копа из кино. Который всех спасает, палит направо и налево, дерется с пятерыми сразу, стены прошибает…

Ник не удержался и потрогал светлый завиток, выбившийся из-под каштанового парика.

Тут же стало трудно и горячо дышать, и он в который раз удивился такой мальчишеской, неудержимой реакции собственного тела.

Прекрати, слышишь, прекрати, легавый! Ты — старый пень, ты старше ее даже не вдвое, ты не можешь быть с ней, потому что не можешь быть с ней никогда…

Но как отказаться от этих глаз, от прохлады этих волос, от шелка кожи под твоими грубыми пальцами, от того ощущения молодости и силы, которое появляется у тебя только рядом с ней?..

— Ни-ик!

— А? Прости, задумался. Что ты говоришь?

— Я говорю, а семья? Семья у тебя есть? А то я решила связать с тобой свою судьбу, а у тебя, может, семеро по лавкам?

Ник криво ухмыльнулся.

— Нет, в этом смысле я совершенно свободен.

— И никогда не был женат?

— Почему никогда? Был. Не очень долго. Но давно. Десять лет назад мы развелись.

— Почему? Или нельзя спрашивать?

— Тебе можно. Только я не уверен, что знаю ответ. Иногда мне кажется, что не надо было жениться, что виноват во всем один я, и Мэри терпела, сколько могла. Иногда — что Мэри виновата. Потому что не смогла потерпеть еще.

— Понятно…

— Да нет, вряд ли. Потому что мне и самому не все понятно. Сложная это штука, девочка. Мне и самому с собой нелегко, а уж каково приходилось Мэри…

— Просто она хотела, чтобы ты был — для нее.

— Этого все хотят.

— Не правда. Я хочу, чтобы ты просто — был.

И я рядом.

— Аманда…

— Тихо! Лезь под тряпки. Патруль!

Патруль состоял из двух очень галантных и очень молодых жандармов. Ник их слышал, но не видел, поэтому мог только догадываться, какое сногсшибательное впечатление произвела на них Аманда.

А эта артистка разошлась не на шутку. Хихикала, болтала без умолку, расспрашивала про дорогу и мотели, потом завизжала — видимо, добрались до прав, испачканных краской для волос, — потом начала сокрушаться и предлагать свою помощь, а еще через пару невыносимо долгих минут машина тронулась, и Ник услышал голос Аманды, усталый и чуть дрожащий:

— Вылезай. Я сейчас умру.

— Аманда, ты гениальная актриса.

— Я сейчас лопну… Как ты думаешь, мы уже достаточно далеко отъехали?

Ник бросил взгляд на спидометр и кивнул.

От поста их отделяло уже не меньше трех километров.

Остановив машину на обочине, Аманда с истошным воплем кинулась в кусты; Ник, улыбаясь, вылез из машины, размять ноги.

Его натренированный слух уловил полицейскую сирену почти мгновенно. Ник торопливо кинулся к водительскому сиденью, снова чертыхнулся, сложившись пополам, дал газу и просто съехал в кювет. Густые кусты, к счастью почти не пострадавшие от маленькой машинки, сомкнулись над ней, и Ник успел только выкатиться на землю и замереть, когда мимо по шоссе с воем пронеслись несколько полицейских машин.

Через несколько минут, когда сирена окончательно стихла вдали, Ник с трудом выбрался из-под кустов и осторожно огляделся. Аманда замерла метрах в двадцати от дороги. Она прижала руки к груди и с ужасом смотрела на него.

Ник успокаивающе махнул ей рукой.

Через мгновение, она повисла у него на шее, дрожа всем телом и тихо всхлипывая.

— Никакая я не артистка! Они не поверили!

Не поверили!

— Перестань. Мы же успели. Они нас не заметили, теперь поедут до ближайшего города, потом прочешут проселочные дороги, а мы будем уже далеко.

— Ник, я боюсь.

— Не бойся. Ты смелая, сильная, ловкая, талантливая… красивая.

Он поцеловал ее прямо в глаза, полные слез, ощутил на губах их соль, обнял девушку покрепче и стал целовать еще и еще. Некоторое время она вздрагивала, не в силах сбросить напряжение, но потом Ник почувствовал, как расслабились ее плечи, как налились жаром нежные губы — и вскоре они уже опустились на мягкий мох, неистово лаская друг друга и позабыв обо всем на свете.

Если бы это произошло на несколько минут позже или не произошло бы вовсе, Жофре и его люди непременно заметили бы их с дороги.

Три черных «мерседеса» пронеслись по шоссе и растаяли вдали. Жофре направлялся в Кале.

Глава 11 Аманда

Сказать по правде, я вела себя как глупый щенок. Вокруг нас клубились толпы врагов и противников, нас искала полиция, искали бандиты, у нас не было документов… А мы целовались посреди худосочного леса и раздевали друг друга, словно парочка подростков, сбежавших на природу.

Уже потом, лежа на широкой груди Ника и глядя в осеннее небо, я вдруг подумала о том, что совершенно не представляю себе жизни без него. То есть вообще — жизни, в которой я без Ника. Мне казалось, он всегда был рядом со мной, просто отлучался надолго, а так — рядом.

И уж совсем потом, когда стало холодать и мы начали одеваться, вернулся липкий мерзостный ужас. Я снова вспомнила весь тот кошмар, в который ухитрилась влипнуть по собственной, можно сказать, инициативе. Вспомнила Узкого, вспомнила пропитавшуюся кровью подушку в моем номере. Вспомнила наш безумный бег по ночному Парижу и грузовик, в который мы запрыгивали почти на ходу.

Странно, Ник был таким огромным, таким неуклюжим на вид — но на самом деле все его движения были грациозны и точны. Бежал он, несмотря на хромоту, упруго и легко, почти не сбивая дыхания. Подтягивался на руках без видимых усилий. А еще я вспомнила его замечательную особенность — когда мы с кем-то разговаривали, он непроизвольно и очень четко выдвигался вперед и вбок, с таким расчетом, чтобы загородить меня в момент неожиданной атаки.

Совершенно ничего удивительного не было в том, что рядом с ним я чувствовала себя в безопасности.

Кроме того, он оказался великолепным любовником. Самым лучшим на свете. И неважно, что мне не с кем было его сравнивать. Я просто знала это — и все.

Об ожерелье я даже не вспоминала. Оно лежало у Ника в кармане, а для меня это все равно что в сейфе швейцарского банка. И насчет переезда в Англию я тоже почти не волновалась.

Раз Ник со мной, все получится. Главное — добраться до маяка Мон-Реми.

До него оставалось еще изрядно, но мы довольно бодро шагали по лесам и полям прекрасной Франции, которая особенно хороша тем, что в ней все рядом. Это вам не Америка, где можно сутки ехать по трассе и не встретить ни одного человека. Через два с половиной часа, пройдя приблизительно восемь километров, мы оказались в пригороде Монфлери, маленького городочка, от которого до Кале ходил рейсовый автобус.

И здесь нам тоже повезло. Чуть раньше или чуть позже — в автобус мы бы поместились без труда, и тогда первый же любознательный патруль отловил бы нас без всяких усилий, но мы попали именно в тот час, когда рыночные торговки и торговцы, а также их последние покупатели отправляются по домам в окрестные деревеньки.

Автобус кудахтал, крякал и хрюкал, мне на голову свалилась корзина, а Ник был вынужден держать чей-то велосипед. Плакали дети, ругался водитель — все это так напоминало наш цирк в день приезда или отъезда, что я совершенно успокоилась. Договорившись с шофером, что он предупредит нас заранее перед поворотом на Мон-Реми, я привалилась плечом к Нику и почувствовала себя уже не такой несчастной.

В голову лезли всякие мысли, были среди них и невеселые, но я постаралась отогнать их прочь.

Буду лучше думать о Нике и о том, как у нас с ним все получилось. А о будущем — не буду. Бесполезно и страшновато.

Нельзя сказать, что я была такой уж невинной девицей. То есть в техническом смысле — безусловно, но в принципе…

Цирковые дети очень хорошо осведомлены о физиологии человека, потому что это важно для работы. Мальчики никогда не будут глупо хихикать, а девочки не станут стесняться во время своих критических дней. Кстати, иногда от этого зависит жизнь. Все цирковые знают жуткую историю в цирке Флери, когда молоденькая и неопытная ассистентка дрессировщика тигров скрыла, что у нее месячные, и вышла на манеж.

Взбесившиеся хищники набросились на нее и растерзали, а затем искалечили самого дрессировщика, и их пристрелили униформисты., Все этапы ухаживания и дальнейших, уже не столь платонических отношений между мужчиной и женщиной в цирке проходят практически на глазах у всех, так что это тоже не тайна.

Теоретическая подготовка у меня была отличная, ну а практика…

Дядюшка, то есть дедушка Карло держал меня на коротком поводке, и теперь я знала, почему. Теперь. Но раньше меня страшно злило то, что Карло, прямо скажем, немолодой человек, сошелся и живет с нашей наездницей Маритой, а она старше меня всего на пять лет! При этом мне самой запрещалось даже целоваться с мальчиками.

Мальчиков было двое — Клод и Жерар. Клод работал в номере акробатов Солейль, его выкидывали под купол и ловили на плечи всей пирамиды. Жерар был жонглером, и перед ним я преклонялась, потому что в силу взрывного темперамента никогда не могла освоить жонглирование более чем четырьмя предметами. Жерар жонглировал двадцатью, а еще потрясающе целовался, что было неудивительно, учитывая возраст — двадцать один год — и внешность херувима.

Однако не с ним, а с моим ровесником Клодом мы однажды едва не дошли до грехопадения, но нас застал Карло и гнал потом обоих вожжами по всему заднему двору шапито. И с тех пор другого шанса у нас не было.

Впрочем, это даже и вспоминать смешно, потому что с Ником все получилось совсем не так.

С Клодом было любопытство, детское желание узнать, посмотреть, потрогать… А к Нику я пришла, потому что сердце мое разорвалось на две половины, и одна осталась у Ника.

Я впервые ощущала силу мужчины, власть его рук, мощь его тела, вдыхала пряный аромат его возбуждения — и почти по-звериному, инстинктивно понимала: это он, мой мужчина.

Именно поэтому я и не боялась, не стеснялась, не хихикала и не визжала — я получала наслаждение и училась дарить его в ответ. Это очень просто, когда любишь. Так просто, что на объяснения не хватает ни слов, ни сил…

Водитель рявкнул: «Мон-Реми!», и я вздрогнула, спихнула проклятую корзину и схватила Ника за рукав.

Мы выбрались из душного автобуса, тот чихнул черным дымом и укатил. Через пару минут мы остались одни наедине со всем миром.

Море открылось за холмом, серое и бирюзовое, кое-где уже подернутое осенней вечерней дымкой. Берег здесь был каменистым, неприветливым, а мы и вовсе стояли на обрыве, и казалось, до цивилизации тысяча километров, а здесь только мы, море и огромная серая башня маяка.

Мон-Реми помнил Французскую революцию, Наполеона и Реставрацию. Здесь скрывались беглецы от всех режимов, каторжники, которым посчастливилось улизнуть, контрабандисты, темные личности и пламенные революционеры. Камни Мон-Реми бесстрастно давали приют всем.

Смотрители маяка в разные годы жили то в маленьком домике у подножия башни, то в самой башне, на одном из нижних этажей. Дядюшка Карло возил меня сюда в детстве, тогда смотрителем был какой-то его приятель. Я смутно помнила угрюмого высокого старика с крючковатым носом и пронзительными глазами. У старика была собака, такая же старая и угрюмая, как и он сам, но мы с ней дружили, и пока дядюшка с приятелем пили вино и беседовали, мы с собакой сидели на теплых камнях и смотрели на море. Это было целую вечность назад, лет пятнадцать или около того, так что я не рассчитывала застать здесь знакомых. Мсье Гийом! Вот как звали того старика!

Мы подошли к маяку и остановились, пытаясь углядеть хоть кого-то живого. Ни звука. Вокруг посвистывал ветер, далеко в море гудел паром, везущий пассажиров в Англию…

Ничего удивительного, что я заорала в голос.

Он неожиданно подошел сзади и спросил насмешливым и скрипучим голосом:

— Что-то потеряли, молодые люди? Или стараетесь найти?

Я спряталась за Ника, а Ник был совершенно спокоен. Впрочем, ему нечего было опасаться — старикашка не мог представлять угрозы для такого громилы, как мой английский полицейский.

Ник слегка кивнул в знак приветствия и негромко сказал:

— Мой добрый знакомый Карло Моретти рассказывал мне об этом маяке и его хранителе, папаше Ги. Я решил показать это место моей… невесте.

Я была слишком занята своими восторгами по поводу последнего слова, произнесенного Ником, и потому не сразу заметила, что старикашка смотрит на меня пронзительным и строгим взглядом. А потом он вскричал:

— Так-так-так! Значит, сопливая девица с разбитыми коленками выросла и называется невестой? Надо же, а в те годы, когда я ее знал, она вряд ли кому-то приглянулась бы. Удивительно была соплива, удивительно!

И тогда я поняла, что передо мной мсье Гийом. И если тогда ему было лет сто пятьдесят, то сейчас всего лет на пятнадцать больше. И еще я поняла, что уж эту ночь мы с Ником точно проведем в безопасности.

Провести-то мы ее провели, только вот по отдельности. Сразу после ужина, который я проглотила, не жуя, Ник со стариком Гийомом отправились на воздух и разговаривали там до тех пор, пока не стемнело. Потом они вернулись — но только для того, чтобы выдать мне грубый рыбацкий свитер, шерстяные носки и одеяло, после чего меня отправили спать, точно ту самую сопливую девчонку. Я лежала на жесткой койке и лелеяла планы отмщения.

Сейчас пойду и подслушаю, а когда они соизволят посвятить меня в свои планы, презрительно скажу: «Подумаешь! Даже младенец догадается, что надо делать!». С этими мыслями я на секундочку прикрыла глаза — и провалилась в темноту сна.

Ник сбросил камушек с обрыва и задумчиво уставился в стремительно темнеющую синеву неба. Где-то там, в той стороне, Англия, лорд Джадсон Кокер Младший, Манчестер, полицейский участок… Прошлая жизнь.

Смотритель маяка раскурил неимоверно вонючую трубку и уселся на большой плоский валун, предварительно постелив на него кусок войлока.

— Старый Карло остался романтиком. Контрабандисты! Все осталось в прошлом.

Ник усмехнулся, не глядя на старика.

— Возможно. Наверное, мы в Англии всей страной остались в романтиках, потому что у нас контрабандистов полно.

— Да? И что везут?

— Всякое. Пиво, сигареты, орехи. Иногда порнуху.

— Надо же. Столько лет — а ассортимент прежний.

— Да уж. Вот что, мастер Ги, я ведь знаю, чего вы темните. Я из полиции, потому вы мне и не доверяете. Поверьте, мне нет дела до того, что везут с той стороны на эту, минуя таможню, равно как и в обратном направлении. Я на таможне не служу.

— Это, конечно, да, но ведь, сам понимаешь, ежели полиция…

— Я вам больше скажу. У меня вообще есть серьезные сомнения в том, что я еще служу в полиции. Уж больно неудачно все получилось.

Объясняться с начальством мне придется еще очень долго.

— Бюрократы!

— Есть немного. Но это мои трудности, и из них я выберусь сам. А вот Аманда…

— Как выросла! Настоящая красавица, вылитая мать.

— Вы знали ее мать?

— А как же? Во-первых, ее тогда, почитай, пол-Франции знало. Без страховки под куполом, такой номер тогда и в больших цирках мало кто делал. Во-вторых, я ведь с Карло и его оболтусами знаком почти полвека. Оболтусы, ясное дело, менялись, но мысль моя понятна.

— Понятна. Так вы поможете Аманде?

— Хитрый английский коп! Слушай меня, сынок. Моторки у меня нет, катера тоже, и это сильно осложняет вашу задачу. Вернее, твою.

Потому что на веслах придется идти тебе.

— До Дувра?

— Не язви, не время. Слушай. Паром отходит из Кале в десять утра. Идет он с достаточно приличной скоростью — это одна сторона треугольника. Расстояние от Мон-Реми до порта Кале — другая сторона. Тебе придется плыть по гипотенузе, которая всегда длиннее.

— Я не был силен в математике, но это помню.

— Таможня находится не на берегу, как думают многие. Она подплывает на большом пограничном катере уже в море, когда никто не может сойти с парома. Час с лишним идет досмотр, еще минут сорок — заполнение деклараций. Считай, в полдень паром в открытом море.

Нужно прибавить еще несколько километров, потому как на море далеко все видно, тут кустов нет, а уж после этого догонять паром и подниматься на борт. — Если это так просто, почему бы всем так не делать?

— Я не сказал, что это просто, мой юный друг. Я обрисовал техническую, так сказать, сторону. Насчет простоты: тебе придется грести минимум восемь километров, причем не по тихой речушке, а по морю. Это тяжело. Кроме того, тебе нужно не сбиться с курса — этим займется девочка, я ей все объясню. Далее: вам надо догнать паром, причалить к нему и убедить капитана, что вас нужно взять с собой. Я бы рекомендовал глубокий обморок.

— Что?

— Не твой, конечно. Амандин. Шлюпка посреди моря, в ней прелестная девушка, бездыханная, рядом — безутешный и обезумевший от горя мужчина. Это будешь ты.

— Мастер Ги, план шикарный, но ничего не выйдет. Наверняка у капитана есть ориентировки, в особенности на прелестную девушку.

— Да? Да, ты прав. Что ж, как ни жаль, но придется использовать старые связи. Значит, так: подплываешь к парому, просишь позвать Анри Лебена. Передаешь ему привет от папаши Ги.

— И?

— И все. Да, девочка в это время прячется на дне шлюпки. Ей придется пролежать там, пока шлюпку не поднимут на тали.

— А почему…

— Многие знания — многие скорби. Так сказано в Библии, и у меня нет оснований ей не верить. Анри Лебен — это помощник капитана.

Достаточно?

— В принципе… Во сколько мы отплываем?

— Вот это разговор! В пять надо встать, в шесть отплыть. Еще надо научить девочку обращаться с компасом. Так что — отбой.

Ник задумчиво кивнул, но сразу в дом не ушел, и старик Ги видел, как широкоплечий, кряжистый мужчина сделал несколько резких круговых махов руками, а потом неожиданно легко согнулся пополам, присел и распрямился в высоком прыжке.

Никто, кроме самого Ника, не знал, чего ему стоили эти движения. Тело сорокалетнего мужчины, давно забросившего занятия спортом, отчаянно сопротивлялось даже этим небольшим нагрузкам, а уж что предстояло вынести этому телу завтра, Ник старался не думать.

Раз надо — он все равно доплывет. Тем более что рядом будет Аманда.

Глава 12 В море

Рассвет еще только-только осветил линию горизонта, когда старик Гийом разбудил своих гостей. Аманда проснулась быстро, но в себя пришла не сразу. Сидела румяная, пушистая со сна, сонная и хлопала своими зелеными глазищами. Выглядела она при этом именно так, как должны выглядеть только что проснувшиеся ангелы.

Ник смотрел на нее со смешанным чувством восхищения и зависти — сам он проснулся, ощущая, что лицо съехало куда-то вбок, а все мышцы затекли. Единственный, на кого чары Аманды не произвели никакого впечатления, был старик Гийом. Он, судя по всему, вообще не ложился, потому что был бодр и деятелен, а кроме того, уже явно успел побывать на берегу, потому что сапоги и брюки до колен у него были мокрые.

Гийом и прикрикнул на своих постояльцев:

— Подъем! Выбиваемся из графика. Николя, возьми в шкафу теплый свитер и шапку. Девочка, носки не снимай, а на ноги надень мои башмаки. Хлеб и ветчину возьмете с собой, в чай налейте коньяку, а маленькую фляжку я вам уже сунул в рюкзак. Через пятнадцать минут жду вас на берегу. Да, не забудьте сходить сами знаете куда! В море будет несподручно.

Аманда фыркнула и выбралась из-под одеяла, Ник смущенно покосился в ее сторону. Все-таки нехорошо выглядеть такой свежей!

На берегу их ждал сюрприз, точнее, Ника.

На корме шлюпки красовался довольно устрашающего вида мотор. Папаша Ги горделиво похлопал по нему рукой и сообщил Нику:

— Ему сорок пять лет и он от мотоцикла. Учти, отрываю от сердца, потому что волнуюсь за сопливку Карло. Сдается мне, ты не великий моряк.

— Не особенно. А он работает?

— Не груби старшим. Он простоял у меня в сарае много лет. Когда у меня были козы, я с его помощью наладил автопоилку. Потом он некоторое время отдыхал, ночью сегодня я его смазал и заправил бак… Короче говоря, километра за три я тебе ручаюсь. Потом — не гарантирую, но когда старичок откинется, смело бросайте его за борт и гребите веслами. Свое он прожил. И не один раз.

Ник кивнул, продолжая с сомнением разглядывать ржавый агрегат. Гийом пояснил на всякий случай:

— Он поможет вам преодолеть самые трудные километры. Волна сегодня небольшая, но частая, сносить к берегу будет изрядно. По крайней мере, сможете отойти в открытое море.

Аманда легко сбежала по откосу и бросила в лодку рюкзак, потом повернулась к Гийому.

— Я готова. Теперь рассказывайте мне про компас, мастер Ги, я буду штурманом.

Ник воспользовался этой паузой, чтобы наскоро завершить свой утренний туалет, натянул вязаную шапочку и свитер и вернулся к лодке. При виде него Аманда захлопала в ладоши.

— Алле-оп! Вот и морской волк Ник Картер!

А куда я буду прятаться, капитан?

Папаша Ги кивнул на кипу старых мешков.

— Они не слишком хорошо пахнут, милая, но зато в них полно смолы, и ты не промокнешь. Надеюсь, у тебя хватит выдержки лежать под ними без движения?

— Проще простого! Я ведь работала в номере у мсье Саладина. Вы должны его помнить, мастер Ги, он лет тридцать работал с дядюшкой Карло.

— Помню его, старого пьяницу. Но фокусник он был знатный. Так до сих пор и не знаю, куда девались те девки, которых он укладывал в свой чемодан.

— Вот-вот, одной из них я и работала. Пока не выросла. Жутко тесно там было. И воняло краской.

Ник кашлянул, чтобы прервать этот поток воспоминаний.

— Все очень интересно, но пора отправляться. Мастер Гийом, вы все объяснили Аманде?

Объясните теперь и мне.

Недовольно ворча, мастер Ги принялся объяснять все заново, но был очень удивлен, когда Ник тут же повторил заданные координаты слово в слово.

— Ты дурил меня, парень? Стало быть, в море ты выходил?

— Никогда в жизни, кроме как на пароходе.

Но в армии нас учили ориентироваться на незнакомой местности. Море для меня — совершенно незнакомая местность.

— И где же ты служил? Полицейских вроде не берут…

— Войска особого назначения Ее Величества.

Наступила тишина, и Ник почувствовал смущение при виде восхищенных глаз Аманды.

— Да я недолго служил, всего год…

— И ты молчал! Ник, это же здорово! Ты — круче «зеленых беретов»!

— Ну… для службы в криминальном отделе меня натаскали прилично. Ладно, не до воспоминаний. Пора в путь.

Они распрощались с Гийомом, уселись в лодку, и Ник дернул шнур…

Рев, который издал мотор-ветеран, распугал всех чаек на окрестных скалах, заставил взвизгнуть Аманду и уж наверняка был слышен если не в Англии, то в Кале — точно. Ник ошеломленно посмотрел на Ги, но старик только горделиво улыбался и кивал с явным одобрением. Ник пожал плечами и покорился судьбе.

Берег стал отдаляться и вскоре превратился в узкую линию за кормой.

Согласно предсказаниям смотрителя маяка, мотор сдох довольно быстро, однако дал им возможность уйти от берега на достаточное расстояние, чтобы прилив не уволок их обратно.

Сбросив отслуживший свой век мотор за борт, Ник пересел за весла и подмигнул Аманде.

— Штурман! Командуйте.

Девушка выглядела гораздо хуже, чем на берегу. Она побледнела и осунулась, глаза казались огромными.

— Ох, Ник, что-то мне худо…

— Живот болит?

— Нет… к счастью. Но меня тошнит… и голова кружится.

— У тебя морская болезнь, циркачка. Ничего страшного, это бывает почти со всеми.

— Ты говори со мной, а то совсем плохо.

— Я и говорю. Ты тоже говори, потому что грести — это дело тонкое.

— Ты очень хорошо гребешь. Часто плавал?

— В последний раз — на плоту по каналу Мереей.

— Это где?

— Это в Манчестере.

— А чего это инспектор полиции делал на плоту, да еще на канале Мереей?

— Инспектору тогда было десять лет, и его в тот момент звали Огненное Перо. За ним гнались бледнолицые, а плот был очень тяжелый, сам почти не плыл, пришлось грести.

— Навыки остались…о-ох…

— Аманда, ты перебирайся ко мне за спину и тошни спокойненько прямо по курсу.

— Стыдно…

— Нет, нормально. Собственно, можешь прямо здесь, но если стесняешься — иди на нос.

— Сейчас…

Несчастная жертва Па-де-Кале с трудом перебралась на нос лодки и затихла у Ника за спиной. Чтобы не смущать девушку, он принялся свистеть, но тут же получил маленьким кулачком по шее.

— На море нельзя свистеть! Нам только шторма не хватало, тогда я вообще умру.

— Судя по удару, тебе уже лучше.

— Не намного, но я умылась. Ник, ты не устал? Учти, я очень сильная.

— Да уж…

— Да! Я целый сезон работала в номере с гирями у Марселя Во. Он бросал тяжелое железо, а я крутила штангу с факелами. У меня крепкие мускулы, не думай.

— Буду иметь тебя в виду. Ты следишь за курсом?

— Слежу. Кажется, все верно.

— А за временем?

— У нас его масса. Не меньше четырех часов.

— Отлично. Тогда отдыхай и набирайся сил, потому что скоро я устану.

Приблизительно в это же время в порту Кале происходили замечательные и весьма интересные события.

Жофре со своими «мальчиками» прибыл сюда накануне днем. Так уж получилось, что после Парижа в гонке преследования Жофре все время оказывался замыкающим. Полиция шла немного впереди. Именно поэтому в Кале черные «мерседесы» въехали буквально на пятках у патрульных машин, а потом Жофре удалось разузнать, что ищут полицейские красную разрисованную малолитражку с девицей за рулем.

Разрисованного «жучка» Жофре приметил во время налета на стоянку циркачей и не сомневался, что именно на ней удрала проклятая девка. Времени у бандитов оставалось не так уж и много — наверняка Карло Моретти уже дал их описание, и вскоре им самим придется удирать от полиции. Поэтому Жофре нервничал, а когда он нервничал, мозг у него работал втрое быстрее.

То, что девка постарается удрать из страны, — не вопрос-Франция слишком мала для убийцы полицейских. Ее документы остались в номере, другие она сделать не могла, не было времени.

Значит, исключаются самолеты и поезда — остается морской путь в Англию.

Кале и паром до Дувра он выбрал чисто интуитивно, хотя до Гавра и, соответственно, Ла-Манша от Амьена было примерно такое же расстояние. Выбрал — и не ошибся. Полиция привела его именно сюда, стало быть, здесь и прячется чертова кукла Аманда с его ожерельем.

В том, что это именно ЕГО ожерелье, Жофре не сомневался. Ограбление задумали трое: Манон, Жорж и Жофре. Первые двое мертвы — стало быть, он должен получить ожерелье по праву. Тот факт, что подельщики погибли именно от его руки, Жофре отметал как несущественный.

Он пометался по территории порта, поднял старые знакомства — но информации не получил. Время поджимало, и тогда Жофре решительно направился к кассе. Да, путь непривычный, но что поделаешь. Иногда приходится вспоминать и правила хорошего тона.

Билетов в кассе осталось три штуки, причем два — во втором классе, один в первом.

Жофре купил их, не задумываясь, потому что заметил краем глаза торопившуюся к кассе даму, обремененную двумя детьми и меланхоличным мужем.

Из всей группы «мальчиков» подошли как раз двое — у них были при себе документы, и в банде они были недавно. Жофре предпочел бы кого-нибудь из старых, проверенных боевых товарищей, но на безрыбье, как говорится…

Наскоро купив в портовом магазинчике дежурный набор путешественника, — чтобы не вызывать подозрений — Жофре ступил на палубу парома «Жозефина». «Мальчики» отправились на нижнюю палубу, наскоро получив подробные инструкции и описание девки.

О судьбе того фраера, который помог девке удрать из Парижа, Жофре не особенно задумывался. Полиция не упоминала о пассажире малолитражки, стало быть, девка давно избавилась от попутчика. Как? Да просто удрала от него, и все. Для Жофре предательство было вещью естественной и не вызывавшей удивления.

Паром отвалил от причала, выплыл за территорию порта и встал на прикол. С берега к нему подплыл полицейский катер, и крючкотворы-таможенники взошли на борт. Жофре занервничал. Обычно полиция на паром не поднималась, но на этот раз таможенников сопровождали два жандарма. Что, если они первыми найдут девку?

Стоя в очереди, Жофре получил возможность увидеть почти всех пассажиров своего класса. Он не сомневался, что узнает Аманду-Манон, даже если она слегка изменит внешность. В конце концов, он ее видел даже голой! Однако в первом классе циркачки не оказалось. Внешность внешностью, но под рост Аманды подходили только два плечистых парня в камуфляжных брюках и футболках с портретами Че Гевары, откровенно обтягивавших мускулистые и явно мужские торсы. Жофре подумал — и одобрил действия циркачки. В подобной ситуации он бы тоже предпочел второй, а то и третий класс — народу больше, публика погрязнее. Ничего, когда паром выйдет в море, он спустится к «мальчикам» и займется поисками лично.

Самой большой удачей Жофре счел бы обнаружение Аманды на пароме — здесь сама собой отпадала проблема ее устранения. Па-де-Кале — не Карибское море, акул здесь нет, зато в холодной сентябрьской воде гораздо быстрее тонешь.

Таможня не преуспела, зато полицейские выловили одного из «мальчиков». Жофре в бессильной ярости наблюдал, как придурка сводят вниз по трапу, а он размахивает руками и пытается что-то объяснить. Наручников на нем не было, и то хорошо.

Уже в море выяснилось, что полиция совершенно случайно нашла у дурака оружие, которое он не потрудился спрятать. Жофре грязно выругался — и отправился на поиски Аманды.

Время близилось к полудню, когда Жофре вдруг почувствовал приступ дурноты. День сегодня выдался пасмурный, угрюмый, и волны за бортом плясали мелкие, серые, злые, почти неприметные, но зато частые. Честно говоря, Жофре продержался так долго только на энтузиазме и возбуждении, остальных пассажиров, почти в полном составе, свалила морская болезнь.

Судьба, любительница пасьянсов, распорядилась так, что Жофре слег пластом в своей каюте именно в тот момент, когда помощник капитана «Жозефины» Анри Лебен увидел в паре кабельтовых от парома шлюпку. В шлюпке сидел очень широкоплечий мужик лет сорока. Стертые до мяса руки он вытянул перед собой, а весла бросил в мешковину, валявшуюся кулем на дне шлюпки. Анри Лебен подкрутил фокусировку бинокля. Судя по выражению лица, мужик больше никуда сегодня не собирался. Морские неписаные законы куда строже сухопутных, и Анри Лебен со вздохом отдал команду:

— Шлюпку на воду! Тащите сюда этого туриста, там разберемся.

Четверть часа спустя — как раз в тот момент, когда напарник Жофре пошел к боссу узнать, не надо ли тому чего-нибудь — шлюпку незнакомца закрепили на талях, а самого его проводили в каюту к Анри Лебену. Капитан «Жозефины» вчера крепко перебрал и сейчас мирно спал, предоставив бразды правления на своем пароме старшему помощнику.

Анри Лебен поднял голову от карты, по которой прокладывал маршрут, посмотрел на свитер грубой вязки, шерстяную шапочку — и болезненно скривился. Незнакомец между тем откашлялся и произнес хрипловатым, но вполне приятным баритоном:

— Если вы Анри Лебен, то вам привет от папаши Ги…

Анри тяжело вздохнул и кивнул незнакомцу на стул.

— Садитесь. Выпьете? Что я спрашиваю… конечно, выпьете.

Ник осторожно принял из рук помощника капитана бокал с янтарной жидкостью и неловко поднес ко рту — стертые ладони горели огнем, каждое движение причиняло боль. В этот момент помощник капитана спросил каким-то обреченным, почти отчаянным голосом:

— Так что сказал папа? Что я должен сделать?

Ник поперхнулся коньяком.

Глава 13 Ник Картер

Он не расплескал виски только потому, что виски расплескивать нехорошо, этому его научили еще в полицейской академии. Сделал глоток и посмотрел на помощника капитана.

Анри Лебен был худощавым мужчиной средних лет. Нос у него был орлиный, взгляд ястребиный, но в данный момент несколько усталый. На Ника он смотрел без особого восторга, но и без неприязни, а главное — искренне ждал объяснений.

Ник вздохнул и решил уточнить:

— Простите, вы имеете в виду, что мастер Гийом — ваш родственник?

На лице помощника отобразилось страдание.

— Ближайший, друг мой, ближайший. Этот ядовитый аспид — мой родной отец. Неужели вы этого не знали?

— Я познакомился с мастером Гийомом вчера вечером.

— Да? Странно. Обычно он чертовски подозрителен.

— У нас нашлись общие друзья.

— Вот как? У старого дья… у папы их так мало, что я, должно быть, тоже их знаю. Кто они?

— Карло Моретти.

Чело Анри Лебена омрачилось.

— Замечательный человек. И у него большое несчастье. Амандина попала в беду…

— Собственно, Аманде я и должен был помочь, мсье Лебен…

— Вы знаете, где девочка?! Как она? Бог ты мой, я чуть с ума не сошел, когда услышал репортаж об ограблении. Это какая-то чудовищная ошибка, ничего другого и быть не может. Я знал ее совсем маленькой девочкой, потом бывал на их представлениях…

Ник стыдливо заерзал. Этот парень не походил на того, кто немедленно заложит «дорогую девочку» полиции.

— Видите ли, мсье Лебен…

— Анри. Просто Анри. Друзья Карло Моретти — и мои друзья. Пусть папа меня простит — я ошибся. Честно говоря, я подумал, что меня настигли его старые связи… Между нами, папа в молодости грешил контрабандой. Не сам, разумеется, но за помощью к нему обращались многие. Бог с ним, с папой, пусть он будет здоров. Так что с Амандиной? Где она сейчас скрывается?

Ник кашлянул.

— В данный момент — на дне шлюпки, которую ваши люди подняли на эти висячие штучки… Тали, да?

Анри Лебен в ужасе воззрился на бессердечного друга Карло Моретти, а через мгновение взвыл:

— Вы хотите сказать, что хрупкая девушка болтается в мокрой шлюпке, пока вы здесь пьете виски?!

Ник разозлился.

— Дорогой друг, позвольте вам напомнить, что хрупкую девушку разыскивают полицейские, причем все они очень на нее злы. Сами говорили, полиция досматривала ваш паром. Что же я, по-вашему, должен был с фанфарами подвезти ее к главному трапу? Или в Кале купить билет?

Анри схватился за голову.

— Вы правы, правы, но это же немыслимо, вдруг она упадет!

Ник ответил с неожиданной:

— Не упадет! Она работала в номере одного фокусника, лежала в чемодане — так вот, там было гораздо хуже. Она сама сказала.

Анри уставился на него едва ли не с яростью.

— А вы ей вообще кто?

— Я? Я ей…

Внезапно Ник устал. Просто устал, вспомнил и про возраст, и про то, что история близится к концу. Махнул рукой и сказал безжизненным голосом:

— Я ей никто. Просто… оказался рядом. А вообще я из полиции Манчестера. Был, по крайней мере. Сейчас даже и не знаю.

И разрешилось все вполне удачно. В каюту помощника были вызваны вахтенные матросы, самые надежные, по заверениям мсье Лебена.

Им было поручено тайно проводить мадемуазель, лежащую на дне шлюпки, в каюту Анри.

Через четверть часа ухмыляющиеся парни внесли в каюту огромный тюк мешковины, из которого с проклятиями и кашлем выпуталась Аманда. Ник с некоторым удивлением увидел, что выглядит она опять прекрасно, но потом удивляться перестал.

Они пообедали, выпили по бокалу замечательного красного вина, а потом приступили к разработке операции под кодовым названием «Берег Англии».

Решено было транспортировать Аманду на берег таким же способом, каким она попала в каюту. Досмотр английская сторона тоже производит в море. Ника Анри впишет в состав команды, а Аманду спрячет, пардон, под своей койкой. Когда паром причалит, матросы вынесут Аманду на территорию порта, а там она смешается с толпой встречающих и будет ждать Ника на берегу.

План был достаточно хорош, возражений не вызвал, и заговорщики разошлись — вернее, ушел Анри, которому нужно было обойти палубы, а Ник и Аманда остались в каюте.

Первым делом девушка забралась к Нику на колени и обхватила обеими руками за шею.

Ник улыбнулся и закрыл глаза. Вот оно, счастье! Открытое море, паром, красавица на коленях, а в кармане — ожерелье ценой с пол-Манчестера.

— Ник?

— Да?

— А где живет этот лорд и граф?

— Где положено лордам и графам. В замке.

— Ух ты! В настоящем замке?

— Ага. В самом настоящем.

— А он большой?

— Лорд? Нет, плюгавенький.

— Перестань! Я про замок.

— Замок большой. Серый, с башенками. Вокруг лес. В смысле парк, но похож на лес. Олени всякие, косули. Зайцы есть, — А он красивый?

— Замок? Конечно, красивый. Его ж в шестнадцатом веке строили. Тогда некрасивых домов не было.

— Я про лорда.

— А… Не сильно, хотя я как-то не задумывался. На верблюжонка похож. Такой, с губами.

— Ник, а почему ты думаешь, что он тебе поверит?

— Так это же он мне поручил охранять эту несчастную коллекцию. А из нее больше ничего и не пропало, только ожерелье.

Аманда прижалась щекой к груди Ника и затихла. Он тоже молчал, переживая эти минуты счастья и стараясь их запомнить на всю оставшуюся жизнь. От волос девушки пахло смолой и морем, но даже сквозь эти пряные ароматы пробивался тоненький — жасмина и лаванды. Ее аромат, Аманды…

— Ник…

— Что, маленькая?

— А я все думаю про ту женщину… Думаешь, это ее тело нашли?

— Нашла о чем думать. И так страшно.

— Ну правда, Ник? Это она?

— Думаю, да.

— Я видела в новостях… Она совсем на меня не похожа.

— Смерть меняет, девочка. Кроме того, она изменяла внешность сознательно. А в-третьих… никто не знал, какая она на самом деле, Аманда. Ее ловили уже много лет, она не попадалась.

— Ник…

— Да?

— Ты… видел много смертей?

— Ты про Тото, да? Не надо, не думай. Твой дед в чем-то прав, он хорошо умер. Спас всех остальных, помог тебе. Погиб, как герой.

— Почему у тебя такой голос стал?

— Потому что… я не люблю смерть, Аманда.

Даже самую геройскую. Ничего в ней красивого нет, понимаешь? И всегда страшно.

Вот ты спросила, много ли я видел смертей.

Много. Хотя это «много» начинается со счета «раз». Одна смерть — это уже много.

Отца хоронили в закрытом гробу, я это помню, хоть и был совсем маленький. Помню, потому что было очень страшно. Я и говорил плохо, понимал плохо, но то, что страшно было, — помню.

Маму помню в церкви, в гробу. У нее лицо было сердитое и восковое. И тогда я подумал: а ведь это уже не мама… Мама моя была веселая, горластая, работящая, любила губы красить — а эта кукла в гробу была совсем чужая.

Потом погиб на моих глазах полицейский. Это совсем другая история, погиб он от пули, как в бою. И ничего героического в этом я тоже не усмотрел, потому, видимо, и блевал минут пятнадцать.

Только в кино пуля красиво пробивает человека и оставляет маленькую дырочку, а он еще успевает произнести последний монолог. В жизни все гораздо страшнее…

Ты плачешь? Я тебя напугал, девочка? Прости старого дурака, прости, не плачь. И не бойся. Я никому тебя в обиду не дам, веришь?

Аманда ничего не ответила, только крепче прижалась к широкой груди своего мужчины.

Оставшееся до Дувра время оживший к концу плавания Жофре посвятил усиленному досмотру пассажиров второго и третьего класса. Он ковылял по палубам и заглядывал в лицо всем проходящим дамам и даже некоторым молодым людям, за что неоднократно удостоился таких слов, каких никогда не услышишь на палубе первого класса.

Аманды Моретти не было, хотя Жофре готов был душу поставить на заклад, что она на пароме.

Когда пришли таможенники, Жофре сидел в буфете и мрачно пил коньяк, рюмку за рюмкой. Средство, замечательно подействовавшее на организм во время морской болезни, сейчас погрузило Жофре в черную меланхолию. Особенно раздражал оставшийся помощник — по всем законам подлости полицейские из Кале оставили Жофре самого тупого и бесполезного члена шайки. Носящий редкое имя Жан, он ходил за Жофре хвостом и ныл по любому поводу.

Жофре сначала огрызался, а потом привык.

Моросивший дождик сменился проливным дождем, и вскоре на горизонте показалось серое пятно — Дувр. Жофре мрачно смотрел на приближающийся английский берег и мучительно размышлял. Выпитый коньяк живости мысли не прибавлял, поэтому Жофре старался разложить все по полочкам.

Если ее нет на пароме, значит, она осталась во Франции.

Если она осталась во Франции, Жофре тоже надо быть во Франции.

Поскольку Жофре подплывает к Англии, а надо ему во Францию, то следует вернуться во Францию, не сходя на берег в Англии.

Надо выяснить у паромного начальства, возможно ли вернуться во Францию, не сходя на берег в Англии. В смысле, взять билеты прямо на пароме.

Здесь Жофре — очень кстати — углядел помощника капитана и кинулся ему навстречу.

Рядом с помощником капитана шел один из матросов, настоящий громила, к тому же бывший боксер, о чем свидетельствовал его нос, переломанный во многих местах. Широченную грудную клетку обтягивал свитер грубой вязки, из-под вязаной черной шапочки настороженно блестели серые глаза… Жофре почувствовал странное беспокойство.

Где-то он этого парня видел… Или ему про такого рассказывали? Кто же будет рассказывать про такую гориллу? И с какой стати?

Когда ответ высветился в мозгу Жофре неоновыми буквами, он немедленно протрезвел.

Рассказывали про этого парня по телевизору, когда сообщали его приметы. А видел Жофре его на фотографии. Маленькой такой фотографии в паспорте, где было еще указано, что эта самая горилла является импресарио балетной труппы… А паспорт этот валялся в том самом номере, куда Жофре с ребятами ворвался в поисках сучки, которая сперла ожерелье!

И тут парень поднял голову и посмотрел прямо на Жофре… В последний раз Жофре было так страшно много лет назад, когда его впервые задержала полиция. С тех пор он как-то пообвык, но этот взгляд! В нем было все: протоколы, вонь камер, яркая лампа без абажура на столе следователя, сизый дым дешевых сигарет…

Ник узнал толстячка с бакенбардами мгновенно. Эти холодные глазки и обманчивую внешность гнома из сказки он вряд ли мог забыть после смерти Тото. Ник напрягся. Полицейский внутри кричал, требовал — задержи убийцу!

Однако Ник Картер не мог подвергать опасности Аманду и потому молчал. Только смотрел тяжелым, фирменным своим взглядом, и было в этом взгляде обещание скорой встречи.

Жофре метался по палубе, кусая губы. Теперь он точно знал, что девка где-то рядом. Если этот импресарио нанялся простым матросом — надо смотреть в оба. Значит, она его не бросила, они все так же вместе, и Жоржик покойный оказался дураком: девица не так проста, как он думал.

С этим громилой она познакомилась гораздо раньше, и в день ограбления они нарочно — они, не Жоржик с Манон! — засветились около выставки, чтобы навести полицию.

Жан был отправлен вниз, к сходням, сторожить девку. Сам Жофре метался по верхней палубе раненым тигром. Пассажиры текли на берег сначала широким потоком, потом узеньким ручейком, потом и вовсе по одиночке, но никакого намека на высокую девушку с хорошей фигурой и светлыми волосами бандит не усмотрел.

Жофре СОВЕРШЕННО СЛУЧАЙНО посмотрел на причал, где за металлическими ограждениями толпились встречающие. Просто бросил взгляд, нет, даже не так. Скользнул взглядом по этой толпе…

Она действительно была очень похожа на Манон. До такой степени, что Жофре даже стало на секунду холодно и неуютно.

Девушка стояла среди встречающих и напряженно всматривалась в тех, кто сходил с парома. На ней был грубый шерстяной свитер, но даже в нем выглядела она сногсшибательно.

Жофре вспомнил ее обнаженную, в ванне, и мерзко ухмыльнулся. Дайте, дайте ему только добраться до стекляшек, а уж девку он отдаст парням и с удовольствием понаблюдает за процессом!

Впрочем, мысли эти были мимолетными и стремительными. Могучий преступный мозг лихорадочно соображал, что делать дальше. Через пару секунд решение было найдено. Поймав взгляд Жана, Жофре заорал во все горло:

— Держи девку, придурок! Она возле красной шляпки и мужика в панаме!

Жан послушно рванул на берег. В ту же секунду наперерез ему вылетел давешний громила-импресарио. Ростом и весом они с Жаном друг другу не уступали, но на стороне Жана была молодость, а на стороне громилы — опыт. Теперь дело было за Жофре. Он с удивительной для его комплекции прытью кинулся вниз, пулей пронесся мимо рычащих и катающихся по палубе бойцов, слетел по трапу, не обратив внимания на строгие оклики полицейских, подскочил к девке и сунул ей в бок пистолет…

Жофре прожил бурную и разнообразную преступную жизнь. Случались в ней и стычки, и потасовки, и даже серьезные драки, но в одно он так и не смог поверить. Будто от удара, какой бы он ни был силы, могут посыпаться из глаз искры.

Теперь он знал, что это чистая правда. Более того, не наврали и про звездочки, и про птичек с ангелочками, порхающих вокруг головы.

Аманда стояла на цыпочках и высматривала Ника в толпе сходящих на берег. Ее собственное прибытие на земли английской короны прошло легко и незаметно. Ухмыляющиеся матросы Франсуа и Марк закатали ее в рулон брезента и отнесли на берег, по дороге пожимая руки знакомым полицейским и грузчикам из порта. Отнеся груз подальше от людских глаз, они живо освободили девушку, и через несколько минут она уже смешалась с толпой встречающих. Внимания на нее никто не обратил, если не считать противного толстяка в светлой панаме и теплом полупальто. На лице его при виде Аманды расцвела сальная улыбочка, а через минуту девушка почувствовала, как по ее ягодице ползет нахальная и вкрадчивая рука.

Аманда резко развернулась и с высоты своего роста спокойно взглянула толстяку в глаза.

У того на физиономии читалось: «Ну и что ты теперь сделаешь? Покраснеешь и промолчишь, как все?»

Губы Аманды изогнулись в ВЕСЬМА неприятной улыбке.

— Еще раз так сделаешь, ошибка природы, — и тебя всю жизнь будут принимать за боксера-неудачника.

— Что?

— То, что я сломаю тебе нос. Хочешь узнать, получится ли это у меня?

— Н-нет…

— Вот и стой спокойно… секс-символ.

Потом Аманда увидела, как Ник сцепился с каким-то здоровенным мужиком, и это было настолько захватывающим и страшноватым зрелищем, что девушка привстала на цыпочки и забыла обо всем. В результате действительность напомнила ей о себе чувствительным тычком под ребра чем-то твердым. Вспомнив о своем обещании противному толстяку и не желая упускать из вида Ника и его соперника, Аманда стремительно, с разворота, въехала локтем туда, где по ее расчетам у толстяка находился нос.

Еще через мгновение истерически завизжала женщина в красной шляпке с вуалью:

— Полиция! Держите! У него пистолет!

Аманда обернулась — и увидела, что на земле, томный и бледный, лежит толстячок Жофре. Убийца Тото. Человек, от которого они с Ником удрали из номера парижского отеля «Манифик».

Английская полиция славится своей настойчивостью в борьбе даже с самыми незначительными правонарушениями. Жофре заковали в наручники прежде, чем он очухался.

Столь же стремительно были арестованы Ник и его визави. Всех троих заковали в наручники и погрузили в полицейский фургон, который тут же развернулся и уехал. Аманда ошеломленно смотрела ему вслед, когда рядом очутился запыхавшийся, но галантный Анри Лебен.

— Не волнуйтесь, Аманда. Я сейчас же поеду в полицию и постараюсь вытащить оттуда Николя. В любом случае он назовется вымышленным именем, никто ничего не узнает.

Аманда стиснула в кармане тугой и тяжелый узелок. Словно предчувствуя неприятности, Ник утром отдал ей ожерелье, посчитав, что у нее оно будет в большей безопасности. Как в воду глядел.

Они с Анри договорились, что Аманда будет ждать его неподалеку от полицейского участка, чтобы не привлекать внимание полиции, и Анри размашисто зашагал в ту сторону, где скрылся фургон с задержанными.

Глава 14 Добрая старая Англия

Жофре бесцеремонно вытер рукавом струившуюся из носа кровь и наклонился вперед, не спуская пронзительного взгляда с хладнокровного и рыжего английского полицейского.

— Повторяю, вы совершаете большую ошибку. Я не преступник, о нет! Оружие я ношу, чтобы защищаться от преступников…

— А разрешение на него забыли дома. Понимаю. Едете за границу и забываете самый важный документ. Бывает.

— Самый важный — паспорт — при мне. А за границу я не собирался.

— Да? Вы собирались доплыть от Кале до Парижа? Или до Руана?

— Это знаменитый английский юмор, не правда ли, инспектор? Я не люблю шуток и говорю вам совершенно серьезно — вы ошибаетесь на мой счет. Неужели вам неизвестно, что во Франции орудуют опасные преступники?

— Они везде орудуют, не только во Франции.

— Вижу, вы еще не в курсе. Их двое, мужчина и женщина, и они убили полицейских. Много полицейских. Ограбили фургон с драгоценностями и перестреляли охрану.

Англичанин бесстрастно кивнул.

— Знаю. У нас есть ориентировка. Сейчас я занимаюсь вами, дорогой сэр. Под описание преступника, подозреваемого в ограблении и убийстве полицейских, вы, конечно, не подходите…

— Ну вот видите!

-..зато вы очень смахиваете на человека, организовавшего налет на цирковую труппу мистера Моретти, в результате которого был убит некий Шарль Тоту, один из артистов этой труппы.

Жофре отшатнулся. Честно говоря, про циркачей он попросту забыл, не принял их в расчет, уверенный, что они побоятся обращаться в полицию…

Инспектор положил перед Жофре лист с его собственным портретом. Разумеется, это был фоторобот, но составленный так искусно, что сходство получилось почти фотографическое.

— Вы сказали, ваше имя Жофре Маль. Свидетели показали, что главарь нападавших сам назвал свое имя, и дали его полное и подробное описание. Как видите, сходство удивительное.

Жофре исподлобья посмотрел на невозмутимого англичанина.

— Я — французский подданный…

— О, не беспокойтесь на сей счет. Нам хватает своих мерзавцев. Вы будете отправлены тем же паромом на родину, правда, на сей раз первого класса я вам не обещаю. Желаете что-нибудь сказать?

Жофре хищно оскалился:

— Полагаю, английское правосудие замолвит за меня словечко, если узнает с моей помощью, что люди, ограбившие Галерею Сокровищ, находятся на территории Англии?

Самообладание впервые изменило инспектору. Светло-серые глаза буравчиками впились в Жофре, и тот почувствовал мрачное удовлетворение. Этой сучке не уйти! И ожерельем она не воспользуется, пусть не радуется. Жофре пойдет в тюрьму, но и ее прихватит с собой, а громила-импресарио и сам уже попался…

— Женщина, Манон Дюпре, приплыла на этом же пароме. Я видел ее уже на берегу, собственно, к ней и шел. У нее был сообщник… полагаю, о нем вы сами сможете узнать больше.

Это тот человек, которого вы задержали за драку. Здоровяк, смахивающий на гориллу. Больше мне добавить нечего.

— Что ж, спасибо и на том. Я сообщу французской стороне, что вы оказали помощь следствию.

Жофре вывели из кабинета, и инспектор велел привести к нему одного из драчунов.

— Джон, мне нужен тот, что похож на гориллу.

— Честно говоря, они оба не красавцы, инспектор.

— Веди любого.

Через несколько минут на печально скрипнувший стул опустился Жан. Лицо у него распухло и несколько… посинело, в остальном он не очень пострадал. Сломанные ребра он никогда не считал серьезной травмой. Инспектор посмотрел на задержанного проницательным взглядом и решил сразу взять быка за рога.

— Мне известно, что вы участвовали в ограблении Галереи Сокровищ. Об этом имеются свидетельские показания.

Жан с тоскливым уважением смотрел на рыжего копа. Вот это оперативность! Разве можно обдурить такого проницательного полицейского…

Допрос длился около пяти минут. Затруднения у Жана возникли только при вопросе «Где ваша сообщница?». Честный малый добросовестно подумал и абсолютно искренне ответил:

— Не знаю.

Ему дали подписать показания и увели в камеру.

Следующим посетителем кабинета стал Анри Лебен, помощник капитана парома «Жозефина».

Инспектор встретил его добродушным ворчанием:

— Знаю, знаю, но вам не на что жаловаться.

— Дело в том, что мой…

— За вашим парнем уже пошли. Всыпьте ему как следует, хотя на самом деле он оказал нам большую услугу. С его, по сути дела, помощью мы задержали опасного преступника. Однако объясните ему, что драться все же не стоит.

— Хо… хорошо…

— И поторопитесь — до отплытия осталось совсем немного. Ну… вот и он.

Анри ошалело посмотрел на угрюмого Ника, вошедшего в кабинет. Когда тот открыл рот, чтобы что-то сказать, достойный сын папаши Ги немедленно пришел в себя и затараторил с истинно галльским темпераментом:

— И не смей мне ничего объяснять, мерзавец! Вот вернемся на борт, ты у меня будешь драить гальюны до самого Кале! Распустились, понимаешь! Чуть что — кулаками машем! Молчать! Смирно! Пошел! Спасибо, инспектор. Рад был встрече.

— Всего доброго и попутного ветра.

Ник и Анри вышли на свежий воздух, отошли от участка на безопасное расстояние, и Анри с шумом выдохнул.

— Фу! Я думал, это конец. У них наверняка есть все ориентировки. Почему этот инспектор вас не задержал, я понятия не имею, но мой папа, чтоб он был здоров, говорит, что удача в нашем… то есть в ВАШЕМ, ремесле — первое дело.

— Я вообще-то…

— Нет-нет, Николя, я ничего плохого в виду не имел. Просто… Неважно. Идите, найдите Амандину и передайте ей мой привет. Надеюсь, у вас все получится. Удачи!

— Спасибо вам, Анри. И поклон мастеру Гийому… чтоб он был здоров.

Аманда металась между грузовыми контейнерами и едва удерживалась, чтобы не начать ломать руки, словно какая-нибудь романтическая героиня. Ник был арестован, это сомнению не подлежало. И это означало… ну, по крайней мере, то, что ночевать ей придется под открытым небом. Вряд ли он успеет все объяснить прямо сегодня.

Да и вообще, с чего он взял, что сможет все объяснить? Обвинения достаточно серьезны, улики весомы — возможно, Нику придется не один день доказывать свою невиновность, а Аманде в это же время придется скрываться по темным углам. Если ее сцапает полиция и найдет при ней ожерелье — ее посадят, а если местные бродяги — ее зарежут. Она никого не знает в Англии, у нее нет здесь ни одного знакомого, и без Ника…

Огромная рука зажала ей рот, кто-то утащил Аманду за контейнер — и почти тут же мимо прошли, мирно беседуя, два охранника с резиновыми дубинками.

Аманда молча билась в железных объятиях, решив дорого продать свою жизнь, но в этот момент очень знакомый голос прошептал ей в ухо:

— Если ты все еще планируешь связать со мной жизнь, то перестань хотя бы лягаться. Я могу остаться без очень важных и дорогих для меня органов…

— Ник!

— Тихо.

— Ты сбежал?

— Почему сбежал? Отпустили.

— Какой ты молодец! Ты все им объяснил, и они тебе поверили, и теперь мы можем спокойно…

— Мы можем тихо выйти с территории порта, спокойно пройти мимо полицейского поста на трассе, незаметно сесть в автобус… и рвать отсюда когти.

— Но почему? Я не понимаю…

Ник смотрел в зеленые глаза, осторожно поглаживая своим жестким корявым пальцем нежную щеку, и млел от счастья. Мог ли он представить еще неделю — НЕДЕЛЮ! — назад, что будет сжимать в объятиях красивую юную девушку, чувствуя себя совершеннейшим влюбленным щенком?

— Какая ты красивая, маленькая…

— Ник!

— Что?

— Объясни мне, что произошло? И что будет дальше?

— Будет все по плану. Нам нужно добраться до городка Рочдейл, это недалеко от Манчестера. Собственно, нужно нам в замок Рочдейл, это там рядом. А произошло… Меня отпустили по счастливой случайности. Я так понимаю, тот громила подходит под… хм… ориентировку на сообщника Манон Дюпре.

— Ты что! Он совершенно на тебя не похож.

Ты — красивый!

За сорок три года Ника Картера как только не называли. В младенчестве — червячком, в детстве — шпаной, в юности — хулиганьем, потом легавым, копом, уродом и придурком — но вот красивым его не называл никто и никогда. Даже Мэри. Она его звала Годзиллой…

Он хлопал глазами, забыв, что хотел сказать дальше. А Аманда деловито стерла засохшую кровь с его небритой щеки, провела ладонью по жесткому ежику русых волос, обильно сдобренных сединой, а потом поцеловала его: сначала в обе щеки, потом в нос, а потом — крепко — в губы.

Когда Ник пришел в себя и отдышался, Аманда немедленно возобновила расспросы.

— Так что же, если его задержали как сообщника Манон, значит, тебя уже задерживать не будут? И когда ты сможешь поехать в свое управление? А куда в это время денусь я? Или мы сразу отправимся к этому лорду?

— Погоди. Сейчас наша задача — вернуть ожерелье. Подберемся к Манчестеру поближе, и я попробую позвонить в свое управление, но, мне сдается, меня и там уже считают преступником.

— А Интерпол?

— А что им, они-то меня не знают. Одним словом, пока мы все еще вне закона. И отправляемся в Манчестер.

— Только я очень хочу есть. И помыться. И поспать…

Ник со смехом прижал ее к себе.

— Бедная ты моя девочка! Совсем загонял тебя старый коп. Ладно. Сегодняшний вечер будет вечером отдыха. Но для этого нам надо выбраться из Дувра.

Накануне в полицейском управлении Манчестера происходил нелегкий разговор. Комиссар полиции сидел, уставившись в стену и упрямо поджав губы. Напротив кипел и булькал, не хуже чайника, спецагент Портер. А в кресле для почетных посетителей примостился лорд Джадсон Кокер Младший, граф Олдемский, более обычного напоминавший печального верблюда.

Портер потрясал папкой и восклицал гневно и обличительно:

— Хорош же ваш заслуженный сотрудничек!

Продался за какие-то… какие-то жалкие…

— Пять миллионов долларов. Три миллиона фунтов стерлингов…

— Благодарю вас! Я знаю курс валюты. И не надо иронизировать! Вы за него ручались!

— А я и сейчас не уверен, что…

— В чем? В чем вы не уверены? Он прилетел в Париж — знаете, что он сделал первым делом?

Поехал в магазин и начал скупать тряпки, словно женщина. А ведь в отеле его ждал полный гардероб! Камуфляж, согласно его легенде насчет импресарио.

— Может, вы с размером не угадали…

— Да он даже не заглядывал туда! Сразу прибарахлился на казенные деньги.

— Послушайте, агент Портер!

— Нет, это вы слушайте. Потом он, вместо того чтобы следить за объектом, сам, своими собственными руками повез ее на место преступления. И там — у нас точные сведения — говорил с одним из служителей на выставке, а позже выяснилось, что именно этот служитель был связан с бандитами!

— Картер мог не знать этого и пытаться предупредить о готовящемся ограблении.

— Вы верите в такие совпадения? Я — нет.

Потом в его номере находят стреляные гильзы и ОЧЕНЬ интересную записку. Ознакомьтесь!

Комиссар хмуро пробежал глазами листок бумаги.

«Надеюсь, больше это не повторится. Вам платят не за то, чтобы вы разрушали чужие планы. Сидите в номере и ждите — срочные дела отзывают меня из Парижа, но к утру я вернусь, и мы с вами рассчитаемся. Ж.».

Портер с победным видом вскинул подбородок.

— Разве это — не доказательство того, что Картер продался?

— По мне, так это письмо могли написать кому угодно.

— Но оно оказалось у него в номере, а не у кого угодно. Однако самое главное заключается не в этом.

— А в чем?

— А в том, что Ник Картер совершенно натурально помог бежать Аманде Моретти, она же Манон Дюпре, и ни разу не попытался с нами связаться.

— Каким образом он мог это сделать?

— В кармане приготовленного для него костюма лежала записная книжка. В ней были все телефоны и адреса, все кодовые имена — все, понимаете? И он даже не притронулся к ней.

Все остальное время он занимался тем, что умело заметал следы. Наши люди потеряли их с Манон Дюпре по дороге в Кале…

Комиссар нахмурился еще больше и рявкнул:

— Вот что, агент Портер! Вы сами выбрали инспектора Картера, я вам его не навязывал. Так что нечего меня отчитывать, словно мамашу двоечника. Если он появится здесь, я его арестую, а потом передам вам. Это все, чем я могу вам помочь.

— Вряд ли, комиссар. Картера задержали в Дувре..

За банальную драку с матросом, между прочим.

Сейчас его везут в наше управление, в Лондон, и нам останется только выяснить местонахождение его сообщницы, а также изъять ожерелье и вернуть его владельцу. Честь имею, господа!

С этими словами агент Портер покинул кабинет комиссара полиции, пыхтя и булькая пуще прежнего.

Из кресла робко кашлянул лорд Джадсон Кокер Младший.

— Комиссар, вы же не думаете, что…

— Хотел бы не думать, ваша светлость. Хотел бы вообще ничего не знать об этом несчастном, простите меня, ожерелье. Но вы сами слышали.

Я даже представить не могу, что случилось с головой этого старого дурака. Влюбился он в нее, что ли, в эту воровку!

Лорд Джадсон мечтательно вздохнул.

— Ах, ради любви мужчины способны на любые глупости… Но я все равно не верю в то, что инспектор Картер мог стать преступником.

Он спас мне жизнь и честь.

— Ваше лордство, поверьте, мне было бы чертовски неприятно его арестовывать — но долг свой я выполнил бы до конца.

Граф Олдемский немного суетливо поднялся с места и стал пробираться к двери.

— Что ж, поеду. Жаль, что так вышло. Всего доброго, комиссар, и держите меня в курсе, если можно.

— Конечно. Всего доброго.

Несколько часов спустя онемевший от ярости агент Портер разглядывал сидящего перед ним на неудобном табурете задержанного из Дувра. Жан кротко и терпеливо таращился на него в ответ. Наконец Портер разлепил сжатые губы и прошипел:

— Кто. Это. Такой.

Один из полицейских неуверенно кашлянул.

— Согласно оперативной ориентировке, стало быть, задержан на пароме «Жозефина», как полностью подпадающий под приметы…

— Понятно. А имя вы у него спрашивали?

— Так точно. Назвался Жаном Леруа.

— Отлично.

Агент Портер резко развернулся и пулей вылетел из допросной комнаты.

Жан Леруа философски задумался о том, какая нервная работа у копов.

Сопровождающие недоуменно переглянулись.

Четверть часа спустя по всем графствам и крупным населенным пунктам была разослана специальная ориентировка.

«Принять все меры к задержанию опасного преступника Николаса Картера; сорока трех лет, белый, телосложения плотного, рост шесть футов один дюйм, сломанный нос, глаза серые, волосы русые с сединой. Возможно, вооружен и представляет особую опасность при задержании.

Также с ним, скорее всего, находится женщина, на вид двадцать пять-тридцать лет, белая, блондинка, глаза зеленые, рост пять футов десять дюймов, телосложение нормальное…».

Глава 15 Ник и Аманда

Они без особых приключений выбрались за территорию порта, а потом сели в автобус до Эпсома. Не доехав до города несколько миль, они вылезли и пошли пешком. На вспомогательной дороге Ник знал один мотель — они жили здесь с Мэри во время свадебного путешествия.

Да, это было чертовски давно, но Англия — консервативная страна, здесь не любят перемен.

И он оказался совершенно прав — мотель стоял на прежнем месте, и прожитые годы только прибавили ему очарования. Совсем заросли плющом некогда белые стены, осенние мелкие розы цвели в палисаднике, и толстая белая кошка грелась на крыльце в лучах вечернего, невесть откуда взявшегося солнца.

Номера свободные в мотеле тоже были. Вернее, только свободные и были. Хозяйка постояльцев не видела уже давно и потому до смерти обрадовалась паре влюбленных. Возраст супругов она тоже одобрила — в душе. Желательно, чтобы муж был старше жены, но все еще достаточно привлекателен. Вот, как мистер и миссис Смит.

Ник и Аманда получили затейливый ключ с номерком и прошли на второй этаж по скрипучей и крутой лестнице. Номер оказался довольно большой комнатой с широкой кроватью, камином, двумя креслами и даже с большим старинным трюмо у окна. Ванная располагалась в конце коридора и была общей для всего этажа, но поскольку постояльцев больше не было, то можно было считать, что номер у них — со всеми удобствами.

Аманда умчалась в ванную, захватив с собой единственный банный халат, висящий на вешалке, а Ник присел в кресло и пересчитал деньги. К счастью, кроме франков в пачке Карло Моретти были и доллары, иначе хозяйка могла заподозрить неладное. Эти пожилые леди в провинции обожают слушать криминальные новости — вспомните хоть мисс Марпл…

Он очень устал — так устал, что даже спать уже не хотел. Болели натруженные мышцы, саднило стертые веслами ладони, противно ныла больная нога. Ник сидел, медленно погружаясь в пучину собственного возраста и усталости.

Опять вернулись мысли об Аманде и обо всем том, что происходило между ними за последние несколько дней. Безумие, чистое безумие. Девчонка — и старый, битый жизнью коп. Красавица и Чудовище.

Ему впору удочерить Аманду, а со временем выдать ее замуж и по-стариковски радоваться ее счастью вместе с Карло Моретти, сидя на почетном месте во время свадьбы…

Тут он представил себе какого-нибудь молодого охламона рядом с Амандой — и немедленно озверел. Даже мысль о том, что кто-то другой будет ее обнимать, приводила в бешенство. Ник сидел и страдал, а тысячи демонов раздирали его душу на части. Их путешествие подходит к концу, и скоро очарование авантюрных приключений исчезнет. Жизнь наладится. Аманда вернется во Францию, он останется в Англии. По выходным они будут созваниваться.

Точнее, Аманда будет звонить, сначала часто, потом все реже…

Ник вскочил, зашагал по комнате, шипя от злости. Перестань, легавый, перестань! В твоем возрасте глупо страдать по поводу того, что могло бы быть, но так и не произошло. Сейчас твоя задача — довезти до хозяина ожерелье и все объяснить. Первым делом про себя — потому что некому, кроме него, защитить Аманду. Джадсон все поймет, в этом он не сомневался. Ведь именно Джадсон пятнадцать лет назад едва не сел в тюрьму по ложному обвинению. Тогда ему помог младший инспектор Ник Картер, сейчас помощь требуется старшему инспектору Картеру.

Аманда вернулась в комнату, напевая какую-то французскую песенку и продолжая вытирать волосы, от горячей воды и мыла завившиеся мелким бесом. От нее пахло чистотой и счастьем, она была абсолютно спокойна и весела, словно птица.

Неожиданно Ник даже разозлился на нее за подобное легкомыслие.

— Учти, успокаиваться рано. Сегодня мы должны набраться сил, а завтра у нас будет марш-бросок через пол-Англии…

— Я знаю. Иди, мойся.

— Аманда, ты пойми, мы в розыске, и это очень опасно…

Она посмотрела него, и изумруды ее глаз горели спокойно и ярко — любовью.

— Я знаю. Но ведь ты со мной? С тобой не может быть опасно.

Он удрал в ванную — от этих глаз, от этой любви, от собственной слабости, которая охватывала его при виде стройных босых ножек и тонкой талии девчонки-акробатки… Удрал под горячий душ, хотя чувствовал, что ему впору принять холодный.

Он стоял, зажмурившись, и вполголоса ругал мыло, попавшее в глаза, и сквозняк, садивший по ногам неизвестно откуда.

Аманда прижалась к косяку и смотрела на своего мужчину. Во всем мире не было мужчины прекраснее.

Широкая спина бугрилась мускулами; узкие, как у подростка, бедра, мускулистые ноги футболиста, крепкая шея, могучие плечи — Ник Картер был соткан из мышц и мускулов. И еще — из шрамов. Аманда перевидала на своем веку немало ран и ссадин, так что хорошо представляла боль, выпадавшую на долю Ника. В основном здесь были шрамы от ножевых ранений, но встречались и «звезды» пулевых.

Ему стреляли в спину, совали в него ножи, подло, исподтишка, а он шел вперед — огромный, сильный, надежный. Не жалуясь и не боясь, шел и делал свое дело.

Аманда медленно потянула пояс халата, повела плечами… Мягкая ткань упала на пол коридора, дверь ванной тихонько закрылась.

Он почувствовал не прикосновение — аромат. Жасмин и лаванда.

Это не были духи, не был шампунь.

Так пахла ее кожа, Аманды. Ее волосы.

Потом было прикосновение — и оно было прекрасно.

Руки девушки скользнули по его спине, погладили плечи, стали на несколько секунд сильными, жесткими — размяли затекшие мышцы. Потом снова стали нежными и мягкими, поплыли по телу лебединым пухом, дуновением ветра…

А потом эти руки обвились вокруг его талии, и тогда он развернулся к ней, не в силах больше стоять без движения.

Горячая вода стала прохладной — старенький нагреватель не выдерживал такого напряжения, не успевая согревать воду. Очень кстати.

Мужчина подхватил ее за бедра, притянул к себе, со стоном впился в нежные губы, нещадно царапая атласную кожу щетиной. Она чуть откинулась назад, изогнулась в его руках, не держась, только обнимая. Она знала — эти руки ее не выронят.

Цирковые знают цену хорошей поддержке.

Он не закрывал глаза во время поцелуев, и прямо перед ним сияли изумрудные звезды ее глаз. Потом он отстранился — но только для того, чтобы окинуть ее всю восхищенным взглядом. Окинуть взглядом — и покрыть поцелуями, тоже всю.

Стройную шею, точеные плечи, упругую грудь… нежные бутоны сосков, каменеющих под его губами…

Гибкая тростинка — стальной клинок. Атлас кожи скрывает крепкие тренированные мышцы.

Стройные ноги привычным движением наездницы обхватывают его бедра.

Теперь они спаяны намертво, кожа к коже, сбиты в одну плоть, и одно дыхание у них, и одно сердце бьется в груди, голове, ушах, отсчитывая часы и секунды, века и мгновения…


Дышать.

Быть.

Одно и то же: любить-дышать-быть…

Где заканчивается свет и начинается непроглядная тьма? Может быть, там, где сияет тысяча солнц — ведь за ними не разглядеть света.

Он входил в нее медленно, из последних сил сдерживая себя, боясь причинить боль, ранить, растерзать ее своей любовью… Но она была бесстрашной, маленькая акробатка, отважная наездница — она сама рванулась к нему навстречу, раскрылась невиданным цветком, разлилась по пылающему телу прохладным ручьем, приняла в себя его силу и нежность и тут же вернула их стократно…

Единый ритм, единый стон, единый вздох.

Так хорошо, что невозможно остановиться, но и продолжать нельзя, потому что сердце бьется уже за границей тела и кровь стала золотой лавой, а дыхание обжигает горло… И стынут прохладными каплями росы на спаленных страстью губах слова:


Я люблю тебя.

Мой. Моя.

Навсегда — и еще на одну минуточку…

А потом, оглушенный легкостью в собственном теле, непривычно молодой и сильный мужчина сгреб женщину в охапку — так несут цветы любимой, охапкой — не букетом. Успел закрыть воду, подхватил на ходу сиротливо съежившийся под дверью халат, ногой босой и мокрой открыл дверь комнаты, внес груз, драгоценнее которого нет, бросил хохочущую, мокрую, счастливую — на постель. Запер дверь, повернулся к ней лицом, подошел ближе — и она приподнялась навстречу, обняла за бедра, грудью прижалась так, что он застонал от возбуждения, а потом скользнула вниз, как лиана по дереву, а губы грешные, горячие, и не понять, кто тут девчонка-несмышленыш, кто — взрослый мужчина, знавший не одну женщину в жизни… Или пацан — и богиня любви, мудрая и прекрасная?

И все повторялось… Раз за разом, раз за разом; века проносились над разгоряченными головами, секунды счастья сливались в столетия.

Ник не думал о прошлом, потому что не помнил. Не было никакого прошлого. Были сонные темные годы. Владычица Зеленых Холмов заколдовала его на целую жизнь, а теперь вот разбудила, и все настоящее предстоит ему только сейчас, только с ней…

Аманда не думала о будущем. Ее будущее было рядом с ней, над ней, в ней — это ее мужчина.

Будущее слилось с настоящим, а все остальное не имело ни смысла, ни названия. Она чувствовала себя легкой и бестелесной, прекрасной и могучей, теплой и прохладной, и попадись ей сейчас точка опоры — перевернула бы мир одной лишь счастливой улыбкой.

Они не заметили, когда заснули, потому что и во сне не разомкнули объятий. И лишь под утро, перед рассветом Ник проснулся, разбуженный собственным тихим и счастливым смехом, испугался, что разбудит Аманду, — но она только замурлыкала во сне, как довольная жизнью кошка, потянулась всем телом, не просыпаясь, и теснее прижалась к нему.

Еще немного он полежал без сна, радостно ужасаясь собственному счастью, потом обнял Аманду, зарылся лицом в жасмин и лаванду — и заснул спокойным и живительным сном.

Что разбудило Ника Картера в семь часов утра, когда солнце еще только-только выползает на небо? Вероятно, то самое сто двадцать пятидесятое чувство, которым обладают только люди рискованных профессий. Предчувствие беды, которое иногда острее самой беды бьет по всем органам чувств.

Он открыл глаза, полежал, прислушиваясь, и быстро сел в постели. Наклонился, поцеловал Аманду в висок, и она проснулась — еще ничего не понимая, но и не паникуя.

— Что…

— Те! Давай быстренько одеваться.

— Умоюсь…

— По дороге умоешься. Или завтра. Потом, в общем.

— Ник, ты что-то услышал?

— Машины. Две или три. Едут от шоссе. Сейчас семь утра. Школьников в доме нет, магазинов и почты поблизости едут за нами. тоже. Скорее всего, Побледневшая и серьезная, Аманда быстро одевалась. Ник ее обогнал, теперь он стоял у окна и смотрел сквозь тонкий, но пестрый тюль на едва видимую в утреннем сумраке дорогу.

Оглянувшись и увидев, что Аманда уже собралась, он достал из кармана деньги, отсчитал несколько крупных купюр, положил на подушку. Аманда невольно улыбнулась.

— Здесь, наверное, за целый месяц проживания.

Он улыбнулся в ответ:

— Мы вчера ей всю воду вылили и нажгли электричества…

Она беззвучно рассмеялась и быстро поцеловала Ника в губы. Он был вынужден несколько раз глубоко вздохнуть — слишком близко еще была их ночь, их близость, их огонь…

В коридоре он преобразился. Аманда не узнавала его — Ник крался по скрипучим половицам совершенно бесшумно, грациозный и могучий хищник, матерый тигр в зарослях джунглей. На секунду ей стало страшно — уж больно очевидно был насторожен Ник, но потом она успокоилась и представила, что идет по канату над манежем.

Так они и прошли скрипучий коридор, спустились по лестнице, выскользнули на кухню, а там — через черный ход на тропинку, уводящую прочь от домика, в поля.

По полю пришлось бежать, но вскоре начался густой кустарник, за ним пролесок, и минут через двадцать после их бегства Ник счел, что можно передохнуть.

Сам он дышал, как паровоз, но Аманда даже не запыхалась. Впрочем, она все равно с удовольствием повалилась на мокрую от обильной росы траву и задрала ноги на ближайшее дерево.

— Ник, как ты ухитряешься не сбить дыхание? Ты учился специально?

— Я? Да я пыхтел на весь лес.

— Ты дышал глубоко, это верно, но дыхание не сбил, я и спрашиваю — как?

— Отстань, недобрая молодая нахалка. Я ведь гожусь тебе…

— Ник!

— В любовники.

Она засмеялась и шлепнула его по ноге.

— Куда мы теперь?

— На север. Если бы у нас была машина, мы бы доехали за несколько часов.

— У нас же есть деньги…

— Но совсем нет документов, а, кроме того, на всех дорогах наверняка стоят посты. Нам придется пробираться такими путями, на которых никто не будет нас ловить.

— Это какими же путями? Тайными тропами?

Ник Картер хитро ухмыльнулся.

— Нет, моя дорогая. Явными. Самыми явными, такими явными, что глаза режет. Автобусом до Лондона, оттуда поездом до Бирмингема, а там опять автобусом до Манчестера. Дома я раздобуду машину, и до Рочдейла домчим меньше чем за час. Хороший план?

Аманда опасливо передернула плечами.

— Наверное… А не слишком нахально?

— Нет. Они ожидают от нас, что мы будем прятаться. Слишком мы приметная пара, чтобы ломиться напролом. Никто из них этого не ждет.

— Откуда ты знаешь?

Улыбка Ника стала невеселой.

— Я же сам полицейский, девочка… Мне ли не знать, как они думают. Идем.

— Ник?

— Да?

— Я люблю тебя.

Он взял ее за руку, осторожно поцеловал жесткую, крепкую ладошку. И произнес тихо:

— А я не могу без тебя дышать…

Как ни странно, но до Манчестера они добрались без особых проблем. В Лондоне они едва не опоздали на поезд, поэтому даже и не особенно смотрели по сторонам. В Бирмингеме Аманда очень хотела в туалет, и они его долго искали, а потом купили Аманде дождевик в красный цветочек и зонтик для Ника — большой, черный и похожий на колпак, зато скрывающий почти все лицо.

Погода опомнилась, пришла в себя и поняла, что это все еще Англия, сентябрь, и вообще — солнцу сейчас не место на здешних небесах.

Дождь упал на окружающий мир серой завесой, размыл силуэты, и Ник с Амандой превратились в обычных обывателей, спешащих под дождем по своим делам.

Рейсовый автобус высадил их на автовокзале Манчестера, и Ник с минуту ошалело оглядывался по сторонам, словно стараясь найти кардинальные изменения, произошедшие с городом за время его отсутствия. Ему казалось, что он уехал сто лет назад.

Из забытья его вывел странно напряженный, но очень знакомый голос. Ник осторожно повернулся — и замер. Прямо перед ним стоял — с несчастным и сердитым видом, в шляпе (с ума сойти!) и с фетровым чемоданчиком в руке — комиссар полиции города Манчестера, его непосредственный начальник и давний приятель.

Они знали друг друга все двадцать пять лет работы Ника в полиции.

— Какого черта ты здесь делаешь, Картер?

Смерти моей желаешь?

— Босс, я…

— Заткнись и слушай. Значит, это и есть воровка международного класса?

— Босс, произошла ошибка…

— Заткнись, говорю. Так вот. Город перекрыт, везде патрули. Добро бы наши, но этот чертов тупица Портер нагнал своих людей, так что тебя возьмут на первом же перекрестке.

— Вы хотите меня арестовать, босс?

— Ты меня за кого держишь, щенок? Я официально в отпуске со вчерашнего вечера. Еду к теще в Шеффилд. Тебя лично я вообще не вижу, так что смотри в другую сторону. Значит, так: вон тот автобус идет в Лидс, лезь в него, потому что его уже проверили. Скажи водиле притормозить на выезде из города и мотай в свой район. Там дежурят Джек и Стивен, они тебя прикроют. Ляжешь на дно…

— Босс, я должен добраться до Рочдейла.

— Ты что, спятил? В Тауэр тебе не надо?

— Я должен вернуть лорду Джадсону то, что ему принадлежит.

— Запомни, сынок: романтики в полиции долго не живут. Давай сюда то, что ты несешь этому тоскливому верблюжонку Джадсону, и делай, как я сказал. У людей Портера приказ стрелять на поражение…

— Фред, я должен это сделать сам, понимаешь?

С минуту начальник тоскливо и устало смотрел на Ника, а потом демонстративно отвернулся.

— Все. Я в отпуске. Господи, если б мне кто сказал, что я буду МЕЧТАТЬ УЕХАТЬ К ТЕЩЕ…

Из города они выбрались простым, эффективным и совершенно безнравственным образом — угнали машину на стоянке перед автовокзалом. Ник проследил за хозяином, дождался, когда тот отправится за билетом к самой дальней кассе, и быстро вскрыл машину.

Они вырулили со стоянки без лишнего шума и спешки, медленно развернулись под носом у полицейского и поехали прочь. Только увидев в зеркальце заднего обзора хозяина украденной машины, появившегося с растерянным видом в дверях автовокзала, Ник нажал на газ.

Аманда вцепилась в сиденье и закусила губу.

Финальная часть их одиссеи должна была пройти в темпе аллегро…

Глава 16 Восемнадцать звезд

Агент Портер появился в мотеле после долгих переездов и перелетов из Лондона обратно в Дувр, а оттуда — медленно, едва ли не пешком, по предполагаемому маршруту бежавших преступников. Удалось найти свидетелей, якобы видевших похожих людей на автобусной остановке; потом разыскали водителя автобуса, выяснили, что крупный мужчина и высокая блондинка сошли недалеко от Эпсома.

Остаток ночи Портер с коллегами прочесывали все мелкие населенные пункты вокруг Эпсома, проверяя по дороге заброшенные здания и сельскохозяйственные постройки. Разумеется, по закону подлости на мотель они наткнулись в самую последнюю очередь, уже утром.

Хозяйка, перепуганная и потому разом поглупевшая — по мнению Портера, — повела их наверх, и через пару минут агенты Интерпола ворвались в спальню, оказавшуюся совершенно пустой. Хозяйка с гортанным воплем кинулась к подушке, сцапала купюры и прижала их к груди. С большим трудом удалось отобрать их у нее, чтобы отослать на экспертизу. Женщина согласилась на это только после того, как Портер, синий от злости, написал ей расписку.

Окно было открыто, холодный сквозняк выстудил постель, но все же можно было предположить, что птички упорхнули совсем недавно.

Портер погнал людей дальше.

Они перекрыли все дороги, ведущие в Манчестер и на юг, к морским портам. Они проверяли все машины, такси, даже автобусы, хотя с каждым часом это становилось все сложнее — поток машин нарастал. Единственным местом, куда они и не подумали сунуться, был Лондон — с точки зрения Портера, преступники могли отправиться туда, только будучи умственно отсталыми, а они ими явно не были.

Все попытки оказались тщетными. Ник Картер со своей сообщницей мадам Жорж, она же Манон Дюпре, она же Аманда Моретти, исчезли на просторах старушки Англии. Портер занервничал и вертолетом вылетел в Манчестер. Там он выгнал на патрулирование всех сотрудников местной полиции, приставив к ним своих людей.

И опять-таки, никаких особых результатов не наблюдалось, пока не пришло сообщение с автовокзала: там угнали малолитражку. Постовой полисмен видел двоих угонщиков, мужчину и женщину, и, хотя описать он их не смог, простое совпадение казалось невероятным. В результате через десять минут после угона на хвосте похитителей висели все полицейские силы Манчестера плюс лучшие сыскари Интерпола.

Маленькая машинка рвалась прочь из города, и пока, учитывая десятиминутную фору, ей это удавалось.

Полчаса спустя положение дел не изменилось, и тогда Портер велел допро… расспросить владельца машины, а что это она у него так быстро ездит? Рыдающий и нервный владелец ответствовал, что машина у него не простая, а коллекционная, ручной сборки, и мотор на ней стоит от «БМВ». Портер с трудом удержался от нецензурных выражений и приказал поднять в воздух вертолеты.

Ник с осторожной радостью косился на спидометр удивительной машинки, а Аманда восторженно охала. Малютка выдавала восемьдесят миль в час с непринужденностью гоночного болида, однако Ник понимал, что долго это продолжаться не может.

Отрыв от преследователей был еще достаточно велик, но дорога на замок Рочдейл была проселочной и не заасфальтированной. Там маленькие колеса малолитражки неминуемо полетят.

Ник резко свернул на обочину, вогнал машину в кусты, повторив уже опробованный во Франции трюк, и торопливо вылез из машины.

Аманда помчалась за ним.

Они шли вглубь леса, не оглядываясь и почти не волнуясь. До цели путешествия оставалось совсем немного, но Ник знал, что последние несколько сотен метров до замка им предстоит пройти по совершенно открытой местности. Если они успеют…

Сзади хищно взвыли сирены, и Аманда схватила Ника за руку. Он молча стиснул ее ладонь и ускорил шаг. Вдруг сквозь ветви деревьев они увидели неторопливо направляющуюся к замку машину, элегантный кабриолет черного цвета, старомодный и стильный. Ник побежал.

Они нагнали машину в тот самый момент, когда Портер скомандовал своим людям поворачивать на Рочдейл. До появления полиции из леса оставались считанные минуты. Ник с силой рванул дверцу водителя и заорал:

— Живо открывай дверь и гони к замку!

В ответ послышался изумленный, слегка дрожащий и, несомненно, радостный голос, а через секунду Аманда увидела говорившего — и едва не перекрестилась. Довольно молодой человек, одетый в прекрасный костюм, был как две капли воды похож на верблюда…

Лорд Джадсон Кокер Младший, граф Олдемский, при необходимости умел соображать и действовать очень быстро. Со своей стороны, Ник Картер определенно обладал даром убеждения, и потому действовали они решительно и согласованно. Через минуту машина катила себе, как ни в чем не бывало, по полю, а внутри нее Аманда Моретти лежала под одним сиденьем, а Ник Картер — под другим.

Нику были видны только тонкая аристократическая лодыжка в шелковом носке и элегантные туфли, а Аманда могла рассматривать и самого лорда, но старательно отводила глаза, чтобы не фыркнуть от смеха. Вероятно, и даже наверняка, граф Олдемский был прекрасным человеком, но сходство с верблюдом не позволяло считать его романтическим героем. Только комическим персонажем.

Сирены завыли вокруг, точно стая голодных волков, машина лорда замедлила свой и без того неспешный ход, а потом и вовсе остановилась.

Послышались хлопки дверями, гул голосов, а затем взмокший под сиденьем Ник услышал голос агента Портера:

— Добрый день, вернее, вечер, мистер Кокер. Вы не поверите, но мы преследуем похитителей, и буквально через несколько минут надеемся схватить их.

В голосе лорда неожиданно прозвучала сталь.

— Неужели, мой дорогой? Мне казалось, все ваши люди гонятся за мной, что очень странно.

— Видите ли, дело в том, что злоумышленники свернули с основного шоссе именно сюда, потом бросили машину, так что они где-то рядом, и мы их скоро возьмем…

— Так сделайте же это, мой дорогой, я не смею отнимать у вас бесценное время.

— Простите меня, лорд Джадсон, но… вы уверены, что не видели посторонних, когда проезжали через рощу?

— Уверен ли я? Разумеется! Ни одного человека в роще я не видел, ни постороннего, ни родственника, ни знакомого. Что-нибудь еще?

— Да нет… Извините за беспокойство.

Еще несколько томительных минут — и лорд Джадсон торопливо произнес:

— Вы можете вылезать, они уехали. Какой все же неприятный человек, этот агент Портер!

Аманда отряхнулась и с жаром кивнула.

— Совершенно с вами согласна! Полный идиот. Злоумышленников полон лес — а он разговоры разговаривает посреди поля вместе со всеми своими людьми!

Ник с облегчением уселся напротив лорда, вытянул ноги, потом сунул руку в карман и достал оттуда тугой и тяжелый сверток.

— Прежде всего, вот… Вручаю вам с облегчением и неимоверной радостью. Даже не думал, что буду так неистово хотеть избавиться от бриллиантов.

Джадсон трясущимися пальцами развернул узелок — и по стенкам машины понеслись белые и синие искры. Потрясенный аристократ поднял счастливые и растерянные глаза.

— Бог мой… Это же «Восемнадцать Звезд»…

Моя единственная ценность — и единственная потеря. Мистер Картер… Сударыня… Я не ошибся в вас, я ведь ни на минуту не усомнился…

Ник серьезно кивнул.

— Я очень на это рассчитывал, лорд Джадсон.

Вся эта история — одно большое недоразумение, но в результате вот этой мисс грозила каторга, а мне — увольнение со службы.

Джадсон замахал руками и затараторил:

— Какое счастье, что в нашей полиции есть такие люди, как вы, мистер Картер! Клянусь, я сам лично буду разговаривать с министром внутренних дел. Вы должны быть вознаграждены за ваш профессионализм, за мужество… Боже мой, мисс, как вы прелестны! Друзья мои!

Только не спорьте! Вы — мои гости. С сегодняшнего дня — и пока вам не надоест. Я мечтаю услышать всю вашу историю, но сначала вам нужно отдохнуть.

Вскоре машина въехала в парк, окружавший замок, и Аманда разом забыла про усталость и пережитые испытания. Парк и примыкавший к нему сад были прекрасны, словно в раю…

Осенние розы, бордовые, почти черные, пламенели на фоне вечнозеленого можжевельника. Алые и резные листья японских кленов словно плыли в прозрачном воздухе. Лохматые хризантемы печально склонялись над увядающими, но все еще яркими петуниями, герань поражала количеством оттенков своих душистых цветков, и багряными полотнищами нависал кругом дикий виноград…

Осень здесь была тихой, прозрачной и удивительно прекрасной. Ник Картер с изумлением оглядывался вокруг. Дело происходило в Англии, всего лишь в десятке километров от его родного дома, но почему же он впервые видел эту красоту?!

И небо было прозрачным и высоким, голые ветви уже облетающих деревьев были торжественно изящны, и даже мелкий дождь удивительно подходил ко всему остальному миру.

Хрупкое равновесие между осенью и зимой еще не было нарушено, и все вокруг оставалось живым — но уже уходящим.

Ник взволнованно смотрел по сторонам, почти бессознательно прижимая к себе Аманду.

Лорд Джадсон забился в уголок и тактично молчал, развлекая себя созерцанием возвращенного сокровища. Белые и синие искры пробегали по его некрасивому, доброму лицу, и лорд восторженно улыбался, бормоча себе что-то беззвучное под нос…

А потом были роскошные интерьеры, в которых Ник вел себя совершенно естественно, а Аманда оробела, спряталась за его спину, шла осторожно, не выпуская его руку.

Величавый дворецкий Мортимер с поклоном распахнул перед ними двери их комнат, и Аманда взвизгнула от восторга, когда ее ноги утонули по щиколотку в пушистом ворсе ковра, а Ник с вожделением посмотрел на широкую и мягкую кровать под резным балдахином, на которой могло уместиться человек десять…

Джадсон тактично и мило предложил им переодеться. Правда, Нику оказались малы в плечах почти все вещи, и пришлось выходить к ужину в пуловере из мягкой ангорской шерсти.

Один из лакеев был послан Джадсоном в город — купить для гостей все, что потребуется.

Разомлевшие после горячей ванны, сонные и расслабившиеся, Ник и Аманда рука об руку вошли в столовую, и лорд Джадсон поднялся им навстречу. Они с аппетитом поужинали, а перед кофе лорд пригласил их на маленькую экскурсию.

При виде винтовой лестницы, уходящей вверх и в темноту, Аманда тихо взвыла, но Джадсон успокоил ее.

— Нет, нет, не волнуйтесь. Это все средневековый антураж. В стене есть нормальный лифт, на котором мы и поедем. Прошу.

Лифт вознес их в самый верхний зал главной сторожевой башни. Вечерний свет, окрашенный в разные цвета, лился сквозь цветные витражи окон, круглое помещение было на удивление теплым и уютным. На полу были разбросаны медвежьи и волчьи шкуры, по стенам висело различное оружие — от мечей и дротиков до прекрасных винчестеров и изящно инкрустированных дробовиков.

В центре зала стояли постаменты различной высоты, а на них…

Ник недоверчиво уставился на золотые кубки, резные короны, украшенные драгоценными камнями, браслеты и кольца, серьги и ожерелья… Галерея Сокровищ находится сейчас в Версале… В крайнем случае, в Париже, уж на самый худой конец — в Риме, но никак не здесь, в Рочдейле…

— Удивлены, мой друг? Аманда, проходите и смотрите все как следует. Можно их трогать, можно даже примерять. Так вот, Ник, — вы позволите так вас называть? — это и есть мой секрет.

Помните, в кабинете вашего начальника, в тот злополучный день агент Портер упомянул, что Галерея Сокровищ хранится в надежном месте, а вы еще сказали, что не очень-то верите в надежные места? Вот это место.

Здесь нет специальной сигнализации, экспонаты не приклеены вакуумом к постаментам, и специальную охрану я не нанимал. Просто никому в мире не приходит в голову, что драгоценные предметы старины все время находятся здесь, в замке, и никуда отсюда не выезжают.

Да, друзья мои, по миру ездят копии. Очень хорошие копии, из настоящего золота и драгоценных камней, — но все же копии. Их истинная цена в десятки раз ниже, чем думают все вокруг.

Я — фанатик, Ник. Я заболел собирательством лет десять назад, когда унаследовал состояние и замок. Я не в силах отказаться от этих вещей, не в силах с ними расстаться, но ведь вы знаете меня — я вовсе не злой и не жадный.

Мне всегда хотелось, чтобы люди тоже увидели эти сокровища. И тогда я создал копию Галереи Сокровищ. Именно она экспонируется в музеях мира, а мои ненаглядные раритеты спокойно лежат дома.

Та коллекция застрахована на символическую сумму — устроители выставок считают, что сумма так ничтожна потому, мол, что коллекцию все равно нельзя продать. На самом деле она просто застрахована на свою истинную стоимость, но об этом знаю только я. Ну что, не шокировал ли вас мой рассказ?

Аманда пожала плечами и осторожно погладила изящный золотой кувшин работы Челлини.

— По мне — так без разницы. Красиво, и все могут посмотреть. В Фонтенбло, по крайней мере, всем нравилось.

Ник мрачно посмотрел на Джадсона.

— Пожалуй, пара вопросов у меня есть. Объясните-ка мне, господин граф, зачем в таком случае понадобилась вся эта свистопляска с привлечением меня к операции Интерпола, охране выставки и прочая ерунда? Ведь все это было своего рода инсценировкой!

Джадсон вздохнул и потупился.

— Я знал, что вы зададите мне этот вопрос. Я вовсе не обманывал вас, Ник. Я действительно считал — и считаю — вас лучшим полицейским инспектором в стране. Это не только личное, это объективное мнение. Что же касается охраны… В этом году меня уговорил мой друг, сотрудник Лувра. Он один из немногих, посвященных в тайну Галереи. Мы с детства дружим, я доверяю ему, как себе. Так вот, он уговорил меня выставить один настоящий экспонат. Ожерелье «Восемнадцать Звезд».

Аманда охнула и посмотрела на Ника, тот медленно кивнул.

— Понимаю. Вы волновались всего за одну вещь, и украли именно ее. Что ж, забавно. Стечение обстоятельств.

— Вы все-таки сердитесь?

Ник неожиданно рассмеялся, привлек к себе Аманду, поцеловал в висок, а потом хлопнул растерянного и огорченного Джадсона по плечу.

— Вот насчет этого не переживайте, граф. Я не могу сердиться на вас по нескольким причинам. Во-первых, вы наняли меня охранять настоящий экспонат, стало быть, не обманули. А во-вторых, — и это главное — благодаря вашей Галерее Сокровищ я обрел счастье. И нашел свое собственное, самое неподдельное, самое драгоценное и самое прекрасное сокровище. Взгляните — разве за это можно сердиться?

Аманда обвила руками мощную шею Ника и счастливо улыбнулась.

Они вместе положили на место сверкающее ожерелье и покинули сокровищницу. После кофе и бренди Джадсон спохватился, что его гости валятся с ног от усталости, и отпустил их спать.

Ник почти нес Аманду, спящую на ходу, но в комнате она неожиданно пришла в себя, и в результате к себе Ник Картер ушел только на рассвете, да и то только потому, чтобы не смущать слуг и хозяина.

Весь следующий день они праздновали. Они отметили счастье своей встречи, отпраздновали окончание опасных приключений, а в честь спасения бесценного ожерелья граф устроил… маскарад! Да, да, настоящий маскарад.

День выдался по-летнему теплый, и вечером, переодевшись в старинные наряды, доставшиеся графу вместе с замком, хозяин и гости плавали на лодках по огромному пруду с затейливыми мостиками, под звуки старинных мелодий, исполняемых приглашенными музыкантами. На небе уже сияла полная луна — огромная, желтая, низко провисшая под собственной тяжестью. И Аманда с высокой, затейливой прической, в пышном атласном платье с кружевами, в полумаске, подчеркивающей нежное очарование ее лица и загадочное мерцание зеленых глаз, казалась Нику прекрасным видением. А как хорош был Ник в старинном камзоле! Куда девался неуклюжий полицейский… Его благородная осанка и галантные манеры, его страстный взгляд, затененный полумаской, заставили «графиню» Аманду влюбиться в «маркиза» Николаса с новой силой… Нет числа оттенкам любви… А в соседней лодке «верблюжонок» — граф, до неузнаваемости преображенный черным бархатом старинного костюма с пенными кружевами и завитым париком, нежно держал за ручку приглашенную на праздник гостью — юную дочь хозяев соседнего поместья. И похоже было, что эта серьезная худенькая девушка вовсе не находит его забавным…

После катания на лодках их ждал изысканный ужин, прогулка при луне по источавшему ароматы ночи саду и танцы в старинной бальной зале… Может быть, полицейский Ник когда-то хромал, но элегантный маркиз Николас был вкрадчиво ловок и танцевал отменно, умудряясь незаметно для окружающих дарить своей прелестной партнерше томящие ласки.

А потом, оставшись наедине, они срывали друг с друга маски и старинные одежды вместе с аристократическими манерами, не заботясь о сохранности ни того, ни другого… Не заботясь больше ни о чем на свете…

Они прогостили у добродушного лорда несколько дней, отдохнули и отоспались, а за это время были решены все их проблемы.

Интерпол официально принес извинения офицеру Картеру и гражданке Франции Аманде Моретти. Лорд Джадсон Кокер выплатил Нику огромное вознаграждение за возвращенное ожерелье. Комиссар полиции Манчестера подал рапорт об отставке, одновременно подав ходатайство о назначении на эту должность старшего инспектора полиции Ника Картера.

Ну и, наконец, в самом конце золотого сентября Ник и Аманда сыграли свадьбу.

Точнее сказать, они просто расписались в мэрии, хотя Ник и уговаривал Аманду обвенчаться. Но девушка заартачилась и сообщила, что для венчания надо созвать всех родных и близких, а сделать это раньше ноября все равно не получится — до тех пор цирк кочует по стране.

Поэтому свадьба и вышла скромная, почти военная — присутствовали только сослуживцы Ника да украсивший церемонию лорд Джадсон.

Молодых осыпали хмелем и рисом, прокатили их под включенные сирены по всему городу — и оставили в покое.

Началась удивительная, волшебная, ни на что не похожая жизнь. Аманда преобразила старый дом и крошечную квартирку Ника Картера. Сама, своими сильными и ловкими руками, она покрасила стены, сшила яркие и веселые занавески, накупила на сельской ярмарке дешевых тростниковых циновок и соломенных ковриков, передвинула всю мебель, отдраила кухню и крошечную ванную — и взялась за подъезд.

В самые короткие сроки все малолетние хулиганы и дебоширы были призваны юной женой комиссара Картера к ответу и отосланы по различным заданиям. Быстро и крепко сдружившись с горластыми бабами-соседками, Аманда собирала свою маленькую армию…

Вначале исчезла лужа. Картер заметил ее исчезновение, возвращаясь с работы, и долго стоял на площадке в недоумении. Есть вещи, которые кажутся нам вечными и незыблемыми, и их внезапное исчезновение пугает.

Потом неожиданно стали чистыми все лестничные клетки, а малолетние хулиганы закрасили облупившиеся стены разноцветными и талантливо исполненными граффити. Условие у Аманды было только одно: никакой нецензурщины и похабщины. Раскрасив весь подъезд, подростки в порыве вдохновения покрасили дверь каждой квартиры в свой цвет.

Каждый день, каждую неделю случались маленькие чудеса. То дом засияет вымытыми окнами — раньше они казались бельмастыми и подслеповатыми глазищами какого-то чудовища. То возле подъезда в старых покрышках расцветут последние, предзимние петунии и астры.

То чудесным образом загорятся лампочки на всех этажах.

Потом привыкшие к активному образу жизни подростки взялись за двор — вела в бой их, разумеется, Аманда. Из все тех же бесчисленных покрышек выросли горки и хитроумные лабиринты, повисли качели, появился маленький автодром, где можно было безбоязненно гонять, хоть на мотоциклах, хоть на велосипедах.

Армия малолетних художников без устали раскрашивала двор во все цвета радуги, хулиганье постарше училось работать не шприцем и ножом, а молотком и пилой — и вскоре у подъезда появились скамейки для вредных старух и многочисленных молодых матерей.

Ник теперь улыбался, входя в автобус, и соседи улыбались ему в ответ. Дождливых дней тоже почему-то стало значительно меньше.

И все чаще Ник задумывался о том, что надо бы и ему сотворить какой-нибудь фокус для любимой…

Эпилог Цирк приехал!

Я проснулась рано утром. Я вообще привыкла вставать в несусветную рань, но семейная жизнь как-то расхолаживает, а, кроме того, в Манчестере не надо задавать корм лошадям и хищникам.

Но сегодня утром я проснулась очень рано.

Из открытого на кухне окна тянуло свежестью. Я узнала этот запах и засмеялась: так пахнет самый первый снег. Не верьте занудам, уверяющим, что снег ничем не пахнет.

Как была, голышом, — мы уж как-то привыкли с Ником спать голыми, — я поскакала на кухню и спряталась за занавеску, чтобы полюбоваться первым снегом, пока не проснулись все остальные. Ник спал сном младенца…

…еще одну секунду, потому что я тут же завизжала от того, что увидела в окно… Я завизжала так, что он сорвался с кровати и тоже голышом примчался в кухню спасать меня.

Ник долго хохотал… А я плакала, смеялась и била его по железному пузу, а потом он меня унес в постель и согревал… минут двадцать. Потом я согрелась, и мы занялись любовью по-настоящему.

А потом мы оделись и торжественно вышли на улицу, и к этому времени кого там только уже не было! Весь дом вывалился посмотреть, что за подарок приготовил коп для своей циркачки.

На белом снегу тропическим цветком распустился шатер. Был он красный и желтый, и зеленый, полосатый и веселый.

Остро пахло хищниками, и метался в новой просторной клетке тигр Маль, одноглазый, но вполне бодрый. А в соседних демонстрировали клыки львы, извивались муаровыми лентами две пантеры, бешено лупили по опилкам хвостами леопарды…

Пар бил из ноздрей красавцев-скакунов, плюмажи колыхались над гордыми головами, и склонялись умные лошадки в традиционном цирковом «комплименте», косили лукавыми глазами, подмигивали и клянчили сахар.

Оглушительно лаяли разнокалиберные пудели вокруг фрау Штюбе, кувыркались и танцевали вальс.

И кочевые наши фургоны отгораживали мой цирк от остального мира — не из гордости или презрения, а просто затем, чтобы не мешать остальному миру жить его скучной, размеренной жизнью.

И почуяв донесшийся оттуда, из-за фургонов, запах опилок и зверей, пота и пудры, я бросилась туда бегом — только взглянула умоляюще на моего Ника, а он улыбнулся и подмигнул.

И я бежала со всех ног, а навстречу мне уже спешили те, кого я никогда в жизни не променяю ни на какие сокровища мира.

Клод, с которым я первый раз целовалась на крыше нашего фургона, воздушный гимнаст.

Мими, наездница и дрессировщица.

Марита, моя юная «бабачеха», мать моего трехлетнего дяди.

Рико, Шарль, Франко, Тос, Анита, Белль, Жан, Жерар…

Торопливо поспешала Блистательная Жози Солейль, Мамаша Солейль, душа и кровь нашего цирка, приемная мать всех детей, рожденных и выросших в опилках, прирожденная артистка, красивая женщина, которую и через десять лет не рискнут назвать старухой. Прежде всего, это просто опасно для жизни…

И впереди всех несся мой дядюшка Карло, мой родной дед, тот самый, который выгнал из цирка моего родного отца, своего сына и наследника Марио Моретти. Выгнал за то, что тот соблазнил и бросил мою юную мать, звезду цирка Моретти Франческу Конти. Мой прекрасный дед, щедро подаривший свою фамилию двум десяткам юных щенков, рожденных в опилках. Мудрый и талантливый инспектор манежа, потомственный циркач Карло Моретти.

Еще торопился мне навстречу высокий старик с пронзительным и ехидным взглядом — папаша Ги, король контрабандистов, и поддерживал его под руку — или за руку держался? — интересный моряк средних лет, помощник капитана парома «Жозефина», галантный Анри Лебен, сын Гийома Лебена…

И когда все они меня перецеловали, когда я задохнулась от счастья и обернулась — то увидела, что стоит рядом с нами и улыбается здоровенный мужчина с переломанным в нескольких местах носом. Высокий и мощный, неуклюжий на вид, седеющий мужчина с изумленными серыми глазами ребенка и огромными кулаками боксера…

Мой муж.

Утреннее солнце разбрасывало вокруг белые и синие искры от первого снега. И стояли вокруг меня мои сапфиры и бриллианты, мои рубины и изумруды, мой золотой запас, мои «Восемнадцать Звезд», а над Цирком Моретти уже развевались разноцветные флаги, и звенела серебряная труба, возвещая новый день, новое представление и счастье без конца, на всю жизнь — и еще одну минуточку…

И тогда я поцеловала своего мужа, улыбнулась своей семье и отправилась в свой цирк.

И счастья было так много, что хватило на всех…


Оглавление

  • Пролог Ник Картер
  • Глава 1 Аманда
  • Глава 2 Ницца, месяц назад
  • Глава 3 Аманда
  • Глава 4 Ник Картер
  • Глава 5 Париж
  • Глава 6 Ограбление
  • Глава 7 Ник и Аманда
  • Глава 8 Побег
  • Глава 9 Катастрофа
  • Глава 10 Контрабанда
  • Глава 11 Аманда
  • Глава 12 В море
  • Глава 13 Ник Картер
  • Глава 14 Добрая старая Англия
  • Глава 15 Ник и Аманда
  • Глава 16 Восемнадцать звезд
  • Эпилог Цирк приехал!

  • загрузка...