КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 437951 томов
Объем библиотеки - 607 Гб.
Всего авторов - 206433
Пользователей - 97743

Впечатления

DXBCKT про Зорич: Ты победил (Фэнтези)

Вторая часть уже полюбившейся (мне лично) СИ «Свод равновесия» (по сравнению с первой) выглядит несколько «блекло», однако это (все же) не заставляет разочароваться в целом. Не знаю в чем тут дело, наверное в том — что если часть первая открывает (нам) некий новый и весьма интересный мир в жанре «фентези», то часть вторая представляет собой лишь некое почти детективное (с элементами магии) расследование убийства некого особо-уполномоченного лица (чуть не сказал «особиста»)) на каком-то затерянном острове, расположенном в далекой-далекой провинции.

В связи с этим (в первой половине книги) у читателя наверняка произойдет некое «падение интереса», однако (думаю) что это все же не повод бросать эту СИ, не дочитав до финала. Кстати, (по замыслу книги) ГГ (известный нам по первой части) так же сперва воспринимает свое назначение, как некую почетную ссылку (мол, спасибо на том, что не казнили)... но вскоре события (что называется) «понесутся вскачь».

Глупо заниматься пересказом «происходящего», однако нельзя не отметить что «вся эта ситуация» продолжает неторопливо раскрывать «тему данного мира» (и неких уже известных персонажей), пусть и не со столь «яркой стороны» (как это было в начале), но чем ближе к финалу — тем все же интереснее...

В искомом финале нас ожидают масштабные «разборки» и «ловля на живца» (в которой как ни странно наживка в виде гиганских червяков, играет совсем не последнюю роль)). Резюмируя окончательный вердикт — эту СИ буду вычитывать дальше... хоть и без особого фанатизма))

P.S И конечно эту часть можно читать вполне самостоятельно (без учета хронологии), однако желательно сперва прочесть часть первую, иначе впечатления от прочтения (в итоге) останутся вполне посредственными.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Shcola про Андрианов: Я — некромант. Гексалогия (Юмористическое фэнтези)

Когда же 6 часть дождёмся то.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Витовт про Данильченко: Имперский вояж (тетралогия) (Боевая фантастика)

Спасибо автору, за волну всколыхнувшую память, и пусть всё было не совсем так как описано в романе, чувства возникшие при прочтении дорого стоят!

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Shcola про Пехов: Белый огонь (Боевая фантастика)

Алексей Юрьевич Пехов стал писать от лица шалав? Он стал заднеприводным, вот уж что читать не стану точно.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Shcola про Лесневская: Жена Командира. Непокорная (Постапокалипсис)

Какая то страшно еврейская фамили

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Смирнова: Стив [СИ] (Эротика)

автор знает толк в извращениях

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Ардова: Мужчина моей судьбы (Любовная фантастика)

как-то продолжение напрашивается, не все герои (героини) пристроены

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Интересно почитать: Трейдинг сегодня

Навстречу удаче (fb2)

- Навстречу удаче (пер. Сергей Михайлович Саксин) (и.с. Искушение (Радуга)-66) 523 Кб, 149с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Джина Уилкинс

Настройки текста:



ПРОЛОГ

— Ты ведь окажешь мне эту крошечную услугу, правда, Бенджи?

— Мама, я же просил не называть меня так. А то я всякий раз чувствую себя маленькой лохматой шавкой.

Переложив телефонную трубку к другому уху, Бенджамин Лак потянулся за чашкой кофе, стоявшей перед ним на столике. «Крошечные услуги», о которых просила мать, обычно требовали от него титанических трудов, и он пожалел, что под рукой нет ничего крепче кофе. Почему-то у Бена возникло предчувствие, что не мешало бы ему выпить еще до завершения этого телефонного разговора.

— Извини, дорогой. Я постараюсь запомнить. Так, о крошечной услуге… — сказала мать, возвращаясь к причине междугородного звонка на квартиру Бена в Портленд, штат Огайо.

— «Крошечной»? — недоверчиво переспросил Бен. — Ты хочешь, чтобы я на неопределенное время забросил работу и стал носиться зайцем по всей стране, разыскивая сбежавшую дочь твоей полоумной подруги? Дочь, которой, заметим, уже давно исполнился двадцать один год и которая имеет полное право убегать из дому, если ей заблагорассудится.

— Но, дорогой, ты же сам говорил, что теперь, когда ты покончил с последним делом, у тебя появилось немного свободного времени. И я ведь не прошу тебя заняться чем-то совершенно непривычным — ты же, в конце концов, и так занимаешься расследованиями.

— Мама, я расследую дела о попытках обмана страховых фирм. Едва ли это позволяет считать меня…

Мать беспечно пропустила его возражения мимо ушей, что нисколько не удивило Бена.

— И ты собирался взять неделю отпуска, верно? Так что не говори, что у тебя нет времени.

— Видишь ли, отпуск предполагает занятия тем, чем действительно хочется заняться. Лично я предпочел бы отдохнуть, развлечься, расслабиться.

— Но родные Энди очень беспокоятся. Раньше она ничего подобного не вытворяла — не бросала работу и не сбегала из дому, чтобы «найти» себя. Всегда была такая ответственная, такая разумная, такая надежная. Все считали, что она быстро возвратится домой, но прошло уже почти четыре месяца…

— Слушай, мам, я знаю, что вы с Глэдис Макбрайд дружны с незапамятных времен…

— Да, это так.

— …но, по-моему, мы не имеем никакого права вмешиваться в жизнь ее дочери, — твердым голосом продолжал Бен. — Ты сказала, Энди двадцать пять. Она уже давно совершеннолетняя и вольна поступать так, как ей угодно. У нас нет юридических прав выслеживать ее, нет никаких оправданий…

— Бен, я не сказала тебе еще кое о чем, — снова, осторожно подбирая слова, оборвала его Джесси Лак. — Энди не просто ушла из дому, тут кое-что посерьезнее.

Бен подавил стон. У Джесси всегда находилось «еще кое-что». И всегда это означало какой-то немыслимый переплет. В подтверждение этому Бен мог показать несколько шрамов.

— О чем ты мне еще не сказала, мама? — вздохнув, спросил он.

Мать осторожно кашлянула.

— Видишь ли, этот экстрасенс…

Закрыв глаза, Бен снова на ощупь потянулся за чашкой кофе. Было всего восемь утра, а ему уже хотелось выпить чего-нибудь покрепче.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Испуганный мальчуган только взглянул на ярко-красный нос Энди Макбрайд, на ее намалеванную, до ушей, улыбку и волосы всех цветов радуги — и тотчас же пронзительно заверещал, охваченный неподдельным ужасом. Такая реакция не была для Энди неожиданной, она уже знала, как с ней справляться. Быстро отступив от малыша на безопасное расстояние, она протянула ему пестрый воздушный шарик и засюсюкала:

— Не плачь, зайчишка. Хочешь, я дам тебе шарик?

Продолжая всхлипывать, мальчик с вожделением взглянул на воздушный шарик, но страх перед клоуном пересилил. Его отец, один из тех самоуверенных мужчин, которые не позволяют сыновьям плакать и которых Энди терпеть не могла, грубо подтолкнул сына вперед.

— Это же просто клоун, Бобби. Перестань хныкать и возьми шарик.

Энди, отступив еще на шаг, покачала покрытой париком головой.

— Не надо, не принуждайте его. Вот, возьмите шарик и дайте мальчику сами.

— Мой парень не станет трусить перед клоунами, — резко ответил мужчина, снова подталкивая упирающегося мальчика вперед.

— И все же лучше, если вы не будете сейчас настаивать, — сказала Энди, стараясь держаться от ребенка на некотором расстоянии.

— Гарольд, Бога ради, возьми шарик, — сердито приказала супругу мать ребенка. — Я хочу пить, да и устала, хорошо бы немного посидеть.

— Смотри, мама, клоун! Раздает воздушные шарики! Привет, клоун. Можно мне взять один? — воскликнула подбежавшая девочка в розовых штанишках.

Следом за ней спешили ее братья и сестры мал мала меньше, явно не страдающие клоунофобией. Отпихивая друг друга, они проталкивались поближе к Энди.

Несколько успокоенный энтузиазмом других детей, мальчик перевел взгляд с ухмыляющегося отца на обворожительную улыбку Энди и неуверенно протянул к шарику грязную ручонку. Энди вложила в нее веревку, стараясь не делать резких движений.

— Ну вот. Держи крепче, ты же не хочешь, чтобы он улетел?

— Я намотаю ему веревку на руку, — сказала мать мальчугана, уводя его прочь. — Спасибо, — добавила она, не оборачиваясь.

Сдавленно вздохнув, Энди переключилась на стайку детей, копошащихся у ее обутых в огромные башмаки ног и требующих к себе внимания.

— Ну, здравствуйте, мальчики и девочки! Кто хочет получить воздушный шарик?

— Я! Я!

Бен жевал яблоко в спасительной тени развесистого дуба и наблюдал за клоуном, работающим в нескольких ярдах от него. Вот, значит, какая эта Энди Макбрайд, размышлял он, пытаясь отгадать, как она выглядит под париком и толстым слоем грима. Разумеется, он видел фотографии, но смуглая миловидная девушка с темными волосами со снимков мало походила на это пестро разодетое, крикливо раскрашенное чучело. Если бы Бен не знал, кто перед ним, он затруднился бы ответить, мужчина или женщина скрывается под париком и мешковатым костюмом.

Оттянув ворот вязаной футболки с короткими рукавами, он подумал, как это Энди удается не взмокнуть под июльским техасским солнцем. На нем надето всего ничего, а он уже изнемог от жары, тогда как у нее даже пудра и румяна не тронуты потом.

Бен следил за девушкой уже полчаса, выгадывая момент, чтобы приступить к действиям. У него было безупречное прикрытие, но не хотелось начинать со лжи. И все же придется найти оправдание своему присутствию здесь. В парке перед цирком, заполненном детьми и их родителями, не так уж много праздно шатающихся в одиночку тридцатидвухлетних мужчин.

Возможно, следовало отнестись серьезнее к немыслимому предложению матери — одолжить на выходные пару детей. Весь вопрос в том, где их взять? Фирма «Малыши напрокат», усмехнулся Бен.

Насколько проще было бы подойти к девушке и сказать, что он — сын подруги ее матери и согласился оказать небольшую услугу ее родным: отыскать ее и убедиться, что с ней все в порядке. Но Бен дал слово своей матери, родителям Энди, ее сестре, зятю и бабушке, что не откроется ей, кто он такой и кто его послал, и теперь это связывало ему руки.

Мама, настанет день, когда кто-нибудь научится отвечать «нет» на твои просьбы о крошечных услугах, и надеюсь, что это буду я.

Когда толпа детей наконец отошла от клоуна, Бен, выбросив огрызок в урну, провел рукой по взъерошенным ветерком волосам и направился к Энди. И чуть не оказался сметен с ног ватагой дошколят всех видов, размеров и цветов, одетых в одинаковые желтые майки, говорящие об их принадлежности детскому саду «Улыбающиеся лица». Через мгновение Энди-клоун скрылась в море смеющихся, толкающихся, кричащих детей и трех измученных воспитательниц.

Она освободится не скоро, понял Бен. Подавив вздох, он решил скоротать время за прохладительным напитком.


Закинув ноги, обутые в тапочки без носков, на металлическое ограждение, Бен сунул в рот горсть попкорна, лениво взирая на разворачивающееся на арене представление. В рекламном проспекте, врученном ему в парке, значилось, что представление ежедневно по будням начинается в четыре часа. Бен вошел в просторный шатер одним из первых, поэтому занял место в первом ряду. У него не было желания шататься среди шумных балаганчиков, переполненных аттракционов и сувенирных ларьков, заполнявших остальную часть парка.

Уже пять часов околачивается он в парке, со вздохом подумал Бен, а так и не нашел возможности подойти к Энди. Каждый раз, когда он приближался к ней, его оттесняли толпы жадной до клоуна мелюзги.

Часа в два Энди исчезла окончательно. Бен предположил, что у нее обеденный перерыв. Назад она не вернулась, ее заменил другой клоун. Это его не встревожило, так как ему сообщили, что она участвует в дневных представлениях. Наверное, выйдет на арену одним из клоунов.

Клоунов в представлении было много, но ни один не напоминал Энди. Бен решил досмотреть зрелище до конца, так как не имел ни малейшего понятия о том, где ее искать помимо работы. У него не было ничего, кроме номера почтового ящика, которым она пользовалась, переписываясь с бабушкой.

Бен бывал на цирковых представлениях и получше, но, судя по всему, публика до двенадцати лет была довольна. Полноватую наездницу сменили два медлительных дрессированных слона, квартет танцующих пуделей, тощий канатоходец и воздушные гимнасты, сорвавшие несколько восторженных криков, но не у Бена. Затем снова появились клоуны и разыграли древнюю интермедию о человеке, застигнутом в доме пожаром.

Бен покончил с попкорном и залил его остатком третьей бутылки содовой. Его начинало подташнивать — возможно, потому, что он весь день что-то жевал. Ну да, сегодня он съел две сосиски в тесте — с перцем и с луком, початок жареной кукурузы, яблоко, обсыпанное сахарной пудрой пирожное, рожок мороженого, пакетик соленых ячменных хлопьев, плитку ириса с орехами и попкорн, который только что прикончил. А уж про бутылки содовой, которыми запивал все это, и говорить нечего — он сразу сбился со счета. Надо бы отказаться от жареного арахиса, который разносит по рядам настойчивый парень…

Тут Бен снова увидел Энди Макбрайд и совершенно забыл про взбунтовавшийся желудок. Только на этот раз она была одета не клоуном. На этот раз она была вообще едва одета.

На ней было открытое бледно-лиловое атласное платье размером не больше купальника, расшитое блестками, с глубокими вырезами по бокам, открывающими длинные соблазнительные ноги, затянутые в темные чулки. Со стрелками. Энди без видимого труда сохраняла равновесие на самых высоких, самых тонких каблуках, какие только доводилось Бену видеть… Ее обнаженные смуглые руки соблазнительно контрастировали с эффектным светлым костюмом. Бен оказался не единственным мужчиной среди зрителей, кто внезапно выпрямился в кресле и беззвучно произнес: «О черт!»

Если бы Бен не изучил внимательно все фотографии Энди, он, возможно, и не узнал бы ее, на снимках всегда строгую и чопорную. Сейчас ее почти черные волосы представляли собой пышную копну сексуально всклокоченных волос, ниспадающих на обнаженные плечи. Ее овальное лицо было умело накрашено, максимально выделяя большие темные глаза и полные чувственные губы.

Ощущая себя так, словно по нему только что прошелся слон, Бен заморгал и прикипел глазами к арене. Энди залезала в длинный узкий ящик, судя по всему горя нетерпением быть перепиленной пополам Великолепным Мило, пухлым, не первой молодости коротышкой в дешевом смокинге.

Значит, вот как Энди Макбрайд, еще недавно ассистентка зубного врача из Сиэтла, находит себя. Неудивительно, что ее ошарашенные родственники беспокоятся.

Мило вовсе не был великолепен. Бен уже видел все его фокусы, и в более впечатляющем исполнении. Однако его, как и всех взрослых зрителей мужского пола, больше интересовал не сам фокусник, а ассистентка. И Бен всерьез преисполнился решимости узнать об Энди Макбрайд все, что только возможно, причем его жгучее любопытство внезапно перестало иметь хоть какое-нибудь отношение к услуге, о которой просила мать.


После окончания представления Энди быстро избавилась от сексуального наряда ассистентки фокусника. С облегченным вздохом она зашнуровала поношенные кроссовки, как всегда радуясь освобождению от убийственных каблуков-шпилек, и, перекинув через плечо бордовую холщовую сумку, направилась к выходу из гримерной. Желудок напоминал ей, что она пропустила обед, репетируя с Мило новый фокус; сейчас она умирала от голода.

— Эй, Энди! Давай сегодня вечером махнем в кино или куда-нибудь еще! — окликнули ее из противоположного угла общей женской гримерной; там пышная и белокурая наездница Полли меняла блестки и мишуру на узкую ковбойскую рубашку и джинсы.

— Спасибо, Полли, но я не могу. У меня свидание со стиральной машиной и утюгом.

— Стирка? В субботу вечером? Скукоти-и-и-ща. Я сама не иду на свиданку только потому, что Джуниору пришлось неожиданно уехать.

— Вот что значит договариваться о встрече с водителем-дальнобойщиком, — сочувственно произнесла Энди, хотя сама никогда в жизни не ходила на свидания с дальнобойщиками. — Но эту стирку я откладывала уже целую неделю. Положение становится критическим.

— Ну хорошо. Тогда как-нибудь в другой раз, — добродушно сдалась Полли.

— Лады. До понедельника!

Энди выскользнула прежде, чем Полли снова зацепила ее. Она ничего не имела против Полли, но та была несносной болтушкой, а ей пора было уходить. Энди хотела, есть, уладить кое-какие дела, а затем заняться стиркой. Несомненно, не самый захватывающий план на вечер, но по крайней мере после окончания работы она сама себе хозяйка. Сегодня вечером Энди будет заниматься только своими делами, и белье, которое ей предстоит стирать, ее собственное. Приятная перемена.

Рассеянно теребя край желтого трикотажного комбинезона, Энди вышла из шатра и едва не столкнулась с высоким темноволосым мужчиной в шортах цвета хаки и белой футболке.

— Осторожно! — воскликнула она, пытаясь устоять на ногах.

Руки мужчины стремительно метнулись вперед, схватили Энди за плечи, и она ощутила на обнаженной коже шершавые теплые ладони.

— Извините. С вами все в порядке?

У него был сочный глубокий голос, зеленые глаза обрамлены длинными ресницами. Красивый.

— Да, ничего страшного. — Энди отступила назад, уклоняясь от его рук. — Мм… эта часть парка только для сотрудников цирка. Вы заблудились? Помочь вам найти дорогу?

— Вы — Энди Макбрайд, не так ли?

Она подняла брови.

— Да, а что?

Мужчина протянул руку.

— Я Бен Шерман. Мистер Паркер предложил мне поговорить с вами.

— Мистер Паркер? — повторила Энди, недоумевая, почему хозяин парка направил к ней этого человека. — Что вам угодно, мистер Шерман?

— Я журналист, — объяснил Бен. — Готовлю серию статей о местах семейного отдыха и обслуживающем персонале. Я надеюсь, вы расскажете мне о своей работе и чем она вас привлекла. Возможно, добавите пару забавных историй про всякие курьезы, которые у вас бывали с детьми и туристами.

Энди совершенно смутилась.

— Вы хотите взять интервью у меня? Но я же здесь сравнительно недавно. Я не смогу рассказать ничего интересного. Не знаю, почему мистер Паркер предложил вам меня.

— Он сказал, вы очень обаятельны, — улыбнувшись, успокоил ее Бен. — А так как вы работаете и клоуном, и ассистентом фокусника, полагаю, вам есть что рассказать. Уверен, мои читатели будут того же мнения.

— Это маленький парк, мистер Шерман, и штат сотрудников весьма ограничен. У нас многие исполняют по несколько ролей.

— Пожалуйста, зовите меня Беном. Как я уже говорил, я возьму интервью не только у вас. Разумеется, вы вправе отказаться, если это создаст вам какие-либо неудобства. Уверен, мистер Паркер поймет.

Энди едва сдержала стон. Мистер Паркер не поймет. Она знала, что он готов на все, лишь бы парк начал приносить прибыль, смог соперничать с более крупными и известными парками, такими, как «Шесть флагов» или даже «Диснейленд». Если он решил, что Энди способна лучше других рассказать о парке, он будет ужасно недоволен ее отказом, да еще без веских на то причин. А Энди сомневалась, что мистера Паркера удовлетворит правда: что она сбежала из дому в возрасте зрелых двадцати пяти лет и не собирается открывать свое местонахождение любящим родственникам.

«Держись, Энди. Будь крепче. Твои родные со временем все равно доберутся до тебя. Делай свое дело».

— Ну хорошо, мистер… э… Бен, — сказала она. — Буду рада рассказать вам о своей работе. Когда вам угодно взять у меня интервью?

— Можем начать прямо сейчас, — улыбнулся Бен, радуясь тому, что она согласилась. — Если только у вас нет других планов.

Энди взглянула на часы. Почти шесть. Ужинать рано, но только не в том случае, если пропущен обед.

— Я сегодня не обедала и ужасно проголодалась. Почему бы вам не пойти вместе со мной в столовую для сотрудников, там мы за ужином и поговорим.

— За ужином, — с заметным отсутствием воодушевления повторил Бен. — Хорошо. Благодарю вас.

Энди вопросительно вскинула брови.

— Что-нибудь не так?

Бен покачал головой, и чарующая улыбка вернулась на его лицо.

— Ничего. Ведите, мисс Макбрайд.


Столовая для сотрудников луна-парка оглушила Бена своим многолюдьем. Аттракционы, игровые залы и некоторые шоу, объяснила Энди, работают до десяти вечера, но ее смена заканчивается в пять, когда завершается дневное представление в цирке. В это время в столовой собирается много народу — поесть и расслабиться.

Бен оглядел жареного цыпленка, картофель со сметаной и горошек, лежащие перед ним на пластмассовом подносе, гадая, не лопнет ли, если проглотит еще хоть крошку. Еда выглядела и пахла аппетитно, жаль, что он не голоден. Бен взял вилку, решив, что еще немного не повредит. Энди же набросилась на жаркое с овощами в горшочке со сдерживаемой жадностью.

— Расскажите мне немного о себе, — небрежно произнес Бен, выждав, пока она не утолила голод настолько, чтобы сосредоточиться на разговоре. — Что привело вас в луна-парк?

— Похоже, он хочет спросить, что делает здесь такая красивая девушка, как ты, — весело произнес у него за спиной голос.

Бен поднял взгляд вверх. Выше и еще выше. Мужчина, проходящий с подносом мимо их столика для двоих, был ростом за семь футов и весил фунтов полтораста. Весь он состоял из локтей, колен и торчащих ушей, но его заразительная улыбка заставила Бена тотчас же проникнуться к нему симпатией.

Энди, подняв глаза, улыбнулась.

— О, привет, Милтон. Это Бен Шерман, журналист, пишущий статью про луна-парки. Будь с ним вежлив, иначе Паркер тебя по головке не погладит.

Великан Милтон комично закатил глаза.

— Ой, как страшно! Могу я, мистер Шерман, чем-либо быть вам полезным?

— Я подумаю об этом. Возможно, вы дадите мне интервью завтра или послезавтра? — спросил Бен, не забывая про свое прикрытие.

— Непременно. Рад был познакомиться с вами, Шерман. До встречи, Энди.

Дождавшись, когда великан отойдет, Бен сказал:

— Итак, хм, что же делает здесь такая красивая девушка, как вы?

Улыбнувшись, Энди покачала головой.

— Не обращайте внимания на Милтона. Он никогда не бывает серьезен. А насчет того, что я здесь делаю, — мне здесь нравится. Все очень просто.

— Едва ли, — пробормотал Бен, недовольный уклончивым ответом. — Едва ли эту работу можно назвать обычной. Что-то должно было привлечь вас сюда, что-то большее, чем «просто нравится».

— Естественно. Деньги. Видите ли, мне здесь платят.

— Простите мою назойливость, но разве не зарабатывали бы вы гораздо больше в каком-нибудь менее экзотичном месте? Клоун и ассистент фокусника в недавно открытом луна-парке — едва ли у вас большой заработок.

Энди пожала плечами, судя по всему нисколько не задетая его прямотой.

— Мой заработок кормит меня и позволяет оплатить те немногие счета, которые мне приходят. Это все, что мне нужно — пока.

Бену очень захотелось развить это «пока», но он боялся пережать. Его в самом деле заинтриговало, с чего это Энди, покинув Сиэтл, стала клоуном в городе Меркурий, штат Техас.

— Вы происходите из цирковой семьи? Решили продолжить династию клоунов и цирковых артистов? — спросил он в надежде, что эти нелепые предположения подтолкнут девушку заговорить с ним о семье.

Но не успела она ответить, как их разговор прервал новый голос:

— Привет, Энди. Сегодня вы выступали отлично. Мило был в ударе, не правда ли?

К столику подошел коренастый лысый мужчина. Из накладных карманов его поношенного твидового пиджака Бену улыбнулись два карликовых пуделя. Бен изумленно уставился на них.

Энди просияла.

— Спасибо, Керби. Вы заметили? Мило выше всяких похвал. Он так выкладывается на представлениях!

Настойчивые повизгивания привлекли ее внимание к оттопыренным карманам Керби.

— Привет, Пинг. Здравствуй, Понг. Как поживаете, ребята?

«Ребята» радостно растявкались. Дружелюбно улыбнувшись Бену, Керби двинулся дальше, вполголоса разговаривая с пуделями.

«Это какой-то сон, — подумал Бен, подавляя желание встряхнуть головой и протереть глаза. — За это с тебя причитается, мама».

Повернувшись к Бену, Энди ответила на его вопрос, словно их не прерывали:

— Нет, я не из цирковой семьи. У меня обыкновенное для среднего класса воспитание. Я из самой обычной семьи.

Бен поспешно глотнул холодного чая, чтобы не фыркнуть. Это семья-то Макбрайдов обычная? Едва ли.

Он все еще каждый раз вздрагивал, когда вспоминал о семейном совете, на котором его кратко просветили о таинственном исчезновении Энди. Ее мать Глэдис ломала руки и с пафосом изобличала дочернюю непочтительность. Она даже цитировала Шекспира — слова о том, что острее змеиного жала неблагодарность детей. Она произнесла их раз десять, пока наконец ее мать Мейбл, прибывшая для участия в совете из пансиона для престарелых, не посоветовала Глэдис «заткнуть свой фонтан».

Дональд Хамфрис, зять Энди и тот врач, у которого она работала, торжественно настаивал на том, что Энди пережила нервное потрясение и незамедлительно нуждается в психиатрической помощи. Из-за чего еще, надменно вопрошал он, Энди порвала с прекрасным молодым человеком из великолепной семьи, с многообещающей карьерой в его, Хамфриса, зубоврачебном кабинете и сбежала — подумать только! — клоуном в цирк.

Жена Дональда, Глория, старшая сестра Энди, похоже, была убеждена, что Энди нужно вернуть силком и перепрограммировать. Она с упоением рассказывала о передаче, которую видела по телевидению, и утверждала, что у Энди все симптомы человека, которому устроили промывку мозгов. У Бена есть знакомые программисты? Работающие быстро? Вся семья хочет, чтобы Энди снова стала такой же, какой была до этого печального происшествия.

Доктор исторических наук Нолан Макбрайд, отец Энди, профессор древней истории, похоже, большую часть семейного совета провел в интеллектуальной дреме. Ему даже неоднократно приходилось напоминать о причине семейного сбора.

— Ах да, — бормотал он. — Моя пропавшая дочь Андреа. Молодой человек, когда вы отыщете ее, будьте любезны, спросите у нее, куда она положила мои заметки по Пелопоннесской войне.

Казалось, только бабушка Энди, Мейбл Канфилд, обладала хоть какой-то рассудительностью. Ее трезвый голос выделялся среди всеобщих причитаний, несколькими взвешенными словами заставляя остальных умолкать, направляя совет в нужную сторону каждый раз, когда участники его совсем уже заговаривались. Она единственная из всей семьи знала, что Энди собирается уехать, и с ней одной Энди поддерживала связь последние три месяца. Мейбл была убеждена, что Энди вольна сама принимать решения, и ей было известно, где именно находится ее внучка, хотя у нее был только номер отделения связи, а не полный адрес. Но даже Мейбл начинали беспокоить «эти экстрасенсы».

— Она слишком доверчива, — сказала Мейбл Бену так, чтобы не слышали остальные. — Не из-за нехватки ума, а потому, что у нее мягкое сердце. У нее просто не получается отказывать кому бы то ни было в помощи. Я была рада, когда она наконец покинула этот дом, где ее постоянно эксплуатировали, но теперь беспокоюсь, как бы она не попала в худший переплет. Бенджамин, я не хочу, чтобы ее притащили сюда. Я только хочу удостовериться, что с ней все в порядке.

Конечно, отвечать миссис Канфилд еще слишком рано, но, по мнению Бена, с Энди все в порядке. Более того, она выглядит потрясающе: красивая, здоровая и совершенно довольная своей новой работой и новыми друзьями. Ну хорошо, работа в каком-то провинциальном техасском цирке слишком радикальная перемена после жизни с родными в Сиэтле и работы ассистентом зубного врача. Но Бен не видел никаких причин для беспокойства. Проклятье, да он сам скорее будет развлекать детей, чем станет чистить зубы. Чужие. Каждый день.

Раскатистый смех компании клоунов, собравшихся за угловым столиком, вернул Бена к действительности. Энди, закончившая есть, исподтишка наблюдала за ним. Бен понял, что погрузился в размышления о ее родственниках и разговор прервался на несколько долгих минут.

Прочистив горло, он приготовился продолжить фарс с интервью, хотя обман ему становился с каждой минутой все неприятнее.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Не забывая про свою роль, Бен тщательно обдумал следующий вопрос.

— Как вы… — начал было он, но тут же снова был прерван, на этот раз двумя темноволосыми стройными мужчинами в белых трико. Бен узнал в них воздушных гимнастов. Он напрягся, когда они набросились на Энди с объятиями и поцелуями, затем расслабился, когда один из них, хихикнув, взял другого под руку и они удалились.

Почему это ему неприятно, когда другой мужчина кладет руки на плечи Энди Макбрайд? Возможно, печально подумал Бен, потому, что сам он едва сдерживает растущее желание обнять ее. С той самой минуты, когда он увидел ее в сиянии прожекторов, гибкую, стройную и такую очаровательную в обтягивающем атласе, в туфлях на шпильках и чертовски сексуальных чулках, ему приходилось прилагать все силы, чтобы сохранять профессиональную дистанцию. И нельзя сказать, что это полностью удавалось ему.

Когда воздушные гимнасты отошли от них, Энди виновато взглянула на Бена.

— Кажется, мне пришла в голову не лучшая мысль. Мы не сможем спокойно поговорить здесь. Извините.

— Мне бы хотелось иметь возможность обсудить вопрос поглубже, — сказал Бен, пользуясь моментом. — Выяснить, как вы узнали об этом цирке, какие знания и умения требуются для того, чтобы быть принятым на работу, как вы готовитесь к выступлениям. Что интересного произошло с вами с тех пор, как вы работаете здесь.

И как вы проводите свободное от работы время? Существует ли мужчина, который развлекает вас после того, как вы заканчиваете развлекать других, Энди Макбрайд?

Бен благоразумно не высказал последние два вопроса вслух, хотя намеревался получить на них ответы, прежде чем уедет из Техаса. Он заверил себя, что лишь выполняет порученное дело, уделяя ему такое же предельное внимание, как всем поручаемым ему делам. Ну да. Конечно.

Энди, похоже, не очень обрадовал перечень вопросов, но она постаралась оставить свое недовольство при себе. Бена не удивляло, что Энди старается не портить отношения с владельцем цирка. Паркер слыл забиякой и дельцом не из тех, что довольствуются вторыми ролями.

— Может быть, договоримся о новой встрече в более спокойном месте? — предложила Энди.

Бен сразу же подумал о нескольких местах, куда он с радостью отвел бы ее. К ней домой. К себе в гостиничный номер. В любой гостиничный номер.

— Где вам угодно, — учтиво произнес он. Некоторое время Энди колебалась, затем неуверенно предложила:

— Полагаю, мы сможем заняться этим у меня дома…

Бен едва не застонал от этих неумышленно провокационных слов.

— Я живу не одна, но во время интервью нас не побеспокоят, — добавила Энди.

Не одна? Не совсем то, чего бы ему хотелось.

— Ваш сосед тоже работает здесь?

Бена подмывало спросить напрямую, мужчина это или женщина, но он решил соблюдать осторожность.

— Да.

— Тоже клоун?

— Нет. Она экстрасенс. Предсказывает судьбу в шатре на главной аллее.

Экстрасенс. Бен поднял брови.

— Кажется, вот у кого мне следует взять интервью для статьи.

— Нет, — сказала Энди — пожалуй, чересчур поспешно. — Не думаю, что она захочет дать интервью. Она… э-э… избегает известности.

Бен сразу же насторожился. Значит, эта экстрасенсша не жаждет известности, хмм? Интересно, что она пытается скрыть.

— На самом деле она очень… О, а вот и она, — сказала Энди, указав на кого-то, приближавшегося к Бену сзади.

Бен с любопытством оглянулся, и ему пришлось очень постараться, чтобы удивление не отразилось у него на лице. Так вот какая она, соседка Энди?

Женщина лет шестидесяти с аккуратно уложенными серебристыми волосами, странно светящимися фиолетовыми глазами, мягкими чертами лица и уютной пухленькой фигурой. Одета она была во что-то пурпурное, ниспадающее до земли, со сверкающей заколкой в виде птицы-ястреба. А быть может, это ворон, подумал Бен. Трудно сказать.

— Розалин, позволь познакомить тебя с Беном Шерманом. Он журналист, пишет статью о нашем парке. Это Розалин Кармоди. Моя соседка.

Странно, Бен не ожидал, что экстрасенс, из-за которого все встревожились, оказался добродушной старушкой.

— Мм, рад познакомиться с вами, миссис Кармоди, — пробормотал он, запоздало поднимаясь с места и пододвигая свободный стул. — Пожалуйста, присоединяйтесь к нам.

— Я бы с радостью, но у меня нет времени, — ответила Розалин мягким мелодичным голосом, который, рассудил Бен, наверное, очень подходит ее профессии. — Я выкроила всего пару минут, и пора уже бежать назад в шатер. — Она пристально оглядела Бена, заставив его смутиться. — Вы говорите, что вы Бен Шерман?

— Да, мэм, — ответил он, пряча улыбку, вызванную тем, что он лжет экстрасенсу. — Я беру у Энди интервью по поводу ее работы. Возможно, в ближайшие день-два вы найдете время, чтобы поговорить со мной?

Для Бена не прошел незамеченным многозначительный взгляд, которым Розалин обменялась с Энди, прежде чем ответить.

— С удовольствием, — сказала она, протягивая руку словно для того, чтобы скрепить договор.

Несколько удивленный этим жестом и тем, что его предложение принято, Бен подал ей свою. Гадалка сжала ему ладонь и не сразу отпустила ее. Фиолетовые глаза впились ему в лицо, и Бен беспокойно переступил с ноги на ногу и едва не отвел взгляд.

— Да, — наконец проговорила Розалин, задумчиво растягивая слова, — я поговорю с вами, мистер… мм… Шерман. Мне очень хочется узнать, что именно вы ищете. Разумеется, для своей статьи, — с милой улыбкой добавила она, отнимая свою руку.

Бен не верил в экстрасенсов, читателей чужих мыслей, медиумов и прочий вздор нового времени. Эта женщина не могла, прикоснувшись к его руке, узнать, что все сказанное им — ложь, в том числе и фамилия.

— Разумеется, — ровным голосом произнес он, засовывая в карман руку, по которой внезапно побежали странные мурашки. — Когда вам будет удобно.

— Энди объяснит вам, где найти мой шатер. Заходите в любое время. Энди, увидимся вечером. Желаю тебе приятно провести время… и ничему не верь на слово.

Бен проводил взглядом плавно удалявшуюся фигуру гадалки. Что за чертовщина? Он заметил, что у выхода из столовой к Розалин присоединился Великолепный Мило. Они вышли, доверительно склонив друг к другу головы.

Повернувшись к Энди, Бен обнаружил, что она смотрит на него с явной подозрительностью.

— В чем дело? — спросил он.

— Вы уверены, что хотите только взять у меня интервью? Вы были искренни со мной?

Бен даже глазом не моргнул.

— Я же говорил вам, мистер Паркер дал согласие на эту статью. Если угодно, спросите, он подтвердит.

— Похоже, Розалин считает, что вы что-то скрываете.

Он поднял бровь.

— Я так полагаю, это ее сверхъестественные способности?

— Не смейтесь над ней. Я к ней хорошо отношусь. И у нее действительно есть сверхъестественные способности. Она не притворяется.

Бен не мог, да и не пытался скрыть свой скептицизм. Но теперь он начал беспокоиться. Возможно, родственники Энди правы, хотя и выразились эксцентрично и запутанно. Возможно, здесь что-то и вправду происходит. Судя по всему, мадам Розалин полностью подчинила Энди своей власти.

— Как вам угодно.

— Вы мне не верите.

— Я не верю в экстрасенсов.

Она удивила его, рассмеявшись.

— И я не верила до тех пор, пока не повстречалась с Розалин. Возможно, вас ожидают кое-какие сюрпризы, мистер Шерман.

— Рассчитываю на это, мисс Макбрайд. — Бен не смог удержаться от иронии.

У Энди поблекла улыбка. Она кашлянула.

— Итак, — сказала она уже деловым тоном, — когда бы вам хотелось снова приступить к интервью?

— Сегодня вечером? У вас?

— Боюсь, нет. Сегодня у меня дела.

— Тогда завтра? Вы работаете по воскресеньям?

— Да, но только до двух. Цирковых представлений по воскресеньям нет.

— Тогда почему бы нам не встретиться у вашей гримерной в два часа, и мы смогли бы начать оттуда?

— Чудесно.

— Замечательно.

Бен не был полностью удовлетворен, но приказал себе набраться терпения. Давить на Энди сейчас, особенно после того, как женщина-экстрасенс застращала ее, было бы роковой ошибкой.

— До завтра, Энди.

Она кивнула.

— До завтра.

Бен проводил ее взглядом. Великолепная фигура, снова подумал он, любуясь покачиванием стройных бедер, обтянутых коротким комбинезоном.

Во что же ты все-таки впуталась, Энди Макбрайд?

И во что он сам впутался, согласившись помочь ее родным?


У Энди не было никаких причин заподозрить, что за ней следили с той самой минуты, как она покинула парк.

Кассета старины Лайнарда Скайнарда развлекала Бена, терпеливо ждущего за рулем автомобиля, припаркованного на центральной площади Меркурия у небольшого, из красного кирпича, здания почты. Энди забежала внутрь, а Бен нашел укромное место всего в нескольких ярдах от ее машины. Вскоре она снова появилась на улице с пачкой белых конвертов, которую бросила на сиденье рядом с собой, и видавшая виды малолитражка тронулась.

Подпевая кассете, Бен последовал за Энди через весь город. Это было гостеприимное местечко, но Бен недоумевал, почему Паркер выбрал для своего луна-парка именно этот городишко, затерявшийся на картах.

Парк «Поднебесье» находился всего в полутора часах езды от Далласа, что заставляло сравнивать его с популярными на весь Техас «Шестью флагами» Арлингтона — не в пользу первого. Учитывая отсутствие туристических достопримечательностей в окрестностях Меркурия, Бен решил, что у предприятия Паркера нет никаких шансов на долговременный успех. Хотя, подумал он, резко выполняя крутой поворот, чтобы не потерять Энди из виду, всякое бывает.

Энди провела десять минут в аптеке, затем полчаса в гастрономе. Сменив кассету Лайнарда Скайнарда на «Олмен бразерс», Бен ждал на стоянке, выстукивая ритм по рулевому колесу. Он был вознагражден за свое терпение, когда Энди наконец остановилась у опрятного бревенчатого домика на окраине. Проехав дальше по улице, Бен проследил за тем, как она, держа в руках многочисленные свертки, ищет ключ от входной двери.

Довольный тем, что ему улыбнулась удача и он установил ее адрес, Бен завел двигатель своего умышленно непримечательного седана и уехал. Он решил, что на сегодня хватит. Даже с лихвой, остается только прополоскать желудок пищевой содой, вздохнул он. Возможно, ему тоже стоит заехать в аптеку.


Сложив последние чистые трусики, Энди убрала их, затем, облегченно вздохнув, упала в кресло. Стирка закончена, счета оплачены, еженедельное письмо бабушке написано, запечатано в конверт с маркой и готово к отправке завтра утром. Больше на сегодняшний вечер никаких дел нет.

Что оставляет ей массу времени поразмышлять о Бене Шермане.

Энди никак не могла разобраться в своей реакции на него. Влечение — да, но это неудивительно. Бен очень привлекательный мужчина. Любая нормальная женщина могла бы это заметить.

Но есть что-то еще. Что-то в том, как он смотрел на нее. В том, что она ощущала, когда их взгляды встречались. Что-то такое, от чего она чувствовала некоторое… беспокойство. Неудобство. Зуд.

Энди покачала головой, недовольная собой. Сказать по правде, она ведет себя словно пустоголовая школьница. Ну хорошо, Бен — красивый мужчина с сексуальной походкой и неотразимой улыбкой. Она способна оценить это без того, чтобы выставлять себя на посмешище. И пусть она инстинктивно прониклась к Бену Шерману симпатией, но есть в нем что-то такое, чему она не может полностью доверять.

Смутные сомнения в ней зашевелились еще до того, как Розалин туманно посоветовала ей не принимать все на веру. Хотя по-настоящему опасным Бен ре выглядел, если не брать в расчет его улыбку.

Розалин тоже не очень-то встревожилась по поводу него. Просто проявила осторожность.

Розалин. Внезапно нахмурившись, Энди взглянула на часы и всполошилась. Уже двенадцатый час. Где Розалин? Парк закрывается в десять; она должна была вернуться домой полчаса назад. Закусив нижнюю губу, Энди стала бесцельно слоняться по комнате.

Полчаса — это не так уж и много, напомнила она себе, пытаясь сохранять спокойствие. А вдруг что-то случилось? Что, если местонахождение Розалин снова обнаружено? Что, если ее схватили… или… или еще хуже? Богатое воображение подсказало несколько возможных развитии ситуации, и Энди поежилась.

Услышав, как отворилась входная дверь, Энди вздохнула с облегчением и направилась в свою спальню. Из прихожей как раз показалась Розалин.

— Ты сегодня припозднилась, — сказала Энди, стараясь, чтобы в голосе не прозвучал упрек. — Я уже начала беспокоиться.

— Немного задержалась, — виновато согласилась Розалин. — Мило после окончания представления пригласил меня в бар. Извини, что заставила тебя поволноваться, — мне следовало бы позвонить.

— Не говори ерунды, — сказала Энди, внезапно почувствовав себя глупо. — Уж конечно, ты не должна докладывать мне каждый раз, когда идешь в бар с другом. Просто я…

Она осеклась, не желая начинать разговор на неприятную тему, которой они обе старались избегать. Розалин кивнула.

— Знаю, дорогая. Ты заботишься обо мне. И я ценю это. Но тебя не должна тревожить та заварушка, в которую я ухитрилась ввязаться. Ты слишком молода, чтобы забивать себе голову чужими неприятностями, — добавила она с извиняющейся улыбкой.

Энди только пожала плечами. Как ей оставаться равнодушной? Она очень привязалась к пожилой женщине, чем-то напоминающей любимую бабушку. При первой же встрече Розалин взяла ее за руку и сказала, что она пошла по предначертанному ей пути, поступив на работу в «Поднебесье». А потом намекнула, что Энди получит гораздо больше, чем смела надеяться, когда пускалась на поиски самой себя.

Сперва Энди относилась к Розалин скептически. Но прошло немного времени, и она поняла, что та отнюдь не шарлатанка. Непонятно почему, но она стала принимать как данность, что Розалин обладает даром, бросающим вызов логике.

Узнав, что Розалин вот уже два года преследуют и собираются убить, Энди приняла это близко к сердцу. Настолько, что вот уже несколько недель, с тех пор как Розалин открылась ей, страдала от ночных кошмаров. Розалин не без колебаний взвалила на Энди свои заботы, но ей ничего не оставалось, как честно предупредить о том, что делить с нею кров рискованно. Разумеется, это нисколько не испугало Энди, просто утвердило ее в мысли, что Розалин нуждается в опеке.

Энди втайне порадовалась причине сегодняшней задержки Розалин. Уже второй раз на неделе она куда-то ходит с Мило. С самого начала знакомства с обоими она только что не толкала Мило и Розалин друг другу в объятия. Оба были далеко не молоды и одиноки, и Энди считала, что из них выйдет изумительная пара.

— Значит, ты была с Мило, да? — спросила она, желая услышать что-нибудь обнадеживающее.

— Мы только выпили по коктейлю, Энди, — кротко покачала серебристой головой Розалин, прекрасно видя своднические потуги Энди.

— О, разумеется, — вздохнула Энди. — Уж конечно, ты не поощряешь беднягу Мило на что-то большее.

Фиолетовые глаза Розалин стали серьезными.

— Энди, мне известно, что ты желаешь мне только добра, но пойми, я не могу рисковать и вмешивать кого-то еще в свои беды. Мне и с тобой не следовало откровенничать.

— Нет, следовало, — решительно заявила Энди. — Я твоя подруга и хочу помочь тебе.

Розалин печально покачала головой.

— Сомневаюсь, что кто-либо способен помочь мне, — едва слышно пробормотала она и поспешно переменила тему разговора: — Как прошел твой ужин с мистером Шерманом?

— Боюсь, я не очень-то помогла ему, — призналась Энди. — Нас то и дело прерывали. Похоже, столовая для сотрудников не самое хорошее место для разговора, но я была слишком голодна, чтобы предложить другое.

— Значит, он журналист?

— Так он сказал. — Энди пристально поглядела на подругу. — У тебя есть основания считать, что это неправда?

Розалин невинно подняла изящные брови, но Энди давно научилась не доверять этому выражению.

— С чего ему врать?

— Это ты мне скажи.

Рассмеявшись, Розалин потрепала Энди по руке.

— Мне правда нечего больше сказать тебе. Я провела с ним всего несколько минут.

— А как тогда расценивать твой намек насчет того, что нельзя никому верить на слово? Что ты имела в виду? И почему ты сказала, что дашь ему интервью, если нам обеим известно, как для тебя опасна гласность?

— Я только предположила, что в твоем мистере Шермане есть кое-что помимо красивого лица и чарующей улыбки. А насчет интервью — по-моему, я смогу ответить на несколько его вопросов, не подвергая себя опасности.

— Он не мой, — пробормотала Энди, подозревая, что Розалин известно что-то, чем она пока не собирается делиться.

Розалин снова рассмеялась, затем сказала:

— Дорогая, я устала. Пойду к себе. Спокойной ночи.

— Розалин, — простонала Энди ей в спину.

Розалин оглянулась уже на пороге спальни.

— Пришли его завтра ко мне в шатер. Я поговорю с ним. Если почувствую что-нибудь, что тебе следует знать, обязательно расскажу тебе.

Энди кивнула, сдаваясь. В конце концов, Розалин виднее.

— Ну хорошо. Доброй ночи.

Погружаясь в сон, Энди думала о Бене Шермане. Ее последним ясным образом была пара изумрудных глаз, полных искушения и тайн.


В воскресенье утром Бен, приняв душ и одевшись в обрезанные джинсы и полосатую футболку, заказал междугородный телефонный разговор. Ему ответил низкий мужской голос.

— Привет, Джон. Это Бен.

Донесшийся из трубки смех прозвучал издевкой.

— Только не говори мне, что у тебя опять неприятности, связанные с оказанием мамочке крошечной услуги.

— Я сам разберусь, — фыркнул Бен, со стыдом вспоминая, как смеялся над братом, когда тот оказывался в таком же положении. — Кстати, как Аманда? — спросил он, вспоминая про результат спасительной миссии, которую предпринял Джон в прошлом году.

Джон, полицейский из отдела по расследованию убийств, вызвался по просьбе матери охранять от потенциального похитителя осиротевшего племянника ее подруги. Кончилось тем, что Джон влюбился в тетку мальчика. Он женился на ней и теперь счастливо жил в Сиэтле с Амандой и ее племянником Эй Джеем, славным и смышленым парнишкой, быстро ставшим любимцем семьи Лаков.

— Аманда молодец, — гордо ответил Джон. — Врач говорит, она совершенно здорова, как и ребенок. Меньше чем через месяц я стану отцом.

— Передай ей от меня привет. И скажи Эй Джею, что я собираюсь вернуть себе звание чемпиона семьи по шахматам. Я постоянно тренируюсь. На этот раз ему не удастся так просто разделаться со мной.

Бен до сих пор не мог поверить, что он, бывший президент шахматного клуба своего колледжа, вчистую проиграл десятилетнему мальчишке.

Джон рассмеялся.

— Уверен, он будет рад обыграть тебя еще раз, только скажи.

Фыркнув, Бен перешел к делу. Он рассказал Джону, где находится, и то немногое, что успел пока установить, затем добавил:

— Братишка, мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал.

— Так я и думал. Что именно?

— Я хочу, чтобы ты проверил двух людей, не числятся ли они у вас. Вероятнее всего, они мошенники, втирающиеся в доверие.

— Хорошо, записываю. Говори.

— Первая — экстрасенс-самозванка, предсказательница. Розалин Кармоди, по крайней мере этим именем она пользуется сейчас. Лет под шестьдесят. Серебристые волосы, фиолетовые глаза.

— Откуда родом?

— Пока не разузнал. Если выясню еще что-нибудь, дам тебе знать.

— Есть. А другой?

— Фокусник. Великолепный Мило. Приблизительно такого же возраста. Возможно, они работали прежде вместе.

— Ты полагаешь, сейчас они обрабатывают Энди Макбрайд?

— Вполне возможно, — сказал Бен. — Кажется, она верит в то, что Кармоди обладает сверхъестественным даром. По-моему, она во всем доверяет этой женщине.

— Она что, бесхарактерная, да?

— Похоже. Во всяком случае, так считают ее родственники, — ответил Бен, но, вспомнив умные глаза Энди, подумал, не ошибается ли он вместе с ее родственниками. — Даже если она не была безвольной прежде, сейчас ее, кажется, крепко взяли в оборот. Она даже делит кров с этой экстрасенсшей.

— Деньги замешаны?

— Пока не знаю. На мой взгляд, у Энди нет больших денег, на которые можно польститься, но ее родные всерьез обеспокоены, особенно бабушка. Судя по всему, бабушка по ее письмам почуяла, что с этой так называемой экстрасенсшей, подругой Энди, что-то неладно.

— Похоже, ты согласен с ней.

— Возможно, — сказал Бен. — Тебе известно, как я отношусь к шарлатанам. Эта женщина, несомненно, убедила Энди в своих сверхъестественных способностях. Теперь я пытаюсь установить, не хочет ли она заставить ее поверить еще во что-либо. И не замешан ли в этом как-то фокусник.

— Хорошо. Я проверю обоих, посмотрю, что можно откопать. Если узнаешь об этих людях еще что-нибудь, дай мне знать.

— Договорились. — Бен назвал номер гостиничного телефона. — Спасибо, Джон. С меня причитается.

— Помнится, и за мной кое-какой должок. Вот и будем квиты.

Бен положил трубку, понимая, что мало чем озадачил Джона. По крайней мере хоть какое-то начало. Поскорей бы разобраться, что здесь происходит, доложить родным Энди и вернуться к своим делам. Не так представлялся ему отпуск, который он позволил себе больше чем за год работы.

Бен взглянул на часы. Еще почти четыре часа до намеченной встречи с Энди. Скучать взаперти в гостиничном номере у него не было ни малейшего желания, и он решил заглянуть в парк. Бен купил абонемент на сезон, чтобы не платить каждый раз по восемнадцать долларов за вход. Надо бы записать все свои траты и выставить счет родственникам Энди. Дональд, зубной врач, обещал все оплатить, и Бен не намеревался списывать свои труды на благотворительность. Он мог бы найти своим деньгам лучшее применение, чем пускать их на ветер в дурацком луна-парке…


Сунув руку в карман просторного комбинезона, Энди извлекла громадный букет бумажных цветов, которые словно по волшебству распустились, как только она подняла их. Эффектный трюк был вознагражден хором восторженных криков. Вкладывая в игру всю душу, Энди преподнесла цветы темноволосой девочке в инвалидном кресле, чья радостная улыбка согрела девушку до самых клоунских, тринадцатого размера башмаков.

Довольная собой, Энди помахала рукой небольшой группе зрителей и повернулась, чтобы направиться в другую часть парка. И… едва не уткнулась лицом в широкую грудь Бена Шермана. Это уже начинает входить в привычку, впрочем довольно приятную, подумала Энди, чувствуя, как у нее учащается пульс.

— Извините… — Бен указал рукой на кресло-каталку, в котором счастливая девочка прижимала к груди цветы. — Вы были великолепны.

Стесняясь своего нелепого внешнего вида, Энди сплела затянутые в перчатки руки.

— Эта девочка — просто прелесть.

— Должно быть, вы очень любите детей.

— Да, очень, — согласилась Энди. — Почему бы еще я стала этим заниматься?

— Действительно, почему? — пробормотал Бен и откусил кусок от начатого хот-дога.

— Обед? — улыбнулась Энди.

Бен проглотил кусок.

— Поздний завтрак.

— В нем много калорий.

Бен пожал плечами.

— Трудно бродить целый день по парку и не злоупотреблять едой вразнос.

— Это вы мне говорите? — вздохнула Энди. — С тех пор как я работаю здесь, я поправилась на десять фунтов.

Бен поднял брови.

— В таком случае, когда вы начинали здесь работать, вы были не толще былинки. Насколько я могу судить, сейчас у вас нет ни лишней унции.

Энди поймала себя на том, что вспыхнула, и обрадовалась толстому слою грима. Нелепо так остро реагировать на небрежные комплименты, сурово отчитала она себя.

— Вы снова собираете материал для статьи?

— Ммм… Можете что-то посоветовать?

Вспомнив просьбу Розалин, Энди указала на центральную аллею.

— Шатер гадалки где-то в середине аллеи. Вы сказали, что хотите взять у нее интервью. Помнится, она ответила, что будет рада поговорить с вами. Возможно, даже предскажет вам судьбу, — предположила Энди, натянуто улыбнувшись.

У Бена на лице сразу же появилась скептическая улыбка.

— Полагаю, обойдусь без предсказаний, — пробормотал он. — Но мне хотелось бы поговорить с ней… для моей статьи, — добавил он.

— Бен, — поддавшись порыву, Энди схватила его за руку, — пожалуйста, будьте с ней повежливее. Розалин очень милая женщина, но сейчас у нее проблемы. Прошу вас, не смейтесь над тем, что она делает.

Бен перевел взгляд с ее руки в перчатке, сжимающей его кисть, на ее напряженное накрашенное лицо.

— Я не стану смеяться над ней, — сухо пообещал он. — Только не просите меня верить во всю ее потустороннюю дребедень, хорошо?

Раздосадованная услышанным ответом, Энди выпустила его руку и натянуто улыбнулась.

— Мне пора возвращаться к работе. Нужно взять воздушные шарики, чтобы раздавать детям.

— Чудесно. Тогда встретимся в два.

— Да, — согласилась Энди, жалея, что у нее нет веских причин для отказа.

Она заверила себя, что только мысль о недовольстве мистера Паркера не позволяет ей отказаться. В самом деле, не признаваться же себе в том, что ей хочется снова встретиться с Беном Шерманом, как бы неуютно она себя ни чувствовала в его обществе!

Детское восклицание напомнило Энди о ее обязанностях:

— Привет, клоун! Можно поздороваться с тобой за руку?

Энди обернулась с широкой улыбкой и шумным восторгом к детям, подбежавшим к ней с такой радостью. Так доверчиво. На какое-то мгновение ей захотелось иметь детскую способность принимать вещи — и людей — такими, какими они кажутся. Возможно, тогда она не будет ломать голову над тем, действительно ли Бен Шерман журналист.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

В парке царило затишье. Бен, глядя на редких посетителей, думал, все ли воскресенья такие же безлюдные и тяжело ли приходится парку в борьбе за существование. Очереди даже на самые популярные аттракционы не были длинными, и многие шатры вдоль центральной аллеи пустовали; их хозяева завлекали прохожих громкими обещаниями всевозможных выигрышей.

Бен остановился, увидев Великолепного Мило, выходящего из пестрого шатра прорицательницы. По-видимому, Мило и Розалин проводили вместе довольно много времени, что заставило Бена еще больше заволноваться из-за их влияния на Энди.

Красочная афиша, разрисованная астрологическими символами, приглашала гостей парка зайти в шатер и «поразиться, изумиться и восхититься» талантами гадалки. Мелким шрифтом было добавлено, что стоимость аттракциона включена в цену входного билета. Чувствуя себя весьма глупо, Бен нетерпеливо раздвинул длинные бусы, закрывающие вход, и вошел в шатер.

Скучающая девица в желтом восточном халате оторвала взгляд от книги.

— Пожалуйста, возьмите номерок и присаживайтесь.

Выразительно покосившись на совершенно пустые ряды стульев, Бен тем не менее взял листок, выскочивший из автомата. Никто не ждал своей очереди, но, если нужно, чтобы он взял номер, он его возьмет.

Долго ждать не довелось. Не прошло и десяти минут, как из-за занавеса в дальнем углу появились две пожилые дамы, быстро и возбужденно говорившие, склонив друг к другу седые головы.

— Она так много знает про меня. Невероятно! — говорила одна другой.

— Я тоже поражена. Я думала, упаду в обморок, когда она точь-в-точь описала моего беднягу Эдгара.

— Она сказала, Эдгар был бы не против, если бы у тебя в жизни появился еще кто-то. Разве я не твержу тебе каждый день, что тебе следует принять приглашение на обед этого приятного мистера Каннингхэма?

— Да, но как она могла узнать про мистера Каннингхэма? Я ведь даже…

Дамы исчезли за пологом шатра, и Бен с отвращением покачал головой. Подойдя к занавесу, он стал дожидаться своей очереди, чувствуя себя как никогда глупо.

По пустому залу ожиданий разнесся мягкий перезвон. Скучающая девица оторвалась от книги.

— Номер шестнадцать.

Бен машинально взглянул на листок, который держал в руке.

— Да, — пробормотал он. — Шестнадцать.

— Можете идти.

Подавив язвительное замечание, Бен отодвинул тяжелый парчовый занавес.

За маленьким круглым столиком в крошечной комнатке с задрапированными стенами сидела Розалин Кармоди. На ней снова было надето что-то воздушное и струящееся, на этот раз изумрудно-зеленое, со сверкающей птицей-заколкой. Вокруг стола стояли три свободных стула. Розалин указала на тот, что был справа от нее.

— Мистер Шерман! Рада снова видеть вас. Будьте добры, присаживайтесь.

— Что? — удивился Бен, оглядев голый стол и опускаясь на стул. — Ни хрустального шара? Ни карт Таро?

— Я не нуждаюсь в антураже.

— Вот как?

Розалин только улыбнулась и протянула морщинистую руку.

— Пожалуйста, дайте вашу руку.

— Вы гадаете по ладони? — спросил Бен, неохотно подчиняясь.

Он с недовольством отметил, что при соприкосновении снова ощутил холодное покалывание.

Как ей это удается? Она что, трет ногами по ковру? Или он не представлял себе, насколько подвержен внушению?

— Нет, я не гадаю по ладони. Но иногда могу узнать о человеке больше, если прикасаюсь к нему во время разговора, — объяснила Розалин, на удивление сильно сжимая пальцами его руку.

— Видите ли, на самом деле я пришел сюда не для того, чтобы узнать свою судьбу, — сказал Бен, пытаясь сохранить вежливость. — Я хотел поговорить с вами о моей статье…

— Мистер… мм… Шерман, давайте заключим договор, хорошо? — мягко оборвала его Розалин. — Вы не должны притворяться, что верите в мои способности, а я не должна притворяться, что верю в то, что вы пишете статью для журнала.

Бен застыл.

— Что вы имеете в виду?

Розалин слегка нахмурилась, не отрывая взгляда от его лица.

— Вы здесь из-за Энди. Я чувствую, что вы не желаете ей зла, беспокоитесь за нее, поэтому сделала вывод, что вы представляете ее семью. Энди говорила мне, что родные волнуются и пытаются найти ее с тех самых пор, как она ушла из дома, то есть вот уже четыре месяца. Гмм… вы не полицейский. Частный сыщик?

Проклятье. Он раскрыт.

— Вы что, наняли кого-то перерыть мой номер в гостинице? — резко спросил Бен, слишком выведенный из себя, чтобы вспомнить о своей руке, которую гадалка все еще держала.

Вот что происходит, Лак, когда становишься излишне самоуверенным. Внезапно оказывается, что тебя разоблачили рехнувшаяся пожилая дамочка и старик фокусник, который, судя по всему, вовсе не такой недотепа, каким кажется.

Похоже, его предположение развеселило Розалин.

— Нет, Бен, я никого не нанимала для того, чтобы обыскать ваш номер. Итак, вы признаете, что я права?

Бену захотелось откусить себе язык.

— Я ничего не признаю, черт побери.

Розалин, напряженно нахмурясь, посмотрела на его руку.

— Вы очень хороши в том, чем занимаетесь. Вы работаете на себя — у вас нет ни терпения, ни такта, чтобы перед кем-то отчитываться. У вас очень прочные связи с семьей — я вижу брата и сестру. Вы младший…

Бен открыл было рот, чтобы поправить ее.

— Нет, — решительно заявила Розалин, опережая его. — Не младший. Средний.

— Послушайте, это…

— Однажды вам причинили много страданий. Это сделала женщина.

Бен вздрогнул, словно его ужалили. Он попытался выдернуть ладонь, но обнаружил, что не может этого сделать, и в смятении уставился на маленькую морщинистую ручку, державшую его в железных тисках. Откуда у этого божьего одуванчика такая крепкая хватка?

— Вы не должны судить себя за ошибки молодости, Бен, — ласково произнесла Розалин. — Всем свойственно ошибаться. И не стоит избегать серьезных связей лишь потому, что какая-то женщина оказалась недостойна вашей любви. Вы многое можете предложить женщине, которую осчастливите своим выбором. Я вижу у вас впереди долгий счастливый брак — вам нужно преодолеть свои страхи и научиться снова верить.

На этот раз, когда Бен отдернул руку, Розалин не пыталась удержать ее. Стиснув кулаки на коленях, он сверкнул глазами.

— У вас хорошо получается, леди, это я могу сказал точно. Не знаю, успели ли вы проверить мое прошлое или просто чертовски удачно угадали, но…

— Я взволновала вас. Извините.

— Я не волнуюсь, — только что не выкрикнул Бен, взбешенный ее последней репликой. — Если вы просто помолчите минутку и дадите мне…

— Черт возьми, Бен, вы же обещали быть с нею вежливым. Прекратите кричать на нее! — раздался за его спиной требовательный голос Энди.

Стремительно разверзнувшись вместе со стулом, Бен оказался лицом к лицу со взбешенной, гневно взирающей на него девушкой-клоуном. Затянутые в перчатки руки были стиснуты в кулаки и воинственно упирались в стройные бедра, а глаза метали гневные взоры с комически раскрашенного лица. Один из огромных башмаков сердито постукивал по полу.

Широкая намалеванная улыбка Энди резко контрастировала со свирепым выражением лица. Если бы Бен не был так разозлен, что выдал себя, а значит, провалил порученное дело, это зрелище развеселило бы его.

— Вы подслушивали? — воскликнул он.

— Нет. Я просто зашла сюда, — бросила в ответ Энди. — Как раз вовремя, чтобы услышать, как вы кричите на Розалин. А обещали, что только зададите ей несколько вопросов для своей статьи.

Бен перевел взгляд на Розалин, ожидая, что та сейчас разоблачит его перед девушкой. Пожилая женщина весело повернулась к своей бушующей защитнице.

— Но, Энди, дорогая, тебе ведь известно, что некоторым людям становится не по себе от телепатии. Мистер Шерман — один из тех, кто с трудом верит в то, что не может объяснить. Боюсь, я смутила его, сказав нечто такое, о чем он не был готов услышать.

Что за чертовщина? Розалин не собирается выдавать его? Бен озадаченно наморщил лоб и неожиданно сообразил: ну конечно, гадалка собирается предложить ему сделку. Она не выдаст его в обмен на… что? На деньги? На ответное молчание?

— Тебе что-то от меня надо, Энди, или ты просто хотела убедиться, что мистер Шерман учтив со мной? — улыбнулась Розалин.

Еще раз строго взглянув на Бена, Энди повернулась к пожилой женщине:

— Мило просил передать, что не сможет сегодня пообедать с тобой. У него сломалось что-то из реквизита, и он должен починить все к завтрашнему представлению.

— Спасибо, дорогая. Возможно, я попозже занесу ему бутерброды. Уверена, он не вспомнит о еде до тех пор, пока не наладит свое драгоценное оборудование.

— Наверное, ты права, — кивнула Энди и снова повернулась к Бену. — Я сейчас собираюсь отправиться в сторону зверинца. Может быть, проводите меня? — спросила она, судя по всему пытаясь избавить от него свою подругу.

— Не сейчас, спасибо. Розалин как раз говорила мне, что я должен встретиться с какой-то высокой восхитительной брюнеткой, — не моргнув глазом соврал он. — Я задержусь на несколько минут, чтобы разузнать подробности.

Энди заколебалась, не желая оставлять их наедине. Весело рассмеявшись, Розалин махнула рукой.

— Иди, дорогая. Дети заждались тебя. Мистер Шерман отыщет тебя попозже.

Взгляд, которым Энди одарила Бена, едва ли приличествовал веселому клоуну. Более того, он предвещал Бену самые серьезные последствия, если он снова начнет орать на Розалин.

Дождавшись, когда Энди уйдет, Бен обернулся к прорицательнице:

— Итак, почему вы ничего ей не сказали?

— Насчет того, почему вы здесь? О, я решила, что вы сделаете это сами. Когда будете готовы.

Бен ожидал продолжения, но, убедившись, что Розалин не склонна развивать эту тему дальше, спросил:

— Что это значит? Вы утаили это от своей подруги?

— Энди действительно моя подруга, Бен. И она мне очень дорога, — ответила Розалин голосом, в котором каким-то образом сочетались сталь и бархат. — Я никому не позволю сделать ей больно, насколько это в моих силах. К счастью, я убеждена, что ваши намерения в отношении ее совершенно безвредны, хотя и не одобряю ваших методов. Поймите, обман — не лучшее средство. Хотя это, по-моему, не ваша идея. Так предложили ее родственники?

Бен упрямо молчал, дожидаясь косвенного намека на то, как должны развиваться события дальше.

Розалин, улыбнувшись, почти дружески потрепала его по руке.

— Вы идеально подходите Энди, — пробормотала она. — Сильный, верный, заботливый. Надеюсь, вы научитесь предоставлять ей свободу, которую она так долго ждала, и независимость, которую никогда не давали ей родные. Я рада, что вы здесь, Бенджамин.

Кто-то из них двоих сумасшедший. Не он ли? — отрешенно подумал Бен.

— И все? Вы не собираетесь предложить мне никакой сделки? Любезность за любезность?

Розалин и бровью не повела.

— Зачем мне предлагать вам сделку? Мне кажется, это вам есть что скрывать. Энди известны все мои тайны.

«Так я и поверил», — подумал Бен, скептически фыркнув. Но в настоящее время ему нечем крыть. Как мастерски заметила Розалин, сейчас козыри у нее на руках. Вероятно, она может доказать, что он не тот, за кого себя выдает, в то время как у него нет ничего, кроме пустых подозрений.

Надо будет подумать, как изменить расстановку сил. Но сначала, похоже, придется открыть Энди, кто он и почему здесь. Сделать это до того, как кто-то еще возьмет на себя эту маленькую заботу, развеяв в прах его надежды уладить все дела с Энди миром.

Где-то наверху тихо прозвенел звонок, и Розалин взглянула в сторону парчового занавеса.

— Боюсь, ваше время истекло, Бен. Меня ждут другие. Уверена, что мы еще неоднократно встретимся.

— В этом можете не сомневаться, — пообещал Бен, порывисто поднимаясь со стула.

Розалин только улыбнулась и спокойно проводила его взглядом.


Энди все еще кипела, когда выходила из гримерной, отскоблив начисто лицо и сменив одеяние клоуна на пестрый трикотажный костюм с шортами. Всякий раз, когда она вспоминала, как этот журналист разговаривал с Розалин, — у нее вскипала кровь. Неважно, что сказала Розалин; Энди не видела оправданий хамской грубости Бена. Если он полагает, что она по-прежнему будет рабски помогать ему в дурацкой писанине, его ждет разочарование!

— Эй, Энди, — протянул у нее за спиной мужской голос.

Энди оглянулась. Стройный блондин, прислонившись к стене, ловко жонглировал в коридоре четырьмя мячами. Его мягкая широкополая фетровая шляпа, бледно-желтая рубашка с длинными рукавами, полосатые подтяжки и плиссированные просторные штаны были словно только что взяты из магазина «Ребята и куклы».

— Привет, Блейк. Ты меня ждешь?

Блейк, начавший работать в парке с месяц назад, пару раз приглашал Энди в ресторан. Блейк был типичным, не лишенным шарма сердцеедом, и Энди льстило, что он обращает на нее внимание, но она всегда находила отговорки, чтобы отказать. Возможно, потому, что Блейк был слишком уж образцовым красавчиком.

— Нет, — Блейк стал бросать мячи по-другому — сначала ударял мячом по грязному полу, затем подхватывал его и посылал вдогонку за остальными. — Просто слоняюсь без дела.

— А! Ну тогда до встречи.

— Я слышал, у тебя берут интервью для журнала.

— Да, — с неохотой произнесла Энди.

— Паркер всем об этом трезвонит. Он розовеет от восторга при мысли, что парк наконец приобретет какую-то известность. Если из этого дела что-то выйдет, ты, возможно, получишь прибавку.

«А если откажусь сотрудничать, то вылечу с работы», — напомнила себе Энди. Она много потеряет, если скажет Бену Шерману, что именно думает о нем.

— Прибавку мне не предлагали, но я от нее не откажусь, — усмехнулась Энди. — А теперь извини, меня ждут.

Блейк теперь подбрасывал мячи сразу по два, отчего казалось, что два мяча всегда в воздухе, а два — у него в руках.

— Насчет этого журналиста…

Энди нетерпеливо переступила с ноги на ногу, ожидая, когда же Блейк перейдет к главному, но с ним ни в чем нельзя быть уверенным, темная лошадка.

— Так что насчет журналиста?

Разноцветные мячи прыгали и взмывали вверх, плясали перед жонглером, словно жили своей жизнью. Казалось, Блейк уделяет им все свое внимание, но Энди знала, что все его движения почти автоматические.

— Мило он не нравится. Говорит, не уверен, тот ли это тип, за кого себя выдает. Я так понимаю, эту мысль он почерпнул от Розалин.

Энди закусила нижнюю губу, вспомнив осторожные предостережения Розалин: «Не верь никому на слово».

— Тогда почему Розалин не сказала мне, что Бен что-то скрывает?

Блейк ухитрился пожать плечами, не прекращая жонглировать.

— Я просто решил, что об этом стоит упомянуть. Красивые девочки вроде тебя склонны слишком доверять людям, — добавил он с издевкой, но улыбка у него не была злой. — С другой стороны, люди вроде меня интуитивно в каждом ищут худшее. И обычно это находят.

Энди очень раздражало, что даже самовлюбленный Блейк, похоже, считает себя ее ангелом-хранителем. Ну почему люди не хотят верить, что она способна сама постоять за себя? Ни ее родственники, ни друзья, ни даже случайные знакомые вроде Блейка.

— Я тронута твоим участием, — солгала Энди, пытаясь быть любезной, — но не понимаю, какой может быть вред в том, что я отвечу этому человеку на несколько вопросов о нашем парке. В конце концов, это мистер Паркер попросил меня оказать содействие. Я только выполняю поручение.

Поймав мячи, Блейк убрал их в огромные карманы просторных штанов. Его ярко-голубые глаза встретились с глазами Энди, и она на какое-то мгновение оказалась в их власти.

— Только будь осторожней, хорошо? А если этот тип сделает или скажет что-то такое, от чего тебе станет не по себе, дай знать. Розалин, Мило или мне. Договорились?

— По-моему, ты преувеличиваешь, — недовольно ответила Энди. — Но если тебе так спокойней, хорошо, как только Бен что-нибудь такое выкинет, я дам знать.

— Отлично. До встречи, Энди.

Энди проследила, как Блейк скрылся в глубине коридора, затем обреченно покачала головой. По правде говоря, циркачи просто одержимы невмешательством в личную жизнь свою и других, думала она, направляясь к выходу. С самого начала ей дали понять негласное правило: принимать настоящее и не интересоваться прошлым; циркачи не задают вопросы, не пересказывают сплетни, часто даже не называют свои фамилии.

Когда Энди расставалась со скучным существованием в Сиэтле, ей хотелось радикальных перемен, и, надо сказать, здесь все оказалось совершенно отличным от того, к чему она привыкла. Она познакомилась с очень необычными людьми — некоторые были хорошие, другие не слишком, но ни одного нудного. И неважно, куда дальше приведет ее избранный путь, — она никогда не пожалеет о решении, принятом несколько месяцев назад: порвать со старой жизнью и начать новую. Теперь остается убедить и всех остальных, что она внутренне переменилась. Она больше не нуждается в руководстве и опеке, словно наивная бестолковая дурочка.


Когда Энди наконец вышла наружу и увидела дожидающегося ее Бена Шермана, было уже четверть третьего. Бен стоял, прислонившись к стволу дерева, и, закинув голову, допивал сок из банки. В полосатой футболке и обрезанных джинсах он выглядел поджарым, ловким и сильным; на обнаженных руках и ногах вздувались накачанные мышцы. Энди поймала себя на мысли, что Бен нисколько не похож на человека, которому по роду службы приходится много сидеть за пишущей машинкой или компьютером.

Отгоняя от себя эту мысль, она яростно замотала головой. Вот уже и она поддалась царящей вокруг нее пароноидальной подозрительности. В конце концов, мистер Паркер одобрил его пребывание здесь, так что Бен, несомненно, представил ему какие-то доказательства, удостоверяющие его личность, а возможно, и образцы своего труда.

Розалин намекнула, что Бен не совсем тот, за кого себя выдает, но это, похоже, нисколько не встревожило ее. Если бы у Розалин возникли причины для беспокойства, она бы не смолчала. Особенно если учесть, что самой Розалин приходится, как никому другому, относиться к незнакомцам с опаской. Беспокойно поежившись, Энди подумала о том, что судьба сыграла в данном случае с экстрасенсом злую шутку: от его интуиции зависит его же собственная жизнь.

— Судя по вашей свирепой гримасе, вы до сих пор злы на меня, — протянул Бен, кидая банку в урну и отходя от дерева.

Вообразив перед собой недовольную физиономию мистера Паркера, Энди быстро настроилась на вежливость.

— Я буду сотрудничать с вами, если вы пообещаете относиться к моей подруге с уважением, как она этого заслуживает.

— Хорошо. Обещаю.

В его голосе прозвучало что-то такое, что помешало Энди до конца ему поверить. Она пытливо уставилась на него, затем со вздохом уступила:

— Ладно. Вы сказали, что сегодня хотите совершить экскурсию за кулисы. С чего желаете начать?

Бен широко повел рукой.

— Вы хозяйка. Всецело полагаюсь на вас.

На этот раз Энди ясно ощутила, что ей не следует доверять этому слишком простодушному тону.

— Тогда начнем с клеток с животными, — сухо сказала Энди, отворачиваясь от него. «Надеюсь, там вы столкнетесь с образцами поведения, подобного вашему», — язвительно подумала она.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Бен приготовился сразу же при встрече открыться Энди, кто он такой. Во-первых, он с самого начала был против этого обмана, а во-вторых, ему не нравилось, что экстрасенсша и фокусник что-то имеют против него. Естественно, родственники Энди не станут ждать, что он будет выполнять их поручение и после того, как обман раскроется.

Бен как раз ругал себя за беспечность, когда из гримерной появилась Энди, несказанно красивая в пестрой паре блузка-шорты, с сияющими на солнце длинными темными волосами и… хм… с подозрительностью в томных карих глазах.

Бен решил отложить свое объяснение до более подходящего момента.

Держась вначале с некоторой отчужденностью, Энди тем не менее старалась от всей души, показывая ему парк. Если бы Бен действительно писал статью для журнала, ее помощь была бы неоценимой. Меньше чем за три часа Энди показала Бену все, что стоило посмотреть в существующем три года луна-парке, подробно отвечая на все вопросы и даже кое-какие предвосхищая. Для виду Бен сделал несколько записей в блокноте, который обычно носил с собой, но большинство его вопросов были вызваны не столько маскировкой, сколько искренним любопытством.

— Парк открыт круглый год? — спросил Бен. Энди покачала головой.

— С первого апреля по октябрь, — объяснила она. — Зимой парк закрыт.

— Чем занимаются сотрудники в это время?

— Остается минимальный штат для того, чтобы заботиться о территории и животных. Большинство сезонных рабочих — студенты и школьники, осенью они возвращаются к занятиям. Некоторые, насколько мне известно, отправляются в турне по теплым краям. Про остальных не знаю.

Бену на самом деле было все равно, чем занимаются остальные в сезон затишья.

— А вы сами что будете делать?

Энди пожала плечами.

— Пока не знаю. Наверное, найду временную работу. Возможно, обращусь в агентство по трудоустройству в Далласе. Я свободна, — добавила она.

Ее улыбка показала, что девушка довольна своим образом жизни.

Бен не удовлетворился этим, но не стал развивать тему дальше и снова переключился на парк.

Работники парка были похожи на работников всех парков и цирков, которые Бен часто посещал в детстве. Некоторые с виду огрубелые, другие молодые и задиристые, большинство весьма эксцентричные. Сигареты и татуировки популярны среди циркачей обоих полов.

Указав на пеструю центральную аллею, Бен спросил:

— Все эти аттракционы честные или настроены так, чтобы парк никогда не оставался внакладе? Я вижу, посетители уносят множество мелких призов, но почти не выигрывают тех огромных плюшевых зверей, которые так соблазнительно выставлены возле павильонов.

Энди вызывающе вскинула подбородок.

— Смею заверить вас, все игры в «Поднебесье» исключают обман. Даже если бы мистеру Паркеру захотелось заняться нечестным бизнесом, что не соответствует действительности, этого бы не допустили местные власти. Конечно, игры устроены так, чтобы быть не только захватывающими, но и прибыльными, однако в рамках дозволенного.

— Не сердитесь на меня. Это законный вопрос, — резонно заметил Бен. — Всем известно про аттракционы с какими-то переключателями и другими приспособлениями, позволяющими оператору выбирать, кто выиграет, а кто проиграет.

— Но не здесь, — стояла на своем Энди. — Я даже считаю, что вам следует попробовать себя в некоторых играх. Бесплатно.

— В этом вовсе нет…

— Я настаиваю, — сказала она, и по блеску ее глаз Бен понял, что придется смириться.

Он вздохнул.

— Ну хорошо, я попробую. Но заплачу, как и все.

— Замечательно. Начнем с этой? — спросила Энди, указывая на ряд раскрашенных банок из-под молока, перед которыми стоял задрапированный стол.

Худой парень с длинными прямыми волосами призывал прохожих проверить свое счастье и попытаться выиграть одного из огромных малиновых динозавров, висящих у него над головой.

— Выиграйте приз для своей девочки! — крикнул он проходящему мимо мужчине с дочерью. — Один мячик в банке — и получите маленький приз, два — и выиграете одного из этих красавцев.

— Папа, пожалуйста! — в восторге запрыгала девочка с хвостиком. — У тебя получится. Это так просто!

Русоволосый мужчина — на взгляд Бена, совершенно далекий от спорта — опасливо взглянул на отверстия в банках диаметром чуть больше мячей.

— Не знаю, Лори. Когда я играл в бейсбол, питчер из меня был неважный.

— Позвольте показать вам, как это делается, — сказал молодой зазывала, проворно перепрыгивая через стол.

Взяв два мяча, он бросил их в банки. Оба попали.

— Вот видите? — спросил парень, оборачиваясь к отцу. — Плевое дело.

Девочка снова запрыгала.

— У тебя получится, папа! Попробуй, ладно?

— Ну, так уж и быть, разок брошу, — уступил мужчина, неохотно направляясь к столу.

— Два мяча за доллар, — быстро сказал парень, возвращаясь на свое место за столом.

Как только мужчина взял мячи, Бен понял, что выигрыш ему не светит. Похоже, он никогда в жизни не держал в руке мяча. И точно — оба раза мужчина позорно промазал.

— Попробуйте еще, — призывал парень, перекидывая мячи из руки в руку. — Вам просто нужно потренироваться. Ну же, всего один доллар.

Мужчина перевел полный отчаяния взгляд на дочь, завороженно смотрящую на огромных малиновых динозавров, висящих прямо над ее головой.

— Ну еще один раз, папа, — попросила девочка. — И все, обещаю.

Бен взглянул на Энди, которая смущенно отвела взгляд. Отец между тем с видом человека, покорившегося судьбе, положил на стойку еще один доллар и с мрачной решимостью взял мячи.

На этот раз у него получилось лучше. Один мяч даже попал на край отверстия, сделал два круга и упал — наружу. Мужчина смущенно потрепал девочку по голове.

— Извини, зайчик, — пробормотал он. — Видишь ли, я больше привык к компьютерам. Пошли, я куплю тебе рожок мороженого.

— Хорошо, папа.

Девочка одарила отца улыбкой, удостоверявшей, что она будет любить его, даже если он не попадет в ворота.

— Дайте мне попробовать. — Поддавшись порыву, Бен подошел к столу с долларом в руке.

Парень оживленно встрепенулся, затем увидел Энди.

— О, привет, Энди. Это твой знакомый?

На мгновение замявшись, Энди ответила:

— Да. Томми, это Бен. Он хочет испытать себя в наших играх.

— Ну конечно! Какие могут быть трудности. Два мяча за доллар.

Положив доллар на стол, Бен присмотрелся к банкам, оценивая небольшой угол, под которым они были установлены. Как объяснила Энди, все игры устроены так, чтобы приносить парку выгоду. Но никакого приспособления для жульничества, судя по всему, здесь не было.

Отец с дочерью собрались было уходить, но мужчина остановился, увидев, что Бен подошел к столу.

— Подожди минутку, малышка. Я хочу посмотреть, — шепнул он дочери.

Бен впервые разыграл кетч со старшим братом, едва научившись ходить. С тех пор он постоянно играл в бейсбол. Первый бросок оказался неудачным: он переоценил угол наклона банок; мяч попал в край отверстия, отскочил и упал на землю. Бен буквально услышал презрительное фырканье брата.

— Смотри, папа. У него тоже не получилось, — довольно громко прошептала девочка.

Стиснув зубы, Бен крепко сжал второй мяч, тщательно прицелился и пустил его по плавной дуге. Мяч легко плюхнулся в банку.

— Победа! — громко объявил парень, кидая Бену маленького плюшевого мишку. — Хотите попробовать еще раз? Три маленьких приза можно обменять на одного большого динозавра.

Бен достал еще доллар.

— Да, — пробормотал он, вручая медвежонка Энди. — Попробую еще раз.

— Э… Бен, — неуверенно произнесла Энди. Бен не обратил на нее внимания.

На этот раз оба мяча попали в банки. Бен напускной невозмутимостью кивнул, а парень восторженно раскудахтался, стараясь привлечь внимание окружающих к победе. Представление, которое он разыграл, снимая малинового динозавра и вручая его Бену, собрало стайку зевак.

Бен повернулся к мужчине и молча, одним движением бровей спросил, можно ли подарить игрушку ребенку. Мужчина кивнул с печальной улыбкой.

— Вы привыкни обращаться с мячом, не так ли? — спросил он, положив руку на плечо дочери.

— Был питчером сборной колледжа, — объяснил Бен и протянул игрушку девочке. — В следующий раз твой папа обязательно попадет, — тихо сказал он. — Последний бросок у него получился очень неплохо.

Девочка обеими руками обхватила подарок и, просияв, обернулась к отцу.

— Папа, можно?

— Ну конечно, малышка, — ответил отец, потрепав ей волосы. — Скажи дяде спасибо.

— Спасибо, — послушно пролепетала девочка, радостно прижимая к себе малинового динозавра.

— Всегда пожалуйста, — улыбнулся Бен.

Мужчина и девочка отошли от павильона, и к ним присоединилась женщина с коляской.

— Элиот! — услышал Бен ее восклицание. — Ты выиграл приз за бросание мяча?

— Нет, не я, — стал объяснять мужчина. — Но я уже начинал приспосабливаться, определять угол…

Семья смешалась с толпой, и их голоса затерялись среди общего шума. Улыбнувшись, Бен обернулся к Энди, которая продолжала сжимать маленького медвежонка. Она подняла бровь.

— Я так понимаю, вам не нравится проигрывать.

Бен смущенно кашлянул.

— Да, — признался он, — мне не нравится проигрывать.

Показалось ли ему, или действительно выражение лица Энди вдруг стало обеспокоенным?

— Продолжим экскурсию? — вежливо спросила она, отступая от него.

— Конечно. Почему бы и нет?

Они не стали останавливаться у других игровых павильонов. Ясно, что с законом здесь считаются, сказал Бен. Энди, похоже, не очень-то обрадовалась этому сомнительному комплименту, но промолчала. Они направились к одной из театральных площадок, где старшеклассники увлеченно участвовали в фестивале песни и танца «Назад в пятидесятые».

Рожденный в начале шестидесятых, Бен не стал заострять внимание Энди на явном парадоксе: подростки девяностых в коротких юбках и с хвостами распевают песни, написанные задолго до их рождения. Он просто сел и стал смотреть и слушать — и наслаждаться соседством Энди.

— Что вас еще интересует? — спросила Энди, когда фестиваль завершился.

— Еда, — незамедлительно ответил Бен, учуяв аппетитный запах поджаренных польских колбасок с перцем и луком.

Энди рассмеялась.

— Мне следовало бы догадаться.

На главной аллее заметно удлинились тени, когда Бен наконец объявил, что насытился, поглотив обед, от которого пришел бы в ужас поклонник диетического питания, — колбаски с перцем и луком в тесте, облитые горчицей, двойная порция жареной картошки и ананасовый пломбир на десерт. Энди выбрала цыпленка-гриль и стаканчик охлажденного йогурта.

— В парке мы посмотрели все, кроме аттракционов, — заметил Бен, чье внимание привлекли оживающие неоновые вывески.

Звуки рок-музыки, мелодии электропианино, смех, крики, призывы операторов игровых павильонов и оклики матерей, созывающих детишек, создавали громкий веселый фон.

Пульсирующий ритм низких частот привлек внимание Бена к «Гималаям» — аттракциону, где соединенные вместе двухместные кабинки носились с головокружительной скоростью по наклонным рельсам под оглушительные звуки рок-н-ролла. Усиленный динамиками голос диск-жокея призывал катающихся выражать восторг громкими криками.

— Хотите прокатиться вместе со мной? — предложил Бен.

Энди покачала головой.

— От всего крутящегося мне становится жутко не по себе, — призналась она. — Особенно после еды.

— Тогда, полагаю, «Ракету» мы тоже пропустим, — с сожалением произнес Бен, глядя на центрифугу, в которой желающие крутились вверх тормашками в металлических корзинах.

— Да, — твердо заявила Энди. — Но вы, если хотите, можете прокатиться. Я подожду, посмотрю.

— Не-ет. Одному — никакого удовольствия. — Взглянув направо, Бен просиял. — Вот куда мы пойдем. На колесо обозрения. На нем никого не укачивает.

— Укачивает. Тех, кто боится высоты, — возразила Энди.

— О, — он повернулся к ней лицом. — Вы боитесь высоты?

— Нет.

Бен ухмыльнулся.

— Тогда, значит, прокатитесь со мной?

— Конечно. С колеса обозрения открывается великолепный вид на парк. Особенно красиво вечером, когда зажигаются огни.

— Очень романтично, — произнес Бен, понижая голос до интимного.

Энди не обратила на это внимания.

— Очередь начинается вон там, — указала она. Бен с готовностью двинулся туда.

Катание на колесе обозрения летним вечером, над раскинутыми внизу разноцветными огнями парка, под приглушенные расстоянием звуки музыки, действительно было очень романтично. Крошечная кабинка, в которой устроились Энди и Бен, вынуждала их сидеть вплотную друг к другу, соприкасаясь бедрами и плечами. Бен прижался обнаженной ногой к ноге Энди, радуясь, что они оба одеты в шорты.

Колесо сделало стремительное снижение, соревнуясь с силой притяжения, затем начало подниматься. Бен и Энди весело обменялись взглядами, услышав, как пронзительно заверещали две девочки лет пятнадцати в гондоле под ними. Колесо остановилось, когда Бен и Энди поднялись на самый верх, и оставило их плавно покачивающимися, давая возможность новым желающим забраться в кабины внизу.

— Как прекрасно, правда? — спросила Энди.

— Мм.

Взгляд Бена был обращен не на сверкающую огнями панораму, раскинувшуюся внизу. Он смотрел на Энди, восхищаясь тем, как отблески разноцветных прожекторов пляшут у нее в глазах и загадочными бликами ложатся на ее гладкую кожу.

— Прекрасно, — вполголоса произнес он.

Энди повернулась к нему и застыла, увидев выражение его лица.

— Э… Бен… — начала было она.

Наклонившись, Бен без какого бы то ни было предупреждения поцеловал ее. Поцелуй был быстрый, но чувственный. Бен насладился им в полной мере, как и ожидал. Ему потребовалось сделать над собой большое усилие, чтобы отпустить ее.

У Энди широко раскрылись глаза.

— Бен?

— Традиция, — небрежно проговорил он, прикасаясь кончиком пальца к ее носу. — Всем парням известно, что верхняя точка колеса обозрения — это идеальное место, чтобы сорвать поцелуй.

Энди закашлялась, затем сделала усилие, чтобы ответить в тон ему:

— Вот как?

— Да. Не хочешь потом прокатиться со мной по «Лабиринту ужасов»?

— Чтобы я боялась и прижималась к тебе, да?

Бен улыбнулся.

— Верно. Это второй трюк, который применяют ребята на аттракционах.

Колесо обозрения небольшим рывком снова пришло в движение, и пальцы Энди стиснули предохранительный поручень.

— Так как я разгадала твой замысел, теперь уже нет никакого смысла идти в «Лабиринт ужасов», — сказала она.

— О! — разыграл преувеличенное разочарование Бен. — Что ж, все равно можешь без стеснения цепляться за меня.

Энди с улыбкой отвернулась. Когда они опустились до уровня земли и работник аттракциона освободил поручень, она выскочила из уютной гондолы как ошпаренная. Бен надеялся, что взволнованное состояние девушки означает, что поцелуй тронул ее не меньше, чем его.

Как только они сошли вниз, Энди поспешно направилась к выходу из парка. Похоже, экскурсия окончена, печально подумал Бен. Какой предлог найти ему сейчас, чтобы еще ненадолго задержать ее при себе?

Энди остановилась так резко, что Бен, торопившийся следом, едва не наткнулся на нее. Он положил руки ей на плечи, чтобы сохранить равновесие, и явственно ощутил, как по ней пробежала волна напряжения.

— Что случилось? — спросил он.

Энди вглядывалась в глубь центральной аллеи.

— Что-то происходит у шатра гадалки.

Бен проследил за ее взглядом. Человек в форме сотрудника парка пробился сквозь толпу зевак и скрылся внутри.

— О Господи, — сдавленно прошептала Энди. — Он нашел ее!

С этими словами она покинула Бена и бросилась к шатру. Бен последовал за ней, и голова у него пошла кругом от вопросов. Что происходит? Кто этот «он» и кого он нашел?

Черт возьми, что здесь происходит?


С бешено колотящимся сердцем Энди протиснулась сквозь оживленно судачащую толпу, собравшуюся у входа в шатер. Довольно неопрятный тип с едва одетой крашеной блондинкой, прижимающейся к его мощным бицепсам, преградил Энди путь.

— Пожалуйста, — сдавленно проговорила она, — пожалуйста, пустите меня.

Недовольно заворчав, мужчина отступил в сторону, и Энди прошмыгнула мимо него. Она чувствовала, что Бен следует за ней по пятам, но ее мысли были заняты теми ужасами, которые, возможно, ждут ее в шатре Розалин.

Кто-то встал у нее на пути, когда она почти достигла дверей.

— Извините, — произнес мужской голос, — в шатер никому… о, это ты, Энди.

Энди вцепилась в длинный рукав бледно-голубой рубашки Блейка.

— Блейк, в чем дело? Что случилось?

— Розалин потеряла сознание, — ответил Блейк. Его лицо под полями шляпы было непривычно мрачным. Энди вдруг поняла, что сейчас один из немногих случаев, когда она видит Блейка без его постоянной ленивой улыбки. Без нее он выглядел по-другому — весьма зловеще. Энди поспешно отпустила его рукав.

— С нею все в порядке? Мне можно войти?

Блейк посторонился.

— Да, заходи. По-моему, она пришла в себя, сейчас у нее врач.

Энди протиснулась внутрь. У нее за спиной Блейк преградил дорогу Бену, и тот возмущенно запротестовал.

— Пусти его, Блейк, — на ходу бросила Энди. — Он со мной.

Блейк нехотя отодвинулся, и Бен проследовал за Энди.

Розалин сидела на стульчике возле стола с бледным лицом и растрепанными серебристыми волосами; вокруг нее хлопотали люди: Пам — озабоченная молодая билетерша, два врача из медицинской службы парка в хрустящих белых халатах с приколотыми к карманам пластиковыми удостоверениями и Мило, который сжимал Розалин руку, словно уверяя себя, что с его подругой все в порядке.

— Розалин? — Взяв свою подругу за руку, Энди опустилась перед ней на колени. — Как ты себя чувствуешь? Что случилось?

— Энди, что ты до сих пор делаешь в парке? — спросила Розалин на удивление бодрым голосом.

— Я водила по парку Бена.

Розалин перевела взгляд на Бена.

— О, здравствуйте. Приятно провели день?

— Розалин! — взволнованно прервала ее Энди. — Блейк сказал, что ты была в обмороке.

Розалин смущенно покачала головой.

— Ничего серьезного, уверяю вас. Я просто погрузилась в медитацию. — Лукаво сощурившись, она повернулась к медикам: — Вы можете возвращаться в медпункт. Клянусь вам, со мной все будет хорошо. Займитесь теми, кто действительно нуждается в вашей помощи.

— Она отказывается поехать в больницу для полного обследования, — печально сказал Энди один из врачей. — Нам здесь и впрямь нечего делать.

— Я поговорю с ней, — пообещала Энди. Когда врачи и Пам ушли, она повернулась к подруге: — Розалин…

— Ну же, Энди, нет никакой необходимости приставать ко мне с больницей. Это совершенно не нужно.

— Такая упрямая, — пробормотал Мило, крепче сжимая руку Розалин. — Никого не хочет слушать.

— Розалин, если ты не расскажешь мне, что произошло, я закричу, — предупредила Энди. — Честное слово.

Хмыкнув, Розалин покачала головой.

— Я чувствую себя так глупо. Видишь ли, я разговаривала с одной очень милой женщиной…

— Почему ты до сих пор на работе? — нахмурившись, прервала ее Энди. — Твоя смена окончилась несколько часов назад. Ты никогда не работаешь в вечернюю смену по воскресеньям.

— Джорданна снова приболела. Она позвонила, и мы договорились, что я поработаю за нее сегодня, а она отработает на следующей неделе. Мне так тоже удобно.

Энди неодобрительно покачала головой, но продолжала:

— Итак, ты была с женщиной и?..

— Она потеряла жемчуг своей бабушки, — объяснила Розалин. — И была очень опечалена этим, жемчуг был ей дорог как память. Я «увидела» его за каким-то массивным предметом обстановки — возможно, за гардеробом. Ой, я даже не знаю, успела ли я рассказать ей об этом. Вы не посмотрите, может быть, она еще на улице? Рыжеволосая, в ярко-бордовой…

— Розалин! Что произошло?

Розалин заморгала.

— Честное слово, Энди, кричать совсем не нужно.

Глубоко вздохнув, Энди заставила себя говорить спокойнее:

— Извини. Что произошло дальше?

Розалин обвела взглядом Мило и Бена, затем снова повернулась к Энди.

— У меня возникло чувство… очень плохое чувство. Внезапно я поймала себя на том, что не могу дышать. Кажется, на какое-то мгновение я потеряла сознание. Когда я пришла в себя, женщина громко кричала, призывая на помощь; прибежала Пам, затем кто-то позвал Мило и врачей. Я пыталась объяснить всем, что у меня уже все прошло, но язык почти не ворочался.

Энди сглотнула.

— Какое у тебя возникло чувство, Розалин? Имело ли оно отношение к?.. — Энди осеклась, осознав, что ее внимательно слушают. О, ну почему она привела с собой Бена?

Розалин поняла ее мысль.

— Возможно, — негромко произнесла она. — Я не могу сказать точно. У меня внезапно возникло ощущение, что он… находится близко. Очень близко.

— О Боже, — прошептала Энди, стиснув вялую ладонь подруги. — Ты уверена?

— Нет. И теперь это ощущение исчезло. Ничего такого я не чувствую. Возможно, просто устала. Наверное, переутомилась, работая в две смены.

— Это точно, — быстро сказала Энди, поднимаясь на ноги. — Тебе немедленно надо вернуться домой и отдохнуть. На остаток вечера шатер гадалки можно и закрыть.

— Я ничего не понимаю, — внезапно заявил обескураженный Мило. — Кого ты ощутила поблизости? Розалин, дорогая, у тебя какие-то неприятности? Я могу чем-нибудь помочь?

Розалин посмотрела на толстяка фокусника, и ее фиолетовые глаза смягчились.

— Нет, Мило. Как я уже сказала Энди, наверняка я просто немного переутомилась. Вероятно, уже старовата для того, чтобы так много работать.

Улыбка Мило была настолько проникнута любовью, что у Энди сдавило горло.

— Ерунда. Ты никогда не состаришься, Розалин.

Розалин тихо рассмеялась.

— Как мило.

Энди мягко потянула подругу за руку.

— Пойдем, Розалин. Я провожу тебя домой. Может быть, все-таки по пути…

— Никаких больниц, — твердо произнесла Розалин.

Энди покорно вздохнула, понимая, что уговоры бесполезны.

Обернувшись, она обнаружила, что Бен все это время пристально наблюдал за ними.

— Что происходит? — негромко спросил он.

Энди покачала головой.

— Она просто устала. Я вполне могу справиться сама.

— Уверен в этом, но…

— С нами все будет в порядке, Бен. Возможно, мы с тобой еще встретимся, или у тебя уже достаточно материала для статьи?

От мысли, что это, возможно, прощание, внутри у Энди защемило.

— Мы еще увидимся, — заверил ее Бен, и выражение его лица не оставляло в том никаких сомнений.

Щемящего чувства утраты как не бывало, Энди даже ощутила душевный подъем. Стараясь не задумываться над этим, она взяла Розалин под руку и повела ее к запасному выходу, подальше от столпившихся у шатра любопытных зевак.


Бен угрюмым взглядом проводил Энди, с трогательной заботой поддерживавшую пожилую женщину. Определенно здесь происходит что-то странное. Как Розалин ни хорохорилась, она, несомненно, была чем-то напугана, и Энди тоже. Во что втянула девушку эта безумная экстрасенсша? И как завоевать доверие Энди, чтобы она открылась ему, да еще после того, как он сам повинится перед ней в обмане?

Нетерпеливо вздохнув, Бен обернулся к Мило и обнаружил, что тот совсем сник.

— Вам плохо? — спросил он.

Фокусник пожал плечами.

— Наверное, просто переволновался. Думаю, мне тоже пора отдохнуть.

— Куда-нибудь подбросить? — сочувственно предложил Бен.

Улыбнувшись, Мило покачал головой.

— Благодарю, нет необходимости. Я живу здесь, в парке. У меня один из передвижных вагончиков в глубине территории.

Бен кивнул.

— Хорошо. Мы еще увидимся, Мило.

— Да, — медленно произнес Мило. — Уверен в этом.

Бен нахмурился, недоумевая, что тот имел в виду, но Мило уже ковылял к выходу.

Покачав головой при мысли о том, как странно завершился этот беспокойный день, Бен тоже собрался уходить. По какой-то необъяснимой причине ему внезапно захотелось еще раз взглянуть на парня, который пытался не пустить их с Энди к гадалке. Энди назвала его Блейком, и Бену не понравился взгляд, которым он ее смерил. И вообще, что связывает Энди с этим типом?

Но Блейк, кем бы он ни был, к тому времени, как Бен вышел из шатра, уже исчез. Пам повесила табличку «Закрыто» и объяснила зевакам, что гадалка почувствовала себя нехорошо и сегодня вечером шатер больше не откроется. Когда Бен выходил из шатра, ему навстречу шагнула женщина средних лет с крашеными рыжими волосами, в ярко-бордовой блузке.

— Извините меня, с ней все в порядке? Когда она потеряла сознание, я была рядом с ней. Знаете, я до смерти перепугалась! — по-техасски певуче протянула она.

Бен кивнул.

— Все хорошо. Она просто переутомилась.

— Хвала небу.

Бен двинулся было дальше, но вдруг остановился.

— Это вы потеряли бабушкин жемчуг?

Глаза женщины за очками в модной пластмассовой оправе округлились.

— Ну да, я.

— Поищите за какой-нибудь массивной мебелью. Вероятнее всего, за гардеробом.

Изумленно ахнув, женщина зажала ладошкой рот.

— Обязательно поищу! Спасибо!

Хмыкнув, Бен пошел дальше, недоумевая, зачем передал слова гадалки. Не то чтобы он поверил в ее прозорливость, просто это самое подходящее место для поисков затерявшихся вещей. Вполне возможно, что женщина заглянет за гардероб, найдет ожерелье и твердо уверует на всю жизнь, что ее направили сверхъестественные силы. Некоторые люди просто слишком доверчивы, презрительно покачал головой Бен.

Только для того, чтобы убедиться, что Розалин и Энди благополучно добрались, Бен по дороге в гостиницу завернул к их дому. У дорожки стоял автомобиль Энди, в окнах горел свет. Бен постоял несколько минут у обочины, внимательно изучая дом. Все казалось уютным и безопасным, улицы были обнадеживающе безлюдны.

Бен поехал в гостиницу, досадуя на то, что не удается стряхнуть с себя неприятное предчувствие какой-то нависшей опасности. Он презрительно фыркнул.

Это поручение пробудило в нем фантазию, усмехнулся он. Экстрасенсы и фокусники, иллюминация и внешняя привлекательность здешней эфемерной жизни. Как разобраться, что настоящее среди всех этих иллюзий?

Единственным настоящим мгновением за весь этот странный день был поцелуй на колесе обозрения. И он был слишком настоящим, чтобы забыть о нем.

Бен знал, что будет думать об этом поцелуе. И снова и снова спрашивал, почему, черт возьми, он позволил втянуть себя в это сумасшедшее дело.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Энди расхаживала по крошечной гостиной дома, который они снимали вместе с Розалин, время от времени останавливаясь, чтобы выглянуть в окно на пустынные ночные улицы. Она не видела ничего подозрительного, но это не очень-то успокаивало. Страшило ее то, чего она не могла увидеть.

— Энди, пожалуйста, сядь и попробуй расслабиться. Своим беспрестанным хождением ты действуешь мне на нервы.

Энди повернулась к Розалин.

— Извини. Наверное, я все еще на взводе после того, как ты меня сегодня напугала.

— Право, дорогая, ты напрасно так беспокоишься обо мне. Я прекрасно могу позаботиться о себе сама.

— Хотелось бы поверить в это, — ответила Энди, тем не менее подошла к Розалин и уселась рядышком на потертый диван. — Но нам обеим известно, что на твой особый дар не всегда можно положиться, когда дело касается тебя самой. Ты говорила мне, что «видишь» гораздо отчетливее, когда речь заходит не о тебе, а о других.

Розалин покачала головой.

— Иногда я слишком много говорю.

— Или слишком мало. Ты точно рассказала мне все, что произошло сегодня вечером?

— Да. Все. — Тон Розалин не оставлял никаких сомнений в ее искренности. — Это было довольно странное чувство, и оно очень быстро прошло. Я почти убеждена, что это просто следствие того, что я сегодня переутомилась. И пропустила обед. Возможно, у меня понизилось содержание сахара в крови или еще что-то.

— Ты не должна относиться к еде столь легкомысленно, Розалин. Работа так изнуряет тебя. Тебе нужно восстанавливать силы.

Розалин усмехнулась.

Энди со стоном закрыла лицо руками.

— Я опять навязчива, да? Просто не могу избавиться от привычки заботиться обо всех окружающих.

— Обо всех, кроме себя.

Энди уронила руки.

— Теперь с этим покончено. Я целиком и полностью отвечаю за собственное благополучие — впервые в жизни я совершенно независима. И очень этим довольна.

— Мм…

— Это правда, — уловив недоверие, подтвердила Энди. — Я ни за что не вернусь к той жизни, которую вела прежде.

— Не вернешься, — согласилась Розалин. — К той жизни. Но ты будешь не одна.

Энди нахмурилась от ее тона: таким тоном Розалин изрекала свои предсказания.

— Я теперь не одна, — отмахнулась Энди. — У меня есть ты и другие друзья из парка.

Розалин мило улыбнулась.

— Тебе нужно больше. И ты это получишь.

— Розалин… — неуверенно запротестовала Энди. Розалин рассмеялась и переменила тему:

— Ты хорошо провела время с Бенджамином?

И это называется «переменила тему». Надежда Энди не оправдалась, по крайней мере ей так показалось. При мысли о том, что Бен, возможно, имеет какое-то отношение к таинственным намекам Розалин, ей стало не по себе.

— День прошел неплохо, — согласилась она, тщательно подбирая слова. — Бен расспрашивал о парке, я отвечала на вопросы. Мы зашли на фестиваль, посетили аттракционы, прокатились на колесе обозрения. А еще Бен все время что-то жевал. Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь ел столько, сколько этот человек, — Энди весело покачала головой. — Просто загадка, как ему удается сохранять форму.

— У него действительно прекрасное телосложение, правда? Могучая грудь, широкие плечи, упругая…

— Розалин!

И снова в комнате зазвенел мелодичный смех Розалин.

— Возможно, я старею, Энди, но со зрением у меня все в порядке.

— Ты не старая.

Покачав головой, Розалин встала.

— Иногда я чувствую себя старой. Кажется, мне пора на боковую. Завтра утром смена Джорданны, так что посплю всласть. Если к твоему уходу я еще не проснусь, увидимся в парке.

Энди тоже встала.

— Розалин, обещай, что скажешь мне, если что-нибудь почувствуешь, о человеке, который тебя ищет… или о Бене, — задумчиво добавила она.

— Если я почувствую какую-то опасность, угрожающую мне или тебе, обязательно скажу, — пообещала Розалин. — А насчет Бена — что ж, он сам расскажет тебе все, что нужно. Думаю, скоро.

— Что?

Розалин улыбнулась.

— Всему свое время, дорогая. Спокойной ночи.

Скользнув поцелуем по щеке Энди, она прошла к себе в спальню.

Энди уже достаточно хорошо узнала Розалин, чтобы понимать, что та отвечает на вопросы только в том случае, если считает нужным. Признавая свое поражение, девушка тихо проговорила ей вслед:

— Спокойной ночи. Приятных сновидений.

Сама же Энди сомневалась, что сможет заснуть.

Ей не давали покоя тревога за Розалин и мысли о Бене, все усиливающееся к нему влечение.


Под неразборчивые вопли Мика Джаггера Бен заставил себя выполнить еще пять отжиманий. Затем, рухнув на пол, сорвал с головы наушники и бросил их на лежащий рядом плейер. Дыхание было учащенным, обнаженный торс блестел от пота, но Бен сомневался, что заснет, если снова ляжет в постель. Пять утра, а сна ни в одном глазу. Пробудился он тридцать минут назад, проспав всего четыре с половиной часа. Вероятно, придется этим ограничиться. Впрочем, ему никогда не требовался долгий сон.

Вот только что ему делать до той поры, пока не настанет время завтракать и идти в парк? Ведь до его открытия еще целых пять часов.

Минут пятнадцать Бен фантазировал, чем бы ему заняться. В его мечтах обязательно присутствовала Энди Макбрайд. В конце концов Бен решил принять душ. Холодный.

После душа он трезво рассудил, что вряд ли Энди пожелает разделить его фантазии после того, как узнает, кто он такой и что его сюда привело. А Бен собирался обязательно сказать сегодня правду.

Это дело превратилось для него в сугубо личное, и он предоставит Энди право решать, можно ли известить ее помешанных родственников о ее местонахождении.


Бен начинал чувствовать себя в парке как дома, словно работал здесь. Махнув абонементом, он поздоровался с контролером у входа. Затем стал прочесывать территорию парка, ища клоуна с волосами всех цветов радуги и шоколадно-карими глазами. Бен нашел Энди возле зверинца, при полных клоунских регалиях. Она разгуливала перед клетками, раздавая воздушные шарики и веселые улыбки восторженной детворе. Бен некоторое время постоял в стороне, наблюдая за Энди и восхищаясь ее шутками. Но только он собрался выйти из укрытия, как к ней подошел худой блондин в широкополой фетровой шляпе, бледно-розовой рубашке и серых плиссированных слаксах на розово-серых подтяжках. Блондин, к преувеличенному восторгу клоуна, начал жонглировать тремя яблоками.

Жонглером — помнится, его зовут Блейк — был тот самый тип, который вчера вечером пытался не пустить его в шатер гадалки, тот, который слишком пристально смотрел на Энди. Бен подошел к ним поближе.

Блейк разыгрывал целое представление, высоко подбрасывая яблоки и с низким поклоном вручая их Энди. Та с серьезным видом приняла все яблоки и взамен дала Блейку ярко-красные шарики. Прикоснувшись к шляпе, Блейк двинулся дальше, насвистывая мелодию из диснеевского мультфильма и приветствуя гостей парка.

Бен решил, что ему не так уж много потребуется, чтобы невзлюбить этого парня.

Как только Энди освободилась от поклонников, Бен подошел к ней.

— Доброе утро.

— Доброе утро. Ты сегодня рано. Новые интервью?

— Нет. Я хочу поговорить с тобой. Когда у тебя сегодня найдется время?

— В два у меня обеденный перерыв. Но к трем я уже должна быть в гримерной, чтобы приготовиться к выступлению.

Бен решил, что часа будет недостаточно для того, чтобы поведать Энди о поисках, предпринятых ее родственниками, и своем участии в них. Но ему не хотелось упускать возможность пообедать вместе с ней, и он сказал:

— Отлично. Тогда в два я жду тебя у гримерной.

Энди кивнула.

— Замечательно. Если ты сегодня больше не будешь брать интервью, то чем же займешься?

— Я решил походить за тобой. Посмотреть, как ты работаешь.

Энди нахмурилась, насколько можно было придать лицу серьезное выражение под веселым гримом.

— Это нужно тебе для статьи?

Гадая, как бы ответить поуклончивей, Бен отвернулся и стал разглядывать домашних животных, пасущихся за ограждением. Затем, сунув руки в карманы шорт, направился к воротам.

— Пойду покормлю козла, — сказал он.


Стоял еще один испепеляюще жаркий июльский день. Хотя повсюду в парке были расставлены скамейки под навесами, большинство аттракционов по необходимости располагалось прямо под палящими лучами солнца. Энди объяснила Бену, что пункты первой медицинской помощи беспрестанно имеют дело с жалобами на тепловые удары, хотя контролеры на входе предупреждают всех гостей остерегаться жары и солнца.

— Как ты еще не изжарилась в своем клоунском одеянии и гриме? — удивлялся Бен, чей лоб и верхняя губа были покрыты крошечными капельками пота, а влажные волосы облепляли голову. — На мне только легкие футболка и шорты, но я почти сварился, — добавил он очевидное.

Энди состроила печальное лицо, чувствуя, как грим стягивает ей кожу.

— Кто сказал, что мне прохладно? Я вся горю. Просто уже привыкла. В грим у меня добавлен крем от солнца, защищающий кожу, а одежда максимально просторная — только чтобы не спадала. Я пью много воды — разумеется, через соломинку, — со смехом добавила она, указывая на раскрашенный рот, — и стараюсь как можно больше держаться в тени, но прохлаждаться тут определенно не удается. Вот почему у клоунов смена продолжается только четыре часа. Я бы больше не выдержала. Но по крайней мере я не в костюме животного. А уж каково этим ребятам!

Она указала на мохнатого медведя шести футов ростом, прогуливающегося рядом. Окруженный завороженной детворой, медведь — на самом деле добродушный парень по имени Майкл — помахал им рукой, чем привлек внимание ребятишек к клоуну. Бен отошел в сторонку, а Энди окружили дети, и каждый норовил поздороваться с клоуном за руку.

Смена Энди подходила к концу, когда женщина средних лет в модной черной блузке и черных джинсах упала в обморок буквально под ноги Бену. Женщина ждала двух маленьких внучек, которые захотели поговорить с клоуном. Энди заметила, что женщина бледная и вялая, но ее внимание отвлекли дети.

Девочки закричали.

— Бабуля! Что-то случилось с нашей бабулей! — воскликнула старшая из них.

Энди бросилась было к женщине, но Бен оказался расторопнее. Опустившись на колено возле женщины, он пощупал ее пульс.

— Похоже, тепловой удар, — пробормотал он. — Надо убрать ее с солнца. А ты вызывай врача.

Энди достала небольшую рацию, спрятанную за широким красным поясом. Такие рации носили с собой все сотрудники парка. Пока Энди вызывала помощь, Бен легко взял женщину на руки и отнес в тень ближайшего дерева. Энди услышала, как он ласково утешает плачущих детей, уверяя их, что с бабулей все в порядке, просто ей стало жарко.

Начала собираться толпа любопытных. Энди умело рассеяла ее. Мельком бросив взгляд в сторону Бена, она поняла, что тот полностью владеет ситуацией. Он расстегнул женщине ворот и протер ей лицо своим носовым платком, смоченным в холодной воде, предложенной сердобольным прохожим. Женщина, пришедшая в себя, была ужасно смущена случившимся.

— Не стоит волноваться, — услышала Энди ласковые слова Бена. — Сегодня чертовски жарко. Я сам чуть ли не плавлюсь.

Он действительно отличный парень, подумала Энди, наклоняясь к перепуганным девочкам, чтобы их успокоить. Нет слов, Бен успел показать себя с лучшей стороны, но это дела не меняет. Энди еще острее ощутила беспокойство оттого, что ее так влечет к этому мужчине. Решительный, самоуверенный, мужественный — именно такие мужчины считают себя обязанными заботиться о своей женщине, — Бен будет серьезной угрозой ее драгоценной, только что обретенной независимости, если между ними установятся какие-то отношения.

Лицо Энди стало печальным. О чем она думает? «Своя женщина»! Что на нее нашло? Один поцелуй на колесе обозрения трудно назвать отношениями, даже началом таковых. Нет причин для беспокойства, Энди!

Появились медики с креслом-каталкой для больной и улыбающимися плюшевыми медвежатами для детей — еще одно правило, принятое в парке и безотказно в подобных случаях успокаивающее напуганных малышей. Женщина позволила увезти себя в оборудованный кондиционером медпункт, а успокоенные внучки последовали за креслом-каталкой.

Покачивая головой, Бен вернулся к Энди.

— Надеть плотную черную одежду в такой день, как сегодня! Даже не верится! — поморщился он. — В таком возрасте нужно бы понимать это.

— Ты был великолепен, — вырвалось у Энди. От этой восторженной фразы у Бена широко раскрылись глаза. Возможно, он даже покраснел, хотя: куда уж больше — от жары и возбуждения лицо у него и так пылало. Что касается Энди, то ее выручил клоунский грим, так как от собственных неосторожных слов щеки у нее подозрительно загорелись. Ох, Энди, опомнись! Ты ищешь неприятностей?

На какое-то мгновение взгляды их скрестились. В зеленых глазах Бена что-то вспыхнуло, но тут Энди резко дернули за штанину, заставив опустить взгляд. Ей улыбнулся мальчуган с россыпью веснушек и двумя щербинками между зубов.

— Привет, клоун, — сказал он.

Энди выдавила из себя улыбку.

— Привет! Тебе нравится в «Поднебесье»?

Бен отошел в сторону, позволяя ей вернуться к работе. Но, даже снова окунувшись в веселую клоунаду, Энди не перестала ощущать его присутствие где-то неподалеку.

«Что все-таки происходит? — неотвязно размышляла она. — К чему это приведет?»

Внезапно Энди поймала себя на том, что ей нестерпимо хочется поскорее это узнать, отбросив всякую осторожность.


Бен оттолкнулся от дерева и улыбнулся Энди, которая вышла к нему, переодевшись к обеду.

— Как ни хороша ты в костюме клоуна, в таком виде ты мне нравишься еще больше, — сказал Бен, ласково касаясь ее вымытого и едва тронутого косметикой лица.

От этого прикосновения, довольно нежного, у Энди по телу разлилась теплая волна. Постаравшись унять волнение, она улыбнулась в ответ.

— Спасибо.

Бен провел пальцами по ее аккуратным кудрям на голове.

— И это лучше, чем разноцветный парик.

Их взгляды встретились, и Бен посерьезнел.

Энди кашлянула, чтобы вернуть себе дар речи.

— Еще раз спасибо, — небрежно бросила она, но голос выдал ее смущение.

Руки Бена скользнули к ее талии, и он привлек Энди к себе.

— Жаль скрывать такую прекрасную фигуру под мешковатым клоунским нарядом, — пробормотал Бен, окидывая взглядом облегающую розовую майку и клетчатые шорты.

Энди ощутила, как у нее под оценивающим мужским взглядом налилась грудь. Ее дыхание стало неровным.

— Бен…

Кто знает, что она хотела сказать? Возможно, отчитала бы за фривольность или созналась бы, что он ее смущает. Все слова оказались забыты, когда Бен прильнул губами к ее рту.

Хоть и мимолетный, поцелуй на колесе обозрения вчера вечером заставил Энди вздрогнуть. Этот же встряхнул ее до глубины души.

Губы Бена были властные и требовательные и в то же время бесконечно соблазнительные. Его сильные руки обхватили Энди, и она оказалась в его объятиях. Лишь какое-то мгновение она думала о сопротивлении, затем, поддавшись порыву, обвила Бена руками, приоткрывая рот и приглашая его продлить поцелуй.

Охваченная желанием быть искренней по отношению к себе, Энди молча призналась, что желала этого с первого же момента, как столкнулась с Беном и ощутила на своих плечах его теплые сильные руки. Время, проведенное вместе, только усилило первоначальное влечение.

Бен тихо застонал, ободренный тем, что Энди отвечает ему. Его язык умело проник между ее губами и затеял пьянящую игру, и Энди, вся задрожав, прижалась к Бену.

«Боже милосердный, — подумала она. — Не знаю, как этот человек пишет, но целуется он — о!..»

Кто-то довольно грубо толкнул ее сзади. Энди вздрогнула и оторвалась от Бена, чувствуя, что у нее колотится сердце и обмякли колени. Она вскинула на Бена глаза и увидела у него на лице такое же блаженно-отрешенное выражение, какое, наверное, было и у нее.

— Извините, — произнес знакомый голос. — Кажется, я не смотрел, куда иду.

Энди быстро заморгала, пытаясь прийти в себя. Убрав руки с плеч Бена, она обернулась.

— Ничего страшного, Блейк, — хрипло произнесла она, жалея, что ничего не может сделать с краской, разливающейся у нее по лицу от шеи к корням волос. — Мы как раз собирались идти на обед. Не присоединишься к нам? — добавила она из вежливости.

Блейк, чье лицо было в тени неизменной фетровой шляпы, обвел их взглядом, затем покачал головой.

— Нет, благодарю. Я уже поел. Ты сегодня вечером выступаешь вместе с Мило, Энди?

— Да, конечно. — Она взглянула на часы, расстроенно отметив, что рука ее по-прежнему дрожит. — Надо поторопиться, мне еще нужно пообедать и переодеться к выступлению. До встречи, Блейк.

— Пока. — Блейк быстро кивнул Бену: — До встречи, Шерман.

Бен пробормотал что-то невнятное. Проводив взглядом Блейка, который вошел в служебное здание и закрыл за собой дверь, Бен повернулся к Энди.

— Ты хорошо знакома с этим типом? — спросил он.

Тон, каким был задан вопрос, заставил Энди встрепенуться и недовольно вздернуть подбородок.

— Он один из друзей, которые появились у меня здесь. А что?

— Есть в нем что-то, чему я не доверяю.

— Не суди о людях, которых не знаешь, — отрезала Энди, поворачиваясь, чтобы идти в столовую.

Бен поймал ее за руку.

— Ты с ним встречаешься?

Энди прищурилась.

— Я вижусь с ним каждый день.

У него на скулах заходили желваки.

— Я не это имел в виду, и ты меня прекрасно поняла. Энди, между вами есть что-нибудь?

— Если бы было, стала бы я тогда целоваться с тобой? — возмутилась Энди.

— Не знаю.

— Так знай: не стала бы! Я в такие игры не играю.

Бен кивнул с явным удовлетворением.

— Это хорошо.

— Вот и чудесно. — Энди высвободила руку из вялой хватки Бена. — Я хочу есть. Если ты идешь со мной, поторопись.

Голос у Бена заметно повеселел.

— Иду, иду.

Энди готова была ударить его за ту власть, которую он над ней приобрел. Как он смеет делать ее такой счастливой и через минуту выводить из себя, просто бесить?

Больше всего ее тревожило то, что он вошел в ее жизнь и принялся распоряжаться ею как раз тогда, когда наметился какой-то прогресс, когда она наконец-то начала обретать независимость. Нет, надо быть осторожнее с этим человеком, нельзя ему поддаваться, напомнила себе Энди, торопясь в безопасность многолюдной столовой.


За обедом Бен из кожи лез вон, чтобы обворожить Энди и вернуть ей хорошее настроение. Ему не надо было давить на нее из-за Блейка, но он ревнует, черт побери. Интересно, когда он в последний раз ревновал женщину?

А ведь он знаком с Энди всего три дня. Проклятье, что же все-таки происходит?

Бену не потребовалось много времени на то, чтобы заставить Энди снова улыбнуться. Когда она расхохоталась над очередной его шуткой, он только что не похлопал себя по спине.

— Ты сумасшедший, — сказала она, отодвигая пустую тарелку.

— Возможно, — ухмыльнувшись, согласился Бен. Затем обвел рукой сидящих вокруг в своих экзотических нарядах циркачей и работников парка. — Кажется, я здесь на своем месте, как ты думаешь?

— Полагаю, близок к тому. — Энди взглянула на часы. — У меня еще пятнадцать минут, потом надо пойти переодеться к выступлению. О чем ты хотел поговорить со мной?

Бен покачал головой.

— Сейчас не осталось времени. Как насчет вечера? Поужинаем вдвоем, только не в парке, — предложил он, подумав об уютном укромном местечке со свечами на столах и негромкой задушевной музыкой. Потом, если Энди простит его, они потанцуют. А дальше — что ж, остается только надеяться,

Энди закусила нижнюю губу, Бен поймал себя на мысли, что ему самому хочется попробовать ее на вкус. Усилием воли он поднял взгляд выше, к глазам, в которых явственно читалось сомнение.

— У тебя на вечер другие планы? — хрипло выдавил он из себя.

— Нет.

— Значит, ты поужинаешь со мной?

— Да, — внезапно решилась Энди, недоумевая, почему ее заставило нервничать простое приглашение на ужин. — Ты можешь за мной заехать.

— Замечательно. Только скажи куда, — добавил Бен, вспомнив, что ему не полагается знать, где живет Энди.

— Разумеется. Я все напишу.

— Хорошо.

Допив чай со льдом, Энди поставила пластиковый стаканчик на поднос.

— Сегодня вечером ты хочешь поговорить о чем-то конкретном? Это имеет отношение к статье, которую ты пишешь?

— Да, — просто ответил Бен.

В конце концов, он собирается сказать ей, что никакой статьи нет. И никогда не было.

Надо надеяться, что Энди, узнав об этом, не влепит ему пощечину.

Ее родные перед ним в долгу за эту нелепую ситуацию. Будь он проклят, если не выставит им головокружительный счет.

Энди встала и взяла поднос.

— Мне пора готовиться к представлению.

Бен тоже собрал посуду.

— Удачного выступления. Или я должен сказать: «Ни пуха ни пера»?

— Я предпочитаю пуху и перу удачу, — улыбнувшись, ответила Энди. — Признаться, никогда не понимала смысла этой поговорки.

Бен рассчитывал, что и ему улыбнется удача. Что он найдет нужные слова для того, чтобы сказать Энди правду. Убедит ее простить обман, ведь идея эта принадлежала не ему. Возможно, ему даже повезет настолько, что он убедит девушку дать им двоим шанс проверить свои отношения — вдруг их связывает что-то более серьезное, чем просто физическое влечение.

Потребуется большая удача, чтобы осуществить все это за один вечер, печально подумал Бен. Затем слабо улыбнулся. В конце концов, его фамилия — Лак[1]*. Пока тридцать два года удача, как правило, была на его стороне.

Оставалось надеяться, что она не отвернется и на этот раз.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

После обеда Энди была распилена пополам, сжата до невообразимо крошечного объема в ящике, который все уменьшался и уменьшался по мере того, как Мило отделял от него части, превращена в цыпленка и развеяна в облаке дыма. И все это она находила менее утомительным, чем каблуки-шпильки, которые были обязательной составляющей ее наряда. Возвратившись в гримерную, Энди сбросила туфли, как обычно, с шумным вздохом облегчения. Толстуха в пестром и мешковатом клоунском облачении, стаскивающая с головы взъерошенный рыжий парик в противоположном углу гримерной, рассмеялась.

— Энди, ты знаешь, что всегда издаешь один и тот же звук, когда снимаешь эти туфли?

— Знаю, — печально призналась Энди. — Господи, как я их ненавижу!

— Тогда почему надеваешь? — рассудительно спросила толстуха, расшнуровывая огромные башмаки.

— Разве непонятно? Чтобы ее ноги выглядели сексуально, — ответила за нее Полли, пышная блондинка-наездница, просовывая голову в вырез футболки, сменившей расшитый блестками костюм. — Точно, Энди?

Энди скорчила гримасу.

— Наверное. Хотя понятия не имею, к чему ассистентке фокусника выглядеть сексуальной.

— Разумеется, чтобы отвлечь зрителей. Если они поглощены созерцанием твоих ног, они не смотрят на руки Мило.

Энди рассмеялась.

— То же самое постоянно твердит мне Мило. Что-то о логике сексуальной подмены…

Полли небрежно пожала плечами.

— А я не против носить тунику в блестках. Мне нравится выглядеть красиво. Кстати, вы когда-нибудь обращали внимание на женщин в зрительном зале, когда Глен и Тони начинают играть мышцами перед тем, как подняться на трапецию? Тот же самый эффект.

— Какая бесполезная трата первоклассной мужской плоти, — с сожалением вздохнула толстуха Милдред, счищая грим с некрасивого, но привлекательного своим добродушием лица.

— Кстати о первоклассной мужской плоти, — сказала Полли, подходя к Энди, которая уселась на скамейку, чтобы зашнуровать кроссовки. — Что это за парень, который вот уже два дня вьется вокруг тебя? Он просто великолепен.

У Энди перед глазами тотчас же возникло обаятельное лицо Бена.

— Да, думаю, он хорош, — пробормотала она.

— Кто он такой? Ходят слухи, что он журналист, готовящий статью о нашем парке.

— Это правда. Он собирался взять интервью у работников парка. С тобой он еще не говорил?

— Нет, — с сожалением произнесла Полли, — не говорил.

— И со мной тоже, — сказала Милдред, застегивая мужскую рубашку и джинсы. — Черт его побери.

Энди нахмурилась.

— Странно. А ты что скажешь, Касси? — спросила она жгучую брюнетку в облегающих атласных штанах, только что вошедшую в гримерную. — У тебя брали интервью для статьи о парке?

Дрессировщица покачала головой.

— Нет. Я слышала, что кто-то занимается этим, но ко мне еще никто не подходил. Это тот симпатичный парень, который вертится вокруг тебя?

— Да, — медленно подтвердила Энди, гадая, чем же занимался Бен все эти три дня, не считая того, что составлял ей компанию.

— Кажется, наш журналист несколько отвлекся от своей статьи, — фыркнула Полли, недобро сверкнув ярко подведенными глазами. — Кажется, статья о парке свелась для него в одно-единственное интервью с одной-единственной клоуншей-тире-ассистенткой фокусника. Я видела, как он пожирает тебя глазами во время представления. Хотелось бы, чтобы он столько же внимания уделял моему выступлению!

Миддред усмехнулась.

— А я вот думаю, поцелуй на колесе обозрения — это что, обязательное условие интервью? Проклятье, я уже готова припереть этого парня к стенке.

У Энди загорелись щеки.

— Ты видела это? — спросила она.

— Нет, Пак видел, — ответила Миддред, называя парня, заведующего колесом обозрения. — Он рассказал Калу, тот — Митчу, тот — Эр Джею, тот…

— Ну ладно, я поняла, — пробормотала Энди. — Черт, девчонки, от вас ничего не скроется. — Странно, подумалось ей, обычно циркачам не свойственно праздное любопытство, они уважают личную жизнь друг друга.

Касси уселась перед ярко освещенным зеркалом и принялась смывать умело нанесенную косметику, делавшую ее моложе минимум на десять лет. Эта, скорей всего, сорокалетняя женщина до сих пор выглядела привлекательной, не красивой в классическом смысле, но экзотически интригующей. Держалась она несколько отчужденно, но Энди очень привязалась к ней и наслаждалась ее острым язычком.

— Энди, все просто очень беспокоятся за тебя, — неожиданно сказала Касси, отворачиваясь от зеркала. — В конце концов, ты ведь только что познакомилась с этим мужчиной. Ты ведь даже не знаешь, женат ли он и все такое прочее.

— Об этом многие умалчивают, — произнесла Полли с горечью, свидетельствующей о болезненном опыте.

Миддред вздохнула, выражая согласие.

— Может, он какой-нибудь извращенец, может, любит носить женское нижнее белье. Однажды я встретила одного такого…

— Не могу в это поверить! — воскликнула Энди, пораженно разводя руками. — А я-то думала, циркачи не вмешиваются в личную жизнь друг друга.

Касси полуобернулась на табурете.

— Циркачи заботятся о своих собратьях, — сказала она, и лицо у нее стало печальным.

— Я сама могу позаботиться о себе, — ответила Энди, хотя тревога подруг тронула ее. — Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне.

— Ты просто ребенок среди нас, — улыбнулась Полли. — Мы никак не можем удержаться.

— Я не ребенок! Мне двадцать пять лет!

Полли, Милдред и Касси простонали в унисон, обменявшись завистливыми взглядами. Первой заговорила Милдред:

— Просто будь осторожной, малышка. Как поется в песне, нет ничего печальнее слез клоуна.

Она улыбнулась собственной шутке.

Энди не смогла удержаться от смеха.

— Девчонки, вы невыносимы. Но спасибо за заботу.

— Будешь вести себя осторожно? — слишком уж небрежно спросила Полли.

— Буду, — твердо пообещала Энди.

— Хорошо.

Касси отвернулась к зеркалу.

— В коридоре ждет Блейк, Энди. Он сказал, что хочет поговорить с тобой.

Энди подавила стон. Неужели и Блейк туда же! Нет, только не это. Как случилось, что вся труппа прониклась чувством беспокойства за нее? Она ведь не самая молодая из работников парка. На центральной аллее и в музыкальных шоу работают десятки подростков. Почему эти милые тетушки не избрали их мишенью для своих нерастраченных материнских чувств?

— Хорошо, я ухожу. Девчонки, до среды.

Вторники были у Энди выходными, так как по условиям контракта служащие парка работали не больше пяти с половиной дней в неделю.

Блейк, по-прежнему щеголеватый в своем розово-сером наряде после целого дня парилки в парке, стоял, небрежно прислонившись к замызганной стене и лениво перекидывая из руки в руку открытый перочинный ножик. Энди вздрогнула, когда острое сверкающее лезвие мелькнуло в опасной близости от его ладони, и подумала, бывают ли руки Блейка когда-либо неподвижными.

— Ты хотел поговорить со мной?

Блейк подбросил нож в воздух, поймал, почти не глядя, и снова запустил вверх.

— Ага.

— Будь любезен, убери сначала эту штуку. Мне бы не хотелось, во время разговора лишиться пальцев на ногах.

Блейк усмехнулся, но тем не менее послушно поймал нож, закрыл его и сунул в карман своих просторных слаксов.

— Случайно я не отрезаю пальцы на ногах, — заверил он Энди.

— Не могу тебе высказать, насколько я обнадежена этим. Итак, что ты хотел обсудить?

Выражение лица Блейка стало серьезным.

— Это касается того типа, который крутится возле тебя…

Энди едва не застонала.

— Что там насчет него? — покорно спросила она.

— В каком журнале, сказал он тебе, он работает?

Она пожала плечами.

— Он не упоминал название. Я так поняла, он вольнонаемный. А что?

— Мне случайно попало в руки письмо, которое он прислал Паркеру, договариваясь о своем приезде…

— Как тебе это удалось?

Блейк пропустил ее вопрос мимо ушей.

— Я позвонил в журналы, на которые он ссылался, — точнее, в те два, существующие на самом деле. Там никто не слышал о журналисте по имени Бен Шерман.

Энди почувствовала, как у нее свело желудок.

— Что ты хочешь сказать? Что он мошенник?

Блейк молча смотрел на нее.

Она покачала головой.

— К чему ему лгать насчет его работы? Он изучил весь парк до последнего дюйма, задал сотню вопросов, сделал множество записей. К чему ему все это, если он в действительности не пишет статью о парке?

— Хороший вопрос. К чему ему все это? И почему он интервьюирует только тебя?

У Энди похолодели руки. Она стиснула их перед собой, пытаясь согреть.

— Ты, должно быть, ошибаешься. Мистер Паркер не мог поступить так беспечно. Конечно же, Бен приложил к письму свои статьи.

— Две, — подтвердил Блейк. — Ни в одной не был указан автор, так что я проверил по журналам. Он не писал их.

Проклятье. Проклятье, проклятье, проклятье!

— Несомненно, произошла какая-то ошибка, — неубедительно повторила Энди.

Нет, не могла она поверить в то, что Бен лгал ей с самого начала. Она вспомнила о поцелуе на колесе обозрения и о другом, более чувственном, которым они обменялись перед этим самым зданием до обеда. Неужели эти поцелуи — тоже ложь? К чему стремился Бен, завоевывая дружбу с нею? Если только…

Энди вспомнила о его вопросах насчет Розалин, о его несомненной неприязни к ее подруге. Что, если?..

— О Господи, — прошептала она.

Блейк быстро взял ее за руку.

— Эй! Тебе плохо? Ты побелела как полотно.

— Ничего, все в порядке, — пересохшими губами прошептала Энди. — Просто… оставь меня в покое на минуту.

— На сколько тебе будет угодно. Только отнесись к моим словам серьезно.

— Отнесусь, — пробормотала Энди.

Она очень серьезно отнеслась к словам Блейка.

— Хорошо.

— Что мне делать теперь? — едва слышно произнесла она, обращаясь не столько к Блейку, сколько к себе.

Тот тем не менее ответил.

— Предоставь это мне, — предложил он. — Мы с ребятами немного потолкуем с этим Шерманом, выясним, что ему нужно, дадим ему знать, что думаем о проходимцах, пытающихся нас одурачить. После того, как мы с ним разберемся, он больше тебя не побеспокоит.

— Нет! — панически вскинулась Энди. Слишком панически.

Как бы там ни было, но ей ненавистна мысль о том, что Бену сделают больно, даже теперь, когда стало ясно, что он обманывает ее. Хотя, со слабой надеждой напомнила себе Энди, откуда такая уверенность, что Бен не тот, за кого себя выдает? Блейк мог ошибиться. Не лучше ли убедиться во всем самой?

— Он должен ждать меня на улице, — печально произнесла Энди.

Блейк поправил шляпу.

— Хорошо, пошли.

— Нет, — Энди остановила его, взяв за руку. — Я пойду одна. Ты остаешься.

— Энди…

— Я говорю это серьезно. Я справлюсь с ним сама. В конце концов, вокруг полно людей, мы будем у всех на виду. Я выясню, в чем дело, и, если решу, что есть причины для беспокойства, сообщу тебе. Хорошо?

Блейк осклабился.

— Мне это не нравится.

— Неважно. Но благодарю за заботу.

Энди показалось, что сегодня она слишком часто повторяет эти слова. Очень мило, что люди заботятся о ней, но…

Блейк, кивнув, отступил назад.

— Полагаю, ты знаешь, что делаешь.

Энди признательно улыбнулась ему.

— Да, знаю.

По крайней мере она надеялась, что знает. Посмотрев на входную дверь, Энди кашлянула, вскинула подбородок и набрала в грудь побольше воздуха. Она готова узнать правду.

Оставалось только уповать на то, что правда эта не разобьет ей сердце.


Бен начинал считать развесистый дуб у входа в административное здание принадлежащим лично ему. Он ждал здесь Энди так часто, что дерево стало его собственностью. А после того, как они обменялись под его сенью головокружительным поцелуем, дуб стал нравиться Бену еще больше.

Уютно прислонившись плечом к дереву, Бен в третий раз посмотрел на часы. Почему Энди задерживается? Ведь ей известно, что он ждет ее.

Бен уже соскучился по ней, а ведь расстались они всего два часа назад. Собственное мучительное нетерпение заставило Бена нахмуриться. Слишком быстро он привязывается к этой девушке, слишком скоропалительны их отношения, обеспокоенно подумал он. Последний раз Бен испытывал нечто подобное еще студентом колледжа, когда считал, что влюблен в первую девушку курса, но потом выяснил, что та чересчур упоена своей репутацией первой красавицы. К своему разочарованию, Бен узнал, что еще несколько парней с их курса знакомы с его возлюбленной так же близко, как и он. Та даже не делала из этого особой тайны.

Неверность Полы не сделала Бена женоненавистником, но все последующие годы он старался не увлекаться слишком серьезно и не терять голову — до того дня, пока не встретил Энди, заставившую его забыть про осторожность, которой отличалось его поведение в зрелом возрасте.

Не очень-то умно позволять себе такие чувства по отношению к женщине, которой он лжет с первой же встречи. Вся сложность в том, что упущен момент для оправданий. Остается только надеяться, что Энди простит — со временем.

Открылась дверь, и вышла Энди. Чувствуя, как у него участился пульс, Бен поспешно шагнул навстречу.

Мрачное выражение ее лица заставило его застыть на полпути.

Закинув пурпурную холщовую сумку через плечо, Энди остановилась в нескольких футах от него, скрестив на груди руки в не допускающей никаких сомнений позе «не тронь меня».

— В каком журнале, я забыла, ты работаешь, Бен?

О черт! Бен кашлянул.

— Кажется… я этого не говорил тебе.

— Тогда скажи сейчас. Может быть, он мне знаком.

— Не думаю.

У нее скривился рот.

— Да. Полагаю, незнаком.

Уронив руки, Энди прошла мимо Бена.

— Эй!

Изумленный, он потянулся к ее плечу. Энди ловко увернулась.

— Куда ты? — спросил он.

— Домой.

— Мы еще не договорились, — пробормотал Бен. — Когда мне заехать за тобой, чтобы вместе поужинать?

— Я никуда не поеду.

Бен сделал медленный вдох, пытаясь успокоиться.

— Может, объяснишь мне, что происходит? Кажется, я отстаю на несколько ходов.

Тут Энди обернулась к нему, бешено сверкнув темными глазами.

— Ты солгал мне, не так ли? Никакой статьи нет.

— Я…

Бен неуверенно махнул рукой, захваченный врасплох. Черт побери, как она узнала? Он хотел сам открыть ей правду.

— Энди…

Должно быть, она прочла ответ в его глазах. У нее на мгновение поникли плечи, словно в горьком разочаровании, но тотчас же снова расправились.

— Не знаю, чего ты хочешь, но я хочу, чтобы ты держался подальше от меня, понятно? — ледяным тоном произнесла Энди. — Больше всего на свете я ненавижу лжецов.

— Энди, выслушай меня…

— Я уже потеряла много времени, слушая тебя. Да и зачем терять еще, когда каждое твое слово — ложь? Меня ждут дела, — сказала она тоном, дающим понять, что разговор окончен. Раз и навсегда. Бен в отчаянии ухватил ее за руку. Он не позволит ей ускользнуть от него!

— Энди, ты только…

— Не трогай меня!

Страх прозвучал в ее голосе, страх был у нее в глазах, когда она обернулась через плечо и уставилась на Бена.

Увидев выражение ее лица, Бен тотчас же выронил ее руку. Внутри у него что-то оборвалось.

— Отойди от нее! Быстро!

Злобный окрик исходил от Блейка, стоявшего у него за спиной со стиснутыми кулаками. За ним грозно возвышался амбал ростом никак не ниже шести с половиной футов и весом фунтов около трехсот. Майка на нем была, наверное, самого большого размера, какие только существуют, с эмблемой парка, растянутой до предела. Бен почувствовал, как воротник рубашки внезапно сдавил ему шею.

— Я не собираюсь ее обижать.

— Черта с два, — прорычал великан.

— Блейк, я же сказала, что справлюсь с этим сама, — поспешно вмешалась Энди. — Пожалуйста, уходи и уведи с собой Крошку. Бен тоже собрался уходить, ведь так, Бен? — многозначительно добавила она.

Крошка? Бен с опаской взглянул на зловещего амбала.

— Энди, мне нужно поговорить с тобой, — осторожно произнес он. — Если тебе так будет спокойнее, Блейк может остаться, хотя обещаю, что ничем тебя не обижу.

— Ты уже обидел меня, — прошептала Энди, и ее взгляд затуманился. — Ты солгал мне. Почему?

— Я не хотел, — отчаянно взмолился Бен, — но я дал слово…

— Слово? Кому? — подозрительно нахмурилась она.

— Твоим родственникам, — понуро признался Бен. — Твоим родителям, Нолану и Глэдис Макбрайдам. Твоему зятю Дональду и сестре Глории. Даже твоя бабушка сочла, что будет лучше, если я тайком разведаю, как тебе тут живется. По-моему, она опасалась, что ты снова скроешься, если узнаешь, что родные нашли тебя.

Энди была поражена.

— Мои родственники послали тебя найти меня?

Бен угрюмо кивнул.

— Они тревожатся за тебя. Я пытался объяснить им, что не хочу обманывать тебя, но они ничего и слышать не хотели. К сожалению, я позволил им уговорить себя. Извини. Надо было все сделать по-своему.

— Мои родные никогда никого не слушают, — пробормотала Энди, все еще глядя на Бена с недоверием. — Ты клянешься, что сейчас говоришь правду? Твое появление не связано с Розалин? Ты ничего не замышляешь против нее?

— Твоя бабушка говорила мне, что ты в близких отношениях с каким-то экстрасенсом, — признался Бен. — Но больше я ничего не знаю о Розалин, тем более не желаю ей зла. Ни ей, ни кому бы то ни было еще, раз уж об этом зашла речь.

— Подождите-ка, — пробормотал Блейк, приближаясь к ним. — Что здесь происходит? Кто ты такой, черт возьми?

Энди вздохнула, и на ее печальном лице отразилась покорность судьбе. Она явно поверила Бену.

— Он работает на моих родственников, Блейк. Его цель — не интервью со мной и другими. Его цель — я сама.

Блейк, нахмурившись, взглянул на Бена.

— Ты сыщик? Частный детектив?

— Я расследую дела об аферах со страхованиями, — ответил Бен.

Блейк перевел удивленный взгляд на Энди.

— Аферы со страхованиями?

Та покачала головой, поднимая обе руки в знак своей непричастности.

— Мне ничего не известно про страховые аферы.

— Я здесь частным порядком, не по работе, — поспешно заверил их Бен. — Я просто оказал услугу своей матери.

Энди, похоже, запуталась еще больше.

— Услугу своей матери?

Проклятье, он только еще усилил неразбериху, с отвращением подумал Бен.

— Ну да. Понимаешь, она позвонила мне и…

— Кто такая твоя мать?

— Джесси Лак, — вздохнув, проговорил Бен, заранее предвидя реакцию Энди.

Та вздрогнула, затем простонала:

— О

Привыкнув к тому, что многие люди реагируют подобным образом на это имя, Бен нисколько не обиделся. Как ни обожал он свою мать, он прекрасно сознавал, что она тот еще фрукт. Большинство знающих ее людей не могли не любить ее, но относились к ней с определенной опаской. Как и, судя по всему, Энди.

— Ты — Бенджамин Лак, — внезапно сказала она, хлопнув себя ладонью по лбу. — Ты живешь в Портленде.

— Полагаю, мать упоминала обо мне.

— И не раз. Черт побери, Бен, почему ты с самого начала не сказал мне, кто ты такой?

— Я уже объяснил, что дал слово твоим родственникам…

— Проклятье! — гневно оборвала его Энди. — Раз ты встречался с моими родственниками, то должен знать, что они совершенно сумасшедшие, все, за исключением моей бабушки. Почему ты уступил им? Кстати, сколько они тебе платят?

— Оплачивают расходы.

— Ничего не понимаю. Почему твоя мать попросила тебя оказать ей такую услугу? И почему ты взялся за розыски, если тебе оплачивают только расходы?

— Ты знаешь мою мать. Ты когда-нибудь пыталась сказать ей «нет», когда она о чем-либо просит? С таким же успехом можно пытаться повернуть время вспять.

— Полагаю, у тебя есть какие-то доказательства того, кто ты такой? — вмешался Блейк.

Бен сунул руку в карман.

Энди покачала головой.

— В этом нет необходимости. Я верю ему, Блейк.

— Почему? — недовольно спросил Блейк.

Она вздохнула.

— Потому что я хорошо знаю Джесси Лак. Только она, да еще мои родные состряпали бы такое. — Энди взяла Блейка за руку. — Несколько месяцев назад я ушла из дому, от своих сверхзаботливых родственников, которые не давали мне вздохнуть. Надо было сразу догадаться, что так просто они меня не отпустят. Спасибо за заботу обо мне, Блейк, но теперь это мое личное дело. Дальше я справлюсь сама.

Бена передернуло от той непринужденности, с какой она прикоснулась к руке Блейка, от ее теплой улыбки. Черт возьми, а на него она смотрит как на кровожадного убийцу!

Похоже, Блейка не очень-то удовлетворило объяснение Энди.

— Ты позволишь ему уйти просто так после того, как он солгал тебе — лгал всем нам?

— Я сказала, дальше я справлюсь сама, — уже тверже повторила Энди. — И я не говорила, что собираюсь что-либо позволять ему.

Бена едва не передернуло от кипящей ярости, прозвучавшей в голосе Энди. Ничего хорошего ждать не приходится, понуро подумал он. Похоже, ему предстоит на коленях ползать, чтобы замолить свой грех, а это у него никогда не получалось.

Какое-то время Блейк испытующе всматривался в Энди, наконец, судя по всему, удовлетворился увиденным и кивнул.

— Хорошо. Как скажешь. Раз это твое дело, я остаюсь в стороне. Но если понадоблюсь, если этот тип будет к тебе приставать или что там еще, просто дай мне знать, лады?

— Или мне, — вставил Крошка. Было очевидно, что он более чем разочарован тем, что все закончилось миром.

Бен облегченно вздохнул. Счастье еще, что Энди не попросила своего дюжего защитника действовать до того, как задала свои вопросы. У него до сих пор свежа в памяти последняя «крошечная услуга», оказанная одной из матушкиных приятельниц. Он отправился извлекать взбунтовавшегося подростка из бара, в котором собирались рокеры, и тем не понравилось вмешательство в их дела. Слава Богу, удалось выбраться из бара со всеми зубами. Несколько недель после этого Бен выглядел так, словно столкнулся с самосвалом. Портить себе внешность еще раз ему вовсе не хотелось, а Крошка, судя по всему, был способен один причинить столько же ущерба, сколько три рокера нормального размера.

Энди наградила Крошку такой же яркой и проникновенной улыбкой, какой удостаивала детвору, толпившуюся вокруг нее, когда перевоплощалась в клоуна.

— Спасибо, Крошка. Очень мило, что ты вызвался помочь, но теперь все в порядке. Можешь возвращаться на работу.

Мило? Бен изумленно увидел, как великан, густо покраснев под косматой бородой, пробормотал что-то невнятное и покорно удалился, бросив последний зловещий взгляд на Бена. Блейк последовал за ним, но и он одарил Бена на прощание долгим многозначительным взглядом.

Бен провел языком по своим красивым ровным зубам, мысленно поздравляя себя с тем, что их снова удалось уберечь. Затем он повернулся к Энди.

— Где мы можем поговорить?

— Нигде, — глухо откликнулась она. Улыбка, которой она проводила Крошку, исчезла бесследно — Прощай, Бен. Передай моим родственникам, что у меня все прекрасно и я позвоню им, когда буду к этому готова. Если после этого вообще когда-либо захочу говорить с ними!

— Ну что ты, Энди, они же беспокоились о тебе. Войди в их положение. И почему ты продолжаешь сердиться на меня? Ведь не можешь же ты винить меня за поведение своих родственников, правда?

— Винить тебя? — недоверчиво переспросила Энди. — Кто сказал, что я на тебя сержусь?

Вся сжавшись, она шагнула к нему, впиваясь в него разгневанным взглядом. На какое-то мгновение Бену показалось, что она собирается ударить его. У Энди Макбрайд тот еще характер, это он успел выяснить за прошедшие три дня. Даже сейчас, когда ему больше всего хотелось найти какой-то путь к примирению, его смущала мысль, не все ли ее чувства столь же изменчивы.

— Позволь сказать тебе, почему я на тебя не сержусь, Бен Шерман… э… Бенджамин Лак, так как ты, судя по всему, слишком туп, чтобы понять это.

Вздрогнув, Бен открыл было рот для протеста, но Энди опередила его.

— Ты лгал мне с самых первых слов, которые произнес, — процедила она сквозь зубы. — Без всяких причин ты орал на мою соседку. Ты шпионил за мной. Ты унизил меня перед моими товарищами. И, возможно, из-за тебя я лишусь любимой работы, потому что Паркер уж точно уволит меня, когда узнает, что ты использовал его и парк, чтобы подобраться ко мне. Вот почему я сердита на тебя. И вот почему я не хочу больше тебя видеть!

В гневе Энди являла собой великолепное зрелище. И, следует признать, она имела все основания злиться на него. Все сказанное ею — правда. За одним исключением.

— Работу ты не потеряешь, — заверил ее Бен. — Я переслал свои записи другу, издающему журнал. Он заинтересовался мыслью написать в следующем номере про луна-парк. Он пришлет сюда настоящего журналиста, чтобы уточнить некоторые подробности, и фотографа. Паркер будет в восторге. Ему даже не обязательно знать, зачем я приезжал сюда.

— Хорошо, — без всякого воодушевления произнесла Энди. — По крайней мере от этого унижения я избавлена. А теперь извини — у меня дела. Прощай.

— Это не прощание, Энди.

Энди не стала спорить. Просто демонстративно повернулась к нему спиной и пошла прочь.

Бен не решился преследовать ее. Ей нужно время остыть.

Сегодня не последний день.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Ты нашел ее, Бенджи?

— Я ее нашел, — во вторник утром ответил матери по телефону Бен. — И не зови меня Бенджи. — После многолетней бесплодной борьбы с ненавистным именем он протестовал уже автоматически.

— С ней все в порядке?

— У нее все замечательно. Она здесь счастлива. Передай ее родственникам, что у них нет никаких причин беспокоиться о ней.

Он выложил все это твердым тоном, не желая распространяться о своих предчувствиях, подсказывавших ему, что Энди оказалась каким-то образом замешана во что-то опасное, что-то, имеющее отношение к ее соседке-экстрасенсше.

— О, — судя по голосу, Джесси успокоилась не до конца. — А что там насчет этой загадочной личности со сверхъестественными способностями, по поводу которой была так озабочена Мейбл?

— Безобидная пожилая женщина, зарабатывающая на жизнь предсказаниями того, что люди хотят от нее услышать, — ответил Бен, надеясь, что это правда.

— Слава Богу. Наверное, Мейбл превратно истолковала какие-то намеки в письмах Энди.

— Наверное.

— Значит, Энди до сих пор считает, что ты пишешь статью для журнала?

— Нет, — резко ответил Бен. — Она узнала правду. Я предупреждал вас, что так и произойдет.

— Ой, что ты говоришь! Она очень недовольна тобой?

— Она хочет получить мою печень. На тарелке. Вероятно, на второе она не отказалась бы от твоей, а заодно и всех ее родственников.

— Фу, Бенджамин, как некрасиво.

— Да и слишком слабо в сравнении с тем, как она настроена на самом деле. Никто не потрудился предупредить меня, что у Энди Макбрайд не характер, а пороховая бочка.

— У Энди? — Судя по всему, Джесси была ошеломлена. — Я знаю эту девочку уже тринадцать лет и никогда не видела, чтобы она выходила из себя. Ты уверен, что это та самая женщина?

Бен не стал утруждать себя ответом на глупый вопрос.

— Поверь мне, характер у нее тот еще.

— Должно быть, ты сделал что-то, уж очень рассердившее ее.

Бен прикусил язык, чтобы не заорать матери, что основной удар он принял на себя совершенно незаслуженно: это ведь сама Джесси и родственнички Энди настояли, чтобы он законспирировался. Разумеется, к маскировке ему не привыкать. Он достаточно часто прибегал к этому в своей работе, успел нагородить в своей жизни столько лжи, что самому черту стало бы тошно, но то была работа. Тут же частная жизнь. Бену следовало бы знать, что смешивать это нельзя.

— Слушай, я должен идти, — отрезал он. — Просто скажи Макбрайдам, что с Энди все в порядке, хорошо?

— Ты очень сердишься на меня, Бенджи? — робко спросила мать.

Вздохнув, Бен тотчас же смягчился, как происходило всегда, когда он слышал этот покаянный тон.

— Нет, мама, не сержусь. Я просто сожалею о том, что не взялся за это дело по-другому.

— О! Тебе понравилась Энди?

— Да. Но я не очень-то понравился ей.

— Ну, ничего страшного, — сказала Джесси, снова оживляясь. — Она скоро переменит свое мнение. Когда мои мальчики включают свое обаяние, девчонки сразу сдаются. Только посмотри, как быстро Джонатан завоевал сердце Аманды. Вы оба в этом пошли в отца. О Бен, это же прекрасно. Представь себе: мои сыновья женаты на дочерях моих близких подруг!

— Женаты? — сдавленно повторил Бен. — Мама…

— До свидания, дорогой. Надеюсь, ты сообщишь мне, как будут развиваться события.

Это был не вопрос.

— Мама…

Но в трубке уже слышались гудки. Проведя рукой по лицу, Бен пробормотал несколько крепких ругательств, которые ни за что не позволил бы себе в разговоре с матерью. Честное слово, эта женщина невыносима. Если бы Бен не любил ее так сильно, он постарался бы, чтобы ее упрятали в дурдом.

— Женат, — проворчал он. — Ха! Я едва знаком с Энди. Она не хочет со мной разговаривать, а эта чудачка что-то несет насчет женитьбы. Обхохочешься!

Но Бен даже не улыбался, набирая домашний номер брата в Сиэтле. Он надеялся, что Джон еще не ушел домой из отдела по расследованию убийств. Когда тот ответил, Бен испытал облегчение.

— Это Бен. Ты выяснил что-нибудь насчет Кармоди или Мило?

— Здравствуй, братишка. Спасибо, со мной и моими все чудесно. А у тебя как дела?

Бен поежился от издевки, звучавшей в голосе брата.

— Извини. Кажется, я слишком нахрапист, да?

— Немного. Какие-нибудь проблемы?

— Ничего такого, с чем я не смогу справиться.

— По-моему, я это уже слышал.

— Джон… — нетерпеливо проворчал Бен.

— Ну ладно, ответ отрицательный. Ни на одного из них у нас нет никаких данных. Это не означает, что они ни в чем не были замешаны, просто им не предъявляли обвинений — по крайней мере в нашей стране.

— Понял. Благодарю за хлопоты.

— Хочешь, чтобы я еще что-нибудь проверил?

— Да, если у тебя есть время. Здесь происходит что-то странное, и мне очень хочется узнать, что именно. Кармоди чем-то напугана, да и Энди боится за нее. Полагаю, речь идет о чем-то большем, чем простое мошенничество.

— Будь осторожнее, Бен.

— Слушаюсь. Если что-нибудь выяснишь, у тебя есть мой номер.

— Договорились.

Бен положил трубку с щемящим предчувствием чего-то неприятного. Потому ли, что ему предстоит встреча с Энди, вернее, с ее характером? Или дело в чем-то посерьезнее? Надо все-таки выяснить, что скрывают Энди и ее соседка. И поскорей. Для собственного успокоения.


Бен дважды прочесал весь парк в поисках Энди, прежде чем ему сказали, что у нее сегодня выходной. Выругавшись про себя, он вытер лоб тыльной стороной руки и мрачно направился к выходу.

Подъехав к дому Энди, он целых пятнадцать минут стоял на крыльце и колотил в дверь, пока наконец не примирился с тем, что дома никого нет. Тогда где же Энди, черт побери?

У Бена вдруг возникло щемящее ощущение, что она снова уехала. Сбежала, как только родственники узнали ее местонахождение. Неужели собралась и уехала прямо ночью? Увидит ли он когда-либо ее опять?

С большим трудом Бен заставил себя собраться с мыслями. Энди влюблена в это место. Она привязана к своей работе, к своим друзьям, соседке. Она не могла просто так взять и уехать.

Не могла?

Через двадцать минут Бен раздвигал занавес шатра. В комнате ожидания сидели две перешептывающиеся и хихикающие девицы с номерами на клочках бумаги. Проклятье, нетерпеливо подумал Бен, ну почему они не катаются на чертовом колесе или где-нибудь еще?

Скучающая блондинка за столиком была одета, как и в тот раз, в желтый восточный халат.

— Возьмите номер, — сказала она, не поднимая взгляда от лежащего перед ней журнала мод.

— Нет, — сказал Бен, — я не буду брать номер. Мне нужно кое о чем спросить Розалин, как только она освободится.

Девица, нахмурившись, подняла голову. Она узнала его, и ее подкрашенные глаза округлились.

— Вы друг Энди, да?

Что бы там ни говорила Энди о соблюдении циркачами личных секретов, похоже, слухи распространяются быстро, заметил Бен, кивая ей.

— Да.

— Розалин сейчас занята.

Бен обошел столик.

— Я подожду.

Только он это сказал, как из-за занавески вышла женщина с задумчивым выражением лица. Бен, не мешкая, решительно шагнул вперед.

— Эй! — запротестовала одна из девиц. — Сейчас наша очередь.

— Я всего на минутку, — заверил ее Бен. — Там моя бабушка.

— О…

Успокоенные девицы сели на место. Их взгляды с любопытством пробежали по загорелым открытым ногам Бена, шагнувшего в комнату прорицательницы.

— Ваша бабушка, Бенджамин? — осуждающе переспросила Розалин, сидящая за столиком. — Я и не предполагала, что настолько стара.

— Мне ничего другого не пришло в голову, — не думая оправдываться, пожал плечами Бен. — Где Энди?

Розалин вопросительно подняла бровь.

— Сегодня у нее выходной.

— Знаю. Ее нет дома. Где она?

— С чего вы взяли, что Энди предоставляет мне полный отчет о том, как проводит свободное время?

— Послушайте, вы можете хоть раз дать мне прямой ответ? Вам известно, где Энди, или нет?

— Пожалуйста, сядьте на минуту, Бен.

Он вздохнул.

— Я пришел не для того, чтобы мне предсказали судьбу.

— Пожалуйста.

Бен попытался переглядеть ее, но ее глаза не дрогнули. Наконец он, сдавшись, плюхнулся на стул.

— Полагаю, вы опять хотите взять меня за руку.

Розалин прикусила губу, но тем не менее улыбнулась.

— Если вы ничего не имеете против.

Бен со страдальческим видом протянул руку.

— Это поможет вам найти Энди? Наверное, за чьим-нибудь гардеробом?

Розалин, осуждающе фыркнув, покачала серебристой головой.

— Вы сегодня не в лучшем расположении духа, правда, дорогой?

Бен покраснел и нашел в себе мужество сказать:

— Извините, кажется, да.

— Ничего страшного, — ласково проговорила Розалин. — У всех у нас порой бывает дурное настроение. А теперь…

Бен уже успел привыкнуть к слабому пощипыванию в ладони, появлявшемуся от ее прикосновения. Ничего, кроме скептической досады, это в нем не вызвало.

— Энди очень сердита на вас.

— Для того чтобы узнать это, нет необходимости читать мои мысли. Вероятно, она обо всем рассказала вам вчера вечером.

Розалин улыбнулась.

— Да. По-моему, я никогда прежде не видела ее настолько потерянной.

У Бена запершило в горле и тотчас возникло неодолимое желание как-то поддержать, утешить Энди. Фиолетовые глаза Розалин стали серьезными.

— Я не хочу, чтобы вы причиняли ей боль, Бенджамин. Энди стала очень дорога мне. Она сильная, храбрая, любящая, великодушная девушка. Ей в высшей степени свойственна преданность — в отличие от той легкомысленной девицы, которую, как вам кажется, вы когда-то любили.

Опять она за свое, черт побери. Бен вырвал у Розалин руку, и та не сделала попытки остановить его.

— У меня и в мыслях нет обижать Энди, — сказал он, оставляя, без внимания ссылку Розалин на его прошлое. — Я только хочу найти ее и извиниться за то, что обманывал.

— Вы боитесь, что ей угрожает опасность.

— У меня мелькнула такая мысль, — спокойно признался Бен.

— Да. Вы и сами весьма проницательны. Вы сознаете это?

— Я не верю во весь этот вздор.

— Да. Разумеется, не верите. — От улыбки Розалин Бену стало не по себе, но экстрасенсша снова стала серьезной. — Я тоже беспокоюсь о ней, Бен. Ей… небезопасно оставаться рядом со мной.

Бен встрепенулся.

— Тогда почему?..

— Энди не покинет меня, — ответила Розалин на его недосказанный вопрос. — Как только ей стали известны мои проблемы, она еще больше укрепилась в решимости оставаться со мной. Понимаете, она охраняет меня.

— От чего? — вскинулся Бен.

— От человека, который хочет убить меня. От человека, который уже убивал прежде и, не задумываясь, расправится с Энди и с любым, кто встанет между ним и мной.

В ответ на эти страшные слова, произнесенные таким мягким приятным голосом, у Бена екнуло в желудке.

— Кто он?

Розалин вздохнула.

— Два года назад полиция Калифорнии обратилась ко мне за помощью, отчаявшись раскрыть цепочку жутких изнасилований, результатом которых явились смерти двух жертв. Мы попытались сохранить в тайне мое участие, но один журналист проведал обо всем и предал огласке информацию, узнать которую позволил мне мой дар. По-видимому, мои сведения были абсолютно точны. Ко мне стали приходить письма с угрозами. Кто-то пытался сбить меня автомобилем. Если бы я в самый последний момент не почувствовала надвигающуюся опасность, я бы погибла.

Бен вздрогнул.

— Проклятье.

— Да.

— Этого типа так и не поймали?

— Нет. Но изнасилования неожиданно прекратились. Я начала было чувствовать себя в безопасности, но тут кто-то выстрелил в меня, когда я выходила утром из универмага.

Рука Бена конвульсивно стиснула колено. Мысль о том, что кто-то пытался убить эту безобидную старую женщину, взбесила его.

— Вы были ранены?

— Нет. Но серьезно пострадал случайный прохожий, — печально произнесла Розалин. — Полиция даже не была уверена, что выстрел предназначался мне. А я знаю, что мне. Это был он — и я поняла, что он не остановится до тех пор, пока не убьет меня. Понимаете, его агрессивность переключилась на меня. Я представляю для него угрозу. Я стала его целью. До тех пор пока он жив и на свободе, я не буду в безопасности. И я уехала. За прошедшие два года он дважды находил меня и был очень близок к тому, чтобы расправиться со мной. Оба раза мне удавалось спастись лишь в самую последнюю минуту. Боюсь, наступит момент, когда моя интуиция не поможет мне.

Бен никак не мог сказать, что поверил каждому слову — он ведь отказывался признать, что эта женщина настоящий экстрасенс, — но почувствовал себя обязанным спросить:

— Если вам известно, кто он, почему полиция не схватит его?

— Но мне неизвестно, кто он. Я многое узнала о нем, но, боюсь, недостаточно для того, чтобы установить его личность.

— Что вам известно о нем?

— Ему за тридцать. Он светловолосый — возможно, блондин. Из неблагополучной семьи, в детстве пережил издевательства. Великолепно владеет числами. Больше того, он просто одержим ими, убежден, что есть числа счастливые и несчастливые и так далее. Вероятно, его нападения спланированы в соответствии с датами и временем — некоторые числа имеют для него особое значение. Он очень терпелив и готов ждать дни и месяцы, пока не настанет подходящий, с его точки зрения, момент. И где-то на теле у него есть татуировка, которая имеет для него значение, никому больше не известное.

— Именно это и было напечатано в газете?

— Да.

— И вы полагаете, что эти сведения достаточно точны, чтобы он находил в них угрозу?

— Да.

— Его рассмотрел кто-нибудь из уцелевших жертв?

— Нет. Он всегда был одет в рубашки с длинными рукавами и горнолыжные очки. Он… э… расстегивал молнию на брюках, но никогда не раздевался до конца. Он не произносил ни слова. Жертвы говорят только, что он среднего роста и отличается редкой силой.

Бен нахмурился.

— Когда в воскресенье вы упали в обморок, вы потом сказали, что почувствовали рядом его присутствие. Вы говорили об этом человеке?

— О Боже. Я сказала это?

— Да. Вы его имели в виду?

Розалин неопределенно махнула рукой.

— Какое-то мгновение… мне казалось, что я чувствую его. Где-то поблизости. Возможно, он даже смотрел на меня. Я ощутила ненависть… злобу.

Она поежилась и побледнела. Затем покачала головой и продолжала уже более твердым голосом:

— Но когда я пришла в себя, это чувство исчезло. И больше не возвращалось.

— Означает ли это, что его больше нет рядом?

— Хотелось бы верить, что это так, — обеспокоенно пробормотала она. — Но кто знает? На мой дар не всегда можно положиться, особенно в тех случаях, которые непосредственно касаются меня. Но относительно Энди…

Бен крепче стиснул кулак.

— Что насчет Энди?

— У меня плохое предчувствие. Я очень беспокоюсь за нее, Бен.

— Сейчас? Вы полагаете, ей сейчас угрожает опасность?

Бен уже почти вскочил со стула. Он по-прежнему не верил в эту ерунду, но если существует хоть какая-то вероятность того, что Энди угрожает опасность…

— Нет. — Розалин, успокаивая, взяла его за руку. — Не сейчас.

Казалось, она на какое-то мгновение отвлеклась, затем заговорила снова:

— Сейчас с нею все в порядке. Она делает покупки в небольшом торговом центре на окраине города. Но…

— Но?..

— Боюсь, ей будет угрожать опасность, — с тяжелым вздохом произнесла Розалин. — Из-за меня. Я точно не знаю, как и когда, но чувствую, что момент настанет. Мне очень хочется предотвратить это. Надеюсь, вы сумеете помочь мне.

— Вы можете снова уехать, — резко предложил Бен. — Расстаться с Энди.

Розалин кивнула, не обиженная этим предложением.

— Да. И если бы я полагала, что это защитит ее, исчезла бы без колебаний. Но я не уверена, что это поможет. Понимаете, он узнает, что мы делили кров. И подумает, что Энди известно, где я. Я знаю, вы не верите в мой дар, Бен, но, пожалуйста, попробуйте понять: что-то меня привлекло в этот городок несколько месяцев назад. Предчувствие того, что я должна быть здесь, что здесь мое будущее. Возможно, Энди привлекло сюда схожее чувство. Разумеется, это беспокоит меня.

Бен провел рукой по волосам. Ну почему крошечные услуги, о которых просит его мать, никогда не оказываются простыми? Милое дело — сбегать по делам, заполнить налоговую декларацию, устранить течь из крана… Что-нибудь безопасное, разумное и практичное.

— Послушайте, Розалин…

— Розалин? — заглянула к ним недовольная девица. — У тебя уже собралась очередь. Люди волнуются.

— Спасибо, Пам. Можешь пригласить следующего посетителя. Бен, мне пора вернуться к работе, — сказала Розалин. — Пожалуйста, извините меня.

— Но…

— Вы найдете Энди в торговом центре. Пообедайте вместе с ней. Если понадобится, попросите у нее прощения. Только помогите мне защитить ее.

Вошли две девицы, сидевшие в комнате ожидания, и бросили косые недовольные взгляды на Бена. Тот, уступая, пообещал Розалин, что они еще поговорят, и ушел.

Проклятье, думал он, садясь в машину. Почему он сам не догадался заглянуть в торговый центр? Вероятно, Розалин знала от Энди, что она там. Просто хотела сперва посмеяться над ним.

Но было вовсе не смешно слушать ее рассказы об изнасилованиях и покушениях на убийство. Если это хоть отчасти правда, если эта безумная женщина втянула Энди во что-то жуткое, тогда… Что тогда? Бен не знал, что делать. Но что-нибудь да сделает.

С Энди не произойдет ничего плохого, пока он будет рядом.


Энди задержалась у сверкающей витрины ювелирного магазина, завороженная дорогим изящным браслетом с бриллиантами и сапфирами. Ее доходы не позволяли делать экстравагантные покупки, но, подобно большинству женщин, она любила блеск бриллиантов.

— На тебе он будет выглядеть великолепно, — произнес у нее над ухом знакомый низкий голос.

Обернувшись, Энди обнаружила Бена, серьезно наблюдающего за ней. Надо надеяться, он не заметил, как она обрадовалась встрече с ним. Она даже едва не протянула ему руку, но вместо этого крепче стиснула бумажный пакет с продуктами.

— Как ты узнал, где найти меня?

— Розалин. Ты ведь сказала ей, что пойдешь сюда, не так ли?

— Нет, — честно призналась Энди. — Не сказала. Но меня не удивляет, что ей это известно.

Бен покачал головой.

— Не начинай снова этот потусторонний вздор. С меня достаточно того, что было утром.

— Розалин снова предсказывала твое будущее, Бен?

Энди попыталась напомнить себе, что надо злиться, но никак не могла унять улыбку.

— Нет. Она рассказывала о своем прошлом.

Желание улыбаться сразу пропало.

— Она все тебе рассказала?

— Да. Если это правда…

— Это правда! — пылко подтвердила Энди, обижаясь за подругу. — Розалин не врет.

— Если это правда, — твердо повторил Бен, — тогда тебе не следует жить вместе с ней. Ты, возможно, подвергаешь себя опасности.

— И что я должна предпринять, Бен? Уехать? Оставить ее одну перед лицом опасности, думать только о себе? И какая я была бы после этого подруга?

— Трезвомыслящая. Нормальная.

— Фальшивая. Я никогда не брошу в беде близкого человека.

На Бена натолкнулся покупатель, извинился, пошел дальше. Бен, нахмурившись, оглянулся.

— Мы сможем здесь где-нибудь пообедать? Я проголодался.

— Кто-нибудь обращал твое внимание на то, что у тебя неутолимый аппетит? — сухо поинтересовалась Энди.

У него внезапно дьявольски сверкнули глаза.

— Если быть точным…

Прежде чем он смог докончить скользкую двусмысленность, которую Энди поняла без слов, она поспешно шагнула вперед.

— Тут наверху неплохой ресторан. Можно поесть в нем.

— Замечательно. Веди.

Только когда они ступили на эскалатор, Энди осознала, насколько легко поддалась на предложение Бена.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Официантка в черных слаксах и красно-белой полосатой блузке взяла заказ, принесла салаты и оставила их вдвоем за маленьким столиком, ютившимся в углу ресторанного зала.

— Как мило с твоей стороны дать мне возможность в конце концов высказаться, — сухо произнес Бен, беря вилку и принимаясь за салат.

Он решил, что сможет есть и говорить одновременно. Он сказал Энди правду. Ему действительно очень хотелось есть.

Бен совершенно бесстрастным голосом рассказал про звонок матери, про встречу с родственниками Энди, про то, с какой неохотой бабушка сообщила, где ее искать. Он объяснил, как просто организовал себе прикрытие, с какой легкостью вжился в образ журналиста, хотя и был против этого.

— Мне и в голову не приходило, что бабушка скажет им, где я, — с болью в голосе призналась Энди.

— Не думаю, что она сделала бы это, если бы ее не встревожили твои намеки на угрожающую Розалин опасность, — пожал плечами Бен. — У меня сложилось впечатление, что у твоей бабушки есть голова на плечах.

Лицо Энди смягчилось в улыбке, проникнутой любовью.

— Да. Среди родственников она единственная наделена здравым умом.

Вспомнив о встрече с Макбрайдами, Бен поежился.

— Охотно верю. Кстати, твоя сестра считает, что тебя следует перепрограммировать. На эту мысль ее натолкнула какая-то передача, которую она видела по телевизору.

Застонав, Энди закрыла лицо руками, затем хмуро взглянула на Бена.

— Ты здесь для того, чтобы уговорить меня вернуться домой, снова устроиться работать у Дональда и выйти замуж за Стиви? В таком случае…

— Проклятье, нет, — вздрогнул Бен. — Я полагаю, было бы безумством возвратиться туда. И хотя я не знаю, что за тип этот Стиви, готов поспорить на… гм… готов поспорить, что тебе не следует выходить за него. Ты это еще не уяснила?

Краска залила щеки Энди, но она не позволила ему уклониться от темы.

— Ты не собираешься заставить меня вернуться домой?

— Энди, я не собираюсь ничего заставлять тебя делать. С самого начала я сказал этому сборищу, что ты совершеннолетняя и имеешь право сама за себя решать. Я только пообещал найти тебя, убедиться, что с тобой все в порядке, и передать, что родные беспокоятся. Я выполнил это. Теперь тебе решать, что делать дальше.

Плечи Энди облегченно опустились.

— Я до сих пор не понимаю, почему тебе нужно было врать насчет статьи.

— Я уже говорил тебе, — терпеливо сказал Бен. — Твои родственники сочли, что так будет лучше. Они заставили меня дать слово действовать втихомолку. Вопреки здравому смыслу я позволил им уговорить себя.

Энди облегченно кивнула.

— Иногда они бывают такими.

— Не в обиду будет сказано, Энди, но твои родственники — уникумы почище моей матери. И поверь мне, это что-то значит!

Она улыбнулась.

— Знаю. Они… несколько своеобразны.

Бен фыркнул, услышав это осторожное признание, и улыбка Энди стала еще шире.

— Конечно же, я все равно люблю их, — поспешно заверила она. — Очень. Но… мне нужно было на какое-то время уехать от них. Нужно было найти свое место в жизни.

— Это я понимаю. — Доев салат, Бен отодвинул тарелку, гадая, долго ли еще ждать первое блюдо. — Так как все-таки ты попала сюда? Ты слышала прежде про этот парк?

Две трети салата еще оставались на тарелке Энди. Она ковырнула его вилкой, запила глотком чая со льдом, затем покачала головой.

— Нет. Сначала я собиралась переехать в Даллас. Я уже несколько раз бывала в Техасе, и мне здесь нравилось. Я решила, что Даллас — подходящее место, чтобы найти работу в зубоврачебном кабинете и начать новую жизнь.

— А как получилось, что ты стала клоуном и ассистенткой фокусника? — спросил Бен, действительно заинтригованный.

Энди негромко рассмеялась.

— Совершенно случайно. Приехав в Даллас, я просматривала объявления с предложениями работы и увидела, что в луна-парке появились вакансии. Не знаю почему, но я решила приехать, посмотреть — просто из любопытства. Приехала — и влюбилась в парк. Я сказала мистеру Паркеру, что умею обращаться с детьми, убедила его, что из меня получится отличный клоун, и он предоставил мне возможность доказать это. Мило я начала помогать случайно, когда его ассистентка уволилась. Две недели мы разучивали мою роль — и до сих пор репетируем почти каждое утро перед открытием парка. Мне очень нравится.

Бен засмотрелся на ее улыбку.

— У меня складывается ощущение, что прежде ты видела мало радости в жизни.

Она мягко покачала головой, и темные волны волос нежно скользнули по плечам.

— У меня были радости. У меня была хорошая жизнь, Бен. Просто мне требовалось больше.

Он сам начинал нуждаться в большем. В поцелуях, объятиях…

У столика внезапно появилась одетая в полосатую блузку официантка.

— Вот ваш обед, — объявила она, ставя перед Энди порцию запеканки со спаржей. — Так, посмотрим, вы заказали бифштекс, правильно? — спросила она, ставя тарелку перед Беном. — Что-нибудь еще пожелаете? — любезно спросила она, прежде чем уйти.

Бен переключил внимание на обед, твердя себе, что нужно быть терпеливым. Определенный прогресс уже наметился: похоже, Энди больше не сердится на него. Бену по-прежнему хотелось поговорить с ней о ее соседке и странной истории, которую та рассказала ему, но это может подождать. Сейчас его занимала только Энди.

— Ты закончила с покупками? — спросил Бен, когда они выходили из ресторана и его голод — по крайней мере в отношении пищи — оказался утолен. — Тебе нужно еще что-нибудь?

Энди покачала головой.

— Я уже купила пару книжек. Больше мне пока ничего не нужно.

— Что ты собираешься делать дальше?

Она пожала плечами.

— Вернусь домой.

— Я провожу тебя.

Энди испытующе взглянула на него.

— Зачем?

— Мне бы хотелось еще поговорить с тобой, — сказал он, стараясь придать своему голосу бесстрастность.

— О чем?

Ее подозрительность начинала раздражать его.

— Просто поговорить. Чтобы лучше узнать друг друга. Провести время вместе. Так общаются мужчины и женщины, когда испытывают друг к другу влечение.

Энди опустила глаза на свою сумочку.

— А в нашем случае это так?

Взяв девушку за подбородок, Бен поднял ее лицо. Не обращая внимания на многолюдное окружение, он медленно и с чувством поцеловал ее. К его удовлетворению, Энди не сопротивлялась.

— Да, — сказал он, отрываясь от ее губ. — В нашем случае это так.

Энди залилась краской, затем, закашлявшись, отвернулась.

— Можешь проводить меня домой, — пробормотала она. — Мы поговорим.

Если все пойдет так, как хотелось бы Бену, они не ограничатся одними разговорами. Когда они выходили из торгового центра, он обнимал Энди за талию, не желая ни на секунду отрываться от нее, тем более теперь, когда он наконец обрел ее.


Ровно в два часа Энди отперла дверь дома и кивнула Бену, приглашая его последовать за ней. Всем своим существом она ощущала его близость, сознавая, что они впервые по-настоящему наедине. Она обрадовалась крохотной лампочке, мигающей на дешевом автоответчике, купленном ею и Розалин. Хорошо, что можно на что-то отвлечься. На пленке было только одно послание. Энди нажала клавишу воспроизведения.

— Энди, дорогая, — отчетливо произнес приятный голос Розалин. — Я только хотела сообщить, что сегодня вечером, вероятнее всего, задержусь. Мы с Мило идем в кино, а затем поужинаем вдвоем.

Услышав это сообщение, Энди испытала двоякое чувство. Она обрадовалась тому, что Мило и Розалин снова вместе, но теперь Бену известно, что несколько часов в доме больше никого не будет…

Следующие слова Розалин заставили их обоих вздрогнуть от удивления.

— Привет, Бен, — веселым переливом прозвучал ее голос. — Рада, что вы нашли Энди. Уверена, вы позаботитесь о том, чтобы ей сегодня вечером не было одиноко. Веселитесь, ребята.

Энди поспешно ткнула клавишу остановки. Разумеется, слишком поздно. Бен уже услышал ехидный намек Розалин.

— Во имя всего святого, как она узнала, что я… — начал было Бен, но, остановившись, покачал головой. — Она не может знать. Просто нетрудно догадаться, если у человека хорошая интуиция.

Энди не стала утруждать себя спором с ним. Со временем ему доведется посмотреть правде в глаза, но он придет к этому своей дорогой.

Итак, что ей делать с ним сейчас? Внезапно тишина стала действовать ей на нервы.

— Ты не хочешь кофе или чаю со льдом? — поспешно спросила Энди, и голос ее прозвучал слишком громко. — Мне нужно всего несколько минут, чтобы что-нибудь приготовить. Есть еще кое-какая выпечка, кажется, даже кусок торта. Или…

— Нет, благодарю, — тихо оборвал ее Бен, делая к ней шаг.

Энди стиснула на груди руки, машинально отметив, как побелели костяшки пальцев.

— Ты уверен? Если хочешь, в холодильнике есть фруктовый сок. Или…

— Энди… — пропустив пальцы сквозь ее волосы, Бен прикоснулся ладонью к теплой щеке, — ты меня боишься?

— Нет, — прошептала девушка. — Но ты заставляешь меня… волноваться.

Его твердый рот изогнулся в легкой улыбке.

— Волноваться в хорошем смысле или в плохом? — спросил Бен.

— Не знаю, — искренне ответила Энди. Подняв вторую руку, Бен зажал ее лицо между ладонями.

— Почему бы нам не выяснить это? — пробормотал он.

И поцеловал ее.

Энди вздохнула, признавая свое поражение, и обвила руками его шею, понимая неизбежность происходящего, признаваясь самой себе, что в действительности и не хотела этому мешать. Если бы только она была уверена, что насладится Беном и доставит ему удовольствие, не увлекаясь слишком сильно, не отдавая большую часть себя, как это происходило всегда в отношениях с ее родственниками… Если бы только она была уверена, что не полюбит его…

Бен привлек ее ближе и впервые прижался к ней всем телом. Энди тотчас же стало очевидно, что не только она желает близости.

Бен поцеловал ее, глубоко и чувственно, затем еще раз и еще, и целовал до тех пор, пока оба не стали задыхаться. Затем он, оставив жаркий след на щеке, коснулся губами мочки уха, нежной кожи у горла, вкушая, дразня, вызывая сладостную дрожь во всем ее теле. Его руки не находили покоя, как и рот, — изучали, гладили, ласкали, и наконец Энди томно изогнулась, прижимаясь к нему, желая большего.

— Энди…

Его голос хрипло прозвучал у самого ее уха, дыхание обожгло кожу.

— Если ты хочешь, чтобы я остановился, скажи мне об этом сейчас.

У нее перехватило дыхание от мысли о том, чего именно он хочет от нее. Чего хочет она сама.

Энди подняла взгляд и увидела отражающийся в его горящих зеленых глазах голод. Но также увидела, что Бен остановится, как только она попросит об этом, что он не будет принуждать ее дать больше, чем она сама того хочет. Выбор полностью за ней. Разыграть все осторожно — так, как она делала всю жизнь, — или хоть раз поддаться безрассудному страстному порыву?

Энди никогда прежде не составляло труда принять подобное решение. Она всегда была такая осторожная, такая рассудительная. Можно сосчитать на пальцах одной руки, сколько раз она бывала близка с мужчинами, и большой палец остался бы не загнутым. Никогда прежде отказывать себе в сексе не представляло для нее особой сложности.

Но Бен совершенно не похож на прочих мужчин, которых она знала, и сама Энди уже не та забитая девушка, какой была в Сиэтле. На этот раз ей даже не хотелось сопротивляться.

Поднявшись на цыпочки, Энди крепче сплела руки на шее Бена. Она изо всех сил прижалась к нему, вдавливая свою грудь в его могучие ребра, переплетая с его ногами свои.

— Не останавливайся, — прошептала она. — Пожалуйста… не останавливайся.

Бен застонал.

— Ты уверена? Энди, я…

Она зажала ему своими губами рот, заставляя замолчать. А затем откинулась назад, чтобы встретиться с ним взглядом.

— Я знаю, чего хочу, Бен, — твердо произнесла она, радуясь уверенности своего голоса. — Я хочу тебя.

Его глаза жарко вспыхнули.

— А я хочу тебя, — прошептал он. — Я хочу этого с тех пор, как впервые тебя увидел. Ты тогда была в наряде клоуна, — добавил он с улыбкой, от которой у Энди ослабли колени.

Она неуверенно провела кончиком пальца по его сексуальной нижней губе.

— Знаешь, я могу наложить клоунский грим и прицепить красный нос, если это так возбуждает тебя.

Бен хмыкнул.

— Ты возбуждаешь меня такая, какая ты есть.

Набрав для храбрости побольше воздуха, Энди взяла его руку и потянула за собой.

— Ты не хочешь продолжить осмотр моего дома? Например, посетить спальню?

Пальцы Бена так сильно стиснули ей ладонь, что Энди едва не вскрикнула.

— Да, — сдавленным голосом пробормотал он. — Я очень хочу этого.

Пытаясь скрыть свое напряжение, Энди провела Бена по короткому коридору, выходящему в крошечную гостиную. Дверь в спальню Розалин была затворена, но в комнату Энди оставалась открытой. Девушка еще раз глубоко вдохнула и с отчаянной решимостью перешагнула порог.

— Энди, — мягко проговорил Бен, — ты уверена, что хочешь этого?

Очевидно, Энди все-таки не удалось скрыть, что нервы у нее разбушевались.

— Уверена, — сказала она, оборачиваясь к нему с дрожащей улыбкой. — Просто я… для меня это серьезно, Бен, хотя знакомство у нас, согласись, весьма поверхностное.

— Я рад, — пробормотал Бен, прикасаясь к ее щеке. — Для меня это тоже серьезно. И мне кажется, что знакомы мы с тобой уже давно. Во всяком случае, я очень долго искал тебя.

Но в настоящий момент Энди не была готова к таким откровениям. Зная, как переключить внимание Бена, она скинула босоножки и потянулась к верхней пуговице блузки.

Руки Бена накрыли ее ладони.

— Позволь мне, — сказал он.

На Энди были хлопчатобумажная блузка, плиссированные шорты, лифчик и трусики. Ее можно было полностью раздеть меньше чем за минуту. Бен, однако, не торопился, всякий раз задерживаясь, чтобы насладиться бархатистостью обнажаемой кожи. Он умело ласкал каждый дюйм женского тела руками и ртом — настолько умело, что к тому моменту, как последний лоскут ткани упал на пол, девушка вся трепетала.

А затем все повторил сначала.

Порываясь впитать жадными касаниями мускулистое мужское тело так же, как впитывал ее Бен, Энди вцепилась в его одежду. Она быстро сорвала с него трикотажную футболку и шорты. Когда ее пальцы коснулись резинки трусов, вернулся стыд, но Бен, схватив за руку, успокоил ее. Трусы упали на пол, и он ногой отбросил их.

Когда открылось напрягшееся мужское достоинство, у Энди перехватило дыхание. Но Бен уже привлек ее к себе, их обнаженные тела соприкоснулись, и девушка позабыла обо всем на свете.

Бен был теплый, упругий, мужественный. Ноющие соски Энди расплющились о могучую волосатую грудь, и она ощутила животом его отвердевшее естество, заставившее ее задрожать.

— Бен, — прошептала она.

Он жадно поцеловал ее, и Энди обрадовалась его нетерпеливости, с облегчением поняв, что не ей одной трудно держать в узде свое самообладание. Она медленной волной скользнула по его телу, горя желанием узнать, что случится, когда его выдержка даст трещину.

Реакция Бена ошеломила ее. Не успела она опомниться, как уже лежала навзничь на кровати, придавленная мощным торсом, а алчный рот терзал ее губы. Наконец он поднял голову, судорожно глотая воздух. Энди рассмеялась, тихо и торжествующе, и обхватила его ногами. Никто и никогда не жаждал ее столь сильно, и Энди без оглядки отдалась его страсти.

— Энди… — простонал Бен, стискивая ей бедра.

Пальцы его пустились в странствие вдоль ее тела, нащупывая влажный пульсирующий вход в лоно. Энди подалась вперед, изнемогая от жажды завершения.

Бен напряженно застыл, его тело блестело от пота, все мышцы дрожали от усилия.

— Подожди, — выдавил он, лихорадочно блеснув глазами, и щеки его залились густой краской. — У меня нет… я не…

Энди закрыла ему рот рукой.

— Все в порядке, — прошептала она. — Я предохраняюсь. И можешь не тревожиться насчет здоровья. Я всегда вела себя очень осторожно.

— И я тоже, — тихо проговорил Бен, быстро целуя ее. — Со мной тебе нечего бояться, Энди. Никогда.

Погрузив руки в его мягкие темные волосы, Энди улыбнулась. Ее ноги, обвившие его бедра, сжались еще сильнее.

— Возьми меня, Бен, — прошептала она. Пробормотав что-то нечленораздельное, Бен рывком приник к ней, овладевая ее телом.

Энди судорожно вздохнула от мощи его обладания. Бен подождал мгновение, давая ей возможность привыкнуть к нему, затем тело его снова пришло в движение, когда Энди призывно подняла бедра.

Закрыв глаза, она прильнула к нему, ощущая, как вздуваются под гладкой кожей его мышцы в ритмичном танце страсти. Энди легко приноровилась к этому ритму, настолько легко, что ей казалось, будто они созданы друг для друга и занимаются любовью с незапамятных времен. А затем движения Бена стали быстрее и жестче. Тело Энди напряглось, голова беспокойно заметалась по подушке. Она раньше никогда не ощущала в себе такого исступления, не знала, как отвечать на нарастающую внутри сладостную конвульсию.

— Расслабься, любимая, — прошептал Бен, просовывая руку между их телами. — Не сдерживайся.

Его пальцы прикоснулись к ее ставшей сверхчувствительной коже, и Энди, забывшись, выгнулась дугой. Все относящееся к реальности исчезло во взрыве чувств, и с ее губ сорвался сдавленный крик. Энди едва расслышала хриплый стон Бена, ощутила, как он напрягся в ее руках.

Прошло много времени, прежде чем она снова обрела дар речи или хотя бы просто возможность соображать.


Бен лежал на спине, а Энди, приютившись у него на плече, теребила пальцами густые волны его темных волос. Он снова дышал размеренно, и частота его сердцебиения опустилась до некоего подобия нормы. Но в остальном все переменилось. Он пережил физическую близость с Энди Макбрайд и никогда больше не станет прежним.

Бен поцеловал ее в макушку.

— Тебе хорошо?

Энди лениво зашевелилась.

— Мм. — Он буквально услышал улыбку в ее голосе. — Замечательно.

— Ни о чем не жалеешь?

— Ни о чем.

— Хорошо. — Откинув ей волосы, Бен поцеловал ее в лоб. — И я тоже.

Сложив руки у него на груди, Энди опустила на них подбородок.

— Расскажи о себе.

Услышав эту неожиданную просьбу, Бен поднял бровь.

— Что именно?

Энди пожала плечами, и это движение, заставившее теснее соприкоснуться их обнаженные тела, едва не отвлекло Бена от предмета разговора.

— Все что угодно. Тебе так много известно обо мне, а я почти ничего не знаю про тебя. По крайней мере ничего, что было бы правдой.

Бен поежился от этой мягкой укоризны.

— Я солгал тебе только насчет своей работы, — возразил он.

— И насчет имени.

— Вообще-то нет. Мое полное имя — Бенджамин Шерман Лак.

— Б. Ш. Лак, — пробормотала Энди, и губы ее изогнулись в улыбке. — Оно идет тебе.

— Я это уже слышал, — сухо произнес Бен.

— Неудивительно. Итак?

Бен попытался представить себе, что Энди хотелось бы узнать о нем.

— Я вырос в Сиэтле. У меня есть старший брат Джон и младшая сестра Кристина. Джон женат и ждет первенца. Крис преподает в художественном…

Энди нетерпеливо покачала головой.

— Все это мне известно. Твоя мать — подруга моей матери, помнишь?

— О! Так что же тебе тогда хочется знать?

— Расскажи мне о своей жизни в Портленде. Давно ты живешь там? Как случилось, что ты занялся расследованием страховых афер? Давно ли ты работаешь на страховые фирмы? У тебя есть женщина?

Последний вопрос прозвучал чересчур небрежно. Бен фыркнул.

— Если бы кто-то был, лежал бы я сейчас с тобой?

— Не знаю.

— Так вот, не лежал бы, — высокомерно заявил Бен. — Это не в моих привычках.

— Похвально.

— Я переехал в Портленд сразу после колледжа. Устроился на работу в страховое агентство. Как-то так случилось, что начал заниматься расследованиями обмана, мне это показалось интересным. Года три назад перешел в свободное плавание, и у меня неплохо получается. Нравится быть самому себе хозяином, самому определять рабочие часы, решать, сколько отдыхать между заданиями. Как, например, сейчас.

Сокращенный журнальный вариант его истории жизни, с печальной улыбкой подумал Бен. Вроде бы ничего важного не забыл?

— Как ты развлекаешься? Что делаешь в свободное время?

— Люблю спорт. Софтбол, теннис, гольф. Немного занимаюсь альпинизмом и плаваю на байдарке. Мне нравится активный образ жизни.

— Это заметно, — пробормотала Энди, проводя рукой по его бицепсу. — Ты в очень хорошей форме.

Бен неспешно провел рукой по ее упругому животу.

— Как и ты. Аэробика?

— Да. И ходьба. Я тоже люблю бывать на воздухе.

— Вот и еще что-то общее у нас, — обрадовался он.

— Да, — усмехнулась Энди, но улыбка не коснулась ее глаз. — Когда ты возвращаешься в Портленд?

Бен тоже стал серьезным.

— Уже устала от меня?

— Нет. Просто интересуюсь, чего мне ждать дальше.

— Я не знаю, когда возвращусь домой, — осторожно ответил Бен, не представляя, как Энди отнесется к его словам. — Хотелось бы пару недель отдохнуть от дел. А еще лучше — провести их здесь, с тобой.

Энди облизнула припухшие от поцелуев губы, спрятав глаза за длинными ресницами.

— Я не могу оставлять работу, — предупредила она. — Вторники — мои единственные выходные.

— Знаю. Попробую найти какое-нибудь занятие на то время, когда ты работаешь. Буду довольствоваться встречами в твое свободное время.

Энди прикусила нижнюю губу. Бен едва сдержал неодолимый порыв провести по следам от зубов языком.

— Энди, — спросил он, отводя взгляд в сторону. — Ты хочешь, чтобы я уехал?

— Нет, — прошептала она, и ему показалось, что он услышал печальную нотку в ее голосе. — Я не хочу, чтобы ты уехал.

— Тогда я останусь.

А когда уеду, возможно, заберу тебя с собой, Энди Макбрайд.

Бен оставил эту мысль при себе, понимая, что Энди еще не готова рассматривать такой поворот судьбы.

Она снова пошевелилась, и ее соски скользнули по его телу. Бен ощутил, как напрягается в ответ. У Энди была великолепная фигура, мягкая и стройная, с небольшой, но округлой грудью. Бен вспомнил, как она наполняла его ладони и рот. А еще у Энди была узкая талия и ладные неширокие бедра. Стройные ноги, длинные для ее роста, выдавали ее увлеченность пешими прогулками. Сейчас они уютно обвивали его бедра.

Встретившись с Беном взглядом, Энди подняла бровь и легонько поюлила животом по его брюшному прессу, давая понять, что почувствовала вновь проснувшийся у него голод.

— Я так понимаю, тебе понравилось? — спросила она.

Сжав девушку за бедра, Бен привлек ее к себе.

— Ты заметила.

— Не заметить было бы трудно.

Бен ухмыльнулся.

— Да, трудно.

С шумом вздохнув, Энди покачала головой, но ее руки уже сплелись у него на шее.

— У тебя хороший аппетит, да?

— Мм. — Взяв ее за подбородок, он устроился поудобнее. — Кажется, тобой я никогда не смогу насытиться.

Закрыв глаза, Энди запрокинула голову, приглашая его поцеловать шею.

— Как хорошо, — прошептала она и снова вздохнула, когда руки Бена прошлись по ее телу. — Очень хорошо, — простонала она, прижимаясь губами к его рту.


Вечерние тени уже сгущались в углах спальни, когда Бен, потянувшись, тронул Энди, сладко и обессиленно лежавшую рядом с ним.

— Энди?

— Ммм?

— Я проголодался.

Она хихикнула.

— Кстати, о твоем аппетите…

— Ты всегда можешь предложить мне что-нибудь помимо еды, — с издевательской улыбкой договорил за нее Бен.

Откинув с лица волосы, Энди села.

— Думаю, все же лучше предложить тебе бутерброд. Мне ненавистна мысль, что ты можешь свалиться в обморок из-за нехватки топлива.

— Ты недооцениваешь меня, — потянулся к ней Бен.

Уклонившись в сторону, Энди выскользнула из-под смятого одеяла и схватила короткий халатик, висевший на спинке кресла-качалки в углу. Надежно закутавшись в него, она обернулась к кровати, где лежал, развалясь на спине, Бен — такой большой и мужественный на фоне белоснежных кружевных простыней.

— Ветчина с сыром подойдет? Кажется, выбор небогатый.

— Замечательно, — заверил ее Бен, садясь в кровати и протягивая руку к одежде. — Я помогу тебе.

Когда Энди выходила из спальни, он уже был у нее за спиной.

Девушка задержалась перед дверью в комнату Розалин.

— Странно, почему она закрыла дверь? — недоумевая, произнесла она. — Ей прекрасно известно, как становится в комнате душно, когда нет движения воздуха.

Покачав головой при мысли о рассеянности своей соседки, Энди толкнула дверь и уже повернулась было к кухне, но брошенный в комнату взгляд зафиксировал что-то неладное.

Остановившись, Энди оглянулась, просунула голову внутрь и вдруг вскрикнула, стремительно отшатнувшись:

— О Господи! Что здесь произошло?

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Напуганный восклицанием Энди, Бен через ее плечо заглянул в комнату, затем, отодвинув девушку в сторону, вошел внутрь. В комнате царил разгром — разбросанное повсюду постельное белье, разодранная одежда, сорванные со стен картины, в беспорядке вываленное на пол содержимое ящиков. Все было покрыто слоем пудры, а в воздухе пахло духами, разлившимися из изящных хрустальных флаконов. На полке пустого шкафа лежала одна черная туфля, а повсюду на полу блестел бисер с одежды.

Бен выругался сквозь зубы.

— Полагаю, обыкновенно твоя соседка не настолько небрежна.

— Нет, — прошептала пораженная Энди. — Розалин всегда безукоризненно аккуратна.

— Плохо дело. — Осторожно перешагнув через разбросанные предметы, Бен огляделся. — Ты не можешь сказать, пропало ли что-нибудь?

— В такой неразберихе сказать трудно, но вроде бы нет. — Энди нагнулась, подбирая блестящее ожерелье. — Это настоящие бриллианты. А это браслет с настоящим жемчугом. Стоят очень дорого.

С тех пор как они вошли в дом, Бен уделял почти все внимание Энди, но даже в этом случае что-нибудь неладное в гостиной или на кухне трудно было бы не заметить. И тем не менее… лучше все проверить.

Десять минут спустя стало понятно, что неизвестный таки побывал в доме, проникнув через окно на кухне. Энди подавленно призналась, что знала про сломанный на раме запор. Хотя Бена подмывало прочесть нотацию, он промолчал и продолжил осмотр. Все остальные помещения в маленьком доме были в порядке. Кроме спальни Розалин.

— Это он, — еле шевеля бескровными губами, прошептала Энди. — Он снова нашел ее.

— Нам не известно, кто сделал это, — твердо напомнил ей Бен. — Мог быть кто угодно.

— Кто угодно? — с недоверием повторила она. — Сделал такое? Не тронул ничего, кроме вещей Розалин? По-моему, это недвусмысленное предупреждение.

Разумеется, это было похоже на правду. Бен просто не хотел признавать очевидное. Он вздохнул.

— Вызови полицию и одевайся. Придет полицейский и примет заявление — хотя вряд ли удастся установить, кто это сделал.

Энди, до которой дошли все возможные последствия случившегося, побледнела.

— Ей снова придется переезжать. Она снова окажется одна, в незнакомом городе, без работы. Бен, я не могу оставить ее одну. Я должна поехать вместе с ней.

— Ты никуда не поедешь, — отрезал Бен, у которого при одной мысли об этом екнуло в желудке. — И Розалин тоже — пока по крайней мере. А теперь, Энди, вызывай полицию и одевайся. Может быть, не так уж все плохо.

Его резкий тон пронял Энди. Она покорно направилась к телефону.

Бен устало провел рукой по волосам. Наверное, будет лучше, если он приготовит кофе, подумал он, направляясь на кухню. Он им понадобится, вне всякого сомнения.


Через час после того, как сочувствующие, но не сказавшие ничего обнадеживающего полицейские уехали, Бен и Энди услышали, как к дому подъехала машина. Энди, к огорчению Бена, была неестественно подавленна.

— Это, должно быть, Розалин, — сказала она, нарушив молчание едва ли не впервые после отъезда полиции.

Ее нисколько не успокоило, что полицейские вежливо выслушали ее рассказ про одержимого насильника-убийцу, бегло осмотрели комнату Розалин и честно известили, что без дополнительной информации вряд ли смогут что-либо сделать.

— Попытайся сохранить выдержку, когда будешь рассказывать о случившемся, — сказал Бен.

Энди раздраженно взглянула на него.

— Я не собиралась закатывать истерику.

Он нахмурился.

— И нет необходимости делиться с ней… ну, в общем, ты понимаешь.

Он считал, что они с Энди имеют право сохранить в тайне некоторые стороны своих развивающихся у всех на глазах отношений.

Взгляд Энди метнулся к спальне.

— Ты хочешь сказать — насчет нас?

— Да.

Энди пожала плечами.

— Какая разница? Она так и так узнает.

— Черт побери, Энди, не начинай все сначала. Она не…

Входная дверь распахнулась, и стремительно вошла Розалин в развевающемся, сверкающем блестками платье.

— Опять ссоритесь, дети мои? — начала она с улыбкой. Затем осеклась, впившись глазами в Энди. — Что случилось?

Бен открыл было рот; но Розалин уже метнулась в свою комнату. Энди последовала за ней.

Подавленный происходящим, Бен, покачивая головой, поплелся следом.

Розалин застыла на пороге своей комнаты, с каменным лицом изучая остатки своих пожитков. Наконец она не совсем твердой рукой прикоснулась к разорванному платью, висящему на кресле-качалке — двойнике того, что стояло в спальне Энди. По лицу женщины пробежала болезненная судорога, и она уронила руку.

— Он был здесь, да? — сдавленно прошептала Энди.

Розалин кивнула:

— Да, это он.

Энди обняла подругу за хрупкие плечи.

— Должно быть, он считал, что ты дома. Не найдя тебя…

— Нет, — оборвала ее Розалин. — Он знал, что меня нет. Это предостережение. Он играет со мной. Он еще не совсем готов нанести удар. Числа… числа еще не благоприятствуют. Наверное, дата. Он ждет определенной даты и, возможно, определенного времени. Больше ничего конкретного я не могу уловить.

— Черт побери, если вам все это известно, почему вы не можете просто назвать нам его имя? — нетерпеливо воскликнул Бен. — Скажите, где он сейчас, чтобы его можно было арестовать и заключить под стражу.

— Мне самой хотелось бы этого, Бен, — сухо сказала Розалин, выведенная из себя его вспышкой. — Но я не могу. У меня просто не получается.

— Тогда какой же прок от вашего дара? — спросил Бен, все еще взбешенный мыслью о том, что кто-то был в доме Энди, что он мог застать ее. Этот человек насиловал, убивал, если верить Розалин, а она, похоже, говорит правду — по крайней мере ее действительно кто-то преследует. — Мне сдается, ваш дар втянул вас в чертовски неприятную заваруху, но мало чем помогает выпутаться из нее.

— Бен! — возмутилась Энди.

Яростная искорка в ее глазах только обрадовала Бена. Он предпочитал видеть ее в гневе, чем забитую и подавленную.

— Все в порядке, Энди, — слабо улыбнулась Розалин. — Разумеется, Бен прав. Порой мой дар мешает мне жить. Я не испрашивала его себе. Более того…

Она умолкла, и ее взгляд наполнился такой печалью, что у Бена внутри что-то дрогнуло. Но она быстро отвернулась, и голос ее снова стал твердым.

— Надо разобраться в комнате, — сказала она, — потом уложить вещи. Мне придется уехать отсюда.

— Я тоже пойду укладываться, — сказала Энди. — Я поеду с тобой, Розалин.

— О, Энди, дорогая, ты никуда не поедешь. У тебя своя жизнь. Не смей больше вмешиваться в мои беды. Я найду способ время от времени связываться с тобой. Обещаю.

— Я поеду с тобой, — снова заявила Энди твердым голосом, упрямо вскинув подбородок. — Я больше не допущу, чтобы ты оставалась одна.

— Черт побери, замолчите обе! — взорвался Бен, и его голос громом раскатился по разоренной комнате.

Энди и Розалин изумленно уставились на него. Удовлетворенный тем, что сумел переключить их внимание на себя, Бен продолжал уже тише:

— Никто из вас никуда не едет, понятно? Никто сегодня вечером и шагу не ступит за порог дома, пусть даже мне придется для этого привязать вас к кровати.

— Вы…

— Бен, милый…

Он рубанул рукой, обрывая протесты.

— Я остаюсь здесь на эту ночь и на все следующие до тех пор, пока мы не поймаем этого типа или вы не найдете себе убежище. У меня есть кое-какие связи среди правоохранительной братии. Завтра же обзвоню кого следует, потом обсудим наше положение. А пока… мы все устали и вымотались. Как только в комнате будет убрано, попытаемся немного поспать. Я… э… устроюсь на кушетке в гостиной.

— Не думайте, что вам нужно ради меня соблюдать приличия, Бенджамин, — пробормотала Розалин, и выражение ее лица заставило Бена заподозрить, что ей известно, где он провел большую часть дня. — Кушетка такая неудобная.

Бен, чувствуя, как у него вспыхнули щеки, отвернулся от этих слишком проницательных глаз.

— Чем я могу вам помочь? — проворчал он.

У Бена и Энди с самого обеда, можно сказать, крошки во рту не было. Как только в комнате Розалин навели какое-то подобие порядка — хотя большая часть вещей была непоправимо испорчена, — Энди настояла на том, чтобы Бен съел толстый бутерброд. Тот отказывался есть до тех пор, пока она не присоединилась к нему. Сначала Энди лишь прикоснулась к еде, но затем съела достаточно, чтобы Бен удовлетворился.

Успевшая поужинать с Мило, Розалин сидела с ними за столом. Сварив свежий кофе, она рассеянно потягивала его из чашки. Разговор за едой не заладился.

Наконец Бен прервал задумчивое молчание.

— Давно они у вас? — спросил он Розалин. — Я имею в виду — сверхъестественные способности?

Энди тотчас же встрепенулась, готовая встать на защиту подруги.

Розалин взмахом руки успокоила ее.

— Он только задал вопрос, дорогая. Не начинай ссору. — Затем она невозмутимо повернулась к Бену. — Двадцать пять лет назад я, мой муж и наша восьмилетняя дочь попали в страшную автокатастрофу. Муж и дочь погибли. Я несколько дней провела в коме, почти в безнадежном состоянии.

Бен заерзал на стуле, сожалея, что задал свой вопрос.

— Извините. Я не…

— А очнувшись, обнаружила, что я уже не тот человек, каким была до катастрофы, — спокойно продолжала Розалин. — У меня начались… видения. Предчувствия относительно других людей, даже совершенно незнакомых, которые впоследствии необъяснимым образом подтверждались. Я прошла полное обследование у специалиста, заключившего, что у меня есть особые способности. — Она глубоко вздохнула. — Теперь, возможно, вам понятно, почему я сказала, что не испрашивала себе этот дар. Я получила его, потеряв всю семью.

Рассказ о якобы обретенных способностях не поколебал сомнений Бена, но нельзя было усомниться в тихом страдании, которым наполнились ее глаза. Забыв про врожденный скептицизм, он зачарованно спросил:

— И тогда вы начали предсказывать судьбу?

Розалин терпеливо ответила:

— Нет. Не сразу. До этого я занималась домом, и у меня было мало деловых навыков. А мое дарование заставляло людей нервничать — уверена, вы это понимаете, — снисходительно улыбнулась она. — Но мое финансовое положение, особенно учитывая больничные счета, стало отчаянным. Подруга предложила мне брать плату за консультации. Мне не очень-то хотелось заниматься этим, но вскоре выбора у меня не осталось. Я открыла небольшую консультационную службу, и дела пошли довольно успешно. А затем один полицейский-следователь, не обремененный предрассудками, испросил моего совета по поводу дел, которые вел, и получил многообещающие результату. Пять лет он обращался ко мне за помощью, и результат был успешным в восьмидесяти процентах случаев…

Услышав эту впечатляющую цифру, Бен поднял бровь.

— Затем два года назад он уговорил следователя из другого отделения ввести меня в дело о серии изнасилований. Второй полицейский мало верил в мои способности, но следствие зашло в тупик, и он был в полном отчаянии. Что случилось потом, я уже говорила.

— Насколько я понял, вы… почувствовали какие-то факты относительно насильника и это просочилось в газету. Факты оказались настолько точны, что тот занервничал. Он пошел по вашему следу и не теряет его уже два года, хотя вы переезжали с места на место, отрываясь от преследования.

— Да. — Розалин кивнула, удовлетворенная точным и кратким изложением ее рассказа. — Не знаю, как ему удается отыскивать меня, но, похоже, он издевается надо мной, находя в этом какое-то наслаждение. Его безумно радует чувство власти, которое он испытывает, нагоняя на других страх.

— Типично для насильника.

Розалин кивнула.

— Судя по всему.

— Вам известно, когда он сделает следующий шаг?

Она стиснула губы.

— Нет.

Бен покачал головой.

— Я хочу, чтобы отныне вы обе не оставались в одиночестве, это понятно? Ни одна из вас не должна возвращаться в пустой дом. Или вместе, или со мной.

— Надо предупредить Мило, — сказала Энди. — Он позаботится о Розалин.

— Мне бы очень не хотелось беспокоить его всем этим, — печально пробормотала Розалин.

Бен не представлял себе, как сможет защитить женщин коротышка фокусник, но решил, что еще один надежный человек для присмотра не помешает. По крайней мере Мило нельзя заподозрить в том, что он насильник-маньяк, мрачно подумал он.

— Энди права, Мило нужно обо всем рассказать, — сказал Бен. — Несправедливо держать вашего друга в неведении, Розалин. Его следует предостеречь насчет возможной опасности.

— Я навлекла на него опасность… на него и на Энди… возможно, даже на вас, — прошептала Розалин, опуская взгляд на колени. — Просто потому, что вы рядом со мной, вы подвергаете себя риску. И все из-за меня.

— Розалин… — начала было Энди.

Бен прервал готовый излиться поток заверений:

— Вы не можете убегать всю жизнь, Розалин. И не можете не заводить друзей и знакомых из-за этого человека. Необходимо как-то положить этому конец.

— Например? — въедливо спросила Энди. Розалин тоже испытующе посмотрела на Бена, похоже, обе женщины надеялись, что у него имеются в запасе какие-то конкретные соображения. Но ничего такого у Бена, разумеется, не было — по крайней мере пока. Это относится к епархии Джона, мрачно подумал он.

— Я собираюсь кое-кому позвонить, — сказал он. — А вам предлагаю отправляться спать.

Розалин тотчас же воспользовалась его предложением. Пожелав всем спокойной ночи, она нетвердой походкой вышла из кухни.

Энди задержалась.

— Кому ты собираешься звонить?

— В первую очередь своему брату.

— Детективу из отдела по расследованию убийств Сиэтла?

— Да. Возможно, он подскажет, как нам вести себя дальше.

— Не поздновато звонить ему?

Бен взглянул на часы. Было уже около одиннадцати.

— В Сиэтле еще нет и девяти, — напомнил он.

— Ах да. Не возражаешь, если я посижу рядом с тобой, пока ты будешь звонить?

— Нет, конечно же, нет.

Внезапно Бен поймал себя на мысли, что ни разу не поцеловал Энди с тех пор, как они пять часов назад вышли из спальни. Подойдя к ней, он крепко обнял ее.

— Как ты себя чувствуешь?

Ее руки обвили его талию.

— Нормально, — пробормотала она, кладя ему голову на плечо. — Я все еще не до конца пришла в себя.

От взлома или от любви? Бен решил, что от того и другого. Наклонив голову, он с чувством поцеловал девушку. Затем неохотно отпустил ее.

— Мне пора звонить Джону.

Кивнув, Энди провела кончиком языка по губам, словно наслаждаясь вкусом поцелуя. Бен едва снова не схватил ее в объятия. Чтобы удержаться от искушения, ему пришлось отвернуться.


— Я весь вечер пытаюсь дозвониться до тебя, — проворчал Джон, когда Бен связался с ним. — В гостинице тебя ждет с полдюжины моих посланий.

— Я туда еще не возвращался. Что у тебя есть для меня?

— Женщина-экстрасенс, которую зовут Розалин Кармоди, имеет отношение к делу об изнасилованиях и убийствах, расследуемому в Калифорнии. Похоже, она сообщила полиции важные сведения, и преступника едва не схватили, но затем цепочка изнасилований оборвалась, и уже сама эта женщина стала мишенью убийцы. Два года назад она уехала из штата, и с тех пор следователи, которые вели это дело, ничего о ней не слышали.

— Она постоянно переезжала с места на место, — объяснил Бен, облокачиваясь на кухонный стол. Энди стояла рядом с ним и откровенно прислушивалась к разговору. — Этот тип пару раз едва не расквитался с ней, но ей удалось ускользнуть.

— Проклятье. Тебе уже все известно.

— Я узнал об этом только вчера.

— О! Про фокусника я так ничего и не выяснил.

— Забудь о фокуснике, — сказал Бен. — Он совершенно безвреден. У нас есть кое-что посерьезнее.

— Что? — встревожился Джон.

— Этот выродок, судя по всему, снова отыскал Розалин. И пока его не схватят, все находящиеся вокруг нее — в опасности.

— Черт. Ты уверен в этом?

Бен поведал брату о разгроме, учиненном в спальне Розалин.

— Во всем доме больше ничего не тронуто. Предупреждение не может быть яснее.

— Бен, — задумчиво проговорил Джон, — есть еще одна возможность.

— Буду рад выслушать ее.

— Эта женщина могла сама сделать это.

Бена поразило это предположение: ничего подобного ему в голову не приходило.

— Зачем ей это нужно?

— Привлечь внимание. Заставить поверить в ее показания. Проклятье, откуда мне знать? Это ты расследуешь попытки обмана. Ты должен лучше разбираться в таких делах.

Бен вынужден был согласиться, что пути мошенников неисповедимы. Если бы он приступил к этому делу официально, он обязательно проверил бы и Розалин.

Он мрачно подумал, что слишком уж тесно переплелась со всем этим его личная жизнь. Учитывая его чувства к Энди и, возможно, ко всей этой странной и пестрой компании.

— Можно допустить, что она сама учинила разгром, но…

— Нет, это невозможно!. — задыхаясь, воскликнула Энди, хватая Бена за руку. — Как ты мог только подумать такое? Мне казалось, что ты уже веришь ей!

— Энди, это только одна из версий, которые нам надо рассмотреть, — резонно заметил Бен, сознавая, что Джон слышит каждое слово.

— Нет, — настаивала Энди. — Исключено. Зачем ей это? К тому же она просто не имела возможности. Я была дома, когда она уходила утром. Я обязательно услышала бы шум.

— Она могла вернуться после того, как ты ушла из дома.

— Уверена, тебе ничего не стоит убедиться, что всю первую половину дня она провела на работе. А потом была с Мило.

— Ты всегда можешь проверить ее слова, — произнес Бену в ухо Джон.

— Я все проверю, — согласился Бен, затем добавил ради Энди: — Хотя, по-моему, это маловероятно.

Энди, похоже, не очень-то смягчили эти слова.

Джон сделал еще несколько предположений, и Бен мысленно взял их на заметку, так как полагался на опыт и рассудительность брата. Затем Джон, чертыхнувшись, добавил:

— Жаль, что я не могу выбраться к тебе и помочь. Возможно, вдвоем мы придумали бы, как поймать этого типа.

— Но ты не можешь оставить Аманду перед самыми родами, — докончил за него Бен. — Я не допустил бы этого, даже если бы ты захотел.

— Будь начеку, ты слышишь, братишка? Это дело кажется мне весьма странным.

— Ты хорошо выразился, — пробормотал Бен. — Но я буду осторожен. Да, кстати, Джон, запиши еще один номер, если захочешь связаться со мной. — Он продиктовал номер, записанный на телефонном аппарате. — Записал?

— Да. Где это?

— Дом Энди. Я остаюсь здесь, чтобы присмотреть за обеими женщинами, пока мы не решим, что делать.

— Присмотреть за женщинами, — произнесла вполголоса у него за спиной Энди. — Чисто мужская снисходительность…

Кашлянув, Бен попрощался с братом, пообещав звонить.

— Просто не верится, что он мог предположить, будто Розалин сама устроила у себя разгром, — фыркнула Энди, когда Бен положил трубку. — И что ты принял это как версию. Как ты мог?

— До тех пор пока я не уверен в твоей безопасности, я должен учитывать все возможности, — глухо произнес Бен. — Будь моя воля, я бы не задумываясь отправил тебя в Сиэтл или Портленд. Но так как я знаю, что тебя не заставить уехать…

— Ты хорошо выразился, — пробормотала Энди, умышленно цитируя его же слова Джону.

— …я не спущу с тебя глаз до тех пор, пока мы не выясним, что именно здесь происходит, — невозмутимо докончил фразу Бен.

— Едва ли ты сможешь постоянно приглядывать за мной. К тому же этот тип охотится не за мной, а за Розалин. Почему тебя не беспокоит ее безопасность?

— Беспокоит, — тихим голосом ответил Бен. — Я очень не хочу, чтобы она пострадала. Но для меня на первом месте стоишь ты, Энди. Я думал, ты уже успела это уяснить.

Вспыхнув, Энди отвела взгляд.

— Я…

Она до сих пор не была готова услышать от него признание. Бен решил, что будет лучше, если он просто покажет свои чувства.

Энди растерялась, когда он подхватил ее на руки, затем вцепилась ему в плечи. Она попыталась что-то возразить, но его губы закрыли ей рот. Когда поцелуй закончился, Энди, судя по всему, забыла, что собиралась сказать.

Бен не дал ей времени вспомнить. Он отнес ее в спальню, ногой закрыв за собой дверь.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

На следующее утро Бен настоял на том, чтобы самому отвезти Розалин и Энди на работу. Когда он включил зажигание, гром рок-музыки из радиоприемника заставил всех троих подскочить. Бен скорчил виноватую гримасу и тотчас же убавил звук.

— Извините. У меня привычка включать на полную громкость, когда я один в машине.

— Ничего-ничего, дорогой, — заметила с заднего сиденья Розалин. — Мне очень нравится музыка «Уайтснейк». Жаль, что группа распалась, правда?

Бен поперхнулся. Энди рассмеялась, увидев выражение его лица.

— Не пытайся вешать на Розалин ярлыки, — посоветовала она ему.

— Это уж точно, — пробормотал он, осторожно выводя машину задним ходом на дорогу…

Хотя Бен держался на почтительном расстоянии, не мешая работе Энди, он за весь день не выпускал ее из виду больше чем на несколько минут. Некоторые товарищи по работе ехидно острили по поводу этой новообретенной «тени», особенно когда Бен дал понять, что больше не работает над статьей для журнала. Он застолбил свой участок, и остальные правильно поняли этот шаг. Как и Энди, что показало хмурое выражение ее лица. Похоже, в отличие от остальных Энди без особой готовности приняла такой оборот событий.

Когда Бен не приглядывал за девушкой, он наблюдал за гуляющими по парку посетителями, высматривая подозрительные лица среди семейств, воспитательниц с детьми и подростков. Вспомнив описание Розалин, он особое внимание обращал на светлую кожу и татуировки, но недостатка не было ни в том, ни в другом. Неужели теперь все имеют татуировки? Бен неодобрительно заморгал, когда мимо него протопал пятилетний малыш, горделиво красуясь тощим бицепсом с разноцветным орлом; его немного успокоило лишь то обстоятельство, что татуировка была наклеена.

Единственное неприятное происшествие случилось перед самым обедом, когда Энди случайно задела сального рокера в цепях и коже, вынудив его пролить пиво. Парень, уже весьма поддатый, разбушевался и толкнул Энди, напугав группу дошколят, которых она забавляла. Бен собрался было вмешаться, но его опередили два парня из местной охраны, мигом выдворив протестующего рокера из парка.

— Все в порядке? — спросил Бен у Энди, благоразумно отступившей в сторону и позволившей охранникам уладить неприятность.

— Со мной-то все чудесно, — заверила его девушка. — Просто зло берет, что ребятишки испугались.

— И часто здесь бывает такое?

Энди покачала головой в парике.

— Нарушители спокойствия находятся всегда, но в целом у нас проблем мало. Этот парень — он даже не имел права распивать в парке пиво.

— Ты уверена, что все обошлось? Он ведь достаточно сильно толкнул тебя.

— Бен, уймись. Прекрати нянчиться со мной, хорошо?

Под веселым гримом ее глаза были сердиты. Бен понял, что для Энди это важно. Он поднял руки вверх, сдаваясь, и отступил на шаг назад.

— Хорошо. Разрешаю тебе вернуться к работе.

— Покорнейше благодарю, — сказала Энди, затем, налепив широкую улыбку клоуна, повернулась к веселой детворе.

Бен и Энди обедали вместе с Розалин и Мило в его крошечном доме на колесах. По настоянию Бена Розалин рассказала фокуснику об угрозе, с которой живет последние два года. Как и следовало ожидать, мягкосердечный коротышка страшно встревожился.

— Розалин, дорогая, тебе следовало обо всем рассказать мне, — стал он корить ее, взяв за руку. — Возможно, я как-нибудь смог бы тебе помочь.

— Ты ничего не можешь сделать, Мило, — ласково ответила Розалин. — Разве что не волноваться.

— Вот уж не обещаю, — сказал Мило, и его широкий лоб покрылся глубокими морщинами. — Ты же знаешь, что ты мне небезразлична. И думать не могу о том, что с тобой что-то случится.

Розалин, растроганно взглянув на Мило, потрепала его по руке. Бен отвел взгляд, чувствуя себя так, словно шпионит за чем-то, не предназначенным для стороннего наблюдателя.

Бен больше не считал, что от Мило может исходить какая-то угроза для Энди — точнее говоря, вообще для кого бы то ни было. Это был дружелюбный, открытый и, несомненно, неопасный человек.

Мило рассказал Бену, что когда-то был бухгалтером, затем, двадцать лет назад, в возрасте сорока лет бросил эту хорошо оплачиваемую работу, чтобы осуществить мечту всей жизни — стать фокусником. Он никогда не был женат и жил со своей больной матерью до самой ее смерти. Когда он принял решение так круто переменить свою жизнь, товарищи по работе решили, что он сошел с ума. Но, даже понимая, что, конечно же, не достигнет ни славы, ни состояния, Мило никогда прежде не был так счастлив, как теперь, принося радость детям.

Скоро стало очевидно, что Мило так же твердо убежден в способностях Розалин, как и Энди. Бен с некоторым отчаянием цеплялся за свой скептицизм, не желая признавать существование сил, не подвластных разуму. Однако ему становилось все труднее отрицать их, особенно когда Розалин слишком точно попадала в цель.

— Должно быть, вы рады, что ваш брат ждет первенца, Бенджамин, — сказала Розалин, когда обед подходил к концу. — Уверена, вы будете счастливы стать дядей.

— Об этом вам рассказала Энди? — спросил Бен.

Та только улыбнулась, качая головой.

— Можете не беспокоиться по поводу родов, — задумчиво добавила Розалин, — Они пройдут успешно, и ваши невестка и племянница будут в полном здравии.

Племянница? Даже Джону и Аманде неизвестен пол будущего ребенка. Сухо оглядев Розалин, Бен пробормотал:

— По крайней мере, пятидесятипроцентная вероятность попадания вам обеспечена.

Розалин усмехнулась, наслаждаясь его упрямым неверием.

— Ребенок родится сегодня вечером, где-то между шестью и восемью часами. Вы сможете проверить, была ли я права.

— У нее срок не раньше конца месяца. Вы сильно рискуете, утверждая, что роды будут так скоро.

— Мои поздравления, Бен, — лучезарно улыбнулась Энди. — К ночи ты уже станешь дядей.

Хмуро оглядев присутствующих, Бен получил в ответ три снисходительные улыбки.

После обеда Бен, отвозя женщин, завернул в гостиницу, забрал свои пожитки и выписался. Ни Энди, ни Розалин не возражали, когда он сказал им об этом. Обе понимали, что он не оставит их по ночам без присмотра, сколько бы они ни уверяли, что способны защитить себя. Следующей их остановкой был универсам, где Бен настоял на том, чтобы оплатить всю купленную провизию. В конце концов, резонно заметил он, ему придется провести у них минимум несколько дней, а есть он горазд.

Джон позвонил в десять часов, как раз когда все трое прибрались на кухне и устроились перед телевизором, чтобы посмотреть вечерний выпуск новостей. Кэтрин Брук Лак появилась на свет в 7.30 вечера по сиэтлскому времени. И мать, и малышка здоровы. Джон был переполнен восторгом, как и юный Эй Джей. Бабушки Джесси Лак и Элеонора Хайтауэр также ликовали по поводу счастливого события, как и дед Лак и Кристина, ставшая тетей.

— Прими наши поздравления, — снова сказала Энди, когда Бен, положив трубку, ошарашенно поделился новостью.

Она потянулась было к нему, но перед тем, как поцеловать в щеку, лукаво спросила:

— Ты по-прежнему считаешь, что Розалин просто удачно строит догадки?

Бен растерянно перевел взгляд с язвительно ухмыляющейся Энди на сочувственное лицо Розалин.

— Проклятье, — пробормотал он, проведя рукой по волосам. — Я уже не знаю, что и думать.

Розалин подошла к нему и потрепала по руке.

— Думайте, как думается, дорогой. А теперь извините меня, я ложусь спать. Увидимся утром.

Хотя Бен ожидал подначек со стороны Энди, та больше не язвила по поводу его скепсиса. Устроившись в его объятиях на кушетке, она рассеянно смотрела телевизор, блуждая мыслями где-то далеко. Бен прижал голову Энди к своему плечу, наслаждаясь ее близостью. Он пришел к выводу, что готов часами сидеть вот так рядом с Энди, прислонясь щекой к ее волосам. Он дал волю своим мыслям, и те свободно парили — от радости за новорожденную племянницу до беспокойства по поводу человека, который, возможно, ждет своего таинственного часа, чтобы убить Розалин. Вечером Бен звонил в местную полицию. И снова его тревога была встречена с пониманием, но и только. Совершенно невозможно ничего предпринять, пока у полиции не появится какая-то конкретная зацепка. Хотя и раздосадованный, Бен вынужден был признать, что полицейских не в чем винить.

Но и ждать, ничего не предпринимая для безопасности Энди, ему было невыносимо.

Спустя какое-то время Энди, вздохнув, потянулась.

— Уже поздно.

Бен скользнул по ее лбу поцелуем.

— Если ты хочешь спать, то я готов присоединиться, — живо отозвался он, и сердце его забилось. Энди посмотрела на него, и лицо ее помрачнело.

— Нам нужно поговорить об этом.

Бен поднял брови.

— Ты еще не решила, хочешь ли спать?

Она покачала головой, не позволяя сбить себя с серьезного тона.

— Я хотела сказать, нам нужно поговорить о твоем пребывании здесь — и сколько это будет продолжаться.

— Уже устала от меня? — Бен попытался говорить как можно небрежнее, но сам почувствовал, что у него не получается.

Энди прикусила губу.

— Нет, — сказала она после некоторой паузы. — Ты мне не надоел.

— Это хорошо.

Сам Бен был далек от того, чтобы заскучать в ее обществе; более того, он не мог представить себе, что это когда-либо произойдет.

— Но не можешь же ты задерживаться здесь до бесконечности, — сказала Энди, стремительно оборачиваясь и поднимая взгляд на Бена. — Твой дом, твоя жизнь остались в Орегоне.

Его жизнь здесь. Бен не мигая уставился на Энди, когда мысль эта ударила его словно током. Отныне его жизнь там, где находится Энди, — в Техасе, Орегоне, где угодно, только рядом с ней.

Это было сокрушительное открытие для мужчины, привыкшего всегда ценить свою свободу, самостоятельно устанавливающего вехи своей жизни. Помимо ближайших родственников, Бен ни к кому не привязывался, не допускал никаких прочных связей с тех пор, как в возрасте восемнадцати лет покинул дом, поступив в колледж.

— Бен?

Энди глядела на него как-то странно. Наверное, уже не раз пыталась его окликнуть, пока он силился постичь крутую перемену в своей жизни.

— Гм… давай в настоящий момент не будем беспокоиться о будущем, — сказал он, стараясь избавиться от неожиданных мыслей. — Как ты верно заметила, уже поздно, а тебе завтра на работу.

— Но…

— Энди… — Взяв ее лицо обеими руками, Бен проникновенно заглянул ей в глаза. — Не знаю, что случится — с нами, с тем типом, который охотится за Розалин, со всем. Сейчас я знаю только то, что нахожусь там, где хочу находиться. Понятно?

Вздохнув почти бесшумно, Энди кивнула, не уклоняясь от ладоней Бена.

— Понятно. Если ты уверен в этом.

Он поцеловал ее, затем, отпуская, сказал:

— Итак, что ты говорила насчет того, чтобы лечь спать?

Встав, Энди протянула ему руку.

— Я готова, если ты готов.

Бен улыбнулся.

— Именно это я и хотел услышать.


Бен долго лежал и думал после того, как Энди заснула в его объятиях.

Ему следовало бы знать, печально размышлял он, что, когда он в конце концов влюбится, событие это не будет мирным и простым. И вот он влюбился по уши в девушку, с которой знаком меньше недели, в девушку, семья которой еще безумнее, чем его мать, в девушку, работающую клоуном и живущую под одной крышей с экстрасенсшей — мишенью маньяка-убийцы.

Доигрался. И какое будет наказание?

Бен не сомневался в своих чувствах к Энди. Ни одна женщина не приносила ему столько наслаждения, сколько Энди. Ни одна так не подходила ему. Бен крепче обнял ее обнаженные плечи, удовлетворенно отмечая, что тело девушки идеально гармонирует с его телом. Мало того, ему нравятся ее душевность, ее характер, ее преданность, ее мужество. Теперь она принадлежит ему, и он готов сделать все что угодно, чтобы убедить ее в этом. И защитить.

Бен не пожалел бы собственной жизни, чтобы спасти жизнь Энди. Но он не собирался доводить дело до крайности. Он справится, что бы ни случилось.

Подонок, играющий с Розалин, понятия не имеет, что замахнулся заодно и на женщину, отныне ставшую женщиной Бенджамина Лака.


В четверг Бен понял, что он отнюдь не единственный, кто собирается охранять Энди Макбрайд. Правда, все остальные вознамерились охранять ее от него.

Толстуха клоунша в пестром цветастом наряде подошла к нему рано утром, когда он ждал Энди у гримерной.

— Это ты — Бен, да? — спросила она низким звучным голосом.

Бен поднял брови.

— Да, а что?

— Энди — милая девочка. Будь с нею ласков.

Этот откровенный приказ развеселил Бена.

— Обязательно.

Женщина кивнула.

— Вот и хорошо.

Она пошла было прочь, затем, остановившись, подозрительно оглянулась через плечо.

— Ты не из тех извращенцев, что носят женское белье и все такое прочее, а?

Бен на какое-то время лишился дара речи.

— Нет, — нетвердым голосом произнес он. — Предпочитаю простые мужские трусы, а если точнее, то белые хлопчатобумажные.

Женщина снова кивнула, по-видимому удовлетворенная его ответом.

— Хорошо. Ну, до встречи.

Как и в предыдущий день, Бен оставался поблизости от Энди, не мешая ее работе. Он жевал попкорн, наблюдая за тем, как маленький мальчик никак не приноровится откусить от огромного яблока, когда ему на плечо опустилась рука.

Бен оглянулся назад, затем поднял глаза вверх.

— О, привет, Милтон.

Семи с половиной футовый амбал кивнул с царственным достоинством.

— Шерман или Лак?

— Лак, — подтвердил Бен, недоумевая, откуда всем так быстро стала известна его настоящая фамилия.

— Не очень-то хорошо ты поступил, соврав Энди про свою работу. Тебе следовало бы сразу же сказать, что ты действуешь от имени ее родных.

— Да, знаю. Я извинился перед ней.

— Мы все тут очень полюбили Энди. Мы не допустим, чтобы ее огорчали.

Задирая голову кверху, Бен быстро кивнул.

— Понимаю.

Милтон стиснул губы, еще какое-то время изучая Бена сквозь прищуренные глаза, затем уронил руку.

— Розалин верит тебе, значит, ты хороший парень. И все же… веди себя хорошо, слышишь?

— Непременно.

Пышная крашеная блондинка, в которой Бен узнал наездницу, подошла к нему около полудня.

— Я Полли, — сказала она. — А ты Бен, не так ли?

— Да.

Хотя и готовый к тому, чтобы выслушать еще одну лекцию о надлежащем обращении с Энди, Бен попытался направить ее по другой колее:

— Я восхищен вашим номером. Чувствуется, что вы умеете обращаться с лошадьми.

— Выросла на ранчо, — небрежно заметила Полли. Полли взяла Бена за левую руку и, к его изумлению, принялась пристально изучать ее.

— Гм, вы тоже экстрасенс? — спросил он, хотя сейчас руку не пощипывало, как в ладони Розалин.

Полли покачала головой, затем постучала по его безымянному пальцу длинным ярко-красным ногтем.

— Искала следы от кольца, — объяснила она. — Не окажется так, что дома у тебя жена и куча детей, а?

— Ни жены, ни детей. Я никогда не был женат.

Полли выпустила его руку. Улыбка ее была ослепительной, но она не затронула глаза.

— Тебе лучше сказать правду. Все видели, как ты увивался за Энди.

— Да. Так оно и было, — честно признался Бен.

Полли потрепала его по щеке. Ее голос стал приторно-сладким.

— Сделаешь ей больно, и я попрошу Крошку разрезать тебя на маленькие кусочки и скормить лошадям. Уяснил?

Бен поперхнулся.

— Мм… да. Вы выразились весьма доходчиво.

Удовлетворенно улыбаясь, Полли удалилась, провокационно покачивая бедрами.

— Что случилось? — несколько обиженно спросила Энди. — Полли только что не тискала тебя.

— Она просто сказала, какая из нас с тобой получится хорошая пара, — быстро ответил Бен, хватая ее за талию.

Оглядевшись по сторонам, Энди поспешно вырвалась из его объятий.

— Веди себя пристойно, — приказала она, хотя и не удержалась от улыбки. — Клоуны не должны флиртовать с мужчинами перед невинными детьми.

— Флиртовать? — с любопытством спросил Бен. — А мы этим занимаемся?

Погрозив затянутым в перчатку пальцем, Энди вернулась к работе, оставив Бена гадать, кто выдаст ему следующее недвусмысленное предостережение.

Приятно сознавать, что у Энди так много верных друзей, печально подумал он, но это начинает надоедать.

Обедали они в служебной столовой. Энди переоделась в свободный сарафан, распустив волосы по плечам. Бен не мог оторвать от нее глаз. Он всегда с удовольствием наблюдал, как она необыкновенно быстро превращается из нелепого клоуна в очаровательную девушку.

К их столику подошла знойная черноволосая женщина с откровенной сексуальной походкой и глубоким декольте.

— Почему ты не представляешь меня своему другу, Энди? — томно протянула она.

Ее хрипловатый голос напомнил Бену Джессику Рэббит в исполнении Кэтлин Тернер.

Энди оторвалась от обеда.

— Касси, это Бен Лак, — послушно сказала она. — Бен, Касси…

— …дрессировщица, — подхватил Бен. — Я с восхищением наблюдал за вашими выступлениями.

Женщина улыбнулась, и в облике ее появилось что-то кошачье, напоминавшее тех огромных кисок, с которыми она работала.

— Спасибо. Мне нравится моя работа. Мои кошечки очень милы, но могут быть смертельно опасны. Не хотите ли заглянуть ко мне, я познакомлю вас с ними.

— Как-нибудь в другой раз, когда будет время, — сказал Бен, зная, что не сделает этого никогда. Он не собирался даже близко подходить к «милым кошечкам».

— Они не обидят и мухи, — заверила Касси. — Если только, конечно, — промурлыкала она, — кто-то не обидит меня — или кого-нибудь из моих друзей. Но я не думаю, что такое произойдет, правда?

— Да. Уверен, вы и ваши друзья в полной безопасности, — ответил Бен, повторяя уже заученные слова.

Кивнув, Касси заскользила дальше.

Энди, неловко заерзав на стуле, кашлянула.

— Хм, прости за это плохо прикрытое предостережение. Не знаю, что временами находит на Касси.

Бен пожал плечами.

— Вообще-то она выразилась гораздо тоньше остальных.

Темные глаза Энди округлились.

— Остальных?

Бен кивнул.

— Полли, Милтон, парень, слоняющийся по парку с метлой, продавец лимонада, школьник в костюме медведя. Ах да, еще толстуха клоунша. Ее очень беспокоил вопрос моих вкусов по части нижнего белья.

Застонав, Энди закрыла вспыхнувшее лицо руками.

— О Господи. Только не говори, что все они угрожали тебе.

— Каждый по-своему.

— О, Бен, извини. Это ужасно!

Бена насмешило ее расстройство.

— Все в порядке, Энди. Они любят тебя. По-моему, это очень хорошо.

Энди покачала головой.

— Ты ничего не понимаешь. Я не нуждаюсь в том, чтобы меня опекали все кому не лень. Я способна постоять за себя сама. Почему никто не может согласиться с этим?

— Энди, если бы твои друзья считали, что ты не можешь постоять за себя, они, вероятно, сделали бы все возможное, чтобы разлучить нас, — рассудительно заявил Бен. — Но они не делают этого. Они только показывают мне, что заботятся о тебе, и хотят, чтобы с тобой обращались хорошо. Что тут плохого?

— Как ты можешь защищать их, если они отнеслись к тебе с такой подозрительностью? — с отчаянием воскликнула Энди. — Касси только что угрожала скормить тебя своим кошкам!

— Полли обещала разрезать меня на кусочки и скормить лошадям, — задумчиво произнес Бен. — Не знаю, какая судьба хуже.

Снова застонав, Энди схватилась за голову. Когда она подняла глаза, у столика стоял Блейк.

— Этот парень снова пристает к тебе, Энди? — спросил он.

Опустив руки, Энди застучала кулаками по столу.

— Не смей угрожать ему! Понятно?

В ответ на эту вспышку ярости Блейк только поднял бровь.

— Куда уж понятнее.

Оглядев столик, он взял с тарелки Энди вареное яйцо и яблоко, а с тарелки Бена завернутую в целлофан булочку. Не успели они запротестовать, как он уже пустил продукты в ход, жонглируя ими так небрежно, что казалось, только ленивому это не под силу.

— Он уговорил тебя покинуть цирк и вернуться домой к родственникам? — спросил Блейк у Энди.

— Нет, и даже не пытался, — раздраженно ответила Энди. — Он только хочет убедиться, что со мной все в порядке.

— А это так?

— Ну конечно же! Разве может быть иначе?

Бен откинулся на спинку стула, наблюдая за летающей едой и дожидаясь ответа Блейка.

Тот пожал плечами, и Бену стало интересно, как ему удается делать это, не сбиваясь с ритма.

— Ходят слухи, что Розалин попала в беду. Тебе ничего об этом не известно?

— От кого ты узнал? — спросил Бен прежде, чем Энди успела подать голос.

Блейк посмотрел на него, и Бена поразила — не в первый раз — пронзительность его ледяных голубых глаз. Он решил, что внешняя ленивая небрежность Блейка обманчива. Этот человек наверняка очень скрытен. Весь вопрос в том, что он скрывает. И какое это отношение имеет к Розалин или Энди, если вообще имеет?

Бен дал себе слово не выпускать Энди из виду, когда Блейк находится поблизости.

Энди переводила взгляд с одного на другого.

— Блейк, может, хватит жонглировать нашим обедом? Уверена, у тебя есть другие дела.

Блейк лениво ухмыльнулся, положил яйцо и яблоко на тарелку и направился к выходу.

— Пока, Энди.

— Эй! — окликнул его Бен. — А булочка?

— Я такие люблю больше всего, — не оборачиваясь, ответил Блейк. — Спасибо, Лак. Возможно, когда-нибудь я куплю тебе взамен такую же.

— Этот су…

Энди быстро оборвала его:

— Кажется, вы с Блейком пробуждаете друг в друге худшее.

— Ты заметила?

Бен сверкнул глазами вслед Блейку. Ему хотелось съесть эту булочку. А она была последняя, черт побери.

— Почему он тебе так не нравится?

Развернувшись, Бен хмуро взглянул на озадаченное лицо Энди.

— Потому что он так смотрит на тебя, — резко ответил он.

— Как «так»?

— Так, словно он ничего не имел бы против того, чтобы обмакнуть тебя в шоколад и съесть на десерт.

Энди заморгала, затем вспыхнула.

— Ну знаешь, Бен!

— Да, знаю, — передразнил он ее. — И если он будет продолжать так смотреть на тебя, мне, возможно, придется пересчитать ему зубы.

— Нет ничего хуже двух мальчишек, притворяющихся крутыми мужчинами, — пожаловалась Энди.

Бен, вонзив вилку в спагетти, решил пропустить ее замечание мимо ушей.

Когда они закончили обедать, Энди уже было пора переодеваться для циркового представления. Бен собрал тарелки и приборы.

— У тебя на сегодняшний вечер есть какие-то дела или ты отправишься прямиком домой?

— Нет, у меня нет никаких планов. А что?

— Ничего. Я хотел приготовить сегодня на ужин свое всемирно известное блюдо — тушеного цыпленка.

Энди изогнула бровь.

— Всемирно известное?

Бен торжественно кивнул.

— Верь мне. Однажды попробовав моего тушеного цыпленка, ты никогда…

Его слова прервал испуганный крик.

— Пожар! — кричала женщина в дверях кафе. — Палатка гадалки!

Энди уронила поднос, не обращая внимания на стук пластмассовой посуды.

— О Господи!

Собрав посуду, Бен успокаивающе взял Энди под руку.

— Пойдем.

Он пытался сохранить хладнокровие, но был встревожен не меньше Энди.

Маловероятно, чтобы пожар оказался случайностью.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

На месте происшествия образовалась толчея, мешающая сотрудникам парка сдерживать огонь до прибытия пожарной команды из Меркурия. Крошка, раскинув руки, работал в качестве отряда из одного человека по сдерживанию толпы. Стоя в некотором отдалении, за происходящим озабоченно наблюдал высокий седеющий мужчина в безукоризненном костюме. Бен узнал в нем мистера Паркера, радетельного владельца парка.

Бен и Энди протискивались мимо зевак, стараясь пробиться к Розалин. Им встретилась Пам, молодая ассистентка, пытавшаяся выбраться из столпотворения.

— С Розалин все в порядке, — заверила она молодых людей, увидев их озабоченные лица. — Она уловила запах дыма и успела вывести всех из палатки, прежде чем огонь разгорелся.

— Слава Богу, — пробормотала Энди.

Бен крепче стиснул ей руку, молчаливо выражая свое согласие. За прошедшие несколько дней он очень привязался к этой необычной женщине.

Розалин стояла далеко от огня, глядя на пылающее холщовое покрытие сооружения, а вокруг нее суетился Мило. Энди взяла подругу за руку. Бен остановился перед Розалин, пытливо вглядываясь в ее застывшее лицо.

— Розалин? — мягко спросил он. — Как ты?

Взгляд у нее был затравленный.

— Он здесь, — прошептала она. — В парке. Сейчас.

Бен напрягся.

— Где?

Розалин покачала головой.

— Не знаю.

— В толпе? Он сейчас смотрит на нас?

— Не знаю. Я… — Она облизала губы. — Возможно.

— Черт.

Тревожно оглянувшись на мрачно застывшую рядом Энди, Бен пробежал взглядом по толпе. Море любопытных незнакомых лиц. Вперемежку с прилично одетыми почтенными отцами семейств неприятные, а то и подозрительные личности, но кто знает, может, этот не понравившийся ему тип — обыкновенный бухгалтер или брокер? Описание Розалин настолько неопределенное…

Бен посмотрел на наглухо застегнутого студента со скучающим лицом, затем на восторженно ухмыляющегося неопрятного мужчину с банкой пива в руке. Может быть, один из них? А этот оборванец не тот ли, что толкнул вчера Энди?

На Бена наткнулся мужчина в поношенной ковбойской шляпе, безрукавке, грязных джинсах и стоптанных сапогах, пытавшийся протиснуться поближе к пожару.

— Извините, — пробормотал он и двинулся дальше, но Бен успел заметить у него на руке татуировку.

Этот?

— Черт, — снова проворчал Бен с отчаянием. Проклятье, что тут можно сделать? По-прежнему единственной отправной точкой являются таинственные ощущения Розалин. Какими бы необъяснимо точными они ни оказывались до сих пор, Бен еще не готов полностью поверить в ее сверхъестественный дар. Он провел множество расследований. Он привык доверять фактам, а не ощущениям.

Перекрывая гул толпы, завыли сирены, и охранники в форме оттеснили глазеющих зевак, вежливо предложив им продолжать развлекаться и позволить пожарным заняться своим делом. От небольшого шатра уже почти ничего не осталось; пожарные могли только предотвратить распространение огня. Бен прикинул, что такая опасность маловероятна. Шатер гадалки стоял далеко от остальных аттракционов, а ветра, способного перенести пламя, не было.

Бен решил обязательно осмотреть место происшествия, когда пожарные закончат свою работу. Он уже неоднократно расследовал подозрительные пожары и накопил достаточно опыта, чтобы установить, где и как загорелось.

Блейк подошел к тому месту, где стояли Бен, Энди, Розалин и Мило. Его лицо было перепачкано сажей; он застегивал рукав измазанной желтой рубашки.

— С вами все в порядке?

— Да. А с тобой что случилось? — спросила Энди, оглядывая его непривычно растрепанный вид.

— Я просто следил за тем, чтобы все успели покинуть шатер, — пожал плечами Блейк. — Кажется, мне надо вымыться и переодеться.

— Ты был рядом, когда начался пожар? — спросил Бен.

Похоже, Блейк всегда оказывается поблизости, когда что-то происходит, нахмурившись, подумал он. Или его подозрительность вызвана личной неприязнью к Блейку?

— Верно, — спокойно согласился Блейк.

Выражение его лица предоставляло Бену право строить любые догадки.

Бен ничего не сказал. В конце концов, его подозрения основываются только на чувствах, а разве он сам не напоминал себе минуту назад, что этого недостаточно?

Вскрикнув, Розалин взглянула на часы.

— Мило, Энди, вам пора готовиться к выступлению. Мистер Паркер не обрадуется, если вы опоздаете!

— А ты? — спросила Энди, не желающая расставаться с подругой.

— Я останусь с ней, — ответил Бен. — Мило, проводи Энди до гримерной. Мы с Розалин подождем вас до конца представления.

Никто не стал возражать против того, что он распорядился ими. Мило, кивнув, взял Энди за руку. Бросив встревоженный взгляд на Розалин и Бена, девушка покорно позволила себя увести.

Оглядевшись вокруг, Бен увидел, что толпа рассеялась. Даже Паркер исчез; вероятно, он отправился звонить в страховую компанию. Осталось несколько подростков, наблюдающих за работой пожарных, и ковбой с татуировкой, налетевший на Бена, а теперь надоедающий пожарным предложениями помочь.

— Ты все еще ощущаешь присутствие этого типа поблизости? — спросил Бен у Розалин.

Та покачала головой.

— Ощущение исчезло. Сейчас я ничего не улавливаю. Возможно, он еще в парке… а может быть, уже ушел.

— Черт.

Розалин посмотрела на него с сочувствием и пониманием.

— Тебя это очень расстраивает, да, Бенджамин?

— Это уж точно.

— Тебе невыносима неопределенность. Ты бы хотел иметь четкие логические доказательства и проверенные факты. Вот почему тебе так нравится твоя работа. Ты получаешь наслаждение, разгадывая загадки, заполняя пустоты, видя, как обнажается правда и восстанавливается справедливость.

Бен недовольно замялся.

— Не думаю, что сейчас подходящее время для анализа моей личности, а?

— Я просто высказала свои наблюдения, — едва заметно улыбнулась Розалин.

Увидев, что пожарные завершили работу, Бен направился к почерневшему остову шатра.

— Держитесь рядом со мной, — попросил он Розалин, боясь выпускать ее из виду. — Я тоже хочу сделать кое-какие наблюдения.


Вечером Энди казалась непривычно рассеянной. Бен и Розалин пытались втянуть ее за ужином в разговор, но она ограничивалась односложными ответами. Только после того, как они убрались на кухне и перешли в гостиную, девушка заговорила о том, что ее беспокоило.

— Розалин!

— Да, Энди?

— Ты сказала, что сегодня ощутила его присутствие?

Не было необходимости уточнять, чье именно. Розалин мрачно кивнула.

— Он был там. Это он устроил поджог.

— С помощью бензина, пронесенного в парк в бутылке из-под пива, — добавил Бен, делясь результатами своего расследования.

— Как ты полагаешь, сегодня он пытался убить тебя или это было еще одно предупреждение? — спросила подругу Энди.

— Думаю, еще одно предупреждение, — ответила та, но небольшое замешательство показало, что она не уверена.

— Вероятно, — подтвердил Бен. — Если бы этот тип хотел погубить кого-нибудь в огне, он запросто мог бы устроить взрыв. А так дым предупредил всех заранее и дал время покинуть шатер.

Энди прикусила губу.

— Значит, он все еще играет с нами.

— Похоже на то, — угрюмо произнес Бен.

Попадись только этот ублюдок мне в руки…

Розалин быстро взглянула на него. Поперхнувшись, Бен отвернулся. Ну конечно же, она не может читать его мысли, твердо напомнил он себе, но иногда так на него смотрит, что поневоле задумаешься…

— Чего он ждет? — внезапно спросила Энди. Вскочив, она начала истерически метаться по комнате. Бен схватил ее за руку.

— Энди.

— Он хочет застать меня одну, — тихо произнесла Розалин. — Теперь он нанесет удар при первой же возможности.

Бен и Энди уставились на нее.

— Почему ты так уверена в этом? — нахмурился Бен.

Розалин лишь молча посмотрела на него.

— Нам нужно уехать отсюда, — порывисто повернулась к Бену Энди. — Нам нужно переехать куда-нибудь в другое место, где она будет в безопасности. Не можем же мы просто ждать, когда он сделает очередной ход. Возможно, в следующий раз будет уже слишком поздно, чтобы помочь Розалин.

— Энди… — Взяв девушку за запястье, Бен проникновенно заглянул в глубину ее испуганных глаз. — Мы не ждем сложа руки, когда он сделает шаг. В настоящий момент было бы глупо запаниковать. Насколько мне известно, мы этим просто сыграем ему на руку. Сегодня я разговаривал со следователем из полиции, и он согласился, что для нас лучше всего держаться настороже, следить за всем подозрительным, звать на помощь при первых же признаках беды. Этот тип не супермен. Он обязательно совершит промах; тут-то мы его и накроем.

— А нам не нужно нанять для Розалин что-нибудь вроде охраны — телохранителя, что ли? Возможно, стоит купить пистолет.

— Последние три дня у Розалин есть телохранитель, — спокойно сообщил ей Бен.

У Энди широко раскрылись глаза.

— Но… кто?

— Крошка, — ответил Бен. — Я ему все рассказал. Пока я приглядывал за тобой, он находился в десяти футах от шатра гадалки.

— Тогда как…

— Крошка пошел в туалет, — со вздохом объяснил Бен. — Он всего на несколько минут оставил свой пост, и негодяй успел нанести удар.

Энди обернулась к Розалин.

— Ты знала об этом?

— Я не говорил Розалин, — признался Бен. — Я решил, ей будет неуютно сознавать, что кто-то следит за каждым ее шагом.

— Я знала, — улыбнулась Розалин. — На самом деле я решила, что это очень мило.

Бен нахмурился, но постарался пропустить эту фразу мимо ушей.

— А насчет пистолета — он у меня есть.

Энди уставилась на него.

— Да?

— Он спрятан у тебя в спальне — в ящике, который ты освободила для моих вещей. Надеюсь, оружие не понадобится. Но я принимаю все меры предосторожности, Энди. Я не отношусь к твоей безопасности и безопасности Розалин как к чему-то само собой разумеющемуся.

Вздохнув, девушка погладила его по щеке.

— Прости. Знаю, что ты делаешь все возможное. Наверное, всему виной изматывающее напряжение.

— Это можно понять, — пробормотал Бен, привлекая Энди к себе. — Оно действует на всех нас.

Энди на мгновение задержала голову у него на плече, затем высвободилась, смахнув с лица темный локон.

— У Блейка есть татуировка, — едва слышно проговорила она.

Бен застыл, услышав это неожиданное замечание.

— Что?

— Татуировка, — повторила Энди. — На правом запястье. Я увидела ее сегодня, когда он застегивал рукав. Полагаю, вы не успели заметить.

— Да, я не заметил. — Бен стремительно повернулся к Розалин. — Как насчет Блейка? Ты чувствуешь что-нибудь?

— Ничего, — покачала та головой. — Некоторых людей я просто не могу читать, как бы ни старалась. Блейк — один из них.

— Он пугает тебя? Тревожит?

— Никогда, — едва заметно пожала плечами Розалин. — Но из этого не следует, что он не может быть…

— Черт.

Бен взъерошил волосы, обдумывая все то, что говорила Розалин о насильнике. Блейк подходил по многим показателям.

— Мне нужна его фамилия и какие-нибудь сведения о его прошлом. Как мне получить это?

— Мистер Паркер очень бдительно оберегает неприкосновенность личных дел сотрудников, — сказала Энди. — Не думаю, что он позволит тебе посмотреть запись о Блейке.

— Скорее всего, он солгал, когда устраивался на работу, — пробормотал Бен, потирая подбородок. — Вам не известно, где он живет?

Энди и Розалин, переглянувшись, покачали головами. Нелегко будет обеспечивать охрану и одновременно проводить расследование. Бен решил обдумать все ночью, надеясь, что к утру у него будет готов какой-либо план. И так в последнее время ему не приходится много спать.


На следующий день Блейк не вышел на работу. Бену сказали, что за весь месяц, то есть с тех пор, как Блейк устроился в парк, он впервые пропустил работу. Бен расспросил сотрудников, не знают ли они, где тот живет; этого не знал никто. Он был по душе многим, но по-настоящему, похоже, никто не был с ним знаком.

Отчаявшись что-либо узнать, Бен продолжал присматривать за Энди, пытаясь придумать какой-нибудь способ отыскать Блейка. Он считал, что Розалин в безопасности под покровительством Крошки; верзила был очень расстроен пожаром и поклялся, что больше не покинет пост. Но передоверить безопасность Энди Бен мог бы только своему брату.

Как он жалел, что Джонатана нет рядом, сознавая, что один звонок — и тот уже был бы в самолете. Но сейчас Бен не мог оторвать брата от семьи. Так или иначе, с этой заварушкой он разберется сам.

Ему только очень хотелось знать, каким будет следующий шаг противника.


Вечером они ужинали вместе с Мило. Все были в хорошем настроении, так как день в парке прошел без неприятных происшествий. Розалин предоставили временное помещение в уютном трейлере, а остатки сгоревшего шатра убрали, чтобы построить на этом месте новый. Паркер пообещал, что постройка будет пожаробезопасной, и начал обследовать пожарное состояние остальных сооружений парка, выразительно заметив, что пожары «не идут на пользу делу».

— Согласитесь, было весьма забавно, когда во время представления у клоуна сбежала обезьянка, — сказал Бен после десерта. — Зрители обхохотались, когда она взобралась на галерку и стащила у разносчика пакетик с орешками.

Энди рассмеялась, но покачала головой.

— Однако это могло обернуться катастрофой, — сказала она. — Если бы обезьяна кого-нибудь укусила, на нас подали бы в суд.

— Или это создание нагадило бы какой-нибудь даме на дорогую шелковую блузку, и нам предъявили бы иск, потребовав компенсацию за материальный и моральный ущерб, — мрачно добавил Мило. — Ничего хорошего такие иски парку не сулят.

— Например, в этом году один тип уже пробовал судиться с нами после того, как его вырвало на чертовом колесе, — с отвращением добавила Энди.

Бен изумленно посмотрел на нее.

— Унижение на людях, — объяснила она. — Он считал, что парк должен конкретно предупреждать о том, что обилие всяческих закусок вкупе с головокружительными аттракционами может привести к нежелательным последствиям.

— Просто гениально, правда? — пробормотал Бен.

Энди скорчила гримасу.

— Но этот наглый иск ни к чему не привел. Меня просто бесят люди, фальсифицирующие травмы в надежде получить большие деньги от страховой службы парка. Некоторые готовы пойти на любые крайности, лишь бы уклониться от честного труда.

— Ты не забыла, что я зарабатываю на жизнь, расследуя подобные иски? Ты просто не поверишь, с какими дикими историями сталкиваешься…

Раздался звонок в дверь.

— Кто-нибудь из вас ждет гостей? — спросил Бен.

Энди и Розалин покачали головой.

Бен встал.

— Я открою.

Энди последовала за ним в прихожую. Она вскрикнула, увидев гостя.

— Дональд? Что ты здесь делаешь?

Ее зять вошел в комнату с выражением лица, ясно показывающим, что он думает по поводу очень скромного жилища Энди.

— Привет, Энди. Лак? Удивлен видеть здесь вас. Я так понял, несколько дней назад вы выписались из гостиницы.

— Я подобрал себе другое жилье, — спокойно ответил Бен. — Вы не ответили на вопрос Энди, Хамфрис. Что вы здесь делаете?

— Я пришел к выводу, что настало время мне самому заняться этим делом, — жестко ответил Дональд. — Мы надеялись, вам удастся уговорить Энди вернуться домой, но вы или получили отказ, или недостаточно постарались.

— Я никогда не говорил, что попытаюсь уговорить Энди вернуться домой, — напомнил ему Бен. — Я лишь обещал убедиться, что с нею все в порядке.

— Дональд, тебе совсем незачем было приезжать в Техас, — сказала Энди, подбоченясь. — Я не вернусь в Сиэтл… разумеется, иногда я буду навещать родных. Пора бы понять это и убедить остальных. Я здесь счастлива. Я занимаюсь тем, чем хочу. Мне очень хотелось бы, чтобы вы предоставили мне свободу самой принимать решения.

— Ты правда работаешь клоуном в цирке? — спросил Дональд, интонацией приравняв ее занятие к слову «проститутка».

— Да, — гордо вскинула голову Энди. Она сверкнула взглядом на Бена. — Это ты рассказал ему все подробности моей жизни?

— Нет, я ничего не рассказывал, — возразил тот. — Я только сообщил твоим родным, что ты в добром здравии и, по-видимому, счастлива.

— Я нанял еще одного детектива, — признался Дональд. — В тот же день, когда твои родные связались с Лаком. Как только твоя бабушка открыла, где ты живешь и кем работаешь, остальное оказалось делом простым.

— Тогда почему, черт побери, вы отправили сюда меня? — воскликнул Бен, взбешенный тем, что всю дорогу Хамфрис шел за ним по пятам. — И кто, черт побери, этот тип, которого вы наняли? Он болтался тут и следил за Энди?

— Дональд, как ты мог! — сказала Энди, и ее глаза вспыхнули тем гневом, который Бену уже был хорошо знаком.

Хамфрис поднял руки.

— Никто не шпионил за тобой, Энди, — заверил он ее тоном, каким, вероятно, имел обыкновение говорить с напуганным ребенком у себя в зубоврачебном кабинете. — Все было сделано посредством телефона. Мой человек не покидал Сиэтла. Я решил, что дам Лаку шанс переговорить с тобой, а затем, если ты не поддашься на уговоры, займусь этим сам.

— Займешься сам? — повторила Энди, и ее глаза потемнели еще больше.

Увидев признаки неминуемого взрыва, Бен затаился — пока. Он решил, что Энди справится сама. А потом и он еще поговорит с Хамфрисом.

Видимо, Дональд не заметил нарастающего гнева Энди и бесцеремонно заглянул в комнату.

— Кто эти люди?

Розалин шагнула вперед, протягивая руку:

— Я соседка Энди, Розалин Кармоди. Это наш друг Мило. А вы?..

— Доктор Хамфрис, — надменно ответил Дональд, — зять Энди.

Бен наблюдал, как Хамфрис взял руку Розалин. Он прикусил губу, сдерживая улыбку, когда на лице у дантиста появилось странное выражение.

— Гмм… — Пытливые фиолетовые глаза Розалин пристально вглядывались в лицо Дональда. — Вы очень хороший зубной врач. Вам нравится ваша работа.

— Э… да, нравится. Мм?..

— И вы любите свою жену.

Теперь Хамфрис выглядел совершенно сбитым с толку, не зная, как достойно выйти из странного положения.

— Да, конечно, я люблю свою жену. Извините, но…

Улыбка Розалин затвердела.

— Стыдно рисковать таким браком ради флирта с новой ассистенткой, вы согласны, доктор? Я понимаю, она сама завлекает вас, но неужели вы полагаете, что стоит рискнуть?

У Хамфриса отпала челюсть.

Энди, казалось, распрямилась еще больше, и глаза ее сверкнули огнем.

— Дональд! Как ты смеешь обманывать мою сестру!

Дональд выронил руку экстрасенсши, словно пылающую головню, и торопливо обернулся к Энди.

— Слушай, я понятия не имею, о чем говорит эта женщина! Я и пальцем не притронулся к Каролине!

— Смотри у меня! — процедила Энди.

Взглянув на довольную мину Розалин, Бен прикрыл рукой усмешку.

— Итак, Энди, очевидно, что у тебя в последнее время были эмоциональные проблемы, — сказал Дональд, пытаясь держаться с достоинством. — Возможно, мы не заметили тревожных симптомов. Нам следовало прийти к тебе на помощь гораздо раньше. Но обещаю, как только мы вернемся домой, твои близкие помогут тебе.

— Все, хватит. — Подойдя к двери, Энди распахнула ее. — Убирайся. Сейчас же.

— Ты это серьезно?

— Совершенно серьезно. Я хочу, чтобы ты покинул мой дом. Передай моим близким привет и скажи, что, когда смогу, ненадолго навещу их, но у меня нет намерения возвращаться в Сиэтл. А тебе, надутый осел, я заявляю прямо сейчас: не суйся в мои дела! И если ты чем-либо обидишь мою сестру, я лично прослежу, чтобы твоя драгоценная репутация была втоптана в сиэтлскую грязь. Ясно?

Дональд был ошарашен.

— Энди! Я в первый раз слышу от тебя нечто подобное!

— В первый, Но не в последний, — отрезала Энди. — Прощай, Дональд. Желаю счастливо долететь домой.

— Но из аэропорта я приехал сюда на такси, — заскулил Дональд. — Как я вернусь назад?

— Я вас отвезу, — быстро вызвался Бен, увидев возможность переговорить с этим представителем чересчур заботливого семейства. — Мило, ты до моего возвращения останешься с Розалин и Энди, хорошо?

— Ну конечно, — с улыбкой согласился Мило. — Наверно, мы сыграем в карты. Энди сильна в покере.

— В покере! Она не умеет играть в покер, — фыркнул Дональд.

— Чепуха. Неделю назад она выиграла у меня два доллара по центу ставка, — просветил гостя Мило. — Возможно, сегодня вечером мы поднимем ставку до пятака. Так сказать, плюнем на осторожность.

Дональд покачал головой.

— Энди, помни, что семья всегда готова будет принять тебя, как только ты…

— Салют, Дональд.

В голосе Энди не было никаких колебаний.

Глубоко вздохнув, Хамфрис направился к двери. Бен быстро чмокнул Энди в губы.

— Я скоро вернусь, — шепнул он. — Держите дверь запертой.

Все еще на взводе после неожиданного свидания, Энди холодно кивнула.

— Я способна принять все меры предосторожности.

Бен комично съежился.

— О-ой. Извини. Ну конечно.

Закрывая дверь за собой и за незваным гостем, он слышал ее яростное постукивание ногой по гулкому дереву пола.


Энди потребовалось больше получаса и несколько партий в покер, чтобы наконец совладать со своим темпераментом.

— Тебе лучше, дорогая? — спросила, улыбнувшись, Розалин.

Кивнув, Энди сгребла кучу медяков, которые выиграла только что с фулем.

— Гораздо лучше, спасибо. Мило, тебе сдавать.

— Твой зять вовсе не плохой человек, — сказала Розалин. — Он искренне беспокоится за тебя. Просто он слегка…

— Да не слегка! Этот человек может служить ходячей рекламой таксидермиста, — пробормотала Энди. Затем, склонив голову набок, она спросила: — Он действительно гуляет от моей сестры? Ибо если это так…

— Успокойся, Энди. Он не изменял твоей сестре. В последнее время перед ним возник такой соблазн, но не думаю, что у Дональда когда-либо хватило бы духу решиться на что-то подобное. Теперь, уличенный в своей слабости, он даже думать об этом не посмеет. Он не имеет ни малейшего желания расстроить свой брак.

Несколько смягчившись, Энди улыбнулась:

— Это хорошо.

— Однако ты, проказница, смутила его в нашем присутствии, — с улыбкой сказал Мило Розалин. — Не часто мне доводилось видеть такое ошеломленное выражение лица.

— Знаю, что вела себя плохо, но мне не понравилось, как он разговаривал с Энди, — призналась Розалин.

— Ты была восхитительна, — улыбнулась Энди, вспоминая потрясение Дональда, затем взглянула на часы. — Интересно, долго нам еще ждать Бена?

— Вероятно, они только что приехали в аэропорт, — ответил Мило, также посмотревший на свои старинные наручные часы. — Наверное, он вернется не раньше чем через час.

— Тебе придется возвращаться домой очень поздно, — забеспокоилась Энди, заметив у Мило на лице признаки усталости.

С самого утра он отрабатывал новый номер, и Энди была готова поспорить, что фокусник ни разу не выспался с тех пор, как ему поведали о неприятностях Розалин. Мило необходимо было отдохнуть.

— Почему бы тебе не отправиться домой? За час с нами ничего не случится, правда, Розалин?

Розалин также озабоченно посматривала на Мило.

— Ну разумеется. И правда, Мило, ступай домой и отдохни. Встретимся утром.

Мило покачал лысеющей головой:

— Об этом не может быть и речи. Я обещал Бену оставаться с вами и не двинусь в места. А теперь делайте ставки.

Энди, заерзав на жестком стульчике, прикусила губу, чтобы не затягивать спор. Ей не хотелось оскорблять Мило, доказывая, что тот мало чем сможет помочь, если что-то действительно произойдет. Черт побери Бена, заставившего Мило строить из себя телохранителя!

— Энди, спорить с ним совершенно бесполезно, — сказала Розалин, награждая Мило признательной улыбкой. — Этот человек может быть упрямее мула. Полагаю, лучше продолжать игру.

Энди признала свое поражение. Взяв карты, она заглянула в них и скорчила гримасу.

— Кстати, ты не занимаешься карточными фокусами? — спросила она у Мило, изображая подозрительность. — Например, сдаешь с испода колоды?

Мило изобразил надменное негодование.

— Разумеется, нет! Если у тебя плохие карты, это просто такой расклад.

— Ты хочешь сказать, плохой расклад, — пробормотала Энди, кидая цент на середину стола. — Меняю три карты.

— А я…

Непрочная задняя дверь разлетелась в оглушительном треске сломанного дерева.

В комнату вошел мужчина с пистолетом в руке. На его лице змеилась злобная усмешка, от которой у Энди застыла в жилах кровь.

Бен! О Бен, где ты?


Поездка до аэропорта заняла сорок пять минут. В дороге Бен почти ничего не говорил, но и надобности особой не было — главное, зять Энди оставит девушку в покое, хотя бы пока. Дональд по-прежнему был уверен, что Энди пережила какой-то эмоциональный срыв, но, похоже, удовлетворился сознанием того, что намерения Бена честны.

— По крайней мере вы из приличной семьи, — пробормотал Дональд. — Родные Энди будут очень рады узнать, что за ней кто-то присматривает.

— Вы все еще ничего не поняли, да? — укоризненно покачал головой Бен. — Энди не нуждается в том, чтобы я — или кто угодно другой — присматривал за ней. Она хочет, чтобы те, кто ее любит, принимали ее такой, какая она есть, поддерживали ее дух независимости, а не подавляли его.

Бен вспомнил яростную решимость Энди защищать свою подругу и подумал, будет ли она когда-либо так же предана ему. Господи, как он надеялся на это!

Не будучи уверен в чувствах Энди, Бен страдал от неопределенности. Он подозревал, что Розалин попала в самую точку со своим импровизированным анализом его личности. Он любит все аккуратно раскладывать по полочкам, разрешать все загадки, получать ответы на все вопросы. А теперь он хочет… ему необходимо знать все в точности о чувствах Энди.

Разумеется, у них не было времени обсудить развитие своих отношений. В постели Энди отвечала ему с пылкой страстью, от которой у него голова шла кругом, но она ни разу не сказала, что любит его. Любит ли? Может ли она вести себя так, не испытывая тех чувств, которые он испытывает сам?

Бенджамин Лак не привык сомневаться. Ему не очень-то была по душе мысль, что Энди не привязалась к нему так же сильно, как привязался к ней он. А он не любит терпеть поражение, и Энди уже успела это заметить.


Еще за полквартала Бен заметил какое-то движение у стен маленького домика. Поддавшись бессознательному порыву, он быстро свернул к обочине, погасил свет и заглушил двигатель. Остальную часть пути он пройдет пешком.

У крыльца стоял, пригнувшись, человек — черный силуэт, едва различимый в тени. Бен бесшумно двинулся к нему, но какое-то шестое чувство, должно быть, предупредило неизвестного. Он обернулся как раз в то мгновение, когда Бен сделал бросок вперед. Неизвестный упал на землю с приглушенным удивленным вскриком.

Пригвоздив пленника к земле одной рукой, Бен занес кулак, целясь ему в лицо. Отблеск света из окна позволил Бену узнать этого человека.

Блейк.

— Почему это меня не удивляет? — проворчал Бен, стискивая кулак.

— Ты ошибаешься, — произнес Блейк сдавленно, так как рука Бена сжимала ему горло. — Я не тот, кто тебе нужен. Я так думаю, этот тип уже внутри.

— Вот как, — процедил Бен, возмущенный откровенной попыткой запудрить ему мозги. — Полагаю, у тебя есть основания околачиваться здесь?

— Я следил за домом, — признался Блейк вполголоса. — По-моему, там кто-то есть. Был слышен треск. Я собирался обойти дом, чтобы узнать, в чем дело, и тут ты набросился на меня.

Проклятье. Похоже, он говорит искренне. Разрываясь в сомнениях, Бен перевел взгляд с затихшего дома на покорно лежавшего под ним Блейка.

— Почему ты следил за домом?

— Слушай, прекрати строить из себя Шерлока Холмса, давай посмотрим, что происходит внутри! Возможно, они в опасности. Энди в опасности, — сказал Блейк, пытаясь разжать его руку.

Мгновение поколебавшись, Бен, бормоча ругательства, отпустил Блейка. Он действовал, всецело полагаясь на интуицию, и это бесило его.

— Если ты мне врешь… — сказал он, стараясь придать своему предупреждению самую зловещую интонацию.

— Доверься мне, — сверкнул улыбкой Блейк.

Он поспешно двинулся к дому, и Бен недоверчиво последовал за ним.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Вооруженный мужчина, ворвавшийся в дом, был среднего роста, с бледной кожей, светловолосый. Его лицо портили следы от юношеских прыщей, а тонкий рот змеился в усмешке. На нем была надета темная рубашка с длинными рукавами, но Энди знала, что где-то под ними скрывается татуировка.

Энди поняла, что видела его в парке. Ей потребовалось какое-то мгновение, чтобы узнать в нем рокера, на которого она наткнулась и чья шумная вспышка ярости послужила причиной его выдворения из парка.

Теперь он смотрел на Розалин с такой ненавистью в бледных глазах, что Энди поежилась.

— Одиннадцать часов, одиннадцатое июля, — произнес мужчина странно пронзительным голосом. — Я ждал этого момента.

Розалин сидела совершенно неподвижно.

— Да, — произнесла она удивительно спокойно. — Знаю.

— Ты ничего не знаешь! — закричал мужчина с пистолетом, неожиданно приходя в ярость. — Все это чушь собачья! Вздор! Ты не можешь читать мысли. Ты даже не знаешь, что вот уже полчаса я стоял перед домом, дожидаясь нужного момента. Ты — мошенница, моя дорогая. А я ненавижу мошенниц.

— Если ты убежден, что я мошенница, то почему я тебя так пугаю? — логично спросила Розалин.

— Я тебя не боюсь.

— Ой ли, Фрэнк?

Его глаза широко раскрылись, затем прищурились.

— Откуда тебе известно мое имя?

Розалин только улыбнулась.

— А ты как думаешь?

— Заткнись! — снова заорал он, заставив Энди подскочить. — Заткнись, слышишь! Я ненавижу весь этот потусторонний вздор.

«Думай, Энди. Ты заявляла всем, что можешь сама постоять за себя. Так вот, сделай же что-нибудь, черт возьми».

Но она не могла ничего придумать — только сидела совершенно неподвижно и молилась, чтобы Бог ниспослал ей возможность спасения.

Парень с пистолетом неожиданно замер.

— Что это было?

— Я ничего не слышал, — ответил Мило, обводя взглядом крошечную кухню и моргая так, словно не до конца понимал, что происходит.

Он производил впечатление сбитого с толку безобидного старичка. Энди прекрасно понимала, что Мило сознательно разыгрывает эту роль.

— Помалкивай.

Фрэнк склонил голову набок, с пустым взглядом прислушиваясь к звуку, привлекшему его внимание.

— Кажется, снаружи. От крыльца, — пробормотал он.

Бен? Энди стиснула руки на коленях, надеясь, что это Бен, и в то же время опасаясь этого.

— Что ты собираешься сделать с нами? — спросила Розалин, и Энди подумала, не пытается ли она сознательно отвлечь Фрэнка от шума.

Розалин тоже подозревает, что Бен на улице? Или она знает это?

— Ты и старик умрете, — с леденящей улыбкой предвкушения ответил Фрэнк.

Он посмотрел на Энди, и та задрожала от увиденного в его глазах.

— А ты, — пробормотал он, подходя ближе, — проживешь немного дольше остальных. Но тоже присоединишься к ним.

Вскинув голову, Энди заставила себя встретиться с ним взглядом, не позволяя показать безумный страх, бушующий у нее внутри.

Издав короткий смешок, Фрэнк взмахнул пистолетом.

— Всем встать, — приказал он. — Никаких резких движений. И никаких глупостей.

Энди и Розалин очень медленно поднялись. Мило последовал их примеру, но, вставая, споткнулся. Его бледное лицо блестело от пота.

Фрэнк направил на него пистолет.

— Что с тобой, старик? Ты уже и стоять не можешь?

Мило, делая громкие судорожные вздохи, схватился правой рукой за сердце.

— Се… сердце, — выдохнул он, шаря в нагрудном кармане. — Я не могу…

— Мило?..

Розалин поспешно шагнула к нему. Руки Энди стиснули спинку стула. Она смотрела на Мило, не в силах определить, настоящий ли у него приступ.

— Не двигаться! — рявкнул Фрэнк, направляя пистолет на Розалин. Его палец напрягся на спусковом крючке.

Все произошло очень быстро. Энди увидела движение руки Мило, затем последовали приглушенный взрыв и ослепительная вспышка всего в паре футов от Фрэнка. Тот быстро дернулся, несомненно сбитый с толку. Розалин вскрикнула — по-настоящему испугавшись или желая усилить всеобщее смятение.

Энди действовала, поддавшись внезапному порыву. Схватив за спинку свой стул, она, собрав все силы, обрушила его на затылок Фрэнка. Удар пришелся по шее и плечам, и Энди содрогнулась с головы до пят.

Фрэнк пошатнулся. Раздался выстрел. Краем глаза Энди увидела, что Мило и Розалин упали на пол, но у нее не было времени смотреть, что с ними. Она снова подняла стул.

На этот раз Фрэнк упал. Пистолет стукнулся об пол.

В выломленном дверном проеме внезапно появились две фигуры.

— Энди! — крикнул Бен.

Уронив стул, она бросилась в его объятия.

Последовала непродолжительная яростная борьба, голова Фрэнка глухо ударилась об пол. Больше он не двигался.

Блейк с мрачной удовлетворенностью поднял взгляд.

— Вызовите полицию, — сказал он. — И дайте что-нибудь, чтобы связать этого типа.

Энди была слишком ошеломлена происходящим, чтобы задаться вопросом, а что же здесь делает Блейк.

— Розалин?.. — позвала она, вырываясь из неохотно разжавшихся сильных руках Бена. — Мило?..

Розалин стояла на коленях перед Мило.

— У нас все замечательно, дорогая, — сказала она. — Кажется, Мило вывихнул колено, но в остальном мы не пострадали.

— Слава Богу, — прошептала Энди, и вдруг ей пришлось бороться с внезапно нахлынувшей волной слез.

Бен бросился было к ней, но она остановила его, покачав головой, и направилась к телефону. Ей необходимо было что-то сделать, чтобы прогнать приступ истерии, угрожающий захлестнуть ее.


Мило чувствовал себя героем. Сидя в кресле с высокой спинкой, вытянув распухшее перебинтованное колено, он потягивал чай. Энди и Розалин восхищенно суетились вокруг него. В конце концов, рассмеявшись, он махнул рукой.

— Со мной все в порядке, — заверил он женщин. — Всего лишь небольшой ушиб. Мне больше не нужно ни еды, ни питья, ни болеутоляющих таблеток и подушек под спину и колено. Но все равно, спасибо вам.

— Как ты здорово придумал, бросив эту петарду, — сказала Розалин. — Если бы ты не напугал его, возможно, он бы расправился с нами, прежде чем Бен и Блейк пришли на помощь.

— Вам обоим было известно, что они на улице, да?

— Я подозревал, что перед домом кто-то есть, — подтвердил Мило. — Надежду в меня вселило выражение лица Розалин. Я решил, что мы втроем сумеем скрыться, дав Бену возможность напасть на этого типа. Я не ожидал, что ты начнешь размахивать стулом, — добавил он, с укоризной взглянув на Энди.

Розалин вмешалась в разговор.

— Я знала, что Бен находится на улице, — нахмурившись, сказала она. — И чувствовала, что с ним кто-то еще, но не была уверена, кто именно. Я просто не могу читать Блейка, как бы ни старалась.

Все повернулись к Блейку, уютно развалившемуся на кушетке и потягивающему холодное пиво.

— Кстати о Блейке, — пробормотал Бен, подаваясь вперед и пригвождая парня хмурым взглядом. — Черт побери, кто ты такой?

Допив пиво, Блейк поставил бутылку на обшарпанный столик перед собой.

— Я — ч. д., — сказал он.

— Что? — изумленно переспросила Энди.

— Частный детектив, — пояснил Блейк.

— Кто тебя нанял? — спросил Бен.

Прежде чем ответить, Блейк посмотрел на Розалин.

— Отец Мари Митчел.

На лице у Розалин появилось выражение глубокой печали.

— Ну конечно, — едва слышно произнесла она. — Этой бедняжки.

— Кто она? — спросила Энди.

Ей ответил Блейк:

— Одна из жертв этого ублюдка. Она скончалась, не приходя в себя, через два дня после его нападения. Ее отец — состоятельный бизнесмен, и она была его единственным ребенком. Он был готов истратить свое состояние до последнего гроша, лишь бы найти мерзавца, который убил ее.

— И вы выследили его? Вы знали, кто он такой? — спросил Бен.

Блейк покачал головой.

— Я шел по следу Розалин, — объяснил он. — Она была ближе всех к тому, чтобы опознать его, и он дважды находил ее. Я решил, что если буду держаться поблизости от нее, то обязательно засеку этого типа, когда он проявит себя.

— Ты использовал ее в качестве наживки! — с негодованием воскликнула Энди.

— Отчасти, — согласился Блейк. Он виновато покосился на Розалин. — Но я надеялся защитить тебя. Старался держаться как можно ближе. Мне очень повезло, что я смог устроиться на работу в парк, — помогло искусство жонглирования, которому я выучился в детстве.

— Почему ты никому не открыл, кто ты? — озадаченно спросил Мило.

Блейк пожал плечами.

— Предпочитаю работать в одиночку. И не знал, кому могу доверять. — Он бросил взгляд на Бена: — Какое-то время я подозревал тебя — особенно когда узнал, что ты выдаешь себя за другого. Но как только ты объяснил Энди, кто ты на самом деле, я проверил твои слова и выяснил, что с тобой все в порядке.

— Как это благородно, — пробормотал Бен. — А я, разумеется, грешил на тебя.

Блейк усмехнулся, прекрасно сознавая, как недоволен Бен своей второстепенной ролью в спасении. Энди потрепала Бена по руке.

— Ты был просто великолепен, — заверила она его. — Ты часами охранял нас с Розалин, обеспечивая нашу безопасность. Никто не смог бы сделать большего.

— Но не я сегодня вечером наносил удары стулом, — напомнил Бен, и его глаза, скользнув по девушке, смягчились. — Ты и впрямь можешь постоять за себя, правда, драчунья?

Энди улыбнулась.

— Это-то я и пыталась всем доказать.

— Напомни мне никогда не раздражать тебя, если рядом имеются предметы мебели.

Девушка рассмеялась, затем осеклась, когда во взгляде Бена вместо насмешки вспыхнула чувственность. Ее тело, взбудораженное стрессом и накачанное адреналином, тотчас же откликнулось.

Блейк одним мягким движением поднялся с места.

— Уже поздно, — сказал он. — Утром у меня самолет. Мне пора.

— Ты уезжаешь из Техаса? — быстро спросила Энди.

Он кивнул.

— Дело сделано. Остается получить деньги и двигаться дальше.

Энди почувствовала, что ей будет его не хватать. Встав, она протянула руку.

— Ты был настоящим другом, — сказала она. — Спасибо.

Улыбнувшись, Блейк скользнул губами по ее щеке.

— Береги себя, малыш. Никому не позволяй бросать тебя, слышишь?

— Хорошо, — пообещала Энди.

Блейк повернулся к Бену, тоже поднявшемуся с места, и протянул ему руку:

— По-моему, у нас получилась неплохая команда.

Бен нахмурился, но крепко пожал протянутую руку.

— Получилась бы, если бы ты, черт возьми, сразу ввел меня в курс дела.

Блейк пожал плечами.

— Когда дело стало серьезным, ты показал, на что способен. Спасибо за то, что не задушил меня, хотя и мог.

Тепло попрощавшись с Розалин и Мило, Блейк ушел. Энди, казалось, некоторое время после его ухода слышала насвистывание мелодий из диснеевских мультфильмов.

Розалин настояла на том, чтобы Мило остался на ночь, добавив, покраснев, что он может переночевать у нее в комнате.

— Чтобы я могла присматривать за его коленом, — небрежно проронила она.

Энди прикусила нижнюю губу, сдерживая довольную улыбку, готовую вот-вот расползтись у нее на лице. Она повернулась к Бену.

— Так как ты выписался из гостиницы, можешь тоже оставаться, — лукаво заявила она. — Наверное, я смогу куда-нибудь пристроить тебя.

Бен ухмыльнулся.

— Буду рад.

Энди и Розалин пожелали друг другу спокойной ночи и загнали мужчин к себе в спальни, избегая встречаться взглядами.

Посреди ночи Энди проснулась, содрогнувшись в запоздалой реакции на случившееся. Бен привлек ее к себе, шепча слова утешения. Он назвал ее истинной героиней, похвалил за быстроту реакции и умелые действия, сказал, как восхищается ею, как сильно любит ее, как хочет ее.

Энди оборвала поток его славословий, зажав ему рот. Всего несколько часов назад они пылко любили друг друга, но это не помешало ей вновь дать волю своему желанию. Возможно, чтобы доказать себе, что они оба живы, здоровы и невредимы. И вместе.

По крайней мере в эту ночь, печально подумала она, крепко обвивая ногами теплые поджарые бедра Бена, легко скользнувшего в нее.


Энди-клоун подзарядилась задорным смехом от маленькой девочки с хвостиком и помахала ей на прощание, после чего улыбающиеся родители увели ребенка. Стоял еще один невыносимо жаркий день, но Энди безропотно сносила бремя пышного парика и плотного слоя грима на лице. Она пошевелила носом, чтобы проверить, не отваливается ли от него красный пластмассовый прибамбас.

Она была счастлива. Она была свободна. Она и ее друзья были в безопасности. Она занималась тем, чем хотела. Недоставало лишь одного, чтобы ее жизнь стала совершенно прекрасной.

— Привет, клоун. Дашь мне воздушный шарик?

Энди поспешно обернулась на низкий протяжный голос. Бен улыбнулся ей, и его изумрудные глаза сверкнули так, что девушка задрожала от сладких воспоминаний. Прошла ровно неделя с тех пор, как она впервые наскочила на него, сквозь какой-то туман вспомнилось ей.

Как могла ее жизнь перемениться так резко за столь ничтожное время?

Бен затопал ногой по дорожке, выводя Энди из задумчивости.

— Эй? Есть кто-нибудь под всем этим гримом и косметикой?

Энди расплылась в улыбке так, что у нее на щеках потрескался грим.

— Я позволю тебе самому узнать это… попозже, — пообещала она тихим голосом, убедившись, что поблизости нет детей, могущих услышать ее двусмысленность.

Улыбка у Бена получилась еще шире.

— Это мне нравится.

— И мне тоже.

Подбежали два мальчика, желая поздороваться с Энди за руку. Она потискала их, вызвав взрыв хохота, и дети убежали на карусель.

— У тебя очень хорошо получается обращаться с детьми, — заметил Бен, когда они снова остались вдвоем.

— Спасибо. Я люблю детвору.

— Замечательно. Давай заведем с полдюжины своих.

Энди смущенно переступила с ноги на ногу и едва не свалилась, запутавшись в огромных, тринадцатого размера, ботинках. Рука Бена метнулась вперед, поддерживая ее.

— Гмм… что ты сказал? — спросила девушка, поднимая взгляд.

— Я хочу иметь детей. А ты?

— Ну… да, но я…

— И чтобы все было чинно и благородно, я предлагаю сначала пожениться. Хорошо бы сделать это поскорее. Ты не возражаешь, если наша помолвка будет краткой? Разумеется, если захочешь, можно остаться в Техасе. Я успел освоиться в Меркурии. Мне кажется, это подходящее место для того, чтобы зажить семьей. Конечно, моя работа будет отнимать какое-то время, но я постараюсь свести разъезды к минимуму. А так как нам обоим известно, что ты вполне способна постоять за себя, когда меня нет…

— Пожениться? — дрожащим голосом оборвала его словоизвержение Энди. — Ты хочешь, чтобы мы поженились?

Неужели он действительно сделал ей предложение? Здесь? Сейчас?

Широкая улыбка Бена не могла полностью скрыть неуверенность в его в глазах.

— Да. Я хочу, чтобы мы поженились. Я ничего в жизни не хотел так сильно. Или ты считаешь это слишком поспешным? Мы можем подождать, если ты…

Энди с такой силой бросилась ему в объятия, что Бен пошатнулся. Ее красный нос незамеченным упал на землю, когда она закрыла ему рот своими губами. Руки Бена обвили ее с силой, указывающей, что он принял восторженный ответ Энди за согласие.

Вот и все, чего недоставало в жизни, радостно подумала девушка. Теперь больше ей нечего желать.

— Я люблю тебя, — прошептал Бен, когда Энди оторвалась от него на мгновение, чтобы передохнуть. — Я люблю тебя, я…

Она снова поцеловала его.

— Джеки, смотри! Этот дядя целуется с клоуном!

— Уййя, здорово! Клоунам не полагается целоваться.

Энди высвободилась из объятий Бена, внезапно вспомнив, где они находятся. От одного взгляда на его лицо она содрогнулась в неудержимом смехе.

Бен недоумевающе посмотрел на нее.

— Разве так полагается вести себя помолвленным?

— Знаю, — выдавила Энди, — но…

Указав на его лицо, она разразилась новым приступом хохота.

Нахмурившись, Бен потрогал свою щеку. На его пальцах остались липкие белая и красная краски. Он поморщился.

— Плохо дело?

— Скажем так: сейчас мы с тобой сойдем за близнецов, — ответила Энди, вытирая перепачканное лицо Бена затянутой в перчатку рукой. — Пошли, дорогой. Я научу тебя смывать эту пакость.

— Умеешь ты увлечь, — пробормотал Бен, обвивая рукой ее талию, и они направились в гримерные. — Да, кстати, ты ничего не забыла?

Энди с блаженной улыбкой посмотрела на него.

— Я люблю тебя, Бенджамин Лак!

Он еще крепче обнял ее. Голос его охрип.

— Именно это я и хотел услышать.

ЭПИЛОГ

Танцевальный зал местного клуба наполняло пестрое скопление гостей. Родственники Энди стояли сгрудившись в углу, пытаясь, без особого, впрочем, успеха, удержаться от слишком откровенного разглядывания эксцентричных друзей Энди.

Совершенно восхитительная в пене белых кружев, прекрасно контрастирующих с ее темными волосами и глазами, Энди пробиралась по залу, лично благодаря каждого гостя за то, что он почтил ее своим присутствием, и выглядела она такой счастливой, какой Бен никогда не видел ее. Он с любовью и гордостью наблюдал за ней. «Моя жена, — думал он, все еще не до конца веря своей удаче. — Черт побери!»

— Мои поздравления, братишка, — сказал Джонатан Лак, протягивая Бену бокал шампанского. — От всего сердца одобряю твой выбор.

— Это что-то необыкновенное, правда?

Джон кивнул, затем перевел взгляд туда, где стояла его жена рядом с чистеньким и прилизанным племянником. Аманда Лак держала в руках спеленутую малышку Кэтрин, болтая с окружающими ее родственниками мужа, которым, похоже, было гораздо уютнее среди этого необычного сборища, чем Макбрайдам.

— Я скажу, нам обоим здорово повезло, — пробормотал Джон.

— Ты прав, — согласился Бен.

Они чокнулись шампанским, отмечая выпавшее каждому семейное счастье.

К братьям с ослепительной улыбкой подошла Розалин. За ней следовал Мило. Только предыдущим вечером ликующий Мило признался Бену, что наконец нашел в себе мужество просить у Розалин руки. Розалин приняла предложение, несказанно осчастливив этим Мило.

— Бен, — сказала экстрасенсша, похлопывая его по руке, — Энди просто сияет. Не могу нарадоваться на вас.

Бен чмокнул ее в щеку. Он успел понять, что Розалин и Мило отныне стали неотъемлемой частью его жизни, и нисколько не огорчался этому. Он уже подружился с ними.

— Спасибо, Розалин. Я знаю, что вы с Мило будете так же счастливы, как и мы с Энди.

Розалин повернулась к Джону, с которым познакомилась лишь день назад.

— Я только что восхищалась вашей дочерью, — сказала она. — Она просто прекрасна.

— Спасибо.

Джон с опаской посмотрел на нее, чувствуя себя так же неуютно, как и Бен при первой встрече с экстрасенсшей.

Розалин потрепала его по руке.

— Вы будете прекрасным отцом Кэтрин и сыну, который родится у вас в следующем году, — заверила она его.

У Джона округлились глаза.

Бен фыркнул.

Розалин повернулась к нему с хитрой улыбкой.

— Что касается тебя, Бенджамин…

Усмешка Бена мгновенно погасла.

— Что?

Розалин улыбнулась.

— Тебе будет довольно непросто — отец красивых девочек-двойняшек. Но я верю в тебя, мой дорогой. Ты справишься с этим превосходно.

Бен поперхнулся.

— Двойняшек? — повторил он. — Черт возьми, Розалин…

Но она, улыбнувшись, удалилась. Мило, сочувственно похлопав Бена по плечу, последовал за своей необычной невестой.

— Бен?

Энди подошла к мужу, придерживая край пышной юбки, чтобы не наступить на нее, и озабоченно уставилась на него.

Бен почувствовал, что рот его растянут в кривой ухмылке.

— Ммм… Энди, у тебя в роду бывали близнецы?

— Нет. А почему ты спрашиваешь?

Затем, широко раскрыв глаза, она посмотрела вслед Розалин.

— Близнецы? — сдавленно вскрикнула она. — У нас?

Бен кивнул.

— О небо, — слабо ахнула Энди. Но затем посмотрела на Бена таким сияющим взглядом, что от ее улыбки он едва не задохнулся. — Я думаю, мы справимся, а?

Бен подумал, что нет ничего такого, с чем бы он не справился, пока рядом с ним Энди Макбрайд, глядящая на него такими вот глазами.

— Уверен, мы прекрасно справимся со всем, — пообещал он, нагибаясь, чтобы поцеловать это озаренное любящей улыбкой лицо.

Примечания

1

* Luck (англ.) — удача.

(обратно)

Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ
  • *** Примечания ***