КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406733 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147449
Пользователей - 92600
Загрузка...

Впечатления

kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
медвежонок про (Пантелей): Террорист номер один (СИ) (Альтернативная история)

Точка воздействия на историю - война в Афганистане в 1984. Под влиянием божественной силы советские генералы принимают ислам, берут власть в СССР, делят с Индией Пакистан, уничтожают Саудовскую Аравию.
Написано на редкость примитивно и бессвязно.
Кришне акбар. Ну и Одину тоже.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Бульба: Двадцать пять дней из жизни Кэтрин Горевски (Космическая фантастика)

женщины в разведке - куда без них

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Единственный ответ (fb2)

- Единственный ответ (пер. Л. Самуйлова) (и.с. Панорама романов о любви) 520 Кб, 155с. (скачать fb2) - Кристин Григ

Настройки текста:



Кристин Григ Единственный ответ

1

«Я не допущу повторения подобной истории. В нашей семье уже есть один расстроенный брак из-за того, что ты вышла замуж за иностранца, и я не позволю этого твоей сестре». Слова матери вновь и вновь эхом отдавались в мозгу. Ей нечего было возразить, она не могла отрицать, что ее собственный брак был ошибкой. Романтика отпуска, которая улетучилась меньше чем за год…

Размышления прервало объявление по радио. Черт возьми, рейс откладывался на полчаса!

Она сидела в зале ожидания с уже проверенным багажом, и на душе у нее было тяжело. Отказавшись от безуспешных попыток читать журнал, купленный в дорогу, она подняла свой чемодан и подошла к прозрачной звуконепроницаемой стене, которая открывала вид на аэропорт, ярко освещенный утренним солнцем. В памяти вновь зазвучали слова матери.

«Ты должна найти сестру и привезти ее назад, не дав ей зайти слишком далеко с этим человеком. А такая опасность есть. Поначалу в своих открытках она пишет об обычных вещах – о погоде, местных достопримечательностях. Потом упоминает какого-то мужчину, которого встретила в Португалии. Дальше – больше: она уже собирается задержаться на некоторое время в Португалии, вместо того чтобы ехать сразу в Испанию, и расписывает, какой он прекрасный человек. И наконец эта – последняя».

Карина взяла открытку, которую мать вертела в руках.

«Получила работу в баре, – писала сестра небрежным почерком. – Поэтому остаюсь здесь на неопределенное время. Я так счастлива. Это так чудесно – быть влюбленной. Я действительно думаю, что это надолго. Все свободное время провожу с…»

– Не могу прочесть имени ее друга, – заметила Карина. – А в других открытках она не упоминает его имени, только называет его своим парнем. Может, он и не португалец.

Мать выразительно подняла брови:

– Кто бы он ни был, слишком уж все быстро. У нее не было времени узнать его как следует. Он может оказаться кем угодно, а она здесь пишет, что остается в Португалии на неопределенное время. Что это значит? А как же ее учеба в университете? Где она? – Мать замолчала, ее лицо было бледным. Потом она нерешительно сказала: – Ты сама знаешь, чем кончаются так называемые романтические увлечения на каникулах. Ты не можешь позволить Стелле совершить ту же ошибку, что и ты, даже если для этого тебе придется ехать в Португалию. Если это случится, ты не сможешь жить в согласии со своей совестью.

Конечно, мать была права. Карина не могла допустить, чтобы ее сестра испытала бы такую же сердечную боль, как она, не хотела, чтобы ее сестра осталась одна. Закусив губу, она разглядывала открытку, стараясь рассмотреть почтовую марку.

– Думаю, она была послана из Албуфейры: это самый популярный курорт в Алгарви. Если так, то ее может и не быть там, она могла остановиться где угодно на побережье.

– Ну тогда тебе придется использовать любую возможность, чтобы отыскать Стеллу, – настойчиво произнесла миссис Шелтон.

Широко раскрыв глаза, Карина недоверчиво взглянула в лицо пожилой женщины.

– Ты понимаешь, что говоришь? – Конечно.

– Ты на самом деле настаиваешь, чтобы я встретилась с Луисом?

– Если это приведет к тому, что ты быстро найдешь Стеллу, тогда да, я настаиваю.

Взволнованно поднявшись, Карина сказала:

– Мама, как ты можешь просить меня об этом? Увидеть его снова, после всех этих лет… Это невозможно! Я не смогу сделать этого. Я даже не верю, что ты просишь меня об этом, особенно после того, как убеждала меня раньше не видеться с ним, не отвечать на его письма. Неужели ты думаешь, что я буду просить его о помощи!

– Он адвокат, – возразила миссис Шелтон. – Если он не сможет помочь тебе сам, то уж во всяком случае познакомит тебя с тем, кто поможет. А при встрече, – добавила она мрачно, – ты сможешь убедить его дать тебе развод, чтобы ты наконец освободилась от него.

Карина с трудом удержалась от возражений, по опыту зная, что разговаривать с матерью бесполезно, это только ухудшит отношения. Она сделала ошибку, позволив матери вмешиваться в свои дела, и теперь не было возможности что-либо изменить.

Дело было в том, что до этих фатальных испанских каникул Карина полностью находилась под влиянием матери. Отец погиб в автомобильной катастрофе, когда она и Стелла были маленькими, и вместо того, чтобы попытаться устроить свою жизнь, миссис Шелтон полностью сконцентрировалась на детях… Она всегда была женщиной с амбициями, если и не для себя самой, то уж во всяком случае для своей семьи. Поэтому, когда она потеряла возможность подталкивать своего мужа к продвижению по службе, она направила все свои усилия на воспитание дочерей, стараясь дать им самое лучшее образование, она послала их в элитные школы. Карина всегда знала, что должна закончить университет и получить престижную профессию, и никак не меньше. Только так Карина могла возместить усилия своей матери и компенсировать ей утрату мужа, которого мать винила за несчастный случай.

После сдачи экзаменов за первый курс Карина отправилась в Испанию для совершенствования своего испанского языка. Она жила в испанской семье. Впервые в жизни Карина была предоставлена самой себе, в Испании она встретила Луиса и влюбилась в него с первого взгляда. Миссис Шелтон, увидев, что ее надежды рушатся, пришла в ярость, когда они поженились и особенно когда Карина осталась в Португалии. Если бы они выбрали местом жительства Англию, возможно, она и смирилась бы с браком Карины, потому что смогла бы распространить свое честолюбие на них обоих. Но Карина осталась в Лиссабоне, и миссис Шелтон писала ей одно письмо за другим, требуя возвращения домой. И когда наконец Карина вернулась в Англию, чтобы дать себе передышку, потому что ее брак дал трещину, мать убедила ее, что, если Луис по-настоящему любит ее, он останется с ней в Англии. Луис отказался, и в результате они жили раздельно в горькой обиде друг на друга.

К тому времени для Карины было уже поздно возвращаться в университет, и ей пришлось терпеть все обвинения, слезы и сетования своей матери. Чувство вины у Карины, что она не оправдала материнских надежд, стало таким сильным, что она вынуждена была уехать от матери. Постепенно она освободилась от влияния матери, осознав, насколько та эгоистична в своей материнской любви. Самолюбивая, озлобленная женщина, она не желала понять, что у ее детей может быть своя собственная личная жизнь. Однако чувство вины осталось, и Карина знала, что сделает все, чтобы остановить Стеллу, совершающую ту же ошибку, что и она когда-то.

– Пассажиры, улетающие рейсом 432 в Лиссабон, могут пройти на посадку в самолет через выход номер 33.

Голос диктора вернул Карину к действительности, и она повернула к выходу из зала ожидания, чувствуя, что ее высокая, стройная фигура и сверкающий водопад золотистых светлых волос притягивают к себе взгляды многих мужчин. Но за последние несколько лет Карина усвоила манеру держаться с холодной отчужденностью. Эта холодность стала той преградой, которую она выстроила для себя против тех, кто хотел сблизиться с ней, кто задавал слишком много вопросов. Особенно мужчины. Карина была более чем осторожна с мужчинами с тех пор, как ее брак с Луисом фактически распался. Он бы и вообще никогда не состоялся, если бы кто-нибудь из них сумел прислушаться к голосу здравого смысла.

Карина летела экономическим классом, и у нее было место впереди, в секции для некурящих. Место у окна было уже занято мужчиной с такими светлыми волосами, что не подлежало сомнению, что они подвергались постоянному воздействию солнца. Это предположение казалось верным и из-за его темного загара. Когда Карина остановилась около своего места, чтобы снять черную соломенную шляпу, которая так хорошо сочеталась с ее строгим черно-белым костюмом, мужчина взглянул на нее, и его глаза расширились. Она положила шляпу в ящик, он приподнялся.

– Вы предпочитаете сидеть у окна? – спросил он.

Карина покачала головой с мимолетной улыбкой.

– Нет, благодарю вас.

Она села, пристегнула ремни, потом откинулась назад, на спинку кресла, держа руки на подлокотниках и ожидая взлета.

– Вы первый раз летите в Португалию? – спросил ее сосед.

Его широко открытые глаза смотрели на Карину с восхищением.

Карине его лицо показалось смутно знакомым, но она не могла понять почему. Она была уверена, что никогда не встречала его прежде.

– Нет, я жила там.

– Да? – брови мужчины поднялись. – Это интересно. А я там по пути и проведу, наверное, несколько месяцев. – Он остановился, ожидая, что она спросит его зачем, но когда она ничего не сказала, продолжал: – Где вы обычно жили?

– В Лиссабоне большей частью, – небрежно ответила Карина, вспомнив высокий серый дом, окруженный парком в фешенебельной нижней части города. Дом, в который Луис привел ее после женитьбы и который они делили с его родителями.

Самолет начал разгоняться по взлетной полосе, и Карина немного сильнее обхватила ручки кресла, от всей души желая казаться такой же спокойной и безразличной к полету, как стюардесса, демонстрирующая спасательные жилеты.

– Хотите держаться за руку? – спросил ее сосед, улыбаясь.

Приятное, но немного суровое лицо мужчины осветилось теплой, располагающей улыбкой, но Карина была не в настроении. Покачав головой, она сказала:

– Спасибо, я справлюсь сама.

Рев двигателей усиливался, пока не стало казаться, будто самолет собирается развалиться на части. Потом он со свистом понесся по взлетной полосе и поднялся в воздух. Как только они оторвались от земли, стюардессы занялись напитками, Карина расслабилась, а суставы ее пальцев приобрели нормальный цвет. Она повернулась, достала из сумки журнал, но ее сосед не дал ей времени открыть его, спросив:

– Вы летите в Португалию в отпуск? Или навестить друзей?

– Нет, это не отпуск. Это скорее деловая поездка.

И она, конечно, не испытывала от нее никакого удовольствия. Ее сердце отчаянно сжималось при одной только мысли, что она снова увидит Луиса. Особенно если учесть, что они расстались возмущенные друг другом после самой ужасной ссоры в их совместной жизни. Правда, у них было много ссор и размолвок после первых идиллических месяцев любви и счастья. И там, конечно, у нее нет друзей, которых можно было бы повидать. Не говоря по-португальски, Карина была ограничена в своих возможностях лучше узнать друзей Луиса или завести своих собственных.

– Деловая поездка? – с удивлением спросил ее сосед.

– Э-э-э… Семейные дела.

– И это, что, займет все ваше время?

Карина внимательно посмотрела на него, желая пресечь его попытки к знакомству.

– Не имею понятия, – ответила она холодно и открыла свой журнал, надеясь, что он поймет намек и оставит ее в покое.

– Не желаете выпить?

Мимо проходила стюардесса со столиком на колесах, уставленным напитками, и Карина заказала белое вино. Ее сосед настаивал на том, чтобы заплатить за нее, несмотря на ее протесты.

В конце концов ей пришлось уступить, взять бокал, и она села в кресло, чувствуя себя немного натянуто.

– Благодарю вас.

Стюардесса дала ему сдачу, улыбнулась и сказала:

– Спасибо, мистер Саммерс. Надеюсь, вы довольны полетом.

Саммерс, имя тоже звучало знакомо. Слегка нахмурив брови, Карина сказала:

– Извините, я уверена, что мы никогда раньше не встречались, но все же вы кажетесь мне знакомым.

Он лениво усмехнулся.

– Вы играете в гольф?

– Нет, что вы, – удивленно посмотрела на него Карина.

– Тогда я сомневаюсь, что мы когда-либо встречались раньше, но вы могли прочитать что-нибудь обо мне. Я профессионал в гольфе. Меня зовут Грег Саммерс.

Теперь Карина поняла, где она могла видеть его: просматривая спортивные страницы газет, глядя на фотографии и заголовки во время коротких перелетов или переключая телевизор с одной программы, где транслировали соревнования по гольфу, на другую. Но если она, которая совершенно не интересовалась гольфом, слышала о нем, то он должен быть довольно знаменитым.

– И вы собираетесь в Лиссабоне играть в гольф? – спросила она, пытаясь вспомнить, было ли поле для гольфа в городе, расположенном, как и Рим, на семи холмах.

Грег рассмеялся, поняв, что она не знает точно, кто он такой, и ни в малейшей степени не разочарованный этим.

– Нет, я встречусь с деловыми партнерами, которые финансируют развитие туризма в Алгарви. Я буду в Лиссабоне около недели, чтобы решить некоторые дела законным порядком, а потом поеду на побережье, чтобы проследить за разбивкой нового поля для гольфа в одном из туристических поселков.

– Это звучит впечатляюще.

– О, это не должно занять много времени. Самое главное, чтобы вновь разбиваемое поле для гольфа вписывалось в окружающий пейзаж. Возможно, я сыграю в нескольких турнирах, прежде чем все закончу.

Они болтали о туристических поселениях и об участии в турнирах, а потом Грег улыбнулся ей и сказал:

– Я уверен, что у меня будет несколько свободных вечеров в Лиссабоне. Может, мы как-нибудь встретимся и пообедаем вместе?

– Боюсь, мои планы довольно неопределенны. Я могу пробыть в Лиссабоне не больше чем пару дней, а потом, возможно, сама отправлюсь в Алгарви.

– Правда? А куда именно?

– Еще не знаю. Возможно, я буду путешествовать там.

Карина едва дотронулась до еды, которую стюардесса назвала завтраком и принесла на пластмассовых подносах, но с удовольствием выпила кофе. Она ничего не могла с собой поделать, но она постоянно думала о том, что каждая миля пути приближает ее к Луису. Разговаривая с Грегом, она как-то отвлеклась от своих мыслей, поэтому спросила его, где собираются построить новое поле для гольфа и туристический поселок.

– В нескольких километрах от Албуфейры, – ответил Григ и, увидев ее удивление, спросил: – Вы знаете это место?

– Не совсем. Моя родственница останавливалась в Албуфейре. По крайней мере, она прислала открытку оттуда.

– И вы навестите ее?

– Надеюсь, что да, – с чувством ответила Карина, размышляя, где сейчас Стелла и сколько времени займут ее поиски. А что касается того, как убедить ее вернуться домой… Карина мысленно отбросила в сторону эту проблему. Достаточно для одного дня, ведь сегодня ей еще придется увидеть Луиса.

– Что-нибудь случилось?

Карина повернулась к Грегу и увидела, что он внимательно разглядывает ее.

– Вы довольно бледны.

– Нет, со мной все в порядке. – Это была только попытка, но ей удалось все же улыбнуться ему в ответ.

– Вы еще не сказали мне ваше имя, – напомнил он ей.

– Меня зовут Карина… – Она мгновение колебалась, не зная, назвать ли ей свою девичью фамилию, как она часто теперь делала, но что-то заставило ее твердо сказать: – Карина Ривейро.

Грег посмотрел на нее с интересом.

– Это звучит не слишком-то по-английски. Быть может, это португальская фамилия? – осмелился спросить он.

– Да. Это… это фамилия моего мужа. Он португалец.

– О, извините. – Грег немного отклонился назад. – Вы не носите кольцо, – сказал он разочарованно.

– Нет. Я… в действительности я и мой муж живем раздельно уже некоторое время.

– Понятно, – снова расслабился Грег. – И я полагаю, ваше… э-э… семейное дело связано с этим.

– Отчасти, – согласилась Карина, решив, что если он еще будет задавать личные вопросы, она немедленно отошьет его.

Но Грег, похоже, удовлетворился этим и только спросил, как долго она собирается оставаться в Португалии.

– Не имею понятия. Это полностью зависит от того, сколько времени у меня займет то, зачем я сюда приехала.

Голос второго пилота прозвучал по внутреннему радио, объявляя пассажирам, что они скоро приземлятся в аэропорту Лиссабона, и призывая их позаботиться о своей безопасности, так как ожидается небольшая вибрация при приземлении. Карина пристегнула ремень и попыталась расслабиться. Грег что-то говорил ей, но она не расслышала его и повернулась, чтобы переспросить, когда самолет попал в воздушную яму и, казалось, начал проваливаться вниз. Задыхаясь от испуга, Карина откинулась на спинку кресла, но в следующую секунду Грег протянул к ней руку, и она с благодарностью схватила ее, соединив свои пальцы с его, пока самолет болтало несколько минут. Наконец они миновали область воздушных потоков, но Карина продолжала держать Грега за руку до тех пор, пока они не приземлились и не было разрешено отстегнуть ремни безопасности. Потом она смущенно взглянула на него.

– Ради Бога, извините. Надеюсь, мои ногти не причинили вам боли?

Грег посмотрел на нее удрученным взглядом.

– Теперь, наверное, я не смогу больше играть в гольф.

Карина засмеялась, наслаждаясь тем, что они снова на земле.

– Ну, большое спасибо за то, что дали свою руку взаймы. Я вам очень благодарна.

– К вашим услугам, – ответил Грег с широкой улыбкой.

Вместе они вышли из самолета и прошли в здание аэропорта за багажом. Там Грег сказал:

– Полагаю, вы остановитесь в собственном доме?

– Нет. – Карина покачала головой. – Я остановлюсь в отеле.

– В каком?

– Еще не знаю. Думаю, в каком-нибудь поближе к окраине.

– Кто-нибудь встретит вас?

Ее серые глаза потемнели, когда она на секунду задумалась, встретил бы ее Луис, если бы она дала знать ему о своем приезде. Но она не сделала этого, потому что ей не хотелось, чтобы он проигнорировал ее и отказался видеть.

– Нет, это сюрприз.

Грег посмотрел на нее проницательным взглядом.

– Похоже, вам может потребоваться помощь, пока вы здесь. Послушайте, – он вынул из кармана записную книжку и что-то написал в ней, – это название моего отеля. Обещайте, что вы позвоните мне и скажете, где вы остановились, как только определитесь.

Карина колебалась, не желая связывать себя обещаниями. Грег был симпатичен ей, и если бы она познакомилась с ним дома, в Лондоне, она, возможно, с удовольствием бы встречалась с ним, но здесь поиски Стеллы, а главное – свидание с Луисом были настолько серьезным испытанием, что ей было не до него. Она начала отказываться, но Грег прервал ее:

– Эй, это только в том случае, если понадобится рука, за которую можно держаться, о'кей? – Карина улыбнулась, но, очевидно, она все еще колебалась, поэтому он добавил: – Здесь нет никакого обмана, Карина. Я знаю, мы только что встретились, и, может быть, это кажется вам странным. Но вы… ну, вы произвели на меня сильное впечатление, и я просто не могу позволить вам навсегда исчезнуть из моей жизни. Поэтому, пожалуйста, скажите, что вы позвоните и дадите знать, где вы остановились. – Он коснулся ее руки, открыто и дружески улыбаясь.

– Хорошо. – Карина взяла листок бумаги, не в состоянии более сопротивляться его настойчивости, и положила в сумочку.

Лента транспортера пришла в движение, и когда их багаж подплыл к ним, Грег поставил на тележку ее чемодан, потом два своих больших чемодана и огромную сумку с клюшками для гольфа.

Карина посмотрела на это и с удивлением сказала:

– Я не хотела бы быть вашим мальчиком при игре в гольф.

– Игроки в гольф сейчас используют мальчиков только на больших турнирах. В остальных случаях мы пользуемся колясками для гольфа или тележками с электромотором.

Пока он объяснял, они вышли из аэропорта прямо к стоянке такси. Грег отдал ее чемодан водителю и, с надеждой глядя на нее, спросил:

– Вы сдержите обещание, Карина?

Она засмеялась.

– Думаю, я позвоню вам в течение часа. До свидания. – Она протянула ему руку, и он ответил ей теплым дружеским пожатием. Потом Карина села в такси и помахала ему рукой, когда машина тронулась.

– Куда вас отвезти? – спросил водитель, и Карина с удивлением обнаружила, что автоматически отвечает на португальском, попросив отвезти ее в отель рядом с министерством юстиции, неподалеку от того места, где находился офис Луиса. Первые два отеля, в которых она попыталась остановиться, оказались переполненными, и ей пришлось расположиться в маленьком отеле на улице, ведущей к центру города.

Карина приняла душ и распаковала свои вещи. Последнее не заняло много времени, потому что она взяла с собой один небольшой чемодан.

Сдержав свое обещание, она позвонила Грегу, сказала ему название отеля, номер своего телефона и быстро повесила трубку, прежде чем он смог попросить ее о свидании. Потом она долго сидела на постели, пристально глядя на телефон и собираясь с силами, чтобы позвонить Луису на работу. В конце концов Карина приказала себе не быть дурой, подняла трубку и набрала номер, который она до сих пор помнила наизусть. Ответил женский голос, и Карина спросила:

– Не могли бы вы сказать мне, сеньор Ривейро, Луис Ривейро, он сегодня на работе?

– Да, конечно, сеньора. Но в данный момент он ушел на ланч и не придет до половины третьего. Ему что-нибудь передать?

– Когда он освободится?

– Он сможет принять вас в три часа.

– Прекрасно, я зайду в это время.

– Ваше имя, сеньора?

Но Карина уже положила трубку, представив себе ту волну сплетен и беспокойства, которые охватили бы офис, если бы служащие узнали, что жена Луиса приехала повидать его.

Было еще только час тридцать, слишком рано выходить, даже если идти всю дорогу пешком, чего ей совсем не хотелось делать в послеполуденную жару. Она могла бы, подумала Карина, чего-нибудь перекусить, но сразу же отбросила эту идею. Ее желудок был сжат, и она была не в состоянии проглотить ни кусочка. Но она также чувствовала, что не выдержит, если будет сидеть в комнате и ждать. В конце концов она взяла такси до Шиадо – одного из главных торговых центров Лиссабона. Здесь столики кафе были установлены прямо под деревьями и большими солнечными зонтами. Карина села за один из столиков, заказала большой стакан ледяного коктейля и стала наблюдать за спешащими бизнесменами и праздно разгуливающими туристами, ощущая снова весь этот город вокруг себя. Это было место, чтобы посидеть и отдохнуть, но она никак не могла расслабиться и, как только выпила свой коктейль, пошла искать другое такси.

Проходя мимо обувного магазина, Карина взглянула на свое отражение в зеркальном стекле витрины. Это был мимолетный взгляд, но она успела отметить, как элегантно она выглядит в своем модном костюме и соломенной шляпке. Даже когда такси остановилось на окруженной деревьями площади напротив здания офиса Луиса, эта мысль еще владела ее сознанием. Карина стояла в тени деревьев, глядя на здание и вспоминая. Она была тогда такой молодой и неопытной, такой неискушенной в житейских делах, что любая критика со стороны матери Луиса глубоко ранила ее. Чтобы избежать разговоров со свекровью, она часто приходила в офис с Луисом и помогала раскладывать письма по конвертам, приклеивала к счетам марки, а иногда печатала письма клиентам из Англии. Занятие, которое не могло удовлетворять ее, ведь она имела за плечами двенадцать сданных экзаменов за первый курс университета: восемь простых и четыре по углубленной программе. Она ведь училась в университете, пока не уехала на каникулы в Испанию, где и встретила Луиса, который там был в отпуске.

Взглянув на часы, Карина обнаружила, что уже почти половина третьего, и ее сердце учащенно забилось. Она посмотрела на дорогу и увидела на другой стороне двоих мужчин, которые направлялись к зданию офиса и один из которых выглядел до боли знакомым. Карина отступила в тень поглубже, внутри у нее заныло так, что она едва могла вздохнуть.

Все это было так давно, что она уже почти забыла, как он высок. Португальцы – народ невысокий, но Луис был исключением: его рост был около двух метров – на добрую голову выше, чем мужчина, идущий рядом с ним. Он, должно быть, был сегодня утром в суде, так как на нем была черная мантия, которая развевалась вокруг него, когда он шагал большими шагами, так что его спутнику приходилось почти бежать рядом с ним. Что-то мальчишеское все еще чувствовалось в его походке, хотя ему уже было за тридцать, юность уже прошла. На мгновение на глаза Карины навернулись слезы, но она смахнула их, чтобы видеть, как Луис идет, разговаривая и жестикулируя свободной рукой. Другой рукой он держал чемоданчик, который выглядел тяжелым. Она забыла даже, как он жестикулирует. Раньше ей нравилось это, потому что это была самая латинская вещь в нем. Это и еще его яростный, непредсказуемый темперамент и еще то, как он любил.

У нее в горле запершило, и Карине пришлось повернуться и облокотиться о ствол дерева – сердце выдавало сто двадцать ударов в минуту. Эта сторона их брака была так восхитительна в первые несколько месяцев, пока другие, внешние, факторы не разрушили ее. Она на секунду крепко зажмурила глаза и когда их открыла, Луис уже входил в здание.

Карина медленно прошла к свободной скамейке, закусив губу и понимая, что она не может встретиться с Луисом лицом к лицу, когда все чувства и старые воспоминания нахлынули на нее с неожиданной силой. Это было странно. Карина была уверена, что, когда увидит его снова, будет чувствовать только горечь и гнев – те чувства, которые они испытывали друг к другу, когда виделись в последний раз. Но вместо этого к ней вернулись только хорошие, добрые воспоминания о близости, о любви. Это было глупо, потому что эти воспоминания заставляли ее чувствовать себя неуверенно. Жизнь научила ее владеть собой, но сейчас она не была уверена, что сможет справиться со своими эмоциями. Не лучше ли все бросить, отправиться в отель и попытаться найти Стеллу без помощи Луиса. И потом, она же не назвала себя секретарше Луиса. Он никогда и не узнает, что она приехала в Португалию.

Поднявшись, Карина сделала несколько шагов к проезжей части, чтобы поймать такси, но потом остановилась и взглянула на окна офиса Луиса. Черт возьми, ведь она уже достаточно взрослая, чтобы контролировать свои эмоции. Внезапно в ее памяти возникло ее собственное отражение в витрине магазина. Что бы она ни испытывала внутри, снаружи она выглядела спокойной и сдержанной. Так и надо нести себя при встрече с Луисом. Она должна спрятать свои чувства, быть вежливой и холодной, действовать так, словно Луис ничего не значит для нее, что он всего-навсего юношеское увлечение, от которого она освободилась давным-давно. Что само по себе верно. Хотя увидев его снова, на нее нахлынуло все прежнее. Да, она должна быть безразличной и равнодушной, будто обращается к старому знакомому как к единственному человеку, который может ей помочь. Карина на мгновение заколебалась, вспомнив последний ужасный скандал, перед тем как они расстались, и почувствовала себя неуютно. Но у нее в запасе было еще почти двадцать минут перед назначенной встречей, и за это время она вспомнила все самые неприятные, самые тяжелые и обидные для нее моменты в их отношениях и укрепилась в своем решении.

Ровно в три часа Карина перешла дорогу к зданию, где офис Луиса занимал весь второй этаж. Нервное напряжение вместе с усилиями спрятать свои истинные чувства сделали ее взгляд холодным и отчужденным, на что она и надеялась.

Секретарша взглянула на нее, когда она вошла в приемную, но это была новая девушка; она лишь вежливо улыбнулась Карине в знак приветствия.

– Чем могу быть полезной?

– У меня встреча с сеньором Луисом Ривейро. В три часа.

– О, да, сеньора, но вы забыли назвать свое имя.

Карина проглотила комок в горле, но каким-то образом сумела ответить спокойно:

– Я сеньора Ривейро.

Глаза девушки расширились.

– Вы родственница сеньора Ривейро?

– Да, я… – Ее руки дрожали. – Я его жена.

Карина повернулась, чтобы присесть, а девушка сняла телефонную трубку у себя на столе, стараясь незаметно разглядеть ее. Когда Карина села, ее сознание пронзила внезапная мысль: что если после всего случившегося между ними Луис живет теперь с другой женщиной, с кем-то, кто тоже называет себя его женой? О-о! Это действительно вызвало бы скандал в адвокатской фирме его отца! Но инстинктивно она знала, что Луис никогда бы так не сделал, он никогда бы не стал жить во лжи.

– Сеньор Ривейро не заставит вас ждать ни минуты, – сказала девушка, разглядывая ее с откровенным любопытством.

– Спасибо, – ответила Карина, скромно кладя свой жакет себе на колени.

Мужчина, вероятно предыдущий посетитель Луиса, вышел из двери, ведущей в его кабинет, и секретарша встала.

– Пожалуйста, пройдите сюда, сеньора.

Карина последовала за ней и машинально остановилась перед дверью, ведущей в кабинет Луиса, но девушка прошла дальше по коридору, миновала большую комнату для референтов и направилась к дальнему концу, который считался вотчиной его отца, где тот принимал только самых богатых и респектабельных клиентов, в кабинет, в котором Карина никогда не была раньше. В другое время она задумалась бы о причине этой перемены, но сейчас все, о чем она могла думать, – это то, что она после долгой разлуки увидит Луиса лицом к лицу и будет разговаривать с ним. Ее сердце снова бешено забилось, и она заколебалась, когда девушка открыла тяжелую дубовую дверь, ожидая, когда она войдет. Сыграй это спокойно. Спокойно. Крепко вцепившись обеими руками в свою сумочку, Карина глубоко вздохнула и вступила, высокая, прямая и леденяще-холодная, в кабинет своего мужа.

2

Луис стоял около окна спиной к ней, глядя вниз на улицу. Он подождал, пока закроется дверь, потом медленно повернулся лицом к Карине.

Он был тот же самый и вместе с тем какой-то другой. Хотя его походка была по-юношески легкой, в его лице не осталось ничего мальчишеского. Он осунулся, около рта появились резкие складки, а из темных глаз с длинными ресницами полностью исчезли смешинки. Правда, они исчезли еще до того, как они разошлись, да и сейчас он едва ли забавлялся моментом.

Карина поняла, что он рассматривает ее, и ее подбородок поднялся.

– Привет, Луис, – сказала она холодно.

Он слегка поднял брови в ответ на ее тон, но не выказал никаких других чувств и ответил ей по-английски:

– Привет, Карина. Вот так сюрприз!

– Да, пожалуй. Можно мне присесть?

Он указал на кресло элегантным жестом, но сам не сел, а остался стоять, перейдя на другую сторону большого антикварного стола, который принадлежал его отцу. Его темные волосы были подстрижены короче, чем он носил раньше. Теперь он выглядел более консервативным и респектабельным и гораздо более уверенным в себе.

– Полагаю, ты не против моего прихода сюда, в офис, – начала Карина. – Я решила, что звонить тебе домой не совсем удобно.

Губы Луиса насмешливо изогнулись, но он сдержанно сказал:

– Вовсе нет, – и замолчал, ожидая продолжения.

Видя, что он не собирается помочь ей, Карина резко сказала:

– Надеюсь, твои родители и все остальные родственники в порядке?

– Поскольку ты не сделала ни одной попытки поинтересоваться их состоянием здоровья, с тех пор как сбежала в Англию, я не поверю, что это действительно тебя интересует. – Глаза Карины немного расширились и скользнули быстро по его лицу, но, похоже, Луис пожалел об этой небольшой потере контроля над собой и после некоторой паузы заметил: – Прошу прощения. Это была, конечно, дань вежливости.

– Полагаю, да, – согласилась Карина, не зная, как продолжать.

Настало короткое напряженное молчание, прежде чем Луис заговорил.

– Думаю, существует какая-то причина твоего прихода. Или ты зашла просто навестить старого знакомого, пока ты здесь, в городе?

Его сарказм оказал на Карину довольно странное действие. Он снова сделал ее жесткой, и ее голос зазвучал еще холоднее.

– Да, у меня есть причина. Собственно говоря, я пришла сюда попросить тебя о помощи в… в семейном деле. Но я, конечно, пойму, если ты откажешь. Я знаю, что у меня нет абсолютно никаких прав на твое время или поддержку.

Луис на мгновение задержал на ней взгляд, потом отвернулся и снова уставился в окно.

– Но ты все еще моя жена, – сказал он, не глядя на Карину.

– Я писала и давным-давно предлагала тебе развод.

– Да, ты предлагала. – Он повернулся к ней. Черты его лица напоминали маску.

– Ты не хочешь свободы? – спросила Карина с любопытством.

– А ты хочешь? – вопросом на вопрос ответил Луис. – Поэтому ты здесь? Требовать развода?

Карина медленно покачала головой.

– Нет, я здесь не за этим, но если ты хочешь… Я не знаю закона о разводе здесь, в Португалии, но по английским законам мы живем врозь достаточно долго, чтобы развод стал простой формальностью, если мы оба согласны.

– Возможно, но мы поженились здесь, а здесь учитывают и религию.

Затем Луис резко сменил тему разговора.

– Итак, если дело не в разводе, тогда зачем ты пришла?

Мгновение поколебавшись, Карина неохотно ответила:

– Это из-за Стеллы, моей сестры. Ты помнишь ее?

– Да, разумеется.

– Ну, мы очень волнуемся о ней. В этом году она прекрасно сдала выпускные экзамены, а потом решила устроить себе каникулы перед поступлением в университет. Поехала во Францию, собиралась поехать в Испанию и Португалию. Мы ничего не слышали о ней все это время, но потом получили от нее открытку из Алгарви, где она писала, что устроилась на работу в бар и встретила какого-то мужчину.

В глазах Луиса мелькнул огонек насмешки.

– И твоя мать была, конечно, в ужасе, что другая ее дочь может разрушить свою жизнь, выйдя замуж за «отвратительного маленького иностранца».

Карина побледнела, вспомнив, как рассердилась ее мать когда-то, и произнесла:

– Мне кажется, было бы лучше, если бы ты не вмешивал в наши отношения наших респектабельных родителей, – сказала она едко.

– Ладно-ладно, – Луис взглянул на нее насмешливо. – Гораздо лучше было бы, если бы мы не вмешивали наших родителей с самого начала.

Карина была почти согласна, особенно если это относилось к его родителям, но она сдержалась, не желая заводить этот ненужный разговор.

Его губы тронула сухая усмешка, и Луис сказал:

– Вижу, ты научилась лучше владеть собой.

– Так же, как и ты, – ответила она холодно. – Ладно, ты поможешь мне найти Стеллу или нет?

– Что конкретно ты от меня хочешь?

– Использовать твое влияние, чтобы найти ее. Возможно, кто-нибудь, какие-то службы имеют списки всех иностранцев, приехавших в страну. Может быть, ей пришлось получать разрешение на работу, ведь она работает в баре. Но я не знаю, куда идти, к кому обращаться. Как адвокату тебе это намного легче сделать, чем мне, и ты сделаешь это быстрее, сэкономив мне массу времени.

Подойдя к вертящемуся креслу, стоящему по другую сторону стола, Луис сел в него и откинулся назад, снова абсолютно спокойный.

– А почему ты думаешь, что я буду помогать тебе?

Странно, но ей даже в голову не приходило, что он может отказать ей в помощи. Она считала это само собой разумеющимся.

– Из простой вежливости, я думаю, – ответила Карина, пожав плечами. – Полагаю, у твоей семьи все еще есть вилла в Алгарви и у тебя еще есть там связи. Если нет…

– Да, у нас еще есть эта вилла. – Луис на мгновение замолчал. – Предположим, я соглашусь тебе помочь. Что я получу взамен?

У Карины голова пошла кругом. Тон, которого она никогда не знала в нем прежде, не обещал ничего хорошего. Он никогда не был неискренним, но сейчас она ясно видела на его лице загадочное, почти циничное выражение.

– Нашу благодарность, я думаю, – ответила она с тонкой улыбкой. – Я уже предложила тебе единственную вещь, которую, как я понимаю, ты хочешь.

Он пропустил эти слова мимо ушей, только плотнее сжал губы и сказал:

– А если Стелла в Португалии и ты найдешь ее, что тогда? Ты заставишь ее вернуться в Англию?

– Да, это основная задача, – согласилась Карина.

– А что если она откажется? Что если она захочет остаться с тем мужчиной, которого она встретила?

– Тогда мне придется убедить ее бросить его.

Луис коротко и резко рассмеялся.

– Едва ли ты годишься для этого.

– Напротив, – возразила Карина, – я как раз могу сделать это, потому что я уже научена на своем горьком опыте.

Внезапно в комнате вновь возникло напряжение, словно нечто живое и трепещущее. Черты лица Луиса стали жесткими, подбородок упрямо выдвинулся вперед.

– Ты никогда не давала нашим отношениям возможность быть чем-то иным, нежели ошибкой.

Резкие возражения были уже готовы сорваться с губ Карины, но каким-то образом ей удалось сдержаться и остановиться. Холодно она сказала:

– Я действительно сознаю, что в прошлом некоторые ошибки были допущены мной, а сегодня я допустила еще одну ошибку, придя сюда. Я найду Стеллу сама. До свидания.

И она направилась к двери не оглядываясь. Но когда она дошла до двери и взялась за ручку, Луис медленно произнес:

– Я знаю, где Стелла.

Карина, повернувшись, пристально смотрела на него.

– Но как ты мог?..

Луис иронически улыбнулся.

– Несмотря на мою непопулярность в твоей семье, у меня всегда были хорошие отношения со Стеллой. Возможно, потому, что она была слишком юной для предубежденности против иностранцев. Мы всегда поддерживали связь. И вполне естественно, что она повидала меня и провела несколько дней здесь, когда приехала в Португалию.

Медленно подойдя к столу, Карина сказала:

– Что ты имеешь в виду под словами «поддерживали связь»?

– Мы иногда писали друг другу.

– Этого не может быть! Мама заметила бы, если бы Стелла получала письма с португальским штемпелем.

– Уверен, что заметила бы, если она продолжает следить за вами обеими так же тщательно, но я писал Стелле через школьного друга. О, не смотри так осуждающе. Это было только пару раз в году: на Рождество и на ее день рождения.

– И что же ты писал в письмах ребенку, который больше чем на десять лет младше тебя? – Внезапный страх сковал Карину: вдруг Луис был тем мужчиной, в которого влюбилась Стелла? Должно быть, ее ужас отразился на ее лице. – Боже Милостивый! Надеюсь, ты не тот человек, нет?

Луис засмеялся, искренне забавляясь.

– Конечно нет! Даже я недостаточно дурак, чтобы позволить этому случиться. Нет, мы большей частью писали о тебе… сначала, – сказал он, и его рот скривился в усмешке.

Карина ожидала продолжения и хотела, чтобы он продолжил, но когда он замолчал, она сказала резко:

– Наверное, это ты подстрекал ее приехать сюда? Где она сейчас? На вилле?

– Она оставалась там какое-то время, но могла уже и переехать. Я предложил ей оставаться в доме столько, сколько она захочет, но я и не удерживал ее от переезда. Ведь я ей не сторож, а только друг, – сказал Луис многозначительно.

– А твои родители никак не реагировали на это? Едва ли они проявили бы свое гостеприимство, позволив кому-нибудь из моей семьи использовать их виллу. – Она хотела было добавить, что они обидели ее, свою невестку, но взяла себя в руки и сдержалась.

– Моя мать больна уже некоторое время, и она не в том состоянии, чтобы беспокоиться. Я даже не упомянул имя Стеллы при ней.

– Очень благоразумно, – сухо сказала Карина. Луис бросил на нее недобрый взгляд.

– Кто останавливается или не останавливается на вилле, ее больше не касается. Теперь она принадлежит мне.

– Тебе? – Карина нахмурилась. – Ты купил ее у своего отца?

Она остановилась, оглядывая большой кабинет.

– И ты перебазировался сюда?

– Мой отец умер вскоре после того, как ты сбежала в Англию, – мрачно сказал Луис, подтверждая догадку, которая промелькнула в ее мозгу.

– Тебе нужно было сказать мне… – Ее голос дрогнул.

Луис кивнул и резко сказал:

– Точно. Разве это что-нибудь изменило бы? И так все было достаточно ясно, ты дала мне понять, что больше не желаешь иметь ничего общего со мной и моей семьей. Твоя мать сделала так…

– Это было давно, – резко прервала его Карина. – Обстоятельства изменились. Мне очень жаль, что твой отец умер, а мать больна.

Луис посмотрел на нее, его полная нижняя губа, которую она так любила целовать, немного выпятилась вперед.

– Спасибо, – сказал он, помолчав. – Значит, ты уже больше не под влиянием своей матери?

– Я больше не живу дома, если ты это имеешь в виду. У меня собственная квартира. Но, вероятно, ты знаешь это, раз ты переписывался со Стеллой?

Слова «за моей спиной» не были сказаны, но она, конечно, произнесла их мысленно.

– Чья это была идея, приехать сюда и найти Стеллу, – наступал Луис, – твоя или твоей матери?

– Матери, – подтвердила Карина, но быстро добавила: – Но я тоже беспокоилась о ней. Я не хотела бы, чтобы она повторила мою ошибку.

Его брови вопросительно поднялись вверх, но он только сказал:

– Я позвоню сегодня вечером на виллу и, если Стелла еще там, дам тебе знать завтра утром.

– Хорошо, я зайду завтра днем.

– Нет, не надо. Если только она согласится.

– Конечно, она согласится. Почему ты думаешь, что…

– Может быть, она не хочет, чтобы в ее любовный роман кто-нибудь вмешивался. После всего, что с тобой произошло, ты ведь не будешь вмешиваться? Хоть раз в жизни ты можешь не слушать свою мать?

– Если бы я послушала ее, мы оба были бы избавлены от больших… от больших неприятностей.

Скривив губы, Луис повторил:

– Неприятности! Как это по-английски! – Его глаза потемнели. – Но мы были бы избавлены и от многих «приятностей». Разве не так?

Карина встала, внешне спокойная и собранная, хотя внутри все бушевало. С ледяной вежливостью она сказала:

– Я остановилась в отеле на улице де Саметр, около Ботанического сада. Вот номер телефона.

Вынув из сумочки карточку с номером, она положила ее на стол, игнорируя его протянутую руку.

– Надеюсь, после того как ты поговоришь со Стеллой, ты будешь так любезен и дашь мне знать.

– Вижу, ты снова избегаешь ситуации, с которой не можешь справиться, – пренебрежительно заметил Луис.

Упрямо выставив вперед подбородок, Карина коротко ответила:

– Напротив, некоторые ситуации так мне надоели, что абсолютно не интересуют меня. До свидания, Луис. Спасибо, что уделил мне столько времени. Надеюсь, я не слишком задержала твоего ужасно важного клиента – кроме того, ты всегда можешь прислать мне чек за свои… услуги.

На этот раз Карина вышла в коридор, правда, боясь, что из-за последнего замечания Луис потеряет самообладание и пойдет вслед за ней. Несколько человек разговаривали в коридоре недалеко от кабинета Луиса, и она прошла мимо них, высоко подняв голову. Пусть посмотрят, пусть удовлетворят свое любопытство. Она представила себе, сколько слухов и сплетен распространится по фирме. Коротко кивнув секретарше, Карина вышла из офиса, перешла дорогу и снова оказалась в парке, где торопливо опустилась на скамейку. Сердце бешено колотилось, ноги ослабли так, словно она принимала участие в сорокакилометровом марафоне.

Ее чувства были в сумасшедшем беспорядке: облегчение, что эта первая встреча закончилась, раздражение на его уверенность, что все плохое в их прошлом – это ее вина, и останавливающее сердце тяготение к Луису, которое она почувствовала в первый момент их встречи. Последнее Карина попыталась оттеснить на задворки своего сознания. Она поддалась этому тяготению раньше, но оно оказалось только сексуальным влечением, если слово «только» могло передать это не останавливающееся ни перед чем лихорадочное желание. Она была недовольна, что они переписывались со Стеллой без ее ведома. Бог знает, что ее сестра рассказывала о ней! Карина подумала о тех немногих мужчинах, с которыми она встречалась спустя год после того, как покинула Луиса, когда глубокая горечь одиночества стала непереносимой, и ужаснулась при мысли о том, что Стелла описывала эти отношения в письмах к Луису. Когда она наконец доберется до Стеллы, она как старшая сестра серьезно поговорит с ней об этом. Когда она доберется до нее…

Поднявшись, Карина прогулялась по парку, а потом по людным улицам. Уже не было так жарко, и прогулка была почти приятной, но ее мысли едва задерживались на окружающем. Они крутились вокруг Луиса. Она думала о том, как сильно он изменился и кажется гораздо более зрелым, чем раньше. Это ответственность так его изменила? Стать во главе юридической фирмы в возрасте до тридцати лет – большая ответственность, но, казалось, он справляется – офис так же работает, как и раньше. И еще он сказал, что его мать больна уже некоторое время, и так как он единственный ребенок в семье – это тоже большая ответственность.

Интересно, его мать все так же безраздельно владеет им, отказываясь уступить его даже собственной жене. Вначале, когда они поженились, Карина смирилась с тем, что должна делить Луиса с его родителями, зная, что он значит для них, но очень скоро она поняла, что его мать крайне недовольна женитьбой Луиса и сделает все, чтобы расстроить их брак. И она выиграла довольно просто. Против искусного разрушающего влияния старой женщины юность и неопытность Карины не оставили ей ни одного шанса на выигрыш. Не то чтобы Луис был простой пешкой между ними, она должна признать это. Но он был очень занят в важном судебном процессе своего отца, и эта работа была дана ему, по мнению Карины, специально почти сразу после их женитьбы. Луис не видел тех сложностей, с которыми сталкивалась Карина, а ее гордость не позволяла ей рассказать ему обо всем. Луис ожидал, что она будет вести себя как португальская девушка и займет в семье его родителей место приемной дочери, получая от его матери помощь и инструкции. Однако, что меньше всего намеревалась делать его мать, так это помогать ей занять в семье свое место. Карина злорадно улыбнулась, представив себе чувства своей свекрови, когда та, наконец избавившись от нежеланной невестки, обнаружила, что не может надеяться ни на развод, ни соответственно на новую женитьбу сына.

Карина перестала думать о старой женщине. Это было давным-давно. Какое это может иметь значение сейчас? Она почувствовала жажду и зашла в кафе, где она бывала раньше и где витал аромат аппетитных запахов, которыми так славятся все кафе в Лиссабоне. Переключив свои мысли на настоящие проблемы, Карина размышляла, позвонит ли ей Луис насчет Стеллы. Она очень удивилась, когда он твердо сказал, что он сначала спросит разрешения Стеллы, и спрашивала себя, правда ли Луис был таким жестоким. Но она сразу же отвергла эту мысль. Другие мужчины в аналогичной ситуации могли бы унизиться до подобных поступков, но Луис раньше никогда не был ни злобным, ни недоброжелательным. Высокомерный, нетерпеливый, вспыльчивый – да, но никогда – злорадный. Может, ей не ждать его телефонного звонка, а поехать сразу на виллу? Его слуги вряд ли откажут ей в приеме, если ее сестра уже там. Если она там. Или если она осталась там после того, как Луис предупредил ее, что Карина приехала забрать ее домой. Это действительно проблема. Но в конце концов Карина решила дать Луису время до завтрашнего ланча. Если он не позвонит, она возьмет машину и поедет на виллу, понравится ему это или нет.

Улицы стали теперь оживленными, люди возвращались с работы. Казалось невозможным найти такси, поэтому Карина пошла пешком до отеля, намереваясь принять душ, переодеться, где-нибудь быстро перекусить и пораньше лечь спать.

Карина жила в этом городе недолго и не была здесь несколько лет, но она прекрасно ориентировалась и добралась до отеля, ни разу не заглянув в карту города и не спрашивая дорогу у прохожих. Когда она вошла в отель, портье отдал ей ключ от номера вместе с запиской. У Карины сразу вспыхнула надежда, что записка от Луиса, но когда она развернула ее, она увидела, что ошиблась. Записка была от Грега Саммерса.

«Я приглашен сегодня вечером в гости к одному из моих португальских партнеров, – прочла Карина. – Если вы свободны, как насчет того, чтобы пойти вместе? Мне определенно нужен переводчик, и такой элегантный переводчик, как вы, был бы самой большой моральной поддержкой для меня». Записка была подписана «Грег» и написана от руки. Видимо, он позвонил в отель и оставил ее для нее.

Карина несколько минут размышляла над этой запиской. В принятии предложения Грега были свои «за» и «против». С одной стороны, ей не хотелось, чтобы Грег думал, что ее легко «заполучить», и составил о ней неправильное представление. Но, с другой стороны, у нее сегодня был пустой вечер, когда ей совершенно нечего было делать, кроме возможной прогулки пешком после ужина, что не совсем безопасно для одинокой женщины в большом городе. Кроме того, после свидания с Луисом она постоянно думала о нем, и ей было необходимо отвлечься. С этой мыслью Карина подняла телефонную трубку и позвонила Грегу.

– Спасибо за приглашение, – сказала она ему, когда он ответил.

– Вы можете его принять или у вас семейные сложности?

Не отвечая прямо на вопрос, Карина спросила:

– А что это за вечер, что за компания?

– Довольно формальный вечер, я думаю, если вы боитесь обратного. И в то же время никаких условностей, если вы этого тоже боитесь, – ответил Грег со смешком в голосе.

Карина в ответ улыбнулась и сказала:

– Тогда я, пожалуй, пойду с вами.

– Прекрасно. Я заеду за вами в восемь.

К счастью, Карина взяла с собой пару вечерних платьев, хотя и не ожидала, что они понадобятся. Она выбрала платье нежного цвета лаванды с тонкими золотыми блестящими полосками на рукавах, потом вымыла волосы, уложила их феном в прическу, которую она называла прической номер три – полуформальный стиль: оставаясь распущенными, волосы убирались назад и касались ее открытой кожи. Легкий макияж, пара туфель на высоком каблуке более темного лавандового оттенка, маленькая серебристая сумочка с эскудо внутри на случай, если ей придется взять такси, возвращаясь в отель, и она была готова. Для чего именно готова, Карина не знала. Мимолетное беспокойство возникло в сознании Карины: вдруг на этом вечере будет кто-то, кого она знала раньше, но вероятность этого была невелика. Она жила здесь всего лишь несколько месяцев и встречала очень немного людей, ни с кем из них особо не сближалась.

Грег заехал за ней вовремя и выглядел просто франтом в своем белом смокинге.

– Вы выглядите великолепно, – сказал он. – Спасибо за то, что вы согласились пойти со мной.

– Где будет встреча? – спросила Карина, когда они садились в ожидающее их такси.

– Это дом на улице Жуан Насименто да Коста, – прочитал Грег на клочке бумаги, делая ужасные ошибки в произношении.

– Вы знаете, кто это такой?

Карина засмеялась и покачала головой.

– Португальцы имеют привычку называть свои улицы по имени национальных героев, причем они всегда используют полное имя, а не укороченное, как, например, в Англии называют Нельсон-роуд или Вордсворт-драйв.

– Как прошел день? – спросил Грег. – Вам удалось решить свои проблемы?

– Я еще не уверена. А у вас? Встреча прошла хорошо?

– Достаточно хорошо. Но это только начало, и все очень вежливы друг с другом. Я думаю, позже у них появятся некоторые возражения насчет денег, но я хочу построить одно из лучших полей для гольфа в стране, а это стоит денег.

– Думаете, вам удастся то, что вы хотите?

– О, да, – ответил Грег уверенно. – Я только надеюсь, что получу не слишком много шишек при этом, вот и все.

Карина посмотрела на него с некоторым любопытством, обнаружив, что он, очевидно, такой же удачливый бизнесмен, как и профессиональный игрок в гольф. Чувствовалось, что его окружала атмосфера богатства: его одежда была отлично сшита, его обувь была ручной работы, а на запястье были золотые часы знаменитой марки. Ничего броского, никакой мишуры, только небрежная самоуверенность, которая появляется, когда не нужно беспокоиться о куске хлеба. У Луиса это тоже было, но в нем совсем не было ничего небрежного.

Дом, где был организован вечер, находился примерно в двадцати минутах езды от центра города, на холме в восточной части Лиссабона. Их доброжелательно встретили партнер Грега Антонио Алвар и его жена, супружеская пара средних лет. Оба посмотрели на Карину с интересом, когда Грег представил ее, а она обратилась к ним на португальском.

– У вас хорошее произношение, – похвалил ее сеньор Алвар, – но, думаю, вы родом не из Португалии.

– Нет, – подтвердила Карина, – но я, я… связана с этой страной.

Хозяева засмеялись.

– Вряд ли. В нашей стране немного блондинок. Натуральных блондинок, во всяком случае.

Все вежливо засмеялись шутке, потом сеньор Алвар провел их в гостиную, где уже собралось несколько человек, и представил всех друг другу. Среди гостей были другие партнеры Грега, которые немного говорили по-английски, но Карина довольно часто вынуждена была помогать, переводя для Грега. Вечер был дан в честь Грега, и он был в центре внимания, поэтому она стояла рядом с ним, когда он приветствовал и разговаривал с другими гостями, которые прибывали после них. Их представили одной супружеской паре, супруги взглянули на нее так пристально, что на мгновение сердце Карины остановилось, но она была почти уверена, что никогда раньше их не встречала, и решила, что они, должно быть, просто любопытны.

Прошел час, прежде чем был подан ужин, и к этому времени Карина проголодалась.

– Не думайте, что я всегда ем как удав, – заметила она Грегу, когда наполняла свою тарелку. – Я сегодня почти ничего не ела.

– Вы не смогли перекусить во время ланча?

– Нет. У меня было время, но я… я не могла есть.

Грег взглянул на нее.

– Подозреваю, ваши проблемы не выходили у вас из головы?

Карина кивнула, благодарная ему за внимательность. Они отошли в сторону и нашли пару кресел в углу.

– Хотели бы рассказать мне об этом? – спросил Грег. – Или тут есть нечто такое, о чем вы предпочитаете молчать?

Карина слегка пожала плечами.

– Это лишь старая история. Я была слишком молода, чтобы понять: то, что я чувствовала, было не любовью, а только влюбленностью. Мы поженились, но это не сработало.

– А ваш муж? Он был так же молод?

Глаза Карины потемнели.

– Ему был двадцать один.

– Думаю, не так уж мало, – согласился Грег.

Он посмотрел на ее взволнованное лицо и резко сменил тему разговора.

– Вы отлично говорите на португальском. Вы долго тут жили?

– Нет, только несколько месяцев, но я брала уроки, пока была здесь, а когда вернулась в Англию, мне было жаль терять португальский, и я пошла в школу, одну из тех, где вы только слушаете и говорите на выбранном вами языке весь день. Когда я ее окончила, мне удалось получить работу переводчика. К счастью для меня, в моем родном городе немного людей, знающих португальский, поэтому я довольно хорошо устроилась.

– И вы до сих пор делаете это?

– Более или менее, но примерно год назад я основала переводческое и секретарское агентство, поэтому сейчас я больше занимаюсь административной работой.

Они болтали все время, пока ели, а потом разговаривали с другими гостями. Хотя Грег был общителен с каждым, он давал понять, что он более заинтересован в Карине, отдавая ей все свое внимание, когда бы она ни заговорила, задавая ей вопросы и побуждая ее рассказывать о себе самой. Это льстило Карине. Встретив сегодня Луиса, Карина почувствовала себя уязвимой, а такое внимание Грега явилось для нее поддержкой.

Ей нравится Грег, решила она, с ним забавно и мило, и у него было какое-то простое и естественное очарование, которое, казалось, притягивало к нему всех. Карина начала действительно успокаиваться и получала большое удовольствие от вечера. Кроме того, она была довольна, что ей удалось попрактиковаться в португальском. Еда была прекрасной, и было много молодого вина. Ей уделяли много внимания, и не только Грег, но и другие гости, потому что, видимо, они нашли необычным встретить иностранку, бегло разговаривающую на их языке, и еще потому, решила Карина, что она была вместе с Грегом – человеком, в честь которого был устроен прием.

Они были в гостях уже больше двух часов, когда Карина услышала, что хозяева приветствуют нового гостя, и взглянула по направлению двери. Поздний гость стоял к ней спиной, но ей достаточно было беглого взгляда, чтобы узнать его. Это был Луис.

На мгновение паника охватила Карину, ей захотелось немедленно убежать отсюда, пока он ее еще не заметил. На стене висела старая карта, и Грег отошел к ней вместе со своим партнером по бизнесу, оставив Карину с его женой и сыном. Карина торопливо сказала: «Извините меня» – и огляделась в поисках другого выхода из комнаты, но Луис и Алвар блокировали единственный выход. Карина быстро подошла к Грегу и положила ладонь на его руку. Он взглянул на нее, улыбнулся и слегка сжал ее руку, но в это время его собеседник что-то с жаром говорил ему, показывая на карту, и он не мог переключить на нее свое внимание.

За эти несколько мгновений Карине удалось унять панику и осознать, что она не сможет отсюда убежать. Ей придется снова встретиться с Луисом лицом к лицу, как и сегодня днем. Она проклинала злую судьбу, которая привела их обоих на один и тот же вечер. А она еще была с Грегом! Луис может подумать, что она вместе с ним приехала в Португалию, но хуже, если он обнаружит, что они познакомились только утром, в самолете. Тогда Луис подумает, что она просто дешевка. Чувствуя, что Луис сверлит глазами ее спину, Карина дернула Грега за рукав.

Увидев ее взволнованное лицо, он быстро извинился и повернулся к ней.

– Что случилось?

– Я… боюсь, я вынуждена просить вас кое-что сделать для меня.

Грег поднял брови:

– И что?

Карина тянула его в сторону.

– Я не знаю, как это могло случиться, но… мой муж приехал сюда.

– Да? Где же он?

– Нет, не оборачивайтесь! Слушайте, прежде чем он заговорит с нами, я хотела попросить вас об одолжении. Не могли бы вы сказать, что мы знаем друг друга уже некоторое время? Я не хочу, чтобы он узнал, что мы познакомились только сегодня утром.

Карина говорила торопливо, держась рукой за его рукав.

– Хорошо, если вы так хотите. А он знает, что вы здесь? Кто мог сказать ему?

– Не имею понятия. Но я хотела бы уйти отсюда как можно скорее, пожалуйста.

– Ладно. Но тем не менее почему бы нам не выпить еще? – Обняв Карину за талию, Грег подвел ее к бару и наполнил бокалы вином. Он улыбался ей. – Не надо так беспокоиться. Я не позволю ему обидеть вас. Если он устроит сцену, обещаю, что уведу вас отсюда в один момент.

Увидев в его глазах уверенность, Карина начала успокаиваться и отпила немного вина. Луис никогда не устраивает сцен в общественном месте, поэтому ей нечего бояться. Тогда почему же ее сердце так бьется, а кровь пульсирует в висках?

Она стояла спиной к центру комнаты и вполуха слушала Грега. Когда Грег, разговаривая с нею, окинул комнату взглядом через ее плечо, Карина увидела, что его глаза слегка прищурились, хотя голос почти не изменился, и она поняла, что Луис подходит к ним. Она внутренне вся напряглась, готовясь к встрече с ним, ей хотелось быть такой же холодной и недоступной, как сегодня утром, но ее пальцы, держащие стакан, слегка задрожали, и она ничего не могла поделать, чтобы унять дрожь. Она начала что-то оживленно рассказывать Грегу, и они оба рассмеялись, когда голос Луиса, сухой и холодный, прозвучал позади нее:

– Добрый вечер, Карина.

Карина повернулась лицом к нему и довольно искусно сумела показать свое удивление:

– О, Луис! Вот так сюрприз. Ты уже давно здесь? Я, кажется, не видела тебя раньше.

– Нет, я здесь недавно. – В правой руке он держал стакан, другая была в кармане его темного вечернего костюма. Его глаза смотрели поверх ее головы, и было невозможно что-либо прочесть в них. Потом он взглянул на Грега.

– Это Грег Саммерс, в его честь устроен этот вечер. А это Луис Ривейро, – представила Карина мужчин друг другу.

– Как поживаете? – ответил Луис, но не сделал никакой попытки пожать руку. – Насколько я понял, вы партнер Антонио Алвара в его рискованном предприятии по развитию Алгарви?

– Верно, – подтвердил Грег. – Это сфера и вашего бизнеса?

Луис улыбнулся.

– Не совсем. Я адвокат. Я представляю интересы одного из ваших партнеров. – Он сделал жест в сторону мужчины и женщины, которые раньше смотрели на Карину с таким интересом.

Супружеская чета наблюдала за ними и сейчас, но они быстро отвернулись, когда поняли, что Луис говорит о них.

У Карины тут же возникло подозрение, что это они могли позвонить Луису и сказать, что она здесь, как только услышали ее имя и поняли, кто она такая. Замирая, она подняла голову, чтобы спросить его, но не смогла выговорить ни слова: ирония в темных выразительных глазах Луиса сказала ей, что она угадала верно. Горькое негодование наполнило все ее существо, и Карина ответила ему презрительным взглядом.

– Кажется, у тебя везде шпионы.

Выражение лица Луиса стало более твердым.

– Оказывается, они могут пригодиться. – И он многозначительно посмотрел на Грега.

Карина собиралась сказать ему, что это, черт побери, не его дело, но Грег быстро сказал Луису:

– Полагаю, я увижу вас завтра, когда мы все соберемся, чтобы обсудить детали нашего сотрудничества?

Луис кивнул.

– Да, я буду там. – Он взглянул на Карину. – Странное совпадение: вы знаете мою жену.

Если он хотел удивить или смутить Грега, то это ему не удалось.

– Да, – согласился Грег, – не так ли?

– Вы уже давно знаете друг друга?

– Да, некоторое время. – Грег улыбнулся Карине, обнял ее рукой за талию и притянул к себе.

– Сколько времени мы уже знаем друг друга, дорогая? Кажется, около полугода.

Карина похолодела, она пыталась отстраниться от Грега, но он не отпускал ее. Подняв голову, она взглянула на Луиса, который смотрел на Грега, пока тот говорил, и Карина была ошеломлена вспышкой ненависти, которая мелькнула на мгновение в его глазах.

Стараясь, чтобы ее голос не дрожал, Карина сказала:

– Да, что-то около этого.

– И еще одно совпадение: вы оказались в Лиссабоне по делам как раз тогда, когда Карине понадобилось приехать сюда тоже, – произнес Луис с издевкой.

– Да, счастливое совпадение, – согласился Грег и вызывающе выпрямился.

Карина посмотрела на обоих мужчин: оба высокие, но абсолютно разные во всем: Грег, в своем белом смокинге со светлыми волосами, Луис, такой темный в своем темном вечернем костюме, белизна его рубашки подчеркивала черноту его глаз, волос и его средиземноморский загар. В ее напряженном мозгу они показались ей двумя рыцарями: белый рыцарь и черный рыцарь – и каждый знал, кто из них двоих всегда выигрывает.

Чтобы разрядить обстановку, Карина спросила:

– Ты звонил на виллу? Стелла еще там?

Глаза Луиса холодно скользнули по ней, прежде чем он ответил:

– Нет, моя экономка сказала, что она уехала сегодня днем на работу. Кажется, она не вернется до поздней ночи, поэтому я оставил для нее записку с просьбой позвонить мне завтра утром.

– Во сколько? Я должна быть там, когда она позвонит.

– Пожалуй, ты сможешь, но я не позволю тебе принуждать Стеллу делать что-то вопреки ее желанию.

– Я не собираюсь принуждать ее, – сердито ответила Карина. – Я только хочу…

Она не закончила фразу, потому что к ним подошла женщина и с улыбкой попросила Карину перевести Грегу, что ее сын-подросток увлекается гольфом и просто молится на Грега и что она приглашает его на обед на следующий вечер.

Луис собрался было перевести, но Карина быстро сказала:

– Это не нужно, – и отвернулась, чтобы передать Грегу слова этой женщины почти дословно.

– Скажи ей, что это очень любезно с ее стороны, но я уже приглашен на завтра. Но также скажи ей, что я оставлю подписанный экземпляр моей книги для ее сына в отеле на столике портье, если он захочет зайти и взять ее, – добавил Грег сердечно.

Когда Карина переводила его слова, она увидела, что Луис внимательно слушает. Такое внимание выдавало его удивление беглостью ее португальского языка.

Сеньора Алвар, хозяйка дома, присоединилась к ним, и через несколько минут здесь был уже основной разговор, но потом она отвела Грега поговорить с другими гостями.

Карина направилась было за ним, но Луис взял ее за руку и придержал. Неожиданное прикосновение его пальцев привело к тому, что кровь заструилась быстрее в ее жилах, и Карина не могла двинуться, даже если бы и попыталась. Медленно повернув голову, она взглянула на него.

– С тех пор, как ты уехала, твой португальский стал значительно лучше, – сухо промолвил он.

Освободив свою руку, Карина отступила от Луиса. Она оцепенела от своей реакции в ответ на его прикосновение, поэтому выражение ее лица было замкнутым, а тон резким, когда она сказала:

– У меня было здесь так много практики. Было бы глупо потерять все это.

Луис стиснул зубы.

– Я рад, что наш брак оказался для тебя не совсем бесполезным, – сказал он с горьким сарказмом.

– Я не это имела в виду… – Карина пожала плечами. Какая разница? Пусть думает, что хочет.

То, о чем он думал, стало очевидным, когда Луис сказал:

– Полагаю, ты считаешь забавным… – на мгновение его английский изменил ему, – щеголять своим любовником перед моими деловыми партнерами?

– Я не знала, что это твои партнеры. Я даже не знала, что ты знаком с ними. Как я могла?

– Но ты не отрицаешь, что он твой любовник, – сказал Луис выразительно; в его глазах снова сверкнула ярость.

– Во всяком случае, – возразила она холодно, чувствуя, что и в ней тоже нарастает ярость, – это не твое дело.

Луис схватил ее за талию, его пальцы впились в ее кожу, и он прошептал грубым голосом с угрожающими нотками:

– Нет, пока ты моя жена и находишься в моей стране, это мое дело.

Карина хотела выплеснуть содержимое своего стакана ему в лицо. Однажды, несколько лет назад, она сделала так во время их ссоры. Но память о том, что Луис ответил ей тем же, удержала ее от этого шага. Вместо этого она освободилась от его рук, ее зеленые глаза метали молнии, и она сказала презрительно:

– Послушай, это просто нелепо! Как будто теперь это имеет какое-нибудь значение. – Карина повернулась и подошла к группе вокруг Грега, взяла его под руку и улыбнулась ему.

Увидев сверкающую улыбку, Грег верно угадал: что-то произошло, и наклонился, шепнув ей на ухо:

– Ты хочешь уйти?

– Да, определенно, – прошептала она в ответ.

Грег не терял времени даром. За пять минут он извинился перед хозяевами, напирая на то, как они устали после путешествия, вызвал такси, и они распрощались со всеми. В этот момент Луис вышел в холл.

– Уже уходите? – заметил он. – Могу вас подбросить. Я собираюсь обратно в город.

– Благодарю, но мы уже вызвали такси, – коротко ответил Грег.

– Тогда до завтра, – просто сказал Луис.

Он кивнул Карине, но не сделал попытки пожать руку никому из них, а вместо этого повернулся, чтобы попрощаться с супругами Алвар.

Подъехало такси, и почти тотчас же Луис вышел из дома вслед за ними и сел в машину, припаркованную чуть дальше вниз по улице. Огни передних фар его машины преследовали их до холма и затерялись лишь на более оживленных улицах города, но у Карины создалось впечатление, будто Луис все еще позади них. Проследил за нами, чтобы убедиться, что мы остановились в одном отеле, подумала Карина с негодованием.

– Значит, вот какой ваш муж, – произнес Грег. – Это не совсем то, что я ожидал.

– Не то? А что вы ожидали?

– Не знаю точно, но я думал, что он не такой жесткий, как этот. Или не такой холодный.

Карина с удивлением посмотрела на него. Неужели он не видел, как злоба скрывалась у Луиса за внешним спокойствием? Для нее это было более чем очевидно. Впрочем, она ведь хорошо знает Луиса.

– Тот мужчина, которого он представляет, думаю, что это он позвонил Луису и сказал ему, что я там. Мне жаль.

– Не беспокойтесь, – просто сказал Грег. – А кто та девушка, о которой вы говорили?

– Стелла? Это моя сестра. Она главная причина моего пребывания здесь. – И Карина рассказала все Грегу.

– Поэтому вы не уверены, поедете ли вы завтра в Алгарви?

– О, нет, я обязательно поеду. Что бы ни говорил Луис о согласии или несогласии Стеллы.

– А как насчет развода? Ривейро согласен дать вам развод?

Карина покачала головой.

– Он говорит, что не хочет развода.

– Не хочет? Но это сумасшествие! Может, он думает, что вы снова будете вместе?

– Это совершенно невозможно! – твердо сказала Карина. – Но я, как ни странно, думаю так же, как и он. Поскольку я не хочу снова выходить замуж, то не имеет особенного смысла подвергаться всем неприятностям, связанным с разводом.

Грег взглянул на нее и коснулся ее руки.

– Вы очень устали?

– Нет, совсем нет.

– Тогда как насчет того, чтобы выпить где-нибудь на сон грядущий по чашечке кофе? В вашем отеле есть бар?

– Не думаю. Он слишком мал для этого.

– В моем отеле есть. Может быть, поедем туда? Или вы знаете какое-нибудь другое место?

Карина подумала, что она действительно не знает никаких баров в Лиссабоне. Это были не те места, куда Луис водил ее раньше. Если они и выбирались в город, то, как правило, либо в театры, либо в рестораны.

– Нет, не знаю, поэтому пусть это будет ваш отель.

Грег попросил таксиста изменить маршрут, и они вместе вернулись в его отель. Было еще не поздно, и посетители в баре сидели за своими напитками. Карина и Грег нашли спокойный уголок, Грег сделал заказ и, когда они сели, сказал:

– Кажется, мы оказались замешанными вместе в одну игру? Почему вы хотели, чтобы ваш муж подумал, будто мы давно знаем друг друга?

Щеки Карины немного зарумянились, и она ответила:

– Я не хотела… чтобы он подумал, будто вы… подцепили меня только сегодня утром, вот и все.

– Мы познакомились сегодня утром, – поправил ее Грег. – Это не было «подцепил». Мы встретились, понравились друг другу и захотели увидеться снова. Это просто. По крайней мере, для меня это именно так. – И Грег вопросительно поднял брови.

– И для меня это тоже так, – сказала Карина с улыбкой. – Но моя жизнь в данный момент усложнилась, и я не хочу втягивать вас в свои проблемы, поэтому я…

– Но, может быть, я хочу быть втянутым, – прервал ее Грег. – И, кроме того, как я уже сказал, я уже втянут. Не забывайте, что я связан с вашим мужем по бизнесу.

– Но только очень отдаленно. – Наклонившись к нему, Карина серьезно сказала: – Послушайте, Грег, мне нравится ваше общество, и я действительно чувствую, что будет лучше, если мы не будем больше встречаться. Его брови поднялись вверх.

– Это что, вежливый способ сказать мне – убирайся ко всем чертям?

– Не слишком вежливо с моей стороны усложнять вашу жизнь моими проблемами, – ответила Карина.

– Вы посылаете меня ко всем чертям?

– Нет, но я… – Карина беспомощно взглянула на него.

Взяв ее левую руку, Грег сказал:

– Почему вы не носите обручальное кольцо?

– Наверное, потому, что больше не чувствую себя замужем.

– Тогда почему вы не хотите получить развод и полностью освободиться от него?

Карина беспомощно пожала плечами.

– Я действительно не знаю.

– Этого не может быть. Наверное, потому, что вы все еще любите его, не так ли? – спросил Грег, его глаза пристально смотрели ей в лицо.

– О, нет! – Карина решительно покачала головой, потом минуту подумала. – Думаю, это большей частью оттого, что трудно поверить, что ты настолько глупа, что совершаешь такие ужасные ошибки. Когда Луис и жизнь, которую я вела с ним в течение короткого времени, будут далеко в прошлом, я смогу почти поверить, что этого никогда не было. Мой приезд сюда и необходимость видеть его снова приближают то, что я хочу забыть.

– Ну, быть может, это хорошо, что вам пришлось встретиться снова. Может быть, раньше вы просто плыли по течению.

Карина непроизвольно кивнула.

– Возможно, вы правы. Это ведь просто – плыть вниз по течению и все. – Ее голос стал неясным бормотанием, как будто она забыла о том, что Грег рядом. – Иногда все это мне кажется только дурным сном.

Повернув ее руку, Грег начал лениво перебирать ее пальцы.

– Знаешь, Карина, мне кажется, что тебе может понадобиться помощь, пока ты будешь переживать все это. Я был для тебя этой помощью сегодня вечером, правда?

– Да, конечно. Я очень благодарна, но…

Грег приложил палец к ее губам.

– Никаких «но». Я хочу помочь. Я хочу лучше узнать вас. Поэтому обещайте мне, что скажете, когда покинете Лиссабон и дадите мне адрес, где я могу найти вас в Алгарви.

Карина посмотрела на него, в ее глазах таилась улыбка.

– У вас, что, привычка вытягивать обещания у всех женщин, которых вы встречаете? – спросила она игриво.

– Нет, не у всех, а только у тех, кого я боюсь потерять.

– Я польщена, – поддразнила она его.

Грег усмехнулся.

– Вы и должны. – И наклонившись вперед, он легко поцеловал ее в губы, не сводя с нее глаз.

Карина какое-то мгновение пристально смотрела на него, потом глубоко вздохнула.

– На этом и остановимся, – сказала она хриплым голосом. – Я лучше пойду.

Грег засмеялся, когда вставал.

– Я отвезу вас в отель.

– Нет, не надо. Только найдите мне такси. Когда они шли к выходу, Грег сказал:

– Я говорил вам: никаких приставаний.

– Знаю, но я прекрасно доберусь сама. Вам не стоит возвращаться со мной.

– Это стоит того, – возразил Грег. – Но раз вы настаиваете…

Швейцар подозвал такси, и Грег посадил в него Карину, дав шоферу деньги.

– Не забудьте позвонить мне завтра.

– Не забуду. Благодарю за вечер и за поддержку.

– К вашим услугам. Спокойной ночи, Карина. – Он подошел закрыть дверцу, но потом, словно заставляя себя сделать это, Грег наклонился внутрь и, обняв рукой Карину за шею, твердо поцеловал ее в губы. Потом он быстро отступил назад, закрыл дверцу и стоял на тротуаре, следя глазами за такси до тех пор, пока оно не скрылось из виду.

3

Луис позвонил на следующее утро в девять тридцать. К этому времени Карина уже встала, позавтракала и все упаковала, готовая к отъезду.

– Я разговаривал со Стеллой, – произнес Луис резко, даже не сказав «доброе утро». – Она охотно повидается с тобой.

– Это она так сказала или это твое выражение? – спросила Карина ледяным тоном, обидевшись на его резкость.

– Она охотно поговорит с тобой, разве этого недостаточно? Сегодня она будет на вилле весь день. Если хочешь, позвони ей.

– Нет, я сейчас же выезжаю и поговорю с ней лично.

– Как хочешь. Я позвоню на виллу, что ты приедешь, чтобы прислуга могла приготовить для тебя комнату.

– Нет! – сказала Карина твердо и добавила более спокойно. – Спасибо, но я предпочитаю остановиться в отеле.

– Почему?

Прямой вопрос совсем обескуражил ее.

– Потому что я так хочу, вот и все.

– Почему бы тебе не сказать прямо, – грубо бросил Луис. – Ты не хочешь остановиться на вилле, потому что ты хочешь встречаться со своим любовником в отеле. Разве не так?

– Нет, не так, – ответила Карина вне себя от ярости. – Я не хочу останавливаться на вилле, потому что не хочу иметь с тобой ничего общего. И особенно не хочу никаких одолжений от тебя.

– Да? Вчера ты говорила не так, когда просила меня найти Стеллу.

– Это было ради Стеллы и матери. Лично я надеялась, что никогда больше не увижу тебя и никогда не буду разговаривать с тобой снова. Насколько это касается меня, – добавила она, собираясь обидеть его, – ты для меня только один из неудачных экспериментов, который хочется забыть как можно скорее.

Последовало короткое мрачное молчание, потом на линии снова возник голос взбешенного Луиса:

– Ты могла бы, по крайней мере, соблюдать приличия и осторожность в своем романе с Саммерсом. Ты все еще носишь мое имя, и я не хотел бы, чтобы его склоняли по всему Алгарви.

Потом он бросил трубку, но Карина могла себе представить, как он при этом выглядел: рот перекошен в злобной усмешке, подбородок выдвинут вперед, а в темных глазах сверкает неистовая ярость. Ее руки дрожали, когда она тоже положила трубку. Карина посидела минуту, стараясь успокоиться. Луис всегда был собственником, и в начале их совместной жизни ей это льстило и казалось смешным. По позже, когда жизнь в Лиссабоне начала становиться адской, Карина подружилась с несколькими молодыми англичанами, которые посещали те же курсы португальского языка, что и она. Однажды Луис увидел ее в кафе с двумя из этих студентов, и она изумилась его яростной ревности. Казалось, что он ревнует ее до сих пор, хотя они живут раздельно несколько лет.

Решив для себя, что лучше всего держаться как можно дальше от Луиса, Карина бодро встала на ноги. Она взяла напрокат машину и в течение получаса уже выбиралась из Лиссабона, пока не подъехала к огромному мосту через реку Тежу. Когда Карина ехала по автостраде, светило солнце, ее настроение значительно улучшилось, и она чувствовала себя почти счастливой. Из-за того, что она уезжает подальше от Луиса? Определенно. А также и от любых возможных осложнений с Грегом? Возможно. Карина решила, что лучше забыть об обоих мужчинах и сосредоточиться на том, что ей предстоит сделать: увидеть Стеллу и убедить ее вернуться домой. И может быть, она попробует немного подзагореть. Прошло уже несколько лет с тех пор, как у нее был отпуск. Посмотрев на бледную кожу своих рук, Карина решила, что ей определенно необходим загар.

Скоро автострада превратилась в очень узкую дорогу, где не было даже двух полос, и Карине приходилось тащиться за грузовиками, направляющимися в Алгарви. Но если езда и была медленной, то местность вокруг стоила того, чтобы полюбоваться ею. Карина ехала мимо полей спелых подсолнухов, которые поворачивали свои огромные желтые головы на длинных стеблях навстречу солнцу. Потом они сменились рядами пробковых деревьев. На многих из них была наполовину снята кора и оставлены голые оранжевые пятна, которые скоро зарастут, и через несколько лет кору можно будет снимать снова. Карина вела машину вдоль холмов и дальше, через маленький городок, где дорога стала совсем узкой и извилистой, гладкое покрытие уступило место булыжнику, а тишина – трубным звукам автомобильных сигналов. С каждым километром Карина отдалялась от Лиссабона, спешка и скорость конца двадцатого столетия оставались позади, и у нее возникало ощущение, что она возвращается назад, в далекое прошлое.

Наконец она добралась до Алгарви. Найти комнату оказалось гораздо более сложным, чем ожидала Карина. Сезон отпусков уже начался, и оказалось, что большинство отелей уже сдали свои номера большим туристическим компаниям. В конце концов ей удалось найти комнату в единственном отеле в маленькой рыболовецкой деревне, которая находилась примерно в шести милях от виллы Луиса, и ей пришлось взять номер на двоих, потому что у них не оказалось одноместных. Карина быстро приняла душ и поела в кафе на пляже перед тем, как идти к Стелле.

Когда Карина останавливалась на вилле вместе с Луисом во время их медового месяца, примерно пять лет назад, домом умело управляла экономка по имени Алмейра, толстушка средних лет, которая приходила каждый день, а вечером уходила в свой собственный дом неподалеку от виллы. Вилла располагалась на стороне холма, обращенной к морю, и это был единственный дом в этой местности с тропинкой, ведущей вниз, в расщелину между скалами, к собственному пляжу. Но теперь виллы и туристические базы выросли на берегу моря, словно грибы. Новые дома, покрашенные в белый цвет и покрытые широкой красной черепицей, виднелись в каждой бухте и рыбацкой деревне. Последние новостройки находились уже в полумиле от виллы, но они были скрыты за деревьями: апельсиновыми, лимонными и высокими кипарисами, которые стояли, словно мрачные часовые на фоне ярко-синего неба. Карина повернула на извилистую, поднимающуюся вверх дорогу, стараясь не вспоминать тот далекий день, когда она впервые прошла здесь вместе с Луисом.

Вилла была серого цвета, что не радовало глаз, крыша уже выцвела на солнце и сливалась с ландшафтом. Но везде виднелись яркие пятна цветов, которые росли в саду и каскадами красного и лилово-розового спускались на веранду и крышу. Карина медленно вышла из машины, постояла мгновение, вдыхая запахи, которые вызывали столько воспоминаний, закрыла глаза, и ее сердце заныло.

– Привет, старшая сестра. – Голос Стеллы с веранды заставил Карину открыть глаза и вернуться к действительности.

– Привет. – Глаза Карины скользнули по фигуре ее сестры. – Ну, по крайней мере, ты еще в единственном числе.

– Ты в этом сомневалась?

– Это мама сомневалась.

Стелла скорчила гримасу и сбежала вниз по ступенькам, чтобы обнять Карину.

– И ты проделала такой путь только из-за того, что мама подняла шум?

– Знаешь, ты не очень обязательный корреспондент. Все, что мы получили от тебя за это время, – это короткие, ничего не значащие открытки.

Она могла бы сказать больше, но из дома вышла женщина, и Карина радостно улыбнулась:

– Алмейра!

– Сеньора! Какое счастье видеть вас снова! – старая женщина спустилась по ступенькам и схватила руку Карины обеими руками. – Я знала, что когда-нибудь вы обязательно вернетесь. Вы и сеньор Луис так любите друг друга, я знала, что вы обязательно вернетесь к нему.

Глаза Карины потемнели, и она хотела было возразить, но было невозможно прервать приветствия словоохотливой служанки. Лучше оставить все как есть, решила Карина, и объяснить позже, когда она будет с Алмейрой одна и поговорит с ней на португальском.

– Но где ваши чемоданы? – спросила Алмейра, заглядывая в машину.

– У меня нет их с собой, я не останусь. Но я бы выпила один из твоих замечательных апельсиновых напитков, если можно.

– Конечно, я сейчас.

Нахмуренное лицо Алмейры прояснилось, когда она заторопилась в дом.

– А почему ты здесь не останешься? – спросила Стелла, когда она вела сестру к столу под солнечным зонтиком в конце террасы, возвышающейся над бассейном.

– Это же дом Луиса, ты помнишь?

– Ну и как это, снова его увидеть? – спросила Стелла, и в ее голосе звучало любопытство.

Карина бросила на нее подозрительный взгляд. В свои девятнадцать лет Стелла была более женственным и более темноволосым вариантом ее самой. У нее был тот же овал лица и брови той же формы, но у нее были ореховые глаза, в то время как у Карины они были голубовато-зеленого оттенка, которые могли иногда выглядеть ледяными.

– А что ты думала? – Карина пожала плечами. – Никто из нас не обрадовался. И мне не понравилось, когда я узнала, что ты переписывалась с ним все эти годы.

– Это он сказал тебе?

– Да, он. Только вот что ты говорила ему обо мне?

Молодая девушка засмеялась.

– Ты хотела бы знать?

Карина театрально пожала плечами.

– Я не хочу даже думать об этом. Когда я вспоминаю некоторые из переплетов, которые случались у меня с моими поклонниками…

– Ну, твои поклонники очень сильно отличались от Луиса. Где ты только их выкапывала!

Стелла сняла бретельки своего бикини, и оно упало на пол. Внизу под ним она была совсем коричневая, без следов от купальника.

– Ты шокируешь Алмейру, – предупредила Карина.

– Не говори ерунды, я всегда так загораю. Почему ты не переоденешься? Ты взяла с собой бикини?

– Да, взяла. Собственно, я его надела… – И Карина сняла сарафан, оставшись в белом бикини.

– У тебя такая великолепная фигура, – произнесла Стелла с завистью. – Я когда-нибудь буду такой же стройной, как ты?

– Только если ты не будешь проводить весь день, как ты это делаешь, – безжалостно ответила ей сестра.

Алмейра вошла с напитками, и они болтали о ее семье с полчаса, пока служанка не собралась уходить.

Закрыв глаза, Карина лежала на спине в удобном шезлонге, довольная, нежась в лучах солнца. Они молчали. Потом Карина лениво спросила:

– Ты все еще увлечена Луисом, правда?

– Почему? Я всегда думала, что он удивительный и только поэтому ты влюбилась в него…

– Ладно, я никому не скажу, – успокоила ее Карина. – Это только наблюдение и все.

– Он мой родственник, – сказала Стелла, защищаясь. – Если бы я была за ним замужем, я бы никогда его не бросила.

– Тебе не пришлось жить с его отцом и матерью, – небрежно заметила Карина.

На это не последовало никакой реакции, и обе девушки снова замолчали до тех пор, пока Карина не сказала как бы нехотя:

– В открытке ты упомянула, что кого-то встретила. Это так?

– Зачем тебе знать?

– О, ради Бога, Стелла! Ты же знаешь нашу маму. Она тут же подумала, что ты собираешься последовать моему примеру. Иметь одну дочь, которая разбила все ее надежды, – уже достаточно плохо. Но чтобы и вторая…

– Если я когда-нибудь и вернусь в Англию, – сказала Стелла задумчиво, – я ни за что не буду больше жить дома.

– И слава Богу. Ты можешь жить со мной, если хочешь, когда ты не в университете.

Стелла встала.

– Ну, это только если я решу возвратиться в Англию. Пока я совсем не уверена, что хочу этого. – И она шагнула на край бассейна и ловко нырнула в его манящую воду.

Как она ни пыталась, Карине не удалось ничего вытянуть из Стеллы в тот день. Вечером они пошли пообедать, и Карина заказала вина, потому что Стелла обычно больше откровенничала после нескольких рюмок спиртного, но сегодня вечером она как устрица спряталась в свою раковину и отказалась даже слово сказать о человеке, которого она встретила. В десять часов Карина высадила Стеллу около виллы и вернулась в отель ничуть не более осведомленная, чем прежде, и весьма недовольная Собой.

На следующий день Стелла работала, поэтому Карина сидела у себя в номере и боролась с ужасной португальской телефонной системой. Во-первых, она решила позвонить Грегу в Лиссабон, что в конце концов ей удалось. Его не было в отеле, но после того, как ее дважды прервали, она все-таки сумела оставить для него сообщение о своем местопребывании. Потом она пыталась дозвониться до матери в Англию, но сколько она ни набирала номер в надежде попасть на свободную линию, ей это не удалось. После примерно двухчасовых попыток Карина бросила это занятие и спустилась к бассейну отеля, чтобы позагорать и попытаться расслабиться. После удобства британской телефонной службы трудно приспособиться к местной телефонной связи. Ее раздражение и досада ничего не изменят. Оставалось принимать все как есть и снова лежать, впитывая в себя самое большое богатства Португалии – ее радостное животворное солнце.

Вечером Карина снова пыталась прорваться по телефону к матери, но бросила это занятие через полчаса и поехала в Албуфейру взглянуть на бар, где работала Стелла. Она нашла этот бар на извилистой улочке, ведущей вниз к рыбному базару и пляжу. Внутри был бар и столики в основном для местных жителей, а снаружи стояли столы и стулья для проходящих и томимых жаждою туристов.

Карина села за пустой стол, и через пару минут Стелла подошла с подносом и напитками к соседнему столику.

– Проверяешь меня? – едко спросила она, когда подошла.

– Мне больше некуда пойти, – ответила Карина. – Поэтому я и пришла сюда. В конце концов ты же сама сказала мне, как найти этот бар.

Стелла кивнула, но ее губы слегка изогнулись.

– Хочешь выпить?

– Да, что-нибудь не очень крепкое и прохладное.

С того места, где сидела Карина, она могла видеть столики снаружи и внутри бара. Она решила, что друг Стеллы, кто бы он ни был, либо тоже работает в баре, либо околачивается где-нибудь рядом. За одним из столиков снаружи сидело четверо молодых людей – судя по всему англичан, но ни один из них и никто из сидящих внутри не был похож на того, кто мог бы вскружить голову Стелле. Карина сидела в надежде, что таинственный друг Стеллы наконец появится, но через пару часов ее желудок взбунтовался против напитков и потребовал вместо этого еды, а в десять часов она отвезла Стеллу на виллу.

– Не хочешь выпить на ночь чашечку кофе? – предложила Стелла.

Карина застонала про себя при мысли о напитке, Но решила, что сможет еще раз поговорить со Стеллой и что молодая девушка, возможно, доверится ей. Поэтому она прошла в дом и бродила по нему, пока Стелла принимала душ и переодевалась. Карина открыла дверь в спальню, одну из тех, которой пользовались родители Луиса и в которой была та массивная старомодная мебель, которую они предпочитали. Спальня была очень чистой, но имела нежилой вид, и Карина поняла, что ею не пользуются уже какое-то время. Стелла расположилась в одной из комнат для гостей, в других были закрыты ставни. Оставалась только одна комната Луиса, та, где они когда-то проводили свой медовый месяц. Карина медленно открыла дверь и включила свет.

Она словно очутилась в прошлом. Она так ярко вспомнила их первую ночь вместе, когда Луис принес ее на руках и переступил порог этой комнаты…

Плечом он открыл дверь и толчком же закрыл ее, оставив снаружи весь мир и все его проблемы. Его потемневшее лицо было напряженным от возбуждения, глаза горели желанием. Поставив ее на ноги, Луис включил лампу и обнял руками ее лицо. Его глаза жадно смотрели на каждую черту ее лица. Потом он наклонился, чтобы нежно коснуться ее губ, прижал ее к себе и целовал в порыве восторженной страсти. Его руки добрались до ее одежды, разрывая ее в нетерпении. Бросив одежду на пол, его руки касались ее кожи, такие горячие, такие легкие в своей нежности. Он шептал ей слова страстной ласки, и его голос был низким и хриплым, он не был молчаливым любовником. Взяв ее на руки, он донес ее до постели, потом сорвал свою собственную одежду и скользнул на постель рядом с ней. Карине казалось, что он любил ее каждой клеточкой своего существа. Его глаза, его губы, его голос, его руки, даже его кожа, казалось, излучали любовь до тех пор, пока она вся не погрузилась в это чувство, окруженная и поглощенная силой его страсти.

И она тоже была как в огне от желания. Даже сейчас казалось, будто в комнате эхом звучат ее стоны наслаждения, ее крики, ее первая боль, потом ее восторг…

Снова и снова она выкрикивала его имя. «Луис, моя любовь, дорогой мой! Я люблю тебя, я люблю тебя!» Она крепко прижималась к его телу, испуганная и желающая его больше всего на свете. Он старался быть нежным, но его страсть была так велика, что он взял ее в диком порыве, обладая ее телом с неистовым пылом, который нельзя было отрицать и который поднял Карину к высотам ошеломляющего экстаза.

Потом он стонал и повторял: «Извини, прости меня, я сделал тебе больно». Но она и не хотела бы, чтобы было по-другому. Она хотела, чтобы он взял ее со страстью, голодом и неукротимым рвением, она хотела знать, что отдалась страстному, пылкому мужчине – мужчине, для которого заниматься любовью было необходимостью, а не только техничным исполнением полученных навыков.

То, что он нуждался в ней, Луис доказывал той ночью еще несколько раз, до тех пор, пока они оба не погрузились, опустошенные, в сон в объятиях друг друга, не просыпаясь до тех пор, пока солнечные лучи не проникли через окна на следующее утро, заключив их обоих в свое золотое тепло…

– Карина? С тобой все в порядке?

Голос Стеллы вернул Карину к реальности. Она обнаружила, что стоит, прислонившись к стене, ее глаза крепко закрыты, а рука, сжатая в кулак, зажимает рот. Выпрямившись, она торопливо сказала:

– Да-да, конечно, я в полном порядке. – Но ей пришлось вытереть пальцем непрошеную слезу в уголке глаза.

– Это была твоя комната? Твоя и Луиса?

– Да, – Карина прошла мимо нее в гостиную, – ты предлагала мне выпить.

– Да, конечно. Что ты хотела бы?

– Пожалуйста, мне джин и тоник. И много льда.

Стелла приготовила ей напиток, и Карина сделала большой глоток, столь необходимый ей сейчас. Потом она резко сказала:

– Этот парень, которого ты встретила… Как ты думаешь, ты любишь его?

– А ты как думаешь?

– Скорее всего, это только увлечение, – сказала Карина.

– Ты говоришь так потому, что то чувство, которое ты испытывала к Луису, было только увлечением?

– Это очень личный вопрос. – Карина твердо взглянула на свою сестру. – Чего ты добиваешься, Стелла? Если ты думаешь, что Луис и я можем вернуться друг к другу, то ты очень ошибаешься.

– Почему я должна так думать?

– Потому что ты всегда была романтиком. И вот почему я сейчас боюсь за тебя. – Взяв руку Стеллы, Карина настойчиво проговорила: – Пожалуйста, не совершай той же ошибки, что и я. Разрушенный брак – это ад, поверь мне. Слушай, этот мужчина… этот парень, которого ты встретила, постарайся выкинуть его из головы. Переспи с ним, если хочешь или должна, но выброси его из головы, так чтобы ты могла вернуться в Англию и поступить в университет, как и планировала.

– У матери была бы тысяча припадков, если бы она услышала, как ты советуешь мне с кем-то переспать, – сказала Стелла с громким, немного нервным смехом.

– Мамы здесь нет. И она не понимает.

– Вот почему ты вышла замуж за Луиса так быстро? – спросила молодая девушка с любопытством. – Чтобы избавиться от мамы?

– Нет, – Карина отвернулась, чтобы Стелла не могла увидеть ее лицо. – Я вышла замуж за Луиса, потому что он хотел этого. Если бы он хотел только переспать со мной, я бы охотно на это пошла, но он хотел жениться. – Посмотрев в свой стакан, Карина медленно произнесла: – Может быть, было бы лучше, если бы мы сначала просто переспали, так сказать, сняли бы с повестки сексуальную сторону брака. Потом мы могли бы лучше узнать друг друга и… и условия, в которых нам пришлось бы дальше жить, прежде чем взяли бы на себя брачные обязательства. – Карина улыбнулась слабой ироничной улыбкой. – Но у Луиса внутри сидит пуританин. Он был влюблен и должен был жениться.

– Потому что для Луиса это была любовь, – мягко сказала Стелла. – Для него должно было быть шоком, когда ты зашла к нему в офис.

– Откуда ты знаешь, что я заходила к нему?

– Он сказал мне по телефону.

– Это все, что он сказал? – спросила Карина, раздумывая, опустил ли он детали о Греге.

Наверное, все-таки опустил, потому что Стела сказала:

– Ты только поэтому искала меня и хотела видеть?

– Но ты ведь знаешь почему. Пожалуйста, Стелла, брось этого парня и поедем домой. Мы можем уехать завтра же, поехать в Испанию, если ты хочешь. У меня есть свободное время, и мы могли бы провести вместе пару недель, прежде чем возвратиться обратно в Англию, – убеждала она.

– Ты говоришь так, словно торопишься уехать отсюда как можно скорее, – заметила Стелла. – Ты снова убегаешь от Луиса, Карина?

Допив свой джин, Карина поставила стакан на стол и пошла к двери.

– Ты завтра работаешь?

– Да, но только утром.

– Отлично. Может быть, я заеду за тобой и мы проведем ланч где-нибудь вместе? Возьми свой купальник, мы позагораем на каком-нибудь пляже, – она остановилась. – Если, конечно, у тебя нет других планов.

– Нет, у меня нет никаких планов на завтра.

Ответ Стеллы поверг Карину в недоумение, и она раздумывала над ним, пока ехала к отелю. Когда только появится этот таинственный парень? Если только Стелла не прячет его специально до тех пор, пока Карина не уедет домой. Карина ломала голову над этим всю дорогу, и лишь когда собралась ложиться спать, только тогда нечто иное из области подсознательного вернулось в ее сознание. Она была так переполнена своими воспоминаниями, когда увидела их старую спальню, что только сейчас отметила, что комната тоже имела нежилой вид, как будто Луис уничтожил в ней все следы и не пользовался спальней с тех пор, как Карина уехала.

На следующее утро Карина, ожидая, пока Стелла освободится, подъехала опять к вилле поговорить с Алмейрой, пытаясь узнать за спиной сестры, кто ее возлюбленный. Если она приводила его на виллу, Алмейра обязательно знает об этом; так или иначе, но Карина надеялась, что у служанки достаточно здравого смысла, чтобы рассказать ей все, что она знает. Но снова Карина вытянула пустую карту. Алмейра была более чем счастлива поболтать и охотно рассказала, что Стелла дважды приводила друзей на виллу, оба раза днем и оба раза это была компания молодых людей, которые плавали в бассейне и потом все вместе уехали.

– А сеньор Луис и его мать? – Карина не могла не спросить. – Они часто останавливаются здесь?

– О, нет. – Алмейра с сожалением покачала головой. – Сеньора Ривейро не была здесь с тех пор, как заболела. Уже почти год. А сеньор Луис совсем не приезжает сюда.

Поговорив таким образом с Алмейрой, Карина скоро уехала, чтобы забрать Стеллу, и после ланча они поехали на пляж, где, как и каждый там, сняли свои бикини и загорали на мелком песке. Потом они встретились с несколькими молодыми людьми, которых знала Стелла, и они все пошли на танцплощадку, но ни один из юношей не оказывал какого-либо особого предпочтения Стелле, как и она сама никого из них не выделяла. Все, что удалось Карине вытянуть из нее, – это только обещание провести завтрашний день снова с нею.

– Но не приезжай на виллу слишком рано, – сказала ей Стелла. – В субботу утром я люблю подольше поспать.

На следующее утро, возможно потому, что был выходной и телефонные линии не были так перегружены, Карине удалось дозвониться матери примерно после получасовых попыток. Сначала она рассказала хорошие новости, сообщив, что нашла Стеллу, и постаралась, чтобы плохие новости звучали не так уж страшно, обещая, что она пытается уговорить Стеллу провести с ней отпуск в Испании. Когда дело было сделано, Карина, довольная собой, поехала на виллу, остановившись по пути на базаре, где купила тонкие ломтики ветчины, красные мясистые помидоры и фрукты для ланча. Она надела только короткую желтую юбку и подходящий по цвету топ, на ноги – босоножки с желтыми ремешками. Волосы свободно ниспадали на плечи и развевались вокруг головы, когда она ехала с опущенным верхом. Когда солнце вокруг светило так ярко, было невозможно не чувствовать себя хорошо и почти беззаботно, поэтому Карина нажала на клаксон, сигналя, что она подъехала к вилле.

– Эй, – закричала она, забирая свои покупки из машины и подходя к веранде. – Вставай! Я принесла ланч.

Но никакого ответа не последовало. Еще в постели, подумала Карина с усмешкой. Поставив свою сумку с покупками, она пошла вокруг дома, намереваясь барабанить в ставни Стеллы до тех пор, пока та не встанет. Но когда она приблизилась к углу дома, она услышала звуки открывающейся на террасе двери и повернула назад.

– Ну наконец-то ты встала. Я уже была готова… – Слова Карины застряли у нее в горле, и она остолбенела, так как через дверь шагнула не ее сестра, а Луис.

Сюрприз был полный. Для нее увидеть его было таким же шоком, каким это, должно быть, было для Луиса, когда она зашла к нему в офис. Но, по крайней мере, у него было несколько минут, чтобы успокоиться, прежде чем действительно встретиться лицом к лицу. У Карины не было ни одной минуты. Ее глаза, расширенные и беззащитные, выдали ее. Ее рот в удивлении раскрылся, но она не произнесла ни слова. Она могла только смотреть на него несколько минут, пока ее сердце снова не начало биться, словно весь мир вокруг остановился на долгие ошеломляющие мгновения.

Каким-то образом Карине удалось справиться со своим голосом, и она сказала холодным натянутым тоном:

– Доброе утро.

– Доброе утро, – ответил Луис, делая несколько шагов ей навстречу. – Ты, кажется, удивилась, увидев меня?

– Я думала, это Стелла. И кроме того…

Она замолчала, но Луис вопросительно поднял брови:

– Кроме того, что?

– Алмейра сказала, что ты больше не приезжаешь сюда, – добавила Карина неохотно.

– Ты спрашивала ее об этом? – насмешливо сказал Луис.

– Конечно, я не хочу сталкиваться с тобой, если я могу избежать этого, – ответила она ему. Челюсти Луиса опасно сжались, а Карина сделала глубокий вдох, стараясь оправиться от шока. – Зачем ты приехал? Удостовериться, что я не похитила Стеллу, наверное. Где она? Надеюсь, не в постели?

– Ее нет здесь. Когда я приехал полчаса назад, я нашел записку, которую она оставила на столе в кухне. В ней было написано, что она вернется к ланчу. – Пока он говорил, его глаза внимательно изучали ее, отмечая совершенную линию ее стройных, длинных ног, открытую кофточку, которую она завязала узлом под грудью, оставив живот голым, и ее светлые взъерошенные волосы.

– Стелла знала, что ты приедешь? – спросила Карина, резко повернувшись.

– Да, я позвонил и сказал ей.

Черт! – выругалась Карина про себя. Без сомнения, Стелла удалилась специально.

Она не сказала мне. Когда ты уезжаешь?

– Или в воскресенье вечером или рано утром в понедельник.

– Тогда, будь добр, скажи Стелле, что я увижу ее в баре, где она работает, в понедельник. – Подняв свою сумку, Карина собралась уходить.

– Я думал, ты пришла перекусить, – заметил Луис, следуя за нею.

– Да, но я вдруг потеряла аппетит.

– Ты всегда была отчаянной трусихой, – сардонически сказал Луис, когда она дошла до автомобиля.

Повернувшись к нему лицом, Карина холодно произнесла:

– Я не боюсь тебя, если ты это имеешь в виду.

– Тогда почему ты убегаешь?

– Потому, что я знаю лучший способ провести время, чем быть в компании с тобой, – ответила она.

– Но твой друг в Лиссабоне, – насмешливо заметил Луис. – Наверное, он дал тебе знать?

Грег действительно оставлял ей в отеле пару записок, где просил позвонить ему, но Карина не сделала этого.

– Если ты имеешь в виду Грега Саммерса, – сказала она ледяным голосом, – то он со мной в контакте.

– О, конечно, я в этом уверен. – Луис сказал это с такой нескрываемой насмешкой, что Карина сразу поняла скрытый смысл его слов.

Ее лицо побелело, и она сказала:

– Мне не придется спрашивать у тебя разрешения. Я буду делать, что хочу и с кем мне нравится. И не пытайся сказать мне, что у тебя ничего не было с другими женщинами с тех пор, как мы расстались, потому что я не поверю тебе! – добавила она сердито. – Ты слишком сексуален для этого… – внезапно она остановилась, осознав, что сказала.

Луис широко улыбнулся. Карина уже забыла, как он выглядит, когда улыбается.

– Хорошо, что ты это помнишь.

– Я все помню, – ответила она коротко. – Слезы, притеснения, скандалы… – Она остановилась и взглянула на него с горькой иронией. – Совсем как сейчас.

Нахмурившись, Луис сказал:

– Ты права. Извини меня. – Он сделал жест рукой. – Послушай, не убегай… не уходи. Давай по крайней мере попытаемся поговорить без ссор. Пройди в дом, садись, выпей чего-нибудь.

– Нам не о чем говорить.

– Нет, есть. Это Стелла. Она согласилась вернуться с тобой в Англию?

– Разве ты не спрашивал ее саму?

– Нет. Я подумал, что не имею права спрашивать.

– Я удивлена, что она не поделилась с тобой, – сказала Карина с горькой нотой в голосе. – Ты и она, оказывается, такие приятели.

Луис посмотрел на нее долгим взглядом и попытался взять за руку, но Карина отодвинулась. Его губы слегка изогнулись, но он миролюбиво сказал:

– Пойдем, присядем.

Карина взглянула на него скользящим взглядом, потом нехотя кивнула.

– Хорошо, но только на несколько минут.

Она села в один из шезлонгов над бассейном, пока Луис пошел в дом приготовить напитки. Это дало им обоим короткую передышку, так что они были более сдержанны, когда Луис вышел и присоединился к ней.

– Ты убедила Стеллу? – снова спросил он, когда сел в другой шезлонг.

– Нет, еще нет. Она даже еще не сказала мне, кто ее парень. Оказывается, мы с ней не в таких близких отношениях, как я думала, – сухо добавила Карина.

– Это ведь в первый раз с нею. Возможно, она наслаждается своей независимостью и не хочет ее лишиться.

– Возможно, – согласилась Карина. – Но она никогда не была такой скрытной раньше. Мы всегда могли поговорить, и она обычно доверяла мне.

– А ты доверяла ей?

Карина мгновение помолчала, потом отрицательно покачала головой.

– Не то, что действительно было важным для меня.

– Ты рассказывала ей о нас?

Наклонившись вперед, Карина поискала в своей сумке темные очки и вынула их.

– Это что, способ спросить, был ли ты важным для меня?

– Мы женаты, – заметил он. – Едва ли я мог не иметь значения.

– Ты хочешь снова пройти через все это? Об этом речь?

– Может быть, мы смогли бы даже обнаружить, где мы были не правы, – ответил Луис осторожно.

– Ну и что из этого? Наш брак закончился, и никто из нас, кажется, не имеет склонности возобновить его. – Карина коротко рассмеялась. – Кто бы в здравом уме захотел этого? Я уж, конечно, не хочу!

Луис встал, его тело было напряженным.

– А как насчет Грега Саммерса? У тебя с ним роман? Или он предлагает жениться? Это заставит его чувствовать себя более спокойным?

Карина сердито вскочила на ноги лицом к нему.

– Нет, – возразила она возмущенно, – это заставляет меня чувствовать себя спокойной!

Они стояли лицом друг к другу между двумя шезлонгами, лишь в паре шагов, оба напряженные от злости. Вдруг Луис дотянулся до нее и схватил ее руку.

– Неужели ты не видишь, что ты делаешь? – спросил он. – Посмотри, в кого ты превратилась?

– Мне нечего здесь с тобой делать! Я не…

– Нет, есть… и это чертовски хорошее дело. – И притянув Карину к себе, Луис поцеловал ее.

– Нет! – Но у нее не осталось времени протестовать, так как его губы коснулись ее губ в принудительной потребности, которая хотела только подчинить ее, владеть ею, обладать снова всем ее существом. Его губы оставляли синяки на ее губах, когда он наклонил ее голову назад, властно, зло, используя свою силу, чтобы сломить ее своей волей, заставить капитулировать. Первой реакцией Карины было желание дать ему отпор. И несколько мгновений она боролась в его объятиях. Но это, казалось, только разозлило его еще больше, и Карина поняла, что это борьба, в которой она никогда не победит. Поэтому она стала тихой, держалась так холодно, как только могла под насилием его губ.

Как только Луис понял, что она делает, его поцелуй стал более настойчивым, более вкрадчивым. Его губы оставили ее рот и проложили горячую тропинку на ее подбородке, шее, внизу у горла и на плече. Карина стояла тихо, с закрытыми глазами, пытаясь успокоить биение своего сердца, пытаясь не позволить ему узнать, что его прикосновения, его близость, его губы делают с нею. Это было так давно, еще тогда, когда поцелуй означал нечто, тогда, когда ласка мужчины зажигала огонь во всем ее теле и заставляла ее чувствовать боль от страсти и потом пустоту внутри.

Его губы снова вернулись к ее губам, непрестанно ища ответа, и Луис бормотал ее имя глухим горловым шепотом, в то время как руки развязали и распахнули концы ее топа.

О Боже! Как может мое тело вот так предавать меня, прошептала Карина про себя. Это было так давно. Ее тело жаждало, чтобы его держали и касались. Она хотела прижаться к нему всем телом и почувствовать, что он входит в нее, как это было часто и чудесно в прошлом. Она хотела… Карина с криком вырвалась из его объятий.

– Уйди от меня! – закричала она на Луиса. – Разве ты не видишь, что я не хочу тебя. Почему ты никак не поймешь своей головой: ты – мое прошлое, Луис, а не будущее. Я не хочу тебя и твоих пылких латинских любовных действий. Это могло возбуждать меня раньше, но сейчас это ничего не значит для меня. Ты не на свидании, Луис, – сказала она ему жестоко. – Ты – в прошедшем времени!

Его лицо ожесточилось, он снова схватил ее.

– Ты предпочитаешь Саммерса? Он такой замечательный любовник?

– Да, – ответила Карина зло. – Да, я предпочитаю его. Он не требует от меня того, что ты требуешь… требовал.

Но Луис был слишком сердит, чтобы заметить ее оговорку. В какой-то ярости он сказал:

– Нет, и вот почему ты не любишь его. Вот почему ты никогда не выйдешь за него замуж. Потому что с ним ты никогда не будешь чувствовать так, как со мной. В моих руках ты – словно дикое существо, существо из любви и страсти. Поэтому ты никогда не будешь ни с каким другим мужчиной. И я знаю это! Однако ты не признаешься в этом даже самой себе, но ты никогда не полюбишь, и никто не будет любить тебя так, как я.

4

Карина с холодной яростью взглянула на Луиса и бросилась к машине. На этот раз Луис не пытался остановить ее. Руки ее так тряслись, что несколько секунд она не могла найти ключи зажигания и вставить их в замок. Когда двигатель ожил, она увидела, что Луис наблюдает за нею, его лицо мрачно и неподвижно. Карина сердито нажала на акселератор, повернула руль и быстро выехала на дорогу. Ее единственной мыслью было убежать отсюда, от Луиса, как можно скорее. Она промчалась мимо последнего поворота к выходу и резко затормозила, чтобы не сбить Стеллу, которая не спеша шла по середине дороги. Карину по инерции толкнуло вперед на руль, головой и плечами она ударилась о ветровое стекло, но ей удалось остановиться вовремя, задние колеса оставили след на шоссе. Двигатель заглох, и минуту стояла ужасная тишина. Стелла, которая словно застыла, когда машина мчалась на нее, наконец пришла в себя и подбежала к Карине.

– О Боже, Карина! Я думала, ты собираешься задавить меня! Какого черта ты ездишь так быстро? Я… – наклонившись, Стелла коснулась плеча своей сестры. – Карина, с тобой все в порядке?

Карина медленно откинулась назад и провела рукой по голове.

– Да, наверное, в порядке. Я забыла пристегнуть ремень. О! – Она вздрогнула, увидев красный след на своих пальцах. – Кровь…

– Что там? Что случилось? – Рядом с ними внезапно появился Луис. – Отойди, Стелла. Дай мне достать ее. – Открыв дверцу, он обхватил Карину руками и начал вытаскивать ее.

– Ничего не надо. Оставь меня! – Карина пыталась оттолкнуть его.

Луис выругался на португальском, потом тихо сказал:

– Хоть раз в жизни будь разумной. Только посиди спокойно и дай мне помочь тебе.

– Не надо, я справлюсь сама. Я могу идти.

Но Луис отмел в сторону ее протесты, поднял ее на руки и понес назад к вилле. Стелла взволнованно шла рядом с ним.

Луис внес Карину в гостиную, посадил на кушетку и убрал ее волосы, чтобы осмотреть голову. Руки его были очень нежными.

– Ну как, плохо? – с беспокойством спросила Стелла.

– Нет, я так не думаю. Пойди принеси теплой воды и вату, я промою рану.

Стелла убежала исполнять его просьбу, а Луис грубо сказал:

– Ты маленькая сумасшедшая дура! Ты могла убить себя и Стеллу.

– Думаешь, я не знаю? – ответила Карина с сожалением. – Я… я была так раздражена…

– Это мягко сказано, – согласился Луис мрачно. Он держал ее голову немного наклоненной в сторону, одна рука под ее подбородком. Он медленно провел большим пальцем по линии ее рта, не сводя с нее своих темных глаз. – И все из-за того, что и поцеловал тебя.

– Из-за того, что ты принуждал меня, – холодно поправила его Карина.

– Ты изменилась, – сказал он нежно. – Раньше ты любила жизнь, а теперь… – Она широко раскрыла глаза и посмотрела на Луиса, ожидая продолжения. – А теперь ты такая холодная. Словно твое сердце замерзло. Я не…

Но он не договорил, так как в комнату торопливо вошла Стелла, и Луис начал промывать рану.

– Может, мне послать за доктором? – спросила Стелла, все еще беспокоясь. – Может, нам стоит отвезти ее в больницу?

– Не думаю, что все так плохо. Побудь пока с ней, а я тем временем подгоню машину обратно к дому.

– Да, конечно. – Стелла опустилась на колени рядом с Кариной, когда Луис оставил их наедине. – Ты уверена, что с тобой все в порядке? Как ты себя чувствуешь?

– Как идиотка. – Сев прямо, Карина взяла тампон из рук Стеллы и прижала его к голове. – Стелла, ради Бога, прости меня. Я вела машину слишком быстро. Я едва не сбила тебя.

– Но ведь не сбила. А самой тебе досталось больше. Господи, почему ты так спешила?

– Обычная причина, – ответила Карина с мрачной улыбкой. – Просто мы с Луисом поссорились. Все, что мне хотелось сделать в тот момент, это уйти от него как можно дальше и скорее.

Стелла вздохнула.

– Но по крайней мере ты, кажется, не очень сильно ударилась.

– Да, конечно нет. Только шишка на голове.

Карина подошла к зеркалу на стене, наклонив голову, чтобы взглянуть на порез. Он был длиной около 2,5 см, как раз ниже линии волос с левой стороны головы.

– Я знала, что тут не из-за чего поднимать шум. Все, что мне нужно, – это пластырь, и я буду как новенькая.

Луис вернулся в комнату, подошел к ней, и глаза их встретились в зеркале. В его глазах была тоска, а рот скривился в мучительной гримасе. Обойдя Карину, он легко положил руку ей на плечо и повернул ее к себе.

– Да, я думаю, с тобой все в порядке. Стелла, ты найдешь пластырь в кухне, в коробке для первой помощи.

Как только Стелла вышла из комнаты, Карина попыталась освободиться от его руки, но Луис все еще держал ее.

– Когда ты прекратишь убегать от меня, – сказал он с горечью, но в голосе его слышалась глубокая нежность.

– Наверно, когда ты прекратишь вести себя так, словно ты владеешь мною. Я не твоя собственность, Луис. Даже теперь, после всех этих лет, ты все еще думаешь, что я принадлежу тебе и что ты можешь диктовать мне. И ты все еще ревнуешь, хотя уже не имеешь никаких прав на меня.

– Разве муж не имеет права ревновать свою жену? – возразил Луис.

– Нет, если они жили раздельно так долго, как мы. Нет, если я уже предлагала тебе развод.

– Когда ты выходила за меня замуж, ты давала мне клятву верности. До самой смерти.

– Да, я давала клятву, – согласилась Карина, ее голос сердито зазвенел. – И я обещала подчиняться тебе, но я не знала, что это означает подчиняться твоей матери!

– Ради Бога! – Стелла стояла на пороге, глядя ни них с удивлением. – Когда же наконец вы придете к согласию относительно вашего прошлого?

Оно уже прошло. Почему бы не начать все сначала? – Подойдя ближе, она усадила Карину и наклеила пластырь на ранку. – Как ты себя сейчас чувствуешь?

– Прекрасно, – солгала Карина, хотя в голове начало стучать, а плечо побаливало. – Благодарю за первую помощь. Теперь я пойду.

– Ты никуда не пойдешь.

– Ну нет, ты не пойдешь.

Луис и Стелла произнесли это одновременно, потом посмотрели друг на друга и улыбнулись.

– Может показаться, что мы в сговоре, – сказал Луис. – Ты не можешь вести машину после удара по голове. Тебе следует остаться и отдохнуть на случай, если у тебя сотрясение мозга.

– Чепуха, я в полном порядке. В понедельник я заеду к тебе в бар, Стелла.

Она думала, что они попытаются снова остановить ее, и Стелла действительно сделала какое-то движение в знак протеста, но Луис удержал ее за руку.

Машина стояла около дома, ключи – в замке зажигания. Карина села в машину и на этот раз застегнула ремень безопасности. Ее руки немного дрожали, но по совершенно другой причине, чем раньше. Ведь она чуть не убила Стеллу. Вряд ли она когда-нибудь сможет это забыть. На этот раз, поклялась она, она будет вести машину очень медленно и осторожно. Она повернула ключ, но двигатель не завелся. Она пыталась еще дважды, прежде чем поняла, в чем дело.

С негодованием Карина прошла через дом и нашла Луиса и Стеллу около бассейна в шезлонгах. Между ними стоял третий пустой шезлонг.

– Прекрасно, – холодно сказала Карина, – что бы вы ни сделали с моей машиной, пожалуйста, пойдите и исправьте.

– Конечно, – согласился Луис. – Когда мы решим, что ты сможешь вести машину.

– Тоже мне, мастер-ломастер… Если ты не исправишь машину, – сказала Карина с угрозой, – я пойду пешком до главной дороги и поеду на автобусе.

– Примерно три километра. В такую жару? – Луис пренебрежительно взглянул на нее.

Но Стелла встала, подошла и взяла Карину за руку.

– Дорогая, пожалуйста, будь умницей. Останься и отдохни немного. Давай перекусим и тогда посмотришь, как ты себя чувствуешь. Ты ведь не хочешь рисковать потерей памяти, или еще чем-нибудь, или попасть в настоящую аварию, правда?

Уговаривая ее, Стелла мягко подвела и усадила ее в шезлонг. Над нею раскрылся солнечный зонт, на низком столике рядом появился холодный напиток. И хотя внутренне она все еще сопротивлялась, она ощутила, как приятно полулежать вот так на спине, закрыв глаза и ни о чем не думать. Стелла сделала салат для ланча, но Карина съела немного и скоро снова улеглась в тени, не делая новых попыток уехать. Это было бы бесполезно в любом случае. Вид Луиса с упрямой линией рта сказал ей, что он продержит ее весь день.

В конце концов она заснула и, проснувшись, почувствовала себя гораздо лучше. Солнце было еще горячим, но уже стояло низко в небе. Солнечные блики скользили по воде в бассейне, как будто кто-то плавал в его чисто-голубых водах. Карина села, подняла руку, защищая глаза от солнца, чтобы увидеть, кто это там плывет. Но пловец уже быстро подплыл к краю бассейна и выбрался из него. Луис подошел и встал, глядя на Карину сверху вниз. Его темные волосы прилипли к голове и струйки воды стекали вниз по длинной мощной шее, атлетическому торсу к плоскому животу над белыми плавками, которые прилипли к его телу, не скрывая ничего из его мужских достоинств.

У Карины перехватило дыхание так, что она не могла вздохнуть. Она уже почти забыла, как красиво было тело Луиса, его сильные ноги, крепкие мускулы на руках, ширину его груди и плеч. Ее глаза потемнели, кончиком языка она провела по губам, внезапно ставшим сухими.

– Эта часть тела всегда была хороша, не так ли?

Карина подняла глаза и увидела улыбающегося Луиса и в его глазах полное понимание ее мыслей.

– Да, – ответила она сухо. – Это всегда было хорошим.

Наклонившись, Луис взял ее руку и помог ей медленно встать на ноги. Он стоял долгое мгновение, глядя ей в лицо, его глаза светились нежностью.

– Теперь тебе лучше?

– Да. Голова болит только чуть-чуть.

– Хорошо. – Подняв руку, Луис ласково убрал волосы с ее лица, оставив на ее коже мокрый след.

Солнце освещало его тело, превращая капельки воды в сверкающие алмазы. Даже крошечные капельки на его ресницах переливались всеми цветами радуги. Его пальцы касались ее кожи так легко, словно крылья бабочки, а глаза притягивали и манили, останавливая время. Потом он медленно склонился и коснулся ее губ. Это не был поцелуй, это было едва ли больше чем дуновение – он ничего не просил и ничего не давал.

И это тронуло сердце Карины больше, чем страстный и желанный поцелуй. Она стояла неподвижно, боясь вздохнуть, пока Луис не отклонился назад, не сводя с нее глаз.

– Ты так прекрасна, – произнес он. – Как я мог позволить тебе уйти?

Карина покачала головой, чувствуя, что слезы подступают к ее глазам.

– Я так любила тебя, – сказала она таким тихим голосом, тише, чем шепот.

– Карина, – Луис снова коснулся ее, но она повернулась и пошла к дому.

– Куда ты?

– Теперь я в порядке. Если ты исправишь машину, я поеду.

– Если ты уедешь, то не сможешь выяснить, кто приятель Стеллы. Ведь ты ради этого приехала сюда, не так ли?

Карина остановилась и обернулась назад.

– Да, но я сомневаюсь, что она поделится со мной, когда ты здесь, – она коротко рассмеялась. – Может быть, она скорее поделится с тобою.

– Почему бы тебе не остаться здесь с ней? – предложил Луис, сухо добавив: – Я здесь только на выходные.

– Нет, я не могу этого сделать.

– Но почему?

– Я думаю, это очевидно.

– Я говорил тебе, меня здесь не будет. И ты моя жена, это и твой дом, так же, как и дом в Лиссабоне.

Карина горько улыбнулась.

– Я никогда не ощущала, что я имею свой дом с тобой. Я здесь чувствовала себя как засидевшийся гость, который уже в тягость хозяевам.

Она резко повернулась и прошла до конца террасы, откуда открывался изумительный вид на море.

– Почему ты не возвращался сюда раньше? – спросила она Луиса.

– Этот дом хранит слишком много воспоминаний.

Карина мгновение помолчала, вспомнив, какие воспоминания этот дом пробудил в ней самой. Луис подошел и встал рядом с ней. Карина бросила взгляд на него, но он отвернулся, и она увидела только его профиль с мрачной усмешкой на губах.

– Да, – сказала она надменно, – полагаю, что здесь к тебе приходят неприятные воспоминания.

Луис повернулся лицом к ней.

– Ошибаешься. Я говорил о счастливых воспоминаниях. Настолько прекрасных, что я не могу выносить этого и жить здесь.

Этот дом производил на них обоих одинаковый эффект, и прошло несколько томительных секунд, прежде чем Карина могла произнести:

– Я… я рада.

– Рада? – Брови Луиса поднялись в недоумении. – Рада, что я прошел сквозь ад, когда ты сбежала?

– Нет. Я рада тому… – Карина закусила губу, – что здесь было счастливое время, которое ты помнишь.

Луис подался было к ней, но резко остановился и сказал:

– Ты хочешь сказать, что все забыла?

Карина отвернулась.

– Я всегда старалась не думать о нашем браке. Он уже кончен. Он в прошлом, – сказала она твердо. – Я же думаю только о настоящем и будущем.

– И Грег Саммерс – часть твоего будущего? – выразительно спросил Луис, внезапно снова разозлившись.

– Возможно, что и так, – ответила Карина, глядя на Луиса через плечо. – Но будет с ним связано мое будущее или нет, это тебя не касается. Я это тебе уже говорила.

Луис минуту помолчал, его голос стал хриплым, когда он горько сказал:

– Полагаю, в твоей жизни было много мужчин с тех пор, как ты покинула меня?

Карина повернулась лицом к Луису, в ней нарастал гнев, но когда взглянула на него, она увидела незащищенность и боль в его глазах, его крепко сжатые челюсти, так как он пытался контролировать себя, ее сердце забилось и гнев исчез. Теперь стало ясно, что ее уход ударил по нему гораздо сильнее, чем она предполагала. Но когда она покинула Португалию, а он отказался поселиться в Англии, как она ему предложила, ее мысли и чувства сосредоточились на ней самой, а совсем не на том, что чувствовал Луис после ее ухода. Она считала, что ею пренебрегли, ее предали. Это мнение поддерживала и поощряла ее мать. Кариной владел горький гнев от того, что Луис не смягчился и не сделал так, как она хотела. Тогда она была убеждена, что он просто не любит ее настолько, чтобы бросить свой дом и семью, которую она ненавидела, и начать новую жизнь с нею в Англии. Когда Луис приехал забрать ее в Португалию, Карина поставила ему ультиматум: Португалия или она. Луис уговаривал ее не глупить и вернуться вместе с ним. Она наотрез отказалась. Луис, чья гордость была задета, пытался заставить ее, вместо того чтобы убедить, а она, естественно, сопротивлялась, и тут вмешалась ее мать.

Карина и сейчас помнила Луиса в тот момент: его лицо бледно, слова обидные и злые.

– Когда ты образумишься или повзрослеешь настолько, чтобы покинуть свою мать, а не цепляться за ее юбку, тогда можешь послать за мной, и я за тобой приеду.

Но она никогда не обращалась к нему, хотя достаточно быстро сумела освободиться от влияния матери. Карина тоже была гордой, и их размолвка подействовала на нее так же сильно, как и на него.

Резко вернув свои мысли от прошлого к настоящему, Карина сказала:

– Да, у меня были другие мужчины. Но ни один из них для меня ничего не значил.

– Ты думаешь, это успокоит меня? – спросил Луис.

– Можешь воспринимать это как хочешь, – возразила Карина, рассердившись, потому что она сказала это, действительно чтобы успокоить его. – Это меньше всего меня волнует.

Оставив его на террасе, Карина вошла в дом, чтобы увидеть Стеллу, и нашла ее в кухне.

– Сделай кое-что для меня, – сказала она своей младшей сестре. – Убеди Луиса исправить машину, чтобы я могла уехать.

– Извини, – сказала Стелла весело, – разве ты не видишь, что я готовлю еду для всех нас. Это одно из моих фирменных блюд: нежная, сочная свинина, яйца и креветки с жареным рисом.

– Китайская пища? В Португалии?

– Почему нет? Я думаю, Луис уже устал от португальской кухни и ему понравится.

– Ты просто увлечена им, да? – спросила Карина с легким упреком в голосе.

– Да, думаю, да. Я считаю, что было просто замечательно, когда ты вышла за него замуж. Он такой мужественный и симпатичный. И я надеялась, что у меня появится старший брат, как я всегда хотела. – Стелла бросила на Карину косой взгляд, когда перемешивала содержимое на сковороде. – Надеюсь, ты не думаешь, что я сильно увлечена им или что-нибудь в этом роде?

– Думаю, что ты, наверное, была сильно увлечена им в прошлом.

– Да, это было. Но тогда я была школьницей.

– А теперь?

– А теперь… Он нравится мне как друг, и я хотела бы, чтобы вы не разводились. Что касается меня, у меня другие интересы.

Устав от этих словесных игр, Карина напрямик спросила:

– А кто твой друг, Стелла?

– А ты останешься к обеду?

– Нет, я сказала тебе, что собираюсь вернуться в отель. Стелла, Бога ради, я…

– Я только спросила, – прервала ее Стелла спокойно, – потому что тогда я бы представила тебя ему. Но поскольку ты определенно говоришь, что не останешься…

– Ты говоришь, что пригласила своего приятеля к обеду? – воскликнула Карина удивленно.

– Верно. Он скоро будет здесь.

– А Луис знает?

Стелла покачала головой, колдуя над сковородкой и кастрюлями.

– Нет, я забыла сказать ему. Передай мне, пожалуйста, ту скатерть.

Карина выполнила ее просьбу и бросила на нее возмущенный взгляд.

– Ты знала, что я не захочу остаться.

– Никто тебя и не заставляет, – засмеялась Стелла. – Но я надеялась, что ты захочешь остаться и встретиться с Куртом.

– Курт? Это же не португальское имя.

– А кто говорил, что он португалец? Я не говорила.

– Стелла, я могу поколотить тебя! Думаешь, я не знаю, чего ты добиваешься. Ты стараешься, чтобы я и Луис были вместе. Но это не сработает!

– Тогда почему ты так беспокоишься?

– Я не… – Карина запнулась и огляделась. – Я не могу выйти к обеду в этом сарафане, – сказала она, капитулируя. – Можно мне что-нибудь одолжить у тебя?

– Пожалуйста, выбирай, что хочешь. Обед будет готов через полчаса. Пожалуйста, скажи об этом Луису.

Пройдя через коридор, Карина постучала в комнату Луиса.

– Кто там?

– Карина.

– Войди.

Луис пользовался их старой комнатой, а ей не хотелось снова быть там с ним. Она стала звать его, но ее голос замер, когда Луис открыл дверь. На нем был темно-синий махровый халат с его инициалами, вышитыми на кармане, тот, который Карина подарила ему на то единственное Рождество, когда они были вместе. Они провели на вилле лишь два дня, а потом были вынуждены вернуться в Лиссабон по просьбе его отца, которому безотлагательно понадобился Луис в суде. Но Карина была почему-то уверена, что за этим стояла его мать.

– Я пришла сказать тебе, что Стелла готовит для нас обед. Он будет готов через полчаса. Она пригласила на обед своего приятеля.

Брови Луиса удивленно поднялись.

– Ну что ж, наконец-то мы узнаем, кто он. Ты, конечно, останешься?

– Да. Я хочу одолжить что-нибудь у Стеллы из одежды, чтобы переодеться к обеду.

– Ты хотела бы переодеться здесь?

– Нет, – ответила она слишком быстро и слишком горячо, и Луис пристально взглянул ей в лицо. Стараясь, чтобы ее слова прозвучали как можно более равнодушно, Карина сказала: – Спасибо, но я переоденусь в комнате Стеллы. – Она кивнула. – Увидимся позже.

Потом она прошествовала к другой комнате, опасаясь, что Луис наблюдает за нею. Около двери она не выдержала и посмотрела на него. Их взгляды встретились, но Карина быстро опустила глаза и прошла в комнату.

Карина выбрала индийское хлопковое платье цвета красного вина с серебряной отделкой. У платья были длинные рукава, маленькие пуговицы на лифе и пышная длинная юбка. Карина приняла душ, надела платье, пару серебряных сандалий Стеллы, подкрасилась и подушилась. Когда она была уже почти готова, в комнату влетела Стелла, чтобы поправить прическу и подкраситься.

– О, ты классно выглядишь в этом! – воскликнула она восхищенно. – Гораздо лучше, чем я. Я купила это платье в Лиссабоне и надевала его только пару…

Зазвенел дверной колокольчик, и Стелла с досадой воскликнула:

– О черт! Это, должно быть, Курт! Я нормально выгляжу? – спросила она с беспокойством, проводя расческой по своим пышным светлым волосам.

– Да, конечно, Стелла. – Карина рукой остановила ее, когда Стелла заторопилась к выходу.

– Этот Курт… Он нечто особенное?

Стелла взглянула на нее с недоумением.

– Почему ты так думаешь? Ты уже начала чувствовать к нему симпатию?

Опустив руку, Карина ответила:

– Я лишь не хочу обидеть тебя, вот и все.

Стелла со смехом возразила:

– О, не беспокойся, сестра. Я вполне в состоянии распорядиться своей собственной жизнью. Даже если ты мне не помогаешь.

И Стелла убежала, чтобы впустить в дом своего приятеля.

Карина услышала их голоса, но она не торопилась выходить. Вместо этого она закончила свой макияж. Она чувствовала какое-то странное нежелание видеть сестру вместе с ее парнем. Почему? – размышляла она, глядя на свое отражение в зеркале. Из-за того, что она могла увидеть в их лицах любовь и надежду на будущее, которые однажды были на лицах Луиса и ее? Любовь, решила она давным-давно, это жестокая вещь. Она поднимает тебя на вершину счастья и блаженства, чтобы потом сбросить вниз, больно ударив об землю. Удар, который даже сейчас был незажившей и кровоточащей раной, похоронил в ней даже надежды на новую любовь.

Только когда Карина услышала, что голос Луиса присоединился к остальным голосам, она вышла из комнаты. Все они собрались в кухне, и Карина слышала, как Стелла, смеясь, приказывала мужчинам уйти из кухни и не мешать ей, иначе обед никогда не будет готов. Карина на мгновение задержалась в дверях, ведущих из гостиной в кухню, и внимательно рассмотрела Курта. Он ничем не походил на человека, которого она себе представляла в качестве возлюбленного Стеллы. Он не был ни высоким, ни особенно красивым, ни элегантным. Он был светлым шатеном среднего роста, довольно коренастый, с приятным, открытым лицом. Он выглядел добрым, интеллигентным и надежным. Это был тип мужчины, за которого девушки должны выходить замуж. Мужчина, которого можно любить всем сердцем всю жизнь и быть полностью удовлетворенной. Он не относился к тому роковому типу мужчин, с которыми теряешь голову от любви с первого взгляда, и поэтому был гораздо более опасным. Если бы Стелла полюбила его, ее невозможно было бы заставить его бросить.

Луис поднял глаза и посмотрел на Карину. Его губы удивленно изогнулись, когда он увидел страх в ее глазах. Подойдя к ней, Луис взял ее под локоть и потянул ближе к остальным.

– Это сестра Стеллы, Карина, – представил он ее и, помолчав, добавил: – моя жена. А это, дорогая, Курт ван Дикель. Он из Дании.

Они обменялись приветствиями. Курт слегка поклонился, когда пожал ее руку. Он хорошо говорил по-английски, хотя и не так блестяще, как Луис. Но ведь Луис имел большую практику.

– Обед через пять минут, – пропела Стелла. – У вас есть время, чтобы проглотить аперитив. Но сделайте это в гостиной, а не в кухне. Я же не могу тут двинуться!

Луис засмеялся и пригласил всех в гостиную. Проходя мимо Стеллы, он дружески поцеловал ее в голое плечо. Карина быстро взглянула на Курта, чтобы посмотреть, как он будет реагировать, но он только улыбался и, казалось, не придавал этому никакого значения.

Когда Луис принес ей бокал вина, Карина спросила Курта, живет ли он в Португалии.

– О, да. Я работаю курьером в транспортной компании, но когда я вернусь домой, я займу должность бухгалтера.

– Так вы здесь на все лето.

– Да, по крайней мере до октября.

Сердце Карины снова упало, и даже открытая насмешка в глазах Луиса не помогла.

Подойдя к ней, он взял у нее бокал, и его рука скользнула ей на талию.

– Ты сегодня выглядишь такой красивой, дорогая, – сказал он ласково.

Карина взглянула на него из-под ресниц и попыталась отодвинуться, но он крепко держал ее, его рука была тверда как сталь.

– Ваша вилла просто чудесна, – сказал Курт, глядя на Карину. – Вы живете тут все время?

– Нет, я не…

Но Луис быстро прервал ее:

– У меня адвокатская практика в Лиссабоне, поэтому этот дом только для отдыха.

Объявление Стеллы о том, что обед готов, спасло Луиса от дальнейших объяснений, к большой досаде Карины. Было глупо притворяться, что все прекрасно между ними с Луисом, особенно перед иностранцем, таким как Курт. Почему бы ему не узнать правду? Возможно, что Стелла уже сказала ему о положении дел.

Стелла накрыла стол со свечами, поставив в центре вазу с цветами, сорванными в саду. Она так явно хлопотала об обеде, подумала Карина, будто этот обед будет для нее счастливым. Отбросив свои опасения насчет Курта и свою досаду на Луиса, Карина с готовностью присоединилась к разговору, часто смеясь. Ее бесстрастное остроумие добавляло оживления вечеру. Луис сел рядом с ней, справа, а Курт – слева. Стелла не позволила Карине возиться с грязной посудой после обеда, но Курт настоял, чтобы помочь ей, и они оставили Луиса и Карину наедине, потягивающими коньяк.

– Прошло много времени с тех пор, как мы обедали вместе, – заметил Луис, – даже с другими людьми.

– Да, но мы также редко ели одни, – сказала Карина. – Когда мы были в Лиссабоне, нам всегда приходилось есть с твоими родителями или идти в ресторан.

– Ты так сильно ненавидишь жизнь с моими родителями?

– Да, ненавижу.

Его темные глаза пристально изучали ее.

– Ты никогда не говорила так… До тех пор пока не вернулась в Англию.

– Я просила тебя найти для нас какое-нибудь жилье где угодно, где мы были бы только вдвоем. Но ты не принимал это всерьез. Ты лишь отделывался от моих просьб.

– Насколько я помню, я был очень занят в то время. Мой отец поручил мне вести несколько важных дел, и я…

– Да, я знаю, – прервала его Карина. – Поэтому я не настаивала. Я старалась не доставлять тебе лишнего беспокойства, не позволять тебе увидеть, как я была несчастна. – Она с горечью улыбнулась. – Теперь я вижу, что это была ошибка. Может быть, если бы ты понял, как настойчиво твоя мать пыталась избавиться от меня, ты сделал бы что-нибудь.

Луис уставился на нее.

– Ты обвиняешь мою мать в умышленных попытках разъединить нас?

Теперь Карина уставилась на него.

– Нет, я обвиняю ее в том, в чем она преуспела. Луис, как ты мог быть таким слепым?

– Ты говорила нечто подобное, когда я приехал в Англию, чтобы забрать тебя назад, но я подумал, что это то, что твоя мать вбила тебе в голову. Ты казалась мне здесь достаточно счастливой.

– Ты видел только то, что хотел видеть, – ответила Карина горячо, но потом замолчала. – Нет, не так. Я действительно была счастлива, когда была с тобой. Но когда ты работал всю неделю и часто до позднего вечера, я была одна с твоей матерью, а она сделала мою жизнь адом.

– Почему же ты не сказала мне об этом?

Карина сердито взглянула на него.

– Потому, что я любила тебя. Потому, что я не хотела встать между тобой и твоей матерью. Потому, что я надеялась и молилась, чтобы ты все увидел сам и забрал меня оттуда. Потому, что ты был ужасно занят и я хотела защитить тебя от…

Луис положил свою руку на ее, призывая к молчанию. Его глаза, твердые и холодные, впились в ее лицо.

– Ты защищала меня?

Сбросив его руку, Карина встала.

– Какое это имеет значение сейчас?

– Нет, это имеет значение. – Луис тоже встал на ноги. – Почему ты не рассказала мне все это раньше?

– Я пыталась! Тот последний раз. Но ты был… я допускаю, что мы оба были слишком эмоциональны, чтобы разговаривать спокойно. Ты был так чертовски настойчив, заставляя меня вернуться к тебе. А я знала, что я не смогу снова вынести жизнь с твоими родителями в том же самом доме. Все было так безнадежно. – Карина потрясла головой от вспомнившегося отчаяния.

– Мы могли бы разобраться в этом, – резко сказал Луис.

– Если бы мы любили друг друга по-настоящему, то могли бы. Но мы не любили. Это все было болезненно и очевидно.

Внезапно устав от воспоминаний, Карина сказала:

– Я не хочу об этом больше разговаривать. У меня болит голова, и я хочу домой.

Луис посмотрел на ее вытянувшееся лицо и хотел что-то сказать, но в этот момент в комнату вернулись Стелла и Курт.

– У нас есть замечательная идея! – воскликнула Стелла. – Почему бы нам завтра не провести весь день вместе? Мы могли бы выйти на лодке Луиса и устроить пикник где-нибудь на берегу моря. Один из тех, которые можно устроить только у моря. Тебе это нравится, Карина? – с энтузиазмом спрашивала она.

– А как насчет работы Курта? – стараясь выиграть время, спросила Карина.

– Завтра у меня выходной, – ответил датчанин.

– Идея отличная, – согласился Луис, – и даст нам возможность лучше узнать Курта, – добавил он для Карины.

– Чудесно. Ты ведь пойдешь с нами, сестра? – упрашивала Стелла.

Захваченная врасплох, но в то же время помня об обещании, которое дала матери, Карина неуверенно сказала:

– Ну, я думаю, я могла бы, но…

– Хорошо, значит, договорились, – быстро прервал ее Луис. – Значит, завтра – ранний подъем. Ты сможешь встать рано, Курт?

– Конечно сможет, – ответила за него Стелла. – Он может остаться здесь на ночь?

– Разумеется. Добро пожаловать, Курт, будем рады.

Карина почувствовала, что она точно знает, что за этим последует, и бросила на Луиса и Стеллу возмущенный взгляд.

– Знаете, у меня такое чувство, что мною манипулируют, – сказала она ледяным тоном.

Стелла засмеялась, подошла и крепко обняла ее.

– Да, тобой манипулируют. Почему бы тебе не расслабиться и не насладиться этим?

– Я поговорю с тобой позже, – пообещала Карина сестре с угрозой в голосе.

Но на Стеллу невозможно было сердиться, видя, в каком она счастливом настроении.

Они еще посидели и договорились обо всем. Карина скинула сандалии и устроилась в кресле, поджав под себя ноги. Она незаметно наблюдала за Стеллой и Куртом, ища предательских признаков любви. Стелла казалась счастливой, как и Курт, но ни один из них не выказывал какого-то особенного расположения к другому. Курт взял Стеллу за руку и держал ее, когда она села на кушетку, но сразу отдернул свою руку, когда она заговорила и сделала жест рукой.

И восхищенные взгляды, которые он бросал на нее, оставались без ответа.

– Где вы встретились? – спросила Карина с любопытством.

– В баре, где я работаю. Курт однажды заскочил туда что-нибудь выпить, и мы разговорились.

– Значит, вы совсем недавно знаете друг друга?

– О, довольно давно. Разве нет, Курт? – Стелла сжала его руку и улыбнулась ему такой ослепительной улыбкой, что Курт смог только кивнуть в счастливом смущении.

Глаза Карины сузились. Теперь она была почти уверена, что открытки Стеллы, которые она посылала матери, были только уловкой, чтобы заставить ее приехать сюда. Стелла была уверена, что мать забеспокоится и пошлет Карину в Португалию, где Карина и Луис неизбежно встретятся. Карина подозревала это и прежде, но появление на сцене Курта полностью убедило ее. Глядя на них обоих, Карина поняла, что он тоже, по-видимому, только часть плана, разработанного Стеллой для того, чтобы попытаться помирить ее с Луисом.

Карина потягивала вино и задумчиво смотрела на Стеллу, размышляя, почему она пошла по такому пути. Ведь она знала, что их брак мертв, так почему ей нужно было снова без всяких к тому причин протащить их через эти эмоциональные травмы?

Взглянув на Луиса, Карина увидела в его глазах веселый огонек, когда он наблюдал за нею. Черт его побери, подумала она сердито, он точно знает, о чем я думаю. И он знает, что я права.

Она нахмурилась, когда ей пришло в голову, что Луис мог знать все заранее. Но Карина быстро отбросила эту идею. Он, конечно, не знал ничего заранее. Он был потрясен, когда увидел ее в офисе, вряд ли он смог бы так сыграть. Не задумал ли он уже хитрость? Но если так, то зачем? Ее сердце начало биться в груди сильнее, и Карина выкинула эту мысль из головы. Это была сумасшедшая идея… Совершенно невозможная… Если Луис хотел, чтобы она вернулась, то почему он не побеспокоился об этом за все время, что они жили порознь?

Снова посмотрев на Стеллу и Курта, Карина решила, что завтра она еще понаблюдает за ними, и если она убедится, что все это хитрость и Стелле не грозит опасность повторить ее собственную ошибку, то сразу же отправится домой.

Покончив с вином, Карина встала.

– Я устала. Увидимся завтра утром. Доброй ночи.

Луис последовал за ней из комнаты, и Карина бросила на него подозрительный взгляд.

– Что ты хочешь?

– Просто удостовериться, что тебе будет удобно. Ты, конечно, займешь хозяйскую спальню.

– Нет, благодарю. Другая комната для гостей будет удобнее.

Луис насмешливо поднял брови.

– Твоя антипатия к моим родителям простирается так далеко?

– Возможно, – согласилась Карина. – Во всяком случае, я не претендую на их комнату.

Губы Луиса сжались, но он сказал:

– Как хочешь, – и последовал за нею в другую комнату для гостей. – Эта выглядит так, словно Стелла ее уже приготовила для кого-то.

– Нет ничего удивительного, – сухо ответила Карина.

– Ты думаешь, она приготовила ее для Курта?

– Нет, я так не думаю. И я не думаю, что ты такой бестолковый. Стелла хотела, чтобы я осталась.

– Ты ее сестра, конечно, она хотела, чтобы ты осталась с нею. Может быть, она чувствует себя одиноко, путешествуя по Европе сама по себе.

Карина рассмеялась от этой мысли.

– Очень сильно сомневаюсь в этом. Стелла такая девушка, которая найдет себе друзей повсюду. И она права: она может позаботиться о своей жизни гораздо лучше, чем я. Мне следовало подумать об этом, прежде чем отправляться сюда.

– Но ты думала, что она, наверное, нуждается в тебе, поэтому ты приехала. Какое это все имеет значение?

– Возможно. – Карина взглянула на него и внезапно ощутила свою незащищенность в присутствии Луиса. Она испугалась его как мужчины, его размеров, его силы, своих воспоминаний о ночах, проведенных в его объятиях, о ночах страсти и любви. Казалось, что в его присутствии комната уменьшилась в размерах, и она сама чувствовала себя карликом рядом с ним. Слова застревали у нее в горле, когда Карина сказала:

– Извини меня, но сейчас я хотела бы лечь в постель.

– Ты отсылаешь меня сопровождать Стеллу и Курта для наличия?

– Наверное, ты имел в виду – для приличия. Ты теряешь свой английский.

– Много прошло времени с тех пор, когда я имел индивидуальные уроки, – напомнил Луис; его голос был низким и вкрадчивым. – Нельзя ли мне остаться, чтобы мы могли поговорить?

– Нет! – Это слово само вырвалось у Карины. – С меня хватит. Пожалуйста, Луис, уходи и оставь меня одну.

Черты его лица стали жесткими, и он произнес с холодной любезностью:

– Конечно. Прошу прощения. Спокойной ночи, Карина.

Несмотря на свою усталость, Карина никак не могла уснуть. Сегодня так много всего произошло. Увидеть снова Луиса было потрясением, а провести большую часть дня в непосредственной близости от него было огромным напряжением. Так много воспоминаний вернулось к ней, хороших и плохих. Карина старалась выбросить их из головы, но они не уходили. Она слышала, как снаружи компания решилась на ночное купание в бассейне, сопровождаемое смехом и брызгами, но молодые люди старались сильно не шуметь, чтобы не разбудить ее. Потом она различила только два голоса – Стеллы и Курта. Карина представила себе, как Луис, вернувшись в комнату обсушиться, вытирает полотенцем свое стройное, атлетически сложенное тело. Это действие во время их медового месяца она часто выполняла сама, замедляя движения до тех пор, пока операция вытирания не превращалась в нежное поглаживание. И тогда темные глаза Луиса темнели еще больше от желания, и это всегда приводило к близости.

Конвульсивная дрожь пробежала по ее телу, и Карина провела руками по своему обнаженному телу, обнаженному, потому что у нее не было с собой ночной рубашки. Она вдруг почувствовала себя такой пустой и словно высеченной из камня. Чувство, которое было ей слишком хорошо знакомо, но которое она сумела подавить в себе давно. О Боже! – молилась она, не допусти, чтобы я снова прошла через это. Злость охватила ее, злость на свою собственную слабость и на Луиса, потому что он так разрушающе подействовал на нее. Свернувшись в клубок, Карина обхватила руками подушку и безуспешно пыталась выбросить его из головы, как ей удавалось делать это в последние годы. Но на этот раз он никак не исчезал из ее мыслей, не уходил прочь.

5

Небо, как и всегда, было бесконечно голубым, ни одно облако не осмеливалось показаться на горизонте. Луис держал свою семиметровую яхту пришвартованной на пристани, выдающейся вперед в море с собственного пляжа ниже виллы. Девушки вместе приготовили еду для пикника и потом отнесли корзину вниз по крутым ступенькам туда, куда раньше ушли мужчины, чтобы подготовить яхту.

– Сегодня будет особенный день, – сказала Стелла с энтузиазмом. – Луис, ты научишь меня управлять яхтой?

– Конечно. – Он помог Стелле забраться на борт и потом подал руку Карине. Их взгляды встретились, когда их руки соприкоснулись, а его рукопожатие было твердым и сильным.

– Добро пожаловать на борт, – ласково сказал он.

Карина немного покраснела и не ответила ему. Она заняла место на носу лодки и смотрела, как Луис с помощью Курта поставил парус и они вышли из маленькой бухты в открытое море. Хотя Карина спала немного, она не чувствовала себя усталой, а наоборот, все ее чувства были обострены. Она ощущала себя как актер во время бенефиса, словно она вся была на виду, она видела все очень ясно: цвета – яркими и интенсивными, формы – четкими и геометрическими. Наклонившись в сторону, она спустила одну руку в море, создавая еще один маленький след в кильватере яхты рядом с большим. На море дул ветерок, который быстро гнал их по воде, натягивая парус, хотя океан вокруг был довольно спокойным, лишь небольшие чешуйчатые волны робко набегали на берег.

Луис стоял около мачты, показывая Стелле, какой канат управляет парусом. На нем были только шорты, и его тело выглядело худым и загорелым, когда он стоял рядом со Стеллой, одетой только в бикини. На мгновение Карина почувствовала укол ревности – не к своей сестре, а к себе самой, той девушке, которой она была, когда точно так же стояла рядом с Луисом вечность тому назад. Луис, должно быть, почувствовал на себе ее взгляд, повернулся к ней лицом, и с обостренной восприимчивостью Карина увидела, что он понял ее мысли и, обучая Стеллу, тоже как бы возвращал из небытия те давно прошедшие дни. После того как Стелла подняла и опустила парус пару раз и подвигала румпелем, она подошла и села рядом с Кариной.

– Как здорово! Пфу, уже жарко. Ты не помажешь мне спину маслом?

– А ты не хочешь, чтобы Курт это сделал? – спросила Карина, посмеиваясь, когда откупоривала бутылочку с маслом.

Стелла скривилась.

– Слишком рано, еще день. Ты сегодня очень спокойна. У тебя не болит голова?

– Нет, я в полном порядке.

– Быть здесь – это для тебя снова вернуться назад, в прошлое? – спросила Стелла, не в состоянии скрыть нотки удовлетворения в голосе.

– Не этого ли ты хотела?

– Я? Я ничего не хотела, – произнесла девушка простодушно.

– Ложь. Я знаю тебя с рождения, так что тебе вряд ли удастся меня одурачить. – Карина втирала масло в кожу Стеллы ниже линии бикини. – Вот, теперь ты можешь жариться на солнце сколько угодно. – Но прежде, чем отодвинуться, Карина сказала угрожающим тоном: – Я знаю, у тебя лучшие намерения, Стелла, но только вспомни, что случилось в последний раз: я сбежала от Луиса. Притащив меня сюда, ты можешь заставить меня убежать снова и на этот раз навсегда.

По лицу Стеллы скользнула тень. Она кивнула, но через две минуты уже весело смеялась с Куртом.

Они подплыли к пляжу, куда можно было добраться только с моря – высокие скалы из песчаника, покрытые оспинами пещер, окружали его со всех сторон. Там не было других лодок, и они порадовались, что займут это место. Но когда они подошли ближе, то увидели, что уже две компании расположились на песке.

– Боюсь, нам придется найти другой пляж, – заметил Луис. – Мне рассказывали, что здесь организовали службу морского такси, которые утром доставляют туристов сюда и забирают их только вечером. Так что, остаемся или попытаемся найти что-нибудь еще?

– О, нет, давайте останемся, – решила Стелла. – Там еще хватит места и для нас.

Поэтому Луис выбросил якорь, и они переправились на берег в резиновой лодке вместе со всем необходимым для пикника. Курт плыл рядом, так как для него не хватило места. После того как они расположились на пляже вместе с зонтиками и полотенцами, они плавали в море и играли в карты почти час. Потом выпили вина и много болтали. Карина пыталась напомнить себе, что она здесь только для того, чтобы понаблюдать за Стеллой и Куртом. Уж слишком было просто попасть в ловушку, расставленную солнцем, морем, настроением беспечности и невозможностью оставаться равнодушной. Во всяком случае, Стелла не позволит ей оставаться равнодушной. Но, к счастью, Луис тоже, казалось, был в беззаботном настроении, так что Карина смогла расслабиться и присоединиться к шуткам. Или, вернее, Луис был таким до тех пор, пока они не расположились отдохнуть и позагорать после ланча. Стелла скинула лифчик, не раздумывая ни минуты, и было очевидно, что она проделывала так и раньше, потому что Курт даже не повернул головы. Луис посмотрел на нее, а потом на Карину с забавной полуулыбкой, совершенно уверенный, что она не последует примеру сестры. Португальцы, Карина знала, невероятно ревнивы и требуют целомудрия от своих женщин. Загорая, она снимала лифчик только тогда, когда они с Луисом были на пляже совершенно одни, обычно на собственном пляже рядом с виллой или на таком уединенном, как этот. На общественных пляжах она всегда была прикрыта, зная, что он не одобряет этого. Но в данный момент, в минуту бравады, Карина скинула свое бикини так же, как Стелла, и бросила его на песок. Курт восхищенно взглянул на нее, а лицо Луиса окаменело, улыбка исчезла. Карина встретила его взгляд вызывающе. Ее глаза, казалось, говорили, что она больше не принадлежит ему и может делать все, что ей захочется.

Карина легла на спину и закрыла глаза, зажмурившись от солнца. Она почувствовала, как Луис лег рядом с нею, но не сделала ни единой попытки заговорить с ним и скоро заснула.

Чьи-то пальцы нежно гладили ее руку. Прикосновение было теплым и знакомым. Карина с довольным видом двинулась навстречу руке, которая слегка сжала ее руку. Потом она вспомнила, где она, и ее глаза открылись. Луис лежал рядом с нею, опершись на локоть.

– Солнце высоко, – сказал он ласково. – Я не хочу, чтобы ты сгорела.

– А где остальные? – спросила Карина, увидев, что они одни.

– Купаются, – Луис жестом показал на море. – Хочешь, я намажу тебя маслом?

Карина слабо улыбнулась:

– Нет, спасибо.

– Ты скорее сгоришь, чем дашь мне коснуться тебя, не так ли? – сказал Луис, создавая между ними напряженность.

– Ты не слышал? – резко спросила Карина. – Ты сгоришь, если ты играешь с огнем. Я уже играла с огнем однажды и больше не собираюсь. – Поднявшись на ноги грациозным движением, она сказала: – Я, пожалуй, пойду искупаюсь, чтобы охладиться.

Она побежала к воде и плюхнулась в воду, присоединившись к Стелле и Курту, а Луис остался на берегу. Они плавали около получаса, но когда они вылезли, солнце было очень горячим, а единственная тень была под зонтиком. Луис был более или менее невосприимчив к солнечным лучам, его кожа уже покрылась таким темным загаром, что он не мог сгореть, но другие были гораздо более чувствительны, а Карина особенно.

– Это слишком много для меня, – объявила Стелла.

– Почему бы нам не вернуться на яхту и уплыть еще куда-нибудь?

– Для меня это было бы прекрасно. – Карина подняла свое полотенце, но уже не было нужды вытираться, так как солнце сделало это за нее.

Они вернулись на яхту, и Луис повел ее вдоль берега. Через некоторое время они попали прямо внутрь огромной пещеры в скале. Когда яхта вплыла в эту пещеру, солнце внезапно исчезло и вокруг похолодало. Взглянув вверх, выше кончика мачты, Карина увидела миллионы ракушек в горе, скреплявших песчаник: Огромный вес скалы, казалось, давил на нее, заставляя чувствовать себя маленькой и слабой. Курт и Стелла закричали, чтобы услышать эхо, но они тоже, казалось, почувствовали угрюмость этого места и замолчали.

Карина задрожала.

– Давайте вернемся. Это место словно могила.

Было и облегчением, и удовольствием снова вернуться на солнце. На этот раз они приплыли к большому общественному пляжу, почти сплошь покрытому зонтиками и телами. На пляже было кафе с тенистым навесом и припасами продовольствия, присылаемыми на это место с вершины скалы в корзинах, привязанных к веревке. Фирменным блюдом здесь были сардины, поджаренные на открытом огне. Рыбу – большую по английским стандартам, ловили в море и готовили тут же на месте, к ней подавали большую тарелку с салатом из зелени и куски хрустящего хлеба или чипсы, если вы англичанин и предпочитаете есть чипсы со всеми блюдами.

Все четверо отказались от чипсов, но набросились на сардины, уже проголодавшись после пикника, а жажду утоляли холодным пивом. Карина осторожно брала кусочки рыбы, стараясь вытащить все кости. Луис, наблюдая за ней, рассмеялся:

– Ты никогда не знала, как разделывать сардины.

Посмотрев на месиво, которое она сделала на тарелке, Карина тоже засмеялась, вдруг снова почувствовав себя молодой и счастливой.

Темные глаза Луиса остановились на ее лице, и она возвратила ему улыбку.

– Такая крошечная вещь, – сказал он так, чтобы слышала только она, – наконец заставить тебя засмеяться вместе со мной, а как трудно было этого добиться.

Взяв у нее тарелку, он начал быстро и ловко разделывать рыбу. Карина минуту наблюдала за ним, а потом сказала слегка хриплым голосом:

– Я была такой… неподдающейся?

– Нет, только холодная и отстраненная. Я уже начал бояться, что ты потеряла всю свою теплоту. – Их взгляды встретились. – Что это я убил в тебе теплоту.

Карина пристально посмотрела на него, но прежде чем смогла придумать, что ответить, Курт и Стелла закончили свой разговор. Поэтому Карина и Луис заговорили о чем-то другом.

После того как все поели, Луис арендовал на пляже один большой тент, и все устроились под ним. Карина пыталась почитать роман на португальском языке, который она нашла на вилле. Все книги на английском, которые она оставила на вилле, куда-то исчезли, их, вероятно, выбросила, как она подозревала, мать Луиса. Но присутствие рядом Луиса не давало ей сконцентрироваться. Каждые несколько минут Карина поднимала голову и оглядывалась вокруг, наблюдая за другими людьми, в действительности нисколько ими не интересуясь.

– Сможешь сплавать вокруг острова? – сказала Курту Стелла, и они оба побежали к морю, чтобы вплавь обогнуть большую высокую гору, которая торчала в середине залива.

Карина посмотрела, как они уходят, бросив свои попытки читать книгу.

– Это не опасно? – спросила она с заметным беспокойством.

– Нет, они оба прекрасные пловцы, и там в воде много каноэ и велосипедов, чтобы помочь им, если у них возникнут трудности.

– Надеюсь, что так. – Карина наблюдала за ними до тех пор, пока не удостоверилась, что этот заплыв им по плечу, потом стала снова рассматривать пляж. Вокруг постоянно двигались люди, но была одна группа, которая привлекла ее внимание. По их комплекциям и купальным костюмам на женщинах Карина догадалась, что это португальцы. Они стояли группой и разговаривали между собой в той манере, в которой обычно разговаривают все португальцы. Две женщины с краю этой группы, похоже, вели серьезный разговор, сопровождаемый множеством жестов. Одна из женщин держала за руку маленькую девочку в возрасте двух-трех лет. Ребенок нежно прижимался к матери, держа в руке ведерко и совок. На голове у нее была голубая панамка, и она была совершенно голенькая, ее маленькие ягодицы были такими же загорелыми, как и вся кожа.

Когда Карина увидела ребенка, ее губы сами сложились в улыбку, а лицо стало грустным и задумчивым.

– Это мог бы быть наш ребенок, – сказал осторожно Луис.

Карина повернулась, поняв, что он наблюдал за ней. На мгновение мучительное страдание наполнило ее сердце, когда Карина подумала, что могла никогда не иметь детей и, конечно, у нее никогда не будет ребенка от Луиса. Найдя защиту в насмешке, чтобы скрыть свои чувства, она дерзко сказала:

– Нет, не мог. Твоя мать никогда не позволила бы Ривейро ходить на пляже обнаженными – даже таким маленьким, как эта девочка.

Но Луис не был настроен так легкомысленно. Он взял ее за руку и сказал:

– Знаешь, я не верю, что ты такая суровая и твердокаменная, какой стараешься казаться. Я начинаю ясно видеть трещины в той стене, которую ты выстроила вокруг себя.

Карина пожала плечами.

– Люди меняются, когда становятся старше. Сейчас я не такая наивная, какой была раньше, вот и все.

– Разве ты никогда не хотела, чтобы у нас был ребенок?

– Конечно нет, – резко ответила Карина. – Это только все бы усложнило. Даже твоя мать советовала мне не заводить детей.

Он сразу же взглянул ей в лицо.

– Ты никогда не говорила мне этого. – Его губы сжались. – Ты решила защищать меня и от этого тоже?

– Что бы изменилось, если бы я рассказала тебе?

Луис внезапно с большим чувством сказал:

– Тебе не приходило в голову, что, утаивая от меня все те вещи, которые делали тебя несчастной, ты отрицала мое право защищать и оберегать тебя? Я думал, что единственная плохая вещь между нами, – это то, что у меня было много работы и мы не могли видеться так часто, как нам хотелось бы. Но я думал, что этот период закончится и все будет хорошо, и у нас снова будет много времени друг для друга. – Его голос задрожал. – Это был такой страшный, такой невероятный удар для меня, когда ты поехала навестить свою мать и написала, что не вернешься обратно.

– Послушай, все уже кончено. Я…

– Нет! – Его голос окреп. – Мы должны обсудить все это. Так спокойно и рационально, как только мы сможем. Когда ты уехала, я прошел сквозь ад, думая, что ты не любила меня или что я обманул каким-то образом твои ожидания, но я не знал как. Я надеялся, не имея на то оснований, что ты скучаешь обо мне и хочешь вернуться. Поэтому я тайно написал Стелле. Если бы она дала мне хоть малейшую надежду, что ты хочешь, чтобы наш брак продолжался, я тут же приехал бы за тобой снова. – Его лицо потемнело. – Но она сказала мне, что ты начала видеться с другими мужчинами, – закончил он с горечью.

Карина молча сидела, удивляясь, что ей удавалось так хорошо спрятать свои истинные чувства.

Начиная с того времени, как она покинула Луиса, она мучительно скучала о нем и, когда он не писал или не звонил, назначала свидания другим мужчинам, пытаясь выбросить его из головы, отвлечься от своей тоски. Но этот период ее жизни не продлился долго. Скоро она поняла, что ни один мужчина не может занять в ее сердце место Луиса и что продолжать такого рода свидания – значит, только привести себя к еще большему несчастью. И тогда она покинула свой дом, сняла квартиру отдельно от матери с ее постоянными требованиями получить развод.

Карина сказала:

– Да, сначала я ходила на свидания. Но это все, ничего больше не было. Это не то, что ты имеешь в виду. Я только пыталась обрести уверенность к себе, вот и все. – Задумчиво Карина произнесла: – Но потом я поняла, что уверенность в себе – это уверенность, которая исходит из тебя самого. Другие люди не могут дать тебе ее. Они могут поддержать тебя в трудную минуту, дать тебе почувствовать добро, особенно те, кого ты любишь, но когда они покидают тебя, тебя снова тянет вниз. Иметь настоящую уверенность в себе – это значит верить в себя без других людей или даже назло им, – сухо закончила она.

– Да, – согласился Луис, – думаю, что эту перемену я в тебе уже заметил. Ты теперь независима, раньше этого совершенно не было.

– Нет, я зависела от тебя. – Карина осторожно остановилась. – Но ты унизил меня.

– Не зная этого, – быстро возразил Луис.

Карина посмотрела ему в глаза.

– Но только в этом все дело. Ты должен был знать.

Луис долгую минуту смотрел на нее, потом отвернулся и грустно сказал:

– Да, ты права. Твоя просьба о том, чтобы иметь свой собственный дом, должна была показать мне, что с тобой действительно что-то не так, но я подумал, что это в тебе чисто английское.

– Английское? – Карина удивленно взглянула на него. – Ты имеешь в виду, что молодые португальские пары хотят жить с родителями мужа? Я не думала над этим вопросом, но, пожалуй, это мое чисто английское в характере, которое твоя мать не могла бы истребить. Думаю, твоему отцу я в общем-то нравилась, но он не смел возражать своей жене.

Оба замолчали, вспоминая те несколько месяцев, в течение которых они были вместе, потом Луис нарушил молчание, сказав:

– Ты говорила, что мужчины, с которыми у тебя были свидания, ничего не значили для тебя. А как насчет того мужчины, который был с тобой в Лиссабоне, насчет Грега Саммерса? Он что-то значит для тебя?

Карина встала и посмотрела на море, прикрыв глаза рукой.

– Они уже обошли эту гору. Смотри, они беседуют с теми людьми на желтом велосипеде.

Луис поднялся на ноги и обошел ее, встав прямо перед ней, загородив солнце.

– Ты не ответила на мой вопрос, – повторил он настойчиво.

– Почему ты думаешь, что я отвечу на него? Сейчас слишком поздно начинать ревновать, Луис. Слишком поздно. То, что я делаю в своей жизни, касается только меня. Ни тебя, ни твоей матери, ни моей матери и никого больше.

– Звучит так, будто он не слишком важен для тебя, – настаивал Луис.

– О, ради Бога! Он может стать для меня важным, а может и не стать. Но только оставь это, ладно? Я не могу понять, почему ты задаешь мне все эти вопросы.

– Не можешь понять? – Протянув к ней руки, Луис обнял ее за талию. – Потому что я хочу, чтобы ты вернулась ко мне. Потому что я хочу, чтобы мы снова были мужем и женой. – Его руки крепче сжимали ее, а голос становился все настойчивее. – Мы уже были однажды счастливы, и мы можем быть счастливыми снова. Я знаю это. Мы оба стали старше и мудрее, мы уже не совершим тех же ошибок. Мы не…

– О Боже! Ты действуешь мне на нервы! – Карина оттолкнула его руки. – А все эти годы молчания! Мы встретились пару раз, и ты уже переменился и говоришь, что хочешь, чтобы я вернулась. И только так! Самонадеянный, тщеславный… – На мгновение она запнулась, не находя слов, но потом спросила ядовито: – Тебе никогда не приходило в голову, Луис, что, может быть, я не хочу возвращаться к тебе? Что, может быть, мне нравится жизнь, которую я веду сейчас, будучи свободной и независимой? Теперь я сама себе хозяйка, а не ты и никакой другой мужчина, – сказала Карина решительно. – Тебе не нужно ревновать меня к другим мужчинам, потому что у меня есть нечто более ценное – моя свобода. И я не собираюсь с ней расставаться.

– А любовь? – спросил Луис. – Ты можешь жить без любви?

– Любовь? Это только слово. Плод воображения. А все, что есть, это в основном физическая химия. И это либо продолжается, либо нет. В нашем случае это не продолжается.

– Нет? – Луис схватил ее за руку. – Ты уверена в этом? – яростно спросил он.

– Да, уверена. – Карина взглянула с упреком па него и потом на его руку, держащую ее за талию. – Что ты собираешься делать? Бросить меня на песок прямо здесь и сейчас?

Медленно Луис отпустил ее, в его глазах пылали злые огоньки.

– Не здесь и не сейчас, – ответил он угрожающе, – но в один прекрасный день я докажу тебе, как сильно ты ошибаешься.

В зеленых глазах Карины отразилась неуверенность, но она недоверчиво рассмеялась:

– Неужели ты действительно думаешь, что я поддамся на эту уловку? На меня это не производит впечатления.

Взгляд Луиса стал холодным.

– Нет, я не стараюсь произвести на тебя впечатление. Я только хочу, чтобы ты прекратила защищаться. Загляни в свое сердце. Ты могла стать более независимой, Карина, но я не верю, что ты так изменилась внутри. Я не верю в это. Ты ведь та же самая девушка, которую я встретил и в которую влюбился.

Карина покачала головой.

– Ты ошибаешься. Той девушки больше не существует. И я рада, что ее больше нет, – добавила она так тихо, что Луис едва услышал ее.

Повернувшись, Карина побрела к воде поискать Стеллу и Курта. Она стояла на мелководье, глядя на поверхность моря, пронизанную солнечными лучами. Когда Карина увидела их, все еще купающихся в воде, она махнула им рукой, но не вернулась назад к Луису. Ее сердце громко стучало, заполонив, казалось, всю ее грудь. Ее чувства были странной смесью злости, удивления, недоверия и насмешки вместе с запрятанным глубоко в душе желанием продолжения.

Карина знала, что, конечно, Луис был для нее все еще физически привлекательным. С другой стороны, он никогда не поцеловал бы ее так, как он сделал это вчера, с такой бешеной страстью, которой он совсем не мог управлять. Но она думала, что он сделал так из-за оскорбленной гордости, чтобы доказать самому себе, что он возьмет ее, когда захочет, что она неспособна сопротивляться ему, как и раньше. Но то, что он хочет вернуть ее обратно, Карине даже в голову не приходило. Теперь она понимала, почему он все время пытался обсуждать с нею прошлое. Он хотел понять, что было не так в их браке. Но то, что он предлагает снова жить вместе, – эта затея просто нелепа!

Карина говорила это сама себе несколько раз, пока стояла в солнечном свете, касаясь пальцами ног воды, но сколько бы она ни повторяла это, в душе ее было теплое чувство, что он беспокоится о ней, что он никогда не переставал любить ее. Не то чтобы она собиралась придавать этому чувству большое значение, она достаточно рассудительна, чтобы управлять своими эмоциями, но тот факт, что Луис все еще любит и хочет ее, не наносил никакого вреда ее той самой уверенности в себе, которой она так гордилась.

Словно повинуясь какому-то импульсу, Карина повернулась и посмотрела туда, где они сидели. Луис стоял там наполовину на солнце, наполовину в тени, его рука касалась опоры, поддерживающей тент. Его голова и верхняя часть тела была залиты солнечным светом, а бедра и ноги – в тени, поэтому, когда Карина обернулась, он показался ей обнаженным. У нее перехватило дыхание. Воспоминание о его теле наполнило ее желанием, заструившимся по ее крови, от которого она внезапно почувствовала головокружение. Карина покачнулась и споткнулась, упав на колени в слабо бурлящую воду.

Луис сразу же бросился бежать и остановился над ней. Он показался ей таким стройным, таким мужественным и прекрасным, когда он наклонился над ней. Ее губы раскрылись, но они пересохли так, что она не могла выговорить ни слова, только пристально вглядывалась в него. Ее глаза были широко открыты, выражая смесь страха и вожделения. Опустившись вниз, Луис протянул к ней руки. Она медленно положила свои руки в его ладони, и он своими сильными руками поднял ее на ноги и, пока он медленно поднимал ее, ее тело скользило вдоль всей длины его тела. Его руки крепче сжали ее, когда он пристально вглядывался в ее лицо, и Карина знала, что, если бы они были одни, он бы снова поцеловал ее. А она – она это поняла ясно – не смогла бы сопротивляться ему.

– Вот видишь, – произнес Луис с довольным видом, – ты хочешь меня так же, как и я тебя.

– Нет, вовсе нет. Я… солнце… Я слишком быстро подняла голову, и глаза не смогли приспособиться, и голова закружилась. – Но она говорила запинаясь и слишком быстро, чтобы убедить его.

– Я не верю тебе, – все еще держа ее за руки, он потянул ее за собой, туда, где было глубже.

Прохлада воды коснулась ее колен, потом бедер, но Луис вел ее еще дальше, пока море не накрыло ее плечи. Его взгляд не отрывался от ее глаз, пока они погружались в воду, и его хватка не ослабевала, он был готов к ее попытке освободиться.

Луис остановился и повернулся лицом к ней. Опустив ее руку, он положил обе руки ей на плечи. Его глаза потемнели от желания. Потом его руки скользнули вниз, двигаясь медленно, словно исследуя ее кожу, пока не добрались до лифчика. Его пальцы пробрались под мокрую ткань нежно, осторожно, но тем опытным и уверенным прикосновением, которое в прошлом приводило ее в дикое возбуждение. У Карины перехватило дыхание, когда она почувствовала, что ее тело поднимается, и она сделала непроизвольное движение назад, но тогда Луис сорвал с нее лифчик, и его руки оказались на ее груди. Карина задрожала, но потом остановилась, закрыв глаза, в то время как он продолжал ласкать ее груди, играть ими, оставляя на ее полной груди следы от мимолетных воздушных пузырьков.

Карину возбуждало не только то, что он ласкал ее, но и то, что он делал это, когда вокруг было много людей. Открыв глаза, она взглянула на Луиса и увидела, что он сгорает от желания.

– Я хочу тебя, дорогая, – сказал он низким хриплым голосом. – Я никогда не переставал хотеть тебя, – продолжал он, и его пальцы становились все более беспокойными, до тех пор пока Карина не загорелась страстью и желанием. Дыхание ее участилось и стало тяжелым.

Руки Луиса скользнули к ее талии, и он притянул ее к себе, прижимая ее бедра к своим так, что она могла чувствовать его твердую мужскую плоть даже здесь, в воде. Его близость вызвала у нее страстное желание, наполнив ее знакомым ощущением болезненной пустоты внутри. Со стоном поражения Карина чувственным движением подалась бедрами вперед, руки Луиса легли на ее бедра. На ее губах выступили бусинки пота, несмотря на прохладу воды. Руки Карины схватили Луиса за грудь, ногти бессознательно впились в его тело.

– Скажи, – прошептал Луис ей на ухо, – скажи, что чувствуешь то же самое, что и я. Скажи, что…

Он оттолкнул ее от себя так неожиданно, что Карина потеряла равновесие и плюхнулась в воду. Она вынырнула с брызгами, едва понимая, где она. Луис все еще стоял там же, стараясь скрыть сердитое огорчение оттого, что к ним подплывали Курт и Стелла.

– Эй, правда, вода великолепна? – сказала счастливо Стелла, но не дождавшись ответа Карины, указала на скалистый остров.

– Ты видела, как мы туда плыли? Я уже начала бояться, что не доплыву, но Курт помог мне. Он просто замечательный пловец.

Она болтала все время, пока Карина натягивала лифчик. Первые несколько мгновений она совершенно потеряла ориентацию и была так же сердита, как и Луис, но теперь начала думать, что их прервали к счастью. Она, должно быть, сошла с ума, если позволила ему касаться ее и ласкать! Сумасшедшая или… загипнотизированная снова его ошеломляющей сексапильностью, она всегда уступала ему.

Лицо Карины вспыхнуло от смущения, когда она осознала, как отвратительно себя вела, и, повернувшись, она поплыла к берегу, вкладывая все свои силы в быстрый кроль. Чувство поражения наполняло ее. Скрипя зубами, она вылезла из воды, уставшая и утомленная до такой степени, что едва ли могла что-то ощущать.

Когда остальные пошли в тень, Карина ушла. Позже она вернулась к ним, и оказалось, что она не может взглянуть на Луиса и вынуждена смотреть на Стеллу. Солнце уже начало садиться за утесы, и многие отдыхающие начали собираться и покидать пляж. Подняв свое полотенце, Карина, стоя спиной к Луису, вытряхивала песок и вытиралась.

– Давайте возвращаться, а? Нам придется, по крайней мере, час плыть до виллы.

Все согласились с ней, и они собрали вещи. Карине удалось не смотреть Луису в лицо до тех пор, пока он не помог ей взобраться на борт яхты. Но тут у нее не было выбора. Она ожидала увидеть торжество в его глазах из-за ее такой легкой капитуляции перед его ласками, но удивилась, ибо он улыбнулся ей улыбкой, полной нежности. Сердце стучало у нее к груди, когда она садилась на носу корабля. Она только что была готова рассердиться на весь мир, но теперь чувствовала себя страшно неуверенной и взволнованной, почти такой же, как и в те годы, когда она впервые встретилась с Луисом и была покорена им. Не только его физической красотой, но и его уверенностью в том, что они любят друг друга и должны пожениться. Карина тогда целиком положилась на Луиса, но это не сработало. Неужели она зря ему доверяла? Раньше ей так и казалось, но сейчас Карина начала понимать, что, возможно, ее собственная гордость способствовала их разрыву. Если бы она не старалась так сильно быть ему хорошей женой и не беспокоить его своими проблемами, когда он был занят, то он, наверное, смог бы спасти их брак. Супружество, поняла Карина, означает, что с супругом нужно делить все, а не защищать его от своих забот, как делала она. Она позволила трудностям вырасти до такой степени, что они стали непреодолимы. И когда единственный раз она пришла к Луису и умоляла его найти место, где они могли бы жить только вдвоем, конечно, Луис не принял ее всерьез, потому что он не был предупрежден заранее. А она хотела делить с ним только хорошее, а не плохое, и лишь теперь поняла, как эгоистично она поступала.

Солнце медленно клонилось к закату, когда они плыли вдоль берега. Наклонившись назад, Карина смотрела на огромный оранжево-красный диск, который заполнил часть неба на западе, – великолепное зрелище, подходящее окончание такого чудесного дня. Глядя на темно-красное умирающее солнце, на море, слившееся вдали с синим южным небом, Карина ощущала, какими ничтожными были ее собственные чувства и проблемы, и испытала неизвестную ей ранее радость, что она суть частичка этого мира. От этой мысли у нее потеплело на душе.

Неважно, что произойдет с ней завтра, но солнце утром обязательно взойдет и начнется новый день.

Яхта повернула, когда Луис переложил руль, и они начали входить в небольшой залив около виллы. Карина оглянулась и увидела, что Луис наблюдает за ней. Их взгляды встретились, и впервые с тех пор, как она вернулась в Португалию, она ответила ему широкой счастливой улыбкой, теплой и дружеской.

Все смеялись и болтали, когда выгружались на берег и поднимались к вилле. Потом они по очереди приняли душ, переоделись перед тем, как пойти пешком до ближайшей рыбацкой деревни, где они собрались поесть. Позже они отправились в диско-клуб, где Курт выпил немного лишнего. Они возвращались на виллу поздней, полной ярких звезд ночью, и Курт начал обучать их датской песне. Они все хохотали до упаду над своими попытками копировать его произношение.

– Вы не делай это остается, – жаловался Курт, растеряв весь свой английский. – Послушайте еще раз.

– Ой, нет, – простонала Стелла. – Не надо еще раз. Боже, так жарко, мне нужно искупаться. Давай, Курт, я обгоню тебя по дороге на виллу. Кто последний в бассейне – тот слабак.

В том состоянии, в котором был Курт, он, наверное, не понял точных слов, но смысл уловил. Он ринулся вслед за Стеллой, которая была уже далеко впереди.

– Не думаю, что ему следует плавать после того, как он столько выпил, – с беспокойством сказала Карина. – Он может утонуть. Пойдем за ним.

Но Луис схватил ее за руку.

– С ним все в порядке. Стелла присмотрит за ним. – Его шаги замедлились. – Я ведь совсем не имел возможности побыть с тобой наедине весь сегодняшний день.

Вспомнив, что произошло, когда они оказались в относительном одиночестве, Карина вспыхнула.

– Я не… – начала она, но остановилась, когда Луис приложил палец к ее губам.

– Почему бы нам не спуститься сейчас на пляж? – предложил он вкрадчиво. Карина покачала головой в знак отказа, но он быстро сказал: – Мы поговорим. Только поговорим.

Карина собиралась сказать, что им не о чем разговаривать, но вдруг поняла, что это уже неверно. Взяв его за запястье, она убрала его пальцы от своего рта, сопротивляясь внезапному порыву укусить их.

– Я не хочу спускаться на пляж, – сказала она ему с внезапным раздражением. – И я не уверена, что… что хочу разговаривать с тобой.

– Давай все же пойдем, – зажав ее руку в своей, Луис крепко держал ее. – Ты помнишь ту пещеру в холме, куда я водил тебя?

– Твоя детская пещера-убежище? Да, я… я помню ее. – Карина действительно помнила ее. Однажды во время их медового месяца они вышли прогуляться и не смогли вернуться назад к вилле из-за внезапно начавшейся грозы, сопровождаемой сильным ливнем. Но Луис вспомнил о пещере и потащил ее в укрытие. Когда они добрались до пещеры, платье Карины и брюки Луиса промокли, и одежда облепляла их.

Вход в пещеру был узким и высоким, а внутри было открытое пространство около двух с половиной метров высотой и четырех метров длиной, хотя и неширокое, всего полтора-два метра. После жары на солнце там казалось прохладно, и Карина начала дрожать, осматриваясь кругом.

– Как ты узнал об этом месте? Сквозь те кусты, снаружи, вход почти незаметен.

– Я нашел ее, когда был мальчишкой. Я обычно приходил сюда и ждал, пока все уляжется, всегда, когда я сердил своих родителей.

Его руки коснулись складок на ее платье.

– Тебе лучше снять его, иначе ты замерзнешь.

Карина тогда позволила ему снять с нее платье и сказала ему, поддразнивая:

– А я всегда думала, что ты был примерным мальчиком.

– Ну нет, ты не права. – Его руки касались ее, исследуя, его голос стал хриплым от возбуждения и сознания, что он может коснуться и взять ее в любой момент, когда захочет.

– О, Карина, любимая. Я так сильно люблю тебя.

Скинув свои мокрые брюки, он привлек ее к себе, заключив в объятия и согревая ее.

– Ты так прекрасна, дорогая. Так прекрасна. – Он начал целовать ее, но вскоре поцелуев стало недостаточно, и они, обнявшись, легли на землю в пещере.

Ее дрожь от холода сменилась дрожью желания, когда Луис целовал ее и ласкал со все возрастающей страстью. Снаружи все еще бушевала гроза, и в темном небе сверкали молнии, отбрасывающие огненные блики на пенящиеся волны моря. Дождь хлестал по мягким песчаным склонам холма, беспрерывно барабаня, а потом его шум исчез в биении сердца Карины, во все усиливающейся волне экстаза, наполнившей все ее существо. Шум грозы оказался просто фоном их собственной страсти, ее раскаты были так же естественны, как и их стремление друг к другу. Только однажды Карина осознала это.

Она живо вспомнила, как Луис на мгновение отпрянул назад, и она открыла глаза, чтобы посмотреть на него, удерживающего равновесие на ней. Его волосы были в беспорядке, а на лице отражалось волнение и желание. Карина лежала на земле под ним, полностью обнаженная, ее рот – полуоткрыт, дыхание со стоном вырывалось из груди.

– Луис! – Она потянулась к нему, желая его близости, желая, чтобы он утолил тот огонь, который струился по ее жилам.

Луис нежно гладил ее щеку, его темные глаза казались еще темнее, дыхание было прерывистым.

– Я люблю тебя, – сказал он с неожиданной ноткой горячности от переполнявших его чувств. – Я всегда буду любить тебя. Так сильно…

– А я тебя, мой дорогой. О, Луис! – Она снова потянулась к нему. – Я хочу всегда быть частью тебя. Я хочу, чтобы ты всегда любил меня. И никогда не останавливался. Никогда… – Ее голос прервался, когда Луис вошел в нее, и его тело давало ей то удовольствие, которого она страстно желала. Она выкрикнула:

– Да! Да! – и изогнула свое тело навстречу ему, отдаваясь ему с таким же порывом, с каким и он ей.

После этого, когда они лежали, утомленные, в объятиях друг друга, жизнь казалась им такой прекрасной, что Карина внезапно испугалась и в страхе прижалась к Луису.

– Никогда не бросай меня! Обещай мне, что ты не покинешь меня.

– Я никогда тебя не оставлю, клянусь тебе. – Он крепко держал ее. – Ты моя, а я твой. Мы всегда будем вместе. Не бойся, любимая, мы всегда будем вместе…

Сейчас эти слова эхом отозвались в сознании Карины, пройдя сквозь годы, как раньше они эхом отзывались в той пещере. Но ярче, чем те слова, к ней вернулись воспоминания о тех чувствах, которые она испытывала, о любви, которую они оба разделяли. О любви, которая так легко и по-дурацки была утрачена.

Луис остановился и посмотрел ей в глаза. Лицо Карины было освещено нежным светом луны, ее серебряные лучи превратили ее волосы в белое золото и открыли ее мысли его пристальному взгляду.

– Да, – сказал он нежно. – Ты все помнишь.

Его рука сильнее сжала ее руку, и он посмотрел на нее с тем волнением желания, которое она так хорошо помнила.

– Войдем в пещеру, – сказал он хрипло. – Ты пойдешь со мной, Карина?

Ее пальцы задрожали в его руке, и минуту она не могла произнести ни слова. Конечно, она знала, что она должна сказать. Сказать «нет», но это «нет» было бы неправильным и даже глупым. Но когда она открыла рот, чтобы ответить, то, казалось, ее голос пропал в глубине глаз Луиса и спокойствии этой ночи. Через мгновение Карина глубоко вздохнула.

– Да, – выдохнула она, – я пойду с тобой.

6

Тропинка к пещере оказалась уже, чем ее помнила Карина, и Луису пришлось помочь ей пройти самую узкую ее часть. Кусты, росшие около входа, тоже казались гуще, когда Луис отклонил их в сторону, пропуская лунный свет внутрь пещеры.

– Ты… ты был здесь с тех пор?

– Нет. Я же говорил тебе, что я не приезжал на виллу.

Луис стоял около входа, где каменный карниз выступал над обрывом. Отсюда вдалеке была видна вилла, огоньки, светящиеся в окнах и вокруг бассейна.

Они оба помолчали несколько минут, ни один из них не торопился войти в пещеру. Но затем Луис заглянул в нее и сказал:

– Разве мы так сильно изменились с тех пор, Карина? Прошло только четыре года, это же не так долго, правда?

– Иногда кажется, будто прошла целая жизнь. Я знаю, я стала тверже, но я не стыжусь этого. И я думаю, что… – Она заколебалась, обнаружив, что ей трудно подбирать слова. – Возможно, я стала холоднее, – сказала она медленно, – как ты говорил. Я не думаю, что так просто наладить отношения.

– С мужчинами? – быстро спросил Луис.

– Да, с мужчинами. Я никогда не чувствовала себя с кем-либо так, как с тобой.

– Я польщен, – сказал Луис и придвинулся к ней ближе, но Карина отступила назад, внезапно рассердившись.

– Ну, вряд ли тебе следует быть польщенным. Ты должен чертовски стыдиться! Я была экстравертом, когда встретила тебя, а теперь я всегда стараюсь спрятать свои чувства, потому что боюсь получить удар. Примерно с год я стала проще чувствовать себя с мужчиной. – Она усмехнулась. – Возможно, потому, что научилась хорошо говорить «нет».

– Всегда? Ты всегда говоришь «нет»? – На этот раз Луис не собирался уступать. Он держал ее за руку и повернул ее лицом к себе.

Карина мгновение смотрела на него, его лицо, четко вырисовывающееся в лунном свете, казалось, имело изможденный и голодный вид.

– Для тебя это имеет огромное значение: была я или нет с другими мужчинами, да?

Луис взял в свои руки ее обе руки, словно держа ее за руки, он мог лучше выразить то, что собирался сказать ей.

– Мы были отделены друг от друга больше чем на четыре года, – сказал он с горячностью. – Ты знаешь, сколько это дней? Сколько ночей? Больше полутора тысяч. Больше чем полторы тысячи ночей я лежал один в постели, и ни одна ночь не проходила без того, чтобы я не подумал о тебе, чтобы я не пожелал тебя. Да, для секса. Но я люблю тебя и нуждаюсь в тебе. Ты знаешь, сколько раз я просыпался и искал тебя рядом, чтобы только понять, что тебя нет, и пройти через ад. – Его голос сделался грубым. – И жизнь становилась хуже ада, когда я понимал, где ты можешь быть, что ты можешь быть с кем-то еще…

– Остановись! – Карина перебила его. – Ты что, думаешь, что я не прошла через такие же пытки? Я обычно думала о всех тех достойных португальских девушках, о которых мне всегда рассказывала твоя мать, на которых, она так надеялась, ты женишься… и представляла… представляла…

– Что? – Руки Луиса крепко сжали ее. – Представляла меня, как?

– В постели с ними. – Карина освободила свои запястья и повернулась к нему спиной. – Я не собираюсь тебя спрашивать, был ли ты с одной из них или ни с кем. Потому что я не хочу знать. Я… мне не интересно.

– О, нет, я думаю, что тебе будет интересно. – Встав позади нее, Луис скользнул своими руками к ее запястьям. Наклонив свою темную голову, он начал тихонько целовать ее в плечо.

– Ты можешь измениться в чем-то, возможно, мы оба можем измениться, но одна вещь останется без изменения. Это обоюдное физическое притяжение, которое мы чувствуем. Не играет роли, как ты старалась избавиться от него, моя дорогая, но ты не можешь это отрицать.

Его губы двинулись вдоль ее шеи, и Карине захотелось закричать от невыразимого удовольствия.

– Да, – согласилась она, – я не могу отрицать это. Хотя я действительно старалась подавить его в себе. Но когда ты ласкал меня сегодня днем в воде, я… я хотела близости с тобой там же и тогда же.

– Я знаю. – Его губы нашли мочку ее уха и начали посасывать ее, а руки поднимались от ее запястий к округлостям груди.

У Карины перехватило дыхание.

– Ты действительно провел все эти ночи один? Оторвавшись от ее шеи, Луис нежно сказал:

– Я клянусь в этом. Я всегда думал о себе, как о все еще женатом на тебе. И я сдержал клятву, которую дал тебе перед алтарем. Ты – единственная женщина в моей жизни, Карина. Единственная, которую я всегда буду желать.

Он повернул ее лицом к себе, когда говорил, потом взял ее за руки и поцеловал.

– А ты? – спросил он после этого, и его голос стал тверже. – Пожалуйста, скажи мне правду, Карина.

Она слабо улыбнулась и подняла руку, чтобы нежно погладить Луиса по щеке.

– Я могла бы наказать тебя, сказав, что у меня были десятки мужчин и все они были гораздо лучшие любовники, чем ты. Но это не будет правдой. Никто не может быть лучшим любовником, чем ты, для меня во всяком случае. Я думаю, что это действительная причина, почему мне было так сложно стать свободной с мужчинами. Я всегда невольно сравнивала их с тобой, но ты несравним ни с кем. – Она улыбнулась, глядя в его широко открытые глаза. – Нет, Луис. Ты единственный мужчина, который когда-либо любил меня. Признаюсь, что пару раз я была довольно близка к тому, чтобы изменить тебе, но в последнюю минуту что-то удерживало меня, что-то заставляло меня понять, что это не должно случиться.

– О, моя любовь, ты даже не можешь себе представить, каким счастливым ты сделала меня! Я уже почти потерял надежду, что ты когда-нибудь вернешься ко мне. – Луис заключил ее в объятия и поцеловал, погружая в свое тепло и в свою любовь.

Карина пылко вернула ему поцелуй, потерявшись в его объятиях, чувствуя жар любви, пронизывающий ее. Было такое счастье снова оказаться в его руках, там, где она всегда должна была оставаться, в тех руках, которым она принадлежала. Она пробормотала его имя, вздохнув со смешанным чувством облегчения и благодарности. Слезы выступили у нее на глазах, и она положила голову ему на плечо, крепко обнимая его, переполненная чувствами.

– О, дорогая, любимая. – Луис шептал нежные слова на родном языке, чтобы успокоить ее, обнимая ее и гладя ее волосы. – Все хорошо, малыш, Мы вместе. Теперь ничто не сможет разъединить нас. Никогда больше.

Он снова поцеловал ее, все настойчивее. Он целовал капельки слез на ее щеках и ресницах, целовал ее дрожащие губы до тех пор, пока не пробудил в ней снова страстное желание.

Его дыхание стало прерывистым. Луис потянул ее ко входу в пещеру и отклонил кусты, чтобы она могла войти.

– Входи, – сказал он низким голосом. – Я хочу тебя, Карина. Я хочу тебя сейчас, боль моего сердца.

– О, Луис, – Карина стояла близко к Луису и смотрела в пещеру.

Лунный свет падал на пол пещеры, освещая пыльный песок, покрывающий его, и казалось, будто она видит следы, оставленные ими, когда они лежали там, застигнутые грозой. Тогда они были так счастливы, так уверены в своем безоблачном будущем. Сейчас она прошла бы мимо кустов и очутилась бы снова в беседке любви. Луис снова держал бы ее в своих объятиях, она чувствовала бы его прикосновения, такие знакомые и все же такие новые, почувствовала бы, как звенящая пустота внутри наконец заполнилась бы.

Но все же Карина колебалась сделать решительный шаг в пещеру.

– Я тоже хочу тебя, – сказала она искренне. – Очень сильно, но я… – Она снова взглянула в пещеру и покачала головой. – Но я не могу. Не сейчас.

– Но почему? Ведь мы женаты. – Луис вошел в пещеру и потянул ее за собой.

– Нет, я не могу. – Карина отпрыгнула назад. – Луис, пожалуйста, постарайся понять. Если я… я пойду сюда вместе с тобою, если мы займемся любовью, тогда я вверяю себя тебе снова и навсегда.

– Но это то, что я хочу, – сказал он нетерпеливо. – Я говорил тебе, я хочу, чтобы ты вернулась ко мне. Я хочу, чтобы мы снова жили вместе.

– Но разве ты не видишь? Ведь ничего не изменилось. Твоя мать по-прежнему живет в твоем доме. Все начнется сначала, так же как раньше. Если только… если только ты не пообещаешь мне, что найдешь для нас дом где-нибудь еще, наш собственный дом. – Она жалобно посмотрела на него, и ее сердце упало, когда она увидела, как ожесточились черты его лица.

– Моя мать больна, Карина. Я не могу просто так уйти от нее.

– Даже для меня? Чтобы мы могли счастливо жить вместе? Провести вместе всю жизнь? Лицо Луиса исказила гримаса.

– Ты ставишь мне условия, Карина? Я должен бросить свою мать ради тебя?

– Я не прошу об этом. Я только прошу дать нам шанс. Извини, Луис, но я не смогла бы снова чувствовать себя счастливой или… или даже просто спокойной, если бы мне пришлось жить в одном доме с твоей матерью.

– Хорошо. – Он вышел из пещеры и прислонился к скале около входа, держа руки в карманах. – Я найду нам квартиру в Лиссабоне. Я не могу сделать так, чтобы моя мать уехала из нашего дома, это было бы жестоко, и тебе придется смириться с тем, что я буду регулярно навещать ее. Но я хочу, чтобы мы снова были вместе. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Я хочу этого больше всего на свете.

– И я тоже хочу этого, – пройдя вперед, Карина коснулась его руки. – Но ты должен обещать мне еще одну вещь, Луис. Я говорила, что я не хочу, чтобы ты бросил свою мать, но я и не хочу, чтобы ты позволил ей отравлять твое сознание, настраивать тебя против меня. А она будет пытаться делать это. Я знаю, будет. Она… она всегда ненавидела меня.

Вынув руки из карманов, Луис положил их ей на плечи.

– Не беспокойся. Я не позволю ничему встать между нами. – Его руки окрепли. – Мне следует удержать тебя теперь, когда я снова нашел тебя. Если я потеряю тебя после этого опять, моя жизнь утратит смысл.

– Спасибо, – наклонившись вперед, Карина подняла голову и поцеловала его в губы. – Ты не пожалеешь, я обещаю.

Он улыбнулся:

– И ты тоже, родная. Это тоже обещание… и я хотел бы его выполнить как можно скорее.

Карина улыбнулась и ближе придвинулась к Луису, обняв его:

– Я не могу дождаться, когда мы снова будем вместе. Мне придется вернуться в Англию, чтобы… – Карина почувствовала внезапное напряжение в его теле и замолчала. – О, только чтобы сдать свою квартиру и собрать вещи. У меня есть на примете девушка, которую я могу поставить во главе агентства, но я не собираюсь совсем оставить это. – Она взглянула ему в лицо и улыбнулась. – Ну, во всяком случае, не сейчас.

– Почему бы тебе не основать переводческое агентство здесь, в Португалии, – предложил Луис.

– Это, пожалуй, идея, хотя многие португальцы уже говорят по-английски. Но я не хочу оставаться одна на весь день и ничего не делать.

– Ну, возможно, я смогу что-нибудь сделать для тебя, – значительно сказал Луис, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в шею.

– Это означает то, на что я надеюсь? – спросила Карина с ноткой неуверенности.

– Конечно, что же еще? – сказал Луис ласково, взяв ее лицо обеими руками. – Я хочу, чтобы мы снова были мужем и женой. Я хочу дать тебе детей, наверстать упущенное за все годы нашей разлуки. Те годы были самыми одинокими в моей жизни. Словно я был разделен на две части: мое тело жило и действовало здесь, но моя душа была с тобой, в Англии. Я хочу снова стать целым, а это может быть только с тобой. – Он остановился, не сводя с нее глаз. – Но ты тоже должна мне пообещать, Карина. Если ты вернешься ко мне, ты должна будешь остаться. Я не смогу снова пройти сквозь этот ад. Я сделаю все, что ты хочешь, но ты должна поклясться мне, что ты никогда не покинешь меня… и что у тебя никого нет.

– Нет, никого нет, я же говорила тебе. – Карина снова поцеловала его. – И я клянусь, что не покину тебя. Если хочешь, я поеду с тобой завтра в Лиссабон и начну подыскивать квартиру. Тогда мы скоро сможем быть вместе. Мне придется вернуться в отель, забрать свои вещи, но я приеду позже только на несколько часов.

– Мне очень нравится. Мне это очень нравится. – Луис вернул ей поцелуй, но когда Карина открыла глаза, она увидела, что едва может различить его лицо, – так стемнело. Луис тоже взглянул на небо.

– Луна зашла. Нам лучше вернуться, пока еще что-то видно.

Он с сожалением посмотрел на пещеру, но Карина взяла его за руку и сказала:

– Не беспокойся. Еще будет много возможностей. – Она счастливо засмеялась. – Когда все будет позади, мы еще проведем наш второй медовый месяц.

– Да… и я думаю, он будет даже более волнующим, чем наш первый, – согласился Луис, и его смех присоединился к ее.

Подъем вверх по холму был в темноте гораздо сложнее, но Карина не чувствовала никакого страха, когда Луис был с нею, ведя ее, как проводник, направляя каждый ее шаг и помогая ей преодолевать крутые места. Это становилось приключением, и они много смеялись, снова почувствовав себя молодыми и сумасшедшими. Когда они добрались до основной дороги, они уже не торопились на виллу, а шли медленно, разговаривая и строя планы, часто останавливаясь, чтобы поцеловаться или просто обнять друг друга.

– Мне кажется глупым возвращаться в Лиссабон поодиночке, – сказал Луис. – Почему бы нам не вернуться вместе в моей машине, а твою оставить здесь, чтобы Стелла и Курт могли ею пользоваться, а потом вернем ее компании?

– Звучит прекрасно, но мне все равно нужно заехать в отель, чтобы забрать вещи и расплатиться. Ты уверен, что не опоздаешь?

– Нет, если мы выедем рано. Мой первый клиент не появится раньше одиннадцати, но даже если я опоздаю, он подождет.

– Ого! – Карина широко раскрыла глаза в притворном удивлении. – Это звучит необычно для твоего добросовестного «я». Кто-нибудь подумает, что ты влюбился или еще что-нибудь.

– И они будут правы, – согласился Луис. Его голос стал низким и хриплым, когда он остановился и притянул ее к себе. – О, Карина, я не могу дождаться, когда я покажу тебе, как сильно я тебя люблю. Как ты нужна мне.

– Я тоже не могу дождаться, но, пожалуйста, не сегодня ночью и не на вилле, где Стелла и Курт.

– Нет, я тоже не хотел бы этого. Мы дождемся завтрашнего дня и найдем где-нибудь отель. Хотя я и не знаю, как я смогу сконцентрироваться на работе…

Карина ласково засмеялась и приблизилась к нему, тотчас же взволновав его.

– Может быть, это поможет?

– Нет, черт побери, это совсем не поможет! Это только заставит меня бросить тебя на землю и взять тебя здесь и сейчас.

– Но ведь ты слишком воспитан, не так ли? – настаивала она, прижимаясь к нему плотнее. Луис застонал и оттолкнул ее.

– Не возбуждай меня. – Но потом он снова притянул ее к себе. – Но если подумать…

Карина довольно рассмеялась.

Когда они вышли на свет уличных фонарей, Луис обнял ее и улыбнулся:

– Карина, радость моя, как мы могли быть такими дураками? В будущем, если что-нибудь, даже самое малое, пойдет не так, мы должны обещать друг другу, что обсудим это. Ладно?

– Ладно, – согласилась Карина. – Но на английском, или на португальском?

– На обоих языках, – улыбнулся Луис. – Это прекрасно, что ты не забыла португальский. Теперь ты не будешь чувствовать себя здесь иностранкой. Почему ты занималась португальским? – спросил он с любопытством. – Когда ты уехала, я подумал, что ты не захочешь иметь ничего общего с Португалией.

Карина покачала головой.

– Я, правда, не знаю. Может быть, из-за того, что в глубине души я всегда надеялась, что это случится. И, может быть, поэтому я позволила своей матери так легко убедить меня приехать сюда. Хотя я сама этого не понимала. – Она посмотрела на Луиса, внезапно забеспокоившись. – На этот раз ведь у нас получится, правда? Обещай мне, что получится.

– Я обещаю, – нежно сказал Луис, целуя ее руку.

– Ничто не может нас теперь разделить.

Так они медленно брели по улице, обсуждая, когда Луис смог бы освободиться от своей практики, чтобы устроить медовый месяц, и в какой части Лиссабона им нужно попытаться найти место для жилья. Вокруг них непрерывно звенели песни цикад, смешиваясь со звуком волн, разбивающихся на пляже у подножия утеса. Но они были слишком поглощены друг другом, чтобы слышать это или заметить, что начинает светать. Пока они не дошли до виллы, тихой и темной. Только тогда Луис посмотрел на часы и сказал:

– О Боже, уже почти половина пятого.

– Едва ли стоит ложиться спать.

– Нет, мы должны постараться немного поспать. Впереди долгий путь до Лиссабона.

– Но мы можем по очереди вести машину, – заметила Карина.

Луис посмотрел на нее и улыбнулся, взяв ее за руку.

– Да, я на минуту забыл, что я снова разделю свою жизнь с твоею.

– И свою постель, – заметила она кокетливо.

– Если ты разделишь со мной постель сейчас, обещаю, что ни один из нас не сомкнет глаз.

Она улыбнулась.

– Нет, спокойной ночи, Луис.

Карина протянула ему руку, но он заключил се в свои объятия и поцеловал с неконтролируемой страстью, от которой у Карины закружилась голова.

– Думай обо мне, – сказал Луис низким голосом. – А теперь, ради Бога, иди ложись, пока я еще владею собой.

Со смехом она подчинилась ему, но была так счастлива и так возбуждена, что подумала: идти спать – это просто потеря времени. Но что было потом, она не помнила, до тех пор пока Луис не постучал тихонько в ее дверь в половине седьмого.

Карина перевернулась и что-то пробормотала, но окончательно еще не проснулась, когда он вошел в комнату. На мгновение он остановился, глядя в полумраке из-за закрытых ставнями окон на ее разметавшиеся в беспорядке волосы и на длинные ресницы ее закрытых глаз, затеняющих щеки. Она снова пошевелилась, медленно и неуклонно продвигаясь к пробуждению, и тонкое хлопковое одеяло, которое покрывало ее, соскользнуло вниз, обнажив голые плечи и одну полную, округлую грудь. У Луиса перехватило дыхание, и в следующее же мгновение он был на коленях около ее постели. Нежно он взял покрывало и медленно стянул его с Карины, и ее молодое, крепкое, красивое тело открылось перед ним.

Несколько секунд он не касался ее, просто исследуя глазами нежные округлости, которые он так побил ласкать, ее шелковистую кожу, которую целовал так много раз, что знал ее тело так же хорошо, как и она сама. Она была такой же прекрасной, какой он помнил ее. Даже еще прекраснее, возможно, потому, что ее девическая хрупкость стала более женственной, ее груди стали немного полнее, ее живот над мягкими золотистыми волосами округлился. Он так любил ее тело. Только мысль о другом мужчине удерживала его вдали от нее все эти годы. Луис вспомнил тот первый раз, когда он овладел ею. Она была девушкой и боялась, но вела себя так храбро и страстно, что это привело к экстазу их обоих. Он хотел ее так сильно тогда, как он желал ее сейчас. Знакомая томительная боль наполнила нижнюю часть тела, и его руки дрожали, когда он наконец решил коснуться ее.

Он начал с ее ступней, ласково поглаживая их. Его руки были так легки, словно он касался ребенка. Карина почувствовала его прикосновения и стала просыпаться, напрягая свое тело и повернув к нему голову. Она что-то промурлыкала в знак удовольствия, ее глаза были еще закрыты, словно она увидела какой-то чудесный сон. Руки Луиса путешествовали, исследуя уже ее коленные чашечки и найдя их очаровательными, а потом двинулись дальше. Когда его пальцы прошлись по ее ногам и начали ласкать ее, довольное мурлыканье Карины сменилось тяжелым дыханием, ее глаза раскрылись, и она наконец полностью проснулась.

Луис почувствовал напряжение в ее теле, но его глаза были устремлены на то, что он делал.

– Лежи спокойно, – сказал он нежно.

Он наклонился, чтобы поцеловать ее, сильно, горячо, пока она вся не затрепетала от желания. Но затем его руки продвинулись к ее животу, поглаживая его, обнимая ее за талию. Его пальцы вспоминали каждый дюйм ее тела и испытывали от этого наслаждение. Когда Луис добрался до грудей и обнаружил их возбужденными, он снова поцеловал ее, покусывая и нежно посасывая до тех пор, пока она вся не задрожала и не начала стонать. Ее пальцы вцепились в ткань матраса в попытке сдержать крик возбуждения.

Когда наконец Луис добрался до ее головы, ее лицо было влажным от испарины, ее тело трепетало, а глаза были широко раскрыты от сильного желания:

– О, Луис, я хочу…

– Сегодня ночью, – сказал он нежно, целуя ее. – Сегодня мы будем заниматься любовью всю ночь напролет.

– Да, да! – Она прильнула к нему на мгновение, пока удары ее сердца немного не замедлились, потом подняла голову и взглянула на него с улыбкой.

– Завтра утром, – сказала она с шутливой угрозой, – я проделаю то же самое с тобой.

Луис радостно засмеялся.

– В таком случае я никогда не попаду в офис.

Неспособный сопротивляться, он снова ласкал ее, не сводя с нее глаз, наблюдая, как нарастает ее чувственность и отражается в ее глазах, как раскрываются ее губы в сексуальном порыве.

– Скоро, – произнес Луис горловым голосом, – скоро у нас будет второй медовый месяц, и мы будем вместе все дни и все ночи. Я смогу обнимать тебя, целовать тебя, любить тебя… О, Карина, моя дорогая, я так сильно люблю тебя.

Его руки так крепко сжимали ее, что она едва могла вздохнуть. Потом Луис резко поднялся.

– Я ухожу, а ты одевайся. Кофе будет готов через десять минут, а позавтракаем мы где-нибудь по дороге.

– Прекрасно. – Карина села на краю кровати и смотрела, как он идет к двери, но когда он дошел до двери, она угадала, что он не сможет не обернуться и не посмотреть на нее.

Она улыбнулась ему, ее глаза светились любовью, и Луис улыбнулся в ответ. Его лицо снова озарилось счастьем, и он выглядел моложе, чем в тот первый день. Его улыбка была чудесной. Она согревала Карину, делала ее счастливой, она чувствовала себя защищенной, снова уверенной в своем будущем. Не такой, какой она чувствовала себя последние несколько лет – заброшенной и никому не нужной.

Процесс одевания не занял у Карины много времени – она лишь натянула юбку и топ. Ей придется переодеться, когда она приедет в отель. Причесываясь, Карина взглянула на свое отражение в зеркале, и ее рука замерла. Она выглядела такой счастливой, глаза сияют, и она не смогла не улыбнуться себе, а потом громко рассмеялась. Сегодня, кажется, будет самый счастливый день в ее жизни, она знала, что это так и будет. А может быть, ей уже сегодня повезет, и она найдет квартиру с мебелью, куда они могли бы переехать тотчас же. Даже если она ничего не найдет, всегда можно найти комнату в отеле. И совершенно не имеет значения где. Любое место подойдет на сегодняшнюю ночь, которую они хотели бы начать заново с физической близости, с любви, о которой они давали обет давным-давно и которая не была разрушена в их сердцах.

Луис стоял в кухне, прихлебывая кофе, когда Карина присоединилась к нему. Он подал ей чашку и обнял рукой за талию, не говоря ни слова, но улыбаясь глазами, когда она пила.

И такими их увидела Стелла, когда вошла в кухню, несколько минут спустя.

– У вас найдется кофе? – Она сверкнула на них глазами и усмехнулась. – Вы двое, кажется, снова подружились с прошлой ночи?

Карина улыбнулась в ответ.

– Да, можно сказать так. И все благодаря тебе.

Стелла казалась очень довольной собой.

– Это было очень умно с моей стороны, не правда ли? Я же знала, что вы чахнете друг без друга, – сказала она со вздохом.

И Карина, и Луис громко расхохотались. Поставив свою чашку, Карина крепко обняла сестру.

– Спасибо, – сказала она искренне. – Я всегда буду тебе благодарна.

– И я тоже, – сказал Луис, целуя Стеллу. – Уже время ехать. Я подожду тебя в машине.

– О'кей, я буду готова через минуту. Когда он ушел, Карина сказала:

– Слушай, я возвращаюсь в Лиссабон вместе с Луисом. – Она скорчила гримасу. – Полагаю, мне придется позвонить матери и рассказать ей, что произошло.

– Это не доставит ей удовольствия.

– Я знаю, но, боюсь, ей придется смириться с этим. Но она обязательно спросит меня о тебе и Курте, что мне сказать ей?

Стелла засмеялась.

– Скажи ей, что это только юношеское увлечение на каникулах и скоро я буду дома, чтобы вовремя начать учиться в университете.

– Ну, это просто замечательно. Я расскажу ей сначала плохую новость, а потом хорошую.

– А как ты думаешь, какую она воспримет как хорошую: твою или мою?

– Конечно, твою. Она ненавидит саму мысль о моей жизни за границей, и ей никогда не нравился Луис.

– Ты не должна беспокоиться о маме. Тебе надо вести свою собственную жизнь.

– Я только это и собираюсь сделать.

Карина порывисто обняла Стеллу.

– О, Стелла, я так счастлива!

– Ты и должна быть счастлива после ночи любви с Луисом.

Карина залилась краской смущения.

– О, нет, у нас была совсем не ночь любви. Мы слишком много времени провели, разговаривая и улаживая наши отношения. Но сегодня, – она слегка покраснела, – сегодня мы действительно займемся этим.

Прозвучал сигнал автомобиля с улицы, и Карина быстро выбежала, села в машину, и они поехали.

– Ты спросила Стеллу насчет Курта? – спросил Луис, когда они ехали по улицам, еще сонным, без оживленного движения. Воздух был чистым, и в нем ощущался особый аромат океана.

– Да, насчет Курта все так, как я и предполагала. С ним у нее ничего серьезного. Он – только друг, и она его использовала, чтобы выманить меня сюда.

– Слава Богу. – Луис протянул руку и накрыл ею руку Карины, которая лежала у нее на коленях. Он улыбнулся ей. Потом взглянул на часы.

– Мы выехали поздно. Надеюсь, в отеле не заставят нас ждать слишком долго.

Когда они подъехали, площадь перед зданием отеля только начинала оживать. Несколько человек завтракали в кафе на пляже, а местные торговцы только открывали свои магазины.

Порывшись в своей сумочке, Карина сказала:

– Я, кажется, не оставляла свои ключи. Да, вот они.

– Я пойду с тобой и, пока ты будешь собираться, отнесу вниз твои чемоданы.

– О'кей. – Карина наклонилась и поцеловала его. – Как это приятно снова иметь рядом с собой мужчину.

– Только приятно и все?

– Я не хочу расхваливать тебя.

Он сморщил нос.

– Нет, давай, расхваливай.

– Ладно. – Карина обняла его за шею. – Снова иметь тебя рядом с собой – это чудесно, великолепно, фантастично, это мечта, сенсация… – у нее закончились определения. – Вот! Ты удовлетворен?

– Нет. – Он улыбнулся ей, его глаза излучали любовь, тепло и нежность. – Я никогда не буду удовлетворен, имея тебя. – И после этого он не смог не поцеловать ее еще раз. Через несколько минут Луис поднял голову и простонал: – Извини, пожалуйста, но я должен вернуться в Лиссабон.

– Я знаю.

Они заторопились в отель, но за столом портье никого не было. Карина позвонила пару раз, но через минуту Луис сказал:

– Давай мне свои ключи, я пойду и начну упаковывать вещи.

– Ладно. Комната на втором этаже. Поворот направо на верху лестницы. – Она снова нажала кнопку звонка, и на этот раз портье торопливо подошел к столу.

– Да, сеньора?

– Нельзя ли заплатить за номер? Я уезжаю сейчас же.

– Конечно, сеньора. – Он посмотрел на Луиса, поднимающегося в этот момент по лестнице. – А кто этот…

– Это мой муж, – сказала ему Карина и заторопилась вслед за Луисом.

– Но… Но, сеньора… – Портье уставился на нее и поднял руку, как бы желая остановить ее.

– Все хорошо… Он не останется здесь, – сказала ему Карина, решив, что портье подумал, будто они хотят обмануть отель. Хотя, почему он так подумал, Карина не знала. Ведь ей пришлось заплатить полную стоимость за двухместный номер.

Луис шел впереди на некотором расстоянии от нее, когда она добралась до верха лестницы. Она увидела, как он отпирает дверь, чтобы войти в комнату, и к тому моменту, когда она дошла до двери, он был уже у окна, открывая шторы. Он повернулся что-то сказать ей, потом вдруг резко остановился, уставившись взглядом на кровать рядом с окном.

Карина проследила за его взглядом, и ее рот открылся. В ее комнате был мужчина! В первый момент она подумала, что Луис открыл не тот номер, и торопливо посмотрела на дверь, но нет, номер комнаты был верным. Потом она подумала, что отель сдал ее комнату кому-то еще, потому что она не ночевала две ночи подряд. Она уже собиралась выйти из комнаты и устроить скандал управляющему. Когда наконец мужчина в постели проснулся и перевернулся. Он сел, и Карина едва не умерла – это был Грег Саммерс!

– Карина? Где ты была? Я ждал… – Его голос замер, когда он увидел Луиса. – О! Я… я… э-э-э… не ожидал вас.

– Разумеется, не ждали! – голос Луиса был ледяным.

Он швырнул ключи на вторую кровать и направился к двери. Его глаза горели презрительной яростью.

– Луис! Луис, я не знала, что он придет сюда.

Словно откуда-то издалека Карина услышала свой протестующий голос. Но Луис просто взглянул на нее убийственным взглядом, оттолкнул ее в сторону и вышел из комнаты.

– Луис! – Карина побежала за ним и схватила его за руку. – Ради Бога, я не знала, что он был там! Ты что, думаешь, что я оставила бы его там? – Она говорила слишком быстро, почти несвязно в этой спешке, но Луис не обращал на нее никакого внимания, он выглядел ошеломленным, когда начал торопливо спускаться вниз по лестнице. Забежав вперед его, Карина положила руку на перила перед ним:

– Пожалуйста, выслушай меня!

– Какая, черт побери, разница, выслушаю я тебя или нет? – сказал Луис и грубо выругался. – Знала ты, что он был там, или нет, но ты лгала мне вчера. Если он знает тебя достаточно хорошо, чтобы ждать тебя в твоей комнате, значит, у тебя с ним роман. Вы должны быть любовниками!

– Это не так! Луис, пожалуйста, пойдем со мной обратно. Спроси его, что он там делал. Я уверена, что он…

Грубый смех Луиса оборвал ее мольбы.

– Это же очевидно, что он там делал! Он ждал тебя, чтобы ты присоединилась к нему в постели. Но я все испортил, настояв, что пойду вместе с тобой. Разве не так?

Он снова прошел мимо нее, но Карина схватила его за руку. Мужчина, спускавшийся вниз, с любопытством рассматривал их.

– Это все не так. Я говорила тебе, я…

Но Луис обошел ее вокруг.

– Прошлой ночью мы могли бы спать вместе, и ты могла бы прийти сразу из моей постели к нему!

– Нет! Я никогда не сделала бы это… Как только ты мог так подумать?

– Я начинаю уже думать о тебе черт знает какие вещи. Я должен был знать, что тот, кто выглядит так, как ты, не может оставаться верным все эти годы. – Он грубо оттолкнул ее в сторону и продолжил спуск по лестнице.

Портье был в холле, полный любопытства, но Карина не обратила на него внимания, когда выбежала вслед за Луисом к машине. Уже когда она бежала за ним, она знала, что надежда ее потеряна. Он был так взбешен, так обижен и так оскорблен, что ни один из ее аргументов, ни одна ее мольба не могли дойти до его сознания. Но она должна была попытаться в последний раз.

Придержав дверцу автомобиля, когда он открыл ее, она встала у него на пути и схватила за пиджак.

– Послушай. Я люблю тебя. Я хочу снова жить с тобой вместе. И я говорю тебе правду. У меня нет романа с ним. Я встретила его только на прошлой неделе, и я…

Но он бросил на нее такой уничтожающий взгляд, который заставил ее отпрянуть и отойти с дороги, словно она была чем-то отвратительным и грязным.

– Извини, – сказал он жестоко, – мое предложение больше не в силе. Но я отвечу на твою просьбу о разводе! Потому что я больше не хочу видеть тебя!

И он включил двигатель, быстро развернулся на площади и исчез на дороге в облаке пыли.

Карина стояла несколько минут, глядя, как он уезжает, потом повернулась и побрела на пляж. Слезы отчаяния струились у нее по щекам.

7

– Вы даже не хотите со мной разговаривать?

Голос Грега прорвался сквозь ее горе, и Карина повернулась, чтобы взглянуть на него, сидящего на корточках позади нее. Его руки спокойно лежали на коленях.

– Вы давно уже здесь?

– Некоторое время. Вы, кажется, чем-то расстроены?

Карина мрачно улыбнулась ему, нагнулась и подняла горсть мелких камешков, а затем бросила их по поверхности моря почти со злобой.

– У вас хорошо получается, – восхищенно сказал Грег. Карина не ответила, поэтому он через некоторое время сказал: – Послушайте, я прошу прощения, но разрешите мне все объяснить.

– Разве это важно? Это не имеет никакого значения, – горько сказала Карина.

– Если я расскажу вам, как все получилось, вы потом можете рассказать Луису.

– Слишком поздно, он не будет слушать. Не сейчас.

Она все еще сидела спиной к нему, и Грег не мог разглядеть ее лицо, но каждая линия ее тела указывала на глубокое уныние.

– Мне нечего было делать в Лиссабоне, – начал он объяснительным тоном. – Нечего делать с моими деловыми партнерами, да. Я скучал по вас. Я, наверное, десять раз звонил в отель, но мне все время отвечали, что вас нет, что они не видели вас уже давно. Язык тоже был проблемой. Я не был уверен, не уехали ли вы совсем. Поэтому я решил приехать сюда и поискать вас. Когда я приехал сюда, я хотел проверить вашу комнату, чтобы удостовериться, что с вами все в порядке, но они не пускали меня. Тогда я сказал, что я ваш муж. Карина повернулась и посмотрела на него остановившимся взглядом.

– Что вы сказали?

Грег поднял руки вверх.

– Я знаю. Я знаю, что не имел права делать это. Но у меня в голове засело, что вы больны или что-то случилось, особенно когда они сказали, что не видели вас уже несколько дней. Это ведь только маленький отель, и я не поверил им. – Грег взглянул на нее. – Я собирался использовать любую возможность. Позаботиться о вас. Ну, как бы то ни было, – Грег посмотрел на горизонт, – вас в комнате не было, постель была не тронута. Поэтому я ждал вас. Я бродил вокруг отеля и вокруг деревни весь вчерашний день и вечер, но вас не было. Я не рискнул отправиться обратно в Лиссабон по этой ужасной дороге в темноте, и поэтому решил остановиться здесь на ночь. Но оказалось, что здесь нет подходящей пустой комнаты, и служащие отеля, казалось, ожидали, что я, как ваш муж, займу вашу комнату. Что я и сделал, – закончил он просто.

Воцарилось молчание, когда Карина поняла все, что он сказал. Такое простое объяснение окончательно разрушило ее жизнь. Теперь понятно, почему портье был так удивлен, когда она сказала, что Луис ее муж! Ситуация могла бы быть смешной, если бы не привела к таким трагическим результатам.

– Наверное, я должна чувствовать благодарность за ваше беспокойство обо мне.

– Но я почему-то не думаю, что вы собираетесь простить меня.

– Нет, – сказала Карина печально. – Думаю, я никогда не прощу вас.

Они надолго замолчали, потом Грег сказал:

– Я понял, что вы и ваш муж снова вернулись друг к другу.

– Да, мы были готовы к этому. Это было не больше чем решение. Мы хотели вернуться, но мы… – Ее голос прервался. – Мы собирались попробовать.

– О черт! – Грег вскочил на ноги и сунул руки в карманы. – Карина, простите меня. Я не знал. Я не думал, что это возможно. Хотя вы мне очень нравитесь, я никогда бы не встал на пути вашего счастья. – Он увидел, как затряслись ее плечи, быстро обошел ее и дружески обнял, позволив ей облегчить свою душу на своей широкой груди.

Выплакавшись, Карина успокоилась и подняла руку, чтобы вытереть глаза.

– Спасибо. Извините меня. Я, должно быть, ужасно выгляжу.

Грег мрачно усмехнулся и удержал ее руку, разглядывая Карину.

– Да, – согласился он, – ужасно. Это заставило ее немного улыбнуться.

– Так лучше. Вы завтракали?

Карина отрицательно покачала головой, и Грег решительно повел ее к маленькому кафе со столиками снаружи, усадил, заказал большой английский завтрак и заставил съесть его. Он не позволил ей разговаривать до тех пор, пока она не поела; она медленно пила уже вторую чашечку кофе, когда он удовлетворенно кивнул:

– Теперь вы выглядите лучше. Итак, что вы собираетесь теперь делать, Карина?

Она покачала головой и потерла рукой лоб.

– Даже не знаю, с чего начать. Наверное, вернусь в Англию, – ответила она машинально.

– Нет ли какой-нибудь возможности наладить отношения с вашим мужем?

Карина опять помотала головой, вспомнив ярость в глазах Луиса.

– Вы уверены? Предположим, я пойду к нему и расскажу правду?

– Он не будет слушать. Он… он очень гордый.

– Если так, он просто болван, – резко сказал Грег. Мгновение он смотрел на нее, потом взял Карину за руку:

– Карина, а может быть, этот разрыв к лучшему? Если он человек такого склада, что может таким образом разрушить вашу жизнь без слова объяснения…

– Вы не понимаете, – прервала его Карина. – Пожалуйста, я не хочу обсуждать Луиса.

– Ладно. – Грег позволил ей убрать свою руку и сел, откинувшись назад. – Тогда давайте вернемся снова к тому, что вы собираетесь делать. Вам придется вернуться назад в Англию?

Карина пожала плечами.

– А что же еще?

– А как насчет того, чтобы получить работу здесь, в Португалии?

Карина взглянула на него с внезапной настороженностью.

– Какую работу?

– В качестве моего переводчика, – просто сказал Грег. – У меня уходит чертова прорва времени из-за этого языка и будет еще хуже, когда мы перейдем непосредственно к строительству полей для гольфа. Я должен действительно нанять кого-то, кто помогал бы мне.

Карина отрицательно покачала головой.

– Извините, но это не годится. Но все равно, спасибо.

– Но почему? – настаивал Грег. Он наклонился вперед. – Только подумайте на минуту об этом. Вы, что, действительно хотите прямо сейчас вернуться в Англию? Может быть, было бы лучше сделать передышку. И если даже я беспокоюсь о вас, ну, в этом предложении нет ничего неприличного, если вы этого боитесь.

Карина посмотрела в его суровое и приятное лицо. Казалось, он говорил искренне.

– Вы имеете в виду, что это будет чисто деловое предложение?

Грег лениво усмехнулся.

– Ну, конечно, можно начать с этого, но я надеюсь, что это деловое предложение превратиться в нечто большее.

Его улыбка была заразительна и заставила ее улыбнуться:

– Но я решила, что я все еще люблю своего мужа и хочу снова быть с ним, – напомнила она Грегу.

Он кивнул.

– Я знаю… Но после того, как он обошелся с вами… – Грег слегка пожал плечами. – Возможно, вы измените свое мнение.

Карина задумчиво взглянула на него. Ей, конечно, нравился Грег, и даже очень, и, если бы Луис не вернулся в ее жизнь, кто знает? Карина вспомнила, как она плакала на плече Грега. Конечно, это было не то плечо, но рядом с ним она чувствовала теплоту вокруг себя. С другой стороны, она не испытывала ничего похожего на тот магнетизм, то страстное притяжение, которое всегда имело место, когда она была с Луисом. Но, возможно, это и к лучшему. Ведь она старалась избежать любви, и в тот момент, когда она ослабела и уступила, судьба снова дала ей пощечину.

Кроме того, возникали насущные проблемы. Она оказалась без машины. Конечно, Карина могла бы позвонить на виллу и попросить Стеллу привезти ее взятую напрокат машину сюда, но тогда пришлось бы объясняться с сестрой и рассказать ей, что произошло. Но Карина была в таком состоянии, что даже мысль о каких-либо объяснениях приводила ее в трепет. Правда, оставались еще две возможности: либо нанять другую машину в рыбацкой деревне, либо Грег подвезет ее.

– Вы собираетесь в Лиссабон? – спросила она его. Он кивнул. – Можете меня подвезти?

– Конечно. А работа? – Его серые глаза пристально смотрели ей в лицо, стараясь угадать, что она думает.

Карина колебалась.

– Не знаю. Я должна подумать.

– Пожалуйста. По крайней мере, не отбрасывайте эту идею сразу. – Он остановился. – Давайте вернемся в отель и соберем ваши чемоданы. Думаю, чем скорее мы выедем отсюда, тем лучше.

Карина не могла не согласиться с ним. Она торопливо поднялась в комнату и, стараясь не смотреть на кровать, где спал Грег, в мгновение ока запаковала свой чемодан, беспорядочно побросав в него всю одежду. Когда она спустилась в холл, она обнаружила, что Грег уже заплатил по счету. Карина обрадовалась, что ей не придется сталкиваться лицом к лицу с портье и другим персоналом, которые вышли посмотреть, как они уезжают, и рассматривали их с нескрываемым любопытством. Двое мужчин даже доверительно подмигнули Карине. Ее щеки вспыхнули.

Карина села в автомобиль Грега и почувствовала облегчение, покидая это место. Пока они не выехали за пределы города, Карина молчала. Потом она спросила:

– Сколько я должна вам за гостиницу?

– Ничего.

Карина открыла было рот, чтобы запротестовать, но Грег быстро сказал:

– Послушайте, Карина, не спорьте. Ведь я пользовался этой комнатой, помните?

– Как же я могу забыть?!

– Угу. Но почему бы вам все же не попытаться забыть об этом?

Эту просьбу выполнить невозможно, грустно подумала Карина, сидя на своем месте. Она выглянула в окно, но окружающий пейзаж не произвел на нее никакого впечатления. Все ее мысли были о Луисе и о том, что могло бы быть между ними. Видимо, решила она, все происшедшее – своего рода наказание для нее. Она потеряла свой первый шанс на счастье с Луисом, а теперь и второй шанс снова жестоко отнят.

По пути они остановились около кафе, но Карина равнодушно сидела, глядя в свою чашку. Грег наблюдал за нею несколько минут, а потом резко сказал:

– Выбросьте это из головы, Карина. Вы не жили с этим человеком несколько лет. Вы создали для себя другую жизнь, без него, и можете сделать это снова. Он вам не нужен!

– Не нужен?

– Нет, я уверен в этом.

– А вы мне нужны?

– Нет, пока еще нет, – сказал он с подкупающей честностью. – Но думаю, что я могу чем-то помочь вам, ну, например, в качестве плеча, на котором можно выплакаться, или еще в чем-нибудь в этом роде. Кроме того, я могу помочь вам отвлечься, заняв ваше время.

– Я точно так же могу быть занятой в Англии, – сказала Карина.

– Возможно, могли бы… в течение дня. А как насчет ночи?

– Вы что хотите сказать, что хотите занять меня ночью? – спросила она резко.

– Только для того, чтобы пригласить вас пообедать, или потанцевать, или что-нибудь в таком же духе. Моя ночь остановится около двери в вашу спальню, если только вы не захотите пригласить меня войти, – добавил он осторожно.

Некоторое время Карина изучала его лицо, потом покачала головой.

– Не знаю.

Они продолжали свою поездку, добравшись наконец до Лиссабона около часу дня. Грег направился сразу к своему отелю и вытащил из машины ее чемодан и свою походную сумку. Карина вошла вслед за ним в отель и подошла к столику портье. Тут Грег повернулся к ней и сказал:

– Итак, мне заказать вам комнату или обратный билет домой?

Это упоминание Грегом слова «домой» все и решило. Карина сразу представила себе свою мать, которая будет очень рада, что Стелла не связалась с каким-то иностранцем, и которая будет просто в восторге, когда узнает, что у нее и Луиса все разрушилось, и теперь уже окончательно. Нет, Карина этого не вынесет.

– Я остаюсь, – решительно сказала Карина. – И принимаю ваше предложение о работе.

Грег улыбнулся, коснувшись ее руки, потом повернулся к портье и сказал:

– Я бы хотел заказать номер-люкс для моего секретаря.

После этого, к облегчению Карины, он стал вести себя очень no-деловому. Они разместились в своих комнатах, приняли душ, переоделись и позавтракали в ресторане отеля. Потом Грег отдал Карине целую пачку документов, чтобы она посмотрела, правильно ли сделан перевод с английского. Пока она работала, он тщательно изучил планы здания гольф-клуба, который предположительно должен быть построен на выделенном участке, и потом продиктовал ей несколько писем для перевода.

– Нам будет совершенно необходима машинистка, – решил он.

– Хорошо, я обзвоню агентства.

– Вы очень полезны, – заметил Грег с усмешкой.

– Но за это вы мне и платите. Вы ведь собираетесь мне платить, не так ли?

Грег со смехом пробурчал:

– Я все думал, когда же вы подойдете к этому?

Карина в ответ улыбнулась, уголки ее рта чуть заметно поднялись. Это была слабая улыбка, но все-таки улыбка.

– Так-то лучше. – Поднявшись на ноги, он взял ее за руку. – Все, на сегодня хватит работы. Мне нужно немного подвигаться. Почему бы нам не побродить по городу? Не могли бы вы показать мне Лиссабон?

Они долго гуляли. Ноги Грега, приученные к многокилометровым походам, казалось, не знали усталости. Но Карина все-таки устала, и поэтому они зашли в китайский ресторан, где неторопливо съели ужин, после чего вернулись в отель.

Грег держал свое слово и оставил ее у дверей ее номера, не сделав никакой попытки войти. Судя по всему, он не собирался настаивать там, где он знал, ему будет отказано.

Карина в конце концов заснула этой ночью, а утром привела в порядок электрическую машинку и напечатала письма для Грега, причем некоторые касались собственного дела Грега в Англии, где, как оказалось, у него имелись финансовые интересы в нескольких компаниях. Днем они встречались с архитектором, который проектировал гольф-клуб, а позднее с ним же обедали. Карина исполняла функции переводчика при Греге Саммерсе.

– Завтра в десять у меня еще одна деловая встреча, – сказал Грег, когда они расставались вечером. – Поэтому увидимся в девять часов за завтраком.

Только на следующее утро, когда они ехали в такси на встречу, Грег сказал, что это встреча для всех деловых партнеров и их официальных советников.

– Но это значит… – Карина взглянула на него. – Это значит, что Луис будет там!

– Очень возможно, – согласился Грег.

Внезапно побледнев, Карина ухватилась за ручку дверцы.

– Остановите такси. Я выйду. Я не могу туда идти! – сказала она взволнованно. – Вы должны были сказать мне об этом заранее. Я не могу снова его видеть.

Схватив ее руку, Грег потянул ее обратно.

– Можете. Послушай…

– Нет! – Карина ударила его, пытаясь освободиться. – Я не могу, я не буду!

Но Грег схватил ее за запястье.

– Послушай меня, Карина, ты можешь послушать меня? – Он слегка потряс ее, и эта встряска заставила ее замолчать и посмотреть на него внимательно.

– Уже лучше. Теперь слушай. Когда-нибудь тебе придется взглянуть правде в лицо. Луис Ривейро обижал тебя и был несправедлив к тебе всегда. Вы не сможете преодолеть огромную разницу между вами. Ты попробовала один раз, это не сработало. И когда ты попыталась снова, он даже не поверил тебе, не остался, чтобы выслушать объяснения. Верно?

– Да, думаю, да, – подтвердила Карина неохотно. – Но вы не…

Грег мягко взял ее за руку.

– Пожалуйста, дай мне закончить. – Он посмотрел в ее обеспокоенные несчастные глаза, и его голос потеплел.

– Все кончено, Карина. Ты должна принять это, – сказал он убежденно. – У тебя есть гордость. Ты не сбежала обратно в Англию и ты не можешь избежать этого. Ты пойдешь на встречу со мной и покажешь этому Ривейро и всем остальным, что тебе наплевать на них. К черту его, Карина! Он не нужен тебе.

Нет, нужен, протестовало сердце Карины. О Боже, он так нужен мне! Но Грег прав, у нее есть гордость, возьми себя в руки, приказывала себе Карина, хотя ее сердце тревожно билось. Она решительно замотала головой.

– Для меня нет ничего хорошего в том, что я увижу его. Я уже знаю, что между нами все кончено. И кроме того, все люди, которые придут па встречу, будут знать, что я жена Луиса. Если я приду с вами, он почувствует себя униженным.

– А разве он не унизил тебя, ни в чем перед ним не виноватую, когда бросал свои ничем не подтвержденные обвинения? – возразил Грег.

На это тоже было нечего возразить. Теперь, по прошествии двух дней, когда Карина пережила первый шок отчаяния и безнадежности, она начала сердиться на несправедливость поступка Луиса. Но она сказала:

– Я не хочу мстить.

– Хорошо. Ненависть только иссушает сердце. Но тебе придется выкинуть его из головы, оставить этот эпизод жизни позади и начать все сначала. И единственный способ это сделать – пойти сейчас на встречу и показать ему, что тебя это не волнует. – Он остановился и серьезно посмотрел на Карину. – Ты сделаешь это, Карина? – Она заколебалась, прежде чем ответить, и, казалось, уже собиралась отрицательно покачать головой, но Грег добавил: – Я прошу тебя сделать это для меня, но не думаю, что ты сумеешь выполнить мою просьбу.

Подняв глаза, Карина взглянула ему прямо в лицо. Он был так добр к ней, так старался компенсировать боль, которую причинил ей Луис, и держал свое слово, не делая никаких попыток приставать, хотя она ему очень нравилась. В конце концов, ведь он не виноват, что Луис воспринял все так неадекватно.

Карина вздохнула и села на свое место.

– Ладно. Я иду. Для тебя. Но обещай мне, что ты не устроишь там сцены или что-нибудь в этом роде. Если такое случится, я просто уйду и все.

– Не беспокойся, – заверил ее Грег, усмехнувшись. – Но если начнется скандал, я буду за твоей спиной. Ривейро больше меня.

Представление о том, что Грег трус, настолько не вязалось с его имиджем, было настолько маловероятным, что Карина улыбнулась, когда представила себе ситуацию, но в этот момент такси подъехало к зданию, где была назначена встреча.

Внутренне Карина вся затрепетала в боязливом ожидании.

Взяв ее за руку, Грег повел ее в помещение, вверх по лестнице, но сразу же отпустил, как только они вошли в комнату для встреч.

Там уже были люди, в основном мужчины и только одна женщина, которая сидела за маленьким столом в углу, вероятно, секретарь с португальской стороны. Луис тоже был там. Он стоял спиной к двери, разговаривая с каким-то мужчиной, и Карина с внезапно обострившейся интуицией поняла, что он встал так специально, чтобы не смотреть прямо на Грега, когда тот войдет. Он поверил, что Грег ее любовник, и эта встреча должна была быть невероятно трудна для Луиса.

Один из присутствующих вышел вперед встретить Грега и бросил на Карину удивленный взгляд, впрочем, сразу же спрятав удивление под обычными приветствиями. Грег несколько минут поболтал с ним, и Карина увидела, что мужчина, с которым беседовал Луис, взглянул на нее и узнал. Он что-то сказал Луису, и тот обернулся. Первым он увидел Грега, и его губы плотно сжались. Потом он увидел Карину. Его лицо побелело, глаза потемнели от бешеной злобы. Мгновение, которое показалось ей вечностью, они смотрели друг на друга через всю комнату, и создавалось впечатление, что воздух вокруг становится угрожающе напряженным от невысказанных угроз и взаимных оскорблений.

На них начали оглядываться, но старший португальский партнер быстро пригласил всех садиться.

К столу поставили дополнительный стул для Карины, и она села рядом с Грегом. Ее глаза были устремлены на блокнот, в руке она держала ручку. Она не смотрела больше на Луиса, но болезненно ощущала его присутствие. Ее сердце так сильно билось, что она ничего не слышала и записывала только случайные фразы. Безуспешно пыталась Карина сконцентрироваться, но единственное, что ей удалось сделать, так это унять дрожь в руках. В конце концов, она вырвала листы из блокнота и, смяв, засунула их в карман, чтобы никто не мог увидеть, какую чепуху она писала.

Кто-то задал вопрос Луису, и все ждали его ответа, но он, казалось, ничего не слышал, и вопрос пришлось задать снова. А когда Грег использовал какой-то технический термин, Карине пришлось перевести его для Луиса, и верное слово как бы само собой пришло ей на ум. Карина почувствовала на себе взгляд Луиса, когда говорила, но она отвернулась от него. Ее руки были горячими и липкими от пота, когда она сжала свою авторучку под столом.

Наконец встреча закончилась. Старший партнер встал и сказал:

– Ну, думаю, это все, джентльмены. Необходимые документы теперь могут быть подготовлены, и мы можем встретиться, чтобы подписать в присутствии наших адвокатов как свидетелей, скажем… через два дня. Да, очень хорошо, в пятницу утром в десять часов. А теперь, сеньоры, – он поклонился в сторону Карины – и сеньора, приглашаю вас поднять бокал за успех нашего предприятия, до того как мы соберемся на ланч.

Карина с ужасом взглянула на Грега.

– Вы не говорили мне, что здесь будет ланч.

– Ну и что? – ответил Грег просто, поднимаясь на ноги. – О чем беспокоиться? У вас все идет прекрасно.

Все вокруг задвигались и заговорили, но Карина осталась стоять близко к Грегу, готовая провалиться сквозь землю и стараясь держаться незаметно, что было довольно трудно, так как она была единственной женщиной среди мужчин. Другая женщина, секретарь, сразу же вышла, вероятно, чтобы принести аперитивы, и действительно скоро вернулась с подносом, полным напитков. В этот момент Грег извинился, собираясь выйти в туалет. Карина бросила на него убийственный взгляд, на который он ответил ей комично-горестной гримасой и вышел, оставив ее одну.

– Вы замечательно говорите по-португальски, сеньора, – сказал ей один из партнеров Грега. Она повернулась к нему, и ей удалось несколько минут поддерживать разговор, когда к ней подошел Луис, держа в руках два бокала.

– Ваш аперитив, – сказал он коротко, протягивая ей один из напитков.

– Спасибо. – Ответ прозвучал глухо, и Карина молилась про себя, чтобы Луис ушел. Но он не уходил. Он молча стоял рядом, и собеседник Карины, почувствовав напряженность, неловко извинился и отошел.

– Ты – маленькая жестокая кошка, – злобно прошептал он, как только убедился, что их никто не слышит. – Ты что, наслаждаешься, посыпая мне соль на раны?

– Я… вовсе нет. Это вообще не моя идея. Я…

– Конечно не твоя. – Его глаза сверлили ее. – Но ты позволила ему привести тебя сюда, чтобы унизить меня.

– Нет, я… – Карина подняла голову. – Я не желаю выслушивать от тебя все это.

Она шагнула, чтобы отойти от него, но рука Луиса крепко схватила ее за запястье.

– Но на будущее держись от меня подальше. – Его голос звучал мягко, но с угрожающими нотками. – Если ты появишься с ним на встрече в пятницу, я не отвечаю за последствия, поняла?

Карина пристально смотрела на него, не узнавая в нем того самого мужчину, который всего лишь два дня назад твердил ей, что безумно любит ее. Его губы кривились от сдерживаемой ярости, взгляд горел ненавистью. Карина открыла было рот, но не смогла вымолвить ни слова, а спустя мгновение Луис коротко кивнул и отошел.

Через пару минут возвратился Грег и нашел Карину стоящей в одиночестве, полностью погруженной в свои мысли и разглядывающей красные следы на запястье, оставленные цепкой хваткой Луиса.

За ланчем они сидели далеко от Луиса, и как только ланч закончился, они попрощались и покинули здание.

– Давай прогуляемся, – предложил Грег, когда они вышли на улицу. – Завтра я играю благотворительный матч, и мне нужно размяться.

Он несколько минут внимательно смотрел на нее, пока они шли рядом и в конце концов спросил:

– Ты в порядке? Ривейро разговаривал с тобой?

– Вы имеете в виду моего мужа? Он ведь пока еще мой муж, Грег.

– Ладно, твой муж. Он что-нибудь говорил тебе?

– Да. Он предупредил, чтобы я не появлялась на встрече в пятницу утром, в противном случае он не отвечает за последствия.

– И что ты ответила? – спросил Грег, возмущенно проворчав что-то.

– Ничего. Я… я не смогла.

– Ты должна противостоять ему, Карина. Ты ничем ему не обязана.

Карина помолчала, размышляя. Головой она понимала, что, без сомнения, Грег прав, но все внутри нее бунтовало против этого.

Они продолжали идти, и Грег вдруг сказал:

– Ты можешь завтра пойти и помочь мне в матче?

Карина удивленно взглянула на него.

– Ты хочешь, чтобы я подносила мячи?

Откинув назад голову, Грег заразительно расхохотался.

– Нет, конечно! Чтобы переводить. – Он взял ее под руку. – Потом в клубе будет формальный обед, на который мы приглашены. В пятницу я хотел бы уехать в Алгарви сразу же после подписания контрактов.

– Надеюсь, вы не ждете от меня, что я пойду на эту встречу?

– Конечно жду.

– Но я же говорю вам… – начала Карина взволнованно, – Луис угрожал, что он…

– Чем он угрожал? – прервал ее Грег. – Подумай, Карина. Это только слова. Неужели ты думаешь, что он способен устроить скандал на глазах своих коллег, особенно когда один из них – его клиент. – Грег остановился и повернулся к ней лицом. – Надеюсь, ты не боишься его?

– Боюсь, – ответила Карина честно. – Я боюсь его.

– Он не может обидеть тебя, ведь я буду рядом.

– Ох, Грег, он уже обидел! Мой приход на сегодняшнюю встречу он расценил как невероятную жестокость с моей стороны, словно я специально явилась, чтобы унизить его и посмотреть на его страдания. Поэтому, если он сможет, он поступит со мной точно так же.

– Едва ли он любит, если так хочет тебя оскорбить, – проговорил Грег.

Но он был не прав, во всяком случае Карина знала это. У Луиса бешеный темперамент и свой, присущий португальцам, менталитет.

– Будет гораздо лучше, если я не пойду в пятницу на встречу.

– Но ты нужна мне там, – настаивал Грег. Карина не ответила, и он, взяв ее за руку, снова пошел вперед. – Давай-ка найдем знаменитый монумент старым путешественникам, я много слышал о нем.

Они нашли белый каменный монумент, который стоял прямо на углу улицы Тежу, откуда путешественники XIV–XV веков отправлялись открывать новые земли. Когда они поднялись в лифте на его вершину, им открылся захватывающий вид на реку.

Остаток дня они провели, изучая этот район города, пообедав в ресторане, расположенном на пирсе, глубоко выдающемся в реку.

На следующий день Карине представилась реальная возможность увидеть, насколько Грег был популярен. Поле для гольфа, где он собирался играть, находилось в нескольких километрах от Лиссабона, и сотни людей приехали туда посмотреть на игру. Оказалось, что об этом событии было широко объявлено партнерами Грега по бизнесу, так как этот матч служил хорошей рекламой для задуманного ими строительства туристической деревни. Кроме того, некоторые из них лично присутствовали на матче. Почти сразу по прибытии Грега окружила толпа поклонников, и он обменивался рукопожатиями с очень многими людьми, включая и тех, которые финансировали матч, что было выгодно для местной благотворительности. Было много шампанского и обычного португальского вина, но Грег пил только кофе и за полчаса до настоящего соревнования ушел размяться.

– Я не играл уже больше двух недель, – напомнил он Карине. – У меня не было возможности тренироваться, и я не хочу проиграть этот матч и разочаровать людей.

Пока он разминался, Карина сидела на траве и наблюдала за ним. Потом Карина помогала ему сосредоточиться, останавливая людей, желающих получить у него автограф.

В три часа начался матч. Грег играл против профессионала гольф-клуба, испанца. Испанец был поставлен в невыгодное положение, и для Грега этот матч не был настоящей борьбой. В конце концов эта игра обернулась в демонстрацию того, как хорошо играть в гольф, и Грег галантно аплодировал лучшим ударам своего противника. После матча был организован прием в клубе, на котором присутствовала масса народу, а потом обед для избранных, где было много фоторепортеров, и когда Карина старалась отодвинуться от Грега перед объективом, Грег крепко брал ее за руку и держал рядом с собой. Будучи впервые целый день в центре внимания с Грегом, Карина очень устала. Даже мышцы рта сводило от постоянной улыбки, которую она вынуждена была изображать для публики.

Наконец этот долгий, жаркий, утомительный день подошел к концу. Когда они сели в машину, направляясь в Лиссабон, Карина без сил опустилась на свое место.

– Боже, как я измучилась! Не представляю, как ты должен себя чувствовать, играя на такой жаре!

Грег пожал плечами.

– Я привык. На солнце приятно играть. Когда я играю в Шотландии, как правило, идет дождь. Мне всегда не везет в Шотландии.

Карина засмеялась.

– А это что, обычное дело? Толпы людей, рукопожатия, автографы?

– Нет, ведь это только товарищеский матч, совсем несерьезный. Когда играются большие открытые турниры, тогда все очень напряженно. И нервничаешь, и держишься подальше от публики.

Он рассказал о том, как много путешествовал по всеми миру, о матчах, которые выиграл и проиграл, о своих деловых интересах. Оказалось, он вел очень подвижный образ жизни, переезжая с места на место, что побудило Карину спросить:

– Но где же ты живешь? У тебя есть постоянный дом?

– Два, – ответил Грег. – Квартира в Калифорнии и коттедж на юге Англии, с соломенной крышей и розами вокруг. Но я уже давно не останавливался ни в одном из них. – Его голос понизился. – Иногда, когда мне предоставляется возможность, я даже не хочу заезжать туда.

Карина посмотрела на него с некоторым удивлением.

– Почему?

Грег лениво пожал плечами.

– Потому что проще остановиться в отеле. – Он замолчал, а потом добавил: – И потому, что мне не с кем их разделить.

– Удивляюсь, что у вас нет девушки, которая ждала бы вас на каждом континенте, – сказала Карина легкомысленно.

Грег улыбнулся, но ответил немного печальным тоном:

– Будет только одна.

Женское любопытство Карины пересилило ее осмотрительность, и она спросила:

– Вы когда-нибудь были женаты или как-нибудь еще?

Грег ответил:

– Я не был женат, но у меня было однажды очень сильное «как-нибудь еще». – Он остановился, но Карина молчала, и Грег спросил: – Ты не хочешь узнать, что произошло?

– Вы хотите рассказать мне?

– Если тебе интересно…

– Да, расскажите, – сказала Карина.

Возможно, Грег понял, что это не настолько интересовало ее, как бы ему хотелось, но он заговорил:

– В Англии я встретил девушку, и мы увлеклись друг другом. Я снял квартиру в Лондоне, и она переехала ко мне. Но как раз тогда я начал действительно успешно выступать и много путешествовал. Кроме того, мне приходилось много тренироваться, чтобы стать профессиональным игроком. Очень много игроков действительно хороших, и они выигрывают в сильных турнирах, но быстро теряют свое умение без постоянных тренировок. Так или иначе, но я не хотел, чтобы подобное произошло со мной, поэтому играл любые матчи, которые мне предлагали.

Они подъехали к будке для взимания пошлины при въезде на автостраду, и он заплатил взнос.

– Она не хотела мириться с таким образом жизни, – сказал Грег, когда они снова тронулись. – Она желала дом и мужа с пяти вечера и до девяти утра. Она ездила со мной около года, но не смогла долго оставаться одна, когда я уходил на соревнования. Однажды я вернулся домой и обнаружил, что она ушла.

– Вы не пробовали поправить это? – спросила Карина, вспомнив, как она ушла от Луиса.

– Нет. Она встретила кого-то еще. Уверен, что она сейчас замужем за банковским служащим и имеет кучу детей.

– Это не в вашем вкусе?

– Ну, не знаю. Тогда этого не было, но теперь может быть, дети во всяком случае. У меня сейчас достаточно денег, чтобы выбирать турниры, в которых я хочу играть, помимо игры, есть деловые интересы, которые дают мне средства на жизнь. Не то чтобы я хотел все бросить, но я хотел бы жениться и иметь семью. Действительно думаю так поступить в недалеком будущем.

– Да? А девушка знает? – спросила Карина сухо.

– Теперь она знает. Нет, не говори ничего, – сказал Грег, когда она с изумлением открыла рот, чтобы запротестовать. – Только имей это в виду, когда будешь готова переменить свое мнение.

Они замолчали и молчали до тех пор, пока не доехали до отеля и не прошли вместе в лифт. Около ее двери Грег взял у нее ключ и отпер дверь, потом приоткрыл ее, прежде чем отдать ей ключ. Его глаза настойчиво смотрели на Карину.

– Я думаю о чудесном завершении этого дня, – сказал он с мягким нажимом.

Карина слабо улыбнулась.

– Вы говорили «никаких осложнений».

Грег поднял руки и коснулся ее.

– Я говорил так. Это определенно женское приглашение.

Карина опустила глаза, а потом сказала:

– Извините, но думаю, что я предпочту остаться на какое-то время без кавалера.

– О'кей.

Коснувшись пальцем ее подбородка, Грег мгновение смотрел Карине в лицо, а потом, наклонившись, легко и ласково поцеловал ее.

– Увидимся завтра.

Войдя в комнату, Карина переоделась, приняла душ, но потом долго сидела на постели, слушая гул работающего кондиционера, прежде чем выключить наконец свет и уснуть.


Следующий день был пятница, день, когда Грег должен был подписать все контракты на встрече, и день, когда они должны были покинуть Лиссабон, отправившись в Алгарви. Когда Карина проснулась, ей пришлось решать, подчиниться ли требованию Луиса и не ходить на встречу или подчиниться Грегу и пойти. Но почти сразу же она почувствовала внутреннее сопротивление: почему, Бог ты мой, она должна подчиняться любому из них? Она сделает так, как она, черт побери, хочет. Она пойдет на встречу, да, но не из-за Грега. Она пойдет просто потому, что не позволит Луису приказывать ей. Она ни в чем не виновата, а он обвиняет ее.

Поэтому Грег был приятно удивлен, найдя Карину готовой сопровождать его. На ней был очень элегантный костюм с матросским воротником, а волосы уложены в прическу номер два – исполнительско-деловой стиль. Лицо было бледным, но подбородок упрямо вздернут, она была во всеоружии и готова встретиться с Луисом лицом к лицу, что бы Луис ни собирался выкинуть.

Но встреча, напротив, прошла спокойно. Бросив вначале на Карину единственный взгляд, полный ярости, Луис в дальнейшем игнорировал ее. Она еще раз проверила перевод документов для Грега, затем все участники сделки подписали контракт, после чего обменялись рукопожатиями и провозгласили тост за успешное окончание первого этапа их предприятия. И это все. Луис ушел, как только документы были подписаны, не оставшись на торжественную часть, а Карина и Грег вскоре отправились в Алгарви.

После двух дней и двух ночей напряжения Карина едва могла поверить, что все позади. Когда они приехали в Алгарви, Грег немедленно включился в работу, и она была очень занята.

Для Грега были приготовлены комнаты в отеле в ближайшем к будущему комплексу городке, и он сумел заказать комнату для нее на том же этаже, так что Карина всегда была под рукой, когда возникала необходимость ответить на телефонный звонок или записать под диктовку. Под его кажущейся ленивой внешностью, как обнаружила Карина, скрывался характер работяги. Он изнурял себя работой, часто вставая в пять часов утра, чтобы пойти на ближайшее поле для гольфа и потренироваться, пока было прохладно, потом проводил утро, просматривая проекты будущего комплекса для туристов и игроков в гольф, а днем участвовал в каких-то турнирах.

Карина обнаружила, что ей нравится работать, особенно когда Грег, осознав, насколько она способна, давал ей все более сложные задания, часто оставляя ей возможность принимать самостоятельные решения. Да, ей нравилось быть занятой, потому что тогда она выбрасывала из головы мысли о Луисе и все связанное с ним. Ей казалось, что она больше его никогда не захочет увидеть, стараясь не вспоминать его и те обещания счастья, которые были так грубо попраны.

Вечером Грег любил полностью расслабиться, и они часто ездили в рестораны и спокойно, не спеша, ужинали. Карина знакомила его с особенностями португальской кухни: ему особенно нравились «пирипири» – цыплята под острым соусом, или «катаплана» – филе из черепахи, приготовленное особым образом. Если Грегу не нужно было вставать рано на следующее утро для тренировки, то они иногда ходили танцевать в диско-клуб и оставались там почти до утра. Грег держал свое обещание не приставать, но он был мужчина, и во время медленных танцев прижимал Карину к себе и всегда целовал ее на ночь. Его поцелуи становились день ото дня все настойчивее. И Карине льстило, что такой мужчина, как Грег, находит ее привлекательной. Но его поцелуи не были похожи на поцелуи Луиса. Они не зажигали огня в крови.

Хотя Карина откладывала решение, она знала, что так долго продолжаться не может и что скоро она должна будет серьезно подумать о Греге. Хотела ли она выйти за него замуж и иметь от него детей? Лучше, конечно, иметь такого мужа, чем не иметь его вовсе. Или она будет смотреть на детей Грега и в глубине души всегда сожалеть, что это не дети Луиса? Единственная вещь, в которой Карина была абсолютно уверена, так это в том, что, пока она не разведется с Луисом, она не будет спать с Грегом, даже если она решит выйти за него замуж.

Они жили в Алгарви уже около месяца, и их проект хорошо продвинулся, когда Грегу надо было снова поехать в Лиссабон на первую ежемесячную встречу между партнерами. Карина хотела остаться, чтобы присматривать за делами, поскольку это был только короткий визит, но Грег решил, что он возьмет ее с собой, правильно угадав, что ей не хочется рисковать столкновением с Луисом, хотя Грег уверил ее, что его не будет на встрече.

Основной туристический сезон закончился, и отели не были так переполнены, поэтому им удалось снять комнаты в отеле, в котором раньше останавливался Грег. Они выехали заранее вечером, чтобы на следующее утро Грег был отдохнувшим и свежим на встрече. Во время встречи возникли два довольно острых момента. Партнеры бранили субподрядчиков, которые занимались строительством помещений для яхт и лодок в туристической деревне и не укладывались в график. На повестке дня стояли и другие темы для обсуждения, и Карина обнаружила, что теперь переводит для Грега почти синхронно, что очень облегчало дело и ускоряло весь процесс переговоров. Его партнеры, очевидно, воспринимали ее уже как часть команды Грега, и Карина на этот раз совсем не чувствовала смущения от того, что была рядом с ним. Они словно поняли, что ее постоянное присутствие здесь и на участке строительства здорово помогает делам, поэтому даже если им что-то и не нравилось, они вынуждены были мириться с этим.

После ланча сеньор Алвар, человек, который устраивал вечер в их первый день приезда в Португалию, отвел Грега в сторону, и только когда они покинули здание, Грег рассказал Карине, в чем дело.

– Оказывается, сегодня вечером в местном клубе для бизнесменов вечер для холостяков. Они пригласили меня одного.

– Холостяцкий вечер? – Карина удивленно подняла брови. – Что это значит?

– Никогда не был ни на одном подобном вечере в Португалии, поэтому не знаю. Но они сказали, что он устраивается в благотворительных целях и что я встречу там кое-кого из нужных для нашего бизнеса людей.

– Тогда вы, конечно, идите.

– Я не хочу оставлять тебя одну.

– Грег, я же не ребенок! Один вечер я могу позаботиться о себе сама. Я посмотрю в газетах, что где идет и, возможно, пойду в кино.

– Ты уверена, что не передумаешь?

– Конечно нет. Кроме того, мы же ничем не связаны друг с другом.

– Но я бы хотел, чтобы мы были связаны, – честно признался Грег. – Карина, я…

– Нет, пожалуйста, не надо. – Карина посмотрела на него умоляюще. – Не сейчас, Грег.

– Хорошо, – он отвернулся, – но мне становится все труднее с каждым днем, Карина.

В семь часов Грег постучал в дверь между их комнатами и крикнул, что уходит. Карина сказала «до свидания» и продолжала одеваться для концерта, на который она решила пойти, надев черные шелковые вечерние брюки, белую шелковую блузку и свободный черный жакет. Волосы она уложила в стиле номер три, а из украшений выбрала длинные серьги из гагата[1]. Она уже была полностью готова, когда раздался стук в дверь. Ничего не подозревая, Карина открыла дверь и остановилась как вкопанная. Перед ней стоял Луис!

8

В следующее мгновение у Карины мелькнула надежда, что, может быть, Луис пришел помириться, но когда она увидела ледяную холодность в глазах Луиса, надежда умерла, едва успев родиться.

– Можно войти? – спросил он коротко, так как Карина молчала.

Она медленно отошла в сторону и закрыла за ним дверь.

– Что ты хочешь?

Луис повернулся и окинул ее взглядом.

– Хочу посмотреть, кого ты подцепишь, когда твой дружок ушел на вечер, – грубо ответил Луис.

Щеки Карины вспыхнули, она подошла к двери и открыла ее:

– Убирайся! Ты слышишь меня, – продолжала она, поскольку Луис не двигался. – Я не желаю выслушивать от тебя оскорбления. Убирайся вон из моей комнаты!

Подойдя к ней, Луис взялся за дверь и захлопнул ее.

– Я не уйду, пока не скажу того, что должен сказать.

– Ты уже достаточно сказал.

Карина направилась к телефону, стоящему около кровати, но Луис схватил ее за руку и рывком развернул лицом к себе. Мгновение они смотрели друг на друга, оба пылали яростью. Луис со стиснутыми зубами держал ее так, что его пальцы впивались ей в руку.

– Зачем ты пришел сюда?

– Отдать тебе это, – вынув из кармана большой конверт, Луис протянул его Карине.

– Что это?

– Официальное уведомление, что я подаю на развод.

Карина некоторое время смотрела ему в лицо, потом сказала:

– Отпусти меня.

Он отпустил, и она потерла руку, прежде чем взять у него конверт и открыть его. Карина вынула официальный документ и быстро взглянула на него.

– Хорошо, ты даешь мне развод. Что еще?

– Ты будешь прибегать к услугам адвоката?

– Зачем? Я предлагала тебе развод несколько лет назад.

– В таком случае я хотел бы, чтобы ты подписала другой документ, который подтверждает, что ты не будешь настаивать на защите. – И Луис вынул из кармана другую бумагу.

– Что ты имеешь в виду? Какая защита? – удивленно спросила Карина. – Мы жили врозь четыре года. Разве наш брак не закончился?

– Нет, когда нарушена супружеская верность.

Карина уставилась на него.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты знаешь, черт возьми, что я имею в виду! Я направляю иск о разводе на основании супружеской измены и привлекаю к суду Саммерса как соучастника.

– Ты не сделаешь этого! – воскликнула Карина в ужасе. – Это неправда!

Луис презрительно рассмеялся.

– Неправда? Когда ты практически делишь с ним комнату, – и он указал на дверь в смежную комнату.

– Эта дверь заперта, – горячо сказала Карина, – можешь попробовать, если не веришь.

– Это не играет роли, – грубо сказал Луис. – У меня уже есть достаточное количество доказательств, чтобы защитить свою честь.

Карина замерла, глядя на Луиса.

– Нет, у тебя нет доказательств и не может быть, – сказала она наконец, – потому что их нет вообще.

– Нет? Тогда как ты, черт возьми, назовешь вот это? – с горьким триумфом он протянул ей стопку фотографий.

– Что это?

– Посмотри сама.

– Нет, не хочу.

– Тогда я заставлю тебя посмотреть.

Быстро шагнув вперед, Луис схватил Карину и заломил ей руки за спину, притянув к себе. Потом свободной рукой он брал одну фотографию за другой и держал их прямо перед лицом Карины, бросая затем на постель. На всех фотографиях она была с Грегом. На нескольких снимках они с Грегом танцевали, и Грег прижимал ее к себе, две другие были сделаны в бассейне отеля, когда однажды ночью они пошли искупаться и Грег вытирал ее полотенцем, еще одна была сделана на пляже, где Карина загорала без лифчика, а Грег наклонился к ней, держа руку у нее на талии. Последняя фотография изображала прощальный поцелуй на ночь в коридоре отеля, но снято было так, что Грег стоял, нагнувшись к ней, словно собирался войти с ней в комнату. Карина не знала, когда их фотографировали. Люди всегда фотографируются во время отпуска, и она не обращала внимания, если где-то рядом мелькала вспышка. И потом Грег был известен, она часто видела людей, фотографировавших его.

Увидев первые две фотографии, Карина пыталась отвернуться, но Луис силой повернул ей голову.

– Смотри на них, ты, лживая сука! Смотри, я тебе говорю!

На глазах Карины появились слезы, но она сморгнула их, чтобы не дать Луису увидеть, как глубоко его обвинения ранят ее.

– Ну, что ты думаешь о них? – спросил Луис, когда последняя фотография упала на постель. – Впечатляет, не правда ли?

Повернув голову, чтобы взглянуть на него через плечо, Карина печально сказала:

– Ох, Луис, что же ты делаешь?

– Я нанял частного детектива, чтобы следить за тобой. Я оставил бы тебя в покое, если бы ты не явилась на ту вторую встречу. Ведь я предупреждал тебя, что ты заплатишь за это. Поэтому, когда ты осмелилась бросить мне вызов и появиться на второй встрече, повиснув на его руке…

Резким движением Карина высвободила свою руку и повернулась лицом к Луису.

– Последний раз я говорю тебе, Луис, он не мой любовник, он мой босс, я на него работаю.

Луис засмеялся, с издевкой указывая на фотографии.

– Прекрасные доказательства платонических отношений. Что он собирается делать, когда держит тебя так близко к себе, – диктовать деловое письмо? – насмехался он.

– Нет, он хочет успокоить меня.

На мгновение Луис нахмурился, но потом отогнал от себя какую-то мысль.

– Ты напрасно теряешь время. Ничто не убедит меня, что он не твой любовник. Но если ты хочешь доказывать это в суде, тогда пожалуйста, и мы увидим, кому из нас поверят.

– Почему ты так поступаешь? Ты же только вываляешь свое собственное имя в грязи. Ты же не можешь хотеть этого.

Луис зло схватил и сжал ее руку:

– Ты уже щеголяла своим любовником перед моими коллегами и деловыми партнерами. Теперь каждый в Лиссабоне знает это, знает то, что ты так откровенно выставляла напоказ, чтобы унизить меня. Поэтому теперь для меня нет никакой разницы, будет суд или нет. А твой знаменитый дружок покажет там, на что он способен.

– И ты этого действительно хочешь? – сердито спросила Карина. – Ведь для тебя даже самая мысль, что я предпочла другого мужчину, невыносима. Что с тобой случилось, Луис? Видимо, когда ты представляешь, как я занимаюсь любовью с кем-то другим, ты начинаешь чувствовать себя ущербным. Это…

– Заткнись! – Луис начал ее трясти, а Карина старалась освободиться. Несколько мгновений они отчаянно боролись, но потом Карина оказалась брошенной на кровать, а Луис сверху.

– Уйди от меня! Черт побери, уйди от меня! – кричала Карина, стараясь оцарапать ему лицо.

Но Луис навалился на нее всем телом, не давая ей даже дышать. Он схватил ее руки и заломил за голову. Карина еще боролась. Придя в бешенство, она прогнула тело, стараясь сбросить с себя Луиса, и вцепилась зубами в его запястье.

Он отдернул руку, а Карина пыталась царапать его. Они катались по кровати среди разбросанных фотографий. Карина некоторое время была наверху, но потом Луис поднатужился и снова оказался на ней, держа рукой ее за волосы.

– Слезь с меня сейчас же! Боже, как я ненавижу тебя! – закричала Карина. Но в следующий момент его рот коснулся ее губ, заставив замолчать. Он целовал ее со страстью, полной боли и ярости.

Карина безуспешно пыталась освободиться, мотая головой из стороны в сторону, но Луис только крепче прижимал ее к себе. Карина попыталась укусить его, и он выругался, почувствовав кровь на языке, но все равно продолжал целовать ее. Его ярость превратилась в желание. И неожиданно для себя Карина поцеловала его в ответ, и ее губы приоткрылись навстречу ему.

– О, Боже мой! – Его руки скользнули по одежде, в спешке разрывая ее. Его губы целовали ее глаза, шею, его горячее дыхание опаляло ее кожу, превращая кровь в огонь.

Карина запустила руки в его волосы, прижимаясь к нему, стараясь поцеловать его в губы:

– О, Луис… Луис.

Его руки были у нее на груди, настойчивые в своей яростной потребности, дрожащие от желания, его дыхание прерывалось стонами страсти. Он поцеловал бы ее в грудь, но Карина подняла его голову так, чтобы утонуть в его поцелуях, бормоча что-то. Это были низкие, хриплые звуки животной страсти, которые выдавали ее болезненное горячее желание.

Пальцы Луиса сжались непроизвольно под влиянием страсти, заставив Карину вскрикнуть. Подняв голову, Луис посмотрел на нее, в его глазах отражалась яростная мука, движимая отчаянным желанием, над которым он потерял контроль.

Карина изогнула свое тело ему навстречу, стягивая его одежду, стараясь быть ближе к нему, коснуться его. Луис застонал, когда она наконец коснулась его кожи:

– О, Боже! О, Боже!

Приподнявшись на локте, Луис рывком дернул ее застегнутые брюки, нетерпеливо отбросив одну из фотографий. От его движения фотография перевернулась, и изображение отпечаталось в его сознании. Он вдруг остановился, глядя на снимок, потом грубо выругался и встал.

– Ты ведьма! Чертова искусительница!

Трясущимися руками Луис откинул свои волосы со лба, застегнул рубашку, в то время как Карина, не веря своим глазам, смотрела на него, слишком ошеломленная, чтобы заговорить.

– Ничего не изменилось, – с чувством сказал Луис. – Теперь я хочу развод даже больше, чем раньше. Я хочу освободиться от тебя. Я не хочу видеть тебя больше никогда!

Когда он стремглав выбежал из комнаты, захлопнув за собой дверь. Карина осталась лежать, уставясь в потолок, слишком опустошенная эмоционально, чтобы даже заплакать. Стемнело, но она все еще лежала не двигаясь, пока не замерзла – в комнате работал кондиционер. Наконец она встала и зажгла свет.

Ее шелковая блузка была разорвана на части, кружевной лифчик тоже порван, жакету досталось меньше, но это не имело значения. Карина знала, что она никогда больше не наденет его. Волосы были растрепаны, а серьги она нашла на постели среди фотографий. Эти чертовы фотографии! Карина быстро подняла их, разорвала на мелкие кусочки и спустила в туалет. Это не имело значения, ведь Луис мог изготовить сколько угодно копий, по крайней мере ей не придется больше смотреть на них.

Скинув одежду, Карина забралась под душ и долго мылась с мылом, словно стараясь смыть прикосновения Луиса. Но это было невозможно. Невозможно водой смыть воспоминания о нем в ее сознании, во всем ее существе. Это то, с чем ей придется жить всю жизнь. Но она теперь ясно поняла, что должна немедленно покинуть Португалию и никогда больше не приезжать сюда.

Надев белый махровый купальный халат, Карина прошла в спальню и позвонила в аэропорт, чтобы заказать билет на первый же рейс в Великобританию. Ближайший рейс по расписанию выпадал только на вечер следующего дня, гораздо позже, чем ей хотелось бы. Но, в конце концов, она всегда может подождать в аэропорту. Теперь, когда решение было принято, ей захотелось уехать как можно быстрее, поэтому она позвонила портье и попросила приготовить счет к утру. Она быстро упаковала чемодан. Правда, большинство вещей осталось в отеле в Алгарви, но Карина решила оставить их там.

После того как Карина упаковала чемодан, ей уже нечего было делать, кроме, пожалуй, одной вещи, которую она оставила напоследок. Подойдя к столу, Карина решительно подняла уведомление о разводе и тот документ, который Луис хотел, чтобы она подписала. Она внимательно прочитала бумаги. В уведомлении были указаны время и место (отели в Лиссабоне и в Алгарви), где, по мнению Луиса, имела место супружеская измена. В другом документе должно быть подтверждено, что Карина отказывается от защиты, то есть, другими словами, признает свою вину. Карина еще раз прочитала оба документа, потом взяла ручку и подписала вторую бумагу. Теперь Луис получит то, что хотел, и они будут свободны друг от друга. Свободны, чтобы ненавидеть друг друга, вместо того чтобы любить.

Можно было просто написать Грегу письмо и исчезнуть на следующее утро, но Карина дождалась, когда он постучал в смежную дверь.

– Эй, ты идешь завтракать, Карина?

– Да, я готова. – Она отперла дверь и открыла ее. – Грег, я должна поговорить с тобой.

Его глаза прищурились, когда он увидел, как Карина одета, а потом в его поле зрения попал и чемодан на постели.

– Ты уезжаешь?

– Да.

– Что случилось?

– Ничего. Просто я поняла, что… что я занимаю твое время, околачиваясь тут около тебя, поэтому…

– Мне об этом судить, – резко прервал ее Грег. – Я хочу, чтобы ты была рядом, ты знаешь это.

– Грег, прости меня, но я не люблю тебя и не могу выйти за тебя замуж. Я хотела бы, если б могла, – добавила она почти с отчаянием. – Было бы прекрасно любить тебя и быть твоей женой. Но… но я не могу.

– Это из-за Ривейро? Ты все еще любишь его?

Карина кивнула, и Грег спросил:

– Что заставило тебя прийти к такому внезапному решению?

– Я поняла, что я поступаю непорядочно по отношению к тебе и…

– Не лги мне, Карина, – сказал он, нахмурив брови. – Я не заслужил этого.

Карина закусила губу.

– Извини, я не хотела… Он приходил вчера вечером сюда. Луис. Он сказал, что хочет получить развод. Он собирается подать в суд.

– Но разве это не то же, чего хочешь ты? Уверен, что ты не хочешь остаться связанной с ним.

Покачав головой, Карина сказала:

– Ты не понимаешь. Он хочет развода со мной на основании адюльтера с тобой.

– Но мы не занимались любовью.

– Он не верит этому, – устало объяснила Карина. – У него есть фотографии, где мы вместе и снято так, будто мы любовники.

Грег пожал плечами.

– Ну и пусть. Для меня не имеет никакого значения, как ты получишь свободу.

– Прости меня, – сказала она снова. – Но ты всегда знал, что я люблю Луиса. Я никогда не притворялась. И теперь я знаю твердо, что если невозможно, чтобы он стал моим мужем, то я не хочу никого другого. Это не сработало бы, и было бы нечестно с моей стороны. – Карина расправила плечи. – Поэтому я уезжаю, Грег. Сегодня. Я заказала билет на обратный рейс в Англию.

– А как же твоя работа у меня?

– В Алгарви много людей, говорящих по-английски. Ты найдешь кого-нибудь еще.

– Карина. – Грег шагнул к ней, пытаясь заставить ее изменить решение, но Карина быстро подняла руки, чтобы удержать его. – Не делай этого, – сказал он настойчиво. – Останься со мной. Ты, может быть, передумаешь.

Но Карина отрицательно покачала головой. Она дотянулась поцеловать его, а потом хриплым голосом сказала:

– Прощай, Грег. Я никогда тебя не забуду. – И убежала в свою комнату, заперев дверь, прежде чем он смог остановить ее.

Грег не последовал за ней. Карина ожидала, что он попытается. Она ждала около получаса, затем позвонила вниз и попросила принести завтрак в номер. До отлета еще оставалось так много времени. Карина ела медленно, и когда она пила первую чашку кофе, зазвонил телефон. Она уже было решила не брать трубку, думая, что звонит Грег, но все-таки не удержалась и взяла.

– Алло?

– Сеньора, это портье. Здесь внизу водитель к вам. Он спрашивает, может ли он передать вам письмо?

– Вы… вы уверены, что ко мне? Я никого не жду.

– Да, уверен.

– Ну хорошо. Думаю, лучше позволить ему подняться.

Карина ждала, гадая, не трюк ли это Грега, чтобы удержать ее здесь, и когда раздался стук, с любопытством открыла дверь. Она сразу же узнала человека, стоящего снаружи в форме шофера, и не могла не удивиться.

– Жозе?

– Сеньора. – Жозе тепло улыбнулся ей и протянул письмо.

Он был главным доверенным лицом в доме Луиса в Лиссабоне, выполняя обязанности дворецкого, домашнего мастера на все руки, шофера для матери Луиса, а также делая любую работу, которая требовалась. Он был женат на экономке, которая еще и готовила, и оба следили за порядком во всем доме. Они всегда дружески относились к Карине, когда она жила там, поэтому Карина часто тайком приходила на кухню повидать их, хотя это и не нравилось матери Луиса.

– Как поживаешь, Жозе? Как там Люсия?

Они поговорили несколько минут, потом Жозе сказал:

– Пожалуйста, сеньора, прочтите письмо. Сеньора Ривейро желает вас видеть.

Глаза Карины в удивлении широко раскрылись, она распечатала конверт, вытащила письмо и подошла к окну прочитать его. Оно было коротким, написано по-английски дрожащей рукой, будто человек был стар или болен. Не грубая, короткая записка, а почти смущенная вежливая просьба. Записка заканчивалась словами: «Пожалуйста, приезжай, это очень важно, я должна поговорить с тобой как можно скорее».

Первым желанием Карины было проигнорировать письмо и выбросить его, но срочность, которая заключалась в нем, заставила ее поколебаться. Сеньора Ривейро подчеркнула, что хочет видеть ее немедленно. Холодный ужас сковал Карину. Может, Луис попал в аварию и ранен? Он был просто вне себя, когда ушел от нее прошлой ночью, а португальцы – неважные водители. Карина быстро повернулась к Жозе:

– Что-нибудь случилось с сеньором Луисом? Жозе выглядел озадаченным.

– Что вы, сеньора, нет.

Ее сердце снова забилось, и она перечитала письмо. Потом подумала, что ничего не потеряет, если увидит старую женщину. У нее было время, которое предстояло убить, и она мучилась бы любопытством, если б не поехала к свекрови.

– Ты не мог бы отвезти меня в аэропорт, после того как я увижу сеньору Ривейро?

– Конечно могу.

Вот так, спустя полчаса Карина входила еще раз и самым неожиданным образом через широкие двойные двери в дом Ривейро. Дом почти не изменился. Обстановка была той же самой, везде так же безукоризненно чисто и так же изысканно. Люсия открыла ей дверь и искренне обрадовалась, увидев ее, но сразу же увела Карину наверх в спальню сеньоры Ривейро на втором этаже. Постучав в дверь и услышав ответ, она открыла ее, приглашая Карину войти.

Луис говорил Карине, что его мать больна, но даже после этого Карина была потрясена поразительной переменой, произошедшей с пожилой женщиной. Когда Карина уезжала домой с разрушенными надеждами, сеньора Ривейро была высокой, статной женщиной около шестидесяти лет, с волосами, слегка тронутыми сединой. Гордая, независимая, с сильным характером, она управляла всем домом. Теперь в кресле у окна, закутанная в одеяло, хотя день был теплым, сидела старушка с совершенно седой головой. Вероятно, подумала Карина, смерть мужа сломила ее полностью. Ее когда-то сильные руки были тонкими и слабыми. Когда Карина взглянула на нее, то сразу поняла, о чем говорил Луис. Его мать больна неизлечимо и никогда не поправится.

Некоторое время никто из них не произнес ни слова. Будто обе вспоминали их последнее горькое расставание. Но потом сеньора Ривейро сделала слабый жест рукой, указывая на стул рядом с собой.

– Спасибо, что пришла. Пожалуйста, садись.

Карина села, стараясь вспомнить все то зло, которое причиняла ей эта женщина, чтобы не раскиснуть и не начать жалеть ее.

– Ты выглядишь… несчастной, – сказала сеньора Ривейро.

– Разве? – коротко ответила Карина, раздумывая, не хочет ли свекровь насладиться своим вторым триумфом.

– Я слышала, что ты снова в Португалии. – Женщина подняла усталые, полные муки глаза на Карину. – Луис не сказал мне, кто-то еще сказал. Когда ты приехала, в Луисе произошла перемена. Он ожил, снова стал живым. А живым он не был с тех пор, как ты уехала.

– Думаю, вы имеете в виду: с тех пор, как вы меня выжили, не так ли? – едко сказала Карина, не в силах удержаться.

К ее удивлению, сеньора Ривейро медленно кивнула.

– Да, это так… Я… Я думала, что это к лучшему. Думала, что Луис скоро забудет тебя и женится снова. У меня будут внуки. Но он отказывался от развода. А потом я увидела, что он все время надеялся, что ты вернешься обратно. – Она остановилась и трясущейся рукой поднесла кружевной платок к губам. – Когда ты приехала, он был полон надежд и планов. Он не говорил мне, что ты здесь, но я знала. Когда он уехал на виллу, я знала, что ты там и он собирается просить тебя остаться.

Карина взглянула на старую женщину и потом опустила глаза на свои крепко сцепленные руки.

– Но ты отказала ему, не так ли? Я никогда не видела моего сына таким несчастным. Это было даже хуже, чем в первый раз.

Она замолчала, но Карина ничего не ответила. Да и что можно на это сказать? Конечно, у нее не было желания рассказывать всю историю женщине, которая когда-то была ее врагом.

– Карина, пожалуйста, я должна знать: ты отказалась вернуться к нему из-за меня? Потому что, если это так, то я уверяю тебя, тебе нечего бояться. Я покину этот дом и уйду в дом для престарелых. Тебе не придется жить со мной или даже… видеть меня. – Ее голос прервался, и она немного откашлялась, но потом продолжала. Карина смотрела на нее широко раскрытыми глазами. – Я разрушила жизнь своего сына, теперь я это знаю, и я не хочу быть причиной его несчастья снова. Пожалуйста, вернись к нему. Сделай его счастливым. Он любит тебя. Я больна. Я… Я не думаю, что у меня…

Карина сделала жест рукой, призывая ее к молчанию.

– Пожалуйста, не мучайте себя. Это не из-за вас. Кое-что еще… произошло между нами… Непонимание…

Сеньора Ривейро долго смотрела на ее печальное лицо, потом сказала:

– Прости меня, но ты все еще любишь Луиса? – И когда Карина молча кивнула, продолжала: – Я знаю, он очень сильно любит тебя. Поэтому это… это непонимание, неужели нельзя преодолеть его? Если ты придешь к нему…

Карина подняла голову.

– Это ничего не даст, – ответила она коротко.

– Ничего не даст? Или просто гордость удерживает тебя от возвращения? И вы оба собираетесь быть несчастными всю оставшуюся жизнь из-за этого?

Искра решительности, которую Карина знала раньше, промелькнула в глазах старой женщины, но на этот раз она была направлена не против нее. Она восхищенно сказала:

– Вы действительно хотите, чтобы мы были вместе, я вижу. – Карина покачала головой. – Но уже слишком поздно. Я сегодня улетаю в Англию.

– Карина. – Старая женщина, казалось, собрала все свои силы, когда наклонилась вперед. – Ты говоришь, что любишь моего сына. Тогда не можешь ли ты для его спасения сделать еще одну последнюю попытку примирения? Я не хочу, чтобы он оставался один всю жизнь. Одиноким и разочарованным. Пожалуйста, сделай это для него.

Поднявшись на ноги, Карина сказала:

– Почему бы вам не попросить об этом его?

– Потому что его здесь нет. Он уехал вчера вечером в свой домик в горах. Он всегда уезжает туда, когда жизнь для него становится непереносимой. Там он замыкается в себе и залечивает свои раны. Раны, которые нанесла ему я, – подчеркнула его мать, и свет померк в ее глазах.

Подойдя к окну, Карина устремила невидящий взгляд вниз на улицу, стараясь все обдумать. Был ли в этом хоть слабый шанс для них обоих? Теперь? Мать Луиса не знает всего, не знает ничего о последней их встрече, о том, что Луис уверен, будто она и Грег любовники. Но она казалась такой уверенной, когда говорила, что Луис любит ее. И он говорил ей сам, пока не наступил тот ужасный момент, когда он увидел Грега в ее комнате. Могла ли Карина убедить его в обратном? Или это только приведет к другой, такой же ужасной сцене, как и вчера вечером? Карина содрогнулась, вспомнив ее. Но на нее нахлынули и другие воспоминания. Наконец она повернулась и сказала:

– Хорошо, я сделаю еще одну, последнюю, попытку. Где точно находится его домик?

– Спасибо тебе. – Голос старой женщины был полон глубокой признательности. – Это в горах около Моншиги. Место называется «Орлиное гнездо». Жозе доставит тебя туда.

– Нет, я бы предпочла приехать туда одна. Но я одолжу вашу машину, если можно.

– Конечно. Когда ты поедешь?

Карина пожала плечами.

– Если я вообще туда поеду, то я выезжаю немедленно.

Моншига находится в Алгарви. Маленький по португальским стандартам городок в горной области на западе, и, чтобы добраться до него, Карине пришлось проехать большую часть пути по той же самой дороге из Лиссабона. Но когда она свернула с нее и начала подниматься вверх, то добралась до городка лишь спустя два часа. Здесь она остановилась, чтобы заправить машину и посмотреть карту, которой ее снабдил Жозе. Дом Луиса был еще дальше, выше в горах, и ей пришлось проехать через весь городок и подниматься вверх по узкой и извилистой дороге, выложенной булыжником, молясь о том, чтобы ничего не случилось.

После Моншиги пейзаж полностью изменился, и Карина ехала через сосновые леса. Она чувствовала их аромат через открытые окна машины. Карина проезжала мимо горных террас, откуда открывался прекрасный вид на долины внизу, на низкие холмы, похожие на гигантские муравейники. Она поднялась уже очень высоко, что-то около тысячи метров над уровнем моря. Леса значительно поредели, и кругом виднелся красный песчаник – выход на поверхность гранитных скал. Карина начала искать поворот к дому Луиса, боясь пропустить его, но довольно просто нашла и повернула на сузившуюся дорогу. Через короткое время Карина увидела указатель «Орлиное гнездо» и поехала туда.

Она подъехала прямо к дому, потом свернула в лес. Сосновые шишки хрустели под шинами. Карина оставила машину в тени деревьев. Пешком она добралась до дома, потом, словно вспомнив что-то, вернулась назад, повозилась с двигателем и спрятала то, что она сняла, под камнем. Луис был не единственным, кто мог обездвижить машину!

Это был прекрасный дом, почти что деревянная хижина, которая превосходно вписывалась в окружающий пейзаж, длинная и низкая, с каменным дымоходом. Машина Луиса стояла с другой стороны дома, около сарая, двери которого были открыты. Карина поднялась по каменным ступенькам к главной двери и постучала, но ответа не последовало. Она осторожно потянула дверь, которая оказалась незапертой. После мгновенного колебания Карина вошла внутрь.

– Луис?

Он не ответил на ее крик, поэтому она прошла в дом, осматриваясь вокруг. Гостиная с камином и большим удобным диваном, маленькая, но удобная кухня и спальня с ванной, дверь в которую была открыта. В спальне основное место занимала большая двуспальная кровать – Луису всегда требовалась большая кровать из-за его роста. На стенах висели картины, в гостиной – много книг и стереосистема. Да, видимо, теперь эта хижина стала его убежищем, учитывая, что вилла была полна воспоминаний о ней. А если эта ее попытка потерпит неудачу? В следующее мгновение Карине захотелось убежать отсюда, оставить ему то малое, что у него есть. Но нет, это будет самой настоящей трусостью. Она настроилась сделать еще одну, последнюю попытку, чтобы завоевать счастье, и решение ее окрепло, когда она увидела свою фотографию на столе в спальне – фотографию, которую Луис сделал во время их медового месяца. На ней Карина смеялась прямо в объектив. Волосы развеваются на ветру, а в глазах любовь.

Взяв снимок, Карина держала его в руках, стоя в гостиной и глядя на него, когда в комнату вошел Луис.

– Жозе? Я слышал шум машины. Что-нибудь случилось с…

Он остановился, удивленный, когда увидел Карину.

– Ты!

– П-п-ривет, Луис. – Ее пальцы нервно сжали фотографию, словно извлекая из нее силу.

– Что ты, черт возьми, здесь делаешь? Как ты нашла это место?

– Жозе сказал мне, как найти.

– Правда? – сказал Луис тоном, который не предвещал ничего хорошего для старого слуги.

– Да, я… я сказала ему, что хочу срочно увидеть тебя.

– Зачем? Я же сказал, что никогда больше не хочу тебя видеть.

– Я знаю. Но ты покинул мою комнату вчера вечером в такой спешке, что забыл кое-что. – Опустив фотографию, Карина открыла свою сумочку и вынула два документа. – Уведомление о разводе и документ, который ты хотел, чтобы я подписала.

– Почему ты привезла их сюда? Ты могла бы отослать бумаги в мой офис.

– Я и собиралась, – сказала Карина, – но кое-что случилось, что заставило меня переменить решение.

– А ты подписала бумагу? – спросил Луис, ожидая, что она скажет «нет».

– Да. Да, я подписала ее.

Луис пристально смотрел на нее, его тело вдруг напряглось.

– Значит, ты признаешь свою вину? Признаешь, что ты и Саммерс – любовники?

Карина отрицательно покачала головой.

– Нет, я подписала этот документ, потому что я уже больна от всего этого. Я хотела покончить с этим. Меня уже ничего не заботило. – Подняв голову, Карина прямо взглянула Луису в лицо. – Но потом кое-что случилось, что заставило меня… переменить решение. – И она с отчаянием разорвала обе бумаги. – Если ты хочешь развода на основании измены, Луис, тогда тебе придется бороться со мной. Потому что я никогда не изменяла тебе ни телом, ни в сердце своем.

– Нет, ты изменяла! Я видел Саммерса в твоей комнате. И я узнал, что он сказал менеджеру отеля, что он твой муж.

– Только потому, что ему не удалось нигде найти комнату, чтобы переночевать. Грег пытался связаться со мной из Лиссабона и забеспокоился, когда ему в отеле сказали, что не видели меня уже два дня. Ведь ты убедил меня остаться на вилле. Они сказали ему, что я не возвращалась в отель в прошлую ночь, поэтому Грег приехал в Алгарви, пытаясь найти меня. Он ждал допоздна и не смог найти места, где остановиться, а в отеле не было свободных комнат, поэтому… – Карина пожала плечами, – он сказал, что он мой муж, но только для того, чтобы получить место для ночлега.

– И ты думаешь, я поверю этому? – усмехнулся Луис. – Ведь ты не расставалась с ним с тех самых пор.

– Но ведь ты должен был подвезти меня в Лиссабон, – возразила Карина, – но ты бросил меня.

Луис презрительно засмеялся.

– Значит, это я заставил тебя остаться с ним, работать на него?

Карина мгновение помолчала, но потом сказала:

– Да, так и было. Потому что в глубине души я всегда надеялась, что ты поймешь, что был не прав и вернешься ко мне.

Луис замер, и Карина увидела, что его пальцы сжались в кулаки. Повернувшись, он шагнул к выходу, и ее сердце сжалось. Она решила, что он собирается уйти, но в дверях Луис остановился спиной к ней.

– Ты сказала, что кое-что случилось, то, что заставило тебя переменить решение. Что же?

Карина мгновение помолчала, размышляя, рассказать ли ему о его матери, но решила, что не стоит, не сейчас. Поэтому она сказала:

– Ты спросил меня, почему я привезла эти бумаги сюда вместо того, чтобы послать их по почте в твой офис. Но ведь ты тоже сам принес их ко мне в отель вчера вечером, хотя мог бы и прислать. Если ты действительно ненавидишь меня, ты бы сделал так, чтобы не видеть меня снова. Я думаю, ты все еще заботишься обо мне, Луис, хотя и сердишься. Я… Я понимаю это. И поэтому я пришла.

– Ошибаешься, – резко сказал Луис. – Я ничего к тебе не чувствую.

– Правда? – Карина указала на свою фотографию в серебряной рамке. – Тогда почему ты держишь это около своей постели?

Луис повернулся, его рот был крепко сжат.

– Это не ты. Это девушка, на которой я женился. Ты и она – две разные женщины.

– Нет, я и есть она. Даже больше, чем ты думаешь, – Карина сделала шаг навстречу Луису и подняла руку в беспомощном жесте, но Луис отстранился и положил свою руку на ручку двери, сжав ее так, что суставы побелели.

Карина закусила губу, не зная, как ей преодолеть эту стену, которой он окружил себя. Помедлив, она сказала:

– Ты знаешь, думаю, наша ошибка… нет, наше несчастье было в том, что мы влюбились с первого взгляда и очень быстро поженились. У нас не было времени быть влюбленными и построить вокруг нас стену из любви и заботы. Я знаю, у нас был секс и это – замечательная часть нашего брака, но мы всегда так спешили… и другие люди были рядом. – Карина остановилась, потом продолжала. – Я думаю, что любовь – это то, что ты должен вырастить, построить, создавать многие годы. Но нам это не было дано, у нас даже возможности такой не было… – Ее голос прервался, и она отвернулась, прищуриваясь.

Когда она наконец взглянула на Луиса, думая, что он по-прежнему стоит спиной к ней, то увидела, что он повернулся к ней лицом. Какая-то перемена угадывалась в нем. Карина перевела дух, и неожиданная надежда вспыхнула в ее сердце.

Сделав к ней шаг, Луис сказал резко:

– Поклянись, что ты и Саммерс никогда не были любовниками.

– Клянусь, – твердо сказала Карина. – И я клянусь, что у меня никогда не было никого, кроме тебя.

Луис пристально смотрел на нее, и холодность исчезла из его взгляда. Потом он медленно раскрыл объятия.

– Тогда иди сюда.

Но Карина покачала головой.

– Нет. Сначала ты поклянись, что веришь мне. Потому что, если у тебя есть хоть какие-то сомнения, это не поможет. Хотя я очень люблю тебя, Луис, но…

Она замолчала, так как Луис шагнул вперед и заключил ее в свои объятия.

– Это сработает, – сказал он с чувством. – Я сделаю эту работу. И я верю тебе, дорогая, но я так ревновал тебя, что думал, что сойду с ума! Быть так близко к счастью…

– Да, я знаю. Я знаю… – Карина крепко прижалась к нему. – Не позволяй больше ничему разлучать нас. Я не смогу этого вынести.

– Все будет хорошо, клянусь тебе, моя любовь. – Луис поцеловал ее, стараясь своей нежностью загладить ошибки прошлого. Карина горячо обняла его, и когда он поднял голову, его дыхание было прерывистым. Карина посмотрела на него испуганными глазами.

– Луис, я так боюсь.

– Не бойся. Я позабочусь о тебе. – Его руки крепко держали ее, она чувствовала его силу. – На этот раз у нас все получится. Я выстрою стену из любви вокруг нас, я сделаю ее такой толстой и прочной, что ее невозможно будет разрушить. И тебе не придется беспокоиться о моей матери. Мы найдем место, где будем жить…

Карина улыбнулась и покачала головой.

– Нет, нет, думаю, что это лишнее. Когда я сказала тебе, что кое-что случилось, это была твоя мать. Это она сказала мне, где найти тебя и что ты все еще любишь меня. Поэтому не думаю, что будет порядочно оставить ее одну, ведь это она вновь соединила нас, верно?

Луис с изумлением смотрел на нее.

– Это моя мать сказала тебе? Но как?

Карина хотела ответить, но Луис крепче обнял ее.

– Нет, не сейчас, сейчас у нас есть более важное дело. – Он снова поцеловал ее, и скоро страсть заполнила их тела, и желание заструилось по венам.

Потом Карина обнаружила себя лежащей на большом пушистом ковре перед камином, их одежда была разбросана вокруг на полу, но через некоторое время Луис взял ее на руки и понес в спальню, не переставая целовать.

Они любили друг друга со всем сдерживаемым пылом потерянных лет и только когда, обессиленные, лежали, обнявшись, нашли время для слов. Они болтали о будущем, о своем общем желании жить единой семьей с его матерью.

– Уверена, что твоя мать хотела бы внуков, – сказала Карина задумчиво. – Даже если у них будут светлые волосы.

Луис приподнялся на локте и улыбнулся, нежно погладив ее волосы.

– Девочка, похожая на тебя.

– Нет, мальчик, похожий на тебя, – улыбнулась Карина в ответ.

Луис засмеялся, и видеть его смех было для нее таким счастьем, таким восторгом, что у Карины выступили слезы.

– Дорогая, что с тобой? – сразу же забеспокоился Луис.

– Ничего, я только счастлива, вот и все.

Он поцеловал ее слезы и начал ласкать, огонь желания снова появился в его глазах. Но он был очень нежен, его первый страстный голод был уже утолен.

– Как насчет того, чтобы начать создавать семью прямо сейчас? – вопросительно произнес он.

Карина хмыкнула:

– Я думала, что мы уже начали. – Она обняла его за шею. – Но, пожалуй, хочу попробовать еще разок.

Она принялась целовать его, но вдруг подняла голову.

– Знаешь, о чем я сейчас подумала. Моей матери это совсем не понравится.

На это, конечно, мог быть только один-единственный ответ.

Примечания

1

Черный янтарь.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8