КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 403131 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171561
Пользователей - 91573
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Лысков: Сталинские репрессии. «Черные мифы» и факты (История)

Опять книга заблокирована, но в некоторых других библиотеках она пока доступна.

По поводу репрессий могу рассказать на примере своих родственников.
Мой прадед, донской казак, был во время коллективизации раскулачен. Но не за лошадь и корову, а за то что вел активную пропаганду против колхозов. Его не расстреляли и не посадили, а выслали со всей семьей с Украины в Поволжье. В дороге он провалился в полынью, простудился и умер. Моя прабабушка осталась одна с 6 детьми. Как здорово ей жилось, мне трудно даже представить.
Старшая из ее дочерей была осуждена на 2 года лагерей за колоски. Пока она отбывала срок от голода умерла ее дочь.
Мой дед по материнской линии, белорус, тот самый дед, который после Халхин-Гола, где он получил тяжелейшее ранение в живот, и до начала ВОВ служил стрелком НКВД, тоже чуть-было не оказался в лагерях. Его исключили из партии и завели на него дело. Но суд его оправдал. Ему предложили опять вступить в партию, те самые люди, которые его исключали, на что он ответил: "Пока вы в этой партии - меня в ней не будет!" И, как не странно, это ему сошло с рук.
Другой мой дед, по отцу, тоже из крестьян (у меня все предки из крестьян), тоже был перед войной осужден, за то, что ляпнул что-то лишнее. Во время войны работал на покрытии снарядов, на цианидных ваннах.
Моя бабушка, по матери, в начале войны работала на железной дороге. Когда к городу, где она работала, подошли фашисты, она и ее сослуживицы получили приказ в первую очередь обеспечить вывоз секретной документации. В результате документацию они-то отправили, а сами оказались в оккупации. После того, как их город освободили, ими занялось НКВД. Но ни ее и никого из ее подруг не посадили. Но несмотря на это моя бабушка никому кроме родственников до конца жизни (а прожила она 82 года) не говорила, что была в оккупации - боялась.

Но самое удивительное в том, что никто из этих моих родственников никогда не обвинял в своих бедах Сталина, а наоборот - говорили о нем только с уважением, даже в годы Перестройки, когда дерьмо на Сталина лилось из каждого утюга!
Моя покойная мама как-то сказала о своем послевоенном детстве: "Мы жили бедно, но какие были замечательные люди! И мы видели, что партия во главе со Сталиным не жирует, не ворует и не чешет задницы, а работает на то, чтобы с каждым днем жизнь человека становилась лучше. И мы видели результат". А вот Хруща моя мама ненавидела не меньше, чем Горбача.
Вот такие вот дела.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Stribog73 про Баррер: ОСТОРОЖНО, СПОРТ! О ВРЕДЕ БЕГА, ФИТНЕСА И ДРУГИХ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК (Здоровье)

Книга заблокирована, но она есть в других библиотеках.

Сын сослуживца моей мамы профессионально занимался бегом. Что это ему дало? Смерть в 30 лет от остановки сердца прямо на беговой дорожке. Что это дало окружающим? Родители остались без сына, жена - без мужа, а дети - без отца!
Моя сослуживеца в детстве занималась велоспортом. Что это ей дало? Варикоз, да такой, что в 35 лет ей пришлось сделать две операции. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Один мой друг занимался тяжелой атлетикой. Что это ему дало? Гипертонию и повышенный риск умереть от инсульта. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!
Я сам в молодости несколько лет занимался каратэ. Что это мне дало? Разбитые суставы, особенно колени, которые сейчас так иногда болят, что я с трудом дохожу до сортира. Что это дало окружающим? НИ-ЧЕ-ГО!

Дворник, который днем метет двор, а вечером выпивает бутылку водки вредит своему здоровью меньше, живет дольше, а пользы окружающим приносит гораздо больше, чем любой спортсмен (это не абстрактное высказывание, а наблюдение из жизни - этот самый дворник вполне реальный человек).

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Symbolic про Деев: Доблесть со свалки (СИ) (Боевая фантастика)

Очень даже не плохо. Вся книга написана в позитивном ключе, т.е. элементы триллера угадываются едва-едва, а вот приключения с положительным исходом здесь на первом месте. Фантастика для непринуждённого прочтения под хорошее настроение. Продолжение к этой книге не обязательно, всё закончилось хепи-эндом и на том спасибо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Дроздов: Лейб-хирург (Альтернативная история)

2 ZYRA
Ты, ЗЫРЯ, как собственно и все фашисты везде и во все времена, большие мастера все переворачивать с ног на голову.
Ты тут цитируешь мои ответы на твои письма мне в личку? Хорошо! Я где нибудь процитирую твои письма мне - что ты мне там писал, как называл и с кем сравнивал. Особенно это будет интересно почитать ребятам казахской национальности. Только после этого я тебе не советую оказаться в Казахстане, даже проездом, и даже под охраной Службы безопасности Украины. Хотя сильно не сцы - казахи, в большинстве своем, ребята не злые и не жестокие. Сильно и долго бить не будут. Но от выражений вроде "овце*б-казах ускоглазый" отучат раз и на всегда.

Кстати, в Казахстане национализм не приветствовался никогда, не приветствуется и сейчас. В советские времена за это могли запросто набить морду - всем интернациональным населением.
А на месте города, который когда-то назывался Ленинск, а сейчас называется Байконур, раньше был хутор Болдино. В городе Байконур, совхозе Акай и поселке Тюра-Там казахи с украинскими фамилиями не такая уж редкость. Например, один мой школьный приятель - Слава Куценко.

Ты вот тут, ЗЫРЯ, и пара-тройка твоих соратников-фашистов минусуете все мои комментарии. Мне это по барабану, потому что я уверен, что на КулЛибе, да и во всем Рунете, нормальных людей по меньшей мере раз в 100 больше, чем фашистов. Причем, большинство фашистов стараются не афишировать свои взгляды, в отличии от тебя. Кстати, твой друг и партайгеноссе Гекк уже договорился - и на КулЛибе и на Флибусте.

Я в своей жизни сталкивался с представителями очень многих национальностей СССР, и только 5 человек из них были националисты: двое русских, один - украинский еврей, один - казах и один представитель одного из малых народов Кавказа, какого именно - не помню. Но все они, кроме одного, свой национализм не афишировали, а совсем наоборот. Пока трезвые - прямо паиньки.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Stribog73 про Кулинария: Домашнее вино (Кулинария)

У меня дед делал хорошее яблочное вино, отец делал и делает виноградное, и я в молодости немного этим занимался. Красное сухое вино спасло мне жизнь. В 23 года в результате осложнения после гриппа я схлопотал инфаркт. Я выжил, но несколько лет мне было очень хреново. В общем, я был уверен, что скоро сдохну. Но один хороший человек - осетин по национальности - посоветовал мне пить понемножку, но ежедневно красное сухое вино. Так я и сделал - полстакана за завтраком, полстакана за обедом и полстакана за ужином. И буквально через 1,5 месяца я как заново родился! И вот уже почти 20 лет я не помню с какой стороны у меня сердце, хотя курю по 2,5 - 3 пачки в день крепких сигарет.

Теперь по поводу данной книги.
Я прочитал довольно много подобных книжек. Эта книжка неплохая, но за одну рекомендацию, приведенную в ней автора надо РАССТРЕЛЯТЬ! Речь идет о совете фильтровать вино через асбестовую вату. НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НИГДЕ И НИКОГДА НИКАКОГО АСБЕСТА! Еще в середине прошлого века было экспериментально доказано: ПРИ ПОПАДАНИИ АСБЕСТА В ОРГАНИЗМ ОН ЧЕРЕЗ 20 - 40 ЛЕТ 100% ВЫЗЫВАЕТ РАК! Об этом я читал еще в одном советском справочнике по вредным веществам, применяемым в промышленности. Хотя в СССР при этом асбестовая ткань, например, была в свободной продаже! У многих, как, например, и в нашей семье, асбестовая ткань использовалась на кухне - чтобы защитить кухонный шкаф от нагрева от газовой плиты.
У меня две двоюродные бабушки умерли от рака, младший брат умер от рака, у тети - рак, правда ей удалось его подавить. Сосед и соседка умерли от рака, мать моего друга из Казахстана, отец моего друга с Украины, моя одноклассница, более 15 человек - коллег по работе. И все в возрасте от 40 до 60 лет! И все эти родные и знакомые мне люди умерли от рака за какие-то последние 20 лет. Вот я и думаю - не вследствие ли свободного доступа к асбестовым материалам и широкого применения их в промышленности и строительстве в СССР все это сейчас происходит?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
desertrat про Шапочкин: Велит (ЛитРПГ)

Читать можно. Но столько глупостей, что никакая снисходительность не выдерживает. С перелистыванием бросил на первой трети.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Шляпсен про Шаханов: Привилегия выживания. Часть 1 (СИ) (Боевая фантастика)

С удовольствием жду продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Обрученные навеки (fb2)

- Обрученные навеки (пер. Н. Ф. Орлова) (и.с. Панорама романов о любви) 462 Кб, 132с. (скачать fb2) - Мэхелия Айзекс

Настройки текста:



Мэхелия Айзекс Обрученные навеки

1

В дверь осторожно постучали.

– Войдите, – сказала Милдред. Угловатая фигура дворецкого показалась на пороге.

– Добрый вечер, миледи, – вежливо произнес он. – Миссис Робинс интересуется, будете ли вы ужинать, а Майкл просил сообщить, что исчез электрический секатор. Он оставил его в саду, а когда пришел забрать, не нашел на месте.

– Что за манера бросать инструменты где попало? – возмутилась Милдред, но при виде несчастного лица дворецкого тут же замолчала. – Не волнуйтесь, Лейтон, – пробормотала она. – Я поговорю с Майклом утром. А ужинать я не буду: лорд Персивал пригласил меня в Саммерхаус.

– Хорошо, миледи. – Дворецкий робко взглянул на нее. – А как же чай?

– Не нужно. – Молодая женщина постаралась смягчить свой отказ: – Спасибо, Лейтон, сегодня мне больше ничего не нужно.

– Да, миледи.

Старик как-то неуверенно попятился к дверям, и, глядя вслед, Милдред подумала, что ему давно пора на покой. Лейтону, должно быть, уже за семьдесят, а он работает в этом доме с детства. Но как он сможет жить без своих привычных обязанностей?

Огромный стол красного дерева стоял возле окна, выходившего в сад, и, опустившись в кожаное кресло, Милдред задумчиво уставилась в пустоту.

Как же случилось, что она, наследница древнего и уважаемого рода, даже не может назначить своему персоналу приличную пенсию?.. Нет, так больше продолжаться не может.

Милдред глубоко вздохнула и вышла на веранду, с удовольствием подставляя лицо легкому ветерку, который надувал шторы на окнах, словно паруса.

Родственники недоумевали, почему она никак не может решиться вычеркнуть бывшего мужа из своей жизни и начать все заново, с чистого листа. «Ведь ты же молодая женщина, и у тебя еще все впереди», говорили они.

У Милдред сжалось сердце. Даже теперь, спустя годы, скандальная история с разводом задевала ее за живое. Она приняла тогда решение, уверенная, что только муж виноват во всем. Но это могла быть ошибка…

Милдред сомневалась, что когда-нибудь узнает правду, Господи, хоть бы Уолтер поговорил со мной, думала она. Но тот, как назло, пресекал все попытки сближения с бывшей женой.

Молодая женщина тяжело вздохнула и нахмурилась. Как разобраться во всей этой истории? Кто тут прав, а кто виноват? Ах, Уолтер!..

Она вернулась в дом и остановилась у окна в библиотеке. Редкий поток посетителей направлялся к воротам замка.

Ей не слышно было их голосов, но по тому, как они жестикулировали, покидая музей, можно было сделать безошибочный вывод – экскурсия произвела благоприятное впечатление. Замок Стоунхилл и окружающий его старинный парк были одним из самых популярных туристических объектов в графстве Уорикшир, и плата, взимаемая за экскурсии, давала владельцам пусть небольшую, но реальную возможность для поддержания поместья в относительном порядке.

В это время года все уголки старого парка отличало необыкновенное буйство красок: даже озеро, переливаясь в лучах заходящего солнца, искрилось розовым перламутром, в котором изумрудными вкраплениями отражалась листва деревьев и кустарников.

По крайней мере, сегодня я смогу расплатиться с садовником, думала молодая женщина, проводя рукой по выщербленной неровной поверхности рамы.

Конечно, чтобы произвести серьезные работы в усадьбе, денег явно недоставало. Сырость разъедала каменные стены замка, а ветер, проникающий сквозь щели деревянных перекрытий, рождал таинственные звуки, которые, словно приведения, бродили по коридорам и закоулкам. Все это делало большую часть здания абсолютно не пригодной для жилья и было одной из основных причин того, что лорд Персивал, дед Милдред, уговаривал ее снова выйти замуж. «Богатый муж, которому не нужно ничего, кроме титула, дал бы тебе возможность сохранить родовое гнездо», – постоянно повторял старик.

Милдред нахмурилась и отвернулась от окна. Такая точка зрения безнадежно устарела, раздраженно подумала она. Воображать, что в наши дни женщина способна выйти замуж ради того, чтобы восстановить фамильное состояние, просто глупо. Деду хорошо рассуждать о том, что было возможно в годы его юности, но он забывает, что век перевалил за половину! К тому же, если я когда-нибудь и решусь на брак снова, то только по любви.

Хотя… Ее лоб пересекли морщины. Она уже однажды вышла замуж по любви, но из этого ничего хорошего не получилось. Она с ума сходила по Уолтеру, а тот взял и перешагнул через нее, с потрясающей легкостью отбросив за ненадобностью. Так какого черта повторять ту же самую ошибку?

Даже мысль о новом замужестве была противна Милдред. Возможно, дед прав и лучше, когда любят тебя, чем когда любишь ты. Во всяком случае, она любила Уолтера и испытала все муки ада…


Часом позже, пахнущая свежестью, она была уже на пути в загородное поместье своего деда.

Длинные стройные ноги Милдред были скрыты тончайшей паутинкой синих колготок, а роскошные волосы, которые обычно свободной волной падали на спину, собраны в тугой пучок на затылке. Она хотела выглядеть как можно более строго, но, увы, добилась как раз противоположного эффекта. В ней появилась какая-то завораживающая сексуальность, и она производила впечатление чувственной женщины, окутанной тайной.

Автомобиль быстро преодолел короткое расстояние между замком Стоунхилл и имением деда и вскоре затормозил у ворот.

Милдред заставляла себя отбросить мучительные сомнения по поводу необходимости присутствовать на предстоящем вечере. Хорошо еще, что мало кто догадывался о реальном положении дел. Ее весьма скромные финансовые возможности были скрыты туманом неизвестности, и старания лорда Персивала выдать внучку замуж выглядели не так цинично.

Саммерхаус переливался в лучах заходящего солнца. Это был великолепный помещичий дом, происхождение которого датировалось шестнадцатым веком, и его обширные угодья должны были перейти по наследству к кузену Милдред. К несчастью, Фредерик умер от лейкемии, когда ему не было и двадцати, и теперь поместье приносило постоянный доход его дальним родственникам.

Тот факт, что его любимая внучка не может стать полноправной наследницей и получать ренту с недвижимости, был постоянным источником раздражения для лорда Персивала. Эти деньги были просто необходимы Милдред, ведь с их помощью она получила бы возможность восстановить Стоунхилл, не прибегая к таким крайним мерам, как замужество. И старик делал все, что было в его силах, чтобы помочь любимой внучке обрести соответствующее ее высокому происхождению независимое положение.

Но, по мнению лорда Персивала, ничто не могло компенсировать женщине отсутствие семьи, и он надеялся, что, выйдя замуж во второй раз, Милдред убьет двух зайцев сразу.

* * *

Слуга отворил дверь, и Милдред догадалась, что дед наблюдал за ней через застекленную стену оранжереи. Он и его гости наслаждались аперитивом, и приятный запах лимона витал в воздухе.

– Милдред! – Лорд Персивал устремился навстречу внучке и, когда та остановилась в дверях, коснулся сухими, как бумага, губами ее румяной щеки. – Наконец-то, моя дорогая, – одобрительно прохрипел он. – А я уже начал беспокоиться, что ты не придешь. Элджернон и его родители сгорают от нетерпения познакомиться с тобой.

Молодая женщина изобразила на своем лице дежурную вежливую улыбку и попыталась расслабиться.

– Здравствуй, дедушка, – шепнула она. – Я вижу, ты не теряешь время зря? Боишься, как бы я не сорвалась с крючка?

Лорд Персивал слабо улыбнулся.

– Надеюсь, ты будешь вести себя прилично? – строго произнес он, понижая голос до полушепота, чтобы гости, стоящие на застекленной веранде, не могли его слышать. – Элджернон – полная противоположность Уолтеру Ферраби, и я этому несказанно рад.

Милдред вздохнула.

– Что ты имеешь в виду? – Она помолчала секунду. – Между прочим, Уолтер был совсем неплохим мужем.

– Возможно, – отчеканил тот. – И ты прекрасно понимаешь почему. Ему это было выгодно.

Лорд Персивал был очень проницательным человеком, но временами его жесткие суждения вызывали у Милдред чувство сожаления.

Интересно, если бы мои родители были живы, думала она, они тоже подвергали бы поведение Уолтера безжалостной цензуре? Ее отец и мать погибли в автокатастрофе, когда она была еще подростком, и лорд Персивал стал опекуном осиротевшей внучки.

Его отношение к ее избраннику с самого начала отличалось неуловимой враждебностью. Старик всегда считал, что Уолтер Ферраби недостаточно хорош для его внучки и на всякий случай имел на примете то одну, то другую, но более подходящую, с его точки зрения, кандидатуру на эту роль, причем как по происхождению, так и по финансовым возможностям. Но, к сожалению, в те дни Милдред думала не головой, а сердцем. Она с ума сходила по Уолтеру и мечтала стать его женой, а потому делала все, что было в ее силах, для достижения своей цели.

– Ну, хорошо, оставим это, – сказал лорд Персивал, подхватывая молодую женщину под локоток и подводя к гостям. – А вот и мы! – громко воскликнул он. – Это моя внучка, Милдред Шарлотта Кроуфорд, – громко и торжественно произнес он. – Дорогая, позволь представить тебе сэра Эдуарда Делмара и его жену Гвендолин. А это их сын, Элджернон.

Милдред не раз встречала людей, подобных Делмару. Про таких принято говорить: «человек, который сделал себя сам». Новоиспеченный баронет, чья жизнь всегда подчинялась скорее общепринятым нормам сословия, чем собственным жизненным принципам, он был несколькими дюймами ниже Милдред, с кругленьким животиком любителя застолий, в то время как его жена, худая до неприличия, очевидно, являлась жертвой лозунга: «Нельзя быть слишком худой или слишком богатой».

Одного взгляда на их сына было достаточно, чтобы понять, что он – полная противоположность своим родителям. Пожалуй, из всех молодых людей, которых дед сватал ко мне, подумала Милдред, Элджернон Делмар самый симпатичный. Это был стройный молодой человек с прямыми светлыми волосами и широко открытыми голубыми глазами.

Милдред перехватила довольный взгляд деда, и ей не составило особого труда догадаться, о чем тот думает. Старик явно был очень рад, заметив, что внучка оценила его выбор, и уже видел в Элджерноне родственника. Старому лорду хотелось убедиться, что его девочка пристроена за красивого, родовитого и состоятельного человека, и Милдред подозревала, что дед уже строит планы, кто родится первым в этом браке – мальчик или девочка.

Дети!..

Глаза молодой женщины затуманились болью, но уголки губ приподнялись в привычной любезной улыбке, и сэр Делмар поспешил обратиться к ней.

– Очень рад познакомиться с вами! – торопливо воскликнул он, и Милдред постаралась скрыть мгновенно возникшую неприязнь к потенциальному тестю.

– Я тоже, сэр Эдуард, – сказала она мягко. – У вас очаровательная жена.

Гвендолин Делмар была явно польщена комплиментом, хотя и попыталась возразить.

– Что вы, дорогая, – застенчиво пролепетала она. – У нас ведь уже взрослый сын.

Интересно, сколько ей лет на самом деле, с иронией подумала Милдред, глядя на иссохшее лицо гостьи, покрытое толстым слоем пудры.

– Нам еще не приходилось встречаться с людьми такого высокого происхождения, – добавила та.

Предугадав реакцию внучки на эти слова, лорд Персивал усмехнулся:

– Милдред не слишком заботят ее корни. Представляете, в колледже она называла себя просто Милдред Кроуфорд, и никто не догадывался о ее происхождении. – Он бросил на молодую женщину красноречивый взгляд. – Мне приходится напоминать ей, что принадлежность к аристократии накладывает на людей обязательства, которыми нельзя пренебрегать.

– Да, безусловно, люди должны жить в соответствии со своим положением, – подобострастно закивала миссис Делмар. – Что делать, у каждого из нас свой крест. Взять хотя бы Эдуарда. Вы не можете представить, как часто он вынужден присутствовать на всяких благотворительных мероприятиях и званых обедах! – Она визгливо рассмеялась. – Он превратился в популярного оратора!

– Я думаю, что леди Милдред имела в виду вовсе не это, – возразил Элджернон с едва уловимой улыбкой. – Возможно, она, – Милдред невольно отметила, что молодой человек воздержался от повторного упоминания ее титула, – предпочла бы, чтобы люди принимали и ценили в первую очередь не происхождение, а человеческие качества. – Он бросил на нее быстрый взгляд, словно желая получить подтверждение своих слов. – Мне, например, тоже было бы неприятно, если бы друзья ценили меня только за то, что я ваш сын.

Милдред одобрительно улыбнулась.

Она была нормальной молодой женщиной и, казалось бы, должна была испытывать влечение к мужчинам, но почему-то после развода с мужем никто не привлекал ее внимания. Ей совершенно не хотелось выходить замуж, да и этот юноша явно был слишком молод для нее – ему, вероятно, едва стукнуло двадцать, тогда как она в свои двадцать восемь ощущала себя зрелой женщиной. И, тем не менее, Элджернон вызывал у нее симпатию, ведь ему удалось двумя фразами разнести в пух и прах аргументы родителей, при этом не нанеся никому обиды. Милдред было приятно увидеть в этом юноше своего единомышленника, и она почувствовала, что совсем не против познакомиться с ним поближе.

– Ну что ж, – сэр Эдуард с гордостью посмотрел на сына, – если ты ставишь вопрос таким образом, полагаю, я должен принять твою точку зрения. – Он положил руку юноше на плечо. – Разве я не счастливый человек, леди Милдред, имея такого умного сына?

– Безусловно, – пробормотала она, встретившись с хитрым, напрочь лишенным сантиментов, взглядом Элджернона.

Появился слуга с подносом, уставленным коктейлями, но Милдред, которая не любила спиртное, украдкой налила себе минеральной воды, посматривая на собравшихся поверх стакана.

Она видела, что Хьюберт Сондерс, один из старых друзей ее деда, опустился в плетеное кресло рядом с большим, покрытым белым пухом кактусом. Этот человек в течение долгих лет был личным врачом лорда Персивала и, став в доме своим, всегда готов был оказать семье друга услугу. Мистер Сондерс был приятным пожилым мужчиной, но очень забывчивым.

Стакан с виски стоял рядом с его креслом, и Милдред поняла, что он успел изрядно выпить еще до прибытия гостей. Ее губы дрогнули. Добрый старина Хьюберт! Они могли по-разному смотреть на вещи, но она всегда ощущала к доктору привязанность.

– Скучаете? – раздался голос над ее ухом.

Милдред так глубоко погрузилась в свои мысли, что не заметила, как Элджернон оставил родителей беседовать с хозяином и подошел к ней.

– Скучаю? – повторила она, отлично поняв смысл вопроса, но давая себе время обдумать ответ. – Почему вы так решили? Вечер только начинается.

– О, конечно. – Молодой человек отставил свой коктейль и склонил голову, внимательно разглядывая молодую женщину. – Наверное, мое семейство вам не слишком понравилось?

Милдред удивленно приподняла брови.

– Что дало вам повод так думать?

– Не знаю, но я почти уверен, что вы не испытывали особого желания идти на этот ужин.

– Неужели это так заметно? – смутилась Милдред, изумляясь его проницательности.

– Мой отец очень настаивал на том, чтобы провести несколько дней здесь. – Он пожал плечами и усмехнулся. – Обычно его трудно бывает вытащить из офиса.

Милдред решила переменить тему.

– Вы, кажется, приехали издалека?

– О да, мы живем в Оксфорде. У моего отца там дела.

– Правда?

Милдред не стала расспрашивать Элджернона о бизнесе его отца. Она смутно припоминала, что дед, рассказывая о семье Делмар, что-то упоминал об оборудовании для лифтов. По сведениям лорда Персивала, сэр Эдуард был достаточно богат и горел желанием дать своему младшему сыну возможность войти в доселе не доступный для него круг, но, к своему великому сожалению, понимал, что такую привилегию очень трудно купить за деньги.

– Ваш дед говорил, что вы учились в Сорбонне, – продолжал Элджернон, и Милдред задумалась о том, как много ему известно о той неблаговидной сделке, которую планировали его отец и лорд Персивал. – К сожалению, я не слишком успешно закончил школу и не смог поступить в университет, – добавил он. – Поэтому отец послал меня заканчивать образование в Швейцарии.

Молодая женщина улыбнулась.

– Никогда не поверю, что вы не поступили бы в университет, если бы хотели, – заметила она, и тут же была вознаграждена озорным взглядом молодого человека.

Он явно неглуп, но, видимо, в юности был настоящим шалопаем, которому не слишком хотелось корпеть над книгами, решила она.

– Я люблю спорт, – сказал Элджернон, словно подтверждая ее предположения, – плавать, кататься верхом, – словом, наслаждаться жизнью… – Он мечтательно уставился в пустоту. – В Лозанне было так весело! Вы не представляете, какие вещи мы там творили.

Милдред вполне могла себе это представить, но воздержалась от комментариев. Она перешла к рассказу об истории загородного имения деда.

Элджернон внимательно слушал ее или, возможно, только делал вид, что это так, – после его высказываний о своем отношении к учебе она сомневалась, что это действительно интересует ее собеседника.

Он просто догадывается, чего я жду от него, и ведет себя соответствующим образом, сообразила Милдред и вежливо предложила молодому человеку посетить Стоунхилл, пока он и его семья гостят в этих краях. По тому энтузиазму, с которым Элджернон принял приглашение, она поняла, что ее предположения верны.

Неужели он действительно хочет получить доступ в аристократическое общество? – спросила себя Милдред. Нет, это на него не похоже. Видимо, он вынужден исполнить волю отца, иначе тот не будет давать сыну достаточно денег, чтобы тот мог вести ту жизнь, которая его привлекает на самом деле.

* * *

К тому времени как миссис Эбнер – экономка сэра Персивала – объявила, что ужин готов, Милдред знала уже практически все о жизни Элджернона: какую школу он посещал, какие предметы ему нравились, а какие нет, и даже его планы на будущее. Молодой человек хотел заняться бизнесом, как и его отец, но рассчитывал найти для себя такую область, которая не требовала бы от него больших затрат времени и сил.

Стол был накрыт в гостиной. Действуя согласно указаниям хозяина, миссис Эбнер рассадила гостей так, что лорд Персивал мог отлично видеть всех. Милдред была благодарна деду за то, что слева от нее оказался доктор Сондерс, и она, беседуя с ним, получила возможность не поддерживать разговор с леди Делмар, сидящей напротив, которая показалась ей на редкость глупой и лицемерной дамой.

Милдред забавляло скрупулезное внимание, с которым дед ловил каждый взгляд внучки, обращенный в сторону молодого гостя, который не отводил глаз и отвечал ей вежливой улыбкой.

Видимо, старик считал, что дело сделано, и прикидывал, как будут развиваться события дальше.

Молодая женщина ела умеренно, считая, что пристрастие кухарки к чесноку и средиземноморским острым соусам тяжело для желудка. Луиза была итальянкой и совершенно не переносила критики, а дед боялся обидеть ее, опасаясь, что она уйдет. Не так-то просто было найти прислугу в Уорикшире за невысокое жалованье. Но Луиза жила поблизости, и тот факт, что лорд Персивал большую часть года обычно проводил в Лондоне, давал ей возможность не слишком перетруждаться.

Кроме всего прочего, что было известно старику о спагетти и томатных соусах, чтобы затевать спор о правильности их приготовления? Эта пища казалась ему вкусной, и он считал, что питаться так гораздо лучше, чем поглощать тяжелые сытные английские пирожки и пудинги.

Милдред уставилась в свою тарелку, стараясь скрыть улыбку. Она вспомнила, как они с мужем подшучивали над темпераментной Луизой. Уолтер полагал, что, если даже кухарка лорда Персивала испечет пирожки с макаронами, тот не станет возражать.

– Вы, вероятно, получили блестящее образование? – Леди Делмар прервала ее размышления, и она не сразу поняла, что та имеет в виду. – В Сорбонне, – пояснила гостья. – И в каком же предмете вы специализировались?

Милдред вздохнула.

– Я занималась историей искусств, – ответила она. – Да, вы правы, учиться там было очень интересно, но это было так давно, что я уже успела многое забыть.

– Ну, не так уж давно, – вмешался в разговор лорд Персивал. Видимо, в глубине души он понимал, что Элджернон слишком молод для Милдред, но его кандидатура настолько устраивала старика, что ему не хотелось принимать это обстоятельство во внимание. – Ты прелестная молодая женщина, дорогая, а говоришь так, словно считаешь себя старухой. – Он сделал паузу и затем добавил более резко: Я допускаю, что кое о чем тебе не хочется вспоминать, но это касается вовсе не твоего образования. – Он оглядел всех присутствующих. – Как вам кажется?

Леди Делмар смутилась, и Элджернон пришел на помощь матери, заявив:

– Я, например, давно разочаровался в учебе, сэр, и не мог дождаться, когда закончу школу.

– Но ты же поступил в колледж в Лозанне, – возразила та.

– У вас все впереди, молодой человек, – сказал лорд Персивал, скрывая недовольство тем, что разговор сконцентрировался на теме возраста, которую он, наоборот, пытался игнорировать, и адресуя Элджернону снисходительную улыбку. – Когда у вас появится семья, вы, надеюсь, пойдете на многое, чтобы обеспечить ее соответствующим образом.

Старик заходит слишком далеко, раздраженно подумала Милдред. Еще рано переводить разговор в эту плоскость. Она бросила на лорда Персивала холодный взгляд, столкнувшись с которым, тот поспешил переменить тему.

– А что вы думаете по поводу местного гольф-клуба? – обратился он к сэру Эдуарду.

Элджернон внимательно посмотрел на Милдред.

– Вы действительно были замужем? – бесхитростно поинтересовался он, и она подумала, что этому симпатичному молодому человеку явно не хватает воспитания.

– Да, – коротко отрезала Милдред, вновь наполняя стакан минеральной водой.

– Я слышал, ваш садовник имел большой успех со своими флоксами на выставке цветов в этом году? – полюбопытствовал Хьюберт Сондерс, заметив, что его соседка нахмурилась, и Милдред с благодарностью повернулась к нему.

– Я рада, что он хоть в чем-то имел успех, – усмехнулась она. – Майкл всегда оставляет свои инструменты где попало, а потом удивляется, когда они исчезают. Вот и сегодня днем он потерял электрический секатор.

Хьюберт хихикнул.

– Он стареет, Милдред, как, впрочем, и все мы, включая вашего деда. Только Персивал не желает этого замечать.

– Не желаю замечать чего? – встрепенулся тот, услышав конец фразы, и тут же умолк, встретив взгляд внучки. – Что ж, – буркнул он, сплетая пальцы, и, оглядев гостей, предложил: – А что если нам выпить кофе в гостиной? Луиза готовит его просто чудесно!

2

Милдред удалось сбежать из Саммерхауса только в начале десятого. Ее интерес к гостям деда как-то потускнел, и, напомнив Элджернону, что ждет его с родителями к ланчу, она с радостью оставила их общество.

Было еще светло, когда она вернулась в усадьбу, и тонкий запах цветущих яблонь и слив, смешанный с ароматом свежескошенной травы, наполнял воздух, успокаивая растревоженную душу Милдред. Она было поддалась искушению заехать к подруге в соседнюю деревеньку, но потом передумала. Этот вечер утомил ее, и она мечтала остаться одна.

Очертания замка появились намного раньше, чем она подъехала к воротам парка. Серые каменные стены четко вырисовывались на фоне пурпурного неба, и Милдред ощутила прилив гордости за своих предков, которые жили здесь больше двух столетий. Когда-то замок был великолепен, но со временем пришел в упадок. Теперешнему виду, который оно приобрело в первой половине семнадцатого века, здание было обязано владельцам, много раз перестраивавшим его. Со стороны трудно было предположить, что это роскошная резиденция, но определенный комфорт, такой, как центральное отопление, делал замок удобным для проживания.

Я никогда не прощу себе, если допущу полное разрушение Стоунхилла, подумала Милдред. Я обязана сделать все, что в моих силах, чтобы не дать этому случиться.

Вдруг молодая женщина увидела маленький спортивный автомобиль, оставленный кем-то на гравиевой дорожке перед входом. Милдред не ждала посетителей, а никто из ее слуг не имел такого автомобиля. Возможно, приехал кто-то из дальних родственников, предположила она, но не могла представить, чтобы Лейтон позволил им припарковать машину прямо перед зданием.

Молодая женщина была не в настроении общаться с кем бы то ни было. Нажав на тормоз, она остановила машину бок о бок с чужим автомобилем.

Кто бы это ни был, ему не поздоровится, подумала Милдред, чувствуя закипающее раздражение, и, громко хлопнув дверцей, поспешно устремилась к парадному входу в замок.

Тяжелая дверь подалась под ее рукой. Видимо, Лейтон еще не совершил свой вечерний обход, подумала Милдред. От каменных плит пола приятно повеяло прохладой, но она едва заметила это, быстро миновав сводчатый холл.

Громадный персидский ковер лежал на полу, а толстые каменные стены скрывали полинявшие гобелены, которые давали, возможно, не так уж много тепла и комфорта, но Милдред так привыкла к этой обстановке, что не торопилась расставаться с ними. Ей пришлось продать уже многое из обстановки замка – почти все, с грустью констатировала она, что представляло реальную ценность, – чтобы выручить деньги на содержание старого здания, но потертые гобелены пока еще висели на своих местах.

Проходя мимо маленькой гостиной, Милдред на секунду задержалась в дверях, отметив, что в ее отсутствие кто-то разжег огонь в камине.

У себя за спиной она услышала свистящее дыхание Лейтона.

– О, миледи! – воскликнул старый дворецкий. – Вы вернулись!

– Да. – Милдред вопросительно посмотрела на него. – Вы можете сказать мне, что, в конце концов, происходит?

Лейтон прижал руку к груди, словно пытаясь ослабить тяжесть, давившую на нее изнутри, и, преданно глядя на хозяйку, произнес:

– У вас гость, миледи. Он приехал сразу после вашего ухода.

– Он?

Милдред знала только одного человека, который мог бы появиться в ее доме без приглашения.

– Привет, Милдред! – услышала она, не веря своим ушам. – Надеюсь, ты не станешь возражать против моего вторжения?

Уолтер!

Остановившимися глазами она смотрела на бывшего мужа.

Засунув руки в карманы пиджака и слегка покачиваясь на каблуках, тот уставился на нее, как будто никогда прежде не видел, и Милдред отметила, что он выглядит иначе, чем тот мужчина, образ которого навсегда остался в ее памяти.

Куда делись потрепанные джинсы и фланелевая рубашка, которую он обычно носил, раздражая небрежным видом лорда Персивала? Сейчас на Уолтере был строгий темно-синий костюм и белоснежная сорочка с полосатым галстуком. Он выглядел, как преуспевающий бизнесмен, а костюм великолепно сидел на его мужественной стройной фигуре, которая когда-то произвела на Милдред неизгладимое впечатление. Она невольно подумала, что официальный вид делает Уолтера еще сексуальнее, чем всегда.

– Это то… это то, о чем я хотел сказать вам, милорд, – бубнил Лейтон, встревоженно ожидая реакцию хозяйки на появление незваного гостя. – Мистер… ммм… ваш муж приехал сегодня вечером. Я надеюсь, вы не сердитесь, что я впустил его? Миссис Робинс приготовила комнату для гостей в западном крыле…

У Милдред возникло искушение напомнить старому дворецкому о том, что Уолтер ей давно уже не муж, но по суетливости старого слуги догадалась, что тот ничего не забыл.

– Мистер Ферраби, – поправила его Милдред и, приподняв бровь, обратилась к Уолтеру: – Чем обязана?

– Как поживаешь, Милдред? – не отвечая, поинтересовался тот. – Выглядишь превосходно.

– Благодарю. – Она проигнорировала этот комплимент и ничего не сказала об разительно изменившемся облике мужа. – Ты можешь сказать мне, что ты здесь делаешь? Я не припомню, чтобы посылала тебе приглашение, и боюсь, твое появление не очень уместно… особенно сейчас.

Уолтер опустил голову, словно защищаясь от возможного удара, и при виде этой реакции Милдред охватило невольное чувство вины. Черт побери – подумала он, борясь со своей слабостью, – ему не следовало приезжать сюда. Нас больше ничего не связывает, а если у него проблемы с деньгами, то он выбрал неудачный адрес.

– Если вы позволите, миледи… – Лейтон был вышколенным слугой и умел находить выход из самых затруднительных ситуаций. Мужчина, который когда-то жил в замке Стоунхилл, разделяя вкусы хозяйки и ее постель, несмотря на все жизненные перипетии, оставался для него важной персоной. – Миссис… миссис Робинс приготовила сэндвичи, – добавил он, указывая на столовую. – Она заварила чай, но… ммм… насколько я помню, мистер Ферраби предпочитает кофе. Приготовить его?

– Не стоит, – коротко бросила Милдред, сознавая, что ведет себя непозволительно грубо, но не в состоянии справиться с собой.

О Господи, думала она, ведь я же пригласила Элджернона и его родителей завтра на ланч.

Воображение тут же услужливо нарисовало Милдред, как она представляет им своего бывшего мужа, и она похолодела.

– Тогда, если это все, миледи…

– Да, конечно. – Милдред приложила все усилия, чтобы нормализовать обстановку и, избегая смотреть на Уолтера, сдержанно улыбнулась слуге. – Вы свободны на сегодня, – мягко сказала он. – И, пожалуйста, передайте миссис Робинс, что завтра я жду на ланч четверых гостей.

Лейтон смущенно покосился на Уолтера.

– Вы сказали «четверых», миледи?

– Исключая мистера Ферраби, – спокойно уточнила молодая женщина. – Спокойной ночи, Лейтон. Надеюсь, вы заперли двери?

Дворецкий кивнул, что-то невнятно пробормотал на прощание и, неуклюже потоптавшись на пороге обитой кожей двери, которая вела на кухню и в комнаты слуг, медленно поплелся к себе.

Милдред уже едва сдерживалась, и, как только тяжелая дверь захлопнулась за стариком, наконец, позволила себе излить все накопившееся раздражение.

– Черт возьми, зачем ты приехал? – воскликнула она. – Стоунхилл не отель, и ты не имеешь права появляться здесь, когда тебе вздумается! Пообещай, что завтра ты уедешь, Уолтер. У нас с тобой все в прошлом.

– Я знаю. – Уолтер нервно потер руки и посмотрел на уютную комнату за его спиной, где горел камин. – Мы не могли бы присесть?

Милдред оглянулась через плечо. Она вспомнила слова дворецкого о том, что экономка приготовила чай и сэндвичи, и увидела, что поднос действительно стоит на резном столике перед камином между двумя мягкими диванчиками. По-видимому, все это принесли сюда, пока Уолтер был… А где же он был? Ему показывали его комнату? Он устраивался там?

Ее губы дрогнули. Этот человек не имел права появляться в ее доме, да и вообще в любом связанном с ней месте.

Но какое-то неуловимое чувство, какой-то скрытый проблеск человеколюбия удерживал Милдред от того, чтобы указать бывшему мужу на дверь. В конце концов, он проведет здесь всего одну ночь, подумала она, а утром его уже не будет. Нужно только дать ему понять, что она не стремится возобновлять их отношения.

Молодая женщина отступила в сторону, позволяя гостю пройти в маленькую гостиную, и тот вздохнул с явным облегчением. Милдред удивило поведение Уолтера. Если внешне он изменился к лучшему, то его эмоциональное состояние явно было ужасным. Она прекрасно знала, что у этого мужчины железные нервы, и он умеет в любой ситуации контролировать себя, но сейчас, глядя на него, поняла – что-то случилось.

Она поколебалась, прежде чем последовать за Уолтером. Было очевидно, что разговор между ними неизбежен, но все ее естество протестовало против этого вынужденного общения. Но если оставить выяснение отношений до утра, то кто знает, как скоро ей удастся избавиться от него? Делмары приедут в Стоунхилл к одиннадцати, и у них с Уолтером, скорее всего, просто не останется времени поговорить начистоту.

И она неохотно проследовала в гостиную вслед за бывшим мужем, умышленно оставив дверь открытой.

Мне нечего скрывать, подумала Милдред, а что касается Уолтера, то это его проблемы.

Мужчина опустился на диван поближе к камину и с наслаждением стал пить чай. У Милдред создалось впечатление, что он весь день ничего не ел.

Как совместить его безупречный костюм, который свидетельствовал о том, что этот человек неплохо зарабатывает, и тот факт, что он не перехватил ничего по пути в Стоунхилл? – задумалась она.

Маленькая гостиная быстро нагревалась. Уолтер расстегнул воротничок рубашки и на пару дюймов ослабил узел галстука. Он мог бы снять пиджак, подумала Милдред, но не предложила мужу сделать это. Она не расположена была слушать его всю ночь, а потому, скрестив руки на груди, остановилась посреди гостиной, всем своим видом показывая, что ждет объяснений.

– Ты не хочешь присесть? – спросил Уолтер, поднимая глаза и потирая ладони.

Напряженная поза, подрагивающая чашка в руках, – все это говорило о его волнении, и Милдред, приказав себе не поддаваться жалости, все же подошла к дивану и села, закинув ногу на ногу.

– Хорошо, – сказала она холодно. – Я села. Так что же означает твой неожиданный визит? Предупреждаю тебя, Уолтер, я не собираюсь играть с тобой ни в какие игры. Если ты хочешь что-то сказать, то, ради Бога, начинай скорее.

Милдред окинула взглядом напряженную фигуру бывшего мужа и снова почувствовала, как в ней поднимается волна нежности к нему. Казалось, то, что привело его в Стоунхилл, очень тяготило Уолтера, и он стыдился поделиться этим, предвидя ее реакцию. Он явно искал у Милдред поддержки, а не холодного приема.

– Я приехал из Лондона, – начал Уолтер, и две глубокие морщины исказили его лоб.

– Я это уже поняла, – произнесла Милдред, мысленно подгоняя его. – Я видела твой автомобиль перед домом.

– О нет, это не мой, я одолжил его, – возразил он, и она вопросительно приподняла брови.

Вероятно, здесь замешана женщина, решила Милдред. Уолтер всегда пользовался успехом у прекрасного пола, и вполне возможно, что интрижка с какой-нибудь замужней дамочкой вынудила его скрываться от гнева обманутого супруга.

– А что случилось с твоим автомобилем? Он сломался? Так, значит, дело в этом? – с негодованием воскликнула она.

– Если бы! – Уолтер возмущенно уставился на нее. – Неужели ты думаешь, что я обратился бы к тебе, если бы дело было только в сломанном автомобиле?

– Даже не знаю, что думать. – Взгляд молодой женщины стал жестким. – Не могу представить, что тебе от меня понадобилось! – резко произнесла она. – Если у тебя неприятности, то, скажи на милость, при чем тут я?

– Я решил, что так будет меньше вероятности, что меня выследят, – продолжал Уолтер. – Они… они знают номер моей машины.

Брови Милдред поползли наверх.

– О ком ты говоришь? – спросила она, морщась. – В какую грязную историю ты умудрился вляпаться?

– Не торопи меня. – Уолтер отхлебнул чай. – Я должен рассказать тебе все по порядку. А машина принадлежит Дэвиду, моему коллеге.

Милдред больше не в состоянии была сдерживать нетерпение, но тут она увидела, как фарфоровая чашка зазвенела о блюдце, и коричневое пятно поползло по белоснежной скатерти. Уолтер в отчаянии обхватил голову руками.

Она в ужасе уставилась на него. За все те годы, что она знала Уолтера, он ни разу не был в таком состоянии. Даже когда они разводились, он сохранял маску вежливого безразличия и, даже если в глубине его души бушевали эмоции, внешне он выглядел абсолютно невозмутимым.

Но сейчас… Видимо, случилось что-то ужасное, догадалась Милдред. Горло ее сжало болезненным спазмом, и она поморщилась.

Ей хотелось что-то сделать, сказать, предпринять – чтобы вывести Уолтера из этого отчаянного состояния.

Конечно, ему стыдно, что я вижу его таким, подумала молодая женщина цинично. Но все же, она не могла допустить, что это игра. Играть ради сочувствия? Нет, это было не в стиле Уолтера Ферраби. А если я ошибаюсь? Она нахмурилась. Черт, уже более пяти лет она не видела этого человека, и за это время с ним могло произойти все, что угодно. Но, вспоминая лучшие годы, когда они были вместе и любили друг друга, Милдред понимала: Уолтер мог потерять что угодно, но только не чувство собственного достоинства.

– Уолт, – начала она, не замечая, что называет мужа уменьшительным именем, – послушай… Неужели все так серьезно? Давай разберемся. Я не то имела в виду…

– Что? – Он поднял на нее отсутствующий взгляд.

Что же делать?.. – размышляла Милдред. Я не в состоянии сейчас решать чьи-либо проблемы.

– Я… – пробормотал Уолтер и, снова замолчав, взялся за чашку.

– Уолтер, что происходит? Ты можешь сказать мне? – допытывалась Милдред. – У тебя какие-то проблемы?

Черт, подумала она, вновь чувствуя вспышку гнева. За кого он ее принимает? Экс-супруга вдруг стала ему необходимой? Нет уж, пусть свои проблемы решает сам.

– Это не то, что ты думаешь, – пробормотал он, отводя глаза в сторону.

Милдред скептически приподняла бровь.

– Нет? – переспросила она. – Так что же?

– Дело в том, – начал Уолтер, снова нервно потирая руки, – что меня разыскивает Скотланд-Ярд. – Милдред вздрогнула. – Не волнуйся, я никого не убивал, – тут же быстро добавил он, увидев выражение ее лица.

– Что?! – прошептала она. – Что ты сказал? – Она надолго умолкла, пытаясь осмыслить услышанное, а потом решительно произнесла: – Ты должен рассказать мне все, хотя я совершенно не представляю, чем смогу тебе помочь.

– Боюсь, что ты права, – сказал он надтреснутым голосом. – Но мне необходимо было с кем-то поделиться…

– Послушай, Уолтер, выкладывай, что ты там натворил! – окончательно потеряла терпение Милдред.

– Я попался в ловушку. – Он вздохнул, и его плечи опустились. – Меня обвиняют в том, чего я не делал.

– В чем именно?

– В промышленном шпионаже! – резко ответил он. – Меня очень ловко подставили.

Милдред в недоумении уставилась на мужа.

– Что ты имеешь в виду? – Она пока что не могла уловить суть дела. – Твоя работа связана с государственной тайной?

– Да, – подтвердил Уолтер, нервно передернув плечами. – Последние три года я работал на предприятии, которое занимается новыми химическими разработками. – Он поднял на нее затравленный взгляд. – Ты прекрасно знаешь, что у меня нет никакого специального образования в этой области, а потому меня взяли туда простым клерком. Но им понравилась моя исполнительность, и через год я стал начальником канцелярии. – Уолтер усмехнулся. – Вот уж никогда не думал, что буду возиться с бумагами. Впрочем, дело не в этом, – продолжил он. – Думаю, не надо говорить, что все документы, проходящие через мои руки, были снабжены грифом «секретно», а поскольку в мои обязанности входило только регистрировать бумаги должным образом, я даже никогда не интересовался их содержанием. – Уолтер помолчал. – А потом произошла глупая случайность, которая привела к необратимым последствиям. Все сотрудники компании обязаны сдавать ключи от своих кабинетов на вахту, а я в один прекрасный день забыл сделать это. Ключ был у меня, и я не терял его, хотя, как потом выяснилось, лучше бы потерял… тогда бы меня просто уволили, но не отдали под суд, а теперь выходит так, что только я мог выкрасть описание новейших разработок. Мне нечем доказать, что кто-то сделал копию ключа и в мое отсутствие побывал в кабинете. Сейф не взломан, ящики стола тоже, а значит, как считают следователи, эту кражу мог совершить только я.

Милдред откинулась на спинку дивана, нервно поглаживая его бархатную обивку.

В комнате стало совсем тихо, и только потрескивание дров в камине и прерывистое дыхание Уолтера нарушало обманчивое спокойствие.

Это не может быть правдой, думала Милдред, борясь с растущим чувством раздражения. Боже, ну как его угораздило?

– Может быть, тебе стоит нанять хорошего адвоката, – задумчиво произнесла она.

Уолтер согласно кивнул.

– Да, я так и поступил. – Он облизал пересохшие губы. – Но он ничего не смог сделать.

Молодая женщина подалась вперед.

– И что теперь будет? – воскликнула она.

– Меня посадят в тюрьму. На предварительном слушании дела судьи отказались ограничиться подпиской о невыезде.

Милдред откинула прядь волос, упавшую на лоб. Теперь ей многое стало понятным, но она никак не могла уразуметь, почему Уолтер появился в Стоунхилле.

– Продолжай, – потребовала она, воздерживаясь от комментариев.

– Вероятно, меня объявят в розыск. – Уолтер изучающе посмотрел на нее. – Но мне показалось, что после нашего достаточно громкого развода им и в голову не придет искать меня у тебя.

На ее скулах вспыхнули и погасли розовые пятна.

– Ты хочешь спрятаться здесь?! Но послушай, ведь это смешно… Все равно, что прятать голову в песок. Рано или поздно тебя найдут, а мы…

А мы с дедом окажемся замешанными в весьма неприглядную историю, мысленно закончила Милдред. И все же она не могла просто взять и выгнать Уолтера из дома. Ей хотелось выиграть время, чтобы обдумать всю информацию, и она заговорила о каких-то пустяках, вроде потерянного Майклом электрического секатора, давая себе возможность разобраться в собственных ощущениях.

И все же нельзя допустить, чтобы Уолтер думал, что я близко к сердцу восприняла его проблемы, подумала Милдред и с бесстрастным выражением лица спросила:

– Обычно ты возвращаешься с работы один? Он пожал плечами.

– Когда как. – Он замялся. – Ты же понимаешь…

– Да, – кивнула Милдред, – я понимаю, что ты молодой здоровый мужчина, который к тому же всегда пользовался успехом у женщин. Но меня сейчас интересует не это. – Она заглянула Уолтеру в глаза. – Подумай, не мог ли кто-то из сотрудников заметить, что ты не сдал ключ на вахту, и незаметно вытащить его у тебя, а потом вернуть на место?

– Это невозможно! – горячо воскликнул Уолтер, но огонек сомнения зажегся в его глазах. – Хотя…


– Подумай хорошенько и восстанови в памяти весь тот день буквально по минутам, – посоветовала Милдред.

Он невидящим взглядом уставился в пустоту.

– Я не уверен, но, может быть, ты права. Дело в том, что когда я в тот день уходил с работы, то вошел в переполненный лифт последним, и мы ехали, тесно прижавшись друг к другу, как сельди в бочке.

– Кто стоял рядом с тобой? – допрашивала его Милдред, как заправский следователь.

– Не помню. – Искорка надежды, мелькнувшая в глазах Уолтера, вновь погасла, и он обреченно опустил голову. – Понимаешь, я встал лицом к дверям и просто не мог видеть, кто находится у меня за спиной.

Милдред глубоко вздохнула. Она готова была сказать ему, что не верит ни единому слову, и предложить самому разбираться в своих проблемах, но почему-то не могла. В ней боролись два чувства – с одной стороны, злость на Уолтера за то, что он втягивает ее в сомнительную историю, а с другой – непреодолимое желание броситься к нему на шею и утешить.

Но вместо этого, взяв сэндвич с копченой семгой, она стала сосредоточенно жевать.

Оказывается, я чертовски проголодалась, удивленно подумала Милдред. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь я почти ничего не ела в Саммерхаусе. Или мне просто нужно заглушить другое, более сильное желание?

– Поверь, – сказал Уолтер, инстинктивно уловив ее смятение. – Я действительно ни в чем не виноват… конечно, кроме того, что не сдал ключи.

– А как отреагировало на всю эту историю твое руководство? – поинтересовалась Милдред.

– Как? – горько усмехнулся Уолтер. – Как всегда. Каждый боится за свою шкуру, и это можно понять – ведь им тоже светят серьезные неприятности.

– Кто-нибудь видел тебя по пути в Стоунхилл?

– Нет, – уверенно ответил Уолтер. – К тому же, во-первых, эту машину здесь никто не знает, а во-вторых, меня мало кто видел в такой одежде, когда я жил с тобой.

– Это верно, – не могла не признать Милдред. – Она отвернулась к окну и задумалась, поджав губы. – Я, конечно, могу поселить тебя в домике садовника… Главное, чтобы ты никому не попался на глаза. Слуги тебя не выдадут. Им можно даже не объяснять причины твоего появления, а просто попросить скрыть тот факт, что ты живешь в Стоунхилле. А если кто-то из соседей поинтересуется твоей личностью, я скажу, что приехал дальний родственник Майкла помочь ему справляться с садом. Но вот дедушка… Ты сам понимаешь, как он отнесется к твоему визиту, а рассказывать ему правду ни в коем случае нельзя. – Милдред уже приняла решение спрятать бывшего мужа, но еще не призналась себе в этом. – В конце концов, я здесь полноправная хозяйка, – заявила она, и могу делать, что хочу. Так я и скажу дедушке.

Лицо Уолтера просветлело.

– Значит, ты готова помочь мне?

– Попытаюсь, – коротко бросила она, думая, чем все это может для нее закончиться.

– Послушай, а можно я дам твой номер телефона Дэвиду? Это тот парень, что дал мне свою машину. Он обещал держать меня в курсе дела.

– Нет, – резко ответила Милдред. – Послушай, неужели ты не понимаешь, что чем больше людей будет вовлечено в тайну твоего исчезновения, тем быстрее тебя разыщет Скотланд-Ярд?

Уолтер опустил голову.

– Да, но…

– Мы поступим по-другому, – попыталась смягчить свой отказ она. – Ты дашь мне его телефон, и я сама свяжусь с ним, причем не отсюда, а из Саммерхауса – так будет безопаснее.

Уолтер восхищенно посмотрел на нее.

– Ты потрясающая женщина! – воскликнул он. – Я всегда ценил твой ум, но знал, что ты ненавидишь лгать, а теперь…

– Только не подумай, что я делаю все это ради тебя, – оборвала его молодая женщина. Меня просто заинтересовала эта история, и я хочу сама в ней разобраться.

Уолтер кивнул, и она не без досады подумала, что он вряд ли поверил в такое объяснение.

– Все равно я тебе очень благодарен, – сказал он искренне. – Я рад, что обратился к тебе. Мы ведь не стали врагами, не так ли?

– Конечно, – ответила она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно безразличнее, и отвернулась.

Разговор становился с каждой минутой все труднее. Только бы он не начал вспоминать все обстоятельства нашего развода, мысленно взмолилась Милдред. Я этого не вынесу.

– Ты, наверное, устала, – спохватился Уолтер. – А я отнял у тебя массу времени…

– Ничего, – откликнулась Милдред. – Впрочем, пожалуй, действительно пора спать. Ты ведь тоже весь день провел за рулем. – Вероятно, все же следовало дать ему выспаться, подумала она, а все расспросы оставить на утро. – Что ж, если Лейтон показал тебе твою комнату, ты знаешь, куда идти. Спокойной ночи.

С этими словами она вышла из гостиной.

3

Уолтер никогда не спал в комнатах, предназначенных для гостей.

До их с Милдред свадьбы, когда он приезжал в Стоунхилл погостить на несколько недель, они спали в ее комнате, а после того, как их отношения стали невыносимыми, он сам перебрался в другую. Но это всегда были главные апартаменты, и сейчас ему было не по себе в незнакомой обстановке.

В комнате было достаточно уютно и тепло, а приглушенный абажуром свет не раздражал.

Расстегнув молнию дорожной сумки, которую Лейтон принес в комнату, Уолтер поставил ее на низкую оттоманку и достал оттуда пижаму. Кроме бритвенных принадлежностей там были еще джинсы, смена белья и пара рубашек. Не стоит на пару дней развешивать все это в шкафу, решил он и прошел в ванную.

Прохладный душ приятно освежил Уолтера, и он, удобно устроившись на широкой кровати под атласным балдахином, закрыл глаза, надеясь, что ему удастся уснуть.

По правде говоря, приезд в дом бывшей жены был безумным поступком, и он пошел на него в состоянии крайнего отчаяния. Уолтер сам не знал, почему помчался к Милдред. Обнаружив предписание явиться в Скотланд-Ярд, он страшно запаниковал, а перспектива в тот же вечер оказаться на тюремных нарах приводила его в ужас. Уолтер не был трусом, но несправедливое обвинение тяготило его, и он не собирался смиряться со своей незавидной участью.

Конечно, Милдред права, и я просто пытаюсь спрятать голову в песок, думал он, но почему-то его не покидало смутное ощущение, что дурацкая ситуация, в которой он оказался, должна разрешиться сама собой, и ему нужно просто выждать время.

Когда они развелись, Уолтер был вынужден переехать в город, и после огромных апартаментов Стоунхилла комната в гостинице на Спрингроуд показалась ему темной и убогой. Если бы Милдред позвала его тогда, если бы он уловил хоть малейший намек на то, что она все еще любит его, то переступил бы через свою гордыню и вернулся к ней без колебаний.

Но, конечно, леди Кроуфорд была слишком высокого происхождения, чтобы позвать обратно бывшего мужа, какого-то простолюдина, думал тогда Уолтер. А у него тоже была своя гордость. Он был очарован Милдред.

Был, вздохнул Уолтер, и не перестал – их сегодняшняя встреча только подтвердила это. А она… Она была готова принять участие в его проблеме, но ему показалось, что он уже не интересует ее как мужчина. Увы…

Возможно, мне следовало принять приглашение Дэвида пожить у его дальнего родственника в Норидже? – задумался Уолтер.

Но он плохо соображал в тот момент, когда просил друга одолжить машину. Единственное, о чем он тогда мечтал, – это уехать прочь из Лондона, причем как можно скорее. И Уолтер бросился к Милдред, потому что она был единственной, кому он мог доверять.

Это самообман, горько усмехнулся Уолтер, вспомнив, как они расстались. Милдред с готовностью поверила всем небылицам, которые наплел ей о муже лорд Персивал.

Почему же теперь я обратился за помощью именно к ней? – недоумевал он. Может быть, если бы у меня была своя семья, все сложилось бы иначе?

Но, так же как и Милдред, он в юном возрасте, еще не окончив школу, потерял родителей, а тетка его матери опекала внучатого племянника скорее по обязанности, чем по доброте душевной. Это была простая деревенская женщина, и в ее планы не входило давать приемышу какое-то образование. Она ждала, пока парень хотя бы немного подрастет, чтобы отдать его в ученики к садовнику или кузнецу и добиться того, чтобы он как можно скорее сам начал зарабатывать себе на жизнь.

Уолтер был смышленым мальчишкой и быстро разгадал замысел тетки. Он сам нашел себе учителя – автомеханика из ближайшего городка, и, быстро схватывая премудрости профессии, скоро стал его незаменимым помощником. Когда ему было двадцать два, его вызвали в Стоунхилл чинить машину молодой хозяйки замка, и они с Милдред познакомились.

Он тяжело вздохнул и, пытаясь отбросить эти воспоминания, зарылся лицом в подушку.

* * *

Пройдя к себе, Милдред умылась и почистила зубы, решив, что примет ванну утром, когда не будет так измучена. Взглянув на свое бледное осунувшееся лицо, она нетерпеливо вынула шпильки из волос, и они тяжелой волной упали на плечи.

Несмотря на то, что она буквально падала от усталости, в ее мозгу прокручивались все детали рассказа Уолтера, и она ломала голову над тем, как найти ключ к разгадке этой странной истории.

Снова подойдя к зеркалу, стоявшему на туалетном столике, молодая женщина пристально вгляделась в свое отражение. Щеки бледные, под глазами образовались темные круги… Осторожно коснувшись пальцами висков, Милдред печально вздохнула, подумав, что выглядит сегодня гораздо старше своих лет.

Когда она наконец скользнула в постель, с наслаждением ощущая прохладное прикосновение крахмальных простыней, в дверь постучали.

Милдред невольно вздрогнула, сжавшись, и ее сердце бешено заколотилось в груди. Прикидывая, кто бы это мог быть, она предположила, что, по всей вероятности, миссис Робинс пришла спросить, не нужно ли хозяйке чего-нибудь.

– Входите, – сказала она.

В дверях действительно показалось смущенное лицо экономки.

– Вам ничего не нужно, миледи? – спросила она.

– Нет, – ответила Милдред, но, когда миссис Робинс уже собиралась удалиться, остановила ее: – Постойте! Пожалуйста, отнесите мистеру Ферраби стакан теплого молока.

– Слушаюсь, миледи, – ответила та и вышла.

* * *

Уолтер был очень удивлен и тронут, когда в его комнате появилась миссис Робинс с подносом, на котором стоял стакан молока.

– Хозяйка велела принести вам это, – пояснила она.

– Спасибо, – поблагодарил он и сделал глоток.

– Дайте мне знать, – сказала экономка, – если захотите завтракать в постели. – И скрылась за дверью.

Этот стакан молока говорит, что я не совсем безразличен Милдред, подумал Уолтер. Интересно, стал ли бы я на ее месте проявлять такое внимание? – спросил себя он и сделал несколько глотков, чувствуя, как теплая жидкость приятно согревает горло.

Несмотря на все, что произошло между ними, он нашел, что его бывшая жена по-прежнему очень привлекательная женщина. И тем не менее…


Уолтер заснул, как только его голова коснулась подушки, и открыл глаза поздно, когда солнечные лучи уже пробивались сквозь тяжелые шторы. Он долго лежал в постели, думая о том, что Милдред, наверное, велела экономке добавить в горячее молоко успокаивающее средство.

Как бы то ни было, он проснулся отдохнувшим и бодрым, и ему почти удалось убедить себя, что все не так плохо, как казалось вчера.

Вскоре в комнате появилась экономка, держа в руках поднос с утренним чаем и радостно улыбаясь своему бывшему хозяину. Слуги Стоунхилла всегда любили Уолтера, хотя эта любовь отличалась от той, что они питали к лорду Персивалу и его внучке. Те были для них божествами, а он – своим, понятным и близким. Поэтому он не удивился, что экономку обрадовало его неожиданное появление в замке.

Однако у него не было никаких сомнений, что лорд Персивал отреагирует на возникшую ситуацию прямо противоположным образом. Старый аристократ никогда не одобрял выбора своей внучки, и, если ему станет известно о приезде Уолтера, то грозы не миновать.

– Ее светлость просила меня узнать, где вы предпочитаете завтракать, – объявила миссис Робинс и поставила поднос на столик рядом с кроватью. – Должна сказать, сегодня вы выглядите гораздо лучше, мистер Уолтер. Мы все очень беспокоились о вас вчера.

Сказала ли ей что-нибудь Милдред? – задумался Уолтер. Слуги Стоунхилла всегда принимали большое участие в жизни хозяев. Хотя миссис Робинс было уже хорошо за пятьдесят, она все еще оставалась самой молодой среди персонала, а большинство слуг работали здесь еще до рождения Милдред. Уолтер понимал, что ей очень трудно сохранять беспристрастность к людям, которые когда-то качали ее на коленях.

– О, со мной все в порядке, – успокоил он экономку. – Я спущусь вниз к завтраку. Но, пожалуйста, приготовьте мне только кофе и тост, если можно, – добавил он, помня пристрастие экономки к яичнице с беконом. – Спасибо за чай.

– Вы уверены, что это все, что вы хотите? Только тост и кофе? Ее светлости мы всегда подаем фруктовый сок и овсяные хлопья.

– Я уверен, – подтвердил Уолтер. – Через пятнадцать минут будет не поздно?

– Завтрак будет ждать вас, – тоном вышколенной прислуги произнесла миссис Робинс и удалилась.

Уолтер не сомневался, что та сгорает от любопытства, гадая, что привело в усадьбу бывшего мужа хозяйки, но многолетняя выучка не позволяет ей задавать гостю какие-либо вопросы.

Он минуту поколебался, размышляя, стоит ли стелить самому постель, и решил не делать этого. Уолтер хорошо помнил, что в замке существовало четкое разграничение обязанностей, и было не принято, чтобы гости присваивали себе часть чужой работы. Поначалу, поселившись в аббатстве, он с трудом постигал эти правила, но к тому времени, как они с Милдред развелись, привык к привилегиям хозяина.

Выйдя из комнаты, Уолтер прошел вдоль длинного коридора и спустился по покрытой коврами лестнице в нижний вестибюль. Со старинных портретов, которыми были увешаны стены, предки Милдред неодобрительно взирали на него. Возможно, они вняли указаниям лорда Персивала, подумал молодой человек, ощущая презрение в их пристальных взглядах.

Глупости! – сказал он себе. Возьми себя в руки. Милдред здесь хозяйка, и она решила помочь тебе, так что оставь свои комплексы за воротами замка.

* * *

Милдред тем временем уже приняла ванну и теперь сушила волосы. Это была довольно долгая процедура, но она не спешила. У нее всегда были тонкие вьющиеся волосы, и, будучи студенткой, она носила их распущенными, но в последнее время почти всегда забирала в пучок.

Решив, что сегодня она может позволить себе чуть-чуть легкомыслия, молодая женщина сделала прическу «конский хвост». По крайней мере, это делает меня чуть моложе, подумала Милдред, но тут же отбросила эти мысли.

Она не собиралась производить впечатления на Уолтера, да и, скорее всего, он ничего не заметит.

Милдред надела джинсы и золотистую шелковую блузку под цвет волос, а потом сунула босые ноги в сандалии, решив, что они лучше смотрятся с джинсами, чем лодочки на высоком каблуке.

В этот утренний час в доме было прохладно, так как солнечные лучи еще не успели проникнуть сквозь толстые стены. Милдред поежилась, жалея, что не накинула свитер, но решила, что в столовой Лейтон рано утром разжег камин, и там наверняка будет теплее, чем в холле.

Уолтер уже сидел за столом, когда она вошла в залитую солнцем комнату. Она сомневалась, что застанет его, и действительно, он уже покончил с завтраком и теперь пил кофе.

Кипа свежих газет возвышалась рядом с ее тарелкой, и Милдред, поздоровавшись, открыла одну из них.

– Миссис Робинс готовит тебе сок, но кофе еще не остыл, – заметил Уолтер. – Позволь за тобой поухаживать.

Сейчас вчерашнее напряжение уже почти оставило его, а спокойная атмосфера огромного пустого дома действовала успокаивающе. И тем не менее, наливая Милдред кофе, он пролил его на скатерть.

– О Господи! – раздраженно воскликнул он. – Это уже ни на что не похоже! Прошу прощения за свою неловкость. Даже не знаю, что со мной происходит…

Милдред внимательно посмотрела на него.

– Думаю, знаешь, – возразила она. – После того, что ты рассказал мне вчера, такое состояние не удивительно. – Она помолчала. – Но знай, здесь ты в безопасности, и тебя могут преследовать разве что сторожевые собаки.

– Я понимаю. – Уолтер натянуто улыбнулся. – Спасибо, что выслушала меня. Мне необходимо было рассказать все это кому-то. Я понимаю, что с моей стороны было бесцеремонностью приехать сюда, но это первое, что пришло мне в голову.

– Должна напомнить тебе, что не стоит обольщаться. Я просто согласилась спрятать тебя в своем доме. – Она нахмурилась. – Но это не меняет ситуацию.

Уолтер глубоко вздохнул. Сейчас, в видавших виды джинсах и свободном свитере, Милдред казалась мягкой и домашней, хотя и в этой повседневной одежде умудрялась выглядеть элегантной.

– Я чувствую себя лучше, потому что высказался, – твердо заявил он. – Кроме того, я выспался, успокоился, и сейчас мне даже кажется, что ситуация, возможно, на самом деле не так ужасна, как я думал.

– Не могу с тобой согласиться, – холодно возразила Милдред. – Не забывай: тебя разыскивает Скотланд-Ярд!

– О да! – Уолтер покраснел. – Но возможно, за время моего отсутствия ситуация прояснится, – тихо сказал он, – и они найдут настоящего преступника…

– Неужели ты веришь в это? – скептически покачала головой Милдред.

– Уолтер пожал плечами.

– Не знаю… – Он поколебался. – Все совершают ошибки.

– Ты и нас с тобой включаешь в число этих «всех»? – вскинулась Милдред, но тут же раздраженно напомнила себе, что клялась не затрагивать тему их личных отношений. – Впрочем, можешь не отвечать. Ты говорил, что хочешь связаться со своим другом?

Уолтер кивнул.

– Да, у него есть знакомый в Скотленд-ярде, и он обещал разузнать, как они собираются действовать в отношении меня.

Милдред откинулась на спинку стула, разглядывая его с некоторым подозрением. Она почувствовала потребность оградить себя, а главным образом, деда, от возможных неприятностей.

– Я не лгу, – сказал Уолтер, уловив перемену в ее настроении. – Если ты действительно берешь связь с Дэвидом на себя, то он сможет рассказать тебе все обстоятельства дела.

Милдред усмехнулась.

– Я не сказала, что не верю тебе, – заметила она, пожав плечами. – Напротив, я хочу что-то сделать, чтобы прекратить этот идиотизм. Неужели не существует никакого способа доказать твою невиновность?

Уолтер вздохнул, но прежде, чем он успел что-то сказать, в комнату вошел Лейтон.

– Доброе утро, миледи, – сказал он с улыбкой на лице и обратился к Уолтеру: – Надеюсь, вы спали хорошо, мистер Уолтер?

Тот снова отметил, что, вопреки распоряжению хозяйки, слуги продолжают называть его по имени, – как было когда-то, в старые добрые времена их совместной жизни с Милдред, – а не по фамилии.

– Очень хорошо, благодарю вас, Лейтон, – улыбнулся он и одарил дворецкого благодарным взглядом.

Старик, поставив перед Милдред стакан свежевыжатого апельсинового сока и тарелку хлопьев, удалился.

Уолтер с удовольствием наблюдал, как она с аппетитом ест.

– Что-то не так? – поинтересовалась Милдред, почувствовав его взгляд.

– Я просто хотел спросить, когда ты сможешь связаться с Дэвидом, – ответил он.

Она отставила опустевшую тарелку и с сомнением покачала головой.

– Я понимаю, что тебе не терпится узнать новости, но, боюсь, сегодня я не попаду в Саммерхаус, а отсюда звонить слишком опасно, ведь телефон твоего друга могли поставить на прослушивание. – Она закусила губу, задумчиво глядя перед собой. – Мне еще предстоит обдумать, как преподнести известие о твоем появлении дедушке…

Уолтер расстроенно взглянул на нее.

– Сомневаюсь, что они поставили у Дэвида «жучки», – заметил он, отхлебывая кофе, и в ответ на ее недоверчивый взгляд добавил: – Но даже если это произошло, я не могу понять, какая разница, чей номер они засекут, твой или сэра Персивала… – Он задумался. – Хотя, конечно, докопавшись до наших с тобой, пусть и бывших, родственных связей, они могут заподозрить, что я здесь. Боже, какой я идиот! – вдруг воскликнул Уолтер. – Как можно было подставлять под удар тебя? Такое могло прийти мне в голову только под влиянием момента.

– Это и меня беспокоит, – резко пояснила Милдред. – Как ты можешь знать, что последует дальше?

Уолтер отодвинул чашку.

– Да! – решительно произнес он. – В конце концов, это не твоя проблема, не так ли? Я благодарен тебе за то, что ты согласилась приютить меня, но должен рассчитывать только на свои силы.

Милдред подалась вперед.

– Собираешься сдаться полиции? – с иронией спросила она. – Не дури, Уолтер, неужели ты думаешь, что я позволю тебе уехать? Сегодня пятница, и я полагаю, что ты оставишь свой героизм до понедельника. Проведи уик-энд в Стоунхилле. Я уверена, что если тебя и будут искать здесь, то это произойдет не так скоро. А ты тем временем, по крайней мере, получишь передышку и выспишься.

Уолтер с удивлением смотрел на нее.

– Ты готова пойти ради меня на такой риск?.. – воскликнул он, но Милдред нетерпеливо перебила его:

– Конечно, мы давно не общались, и ты мог отвыкнуть от меня, но, думаю, все же хорошо помнишь мой принцип: если я однажды приняла решение, то не стану его менять. Тебе нужен отдых и время, чтобы все обдумать.

– Возможно… – Уолтер в нерешительности смотрел ей прямо в глаза. – Но что… что скажет лорд Персивал? Сомневаюсь, чтобы он одобрил твой поступок.

Они оба знали, что с мнением старика приходится считаться, а тот всегда был убежден, что Уолтер не тот муж, который нужен его внучке.

– Это мой дом, – сказала Милдред после секундного замешательства, но ей показалось, что она произнесла это не очень уверенно, – и здесь я принимаю решения. А ты просто постарайся не попадаться деду на глаза.

– Наверное, мне все же лучше уехать, – пробормотал Уолтер.

Но прислуга наверняка доложит лорду Персивалу о моем визите, подумал он, и даже если я уеду сегодня, мой приезд не останется незамеченным. Лейтон – старый сплетник, да еще есть миссис Робинс. Хотя они и относятся ко мне с симпатией, но после развода с Милдред я потерял право на их преданность.

– Пожалуйста, останься. – В голосе Милдред звучала не просьба, а скорее приказ. – А теперь извини, я вынуждена покинуть тебя. Я жду гостей к ланчу, и мне нужно сделать кое-какие распоряжения.

4

Я сошла с ума, думала она, выходя из столовой. Прятать бывшего мужа от полиции в своем замке – на такое могла пойти только женщина, окончательно утратившая разум.

К тому же через пару часов здесь появится ее предполагаемый жених в сопровождении своих родителей, причем по ее же приглашению! Если бы лорд Персивал узнал, что Уолтер посмел обратиться к ней за помощью, он непременно пришел бы в ярость.

Черт меня дернул ввязаться в эту историю! – кляла себя Милдред. Впрочем, присутствие Уолтера не повлияет на запланированный с гостями уик-энд, а отказать ему в помощи я просто не могла!

После того что он рассказал, требовалось время, чтобы сообразить, как и чем ему помочь. Все же, когда-то она была его женой и все еще чувствовала эмоциональную связь с этим человеком.

Конечно, скажи я об этом дедушке, он, вероятно, пришел бы в ярость, мысленно усмехнулась Милдред, но она считала, что временами необходимо совершать поступки, руководствуясь не разумом, а сердцем.

А сейчас тебе предстоит решить текущие проблемы, сказала она себе, и, прежде всего, проконтролировать Лейтона. Милдред сомневалась, что миссис Робинс твердо уяснила, что за столом будет только пять человека, а если она поставит лишний прибор, то хозяйке будет неловко перед гостями.

Если экономку и удивило появление Уолтера в замке, то она была достаточно умна, чтобы не показать этого, и только бросила на Милдред быстрый взгляд, когда та заявила, что сама объяснит бывшему мужу, что он будет есть в маленькой гостиной, а не в столовой с ней и ее гостями.

Но она так и не придумала, как сказать деду о неожиданном госте. Милдред не могла допустить, чтобы старик услышал новость от кого-то из слуг.

Оставалось только надеяться, что ей повезет, и она сможет переговорить с дедом наедине.

Милдред переоделась, подкрасила губы, быстро прошлась по ним языком, поморщилась, почувствовав забытый вкус помады, и критически вгляделась в свое отражение в зеркале.

* * *

Первыми приехали лорд Персивал и Элджернон.

– Родители чуть запоздают, – пояснил молодой человек, улыбаясь. – Мама, как всегда, не может выбрать, что надеть.

Милдред провела его на веранду и попросила Лейтона принести прохладительные напитки.

– А мы с дедушкой пока прогуляемся по парку, – сказала она.

– Я пойду с вами, если вы не против, конечно, – отозвался Элджернон.

Милдред не нашлась, что ему ответить, и мысленно чертыхнулась. Ну, как прикажете говорить с дедом об Уолтере, если с ними будет этот юноша?

Лорд Персивал удивленно взглянул на внучку, заметив взволнованное выражение ее лица, и понял, что случилось нечто важное.

Они прошли к небольшой беседке, расположенной на возвышении, откуда открывался изумительный вид на поля и маленькую дубовую рощу. Дальше в туманной дымке, где-то совсем у горизонта виднелись очертания старой мельницы.

– Дело в том, что кое-что произошло… – начала Милдред и замялась, подбирая слова. – Кое-что неожиданное.

– Что? – Лорд Персивал нахмурился. – Ты говоришь загадками! Ты можешь сказать, что случилось? Надеюсь, это не помешает тебе принять Элджернона и его родителей?

– Я этого не говорила, – быстро ответила Милдред, ловя настороженный взгляд молодого человека. – Нет, все в порядке, просто появились некоторые осложнения.

Старик пристально вглядывался в ее лицо.

– Это касается замка, я полагаю?

– В некотором роде, – уклончиво ответила она, думая, что проще было отложить этот разговор.

Тут Персивал сообразил, что внучка хочет сообщить ему что-то без посторонних, и повернулся к Элджернону:

– Вас не затруднит передать дворецкому, – сказал он, – что я прошу миссис Робинс принести нам сок со льдом? Думаю, Милдред не откажется, да и вы тоже присоединитесь?

– С удовольствием. – Юноша готов был сделать что угодно, лишь бы услужить старому лорду, и, бросив на Милдред быстрый взгляд, отправился выполнять поручение.

Как только он отошел на некоторое расстояние, лорд Персивал вопросительно посмотрел на внучку.

– У тебя есть три минуты. Говори быстро, что случилось.

Милдред засунула руки в карманы легкого платья в деревенском стиле, на которое она сменила свой утренний наряд.

– Уолтер, – сказала она прямо. – Он приехал сюда вчера вечером.

Благостное спокойствие, исходящее от пожилого джентльмена, мгновенно испарилось.

– Уолтер?! – воскликнул он с недоверием. – Он здесь?

– Да, – спокойно подтвердила Милдред. – Так что, как видишь, ничего страшного не случилось… Просто я подумала, что тебе следует услышать эту новость от меня, а не от кого-то еще.

Лорд Персивал с трудом перевел дыхание.

– Ничего страшного?! – вскрикнул он. – Милдред, ты сошла с ума! Что этот человек делает здесь? Почему ты тотчас же не выставила его вон? – Его глаза превратились в маленькие щелочки, а узловатые старческие пальцы вцепились в перила беседки. – Ведь ты не приглашала его сюда, надеюсь?

– Конечно, нет. – Она развела руками. – Я же сказала, он приехал в Стоунхилл вчера, когда я была у тебя в Саммерхаусе. – Она помолчала. – Уолтер был в ужасном состоянии.

Губы старика сложились в тонкую линию, и его лицо исказилось.

– Не могу поверить, Милдред, – пробормотал он, – что ты предложила ему свою помощь. Что бы ни случилось с Уолтером Ферраби, тебя, слава Богу, это больше не касается.

– Все не так просто, – возразила молодая женщина.

– Ах, вот как? – Ноздри лорда Персивала дрогнули, и на его лице появилось хищное выражение. – Неужели ты забыла, что из-за него тебе пришлось убить своего ребенка, не дав малышу появиться на свет?! Я не желаю знать, что произошло с этим человеком с тех пор, как он оставил Стоунхилл. Что бы это ни было, оно не может быть страшнее, чем та боль, которую он причинил тебе.

Милдред вздохнула.

– Это было давно.

– Не так уж и давно. И, пожалуйста, не пытайся убедить меня, что этот человек для тебя еще что-то значит. Беги от него, прежде чем он снова разрушит твою жизнь.

Милдред с трудом сдерживала себя.

– Ты так жесток, дедушка!

– Я не жесток! – воскликнул тот. – Просто я трезво смотрю на вещи. И тебе советую, – раздраженно добавил он. – О, Милдред, я надеялся, что ты уже избавилась от иллюзий!

Она смотрела на него с холодным вниманием.

– Я ничего не забыла, дедушка, – сказала она спокойно, сдувая со своего запястья невидимую пылинку. – Но не желаю, чтобы ты вечно стоял у меня за спиной, считая возможным руководить моими поступками. Кого я пригласила или не пригласила в Стоунхилл – это мое дело.

Лорд Персивал скорбно склонил голову, и она подумала, что он готовится к новой атаке. Но тут лицо старого джентльмена прояснилось, и он выдавил фальшивую улыбку. Проследив за его взглядом, Милдред увидела Элджернона, появившегося на дорожке.

– Миссис Робинс сказала, что сок будет готов через пару минут, – радостно объявил он.

– Отлично, – улыбнулась Милдред, направляясь ему навстречу.

– Внучка только что сказала мне, что ей не терпится показать вам свое поместье, – заметил лорд Персивал и заговорщически подмигнул молодому человеку, избегая смотреть на Милдред. – Вам повезло, замок сегодня закрыт для посещения экскурсантов до двух часов дня.

– Правда?

Элджернон повернулся к Милдред, и той ничего не оставалось, как объяснить ему, что все это сделано специально для него. Но когда ее глаза встретились с недовольным взглядом деда, она поняла, что не преуспела в роли гостеприимной хозяйки.

Несмотря на симпатию, которую она испытывала к этому юноше накануне, сейчас Милдред больше всего хотелось поскорее отделаться от этого ланча. Она чувствовала себя обманщицей: Уолтер и его проблемы испортили ей настроение, и она тяготилась обязанностями, которые так неожиданно свалились на нее.

Миссис Робинс принесла сок, и Милдред ничего не оставалось, как продолжать светскую беседу. Ей совсем не хотелось пить, но она все же заставила себя проглотить несколько глотков ледяного напитка.

– Лорд Персивал рассказывал нам, что здешний парк великолепен, – сказал Элджернон. Маме он наверняка понравится, ведь она обожает возиться в земле, и садовник во всем советуется с ней. Наш дом всегда полон цветов.

– Правда? – рассеянно произнесла Милдред, и дед, не выдержав, укоризненно посмотрел на нее. Поймав на себе удивленный взгляд Элджернона, она поспешила переменить тему:

– Я уверена, что у вас в Оксфорде погода много лучше, чем здесь?

– О, я бы не сказал. – Элджернон улыбнулся ей. – Сейчас тут просто чудесно, не правда ли?

– Разумеется. – Она думала, как выйти из этого идиотского положения. Молчать было неловко, и она спросила первое, что пришло на ум: – Чем вы интересуетесь, Элджернон? Не могу поверить, чтобы у вас не было никаких увлечений, кроме спорта.

– Это зависит от того, что вы под этим подразумеваете, – оживленно ответил тот и исподлобья взглянул в сторону лорда Персивала. – А вы чем любите заниматься?

Милдред усмехнулась.

– У меня не так много свободного времени, – ответила она, сознавая, что дед с одобрением наблюдает за их беседой. – В основном приходится заниматься Стоунхиллом. Дело в том, что мой управляющий еще не оправился после инфаркта, и я трачу много времени и сил на то, чтобы замок не пришел в полный упадок.

Элджернон удивленно вскинул брови.

– Вы шутите?!

– Что в этом смешного?

Молодой человек повернулся к лорду Персивалу за поддержкой.

– Неужели такое может случиться?

– Нет, если предпринять кое-какие усилия, – заметил тот. – Но я не советую вам воспринимать всерьез замечание моей внучки, молодой человек. Милдред страдает скептицизмом.

– Что ты говоришь, дедушка? – возмутилась та, с удивлением глядя на старика.

– Разве я не прав? – усмехнулся он, отодвигая от себя стакан. – Замок будет существовать еще очень долго, когда и меня, и тебя уже не будет на этом свете. Ты отлично знаешь, как важно сохранить этот памятник старины… для потомства, – многозначительно добавил он.

– Да, конечно, – пробормотала Милдред, понимая намек деда.

Она столько времени ломала голову над проблемой сохранения Стоунхилла, что даже согласилась познакомиться с семейством Делмар. Уж что-что, а чувство ответственности она впитала с молоком матери…

– А какой именно вид спорта вы предпочитаете? – продолжил разговор Элджернон. – Наверное, теннис? – предположил он, откровенным взглядом окидывая ее стройное тело. – У вас отличная фигура!

– Элджернон!

Леди Делмар появилась в беседке в сопровождении своего мужа и, услышав слова сына, в ужасе одернула его, избавив Милдред от необходимости отвечать на этот вопрос. Бросив быстрый взгляд на лорда Персивала, молодая женщина поняла, что даже он ошеломлен столь грубым комплиментом юноши, а его мать тем временем поспешила исправить положение.

– Я должна извиниться за своего сына, Милдред, – воскликнула она, укоризненно глядя на Элджернона. – Это просто кошмар! Теперь молодые люди считают, что могут говорить все, что им вздумается! В мое время…

– О, не будь такой старомодной, мама! – перебил ее сын. – Мы же современные люди, не правда ли? – Он взглянул на Милдред. – Так вы играете в теннис, я угадал?

Она приветливо улыбнулась леди Делмар.

– Боюсь, мне придется разочаровать вас, – произнесла она в тот момент, когда сэр Эдуард появился на террасе. – Единственное, на что у меня хватает времени, это поездки верхом.

Элджернон был явно раздосадован, но тут в разговор вступил его отец:

– А наш мальчик, – горделиво заявил он, не обращаясь ни к кому конкретно, – в школе был капитаном футбольной команды!

Юноша изобразил на лице недовольную гримасу.

– Ты говоришь обо мне так, как будто я ребенок, а я уже совсем взрослый – мне двадцать лет!..

Милдред мысленно усмехнулась. Что мне могло понравиться в нем вчера? – недоумевала она. Он ведет себя, как мальчишка.

– Успокойся, сынок, – проворковала леди Делмар, ставя точку в этом споре, и повернулась к Милдред. – Прошу прощения, если мы заставили вас ждать.

– Не беспокойтесь, – успокоила ее та. – Ланч готов, и мы можем перейти в столовую.

Она поднялась, и Элджернон последовал ее примеру.

– Ты сообщишь мне, как тебе удается… уладить свои проблемы, – улучив подходящий момент, шепнул Милдред дед, и она кивнула.

– Мы поговорим с тобой позже, – ответила она, пропуская гостей вперед.

Но, видимо, такой сценарий не устраивал старика.

– Милдред! – громко окликнул ее он, задерживаясь в беседке.

Молодая женщина извинилась и вернулась к нему.

– Ты звал меня, дедушка? – спросила она. Лорд Персивал вздохнул и взял ее за руку, словно опасаясь, что она убежит.

– Ты не сказала мне, чего хочет Уолтер, – проговорил он быстрым шепотом, не обращая внимания на ее нетерпение. – Я уверен, что ему от тебя что-то нужно.

Милдред тяжело вздохнула.

– Он ничего не требует, – сказала она. – Ничего материального, во всяком случае. Давай не будем обсуждать это сейчас, дедушка. У меня гости, и я не могу заставлять их ждать.

Губы лорда Персивала сжались.

– Тебе доставляет удовольствие раздражать меня? Но, по крайней мере, обещай, что ты не будешь знакомить его с Делмарами.

– Я и не собиралась этого делать, – заметила Милдред спокойно. – Теперь я могу идти? Поговорим позже, я тебе обещаю.

5

После завтрака Уолтер отправился в свою комнату. Услышав в саду обрывки разговора, он выглянул в окно и увидел Милдред и ее деда в компании двоих незнакомых мужчин и женщины. Они стояли кружком на аккуратно подстриженной лужайке и оживленно беседовали.

Итак, гости прибыли, понял Уолтер, и странное беспокойство охватило его.

Это больше не мой дом, и я не имею никакого права обижаться на Милдред за то, что она кого-то принимает, пытался успокоить он себя. Она вправе приглашать других мужчин. И все же его разбирало любопытство, кто это такие, и что они здесь делают, тем более что все поведение этих людей говорило о том, что они впервые попали в Стоунхилл.

Он с любопытством наблюдал за ними несколько минут, раздражаясь на то, что действует, как любопытная школьница, подглядывающая за взрослыми, а потом усилием воли заставил себя отойти от окна. Тот мужчина, что помоложе, был, несомненно, весьма привлекателен, и Уолтеру показалось, что Милдред не сводит с него глаз.

Вместо того чтобы следить за ней, лучше подумай о своем будущем, приказал себе Уолтер. Ведь не можешь же ты прятаться здесь вечно, – когда-нибудь придется вернуться домой.

В волнении он ходил взад-вперед по комнате, словно тигр по клетке, не в силах переключиться на другие мысли.

Нужно успокоиться и снова прокрутить в голове весь тот день, буквально по минутам! Я должен найти какой-то выход из ситуации. Это моя проблема, только моя, и уж во всяком случае, не Милдред.

Голоса стали приближаться, и, проклиная свое любопытство, он не удержался и вновь подошел к окну, осторожно выглянув из-за шторы. Не хватает только, чтобы Милдред заподозрила его в шпионстве!

Вся компания поднималась по ступеням террасы, закончив прогулку по парку, и гости на все лады расписывали увиденные красоты: озеро, розарий, аллею с древними вязами…

На этот раз Уолтеру удалось рассмотреть их лучше. Тому мужчине, что постарше, было явно за сорок, а может быть, и чуть больше. Женщина – примерно того же возраста, так что, скорее всего, это супружеская пара. Значит, молодой человек приглашен, чтобы составить компанию Милдред, решил Уолтер. Что ж, он подозревал это с самого начала.

Хозяйка и ее спутник поднялись по каменным ступеням вслед за пожилой парой. Молодой человек откровенно ухаживал за Милдред и явно мечтал остаться с ней наедине. Во всяком случае, когда дама повернулась к нему с каким-то вопросом, его лицо исказила недовольная гримаса.

Уолтеру показалось, что Милдред выглядит несколько озабоченной, и он расстроился, подумав, что это из-за него. Пусть она решает свою судьбу сама, я не хочу быть ей помехой, вздохнул он.

За годы, прошедшие после их развода, он так и не смог забыть о бывшей жене, и, хотя у него были кратковременные связи с женщинами, он не стремился жениться снова.

Огонек надежды, который он постоянно пытался погасить, все еще тлел в его душе. Уолтер до сих пор не мог поверить, что их разрыв с Милдред окончателен, и надеялся, что когда-нибудь она поймет свою ошибку.

Но время шло, а все оставалось без изменений. Для нее главным всегда было поместье и заботы о нем, а когда произошла трагедия с ребенком, она полностью ушла в эти проблемы. А Уолтер, устав от своего положения приживала и тяготясь несостоятельностью в качестве предполагаемого отца, решил, что тоже нуждается в своем деле, работе, независимости как личности, наконец.

Беременность Милдред продолжалась недолго, и когда все закончилось, она не искала сочувствия у мужа, – наоборот, ему показалось, что она во всем винит его. Да так оно и было, с горечью вздохнул Уолтер. Отвергнув его дружеское участие, она обвинила его в эгоизме и предательстве, в том, что он ставит свои интересы выше интересов семьи.

Увы, он вынужден был смириться с тем, что Милдред с готовностью поверила в самое худшее, что ей рассказал о нем дед, хотя был уверен, что на самом деле ни в чем не виноват.

Уолтер горько усмехнулся. Появление претендента на руку Милдред всколыхнуло в нем печальные воспоминания, которые он все эти годы пытался выбросить из головы.

Его не воодушевляло столкновение с ее гостями, и он понимал, что она вряд ли захочет представлять его им.

Вероятно, мне все-таки стоит уехать, ни с кем не попрощавшись? – размышлял Уолтер. Но кто-нибудь может услышать шум автомобиля и поинтересоваться, что происходит.

Легкая усмешка коснулась его губ.

Было бы забавно увидеть Милдред в этот момент и послушать, как она будет выкручиваться… конечно, если этот молодой человек ей дорог. Что она придумает, чтобы объяснить, почему ее бывший муж остановился в Стоунхилле?..

Услышав стук в дверь, он неохотно обернулся, в душе надеясь, что это не Милдред пришла с просьбой присоединиться к ее компании.

К счастью, на пороге показалась всего-навсего миссис Робинс. Войдя в комнату, она взглянула на Уолтера с явным смущением.

– Я пришла спросить, когда подать вам ланч, мистер Ферраби, – произнесла она. – Я накрыла стол в маленькой гостиной, как распорядилась ее светлость.

Взглянув на экономку, Уолтер понял, что она чувствует себя неловко, и мягко попросил:

– Вы не могли бы принести все сюда?

– Сюда? – Миссис Робинс оживилась. – Да, – обрадованно сказала она. – Конечно, могу… но леди Милдред сказала, что вы собирались спуститься вниз…

– Нет, я лучше поем здесь, – возразил Уолтер.

Он решил, что использует время с пользой, еще раз обдумав свое положение.

Хорошо было бы позвонить Дэвиду, размышлял он. Тот, наверное, беспокоится, гадая, куда я отправился, и нужно объяснить ему, где я нахожусь.

Но Милдред просила не делать из поместья никаких звонков, вспомнил Уолтер. Конечно, она была права: чем меньше людей будут осведомлены о моем местонахождении, тем лучше.

– Что вам принести? – спросила миссис Робинс.

– Просто легкий ланч, пожалуйста, – ответил он. – Я, как правило, ограничиваюсь сэндвичами.

Экономка удалилась, пожимая плечами. Уолтер понимал, что ее удивляет, почему молодой здоровый мужчина ест так мало, но с тех пор, как его заподозрили в краже, он напрочь потерял аппетит.

Вскоре горничная, по-видимому, новенькая, постучав в дверь, принесла ему ланч. Она вкатила в комнату столик на колесиках, аккуратно расстелила накрахмаленную белоснежную скатерть и начала неторопливо расставлять тарелки с салатом, куриным бульоном и бараньей котлетой. На десерт полагался малиновый пудинг.

Ну и прислуга в этом доме! – усмехнулся Уолтер. Он уже забыл о том, что, несмотря на всю свою вьшколенность, миссис Робинс имела собственные представления о том, как должны питаться господа, и, проигнорировав просьбу гостя, приготовила ему ланч на свое усмотрение.

И она, как всегда, оказалась права. Все пахло так вкусно, что Уолтер неожиданно для себя с аппетитом принялся за еду. Бульон оказался нежным и ароматным, котлета с мятным желе манила поджаристой корочкой, а малиновый пудинг таял во рту.

Покончив с едой, он почувствовал себя намного лучше.

Вряд ли у Милдред и ее гостей более вкусный ланч, подумал Уолтер. Он взглянул на часы и прикинул, сколько еще может продлиться визит. Интересно, не затянется ли все это до чая?

Он надеялся, что, проводив гостей. Милдред выполнит его просьбу и съездит в Саммерхаус позвонить Дэвиду.

Или мне лучше отправиться в деревню и сделать это самому? – подумал он и осторожно выглянул в окно. Но смогу ли я выбраться из замка незамеченным? Беда в том, что он совершенно не представлял, где стоит его автомобиль. Раньше Лейтон попросил у него ключи и, скорее всего, уже отогнал машину в гараж.

Без сомнения, это был приказ Милдред. Она не хотела, чтобы маленькая спортивная машина привлекла чье-либо внимание, – это могло бы вызвать много вопросов у ее гостей.

Уолтер нахмурился. Конечно, он мог бы пойти в деревню пешком – она была не так уж далеко от поместья, самое большее, в паре миль. К тому же он помнил, что можно сократить расстояние, воспользовавшись старой проселочной дорогой, которая выходила прямо к церкви. Телефон-автомат находился возле магазина, который располагался в старом одноэтажном доме с черепичной крышей. Это здание, как и древние тополя, росшие рядом, стояло здесь, наверное, когда ни Милдред, ни его самого еще и на свете-то не было.

Лучше отправиться туда сейчас же, решил Уолтер, чем ждать еще неизвестно сколько. Тем более что небо было чистым, без единого облачка, ничто не предвещало дождя, и ему хотелось поскорее выйти на воздух.

Он открыл дверь спальни и выглянул в коридор. Сначала Уолтер решил было выкатить столик наружу, прежде чем уйти, но потом снова вспомнил о том, что здесь это не принято, и оставил все как есть. Он быстро прошел по коридору, направляясь к черной лестнице. Когда-то давно по ней сновали няни и гувернантки, подумал он, так как на втором этаже размещались детские. В те дни семьи были большими, а персонал не просил повышения зарплаты. Уолтер помнил, как Милдред рассказывала ему, что, когда она была маленькой, в доме жили двенадцать слуг.

Он начал спускаться вниз и вдруг услышал голоса мужчины и женщины. Ему показалось, что они раздаются из нижнего холла. Скорее всего, это Лейтон беседует с одной из горничных или миссис Робинс, решил Уолтер, а когда в следующую секунду понял свою ошибку, было уже слишком поздно. Он увидел, как молодой гость Милдред, выйдя из-за угла, шагнул на лестницу.

При виде Уолтера молодой человек замер. Возможно, Милдред, которая шла следом за ним, развлекала своего гостя легендами, связанными с историей поместья, подумал Уолтер и усмехнулся: похоже, этот парень принял меня за привидение! В Стоунхилле поощрялись подобные разговоры, потому что чем больше таинственных историй окружали поместье, тем обильнее становился поток посетителей.

– Черт, вы напугали меня! – пробормотал юноша и обернулся к Милдред. – Вы же говорили, что наверху никто не живет!

– Не живет… – эхом откликнулась она, неодобрительно поглядывая на Уолтера.

– Я просто друг семьи, – торопливо произнес тот, проходя мимо них. – Хелло, Милдред. Я иду в деревню. Надеюсь, увидимся позже.

6

Спустя несколько часов Милдред предложила отвезти семейство Делмар в Саммерхаус.

Похоже, прием прошел вполне успешно, ведь они пробыли в поместье даже дольше, чем она рассчитывала, думала молодая женщина. Элджернон настоял на экскурсии по дому, и хотя хозяйке удалось избежать демонстрации частных апартаментов, гость проявил такой интерес к заброшенным помещениям Стоунхилла, что им пришлось забраться даже на чердак. Молодой человек пришел в полный восторг, заявив, что нет ничего романтичнее, чем рассматривать семейные реликвии.

Милдред считала все это хламом. Разрозненные предметы сломанных мебельных гарнитуров, чемоданы и сундуки викторианской эпохи, альбомы с пожелтевшими фотографиями, коробки с памятными записями и письмами, локоны, перевязанные цветной ленточкой, аккуратно завернутые в папиросную бумагу, – все это пылилось под крышей. Там было душно и тесно, но после неожиданной встречи на лестнице она готова был терпеть любые неудобства, лишь бы стереть этот инцидент из памяти Элджернона.

Ей достаточно было вопросов, которые обрушились на нее, когда Уолтер, оставив их, спустился по лестнице, а она осталась наедине со своим молодым гостем.

– А почему ваш приятель не завтракал с нами? Кто он такой?

– Он только что приехал из Лондона на уикэнд, – равнодушным тоном отозвалась Милдред. – У него неприятности на работе, и он решил переждать их здесь.

Этот ответ, казалось, удовлетворил Элджернона, во всяком случае, в тот момент. Милдред подозревала, что этот юноша настолько уверен в себе и в своей неотразимости, что ему и в голову не пришло бы увидеть в лице Уолтера соперника. Кроме того, он, несмотря на некоторые недостатки воспитания, не посмел задавать Милдред вопросы, касающиеся ее частной жизни. Судя по всему, молодой человек решил не забивать себе голову чужими проблемами.

В то время как она показывала ему дом, его родители, уютно расположившись в библиотеке, наслаждались ликером и приятными перспективами этого визита. Ожидания Делмаров не обманули их: Стоунхилл и его хозяйка оказались именно тем, к чему они стремились, – благодаря Милдред их сын мог получить доступ в аристократическое общество и связи, которые не купишь ни за какие деньги.

Она в свою очередь сознавала, что миллионы Делмаров помогли бы ей решить многие, если не все, проблемы. У нее появилась бы возможность отремонтировать и обновить прохудившуюся крышу замка и осуществить полную реконструкцию каменных стен, а потом заняться благоустройством парка и хозяйственных построек.

* * *

– Милдред, мы еще увидим вас до вашего отъезда? – неожиданно произнесла леди Делмар, когда они подъехали к Саммерхаусу, и охотно приняла протянутую руку, намекая, что далека от всяких церемоний.

Молодой женщине показалось, что сэр Эдуард вздрогнул, услышав бестактный вопрос супруги, но Элджернон тут же поспешил прийти на помощь матери.

– Конечно, мама! – воскликнул он, лукаво поглядывая на Милдред. – Леди Кроуфорд еще не уезжает. В Стоунхилле очень плохо работает телефон, а она говорила, что ей нужно сделать пару важных звонков, так что придется задержаться здесь ненадолго.

– Это правда? – Леди Делмар перевела взгляд с сына на молодую женщину, и той не оставалось ничего другого, как признать, что Элджернон прав. Но она не собиралась афишировать свои намерения и посмотрела на молодого человека с укоризной. – Может быть, мы могли бы все вместе пообедать? – воодушевилась леди Делмар, но сын остудил ее энтузиазм:

Милдред не может надолго оставить Стоунхилл. Она говорила, что после двух часов дня возобновится поток посетителей, и ей нужно быть на месте.

– О, конечно, я как-то не подумала об этом, – пробормотала леди Делмар, перехватив беспокойный взгляд мужа. – В любом случае, спасибо вам за ланч и прекрасную экскурсию. Я не припомню, когда испытывала такое удовольствие.

Милдред собиралась уже извиниться и пройти в кабинет, чтобы позвонить другу Уолтера, но дед остановил ее:

– Как там твои проблемы? – поинтересовался он, устремив на внучку холодный взгляд.

Она поняла, что он имеет в виду, и, сама не зная почему, почувствовала, что раздражается. К ее великому облегчению, в этот момент в холл вошел доктор Хьюберт Сондерс.

Старый джентльмен вежливо поздоровался, пожал руку мужчинам и отпустил комплимент леди Делмар, восхищаясь ее цветущим видом. Потом он ласково улыбнулся Милдред и спросил:

– Ну, как твоим гостям понравился Стоунхилл?

Молодая женщина была довольна, что появление доктора избавило ее от необходимости реагировать на вопрос деда, но, тем не менее, удивилась неурочному визиту Сондерса, и поэтому ответила не сразу.

– О, мы чудесно провели время, – заявил Элджернон, опережая ее. – Сады великолепны, но меня больше заинтересовал дом. Милдред даже провела меня на чердак и показала старые фотографии…

– Надеюсь, не все? – резко спросил лорд Персивал внучку.

– О, там их было так много! – воскликнул молодой человек. – Многие показались мне очень забавными. – Он весело посмотрел на Милдред.

– Не сомневаюсь. – Старик выдавил вялую улыбку и потянулся за колокольчиком. – Ты выпьешь с нами чаю, Милдред? Сондерс скоро уходит.

– Боюсь, что нет. – Она была сыта Делмарами по горло. Не то чтобы ей не нравился Элджернон, просто ситуация, в которой она оказалась, раздражала и утомляла ее. А тут еще дед с его постоянными заботами о счастье внучки…

– Тогда я провожу тебя, – заявил лорд Персивал, прерывая попытки Элджернона вмешаться. – Скажите Элизабет, что вы хотите, – распорядился он. – Сондерс, ты подождешь минутку, не так ли? Мне необходимо поговорить с Милдред о ее управляющем.

Попалась! – мысленно вздохнула молодая женщина. Как же мне теперь добраться до телефона? Они вышли из комнаты и пересекли холл.

– Палмерс чувствует себя вполне сносно после операции, и его здоровье с каждым днем улучшается, – сообщила Милдред. – Думаю, он сможет вернуться к работе до конца лета.

– Правда? – рассеянно отозвался лорд Персивал. – Милдред, ты понимаешь, что я пошел проводить тебя вовсе не для того, чтобы поговорить о здоровье Палмерса. Я хочу знать, зачем Уолтер Ферраби пожаловал в Стоунхилл, и почему ты позволила ему остаться.

Молодая женщина вздохнула.

– У него проблемы, и он попросил разрешения временно пожить у меня, – сказала она, но старик нетерпеливо кашлянул.

– И ты полагаешь, что это достаточная причина, чтобы ставить на карту свое будущее? – Он недовольно покачал головой. – Я отказываюсь тебя понимать!

– Я не обещала, что тебе понравится мое объяснение, – сказала Милдред мягко. – Но ты можешь быть уверен, что присутствие Уолтера никак не повлияет на мои отношения с Делмарами. Они с Элджерноном случайно встретились сегодня, но… – Лорд Персивал чуть не задохнулся, и внучка успокаивающе положила руку ему на плечо. – Уолтер представился ему как друг дома. Успокойся, дедушка, юноша абсолютно спокойно отреагировал на эту встречу. В тот момент его больше всего интересовал чердак и приведения. И потом, Уолтер вел себя очень спокойно и тактично, а ведь на самом деле мог и сказать, кто он такой на самом деле.

– Боже мой! – воскликнул старик. – Этот человек тебя погубит! Наверное, он специально подстроил так, чтобы встретиться с вами на лестнице, – проговорил он с раздражением.

Неужели дедушка до сих пор ненавидит Уолтера? – удивилась Милдред. Может, он знает о моем бывшем муже нечто такое, что неизвестно мне самой?

Отношение старика к Уолтеру было объяснимо. Он не смог простить ему, что Милдред пришлось сделать аборт.

Вспоминая о том, что тогда произошло, она испытывала горькое сожаление. С течением времени эта боль не становилась легче, и терпеть ее приходилось именно ей, а не деду.

– Послушай, мне нужно зайти в ванную, а потом я уеду, – сказала она, стараясь прервать этот неприятный разговор. – Я позволила Уолтеру провести в Стоунхилле уик-энд, и это все. Мне жаль его, не скрою, но я чувствовала бы то же самое по отношению к любому другому человеку, попавшему в беду.

– Ну что ж, если ты так считаешь…

– Именно так, – твердо ответила Милдред. – Тебя ждут твои гости, дедушка. Увидимся завтра.

Она выскользнула из холла и прошла на кухню, надеясь, что там сможет улучить момент, чтобы позвонить другу Уолтера.

Милдред повезло. Слуги лорда Персивала были заняты гостями, и она быстро набрала номер, который записал для нее на бумажке Уолтер.

– Здравствуйте, – произнесла молодая женщина, услышав мужской голос. – Вы меня не знаете, но я звоню по поручению вашего друга, которому вы одолжили свою машину. – Милдред говорила осторожно, надеясь, что если телефон прослушивается, то Дэвид каким-то образом намекнет ей на это.

– Спасибо, что позвонили, а то я уже начал о нем беспокоиться. – В голосе ее собеседника звучало неподдельное волнение.

– У вас есть какие-нибудь новости? – спросила Милдред.

– Пока никаких, – ответил Дэвид. – Но, похоже, это как раз такая ситуация, когда отсутствие новостей само по себе хорошая новость. Ко мне никто не приходил, и меня никуда не вызывали. В газетах тоже ничего интересного не пишут, так что я думаю, что вы можете успокоить его. – Он помолчал, а потом осторожно спросил: – Извините, что я задаю такой нескромный вопрос, но вы не леди Кроуфорд?

– Да, это я, – ответила Милдред. – Простите, что не представилась, но я думала…

– Я все понимаю, – перебил ее Дэвид. – Он говорил, что собирается поехать к вам. Вы позволили ему остаться?

– Да. – Милдред вздохнула и неохотно добавила. – Он волнуется, как вы обходитесь без машины, и просил передать, что вы можете взять его автомобиль. Ключи у него в столе.

– Нет проблем, – воскликнул ее собеседник. – Если я захочу куда-то поехать, то просто возьму такси. – Он тихо рассмеялся. – А вообще-то я домосед и редко выхожу из дома, разве что по делу. Выходные планирую провести в Лондоне, так что вы можете звонить мне в любое время. А я не могу с вами связаться? – поинтересовался он.

– Пожалуй, не стоит. Я позвоню сама. Спасибо за новости, – сказала Милдред.

– А для чего еще существуют друзья? – В голосе Дэвида звучали теплота и поддержка. – Если я что-то еще могу сделать для вас, дайте мне знать.

Она еще раз поблагодарила его от имени Уолтера и повесила трубку.

* * *

Милдред возвращалась в Стоунхилл, чувствуя, что оставила деда в плохом настроении. Если бы только он не был так отчаянно настроен на правнука, мрачно размышляла она, то не оказывал бы на меня сейчас такого давления.

Лорд Персивал не всегда вел себя подобным образом и, уж во всяком случае, как правило, скрывал от внучки свои чувства.

Она прожила с Уолтером вместе чуть больше двух лет и не могла припомнить, чтобы дед в то время торопил их завести ребенка. Напротив, он твердо придерживался того мнения, что этот брак обречен, и не упускал случая намекнуть, что в подобной ситуации лучше обойтись без детей.

Милдред вздохнула. Почему она тогда не понимала, как сильно старик недолюбливает ее мужа? Возможно, подсознательно чувствуя это, они с Уолтером нечасто бывали в Саммерхаусе. Поместье поглощало много времени, а Уолтер тогда работал в Бедфорде, и они слишком ценили возможность побыть вместе, чтобы встречаться с лордом Персивалом, который к тому же зиму проводил в Лондоне, а когда приезжал в Стоунхилл погостить, постоянно ворчал, не одобряя их образ жизни.

Башни замка показались среди полей в мягком свете начинающихся сумерек.

Прекрасный вид, подумала Милдред. Она любила свое родовое гнездо всем сердцем, но, несмотря на это, ее нередко терзали сомнения – а стоит ли ради этого жертвовать своей свободой?

Вечер был теплый, и она гадала о том, как Уолтер провел день. В присутствии Элджернона у нее не было возможности объяснить ему, что не стоит показываться на улице, но сейчас, после разговора с Дэвидом, она надеялась, что все обошлось благополучно.

Лейтон, услышав знакомый звук хозяйской машины, встретил ее в холле.

– Все в порядке? – автоматически спросила Милдред, направляясь в библиотеку и предвкушая чашку крепкого горячего чаю, но старый дворецкий остановил ее вопросом:

– Прощу прощения, миледи. Не знаете ли вы, где мистер Ферраби?

– Уолтер? – Милдред в недоумении повернулась, и ее тут же охватило страшное беспокойство. – Что вы имеете в виду? Он куда-то собирался выйти. Неужели еще не вернулся?

– Боюсь, что так, миледи, – пробормотал старый слуга, смущенно поглядывая на хозяйку. – Сара приносила ему чай час назад, но на ее стук никто не ответил. Позже миссис Робинс тоже поднималась к мистеру Ферраби и даже осмелилась войти в комнату, но там никого не было.

Милдред с трудом перевела дыхание.

– Он ушел, когда гости были еще здесь… – еле слышно пробормотала она.

– Так давно? – удивился дворецкий.

– Да. – Милдред чувствовала, что ее беспокойство растет. – Он говорил, что отправится в деревню. Его машины ведь нет на месте?

– Мистер Ферраби не брал машину, миледи. Она все еще в гараже. Как вы знаете, я попросил Джонсона поставить автомобиль в гараж еще утром, и, по его словам, он все еще там.

Милдред старалась спокойно проследить ход событий. То, что Уолтер ушел примерно четыре часа назад и до сих пор не вернулся, еще не давало повода впадать в панику. Никто не знал, что он здесь, и полиции не могло прийти в голову искать его. Мысль о том, что его схватили, была просто невероятной! И все же Уолтер отсутствует слишком долго. Какого черта? Неужели он не понимает, что она будет о нем беспокоиться?

Стараясь взять себя в руки, молодая женщина спросила:

– Никто из прислуги не видел, куда он направился?

– Никто, миледи.

– Понимаю. – Несмотря на все попытки сохранить самообладание, Милдред чувствовала, что ее нервы напряжены до предела. – Тогда, пожалуй, я лучше поеду сама поищу его.

– Я уверен, что вам не о чем беспокоиться, миледи. – Сейчас, изложив новости, Лейтон был убежден, что ничего плохого не случилось. – Хотите, я скажу Джонсону, чтобы он составил вам компанию? Может быть, мистер Ферраби просто встретил кого-нибудь из своих старых знакомых…

– Вряд ли, – пробормотала Милдред. Ей были известны все, кто дружил с Уолтером, когда он жил здесь, но она была уверена, что он поостережется общаться с ними в той ситуации, в которой сейчас оказался. – Не волнуйтесь, Лейтон, я справлюсь сама. Если мы с мистером Ферраби разминемся, и он вернется первым, скажите, что я запретила вам выпускать его из дома.

– Слушаюсь, миледи.

Лейтон все еще выглядел огорченным. Милдред понимала, что старик, который относился к своей работе очень добросовестно, считал, что в его обязанности входит следить за тем, чтобы всем гостям было хорошо, и теперь расстроен исчезновением Уолтера не меньше хозяйки.

Она быстрым шагом направилась к машине, про себя ругая Уолтера. Как он мог так рисковать? Это было, по меньшей мере, легкомысленным и эгоистичным поступком, но, впрочем, вполне соответствовало характеру ее бывшего мужа. Разве не это пытался напомнить ей дедушка час назад?

Милдред круто развернула машину, чуть не врезавшись в группу последних посетителей, и это заставило ее опомниться.

Прекрати психовать, сказала она себе, нужно взять себя в руки и попытаться отнестись к ситуации хладнокровно. Лишние эмоции только повредят делу. Когда-то тебе это неплохо удавалось, с горечью напомнила себе Милдред, – например, в ситуации развода. Уолтер хотел вернуться, но ты была неумолима. Почему же теперь тебя так беспокоит, в безопасности он или нет?


Окружавшие поместье сады сменили поля и огороженные белым штакетником выгоны, где паслись, пощипывая сочную траву на лугах, спускающихся к реке, лошади и несколько маленьких пони.

Милдред все еще владела этой землей, но выгоны сдавала в аренду расположенной по соседству школе верховой езды, а зимой один из местных фермеров разводил здесь овец.

До деревни было приблизительно две мили. Дорога петляла между высокими изгородями, увитыми жимолостью и боярышником. Милдред вдыхала аромат цветов, запах только что вспаханной земли, наблюдала, как стаи птиц, разгуливающих на пашне, внезапно вспархивали ввысь, когда трактор вспугивал их своим рокотом…

Сплошная идиллия, думала она. Наверное, именно такую картину вспоминают люди, когда находятся вдали от родины. Но перед ее глазами постоянно стоял образ Уолтера – избитого, связанного, брошенного в тюремную камеру…

Ты сошла с ума, одернула она себя. Он встретил кого-то из знакомых и заболтался, забыв о времени, вот и все. Скорее всего, дело обстоит именно так. Во всяком случае, никакое другое разумное объяснение не приходило ей в голову.

В шесть часов вечера, да еще в пятницу, в деревне стояла мертвая тишина. Какой-то случайный автомобиль, проезжая мимо, поднял пыль на дороге, спугнув стайку покрякивающих уток, которая тут же поспешно завернула в калитку, – и снова воцарились тишина и спокойствие. Даже магазины казались странно пустыми. Пальцы Милдред впились в руль, когда она поняла, что вряд ли найдет здесь Уолтера.

Но тогда где он?

Она поставила машину за двойной желтой линией, которая ограждала деревенскую площадь. Своеобразная попытка уважения к дорожным правилам, усмехнулась молодая женщина, хмуро оглядываясь вокруг. Затем, резко открыв дверь, она вышла и направилась к почте.

Миссис Чармен, которая заведовала почтовым отделением и была одной из самых известных местных сплетниц, с интересом взглянула на посетительницу. Она торговала сладостями и табачными изделиями, но Милдред еще ни разу ничего не покупала у нее. Сейчас, чтобы завести разговор, она попросила шоколадку.

Пока миссис Чармен показывала ей различные марки шоколада, Милдред про себя прикидывала, поверила ли эта женщина в то, что ей нужно именно это. Передам эту шоколадку дочке горничной, раздраженно подумала она, по крайней мере, слухи о моем появлении в деревне, которые незамедлительно распространятся во всей округе, не обрастут фантастическими домыслами.

Она выбрала плитку с изображением медвежонка, и миссис Чармен, получив деньги, расплылась в улыбке.

– Прекрасный вечер, миледи, – заметила она, надеясь на продолжение разговора. – Вы правильно сделали, что решили прогуляться. Скоро наступит осень, и дни станут короче.

– Несомненно, – вежливо ответила Милдред, давая понять, что не собирается продолжать разговор.

Было очевидно, что миссис Чармен не терпится узнать, что хозяйка Стоунхилла делает в деревне. Вряд ли эта женщина поверила, что она приехала специально, чтобы купить плитку шоколада.

– Ваш муж… ваш бывший муж тоже сегодня заходил сюда, – сказала она, когда Милдред уже направлялась к дверям, и той пришлось приложить максимум усилий, чтобы не выказать свой повышенный интерес к этим словам.

– Что вы говорите? – небрежно пробормотала она, и миссис Чармен кивнула.

– Да. Я так удивилась, увидев его снова. Должно быть, он остановился где-то поблизости?

Пожилая женщина ждала, как прореагирует посетительница, но Милдред не хотелось давать понять, что она разыскивает своего бывшего мужа. Главное она уже знала: Уолтер приходил в деревню. Вероятно, он все еще здесь или направляется домой.

Домой! Попрощавшись с миссис Чармен, она вышла на улицу. Поместье не было больше домом Уолтера, и Милдред сомневалась, что он вообще когда-нибудь воспринимал Стоунхилл в качестве своего дома. У него всегда были свои собственные планы на будущее, и роль хозяина замка в них отсутствовала.

Молодая женщина глубоко вздохнула. Бередить старые раны – бесполезное занятие, сказала она себе. Самое разумное, что ты можешь сделать сейчас, это вернуться в поместье. В конце концов, у тебя хватает дел, которыми нужно заняться сегодня, не говоря уже о планах на завтра.

Она вернулась к машине, бросила шоколадку на сиденье и вдруг сообразила, что, если Уолтер возвращается в Стоунхилл, он может идти только по старой проселочной дороге. Маловероятно, что ему придет в голову шагать пешком по шоссе.

Милдред стояла, не решаясь сесть за руль. Было еще довольно светло, и дорога, идущая по крутому склону вдоль реки, совершенно безлюдна. В первые годы их совместной жизни с Уолтером они любили прогуливаться там, прихватив с собой собак, чтобы подышать свежим воздухом перед сном. Это было излюбленное место парочек, искавших уединения.

Как и тех, кто обожал за ними подглядывать! – мысленно добавила Милдред.

Она захлопнула дверцу автомобиля и прошла во двор церкви, – туда, где дорожный знак оповещал о повороте на проселочную дорогу. Надпись гласила, что все виды транспорта, кроме лошадей и велосипедов, здесь запрещены. Милдред миновала церковный двор – и, выйдя за ворота, оказалась на тропе, которая тонула в зарослях иван-чая и молодого осинника, покрывавших высокий берег реки.

Внезапно у Милдред все похолодело внутри. Она вспомнила, что совсем упустила из виду реку. Остановившись, она попыталась отвлечься от мрачных предчувствий. Когда Уолтер покидал замок, он не производил впечатления человека расстроенного и отчаявшегося. Напротив, столкнувшись с ним на лестнице, она обратила внимание на то, что он отлично владеет собой.

Молодая женщина остановилась на крутом берегу реки и внимательно огляделась. Увы, кроме пары рыжих белок, застывших на ветке и с любопытством поглядывавших на нее блестящими бусинками глаз, кругом не было ни души. Может быть, Уолтер нарочно прячется от меня, подумала она, чувствуя, как волна раздражения охватывает ее.

Что за глупые детские игры! Я не собираюсь искать его до бесконечности. Захочет – сам объявится.

Бормоча проклятия, она повернула назад, и в этот момент ниже по склону, среди зарослей осоки и камыша, увидела знакомую ткань в красно-белую клетку. Милдред чуть было не прошла мимо, но, узнав ту самую рубашку, которая была на Уолтере утром, задохнулась, словно ее ударили в солнечное сплетение, и, не теряя ни секунды, спотыкаясь и скользя, стала спускаться по крутому склону, – туда, где мелькнула его одежда.

Посреди высокой травы, почти у самой воды, скрытый густым кустарником, лежал Уолтер. Когда Милдред подбежала, замирая от ужаса, ей на какой-то момент показалось, что он не дышит.

– Боже… – произнесла она вслух, подходя ближе.

Лицо Уолтера было мертвенно-белым, под глазами залегли глубокие тени, скулы заострились. Милдред упала на колени рядом с ним и тыльной стороной ладони прикоснулась к его щеке.

Он резко вздрогнул, и она от неожиданности отпрянула.

– Милдред, – пробормотал Уолтер, кончиком языка облизывая пересохшие губы. – О Господи! Ты напугала меня.

Она уловила сильный запах перегара, и ее охватил гнев. Значит, он просто напился и заснул, а я бегаю тут, разыскивая его! – раздраженно подумала она.

– Это ты меня напугал, – сказала Милдред, едва сдерживая раздражение. – Что… что, по-твоему, я должна была подумать?! – вскричала она.

7

Когда Уолтер, с трудом усевшись, посмотрел на часы и увидел, что уже начало седьмого, он тихонько ахнул. Неудивительно, что Милдред потеряла голову! Как он мог уснуть, забыв о времени? Должно быть, сам не заметил, как задремал.

– Я ушиб лодыжку, – пробормотал он, понимая, что это объяснение звучит довольно неубедительно, особенно сейчас, когда отек спал, и он был в состоянии наступить на ногу.

Милдред смотрела на него, недоверчиво приподняв бровь.

– Ты повредил ногу? – переспросила она, оглядываясь в поисках сброшенного ботинка. – Как это тебя угораздило?

– Поскользнулся, – ответил Уолтер, не желая останавливаться на подробностях. – Я выпил в деревне пару кружек пива и, отправившись на берег реки, начал спускаться по крутому склону. Трава была мокрая… Хорошо еще, если это не вывих!

Милдред внимательно посмотрела на него.

– Так ты сидел здесь и ждал, пока я разыщу тебя? – Она громко вздохнула. – О Господи, а я-то, идиотка, беспокоилась о тебе! Так мне и надо. – Она энергично поднялась на ноги. – Зачем ты вообще отправился в деревню? Тебе не стоило выходить из дома! Неужели нельзя было попросить пива у Лейтона?

Уолтер смущенно поднял на нее глаза.

– Хочешь верь – хочешь не верь, но я в какой-то момент решил, что не должен подвергать тебя опасности, и собирался уехать…

– Ах, вот как! – взорвалась Милдред. – Поэтому ты оставил свою машину, вернее, машину своего друга, у меня в гараже и отправился гулять по деревне, прекрасно понимая, что тебя здесь все знают? Ничего себе конспирация!

– Не сердись на меня, – огорченно пробормотал Уолтер. – Я чувствовал себя запертым в клетке и поначалу хотел только подышать свежим воздухом в парке, но потом ноги сами понесли меня по знакомой тропе… Мне не хотелось отрывать тебя от гостей.

Милдред задумчиво кивнула. Она не собиралась обсуждать с ним визит семейства Делмар и все, с этим связанное.

– Но сейчас ты в порядке. – Это был не вопрос, а скорее утверждение.

– Почему ты так думаешь? – удивился Уолтер.

– Человеку, у которого есть проблемы, подобные твоим, не стоит вести себя так легкомысленно. Неужели тебе это не приходило в голову, Уолт? Что, если не я, а полиция нашла бы тебя здесь? Ты спал, когда я подошла, и тебя взяли бы «тепленьким».

Лицо Уолтера изменилось, и в глазах его промелькнул страх. Он уже сожалел о своей неосторожности.

– Ты считаешь, что они станут искать меня здесь? – воскликнул он, и на его бледном лице лихорадочно сверкнули глаза. Болезненно морщась, он поднялся на ноги. – О Боже, я не подумал об этом!

Милдред сделала нетерпеливый жест.

– На самом деле я не думаю, что они нашли бы тебя здесь, – поспешно сказала она и, помолчав, спросила: – Ты в состоянии идти?

Уолтер с сомнением покачал головой.

– Я попробую. – Он сделал осторожный шаг и отвернулся, чтобы она не видела болезненной гримасы, исказившей его лицо. – Только не торопи меня, – добавил он, с трудом переводя дыхание. – Правда, до Стоунхилла далековато…

– О Господи, ну что мне с тобой делать! – воскликнула Милдред, с некоторой опаской рассматривая его. – Тебе не придется идти туда пешком. – Она шагнула к нему. – Давай руку, моя машина всего в сотне ярдов отсюда.

Всего! Уолтер сжал зубы, изобразив вымученную улыбку.

– Это хорошо, – сказал он, хватаясь за протянутую руку. – Только не думай, что я такой слабак.

Она еще раз с сомнением взглянула на него.

– Ладно, пошли! – отозвалась она.

Интересно, что сказал бы дедушка, узнав обо всем этом, мысленно усмехнулась Милдред. Но тот факт, что она была первой, о ком подумал Уолтер, когда лихорадочно искал, к кому обратиться за помощью, говорил о многом. Он явно не сомневался, что может довериться ей, тогда как пять лет назад смотрел на вещи совсем по-другому, припомнила она.

Сейчас этот человек полностью зависит от меня, и кто бы он ни был, мне не остается ничего другого, как помогать ему. У меня просто нет выбора.

Уолтер оперся о ее плечо, и они стали медленно взбираться по склону. Он был крупным мужчиной, и хрупкой Милдред было нелегко тащить его вверх, но она терпеливо шагала рядом, хотя ее плечо уже ныло от боли.

Он тяжело дышал, а она молчала, вдыхая знакомый аромат его дезодоранта. Ей приходилось бороться с охватившим ее полузабытым ощущением близости этого мужчины.

Господи, подумала она, понимает ли он, что все еще волнует меня? Или просто пользуется моей добротой?

Она ни в чем не была уверена. Этот мужчина, которого она безумно любила, а потом долго и мучительно пыталась выбросить из своего сердца, снова ворвался в ее жизнь. Судьба распорядилась так, и теперь ей предстоит снова вынести это нелегкое испытание.

– Твои гости уже уехали? – поинтересовался Уолтер, решив, что это вполне безобидный вопрос, и Милдред удивленно посмотрела на него.

– Да, – откликнулась она. – Они остановились у дедушки в Саммерхаусе, и я вызвалась отвезти их туда, чтобы позвонить твоему другу.

– Да?! – обрадовался Уолтер. – И тебе это удалось? Что же ты молчишь? Что сказал Дэвид? – засыпал он ее вопросами.

– Он не сообщил ничего нового, и мы договорились, что я позвоню ему завтра снова. У тебя хороший друг, но, на мой взгляд, ты с ним слишком откровенен. Он знает, кто я такая и что ты поехал ко мне.

– Зато ты не слишком откровенна со мной, – заметил Уолтер. – Кто были твои гости? – спросил он. – Этот молодой человек явно ухаживал за тобой.

Неужели он ревнует, поразилась Милдред, чувствуя, что бывший муж задет за живое.

– Какое это имеет значение? – недовольным тоном произнесла она. – Впрочем, если тебя это так интересует, их фамилия Делмар. – Она остановилась у дороги. – Здесь я оставлю тебя.

– Потому что я стал выяснять, кто твои гости? – шутливо поинтересовался Уолтер, и Милдред исподлобья взглянула на него.

– Потому что мне нужно пойти за машиной, чтобы забрать тебя отсюда, – ответила она. – Жди здесь. Я буду через минуту.

Он смотрел ей вслед, думая о том, как ему удастся забраться в машину.

Но все оказалось очень просто. Милдред отодвинула переднее сиденье до отказа назад, так что он получил возможность устроиться, практически не сгибая ногу в лодыжке.

Всю обратную дорогу в поместье Уолтер размышлял над словами Милдред. Если все трое ее гостей носят одну и ту же фамилию, значит, это одна семья, а отсюда следует… Он искоса посмотрел на нее. Похоже, лорд Персивал хочет снова выдать внучку замуж. Скорее всего, это именно так!.. Хотя, возможно, познакомившись где-то с этим молодым человеком, Милдред сама пригласила его с родителями к себе в Стоунхилл…

Но, в любом случае, это знакомство меня не радует, вздохнул Уолтер.

Словно уловив перемену в его настроении, Милдред настороженно взглянула на него.

– Мне показалось или ты хотел что-то сказать? – спросила она, выгибая бровь. – Если это касается Элджернона, то он даже не знает, кто ты такой на самом деле.

Уолтер нахмурился.

– Не знает, потому что я не представился, – резко заявил он, тут же забыв о своем намерении быть объективным. – Уверен, что ты не станешь рассказывать ему про меня.

– Почему? – спокойно спросила Милдред.

– Потому что, учитывая ваши близкие отношения, я сомневаюсь, чтобы он понял, почему бывший муж гостит в твоем доме.

Милдред тяжело вздохнула.

– По поводу «близких отношений» ты ошибаешься. Я едва знаю этого юношу, и сегодня мы встретились с ним только во второй раз.

– Правда? – воскликнул Уолтер, не сдержав облегчения.

– Неужели ты ревнуешь? – улыбнулась она.

– Возможно, – пробормотал он. Наступило молчание, и Уолтер был рад, что Милдред не продолжила этот разговор.

– Тебе помочь? – спросила она, когда они подъехали к замку, но он отрицательно покачал головой.

* * *

Проведя час в ванной, Уолтер почувствовал себя значительно лучше, физически, по крайней мере. Что такое вывих, думал он, ковыляя в спальню, по сравнению с моими страхами…

Он предпочел бы сам переговорить с Дэвидом, чтобы выяснить все подробности, но понимал, что это опасно. Приходилось полагаться только на великодушие Милдред.

Почему она помогает мне? – постоянно задавал он себе вопрос и не мог найти на него ответа. Может быть, я ей не совсем безразличен?

Главное сейчас – не поддаваться панике и терпеливо ждать, как будут разворачиваться события, сказал себе Уолтер.

Он решил, что не будет этим вечером ужинать в своей комнате. Нравится это Милдред или нет, лучше поесть на кухне с миссис Робинс, чем наверху в полном одиночестве.

Принятое решение подняло ему настроение.

Он оделся и, прихрамывая, отправился по лестнице вниз.

Холл был пуст, гостиная тоже. Возможно, Милдред не собирается ужинать дома? – подумал Уолтер.

Он знал, что у нее не было недостатка в друзьях, но предполагал, что если бы она планировала куда-то уезжать, то предупредила бы его об этом.

Уолтер подошел к двери в библиотеку и, не постучав, толкнул ее.

Милдред сидела за письменным столом, разговаривая по телефону. На ней было все то же платье, в котором она разыскивала его. Услышав скрип двери, она обернулась и, вопросительно подняв брови, сделала приглашающий жест рукой.

– Я скоро закончу, – шепнула она ему, зажимая рукой трубку и кивком головы указывая на кресло. – Сам посмотри, что хочешь выпить, – добавила она.

Обычно Уолтер избегал виски, но сегодня счел, что ему необходимо расслабиться. Добавив в стакан воды и положив туда несколько кусочков льда, он сделал большой глоток и с наслаждением почувствовал, как крепкий напиток ожег горло.

К тому времени, как он устроился в глубоком кожаном кресле рядом с камином, Милдред уже закончила разговор.

Уолтер допил виски и налил себе еще.

– Как твоя нога? – поинтересовалась она, и он с благодарностью поднял на нее глаза.

– Гораздо лучше. Я принял ванну, и мне сразу же стало легче. Так что, судя по всему, это действительно не вывих, а только растяжение, скоро я смогу передвигаться самостоятельно.

Милдред ничего не ответила, молча разглядывая его, и ему стало интересно, о чем она думает. Может быть, о том, что ему следовало предупредить ее, прежде чем приходить сюда? Или о его интересе к семейству Делмар?..

– Ничего, если я поужинаю внизу сегодня? – рискнул спросить он, чувствуя, что их молчание затянулось. – Я могу поесть на кухне, если миссис Робинс не возражает. Не хочу тебе мешать…

– Я ужинаю дома, – спокойно прервала она его. – Но даже если бы это было не так, ты прекрасно знаешь, что я не в состоянии допустить нечто подобное. – Она укоризненно взглянула на Уолтера. – Твой приезд, безусловно, был для меня неожиданностью, но раз уж это случилось, ты можешь рассчитывать на мое гостеприимство, как и любой другой человек.

– Спасибо. – Уолтер сдержанно улыбнулся. – Но если ты все-таки собиралась уйти, я бы предпочел компанию миссис Робинс или Лейтона, чем ужинать в одиночестве.

Милдред нахмурилась.

– Не можешь не думать о том, что произошло с тобой?

– Похоже, что так. – Уолтер в очередной раз отхлебнул виски и нашел, что напиток отличный. – Давай не будем говорить об этом. Уверен, тебе тоже не по себе от моих злоключений.

– Конечно. – Милдред отошла к окну. – Но, по крайней мере, это отвлекает меня от собственных проблем. Расскажи, как ты жил эти пять лет. Что делал?

– Неужели тебе это интересно? – Уолтер был удивлен подобным вопросом. Ты уже практически все знаешь… – Он пожал плечами. – Сначала у меня была временная работа, а потом я устроился на эту пресловутую фирму и служу там уже четвертый год.

Милдред прислонилась плечом к оконной раме.

– Ты живешь один?

– Да. – Уолтер помолчал, а потом сказал с подкупающей откровенностью: – Конечно, у меня были подружки, но ни одну из них я не смог вынести долго.

Сердце Милдред дрогнуло, но она сказала себе, что не должна реагировать на это признание так болезненно. Что удивительного в том, что у молодого, здорового и к тому же не связанного узами брака мужчины были кратковременные романы?

У меня небольшая квартира: спальня и гостиная. Я все эти годы жил там один, если не считать Шейлы.

– Шейлы? – удивилась Милдред. – Это еще кто?

– Моя собака, – пояснил Уолтер. – Это был прелестный веселый кокер-спаниэль, но он погиб три месяца назад. Попал под машину.

– Мне очень жаль, – пробормотала Милдред, и глаза ее наполнились слезами. Она очень любила животных, и смерть каждой из собак, живущих в поместье, воспринимала как свое личное горе. – Я хорошо понимаю, каково тебе было потерять его, – сказала она, и, заметив, что Уолтер допил виски, протянула руку к его стакану. – Позволь, я налью тебе еще, ведь до ужина добрых полчаса.

Они снова надолго замолчали.

Милдред протянула Уолтеру стакан очень осторожно, явно стараясь не коснуться его руки. Затем она устроилась в кресле напротив.

Вертя стакан в ладонях, он задумчиво смотрел на нее, а она прикрыла глаза, и, прислушиваясь к потрескиванию дров в камине, мечтала забыть все, что когда-то связывало ее с этим мужчиной.

– А ты, – наконец решился Уолтер задать давно мучивший его вопрос, – не планируешь новое замужество?

Милдред вздрогнула. Она не ожидала такого поворота беседы и не сразу нашлась, что ответить. Они знали друг друга слишком хорошо, чтобы она могла произнести заведомую ложь.

Одна из пуговиц его рубашки расстегнулась, приоткрыв темный завиток волос на груди. Сквозь тонкую ткань Милдред чувствовала силу его тела, которое когда-то знала так же хорошо, как свое собственное.

– Нет, я не думаю больше о замужестве, наконец ответила она, стараясь говорить уверенно.

– Тогда позволь поинтересоваться, с кем ты разговаривала только что по телефону? спросил Уолтер. – Не с мистером ли Делмаром-младшим?

8

Милдред холодно взглянула на него.

– Это всего лишь дедушка. Ему стало известно – не спрашивай как, – что ты пропал. Он интересовался, все ли в порядке.

– И тебе пришлось разочаровать его, – с вызовом сказал Уолтер и сощурил глаза.

О Господи, подумала Милдред, и этот туда же. Последние пятнадцать минут она провела у телефона, объясняя лорду Персивалу причину своего отсутствия в Стоунхилле, и теперь намек Уолтера на то, что она разделяет отношение к нему своего деда, задело ее.

– Кто знает, что он думает на самом деле, – ответила она примирительно после долгой паузы. – Достаточно того, что я часто огорчала его. Ты, разумеется, полагаешь, что дедушка считает мою жизнь неудавшейся, но в данном случае ошибаешься: он не теряет надежды.

Лицо Уолтера погрустнело.

– Неудавшейся? – повторил он задумчиво. – Не думаю, что ее можно охарактеризовать так, Милдред, – сказал он. Рука, все время поглаживающая подлокотник обитого кожей кресла, выдавала его волнение, но Уолтер заставил себя улыбнуться. – Ты всегда была для своего деда маленьким златокудрым ангелочком, прости мне эту метафору. Я удивлен, что он еще не добился своей цели, подобрав для тебя отличную, по его мнению, партию. Поверить не могу, что мистер Делмар-младший – всего лишь первая кандидатура на роль твоего мужа.

– Ты даже не представляешь, насколько сам похож на моего деда, – заявила Милдред. – Вы оба если уж что-нибудь вобьете себе в голову, то ни за что не отступите. И, ради Бога, перестань называть Элджернона мистером Делмаром. Не припоминаю, чтобы ты раньше говорил о людях так официально.

– Это все потому, что прежде нам не приходилось оказываться в подобной ситуации, – заявил Уолтер.

Милдред вопросительно вскинула голову. Сегодня она опять гладко зачесала волосы, оставив у висков свободные шелковистые пряди, и он отметил, какого они необычного цвета – не рыжие, не золотистые, а, скорее, напоминающие тусклую бронзу.

– Когда мы познакомились, – продолжал он, – ты называла себя просто Милдред Кроуфорд. Видимо, это были последствия пребывания в колледже, где тебе не хотелось отличаться от остальных студентов. Когда я впервые увидел тебя, то даже представить не мог, что ты владелица замка и обладательница древнего титула.

Милдред откинулась в кресле и, положив ногу на ногу, прищурившись, разглядывала бывшего мужа.

– Мы давно разобрались с этим, Уолтер, – мягко заметила она. – К чему начинать снова?

Лорд Персивал так не думает.

– Откуда ты знаешь, что он думает? – нетерпеливо отозвалась она, сознавая, однако, что он прав. – И почему тебя так занимают его мысли?

– Он меня ненавидит.

Милдред от неожиданности подалась вперед.

– Ну, знаешь, это просто глупость. Мне прекрасно известно, что у вас с моим дедом абсолютно разные взгляды на жизнь, но думать, что он тебя ненавидит – полнейший бред.

Уолтер отхлебнул виски.

– Что ж, если ты так считаешь… – протянул он, но Милдред почувствовала, что не убедила его.

– Да, считаю. – В ней поднималось легкое раздражение. – У меня достаточно оснований полагать, что он просто беспокоится обо мне и хочет, чтобы все закончилось хорошо.

– Тут я не буду с тобой спорить, – согласился Уолтер, глядя на Милдред поверх бокала. – Ладно, оставим эту тему. Я не больше твоего желаю беседовать о лорде Персивале. То, что он думает, не имеет сейчас никакого значения. Ты завела этот разговор, а не я.

– Ну, конечно, – раздраженно начала она, но странное выражение, появившееся на лице Уолтера, заставило ее прикусить язык.

Черт возьми, подумала она, почему мы не можем просто поговорить, вместо того чтобы копаться в прошлом?

– Значит, ты не собираешься замуж за мистера… за Элджернона? – помолчав, уточнил Уолтер, проводя пальцем по краю бокала.

У Милдред перехватило дыхание. Движение его руки взволновало ее больше, чем вопрос. У Уолтера были сильные красивые пальцы, и она хорошо помнила их прикосновения. Слишком хорошо, судя по неожиданному отклику ее тела.

Господи, мне казалось, что я лучше владею собой, с неудовольствием подумала она.

Уолтер поднял глаза. Не желая, чтобы он догадался о том, что с ней происходит, Милдред резко встала и отошла к окну. Сообразив, что собеседник все еще ждет от нее ответа, она сдержанно бросила через плечо:

– Это имеет какое-то значение?

– Нет. – В быстроте его отклика сквозило неподдельное безразличие. – Я всего лишь пытаюсь поддерживать светскую беседу. Но, согласись, речь идет о чем-то подобном… если только у тебя не появилась привычка по выходным развлекать молодых людей и их родителей.

Милдред вздохнула и, вполне овладев собой, повернулась к нему.

– Мой дед все еще мечтает о правнуке, – спокойно сказала она. – У нас с тобой ничего не получилось, так что…

Уолтер вдруг резко побледнел.

– Нельзя ли воздержаться от этой темы? спросил он, едва разжимая побелевшие губы. – Потом оттолкнул стакан, расплескав виски, поднялся на ноги и направился к двери. – Пожалуй, я все же лучше пообедаю наверху. Лучше одиночество, чем твое общество.

– Уолт!..

Она кинулась к нему и поймала за руку прежде, чем он успел взяться за ручку двери. Уолтер напряженно замер в немом ожидании.

Милдред растерялась. Она не ожидала, что их вполне мирный разговор приведет к такому неприятному завершению.

– Извини, – сказала она, удивляясь его реакции.

– Ничего страшного, – буркнул он.

Но она чувствовала, что за всем этим кроется какая-то тайна.

– Давай присядем, – попросила она, пытаясь разрядить ситуацию.

– Надеюсь, ты не собираешься возвращаться к этой теме? – сухо спросил Уолтер и, взглянув на нее потемневшими глазами, добавил: – Ты сама скажешь миссис Робинс, что я обедаю наверху?

Боже мой, что происходит? – недоумевала Милдред. Неужели он до сих пор переживает гибель нашего так и не родившегося малыша? Ей казалось, что такие чувства скорее можно было ожидать от женщины, но она сама давно смирилась с этой утратой и, хотя и вспоминала о ребенке с болью, но боль эта уже стала тупой и отдаленной, как старый синяк.

Не раздумывая, Милдред шагнула к Уолтеру, прижалась к нему и стала гладить по волосам.

Он не отвечал на это нежное прикосновение. Руки его безжизненно повисли, спина окаменела. У нее создавалось ощущение, что она обнимает статую.

– Уолт, – снова сказала она, поглаживая его шею и чувствуя под пальцами пульсирующую в бешеном ритме жилку. – Господи, ты ведь знаешь, что я не хотела тебя обидеть. Но не так-то просто свыкнуться с тем, что ты снова здесь.

– Никто не заставлял тебя предлагать мне остаться, – пробормотал он, а потом вдруг стремительно обернулся и склонился к ней, почти касаясь губами ее шеи.

Милдред в ту же секунду превратилась в натянутую струну.

– Знаю.

Она и не думала, что будет так реагировать на его близость, но прикосновение было слишком знакомым, а когда Уолтер нагнулся к ней, тонкий аромат его одеколона снова привычно защекотал ноздри. Его губы слегка коснулись ее щеки, и Милдред ощутила, насколько нежным был этот поцелуй.

– Пожалуйста, не напоминай мне о нашем ребенке, – глухо попросил он.

– Я просто хотела поддержать тебя, – проговорила Милдред и, словно боясь, что он вот-вот опять поцелует ее, резко отвернулась.

– Мне не нужна твоя поддержка, – упрямо заявил он и еще крепче прижал ее к себе. Его сердце болезненно заныло, и ему отчаянно хотелось схватить ее, бросить на софу и, сорвав одежды, почувствовать вкус этого родного и пленительного тела. – Да и ты сама не знаешь, чего хочешь. – Голос выдавал его волнение.

Господи, куда подевалось здравомыслие, которым я так гордилась, мысленно ужаснулась Милдред. Если бы лорд Персивал увидел нас сейчас, его бы хватил апоплексический удар, промелькнуло у нее в голове.

– Похоже, за годы нашей разлуки ты стала чересчур впечатлительной, – продолжал Уолтер. – Я знаю, что веду себя как последний дурак, но давай не будем неосторожными словами нарушать наши…

– Наши? – перебила Милдред, упираясь руками в его грудь. – Наши? – снова повторила она, глядя на него широко открытыми глазами. – Разве ты забыл? «Нас» больше нет!

– Да, – с горечью согласился он. – Нас разделила запутанная история лжи и обмана!

Пальцы Милдред впились в его плечо.

– Что ты имеешь в виду? – резко спросила она, сознавая, что реагирует на его близость острее, гораздо острее, чем ей бы хотелось.

Уолтер смотрел на нее с нежностью. Она была так притягательна: хрупкая, с широко распахнутыми глазами, мокрыми от слез ресницами и чуть приоткрытыми пухлыми губами.

– Нет, я не могу сейчас раскрыть ей правду о том, что случилось пять лет назад, подумал он. Это будет для нее слишком страшным ударом!

Голова его кружилась, и что-то давно забытое, жаркое, огромное и чувственное поднималось в нем, затмевая разум. Позже он скажет себе, что был не в состоянии думать, а желание оказалось слишком сильным, чтобы здравый смысл и приличия могли сыграть какую-то роль.

Милдред стояла неподвижно, захваченная врасплох этой пылкой атакой, словно внезапное соприкосновение их губ свело на нет ее возможный протест. Какая-то скрытая, тайная внутренняя потребность заставила ее мгновенно забыть, почему они снова оказались вместе.

А Уолтер продолжал крепко держать Милдред в объятиях, чувствуя, как ослабевает ее сопротивление. Его поцелуи становились все настойчивее, требуя награды. И тут ее руки поднялись к расстегнутому вороту его сорочки, и острые ноготки впились в горячую кожу. Но он не замечал боли, испытывая невероятное чувственное удовольствие, и только ощутил, как застучало сердце Милдред, когда его ладонь двинулась вниз по ее спине.

Они были созданы друг для друга, и время, которое провели порознь, потеряло всякое значение, когда его рука, скользнув под пояс юбки, коснулась крутого изгиба ее ягодиц.

Милдред, вздохнув, всем телом прижалась к Уолтеру, отдаваясь его ласкам…

Пряный, влекущий запах духов защекотал ему ноздри, и тяжелый вздох вырвался из его груди. Он хотел Милдред, хотел так сильно, что это причиняло почти физическую боль. Только на эту женщину его тело отзывалось с такой мучительной страстью.

Воспоминания мгновенно ожили в нем. Уолтер не мог забыть, как раскрывалось ему навстречу это стройное, нежное тело, зажигая своим сладострастным трепетом. Достигнув вершины наслаждения, Милдред доводила его до безумия, и он стонал, содрогаясь в страстных конвульсиях… Каким бы сумасшествием это ни казалось, ему сейчас отчаянно хотелось пережить эти ощущения снова.

Кровь бешено стучала в его висках. Упругое, нежное тело Милдред ошеломило его, заглушая слабые доводы здравого смысла. Уолтера охватило желание, от которого он сгорал, и ему было сейчас безразлично, что произойдет с ними в будущем.

Тело Милдред тоже наливалось тяжелым жаром, и она приглушенно застонала, ощутив требовательное давление его мужского естества. Обхватив его руками, будто боясь упасть, она прошептала непослушными губами:

– Зачем ты это делаешь?

Потому что не могу справиться с собой, мысленно ответил он. Потому что все еще хочу тебя и думаю только том, как нежно и прекрасно твое тело и какое наслаждение вновь познать его, промелькнуло у него в голове.

– А ты как думаешь? – вместо ответа спросил он.

Она посмотрела на него с таким явным презрением, что он тут же пришел в себя и ужаснулся тому, что едва не случилось.

Боже, в свою очередь корила себя Милдред, я не владею собой. Я чуть было не разрушила покой и душевное равновесие, обретенные в последнее время. Но я хочу этого мужчину! – не могла не признать она.

– Понятия не имею! – выпалила она, не собираясь давать ему возможность уйти от ответа. – Но ты… как ты мог?

Уолтер перевел дыхание.

– А почему бы и нет? – Ему даже удалось безразлично пожать плечами. – Извини, я просто не сдержался.

– Не сдержался? – едва слышно повторила она. – Так значит, это только физическое влечение?!

– Ты все еще очень привлекательная женщина, – проговорил Уолтер, чувствуя отчаянное желание выпить. – Не смотри на меня так, Милдред. Я поцеловал тебя, только и всего. Мы ведь были женаты. Не придавай этому большого значения.

– Уолтер! – задохнулась она. – Мы не должны вести себя так!

– Правда? – Он с горечью усмехнулся. – Я этого не отрицаю, но и ты не притворяйся, что тебе совершенно неинтересно, как это было бы, если бы мы вновь стали близки.

Милдред вспыхнула.

– Ты имеешь в виду… в интимном смысле?

– Я сказал: «близки». – У него перехватило горло от нахлынувших видений. – Милдред…

– Ты хочешь сказать, что думал об этом? – недоверчиво спросила она. – Скажи, думал?

– Конечно. – Он старался, чтобы его голос звучал непринужденно.

– Почему?

– А почему бы и нет? Мы долго были вместе, и вполне естественно, что встреча с тобой вызвала у меня определенные… старые…

– Чувства? – подсказала она.

– Воспоминания, – спокойно поправил ее он. – Ты не хочешь что-нибудь выпить?

– Нет, спасибо.

Раздался стук в дверь. Весьма кстати, мрачно подумала Милдред. Меньше всего она хотела, чтобы слуги увидели подобную сцену. Можно себе представить, как отреагировал бы дедушка, когда до него дошли бы эти новости.

Как она и предполагала, это оказался Лейтон. Старого дворецкого удивило присутствие в комнате Уолтера.

– Простите, миледи, – извинился он, невольно заглядывая через плечо Милдред, – я только хотел сказать, что ужин готов.

– Благодарю, – натянуто улыбнулась она, – мы будем через пять минут.

– Э-э-э… и мистер Ферраби тоже, миледи?

– Да. – Милдред начала прикрывать дверь. – Что еще?

– Ммм… я… – запнулся Лейтон. – Нет, миледи, ничего.

– Хорошо. Вы свободны.

Она захлопнула дверь перед носом дворецкого и, отойдя к окну, уставилась в него невидящими глазами.

В комнате повисло гнетущее молчание.

Уолтер подошел к бару, налил себе виски и одним глотком проглотил его. Господи, что на меня нашло, размышлял он, презирая себя за нахлынувшие чувства, что заставило меня наброситься на нее, потеряв здравый смысл и осторожность?

– Это нечестно – решать за меня, что мы ужинаем вместе, – тихо сказал он.

Усилием воли Милдред заставила себя повернуться и невозмутимо взглянуть на него.

– А что в этом плохого? – Она старалась, чтобы голос не выдавал ее эмоций.

Его темные брови приподнялись с деланной иронией.

– А ты меня не боишься?

– Тебя?! – Милдред потеряла дар речи. – Нет, не боюсь.

– Перестань притворяться, что между нами ничего не произошло! – воскликнул он.

Кончиком языка она скользнула по пухлой нижней губе.

– Это не имеет никакого отношения к ужину.

– Не стоит беспокоиться об ужине, – глухо пробормотал он. – Думаю, мне следует немедленно уехать.

У нее сжалось сердце.

– И вернуться в Лондон?

– Куда же еще?

– Но это же опасно, – возразила она.

Уолтер сделал вид, что не услышал этих слов.

– Я и так злоупотребил твоим гостеприимством…

– Нет. – Милдред, сама не зная, почему, лихорадочно искала способ убедить его остаться. – Это совершенная чепуха. Ты, что, действительно хочешь вернуться туда, где тебя наверняка найдут?

– Ты имеешь в виду полицию? – Уолтер усмехнулся. – Наверное, мне вообще не надо было от них скрываться, а следовало просто смириться со своей участью и нанять хорошего адвоката…

Он прекрасно сознавал, что лжет, но ситуация становилась взрывоопасной.

– Хорошо, оставим это. А как же твоя нога? – воскликнула Милдред, сожалея, что эта мысль не пришла ей в голову раньше. – Ты ведь не сможешь вести машину!

Уолтер нахмурился и с сомнением опустил взгляд на свою лодыжку. Ему очень хотелось возразить Милдред, но приходилось признать, что нога распухла еще сильнее и болела.

– Я не инвалид, – кратко отозвался он, но в его голосе слышалось колебание, и Милдред снова бросилась в атаку.

– Послушай, – сказала она, – давай постараемся забыть о том, что здесь только что произошло. Я хочу… чтобы ты знал: мой дом по-прежнему к твоим услугам.

– К моим услугам? – засмеялся Уолтер и уперся взглядом в ее грудь, где под тонкой тканью платья явственно выступали набухшие от желания соски. – А если мне захочется секса?

– Уолтер! – возмущенно воскликнула Милдред. – Я понимаю, что ты живой человек, но неужели ты не можешь взять себя в руки?

Он усмехнулся.

– Могу посоветовать тебе сделать то же самое.

Милдред покраснела и отвернулась.

– Итак, снова друзья? – бросила она через плечо, боясь посмотреть ему в лицо.

– Что ж, попробуем…

9

Милдред спала плохо. Несмотря на то, что они с Уолтером провели остаток вечера вполне мирно, добравшись наконец до кровати, она была просто не в состоянии расслабиться.

Мысли о том, что произошло между нею и бывшим мужем в библиотеке, о том, что долгие годы спустя, после их расставания, она по-прежнему беззащитна перед его чарами, не давали ей заснуть.

Все это глупости. Вполне естественно, что она испытывает к этому мужчине физическое влечение, ведь он был первым и последним ее сексуальным партнером, и, каким бы горьким ни был их разрыв, ей трудно было вычеркнуть его из памяти.

Милдред прекрасно понимала, что и для Уолтера все, что произошло, было совершенно неожиданным. Он вовсе не собирался целовать ее, просто их общие воспоминания, да и вся обстановка дома, где они вели совместную жизнь, заставила его забыться… Но когда его губы коснулись ее рта, ей отчаянно захотелось ответить на этот поцелуй.

Вот почему на следующее утро она проснулась с ощущением того, что тучи сгустились над ее головой. Ей хотелось зарыться в подушки и не вылезать из постели. Она никак не могла понять, изменило ли их отношения с Уолтером случившееся вчера в библиотеке.

Молодая женщина приподнялась на локтях и оглядела комнату. Глупая фантазерка, сказала она себе, вряд ли Уолтер изводит себя подобным образом из-за того, что обнял бывшую жену. Нет, я размышляю об этом только потому, что не желаю думать о его неизбежном отъезде.

У нее все похолодело внутри. Я не хочу, чтобы он уезжал, вдруг с ужасом осознала она.

Милдред спустила ноги с кровати, и тут раздался стук в дверь. Наверное, это миссис Робинс, предположила она и, забравшись обратно в постель, прикрылась покрывалом и крикнула:

– Войдите!

Дверь тихо приоткрылась, и экономка осторожно просунула в щель голову.

– Вы просили разбудить вас пораньше, миледи! – не без замешательства воскликнула она. – Извините.

Милдред взглянула на часы.

– Спасибо, я уже встаю!

Миссис Робинс шире распахнула дверь и скрестила руки на пышной груди.

– Я принесу вам чай.

– Да, пожалуйста, и поскорее. Мне нужно съездить в Саммерхаус, – пояснила молодая женщина.

– Вы, наверное, не выспались, – расплылась в сочувственной улыбке экономка. – Может, еще полежите?

Милдред недовольно поджала губы. Прежде экономка не позволяла себе таких вольностей.

– Я сейчас принесу завтрак, – заторопилась миссис Робинс, поняв, что чем-то рассердила хозяйку.

– Да, хорошо.

– Вы хотите что-нибудь особенное? – обернулась в дверях миссис Робинс. – Может быть, яйца всмятку?

– О нет, пожалуйста, только кофе и тост, – отвлеклась от своих грустных мыслей Милдред, которая уже давно не придавала кулинарным изыскам никакого значения.

* * *

Итак, мое возвращение в Лондон откладывается. Это было первое, о чем подумал Уолтер, когда проснулся. Сам того не желая, он вынужден был признать, что испытывает от этой мысли невероятное облегчение. Возможно, весьма неблагоразумно оставаться в замке после случившегося накануне, но, судя по реакции Милдред, это больше не повторится.

Утро прошло без инцидентов. Приняв душ и забинтовав лодыжку эластичным бинтом, Уолтер спустился вниз. В отсутствие Милдред он чувствовал себя гораздо свободнее и, неспешно разгуливая по дому, вышел на террасу и, опершись на каменную балюстраду, залюбовался раскинувшимся внизу садом.

Он бы с удовольствием спустился к озеру, где стоял старый бельведер, и где они с Милдред столько раз наблюдали закат, но, вспомнив про свою больную ногу, оставил эту идею.

К тому же озеро прекрасно видно с террасы, сказал себе Уолтер и вдруг понял, что уже успел забыть, как красив Стоунхилл.

У этого дома была долгая история. Повернувшись, Уолтер оглядел увитый плющом фасад. Он был прекрасен, но благородный возраст явно переходил в дряхлую старость, и крошащиеся камни отчаянно взывали о помощи. Какая жалость, подумал он, что такое замечательное здание приходит в упадок. Узкие стрельчатые окна и средневековые зубчатые стены придавали замку необыкновенную притягательность. Строго говоря, его нельзя было отнести к эпохе короля Якова Первого – слишком многое пристраивали владельцы после 1625 года. Но эта красота, возникшая благодаря смешению стилей, не должна исчезнуть.

Конечно, предки Милдред не были стеснены в средствах. Им не приходилось платить колоссальные налоги, да и рабочая сила в те времена обходилась несравненно дешевле. Милдред однажды рассказывала ему, что ее прапрапрадедушка потратил тысячи фунтов стерлингов на устройство бального зала, которым с тех пор так ни разу и не пользовались, потому что незадолго до окончания работ его жена погибла на охоте, и он перестал появляться в свете.

Ясное дело, грустно усмехнулся Уолтер, Милдред принимает ухаживания Элджернона, потому что тот богат. Скорее всего, это идея ее деда, но она как будто не возражает против его планов, и, несмотря на то, что вчера ответила на мой вопрос о возможности повторного замужества отрицательно, брак с мистером Делмаром-младшим, судя по всему, не кажется ей тяжким испытанием.

Неужели такое чистое и честное существо, как Милдред, может продать себя за деньги? Уолтер не мог в это поверить.

Она жертвует собой, чтобы сохранить поместье! – вдруг догадался он.

Уолтер позавтракал в маленькой гостиной и, хотя был не голоден, съел все, что принесла миссис Робинс.

Экономка сообщила ему, что хозяйка уехала рано, и он предположил, что она, как и обещала, отправилась звонить Дэвиду, чтобы узнать, как обстоят дела.

Он долго стоял у окна, раздумывая, чем заняться. Соблазниться чтением журналов о сельской жизни, во множестве разбросанных на столике у окна, или подняться к себе и отдохнуть?

Тут его размышления прервал звук подъехавшей машины. Выглянув в окно, Уолтер увидел старомодный открытый «роллс-ройс». Шофер в ливрее низко склонился, распахивая дверцу перед дедом Милдред.

Эта встреча мне совсем ни к чему, подумал Уолтер. Впрочем, старик вряд ли сможет сказать что-то новое и обидеть меня сильнее, чем пять лет назад.

Тем не менее, он на всякий случай приготовился к разговору с лордом Персивалом, призвав на помощь всю свою выдержку.

Они с Милдред, видимо, разминулись, решил Уолтер, да и мне нет никакой необходимости общаться со старым джентльменом. Впрочем, вполне можно поручить его заботам миссис Робинс, вдруг промелькнула у него в голове спасительная догадка.

Но, к его великому сожалению, вскоре выяснилось, что его светлость приехал не для того, чтобы повидаться с внучкой.

Несмотря на то, что он добился явных успехов, заставив Милдред поверить в то, что Уолтер Ферраби – причина всех ее несчастий, лорд Персивал не на шутку встревожился, когда узнал, что бывший муж внучки находится в Стоунхилле. Ему хотелось знать, что происходит, и убедиться, что Уолтер приехал не затем, чтобы вернуть прошлое.

Услышав стук трости по паркету, молодой человек медленно повернулся к двери, чтобы лицом к лицу встретить своего давнего противника, и увидел его входящим в гостиную в сопровождении взволнованного Лейтона.

– Могу я что-нибудь предложить вам, ваша светлость? – суетился дворецкий вокруг старого хозяина. – Может быть, заварить чай? Или принести вам шерри?

– Ничего не нужно, Лейтон. – Лорд Персивал небрежным жестом отпустил слугу. – Я дам вам знать, если задержусь. И, пожалуйста, закройте за собой дверь.

Уолтер почувствовал, как от этой нарочитой властности по его спине пробежал неприятный холодок, но внешне никак не отреагировал на появление гостя. Лорда Персивала несколько ошеломило столь явное безразличие к его персоне. Он молча пересек комнату и уселся на один из диванов, стоявших друг напротив друга по обеим сторонам камина. Затем, поставив перед собой трость, старик некоторое время с явным раздражением разглядывал Уолтера.

– Зачем ты приехал? Ты должен был понимать, что тебя здесь не ждут.

Как всегда, его светлость шел прямо к цели, без всяких увиливаний и намеков.

– Не ждут? – воскликнул тот, притворяясь изумленным. – Я бы так не сказал. Милдред очень настаивала, чтобы я остался на уик-энд.

Интересно, рассказала ли ему внучка обо всех обстоятельствах моего появления здесь, гадал Уолтер.

– Она просто слишком хорошо воспитана, – отрезал старик. – Тебе ни к чему здесь задерживаться, а особенно в эти выходные, когда у Милдред совершенно другие заботы. – Он раздраженно покачал головой. – Она всегда была слишком доверчива.

– Совершенно с вами согласен. – Уолтер отошел от окна и, сделав несколько шагов, положил руки на спинку дивана, стоящего напротив лорда Персивала. – Она верит каждому вашему слову. Только очень преданный или… чересчур доверчивый человек способен на это.

Морщинистые щеки пожилого джентльмена медленно заливала краска.

– Не смей со мной так разговаривать! – прохрипел он.

– Вот как? – Уолтер сам удивлялся собственному бесстрашию. – Почему? – Он пожал плечами. – Что вы можете мне сделать… после того, что уже сделали?

– Ты меня недооцениваешь. – Голос гостя вдруг стал приторно-сладким. – И то, что ты больше не муж Милдред, вовсе не означает, что я не могу повлиять на твою жизнь. Достаточно одного слова моего друга, который недавно стал членом правительства, и тебе придется искать новую работу.

Сердце Уолтера радостно подпрыгнуло. Молодец, Милдред! – мысленно похвалил бывшую жену он. Оказывается, ты ничего не рассказала своему деду. Старик даже не подозревает, что работу я уже потерял, и дела обстоят гораздо хуже. Но, пожалуй, стоит подыграть этому самовлюбленному гордецу.

– Вы не посмеете! – в притворном ужасе воскликнул он.

– Я? – Затянутые в перчатки руки играли бронзовым набалдашником трости. – Хочешь проверить?

Старый джентльмен пристально смотрел на него, явно уверенный в том, что одержал верх, доказав Уолтеру, как тот уязвим.

Молодой человек изобразил на лице маску отчаяния.

– Вы хотите избавиться от меня? Не понимаю, зачем вам это? Вы что, боитесь меня?

– Нет, – презрительно фыркнул старик, но на тонкой и сухой как пергамент коже его лба выступили капельки пота. – Просто я не желаю, чтобы ты появлялся в Стоунхилле. Тебе здесь нет места, да, собственно, никогда и не было.

Полагаю, именно поэтому вы хотели отделаться от меня. Но я никогда не думал, что вы способны разрушить наш брак ценой жизни своего правнука.

Ноздри лорда Персивала затрепетали.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Ну, разумеется, – презрительно бросил Уолтер. – Вы до гробовой доски будете все отрицать, но, тем не менее, это правда. Мы оба знаем, почему погиб ребенок, но старый осел, которого вы называете доктором, сделал все, что вы ему приказали.

– Если ты говоришь о докторе Сондерсе, то сильно заблуждаешься. Тебе любой скажет, что это прекрасный врач. Он лечил членов нашей семьи больше сорока лет и к тому же является моим близким другом.

– Вы хотите сказать, что он еще практикует?

– Естественно нет, он давно ушел на покой.

Уолтер недоверчиво качнул головой.

– Он казался мне таким старым, – протянул он. – Я думал, он уже умер.

– Нет, – кратко отозвался лорд Персивал. – Сондерс довольно часто обедает у меня. После смерти жены Саммерхаус стал для него вторым домом.

– Это был его выбор или ваш? – с едкой иронией поинтересовался Уолтер. – Мне кажется, что вы должны чувствовать себя обязанным ему.

– Я никому ничем не обязан, – холодно отрезал старик. – Просто Сондерс пожилой человек, и ему нужна компания. У него ведь больше никого нет.

Как удобно иметь под боком такого преданного друга, – заметил Уолтер.

– Если ты намерен оспаривать его компетентность в суде, советую тебе прежде хорошо подумать. – Глаза его собеседника блеснули холодным голубым огнем.

Уолтер прищурился.

– А знаете, я до этого не додумался. Если бы вы об этом не заговорили, мне бы такое и в голову не пришло. Так вот почему вы так отчаянно стремитесь от меня избавиться? Боитесь, что я расскажу о своих подозрениях Милдред?

– Не говори глупости! – Его светлость стукнул тростью о паркет. – Я предупредил тебя и хочу, чтобы ты уехал отсюда сегодня же вечером.

Уолтер минуту поколебался, а потом, нарочито припадая на одну ногу, медленно обошел диван и сел напротив старика.

– Боюсь, это невозможно, – сказал он и положил ногу на ногу, так, чтобы из-под штанины был виден бинт. – Дело в том, что я во время прогулки повредил лодыжку. Сейчас боль уже несколько утихла, но опухоль не спадает, так что я не могу вести машину.

Лорд Персивал пришел в ярость.

– Не верю!

– Но это правда.

– Тогда мой шофер отвезет тебя. Лейтон сейчас пригласит его сюда.

– Не трудитесь, – остановил его Уолтер. – Я приехал сюда на автомобиле, который одолжил у своего друга, и не намерен уезжать, пока сам не смогу сесть за руль.

Старый джентльмен откинулся на спинку дивана.

– Значит, ты отказываешься подчиниться?

– Да, – без всякого страха ответил Уолтер.

– Тогда мне придется связаться с тем самым другом в Лондоне, о котором я говорил. – Старик тяжело поднялся на ноги. – Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. В твоем положении следует держаться за такую работу.

– В моем положении? – нахмурился Уолтер.

– Милдред говорила, что у тебя какие-то неприятности. К сожалению, я так и не сумел выяснить у нее, в чем конкретно они заключаются, но не сомневаюсь, что дело обстоит достаточно серьезно, иначе ты не приполз бы сюда, выклянчивая у нее убежище. Впрочем, меня это совершенно не удивляет. Ты всегда искал приключений на свою голову.

– Я?! – Такое явно несправедливое обвинением возмутило Уолтера.

– Да, ты. Я никогда не одобрял ни твоего поведения, ни твоей манеры одеваться, словно какая-то деревенщина. Раз уж тебе удалось заполучить девушку из высшего общества, которая настолько потеряла от тебя голову, что не желала слушать никаких разумных доводов против этого вопиющего мезальянса… – Лорд Персивал критически оглядел молодого человека. – Ты должен был хотя бы соблюдать правила приличия и соответствовать ее высокому положению. Но нет… Как я теперь вижу, ты совершенно не изменился.

– Если вы действительно в курсе того, где я работаю, то прекрасно знаете, что это не так, – спокойно возразил Уолтер. – Но вы не подумали, что ваши угрозы лишить меня места могут сослужить мне добрую службу и обернуться против вас? Ведь тогда мне не останется ничего другого, как вернуться в Стоунхилл.

Старика затрясло.

– Если ты думаешь, что Милдред позволит тебе остаться здесь…

– А почему бы и нет? – вызывающе перебил его Уолтер. – Что бы вы там ни думали, она все еще хорошо относится ко мне, так что не переоценивайте свои силы.

Лорд Персивал прерывисто дышал. Его шея и щеки покрылись багровыми пятнами.

– Ты угрожаешь мне?

Но Уолтер вдруг потерял всякое желание продолжать эту дискуссию. Он никогда в жизни никому не угрожал и не желал делать это сейчас.

– Нет, – спокойно сказал он, поднимаясь с дивана. – Это просто мысли вслух, только и всего.

Дед Милдред пронзил его стальным взглядом.

– Но ты не уедешь?

– Я не смогу сделать это, по крайней мере, до завтра, – твердо сказал Уолтер.

– Завтра… – Старый джентльмен раздраженно стукнул тростью об пол. – Но ты даешь слово, что завтра уедешь?

– Да, если для вас это так важно. Впрочем, что вам даст честное слово какого-то простолюдина? – не удержался от того, чтобы уколоть противника, Уолтер.

– На этот раз я тебе поверю, – заявил старик и, не прощаясь, надменно направился к двери.

В окно Уолтер видел, как «роллс-ройс» двинулся с места, но лорд Персивал не обернулся. Он восседал на заднем сиденье неподвижно и прямо, не удостаивая вниманием экскурсантов, дожидающихся своей очереди, чтобы попасть на территорию замка.

Когда Уолтер отвернулся от окна, он почувствовал невероятную усталость. Словесная дуэль с дедом Милдред оказалась более изматывающей, чем он предполагал.

Что касается его намерения остаться в Стоунхилле, то это была явная бравада, и, прежде всего, потому, что этого не хотела Милдред. Уолтер не сомневался, что их вчерашний поцелуй – лишь проявление симпатии с ее стороны, но не больше. А то, что он по-прежнему считает свою бывшую жену чертовски привлекательной женщиной – это его проблема, а не ее.

10

Милдред приехала в Саммерхаус и выяснила, что дед только что куда-то отбыл.

Что ж, мне повезло, подумала она и тихо прошла в кухню. Там никого не было. Молодая женщина набрала уже знакомый номер телефона Дэвида.

– Здравствуйте, леди Кроуфорд! – радостно воскликнул он, узнав ее голос. – У меня хорошие новости: в сегодняшней газете появилась маленькая заметка о том, что у сотрудников Скотланд-Ярда, расследующих это дело, появился новый подозреваемый.

– Правда? – обрадовалась Милдред. Ее голос задрожал от волнения. – А как же?..

– Он может спокойно возвращаться домой, – понял ее невысказанный вопрос Дэвид. – Даже если его и вызовут в полицию давать показания, то теперь уже в качестве свидетеля, а не обвиняемого.

Милдред поблагодарила собеседника за новости и заторопилась обратно в Стоунхилл.

Но когда она уже подошла к входной двери, из гостиной вышел Элджернон.

– Как, вы здесь? – удивленно воскликнул он. – А лорд Персивал не предупредил нас, что вы приедете. Он, кажется, отправился к вам…

– Да, – уклончиво ответила Милдред. – Я приехала неожиданно, и мы, видимо, разминулись.

– Может, выпьете со мной чаю? – с надеждой в голосе предложил молодой человек, и она поняла, что отказаться будет невежливо.

Ей отчаянно хотелось придумать какую-нибудь отговорку, но она понимала, что расстроит не только юношу, но и деда, когда тот узнает, что она была здесь в его отсутствие.

За чаем Милдред с трудом поддерживала светскую беседу. Она пребывала в отвратительном расположении духа. Элджернон болтал беспрерывно, и это выводило ее из себя. Но она даже не подозревала, что на самом деле причина ее раздражения кроется вовсе не в этом, а в том, что теперь у Уолтера не было никаких причин откладывать свой отъезд.

* * *

Милдред вернулась домой в начале пятого. День не задался, небо нахмурилось, и начал накрапывать дождь, и на душе у нее было не менее пасмурно.

Ее настроение не улучшилось, когда, войдя в библиотеку, она увидела своего бывшего мужа дремлющим в кресле. Черт побери, разозлилась она, я мотаюсь туда-обратно, чтобы помочь ему, а он спит, как ни в чем не бывало!

Уолтер, видимо, заснул очень крепко. Майка выбилась из его джинсов, открыв мускулистый живот. Чем бы ни старалась Милдред объяснить себе то, что произошло между ними накануне, – минутным порывом, жалостью или нежностью, – желание не покидало ее. Она испытывала такое непреодолимое влечение к этому мужчине, что даже боль от его предательства утратила свою остроту.

Милдред стиснула зубы. Я становлюсь слишком сентиментальной, сказала она себе. Надо быть последней дурочкой, чтобы снова совершить ту же ошибку!

Она разрывалась между желанием хлопнуть дверью, чтобы разбудить Уолтера, и врожденной деликатностью. Больше всего она боялась, что он догадается, как волнует ее.

Пока он здесь, мне лучше держаться от него на расстоянии, решила Милдред.

Тихо притворив дверь, она на цыпочках подошла к столу. На нем лежала книга, которую, видимо, Уолтер читал, прежде чем заснуть. Она открыла ее и сразу узнала – это был тот самый роман, которым она зачитывалась когда-то в детстве. Действие его происходило в родном Уорикшире, а главный герой, славный рыцарь, влюбился в красавицу, которая разбила его жизнь, и была за это жестоко наказана. Милдред вдруг подумала, что эта история чем-то напоминает ее семейную жизнь.

Что за глупые мысли! – одернула она себя и резко захлопнула книгу. От этого внезапного звука Уолтер мгновенно проснулся.

– Вот это да! – воскликнул он, протирая глаза. – Я, кажется, задремал.

– В этом нет ничего удивительного, – пожала плечами Милдред, мгновенно забыв о раздражении, которое испытала, застав его здесь. – Как твоя лодыжка?

Уолтер машинально взглянул вниз, заметив задравшуюся майку, торопливо заправил ее в джинсы.

– Спасибо, значительно лучше. Думаю, завтра все будет в порядке.

– Ммм… – протянула Милдред, переводя дыхание. Ей вовсе не хотелось передавать Уолтеру новости, которые сообщил его друг, но она пересилила себя и сказала: – Я звонила Дэвиду. Он сказал, что с тебя сняты подозрения, так что если ты хочешь, то можешь завтра уехать.

– Неужели это правда? – воскликнул он с воодушевлением. – Вот здорово! У меня просто камень с души свалился. Конечно, я надеялся, что все образуется, но боялся в это поверить, а теперь…

Милдред пожала плечами.

– Похоже, пребывание здесь не доставляет тебе никакого удовольствия, – глухо пробормотала она.

И тут его взгляд скользнул от ее шеи к вырезу блузки, открывавшему смуглую ложбинку. Уолтер едва справлялся с желанием дотронуться до сосков, вызывающе торчащих под мягкой тканью.

– Извини, что пришлось побеспокоить тебя, – глухо пробормотал он.

– Ничего страшного, – поджала губы Милдред. – Я была рада помочь.

Тут на просветлевшее лицо Уолтера набежала легкая тень.

– А знаешь, я тут не скучал. Твой дед пожаловал ко мне с визитом.

– Он был здесь? – Милдред раздраженно провела рукой по волосам. – Зачем?

– Разве ты не знаешь? – вскинул подбородок Уолтер.

– Что? Что он собирается сюда? Разумеется, нет! – Она нахмурилась. – А что, он сказал, что мне это известно?

– Нет. – Уолтер погладил мягкую обивку кресла. – Это просто мое предположение.

– Я ничего не знала о его намерениях, – резко произнесла Милдред. – Что он хотел?

Губы Уолтера сложились в ироническую усмешку.

– Разве ты не догадываешься?

– Честно говоря, нет. Не представляю, чтобы у вас были общие темы для беседы. – Морщинка на ее переносице стала глубже. Она уперлась в стол руками и наклонилась к нему. – Дедушка настаивал на твоем отъезде?

– Честно говоря, да. – Уолтер подался назад в кресле, поморщился и, опираясь на подлокотники, неуверенно поднялся на ноги.

Это сразу напомнило Милдред, что он не здоров и лодыжка, по-видимому, все еще болит. И вдруг ее охватило чувство радости – по этой причине его отъезд можно отложить.

– Надеюсь, ты сказал ему, что твое присутствие здесь его совершенно не касается! – воскликнула она выпрямившись. – Господи, ну почему он никак не отучится лезть в чужие дела? Чего он рассчитывал добиться разговором с тобой?

– Кажется, я уже ответил, – сухо сказал Уолтер, чуть покачнувшись и перенеся всю тяжесть тела на здоровую ногу. – Впрочем, это неважно. И если лорд Персивал полагает, что у него есть причины опасаться меня, то он ошибается.

– Не понимаю, о чем ты? – подняла брови Милдред.

– Твой дед всегда недолюбливал меня, и это еще мягко сказано, – поспешно продолжил Уолтер, поняв, что чуть не проговорился. – Наверное, он хотел убедиться, что я появился здесь не для того, чтобы возобновить наши с тобой прежние отношения.

– А ты сам как считаешь? – нахмурилась Милдред.

– Конечно, нет! – возмущенно воскликнул Уолтер и быстро отвернулся.

– Черт возьми, в свое время, покидая Стоунхилл, – он клялся, что любит меня и будет любить всю жизнь, припомнила Милдред. Неужели от столь пылкого чувства не осталось и следа?

– Как ты можешь задавать подобный вопрос? – продолжал возмущаться Уолтер. – У меня, как и у тебя, теперь своя жизнь. Ты же сегодня наверняка встречалась с Элджерноном?

Милдред показалось, что она уловила в его голосе нотки ревности, но полной уверенности в этом у нее не было. Она не стала повторять, что едва знакома с Элджерноном. В конце концов, если дед не отступится, то, может быть, ей придется пойти на то, чтобы этот юноша стал ей больше чем другом. А Уолтер тем временем, наблюдая, как Милдред привычным мимолетным движением кончика языка лизнула нижнюю губу, еле сдерживал себя, чтобы схватить ее в объятия. Он чувствовал, что она напряглась и готова, как пугливая птичка, упорхнуть раньше, чем он успел бы ее остановить.

– Ты не пропустишь меня? – спросила Милдред. В волнении она накручивала на палец непослушную прядь волос. – Я хочу перед ужином принять ванну.

Перед его мысленным взором мгновенно возникло видение: душистый пар поднимается над искрящейся пеной, сквозь которую проступает ее соблазнительное тело…

– Конечно, – сказал Уолтер и отступил в сторону.

Она поспешно прошла мимо и затворила за собой дверь.

И тут он вспомнил, что хотел попросить ее поужинать с ним вместе, и сделал движение, чтобы догнать, но остановился, не пройдя и пяти шагов. Потом налил себе виски, выпил и, не в силах сдержать свое раздражение, выше из библиотеки, громко хлопнув дверью.

Теперь Уолтеру не оставалось ничего другого, как подняться к ней в комнату. Встретив в коридоре Лейтона, он кивнул старому дворецкому и пошел вверх по лестнице.

Господи, что я делаю? – спрашивал себя Уолтер. Придумываю повод, чтобы войти в комнату Милдред? Да, так оно и есть.

Он постучал, но ответа не было.

Вероятно, Милдред еще моется, подумал он и заколебался. Как она отреагирует, если он откроет дверь ванной? Уолтер с трудом перевел дыхание. Какая глупость! Я веду себя, как неопытный юнец на первом свидании, а ведь, в конце концов, речь идет о моей бывшей жене, тело которой для меня вовсе не тайна. Но вот что касается ее души…

Уолтер постучал снова и, не получив ответа, вошел внутрь. Как он и предполагал, спальня была пуста, а из ванной доносился шум льющейся воды. Уолтер прикрыл дверь, не желая, чтобы кто-нибудь из слуг заметил, что он прошел сюда. Его одолевали сомнения. Он вел себя по отношению к Милдред очень уж по-хозяйски. То, что он сейчас, как тогда, когда они были женаты, жил в ее доме, не означало, что она по-прежнему принадлежит ему.

Уходи, говорил он себе, но не трогался с места и стоял, разглядывая ее одежду, небрежно брошенную на старинную оттоманку, и с наслаждением вдыхая знакомый аромат духов. Все мелочи выдавали в ней женщину до мозга костей, и проснувшееся желание не давало ему уйти.

Уолтер шагнул к туалетному столику и взял флакончик дезодоранта. Тонкий призрачный запах вызвал воспоминания, которые, как он полагал, давно изгладились из его памяти, и мучительные видения пробуждали в нем страстное нетерпение. Он быстро поставил флакончик на стеклянную поверхность столика и направился обратно к двери.

В этот момент шум воды стих, и дверь ванной комнаты распахнулась, – вероятно, Милдред услышала стук флакона о стекло. Теперь у него не осталось никакой возможности уйти, не объяснившись.

– Кто здесь? – вскрикнула она. Уолтер медленно повернулся.

– Просто я вспомнил… – начал он, понимая, что напугал ее, и замер, ошеломленный.

Он был готов увидеть ее в пижаме, в банном халате, наконец, просто завернувшейся в полотенце, но не в кружевном лифчике и бикини, которые искушали больше, чем полная нагота. Рассыпавшиеся по плечам волосы обрамляли неестественно бледное лицо молодой женщины.

– Уолтер?! – с холодным недоумением произнесла Милдред, и он мрачно отметил про себя, что она, судя по всему, совершенно не догадывается о его чувствах. – Это ты?

– Извини. – Он пытался говорить спокойно, хотя его обуревали эмоции. – Я искал листок бумаги, чтобы оставить тебе записку.

Лжец, сказал он себе.

– Записку?

– Да, хотел попросить тебя поужинать со мной вместе, – продолжал Уолтер.

– А-а-а. – Милдред облизала губы. Это прозаическое сообщение вернуло ее на землю, и она нервным жестом прикрыла грудь. – Хорошо. Но ты мог не просить меня об этом так официально.

– Знаю, – нахмурился Уолтер, возмущенный подтекстом, который она вложила в последнюю фразу. – Но этого требует элементарная вежливость.

– Вот как? – Милдред посмотрела ему прямо в глаза. – А ты уверен, что пришел именно за этим?

– Уверен в чем? – переспросил он.

– Ах, вот как?.. – Она пожала узкими плечами, и у него не хватило сил отвести взгляд от соскользнувшей лямки лифчика и приоткрывшейся выпуклости груди. – Тебе не кажется, что на самом деле ты пришел, чтобы вернуться к тому, на чем мы расстались вчера?

– Нет! – вырвалось у него, хотя он только об этом и думал. – Я сказал тебе, зачем пришел. Я лишь хотел прояснить ситуацию. И ты себе льстишь, если полагаешь, что у меня есть иные мотивы.

– Значит, я ошиблась. – В голосе Милдред явственно слышалось сомнение. – Тогда… чего ты ждешь?

– О чем ты? – нахмурился он.

– Ты ведь уже все сказал, – мягко заметила она, зябко проводя ладонями по плечам. – Позволь напомнить, что я тебя сюда не приглашала.

На лице Уолтера появилось смущенное выражение.

– Извини. Я сейчас выйду. – Он сделал к ней несколько неуверенных шагов и споткнулся. – Просто… тяжело вспоминать.

Тело Милдред напряглось, а ладони сделались влажными.

– Уолт… – начала она, но он не дал ей закончить.

Это даже хорошо, убеждал он себя позднее, поскольку не знал, что собирался сказать. Наверное, какую-нибудь глупость, о которой впоследствии пожалел бы. В тот момент он совершенно не способен был думать трезво.

– До встречи за ужином, – пробормотал он, шагнул к двери и вышел.

А Милдред, оставшись одна, без сил привалилась к стене, пытаясь понять, как могло так случиться, что тогда, пять лет назад, она позволила Уолтеру уйти.

11

На следующее утро Уолтер уехал еще до того, как Милдред проснулась. Он принял это решение вечером. За ужином они вели светскую беседу, общими усилиями пытаясь преодолеть висевшее в комнате напряжение, и он понял, что дальше так продолжаться не может.

Уолтер уже знал, куда Джонсон поставил его машину, и во время вечерней прогулки выяснил, что гараж редко запирают.

Все складывалось удачно. Встав около шести утра, он написал Милдред записку, в которой благодарил ее за гостеприимство и уверял, что теперь сам справится со своими проблемами, и желал удачи. Горько вздохнув, он приписал, что надеется, что она наконец нашла то, что искала.

Впрочем, скорее, это нашел ее дед, съязвил про себя Уолтер.

В эти ранние утренние часы дорога была почти пуста, и, не смотря на боль в лодыжке, он прекрасно справлялся с машиной. В половине десятого он уже подъезжал к своему дому, стараясь не думать о том, что его ждет впереди.

Бросив быстрый взгляд на окна своей квартиры, он вытащил сумку, запер машину и направился к двери. На пороге его встретила квартирная хозяйка, миссис Томпсон.

– Рада видеть вас снова, мистер Ферраби! – воскликнула она. – Вы вернулись! Все в порядке?

– Да, – коротко отозвался Уолтер.

Он был не в настроении болтать с ней и надеялся проскользнуть к себе так же незаметно, как уехал из замка.

– Я все это время убирала у вас, – продолжала словоохотливая миссис Томпсон, явно не замечая желания жильца удалиться.

– Спасибо, – сказал он.

Миссис Томпсон посмотрела на него с некоторым беспокойством.

– Вы ездили в Уорикшир?

– Да, – неохотно ответил Уолтер, – я провел уик-энд у… у старых знакомых и только что вернулся.

– И всю дорогу сидели за рулем?! – воскликнула пораженная женщина. Все, что находилось за пределами Лондона, казалось ей столь же далеким, как иные галактики. – Неудивительно, что у вас такой усталый вид.

Замечание хозяйки на сей раз пришлось кстати.

– Пожалуй, мне действительно нужно отдохнуть.

– Обязательно, – согласилась миссис Томпсон. Уолтер начал было подниматься по лестнице, но она окликнула его. – Господи! Совсем забыла!

– Что? – нахмурился Уолтер. – Что-нибудь случилось?

– Ну, это зависит от вашего взгляда на жизнь. – Женщина понизила голос. – Вас разыскивал полицейский, тот молодой сержант.

– Меня? – Не прошло и десяти минут, как Уолтер вернулся в Лондон, а страх уже снова поселился в его душе. – И что он хотел?

– Он не сказал, – покачала головой хозяйка, – но думаю, это было что-то срочное. Он просил передать, чтобы вы позвонили ему, как только вернетесь, и оставил свой телефон. Сейчас я его принесу…

– Я сам зайду к вам, – прервал ее Уолтер.

– Позвоните ему как можно скорее, пожалуйста, – настаивала хозяйка. – Мне бы не хотелось, чтобы в полиции думали, что я не передала их поручения.

– Позвоню. – Уолтер устало поплелся вверх по лестнице. – Спасибо вам за все.

Сначала крепкий кофе, войдя в квартиру, подумал он, а уж потом все остальное…

Вместе с листочком бумаги, на котором был записан номер полицейского, миссис Томпсон передала ему записку от Дэвида. Оказывается, тот заходил сюда в пятницу, еще до того, как Милдред смогла позвонить ему и сообщить местонахождение Уолтера. Тон записки был озабоченным, и Уолтер понял, что друга искренне встревожил его поспешный отъезд.

Заглянув в холодильник, Уолтер убедился, что он практически пуст. Там лежало только немного черствого хлеба и засохший сыр. Нужно зайти в магазин, подумал он, но решил сделать это на обратном пути, вернув машину Дэвиду.

Прежде всего надо позвонить в полицию, вспомнил он.

Ему ответили, что сержанта нет, и предложили прийти в участок к двум часам дня, объяснив, что все равно дело телефонным разговором не ограничится.

Уолтера озадачила последняя часть фразы дежурного. Зачем ему приходить в участок? Ведь, если верить тому, что сообщил Дэвид Милдред, подозрения с него уже сняты. Снова давать показания? Но он уже сообщил им все, что знал, и с тех пор не имел никакой новой информации… Этого еще не хватало!

Он распаковал свои вещи, включил стиральную машину, проверил, закрыто ли окно в ванной, и, взяв сумку, вышел из квартиры.

* * *

Дэвид встретил его в халате, и только тогда Уолтер сообразил, что сегодня воскресенье, и все нормальные люди отсыпаются после трудовой недели.

Он со вчерашнего вечера ничего не ел, поэтому не стал отказываться, когда хозяин предложил ему позавтракать вместе.

Они уселись за стол и приступили к яичнице с беконом.

Дэвид задумчиво разглядывал друга.

– Ну, выкладывай новости! – с нетерпением в голосе воскликнул тот. – Милдред передала мне твой рассказ, но я хочу знать все подробности.

– Мне не так уж много известно, – уклончиво ответил Дэвид. – Просто сначала я наткнулся в газете на заметку о том, что полиция вышла на след какого-то известного международного шпиона. Известно, что этого парня уже судили за кражу государственных секретов, но, отсидев свой срок, он сделал пластическую операцию и снова взялся за старое. – Он перевел дыхание. – А потом мне позвонил сержант и поинтересовался твоим местонахождением, заявив, что теперь они хотят вызывать тебя в полицию в качестве свидетеля.

– Но зачем? – оторвался от тарелки Уолтер, подняв на друга недоумевающий взгляд. – Я ведь уже рассказал им все, что знал.

– Понятия не имею, – пожал плечами Дэвид. – Тебе чай или кофе?

– Кофе, пожалуйста, – рассеянно отозвался тот. – Что им от меня понадобилось?.. Хотелось бы думать, что они вышли на верный след.

– Ммм… – протянул Дэвид с набитым ртом. – Это уж как водится. Вызывают в полицию и даже не сообщают зачем. Думаю, они просто соблюдают формальности в связи с появлением нового подозреваемого.

– Да, – пришлось согласиться Уолтеру. – Нет, спасибо, – поблагодарил он, отодвигая тарелку с тостами. – Вряд ли я все это съем.

Дэвид усмехнулся и принялся намазывать тост маслом.

– Как провел время? – поинтересовался он. – Как поживает твоя бывшая жена? Держу пари, она не обрадовалась тому, что ты вновь оказался на ее пути! – Тут он увидел помрачневшее лицо друга и легонько толкнул его локтем в бок. – Прости, Уолтер, не обращай на меня внимания. Я просто тебе завидую.

– Завидуешь?! – удивился тот.

– Да, – твердо сказал Дэвид. – В первый раз вижу женщину, которая после развода, да еще такого громкого, согласилась прийти бывшему мужу на помощь.

Уолтер резко встал, отодвинув стул.

– Я не хочу это обсуждать, – холодно заметил он.

– Ну, разумеется, – благодушно отозвался Дэвид. – Знаешь, я вдруг сообразил, что это только говорят, что женщины любят посплетничать, а на самом деле мужчины ничем от них не отличаются…

Лицо Уолтера исказила недовольная гримаса.

– Думаю, на моем месте ты вел бы себя точно так же. – Он помолчал. – В один прекрасный день я расскажу тебе все… – начал он, но друг только махнул рукой.

– Хватит, я уже сто раз это слышал. – Он отхлебнул остывший кофе, и за столом воцарилась неловкая тишина. – Извини, – нарушил паузу Дэвид. – Мне не надо было затрагивать эту тему.

Уолтер промолчал.

Он ушел от друга около одиннадцати. Тот предлагал подвезти его домой, но он отказался, сославшись на то, что ему надо зайти в магазин.

Оказавшись на улице, Уолтер незаметно оглянулся. Странно, подумал он, в Стоунхилле чувство, что за мной следят, совершенно пропало.

Должно быть, это все нервы. Но, так или иначе, неприятное ощущение вновь вернулось к нему, и он смог расслабиться, только когда без приключений добрался до своей квартиры.

Стиральная машина в его отсутствие выключилась. Уолтер начал развешивать белье, когда вдруг зазвонил телефон. У него мгновенно пересохло горло, на лбу выступила испарина. На ослабевших ногах он добрался до телефона и снял трубку.

– Уолт? – раздался встревоженный голос Милдред. – Это ты? Что ты молчишь? С тобой все в порядке?

– Да, – отозвался он наконец и услышал в ответ вздох облегчения.

– Слава Богу! – воскликнула она. – Ты мог хотя бы для приличия сообщить мне о своих планах.

– Я решил, что так будет лучше, – тихо сказал Уолтер.

До боли знакомый голос всколыхнул ему душу. Сейчас он сильно сомневался, что смог бы устоять, если бы Милдред предложила ему остаться в Стоунхилле еще на несколько дней.

– Лучше для кого? – сердито переспросила Милдред. – Мы даже толком не обсудили, как тебе вести себя в новой ситуации.

– Ничего страшного, – сказал он, чувствуя застрявший комок в горле.

Зачем обсуждать с бывшей женой свои переживания и страхи? Он сжег за собой мосты и, что бы теперь ни случилось, будет действовать самостоятельно.

– Тебя теперь точно не арестуют?

– Думаю, нет.

Уолтер вздрогнул. Разве можно знать это наверняка?

– Думаешь? Разве ты еще не был в полиции? Тон Милдред был искренним и выдавал явное беспокойство, но он не рискнул убеждать ее в том, что все прекрасно. Ему было невероятно тяжело расстаться с ней снова. Пять лет назад его хотя бы поддерживал справедливый гнев, но сейчас от него осталась только горькая пустота.

– Как твоя лодыжка? – продолжала расспросы она.

– Ничего. Правда, немного затекла, пока я вел машину, но в остальном нормально. – Уолтер сделал глубокий вдох, а потом продолжил: – Я… я очень благодарен тебе, Милдред, за то, что ты позволила мне остановиться в Стоунхилле.

– И это все?

– Что же еще? – смутился он.

– Мог бы сказать, что тебе было приятно увидеть меня снова.

– Конечно… – с жаром начал он и прикусил язык, опасаясь проговориться. – Ты сказала деду, что я уехал?

– Еще нет. Да и какое ему до этого дело? Я не должна перед ним отчитываться. Я же говорила, что он не руководит больше моей жизнью.

Разве? – хотелось возразить Уолтеру, но он не сказал этого вслух. Что бы Милдред ни говорила, она оставалась единственной представительницей древнего аристократического рода, и лорд Персивал никогда не позволит ей забыть об этом.

– Во всяком случае, – продолжала Милдред, поскольку Уолтер не ответил, – я через несколько дней буду в Лондоне и навещу тебя… Она сделала небольшую паузу и добавила: – Только чтобы убедиться, что с тобой все в порядке. – В ее голосе слышалась откровенная ирония. – Мне бы не хотелось, чтобы ты подозревал меня в каких-то скрытых намерениях.

– Я вовсе так не думаю, – запротестовал он. – Вот только не знаю, буду ли дома.

Нет, вторую встречу с тобой я не пережив решил про себя Уолтер.

– Я все же попытаю судьбу, – заметила Милдред, и в ее голосе он уловил сердитые нотки. До свидания, Уолт.

И она положила трубку.

12

Уолтер вернулся из полиции домой около восьми вечера совершенно измученный. Он надеялся, что в Лондоне забудет о Милдред и о том вечере, который всколыхнул в нем прежние чувства к этой женщине, но этого не случилось.

Новость, которую сообщили ему в полиции, должна была успокоить его растревоженную душу, однако…

Попросив дословно повторить свои показания, сержант сообщил Уолтеру, что полиция вышла на след человека, давно занимавшегося промышленным шпионажем. Эти сведения поступили по каналам Интерпола. Однако, у них пока не было никаких доказательств того, что он появился в Лондоне, и Уолтеру эта версия показалась сомнительной.

По мнению сержанта, у преступника было явно не все в порядке с головой, и он не сомневался, что тот рано или поздно каким-нибудь образом себя выдаст.

Уолтер рад был бы поверить, что шпион проник в его кабинет и выкрал бумаги, но ему трудно было представить, что это мог сделать чужой человек. Охрана предприятия, на котором он работал, была организована на высшем уровне, и Уолтеру казалось, что такую кражу мог совершить только кто-то из сотрудников.

Он высказал свои соображения сержанту, но тот, разумеется, ему не поверил. Уолтер обнаружил в рассуждениях и доводах полицейских и другие несоответствия, но его не пожелали слушать.

Конечно, он был рад, что с него сняты подозрения, но полного успокоения почему-то не ощущал.

На следующее утро позвонила Милдред и предложила встретиться за ланчем.

Сидя в кафе, Уолтер описывал ей свой визит в полицию, когда к ним подошел Дэвид. Милдред встретилась с ним впервые и, судя по всему, приятель Уолтера не произвел на нее благоприятного впечатления, но она не стала возражать против того, чтобы он присоединился к ним.

Уолтер вернулся к рассказу о своем допросе, и, по мере изложения новой версии полиции, его сомнения в ее правильности только усилились.

– Ну, слава Богу, – с облегчением воскликнула Милдред. – Теперь ты можешь успокоиться.

– Боюсь, что нет, – быстро перебил ее Уолтер. – Мне кажется, они подозревают не того человека.

– Раньше ты говорил другое, – фыркнул Дэвид.

– Да. – Уолтер с сомнением пожал плечами. – Но почему-то я интуитивно чувствую, что полиция ошиблась.

– Но почему? – нахмурился Дэвид.

– Сам не знаю, – устало отозвался Уолтер. – Я, должно быть, схожу с ума.

Милдред вздохнула и беспомощно посмотрел на Дэвида. Тот быстро допил чай и поднялся.

– Пожалуй, пойду, я обещал шефу не задерживаться. – Он похлопал Уолтера по плечу. – Загляну к тебе попозже. Если понадоблюсь, знаешь, где меня найти.

– Спасибо. – Уолтер поднял голову и благодарно улыбнулся другу.

Когда тот ушел, Милдред подвинула свое кресло поближе.

– Ты не думаешь… – Она замялась. – Я хочу сказать… Это не может быть Дэвид? Ты говорил, что он появился в вашем отделе не так давно…

– Дэвид?! – оторопел Уолтер. – Шпион?! Он недоуменно уставился на Милдред. – Ты шутишь!

– А почему бы и нет? Ты сам говорил, что вы познакомились недавно, и он искал твоей дружбы.

Уолтер надолго задумался, а потом энергично затряс головой.

– Нет, этого не может быть! Он ведь так поддерживал меня, когда я был под подозрением!

– Возможно, это входило в его планы, – спокойно заметила Милдред.

Что ты имеешь в виду? – вскинулся Уолтер.

– Чтобы под подозрением был именно ты.

Уолтер смотрел на нее во все глаза.

– Ты меня просто потрясла, выдвинув такую версию… – пробормотал он.

– Я понимаю. Но мне бы хотелось, чтобы все это было, ну, более убедительно, что ли…

– Да, – согласился Уолтер и, помолчав, заметил: – Я знаю только одно: пока этот человек, кто бы он ни был, не будет арестован, я не смогу чувствовать себя в безопасности.

Милдред сказала, что сняла номер в гостинице неподалеку от дома Уолтера, и он проводил ее туда.

Оказавшись дома, он без сил опустился в кресло. Все это явно не так просто, думал он. Его терзали неясные подозрения.

Возможно, я накручиваю сам себя, размышлял Уолтер, но только в Стоунхилле мне было спокойно.

* * *

Милдред вошла в свой номер, повернула ключ, сбросила туфли и по пушистому ковру прошла в спальню.

Сначала душ, решила она, аккуратно вешая костюм и блузку на плечики, потом ужин. Возможно, это выглядит несколько экстравагантно, но она сегодня откроет бутылочку «божоле». Нужно хоть иногда менять привычный образ жизни.

Выйдя из ванной в бирюзовом атласном халате с еще влажными волосами, она принялась открывать бутылку, но тут раздался стук в дверь. От неожиданности пальцы ее дрогнули, бутылка выскользнула из рук и покатилась по толстому ковру.

Милдред полезла за ней под кресло и стала шарить рукой по полу. Какое счастье, что бутылка не разбилась, с облегчением вздохнула она и выпрямилась.

Стук повторился, и ей пришлось подойти к двери. Это, наверное, горничная или коридорный, предположила она.

– Милдред! – послышался знакомый мужской голос, и она оторопела. – Это Элджернон Делмар.

Господи, что он тут делает? Милдред даже не подозревала, что он в Лондоне, и не могла понять, как ему удалось узнать, где она остановилась. Кроме того, она не ожидала от него подобной дерзости.

Решив, что, несмотря на не слишком хорошее воспитание этого юноши, у нее нет оснований ему не доверять, Милдред произнесла:

– Минуточку. – Она поставила бутылку на журнальный столик и потуже затянула пояс халата. – Сейчас я открою!

– Извините за беспокойство, – произнес Элджернон, когда она отперла дверь. – Когда мы с родителями уезжали из Саммерхауса, лорд Персивал сказал, что вы отправились в Лондон, и сообщил, что обычно вы останавливаетесь в этой гостинице. – Он обезоруживающе улыбнулся. – Я не смог отказать себе в удовольствии снова увидеть вас.

Милдред закусила губу. Ах, вот кого надо благодарить за этот неожиданный визит. Дедушка! Ну, конечно: он, вероятно, предположил, что она захочет встретиться с бывшим мужем, и послал его предполагаемого соперника по следу.

Элджернон окинул ее внимательным взглядом, и она сразу вспомнила о своих взъерошенных, мокрых волосах и неподобающем виде.

Что ж теперь делать, с вызовом подумала Милдред. Элджернон явился без приглашения, так что мне нечего стесняться. К тому же, вероятно, этот визит не затянется.

– Все в порядке, – с усилием улыбнулась она. – Вот так сюрприз. Нужно было предварительно позвонить, я ведь могла уйти.

– Это было спонтанное решение, – отозвался Элджернон, через ее плечо заглядывая в комнату. – Мне просто пришло в голову, что вам захочется провести вечер в компании.

– Это очень мило с вашей стороны, но…

– Я помешал?

Он смотрел на нее с таким милым простодушием, что Милдред почувствовала угрызения совести.

– Нет… – Она провела рукой по влажным волосам, – но, как видите, я не ждала гостей.

– Пустяки. – Он явно не собирался уходить. – Какие могут быть церемонии между друзьями. Мы ведь друзья, не так ли? Так вы позволите мне войти?

Милдред заколебалась.

– Ну… если вы подождете, пока я переоденусь…

– Нет проблем, – перебил ее Элджернон и шагнул вперед, – Я долго не задержусь.

Ей ничего не оставалось, как запереть за ним дверь и пригласить в комнату.

– Ммм… садитесь, – указала она рукой на кресло. – Я как раз собиралась выпить бокал вина. Вы не составите мне компанию?

Итак, мы выпьем пару бокалов, и я постараюсь отделаться от него, решила про себя Милдред. Ведь всегда можно сослаться на головную боль.

– С удовольствием, – отозвался Элджернон. – Дайте-ка это мне, – сказал он, когда она взялась за штопор. – О, «божоле»! Мое любимое!

– Разве? Вот уж не знала.

– Конечно, – подтвердил молодой человек, ввинчивая штопор в пробку.

Милдред старалась не замечать, что он делает это весьма неумело.

– Я не ожидала увидеть вас сегодня вечером, – сказала она, взяв бокал и устроившись на почтительном расстоянии.

– А вот мне этого очень захотелось, – сказал он, подвигаясь ближе.

Милдред слабо улыбнулась. Она чувствовала себя загнанной в угол и старалась не встречаться с ним взглядом. Ее почему-то смущал тот факт, что она находится наедине с малознакомым мужчиной.

– Вы не сердитесь, что я повел себя бестактно и явился к вам без приглашения? – спросил Элджернон.

– Ничего страшного… – начала Милдред, но он вдруг протянул руку и провел пальцами по атласу ее рукава.

– Мне нравится твой халатик, – вдруг хрипло пробормотал юноша, переходя на «ты». – Он такой же мягкий и нежный… как ты.

Милдред охватила паника. В его прикосновении и странном голосе ей почудилось что-то неприятное и гнусное. Она была не в состоянии рассуждать здраво и заметалась по комнате, как будто впервые в жизни осталась наедине с мужчиной.

– Ради Бога, не бойся меня, Милдред!

Это восклицание еще больше напугало ее. Она кинулась к двери и, открыв, с кем-то столкнулась нос к носу. Вопль сорвался с губ молодой женщины, но знакомый голос Уолтера привел ее в чувство, и она припала к его груди, не в состоянии вымолвить ни слова.

– Что здесь происходит? – требовательно спросил он, поддерживая ее. Он склонился над ней, и его дыхание овеяло ее пылающий лоб. – Милдред, если тебя кто-нибудь хоть пальцем тронет…

– Об этом и речи нет. – Элджернон вырос за ее спиной, глядя на Милдред с явной тревогой. – Вы ведь знаете, что я вас никогда не обижу. Просто я…

Уолтер решительно шагнул ему навстречу.

– Что здесь происходит? – снова спросил он Милдред. – Ты его приглашала?

Она попыталась собраться с мыслями. Если сейчас допустить хоть малейшую оплошность, эти двое мужчин вцепятся друг другу в горло.

– Это Элджернон, – сказала она, вставая между ними. – Элджернон Делмар. Помнишь, вы случайно встретились на лестнице в Стоунхилле?

– Конечно, – ответил Уолтер, но в голосе его не было и капли приветливости. Он заметил, что Милдред в халате, и прищурился. – Так ты его не приглашала?

– Это не имеет никакого значения, – вмешался Элджернон, чувствуя, к чему клонится разговор. – Я друг Милдред. – Он скрестил руки на груди. – Тут какое-то недоразумение. Кто вы?

– Я ее муж, – отрезал Уолтер, умалчивая, что они в разводе. Его глаза потемнели. – Ты так и не ответила на мой вопрос, Милдред. Ты его приглашала?

– Нет… – Она поймала тревожный взгляд Делмара и поправилась. – Не совсем…

– То есть как это? – вскинул брови Уолтер.

– Элджернон зашел сюда мимоходом и остался выпить со мной бокал вина, – попыталась объяснить она.

– В самом деле? – В голосе Уолтера звучал неприкрытый сарказм.

– Да, – вмешался Элджернон, бросив на Милдред благодарный взгляд. – Но, кажется, у меня неверные сведения о…

– О каких сведениях вы говорите? – ледяным тоном перебил его Уолтер, отодвинув Милдред в сторону и почти вплотную подойдя к молодому человеку.

– Я…

– Я думаю, вам лучше уйти, Элджернон. – Она схватила юношу за руку и потащила к двери. – Увидимся как-нибудь в другой раз. Хорошо?

Сунув руки в карманы и раскачиваясь на каблуках, Уолтер наблюдал, как Милдред провожает гостя.

Она знала, что бывшего мужа обидело ее заступничество за этого человека, но не могла допустить драки.

Когда дверь за Элджерноном захлопнулась, Милдред почувствовала себя несколько увереннее.

Она заметила, что два пустых бокала на журнальном столике не укрылись от взгляда Уолтера, и решительно повернулась к ним спиной.

– Что привело тебя сюда? – беспечным тоном спросила она.

13

Уолтер стоял посреди комнаты. Сегодня он был одет во все черное: черные джинсы, черный кожаный жилет, черную шелковую рубашку.

Милдред подумала, что эта одежда весьма соответствует его настроению, потому что выражение его лица было мрачным, и он осуждающе смотрел на нее.

– Итак, ты пригласила его, – только и сказал Уолтер.

Милдред сердито взглянула на него. Какого черта он ведет себя так, словно она обязана хранить ему верность? Сам-то он наверняка не вел монашеский образ жизни эти пять лет.

– Это мое дело, – резко возразила она, но врожденная честность побудила ее к объяснениям. – Я… я его не приглашала. Так получилось. – Она взглянула на свой халат. – Я только что вышла из ванной, когда он пришел.

– Похоже, ты не очень раздумывала, прежде чем впустить его, – едко заметил Уолтер. – И ты полагаешь, я поверю, что вы здесь невинно беседовали? Да ты посмотри на себя! У тебя такой вид, будто ты только поднялась с постели.

Милдред задохнулась от возмущения.

– Думай что хочешь. Но вообще-то тебя все это не касается.

– Вот как? – скривил губы он. – А у меня сложилось впечатление, что пять минут назад ты была очень рада меня видеть.

– Да… я… – Она растерянно провела рукой по волосам. – Не смотри на меня так. Если хочешь знать, мне совсем не хотелось его впускать.

– Тогда почему ты это сделала?

– Сама не знаю. – Милдред отвернулась. Он… когда он первый раз постучал, я так растерялась… Я никого не ждала.

– Извини, я думаю иначе, – повел плечом Уолтер.

Он остановился за ее спиной. Его жаркое дыхание шевелило легкие пряди на ее затылке.

– А зря! – обиженно бросила она.

Он схватил ее за руку и повернул лицом к себе.

Милдред душили слезы, она едва сдерживалась, чтобы не заплакать от таких несправедливых обвинений. Резко развернувшись, она закатила ему пощечину.

– Негодяй! – выкрикнула она, но, взглянув на него, мгновенно умолкла.

– Негодяй? Я? – В его вкрадчивом голосе звучала угроза. Он поднял руку к ее шее. – А ты? – спросил он, проводя пальцем по ее щеке. – Быстро же ты забыла о своем предательстве. Не прикидывайся невинной овечкой!

Тонкая жилка билась у Уолтера на виске, на щеке горели красные отметины ее пальцев, а лицо было рядом с ее губами. Вдруг Милдред охватило безудержное желание поцеловать его. От сильной мужской ладони, лежащей на ее затылке, исходила странная чувственная сила. Уолтер по-прежнему не сводил с нее глаз. Сопротивление ее таяло, колени подгибались, на лбу выступила испарина.

– Ты не понял, – еле слышно прошептала она, но, встретившись с ним глазами, поняла, что оправдываться бесполезно.

– Оставь, Милдред, – хрипло сказал Уолтер, притягивая ее к себе. – Ты отлично знаешь, чего добиваешься, а я, дурак, ничего не могу с этим поделать. – И сдерживая стон, он зарылся лицом в ее волосы.

Она задрожала, но не отстранилась. Ей было так хорошо рядом с ним… Стоило ей только вновь оказаться в этих крепких объятиях и почувствовать прикосновение его губ, как ее охватил прежний восторг.

– Это какое-то наваждение, – пробормотал Уолтер, покрывая поцелуями ее шею и слегка покусывая мочку уха. – Ты хочешь свести меня с ума?

– А ты? – выдохнула она.

Сладкий жар растекался по телу Милдред. Уолтер прильнул к ее губам. Они дрогнули и слегка приоткрылись под горячим напором его языка. Казалось, быть ближе, чем сейчас, невозможно, но она, изогнувшись всем телом, все теснее и теснее прижималась к нему.

– Ты понимаешь, что ты делаешь со мной? – простонал он.

– Чего тут не понять? – прошептала она, стягивая с него жилет, а потом склонилась к его груди, с наслаждением вдыхая знакомый запах. – А ты, разве ты не знаешь, как действуешь на меня?

– И как же? – спросил он, играя мочкой ее уха.

– Не спрашивай, – прошептала она.

Уолтер скинул с ее плеч халат, покрывая поцелуями лицо и шею. От мучительного ожидания Милдред еле держалась на ногах.

Наконец он приник к розовому бутону соска, лаская языком его нежную упругость. Пряжка его ремня оставляла царапины на ее нежной коже, но Милдред не чувствовала боли, ошеломленная требовательным натиском его мужского естества. Она скользнула рукой под его рубашку.

– Боже! – простонал он. – Умоляю тебя…

Это подействовало на Милдред более возбуждающе, чем любая другая демонстрация чувств. В коротком возгласе отразилась вся его жажда, и это давало ей невероятное ощущение власти, которой она намеревалась насладиться в полной мере.

Уолтер снова приник к ее рту, теперь уже более настойчиво. Его язык требовательно раздвигал ее губы, она чувствовала давление его бедер…

– Я хочу тебя, – задыхаясь, проговорил он, и она уже не сомневалась в этом.

– Знаю, – шепнула Милдред.

Он подхватил ее на руки и понес в спальню. Положив Милдред на постель, Уолтер включил свет, сбросил рубашку и лег рядом.

– Так я могу тебя видеть. – Он поймал ее маленькие груди и стал тихонько поглаживать их. – Я так давно мечтал об этом, – добавил он, целуя ее плоский живот.

– О, Уолт! – в изнеможении простонала она.

В ответ он потянулся к ремню брюк и быстро сбросил остатки одежды. Через минуту Милдред уже ощутила горячую тяжесть его тела, и одним рывком он вошел в нее.

В первое мгновение она инстинктивно напряглась. Слишком давно они не занимались любовью, а гордость не позволяла ей признаться, что с тех пор, как они расстались, у нее никого не было.

– Расслабься, – прошептал он.

Она только кивнула, вспоминая, как невероятно хорошо им было вместе.

– О, любимая, – выдохнул Уолтер. – Я не хотел так торопиться, но больше не могу ждать.

* * *

Милдред показалось, что она спала всего несколько минут. Открыв глаза, она увидела, что Уолтер смотрит на нее, опираясь на локти, мгновенно все вспомнила и залилась краской.

– Который час? – спросила она, приподнимаясь и стараясь разглядеть циферблат будильника.

Только сейчас Милдред сообразила, что они оба совершенно нагие. И хотя за годы супружества Уолтер прекрасно изучил ее тело, она все же смутилась и неловко прикрылась одеялом.

– Еще рано. – Уолтер положил руку ей на плечо и, слегка нажав на него, опустил на подушку. – Только половина десятого, – добавил он. – Согласись, просыпаться в постели гораздо приятнее.

Милдред провела языком по нижней губе.

– Ты хочешь сказать «приятнее, чем на берегу реки»?

Она старалась говорить беззаботно, не обращая внимания на свою наготу. Уолтер бросил на нее хитрый взгляд.

– Или в твоем кресле в библиотеке. Конечно, мы могли устроиться и на письменном столе, но, боюсь, это было бы не слишком удобно.

Румянец Милдред стал еще ярче.

– Ты меня смущаешь, милый. – Она опустила глаза. Вместо ответа Уолтер поцеловал ее плечо. – Ты так и не рассказал мне, как очутился около моей двери.

Пальцы Уолтера скользнули от нежной голубой жилки на шее по выпуклости груди к соску, напрягшемуся от его прикосновения.

– Ты действительно хочешь, чтобы я пустился в объяснения? – спросил он, продолжая ласкать ее грудь. – А может, лучше отложим разговоры на потом? Честно говоря, у меня совсем другое на уме.

Она судорожно проглотила слюну.

– Я… я думаю, это не слишком разумно, – выговорила она, пытаясь сохранить самообладание.

– Тогда сначала скажи, зачем ты приехала Лондон? Держу пари, твой дед не предполагает, что ты отправилась повидаться со мной.

Ее глаза потемнели.

– Пожалуй, ты прав, и нам не стоит портить встречу ненужными разговорами. Мы не в Стоунхилле.

– Согласен. – Рука Уолтера двинулась вниз по ее животу. – Я так давно хотел этого.

Милдред едва перевела дыхание.

– Правда?

– Все эти годы, – ответил он, еще крепче прижимая ее к себе. – Ты же не хуже меня знаешь это. И, возможно, я самонадеян, но у меня такое чувство, что ты хотела этого не меньше меня.

Ситуация опять выходит из-под контроля, промелькнуло в голове у Милдред. Она понимала, что ей нужно время, чтобы обдумать то, что произошло. Поведение Уолтера захватило ее врасплох, но она не должна терять голову.

– Уолт, послушай. – Она отвернулась, избегая его настойчивых губ. – Нам пора вставать.

Он зарычал от раздражения, и по тому, как ослабли его объятья, Милдред поняла, что поступила правильно.

– Черт побери! – выругался он. – Вероятно, этот мальчишка для тебя все же что-то значит!

Он опять вспомнил об Элджерноне, догадалась Милдред и горячо воскликнула:

– Нет, я больше не намерена с ним встречаться!

– Вот как? – Уолтер подавил вздох облегчения. – Тогда мы можем продолжить…

– Тебе не кажется, – уворачиваясь от его поцелуя, из последних сил прошептала Милдред, – что это не… неразумно.

– Неразумно? – скривился он. – Для кого?

– Для нас обоих.

Воспользовавшись тем, что Уолтер на минуту задумался, Милдред попыталась выскользнуть из постели. Речи нет, она тоже безумно хотела его, но нужно рассуждать здраво. Уступить ему еще раз – означало оказаться на краю гибели, и Милдред прекрасно сознавала это.

– Куда? Не двигайся!

Он схватил ее за запястье и придавил своим весом к постели. Его хриплый голос сводил ее с ума. Боже, как ей хотелось снова испытать это невероятное, опустошающее чувство слияния! Но тогда я снова попаду к нему в зависимость, мелькало в закоулках ее сознания, которую не могу себе позволить, потому что не вынесу новой разлуки. Нужно что-то сказать, нужно убедить его!

– Отпусти меня, Уолтер, – твердо сказала Милдред, прикрыв глаза. – Ты получил все, за чем пришел. А теперь мне пора вставать.

Глухое ругательство сорвалось с его губ. Каким-то образом, она и сама не поняла как, ей удалось выскользнуть из постели. Недовольно поморщившись, Уолтер отодвинулся.

К тому времени, когда она вышла из ванной, его уже не было в номере, и Милдред осталась наедине с мучительным чувством, что единственный человек, которому она причинила боль, – это она сама.

14

Уик-энд прошел отвратительно. Милдред ожидала, что Уолтер позвонит ей, но ее надежды не сбылись.

Она понимала, что он обиделся, но, как бы больно это ни было, не сомневалась, что поступила правильно. Она хорошо знала, как он был обидчив. Похоже, до сих пор, спустя пять лет после развода, Уолтер не мог простить ей, что их ребенок так и не родился.

Услышав телефонный звонок, она бросилась к аппарату и с разочарованием услышала смутно знакомый мужской голос.

– Здравствуйте, Милдред, это Дэвид, – представился звонивший. – Как ваши дела?

– Спасибо, все в порядке, – ответила она, изумленная этим звонком.

– А как Уолтер? – продолжал расспрашивать Дэвид, и она еще больше удивилась. – Он мне не звонит, и я уже забеспокоился, не случилось ли чего. Дело в том, что я тут немного приболел и не выхожу из дома, так что лишен возможности узнавать новости.

– Понятно, – протянула все еще недоумевающая Милдред. – Насколько мне известно, с ним все в порядке.

– Повезло ему! – отозвался Дэвид.

– Едва ли это можно назвать везением, – возразила она и хотела было уже рассказать, что пришлось пережить Уолтеру, когда он был под подозрением, но потом почему-то передумала. – Может быть, вам что-то нужно привезти? – вежливо поинтересовалась она.

– Нет, что вы, – хрипло воскликнул Дэвид. – Я бы не посмел просить об этом. Вы же можете заразиться.

– Пожалуй, я все же приеду, – решительно заявила Милдред, инстинктивно ощущая, что должна сделать это. Она чувствовала себя крайне неуютно оттого, что этот человек позвонил ей, но смутно подозревала, что за этим что-то кроется. – Диктуйте адрес, – сказала она.


Спустя полчаса она уже стояла в дверях квартиры Дэвида.

– Спасибо, что зашли, Милдред, – сказал он, впуская ее, и, указав на стул, добавил: – Садитесь подальше, чтобы и в самом деле не заразиться.

Она с сочувствием посмотрела на него.

– Может быть, вам нужны какие-то лекарства? Главное – не запустить болезнь. Если я могу чем-нибудь помочь… – Она не договорила и продолжила совсем другим тоном: – Мне показалось, что вы хотите со мной поговорить.

Дэвид внимательно посмотрел на нее.

– Уолтер немного рассказывал мне о вас. Кажется, сейчас у вас появился поклонник, Элджернон Делмар? – напрямик спросил он, открывая очередную упаковку бумажных носовых платков.

Милдред оторопела. Какое право имеет этот полузнакомый человек лезть в мою личную жизнь? – возмущенно подумала она, но тут ей в голову пришло вполне разумное объяснение: видимо, Дэвид солгал ей, а на самом деле общался с Уолтером, и тот попросил друга прощупать почву, чтобы разузнать намерения своей бывшей жены, так как после их ссоры не хотел общаться с ней сам.

– Да. – Милдред сочла, что разгадала хитрость Уолтера, и решила не рассказывать его другу всего. – Он… весьма приятный молодой человек.

– Извините, но мне кажется, что вы все еще любите своего бывшего мужа, – заметил Дэвид и в ответ на испуганно-удивленный взгляд Милдред добавил: – Во всяком случае, для меня это совершенно очевидно.

– Но послушайте!.. – протестующе воскликнула она.

Милдред поняла, что Уолтер многим делился со своим другом. В этом нет ничего удивительного, подумала она, но в глубине души была задета, что они обсуждали ее.

– В пятницу я виделась с Уолтером, – сказала она, скорее желая стереть с лица Дэвида самодовольное выражение, чем стремясь сообщить ему саму новость. – Он заходил ко мне в гостиницу. – Она чувствовала, как вспыхнули ее щеки, но, не обращая на это внимания, продолжила: – Было… так приятно… снова с ним встретиться.

– Так я прав! – удовлетворенно воскликнул Дэвид. – Он вам не безразличен? Я же говорил!

– Я… – Милдред некоторое время не могла собраться с мыслями, но потом взяла себя в руки. – Это был просто дружеский визит. Не думаю, что мы снова увидимся, – тихо, но твердо добавила она.

* * *

Милдред выехала из гостиницы с ощущением, что сжигает за собой все мосты.

Всю ночь она размышляла над словами Дэвида и в конце концов приняла решение. Теперь ей предстояло преодолеть все преграды, которые они с Уолтером так успешно воздвигали между собой за последние пять лет. Видимо, мне надо сделать первый шаг, размышляла она, даже если придется потом пожалеть об этом.

Страшно представить, что будет, когда об этом узнает дедушка, усмехнулась Милдред. Он, скорее всего, нахмурится, отведет взгляд в сторону и надолго замолчит…

Она не посвятила лорда Персивала в свои планы, но не сомневалась в его реакции. Возможно, он окажется прав, и сейчас она совершает самую большую ошибку в своей жизни, но продолжать подчиняться законам логики и долга у нее не было больше сил.

Я, вероятно, полная идиотка, не без иронии подумала Милдред. Отказаться от возможности решить все свои финансовые проблемы… и ради чего? Губы ее скривились в горькой усмешке. Ради мужчины, который в свое время причинил столько боли ей и ее семье.

Хотя, если верить словам Уолтера, в произошедшем не было его вины. Но тогда что это было – несчастный случай? Стечение обстоятельств? Такое, конечно, случается, но…

И все же, если она снова хочет быть со своим мужем – а теперь Милдред была уверена, что это так, – надо расстаться с прошлым и поверить ему, или… или провести остаток жизни во лжи.


Милдред подъехала к дому Уолтера в начале седьмого и, не желая привлекать к себе внимания, поставила машину на соседней улице.

Она приняла решение откровенно поговорить с Уолтером и очень многого ждала от этого визита, хотя у нее не было никакой уверенности, что он захочет его видеть. Ведь до сих пор она сама пресекала все попытки сближения с его стороны, так что убедить бывшего мужа, в том, что она готова дать ему еще один шанс, будет непросто.

Милдред вздохнула. Если Уолтер вернется к ней, то конфронтации с лордом Персивалом не избежать. Отношение Уолтера к ее деду с годами не смягчилось, да и старик не простил бывшему мужу внучки ни его слов, ни поступков.

Она нахмурилась. Как разобраться во всей этой истории? Кто тут прав, кто виноват?

Тогда, пять лет назад, обследуя беременную Милдред, доктор Сондерс заявил, что у плода возможна врожденная патология, и уговорил ее избавиться от ребенка. Он сказал, что малыш унаследовал заболевание от Уолтера, и она поверила семейному доктору. Когда все было кончено, Сондерс заявил Уолтеру, что тому нельзя иметь детей, и лорд Персивал стал настаивать на разводе.

Конечно, совпадение совета врача и заветной мечты деда сразу насторожило Милдред, но разве она могла поверить в то, что старина Сондерс мог причинить ей какой-нибудь вред? За многие десятилетия своей практики он наблюдал и консультировал сотни беременных женщин!

Поэтому молодая женщина считала, что, обвиняя доктора во лжи, Уолтер, как утопающий, хватается за соломинку. Они постоянно ссорились, и, в конце концов, дело закончилось разводом.

Теперь Милдред понимала, что, если она хочет, чтобы они снова были вместе, ей придется согласиться с тем, что тогда она была просто не в себе.

А что, если Уолтер был прав, обвиняя Хьюберта? Ведь тот мог скрыть свою ошибку и объявить козлом отпущения человека, которого ненавидел его лучший друг…

– О Господи! – вздохнула Милдред.

Голова ее шла кругом. Она поставила локти на руль и опустила подбородок на сплетенные пальцы. Надо убедить Уолтера начать все сначала, с чистого листа, и если дед увидит, как они счастливы вместе, может быть, он смирится?

А если нет? Милдред снова тяжело вздохнула. Разумеется, она по-своему любила деда, ведь тот практически вырастил ее, заменив родителей.

Но если мне придется выбирать между ним и Уолтером… – подумала она. Тут и говорить не о чем.

Молодая женщина решительно распахнула дверцу и вышла из машины.

Повернув за угол, Милдред увидела автомобиль Уолтера, взъезжающий во двор. Какой-то «форд» следовал за ним на некотором расстоянии, и этот автомобиль показался ей смутно знакомым.

Да это же та самая машина, на которой Уолтер приехал в Стоунхилл! – осенило ее. Но она знала, что Дэвид лежит у себя дома в постели, а ей показалось, что водитель «форда» следит за Уолтером. Нет, это не может быть он, решила Милдред и двинулась вперед.

Уолтер вышел из машины и, приоткрыв заднюю дверь, наклонился за портфелем. Милдред задержалась у ворот, но он, видимо, почувствовал, что за ним наблюдают, и резко выпрямившись, ударился головой о крышу автомобиля.

Обернувшись, Уолтер мгновенно узнал Милдред и, обретя наконец дар речи, набросился на нее с упреками:

– Какого черта! Ты соображаешь, что делаешь? Ты, что, шпионишь за мной?

– Нет. – Милдред сдержала желание ответить ему в тон, понимая, что у него есть полное право на столь гневную реакцию. – Я только что подошла. – Она нахмурилась, припомнив «форд». – Тебе не кажется, что за тобой снова следят?

– Конечно, нет, если не считать тебя, – сердито возразил Уолтер. – Зачем ты приехала?

– Мне надо поговорить с тобой, – спокойно ответила Милдред. – Ты не против?

Уолтер заколебался, и Милдред уныло задумалась о том, что будет делать, если он откажется. По дороге сюда она мечтала поймать птицу счастья и сейчас чувствовала, как та выскальзывает из рук.

– Нам не о чем разговаривать, – наконец сказал он. – Что уж теперь…

Это было явно не приглашение, но все же не отказ.

– Хорошо, я не настаиваю на разговоре. Но можем мы хотя бы выпить чаю?

– Пожалуй, да, – поспешно пробормотал он, и Милдред перевела дух, стараясь не выдать своей радости.

– Значит, ты меня приглашаешь? – мягко уточнила она.

– А что мне еще остается? – махнул рукой Уолтер, запирая машину. – Но мне надо вечером поработать, – добавил он, указывая на портфель. – Дэвид заболел и попросил меня помочь ему.

Милдред чуть было не проговорилась, что виделась с Дэвидом, но вовремя прикусила язык.

– Кто? – изобразила удивление она. – Ах да, друг, у которого ты одалживал машину. Должна сказать, твоя мне нравится больше.

Уолтер пропустил это замечание мимо ушей и, не глядя по сторонам, пошел к дому. Милдред последовала за ним, не в силах оторвать глаз от его широких плеч. Он выглядит в этом костюме очень сексуально, мелькнуло у нее в голове. Впрочем, этот мужчина выглядел сексуально в любой одежде… и особенно без нее.

– Что-нибудь случилось? – поинтересовался Уолтер, отпирая дверь и пропуская ее вперед.

Милдред стоило огромного труда безмятежно улыбнуться.

– Да нет, ничего особенного, – пожала плечами она. – Просто я решила, что нам нужно поговорить.

Уолтер поджал губы.

– Я поставлю чайник, – сказал он и прошел в маленькую кухню. – У меня, кажется, есть печенье, – добавил он. – Я помню, что ты предпочитаешь кексы, но у меня их, к сожалению, нет.

– Ничего страшного, – отозвалась Милдред, опираясь на стойку, отделяющую кухню от столовой, и наблюдая, как Уолтер заваривает чай. – Хорошо ли ты провел выходные?.. – попыталась начать разговор она.

Уолтер молчал, и она вдруг подумала, что прежде этот человек никогда не лгал ей. Значит, и о ребенке он говорил правду? – вдруг осенило ее.

– А у меня был… приятный уик-энд, – медленно произнесла она.

– Ну вот, все готово. Присаживайся, – предложил Уолтер. – Сейчас достану чашки.

Милдред старалась не думать о машине, которую она видела возле дома. Да это мог быть кто угодно, убеждала себя она. Номеров Дэвида она не запомнила, а автомобилей этой марки было в Лондоне пруд пруди, так что Уолтеру не о чем беспокоиться. Но смутное беспокойство, похожее на тревожное предчувствие, не покидало ее.

– Зачем ты приехала, Милдред? – спросил Уолтер, поднимая глаза от чашки. – Что ты хотела мне сказать? Если ты собиралась извиниться, то, ей-Богу, не стоит. Предупреждаю, я не в настроении слушать твои россказни.

– Это не извинения. – Милдред поставила свою чашку на стол. – И, если мне не изменяет память, я никогда не врала тебе.

– Вот как? – насмешливо вскинул брови Уолтер. – А ты забыла, как говорила, что больше не собираешься встречаться с Элджерноном Делмаром?

– Почему же? Я это помню.

– Тогда зачем ты приехала в Лондон, если не для того, чтобы повидаться с ним?

– Я приехала к тебе. – Милдред наблюдала, какое впечатление произвели на Уолтера ее слова. – Понимаю, тебе трудно в это поверить, но я хочу, чтобы мы начали все сначала.

Уолтер высоко поднял брови.

– Сначала? Но ты же сама…

– Я не имею в виду то, что произошло между нами в пятницу вечером, – перебила она его. – Речь идет не о сексе.

– Вот как? – фыркнул он.

– Да. – Она посмотрела ему в глаза.

– А тебе не приходило в голову, что в пятницу между нами была любовь, а не секс? – прищурившись, спросил он. – Это совершенно разные вещи. Впрочем, в субботу утром ты действительно повела себя так, словно эта ночь для тебя ничего не значит.

– Я хотела поговорить не об этом, – тряхнула головой Милдред.

– Разве? – Уолтер, явно полагая, что победил в этой словесной дуэли и скрестил руки на груди, борясь с искушением коснуться Милдред. – Послушай, ты прекрасно знаешь, что я люблю тебя, и время не властно над моим чувством к тебе. Неужели ты этого еще не поняла?

Глаза Милдред вспыхнули и засияли.

– Я пришла сказать, что хочу, чтобы ты вернулся ко мне.

Уолтер замер, не веря своим ушам.

– Ты этого хочешь?.. Ты? – наконец едва выговорил он.

– Да. Я хочу, чтобы ты вернулся в Стоунхилл, и мы снова были вместе.

– Ты… Ты серьезно?

– Вполне. – Краска залила ее щеки и шею.

– Но еще пару недель назад ты даже не предполагала, что мы вновь увидимся… – В голосе Уолтера звучало сомнение.

– Знаю, – мягко сказала она. – Но судьба распорядилась иначе.

– Я тебе не верю, – покачал головой он.

– Почему? – Ее лицо стало серьезным, почти мрачным.

Уолтер сжал руками голову.

– Это какое-то безумие!

– Но почему?

– Потому что если бы ты меня любила, то не рассталась бы со мной.

– Ну, это как посмотреть, – сухо сказала Милдред. – Ты ведь сам ушел от меня. Согласна, я не пыталась тебя удержать, но если бы ты остался, мы бы во всем разобрались.

– Ты поверила, что потеряла ребенка из-за меня, Милдред! Мало того, ты даже не подумала о том, что и я потерял его тоже, – напомнил он. – Меня обвинили во всем, даже в том, что тебе пришлось избавиться от него. – Его голос прервался. – А ты ничего не хотела слушать, решив, что я лгу. И на этом все было кончено.

– Знаю, – глухо сказала она. – Но попытайся понять и мои чувства. Мне сказали… Господи, ты прекрасно знаешь, что мне сказали. Меня это потрясло. Теперь я понимаю, что старый врач ошибся, но тогда я была не в состоянии рассуждать здраво.

Уолтер во все глаза смотрел на нее.

– А лорд Персивал знает о твоем решении?

– Это неважно. Я здесь потому, что люблю тебя.

– Но ему известно, где ты?

– Да разве в этом дело? Главное, что мы любим друг друга. – Милдред запнулась. – То есть я верю, что любим, иначе не приехала бы.

– Ты же понимаешь, что каковы бы ни были наши чувства друг к другу, твой дед никогда не допустит, чтобы мы вновь объединились, – с безнадежностью в голосе пробормотал Уолтер. – Он меня ненавидит и ненавидел всегда.

– Уолт! – Милдред встала и подошла к нему. – Забудь о нем. Он не имеет к нам никакого отношения.

– Еще как имеет. – Кулаки Уолтера сжались. – Я еще тогда пытался объяснить это тебе. Не сомневаюсь, что это он поручил доктору Сондерсу обвинить меня в том, что ребенок болен, чтобы заставить тебя прервать беременность.

Милдред в отчаянии смотрела на него.

– Я никогда не поверю, что дедушка способен на такое! Он обидел тебя, я знаю, обидел нас обоих, но нельзя позволять этому чувству встать между нами. Признаю, я была не права, мне не нужно было прислушиваться к его словам. Теперь я знаю, что ты ни в чем не виноват.

– Значит, теперь ты веришь, что на самом деле я здоров?

– Да. – Она провела рукой по его щеке. – Но в тот момент на меня обрушилось такое горе… И я обвинила во всем тебя.

– Ты поверила объяснениям деда?

– Да. – Милдред готова был признать, что именно лорд Персивал вбил ей в голову эти мысли, изложив версию доктора Сондерса. – Послушай, давай оставим прошлое и начнем все сначала. Разве это не в наших силах?

Уолтер не поднимал головы.

Слезы медленно покатились по щекам Милдред. Все было уже сказано. Она любила его. Он и только он нужен ей в жизни.

– Твой дед всегда считал, что я тебе не пара, тихо произнес Уолтер. – Он говорил мне, и не однажды, что наш брак окажется недолгим. Ему хотелось, чтобы ты вышла замуж за богатого человека из высшего света. Ты же знаешь, как ему хочется восстановить поместье.

Милдред молча смотрела на Уолтера. Это правда, думала она. Лорд Персивал всегда был одержим этой идеей. Он сам вырос в Стоунхилле и, без сомнения, покинул замок с глубокой тоской и болью. Поместье по завещанию его сына унаследовала Милдред, и Персивал переехал в Саммерхаус, но на этом его связь с родовым гнездом не прервалась. Когда родители Милдред погибли, он стал ее опекуном, и это доставляло ему глубокое удовлетворение. Он безумно любил внучку и держал под контролем все, связанное с ней. А значит, для того, чтобы сохранить такое положение вещей, был готов на все!

Старик не одобрял замужества внучки, но Милдред не позволила его чувствам встать между нею и Уолтером. Поэтому ей трудно было поверить, что дед высказывал свои сомнения ее мужу.

– Ты никогда не говорил мне об этом! – воскликнула она.

– Да. Если я скажу, что не хотел расстраивать тебя, ты ведь мне не поверишь. – Он пожал плечами. – Меня совершенно не волновали слова твоего деда. Пока ты меня любила, меня ничто не волновало. – Он взял ее лицо в свои ладони. – Я люблю тебя и всегда любил. – Он губами стирал слезы с ее щек. – Даже когда мне пришлось уехать, и я убеждал себя, что ненавижу тебя, все равно ты была в моем сердце.

– Это правда? – подняла глаза Милдред.

– Да.

В сущности, если бы не дедушка, я бы никогда не задумалась о новом браке, подумала Милдред, но старик без конца твердил, что Стоунхилл должен остаться в семье, а я обязана родить ему правнука, чтобы поместье не перешло в руки дальних родственников.

– Ты мне не веришь? – Уолтер отстранился и заглянул ей в глаза, – Ты всегда думала, что я лгу. Господи, Милдред, зачем ты завела этот разговор?

– Нет. – Она схватила его за руки. – Ты ошибаешься. Я верю тебе. Дай мне немного времени. Я хочу сказать дедушке, что мы с тобой снова должны быть вместе.

Губы Уолтера дрогнули.

– А что, если он убедит тебя в обратном?

– Ему это не удастся, – твердо заявила Милдред.

– Я не уверен.

– А я уверена. – Она упрямо подняла голову. – Все дело в том, что меня больше не волнует его мнение. Я знаю, что дело не в тебе, и мне этого достаточно.

Она повернулась и вышла.

15

Милдред внезапно проснулась, силясь понять, что ее встревожило. Было еще темно. Она приподнялась, опираясь на локти, и сонно огляделась вокруг. Слабый свет уличных фонарей едва проникал сквозь задернутые шторы. Ее охватило чувство, что в спальне кто-то есть. Она напряженно прислушалась, но все было тихо.

И вдруг она сразу все вспомнила. Конечно, здесь кто-то есть! Уолтер! Она приехала к нему вчера и убедилась в том, что он любит ее. Теперь они снова будут вместе.

Милдред улыбнулась и повернулась, чтобы увидеть его голову рядом на подушке, прикоснуться к нему, ощутить его тепло…

Но Уолтера не было рядом! Милдред был настолько уверена, что ее разбудил именно он, что теперь ее охватило страшное подозрение. Неужели все случившееся – только плод ее разгоряченного воображения, а любовное томление – лишь ночная фантазия?..

Стон вырвался из ее груди. Нет! Не может быть! Это не гостиничный номер, а квартира Уолтера, и всю ночь он снова и снова доказывал ей свою любовь. Такое не могло присниться! Это правда!

Горячие слезы покатились по ее щекам. Я не могла все это выдумать, мысленно твердила Милдред, ведь я же хорошо помню его страстные прикосновения, тяжесть его тела, объятия… И потом, ночные видения не оставляют на теле таких явственных следов… Господи, как он был ненасытен!

Они любили друг друга то медленно и страстно, то поспешно и яростно. И каждый раз, когда она оказывалась на вершине блаженства, защитная броня, охранявшая ее все эти годы одиночества, потихоньку таяла, пока совсем не исчезла.

Как бы то ни было, Уолтер – единственная опора в ее жизни, улыбнулась Милдред. Но где же он?

С трудом отгоняя сон, она села на кровати. Наверное, он встал, чтобы попить. Она погладила постель рядом с собой и почувствовала, что простыня еще хранит тепло его тела. Прохладный воздух коснулся ее разгоряченного лба, и она невольно вздрогнула. Господи, думала Милдред, я люблю его, так люблю, что сама не понимаю, как прожила без него целых пять лет.

После этой ночи она больше не сомневалась в его чувствах. Они снова поженятся, и как можно скорее, и она больше никогда его не отпустит!

Милдред снова мечтательно улыбнулась. Уолтер помирится с дедушкой. Разумеется, он ничего не забыл, но ради нее сумеет быть великодушным.

Она вздохнула и снова прислушалась. И все-таки, куда же он запропастился?

Внезапно раздавшийся из гостиной шум заставил ее замереть. До сих пор в квартире было тихо, но Милдред не сомневалась, что Уолтер где-то рядом, в кухне или ванной. Неожиданный грохот ошеломил ее.

Что там происходит? Она в страхе уставилась на дверь и, вдруг поняв, что Уолтеру может угрожать опасность, мгновенно выскочила из постели.

Из гостиной доносились хрипы, какие-то неясные голоса. Милдред сообразила, что совершенно раздета, схватила валявшуюся на полу рубашку Уолтера, сунула руки в рукава, торопливо застегнула пуговицы и рванула на себя дверь.

Молодая женщина щелкнула выключателем и в ужасе застыла. То, что она увидела, походило на кадр из боевика. Двое мужчин, в одном из которых она тут же узнала Уолтера, катались по залитому кровью полу. Незнакомец сжимал нож, а Уолтер, весь в крови от многочисленных порезов и ран, пытался выбить его из рук противника. То, что на нем были только шорты, давало нападавшему явное преимущество.

Милдред, до боли стиснув кулаки, беспомощно оглядывалась вокруг. В это время нападавший нанес Уолтеру страшный удар в челюсть. Он был явно крупнее противника, одет во все черное, руки скрывали перчатки, а голова пряталась под маской с прорезями для глаз.

У Милдред затряслись поджилки. Она не сомневалась, что незваный гость – таинственный похититель документов. Уолтер, наверное, услышал, как он забрался в квартиру, и преградил ему дорогу.

Господи! Нужно что-то делать! Если что-нибудь случится с Уолтером, она никогда себе этого не простит. Не может же она безучастно наблюдать, как этот негодяй убивает его!

Между тем Уолтеру каким-то образом удалось выбраться из-под своего противника и вцепиться ему в горло. Милдред вскрикнула. Если он задушит этого мерзавца, то погубит свою жизнь.

Но тут Уолтер заметил ее и на мгновение ослабил хватку. Противник воспользовался этим и изо всех сил ударил его локтем в солнечное сплетение. Уолтер задохнулся, руки его бессильно повисли, и незнакомец вырвался на свободу. Презрительно глядя на поверженного врага, он раскачивался на каблуках. В руке его по-прежнему поблескивал нож.

Ни секунды не раздумывая, Милдред бросилась вперед и как кошка прыгнула на спину бандиту, вцепившись в него руками и ногами. Нащупав прорези для глаз, она впилась в них ногтями. Пока преступник пытался стряхнуть ее, Уолтер пришел в себя и вывернул ему руку, выхватив нож. Он слегка пошатывался – видимо, потерял много крови, – его руки и ноги были покрыты порезами, а рана на боку выглядела просто ужасно, но выглядел он столь свирепым и решительным, что Милдред едва узнавала его.

Незнакомец по-прежнему старался избавиться от нее. Она вцепилась в грубую шерсть маски и изо всех сил рванула ее. Открылась коротко остриженная голова, мощная шея. Незнакомец повернулся.

– Дэвид?! – вскрикнул Уолтер. – Боже милостивый!

Тот тяжело перевел дыхание.

– Да, это я.

* * *

Позже, много позже, когда полиция забрала Дэвида, а Уолтер вернулся из госпиталя после перевязки, он рассказал о том, что произошло до появления Милдред.

– Я вышел на кухню попить, когда услышал за своей спиной шорох, и тут он набросился на меня.

– Когда я приехала к тебе, мне показалось, что я узнала преследовавшую тебя машину Дэвида, но я не была уверена в этом, поэтому ничего тебе не сказала, – призналась Милдред. – Боже, какая я дура! Можно было все предотвратить…

– Перестань казнить себя, – успокоил ее Уолтер. – Мы ничего бы не смогли сделать, а теперь у полиции есть все доказательства вины Дэвида. В сложившейся ситуации он не мог отпираться и во всем признался.

– Это он украл документы? – спросила Милдред.

Уолтер, полулежа на софе, устало посмотрел на нее.

– Да. Ты оказалась права.

– Но зачем он тогда помогал тебе, когда ты был под подозрением?

– Он чувствовал себя в безопасности, пока под следствием находился я, – прикрыл глаза Уолтер.

– Но именно Дэвид сообщил, что подозрения с тебя сняты… – задумчиво произнесла она. – Ничего не понимаю!

– Да, и это была правда. Ему стало известно, что у полиции появился новый подозреваемый, но он не знал, кто именно, и надеялся, что на повторном допросе эта информация может стать известна мне.

– Поэтому он так интересовался ходом следствия? А мы-то думали, что им движут дружеские чувства, – протянула Милдред.

– Этот человек специально обучен промышленному шпионажу и неплохо разбирается в характерах. Он сразу заподозрил, что ты сможешь разобраться в ситуации, и постоянно был настороже.

– Теперь понятно, почему он пригласил меня к себе! – воскликнула Милдред.

– Что?! – изумился Уолтер. – Ты была у него и ничего мне не сказала?

– Он позвонил и сказал, что болен, и я не могла не предложить ему свою помощь, – попыталась оправдаться Милдред. – Я действительно подозревала Дэвида, но он был твоим другом… – Она помолчала. – Это была такая странная встреча!

– Как ты могла так рисковать?! Это же преступник, он мог сделать с тобой, что угодно!

– Слава Богу, все закончилось хорошо, – успокаивающе произнесла Милдред и погладила его по плечу.

– Да, – кивнул Уолтер, – к счастью, я перехватил его еще в прихожей. Полагаю, он следил за нами и знал, что ты ночуешь здесь. Ему не было никакого смысла нападать на меня, его целью была ты, потому что он понял, что ты можешь высказать свои предположения в полиции.

У Милдред вдоль позвоночника пробежал холодок.

– Страшно подумать, что произошло бы, не окажись ты в нужное время в нужном месте.

– Если бы он тебя пальцем тронул, я бы просто убил его. Никогда не предполагал, что способен на такое. А когда я увидел тебя на пороге гостиной, то даже растерялся.

– Но ты же должен был знать, что я вошла. Я ведь включила свет.

– Конечно, но у меня голова гудела от удара этого мерзавца, и я плохо соображал, что происходит.

– Я чуть все не испортила? – спросила Милдред, проведя пальцем по его брови.

– Уолтер поймал ее руку и поднес к губам.

– Ты была просто великолепна! Прыгнула ему на спину, как дикая кошка, – сказал он и, помолчав, добавил: – Во всей этой истории есть и моя вина, ведь я не закрыл дверь на задвижку.

– Да, – прильнула к нему Милдред.

– А Дэвид, должно быть, сделал дубликат с моих ключей. Я ведь оставлял их ему, когда уезжал к тебе в Стоунхилл.

Он положил ей руку на затылок и притянул к себе. Губы их встретились, и желание вспыхнуло с новой силой, сжигая в своем огне боль и недоверие прошлых лет. Несмотря на свои раны, Уолтер страстно целовал Милдред, и лишь когда она прижалась к нему всем телом, невольно застонал.

– О, извини! – с раскаянием воскликнула она.

– Ничего страшного, – с усилием улыбнулся он. – Просто мне надо быть немного осторожнее.

Милдред расстегнула ему рубашку и прикоснулась губами к бинтам, покрывающим грудь.

– Пойдем спать, – прошептала она.

– Я уж думал, ты никогда этого не скажешь, – усмехнулся он.

Она поцеловала его в уголок рта.

– Я люблю тебя! И никто, даже мой дед, не сможет нас разлучить.

16

С тех пор, как Уолтер поймал Дэвида, прошло два месяца. Преступление, в котором его обвиняли, было настолько серьезным, что ближайшие несколько лет ему предстояло провести за решеткой.

Уолтер искренне недоумевал, как он мог работать рядом с таким человеком и ничего не подозревать, и Милдред утешала его, как могла.

– Тебе такое просто в голову не могло прийти. Он же вел себя, как самый обычный человек, – говорила она.

Уолтер подал начальству заявление об уходе и предупредил миссис Томпсон, что квартира ему больше не понадобится. К сожалению, он не мог оставить работу немедленно, потому что нужно было закончить кое-какие дела, и поэтому Милдред возвратилась в Уорикшир одна. Но каждый вечер они подолгу болтали по телефону, а по пятницам Уолтер мчался в Стоунхилл, чтобы провести с ней уик-энд. Они снова привыкали друг к другу и по обоюдному согласию решили никого не посвящать в свои планы, пока Уолтер не переберется в поместье.

Милдред трудно приходилось в беседах с дедом – и лгать не хотелось, и сказать всей правды она пока не могла.

Когда однажды утром Уолтер и Милдред вместе появились в Саммерхаусе, лорд Персивал встретил их с явным неудовольствием.

– Я всегда знал, что тебе нельзя доверять, – сказал он Уолтеру и, когда Милдред запротестовала, повернулся к ней с откровенным разочарованием. – Пока этот мужчина будет в твоей постели, ты и на секунду не задумаешься о судьбе поместья. Но в один прекрасный день ты поймешь, что я сделал для Стоунхилла и для тебя, и тебе станет стыдно.

– Сомневаюсь, милорд, – с ледяной вежливостью возразил Уолтер. – Я люблю Милдред, и это значит для меня гораздо больше, чем груда старых кирпичей.

– Стоунхилл – это не груда кирпичей, – в ярости воскликнул старик. – Это ее родовое гнездо! – Он презрительно взглянул на собеседника. – Тебе, разумеется, этого никогда не понять, ты же человек без роду без племени… Но без капитала, настоящего капитала, которым владеют Делмары, поместье не дотянет до следующего века.

– Так вот почему ты выгнал Уолтера, – вздохнула Милдред. – Потому что у него нет денег?

– Дурочка! – фыркнул лорд Персивал и взглянул на Уолтера. – Никто его не прогонял, он сам уехал. У тебя короткая память, моя дорогая внучка! Твой муж уехал, когда ты узнала, что он стал причиной болезни твоего ребенка.

– Это неправда! – задохнулся от возмущения Уолтер. – Вы же знаете, что это не так!

– Мне известно только одно, – жестко бросил его светлость. – Мой правнук был убит. Убит, Милдред! Никогда не забывай этого. Разумеется, если тебе повезет, у тебя могут быть еще дети. Но помни, твой первенец не родился благодаря этому мужчине!

– Хватит! – Уолтеру показалось, что это слово непроизвольно сорвалось с его губ, но его сказала Милдред. Он до боли сжал ее запястье и потянул к двери. – Я больше не желаю этого слушать, – добавила она. – И если ты захочешь когда-нибудь увидеть меня, то прежде тебе придется извиниться перед моим мужем!

Старик был непреклонен:

– Ни-ко-гда.

Уже у двери Уолтер обернулся и нанес лорду Персивалу последний удар:

– Думаю, вам следует побеседовать с доктором Сондерсом, может быть, он напомнит вам истинный ход событий.

* * *

Через несколько дней после этой неприятной встречи в Стоунхилл пришло письмо, адресованное миссис Ферраби.

Это несколько преждевременно, удивленно размышляла Милдред, вертя в руках конверт. Во-первых, мало кто знает, что Уолтер переселился сюда, а во-вторых, нас еще не связывают супружеские узы. Ей хотелось надеяться, что в письме содержатся добрые вести, но на конверте стояло название адвокатской конторы деда, и это вселяло в ее сердце тревогу.

Поразмыслив, Милдред решила прочитать его вместе с Уолтером.

Что теперь будет? – обеспокоенно думала она, нерешительно останавливаясь на пороге библиотеки, где Уолтер просматривал счета с Чарли Палмерсом, управляющим поместьем. Он взял на себя эти заботы, и все утро они вдвоем изучали бухгалтерские книги. Предварительные итоги показывали, что год складывался неплохо, но осень скоро закончится, и поток туристов иссякнет.

Уолтер знал, что денег недостаточно, и настаивал на том, чтобы снова устроиться работать, но Милдред отговаривала его.

Сейчас она была почти уверена, что снова беременна, и не хотела, чтобы их возродившимся отношениям что-то мешало. Она и так заплатила слишком высокую цену за свое счастье. Поэтому Милдред еще ничего не сказала Уолтеру и, хотя не сомневалась, что он будет счастлив, боялась обнадеживать его, пока сама окончательно не будет уверена в своей беременности.

А теперь еще это письмо! Милдред испытывала искушение выбросить его, но миссис Робинс вручила ей конверт с таким значительным видом, что теперь ничего не оставалось, как показать письмо Уолтеру.

Она сделала глубокий вдох и шагнула в комнату. Увидев ее, Уолтер озорно улыбнулся и с наслаждением распрямился, оторвавшись от бумаг. Милдред отлично знала, о чем он подумал, когда его глаза остановились на ее стройной фигуре.

– Вот, сегодня пришло, – сказала она неловко, протягивая ему конверт.

Чарли Палмерс мгновенно поднялся.

– О, уже время ланча. – Он потянулся к пиджаку, висевшему на спинке стула. – Вы прекрасно выглядите, миледи! – Управляющий повернулся к хозяину. – Продолжим после ланча?

– Завтра, Чарли, завтра. – Уолтер, не сводя глаз с Милдред, обошел стол и заключил ее в объятия. – Давайте продолжим завтра в десять, хорошо?

Палмерс кивнул и, снова взглянув на Милдред, вышел. Едва дождавшись, пока за ним закроется дверь, она прильнула к Уолтеру в страстном поцелуе, и он замер, погрузив руки в золотистую копну ее волос.

– Что ты со мной делаешь! – слабо прошептала молодая женщина.

Она никак не могла привыкнуть к его ненасытности. Не то что бы ей это не нравилось, просто она была более стеснительной.

– Я люблю тебя, – сказал Уолтер, и его дыхание защекотало ей висок.

По установившейся с возвращения Уолтера в Стоунхилл традиции они проводили время ланча у себя в комнате, причем отнюдь не кулинарные изыски занимали их внимание.

– Думаю, нам нужно прочитать это письмо, – грустно сказала Милдред, положив голову ему на плечо. – Оно выглядит очень официально.

Он неохотно взял конверт.

– Стоунхилл принадлежит тебе, и этого никто не может изменить. Странно…

– Видимо, это от деда. – Милдред не могла кривить душой. – Он настолько расстроен нашим примирением, что решил отныне общаться со мной только официально.

– Тем хуже для него, – сухо отозвался Уолтер, вскрывая конверт. – Ты не ошиблась, это послание от его адвокатов, Гилмора и Броуди.

– Вот видишь, – печально опустила голову она. – Ну, что там?

Собственно, в конверте лежали два письма. Одно – явно от адвокатов, а второе – в отдельном запечатанном конверте. Уолтер быстро пробежал глазами краткое сообщение на официальном бланке адвокатской конторы и вскрыл второе письмо. По мере того как он читал, лицо его все больше мрачнело. У Милдред душа ушла в пятки.

– Это не от лорда Персивала, – наконец сказал Уолтер. – Оказывается, доктор Сондерс – тоже клиент Гилмора и Броуди. – Он тяжело вздохнул и протянул ей письмо. – Прочитай.

Послание адвокатов было немногословным. В нем сообщалось, что их клиент, Хьюберт Сондерс, обратился с просьбой довести до мистера и миссис Ферраби прилагаемую информацию, а также сделал письменное распоряжение, которое хранится в конторе «Гилмор и Броуди». Так что, если миссис и мистер Ферраби пожелают вступить во владение имуществом, оговоренным в распоряжении, то, по воле клиента, они могут сделать это в любой момент.

Милдред подняла голову от письма и изумленно взглянула на Уолтера. Он невидящим взглядом уставился в окно, и ей показалось, что его мысли витают где-то очень далеко.

Боже правый, думала она, что же написал старый доктор? Что еще он может добавить к уже сказанному? Дрожащими руками она развернула второе письмо.


«Мои дорогие Милдред и Уолтер!

Я давно хотел написать это письмо, но, пока была жива моя жена, вынужден был молчать и скрывать от нее свой грех. Она несколько лет тяжело болела, прежде чем провидение положило конец ее страданиям, и я не мог усугублять ее мучений саморазоблачением.

Твой дед, Милдред, умеет убеждать, как никто на свете, но я твердо уверен, что в иных обстоятельствах не поддался бы на его уговоры. Но, как я уже сказал, Дебора была больна, и ей требовалась неотложная операция.

В то время это можно было сделать только за океаном. Я всего лишь врач общего профиля, и моего жалованья не хватало, чтобы оплатить нашу поездку в США и лечение, а в обмен за мою услугу лорд Персивал пообещал свою финансовую помощь. Справедливости ради должен сказать, что это подарило Деборе несколько месяцев жизни.

Вы легко поймете, в чем заключалась моя роль. Твой дед, Милдред, убедил меня поставить Уолтеру такой диагноз, чтобы появились основания прервать твою беременность. Разумеется, теперь поздно сожалеть об этом. Персивал добился своего – ваш брак распался.

После смерти Деборы я несколько раз порывался рассказать вам правду, но полагал, что уже ничего нельзя исправить. Однако когда несколько дней назад Персивал рассказал мне, что вы снова вместе, я понял, что у меня появился шанс.

Нет нужды говорить, Милдред, что твой дед ничего не знает ни об этом письме, ни о сделанном мной распоряжении, которое я оставил на хранение у Гилмора и Броуди. Поступайте с имуществом по своему усмотрению. После смерти Деборы мне нечего больше терять.

И еще. Я понимаю, что хочу слишком многого, но умоляю вас о прощении. Это значит для меня несравненно больше, чем то, как вы распорядитесь имуществом».


Стон, вырвавшийся у Милдред, когда она дочитала письмо, заставил Уолтера обернуться. В его лице не было ни кровинки.

– Ты прочитала, – сказал он безжизненным тоном, скорее утверждая, чем спрашивая.

Хотя она понимала его чувства, у нее по спине пробежал холодок.

– Да, – сказала она. – Вот, наконец, и доказательство твоей правоты.

– Ты относишься к этому всего лишь как к доказательству? – Уолтер схватился за голову. – Поверить не могу, что твой дед способен на такое.

– Вероятно, у него были на это свои причины.

– Я никогда ему этого не прощу, никогда!

– Ты должен это сделать, – покачала головой Милдред.

– Почему? Потому что старик Сондерс признался во всем? Он был лишь слепым орудием в руках лорда Персивала, который воспользовался его любовью к смертельно больной жене, чтобы добиться своей цели.

Милдред тяжело вздохнула.

– Я знаю.

– Что ты собираешься делать? – сурово спросил Уолтер. – Полагаю, ты должна обратиться к адвокату…

Она пересекла комнату и нерешительно положила ладонь на его руку.

– Я не буду этого делать. Зачем? Прошлого не вернешь.

– Но ведь наш ребенок родился бы здоровым, – горько сказал Уолтер, слегка отстраняясь, словно ее прикосновение причиняло ему боль. – Этот поступок равносилен убийству!

Милдред снова взяла его за руку.

– Его уже не воскресишь, – со слезами в голосе произнесла она.

– Я знаю, ты не верила, что твой дед до такой степени не любил меня, но я-то всегда это знал. Мы с ним серьезно поговорили в тот день, когда ты уезжала в Саммерхаус. Лорд Персивал прекрасно понял, что мне известна его роль в истории с ребенком, хотя и не признался в этом. Но мы оба думали, что ты никогда не поверишь мне. Теперь ты узнала правду…

– Послушай, нам пора покончить с печальным прошлым, – мягко сказала Милдред. – Наша любовь не нуждается ни в каких доказательствах.

– И ты сможешь все забыть?

Она обвила руками его шею.

– Дорогой мой, я верю, что мы сможем начать все сначала.

Уолтер обнял ее, и краски наконец вернулись на безжизненное лицо молодой женщины.

– Боже! – выдохнул он. – Я боялся, что признание доктора снова вобьет клин между нами.

– Никогда! – твердо заявила Милдред.

* * *

Однажды утром из Саммерхауса пришла печальная весть. У лорда Персивала случился удар.

– Это произошло вскоре после ухода доктора Сондерса, – всхлипывала в телефонную трубку экономка. – Я сразу же вызвала «скорую помощь», и его светлость отвезли в госпиталь святого Патрика.

– Ты должна туда поехать, – не колеблясь сказал Уолтер, когда Милдред сообщила ему новость. – Ты потом никогда не простишь себе, если этого не сделаешь, – ведь он все-таки твой дед.

Милдред вернулась из госпиталя заполночь. Ее заплаканное лицо прояснилось, когда она увидела Уолтера. Он притянул молодую женщину к себе, и она сообщила, что лорд Персивал скончался час тому назад, а перед смертью признался ей во всем.

Милдред и Уолтер ничего не сказали друг другу, но в глубине души оба подозревали, что в печальном событии частично повинен Хьюберт Сондерс. Наверное, он рассказал старику о своем поступке, и сердце Персивала не выдержало.

– Я не говорила ему о его письме, – сказала Милдред позже, когда они уже легли. – Дедушка, вероятно, хотел, чтобы я поверила, что он изменил свое мнение о тебе. Во всяком случае, он сказал, что надеется, что теперь, когда я знаю правду, мы с тобой будем счастливы.

– Он остался верен себе до самой смерти. Старик всегда любил, чтобы последнее слово оставалось за ним, – мягко заметил Уолтер.

– Думаю, да, – вздохнула Милдред.


Похороны лорда Персивала вылились в грандиозное событие. В его имение съехались высокопоставленные особы, чтобы отдать покойному последний долг. Разумеется, был здесь и старый доктор.

Он воспользовался удобным случаем, чтобы поговорить с Милдред и Уолтером, и признался, что хотя и приезжал перед болезнью старого друга в Саммерхаус специально, чтобы рассказать о своем поступке, но так и не отважился это сделать.

– Теперь я ничем не могу подтвердить, что в моем письме изложена чистая правда.

Милдред и Уолтер переглянулись.

– У нас есть доказательства этого, – сухо сказала Милдред, которая была не в состоянии осуждать старика сейчас, у края свежей могилы.

– Слава Богу! – воскликнул Сондерс. – Значит, Персивал во всем раскаялся.


Ознакомившись с последней волей деда, Милдред поручила адвокатам отказаться от завещания Хьюберта Сондерса. Лорд Персивал в очередной раз изумил внучку. Он завещал Саммерхаус ее мужу.

– С тем, чтобы мистер Ферраби распорядился имением по своему усмотрению, – торжественно провозгласил адвокат.

– Старый хитрец! – прошептал Уолтер на ухо Милдред. – Он-таки добился своего. Если мы продадим или сдадим в аренду Саммерхаус, у нас будут деньги на восстановление Стоунхилла! – Он помолчат, и лицо его помрачнело. – Если бы твой дед в свое время преодолел свою гордыню и смирился с твоим замужеством, нашему ребенку было бы уже почти пять лет, – с грустью произнес он.

Милдред прижалась к нему.

– У нас будут другие дети.

– Надеюсь, – согласился Уолтер, и она бросила на него шаловливый взгляд.

– Знаешь, я должна тебе кое-что сказать…


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16