КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 397671 томов
Объем библиотеки - 518 Гб.
Всего авторов - 168473
Пользователей - 90420

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Шорт: Попасть и выжить (СИ) (Фэнтези)

понравилось, довольно интересный сюжет. продолжение есть?

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Cloverfield про Уильямс: Сборник "Орден Монускрипта". Компиляция. Книги 1-6 (Фэнтези)

Вот всё хорошо, но мОнускрипта, глаз режет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Mef про Коваленко: Росс Крейзи. Падальщик (Космическая фантастика)

70 летний старик, с лексиконом в 1000 слов, а ведь инженер оружейник, думает как прыщавое 12 летнее чмо.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Алексеев: Воскресное утро. Книга вторая (СИ) (Альтернативная история)

как вариант альтернативки - реплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Гарднер: Обман и чудачества под видом науки (История)

Это точно перевод?... И это точно русский?

Не так уже много книг о современной лженауке. Только две попытки полезных обобщений нашёл.

Многое было найдено кривыми путями, выяснением мутноуказанного, интуицией.

Нынче того нет. Арена науки церкви не подчиняется.

Видать, упрямее всего наука себя проявила в опровержении метеоритики.


"Это вот не рыба... не заливная рыба... это стрихнин какой-то!" (с)

Читать такой текст - невозможно.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).
Serg55 про Ковальчук: Наследие (Боевая фантастика)

довольно интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Кононюк: Ольга. Часть 3. (Альтернативная история)

одна из лучших серий. жаль неокончена...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Агентство `Маленькая Леди` (fb2)

- Агентство `Маленькая Леди` (пер. Ю. Волкова) (а.с. Маленькая леди-1) 1.27 Мб, 381с. (скачать fb2) - Эстер Браун

Настройки текста:



Эстер Браун Агентство «Маленькая Леди»

Глава 1

Мое имя Мелисса Ромни-Джоунс, но можете называть меня Милочкой. Раньше, описывая кому-нибудь свой характер, я говорила: перед вами «природный органайзер». Испытанный. Разумный. И если можно так выразиться, немного застенчивый. Для подруги Габи я была «земной богиней, которая справится с любой проблемой» – на мои бедра она всегда смотрела с уважением. А Нельсон, сосед по квартире, утверждал, будто своей услужливостью я осложняю себе жизнь, и не упускал случая высмеять мою нездоровую слабость к дармоедам и бездельникам.

Но спросите, кто такая Милочка, и получите гораздо более любопытную характеристику.

Милочка – ураган невиданной силы, Мэри Поппинс в шелковых чулочках. Только в этом году я встречалась с полусотней мужчин. Семеро из них были геями, пятнадцать на время становились моими мужьями. Я отправила семьдесят открыток ко Дню матери совершенно разным женщинам, а еще охапки цветов сестрам, секретаршам и тайным возлюбленным. Мне довелось побывать подругой-сожительницей двадцати одного холостяка и мстительной экс-пассией трех других мужчин, жаждавших вновь обрести свободу. Я превратила в принцев сорок три крокодила, потаскав их по магазинам и усадив в кресло парикмахера. Девять человек отучила грызть ногти, купила подарки пятнадцати крестникам и крестницам и организовала по меньшей мере тридцать один восхитительный праздник…

А еще побывала на пяти свадьбах. На трех как Милочка, на одной как Мелисса, на последней (да уж, затейливая приключилась история) как та и другая.

Вышла из щекотливого положения благодаря магии женского обаяния и хорошим манерам. А очутилась в нем гораздо более запутанным образом…

Я всегда придерживалась железного правила: во всем видеть только хорошее. Иначе нельзя, особенно когда жизнь, как у меня, далеко не сахар. Печально известный папаша, сестрицы-иждивенки, извечные проблемы с деньгами, уйма школ… Но если отыскиваешь три преимущества – какими бы скверными ни казались обстоятельства, о плохом, клянусь, тотчас забываешь.

Работая в агентстве недвижимости «Дин и Дэниелс», я все время с удовлетворением думала, во-первых, о том, что помогаю людям находить приличное жилье. Во-вторых, что не убиваю на дела много времени. В-третьих, что офис располагается в окружении отличных магазинчиков, куда я изредка заглядывала, если была при деньгах.

О минусах не будем. Что меня не устраивало, думаю, вы и так догадаетесь.

Согласно должностной инструкции, которую я написала сама, поскольку никого другого она не волновала, я была личным помощником Хьюи (занимавшегося домами с двумя и тремя спальнями) и Чарльза (он специализировался на конюшнях, переделанных под жилые помещения). В мои обязанности входило смягчать их резкость и сглаживать острые углы, но действовала я так осторожно, что оба считали, будто дело спорится, благодаря им одним.

– Ты без покупок, Мелисса? – Кэролайн, офис-менеджер, глупо улыбнулась, когда я вошла после перерыва (кстати, вовремя).– Нанесешь удар по кредитной карточке завтра?

– Моей кредитке сейчас все нипочем,– ответила я с достоинством. И добавила, потому как врать совсем не умею, даже когда того требуют обстоятельства: – Ничего не подошло. Для современных одежек я не в той форме.

– Мода не знает пощады.

Кэролайн сложила руки на плоской груди и окинула меня самодовольным взглядом. Она частенько носила топы без рукавов от Рибкофф, демонстрируя, что имеет возможность сорить деньгами и не надевать лифчик.

– Наша Мел как песочные часы,– сказала Габи.– А ты уро-о-одина,– добавила она шепотом с жутким слоунским акцентом.

Я одними губами ответила: «Спасибо», взглянув на нее поверх монитора.

Если бы и я могла быть уверена в такой степени, как Габи… Главным образом в неотразимости собственной фигуры; по ее мнению, мне следовало полюбить свои пышные формы и расхаживать, гордо ими покачивая, в облегающих брючках «капри» и блузках, подобно Джине Лоллобриджиде или Джейн Мэнсфилд. В мыслях, если честно, я принимала ее предложение. На деле же все не осмеливалась.

Габи была в «Дин и Дэниелс» моей лучшей подругой. Нас роднила ненависть к Кэролайн и мечта обзавестись настоящей сумкой «Келли». Больше, наверное, ничего, но мы прекрасно ладили, несмотря на то, что Габи терпеть не может шикарных девиц (в офисе их работало множество) и тупых аристократишек (наши сотрудники были как раз такими). Я частенько задавалась вопросом: почему она прозябает в каком-то там «Дин и Дэниелс»? И всегда приходила к выводу: ей, видимо, доставляет удовольствие щеголять перед окружающими своими незаурядными способностями. В документах, которые Габи хранила в компьютере, мог разобраться без посторонней помощи, пожалуй, лишь взломщик кодов из Блетчли .

– Чудесное видение мира,– пробормотала я, машинально проверяя, не пришло ли мне электронное письмо от Орландо, любви всей моей жизни, то уходившей, то возвращавшейся.

Мы не виделись вот уже несколько месяцев, но я все надеялась, что он передумает. Почтовый ящик был пуст. В сердце опять кольнуло, но я быстро взяла себя в руки, боясь, что Габи своим орлиным взором подметит мою грусть. С моих губ незаметно слетел вздох.

– Да ты не расстраивайся, – сказала Габи.– Цифры на этикетках вообще не стоит принимать во внимание – они ничего не значат.

– Думаешь? Хорошо еще, что я дружу с иглой и ниткой, в противном случае вообще не знала бы, что носить.

– Да твоей фигуре можно только позавидовать! – воскликнула Габи.– Талия тоненькая,– тут она состроила смешную гримаску,– а грудь как у настоящей женщины.

Я улыбнулась: отвергать комплимент невежливо, даже если находишь его не вполне правдивым.

– Перестань. Худосочность гораздо более пикантна.

– Ну, не знаю,– сказала Габи, бросая косой взгляд в сторону ксерокопировальной машины.– Все эти расфуфыренные тощие блондинки Фионы, по моему мнению, смахивают на заморенных голодом афганских борзых,– произнесла она довольно громко, стараясь, чтобы услышала Кэролайн.– Девочки из шале в свободное от укладок и поездок в Альпы время только и знают, что пастись на Кингз-роуд с волшебными папиными кредитками.

Эту фразу Габи повторяла, по крайней мере, один раз в день, очевидно так и не взяв в толк, что и я когда-то жила и работала в комплексе шале в Валь-д'Изер. Впрочем, основным моим занятием была не уборка, а примирение рассорившихся друзей и влюбленных.

– Габи, но ведь и я была девочкой из шале,– осторожно напомнила я.

– А, ну да.– Она пристально посмотрела на меня и покачала головой.– Черт! Все время забываю, что ты такая же.

– Почему?

Я пропустила «такая же» мимо ушей.

Габи пожала плечами.

– Во-первых, потому что ты работаешь. Занимаешься делом и не тратишь время на рассказы о том, где покупаешь дорогущие жакеты и кто твой папочка.

Я только было собралась напомнить ей, почему не имею ни малейшего желания обсуждать отца, как дверь раскрылась и в офис гурьбой ввалились наши мальчики, взбодрившиеся за долгим ланчем.

Впрочем, до меня тут же дошло, что сегодня их ланч длился отнюдь не долго, выглядели они вовсе не бодро, да и нельзя сказать, что ввалились гурьбой.

– Так рано? – одними губами спросила у меня Габи, глянув на часы.

– Да, сегодня мы рано,– резко заявил Квентин.– Потому что дел невпроворот.

Квентин был директором фирмы и отвечал за лучшие дома – ценой в три миллиона и выше. Целый год бил баклуши, засуетился лишь теперь, когда так и посыпались заявки из Сити. Кэролайн считалась его личной секретаршей, но, по– моему, ни черта не делала, только заказывала столики для загадочных встреч с клиентами. Цветов своей очаровательной жене Летиции, насколько я знаю, Квентин никогда не посылал.

Остальные ребята быстро расселись по местам и схватились за телефонные трубки, что было совсем не в их духе.

– Мелисса, зайди, пожалуйста, ко мне,– сказал Квентин.– Захвати кофейник и чашки.

– Мели-исса,– протянула возникшая из ниоткуда Кэролайн.

Ярко-красная помада на ее губах чудно подчеркивала никотиновую желтизну зубов. Габи твердила, что Кэролайн вряд ли дотянет до тридцати пяти, хоть на прошлогодней вечеринке по случаю ее тридцатилетия все льстиво пророчили ей жизнь до глубокой старости.

– Готова поспорить, речь пойдет о юбке.

Я одернула подол. На мне была моя любимая юбка – чтобы подогнать ее в бедрах и талии, потребовались уйма времени и нечеловеческий запас терпения.

– А что такое? – спросила я.

– Ничего,– сказал Хьюи. Проходя мимо, наглец шлепнул меня по заднице.– Мисс Монро.

Габи хихикнула, а я залилась краской.

Хьюи не ходил на ланч с остальными; у него серьезные проблемы с позвоночником, и некоторое время назад я записала его на дневные занятия по системе Джозефа Пилатеса. Видимо, его здоровье шло на поправку. Ускоренными темпами.

Неожиданно Кэролайн насупилась так, будто почувствовала подступающую отрыжку.

– Юбка слишком короткая,– заявила она.– Ты в офисе, а не в кабаре.

Взяв стопку брошюр с рекламой челсийских квартир на верхних этажах, секретарша удалилась в свой кабинет.

– Не обращай внимания на эту костлявую ведьму,– громко сказала Габи.– Просто к ней никак не прилипают никотиновые пластыри: собственными глазами видела в туалете, как она пыталась присобачить их скотчем. Пожалуй, я скоро сама это сделаю – при помощи степлера.

Я сдавленно хихикнула и пробормотала, все еще под впечатлением от колкости Кэролайн:

– Эх, Габи, Габи…

Моя подруга явно думала о другом.

– Будет знать…– Тут она взяла степлер и махнула рукой в мою сторону.– А ты иди и делай вид, будто ни капли его не боишься. Ты ведь можешь.

– Постараюсь.

Я еще раз потянула вниз подол юбки, проверила, на все ли пуговицы застегнута моя белая блузка, приготовила кофе, взяла блокнот и отправилась к Квентину, гадая, что же такого я сделала, чем вызвала в нем желание побеседовать со мной тет-а-тет.

Квентин сидел за столом, сцепив в замок пальцы, и выглядел крайне серьезным. С тем же выражением лица меня встречал отец, когда я являлась к нему с отчетом о делах в школе. Все начиналось с неправдоподобного спокойствия и готовности меня понять, а заканчивалось ревом: «Побольше старания, Мелисса! За семестр, черт возьми, я, как-никак, плачу семь тысяч фунтов!»

Я велела себе: только не плачь, что бы ни случилось. Я взяла за правило никогда не лить слезы на людях: толку в них никакого – помогает, знаю по опыту, крайне редко.

Я села на край стула с кожаным сиденьем, сдвинув колени, как нас приучили еще в школе на уроках по домоводству. И, заметив, что Кэролайн давно не поливала фиговое дерево Квентина, решила позднее сделать это сама.

– Итак, красавица Мелисса,– произнес Квентин сладким голосом. – Спасибо за кофе. Как долго ты у нас работаешь?

Глупый вопрос. Папка с моим досье лежала перед ним на столе. Та самая, с которой я явилась в «Дин и Дэниелс», предварительно обновив и подправив данные о себе.

Не указывая ему на бумаги, я ответила:

– На следующей неделе будет восемь месяцев.

– Верно. Ты неплохо себя зарекомендовала.

Я улыбнулась во весь рот: Квентин редко баловал нас похвалами. Впрочем, я действительно заслуживала доброго слова. В офисе до моего появления царил сущий хаос. Теперь все работало как отлаженный часовой механизм, но каких это стоило усилий! Габи настоятельно советовала мне обратить на свои заслуги как можно больше внимания, однако я не желала лишних проблем и позволяла Кэролайн думать, что все пришло в равновесие благодаря лишь ее стараниям. Заниматься саморекламой у меня всегда выходило прескверно. Лучше хвалить других: это по сердцу каждому.

– Спасибо,– ответила я.– Люблю, когда кругом порядок.

Я надеялась, что не выгляжу в глазах Квентина законченной педанткой. Нездоровый страх, будто я кажусь сотрудникам записной занудой, преследовал меня с той самой минуты, когда выяснилось, что я единственная в офисе умею делать двустороннюю ксерокопию.

– Угу-у,– промычал Квентин и поерзал на стуле.– Угу-у. Работу ты проделала немалую, потому-то мне и неловко сообщать тебе одну новость…

– Просто скажи, и все,– сказала я весело, наливая кофе.

«Черт, в чем же дело? – мелькнула у меня паническая мысль.– Определенно не в юбке. Тогда Квентин не указал бы мне на этот стул. Не вздумалось ли ему меня повысить? От него ведь можно ожидать чего угодно».

– Видишь ли, Мелисса…

– Сахара одну ложку? – спросила я, наклоняясь над столом, чтобы подать Квентину чашку.

Он посмотрел прямо на мою грудь, потупился и гулко сглотнул.

– Э-э… Да, спасибо.

В эту минуту приоткрылась дверь и показалась голова Кэролайн. Секретарша увидела меня – и ее взгляд тут же сделался злобным. Наверное, она молилась, чтобы Квентин и правда сделал мне выговор по поводу юбки.

Я поспешила снова сесть.

Квентин помахал рукой возле горла. Я наклонила голову и увидела, что проклятая пуговка на блузке опять расстегнулась. Я постоянно ушиваю петли, но сила гравитации порой неподконтрольна.

– А нельзя ли побыстрее, Квентин? – ледяным тоном спросила Кэролайн.

И не подумала извиниться, представьте себе. Я нередко задавалась вопросом, кто из них настоящий босс.

Торопливо застегнувшись, я добавила в кофе сливки и снова присела на краешек стула.

Квентин провел рукой по волосам, потом опять сцепил пальцы в замок. И, уставившись в мои документы, продолжил:

– Сожалею, Мелисса, но у меня плохие новости. Это беда всей фирмы. Впрочем, есть и чему порадоваться…

Я в недоумении уставилась на него.

Квентин посмотрел на меня, кашлянул и сделал большой глоток кофе.

– Приятное в том, что «Дин и Дэниелс» присоединяется к «Керл и Поуп», одному из престижнейших нью-йоркских агентств.

– Вот здорово!

–Да, конечно. В правлении решили, что офисы «Дин и Дэниелс» в Найтсбридже и Челси разумнее объединить и снабдить современным оборудованием для архитектурного моделирования. Для переговоров с клиентами будут отведены специальные залы.– Квентин чуть ли не сиял.– «Керл и Поуп» работают с покупателями и продавцами недвижимости по всему миру, предлагая широчайший спектр услуг: от операций с закладными до проектировки цветочных ваз для прихожих.

– Звучит потрясающе! – воскликнула я в восторге.– Я давно подумываю, не завязать ли нам отношения с «Питер Джоунс»* – они могли бы помогать одиноким клиентам в оформлении новых домов, так сказать, вносить в обстановку частицу женского тепла.

Мне подумалось, что я бы прекрасно справилась с новой обязанностью, и я уже настроилась проявить инициативу и предложить свои услуги, когда на покрасневшую физиономию Квентина легла вдруг зловещая тень сострадания.

Мгновенно вспомнилось лицо отца в минуты, когда он пытался вызнать, по болезни ли я пропустила столько занятий. Даже если ему было достоверно известно, что на здоровье я отнюдь не жаловалась.

Я крепче ухватилась за блюдце.

– Теперь плохая новость,– вымолвил Квентин.– Поскольку грандиозные изменения в любой компании влекут за собой некие неудобства и сбои, а мы сливаемся с отделением в Найтсбридже и берем в штат несколько агентов-американцев, кое с кем из нынешних сотрудников придется расстаться.

– Надо же! – выдохнула я, подумав о бедных Хьюи и Чарльзе и скрещивая под блюдцем пальцы. Один планировал взять трехмесячный отпуск, второй платил немыслимые суммы по закладной. Я сама помогала ему писать заявление.

– Проститься мы вынуждены не только с тобой… но, поверь, тебя нам будет особенно не хватать, в том числе и мне.

– Спасибо, очень мило с твоей стороны,– сказала я, снова до ушей улыбаясь.

«А он, если захочет, может быть даже очаровашкой»,– пронеслось у меня в голове.

И только теперь до меня дошло, что я без пяти минут безработная. На сердце лег свинцовый груз. Неужели опять? Господи!..

Дверь снова приоткрылась, показался сначала стог блондинистых волос Кэролайн, потом и она сама.

– После, Кэролайн! – отрезал Квентин.

Секретарша поспешно исчезла. Я закусила губу и поставила блюдце на стол. Какая-то часть меня жаждала залиться слезами, забарабанить по столешнице кулаками и потребовать, чтобы мне сейчас же вернули работу. Вплоть до заявления, что я, в отличие от Кэролайн, предъявила не фальшивое свидетельство об окончании секретарских курсов…

Только я знала, что это не поможет. И что выглядеть подобное представление будет весьма недостойно. Потому взяла себя в руки и, несмотря на бушевавшую в душе бурю, изобразила на лице лучезарную улыбку.

– Вот это да!– прохрипела я.– Вот это да… Квентин выглядел по-настоящему расстроенным. За папой подобного не водилось.

– Все дело в том, что ты устроилась позднее всех,– произнес он извиняющимся тоном.– А работала действительно гораздо лучше многих безмозглых… э-э… молодых сотрудниц. Для нас это даже как-то непривычно. Поверь, благодаря тебе фирма буквально переродилась. Я с удовольствием напишу отличную рекомендацию. И, разумеется, ты получишь выходное пособие.

Проклятье! И на что я теперь буду жить? Даже того, что я зарабатывала, мне едва хватало на оплату счетов и аренду жилья.

Я заставила себя улыбнуться естественнее.

– Замечательно. С пособием, конечно, будет легче. Послушай, я понимаю, что сую нос не в свое дело, но…– Я постаралась спросить об этом как можно более осторожно.– Мм… А Чарльз и Хьюи?

– Чарльз и Хьюи? – Квентин удивился, но покачал головой.– Они остаются.

Прекрасно. Что ж, по крайней мере, хоть это утешало.

– Что-нибудь еще? – спросила я.

– Нет,– ответил Квентин.– Все.

Он опять немного погрустнел.

Габи новость потрясла. Если бы я не знала о ее хулиганских наклонностях, то поклялась бы, что она прослезилась по-настоящему.

– Не бросай меня здесь с Кэролайн! Я буду чувствовать себя так, будто работаю с Дракулой и сплошь в ночные смены. В отделении переливания крови…

– Я не бросаю тебя, дурочка! Вы ведь переезжаете в Найтсбридж.

– О боже! – простонала Габи, закрыв лицо ладонями.

– Только подумай, какие там магазины!

– Подумаю,– проворчала Габи.

Открылась дверь кабинета Квентина, и все мы замерли.

Он крикнул:

– Джереми! На минуту! Только побыстрее!

Дверь закрылась. Джереми встал и направился к боссу. Тишина стояла такая, что я слышала, как поскрипывают туфли Габи.

– Ну, так как? Юбка-то оказалась узковатой? – с идиотской улыбочкой осведомилась проходившая мимо Кэролайн.

Она сказала это с таким невозмутимым видом, что я даже подумала: вряд ли она подслушивала.

– Юбка тут ни при чем.– Я подняла голову и посмотрела ей прямо в глаза.– По мнению Квентина, я работаю серьезнее многих.

– Работала,– самодовольно поправила Кэролайн и тут же разозлилась на себя за болтливость.

– Не представляю, что мы будем делать без Мелиссы,– заныла Габи.– Она, можно сказать, спасла фирму от развала, а кофе умеет сварить так, что кофеварку потом не распирает гущей… Квентин, по-видимому, спятил. Какого черта он увольняет именно тебя?

Если доверяешь Габи какой-то секрет, имей в виду, что о нем тут же узнают все вокруг. Хьюи из-за этого изрядно настрадался, когда Габи отвечала вместо меня на телефонные звонки, спокойно выкладывая клиентам, что именно предлагают наши конкуренты. Я же, напротив, всегда была сама предусмотрительность.

– Меня увольняют по сокращению штатов,– напомнила я с беспечным видом.– Подобное ведь может случиться где угодно, так? Злиться тут не на что. У фирмы новые перспективы и все такое.

Голова Габи опустилась ниже, а я принялась отыскивать в своем положении три преимущества.

Буду посвящать больше времени шитью – сколько раз оно приносило мне побочный заработок и спасало от голода!

Это раз.

Забуду наконец про выходки Кэролайн.

Это два.

Я поймала себя на том, что легче мне не становится ни капли.

За то, что держишься достойно в такой ситуации, награды не жди, во всяком случае в реальной жизни. Меня вдруг охватило страстное желание закатить настоящую истерику, как распоследняя стерва,– дома на подобные шоу я насмотрелась, видит бог! Но я не смогла. Главным образом потому, что не придумала, что надо делать после истерики. Сбежать? Раствориться в воздухе?

– Ничего, обратишься к папочке. На первых порах он поможет, как пить дать,– произнесла Кэролайн с гадкой ухмылочкой.– Для начала сунет пару тысяч, чтоб ты съездила на отдых в горы и привела в порядок нервы.

– Ничего он мне не сунет,– отпарировала я.

Врать я и теперь была не в силах. Отец вечно твердил нам с сестрами, что лет, эдак до пятидесяти, мы не заработаем собственным трудом ни гроша. Орал, что, если кому-нибудь взбредет в голову жениться на ком-то из нас по расчету, ждать придется, по меньшей мере, четверть века. И добавлял: «Загорится желанием залезть моей дочери в штаны – будет вынужден заплатить авансом!»

Очень мило, вы не находите? За тридцать лет работы в парламенте и не такому научишься.

Когда-то я думала: он просто хочет, чтобы однажды мы стали самостоятельными или, во всяком случае, вышли замуж по любви. Но чем старше становилась, тем сильнее убеждалась в том, что отцом движет единственное желание: платить за нас, дабы безраздельно нами повелевать. У него возникали проблемы с налогами. Деньги в нашем семействе были точно заколдованные. На покупку новых нарядов для мамы их всегда недоставало, а вот на пополнение винных запасов хватало всегда.

Так или иначе, в отличие от сестер, которых все устраивало, и несчастной рабыни-матери я в ранней юности дала себе клятву стать независимой от мужчин – в первую очередь от отца – и начала мало-помалу зарабатывать собственные деньги.

– У родителей я не беру ни пенни,– заявила я.

– Разве твои счета оплачивает не папа? – с нарочитым удивлением спросила Кэролайн.– Так я и поверила!

Изумленно расширила глаза и Габи. Ее бой-френд Аарон был математиком-гением и работал где-то в сфере игорного бизнеса в Сити; зарабатывал много, но тратить деньги не мог из-за нехватки времени, так что их распределяла по шикарным бутикам, салонам и курортам Габи. В этом заключался главный смысл ее существования.

– Да на что же ты живешь? Не на одну ведь зарплату? – воскликнула она.– Мне ее не хватает даже на самое необходимое!

Я перевела взгляд с отвисшей челюсти подруги на злобное круглое лицо Кэролайн и раскрасневшиеся физиономии агентов у дальней стены – все они уже звонили подружкам и делились новостями – и почувствовала унижение. Я не блондинистая папенькина дочка. У меня, черт возьми, волосы вообще не светлые.

– За все плачу сама,– сказала я.– С тех пор, как окончила колледж, деньги получаю не только тут, еще подрабатываю.

Брови Кэролайн противно подпрыгнули.

– Подрабатываешь?

О том, что я шью одежду, рассказывать Кэролайн у меня не было ни малейшего желания. Как, собственно, и любому другому сотруднику. Я живу как будто в пятидесятых – это с моим– то образованием и с жемчужными сережками в ушах. Однако ти-шотки и чудные детские кофточки я шью отменно. В основном для друзей, но все равно это приносит неплохую прибыль. Хобби спасало меня и от другого зла: отвлекало по вечерам от мыслей о пирожных.

Кэролайн объяснять такое бесполезно.

– Да, подрабатываю, – сказала я и больше не произнесла ни слова.

У меня начинала болеть голова, от напряжения застучало в висках.

– Как любопытно,– скучающим тоном проговорила Кэролайн.– Пошли ко мне в кабинет, разберемся с документами. Я на твоем месте устроила бы себе сейчас незабываемые каникулы, до конца недели не притрагиваясь к работе.

Чтобы считаться истинной леди, надо обладать целым рядом определенных качеств. Одно из них, на мой взгляд,– умение высоко поднять голову, когда земля уходит из-под ног.

Я так и поступила. В третий раз за восемнадцать месяцев.

Глава 2

Спасибо Богу за Нельсона Барбера, соседа по квартире, каких поискать.

Эта мысль всегда приходила мне в голову, когда я шла мимо ресторанных окон, представляла себе баснословную цену фаршированных оливок и думала об их бесплатных собратьях, ожидавших меня дома.

Мы с Нельсоном знакомы сотню лет. Его отец учился с моим в одной школе. Старший Барбер, в отличие от папы, настоящий джентльмен, буквально влюблен в историю Британского флота. Нельсон с братом Вульфи во многом пошли в родителя. У Нельсона три потрясающих качества: он отменно готовит, умеет рассмешить, когда на тебя наваливается жалость к самой себе, а еще под его напускной сварливостью скрывается добрейшее сердце и он ценит хорошие манеры. Ладно, получается четыре достоинства. Впрочем, и это далеко не все – в Нельсоне море положительного.

Легче даже перечислить три его недостатка: он нередко воображает себя бывшим членом Верховного суда, у него слишком густые темные волосы, которые забивают сливное отверстие в душе, а еще он обожает поднимать меня на смех, едва я совершу оплошность.

Но я прощаю ему все это, потому как у нас редкое взаимопонимание и он прекрасно знает, когда лучше смолчать, а когда предложить угощение.

Вот и нынче, едва я в расстроенных чувствах и с совершенно убитым видом переступила порог, Нельсон встретил меня словами:

– А я как раз испытываю новый рецепт шоколадно-апельсинового пирога. Не станешь возражать, если я скручу тебе руки и заставлю попробовать?

Я подумала: лучшего окончания для такого денька, как этот, нельзя и пожелать. Пирог поможет не хуже, чем безумный секс или, скажем, гора алых роз у парадной двери.

Впрочем, ни второго, ни третьего мне никто и не предлагает.

– Маленький-премаленький кусочек, – сказала я. Потом, увидев, насколько точно Нельсон выполняет мою просьбу, поправилась: – Ну, разумеется, не до такой степени…

Нельсон подал мне кусок пирога, вилочку и не стал спрашивать, почему мои волосы растрепаны, а тушь немного размазалась. Но я чувствовала: ему известно, что у меня серьезные неприятности, так как он даже не упомянул об арендной плате, которую я должна была внести полмесяца назад.

Я быстро схарчила первый кусок пирога (без преувеличения, восхитительного!), и Нельсон без слов отрезал мне второй – на сей раз огромный. Я собрала все свое мужество и с полным ртом шоколадно-апельсинового лакомства пробубнила:

– Меня сократили.

Стало полегче, но лишь самую малость.

– Почему? Когда? – деловито осведомился Нельсон.– Каков размер пособия?

– До пособия мне нет дела,– сказала я, плюхаясь на диван и расстегивая на юбке молнию.– Работа была далеко не пределом мечтаний, но мне там нравилось. К тому же, как представлю, что надо снова ходить на собеседования, ужас берет. Не умею я рекламировать себя. Работать могу, а сидеть и хвалиться – дескать, печатаю я со сногсшибательной скоростью – это для меня просто пытка.

Нельсон перелез через спинку дивана и уселся на другом его конце. Его лучшие джинсы были испачканы мукой, но я ничего не сказала.

– Хочешь, я выясню, имели ли они право тебя уволить?

– Ммм… Пожалуй, не хочу.

– Как у тебя с деньгами?

– Немного есть.

– Пол-суммы за телефон наберешь?

Я вздрогнула.

– Это больше, чем пол-суммы за электричество?

– Вдвое.

Я закусила губу.

– Господи! Страшное дело – деньги. Когда с ними связываешься, чувствуешь себя бесконечно… униженной.

– А почему бы тебе не позвонить отцу? Только не злись,– поспешно добавил Нельсон.– Просто спроси у него совета. Уж с этим-то ты можешь к нему обратиться. Помогать дочери – его долг. Если не подыщет тебе новую работу, то хотя бы одолжит какую-то сумму. До тех пор, пока ты снова не станешь на ноги.

Нельсон сказал «одолжит», не «предложит». Он прекрасно знает моего отца.

– Нет. Не стану я ему звонить,– ответила я.

Мой сосед понятия не имел, почему в этот раз помощи от отца мне стоило ожидать меньше, чем когда-либо. Нельсону были не по вкусу все мои бойфренды, а если бы я рассказала ему о происшествии с Перри – и о том, в какую сумму оно мне обошлось,– он точно лопнул бы от негодования.

– Не будь такой гордячкой, Мелисса!

– Дело не в гордости, а…– гордость во мне говорила или нет, я не могла определить точно,– а в чувстве собственного достоинства.

– Или в глупости.– Нельсон явно рассердился.– Он обязан помогать, но даже не думает об этом. Никто из родственников тебя не поддерживает. Спускают кучу денег на Эмери, глупейшую из девиц на всем белом свете, просто потому, что она собралась замуж за этого бабника. Хоть бы раз вспомнили про тебя! О придурке Орландо я вообще…

– Нельсон! – воскликнула я, не дав ему договорить.– Прекрати!

– Ладно, ладно, прости,– поднял руки сосед.– Совсем не хотел свести разговор к этому.

Слезы, которые я так искусно сдерживала в офисе, вдруг подступили к горлу – горячие и удушающие. Я почувствовала себя бесконечно несчастной.

И неожиданно тоже жутко рассердилась.

Мои щеки вспыхнули. Да как Нельсон посмел завести со мной речь о женитьбе?! Моя сестра Эмери на пару лет младше меня. В конце года должна выйти замуж – правда, за парня, которого я еще и в глаза не видела. Моя же личная жизнь все как-то не складывалась, а сама я постепенно превращалась в старую деву и не могла себе позволить завести в качестве сожителя, с которым можно было бы вместе встретить старость, даже кота. Думаете, я недостаточно романтична? Ошибаетесь. Романтики во мне видимо-невидимо.

Нельсон с виноватым выражением лица протянул руку к моей коленке и неуклюже по ней потрепал.

– Черт… Послушай, я ведь ничего не знаю о ваших отношениях. Может, он вдруг возьмет и вернется после этого вашего «разрыва» или как ты там его называешь. Решит наконец, что вам не жить друг без друга, и… Ой, прости… Несу какой-то бред, да?

Он явно хотел как лучше, и на меня снова нахлынула тоска. Я думала, что Орландо – мой единственный. Честное слово, надеялась на это до сих пор. Однако и Перри в свое время я тоже считала неповторимым. А до него – Тоби и Жака… Но так, как Орландо, не любила никого. Ибо верила, что рождена для него. И бесконечно страдала в его отсутствие.

Он сбежал от меня на рассвете – «поразмыслить над своим назначением в жизни»,– прихватив мое достоинство, сердце и еще кое-что из даров, каких не купишь за деньги. Нельсон, разумеется, теперь твердит, что сразу понял, какой Орландо мерзавец, с самого что ни на есть начала.

А я с ним не соглашалась. Вот что выходит, когда получаешь романтическое воспитание – большей частью из книг в бумажных обложках да от матери, которая все время повторяет: дескать, истинная любовь победит все, ежели, конечно, не выйдешь замуж за отъявленного грубияна…

Потому-то я по сей день тайно надеялась, что Орландо вернется. А Нельсон поймет, насколько глубоко ошибался.

– О-о-о! Черт знает что такое! – пронзительно завопила я и побежала в спальню.

Успокоить меня могло только одно: надо было что-нибудь сломать, разбить, уничтожить. Увидеть, что вред причиняю я, а не сама страдаю по чьей-то воле.

Раскрыв резким движением корзину с шитьем, я схватила ти-шотку, предназначавшуюся для подруги моей сестры Эмери, и бросила взгляд на украшающие ее дуги мельчайших жемчужин и блесток.

О том, как долго я корпела над орнаментом, или сколько на него ушло бусин, или какую весьма приличную сумму заказчица готова выложить за ти-шотку, я не думала ни секунды.

– Мел! Успокойся! – услышала я из гостиной голос Нельсона.

Но глаза мне застилала, как выражается мама, красная пелена, и, вооружившись вышивальными ножницами, я сорвала-таки зло на безответной жертве.

Сосед вбежал в тот момент, когда я, вся в слезах и блестках, яростно щелкала ножницами.

– Ну не переживай ты так, слышишь,– пробормотал он, хватаясь за глаз, в который ударила отскочившая бусина.

– Никому в этой жизни я не нужна! Не могу больше так! – проревела я.– Хочу, чтобы мною дорожили-и!..

Потом я тяжело опустилась на кровать и жалобно застонала. На каждую ти-шотку я убивала пропасть времени, а эта вообще была настоящим произведением искусства.

Нельсон осторожно отлепил блестку от моего лба.

Я уставилась на пол, усыпанный крохотными серебряными кружками. Этими деньгами можно было заплатить за телефон…

Тут, как нарочно, раздался чертов телефонный звонок – напоминание, в котором я отнюдь не нуждалась.

Ответил Нельсон.

Я все еще смотрела на устланный блестками пол и раздумывала о том, смогу ли уговорить соседа найти мне в его офисе временную работу, когда он вернулся в комнату с радиотелефоном. Как только я взглянула на его напряженную и потемневшую физиономию, то сразу догадалась, кто звонит.

Нельсон без слов протянул мне трубку.

– Привет, пап! – воскликнула я ненормально веселым голосом.

Тут уж ничего не поделаешь. Меня с раннего детства учили, что леди обязана отвечать на звонок так, будто ей вот-вот сообщат о том, что она сорвала джекпот в Национальной лотерее.

– Как поживает моя девочка? – требовательно спросил отец.

– Замечательно, спасибо!

Нельсон изумленно округлил глаза и яростно постучал себя по лбу.

Я метнула в него укоризненный взгляд. Неужели он думал, что я тут же доложу папочке, какое несчастье меня постигло?

– Давненько ты не звонила. Мама забеспокоилась, и я сказал, что сам узнаю, не стряслось ли у тебя чего.

Они все время ждали, что на мою голову обрушатся жуткие проблемы. Я единственная из их дочерей заставляла свои мозги работать, поэтому знала, какой ценой достаются деньги. Однако именно – и только – я, по мнению родителей, должна была не сегодня-завтра попасть в беду.

Сосед жестами пытался втолковать мне нечто чересчур мудреное, поэтому я повернулась к нему спиной, лихорадочно соображая, что бы сказать отцу.

– Ничего у меня не стряслось,– не вполне убедительно солгала я.– Впрочем, знаешь, зря я когда-то не послушала Нельсона и не начала откладывать деньги…

– Постойте-ка, уважаемая леди! – Папочка мог запросто перебить собеседника. Ужасная привычка.– Надеюсь, вы не надумали просить у меня взаймы?

– Э-э…

– Мы оба прекрасно помним, как я одолжил вам в прошлый раз. И чем все закончилось?

Волоча ноги, я отошла к окну, чтобы Нельсон не слышал моих слов. Груз у меня на сердце тяжелел с каждой секундой.

– Да, я помню, как сказала, что со временем непременно верну тебе долг, все до последнего пенни.

– А где он сейчас, этот твой Перри?

Я прикусила губу, твердя себе, что держаться надо, как подобает леди.

– У него агентство в Швейцарии. Сдает туристам шале. Как и собирался.

Больше я ничего не знала. Даже нового телефонного номера Перри. Старый был отключен.

– Выходит, катается на лыжах за мой счет, так? – Отец заржал, точно лошадь, и внезапно резко оборвал смех.– Я мог бы подать на него в суд за кражу, если бы ты сама не отдала ему деньги. Хоть это понимаешь, Мелисса? Десять тысяч фунтов – уму непостижимо! – проревел он. Сумму я и сама прекрасно помнила.

– Понимаю,– мрачно произнесла я.– Но возможность вложить деньги выдавалась потря-сающая… и потом, я до сих пор уверена, что произошло недоразумение. Скоро Перри объявится. Он сам мне позвонит.

Папаша снова загоготал, и я скорчила трубке совсем не подобающую леди гримасу.

– Дорогая моя дочь, сколько раз я повторял тебе: мужчины заключают деловые сделки в постели!

– Не было у нас никакой постели! – закричала я. Отца это в любом случае не касается. Мозг мой буквально пылал.– Мы с ним не спали! Я… я не из таких!

Я говорила правду. Внешность частенько обманчива. Не стоит думать, что если у женщины пышный бюст и романтическая натура, то она легко доступна. Кстати, так рассудил и Орландо. Уже на третьем свидании, угостив меня всего-то фиорентиной и диетической колой в «Пуччи пицца», он сделал мне прозрачный намек.

Папа все еще заливался противным смехом в стиле Лесли Филипса.

– Твоя проблема в том, дорогая моя Мелисса, что в каждом мерзавце ты склонна видеть лишь хорошее. Не так уж это и плохо, но нельзя же быть настолько доверчивой!

– Насколько «настолько»? – спросила я ледяным тоном.

– Ты вечно остаешься в дураках, но когда-то должна образумиться. Найди себе мужчину, который станет заботиться о тебе. О тебе и твоей врожденной глупости.

Я ничего не ответила, так как сосредоточилась на том, чтобы не разныться. Папочка знал, какие струны задеть, чтобы довести меня до слез. Порой мне кажется, в этом его настоящее призвание.

– Большинство девиц осознают, что жить надо именно так, примерно к двадцати одному году,– добавил он.– Дурость ты явно унаследовала от родственничков по материнской линии.

Мне стукнуло двадцать семь, и у меня был диплом – отец, само собой, не принимал его всерьез.

Собрав всю свою волю в кулак, я выдавила из себя:

– Уж лучше видеть в мерзавцах только хорошее и время от времени оставаться в дураках, чем подозревать всех и каждого в смертных грехах… как какая-нибудь старая ведьма!

– Только монашкам и малым детям простительно быть олухами, Мелисса! – резко сказал отец.

Продолжать беседу не имело смысла.

– Может, поговоришь с матерью? – спросил Нельсон, когда я, улегшись на кровать и накрывшись покрывалом с головой, погрузилась в непроглядную темень страдания и самоедства.

– Нет. От нее никакого проку.

У мамы две заботы: устроить отцовскую общественную жизнь и не сойти от этого с ума. Посторонним она кажется идеальной женой политика – блондинка с аккуратно уложенными волосами, непременно в строгом костюме,– но чего ей стоило всю жизнь играть эту роль! Предчувствовала ли она, дочь богатых родителей, едва начавшая выходить в свет в далеком шестьдесят девятом, какая ей уготована участь? По бодрому голосу отца я сегодня сразу определила, что, прежде чем позвонить мне, он довел до слез маму.

Не снимая покрывала, Нельсон обнял меня и утешающе сжал мою руку.

– Только не падай духом, Мел. Ты найдешь другую работу. Я помогу тебе. Кстати, у тебя ведь море друзей – наверное, больше, нежели у шпиона из МИ-5. Знакомых нет, пожалуй, только в «защите свидетелей».

Должна признать, он был прав. По тем или иным причинам в общей сложности я училась в четырех школах, каждая из которых являла собой гигантскую систему взаимодействующих образовательных заведений. Если посчитать всех одноклассниц, приятелей, гостей с несчетных маминых вечеринок – и мою страсть завязывать дружбу с новыми людьми,– то знакомых у меня наберется великое множество, пусть и далеко не все они мне по душе.

Я задумалась. Немало девиц, которых я знала, даже совсем бестолковых, сумели найти вполне приличную работу. Значит, не следовало терять надежду и мне.

– Мел? – позвал Нельсон.

– Впрочем, стать успешным агентом в «Дин и Дэниеле» мне все равно не светило,– сказала я, садясь, утирая слезы и беря себя в руки.– Может, оно и к лучшему, что меня уволили. В конце концов, рабочих мест в стране полным-полно.

Нельсон одобрительно кивнул, хоть я и почувствовала, что в мою напускную решимость он не вполне верит. Сколько раз я разыгрывала перед ним этот спектакль!

– Может, полежишь в теплой ванне? – предложил он.– Сделаем вид, что вечер еще и не начинался. Я быстренько приготовлю курицу, посмотрим «Вверх и вниз по лестнице» по «Ю-Кей голд».

Приняв план на «ура», я уже топила воспоминания об агентстве недвижимости и разговоре с несносным папочкой в пенной воде, когда раздался телефонный звонок.

Я выругалась про себя. Если это Эмери, вздумавшая обсудить со мной новые идеи по поводу чертовой свадьбы, я, ей-богу, сию же секунду утоплюсь.

В момент необъяснимого обострения семейных чувств я сдуру пообещала помочь ей и со свадебным платьем, и с нарядом подружки невесты, то есть моим. С тех пор сестрица напоминала мне об этом при каждом удобном случае, все время твердила, что денег на приготовления уходит невообразимо много. Какие-то черты характера отца определенно передались ей.

Внезапно у меня мелькнула мысль, что это может быть Орландо, и сердце мое вздрогнуло.

В ванную осторожно вошел Нельсон. В одной руке он держал телефон, второй галантно закрывал глаза.

– Брось дурить! – Я взяла трубку и легонько ткнула его в бок.– Ты не раз все это видел!

– Ну, не до такой же степени,– пробормотал Нельсон, пятясь к двери и исчезая за ней.

Я снова опустилась в теплую ванну и ответила:

– Алло?

Мой голос в закрытом и влажном пространстве ванны прозвучал весьма знойно.

Но звонил мне, увы, не Орландо. Это была Габи. Судя по шуму, из автобуса. Она, в отличие от меня, без тени смущения обсуждала подробности своей жизни в окружении толпы незнакомцев, даже не старалась говорить тише.

– Привет, Мел! Как себя чувствуешь?

Ее голос живо напомнил мне о «Дин и Дэниелс» и о том, что меня уволили. Хорошее настроение, обретенное с таким трудом, тотчас же растаяло. Вместе с пеной, из-под которой показался мой фарфорово-белый живот.

– Вроде пришла в себя,– ответила я, рассматривая пупок.– А теперь вот… и не знаю даже.

– Только не хандри! – громко велела Габи.– Давай-ка чего-нибудь выпьем. Заодно поднапряжем мозги и решим, как тебе быть.

«Поднапрячь мозги» означало у Габи изобрести нечто невыполнимо дерзкое и – в гораздо меньшей степени – что-либо достаточно разумное. Естественно, я не высказала эту мысль вслух: оттого что ее оставили, а меня сократили, Габи и так наверняка чувствовала себя прескверно.

– Пошли развеемся,– протянула она более ласково.– Просто чего-нибудь выпьем. Я плачу.

– Ммм… Ладно,– ответила я больше из вежливости.– А Нельсона возьмем с собой?

Послышался глухой стук Очевидно, Габи прислонилась головой к стенке автобуса. Несмотря на то, что она с хитроумием и решительностью опытного полководца разрабатывала план по превращению Аарона в своего законного супруга, к Нельсону моя подружка как будто тоже что– то питала. Во всяком случае, не пылала к нему ненавистью, как к прочим «мальчикам-аристократам»,– возможно потому, что он работал не в агентстве по недвижимости, а в благотворительной организации.

– Ну, если иначе нельзя, – сказала Габи с притворной неохотой. – Только давайте побыстрее. И не расфуфыривайся. Если будет Нельсон, не хочу на твоем фоне выглядеть блекло.

Глава 3

Встретиться договорились в «Блуберде» на Кингз-роуд – оплатить счет в любом случае пообещала Габи, к тому же мы с Нельсоном могли доехать туда на автобусе.

Моя подруга успела прочесть половину «Космополитен» и уже бросала по сторонам нетерпеливые взгляды, когда мы с Нельсоном наконец вошли в зал. Темноволосая, с ярко-красной помадой на губах и глазами, в которых было прямо-таки написано «а это еще чем пахнет?», Габи походила на человека, явившегося сюда проверить, как работает персонал бара. Я сразу догадалась, что именно не по вкусу подружке: в поле ее зрения оказалось до смешного много худеньких блондинок.

Пока мы с Нельсоном шли к столику, я осторожно смотрела по сторонам, проверяя, нет ли среди посетителей тех, кого я знаю. У меня проблемы со зрением; когда я без очков, то не вижу знакомых, а те обижаются.

– Это случайно не Бобси Паркин вон там? – вполголоса спросила я у Нельсона.

– Бобси – как? Не забывай, я не вращаюсь в тех же кругах, что и ты.

Я прищурилась. Если это и впрямь Бобси, то с нашей последней встречи она необыкновенно похорошела. Осветлилась явно в салоне: в домашних условиях, при помощи «Лавинг кеа» и старой купальной шапочки, подобного чуда не сотворишь.

– Бобси Паркин. Родители живут на Итон– сквер. Ума небольшого, но очень любит животных. У нее была аллергия на пасту шариковых ручек: руки распухали прямо как боксерские перчатки. Поэтому даже на выпускных экзаменах она писала карандашом.

Нельсон приостановился, чтобы скорчить гримасу:

– Чем больше ты рассказываешь о своих одноклассницах, тем сильнее я удивляюсь твоей нормальности.

Я смерила его взглядом. Мать Нельсона была членом Совета графства и принципиально не отдавала сыновей в частные школы. Однако дом выбрала специально в том районе, где имелась средняя классическая школа.

– Бобси Паркин? – с жадным любопытством спросила Габи, когда, отпуская в адрес друг друга безобидные колкости, мы наконец-то дошли до столика.– А ты мне про нее не рассказывала? Не та ли это Бобси Паркин, что каталась на датском доге Джаспера Аттвелла вокруг «Клуба искусств» в Челси? У тебя всюду друзья, Мел.

Нельсон демонстративно вздохнул.

А я отметила про себя, что в будущем должна десять раз подумать, прежде чем доверить Габи какой-либо секрет.

Мы сели, сдвинув стулья так, чтобы она оказалась поближе к Нельсону, а я могла, не привлекая к себе внимания, получше рассмотреть Бобси.

Моя бывшая одноклассница сидела в углу и ужинала со своим отцом. Наверное, он посвящал дочь в некие печальные семейные новости, поскольку, что-то говоря, утешающе поглаживал ее по руке.

– Как жизнь, Нельсон? – проворковала Габи.– Когда пригласишь меня покататься на яхте?

– У меня одноместная гоночная лодка, очень маленькая. Я сам в ней едва умещаюсь. Может, сразу перейдем к главному – к ситуации с Мелиссой? – нетерпеливо спросил мой сосед.– Мы с ней большие друзья, но дело от этого не меняется: она должна оплатить счета из «Би-Ти» и «Лондон электрисити», с которыми пока разбираюсь я. И еще надо погасить банковскую задолженность.

Габи округлила глаза. Да, Нельсон бывает несколько раздражительным. Мою подругу он находил «неплохой девчонкой», но она неизменно действовала ему на нервы.

– А, ну да. Я составила список,– сказала Габи и достала блокнот.– Стянула в офисе, ты уж прости. Мел. Потом непременно отмечу в книге регистрации.

– Да перестань,– ответила я, с болью в сердце вспоминая, какой у меня царил порядок в шкафу, где хранились канцелярские принадлежности. Представляю, во что он превратится под так называемым надзором Кэролайн.– Мне теперь все равно.

Я повернулась в сторону Бобси. Одевалась она теперь гораздо лучше, чем во времена учебы.

– Короче, слушай, Мел. Я составила два списка: в одном твои навыки и достижения, во втором – те чудачки, что работают в приличных местах. Ну, о ком ты сама мне рассказывала,– произнесла Габи внушительным тоном. На моей памяти она разговаривала так лишь один раз – по телефону, когда пыталась убедить продавцов, что ей причиталась скидка по дисконтной карте, которую почему-то не сделали.– Хочешь, прочту? Первой идет Поппи Шарпуэлл-Смит Ты говорила, у нее в Кенсингтоне имеется агентство помощниц по хозяйству, а еще есть проблемы с головой. Кажется, она верит, что «Волшебные экраны» делают настоящие волшебники. Ты могла бы стать для нее прекрасным ассистентом, который ей просто необходим. Номер два – Фили Блум, цветочница, вы вместе занимались в школе шотландского танца…

Лицо Нельсона исказила страдальческая гримаса.

– Пожалуй, пойду и чего-нибудь закажу,– сказал он.

Я слушала Габи еще минут десять: согласилась, что для начала могу устроиться куда-нибудь временно, подтвердила, что в баре полно афганских борзых в людском обличии, после чего не выдержала и, изъявив желание помочь Нельсону, тоже направилась к стойке.

Одна из моих мистических особенностей – мгновенно привлекать к себе внимание барменов. А в этот вечер мне ужасно хотелось поскорее взбодриться выпивкой.

По пути меня охватило неуемное любопытство, и, расплывшись в широкой улыбке, я специально пошла мимо столика Бобси.

Бобси улыбнулась мне не менее широко – я успела заметить, что у нее теперь гораздо более ровные зубы,– но не пригласила подсесть к столику. Семейные дела есть семейные дела, подумала я.

К великому неудовольствию Нельсона, бармен обслужил меня, как только я подошла к стойке. Мы пропустили по бокальчику мартини прямо на месте и по два для каждого отнесли за столик.

Выпив, Габи продолжила оглашать список, отчего у меня на душе стало совсем противно. Я извинилась и улизнула в туалет. Некоторые из девочек, о которых толковала сейчас Габи – ей я об этом, разумеется, не собиралась сообщать,– вселяли в меня сущий страх. Впрочем, взглянуть на собственных подруг и знакомых критическим взором было весьма и весьма любопытно.

Кажется, я начинала понимать, почему Габи все время удивлялась моей приземленности и нормальности.

Нельзя сказать, что я как-то выделялась из компании школьных приятельниц,– я прекрасно в нее вписывалась. Участвовала во всех конкурсах, ходила на все праздники. Меня никто особенно не донимал и не дразнил. Но ни с кем из одноклассниц я и не сходилась достаточно близко. В первый раз я поменяла школу после громкого скандала папочки с налоговиками. Во второй – когда они с мамой уехали на несколько лет во Францию, потом – после их возвращения, и, наконец, по собственному желанию, когда подошла пора сдавать экзамены второго уровня сложности. Меня везде принимали вполне дружески, но мне постоянно казалось, что при моем появлении мгновенно смолкают все разговоры. Кроме всего прочего, наш папочка отличался своеобразными манерами и очень не любил платить налоги, поэтому о нем регулярно писали в газетах, а обо мне кругом распускали сплетни.

Моя старшая сестра, Аллегра, выкрасила жгуче-черные волосы в ядовито-рыжий цвет и смело вписалась в сообщество крутых девочек. Эмери, по своему обыкновению, все школьные годы беззаботно плыла по течению. Я же страшно тяготилась «славой» родителей и, хоть приятельниц у меня везде было предостаточно, особого внимания к себе старалась не привлекать. И изо всех сил пыталась держаться сердечно и просто со всеми одноклассницами, поэтому близкими подругами нигде и не обзавелась.

Отец всегда выступал за самые дорогостоящие школы, «дабы возвысить себя в глазах общественности и обзавестись нужными связями» – или, если вы спросите мое мнение, дабы вращаться в кругу столь же странных людей. В школах для мальчиков, на площадке для игры в регби товарищам прощаются многие недостатки, а в школах для девочек, к сожалению, помнят всё.

Девочки не прощают.

Сполоснув руки, я принялась разглядывать ногти, проверяя, не облупился ли лак, и тут в зеркале сбоку надо мной отразилось знакомое лицо.

В плане социальной иерархии Бобси в школьные годы стояла чуть ниже меня, поскольку от нее всегда несло карандашными стружками и кошачьей мочой.

– Привет, Бобси! – воскликнула я. Шерсти на ее одежде не было, а в ушах сверкало по бриллианту.– Как поживаешь?

– Мелисса, как я рада! У меня все хорошо, спасибо.

Ее голос звучал ровнее, чем прежде, как будто его немного подшлифовали. Возможно, дело было в том, что Бобси теперь не орала на лошадей. В волосах у нее я заметила «товарный знак» (наша учительница по домоводству миссис Маккиннон всегда твердила: у каждой истинной леди непременно должен быть изысканный товарный знак) – это была заколка, но не дешевая подделка, по каким в школьные годы мы все сходили с ума, а явно настоящая, от Шанель.

Я сглотнула, сожалея, что не надела туфли понаряднее.

Бобси ослепительно улыбнулась:

– А ты ничуть не изменилась. Все та же сексапильная Дынька. Ну, как ты?

– Отлично,– безапелляционно заявила я.

В школе меня все называли Дынькой – наверное, потому, что я всегда была в теле.

Понятия не имею, чем занималась Бобси, но проблем, схожих с моими, у нее, судя по всему, не было.

– Ты все еще в той юридической компании? – спросила она.

– Э-э… Нет. Оттуда я ушла.

Туда я пошла сразу после колледжа; это было мое первое место работы из шести. Как только я приводила дела фирмы в порядок, меня незамедлительно сокращали. По мнению Нельсона, винить мне следовало только себя: когда трудишься с чрезмерным рвением, сразу выясняется, что людей в конторе слишком много. К тому же, как утверждает мой сосед, я совсем не умею плести интриги и отличаюсь излишней обходительностью.

Бобси вопросительно подняла, брови:

– Серьезно?

– Если честно, на сегодня у меня вообще нет работы,– сказала я в порыве хмельной откровенности.– Не поможешь что-нибудь подыскать?

– Бедняга! – сочувственно произнесла она.– Гм… А чем именно ты хотела бы заниматься?

– Да чем угодно…– Я секунду поразмыслила и добавила: – Главное, чтобы было увлекательно.

Бобси в задумчивости прижала палец к губам. Я тут же отметила, что палец очень ухоженный. Я тоже старательно следила за ногтями: когда печатаешь и видишь свои искусно обработанные ногти, отвлекаешься от ерунды, которой обычно набиты документы.

– А что ты умеешь делать? – спросила она.

– Прекрасно схожусь с людьми,– моментально сообщила я.– У меня отлично получается организовывать работу и улучшать условия труда. Предвидеть неприятности и своевременно их предотвращать. Еще я здорово веду разговор. Даже с самыми нудными и сложными собеседниками.

Да уж, было бы странно, если бы во мне не развились эти способности – после двадцати-то семи лет общения с папочкой…

Испугавшись, что Бобси угадает мои мысли, я добавила:

– Еще я быстро печатаю, отличаюсь предусмотрительностью и знаю толк в информационных технологиях.

– Предусмотрительностью? Ну конечно! – озорно подмигнула Бобси.– Ты ведь у нас дочь Великого махинатора!

У меня под мышками выступил горячий пот. Я повернула голову и взглянула на наше отражение в зеркале: вот Бобси с ее изящными изгибами и алыми губами, а вот и я с растрепанными волосами и пылающим лицом.

Какого черта я стою в туалете «Блуберда» и отвечаю на вопросы «Карандашной» Бобси Паркин? Слов нет, она стала красавицей, но ведь я не желаю найти работу в парикмахерской для пуделей и совершенно не хочу впутывать в разговор отца.

– Было приятно снова увидеться,– сказала я, распрямляя плечи.– Не буду больше тебя задерживать. Может, как-нибудь пообедаем вместе.

Бобси потерла нос знакомым мне жестом и почему-то стала похожа на лошадь.

– Да. Конечно.

Она раскрыла сумочку, такую крошечную, что было трудно определить ее назначение, но я сразу догадалась, что стоит такая штуковина целое состояние. У меня хватало денег лишь на то, чтобы одеваться элегантно,– модно и с шиком пока не получалось.

Порывшись в своем пижонском ридикюле, Бобси достала маленькую карточку и протянула ее мне.

– Слушай, если тебе нужна работа, свяжись с миссис Маккиннон.

Я подняла брови.

– Миссис Маккиннон? Учительница по домоводству? Из «Сент-Катал»?

Бобси кивнула.

– Позвони ей, скажи, что это я дала тебе ее номер.

– У нее что, агентство для тех, кто нуждается во временной работе?

Бобси улыбнулась. Она действительно будто превратилась в совсем другую девочку. Точнее, в женщину.

– Можно сказать, да.

На карточке значилось лишь «Хильдегард Маккиннон» и челсийский телефонный номер, что совсем сбивало с толку. Домоводство было моим любимым школьным предметом, а миссис Маккиннон – любимой учительницей. Обеспечить кого-либо работой она вряд ли могла, разве только человека, который мечтал посвятить себя организации вечеринок. Так, кстати, в основном жила моя мама.

Миссис Маккиннон была мастером очистки поверхностей от бактерий и первоклассным составителем особых меню – для мусульман, вегетарианцев, беременных и тех, кто не переносит лактозу; она знала и множество других секретов: к примеру, как съесть рака, не облизывая пальцев, или каким образом отклонить предложение о замужестве, никого не обижая. Я обожала ее уроки.

Она сама была сплошной загадкой. О мистере Маккинноне никто ничего не знал. Болтали, будто однажды он попросил бумажную салфетку вместо матерчатой, и супруга, недолго думая, дала ему отставку. Большинство девочек боялись ее, я же смотрела на миссис Маккиннон в немом восхищении, потому что чувствовала: под безупречной внешностью бушует жаркое пламя.

С другой стороны, именно она пробудила во мне страсть к шитью, потому что вечно отчитывала по поводу того, как неладно на мне сидит школьная форма, и велела в качестве домашнего задания ушивать ее.

Я только собралась спросить, каким образом премудрости миссис Маккиннон смогут помочь мне оплатить счет из «Бритиш телеком», как Бобси, поправив в восхитительных волосах заколку от Шанель, вышла из туалета.

– Ну и? – спросил Нельсон, как только я вернулась за столик.– Бобси это или нет?

– Да, она,– ответила я.

Нельсон сказал что-то по поводу лошадей, но я не расслышала, поскольку в эту секунду мой взгляд упал на появившуюся на столике бутылку «Крюга».

– Послушайте, не стоило так тратиться! Мне очень приятно, но это совсем ни к чему, честное слово! – задыхаясь от благодарности, пробормотала я.– Кто из вас…

– Нет, Мелисса, мы тут ни при чем,– странно улыбнулась Габи.– Просто подошел официант, поставил бутылку и сказал, что это для тебя.

– Для меня?

Мои брови сами собой поползли на лоб. Я попросила бармена прислать нам счет, а не шампанское.

– Я как раз ходил в туалет,– произнес Нельсон оправдывающимся тоном, будто считал себя обязанным каким-то образом предотвратить появление «Крюга» на нашем столике.

До меня вдруг дошло. Со мной подобное уже случалось. Существует жуткий тип мужчин, которым кажется, будто за бутылку шампанского они могут купить внимание дамы – и не только внимание. Я всегда отсылала такие подарочки назад.

Нельсон стиснул зубы.

Габи благоговейно поглаживала бутылку пальцем и выглядела несколько подавленной. Никто из нас не мог себе позволить такую роскошь, как «Крюг», а ведь он – лучшее утешение, когда на душе скребут кошки.

Признаться честно, необходимость соблюдения правил хорошего тона раздражает порой даже меня.

Но, кто же прислал шампанское? И могла ли я его оставить?

Я осторожно осмотрелась и увидела, что отец Бобси лучезарно мне улыбается. Его красная физиономия готова была треснуть от самодовольства.

– Посмотрите-ка,– сказала я, поворачиваясь к Нельсону и Габи, но почему-то не чувствуя облегчения.– Шампанское прислал отец Бобси.

Как мило. Должно быть, она рассказала ему, что у меня неприятности. Насколько внимательные люди – и она и он!

– Ты уверена? – спросила Габи с сомнением.– У нее какой-то недовольный вид.

Что верно, то верно. Бобси говорила о чем-то с весьма пасмурным выражением лица.

– И с чего ты взяла, что он ей отец? – добавила Габи.– Лично я не вижу ни малейшего сходства.

– Гм… В самом деле,– согласилась я.– Может, это ее дядя. Или друг семьи? Так или иначе, он поразительно щедрый.

Только я собралась подойти к доброму дяде, чтобы поблагодарить его, как Нельсон чрезвычайно язвительно спросил:

– Интересно, каким манером он узнал о твоих неприятностях, если вы с Бобси болтали в туалете? Неужели о твоем сокращении уже написано в «Ивнинг стандард»? Или папочка у Бобси телепат?

Не успела я толком обдумать слова Нельсона, как Габи приняла командирское решение и стала ловко открывать бутылку.

– Габи!

– Да ладно тебе, Мел! – Она быстро наполнила бокалы.– Порой девушке просто необходимо побаловаться шампанским – независимо от того, кто за него платит.

В моей душе шла мучительная борьба.

– Но ведь Бобси…

– Боже праведный, Мелисса! – негодующе воскликнул Нельсон.– Всем и каждому в этом зале яснее ясного, что он ей не отец, одна ты веришь в эту чушь! Сама посмотри, как он гладит ее потной лапой по коленке.

Ай-яй-яй… Так оно и было.

Ну и ну.

– Кто же он тогда? – требовательно спросила я.

– А мне откуда знать? – криво улыбнулся Нельсон.– Скорее всего, это ее бойфренд… впрочем, определение «бой», мальчик, к нему не очень– то подходит.

– Спонсор,– со знанием дела сказала Габи.– Богатенький папик.

Я старалась смотреть не прямо на Бобси и ее любовника, а немного в сторону, чтобы видеть их боковым зрением, но взгляд упрямо возвращался к ним, и я решила вообще отвернуться, пробормотав:

– Господи.

– А, по-моему, правильно делает эта твоя Бобси,– заявила Габи, снова наполняя свой бокал.– И я бы не отказалась от поклонника, который купал бы меня в «Крюге»… Аарон, когда речь заходит о шампанском, становится настоящим скрягой, хотя в данный момент, скажем прямо, не бедствует.

– Надеюсь, ты заметила, что сами они пьют белое вино? Наверное, поэтому у Бобси такая кислая мина,– сказал мне Нельсон.– Может, хватит глазеть на них с разинутым ртом? Такое ощущение, что ты увидела аварию на дороге.

Я придала своему лицу скучающее выражение, но вряд ли сумела скрыть, что потрясена до глубины души.

Нельсон и Габи всегда подшучивают над тем, как часто вполне обычные вещи повергают меня в шок. Наверное, все дело в том, что я воспитывалась в некоторой изоляции от мира: отец не желал, чтобы о бесчисленных скандалах, связанных с ним, знала семья, и ограничивал нас в просмотре телевизора и чтении газет. А у матери хватало своих забот, которыми она никогда не делилась с дочерьми.

В любом случае у меня не укладывалось в голове: как же так, человек пришел на свидание с Бобси, а шампанское прислал мне! Омерзительно!

– Я не могу это пить! – заявила я, отодвигая бокал.

Габи схватила его, быстро осушив свой.

– Как хочешь.

– Пойдемте отсюда.

Я надела пальто и стала обматывать шею шарфом.

Какого черта он прислал эту бутылку? Может, потому что я так долго рассматривала Бобси, а ему показалось, я положила на него глаз?

От стыда мне сделалось тошно. За кого он меня принял?

– Сядь, допьем шампанское, раз уж открыли бутылку,– велел Нельсон.– Потом подойдешь, поблагодаришь его и пожелаешь им обоим приятного вечера. Если хочешь, я даже заплачу за выпитое. Деньги вернешь, когда сможешь.

Как великодушно с его стороны! Нельсон зарабатывал больше, чем я, но отнюдь не столько, чтобы так шиковать.

– Ладно,– сказала я, соглашаясь с большой неохотой.– Но пейте вдвоем. Я и правда не могу.

Как только Габи допила остатки шампанского – ждать долго не пришлось,– я отправилась к столику Бобси и, залившись краской, произнесла благодарственную речь, стараясь при этом смотреть однокласснице прямо в глаза, дабы она прочла в них: мне очень неловко. На ее спутника я взглянула лишь мельком, из нежелания показаться невежливой, и тотчас сказала «нет», когда он с воодушевлением предложил заказать еще бутылочку и распить ее за их столиком.

Бедная Бобси, подумала я. Какой мерзавец. После всего, что случилось, настроения продолжить загул ни у кого из нас троих не было. Больше, чем когда-либо, мне хотелось провести остаток вечера на диване перед телевизором, угощаясь приготовленной Нельсоном курицей.

Мы с соседом решили отправиться домой пешком. Габи тут же заявила, что прогуляется с нами, чтобы протрезветь.

Меня слегка знобило, как это обычно случалось после коктейля. Нельсон отмалчивался, что вообще нагоняло легкий страх.

Габи взяла мою руку и на ходу стала дурашливо пихаться бедром. Я дюйма на четыре выше ее, поэтому решила не отвечать подружке тем же – вдруг еще свалится.

– Бедная Мел,– протянула Габи, как всегда позабыв о деликатности.– У тебя сейчас черная полоса в жизни, верно?

– Угу,– буркнула я.

– Ни работы, ни мужчины. Хорошо еще, что с тобой рядом Нельсон.

Если таким образом она хотела разговорить его, то усилия пропали даром.

– Надо почаще куда-нибудь тебя выводить,– сказала Габи, пожимая мою руку.– Да-да, правильно. Как-нибудь устроим девичник, закатим такое веселье, что весь город вздрогнет.– Свободной рукой она потрепала мои темные локоны.– А про Орландо забудь. Найдешь себе нового парня, и глазом не успеешь моргнуть. Он пришлет на наш столик шампанского.– Помолчав, она добавила: – И будет, конечно, помоложе сегодняшнего кавалера.

– Какая пошлость! – поморщился Нельсон.

– Действительно,– согласилась я.– Пошлятина.

– Пусть и пошло, зато выгодно. И потом, начать личную жизнь заново ты должна хоть с чего-нибудь.

Впереди меня ждала сплошная безысходность. От этой мысли заныло сердце. Мне удавалось весь вечер не вспоминать об Орландо, но Габи одним упоминанием о нем снова разбередила душевную рану. Кстати, ходить с ней в «Блуберд» я соглашалась в основном потому, что это заведение не ассоциировалось у меня с Орландо.

Мы всегда встречались в барах. Как только я отыскивала его глазами – в большинстве случаев он ждал меня у стойки, болтая с барменом,– мое сердце переворачивалось. Светловолосый, длинноногий, с полуулыбкой на губах – верный признак веселого нрава,– он походил на прекрасного принца с обложки детской сказки.

Знатоки утверждают, что время лечит все, даже разбитое сердце; я им не верила. Моему сердцу исцеление не светило. Мы с Орландо общались два года – то сходились, то расставались…

По большей части, впрочем, были в размолвке.

– А разве не таким же образом ты познакомилась со своим Орландо? – спросила Габи.– Он ведь тоже купил тебе шампанского.

– Да. Но у нас все было совершенно по-другому.

– Что значит «по-другому»? – сварливо спросил Нельсон, который всегда терпеть не мог Орландо.

Я закусила губу.

– Нас свела сама судьба. В нашем знакомстве не было и капли пошлости. Орландо подсел ко мне с шампанским и спросил, не желаю ли я выпить вместе с ним Он ужинал в тот вечер с матерью, но она как раз убежала по каким-то срочным семейным делам. Что я могла ответить? Шампанское выдыхалось…

Нельсон и Габи разразились хохотом, а я уставилась на них в полном изумлении.

– В чем дело?

– Обожаю, когда ты рассказываешь эту историю. Готов каждый раз помереть со смеху,– простонал Нельсон, вытирая глаза рукавом. – Надо же быть такой доверчивой!

– И вовсе я не доверчивая! – ощетинилась я.– Спроси у Квентина. Ни одного агента из офиса и близко к себе не подпускала!

– Плохо старались.

Не успевшая протрезветь Габи фыркнула, и оба снова покатились со смеху.

Я не поняла, что их так веселит, но ничего не сказала. Так или иначе, сейчас они наконец-то были заодно.

Но честное слово: я отличалась редким благоразумием. Хьюи не раз хвастал, какие жуткие вольности позволял себе с предыдущей помощницей, со мной же он так не мог, даже не пытался пудрить мне мозги.

Я пошла вперед, предоставив друзьям возможность нахохотаться всласть. Не то чтобы я не умела посмеяться над собой, просто в этот вечер была совсем не в том настроении. Пожалуй, никогда еще жизнь не казалась мне настолько безотрадной: все шло наперекосяк и ничто не радовало.

Когда меня уволили из юридической фирмы, мою беду разделил Орландо; когда он заявил, что уходит, я с головой ушла в организацию на работе праздника по случаю Дня святого Валентина. Теперь у меня не было ни того ни другого, к тому же приближалась свадьба Эмери и предстояло чаще, чем за все время моей самостоятельной жизни, общаться с собственным семейством, что огорчало и даже чем-то пугало.

Наверное, я бы запила, но это грозило серьезной опасностью. Во хмелю я превращалась в подобие знойной Софи Лорен: соблазнительно закатывала глазки и начинала раскачивать бедрами. Сейчас все это мне было ни к чему.

У меня за спиной послышались торопливые шаги Габи и Нельсона.

– Подожди же,– тяжело дыша, проворчала Габи.– Куда так гонишь?

– Прости, Мел. Мы не хотели тебя обидеть.– Нельсон обхватил меня рукой за плечи.– А знаешь, сзади ты смотрелась точь-в-точь как Мэрилин Монро, когда она шла по платформе в «Некоторые любят погорячее».

– Спасибо,– сказала я, поблагодарив его больше за тепло сильной руки, нежели за комплимент.

– Сама злишься, а шажки делаешь мелкие– мелкие,– добавил он.

Габи взяла меня под руку с другой стороны.

– Не сердись,– сказала она.– Просто нам хочется, чтобы ты была счастлива. Ты этого за-служиваешь, потому что печешься о благополучии всех окружающих… Может быть, ради разнообразия позаботишься и о себе? – Она прижала мою руку к своему бедру.– Поставь-ка личные интересы выше общественных. Поступают так истинные леди или нет – какая, к черту, разница?

У меня задрожали губы, и я даже не старалась это скрыть. Потому что до смерти устала делать вид, будто всем довольна. Во всяком случае, перед Габи и Нельсоном можно было не выпендриваться, а признать, что дела мои неважные. Хотя бы этому стоило порадоваться; порой не обращаешь внимания на то, как тебе жмут туфли, и, только скинув их, позволяешь себе поохать над волдырями и ссадинами.

Итак, первый плюс я нашла. Оставалось отыскать еще два.

– Смотри, Габи, такси,– сказал Нельсон, указывая на машину с оранжевым фонарем.– Может, поедешь домой? Еще успеете сходить с Аароном в другой бар – продолжить вечер.

Габи в нерешительности глянула на меня. Я догадывалась, что она собралась к нам в гости – отведать Нельсонова угощения, а заодно построить ему глазки. С другой стороны, было всего девять часов. Аарон как раз вернулся домой с полными карманами денег. Они проводили весьма немного времени вдвоем… впрочем, порой мне казалось, что Габи это вполне устраивало.

Затруднение разрешил Нельсон, махнув таксисту рукой. Машина подъехала к нам.

– Куда? – спросил водитель.

– В Милл-Хилл,– ответил Нельсон.

Не успела Габи сказать хоть слово, он открыл перед ней дверцу.

Моя подруга крепко обняла меня.

– Оставляю тебя на попечение заботливого Нельсона,– шепнула она и скорчила гримасу, изображая неземную страсть.

Когда такси тронулось с места, Габи послала нам из окна пьяный воздушный поцелуй и крикнула:

– Не грусти, Мел! Все образуется!

– Ты так думаешь? – печально пробормотала я, провожая машину взглядом.– Ох, как я в этом сомневаюсь…

– Конечно, все наладится, дурочка,– сказал Нельсон, снова обнял меня за плечи, и мы пошли дальше.– Просто научись оценивать себя по-настоящему. Я говорю не только о работе.

– Догадываюсь, на что ты намекаешь, но я и так знаю себе цену,– возразила я.– Запросы у меня отнюдь не маленькие!

Нельсон фыркнул.

– Вот только не надо иронии! – сказала я.– Ведь ты, в отличие от меня, совсем не знаешь Орландо.

Как только с моих губ слетели эти слова, я поняла, что допустила оплошность. У Нельсона имелась прескверная привычка любые достоинства Орландо превращать… как бы поточнее выразиться… в нечто посредственное и невзрачное, что ли.

Но все-таки я продолжила свою мысль – хотя бы только потому, что в эту минуту страстно захотела услышать о нас с Орландо что-нибудь обнадеживающее. Пусть из собственных уст.

– В Орландо есть все, чем должен обладать мой мужчина,– настойчиво сказала я.– Он романтичен, у него тонкая натура, и ему небезразлична я. Я настоящая.

– Ну и почему же вы тогда разбежались? – прямо спросил Нельсон.

– Наверное, решили друг от друга немного отдохнуть,– неуверенно промямлила я.

И тут же подумала: хватит дурачить самой себе голову! Мы расстались. Еще в Новый год. Надеяться больше не на что, ведь на День святого Валентина он не прислал открытки, даже с днем рождения меня не поздравил!

Наша история осталась в прошлом; твердить, что все еще наладится, не имело ни малейшего смысла. Я даже удивилась тому, что столь долгое время водила себя за нос.

Ноги внезапно ослабли. Чувствуя себя так, будто меня сшибло автобусом, я остановилась посреди тротуара.

– Ив который раз вы разошлись? – спросил Нельсон.– И дозволено ли тебе подыскивать ему замену, пока он осмысливает свою жизнь и принимает решение? Мел? Почему ты остановилась?

Я почти не слышала его. У меня было такое чувство, будто все темные углы моей жизни, куда я все не решалась заглянуть попристальнее, вдруг осветились ярким светом. Я моргнула, стряхивая с ресниц горячую слезинку, и потерла глаза, ощущая себя бесконечно одинокой.

Одинокой и глупой.

Я не нуждалась в замене, потому что мечтала лишь об Орландо. Хоть он этого и не заслуживал.

Нельсон не видел моего лица, поэтому расценил молчание как знак того, что можно продолжить лекцию.

– Ума не приложу, почему ты тратишь столько времени на отъявленных тунеядцев,– произнес он менторским тоном. – Тебе нужен разумный мужчина, который мог бы тебя обеспечить и окружить заботой. В глубине души ты ведь очень старомодна и занимаешься самообманом, соглашаясь на поверхностные, ни к чему не ведущие отношения. Я просто бешусь, Мел, когда вижу, как ты посвящаешь свою жизнь неудачникам типа Орландо. Ты достойна другого, и большего…

– Замолчи, Нельсон,– сказала я сквозь слезы.– В конце концов, ты мне не отец.

– И очень жаль! – парировал он.– Твоя проблема в том, что ты не знаешь, какой тебе нужен мужчина. К тому же ты не уверена в своих силах.

В который раз, за этот проклятый вечер, вспомнив об отце, я не выдержала и прямо посреди улицы разревелась в голос. Нельсон тут же повернулся ко мне и обхватил руками мои содрогающиеся плечи. Лицо у меня покраснело и наверняка выглядело ужасно.

– Мел! – вскричал сбитый с толку Нельсон. – Прости меня, пожалуйста. Я и не думал, что ты настолько… Мне казалось, ты переносишь все это легче… То есть я и не догадывался, что ты мучаешься из-за Орландо так сильно…

– Да, мучаюсь! – зло прохныкала я.– Только стараюсь об этом не думать!

На самом-то деле я замирала, едва слышала телефонный звонок, бежала к ящику, как только приносили почту, не появлялась в определенных районах города, чтобы не бередить себе душу воспоминаниями о сказочных вечерах, и выключала радио, когда звучали наши с Орландо песни.

– Пострадало только мое самолюбие,– прогундосила я, не обращая ни малейшего внимания на скопившиеся в носу сопли.

Нельсон обнял меня крепче, и я с благодарностью уткнулась лицом в его плечо.

– Поплачь, станет легче,– прошептал он мне на ухо.

Какое-то время я занималась тем, что обильно орошала его пиджак слезами. Потом Нельсон осторожно отвел меня в сторону и прислонил спиной к стене. Сначала я не понимала, что происходит; затем, услышав, как он сказал какому-то прохожему: «Нет, правда, с ней ничего страшного», сообразила: сосед хочет спрятать меня от зевак.

Ничего страшного? – Я осторожно, чтобы не размазать тушь, вытерла глаза и, несколько раз глубоко вздохнув, успокоилась.

– Нельсон,– произнесла я, когда была уже в состоянии говорить без всхлипываний.– Ответь прямо: я вела себя как круглая дура?

– С Орландо?

Нельсон посмотрел мне в глаза. Он никогда и ни при каких обстоятельствах не лгал мне. Даже в тех случаях, когда сказать неправду было бы гуманнее.

– В некотором смысле – да. Но только потому, что ты видишь в людях лишь лучшее. Это не преступление. Даже, я бы сказал, великодушие.

– Я люблю его,– всхлипнула я.

Нельсон взглянул на меня внимательнее.

– Любила,– поправилась я, негодуя на себя за то, что так вот запросто отступаю.

Впрочем, Нельсон все правильно сказал, и я с ним соглашалась.

– Понимаю,– сказал он со вздохом.– И все– таки, Мел, этот тип не для тебя.

Его тон начинал действовать мне на нервы.

– Кто же тогда для меня? Наверное, ты знаешь?

– Нет, не знаю. Но уверен в одном: ты невозможный романтик и приучила себя не обращать внимания на подозрительные детали костюма и поведения твоего кавалера. Обувь без шнуровки. Загар круглый год.– Тут Нельсон посмотрел мне в лицо и осекся.– Может, тебе имеет смысл вообще отдохнуть от мужчин? Побудь какой-то период в одиночестве, то есть в тишине и спокойствии. Посвяти больше времени самой себе. От своих лодырей ты никогда бы не дождалась заботы. Как там пишут в твоих глупых журналах? «Научись любить себя».

Тут Нельсон поднял глаза к небу, показывая, что хоть он и одобряет подобную идею, однако остается при прежнем мнении относительно увещеваний типа «помоги себе сам».

– Все сказал? – буркнула я.

Я обожала Нельсона, но меня внезапно возмутила мысль, что нотации по поводу любовных отношений – да еще таким назидательным тоном! – мне читает человек, ни с кем даже не целовавшийся с той самой вечеринки, когда мы праздновали наступление нового тысячелетия.

– По-моему, ты пришла в себя,– буркнул в ответ Нельсон и пошел прочь.

Я поспешно догнала его и взяла под руку.

– Прости.

Нельсон неопределенно хмыкнул. Какое-то время мы шли молча, а когда свернули на нашу улицу, то он как ни в чем не бывало, стал рассказывать, какой приготовит сегодня соус.

Я слушала соседа, одновременно пытаясь убаюкать свое истерзанное сердце. А еще раздумывала, не последовать ли мне совету Нельсона и не отдохнуть ли вообще от любви.

Когда он оказывался прав, меня всегда брала злость, но я твердо знала: чем сильнее бешусь, тем серьезнее стоит прислушаться к его словам.

Глава 4

Наутро я проснулась в привычное время. Мимолетную радость по поводу того, что не надо тотчас же выскакивать из постели и бежать на работу, мгновенно вытеснили три неприятности: мысль об увольнении из «Дин и Дэниелс», тоска по Орландо и тяжесть в желудке.

Меня как будто пригвоздили к кровати.

Не успела я снова заснуть, как раздался негромкий стук. В дверь просунулась голова Нельсона.

– Я уже убегаю, но успел сварить тебе кофе. Очень крепкий.

Я почувствовала бодрящий аромат и улыбнулась, растроганная заботливостью Нельсона. С соседом по квартире мне несказанно повезло.

– Спасибо,– пробормотала я.– Какой же ты милый.

– Подумай, как быть с телефонным счетом.

Я натянула на голову одеяло.

– Я не из вредности напоминаю,– донесся до меня сквозь гусиные перья голос Нельсона.– Просто не хочу, чтобы ты совсем раскисла. И советую не привыкать допоздна валяться в кровати.

Он опять был прав. Я не из тех, кто утопает в жалости к себе, даже когда дела идут из рук вон плохо.

Как только Нельсон ушел, я сразу поднялась, выпила кофе, приняла душ, неторопливо накрасилась, оделась в лучшее, что у меня было. Почувствовав прилив бодрости, позвонила по номеру, указанному на карточке миссис Маккиннон, договорилась о встрече и отправилась на автобусе в Челси.

Разумеется, ни Нельсону, ни Габи я не сказала, куда собираюсь. Перво-наперво мне следовало спастись от хандры. С этим намерением я и поехала к своей бывшей учительнице.

Офис миссис Маккиннон занимал всего одну квартиру, но здание располагалось на чудесной улочке, парадная блестела, как лак на ногтях, а фасад украшали подвесные корзины, полные анютиных глазок.

Я позвонила. Меня впустили внутрь. В холле пахло мебельной политурой, свежими цветами и бережно поддерживаемой чистотой. Нигде не видно ни рекламных листков, ни пестрых брошюр. Я сняла туфли, чтобы не сбивать ноги, топая в них на лестнице, а перед последним пролетом остановилась, перевела дыхание и постаралась внутренне успокоиться, дабы явиться на встречу в достойном виде. Выглядеть не лучшим образом в любом случае не имело смысла.

Я думала, меня встретит секретарша, но ее, очевидно, вообще не было. За столом в приемной сидела сама миссис Маккиннон.

– Доброе утро, Мелисса,– сказала она, протягивая руку.– Как твои дела?

Крепко, но дружелюбно пожимать при встрече со знакомыми руку я научилась именно от миссис Маккиннон, поэтому, обменявшись с ней рукопожатием, почувствовала себя еще более уверенно. Она всегда повторяла, что леди надлежит пользоваться хорошим кремом для рук, чтобы производить неизменно приятное первое впечатление. На ее учительском столе все время лежала пилка для ногтей, и она позволяла пользоваться ею и нам. По-моему, в своем воображении миссис Маккиннон преподавала совсем в иной школе. Возможно, даже в другой эпохе.

– У меня все отлично, спасибо.

Я вдруг подумала о том, считает ли она и теперь, когда я повзрослела, что имеет право указывать мне на недостатки маникюра.

– Рада слышать. Входи же,– произнесла миссис Маккиннон со своеобычным восхитительным эдинбургским акцентом.

Следуя за ней в офис, я отстала на несколько шагов, так как на ходу рассматривала фотографии на стенах. К моему изумлению, это были довольно колоритные снимки из какого-то консервативного журнала.

За те десять лет, что мы не виделись, миссис Маккиннон ничуть не изменилась. Твидовая юбка сидит идеально, туфли на высоких каблуках безукоризненно чистые и блестящие, а швы на чулках – поразительно ровные. Особенной красотой она никогда не отличалась, но излучала нечто неизменно притягательное, подобно тонким французским духам или лавандовой жидкости для протирки мебели.

– Итак, Мелисса,– сказала она, садясь за письменный стол. На нем стоял компьютер вишнево-красного цвета, ваза с орхидеей и лежал блокнот в кожаной обложке.– Чем могу быть полезной?

Я опустилась в обтянутое кожей и обитое металлическими гвоздиками кресло и набрала в легкие побольше воздуха.

– Я ищу работу. Бобси Паркин посоветовала мне позвонить вам.

Что сказать дальше, я не представляла. По телефону мы только условились о встрече. Что это за агентство, следовало ли привезти с собой документы – я ничего не знала.

– Ах, Бобси! – как-то устало вздохнула миссис Маккиннон.– Я ведь говорила ей… Мелисса, дорогая, никто давно не называет ее Бобси. Теперь она предпочитает быть Элеонорой.

– Впервые слышу,– сказала я.

– Пора вам, девочки, признать, что вы вступили во взрослую жизнь.– Миссис Маккиннон с огорченным видом постучала по блокноту авторучкой.– Надеюсь, вы вынесли из моих уроков хотя бы главное: самое первое впечатление очень важно.

– Конечно! – с чувством воскликнула я.

– Я все время ношу с собой в сумочке крем для рук и запасную пару колготок!

Миссис Маккиннон улыбнулась, раскрыла блокнот на чистой странице и немного наклонилась вперед.

– Элеонора рассказала тебе, чем занимается мое агентство и каких обслуживает клиентов?

По привычке, дабы доставить собеседнику удовольствие, я кивнула в ответ. Следовало дать понять миссис Маккиннон, что мы с Бобси разговаривали об ее агентстве долго и вдумчиво, хоть это и не соответствовало действительности.

Миссис Маккиннон внимательно взглянула на меня поверх очков, и я превратила кивок в едва заметное покачивание головой.

– В подробности она не вдавалась,– уточнила я.

– У Элеоноры теперь очень много дел. На себя остается совсем мало времени.

Я не могла представить Бобси слишком занятой. Она умела разве что выгуливать собак… ну, еще и мужчин в годах. Вслух я, разумеется, ничего не сказала. Надеюсь, и на лице мои мысли не отразились.

– Расскажи, чем ты занималась после окончания колледжа,– попросила миссис Маккиннон

– Ну… Работала в разных фирмах,– ответила я.

Собеседования я терпеть не могу, даже если они проводятся, как на этот раз, в форме приятельской беседы. В школе нас подобному не учили. Хвастовство вообще в ту пору порицалось.

Я почти услышала крик Нельсона: «Не умаляй своих достоинств!» – и, приподняв голову, постаралась представить, что речь веду не о себе, а о ком-то постороннем.

– Со своими обязанностями справлялась неплохо. Я прослушала три курса по информационным технологиям… и еще довольно быстро печатаю.– По сути, я расхваливала себя и в то же время не лгала, поэтому говорила все увереннее.– В работе мне нередко помогает то, чему вы учили нас на уроках домоводства: как распланировать время, как быть приятным собеседником, как расположить к себе. Подготовить праздник. И многое другое.

Я замолчала и бросила взгляд на миссис Маккиннон, пытаясь угадать ее мысли.

В ответ старая учительница одарила меня улыбкой сфинкса.

– Очень любопытно,– произнесла она довольным тоном. – И похвально. Теперь ты, наверное, хотела бы услышать, что у меня за агентство. Я расскажу. Как ты знаешь, пятнадцать лет своей жизни я учила девочек в «Сент-Катал» быть обаятельными и приятными созданиями, хотела, чтобы, повзрослев, они стали идеальными женами. Большинство моих учениц оказались просто находками для своих избранников. Меня это крайне радует.– Миссис Маккиннон поправила нитку жемчуга на шее.– Но несколько лет назад я открыла в себе некие новые качества и поняла, что не могу оставаться в школе, поскольку должна применить их на практике.

В памяти шевельнулось какое-то воспоминание. Кажется, я от кого-то слышала, что миссис Маккиннон уволили. Надо спросить у Бобси.

То есть у Элеоноры.

– Одним словом, я решила посвятить жизнь борьбе с людской посредственностью,– сказала старая учительница и снова взяла ручку.– В нынешнем Лондоне недостает очарования и интеллигентности. Современные молодые женщины одержимы жаждой власти и чрезвычайно поверхностны.

Она бесподобно выговаривала «р». Совр-р-рременные, чр-р-ррезвычайно.

– Однако все, чему я учила вас в «Сент-Катал», каким бы старомодным оно ни казалось, и поныне остается самым привлекательным в молодой особе. Умение поддержать любой разговор, ум, элегантность, шарм. Ты согласна со мной, Мелисса?

Я кивнула с воодушевлением и тут же задалась вопросом: неужели, на ее взгляд, Бобси именно такая? Насколько я помнила, заводить с новоявленной Элеонорой умный разговор не стоило и пытаться.

Миссис Маккиннон говорила все с большим подъемом:

– На одном празднике, куда девочки пришли с родителями, у меня в голове неожиданно возникла следующая мысль: а ведь в Лондоне становится все больше мужчин.– Тут она наклонилась вперед и добавила почти заговорщицки: – Особенно мужчин старшего поколения, профессионалов типа твоего отца, которые остро нуждаются хотя бы во временном затишье, в возможности снять стресс.

Типа моего отца? Я растерялась. Что она имеет в виду?

И хочу ли я знать ответ на этот вопрос?

– Я говорю о мужчинах, которые по той или иной причине лишены домашнего тепла и понимания со стороны собственных жен, о тех, кому требуется немного приятного общения, чтобы отвлечься от каждодневных проблем. Общения с молодыми дамами, в свою очередь недооцененными современным обществом. И тем и другим от этого только польза. Я задумала свести их. Решила, так сказать, заняться социальными проблемами.

Она посмотрела на меня, ожидая одобрения.

– Да-да,– рассеянно покивала я, думая о другом.

Какое отношение ко всему этому имеет мой отец?

– По-моему, ты можешь быть прекрасной собеседницей за ужином,– произнесла миссис Мак-киннон.

– Н-ну… наверное,– ответила я.

Любая девушка на моем месте могла научиться болтать без умолку, если бы постоянно чув-ствовала, что любой сотрапезник видит в ней потенциальный десерт.

Любой. В том числе и Орландо.

– Работа, которую я могу предложить, несколько необычна, однако, Мелисса, скажу от-кровенно…

Миссис Маккиннон наклонила голову – совсем как в школе, когда хотела войти к нам в осо-бенное доверие.

Признаюсь честно, мне ее открытость ужасно польстила. Мысли о папе внезапно выветрились из головы.

– В тебе удивительным образом сочетаются красота, разум и обаяние: ты можешь оказаться в числе самых востребованных и пользоваться, пожалуй, большим успехом, нежели Элеонора. Могу предложить тебе стабильную работу на несколько вечеров в неделю. Остальным временем можешь распоряжаться по своему разумению. Большинство моих клиентов предпочитают лучшие рестораны. «Клариджез», «Гордон Рамзай», «Савой»… Проводить так время весьма приятно. В одиннадцать ты уже свободна и можешь спокойно ехать домой – если, конечно…

Она замолчала, многозначительно задрав бровь – Если что? – прямо спросила я.

Если вечер с клиентом не покажется вам настолько дивным, что возникнет желание его продолжить. Впрочем, это, разумеется, на твое усмотрение.

Миссис Маккиннон смотрела на меня так, будто никаких уточнений не требовалось.

Наверное, я выглядела потрясенной, поскольку ее лицо вдруг смягчилось и она поспешно добавила:

– Я упомянула об этом, разумеется, лишь для того, чтобы ты знала: порой не исключено и такое. Но тут все будет зависеть только от тебя. Если хочешь, можешь сразу отказаться от оказания услуг подобного рода.– Миссис Маккиннон помахала рукой.– Большинство моих клиентов нуждаются лишь в приятной компании и смышленой собеседнице. Эти требования ты можешь выполнить с легкостью, даже не сомневаюсь.

– Понятно,– сказала я.

Еще бы не понять. Миссис Маккиннон на старости лет организовала и возглавила агентство эскорт-услуг!

Неужели мир совсем сошел с ума?

В душе у меня вдруг шевельнулся странный интерес к происходящему, но я мгновенно задавила его. Все зависело только от моего слова. То есть ни о каких непристойностях говорить вообще не имело смысла.

– Должна подчеркнуть, Мелисса: речь во все не идет о чем-то предосудительном.– Для пущей убедительности миссис Маккиннон снова склонила голову набок.– Я всего лишь на время соединяю очаровательных молодых дам вроде тебя с мужчинами, которые сумеют по достоинству оценить твой шарм и твое обаяние и соответственно готовы за это заплатить. Что конкретно ты можешь предложить, решать только тебе самой.

Я медленно кивнула.

Как говорится, роковой женщиной я отнюдь не была, несмотря на комплименты, которыми меня столь щедро осыпала миссис Маккиннон. Думаю, и она прекрасно это понимала. Если уж даже своим бойфрендам я не предлагала полного комплекса удовольствий, то с клиентами ее агентства и представить себя не могла нигде, кроме как за ресторанным столиком.

Впрочем, право определять ход событий, насколько я поняла, предоставлялось мне. На настоящих свиданиях все обстоит гораздо сложнее.

– Понятно,– повторила я более уверенно.– Это все очень интересно.

– И я так считаю,– удовлетворенно кивнула старая учительница.– Интересно и справедливо, не правда ли?

Она достала из верхнего ящика стола стопку бумаг и протянула ее мне.

– Возьми, пожалуйста. Нет-нет,– сказала миссис Маккиннон, когда я начала быстро про-листывать документы.– Возьми домой и изучи внимательно. Если возникнут вопросы, позвони. Оставишь мне номер своего сотового?

Я продиктовала телефон и на всякий случай адрес электронной почты.

– Замечательно.

Миссис Маккиннон поднялась с кресла и снова протянула мне руку. Я почувствовала аромат ее духов. «Арпеж». Он окутывал ее легкой дымкой, но не заполнял собой все помещение. Капля тут, там и вот тут – для нахалов. Ни больше, ни меньше.

И почему я не вынесла столько же полезного с уроков латыни?

– Спасибо, что уделили мне внимание…

– Спасибо тебе, Мелисса,– ответила миссис Маккиннон, встряхивая мою руку настолько энер-гично, насколько позволяли правила хорошего тона.– Надеюсь, мы положили начало великому делу.

По пути домой я купила себе букет красных тюльпанов – отметить знаменательное событие. Цветы прекрасно поднимают настроение и служат женщине лучшим украшением Я шла и представляла себе, как здорово смотрюсь: элегантная молодая дама идет по городской улице, сжимая в руке букет. Откуда он у нее? Купила сама? Или получила от любовника? А может, тюльпаны вручил ей восхищенный цветочник, когда она проплывала мимо его магазинчика?..

Придя домой, я почувствовала, что голодна как волк, и набросилась на холодильник, будто безумная. Однако он оказался пуст, точно полки в «Теско» накануне Рождества. Нельсон покупал лишь натуральные продукты и, как только истекал срок их годности, тут же все выбрасывал.

На дверце он оставил для меня записку-напоминание: сегодня была моя очередь готовить. Неожиданно я подумала о том, что скоро смогу ходить в «Уэйтроуз» и делать покупки с легким сердцем.

От таких мыслей стало веселее.

Стараясь не обращать внимания на настойчивые требования желудка, вооружившись карандашом и листочками бумаги для записей – на случай, если возникнут вопросы,– я надела очки и села с кружкой Нельсонова мятного чая просмотреть образец договора миссис Маккиннон.

Смысл написанного оказался настолько расплывчатым, что через десять минут я толком уяснила лишь две вещи: агентство старой учительницы называется «Шарм» и зарегистрировано не по тому адресу, где располагался офис миссис Маккиннон. Впрочем, эта деталь меня не особенно смутила – слишком много я повидала на своем веку договоров в риэлтерских фирмах.

Удивление вызывало другое, к примеру целая страница о требованиях, предъявляемых к внешнему виду сотрудницы агентства. Очевидно, у миссис Маккиннон работали не только бывшие ученицы – нам не стоило напоминать, что платье должно сидеть безукоризненно, что под него надо надевать подходящее нижнее белье, что не следует носить украшения из золота и волосы должны быть уложены безупречно.

Дальше миссис Маккиннон рекомендовала выбрать себе для работы другое имя, «чтобы ни на минуту не забывать о собственном очаровании и быть все время в приподнятом расположении духа». Мне предложение сразу понравилось: я вдруг почувствовала, что с помощью нового имени смогу избавиться от неприятностей, преследовавших Мелиссу Ромни-Джоунс.

Далее следовало: «Оставьте дома житейские заботы по поводу муниципального налога или необходимости вылечить зуб. Станьте на время ужина другой женщиной – неиссякаемо бодрой, безгранично обаятельной!»

Общую сказочную картину слегка портила строгая оговорка: «В целях личной и юридической безопасности настоящие имена запрещается открывать при любых обстоятельствах. Нарушившую это правило, ждет незамедлительное увольнение из компании «Шарм».

Ниже имелся огромный перечень тем, имен и прочего, касаться которых в разговоре миссис Маккиннон настоятельно не рекомендовала.

В конце подробно объяснялось, где именно в шикарных лондонских ресторанах располагаются туалеты.

Мне становилось все более интересно: а сколько же за все это обаяние платят? Когда я перешла к соответствующему разделу, у меня, что называется, глаза на лоб полезли. Неудивительно, что клиент Бобси мог позволить себе рассылать направо и налево по столикам шампанское. И что сама Бобси выглядела теперь так, будто над ней работал стилист Гвинет Пэлтроу.

Господи, подумала я, да ведь такими темпами запросто можно в ближайшее время вернуть долг папаше!

Я откинулась на спинку стула и представила себе, какое это будет огромное облегчение. Невероятно. Наконец прекратятся ехидные замечания, понятные лишь ему и мне, и разглагольствования о моей дурости, от которых делалось нестерпимо тошно. Самым смешным во всей ситуации казалось то, что заработать деньги на погашение долга я могла при помощи всего-то «никчемных способностей», которые в маме отец принимал как должное, а в моих сестрах считал лишь средством найти подходящих мужей. Получить благодаря этим умениям прибыль выдавался шанс мне, незамужней Мелиссе!..

Мои губы сами собой растянулись в улыбке. Да, решила я, смакуя разливающееся по сердцу приятное волнение. Пожалуй, стоит воспользоваться этой возможностью.

К тому же у меня имеется несчетное множество платьев для коктейля, которые висят себе в шкафу совершенно без дела. Я шила каждое по какому-то особому случаю, а надевала не по назначению и всего по разу.

К разряду красавиц я никогда себя не причисляла, однако, по мнению Габи, была «что надо», хоть не имела привычки болтать с незнакомцами в баре, но с секретарской работой справлялась вполне неплохо.

Я немного смутилась, подумав о необходимости сидеть целый вечер под оценивающим взглядом незнакомого мужчины, но напомнила себе, что это тоже будет работа. Так или иначе, в прошлом в подобных ситуациях я оказывалась не единожды. И потом, ужинать одной, даже в лучших ресторанах, гораздо тоскливее.

Еще раз, вообразив себе, с каким невиданным ликованием я вручу отцу чек, я мгновенно отбросила остатки сомнений. Порой приходится просто закрывать на что-то глаза и делать то, что нужно.

На последней странице договора миссис Маккиннон многословно объясняла, на благо чего служит деятельность ее агентства. Доводы казались убедительными, даже вдохновляли. Отдельные предложения напоминали о чем-то знакомом – создавалось впечатление, будто они взяты из некой школьной песенки.

Когда я дошла до строчки «За улыбку и добро денег не берут, но они лучше лекарств от тоски спасут», вспомнила: точно, пели мы такую песню в школе…

Я сидела вся в мечтах о неомраченном долгами будущем, о том, какими сладостями стану баловать себя на десерт в «Клариджез», когда распахнулась входная дверь и портфель Нельсона громко брякнулся на пол.

– Привет, милочка моя! Я дома! – послышалось из прихожей.

Разумеется, Нельсон просто в шутку называл меня «милочкой», как это обычно делают добропорядочные мужья. Хоть мы и носили халаты из набора «Для него и для нее», но парочкой влюбленных никогда не были.

– Привет, дорогой! – крикнула я.– Как прошел день?

– Прескверно. Ужин на плите?

Ой. Про еду-то я совсем забыла…

Мой взгляд упал на договор, лежащий на столе, и тут же мелькнула мысль: Нельсону о нем знать пока не обязательно.

Милочка, подумала вдруг я. А что? Прекрасное имя. Псевдоним куртизанки. Женственно и соблазнительно, напоминает о подруге Джеймса Бонда. К тому же я, спасибо Нельсону, привыкла откликаться на «милочку» и не горю желанием быть какой-нибудь Дженнифер или Антонией.

Я быстро накрыла договор газетой, потом принялась расспрашивать Нельсона о прошедшем рабочем дне и ломать голову над тем, смогу ли сварганить что-нибудь питательное из макарон, горчицы и концентрированного молока.

Глава 5

У меня не было возможности более обстоятельно проанализировать встречу с миссис Маккиннон, поскольку на следующий же день я поехала снимать мерку с Эмери.

О своем визите я сообщила по телефону заранее, однако, явившись в родной дом с цветами и конфетами, узнала, что папа с приятелями на рыбалке в Норвегии, а мама – в йоркширском оздоровительном клубе, где пропускать занятия ну просто никак нельзя.

– Как только закончишь, я тоже побегу туда,– сообщила Эмери, поедая трюфель, пока я обмеряла ее тоненькую талию.– Бедная мама сейчас как выжатый лимон: в этом месяце ей пришлось организовать три вечеринки с коктейлем и закусками, ужин для членов Совета и встречу с представителями «Женского института».

Я закусила губу. Если бы отец платил маме за многочисленные услуги как профессионалу, то давно вылетел бы в трубу. Меня снова охватило тревожное предчувствие: рано или поздно нынешнее положение выльется в поистине грандиозный скандал.

– А ты поедешь в клуб, чтобы…

Я не договорила, отмахнувшись от пришедшей на ум мысли.

– Я должна хорошенько отдохнуть перед тем, как более основательно приступать к подготовке свадьбы,– сказала сестра, жуя трюфель.

Ума не приложу, от чего именно Эмери собиралась отдохнуть. Она так беззаботна и рассеянна, что однажды не смогла объяснить толком дантисту, какие именно зубы у нее болят, и тот выдрал ей два здоровых. Если кто и нуждался в отдыхе, так это я и подобные мне простофили – те, кого Эмери нагло использовала в приготовлениях к злополучному бракосочетанию.

– Я думала, ты наймешь профессионального организатора,– сказала я.

Эмери вздохнула.

– И я так думала, но папа, как всегда, в своем репертуаре. Трехсот гостей, по его мнению, видите ли, слишком мало, а организатор – непозволительная для нас роскошь. Конечно, все нормальные люди перекладывают предсвадебные хлопоты на профессионалов. Но ничего,– добавила она более жестко.– Может, я еще уговорю его.

– Э-э… Мне ничего не просили передать? – полюбопытствовала я, лелея надежду.

Я никогда особенно не рассчитывала на практические советы или поддержку от родителей, но была бы очень рада, окажись хоть один из них сегодня дома.

Эмери глубоко задумалась.

– А, ну да. Папа сказал, что он ни на минуту не забывает ни о наличных, ни о Перри,– произнесла она, когда я приступила к обмеру ее спины.– Не совсем понимаю, что это значит. Отец еще заявил, что намерен ввести режим экономии, что для меня совсем уж загадка. При этом он рассмеялся своим жутким загробным смехом. Ну, ты знаешь… Как думаешь, какой мне выбрать цвет? Может, серовато-белый, как у устрицы?

– Пожалуйста, не размахивай руками,– попросила я, радуясь, что она не видит, как при очередном упоминании о долге отцу помрачнело мое лицо.

У Эмери имеются три положительных качества. Во-первых, невообразимая беспечность, благодаря которой, в отличие от остальных членов моего семейства, с ней невозможно вступить в спор; во-вторых, очень прямые волосы цвета мускатного ореха – точь-в-точь как у Девы Марии на старых картинах; в-третьих, доброта… во всяком случае, моя сестра настолько занята собой, что просто не умеет намеренно обидеть.

А вот невольно – еще как может.

– Ты будешь одна или с парнем? – спросила она.– Я должна знать, чтобы правильно составить список.

– К чему такая спешка? – раздраженно поинтересовалась я.– До свадьбы еще море времени.

– Это только кажется. В общем, я напишу, что вас будет двое. Если Орландо в тот момент снова тебя бросит, возьмешь вместо него Нельсона.

– Поступай, как знаешь,– воскликнула я, кипя от возмущения.– Хотя об Орландо можешь не беспокоиться. Мы… мы разошлись окончательно.

Эмери вздохнула – умудренная жизненным опытом невеста.

– Эх, Мел! Поскорее найди себе достойного мужчину.– Она с укоризненным видом тряхнула своими роскошными волосами.– Или дотянешь до того, что вокруг останутся одни разведенные.

Я не стала напоминать сестренке, что и у ее прекрасного принца, которому еще нет сорока, за плечами уже два развалившихся брака.

Впрочем, я с Уильямом еще не познакомилась и не имела права отпускать в его адрес колкости. Он работал в американской юридической фирме в Сити, активно занимался спортом и часто путешествовал, поэтому на Эмери у него оставалось не так много времени, что вполне устраивало обоих брачующихся.

Судя по фотографиям, это был вполне симпатичный парень, по крайней мере, на взгляд тех, кто без ума от яркого блеска глаз и выступающей вперед тяжелой челюсти. По-моему, Эмери была весьма довольна своей участью. А вот я такого счастья совсем не желала. Не понимаю, как можно жениться, если в отношениях нет ни капли романтики.

– Уж лучше остаться старой девой, чем добровольно обречь себя на жизнь с мужчиной типа нашего папочки,– сказала я, от злости обмеряя шею сестры чуть менее осторожно, чем следовало.

– Задушишь, Мелисса!

– Приведи мне в пример хоть одну женщину, которая в браке была бы счастлива. Взгляни на маму – бесплатная домработница! А Аллегра? Трофей, забытая игрушка!

Муж Аллегры, Ларс, наполовину англичанин, наполовину швед, торговал произведениями искусства и вот уже три года коллекционировал старинные наконечники стрел. Возможно, он зарабатывал на жизнь и другими способами, потому как жил на широкую ногу и был вечно занят. Аллегра проводила большую часть времени в галереях и на многочисленных выставках – представала перед взорами ценителей вместе с наконечниками, причем на нее смотрели более спокойно.

– Аллегра очень счастлива с Ларсом,– сказала Эмери.

– Исключительно потому, что он никогда не проводит в Англии более сорока дней подряд, дабы не платить налоги, а она живет то в особняке в Хэме, то в замке под Стокгольмом.

– Вполне может быть,– беспечно согласилась Эмери.– Ну и что?

Фразой «ну и что?» моя младшая сестра в большинстве случаев заканчивает беседу. В этом восклицании заключается одновременно согласие, возражение и желание сменить тему.

Дом моих родителей – последнее место, где можно отдохнуть душой, честное слово!

Миссис Маккиннон позвонила мне буквально через два дня после моего возвращения в Лондон.

Я как раз закончила глупейший разговор с Эмери: она спрашивала, достаточно ли яркое впечатление произведет на триста приглашенных сотня выпущенных в небо голубей. Пожалуй, свое мнение мне надо было оставить при себе.

– Алло? – произнесла я, готовясь услышать извинения Эмери.

(Когда я заявила, что освобождение изнуренных в неволе птиц – зрелище отнюдь не праздничное, сестра без слов положила трубку.)

– Здравствуй, Мелисса,– приветствовала меня миссис Маккиннон.– Сегодня вечером ты свободна?

Я чуть не напомнила ей – разумеется, шутки ради,– что приглашать на ужин истинную леди надлежит заблаговременно. Но решила не начинать наше сотрудничество с глупостей.

– У меня нет никаких планов,– честно ответила я.

Пойти я могла разве что на викторину, в которой участвуют Нельсон и его мозговитые приятели. Там, слушая, как они сыплют умными ответами, я в который раз почувствовала бы себя идиоткой.

– Замечательно,– сказала миссис Маккиннон.– Если поторопишься и явишься в шесть тридцать к «Савою», то проведешь вечер с обаятельным мужчиной, лордом Армстронгом-Сидли. Из верхнего кармана пиджака у него будет выглядывать красный платок. Он многим интересуется: дорогими машинами, стрельбой по тарелочкам. И будет рад поужинать в твоей компании.

– Это его настоящая фамилия? – спросила я.– Не его ли родственники производили легковые автомобили под одноименной маркой?

– Дорогая моя, ты что, невнимательно прочла договор? Там ведь ясно сказано: никаких настоящих имен,– холодно произнесла миссис Маккиннон.

Я покраснела. Мне еще многое предстояло усвоить.

– Понятно! – воскликнула я, стараясь не выдать голосом своего смущения.– Говорите, стрельба по тарелочкам? Что ж, прекрасно!

– В одиннадцать позвони мне. Расскажешь, как идут дела, и сообщишь… все ли в порядке,– многозначительно добавила миссис Маккиннон.

На сей счет, она могла не беспокоиться: я твердо решила, что мое сегодняшнее свидание закончится не позднее одиннадцати.

Пытаясь успокоить нервы, я целое утро корпела над ти-шоткой для Габи. Ей хотелось что-нибудь женственное, поэтому я обшивала круглый вырез несколькими рядами бусин, создавая эффект многорядного жемчужного ожерелья. Я шила для Габи вот уже третью вещь, и если бы изредка не видела на ней своих творений, то подумала бы, что она их перепродает. Однообразная работа успокаивала, хоть в голове и роились всякие вопросы.

Во-первых, я раздумывала, не окажется ли лорд Армстронг-Сидли одним из папиных знакомых и не встречались ли мы где-нибудь прежде. Конечно, ничего страшного не произошло бы: нам предстояло лишь поужинать вместе и поболтать о несущественных вещах, однако я боялась, что кто-нибудь со стороны сделает неверные выводы по поводу нас – как я, когда смотрела на Бобси и ее клиента. Впрочем, я ведь вначале решила, что это ее папа. Ужин с отцом – что может быть невиннее?

Я обдумывала свое положение снова и снова, и хотя какая-то часть меня категорически не принимала идею об «услугах» после ужина, вторая часть находила вероятность стать гейшей нового времени вполне разумной и приличной. Ну не могла же миссис Маккиннон подвергнуть меня реальной опасности! О девочках она всегда пеклась, как о родных дочерях.

И потом, я собиралась работать у нее временно… К тому же утешала мысль, что я принесу человеку пользу. Не каждый в наши дни находит время и силы на отношения настоящие, с эмоциональным напряжением. Мне и самой было отрадно думать, что сегодняшний вечер я проведу в приятной компании и за изысканным ужином.

Вполне довольная собой, я оторвала нитку. Именно в таком ключе и надо рассказать о новой работе Нельсону. Попозже. Когда-нибудь. Через недельку-другую, когда удостоверюсь, что стыдиться и в самом деле нечего.

В конце концов, по ресторанам-то буду ходить не я, а Милочка. Кстати, мне все больше нравилось новое имя: оно освобождало от любого рода личной ответственности и даже сулило возможность позабавиться. Следовало только приучить себя к мысли, что в Милочку я должна превращаться в минуту встречи с клиентом – и становиться Мелиссой тотчас после прощания.

Продолжая трудиться над фальшивым ожерельем Габи, я раздумывала о личных качествах Милочки, о ее прошлом, о том, где она училась, есть ли у нее братья и сестры… Потом совсем запуталась. Что можно было рассказывать о себе, а что следовало заменять на ложь?

И тут меня осенило. Мелисса или Милочка – какая разница? В любом случае я могла оставаться собой.

Едва покончив с последним рядом бусин, я отправилась на автобусе в магазинчик в Сохо, куда ездила как-то с бабушкой в ту пору, когда она решила стать рыжей вроде Риты Хейворт, но портить чудесные волосы хной не желала.

Парик! Самый простой и быстрый способ, оставшись собой, превратиться в другого человека! Кстати, я давно подумывала, не стать ли мне светловолосой, а Нельсон нередко повторял, мол, я блондинка в обличье брюнетки. Что он под этим подразумевал, понятия не имею.

Париков в магазине оказалось видимо-невидимо, и я примерила почти все (рыжие кудри, ангельские локоны, ужасающие жгуче-черные завитки), но выбрала один, карамельно-блондинистый,– в ту же секунду, когда надела его и увидела свое отражение. Из зеркала на меня смотрела я, хотя при этом вовсе и не я.

Признаться честно, я так себе понравилась, что на миг лишилась дара речи: меня как будто сделали звездой и решили снять в голливудском фильме. Лицо мое словно озарилось изнутри светом, губы чуть увеличились, в глазах заплясали игривые искорки. Блестящие пряди волос преобразили даже мою одежду: ти-шотка с V-образным вырезом и джинсы мгновенно превратились из обычных в трогательно кокетливые. Едва представив себя в чулках, которые я решила надеть в качестве неимоверно женственной Милочки, я покраснела до корней своих натуральных волос.

Минут десять я крутилась перед зеркалом, любуясь на смотревшую из него секс-бомбу: поворачивалась то одним боком, то другим, поднимала волосы и снова их распускала. Продавщица терпеливо смотрела на меня и улыбалась. Свидетельницей подобного перевоплощения ей доводилось становиться каждый день. Сняв парик и увидев перед собой благоразумную Мелиссу, я даже почувствовала облегчение.

Мне пришлось выложить все до последнего пенни из «неприкосновенного запаса». Но я знала, за что плачу. Чудеса не даются даром.

В «Американском баре» «Савоя» я сразу увидела двух мужчин, любой из которых мог оказаться лордом Армстронгом-Сидли. Из верхнего кармана у того и другого торчал уголок красного платка; оба, как мне показалось, кого-то ждали.

Я посмотрела в глаза первому, но он вдруг спрятался за раскрытой газетой. Второй мне игриво подмигнул, однако я тут же заметила сидевшую напротив него даму и поняла, что это тоже не мой клиент. Стоять столбом на пороге заведения становилось неприлично. Я приблизилась к стойке и заказала джин-тоник. Пью я не очень много; когда мы вместе приходили в бар, отец заказывал нам газированные слабоалкогольные напитки То есть себе он брал скотч, а своим женщинам – джин-тоник.

О том, что я его терпеть не могу, папочка, естественно, никогда не помнил. Я всегда выбираю джин-тоник, если пить не хочу, но должна хоть что-нибудь заказать.

– Милочка? – прозвучал где-то рядом с моим ухом низкий мужской голос.

В первый миг я пропустила слово мимо ушей, но потом вдруг сообразила, что обращаются ко мне. Повернувшись на табурете, я сжала колени, боясь, как бы не задралась юбка.

И внезапно догадалась, почему знойные красотки на фотографиях выглядят такими озабоченными: они раздумывают вовсе не о мерзавцах-сердцеедах, а о том, не выглядывают ли из– под их юбок резинки чулок.

– Да-да! Здравствуйте,– сказала я.

Лорд Армстронг-Сидли – впрочем, называть его так вслух явно не следовало – обладал поразительным сходством с престарелым бассетом моей бабушки, отчего я сразу прониклась к нему симпатией. У него были красные глаза, а добротный костюм болтался на нем как на вешалке.

Почувствовав, что он нервничает не меньше моего, я протянула руку; он с благодарностью ее пожал. Мне в палец впилось лордово кольцо с печаткой, но я заставила себя дружески улыбнуться

– Как поживаете? – спросила я, видя, что мой клиент никак не может заставить себя заговорить. Положение было во всех смыслах дурацкое, и я решила, что спасет его лишь проявление внимательности.– Устали за день?

– Хм… Э-э… да,– промычал лорд Армстронг– Сидли, не сводя глаз с моих бедер.

– Сначала чего-нибудь выпьем или у нас заказан столик? – спросила я, чтобы отвлечь его внимание от своих ног и осторожно одернуть юбку, которая неумолимо ползла вверх.

– Да. На семь тридцать. Столик на двоих. В «Гриле».

Лорд А-С явно не мог смотреть мне в глаза.

Он поправил воротничок.

Я слезла с табуретки, чтобы не смущать его до такой степени.

– Здесь довольно жарко. Может быть, выпьете чего-нибудь прохладительного?

Уловка сработала. Лорд А-С повернулся к стойке и заказал двойной скотч, а я взяла свой джин с твердым намерением не пить ничего, чтобы не захмелеть.

Потягивая спиртное (я тайком отливала из бокала в цветочные горшки, когда лорд прикладывал к красному носу платок и сморкался), мы разговаривали о его коллекции довоенных сельскохозяйственных машин. Вообще-то разговором это только называлось: миссис Маккиннон еще в школе растолковала нам, что умение слушать ценится в женщине выше болтливости. Я знала, что выгляжу заинтересованной, поскольку старательно меняла выражение лица, периодически с одобрением кивала и удивленно хмыкала, но думала при этом о посторонних вещах: о той, заказать бифштекс или мясо молодого барашка, а еще о том, как бы тактичнее намекнуть лорду А-С, что волосы из носа в наши дни удаляют совершенно безболезненно.

– А у вас, моя дорогая, есть машина? – спросил он, не успев закончить рассказ и застав меня врасплох.

– Конечно,– пробормотала я.– «Субару-форестер».

– Неужели? – воскликнул лорд, чуть не подавившись кубиком льда.– Автомобиль совсем не дамский, не находите?

– Разве? – удивилась я. У большинства моих знакомых были «гольфы», но мне пришлось купить машину самой и не на чьи-нибудь деньги в качестве подарка ко дню рождения.– Мне продал его отцовский деловой партнер из Шотландии.

Я сказала часть правды: партнеры у папы водились повсюду, причем не только деловые, но и по азартным играм. Дома иногда вскользь упоминалось о крупных карточных долгах. Кто кому проигрывал – не имею понятия.

– Я это к тому, что с такой машиной надо быть бедовой девочкой. А вы как раз такая! – сказал лорд А-С, одарив меня широкой улыбкой. Противно сказать: я отчетливо увидела мелькнувшую в его красных глазах похоть.– Верно? Красавица и… спортсменка.

До меня слишком поздно дошло, что Милочка должна разъезжать на миниатюрной микролитражке или «форде-фиесте». Проклятье.

– Спортсменка? Вовсе нет,– ответила я, намереваясь больше не попадать впросак.– Худшего игрока в нетбол наш Суррей, пожалуй, не видывал. Мне больше по душе хоккей на траве,– добавила я, заметив, как велико разочарование лорда.

Он вмиг приободрился.

– Я так и подумал. Ваши ноги просто прекрасны. Так и вижу вас на хоккейном поле: вы бежите в короткой спортивной юбочке, легкие полны свежего воздуха, грудь вздымается под курткой.

У мужчин чересчур романтичный взгляд на школьные игры, никак не пойму отчего. Я поспешила вернуть лорда с небес на землю:

– Наколенники трутся о вспотевшие колени, замерзшая задница в грязи, все тело в синяках.

Лорд А-С, блестя глазами, наклонился вперед.

– У вас осталось что-нибудь из снаряжения?

– О чем вы! – Я рассмеялась.– Давно из него выросла.

– Мм…– промычал лорд.– И на сколько же дюймов?

Отвечать на обескураживающий вопрос мне не пришлось: подошел официант, и мы отправились за ним к столику.

Сделать заказ я попросила лорда. Мужчины утверждают, что любят, когда женщина ест с удовольствием, я же полагаю, что дама, требующая принести ей первое, второе и третье плюс вино и сыр, производит не лучшее впечатление. К тому же я сразу догадалась, что лорд А-С своенравен, как мой отец, и в любом случае моя попытка сделать собственный выбор успехом не увенчается.

Мне по большому счету было все равно: платила-то ведь не я. Мы с аппетитом умяли по тарелке креветочного ассорти, потом по бифштексу и запили все это: лорд – красным вином, а я – « Бейбишамом».

Лорд все больше располагал к себе, хоть и донимал расспросами о спортивных достижениях в школе и о причастности к верховой езде.

– У вас бедра наездницы, я прав? – внезапно полюбопытствовал он, лакомясь крем-брюле.

Я взглянула на ноги, проверяя, не видны ли резинки чулок, и подумала: наверное, это миссис Маккиннон сказала ему, что я интересуюсь скачками.

– Да, конечно. Обожаю скакать во весь опор! – бодро воскликнула я.

Глаза лорда загорелись дьявольским огнем, и у меня вновь возникло ощущение, будто я ляпнула что-то не то.

– Жеребец у вас имеется? Молодой, понимаете ли, рысак?

– Нет,– сказала я, давая волю воображению.– У меня пони. По кличке, э-э, Бейбишам.

– Представляю вас в бриджах, моя дорогая,– томно протянул лорд.– На сапогах после долгой езды дымка пыли, грудь вздымается под кожаной курткой…

Опять «грудь вздымается». Я окинула его гневным взглядом. Может, побеседуем о развлечениях, при которых бюст остается на месте?

Впрочем, я решила пойти на уступку: раз уж он так хочет всю дорогу домой видеть меня в своих фантазиях скачущей на коне, пусть потешится. Его наша беседа явно радует, а мне говорить почти не приходится. Видимо, хорошо воспитанные девицы с разносторонними интересами ему в диковинку.

Если начнешь строить ему глазки, подумала я, смакуя крем-брюле, бедняга, наверное, взорвется.

Неожиданно загоревшись желанием убедиться в своей правоте, я томно улыбнулась, с удовольствием наблюдая за тем, как лорд А-С выдергивает из кармана красный платок и промокает выступивший на лбу пот.

– Здесь ужасно жарко,– тотчас заметила я.– Как вы себя чувствуете?

В разговоре с мужчиной этот вопрос – беспроигрышный вариант. Их хлебом не корми, дай рассказать о всяких там симптомах и прочих напастях; ради возможности поведать кому-то о состоянии своего драгоценного здоровья они оставят любую тему.

– А что? – обеспокоенно спросил лорд.– Неужели все мои беды видны на лице?

Я понятия не имела, что у него там за беды, но кивнула с видом человека, готового протянуть руку помощи.

– Вас тяготит груз забот. И вы недостаточно о себе печетесь.

Лицо лорда исказила страдальческая гримаса. Он одним махом допил вино.

– Что называется, не в бровь, а в глаз. Вы читаете меня как книгу, не так ли, дорогая?

Да уж. А чего там? Книжка нехитрая, в кожаном переплете, с множеством картинок и ограниченным количеством слов.

– Может, поделитесь со мной подробностями? – заботливо спросила я, надеясь выплыть из зыбких вод полного неведения, пока не закрутилась в водовороте безумных предположений. – И пожалуйста, выпейте воды!

Его вдруг буквально прорвало: он взволнованно заговорил о тревогах по поводу прав на рыбную ловлю, о прострелах в ухе, о жуткой сыпи на ноге, о слуге-украинце, непреднамеренно уничтожившем секретную коллекцию порнографии времен короля Эдуарда, о сыне, которого вот-вот исключат из Эмплфорта, о дочери, помешанной на гороскопах и задумавшей уехать в Нью-Йорк, чтобы петь там в ночных клубах… Но более прочего лорда тревожила психически нездоровая и прикованная к постели жена.

Неудивительно, что бедолага нуждался в интересной и приятной компании.

Я решила все его проблемы к моменту, когда нам принесли по второй порции крем-брюле.

– …а Рори пообещайте, что, когда он получит сертификат о законченном среднем образовании, вы подарите ему на машину четыре тысячи фунтов,– закончила я ликующе.

– Четыре тысячи фунтов!

Лорд А-С, или Лестер,– теперь он настаивал, чтобы я обращалась к нему именно так,– замер в ужасе.

Я удивленно посмотрела на него поверх чашки с кофе.

– А сколько, по-вашему, стоят в наши дни услуги толкового репетитора, а, Лестер? Так вот послушайте: моя сестра Эмери… то есть Помона…так вот, она целых четыре раза пересдавала экзамены второго уровня сложности, и каждый раз отец нанимал ей нового репетитора, а потом заявил, что наверняка потратился бы меньше, если бы в самом начале просто заплатил за пересадку сестричкиного мозга. Порой мне кажется, так и надо было сделать,– добавила я.

Лицо лорда просветлело.

– А, теперь понимаю! Отличная идея! – В это мгновение он был похож на улыбающийся переспелый помидор.– И почему эта мысль не пришла мне на ум несколько лет назад? Не думал, что девушки вроде вас бывают настолько благоразумными!

Я предпочла не зацикливаться на «девушках вроде вас». Никогда не разделяла мнение, что все блондинки сплошь глупые, хоть Габи и утверждала, будто это действительно так К тому же мне казалось – теперь я похожа на девушку из Сен– Тропе, а не с Кингз-роуд.

– Может быть, съездим куда-нибудь еще, выпьем по стаканчику на ночь? – спросил Лестер елейным голосом.

Неожиданно его рука легла под столом на мое колено.

Я обмерла.

Рука скользнула выше и остановилась в районе чулочной резинки.

– Лестер, прошу вас! – твердо сказала я.– Это в меню не входит, даже не надейтесь!

– Милочка, дорогая,– пролепетал он.– Мне так нужна ваша помощь во многих других вопросах!

Я улыбнулась как можно вежливее и дружелюбнее.

– Лучше обратитесь к врачу, Лестер. В таких делах я совершенно некомпетентна. Боюсь насоветую вам такого, что потом пожалеете.

– Уверен, вы лукавите! – пропел Лестер, пялясь на меня с разочарованием и благоговением.

Я поняла, что протестовать бесполезно: глупой заботливостью я лишь разожгла его пыл. Следовало прибегнуть к решительным мерам.

Я лихорадочно соображала. А! Кажется, придумала.

– Когда ваш день рождения, Лестер?

– В декабре. Двадцать восьмого декабря,– растерянно пробормотал лорд.

Я поджала губы и с грустным видом покачала головой:

– Значит, вы Козерог. Впрочем, это видно по одежде… Готова поспорить, у вас проблемы с ногами. Варикоз? Правильно?

У Лестера вытянулось лицо.

– Вообще-то да. У моей Катрионы голова тоже забита гороскопами.

–По-моему, она очень впечатлительна. И наивна. Ценные качества для молодой женщины, верно?

Горячая рука Лестера сползла с моей ноги. Он помрачнел. По-видимому, задумался о дочери. Замечательно.

Я схватила сумку, ни на миг не умолкая:

– А я – Рак. Люблю тепло и уют. И должна поторопиться домой, пока не обернулась тыквой! Только представьте себе: уже почти одиннадцать. Когда приятно проводишь время, оно летит с бешеной скоростью!

– Но…

Я осторожно, чтобы не съехал парик, наклонилась над столом и запечатлела на влажной щеке Лестера дочерний поцелуй.

– Вечер был потрясающий. Большое спасибо. Желаю благополучно добраться домой. Берегите себя

– Постараюсь,– едва слышно ответил он, и я еле удержалась, чтобы не погладить его по голове.

Забрав жакет и одарив гардеробщика щедрыми чаевыми и широкой улыбкой, я выпорхнула из «Савоя».

Ночь была теплой. Я шла вниз по Стрэнду и любовалась огнями, отражавшимися в реке. Сердце будто плавало в груди – возможно, из-за коньяка, который Лестер заказал к десерту. Габи убила бы меня, узнай она, что из целой бутылки я выпила всего один бокал.

Прислушиваясь к сердцу, я скрестила пальцы, желая, чтобы подъехало такси. Лестер, конечно, позволил себе чуточку лишнего, но судьба сводила меня и с гораздо более нахальными типами. Я чувствовала облегчение и гордость за достойно выполненную работу. Пофлиртовать с клиентом, наговорить ему приятных слов и даже решить его насущные проблемы – все это вышло у меня мастерски. Я не сомневалась, что лорд остался доволен вечером.

Более того, я не сделала ничего такого, о чем не осмелилась бы рассказать Нельсону.

Нет, рассказывать я буду, конечно, не сейчас…

Высматривая в потоке машин оранжевый фонарь такси, я неожиданно подумала: а не чулки ли отчасти являются причиной того, что так трепещет сердце? Ощущая на бедрах тугие резинки, я была больше Милочкой, нежели Мелиссой, а Милочка имела право на флирт такой степени, о какой Мелисса и не помышляла.

Впрочем, Милочку не заботило, что о ней подумают, не волновало, знаком ли кто-то из клиентов с ее отцом и захочет ли человек, с которым она встретилась, увидеть ее снова. Ей позволялось носить чулки с удовольствием, потому что исход свидания зависел исключительно от нее самой.

Милочка должна была развлекать, и я не видела в этом ничего дурного.

Надлежало лишь привыкнуть к сладострастным взглядам.

Тут я заметила появившееся будто из-под земли черное такси и села в него с легким сердцем: расходы мне скоро возместят и угрызения совести мучить не будут.

Откинувшись на спинку сиденья, я закрыла глаза. Теперь, когда встреча осталась в прошлом, я почувствовала, что страшно вымотана.

Глава 6

Рассвет в пятницу был ранний и ясный. Впервые за много лет я проснулась с улыбкой.

В предыдущие дни мне несколько раз звонил Хьюи. В «Дин и Дэниеле» собирались отпраздновать открытие новых офисов и приезд агентов– американцев. Ответственной за подготовку назначили Кэролайн, но, когда она внезапно слегла с «пищевым отравлением», выяснилось, что почти ничего не сделано. Кэролайн лишь заказала половину бокалов и написала напоминание сотрудникам: не ударьте, дескать, лицом в грязь.

За вполне достойную плату наличными, в основном же делая одолжение Хьюи, я согласилась им помочь и буквально часа за три заказала необходимые напитки, закуски, цветы, официантов и все остальное. Из нью-йоркского офиса прислали дополнительные пожелания, но на их выполнение не хватило времени.

Не очень-то было приятно организовывать грандиозный праздник для людей, которые меня уволили, но утешала мысль о хорошей оплате. Часть денег я планировала потратить на то, чтобы угостить Нельсона отменным завтраком.

Проснувшись на следующий день, я, не гля­дя на часы, встала с кровати, оделась, привела в порядок лицо и отправилась в магазин на углу за молоком и рогаликами. Купила еще и свежий выпуск «ОК!», чтобы почитать за едой и, быть может, позаимствовать для биографии Милочки кое-какие из приведенных в нем фактов из жиз­ни звезд.

Когда я вернулась, Нельсон уже проснулся. Он стоял у плиты в трусах и распахнутом клетча­том халате, рассеянно глядя на греющийся чай­ник и что-то бормоча себе под нос. Парнем мой сосед был симпатичным, но выглядел порой как какой-то бродяга.

– Доброе утро! – воскликнула я весело. – На завтрак у нас кофе и рогалики!

Услышав мой голос, Нельсон резко повернул­ся, будто удивляясь, что в доме он не один.

– Ты уже встала?

– Конечно, – ответила я, выкладывая на та­релку свежие, еще теплые булочки. – Может, сядешь и расслабишься? А я пока все приготовлю.

Нельсон сузил заспанные глаза.

– Прямо как какая-нибудь жена… Мне каза­лось, прислуживать кому-то в кухне ты никогда не станешь.

– Это я так, по старой дружбе. И еще потому, что хоть частично должна вернуть тебе долг: ты готовил мне завтрак сотню раз!

Нельсон пробормотал что-то неразборчивое и взял «ОК!».

– Не могла купить что-нибудь посерьезнее? О бюсте Джордан мне давно все известно.

– Не ворчи, – сказала я, ища глазами кофей­ник. – Лучше почитай вслух, пока я варю кофе.

Последовало молчание, потом зашелестели глянцевые страницы, и Нельсон наконец начал читать:

– У принца Эдуарда и его жены Софи юная дочь и восхитительный дом, обставленный изысканной мебелью. Виктория Бэкхем приобрела в Милане пару туфель. У одной из «Истэндеров» есть теперь личный бассейн. И новые сиськи, ко­торым, собственно, и посвящена статья.

– Очень мило! – воскликнула я. – Ты напо­минаешь мне Габи.

– Дайана Росс выпустила новый альбом и нынче похожа на щетку для мытья посуды: искусственный материал определенной формы и пучки жестких волос наверху…

Я приготовила кофе по всем правилам: намо­лола зерен, чайник сняла с плиты, не доведя до кипения. Даже достала чашки и блюдца, которые купила на рынке «Портобелло-Роуд», и перели­ла молоко из пакета в кувшин.

Тут Нельсон внезапно замолчал.

– Продолжай, – попросила я. – Не отвлекай­ся на рецепты. Прочитай что-нибудь про нашумевшие вечеринки.

– Да нет тут ничего интересного. Пишут про кучку самовлюбленных ничтожеств, уверенных в том, что нам до смерти интересно знать, как протекают их никчемные жизни,– внезапно заявил Нельсон.

Не успела я вымолвить и слова, как мой замечательный «безмозглый» журнал очутился в мусорном ведре.

– Что ты себе позволяешь? – вскричала я.– Не указывай мне, что читать, а что нет! Возомнил себя редактором из «Гардиан»?

Я с грохотом поставила тарелку с рогаликами на стол и бросилась на выручку «ОК!», увидев, что Нельсон собрался вывалить на него остатки недоеденной каши.

Завязалась довольно неприглядная борьба, победителем из которой вышла я – благодаря отнюдь не красившему леди удару в пах.

– Что ты за человек! – пропыхтела я, расправляя страницы.– Думаешь, раз имеешь дело с благотворительностью, можешь в моем же доме допекать меня бодягой по поводу моральных норм и социальных ценностей?

Нельсон стоял, согнувшись пополам, и ничего не отвечал. Пользуясь минутой, я взяла самый большой рогалик, налила себе кофе и по обыкновению раскрыла журнал на одной из страниц, посвященных вечеринкам и праздникам, где нередко обнаруживала снимки знакомых мне «аристократишек», в который раз праздновавших двадцатичетырехлетие или отмечавших открытие своего нового магазина по продаже ароматизированных свечей.

– Что это со мной? – задумчиво протянула я.– Старею? Или заболела? Все, на кого ни гляну, как будто кого-то напоминают.

Блондинка была похожа на девочку по имени Эмма, с которой я училась в школе, а лоснящийся щеголь на…

Орландо.

– Нет,– выдохнул Нельсон, подковыляв ко мне и снова попытавшись забрать журнал.– Не надо…

Я без слов увернулась, в ужасе глядя на заглавие.

«Орландо фон Борш и леди Тициана Бакеридж на ее яхте «Иск», названной так по окончании суда с газетой «Сан», которую леди Бакеридж обвинила в клевете».

Хотела бы я отложить журнал в сторону холодно-величавым жестом Грейс Келли! Но не смогла. Мой взгляд буквально прилип к верхним строчкам, в которых автор статьи прозрачно намекал на «очевидное сближение драматурга-казановы Орландо фон Борша и трижды разведенной леди Бакеридж – Ловкачки, как окрестила ее бульварная пресса за способность столь часто и легко менять мужей».

Хорошо, что я уже решила подвести под историей с Орландо черту. И, увидев этот ужас, почувствовала не предельное отчаяние и ярость, а необъятную пустоту. Меня, ей-богу, будто выпотрошили, прямо как пойманную рыбу.

Ладно, признаюсь честно, не обошлось и без некоторой толики злости.

Нельсон тяжело опустился на стул и протянул руку за рогаликом.

– Не хотел, чтоб ты видела,– произнес он уныло.– Я рассказал бы своими словами.

– Я не ребенок. Хорошо, что увидела сама…

Вообще-то я понятия не имела, что Орландо драматург и казанова. Ездил он на жалком «порше-924». А все его творчество умещалось на обороте штрафных талонов. Внутри у меня все закипело. Продажная, скользкая, двуличная тварь!

– Надеюсь, теперь ты станешь принимать к сведению, что я думаю о твоих тунеядцах, Мелисса,– не преминул поумничать Нельсон.– Если мужчина обратил на тебя внимание, это еще не значит, что ты обязана посвятить ему себя целиком. Ты достойна другой участи…

Я не слушала его, стараясь разжечь пламя гнева до адского пожарища, в котором сгорели бы последние воспоминания о светлых временах с Орландо.

Зазвонил телефон. Я схватила трубку, думая, что это Эмери, еще одна большая почитательница «ОК!», спешит сообщить, что вычеркнула мою «половину» из списка приглашенных на свадьбу. Или отец желает удостовериться, что я не одалживала Орландо денег.

– Да! – выпалила я в трубку.

–Здравствуй, Мелисса,– произнесла миссис Маккиннон. – По-моему, ты не в духе. Забыла, что полагается сделать, прежде чем взять трубку?

– Подумать о чем-то приятном и улыбнуться, чтобы звонящий решил: его очень рады слышать,– машинально отрапортовала я.

Когда и каким образом все эти премудрости засели в моей голове?

– Совершенно верно! – сказала миссис Маккиннон, и, как ни удивительно, мне вмиг полегчало.– Какие у тебя планы на ланч?

– Никаких,– ответила я.

– Чудесно. Я только что приняла заказ и решила отправить на встречу тебя – конечно, если ты не против.

– Против? Вовсе нет,– ответила я рассеянно. Орландо и Ловкачка смеялись мне в глаза с кухонного стола – белозубые, загорелые, самодовольные. Я рывком закрыла журнал.– Где встречаемся?

– В «Лейнсборо». Это клиент Элеоноры, но она сейчас отдыхает на Средиземноморье. Его зовут… Маркус Энтони, занимается бизнесом. Признаюсь честно, я с ним лично не встречалась – на наше агентство он вышел по рекомендации, но Элеонора уверяет, с ним весьма интересно.

– Хорошо,– сказала я.

Маркус Энтони. То есть Марк Антоний. Возможно, знаток классической литературы. Вельветовые брюки и курительная трубка, страсть к старой драматургии. Такому без приятной компании, конечно, никуда. Я тоже нуждалась сейчас именно в восхищенных взглядах и вкусном угощении.

– Подъезжай к двенадцати тридцати,– сказала миссис Маккиннон. – Ты чудесная девочка, Мелисса. Настоящая находка для агентства.

Я просияла и положила трубку.

Нельсон изумленно смотрел на меня поверх обкусанного рогалика.

– Кто звонил?

– Что?

– С кем ты разговаривала?

– Э-э… с Хьюи. Да, это был Хьюи. Хочет обсудить кое-какие мелочи о вечеринке в «Дин и Дэниеле». Пригласил меня на ланч.

Поверьте, я даже испугалась, что так запросто солгала. Никогда не умела складно врать. Наверное, во мне, наконец, заговорили отцовские гены.

Нельсон снова сузил глаза.

– Не щурься, дорогой,– бодро сказала я.– Дурная привычка. Глазом не успеешь моргнуть, как сморщишься, точно черепаха.

Я выпорхнула из кухни, закрылась в своей комнате и принялась наводить красоту. Подвела глаза коричневым, подчеркнув их глубину, надела золотистый парик Милочки – и моя кожа озарилась светом Настроение мало-помалу улучшилось.

Надев черные шелковые чулки и пристегнув их к купленному в «Питер Джоунс» поясу, я почувствовала себя облаченной в броню. Броню, о которой знала только я.

Маркус Энтони ждал меня в баре «Лейнсборо». Сидел с важным видом и жал на кнопки карманного компьютера.

Я мгновенно сообразила, почему он выбрал себе такой псевдоним: если смотреть слегка прищурившись, Энтони напоминал Рассела Кроу из «Гладиатора». Габи утверждала, что Рассел Кроу в его коротенькой римской юбочке – верх совершенства, и клялась, что ради такого мужчины в два счета бросила бы Аарона. А вот я совсем не понимаю такого «сурового обаяния». По-моему, в самом этом определении кроется непримиримый конфликт.

Энтони мне не понравился. Впрочем, это не имело значения, поскольку он явно нравился себе. На нем была черная рубашка, для ланча застегнутая на слишком малое количество пуговиц; когда я взглянула на корни его волос надо лбом, сразу подумала, что загар у него ненатуральный.

Более того, он был в туфлях без шнуровки, причем на босу ногу. Но я отбросила сомнения и заставила себя сердечно улыбнуться. В конце концов, в этом и заключалась моя работа.

– Здравствуйте, Маркус,– учтиво произнесла я.– Меня зовут Милочка.

– Здравствуйте.– Он взял мою протянутую руку, поднес к губам и поцеловал, при этом глядя на меня в упор, будто ожидая, что я лишусь чувств от подобной галантности.– А вы и в самом деле милочка!

Я деликатно отняла руку и насилу подавила в себе желание вытереть ее.

– Рада нашей встрече.

– А уж как я рад, если бы вы только знали! Что будете пить, Милочка?

– Минеральную воду с газом, пожалуйста.

Энтони привычным жестом подозвал официанта.

– Будьте добры, бутылочку «Перье», бутылку «Крюга» и два бокала.– Уверенно улыбаясь влажными губами, он посмотрел на меня.– Дама, несомненно, передумает.

Я натянуто улыбнулась официанту и с иронией произнесла:

– Таковы, по-вашему, все женщины?

Энтони рассмеялся:

– За это-то мы вас и любим!

По счастью, он слишком самозабвенно запрокинул голову от хохота и не увидел моего ледяного взгляда, который, однако, не ускользнул от внимания официанта, едва заметным движением бровей выразившего мне сочувствие.

Я уже поняла, что этот Маркус – полная противоположность миролюбивому Лестеру. И когда из него хлынул бурный поток слов – в одном направлении, без намека на возможное отклонение в сторону,– задалась вопросом: а почему Маркус вообще вышел на миссис Маккиннон? Он явно считал, что общение с ним любая женщина принимает за счастье; наверняка ошивался в выходные по барам в Фулхэме, где цеплял худосочных блондинистых девочек, которых с шиком катал на «феррари» с левым рулем. Маркус не нуждался в приятной компании. И не был привязан к сломленной болезнью жене.

Я сразу поняла, что передо мной отъявленный мерзавец, и тотчас определила, что пригласить на свидание девушку для него не составляет труда без какой бы то ни было помощи.

Он ну никак не походил на клиента миссис Маккиннон. Более того, относился к типу мужчин, о которых она рассказывала нам как об источниках всех бед, еще когда мы были школьницами.

Я взглянула на Маркуса: упоенно рассказывая о последней совершенной им коммерческой сделке, он любовался на собственное отражение в ноже.

Ладно, мне не под венец с ним идти, мысленно сказала себе я. Надо лишь составить ему приятную компанию. А это – всегда пожалуйста.

– Что порекомендуете заказать?

– Люблю, когда женщина ест вволю,– сказал Маркус, бросив на меня плотоядный взгляд.

– Лично я никогда не отказываю себе даже в десерте,– проговорила я нейтральным тоном. Входить в роль кокетливой Милочки до тех пор, пока контроль над ситуацией не окажется полностью в моих руках, я не решалась. Потому добавила совсем не обольстительно, скорее товарищески: – Наверное, это сразу понимаешь по размеру моих бедер.

Глазки у Маркуса тут же похотливо замаслились, и я мгновенно сообразила, что ляпнула не то, что следовало.

– У вас восхитительные бедра, Милочка,– пропел он.– Просто восхитительные!

– Не сказала бы.

Я подняла меню к глазам, прикрывая зардевшиеся щеки.

Мы сделали заказ – Маркус настоял на том, чтобы я выбрала блюда из списка меню, хоть меня вполне устроил бы и комплексный обед,– и еда, по счастью, оказалась настолько вкусной, что, увлекшись, я почти не слышала монолога своего визави. Я даже радовалась, что не должна поддерживать разговор и могу спокойно освоиться в ресторанном зале «Лейнсборо».

Впрочем, реплики типа «как интересно!» и «неужели?» я, разумеется, то и дело вставляла.

Подали десерт. Маркус внимательно наблюдал, как я не без смущения выбираю сладости.

– Милочка по имени, милочка по сути,– низким голосом сообщил он.– Конфетка.

К моим щекам снова прилила кровь. Впрочем, свидание подходило к концу. Немного пофлиртовать со мной напоследок Маркус имел полное право.

– Люблю, когда девушка краснеет, – с довольным видом произнес он.– Это так женственно! И такая в наши дни редкость! Вы исключительное создание, Милочка. Прекрасные старомодные манеры, этот чудный акцент, как у мисс Марпл. Вы похожи на девушку из фильма Альфреда Хичкока! Вы с ума меня сведете! – Он наклонился ко мне.– Впрочем, я уже схожу с ума.

Мне хотелось одного: поскорее уйти отсюда. Но я загадочно улыбнулась, подумав о том, что попробовать «конфетку» на вкус ему не светит и что ничего подобного я никому не обещала. Дать могла лишь пищу для бурных фантазий.

Хорошо, что он не видит, колготки на мне или чулки.

Я улыбнулась шире.

Маркус одним глотком допил остатки шампанского и жестом позвал официанта.

– Включите все это в счет за номер, пожалуйста,– попросил он.

– Хорошо, сэр.

– Триста шестнадцатый.

– Вам и ехать никуда не надо,– проговорила я, готовясь к дружескому прощанию.– Вы здесь по делам?

Маркус подмигнул.

– Можно сказать, да.

– Чем вы занимаетесь?

– Пойдемте наверх, тогда узнаете.

– Боюсь, не получится.– Я посмотрела на часы и изобразила на лице сожаление.– Мне пора.

– Ошибаетесь.– Маркус расплылся в улыбке.– Я заказал вас до вечера.

Заказал меня? Как гостиничный номер?..

Мое лицо сделалось каменным.

– Простите?

– Пошли,– сказал Маркус, нетерпеливым движением накидывая пиджак.– Я для того и снял здесь номер. Смерть как хочу скорее увидеть эти дивные бедра во всей их красе!

– Что? – еле выдавила я из себя.– Нет-нет, мне очень жаль, но вы явно что-то не так поняли…

– В чем проблема? – На лице Маркуса отразилось раздражение, которое тотчас сменилось похотью. Он снова опустился на стул.– А-а, понимаю. Хотите немного поиграть. Что ж, согласен. Признаться, это сильнее заводит. Леди ломается. Неплохая идея.

Снова наклонившись вперед, он провел пальцем по моему носу и коснулся губ.

Я едва удержалась, чтобы не вцепиться зубами в этот палец. От растерянности у меня стучало в затылке, а щеки уже не пылали. Кровь полностью отхлынула от лица.

– Произошло какое-то недоразумение, Маркус. Я не… я не девочка по вызову.

Чего мне стоило произнести эти слова!

– Что за бред?

– Вовсе не бред! – Я вызывающе взглянула на его тупую самодовольную физиономию. Я не такая!

– Не глупи. Что за дурацкую игру ты затеяла? Какой идиот станет платить сотни фунтов за пустую болтовню? Приятно, конечно, когда прелюдию сочетаешь с ланчем, но… Знаешь что? Так или иначе, Элеонора с большим удовольствием…

– Я не Элеонора! – отрезала я.– Надеюсь, миссис Маккиннон вас предупредила. Я никогда, ни при каких обстоятельствах…

И тут я со всей силы ударила его по лицу.

От неожиданности Маркус отшатнулся назад, зацепился за скатерть и полетел на пол вместе со стулом, бутылками и посудой. Я успела заметить, когда он растянулся у стола, что на его сытой роже застыло ошеломленное выражение.

Мое потрясение было, однако, посильнее.

Дрожа от унижения и ярости, я вскочила со стула и с высоко поднятой головой пошла прочь из ресторана. Лишь у проезжей части Найтсбриджа я остановилась, чтобы поймать такси и поехать прямиком к миссис Маккиннон.

Следовало подробнее объяснить ей, что я думаю по этому поводу.

К сожалению – или же к счастью, не знаю,– такси я так и не поймала, потому что, ослепленная гневом, столкнулась у «Лейнсборо» с прохожим, едва не сбив его с ног.

Я уже бормотала слова извинения, когда до меня дошло, что можно было не стараться. Передо мной стоял Нельсон.

– Что ты тут делаешь? – требовательно спросила я, хоть и вполне могла догадаться, что именно понадобилось здесь моему соседу.

Во мне боролись облегчение – и ужас от осознания того факта, что он видит последствия происшествия, о котором ему не следовало знать.

– С тобой все в порядке? – спросил Нельсон, с озабоченным видом прикасаясь к моей правой руке, костяшки которой были белые, а кожа вокруг ярко-красная.

– Конечно, как же иначе? – пролепетала я. Первое потрясение прошло, а понимание того, что я наделала, принимало более ясные очертания.– Я не ребенок, за которым надо повсюду ходить по пятам. Ты что, следил за мной? Да?

Сердце в груди бешено колотилось. Я понимала, что не имею права выплескивать все мое бешенство и жгучую ненависть к себе на Нельсона, но ничего не могла поделать. Злоба так и рвалась наружу.

– Успокойся, Мел.

Нельсон положил руки мне на плечи, и на мгновение я страстно захотела забыть обо всем в его крепких объятиях. Но внутри у меня все клокотало, а руки совсем не слушались.

К тому же тут не следовало задерживаться. С минуты на минуту из «Лейнсборо» мог выйти официант со счетом за разбитую посуду. А вслед за ним и холеный мерзавец Маркус, которого я не могла больше видеть.

Я высвободилась из рук Нельсона, хоть от них так и веяло спокойствием и защитой, и пошла прочь по Найтсбриджу. Когда шагаешь на высоких каблуках, огонь внутри все больше разгорается.

Нельсон догнал меня.

– Может быть, расскажешь, что стряслось? – спросил он, тяжело дыша.

– Нет,– икнула я.

– Мелисса!

– Нет!

– Я не отстану! – заявил Нельсон так решительно, что стало понятно: он не шутит.

Мимо промчалась полицейская машина с включенной сиреной и мигалками, и я прижалась к другу. Он как-то странно посмотрел на меня.

– Только не здесь,– слабо сказала я.

– О господи!

Нельсон взял меня за руку и завел в ближайшую кофейню. Я не сопротивлялась: он был слишком настойчив, внутри волшебно пахло кофе, а ноги внезапно отказались служить мне.

Я тяжело опустилась на стул. Нельсон низко наклонился ко мне и негромко произнес:

– Я пойду закажу кофе. Но прежде ответь: насколько плохи твои дела, если оценивать по десятибалльной шкале? Скажешь «восемь» или больше – уйдем сейчас же.

По моей спине пробежали мурашки. От стыда хотелось провалиться сквозь землю.

– Семь,– пробормотала я.– Может, шесть.

Нельсон поднял глаза к потолку, а я взмолилась:

– Не уходи никуда!

Следовало взять себя в руки. Держаться с достоинством. Вдох, выдох. Вдох, выдох.

Нельсон отлучился всего минуты на три. Вернувшись, он поставил передо мной двойной эспрессо.

– Значит, ты работаешь в эскорт-сервисе,– произнес он. – Как ты до этого докатилась, не желаешь рассказать?

Я изумленно приоткрыла рот.

– Откуда ты узнал?

– Я не идиот, Мел,– сказал Нельсон, постепенно выходя из себя.– Сразу сообразил, кто такая эта твоя Бобси, прикинул, о чем вы разговаривали. А сегодня, увидев, как ты расфуфырилась, обо всем догадался.

– Ты что, следил за мной?

– Разумеется, следил! – с оскорбленным видом заявил Нельсон.– Не мог ведь я сидеть сложа руки, догадавшись, что ты собираешься вляпаться в историю! – Он поджал губы.– Мой тебе совет: если еще раз надумаешь провернуть тайную операцию, не надевай туфли на каблуках Грохот стоит такой, что слышно в соседнем квартале.

Я решила обдумать совет позднее.

– Ты что, собирался войти в «Лейнсборо»? –– Перед моими глазами пронеслись картины одна другой жутче.– И что бы там натворил?

Нельсону хватило такта принять растерянный вид.

– Не знаю. Наверное, заявил бы, что ты моя жена, что уйду я только с тобой. А тебя-то какая нелегкая туда понесла? Уму непостижимо!

– Пожалуйста, не подумай ничего такого,– пробормотала я.– У меня и в мыслях не было.– Тут мой голос упал до шепота,– заниматься с ними сексом.

Брови Нельсона поползли на лоб.

– Серьезно? В каком веке ты живешь?

– Это агентство совсем не такое,– продолжала сопротивляться я.

Но тут до меня вдруг дошло, что дело и, правда, нечисто. В противном случае мерзавец не заказал бы номер в гостинице. Меня передернуло от отвращения.

Нельсон смотрел мне прямо в глаза, говоря всем своим видом: «Ну, ты и дура!»

Я собралась с мыслями и с достоинством произнесла:

– Задача конторы – обеспечить заказчика приятной компанией. Владелица – миссис Маккиннон, наша бывшая учительница по домоводству. Дама в высшей степени порядочная и прекрасно образованная.

Верила ли я сама в эту характеристику? Сомнительная история, которая только что со мной приключилась, заставила меня посмотреть на миссис Маккиннон совсем в ином свете. Впрочем, она ведь даже не знала этого Маркуса Энтони лично, а отправила меня на встречу с ним, положившись на слова Бобси…

Я все еще собиралась поехать к миссис Маккиннон и высказать ей прямо в глаза, как сильно я в ней разочаровалась.

– Когда же ты, в конце концов, поумнеешь? – Сказал Нельсон, постукивая по столу пластиковой ложкой.– Диву даюсь твоей бестолковости! Агентство этой вашей дамы – эскорт-сервис, дураку понятно!

Я метнула в него пламенный взгляд.

– Я ничего такого не делала!

– Ты о «таком», возможно, и не помышляла, но от тебя только того и ждали! Думаешь, большинство ее девочек после кофе сматывают удочки, как ты?

Я расправила плечи.

– Секс – не единственное, в чем нуждаются люди, дорогой мой Нельсон. Я не раз тебе говорила: женщина может предложить мужчине гораздо больше, чем просто постельные утехи. Ты ведь сам постоянно талдычишь мне: цени себя выше. Вот я и решила: пусть мне платят за то, что я умею быть просто интересной собеседницей.

Из груди Нельсона вырвался сдавленный стон.

– Ради всего святого, Мел! Только не начинай нести чушь. Может, еще обвинишь во всем меня? Скажешь, в твоих злосчастьях виноваты мои советы? Да, я считаю, что ты должна ценить себя выше, но нельзя же понимать мои слова столь буквально!

– Хочешь верь, хочешь не верь, но мне и в голову не пришло винить тебя. Я сама за себя в ответе.

Какое-то время мы молча мерили друг друга взглядами. Негромко играл джаз.

Внезапно Нельсон наклонился ко мне.

– Может, объяснишь, зачем тебе парик?

– Чтобы быть другим человеком,– ответила я, продолжая с вызовом глядеть на него.– Не хочу, чтобы меня узнавали.

–Я узнал тебя только по походке,– признался Нельсон. – При ходьбе ты ужасно раскачиваешь бедрами. Когда смотришь на тебя сзади, особенно если ты в этой юбке, такое впечатление, что видишь перед собой двух дерущихся силачей в мешке.

– Ну, спасибо!

Нельсон слегка улыбнулся, но тут же снова посерьезнел.

– Ты должна набраться ума, Мелисса! Я переживаю за тебя, понимаешь?

– И напрасно.

Мало-помалу я успокоилась. По моим жилам вместе с эспрессо курсировала теперь только досада. Денек выдался кошмарный во всех отношениях. Разбились гревшие мне душу иллюзии – по поводу Орландо, миссис Маккиннон и еще кое– чего, касавшегося моей собственной личности…

Боже, я чувствовала себя до смерти уставшей. И мечтала скорее забраться в постель и забыться сном.

А Нельсон, похоже, только входил во вкус.

– Да, это здорово – видеть в людях исключительно хорошее, но нельзя же не замечать вопиющие недостатки,– завел он знакомую песню.– И убеждать себя, что нет ничего страшного в недопустимом. Ты не перестаешь меня удивлять, Мелисса!

– Не настолько я тупа,– перебила я, пока он не слишком увлекся.– Конечно знала, с какими трудностями могу столкнуться. Признаюсь… сглупила, вообразив, что буду в состоянии держать любую ситуацию под контролем. Мне всего лишь хотелось немного заработать. На том, в чем я знаю толк.

– Печатаешь ты не хуже, чем ведешь светские беседы,– проворчал Нельсон.

– Да, но этим, равно как и шитьем ти-шоток, приличных денег не заработать! – сказала я, бросив на него злобный взгляд.

Нельсон ответил мне тем же.

Не знаю, как долго мы пялились бы таким манером друг на друга, но я не выдержала первой. Мое сердце обливалось кровью всякий раз, когда Нельсон на меня злился.

По крайней мере, подумала я, окончательно отбрасывая хандру, кое-что в моей жизни прояснилось. Во-первых, я удостоверилась в том, что продавать за деньги свое тело ни за что не стану; во-вторых, отбила у гнусного Маркуса всякую охоту появляться в «Лейнсборо»; в-третьих, теперь знаю, что в состоянии неслабо врезать по морде взрослому мужчине. Словом, я сделала в себе два значительных открытия, о которых в нормальных условиях никогда не догадалась бы.

– Давай не будем ссориться,– сказала я, взяв Нельсона за руку.– Спасибо, что поехал за мной, что так за меня переживаешь. Мне очень приятно, правда.

Нельсон вздохнул и провел свободной рукой по волосам.

– Послушай, Мел. Моему брату Вульфи нужен новый офис-менеджер. Работа всего на полдня. Пообещай, что съездишь и поговоришь с ним.

– Хорошо,– ответила я без особого энтузиазма.

Признаться честно, при мысли еще об одном офисе, где требуется навести порядок, мне стало совсем тоскливо.

– И дай мне честное слово, что никогда в жизни не станешь больше заниматься подобными глупостями,– добавил Нельсон строго.

– Нельсон,– обиженно протянула я.– Ты мне не отец.

– Дай честное слово!

Не будь я почти без сил и не окажись так зла на себя и целый мир, наш спор мог и продолжиться. Но, ясно осознав, что скандалить больше не могу, я сдалась и позволила возликовавшему Нельсону отвезти меня домой на автобусе.

Глава 7

К тому моменту, когда автобус подъехал к остановке, мы с Нельсоном заключили молчаливое перемирие.

– Знаешь, в чем твоя беда, Мелисса? У тебя на мозгу заплаты из обоев в цветочек,– сказал Нельсон, обнимая меня за плечи.

– Знаю,– ответила я, обхватывая его за талию.– Все потому, что в детстве я росла сама по себе. Энида Блайтона читала слишком много, а Джилли Купер – слишком мало. В этом-то вся проблема.

– М-да.

– Хорошо, что у меня есть ты, правда? – спросила я, обнимая его крепче.

Нельсон что-то проворчал себе под нос.

– Интересно, кем я был в прошлой жизни и почему взваливаю на себя столько ответственности?

Я догадывалась, что он до сих пор сердится и прилагает все усилия, чтобы не напоминать мне на каждом шагу о моей бестолковости. Эта забота о моих чувствах трогала больше, нежели стремление уберечь от невзгод.

Когда мы приблизились к парадному, он сказал:

– Послушай, может, поставишь чайник, а я пока сбегаю в магазин, куплю чего-нибудь на ужин? Проведем тихий славный вечерок. Оставлять тебя без присмотра я просто боюсь.

Его слова можно было принять за оскорбление, но он произнес их таким добродушным тоном. Я знала, что Нельсон любитель поворчать, но никогда не забывала о его способности быть крайне заботливым и нежным.

У меня дрогнуло сердце.

– Чудесно. Постой-ка…– сказала я, принимаясь искать в сумке кошелек.– Я дам тебе…

– Нет, спасибо,– поспешно перебил меня Нельсон.– Заработанные проституцией деньги не желаю даже брать в руки.

Пока я искала достойный ответ, он уже отошел довольно далеко.

Вернувшись домой, я достала парик Милочки из сумки, куда его со злобой сунул Нельсон, как только мы вошли в автобус, осторожно надела парик на подставку-манекен на туалетном столике и расправила примятые пряди. Коробочки и баночки вокруг озарились прозрачным карамельным сиянием.

Внезапно я осознала, что мне будет скучно без Милочки. Я только-только начала понимать ее. Впрочем, быть ею означало подвергаться всяческим опасностям.

Я медленно освободилась от своих лучших одежек. Сняла туфли на высоких каблуках, стянула мягкий шерстяной джемпер, узкую юбку, кружевной пояс, дымчато-черные чулки. Эти вещи были украшением моего гардероба, но никогда прежде я не надевала их вместе. По крайней мере, не появлялась в них за пределами дома. Может, и зря, подумала я печально.

Отделаться от дурных воспоминаний и аромата «Шанель № 19» помогли душ и грейпфрутовый гель.

Облачаясь в домашние шелковые штаны, я всегда воображала, будто снимаюсь в голливудском фильме. Сегодня мысль о кино и роскоши даже не пришла мне в голову.

Дабы поднять себе настроение, я достала из морозилки коробку с мороженым, взяла пульт дистанционного управления и забралась с ногами на диван перед телевизором. Баловаться мороженым с моими необъятными формами вообще-то не следовало, но оно бодрило не хуже шампанского, а стоило гораздо дешевле и не влекло за собой непредвиденных последствий.

Я умяла добрых две трети коробки и чувствовала себя значительно лучше, когда услышала стук двери. Пришел Нельсон.

– Здорово, красавчик! – крикнула я, выкапывая ложкой большой кусок шоколада.– Чайник на плите!

Сосед не ответил. Я вдруг поняла, что следом за ним по коридору идет кто-то еще. Ошибки быть не могло.

Значит, с Нельсоном явился Роджер Трампет.

Из-за двери показалась голова Нельсона.

– Роджер,– сказал сосед одними губами, указывая себе за спину.

Только этого мне не хватало!

Я отставила коробку с мороженым и поспешно приняла более подходящую для леди позу, проверяя взглядом, не сушится ли на батареях белье и не красуются ли где-нибудь на видном месте забытые колготки. Мысли заработали в ускоренном темпе – я стала придумывать, о чем бы заговорить с Роджером.

Слишком поздно. Как раз в это мгновение он вперся в комнату и уселся на стул Нельсона.

– Салют, Мелисса.

Бедняга Роджер. Ему еще нет тридцати, но он уже знает, что проходит в холостяках до гробовой доски. За три года в его квартиру не ступила нога ни единой женщины, за исключением Магды, домработницы. Нельсон сообщил мне на днях, что после того, как кошку Роджера переехал велосипедист, несчастный стал курить трубку. Я хотела высказать предположение по поводу того, что эти жуткие холостяцкие привычки лишь сильнее убеждают человека в том, что ему надо жить одному, но потом решила: Роджер чересчур чувствителен. Если задаться целью превратить его в прекрасного принца, можно угробить на это целую жизнь.

– Привет, Роджер! – с напускным оживлением воскликнула я.– Выглядишь отлично. Как дела?

– Хорошо,– ответил Роджер траурным тоном.

Гостиную вмиг заволокло, будто густым туманом, его дурным настроением.

Какого черта он тут забыл? Я мечтала весь вечер лечить израненную душу спокойствием, мороженым и телевизионной ерундой и отнюдь не нуждалась в компании самого незавидного из челсийских холостяков.

Но попытаться хоть немного развеселить гостя я посчитала своим долгом, поэтому радушно улыбнулась и завела разговор:

– Слышала, ты собирался в «Баттерсийский дом собак». И как? Выбрал нового котенка?

Появившийся в гостиной с чайником и чашками Нельсон принялся делать мне какие-то знаки.

– Нет,– ответил Роджер.– Не вышло.

– Бедненький,– участливо сказала я.– А почему?

– Хозяин квартиры, которую я снимаю, теперь не желает, чтобы в доме жили животные. По– моему, он скоро выгонит и нас, а здание переделает под складское помещение.

– Складское помещение? В Челси?..

– Неужто правда? – сказал Нельсон, разливая чай.– Страсти какие. И как дом будет называться? Слоунориум ?

– Не вижу ничего смешного,– буркнул Роджер.– Не сегодня-завтра меня могут вышвырнуть на улицу.

Он взял у Нельсона чашку и стал шумно дуть на чай.

Я прикусила язык, чтобы ничего не брякнуть.

Дуть на чай, конечно, не возбраняется, но Роджер делает это особенно противно. А без крыши над головой он в любом случае не останется. У его матери, леди Трампет, водились немалые деньги.

– Зато спокойно заведешь другую кошку,– бодро проговорила я.– Если придется переехать

– Лайзу не заменишь,– угрюмо пробурчал Роджер.

Так звали его любимицу, сбитую недавно велосипедом. В честь Лайзы Минелли. Кошка была белая, с черными пятнами у глаз. Ночи напролет орала во всю глотку на балконе, развлекая армию поклонников из числа дворовых котов.

В коробке таяли остатки мороженого, но у меня пропала всякая охота лакомиться. Вот на какие чудеса был способен Роджер Трампет. Действовал на ближних своих, как нервно-паралитический газ.

– Если тебя выселят, то можешь пожить у мамы, пока подыскиваешь новое жилье,– сказала я.– Места ведь у нее хватит?

Нельсон пуще прежнего замахал руками и закатил глаза. Я не могла взять в толк почему: леди Трампет, насколько я поняла из рассказов Нельсона и Роджера, была сама доброжелательность, разве что взгляды у нее были несколько старомодными. И еще она с чрезмерным рвением давала сыну советы по любому поводу.

– Никогда не напоминай мне об этой… женщине! – выпалил Роджер.

Я удивленно уставилась на него.

– Почему это?

Никогда не принимала во внимание просьбы, начинавшиеся со слов «никогда не…». Просто не видела в этом смысла.

Роджер угрюмо потупился, а Нельсон пояснил:

– Если бы ты знала, как настойчиво леди Трампет просит Роджера обзавестись семьей и продолжить фамильное дело!

Я кивнула, потому что прекрасно понимала мать Роджера: разумеется, бедняжка боялась, что однажды зануда-сынок вернется домой и отравит остаток ее веселых вдовьих дней.

– Даже пригрозила..– Нельсон покосился на Роджера, но тот сидел, повесив голову, и ни на что не реагировал.– Да. Даже пригрозила: если в ближайшее время он не найдет себе подругу сам, то она сведет его с…

– С кем, Роджер?

– С моей двоюродной сестрой Селией.

Я нахмурилась.

– Не с Селией ли Минтон? Которая училась вместе с Эмери в Молверне?

Нельсон уставился на меня.

– Есть в этом городе хоть кто-то, с кем ты не знакома?

– Мы с сестрами учились в нескольких школах,– в сотый раз напомнила ему я.

До меня вдруг дошло, почему Роджер мрачнее тучи. Селия Минтон побывала у нас в доме всего раз и умудрилась перебить всю посуду, которую поставили перед ней на стол. Она же, наверное, позднее разбила и еще один стакан: видимо, задела его, когда они с Эмери пели дуэтом. Или это папа сжал стакан так сильно, что он треснул,– мы тогда так и не поняли, в чем дела

– Если Селия тебя не устраивает, почему не найдешь себе другую девушку? – спросила я.

В принципе я уже знала ответ.

– Да кто вам сказал, что мне нужна девушка? – сердито проворчал он.– Я обратился бы с просьбой к Магде, но вечером она вряд ли согласится работать.

– Думаешь нанять девушку и явиться с ней к матери? Это, кажется, по твоей части. Мел,– сказал Нельсон, посмотрев на меня.– Ты теперь у нас спец в этих делах

Я вспыхнула и метнула в него убийственный взгляд. Рыцарства от Нельсона ждать не стойло естественно, он не намеревался щадить мои чувства до скончания века и делать вид, будто о сегодняшнем забыл навсегда.

– На один вечер твоей девушкой может стать Мелисса,– произнес с обворожительной улыбочкой мой разлюбезный сосед.– Только, боюсь, не задаром.

Роджер чуть не выронил чашку.

– Ты что, теперь работаешь в эскорт-службе?

Я почувствовала, что сейчас разревусь и выскочу из комнаты. Наверно, так и стоило поступить – хотя бы ради того, чтобы Нельсону было неповадно так жестоко меня дразнить. «Не красят тебя эти грубые шуточки»,– подумала я с болью в сердце.

Потом мне вдруг пришло в голову, что таким манером я буду вынуждена весь вечер томиться в спальне и не отважусь показаться в гостиной вплоть до самого ухода Роджера. А он, в свою очередь, распустит по округе слухи, что Мелисса работает в «Раймонд ревью». Я горько улыбнулась, вспомнив, как Нельсон уверял меня, что я смотрю на мир сквозь розовые очки.

– Нет, в эскорт-службе я не работаю,– заявила я довольно едко.– Нельсон намекает на независимое агентство, которое я основала. Могу выйти в свет с теми, кто временно одинок, вдовцам помогаю организовывать вечеринки… Иногда составляю компанию высокопоставленным геям, не желающим, чтобы стало известно об их ориентации. Одним словом, предоставляю услуги подружки, за исключением секса. Еще занимаюсь рассылкой подарков и цветов.

Я замолчала, поразившись вдруг собственной болтливости. Слова будто сами собой слетали с моего языка. Именно такой я представляла себе «общественно значимую» работу миссис Маккиннон – мне до сих пор казалось, что в этом есть смысл. А уж коли в подобное верила я, должен был поверить и Роджер.

– И как оно называется, это твое агентство? – неуместно игривым тоном поинтересовался Нельсон. – Что-то я запамятовал.

Я попыталась испепелить его взглядом. Роджер ждал моего ответа, явно сгорая от любопытства. Следовало что-то придумать.

– Мм…– промычала я, шаря глазами по сторонам в поисках ответа.

Агентство «Бутон розы»? Или «Девушка на пятницу»?

Мой взгляд остановился на снимке, который стоял на книжной полке. С фотографии мне улыбались родители – это было в день свадьбы Аллегры. Папа в своем праздничном костюме – само обаяние и обходительность, а вот мама в фисташковом шифоне выглядела уставшей: еще бы, ведь именно она устроила свадьбу, на которую пригласили четыреста пятьдесят человек! Папаша лишь поставил на чеке подпись и напыщенно произнес за столом речь: дескать, очень рад, что пристроил дочку. Теперь моя девочка – мужнина маленькая леди.

– Агентство «Маленькая леди»,– сказала я впервые в жизни замечая, как странно смотрится мамино лицо: местами разглаженное ботоксом местами в морщинках – как засеянные поля, если смотреть на них с воздуха.

Ни за что на свете не позволю ни единому мужчине пользоваться мной, поклялась я мысленно. Если и стану чьей-то «маленькой леди», то потребую за услуги либо должного уважения… либо соответствующей платы.

– В самом деле? Потрясающе! – воскликнул Роджер, и его угрюмое лицо внезапно словно озарилось светом.

Нельсон резко повернулся ко мне.

– Как-как? – переспросил он, еще не веря, что я выкрутилась.

– Отлично придумано! – Роджер приподнялся и извлек из заднего кармана потрепанную записную книжечку.– Меня эти разглагольствования о подруге просто бесят. Мне и так живется неплохо. Но если по-другому от приставаний мамули не отделаться… Вечеринка через две недели в субботу. В Херефорде. Поможешь?

– Надо посмотреть, не занята ли я в этот день,– сказала я, раздумывая, стоит ли мне ввязываться в эту историю.

Своими сказками я, разумеется, вселила в Роджера надежду, однако…

– Агентство Мелиссы – контора уникальная,– сказал Нельсон с серьезным видом.– Ра– зумеется, и цены астрономические.– Он говорил тем же тоном, каким высмеивал моих бывших одноклассниц.– Может, у тебя пропадет желание нанимать ее, как только она скажет, сколько просит.

Нельсон взглянул на меня, проверяя, поймала ли я столь ловко брошенный мне спасательный круг.

А ведь Роджер уже надеется. Смогу ли я оттолкнуть его теперь? Если мать от него отстанет, парень вздохнет с облегчением, расслабится и, быть может, почувствует себя с девушками свободнее…

В то, что ему и так неплохо, я ни секунды не верила. Принимала за пустые отговорки все его хмурые заявления о нежелании искать подругу. Так же лукавят люди, утверждающие, будто никогда не повесят в доме картину Пикассо лишь потому, что ответственность слишком высока, да и к цвету обоев она не подходит.

– Деньги не имеют значения,– пробормотал Роджер.– Меня не волнует, сколько она запросит.

Нельсон покосился на меня.

Роджер жил весьма скромно: не тратился ни на развлечения, ни на машины, ни на девочек, ни на дорогие предметы личной гигиены, ни на выпивку или наркотики. Возможно, ему просто доставляло удовольствие во всем себя стеснять. Или он втайне занимался благотворительностью.

Теперь оба смотрели на меня.

– Ну что? – спросил Нельсон, явно сдерживая смех.– Какова же цена за вечер с Мелиссой Ромни-Джоунс ?

Мой мозг напряженно работал. Сколько нужно денег, чтобы полностью изменить чей-то облик?

Триста фунтов. Нет, маловато. Над Роджером поработать придется изрядно, и потом, он редкий молчун – почти как мой портняжный манекен.

Пятьсот фунтов? Или во мне просто говорит жадность?

Устыдившись, я чуть было не сказала, что помогу Роджеру бесплатно. В конце концов, он приятель Нельсона, к тому же в последние несколько лет я несчетное количество раз за одно «спасибо» выбирала вместе с друзьями Нельсона одежду, ходила с ними в парикмахерскую… да каких только просьб не выполняла!

Внезапно я вспомнила, что должна отцу десять тысяч. Он будет изводить меня насмешками и гнусными намеками до тех пор, пока не получит деньги назад. А я не желала быть его «девочкой» и мечтала доказать ему, что не только безмозглые могут быть обаятельными и не только у «синих чулок» работают головы.

Рассчитаться с долгом следовало до свадьбы Эмери, чтобы иметь возможность явиться в церковь с высоко поднятой головой.

– Один день стоит шестьсот фунтов,– услышала я собственный голос.– В субботу и воскресенье цены выше, транспортные и остальные расходы оплачиваются отдельно.

Если бы вы видели в эту минуту лицо Нельсона! Он выглядел так, будто попал в аэродинамическую трубу.

Я невозмутимо добавила:

– Но тебе, так сказать по дружбе, я готова сделать скидку. Возьму с тебя в целом восемьсот фунтов.

– Прекрасно! – с непривычным для него энтузиазмом воскликнул Роджер.– Главное – убедить мамочку, что я и сам в состоянии найти все, в чем нуждаюсь. На это не жаль никаких денег.

– А другого тебе и не предлагают,– сказал Нельсон, окуная в чай печенье «Яффа». Вид у него был вроде бы и непринужденный, но в голосе слышалось напряжение.– Мел будет на вечеринке лишь притворяться, что она твоя девушка.

– Разумеется,– серьезно сказала я.– За каждый последующий раз, вплоть до самой свадьбы– самой свадьбы, естественно, быть не может,– отдельная плата.

Нельсон чуть не подавился своей «Яффой».

А Роджер расплылся в улыбке. Роджер Трампет улыбался, и, как ни странно, улыбка очень красила его.

Когда я посоветую ему сделать отбеливание зубов, он вообще расцветет.

Глава 8

Праздник у Трампетов, если спросите мое личное мнение, прошел замечательно. И не потребовал от меня особых усилий. В их доме строго соблюдали правила приличия, поэтому утром я спокойно проснулась и приняла душ в отдельной ванной комнате. Пришлось только с особой тщательностью заправить кровать, чтобы убедить мать Роджера в том, что я на ней не спала, да оставить на туалетном столике в его спальне помаду.

Едва я приняла вид Милочки (Роджеру он понравился чуть больше допустимого), то взглянула на «жениха» ее глазами. И к своему великому удивлению, тотчас рассмотрела в нем достоинства – к примеру, незаурядный ум и широкие плечи,– о которых не преминула ему открыто рассказать, чем явно его порадовала. Я даже заострила на своих открытиях внимание – в конце концов, Роджер мне платил.

Выяснилось и еще кое-что: Роджер и в самом деле не нуждался в подружке. Очень жаль, ведь за ужином я искусно пробудила к нему интерес кое-кого из приглашенных на ужин девиц, сделав несколько завуалированных намеков на его дьявольское обаяние и бесценные личные качества.

– Я вполне доволен своей жизнью, Мелисса,– признался он мне, когда во время всеобщего веселья мы сидели вдвоем у окна, производя впечатление влюбленной парочки.– Мне интересно и спокойно, а подруга нужна только на вечеринке типа сегодняшней. Жестоко бы было держать кого-то при себе исключительно ради таких случаев. Это все равно что завести собаку и выгуливать ее лишь раз в году, в день своего рождения.

– Чудное сравнение,– ответила я, нюхая шампанское в бокале, чтобы не чувствовать запаха изо рта Роджера.

Увы, аромат «Аква ди Парма» не мог перебить эту вонь.

В остальном же Роджер изменился почти до неузнаваемости. Не зря я убила на него столько сил и времени. Впрочем, дело было не только во внешности. В Роджере прорезалась поразительная уверенность – возможно, от осознания, что деспотичная мать наконец оставит его в покое, или от гордости за то, что у него незаурядный ум и широкие плечи.

– Здорово ты придумала с этим агентством,– произнес он.– Я собираюсь рассказать о нем друзьям. Надеюсь, ты не против? По крайней мере, двое из них точно нуждаются в смышленой красивой подружке. Все мои приятели – люди порядочные, никто не позволит себе ничего лишнего, насчет этого будь спокойна.

– Отлично,– пробормотала я в полной растерянности.

Признаться честно, я и не помышляла о продолжении подобной деятельности после нынешней вечеринки. И на нее-то согласилась приехать, исключительно подыгрывая Нельсону. Неужели мне и правда выдалась возможность использовать на деле все, что я умею?

– Я как раз сделала новые визитки.– Слова сами собой слетели с моих губ.– На следующей неделе могу прислать.

– Замечательно!

Роджер настолько ободрился, что по-товарищески шлепнул меня по руке.

– Только, пожалуйста…– произнесла я, подумав о том, что весть о моем агентстве долетит однажды до папочки, и представив, что он скажет по этому поводу.– Буду тебе очень признательна, если ты не станешь называть друзьям мое настоящее имя. Так для всех будет удобнее.

– Понимаю! – воскликнул Роджер, с довольным видом потирая нос.

Неожиданно перед нами возникла одна из приглашенных дам. Она настойчиво попросила Роджера показать ей сад и рассказать обо всех растениях на клумбах; мне в тот вечер больше не довелось его увидеть.

Остаток вечера я бродила по дому, делая вид, будто скучаю по любимому, и не обращая внимания даже на вполне интересных свободных мужчин.

Леди Трампет, видя, что в личной жизни Роджера происходят сказочные перемены, ликовала. К моменту прощания мы почти подружились. Я то и дело закусывала губу и бросала в сторону сада встревоженные взгляды, якобы переживая, что мы с Роджером так и не увиделись перед расставанием; а леди Трампет, считая, что мое влюбленное сердце так мечется из-за ее вонючего сына, думаю, лишь сильнее радовалась.

Не знаю, как Роджер справлялся с обрушившимся на него обилием женского внимания, но, если говорить серьезно, ломать над этим голову я не собиралась, а помочь взялась бы лишь за отдельную плату.

Окрыленная осознанием того, что могу приносить пользу, я всю дорогу назад в Лондон раз-думывала, есть ли надежда на успех агентства «Маленькая леди». Чем больше я думала об этой затее, тем более разумной и удачной ее находила. Это будет не эскорт-служба, а нечто типа брачной конторы – оказание помощи одиноким мужчинам в затруднительных жизненных ситуациях. В перечень предлагаемых услуг я могла включить и приведение в должный вид внешности, что, как в случае с Роджером, обещало преобразить десятки мужчин.

Подойти к делу надо со всей ответственностью на самом раннем этапе, решила я твердо. Главное – верить в успех. Начинают бизнес и с меньшего, типа продажи сумок и расписанных вручную лампочек на Норткот-роуд. Если совсем ничего не выйдет, переделаю агентство в контору подработок.

Правила установлю самые строгие. Каждый претендент должен будет четко им соответствовать.

К тому времени, когда впереди показалась окраина города, я успела продумать все до мелочи – даже как будут выглядеть фирменные бланки. И уже рисовала в воображении обстановку офиса и примерный тип клиентов. Начать благоразумнее с малого, а там посмотрим, что выйдет…

Перво-наперво требовались визитные карточки, кое-что из канцелярских принадлежностей, парочка объявлений в приличных журналах, телефонный номер и – так как о работе на дому не могло быть и речи – приятное и безопасное место, где можно встречаться с заказчиками. Однако даже на самое необходимое следовало все– таки раздобыть денег.

Ставя в гараж машину, я с энтузиазмом обдумывала, где достану первоначальный капитал.

Никаких сбережений у меня не было. Скопленные в последние годы деньги ушли на возвращение ссуды на учебу, а жалкие остатки я потратила на парик. Просить взаймы у родственников, естественно, не хотелось; у Нельсона, впрочем, тоже. Я заваривала эту кашу, чтобы стать полностью независимой. Начинать с крупного долга и усложнять жизнь лучшему другу как-то не вписывалось в мои грандиозные планы. Поэтому с тяжелым сердцем я решила продать свой «субару».

По счастью, в тот же вечер, когда мое объявление появилось в газете, со мной связался некий человек по имени Эд, и я тут же осталась без машины.

Боже, об этом страшно вспомнить!

Когда Эд отъезжал от нашего дома, я не могла смотреть ему вслед. Утешалась лишь мыслью, что машина попала в хорошие руки: как выяснилось, Эд был знаком с Нельсоном, а Нельсон водится лишь с порядочными людьми. Я твердила себе, что, когда обзаведусь агентством, буду разъезжать на такси, но боль утраты от этого не стихала. Вскоре мой чудесный зеленый «субару» с ревом свернул за угол и исчез из виду.

– Заработаю столько денег, что разыщу тебя и снова куплю,– пробормотала я, сжимая кулаки.

О другом развитии событий не хотелось даже думать.

Очевидно, Нельсон все слышал, но спрашивать ни о чем не стал, лишь молча предложил шоколадного печенья. Он уже выдохся, старательно обсмеяв мою затею создать агентство, а теперь увидев, что я продала машину, внезапно и вовсе замолчал.

Я долго ломала голову над строчками краткого рекламного объявления в газете, боясь привлечь к нему внимание тех, к кому не собиралась обращаться. Еще нужно было уложиться в тот объем, за который я готова была заплатить. В итоге получилось вот что:

Джентльмены! Вы одиноки?

Позвоните в агентство «Маленькая леди», и в вашей жизни воцарится порядок

(от гардероба до момента выхода в свет).

Услуги интимного характера и стирка исключаются.

Ниже имелся новый номер моего мобильника и адрес электронной почты.

Как мне показалось, этого должно было хватить. Вдаваться в подробности я не хотела, шутников и любителей острых ощущений можно отшить и по телефону. К тому же я еще не до конца разобралась в том, как смотрит на мою затею закон.

Я решила, что вполне могу использовать в работе парик – и образ – Милочки. Для организации праздников и поездок по магазинам вполне годилась я настоящая, возить же меня за деньги на званые обеды вряд ли кто-то захочет, и вот тут должна подключаться Милочка. Лично мне роль Милочки поможет исцелить душевные раны, а клиенту эта девушка больше подойдет, потому что умеет пококетничать.

В этом смысле опыт общения с миссис Маккиннон оказался, если так можно выразиться, довольно полезным. Нельсон заявил, что я должна порвать с компанией «Шарм» по телефону, а не в письменном виде – слава богу, контракт с моей подписью я так и не успела отдать своей бывшей учительнице.

После объяснения с ней меня ждал неприятный разговор с Нельсоном.

– Просто поражаюсь,– сказал он, когда я дрожащей рукой положила трубку, все еще слыша ледяной голос миссис Маккиннон.– Неужели тебе не пришло в голову, что все это могло закончиться газетным скандалом? «Дочь печально известного члена парламента – девочка по вызову». «Грудастая Мелисса говорит: я была с ним в обеденный перерыв».

Я со скорбным видом покачала головой:

– Нет. Господи. Вот ужас-то был бы, правда?

– А ты не боишься, что и со своим новым агентством вляпаешься в похожую историю? – хмыкнул Нельсон.

– В моем новом агентстве не будет ничего постыдного,– с жаром возразила я.

Нельсон фыркнул, но продолжать спор, по счастью, не стал.

Габи приняла новость по поводу моей новой деятельности с бурным восторгом. Впрочем, она была моей верной подругой и не имела понятия о происшествии с миссис Маккиннон. Нельсон согласился сохранить мой позор в секрете и никогда о нем не упоминать.

Обо всем остальном я рассказала Габи. Ее особенно заинтересовал парик, и, придя за ти-шоткой, она поспешила его примерить.

– Надеюсь, теперь наконец-то ты поняла, какая ты красавица,– сказала она с легким укором, когда я заставила-таки ее снять парик.

– О чем ты?

– Ты решила, что должна демонстрировать свои достоинства и обаяние состоятельным и умеющим ценить женщину мужчинам.

– Которые прежде всего сами нуждаются в помощи,– напомнила я.– Ничего особенно привлекательного в них быть не может, согласна?

– По-моему, все твои кавалеры были именно такими.

Я пропустила колкость мимо ушей, хоть Габи и задела за живое.

– От романов я в любом случае хочу отдохнуть. Агентство открываю исключительно ради работы.

Габи как-то странно посмотрела на меня.

– Только не выкидывай своих любимых номеров.

– Каких еще номеров?

– Ты обожаешь превратить урода в человека и позволить какой-нибудь корове увести его прямо у тебя из-под носа.

Я часто заморгала, и Габи, сообразив, что уязвила меня особенно больно, поспешила сладким голосом заговорить о другом:

– А вечеринки будешь устраивать? Типа той, что подготовила в «Дин и Дэниеле»? У тебя к этому особый дар. И дела пойдут как нельзя лучше.

– Надеюсь,– ответила я, немного смягчаясь.– Во всяком случае, буду стараться.

Сидевший на диване Нельсон захихикал.

Габи сообщила:

– Кстати, я всем в офисе рассказываю, что праздник состоится только благодаря тебе. Чтобы Кэролайн не посмела присвоить твои заслуги.

Я принялась заворачивать ее ти-шотку в бумагу.

– Как там дела? – спросила я.– Наверное, живете теперь как настоящие американцы? Повсюду питьевые фонтанчики и все такое?

Габи скорчила гримасу.

– Что-то вроде того. Из Америки приехали новая офис-менеджер, несколько агентов и ассистентов. Сейчас у меня нет даже собственного стола. Работать теперь надо, что называется, сплоченнее.

Я недоуменно взглянула на Нельсона. Он пожал плечами:

– Не понимаю.

– А что они за люди? – спросила я.– Приятные?

– Не-а. Не сказала бы.– Последние капли доброжелательности исчезли из глаз Габи.– По милости Джонатана Райли, или «Доктора Нет-Нет-Нет», как мы его прозвали, Квентин выглядит теперь как какой-нибудь принц Чарльз. В инспекторах дорожного движения и то, наверное, человечности больше, чем в нашем координаторе преобразований.

Я округлила глаза.

– Ты это серьезно? – подал голос Нельсон

– Еще как,– фыркнула Габи.– Он теперь командует всеми лондонскими подразделениями фирмы. Чувства юмора лишен напрочь, разговаривать с людьми не умеет. Если бы вы знали, насколько удлинился наш рабочий день! Радует единственное: Кэролайн почему-то в восторге от Джонатана, поэтому часть заданий, которыми он нас завалил, взяла на себя – просто чтобы показать, какая умница она и какие бездельники мы.

Меня эта новость особенно поразила – Кэролайн ведь не любит работать.

– Что же она в нем нашла, раз он настолько ужасный?

Габи подняла глаза к потолку.

– Ты же знаешь, что ей нужно от жизни. Громадный дом в Фулхэме, причем любой ценой.

Да, я знала об этом. Многие девицы, в том числе и сама Габи, для того и работали в офисе, что-бы в один прекрасный день обзавестись приличным домом.

Мне стало грустно. Недостатков в «Дин и Дэниеле» хватало, однако и преимуществ было немало. К примеру, в дни рождения мы обязательно пили чай с тортом.

– И потом, что-то этакое в нем, разумеется, есть. Некий суровый шарм,– нехотя созналась Габи.– Только разглядеть его сквозь жуткие манеры и несносный характер трудновато.

– Все вы, женщины, одинаковы,– проворчал Нельсон.– Несете чушь о том, что мужчины должны обращаться с вами бережно, а сами бегаете только за мерзавцами.

– Для меня это пройденный этап,– сказала я, подскакивая к дивану, чтобы обнять друга.– Буду любить теперь исключительно добрых, чутких и заботливых.

Нельсон отпихнул меня, но я знала, что это только для виду. Пообниматься он большой охотник.

– То есть вообще о мужчинах забудешь?

– Да, представь себе!

Габи взглянула на нас с некоторым подозрением.

– Придешь на вечеринку? – спросила она.– Будет море бесплатных напитков.

– Знаю. Сама их заказывала. Только…– Тут я закусила губу.– Вряд ли у меня получится.

Я многозначительно посмотрела на подругу, надеясь, что она поймет то, о чем мне не хотелось говорить вслух. Кэролайн покупала все выпуски «ОК!» и, наверное, уже придумала, как посмеяться надо мной по поводу истории с Орландо.

– А почему? – настойчиво спросила Габи.

– Не хочу,– отрезала я.– По личным причинам.

Габи взглянула на меня, потом на Нельсона и буркнула:

– Ладно. Понимаю.

На стопку глянцевых журналов, высившуюся на кофейном столике, никто из нас не стал смотреть.

– Может, все-таки сходишь и повеселишься, раз все так успешно сложилось благодаря тебе одной? – спросил Нельсон.– Это ведь в десять раз важнее, чем какой-то там приживала в туфлях без шнуровки.

– Не важнее.

Габи притихла, потом вдруг ткнула в меня пальцем.

– Придумала! Надень парик. Никому не говори, что это ты. На вечеринке будет тьма молчаливых блондинок: одной больше, одной меньше – какая разница? Я скажу, что ты – секретарша из другого агентства недвижимости. Вот и посмотришь на результаты проделанной тобой колоссальной работы. А заодно, если заговоришь с кем-нибудь из новеньких, сможешь раздать визитки и рассказать о своем агентстве!

Я покосилась на нее.

– А Кэролайн?

Габи опять фыркнула:

– Она тебя не узнает. Все ее внимание будет приковано к россказням Джонатана о трансатлантическом перелете, уж поверь мне. Резко двигать шеей из-за инъекций ботокса ей нельзя, так что, если не будешь крутиться прямо у нее перед носом, тупица и не догадается о твоем присутствии. На всякий случай надень очки.

Тут Габи повернулась к Нельсону и обворожительно улыбнулась.

– И ты приходи. Ну, пожалуйста! Хоть будет с кем поболтать.

Сосед многозначительно посмотрел на меня и перевел взгляд на Габи.

– Если Мел наденет парик, я непременно пойду.

Все-таки я решила, что парика будет недостаточно.

Собираясь на вечеринку «Дин и Дэниеле», я шла на большой риск и должна была обезопаситься более тщательно. Потому помимо парика вооружилась еще и накладными ресницами и эластичным корсетом, с помощью которого смогла втиснуться в старое бархатное платье для коктейля – на размер меньше, чем я теперь носила.

Несмотря ни на что – или благодаря всему этому,– я почувствовала себя поистине неотразимой. Мне казалось, что Мелисса и недавняя работница «Дин и Дэниеле» остались в миллионе миль позади. Ни Кэролайн, ни Хьюи в таком виде просто не могли меня узнать; даже Нельсон не поверил собственным глазам.

– Вот это да! – воскликнул он, когда я вышла из спальни.– Я думал, ты не захочешь привлекать к себе особого внимания.

– По-твоему, слишком броско?

Платье было длинное, очень элегантное, украшений я не надела, а светло-карамельные волосы завязала в хвост.

– Нет-нет, вовсе нет,– восхищенно пробормотал Нельсон.– Совсем не броско, но… здорово.

– Послушай, только не беспокойся за меня,– сказала я.– Я не смогу ни есть, ни пить. Мои кишки, желудок, бедра, живот – все безбожно сдавлено.

– Всякое деяние есть благо,– саркастически прокомментировал Нельсон.– Пойдем, а то опоздаем.

Габи не ошиблась: как только мы вошли в многолюдное фойе, то очутились в колышущейся ниве длинных тоненьких блондинок. Я почувствовала себя перезрелым злаком.

– Нельсон, выпей чего-нибудь,– сладко пропела я.– Габи надуется, если ты уйдешь слишком быстро.

– Всего один бокал.– Нельсон поднял палец.– И не оставляй меня с ней надолго. А то я воспылаю желанием выпить еще.

– Не болтай глупостей! – проворковала я.

– Глупостей? – рассеянно повторил Нельсон, осматриваясь.

Габи заведовала столиком с напитками и усердно выстраивала пирамиду из наполненных шам-панским бокалов, которые были похожи на десертные вазочки. Меня она узнала лишь после того, как внимательно пригляделась.

– Ничего себе, Мел! Хорошо, что ты здесь.– Ее голос понизился до полушепота.– Просто зла не хватает! Представляешь, Джонатан наорал на меня, потому что я не так сложила салфетки.

Нельсон подозрительно оглядел пирамиду.

– Вы что, собираетесь устроить фонтан из шампанского? Я думал, все будет по-твоему. Мел,– что называется, по высшему разряду.

– Кэролайн успела внести свою лепту,– ответила я с досадой.– Чтобы все проверить, у меня не хватило времени.

Габи принялась открывать бутылки с водкой.

– Под внешним лоском они все равно такие же агенты по продаже недвижимости, как и мы. Итак!..

Я и Нельсон ошеломленно следили, как она вылила водку в домик изо льда, возвышавшийся на центральном столе. Из парадной дверцы и нижних окошек побежали прозрачные струйки.

– Это тоже фокус Кэролайн,– сказала я Нельсону.– В ее списке я видела какую-то «ледяную фигуру», однако думала, что это будет дельфин или еще что-нибудь поинтереснее. Аннулировать заказ было уже в любом случае поздно.

– Тебе не кажется, что образ несколько странный? Что за аллегория? – спросил Нельсон, скептически кривя губы.– Мы поможем вам купить дом, но не забудьте тут же застраховать имущество?

– Угощайся шампанским, Нельсон,– сказала Габи.

– Только один бокальчик.

– Под столом целых два ящика,– сказала я, оставляя друзей вдвоем и принимаясь осматриваться в новом помещении.

Кэролайн я пока не видела, но была уверена, что с минуты на минуту она появится, сделает вид, что праздник состоялся благодаря ей одной, и примет букет, который сама же заказала у Полы Прайк.

Денег на то, чтобы помещение приняло вид типа «да здравствуют американские сериалы про юристов», потратили определенно втрое больше, чем сэкономили на моей зарплате: повсюду темнели кожаные вращающиеся кресла, поблескивали ноутбуки, красовались эргономические письменные столы, на которых я не увидела ни единой фотографии в рамке.

Вот в каких условиях они теперь работали.

– Хм,– удивилась я.– А где же корзины для мусора?

– Вам нравится? – раздался у меня за спиной голос с явным американским акцентом.

Я резко повернулась.

Прямо передо мной стоял человек с такой улыбочкой на губах, какой улыбался Нельсон, сделав какую-нибудь чисто мужскую работу и прилично на этом сэкономив – к примеру, прочистив раковину без помощи водопроводчиков. Одно это самодовольное выражение лица могло поразить воображение любой нормальной женщины, мое же внимание приковали потрясающие волосы американца.

Они были насыщенного медного цвета, искрились и, наверное, вились, но, чтобы не привлекать к себе слишком много внимания, были выпрямлены и уложены гелем.

Заметив, что я пялюсь на его голову, незнакомец смущенно провел рукой по волосам.

Какая невежливость, одернула я себя. Меня ведь саму дико бесило, когда, разговаривая со мной, собеседник смотрел мне не в лицо, а на бюст.

– Просто не пойму, куда здесь выбрасывают ненужные бумаги,– пробормотала я.

Поневоле мой взгляд снова упал на волосы американца. Роскошная шевелюра, что и говорить. Впрочем, в школе из-за нее беднягу наверняка дразнили.

– Мы стремимся к тому, чтобы бумажного мусора в ходе работы не появлялось. Но на первых порах, наверное, стоит об этом задуматься.– Незнакомец с неподдельно озабоченным видом посмотрел по сторонам и заметил Габи, наполняющую шампанским бокал Хьюи.– Эй! Эбби? Элли?

Он энергично замахал рукой и не опускал ее до тех пор, пока Габи не отставила бутылку и не подошла к нам. Хьюи, пользуясь моментом, налил шампанского еще в один пустой бокал.

– Габи,– произнесла Габи сквозь стиснутые зубы.

Я искренне ей посочувствовала.

– Угу. Ну да, Габи. Прошу прощения. Так вот: закажи корзины для бумажных отходов. Из нержавеющей стали. Стильного дизайна. Большого объема. В «Конран шоп». Завтра же,– добавил американец.– Спасибо, Габи.

– Без проблем, Джонатан.

Габи многозначительно взглянула на меня, возвратилась на место и, когда новый босс повернулся к ней спиной, зло дернула себя за челку.

Я удивилась, что она не среагировала на его распоряжение более резким жестом.

Джонатан подал мне руку, и я велела себе не рассматривать выглянувшие из-под белоснежной манжеты темно-рыжие волосы.

– Джонатан Райли. Я совсем недавно в вашей стране и не успел должным образом наладить работу фирмы. Простите, вы позволите, я оставлю себе напоминание на диктофоне?

Он так увлеченно принялся бурчать в микрофон напоминание о заказе корзин, что у меня не было возможности ему представиться.

Однако, невзирая на всю эту показуху, я сразу почувствовала, что американец далеко не настолько организован, как хотел бы показаться. По мнению многих, я отличалась редкой собранностью, но лишь потому, что постоянно составляла списки предстоящих дел; если бы не они, я была бы сама безответственность. По-настоящему дисциплинированные люди держат все в уме без каких бы то ни было напоминаний.

– Вы новый управляющий из Нью-Йорка? – спросила я, хотя уже ничуть в этом не сомневалась.

– Да, совершенно верно.– Джонатан поправил галстук.– Исполнительный координатор пре-образований, если выражаться точнее.

– У вас тут замечательно,– сказала я, удивляясь своему великодушию.

А какой смысл таить злобу? Этот Джонатан Райли, конечно, жуткий педант, но безукоризненной наружностью и манерами производит, пожалуй, более приятное впечатление, нежели Квентин.

Ему было около сорока, судя по морщинкам у глаз и уверенности в поведении, которая, по-моему, приходит лишь с привычкой носить сшитые на заказ дорогие костюмы. Бледная кожа, золотистые ресницы, необычные серые глаза и пронизывающий взгляд. Брови, более темные, чем волосы, постоянно прыгали то вверх, то вниз, будто подтверждая все то, о чем говорил Райли. Наружностью он напоминал лису во всех смыслах этого слова.

– Чудесный праздник, не правда ли? – спросил Джонатан, прерывая ход моих мыслей.– Вы уже попробовали канапе?

– Не люблю есть стоя,– солгала я.– Но выглядят все ваши закуски просто восхитительно. Наверное, пришлось немало похлопотать, чтобы устроить такую вечеринку? – спросила я, как бы, между прочим.

Мне хотелось проверить, на сколь крупную сделку с совестью пошла Кэролайн. Хьюи, когда я все уладила, попросил меня не особенно распространяться о моем участии в подготовке к вечеру.

– К помощи профессиональных организаторов прибегать не пришлось,– сказал Джонатан.

Я затаила дыхание, но хвалебной речи в свой адрес не услышала. Ему явно не сообщили, кто именно выступил в роли организатора; перед моими глазами возник образ скромно потупившей взор Кэролайн.

Меня охватила злоба. И, стыдно признаться, захотелось что-нибудь выкинуть. Забавно: находясь здесь не в скучном офисном наряде, а в корсете и узком платье, я почувствовала, что вовсе не обязана быть прежней обходительной Мел, особенно с человеком, который так бесцеремонно обращался с Габи.

– Как вам бокалы? – спросил Джонатан.– Вот это – моя заслуга. Именно мне пришло в голову внести в праздник старомодную нотку.

Я внимательнее рассмотрела посудину с шампанским в собственной руке. Признаться честно, бокалы мне не нравились. Я сразу отметила, что в общую картину они никак не вписываются. Вместе с ледяным домом.

– Вы ироничны – это признак тонкого ума,– произнесла я, смеясь глазами.– По-моему, такие бокалы никто не использует на вечеринках вот уже сотню лет. Впрочем, из них, наверное, шампанское выпивается быстрее.

Лицо Джонатана сделалось каменным, будто его смертельно оскорбили. Ой. Не перестаралась ли я?

Мне сделалось совестно.

– Впрочем, какая разница, что диктует нынешняя мода? А эти бокалы в некотором смысле выглядят даже стильно,– добавила я, мельком коснувшись руки собеседника.– Если не сказать шикарно. Публике они явно по вкусу. Но узкие бокалы, по-моему, подошли бы больше, особенно для торжества по поводу преобразования фирмы.

Тут я почувствовала, что должна объяснить, почему так настойчиво лезу с советами.

– Видите ли, я сама организую праздники. Это одна из услуг, которые предлагает мое агентство.

Джонатан посмотрел мне прямо в глаза. Я немного смутилась, но выдержала взгляд.

– В самом деле? – спросил он.– А чем еще вы занимаетесь?

– Решаю проблемы лично-социального характера, с которыми к нам обращаются клиенты,– с достоинством ответила я– Если вам вновь потребуется выбрать посуду, можете обратиться ко мне.

Я извлекла из сумочки и протянула Джонатану визитку.

Мое сердце стучало, как паровой молот. Откуда во мне все это взялось? Слова лились из уст, как в тот вечер с Роджером Трампетом. Лжец из меня всегда был никудышный. Неужели во мне все-таки пробуждаются папочкины таланты?..

Пока Райли изучал карточку, я стояла затаив дыхание, в полной уверенности, что сейчас он прыснет со смеху.

Что-то изменилось в лице Джонатана. Мне почудилось, будто его глаза улыбнулись, но губы были сурово сжаты, поэтому я решила, что улыбка лишь плод моего воображения. Или напряженных нервов.

– Возможно, я вам позвоню,– сказал Джонатан со своим американским акцентом, убирая визитку во внутренний карман.– Мечтаю навести здесь идеальный порядок. Это для меня крайне важно. И для «Керл и Поуп»,– добавил он.

– Любите, когда все налажено и все в порядке? – услышала я свой голос.– Я тоже.

Тут в мозгу у меня внезапно что-то щелкнуло, и как раз вовремя: я не успела наболтать лишнего.

– Наверное, вам не терпится обойти свои владения, Джонатан,– сказала я, коснувшись рукава.– Не буду вас задерживать.

Не успел он и слова сказать, как я, одарив его голливудской улыбочкой, исчезла в толпе.

Габи поглаживала Нельсона по спине и кивала, выслушивая его лекцию о том, по каким этическим соображениям ей следует покупать для офиса лишь высококачественный кофе. На лице подруги еще лежала тень обиды, но присутствие Нельсона явно помогало забыть о командирско – хамском тоне Джонатана.

Когда я приблизилась, Нельсон как раз повернул голову, чтобы посмотреть, кто там его наглаживает, и Габи тут же отдернула руку, будто обжегшись. Оба уставились на всеми забытый дом с водкой.

– А, Мелисса! Мне пора,– воскликнул Нельсон.

– Вот спасибо! – обиженно надулась Габи.

– Он не от тебя спешит уйти,– сказала я, обнимая Нельсона за талию.– Просто хочет спать. Я тоже, наверное, пойду. Хьюи, как всегда, обхаживает всех женщин подряд. Я уже устала от него увертываться.

– Ну, как тебе Джонатан? – спросила Габи, понизив голос.– Что приглянулось больше? Его дурные манеры или девичьи волосы?

– Почему ты не рассказала мне о его волосах? – с упреком спросила я.– Тогда я не пялилась бы на них, как идиотка.

Лицо Габи просияло озорством.

– Разве я не рассказала? Прости.

– Так или иначе, не такой уж он и ужасный,– заявила я больше из противоречия.– Видали мы зануд и пострашнее. Наверняка Джонатана всю жизнь дразнили из-за волос, вот он и стал таким грубияном. Но смотрятся его волосы довольно… необычно.

Габи посмотрела на меня так, будто я тронулась умом.

– Вернее сказать, нелепо. А почему ты его защищаешь? Он же натуральный диктатор! Выбросил из офиса все тренажеры, даже для печатания!

– Ну и хорошо,– ответила я.– Давно бы так

Нельсон зевнул.

– Может, потреплетесь завтра, по Интернету? В пол-одиннадцатого передача про подводную археологию. Хочу посмотреть.

– Плохо, конечно, что тебе от него достается,– сказала я, целуя Габи на прощание.

– Ладно, потерпим,– ответила она, подставляя щеку Нельсону.– Спокойной ночи и спасибо, что пришел.

– Ага… ну да. Спокойной ночи, Габи.

Он быстро чмокнул ее, отчего моя подружка, как ни странно, вся вспыхнула.

Я бросила последний взгляд на маячившего в толпе Джонатана Райли и в который раз позволила Нельсону увести себя слишком рано.

Глава 9

Признаюсь честно, я думала, что поначалу примерно с месяц буду ходить взад-вперед по кухне, молясь, чтобы новенький розовый мобильник зазвонил хоть бы один раз, но вышло так, что с первыми клиентами я встретилась неожиданно скоро.

На объявление в газете народ среагировал незамедлительно. Даже если звонившие спрашивали вовсе не о том, что предлагалось, я вежливо, но сдержанно отвечала от имени собственной несуществующей секретарши.

Тем временем я постепенно рассказывала об агентстве своим бывшим одноклассницам и приятелям Нельсона, те делились с друзьями и родственниками. Первые же клиенты появились по рекомендации ныне благоухавшего Роджера Трампета.

Как только мои визитки были готовы, я отправила одну Роджеру, а через два дня он мне позвонил и назначил встречу. Мы вместе поездили по магазинам и выбрали ему новую одежду – переселившись в другую квартиру, Роджер задумал расстаться и с имиджем «безразличного к собственной внешности». Я справилась с задачей с таким блеском, что вскоре мне позвонили несколько его приятелей столь же неухоженного вида. И я возила их по лондонским универмагам удовлетворяя личные пожелания, просьбы матерей либо ультиматумы сестер, которые и думать не могли о перспективе проводить время в компании неряхи, закатывающего рукава на манер Дона Джонсона в сериале «Полиция Майами. Отдел нравов».

Помощь требовалась в основном в обновлении гардероба. Но очень скоро выяснилось, что вопросы одежды – лишь верхушка айсберга. Как только я доказывала на деле, что умею посоветовать, какие купить брюки и рубашки, на поверхность всплывали и более серьезные проблемы.

Так было, например, в случае с Джереми Уайльдом, младшим братом моей бывшей одноклассницы Коры Уайльд. В свое время их мать– бельгийка сбежала с тренером по теннису, и нас с Корой сблизил рожденный скандалами сумрак. Джереми был полу-профессиональным серфером, натуральным пугалом; разговаривая с женщинами, после каждой третьей фразы нервно кхекал.

Он сидел передо мной, развалясь в просторном фойе «Уан олдуич», и модный минималистский стульчик был готов рассыпаться под ним в любую секунду.

Скрывая, что у меня нет собственного офиса, я назначала встречи в гостиничных холлах, место выбирала в удобном для клиента районе, чтобы он чувствовал себя спокойно и при этом не выходил за рамки приличий. Пожимая Джереми руку и видя, что швейцар поглядывает на него будто на забредшего в отель бродягу, я подумала, что должна подыскать и своего рода «класс для дневных занятий».

По словам Коры, от регулярных и безуспешных попыток отца преобразить Джереми вся семья уже выла волком. Увидев клиента, я поняла почему. На нем была велосипедная куртка на молнии, потертые вельветовые брюки в рубчик, а туфли даже не возьмусь описывать. Хотя попробую: создавалось впечатление, будто он вдавил каждый туфель в корнуоллский пирожок , обул их и пробежался по широкому полю. Я задавалась вопросом: и где только ребята достают такие вещи? Воруют среди бесхозных тряпок в школьных прачечных, а потом прикипают к ним душой на всю жизнь?

– Короче, сможешь просмотреть все, что валяется у меня в шкафу? – спросил Джереми с деланным безразличием.

Я кивнула:

– Оценивать придется по всей строгости.

– Лады,– ответил Джереми.– Вообще-то мне плевать на одежду.

Он почесал ухо и кхекнул. Да, скорее всего, ухо, но наверняка не скажу – у него была здоровенная копна светлых волос, заплетенных в мелкие косички.

– Можем заодно зайти в парикмахерскую, и тебе сделают другую прическу,– предложила я.

– А когда покончим с одеждой, помоги мне выбрать диски с музыкой.

Я взглянула на него поверх очков – в стиле пятидесятых, «кошачьи глазки»,– которые добавила к имиджу Милочки. Вопреки решению использовать ее образ лишь для свиданий, я обнаружила, что она невольно проникает во все сферы моей новой деятельности. Потом мне пришло на ум: если лицом агентства станет Милочка, то Мелиссу можно сохранить как частную собственность, оставить ее для отдыха после рабочего дня, как удобные домашние штаны, которые надеваешь после официального костюма. К тому же Милочка не боялась высказывать все, что думает; я убедилась, что трачу время даром, рассыпаясь в любезностях и объяснениях перед клиентами, не ведающими, что такое женская тактичность. Прямота Милочки работала эффективнее.

В довершение всего – Нельсону я не расскажу об этом даже под дулом пистолета – мне нра-вилось ходить по рабочим делам в нарядах Милочки. Сначала я решила попробовать, не лучше ли, общаясь с клиентами, быть смелой и не тяготиться предрассудками, но с тех пор больше уже не становилась в работе Мелиссой. Чулки, изысканная одежда, сексуально привлекательные волосы – все это превращало меня из вечно в чем-то сомневающегося создания в уверенную, интересную женщину, которая не пытается спрятать свои бедра и ходит в узких юбках с гордостью, а сознаваясь в том, что знает, где шьют лучшие мужские костюмы, не краснеет от стыда.

Особое удовольствие доставляло ходить со светлыми волосами, уложенными в эффектную прическу или рассыпанными по плечам.

Впрочем, на Джереми Милочка не произвела ошеломляющего впечатления. В противном случае он кхекал бы поминутно.

– Диски с музыкой? – переспросила я озадаченно.– Джереми, ты ведь, наверное, и сам знаешь, что тебе больше нравится слушать?

Клиент нахмурился.

– Кхе… Знаю. Но, хочу обзавестись чем-нибудь для телок. Недавно я привел к себе девчонку и поставил «Дэд Кеннедис», так она отказалась со мной спать. Заявила, что ей кажется, будто на нее орут. Тут же заставила меня вызвать такси.

Ну вот, теперь придется побегать по музыкальным магазинам, подумала я.

– Забудь слово «телка», Джереми. Во всяком случае, когда разговариваешь с женщиной.

– Что ж говорить? Шлюха?

– Нет.

– Баба?

– Нет!

– Самка?

– Дама. Звучит, может, слегка старомодно, зато всегда ласкает женский слух.

– Ха! – ухмыльнулся Джереми.– Не хочу я даму! Кхе-кхе…

Я сняла очки и отметила в ежедневнике, что всю пятницу посвящу Джереми. Если дела с ним пойдут совсем скверно, придется подключить тяжелую артиллерию – Габи.

Мы спорили о том, допустимо ли вести девушку на первом свидании в китайский ресторан, где на пять фунтов можно набрать каких угодно блюд, когда у меня в сумочке зазвонил сотовый.

Знаю, на деловых встречах лучше не отвлекаться на звонки, но беседа с Джереми затянулась надолго, поэтому я и включила телефон, чтобы читать 5М8-сообщения.

– Полистай пока,– сказала я, вручая ему свежий номер «Эль».– Я скоро.

Я расправила юбку, сбросила с себя важность «старшей сестры», с какой смотрела на Джереми, и отошла в сторону. Представила себе густой горячий шоколад в белоснежной фарфоровой чашечке, поднесла к уху телефон и лишь тогда ответила:

– Доброе утро. Агентство «Маленькая леди». Фиона.

Следовало со временем действительно нанять секретаршу. И тоже дать ей псевдоним.

– Алло? – протянул знакомый голос с американским акцентом.– Я хотел бы назначить встречу с вашей начальницей. К сожалению, не знаю, как ее зовут…

Чашка с горячим шоколадом сменилась в моем воображении десертной вазочкой с шампанским. Звонил Джонатан Райли. Говорил он отрывисто, но уверенно: голос его звучал в «Уан олдуич» гораздо более уместно, нежели блеяние Джереми.

Между прочим, после полутора часов общения с моим нынешним клиентом акцент Джонатана показался мне даже сексуальным.

Я сглотнула и прислушалась к себе, проверяя, смогу ли заговорить совсем другим голосом. Нет, Джонатан мгновенно меня раскусит.

– Сожалею, но в данную минуту Милочка занята. Если хотите, оставьте сообщение, она не-пременно вам перезвонит…

– Мне хотелось бы побеседовать с ней сейчас.

Что я могла ответить?

– Хорошо. Соединяю.

Я нажала на кнопку временного прерывания связи, выждала секунду-другую и возобновила разговор – голосом более уверенным и даже певучим.

– Привет, Джонатан! Приятно слышать вас снова!

– Насколько понимаю, называть вас можно просто Милочка,– сказал Райли.

Говорил он довольно кокетливо – гораздо в большей степени кокетливо, чем в тот вечер на празднике. Возможно, потому, что относился к типу людей, которым легче общаться по телефону, нежели лично. Я напомнила себе, что Джонатан – агент по продаже недвижимости, а этот народ умеет в нужную минуту без труда превращаться в саму обходительность.

– Приятно, когда слышишь из чьих-то уст слово «приятно»,– продолжал он.– Как только вы заговорили, я тут же вспомнил про Мери Поплине.

– Вы правы: мы с ней очень похожи.

Джонатан засмеялся.

– Послушайте, наверное, вы приняли меня за полного невежу: на вечеринке, устроенной большей частью для установления деловых контактов. Я даже не удосужился спросить, как вас зовут…

– Не переживайте. Я и сама не назвалась, хотя должна была – тоже ради расширения связей.

– Все равно мне неловко. Впрочем, перейдем к делу. Можем ли мы встретиться? У меня к вам предложение.

– Конечно.

Я разволновалась; перед Джонатаном следовало зарекомендовать себя профессионалом. Человек он умный. Мне выдавалась серьезная возможность проверить, на что я гожусь.

– Какой день вас устроит? – спросила я, глядя в ежедневник.

Встреч уже намечалось достаточно: в пятницу – поездки по магазинам с Джереми У.; в четверг утром – встреча с Филипом Р.; в среду днем – визит с Биллом П. к его сыну-холостяку…

– Мне удобно сегодня.

– Сегодня? – повторила я, лихорадочно соображая.

Вообще-то после беседы с Джереми у меня больше не было дел, но Джонатану об этом знать не следовало.

– Ровно в три вам удобно? У меня как раз будет свободный час.

– Чудесно. А английский послеобеденный чай у вас клиентам подают?

По телефону он разговаривал определенно иначе.

– Если они хорошо себя ведут, то да,– ответила я, невольно подстраиваясь под его добродушно-шутливый тон.

– А если плохо? – продолжил в том же духе Джонатан.

Тут я поняла, что пошутила неоднозначно, и вспыхнула от смущения, но тут же сказала себе: ну и что? Милочка должна быть уверенной в себе и… немного дерзкой.

– Тогда их отправляют.– Я чуть не ляпнула «в кровать без ужина», но в этот раз вовремя

спохватилась и закончила: – Чаевничать в другом месте.

Джонатан снова засмеялся, а я вздохнула с облегчением, стараясь не заострять внимания на мысли о том, что смех у него на редкость приятный. Никак не подходил этот смех неучтивому диктатору, гонявшему Габи.

Впрочем, в самом Джонатане я ничего такого приятного не находила. Только в его голосе.

– Замечательно,– деловито сказала я. – Тогда встретимся в три.

– Вы ничего не забыли?

Я растерялась.

– Сказать, что жду встречи с нетерпением?

– Ну, этого не сказал и я, хоть так оно и есть.. Но речь о другом: вы не сообщили, где ваш офис.

Черт возьми!

Я покраснела.

– Мой офис?

– Ну да,– нетерпеливо ответил Джонатан. – Ведь не в «Старбаксе» же вы встречаетесь с клиентами?

Естественно, не в «Старбаксе», однако…

– Да-да, разумеется,– сказала я, лихорадочно соображая.

Где его можно принять? Определенно не дома. Разве только…

В лондонском пристанище отца, квартире на Долфин-сквер, где он на этой неделе не появлялся, поскольку уехал в оплачиваемую командировку куда-то в Брюссель, на сыроваренный завод.

Что-то подсказывало мне не вмешивать отца в свои дела, и в то же время я чувствовала, что невероятно важно произвести на Джонатана благоприятное впечатление. Отцовской квартирой я собиралась воспользоваться единственный раз.

Я мысленно воззвала к высшим силам, прося, чтобы сырная поездка папочки не оказалась хитрым прикрытием для грязных приключений с какой-нибудь девкой в Лондоне.

– Если оценивать по меркам «Керл и Поуп», офис, конечно, скромный,– бодро сказала я.– Это на Долфин-сквер, большое многоквартирное здание рядом с Уайтхоллом. Знаете, как туда добраться?

Джонатан не знал, и я объяснила.

– Жду встречи с нетерпением,– любезно сказал он и добавил: – Милочка…

От того, насколько восхитительно прозвучало это ласковое словечко, у меня по спине побежали мурашки.

Я поежилась. Следовало привыкнуть к тому, что мужчины называют меня «милочка», и научиться разграничивать истинное обаяние и то, каким пользуются в работе. Джонатан – прожженный профессионал и давно умеет становиться для дела галантным и доброжелательным, хоть по большому счету это ничего не значит… Я, впрочем, тоже «включала» шарм, не трогая души, с парнями типа Джереми или Роджера, то есть когда знала, как действовать. Райли же был пока для меня загадкой, потому я немного терялась.

Он не походил ни на Квентина, ни на Нельсона… ни, конечно, на Орландо. Что и сбивало с толку.

Когда я вернулась, Джереми сидел, перекинув длинную ногу через подлокотник стула и представляя на обозрение истертое, как старый плюшевый мишка, место, где между ног соединялись брючины. Он рассматривал в «Эль» картинки с рекламой дамского белья и тихо ржал.

Подняв на меня глаза, Джереми засунул руку под рубашку, почесался вполне по-обезьяньи, а потом внимательно исследовал то, что осталось под ногтями.

Позднее я, ни секунды не колеблясь, записала его на дорогостоящие курсы по обучению поведению на свидании. А тогда поспешила от него отделаться, чтобы перед встречей с Джонатаном успеть привести в порядок себя и отцовскую квартиру.

В лондонском обиталище папочки до переезда из столицы жила моя бабушка. Теперь, когда она устроилась в Брайтоне, отец пользовался квартирой во время парламентских сессий, причем остальным членам семьи запрещал останавливаться в ней даже после поздно заканчивавшихся театральных представлений и в прочих подобных случаях.

Запасные ключи имелись лишь у меня: бывало, отец звонил мне в любое время суток и давал распоряжения типа: «Завтра будь там, когда явится водопроводчик» или «Придут дезинфекторы обрабатывать квартиру, присмотри за ними».

Когда я вошла в подъезд, портье встретил меня широкой улыбкой. Выполняя приказы отца, мы с Джимом провели вместе немало времени. От него я узнала, что под Рождество жильцы платят обслуге приличные чаевые; отец, впрочем, такой щедростью не отличался.

– Мистер Ромни-Джоунс еще не вернулся? – спросил Джим.

Я покачала головой. Чудесно. В здании несколько сотен квартир, однако портье удивительным образом знают все о местонахождении едва ли не каждого жильца. Если Джим спрашивал, не вернулся ли отец, значит, тот еще был в командировке.

– Я пришла, чтобы встретить… мм… дизайнера,– сказала я.– Прости, поболтать нет времени.

Джим покивал и заулыбался.

Я подошла к квартире, вставила в замочную скважину ключ и, толкнув дверь, крикнула:

– Пап, привет!

У меня уже была заготовлена история про запропастившуюся куда-то сумку – так, на всякий случай.

Ответа не последовало, и я, глубоко вздохнув, вошла внутрь.

Квартира была небольшая: просторная гостиная с кремовыми диванами в одном конце и обеденным столом в другом, кухонный утолок, ванная и спальня на двоих. Но благодаря многочисленным цветам и тому, что все было отделано в стиле ар-деко (обстановкой занимались мы с бабушкой), площадь ее как будто увеличивалась, к тому же из огромных окон открывался восхитительный вид на Темзу.

С моих губ слетел тяжелый вздох. Как же хотелось жить тут! Стали вспоминаться бабушкины рассказы о бутылях шампанского, некогда охлаждавшихся в ванной, о босоногих прогулках по набережной Виктории после городских балов– маскарадов, о многочисленных забавах, которые бабушка делила с вереницей чудаков-друзей…

Однако на мечтания времени не оставалось. Я открыла большую сумку – подделку под «Келли» – и выложила на кофейный столик букет цветов, которые купила по пути, ежедневник, пакет молока и печенье к ланчу, а еще восхитительные туфли – ходить в них я практически не могла, но сидя смотрелась роскошно.

Отец использовал квартиру в основном как офис, и тут было предостаточно оргтехники, чтобы помещение сошло за агентство. Я боялась одного: вдруг за время нашей с Джонатаном беседы кто-нибудь вздумает позвонить папаше.

Не пришлось даже убирать семейные фотографии со стен и столов – их тут не было.

Отчасти поэтому меня не слишком мучили угрызения совести.

Ровно в три зазвонил домофон. Я как раз успела все пропылесосить и готовилась к встрече морально.

Я подробно рассказала Джонатану, как найти «офис» в лабиринте коридоров, и понадеялась, что он не станет задавать вопросов портье. Все было готово, когда в дверь постучали.

Глубоко вдохнув, я собралась с мужеством и повернула ручку.

– Здравствуйте еще раз,– сказал Джонатан, учтиво протягивая руку.

На нем был отлично сшитый темно-синий костюм, белоснежная рубашка и затянутый идеальным виндзорским узлом сиреневый галстук Медные волосы поблескивали на солнце. Габи ошибалась: ничего нелепого в них не было. Они смотрелись бесподобно.

Мне в голову пришла мысль: вот бы показать Джонатана Джереми, чтобы тот увидел, как должен одеваться мужчина.

– Фионы нет? – с едва заметной улыбкой спросил Райли.

– Фионы?..– Я не сразу сообразила, о чем речь. Ах, ну да, секретарша.– Поехала к дантисту,– весело сказала я.– Прошу, проходите. Обстановка в офисе неофициальная, но я подумала, что так будет лучше для дела.

– Прекрасная квартира. Очень уютно. Откройте секрет,– попросил Джонатан, пройдя за мной и сев на диван напротив.– Почему мне кажется, что вы сегодня какая-то другая?

Я улыбнулась и опустила очки пониже.

– Сегодня я в очках, а на вечеринке была в контактных линзах.

– Ах да, действительно…

Последовало секундное молчание. Джонатан откинулся на диванную спинку и закинул ногу на ногу. Я обратила внимание на его черные носки, идеально начищенные туфли и чуть не вздохнула в знак одобрения.

– Итак, чем могу быть полезна? – бодро спросила я.– Что у вас за… предложение?

– Кажется, мне нужна помощь профессионала,– с серьезным видом произнес Джонатан.

– В делах «Керл и Поуп»?

Мне пришло на ум, что хитрец Квентин взял на вооружение мою идею помогать в обустройстве дома холостым покупателям и выдал ее Джонатану за собственную.

– Нет, в моих личных делах.– Райли поправил манжету рубашки и помолчал, будто собираясь с мыслями.– Надеюсь, я правильно понял, чем занимается ваше агентство.– Он нервно хохотнул.– И простите меня, если неправильно.»

Я улыбнулась, но ничего не сказала на случай, если Джонатан и в самом деле неправильно меня понял. Насколько неправильно – было пока не ясно, но представить его в числе клиентов миссис Маккиннон я никак не могла.

Во всяком случае, верила, что он другой.

Снова потянув вниз манжету, Джонатан взглянул мне прямо в глаза.

– Моя история довольно банальна. Тем не менее, я хотел бы, чтобы это осталось между нами.

Я кивнула, показывая всем своим видом, что ни о чем другом не может быть и речи.

– Хорошо. Дело вот в чем. Я планировал переехать сюда со своей женой Синди. Однако она отказалась, не пожелав покинуть Нью-Йорк.

– Ужасно,– посочувствовала я.– Но может статься, когда Синди взглянет на ваш восхитительный лондонский дом, то…

– Не думаю.– Джонатан поморщился.– Она уже живет с другим мужчиной.

– Кошмар.

– С моим братом, Имоном.

– Ужас.

– Скоро у них будет ребенок. Впрочем, я даже рад,– продолжил Джонатан торопливо, словно осознал, что сказал слишком много,– что Синди выбрала более подходящую для нее жизнь: именно так считает ее психоаналитик. Однако же я оказался в весьма затруднительном положении. Англия для меня – совершенно чужая страна, в Лондоне я второй раз в жизни. Мне бы сейчас нужно побольше веселиться, встречаться с интересными людьми, посвящать развлечениям значительную часть досуга… Но жены, которая могла бы организовать вечеринки и выходы в свет, у меня нет, обременять личными заботами секретаря я не хочу, заводить с кем-то исключительно с этой целью роман тоже не желаю.– Он перевел дыхание.– Короче, постоянно чувствую себя не в своей тарелке.

Я кивнула, и глаза Джонатана засияли. У меня возникло ощущение, что он страшно боится оплошать,– я сама этим страдала и не могла не видеть то же в других.

– Понимаю,– сказала я, уже сообразив, что от меня потребуется, хотя пояснять, в чем именно он нуждается, Джонатан определенно не собирался.– Вам нужна женщина, которая может устраивать вечеринки, знакомить вас с людьми, рассказать о местных порядках и с которой вас не связывали бы личные отношения.

Джонатан улыбнулся, щелкнул пальцами и указал на меня.

– Точно.

– От этого непременно надо отучиться,– машинально сказала я.

Лицо Джонатана вытянулось от изумления.

– Простите ради бога.– Я прижала руку ко рту и виновато посмотрела на него.– Привычка. Английские джентльмены более сдержанны в эмоциях. Экономят время. Впредь постараюсь вежливее.

– Нет-нет,– пробормотал Джонатан негромко.– Делайте все так, как считаете нужным.

– Время пить чай! – лучезарно улыбаясь, сказала я.

Черт! Совсем как мама.

Мне нужен был небольшой тайм-аут. Я вышла, чтобы приготовить чай и выложить на тарелку песочное печенье.

Как конкретно помочь Джонатану Райли, мне представлялось довольно смутно. С одной стороны, он производил впечатление совершенно самостоятельного человека: безукоризненно одевался, мог становиться то строгим и деловым, то обаятельным. Иными словами, был сложившейся личностью. С другой стороны, в нем чувствовалось некое беспокойство, намек на нервное напряжение, которое могло найти выход в бестактности.

Обычно я без труда угадываю, с каким человеком имею дело. Джонатан же, непонятно почему, ставил меня в тупик Возможно, намеренно.

Когда я с подносом в руках вернулась назад, Райли смотрел из окна на Темзу. Или же проверял, насколько качественные у меня рамы. Я вдруг подумала, не пытается ли он оценить мою квартиру.

То есть папину, конечно.

– Вам покрепче? – спросила я, взяв заварочный чайник.

– Хм. Не знаю. Еще не понял,– ответил Джонатан, возвращаясь к дивану.– Не привык пить чай. Люблю кофе.

– Ой, простите,– сконфуженно пробормотала я.– Надо было сначала спросить. Хотите, приготовлю?

– Нет-нет-нет.– Джонатан сел и взял печенье.– Буду приобщаться к старым лондонским традициям. Девушки в офисе делают все возможное, чтобы я поскорее здесь освоился. Кэролайн неизменно появляется в моем кабинете с порцией суши из ресторана и записанными на бумаге местными выражениями – чтобы я случайно не попал впросак.– Он посмотрел на меня как-то странно.– Кстати, одна из работниц говорит, что знакома с вами. Это Габи Шапиро. Вы ее знаете?

Я вмиг проглотила полчашки чая, издав едва слышный булькающий звук.

– Да, я знаю Габи. Она моя давняя подруга. И прекрасный секретарь,– добавила я.

– Отзывается о вас весьма лестно. Говорит: «Ее зовут Милочка, и характер у нее соответству-ющий».

– Как приятно.

Габи предложила распространять информацию об агентстве через влиятельных сотрудников, но я повторила ей по меньшей мере пять раз, чтобы она ни при каких обстоятельствах не упоминала моего настоящего имени. Если она уже давала Джонатану характеристики «своей приятельницы Милочки», то есть рассказывала о настоящей подруге Мелиссе, бог знает, чем это могло закончиться.

– Требуется ли за чаепитием соблюдать какие-то правила? – полушутя, полусерьезно спросил Джонатан.

– Практически нет.– Я наполнила чашку, плеснула в нее молока и подала гостю.– Если нужно, положите сахар. Только не дуйте на чай.

Джонатан покивал.

– Где вы это покупаете? – спросил он, взяв второе печенье.– Ужасно вкусно! Надо купить такого же для клиентов в офис.

– Я сама его пеку. Рецепт до смешного прост.– Я сделала маленький глоточек чая.– Даю его всем мужчинам, с которыми работаю. Они заказывают в ресторане достойные блюда, покупают мороженое и подают к чаю печенье. Женщины смотрят на них после этого, как на Джейми Оливера.

– Вы сами придумали рецепт? – спросил Джонатан.

Напряжение ушло, его голос звучал теперь столь же чарующе, как по телефону.

Солгать я не смогла.

– Нет, мой сосед по квартире.

Джонатан удивленно поднял брови.

– Талантливый кулинар.

– Да, творит на кухне чудеса.

– Могу себе представить.

– Вряд ли,– возразила я с некоторой ноткой обиды.

Джонатан поднял руки, давая понять, что не намерен спорить. Я не отреагировала.

– Ответьте на один вопрос,– сказал он, опять посерьезнев.– Как вы это делаете?

– Что именно?

– Организуете работу агентства. К примеру, если я к вам обратился, вы будете посвящать все свое время мне одному?

– Нет. Вам это слишком дорого обойдется.

– Не беда.

– На такие условия я в любом случае не соглашусь. Мне нравится ни от кого не зависеть и решать в один и тот же период целый ряд личных проблем.

– Но Лондон ведь не так уж велик. Вы не боитесь, что, если будете каждый день появляться на вечеринках с новым мужчиной, вас станут узнавать?

Я поднесла к губам чашку, обдумывая ответ. Я и раньше над этим размышляла, но чем больше уделяла проблеме внимания, тем менее серьезной она казалась.

В основном клиенты обращались ко мне с просьбой обновить гардероб, то есть я показывалась на людях главным образом в качестве личного костюмера. Ездить же на вечеринки собиралась далеко не с каждым, и притом не слишком часто. К тому же, как заметила бы Габи, находись она сейчас здесь, привлекательные блондинки, с которыми мужчины так любят выходить в свет, очень похожи друг на друга. От меня не требовалось чем-то отличаться – нужно просто быть в определенном месте и должным образом выглядеть.

Более того, ведь всегда можно купить другой парик. Иначе уложить волосы, по-разному одеваться…

Меня даже воодушевляла мысль о том, что я не буду в своей новой профессии топтаться на месте и что есть возможность безбоязненно давать волю фантазии.

Джонатан смотрел на меня выжидающе, и я очнулась.

– Разумеется, я действую осторожно. А мои клиенты едва ли не больше, чем я, заинтересованы в том, чтобы правда обо мне не всплыла на поверхность. И потом, тут нет ничего такого: лондонцы старомодны – наши дамы нередко заботятся о холостых друзьях, могут даже помочь в подготовке к бракосочетанию с другой женщиной. У меня множество приятелей, а у них масса собственных товарищей…

Я замолчала, положила ногу на ногу в стиле Милочки – совсем не как Мелисса! – и добавила:

– Кроме того, если вопрос не задан, нет никакой нужды на него отвечать. А в Лондоне не принято быть чрезмерно любопытным. Разумеется, это не означает, что тут не любят посплетничать.

– Мне все это нравится!

Джонатан чуть было опять не щелкнул пальцами, но вовремя спохватился.

Я улыбнулась и предложила ему еще печенья. Он взял одну штучку, усмехаясь.

– Можно сказать, занятия уже начались. Я не совершаю очередную ошибку, и вы награждаете меня печеньем.

– Не-ет,– протянула я, вспыхнув.– Я угощаю вас просто так.

Румянец залил щеки Мелиссы, не Милочки. Милочка не ведала, что такое краска стыда.

– Как же вы совмещаете работу с личной жизнью? – спросил Джонатан.– Я имею в виду вашего соседа по квартире.– Его бровь иронически изогнулась.– Он тоже здесь живет?

– Нет,– ответила я. Заговаривать о том, кому принадлежит квартира, грозило опасностью.– И я здесь не живу. Это мой офис.

– Понятно,– кивнул Джонатан.– А как он смотрит на услуги, которые вы оказываете?

– Спокойно,– сказала я, мысленно ругая себя за то, что вообще упомянула о Нельсоне и рецепте печенья.– Он всего лишь мой сосед по квартире.

– Всего лишь?

На лбу у Райли появилась морщинка. Возможно, в Нью-Йорке благодаря этому маленькому трюку потенциальные покупатели домов быстрее решались выписать чек.

– Да, именно всего лишь.

Во мне усиливалась тревога. Начав свое дело, я придумала себе три железных правила: ничего не рассказывай о своей личной жизни; не увлекайся клиентами (во всяком случае, серьезно); не говори явной лжи, даже если почувствуешь, что клиенту будет приятно ее услышать.

Впрочем, уцепилась за эту тему не я, а Джонатан. Но мне не следовало даже упоминать о том, что у меня есть сосед по квартире; надо было вести себя, как подобало Милочке. А Милочка могла жить лишь отдельно, в роскошном доме. И платить по счетам сама.

– Нельсон – старый друг семьи. Итак, перейдем к делу. Как вы планируете обустроить ваш дом? – спросила я, резко меняя тему разговора.– Вы ведь агент по продаже недвижимости и наверняка хотите принимать у себя гостей.

– Я об этом еще не думал,– пробормотал Джонатан.

– Советую вам устроить грандиозный прием. Можно вечеринку на определенную тему. Тогда женщины явятся к вам в достаточно забавных нарядах.

– Вы что-то быстро сменили предмет беседы,– заметил Джонатан.

Я улыбнулась ему так, как это могла сделать только дочь члена парламента.

– Да, вы совершенно правы.

И в эту минуту, когда я уже почувствовала, что могу расслабиться, зазвонил телефон.

Бабушка заменила старые аппараты сверхсовременными: трезвоном наполнилась вся квартира.

Райли, испугавшись пронзительного звука, вскочил на ноги. Чай выплеснулся из чашки ему на брюки, обжег его, и мой бедный посетитель снова дернулся.

Я тоже подскочила, когда он выхватил из кармана белый носовой платок и принялся тереть им по расползающемуся на диване коричневому пятну.

Нет!..

Кремовый диван. Новый костюм.

Кремовый диван… Новый костюм…

Я стояла с салфеткой в руке и не знала, что делать.

– Ответьте на звонок,– сказал Джонатан усиленно растирая пятно.

– Пропущу его,– пробормотала я, пытаясь не тревожиться за мебель больше, нежели за здоровье клиента.– Пусть оставят сообщение… Сильно обожглись?

– Ерунда,– раздраженно буркнул Джонатан.

Я вдруг вспомнила, что из-за неслыханной жадности отец скупился на современный автоответчик и по сей день пользовался детищем восьмидесятых, которое грозило вот-вот толкнуть на всю квартиру громогласную речугу.

– Впрочем, нет… пожалуй, отвечу. Извините,– протараторила я.– Разумеется, это не вполне вежливо, но, понимаете, автоответчик не совсем исправен. Выпейте еще чая…

Я пронеслась через всю комнату и схватила трубку.

– Могу я поговорить с Мартином Ромни-Джоунсом? – послышался мужской голос.

– Э-э… Хм… Видите ли, он…

«Он»!..

Я наморщила лоб, надеясь, что последнего слова Джонатан не расслышал, и тотчас напустила на себя самодовольство, столь характерное для Кэролайн.

– К сожалению, это невозможно. С кем, простите, вы хотели бы побеседовать? Не расслышала фамилию.

– С Мартином Ромни-Джоунсом. Мое имя Аластер Миллер, звоню из избирательного округа…

– По-видимому, вы ошиблись номером. Простите,– быстро сказала я и положила трубку.

Потом выдернула из телефонной розетки шнур. И, оставив Джонатану еще несколько секунд на то, чтобы привести себя в порядок, грациозной походкой вернулась назад.

– По-моему, это опять тот странный джентльмен,– доверительно произнесла я, садясь на диван и добавляя в чай молока.– Звонит и делает сомнительные намеки…

Джонатан вскинул брови, а я взглянула на него поверх очков, выражая всем своим видом: «Я этого не говорила».

Мы оба опустили глаза, борясь с желанием улыбнуться.

Мы оговорили все условия (весьма выгодные для меня) и сроки. Джонатан продиктовал телефоны, и я записала их в ежедневник. Потом мы обсудили, какие газеты наиболее полно освещают вопросы недвижимости, и телевизионные передачи. Как выяснилось, Джонатан регулярно смотрел «Силу земли» по Пи-би-эс.

Я подумала, не иронизирует ли он опять, но по его виду было трудно определить.

Так или иначе, я пообещала, что познакомлю его с Кристи Олсопп и Аланом Титчмаршем. Друзья друзей нередко бывают полезны.

Мы мило болтали – я не видела в собеседнике и намека на былую грубость,– когда в полпятого зазвонил мобильник Джонатана. Он извинился и ответил на звонок из офиса.

– Простите,– сказал Райли, нажав кнопку отбоя.– Мне пора. Надо успеть показать дома двум клиентам. Огромные особняки. И тот и другой с чудесным садом. Прошу прощения,– повторил Джонатан.

Я только теперь вспомнила, что мне следовало выпроводить его еще в четыре. Впрочем, как бы я это сделала? Ведь не было возможности сюсюкаться с ним, точно дочь с престарелым папочкой, равно как и важничать, словно сестра с младшим братом.

– Не стоит извиняться,– сказала я, поднимаясь с дивана.

Искушать судьбу дальше становилось небезопасно. Я занервничала и стала прислушиваться к каждому звуку. Еще немного, и я задвигала бы ушами, точно кошка.

Мы прошли к двери, и я постаралась взять себя в руки, чтобы не выпихнуть гостя вон чересчур поспешно.

– Да, кстати,– сказал вдруг Джонатан, уже взявшись за дверную ручку.– Надеюсь, вы не обидитесь, если я спрошу: Милочка – это ведь не настоящее ваше имя?

– Нет,– ответила я.– Конечно нет. В моей сфере лучше действовать анонимно.

Его губы тронула едва уловимая улыбка.

– Понимаю. К тому же это очень удобно для мужчин, у которых отвратительная память на имена…

Я кивнула.

– Совершенно верно. Милочка то, Милочка это. Можете называть меня за глаза и просто милой дамой. Многие так и делают. К примеру.– Я скорчила гримасу, входя в роль собственного клиента.– «Надо спросить у милой дамы, играем ли мы завтра в бридж». Или: «Милая дама печет изумительное песочное печенье». Вот почему англичане с такой легкостью заводят романы. Чтобы не ошибиться, они заменяют имена другими подходящими определениями.

– Понятно.– Джонатан засунул руки в карманы брюк и неожиданно словно бы помолодел на несколько лет. Стал почти как мальчишка.– Только вот мне немного не по себе, когда я обращаюсь к вам не по имени. И потом, не скажешь ведь: «Эй, милая дама, подай мне, пожалуйста, печенье».

– При желании – зал роста Кое-кто из моих знакомых, даже не клиенты, спокойно пользуются подобными словами в повседневной жизни.

– Ну же,– улыбнулся он, поддразнивая меня.– Скажите, как вас зовут на самом деле.

– Нет уж, простите.– Я откинулась на спинку стула и изящно скрестила ноги. Понятия не имею, откуда в наших отношениях взялась вдруг игривость, но она появилась, и кровь быстрее побежала по моим жилам.– Я имею право на жизнь вне работы, Джонатан. Для вас я – Милочка Бленнерхескет.

Джонатан разочарованно поднял брови.

– Блен… как? – спросил он.– Не повторите ли?

– Блен-нер-хес-кет,– повторила я по слогам девичью фамилию бабушки.

– Ладно, Милочка.– Джонатан подмигнул, но тут же, напустил на себя строгость.– Подмигивать тоже неприлично, верно?

– Неприлично,– решительно подтвердила я.– Можете позволять себе это, только когда я буду играть роль вашей девушки.

– И даже тогда вы будете одергивать меня – не заигрывай, дескать, со мной на людях?

Я кивнула. Мою науку он схватывал быстро.

– Но совсем по-другому. Как подобает подружке. Возможно, вам даже понравится.

Джонатан сдержанно засмеялся, словно боялся слишком открыто проявлять свои чувства. Потом игривые огоньки внезапно исчезли из его глаз, и он вновь стал олицетворением серьезности.

– Я позвоню вам, и мы договоримся о новой встрече, на которой обсудим вечеринку. Что-то подсказывает мне – все пройдет как нельзя лучше.

Он кивнул на прощание, вышел за дверь и зашагал прочь по коридору.

Я помимо своей воли крикнула ему вслед:

До свидания, Джонатан!

Он, не поворачивая головы, махнул рукой.

– До встречи, Милочка,– донеслось до меня уже с лестницы.

Я позволила сердцу немного успокоиться, вернулась в квартиру, вставила в розетку телефонный шнур и слегка дрожащими руками привела квартиру в первоначальный вид.

Азартная игра закончилась, но нервы звенели, и не только из-за Джонатана. Слава богу, он не заглянул в ванную – там красовались папины бритвенные принадлежности. Рисковать повторно я просто не могла себе позволить! Отца не было рядом, но он и с приличного расстояния нагонял на меня страх.

Зато дела мои идут пока совсем даже неплохо, подумала я, удаляя с дивана остатки чайного пятна. Мои губы растянулись в улыбке, но я тут же скрестила пальцы, побоявшись спугнуть удачу.

Было в Джонатане Райли нечто такое, отчего разыгрывать уверенную, кокетливую и все знающую Милочку получалось с легкостью и в радость. И в то же время это «нечто» не переставало смущать меня.

Глава 10

Поскольку половину рабочего времени я проводила с клиентами в центральных магазинах Лондона, а вторую половину тратила на то, чтобы договориться о встречах, то очень скоро привыкла сидеть за чашкой кофе в кафе, где разбиралась с регистрационными карточками и разговаривала по телефону. Ездить домой не имело смысла, потому как постоянно возникали неотложные дела. К тому же хоть Нельсон уже и не пытался отговорить меня от нового занятия, но и не скрывал, что не одобряет его.

Двойная жизнь Милочки-Мелиссы изрядно выматывала, в основном потому, что приходилось целый день напролет становиться то одной, то другой в зависимости от того, по которому из телефонов мне звонили. Однажды я забыла переключиться и до смерти напугала Нельсона, который всего-то хотел спросить, что мы будем есть на ужин.

Хорошо еще, что в общении с Джонатаном про Мелиссу я почти не вспоминала. Первое время он звонил мне постоянно: спрашивал, в какой поехать ресторан, какую выбрать парикмахерскую и тому подобное. По-видимому, в прошлом все эти вопросы решала за него Синди. Я терпеливо давала советы по любому поводу, он хмыкал в трубку и записывал все, что считал нужным. Вскоре мы стали встречаться за чашкой кофе по нескольку раз в неделю: я проводила для него своего рода семинары, рассказывая о различных сторонах лондонской жизни.

Джонатан все это время держался по-деловому серьезно, но порой я по-прежнему чувствовала в нем некоторое напряжение. Я брала с него пример и вела себя столь же деловито, даже когда была вынуждена идти вихляющей походкой Милочки на шпильках до автобусной остановки по Найтсбриджу.

Единственное, что в самостоятельной деятельности меня немного тяготило,– я скучала по офису, по сплетням и дурацким шуткам, бесплатному кофе и электронным письмам. Правда, мне нередко звонила Габи. Порой мы общались настолько часто, будто по-прежнему сидели в одном кабинете. Разумеется, ей было чем поделиться со мной, особенно после слияния фирм. Встречались мы в основном за ланчем в Грин-Парке, в десяти минутах ходьбы от «Лагеря Керла», как Габи теперь его называла.

В то время как со мной Джонатан был сдержан, но учтив, в офисе он показывал себя совсем с иной стороны. С противоположной.

– Без тебя тоска зеленая,– сказала Габи, вонзая вилку в салат.– Не с кем над народом посмеяться. Вокруг одни зануды и подхалимы. Половина из них даже не понимает, что над ними смеются, представляешь?

– Ужасно,– машинально ответила я, работая с карточками.

– Я-то думала, нет ничего хуже папенькиных дочек,– продолжала Габи.– Оказалось, они в сравнении с нашей новой секретаршей-американкой – просто цветочки. Цветочки! Патриция – так ее зовут… Улыбается тебе, даже если понимает, что ты над ней издеваешься, а в глазах так и светится: теперь я тебя просто ненавижу.

Я быстро вписала «Патриция» в карточку Джонатана, потом вдруг спохватилась и взглянула на часы.

Габи ткнула в мою сторону вилкой с нанизанными на ней макаронинами.

– И знаешь, что во всем этом самое страшное?

– Что? Впрочем, подожди минутку.

Я посмотрела в карточку и набрала номер на мобильнике.

– Может, наймешь меня? – спросила Габи.– А? Тебе позарез нужна секретарша. У тебя ведь дел невпроворот.

– Невпроворот, правильно… Пожалуйста, подожди,– попросила я, слушая гудки в телефоне.

Габи отправила макароны в рот и принялась с недовольным видом их пережевывать.

– Алло? Уорик? – гаркнула я, когда на звонок, наконец ответили.– Сейчас же убери изо рта пальцы. Сию секунду! А то подцепишь инфекцию.

Прервав связь, я убрала телефон в сумочку и сосредоточила все внимание на Габи.

– Прости. Так о чем ты говорила?

Она пялилась на меня, открыв рот.

– С кем это ты общалась?

– С Уориком Ховардом. Случайно не знаешь такого? Дружит с Тэсси Морли, моей бывшей одноклассницей. Много лет безуспешно пытался отучиться грызть ногти. Теперь я помогаю ему: звоню двенадцать раз в день и говорю, чтобы убрал изо рта руки. Стращаю болезнями. Думаю, в его случае только запугивания и помогут.

– Ты что, просто набираешь номер, орешь на него и отключаешься?

– Да.

– А он тебе за это платит?

– Платит его подруга. И весьма прилично. Я уже подумываю ввести новую услугу: отучать грызть ногти, курить, много есть, когда нервничаешь… Ну и все такое.

– Вот это да!

Габи покачала головой и снова занялась макаронами.

Я взглянула на имя Джонатана в своем каталоге. Данные о нем занимали уже три листа: номера мобильных телефонов, названия любимых блюд, хитрым образом сокращенные имена родственников и все такое прочее. Райли переживал поистине тяжкие времена, и я старалась, как могла, облегчить его страдания.

– Как Джонатан ладит с ребятами? – спросила я беспечным тоном.

– Тебе лучше знать, ты ведь его подружка, – заявила Габи, качая головой из стороны в сторону, прямо как кто-то из гостей Рики Лейк (она перенимала у телевизионщиков много чудных привычек).

– Вовсе не я его подружка,– ответила я, смущенно листая досье Джонатана.– Он общается с Милочкой. И мне хотелось бы серьезно поговорить с тобой об этом.

– Ну да, конечно, ты не его подруга.– Лицо Габи исказилось от негодования.– Сомневаюсь, что этот тип вообще умеет вступать с кем бы то ни было в нормальные человеческие отношения. Даже если, не зная этого Райли, я увидела бы где-нибудь его фотографию, сразу определила бы по каменной физиономии, что парень – полный придурок. Он умеет общаться с людьми исключительно в стиле какого-нибудь Сталина. Может, поработаешь над ним серьезнее? Если надо, я скажу ему, что ты…

– Нет, ничего не говори. Послушай, Габи, вообще прекрати беседовать с ним обо мне,– твердо сказала я.– Со мной он не знаком, а общается с Милочкой, и пусть так все и остается. Чем меньше ему известно обо мне настоящей, тем лучше.– Я строго посмотрела на подругу.– Повтори за мной: Джонатан общается с женщиной по имени Милочка.

– Да-да. Кстати, вокруг только об этом и болтают.– Тут Габи хихикнула.– О таинственной подруге Джонатана. Особенно Кэролайн. Имей в виду: ей все это ой как не нравится.

– И еще: ни единый человек в офисе не должен заподозрить, что это я, не то все провалится к чертям.

– Почему?

Временами Габи соображала на удивление туго.

– Если хоть кто-нибудь поймет, что Джонатан встречается со мной, то сразу догадается: это обман! Слухи мгновенно расползутся по всему офису – знаешь ведь, какой Хьюи сплетник. Со-трудники должны поверить, что у Джонатана есть шикарная блондинка не их круга, чтобы у всех отпало желание свести его с кем-то еще. В этом весь смысл.

Габи укоризненно посмотрела на меня.

– Тибетские монахи и то, наверное, ценят себя выше, чем ты. Никак не возьму в толк, почему ты уцепилась за эту Милочку. Неужели не понимаешь, что в тебе самой есть все то, о чем мужчина типа Джонатана может лишь мечтать? – Она потыкала вилкой в мою сторону.– Английская роза, с прекрасными манерами, любит лошадей, все прощает сумасшедшим родственничкам…

Я густо покраснела, едва только представила себе, что в один черный день Джонатан узнает о том, кто мой отец, о постоянных оздоровительных курсах мамы или о художественных интернет-экспериментах Аллегры и Ларса…

– Вот-вот! Не дай бог, Джонатану станет известно о моих сумасшедших родственничках Или переменчивой прошлой жизни. Или…

Габи тяжко вздохнула.

– Какая же ты дурочка, Мел. Угостишь кусочком Нельсонова пирога?

Чувствуя, что у меня аппетит сошел на нет я протянула подруге пластиковый контейнер.

Мы встретились с Джонатаном на следующий день, чтобы поговорить о вечеринке, которую он устраивал по случаю своего лондонского новоселья.

Мой отец вернулся из командировки. Хотя, насколько мне было известно, в городе его не было, устраивать деловое свидание снова на Долфин-сквер я не отважилась. Джонатан всячески давал понять, что моя контора близ набережной Виктории пришлась ему по вкусу, но я настойчиво назначала встречи неподалеку от его офиса, в закусочных и кофейнях, как будто для того, чтобы укрепить окружающих во мнении, что у него завелась подружка.

В этот раз мы беседовали в ресторане «Харви Николе» – на шестом этаже, том самом, где я так страстно мечтала побывать. Я сделала вид, что смогу выкроить для него часок только во время ланча, а потом всю ночь кляла себя за непростительную глупость, представляя, что мне придется платить самой, и гадая, хватит ли на моей «Визе» денег.

Оказалось, можно было и не выклянчивать у Нельсона в долг шестьдесят фунтов: едва лишь мы сели за столик, Джонатан безапелляционно заявил, что сам оплатит счет. У меня только-только забрали пальто (макинтош с классическим поясом, прекрасно гармонировавший с остальной одеждой в стиле молодой мисс Марпл), когда Джонатан, отклонив мои сбивчивые возражения насчет оплаты, уже принялся просматривать меню.

– Нет, пожалуйста,– тоном, не терпящим возражения, повторил он.– Профессионально устроенная личная жизнь слишком важна для меня. Я чересчур многим вам обязан.

– Как романтично! – воскликнула я.

Джонатан посмотрел мне прямо в глаза.

– Было бы просто прекрасно, если бы и остальные женщины отличались вашей рентабельностью.

Флирт в сегодняшнее меню, очевидно, не входил. Я подавила в себе некоторую досаду и подумала, что так работать гораздо проще.

Джонатан подкрепился карпаччо, выпил минеральной воды и перешел к делу.

– Сегодня утром мне позвонила давняя подруга мамы, которая живет в Холланд-Парке. Приглашает на ужин, где будет какая-то ее крестница, изъявившая желание познакомить меня с лондонской жизнью.– Он раздраженно постучал по столу ручкой вилки.– Сватовской кошмар начался раньше, чем я думал. Надо пресечь его в корне, поскорее устроив нашу вечеринку. Чем быстрее, тем лучше.

Вилка со спаржей замерла в моей руке.

Странное дело: когда мы приходили с Джонатаном в приличный ресторан, у меня совсем пропадал аппетит. Обычно я брала в руки меню и выбирала блюда с энтузиазмом изголодавшегося зверя; становясь же Милочкой, напрочь лишалась способности поглощать еду охотно и в достаточных количествах, хоть и приходила в заведения, о которых прежде и не мечтала.

Эту особенность я с удовольствием перенесла бы в жизнь Мелиссы, на настоящие свидания.

– Что ж, хорошо,– ответила я, перебирая в уме все, что потребуется подготовить для вечеринки.– Примерный день вы определили? Гостей приглашают заблаговременно, особенно в это время года.

– Меня бы устроила следующая суббота.

– Да?

На лице Джонатана ясно отразилось: не подлежит обсуждению. Губы его сжались плотнее.

Я достала новый блокнот и медленно вывела дату вверху чистой страницы.

– Это совсем скоро, Джонатан. Боюсь, приехать к вам смогут не все. На выходные люди уже понастроили планов.

– Ну и что? Кто занят, пусть не приезжает.

Я не стала больше спорить.

– Ладно. Тогда лучше выбрать послеобеденное время. Так вы, во-первых, не отвлечете людей от намеченных на вечер дел и, во-вторых, сможете приурочить встречу к файв-о-клоку.

Джонатан кивнул:

– Неплохая идея.

– Будете принимать гостей дома?

Джонатан поселился в одном из лучших зданий, сдаваемых через «Дин и Дэниеле» в аренду,– особняк у реки, с великолепным широким газоном.

– Думаю, да. Можно заодно дать рекламу «Керл и Поуп». Как вы думаете?

Джонатан блеснул ослепительной белозубой американской улыбкой, но она исчезла, прежде чем я успела улыбнуться в ответ: он снова стал серьезным, даже каким-то деревянным. На лице застыло мрачноватое выражение.

Когда разговор наскучил Райли, он отломил кусочек хлеба.

– Если не возражаете, подготовку я полностью возложу на вас. Действуйте по своему усмотрению: решайте сами, кого пригласить, какие напитки и угощения заказать. Адреса моих знакомых у вас есть, так ведь? О расходах не задумывайтесь, но по поводу каких-нибудь там салфеток меня, пожалуйста, не беспокойте.

Джонатан провел по волосам рукой. Я снова заметила, что они склонны виться, и подумала, что ему стоило немало усилий приучить их лежать ровно.

Райли еще раз привычным жестом пригладил волосы и сказал:

– Только пусть все будет на должном уровне, договорились? Не желаю ни за что краснеть.

– У вас сейчас, наверное, море забот? – спросила я, пытаясь придать разговору более дружеский тон.– Устали?

Джонатан быстро поднял глаза, будто удивившись, что я заметила его утомление.

– Угу. Да, верно. Решаю проблемы чуть ли не круглые сутки.

Заведя речь о делах, мой собеседник оживился. Налаживая работу в офисе, он как будто выполнял ответственную миссию. Я поддерживала разговор: с готовностью давала советы и насчет автостоянок в районе Уимблдона, и о том, куда можно сводить покупателей выпить, но думала в основном про интересных людей, которых следует пригласить на прием,– друзей, бывших клиентов, знакомых, сотрудников-

Сотрудников…

Я уставилась невидящим взглядом на появившегося передо мной палтуса.

Как я буду разыгрывать в субботу девушку Джонатана, если к нему явится весь «Керл и Поуп» – «Дин и Дэниеле»? Затевался праздник главным образом для того, чтобы заявить, что Райли не один. Значит, мне предстояло показаться и Хьюи, и Кэролайн, и Квентину.

– Работников офиса вы, очевидно, тоже хотите позвать? – осторожно спросила я.

Джонатан в эту минуту ел мидии. Услышав вопрос, он посмотрел на меня. Его рука с ломтиком ржаного хлеба застыла в воздухе.

– Да, естественно. А у вас есть какие-то возражения? Хочу показать им, что я обычный человек, угощу их выпивкой, ну и все остальное. По– моему, это поможет делу, разве не так?

– Да-да. Конечно так.

Я попыталась успокоиться и придумать выход из дурацкого положения. Как следовало поступить? Сказать ему: не приглашайте Кэролайн, потому что она дура набитая? Да я и знать ее не должна!

Нет, разумеется, пригласить надлежало всех, а мне предстояло с ними встретиться. Я сделала глубокий вдох. Оставалось единственное: хорошенько пораскинуть мозгами и предстать перед бывшими сотрудничками в таком виде, чтобы они меня не узнали, даже если у меня на груди будут написаны имя и адрес Мелиссы.

– Замечательно,– сказала я, выражая голосом гораздо больше уверенности, чем чувствовала.– Приглашения я хочу составить так, чтобы каждый из гостей пришел с каким-то подарком в знак радушного приема вас в ряды лондонцев – это лучше настраивает на праздничный лад Угощать будем клубникой со сливками, шампанским и «Пиммз» . Пригласим чудесный струнный квартет, которым руководит одна моя школьная подруга: он играет на лучших балах в Кембридже. Только бы день выдался ясный и теплый.

– А хорошую погоду вы не в силах устроить? – спросил Джонатан, криво улыбаясь.

– К сожалению, нет.

У Райли были строгие серые глаза, но я постаралась не теряться под его взглядом. В конце концов, меня испепеляли и более грозными взорами – к примеру, за завтраком в родительском доме. К тому же на мне был вселявший море уверенности эластичный корсет.

– Впрочем, вы ведь приехали в Лондон. Дождь здесь дела не испортит. В случае чего мы неплохо развлечемся и в вашем громадном доме.

– Не представляю, о чем речь, но вы так об этом говорите, что становится даже интересно,– произнес Джонатан наконец-то чуть более мягко.

Отправив в рот последний кусочек хлеба, он взял с коленей салфетку, промокнул уголки губ, бросил салфетку на тарелку и жестом попросил принести счет.

– Простите, что так быстро убегаю, но иначе не могу: надо показать клиенту дом на Бромптон-Кросс. Вы оставайтесь, спокойно выпейте кофе, закажите десерт. Еще раз простите.– Он виновато развел руками.– Видите? Мы с вами уже как муж и жена.

Я улыбнулась:

– Почти.

– Звоните, если возникнут сложности.

Райли наклонился над столом, чтобы поставить подпись на чеке для оплаты по кредитной карте, и я почувствовала аромат его одеколона. «Крид». Таким пользовался Кэри Грант. На мгновение я обомлела.

– Пригласите достойных людей,– велел Джонатан, поправляя галстук.– Только не тех, кто рассчитывает, что я незамедлительно войду в их круг. Для меня все это – пройденный этап. На подобные глупости больше нет времени, особенно здесь и сейчас.

Я взглянула на него с любопытством. Выражался Джонатан грубовато, но на его лице лежала тень печали. И не отражалось ни капли жесткости.

Наверное, он препаршиво себя чувствует, подумала я. Приехал сюда один, должен начинать все с нуля. Распавшийся брак – это трагедия. Сейчас ему как никогда нужна поддержка старых и верных друзей, а он вынужден обзаводиться новыми, даже притворяться, что готов завести дружбу с теми, с кем знаться не желает. Пользоваться платными услугами лжеподруги, приглашать к себе в дом подчиненных, которые ненавидят его и считают полным придурком…

Правда, насчет придурка я не была вполне уверена, ведь слышала непрерывные жалобы на Райли от одной только Габи.

– Я сделаю все, что в моих силах, чтобы праздник удался на славу, Джонатан,– с жаром сказала я.

Он изумленно поднял брови.

– Спасибо. Надеюсь, все так и будет.

Когда эскалатор увез его вниз, я заказала двойной эспрессо, шоколадный мусс и с большим удовольствием принялась за них. Чувствовала себя необыкновенно: «Харви Николе», чулки, шоколадный мусс, за который заплатил другой. Впрочем, я это заслужила: растопить внешнюю суровость Джонатана, пусть даже на самую малость, было под силу далеко не каждому.

Насладившись угощением, я заказала чашку мятного чая, чтобы съеденное лучше усвоилось и принялась составлять список всего, что должна сделать.

– Все это организовала ты одна? – недоверчиво спросила Габи, удерживая в руках бокал «Пиммз», тарелочку с клубникой и йоркширский мини-пудинг, который схватила с подноса на лету.– Просто не верится. Я знала, что у тебя дар, но чтоб настолько редкий!

– У Джонатана чудесный дом и замечательный сад,– невозмутимо заметила я, махнув рукой в сторону аккуратных стульчиков и украшений из цветов, с которыми разбиралась с пяти утра.– От меня потребовалось лишь упорядочить это великолепие и заказать закуски… Послушай-ка, может, уже начнешь делать вид, что не знаешь меня?

– А я и в самом деле не уверена, что мы знакомы,– ответила Габи.– Ты что, осветлила брови?

– Тсс.

Мне действительно пришлось принести ряд жертв, чтобы стать как можно более блондинистой и превратиться для людей из «Дин и Дэниелс» в человека постороннего. Но я блаженствовала в шляпе с широкими полями, больших солнцезащитных очках, а главное – в новом платье на бретельках с вшитыми чашками для груди, потому что сильнее, чем когда-либо, чувствовала себя Милочкой.

– Осветлила, я же вижу. Дай-ка рассмотрю получше.

Габи стала снимать с меня очки, когда на лестнице, ведущей вниз, в розовый сад, где мы стояли, показался Хьюи. У него тоже было полно еды: две тарелки, нагруженные почти с архитектурной аккуратностью. Я с неожиданной тоской подумала о том, волнует ли его новую помощницу, как когда-то меня, количество потребляемого им холестерина. Наверное, нет, решила я, заметив, что красные воскресные джинсы теперь едва сходятся на нем.

– Габи! Если бы ты слышала, как сегодня утром Джонатан осыпал тебя похвалами,– громко сказала я специально для Хьюи: не особенно соблюдая правила приличия, он маячил теперь в трех шагах от нас и явно хотел влезть в разговор.– По его мнению, ты лучший секретарь в офисе, а получаешь прямо-таки непростительно мало!

Хорошо, что Габи стояла к Хьюи спиной, а то он заметил бы, сколько недоверия отразилось на ее лице.

– А, здравствуйте! – сказала я более самоуверенным, чем всегда, тоном, взглянув поверх ее плеча.

Наступал один из ответственнейших моментов: особенной наблюдательностью Хьюи не отличался, однако следовало быть с ним крайне осторожной.

Он глуповато улыбнулся.

– Здравствуйте.

Габи сделала большие глаза, потом повернула голову и представила нас друг другу.

– Познакомьтесь с Хьюи Джерардом, еще одним работником из «Дин и Дэниеле». Хьюи, это Мила Бленнерхескет, они с Джонатаном… э-э…

– Дру-ужим,– пропела я, протягивая Хьюи руку.– Надеюсь, не станете возражать, если я останусь в очках. У меня жуткая аллергия на пыльцу.

– Возражать? Что вы! – Хьюи схватил мою руку и стал трясти ее с пылом Лабрадора, наконец обнаружившего куда-то запропастившуюся сахарную косточку.– Да-да, Джонатан упоминал, что встречается с местной девушкой, но мне и в голову не могло прийти, что он нашел такую потрясающую, по-американски роскошную даму.

Я кокетливо улыбнулась. На работе Хьюи смотрел на меня совершенно равнодушно, и сейчас я не верила собственным глазам, видя в его взгляде неприкрытый восторг. Теперь можно было не сомневаться, что мнение по поводу того, будто Джонатан до сих пор один, рассеется с молниеносной быстротой.

– Надеюсь, не будете возражать, если я оставлю вас вдвоем? – сказала Габи, и физиономия Хьюи просияла.

– Нет!..– воскликнула я, поспешно хватая ее за руку. Конечно, очки мне помогали, но Хьюи ведь не полный идиот. – Хм… Побудь с нами. Расскажи, какой ты купила Джонатану подарок.

Габи мрачно посмотрела на меня.

– Давайте лучше расскажу, что я купил,– влез Хьюи, не слишком деликатно прикасаясь к моей руке.– Билет на стриптиз в «Спирминт Рино»! А после представления мы собираемся взять Джонатана с собой на бега борзых в Уимблдоне.

– Из одной псарни в другую, потом в собственную конуру! – с чувством выпалила Габи.– Очень по-английски!

– Билет в «Спирминт Рино»? – переспросила я.

Хьюи гордо кивнул, но потом виновато потупился:

– Наверное, вам об этом знать не следовало?

Я махнула рукой.

– Я человек широких взглядов. А Джонатан сам себе хозяин!

Хьюи сглотнул, его кадык дернулся.

– А ты, Габи? – спросила я.

– Я привезла ему фунт заливных угрей. Они в холодильнике. Если хочешь, попробуй,– ответила она.– Говорят, это блюдо усиливает сексуальное влечение.

– Серьезно? – заинтересовался Хьюи.

Габи кивнула.

– Прими к сведению.– На ее лицо внезапно легла тень.– Черт! Патриция идет.– Она вцепилась в руку попытавшегося было ретироваться Хьюи.– Не бросай меня одну. Ей до сих пор непонятно, куда делись формуляры расходов, которые я удалила только из-за тебя.

В эту минуту к нам величаво приблизилась высокая, аккуратно причесанная брюнетка и протянула мне руку.

– Привет! – отрывисто сказала она.– Патриция Кантерельо. Секретарь Джонатана. А вы, должно быть, Милочка. Приятно познакомиться.

– Здравствуйте, Патриция. Прекрасная осведомленность! – сказала я.– Теперь мне понятно, почему Джонатан так дорожит вами.

Если честно, Райли ни разу даже не упомянул о ней.

Впервые в жизни мне стало немного жаль Кэролайн. Патриция, в отличие от нее, была истинной секретаршей: с такими-то глазами-буравчиками она могла раскусить меня в два счета, хоть и не подозревала, что я когда-то работала в «Дин и Дэниелс».

– Прошу прощения,– пробормотала я.– Я вас покину на минутку: дела…

– Спасибо! – прошипела Габи, а Патриция стала выговаривать Хьюи, что нельзя так часто ездить по рабочим делам на такси.

Я пошла по ухоженному газону Джонатана на своих высоких каблуках, то и дело восклицая: «Здравствуйте!» и сверкая направо и налево улыбкой, будто знала всех вокруг.

Публика была несколько разношерстная, однако прием проходил как нельзя лучше. Народ оживленно болтал: обилие шампанского и теплое солнце благоприятствовали сближению.

Взяв с подноса у проходившего мимо официанта бокал, я принялась искать глазами Джонатана или Нельсона. Соседа я пригласила, чтобы он меня морально поддерживал, а еще потому, что Габи заявила: «Пусть он будет, а не то я умру от переизбытка агентов по продаже недвижимости». Ни того, ни другого я так и не увидела; впрочем, оно было к лучшему.

Сделав глоток шампанского, я осторожно вылила остальное в цветочную клумбу. Я не могла себе позволить захмелеть и, споткнувшись на ровном месте, растянуться на траве; к тому же в этом платье надлежало оставаться лишь в вертикальном положении, дабы не показаться вульгарной. Но главное, следовало сохранять контроль над мозгами, чтобы не посеять в ком-нибудь из «Дин и Дэниелс» хоть каплю сомнения.

И потом, эта подчеркнутая взрослость Джонатана и страсть к порядку не позволяли мне расслабляться ни на секунду. Я уже подумывала, что заразилась его невиданной требовательностью к себе и другим.

Улучив минутку, я зашла за розовый куст и сняла туфлю с изнывавшей от боли правой ноги.

Теперь, когда я с блеском «познакомилась» с Хьюи, перспектива столкнуться с кем-то еще из «Дин и Дэниелс» не особенно меня страшила, однако от Кэролайн я все-таки старалась держаться подальше. Не потому, что она гораздо наблюдательнее Хьюи: просто эта дамочка обладает даром выводить меня из себя. О том, что в Милочке из-за какой-то глупой курицы заговорит обидчивая Мелисса, было страшно даже подумать.

Я надела правую туфлю и сияла левую, позволял отдохнуть и второй ноге. Тут неожиданно в поле моего зрения оказался Нельсон: он пытался вызволить Габи из плена энергично жестикулировавшей Патриции.

Я уже собралась подойти к ним, когда увидела у холодильной камеры с напитками Джонатана. Он помахал мне рукой. Вокруг него стояли красномордые агенты из «Мартингейл» – основного конкурента «Дин и Дэниелс» на челсийском рынке. По выражению лица Джонатана я поняла, что ему не терпится отделаться от собеседников. Вот он что-то сказал ближайшему из них, остальные заржали, Райли получил дружеский шлепок по спине, улыбнулся, кивнул и зашагал ко мне.

Забегавшись утром, большую часть которого Джонатан просидел в кабинете, разговаривая с кем-то по телефону, я не нашла времени, чтобы оценить, как он выглядит, и теперь внимательно его рассматривала.

На Райли был льняной костюм и идеально выглаженная кремовая рубашка, застегнутая ровно на столько пуговиц, на сколько позволяли правила хорошего тона. В неофициальной обстановке он выглядел так же безупречно, как на работе. Большинство моих знакомых полагали, что в свободное от работы время можно спокойно разгуливать в штанах от тренировочного костюма и футболках. Джонатан же смотрелся в эту субботу как манекенщик, сошедший с рекламы дорогого лосьона после бритья.

Я быстро надела туфлю, достала ярко-красный блеск Милочки и повторно накрасила губы, чтобы чувствовать себя увереннее. Едва закрыв пудреницу, заметила идущую прямо ко мне Кэролайн.

Бросив взгляд на Джонатана, я попыталась определить, кто подойдет первым. Похоже, Кэролайн специально выжидала, надеясь подкараулить меня в тот момент, когда вокруг никого не будет, как это бывало на работе.

«Спокойно,– скомандовала себе я.– Она и не подозревает, что это ты. Она и мысли не допускает, что встретит тебя здесь…»

Кэролайн шла ко мне мелкими торопливыми шажками, бросая беглые взгляды в сторону Джонатана. Похоже, ей было очень нужно опередить его.

– Привет! – крикнула она на ходу, находясь футах в двадцати от меня.– Я – Кэролайн Харкер, личный секретарь Джонатана! А вы, насколько понимаю, прекрасная Милочка, о которой мы все так много наслышаны!

Я сдержанно улыбнулась. В отличие от Патриции, вылившей на меня поток голой информации, Кэролайн желала обставить все так, будто это именно она пригласила меня на праздник.

Я ваяла ее за руку, зная по опыту, что обмениваться с ней рукопожатиями все равно что выжимать использованную тряпку для мытья посуды. Ничего не изменилось.

– Ой! А мы раньше не встречались? – протрещала Кэролайн.– Вы мне кого-то сильно напоминаете.

Я звонко рассмеялась.

– Забавно! Всем я кажусь знакомой. Быть может, потому, что похожа на супермодель Софи Дал?

– Софи Дал? – переспросила Кэролайн.– Наверное. Скорее, на Софи Дал пару лет назад – сейчас она довольно худенькая…

Я опять засмеялась, на сей раз искренне. Какая же она дура!

– Может, снимете очки? – предложила Кэролайн.

Чтоб тебя!

– Я бы с удовольствием,– произнесла я доверительным тоном,– но, увы, не могу. У меня страшная аллергия на пыльцу. От роз Джонатана я в полном восторге, но из-за них мои глаза жутко слезятся. Если сниму очки, чего доброго, кого-нибудь напугаю.

– Бедняжка,– сказала Кэролайн.– Но дышите вы вполне нормально. Никогда бы не подумала, что у вас аллергия.

– Правда? Интересно…

Я с тревогой взглянула на Джонатана, которого на полпути ко мне остановил кто-то из гостей. Разговаривать с ним в присутствии Кэролайн что-то не очень хотелось. Она держала ухо востро и за любое несоответствие в нашем поведении уцепилась бы мертвой хваткой.

– Как долго вы встречаетесь с Джонатаном? Он просто прелесть! Обеспечен, наверное, прекрасно? А правда, что жена сбежала от него к его же отцу? – стрекотала Кэролайн, поглядывая через плечо на Райли.

Тот, освободившись, снова пошел к нам.

Кошмар.

– Джонатан! – воскликнула я с напускным облегчением.– Наконец-то! Где ты пропадал все это время?

– Общался с гостями, Милочка,– ответил он, с невозмутимым видом обнимая меня за плечи.– Ты ведь сама сказала: полагается уделить приглашенным максимум внимания.

Когда его теплые пальцы коснулись моей обнаженной кожи, я подумала вдруг, что мы ни разу не разговаривали о том, насколько допустим в наших фальшивых отношениях физический контакт.

Его ладонь легла мне на голую спину, а пальцы обхватили плечо – я невольно вздрогнула. И машинально отметила: у него чудесные руки. Не по-девичьи нежные, но и не грубые.

Я напомнила себе, что мы, как бы ни вели себя, производим впечатление.

– Очаровательно! – сказала Кэролайн, взглянув на мои залившиеся краской щеки. Смущения я скрыть не сумела.– Румянец влюбленности!

Джонатан легонько сжал мое плечо.

– Люблю, когда Милочка краснеет. Настоящая английская роза, так ведь?

Жесткий босс, окутанный дымкой романтики, обернулся вдруг доброжелательным агентом по продаже недвижимости.

Губы Кэролайн сложились в нечто слегка похожее на улыбку.

– Как тебе гости? – пропищала я.

Мой голос прозвучал, как у Лиз Херли. А разум, оставаясь рассудительным и трезвым, подсказал: если хочешь обнять Джонатана за талию – пожалуйста. От тебя только того и ждут.

Так я и сделала. Райли чуть вздрогнул от неожиданности, но тут же расслабился, и мы прижались друг к другу, как настоящие влюбленные.

А у него накачанный пресс, подумала я, чувствуя пальцами сквозь тонкую ткань рубашки крепкие мышцы. Косые, вспомнилось мне из видеокурса йоги, который я просмотрела пару раз.

В моем собственном животе все затрепетало.

– Среди гостей есть интереснейшие люди,– сказал Джонатан спокойно.– И очень приятные. Но лучше расскажи, с кем ты познакомилась. Обо мне и так все уже все знают, а вот тебя многие увидели только сегодня.

– Милочка произвела неизгладимое впечатление на ребят из офиса,– зажужжала Кэролайн, не дав мне и рта раскрыть.– Я только что болтала с Хьюи и Чарльзом – оба ни о чем другом и думать не могут! Впрочем, они в своем репертуаре. Падки на хорошенькие женские ножки.– Тут она хмыкнула, давая понять, что это такая светская шутка. Потом добавила: – Недавно у обоих на уме была одна Мелисса. Даже смешно. Мелисса то, Мелисса се…

Джонатан поднял одну бровь.

– Правда? Та самая Мелисса, благодаря которой в офисе царил полный порядок? По-моему, зря Квентин уволил этот образец добродетели.

Я застыла, как парализованная. Помимо всего прочего, рука Джонатана скользнула вниз и теперь находилась в районе моей талии, а пальцы играли с завязкой на платье. Эта мелочь не ускользнула от внимания Кэролайн.

– Не сказала бы, что порядок в офисе царил благодаря Мелиссе,– заявила она недовольно.

– Ты не против, если мы с Милочкой побудем немного одни? – обворожительно улыбнулся Джонатан.– Хочу поблагодарить ее за чудесный праздник.

Чтобы продемонстрировать, каким именно образом ему вздумалось выразить свою признательность, он крепче привлек меня к себе, так что весь мой правый бок – в том числе и не стесненная лифчиком грудь – прижался к нему вплотную.

Внутри у меня все вмиг забурлило, сердце затрепетало, ноги вокруг чулочных резинок стало покалывать. Все мое естество среагировало на жест Джонатана: ничего подобного я не допускала на первом свидании ни с одним из бывших бойфрендов.

В какую-то секунду мне показалось, что я схожу с ума; впрочем, я уже не понимала, что со мной.

– Ладно, Милочка, потом поболтаем,– сказала Кэролайн.– И с тобой, Джонатан, хотелось бы кое о чем переговорить с глазу на глаз.

Она улыбнулась, насколько позволял ботокс, и плавно зашагала прочь.

Я стояла не двигаясь и смотрела ей вслед, боясь, что рука Джонатана опустится ниже, и в то же время не желая обнаруживать свой страх, чтобы заказчик не решил, будто я не справляюсь с работой.

– Что думаете по этому поводу? – спросил Джонатан обычным бодрым голосом.– Как считаете, она нам поверила?

Я кивнула, стараясь не показать, насколько разочарована.

– Несомненно. Скоро будет рассказывать о нас по всему офису.

– Пожалуйста, простите, что прикоснулся к вам,– произнес Джонатан.– Надо было заранее оговорить, какая степень близости между нами допустима. Я почувствовал, что для пущей убедительности должен вас обнять.– Он пожал плечами и улыбнулся.– Было бы странно, если бы я стал спрашивать на это разрешение у собственной подруги.

– Разумеется.

– Вы не обиделись?

– Что вы! – Я поймала себя на том, что и теперь разговариваю слишком самодовольно. Не могла остановиться.– Нам надо вести себя естественно, ведь правда?

– Конечно. Хорошо еще, что благодаря сохранившимся английским традициям от нас не ждут более выразительных проявлений любви у всех на виду.

– Да, хорошо.

Выдумывала ли я, или так оно и было на самом деле, но мне вдруг показалось, что американский акцент Джонатана звучит бесподобно.

Мы замолчали. Квартет играл мелодию из «Инспектора Морса». Я отошла на шаг в сторону, размышляя о том, что нам действительно стоит определить, что допустимо, а что нет… но не сейчас. Позднее, когда я приду в норму.

– Кстати, мы премило поболтали с Габи и вашим замечательным соседом по квартире,– сказал Джонатан.– Свое настоящее имя так мне и не откроете?

– Нет.– Я немного успокоилась и добавила более уверенно: – Пожалуйста, никогда меня об этом не просите.

Джонатан улыбнулся.

– Хорошо, милая Золушка.– Он посмотрел в сторону сада.– Как вы думаете, все идет так, как надо?

– По-моему, все просто великолепно.

Хьюи и Квентин о чем-то горячо спорили с агентами из «Мартингейл», стоя вокруг столика с напитками. Габи нигде не было видно.

Нельсона тоже.

– Теперь,– сказала я,– поскольку в приглашениях мы указали «напитки с трех до пяти», вы имеете полное право начинать выпроваживать гостей – само собой, очень вежливо. Уже пятнадцать минут шестого.

Джонатан растерянно посмотрел на меня.

– Вам не кажется, что это несколько… грубо?

– Вовсе нет. Гостям даже нравится, когда им напоминают о времени. В противном случае они напиваются, начинают спорить, забывают о своих диетах и до предела набивают желудки. И потом, вы ведь не сами должны их прогонять, об этом позаботится прислуга. Если возникнут затруднения, воспользуйтесь вот этим,– добавила я, доставая из сумочки конверт.

Джонатан поглядел на него с подозрением.

– Что это? Счет-фактура?

– Нет! – воскликнула я.– Мой подарок вам по случаю переезда в Лондон. Надеюсь, никто не подарил вам то же самое.

Джонатан был явно тронут моим вниманием.

– Послушайте, не стоило…– Его лицо приняло шутливо-строгое выражение.– Что это? Еще пара билетов на «Короля Льва»? Неужели все британцы проводят вечера именно таким манером?

Сайт Lastminute.com, по-видимому, изрядно обогатился за счет гостей Джонатана.

– Нет, – ответила я. – Мы в основном смотрим телевизор. Но не понесешь же в подарок телепрограмму! Вам еще повезло. Могли надарить уйму бутылок «Бифитера» и квитанций об оплате за въезд в центр города по будням.

– Квитанцию подарил Квентин,– сказал Джонатан.– Для него это, насколько я понял, больная тема. Но… Еще раз спасибо. Правда, не стоило.– Он покрутил конверт в руках и достал два билета.– Посмотрим… Что это? «Лондонский глаз»? То самое огромное чертово колесо?

Я кивнула.

– Можете сказать гостям, что билеты на определенное время и что к шести нам надо быть там. Тогда они будут вынуждены уйти. И мы освободимся.

– Поедем в центр и будем кататься на колесе с толпой туристов?

– Не обязательно.

Я попыталась скрыть неожиданный приступ растерянности. И как мне сразу не пришло в голову, что мистер Строгость не пожелает развлекаться бок о бок с обычными туристами?

– По правде говоря, воспользоваться билетами можно в любое время.

– Я шучу,– сказал Джонатан, по своей дурацкой привычке тыча в меня пальцем.– Здорово вы придумали!

– Ну да…

Временами Джонатан был до крайности официален и холоден, а порой внезапно превращался в мальчишку. Вот как теперь.

Я не стала отчитывать его за тыканье пальцем, потому что в эту минуту спорщики у столика с напитками перешли на повышенные тона, и Кэролайн уже торопливо шла к ним, что грозило лишь сильнее разжечь накалившиеся страсти.

– Джонатан,– сказала я, стараясь, чтобы голос не звучал чересчур взволнованно.– По-моему, нам следует вмешаться…

Неожиданно Райли схватил меня за талию и привлек к себе; я очутилась в теплом облаке аромата «Крид» и мужского тела.

– Послушай, Патриция,– сказал Джонатан поверх моей головы.– Можно мы немного побудем вдвоем?

Я подумала: сколько он выпил?

И еще: пахнет умопомрачительно.

А когда высвободилась и взглянула на пасмурное лицо Патриции, добавила про себя: она ненавидит меня теперь не меньше, чем Кэролайн.

– Простите,– язвительно проговорила секретарша.– Однако, Джонатан, нам надо поговорить по поводу встречи с Хендерсоном Коршау…

– Устраивать встречи, договариваться о времени, месте, узнавать, какие вопросы интересуют клиента,– твоя работа, Патриция, а не моя! – вспылил Джонатан.– За это я тебе и плачу, кстати. Ломать над такими проблемами голову в свободное время, которого у меня и так в обрез, я не желаю, понятно?

Патриция потопталась на месте.

– Я только хотела…

– Патриция, ради бога! Хотя бы не сейчас, ладно?

Я уже не слушала их: у огромного ведра со льдом разворачивалась кошмарная сцена.

– Господи! Надо было закруглиться с «Пиммз» уже в четыре! Какой ужас!

– Что, черт возьми, там происходит? – раздраженно произнес Джонатан.– Уму непостижимо. Вы, англичане, без драки жить не можете, что ли? Ходили бы почаще в спортзал!

Меня охватила паника. Я попыталась было объяснить, что агентов по продаже недвижимости, которых я знала, от быстрой езды на велотренажере может хватить удар, но злоба Джонатана достигла такого накала, что слова застыли у меня в горле.

Вот о каком Сталине все талдычила мне Габи…

– Не стоит беспокоиться,– пробормотала я неуверенно.– Наверняка они это не всерьез…

Не успела я договорить, как Хьюи принялся дубасить агента по сдаче жилья внаем из Баттерси, и дело приняло ужасающий оборот.

Джонатан и Патриция помчались разнимать драчунов; испуганные гости разлетелись в разные стороны, точно стая перепуганных уток. Я попыталась бы вразумить безобразников словами, но в своих туфлях была не в состоянии вовремя до них добраться.

В ту секунду, когда Джонатан был почти у цели, агент из «Мартингейл» нанес Хьюи сильнейший удар, и тот повалился на стол.

Стол перевернулся, и Хьюи очутился под ним.

Тем временем Квентин, расхрабрившийся после «Пиммз», как следует развернулся и от души врезал обидчику своего коллеги. Уклоняясь от ответной плюхи, он проворно присел, и кулак бойца конкурирующей фирмы угодил в физиономию Кэролайн, которая мешком повалилась на землю.

Я сделала то, что предприняла бы любая уважающая себя хозяйка, если бы устроенный ею чудесный праздник превратился на ее глазах в пьяное побоище: нажала кнопку охранной сигнализации.

Глава 11

– И что ты сказала полиции? – спросила Габи, когда в следующий вторник мы встретились с ней на скамейке в парке во время ланча, чтобы перекусить.

Естественно, полицейские сразу поняли, что о проникновении в дом грабителей тут и речи быть не может: в саду сотня людей, одетых подобающим для праздника образом, играет квартет…

Закончился вечер лучше, чем я ожидала. Людям среднего возраста доставляет истинное наслаждение видеть, что полиция печется о спокойствии граждан с должной ответственностью. Гости Джонатана разошлись, сияя от гордости и довольства после неожиданно быстрого приезда полицейских. И после «Пиммз», естественно.

– Сказала, что сигнализацию включили случайно, и накормила их тарталетками.

Я высыпала сахар из пакетика в стаканчик с капуччино.

– Н-да,– прокомментировала Габи.– А с гостями Джонатана как объяснилась?

– Очень просто. Попыталась внушить им, что драка прекрасно вписалась в тему праздника. Вот такие, мол, наши лондонские ребята, когда хорошенько наклюкаются. Потом убедилась, что все благополучно добрались до дома.

– А Джонатан? У него получилось взглянуть на вещи с этой точки зрения? Или нет?

По недоверчивому выражению лица подруги я сразу догадалась, во что она склонна верить. Я закусила губу.

– Хм… Когда все закончилось, мы даже посмеялись.

Признаться честно, ничего смешного Джонатан в происшествии не нашел. Меня он вроде бы ни в чем не винил, но перешел на столь официальный тон, что мне стало жутко.

Было особенно неприятно вспоминать о том, как мы прикидывались влюбленными. И если в те минуты во мне шевелились какие-то глупые надежды, потому что я не понимала, где Джонатан притворяется, а где нет, то позже от них не осталось и следа.

– А когда драка была в разгаре? Как он на все это смотрел? Ему понравилось? – спросила Габи, многозначительно поднимая бровь.– Оттуда, где я стояла в тот момент, он казался очень заинтересованным. Никогда его таким не видела. Потом нагрянула полиция…

– Возможно, понравилось. Когда я выставила всех вон и разобралась с полицейскими, он уже опаздывал на свой теннис, поэтому сразу уехал.

– Но впечатление ты произвела серьезное.– Габи с любопытством посмотрела на меня.–

В офисе только о Милочке и трещат, как выразилась бы Кэролайн.

– Мм,– протянула я, не желая показывать, что ужасно огорчена своим провалом.

После отъезда Джонатана я осталась с толпой нанятых уборщиков-иностранцев, которым даже не могла объяснить толком, что бокалы надо мыть тщательнее. Джонатан никак меня не поблагодарил. Не сказал даже элементарного «спасибо».

Я велела себе не хандрить. Не имело смысла.

– Если впечатление произвела, значит, с заданием справилась…

– Видела бы ты, какой Джонатан теперь ходит важный,– сказала Габи с тайным злорадством.

Я пожала плечами:

– Наверно, демонстрирует, что он, несмотря ни на что, главнее вас. Когда немного придет в себя, станет таким, как прежде.

– Ага, наверное. Говоришь, Кэролайн получила прямо в глаз? – снова злобно радуясь, спросила Габи.

– Прямехонько. Будто в кадре из фильма про кун-фу. Только звуковые эффекты были натуральнее.

Габи усмехнулась совершенно бессердечным образом.

– Неудивительно, что она взяла отпуск. Черт, как жаль, что я не увидела самого интересного!

– Да, жаль.– Я посмотрела ей прямо в глаза.– Кстати, а ты-то где была?

Габи покраснела и уронила с вилки макаронины.

– Разговаривала с Нельсоном у площадки с музыкантами. Про благотворительность,– добавила зачем-то она.

– Габи, Габи!

Я постаралась придать лицу строгое выражение. Аарон – славный парень, добывает деньги, никогда не унывает, а Габи, по-моему, подходила к их отношениям слишком расчетливо. Во всяком случае, говоря о нем, она никогда не смущалась так, как когда речь заходила о Нельсоне.

– Ничего страшного не случилось! – возразила Габи, хоть я не утверждала обратного.

– Допустим. Эх, Габи! Я-то думала, у вас с Аароном все налаживается. Как съездили в Тринг?

– Нормально.

Габи все время заставляла друга устраивать ей мини-каникулы. По ее мнению, только благодаря им и продолжались их отношения.

– И?..

– И ничего.

Габи изучила собственные ногти с великолепным французским маникюром и поправила платиновый браслет, который Аарон подарил ей на день рождения. Большинство женщин, получив такой презент, почувствовали бы себя на седьмом небе от счастья. Габи же находила, что браслету чего-то недостает. Наверное, громадного бриллианта.

– Неплохо провели время,– добавила она.

– Всего лишь неплохо?

– Ладно, очень неплохо. Аарон поиграл в гольф, мне сделали рэйки-массаж. Что?.. Не смотри на меня так, пожалуйста!

Я вздохнула. Фантазеркой я отнюдь не была, но никак не желала верить, что Габи в самом деле не видит в их с Аароном отношениях ничего настораживающего. Не могла она увлечься добряком Нельсоном – если действительно была такой прагматичной.

– Не кажется ли тебе, что, если, кроме денег, ты от Аарона больше ничего не получаешь, стоит поискать что-то другое? Где у вас любовь? Где романтика? Может, не надо его обманывать?

– Нет. Только не заводи в сотый раз свою песню о браке по любви, Мел,– сказала Габи, складывая пустые судки для продуктов в бумажный пакет.– Ни к чему это. Мы с Аароном понимаем друг друга. Неплохо ладим. Поверь, со мной гораздо приятнее сосуществовать, когда я уверена, что все счета оплачены.

Она строго посмотрела на меня – дескать, хватит об этом – и добавила:

– Расскажи лучше о Джонатане. Меня так и подмывало прокрасться в его дом и все осмотреть. Почему двери там были закрыты? Он что, Синяя Борода? – От желания посплетничать у Габи разгорелись глаза. Она наклонилась ко мне ближе.– А какая у него спальня? Наверняка ведь ты туда заглянула?

– Ошибаешься. Понятия не имею, что у него за спальня,– пробормотала я, немного сбитая с толку непомерным любопытством Габи.

– А ванная? Готова поспорить, он пользуется первоклассными туалетными принадлежностями. Когда Джонатан в офисе, его пьянящий аромат перебивает любой запах перегара и несвежих носков.

Я взглянула на нее с любопытством.

– Пьянящий? А ты говорила, все ненавидят его. Что-то изменилось?

– Ха! Если бы. Он разве что расширяет свою рекламную кампанию, других изменений нет.– На ее лице неожиданно отразилось сострадание.– Рассказывают, будто Джонатан сбежал из Нью– Йорка в Лондон, пережив какую-то серьезную трагедию. Вот мы все и надеемся, что его сволочизм – явление преходящее, что со временем он станет помягче.– Тут Габи прищурилась и посмотрела на меня.– А это правда? Я о трагедии… Можешь выведать?

– Нет, не могу,– воспротивилась я.– Джонатан никогда даже не упоминал о своей… истории.

– Почему же тогда он просит тебя прикидываться его девушкой? – требовательно спросила Габи.

– У него… у него нет времени. Я подумала о том, как бы мне не наболтать лишнего и в то же время удовлетворить бьющее через край любопытство Габи. Просто так она все равно не отвязалась бы.

– Ему нужна женщина, которая может организовать его досуг. Для настоящих отношений Джонатан слишком занят.

Подруга ткнула в меня пальцем.

– Он гей?

– Нет,– уверенно ответила я.

– Общается с кем-нибудь из бывших?

– Габи, ты не в «Двадцати вопросах»! – воскликнула я, начиная понимать, почему Джонатан столь замкнут на работе.

Любой бы стал таким в окружении сплетников типа Габи, которые только и мечтают вынюхать пикантные подробности из его несложившейся личной жизни. О бывшей жене, Синди, Джонатан упомянул лишь при первой нашей встрече. Сама я вопросов не задавала, хотя, конечно, тоже была бы не прочь побольше о нем узнать.

– Хм. Не представляю его с женщиной. Ему нужна невообразимо терпеливая и толстокожая,– сказала Габи задумчиво.– Интересно, сколько их у него было… Господи! Если бы мне выпал шанс быстренько обследовать его дом! Он чертовски скрытен. Фотографий в офисе не держит. Заставку на мониторе поставил типовую. Немногословен. Загадочен… А ты что о нем думаешь?

– Джонатан ведет себя всего лишь как профессионал,– возразила я.

Почему я так его защищаю?..

– У тебя с собой его досье? – осведомилась Габи.– Дай взглянуть, тогда я не буду слушать, что о нем болтают в офисе.

Я хотела было отодвинуться от нее подальше но подруга успела схватить несколько бумаг из коробки, лежавшей у меня на коленях.

– Габи, нет! – закричала я, пытаясь выхватить у нее досье.

Коробка упала, и почти все, что в ней было рассыпалось по асфальтовой дорожке.

– Черт возьми! – взвыла я и бросилась собирать бумаги, пока ветер не разнес их по парку.

Дети на скамейке напротив с интересом наблюдали за нами. Мы с Габи ползали на коленях, судорожно хватая регистрационные карты.

– «Ройстон Пиллинг: привести в порядок ноги. Отучить от «зашибись». Овен»,– прочла вслух Габи.

– Отдай! – воскликнула я, выхватывая у нее бумаги.

– Информация защищена прескверно, не находишь? – спросила Габи, ловко извлекая досье Джереми Уайльда из пруда, где плавали утки.– Нельзя разгуливать с такими сведениями по улице. Что, если у тебя выхватят сумку? Твои клиенты знают, по какой ты работаешь системе?

– Снять офис мне пока не по карману, работать дома я тоже не могу.

– Серьезно? – протянула Габи.– А почему это? Нельсон против?

– Нет, не против.

– Он такой принципиальный,– мечтательно произнесла Габи.– Так требователен к себе…

– Да,– отрезала я, смахивая травинки с регистрационной карты Джереми.– Но реши твердо: либо ты остаешься с Аароном, либо расходишься. Любить двоих парней одновременно невозможно, Габи. И ты не должна выходить замуж за человека, которого не любишь.

Я увидела, что она вот-вот опять взбунтуется, и потрепала ее по колену:

– Ладно, давай больше не будем об этом. На выходных я поеду домой, так что надо поберечь нервы.

И тут на регистрационную карту Барнаби Маллигана, единственную, что не выпала из коробки, нагадил пролетавший мимо голубь.

– Прислушайся к голосу природы,– сказала Габи, приходя в нормальное для нее «все замечающее» состояние.– Тебе нужен офис. Начну что-нибудь для тебя подыскивать. Как будешь расплачиваться – потом придумаем.

Выйдя из такси у родительского дома, я увидела четыре припаркованные во дворе машины и с болью в сердце вспомнила про любимый «субару».

Автомобили в жизни моей семьи играли значительную роль: они говорили о независимости, достатке и возможности вершить великие дела. У отца был здоровый черный «ягуар XJS», у мамы «мерседес»-универсал, у Эмери старенький «битл», а бабушка ездила на небольшом спортивном «альфа-ромео».

Я обрадовалась, когда увидела «альфа-ромео» несмотря на то что прямо перед ним чернел от-цовский «ягуар».

– Здравствуй, дорогая,– сказала бабушка когда я вошла в кухню.

Она единственная среагировала на мое появление; мать с отцом даже не прекратили перебранку.

– Поговори с ней,– прошипела мама.

– Сама поговори,– процедил в ответ отец.– У меня не хватит терпения. Эмери – вторая ты, только как будто под вечным общим наркозом! В конце концов, она твоя дочь, вот и потолкуй с ней.

– Тебе бы только командовать, Мартин! Свинья ты неблагодарная!

– Зато единственный в нашей семейке, у кого есть мозги!

– Это они про свадьбу? – догадалась я.

Бабушка налила мне чая.

– Можно сказать. Папа не желает платить за прокат «роллс-ройсов» для родственников невесты.

– А на свадьбе Аллегры их было целых девять штук. Насколько помню, даже священника привезли на «роллс-ройсе».

– Тогда было другое дело, детка,– прошептала бабушка с таким видом, будто пересказывала содержание пьесы опоздавшему в театр.– Как выяснилось, в то время твой папа водил дружбу с владельцем огромного автопарка и заключил с ним сомнительную сделку, вроде бы пообещав в обмен на машины провернуть рекламную кампанию. Теперь они рассорились, и об автомобилях, само собой, не может быть и речи.

– Ясно.

Мама издала отчаянный вопль и швырнула в отца тарелку с салатом.

– Хочешь угодить в психушку, старая крашеная истеричка? – проревел он, смахивая с рубашки помидорные дольки.

– Эмери-и-и! – взвыла мама.– Отцу угодно, чтобы ты явилась в церковь на «форде гранада»!

– Может, для разнообразия обсудим что-нибудь еще? – весело предложила бабушка. И добавила вполголоса, обращаясь ко мне: – Надо кое о чем побеседовать.

Мы вышли в яблоневый сад, держась за руки, и далеко не первый раз в жизни мне пришла в голову мысль: дома было бы совсем неплохо, если бы тут жила только бабушка.

Сказать по правде, к ней единственной из всей семьи я питала теплые чувства, несмотря на то, что ее аристократический профиль и кошачьи глаза достались Эмери и Аллегре, а не мне. Бабушка была тихим островком среди бури, свежим бризом в палящую жару. Она никогда не расспрашивала, с кем я общаюсь, но неизменно давала понять, что считает, будто моя жизнь – как и ее когда-то – наверняка наполнена интереснейшими событиями. Мне это льстило, хоть и не вполне совпадало с действительностью.

Отец любил повторять, что бабушка всегда жила в выдуманном мире и была ужасной матерью. Я же думала: единственное, чего ей не следовало делать, так это выдавать дочь за такого невежу. И потом, моему ли папаше судить, каким надлежит быть родителю?..

Мы шепотом обсудили предстоящую свадьбу (посплетничали о помешанном на спорте женихе Эмери, Уильяме, о списке приглашенных, пирожных с кремом, которые планировала заказать мама, и так далее), и бабушка спросила:

– Как поживает наш милый Нельсон?

Бабушка души не чаяла в Нельсоне и Вульфи. Как и многие, кто их знал.

– Хорошо, спасибо.

– Еще не надумала найти отдельную квартиру?

Я покачала головой.

– Мне хорошо и с Нельсоном. Как будто живешь с Джейми Оливером и далай-ламой.

– Эх! – вздохнула бабушка.

– Что такое?

– Да вот… не знаю, как сказать. Видишь ли, на скачках мне улыбнулась удача: я выиграла кое-какую сумму. Хочу поскорее найти деньгам применение, а то ваш отец заставит меня купить на них подушечку для кольца Эмери или что-нибудь в этом роде. Страшный он человек, Мелисса.

Она еще раз смиренно вздохнула и сорвала красный цветок рододендрона.

– Все ему мало. Мало, мало… Такое ощущение, что он зарабатывал деньги не на свадьбу дочери, а на случай мировой катастрофы.

– Купи у Ларса наконечники для копий,– предложила я.– Насколько я знаю, у него их прибавилось.

Бабушка в замешательстве посмотрела на цветок в своей руке.

– Я подумала обратиться за помощью к тебе.

– Ко мне?

За помощью?!

– Видишь ли, хм, я сделала ставку от твоего имени. Пошла на маленькую хитрость,– добавила она, заметив отразившееся на моем лице ошеломление.– Подумала: если выиграю, преподнесу тебе подарок к Рождеству. Денег как раз хватит на первый взнос за квартиру.

– Спасибо большое,– сказала я.– Только мне нравится жить с Нельсоном, и потом, ты ведь знаешь, что принимать подачки я терпеть не могу.

– Это вовсе не подачка, дорогая моя! – воскликнула бабушка.– Это называется совсем по– другому.

– Я не могу взять эти деньги,– не сдавалась я.– Потому что я вполне самостоятельная женщина и живу сейчас довольно неплохо.

Тут у меня возникла идея, вмиг проскочившая сквозь густой туман твердых принципов. Идея в стиле Милочки, пораженно отметила я.

– А знаешь что, бабуль? Давай заключим деловую сделку!..

Бабушка восторженно захлопала в ладоши когда я рассказала ей об агентстве – конечно, в общих чертах и только самое интересное. Я заставила ее поклясться, что о моей тайне не узнают остальные родственники, и предложила взять у нее деньги под небольшой процент с одним условием: когда дела у меня пойдут в гору, я стану постепенно возвращать долг.

Она сказала, что может одолжить вдвое больше – наверное, хотела позлить отца,– однако я отказалась. Чтобы снять маленький, но уютный офис, вполне доставало и первоначальной суммы. Ничего другого мне и не требовалось.

– Мелисса, детка, как я горжусь тобой! – сказала бабушка, и у меня возникло ощущение, что я не беру взаймы, а получаю задаток.

К сожалению, вскоре после разговора она уехала домой в Брайтон, и к моменту возвращения в Лондон я чувствовала себя совершенно разбитой.

Платье на вкус Эмери оказалось «совершенно не таким». К тому же она похудела, и ее руки казались теперь дюйма на три длиннее, в чем, по ее мнению, был повинен один Пилатес. Я же считала, что дело лишь в ее врожденном умении осложнять жизнь всех окружающих.

Зато сразу после ланча в воскресенье отец уехал в Лондон, якобы на важную встречу. Подвезти меня не предложил, хоть я и не отказалась бы. Вытрясти деньги для свадьбы с бабушки он уже пытался. Следующей в его списке, очевидно, шла я.

Габи сдержала обещание и буквально через несколько дней подыскала для меня небольшой офис на тихой улочке близ Виктория-Стейшн, прямо над салоном красоты, который с улицы больше походил на адвокатскую контору. Не буду подробно рассказывать о том, как удалось договориться о низкой арендной плате. Скажу одно: Габи для этого пустила в ход высокомерие Кэролайн, я же прикинулась самим добродушием.

Джонатану свой «переезд» я объяснила тем, что этот район мне больше по сердцу и что он более удобен в смысле транспортного сообщения. Райли принял мои доводы за чистую монету.

– Надо было запросить с тебя сумму поприличнее,– проворчал Нельсон, водя по стене валиком.

Мы красили гостиную – то есть мой кабинет – в умиротворяющий бледно-лиловый цвет, который напомнил моему соседу о школьной уборной.

– Я доверила тебе такую ответственную работу, посвятила во все свои дела! Думала, успокоишься, а ты продолжаешь меня донимать! – возмутилась я.

– Просто я и не подозревал, что живу бок о бок с бизнес-леди.

Нельсону пришлось рассказать о взятых взаймы у бабушки деньгах и показать новые, только что напечатанные рекламные брошюры, в которых приводились списки услуг по улучшению облика мужчины и несколько лестных отзывов с завуалированными подписями. Пусть и с неохотой, но Нельсон признал, что выглядит все вполне достойно.

– Короче, решай,– пропыхтела я обиженно.– Или продолжаем работать, или нет.

Нельсон без слов закрасил еще один участок покрытой цементным раствором стены. Его молчание угнетало хуже, чем нотации.

Впрочем, сегодня я не желала портить себе настроение. День прошел успешно: довольно легкое задание утром – подобрать очки для обходительного, но лишенного вкуса компьютерного гения, друга Аарона (все закончилось посещением нескольких магазинов одежды и покупкой подходящего наряда для свидания); а после обеда – разговор со знакомой из журнала «Недвижимость сегодня». Я писала для них статью про внесение частицы женского тепла в холостяцкую квартиру и надеялась, что, если получится неплохо, смогу в будущем давать таким образом агентству регулярную действенную рекламу.

По окончании рабочего дня мы выпили по бокальчику вина с Джонатаном и дизайнерами по интерьеру. Джонатан спрашивал мое мнение по некоторым вопросам, назвав меня специалистом в этой сфере, что мне, разумеется, польстило. Когда мы выходили из ресторана, он дружески похлопал меня по руке – возможно, стремясь произвести впечатление на дизайнеров, но мне в любом случае было приятно.

Я подумала о том, что не должна увлечься Джонатаном только потому, что рядом нет другого парня. Впрочем, в мужчинах, которые твердо знают, что делают, определенно есть нечто притягательное. Даже если они не красавцы, а просто большие специалисты в своем деле…

Я уже склонялась к мысли, что Джонатан воспитал в себе сдержанность исключительно для работы: с официантками он был неизменно вежлив и давал щедрые чаевые таксистам.

– Прекрати,– сказал Нельсон.

– Что прекратить?

– Я знаю, о чем ты сейчас думаешь.

– Нет, не знаешь.

Я мгновенно переключилась мыслями на компьютеры и лазерные принтеры.

Нельсон отложил валик и вытер тряпкой руки. Краской были заляпаны даже его волосы.

– Знаю.

– Да нет же! – Я почувствовала, что Нельсону не до шалостей, и прикусила язык.– Ой, смотри, кто к нам пожаловал.

– Кто?

Перед домом только что остановилась «ауди– ТТ» Аарона. Из нее вышла Габи.

Аарон проводил в Сити по пятнадцать часов кряду, и его подруга разъезжала на машине больше, чем он. Ей это шло.

– Габи. Вон она.

Нельсон негромко выругался, сконфузился и отправился на кухню готовить чай.

Пару секунд спустя на лестнице послышались шаги Габи.

– А-а!..– сказала она, влетая в дверь.– Работа идет полным ходом!

– Полным,– ответил Нельсон, появляясь с подносом, на котором красовались чашки и пакет шоколадного печенья.– Спину гну в основном я, и закупить все это пришлось мне. Мелисса приехала недавно – так, на минутку, дать пару советов. А теперь и ты здесь. Что ж. Значит, будешь помогать.

Габи уставилась на него с глупой улыбочкой, которая ее не красила.

– Чай? – спросила я, наверное слишком громко.

Габи кивнула, и я налила три чашки крепкого чаю.

Мне хотелось, чтобы в офисе царила теплая атмосфера, поэтому мы объездили всю Лотс-ро– уд в поисках массивной старомодной мебели и выбрали большой стол, мягкие кресла, обтянутые красной кожей, медные настольные лампы и несколько книжных полок, которые Нельсон и Вульфи на выходных покрасили под махагон.

Офис обещал получиться таким, каким гордилась бы сама Мэри Поппинс или даже Шерлок Холмс.

– Нельсон просто молодчина,– сказала я, обняв его, прежде чем протянуть ему чашку с чаем. – Моя признательность не знает границ, и ему об этом известно.

Нельсон что-то пробурчал себе под нос, но на его лице я заметила скрытое довольство.

– Только лошадки-качалки здесь не хватает.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Габи.

– Ну… –Нельсон обвел комнату рукой.– Теплые тона, книги Энида Блайтона на полках, удобные кресла…

Габи, прищурившись, посмотрела на него.

– Ты ходил в детский сад, Нельсон? У тебя была няня?

– Мелисса…– Нельсон повернулся ко мне.

Я не ответила. На аукционе действительно продавали чудесную старинную лошадку-качалку, которую я чуть не купила. По-моему, колебательные движения тоже успокаивают, я вроде бы где– то об этом читала.

– Взгляни-ка, Габи,– сказала я.– Как тебе вывеска?

Я показала на только что изготовленную табличку, которой вскоре суждено было занять место над входом на улице. Изображение я придумала сама: силуэт женщины в юбке «новый облик», которая жонглирует подносом с коктейлями, обвязанной лентами подарочной коробкой, стопкой бумаг, блокнотом и праздничным тортом. Вокруг выведено курсивом: «Агентство "Маленькая леди"».

– О-о-о! – восхитилась Габи.– Мне нравится! Особенно вот эта бомба!

– Это, вообще говоря, подарок на день рождения,– пояснил Нельсон.– Хотя для некоторых клиентов Мелиссы может пригодиться и бомба.

– В любом случае,– заявила Габи,– хочется сразу войти и потратить деньги. А ведь я даже не нуждаюсь в твоих услугах.

– Не спеши,– посоветовал Нельсон.– Еще неизвестно, может быть, и нам Мел когда-нибудь потребуется. Платить будем за каждый час.

– Тебе, дорогой мой Нельсон, я в чем угодно помогу и без денег,– весело пообещала я, беря еще одну печенинку.

– Надо отдать тебе должное, Мелисса,– сказала Габи, похлопывая меня по колену.– Теперь ты настоящий профессионал!

– Спасибо,– ответила я.– Так я себя и чувствую.

Габи и Нельсон захихикали. Я же, улыбаясь и с удовлетворением осматривая свои новые владения, спокойно пила чай. Над офисом еще предстояло поработать, но у агентства «Маленькая леди» определенно появилось будущее.

Глава 12

Когда на следующей неделе позвонила Эмери и заявила, что хочет теперь совершенно другое платье, что-нибудь такое средневековое, я попыталась отыскать в ситуации три преимущества.

Нашла только два, и то не сразу.

Во-первых, я не горела желанием расшивать лиф сорока двумя тысячами бусин, как планировалось вначале, к тому же платье могло получиться слишком тяжелым и самой Эмери это не понравилось бы.

Во-вторых, признаться честно, я только говорила, что уже убила на шитье массу времени, на самом же деле за все эти дни почти к нему не прикасалась.

Точнее, вообще о нем не думала. Сметанное платье, которое Эмери забраковала, я надела на портняжный манекен в примыкавшей к офису комнате. Так он там и стоял.

На шитье у меня не хватало сил. Теперь я не бегала как сумасшедшая по всему городу, а сидела в офисе и успевала сделать гораздо больше, но когда возвращалась вечером домой, у меня будто отключались мозги. Помогала Нельсону приготовить ужин, а потом мы вместе усаживались перед телевизором. Однажды я вернулась настолько вымотанная, что просмотрела добрую четверть «Das Boot» и не заметила, что говорят по-немецки.

И что Нельсон переключил-таки канал и идет «Das Boot», а не «Улица коронации».

– Тебе не кажется, что ты переутомляешься? – спросил он, толкая меня в бок, чтобы проверить, не погрузилась ли я в транс.

Я покачала головой. И с облегчением вздохнула, потому что имела право быть Мелиссой и не обязана была давать остроумный ответ. И еще потому, что тело мое тоже отдыхало – от облегающей одежды. Я сидела в штанах от спортивного костюма, старой футболке «Пони-клуба» и тапочках Нельсона, а мой рабочий наряд висел в спальне, такой же аккуратный и красивый, как всегда… не то, что его хозяйка.

– Мел?..

Я удивлялась, насколько могу быть практичной и решительной. Но постоянно себе напоминала, что Милочка – это не я и что в дом ее пускать не стоит.

В наш дом.

Какое счастье, что я жила с мужчиной, перед которым не было нужды держать себя в форме по вечерам.

– Мел?..

Голос Нельсона доносился до меня откуда-то издалека. Я не ответила: слишком уж уютно было сидеть вот так. Меня сморил сон; по-видимо– му, я пристроилась на плече своего соседа, где спокойно проспала часа два.

Он, добрейшая душа, не стал меня тревожить.

Уверяю вас: что бы ни случилось, если задашься целью найти три преимущества, непременно их найдешь.

Красавице Меделейн из «Недвижимости сегодня» моя статья настолько пришлась по вкусу, что в следующем месяце она попросила меня написать еще одну, про предсмертную агонию этикета. Материал следовало собрать самой. Поскольку большую часть времени я тратила на то, чтобы объяснить клиентам, во что одеться на свадьбу или как бороться с нечистоплотным соседом по квартире, особых усилий работа над текстом от меня не потребовала.

В пятницу после обеда я сидела за столом в офисе и дописывала ответ одному из клиентов, когда раздался телефонный звонок.

Я надеялась, что услышу голос Джонатана. Мы постепенно использовали подаренные на праздник театральные билеты, и сегодня я была не прочь насладиться танцами, сценическими диалогами и ярким светом. Правда, утверждения Джонатана насчет того, что на Бродвее играют лучше, начинали действовать мне на нервы, но он всегда заказывал заранее напитки на время антракта, и это примиряло с его апломбом.

– Здравствуйте. Это… э –э… агентство «Маленькая леди»?

Звонивший задал вопрос так неуверенно, что мне показалось, будто он сильно обрадуется, если услышит отрицательный ответ.

– Да,– приветливо сказала я.– Чем могу помочь?

Придвинув блокнот, я взглянула на дерево за окном. Если в театр Джонатана сегодня не тянуло, можно предложить ему покататься на чертовом колесе. Насколько знаю, билетами, которые я ему вручила, он до сих пор не воспользовался.

– Мм… Э-э… Я узнал о вас из журнала «Недвижимость сегодня».

– Замечательно! – бодро воскликнула я.

У «Лондонского глаза» на нас было некому смотреть, то есть свидание обещало стать не деловым, а просто позволило бы лучше узнать друг друга. Я не то чтобы страдала излишним любопытством, но кое-какие подробности о личной жизни Джонатана меня интересовали.

– Мне хотелось бы отделаться от подруги.

Я мигом вернулась к действительности.

– Так, понятно…

– Точнее, она мне даже и не подруга,– поспешно поправился клиент.

«Неужели?» – устало подумала я. Сколько раз мне говорили нечто подобное!

Есть такая категория молодых людей, которые полагают, что назвать девушку своей подругой они могут лишь в том случае, если получат на нее лицензию, как на машину или оружие. А так, по их мнению, все неясно, неопределенно.

– Вы уверены, что поступаете правильно? – поинтересовалась я.

Страшное это ощущение – быть покинутым. Прошло много месяцев, но, вспоминая об Орландо, размышляя, насколько неприглядно все вышло, я все еще жутко страдала. Если бы я была в состоянии помочь другой девушке избежать той же участи, сделать так, чтобы расставание прошло для нее не столь болезненно,– это было бы прекрасно.

– Я имею в виду, если она вообще не ваша девушка, тогда вам лучше прямо с ней поговорить, и…

Из трубки послышался тяжкий вздох.

– Да нет, вы не понимаете. Я пытался с ней разговаривать. Но она решила, что мы будем встречаться, и все тут. Ничего не желает слышать. А теперь…

Голос прервался.

– Ясно,– сказала я.

Мужчины порой сами не знают, чего хотят. Я посмотрела в ежедневник: почти вся следующая неделя была занята.

– Может быть, придете ко мне в офис и мы все подробно обсудим? Я могу принять вас в среду после обеда.

– Нет-нет. Дело слишком срочное. Мне хотелось, чтобы вы помогли отшить ее сегодня же.

– Тогда приезжайте сейчас.

– Да! – воскликнул клиент.– Я как раз возле агентства. Можно зайти?

Я выглянула в окно и увидела внизу парня, нервно переминавшегося с ноги на ногу. Косметолог из салона красоты, вышедший покурить, смотрел на него, как работник автосервиса на безнадежно помятый «воксхолл».

Почему бы и нет, подумала я. По-видимому, не девушка ему нужна, а хороший выговор.

– Да, входите,– сказала я, поправляя парик и надевая скинутые туфли.

– Вы ничего не утаиваете, Брайан? – спросила я, строго глядя на клиента.– Совсем ничего?

Брайан Биркетт покачал головой с несчастным видом.

– Знаю, надо было предупредить ее в самом начале. То есть тот вечер был, конечно, чудесным и все такое… и потом: я поступил не по-джентльменски, воспользовавшись случаем… но я и подумать не мог, что все закончится… вот так.

Его голос, дрожащий от волнения, оборвался.

Я надела на авторучку колпачок и поправила на носу очки. Чего-то Брайан все-таки не дого-варивал, но признаваться в этом упорно не желал.

– Говорите, вы впервые встретились с ней одиннадцать месяцев назад? И все это время пытаетесь прекратить отношения?

Брайан снова кивнул и сделал глоток кофе.

– Она просто не желает от меня отцепляться. Не слушает ни единого моего слова, знай себе разглагольствует о том, в какую школу пойдут наши дети.

– Понятно.

Что ж, обычная история. На моей памяти множество пар начинали со случайных поцелуйчиков на вечере встречи выпускников, а заканчивали списком необходимых для свадьбы вещей, причем даже почти ничего не помнили из того, что происходило с ними все это время. Во всяком случае, женихам память отказывала.

Более того, знавала я и немало девиц, которые не гнушались никакими способами, чтобы присосаться как пиявка к какому-нибудь парню, в особенности мягкотелому, типа того, что ежился сейчас передо мной.

Ему явно недоставало самоуважения. Впрочем, мне ли его судить?..

– Вы поможете мне? – с мольбой произнес Брайан.– Попробуете с ней побеседовать?

Я взглянула на него. Было очевидно, что женщины для этого парня оставались полной загадкой. Чтобы постичь их тайну, ему непременно требовалась помощь: матери, сестры, няньки… или моя. По-моему, его такой расклад вполне устраивал. Во всяком случае, на человека, который испытывает удовольствие от преодоления трудностей, он никак не походил.

– Я предпочитаю действовать, Брайан,– как можно мягче сказала я.– Когда незамедлительно переходишь к делу, экономишь массу сил и времени.

К тому времени как я успокоила Брайана – а он умял целую тарелку имбирного печенья – было почти четыре часа, поэтому я попросила его довезти меня до Уэст-Кенсингтона, откуда могла добраться домой на такси.

– Не возражаете? – спросила я, кладя сумку с платьем в багажник машины.

Платье Эмери в целом подходило, можно было взять его за основу и просто немного подогнать по ее фигуре. Времени на него я все равно потратила немало; если Эмери об этом задумается, то вдруг почувствует угрызения совести? В конце концов, чего только не случается в жизни.

По дороге я узнала некоторые подробности невеселой истории Брайана и Камиллы. Невеселой – потому что он пробовал улизнуть от подруги немыслимое количество раз и потому что она тотчас пресекала каждую его попытку. Я уже стала подумывать, что же за скрытые дарования таятся в этом человеке и почему Камилла держится за него так цепко.

– Никогда не слышала, чтобы при расставании с девушкой прибегали к помощи «Федерал экспресс»,– пробормотала я задумчиво.

– Я хотел, чтобы она наверняка получила это чертово письмо,– проскулил Брайан.– Пока меня вовсе нет в стране. Даже представить не мог, что за него распишется ее сосед по квартире, а письмо пролежит целых пять месяцев под «Желтыми страницами».

Я согласилась, что рассеянные соседи могут послужить серьезной помехой в отношениях.

Мою корреспонденцию Нельсон, слава богу, передавал мне с невиданной аккуратностью. В осо-бенности счета, которые следовало немедленно оплатить.

Мы подъехали к дому Брайана, и внезапно он стал белым как полотно.

– А, черт, черт! Вон ее машина, в самом конце улицы,– на грани истерики забормотал он.

– Хорошо,– спокойно сказала я.– Так и быть, сейчас поговорю с Камиллой, а вы пока…

– Я не про Камиллу,– прошептал Брайан, от страха уже не белый, а какой-то зеленый.– Про ее мать.

Я резко повернулась к нему:

– Брайан! Хватить водить меня за нос. Что еще вы мне не рассказали?

– Предполагается, что мы объявим о помолвке,– пролепетал Брайан.– Сегодня. В присутствии ее матери. Камилла хочет испечь пирожные, мы должны поговорить о свадьбе, и все такое… Не представляю! Черт, черт, черт!

– Почему вы не упомянули о помолвке с самого начала? – сердито спросила я.

– Боялся произносить это слово вслух, чтобы оно не стало реальностью! – провыл Брайан.

– Только без паники,– велела я.– Положитесь на меня.

Мы были уже в доме, когда мать Камиллы втиснула машину в удивительно узкое пространство и заглушила мотор. С удобного места наблюдения – из-за оконной шторки в спальне Брайана – я увидела появившуюся со стороны пассажирского сиденья Камиллу.

Я знала этот тип девиц. Их было видимо-не– видимо на различных сборищах любителей верховой езды, куда меня таскала Аллегра: такие если во время скачек сломают руку, не остановятся, а помчатся вперед, сжимая поводья в зубах.

– Милый! – закричала Камилла.– Мы здесь!

Брайан затравленно посмотрел на меня.

Я взъерошила его волосы, расстегнула на рубашке верхние шесть пуговиц и неправильно их застегнула.

– Что вы…– испуганно начал он.

Я прижала палец к губам, потом расстегнула ему ремень на брюках, коснулась его шеи губами, оставляя на ней светло-розовый помадный след.

И отшатнулась, когда Брайан обхватил меня и вознамерился поцеловать по-настоящему.

– Нет!..– прошипела я, отталкивая его.

Брайан посмотрел на меня разочарованно.

Что за народ некоторые мужчины! Не упускают ни единой возможности!

– Идите вниз и прикиньтесь растерянным,– распорядилась я.– Предложите им чаю.

«Ведите себя так, будто нервничаете»,– чуть было не добавила я, но в этом совете Брайан явно не нуждался.

Он уже выходил, когда я дернула его за ремень, и бедняга чуть не упал с лестницы, поправляя его.

Сначала я думала просто сыграть роль другой женщины, но если то, что Брайан успел мне рассказать о Камилле, соответствует действительности, прибегнуть стоило к мерам посерьезнее. Это выходило за рамки, однако…

Я с трудом сняла с себя юбку и блузку, засунула их в сумку, потом влезла в платье Эмери, слишком для меня маленькое, но со шнуровкой, благодаря которой на вдохе мне удалось втиснуть в лиф даже свой пышный бюст. Я взглянула на себя в зеркало. Завязать шнурки не было возможности, поэтому из-под платья выглядывал лифчик.

Хорошо еще, что я надела сегодня новый, дорогой. Правда, черный, не совсем подходящий к свадебному платью. Сквозь прозрачную юбку проглядывали резинки чулок, и в целом я смотрелась как лишенная комплексов роковая женщина.

Растрепав карамельные волосы Милочки, я медленно пошла вниз.

Из гостиной слышались упреки и жалобы, отчего мое сочувствие к Брайану лишь удвоилось. Я начала понимать, почему он предпочел бы жить один в собственном вымышленном мире, нежели сталкиваться снова и снова с проблемами реальной жизни.

– Таким дешевым блеском для губ пользуются последние шлюхи! – кричала Камилла.–Ты весь в этой дряни! Свинья! Другая на моем месте сию секунду исчезла бы отсюда, оставила бы тебя ей!

Последовало короткое затишье, прервавшееся диким воплем.

– Но об этом и не мечтай! Никуда я не уйду, пока ты не поклянешься, что больше ни разу в жизни не взглянешь ни на одну другую женщину! Сядь! А ты куда собралась, мама? Вернись на место!

Я положила сумку у двери, чтобы не забыть ее, если придется срочно уносить ноги, и вплыла в гостиную.

Камилла и ее мать, увидев меня, буквально остолбенели.

Я сделала вид, будто не замечаю их.

– Брайан, дорогой, произошла маленькая неприятность, но я подумала, что будет лучше, если ты… Ой, здравствуйте! Вы из агентства по организации свадеб? – спросила я.

– Нет! – выдохнула мать Камиллы.– Нет, мы…

– Прошу прощения,– пробормотала я, прикрывая рукой грудь. По пути сюда я надела на бе-зымянный палец колечко, и сейчас Камилла смотрела прямо на него.– Еще раз извините. У нас не первая свадьба. Хочу, чтобы на этот раз платье было совсем другое.

– Никакой первой свадьбы не было…– ошеломленно пробормотала Камилла.

Я улыбнулась и укоризненно покачала головой.

– Мы с Брайаном поженились в Таиланде, правда, дорогой? И решили, что, когда я рожу ребенка, устроим еще одну свадьбу – такую, о какой я мечтала всю жизнь. Мне пришлось задержаться за границей, и мы страшно переживали. Но теперь я здесь, и мечты обещают сбыться! Все идет замечательно, верно, дорогой? У нас повторяется период ухаживаний.

С этими словами я нежно обняла Брайана. Он тоже обнял меня. Рука его дрожала.

– Почему ты молчишь, мой милый? – проворковала я.– Язык проглотил?

– И не только язык! – заорала Камилла, внезапно выйдя из транса.

Я почувствовала облегчение, когда ее мать с тяжелым вздохом откинулась на спинку дивана. Она выглядела так, будто в молодости всерьез увлекалась лакроссом; если бы ее охватила ярость, мне пришлось бы плохо.

– Неужели он?– Нет, не может быть. – Я строго взглянула на Брайана, потом улыбнулась и сни-сходительно пригрозила ему пальцем– Ты ведь не взялся за старое, правда, дорогой? Не сделал, как тогда, предложение другой женщине?

– А вот и сделал! – Я заметила, что в глазах Камиллы нет слез, лишь пылает дикая злоба.– И почему вы, черт возьми, так спокойно об этом говорите?

Я улыбнулась так, как подобает терпеливой супруге члена парламента, и выразила всем своим видом готовность простить.

– Брак – та же работа, в семейной жизни постоянно сталкиваешься с проблемами, которые требуют решения, вы согласны? Не огорчайся, дорогой, ты не первый, кого уличили в мальчишестве. Хоть это и нехорошо, Брайан!

Камилла пробормотала нечто нечленораздельное. Ее лицо исказилось, и мне показалось, она от отчаяния вот-вот разрыдается.

– Может, выпьете чашку сладкого чая, миссис, э-э?..– спросила я, слегка поклонившись ее матери, которая, взглянув на мою полуголую грудь, тотчас отвернулась.– Вы, наверно, сильно перенервничали.

Удивительно, но играть подобную роль мне почти понравилось. Я впервые в жизни служила источником раздора, не стремилась внести гармонию и не сглаживала углы.

К счастью, и мать невесты наконец-то очнулась.

– Камилла! По-моему, нам следует срочно уйти! Пока в нас осталась хоть капля достоинства…

Произнося эти слова, она многозначительно смотрела на меня.

– Мне очень жаль,– сказала я, протягивая руку.– Брайан, скажи же хоть что-нибудь.

– Простите,– промямлил он, по-видимому все еще пребывая в состоянии шока.

Камилла пролетела мимо него, не говоря ни слова.

Когда они вышли, до меня донесся голос ее матери:

– Опять двадцать пять, Кэмми! И когда все это кончится?

– До свидания! – крикнула я им вслед

Мое сердце стучало так сильно, что готово было выпрыгнуть из груди.

– Как вам пришло все это в голову? – шепотом спросил Брайан.– Вы не предупредили меня, что будете действовать столь решительно.

Вытянув голову, он проверял, действительно ли Камилла покинула дом.

– Просто пришло, и все,– тоже шепотом ответила я.

– Отлично сыграно,– похвалил Брайан.– У меня нет слов.

– Она ушла,– прошептала я.– По-моему, можно говорить в полный голос.

Тяжело дыша от волнения, мы подошли к окну и проследили, как «вольво» отъехал от дома и скрылся из виду.

Внезапно осознав, что Брайан стоит слишком близко, я отступила на шаг в сторону.

– Просто здорово,– сказал несостоявшийся жених, на этот раз более учтиво.– Может, поужинаем как-нибудь вместе?

– Я бы на вашем месте какое-то время понаслаждалась одиночеством,– серьезным тоном ответила я.– Мне надо переодеться. Без свидетелей.

Пришлось в буквальном смысле вытолкнуть его из комнаты.

Как нередко происходит в жизни, влезть в платье Эмери оказалось намного проще, чем снять его. К тому же по прошествии определенного времени я лишалась способности ощущать себя Милочкой и мечтала поскорее уйти от Брайана, чтобы отправиться домой. С великим трудом высвободив одну руку, я уже подумывала, не порвать ли мне боковой шов, чтобы избавиться от платья, когда зазвонил телефон.

– Алло? – произнесла я как можно более деловито, хоть и стояла почти голая.

– Это Джонатан. Где вы сейчас?

– Вообще-то на встрече с клиентом Даже отвечать не должна была.

– Простите,– сказал Райли, не выражая голосом и капли сожаления.– Но у меня срочное дело. Необходимо ваше присутствие на одном мероприятии. Сегодня вечером. После работы. Сможете?

Я не без труда взглянула на часы. Половина пятого. Нельсон сказал, что на ужин будет форель, по телевизору сегодня шла уйма сериалов, и еще я мечтала принять теплую ванну…

– Пожалуйста,– попросил Джонатан, переступая через грань обычной сдержанности.

– Хорошо, хорошо,– ответила я, не в состоянии сопротивляться.

Глава 13

Джонатан, стоя у двери «Оксо тауэр», смотрел на часы с таким видом, будто он был тайным агентом, ожидающим дальнейших распоряжений.

Лицо его казалось более бесстрастным, чем обычно. Когда я приблизилась, он приветствовал меня быстрым кивком и улыбкой, которая даже не коснулась глаз. В свете солнца, прогревавшего лондонский воздух, кожа Джонатана казалась бледнее, чем на самом деле.

– Добрый вечер! – воскликнула я весело. – Прекрасно выглядите. Приобрели новый костюм?

Джонатан проворчал что-то себе под нос. Это поразило меня: он был прекрасно воспитан и на комплимент всегда отвечал комплиментом.

– Почему вы так поздно? – требовательно спросил Райли, проводя рукой по искрившимся на солнце волосам.– Я жду вас целых полчаса. А это еще что такое?

Он указал рукой на сумку с недошитым подвенечным платьем. Она была весьма компактна, но заполнена до предела, так что белая материя даже выглядывала наружу.

Я набрала полные легкие воздуха и посчитала до десяти, чтобы не нагрубить. Позволять ему распоряжаться мной, как работниками «Дин и Дэниелс», я не намеревалась. Об этом условии мы, в конце концов, не договаривались.

– Позвольте напомнить, Джонатан: вы позвонили слишком поздно, причем в тот момент, когда я была занята. Я приехала, как только смогла. К сожалению, с небольшим багажом.

Джонатан фыркнул.

– Я в дамскую комнату,– сказала я строго.– Немного приведу себя в порядок и вернусь. И мы продолжим беседу. Договорились?

Впервые за все это время я осмелилась отплатить ему той же монетой: ответить деловитой жесткостью на жесткость. Точнее, его манера вести себя в первый раз показалась мне непозволительной.

Несколько мгновений Джонатан выглядел так, словно собирался наорать на меня. Настроение у него определенно было в сто раз хуже, чем у меня. Но я не отвела взгляда, и через секунду-другую на лице моего клиента отразилось нечто похожее на стыд.

– Хорошо,– сказал он, потирая щеку, на которой пробивались темно-медные щетинки.– Простите.

– Буду через две минуты.

Я спокойно направилась в туалет, ощущая на коже городскую пыль. Для первых прохладных дней лета моя одежда еще подходила; к жаре же, чтобы оставаться элегантной Милочкой, следовало купить что-то новое.

Благополучно добравшись до туалета, я ополоснула руки холодной водой, подтянула чулки, поправила парик, брызнула духами на себя и в туфли. Припудрила нос, заново накрасила губы, проверила, не прилипло ли что к зубам, сделала глубокий вдох и пошла назад – совершенно другая женщина.

На сей раз Джонатан встретил меня словами извинения.

– Послушайте, не сердитесь,– проговорил он, часто моргая.– Я вел себя непростительно дерзко… Наверное, стоит вам все рассказать. Люди, с которыми мы встречаемся,– наши старые друзья, мои и Синди. Они приехали в Лондон на несколько дней, позвонили сегодня утром, спросили, сможем ли мы увидеться. Я хотел связаться с вами раньше, но не сумел – до самого обеда был занят, и…

Он умолк и пожал плечами. Я заметила, как напряжено его лицо, как углубились морщинки у рта и глаз. С ним творилось нечто страшное. А ведь грубости я никогда от него не видела; жесткость – да, порой чрезмерную холодность, но о правилах хорошего тона Джонатан не забывал никогда.

– Сказать по правде, я чуть не ответил им, что не смогу выкроить время, но вдруг почувствовал себя так, будто попал в засаду,– смущаясь, пояснил он.

– Понимаю,– произнесла я.– Больше не извиняйтесь,– и потрепала его по руке;– Не хотите тоже освежиться?

Пошарив в сумке, я достала спрей «Рескью ремиди». Джонатан улыбнулся. Очень устало.

– Помогает?

– Мне – да. Брызгаешь на язык один раз и оживаешь. Два – и можешь сдавать экзамены на водительские права.

Джонатан брызнул трижды и зажмурил глаза.

– Спасибо,– прохрипел он.

– Итак, поехали!

Пока мы поднимались в лифте, Джонатан коротко рассказал о своих друзьях.

– Зовут их Курт и Бонни Хегель. Юристы. Бонни знает Синди со студенческих времен, в Нью-Йорке мы жили в соседних домах. Люди они неплохие, но защищали всегда исключительно Синди, понимаете? Оба бредят Англией: Бонни убеждена, что сумеет восстановить генеалогическое древо своей семьи со времен «Мэйфлауэра». Я очень в этом сомневаюсь, но не вступайте с ней в спор, ладно?

– Конечно,– согласилась я.– Обо мне им известно?

– Нет.

– А с Синди они по-прежнему общаются?

– Постоянно.

– Ясно.

Я с удовольствием расспросила бы о Синди побольше, но момент был совсем неподходящий.

Джонатан плотнее сжал губы, на лбу у него запульсировала какая-то жилка. Наверное, ему казалось, что он прекрасно маскирует чудовищное волнение, но я-то прекрасно все видела.

Меня так и подмывало сказать: «Не переживайте», но эту фразу я всегда считала бессмысленной, когда поводов для переживаний находилось великое множество. Встреча с друзьями бывших любимых – скверное дело. Я сосредоточилась на том, какое должна произвести впечатление, чтобы Джонатан хотя бы не вызвал у этих друзей жалость.

Мы прошли через людный бар, и Джонатан попросил проводить нас к заказанному на балконе столику. Хегели, должно быть, уже нас ждали.

Я хотела было немного отстать, чтобы Джонатан подошел к столику первым, но он, не особенно деликатничая, подтолкнул меня в спину, и мне пришлось пойти вперед, изобразив на лице улыбку.

Хегели привстали, но не сняли солнцезащитных очков.

– Здравствуйте! – воскликнула я, протягивая руку, когда мы приблизились к ним.

– Приветствую! – ответила Бонни Хегель, и я сразу прониклась к ней неприязнью, и вовсе не из-за очков от Гуччи.

К моему немалому удивлению, и она и ее муж сердечно обняли сначала меня, потом Джонатана.

Не люблю обниматься с совершенно незнакомыми мне людьми. Признаться честно, когда меня выпустили из объятий, я почувствовала себя человеком, которому поневоле пришлось принять участие в некоем жутковатом обряде.

– Милочка, познакомься с Бонни и Куртом Хегель,– официальным тоном произнес Джонатан, высвободившись из хватки Бонни.– Курт, Бонни – Мила Бленнерхескет.

Обмениваться рукопожатиями, после того как Бонни крепко прижала меня к своей костлявой груди, показалось мне неуместным, и я лишь кивнула, еще раз приветствуя обоих Хегелей.

«Вот ведь хитрюги»,– с раздражением подумала я, опуская руку в сумку с намерением достать очки. Потом заколебалась – а вдруг невежливо? – но все-таки вытащила их и надела, демонстративно подняв на лоб.

– Закажем шампанского? – предложил Курт, делая знак официанту.– Случай самый что ни на есть подходящий!

– Думаешь? – спросил Джонатан.

– Конечно,– ответила за мужа Бонни, кладя ладонь на руку Джонатана.– Нам так приятно видеть тебя… таким собранным.

Я подумала: интересно, в каком же состоянии пребывал Джонатан, когда Хегели прощались с ним в Нью-Йорке? Наверняка развод явился для него страшным ударом, но представить себе, что он ходил с опухшими от слез глазами, засыпал с бутылкой «Бейлиса» в обнимку и четыре дня подряд болтался по дому в одной и той же пижаме, было просто невозможно.

Не пойму, зачем Бонни понадобилось с ходу заговаривать о былом горе Джонатана в присутствии его новой подруги.

– И в такой жизнерадостной компании! – добавила она, бросая на меня многозначительный взгляд.– Наконец-то ты снова зажил нормальной жизнью!

Понятия не имею, как мне следовало отреагировать на ее слова. Или Джонатану.

Он, однако, не растерялся.

– Спасибо. Милочка приехала прямо с работы, правда же?

Его голос прозвучал ровно, а по выражению лица было сложно что-либо понять.

– Да, простите,– пробормотала я.– Я слегка не в форме.

Я почувствовала, что обязана это сказать еще и потому, что на Бонни был безупречный серо– вато-бежевый костюм из льняной ткани. Взглянув на ее юбку, на которой не имелось ни единой складочки, я почувствовала себя настоящей неряхой.

– Что вы, что вы. Обожаю этот… э-э… эклектический стиль, столь почитаемый лондонцами,– сказала Бонни.– Как представишь, на какие жертвы идут ваши женщины, диву даешься.

Я выпрямила спину и втянула живот.

– Спасибо. Это у нас в крови.

– Замечательно! – воскликнула Бонни.– Отличный ответ.

Джонатан нервно кашлянул.

– Курт?.. Делай заказ.

– Бутылку шампанского, пожалуйста,– произнес Курт, обращаясь к официанту, но глядя на меня.– Полагаю, надо как следует отметить этот восхитительный летний день и все, что с ним связано!

Я улыбнулась и тут же подумала: а не Синди ли специально прислала их сюда? Если так, то какое впечатление желает произвести на друзей Джонатан? Как следует держаться мне? Разыгрывать из себя даму сообразительную, или сексуальную, или деловую, или какую? Было бы проще, если бы перед такими вот встречами Джонатан давал мне письменные указания.

– Приехали отдохнуть? – полюбопытствовала я.

– Да, вроде того. Правда, мы больше не считаем Англию чужой страной. Влюбились в нее всем сердцем,– призналась Бонни.– Даже подумываем купить здесь дом. Это выгодно в финансовом смысле. И потом, куда приятнее жить, как остальные лондонцы, то есть не болтаться все время по гостиницам. От них жутко устаешь.

– Очень интересно,– учтиво заметила я.– Джонатан как раз тот, кто вам нужен, так ведь, дорогой? Уже подыскиваешь подходящее жилье для Бонни и Курта?

– Да,– ответил Джонатан.

– Нас устроил бы Ноттинг-Хилл,– сказала Бонни, когда принесли шампанское.– Хотим при-обрести дом с двумя спальнями, не слишком большой. но и не чересчур маленький, а то будет ощу-щение, что сидишь в коробке. Мне нужно пространство для занятий йогой, нам обоим необходим отдельный кабинет, а Курт не может жить без хотя бы небольшого сада…

Моя неприязнь к обоим супругам усиливалась, и я отчаянно с ней боролась.

– Джонатан имеет дело с чудесными домами,– произнесла я.– Но в лучшем поселился сам, правда, дорогой?

– Да, наверное,– ответил Джонатан.

Бонни прижала руку к груди и сказала:

– Неужели дом такой же замечательный, как тот, в котором вы с Синди жили в Массачусетсе? Здорово же мы там веселились! Помнишь, как на Хэллоуин загорелись бумажные тыквы Синди и ты их тушил?

Она и Курт покатились со смеху.

Джонатан сдержанно улыбнулся, но его глаза вовсе не смеялись.

– А потом,– сквозь смех выдавил из себя Курт, шутливо тыча в Джонатана пальцем,– потом она повторила тот же фокус на балконе вашей нью-йоркской квартиры, помнишь?

– О боже! – Бонни задыхалась от хохота.– В самом деле! Пришлось вызывать пожарных! Какие у них были физиономии!..

От улыбки Джонатана не осталось и следа.

– Оказывается, Синди – пироманьячка,– лучезарно улыбнувшись, заметила я.– Ты мне об этом не рассказывал, Джонатан.

Курт внезапно оборвал смех и пнул под столом Бонни – я это заметила.

– Что? Ой, простите.– Она прижала руку ко рту.– Извини, Джонатан. Просто я все еще…

Курт повернулся ко мне и произнес:

– У нас о них двоих так много чудесных воспоминаний. Оба нам очень дороги.– Говорил он торжественно, будто читал постановление суда о разводе.– Все остается, как было, даже теперь, после их расставания.

– Уверена, вам есть, что о них вспомнить,– мягко ответила я.– Бонни, откройте, пожалуйста, свой секрет: как вам удается выглядеть столь свежей в такую жару?

Разговор постепенно перешел на обсуждение дел Бонни и Курта, и о разводе больше не упо-минали. Каждый раз, когда кто-то пытался вернуться к прежней теме, Джонатан напрягался, Бонни и Курт обменивались виноватыми взглядами и беседа устремлялась в другое русло – начинали обсуждать лондонские цены на жилье и тому подобное.

Однако я ясно видела, что Бонни и Курт лишь притворяются, что больше не вспоминают о Синди и о разводе.

Джонатан старательно делал вид, что увлечен болтовней, но я чувствовала: чем больше он пьет, тем сильнее страдает. А пил он, к моему удивлению, немало.

Наконец я решила, что должна прекратить эту пытку. По-видимому, Курт и Бонни считали что поступают благородно, сопротивляясь желанию снова завести речь о беде Райли, но лучше бы они заговорили о ней прямо. Конечно, меня это не особенно касалось, но я не могла спокойно наблюдать, как они изводят его своей высосанной из пальца вежливостью. А еще, небось, вернутся домой в Штаты и заявят: Джонатану все до лампочки, он толстокожий и бесчувственный.

– Как протекает беременность Синди? – спросила я, глядя на Бонни.

Джонатан обмер. Бонни ошарашенно заморгала.

Я вопросительно подняла брови.

– Джонатан объяснил мне, что Синди ждет ребенка. А ей ведь наверняка тоже нелегко прощаться с прошлым. Надеюсь, она не слишком мучается?

Некоторое время все молчали, потом Курт сказал:

– Да-да. По-моему, хм, она уже пришла в себя.

– Приятно слышать,– ответила я, кладя руку на ладонь Джонатана, отчасти для того, чтобы он оставил в покое соломинку для коктейля, которую к тому моменту всю изломал.

В эту минуту меня почти не тревожило, устроит ли он мне после встречи головомойку: в конце концов, я ведь притворялась влюбленной в него, а настоящая подруга непременно о нем позаботилась бы.

– Простите, что я так прямо об этом спросила, но, честное слово, не понимаю, зачем говорить обиняками, если речь идет о семье. На мой взгляд, лучше называть вещи своими именами. Ведь наше прошлое неразрывно связано с настоящим. Разве не так? – спросила я, глядя на Бонни.

Она быстро закивала.

– Какую понятливую женщину ты встретил, Джонатан,– произнес все так же торжественно Курт.– Повезло.

– Я не понимаю единственного: как Синди позволила уйти такому замечательному человеку! – сказала я.– Но никогда не пожелаю ей зла и даже благодарна: ведь не расстанься они, я не сошлась бы с Джонатаном. Искренне надеюсь, что ее беременность пройдет благополучно и малыш родится здоровым…

Я накрыла рукой бокал, когда вновь появившийся официант стал повторно разливать шампанское, и резко сменила тему:

– Курт, что у вас за туфли? Ручной работы? Я все подыскиваю нечто похожее для папы…

Курт ухватился за вопрос, как за спасательный круг, и принялся взахлеб перечислять имена известных производителей обуви, называя при этом астрономические цены. Некоторые фамилии я запомнила: могло пригодиться в работе.

Ладонь Джонатана шевельнулась под моей рукой. Я сжала ее сильнее и бросила беглый взгляд на своего партнера, пока Курт просматривал органайзер в поисках какого-то телефонного номера.

Джонатан сдержанно улыбнулся мне. На мгновение его напряженное лицо смягчилось.

Бедняга Райли. Ему, несмотря на всю его жесткость, нужен близкий человек.

Я тоже улыбнулась.

– Очаровательно,– проговорила Бонни.– Еще шампанского, Джонатан?

По прошествии получаса Джонатан прервал бесконечную болтовню Курта, заявив:

– Послушай, Курт, ужасно не хочется с вами прощаться, но мы с Милочкой должны поторопиться. Она купила билеты на «Лондонский глаз»: через несколько минут нам надо быть там.

«Смышленый ученик»,– подумала я с одобрением, глядя на Джонатана. Он говорил с совершенно серьезным видом.

Я вдруг испугалась, что Хегели изъявят желание к нам присоединиться, но они, как оказалось, уже там побывали. Мне, если честно, было их жаль: дружить с обеими половинами распавшейся пары – сущая мука.

– До свидания, Милочка,– сказала Бонни, опять меня обнимая.– Признаюсь откровенно: в первое мгновение я подумала, что всей душой вас возненавижу, а теперь понимаю, что это невозможно. Надеюсь, Джонатан обретет с вами настоящее счастье. Он этого заслуживает.

– Э-э… спасибо,– пробормотала я.– Он действительно заслуживает счастья.

Бонни продолжала смотреть на меня с задумчивым выражением лица, которое, как я знала по опыту, предвещало некое чересчур личное признание. Возможно, способное причинить боль.

Курт и Джонатан увлеченно разговорились напоследок о лондонских ценах на газ, и спастись вступив в беседу с ними, я не нашла возможности.

– Знаете, наверное, хорошо, что жизнь Джонатана коренным образом меняется,– начала Бонни.– Я не только про переезд в Лондон…

– Да? А что еще?

– Во-первых, я говорю о вас.– Бонни кивнула.– Вы ведь женщина совершенно другого типа, нежели ему нравились. Видимо, это и помогает.

– И какие же женщины ему нравились? Во мне настолько разгорелось любопытство, что я даже не сочла нужным обидеться.

– Ну…– Бонни сделала неопределенный жест.– Темненькие, целеустремленные, больше остроумные, чем броские…

– Ошибаешься, Бонни,– прозвучал строгий голос из-за моего плеча.– Нельзя судить о моем вкусе в целом по единственной женщине, с которой я прожил шестнадцать лет. Бонни покраснела.

– Джонатан, надеюсь, ты меня понимаешь… Джонатан положил руку на мою талию.

– Милочка еще как мне нравится,– сказал он.– По крайней мере, в моем присутствии она ни разу не устраивала пожар и относится ко мне не как к временному явлению.

– До свидания, Милочка,– с энтузиазмом воскликнул Курт и сгреб меня в объятия. – Надеюсь, скоро снова увидимся. Честно. Это не пустые слова.

Обняли и Джонатана – сначала Бонни, потом Курт,– и мы с ним, взявшись за руки, пошли прочь.

Получилось очень естественно, поэтому он не отпустил мою руку, даже когда Хегели уже не могли нас видеть. Наверное, хотел выразить таким образом благодарность, не желая облекать мысли в слова. Я растрогалась.

– Куда мы теперь? – спросила я, наконец.

Что у Джонатана за настроение, определить было весьма трудно. Он не говорил ни слова, но поэтому был, гораздо ближе мне, чем если бы болтал о пустяках.

– На «Лондонский глаз», естественно,– ответил Джонатан, выпуская мою руку, чтобы взглянуть на часы.– А вам куда бы хотелось? В другое место?

– Нет-нет. «Лондонский глаз» так «Лондонский глаз».

Я внутренне радовалась и тому, что не приходится поддерживать беседу, и тому, что мы едем кататься на чертовом колесе. Увидев, как Джонатан страдает из-за предательства Синди, я вспомнила Орландо и то утро, когда узнала, что он тоже меня предал. Возвращаться домой, где любой невинный предмет – фотография, кружка, расческа – безмолвно напоминал о нем, не было ни малейшего желания.

Очередь у «Лондонского глаза» оказалась не очень длинной. Я сильно удивилась, когда Джонатан достал бумажник и извлек из него два билета, и подумала о том, специально ли он их взял сегодня или же носил с собой все время с того дня когда мы устраивали вечеринку.

Я уже совсем было собралась шутливо спросить его об этом, но, взглянув в лицо Джонатана, передумала. Теперь я прекрасно знала, что настроение Райли меняется неожиданно. Казалось, он то и дело превращался из обаятельного агента по продаже недвижимости, оказывавшего мне на публике (а порой и в такси по пути домой, если вечер прошел благополучно) знаки внимания – что, как я понимала, ровным счетом ничего не значило,– в мрачного молчуна, которого не прошибешь никакими шутками. Если бы мы с ним действительно встречались, мне пришлось бы несладко. Впрочем, я достаточно пообщалась в своей жизни с неприступными боссами, чтобы научиться угадывать момент, когда их лучше не трогать. Временами мне даже казалось: своим молчанием Джонатан напоминает, что все наши заигрывания – сплошной обман.

Мы стояли в очереди позади группы хихикающих французских школьников с рюкзаками на спинах. Неожиданно у меня одновременно заболели ноги и голова.

– Спасибо за науку,– угрюмо произнес Джонатан.

– Что, простите?

Он помахал передо мной билетами.

– За то, что научили, как отделываться от надоевших друзей.

– А-а. Всегда рада помочь.

Отдав дань вежливости, Джонатан снова погрузился в хмурое молчание.

Я вздохнула украдкой. И с тоской подумала о вкусном ужине, приготовленном Нельсоном.

Через несколько минут подошла наша очередь. Билетер подмигнул мне и указал на кабинку-капсулу.

Мы стали медленно подниматься в вечернее небо. Под нами уже зажглись первые фонари. У меня каждый раз захватывало дух, когда я смотрела на лондонские улицы сверху. На земле все кажется таким прочным и однообразным; с воздуха же обнаруживаешь, что повсюду изгибы и завитушки – и весь город внезапно предстает перед тобой в виде многочисленных замысловатых отпечатков пальцев.

Я с болью в сердце вспомнила, что планировала привезти сюда Орландо на годовщину нашей встречи. До этого дня мы так и не дотянули.

Лучше бы я вообще не пила. Одного бокала шампанского мне всегда слишком мало – надо выпить или всю бутылку, или же не брать в рот ни капли. От одного бокала я впадаю в тоску, после двух – жажду развлечений, а после целой бутылки… Хм. Со стороны это, по всей вероятности, выглядит забавно.

Джонатан пребывал в глубокой задумчивости, и я не хотела его тревожить. Его взгляд был устремлен куда-то вдаль. Райли держался за поручень так крепко, что побелели костяшки пальцев.

Молчание в отношениях – недооцененное благо, сказала я себе. В отношениях деловых или личных. Оно – признак доверия.

– Спасибо,– неожиданно произнес Джонатан.

– За что? – спросила я.– Смотрите, вон там – здание парламента. Видите?

– Ага. Спасибо вам за вечер. Спасибо, что приехали, хоть я и позвонил так поздно. Спасибо, что были милы с Бонни, хотя она и повела себя непростительно грубо.

Джонатан закусил губу и замолчал. Его напряженное лицо внезапно изменило выражение. Я снова увидела явное мальчишество.

– Спасибо, что… так прямо заговорили про Синди и свели беседу о ней на нет. Простите, если поставил вас в неловкое положение.

– Не извиняйтесь. Знаю, эти люди – ваши друзья, но мне не понравилось, как они разговаривали,– сказала я, глядя на выстроившиеся в ряд три красных автобуса на мосту Ватерлоо. Три блестящие божьи коровки.– Им хотелось узнать, как у вас дела, но помочь расслабиться и открыть душу они даже не попытались. Разумеется, вам интересно, как там Синди. Но спросить открыто вы не решились бы. А сами Хегели, возможно, и не собирались заводить об этом речь.

Джонатан вздохнул, снял пиджак и оперся на поручень. Манжеты задрались, и я увидела золотистые волосы, искрившиеся в свете ламп. Без пиджака он из устрашающего, зациклившегося на порядке руководителя вдруг превратился в обычного человека.

– Самое странное, меня не особенно волнует, как там Синди. Ее как будто больше нет. Прекрасно помню, какой она была, когда я впервые с ней встретился, чем мы занимались, какими от нее пахло духами, но спросите, о чем она думала,– и я при всем своем желании не смогу ответить. Так продолжалось шестнадцать лет.– Он опустил голову.– Отчего люди так сильно меняются? Каким образом превращаются в тех, кого ты как будто вовсе не знаешь? Хоть и наблюдал за ними все это время…

– Прекрасно понимаю, о чем вы,– ответила я откровенностью на откровенность.– Вы, наверное, чувствуете себя круглым дураком. Ужасно, что жена и брат причинили вам боль, но еще хуже, что вы позволили им… Это самое печальное. Теперь вы наверняка вините себя в том, что не раскусили их с самого начала.

Мы замолчали, смутившись. Я стала уже подумывать, не слишком ли далеко зашла, когда Джонатан заговорил снова:

– Само расставание я переживу, но как списать со счетов все те годы, что мы прожили вместе? Теперь они ничего для меня не значат, ведь она была совсем не той, за кого я ее принимал. Оглядываясь назад, каждый раз задаюсь вопросом: почему же я был таким болваном?

Я вспомнила, как не раз пыталась убедить Нельсона, что Орландо на отдыхе, или уехал по делам, или слишком занят работой… В таких случаях сосед неизменно кричал: «Когда ты перестанешь быть сознательно бестолковой?»

– Не думаю, что ум или глупость имеют в таких случаях значение,– пробормотала я, чувствуя ком в горле.

– А мне кажется, имеют. Может, она просто сильно изменилась, а может, всегда была такой, только мне недоставало мозгов, чтобы это понять.

Джонатан вздохнул. Я подумала: наверное, он все же выпил лишнего, раз делится со мной столь личными переживаниями.

– Со мной не так-то и сложно. Я люблю с самого начала определить, за кого именно меня при-нимает человек и когда он сам оказывается тем, за кого выдает себя.

Я подняла брови.

– Значит, я исключение.

– Что?

– Я ведь не та, за кого себя выдаю, верно? Даже не та, кем вы представляете меня знакомым.

Мне вдруг пришло в голову, что в последние дни я и сама, бывало, не сразу вспоминала, кем являюсь на самом деле. Даже парик временами становился отнюдь не маскировкой. В данную минуту я открыла Джонатану себя истинную: он полагал, что проводит вечер с отважной Милочкой, а в действительности разговаривал с отставшей от жизни Мелиссой Ромни-Джоунс – бывшим членом «Пони-клуба», неисправимой простофилей.

В голове у меня зазвенел сигнал тревоги, но я не стала к нему прислушиваться. Да, конечно, я шла наперекор всем установленным правилам, зато, честно поделившись с Джонатаном частичкой своей беды в ответ на его признания, почувствовала облегчение.

Боже, как все в жизни запутано– Запутано, но интересно. Странно, но мне вдруг показалось, что с Джонатаном я могу быть более искренней, чем с кем бы то ни было, потому что он совсем не знает меня. Нельзя судить того, с кем практически незнаком, ведь правда?

Я тоже положила руки на поручень.

– Возможно, вы и правы,– сказал Джонатан.– Но когда я рядом с вами, у меня такое чувство, будто я точно знаю, кто вы такая. Даже не представляете, какое это порой приносит облегчение. Так приятно отключиться от всего и стать самим собой… Забыть о всяких там поставленных задачах, о достижении целей. Отдохнуть, не чувствуя ни вины, ни потребности искать себе оправдания.

Я искоса взглянула на него. Мы впервые разговаривали по-настоящему, хоть и «встречались» вот уже несколько недель. В возможности быть с кем-то кристально честной есть нечто интимное, что невероятно сближает.

Гораздо сильнее, чем сдержанное обаяние агента по продаже недвижимости.

– Вы отдыхаете сейчас? – спросила я.

Если так оно и было, то Джонатан делал это довольно оригинальным способом.

Он улыбнулся, глядя на берег реки.

– Да, отдыхаю.– И, помолчав, нерешительно добавил: – А вы?

– Тоже,– честно призналась я и подумала что мы в чем-то сильно похожи.– Вы производите впечатление человека, который крайне редко от всего отключается.

Джонатан посмотрел на меня.

– Что вы имеете в виду? – удивленно спросил он.

– Ну…– Я старалась подобрать нужные слова, чтобы не показаться невежливой.– Вы очень сдержанны, правильно? Всегда помните о том, как надо вести себя с окружающими. Если бы вы поменьше об этом заботились, жить было бы легче.– Я коснулась его руки.– Только не принимайте мои слова близко к сердцу.

Джонатан поразмыслил.

–Вообще-то я очень стеснительный человек, поэтому не всегда произвожу благоприятное впечатление. Вот бы мне чувствовать себя в обществе настолько свободно, как вы!.. Что же касается бизнеса – это совсем другое дело. На работе я практически ни в чем не сомневаюсь. Там полагаешься на данные, цифры, обстановку… Явиться же, как вы, на встречу с совершенно незнакомыми людьми типа Бонни и Курта и очаровать их – на такое я не способен. Может, начнете давать мне уроки?

Я рассмеялась. Это я-то чувствую себя совершенно свободно! Парик творил чудеса.

– В чем дело? – спросил Джонатан.

– Так, ни в чем,– ответила я.– На деловых встречах мне тоже спокойнее.

Мы поднялись на самую высоту гигантского чертова колеса. Под нами, раскинувшись на берегах серой реки, лежал как на ладони весь Лондон.

– Взгляните,– сказала я, переполненная гордостью за светящийся огнями прекрасный город.– Видите гидроэлектростанцию Баттерси? А здание, похожее на перевернутый вверх ножками стол? Если двигаться по прямой в эту сторону,– я указала на Пимлико,– тогда выйдешь как раз к моему дому.

– Ого! – воскликнул Джонатан.– Чудесный район.

Я с опозданием осознала, что, рассказав, где я живу, нарушила еще одно из своих правил. Впрочем, определить точно, который из домов мой, Джонатан не мог. Несмотря на то, что был первоклассным агентом по недвижимости.

Когда мы стали спускаться, он опять углубился в раздумья. Молчаливая тоска по закончившимся любовным историям объединяла нас.

У меня в голове роилась масса вопросов. Как он и Синди сошлись? Долго ли она морочила Джо-натану голову? Когда призналась, что крутит роман с его братом? Как распутывали родители любовную неразбериху сыновей? Что испытывал

Джонатан, оставляя в Нью-Йорке альбомы с семейными фотографиями?..

Бедный, подумала я, взглянув на его плотно сжатые губы. Неудивительно, что он так замкнут, что с головой уходит в работу. Я попыталась представить Джонатана смеющимся на пикнике или танцующим в ночном клубе. Не вышло. Даже на том празднике в своем собственном саду он был на взводе. Как на работе.

Наверное, все, что я могла для него сделать,– не лезть к нему в душу с расспросами и продолжать вести себя так, чтобы в компании со мной он отдыхал.

Кабинка опустилась вниз, и мы в ногу, как два чечеточника, поспешили к выходу.

Джонатан улыбнулся.

– Прямо как Джинджер и Фред,– сказал он, поддерживая меня под руку.

– Мне больше нравится Джин Келли.

Джонатан скорчил забавную гримасу.

– А-а, понимаю. Только не говорите, что мужчина должен оставаться мужчиной, даже когда делает пируэты.

– Особенно когда делает пируэты!

Мы прошли к кофейному автомату, Джонатан взял два эспрессо, а я забрала из камеры хранения сумку с платьем Эмери.

– Все хочу у вас спросить,– сказал Джонатан, когда я вернулась.– Что у вас там?

– Свадебное платье сестры,– не задумываясь, ответила я.

Джонатан криво улыбнулся. Его серьезность исчезла, как утренняя роса, и он вдруг стал очаровательно деловитым. С одной стороны, так было лучше, с другой – я даже немного огорчилась.

– Запутанная история? – спросил он.

– Да нет. Я расстроила свадьбу сестры, потому что была влюблена в ее жениха, после этого врач посоветовал мне повсюду носить с собой это платье, чтобы помнить: вступить в брак – все равно, что сделать в магазине покупку, только навсегда, без возможности продать ее или вернуть…

Джонатан остановился.

– В самом деле? Надо было рассказать об этом Бонни. Она большая поклонница альтернативных путей лечения. Вам это помогает?

Боже правый! Этот парень верит во что угодно.

– Да что вы, Джонатан! Разумеется, нет! – Я рассмеялась.– Я и без платья понимаю: если обзаведешься семьей, потратишь впустую массу сил и времени. Стоит только задуматься, насколько нелепы эти наряды, в которых невесты не могут свободно и шагу ступить, а выглядят вдвое толще, стоит представить эти разглагольствования о потраченных на свадьбу суммах – и сразу понимаешь, чего можно ждать от семейной жизни.

Я подумала, надо бы добавить, что лично ко мне все это не относится, но было слишком поздно. «В любом случае, попридержи язык»,– напомнила я себе.

– Сами вы, надо понимать, замуж не собираетесь? – спросил Джонатан с невозмутимым видом.

– Нет, не собираюсь.

– Правда?

– Правда.

– А как же платье?

– Оно не мое,– напомнила я, еще раз веля себе закрыть рот на замок.

– Вы разгуливаете по всему городу с платьем в фирменной сумке «Маркс энд Спенсер»,– сказал он.– Это что, вписывается в некую странную британскую традицию? А сестра не против?

– Ни капельки,– ответила я, теряя остатки терпения.– Она выходит замуж, я шью для нее платье. Это, так сказать, черновой вариант, но теперь ей вздумалось кардинально изменить фасон.

Джонатан поставил мне ловушку, и я попалась в нее как последняя дура.

– У вас есть сестра!

Он ткнул в меня пальцем, но я не одернула его, потому что была в этот вечер настроена слишком благодушно по отношению к нему.

Лицо Райли неожиданно потемнело.

– А если Бонни обо всем догадалась? Тогда она поспешит растрезвонить об этом на весь Манхэттен…

– Ну и что? Пусть трезвонит. Если хотите, я могу отправить ей электронное письмо, где напишу про методы моего врача.

–Было бы неплохо.– Джонатан посмотрел на часы.– Послушайте, мне пора. Поеду в офис, просмотрю почту… Посадить вас на такси?

– Да, пожалуйста.

Я увидела черное такси в конце улицы. Оранжевый фонарь был, по счастью, включен, и я замахала рукой.

– А вы на чем поедете?

– Пройдусь пешком.– Он с серьезным видом посмотрел сначала на свои ноги, потом на меня. – Мне бы хотелось пригласить вас как-нибудь на ужин. Отблагодарить за сегодняшний вечер.

– Перестаньте,– пробормотала я растерянно.

– Нет, пожалуйста, не отказывайтесь,– настаивал Джонатан.– Я так боялся встречаться с Бонни и Куртом. Думал, это будет сущая пытка. А чувствую себя после встречи… вполне нормально.– Он поморщился и уточнил: – Почти нормально. Все благодаря вам.

Райли дотронулся до моей руки.

– Не следовало мне обременять вас своими проблемами – там, на колесе. Не знаю, почему вдруг язык развязался. В любом случае спасибо, что выслушали. Вы умеете слушать. Очень редкое качество.

Все внутри у меня затрепетало. Джонатан выглядел таким серьезным и милым, был так не похож на грозного босса, что хотелось обхватить его за шею и крепко обнять.

Он ослабил галстук, расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, и я вдруг всем сердцем пожелала, чтобы такси провалилось сквозь землю. Или хотя бы подъехало попозже.

Не за это он тебе платит, строго напомнила себе я. И глупо строить глазки человеку, который столь явно страдает после расставания с любимой. Поэтому-то ему и понадобилась твоя помощь: ты всего лишь защитный экран для его разбитого сердца!

Нет, твердо решила я. Надо забыть о чувствах, оставаться профессионалом, чистой воды Милочкой, которую Джонатан нанял за умение быть беспристрастной и разумной.

Как только я провела черту между Мелиссой и Милочкой, все странным образом встало на свои места.

И потом, он слишком уж взрослый для меня

– Это моя работа! – сказала я.– К тому же и самой удалось чудесно отдохнуть… Хорошо, что не было дождя. Хотя окутанный туманом Лондон впечатляет сильнее.

Джонатан улыбнулся:

– Я уже понял, ведь приехал не сегодня. Знаете, как мы поступим? Включите наш будущий ужин в свое расписание. Я предпочел бы сегодня, но…

Он развел руками.

– Без проблем,– согласилась я.– Только сначала разберитесь с почтой.

Подъехало такси. Джонатан взглянул на него с таким видом, что мне показалось – сейчас он махнет водителю рукой, чтобы тот ехал дальше.

Однако Райли открыл дверцу и снова повернулся ко мне:

– Говорите адрес.

Его лицо ничего не выражало, но в голосе я уловила озорные нотки. Если ему так уж хотелось раздобыть информацию обо мне настоящей, то мог бы придумать способ похитрее.

– На Трафальгарскую площадь, пожалуйста,– сказала я таксисту.

Джонатан рассмеялся, достал бумажник и протянул водителю двадцатифунтовую банкноту.

– Я позвоню вам,– сказал он, закрывая дверцу.

Целых пять волшебных минут, медленно двигаясь в потоке машин, я представляла себе, что это будет не выполнение очередной заявки, а настоящее свидание.

Потом вернулась мыслями к действительности и назвала таксисту адрес Нельсона.

Глава 14

Май незаметно перелился в июнь, потом в июль – лето было в самом разгаре. Работала я все более четко, приобрела для офиса настольный вентилятор, обзавелась чудесными нарядами в стиле Милочки. Вообще-то покупать одежду я терпеть не могла, но в этот раз выбирала модные платья и кардиганы даже с удовольствием. В лифчиках «пуш-ап» и корсетах Милочки я чувствовала себя гораздо более уверенно.

Нельсон ворчал, что жара – заклятый враг спорта (когда погода позволяла, они разбивали близ Уимблдона палатку и ночевали в спальных мешках, чтобы достать билеты). Я же, поскольку дела шли неплохо, не жаловалась. На шитье времени не оставалось, а редко выдававшимся свободным вечерам, когда можно было расслабиться и поужинать дома, положив ноги на колени Нельсону, я радовалась как праздникам.

Самому Нельсону об этом говорить не следовало. А то совсем зазнается.

Джонатан, немного привыкнув к новому офису, стал постепенно втягиваться в лондонскую жизнь, находил больше времени для отдыха и уже появлялся в обществе без меня. По словам Габи, на работе он по-прежнему был суров, однако, к ее великому удивлению, становился все более популярен среди заказчиц.

– Не понимаю! – распалялась она за ланчем в парке.– Вчера он целых пятнадцать минут читал мне лекцию о том, как следует разговаривать с клиентами. Что сексапильного в ворчании?

Я едва заметно кивнула и ничего не ответила, потому что Габи все равно бы мне не поверила, расскажи я ей, насколько обаятельным Джонатан бывает порой – при определенных обстоятельствах.

Натура Джонатана оказалась еще более загадочной, чем я думала в самом начале. Настроение его менялось, точно лондонская погода. Я до сих пор не понимала, от кого это зависело: от него самого или от Милочки.

– Меня не будет две недели,– сообщил он как-то раз в начале августа, явившись ко мне без предупреждения, якобы торопясь назад в свой офис (только вот по его виду я не сказала бы, что он куда-то спешит).

– Да? – произнесла я, спокойно заканчивая печатать письмо.– Отправляетесь в путешествие?

Джонатан присел на край стола. Напряжения в нем не чувствовалось: судя по всему, он пребывал в прекрасном настроении.

– В незабываемое путешествие. Жить буду в первоклассных итальянских гостиницах. Съезжу на интереснейшие экскурсии – всякие там древние развалины и виноградники… – Он неопределенно помахал рукой.– Не составите мне компанию?

Я посмотрела на него, но не смогла определить шутит он или говорит всерьез.

– Джонатан, вы ведь не единственный мой клиент,– ровным голосом ответила я.– Хоть ваше предложение и звучит заманчиво.

– Вы же знаете, что я в любой момент готов изменить ситуацию, только скажите, что согласны. Можем определить ежемесячный гонорар.

– Нет, меня это не устраивает. Не могу быть все время только в вашем распоряжении,– сказала я, отправляя письмо в печать.

– А мне кажется, можете,– возразил он. По-моему, его наш разговор забавлял.

Я прикинула, не сказала ли чего смешного, но тут же, отбросила эти мысли, чтобы не сконфузиться

Достав распечатанное письмо из принтера, я в который раз порадовалась, что пользуюсь качественной бумагой.

– Может быть, все-таки согласитесь? – протянул Джонатан.– Будем считать эту поездку премией.

Идея отправиться с Джонатаном на каникулы показалась мне немыслимой. Я вообще не понимала, почему он пришел ко мне с таким предложением.

– Взгляните, сколько у меня заказов, – сказала я, кивая на ежедневник на столе.– Нельзя же все бросить.

– Даже ради лучшего клиента?

Я посмотрела на Джонатана с некоторой тревогой. Уголки его губ так и норовили подняться в улыбке.

Столь откровенно заигрывать было не в его духе. Я даже подумала, не выпил ли он за ланчем.

– Я дорожу всеми своими клиентами в равной степени.– Подписав письмо, я взглянула на Джонатана поверх очков.– И зачем мне с вами ехать? Знакомых вокруг не будет – какая разница, один вы поедете или с дамой?

Мое сердце забилось чаще, но я не подавала вида, что волнуюсь.

– Вы совершенно правы,– перестав улыбаться, ответил Джонатан.– Как обычно.

У меня все замерло в груди.

– Наверно, мне действительно стоит поехать одному,– сказал он.– Тогда я сильнее обрадуюсь нашей следующей встрече.

– Не трудитесь быть галантным,– сказала я чуть более язвительно, чем следовало.– Нас все равно никто не слышит.

Джонатан вздохнул.

– Я не пытаюсь выглядеть галантным Просто говорю, что мне приятно быть с вами.

На Богарта и Бэколл мы в эту минуту, увы, не походили: Джонатан стоял с обычной непроницаемой физиономией, а я, как всегда, приняла комплимент за шутку.

– Отдых пойдет вам на пользу, вы ведь так много работали! Вещи уже собрали? – Я пыталась казаться веселой, но мой голос прозвучал почти ворчливо.– Все уладили?

– Угу. Патриция позаботилась обо всем. Мне осталось лишь уложить чемодан.– Джонатан оторвался от созерцания собственных ногтей и взглянул на меня.– Благодаря ей и вам моя жизнь идет как по нотам. Вы говорите, что надо делать, а я лишь следую вашим указаниям.

– Замечательно. Бизнес и развлечения – все четко распланировано.

– Верно,–сказал Джонатан и сунул руку в карман.–Послушайте, раз уж вы отказываетесь сопровождать меня в романтическом путешествии, позвольте сделать вам другой подарок.

Он положил на стол передо мной связку ключей.

Я тотчас вспомнила о днях, когда папочка поручал мне ехать в квартиру на Долфин-сквер и заниматься вызывающими сомнения домашними делами.

– Только не взваливайте на меня обязанность присутствовать в вашем доме во время уборки,– попросила я.

По лицу Джонатана я поняла, что ему эта мысль ни разу не пришла в голову.

– А что? Неплохая идея. Впрочем, если не можете, так и скажите. Уборщики приходят дважды – в понедельник и в четверг утром… А это ключи от моей машины. Попользуйтесь ею две недели, покатайтесь, куда-нибудь съездите – в общем, она в вашем полном распоряжении. В страховку включено все.

Я посмотрела на ключи, потом снова на Джонатана. У него был роскошный серебристый «мерседес SL». Лучшего подарка он и придумать для меня не мог.

– Помню, вы как-то сказали, что страшно тоскуете по собственной машине,– пояснил Джонатан.– Вот я и подумал, что вам будет приятно какое-то время снова посидеть за рулем.

– Спасибо,– пробормотала я, взяв ключи.– Любой смышленой девочке никуда без приличной езды, как выражается моя бабушка…

У меня, пусть и на время, появилась машина, чему я несказанно радовалась. Джонатан уехал, и работы заметно убавилось, поэтому времени на поездки имелось предостаточно.

На следующий день после обеда я смотрела в окно и в мыслях уже ехала вместе с Нельсоном в Уитстебл, когда в офис влетела Габи с сияющим от счастья лицом.

Не теряя времени на пустые слова типа «привет» или «ты не занята?», она сунула мне под нос руку, и я увидела на ее безымянном пальце кольцо с крупным поблескивающим бриллиантом.

– Посмотри! – заорала Габи.

Спрашивать, что это такое, я, разумеется, не стала. И тут же едва не разинула рот: бриллиант был не меньше сахарного кубика.

Габи уселась на стул напротив меня, повернула настольную лампу так, чтобы свет падал на нее, и принялась крутить рукой, подобно модели, демонстрирующей драгоценности.

– Поздравляю!– сказала я, ощущая странное шевеление в желудке, как при расстройстве.– Надо полагать, Аарон сделал тебе предложение? Или это просто очередное проявление любви – как тот платиновый браслет?

– Мелисса! – проворчала Габи.– Только не завидуй!

Она сделала движение головой в духе Рики Лейк – продолжая играть модель и в то же время показывая, что огорчена.

– Я думала, ты за меня обрадуешься,– добавила Габи обиженным голосом.

– О боже! Прости! – воскликнула я, поднимаясь со стула, чтобы обнять подругу.

Вести себя как старая дева мне и самой было противно. Хотелось сделать вид, что я тоже счастлива.

Я срочно отметила три плюса положения: во– первых, Габи получила то, чего давно желала; во– вторых, я была готова помочь ей со свадьбой; в– третьих, Аарон прекрасно знал, на какой идет шаг.

Успокоиться полностью не удалось, но, к счастью, Габи не видела в это мгновение моего лица.

Она еще немного побрюзжала, я пару раз ее обняла, воцарился мир, и подруга принялась угощаться чаем со льдом и печеньем, при этом вовсю щеголяя передо мной бриллиантом.

– Как все получилось? – спросила я.– Расскажи по порядку.

– Мм…– промычала Габи, аккуратно разламывая печенье на четыре одинаковые части.– Я вернулась вчера с работы и обнаружила, что Аарон дома, чему сильно удивилась: он, как ты знаешь, всегда появляется довольно поздно.

Она сделала глоток чая, явно настраиваясь рассказывать долго и подробно.

– Тут Аарон говорит: «Может, куда-нибудь съездим, детка?» Я спрашиваю: «Куда именно?»

– Ты испугалась, что он опять надумал заняться сексом в машине? – сочувственно спросила я.

Аарон под влиянием «Лоадид фэшн» и неуемной страсти к «Ауди-ТТ» любил поэкспериментировать.

Габи кивнула:

– Ага. Ведь он не ответил, куда собрался. Короче, ему показалось, я сказала «да»; мы сели в машину и выехали на М-1. Ну, ты знаешь, как Аарон носится,– мы тут же принялись всех обгонять. Вдруг он неожиданно, не предупредив меня, ударяет по тормозам, и машину швыряет в сторону прямо перед грузовиком!

Я вскрикнула.

– Я подумала: все, крышка! Ух! Показалось, будто я вот-вот почувствую дыхание смерти, патетическим тоном продолжала Габи.– Но нет. Мы чудом проскакиваем между двумя грузовиками, они сигналят как сумасшедшие, Аарон жутко ругается. На следующем выезде мы внезапно поворачиваем, проезжаем по кольцу, возвращаемся туда, откуда появились,– и оказываемся снова на М-1!..

Признаться, я толком не поняла, что это за маршрут, по которому они ездили. Впрочем, какая разница?

– Теперь Аарон едет очень медленно. Я вижу, что его это прямо убивает, но он упорно движется по средней полосе, потом вдруг сворачивает в левый ряд, чтобы я увидела это!..

– Что – это? – полюбопытствовала я.

– Плакат, на котором написано: «Выходи…»,– сияя, сообщила Габи.

– Ясно…– сказала я, хотя ничего ясно не было.

– Аарон вскрикивает: «Ой, посмотри-ка!» Я не понимаю, что это значит, но говорю: «Что за ерунда? Я умираю с голода. Может, купим чего-нибудь поесть?» Мы едем к круглосуточному «Макдоналдсу»… знаешь, где он?..

Я не знала, однако кивнула. – Аарон выходит, чему я тоже удивилась – обычно мы делаем заказ прямо из машины,– возвращается, сует мне пакет с едой, велит пока его не раскрывать, чтобы не заляпать жиром обивку… Ну, это в порядке вещей – когда мы едем, он даже губы мне запрещает красить, боится, что я выроню помаду… В общем, мы снова трогаемся с места, проезжаем милю, Аарон тормозит, едва не врезаясь в какой-то внедорожник, и я вижу еще один плакат, на котором написано: «…за меня замуж»… прямо под знаком «Утомление опасно для жизни – передохни».

– Как романтично! – воскликнула я, думая о том, как Аарона не поймала дорожная полиция, когда он расставлял свои плакаты.

– Но это еще не все! – Габи отставила чашку, чтобы в порыве воодушевления не расплескать чай.– Я не стала заострять на этом плакате внимание, чтобы Аарон не подумал, будто я на что-то намекаю. Просто сказала: «Вот это да!», а он сделал вид, что вообще тут ни при чем. Просто поставил диск, и зазвучала наша песня…

– Знаю. «Полис», «Every Breath You Take»,– сказала я.

– Ага! – Габи округлила глаза.– Я засунула руку в пакет, съела пару ломтиков картошки фри, увидела, что Аарон сидит, будто кол проглотил, подумала: это потому, что на руле останется жир… вдруг почувствовала в пакете что– то твердое! Угадай что!

– Человеческий палец? – пошутила я, охваченная дурным предчувствием (непонятно, откуда оно взялось).

– Не-е-е-е-ет! – торжествующе воскликнула Габи.– Кольцо с бриллиантом! И тут я увидела последний плакат, с надписью огромными буквами: «Габи Шапиро». Только представь себе, сколько людей прочли на трассе М-1 эту фразу: «Выходи за меня замуж, Габи Шапиро!»

– Об этом не забудешь никогда в жизни, – пробормотала я, стараясь не обращать внимания на внутренний голос, который все пытался узнать, насколько Габи любит Аарона.

– На обратном пути я увидела такую же надпись, всю целиком: «Выходи за меня замуж, Габи Шапиро». Наверное, Аарон решил подстраховаться, чтобы тут или там часть фразы не загородил какой-нибудь грузовик, побоялся, что я не все смогу прочесть,– мечтательно произнесла Габи.– Предусмотрительный, каких поискать, этот Аарон.

Глаза Габи торжествующе блестели, а я против воли мысленно умывалась слезами. Когда слышу о свадьбах, всегда почему-то раскисаю.

– Ты счастлива, Габи? – неожиданно для себя самой спросила я.

– Безумно счастлива, Мел! – расцвела она.– Закатим такую свадьбу, какая Виктории Бэкхем и не снилась! И жалкие подарочки «Дин и Дэниелс» никогда больше не испортят мне рождественского настроения!

Признаться, я ожидала несколько иных восклицаний, однако вскочила и обняла Габи, ругая себя за неуместные мысли.

– Так ты рассмотрела кольцо? – спросила она, когда я сжимала ее в крепких объятиях. –

Точь-в-точь как у Кэтрин Зеты-Джонс! Из «Тиффани»! Я сказала Аарону, чтоб ни в коем случае не выбрасывал коробочку!

– Кольцо просто потрясающее,– согласилась я.– Дату уже назначили?

– Еще нет.– Габи светилась, как золотой призер на Олимпийских играх.– Нет. Сколько предстоит хлопот! Поможешь мне?

– Естественно. Ты уже знаешь, какую конкретно хочешь свадьбу?

Глупый вопрос.

– Нечто простое, но изысканное,– живо ответила Габи, похлопывая меня по плечу и берясь за сумку.– Наверно, в светло-синих и серебряных тонах, примерно как у «Тиффани»… Приблизительно на двести человек. Или двести пятьдесят. У Эмери сколько приглашенных?

– Цифра постоянно меняется. В последний раз было триста,– сказала я, утирая слезы тыльной стороной ладони и снова садясь за стол.

Я была холостячкой, но взваливала на себя слишком много таких дел, которыми обычно занимаются замужние дамы.

Габи достала два журнала для невест и маркер. Ни разу за все это время она даже не упомянула о том, что любит Аарона или хочет сделать его счастливым.

Тяжесть в моем желудке усилилась. Я достала из верхнего ящика стола «Ренни» и выпила. Потом брызнула на язык «Рескью ремиди».

Как бы там ни было, заявление Габи решило одну мою проблему: брать ее с собой в Уитстебл не пришлось, потому что как раз в этот день они с матерью отправились в «Либерти» смотреть платья.

– Здорово, правда? – прокричала я Нельсону, когда мы мчались по шоссе «А» в сторону восточного побережья.

Дорогу выбирал он, а ехали мы на машине Джонатана. Нельсон заявил, что предпочесть надо тот путь, на котором вероятность попасть в аварию сведена к минимуму.

На нем была шапочка, чтобы не продуло голову; по его убеждению, бейсболки в спортивных машинах – недопустимая глупость. Я обмотала голову старым шелковым платком с изображением итальянских палаццо, который прикрепила к волосам девятнадцатью заколками-невидимками. Проку от платочка было, конечно, мало, но мне хотелось надеть именно его.

– Если я скажу, что меня сейчас стошнит, ты остановишься? – крикнул Нельсон в ответ.

– Нет!..

– Что ж, как хочешь…

Около часа мы бродили по городу, осматривая достопримечательности, потом направились к палаткам с закусками из морепродуктов. Нельсон обожал пичкать себя скользкими, похожими на резину лакомствами; я же ограничилась консервированными креветками. Потом мы стали бродить вдоль берега.

На дворе стоял август и даже светило солнце, но сильный ветер прогнал с пляжа всех, кроме самых закаленных.

– Люблю английские пляжи! – закричала я, захлебываясь ветром.– Как же давно мы никуда не ездили!..

Было время, когда я, Нельсон, Габи, Роджер, Вульфи или кто-то другой из неженатых друзей Нельсона регулярно набивались в машину и уезжали на целый день в Брайтон. Склизкая галька, непогода и расстроенные желудки стерлись из моей памяти; остались лишь милые сердцу воспоминания о дороге домой в умиротворенном молчании, вкусе чипсов и об уснувших на плече соседа друзьях. Счастливые были деньки.

Вдвоем мы сто лет не отдыхали, я и Нельсон.

Я обняла его за талию.

В ответ Нельсон положил руку мне на плечи, прошел так несколько шагов, убрал ее и вновь принялся за своих моллюсков.

– Надо как-нибудь привезти сюда Джонатана,– сказала я.– Ему тут понравится! Здесь все так по-английски, даже неудобства!

– Ты что, уже по-настоящему с ним встречаешься? – фыркнул Нельсон.

– Нет,– ответила я.– Разумеется, нет. Просто он иногда просит меня показать ему всякие лондонские достопримечательности, вот и сюда наверняка не откажется съездить. Надо самой как-нибудь предложить прокатиться по побережью старой доброй Англии… А почему ты задал этот вопрос?

Нельсон посмотрел на меня несколько загадочно.

– Потому что ты говоришь теперь о Джонатане в таком тоне, будто он твой настоящий парень, а не просто обычный клиент. Джонатан то Джонатан се…

К моим щекам прилила кровь, но, к счастью, лицо давно покраснело от ветра, и Нельсон вряд ли понял, что я смутилась.

– Просто теперь я гораздо лучше его знаю, провожу с ним немало времени и сдружилась сильнее, чем с кем бы то ни было из остальных клиентов. Ничего такого между нами нет. Он даже моего настоящего имени до сих пор не знает. И наверняка считает, что я натуральная блондинка!

Нельсон бросил пустую банку из-под моллюсков в урну и открыл следующую.

– Думаешь, Мелисса так сильно отличается от Милочки?

– О да! Конечно! – заверила я его.– Милочка невообразимо смелая и носит облегающие платья. А настоящая Мелисса, со всеми ее недостатками… Впрочем, ты знаком с ней, пожалуй, лучше всех.

– Серьезно? – хмыкнул Нельсон.– Значит, я везучий. При случае непременно расскажу Джонатану, какие ужасные вещи ты накладываешь порой на лицо. Уверен, он тут же попросит меня сыграть над тобой шутку: переставить будильник, чтобы ты ходила в своей маске как можно дольше.

– Размечтался! Джонатан не из таких! – Я шутливо ткнула Нельсона в бок, и он согнулся пополам, будто раненый.– Только вот Габи никак не хочет поверить, что он не какой-нибудь робот.

– Габи,– произнес Нельсон, отправив в рот сразу три моллюска.– Имельда Маркоc из Милл-Хилл. Как там у нее дела?

Нельсон всегда терпеливо сносил нагловатые заигрывания Габи и никогда не принимал ее всерьез – я в этом почти не сомневалась. Но сказать наверняка было невозможно. Люди все время меняются.

– Видишь ли, Нельсон…– осторожно начала я.– Она, э-э… Аарон сделал ей предложение. Они скоро поженятся.

Нельсон громко рассмеялся:

– Это будет свадьба столетия! Праздник для всех, даже для Питера Джонса!

– Ты ничего не имеешь против?

– Нет! И ужасно рад за Габи. Не об этом ли она мечтала много лет подряд? Стать состоятельной дамой, устраивать приемы? Габи – невероятное создание и закатит себе фантастическую свадьбу. Аарону повезло. В чем дело? – Он внимательно посмотрел мне в глаза.– Неужели ты со мной не согласна?

Я вздохнула. Нельсон тоже и не заикнулся о любви.

– Пожалуй, согласна.

– Но говоришь об этом таким странным тоном.

– Да нет… Тебе только кажется.

Я закусила губу, не желая осуждать Габи.

– Вовсе не кажется. Да в чем же дело?

У меня чуть не вырвалось: «Это вопиющее лицемерие! Габи никогда не смотрит на Аарона так, как на тебя!..» Но я побоялась, что слова прозвучат напыщенно, и сказала другое:

– Просто… У меня такое ощущение, что ее сердце ждет не этого.

– По-моему, Габи не заставишь сделать то, чего она делать не желает,– пожал плечами Нельсон.

– Да, но…

Его слова успокаивали. Хотя бы на время.

– Не стоит заботиться обо всех вокруг, Мелисса.– Нельсон выбросил вторую банку и положил руку мне на плечи.– И потом, возможно, в глубине души Габи любит Аарона. Каждый проявляет чувства совершенно по-разному, и иногда довольно странными способами.

Он пожал мое плечо, взял руку, положил себе на талию и продолжил более серьезно:

– Иногда бывает очень трудно выразить, как ты относишься к человеку. И из боязни, что над тобой посмеются, сам делаешь вид, будто принимаешь все за шутку.

Мы остановились.

– Знаю,– пробормотала я, снова закусывая губу.– Но…

У меня в кармане зазвонил телефон.

– Прости, Нельсон,– сказала я, доставая трубку.

Номер не определился, что означало – звонят либо налоговики, либо из компании сотовой связи, либо родственники. Ни то, ни другое, ни третье не сулило ничего приятного.

– Алло? – настороженно произнесла я.

– Мелисса! – послышался голос отца.

– Привет, пап.

У меня даже кровь похолодела. Я прекрасно знала, о чем он может со мной заговорить. В моем мозгу началось слайд-шоу кошмаров. Опять задумал напомнить мне о долге? Или узнал про агентство?..

– Как настроение? Хорошее? – спросил отец

– Да, спасибо.

Его слова ставили в тупик. Я отошла от Нельсона на несколько шагов и почувствовала, что страшно замерзла – внутри и снаружи.

– Замечательно. А вот нам не до веселья! У нас тут сущий ад. Так что отложи все свои дела и дуй быстро домой. Нужна твоя помощь.

– Но, папа, я…

– Я все сказал, Мелисса!

Связь прервалась.

Я сунула телефон обратно в карман.

– Нельсон,– горестно сказала я.– Праздник моллюсков закончен. Мне надо ехать.

Глава 15

На посыпанной гравием площадке возле дома стояли все четыре машины. Дурной знак. Я сделала по три глубоких вдоха и выдоха, поклялась себе, что не позволю домашним вытрепать мне нервы, и нажала на кнопку звонка.

Дверь открыла Эмери. Она больше, чем когда– либо, походила на привидение: вокруг глаз темные круги, вид совершенно потерянный, как у только что освобожденного заложника.

– Господи, Эм! – воскликнула я.– Что произошло?

– Папа.– Эмери содрогалась всем телом от сдерживаемых рыданий.– Из-за папы свадьбы не будет.

– Ты уверена? – спросила я, обнимая сестру за плечи.– Ну же, Эмери, возьми себя в руки! Неужели все настолько страшно? Или вы просто снова поскандалили из-за списка приглашенных? Знаешь, на большинстве свадеб бывает всего около сотни гостей. Вовсе не обязательно звать всех, с кем когда-либо пересекался папа.

Эмери покачала головой:

– Нет, дело не в этом… Просто…– Она в отчаянии махнула рукой.– Просто. И Уильям говорит…

Вообще-то и великому спортсмену Уильяму надлежало принять в подготовке к свадьбе хоть какое-то участие, а не просто давать указания. Однако он до сих пор твердил, что тратит все свое время на дела и работу с клиентами (то есть на гольф и сквош), и право хлопотать обо всем предоставлял Эмери.

Я поняла, что ничего конкретного от сестры не услышу, и с нарастающей тяжестью в сердце подтолкнула ее вперед, в сторону кухни.

Мама, папа и бабушка сидели за столом, на котором пестрели рекламные брошюры, документы, кофейные чашки, переполненная пепельница, рваные салфетки и осколки тарелки. Пропахший сигаретным дымом и дурным настроением воздух давил и затруднял дыхание.

– Мелисса! Дорогая! – сказала мама, раздавив окурок и зажигая новую сигарету.– Как я рада, что ты здесь!

Я пропустила ее возгласы мимо ушей, прекрасно понимая, что истинный их смысл таков: хорошо, что ты приехала, теперь папе будет на кого наорать.

– Привет, Мелисса,– сказал отец.

Его глаза зловеще сверкали, и мне вдруг в голову пришла жуткая мысль: ему все известно. Не то чтобы я не испытывала этих ощущений прежде: папаша заставлял меня постоянно чувствовать вину еще с тех пор, как я научилась воровать пирожные.

– Мелисса! – воскликнула бабушка, поднимаясь со стула с явным намерением уйти.– Слава богу, что ты приехала. Может быть, сумеешь их образумить.

– Сядь, Дайлис! – отрезал отец.– Никуда ты не пойдешь!

Бабушка не села, но дошла только до шкафа с напитками – налить себе джина с тоником. Поначалу мама внимательно следила за каждым ее движением, потом отвела взгляд и жадно затянулась сигаретой.

– Впрочем, я бы на твоем месте не слишком усердствовала,– сказала бабушка устало.– Я попыталась было, но добилась лишь чудовищного…

– В чем дело? – спросила я.

– Проклятая Гвен Моррисон…– начала мама.– Она отказалась с нами работать.

Папа все-таки не выдержал мощного натиска и согласился нанять для Эмери профессионала из агентства «Свадьбы в городе и за его пределами», приветливую и опытную Гвен Моррисон, бывшую одноклассницу Аллегры. Я общалась с ней мимоходом, но она сразу производила впечатление человека, способного справиться с любой проблемой и найти с кем угодно общий язык.

Я нахмурилась.

– Но ведь вы совсем недавно вышли на нее?

Эмери метнула в отца неожиданно ядовитый взгляд.

– Вышли на нее или запали?

Мама дернулась.

– Эмери!..

Я уставилась на сестру, не вполне понимая, о чем она толкует.

– В каком смысле «запали»?

– Произошло недоразумение,– не моргнув глазом, заявил отец.– На мой взгляд, Гвен недостаточно компетентна и не соответствует нашим требованиям, поэтому мы решили от нее отказаться.

– Мартин, дорогой мой, она пригрозила, что подаст на тебя в суд! – почти весело произнесла бабушка.

– Ладно, ладно,– сказала я, пока мама снова не вступила в разговор, или не шлепнулась в обморок, или не выкинула другого номера, к которому явно была готова.– Но ведь свадьба только в декабре. Вы начали к ней готовиться чересчур рано. Зачем поднимать столько шума из-за каких-то там канапе?

Не стоило мне этого говорить. Лица мамы и Эмери моментально застыли.

А вот папа, напротив, обрадовался:

– Правильно! Хорошо, что я додумался позвонить Мелиссе. Отлично, доченька. Вот как здорово все решилось.

Отец никогда не называл меня «доченькой». Ни разу в жизни.

И что это, интересно, «здорово решилось»?

– Нет-нет, подожди-ка,– заикаясь, проговорила. – Послушайте, я была бы рада помочь, но не могу…

– Чего ты не можешь, Мелисса? – требовательно спросил отец, на глазах превращаясь в Джереми Паксмана. – Помочь сестре устроить свадьбу ее мечты?

– Но…

Я все еще сопротивлялась, хотя чувствовала, что проиграю. Отец буквально уничтожал меня взглядом.

– Не можешь сделать несколько звонков? Чтобы спасти несчастную мать от нервного срыва? – с видом человека, потрясенного до глубины души, продолжал он.– Не можешь выкроить и частицы своего драгоценного времени, чтобы подписать приглашения?!

– Само собой, я с удовольствием помогла бы, но у меня слишком много дел!

Перед моими глазами уже появилось страшное видение: долгие недели жуткого страдания.

– Честное слово! Еле успеваю со всем справиться!

Само собой, только этого отец от меня и ждал. Его тонкие губы искривились в самодовольной улыбке.

– Насколько я помню, рабочий день в вашем агентстве заканчивается в пять вечера, верно? – Глаза его злобно полыхнули.– Остается море времени, разве не так?

– Я… э-э…

Мое лицо густо покраснело. Все смотрели на меня, уже начиная понимать: что-то здесь не так. Я до сих пор не говорила домашним, что занимаюсь теперь совсем другим делом, не собиралась посвящать их в подробности и сейчас.

Однако отец явно ждал чего-то.

Тянуть резину не имело смысла.

– Я больше не работаю в «Дин и Дэниелс»,– призналась я.

–Неужели? – воскликнул папаша, прикидываясь, что крайне удивлен.– Что же случилось? Они что, вот так просто позволили тебе».– На его физиономии отразилось притворное сочувствие,– уйти?

– Мартин! – крикнула мама.– Не издевайся над ней! Если Мелиссу уволили, значит, уволили!

– Да, они «позволили мне уйти»,– сказала я с трудом.– «Дин и Дэниелс» объединились с американской компанией, поэтому некоторых сотрудников пришлось сократить Я попала в их число. Иногда такое случается.

– Другой девицы, которую сократили столько же раз, наверняка не сыщешь во всем Челси,– прокомментировал отец.– Чем же ты занимаешься теперь?

– Устроилась на временную работу.

Сказав это, я взмолилась про себя, чтобы бабушка не вздумала мне сейчас помочь. Выдумки у нее получались крайне причудливые, если бы я стала ей подыгрывать, то могла добиться как раз тех результатов, которых пыталась избежать.

– Временную?

Отец вскинул брови, а меня охватила легкая паника.

Возможно, он еще ничего не знал. Или знал все, но пока не желал раскрывать карты. Либо услышал о моих делах лишь краем уха и пытался сейчас взять меня на пушку, чтобы я сама все выложила.

Милочка никогда бы не раскололась. Что бы ни случилось.

– Да, временную,– процедила я и попыталась улыбнуться.

Вышел вполне приличный оскал.

Отец развел руками, всем своим видом показывая: значит, свободного времени у тебя все равно хоть отбавляй. Однако я с удовлетворением отметила промелькнувшее в его взгляде изумление.

Только папаша собрался надавить на меня снова, как неожиданно заговорила мама:

– В таком случае ты действительно сможешь мне помочь. Уверена, отец заплатит тебе. Правда, Мартин? Сколько ты получаешь за час нынешней работы, дорогая?

Говорить, что теперь мой доход составляет около ста фунтов в час, у меня не было желания.

– Белинда, ты в своем уме? Я не заплачу ей ни пенни! – заорал отец.– Я и так уже потратил на свадьбу целое состояние! Слава богу, Мелисса намерена остаться старой девой. Если бы и она задумала выскочить замуж, мы пошли бы по миру!

Как мило. Да разве можно не почувствовать себя избранной, когда собственный отец говорит о тебе в таком тоне?

Я взглянула на Эмери. Она сгорбилась над чашкой с чаем и вздрагивала каждый раз, когда родители начинали орать. Мне стало ее жаль. Ведь речь шла о дне, обещавшем стать счастливейшим в ее жизни.

Я лихорадочно раздумывала. Джонатан должен вернуться только через десять дней; на следующей неделе мне предстояло обновить лишь несколько гардеробов и устроить весьма скромную вечеринку по поводу дня рождения. Я вполне могла сделать для Эмери большую часть расчетов и наметить план действий.

Декабрь. Времени оставалось еще предостаточно. Буду ли я зимой, как сейчас, работать с Джонатаном?..

Мое сердце наполнилось водоворотом сбивающих с толку чувств.

– Мелисса! Нам надо поговорить,– заявил отец, с важным видом выходя из кухни.

– Хочет прочесть тебе лекцию о семейном долге,– сказала бабушка, снова поднимаясь, чтобы поставить чайник на плиту.– Мы уже достаточно его наслушались за целый день.

– Господи,– пробормотала мама себе под нос, прикуривая очередную сигарету.

Я потрепала Эмери по плечу. Благодаря прирожденной беспечности она всю жизнь спокойно плыла по течению, для подготовки же к свадьбе требовались иные качества.

– Не волнуйся,– успокаивающе сказала я.

Скоро все устроится.

– У Гвен остались все бумаги,– с убитым видом пожаловалась сестра.– Я несколько недель подбирала цвета…

Мама все время курила и что-то бессвязно бормотала; бабушка с тревожным видом тихо напевала; Эмери медленно качалась на стуле, судя по всему наглотавшись успокоительного.

А папы, Уильяма и деда, увлеченных таинственными делами, вообще не было видно.

Незамужняя жизнь никогда еще не казалась мне столь сладкой.

Когда, пройдя через весь дом, я появилась на пороге отцовского кабинета, его хозяин сидел за столом в излюбленной менторской позе. Не в силах сдержать легкую дрожь, я мысленно выругала себя за то, что так легко позволила ему совершить тактический маневр и занять более выгодное положение.

Именно в этом кабинете отец устраивал нам допросы по поводу школьных дел, расспрашивал о том, что мы слышали про скандальные газетные статьи, и о прочих неприятных вещах. Здесь всегда царил полумрак, стены были увешаны книжными полками, на которых хранились копии старых стенограмм заседаний парламента и книги в кожаных переплетах, купленные на распродажах.

Над камином висел большой портрет отца, на каминной полке красовалась восхитительная чер-но-белая фотография с изображением мамы. Старинных фамильных портретов не было: половину дед продал, чтобы починить на вырученные деньги крышу, половину он же уничтожил в приступе ярости – причина поступка затерялась в закоулках времени.

Я подошла к стулу напротив отца и оперлась рукой на спинку, не решаясь сесть.

– О чем ты хочешь поговорить? – спросила я с напускной храбростью.

– Сядь, Мелисса,– велел отец.– На глупые игры ни у меня, ни у тебя нет времени, так ведь?

Я села.

– Займись организацией свадьбы,– приказал он.– И не действуй мне на нервы попытками отвертеться. Ты сделаешь это по ряду причин. Во-первых, Эмери глупа как пробка и сама ни черта не умеет, а Белинде только дай волю, и она оставит меня без гроша в кармане. Во-вторых, я и так уже потратил целую кучу денег, поэтому должен хоть на чем-то сэкономить…

Когда он произносил последние слова, его рот скривился. Любое дело в нашем семействе, в конечном счете, сводилось к деньгам.

– По-моему, ты мог больше сэкономить, если бы нанял достойного организатора,– сказала я.– Он быстрее и грамотнее решит любой вопрос.

Отец даже не потрудился отреагировать на мои слова.

– В-третьих, я не желаю, чтобы какая-то хитроумная ведьма ошивалась здесь несколько месяцев подряд, а потом продала информацию о моей личной жизни паршивым газетенкам.

Можно подумать, он кого-то сильно волновал! Если что-то в нашем доме и представляло для журналистов интерес, так это лишь вскрывшиеся подробности о махинациях с машинами для свадьбы Аллегры и о прочих темных делишках.

– А в-четвертых…– Отец положил руки на стол и самодовольно ухмыльнулся.– Даже не знаю, как сказать. Насколько я помню, ты должна мне немалую сумму, Мелисса.

Проклятье. Так я и знала. Слишком уж долго я не слышала от него об этих чертовых деньгах. Наверно, он и дал-то их мне так охотно с тем лишь расчетом, чтобы потом извлечь из положения выгоду.

Я поерзала на стуле.

– Помню…

– Надеюсь, моя дорогая!

Мое сердце подпрыгнуло, а на улыбающейся физиономии папаши отразилась напускная тревога.

– Нехорошо, когда дети, достигнув твоего возраста, Мелисса, ходят в должниках у собственных родителей. А времени прошло немало, и я до сих пор терплю.

– Я обязательно рассчитаюсь с тобой,– сказала я, придумывая, как бы выкрутиться.

Разговор о деньгах напомнил о том, что, будучи Милочкой, я заключаю порой на удивление блестящие сделки.

Плечи мои расправились.

– Значит, если я организую свадьбу Эмери, ты простишь мне часть долга?

Отец запрокинул голову и залился безудержным хохотом. Потом впился в меня отнюдь не имеющимся взглядом.

– Нет,– сказал он.– Но если ты продолжишь утверждать, что чересчур занята, я буду вынужден… э-э… определить процентную ставку. А долг, еще раз повторяю, немаленький. Мне нужны эти деньги, Мелисса. Я их не с дерева сорвал.

Я вздохнула, почувствовав себя припертой к стенке. И вспомнила, что в любом случае решила помочь Эмери. Однако мой энтузиазм мало– помалу улетучивался.

– Но задаром я просто не могу за это взяться! Хоть что-то ты должен предложить мне за услуги! – воскликнула я, цепляясь за остатки решительности, присущей Милочке.

Попасть в еще большую зависимость от отца у меня не было ни малейшего желания.

– Конечно,– ухмыльнулся он.– Если устроишь свадьбу, то приходи на нее с кем захочешь. А теперь извини, мне надо кое-кому позвонить.

Я поднялась со стула. Правду сказала бабушка: наш отец – страшный человек. После каждого разговора с ним я чувствовала себя преступницей, все время действующей наперекор родительской воле.

Совершенно убитая, я вышла из кабинета и услышала, как отец, связавшись с Саймоном, своим адвокатом, завопил:

– Нет, нет, нет и еще раз нет! Не собираюсь я от нее откупаться! Я ничего такого не сделал, и потом, что значит ее слово против моего?

Он подошел к двери, плотнее ее закрыл и заблокировал, просунув в дверную ручку бильярдный кий, который специально держал в углу у стола.

Я поплелась обратно на кухню, уже готовясь к тяжелому испытанию, обещавшему закончиться лишь в церкви, в день свадьбы Эмери.

На следующее утро, переночевав в своей старой комнате, я заставила Эмери, маму и бабушку сесть в мамину машину и отвезла их в ближайшее кафе, где мы принялись обдумывать план будущих действий. Ехать в бар, где мама непременно пожелала бы утопить свои горести в спиртном, или оставаться дома, где нам постоянно мешал бы отец, я не желала.

Папашин дух и так постоянно нас преследовал.

– Начнем, наверно, с машин? – спросила я.

Эмери покачала головой:

– Не машин. Будут лошади, экипаж и пять электромобилей от «Грин энерджи». Папа сказал, они готовы все это предоставить, если я буду рекламировать электромобили знакомым.

– Хорошо.– Я сделала отметку.– Торт?

– Торт испекут в местной пекарне.

– За это ты должна будешь сфотографироваться с пекарем? – саркастически спросила я.

Эмери покачала головой, и ее пышная грива красиво заколыхалась.

– Хм… Нет. Во всяком случае, не думаю.

– Платье?

– Его шьешь ты,– напомнила бабушка.

– А, ну да…

Черт побери!

Я подчеркнула в списке слово «платье». Ну и жизнь начиналась! С обилием заказов Джонатана работать предстояло совсем без выходных.

– А с гостями что? – спросила я.– Окончательный список составили? Бумагу для приглашений купили?

Эмери взглянула на меня с таким видом, словно была готова утонуть в потоке собственных слез.

– Ладно,– быстро проговорила я.– Разберемся.

Сделав соответствующую запись, я заставила себя улыбнуться:

– Вот видишь, Эм? Не так уж все и страшно. Не волнуйся.

– Как замечательно, что ты здесь, дорогая,– сказала бабушка, беря последний эклер.

Я ласково посмотрела на нее. Как хорошо, что она здесь: в присутствии бабушки любые задачи казались посильными.

– Теперь я хоть не буду так мучиться из-за круиза,– добавила она, откусывая кусочек пирожного.

Я уставилась на нее:

– Что?..

– Из-за круиза,– повторила бабушка с набитым ртом.– Хочу отдохнуть.

Финансовое положение бабушки оставалось для всех нас загадкой. Жила она на широкую ногу, хотя и не работала с конца пятидесятых, когда, к ужасу всей семьи, пела в ночном клубе. Возможно, именно в ту пору ей и удалось сколотить состояние. Мама на все вопросы обычно мямлила что-то о «гонорарах за записи» и поспешно переводила разговор в другое русло.

– Значит, ты отправляешься в круиз,– сказала я.– Что ж, спасибо.

Бабушка подмигнула мне и прошептала:

– Всегда можно отыскать возможность избежать неприятностей, дорогая.

Я вспыхнула и отметила про себя, что в нашей семье все горазды уклониться от ответственности, а отдуваться в конечном счете постоянно приходится мне.

В Лондон я вернулась не в лучшем расположении духа.

Нельсон явно предвидел, что после уик-энда, проведенного дома, его соседка приедет мрачнее тучи. Когда я открыла дверь и вдохнула потрясающий аромат жареной курицы и картофельного пюре, то так растрогалась из-за заботливости друга, что чуть было не расплакалась.

Нельсон сидел на диване в гостиной, смотрел телевизор и хрустел «Принглс».

– Выглядишь ужасно,– заметил он.

– Спасибо,– ответила я, снова выходя в прихожую, чтобы взглянуть на себя в зеркало.

Неужели действительно ужасно?

Да, Нельсон не шутил. Моя бледная физиономия даже и близко не напоминала лицо Милочки. Впрочем, и макияж под карамельный парик я делала более тщательно, сегодня же лишь мазнула щеки розовыми румянами да быстро подкрасила ресницы.

Все верно, подумала я с горечью. Милочка во всех отношениях лучше и тверже Мелиссы. Никто из домашних даже не подумал о том, что старшей незамужней сестре обидно устраивать свадьбу сестре младшей. Милочка так бы прямо об этом и заявила, тут же оговорив сумму вознаграждения за моральную травму и будущие хлопоты…

До настоящей минуты такой мысли мне в голову не приходило.

Меня охватил новый приступ жалости к себе.

– Габи звонила,– сообщил Нельсон.– Собирается заехать к тебе попозже, обсудить фасон платьев для подружек невесты.

– О-о-о!..

Громко шаркая, я подошла к дивану, тяжело опустилась на него и положила ноги Нельсону на колени, чтобы он сделал мне массаж.

– Как здорово…

Сосед посмотрел на меня внимательнее и сказал:

– Впрочем, не так уж и плохо ты выглядишь. При ярком свете лучше видно.

– Не пытайся отказаться от своих слов. Поздно,– проворчала я, обнимая диванную подушку.– Лучше разотри мне, пожалуйста, ступни. Я сегодня настоящий комок нервов.

– Не возражаешь, если я одновременно буду смотреть телевизор? – вежливо спросил он, принимаясь массировать мои большие пальцы.– Это запись. Где-то тут должен быть и я.

– Нет-нет.– По всему моему телу начало разливаться тепло. У Нельсона были чудесные сильные руки.– Конечно, смотри.

Открою маленький секрет: мне и самой нравились эти записи. Управляя яхтой, Нельсон превращался в тертого калача и забывал про вечные разглагольствования об устойчивом социальном развитии и пожертвованиях. Он стал объяснять мне тонкости мореходного дела. Я слушала, делая вид, что все понимаю, сама же плыла на волнах блаженства, которое дарил его волшебный массаж.

Мы мирно наслаждались обществом друг друга, пока не послышался звонок в дверь.

Я разочарованно посмотрела на Нельсона.

– Наверно, Габи.

– Не волнуйся,– ответил он, не догадавшись, чем именно я расстроена.– Картошки я сварил много, вполне хватит и на троих, так что делиться своей долей тебе не придется.

– Пойду, открою,– сказала я, опустила ноги с его колен на пол и нехотя направилась к парадной двери, борясь с неудовольствием.

– Привет! – Габи торопливо обняла меня и прошла в гостиную.– Здравствуй, Нельсон! – донесся до меня ее воркующий голос.

Я закрыла дверь.

Хоть Габи и явилась ко мне, чтобы побеседовать о своей свадьбе, она не преминула нарядиться и как следует накраситься, дабы произвести впечатление на моего соседа.

– Ого! – воскликнула она.– Это ты, Нельсон? На яхте?

– Да,– ответил он, останавливая запись.– Пойдемте ужинать. Может быть, откроем вино, Мел?

– Он великолепен,– шепнула мне на ухо Габи, когда я принялась искать штопор.

– Прекрати,– ответила я, стараясь, чтобы голос звучал дружески.

– Уверена, он отличный яхтсмен,– мечтательно проговорила подруга.

– Я сказала, прекрати, Габи,– повторила я более строго.

– Почему это? Ты что, ревнуешь?

– А ты, кажется, помолвлена? – прошипела я.

– Эй, остынь!..

За ужином разговаривали про подготовку к свадьбе Эмери, вернее, я выплескивала весь скопившийся гнев по поводу того, что основную часть обязанностей возложили на меня, а Нельсон и Габи мне сочувствовали. Кое-какие детали пришлось опустить, например о долге отцу. Сложное

было время: постоянно следовало помнить, что кому можно говорить, а что кому – нельзя.

Странно, но обсуждать собственную свадьбу Габи не изъявила желания.

– Давай не будем о скучных девичьих делах,– бросив косой взгляд на Нельсона, сказала со смехом моя подруга, когда я спросила, какой она думает устроить прием.– Поговорим об этом потом.

– Зачем же откладывать? – спросил Нельсон, отодвигаясь от стола.– Беседуйте сейчас. Я все равно ухожу, хочу полежать в теплой ванне.

Он взял с кофейного столика выпуск журнала «Практические советы владельцу судна» и легонько шлепнул им меня по макушке.

– Прошу не беспокоить меня, мадам. Пока, Габи.

– Пока, Нельсон,– проворковала Габи.

– Только попробуй использовать всю горячую воду! – крикнула я в спину удаляющемуся Нельсону.– И не трогай мою пену!

Хлопнула дверь ванной. Зашумела вода. Габи уперла локти в стол, уткнулась подбородком в ладони и заулыбалась во весь рот, глядя куда-то в пустоту.

– Перестань,– сердито сказала я.– Хватит с ним кокетничать.

– Не порти мне прекрасное настроение! – воскликнула она.– Он такой милый, этот Нельсон. И в тебе души не чает. Ты не отдаешь себе отчета в том, какая ты везучая!

– Еще как отдаю! – заорала я, не в силах больше сдерживаться.– Я отлично знаю, какой он. Ему во всем Лондоне нет равных! Если ты тоже это понимаешь, почему тогда выходишь замуж за Аарона?

Габи взглянула на меня, точно на полную идиотку.

– Да ведь это совсем другое дело, Мел.

– Нет, не другое! – У меня был тяжелый день, и терпения не осталось совершенно.– Не представляю, как приду к тебе на свадьбу, как буду смотреть на вас с Аароном, ведь я знаю, что ты предпочла бы… предпочла бы…

– Спать с Нельсоном? – спокойно сказала Габи.

Я побагровела.

– Да! Если хочешь, называй это так.

– Не будь ханжой. Нет ничего плохого в том, что он мне нравится,– это даже нормальна Я ведь сотню раз тебе объясняла,– терпеливо произнесла она.– Что же касается Аарона, он в состоянии обеспечить меня всем тем, что…

– Нет! – взорвалась я.– Слушать не желаю этот циничный бред про отношения и финансовую стабильность! Ни за что не поверю, что человек может быть настолько ограниченным и корыстным! Не хочешь же ты сказать, что, если Аарон лишится всех своих денег, ты запросто от него уйдешь?

– Хм… Такое вряд ли случится.

– Откуда тебе знать? Нельзя обещать человеку, что разделишь с ним жизнь, исключительно потому, что он оплачивает твои счета! Для чего тебе все это?

– Примерно для того же, для чего ты работаешь,– с неприятным выражением лица ответила Габи.

– Работа – это работа! – выпалила я.– Я не смешиваю ее с любовью!

Мы обе откинулись на спинки стульев, борясь со злостью.

Кухню заполнило неловкое молчание. Я неожиданно поняла, что сказала гораздо больше, чем следовало, и пути назад теперь нет.

Ощущение было таким, как если бы я проснулась посреди моря на надувном матрасе и увидела, что берег гораздо дальше, чем казалось.

– Габи, скажи честно,– взмолилась я.– Если Аарон вдруг потеряет источник дохода, будет вынужден расстаться с машиной, неужели ты сможешь отменить свадьбу? Неужели? Действительно ли ты любишь в нем одни только деньги? Если да, прошу тебя, не совершай эту глупость.

– Мел, не устраивай спектакль,– твердо сказала Габи.– Даже если Аарон и лишится источника дохода, он не растеряется. Милостыню просить наверняка не станет. Не такой он человек. И мне это нравится. Я чувствую себя с ним надежно.

– А с Нельсоном что ты чувствуешь?

Она заколебалась.

– Нельсон – другой…

– Что ты имеешь в виду?

Габи покрутила в руке бокал с вином.

– Послушай, Аарон прекрасно меня понимает. Мы, что называется, одного поля ягоды. Нельсон же… Он совсем другой.

– Да в чем другой?

– Видишь ли. Мел,– начала Габи и тут же остановилась.– Нет, ты все равно не поймешь.

Во мне все закипело. Не пойму?.. Однако я закусила губу и постаралась унять злобу.

– Нельсон прекрасный человек, – сказала я. А ты, используешь его, чтобы компенсировать недостаток романтики в отношениях с Аароном!– Меня было уже не остановить.– Ты влюблена в плод воображения! Бред какой-то!

– На себя посмотри! – парировала Габи.

– О чем ты?

– О Джонатане Райли! – высокомерно бросила Габи.– «О, это всего лишь работа! Да, я постоянно с ним общаюсь, и он бывает со мной очень мил! Да, я придумываю для него развлечения и кокетничаю, но в этом нет ничего такого, ведь я в него не влюблена! Я знаю, что делаю, в состоянии решить любую проблему, потому что ничего не боюсь!»

Габи была на грани истерики. Я в ужасе зажмурилась.

Никогда прежде мы с ней не ссорились. И я не могла поверить, что мои объяснения она воспринимала именно так…

– Ты мне все уши прожужжала о своем Джонатане! Трещишь о нем больше, чем об Орландо,– продолжала кипятиться Габи.– И дело вовсе не только в том, что за пределами офиса он совершенно другой, но и в самой тебе. Такое впечатление, что у этой твоей Милочки лицензия на все, чем бы ей ни вздумалось заняться, а примерная положительная Мелисса, что бы ни случилось, остается прежней. Поэтому ты можешь безнаказанно строить глазки и крутить шуры-муры с мистером Сволочным Агентом По Продаже Недвижимости – и в то же время быть без ума от человека, которого, как ты втайне считаешь, тебе не следует любить. Если уж кто и чокнулся из нас двоих, так это не я, а ты, «Милочка»!

Я ахнула.

– Все это твои выдумки!

–Неужели?– саркастически прищурилась Габи. – Может, еще скажешь, что ты к Джонатану равнодушна?

– Нет, конечно нет…– пролепетала я.– Но это работа. Ему не нужна постоянная подружка, вот в чем дело. Поэтому-то Джонатан и пользуется услугами Милочки, и я вовсе не…

Габи покачала головой (опять-таки на манер Рики Лейк). Потом сказала без тени иронии:

– Ради бога, Мел! Что ты несешь!

Я глубоко вздохнула.

В ее словах имелась доля правды. То, что Джонатан мог расслабиться в моей компании, действительно мне льстило. Да, я порой строила ему глазки, хоть и прекрасно знала, что обаятельным он бывает лишь, так сказать, по долгу службы.

У меня здорово получалось флиртовать с ним; это как в теннисе: если состязаешься с профессионалом, быстрее повышаешь собственный уровень. Но ситуация не выходила из-под контроля, ведь играла роль кокетки не Мелисса, а Милочка. Меня настоящую Джонатан не знал. И не собирался узнавать.

Или?..

Мы с Габи посмотрели друг на друга, и на душе у меня стало немыслимо тяжко.

– Габи, я ужасно не хочу с тобой ругаться,– сказала я, беря ее за руку.– У меня и в мыслях не было тебя обидеть. Но… Ты моя лучшая подруга, и я не хочу, чтобы ты страдала. Не в деньгах счастье, ты же сама понимаешь.

Я хотела добавить: «Не могу поверить, что такое милое создание, как ты, может быть настолько расчетливым», но смолчала.

– Поверь мне, Мелисса,– ответила Габи,– несчастной я быть не собираюсь. А вот за тебя переживаю.

Я подумала: не так все просто. Однако, желая сохранить нашу дружбу, до поры оставила ответ при себе.

Глава 16

Некоторые услуги, предоставляемые моим агентством, оказывать было совсем несложно. Я любила задания, приносившие быстрый успех, типа смены прически и гардероба или ободряющих бесед, вселяющих уверенность. Как приятно было видеть плоды своих трудов: клиенты начинали даже радоваться комплиментам, хотя прежде никогда их не слышали и ни в чем подобном не нуждались.

Без особенной охоты я бралась за работу, требовавшую от меня своего рода грубости, но Нельсон все время твердил: если научишься быть уверенной в себе на работе, быстрее привыкнешь вести себя подобным образом и в свободное время.

По мере распространения слухов об агентстве с одной из просьб ко мне обращались все чаще и чаще.

Устроить проверку домработнице.

«Не хочется увольнять ее»,– жаловалось большинство клиентов. Многие тут же добавляли: «Хоть и очень трудно сказать, когда она приходила в последний раз».

Нередко упоминали и о том, что не знают, есть ли у уборщицы виза, но юридических неприятностей я старалась избегать.

В зависимости от требований заказчика и количества претензий я применяла различную тактику. В одних случаях неожиданно являлась в определенные часы под видом новой подружки хозяина; в других, чтобы проверить, появлялась ли уборщица вообще, устанавливала охранную сигнализацию. Если не проходило ни первое, ни второе, пускала в ход еще одну хитрость, придуманную Нельсоном.

К этому-то способу и пришлось прибегнуть сейчас.

Это был довольно грязный дом в Баттерси– Райз.

– Только представьте себе: теперь вас можно будет увидеть в Интернете! – весело сообщила я перепуганной уборщице, которая пыталась прикрыть своей задницей колонну муравьев, марширующих по плите в кухне Линуса Корена.

Я сказала, что довожусь Линусу сестрой; он был специалистом по информационным технологиям, так что заявление, что я его подруга, прозвучало бы неправдоподобно.

– В любое время дня! Здорово, правда?

– В Интернете?

Я кивнула. Линус платил этой Роэелле почти сорок фунтов в неделю – лишь за то, что она пе-реставляла на каминной полке фигурки, изображающие героев «Звездного пути».

– У Линуса собственный сайт, в каждой комнате он установил веб-камеру, то есть теперь можно в любую минуту войти в Сеть и посмотреть, что происходит в доме. Понимаю, это звучит странно,– добавила я доверительно, как женщина женщине,– но люди в наши дни просто помешаны на всяких таких штучках. Разумеется, это в некотором смысле ущемляет ваши права, но Линус сказал, он повысит оплату – на фунт в час. И все же только задумайтесь, Розелла: вы теперь – настоящая звезда Интернета!

– Камеры? Они будут наблюдать за мной целый день?

– Да!

Я сделала глоток кофе и дружелюбно улыбнулась.

Идея о повышении зарплаты пришла в голову мне: я всегда сочувствовала уборщикам, вынужденным расчищать углы в сущих свинарниках.

– Теперь мы будем точно знать, когда вы вытираете пыль, а когда садитесь передохнуть и угощаетесь хозяйским шоколадом!

Я добродушно рассмеялась. Шутка, дескать.

Розелла изобразила на лице улыбку.

– Не желаете печенья? – предложила я, протягивая ей пакетик.

Она взяла одну штучку, сильно смутилась и схватилась за тряпку.

Когда я вернулась к офису, Габи с ланчем в сумке уже ждала меня на лавке во дворе.

После памятной ссоры мы старались быть по отношению друг к другу особенно доброжелательными. Ненавижу скандалить с приятельницами, тем более из-за собственных проблем. Насчет Аарона решила молчать, решив, что, когда Габи наскучат предсвадебные хлопоты, она сама взглянет на будущее с другой стороны и, быть может, что-нибудь поймет.

Но мое сердце по-прежнему вздрагивало, когда я видела Габи с охапкой журналов для невест.

– Где ты была? – спросила она, поднимаясь вслед за мной по лестнице.

– Боролась с ленью одной уборщицы.

На коврике меня ждала стопка корреспонденции. Войдя в офис, я сразу принялась ее просматривать, а Габи раскрыла окна. Последние дни августа выдались непривычно жаркими, и розы на моем столе совсем скуксились.

– Вот чем следует заниматься,– сказала Габи, усаживаясь в кожаное кресло с рогаликом и номером «Космополитен брайд» в руках.– А может, мне стоит уйти из «Дин и Дэниеле» и тоже открыть собственную контору? Будем сотрудничать. Агентство «Маленькая леди» и фирма «Рука помощи». А?

– По-моему, идея не из лучших,– отозвалась я.

Мне казалось, что Нельсон и Габи все еще смотрят на мою деятельность как на нечто несерьезное, и это, признаюсь, изрядно раздражало. Они отказывались верить, что обходительностью, решительностью, флиртом, загадочностью или дружеской поддержкой можно по-настоящему зарабатывать на жизнь.

– Я угощусь колой, не возражаешь? – спросила Габи, открывая холодильник.

– Естественно, нет,– рассеянно ответила я, увидев среди писем открытку из Вероны со сле-дующими строчками: «Побывал на балконе у Джульетты – чудесная квартирка на втором этаже, восхитительные виды на город, уютный семейный район. Есть идеи? Д. Р.».

У Джонатана прекрасный почерк, подумала я Американский, по которому не определишь, мужчина писал или женщина. Убористый, но аккуратный.

– Эй, Мел,– позвала Габи.– Что это ты так покраснела?

– Жарко,– пробормотала я, обмахиваясь открыткой.– Слишком уж здесь жарко…

Послание Джонатана шло до Лондона больше недели. Я еще раз взглянула на дату. Он отправил открытку в день приезда. Как мило.

– Мел! – воскликнула Габи.– Ты сейчас воспламенишься. На вот, попей холодненького.

Подав мне стакан с колой, она схватила стопку писем, которую я в растерянности положила на стол.

– Ага! Открытка от Джонатана! – Быстро пробежав строчки глазами, Габи посмотрела на меня.– Хм. Загадочно. И в то же время романтично! Теперь я понимаю!

– Ничего ты не понимаешь,– твердо ответила я, но, чтобы не нарушать сердечность отношений, позволила ей весь ланч болтать о достоинствах и недостатках лотерейных билетов (в конверте с особым тиснением) в качестве подарков гостям от новобрачных.

Время близилось к двум. Взглянув на часы, Габи вздохнула.

– Мне пора. Патриция следит за дверью, как какой-нибудь хищник. Такое чувство, что у нее и на затылке глаза. Вот что получается, когда сделаешь на лице столько подтяжек…

– Пока, Габи,– сказала я, поднимаясь с места, чтобы поцеловать подругу.

– Когда обсудим фасоны платьев для подружки невесты? – спросила она, сверля меня взглядом гипнотизера.

– Э-э, может, в пятницу вечером,– ответила я, не обращая внимания на злобное шипение внутреннего голоса.– Подожди, я сейчас посмотрю.

Как только я раскрыла ежедневник, зазвонил телефон.

– Не уходи, это ненадолго,– сказала я, снимая трубку.– Алло?

– Милочка! Угадайте, кто вернулся.

Да, после двухнедельного перерыва чертовски приятно было снова услышать сексуальный голос Джонатана.

Я попыталась унять волнение.

– Джонатан! Как провели каникулы?

Габи, стоя у двери, принялась корчить рожи изображая героиню мыльной оперы, готовую от избытка чувств хлопнуться в обморок. Я отвернулась, чтобы не видеть ее кривляний.

– Вы не получили мои открытки? – разочарованно спросил Джонатан.

– Нет.

Зачем я лгала? Наверное, дико боялась, что поняла надпись на открытке не так, как следовало.

– Жаль. Я отправил вам две. Европейская почта работает прескверно… Послушайте, я сейчас в офисе и хотел бы договориться с вами о встрече. Простите, что не предупредил заранее. Очень надеюсь, что найдете для меня время.

– Я сейчас как раз смотрю в ежедневник.

Мой взгляд блуждал по разноцветным записям о предстоящих походах в магазины, организации праздников или консультациях.

– Какие у вас планы на выходные? – спросил Джонатан.

– Хм…. Дел у меня немало, но ради вас, Джонатан…– произнесла я, кокетливо понижая голос.

Габи издала сдавленный смешок, и я испуганно одернула себя.

– Замечательно. Съездите со мной на благотворительный бал? В… э-э…– Я догадалась по характерному шелесту, что он просматривает бумаги.– Что-то никак не найду приглашение… В общем, это благотворительная организация, которой мы оказываем поддержку. У меня есть список важных клиентов и просто больших шишек, с которыми неплохо было бы пообщаться. Ну, вы понимаете… Бал проводится в «Дорчестере».

– Отлично! – воскликнула я.– Думаю, что найду время. Вечернее платье?

– По всей вероятности, да. Если не найду приглашение, уточню подробности по телефону…

Послышался чей-то приглушенный голос.

– А, спасибо. Патриция нашла.

У меня перед глазами возник образ Патриции, протягивающей приглашение.

– Короче, бал в пятницу вечером. Платье – да, вечернее. Боюсь, там будет море агентов по продаже. Но придет и масса других людей. Насколько я понял, шампанское подадут в бокалах, соответствующих случаю.

– Надеюсь.– Я провела ладонью по лбу.– В котором часу встретимся?

– Может, в восемь? В баре?

– Восемь. Хорошо. Буду ждать пятницы с нетерпением.

– Я тоже,– сказал Джонатан.– Кстати, спасибо, что поставили машину у дома. В прекрасном состоянии, с полным баком! По-моему, все это чушь, что ребята в офисе рассказывают о женщинах-водителях.

– На ребят в офисе женщины-водители, наверно, нагоняют страх,– сказала я, вспоминая, сколько счетов за ремонт автомобиля приходило Хьюи.

– Ко мне это не относится,– ответил Джонатан.– На мой взгляд, женщина за рулем особенно притягательна. Для вождения у вас наверняка есть специальные туфли… Впрочем, можете, конечно, не отвечать.

– Да, есть.

У меня такие действительно были. Зачем он спросил об этом? Для поддержания разговора или из элементарной вежливости?

– Из ярко-розовой замши, если вам интересно.

Джонатан рассмеялся:

– Милочка, чем больше я вас узнаю, тем сильнее вы напоминаете мне Пенелопу Питстоп.

Меня бросило в жар, и я поспешила закончить разговор, чтобы не выставить себя дурой.

– Не верится, что это был Джонатан,– заявила Габи.– Я отчетливо слышала смех. Значит, из-за Доктора Нет-Нет-Нет ты заставила меня пять минут томиться у двери. Ладно-ладно… Честное слово, я лучше целый вечер просидела бы дома в одиночестве, чем мучилась бы в обществе Джонатана Райли. И десяти секунд не стану его терпеть за пределами офиса!

– Не знаю, не знаю,– сказала я, разводя руками.– Для меня это просто работа.

Габи покачала головой.

– Да, конечно,– сказала она и ткнула в мою сторону свернутыми в трубку журналами.– Сколько бы он ни платил тебе, все равно этого мало! Э-э… Черт!

– Что?

– Джонатан в офисе!

Габи пулей вылетела из кабинета и, посылая в адрес Патриции какие-то ругательства, застучала каблучками по лестнице.

Я действительно ждала пятничного вечера с огромным нетерпением.

Сорока восьми часов для того, чтобы при помощи диеты превратиться в гибкую любительницу бальных танцев, было катастрофически мало, и я на часть денег из неприкосновенного запаса приобрела в «Ригби и Пеллер» поистине волшебный корсет. В нем моя талия казалась осиной, а грудь смотрелась как у баварских доярок на картинках.

В таком виде я втиснулась в бабушкино платье для коктейля: бесподобный кроваво-красный футляр с глубоким вырезом, заканчивающимся фестоном в виде сердца, который прикрывал выглядывавшую грудь. Вымыв и высушив парик, я надела его, уложила светло-карамельные пряди в замысловатую прическу и с особым усердием накрасилась.

Было бы неплохо, если бы меня в таком виде оценил Нельсон, но он ушел в тот момент, когда я, розовая и распаренная, вылезла из горячей ванны. Они с Роджером Трампетом собирались провести уик-энд на море – покататься на катере отца Нельсона – и ушли пораньше, чтобы предварительно где-нибудь поужинать.

Оно и к лучшему, подумала я, садясь в такси. После того как я рассказала Нельсону о планах на пятницу, он отпустил в адрес Джонатана несколько ехидных комментариев и вообще в последнее время называл его не иначе как Ремингтон Стил или Веселый Разведенный, в чем его горячо поддерживала Габи.

Нельсон видел Джонатана всего несколько раз, причем только когда тот держался сугубо официально, поэтому я считала, что суждения соседа несправедливы. Кроме того, тут наверняка примешивалась частица ревности: в моей жизни слишком долго был один лишь Нельсон, и вдруг появился второй красавец, пусть временами хмурый и чересчур сдержанный.

Впрочем, если задуматься, было у них и нечто общее. Наверное, поэтому-то Нельсон, что называется, катил бочку на Джонатана.

Райли ждал меня у стойки. Выглядел он несколько взвинченным, но в смокинге смотрелся великолепно. Галстук-бабочка был отлично подобран, туфли блестели, как черный янтарь. Даже в приглушенном освещении бара я сразу увидела, что итальянское солнце позолотило его бледную кожу. Кроме того, он, кажется, сменил прическу: медные волосы были заметно короче обычного.

У меня перехватило дыхание. Он показался мне настолько строгим и выдержанным, что в какое-то мгновение я побоялась приближаться к нему.

Джонатан приподнял манжету, чтобы взглянуть на часы, и тут заметил в дверном проеме меня. Его лицо озарилось широкой белозубой улыбкой, и я не смогла не улыбнуться в ответ.

Чувству я некоторую неловкость, я направилась к нему.

Нет, не направилась. Засеменила. Корсет и высокие каблуки…

– Милочка! – воскликнул Джонатан.– Ну и ну! Вы просто сногсшибательны.

– Спасибо.– Я изо всех сил старалась держаться независимо.– Вы тоже потрясающе смотритесь.

Джонатан взял меня за руки, поднес правую кисть к губам и поцеловал. Этот старомодный жест ему очень шел, подходил и ко всей обстановке.

Внутри у меня все затрепетало.

– Чудесное платье! – Сказал Джонатан, с одобрением глядя на меня.– И где вы только берете такие наряды?

Кровь у меня будто вспенилась.

– Это платье моей бабушки,– сказала я.– В пятидесятые она пела в ночных клубах. Дорогих и престижных.

– Уверен, она выглядела в нем не лучше, чем вы. Здорово у вас получается держать марку.

– Спасибо,– пробормотала я, пытаясь расслабиться, чтобы от волнения не вспотеть.

Не желая встречаться с Джонатаном взглядом, я принялась разглядывать обстановку бара. Потом вдруг почувствовала приступ решимости. Подняла голову и посмотрела прямо в серые глаза Джонатана.

– Иногда мне тоже кажется: я умею держать марку. Пятидесятых. Даже ощущаю себя похожей на тогдашних женщин.

Брови Джонатана приподнялись.

– И были бы хорошей парой для кого-то из тогдашних мужчин… Что будете пить, дама пятидесятых?

Подумав о корсете и прочих замысловатых деталях туалета, а также. Оценив необычность ситуации, я твердо решила, что должна заказать джин с тоником. Но вслух произнесла другое:

– Пожалуйста, мартини.

– Хорошо.

Повернувшись к стойке, Джонатан заказал коктейль мне и скотч для себя.

Бокал мартини. Всего один бокал для поднятия настроения, а потом уж точно джин с тоником – и больше никаких глупостей, сказала я себе.

– Итак,– произнес Джонатан, едва прикасаясь рукой к моей спине, чтобы проводить меня до столика,– расскажите, много ли у вас было дел, пока я разъезжал по Италии? Или тоже удалось немного отдохнуть?

– Свободного времени после вашего отъезда у меня, конечно, прибавилось,– ответила я.– Однако пришлось привести в божеский вид нескольких молодых людей, чья внешность требовала коррективов. Все остались довольны.

– Ничего себе! – воскликнул Джонатан.– А я-то думал, в мое отсутствие вы будете бить баклуши.

Он внимательно посмотрел на меня. Я, потягивая мартини, улыбнулась ему глазами.

В бокалах для коктейлей есть нечто таинственное, что пробуждает в девушке желание пококетничать, вы согласны? Впрочем, возможно, загвоздка в том, как именно бокал располагается в руке…

– Во время каникул некому было напоминать мне, что допустимо правилами хорошего тона, а что нет,– произнес Джонатан.– Я ни от кого не слышал, что неприлично указывать пальцем, никто не бросал укоризненные взоры на красавиц– итальянок, пытавшихся ко мне приставать.

Что? Неужели за мной такое водилось? Я не совсем поняла, о чем шла речь,– по-моему, он для того мне и платил, чтобы красавицы его не донимали. А может, никакого особенного смысла его слова вообще не несли.

Я решила не заострять на них внимания, чтобы не попасть в неловкое положение.

– Кто придет? – спросила я.

– Куда?

– Сюда, в бар.

На лице Джонатана отразилось изумление.

– Никто.

– Правда? – смущенно спросила я.– А я думала…

Не знаю, о чем я думала. Внезапно я почувствовала себя так, будто о многом не имею понятия.

– Неужели мы не можем посидеть в баре вдвоем? – спросил Джонатан с хорошо знакомыми мне еле уловимыми нотками неуверенности в голосе.

– Конечно, можем,– быстро ответила я.– Но женщин, которые могли бы положить на вас глаз, тут почти нет. И потом, вы еще ни разу ни на кого не указали пальцем.

Джонатан засмеялся.

– А я об этом как-то даже не подумал. Заказать еще мартини?

Удивительно, но в моем бокале уже было пусто – за исключением маленькой маслины на самом дне.

– Последний,– сказала я, для пущей убедительности поднимая палец.

Благодаря трем бокалам мартини оставшаяся часть вечера протекла как нельзя более занятно. За ужином я сидела между двумя ужасно интересными мужчинами – агентом по недвижимости и сборщиком налогов; оба жаждали общения, говорить хотели о чем угодно, лишь бы не о работе. Я узнала много нового о рыбалке и о турецких курортах; кое-что, чтобы не забыть, даже записала на салфетке, но потом так ее и не нашла.

Во время танцев я планировала отсидеться, потому что за ужином позволила себе еще и два бокала вина. Нельсон положил мне в сумку карточку-напоминание: «Два бокала – сплошное очарование; три – философские рассуждения; четыре – танцы на столе; пять – Орландо фон Борш».

Еще поглощая горячее, я отметила, что приблизилась к стадии танцев, поэтому, когда заиграла музыка, умышленно вступила в долгий разговор о лондонском метро с человеком напротив. Он только что закончил длиннющую речь по поводу таксистов, и я надеялась, что проболтаю с ним хотя бы до тех пор, пока из меня не выветрится бокальчик вина.

Я усиленно кивала, пытаясь переключить внимание с торчащих из носа волос собеседника на что-нибудь другое, когда на мое голое плечо неожиданно легла чья-то теплая рука.

По моей спине пробежал легкий электрический разряд.

– Милочка,– прозвучало у меня над головой.– Не возражаешь, если я ненадолго украду у тебя даму, Эдвард?

Мой увлеченный собственной речью собеседник недовольно скривился, однако не успел он возразить, как Джонатан повел меня за руку на танцпол.

– Чувствую себя не лучшим образом для танцев,– попыталась я сопротивляться, но Джонатан положил руку мне на талию и уверенно повел меня на весьма ограниченном пространстве.

– Люблю, когда партнерша немного навеселе,– признался он, поворачивая меня легким нажатием на спину. – Тогда ею проще управлять.

Я тотчас догадалась, о чем он. Мои ослабевшие руки элегантно лежали на его шее; ноги, реагировавшие на команды, отдаваемые мозгом, с опозданием секунды в четыре, двигались в гармонии с его ногами.

Мы перемещались по отведенному нам кусочку пола изящно и легко. Я и подумать не могла, что чопорный Джонатан Райли наделен удивительным чувством ритма. Он танцевал даже с некоторой небрежностью, отчего каждый его шаг впечатлял еще сильнее.

– Замечательно двигаетесь! – воскликнул он.

– Не лучше, чем вы.

– Наверное, у вас так здорово получается, потому что вы танцуете именно со мной?

Если бы у него не были заняты руки, он наверняка щелкнул бы пальцами. Такого рода заигрываний я не ожидала и, хоть прекрасно понимала, что все это несерьезно, немного растерялась.

– Это что, фраза из какого-то фильма? – спросила я, пытаясь казаться невозмутимой.

Джонатан лишь улыбнулся.

Мелодия сменилась, и мы чуть медленнее заскользили по танцполу. Казалось, Джонатан подчинил мои ноги своей воле – они слушались его беспрекословно, я даже перестала считать в уме.

В школе танцев, куда я ходила, вечно не хватало мальчиков, и меня нередко ставили вместо партнера, потому что я была выше многих девочек. Отсюда моя дурная привычка вести в танце, от которой я никак не могла отделаться. Сегодня же я порхала в руках Джонатана, точно перышко.

Я танцевала как Милочка. И чувствовала себя Милочкой.

Я – Милочка.

Звучала мелодия песни «Щека к щеке». Кружа в танце, я то и дело чувствовала обращенные на нас восторженные взгляды. Если бы требовательного до тошноты Джонатана и старомодную Мелиссу сейчас увидели сотрудники «Дин и Дэниелс», то они не поверили бы собственным глазам.

Музыканты заиграли медленнее.

Я немного напряглась.

Джонатан почувствовал это и осторожно провел пальцами по самому низу моей спины – от копчика вверх до талии. Даже сквозь ткань платья и давно вышедший из моды корсет я почувствовала, какая горячая у него рука.

– Вернемся за стол? – прошептал Джонатан мне на ухо.

От волнующей хрипотцы в его голосе меня бросило сначала в жар, потом в холод.

– Но мне не хотелось бы этого делать,– добавил он.

Я не осмелилась что-либо сказать, поэтому лишь, едва заметно кивнула и, невольно придвинувшись к нему чуть ближе, почувствовала тепло его шеи.

Скажу без преувеличения, на тот момент это была самая волшебная минута во всей моей жизни. Медленно двигаясь с Джонатаном в приглушенном свете зала, я ощущала себя сказочной принцессой, хоть и понимала, что не должна быть такой сентиментальной. Будь моя воля, я танцевала бы с ним нескончаемо долго. Однако мелодия все же умолкла, и мне вдруг показалось, что меня жестоко обманули.

Помедлив с пару мгновений, Джонатан убрал с моей спины руку, и мы пошли прочь с танцпола.

За столом шли оживленные разговоры. Я с трудом заставила себя вернуться в реальный мир и уже собралась было вступить в беседу с тем самым Эдвардом, когда Джонатан взял меня за руку и повел к двери.

– Мы пойдем подышать свежим воздухом! – крикнул он сидящим за столом, захватив по пути бутылку шампанского и пару бокалов.– По-моему, мы слишком увлеклись танцами. Надеюсь, вы нас простите?

Я улыбалась и покорно шла туда, куда он меня вел.

– Что это вы задумали? – тихо спросила я.

– Мы только что упоенно танцевали, и теперь наверняка все ждут, что я пожелаю с вами уединиться – дабы выразить, в каком восторге от вас.

– Вы готовы на что угодно, лишь бы никто ничего не заподозрил,– пробормотала я.

Джонатан посмотрел на меня с недоумением.

– К тому же мне жарко, хочу подышать свежим воздухом…

– Я тоже,– торопливо ответила я.

В коридоре мы встретили одну из сидящих за нашим столиком дам, и Джонатан остановился, чтобы поздороваться с ней.

– Добрый вечер, Софи! Как вам отдыхается?

– Благодарю, замечательно. Вы прекрасно смотрелись на танцполе!– восторженно заявила Софи.– Просто как Джинджер и Фред!

– Спасибо,– сказал Джонатан.– Но надеюсь, я больше похож на Джина Келли. Моя партнерша предпочитает мужчин покрепче.

Я улыбнулась ему, довольная, что он запомнил мои слова.

Софи смотрела на Райли с восхищением. Никогда не видела, чтобы женщины из офиса бросали на него подобные взгляды. Впрочем, в смокинге это был совершенно другой человек.

– Ах да! – Софи закивала, пожалуй чересчур живо.– Так оно и есть. Словом, вы оба были великолепны! Так чувствовали друг друга! Должно быть, это то самое, что сближает влюбленных!

– Если позволите…

Джонатан слегка поклонился и повел меня дальше по коридору, уводя от шума и духоты зала к окну, смотревшему на Гайд-парк.

– Чудесный вечер,– проговорил он, взяв меня за руку и очень серьезно глядя в глаза.– Спасибо, что приехали.

Мое сердце, едва отошедшее от танцев, как будто вдруг вовсе остановилось. То, как Джонатан на меня смотрел – с напряженным вниманием и сосредоточенностью,– волновало сильнее, чем любой комплимент.

– Спасибо, что пригласили меня.

– Что вы, какое может быть «спасибо»? Подержите, пожалуйста…

Он протянул бокалы. Я взяла их. Джонатан разлил шампанское.

–За Милочку Бленнерхескет,– сказал он, пристраивая бутылку на полке между цветочными горшками.– Женщину, которая помогла мне начать новую жизнь.

Мы чокнулись. У меня перехватило дух. Я улыбнулась. Джонатан ответил мне улыбкой – еле заметной – и подавил икоту.

«Да ведь он пьян»,– подумала я и почувствовала горькое разочарование.

«Постой-постой,– прозвучал в моей голове тонкий голосок.– Если так, ты можешь спокойно ему подыграть. После разрыва с Орландо флирт без последствий с достойным партнером – да тебе только это и нужно!»

Я действительно хотела пофлиртовать с Джонатаном. Просто ничего не могла с собой поделать.

– Признаюсь вам честно, Милочка изменила к лучшему не только вашу жизнь,– сказала я, сделав глоток шампанского и глядя на Джонатана сквозь полуопущенные ресницы.

Он подошел к окну и протянул руку, чтобы, опершись на нее, я тоже смогла наклониться и посмотреть на улицу. После пары бутылок так вот нежно и по-братски обращался со мной Нельсон.

Поколебавшись мгновение, я шагнула ближе к Джонатану.

– Знаете, Милочка, поначалу я побаивался наших встреч,– признался он, когда я осторожно прислонилась к нему.– Ведь в вашей компании мне следовало появляться в обществе, встречаться с новыми людьми. Выставлять себя напоказ. Теперь же…– Он глубоко вздохнул.– Теперь, не знаю почему, я жду каждой встречи с огромным нетерпением. Я и представить себе не мог, что когда-то скажу вам такое. После расставания с Синди мне казалось, что я больше никогда…

Он замолчал. Потом все же заговорил снова:

– Вернее, я не любил бывать на людях даже с Синди. Вы настолько другая… Не осуждаете, ничего не требуете, не становитесь на чью-либо сторону. Я чувствую себя с вами на все сто.

– Чудесно,– ответила я.– А я с вами – по крайней мере, на добрых пятьдесят.

Джонатан засмеялся, и я будто почувствовала, как под белой рубашкой на его крепкой груди перекатываются мускулы.

У меня пересохло во рту.

–Вы достойны большего,– сказал он.– Вдвое, даже втрое большего… Знаете, Мила Блен– нерхескет – та женщина, какую хотел бы видеть рядом с собой любой мужчина. Умная, независимая, решительная, практичная.– Райли снова вздохнул.– О красоте уж и не говорю. И вы никогда не даете мне во время встреч никаких исключительных прав.

От удовольствия я даже зажмурилась, но тут же широко открыла глаза, когда мне на ум пришла отрезвляющая мысль.

Джонатан говорил не обо мне, не о Мелиссе, а о вымышленной Милочке. Той Милочке, которой он платил деньги.

На этом следовало бы остановиться, но курсирующее по моим жилам шампанское желало вытеснить разочарование.

«Да, он имеет в виду Милочку,– заспорила я с собой,– и что с того? Ты явилась на бал как Милочка и до сих пор играешь ее роль. Чтобы быть ею, тебе приходится немало работать над собой, так почему же не воспользоваться хоть частью преимуществ? Вечер выдается невообразимо романтический, зачем отказываться от такого удовольствия?»

Я взглянула на наши отражения в стекле раскрытого окна. Та женщина в коридоре верно сказала: смотрелись мы прекрасно. Пусть я прикидывалась, выдавая себя за ту, кем на самом деле не была, но притворялся и Джонатан. Держался так, будто не страдал от разрыва с женой, охотно шел на разговор – словом, строил из себя неизменно обходительного американского джентльмена. К реальной жизни мы имели такое же отношение, как Джинджер и Фред или Джин Келли и Сид Чарисс.

– Милочка,– снова заговорил Джонатан, поворачивая меня к себе столь же искусно, как на танцполе.– Милочка, я должен кое-что вам сказать…

Я вдохнула мускусный аромат «Крид», запах рубашки, и моя голова пошла кругом.

– Это касается вас и меня…– Он внезапно прижал руку к груди и скривился.– Черт!

– Джонатан! – воскликнула я, отставляя бокал.– Джонатан, что с вами?

Джонатан всего лишь засунул руку во внутренний карман и с недовольной гримасой извлек мобильный.

– Райли,– произнес он, отходя на несколько шагов в сторону.

Я взяла бокал, хоть рука и дрожала слегка от ожидания непонятно чего.

– Хорошо.– Джонатан со вздохом закрыл телефон и взглянул на меня с выражением крайнего сожаления.– Послушайте, вы теперь наверняка возненавидите меня. Проклятая работа. Клиентка из Нью-Йорка. До того надоела мне со своим чертовым домом! Нужно ехать в офис.

– Популярность среди клиентов требует жертв,– сказала я, стараясь выглядеть беспечной и веселой, в то время как внутри у меня все ходило ходуном.

Джонатан взял бокал из моей руки и поставил его на цветочную полку.

– Милочка, если бы это была не настолько важная клиентка, я сказал бы ей, что нахожусь на балу в «Дорчестере» с красивейшей женщиной во всем Лондоне. Но такие, как она, требуют особого отношения. Я должен ехать.– Он взял мою руку и поднес к губам.– А вы, если хотите, оставайтесь.

Важная клиентка?

А не Синди ли это позвонила?

Дышать стало почти невозможно, так давил корсет. Джонатан целовал мою руку, от шампанского кружилась голова.

– Зачем мне оставаться, если вас не будет? – задыхаясь, спросила я.– Какой смысл?

– А-а, именно этих слов я от вас и ждал,– ответил Джонатан с озорной улыбкой.– Пойдемте, надо взять такси.

Мы извинились (каждый из присутствовавших за столом, судя по подмигиваниям и кивкам, принял это с пониманием и одобрением), вышли на улицу и сели на заднее сиденье черного такси, остановленного для нас швейцаром.

Джонатан взял мою руку. Поскольку я решила, что не должна нарушать романтичность вечера, то не отняла ее.

К сожалению, офис находился буквально в нескольких минутах езды от «Дорчестера», а Джонатан, как только сел в машину, впал в задумчивость.

– Вы нормально себя чувствуете? – спросила я, гадая, о чем же он хотел мне сказать перед тем, как зазвонил телефон.

– Прекрасно,– ответил Джонатан, слегка сжав мою кисть.

Тут я подумала, что не имею права портить ему вечер дурацкими вопросами, и, отвернувшись к окну, стала смотреть на проносившиеся мимо здания и просто наслаждаться тем, что сижу в такси рядом с Джонатаном.

– Вы счастливы? – совершенно неожиданно спросил он.

– Да,– честно призналась я.

Если ему доставляло удовольствие проводить время с Милочкой, то мне нравилось быть ею.

Машина подъехала к офису. Джонатан достал из кармана бумажник и вышел.

– Вот,– сказал он водителю, протягивая несколько купюр.– Отвезите, пожалуйста, даму, куда она скажет.

– Джонатан, вы уверены, что в таком состоянии можете заниматься делами? – осторожно спросила я.

Он наклонился, заглянул сквозь раскрытую дверцу в салон и шутливо нахмурился.

– На что это вы намекаете? Я совершенно трезв!

Когда он произносил эти слова, я почувствовала, что от него не пахнет алкоголем, и покраснела.

– Спокойной ночи, Милочка,– негромко произнес Джонатан, подавшись вперед.

Его губы коснулись моей щеки, потом он чуть отстранился и на мгновение замер. Я чувствовала на коже его горячее дыхание.

– Спокойной ночи,– прошептала я, вдыхая свежий аромат его волос.

– Вот это да,– произнес он шепотом.– От вас так волшебно пахнет. Прямо как от настоящей блондинки – секс-бомбы из пятидесятых.

Боже, подумала я, задрожав. Сейчас он поцелует меня, поцелует!..

Я сидела с закрытыми глазами и ждала этого поцелуя, а Джонатан уже ушел.

Таксист снова завел двигатель, машина тронулась с места, а я не могла ни говорить, ни двигаться. Лишь через несколько минут мне удалось вернуться с небес на землю и назвать свой адрес.

Если влюбляются не так, тогда я вообще не знаю, что под этим подразумевается.

О господи!

Глава 17

В ящиках для растений перед парадной дверью нашего дома цвела душистая лаванда. Я уткнулась носом в облако лиловых цветов и вдыхала восхитительный аромат до тех пор, пока не закружилась голова. Полное умиротворение нарушал лишь отдаленный шум машин.

Как же прекрасен бывает Лондон в предрассветные часы, подумала я, ощущая приступ нежной любви к тому месту, где жила. И поспешила вставить в замочную скважину ключ, чтобы скорее войти внутрь, пока не заметила перед домом собачье дерьмо.

Я была совсем не готова к тому, что меня ожидало в гостиной.

Во всей квартире горел свет. Габи, сидя на диване, громко всхлипывала; Нельсон, в желтой непромокаемой куртке, подавал ей салфетку; Роджер Трампет, тоже в яхтсменском облачении, передергивался от растерянности и крутил в руках расшитую блестками диванную подушечку.

Увидев меня – в вечернем туалете, с туфлями в одной руке и золотистой сумочкой в другой,– все трое забыли о своих проблемах и изумленно разинули рты. Однако после короткой паузы Габи судорожно всхлипнула и заревела с новой силой. В промежутках между завываниями она что-то несвязно бормотала. Я уловила: «все из-за тебя», «везет же некоторым дурам» и, как ни странно, «судебный».

– Наконец-то ты пришла,– сказал Нельсон, поднимаясь.– Замечательно.

Я подумала: что-то слишком часто в последнее время люди при моем появлении вздыхают с облегчением и спешат свалить на меня все беды, которые сами же на себя и навлекли. Роджер тоже встал со стула.

– Откуда это ты? – полюбопытствовал он.– Снималась в «Звезды о себе»?

– Я была на ужине в «Дорчестере». А у вас что стряслось?

– Габи! Мне рассказать? – спросил Нельсон. Его голос звучал устало, но довольно ровно. Габи икнула, покивала и взяла еще одну салфетку. Потом выудила печенье из наполовину пустого пакета.

– Хорошо. В общем, Аарон и Габи… хм… поругались, потому что Аарон надумал оставить свое нынешнее занятие и посвятить себя другому делу,– осторожно подбирая слова, сообщил Нельсон.

– Ему взбрело в голову выучиться на судебного патологоанатома! – заревела Габи, рассыпая по дивану крошки от печенья.– Он собрался вернуться в колледж, поэтому и сделал мне предложение – захотел, чтобы я содержала его, пока он учится! Сволочь! А-а!..

Нельсон и Роджер обменялись взглядами.

– Все ясно,– сказала я.

– Хорошо, что ты теперь злишься,– пробормотал Роджер.– А когда только вошла, вообще не могла понять, что к чему, верно? Сейчас в тебе явно говорит злость. Так даже лучше.

– Спасибо, Роджер,– строго ответила я.– Почему вы не на море? Погода неподходящая?

– Уже уходим. Может, переоденешься? – спросил Нельсон, бросая многозначительный взгляд на мой глубокий вырез.– Во что-нибудь менее, так сказать, парадное…

– Хорошая мысль. Я на пару минут, Габи! – весело воскликнула я.– Роджер, не поставишь чайник?

Войдя в свою комнату, я быстро сняла платье.

Получалось все не так, как я планировала, сидя в такси: я воображала, что, снимая чулки, буду представлять, как их медленно стягивает с моих ног Джонатан… Как только я переступила порог гостиной, то из роковой женщины превратилась в «коричневую сову». Выходит, мои дамские штучки вовсе не волшебные – мне это только казалось.

Я покачала головой, пытаясь не обращать внимания на тяжесть, внезапно разлившуюся по всему телу. Винить Габи было не в чем – она ведь не думала, что все так сложится. Натянув черные спортивные штаны и футболку, я надела парик на подставку, и чудесные карамельные пряди волнами легли на столик. Надо бы как следует их помыть, подумала я, расправляя собственные примятые волосы и затягивая их в хвостик.

– Совсем другое дело! – воскликнул Роджер, когда я снова появилась в гостиной.– И гораздо удобнее, верно?

Я не ответила.

– Чайку? – спросил Нельсон, держа в руке чайник.

Я кивнула и с тревогой взглянула на Габи, которая, обхватив колени, раскачивалась взад и вперед.

– Может быть, оставите нас одних?

– После чашки чая,– ответил Роджер. Конечно, ему было любопытно услышать, как я, опытный душеспасатель, вытяну из Габи всю ее трагедию. Перед Нельсоном она наверняка больше хныкала, нежели о чем-то рассказывала.

– Нет, пойдем прямо сейчас,– твердо сказал Нельсон. – Отнесешь в машину рюкзак, Роджер?

Роджер с явной неохотой закинул на спину рюкзак со снаряжением.

Нельсон жестом позвал меня на кухню.

– Не знаю, что там у них случилось на самом деле,– прошептал он,– но ты помягче с ней, ладно? Она сама не своя.

– Разумеется, не буду усугублять ее страдания! – обиженно заявила я.– Неужели ты думаешь, что я стану читать ей мораль?

Сосед посмотрел на меня немного свысока, что мне никогда не нравилось.

– Я о том, что сейчас не время рассказывать ей о романтическом вечере с Ремингтоном Стилом или толкать речь по поводу того, как, выйдя замуж, женщины превращаются в степфордских жен.

– Можно подумать, я только об этом и мечтаю!

Иногда Нельсон бывал несносным. И с каких это пор он стал защищать Габи?

– Я разморозил запеканку, предложил ей, но она и слышать не желала о еде. Может быть, теперь проголодалась? Было бы неплохо ее накормить.– Тут Нельсон поморщился.– Бедняга. Надеюсь, парень всего этого стоит.

Проводив его, я поставила картофельную запеканку с мясом и луком в микроволновку и почувствовала, что и сама не прочь поесть.

– Ужин будет готов через двадцать минут,– сказала я, садясь на диван рядом с Габи.– Рассказывай толком, что произошло.

– Хватит всего четырех слов,– проговорила Габи. Выставив ладонь, она начала загибать пальцы: – Аарон. И. Я. Расстались.

– Не. Спеши. С. Выводами,– ответила я, тоже считая по пальцам.– Всегда. Есть. Возможность. Помириться.

– Нет. Не сейчас.

– Габи, третий час ночи! – Я вздохнула и взяла свою кружку с чаем.– Расскажи, как все вышло.

Габи душераздирающе всхлипнула.

– Помнишь, ты пообещала, что сегодня вечером мы обсудим фасоны платьев для подружек невесты? – начала она.

– Ммм,– неопределенно промычала я.

– Не застав тебя дома, я предложила Аарону съездить взглянуть на ресторан, который я хотела бы заказать, если свадьба будет утром.– Тут она опять всхлипнула.– Аарон обозлился и заявил: мы теперь заживем более скромно и вообще не должны тратить на свадьбу тысячи фунтов. Я сказала ему: не будь таким скрягой, ведь ты получаешь достаточно денег, а он…

Габи закусила губу.

Я взяла ее за руку.

– И что же он ответил?

– Что грядут большие перемены! Теперь, когда я согласилась стать его женой, ему вздумалось принять важнейшее в жизни решение: навсегда оставить игорный бизнес и выучиться на паршивого судебного патологоанатома!

– Но, Габи, это же так благородно,– возразила я, пытаясь найти в ситуации сакраментальные три плюса.– В полиции мозговитые ребята вроде Аарона очень нужны, и потом, эта работа ведь более надежна, разве не так?

Тут Габи буквально взорвалась.

– Знаю! Знаю, насколько это благородно, черт возьми! Но зачем он так поступает? Почему не хочет зарабатывать, как прежде, большие деньги?!

Придется быть ханжой, подумала я, собралась с мужеством и сказала:

– Габи! Вероятно, Аарон чувствует, что в жизни есть вещи поважнее денег. Возможно, он хочет приносить обществу большую пользу?

– Или чересчур часто смотрит гребаного «Немого свидетеля»!

Несколько минут мы молчали. Почему-то мне казалось, что во всем виновата я одна.

– Все из-за тебя,– пробормотала Габи, словно прочитав мои мысли.– Если бы не ты, я ни в чем бы не сомневалась.

Сомневалась?!

– Да ты что… Я ведь не…

Габи резко вздернула голову. Лицо у нее было красное и испуганное, как у младенца, едва научившегося ходить.

– Не ты ли пророчила, что я брошу его, что связываю с ним жизнь только из-за «ауди»? Скажешь, не ты?

– Хм… я…– Меня охватило пренеприятное чувство без вины виноватой.– Но мне казалось что ты шутишь… Я думала – в глубине души ты любишь Аарона не только из-за счета в банке. Представить не могла, что все настолько серьезно.

Габи разразилась рыданиями.

– О, Мел! Виноват совсем не он. И не ты. А только я. Ненавижу себя! Какая же я дрянь! – причитала она, колотя кулаками по коленям.– Хуже меня нет на всем белом свете! Что мне теперь делать? А-а!…

Я не могла смотреть на ее страдания. Несмотря на то, что моя несчастная подруга в любую секунду могла снова впасть в ярость, я крепко ее обняла, прижала к своей мягкой груди и утешающе заговорила:

– Ты не дрянь. Если бы тебя действительно волновали одни только деньги, тогда ты просто взяла бы и ушла, не мучаясь. Но ты чувствуешь свою вину и очень собой недовольна – это уже хорошо.

– О, Мел,– икнула Габи.– А ведь мне казалось, будто я прекрасно знаю, что делаю. Думала, если денег у меня будет достаточно, все остальное со временем придет само собой.– По ее щекам бежали слезы.– Но Аарон любит меня! Я никогда не понимала, насколько… Господи! Если бы ты видела его лицо в ту минуту, когда он говорил, что, пока я с ним, ему все по плечу! Я была готова провалиться сквозь землю. А просто ваять и бросить его, как ты говоришь, не смогла…

Не имею я права так жестоко с ним обойтись. Теперь чувствую, что обязана стать его женой, хоть и поняла: он нравится мне, но я его не люблю. Боже! – Она всхлипнула.– Какая же я дрррррянь!

Вообще-то я сомневалась, что Аарон действительно так благороден, как хотел казаться. Хотя… если мечта уйти в полицию действительно одержала в нем верх над пронырливостью дельца, то он был достоин настоящего уважения.

От усталости я никак не могла придумать, какой совет дать Габи, поэтому позволяла ей топить горе в слезах до тех пор, пока не послышался сигнал таймера.

– Ну вот,– сказала я голосом заботливой няньки.– Сейчас будем ужинать.

Я взглянула на часы – без десяти три.

Без десяти три!

Я разложила запеканку по мискам, которые в подобной ситуации показались более подходящими, чем тарелки, полила ее томатным соусом, и мы сели за стол. Съев несколько кусочков, я почувствовала странный прилив сил – усталость точно рукой сняло.

Габи тоже ожила. Отправляла в рот картошку с такой охотой, какой я не замечала за ней с тех самых пор, когда она села на предсвадебную диету, чтобы без труда влезть в роскошное платье от Веры Вонг.

– Мел, прости меня, пожалуйста,– произнесла она, съев все до последней крошки.– Ты замечательный друг… и зря я тебя использовала. Все тебя одурачивают, это ужасно несправедливо.– Она опустила голову.– И это второй мой грех.

Я потрепала ее по руке.

–Ничего, у меня крепкие плечи. В любом случае хорошо, что теперь ты во всем разобралась, ведь правда? И нет смысла продолжать обманывать Аарона, если ты его почти не любишь.

Габи запустила пальцы в волосы и оперлась локтями на стол.

– О-о-ох! Когда ты так говоришь, я страшно на себя злюсь.– Она взглянула на меня из-под густой челки.– Пока ты не завела об этом речь, я ведь вполне прекрасно себя чувствовала. Наверно, я худшая из твоих знакомых. Так? Только честно…

– Ты не хуже любого из моих родственников,– с грустью сказала я, вспомнив, как накануне свадьбы Аллегра бесстыдно подсчитывала капиталы своего Ларса.

– Как же тяжко на душе… Почему? Потому что я все же что-то испытываю к Аарону? А если он передумает и останется на прежней работе?

– Габи, послушай,– быстро заговорила я.– Для семейной жизни тебе потребуется нечто большее, чем деньги.

Я стала перебирать в уме все семьи, о которых много чего знала: Аллегра, мои родители, будущая семья Эмери… Джонатан. Материально все были обеспечены очень даже неплохо, но это никому не приносило счастья. Джонатану вообще пришлось расстаться с прошлой жизнью, а заодно и со всем имуществом, которое они нажили вместе с женой.

Перед глазами возник образ Джонатана в смокинге, но я тотчас прогнала видение. Не время для мечтаний.

– Что же ты предлагаешь? – требовательно спросила Габи.– Только, пожалуйста, не строй из себя специалиста по человеческим отношениям!

– По-моему, тебе надо стать немного более самостоятельной. Найти парня, который уважал бы тебя. С которым вас связывали бы общие интересы. И примерно одинаковое чувство юмора.

Интересно, а что именно я хотела бы видеть в собственном муже?..

– Надо, чтоб вы понимали друг друга. Угадывали, когда партнеру лучше не лезть в душу, а когда – самое время окружить его вниманием.

Слова лились из меня сплошным потоком.

– Тебе нужен любящий человек, с которым будет спокойно, тот, кто поможет раскрыть весь твой потенциал, кто будет постоянно вдохновлять тебя… с кем, если отношения зайдут в тупик, захочется начать все с самого начала. Необходим парень, который полюбит в тебе саму тебя, а не ту, кем ты была когда-то или за кого пытаешься себя выдать.

Габи смотрела на меня, прищурившись.

– Почему же ты тогда не выходишь за него?

Я поперхнулась на полуслове.

– Что?..

Габи элегантным жестом отложила вилку и встала, чтобы взять себе добавки.

– Ты только что описала свои отношения с Нельсоном.

Я громко рассмеялась.

– Не болтай ерунды!

– Это вовсе не ерунда. Он как раз такой, как ты говоришь, и, несомненно, обожает тебя. Ведь брак, по-твоему, главным образом постоянное совместное проживание. Во всяком случае, если я правильно тебя понимаю.

– Ты неправильно меня понимаешь! – запротестовала я.– В отношениях нужна и романтика! Но и ею не стоит увлекаться.– Я опять с неприятным чувством вспомнила про замужество Аллегры.– А то во всем разочаруешься. По-моему, не следует устраивать грандиозную свадьбу, иначе всю оставшуюся жизнь будешь принимать за сплошной спад. К чему эти платья, которые стоят больше автомобиля? А сборище родственников с искусственными улыбками на физиономиях? Зачем столько суеты?

– Мел! – Габи посмотрела на меня укоризненно.– Только не говори, что не захочешь устроить шикарную свадьбу, если повстречаешь своего единственного.

Я пожала плечами. Порой я действительно мечтала о дорогих золотых обручальных кольцах и корзинах с цветами, но считала, что настраиваться на невозможное, глупо и бессмысленно. А не то жестоко обманешься в ожиданиях.

– Неужели ты всегда была прагматичной? – спросила Габи.– Или стала такой после романов с придурками типа Орландо? А может, во всем виноват твой папочка?

– И то и другое,– сдержанно ответила я.– Так или иначе, я убеждена, что смотрю на жизнь правильно. На мой взгляд, муж и жена должны прежде всего, очень любить друг друга, чтобы было легче переживать каждодневные неурядицы, не говоря уже о серьезных проблемах.

Габи с мрачным видом размазывала по запеканке томатный соус.

– Что же мне делать? Неужели я такая эгоистка? – печально спросила она.– Думаешь, надо оставить Аарона, чтобы он нашел себе более достойную девушку?

Я вздохнула. Габи напрашивалась на комплименты, но я не хотела ей потакать.

– Сначала, как следует, разберись во всем.

– В чем именно?

– Можешь назвать три основных достоинства Аарона? Если не принимать во внимание его машину и доход?

Габи сузила глаза и на несколько мгновений задумалась. Потом сказала:

– Он не из ревнивых, удивительно работоспособный… Умеет чинить электроприборы…

– В этом нет ничего необыкновенного,– перебила ее я.– Нельсон тоже знает толк в элек-троприборах.

– Нельсон.– Габи вздохнула.– Опять ты о нем! И когда до вас дойдет, что вы созданы друг для друга?

– Хватит, Габи,– твердо сказала я, боясь, что она поставит меня в менее выгодное положение, но при этом желая услышать доказательства ее слов.– Не думаешь ли ты, что тебе действительно лучше расстаться с Аароном и спокойно подумать, чего ты ждешь от близких отношений с мужчиной?

Габи откинулась на спинку стула.

– Иногда меня злит, что ты вечно права. Может быть, заняться тем же, что и ты? Приглашать на беседу одиноких мужчин, убеждать их в том, что им надо дождаться свою единственную?

– Нет, не думаю, что для тебя это будет лучше. Серьезно.

В заплаканных, окаймленных черными кругами от размазавшейся туши глазах Габи блеснул интерес.

– Почему это?

Возможно, дело было в позднем времени, или в горячей запеканке, так приятно заполнившей мой желудок, или во внезапном желании кому– то довериться… так или иначе, осторожность вдруг оставила меня.

– Потому что ты непременно влюбишься в того, о ком не должна и мечтать.

– Ты влюбилась в Джонатана Райли! – ликующе закричала Габи.– Так я и знала!

– Ничего подобного,– поспешно ответила я.– Просто говорю, что риск влюбиться слишком…

Габи сверлила меня прокурорским взглядом.

– Ладно, сдаюсь,– пробормотала я.– Но скорее всего, это лишь игра гормонов. Как у вас с Нельсоном. То есть… Джонатан ведь совсем не такой, какие мне нравятся. Он достойный человек, не мальчишка-бездельник. К тому же сильно страдает из-за развода с женой и определенно не нуждается в подружке – поэтому-то меня и нанял. Но самое главное,– печально добавила я,– он и понятия не имеет о том, кто я такая.

– Не глупи,– возразила Габи.– Он тебя прекрасно знает. Вы видитесь минимум трижды в неделю!

– Он видится не со мной, а с Милочкой. С уверенной, не обремененной комплексами сексуальной блондинкой, у которой нет ни овеянной позором семьи, ни заскоков. Если бы я предстала перед ним такая, как сейчас, он не узнал бы меня. И естественно, не захотел бы иметь со мной никаких дел.

– Сомневаюсь,– сказала Габи.– Возможно, настоящая ты понравилась бы ему даже больше

– Послушай, мне лучше знать!

– А не думала ли ты?– спросила Габи, подмигивая.

Краска залила мои щеки.

– Нет!

– Не хочешь даже попробовать?

– Не подвернется удобного случая,– уверенно заявила я, стараясь не обращать внимания на побежавшие по коже мурашки.

– Да ладно тебе,– фыркнула Габи.– Я знаю, что обаяния в Джонатане – ноль, но не буду отрицать: он вполне симпатичный парень. Наверное, именно поэтому и ведет себя в офисе как форменный гад.

Она помолчала.

– Впрочем, после поездки в Италию он как будто изменился. Стал более мягким

– Замечательно.– Ответила я, внутренне содрогаясь.

– Знаешь, в чем твоя беда? – Теперь, когда мы обсуждали мои проблемы, Габи творила спокойно и вообще пришла в себя – Ты слитком полно отдаешься работе. Если будешь продолжать в том же духе, Джонатан настолько прекрасно освоится в Лондоне и так оправится от любовной драмы, что попросит тебя стать для него настоящей подругой. Что ты будешь тогда делать?

Я уставилась на нее. Признаться, подобная мысль меня уже посещала. А вдруг и Джонатану она придет в голову?

Как скоро это могло случиться? Он начал посещать два спортзала и на два месяца вперед составил список визитов. Если и в офисе стал более мягок».

– Тебе надо попробовать не зацикливаться на работе,– сказала Габи.

– Не могу! – взвыла я, охваченная страхом. – Он хочет, чтобы я оставалась профессионалом. И ценит это во мне. Так и сказал!

– Он уже открыто говорит, какие качества в тебе ценит?

Я покраснела:

– В виде похвалы за хорошо сделанную работу.

Габи закатила глаза.

– Ты совсем запуталась, Мел.

– Правильно.

Я уткнула подбородок в ладони и облокотилась на стол. Каким образом от запутанных отношений Габи мы вдруг перешли к моим проблемам?

– И знаешь, что во всем этом самое ужасное? Джонатан как раз такой человек, какого мне всю жизнь пророчит Нельсон. Независимый, преуспевающий, уравновешенный, со здоровыми амбициями – в лучшем смысле всех этих слоя. Такой мне в жизни ни разу не встречался. Смешно! Я знакомлюсь с ним, но ведь вместо меня – совсем другая женщина! Будь я сама собой, то не осмелилась бы даже близко подойти к нему…

– Нет. Ничего страшного,– сказала Габи. Она тоже уперла подбородок в ладони. Ее карие глаза, в которых обычно блестела лишь готовность съязвить, теперь светились бескрайней печаль.– Если уж говорить начистоту.

Она на мгновение замолчала. Потом тяжело вздохнула и заговорила вновь:

– Весь ужас в том, что Нельсон, наверное, влюблен в тебя и описывает себя самого, пытаясь сделать так, чтобы в один прекрасный день ты посмотрела на него как на бойфренда.

Я улыбнулась.

– Перестань молоть чушь!

– Это не чушь,– сказала Габи с убитым видом.– Это правда. Какой смысл мне страдать по Нельсону, если любому дураку понятно: он без ума от тебя?

– Ошибаешься. По-моему, ты добиваешься, чтобы я сказала: нет, он влюблен именно в тебя.

– Неправда,– возразила Габи.– Хотелось бы, конечно… Но сама подумай. Он посвящает тебе все свое время, бесконечно терпелив, всех твоих избранников на дух не переносит, готовит тебе ужин, массирует твои чертовы ноги… Вы даже выходные проводите вместе. Раскрой глаза, Мел! Да разве он нянчился бы с тобой так, если бы не был влюблен?

Если задуматься, в ее словах имелось много смысла. Я принялась прокручивать их в голове, пытаясь понять, права подруга или нет.

Да, нас с Нельсоном многое объединяло. Он заботился обо мне гораздо больше, чем любой из моих ближайших родственников. В нем все души не чаяли, и я чувствовала себя с ним… спокойно. А порой даже…

– Не говори глупостей! – воскликнула я.– Это просто смешно!

Габи покачала головой. На ее лице отразилось страдание.

– Это, чистая правда, Мел. Поверь, я была бы только счастлива, если бы ошибалась…

– Именно что ошибаешься!

Вообще-то я, конечно, по-своему любила Нельсона. Если уж совсем честно, считала его довольно красивым парнем… красивым в мореходном, так сказать, смысле.

–Мелисса, Нельсон уже твой бойфренд во всех отношениях, за исключением постельных дел.– Тут Габи невольно вздрогнула. Уверена, и в сексе он столь же искусен, как во всем остальном.

– Закрой рот, Габи! Ты переходишь все границы!

Я поднялась со стула, чтобы поставить чайник на плиту, и неожиданно почувствовала зверскую усталость. Неужели всего несколько часов назад в зале «Дорчестера» мы кружились с Джонатаном в танце? Казалось, с тех пор прошло несколько недель…

– Какая же ты счастливая, Мел,– неожиданно сказала Габи.– Хотела бы я хоть немного походить на тебя.

– Боже правый, это еще что за желание?

– Хорошо. Не на тебя, а на Милочку.

Я поставила перед ней чашку с чаем.

– Я тоже.

Я постелила Габи на диване в гостиной, а сама отправилась в спальню.

Бледный утренний свет уже просачивался в комнату в щели между занавесками, а сон ко мне все не шел.

Я лежала, обдумывая слова Габи. Наверное, она рассуждала правильно: вполне вероятно, что я просто рождена для Нельсона. Во всяком случае, совместное с ним будущее представлялось мне более разумным и естественным делом, нежели бессмысленная беготня за Джонатаном – человеком, который наверняка ужаснулся бы, увидев мои ноги без чулок и туфель, и который не смог бы так, как Нельсон, их растереть…

«С Нельсоном ты здорово ладишь,– не унимался в моей голове тонкий голосок.– И потом, ты ведь сама считаешь, что основное в браке – взаимопонимание, а не безудержная страсть».

Я вспомнила о родителях, вечно выяснявших отношения. Нет, такой семьи я не желала. Хочу найти мужа, который заботился бы обо мне, уважал меня, умел рассмешить.

Как Нельсон.

Я перевернулась на другой бок.

Но если я сойдусь с Нельсоном, то как буду смотреть в глаза Габи? Она ведь им по-настоящему увлечена.

Впрочем, кто остался бы к нему равнодушным? У моего соседа есть все: красота, сердечность, ум, принципы…

Как странно думать о нем в таком смысле.

Мысли мелькали в моем сознании, как рыба в быстрой реке – одна, вторая, третья… На душе становилось все неспокойнее.

Как бы там ни было, я не могу отделаться и от любви к Джонатану. Странно, что я призналась в этом Габи, но на сердце немного полегчало. Со временем все пройдет. Вернее, пройдет в ту минуту, когда он попросит меня найти ему подходящую девушку.

Или увидит, какая я на самом деле.

Может быть, пора покончить с этой игрой и поискать счастье для Мелиссы? А кто может осчастливить ее лучше, чем Нельсон?

Не находя ответов, я ломала над бесконечными вопросами голову до тех пор, пока не наступило утро и не пришло время вставать.

Глава 18

Если раньше я сопровождала Джонатана на званых вечерах, то теперь стала бывать с ним повсюду.

Он мог неожиданно позвонить посреди недели и спросить: «Знаете, где находится рынок «Боро»? Поехали туда со мной!» И мы ехали на рынок, где пили кофе и покупали свежее мясо – сильно сомневаюсь, что Джонатан готовил его потом собственноручно в своей огромной кухне. Когда он придумывал, чем бы заняться в моей компании на уик-энд, я ему от души сочувствовала: наверняка душа Джонатана жаждала других развлечений – тех, к каким привыкли они с Синди. Жалость проходила, как только мы встречались: Джонатан держался так, будто вовсе не был одинок.

Когда сентябрь плавно перешел в октябрь, а листва на деревьях у моего офиса окрасилась в ярко-медные, желтые и бронзовые цвета, я стала бывать в таких лондонских уголках, о существовании которых раньше и не подозревала. Наверное, Джонатан приобрел некий редкий путеводитель по Лондону: когда он называл мне очередное место, которое мечтал посетить, я в изумлении раскрывала рот. Долговые тюрьмы, древние монастыри, лавки, поставлявшие абрикосовое масло королеве Анне… и так далее и тому подобное.

Более того, он так настойчиво требовал погулять с ним в Ночь костров, что я стала бояться ее наступления, точно муниципальный совет Уондзуорта.

Джонатан хотел, чтобы я водила его везде, где хотела бы побывать сама, чтобы дала ему воз-можность вдохнуть «истинный лондонский дух». Я все ломала голову, чем бы этаким его порадовать: свозить к Букингемскому дворцу или ограничиться грандиозным представлением в Баттерси-парке, куда мы с Нельсоном обычно ездили? Парк располагался недалеко от нашего дома, кроме того, поблизости имелись отличные бесплатные автостоянки.

Джонатан сказал, что с удовольствием поедет в парк. Я посоветовала ему взять такси и оставить дома все ценные вещи.

Накануне «Ночи костров» мы с Нельсоном отправились в «Принца Уэльского», где договорились встретиться с Габи, чтобы чего-нибудь выпить.

В последнее время моя подруга как-то притихла – они с Аароном после слезного разговора решили пожить пару месяцев порознь, чтобы разобраться, чего один ждет от другого. И Габи все чаще задерживалась у меня.

Нельсон поставил машину на стоянку, несколько раз проверил, надежно ли закрыты дверцы, и мы пошли в «Принца Уэльского». Время было не слишком позднее, но бар уже кишел краснолицыми бугаями, которые перекрикивались с девицами в лыжных костюмах. К великому удовольствию моего вечно чего-то требовавшего желудка, во дворе готовили жаркое.

– Что будешь пить? Мел?.. Мел! Что-нибудь потеряла? – спросил Нельсон, когда мы пробирались к стойке.

– Хм… Горячее вино с пряностями.

Я не сказала Нельсону, что договорилась о встрече с Джонатаном. В последнее время мой сосед при одном только упоминании о нем сильнейшим образом раздражался, отчего я все больше склонялась к мысли, что Габи права: его привязанность ко мне серьезнее, чем я думала.

Я ждала удобной минуты, чтобы сказать Нельсону, что отлучусь на часок, дабы встретиться с Джонатаном, но случай все не представлялся.

Нельсон стоял у стойки, когда в бар влетела румяная от волнения Габи.

– Мел! – воскликнула она, стягивая перчатки.– Если бы ты знала, какая у меня новость!

– Ты вышла из офиса вместе с Джонатаном?

Находиться рядом с Габи в присутствии Джонатана не следовало: она могла забыться и назвать меня Мелиссой. К тому же быть Милочкой, когда под боком крутятся эти двое, у меня вряд ли получилось бы.

– Он едет?

Габи смутилась.

– Нет, когда я ушла, он еще оставался. А что? Послушай, ты не поверишь…

–Надеюсь, Джонатан не знает, что ты тоже здесь. Ему вздумалось посмотреть на фейерверки. Пожалуйста, запомни,– строго сказала я.– Как только он появится, ты исчезнешь. А то все испортишь.

Габи поискала глазами Нельсона, увидела его, снова повернулась ко мне и прошипела:

– Хочешь побыть с Джонатаном наедине, да? Понимаю. Не желаешь, чтобы мы видели, как ты с ним кокетничаешь, и чтобы Нельсон читал тебе потом мораль по поводу того, как опасно увлекаться клиентами.

– Вовсе нет,– пробормотала я.

Ее слова были не лишены некоторой доли правды.

– Что ж, я не против,– сказала Габи.– Буду даже рада остаться с Нельсоном наедине. Хоть наболтаюсь с ним в свое удовольствие. Знаешь, он искренне мне сочувствует из-за всей этой неразберихи с Аароном. Готов побыть моей «жилеткой» когда угодно.

Не успела я выразить по этому поводу свои опасения, как Нельсон вернулся к столику и вручил мне два пластиковых стакана с горячим вином.

– Взял по два на каждого,– сказал он.

У стойки жуть что творится. Никогда не обращался со своими подругами таким манером, как эти ребята… О, Габи! Привет!

– Привет, Нельсон.

Я быстро посмотрела сначала на Габи, потом на своего соседа. Кажется, на их лицах появилось какое-то особенное выражение? Или у меня разыгралась фантазия?..

– Мел сказала тебе, что сегодня она работает? – спросила Габи, взяв из рук Нельсона стаканчик с вином.

Он бросил на меня грозный взгляд.

– Нет.

– Нам с тобой следует исчезнуть из ее поля зрения и не появляться, пока не закончится шоу,– язвительно сказала Габи.– Наверное, мне придется уцепиться за твой шарф, чтобы не потеряться.

– Мел! – сердито произнес Нельсон.– Почему ты ничего мне не сказала? Кто он? Наверняка опять Ремингтон Стил?

– Ладно, перестань,– принялась защищаться я.– Джонатан хочет посмотреть на здешний фейерверк, а так как на этой неделе свободных вечеров у меня больше не будет, и поскольку мы все равно решили пойти…– Я покраснела.– То есть… Прости. Я допустила ошибку. Сам ведь знаешь, что смешивать работу с личной жизнью я не люблю.

– А-а, все понятно. Проблема теперь в нас! То-то я думаю: не слишком ли она вырядилась для Баттерси-парка?

Нельсон кивнул на мое новое пальто и красные кожаные перчатки – вещи Милочки.

– А если и мы с Габи замаскируемся, а? – саркастически спросил он.– Тогда можно будет к вам присоединиться? Я могу стать твоим братом, а Габи наденет твою дурацкую шляпу и прикинется русской княгиней-эмигранткой.

Я смущенно прикоснулась к краю шляпы Большая, отделанная искусственным мехом, в магазине она смотрелась исключительно, сейчас же казалась несколько неуместной. И определенно подходила больше Милочке, нежели Мелиссе. Я надела ее, когда Нельсон еще собирался,– отчасти для того, чтобы он не заметил под ней светлых прядей парика.

– Только поосторожнее ее снимай,– язвительно посоветовал Нельсон.– А то сдернешь вместе с волосами.

– Какой ты заботливый,– сердито сказала я.– Послушай, Джонатан наверняка не задержится здесь надолго. Если мы встречаемся вечером, он всегда уходит не слишком поздно. Потом мы можем спокойно где-нибудь поужинать.

– Я еще не знаю, где мы будем ужинать,– надменно произнес Нельсон.– Габи? Есть предложения?

– Определенных – нет… Ой, смотрите-ка! А вот и Ремингтон.– Габи кивнула на дверь.–

Не сказала бы, что ему тут нравится. Впрочем он вечно чем-нибудь недоволен.

Джонатан двигался вперед с людской волной и бросал по сторонам тревожные взгляды, высматривая меня. Одет он был несколько не к месту, но вполне достойно: темное кашемировое полупальто – не спортивная куртка, как на многих посетителях,– теплая шапка из овчины, красный шарф. Вообще-то Габи верно сказала: довольства его лицо вовсе не выражало.

– Увидимся позже,– произнесла я чуть более громко, нежели следовало.

– Может быть,– одновременно ответили Габи и Нельсон.

Я стала пробираться сквозь толпу, боясь расплескать горячее вино и потерять шляпу.

Было приятно наблюдать, как Джонатан ищет меня. Когда мы встретились глазами, он просиял и стал на несколько лет моложе, чем в ту минуту, когда только появился у двери.

Впрочем, в таком окружении любой на его месте сделался бы мрачнее тучи.

– Милочка! – воскликнул он, когда я с трудом протиснулась к нему.– Какая чудесная шляпа!

– Спасибо,– пробормотала я, машинально пихнув кого-то в бок в ответ на сильный толчок.– Выпейте.

Джонатан ваял стаканчик.

– Что это?

– Красное вино. С апельсином и всякими экзотическими специями. Выпейте, и толпа тут же перестанет вас раздражать,– посоветовала я.

– В этом смысле мне, наверно, не помог бы никакой транквилизатор,– произнес Джонатан, глядя на группу пробивавшихся к стойке парней в крикетной амуниции.

Выйдя на улицу, мы купили поджаренной на огне свинины с яблочным соусом, которая пришлась по вкусу даже взыскательному Джонатану, и отправились смотреть фейерверки.

За вход заплатила я: Райли тут же полез в карман за бумажником.

– Нет, не надо,– запротестовала я.– Пусть ответственность за сегодняшние развлечения полностью лежит на мне. И допейте вино: с алкоголем дальше не пропустят.

– Хорошо.

Неожиданно Джонатан наклонился, чуть приподнял край моей шляпы и прошептал мне на ухо:

– Только не говорите охране: на сборища типа этого я никогда не прихожу без аварийного запаса.

Он похлопал себя по груди и театрально подмигнул.

Его дыхание согрело мою кожу, по спине пробежала дрожь.

– Какая предусмотрительность,– похвалила я, стараясь говорить спокойна– Пойдемте, полюбуемся на представление, пока ситуация не вышла из-под контроля.

– А часто такое случается? – живо поинтересовался Джонатан.

По парку в поисках местечка получше уже бродили несколько тысяч людей. Многие переговаривались по мобильникам со своими друзьями, назначая место встречи.

Мы пошли вперед и вскоре приблизились к костру.

Необыкновенно красивый, с гордостью отметила я, огромный, с красно-желтыми языками.

– Ну, как вам? – спросила я, ощущая на лице жар огня.– Правда, здорово?

– Потрясающе. Может, отойдем подальше? – любезно предложил Джонатан.– Боюсь за вашу шляпу.

Он коснулся рукой моей спины. Мы отошли к площадке, с которой позднее можно было наблюдать фейерверк.

– Мех на шляпе не натуральный,– сказала я. – Принципиально не ношу мертвых животных, особенно на голове…

Я поймала себя на том, что повторяю мамины слова. Она всегда заводила подобные речи, если кто-то не вполне лестно отзывался о ее нарядах.

– Вам не холодно? – заботливо спросил Джонатан.

– Немножко.

– Вот,– сказал Райли.– Вылейте и сразу согреетесь.

Он извлек из внутреннего кармана плоскую серебряную фляжку. Мы остановились под развесистым дубом.

– Что это? – спросила я, когда Джонатан стал отвинчивать крышку.

– Виски.– Он подал мне фляжку и, увидев мое замешательство, добавил: – Нужен стаканчик?

– Нет-нет,– пробормотала я.

Такие фляжки с виски неизменно напоминали мне об охоте, на которую меня заставляли ездить в подростковом возрасте. Стрелять я отказывалась, поэтому была вынуждена просто болтаться без дела, а большую часть времени незаметно распугивала птиц, чтобы их не убивали.

Впрочем, женщины, способные пить виски прямо из фляжки, всегда казались мне особенными, поэтому я без дальнейших колебаний приняла предложение Джонатана. Глубоко вдохнув, сделала маленький глоточек. Виски пробежало по горлу, оставляя за собой горячий след

На фляжке красовались инициалы Джонатана и какая-то дата. Не подарок ли это на свадьбу?

Я быстро вернула фляжку. Джонатан сделал один большой глоток, потом второй и, скривившись, резко выдохнул.

– Боже мой,– пробормотала я.– Неужели все настолько печально?

Джонатан наморщил лоб.

– Смотря, что вы имеете в виду. Сегодня днем мне позвонил адвокат Синди. Она затеяла какую– то грязную игру.

В последнее время он говорил о жене совершенно спокойно, и я не без страха подумывала уж не сойдутся ли они вновь.

– Значит, будет суд? – спросила я, притворяясь, что мне это не слишком интересно.

– Синди подсчитывает, на какую долю имущества имеет право претендовать в законном порядке.

– Искренне вам сочувствую,– пробормотала я, нимало не кривя душой.

Джонатан пристально посмотрел на меня.

– Правда?

– Разумеется, правда,– ответила я. И беспечно добавила, подумав, что слишком уж навязчиво ему сочувствую: – Наверняка ей уже рассказали про вашу новую подругу, и она решила, что тягаться с соперницей не станет. Значит, в ней маловато боевого духа – такая женщина вас недостойна.

– Возможно,– ответил Джонатан, даже не улыбнувшись.

Внезапно я осознала, что он лишь делает вид, будто оправился от расставания с Синди, на самом же деле все еще страдает.

И мысленно выругала себя за глупость. Кому же, как не мне, следовало уяснить, что его невозмутимый вид ровным счетом ничего не значит! Просто я чересчур сильно желала, чтобы он скорее забыл свою жену. Неужели действительно так?.. Я отмахнулась от этой мысли.

– Все это ужасно, Джонатан,– сказала я, взяв его руку и дружески ее пожимая.– Вам сейчас очень нелегко.

– Да, вы правы,– признался он и сделал еще один приличный глоток виски. Потом покачал головой, словно пытаясь отделаться от воспоминаний.– Такое чувство, что у меня вырвали силой мои же вещи – все то, чем мы обзаводились вместе. То, что нам дарили друзья. То, что она сама мне покупала! Только знаете, это ведь всего лишь вещи.– Он вздохнул.– Надо поскорее покончить с этим, поставить в нашей истории точку. Господи, что за разговоры мы ведем! Может, побеседуем о чем-нибудь другом?

– Хорошо. Тогда расскажите о делах в офисе,– попросила я, прикинув, что хотя бы в работе он незаменим и добивается, чего хочет.– Нашли дом для Бонни и Курта?

– Я предложил им несколько вариантов,– ответил Джонатан.– Ни один пока не подошел.– Он часто заморгал и коснулся пальцем глаза.– Простите. Контактные линзы… Что касается дел – их у меня всегда невпроворот. Работаю и по лондонскому времени, и по нью-йоркскому. Чертов телефон не умолкает круглые сутки.

– Тогда постарайтесь относиться к работе чуть менее ответственно,– посоветовала я. Было даже приятно узнать, что Джонатан носит линзы. От этого он казался не столь идеальным.– С другой стороны, дела, наверное, никогда не дают вам скучать?

– Да уж, скучать не приходится,– согласился Джонатан.– Кстати, ваша подруга Габи – настоящая находка,– произнес он с некоторой иронией в голосе.

– Габи?..– с деланным недоумением переспросила я.

– Габи Шапиро.

– Ах, Габи! – воскликнула я и с невольной тревогой оглядела толпу, проверяя, нет ли поблизости Нельсона и моей подруги.

– Да-да. От нее я узнаю все сплетни. Как оказалось, «Дин и Дэниелс» – настоящий рассадник скандалов.

– В самом деле? – удивленно спросила я.– Да.– Джонатан снова протянул мне флягу и с отвращением скривился.– Один из старших агентов и его помощница… Вы не поверите!

– Кто именно? – спросила я, охваченная страшным любопытством.

Райли махнул рукой:

– Какое это имеет значение? Вы ведь все равно их не знаете.

Я быстро вспомнила, что с Хьюи и Кэролайн «познакомилась» на вечеринке.

– Почему же не знаю? – сказала я, взяв фляжку.– Габи мне о многих рассказывала.

Глотать виски пришлось осторожно, чтобы не задохнуться от пожара в груди.

– Короче,– произнес Джонатан, похоже, не без удовольствия делясь со мной сплетней,– я поручил Габи подготовить одну из комнат к встрече с клиентом, который позвонил совершенно неожиданно. Она отправилась туда, чтобы отнести цветы, кофе и все прочее, и обнаружила, что дверь заперта изнутри!

– Неужели? И что же Габи сделала?

– Поступила вполне грамотно: обратилась ко мне. Я дал ей ключ, и знаете, кого она там обнаружила? Хью Джерарда! Одного из старших агентов. Возможно, вы его помните – на празднике он был в красных джинсах.

По-моему, я вполне удачно скрыла свою растерянность.

– Ну и ну!..Так говорите, он был с помощницей?

Джонатан кивнул.

Помощницей Хьюи какое-то время назад была я. Кто мог выполнять теперь мои обязанности? Я напрягла мозги, но не сумела ничего придумать.

– А кто она?

– Некая Кэролайн Харкер,– ответил Джонатан.– Знаете ее?

– Кэролайн и Хьюи?! – воскликнула я и, спохватившись, добавила: – Так он представился мне на празднике.

Джонатан взял фляжку из моих рук, поднес ее ко рту гораздо более элегантным жестом, нежели я, и снова сделал большой глоток.

– Именно.

Не могу поверить… Кэролайн понизили в должности!

– И чем же они занимались? – простодушно спросила я.

Джонатан поперхнулся.

– А чем, по-вашему, они могли заниматься?

– Сказать по правде, не могу представить, чтобы Хьюи и Кэролайн…

Джонатан озорно улыбнулся.

– Проверяли, не течет ли потолок? – закончил он мою фразу.– Или нет ли щелей в полу?

– Но ведь здание совсем новое,– пробормотала я, растерявшись.

Джонатан разразился смехом, а я вежливо улыбнулась, все еще ничего не понимая.

Так или иначе, мне нравилось, как он смеется. В такие минуты Джонатан выглядел другим человеком. Вот бы Нельсон и Габи увидели его сейчас!

О нет, лучше не надо…

– Кэролайн лежала на столе, выполняя, как полагается примерной секретарше, кое-какие указания,– произнес Джонатан, внезапно посерьезнев.

– Ничего себе!

Я не могла представить, чтобы Кэролайн потеряла голову от страсти, тем более от страсти, разожженной Хьюи. Творилось что-то необъяснимое.

Неужели Габи взяла и все рассказала Джонатану?

– А Габи не ошиблась случайно? – осторожно поинтересовалась я.– Поверить не могу. Мне Кэролайн показалась весьма… приличной.

– Такое случается в любой организации,– ответил Джонатан.– Разумеется, я эти выходки не одобряю.

– Да?

По мнению моего отца, служебные романы лишь делают работу интереснее.

– Да,– твердо сказал Джонатан.– Легко вообразить, что секретарь, раз уж она тебе подчиняется и готова во всем угодить, еще и влюблена в тебя… Конечно,– добавил он,– толковая помощница должна прекрасно знать начальника, но ведь отношения в офисе и дома – вещи совершенно разные, правильно?

Он пожал плечами.

Я все думала о папаше и о тех неприглядных сценах, свидетельницей которых мне невольно довелось стать перед возвращением в Англию.

– Да, правильно,– согласилась я.– Потому что потом, если отношения испортятся – а так бывает в большинстве случаев,– работать по-прежнему уже не будет возможности: все женщины в офисе непременно узнают о дерматите начальника или других его тщательно скрываемых мелких секретах.

Я вспомнила о Квентине. У него вышел скандал с моей предшественницей, Таней. Наверно, и в аду не отыщешь такой ярости, какая вскипает в женщине, когда ее отвергает мужчина с шелушащейся спиной.

– Вот-вот,– поддакнул Джонатан.– Впрочем, наверное, случается и по-другому. Надо лишь убедиться, что отношения с человеком который работает с тобой рядом, действительно вам обоим нужны… Хотите сахарной ваты?

Снова пожелал сменить тему?

Тут затрещали громкоговорители. Прямо у меня над ухом прогремело:

– Леди и джентльмены, до начала шоу остается пять минут. Пять минут.

Толпа ринулась занимать места получше. Я машинально двинулась вперед.

– Вы куда? – крикнул Джонатан.– Здесь что, будет плохо видно?

Не успела я ответить, как зазвонил его телефон. С недовольной гримасой на лице Райли достал из кармана миниатюрный мобильник, раскрыл его, посмотрел на номер и картинно нажал кнопку.

– Взгляните!

– Куда? – спросила я, надеясь, что он не собирается прочесть мне нудную лекцию о своем новом телефоне-DVD-плеере.

– Я отключил его,– сообщил Джонатан, широко улыбаясь.

– Что ж, спасибо,– сказала я.

– Сейчас я отдыхаю,– добавил он многозначительно.

Означало ли это, что ему хотелось вывести наши отношения на другой уровень? Или мне надлежало оставаться Милочкой?

Я вдруг почувствовала себя совершенно беззащитной. Одна, посреди темного парка, в компании еще не разведенного официально мужчины, окруженная паутиной лжи, в которой сама не могла разобраться, и в шляпе, которая могла вспыхнуть от единственной искры…

У меня задрожали колени.

Джонатан внимательно посмотрел мне в лицо.

– Я выключил телефон,– повторил он,– чтобы дарить все внимание только вам. Нетерпеливые покупатели из Нью-Йорка пусть оставляют сообщения.

– Очень мило с вашей стороны,– с трудом произнесла я.– Может, и мне свой выключить?

– А вы сейчас на работе? Или нет?

Наши взгляды встретились. Я принялась лихорадочно искать ответ.

Мое сердце забилось сильнее. Джонатан явно чего-то ждал, но чего?

Какое слово он хотел услышать?

«Да» или «нет»?

Его брови приподнялись, губы тронула пленительная улыбка.

Даже если я не считала, что работаю, все равно играла роль той, кем не была,– женщины, способной с ним общаться.

Милочки.

И ведь он сам заявил, что не одобряет служебные романы. Даже рассказал о связи людей, которых я, по его мнению, едва знала. Не умышленно ли? Не для того ли, чтобы вывести меня на чистую воду и мягко дать понять, что в моих чувствах он не нуждается?

Мое настроение упало до нуля.

Послышался грохот – начался фейерверк. Мы с Джонатаном как по команде подняли головы и устремили взгляды на вспышки белых огней озарившие небо. Из громкоговорителя полилась музыка; чернота ночи расцвела ярко-красными, синими, серебряными хризантемами.

Бывают минуты, когда ты находишься в окружении тысячи людей – и чувствуешь, что заодно со всем человечеством. Наверное, поэтому все так любят танцевать, держась за плечи, или пить на многолюдных сборищах. Однако в этот вечер я не желала быть как все, я мечтала набраться смелости и сделать то, что хочу, а не то, что должна…

Шум стоял такой, что разговаривать не имело смысла. Подавшись под напором толпы вперед, мы с Джонатаном оказались совсем близко друг от друга.

– Не возражаете?

Не успела я ответить, как его рука осторожно легла мне на талию.

Мое сердце подпрыгнуло; в какую-то секунду мне показалось, что сейчас я повернусь и без слов поцелую Джонатана.

«Нет! Не придавай этому такого большого значения,– велел голос разума.– Бедняга только сегодня узнал, что его жена намерена окончательно с ним порвать. Ему плохо. Так же, как было тебе после расставания с Орландо… или даже гораздо хуже».

Джонатан опустил руку чуть ниже, и по моей спине побежала сотня мурашек – как разлетающиеся в разные стороны огни у нас над головами.

Господи, в отчаянии подумала я. Веду себя совсем не так, как нужно. Надо сказать что-нибудь в духе Милочки, чтобы он знал, что проводит вечер с умной сексуальной женщиной…

Мой мозг наотрез отказывался работать.

Я наслаждалась близостью Джонатана и надеялась, что могу оставить обескураживающий вопрос без ответа, однако, едва наступил короткий перерыв, Рай ли шепнул мне на ухо:

– Вы так и не сказали, готовы ли отключить рабочий телефон.

– Джонатан, я не чувствую, что работаю! – ответила я, перекрикивая шум толпы.

Его лицо немного напряглось.

– И все же работаете, так?

– Конечно,– пробормотала я, силясь понять, этого ли он ждал от меня.– Вы ведь сами сказали: работа и личная жизнь – разные вещи. Нельзя забывать об осторожности, верно?

Черт возьми. Способности Милочки меня совсем покинули. Я хотела услышать в ответ: «Но сегодня мы оба отдыхаем, не работаем!», однако Джонатан молчал. Сама же я сказать подобное не отваживалась.

– Хорошо,– произнес он, убирая руку.– Хорошо, я понял. Все нормально. Извините.

– Нет, Джонатан, послушайте,– пролепетала я.– Поймите правильно: я не запрещаю вам обнимать меня. Мне даже приятно.

В это самое мгновение раздался жуткий грохот, и все небо озарилось огнями. Толпа взревела, а мои слова затерялись в шуме, так и не достигнув ушей Джонатана. Клянусь, никогда в жизни я не чувствовала себя на фейерверке такой несчастной.

Я схватила Джонатана за руку, чтобы вновь сосредоточить на себе его внимание. Он с суровым выражением лица что-то прокричал мне, но я не разобрала ни слова.

– Что? – заорала я в отчаянии.– Что? Не слышу!

Вам знакомо ощущение, когда роняешь ключи от машины, видишь, как они выпадают из твоих пальцев, и уже понимаешь, что угодить им суждено прямехонько в сточную канаву, но сделать ничего не можешь, а только покорно наблюдаешь, как они шлепаются прямо в мерзкую слизь?

Я испытывала в эти минуты те же чувства.

Фейерверк внезапно прекратился, грянули аплодисменты, за ними последовала относительная тишина – люди поспешили к палаткам с хот– догами и вагончикам с пахучими гамбургерами.

Почему все так вышло?

В эту самую минуту в моей сумке, как назло, зазвонил мобильник.

Мой личный, не рабочий – я определила по мелодии. Рабочий я взяла с собой только для того, чтобы не разминуться с Джонатаном, но сейчас он любое объяснение принял бы за ложь.

– У вас звонит телефон,– заметил он.

– Слышу. Это мой личный. Не буду отвечать.

Я широко улыбнулась, надеясь, что улыбка поможет.

– Если из-за меня – пожалуйста, не надо,– сказал Райли, и его голос прозвучал вежливо, но так сдержанно, словно я была его клиентом, которому он показывал дом.

Я пристальнее всмотрелась в его глаза, надеясь увидеть хотя бы отблеск былых искорок, но там было темно и пусто.

Я расстегнула сумку и достала телефон.

Звонил Нельсон.

– Где ты? – спросил он требовательно и так громко, что Джонатан наверняка услышал его.

– Возле главного входа,– ответила я, хоть мы и стояли несколько дальше.

– Отлично. Если подойдешь к машине в течение пятнадцати минут, поедем в «Нандо» есть курицу. Засунь шляпу под свитер – скажем, что ты беременная, и нас пропустят без очереди.

Убирая телефон в сумку, я смотрела на Джонатана.

Сейчас он выглядел гораздо старше меня, казался строгим отцом семейства. Я не сумела его понять и теперь страшно мучилась. Тяжесть на сердце давила, как тонна кирпичей.

Сначала Джонатан рассказал про Хьюи и Кэролайн, потом попытался выяснить, помню ли я, что не отдыхаю, а работаю. Он держался учтиво, говорил искренне, был настоящим джентльменом… От осознания этого факта я лишь сильнее ощущала себя глупой девчонкой. Глупой и ни черта в жизни не понимающей.

Я чувствовала себя так, будто из меня удалили все внутренности. Стояла совершенно опустошенная и потерянная.

– Мне пора,– пробормотала я, внезапно поняв, что должна немедленно очутиться рядом с Нельсоном.

Там, где и должна была быть.

– Ваш сосед по квартире? – спросил Джонатан.

Я кивнула:

– Да.

– Понимаю.

Я готова была закричать: «Ничего-то вы не понимаете!» – но от этого положение бы не изменилось. Сами слова «сосед по квартире» звучали по-детски. Джонатана ждал большой красивый особняк, вполне подходящий для взрослой семейной жизни, мне же предстояло вернуться в конуру, которую мы делили с Нельсоном, в корявый дом на невзрачной улочке.

Я почти услышала, как отец смеется над моей несостоятельностью.

– Вечер был замечательный, Милочка,– сказал Джонатан, поправляя шарф.– Спасибо, что пожертвовали ради меня личным временем. Извинитесь от моего имени перед друзьями, ладно?

– Да что вы, какие могут быть извинения,– тихо сказала я.– Спасибо за виски.

Джонатан улыбнулся, и мне вдруг показалось, что он хочет поцеловать меня. Он даже как будто немного наклонился вперед, но тут же снова выпрямился, сделал прощальный жест и зашагал прочь.

– Джонатан! – крикнула я.

Он остановился.

– Вам не туда! – заорала я, видя, что на меня все оглядываются.– Если хотите поймать такси и ехать домой, идите вон к тому выходу!

Джонатан пожал плечами и продолжил путь в прежнем направлении.

Я смотрела ему вслед до тех пор, пока он не слился с толпой, потом повернулась и, точно зомби, двинулась к выходу.

Глава 19

Утром следующего дня я проснулась с тупой головной болью. Подкрепившись в «Нандо» курицей, Габи и Нельсон вздумали гулять всю ночь, а мне пить ни капли не хотелось. Теперь вместо похмелья меня окутывало, точно старое вонючее одеяло, ощущение безумно глупого исхода.

На моей кровати сидел некто, благоухавший ароматом от Джо Мэлона, который Нельсону никогда не нравился.

– Мел,– прозвучал льстивый голос.– Ты не спишь?

Я еще не раскрывала глаз, потому прикинулась, будто сплю.

– Мел? – более настойчиво повторила Габи.– Я принесла тебе чаю!

Тут я догадалась: ей от меня что-то нужно. Если Габи чего-нибудь от тебя хочет, лучше сдаться без боя.

Не открывая глаз, я приподняла край стеганого одеяла, чтобы Габи забралась под него. В моей спальне было довольно холодно. Нельсон включал центральное отопление как можно позднее: экономил. Или, по его собственному выражению, пекся о чистоте окружающей среды.

– О-о-о! Как тут у тебя тепло,– протянула Габи.

– Из-за фланелевой пижамы,– вяло сказала я.– Лучшее средство от холода.

– Как погуляли с Джонатаном? – спросила Габи, устраиваясь поудобнее.– Хорошо?

– И да, и нет…

– А мы с Нельсоном – замечательно,– радостно сообщила она.– Волшебный был вечер.

– Правда?

У меня екнуло сердце.

Теперь я могла думать только об отчужденной взрослости Джонатана, которая так ярко проявилась в нем после того, как я провалила тест с мобильным телефоном. Если это вообще был тест.

Господи. Как все запуталось.

Я закрыла глаза – и опять увидела лицо Джонатана. Уткнувшись носом в подушку, попыталась переключиться мыслями на платье Эмери, на его новый фасон, рисунок которого она прислала по электронной почте.

Ничего не вышло.

– Да, пока ты не появилась, мы с Нельсоном очень мило болтали,– сказала Габи.– Он расспрашивал меня о работе и о многом другом, рассказал о морском путешествии в Ирландию, которое планирует совершить с Роджером Трампетом…

Я не отвечала, и Габи умолкла.

– Ме-ел?

– Что?

– Знаешь, я очень долго раздумывала над твоими словами. Ты сказала, мне следует разобраться в чувствах к Нельсону, а уж потом решать, как поступить с Аароном…

– По-моему, именно таких слов я никогда не произносила,– начала было я, но Габи не стала меня слушать.

– Поговоришь с ним, а? С Нельсоном? – взмолилась она.

Час от часу не легче.

– И что я должна ему сказать? – простонала я.

– Ну… просто выведай, как он ко мне относится. Чтобы я знала.– Габи поправила одеяло на ногах.– Чтобы все стало ясно.

Я была уверена, что могу ответить на ее вопрос прямо сейчас, но во мне заговорила совесть. А вдруг я ошибаюсь? Раз Габи обратилась ко мне с просьбой, следовало ее выполнить, а потом честно рассказать подруге о чувствах Нельсона. В конце концов, в моих неприятностях с Джонатаном ни она, ни сосед не виноваты. И потом, этот разговор мог окончательно все решить.

Кроме того, Нельсон будет вынужден признаться в страсти ко мне – если он в самом деле ее испытывает.

Эта мысль, как ни удивительно, лишь усугубила мои страдания.

– Хочешь, чтобы я, э-э, сказала ему: «Габи к тебе неравнодушна»? – спросила я.– В общем, рассказала о твоей влюбленности?

– О моей влюбленности ничего не говори,– поспешно сказала Габи.– Только если Нельсон сам признается, что все эти годы сохнет по мне, можешь сказать, что и он мне нравится…

– Ладно. Но пообещай, что не убьешь вестника, если ответ окажется не из приятных. И имей в виду: подобных заданий я не выполняла с пятого класса. Кстати, тогда все закончилось весьма печально.

– Хорошо, хорошо! – весело воскликнула Габи.

Я попыталась перетянуть одеяло, но Габи надежно им завладела. Так вот почему Аарон не любил оставаться у нее на ночь… Я махнула на свою затею рукой, поднялась с кровати и отправилась в душ.

Хандра не прошла даже после ванной, хоть я и побаловала себя всевозможными средствами по уходу за телом, которые берегла для исключительных случаев. Об уборке, которой обычно посвящалось субботнее утро, было тошно даже подумать. Болтаться по дому без дела и выслушивать ахи и охи Габи, адресованные Нельсону, тоже не хотелось. Поэтому я отправилась в единственное место, где не чувствовала себя круглой дурой,– в свой офис.

По субботам я редко занимаюсь делами, но в последнее время скопилось много бумажной работы. Руки все не доходили, к примеру, до финансовых расчетов, а благодаря отцу я старалась не вступать с налоговиками ни в малейший конфликт.

Едва войдя в офис, я почувствовала облегчение: здесь я умела прекрасно владеть собой. Вид раскрытого ежедневника с расписанием на две недели вперед, составленным ручками разных цветов, вселил еще большую уверенность, за что я мысленно поблагодарила судьбу.

На автоответчике меня ожидали два сообщения. Первое – от Джонатана, который позвонил, очевидно, прямо перед тем, как я отправилась на встречу с ним в Баттерси: «Привет, жду вечера с нетерпением…»

Я нажала на кнопку перемотки вперед, не в силах слышать интонации его взрослого, уверенного, независимого голоса.

Второе сообщение оставил Брайан Биркетт, тот трус, который не смог без посторонней помощи заявить, что он не готов жениться.

– Здравствуйте, Милочка. Э-э… вы не перезвонили мне вчера, наверное, не заметили сообщение. Кхм… оставляю еще одно. Вы сумеете уделить мне на этой неделе немного времени? Видите ли, я… мм… это… никак не придумаю, что подарить на день рождения маме. Может быть, что-нибудь посоветуете? Я свободен целую неделю. Мой номер у вас есть – я написал на квитанции о переводе денег,– но на всякий случай продиктую еще раз…

Я опять нажала на кнопку перемотки, догадываясь, что Брайан не поленился записать все свои номера. Это было третье бессмысленное сообщение от него; хоть мне и жалко было парня, я подозревала, что он впал в нездоровую зависимость от меня. Некоторые из моих клиентов, радуясь, что нашли человека, способного принимать за них решения, были готовы перевалить на мои плечи все свои проблемы. В таких случаях я старалась проявить твердость, оставаясь доброжелательной. Порой не помогало и это, а к откровенной грубости я прибегнуть не могла.

Я пометила, что нужно дать Брайану телефон торгового консультанта, с которым я познакомилась на одной вечеринке, куда ходила с Джонатаном. Тот без лишней скромности порекомендует Брайану не маяться дурью. Впрочем, донимать консультанта в такой степени, как меня, у бедняги и не возникнет желания.

Несколько часов подряд я сортировала бумаги, составляла список неоплаченных счетов и работала с регистрационными картами клиентов, с которыми должна была в ближайшее время встретиться. Проверяла, когда у чьей матери день рождения, кому необходимо послать на юбилей цветы, чьи крестные дети ждут крестных родителей на конфирмацию. Работа успокаивала и приносила удовлетворение. Время текло незаметно.

Когда за окном стемнело, внезапно зазвонил мобильник. Я моментально схватила его и, осознав, что жажду услышать голос Джонатана, ужаснулась.

– Алло?

Последовало долгое молчание, потом раздался знакомый рассеянный женский голос:

– Алло? Кто это?

– Привет, Эмери.– Я откинулась на спинку стула и задернула штору.– Как дела?

– Э-э… Звоню, чтобы спросить, получила ли ты посылку.

Я сделала глубокий вдох, стараясь не раздражаться.

– Нет. Что за посылка?

– С подарками для гостей, конечно же!

Мы с Эмери полдня обдумывали, какие выбрать подарки. Как выяснилось потом, существуют целые каталоги с невообразимыми вариантами «коробочек, наполненных миндалем в сахаре» и прочими штучками, которые жених и невеста могут преподнести гостям.

– Я заказала их, как мы и договорились,– довольная собой, сообщила Эмери.

– Сама заказала?

– А что тут такого удивительного? – обиженно спросила моя сестра.– Кстати, денег потратила вдвое меньше, чем ты думала.

– Молодец,– похвалила я.– Чей адрес указала? Нельсона?

– Хм! – возмутилась Эмери.– А какой же еще?

– Ну да, конечно,– быстро согласилась я. Неожиданно мне в голову пришла другая мысль.– Послушай, а зачем ты отправила их мне? Замуж ведь не я выхожу, а ты!

Эмери долго не отвечала.

– Мне надо идти, Мел. Вернулись папа с Уильямом. Ездили стрелять по тарелочкам.

Где-то на заднем плане послышались раздраженные голоса. Отец любил, не стесняясь в выражениях, готовить потенциальных зятьев к нелегкой семейной жизни.

– Эмери? Эмери!» Послушай, нам надо обсудить, какие бланки выбрать для приглашений. Если не закажем их в скором времени, тогда вообще не успеем…

По своей дурацкой привычке Эмери положила трубку, не прощаясь.

Пару минут я тихо ругалась, потом с тяжелым вздохом закрыла ежедневник и поднялась из-за стола.

На домашний адрес никаких посылок мне вроде бы не приходило. Я вдруг вспомнила, что на днях Нельсон привез в мой офис какие-то коробки. В небольшом холле их не оказалось, и я пошла в соседнюю комнатушку, где – подальше от всевидящих глаз Габи – хранила все, что требовалось для платья Эмери.

Под сумкой с тканью стояла большая коробка, присланная на мое имя.

Я взяла ее и понесла в офис, гадая, почему она такая тяжелая. Одному богу было известно, что Эмери надумала подарить гостям. Когда мы разговаривали об этом, она высказывала самые нелепые идеи – вроде кусочков розовой глины, из которой каждый приглашенный мог слепить сердечко для грандиозной скульптуры, долженствующей в будущем украсить их с Уильямом сад.

Когда я раскрыла коробку, то поняла, почему подарки обошлись Эмери так дешево: передо мной лежали кружочки из тюля (тысячи примерно три), несколько сотен миниатюрных розовых бутончиков, полцентнера разноцветных миндалин в сахаре и моток ленты, которой хватило бы, чтобы обвязать собор Святого Павла целиком Эмери не поскупилась на декоративные элементы. Заказала все, что можно,– так, на всякий случай.

Да, над каждым чертовым подарком предстояло изрядно покорпеть!

На инструкции красовалась картинка, изображающая мать с дочерьми, которые с улыбками на лицах сидели за круглым семейным столом. Нечто типа девичника, только вместо веселья – розовые бумажные бутончики и назидательные беседы.

Что ж, подумала я мрачно. По крайней мере, нашелся повод отложить на потом финансовые расчеты.

Я поставила диск Эллы Фицджеральд и сделала под музыку штук сорок сувениров – как раз для одного стола,– когда снова запиликал сотовый. Звонил Нельсон.

Я с удивлением обнаружила, что уже половина седьмого.

– Привет,– сказал он.– Ты где? Дай угадаю: судя по спокойной музыке – в магазине.

– В офисе. Работаю,– ответила я, поднимаясь в собственных глазах.

– Серьезно? А на ужин приедешь? – спросил Нельсон.– Будет седло молодого барашка.

– Еще немного поработаю. А ты, если хочешь, готовь ужин и ешь без меня.

– Пора домой, мисс Великомученица,– проворчал Нельсон.– Все и так давно поняли: ты теперь настолько востребована и занята, что работаешь даже по выходным. Приезжай. Дома без тебя слишком уж спокойно.

– Ладно, уговорил,– сказала я.– А ты один?

– Совершенно, спасибо за беспокойство. Габи заявила, что едет домой к маме, так что квартира в нашем с тобой полном распоряжении. Не знаешь, почему она так поступила?

– Понятия не имею,– сказала я.– Хорошо, еду, но имей в виду: на моей совести еще минимум двести тридцать семь bonbonnieres .

– Чего?

– Это по-французски – «деньги на ветер».

– Может, захватишь с собой счета? – сказал Нельсон.– Ты, наверное, опять отложила их в долгий ящик. А ведь Эмери надеется, что ты организуешь ее свадьбу. Страшно представить, что тебе придется заниматься этим в тюремной камере.

Меня окатило волной облегчения и признательности.

– Поможешь мне с подсчетами? Какой ты милый.

– Без проблем. Значит, увидимся через час? Купи по пути бутылочку вина. Только, пожалуйста, не какую-нибудь дешевую гадость. Мой барашек достоин лучшего.

Вымыв после ужина посуду, я высыпала на стол хлам, из которого предстояло делать подарки, и выставила вторую бутылку вина.

– Угощайся миндалем. И не обращай внимания на картинку в инструкции. Как видишь, розовощекая мамаша и ее дочурки к набору не прилагаются.

– А торт не ты будешь печь? – поддразнил меня Нельсон.– И не ты ли повезешь Эмери в церковь?

– Прекрати,– простонала я, складывая один на другой четыре кружка из тюля.– Эмери специально это подстроила, чтобы самой не слишком мучиться.

– Выходит, не так она глупа, как может показаться,– сказал Нельсон.

Мы сидели, крутили в руках колечки из поблескивавшей прозрачной ткани, слушали Фрэнка Синатру и спорили о том, на ком конкретно и в какой последовательности был женат знаменитый певец. Все это время я раздумывала, как бы подвести разговор к Габи, и пыталась угадать, что испытывает Нельсон по отношению к ней.

В конце концов, когда Нельсон ушел за третьей бутылкой вина, я решила перейти к делу.

– Я давно хотела поговорить с тобой вот по какому поводу. Когда Габи поссорилась с Аароном, ты был с ней так мил,– начала я.– Настолько заботливо подавал ей салфетки – трудно представить, что мужчина на такое способен.

Нельсон покосился на меня:

– Дело всего лишь в том, что я знаю толк во многих вещах. Так или иначе, теперь она, кажется, воспрянула духом. Наверно, следует каким– то твоим советам.

– Советы обычные – из женских журналов. И потом, не думаю, что дело во мне,– сказала я.– На мой взгляд, главное – быть честной с самой собой.

Я посмотрела на соседа, но он с сосредоточенным видом завязывал бант.

– Согласен?

– Конечно,– ответил Нельсон.– Только в пределах разумного.

Я с интересом пронаблюдала, как ловко он складывает ленту в петлю и затягивает аккуратный маленький узелок.

– Подай мне колечки.– Нельсон поднял голову и увидел, как пристально я на него смотрю.– Что?

– Ничего,– пожала я плечами, потом сделала глоток вина.– Наблюдаю, как ловко у тебя это получается.

По-моему, как-то раз мне сказала об этом Габи: у Нельсона очень сильные и умелые руки. Странно, но пока она не стала трещать о нем каждую свободную минуту, на многих его достоинствах я не сосредоточивала особого внимания. А руки у него были действительно замечательные. Мужские, мускулистые, они выглядели такими, даже когда в них были глупые безделушки.

Вообще-то и безделушки казались в Нельсоновых руках вовсе не глупыми. Даже наоборот.

Доделав очередной подарок, Нельсон положил его в кучку. Она у него была в три раза больше, чем у меня, а сувениры получались гораздо красивее.

– Они что, окончательно разошлись? Габи и Аарон? – спросил он таким тоном, будто интересовался арендной платой.

Габи. А, ну да, точно. «Не отвлекайся на посторонние темы»,– напомнила я себе.

– Вроде бы. По-моему, она влюблена в другого.

– Хм,– произнес Нельсон.– В начальника Аарона?

– Нет!

Я пристальнее посмотрела на него, пытаясь определить, насколько он серьезен. Задачка оказалась не из легких: от выпитого вина окружающее потеряло четкость… впрочем, на Нельсоне была новая рубашка, и его глаза казались необыкновенно голубыми.

Если уж начинаешь замечать подобные вещи, то дело плохо.

Я постаралась взять себя в руки.

– Нет, в другого человека.

– Значит, не в Аарона? – насмешливо спросил Нельсон.– А почему? На мой взгляд, Аарон для нее – идеальный мужчина. Не знаю, конечно, понимает ли это она сама,– добавил он.– Вы, девчонки, странный народ. Постоянно пытаетесь выдать себя не за тех, кем являетесь, и втайне желаете найти парня, который раскрыл бы этот ваш секрет…

– В каком смысле? – требовательно спросила я.

Временами Нельсон становился чересчур заносчивым.

–Габи никогда не признается себе в том, что она человек бескомпромиссный. Не защищай ее. Так кто этот парень? Наверняка зануда: читает «Гардиан», ест мюсли, носит сандалии, да?

– Совершенно верно,– сердито сказала я.– Зануда, каких поискать.

Нельсон пожал плечами.

– Все ясно. Габи запаниковала и устремила все свое внимание на прямую противоположность Аарона – чтобы убедиться в том, что нужен ей именно он.

– Думаешь?

– Все девчонки одинаковы,– уверенно заявил Нельсон.

– Какая чушь! Откуда тебе знать? – фыркнула я.– Считаешь себя великим знатоком по части женщин?

– Мел,– произнес Нельсон ангельски спокойно.– Если в данный момент у меня нет подруги, это еще не означает, что я евнух. О женщинах я знаю предостаточно.

Возразить было нечего. Я ведь не собиралась его обижать.

– Никто не говорит, что ты евнух,– пробормотала я растерянно.

Мое воображение внезапно разыгралось.

Нельсона я знаю очень хорошо, однако в отдельные периоды его жизни почти не общалась с ним. К примеру, когда училась в колледже или когда Нельсон путешествовал за границей. Как много он знал о женщинах? Что у него были за подруги?

Нельсон допил остатки вина из своего бокала. За вечер мы выпили прилично, но бантики на сувенирах Нельсон завязывал так же безупречно, как в самом начале. А вот мои получались теперь весьма причудливыми…

– Просто Габи хочет, чтобы все встало на свои места.

– Именно так она и выразилась.

Все встало на свои места. Я взглянула на орешки, которые крутила в руках. В моей собственной жизни на местах ничего не стояло. Сплошная неопределенность.

Может быть, после вчерашнего недоразумения с Джонатаном следовало разобраться в своих чувствах?

А вдруг все, что мне требовалось, находилось рядом, прямо передо мной?

Возможно, Нельсон заговорил об этом, чтобы выяснить мое к нему отношение?

И зачем только Габи попросила меня поговорить с ним…

Я украдкой взглянула на Нельсона. Он сидел, склонив голову, и сосредоточенно раскладывал миндаль по кружкам из тонкой ткани. Само воплощение утонченности и силы.

Правильно говорила Габи: Нельсон – первоклассный бойфренд. И вообще красавец.

– Так в кого же тайно влюблена Габи? – спросил он, не поднимая глаз.– Откроешь секрет?

Я чуть не выронила бокал.

– Тебе интересно? А не станешь ревновать?

Нельсон разразился хохотом.

– Конечно стану! Уж если у кого и есть на это право, так это у меня. Габи ведь мне проходу не дает, до того отчаянно строит глазки!

Я с удивлением отметила, что у меня все сжимается внутри. И удивилась еще сильнее, когда услышала собственный голос:

– Она влюблена в тебя. И это не шутка.

По-моему, и он и я моментально протрезвели.

Не решаясь взглянуть друг на друга, мы сидели и крутили в руках серебряные ленты. Запись Фрэнка Синатры закончилась, и в комнате воцарилась неловкая тишина.

– Эхе-хе,– протяжно вздохнул Нельсон.– Понятно.

– Ты любишь ее? Или… смог бы полюбить? – нерешительно спросила я.

– Габи – отличная девушка,– сказал Нельсон.– Забавная, очень хорошенькая и… в общем, все при ней. Но она вовсе меня не любит. Просто готовится стать женой Аарона, разве не так?

– Какой ты правильный,– буркнула я, не представляя себе, как рассказать обо всем Габи так, чтобы она не пришла в ярость.

– Я имею в виду, что вовсе не в обиде на нее,– добавил Нельсон.

Мне захотелось изругать его вдоль и поперек за подобную самоуверенность, однако он еще не закончил:

– Это ведь проще всего – вообразить, что ты влюблен в того, кто определенно не ответит на твои чувства. Приятно и безопасно.

Я уже упоминала, что от вина становлюсь крайне чувствительной? И что последние несколько недель только и делала, что готовила свадьбы, о каких сама и не мечтала, или посылала кому– то, кого даже не знала, в качестве подарка письменные принадлежности с гравировкой? И что влюбилась в мужчину гораздо старше меня, который думал, будто я сексуальная и сверхсовременная, в то время как я была почти старой девой, страдала избыточным весом и массой комплексов?

Слезы полились ручьем из моих глаз. Они капали на стол, на красивые ленточки, на конфеты…

– Эй! В чем дело, Мел? – нежно спросил Нельсон, отчего моя жалость к себе лишь удвоилась.– Ну-ну…

Он достал платок и протянул его мне.

Я уткнулась в платок лицом. Он пах моим соседом: теплом, чистотой и еще чем-то ароматным.

– Это из-за свадьбы Эмери? – спросил Нельсон.– То есть из-за каких-то домашних проблем? Ты ведь расплакалась не потому, что я не люблю Габи?

– Нет! – провыла я.– Конечно нет! Я плачу, потому что до смерти устала быть сама собой!

– Что?

Нельсон обхватил меня за плечи своими сильными руками, притянул к себе и с недоумением посмотрел мне в глаза.

– А я думал, речь идет о Габи… или хотя бы обо мне.

Я поднялась и пошла в спальню, но наткнулась на диван, тяжело опустилась на него, схватилась за голову и разрыдалась пуще прежнего.

Нельсон сел рядом, обнял меня, бережно взял за затылок и прижал лицом к своему плечу.

– Ну-ну,– пробормотал он.– Перестань, Мел. Расскажи, что тебя тревожит. Наверное, трудно решать море чужих проблем, а свои все время держать в себе.

– Я так сглупила,– всхлипывая, сказала я.– Выставила себя круглой дурой! Ты во многом прав…

– Ты о Ремингтоне Стиле?

Я с несчастным видом кивнула.

– У тебя к нему не профессиональный интерес?

Я снова кивнула:

– Он со мной настолько мил и… обаятелен. Но все потому, что я с ним заигрывала. А заигрывала потому, что он мне платил!

– Не вижу в этом ничего страшного,– произнес Нельсон.– Почему бы вам не оставить все сделки в прошлом и не начать встречаться по-настоящему? Ему определенно нужна подруга.

Я подняла заплаканное лицо.

– Потому что он хочет видеть рядом с собой Милочку, а вовсе не меня!

– Что за бред,– сказал Нельсон.

Но поезд моего отчаяния мчал теперь на полном ходу, и остановить его не было ни малейшей возможности.

– Даже если я ему и нравлюсь, он все равно до сих пор страдает из-за разрыва с женой…– Я вытерла нос тыльной стороной ладони.– И обходителен со мной лишь потому, что так ему легче. Когда рана в его сердце затянется, Джонатан найдет себе другую, достойную его женщину!

– Достойнее тебя нет во всем Лондоне,– заявил Нельсон.

Я пропустила его слова мимо ушей и вытерла платком глаза.

– Почему я никому не нужна, Нельсон? Неужели так и буду всю свою жизнь заниматься организацией чужих свадеб? Приводить в порядок мужчин для каких-то других женщин? Неужели действительно останусь старой девой?

Нельсон прижал меня к себе.

– Несешь какую-то чепуху. Не надо было столько пить. Ты восхитительная, невероятная женщина! От тебя все без ума.

– От Мэри Поппинс все тоже были без ума, но мужчины у нее не было,– всхлипнула я.

– О Мел!

Нельсон прижал меня к себе еще крепче.

Наверное, ему казалось, будто я и не подозреваю, что он смеется, а я прекрасно чувствовала, как его грудь сотрясается от хохота.

Но вот что странно… Не знаю, как так получилось,– да, мы выпили немало вина, но ведь не до умопомрачения же… Короче, нос Нельсона вдруг коснулся моего, я немного наклонила голову набок, и мы стали целоваться.

Целоваться! Я и мой сосед!

Сначала мы целовались как-то несмело, а потом, когда стало ясно, что нам обоим это нравится, Нельсон положил меня рядом с собой. Я запустила руку в его густые волосы и провела пальцами вниз, к шее. По-мужски крепкой, но на удивление гладкой.

Я с изумлением поняла, что целоваться с Нельсоном чертовски приятно. Никогда прежде ни о чем подобном я и не помышляла. Ну, или почти никогда. Губы у него были мягкие и такие умелые, что я невольно заинтересовалась, так ли он хорош в постели, как предполагала Габи. Его руки тем временем нежно и изучающе скользили вниз по моей спине, задерживаясь как раз в нужных местах, не щупая, не причиняя дискомфорта, не заставляя меня думать об излишках жира, которые следовало убрать.

Я так давно ни с кем не целовалась… Во мне накопилось столько страсти, что она хлынула наружу, как шампанское из бутылки.

Я вся трепетала; Нельсон, целуя меня, пальцами стирал с моих щек слезы, я икала прямо ему в рот – звучит это, к сожалению, совсем не так сексуально, как было на самом деле.

И все вдруг встало на свои места. Унизительная сцена с Джонатаном случилась не зря: благодаря ей, мы наконец-то, соединились с Нельсоном! Нас связывала самая крепкая в мире дружба, теперь же ей предстояло перейти на иной уровень. Нам помогла сама судьба. Все было предопределено заранее.

Я привлекла Нельсона к себе еще ближе.

Слава богу, он давным-давно свыкся с моими заскоками. Во всяком случае, об этом говорили все его поступки…

Внезапно Нельсон взял мое лицо в ладони и немного отстранил.

– Не стоит нам этого делать,– сказал он.

Я заглянула в его глаза. Голубые, с крошечными золотистыми искорками. Потрясающе красивые. Никогда раньше я не замечала, что у Нельсона такие чудесные глаза.

Конечно, нам не следовало этого делать. Чтобы не поступать предательски по отношению к Габи, чтобы не разрушить нашу дружбу, чтобы завтра утром не заводить пренеприятный разговор… Я все понимала и ощутила странную смесь облегчения и разочарования.

– Знаю,– произнесла я.– Не будем…

Слезы снова потекли у меня из глаз.

Все перепуталось. Опять. – Давай-ка я уложу тебя в постель,– сказал Нельсон и взял меня на руки.

Я чувствовала себя такой уставшей и слабой, что уснула, лишь только Нельсон начал стягивать с меня джинсы.

Глава 20

Проснувшись утром, я с тревогой подумала: что-то не так.

Осторожно приоткрыв один глаз, увидела, что лежу в своей комнате. Уже хорошо. В голове шумело, любое движение давалось с некоторым трудом. Вот что такое похмелье после красного вина.

Прескверно.

Моя память устроена так: когда я просыпаюсь после того, как изрядно выпью, то вспоминаю о главном, лишь немного придя в себя. Чем страшнее похмелье, тем дольше я пребываю в счастливом неведении.

Я лежала, пытаясь дышать спокойно и размеренно, как вдруг почувствовала, что на мне как будто не пижама. Откинув одеяло, я с некоторым страхом посмотрела, что на мне надето… или вообще ничего?..

Уф. Что-то было. Огромного размера футболка с надписью: «Выжил в толкучке паба "Датская корова"». Нет, читать вверх ногами я не умею, просто помнила слова наизусть, потому что несколько раз видела эту футболку на Нельсоне. Под ней были мои трусики – правда, неудобно съехавшие набок.

Я снова опустила голову на подушку и уставилась невидящим взглядом в потолок, пытаясь сложить вместе постепенно всплывающие из похмельных глубин обрывки воспоминаний. Честное слово, вчера я не чувствовала, что перебрала, хоть мы и выпили на двоих целых три бутылки.

Интересно, что такого я натворила?

События вчерашнего вечера слились в расплывчатое пятно, но вот одна из картинок приняла отчетливые очертания.

Лицо Нельсона прямо передо мной, и мы как будто целуемся.

Потом – странное выражение в его глазах.

Из моей груди вырвался стон. Как я могла столь подло обойтись с Габи? Почему поступила так по-свински?

Я решила не предаваться рефлексии, а встать, принять душ и разобраться с последствиями своей ошибки – как человек взрослый и самостоятельный.

С чистыми волосами и в свежем белье я почувствовала себя гораздо лучше и принялась ликвидировать все свидетельства вчерашнего загула в гостиной и кухне, хотя и чувствовала себя не очень хорошо.

Когда воцарился относительный порядок, я, пытаясь отдалить тяжелую минуту, приготовила завтрак и сосредоточилась на изучении свадебного журнала.

Вошел Нельсон с еще влажными после душа волосами.

– Привет! – воскликнул он.

Не слишком ли весело?

– Нельсон,– пробормотала я, глядя в тарелку.– Я… ммм… послушай, нам надо…

–Нет, не надо,– ответил Нельсон, садясь на стул напротив меня.– Давай не будем драматизировать. Между старыми друзьями, которые выпили лишнего и расчувствовались, такое порой случается.

У меня больно кольнуло в груди.

– Да? – спросила я, все еще не поднимая глаз.

– Конечно. На моем месте мог бы оказаться, к примеру, Роджер.

– Не мог бы!

Я вскинула голову и тут же поняла, что Нельсон меня дразнит. В его глазах светилась улыбка.

Хоть бы притворился, что ему неловко!

– Хочешь сказать, тебе все равно? – требовательно спросила я, не обращая внимания на похмельную тяжесть во всем теле.

Нельсон поднял брови и стал разливать чай.

– Конечно нет! Было очень… э-э-э…

– Ладно,– сказала я.– Можешь не договаривать. Все меня отвергают! Больше так не могу!

Я обхватила руками голову.

– Мел!

Передо мной, словно из ниоткуда, появилась чашка чая. Я машинально взяла ее, обжигая пальцы, и услышала щелканье включаемого тостера. Как ему удавалось вести себя так невозмутимо?

– Я не отвергаю тебя, глупенькая,– сказал он.– Просто вчера мы напились, вот и все. Пожалуйста, перестань хмуриться. А впредь старайся ограничивать себя в спиртном, чтобы соображать, что делаешь.

Я распрямила спину: не так уж и сильно я напилась!

Нельсон поднял руку, останавливая меня, хоть я не успела и слова вымолвить.

– Послушай, давай не будем,– произнес он до неприятного добрым голосом.– Ты вчера расплакалась, я опьянел… и потом… наверное, нам обоим было немного… любопытно…

Он замолчал, смущенно кашлянул и продолжил:

– Мел, для меня явилось большой честью, что ты мимолетно заинтересовалась мной, пусть даже во хмелю. Но давай посмотрим на вещи здраво: ты не любишь меня и наверняка умрешь со скуки, если будешь все время слушать мои россказни о налоговых льготах и яхтенном спорте.

– Нет, не умру,– запротестовала я.

Нельсон грустно улыбнулся, и во мне будто, что-то сломалось. Я не интересовала его как женщина, и он ясно дал это понять.

Все сомнения в его кандидатуре на роль моего бойфренда моментально рассеялись. Я втемяшила себе в голову, что по собственной глупости упустила свой единственный шанс – своего сказочного принца.

– Нельсон… Я люблю тебя!

Да, в последнее время я занималась только тем, что из одной дурацкой истории влезала в другую.

Тут Нельсон рыгнул, прикрыв рот рукой, отчего я в некотором смысле спустилась с небес на землю.

– Прости,– буркнул он.– Послушай, Мел, я тоже тебя люблю – как сестру… которой у меня, по счастью, нет. Разумеется, мы друг друга любим.

За его спиной из тостера выпрыгнули поджаренные кусочки хлеба. Намазав их маслом, он протянул один мне.

– Однако, как ни противно толкать речи в духе твоих мерзких журналов, влюблена ты в Джонатана Райли, международного специалиста по закладным, и, по-моему, совершишь серьезную ошибку, если попытаешься об этом забыть. Тебе как раз такой и нужен – в костюмчике, весь из себя начальник… короче, сама понимаешь… Насколько я могу судить, ты тоже ему подходишь. Если верить Габи, Райли требуется женщина, которая немного бы его оживляла.– Он откусил кусок тоста и добавил: – Таких советов я тебе больше никогда не стану давать, так что лучше запоминай сейчас.

Я подумала: а не пропустил ли Нельсон мимо ушей значительный кусок моего вчерашнего рассказа?

Да слушал ли он вообще?!

– Я ведь тебе сказала, что Джонатану до меня нет дела. Он любит бывать с Милочкой.

– Ради бога, Мел! Когда ты, наконец, уяснишь себе, что ты и есть Милочка? – строго спросил Нельсон. – Ты что, находишься под гипнозом, когда бываешь ею?

– Нет, конечно.

– Или пребываешь в состоянии транса и беседуешь в астрале с Авой Гарднер?

– Нет…

– Тогда какого черта ты твердишь, что это не ты развлекаешь легендарного типа, который, напрочь лишен чувства юмора?

– Кто тебе сказал, что у него нет чувства юмора? – спросила я, мгновенно переключаясь мыслями на Джонатана.

– Габи. Его зовут теперь Саймон Кауэлл – наверняка потому, что он в жизни никому не улыбнулся.

– О-о-о!..

Говорить о чувстве юмора Джонатана у меня не было сил.

Джонатан во мне не нуждался. Нельсон тоже. Я подумала вдруг: а может, плюнуть на все, купить дом, обзавестись дюжиной котов и писать до скончания века письма с жалобами в местную газету?

– Счастливый шанс в жизни выпадает лишь один раз, Мел,– сказал Нельсон более ласковым, чем можно было ожидать, тоном.– Довольно строить иллюзии. Знаю, отец у тебя человек дерьмовый, у матери… свои проблемы, но поверь ты много чего упустишь, если не научишься быть более решительной. Да, мы могли бы сойтись с тобой, но ты выбрала бы меня лишь потому, что хорошо и давно знаешь. Этого, поверь мне, недостаточно.

– Думаешь? – спросила я с глазами, полными слез.

– Да. Во всяком случае, в твоем возрасте. Вот когда нам стукнет по шестьдесят, когда мы оба будем в разводе и захотим снова обзавестись семейным гнездышком… О нет, только, пожалуйста, не начинай снова плакать. Не печалься ты так!

– Я не печалюсь,– пробормотала я, заставляя себя улыбнуться.

Я не лгала. На душе у меня становилось легче.

– Но Джонатан действительно ничего такого ко мне не чувствует. Он ясно дал это понять тогда, в парке… Заявил, что бизнес и личную жизнь нельзя смешивать.

Нельсон посмотрел на меня с сочувствием.

– Правда? Извини, не знал. Может быть, стоит выждать какое-то время? Или скажи ему, что будешь в ближайшие дни занята: вдруг он снова обратится к тебе с глупой просьбой вроде организации экскурсии в галерею Тейт.

– А что в этом глупого? Возможно, Джонатану нравятся полотна старых мастеров.

– Больше всего его наверняка привлекает твоя бесхитростность,– заметил Нельсон, кладя в тостер еще два кусочка хлеба.

Я отодвинулась от стола.

–Кстати, о бесхитростности. Надо бы съездить домой, поговорить с Эмери о приглашениях. И о чертовых бонбоньерках.

– Отвезешь остатки ей, чтобы она сама доделала?

Мы одновременно повернули головы и посмотрели на коробку у кофейного столика, наполненную серебристой лентой и тюлевыми кружочками. Я попыталась представить, как с ними возится мама, но не смогла этого сделать.

– Нет. Пусть остаются здесь… Будем делать каждый вечер по нескольку штук, пока смотрим телевизор.

– Хорошо,– согласился Нельсон.

– Нет, правда,– вздохнула я.– Так будет проще.

– От ответственности еще никто не умирал. Не умерла бы и Эмери.

– Конечно. Но мама, да если еще выпьет, чего доброго, подавится миндалем. И потом, у тебя так здорово получается завязывать узелки.

Я подумала о его пальцах – быстрых, аккуратных, ловких… Мое лицо и шею залило густой краской.

– Это приходит с практикой,– спокойно сказал Нельсон.– Как и многое другое. Не волнуйся, к приходу Габи я все спрячу. И об этом не беспокойся,– сказал он, едва я открыла рот.– Я поговорю с ней. О вчерашнем она не узнает.

– Спасибо,– пробормотала я, чувствуя прилив благодарности.

Как здорово, что у меня есть Нельсон. Надо бережнее хранить нашу дружбу.

Схватив сумку и папку Эмери с ее бумагами, я направилась к двери.

– Пока. Куплю что-нибудь на ужин, если вернусь вовремя.

Когда я проходила мимо Нельсона, он взял меня за руку.

– Э-э… Мел.

– Что?

Он посмотрел на меня, и я неожиданно поняла, что ему не так уж и легко, как мне показалось на первый взгляд.

– Послушай, давай договоримся, что не будем сожалеть о вчерашнем. Я даже рад.– Он обезоруживающе улыбнулся, потом задумчиво почесал небритую щеку.– Было здорово.

У меня защекотало в животе.

– Спасибо.

Лицо Нельсона стало серьезным.

– Но и вспоминать об этом больше не будем. По крайней мере, лет до шестидесяти. А уж тогда, если мы оба будем в разводе и захотим… Договорились?

– Договорились.

Я поцеловала его во влажные волосы.

И ушла, чувствуя себя почти Милочкой.

Пребывая в приподнятом расположении духа, я позвонила Эмери и, чтобы не тратиться на такси, попросила ее приехать за мной на вокзал.

Я специально назвала время прибытия поезда на полчаса раньше, чем на самом деле, но она все равно въехала на парковочную площадку десятью минутами позже.

– Интересно, как на твою безумную рассеянность смотрит Уильям? – спросила я, убирая с пассажирского сиденья газеты и штрафные талоны.

– Он ее не замечает,– ответила Эмери, едва не врезаясь в столб.– Твердит, что привык повторять одно и тоже по девятнадцать раз. Он ведь юрист.

– За это ему прилично платят, ведь так, Эм? А я от тебя не получу и пенни,– сказала я, решив проявить максимум твердости.– Сегодня мы должны в мельчайших подробностях обсудить, какими будут приглашения, или их не изготовят в срок. Тогда к тебе на свадьбу просто никто не придет. Эмери, ты меня слышишь?

– Обожаю эту песню! – воскликнула Эмери, прибавляя звука в радио.– А ты? Каждый раз, когда она играет, представляю себе такие красивые апельсины.

Я решила не возобновлять разговора до приезда домой.

Если отца не было рядом, мама становилась похожей на маму из более счастливых времен, когда она еще не курила, не бормотала себе под нос что-то непонятное, бесцельно слоняясь по дому в состоянии легкого ступора…

У порога нас радушно встретила вполне вменяемая женщина.

– Привет, дорогая,– сказала она, обнимая меня одной рукой: так ей было удобнее после очередной пластической операции.

– Папы нет? – с надеждой спросила я.

– Уехал куда-то по делам,– счастливо сообщи