КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402921 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171481
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Отличное предложение (fb2)

- Отличное предложение (пер. Н. Е. Цирлина) (и.с. Панорама романов о любви) 472 Кб, 139с. (скачать fb2) - Ноэль Бейтс

Настройки текста:



Ноэль Бейтс Отличное предложение

1

Мартин Данберг никак не мог понять, что же все-таки его раздражает. Девушка была стройной, хорошо сложенной. Ее волосы – длинные, золотистые – переливались в свете ламп. Держалась она просто и с достоинством. Глаза взирали на происходящее приветливо, но с тем почти неуловимым оттенком отчужденности, что не позволял обратиться к ней с фривольным предложением или отпустить сомнительный комплимент.

И тем не менее он предпочел бы, чтобы Айлин Форсайт выглядела и держалась бы, как, скажем, та брюнетка, что облокотясь на стойку бара, бросала на него призывные, отнюдь не двусмысленные взгляды. Ее короткое блестящее парчовое платье с глубоким декольте не оставляло ни малейшего простора воображению, демонстрируя прелести красотки. Как, впрочем, и ее намерения.

Но почему ему хотелось видеть на месте милой, сдержанной девушки, особу определенного сорта? Мартин и сам не мог бы ответить на этот вопрос. Может быть, потому, что тогда ему было бы проще осуществить задуманное? И совесть меньше мучила бы его в дальнейшем?

К черту! Он здесь не для того, что в решительный момент предаваться сантиментам!

– Банк платит семнадцать. – Голос Айлин был мягок и спокоен.

Она перевернула карту, ловко выложила деньги – выплаты по выигрышным ставкам, сгребла лопаточкой оставшиеся фишки и проворно разложила их вновь, даже не глядя на стол.

Томас Грехэм выиграл скромную сумму. Усмехнувшись, он выложил на стол очередную ставку.

– Видишь, я же тебе говорил – это мой счастливый стол!

Но Айлин смотрела не на Грехэма, а на мужчину, сидевшего рядом с ним. В глазах у нее стоял немой вопрос. Будет ли он продолжать игру? За последний час ему не везло, и теперь у него оставалась совсем небольшая горстка фишек. Незнакомец покачал головой и криво улыбнулся.

– Нет, спасибо. Вы меня только что ободрали как липку. – Он поднялся из-за стола и сунул оставшиеся фишки в карман. – Пойду в бар, утоплю горе в вине.

Айлин кивнула и украдкой окинула его изучающим взглядом. Второй вечер подряд этот мужчина приходил в казино «Эсмеральда» и оба раза просаживал все, не особо расстраиваясь по этому поводу.

Впрочем, чему удивляться? Игорный бизнес и держится на таких вот молодых и богатых, выбравших свой наркотик – деньги, вне зависимости, выигрывают они их или теряют. Среди них есть и солидные бизнесмены, которые зарабатывают огромные суммы такими путями, что о них лучше вообще не задумываться, и вовсе безумцы, которые тратят свои миллионы исключительно от скуки.

И все же… Он не был похож на неудачника. В его гордой осанке было что-то небрежно-высокомерное; что-то суровое – в очертании рта, несмотря на вечную ленивую улыбку. Все говорило о том, что этот любезный джентльмен – вовсе не тот, за кого себя выдает.

Она оценила его смокинг – тот же дорогой портной, что шьет для Томаса Грехэма, принятого, по слухам, в лучших домах Европы и Америки. Безукоризненный покрой ненавязчиво подчеркивал широкие плечи и мускулистое тело, впечатляющее своей мощью. А руки… его руки были вовсе не мягкими и изнеженными, как у его приятеля, английского аристократа.

Шатен, волосы коротко подстрижены и уложены на косой пробор. А глаза – темно-серые, дымчатые – они говорили о многом. В их туманных глубинах таилась угроза. Это были глаза хищника.

И сейчас он смотрел на нее.

– Может, вы потом со мной потанцуете? В виде утешения? – спросил он.

Айлин покачала головой и вежливо проговорила:

– Извините, я не танцую.

Он удивленно приподнял бровь.

– Никогда?

– Никогда! – Она не хотела, чтобы ответ прозвучал так резко. Но своим неожиданным предложением мужчина выбил ее из колеи, и ей это очень не понравилось.

– Именно так, приятель. – Томас Грехэм весело хлопнул друга по плечу. – Я должен был сразу тебя предупредить. Она известна тем, что никогда не танцует и отказывается от угощений игроков.

– Что, в самом деле? Очень жаль. – Ленивая, вкрадчивая улыбка намеренно провоцировала Айлин.

Ее возмутил этот небрежный и наглый взгляд, который не просто раздевал, а буквально сдирал с ее великолепной фигуры элегантное вечернее платье из белого шелка.

– Но я все-таки не оставляю надежду вас уговорить. А я могу быть настойчивым, когда очень чего-то хочу. И потом, у меня дар убеждения.

В голубых глазах Айлин сверкнуло холодное неприятие, но он лишь покачал головой все с той же возмутительной улыбкой на губах, медленно развернулся и направился к бару. Айлин решительно отвернулась, пытаясь сосредоточиться на столе с «блэк джэком» и не смотреть вслед наглецу с потрясающей атлетической фигурой. Остановившись у стола с рулеткой, он мгновенно принялся флиртовать с брюнеткой в парчовом платье.

Новый игрок уже занял освободившееся место, Айлин принялась мастерски перетасовывать карты. Ее стол никогда не пустовал. И она прекрасно осознавала, что причина популярности заключается не в самой игре, и не только в ее профессиональных качествах, как крупье, но и в неодолимом, почти колдовском очаровании. Как известно, мужчины предпочитают блондинок. А Айлин была классической голубоглазой блондинкой. Один из поклонников однажды сравнил цвет ее волос с цветом новенького серебряного доллара.

Но внешность бывает обманчива. И любой, кто считал, что Айлин Форсайт – всего лишь милая куколка, украшение стола и отрада для взгляда проигравшихся в пух и в прах, глубоко ошибался. Ее сдержанная улыбка и холодные голубые глаза могли заморозить любого разгоряченного обожателя на расстоянии в двадцать шагов.

Айлин окинула взглядом зал – народу сегодня много, все столы с рулетками заняты. Тысячи долларов обмениваются на фишки. Еще один прибыльный день для «Эсмеральды», подумала она с иронией. По идее, следовало быть довольной. Ведь она здесь не только крупье, но и владелица заведения.

Эсмеральдой звали ее бабушку, которой принадлежала кофейная плантация, доставшаяся ей по наследству. Но со временем рынок изменился, и выращивать кофе стало невыгодно. Бабушка с дедушкой не могли продать землю даже за бесценок. Надо было что-то придумать, чтобы удержаться на плаву, и им пришло в голову открыть казино в пустующем складе.

Предприятие оказалось на удивление прибыльным. Среди местных богатых яхтсменов казино быстро приобрело репутацию приятного уютного местечка, совсем непохожего на сверкающие денежные дворцы Монте-Карло и Лас-Вегаса. А бабушка – этакая разбитная старушка с лошадиным смехом и постоянной сигаретой во рту – стала королевой казино.

Всякий раз, когда Айлин вспоминала бабушку, ее сердце болезненно сжималось, хотя прошло уже больше восьми лет со дня ее смерти от сердечного приступа, возможным результатом которого стало бесконечное курение. Иногда было трудно поверить, что ее уже нет рядом. Все детство Айлин провела с бабушкой. Она плохо помнила и деда, и отца – те погибли в море, когда Айлин была еще совсем крошкой. А мама… мама всегда выглядела этаким тоскующим бледным созданием, погруженным в себя. И до дочери ей почти не было дела. Именно по настоянию бабушки Айлин поехала учиться в Штаты. Жалко, что бабушка Эсме не дожила… Она бы гордилась внучкой, которая в прошлом году получила диплом выпускницы бизнес-колледжа. Тогда, год назад, у Айлин были большие планы, не имеющие ничего общего с «блэк джэком».

Но этим планам не суждено было воплотиться в жизнь.

И все из-за Доналда.

Доналд Хэйес – проблема, доставшаяся ей в наследство вместе с «Эсмеральдой». Айлин обвела взглядом зал, затянутый сигаретным дымом. Как всегда, отчим стоял у стола, где играли в кости, в компании закадычных дружков.

Бабушке он никогда не нравился, но, когда возраст и болезни дали о себе знать, она была вынуждена нанять его управляющим казино. Айлин не могла отрицать, что отчим великолепно знал свое дело – под его руководством прибыль росла с каждым годом. Но ей не нравились его методы. И ей не нравилось то, во что он превратил это место.

Но она ничего не могла изменить. Через три месяца после смерти бабушки Доналд женился на матери Айлин. Для многих их свадьба оказалась большим сюрпризом – все были уверены, что сердце Розмари Форсайт похоронено в глубоких водах Панамского канала, где когда-то утонул ее муж.

Однако Доналду каким-то образом удалось убедить вдову, что ей сейчас не обойтись без крепкого мужского плеча, а конкретно – без его крепкого мужского плеча. Любила ли мама Доналда? Айлин сильно в этом сомневалась. Но в конце концов это не имело никакого значения – через пару лет после второго замужества мама заразилась какой-то вирусной инфекцией и умерла. В своем завещании она объявила Доналда опекуном дочери и управляющим всем имуществом, которое Айлин должна была унаследовать от бабушки по достижении двадцати пяти лет.

Время благоволило к Доналду Хэйесу. Хотя ему перевалило уже за пятьдесят, фигура у него была еще вполне стройной, седина лишь чуть посеребрила густые волосы. А морщинки около глаз многие женщины находили весьма симпатичными.

Да, он все еще был внешне привлекательным, к тому же – очаровательным и приветливым. Все его очень любили. Все, кроме Айлин.

Неужели только она одна видела всю эту фальшь, все это пустое бахвальство? Да и откуда другие могли знать, что он никогда и не встречался с людьми, именами которых так свободно оперировал в разговорах, и что крутые сделки, которые он якобы провернул, были не больше чем фикцией?

Каждый раз, когда Айлин пыталась обсудить с ним свои планы относительно «Эсмеральды», он обрывал ее на полуслове:

– Закрыть казино? Не говори ерунды!

А другой ее опекун, дядя Виктор, лишь проявлял сдержанное сочувствие и не оказывал никакой фактической помощи.

– Ну, строго говоря, его обязанность – следить за безопасностью предприятия и обеспечивать получение максимально возможной прибыли, – объяснял он в своей раздражающе педантичной манере. – Боюсь, любые перемены… хотя, должен признать, в твоих мыслях есть здравый смысл… так вот, перемены сейчас несвоевременны.

Поэтому оставалось лишь ждать, пока ей не исполнится двадцать пять. Был, правда, еще один способ: если бы Айлин вышла замуж, собственность автоматически перешла бы к ней. Но так как возлюбленного у нее не было – впрочем, как и возможности такового встретить, учитывая нынешние обстоятельства, – этот вариант даже и не стоило рассматривать.

Раньше она планировала поехать на пару лет в Америку или даже в Европу – найти работу в каком-нибудь туристическом агентстве, набраться необходимого опыта и знаний и, может быть, встретить подходящего человека. Но что-то подсказывало Айлин, что сейчас ей нельзя было уезжать. Сейчас следовало оставаться здесь, следить за происходящим и защищать свои интересы.

Не то чтобы у нее были какие-то конкретные доказательства того, что Доналд жульничает. Она была уверена, что, если бы сама за чем-то не уследила, дядя Виктор обязательно обнаружил бы обман. Хоть он весьма неохотно спорил с Доналдом по поводу допуска Айлин к делам «Эсмеральды», но, когда дело касалось счетов, в скрупулезности их проверки ему не было равных. И тем не менее у Айлин было смутно предчувствие, что что-то здесь не в порядке.

До поры до времени она скрывала свои подозрения, но ее холодные голубые глаза не пропускали ни одной мелочи. Два года. Ждать осталось недолго…

Перспектива была самой радужной. Недавно в восточной части острова построили аэропорт, и, естественно, на остров тут же повалили туристы. Уютные лагуны, пляжи с белым песком, окруженные потрясающими в своей красоте холмами… Место, прямо-таки созданное для роскошного курорта, где отдыхающие будут заниматься виндсерфингом, нырять с аквалангом. А вокруг раскинутся зеленые поля для гольфа, площадки для верховой езды, теннисные корты. Старый сахарный склад будет переделан в лечебно-оздоровительный центр с душевыми, гимнастическим залом, бассейном с гидромассажем и даже кабинетами ароматерапии.

А темные, скрытые от внешнего мира тяжелыми портьерами, насквозь прокуренные помещения просто исчезнут. Вместе с потными, возбужденными игроками с обезумевшими глазами.

Рассеянный взгляд Айлин, медленно скользивший по залу, опять наткнулся на высокую плечистую фигуру таинственного друга Томаса Грехэма. Он следил за игрой в рулетку, а мерзкая брюнетка перебирала фишки и пялилась на него, моргая своими гигантскими ресницами. Да уж, Марго всегда разыщет самого красивого мужчину. И бросится его охмурять, с иронией подумала Айлин.

Красивый мужчина? Она задумалась и нехотя признала, что да. Можно сказать и так. На вид Айлин дала бы ему лет тридцать, не больше, – обычный возраст игрока. Странно, что она его никогда раньше не видела. Может, он недавно получил в наследство кругленькую сумму и решил ее быстренько промотать? Что ж, если он друг Томаса Грехэма, то ему будет совсем не сложно просадить все свои деньги и еще сверх того – в его компании бессмысленная бравада была возведена в ранг искусства.

Мне-то что до этого! – опомнилась Айлин. Кто он такой? Еще один богатенький глупец… хотя, судя по всему, он гораздо умнее, чем пытается казаться за игорным столом. А если хочет направить свое расточительство одновременно по нескольким руслам, то здесь ему, несомненно, поможет Марго.


Около полуночи Айлин передала свой стол другому крупье и вышла на пару минут подышать свежим воздухом.

Она любила этот остров и каждый раз заново поражалась ее красотой, хотя прожила здесь всю жизнь. Обнаженные вершины вулканов, деревья с пышной сине-зеленой листвой, розовые кораллы, вынесенные морем на белоснежный песок… А ночью здешнее небо – черный бархат – сверкает миллионами звезд, да таких ярких, что в детстве Айлин казалось, будто ангелы начищают их до блеска от восхода до заката.

Прогуливаясь по примыкавшему к казино саду и вдыхая аромат жасмина, она в миллионный раз напомнила себе, что надо смириться с присутствием Доналда и переждать эти два года…

Звуки человеческих голосов пробудили ее от задумчивости. Она подошла поближе к конюшне, ныне переделанной под гараж, откуда доносились голоса. Три фигуры стояли там около новенького «бьюика» Доналда. Их тени колыхались на стене в ритме раскачивающегося на ветру фонаря. Двоих она узнала сразу: отчим и его постоянная подружка Грациэла Торрес.

– Нет, Доналд, прекрати! – Грациэла схватила Доналда за руку.

Тот резко оттолкнул ее, и женщина чуть не упала. Теперь Айлин смогла различить и третью, съежившуюся от страха фигуру. Это был Карлито, младший сын повара, парень лет одиннадцати. Он вырос здесь, на острове, и подрабатывал, помогая садовнику после школы.

– Ты, отвратительное отродье! – яростно орал Доналд. – Да я с тебя спущу шкуру, урод ты этакий!

Он занес руку с хлыстом, и Айлин решила вмешаться:

– Доналд!

Отчим так и застыл с занесенной для удара рукой с хлыстом, а паренек, не упустив счастливой возможности, юркнул в кусты и скрылся в темноте.

– Какого черта ты вмешалась?! Я бы преподал ему урок на всю жизнь! – взорвался Доналд.

Взгляд Айлин выражал лишь холодное презрение.

– За что? Что он такого сделал?

– Что сделал?! Испортил мою машину! Ты только посмотри на это! – Он с неподдельным возмущением указал на небольшую царапину на переднем левом крыле.

Айлин с сомнением покачала головой.

– Я бы предположила, что ты сам ее поцарапал, въезжая в гараж.

– Я же не идиот безрукий! – взбесился он. – Или ты думаешь, я не в состоянии припарковать собственную машину?!

– Вполне может быть, если до этого ты пропустил пару стаканчиков, – холодно парировала Айлин. – Как, например, вчера.

Лицо его побагровело, и Доналд поднял руку с таким угрожающим видом, что Айлин даже испугалась: не ударит ли он ее. Но даже не шевельнулась, чтобы уклониться. Лишь взглянула на него с такой ледяной усмешкой, что отчим с остервенением отшвырнул хлыст в сторону и, бормоча ругательства, развернулся на каблуках и медленно удалился прочь.

Айлин не сдержала вздоха облегчения. Она вдруг поняла, что испугалась гораздо больше, чем хотелось бы думать. Ей было известно, что нрав у Доналда буйный, но то, что он способен на откровенное насилие, стало для нее неприятным открытием. Она нагнулась, подняла хлыст и повесила его на место.

Грациэла тихо всхлипывала в сторонке.

– Айлин, спасибо тебе огромное. За то, что остановила его. – Молодая женщина уткнулась в носовой платок. – Я так испугалась… У него могли бы быть крупные неприятности, если бы он ударил мальчика.

Айлин невесело улыбнулась. Ей всегда нравилась эта женщина, хотя трудно было понять, что она нашла в Доналде. Такая красотка, как Грациэла, могла бы подыскать себе кого-нибудь получше. В ее-то тридцать с небольшим. И с ее-то блестящими черными волосами, точеной фигурой, огромными карими глазами и этим нежным налетом девичьей невинности, хотя у нее был собственный и вполне успешный бизнес. Грациэла Торрес принадлежала целая сеть парфюмерных салонов, разбросанных по всему острову.

У Айлин вдруг возникло неприятное подозрение.

– Послушай, он ведь не бьет тебя, правда?

– Нет. – Грациэла удивленно взглянула на нее и покачала головой. – Конечно нет. Доналд никогда бы меня не ударил. Сейчас он просто… очень расстроился из-за машины. Ты же знаешь, он очень любит ее.

Айлин кивнула с кривой улыбкой. Ей казалось нелепым иметь «бьюик», развивающий скорость до ста пятидесяти миль в час, на острове, который можно за день обойти из конца в конец и где дороги просто не предназначены для машин. До Доналд всегда отличался экстравагантным вкусом.

Грациэла провела рукой по капоту.

– Иногда мне кажется, что ее он любит больше, чем меня. Меня давно мучит вопрос, собирается он сделать мне предложение или нет. Но, видимо, если я и узнаю ответ, то не раньше, чем мне стукнет сорок.

Айлин снова невесело улыбнулась.

– Не понимаю, как ты его терпишь? Ведь он тебя явно не ценит. Ты заслуживаешь лучшего. Почему бы тебе не покончить с ним раз и навсегда и не найти приличного мужчину, который будет тебя достоин… и которого ты будешь достойна?

Грациэла пожала хрупкими плечами.

– Я его люблю.

Затем взглянула в маленькое зеркальце, проверяя, не потекла ли от слез тушь, быстро поправила макияж и поспешила вслед за Доналдом.

Все же два года – это очень много, подумала Айлин. Еще целых два года быть тенью отчима, следить, чтобы он ее не обманул…

Она опустила голову. Видимо, эта проблема так и останется неразрешимой. Даже если она и выйдет замуж, где гарантия, что это не будет похоже на прыжок из огня да в полымя? Возможно, работа в игорном бизнесе сделала ее циничной, но картина замужней жизни, которая рисовалась в воображении, вовсе не вдохновляла Айлин.

Она не собиралась связывать свою жизнь с одним из мужчин с толстыми кошельками и еще более толстым самомнением, которые выставляют своих жен напоказ как трофеи и меняют их на экземпляры помоложе примерно раз в два года. А если она выйдет замуж на кого-нибудь поскромнее… где гарантия, что муж не станет просаживать ее деньги в каком-нибудь казино, при этом не отказывая себе в удовольствии поразвлечься с женщинами вроде Марго, которые готовы принять предложение определенного рода от любого мужчины – ради дорогих безделушек?!

Нет, замужество – это не выход, вздохнула Айлин, выключая фонарь и закрывая двери гаража. Надо придумать что-то еще.

Она опять вспомнила сцену, свидетелем которой только что оказалась, и по спине у нее пробежали мурашки. Отчим наверняка бы избил парнишку, не окажись она в нужном месте и в нужное время. Какой все-таки мерзкий тип этот Доналд Хэйес!

У Айлин больше не было настроения для прогулок по саду, поэтому она пошла напрямик к главному входу в казино.

Широкие ступеньки вели к стеклянным дверям цвета бронзы. Наружные тяжелые двери всегда были распахнуты настежь и закрывались только в случае штормового предупреждения.

Портье в дверях улыбнулся ей лучезарной улыбкой.

– Добрый вечер, мисс Айлин.

– Добрый вечер, Хуан. У тебя все в порядке?

– Никаких проблем. – Портье пожал огромными плечами и улыбнулся еще лучезарней. – Как всегда, никаких проблем.

Она улыбнулась в ответ, порадовавшись, что хоть кто-то доволен своей жизнью, и подошла к столу регистрации взглянуть на список гостей.

В фойе гудели, гремели и стучали игровые автоматы – мигали разноцветными огоньками и то и дело извергали разные развеселые мелодии. Автоматы были нововведением Доналда – во времена бабушки у стены скромно стояли всего четыре «одноруких бандита». Айлин ненавидела эти дурацкие автоматы, хотя не могла отрицать, что они приносят приличный доход.

При бабушке здесь все было по-другому. Или раньше Айлин смотрела на все иначе, широко открытыми, наивными глазами ребенка? И все же в прежние времена атмосфера была более дружелюбной. Был тот же шик, так же иногда захаживали кинозвезды, только бабушка ставила себе целью предоставить людям возможность хорошо провести время, а не выудить у них как можно больше денег.

Раньше в зале стояло шесть столов с рулетками, теперь их стало двенадцать, то же произошло и со столами, где играли в «блэк джэк» и покер. Причем столы теснились все на том же пространстве. А еще в старые времена сюда не заваливались толпы этих подозрительных типов, которые никогда не снимают верхней одежды, как бы на улице ни было жарко. Кстати, тоже дружки Доналда.

Слева от столика регистрации была дверь в ресторан. Айлин направилась к стойке бара, чтобы переговорить с Мануэлем, но замедлила шаг, поймав свое отражение в зеркалах. Строгое лицо, стройная фигура, гордая осанка, элегантное белое платье, не слишком облегающее, но все же подчеркивающее формы. Что и говорить: Снежная королева.

Именно так и называли Айлин молодые люди, пытавшиеся добиться благосклонности или хотя бы обратить на себя ее внимание. Однако она вела себя одинаково дружелюбно и сдержанно со всеми.

Ее холодная профессиональная улыбка держала их на расстоянии. Айлин не собиралась вступать в отношения ни с одним из них – всегда помнила бабушкин наказ: «Если когда-нибудь решишь отдать свое сердце мужчине, пусть он будет кем угодно, но только не игроком».

И вдруг она чуть не столкнулась с таинственным другом Томаса Грехэма.

– А, мисс Форсайт, – произнес он, преградив ей дорогу и чуть насмешливо улыбаясь. – Вы еще не надумали со мной потанцевать?

– Нет, не надумала! – возразила она и хотела пройти мимо, но сильные руки уже обвились вокруг ее талии и потянули на середину площадки. – Пожалуйста, отпустите меня.

Но он еще крепче сжал руки, безмолвно намекая на то, что ей не вырваться из его объятий, не обратив на себя всеобщего внимания.

– Это ведь такая романтичная мелодия, – умолял он наигранным голосом восторженного поклонника, не желающего отпускать свою пленницу. – И потом, я проиграл невозможную сумму денег за вашим столом. Мне надо как-то поднять настроение. Неужели вы мне откажете… в одном танце? Я совершенно подавлен.

– Что-то не выглядите вы подавленным, – огрызнулась Айлин.

– Я просто умею скрывать печаль.

– Правда? – В ее тоне сквозило откровенное недоверие. – Должно быть, приобрели большой опыт в этом деле?

– Боюсь, что так, – вздохнул он, явно переигрывая. Айлин чуть не рассмеялась, так забавно это выглядело. – Вы, наверное, думаете, что мне пора бы уже научиться играть?

– Если вы постоянно играете, странно, что я никогда вас здесь раньше не видела, – заметила она, теперь уже уверенная, что друг Томаса Грехэма проигрывает преднамеренно. Но зачем?

– Действительно, даже не знаю, как такое могло случиться. – Его голос был мягким и вкрадчивым. – Вы давно здесь работаете?

– Я здесь не работаю, – холодно проговорила Айлин. Подобное предположение ей совсем не льстило, а она и так была на взводе из-за стычки с Доналдом. – Вообще-то я – владелица «Эсмеральды».

Он удивленно взглянул на нее.

– А я думал Доналд Хэйес – владелец. Айлин отрицательно покачала головой.

– Он – мой отчим и один из опекунов. Доналд управляет казино вместо меня до тех пор, пока мне не исполнится… в общем пока я не достигну возраста, указанного в завещании бабушки.

– Понятно… – Казалось, загадочный незнакомец запоминает информацию и раскладывает ее по полочкам у себя в голове. – А что это за место? – Он обвел помещение взглядом. – Похоже на бывший склад.

– Так и есть, – подтвердила она. – Изначально здесь была кофейная плантацией.

– Да? И что же с ней произошло?

– Рынок изменился. И многие из владельцев подобных плантаций обанкротились. Мои дедушка с бабушкой пытались устроить тут отель, но безуспешно: большинство посетителей острова предпочитали жить на своих яхтах. И тогда им пришла в голову идея открыть здесь казино… Так все и началось.

Он кивнул с выражением искреннего интереса.

– А что случилось с самим домом?

– Был разрушен ураганом еще до моего рождения. Его не стали восстанавливать – вместо этого вдоль берега настроили коттеджей.

– А земля? Должно быть, всю распродали?

– Нет. – Ей было странно, что незнакомец задает так много вопросов. – На одной части участка выращивают бананы, часть сдается в аренду, а остальная земля пока что никак не используется. У меня есть на нее определенные планы, но с ними придется подождать, пока мне не исполнится двадцать пять.

Он улыбнулся. И от этой улыбки сердце Айлин забилось подозрительно часто.

– А пока вас устраивает роль крупье за столом с «блэк джэком»?

– Д-да. – Ее голос почему-то дрогнул. Их тела находились так близко, что она чувствовала тонкий мускусный запах его кожи – очень приятный запах. Она вдыхала его как наркотик. – И иногда я работаю на столах с рулетками.

– О-о, рулетка… – Он тяжко вздохнул. – Боюсь, с рулеткой мне везет еще меньше, чем с «блэк джэком».

– Зачем же тогда играть? – раздраженно спросила она и подумала: «Уж не издевается ли он над ней?»

Незнакомец с равнодушным видом пожал плечами.

– Ради острых ощущений. А вы сегодня работаете на рулетке?

– Нет, после перерыва я снова буду стоять на «блэк джэке».

– А в котором часу вы заканчиваете?

– Пока не уйдут последние игроки.

– А потом?

– Буду считать выручку, – твердо проговорила Айлин.

И снова – его удивленный взгляд.

– Да? А я думал, раз Доналд управляет казино, то он и всем остальным занимается. Вроде подсчета выручки.

Айлин бросила на него настороженный взгляд. Под беззаботным и вроде бы равнодушным выражением лица явно скрывалось желание вызнать о казино все до мельчайших подробностей.

– Мы делаем это по очереди, – сухо проговорила она.

Он засмеялся, как будто прекрасно знал, что Айлин врет. Но откуда? Он здесь всего два дня!

– То есть вы не доверяете ему считать ваши деньги? – спросил он, и его хищные глаза вновь заблестели язвительной игривостью.

– Почему же, доверяю, – отозвалась Айлин еще более ледяным тоном. – Полностью доверяю. – В любом случае, она не собиралась обсуждать свои дела с первым встречным и демонстративно посмотрела на часы. – Боюсь, мой перерыв подходит к концу. Так что если позволите, мистер…

– Меня зовут Мартин. – В его тоне прозвучал откровенный упрек. – Я представлялся вам уже дважды.

– Извините. В казино слишком много клиентов. И я просто не в состоянии запомнить каждого по имени. – Айлин лгала. Однако понятия не имела, почему именно его имя – Мартин Данберг – запало ей в память.

– А я думал, прямая обязанность крупье – запоминать имена клиентов, – язвительно заметил он.

– Нет. Запоминать карты, – поправила она.

– И вы справляетесь?

– Великолепно справляюсь.

– А… – Он натянуто улыбнулся, опять притворяясь милым простачком. – Тогда вовсе не удивительно, что я все время проигрывал. Теперь буду знать. И в следующий раз постараюсь не лопухнуться.

Айлин не хотела смеяться, но на этот раз не смогла удержаться.

– Так, значит, вы останетесь еще на вечер? – спросила она.

Он улыбнулся, и эта опасная улыбка опять заставила ее сердце забиться чаще.

– А вам бы хотелось? – проговорил Мартин чуть слышно, опалив горячим дыханием ее щеку.

Она тут же отстранилась, и в ее глазах опять появилось неприятие.

– Я спросила просто из вежливости.

– Может быть, и останусь, – задумчиво проговорил Мартин. – Я еще не решил. Это зависит…

– От чего?

– От того, стоит ли это того, чтобы остаться.

Айлин остолбенела от изумления. По-моему, он ее путает с Марго!

– Если вы имеете в виду то, что думаю я, то можете убираться прямо сейчас! – с негодованием парировала она.

В ответ Мартин рассмеялся с наигранной невинностью.

– Послушайте, откуда вам известно, о чем я думаю?

В первое мгновение ею овладело желание ударить по этому высокомерному лицу. Айлин понимала, что он намеренно задевает ее, но была слишком рассержена, чтобы думать о том, как это будет выглядеть со стороны. Но все же сдержалась. Затем резко высвободилась из его объятий, надменно повернулась к нему спиной и удалилась, не проронив больше ни слова.

2

– С кем это ты танцевала вчера вечером?

– Ни с кем, – холодно ответила Айлин, протягивая руку за вторым круассаном.

Доналд редко выходил к завтраку. Как правило, он просыпался не раньше полудня. Его появление никак нельзя было назвать удачным началом дня. А после вчерашней сцены у гаража Айлин предпочла бы вообще не сидеть с ним за столом, чтобы не портить себе аппетит.

Доналд противно засмеялся.

– Брось, я же видел! Ты никогда не танцуешь с посетителями. Что же нашла во вчерашнем такого, что заставило тебя изменить принципам?

– Он перехватил меня на пути к бару, – нехотя призналась Айлин. – Я не могла от него отвязаться.

– Это был тот самый парень, что проигрался вчера подчистую в «блэк джэк». – Глаза Доналда зажглись жадным блеском. – Да, такие придурки мне нравятся. Будь с ним поласковей, детка. Раскрути его до конца. Позаигрывай с ним. Если ему покажется, что у него что-то может с тобой получиться, он застрянет здесь надолго… пока у него карманы не опустеют.

Айлин взглянула на отчима с откровенной неприязнью. Они сидели в зале ресторана за их обычным столиком у окна.

В зале суетились уборщицы. Было слышно, как одна из них напевает что-то себе под нос. Пылесос в фойе заменял своим тихим гулом обычный шум игровых автоматов. Все шторы были раздвинуты, а высокие окна – открыты настежь, чтобы помещение проветрилось. Солнечные зайчики танцевали на столах.

– Другими словами, ты предлагаешь, чтобы я дала ему понять, что он может затащить меня в постель, да? Тогда он задержится здесь и будет просаживать в казино деньги?

– Ну и что в этом плохого? – насмешливо улыбнулся Доналд. – Тебе же не обязательно доводить дело до постели. Ты же знаешь правила игры.

– Я, может, и знаю, но это еще не значит, что они мне нравятся, – возразила Айлин. – Подобные грязные затеи – это в твоем стиле.

Отчим чуть ли не отшвырнул чашку с кофе, его лицо побагровело.

– Самовлюбленная стерва! – прорычал он. – Это заведение давно бы уже разорилось, если бы не я. И какую же благодарность я получаю? Ты даже не можешь быть вежливой с моими друзьями.

– Если под твоими друзьями ты подразумеваешь того ублюдка, которого притащил сюда в прошлом месяце, а «быть вежливой» – означает не обращать внимания на его похотливые ручонки, которые лезли, куда не надо, когда мы с ним разговаривали, то лучше сразу об этом забудь! – огрызнулась она в ответ. – Такие люди не заслуживают вежливого обращения. На самом деле ему еще повезло, что я не заехала ему коленом между ног. И учти, если он до меня дотронется, именно так я и сделаю.

Доналд наклонился над столом и помотал указательным пальцем прямо у нее перед носом.

– Ты бы лучше следила за своим языком, детка. Никому не позволено обращаться с Хорхе Варга-сом подобным образом. У него большие связи.

Айлин рассмеялась ему в лицо. Отчим всегда хвалился своими друзьями и их связями, но на нее все это не производило никакого впечатления.

– Я буду с ним разговаривать так, как он того заслуживает, – резко проговорила она. – Этот человек – форменная свинья.

У Айлин пропал аппетит. Она залпом допила кофе и встала из-за стола, даже не притронувшись к завтраку.

На втором этаже, прямо над казино, располагались жилые помещения. Айлин все еще делила их с Доналдом – так уж получалось, что ни один из них не хотел съезжать. Да и проводили они там мало времени, даже ели в ресторане казино, поэтому вопрос о дележке квартиры пока не вставал. Но сейчас, поднимаясь по узким ступенькам, Айлин решила, что пришло время кое-кому съехать.

Чтобы снять напряжение и раздражение, она решила пойти поплавать. Правда, на пляже сейчас наверняка много народу. Но Айлин знала одно укромное местечко, где ей было гарантировано полное уединение.

Она перекинула сумку через плечо и, спустившись вниз, пошла по тропинке вдоль коттеджей.

Вода уже нагрелась на солнце. Айлин плавала в свое удовольствие, ныряла к коралловым рифам и любовалась стайками сверкающих рыбок. Она вылезла из воды только тогда, когда мышцы заныли от приятной усталости.

На берегу по-прежнему не было никого. Посушив волосы полотенцем, она расстелила его на песке, намазалась кремом для загара, надела шляпу и солнечные очки и приготовилась насладиться полным одиночеством и хорошей книгой.

Но блаженство длилось недолго. Она не успела прочитать и страницу, когда ее покой был нарушен звуком приближающихся шагов. Она подняла взгляд и увидела знакомую высокую фигуру, показавшуюся из-за деревьев. Под мышкой Мартин Данберг нес доску для серфинга. Мысленно выругавшись, как не подобает выражаться приличной леди, Айлин надвинула шляпу на глаза и спряталась за книгой.

Ну ладно, ее уединение нарушено, что само по себе неприятно. Но почему, ради всего святого, сюда заявился именно этот тип!

– О, добрый день, – проговорил Мартин с милой улыбкой. – Какой приятный сюрприз!

– Действительно. – Тон, которым это было сказано, отбил бы желание продолжать разговор у любого мужчины, но не у Мартина Данберга.

– Надеюсь, я вам не помешал? – поинтересовался он, даже не пытаясь скрыть, что прекрасно понимает, что помешал.

И очень может быть, намеренно помешал, подумала Айлин, а вслух раздраженно произнесла:

– Ничуть!

– Хочу испытать свои силы в виндсерфинге, – признался он с обезоруживающей откровенностью. – Не хотел, чтобы меня кто-то увидел: боюсь опозориться.

Айлин подняла на него взгляд.

– Вы что, никогда в жизни не занимались серфингом?

Мартин покачал головой.

– Много раз давал себе обещание попробовать, но все никак не удавалось. И я твердо решил, что сегодня это сделаю.

– Что ж, не буду вас отговаривать. – И она вновь сделала вид, что углубилась в чтение.

А Мартин тем временем снял футболку, демонстрируя накачанные мышцы, упругое тело, загорелую кожу и темные волосы на груди, образующие треугольник, один угол которого спускался…

Опомнившись, Айлин снова уставилась в книгу. Она злилась на себя за то, что так остро – буквально всей кожей – ощущает присутствие Мартина Данберга. Он же просто игрок, один из многих… к тому же явно из тех людей, которые не понимают разницы между разрешением и отказом. Все это она уже проходила. Стиснув зубы от раздражения, Айлин перевернула страницу… и поняла, что не помнит, о чем читала только что.

– Простите, пожалуйста…

Издав тяжкий вздох недовольства, она подняла глаза.

– Да?

– Простите, что снова вас беспокою, но не могли бы вы одолжить мне крем для загара? – спросил Мартин так робко, будто боялся, что она сейчас бросится на него и укусит. – Я свой забыл. А обгореть не хотелось бы.

Айлин обратила внимание, что он уже достаточно загорел. Но она знала, что загар – недостаточная защита от злых лучей солнца.

– Конечно, – сдержанно кивнула она. – Берите, пожалуйста.

– Спасибо.

Минут пять царила напряженная тишина.

– Извините меня еще раз, – как бы стесняясь, начал Мартин. – Вы не могли бы намазать мне спину. Я сам не достану. – На его лице расцвела очаровательная невинная улыбка.

Со вздохом раздражения Айлин отложила книгу, сняла шляпу, встала и вырвала у него из рук тюбик.

– Повернитесь! – приказала она, выдавливая крем себе на ладонь.

Она начала с затылка, проворно втирая крем в теплую кожу его широченных плеч. Упругие мышцы играли у нее под пальцами. Мартин действительно был впечатляюще сложен. Ни грамма жиру. Никогда в жизни она не прикасалась к такому крепкому и подтянутому мужскому телу.

Выдавив крем ему на спину, Айлин продолжала втирать его медленными кругообразными движениями. Вчера вечером она была в туфлях на высоких каблуках, поэтому не осознала, какой Мартин высокий. Сейчас же, стоя босыми ногами на песке, чувствовала себя просто лилипутом по сравнению с великаном.

У нее вдруг пересохло во рту, а солнце, казалось, стало палить еще сильнее, затуманивая голову. Какая-то необъяснимая сила притягивала ее все ближе и ближе к Мартину… так, чтобы можно было обхватить руками его грудь и прижаться к нему всем телом, ощущая разгоряченной кожей могучий торс, от которого веяло почти первобытной силой…

Айлин отшатнулась, испугавшись, что чуть было не выставила себя полной дурой.

– Все, – сухо проговорила она, стараясь сдержать дрожь волнения в голосе. – По-моему, достаточно.

– Спасибо. – Мартин медленно обернулся к ней, улыбнулся, и сразу стало ясно, что он знает обо всех ее мыслях.

Слава Богу, на ней были темные очки, которые скрывали выражение ее глаз. Но наверняка он заметил, как тяжело и прерывисто она дышит. И что ее руки дрожат и не слушаются. Потому что руки и вправду дрожали так, что ей никак не удавалось завернуть крышку на тюбике с кремом. А все потому, что Мартин стоял слишком близко… Айлин просто не могла удержаться, чтобы не прикоснуться к его груди.

– Вы здесь не размазали крем, – пробормотала она извиняющимся тоном, потом протянула руку, дотронулась кончиками пальцев до крепкой мышцы прямо под сердцем и растерла крем.

– Спасибо. – Его голос стал бархатистым и слегка хрипловатым, словно Мартин тоже ощутил странное напряжение, возникшее между ними.

Он все это подстроил, подсказал ей внутренний голос. Специально подстроил. Айлин отступила на шаг и вновь надела привычную маску холодной неприступности.

– Ну вот. Теперь вы точно не обгорите.

Мартин рассмеялся в ответ.

– Очень вам признателен. А теперь вы можете спокойно вернуться к своей книжке.

– Спасибо, – быстро проговорила Айлин, опустилась на песок и надела шляпу. Потом взяла в руки книгу и вновь попыталась сосредоточиться на чтении.

Но забыть о его присутствии было не легче, чем слетать на Луну.

Через несколько минут она вновь подняла глаза и увидела, как Мартин в воде пытается укротить доску для серфинга. Она наблюдала за ним с возрастающим нетерпением, потом, не в силах больше сдерживаться, покачала головой и крикнула:

– Вы слишком крепко в нее вцепились!

Мартин обернулся на крик, сильно покачнулся, но каким-то чудом не упал.

– Встаньте прямо. Поднимите голову, – инструктировала она. – Не надо смотреть на ноги.

Он опять пошатнулся, выпрямился и тут же пошатнулся в другую сторону.

– Эта проклятая штука совсем меня не слушается, – пожаловался Мартин.

– Не напрягайтесь так сильно, согните колени и позвольте доске вас нести. – Айлин отложила книгу и подошла к самой кромке воды. – И смотрите не на доску, а вперед, по направлению движения.

Несколько секунд он держался на воде вполне прилично, но потом опять заходил ходуном.

– Черт, никак не могу справиться с равновесием.

Айлин недоверчиво прищурились: он не был похож на слабака, который в жизни не занимался спортом. Тем временем Мартин неуклюже развернул доску и приблизился к берегу.

– Может, лучше вы мне покажете? – спросил он с надеждой.

Айлин нехотя взяла у него доску.

– Главное – не думать о том, что можешь упасть. Вы встаете на доску и быстро выпрямляетесь. Вот так. – Она продемонстрировала пару виражей. – Видите? Плечи немного вперед, поднимаетесь на носки…

– Что?! – крикнул он с берега. – Я вас не слышу!

– Поднимаетесь на носки… – И тут Айлин поняла, что кричать бесполезно: ветер уносил ее слова в сторону. Она с неохотой развернула доску и подплыла к берегу. – Вставайте сзади. Я вам покажу.

Мартин принял приглашение с такой готовностью, что у нее возникло подозрение: а не рассчитывал ли он именно на такой ворот событий. Сначала было сложновато поймать равновесие, но потом их подхватил ветер и они понеслись по волнам.

Айлин всегда считала свой купальник достаточно закрытым. Но теперь, когда его торс был прижат к ее голой спине, а их бедра соприкасались, она не могла отделаться от мысли, что стоит Мартину наклониться вперед, и его взгляду откроется ее наполовину обнаженная грудь. Охлажденная морским ветром, та отчетливо проступала под мокрой, плотно облегающей тканью.

Айлин оцепенела от напряжения, и от этого доска покачнулась и чуть было не опрокинулась. Но Мартин быстро выровнял ее ловким движением, совсем не свойственным новичку, впервые в жизни вставшему на доску.

– Что-то у вас вдруг все стало получаться, – заметила она с иронией.

– Правда? – с гордостью в голосе произнес он, обдав ее шею горячим дыханием. – Что ж, значит, вы – очень хороший учитель.

– Думаю, я здесь вообще ни при чем, – возразила Айлин. – Вы просто уже занимались виндсерфингом.

– Ну, разве что пару раз, – со смехом сознался он. – Но вы сидели такая вся недоступная и так зло на меня смотрели, что я не знал, как еще завязать разговор.

Мартин был так близко… ближе, чем требовалось для парного серфинга. Казалось, он прикасается к ней всем телом.

– Вы просто нахал! – возмутилась Айлин. Но дрожь в голосе выдавала ее возбуждение, с которым она не знала, как справиться.

Он усмехнулся. Этот чувственный низкий звук Айлин не только услышала, но и ощутила.

– Да нет же, уверяю вас. Когда вы узнаете меня поближе, я покажусь вам не таким уж отвратительным.

– Я не хочу узнавать вас поближе! – резко проговорила она. – Наверняка вы и в картах передергиваете.

– Если б умел передергивать, я бы не проиграл все деньги, – радостно сообщил он.

Она все-таки не удержалась и рассмеялась.

– У вас на все есть ответ, да?

Мартин промолчал. Тогда она обернулась и встретила обворожительный, просто-таки гипнотический взгляд.

– Не всегда, – прошептал он. – Вы знаете, что когда смеетесь, то становитесь еще красивее?

Она почувствовала, как внутри у нее все трепещет и тает… Но тут доска опять наклонилась.

– О-па!

Им удалось выровнять доску. Но на них надвигалась огромная волна, которая могла их опрокинуть.

Рука Мартина скользнула на талию Айлин, и он еще крепче прижал ее к себе. Потом слегка наклонился назад, и они со смехом полетели вниз.

Солнечные лучи превращали брызги воды в каскады бриллиантов. Мартин развернул ее в своих объятиях, так что они оказались лицом друг к другу. Их тела сплелись, губы были так близко…

И когда он поцеловал ее, Айлин даже не попыталась отстраниться. Возможно, она даже хотела, чтобы это произошло. Возможно, стремилась узнать, на что это будет похоже…

Испытанные ею ощущения превзошли все ожидания. Этот пламенный поцелуй одурманил ее, вытеснил последние здравые мысли из головы. Язык Мартина играл с ее губами, возбуждая ответную страсть, что горячей волной поднималась откуда-то изнутри.

Все ее средства защиты от мужчин были действенны только на расстоянии. Но сейчас расстояние между ними отсутствовало, да и защита была ни к чему. Его язык принялся исследовать самые чувствительные уголочки ее рта. Это эротическое вторжение переполнило Айлин ни с чем не сравнимым наслаждением. Она подалась вперед, ощущая грудью малейшие движения его тела. Руки сами собой обвились вокруг шеи Мартина, в то время как его руки скользили по ее обнаженной спине. Он прижимал ее к себе так плотно, что Айлин чувствовала поднимающееся в нем возбуждение.

Вихрь чувств, вызванный поцелуем Мартина, поглотил обычное ее здравомыслие. И она ответила – неистово, жадно и страстно. Никогда в жизни Айлин не испытывала такой жгучей жажды, такого всепоглощающего искушения.

Она откинула голову, переводя дыхание, а он тем временем принялся покрывать ее шею обжигающими поцелуями…

Айлин витала в мире чувственного наслаждения, растворяясь в волшебных ласках теплых вод моря и настойчивых мужских рук. Но тут ее нога наткнулась на зубчатый край коралла. Острая боль мгновенно привела ее в чувство.

Потрясенная собственным легкомыслием, она вырвалась из объятий Мартина и только тогда поняла, что он спустил одну бретельку купальника, почти полностью обнажив ее грудь.

– Что вы делаете? – Она возмущенно поправила бретельку.

– А вы не знаете? – усмехнулся Мартин, недоверчиво сощурившись. – Я слышал, что вы еще та недотрога, но все же уверен: я не первый, кто поцеловал эти губы.

Айлин хотела ударить его, но он оказался быстрей и, угадав ее намерение, схватил за руки. Судя по всему, ее ярость и злость лишь забавляли его.

– Какой темперамент! Сегодня утром вы начисто разрушили свой имидж холодной ледышки.

Айлин резко отдернула руки… и плюхнулась в воду. Никакой возможности удалиться с достоинством! Полувплавь, полувброд она добралась до того места на берегу, где оставила вещи. Ей хотелось как можно скорее уйти, скрыться от этих издевательских, гипнотических глаз, от этой насмешливой улыбки.

– Ставки сделаны, дамы и господа! – Айлин окинула холодным взглядом стоявших у стола, чтобы убедиться, все ли игроки готовы. Затем ловко запустила рулетку и подкинула серебряный шарик. Он подпрыгивал, танцевал, ударялся о борта, пока в конце концов не угомонился в одном из углублений. – Четыре, красное, – объявила она, протянула лопаточку, сгребла проигранные фишки и быстро отсчитала выигрыши.

– Скучали без меня? – прошептал знакомый, слегка насмешливый голос прямо у нее над ухом.

У Айлин по спине пробежали мурашки, но она даже не обернулась.

– Сегодня вы на рулетке? Что ж, может, здесь мне повезет больше, – произнес Мартин все тем же полулюбезным-полунасмешливым тоном, который уже начинал ее бесить. Он занял свободное место прямо напротив нее.

Айлин продолжала улыбаться с профессионализмом истинного крупье – она не могла допустить, чтобы Мартин Данберг подумал, будто его появление хоть сколько-нибудь ее взволновало. И все же ей не удавалось контролировать свой взгляд, который постоянно устремлялся в сторону Мартина. А тот опять улыбался своей идиотской улыбкой, которую нацеплял всякий раз, когда пытался казаться глупее, чем был на самом деле.

– Ставки сделаны. – Шаблонные фразы помогали ей сосредоточиться. – Спасибо, дамы и господа, ставки сделаны.

Мартин поставил на черное, а выпало красное. Когда Айлин сгребала его фишки, то не позволила себе даже взглянуть на него. Он явно что-то задумал – в этом она была уверена. Но вот что именно, она пока понять не могла.

Мартин играл уже не менее получаса и проиграл несколько тысяч долларов, делая ставки с таким безрассудством, что весь стол смеялся над ним. Или вместе с ним. Всеобщее веселье привлекало любопытных, и вскоре их стол сделался центром внимания всего зала.

– В этот раз должно выпасть черное! – убежденно заявил он, глотнув виски из стакана, которым крутил напоказ то так, то эдак. Однако Айлин заметила, что Мартин лишь делал вид, что пьет, так как виски в стакане почти не убывало. – Не может же пять раз подряд выпадать красное!

Стоящая позади него Марго в открытую прижималась к нему всем телом и хлопала накладными ресницами, с обожанием глядя на своего «кавалера».

– Если вы ставите на черное, то я поставлю на красное, – захихикала она. – А вы не боитесь потерять все свои деньги?

– Надо терпеливо ждать, когда придет удача, – бодро отозвался Мартин. – А это случится с минуты на минуту.

– Но я не буду стоять здесь и ждать, затаив дыхание.

– Бессердечная девчонка! – Он положил руку ей на талию, но улыбка, игравшая на его губах, была очень недоброй. – Не уходи далеко. Впереди еще победный салют и шампанское.

– Ставки сделаны, – произнесла Айлин сдавленным голосом. – Спасибо, дамы и господа, – добавила она более внятно, строго и холодно улыбаясь. – Ставки сделаны.

Тут появился Доналд, привлеченный всеобщим ажиотажем, и стал одобрительно наблюдать, как Мартин выкладывает целую гору фишек на черное.

Мартин слишком громко смеялся и крепко обнимал Марго за плечи, как будто не мог устоять на ногах без ее поддержки.

– Ну же, госпожа Удача! – умолял он, разыгрывая безрассудного игрока из дешевенького фильма. – Улыбнись мне сегодня вечером хотя бы разок!

Айлин изо всех сил пыталась его не замечать. Если он из тех мужчин, кто покупается на дешевое кокетство Марго, не стоит даже смотреть в его сторону!

Не то чтобы он был ей хоть сколько-нибудь интересен. По ее мнению, никакая разумная женщина не свяжется с игроком – даже если он постоянно выигрывает.

Серые глаза хищника вновь поймали ее взгляд – они блестели, но вовсе не из-за выпитого виски. Сердце Айлин замерло. Она была права: Мартин Данберг притворялся!

Неужели она одна раскусила его? Неужели никто ничего не замечает? Похоже на то – все остальные радостно смеялись, потешаясь над его глупостью. Но зачем он это делает? Вчера вечером Айлин подумала, что, может быть, он работает с напарником, привлекая к себе всеобщее внимание в то время, как второй шулер промышляет на другом столе. Она внимательно следила за всем происходящим в зале, но не заметила ничего подозрительного. Так что же он задумал?

Мартин не сводил с нее глаз, и от этого жгучего взгляда ей стало не по себе. Она вспомнила, как он целовал ее, как его сильные нежные пальцы ласкали ей грудь… Айлин глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки, и посмотрела на него таким леденяще-суровым взглядом, который любого мужчину ставил на место.

– Ставки сделаны, спасибо, дамы и господа!

Черт! Она это уже говорила.

Мартин опять проиграл. Но тут, к несказанному облегчению Айлин, подошел Томас Грехэм и утащил приятеля за стол с «блэк джэком». Марго, прицепившаяся к его руке как пиявка, последовала за ним.

Только когда Мартин отошел, Айлин сумела совладать с разгулявшимися эмоциями. Она знала, что это безумие – позволять себе так на него реагировать. Это все потому… потому что она все еще злилась на него за то, что произошло сегодня утром на пляже. Айлин до сих пор не понимала, как допустила такое. Ну да, у него хорошая фигура и безумно очаровательная улыбка… И она была заинтригована. Почему Мартин ведет себя как безмозглый дурак, хотя с первого взгляда ясно, что он не такой? Чего он хочет?

В любом случае, сейчас не время об этом думать. Неимоверным усилием воли Айлин выкинула из головы все мысли о Мартине Данберге. В перерыве, убедившись, что его нет поблизости, она прошла через бар и поднялась по боковой лестнице. На втором этаже она обнаружила Доналда и очень удивилась. Тот стоял в гостиной у потайного сейфа. Когда Айлин вошла, отчим быстро закрыл его и задвинул книжным стеллажом.

– Похоже, сегодня у нас будет неплохая ночка! – произнес он с ликованием в голосе.

Айлин вопросительно взглянула на него.

– Кажется, наш Данберг собирается сыграть в покер, – объяснил отчим, укладывая в кейс несколько пачек банкнот. – Он меня уговорил включить его в нашу компанию.

– Покер? – И тут все ее подозрения и догадки неожиданно соединились в предельно ясную картину. – По-моему, тебе не стоит играть с ним в покер, Доналд, – предупредила она.

Отчим расхохотался, самоуверенный, как петух.

– Как это не стоит? Если он настолько глуп, что сам рвется сесть за стол, почему бы не преподать недоумку хороший урок и не ободрать его до нитки?

Айлин покачала головой, удивляясь, зачем вообще тратит на него свое время. Ей же абсолютно наплевать, проиграет Доналд свои деньги или нет.

– Мне кажется, ты его недооцениваешь, – все же сказала она. – Как бы он тебя не обобрал.

Доналд усмехнулся.

– Думаешь, я идиот? Я наблюдал за ним несколько дней. Он – друг этого Грехэма.

– Это еще ничего не значит.

– Ты что, влюбилась в него? – спросил отчим со злой иронией. – Надо же было выбрать такого болвана – я всегда знал, что ты ничего не понимаешь в мужчинах. В любом случае, можешь с ним попрощаться: сомневаюсь, что он здесь задержится после того, как я его сделаю. Ему еще повезет, если у него хватит денег добраться домой!

– Понятно. Только не говори потом, что я тебя не предупреждала, – бросила Айлин. – Впрочем, чего я так переживаю? В конце концов, ты свои деньги проиграешь.

– Конечно, мои. Зачем бы я стал трогать деньги казино?

Ей показалось или отчим действительно ответил как-то уж слишком поспешно? Слишком возмущенно?

На самом деле Айлин не знала, откуда Доналд берет деньги. Конечно, как ее опекун и управляющий казино, он получал долю от дохода, но она не была уверена, что этих денег ему хватает, если принять во внимание стиль его жизни.

Дорогие костюмы, шелковые рубашки ручной работы, лучшие гаванские сигары – Айлин всегда думала, что все это он покупает на деньги, выигранные в покер. Он и вправду был очень хорошим игроком – его еженедельные партии были событием, привлекавшим как рисковых игроков, так и обыкновенных зевак. И тут он натыкается на Мартина Данберга, милого дурачка, который проигрывает большие деньги и лишь пожимает плечами. Безусловно, Доналд обратил на него внимание – ведь он всегда подыскивал новичков. На съедение за покерным столом. Все так… вот только Айлин подозревала, что на этот раз отчим совершает большую ошибку.

– Можешь прийти посмотреть, – добавил Доналд. – Только не опаздывай, а то пропустишь самое интересное. – И он улыбнулся, предвкушая удовольствие от предстоящей партии.

3

Было уже за полночь. Жизнь в казино бурлила. Вокруг столов толпились люди, было душно, воздух стал голубоватым от табачного дыма. Все игровые автоматы при входе были заняты. Они бесконечно звенели и мигали разноцветными огнями, словно инопланетные космические корабли из фантастических фильмов.

Айлин работала за столом с «блэк джэком», но время от времени до нее доходила информация о том, как продвигается партия в покер в задней комнате казино. В десять часов вечера восемь игроков сели за стол, и двое из них уже выбыли из игры.

– Доналд сегодня на высоте, – сказал кто-то в толпе.

– Может быть, но я думаю, этот швед тоже не промах. Они пытаются раскусить друг друга, но у него преимущество: никто не знает его стиля игры.

– Гмм… но он тоже не знает, как играют другие. Да, кажется, партия обещает быть интересной.

Айлин слушала эти разговоры, но сама ничего не говорила. Она все никак не могла определить, правильно ли разгадала тактику Мартина, и решила пока держать свои мысли при себе…

Люди уже начали расходиться. Айлин посмотрела на часы и подала знак кассиру, что будет закрывать стол. Собрав фишки и вернув их в кассу, она оглядела зал. Убедившись, что все в порядке и ее присутствие здесь необязательно, она направилась в заднюю комнату. Ей действительно было любопытно, как проходит игра. Невысокая галерея, тянувшаяся по периметру комнаты, отделяла зрителей от игроков, предотвращая нежелательное вмешательство в игру. Любопытных собралось предостаточно. В полной тишине они пристально следили за происходящим за столом.

Мартин выглядел довольно расслабленным – пиджак на спинке стула, галстук приспущен, верхняя пуговица рубашки расстегнута, закатанные рукава обнажают бронзовые от загара руки. Айлин в первый раз обратила внимание на его часы, золотые – очень дорогие, но без вычурности. Стакан с виски стоял на столе, но Мартин даже не притворялся, что пьет из него.

Он почувствовал на себе взгляд, поднял на Айлин свои серые глаза и подмигнул, давая понять, что они оба знают его секрет. Все считали, что перед ними – новичок-любитель, присутствие которого всегда оживляет любую партию в покер. Но их ждал большой сюрприз…

Было уже около двух часов. Но здесь время не значило ничего – в казино просто не существовало смены дня и ночи, внешний мир был спрятан за плотными шторами на окнах. Томас Грехэм встал и посмотрел на часы.

– Не знаю, как вам ребята, а мне надо размяться, – объявил он. – Как насчет перерыва?

Один из игроков, Салех Абу-Бакр, достал сигару и взглянул на усыпанную бриллиантами «омегу».

– Я бы тоже подышал свежим воздухом. Давайте прервемся минут на двадцать.

Все ободрительно загудели. Доналд кивнул, крупье засек время и важно объявил:

– Игра возобновится в три.

Через пару минут Доналд, Мартин и Айлин остались одни. Доналд принялся подсчитывать свой выигрыш – пока он был больше, чем у остальных.

– Неплохо играешь, сынок, – бросил он Мартину. – Но я дам тебе совет: не торопись открывать карты на первых кругах. Попридержи их. Тогда они принесут тебе больше.

Мартин смерил его долгим взглядом и лениво улыбнулся.

– Спасибо. – В его тоне проскользнули довольные нотки. – Бесплатный урок игры в покер – как это мило с вашей стороны!

Доналд нахмурился, заподозрив издевку. Но тут же опять напустил на себя высокомерно-самодовольный вид.

– Я могу себе позволить быть щедрым, сынок, – ухмыльнулся он. – В конце тяжелого трудового дня приятно насладиться хорошей партией в покер: захватывающая игра интересует меня даже больше, чем выигрыш. Ладно, пойду тоже подышу свежим воздухом. До встречи.

Крупье почтительно обошел стол, меняя пепельницы и стряхивая пыль с зеленого сукна. Айлин, чуть хмурясь, наблюдала за Мартином. Он так и не двинулся с места. Видимо, его не смущали ни прокуренное помещение, ни духота, ни поздний час. Казалось, он не испытывал ни чувства голода, ни желания размяться.

– Вы что же, не воспользуетесь перерывом? – как бы равнодушно поинтересовалась она. – Здесь так душно.

Мартин взглянул на нее, насмешливо улыбаясь.

– Я с вами совершенно согласен.

– Осталось всего пятнадцать минут, – напомнила она. – Если опоздаете, то будет считаться, что вы выбыли из игры.

Он спокойно улыбнулся, кивнул, но не двинулся с места.

Не выдержав, она повернулась и вышла из комнаты. Может, она в нем ошиблась? Может, он понял, что не силен в игре, но у него не хватает мужества в этом признаться? И поэтому собирается специально опоздать, чтобы автоматически выбыть из игры, сохранив при этом лицо?

В казино стало гораздо тише. Все столы с рулетками были закрыты. Остались лишь самые заядлые игроки в «блэк джэк», но через пару часов и они уйдут.

Игроки… Наверное, даже бабушка не поняла бы, что Айлин сейчас испытывает. Конечно, умом она понимала, что азартные игры – всего лишь одно из развлечений для взрослых. Если люди тратят свое время и деньги подобным образом, это их личное дело. Но ей было противно в этом участвовать.

Всего два года, напомнила себе Айлин. Не так уж и много.

У нее еще оставалось время, чтобы сбегать наверх и убедиться, что прическа и макияж все еще в порядке и она выглядит неотразимо. Потом Айлин спустилась в комнату, где играли в покер. Зрители уже вернулись на свои места, боясь что-нибудь пропустить. Игроки неторопливо подходили к столу – первым шествовал Салех Абу-Бакр, за ним раскрасневшийся владелец колоссального ранчо из Техаса, Боб Росс, один из постоянных игроков. Томас Грехэм занял свое место, хрустя пальцами и улыбаясь. Последним вошел Доналд. Посмотрел на пустующий стул, затем – на большие часы на стене. Все были готовы к продолжению партии еще до истечения назначенных двадцати минут.

– Ну что же, – самодовольно проговорил он, отодвигая стул и усаживаясь. – Кажется, наш друг решил не продолжать игру.

Томас Грехэм удивленно взглянул на него.

– Я бы не торопился с выводами, – сказал он и указал на часы.

Воцарилось напряженное молчание. Десять секунд, пятнадцать – все следили за медленным движением стрелки. Невероятно, как долго тянутся секунды, когда их считаешь. Стрелка миновала нижнюю часть циферблата и поползла вверх…

Портьера отдернулась, и по ступенькам спустился Мартин. Он спокойно занял свое место и с удивлением взглянул на партнеров по партии, как будто только что заметил, что все на него смотрят. Он покосился на часы на стене в тот момент, когда секундная стрелка достигла цифры двенадцать, и спросил:

– Ну что, продолжим?

Крупье распечатал две новых колоды карт, которые используются только в лучших казино. Томас Грехэм выкинул джокеров, перетасовал карты, дал снять Салеху Абу-Бакру и начал сдавать.

Атмосфера стала более напряженной, игра – агрессивнее, ставки росли. Доналд все еще был впереди. Гора фишек на столе перед ним постепенно увеличивалась. Томасу Грехэму этой ночью тоже везло. У Мартина была парочка неплохих выигрышей, но Айлин подозревала, что он придерживает хорошие карты, пытаясь выиграть время.

Она постоянно чувствовала на себе его взгляд, но старалась на него не смотреть. Когда же решалась взглянуть в его сторону, взор Мартина был обращен куда угодно, только не на нее. Но в один из моментов, когда она украдкой изучала его мужественное лицо, этот высокий лоб и четко очерченные скулы, Мартин застал ее врасплох – прямой взгляд серых глаз заставил ее почувствовать себя в плену, из которого не было сил вырваться.

Сердце Айлин забилось чаще, она почувствовала легкое головокружение и неосознанно приоткрыла рот, сделав глубокий вдох… Она быстро отвела глаза, пытаясь сосредоточиться на игре.

Томас Грехэм был уже в хорошем подпитии, но из прошлого опыта Айлин знала, что это ни в коей мере не отразится на его игре. Доналд немного нервничал. Возможно, никто ничего не заметил, но Айлин были прекрасно знакомы эти характерные складочки в уголках его губ. Он решительно поднимал ставки, стараясь запугать менее уверенных игроков, но это вовсе не означало, что у него были хорошие карты.

Мартин не выказывал никаких признаков волнения – по крайней мере, даже наметанный глаз Айлин не сумел их различить. Он сидел, вальяжно облокотившись на спинку стула. От роли богатенького простачка, которую он играл последние несколько дней, не осталось и следа. Теперь его глаза были холодны и сосредоточенны, а все поведение говорило об уверенности в себе, не имеющей ничего общего с высокомерием.

И он оказался чертовски хорошим игроком в покер.

Разумеется, не было ничего предосудительного в том, что Мартин намеренно проигрывал и прикидывался дураком, создавая у Доналда ложное впечатление о себе. Это был лучший способ обчистить отчима. И Айлин не испытывала ни капли жалости к нему. Он это вполне заслужил…

Было сыграно еще несколько партий. Томас Грехэм сорвал приличный куш, следующий выигрыш взял Мартин, но самый большой за этот вечер достался Доналду.

– На твоем месте я бы играл только наверняка, сынок, – посоветовал он Мартину, который несколько опрометчиво рисковал хорошими картами.

Мартин безразлично пожал плечами.

– Я люблю играть в покер, а не в блошки, – парировал он, с легким презрением глядя на груду фишек перед Доналдом.

Тот вспыхнул.

– Я тоже, сынок. Я тоже!

– Тогда что нам мешает? – невозмутимо ответил Мартин. – Давайте снимем перчатки, если хотим настоящей игры.

Зрители на галерее затаили дыхание, напряжение повисло в воздухе. Томас Грехэм с готовностью согласился:

– Я – за. А как вы, ребята?

Он вопросительно посмотрел на других игроков. Салех Абу-Бакр оглядел присутствующих и медленно кивнул.

– Согласен.

Владелец ранчо откинулся на спинку стула и вынул сигару изо рта.

– А, к черту! Я с вами! – объявил Боб Росс. – Может быть, повышение ставок притянет мою удачу. – Все последние шесть конов он безнадежно проигрывал.

Последнее слово оставалось за Доналдом. Он взял одну из фишек и принялся постукивать ею по столу – это был единственный намек на волнение. Затем Доналд чуть заметно кивнул.

– Значит, никаких ограничений, – заключил он. – Сколько ставим для начала? Тысячу долларов?

– А почему бы не десять тысяч? – спокойно предложил Мартин. – Если уж мы действительно собираемся играть.

– Превосходно, – согласился Доналд натянутым голосом.

Айлин почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок. Теперь это будет схватка не на жизнь, а на смерть.

Когда карты были сданы и началась игра, в комнате воцарилось напряженное молчание. Глаза всех присутствующих были прикованы к узорчатому рисунку на оборотной стороне карт в руках игроков. Какие секреты они таили?

Айлин обошла вокруг стола на случай, если кто-нибудь из игроков захочет прикупить еще фишек. Салех Абу-Бакр подписал чек, и она отсчитала ему фишки, чувствуя на себе внимательный взгляд серых глаз. Спрятавшись за холодную профессиональную улыбку, она повернулась к Мартину.

– Не желаете ли прикупить, мистер Данберг?

Он кивнул и чуть заметно улыбнулся. В его глазах сверкнул намек на нечто интимное, связывающее их, от чего ее сердце опять забилось чаще. Неимоверным усилием воли Айлин заставила себя выдержать этот насмешливый пристальный взгляд, скользнувший по ее телу. Взгляд, который пробуждал в ней воспоминания о тех минутах на пляже, когда он держал ее в своих объятиях, лаская грудь под мокрым купальником…

Она настолько реально ощутила свои тогдашние переживания, как будто все это происходило прямо сейчас. Ее губы стали теплыми и мягкими, дыхание – прерывистым, а грудь напряглась от возбуждения под серебристым шелком.

По довольной, чуть ироничной улыбке она поняла, что Мартин заметил ее реакцию и прекрасно осознает, что все это – из-за него. Как ни старалась, она не могла оторваться от этих глаз, опутанная сетями очарования, которые он так умело плел вокруг нее. Игроки, казино – все исчезло. Остался только он, взглядом сдирающий с нее платье и требующий полной покорности…

– Ну что? Вы играете или нет? – настаивал Доналд, выдавая тем самым свое напряжение.

Именно этого и добивался Мартин, догадалась Айлин, изо всех сил пытаясь сосредоточиться и вернуть себе обычное самообладание. Он вел себя как хозяин положения, заставляя всех остальных ждать, ориентироваться на него… и она, Айлин, была лишь частью его игры. Действительно ли он ею увлечен? Или она для него просто очередное развлечение?

Мартин негромко рассмеялся и невозмутимо выложил карту на стол.

– Меняю.

Крупье сдал ему карту, и он приподнял уголок, чтоб взглянуть на нее. На миг Айлин показалось, что в его суровых серых глазах промелькнула какая-то искра. Что это было? Улыбка? Но если у него хорошие карты, зачем выдавать себя? Или он блефует? Она взглянула на Доналда и поняла, что тот тоже заметил эту чуть уловимую улыбку и абсолютно уверился, что партнер блефует.

Часы показывали половину пятого. Там, снаружи, птицы скоро начнут свою утреннюю песню. Свежий, солоноватый бриз зашелестит листьями кокосовых пальм, и темное бархатное небо покроется перламутровым глянцем, когда первые солнечные лучи коснутся вершин отвесных гор.

Но эта комната была отделена от внешнего мира тяжелыми зелеными портьерами; здесь было душно, воздух стал сизым от дыма.

Айлин уже потеряла счет ставкам. Разноцветные башенки фишек громоздились в центре стола, похожие на дешевые детские игрушки. Трудно представить, но в действительности это были огромные суммы денег.

Салех Абу-Бакр и Боб Росс выбыли из игры. Томасу Грехэму пока везло. Может, он и выиграет в итоге. Айлин подумала, что, на самом деле, это было бы даже неплохо. В этом случае она смогла бы воздержаться от решения, радоваться ли ей или сожалеть о победе Мартина Данберга.

Доналд надменно улыбнулся и вновь поднял ставки.

– Ну, посмотрим, хватит ли у вас веры в вашего одинокого короля. Ставлю еще сотню.

Айлин почувствовала, что сердце бьется у нее в груди так, будто играет она сама. Сто тысяч долларов – рискованно ставить такую сумму на одну карту! Со всех сторон послышался нетерпеливый шепот. Партия вроде бы складывалась не в пользу Мартина – король и восьмерка. Шансы на выигрыш с подобными картами невелики, процентов десять. Даже меньше, потому что у Доналда был другой король. Но вот что у них там в нераскрытых картах?

Мартин по-прежнему не был похож на человека, который готов проиграть за одну партию в покер больше денег, чем большинство людей видели за всю свою жизнь. Не то чтобы это меня волнует, поспешила мысленно добавить Айлин. Если она и хотела, чтобы Мартин выиграл, то исключительно ради того, чтобы доказать отчиму, насколько тот был не прав. И это желание не имело никакого отношения к ее внутренним переживаниям.

Глаза всех присутствующих были устремлены на Мартина, но он оставался совершенно невозмутимым. Пристально смотрел на Доналда, и его губы кривились в насмешливой улыбке.

– Полагаете, я не уверен в своих картах? Что ж… я удваиваю ставку.

Доналд со свистом втянул воздух.

– Ты чересчур уверен в удаче, – заметил он, пытаясь изобразить что-то вроде усмешки.

Мартин вскинул бровь.

– Удача? – Он повторил это слово, как будто слышал его впервые, и покачал головой: – Чтобы вас обыграть, мне не нужна удача.

Презрение Мартина было столь же прозрачным, как и виски в его стакане. Доналд позеленел. Казалось, он готов был отшвырнуть стул и вызвать юнца на кулачный бой. И если не делал этого, то исключительно потому, что решил разделаться с наглецом посредством карт.

– Что ж, давайте сыграем, – процедил он сквозь зубы.

Айлин усмехнулась. Похоже, Мартин все просчитал заранее. Доналд разозлился, а злой игрок в покер – невнимательный игрок.

Она осторожно взглянула на Мартина и неожиданно поняла, что дело было не только в покере – здесь крылось что-то личное. Но она прекрасно знала, что эти двое никогда раньше не встречались. Что же тогда происходит?

Томас Грехэм деланно засмеялся и, взболтав кубики льда в стакане, сделал большой глоток виски.

– Это безумие. Совершенное безумие. – Он сложил карты и бросил их на стол. – С меня довольно. Я – пас.

Шепот одобрения прокатился по зрителям. Томас Грехэм был известен как тихий пьяница, но рассудительный и безупречный джентльмен, одинаково здраво воспринимающий и победы, и поражения. Он приезжал на остров три-четыре раза в год, обычно с толпой дружков, и проводил здесь пару недель, просиживая ночи напролет в казино и проматывая порой огромные деньги.

В этот раз, однако, все было несколько иначе. Не прошло еще и месяца с его последнего визита, что само по себе выглядело весьма странно. И с ним не было никого из обычной свиты – только Мартин Данберг. Да и тот отличался от приятелей Грехэма. Во-первых, был чуть старше их, а во-вторых, в нем ощущалось нечто… жесткое.

Очередь была за Доналдом, который впервые выглядел неуверенным. Капелька пота выступила у него на виске и покатилась вниз. Он тупо уставился на перевернутые карты противника. Айлин, казалось, слышала его мысли: блефует ли Данберг? Да, наверняка блефует.

– Хорошо, идем до конца. – Доналд подозвал Айлин, открыл свой кейс и передал ей последние четыре пачки банкнот. – Снова удваиваю.

Напряжение в комнате достигло предела – на кону стояло более полумиллиона долларов. Единственным человеком, который оставался на вид равнодушным, был Мартин. Он просто смотрел на Доналда все с той же насмешливой улыбкой.

Потом задумчиво разложил свои фишки сначала перед собой, затем медленно выдвинул на середину стола.

– Раскрывайтесь первым.

Доналд сделал глубокий вдох, и его рот растянулся в широком оскале, который сменился злорадным смехом.

– Фул хаус! Полный дом! – прогремел он, переворачивая карты и демонстрируя трех королей и две пятерки. – Можешь такое побить?

Он был абсолютно уверен, что это риторический вопрос, но Мартин продолжал улыбаться. Его король и восьмерка открытыми лежали на столе, и он одну за другой начал медленно переворачивать остальные карты. Восьмерка пик, восьмерка бубен… восьмерка треф!

– Четыре восьмерки, – мягко сообщил он. – Похоже, партия за мной.


Казалось, всем было наплевать на то, что уже шесть утра. Все хотели праздновать. Томас Грехэм извлек кучку фишек из выигрыша своего друга, громко объявив, что сегодня выпивка за счет Мартина. Айлин встала за стойку, чтобы помочь барменам обслужить гудящую толпу. Доналд испарился.

Единственным человеком, не участвовавшим во всеобщем веселье, был сам Мартин Данберг. Он остался сидеть в одиночестве за карточным столом, легким кивком принимая поздравления от тех немногих, кто время от времени вспоминал, по какому поводу пили.

Только когда основной наплыв посетителей схлынул, Айлин смогла оставить бар на попечение персонала. После недолгого раздумья она быстро проследовала в игровой зал и отодвинула тяжелую занавесь, отделявшую его от комнаты, где проходила игра в покер.

Когда она появилась, Мартин поднял взгляд и улыбнулся, вопросительно изогнув бровь. Айлин остановилась на верхней ступеньке лестницы, ведущей на галерею, опираясь рукой на новенькие перила. Высота как будто давала ей дополнительное преимущество, помогая создавать впечатление невозмутимого спокойствия – она не хотела, чтобы Мартин смотрел на нее так, как раньше.

– Поздравляю, – холодно произнесла она. – Хорошая была игра.

Серые глаза хищника сверкнули насмешливым блеском.

– Вы не возражаете, что я выиграл столько денег у вашего отчима?

Айлин грациозно пожала плечами.

– Да какое мне дело? Это деньги Доналда. И это его проблемы, если он такой глупый, что ставит на кон больше, чем может позволить себе проиграть. – Она не пыталась скрыть презрения в своем голосе. Какими бы беспокойными ни были последние несколько дней, они стоили того, чтобы увидеть Доналда побежденным.

Мартин искоса взглянул на нее.

– Похоже, у вас не особенно близкие отношения в семье?

– Можно сказать и так, – согласилась Айлин. – Я полагаю, вы захотите обналичить ваш небольшой выигрыш, – добавила она с еле заметной улыбкой, элегантным жестом указывая на груду фишек на столе. – Я пошлю за главным кассиром, который их пересчитает. Желаете пригласить независимого свидетеля? Может быть, мистера Грехэма?

Он сухо рассмеялся и покачал головой.

– Думаю, вам можно доверять. Кроме того, если Томас сможет пересчитать сейчас собственные пальцы – это уже будет чудо.

Она признала правдивость подобного замечания легкой улыбкой. Умберто Овиедо, старший кассир казино, предупреждая просьбу Айлин, поспешно вошел в комнату.

– Поздравляю вас, сэр. Это лучшая игра в покер, какую я видел на острове за последнее время.

– Спасибо, – просто ответил Мартин. Умберто сел за стол, с уважением глядя на гору фишек.

– Хотите пересчитать их после меня? – спросил он. – Если будут расхождения, мы пересчитаем еще раз. А потом, когда остановимся на одной и той же цифре, буду рад предоставить вам банковский чек на всю сумму.

Мартин коротким кивком согласился с предложением кассира. Айлин тоже села за стол, наблюдая за тем, как Умберто раскладывает фишки по их достоинству. Она начала осознавать, как искусно и то же время коварно был обыгран Доналд: этот намек на улыбку, когда Мартин увидел сданную ему карту, намеренно заставил соперника поверить, что партнер блефует. Уверенный в своем превосходстве, ни капли не сомневающийся, что расклад в его пользу, Доналд попался в ловушку.

Итак, ночь подошла к концу и Мартин получил то, за чем приехал. Айлин тайком разглядывала его из-под опущенных ресниц, отказываясь замечать боль, поселившуюся в глубине ее сердца. Он получил, что хотел, и теперь наверняка покинет остров и вернется в Швецию к своей обычной жизни. Возможно, к своей девушке, а может быть, даже к жене. И вряд ли когда-нибудь приедет сюда снова…

Потребовалось некоторое время, чтобы произвести подсчет. Но наконец Умберто выписал чек, который также подписал дядя Виктор и директор казино. После чего чек передали Айлин.

Быстрым росчерком она поставила размашистую подпись и протянула чек Мартину, глядя ему прямо в глаза. Спектакль был окончен.

– Ваш выигрыш, мистер Данберг.

– Спасибо. – С довольной улыбкой он взял чек и, взглянув на него мельком, сунул в бумажник. Потом поднялся из-за стола и протянул руку кассиру. – Доброй ночи… Или, скорее, доброго утра. – Мартин обворожительно улыбнулся.

– И вам доброго утра, сэр.

В голосе Умберто Овиедо слышалось подчеркнутое уважение, испытываемое всеми работниками казино к каждому, у кого хватало мастерства и нервов одержать действительно крупную победу. Но к этому примешивались и нотки удовольствия от того, что большинство денег, выигранных Мартином, принадлежали Доналду. Айлин знала, что никто из персонала казино не любил ее отчима. Возможно, были и другие инциденты подобные тому, свидетелем которого она оказалась в гараже и о которых ничего не знала.


Казино практически опустело к тому моменту, когда Айлин и Мартин подходили к парадной двери. Лишь несколько посетителей задержались у игровых автоматов. Неприятный запах сигаретного дыма и человеческого пота витал в воздухе, и Айлин с отвращением поморщилась.

Мартин это заметил. Его проницательные серые глаза, казалось, подмечали все.

– Утро после бурной ночи, – прокомментировал он, – вас никогда не радует.

– Да, – призналась она. – Но станет гораздо лучше после того, как здесь поработают уборщики.

Мартин улыбнулся.

– Я говорю не об этом. Скажите, если вам так противен игорный бизнес, почему вы согласились управлять казино? – поинтересовался он, лукаво улыбаясь.

– Это не мой выбор. – Ее голос задрожал от раздражения при одном только воспоминании о бесконечных спорах с Доналдом на эту тему. – К сожалению, по условиям завещания мне необходимо заручиться согласием обоих опекунов, чтобы делать что-либо с собственностью.

Он в недоумении приподнял бровь.

– Я так понимаю, они не согласны продать казино?

– Дядя Виктор согласился бы.

– Значит, проблема в Доналде, – сухо заключил Мартин.

Не было смысла это отрицать.

– Но через два года закончится срок опекунства, и я смогу избавиться от казино, – твердо поговорила Айлин. – Придется подождать.

– Два года? – У нее опять сложилось впечатление, что Мартин проявляет к делам казино не просто праздный интерес. – Значит, опекунство закончится, когда вам исполнится… сколько? Двадцать пять? Или раньше, если вы выйдите замуж до этого срока?

По какой-то необъяснимой причине ее сердце забилось так, что чуть не выскочило из груди.

– Да, но я сомневаюсь, что… Я имею в виду, что вряд ли это произойдет, – проговорила она, запинаясь.

Они вышли на улицу, и тут Айлин остановилась, засмотревшись на кудрявые волны залива. Мягкая перламутровая дымка стелилась над морем, окутывая крутые склоны холмов, которые возвышались над розовым берегом. Утренняя роса придавала воздуху сладкую свежесть.

– Здесь так красиво… – произнесла она, обращаясь скорее к самой себе, и сделала глубокий вдох, очищая легкие от ночного сигаретного дыма.

Раньше здесь все было таким. Но Доналд, со своей жадностью и жаждой наживы, многое испоганил. Она оглянулась, услышав пиканье игрового автомата, проглотившего чьи-то деньги и нарушившего мелодичные переливы птичьих голосов.

– Вы хотите избавиться от Доналда? – спросил Мартин тихим низким голосом. Казалось, он читает ее мысли. – Есть один способ.

Она с недоумением обернулась к нему.

– Выходите замуж.

Айлин засмеялась, неуверенная, шутит он или нет.

– Что вы имеете в виду? Поместить объявление в газете: «Срочно требуется муж»? Конечно, все психи на острове сразу же отзовутся.

Мартин покачал головой, загадочно улыбаясь.

– Я говорю не об объявлении в газете. Я имею в виду другое – выходите замуж за меня.

4

Айлин уставилась на него, онемев от удивления. Единственное, что она сумела выдавить из себя, было простоватое:

– Что?!

– Все очень просто. Мы поженимся. Доналд и Виктор перестанут быть вашими опекунами, казино станет вашей собственностью, и вы сделаете с ним все, что заблагорассудится. А заодно избавитесь от отчима.

– Но я не могу просто взять и выйти за вас замуж, – возразила Айлин. Сердце билось так сильно, что ей казалось, она вот-вот потеряет сознание. – То есть… я вас почти не знаю.

– Верно, – подтвердил он на удивление серьезно. – Но тогда, может, есть еще какой-нибудь другой человек, которому вы доверяете и который больше подошел бы на роль жениха?

– Нет… Но… – Айлин покачала головой. Длинная ночь, проведенная в сизом дыму, переживания в процессе игры, казалось, лишили ее возможности трезво мыслить. – По-моему, просто смешно… обсуждать этот вопрос. – Она попыталась изобразить обычную холодную улыбку и протянула ему руку. – Спасибо за предложение, но я пока не собираюсь выходить замуж – ни за вас, ни за кого-либо другого. Спокойной ночи, мистер Данберг. Или, как вы сами сказали, доброго утра.

Несколько секунд Мартин молча смотрел на нее, а потом таинственный огонек загорелся в его глазах. Он взял ее руку, но вместо официального рукопожатия медленно поднес к губам и нежно поцеловал.

– И все же, подумайте о моем предложении. – По его улыбке невозможно было определить, шутит он или говорит серьезно. – До свидания, мисс Форсайт. Было очень… очень приятно с вами познакомиться. – Он повернулся, спустился с террасы и исчез среди кокосовых пальм.

Айлин стояла не шелохнувшись и смотрела ему вслед. В голове крутилось множество вопросов, на которые не было ответов. Мартин Данберг приехал сюда не просто поиграть в покер, он как будто хотел отомстить Доналду, расплатиться с ним за былую обиду – Айлин была в этом почти уверена. Но вот за что? И действительно ли она ему нравится или это – лишь часть игры? И почему он вдруг предложил ей выйти за него замуж?

– Черт! – Она просто не могла позволить ему уйти, не получив хотя бы часть ответов.

Подобрав подол длинной юбки, Айлин спустилась по ступенькам и побежала за ним.

– Мартин, подождите!

Когда она подбежала, он обернулся, очень удивленный… а может, и не очень…

– Кто вы такой? Зачем приехали сюда? Вы же не профессиональный игрок, да?

– Как это вы догадались? – хитро улыбнулся он.

– Если бы вы и вправду были игроком, я бы о вас слышала, – уверенно заявила Айлин. – Мир тесен – хороших игроков в покер знают все. Так зачем вы здесь? Это как-то связано с Доналдом?

Он колебался, как будто раздумывая, отвечать или нет. В конце концов неохотно кивнул, признавая, что разоблачен.

– Но как? – Ее озадаченный взгляд пытался найти разгадку в непроницаемых серых глазах. – Вы же раньше не встречались. Он вас уж точно не знал. Что он сделал, если вы пошли на такие ухищрения, чтобы его достать?

– У меня были на то причины. – Сухо ответил Мартин. – Я не хочу вас в это вмешивать.

– Поздно, – едко заметила Айлин. – Напоминаю, я – владелица казино, если вы вдруг забыли.

Он покачал головой.

– Нет, не забыл. – Мартин опустил взгляд и, казалось, принялся изучать пол под ногами. – Определенным образом, вы причастны… можно даже сказать, впутаны в это дело. Поэтому, видимо, имеете право узнать правду.

Айлин затаила дыхание. Значит, ее догадки были верны. И теперь все должно открыться…

– Только сейчас я очень устал и хочу спать, – добавил Мартин невинным голосом, которому Айлин уже научилась не доверять. Нотки уже знакомого заигрывания убеждали, что он намеренно ее мучает. – Давайте поужинаем сегодня вечером и я вам все расскажу.

Она инстинктивно сделала шаг назад и покачала головой.

– Поужинать с вами? Не думаю…

Мартин вызывающе рассмеялся.

– Ну да, вы же не ходите на свидания с игроками. Однако если хотите узнать, зачем я сюда приехал, вам придется составить мне компанию.

Айлин пребывала в нерешительности. Внутренний голос, подозревавший неладное, жарко спорил с другим голосом, убеждавшим рискнуть – всего лишь раз…

– Хорошо, – сдалась она, – я поужинаю с вами. – В конце концов, напомнила себе Айлин, я ведь хотела выяснить все до конца.

Мартин кивнул в знак благодарности за согласие, но его серые глаза оставались все так же непроницаемы. Он улыбнулся своей ленивой обольстительной улыбкой и провел рукой по ее щеке. Айлин вновь оказалась во власти его чар.

Куда девалось ее хваленое самообладание? Взгляд, что держал мужчин на расстоянии? Все это, казалось, не оказывало на Мартина никакого воздействия – он просто игнорировал ее напускную холодность с высокомерной уверенностью в своей победе, в том, что обязательно получит желаемое.

Он обнял ее и нежно прижал к себе. Айлин закрыла глаза, ощущая его теплое дыхание у себя на щеке. Мелкая дрожь пробежала по телу, когда она ощутила его поцелуи, легкие, как крылья бабочки, на своих веках, висках, мочке уха. И, наконец, его губы добрались до ее рта. Дразнящий язык начал нежно ласкать ее мягкие губы, добираясь до тайных уголков, разжигая желание, искушая, соблазняя, заставляя полностью раствориться в сладкой истоме.

Дыхание Айлин стало прерывистым, и в ней опять разгорелась страсть. Она прижалась к стволу пальмы, кора царапала голые плечи, но Айлин этого даже не замечала. Жажда, неподвластная никакому контролю, овладела ею, и она оказалась абсолютно беспомощной перед лицом своего влечения.

А губы Мартина уже ласкали ее шею. Айлин запрокинула голову, упиваясь головокружительным наслаждением и ощущая, как его руки прикоснулись к ее груди…

Пронзительный крик птицы прогнал наваждение. Айлин открыла глаза, и ослепительно яркий свет утреннего солнца ошеломил ее. Ей стало стыдно, когда она осознала, с какой готовностью и желанием позволяла Мартину целовать себя.

– Нет…

Она покраснела и вырвалась из его объятий. Волосы растрепались, бретельки платья спущены с плеч. Она быстро поправила их и огляделась по сторонам, опасаясь, что их могли заметить.

Мартин лишь посмеялся над ее смущением.

– Все в порядке. Вряд ли нас кто-то видел. В такой ранний час все спят, – уверил он ее. Потом опять взял ее руку, поднес к губам и нежно поцеловал. В серых глазах сверкнула улыбка. – Я зайду за вами в восемь. – И не успела Айлин собраться с мыслями, чтобы ответить, развернулся и пошел прочь.

Она растерянно смотрела ему вслед. И как это она умудрилась дать согласие на ужин? Должно быть, у нее помутился рассудок. Но я никуда не пойду! – поклялась она себе. Ни за что не рискну провести с ним целый вечер. И наплевать на все вопросы – проживу и без ответов.

Кроме всего прочего, не помешает поставить его на место. А то он как-то уж слишком высокомерен.


После завтрака Айлин пошла к себе в кабинет. Но только уселась за стол, как в дверь постучали.

– Входите, – сказала она.

Дверь приоткрылась, и в кабинет заглянула Грациэла. Вся в слезах.

– Извини, что я тебя беспокою, Айлин, но Доналд в ужасном состоянии.

– Почему-то меня это не удивляет, – сухо отозвалась Айлин.

– Да, но я боюсь, как бы он не совершил какой-нибудь глупости.

Что-то может быть глупее, чем проиграть в карты больше полумиллиона долларов? – подумала Айлин, но, посмотрев на заплаканное лицо Грациэлы, не стала высказывать эту мысль вслух.

– Какую, например? – терпеливо спросила она.

– Не знаю. – Грациэла вошла в кабинет и присела на край стола. В ее глазах, темных, как агаты, читалась обеспокоенность. – Он заперся в квартире. Роется в бумагах из сейфа. У него пистолет, и он не впускает меня к себе.

Айлин нахмурилась.

– Хочешь, чтобы я попыталась к нему войти?

– А ты бы могла?

На лице Грациэлы отразилось такое облегчение, что Айлин стало неловко. Она сильно сомневалась, что от разговора с ней отчиму станет лучше – скорее, наоборот. Но Грациэла, очевидно, верила, в ее благотворное влияние на Доналда, хотя совершенно зря.

– Конечно. – Айлин вздохнула, но потом улыбнулась. Это все-таки не так скучно, как возиться с контрактами на обновление лицензии на дебильные игровые автоматы. – Я поднимусь через минуту.

Она отложила бумаги в сторону. Доналд паникует по поводу денег, и вполне понятно. Айлин будет первой, кто скажет ему: поделом тебе, сам виноват!

Доналд совершил глупость, позволив вовлечь себя в игру, где ставки были крупнее, чем он мог себе позволить. Что ж, пусть теперь испытает на собственной шкуре то, чему не раз подвергал других. Он ведь довольно часто нацеливался на почти мальчишек, падких на его лесть. Они играли с ним, ухмыляясь и подшучивая, тем самым еще больше подстрекая проучить транжир, не имеющих ни малейшего понятия, какое несчастье их ждет впереди.

Интересно, а где он взял столько денег? Это не могли быть деньги, выигранные в покер. Доналд, конечно, хороший игрок, но не до такой же степени. И вряд ли он выручил столько от сделок, о которых говорил всем и каждому. Как управляющий казино он имел свою долю от дохода и вознаграждение за растущую год от года выручку. Это был неплохой заработок, но выглядел малой толикой по сравнению с суммой, проигранной им вчера.

Все эти невеселые размышления опять привели Айлин к мысли о Мартине Данберге. Ради чего он пошел на риск проиграть полмиллиона долларов, ведь по собственному признанию не был даже профессиональным игроком? Мартин сказал, что она тоже причастна к происшедшему… Но каким образом?

А нелепейшее предложение выйти за него замуж? Айлин нахмурилась. На предложение руки и сердца это было совсем не похоже. На настоящее предложение, по крайней мере… Может, он пошутил, хотя и несколько странно.

«Подумайте о моем предложении», – сказал Мартин. Она ни о чем другом и не могла думать, хотя старалась изо всех сил. Его странный взгляд, серые глаза хищника, в которых ничего невозможно прочесть… Айлин почти не спала ночью и теперь никак не могла сосредоточиться на работе.

Брак по расчету… Что, если он именно это имел в виду? Конечно, это идеальный способ провести Доналда. Но можно ли доверять Мартину Данбергу больше, чем отчиму? Он ведь уже доказал, что отлично умеет плести паутину лжи, разыгрывая пьяного и тупого, намеренно проигрывая, чтобы заманить Доналда в ловушку.

А на пляже, когда изображал из себя новичка, никогда не занимавшегося виндсерфингом. Брак по расчету… Ей почему-то не верилось, что Мартин будет играть по правилам.

Нет, она не собирается выходить замуж ни за Мартина Данберга, ни за кого-то другого. Даже и речи быть не может. Так что не стоит тратить зря время и обдумывать невозможное предложение.

Айлин поднялась по лестнице. Ей и вправду было все равно, какие там у Доналда финансовые проблемы. Но Грациэла сказала, что у отчима пистолет. Не собирается же он застрелиться?

Она попробовала открыть дверь своим ключом, но та была заперта изнутри. Она постучала, но никто не ответил. Тогда Айлин постучала еще раз, громче.

– Доналд!

– Уйди. Я занят.

Его тон был грубым и выражал нетерпение, но Айлин было не так-то легко смутить.

– Лучше впусти меня, – проговорила она. – Иначе я не перестану стучать.

Послышались приглушенные ругательства, но через несколько секунд дверь открылась.

– Чего тебе надо? – спросил отчим, возвращаясь к своим делам.

Айлин вошла в комнату и огляделась. Имитирующая шкаф стена была отодвинута, а дверца сейфа распахнута настежь. Бумаги валялись прямо на полу.

– Что происходит? – поинтересовалась Айлин нарочито равнодушным тоном.

– Разбираюсь с делами! – огрызнулся Доналд, снова усаживаясь на корточки и продолжая перебирать бумаги, вернее, бессмысленно перекладывать их из одной стопки в другую.

– Ага, понятно. И это никак не связано со вчерашним, да?

Он уставился на нее бешеными от злости глазами. Грациэла забыла упомянуть, что плюс ко всему остальному отчим был сильно пьян. Глядя на красное, раздраженное лицо, выражающее всю его отвратительную сущность, Айлин еще острей ощутила неприязнь и презрение, которые всегда испытывала к нему.

– А ведь я тебя предупреждала, что не стоит его недооценивать, – не без удовольствия заметила она.

– Да иди ты к черту! – бросил Доналд. – Если б я знал, что он шулер…

– Он не шулер, – резко возразила Айлин. – Все, что он сделал, – это одурачил тебя, заставив поверить, что ты имеешь дело с простачком. Все остальное твоих рук дело.

– Я хочу знать, что ему тут надо! – прорычал Доналд. Его лицо еще больше побагровело от ярости. – Он уже уехал? Выписался из номера? Вернулся в свою Данию?

– Швецию, – поправила Айлин. И добавила: – Думаю, что Данберг еще здесь.

– Кто он такой? – Лоб Доналда был нахмурен, глаза бегали, как будто он что-то искал. – Чего здесь ошивается? Что ему надо?

И вдруг Айлин поняла, что отчим боится Мартина Данберга. Но почему? Насколько она знала, они познакомились лишь несколько дней назад. Что между ними происходит? Ей непременно надо все выяснить, особенно если это как-то связано с «Эсмеральдой».

– Кстати, я зашла сказать, что меня не будет сегодня вечером. – Айлин слышала себя как будто со стороны и сама поражалась, когда это успела передумать и решила принять приглашение Мартина.

Доналд лишь фыркнул в ответ и вернулся к бумагам, начав укладывать их обратно в сейф.

– Я иду с ним ужинать.

Бумаги выпали из рук отчима и разлетелись по полу. Он грязно выругался и взглянул исподлобья на падчерицу.

– Это что, шутка?

– Никаких шуток. Он пригласил меня на свидание, и я согласилась. Вот так.

– Черт бы тебя побрал! – взорвался Доналд. – И это после того, что он сделал вчера ночью?!

– Это была честная игра, – заметила Айлин, ее голос был очень спокоен. – И ты проиграл.

На миг показалось, что она зашла слишком далеко и отчим сейчас просто разорвет ее на части. Но он сдержался неимоверным усилием воли и, прищурившись, взглянул на нее.

– Стало быть, ты идешь с ним ужинать. А почему, интересно, он тебя пригласил?

Айлин пожала плечами, имитируя равнодушие.

– Вероятно, потому что ему приятно мое общество.

– Ха! Он не из таких, – покачал головой Доналд и с силой ударил кулаком одной руки о ладонь другой. – Этот тип приехал сюда не просто в картишки перекинуться. Здесь надо глубже копать. – Неожиданно его тон изменился. Отчим улыбнулся, а глаза заблестели теплым светом, который он «включал» каждый раз, когда хотел показаться обворожительным. – А ведь сегодня ты бы могла все выяснить. Ты симпатичная девушка, знаешь. И ему очень понравилась, я это заметил. Если постараешься, сможешь вытянуть из него все.

У Айлин возникло ощущение, будто у нее по спине ползет что-то склизкое. Каким-то непостижимым образом Доналд, пытаясь быть милым, умудрялся выглядеть еще более противным, чем когда говорил откровенные гадости.

– И как, интересно, мне постараться? Может, переспать с ним?

– Нет, ну что ты! – Выражение оскорбленного достоинства у него на лице было почти безупречным, и, если бы Айлин не знала, как работает его мерзкий умишко, несомненно, обманулась бы. – Как будто я предлагал что-то подобное!

– Конечно, Доналд, ты бы никогда в жизни этого не сделал, – подхватила она его злобный тон. – Ты у нас – сама честность и неподкупность!

Резким движением он забросил в сейф оставшиеся бумаги, раздраженно захлопнул дверцу, крутанул кодовый замок и задвинул обратно шкаф.

– Тебе, детка, пора бы уже научиться цивилизованно общаться с людьми, – предупредил он, погрозив пальцем. – А то однажды я преподам тебе хороший урок.

– А, так же, как преподал урок Мартину Данбергу? – проговорила Айлин с нескрываемым презрением. Она направилась к двери. – Ладно, у меня еще полно работы. Я поднялась сюда исключительно из-за Грациэлы. Она очень за тебя переживает. Хотя я совершенно не понимаю, почему такая приличная женщина тратит свое время на убожество вроде тебя.


Айлин оценивающе разглядывала себя в зеркале. Рассудок уже устал предупреждать, что идти на ужин с Мартином Данбергом – отнюдь не мудрый шаг. Теперь он твердил, что надо вести себя холодно и сдержанно, в ее обычной манере под кодовым названием «не подходи близко – укушу». Но к сожалению, романтически настроенная половина натуры требовала произвести впечатление на этого потрясающего мужика, заставить сгорать его от желания, пускать слюнки… Компромисс найти было нелегко.

Она зачесала волосы назад. Строгий стиль. Но такая прическа выгодно подчеркивала красивые черты и безупречный овал лица. Платье Айлин надела новое. Длинное черное кружевное. Ажурный материал мягко струился по стройному телу… Вечерний туалет дополняло ожерелье из жемчуга и серебряные босоножки на шпильках, которые делали ее на несколько дюймов выше.

Она ощущала какой-то странный трепет в крови, как это бывает, когда очень волнуешься. А в глазах своего двойника в зеркале увидела до боли знакомый блеск – там смотрит игрок, поставивший в рулетке все свои фишки на одно число. Айлин перевела дух и, все еще пытаясь успокоиться и взять себя в руки, спустилась по лестнице в зал казино.

Там работал помощник управляющего – Доналда не было видно весь день. Айлин нахмурилась, вспомнив их сегодняшний разговор. Почему он так боится Мартина? Что это – приступ паранойи? Или все совсем не так просто?

Сложно было представить, что Мартин может иметь что-то общее с ее отчимом. Но с другой стороны, что она знает о Мартине Данберге? Чертовски хорошо играет в покер. И к тому же превосходный актер. И это все. А сие отнюдь не способствует доверию. Скорее, наоборот.

Мне надо быть очень осторожной, подумала Айлин. Особенно если он снова начнет применять свою тактику вкрадчивого обольщения. Айлин была не уверена, что сумеет ему противостоять. Жаль, что у меня нет опыта в подобного рода делах, вздохнула она. В каком-то смысле ей не повезло, потому что каждый второй подкатывал к ней, голубоглазой блондинке, «с этими самыми намерениями», как она называла это в колледже. Подружки тогда очень смеялись, узнав, что, дожив до двадцати лет, она умудрилась сохранить девственность. Сейчас ей исполнилось уже двадцать три…

И больше всего ее беспокоило то – себя-то ведь не обманешь, с невеселой улыбкой подумала Айлин, – что, размышляя о Мартине Данберге, она вовсе не отрицала возможности этого. Более того, мысль об этом с Мартином Данбергом выглядела весьма соблазнительной. Однако она была почти уверена, что если сейчас даст волю чувствам, то за ее первым сексуальным опытом очень скоро последует горькое разочарование и ее сердце будет разбито.

Прогуливаясь по залу и обмениваясь приветствиями с постоянными клиентами, она украдкой взглянула на часы – было уже почти восемь. Она хотела подстроить все так, чтобы быть чем-то занятой в тот момент, когда войдет Мартин…

Но тут к ней подбежала девушка из приемной. Айлин оглянулась, ища взглядом помощника управляющего, но тот был занят с кассиром, и она решила пойти сама – узнать, в чем дело.

Оказалось, что один из посетителей забыл в отеле паспорт, необходимый по правилам для входа в казино. Айлин по телефону связалась с администратором отеля, которого хорошо знала, и тот удостоверил личность постояльца.

Когда она уже клала трубку, раздался голос Томаса Грехэма.

– Ты уже выиграл столько денег. Теперь опасно здесь оставаться.

У Айлин внутри все оборвалось. Она быстро отошла от столика и заглянула в дверной проем. Точно, Томас Грехэм обращался не к кому иному, как к Мартину Данбергу. К своему стыду, она не могла уйти, не услышав ответ.

– Я не хочу бросать дело неоконченным, – сказал он.

– А Айлин?

Мартин тихонько засмеялся.

– Ах да, обольстительная мисс Форсайт…

Болтовня гостей, проходивших мимо, заглушила конец фразы. Она видела, как оба мужчины прошли в холл. Айлин лихорадочно соображала. О чем они говорили? Почему Томас Грехэм считает, что приятелю опасно здесь оставаться? И что за дело Мартин не хочет бросать незавершенным?

Ей не терпелось все узнать. И если Мартин Данберг полагает, что ему удастся отделаться уклончивыми ответами, то сильно ошибается!

Имея большую практику, Айлин было несложно скрыть мысли, которые так ее волновали. Когда она медленно вошла в бар, ее лицо выражало спокойствие и хладнокровное самообладание, хотя внутри разгорался огонь любопытства и нетерпения.

Многие оборачивались в ее сторону, когда она грациозно проходила между столиками, и несколько пар глаз проводили ее до стойки бара. И тут она увидела Мартина, чей восхищенный взгляд доставил ей особое удовольствие. Он тут же встал со своего места и направился к ней.

– Извините, я, кажется, опоздала, – сказала она, приятно удивившись, что у нее не дрожит голос.

– Всего лишь на пару минут, – беззаботно ответил Мартин. – Хотите что-нибудь выпить здесь или сразу пойдем?

– Думаю, лучше уйти сразу, – проговорила она, как бы извиняясь. – Если мы задержимся, то меня непременно утащат на кухню разбираться с поварами или в офис подписывать какие-нибудь бумаги.

– Я надеялся, что именно это вы и скажете, – улыбнулся он. – Увидимся, Том, – кивнул он приятелю, стоящему неподалеку, и, взяв Айлин под руку, повел ее к выходу.


В «Розовой жемчужине», лучшем ресторане на острове, было непросто найти свободный столик. Но Айлин хорошо знала владельца еще с тех времен, когда тот был худым как щепка, а на голове у него росли волосы. Так что, когда папаша Арчи увидел, как она входит в зал, он поспешил ей навстречу. И расцеловал в обе щеки.

– Айлин, милая! Сколько лет, сколько зим. Как идут дела? Знаешь, я слышал про вчерашнее. Готов поспорить, старина Доналд близок к отчаянию, – не без восхищения выдал он. – Он всегда очень болезненно воспринимал неудачи.

– Да, он сейчас явно не на седьмом небе, – подтвердила Айлин. – А это, кстати, тот самый человек, который его разорил. Мартин Данберг – Арчибалд Треш. – Она с приличествующей случаю вежливостью представила мужчин друг другу.

Папаша Арчи расплылся в улыбке.

– Позвольте пожать вашу руку, – сердечно проговорил он. – Человек, который выиграл у Доналда Хэйеса полмиллиона баксов, мой почетный гость. Пойдемте-ка, я посажу вас за лучший столик. И шампанского! За счет заведения. Хотя вы не нуждаетесь в бесплатной выпивке, – добавил папаша Арчи и расхохотался собственной шутке. – Полмиллиона долларов! Вот это игра!

Он проводил их к уединенному столику в углу террасы, откуда открывался потрясающий вид на залив. Солнце уже садилось, и море было цвета индиго, в котором серо-зелеными горошинами смотрелись островки. Играла приятная музыка, смешиваясь с шепотом вечернего бриза и шуршанием листьев пальм.

– Пожалуйста.

Официант принес бутылку шампанского. Владелец «Розовой жемчужины» сам открыл ее и налил шипучий напиток в два граненых фужера. Затем положил перед ними меню и ушел, к несказанному облегчению Айлин, распространять свое кипучее обаяние на других посетителей. Она боялась, что папаша Арчи будет болтать весь вечер. Хотя, возможно, это было бы лучше, чем остаться наедине с Мартином Данбергом, подумала она, ощутив, как живот свело судорогой от волнения. Похоже, сегодня она вряд ли сможет хоть что-нибудь съесть.

Однако замечательный шеф-повар легко и быстро разрешил эту проблему. Они начали с супа из крабов со льдом, потом был цыпленок с манго и имбирем, такой нежный на вкус, что, казалось, таял во рту. А на десерт – печеные бананы в роме, посыпанные кокосовой стружкой.

Шампанское с богатым букетом имело необыкновенный вкус, но Айлин намеренно пила его маленькими глоточками – она знала, какое действие иногда оказывает алкоголь на суждения людей, а сегодня ей нужен был ясный ум.

– Вы, похоже, сделались здесь знаменитостью, – сказала она, отметив, и не без удовольствия, какое внимание уделяется ее спутнику. – Новость о вашем выигрыше уже облетела весь остров.

Мартин рассмеялся, совершенно не смущенный интересом к собственной персоне.

– Так, значит, вы не профессиональный игрок. Чем же вы тогда занимаетесь? – спросила она с любопытством.

– Я специалист в области деревообратывающей промышленности и торговле.

– А где научились играть в покер?

– Прошел ускоренный курс у одного из наших рабочих, – ответил он. – Играли на спички. Знаете, по сравнению с нашими ребятами ваши «крутые» игроки в покер – просто детишки дошкольного возраста в штанишках на лямочках.

Айлин не выдержала и рассмеялась. Беседа текла легко и непринужденно. Мартин задавал интересные вопросы, делал забавные замечания. А она рассказала ему об истории острова – в основном, о пиратах, которые резали горло испанцам, о птицах, живущих на утесах, и о кампании по охране коралловых рифов.

Ненавязчивые ритмы музыки плыли над водами залива, чернеющего под покровом звездной ночи… Но Айлин помнила, что расслабляться нельзя. Она приняла приглашение Мартина с вполне определенной целью. И эта цель заключалась не в том, чтобы любоваться мерцанием свечи на столе, придававшей странную мягкость чертам лица и чарующим гипнотическим глазам Мартина.

Когда официант принес кофе, Айлин наконец решилась.

– Итак, – сказала она непринужденным тоном, добавляя сливки в черный ароматный кофе, – я с вами поужинала. Теперь пришло время и вам сдержать обещание. Что привело вас в «Эсмеральду»?

Мартин рассмеялся. Как Айлин успела заметить, этот ленивый, слегка ироничный смех обычно скрывал активную работу острого ума.

– Давайте сначала потанцуем, – сказал он, вставая и протягивая ей руку.

Она заколебалась, пытаясь побороть искушение еще раз оказаться в его объятиях.

– Ну хорошо, только один танец, – сдалась Айлин. – А потом мы поговорим.

– Потом мы поговорим.

5

Мартин танцевал бесподобно: уверенно вел ее под переливчатую мелодию. Его рука лежала у нее на талии низко, но все-таки не до такой степени, чтобы она возражала.

Медленная музыка смолкла, вышел певец, и музыканты заиграли зажигательный бит. Танцплощадка моментально заполнилась. Мартин взял Айлин за руки и, прищурившись, предложил присоединиться к общему веселью. Она замерла в нерешительности и растерянно огляделась по сторонам в надежде найти способ ускользнуть, но поняла, что теперь будет непросто пробраться к их столику сквозь бурлящую толпу.

Кроме того, ей не хотелось, чтобы Мартин подумал, будто она не умеет танцевать. Одно дело – создавать и поддерживать образ недоступной Снежной королевы. Но совсем другое – выглядеть странной или неуклюжей.

Поэтому она начала двигаться в такт музыке, осознавая, как кружево обольстительно скользит по ее гибкому телу. Айлин с вызовом подмигнула Мартину, польщенная искоркой удивления в его глазах, выражавших полный восторг.

То ли это толпа сталкивала их, то ли он сам… но их бедра то и дело соприкасались в танце. Ритм пульсировал у нее в крови, возбуждение кипело в венах. Она знала, как опасно раздувать этот огонь, но среди такого количества танцующих чувствовала себя в полной безопасности.

Пока в безопасности, напомнил ей внутренний голос, пытаясь предостеречь. А потом…

Постепенно танцующие стали уставать, выдыхаться… И когда луна поднялась в черном бархатном небе, музыка опять сменилась на медленную. Мартин притянул Айлин к себе и ласково обнял. Она и не думала сопротивляться.

Он был так близко, что Айлин ощущала биение его сердца. Чувствовала его теплое дыхание на своих волосах, твердые мускулистые руки… Так легко было погрузиться в волшебный мир, где фантазии становятся реальностью. Все, что для этого нужно, – просто закрыть глаза… И когда Мартин склонил голову, чтобы поцеловать ее, губы Айлин раскрылись ему навстречу.

Его рука опустилась немного ниже, и он прижал ее к себе еще теснее. И так они медленно и плавно скользили по залу под нежную музыку.

Айлин отвечала на его поцелуи. Ее язык играл с его языком, тело таяло в его руках, будто она полностью в нем растворилась и они слились в единое целое. Айлин пребывала в мире грез, где ничто не имело значения, кроме этого волшебного, сладостного мгновения. Официанты, люди, танцующие вокруг, – она забыла о них. Как будто в мире не осталось вообще никого. Только он и она в ритме плавного танца… в ритме любовного действа…

Они все танцевали и танцевали, а луна светила в небе, бросая серебристые отблески на темную воду залива. Айлин потеряла счет времени. И вдруг он выпустил ее из своих объятий. Немой звук протеста раздался у нее внутри, когда она ощутила прохладный ночной ветер на голых плечах, которые уже не согревали его руки.

Она подняла на него затуманенный взор… И только тут заметила, что музыка больше не играет, музыканты уже складывают свои инструменты, а официанты убирают последние столы. Айлин попыталась собраться с мыслями и неожиданно услышала аплодисменты. Она оглянулась – это певец хлопал им с лучезарной улыбкой.

Она густо покраснела, заметив, что несколько прядей выбились из ее строгой прически. Дрожащими пальцами она попыталась вернуть их обратно, но Мартин остановил ее.

– Нет, оставь так, – сказал он нежно. – А еще лучше вообще распусти волосы.

Айлин покорно вытащила из волос шпильки, и они свободно рассыпались по плечам. Затем провела по ним руками, пытаясь – правда, безрезультатно – придать им аккуратный вид.

Мартин улыбнулся и кивнул.

– Да, так ты выглядишь удивительно сексуально.

Ее голубые глаза строго посмотрели на него, но, видимо, это немое предупреждение выглядело не особенно убедительно. Да и после того, как она с ним столько танцевала, позволяла себя целовать, было сложно вернуть имидж неприступной Снежной королевы.

– Думаю, нам пора уходить. – Айлин натянуто улыбнулась. – Они уже закрываются.

– Ты права, – сказал Мартин, глядя на звезды. – Какая красивая ночь. А не прогуляться ли нам до казино?

– Хорошо, – согласилась она, пытаясь говорить спокойно. – Как раз по дороге и поговорим. – А про себя подумала, что прогулка отдалит время расставания и даст ей возможность побыть с ним еще немного.

Лунный свет освещал им дорогу. Воздух был напоен благоуханием ночи. Какое-то время они шли в полном молчании. Потом Айлин не вытерпела и вопросительно взглянула на него.

– Итак…

Он хитро улыбнулся.

– Хорошо. Я вам расскажу. – Тут Мартин надолго умолк, и она уже собралась снова задать свой вопрос, но он все-таки заговорил: – Прошлым летом сын моей сестры решил провести университетские каникулы со своим другом из Штатов. Стефан всегда был благоразумным, поэтому Анна с легкостью его отпустила. Айлин внимательно слушала.

– Они пожили какое-то время в Майами у родителей друга. А потом решили немного попутешествовать по стране и в итоге оказались на вашем острове.

– О… – У Айлин возникло такое чувство, что она догадывается, к чему все идет.

– Они были просто парой подростков – обоим по двадцать лет, – продолжал Мартин с горечью в голосе. – Однажды они зашли в клуб выпить по стаканчику и сыграть партию на бильярде. В баре познакомились с одним человеком. Видимо, он показался им очень крутым – рассказывал всякие истории, сыпал известными именами. Им льстила его компания. Они выпили вместе, вместе стали играть. Выиграли пару долларов, несколько долларов проиграли. Потом он предложил сходить куда-нибудь еще. Так они оказались там, где играют в карты. И в результате выиграли несколько сотен долларов каждый в рулетку.

– На следующий день они опять туда пришли, – подхватила Айлин. – И опять выиграли.

– Именно. Им невероятно везло. – В его голосе не было ни тени иронии. – Четыре ночи подряд они выигрывали, и немало. И тогда решили – по совету их нового друга – попробовать покер. И что вы думаете? Опять выиграли.

– А потом…

– Потом друг Стефана забрал свои деньги и уехал домой. А мой племянник остался. К несчастью, удача отвернулась от него, и он довольно крупно проигрался, но тот человек убедил его остаться еще… И вскоре он опять начал выигрывать.

– Сказал, что, если ты вдруг начинаешь проигрывать, не надо отступать, и удача вернется, – вставила Айлин. Это было обычным приемом Доналда.

Мартин кивнул.

– В итоге этот человек предложил Стефану сыграть по-крупному. Внушил ему, что тот прирожденный игрок в покер.

– И сколько Стефан проиграл? – спросила она тоном человека, знающего неизбежный исход дела.

– Около ста тысяч долларов. Которых, естественно, у него не было. Тогда его припугнули и заставили позвонить домой и попросить родных прислать денег. Сначала я ужасно разозлился на племянника, но деньги все же выслал. Но Стефану было так стыдно, что он не вернулся домой. – Его голос стал очень серьезным. – Около полугода мы понятия не имели, где он находится. Пока однажды нам не позвонили из полиции. Стефана арестовали в Колумбии, в Картахене, за кражу на бензоколонке.

– О Боже…

– Он не ел два дня. В кармане держал какую-то трубку, выдавая ее за пистолет. Пытался украсть две плитки шоколада и банку кока-колы.

– Бедный мальчик, – вздохнула Айлин с искренним сочувствием. – И это был Доналд, да? Тот человек, которого они встретили?

– Похоже, вас это не удивляет, – сказал Мартин.

– Нет, не удивляет, – призналась Айлин. – Чего-то подобного я от него и ожидала. Но вы сказали, что я тоже как-то в этом замешана, – добавила она, хмурясь.

– Не вы непосредственно, а казино, – объяснил он. – Я узнал об этом в Картахене. Я полетел туда, чтобы самому во всем разобраться. Там познакомился с детективом, занимавшимся делом моего племянника, и он мне рассказал, что у него есть подозрение… даже уверенность, что кто-то – и позже выяснилось, что именно Доналд, – через казино отмывает деньги для людей, связанных с криминальным миром, может быть даже с наркобизнесом.

– Хорхе, – неожиданно осенило Айлин. – Хорхе Варгас!

Мартин быстро взглянул на нее.

– Да, это имя тоже упоминалось.

– Хорхе – друг отчима. – При одной мысли об этом мерзавце и его грязных лапах Айлин передернуло. – Но как все это связано с вашим племянником?

– Я не совсем уверен. Но предполагаю, что если Доналд действительно отмывает грязные деньги, то он может тратить больше, чем имеет, и тогда ему нужно находить какие-то пути, чтобы отдавать долги. В основном, конечно, он делает это за счет игры в покер…

Айлин решительно покачала головой.

– Он не настолько хорош в покере. Доналд проигрывает почти так же часто, как и выигрывает.

– Поэтому периодически срывает крупный куш с подростков, не понимающих что к чему, и таким образом выплачивает долги Варгасу, – заключил Мартин, и в его голосе прозвучали злость и презрение.

Айлин кивнула. Это было вполне логично, учитывая то, что она знала о Доналде, и объясняло многое из его странного поведения: дикие приступы мотовства и дорогие экстравагантные покупки, периодически сменяющиеся подавленностью и болезненной озабоченностью, бесконечная ложь про деловые сделки и откровенный подхалимаж в отношении Хорхе Варгаса.

Но это еще не значит, что Мартину Данбергу можно доверять, сказала себе Айлин. У нее оставалось еще немало вопросов, но следовало быть осторожной, чтобы не выдать себя и не дать понять, что она подслушала его разговор с Томасом Грехэмом.

– Вы, наверное, очень любите своего племянника, – заметила она, надеясь, что ее тон выражает не более чем простое любопытство.

В ответ Мартин кивнул.

– Его отец умер, когда мальчику исполнилось всего шесть лет. Я проводил с ним много времени. Стефан – неплохой парень. Хотел стать ландшафтным архитектором… до того, как все это произошло.

– Да, но ведь вы могли проиграть эти полмиллиона долларов, – продолжала Айлин, выискивая малейшую зацепку, которая помогла бы ей подойти к самым главным вопросам. – Или вам помогал Томас Грехэм?

Мартин возмущенно взглянул на нее.

– Нет, что вы! Том только поспособствовал мне войти в их компанию. Но он, разумеется, рассказал мне о стиле игры Доналда, поэтому я сумел сориентироваться и делал правильные ходы. Ну и конечно, очень помогло то, что в последней игре мне выпали действительно хорошие карты, – добавил он, полушутя. – Это дало мне возможность разделаться с ним одним махом.

Верю я ему или нет? – задумалась Айлин. Все вроде бы выглядело правдоподобно. И еще она понимала, что ей очень хочется ему верить.

– И что теперь? – спросила она с показным равнодушием. – Вы отыграли деньги племянника, и даже с лихвой, больше вас здесь ничто не держит. Теперь вы вернетесь домой?

– Нет, я еще задержусь на какое-то время, – сказал он, немного нахмурясь. Мартин засунул руки в карманы и принялся пинать камешки на дороге. – Я обещал тому детективу из Картахены, что постараюсь раздобыть какой-нибудь компромат на Доналда и его дружков. Да я и сам не прочь прищучить вашего отчима.

– Но какой именно компромат? – спросила Айлин, невольно заглядевшись на красивый профиль Мартина, освещенный лунным светом.

– Доказательства мошенничества или нелегальных сделок. Может быть, письма, банковские счета. Где, по-вашему, он может хранить подобные бумаги? В сейфе казино?

Айлин отрицательно покачала головой.

– Нет. По крайней мере я там никогда не видела ничего подобного. Но есть еще один сейф на втором этаже, в нашей квартире. Он очень часто им пользуется. Но я не знаю кода. Доналд держит его в секрете.

Они уже почти дошли до казино. Мартин замедлил шаг, взглянул на море и произнес задумчиво, но решительно:

– Мне нужно добраться до этого сейфа. – Потом повернулся к Айлин и провел рукой ей по волосам. – Я, конечно, не должен просить вас о помощи…

Айлин пристально смотрела на него, пытаясь взвесить все за и против. Но не могла ни о чем думать, ей просто хотелось раствориться в таинственном свете бездонных серых глаз… Осторожнее, предупредила она себя. Мартин уже доказал свои потрясающие способности плести паутину лжи. Можно ли доверять ему больше, чем Доналду?

Самое безопасное не доверять ни тому ни другому. Но тогда возникает вопрос: возьмется ли она помогать Мартину? Айлин задумалась, прокручивая в голове информацию и пытаясь оценить ее объективно, а не под влиянием своего неуемного физического влечения… Но это было очень и очень непросто.

– Хорошо, – сдалась она наконец. – Я могу провести вас в гостиную. Но как вы откроете сейф?

Мартин хитро улыбнулся, протянул к ней руки и, обняв за талию, привлек к себе.

– Предоставьте это мне. Но будьте осторожны, – серьезно предупредил он. – Вам не поздоровится, если Доналд узнает, что вы со мной заодно.

Айлин лишь посмеялась над его опасениями.

– Не волнуйтесь. С Доналдом я справлюсь. Я его курочка-ряба, которая несет золотые яички.

Он рассмеялся вместе с ней. Выражение искреннего веселья преобразило его лицо.

– Курочка? Нет, скорее, лебедь, – возразил он. – Прекрасный лебедь.

От прикосновения губ Мартина она затрепетала – будто электрический заряд пробежал по венам, будоража кровь. Его рука скользнула вдоль спины, и он еще крепче прижал ее к себе. Айлин знала, стоит ей оказать лишь малейшее сопротивление, и он ее отпустит. Но она уже не владела собой. Сейчас ее желаниями управляла мощная неодолимая сила – древняя, как само время.

Необыкновенная чувственность, с которой он целовал, разжигала в Айлин ответную страсть. Бабушка всегда предостерегала ее: никогда не отдавай свое сердце игроку. Но ведь Мартин Данберг не игрок…

Однако это отнюдь не значит, что ему можно доверять, напомнила она себе. Слишком многое было поставлено на карту. Нельзя было позволить, чтобы несколько искусных поцелуев изменили ее представление о нем.

Собравшись с силами, Айлин отвернулась и высвободилась из объятий Мартина, радуясь, что темнота скрывает предательский румянец на щеках.

– Я… я думаю, сейчас нам лучше сосредоточиться на деталях нашего плана, – выдавила она, слегка запинаясь. – Вам лучше войти через заднюю дверь, иначе, если пойдете через казино, вас могут увидеть.

Мартин кивнул.

– Да, лучше подождать, пока Доналд не ляжет спать. Не хотелось бы на него натолкнуться в самый неподходящий момент.

– Отчим ляжет не раньше, чем через три часа, – предупредила Айлин. – И лучше подождать еще час, чтобы он точно уснул.

– Хорошо. – Мартин многозначительно сжал на прощание ее руку. – Будьте осторожны.

– Не беспокойтесь, – повторила она. – Доналда я не боюсь.


Настоящий Мартин Данберг, ответь, пожалуйста! – Айлин стояла перед зеркалом и смотрела на свое отражение, кривя губы в проказливой улыбке. Она уже познакомилась с милым дурачком, проницательным игроком, заботливым дядей… И конечно, с искусным обольстителем. Но какая из этих масок – истинное лицо, а какие – только личины?

Она скинула босоножки и аккуратно поставила их в шкаф. Потом выскользнула из платья. Под ним были лишь трусики – черная полоска ткани на загорелых бедрах.

Несколько секунд Айлин смотрела на себя в зеркало. Она следила за собой и гордилась своей идеальной фигурой. Но никогда не задумывалась о том, насколько сильно ее подтянутое, стройное тело может нравиться мужчинам. Айлин окинула взглядом упругую грудь – светло-кремовую по сравнению с остальным телом, покрытым золотистым загаром, – тонкую талию, стройные бедра, длинные красивые ноги…

Она тряхнула головой. Подобные мысли могли привести к опасным последствиям. Сегодня Мартин не повторил своего предложения, но сейчас это мало ее занимало. Выйти за него замуж было бы сумасшествием, даже если замужество казалось единственным приемлемым способом получить право распоряжаться наследством.

И моим телом. Может, в этом-то все и дело? Наверняка ему нужно что-то большее, чем просто сексуальное влечение, что побудить такого мужчину, как Мартин, сделать предложение женщине, с которой он только что познакомился. И не составляло труда понять, что именно это было. Все эти вопросы об «Эсмеральде»… Может быть, двадцать или даже десять лет назад это место почти ничего и не стоило. Но теперь, после открытия аэропорта и при перспективе большого притока туристов, земля острова становилась очень даже прибыльной.

У Айлин по спине пробежал холодок. Если она права, то Мартин Данберг может оказаться куда более опасным, чем Доналд. Как справиться с отчимом, она знала. По крайней мере, в большинстве случаев. Но в противоборстве с Мартином явно проигрывала.

Вообще сейчас разумнее всего было бы не рисковать. Мало ли что она обещала провести его в квартиру… Пусть себе прождет на улице хоть всю ночь. Это даст ему понять, что пара страстных поцелуев и милые разговоры не превратят ее в полную дуру.

Хотя… это будет выглядеть так, будто она его боится – боится не справиться с его мастерским обольщением. Ну нет, нельзя допустить, чтобы он так подумал. Кроме того, убеждала себя Айлин, так получилось, что в отношении Доналда их интересы совпадают. Если Мартин раздобудет доказательства того, что ее отчим связан с криминальными структурами, тогда тот перестанет быть ее опекуном. И не надо будет ждать еще два года.

Айлин улыбнулась своему отражению в зеркале. Что ж, если она раскусила Мартина, почему бы его не использовать? Сделать все, о чем они договорились, но при этом ясно дать понять, что это лишь часть ее собственной стратегии в войне с Доналдом. Не более того. И никаких поцелуев!

Она аккуратно сложила платье и повесила его на спинку стула, совсем не уверенная, что захочет надеть его когда-нибудь еще. Затем достала из шкафа черную футболку и джинсы и собрала волосы в хвост на затылке.

Одевшись, Айлин села и стала ждать. Чтобы убить время и при этом опять не пуститься в дурацкие романтические фантазии, она решила почитать. За последние несколько дней она и так уже потеряла немало времени, витая в облаках.

Прошло около двух часов, когда Доналд наконец вернулся к себе и стал укладываться спать. Звуки нетвердых шагов говорили о том, что отчим не очень уверенно держится на ногах. Айлин услышала, как он наткнулся на что-то и грязно выругался. Боже, да он же пьян! Вот и хорошо. Будет крепче спать. И Грациэлу с собой не привел – это тоже хорошо. Она, конечно, пообещала бы хранить все в тайне. Но Айлин прекрасно знала, что Грациэла врать не умеет, обязательно сболтнет что-нибудь лишнее.

Айлин подождала еще полчаса, а потом осторожно подкралась к двери Доналда и прислушалась. Он громко храпел. Казалось, что там спал бегемот, страдающий редкой болезнью носоглотки. И все же до двери она прокралась на цыпочках и постаралась как можно тише спуститься по лестнице.

В кухне не было никого. На столе стояло несколько тарелок с бутербродами – на случай, если задержавшиеся допоздна игроки захотят перекусить. Она отперла заднюю дверь, выглянула в темноту и тихонько позвала:

– Мартин…

От густой тени под деревьями отделилась тень поменьше и проскользнула в открытую Дверь.

– Все в порядке? – прошептал Мартин.

– Да. – Когда он прошел мимо, по спине Айлин пробежали знакомые мурашки. Но она отказалась признаться себе, что причиной столь трепетного волнения могла быть не только рискованность их предприятия. – Доналд напился, быстро уснул и храпит так, что, по-моему, слышно даже на соседнем острове.

Мартин засмеялся и, обняв за талию, притянул ее к себе, уверенный, что она покорится ему как и раньше. Но когда его губы приблизились к ее губам, Айлин отвернулась.

– Нам надо поторопиться, – сухо напомнила она, отстраняясь. – Пойдемте.

От нее не укрылось, что у него по лицу промелькнуло выражение досады, но сделала вид, что ничего не заметила. Айлин заперла дверь, положила ключ в карман и, даже не взглянув на Мартина, прошла через кухню к двери в коридор. Приоткрыв ее, чтобы проверить, все ли спокойно, и услышав шум приближающихся шагов, быстро закрыла ее обратно. Жестами она приказала Мартину спрятаться и широко распахнула дверь как раз в тот момент, когда кто-то уже дотронулся до дверной ручки с другой стороны.

– Ой! – испуганно вскрикнул официант из бара – Мисс Айлин. Извините, я не знал, что вы здесь.

– Добрый вечер, Билли. Я спустилась чего-нибудь попить, – сказала она, улыбнувшись. – Кто-то из поздних клиентов проголодался?

– Да. – Официант взял со стола тарелки с бутербродами и тем самым дал Айлин превосходный повод придержать для него открытую дверь, скрывая за ней Мартина. – Спасибо.

– Пожалуйста. – Мило улыбаясь, Айлин проводила его в коридор и подождала, пока он не скроется за углом. Потом быстро вернулась в кухню и взволнованно прошептала: – Все спокойно. Быстро наверх.

Мартин последовал за ней, удивительно тихо и ловко преодолев два лестничных пролета. Профессиональный взломщик-грабитель произвел бы больше шума, мысленно посмеялась она. Добравшись до нужного этажа, Айлин взялась за дверную ручку и остановилась.

– Я только хотела бы кое-что прояснить, – твердо проговорила она. – Вы ведь не собираетесь ничего забирать из сейфа, да?

Мартин покачал головой.

– Нет. Во-первых, я не хочу, чтобы Доналд что-нибудь заподозрил, пока я не найду настоящих доказательств. А во-вторых, не стоит убирать улики. Если там будет нечто, представляющее интерес, я просто запомню. – Он вновь улыбнулся той опасной обворожительной улыбкой, которая так легко обезоруживала Айлин. – Или вы в чем-то сомневаетесь?

– Нет конечно. – Холодно отозвалась она. – Меня это очень устраивает. Если вы сможете убрать Доналда из моей жизни, я готова поддерживать вас во всем.

Он хрипло рассмеялся в ответ на сдержанно-официальный тон и, не дав ей времени опомниться, поймал в объятия и запечатлел на ее губах легкий мимолетный поцелуй.

– Тогда просто верьте мне, – прошептал он. Искра, вспыхнувшая в его глазах, напомнила Айлин о том, как опасно погружаться в эти туманные серые глубины, как быстро обольстительные чары заставляют ее забыть обо всех разумных причинах соблюдать с ним дистанцию. Она быстро опустила глаза и отвернулась.

– Пойду посмотрю, спит ли Доналд.

В коридоре раздавался все тот же безмятежный храп. Айлин на мгновение остановилась перед дверью в спальню отчима и прислушалась. На самом деле ей требовалась короткая передышка для того, чтобы собрать остатки былого самообладания. Ей уже было недостаточно просто напоминать себе, что Мартину Данбергу нельзя доверять, что он просто хитрая и пронырливая крыса. Потому что, когда он был рядом, у нее кружилась голова, а с чувствами происходили странные метаморфозы.

Но как только сегодня ночью они сделают свое дело, он уедет отсюда, далеко-далеко, обратно в Швецию. Она больше уже никогда его не увидит… А именно это ей и нужно. Айлин сделала глубокий вдох и, напустив на себя обычный холодный вид, вернулась к входной двери и впустила Мартина.

– Все спокойно, – прошептала она, увлекая его за собой через темную гостиную прямо к стенному шкафу, за которым скрывался сейф.

– Вот он. – Она нажала на секретный замок и отодвинула шкаф в сторону. – Как вы его откроете?

– Так же, как обыграл Доналда в покер. – Мартин достал из кармана фонарик и посветил им на сейф. Айлин заметила, что у него на руках надеты перчатки вроде тех, которыми пользуются хирурги. – Я его разгадал. И сейчас разгадаю. – Он присел на корточки и тщательно рассмотрел кодовый механизм. – Когда у Доналда день рождения?

Айлин в изумлении уставилась на него.

– Пятнадцатого августа.

Он кивнул, размял пальцы и начал вращать колесо замка.

– Один, пять, восемь…

Заинтригованная Айлин опустилась на пол рядом с ним.

– Какого года? – спросил Мартин.

Айлин ответила, догадавшись, что он пытается сделать, и затаила дыхание, когда Мартин повернул ручку. Ничего не произошло.

– Хорошо, попробуем номер телефона, – предложил он. Но комбинация цифр опять не сработала. – Как насчет даты его свадьбы с вашей матерью? – спросил он.

Она невесело усмехнулась.

– Сомневаюсь, что Доналд ее помнит. Это было семнадцатого июля.

– Все равно стоит попробовать. Один, семь… – Мартин нахмурился и покачал головой. – Нет, это не то. Дайте подумать…

В следующую секунду Айлин, забыв обо всем, уже предлагала самые разные версии, с нарастающим нетерпением ожидая, когда магическая комбинация откроет сейф. Они испробовали около десяти числовых вариантов, которые могли иметь хоть какое-то значение для Доналда, но ни один из них не подошел.

– Черт, – тихо пробормотал Мартин, задумчиво изучая сейф. – Конечно, даже самые блестящие теории не всегда срабатывают. Но я бы отнес Доналда к типу людей предсказуемых.

Айлин была склонна с ним согласиться. Должно быть, они что-то упустили, что-то на удивление простое…

– Подождите-ка, – ее осенила неожиданная мысль, – попробуй восемь, один, пять.

– Что это?

– Дата его рождения. Но так, как пишут американцы: сначала месяц, потом число, – нетерпеливо пояснила она.

Мартин бросил на нее восхищенный взгляд и начал вращать колесо.

– Ага, похоже… – Он повернул ручку, и дверца легко распахнулась.

– Боже мой, – выдохнула Айлин с восторженным изумлением. – Это надо же быть таким идиотом, чтобы использовать столь очевидный код!

– Скажите спасибо, что он именно такой, – отозвался Мартин с легкой иронией. – Теперь посмотрим, стоило ли это всех наших усилий.

Забыв свои опасения, Айлин заглянула в сейф, но не обнаружила там ничего, кроме бумаг, которые уже видела у Доналда раньше. Мартин аккуратно вынул их, разложил перед собой на полу и принялся разглядывать.

– Счета, чеки, налоговые квитанции… по-моему, обычная бухгалтерия. Хотя погодите… – На верхней полке лежал плоский кожаный чемоданчик. Мартин осторожно достал его и открыл. Он был пуст и даже не заперт. – Ничего. Хотя странно, что он хранит чемодан в сейфе.

– Он всегда берет его с собой, когда ездит в Картахену, – сказала Айлин.

– Гмм. – Мартин еще раз и очень внимательно осмотрел чемодан. Поднял над головой, оглядел с боков, потом поставил и аккуратно ощупал дно. – Вы ничего в нем странного не замечаете?

– Ну… вроде нет, но…

– А… – Он поднял дно чемодана. – Итак, зачем ему ездить в Колумбию с чемоданом с двойным дном? – размышлял он вслух.

– Контрабанда? – нахмурилась Айлин.

– Может быть… Но что именно? – Мартин пошарил в глубине сейфа и достал маленький мешочек из черного бархата.

– Похоже на мешочек для хранения драгоценных камней, – сказала Айлин, взяла у него кусочек бархата и повертела его в руках. – Думаешь, так он отмывает деньги для Хорхе? Покупает камни?

– Возможно, – жестко ответил Мартин. – Бриллианты, например, идеальное вложение денег для тех, кто не хочет, чтобы им задавали лишние вопросы. Легко сбываются, легко транспортируются, и их трудно обнаружить. Версия интересная. Но, к сожалению, у нас нет доказательств. – С некоторым раздражением Мартин уставился на находку. – Нам нужно найти что-то такое, что напрямую связывало бы его с этими ребятами из Колумбии. Квитанции о денежных переводах, записную книжку…

– Похоже, что здесь ничего такого нет, – прошептала Айлин, всматриваясь в пустой сейф. – Не судьба.

Мартин кивнул.

– Думаю, мы выяснили все, что нам надо. Теперь положим все обратно. Осторожнее! – воскликнул он, увидев, что Айлин схватила целую кипу бумаг. – Их нужно класть в том же порядке, в каком они лежали до этого. Я не хочу, чтобы Доналд догадался, что мы здесь побывали.

– Сомневаюсь, что он заметит, – сказала Айлин с неприкрытым сарказмом в голосе.

Мартин покачал головой.

– Не надо его недооценивать. Доналд может быть очень опасен.

– Опасен?! Доналд?! – Айлин чуть не рассмеялась. – Не говорите ерунды. Но если вам станет легче, могу пойти и проверить, спит он или нет.

– Хорошо, – кивнул Мартин.

Она вышла и на цыпочках направилась к двери в комнату Доналда. Храп стал потише, но оставался все таким же размеренным и глубоким.

Доналд опасен! Кто бы говорил! – жестко напомнила она себе. Отчим, может быть грубый и жадный, но она знает, как с ним справиться. А вот Мартин Данберг действительно опасный тип. И она не должна забывать об этом. Ни на секунду.

6

Айлин открыла дверь – гостиная была погружена во мрак.

– Мартин, – испуганно прошептала она.

– Я здесь.

Его голос раздался где-то совсем рядом. Она машинально отступила на шаг и затаила дыхание.

– Думаю нам лучше поскорее уйти отсюда. Я вас проведу. И заприте за собой дверь.

– Хорошо.

Она не видела Мартина, но ощущала его присутствие всем своим существом: слышала его дыхание, чувствовала мускусный запах его кожи – по-настоящему мужской запах, пробуждающий сладкие воспоминания. Он шел следом, когда Айлин на ощупь пробиралась по коридору. Вообще-то она не страдала клаустрофобией, но непроницаемая темнота почему-то сильно на нее давила.

Наконец они достигли кухни и, миновав ее, подошли к задней двери. Тут Айлин остановилась, чтобы достать из кармана ключ. Отперев дверь, она распахнула ее и вдохнула прохладный ночной воздух.

– Итак, – произнесла она сдержанно, – какой у нас теперь план?

– Даже не знаю. – Мартин пожал плечами. – Похоже, дело мне не по зубам. Никакого компромата я не нашел.

Значит, теперь он уедет? Ну что ж, для нее – чем раньше это случится, тем лучше.

– В таком случае… – она вежливо протянула ему руку, – буду вам очень признательна, если вы сообщите мне обо всем, что вам удастся выяснить.

Мартин с насмешливой улыбкой взглянул на ее руку, но пожимать не стал. Вместо этого неожиданно шагнул вперед – и она оказалась прижатой к стене, в кольце из его рук. Их лица были так близко…

– Скажите мне, – прошептал он вкрадчивым тоном, обжигая щеку своим дыханием. – Почему вы вдруг ко мне охладели?

Ей пришлось приложить некоторое усилие, чтобы изобразить вежливое изумление:

– Охладела?

– Вы знаете, о чем я говорю. – Мартин лениво играл с ее локоном, выбившимся из хвоста. – Неужели это та самая женщина, с которой я танцевал пару часов назад? Или у вас есть сестра-близнец?

Айлин почувствовала раздражение. Неужели он действительно уверен, что перед ним не устоит ни одна женщина? Стараясь не замечать искры напряжения, которая всегда вспыхивала между ними, когда они оказывались в нескольких дюймах друг от друга, она заставила себя поднять голову и посмотреть ему в глаза.

– Кажется, у вас сложилось обо мне неверное впечатление. – В ее голосе звучало холодное презрение. – Я согласилась поужинать с вами сегодня исключительно для того, чтобы узнать истинную причину вашего приезда сюда.

– Да? – Он тихо рассмеялся. – А эти страстные поцелуи?

Она безразлично пожала плечами.

– О, пожалуйста… Я просто надеялась, что вы окажетесь для меня полезным и поможете избавиться от Доналда. Хотя я не буду отрицать, что провела приятный вечер… Но теперь наше совместное предприятие подошло к концу, – добавила она тоном, не терпящим возражений. – Так что… удачи вам в вашем расследовании и спокойной ночи, мистер Данберг.

Это была лучшая роль Айлин, но он раскусил ее.

– Знаете, я не люблю, когда вы закалываете волосы, – прошептал Мартин. – Вам больше идет, когда вы их распускаете. – Он опять оплетал ее сетями неодолимого очарования. – Распустите их сейчас, прошу вас.

Айлин вовсе не собирается снимать с волос резинку по его «милой» просьбе. Или позволять себя поцеловать… Но стоило ей взглянуть в эти дымчато-серые глаза, как какая-то странная, почти сверхъестественная сила подчинила себе ее волю. Руки сами собой поднялись и распустили хвост. И только тут до нее дошло, что, когда она освобождала волосы из-под резинки, ее груди приподнялись и соблазнительно обозначились под натянувшейся черной футболкой. А бюстгальтер под футболку она не надела…

И Мартин все видел. Сердце забилось с такой частотой, что Айлин с трудом удержалась на ногах. Она безвольно прислонилась к стене, и ей ничего уже не оставалось, как только беспомощно наблюдать за взглядом, скользящим по всем изгибам ее тела, покорно ждать, исходя сладостной истомой, когда он прикоснется к ней, будет ласкать так, как прежде, и властно потребует…

О, Мартин хотел ее! В этом она была абсолютно уверена. От мучительного ожидания губы Айлин вдруг пересохли, и она облизнула их кончиком языка.

Он улыбнулся своей чувственной улыбкой опытного соблазнителя, и огненные угольки заблестели в глубине его дымчатых глаз.

– Да, так гораздо лучше, – мягко одобрил он. – Может, другие и поддаются, когда ты разыгрываешь из себя Снежную королеву, но меня не обманешь. Ты настоящая женщина.

Она дышала сбивчиво и тяжело. От этого ее грудь вздымалась, привлекая к себе еще больше внимания. Айлин понимала, что этот мужчина прекрасно все видит и знает о томящем ее неистовом желании.

Тыльной стороной ладони Мартин провел по ее щеке, прикоснулся к уху, потом медленно погладил по шее. Взгляд его серых глаз не давал ей пошевелиться в то время, как пальцы сдвигались все ниже и ниже… с вполне очевидным намерением…

Какая-то часть ее существа с негодованием противилась происходящему, умоляла отшвырнуть его руку, отстоять свое достоинство. Но нежные умелые пальцы Мартина поглаживали ее грудь, которая вдруг стала очень чувствительной, и Айлин, запрокинув голову, издала стон, который шел из самых глубин ее естества.

– Настоящая женщина…

Мартин наклонился и принялся целовать ее шею. Обжигающий язык медленно, но настойчиво двигался к вырезу футболки. А Айлин растворялась в неизведанных ранее ощущениях. Она выгнула спину, прижавшись к нему всем телом, и ощутила напряженную мужскую плоть.

Мартин требовательно раздвинул языком ее губы, с мастерской легкостью вовлекая ее в глубокий страстный поцелуй. Теперь его ласки стали грубее. Они причиняли ей боль, но это была желанная, сладкая боль.

В голове Айлин все смешалось. Ей оставалось только вцепиться в него с исступленной, неистовой жаждой – жаждой, которую можно было утолить, лишь полностью отдавшись ему во власть.

Рука Мартина скользнула под ее футболку, с намерением добраться до обнаженной груди. Он легонько сжал пальцами ее набухший сосок, и в Айлин вдруг пробудилась дикая страсть. А Мартин еще намеренно встал так, что его бедро оказалось между ее ног, и начал медленно и ритмично двигаться, еще больше возбуждая ее чувственную жажду.

– Боже, как я тебя хочу, – хрипло прошептал он. – Хочу заняться с тобой любовью, хочу доставить тебе удовольствие… Хочу сжимать тебя в объятиях и целовать тебя…

Айлин так живо представила, как это будет, что даже ощутила тяжесть его тела, возбуждение от прикосновения обнаженной груди к его твердому торсу…

– Но это совсем не то место, где я собирался заняться с тобой любовью, – добавил он. – Пойдем ко мне. Я снимаю коттедж на берегу. У нас будет волшебная ночь. Ночь непрерывного наслаждения.

Ночь, одна ночь… А потом?

Жестокая реальность мечом разрубила покров сладострастия, которым окутал ее этот мужчина. О Боже, что она делает?! Она же знает, что Мартин без зазрения совести может воспользоваться неудержимым сексуальным влечением, которое они испытывают друг к другу, чтобы изменить ее мнение о нем, заманить сумасшедшим предложением выйти за него замуж с тем, чтобы в итоге урвать себе львиную долю ее наследства. И она покорно направлялась в эту ловушку!

Собрав всю силу воли, Айлин оттолкнула его.

– Неужели вы действительно думаете, что я лягу с вами в постель? – усмехнулась она. – Несколько поцелуев – это еще ничего. Вполне достаточно за один ужин.

– Понятно. – Серые глаза вдруг стали злыми. – Так скажите мне, мисс Форсайт, как заставить вас выполнять обещания, которые вы раздаете направо и налево? Вы когда-нибудь держите слово?

Вне себя от ярости, Айлин повернулась к нему спиной, намереваясь уйти. Но Мартин схватил ее за руку и развернул лицом к себе.

– Но тебе же было хорошо, разве не так? – бросил он с язвительной иронией. – Даже и не пытайся доказывать, что я что-то неправильно понял. Твое тело говорило яснее всяких слов. Если бы я себя не сдерживал, ты бы лежала сейчас там, на полу террасы… обнаженная, обвив меня своими красивыми ногами и наслаждалась удовольствием, которое мужчина и женщина доставляют друг другу с незапамятных времен.

Его слова были специально рассчитаны на то, чтобы одновременно оскорбить ее и взволновать той картиной, которую он с таким вкусом описывал… Айлин густо покраснела и высвободила руку. Потом гордо вскинула голову и взглянула на Мартина с ледяным презрением.

– Сомневаюсь, – холодно проговорила она. – Может быть, вы большой специалист в таких делах, но многие мужчины целуются не хуже. И это вовсе не означает, что я сплю с каждым из них.

Он снова скользнул взглядом по округлым очертаниям ее груди под футболкой, стройному изгибу талии, крутым бедрам в облегающих джинсах.

– Стало быть, тебе нравится дразнить мужчин? – хмуро спросил он. – Что это – игра во власть? Тебе интересно экспериментировать и смотреть, как далеко может зайти мужчина, перед тем как ты заморозишь его презрением?

Да, пусть он думает именно так, решила Айлин. Пусть думает что угодно, только бы не догадался, что она стремится к нему и хочет, чтобы он снова заключил ее в объятия, чтобы все, о чем он говорил только что, стало реальностью. Собрав в кулак остатки воли и самообладания, Айлин взглянула на него с холодным равнодушием.

– Боюсь, что этого вы никогда не узнаете. Спокойной ночи, мистер Данберг.

Несколько секунд он стоял в нерешительности, как будто прикидывал в уме: а не применить ли силу, чтобы добиться желаемого. Но не успела Айлин даже испугаться смелости своего предположения, как поняла, что он передумал. Скривив губы в усмешке, Мартин прошел мимо нее.

– Спокойной ночи, мисс Форсайт. Приятных снов.


Приятных снов?! Ей в жизни не снились такие кошмары. Айлин несколько раз просыпалась, а когда засыпала опять, видела один и тот же сон. Страшный сон. Как будто она бежит сквозь густой серый туман, пытаясь догнать кого-то, кто неизменно от нее ускользает. Она спотыкается, беспомощно кричит, но отстает все больше и больше и понимает, что ей уже никогда не догнать… Утром ее подушка была мокрой от слез.

Бессонная ночь и нуднейшее утро, проведенное в разбирательстве с наблюдателями из комитета по игорному бизнесу, которые проверяли бухгалтерию казино за последние полгода, никак не способствовали поднятию настроения. После завтрака Айлин решила, что надо прогуляться по свежему воздуху – немного развеяться и прийти в себя.

В саду изумрудно-зеленый газон, расцвеченный яркими цветами и сине-зелеными остриями алоэ, раскинулся под сенью высоких, стройных пальм. Воздух благоухал ароматом цветов. Айлин шла куда глаза глядят и вдруг обнаружила, что приближается к коттеджам.

Один из них снимал Мартин Данберг. Если он еще не уехал, она может случайно столкнуться с ним… Но когда Айлин приблизилась, то увидела, что дверь одного домика распахнута и горничная перестилает постель.

Увидев Айлин, она оторвалась от своего занятия и застенчиво улыбнулась.

– Добрый день, мисс Айлин.

– Добрый день, Мэгг. – Мысленно Айлин порадовалась, что ее голос хотя бы не дрожит. – Ммм… в этом коттедже жил мистер Данберг?

– Да.

– А когда он уехал?

– Сегодня рано утром, мисс. Оставил мне хорошие чаевые. Вы с ним хотели увидеться? – Нотка любопытства в голосе горничной ясно дала понять, что от нее не укрылось волнение Айлин.

– Нет, – быстро ответила она. – Нет, просто… семейная пара из Майами хотела снять коттедж. Я скажу им, что один освободился. Спасибо, Мэгг, ты хорошо работаешь.

– Спасибо.

Айлин изобразила подобие безразличной улыбки и пошла дальше по направлению к лесистому склону холма. Дорога была нелегкой – тропинка стремительно убегала вверх. Воздух под пологом густых крон был горячим и неподвижным. Жужжали насекомые, пели птицы.

Айлин слегка запыхалась, но знала, что вид, который откроется перед ней, стоит трудов. Минут через двадцать она уже вышла из чащи на смотровую площадку, откуда был виден практически весь остров, раскинувшийся внизу, подобно роскошному зеленому покрывалу посреди мерцающей сапфирной глади моря. Отсюда залив выглядел гигантской подковой, окантованной ровным полумесяцем золотистого песка…

Маленькая серебристая точка оторвалась от земли – это был самолет. Айлин наблюдала за тем, как он медленно поднимается все выше и выше. Потом плавно накренился и, сделав широкую петлю в воздухе, направился в сторону Атлантического океана.

Может быть, он летит в Швецию, унося с собой Мартина, с тоской подумала Айлин. Присев на край ограждения, она провожала самолет взглядом, пока тот не скрылся из виду, растворившись в безбрежном голубом небе. Счастливого пути…

Мартин улетел. Разумеется, это не должно расстраивать ее. Он был высокомерным, хитрым, изворотливым, лживым… ублюдком! И плакать я не буду, ни за что не буду, твердо сказала себе Айлин, поспешно вытирая мокрые от слез щеки. Это было бы глупо – плакать. Да, она влюбилась по уши в Мартина Данберга. Но ничего, это скоро пройдет: как влюбилась, так и разлюбит!

Неожиданно хлынул дождь, теплый тропический, из маленького облачка, проплывавшего высоко в небе. Огромные капли падали на раскаленные от солнца камни и мгновенно превращались в пар. За несколько секунд Айлин промокла до нитки, но ей было все равно. Она запрокинула голову, чтобы теплые капли смешались со жгучими слезами, которые больше уже не было сил сдерживать из-за щемящей боли в сердце.

Дождь продолжался минут пятнадцать, а потом прекратился. Так же внезапно, как и начался. После дождя наступила жаркая влажная тишина, которую нарушал только мягкий шелест капель, падающих сквозь сплетение ветвей. Серебряный туман стелился по крутым склонам гор, мягко растворяясь в золотистом солнечном свете и сверкая миллионами капелек влаги на мокрых листьях. Через залив перекинулась яркая арка радуги.

Айлин глубоко вдохнула густой и сладкий аромат жасмина и гибискуса, пропитавший теплый влажный воздух. Окружающая красота действовала на ее израненное сердце, как лечебный бальзам. Она долго сидела на каменном парапете, ощущая себя частичкой солнечного света и мягкого бриза, долетавшего с моря. Потом грустно вздохнула, поднялась и направилась в обратный путь.


Днем в казино было тихо. Жара навевала сон, и после полудня жители острова и туристы попросту спали. Проходя через бар, Айлин увидела за стойкой Доналда, но останавливаться не стала, потому что не была уверена, что сумеет сдержаться. Так хотелось сказать, что она кое-что знает о его сомнительной деятельности во «внерабочее время»!

Айлин решила спуститься в погреб, чтобы проверить наличие необходимого ассортимента спиртных напитков. Обычно этим занимался управляющий баром Мануэль, но сейчас он был в отпуске. Кроме того, в погребе было прохладно.

Она как раз пересчитывала бутылки с шампанским на нижней полке, когда услышала тихий звук за спиной. Айлин резко выпрямилась и обернулась.

– Доналд! Как ты меня напугал!

– Прости, пожалуйста, – протянул он с пьяной усмешкой. Странно, подумала Айлин, напиваться уже с утра… это слишком даже для Доналда. – Я не хотел тебя отвлекать от работы.

– Я просто проверяю вина, – пояснила она.

– Гмм. Должно быть, интересное занятие. – Он нетвердо стоял на ногах. – Это не винный погреб. Это, черт возьми, какой-то оптовый склад. Не успевают разгрузить привезенные бутылки, как они тут же уходят через заднюю дверь.

Айлин нахмурилась.

– Надеюсь, ты не обвиняешь Мануэля в воровстве? – резко спросила она. – Он работает у нас уже более десяти лет.

Доналд пожал плечами.

– Я только хочу сказать, что у Мануэля, у единственного, кроме нас с тобой, человека… есть ключ от погреба. Вчера ночью я искал «Камю». Там должно было оставаться как минимум пять бутылок.

– Не знаю, как это случилось, но их там девять, – спокойно проговорила Айлин. – Я только что проверяла.

– Где? – спросил Доналд с раздражением и досадой.

– В конце нижней полки. – Она указала рукой. – Посмотри сам.

– Ага, вот они… – Но, похоже, это его не очень интересовало. – Ну и как, ты вчера хорошо провела вечер? – ехидно полюбопытствовал Доналд. – Получила удовольствие?

Айлин взглянула на него с опаской. Она ожидала подобного вопроса и теперь боялась сболтнуть лишнего.

– Да, спасибо, – осторожно проговорила она.

– Наверное, поздно вернулась домой, – продолжал он.

– На самом деле я вернулась раньше тебя. Я слышала, как ты пришел.

– Ах да… – кивнул Доналд. – Ведь ты еще не спала в это время.

– Ты меня разбудил, – запротестовала Айлин, но ее сердце испуганно забилось. К чему он клонит?

– Неужели? Может, что-то другое не давало тебе заснуть? – В его голосе звучал неприкрытый сарказм. – Или кто-то другой?

– Я… я не понимаю, о чем ты, – с деланным недоумением проговорила она.

Доналд расхохотался.

– Маленькая недотрога! Что, тебе и в голову не приходило, что твой красавчик смотается на следующее же утро? Провела с ним веселую ночку… Похоже, он все-таки получил то, что никому еще не удавалось взять?

Айлин была просто в шоке от его грубости и косого недоброго взгляда.

– Мне, вообще-то, плевать, с кем ты шляешься. Да переспи ты хоть со всеми мужиками в округе, если тебе это нравится! Но вот чего я не потерплю, так это чтобы ты влюбилась в смазливого прощелыгу, который хочет нагреть руки на казино, женившись на тебе.

– Если я соберусь выйти замуж, ты меня не остановишь! – бросила она ему в ответ.

– Только если выйдешь с моего согласия, – проговорил Доналд с расстановкой. И было в его тоне что-то такое… мерзкое, что заставило ее содрогнуться.

– Я знаю условия завещания моей матери, – огрызнулась Айлин. – Ты не можешь не дать согласия на мой брак без достаточно веских причин. Кроме того, через два года, когда мне исполнится двадцать пять, опекунство закончится в любом случае.

– Да, закончится. – Теперь тон Доналда стал просто-напросто угрожающим. Он двинулся на нее, оттесняя назад. – И что дальше, а? «Большое спасибо, Доналд, и до свидания»? О нет, я заслуживаю большего за все, что сделал для казино. Я превратил его из захолустной лачуги в подобие небольшой денежной скважины. – Его лицо стало багровым за исключением небольшой бледной полоски вокруг рта. – Я заслуживаю большего.

Айлин сделала еще один шаг и оказалась в дверном проеме маленького чуланчика в углу погреба. Она оглянулась через плечо и с ужасом обнаружила, что он весь завален старыми матрасами и постельным бельем.

Ей было достаточно одного взгляда на Доналда, чтобы утвердиться в своих подозрениях. Она попробовала увернуться от него, но он был наготове. Доналд схватил ее за плечи и грубо втолкнул в темное помещение.

– Значит, так: я хочу быть уверен, что получу свою долю. И я собираюсь сделать это прямо сейчас. До того, как ты меня надуешь. – В его голосе звучала ледяная усмешка. – У меня уже приготовлены бумага. Ты продашь казино одному моему другу. И не волнуйся: получишь за него хорошие деньги за вычетом моей доли. Но это только в том случае, если подчинишься. С каждым днем отсрочки цена будет падать.

– Ни за что! – яростно воскликнула Айлин. – Ты меня не заставишь!

– Не беспокойся, заставлю. Я буду держать тебя здесь столько, сколько потребуется. Пока этот чертов Мануэль в отпуске, я единственный, у кого есть ключи от погреба. Так что можешь кричать, сколько влезет. Никто тебя не услышит. И никто даже не поинтересуется, куда ты пропала. А твой смазливый дружок улетел. Недавно тебе пришло приглашение от школьной подруги. Она предлагала погостить у нее в Штатах. И ты уехала сегодня днем – я сам отвез тебя в аэропорт.

Айлин уставилась на него в полном ужасе.

– Ты сумасшедший, – выдохнула она. – Ты же знаешь, что это не сойдет тебе с рук. Как только выберусь отсюда, я отправлюсь прямиком в полицию.

– К этому времени я буду уже в безопасности. В какой-нибудь теплой южноамериканской стране, где мне будет обеспечена неприкосновенность, – самодовольно усмехнулся он. – Я же тебе говорил, что у Хорхе большие связи.

– Хорхе Варгас. Мне бы следовало догадаться, что он во всем этом замешан, – заметила Айлин, очень стараясь, чтобы ее голос звучал зло и ехидно. Она не хотела доставить Доналду удовольствие, показав, что испугалась. – Это его деньги ты проиграл Мартину вчера вечером, да? Вот в чем все дело. Ты вел с ним какие-то дела, а теперь не можешь отдать долги?

Доналд самодовольно рассмеялся.

– Значит, догадалась? Но это уже не имеет значения. Хорхе все равно, каким образом он получит обратно свои деньги. На самом деле он очень даже заинтересован в том, чтобы на время заполучить казино. Так что завтра он приезжает. Поможет мне убедить тебя подписать бумаги. – Отчим схватил Айлин за плечи и оттолкнул к стене. – Тебе будет о чем подумать здесь, в темноте и без еды. И в компании крыс. Уверен, к утру ты запоешь по-другому.

Доналд помолчал, затем косо взглянул на нее и добавил:

– На самом деле, казино не единственное, что интересует Хорхе. В последний раз, когда был здесь, Хорхе сказал, что ты его тоже интересуешь. Может, теперь тебе стоит быть с ним поласковее. – С этими словами он захлопнул дверь.

Айлин невольно содрогнулась, услышав скрежет ключа в замке.

7

Она сидела на старом матрасе, поджав под себя ноги, и пыталась привыкнуть к темноте. Может, Доналд – сумасшедший? Или он был пьянее, чем ей показалось вначале? Неужели отчим вправду считает, что может ее запугать и заставить отказаться от наследства в пользу Хорхе Варгаса, этой мерзкой и скользкой ящерицы в человеческом обличье?

От одной только мысли об этом уроде у нее по спине пробежали мурашки. Какого рода уговоры он собирается применять? Догадаться несложно, подумала она с содроганием, вспомнив, как Хорхе смотрел на нее и лапал своими гадкими потными руками, пока она не наступила каблуком ему на ногу – в качестве предупреждения.

Но беда заключалась в том, что Доналд скорее всего был прав: никто ее не хватится. Их обычными посетителями были в основном туристы, которые приезжали на остров ненадолго. Никто даже не спросит о ней. А если даже и спросит, у Доналда есть наготове правдоподобное объяснение. Только у Мартина могло зародиться какое-то подозрение. Но Мартин улетел.

В дальнем углу чулана что-то зашуршало. Айлин вздрогнула и еще сильнее поджала ноги. Доналду было вовсе не обязательно напоминать ей о крысах. Ее забила дрожь, но уже не от холода. Она пробыла здесь совсем недолго, но казалось, что прошла уже целая вечность.

Неужели Доналд действительно будет держать ее здесь, пока она не подпишет бумаги? Несмотря ни на что, в это было трудно поверить. Хотя если он и вправду попал в отчаянное положение… Айлин была уверена, что идея ее заточения принадлежала не Доналду. Уж слишком все тщательно было продумано. Она мало что знала о Хорхе Варгасе и парнях из Картахены, но ни капельки не сомневалась, что те не оставят ее в покое, пока не добьются своего.

Эта мысль неизбежно привела к другой, еще более неприятной. Дядя Виктор. Конечно, он будет возражать против любых незаконных сделок. Но он уже старый, со слабым здоровьем. Для Хорхе и его дружков не составит труда уломать его. Если она уступит и подпишет бумаги, то следующей жертвой станет дядя Виктор. Айлин решила держаться до конца.

Когда ее глаза привыкли к темноте, она разглядела рядом с матрасом бутылку с водой и пластиковый стакан. Пить хотелось ужасно, но она позволила себе сделать лишь пару маленьких глотков, так как не знала, когда Доналд принесет ей еще воды, и принесет ли вообще.

Айлин упрямо тряхнула головой, пытаясь не поддаваться страху. Иначе к тому времени, когда ее выпустят отсюда – если, конечно, когда-нибудь выпустят, – она превратится в беспомощную полоумную идиотку, которую никто даже и слушать не станет.

Закрыв глаза, она пыталась придумать, как ей отвлечься от страшных мыслей. И тут же на ум пришли… воспоминания о Мартине Данберге. Возрожденные в памяти нежные поцелуи согрели ее, придали сил. Если бы только…

Нет смысла мечтать о том, как все могло бы сложиться замечательно. Мартин ведь тоже хотел, пусть по-своему, нагреть руки на «Эсмеральде».

Ей удалось убедить его, что он лишь зря тратит время. Сейчас Мартин уже, наверное, в Швеции.

А она здесь, заперта в тесном холодном чулане. Без света, без еды. И даже не представляет, что будет с ней дальше.

В темноте она сумела разглядеть слабо светящийся циферблат своих часов. Неужели не прошло еще и получаса с тех пор, как Доналд запер ее здесь?! Она легла на матрас, глядя в темноту и стараясь представить изумительный вид с горы, которым любовалась сегодня утром. Покрывало из пышной зеленой растительности, стелющееся по горному склону до самого пляжа, и синее море, искрящееся на солнце. Теплый тропический дождь на лице, сладкое благоухание цветов… Хотелось бы верить, что все это было не в последний раз.

Айлин снова решительно тряхнула головой. Нет, ей нельзя поддаваться отчаянию. Надо быть сильной. Она в сотый раз взглянула на часы. Почти десять. Значит, она пробыла здесь уже почти шесть часов. Иногда ей удавалось задремать. Но уже через несколько минут она просыпалась и возвращалась к этому кошмару. Где она? Что с ней произошло?

Вначале Айлин надеялась, что к Доналду вернется рассудок и он выпустит ее отсюда. Но эта надежда медленно угасала. А скоро, может быть уже завтра, здесь будет Хорхе Варгас…

Она резко вскинула голову, услышав звук шагов за дверью. Легкие шаги, нерешительные… Точно не Доналд. Айлин вскочила с матраса, бросилась к двери и принялась стучать по ней кулаками.

– Помогите! Выпустите меня отсюда!

– Тсс! Пожалуйста, тише…

– Грациэла? Это ты?

– Я пытаюсь найти замочную скважину. Ага… – Последовал тихий щелчок, и дверь плавно открылась. – Быстро, выходи отсюда. – Миниатюрная брюнетка держала в руке фонарь, который трясся так сильно, что его луч бешено прыгал по стене. – С тобой все в порядке?

– Думаю, да, – нетвердо выдохнула Айлин. – Что происходит? Это Доналд дал тебе ключи?

– Нет, я их вытащила у него из кармана, когда улучила момент. Просто ушам своим не поверила, когда он мне рассказал, что с тобой сделал. Боюсь, он совсем обезумел.

– Скажи это еще раз, – с чувством попросила Айлин. – Но что будет, когда он узнает, что ты меня выпустила? Он убьет тебя!

Грациэла покачала головой.

– Ему придется понять, что это единственный разумный выход: чем дольше он будет держать тебя здесь, тем хуже. Но ведь ты не пойдешь в полицию, правда? Мне кажется, лучше сделать вид, будто вообще ничего не произошло, – решительно заявила она. – Не надо ненужной шумихи. Тем более что ты никогда не любила скандалы. И кроме того, я – единственный человек, который обо всем знает. А я не буду давать показания против Доналда.

Айлин открыла рот, чтобы возразить, но передумала, поняв, что это бесполезно.

– Знаешь, Грациэла, для него ты действительно слишком хороша. Он тебя недостоин. Господи, я все никак не могу понять, что ты в нем нашла?

– Не знаю. – Грациэла тяжело вздохнула. – Наверное, я просто очень его люблю.

Любовь, подумала Айлин с горькой иронией. Какую же власть имеет она над людьми, если даже разумная женщина превращается в круглую дуру, когда влюбляется?!

Айлин вышла из чулана, закрыла за собой дверь и взяла фонарь из дрожащей руки Грациэлы.

– На самом деле нам надо скорей уходить отсюда. Я бы даже предложила убраться подальше от казино – по крайней мере, до тех пор, пока Доналд не придет в чувство. Он же просто непредсказуемый. Кто знает, что может сделать, когда все раскроется.

Грациэла снова покачала головой.

– Я никуда не пойду. Доналд меня не тронет.

– Я тоже так думала, – нахмурилась Айлин. – Сама видишь, как все обернулось.

– Знаю. Но это не одно и то же. Он запаниковал, когда проиграл все деньги. Но надеялся выкарабкаться, закрутив какой-то проект с одним из своих приятелей из Картахены. Только теперь у него ничего не осталось. Я предлагала дать ему взаймы, но он не взял.

– Слава Богу, хоть до этого не опустился! – воскликнула Айлин, но озадаченный взгляд Грациэлы заставил ее прикусить язык. Очевидно, эта женщина искренне верила всем россказням Доналда, и сейчас было не время разубеждать ее. – Я имею в виду… Нет ничего хуже, чем брать взаймы у любимой женщины, – быстро нашлась она. – И потом, для него это было бы унизительно.

– Да, – согласилась Грациэла, размышляя над ее словами. – Думаю, именно поэтому он и отказался. Мне кажется, Доналд действительно меня любит, но ему просто трудно об этом говорить. Вообще многие мужчины стесняются своих чувств.

– Знаешь, – сказала Айлин, – сейчас не время и не место это обсуждать. Мы очень рискуем.

Она быстро прошла через кладовку, поднялась в кухню. Потом взяла Грациэлу за руку и потащила за собой к лестнице в квартиру.

– Я только соберу кое-какие вещи. Ты подумай. Все-таки я бы тебе советовала пойти со мной.

– Нет, со мной все будет в порядке, честное слово, – заверила она Айлин. – Не беспокойся.

– Что ж, в таком случае, тебе лучше вернуть ключ на место, пока Доналд не обнаружил пропажу, – посоветовала Айлин. – Может, он даже и не узнает, что это ты меня выпустила.

Хотя это вряд ли, с горечью подумала она.

– Хорошо. – Грациэла положила ключ в карман. – Но куда ты пойдешь?

– Пока не знаю, – призналась Айлин. – Придумаю что-нибудь.

Она могла бы временно поселиться в отеле, но там не составит труда ее найти, если Доналд и его дружок Хорхе примутся за розыски. Можно вообще уехать с острова. Но Айлин не собиралась все время прятаться. Она будет сражаться за то, что принадлежит ей по праву.

Будет сражаться как может. И до конца.

– А как насчет друга Томаса Грехэма? – спросила Грациэла. – Конечно, он выиграл все деньги Доналда, но к тебе это отношения не имеет. Может, обратишься к нему? Ты ему явно понравилась. Уверена, он тебе поможет.

– Ты имеешь в виду Мартина Данберга? – Айлин покачала головой. – Ничего не получится. Он улетел сегодня утром. – Она очень старалась, чтобы у нее не дрожал голос.

– Да, он выехал из коттеджа на пляже, но никуда не улетел, – с невинным видом сообщила Грациэла. – Он сейчас на яхте Грехэма. Помнишь ту симпатичную сине-белую яхту, которую мы видели на прошлой неделе?


Яхта стояла у западной части пристани, за главным волнорезом, – новенькая и сверкающая, оснащенная шлюпкой и наверняка высокоскоростная. Айлин видела ее неделю назад: она неслась по волнам подобно летящей птице, раскинув паруса, как крылья. И хотя мимо острова ежедневно проплывало не менее дюжины яхт, именно эта приковывала к себе взгляд – и не только из-за своей окраски, которая сменялась от светло-голубого до индиго.

«Викинг» – было написано на борту. Охранник знал Айлин еще с младенчества и пропустил ее безо всяких вопросов. Она аккуратно спустилась на понтонный мост и по сходням перешла на палубу яхты.

За дверью каюты Айлин услышала смех. Она тихонько постучала, но ответили ей не сразу. Наконец дверь открылась, и парень лет двадцати с огненно-рыжими волосами в изумлении уставился на Айлин.

– Добрый вечер, – поздоровался он и зарделся от смущения. – Чем могу вам помочь?

Голос из глубины каюты окликнул его на незнакомом Айлин языке, и парень ответил так же.

Айлин покачала головой. Наверное, Грациэла что-то напутала и неправильно поняла, о чем говорил Томас Грехэм.

– Простите, пожалуйста. Я, наверное, перепутала яхту, – извинилась она, отступив назад. – Я ищу человека по имени Мартин Данберг.

– О, это та самая яхта, – вежливо ответил молодой человек по-английски. – Пожалуйста, проходите. – Он широко распахнул дверь, пропуская Айлин, и крикнул: – Шкипер, к вам гости!

Она обвела взглядом стильную, отделанную тиком каюту, с полированным овальным столом и синими шторами. Еще трое молодых людей того же возраста, что и парень, открывший ей дверь, с нескрываемым любопытством уставились на нее.

Мартин сидел к ней спиной, но повернул голову и, увидев ее, тут же встал.

– Айлин! – На мгновение она почти поверила, что в его голосе прозвучала искренняя теплота. Но потом увидела знакомый язвительный блеск в серых глазах. – Итак, чему я обязан удовольствию вновь видеть вас? – спросил Мартин, удивленно глядя на объемистую сумку у нее на плече. – Не поздновато ли для делового визита?

Похоже, ей предстоял тяжелый разговор. Впрочем, она и не ожидала, что будет легко.

– Э-э-э… мне надо поговорить с вами, – произнесла она сбивчиво, но все же с достоинством. – Извините, я… не хотела отрывать вас от дел.

– Ничего страшного. Ребята как раз собирались ложиться. Да, ребята? – добавил он настойчивым тоном.

– Ну да! – хихикнул длинноволосый парень, поднимаясь с дивана. – Вперед, в наши уютные каюты! Мы будем спать сладко и громко храпеть. – Проходя мимо Айлин, он бросил на нее многозначительный взгляд и уже в дверях добавил: – Не засиживайтесь слишком поздно, шкипер!

Мартин и Айлин остались одни. Он жестом пригласил ее к столу, на котором стояли остатки вечерней трапезы.

– Кофе? – спросил он.

– Спасибо.

Ловко собрав со стола грязную посуду, он отнес ее на камбуз и положил в посудомоечную машину. Все удобства, отметила Айлин. И обстановка шикарная. Чтобы снять такую яхту хоть на пару недель, нужно выложить целое состояние.

Мартин вернулся с кофейником и двумя кружками. Поставил на стол, потом опустился в кресло напротив Айлин.

– Итак… – Он вопросительно взглянул на нее.

Она не знала, с чего начать разговор. Ей вдруг пришло в голову, что, может быть, идея прийти сюда была не самой разумной. Но Айлин пребывала в таком возбужденном состоянии, когда Грациэла освободила ее из чулана, что, узнав о том, что Мартин еще на острове, действовала безотчетно. Она захватила с собой только самые необходимые вещи, побросав их в первую попавшуюся сумку. Потом выскользнула из казино через заднюю дверь и пошла по дороге. Ей повезло: она очень удачно поймала попутную машину.

Но сейчас ей вдруг пришло на ум: а стоит ли рисковать и вверять свою судьбу в руки человека, который может оказаться еще большим мошенником, чем Доналд? Но с другой стороны, у нее не было выбора. Хорхе Варгас приезжает на остров уже завтра. И Айлин была уверена, что, если Мартин Данберг согласится ее защитить, с ним она будет в безопасности. Волновало только одно – цена, которую придется заплатить за такую защиту.

Айлин не помнила точно, что говорила ему вчера ночью, но явно что-то резкое и неприятное – что-то про то, что она пошла с ним ужинать только потому, что Мартин мог оказаться ей полезным. И еще добавила, что их поцелуи ничего для нее не значат. Она уже поняла, что Мартин Данберг – из тех людей, которые помнят обиды и мстят за них очень умело. А что, если он воспользуется ее отчаянным положением и потребует то, в чем она отказала ему в прошлый раз?

У Айлин по спине пробежал холодок. Но лучше уж оказаться в постели Мартина Данберга, чем пережить то, что приготовил для нее Хорхе Варгас, решила она, содрогнувшись от отвращения.

Айлин глубоко вздохнула. Теперь, когда она приняла решение, ей стало гораздо легче.

– Доналд оказался мерзавцем, – прямо заявила она. – Он запер меня в чулане.

– Он – что?

Айлин не без удовольствия отметила, что ей все-таки удалось его шокировать. Мартин медленно и спокойно поставил кружку с кофе на стол, но вспышка гнева в глазах предвещала крупные неприятности ее злобному отчиму.

– Грациэла меня выпустила, – пояснила она. – Наверное, он заметил, как вы выходили вчера вечером через заднюю дверь, и подумал… – Айлин почувствовала, что краснеет, – что мы… переспали.

– И поэтому запер вас в чулане? – Мартин громко рассмеялся. – Никогда бы не подумал, что он строг и суров, как отец-пуританин из викторианских романов!

Айлин покачала головой.

– Не совсем так. На самом деле… я обычно не приглашаю… мужчин к себе наверх, в квартиру. Боюсь, что в своих подозрениях он додумался до незнамо чего. Вообразил, что вы – скользкий тип, который нацелился соблазнить меня, влюбить в себя и… жениться на мне, чтобы заполучить казино.

Его хищные глаза сверкнули недобрым блеском.

– Правда? Он вас недооценивает!

Айлин не была уверена, что ей сделали комплимент, и поэтому решила пропустить слова Мартина мимо ушей.

– В любом случае, вы оказались правы по поводу денег, которые он вам проиграл. Это были деньги Хорхе Варгаса, – продолжала она. – Поэтому он задумал заставить меня переписать казино на Хорхе. «За приличную цену», как он выразился.

– Понятно. – Мартин облокотился на спинку стула, отпил кофе и вдруг спросил: – А если бы вы не согласились?

– С каждым днем, пока я артачусь, цена бы падала. Доналд грозился держать меня в чулане в темноте, без еды, пока я не подпишу отказ от казино. – Она криво улыбнулась. – Надо мне было слушать, когда вы предупреждали, что отчим может быть опасен.

Мартин сухо хохотнул.

– И что вы теперь собираетесь делать? – спросил он. – Идти в полицию?

Айлин отрицательно покачала головой.

– Грациэла – моя единственная свидетельница. А она не станет давать показания против Доналда. Я только надеюсь, что с ней все будет в порядке, когда он обнаружит, что я исчезла, – добавила она, нахмурившись. – Я пыталась убедить ее пойти со мной, но дурочка отказалась. Сказала, что он ее не тронет…

– Скорее всего она права, – заверил Мартин. – У него нет причин… Это же вы, а не она, стоите у него на дороге.

– Наверное, вы правы, – согласилась Айлин. – В любом случае, мне кажется, что полиция все равно не смогла бы ничего сделать… – В животе у нее заурчало от голода. – Извините, у вас нет чего-нибудь перекусить? – спросила она почти с отчаянием. – Я не ела с самого утра.

Он рассмеялся.

– Конечно, есть. Что вы хотите?

– Что угодно.

– Могу сделать омлет.

– Это было бы замечательно! – воскликнула она, глотая слюнки.

Мартин кивнул с улыбкой в глазах.

– Сию минуту, мадам.

Айлин увлеченно наблюдала за тем, как такой большой, мускулистый мужчина возится в крошечной кухоньке. Однако он двигался с удивительным изяществом. Ловко разбил два яйца в миску, легко взболтал их и аккуратно вылил на сковороду, орудуя лопаточкой, как самый заправский повар.

– С чем вы будете омлет? – спросил он, обернувшись через плечо. – Я могу натереть сыр или нарезать грибов.

– Гмм… с сыром будет отлично, спасибо.

Ее губы подозрительно пересохли. Она смотрела на него и не могла наглядеться. Широкие плечи, очертания рельефных мышц под обтягивающей выцветшей футболкой, длинные ноги, голые по колено, потому что он был в шортах… Кто сказал, что у мужчин некрасивые ноги? – подумала она. У Мартина были очень красивые ноги: загорелые, мускулистые, волосатые, как и положено настоящему мужчине.

О черт! В течение последних двадцати четырех часов Айлин пыталась себя убедить, что не влюблена в него, но, как только увидела его вновь, поняла, что все это время просто лгала себе. Эта сладостная жажда проснулась вновь и жгла ее изнутри. Сейчас ей хотелось только одного – оказаться вновь в его объятиях, ощутить на себе его сильные руки, почувствовать прикосновения его теплых губ на своих губах…

Нельзя позволять себе погружаться в призрачный мир фантазий, опомнившись, отругала себя Айлин. Нельзя терять головы.

– Значит, Доналд не догадался, что мы залезали к нему в сейф? – спросил Мартин, натирая сыр.

– Похоже… нет. – Она с трудом произносила слова. – Вам удалось найти что-нибудь еще?

Он отрицательно покачал головой.

– Пока нет. Но если Доналд использует казино как прикрытие для отмывания денег этих ребят из Картахены, он, наверное, проводил платежи через целую цепочку банковских счетов по всему Карибскому побережью. У меня есть друг, который поможет отследить некоторые из звеньев. – Мартин положил сыр обратно в холодильник и закрыл дверцу ногой. – К сожалению, в некоторых странах очень строгие правила относительно защиты информации о банковских вкладах, поэтому будет непросто проследить весь путь от Доналда к Хорхе Варгасу.

Айлин кивнула. Сидя здесь и слушая его мягкий бархатный голос, было так трудно помнить о своих подозрениях. Очень хотелось верить, что он говорит правду. Но так подсказывало ей сердце, а сердце отнюдь не тот орган, который выносит правильные суждения. Достаточно посмотреть на Грациэлу.

– Готово! – Ловким движением Мартин опрокинул омлет на тарелку и поставил ее на стол. – Еще кофе?

– Да, спасибо, – промямлила она, надеясь, что он подумает, будто вид омлета, такого сочного и воздушного, временно вверг ее в состояние томного бессилия и лишил способности внятно изъясняться.

Мартин опять сел напротив и долил ей кофе. Она кивнула в знак благодарности, так как рот был занят, и украдкой взглянула на него из-под ресниц. Интересно, о чем он думает? Но Мартин позволял прочесть на своем лице только то, что хотел, чтобы прочли, напомнила она себе, вспомнив, как он держался во время игры в покер.

И разумеется, это бредовое предложение выйти за него замуж. Она до сих пор не могла разобраться, к чему он стремится на самом деле. К браку по расчету? Но то, как он ее целовал, как чуть не занялся с ней любовью, – все это противоречило предположению о холодном расчете. Или, может, это был какой-то еще более хладнокровно просчитанный план? Настоящий брак во всех его проявлениях, кроме одной маленькой детали – обязательств. Это будет не «до тех пор, пока смерть не разлучит нас», а «до тех пор, пока не закончится опекунство и, может быть, еще чуть-чуть дольше, если нам все еще будет хорошо друг с другом в постели».

Если только не… вступить с ним в брак по расчету, но на своих условиях? Но это было слишком рискованной затеей. И если я хочу добиться своего, мне следует быть очень осторожной: не совершить ошибки и не подпасть под чары его дымчато-серых глаз, напомнила себе Айлин. Да, она будет очень, очень осторожной…

Но легче сказать, чем сделать. Особенно когда Мартин сидит напротив и безумно смущает ее своим пристальным взглядом. И даже когда она отводила взгляд и смотрела в окно, это тоже не помогало: во-первых, Айлин все равно видела его отражение в темном стекле, а, во-вторых, за окном была донельзя романтическая картина – серебряная луна над чернильным морем.

– Хорошая яхта, – заметила она, пытаясь найти нейтральную тему для разговора. – Похожа на гоночную, по крайней мере по форме корпуса.

– Она и есть гоночная, – подтвердил Мартин, облокотившись на спинку стула с кружкой кофе в руке. – В данный момент переделана под круизную, но в принципе предназначена и для гонок тоже. Все эти излишества убираются за два дня, – сказал он, оглядывая роскошную каюту. – Видели бы вы ее в мае, когда проходила кругосветная регата.

– Вы участвовали в кругосветной регате? – удивилась Айлин.

– Пара ребят, которые до сих пор у меня в команде, ходили тогда со мной. На первых этапах мы даже показывали приличные результаты: Но потом у нас что-то с мачтой случилось, небольшая поломка… у берегов Чили. После этого шансов на победу уже не осталось. Ну и ладно. – Он пожал плечами с безразличным видом. – Как-нибудь в другой раз.

– Они… Эти ребята называют вас шкипером?

– Да. Все верно.

– Вы были капитаном яхты во время регаты?

– Ага.

Он сказал это так, будто это не значило для него ничего особенного, но Айлин знала многих людей из яхт-клуба и слышала, что названная гонка была одной из самых сложных. Сто двадцать с лишним дней в экстремальных условиях… По сравнению с этим партия в покер на полмиллиона долларов могла показаться детской забавой.

Айлин доела омлет и отодвинула от себя тарелку. Теперь ее потянуло в сон – вчера ночью она мало спала, а сегодня выдался на редкость длинный и неприятный день. Легкое покачивание яхты и мягкий плеск волн о борт убаюкивали ее, навевая покой и умиротворение…

– Вы, кажется, сейчас заснете, – заметил Мартин.

Она покачала головой, стараясь побороть зевоту.

– Да… Но сначала мне нужно все для себя прояснить, – возразила Айлин. – Решить, что делать. – Но в голове у нее царил туман, мешая сосредоточиться.

– Как полагаете, когда Доналд обнаружит, что вы сбежали? – спросил Мартин.

Она задумалась.

– Скоро. А может, уже обнаружил.

– И что тогда?

– Не знаю. Грациэла сказала, что отчим придет в себя, как только протрезвеет, и поймет, что совершил ошибку. И не станет больше ничего предпринимать.

– Что-то я сомневаюсь, – протянул Мартин. – Речь идет о больших деньгах. А если он еще и задолжал мафии… Словом, похоже, он в отчаянном положении.

– Думаете, я не понимаю? – вспыхнула Айлин.

Он засмеялся, подняв руку, как будто собираясь ласковым прикосновением усмирить ее гнев.

– Нет. Но мне кажется, что вам нужно как можно скорее вступить во владение своей собственностью.

– Знаю. – Айлин пристально смотрела на него. Собирается ли он повторить свое предложение выйти за него замуж или ей нужно самой подвести его к этому? – На самом деле я не очень хорошо разбираюсь в юридических тонкостях, но предполагаю, что для того, чтобы избавиться от опекунства, мне необходимо доказать, что отчим плохо управляет казино. Но у меня нет никаких прямых доказательств. Кроме того, судебное разбирательство наверняка затянется и будет стоить кучу денег. И Бог знает, чего еще мне придется натерпеться от Доналда по ходу дела.

– Да, но если…

Хитрый огонек, загоревшийся в серых глазах, дал ей понять, что Мартин догадывается, к чему она клонит.

– Но если – что? – попыталась она изобразить недоумение.

– …если мы поженимся.

Он сказал именно то, что она и хотела услышать. Но хотя все шло по плану, Айлин вдруг смутилась. Она ведь еще не сказала «да». Это было похоже на игру в покер – надо просчитывать действия партнера на шаг вперед и быть все время начеку.

– Да, наверное, это одно из возможных решений проблемы, – признала она, следя за тем, чтобы ее голос звучал спокойно и даже по-деловому.

– Это единственный вариант, который приходит мне в голову, если вы хотите быстро и без всяких проблем избавиться от Доналда.

Айлин медленно кивнула.

– Правильно… Но я не хотела бы причинять вам неудобства.

Странная загадочная улыбка появилась на его красивых губах.

– Да в общем-то для меня в этом нет никаких неудобств, – протянул Мартин. – Просто пара формальностей – и я вставлю еще одну палку в колеса Доналду. Конечно, если вас беспокоит финансовая сторона дела, мы можем заключить брачный контракт и указать там, что никто из нас не будет иметь никаких претензий в случае развода.

Айлин пристально посмотрела на него. Это что еще за маневр? Мартин так и сидел, облокотившись на спинку стула, вытянув ноги и держа в руке кружку с кофе. Он выглядел абсолютно расслабленным. Если бы не знать, что не стоит доверять впечатлению, которое он производит своим внешним видом…

– Ну, если вы уверены… – Айлин чувствовала, что ее щеки заливает румянец. Выйти за него замуж, даже если и не по-настоящему…

– Хорошо. – Это слово, казалось, выразило его облегчение оттого, что хоть одна проблема была снята. – В таком случае не стоит откладывать. Чем быстрее мы поженимся, тем меньше у Доналда будет шансов помешать нам или доставить вам какие-нибудь неприятности.

– Да… наверное. – Ее сердце бешено колотилось в груди. – Но разве приготовления не займут какое-то время?

Он лениво пожал плечами.

– Думаю, с этим проблем не возникнет. В наше время многие приезжают на Карибы специально, чтобы пожениться без проблем. Свадьба и тут же медовый месяц – очень удобно. Мне говорили, что во многих больших отелях есть специальные люди, которые все это организовывают.

– В общем-то да, – признала она. – Свадьбы здесь действительно не редкость… Но есть еще одна вещь, – добавила Айлин, пытаясь говорить внятно, но в горле совсем пересохло. – Брачный контракт. Думаю, нам следует включить в него пункт, в котором будет говориться, что мы не… Я имею в виду…

Мартин приподнял бровь, выражая вежливое недоумение.

– Я хочу, чтобы в контракте был пункт, в котором будет говориться, что мы не станем спать вместе!

В мягкой невинной улыбке Мартина был лишь туманный намек на насмешливую ухмылку.

– Что ж, вполне резонно, – легко согласился он. – А теперь, когда мы все решили, можем немного поспать. Вам, наверное, будет лучше расположиться в моей каюте. – Он поставил на стол кружку и с беззаботным видом поднялся на ноги. – Сейчас я вам все покажу.

– В вашей каюте? – рассеянно повторила Айлин. Она никак не ожидала, что все окажется так просто. – А где же будете спать вы?

– На раскладушке на верхней палубе.

– На раскладушке? Не очень-то это комфортно.

Мартин рассмеялся. От него не укрылось разочарование Айлин, вызванное тем, что он без единого возражения принял ее условие.

– Ничего. Мне не привыкать.

8

– Итак, объявляю вас мужем и женой. Будьте счастливы!

Айлин чувствовала себя ошарашенной тем, что произошло с ней за последние сутки. Итак, она вышла замуж за мужчину, которого впервые увидела всего несколько дней назад, о котором почти ничего не знает. За мужчину, с которым подписала контракт, что он станет ее мужем, но не будет иметь с ней физической близости.

На Айлин было платье, взятое напрокат в отеле, где проходила свадьба, изысканное, но простое, из белого сатина, с глубоким декольте. В каскад блестящих локонов местный парикмахер искусно вплел белые цветочки. К алтарю ее вел дядя Виктор, а Грациэла, похожая на испуганного воробья, была подружкой невесты.

Она украдкой взглянула на мужчину, стоящего рядом. Он был в изысканном белом смокинге, с красным шелковым галстуком-бабочкой и с орхидеей в петлице. Только слепой не заметил бы завистливых взглядов женщин, сопровождавших Айлин с того момента, как они с Мартином прибыли на короткую официальную церемонию, которая была уже четвертой по счету в тот день.

Айлин действительно не понимала, как он умудрился так быстро все организовать. Очевидно, ее новоиспеченный муж был человеком решительным и привык доводить любое дело до конца. Конечно, чтобы быть шкипером яхты – участницы кругосветной регаты, человек должен обладать определенными организаторскими способностями и твердой решимостью. Как говорится: сказано – сделано.

И вот она – его жена… Айлин вдруг пробрала странная дрожь, но она сумела ее подавить. Не стоит летать в облаках – это же ненастоящий брак. И документ, который они подписали сегодня утром, ясно об этом говорил. Они будут оставаться в браке ровно столько времени, сколько потребуется, чтобы избавить Айлин от опекунства и переоформить собственность на ее имя. Потом все будет кончено – брак будет тихо и спокойно аннулирован.

– Давай, шкипер, поцелуй невесту! – крикнул Густав, один из парней-матросов.

Они были здесь все. По случаю свадьбы даже согласились взять в отеле напрокат смокинги, но надели их прямо на футболки, по их уверению, самые лучшие. С орхидеями в петлицах и широкими улыбками на лицах, они, казалось, были в полном восторге от происходящего: их шкипер женится!

Томас Грехэм, который выступал в роли свидетеля со стороны жениха, удивленно наблюдал за происходящим. Даже он не знал истинных причин столь поспешной свадьбы. Таким образом, было меньше шансов, что Доналд узнает о том, что это всего лишь фиктивный брак, и расстроит их планы.

Мартин посмотрел на Айлин с обычной ленивой улыбкой, которая всегда заставляла ее содрогаться.

– Нам ведь надо, чтобы все выглядело естественно, – мягко напомнил он ей. – Мы же не хотим, чтобы кто-нибудь догадался о том, что им знать не положено.

Под дружные одобрительные возгласы присутствующих он обнял ее за талию, притянул к себе и запечатлел у нее на губах долгий и страстный поцелуй, который убедил бы любого, что эта свадьба двух людей, безумно влюбленных друг в друга. Айлин почувствовала, как у нее внутри все растаяло. Сейчас ей было очень сложно помнить, что это всего лишь спектакль.

– Давай, шкипер! – крикнули еще раз.

Смутившись, Айлин попыталась высвободиться, но Мартин еще некоторое время удерживал ее. Когда же наконец отпустил, его дымчато-серые глаза засветились насмешливым блеском.

– Не беспокойся, – тихо успокоил он ее. – На эту ночь я снял для нас номер в отеле, так что тебе не придется терпеть этот безумный галдеж.

Этой ночью… Она почувствовала, как краска прилила к ее щекам, и смущенно потупилась.

– Ну что ж, молодой человек, мои поздравления! – Подошедший дядя Виктор с энтузиазмом потряс руку Мартину. – Очень рад! Теперь я за нее спокоен. – Он повернулся к Айлин и принялся целовать ее с искренностью, свойственной доброму дядюшке, и почти отеческой любовью. – Моя дорогая, будь счастлива!

– Спасибо, дядя Виктор, – произнесла Айлин слабым голосом. – Завтра ты организуешь нам встречу с Доналдом, ладно?

В стариковских глазах заблестело проказливое оживление.

– Думать о делах во время медового месяца? Ай-ай-ай, я уверен, что у тебя и твоего молодого мужа есть занятие поинтереснее.

– Несомненно, – ответил Мартин, обняв Айлин за талию и нежно прижав к себе. Идеальный во всех отношениях новобрачный. – Поэтому мы и хотим побыстрей разделаться со всеми делами, чтобы потом спокойно наслаждаться обществом друг друга.

– Ну конечно, конечно, – закивал дядюшка с довольным видом. – Что ж, предоставьте все это мне. Я подготовлю необходимые документы для подписания и договорюсь с Доналдом, чтобы мы все смогли встретиться у меня в офисе в… скажем, в два часа. Подойдет?

– Это было бы замечательно. Спасибо.

Айлин отнюдь не жаждала этой встречи – она знала, что Доналд придет в ярость, когда узнает, как ловко падчерица его провела. Но уже ничего не сможет сделать: это был законный, зарегистрированный по всем правилам брак, и придраться будет не к чему.

– Айлин, ты не забыла про букет? – спросила Грациэла.

– Ах, да. Конечно. – Она улыбнулась и, повернувшись спиной, аккуратно и целенаправленно бросила букет через плечо так, чтобы подружка его поймала.

Молодая женщина просияла от радости, как будто эта глупая романтическая традиция имела хоть какую-то реальную значимость.

– Думаю, теперь мы можем отправляться на ужин, – сказал Мартин, когда были сделаны традиционные свадебные фотографии.

Столы были накрыты на террасе отеля среди прекрасных цветов. Стол устилала белоснежная скатерть, серебро и хрусталь сверкали в золотых лучах вечернего солнца. А в центре возвышался двухэтажный торт с маленькими марципановыми женихом и невестой наверху и каскадом белых кремовых цветов.

– Неужели ты все это устроил? – шепотом спросила Айлин у Мартина.

В ответ он безразлично пожал плечами.

– Все входило в пакет услуг.

– Я обязательно верну тебе деньги, как только получу наследство. Позволь мне оплатить все свадебные расходы, – прошептала она, чувствуя себя виноватой за все траты и хлопоты, на которые он пошел из-за нее.

– Обсудим позже, – сказал Мартин. – Сейчас нам нужно улыбаться фотографу, придумать застольную речь и не забыть разрезать свадебный торт. Получай удовольствие – это же замечательная вечеринка!

Роль жениха давалась ему без труда. Он исполнял ее мастерски и даже с шиком. Какой талант! – восхитилась Айлин, глядя, как он разливает шампанское, безусловно лучшее в отеле, по бокалам, протянутым к нему со всех сторон.

– За Айлин и Мартина! – провозгласил Томас Грехэм, поднимая бокал. – Пусть все ваши неудачи будут мелкими и преходящими!

– За Айлин и Мартина!

Мартин повернулся к новобрачной и улыбнулся своей лучезарной улыбкой. Но в его глазах блестел все тот же огонек насмешки, заметный только ей.

– За нас, – дразняще прошептал он и протянул свой бокал.

Айлин попыталась изобразить ответную улыбку, хотя сердце ее сжалось от невыносимой боли. Ради всего святого, почему она пошла на все это? Неужели не могла придумать ничего другого, чтобы справиться с Доналдом?

Но все произошло так быстро. Это был какой-то сумасшедший день, начиная с той минуты, когда она проснулась утром и обнаружила, что находится в роскошной каюте на борту яхты. У нее даже не было времени спокойно посидеть, подумать и прислушаться к тому, что подсказывает ей сердце. И разум.

Хотя других приемлемых вариантов у нее просто не было. Теперь в течение нескольких дней она избавится от опекунства отчима и «Эсмеральда» перейдет в ее безраздельную собственность. Доналд, конечно, начнет качать права, но это все равно ни к чему не приведет. А что касается Мартина… В их брачном контракте был пункт, в котором говорилось, что она выплатит ему долю от стоимости ее собственности при условии, что он будет придерживаться остальных условий соглашения. И это вполне справедливо – компенсировать ему затраченные на нее время и деньги.

На той же террасе отмечали еще одну свадьбу, но свадьба Айлин и Мартина была намного шумнее – благодаря жизнерадостным ребятам с яхты, которые вскоре начали резвиться в свое удовольствие, смеяться и напиваться шампанским. А солнце уже садилось за горизонт, его последние лучи оставляли на небе четкие красновато-лиловые и золотистые разводы, которые быстро растворялись в синеве наступающей ночи.

На столы поставили свечи, пианист занял свое место. Несколько пар вышли танцевать, и Мартин протянул Айлин руку, приглашая.

– Не подарите ли супругу один танец?

Она в нерешительности смотрела на него, вспоминая о том, как они танцевали в последний раз. Неужели это было всего лишь позавчера, в ресторане папаши Арчи?

– Иди-иди, – подбодрил ее дядя Виктор, ошибочно приняв румянец за признак девичьего смущения. – Ты теперь замужем.

– Да уж, – мягко усмехнулся Мартин, поднимая ее с места и увлекая на середину площадки. – Ты теперь замужем.

Она вся затрепетала и поняла, что он скорее всего это заметил. Мартин знал ее слабое место – и знал, как воспользоваться этой уязвимостью. Стоит ему лишь прикоснуться к ней…

– Расслабься, – прошептал он, заключая ее в объятия. – Новобрачная должна светиться от счастья в день своей свадьбы, а не выглядеть так, будто ее ведут на казнь.

– Это ведь не совсем обычная свадьба, – натянуто проговорила Айлин. – Помнишь?

– О нет, я не забыл, – проговорил он с чувственной хрипотцой в голосе. Его лицо было так близко, что жаркое дыхание опаляло ей волосы. – Спать будем порознь. Не волнуйся. Я снял номер люкс, поэтому, если хочешь, мы можем спать даже в разных комнатах. Ты будешь в полной безопасности.

Айлин с трудом сглотнула, не решаясь поднять на него взгляд. Беда в том, что она была вовсе не уверена, что хочет остаться в безопасности.

После первого танца с Мартином она танцевала с дядей Виктором, потом с Томасом Грехэмом и, в конце концов, со всеми ребятами по очереди – даже с Петером, веснушчатым парнем, который открыл ей дверь прошлой ночью и над которым все ужасно потешались, потому что он постоянно наступал ей на ноги.

Когда совсем стемнело, дядя Виктор стал прощаться, сказав, что в его возрасте требуется хороший здоровый сон, потом Томас Грехэм, с присущей ему галантностью, предложил Грациэле проводить ее до казино. Ребята-матросы пошли искать дискотеку, которую им посоветовал кто-то из гостей. Словом, все разошлись, оставив новобрачных одних.

– Может, еще потанцуем? – предложил Мартин, вновь протягивая ей руку.

Она кивнула и молча последовала за ним. Айлин позволила закружить себя в танце, забывшись в объятиях Мартина, прижавшись к нему так сильно, что чувствовала ровное биение его сердца и этот еле уловимый мускусный запах, который сводил ее с ума.

У нее не осталось сил противостоять соблазну, и она положила голову ему на плечо. Ноющая тоска разъедала ее сердце. Тоска, жажда любви. Айлин зажмурилась, пытаясь подавить подступившие слезы. Она танцевала в свадебном платье в мерцании свечей, мягкий ночной бриз дул с теплого моря, но она была лишь новобрачной «понарошку».

Айлин даже не знала, надолго ли Мартин задержится здесь, не имела ни малейшего представления о его планах на будущее. Она вообще ничего о нем не знала. Но сейчас с радостью отдала бы все на свете, лишь бы их бракосочетание было настоящим…

Звезды кружились на темном бархатном небе в такт их плавному танцу. Вечер медленно перетекал в ночь – ее брачную ночь. Айлин старалась прогнать мысли о предстоящих нескольких часах, постоянно возникавшие в голове. Она заставила Мартина подписать соглашение, и он пообещал не нарушать его. Но разве этого она хотела?

В конце концов оттягивать дальше было уже невозможно – большинство посетителей ресторана уже разошлись, а официанты суетились вокруг столов, собирая посуду и унося свечи. Айлин высвободилась из объятий Мартина, и он лукаво взглянул на нее.

– Похоже, пора идти спать.

Она поспешно отвела взгляд, боясь слишком долго смотреть в эти дымчато-серые глаза, которые околдовывали ее.

– Да, конечно. – Айлин понимала, что единственный способ скрыть сейчас свои чувства – это надеть обычную маску ледяной недоступности. – Ну что, пойдем?

Ее роскошное белое платье шелестело при ходьбе, привлекая завистливые взгляды. Почему все считают приличным так откровенно разглядывать невесту? Пожилая пара зашла с ними в лифт, и женщина улыбнулась Айлин, в ее глазах, казалось, всплыли романтические воспоминания.

– Вы великолепно выглядите, дорогая. Надеюсь, вы оба будете так же счастливы, как и мы. – Она крепко сжала руку мужа, и они обменялись взглядами, в которых отразилась вся их долгая жизнь. – Мы здесь отмечали нашу золотую свадьбу.

Сердце Айлин сжалось. Это было именно то, о чем она мечтала: всю жизнь прожить с любимым человеком. Но у нее этого никогда не будет. Супруги на пару недель… самое большее на месяц. Она изобразила нечто вроде приветливой улыбки, когда двери лифта открылись и пожилые супруги вышли на своем этаже.

Мартин мягко взял ее за руку и повел к двери в дальнем конце коридора. Вставив ключ в замок, он с хитрой улыбкой взглянул на Айлин. Он понимал, что она напряжена, и знал почему. Открыв дверь, Мартин пропустил ее вперед.

Она потрясенно замерла на пороге. Белая мебель в стиле рококо, розовый ковер на полу, маркизы на окнах, приглушенный свет, а на стенах – мастерски сделанные копии работ Буше и Фрагонара. В дальнем углу гостиной сквозь распахнутые двери виднелась кровать с пологом на четырех резных столбиках, с которого свисали ярды белого тюля. А в центре комнаты на овальном низком столике стоял огромный букет белых лилий, которые наполняли комнату опьяняющим ароматом.

– За счет заведения, – пояснил Мартин. – Есть еще и шампанское. – Он вошел в гостиную и изящным жестом достал бутылку шампанского из серебряного ведерка со льдом. – Почему бы нам не выпить. Обидно было бы его оставлять.

Не доверяя своему голосу, Айлин кивнула в знак согласия. Все было безупречно: свадьба на берегу моря, мягкий шепот волн, чудесное белое платье, лилии… Только вот одно было не так… самое главное.

Мартин разлил шампанское и протянул ей хрустальный бокал в форме тюльпана.

– За что пьем? – спросил он.

– Я… не знаю. – Она подумала о той паре в лифте, которая праздновала свою золотую свадьбу. Пятьдесят лет вместе, и все еще держатся за руки… – Может, за успех нашего маленького предприятия?

– А… да, конечно.

Но, казалось, эти дымчато-серые глаза хотели сказать что-то другое. Что-то, что заставило бы ее сердце забиться быстрее. И тут вдруг Айлин поняла, что от прерывистого дыхания ее грудь вздымается в глубоком вырезе платья.

Мартин медленно улыбнулся и, чокнувшись с ней, сделал глоток шампанского. Она машинально отпила из своего бокала и опустила ресницы, чтобы не встречаться с его насмешливым взглядом. Если бы он только знал, как легко сейчас может заключить ее в объятия и поцеловать, воспользовавшись полной покорностью…

– Думаю, я пойду спать, – объявила она, возможно слишком возбужденным голосом. – Я до смерти устала. Совсем не спала вчера ночью.

– Я тоже, – ответил он. – Раскладушка не самое удобное место для сна. И Петер так громко храпит.

– Ну ладно, тогда я… Ты уверен, что тебе будет удобно на диване?

Да что с ней такое? Ведь она конечно же не хотела, чтобы он услышал в ее словах намек на приглашение, когда приложила столько усилий, настаивая на определенном условии.

– Ничего, переживу.

– Отлично.

Айлин почувствовала, как предательский румянец опять появляется на ее щеках. Черт бы его побрал, почему Мартин принимает ее отказ с такой холодной невозмутимостью? Неужели даже не попытается поцеловать ее, заставить передумать?

– Ну… тогда спокойной ночи, – запинаясь, выговорила Айлин.

– Спокойной ночи.

Собрав до последней капли все свое самообладание, она поставила пустой бокал на стол рядом с лилиями. Потом прошла в спальню, закрыла за собой дверь и прислонилась к ней с тяжелым вздохом. Раздельные спальни… Чего она и добивалась.

Вежливый стук в дверь заставил ее сердце забиться чаще. Итак, стало быть, он опять блефовал. И теперь наверняка постарается убедить ее не оставлять его на ночь на этом маленьком диване!

Что ж, пусть не думает, что я легко сдамся! – поклялась себе Айлин и решительно распахнула дверь. Они подписали контракт и она намеревалась требовать соблюдения условий! В ее глазах светилось привычное ледяное высокомерие – а он просто стоял перед ней со спокойной мягкой улыбкой, которая приводила ее в бешенство.

– Прости, что я тебя беспокою, – вежливо начал Мартин. – Ты не могла бы одолжить мне подушку?

Она сделала глубокий вдох, пытаясь совладать с собой.

– А, да… да, конечно.

– Спасибо.

Он прошел мимо нее, стараясь избежать случайного прикосновения, взял с кровати одну из подушек и вернулся в гостиную.

Айлин опустилась на кровать и устало закрыла глаза. Что же она сделала? Должно быть, сошла с ума, решившись выйти замуж за Мартина Данберга. Сошла с ума или влюбилась – что по большому счету одно и то же.

Да я хоть пыталась придумать какой-то другой выход из сложившейся ситуации? – спросила она себя. Если быть абсолютно честной, то нет. Не пыталась. Она жила надеждой, что по-настоящему выйдет замуж за Мартина Данберга, тешила себя иллюзией, что произошло чудо и он в самом деле в нее влюблен…

Но чудес не бывает. Вздохнув, Айлин встала и сбросила белые туфли. Потом медленно расстегнула молнию, аккуратно сняла платье и повесила его на вешалку на дверцу шкафа. Затем долго стояла и смотрела на него с сожалением и болью в сердце. Такое красивое, но чужое платье, и завтра придется вернуть его в свадебный салон отеля.

Отступив, Айлин увидела свое отражение в зеркале и криво улыбнулась.

Девственно белый кружевной бюстгальтер смотрелся порочно и сексуально, провоцирующе подчеркивая небольшую грудь. А белый пояс и белые прозрачные чулки с кружевной каймой наверняка превратили бы даже самого застенчивого жениха в дикого зверя.

Смелые эротические картины лихорадочно сменяли друг друга в голове Айлин и были настолько реальны, что у нее дух захватывало. А если…

Но мой новоиспеченный муж, судя по всему, ничуть не расстроен тем, что его отослали спать на диван, с горечью подумала Айлин. Впрочем, оно и к лучшему. Не нужно забывать, что это всего лишь брак по расчету, который продлится недолго, только чтобы соблюсти приличия, и закончится милым разводом без взаимных претензий.

А потом… она заведет с ним интрижку, когда перестанет надеяться, что между ними может быть что-то большее… Ну ты и дура! – отругала она себя, раздраженно тряхнув головой. Что же нужно сделать, чтобы избавиться от дурацких мечтаний?

Может быть, душ поможет – прохладный, чтобы остудить опасный огонь, который затаился у нее внутри. Она бережно вынула цветочки из прически и расчесала волосы, а потом со вздохом сожаления сняла шелковые чулки. Подобрав волосы и надев резиновую шапочку, она вошла в красивую ванную комнату и включила воду.

Душ особенно не помог. Она слишком отчетливо ощущала близость Мартина. Он был совсем рядом – всего лишь в соседней комнате. Под струйками воды, стекавшими по ее телу, она втирала ароматный нежный гель в мягкую кожу, медленными осторожными движениями проводя руками по упругой обнаженной груди, стройным бедрам, тонкой талии…

Закрыв глаза, Айлин окунулась в мир фантазий, где Мартин был рядом и его руки ласкали ее нагое тело… Дыхание участилось, когда она представила себе эту картину так явственно, что почти почувствовала его присутствие. Стоило лишь протянуть руку – и вот она уже касается крепкой мужской груди, покрытой завитками волос, выгоревших на солнце…

Но она была одна, чувствуя себя полной дурой – истосковавшейся и разочарованной. Айлин торопливо выключила воду и, выйдя из душа, закуталась в пушистое полотенце. Затем сняла шапочку и тряхнула волосами, стараясь не смотреть на свое отражение в зеркале. Ибо знала, что увидит в нем грустные, широко раскрытые глаза, мягкие губы, жаждущие поцелуев… Нет, нужно взять себя в руки, иначе ей не выдержать завтрашний день.

Айлин добрела до спальни, присела к туалетному столику и взяла щетку, чтобы расчесать волосы, когда опять раздался стук в дверь. Она вздрогнула, внутри у нее все сжалось.

– Войдите.

Мартин был без пиджака и галстука, рубашка расстегнута, обнаруживая соблазнительные рельефы мускулистого тела, о котором Айлин только что мечтала. Он улыбнулся с искоркой насмешливого веселья в дымчато-серых глазах.

– Извини, – пробормотал он, входя в комнату, и бросил ироничный взгляд на аккуратно сложенные на стуле чулки. – Но знаешь, я тут подумал: если Доналд начнет что-то разнюхивать, то нам ни к чему, чтобы персонал отеля сплетничал, будто мы были настолько сдержанны в нашу брачную ночь, что ты даже нашла время аккуратно сложить чулки. – Он взял в руки пояс и задумавшись уставился на него.

– Ммм… Думаю, да.

Сосредоточенно и не спеша, он оторвал пару маленьких перламутровых пуговиц, которые упали и разлетелись по комнате, потом, разжав пальцы, уронил пояс возле кровати, имитируя небрежность, с которой срывают с себя одежду в пылком исступлении. Один шелковый чулок он осторожно повесил на зеркало трюмо, другой бросил у ножки кровати.

– Вот так. – Мартин с удовлетворением оглядел свое творение. – Это больше похоже на настоящую брачную ночь, как считаешь? – Он повернулся к ней с насмешливой улыбкой. – Ну ладно, спокойной ночи.

– С-спокойной ночи, – запинаясь, произнесла Айлин.

Он закрыл дверь спальни, вновь оставив ее в одиночестве. Она сидела и смотрела на сцену, которую он сымитировал, – сцену дикой, страстной любви, в которой мужчина настолько жаждал ее тела, что безжалостно порвал дорогое кружевное белье и небрежно раскидал чулки по комнате.

Но это было ложью – все было ложью. Айлин взяла маленький белый цветочек, оставшийся в волосах, и сжала его в кулаке. Слезы медленно покатились по ее щекам.

Телефон настойчиво звонил, но Айлин не хотелось просыпаться. Ее сон был слишком сладким. В любом случае, кто-то в другой комнате уже взял трубку. Кто-то другой!..

Ощущение реальности внезапно вернулось к ней. Она села на кровати, оглядывая романтическую спальню, раскиданное нижнее белье, белое платье, висящее на дверце шкафа. По крайней мере, это ей не приснилось.

Дверь открылась, и она увидела Мартина, несколько помятого со сна. Айлин спохватилась и смущенно натянула одеяло до самого подбородка. Но он успел заметить подол шелковой ночной сорочки, которую она купила для фиктивной брачной ночи.

– Тебя что, не учили стучаться? – ледяным тоном спросила Айлин.

– В спальню моей жены? – парировал Мартин, пронзая ее жестким взглядом дымчато-серых глаз. – Это тебя. – Кивком он указал на телефон рядом с кроватью.

Она удивленно нахмурилась. Если кто-то звонит ей в такую рань после свадебной ночи, значит, случилось что-то серьезное.

– Кто это? – спросила Айлин с тревогой.

– Грациэла.

Она быстро сняла трубку.

– Грациэла, привет. Что случилось?

– Айлин! – Ее голос был резким от возбуждения. – Извини, что беспокою тебя так рано, но тут такое произошло… просто кошмар! К вам в квартиру вломились и вскрыли сейф. Доналд ранен. Его увезли в больницу.

Айлин побледнела. Мартин стоял в дверях и смотрел на нее. Она же лишь бросила на него мимолетный взгляд и тут же отвернулась, чтобы он не видел ее глаз. Отчетливая картинка – Мартин, сидящий на корточках перед открытым сейфом, – пронеслась у нее в голове…

– Доналд ранен? – переспросила Айлин дрожащим голосом. – Как?

– Его ударили чем-то тяжелым по голове, а потом связали, – пояснила Грациэла, едва сдерживая слезы. – Кажется, ничего серьезного… Он даже не хотел ехать в больницу, но я настояла.

– Да, конечно, – автоматически согласилась Айлин. – Много украли?

– Нет. Доналд застал негодяев до того, как они успели закончить, но они перевернули все вверх дном, – сообщила Грациэла. – Потребуется куча времени, чтобы убраться в квартире.

– Я сейчас приеду.

– Мне так жаль! Просто ужасно, что это произошло во время твоего медового месяца!

– Не беспокойся об этом, – сухо ответила Айлин, бросив еще один быстрый взгляд в сторону Мартина. Не правда ли, у него великолепное алиби? – Я буду через полчаса. Увидимся, Грациэла.

Вопросительно приподняв бровь, Мартин наблюдал за тем, как она кладет трубку.

– В казино совершено ограбление, – проговорила Айлин натянутым голосом, глядя в сторону. – Злоумышленники напали на Доналда. Он сейчас в больнице. Мне нужно ехать туда. Ты не будешь возражать, если я попрошу тебя выйти, пока одеваюсь?

– Ограбление?

– Именно.

– Я поеду с тобой, – заявил Мартин, застегивая рубашку. – Я позвоню, чтобы нам принесли завтрак в номер.

Она уставилась на него застывшим взглядом и возразила:

– Можешь завтракать один. Тебе вовсе не обязательно ехать. Я прекрасно справлюсь и без тебя.

Он взглянул на нее с недоумением.

– Что с тобой?

– Ничего.

Мартин подошел к ней и присел на край кровати. Она попыталась отвернуться, но он мягко, одним пальцем касаясь подбородка, повернул ее лицо к себе.

– Похоже, это очень серьезное «ничего», судя по тому, как тебе не терпится от меня избавиться, – иронично заметил он. – Или ты всегда такая брюзга по утрам?

Она смотрела в эти дымчато-серые глаза, решительно сопротивляясь их очарованию.

– Просто, мне кажется… несколько странным одно совпадение, – пояснила она. – Раньше у нас никогда не было ограблений, а теперь… Ты знал, где сейф. И ты знал код замка.

– И еще я знал, что там нечего красть, – подчеркнул он с холодным сарказмом.

В принципе, это было правдой. Но Айлин все равно сомневалась.

– Но ты мне не доверяешь, и поэтому я первый, на кого пали твои подозрения, разве не так? – усмехнулся Мартин.

– У меня нет особых причин тебе доверять, – возразила она. – Откуда мне знать, что хоть одно слово из всего, что ты мне рассказывал, соответствует действительности? Про твоего племянника, про Доналда, который содрал с него деньги? Да и как я вообще могу быть уверена, что ты будешь придерживаться условий нашего соглашения… что не планируешь каким-то образом завладеть казино, отстранив меня от дел? – Ее голос повышался по мере того, как всплывали все сомнения и опасения. – Откуда мне знать, что ты не еще больший лжец, чем Доналд? Я ничего о тебе не знаю!

Его как будто забавляла пылкая речь Айлин.

– И несмотря на все это, ты согласилась выйти за меня замуж, – мягко упрекнул он ее. – По-моему, рискованно связывать свою судьбу с человеком, о котором ты ничего не знаешь.

9

В гостиной действительно царил разгром: стол был перевернут, разбитая лампа валялась на полу, а книги из шкафа, скрывавшего сейф, оказались раскиданы по всей комнате.

Инспектор местной полиции поприветствовал Айлин.

– Мисс Форсайт… О, извините, пожалуйста – теперь уже миссис Данберг, не правда ли? Несмотря на все неприятные обстоятельства… – он окинул взглядом последствия вторжения, – примите мои поздравления.

– Спасибо, инспектор, – натянуто проговорила Айлин. – Это мой… муж. – Последнее слово, казалось, застряло у нее в горле.

– У вас уже есть предположения, кто это сделал? Нашли что-нибудь интересное? – поинтересовался Мартин, взглянув на следователя, который ползал на коленях вокруг сейфа и аккуратно смахивал белую пудру с замка.

Инспектор покачал головой.

– Никаких отпечатков пальцев, если вы это имеете в виду. По крайней мере, на сейфе их нет. Есть много следов на других вещах, включая, естественно, и отпечатки мистера Хэйеса.

– Значит, грабители были в перчатках? – вставила Айлин, вспомнив, как хирургические перчатки обтягивали длинные сильные пальцы Мартина.

– Нет, миссис Данберг. Дверца сейфа была чисто вытерта. Скажите, когда приходит горничная?

– Она должна была быть вчера утром, – ответила Айлин, немного нахмурясь.

– Горничная обычно вытирает пыль с дверцы сейфа?

– Нет. – Она с озадаченным видом покачала головой. – Я думаю, она даже не знает о его существовании.

– Я именно так и полагал, – сказал инспектор.

– Да, довольно странно, – заметил Мартин, заинтересованный этой деталью. – Зачем им было протирать сейф, если они были в перчатках? А если они были без перчаток…

– Мы бы нашли отпечатки их пальцев на других предметах, – подхватил инспектор. – На столе, например, или на лампе.

Мартин подошел к стулу и посмотрел на веревку.

– Вы позволите? – спросил он инспектора.

– Конечно.

Мартин взял веревку и принялся внимательно ее изучать.

– Нейлон. Готов поспорить, Доналд был связан довольно крепко.

– Видимо, недостаточно, – ответил инспектор. – Так как мистеру Хэйесу удалось высвободиться и позвонить мисс Торрес.

– Он сразу же позвонил Грациэле? – удивилась Айлин, озадаченная диалогом обоих мужчин.

– Да, – подтвердил инспектор. – А она уже вызвала полицию.

– Правда? – удивился Мартин. – Интересно, а почему он сам не позвонил в полицию?

– Вероятно, был в шоке, – предположила Айлин, почувствовав закрадывающееся сомнение. – Его ведь ударили по голове.

Инспектор неопределенно пожал плечами. – Что вы имеете в виду? – спросила она, не зная, как истолковать его жест.

– Удар был не очень тяжелым, – пояснил инспектор. – Скорее даже совсем-совсем легкий.

Намек был ясен.

– Вы имеете в виду… он мог сделать это сам? – выдохнула Айлин.

Инспектор закашлялся, затем все же решился:

– Существует такая вероятность.

– Отпечатки пальцев стерты только с сейфа и больше ни с чего, – перечислял Мартин. – Доналд был связан, но узлы оказались недостаточно крепкими, и он освободился. Незначительная, но впечатляющая рана на голове, достаточно впечатляющая, чтобы ввергнуть Грациэлу в панику.

– Но зачем? – растерялась Айлин. – Зачем идти на такой риск, инсценируя ограбление, и бить себя по голове? В этом нет никакого смысла.

– Доналд хотел, чтобы ты заподозрила меня, – ответил Мартин. Призрачная усмешка в его глазах напомнила ей, что именно так и случилось. – Надеясь таким образом разлучить нас и получить возможность сохранить свое опекунство.

Айлин нахмурилась, вынужденная признать, что его объяснение выглядело вполне логично.

– Возможно… – Она подняла на него взгляд, пытаясь найти правду в бездонной глубине его глаз. – Вполне возможно. Может, нам стоит поехать к нему в больницу?


Всю дорогу Айлин молчала, анализируя события последних дней. Пока что ни одно из ее подозрений относительно Мартина не подтвердилось. Он сказал ей правду о Доналде и его связи с незаконным бизнесом Хорхе Варгаса; он никак не был связан с ограблением; он даже подписал с ней брачный контракт, обещая не иметь никаких претензий, когда они разведутся.

Когда они разведутся… Но она не хочет развода!

Айлин украдкой взглянула на мужчину – своего мужа, – сидевшего рядом с ней на заднем сиденье такси. Она полюбила его. Всем сердцем и навсегда. Но, заключив с ним фиктивный брак, теперь не могла сказать, что хочет изменить условия договора. Иначе это будет выглядеть так, будто она заманила его в ловушку.

Больница находилась на окраине острова. Они договорились с дядей Виктором, что встретятся здесь вместо назначенной встречи в офисе. В регистратуре им сказали, в какой палате лежит мистер Хэйес. Когда они вошли, Грациэла и дядя Виктор были уже там. А Доналд, сидя на кровати с повязкой на голове, как раз жаловался, что его матрац недостаточно удобен.

– Но врач сказал, что скорее всего тебя выпишут уже завтра, – напомнила ему Грациэла, нежно поглаживая его руку.

– У меня серьезная травма головы! – раздраженно огрызнулся он. – Сотрясение мозга, а это, знаешь ли, небезопасно. – Доналд поднял глаза и со злостью взглянул на Айлин. – Ну что, прибежала? Как раз вовремя. Я, собственно, и не ожидаю никакой благодарности за то, что предотвратил ограбление, хотя меня чуть не убили.

Айлин спокойно села на стул, который Мартин предусмотрительно принес для нее, и скрестила руки.

– Да уж, похоже, ты действительно уцелел лишь чудом, – прокомментировала она сухим тоном.

– Тебе спасибо не говорю. Если бы ты была дома, этого бы вообще не произошло.

– Правда? – Айлин изобразила на своем лице вежливое удивление. – Почему же?

Доналд бросил косой взгляд на Мартина.

– Если бы у тебя было побольше мозгов, сама бы догадалась.

– А я и так прекрасно представляю, что произошло бы, – отозвалась она с оттенком этакого приторно-сахарного сарказма. – Кроме того, если бы я все еще была дома, как ты выражаешься, то сидела бы в чулане.

Доналд смутился, но, видимо, не захотел, чтобы это заметили, поэтому принялся теребить край одеяла. Тем временем дядя Виктор извлек из дипломата пачку документов и разложил их на столике рядом кроватью.

– А ты сбежала и выскочила замуж, – продолжал отчим, с недовольным видом наблюдая за этими приготовлениями. – Ты – просто дура. Я предупреждал тебя, чтобы не позволяла этому смазливому пройдохе воспользоваться тобой. Надо было слушать меня. Но даже не думай, что я соглашусь прекратить опекунство.

– Боюсь, ты не сможешь им помешать, приятель, – вставил дядя Виктор с удовлетворенной улыбкой. – У тебя нет никаких оснований не дать согласия.

– Нет оснований? – заорал Доналд, в ярости поворачиваясь к нему. – Я тебе покажу основания, старый дурак! Да он просто охотник за наследством – вот мои основания!

– О! – Дядя Виктор все еще улыбался. – Видимо, ты изучил его биографию?

– Нет, черт возьми, не изучил! – рявкнул Доналд. – Он, подлец, постарался, чтобы я не успел этого сделать, быстренько ее окрутил.

– Ну, это не отняло бы у тебя много времени, – спокойно ответил дядя Виктор. – Ты мог бы просто заглянуть в список пятисот самых богатых людей мира.

Он вынул из дипломата журнал и протянул его Доналду, раскрыв на нужной странице. Заинтригованная Айлин наклонилась, чтобы посмотреть. Там была фотография Мартина и его биография. Под фотографией было написано его имя и величина состояния. Глаза Айлин расширились от удивления, и она озадаченно уставилась на него.

– Почему ты мне не говорил?

Мартин пожал плечами с привычным невозмутимым видом.

– Боялся, что ты выйдешь за меня только из-за денег.

– О, да ты… ты просто смеялся надо мной все это время!

Мартин поймал ее кулак, поднес к своим губам и запечатлел поцелуй на судорожно стиснутых пальцах.

– Ну, не все время, – произнес он хриплым шепотом.


Легкий бриз колыхал ночной воздух, мягкий как бархат. «Викинг» плавно покачивался на волнах. Мартин посчитал, что будет безопасней переправить яхту в маленький тихий залив, расположенный подальше от казино.

Матросы ушли, решив поужинать на берегу. Айлин видела свет их костра на пляже. Один из них играл на гитаре, и время от времени до них доносились обрывки песен и смеха. Тихонько скрипела мачта. Волны плескались о борта яхты.

Айлин и Мартин поужинали, а потом устроились в шезлонгах на палубе и стали смотреть на звезды, Айлин провела рукой по гладкому тиковому ободу, окаймлявшему палубу.

– Действительно замечательная яхта, – сказала она. – Даже при таком слабом ветерке кажется, будто она вот-вот оторвется от воды и полетит.

Мартин улыбнулся с гордостью хозяина и откинулся на подушках, чтобы полюбоваться ровным изгибом бортов.

– Просто красавица. Предел мечтаний всей моей жизни!

– Неужели она действительно принадлежит тебе? – спросила Айлин.

– Угу. Я даже помогал ее конструировать. То есть больше мешал. Но конструкторам так и не удалось от меня отделаться – я купил всю лодочную станцию.

– Ты же говорил, что ты спец в деревообрабатывающей промышленности и торговле.

– Теперь всем этим руководит совет директоров, – лениво протянул он. – С тех пор как еще ребенком я увидел море, ни о чем другом, кроме катеров и яхт, думать не могу. Я положил двадцать лет жизни на то, чтобы накопить достаточно денег. Но оно того стоило.

Айлин, казалось, была увлечена цветными прожилками на досках палубы. Она рассматривала замысловатые узоры, проводя по ним кончиком пальца.

– Жаль, что я не знала этого раньше, – прошептала она. – Доналд тогда почти убедил меня, что ты всего лишь охотник за наследством. Но ведь тебе оно ни к чему, правда? Я имею в виду… тебе мои деньги без надобности.

– В общем-то, да, – признал он с довольной ноткой в голосе, но уже без тени иронии.

– Почему же ты не сказал мне об этом, – спросила она, заглядывая ему в глаза, – когда я предложила тебе часть денег, вырученных от наследства, за то, что ты на мне женишься?

– Может, потому что это было бы слишком легко, – мягко ответил он. – Может, я хотел, чтобы ты мне поверила. И не по каким-то причинам, а потому что тебе так подсказывало твое сердце.

– Разве… разве это так важно? – запинаясь произнесла она; волнение сдавило ей горло.

– Конечно. Без доверия, – уверенно начал он, – у любви нет ни малейшего шанса.

Неизвестно почему, но ей стало трудно дышать.

– А кто говорит о любви?

– Я.

– Чушь! – Айлин резко отвернулась и уставилась в темноту за бортом. Сердце бешено колотилось в груди. – Это же просто… сексуальное влечение. И ничего больше. Мы… мы ведь знаем друг друга чуть меньше недели.

Мартин засмеялся, и она почувствовала, как он придвинулся к ней ближе.

– Но ты все-таки успела поверить мне настолько, что вышла за меня замуж, – прошептал он ей прямо в ухо.

– Да, но это был брак по расчету.

– Только для виду. – Айлин вся затрепетала, ощутив, как он кончиками пальцев нежно поглаживает ее руку. – Я действительно все рассчитал, чтобы вынудить тебя выйти за меня замуж. А теперь давай посмотрим, готова ли ты мне довериться до конца.

Мартин обнял ее и притянул к себе, покрывая легкими поцелуями веки и уголки губ Айлин. А она растворялась в чувственных ласках, опьяненная мускусным запахом его кожи…

– Но как же наш брачный контракт? – неожиданно вспомнила она и попыталась высвободиться из его объятий.

– Я думал, у тебя диплом выпускницы бизнес-колледжа, – улыбнулся Мартин.

Она нахмурилась, озадаченная его словами.

– А какое это имеет значение?

– Ты же знаешь, что контракт недействителен. Наши подписи не были заверены.

– О! – Айлин густо покраснела. Она это знала, но ей было удобней об этом не думать. Может быть, потому, что подсознательно она не хотела знать ничего, что могло бы ей помешать выйти замуж за Мартина. – А ты не боишься, что я могу лишить тебя половины состояния в случае развода? – спросила она, пытаясь скрыть смущение.

– Совершенно не боюсь, – ответил Мартин, с необыкновенной уверенностью склонившись к ней. Его губы медленно приближались к ее губам. – Дело в том, что я не собираюсь с тобой разводиться. Никогда…

Он очень нежно поцеловал ее в висок, потом принялся покрывать поцелуями тонкую шею. Айлин запрокинула голову, подставив жарким поцелуям грудь и плечи, открытые глубоким вырезом платья. Одной рукой Мартин поддерживал ее шею, а другой сжимал упругую грудь.

Стать его сейчас было бы так легко – надо только закрыть глаза и отдаться своим стремлениям… Но что-то все же удерживало Айлин. Сомнения как будто застряли в глубине ее души, и от них было трудно избавиться. Конечно, все эти разговоры о любви были очень приятны, но продлится ли это вечно? Она очень рисковала, оставляя любимую «Эсмеральду» и все связанные с ней планы ради груды обещаний…

– Я… я так хочу тебе верить, – прошептала она и закрыла глаза, тая от блаженства, потому что Мартин пальцем ласкал набухший сосок, проступавший сквозь тонкую ткань платья. – Но я вот думаю…

– А ты не думай, – посоветовал он хриплым голосом. – Просто слушай свое сердце.

Его губы вновь прильнули к ее губам. Мартин раздвинул языком ее губы, распаляя ответную страсть с властной настойчивостью, перед которой она не могла устоять.

Айлин прекрасно осознавала, что он спустил бретельки платья с ее плеч. И вот уже его рука еле уловимым движением отодвинула тонкую ткань. Глухой стон наслаждения и нетерпения сорвался с ее уст. Она уже сама хотела освободиться от стесняющей тело одежды, чтобы сполна ощутить острое наслаждение от его ласк.

Кончиком пальца Мартин дразняще водил вокруг обольстительных холмиков, забираясь в мягкую тень впадинки между грудями.

– Вот видишь, – прошептал он. – Все очень легко, когда перестаешь сомневаться и просто делаешь то, что подсказывает тебе сердце.

Айлин подняла на него затуманенный взгляд.

– Но может, это говорит не сердце? – возразила она, смущенная остротой желания, охватившего все ее существо. – А тело?

– Ты опять думаешь головой, – сказал Мартин с мягким упреком. А потом легко подхватил ее на руки и понес к двери капитанской каюты, твердо держась на ногах, несмотря на плавное покачивание яхты. – Придется оторвать тебя от этого занятия.

Айлин не сопротивлялась. Иногда в жизни бывают мгновения, когда стоит рискнуть, пусть даже тебе кажется, будто ставки безрассудно высоки. Ведь если бояться, что проиграешь, никогда не выиграть главный приз.

Как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Спускаться по лестнице и протискиваться в дверь с Айлин на руках было не очень удобно, поэтому Мартину пришлось опустить ее на ноги. Она нервно засмеялась, не противясь настойчивости, с которой он втянул ее в каюту и заключил в объятия. С поспешностью, которая пробуждала ответное возбуждение, Мартин стянул с нее платье и швырнул на пол. Теперь на ней осталась лишь тонкая полоска кружевных трусиков. Весьма ненадежная защита, подумала Айлин, пока он ласкал нежные изгибы ее бедер, вызывая у нее смешанное чувство страха и предвкушения.

Но вот он ловко стянул их и отбросил в сторону – пена тонкого белого кружева повисла на кресле. Каюта теперь походит на сцену эротических безумств, которую накануне он сымитировал в номере для новобрачных, подумала Айлин. Только на этот раз все было по-настоящему.

Его руки обвились вокруг обнаженной талии Айлин, а губы прильнули к чувственной ложбинке у основания шеи.

– Итак, миссис Данберг, наконец-то…

Взяв ее лицо в ладони, Мартин начал покрывать его обжигающими поцелуями, ласково касаясь моргающих от волнения глаз, горящих щек и висков, в которых бешено пульсировала кровь. Айлин почувствовала легкое головокружение и прижалась к нему, чтобы не упасть. Тело Мартина было теплым и крепким. И таким притягательным… Не в силах бороться с собственным неудержимым вожделением, она начала нетерпеливо расстегивать пуговицы на его рубашке.

Мартин посмеялся над ее нетерпением. А потом помог справиться с последними пуговицами и стряхнул рубашку с плеч. При этом грудные мышцы заиграли под бронзовой кожей. Айлин обвила его руками за талию, прижимаясь к нему еще крепче, и принялась покрывать поцелуями его шею, ощущая резкий солоноватый привкус кожи. От шеи она спустилась к ключицам, а потом – еще ниже, к гладким грудным мускулам, покрытым жесткими волосами.

Казалось, внутри у нее полыхает настоящий огонь, превращая в пепел остатки сомнений. То, что так замечательно и приятно, просто не может быть неправильным.

Мартин запустил руку в густые волосы и запрокинул голову Айлин. Его губы снова приникли к ее губам с такой безудержной и неистовой силой, что Айлин даже стало больно. Но еще острее была мысль о том, что он так сильно хочет ее.

Она принялась тереться о его обнаженный торс. Волоски у него на груди приятно щекотали напрягшиеся соски, возбуждая ее еще больше. Айлин запрокинула голову, упиваясь захватническим вторжением его поцелуя. Потом Мартин резко поднял ее и усадил на край стола. Она, сбросив босоножки, обхватила ногами его талию и уперлась руками о столешницу, чтобы сохранить равновесие.

Голодный взгляд Мартина задержался на ее обнаженной груди.

– Красивая, – прошептал он дразнящим, хрипловатым голосом. – Какая же ты красивая… – Он сжал ее груди в ладонях и посмотрел в глаза Айлин, хитро улыбаясь. Потом легонько зажал между пальцами затвердевшие соски, заставляя ее трепетать от восхитительного наслаждения. – И такая отзывчивая.

Отдавшись на волю чувств, она выгнула спину, потянувшись навстречу Мартину в сладостном предвкушении. Айлин была полностью в его власти. Он склонил голову и стал осыпать ее тело жаркими поцелуями. Его чувственный язык рисовал на груди бесконечные круги, повторяя округлые контуры. Она нежилась под его поцелуями, как кошка на теплом весеннем солнце, с трепетом ожидая продолжения, – и вот наконец-то он добрался до напрягшегося соска.

Айлин пробила сладостная дрожь, когда она ощутила, как он обхватил губами сосок и слегка прикусил его. Потом он стал ласкать другой сосок так, будто это была зрелая сочная ягода. Ритм его ласк пульсировал в ней барабанной дробью, бросая в жар.

Айлин зарылась пальцами в волосы у него на затылке. Она с некоторым удивлением смотрела на темноволосую голову и губы, прильнувшие к ее изнывающей груди. Правда ли то, что Мартин говорил на палубе? Он произнес слово «любовь»… Хотя не сказал напрямую, что любит ее. Наверное, еще не время. Откуда вообще она могла знать, что его чувства глубже, чем просто испепеляющая жажда ее тела? Что они продлятся и после того как он удовлетворит свое желание?

Но Айлин было уже все равно. Она любила его яростной неудержимой любовью, готова была отправиться за ним хоть на край света, сделать для него все, что бы он ни попросил.

Смущенная собственной решимостью, Айлин положила руки ему на плечи, ощущая твердость мышц, говорящих о силе, которая рвется наружу и которую он пока сдерживает лишь неимоверным усилием воли. Ее пальцы спустились по широкой груди Мартина, сквозь завитки жестких волос, и дальше, вниз, вдоль рельефных мышц пресса… к тяжелой серебряной пряжке, стягивающей ремень на его джинсах. Тут она замерла в нерешительности.

– Продолжай, – произнес он хриплым от возбуждения шепотом.

Ее пальцы неуклюже справились с ремнем. И тут она снова замерла, заметив упругую выпуклость, которая выделялась под плотной тканью. Губы у нее пересохли, и она безотчетно облизнула их кончиком языка. Через секунду Айлин решилась.

Мартин ждал, терпеливо наблюдая, как она воюет с первой пуговицей. Вторая расстегивалась еще хуже – Айлин долго возилась с ней, стараясь не коснуться его напряженной плоти. Но на четвертой поняла, что это неизбежно произойдет. Она протянула руку, но потом отдернула. Ее сердце глухо забилось.

Мартин поймал ее пальцы. Айлин попыталась вырвать их, издав сдавленный панический стон.

– Эй… – Он приподнял за подбородок ее лицо, но ресницы были опущены, скрывая взгляд. – Да что, черт возьми, с тобой такое?

– Извини. Я… – Слезинки появились в уголках ее глаз. – Я…

Неожиданно он вновь стал нежным и ласково провел пальцами по ее щеке, вытирая слезы.

– Ты никогда не занималась раньше любовью? – спросил Мартин с удивлением.

Не в силах произнести ни слова, Айлин лишь отрицательно покачала головой. Тогда он прижал ее к себе крепко-крепко и нежно провел рукой по волосам.

– Почему же не сказала мне раньше? Я и понятия не имел… Ты же знаешь, я не причиню тебе боли, не напугаю тебя. Я люблю тебя.

Она подняла на него глаза и посмотрела затуманенным взором.

– Правда?

Он кивнул и улыбнулся.

– Разве я тебе уже не говорил? Я люблю тебя – вот почему хотел на тебе жениться. Все эти побочные обстоятельства были лишь случайным совпадением. И я хочу, чтобы ты тоже позволила себе полюбить меня.

Она вытерла дурацкие слезы, застилавшие глаза. Что бы ни уготовила ей судьба – на следующей неделе, в следующем месяце, через год – Айлин была уверена, что сейчас Мартин говорит то, что действительно чувствует. И этого было достаточно.

– Мы будем делать все медленно, – пообещал он, беря ее на руки. – Очень, очень медленно.

Несмотря на размеры, его каюта была просто роскошной. Сквозь мягкий полумрак Айлин разглядела полированную тиковую мебель и широкую удобную кровать с покрывалом темно-синего цвета.

Мартин бережно положил ее на постель, быстро снял кроссовки и джинсы и лег рядом. Их обнаженные тела соприкоснулись. Крепко обняв ее одной рукой, другой он убрал волосы с лица Айлин.

– Я буду стараться сдерживать себя, – пообещал он, – хотя мне придется нелегко.

Она кивнула, безоговорочно поверив ему.

Рука Мартина скользнула вдоль ее спины, и какая-то волшебная сила притянула губы Айлин к его губам. Она позволила себе игриво ласкать языком его губы. Дразняще изучать их уголки, восхищаясь тем наслаждением, которое, судя по его стонам, ему доставляла. Осмелев, Айлин слегка прихватила его нижнюю губу зубами и стала покусывать.

– Осторожнее, – предупредил Мартин. – Если меня раздразнить, я могу быть очень опасен.

Она рассмеялась, потому что знала: у нее нет причин бояться. И принялась целовать Мартина по-настоящему, смело исследуя потаенные уголки его рта точно так же, как это делал он.

Он ответил со всей страстью и обвил ее руками, любуясь округлыми грудями с напрягшимися сосками, розовыми, словно ягоды малины.

Как зачарованная Айлин наблюдала за его сильными «умными» руками, блуждающими по ее гладкой персиковой коже. Вот он провел пальцем по груди, остановился на выпуклой вершинке… А когда сжал сосок между пальцев, Айлин закрыла глаза и выгнула спину от сладостной боли, пронзившей ее.

Ей так хотелось вновь ощутить обжигающую мягкость его губ. Она начала двигаться под ним, пытаясь передать на языке тела свое желание. Тихий смех подсказал ей, что Мартин угадал ее мысли. Она ощутила на одном соске нежное прикосновение его влажного горячего языка. И на этот раз стон чистейшего наслаждения вырвался из самых глубин ее существа, переходя в прерывистое всхлипывание, когда губы сомкнулись вокруг соска и жадно впились в него. Изысканные ласки перенесли ее в царство запредельного удовольствия, о существовании которого она даже не подозревала.

Айлин почувствовала, как его рука скользит вниз и гладит внутреннюю поверхность ее бедер. Она попыталась расслабиться, но ее все равно пробрала дрожь.

Сейчас Мартин взирал на нее с видом человека, владеющего редчайшей драгоценностью. И Айлин буквально всей кожей ощущала этот испепеляюще жгучий взгляд, как будто Мартин хотел выжечь на ее теле клеймо, означающее, что она принадлежит только ему.

– В мечтах я тебя представлял именно такой, – прошептал он. – Обнаженной и прекрасной… Ты не представляешь, как сильно я хотел тебя, жаждал заняться с тобой любовью. Иногда мне казалось, что я просто схожу с ума.

Айлин робко улыбнулась в ответ и прошептала дрожащим голосом:

– Я тоже. Я тоже тебя хотела…

Неожиданно для себя она смутилась и напряглась, ощутив прикосновение его пальцев к мягким волоскам внизу ее живота.

– Все хорошо. Все хорошо, – ласково и терпеливо повторял он. – Хорошо…

Подрагивая всем телом, она расслабилась. Его осторожные ласки успокоили ее и разогнали все опасения. Каждое новое чувственное ощущение было для нее открытием неведомых ранее граней наслаждения. Она и не знала, что можно испытывать такое… Айлин глубоко вздохнула и неосознанно развела бедра…

Она оказалась намного дальше, чем могла представить в самых смелых мечтах, и ей ничего не оставалось, как довериться Мартину и следовать за ним туда, куда он неумолимо увлекал ее. Айлин выгнула спину и, когда Мартин вошел в нее, даже с некоторой радостью встретила острую боль – доказательство того, что теперь она безраздельно принадлежала ему одному – и телом, и душой, и умом, и сердцем.

Она хотела этого, мечтала об этом, наблюдая за ним в казино в ту самую первую ночь, когда самоуверенные серые глаза хищника так хитро смотрели на нее. Но не подозревала, что это будет так волшебно. Айлин казалось, что она растворилась в мире эротических ощущений, и ничего не существовало сейчас, кроме двух их тел. Время, пространство – все исчезло. Вселенная могла бы взорваться, и Айлин не заметила бы этого…

Мартин нежно убрал волосы с ее лица.

– Все хорошо?

– Да, – прошептала она. – О да…

Как яхта неторопливо покачивалась на волнах, так и их тела двигались в стихийном ритме, сначала плавно и медленно, чтобы Айлин привыкла к ощущению мужской плоти внутри себя. Потом – быстрее, затем – снова медленно.

Капельки пота блестели на их разгоряченной коже. Они уже приближались к вершине блаженства, воспаряя в чувственном вихре. И вот Айлин замерла, ошеломленная и изнеможенная, в крепких объятиях любимого. А потом и он издал долгий протяжный стон и, содрогнувшись всем телом, тяжело опустился на нее.

10

– Завтрак, Спящая красавица. Или, скорее, обед.

Айлин открыла глаза и увидела кусочек солнечного голубого неба в окне над ее головой. Мартин в одних шортах стоял возле кровати, держа поднос в руках. При виде обнаженного торса мужа ее губы вмиг пересохли и голод, не имеющий никакого отношения к еде, проснулся внутри.

– А! – засмеялся он, расшифровав ее жадный взгляд, и поставил поднос на столик возле кровати. Резким движением Мартин сдернул простыню и с видом счастливого обладателя провел рукой по стройному обнаженному телу Айлин. – Я сам подумал о том же.

Она уже сбилась со счету, сколько раз они любили друг друга этой ночью, а заснули лишь под утро, когда птицы уже начали просыпаться, приветствуя рассвет. Но, вспомнив об этом, Айлин захотела его еще больше, и прикосновение мужа воспламенило в ней ответную страсть. Уступая сладкому наслаждению, тело Айлин таяло под его ласками, когда он взял ее с требовательной настойчивостью. Она чувствовала себя потерянной в безумном море любви.

Наконец, насытившись, Мартин помог ей поудобней устроиться на подушках.

– Развратная женщина, – поддразнил он, протягивая тарелку с хлопьями. – Завтрак уже остыл. Ешь, а я пока расскажу тебе новости.

– Новости? – переспросила она с полным ртом. – Какие новости?

– Сначала поешь, и тогда я все расскажу.

– Да ем я, ем! – протестуя воскликнула она. – Расскажи сейчас.

– Ну ладно. Кажется, мы нащупали как минимум два звена из цепочки делишек Доналда. Помнишь, я тебе говорил о полицейском из Картахены? Он связался со мной где-то час назад. Ему удалось откопать весьма интересную информацию.

– Это же великолепно!

– Эй, поосторожнее! – воскликнул он, когда Айлин чуть не пролила молоко на постель. – Короче, я договорился, что вылетаю к нему сегодня днем.

– Сегодня днем?

Он кивнул, его глаза были серьезны.

– Нам нужно заполучить информацию прежде, чем Доналд успеет замести следы. Постараюсь вернуться вечером. Но если мы нащупаем еще какие-нибудь ниточки, то мне, возможно, придется задержаться на пару дней, чтобы их отследить. Но ты не волнуйся. С моими ребятами ты в безопасности.

Айлин кивнула, пытаясь изобразить улыбку.

– Да… конечно…

Она хотела спросить, не может ли поехать вместе с ним, но не хотела показаться навязчивой.

Мартин хрипло, чувственно рассмеялся, выхватил у нее из рук пустую тарелку и поставил ее на полку рядом с кроватью.

– Но я отбываю не раньше, чем через полчаса, – прорычал он, как медведь, наваливаясь на нее. – А за полчаса можно успеть многое…


Айлин лежала на подушках на солнечной палубе, пытаясь убедить себя, что это вполне естественно – чувствовать себя подавленной после взрыва эмоций и переживаний последних дней. Но ничего не могла с собой поделать – ей было тоскливо. Она скучала по Мартину. Это было глупо: муж уехал всего лишь пару часов назад, но Айлин не могла избавиться от гнетущего ощущения одиночества.

Как только она осталась одна, ее вновь стали донимать сомнения и беспокойства. Такая поспешная свадьба… Вряд ли можно было выйти замуж быстрее. Да, сейчас Мартин в нее влюблен. По крайней мере, ей кажется, что влюблен. Но стоит ли за этим чувством что-нибудь большее, чем просто дикий огонь сексуального влечения, который загорается в них всякий раз, когда они приближаются друг к другу? Не потухнет ли он так же быстро, как и возник?

Трудно поверить, что всего лишь неделю назад я даже не знала о существовании Мартина Данберга, подумала Айлин с легким вздохом. Тогда она была независима и счастлива… ну, относительно счастлива. Теперь же, охваченная бурей эмоций и ужасом, она ощущала себя так, будто стояла на краю пропасти.

Спасало лишь то, что рядом были ребята-матросы, которые скрашивали ее одиночество. Сначала присутствие Айлин слегка их смущало, но вскоре они разошлись и даже начали развлекать ее историями о своих путешествиях, заставляя смеяться над тем, как они то и дело грубовато подтрунивают друг над другом.

Петер же и вовсе стал ее верным рыцарем: постоянно подносил холодные напитки и без конца интересовался, не желает ли она чего-нибудь еще. На ужин он приготовил нечто на редкость аппетитное, но Айлин не смогла оценить по достоинству кулинарный шедевр – есть ей совсем не хотелось.

Пытаясь хоть как-то развеять дурное настроение, она решила позвонить в офис. Вчера она была слишком занята, чтобы узнать, что там происходит. Пока еще Доналд был ее опекуном, у нее оставались некоторые опасения, как бы он чего-нибудь не натворил. Поэтому она уговорила Петера отвезти ее на шлюпке на пристань.

Стоя в телефонной будке, Айлин напряженно ждала, считая длинные гудки и готовая бросить трубку, если к аппарату подойдет отчим, хотя он редко появлялся в офисе в столь ранний час. Но к ее несказанному удивлению, она услышала в трубке голос Грациэлы.

– Грациэла! – встревоженно спросила она. – Что ты там делаешь? Все в порядке?

– О, Айлин. Привет. Все хорошо. Только я не в офисе, а наверху, в квартире. Забежала взять пару вещей для Доналда. Думала, что это он звонит из больницы, поэтому взяла трубку. Его оставили там еще на пару дней – подскочило давление.

– Неудивительно, – сухо проговорила Айлин. – Я всегда говорила, что с ним случится нечто подобное, если он не будет следить за собой.

– У него все еще отвратительное настроение, – пожаловалась Грациэла. – Но думаю, его можно понять, ведь бедняжку так сильно ударили по голове! Самое обидное, что в этом сейфе все равно лежала только всякая ерунда. Все, что имеет хоть какую-то ценность, Доналд хранит в другом сейфе.

Айлин мгновенно насторожилась.

– Какой еще другой сейф?

– Ну тот, что он установил у себя в спальне.

– У Доналда в спальне есть сейф? – спросила Айлин, чувствуя нарастающее волнение.

– Да… Я думала, ты знаешь. – В голосе Грациэлы прозвучали нотки сомнения. – О, дорогая, ты ведь не скажешь ему, что это я проболталась? Доналд уверен, что я не знаю о существовании сейфа. Но я как-то раз видела, как он его закрывал. Он думал, я в душе.

Значит, решила Айлин, если и есть какие-то доказательства преступной деятельности отчима, то они наверняка находятся в сейфе Доналда. И сейчас – самый подходящий момент заглянуть в него, пока мошенник лежит в больнице и еще не успел избавиться от улик.

– Послушай, Грациэла, мне нужно знать, что в этом сейфе. Я сейчас приеду. Ничего не говори Доналду.

– Но…

– Пожалуйста, дождись меня, и тогда я все тебе объясню.

– Ну… хорошо, – неуверенно согласилась Грациэла. – Но я обещала вернуться вечером в больницу и привезти ему вещи. Его раздражает больничная пижама. Он хочет носить свою.

– Я буду через полчаса.

Айлин повесила трубку и задумалась.

– Петер, мне нужно срочно быть в казино, – торопливо сообщила она. – Ты не мог бы найти мне такси или какую-нибудь машину?

– В казино? Но шкипер поручил мне присматривать за вами, – озадаченно произнес Петер.

– Хорошо, если хочешь, можешь поехать со мной. – Она не могла тратить время на бесполезные споры. – Только, пожалуйста, найди какой-нибудь транспорт.

Спустя полчаса она уже прижималась к его спине, трясясь по ухабистым дорогам острова на допотопном мопеде, который Петер умудрился где-то раздобыть. К тому времени, когда они добрались до казино, у Айлин болело все тело.

Они вошли в казино через служебный вход, обменявшись быстрыми приветствиями с поварами на кухне, которые по понятным причинам были удивлены появлением Айлин. Петер поднялся вместе с ней в квартиру. Грациэла, взволнованная и бледная, нервно ходила по комнате взад-вперед.

По дороге сюда Айлин пытаясь придумать, как бы получше объяснить молодой женщине сложившуюся ситуацию. В конце концов решила, что проще всего поведать правду.

– Присядь, Грациэла, – предложила она. – Скорее всего тебя расстроит то, что я собираюсь тебе рассказать.

С каждым новым откровением невинные карие глаза Грациэлы раскрывались все шире и шире.

– О, бедный мальчик! – прошептала она, когда Айлин рассказала о том, что произошло с племянником Мартина. – Но Хорхе Варгас? Почему Доналд должен ему деньги? Мне так за него стыдно.

– Мне тоже, – сурово проговорила Айлин. – Дело в том, что если Доналд действительно связан с этими людьми, то у него могут быть очень серьезные неприятности. Либо с законом, либо с самим Хорхе. Смотря, кто первый до него доберется.

– И ты думаешь, в сейфе есть что-то, что может иметь к этому отношение?

– Я не знаю наверняка, но предполагаю, что так. – Айлин с беспокойством наблюдала, как Грациэла переваривает информацию, которую только что услышала. Ее красивые брови трагически изогнулись.

– Я не хочу, чтобы он попал в тюрьму! – воскликнула она, не желая признавать горькую правду.

– Вовсе не обязательно дело дойдет до тюрьмы, – успокаивала ее Айлин, чувствуя себя немного виноватой за то, что говорит заведомую ложь. – Он может получить свидетельскую неприкосновенность, если даст показания против колумбийцев.

– Но это так рискованно! – запротестовала Грациэла.

– Ему в любом случае угрожает опасность, – напомнила Айлин. – В этом замешаны не самые приятные люди.

– Да. – Грациэла покачала головой и села в кресло, обхватив руками колени. – О Боже, какой же он дурак!

– Послушай, – мягко проговорила Айлин. – Я понимаю, как тебе сейчас трудно, но ты ведь покажешь мне, где сейф?

Грациэла немного поколебалась и кивнула.

– Думаю, так будет лучше. – Она встала и направилась в спальню Доналда. – Он… за книгами в шкафу. Но кода я не знаю.

Это был шкаф во всю стену. Айлин аккуратно вытащила книги с полки, указанной Грациэлой, и сложила их на полу. За ними обнаружилась невзрачная панель.

– Ты уверена, что это там? – спросила она.

Грациэла снова кивнула.

– У него был какой-то ключ… похожий на гнутую железяку.

Петер подошел, чтобы взглянуть.

– Похоже, я смогу помочь, – заявил он и достал из кармана большой перочинный нож. Отыскав из десятка инструментов нужный, всунул его в замочную скважину. Покрутил пару минут туда-сюда, потом усмехнулся и с торжествующей улыбкой снял заднюю панель. – Готово!

– Петер, ты – золото! – воскликнула Айлин.

Яркий румянец залил лицо молодого человека.

– Ну, что вы, право…

Внутри действительно был сейф – не очень большой, но достаточного размера, чтобы вместить документы и деньги. Айлин присела на край кровати и нахмурилась, пытаясь сосредоточиться. Доналд вряд ли будет использовать здесь тот же код, что и у сейфа в гостиной. Какое же число может быть для него значимым?

Она уставилась в пространство, собираясь с мыслями, а потом стала шарить глазами по комнате, как будто в поисках вдохновения. Неожиданно ее взгляд остановился на телефоне, стоящем рядом с кроватью. На диске рядом с цифрами были написаны буквы. А что, если?… Она быстро встала и подошла к сейфу.

– Грациэла, посмотри, какая цифра соответствует букве Д? – взволнованно спросила она.

Грациэла в недоумении уставилась на телефон.

– Четыре.

Айлин повернула указатель замка на цифру 4.

– А букве О?

– Пятнадцать.

Таким образом Айлин набрала все цифры, соответствующие буквам, входящим в имя Доналд, и дернула ручку. Дверца сейфа открылась. Внутри лежал железный ящичек. Айлин вытащила его – он оказался намного вместительней, чем могло показаться на первый взгляд.

– Что там? – спросила Грациэла, подходя ближе. Айлин поставила находку на кровать и открыла крышку. Петер тоже подошел взглянуть.

– Какие-то маленькие пакетики… А вот это очень похоже на чехол для драгоценных камней, – задумчиво проговорила Айлин. – Ага… интересно. – Она извлекла из ящика небольшой блокнот и стала его перелистывать. – Но здесь, кажется, все зашифровано.

Тут дверь распахнулась и в комнату ворвался Мартин.

– Ты что, совсем сдурела! – накинулся он на жену. – Что ты тут делаешь? Не могла спокойно побыть на яхте полдня?

Айлин не успела опомниться, когда он начал целовать ее с неистовой страстью, даже с какой-то свирепостью. Волна радости захлестнула ее, когда она поняла, что Мартин злился только потому, что переволновался за нее. А мы волнуемся только за тех, кого очень сильно любим…

Когда он наконец оторвался от губ Айлин, то крепко обнял ее одной рукой и набросился на Петера:

– Я, кажется, велел тебе за ней присматривать!

– Не вини Петера, – взмолилась Айлин. – Это я заставила его привезти меня сюда. Если бы знала, что ты обязательно вернешься сегодня вечером, я бы дождалась тебя.

– А я решил, что даже сведение счетов с Доналдом не стоит того, чтобы пропустить хотя бы одну ночь с тобой.

– Мы нашли потайной сейф отчима, – сообщила она, пытаясь скрыть восторг под маской показного равнодушия. – Мне про него Грациэла сказала, и я подумала, что в нем может быть что-нибудь очень важное. Доналд все еще в больнице, поэтому мне показалось, что нельзя упускать такой шанс. И у меня получилось. Смотри. – Сияя от гордости, она вручила ему блокнот.

Мартин принялся внимательно изучать непонятные записи.

– Ты понимаешь, что все это означает? – взволнованно спросила Айлин.

Мартин кивнул.

– Это именно то, что мы искали. Доказательства, причем записанные его собственной рукой…

– Очень умно, – раздался насмешливый голос из коридора.

Все замерли, а Грациэла потрясенно произнесла:

– Доналд, ты же должен быть в больнице!

– Меня выписали, – холодно сообщил он, входя в спальню. – И похоже, вовремя. Я-то думал, что хоть тебе могу доверять. Но как выясняется, ты у меня за спиной строишь козни. Против меня. Вместе с этими…

– О Боже, Доналд. Я это сделала только ради тебя! – запротестовала Грациэла, в слезах бросаясь к нему. – У тебя же могли быть большие неприятности!

– Да ты просто дура набитая! – прорычат он, грубо отталкивая ее от себя. – Я и так уже вляпался в крупные неприятности. Ты и представить не можешь, насколько крупные. И все благодаря тебе. – Он перевел злобный взгляд на Мартина. – Ты ведь у нас умник, да? Обставил меня по полной программе.

– Так же, как ты – Стефана Сведберга.

Доналд тупо уставился на него.

– Кого?

– Ты его даже не помнишь, да? Он – мой племянник. Ему всего двадцать, а ты поломал ему жизнь.

– Я не могу упомнить всех сопляков, – нервно отозвался Доналд. – В любом случае, у меня бы все получилось… Я все так тщательно продумал… и тут вмешался ты, черт бы тебя побрал!

– Да ты просто спятил, – вставила Айлин. – Я бы никогда в жизни не согласилась отдать «Эсмеральду» Хорхе Варгасу.

Доналд истерически рассмеялся.

– Еще как отдала бы. Хорхе умеет заставлять людей делать то, что он хочет. Но теперь он будет отыгрываться на мне, поэтому мне терять нечего. Я пойду до конца. Я уже все подготовил и вернулся взять пару последних вещей. А тут вы все в сборе – может, оно и к лучшему. Замечательная возможность покончить со всеми сразу.

Айлин напряглась, почувствовав приближающуюся опасность. Отчим был в бешенстве и поэтому готов на все.

– Я уже давно подумывал о том, чтобы прикончить тебя, Данберг. – Глаза Доналда горели дикой ненавистью. Он выхватил пистолет и направил его на Мартина. – Ты отнял у меня все, ради чего я работал все эти годы… все мои сбережения за одну ночь. Но просто убить тебя было бы слишком просто. Я хочу, чтобы ты долго мучился. Поэтому отниму самое дорогое, что у тебя есть.

Доналд резко перевел дуло пистолета на Айлин, и она в ужасе поняла, что сейчас раздастся выстрел.

– Нет! – Мартин молнией рванулся к ней и оттолкнул в сторону.

– Нет! – Айлин не удержалась на ногах и упала, больно ударившись об пол. Но кричала она не поэтому, а потому что Мартин теперь оказался под прицелом и ему сейчас достанется пуля, предназначавшаяся ей.

Выстрел раздался в ту же секунду, когда Грациэла с пронзительным воплем бросилась на Доналда, пытаясь выбить пистолет у него из рук.

Потом была тишина. Несколько долгих секунд гробовой тишины. Затем Грациэла громко застонала.

Лежа на полу, под тяжелым телом Мартина, пытавшегося таким образом уберечь ее от пули, Айлин увидела растекающуюся вокруг плеча Грациэлы лужу крови. Доналд громко ругался, поднимаясь на ноги. Петер, бледный как полотно, но полный решимости, резко шагнул к нему и выхватил пистолет у него из рук. А снизу уже раздавались шаги и голоса персонала: услышав выстрел, те поспешили наверх выяснить, что произошло. Мартин вскочил и помог Айлин подняться.

– С тобой все в порядке? – спросил он, взяв ее лицо в ладони.

– Да. – Она поднялась на цыпочки, крепко обняла мужа за шею и закрыла глаза, вдыхая знакомый запах его кожи. – Я так испугалась, что он убьет тебя!

– А я боялся, что убьют тебя, – ответил он.

На одно мгновение Мартин прижал ее к себе еще сильнее, а потом отпустил. Они обменялись взглядами, выражавшими одну и ту же мысль: больше нельзя терять ни минуты.

Айлин подбежала к Грациэле и с облегчением обнаружила, что, несмотря на обилие крови, рана была неопасной.

– Дурочка, – ласково пожурила ее Айлин, пытаясь подвернувшимся под руку полотенцем остановить кровь. – Зачем ты это сделала? Это же безумие.

– Я не хотела, чтобы Доналд ухудшил свое положение, – прошептала Грациэла, пытаясь приподняться. – Если бы он убил тебя, то получил бы пожизненное заключение. Я знаю, он совершил много ужасных поступков… но я все равно его люблю.

Мартин взял у Петера пистолет и теперь, удерживая Доналда на стуле, был готов в случае необходимости воспользоваться оружием. Тот пребывал в шоке, не меньшем чем Грациэла. С отчаянием он уставился на нее.

– Дорогая… прости меня, – заикаясь, выдавил он, протягивая к ней руку.

– Петер, срочно вызови «скорую». И позвони в полицию, – сухо проинструктировал Мартин. – И скажи им, чтобы поторопились.


Прошло несколько часов после того, как Грациэлу увезли в больницу, а Доналда – в полицию. Айлин и Мартин уже дали показания и кое-как успокоили перепуганный персонал казино. Полная луна сияла высоко в небе, когда они вылезали из такси, на котором добрались до пристани.

Айлин остановилась и запрокинула голову, любуясь луной, пока муж расплачивался с шофером. Затем Мартин подошел к ней сзади, обнял за талию и улыбнулся, наклонившись к ее уху.

– О чем задумалась? – спросил он ласково.

– Ммм… о том, что в тот вечер, когда мы с тобой познакомились, тоже светила луна. Восемь дней назад. Трудно даже поверить – все произошло так быстро.

– Да, правда, – признал Мартин. – И теперь мы наконец можем перевести дух.

– Да. – Она развернулась в его объятиях, обняла за шею и прижалась к нему всем телом. – Я чуть не потеряла тебя. Когда ты оттолкнул меня… я уже думала, что все – конец. – Дрожь пробежала по телу Айлин, и она обняла мужа еще крепче. – Если бы он тебя убил…

Мартин нежно поцеловал ее и вытер слезы со щек.

– Шшш… Плохое уже позади. И у нас с тобой впереди вся жизнь.

Она подняла взгляд и внимательно посмотрела на него.

– Да, правда… вся жизнь.

Они пошли, взявшись за руки, вдоль кромки воды, и теплые волны ласкали их босые ноги.

– Должен признаться, что твой ответ на мое предложение руки и сердца был для меня неожиданным. «Но я не хотела бы причинять вам неудобства…» – смеясь, передразнил ее Мартин.

Айлин тоже засмеялась, лукаво взглянув на него.

– Я даже не предполагала, что ты действительно хочешь на мне жениться.

– Знаю. Особенно если учесть, что у тебя перед глазами был наглядный пример твоего мерзавца-отчима. Вот почему меня не особенно удивляло, что ты никак не могла мне довериться.

– Я боялась тебе верить. Думала, что все это не надолго. Я столько раз сталкивалась с подобными случаями в казино: мужчины западают на хорошенькое личико, а потом через год или даже раньше им все это надоедает и они уже хотят чего-нибудь новенького. Как люди, которые берут в библиотеке книгу, а потом через пару недель возвращают обратно. А мне казалось, что любовь должна длиться намного дольше.

Мартин засмеялся, хрипло и мягко, поднес ее руку к губам и поцеловал безымянный палец, на котором поблескивало в лунном свете золотое обручальное кольцо.

– Да, но теперь это уже неважно. Жаль только Грациэлу. Не считая ее раны, все обернулось как нельзя лучше.

– Да, но, по-моему, даже Грациэла не очень расстроилась из-за своего плеча, ведь она теперь наконец-то выяснила, что Доналд ее любит. И пока отчим в тюрьме, она будет точно знать, чем он занимается, – добавила Айлин не без удовольствия.

– А через несколько дней ты избавишься от опекунства и сможешь закрыть казино, – сказал Мартин.

Айлин кивнула, легкая тень пробежала по ее счастливому лицу. Она будет скучать по «Эсмеральде».

– Думаю, что смогу продать его за неплохую цену – сейчас расцвет туристического бизнеса. Когда мы поедем в Швецию, я…

Мартин решительно покачал головой, и она вопросительно посмотрела на него.

– А кто сказал, что мы поедем в Швецию? Ты ведь не хочешь уезжать с острова, так ведь? Мы останемся здесь и превратим эту бухту в прекрасное место отдыха, как ты и планировала.

Айлин уставилась на него во все глаза.

– Ты серьезно? Ты правда хочешь остаться здесь?

– Конечно. – Он засмеялся, и его смех наполнил ее неземной радостью. – Зачем мне возвращаться в холодную дождливую Швецию, когда я могу остаться здесь, в теплом раю? – Его глаза говорили все, что хотелось знать ее сердцу. – В раю, где у меня есть свой ангел… Теперь ты мне веришь? – спросил Мартин тихо, но очень серьезно.

– Да! Да! Да! – Она поднялась на цыпочки и чуть приоткрыла губы, встречая его поцелуй.

Все ее сомнения унес сегодняшний выстрел. Они вместе навсегда. И тут угольки их огненной страсти разгорелись вновь, дыхание стало прерывистым и напряженным… А вокруг был только мягкий лунный свет, шепот пальм и белый морской песок. Все как будто приглашало их утолить жажду прямо здесь и сейчас…


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10