КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406897 томов
Объем библиотеки - 538 Гб.
Всего авторов - 147554
Пользователей - 92658
Загрузка...

Впечатления

медвежонок про Самороков: Прокол (Постапокалипсис)

Достойный текст, хорошее знание игры, замечательная подборка стихов и понимание, что такое нюанс. А он есть. Удачи тебе, автор, пиши ещё.
Долго ржал над тульским "Берингом". Очевидно, дальше будет ижевсий "Шмайсер"

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Summer про Лестова: Наложница не приговор. Влюбить и обезвредить (СИ) (Юмористическая фантастика)

У Ксюшеньки было совсем плохо с физикой. Она "была создана для любви"...(с) Если планета "лишилась светила" и каким-то чудом пережила взрыв сверхновой, то уже ничего не поможет спекшемуся в камень астероиду с выгоревшей атмосферой... Книгу не читал и не рекомендую. Разве что как в жанре 18+.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
vis-2-2 про Грибанов: Бои местного значения (Альтернативная история)

Интересно, держит в напряжении до конца.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: +1 ( 3 за, 2 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +3 ( 5 за, 2 против).
загрузка...

Спасенная шейхом (fb2)

- Спасенная шейхом (пер. М. Райнер) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1821) 402 Кб, 114с. (скачать fb2) - Барбара Макмаон

Настройки текста:



Барбара Макмаон Спасенная шейхом

ГЛАВА ПЕРВАЯ


Лайза Сэлинджер остановила джип возле старинного здания и выключила мотор. Наступила полная тишина. Она жила в Мокансаиде уже шесть недель и очень любила в одиночку побродить по этим местам. Заброшенные деревни нашептывали ей вековые тайны. Таких пейзажей, какие она запечатлела на пленке здесь, в Соединенных Штатах не снять ни одному фотографу. В этой земле было что-то особенное, и она дорожила каждым мгновением, каждым сделанным снимком.

Сейчас она, как завороженная, смотрела на заброшенное здание.

Терракотовое строение было единственным домом в округе. Вдали поднимались к ясному голубому небу горы. В семи милях отсюда велись археологические раскопки, на которых она работала. Сегодня у нее был выходной день, и она снова отправилась осматривать местные достопримечательности.

Выйдя из джипа, она протянула руку за камерой и сумочкой. Прочные туфли защищали ее ноги от зыбучих песков. В джинсах было жарко, но в поездках они необходимы. Единственной уступкой жаре был свободный топ. Прожив в этом климате многие недели, она все еще не привыкла к постоянному зною. В Сиэтле погода прохладнее, да и воздух гораздо влажнее.

То там, то здесь попадалась небогатая растительность: возле открытой двери боролись за жизнь несколько низкорослых кустиков да кое-где росли редкие пучки травы. Лайза осмотрелась в поисках источника воды. Она уже знала, что на этой засушливой земле ничто не растет без постоянной водной подпитки.

Поблизости должен быть какой-нибудь источник, иначе никто бы здесь не поселился.

На плоскую крышу дома вела наружная лестница. В окнах не осталось ни одного стекла, за толстыми стенами царил мрак, ветер гулял по дому, вентилируя его. Лайза поняла, что в доме земляные полы, и теперь трудно определить, что за семья когда-то владела им и работала на этой земле. Она прошла в приоткрытую деревянную дверь. После ослепительного солнца внутри казалось темно. Постепенно ее глаза привыкли к тусклому свету. В углах комнаты лежали кучи нанесенного песка. Никакой мебели. Она прошла через три комнаты, пытаясь представить, что за люди здесь когда-то жили. Как зарабатывали себе на жизнь? Кочевники странствовали по земле, перегоняя овец с места на место в поисках растительности. Оазис, где велись раскопки, был единственным на многие мили местом, где не испытывалось недостатка воды, а пальмы создавали приятную тень.

Она обошла все окна, выглядывая наружу. Интересно, как здесь жилось сто лет назад? Наверное, нелегко. Но красота арабских песков покорила ее сердце. Лайза первый раз в жизни попала в пустыню, и каждый клочок этой земли приводил ее в восхищение.

Она сделала несколько снимков, но этого ей показалось мало. Завороженная грубой красотой ландшафта, неожиданными контрастами между голыми песками и оазисом, низкими кустарниками и высокими горами, она хотела запечатлеть эту красоту так же сильно, как и насладиться потом выходом очередной своей книги. Скромный успех двух книг уже доставил ей немалое удовольствие. Не меньшее, чем земли, которые она посещала.

Выйдя наружу, Лайза поднялась по лестнице, осторожно пробуя прочность каждой ступеньки. Не хватало ей провалиться вниз! Забравшись на крышу, она постаралась держаться ближе к краям, зная, что это самые крепкие части строения.

Оглядевшись, она восторженно улыбнулась. Отсюда простирался живописнейший вид. Полюбовавшись им, она поднесла камеру к глазам. Иллюзия прохлады, создаваемая горами, навевала мечты о тени и напитках из холодильника в каком-нибудь баре. Лайза работала в археологической экспедиции фотографом и только раз в неделю могла воспользоваться джипом для личных поездок. Раскопки предполагалось завершить к осени, так что запас времени у нее был ограничен.

Она повернулась на юг, и в объектив попало совсем другое зрелище: вместо гор — равнина, а вместо кустарников бесконечные пески.

Довольная тем, что запечатлела пейзаж в самом выгодном свете, Лайза прислонилась к парапету, окружавшему крышу, и посмотрела вдаль, давая волю своему воображению. Мокансаид имел древнюю историю. Раскопки были связаны с одним из древних торговых путей. Может быть, и здесь проходили караваны? Может быть, те давние жители смотрели на них и мечтали о далеких землях, которые они никогда не увидят? Она почти слышала топот верблюдов и крики погонщиков.

Вдалеке послышались раскаты грома. Неужели надвигается гроза? Лайза посмотрела на небо, но оно было ясным и голубым. Легкий западный ветерок ласкал ее щеки. Она невольно поежилась, поскольку ненавидела грозы.

Посмотрев на часы, она заметила, что пора возвращаться в лагерь. Обед будет только через несколько часов, но ей ужасно хотелось пить. Правда, в джипе осталось еще три бутылки воды, но ей не хотелось все их расходовать.

Спускаться по крутой лестнице было труднее, чем подниматься. Неизвестно откуда налетел сильный порыв ветра. Внезапно потеряв равновесие, Лайза оступилась и упала с довольно большой высоты, причем на острые камни. Лежа на земле, она почувствовала неприятную пульсацию в лодыжке.

Лайза медленно села и первым делом проверила камеру. Царапина на ободке объектива, но, похоже, больше никаких повреждений. Она ненавидела ломать камеры и терять снимки.

Ухватившись за стену, она попыталась подняться. Правую ногу пронзила внезапная боль. Она со стоном опустилась на землю. Лодыжку, которая раньше пульсировала, теперь мучительно жгло, как огнем.

Она потерла больное место, чувствуя, как распухает у нее нога.

Прекрасно, как же она вернется в лагерь? Джип был старым, не в самом лучшем состоянии и с ножной педалью переключения передач. Чтобы управлять этой развалюхой, нужны обе ноги. Может быть, это временный приступ, который пройдет, если она немного отдохнет?

Грохот, который она слышала раньше, становился все громче. Она посмотрела вверх. Небо по-прежнему было безоблачным, несмотря на усилившийся ветер, дующий с юго-запада. Лайза нервно прикусила губу. Она ненавидела грозы и, разумеется, не хотела, чтобы гроза застигла ее одну. По крайней мере в компании других людей не так предаешься ужасным воспоминаниям.

Но откуда взяться грозе, если на небе ни облачка? Может быть, это эхо реактивного самолета, летящего высоко в небе?

Она посмотрела на запад и застыла от страха, увидев на горизонте какое-то темно-коричневое облако.

За пару недель их экспедиция дважды попадала под внезапный дождь. В течение десяти минут с неба лило как из ведра, а через час о дожде уже ничто не напоминало. Пустыня была засушливым местом.

Если через пять минут боль в лодыжке каким-то чудом не прекратится, она попадет в грозу! Лайза вздрогнула, вспомнив тот проливной дождь.

Гром гремел не переставая. Удастся ли ей вовремя забраться внутрь здания и укрыться от дождя? Крыша казалась прочной, она выдержала вес Лайзы, когда та забралась на нее. Если стоять подальше от открытых окон, то по крайней мере можно не промокнуть.

В ту ночь, когда погибла ее мать, все было не так. Она несколько часов провела под проливным дождем, прежде чем их нашли спасатели. Лайза подобралась ближе к зданию, пытаясь отогнать болезненные воспоминания и ища укрытия от надвигающегося ливня.

Она проковыляла немного еще. Исцарапанные руки кровоточили. Покалеченная нога невыносимо болела, как только касалась земли. Камера и футляр болтались у нее через плечо, обе руки были свободны. А может быть, попробовать ползти? Ей совсем не хотелось вымокнуть. Пусть гром терзает ее слух, но она не допустит повторения ночи, сломавшей ей жизнь!

Облако приближалось. Надо двигаться.

Вдруг вдали появился человек на вороном коне. Лайза с удивлением следила, как он на полной скорости скакал к зданию. Она узнала традиционную арабскую одежду и головной платок, закрывавший все лицо, кроме глаз.

Приблизившись к дому, всадник на полном скаку спрыгнул с коня и тут заметил Лайзу.

Он что-то сказал по-арабски.

Она помотала головой, показывая, что не понимает его. Глянув через его плечо, она округлила глаза от ужаса. Коричневое облако приближалось, закрывая горизонт на юго-западе.

— Говорите по-английски? — спросил он. Она посмотрела на него.

— Да. Что это такое? — Она оглянулась на густые коричневые облака. Нет, это не гроза и не торнадо, но зрелище зловещее!

— Идемте, — сказал он, указав ей на дверь и ведя за собой коня.

— Я не могу идти, — ответила Лайза, загипнотизированная видом облаков. — Я растянула лодыжку.

А меж тем шум становился сильнее, словно к ним приближался товарный поезд. Мужчина что-то пробормотал, потом подошел и взял ее на руки, а также подобрал камеру и футляр.

— У нас нет времени, — сказал он, почти вбегая в здание и ведя за собой коня. — Песчаная буря, — объяснил он, набросив накидку на голову коня. Потом схватил ее, прижал к себе, завернулся вместе с нею в свое покрывало и сел на землю, прижавшись к простенку между пустыми окнами.

Лайза оказалась нос к носу с незнакомцем, сидя у него на коленях, завернутая в пахнущий солнцем хлопок.

Прежде чем она смогла запротестовать, завыл ветер. Жалящий песок колол ей руки. Она чувствовала, как меняется давление воздуха. Сердце ее бешено забилось. Зубы стучали от страха. Все было иначе, но очень похоже на ту ночь, когда она так долго звала на помощь. Никакого дождя, но шум оглушительный.

Охнув, она сложила руки на груди, между собой и незнакомцем. Он крепче обвил ее руками, опустил ее голову, туже обмотал покрывалом и привалился к стене. Несмотря на толстые стены дома, воздух наполнился песком, но их защищало покрывало.

Лайза ничего не слышала из-за бешеного шума ветра и песка, бьющегося о старое здание. Если бы эта стихия застала ее снаружи, ей бы несдобровать!

Прижимаясь крепче к своему спасителю, она забыла о лодыжке, о снимках и даже о возможной поломке машины. Она не могла представить, что наделает этот ветер. Сейчас ей было трудно дышать. Песок, казалось, проникал даже через покрывало. Она слегка пошевелилась, коснувшись носом его шеи, и почувствовала мужской запах, соединившийся с запахом сухого песка. Ветер почти оглушал ее. Как же там бедный конь?

Время, казалось, остановилось. Она чувствовала, как ее обнимают сильные руки, и была благодарна спасительной хлопковой накидке. Скорее бы уж все это прекратилось! Нереальные звуки, постоянный шелест песка сводили ее с ума. Она едва могла дышать, не могла думать и лишь судорожно цеплялась за незнакомца.

И вспоминала темную ночь на безлюдной дороге, непрекращающийся дождь, холод и одиночество. Сегодня по крайней мере ее крепко держали. Она была не одна.

Казалось, прошла вечность, прежде чем ветер начал успокаиваться, или, может быть, она оглохла? Лайза рискнула открыть глаза, но не увидела ничего, кроме сильной челюсти человека, держащего ее. Было темно, как в сумерках. Неужели дом занесло песком? Неужели они потеряются и их найдут только через сто лет, когда на этом месте будут вестись археологические раскопки?

Она пошевелилась и, стянув с себя покрывало, глотнула воздуха, все еще пропитанного затхлым запахом песка. В вернувшемся солнечном свете танцевала пыль.

— Думаю, самое худшее позади, — сказал мужчина, выглянув в окно. Старое здание еще больше засыпало песком. Конь терпеливо стоял в стороне, опустив закрытую накидкой голову и прижавшись к стене возле окна.

Лайза все еще сидела на коленях у незнакомца, уткнувшись носом в его шею. Она медленно выпрямилась, и ей стало неловко. Подняв глаза, она обнаружила, что ее лицо находится всего в нескольких дюймах от темно-карих глаз, смотрящих на нее. Как ей отблагодарить человека, спасшего ей жизнь?

Она хотела приподняться, но боль в лодыжке отдалась во всем ее теле, и она, вздохнув, снова села к нему на колени.

— Уфф, — сказал он.

— Простите. У меня действительно болит лодыжка. — Она огляделась, словно ища кого-нибудь, кто помог бы ей встать. Незнакомец осторожно пересадил ее на землю, а потом легко поднял и понес к коню. Он снял с головы животного накидку и стряхнул песок с его длинной шеи.

— И часто у вас такое случается? — спросила Лайза. Ей по-прежнему было трудно дышать. Теперь, когда худшее осталось позади, нервы начали немного успокаиваться, но сердце все еще билось учащенно. А если бы она была здесь одна? Определенно погибла бы!

Он повернулся и посмотрел на нее, и у нее перехватило дыхание. Его темные глаза казались бездонными. Кожа была оливкового цвета, черты лица четкими, красивыми. В нем все дышало мужественностью. Ей очень хотелось взять камеру и запечатлеть его на пленку.

— Нечасто. Но всегда с небольшим предупреждением. Если не считать вашей лодыжки, вы в порядке? — осведомился мужчина.

Подойдя к ней, он наклонился и провел пальцами по припухлости над ее стопой.

— Вид нехороший, — заключил он.

Даже легкое прикосновение вызвало острую боль.

— Надеюсь, это не растяжение и не перелом. Не могли бы вы отвезти меня в мой лагерь? Самой мне никак не добраться. — Она не знала, уместно ли предлагать ему деньги. Ей не хотелось его оскорбить.

— Вы здесь одна? — удивился он, глядя на нее немигающими темными глазами.

У Лайзы было такое чувство, будто она смотрела в глубокий, темный таинственный омут. Какие секреты хранит этот человек? И почему ей вдруг захотелось, чтобы он их открыл? От свойственного ей здравомыслия не осталось и следа. Ее разрывало любопытство, хотелось все узнать о своем спасителе. Что он может рассказать о пустыне?

— Я работаю на археологических раскопках, которые ведутся в нескольких милях отсюда.

— А, в Вади-Хируме, — с неприязнью произнес он, взглянув на нее.

— Вы знаете о них? — она не могла не заметить его изменившегося настроения. — Вам чем-то не нравятся эти раскопки?

— Я был с моим дядей, когда он подписал бумагу, разрешающую их. Он считал, что они важны для истории. — Он встал, подошел к окну и прислонился к подоконнику, более не обращая внимания на Лайзу.

— Вы, очевидно, их не одобряете, — предположила Лайза.

—Нет. Я больше заинтересован в каптаже[2]*, водоемы больше помогут нынешним жителям, чем знание истории давно умерших предков.

— Но история важна. Она помогает нам познать самих себя. Древние караваны были жизненно важны для людей, которые жили здесь и дальше к югу многие сотни лет назад. — Она сама не была историком, но снимать старинные предметы, обнаруженные археологами, и слушать их гипотезы оказалось делом увлекательным. Немного воображения — и она почти видела мужчин и женщин, живших здесь многие поколения назад. Хотя это не была ее страна, она с глубоким уважением относилась к тому, что узнавали археологи. Как же этот человек может думать по-другому?

— То, что было раньше, прошло. Меня больше заботит настоящее. — Он вернулся, опустился на песчаную землю и, осторожно подняв ее ногу и обхватив икру, начал расстегивать туфлю.

— Может быть, оставим все как есть? — спросила она.

— Я перевяжу вашу ногу, чтобы она не распухла еще больше. Хорошо было бы положить на нее лед.

— Льда здесь нет. Мне нужно вернуться в лагерь, а с такой ногой я не могу вести машину, — сказала она, наблюдая, как ловко его длинные пальцы управляются с больной ногой. Она снова посмотрела ему в лицо. Он был поглощен своим делом, что позволило ей рассмотреть его внимательнее. Незнакомец снял кафию[3]**, и она с удивлением увидела, что его темные волосы подстрижены в западном стиле, коротко и аккуратно. Он взял накидку, которой накрывал коня, разорвал ее и крепко перевязал ей лодыжку. Она почувствовала себя гораздо лучше, хотя нога и продолжала болеть. Закончив, он встал и наклонился, чтобы поднять ее.

Лайза обняла его за шею и, оказавшись достаточно близко, заметила мелкие морщинки вокруг его глаз. Сколько же ему лет, тридцать? Она удивилась тому, как легко он отнес ее к джипу.

Сиденье открытой машины было засыпано песком, наносы закрывали колеса. Лайза держалась за джип, а он открыл дверцу у водительского места. В замке зажигания торчал ключ. Он завел мотор. Тот взревел, но машина не сдвинулась с места.

Подойдя к капоту, мужчина открыл его, но тут же закрыл.

— На машине ехать нельзя, — сказал он. — Все забито песком. Прежде чем ездить на ней, ее должен осмотреть механик.

— Машина не моя, она принадлежит группе. Ею пользуются многие, — сказала Лайза. Машину нужно обязательно вернуть в лагерь, иначе ей больше ее не доверят. А она так любит прогулки по пустыне!

— Тогда обратитесь к кому-нибудь из группы, — посоветовал он.

— Что же мне сейчас делать? Я не могу остаться здесь. Связаться с ними я тоже никак не могу. Вы не отвезете меня? — Она посмотрела на коня. Тот выглядел достаточно крупным, чтобы выдержать их обоих.

Он посмотрел на север, затем медленно помотал головой.

— Слишком далеко. Вам придется поехать со мной. Я живу значительно ближе.

Какое-то время Лайза неуверенно смотрела на него. Она его совсем не знала. Стоп... Ведь он сказал, что он племянник шейха, разрешившего раскопки в Вади-Хируме. Достаточная ли это гарантия ее безопасности?

А какой у нее выбор? Отправиться с ним или остаться с неисправным джипом, покалеченной ногой и тремя бутылками воды? Если к обеду она не появится на раскопках, о ней станут беспокоиться, но никто не знает, где ее искать.

— Поехать с вами куда? — осторожно спросила она.

— Я живу недалеко отсюда. А там я вызову кого-нибудь отремонтировать ваш джип. С такой лодыжкой вы далеко не уедете, — сказал он, уже направляясь к коню.

— А вы можете как-нибудь сообщить обо мне моим коллегам, чтобы они не беспокоились?

Он кивнул, не прекращая идти.

Через какое-то мгновение он подвел к ней коня. Не успела Лайза сказать, что много лет не ездила верхом, как он посадил ее на богато украшенное седло, через секунду вспрыгнул на коня позади нее и взялся за повод.

Лайза едва могла дышать. Его сильные руки крепко держали ее в седле. Когда конь тронулся, она вцепилась в руку незнакомца и почувствовала под пальцами крепкие мускулы. Он пришпорил коня, и они понеслись на запад.

Лайзе не понадобилось много времени, чтобы успокоиться. В его крепких руках она не боялась упасть. Однако тряска усиливала боль в лодыжке, да и другие ушибы давали о себе знать. Скорее бы добраться до его дома! Лайза пыталась вспомнить различные места, которые отметил для нее на карте главный археолог, когда она объяснила, какие снимки хочет сделать. Но в этой стороне не было ни одного населенного пункта!

Вскоре Лайза поняла, почему. Вдали возвышалась пара пальм. К ним был прикреплен большой шатер песочного цвета. Когда они подъехали ближе, она увидела, что одна сторона его полностью засыпана песком. Укрепленный таким образом шатер вполне мог выдержать бурю. Вокруг не было никаких построек, ни электричества, ни телефона.

— Вот здесь вы и живете? — с сомнением спросила она, ожидая увидеть небольшой поселок или хотя бы нормальный дом.

— У меня там есть радио. Сейчас мы с кем-нибудь свяжемся.

Когда они доехали до шатра, он легко соскочил с коня и снял ее с седла.

— Я даже не знаю вашего имени, — смущенно произнесла она.

— Меня зовут Туарег аль-Шалдор, я племянник шейха Мохаммада аль-Шалдора. Добро пожаловать в мой дом! — Он слегка поклонился.

— О господи, значит, вы тоже шейх! — тихо произнесла она.

Он небрежно наклонил голову, словно это не имело никакого значения.

Лайза не могла поверить, что она стоит рядом с настоящим шейхом. Шесть недель назад их группу радушно принял в Мокансаиде другой шейх, но тогда ей не довелось поговорить с главой государства. На следующий день их группа выехала на раскопки, и с тех пор она видела мало людей, не связанных с раскопками.

Она посмотрела на шатер. Он ничем не напоминал брезентовые палатки, которые приняты в Соединенных Штатах, те, в которых жили участники экспедиции. Во-первых, он был величиной с гостиную в ее квартире. Высокий потолок позволял ходить в полный рост. Одна стена укреплена песком, у стволов пальм тоже насыпаны кучи песка.

— Как же вы здесь живете? Я думала, шейхи живут в столице, — сказала она. Один, в огромной пустыне! Где он покупает продукты? Где хранит еду? Где у него холодильник?

— Этот дом меня вполне устраивает. — Он снова поднял ее, словно она была легкой, как пушинка. А ведь одно ее снаряжение весило более двадцати фунтов!

Внутреннее убранство шатра немало удивило ее. Вместо брезента или пластиковых листов на полу были настоящие ковры. Богатых оттенков, они накладывались друг на друга и полностью покрывали пол. Внутри было темновато, но даже при скудном свете, проникающем снаружи, она увидела диван с витыми деревянными подлокотниками и горой пышных подушек золотистого, пурпурного и красного цветов.

Куда бы она ни посмотрела, всюду в глаза бросались медь и черное дерево. Ей очень хотелось запечатлеть на пленку каждый нюанс. Это было потрясающе! Неудивительно, что ему здесь так нравилось. Настоящее роскошное восточное жилище!

— У меня нет льда, но, думаю, если ноге обеспечить покой, это поможет, — сказал он, опуская ее на диван.

Она повернулась, и ее лицо оказалось всего в нескольких дюймах от его лица. У него был глубокий голос и по-английски он говорил почти безупречно, с чуть заметным, незнакомым ей акцентом. Она же знала только несколько арабских слов. А произношение ее, наверное, было ужасным. Она кивнула и поблагодарила его по-арабски.

Он с удивлением взглянул на нее.

— Я польщен, что вы выучили наш язык.

— Очень плохо, — призналась она.

Он отошел в дальний конец шатра и снял накидку с небольшого коротковолнового радиопередатчика. Спустя несколько мгновений он уже что-то говорил. Лайза не понимала ни слова.

Надеясь, что он связался с лагерем, она вынула из футляра камеру и посмотрела в видоискатель, но делать снимки без разрешения хозяина не посмела. А каким украшением ее книги были бы эти снимки! Подлинное арабское жилище — прямо из сказок «Тысячи и одной ночи».

Опустив камеру, Лайза откинулась на подушки и попробовала устроиться поудобнее. До этого неприятного происшествия она считала, что ей очень повезло с работой на раскопках. Хотя большая часть фотографий, которые она делала, была предназначена для каталога памятников материальной культуры, что не давало ей большого простора для творчества, она также снимала обнаруженные жилища или другие интересные места. Основную часть ее работы можно выполнять сидя, и, безусловно, ее лодыжка скоро поправится настолько, что она сможет приступить к работе.

Туарег выключил радио и повернулся, опершись рукой об узкий стол.

— Ваши археологи будут поставлены в известность. Завтра кого-нибудь пришлют отремонтировать джип. А утром вас осмотрит врач. Теперь уже слишком поздно, да и песчаная буря распространилась слишком далеко. В город сейчас ехать опасно. Повсюду ведутся спасательные операции. Переночуем здесь.

Услышав эти слова, Лайза не сразу осознала их смысл.

— Переночуем здесь? — Она оглядела единственную комнату. Обильно обставлена, роскошные цвета и ткани. Но ничего личного. Где она будет спать? А он?

Конечно, ей ничего не грозит. Он почти не смотрит на нее, едва замечает ее присутствие. И явно не одобряет проект, на который она работает. О чем же ей беспокоиться?

— Уверяю вас, вы будете в полной безопасности, — не без сарказма заметил он.

Лайза покраснела. Она знала, что не отличается красотой. Но...

Но что? Хотелось бы ей, чтобы он изобразил страсть, которая не утоляется одним взглядом, а требует физического сближения и чувства?

Вряд ли. Тебя более что она не из тех женщин, что разжигают страсть в мужчинах.

Хотя иногда ей хотелось, чтобы было именно так.


ГЛАВА ВТОРАЯ


— Уверяю вас, у меня большие запасы продовольствия. Вода из колодца тоже в неограниченном количестве. А когда солнце сядет, в шатре все равно будет тепло. До утра вы будете в полном порядке.

Она кивнула, понимая, что в данных обстоятельствах делать ей нечего. Сейчас у нее болела вся нога. Ладони саднили, и в одном бедре ощущался дискомфорт. Если ее не перевезут в лагерь экспедиции, она действительно застряла. Что ж, воспользуемся этим в полной мере.

— У вас потрясающая обстановка. Как вы все это сюда привезли?

— В основном на верблюдах, — ответил Туарег. Лайза тотчас же представила длинный караван тяжело нагруженных узлами и тюками животных, как и в старину, с трудом передвигающихся по пустыне и упорно следующих к пункту назначения.

— Громоздкие вещи перевезли на грузовиках, — сказал он.

Картинка лопнула, как пузырь.

— А можно мне сфотографировать ваше жилище? — поинтересовалась она.

— Нет — твердо ответил он.

Она разочарованно положила камеру. Как бы украсили книгу об этих местах потрясающие красочные интерьеры!

Некоторое время он смотрел на нее.

— И вы не станете уговаривать меня изменить решение? — спросил он.

Она удивленно посмотрела на него.

— Разве в этом был бы какой-нибудь смысл?

— Никакого. — Туарег встал и подошел к темному деревянному шкафу, украшенному причудливыми инкрустациями. Открыв дверцу, он достал оттуда бутылку воды и предложил ей.

— Спасибо. — Она открыла бутылку и отпила. Потом снова пошевелилась, пытаясь найти удобную позу, но от одного прикосновения ее ноги к дивану ей становилось неприятно.

— Дайте-ка я взгляну, — сказал он, подойдя к дивану. Он снял повязку, и Лайза тотчас же облегченно вздохнула.

— Я знаю, ее, вероятно, нужно снова завязать, но опухоль уже меньше, — заметила она.

— Надо бы приложить к ней лед, но его у меня нет. Я могу принести воды из колодца. Она прохладная. Может быть, это поможет.

Он ушел и через мгновение вернулся с большим ведром, почти до краев наполненным водой.

Она была достаточно прохладной, и Лайза испытала неприятные ощущения, когда опустила ногу в ведро. Через какое-то мгновение пальцы начали неметь.

— Подержите еще немного, а завтра покажем ее врачу. — Он взял подушку и подложил ей под ногу, чтобы снять напряжение со стопы. Почти сразу же Лайзе стало легче. Она огляделась в поисках подходящей темы для разговора.

— Чем же вы здесь занимаетесь? — осведомилась она.

— Я работаю над проектом строительства дамбы через ущелье Ассори, — ответил он.

— Это недалеко от того места, где мы ведем раскопки, — сказала она, узнав английское название места.

— Из-за этих раскопок буксует мой проект. Мне пришлось отложить следующий этап строительства, чтобы подождать окончания раскопок. Я на многие месяцы отстаю от графика.

— Дамба все разрушит.

— Поэтому вам и были разрешены раскопки. А нам нужно спешить. У нас не было квалифицированных людей, которые могли бы до вас завершить стройку, но, как только вы, американцы, предоставите нашему министерству культуры всю информацию, обнаруженную в этом месте, строительство продолжится.

— И навсегда изменит лицо этих мест, имеющих историческое значение. Неужели вы не хотите сохранить их? А если ваши соотечественники захотят побывать там, где жили их предки, или изучить эту землю, не менявшуюся многие тысячи лет?

— А как насчет кочевников, которым постоянный источник воды облегчит жизнь? Как насчет детей, которым не придется каждый год уезжать на учебу за сотни миль от дома? Вместо этого они смогут учиться здесь и узнавать гораздо больше, чем история караванного пути, которым уже много лет никто не пользуется, — резко возразил он.

Против такого аргумента Лайза спорить не стала. Постоянная поставка воды все изменит, и к лучшему. Но она все равно не могла не печалиться о потере.

— Вы голодны? — спросил он.

Она кивнула, с удивлением осознав, что уже наступил вечер. А она-то надеялась к обеду вернуться к месту раскопок.

— Я ничего не ела с самого завтрака, — ответила она.

— А на завтрак, вероятно, были тосты с кофе, — пробормотал он, вернувшись к шкафу и вынув оттуда фрукты и сыр.

— Вообще-то я плотно позавтракала. — Лайза взяла кусочек манго и тотчас же ощутила на языке сладость и аромат сочного плода. Она старалась есть не слишком жадно, но это оказалось нелегко, настолько вкусным был фрукт.

Лайза взглянула на Туарега. Он наблюдал за ней.

— У меня течет изо рта? — спросила она, промокая рот салфеткой.

Туарег помотал головой и отвернулся, досадуя на себя за невежливость. Песчаная буря помешала ему ехать дальше, а его спокойную жизнь прервало присутствие женщины, нуждающейся в помощи. Он мог бы оставить ее, послать сообщение археологам, а там уж пусть они бы ее спасали. Но это показалось ему слишком негуманным.

Нура часто дразнила его из-за его высокомерия. Он никогда не думал об этом, а лишь поступал так, как считал нужным, но старался смягчать это состраданием к другим.

При мысли о жене он ощутил знакомую боль. Она умерла три года назад, а ему все еще мучительно не хватало ее. Они дружили с детства, а с двенадцати лет он знал, что она будет его женой.

Хотя злой рок разлучил их, после его смерти они все равно, встретятся, и это лишь вопрос времени. Тянулись долгие годы, пустые и полные одиночества. Жизнь шла своим чередом, но вяло и тускло. Только в пустыне он находил утешение. И вот теперь уединенность его нарушена.

Он глянул на непрошеную гостью. Ей, безусловно, нравилась еда, которую он ей предложил. Его удивило, с какой чувственностью она смаковала каждый кусочек.

— Что это? — Она взяла розоватый кусочек плода.

— Фрукт страсти, — ответил он.

Некоторое время она смотрела на него, потом положила в рот и так сомкнула губы, что Туарегу это показалось почти лаской. Словно загипнотизированный, он наблюдал, как она, закрыв глаза, медленно жевала. Весь ее вид выражал неописуемый восторг. Интересно, короткое мгновение он задал себе вопрос, что еще может вызвать на ее лице это выражение искреннего удовольствия. Может быть, занятие любовью?

Быстро поднявшись, он пошел проведать своего коня. Он не занимался любовью ни с кем, кроме Нуры. Даже мысль о связи с другой женщиной казалась ему чудовищным предательством. Особенно с женщиной, к которой он не испытывает никаких чувств. Она выглядела очень невзрачной со своими прямыми каштановыми волосами. Ее большие глаза не были накрашены, а кожа усыпана веснушками. Сравнения с изысканной Нурой она не выдерживала!

Свет его жизни, Нура была высокой, стройной и покоряюще красивой. Она украшала своим присутствием посольские приемы во многих странах. Они очень много путешествовали, всегда ища острых ощущений, которые она так любила. Лондон, Париж и Рим были им родным домом. Они посетили Дальний Восток и Австралию, но она всему, даже Мокансаиду, предпочитала старинную Западную Европу.

Конь был весь в песке. Туарег принялся его чистить. Конечно, он мог бы взять в пустыню своего конюха, но ему хотелось хоть немного побыть одному.

Эль аль-Хамалаар терпеливо стоял, пока его чистили. Эта процедура успокаивала коня и помогала Туарегу обрести душевное равновесие. Утром он отвезет Лайзу Сэлинджер к врачу, а затем к месту раскопок. Жизнь войдет в привычное русло и будет течь до тех пор, пока он не постареет и не одряхлеет.

Он посмотрел на небо. От песчаной бури не осталось и следа. Сейчас можно было бы послать за вертолетом, но вскоре стемнеет. Похоже, боль в лодыжке не настолько сильна, чтобы девушка не могла подождать до утра.

Почистив коня и поставив его в загон, Туарег взглянул на запад. Ни одно облако не заслоняло буйство красок. Вскоре над пустыней опустится ночь и небо оживится светом звезд.

Это время он любил больше всего.

Туарег вернулся в шатер. Не такой уж он негостеприимный хозяин, каким, вероятно, показался. Хоть один вечер можно побыть просто мужчиной, беседующим с незнакомкой. Должно быть, ее образ жизни совсем не похож на его. Они как два корабля, проходящие мимо друг друга. Впервые за многие годы он ждал вечера. Сегодня не будет печальных воспоминаний.

Когда он вошел в шатер, было темно. Он забыл зажечь свет, а его гостья, конечно, не знала, где находятся лампы.

— Вы ложитесь спать с закатом? — донесся до него голос с дивана.

— Простите. Я забыл о лампах. — Туарег быстро зажег первую. Теплое сияние огня осветило небольшую часть шатра. Менее чем через минуту он зажег еще четыре. Цвета гобеленов и ковров потеплели от света.

— Я устала, но все равно мне еще не хочется спать, — сказала она.

Сев напротив нее на одну из подушек, он стал внимательно разглядывать ее. При свете ламп ее глаза таинственно блестели, а кожа казалась мягкой и атласной. Во время песчаной бури он чувствовал прикосновение ее тела, но, пока бушевал ветер, думал только о ее безопасности. Ему вдруг захотелось снова прикоснуться к ее коже, узнать, такая ли она мягкая на самом деле, какой выглядит.

— Значит, вы археолог? — спросил он.

— Нет, я фотограф. Я дружу с одним из спонсоров экспедиции. Когда у них заболел штатный фотограф, он предложил мою кандидатуру, и вот я здесь!

— И что же вы фотографируете — природу, пейзажи?

— И пейзажи, и место раскопок, и каждый обнаруженный слой, и все памятники материальной культуры. Даже разбитую глиняную посуду пересчитывают, описывают и фотографируют. Каталог обнаруженных предметов будет обширен. Фотографии помогут людям изучить каждый предмет, даже если они никогда в жизни его не видели.

Он кивнул.

— Я узнаю много нового. Профессор, руководящий проектом, увлечен арабской историей. Он описывает прекрасные сцены из жизни давно ушедших людей, и караваны, идущие по пустыне...

— Вероятно, значительно романтичнее, чем это было на самом деле, — скептически заметил Туарег.

— Что вы имеете в виду?

— Вы представляете себе, будто жизнь тогда была какой-то необыкновенной. А она была тяжелой. Мужчины уходили на многие месяцы. У караванщиков не было никакой гарантии, что на них не нападут грабители или, еще хуже, что их не застигнет песчаная буря, как нас сегодня. Это было совсем не безоблачное существование.

— Для того времени оно было безоблачным! Они путешествовали, видели заморские страны, встречались с самыми разными людьми. И сегодня есть работы, при которых мужчины и женщины надолго покидают свои дома. Есть множество опасных занятий. Люди по-прежнему рискуют своими жизнями, чтобы увидеть неизведанное, ищут приключений.

— Вы ищете приключений?

Она пожала плечами.

— До некоторой степени. Жизнь здесь очень отличается от жизни, которую я вела в Соединенных Штатах.

— Ваши родственники не беспокоятся о вас, когда вы так надолго уезжаете?

— У меня нет родственников. — Оживление исчезло с ее лица. В ее глазах появилось что-то вроде отрешенности. — У меня есть друзья, но они только радуются, когда передо мной открываются новые возможности. И никто по мне не скучает.

Когда умерла Нура, у него все же осталась семья: родители, бабушки, дедушки, братья, сестры, дяди, тетушки и кузены. Каково это, не иметь ни души, связанной с тобой кровными узами? Быть действительно одному на всем белом свете?

Боль от потери Нуры вдруг усилилась резко.

— Я очень сочувствую вам, — сдержанно произнес он.

— Спасибо, но мама умерла, когда мне было шесть лет, а папа двумя годами позже. Это случилось так давно, что я уже привыкла.

— Кто же вас воспитывал?

— Я воспитывалась в приемных семьях, и, по счастью, их было только три. Некоторые дети каждую пару лет меняют семью, а я даже четыре года ходила в одну школу!

— Вас не удочеряли?

Она помотала головой.

— Я для этого была слишком большой.

— И сейчас вы живете одна? Ни мужа, ни приятеля?

— Нет. — Лайза посмотрела на камеру. — Я люблю фотографию и путешествую по всему миру, сколько могу. — Поколебавшись, она стеснительно произнесла: — В печати уже вышла пара книг с моими фотографиями.

— Великолепно! Придется приобрести их, чтобы хвастать, что я знаком с автором! — Семья для Туарега имела большое значение, и даже достижения, в которых она застенчиво призналась, не компенсировали отсутствия родни.

Она улыбнулась.

— Уверена, вам все будут завидовать!

Внутри у Туарега что-то шевельнулось. Ее улыбка была заразительной. Ему захотелось улыбнуться ей в ответ. Она отвела от него взгляд и осмотрела шатер.

— Я надеялась сделать несколько фотографий вашего жилища. Оно же уникально! Вы не представляете, как эти снимки украсили бы мою книгу о Мокансаиде!

— А вы готовите книгу о Мокансаиде? — спросил он.

— Поэтому я и оказалась на развалинах. Профессор Сандерс рассказал мне об этих местах. Он любезно отметил на карте местные достопримечательности. А потом, перед отъездом домой, я хочу сфотографировать несколько зданий в столице. Там прекрасные мозаики. И мне понравились лепные украшения, характерные для арабской архитектуры. И те оазисы, окруженные финиковыми пальмами, через которые мы проезжали. Для жителя Сиэтла это такая экзотика!

— А вы живете в Сиэтле?

— Да.

— Я слышал, на тихоокеанском Северо-Западе довольно влажно. Как плохо, что мы не можем поменять немного солнца на дождь и уравновесить ситуацию!

Она слегка пошевелилась на диване и снова огляделась.

— Вам что-нибудь нужно? — спросил Туарег.

— Вообще-то я не вижу, где здесь ванная?

— Как бы я ни любил домашний комфорт, это все же шатер. Удобства в нескольких ярдах отсюда и очень примитивные. — Он поднялся. — Я отнесу вас туда. Вас никто там не увидит, но самостоятельно туда вы не доберетесь.

— Я могу проскакать на одной ноге, — возразила она, приподнимаясь с дивана. По гримасе боли, исказившей ее лицо, Туарег понял, что ходить она еще не может.

— И каждый скачок будет отзываться болью. — Он поднял ее с дивана и понес из шатра.

Их сразу же обволокла бархатная темнота ночи.

— Неужели вы что-то видите? — спросила она, обнимая его за шею.

А она совсем немного весит, подумал Туарег, ступая по песку.

— Я знаю, куда иду. Погодите немного, и ваши глаза привыкнут к свету звезд.

Она осмотрелась вокруг и вздохнула.

— Какое великолепие! Здесь очень красивое ночное небо. У нас все забивает иллюминация, и на небе можно увидеть только самые яркие звезды. Это удивительно! Интересно, удастся ли мне запечатлеть на пленке эту красоту?

Он добрался до небольшой загородки, где располагался биотуалет. Брезент закрывал его только с трех сторон, четвертая открывалась на юг. Таурен деликатно отошел на несколько шагов и стал разглядывать небо.

Девушка права. Зрелище великолепно. Такими ночами, как эта, он любил ездить верхом. Его конь не боялся темноты и мчался как ветер. Нура не любила, когда он уезжал в пустыню. Это была не ее стихия. Уединению она предпочитала клубы и изысканные рестораны. Теперь у него было больше одиночества, чем ему хотелось.

— Я готова, — позвала Лайза. Ей было неприятно зависеть от Туарега, но он оказался прав. Прыжки на одной ноге до туалета снова вызвали боль в покалеченной ноге. Без помощи Туарега ей бы не обойтись!

Он вышел из темноты и снова поднял ее. Еще никогда в жизни ее не носил на руках мужчина! Это было довольно романтично и напомнило ей старый фильм «Унесенные ветром», где Ретт так же носил Скарлетт.

Конечно, те были любовниками. А это колоссальная разница. Туарег же просто переносит ее с одного места на другое, чтобы еще больше не повредить больную ногу. Но сейчас, когда он шел к шатру, она закрыла глаза и дала волю воображению. Что, если он несет ее в шатер, чтобы провести с ней ночь любви? Что, если, положив ее на диван, он ляжет рядом, обнимая, лаская, целуя?

Она резко открыла глаза. Об этом не может быть и речи!

Практичность взяла в ней верх. Туарег — уроженец этой страны. А ей надо как можно больше узнать о Мокансаиде, чтобы использовать его рассказ в своей книге. Такой возможности ей больше не представится.

Когда он положил ее на диван, она взяла футляр с камерой и вытащила из него записную книжку.

— Расскажите мне, пожалуйста, что-нибудь о Мокансаиде! — попросила она. — Мне бы хотелось включить в свою книгу какие-нибудь интересные истории. Если вы не возражаете.

Туарег пригасил лампы, сел на подушку на полу возле деревянного шкафа и прислонился к стене.

— Что же за истории вы хотите узнать?

— Вам что-нибудь известно о руинах, на которых я сегодня была? Или о караванах, проходивших по этой земле столетия назад? Или расскажите мне что-нибудь о самых замечательных зданиях Солуддая, — попросила она, вспомнив о столице.

— Кочевники жили на этой земле с незапамятных времен. Мы — страна, окруженная сушей, — не имеем никакого доступа к морю, поэтому путешествия и торговля были ограничены наземными путями.

Лайза внимательно слушала Туарега. Ей нравился его голос, глубокий и богатый, лишь с намеком на акцент. Она откинулась назад и закрыла глаза, чтобы сосредоточиться на словах. Постепенно его голос становился все менее четким, и она заснула.

Проснулась Лайза от шума вертолета. Она резко поднялась на постели и скинула одеяло. Хозяина в шатре не было. Звук вертолета становился все громче. Он что, приземляется прямо на шатер? Лайза попробовала встать и пойти посмотреть, но ногу снова пронзила резкая боль.

Она продолжала медленно подниматься, пока наконец ей не удалось сесть. Когда моторы умолкли, тишина показалась зловещей. Потом она услышала арабскую речь. Мгновение спустя в шатер вошел Туарег. Шурша одеждами, он стремительно подошел к дивану.

— Хорошо, что вы проснулись! Транспорт прибыл.

— Да как же я могла спать? Я думала, он приземлится прямо мне на голову! Как вам удалось раздобыть вертолет?

— Он мой. Я вызвал его вчера вечером. — Он наклонился и поднял ее. — Сейчас я отнесу вас в туалет, а потом направимся к цивилизации.

Менее чем через десять минут Лайза, пристегнутая ремнем безопасности, уже сидела у окна вертолета. На его сверкающем белом боку золотыми буквами было написано что-то по-арабски. Просторный салон. Лайза еще никогда не летала на вертолете. Из окна просматривался весь лагерь Туарега, а сам он сидел на месте пилота. Человек, который привел вертолет, сидел в кресле второго пилота. Лайза увидела в окно, что внизу рядом с конем стоял какой-то человек. Может быть, он прилетел, чтобы доставить коня домой? Постепенно все предметы на земле уменьшались, шатер слился с пыльным песком и в конце концов скрылся из виду.

Лайза вынула камеру и начала снимать развернувшийся внизу пейзаж. У нее не было времени на удачное решение кадров, она просто делала снимок за снимком и надеялась, что они выйдут удачными. Фантастика! Она никогда раньше не снимала с воздуха, эти фотографии придадут ее книге особое очарование.

Может, попросить, чтобы вертолет пролетел над местом раскопок? Когда оно окажется под водой, ее снимки сохранят его для будущих поколений.

Но шум вертолета был слишком громок, чтобы разговаривать.

Вскоре вертолет начал медленно кружить над какими-то постройками. Отложив камеру, Лайза увидела внизу большой дом, несколько флигелей и мощеную дорожку, отходящую от извилистого шоссе, тянущегося с севера на юг неподалеку от поселка. Пролетая над шоссе, Лайза вдали увидела другие дома.

Они приземлялись. Значит, здесь и живет ее хозяин?

На взлетно-посадочной площадке стояла машина, и Туарег осторожно усадил в нее Лайзу. Через несколько минут машина уже подъехала к огромной вилле.

Здание было знакомого терракотового цвета, как и многие дома в Мокансаиде. Лайзе очень понравились двери с узорчатыми решетками и открытые окна, обрамленные яркими изразцами, воплощающими дух арабского мира. Вилла буквально утопала в цветах.

Не успели ее внести в дом, как с кресла в холле поднялся представительный джентльмен и поспешил навстречу Туарегу. Они о чем-то быстро поговорили, затем Туарег отнес ее в гостиную и посадил в кресло.

— Это доктор аль-Биминан, знаменитый врач из столицы. Он осмотрит вашу ногу. По-английски он не говорит, поэтому переводчиком буду я.

Доктор осмотрел ее ногу, лодыжку и стопу, задал через Туарега несколько вопросов и кивнул, когда она ответила то, чего он, по-видимому, ожидал. Вскоре он, продолжая говорить с Туарегом, уже накладывал на лодыжку холодный компресс.

— Что он говорит? — спросила Лайза, когда Туарег перестал переводить.

— Он пропишет вам обезболивающее. Два дня вы должны оставаться неподвижной, а дальше посмотрим, как пойдут дела. Его диагноз — растяжение, а не перелом.

— Я смогу вернуться на раскопки?

— Скоро. Вы останетесь здесь дня на два. Это гораздо логичнее. Доктор будет приезжать и осматривать вас. Если вы вернетесь в лагерь, я ничем не сумею помочь.

— Я не могу остаться здесь, — запротестовала Лайза.

— Почему? — спросил Туарег — Это мой частный дом, и если я вас приглашаю погостить у меня, то какие могут быть проблемы?


ГЛАВА ТРЕТЬЯ


Лайза лежала в большой ванне, наслаждаясь горячей водой. Впервые за два дня она почувствовала себя чистой. Ее уверяли, что своим пребыванием она нисколько не обременит шейха Туарега аль-Шалдора. Судя по роскошной обстановке тех комнат, которые она видела, Лайза поняла, что это правда. Мебель в отведенной ей спальне, размером с целую ее квартиру, стоила немалого состояния. Ванна, в которой она сейчас нежилась, была длинной и глубокой. Лайза подняла ногу и посмотрела на распухшую лодыжку. Перед тем как залезть в ванну, она сняла повязку, но потом снова ее наложит.

Туарег велел служанке Малик оставаться поблизости, если ей что-нибудь понадобится. Но сейчас Лайза была одна и наслаждалась каждым мгновением. Через три дня она поправится и вернется к раскопкам. В лагере жило столько народа, что она редко оставалась одна, разве что в своей палатке. Здешний комфорт был настоящей роскошью.

Закончив вытираться, она заколебалась. Ей так не хотелось влезать в пыльную одежду, но ведь ничего другого под рукой не было!

В дверь постучали.

— Да?

— Мисс? — Служанка открыла дверь и заглянула в ванну. — Я принесла вам чистую одежду. — А вашу выстираю и принесу позже. Так распорядился хозяин. — Она протянула ей светло-голубое платье с цветастым узором и белье, еще в магазинной упаковке. — Вам помочь?

— Я справлюсь, — сказала Лайза. Когда же все это было куплено? Или у него имеется запас одежды для нежданных гостей?

Одевшись и вытерев волосы, Лайза ощутила усталость. Она уже довольно долго стояла на ногах и, хотя старалась опираться на здоровую ногу, нет-нет да и ступала на больную, чтобы сохранить равновесие. Лодыжка болела, несмотря на обезболивающее.

Она кое-как доковыляла до двери и открыла ее. Служанка соскочила со стула и улыбнулась.

— Я приготовила вам коляску, — сказала она, показав налево. — Хозяин приглашает вас позавтракать с ним.

— Вы хорошо говорите по-английски. Его здесь изучают в школах? — спросила Лайза и с благодарностью опустилась в кресло. Служанка покатила ее к двери.

— Да, я изучала его в школе. Я ездила с хозяином и его женой, когда они посещали другие страны. Мне это нравилось. Мама говорила, что, если я выучу иностранный язык, у меня будет шанс получить работу получше. А еще я говорю по-французски, — похвастала Малик, пока они ехали по длинному коридору.

— А я говорю только по-английски и знаю несколько слов по-арабски, — призналась Лайза.

— Если хотите, я могу поучить вас, — предложила Малик.

— Хотелось бы, пока я здесь. — Лайзе понравилась эта идея. У нее будет хоть какое-то занятие.

Значит, у Туарега есть жена! Разумеется, мужчина в его возрасте и должен быть женат. Наверняка его жена так же красива, как он. Интересно, есть ли у них дети? На мгновение Лайзе захотелось, чтобы у нее был кто-нибудь, кто любил бы ее так же сильно, как Туарег свою жену. Она еще не встретила человека, в которого могла бы влюбиться. И встретит ли? Или жажда путешествий будет ее подругой на многие годы? Она будет смотреть на пейзажи и людей через линзы объектива и всегда оставаться в стороне.

Когда служанка выкатила ее в патио, Лайза не смогла сдержать восхищения. Выложенная каменными плитами терраса была закрыта высокой решеткой, увитой виноградными лозами. Весело плескался фонтан, дул легкий ветерок. По краям патио росли ярко-красные и солнечно-желтые цветы, контрастирующие с зелеными листьями.

Возле фонтана стоял уже накрытый круглый стол.

Она почти не узнала человека, поднявшегося ей навстречу. Туарег тоже вымылся и переоделся в обычный западный костюм — слаксы цвета хаки и тенниску. Трикотажная рубашка облегала его мускулистое тело. Он был высоким и хорошо сложенным. Она огляделась, но не увидела жены. Может быть, она уехала?

— Спасибо, Малик, — сказал он молодой служанке. — Пока можете быть свободны.

Та кивнула и тихо удалилась.

— Вы, наверное, голодны. — Он подкатил кресло к столу, сам сел напротив.

— Конечно, голодна. Но я с таким удовольствием приняла ванну! И спасибо за одежду.

— Подошла?

— Прекрасно.

Слуга вынес большой поднос с двумя блюдами и двумя стаканами со льдом. Он поставил блюда перед каждым из них, а в стаканы налил чай.

Второй слуга принес поднос с сэндвичами и фруктовым салатом.

— Насколько я помню, в жару американцы любят чай со льдом, или я ошибаюсь? — спросил Туарег.

— Я люблю. Спасибо. А ваша жена не будет завтракать с нами?

Туарег некоторое время смотрел на нее, потом покачал головой.

— Нура умерла. Я вдовец.

— Простите. Я не знала. Служанка сказала, что ездила с вами и вашей женой. Я подумала...

— Я уже привык, — ответил он и принялся за еду. Лайза тоже начала есть, размышляя, как бы прогнать с лица хозяина мрачное выражение.

Она не слишком хорошо разбиралась в тонкостях семейной жизни. Прожив большую часть жизни в приемных семьях, она сталкивалась лишь с ее внешней стороной. Лайза могла сопереживать другим, но налаживать отношения с людьми не умела. Может быть, поэтому увлеклась фотографией.

Разговор забуксовал, потому что каждый был погружен в свои мысли. Лайза рискнула искоса посмотреть на хозяина и с удивлением заметила, что тот наблюдает за ней.

В патио появился слуга и что-то тихо сказал Туарегу. Тот нахмурился, встал и положил салфетку на стол.

— Извините, у меня неожиданный гость. — Он обошел стол и последовал за слугой в дом.

Похоже, сегодня у него день неожиданных гостей. Лайза чуть слышно вздохнула. После упоминания о его жене ей было неловко. Служанка могла бы объяснить, почему все путешествия остались в прошлом. Но даже если бы она знала, ей трудно было бы найти верные слова. Что общего может быть у фотографа с шейхом?

Лайза почти закончила завтракать, когда в патио вышел Туарег в сопровождении пожилой женщины.

— Мама, позволь представить Лайзу Сэлинджер. Лайза, моя мать. Ясмин аль-Шалдор.

Туарег усадил мать за стол. К ним быстро подошел слуга и заговорил с ней по-арабски. Женщина помотала головой и повернулась к Лайзе.

— Я не знала, что у Туарега гостья, — сказала она, пристально рассматривая Лайзу. — Я думала, он еще в пустыне, но услышала звук вертолета и поняла, что он вернулся домой.

— Ваш сын любезно спас меня, когда я повредила на развалинах ногу, — объяснила Лайза. Это было излишне, Туарег, безусловно, уже все объяснил матери.

— Вот как, — пробормотала Ясмин. — Как же это произошло?

Пока Лайза объясняла, Туарег сел на свое место, откинулся на спинку кресла и стал безучастно слушать разговор.

Слуга принес еще один стакан и салфетку. Налив чай Ясмин, он, поклонившись, удалился.

— Поскольку ты вернулся раньше, чем планировал, может быть, придешь на праздник, который устраивает дядя в честь дня рождения твоей кузины? Твою гостью мы тоже пригласим, — сказала Ясмин.

— Спасибо, — быстро произнесла Лайза, заметив, как нахмурился Туарег. — Но мне нужно вернуться на раскопки.

— Раскопки?

— Лайза работает в археологической экспедиции в Вади-Хируме, — пояснил Туарег. — Через пару дней она вернется туда. Доктор, осмотрев ее лодыжку, прописал полный покой по крайней мере на два дня.

— Я не могу вторгаться на семейный праздник! — Лайзе хватило ума понять, что она будет единственным посторонним человеком в семейной компании. Особенно такой, язык которой ей незнаком.

Он пожал плечами.

— Я уверен, что кузина будет рада принять вас. Она любит пышные приемы, и чем больше у нее собирается интересных людей, тем больше ей это нравится.

— А как продвигается исследование жизни тех, кто населял Вади-Хирум? Сделаны ли какие-нибудь потрясающие открытия? — спросила Ясмин.

— Обнаружено множество памятников материальной культуры — чаши, кусочки стекла, металлические предметы, статуи, маленькие, но красиво вырезанные из камня. И всем им, как установили, много сотен лет.

Ясмин посмотрела на сына.

— И ты видел эти предметы?

— Нет, я не был на раскопках.

— И тем не менее ты хочешь, чтобы они скорее закончились и ты мог бы осуществить свой проект?

— Запрудить протекающую поблизости реку, — нахмурилась Лайза. Она, как и все участники раскопок, знала сроки лицензии.

— Вы слышали об этом? — спросила Ясмин, явно удивившись.

— Профессор Сандерс говорит, что единственная причина, по которой мы находимся здесь, — это скорейшие поиски всего того, что еще можно спасти до истечения срока лицензии. Потом территория будет затоплена и потеряна навсегда. Надеюсь, пока не поздно, нам удастся получить всю информацию о ранних поселениях.

Лайза посмотрела на Туарега и осмелилась задать вопрос:

— Пока мы летели сюда, мне пришло в голову, что, вероятно, вид с воздуха представляет собой не меньшую ценность. Можно отвезти меня назад на вашем вертолете, чтобы дать мне возможность сделать несколько снимков?

Туарег кивнул.

— Я с удовольствием пролечу с вами вдоль реки, чтобы показать, что будет, когда дамба будет построена, и сколько пользы принесет окружающей территории этот водоем. Вероятно, тогда вы измените мнение о проекте.

— А вы противница дамбы? — спросила Ясмин.

— По-моему, не пристало истреблять все следы прошлого, — ответила Лайза.

— Но для нынешних жителей очень важно получить воду. Прошлое не может быть важнее настоящего, — возразила мать Туарега, печально взглянув на сына.

Лайза почувствовала, что между ними произошло какое-то безмолвное объяснение. Туарег долго выдерживал взгляд матери, потом посмотрел на Лайзу.

От его взгляда ей стало теплее. Потягивая подслащенный чай, она старалась сдержать дрожание руки. На нее как-то странно действовала близость этого человека. Неужели она влюбится в красавца, шейха?

Нонсенс. Она не так глупа!

Нет, надо как можно быстрее приступать к работе! Не следует предаваться подобным мыслям. Ее место на раскопках, а не на изысканной вилле, принадлежащей баснословно богатому человеку. От размышлений ее отвлек вопрос Ясмин:

— Вы много повидали в Мокансаиде?

— Я видела его только по дороге от столицы к месту раскопок. Солуддай — прекрасный город.

— Мы маленькая страна и все же стремительно шагнули в двадцать первый век, — гордо произнесла Ясмин. Ее сшитая на заказ одежда говорила о приверженности к западной цивилизации. Наверное, она покупает ее в Париже?

Интересно, каково это — летать в Париж за покупками? Фантастика!

— Улицы в столице просто превосходны! Особенно меня заинтриговала архитектура: такое необычное сочетание высотных домов из стекла и стали со старинными зданиями в арабском стиле. Смешение двух стилей потрясающе!

— У Лайзы явно взгляд художника, — заметил Туарег. — Она собирается написать книгу о Мокансаиде.

— Книгу? — Ясмин с явным интересом уставилась на Лайзу. — Что за книгу?

— Альбом фотографий с пояснениями к снимкам.

— У нее опубликованы уже две. Я заказал их. Когда их пришлют, я покажу тебе.

— Вы заказали экземпляры? — искренне удивилась Лайза.

Он медленно кивнул.

— Мне интересно увидеть вашу работу.

— Почему?

— Вероятно, чтобы исполнить то, о чем вы меня просили в шатре.

Она заморгала. Неужели он позволит ей сфотографировать интерьер шатра? Может быть, и виллу? Не хотелось бы злоупотреблять его гостеприимством, но ведь, если она снимет никому до сих пор не известные виды Мокансаида, публикация ей обеспечена!

Впрочем, она опережает события. Ему могут не понравиться снимки в предыдущих книгах. Он еще не сказал «да».

— Интересная профессия для женщины — фотограф. Вы снимаете события общественной жизни?

Лайза помотала головой.

— Мне нравится запечатлевать сцены, которые заставят людей думать или вспоминать. Одна из моих книг посвящена сценам детства. Я ездила по американскому Западу, снимала карнавалы, сельские ярмарки, пляжи, шалаши на деревьях, детские парки и игровые площадки. Сцены из детства вызывают воспоминания у тех, кто их пережил, и чувство ностальгии у тех, кому не так посчастливилось, но кто понимает, что это важная часть детства.

— Шалаши на деревьях? — удивилась Ясмин.

Лайза кивнула.

— Может быть, здесь они не распространены?

Ясмин озадаченно посмотрела на сына.

— Это маленькая платформа, обычно на низких ветках крепких деревьев, где играют дети.

— Но это же опасно!

— Не более, чем остальные детские забавы! А о чем же вторая книга? — поинтересовался Туарег.

— О водопадах.

— И все?

Лайза, улыбнувшись, кивнула.

— Мне понадобилось больше года, чтобы сделать снимки различных водопадов. Я пыталась снимать в самых выгодных ракурсах.

— Значит, вы много путешествуете? — спросила Ясмин. — Как мой сын.

Лайза взглянула на Туарега.

— Но вы ведь больше не путешествуете?

— Нура любила путешествовать. Ей нравилось смотреть новые места, знакомиться с новыми людьми.

Ясмин озабоченно смотрела на сына.

— Ты мог бы снова съездить в эти места, — мягко произнесла она.

— Нет. — Он отодвинул кресло и встал. — Простите, но меня ждут дела.

— Я останусь до ленча и поговорю с Лайзой, — сказала Ясмин.

Когда Туарег удалился, слуга быстро убрал со стола, оставив женщинам только свежий чай и стаканы. Ясмин посмотрела на часы и улыбнулась Лайзе.

— Я посижу с вами еще немного. Расскажите, как вы попали в группу археологов?

Лайза рассказала о неожиданном приглашении поработать в экспедиции. Она вкратце описала каждого члена группы и поведала, как они работают дружной командой. Ей отводилась небольшая, но, как она полагала, важная роль.

Прежде чем откланяться, Ясмин повторила приглашение на день рождения кузины Туарега. Лайза дала уклончивый ответ и попрощалась с женщиной, беседа с которой доставила ей удовольствие.

Тишина, наступившая после ухода Ясмин, успокаивала. Маневрируя коляской, Лайза осматривала сад.

Через некоторое время пришла Малик.

— Может быть, вас отвезти в дом отдохнуть?

— Спасибо. Наверное, я бы с удовольствием прилегла. — В следующий раз, покидая спальню, она обязательно захватит камеру!

К своему удивлению, Лайза проспала больше часа. Проснулась она посвежевшей, и вскоре бездействие стало ее раздражать. Она проскакала до окна и посмотрела на живописный пейзаж. Ей очень хотелось обойти всю усадьбу. Осторожно обследовав свою лодыжку, она разочарованно обнаружила, что чуда не произошло, опухоль все еще на месте.

Через некоторое время Малик принесла несколько купальных костюмов.

— Хозяин интересуется, не хотите ли вы поплавать. Он решил отдохнуть и предлагает вам присоединиться к нему. — По ее голосу Лайза поняла, что служанку такое предложение немало удивило.

Звучало в высшей степени заманчиво. На месте раскопок ни о каком купании не могло быть и речи.

Служанка не менее десяти минут везла ее до холла, где ждал Туарег. Лайза выбрала скромный закрытый купальник и надела на него махровый халат.

Туарег, переоделся в шорты и футболку. У него были длинные загорелые ноги, а короткие рукава рубашки выгодно подчеркивали мускулистые руки.

— Спасибо за приглашение. Я люблю плавать, хотя не уверена, как мне это удастся с больной ногой, — сказала она, стараясь не обращать внимания на легкий трепет, охвативший ее при его появлении.

Туарег что-то сказал Малик по-арабски и, выкатив Лайзу из холла, поднял ее вместе с креслом, спустился по трем невысоким ступенькам и направился к дальней стороне дома. Дорожка была усыпана мелким гравием, и толкать коляску было нелегко, но ему, похоже, это давалось без труда.

— Вы закончили вашу работу? — вежливо спросила она.

— Да.

Повернув за угол, тропинка расширилась, и гравий сменился плиточным покрытием, таким же, как в огромном бассейне, за которым открывался великолепный вид на горы.

На одном конце бассейна была отгорожена ванна с горячей водой. Сам же бассейн имел олимпийские размеры.

— Вот это да! — восхищенно ахнула Лайза. Вдоль бортов бассейна были высажены высокие пальмы, бросающие тень на плиты, обрамляющие бассейн.

— Вы действительно сумеете плавать с больной ногой? — спросил Туарег, остановив коляску у края.

— Да. — Почему-то ей вдруг стало неловко снимать халат.

Туарег по этому поводу не испытывал никакого смущения. Он быстро снял рубашку и шорты.

Лайза застыла, как завороженная. Он был неотразим: широкие загорелые плечи, скульптурно вылепленные мускулы. Подняв брови, он выжидательно смотрел на нее.

Лайза отвернулась, надеясь, что от тепла, прилившего к лицу, она не покраснела. Она сняла халат и, опираясь на подлокотники коляски, неуверенно встала на одну ногу.

— Я могу снести вас вниз, — предложил он.

— Нет, я сама, — отказалась она и нырнула в чистую воду. Это было божественно! Она поплыла, услышав плеск воды от прыжка Туарега.

От толчков о воду нога снова заболела, поэтому Лайза пользовалась руками. Доплыв до края, она уцепилась, за него и тряхнула головой, чтобы убрать волосы с лица.

— Вы в порядке?

— Мне не следовало двигать больной ногой, но это было замечательно! — с улыбкой произнесла она, встретившись с ним взглядом. Его темные глаза казались бездонными. Он повернулся и, плескаясь, поплыл назад. Некоторое время Лайза наблюдала за ним, а потом огляделась вокруг. От красоты ближних и дальних пейзажей у нее защемило сердце.

Достаточно освежившись, она лениво подплыла к лестнице и доскакала до парапета. Сев на край, она свесила ноги в воду и стала греться на солнце, наблюдая, как плавает Туарег. Он проплыл через весь бассейн, наверное, дюжину раз, не проявляя ни малейших признаков усталости.

Она запомнит этот день! В лагере у нее остался дневник, который она вела много лет. Без семьи, имея только друзей, общение с которыми было нечастым из-за постоянных разъездов по миру, она вела дневник для себя. Когда станет старой и не сможет столько ездить, как сейчас, ей будет что вспомнить.

Последние два дня будут особенно памятными. Она боялась забыть что-то важное прежде, чем успеет это записать.

Туарег продолжал плавать. Плавание помогало ему забыться, отгоняло демонов и позволяло спать ночью. Недолго, но достаточно.

Сделав еще один глубокий вдох, он повернулся, оттолкнулся от стены и снова поплыл по дорожке. Его взгляд упал на Лайзу, сидевшую на парапете.

У него гостья! А это налагает ответственность. Он сменил направление и поплыл к ней.

Схватившись за бортик, он отряхнул с лица воду.

— Хотите вернуться домой? — спросил он.

— Пока нет. Здесь замечательно. Вы участвуете в соревнованиях по плаванию?

— Нет.

— А могли бы. С такой выносливостью и такой скоростью вы бы, вероятно, всегда побеждали!

Он нахмурился, схватился за парапет, подтянулся и сел рядом с ней. Вода стекала с его тела. Солнце приятно грело кожу. Нура не любила плавать. Она предпочитала сидеть в шезлонге и нежиться на солнце. Если становилось слишком жарко, она перемещалась в тень. Она часто говорила, что ее волосы не любят воды. Ах, как ему ее не хватало!

— Полагаю, вы часто плаваете в этом бассейне? У вас ведь всегда тепло? — спросила Лайза.

— Большей частью. Зимой у нас несколько прохладнее. Но все равно теплее, чем в остальных частях света.

— В Сиэтле чаще прохладно, чем тепло. Я изредка плаваю в открытом бассейне. В местном культурно-спортивном центре есть прекрасный закрытый бассейн, но, к сожалению, вида оттуда никакого, кроме бетонных стен. Просто удивительно, почему никому не пришло в голову расписать эти стены. Это создало бы особую атмосферу. — Она показала на отдаленные горы — Что-нибудь вроде этого!

Когда вернетесь домой, внесите такое предложение! — усмехнулся он.

— Вы были в Сиэтле? — полюбопытствовала Лайза.

— Нет. На вашем Западном побережье я был только в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе.

— Приезжайте как-нибудь, там великолепная природа! Нет ничего красивее, чем сияющие под солнцем вершины Маунт-Рейнир[4]*.

Он кивнул.

— Как-нибудь приеду.

Почему он это сказал? Его же не интересуют путешествия. Они потеряли для него привлекательность еще три года назад. Он ездил с Нурой, уступая ее любви к новым местам, встречам с новыми людьми и посещению новых клубов. А теперь он почти согласился посетить Сиэтл!

Он искоса посмотрел на нее. Ее глаза необычного серого цвета смотрели ясно и прямо. Иногда они были дымчато-голубыми, иногда стального оттенка. Можно ли угадать ее настроение по цвету глаз? Или изменения вызваны цветом одежды?

— Я хочу поблагодарить вас за гостеприимство. Я действительно ценю его. Однако, по-моему, мне пора возвращаться на раскопки. Я нужна там. Фотографировать предметы старины я могу и сидя. Работа не станет ждать, она накапливается, — сказала Лайза.

— Но доктор велел держать ногу в покое как минимум пару дней.

— Я знаю, но мне не придется там много ходить. Кто-нибудь из группы поможет мне передвигаться. На табурете я могу сидеть весь день.

— Если хотите, можете позаимствовать коляску, — предложил он. Это, конечно, не лучшее решение, но коляска поможет ей передвигаться, не травмируя ногу. Прежде, чем расстаться, он сам отвезет ее в лагерь и, кстати, осмотрит место раскопок.

Но почему он о ней так заботится? Он же едва знает ее.

И все же впервые за многие годы его заинтересовало что-то, кроме побегов в пустыню. Ее рассказы о памятниках материальной культуры, которые они обнаруживают, вызвали в нем живое любопытство. Действительно ли эти раскопки чего-то стоят или тут лишь тактический прием, имеющий целью затянуть осуществление его проекта?

— Вы мне этим очень поможете, спасибо! — сказала Лайза.

Она смотрела в бесконечную даль бассейна, не делая никаких усилий кокетничать с ним. Почему-то это его даже расстраивало. Еще при жизни Нуры с ним заигрывали многие женщины, надеясь... на предательство по отношению к жене? Он никогда бы не допустил ничего подобного! Он любил Нуру с детства. С ней не могла сравниться ни одна женщина!

После ее смерти он не искал других женщин, а жил только воспоминаниями о ней. Они прожили как муж и жена несколько счастливых лет. Эти воспоминания он унесет с собой в могилу.

— Мы улетим утром. Я сам поведу вертолет, так что вы сможете сделать с воздуха любые снимки, — сказал он, отгоняя мысли о Нуре.

Ее восторженная улыбка поразила его. Как бы сделать, чтобы она чаще так улыбалась? Очевидно, для этого нужно нечто большее, чем его богатство и положение. В ней интересно сочетаются наивный энтузиазм и осторожная сдержанность.

Но почему это его волнует? Он нахмурился, встал и подошел к креслу, на котором висели полотенца.

Взяв одно, вытер волосы и промокнул остатки влаги на теле. Другое полотенце предложил ей.

Нура никогда бы не позволила себе так спутать волосы, но Лайза, похоже, этого даже не замечала. Солнечный свет красиво переливался на ее светло-каштановых прядках. Ничего общего с черными, как вороново крыло, волосами его жены. Но красиво...


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ


На следующее утро Лайза, прижавшись к окну, наблюдала за проплывающей внизу землей. Туарег согласился отвезти ее в лагерь на своем вертолете. Внизу сверкала на солнечном свете неторопливо текущая река с заросшими берегами. Однако дальше сочная зелень почти исчезала. В этом месте русло реки было сравнительно легко перекрыть дамбой и превратить окружающие равнины в широкий водоем.

Лайза заметила вдали запыленные палатки, к которым лежал их путь. Вскоре она вернется к своим коллегам, и ее знакомству с экзотическим шейхом придет конец. Она печально улыбнулась, уже ощущая некоторое сожаление. Два дня прошли очень занимательно. Но она понимала, что лучше вернуться к прежней жизни, без роскоши и богатства, без красивого дома, который никогда не будет принадлежать ей.

И без того манящего чувства, которое охватывало ее при каждом взгляде на Туарега!

В глубине ее души всегда теплилась надежда на встречу с самым необыкновенным человеком на свете, таким, который искал того же, чего и она, — семью, дом, корни. До сих пор она остерегалась мужчин. Никто из ее знакомых не обещал того, к чему стремилась она. Так уж лучше остаться одной, чем рисковать! По крайней мере такова была философия Лайзы.

Она начала снимать место раскопок и караван, идущий вдали.

— Вы видите? — спросила она в восторге от своего открытия.

— Что? — Лайза сидела в кресле второго пилота, и Туарег снабдил ее наушниками, чтобы они могли переговариваться.

— Видите караван? Он движется по тому же пути, что и сотни лет назад! Путь очень похож на колею, оставленную повозками переселенцев в Орегоне и Калифорнии во время великой миграции на Запад. Земля крепко утрамбовалась под колесами тысяч повозок и не зарастает. Этот путь выглядит точно так же. Вы можете пролететь над ним?

Туарег медленно повернул вертолет и направил его вдоль пути. С воздуха он был едва заметен, только пучки колючек по обеим сторонам.

Они пролетели несколько миль, и Лайза, не переставая, фотографировала.

— Не знаю, известно ли руководителю группы, как ясно виден этот путь с воздуха. Вероятно, мы могли бы пройти по нему и посмотреть, есть ли где-нибудь поблизости другие стоянки. А он обозначен на карте?

— Не знаю, — ответил Туарег. — Достаточно?

Она с сожалением посмотрела на путь, уходящий к горизонту, и неохотно кивнула.

— Спасибо, это было потрясающе!

— Вы очень странная женщина! — заметил он, поворачивая назад, к лагерю археологов. Любая другая женщина, конечно, мечтала бы задержаться в комфортабельном доме и пойти на праздник, о котором говорила его мать. Но Лайза обладала обостренным чувством долга и возвращалась к трудностям археологического быта вместо того, чтобы остаться в его доме.

Когда они приземлились, их встретили несколько членов группы, среди которых был маленький человечек, казавшийся здесь главным.

— Это профессор Сандерс. Надеюсь, он не сердится, что я оторвала его от работы. Он по-настоящему поглощен нашими находками, — сказала Лайза, неумело теребя ремень.

Туарег быстро расстегнул непослушную пряжку. Ладонью он коснулся ее груди, и у нее перехватило дыхание. К ней и раньше прикасались, и гораздо интимнее, чем случайное прикосновение ладонью, но сейчас ее словно ударило электрическим током. Нет, чем скорее она вернется к работе, тем лучше!

Туарег не заметил ничего необычного, поняла Лайза. Слава богу.

Чтобы поднять Лайзу с сиденья, Туарег наклонился, и его лицо оказалось совсем близко к ней. Она обняла его за шею и подумала, что, если он наклонится еще ниже, она его поцелует!

От такой грешной мысли она даже застонала.

— Вам больно? — спросил он.

Она кивнула, закрыв глаза. Если он сейчас же не отпустит ее, она сотворит какую-нибудь неслыханную глупость!

— Держитесь. Сейчас я спущу вас, — сказал Туарег. По тому, как он ее держал, она понимала, что он не испытывает влечения, проникшего, казалось бы, в самые глубины ее существа.

Дверь открылась, и Туарег, попросив подать лестницу, осторожно спустил ее на землю.

— Кто-нибудь вынесите коляску, чтобы посадить в нее Лайзу! — обратился он к членам группы.

Один из молодых людей взбежал по лестнице и через несколько секунд появился со сложенной коляской.

Туарег представился встречавшим и посадил Лайзу на коляску.

— Спасибо, что привезли ее, — сказал маленький человечек, протянув Туарегу руку. — Я профессор Сандерс, руководитель этой экспедиции. Нам ее очень не хватало. Передайте господину шейху нашу благодарность за то, что он распорядился доставить ее сюда!

Лайза открыла было рот, чтобы поправить профессора, но Туарег сжал ей плечо, и она замолчала. Наклонившись ближе, он шепнул ей на ухо:

— Пусть они считают, что я пилот, вед, в конце концов, это правда!

Лайза кивнула. Она боялась, что, узнав, кто перед ними, члены группы станут заискивать перед ним и, убеждая в важности раскопок, просить отложить строительство дамбы на несколько лет. Она повернулась к профессору Сандерсу, чтобы рассказать ему о караванном пути.

Его очень заинтересовала эта информация, и он не мог дождаться, чтобы посмотреть фотографии.

— А где вы проявляете пленку? — спросил Туарег.

— В своей палатке, когда полностью стемнеет. Поэтому профессору придется подождать до темноты.

Профессор Сандерс был очень рад гостю и быстро распорядился, чтобы Туарег передал Лайзу на попечение одного из младших членов группы, а сам пригласил незнакомца посмотреть, как продвигаются раскопки.

Лайза смотрела, как профессор уводит Туарега.

— Помочь? — спросил Пол и, подойдя к коляске Лайзы, покатил ее к палаткам. — Джип доставили вчера во второй половине дня. По-моему, он бегает лучше прежнего.

— За последнюю пару дней мы обнаружили кучу предметов. Я занесла их в каталог и подготовила для фотографирования, — сказала Джейми, аспирантка профессора. Она посмотрела через плечо на профессора и Туарега. — Как думаешь, этот парень останется хоть ненадолго?

— Понятия не имею, — ответила Лайза, сопротивляясь искушению тоже посмотреть в ту сторону. Она надеялась, что Туарег зайдет к ней попрощаться, но не очень рассчитывала на это. Наверное, он рад, что наконец сбыл с рук свою непрошеную гостью.

Оглядев лагерь, она не заметила никаких перемен.

— А много бед наделала в лагере песчаная буря? — осведомилась она.

— Да здесь не было даже ветерка! — ответил Пол.

Он подкатил ее к большой палатке, где помещались найденные предметы старины. Ящики были уже упакованы, опечатаны и помечены.

— Долго ты еще не сможешь ходить? — поинтересовалась Джейми.

— У меня всего лишь растяжение, и уже через день-другой я снова смогу ковылять, — ответила Лайза. Ей самой порядком надоело сидеть в инвалидной коляске.

— Я скоро приду и отвезу тебя на ленч, — сказал Пол. Никто из археологов не хотел надолго отрываться от раскопок. Джейми ушла вместе с ним.

В палатке воцарилась тишина. Лайза огляделась. Здесь все было так же, как и до ее неудачного отъезда, если не считать новых предметов, которые нужно сфотографировать. Она взялась за колеса и с облегчением обнаружила, что может кататься по утрамбованному полу. Вскоре она вооружилась камерой и погрузилась в работу. О роскошной вилле и думать забыла.



* * *

Туарег внимательно слушал профессора Сандерса. Он видел, как Лайза исчезла в большой палатке. Даже не оглянулась!

Лайза озадачивала его. Ему надоели женские хитрости. В тех кругах, в которых вращались они с Нурой, кокетство было формой искусства. Но Лайза не прибегала ни к каким женским уловкам. Взгляд открытый и прямой, заразительная улыбка. Всякий раз, когда она чем-нибудь восторгалась, ее лицо, казалось, становилось светлее. Он надеялся, что перед его отъездом она еще раз улыбнется ему.

Удивившись такому ходу мыслей, он сосредоточился на рассказе профессора Сандерса. Этот человек страстно любил свою работу и оживленно посвящал Туарега в ее премудрости.

— Расскажите поподробнее, как вы определяете возраст, — попросил Туарег.

Профессор явно был доволен новым собеседником. Все члены группы, кроме разве что Лайзы, знали почти столько же, сколько и он. Новый слушатель был лакомым кусочком.

К тому времени, как взошло солнце, Туарег уже пресытился информацией. Он ценил историю Мокансаида не меньше, чем его собеседник, но не мог жить прошлым. Люди, населявшие Вади-Хирум, давно умерли и превратились в прах. Их путь — не его путь!

Наконец они спустились в широкие траншеи, отмеченные веревками и табличками с цифрами. Дышать стало тяжелее. Под землей не было никакой циркуляции воздуха.

— Вы понимаете, почему мы так взволнованы этой находкой? Она не оставляет никаких сомнений, что, люди жившие здесь, имели контакты с о Китаем. — Профессор держал в руках маленькую фарфоровую фигурку, выполненную в классическом китайском стиле.

— Вы нашли это сегодня? — спросил Туарег.

— Нет, два дня назад. Но она так хороша, что мне нужно, чтобы Лайза ее сфотографировала!

— Откуда вам известно, что она не попала сюда после того, как Вади был покинут? — поинтересовался Туарег.

Профессор просиял, словно Туарег был образцовым студентом.

— Потому что она лежала в горшке, возраст которого, как и грязи, облепившей его, соответствует возрасту поселения. Ну, разве не красота? Конечно, и сам горшок и образцы грязи подлежат исследованию. Думаю, что один из ваших университетов сможет это выполнить в течение следующих нескольких недель. Но я уверен в своей правоте! — Профессор Сандерс с нежностью посмотрел на статуэтку. — Потрясающая находка! Конечно, мы надеемся найти еще подобные сокровища!

— Что еще вы откопали? — поинтересовался Туарег.

— Пойдемте в специальную палатку, и я покажу вам некоторые недавние находки. Лайза уже сфотографировала их, и снимки вклеены в описания.

Туарег отказался признаться себе, что именно этого ему и хотелось. Повидаться с ней перед отъездом и посмотреть, где она работает. А потом он будет лишь вспоминать ее.

Он нахмурился. Незачем ему вспоминать ее! Она незнакомка, которую он спас. Сейчас ей лучше, и она вернулась к прежней жизни. Им никогда больше не доведется встретиться снова.

Если он не привезет ее на день рождения кузины, как предложила его мать.

С ума сошел! От жары у него, должно быть, плавятся мозги.

Войдя в большую палатку, Туарег почувствовал перемену температуры. Там было тепло, но не так жарко, как на ярком солнце.

Лайза сидела за столом. Камера стояла на штативе и была наведена на небольшое мелкое блюдечко. Когда он вошел, она подняла взгляд.

— Я все беспокоилась, увижу ли вас прежде, чем вы улетите, — сказала она. — Хочу еще раз поблагодарить вас за спасение.

— Я, конечно, задержал его, но ведь так приятно показать свежему человеку, чем мы занимаемся, — сказал профессор. — Я рассказал ему о твоих фотографиях, не покажешь ли наши последние находки?

— С удовольствием.

Профессор пригласил Туарега позавтракать с ними и оставил его на попечение Лайзы.

Туарег обошел палатку, осмотрел старинные предметы, уже почти готовые к отправке.

— Да уж, это не ваш шатер, — пробормотала она, оглядевшись.

— Зато более практично, — заметил он, глядя на предметы, разложенные на столе. На одном конце лежали описания. Он взял одно и пролистал. Цветные фотографии были великолепны.

— Похоже, работа не очень творческая, — заметил он.

— Это действительно не творческая работа, но необходимая. Творческие снимки в моей палатке. Они не имеют научной ценности.

Он прошел вдоль стола и взял папку. На фотографиях были запечатлены члены группы за работой. На одной или двух они отдыхали в шезлонгах. На лицах читалась усталость, появляющаяся в конце долгого дня, но и счастье одновременно.

— А эти?

— Для альбома на память, — ответила она, уже нацелив камеру на мелкое блюдечко.

— Альбома на память? — удивился он, закрыв папку и наблюдая ее за работой.

— Здесь работают люди из разных университетов. Когда проект закончится, мы все разъедемся по разным городам. Альбом на память о совместно проведенном времени был бы кстати.

— Я нигде не вижу на снимках вас, — заметил он, просмотрев почти все фото.

— Я же не могу снимать сама себя, — засмеялась она.

— Дайте мне камеру, и я сниму вас за столом. Она настроила камеру и протянула Туарегу.

— Смотрите вот в это отверстие, сфокусируйте изображение поворотом объектива, а потом нажмите здесь.

Он отступил, выбрал ракурс так, чтобы она оказалась в окружении старинных предметов, и сделал несколько снимков под разными углами.

— А как скоро вы узнаете, получились ли они? — спросил он.

— Вероятно, я проявлю сегодня несколько пленок. Мне не терпится увидеть снимки, сделанные с вертолета. Тогда и узнаю.

Он посмотрел на часы.

— Когда у вас ленч?

— Примерно в полдень. Если вы должны улететь раньше, они поймут. Спасибо, что привезли меня. И вообще за все!

Туарегу не нужны были благодарности.

— Завтра я привезу сюда доктора, чтобы осмотреть вашу лодыжку. — Он просто мог прислать доктора со своим пилотом. Но предпочел прилететь сам.

— Прекрасно. Еще день-другой я воздержусь от ходьбы, а затем буду в порядке.

— Я привезу его на повторный осмотр. А заодно посмотрю ваши снимки. — Или она не хочет видеть его?

От улыбки глаза у нее вновь стали почти голубыми.

Туарег кивнул и вышел. Интересно, не от удовольствия ли глаза ее делаются голубыми? В таком случае ей будет приятно, если он прилетит!

Лайза слышала, как завелся и поднялся в воздух вертолет. Звук постепенно становился все тише. Он улетел. Но вернется!

После обеда она тотчас же начала проявлять пленки. Руины, сад, чайный сервиз в доме у Туарега, караванный путь — она надеялась, что все получится.

Глядя в темноту, она пожалела, что не сняла Туарега. Когда он сегодня фотографировал ее, она чуть не попросила его об этом. Не то чтобы ей нужно было напоминание об этом человеке. Ей и так запомнилось каждое мгновение, проведенное в его обществе. Когда она состарится и поседеет, то сможет любому, кто захочет ее послушать, рассказать о своем знакомстве с настоящим арабским шейхом!

День прошел в работе, накопившейся за время ее отсутствия. После обеда Лайза чувствовала себя усталой, но ей не терпелось увидеть сделанные фотографии. Ночь выдалась темная. Она тщательно закрыла палатку черной тканью, чтобы не засветить пленку. Ей было привычно работать в темноте. Вскоре она включит красный свет, работающий от портативного генератора. Когда фотографии начали проявляться на бумаге, она обрадовалась. Виды дома Туарега получились очень хорошо. Там было много всего, что ей хотелось бы сфотографировать, но на это требовалось его разрешение.

Даже фотографии, сделанные им, были хороши. Он снял ее за рабочим столом, на фоне обстановки палатки, и теперь все члены группы запомнят, как выглядело ее жилище.

Лайза отложила в сторону фотографии караванного пути, чтобы утром показать их профессору Сандерсу. Возможно, он захочет расширить место раскопок и найти новое место, когда Вади-Хирум будет затоплен.

Лайза легла спать уже глубокой ночью. Ее койку нельзя было даже сравнить с роскошной кроватью, на которой она спала в доме Туарега. Нога снова болела, слегка напоминая, что она перетрудилась.

Лайза лежала без сна и предавалась невеселым размышлениям. Если Туарег завтра прилетит, то, может быть, она его увидит в последний раз. От этой мысли ей стало грустно, но она не могла придумать ни одной причины, чтобы встретиться с ним снова.

Утром Лайза с удовольствием обнаружила, что лодыжка болит не так сильно, как вчера. Ей вспомнилось, как Туарег держал ее на руках. А потом в памяти всплыли картины детства, и ее передернуло. Ей никогда не забыть той ночи, когда погибла ее мать! Многие часы в полном одиночестве она звала на помощь и дрожала от страха. Если бы она осталась одна во время песчаной бури, то сошла бы с ума. Туарег даже не представлял, насколько кстати он оказался рядом!

Услышав звук вертолета, Лайза выкатила коляску ко входу в палатку и стала наблюдать, как по трапу спустился доктор аль-Биминан, за ним Туарег. У нее перехватило дыхание, сердце учащенно забилось. Она вскинула камеру и сделала снимок с помощью телеобъектива, который установила раньше. Пришлось работать быстро, пока никто ничего не заметил.

Когда Туарег повернулся к ней, она положила камеру на колени и сняла телеобъектив прежде, чем он подошел достаточно близко, чтобы заметить, что она сделала снимок. Он предназначался только ей.

Проигнорировав членов группы, собравшихся вокруг него, Туарег направился прямо к палатке. На нем были темные слаксы и белая рубашка, открывающая горло. Рукава были засучены выше локтя. Он выглядел так, словно у него выдалась короткая передышка от деловых встреч. Наверное, арабскую одежду он носит только в пустыне?

Доктор поспешал рядом с ним.

— Доброе утро, — поздоровалась Лайза, когда они приблизились. День вдруг стал ярче.

— Как ваша лодыжка? — осведомился Туарег.

— Намного лучше, спасибо. Я приняла обезболивающее. А сегодня я ступила на ногу и почти не почувствовала боли.

Доктор аль-Биминан улыбнулся и заговорил с ней, делая паузы, чтобы Туарег успевал переводить.

— Доктор надеется, что вам лучше. Он привез поддерживающий сапог. Носите его до тех пор, пока ваша нога не поправится окончательно. — Туарег без лишних слов повернул коляску и покатил ее к палатке.

Доктор быстро осмотрел свою пациентку, затем надел ей на ногу ортопедический сапог. Лайза осторожно поднялась и ступила на больную ногу. Кроме некоторой скованности, она не почувствовала никакого дискомфорта.

Доктор предупредил ее, чтобы она не перенапрягала ногу.

— Я постараюсь ходить только в случае необходимости. Спасибо.

Туарег что-то сказал доктору, тот улыбнулся, кивнул и собрался выйти из палатки.

— Вы уже ухолите? — спросила Лайза.

— Доктор хочет посмотреть раскопки. Ну как, нашли еще какие-нибудь новые сокровища с тех пор, как я был здесь?

— Ничего особенного. Однако я сделала снимок фарфоровой фигурки. Профессор Сандерс сказал, вы ее видели. Ну разве не прелесть? — Лайза извлекла снимок из пачки новых фотографий.

— Очень красиво, — пробормотал Туарег. — Мама была очень рада познакомиться с вами, — сказал он мгновение спустя. Отложив фотографию и вынув из кармана небольшой конверт, он протянул его Лайзе.

Лайза открыла его. Короткая записка, написанная по-английски, приглашала ее провести выходные с Ясмин аль-Шалдор и напоминала о празднике в честь ее племянницы.

Она взглянула на Туарега.

— Ваша мама приглашает меня на выходные.

Он слегка прищурился.

— Правда?

Она протянула ему записку.

Он взял ее, быстро прочитал и вернул Лайзе. Его поведение, казалось, немного изменилось. Похоже, он стал чуть сдержаннее.

— Если вы принимаете приглашение, я пришлю за вами вертолет.

Лайза перечитала записку, озадаченная реакцией Туарега. Ей очень понравилось разговаривать с Ясмин, но она считала это всего лишь вежливой беседой с незнакомым человеком. Она никак не ожидала, что мать Туарега пригласит ее погостить.

Некоторое время Лайза смотрела на него, пытаясь определить, что же в нем изменилось.

— Я с удовольствием приеду, — сказала она. — Только... понимает ли ваша мама, что моя одежда предназначена для раскопок? У меня нет подходящих нарядов. Думаю, мне не удастся побывать на празднике в честь вашей кузины.

— Не волнуйтесь. Мама поймет. У нее вы наденете платье, которое носили на вилле, — сказал Туарег, имея в виду платье, купленное им.

— Если этого достаточно, — с сомнением произнесла Лайза. Платье, в котором была его мать, несомненно, являлось творением модного кутюрье.

— Так вы приедете? — спросил Туарег.

— Да. Пожалуйста, передайте вашей маме мою благодарность. Вы там будете?

— Нет. Когда я не в пустыне, то живу на своей вилле. Она ближе к городу. У мамы имеется квартира в многоэтажном доме в самом центре Солуддая. Ей там гораздо удобнее, когда уезжает отец. У них также есть дом неподалеку от моей виллы.

— Значит, ваша мама приглашает меня на городскую квартиру? — спросила Лайза.

— Да. Праздник состоится в городе, недалеко оттуда. Но мне пора возвращаться. В пятницу к двум часам я пришлю за вами вертолёт. Вы сможете взять несколько свободных дней?

— Постараюсь к тому времени наверстать упущенное, — пообещала Лайза. Она пыталась догадаться: может быть, он недоволен тем, что она приняла приглашение матери? Может быть, ей следовало вежливо отказаться?

Он протянул ей руку.

— Пойдемте, посмотрим, как вы ходите в этой обуви, а потом мы улетим. — Он помог ей подняться.

Она обошла вокруг палатки, прекрасно справляясь сама, но все же держась за руку Туарега. Он, казалось, не торопился ее отпускать.

— Вы вернулись в пустыню? — поинтересовалась она.

— Пока нет. Но вскоре вернусь.

— Там так замечательно! Надеюсь возобновить мои прогулки, как только смогу. И если профессор Сандерс доверит мне джип.

— Одной ездить опасно, — покачал головой Туарег.

— Вы же живете там один.

— Я — другое дело. Я знаю пустыню, — возразил он.

— А я учусь. Теперь я знаю, что надо надевать плотную одежду на случай песчаной бури и иметь с собой изрядный запас воды. Коротковолновое радио тоже не повредит, но в лагере есть только пара передатчиков, а мне по должности они не полагаются.

— Пустыня может быть безжалостной и беспощадной.

— И все же вы ее любите, — тихо произнесла Лайза.

Он не ответил, глядя куда-то вдаль. Эта земля словно манила, притягивала его.

— Если вы не вернетесь в пустыню, чем будете заниматься? Ведь не катать же меня? — спросила она, садясь в коляску.

— У меня много разных дел.

— Проектировать дамбу?

— Для этого есть инженеры.

— А что вы изучали в университете?

— Механику. Я тоже внес свою лепту в строительство дамбы.

— А чем еще вы занимаетесь? У вас есть работа, на которую надо ходить каждый день?

— У меня есть офисы в столице. Большая часть моей работы — специальные проекты для моего дяди, — сказал Туарег. — Прежде Нура любила путешествовать, и мы больше времени проводили за пределами страны. Нас можно было назвать неофициальными послами Мокансаида! По крайней мере так часто говорила Нура. Она любила Европу.

— Правда? Но здесь же так здорово! — удивилась Лайза.

Туарег слегка нахмурился. Безобидный вопрос. Но он сам не раз задумывался, почему Нура предпочитала большую часть времени проводить вне дома. Пустыня ей тоже не нравилась. Она предпочитала приемы и походы по магазинам за новыми платьями и драгоценностями. Такого рода занятия всегда держали ее в тонусе.

Он взглянул на Лайзу, полную искреннего энтузиазма. Она восторгалась его шатром, садом вокруг виллы, пейзажами, увиденными с воздуха. Даже следами древних караванов! Может быть, дело в новизне? Будет ли она таким же энтузиастом в ближайшие десять, пятьдесят лет?

Впрочем, какое ему дело? Пора улетать. Он выполнил свой долг, привез доктора, передал записку матери, полагая, что это всего лишь вежливое письмо после знакомства с Лайзой. Приглашение застало его врасплох.

Сегодня он думал, что видит ее в последний раз. Рядом с Лайзой он испытывал чувства, которые, казалось, давно ушли. Нура умерла. Он любил ее с тех пор, когда они были подростками. Ему понадобилось три года, чтобы прийти в себя после ее смерти, но все равно он ощущал потерю так же остро, как в первый день. Никто никогда не сможет занять ее место!

Тогда почему же ему вдруг захотелось провести пальцами по волосам Лайзы? Почему он хочет сопровождать ее, когда она в столице пойдет фотографировать старинные здания? Есть ведь много других людей, кто мог бы ей показать лучшие образцы архитектуры. Почему его неожиданно потянуло отвезти ее к себе в шатер и разделить с ней свое убежище? Ведь шатер былего спасительным укрытием. Там никогда не бывала даже Нура! А Лайза не имеет ничего общего с Нурой.

Чем скорее он расстанется с ней, тем лучше.

— Я пришлю вертолет в пятницу, — пообещал он и без лишних слов покинул ее. Ему хотелось скорее улететь отсюда.

Она не была такой красавицей, как высокая, холеная, утонченная Нура. Лайза была невысокой и более полной. Своей веселостью она скорее напоминала щенка, чем сексуальную женщину.

Неправда! Не щенка же ему хочется погладить сейчас по голове, ему неинтересна реакция щенка на пустыню и его заливистый лай при новых впечатлениях, неинтересно, почему щенячьи глаза могут менять цвет...

У вертолета его уже ждал доктор аль-Биминан. Заведя мотор, Туарег бросил взгляд в сторону палатки. Лайза стояла у входа. Издали он видел ее неотчетливо, но знал, что она наблюдает за ним. На одно странное мгновение он почувствовал необычайный душевный подъем.


ГЛАВА ПЯТАЯ


К двум часам в пятницу Лайза превратилась в комок нервов. Она собрала лучшее из одежды, взятой с собой из дома, но понимала, что она подойдет только для очень скромной вечеринки. Его мать в записке говорила, что ее муж уехал из города и ей на уик-энд нужна компания. Может быть, ей просто хотелось узнать что-то новое о Сиэтле и работе Лайзы на раскопках, и они приятно проведут время или в доме, или в патио.

Она услышала звук вертолета задолго до того, как увидела его, и перепроверила весь свой багаж. С собой она взяла одежду, косметику, дневник и футляр с камерой. Конечно, без разрешения Ясмин она не станет фотографировать ее дом. Но если они отправятся на прогулку или куда-нибудь еще, камера должна быть готова. Она также захватила с собой копию альбома на память, чтобы показать его хозяйке.

Профессор Сандерс вышел вместе с ней посмотреть, как приземляется белый вертолет.

— Ты вернешься к воскресенью, да? — поинтересовался он.

— Да, профессор. Вам что-нибудь привезти из города? — спросила она. Профессор питал слабость к мороженому и неоднократно жаловался, как ему не хватает этого лакомства.

— Только мороженого, если можно, — ответил он, улыбнувшись абсурдности своего желания.

Человека, вышедшего из вертолета, Лайза не знала. Она была немного разочарована, что Туарег не прилетел за ней сам. Вероятно, он слишком занят, чтобы возить гостей матери. Лайза взяла багаж и направилась к вертолету.

— Здравствуйте. Лайза Сэлинджер? — осведомился пилот, протянув руку к ее багажу. — Его светлость дал указание доставить вас в дом его матери.

Вскоре она уже сидела в кресле в хвостовой части, у окна.

— Хозяин говорил, что вы захотите посмотреть на землю с воздуха и немного пролететь на юг, — сказал пилот.

— Замечательно! Профессору очень понравились снимки, которые я сделала в прошлый раз, — сказала она, уже протягивая руку к камере. — Мне не терпится снова взглянуть на древний караванный путь.

Пилот быстро завел мотор, и вскоре вертолет поднялся над лагерем и направился на юг. Лайза смотрела в окно, ища утрамбованную землю, но видела лишь барханы. Однако вскоре с радостью обнаружила чуть заметную колею и принялась снимать.

Полчаса спустя пилот взял курс на северо-запад. Лайза откинулась на сиденье и стала смотреть на приближающуюся столицу. Подлетев к границам города, пилот стал кружить над землей, постоянно разговаривая по-арабски с диспетчером. Наконец он повернул налево и полетел к высотному зданию. Вертолет медленно опустился на крышу. Возле двери, ведущей к лестнице, стояли два охранника в униформе.

Высотное здание располагалось недалеко от центра деловой части Солуддая. Его окружали такие же высотные дома. Мотор заглох, и наступила тишина.

— Охранник проводит вас в апартаменты, госпожи аль-Шалдор, — сказал пилот, спуская трап.

— Спасибо за приятное путешествие, — сказала Лайза.

Спустившись на лифте в сопровождении охранника, она оказались в небольшом коридоре с одной-единственной дверью. Лайза поняла, что Ясмин с мужем занимают весь этаж. Охранник постучал, дверь открыла служанка и впустила их. Поставив багаж на пол у двери, охранник удалился.

— Добро пожаловать! Госпожа в гостиной. Пожалуйста!

Горничная провела её в огромные апартаменты. Следуя за ней, Лайза вошла в солнечную комнату с желтыми шелковыми стенами и огромными окнами, из которых открывался вид на город.

Ясмин встала с дивана и подошла к Лайзе.

— Я очень рада, что вы приняли мое приглашение, — сказала она и тепло улыбнулась Лайзе, жестом пригласив ее сесть на диван. — Сейчас нам подадут чай. Превосходный обычай, позаимствованный у британцев. Как ваша лодыжка? Туарег говорил, что вы идете на поправку?

— Мне гораздо лучше, — Лайза показала на свой ортопедический сапог. — Эта штука помогает мне ходить, не испытывая дискомфорта.

Служанка принесла серебряный поднос с тяжелым серебряным чайником, тонкими фарфоровыми чашками и восхитительными крошечными сандвичами и булочками.

— Одна из прелестей путешествий заключается в том, чтобы узнавать обычаи других стран и переносить их на свою почву. Например, после путешествия по Америке я привыкла, смотря телевизор, есть попкорн! — улыбнулась Ясмин.

Лайза засмеялась.

— Прекрасная привычка!

— Расскажите, как вы провели неделю с больной ногой?

Лайза попросила принести футляр с камерой. Вскоре она уже объясняла, как продвигаются дела на раскопках, показывала привезенные фотографии и наслаждалась превосходным чаем со сливками,

К следующему утру Лайза чувствовала себя с Ясмин так спокойно, словно они были знакомы тысячу лет. Ясмин все же уговорила ее пойти на день рождения племянницы. Узнав, что у Лайзы нет с собой нарядной одежды, она организовала поход по магазинам. Там Лайза расстроила Ясмин, пожелав сама оплатить свое платье.

А еще она подыскала себе удобные туфли на низком каблуке, учитывая больную лодыжку. Надевать на праздник сапог Лайза не собиралась.

Она предложила захватить с собой небольшую камеру, чтобы сфотографировать новорожденную и преподнести в подарок фотографии на память. Ясмин ее предложение понравилось. Они договорились встретиться в гостиной прямо перед приездом Туарега, который должен был отвезти их на праздник.

В ожидании Туарега Лайза нервничала. Она не была уверена, должна ли ехать в дом, где все говорят по-арабски, которого она не понимает. Вряд ли там будут англоязычные гости! Придется ей тихо сидеть в сторонке и наблюдать за праздником.

Ясмин нервничала не меньше Лайзы. Лайза сразу поняла это, войдя в гостиную. Может быть, она тоже не любит шумные сборища?

— Надеюсь, он пойдет с нами, — пробормотала Ясмин.

— Кто? — спросила Лайза.

— Туарег. С тех пор как умерла Нура, он не был ни на одном семейном празднике. Он пообещал отвезти нас, но, боюсь, в последний момент ему обязательно что-нибудь помешает!

— А Нура умерла недавно? — осведомилась Лайза.

— Три года назад. Такая трагедия! Они были превосходной парой.

— Как она умерла? — поинтересовалась Лайза.

— Аневризма. Совершенно неожиданно. Бедняжка вдруг вскрикнула от боли, схватилась за голову и упала. Через несколько мгновений ее не стало. Мы все были потрясены. Ей было только тридцать!

Старше Лайзы всего на год.

— Какая трагедия, — пробормотала она. — У них не было детей?

— Нет. Нура слишком любила путешествовать, чтобы осесть на одном месте. Теперь у меня никогда не будет внуков от Туарега. Вот ее портрет — на столе. Какие у них были бы красивые дети!

Лайза встала и прошла к столу в дальнем конце комнаты. С большой фотографии на нее смотрела красивая смеющаяся женщина, а рядом серьезный Туарег.

— Он может жениться еще раз, — сказала Лайза. Ясмин печально помотала головой.

— Ни одна женщина не пленит его сердце так, как Нура. У меня есть другие дети, и я надеюсь, все они подарят мне внуков. Но не Туарег.

Лайза нахмурилась. Заявление звучало мелодраматично. Человек, которого она знала, не будет чахнуть до конца своих дней. Он слишком сильный и живой, чтобы горевать вечно. В один прекрасный день он найдет себе столь же привлекательную женщину и снова влюбится. Она поставила фотографию как раз в тот момент, когда дверь открылась и в комнату вошел Туарег.

Он сразу же уловил ее движение и нахмурился, поняв, что Лайза разглядывала его жену.

— Туарег, мы уже заждались тебя! — Ясмин встала. — Мы готовы. Лайза предложила снимать праздник и подарить фотографии Джеппе!

— Тогда моя кузина будет вдвойне счастлива. Я везу ей в подарок одну из книг Лайзы.

— В самом деле? — удивилась польщенная Лайза. Их ждал роскошный лимузин. Лайза чувствовала себя как в сказке. Неужели она, убегая, потеряет туфельку и все исчезнет в одно мгновение?

Вскоре они подкатили к дому дяди Туарега. Гостей собралось очень много, от молодых и стильных до пожилых и консервативных. Но, независимо от возраста, все были веселы и повсюду звучал смех.

Внутри Лайзу поразила роскошная обстановка. Везде сверкали огни. Блеск драгоценностей и тканей дополнял их сияние. Лайза ожидала увидеть арабские наряды, но все мужчины были в темных смокингах и отлично выглядели в западной одежде.

Пробравшись сквозь веселую толпу, они подошли к Джеппе, чтобы поздравить ее.

Заметив Туарега, виновница торжества бросилась к нему и крепко обняла его, выпаливал тысячу слов в минуту. Лайза вынула из маленькой сумочки камеру и быстро сделала снимок. Туарег высвободился из объятий кузины и перешел на английский.

— Джеппа, это мамина гостья, Лайза Сэлинджер. Моя кузина Джеппа.

— С днем рождения, Джеппа! — поздравила Лайза. — Надеюсь, вы не возражаете против моего присутствия?

— Что вы! Я очень рада познакомиться с вами! — Девушка засмеялась и крепко сжала руку Туарега. — Брат, я счастлива, что ты здесь! Вот уж действительно подарок мне на день рождения! Тетя Ясмин... — и она перешла на арабский.

Казалось, Туарег знал здесь всех. Он представил Лайзу паре, стоявшей неподалеку от окна, упомянув, что она работает на раскопках в Вади-Хируме. Эти слова быстро привлекли всеобщее внимание. Всем хотелось узнать о результатах раскопок. Время от времени гости слушая ее, обменивались взглядами. Лайза не могла понять, что они означали. Ей было немного неловко на этом семейном празднике.

При любой возможности она отступала и хваталась за свою маленькую камеру как за спасательный круг.

— Мне нужно сфотографировать вас в подарок Джеппе, — объясняла она. Наконец обратилась к Туарегу: — Я могу побыть одна, если вы хотите поболтать с друзьями. Будет очень невежливо, если я просто похожу по залам и сделаю несколько снимков?

— Вовсе нет. Действуйте.

Только она, отойдя в сторонку, подняла камеру, как к ней подскочил какой-то человек и вырвал фотоаппарат из рук.

— Эй! — возмущенно воскликнула Лайза.

К человеку быстро подошел Туарег и о чем-то с ним заговорил. Тот немного поколебался, а потом с легким поклоном возвратил ей камеру.

Во время этого инцидента Туарег ни разу не взглянул на Лайзу.

Она проверила камеру, та была невредима.

— Ненавистник фотографии? — пробормотала она, взглянув на Туарега.

— Нет, просто следит, чтобы вы не сняли ничего недозволенного. Я объяснил, что вы со мной и хозяева разрешили вам фотографировать на празднике.

— Встаньте рядом с Джеппой, я сниму вас обоих, — попросила Лайза.

— Не в этот раз, — с отсутствующим видом произнес Туарег.

— Тогда, вероятно, мы могли бы просто посидеть. Мне очень не хочется признаваться, но нога опять беспокоит меня.

— Вы бы сказали это раньше. — Он взял ее за локоть и провел в одну из небольших ниш. Свободные стулья стояли вдоль всех стен зала. Туарег выбрал дальнюю сторону.

Когда Лайза села, он озабоченно посмотрел на ее лодыжку.

— Болит, но все будет хорошо. Просто я слишком долго стояла, — сказала она, потирая ногу.

— Хотите вернуться домой? — спросил он.

— Так скоро?

Он улыбнулся.

— Я был готов уйти еще два часа назад.

— А ваша мама?

— Я ее найду и выясню, хочет ли она уехать сейчас, или мне прислать за ней машину.

— Мне кажется, невежливо уходить так рано.

— С меня достаточно. Да и вам, подозреваю, тоже. Ваша лодыжка — отличный предлог, вы никого не обидите. Погодите, я сейчас!

Выяснив, что Ясмин пожелала остаться, Туарег подошел к кузине, еще раз поздравил ее с днем рождения и сообщил, что они с Лайзой уходят.

Она улыбнулась.

— Я рада, что ты хоть не надолго, да пришел! И очень рада была познакомиться с твоей приятельницей, — она хитро посмотрела на Лайзу.

Туарег недовольно нахмурился.

— Мне хочется поближе сойтись с ней! — продолжала щебетать Джеппа. — Понимаю, тебе было тяжело прийти первый раз без Нуры! Нам всем ее не хватает, но я рада, что ты нашел себе подругу!

— Она мамина гостья, — сурово произнес Туарег. Наверное, следовало бы разъяснить ситуацию, пока Джеппа не пустила глупые слухи по всей стране.

Но он только поцеловал кузину в щеку и повернулся к выходу. Джеппа подтвердила возникшие подозрения. Эта записка Лайзе... Значит, пока отец находится в Париже, мама решила поиграть в сваху?

Туарег подошел к Лайзе, игнорируя людей, пытавшихся с ним заговорить. Чем скорее все прояснится, тем лучше. Он-то ведь не строит никаких планов относительно Лайзы!

Когда Туарег подошел к креслу, где сидела Лайза, она встретила его улыбкой, но во взгляде ее он уловил напряжение.

Объяснение подождет. Она себя не очень хорошо чувствует:

Пока они медленно шли к выходу, он заметил, что она снова хромает.

— Может быть, мне снести вас вниз? — спросил он.

— Господи, конечно, нет! Это же будет неприлично!

А какая прекрасная возможность для новоявленной свахи связать их вместе!

Или все это лишь плод его воображения?

Через некоторое время лимузин подкатил к дому матери. Лифт быстро поднял их наверх. У него был ключ от квартиры, и Туарег собирался впустить Лайзу и уехать.

— Вам здесь нравится? — спросил он, когда лифт поднялся до нужного этажа.

— Очень. А какой прекрасный город!

Туарег вошел в холл и отпер дверь в апартаменты. Впустив Лайзу, он вошел вслед за ней. Сейчас она хромала больше прежнего. Свет при входе был включен, но остальная часть квартиры пребывала в темноте. Словно сговорившись, они прошли через гостиную к окнам, занимавшим целую стену. Оттуда открывался вид на сверкающую огнями столицу.

— Не включайте свет, — попросила Лайза. — Как живописно! Жаль, что я не взяла с собой другую камеру. Этой не запечатлеть всю панораму.

— Но у вас же в Сиэтле тоже много огней, — заметил Туарег.

— Конечно, и если бы я вошла в комнату со стеклянной стеной и неожиданно увидела их, я бы тоже была потрясена. Ну разве не прелесть? — Не дождавшись ответа, она взглянула на него. — Туарег...

Он посмотрел на нее.

— Что?

— Я рада, что вы спасли меня от песчаной бури и представили вашей маме!

— Судьба.

— Может быть. Во всяком случае, я сегодня прекрасно провела время. Не ожидала.

— Почему?

— Я же не знаю вашего языка и не вращаюсь в таких кругах!

Он снова повернулся к окну. Когда он не смотрел на нее, она чувствовала себя всего лишь гостьей его матери.

При слабом отблеске городских огней ее глаза казались темными и таинственными, а волосы такими же темными, как у Нуры. На мгновение он пожалел, что они не встретились в другой жизни, в другое время.

— В каких кругах?

— Ну, шейхи ведь арабские коронованные особы, верно? А я привыкла общаться с простыми людьми.

— Мы и есть простые, хотя вы считаете нас какими-то экзотическими особами, — сказал он.

Лайза пожала плечами. Для нее Туарег действительно был экзотикой, но не из-за титула, а из-за национальности. Он был красивым мужчиной, достаточно сильным, чтобы поднять ее без особых усилий. Человеком, способным позаботиться о себе и о других. Опытным путешественником, представлявшим свою страну за рубежом. И заботливым шейхом, желающим изменить к лучшему жизнь кочевников. И все-таки чувствовалось в нем какое-то неуместное одиночество. Не самодостаточность, которую он пытался изобразить, а чувство отстраненности от друзей и семьи.

На память ей пришло воспоминание о крепких объятиях Туарега во время песчаной бури. Закрывая глаза, она до сих пор ощущала его особенный мужской запах, чувствовала стальную силу его рук.

Резко открыв глаза, она сделала шаг в сторону. Вежливое прощание, и она удалится в спальню!

Но Туарег протянул руки, чтобы задержать ее. Медленно повернув ее к себе, он взглянул на нее своими темными непроницаемыми глазами.

— Я очень любил свою жену, — наконец произнес он. — И я не ищу другой!

Лайза заморгала. К чему это он?

— О'кей, — кивнула она.

— Вероятно, вы заметили, что маме вздумалось сосватать нас, так вот, я уверяю вас, она делает это без моего согласия и разрешения!

— Я никогда ничего подобного не замечала! Вы полагаете, ваша мама затеяла сватовство? — изумилась Лайза.

— Она счастлива замужем и хотела бы видеть меня снова счастливым, — просто ответил он.

— Что ж, она должна понимать, что вы сами кузнец своего счастья. — Лайза высвободилась из его рук. — Наверное, нам следует попрощаться, чтобы вы больше не волновались и не думали, будто я строю относительно вас какие-то планы, — сказала она, уязвленная его предположением. — Я могу нанять машину и самостоятельно вернуться на раскопки. Мне ничего от вас не надо!

— Может быть, вы просто любопытны и хотите посмотреть, как будет развиваться ситуация?

— А почему что-то должно развиваться? — спросила она. — Вы любезно спасли меня от песчаной бури. Теперь мне лучше, и у нас нет причин видеться дальше. Я поблагодарю вашу маму за гостеприимство и вернусь в лагерь. Если она будет настаивать на дальнейшем общении, я сошлюсь на занятость. Это защитит вас от всяческих попыток сватовства!

Туарегу показалось, что Лайза рассердилась. А ведь он хотел всего лишь прояснить ситуацию, а не расстраивать ее.

— Мама считает, будто помогает мне. Она беспокоится, что я так и не пришел в себя после смерти жены.

— Она знает, что вы до сих пор любите вашу жену, и не надеется, что вы женитесь снова. Думаю, вам все это кажется.

— Но так же решила и Джеппа! — попробовал защититься он.

— Ваша кузина может думать все, что ей заблагорассудится! Спасибо, что согласились привезти меня сюда. Мне необходимо лечь в постель и дать покой ноге. Спокойной ночи!

Он пристально смотрел на нее.

— Я всегда буду любить Нуру!

— Да ради бога! Но ни одна женщина не захочет быть на втором месте, особенно после призрака. Спокойной ночи, Туарег. — Она повернулась, но он снова остановил ее.

Вдруг комнату залил яркий свет. Лайза заморгала и повернулась к двери. На пороге стояла испуганная служанка. Она что-то сказала по-арабски, поклонилась и попятилась назад.

Туарег подозвал ее и быстро заговорил.

Лайзе понадобилось какое-то мгновение, чтобы прийти в себя. Как он смеет подозревать, будто она имеет на него виды? Она была достаточно осторожна, прекрасно понимая, что их разделяет пропасть, и самое большое, на что она может рассчитывать, — это сердечное знакомство. Сейчас ее только радовало расставание.

Она прошла к двери с высоко поднятой головой.

Обойдя Туарега и служанку, она наспех попрощалась и прошла по коридору в отведенную ей комнату. Туарег окликнул ее, но Лайза не остановилась. Только когда дверь за ней плотно закрылась, она тяжело вздохнула.

— Лайза? — Он постучал в дверь. — Я хочу извиниться, если в чем-то был неправ!

— Извинения принимаются. Но вы действительно были неправы. Спокойной ночи.

— Если бы вы позволили мне объяснить...

— Объяснять нечего. Давайте не будем раздувать из мухи слона.

Шейхи не влюбляются в фотографов из Сиэтла! Особенно в полненьких женщин с веснушками на носу, незамужних и не особенно искушенных! Она это знала. Ей не требовались его пространные объяснения.


ГЛАВА ШЕСТАЯ


На следующее утро Лайза несколько сдержанно поздоровалась с хозяйкой. Ее невольно мучил вопрос, прав ли Туарег, подозревая, что мать неспроста подружилась с нею. Ну зачем она нужна женщине на поколение старше ее? У них не может быть общих интересов, хотя, надо признаться, Лайзе очень понравилось гостить у нее.

Лайза села за обеденный стол, и служанка принесла поднос с горячим шоколадом и кофе, свежими фруктами и круассанами.

— Мне необходимо вернуться на раскопки раньше, чем я планировала, — сообщила она, надеясь, что Ясмин не станет допытываться о причинах.

— Ах, дорогая, а я хотела сегодня навестить вместе с вами мою самую любимую подругу!

— Увы, работа не ждет. У нас жесткие сроки, и я должна честно внести свою лепту. Кроме того, мне нужно отпечатать фотографии, чтобы сделать альбом в подарок Джеппе!

Интересно, как она его передаст?

— Останьтесь до ленча, а я похлопочу, чтобы кто-нибудь вас отвез, — предложила Ясмин.

Лайза улыбнулась и кивнула. Сердце ее забилось чаще при мысли о том, что Ясмин попросит Туарега отвезти ее на вертолете.

— Как вам понравилось на дне рождения Джеппы? — поинтересовалась Ясмин.

Обрадовавшись безопасной теме, Лайза с готовностью ответила. Ее тревога постепенно утихла, и общество Ясмин снова доставляло ей удовольствие. Ясмин делилась с ней пикантными сведениями о различных родственниках, присутствовавших на празднике.

Время текло, и вот Лайза услышала знакомый звук вертолета. Ее багаж и футляр с камерой стояли возле входной двери. Она снова надела джинсы и рубашку с длинными рукавами, которые закатала, чтобы было прохладнее. И снова надела поддерживающий сапог.

Услышав стук в дверь, Ясмин пытливо уставилась на нее, а мгновение спустя вошел Туарег. Он тотчас же бросил взгляд на Лайзу. Она застенчиво улыбнулась и отвела глаза. Сердце ее бешено колотилось. Она надеялась, что он пришлет пилота, а он прибыл сам!

Быстро попрощались. Несколько минуты спустя Лайза села в вертолет. Человек, который привез ее в пятницу, сидел на месте пилота. Лайза села в хвостовой части, а Туарег занял место второго пилота и оглянулся, чтобы убедиться, что она пристегнулась к сиденью.

Он не сказал ей и трех слов, подумала Лайза, глядя в окно. А что, если его мать действительно пытается сосватать их?

Солуддай сверкал белизной в лучах дневного солнца. Вертолет медленно поднялся, и она прижалась к окну, чтобы бросить на город последний взгляд. Она сидела всего лишь в футе от человека, который обвинил ее в том, что она участвовала в заговоре, надеясь завоевать его сердце!

Если бы она когда-нибудь полюбила, то уж такой возможности не упустила бы! Но от человека, которого она полюбит, она желала бы полной преданности. А Туарег ясно дал понять, что Нура — любовь всей его жизни.

Когда вертолет приземлился в лагере, Туарег первым спустился по трапу и повернулся, чтобы предложить Лайзе руку.

Облизав внезапно пересохшие губы, Лайза спустилась на землю и отняла у него руку. Пилот протянул ей багаж и футляр с камерой, которые перехватил Туарег.

— Я провожу вас до палатки, — предложил он.

— Я справлюсь сама, — возразила она. — Мне бы не хотелось больше затруднять вас!

Проигнорировав ее слова, он ухватился за ее багаж.

— Идемте!

Подавив вздох, она повиновалось. Не стоило делать из этого проблему.

Было воскресенье, и все члены экспедиции отдыхали. Некоторые помахали им, но никто не поднялся, чтобы подойти.

Было жарко. Никакого шевеления воздуха. Тень исходила только от палаток и тентов. Туарег остановился перед ее палаткой и, оглядевшись, наклонился и тихо, заговорил:

— Надеюсь, вы приняли мои извинения?

— Конечно. Мы просто неправильно поняли друг друга.

Лайза невольно вспомнила, насколько уютнее чувствовала себя с ним раньше, хоть он и шейх. Вчерашний праздник и его обвинение показали ей, какая между ними дистанция. Она никогда не отличалась светлой головой.

Дистанция? Его лицо оказалось совсем близко от ее лица — еще два дюйма, и она сможет коснуться губами его щеки. Ответит ли он настоящим поцелуем?

— До свидания. Спасибо, что привезли меня. — Она отступила назад и подняла полог палатки. Все ее мысли были заняты одним: поскорее уйти.

Туарег понимал, что ему дали отставку. К такому положению дел он не привык. Нура назвала бы его избалованным и стала бы смеяться над его удивлением. Отдав Лайзе вещи, он наблюдал, как она скрылась в палатке.

Понравилась бы Лайза его жене? Эта американка не похожа на большинство знакомых женщин, которым присущи врожденное чувство стиля и искушенность.

С другой стороны, в Лайзе покоряли свежесть и энтузиазм. Вчера вечером он сгоряча обвинил ее в сговоре с матерью. Ясно ведь, что мать предпочла бы для него симпатичную женщину из Мокансаида, а не иностранку.

И надо отдать должное Лайзе — она никогда с ним не кокетничала.

Туарег повернулся и зашагал к вертолету. Позже он свяжется с экспедицией по радио, чтобы убедиться, что Лайза больше не нуждается в медицинской помощи.

Профессор Сандерс спешил наперерез, очевидно горя нетерпением побеседовать с ним.

— Шейх аль-Шалдор, я не узнал вас в первый ваш приезд. Мы бесконечно рады вашему визиту! Я могу что-нибудь показать вам или дать разъяснения по поводу проекта? — спросил он, подскочив к Туарегу.

Туарег поспешил его успокоить:

— В прошлый раз вы устроили мне превосходную экскурсию. Вы делаете больше, чем все ожидали. Мой дядя доволен.

— Это замечательно! Я был бы счастлив, если бы вы согласились остаться подольше и своими глазами увидеть следующий пласт, который мы обнаружим. Мы боимся, что потеряем важные данные, если не будем двигаться быстрее. Существует риск нанести ущерб новым находкам, но времени очень мало. Нет никакой возможности продлить срок работ? — с надеждой спросил профессор.

— Это от меня не зависит, — ответил Туарег.

Раскопки уже стоили его проекту времени и денег.

Он был бы рад, если бы археологи уехали отсюда хоть завтра, лишь бы долгожданный водоем можно было наполнить водой.

— Может быть, замолвите о нас словечко перед вашим дядей? — робко спросил профессор.

— Нет! Я сам с нетерпением жду окончания раскопок. Меня больше интересует строительство дамбы.

Туарег бросил взгляд в сторону палатки Лайзы. Вернется ли он сюда еще когда-нибудь?

Тот факт, что ему этого хотелось, удивил его.

— Я свяжусь с вами, если решу снова прилететь сюда. — Это зависит от того, удастся ли ему в ближайшую пару дней забыть симпатичного фотографа. Если нет, то, может быть, он еще вернется сюда.

— Мы были бы рады, если бы вы остались на день-другой. Условия у нас, конечно, не те, к которым вы привыкли, но, полагаю, работа так увлечет вас, что вы не обратите внимания на неудобства, — не сдавался профессор.

— Я привык жить в лагерных условиях, — немного помолчав, ответил Туарег.

Итак, он оставил для себя лазейку!



* * *

Лайза сидела в своей палатке. Туарег улетел. Она привыкла к расставаниям. Первое было самым жестоким — смерть матери в ту дождливую ночь в Сиэтле, всего в нескольких футах от нее! Потом, через пару лет, смерть отца. Дома, в которых она, осиротев, жила, мелькали в памяти, как в калейдоскопе. Лучше всего было у Брустеров, хуже всего у Махоуни. Прощание с Джилл, когда та уехала в Калифорнию. Прощание с...

Лайза резко оборвала себя. Еще не хватало жалеть себя! Несколько дней она была знакома с потрясающим человеком, разбудившим ее чувства и спасшим ее от гибели. Она взяла свою лучшую камеру и направилась к большой палатке. Настало время наверстывать упущенное...

В среду небо заволокло тучами, но дождя не было. Дул резкий порывистый ветер, и Лайза вспоминала, как тогда внезапно налетела песчаная буря. Палатка вздымалась и хлопала на ветру. На столе лежали бумаги, прижатые несколькими тяжелыми камнями, миской, двумя чашками и камерой.

От сильного порыва ветра палатка пошатнулась. Лайза испугалась, что сейчас ее сорвет и унесет в пустыню.

— Интересный способ хранить бумаги, — заметил Туарег, заглядывая внутрь.

Лайза изумленно вскочила. На нем была традиционная арабская одежда, темные волосы закрывала кафия. Ее сердце забилось учащенно.

— Я не знала, что вы прилетите! Я не слышала звука вертолета, — растерянно пролепетала она.

— А разве в пустыне не существуют другие способы передвижения? — спросил Туарег. — Угрожающая погода. Мне не хотелось лететь дальше, пока не стихнет ветер. К тому же меня приглашал профессор Сандерс. Он надеется уговорить меня повлиять на дядю, чтобы тот продлил срок работы экспедиции.

— Вот было бы здорово! Здесь еще так много предстоит открыть! Подумайте, сколько знаний будет потеряно, если это место окажется затопленным!

— Не начинайте. Вам известна моя точка зрения. Вряд ли я ее изменю, — сказал Туарег, обойдя палатку и осмотрев все находки, разложенные на столах. — Впрочем, я поговорю с профессором и еще посмотрю место раскопок, которым он так гордится. Потом, после ленча, приглашаю вас проведать со мной ближайший лагерь кочевников-овцеводов, которых придется переселить перед затоплением.

Лайза растерялась. Она понимала, что ей не стоит проводить время с Туарегом, но не могла сопротивляться соблазну.

— Небольшая поездка на джипе. Короткий визит, и мы вернемся, — небрежно добавил он.

Ну как можно отказать, когда вопрос поставлен так? Вообще-то... как бы он ни был поставлен, она бы не отказала!

После ленча Туарег обмотал своим платком лицо, так что остались видны только глаза. Профессор Сандерс разрешил ему взять один из джипов. Заставив Лайзу тоже замотать лицо шарфом, Туарег завел джип, и они уехали. В пути он говорил мало. Кругом не было ни дороги, ни каких-либо следов человека, только бесконечный песок, колючие кусты и пучки травы. Вскоре они добрались до берега мелкой речки и, повернув, поехали вдоль медленно текущей воды. Здесь уже попадалась растительность.

— Все это уйдет под воду, не так ли? — спросила Лайза, глядя на деревца, росшие возле реки. Даже не верилось, что всего в сотнях ярдов отсюда лежит голая, выжженная солнцем пустыня. Поблизости от источника, дающего воду Вади-Хируму, росло несколько финиковых пальм, ветки которых трепал шквалистый ветер.

— Через несколько лет водоем наполнится и заработает в полную силу. Это будет одна из первых затопленных территорий.

— Только подумайте, эти деревья росли здесь более ста лет. Мы, наверное, последние, кто их видит, — печально произнесла Лайза.

— Вы романтик. Это в природе вещей — расти, жить, умирать. Орошение, которое обеспечит водохранилище, позволит вырасти новым деревьям. Там, где сейчас ничего не растет, люди будут собирать урожаи!

— Гмм!

— Вы считаете, прогресс не нужен? — спросил Туарег.

— Конечно, не считаю. Мне бы очень не хотелось жить так, как жили мои предки. Но все же очень плохо, что по пути к прогрессу мы уничтожаем природу!

— Сделайте фотографии.

— Великолепная идея, — подхватила Лайза, беря камеру. — А вы не хотите встать рядом с деревьями, чтобы дать представление об их размерах?

Он кивнул и вышел из джипа. Арабский шейх в полном облачении придавал пейзажу таинственность. Лайза с удовольствием сделала несколько снимков. Только она будет знать, кто изображен на фотографиях! В этой одежде да с закрытым лицом его никто не узнает, и в этом была загадочность ситуации.

— Достаточно, — сказал он через некоторое время и вернулся в машину.

— Спасибо. Если хотите, я вам пришлю фотографии.

— Не стоит затрудняться! Мне некому их дарить!

Но такое заявление не вызвало в Лайзе жалости к Туарегу. У него есть родители, много родни и, безусловно, друзья. А у нее нет семьи, хотя есть несколько близких друзей, с которыми можно поделиться своими проблемами.

Но в отличие от него она не отгораживается от жизни!

Эта мысль ее удивила. Нет, он не отгораживается, а просто полностью погружен в долгосрочный проект улучшения жизни в своей стране. Очевидно, у него хорошие отношения с матерью и, наверное, с отцом. И судя по тому, как все были рады его появлению на празднике, его многие любят.

И все же в нем чувствуется какое-то одиночество.

— Скоро мы будем на месте, — сообщил он. Лайза обрадовалась. От тряски в машине у нее снова разболелась нога. Каждый раз, когда джип резко наклонялся вправо, ей становилось страшно. Машина, которую вела ее мать в ту роковую ночь, прежде чем перевернуться, тоже накренилась направо. Воспоминание об этом преследовало ее всю жизнь. Такое никогда не забудется!

Она смотрела вперед, горя нетерпением увидеть палатки, и наконец они начали появляться. Жилища кочевников быстро складывались и переносились в места, где имелся корм для животных. По всему берегу реки виднелись пасущиеся овцы.

Туарег остановился на краю небольшого скопления палаток. Он быстро представил Лайзу, что-то сказал, и ей тотчас же предложили чашку прохладной воды. Жители сдержанно, но дружелюбно приветствовали ее, а Туарег переводил их слова.

Однако, как только Лайза вынула ириски, женщины заулыбались, а дети возбужденно запрыгали.

— Их нечасто балуют сладостями, — пояснил Туарег. — Очень хорошо, что вы подумали об угощении!

— Жесткие конфеты — это, похоже, единственное, что не раскисает на жаре. Я бы, конечно, предпочла черный шоколад, а профессор Сандерс отдал бы половину месячного жалованья за мороженое! Очень приятно, что детям понравились конфеты!

После короткого спора, отнюдь не понравившегося собравшимся мужчинам, Туарег предложил показать Лайзе лагерь кочевников. Пока они шли, дети прыгали вокруг них, робко улыбаясь Лайзе и протягивая руки за конфетами.

Их сопровождала пара мужчин постарше, беседующих с Туарегом.

— Они недовольны строительством дамбы, — тихо произнес Туарег.

— А вам бы понравилось, если бы это изменило всю вашу жизнь? — спросила Лайза. — Похоже, ваш проект вызывает восторг не у всех. Археологам, разумеется, он тоже не нравится, как и этим пастухам.

Туарег помотал головой.

— Возможно, но ведь их жизнь изменится к лучшему!

— Изменения, к лучшему или худшему, всегда тяжелы, — заметила Лайза, остановившись и направив камеру на кочевников. Туарег что-то сказал им по-арабски, и те, улыбаясь, закивали головами. По крайней мере они без проблем позволили фотографировать себя.

День пролетел быстро. Когда Туарег сказал, что, если они хотят добраться до лагеря засветло, им пора ехать, Лайзе стало грустно.

За время их визита ветер немного поутих. Природа застыла, словно в ожидании. Древняя земля столетиями ждала — Туарега и его проект? Вернется ли она когда-нибудь, чтобы увидеть цветущую пустыню?

— Спасибо, что привезли меня сюда. Приятно было познакомиться с ребятами. Вокруг меня не так-то много детей.

— А должно быть много. У вас, кажется, с ними очень хороший контакт, даже без знания языка.

— Но вы ведь переводили.



Они приехали в лагерь экспедиции засветло. В общей палатке уже обедали, и Туарег с Лайзой быстро пошли умыться, чтобы присоединиться к остальным.

Он снял с себя арабскую одежду, бросил ее на табуретку возле ряда раковин и остался в западном костюме. Лайза вымыла лицо и руки, борясь с сексуальным напряжением, охватывавшим ее всякий раз, когда она находилась рядом с этим человеком. Он для нее запретный плод! Помни об этом, Лайза! — увещевала она себя.

Профессор Сандерс сидел за столом в общей палатке вместе с двумя студентами, работавшими в лагере. Он жестом пригласил к себе Туарега. Через какое-то мгновение Туарег сидел за столом профессора, и между ними завязалась оживленная беседа.

Лайза помедлила, а потом намеренно села за стол с двумя аспирантами. Наскоро пообедав, она встала и поспешила в свою палатку. Ей хотелось скорее проявить сегодняшние пленки.

Через некоторое время она уже разглядывала пейзажи, которые днем видела вживую. Вдруг раздался голос Туарега, зовущего ее.

— Я здесь! Погодите входить, чтобы не засветить снимки! — ответила она.

Пять минут спустя она отодвинула темную ткань и вышла из-за занавески. Туарег сидел на ее койке и разглядывал альбом с фотографиями, сделанными на дне рождения Джеппы.

— Надеюсь, вы не откажетесь передать это Джеппе? Я не знаю, как их переслать, — сказала она.

— Отличные снимки. Вы не просто сфотографировали, а передали сущность каждого человека, — похвалил он. — А почему два альбома?

— Второй для вашей мамы в знак благодарности за ее доброту и гостеприимство.

Она посмотрела на часы. Было одиннадцать.

— Вы не уезжаете?

— Профессор предложил мне остаться еще на день. Он просил передать, чтобы вы зашли к нему, — сказал он, поудобнее устраиваясь на ее койке.

— О’кей. Хотите посмотреть на сегодняшние снимки? Я проявила пленку и уже отпечатала.

— Да. — Он встал, возвысившись над Лайзой и касаясь головой потолка. Она провела его за самодельные темные шторы. Когда они оказались в тесном пространстве фотолаборатории, она почувствовала теплоту его кожи. Здесь было просторно для одного человека, но не для двух.

Красный свет придавал помещению таинственность. Фотографии выглядели серыми, но Лайза знала, что цвета получатся яркими. Она ждала, пока Туарег рассматривал снимки, надеясь, что они ему понравятся.

— Хорошие снимки. Вы уловили дух здешних мест. Вы собираетесь поместить эти фотографии в вашу книгу о Мокансаиде?

— Да. Они будут в разделе, посвященном пустыне, чтобы показать контраст со столицей.

Он повернулся, коснувшись плеча Лайзы. Она почти подскочила. Сердце было готово выскочить из груди. На секунду ей захотелось, чтобы он ее поцеловал. Она почти прижалась к нему, но, испугавшись, отступила назад и ударилась об стол с химическими реактивами. Он ужаснется, если догадается, что у нее в голове! Это только подтвердит его догадки о матримониальных планах матери.

— Пойду узнаю, зачем я понадобилась профессору, — сказала она. — Еще раз спасибо за интересную экскурсию.

Просто Туарег проявил доброту к гостье своей страны. Ничем другим истолковать его поступок невозможно.



— Вы хотели видеть меня, профессор? — спросила Лайза, входя в большую рабочую палатку.

— Ах да! — Он посмотрел через ее плечо и поманил к себе. — Ты знаешь, кто на самом деле Туарег?

— Человек, который спас меня во время песчаной бури, — ответила она.

— Он племянник человека, который дал нам право на раскопки. Я решил, что Туарег мог бы остаться на несколько дней в лагере, чтобы посмотреть, насколько важны наши открытия. Тогда, возможно, он убедил бы своего дядю продлить срок работы экспедиции. Поговори с Туарегом, убеди его повлиять на дядю!

— Я не могу! У меня с ним не те отношения. Он просто проявил милосердие к человеку, который мог погибнуть во время песчаной бури.

— Ерунда! Ты хорошенькая девушка, Лайза! Вряд ли тебе нужно объяснять, как использовать свои хитрости для достижения цели, — сказал профессор.

Лайза засмеялась.

— Мне кажется, вы слишком заработались, профессор! Кроме того, я вряд ли в его вкусе!

Она повернулась и вышла из палатки, почти наткнувшись на Туарега. Смешно даже надеяться, что он не слышал их разговора!

Она нервно улыбнулась, обошла его и бросилась прочь от палатки.

— Я слышал.

— О!

Он остановил ее и развернул к себе. В лагере было темно, только слабый свет из палаток освещал территорию. Лайза едва различала лицо Туарега.

— Я бы не стал менять срок работ, разве что в сторону сокращения. Профессор со своей группой уедут в установленный срок!

— Я знаю. — Она вздохнула.

— Лайза, вы честная женщина!

Она заморгала, не зная, что ответить.

— Спасибо.

Он тихо засмеялся.

— Кажется, вы расстроены? Женщины предпочитают, чтобы им говорили, что они красивые, что они пахнут, как ароматный цветок, а их глаза соперничают со звездами и губы вкуснее самого сочного граната!

Она отвернулась и взглянула на звезды, ярко горящие на темном небе. Не глядя на него, слыша в его голосе почти насмешливые нотки, она все же чувствовала, что он ухаживает за ней, ласкает ее словами.

— Здесь так красиво! Мне нравится, — тихо произнесла она.

Он пристально посмотрел на нее, потом, заключив в объятия, крепко прижал ее и поцеловал. Это было не просто прикосновение губ, а поцелуй решительного мужчины. Поколебавшись секунду, она ответила на поцелуй. Тепло, казалось, разлилось по всему ее телу, с головы до ног. Дышать было трудно, но в этом не было необходимости. Она получила все, чего хотела!

Когда он отнял губы, Лайза чуть не застонала от разочарования. Он взмахнул рукой.

— Пойдемте со мной! Посмотрим на звезды и почувствуем биение сердца пустыни!

Он вел ее в сторону, противоположную от места раскопок, чтобы она не боялась упасть в какую-нибудь траншею. Интересно, неужели он видит в темноте лучше, чем она? Звезды светили ярко, но луна, которая могла бы осветить их путь, еще не взошла.

— Вы очень любите пустыню, — заметила она.

— Мои родичи жили на этой земле на протяжении многих столетий. Она стала значительной частью моей жизни. Я мог бы жить здесь до конца своих дней, нисколько не скучая о городе.

Это подтвердило догадку Лайзы. Хотя в городе она видела Туарега изысканным и утонченным, его гораздо больше манили к себе первобытные просторы пустыни.



Туарег хотел спросить Лайзу, понравилось ли ей жить в пустыне. Она привлекает не всех. Кочевники, обосновавшиеся здесь, построили страну на песке. У них и их потомков образовалась с пустыней прочная и неразрывная связь. Но ведь Лайза не кочевница!

Они остановились почти одновременно. Только самое чуткое ухо могло различить неуловимые звуки ночи.

Почему он поцеловал ее? После смерти Нуры он почти не встречался с женщинами. Ему гораздо больше нравилось одиночество.

И все-таки что-то в этой женщине заинтриговало его. Ее губы при поцелуе были столь же приятными, как и на вид. Ее глаза завораживали. Она его пленила!

Он нахмурился, недовольный этим фактом. Негоже ему думать о другой женщине!

И все же Нуры больше нет. Уже давно нет. Она никогда не вернется.

Туарег хотел ухватиться за любовь к жене. Она была особенной. Но по прошествии лет многое видится лучше. Нура была его первой любовью. Единственной любовью. Он хранил ей верность с тех пор, как они были детьми. Она была особенной. Но несовершенной.

Он помнил, какие шумные ссоры у них случались. Обычно из-за какого-нибудь пустяка. Бывало, она целыми днями с ним не разговаривала. Может быть, он в те годы не любил ее в обычном понимании этого слова. Тем не менее это была любовь.

И лишь по одному вопросу между ними никогда не было согласия. Она знала, что он хотел детей, но отказывалась заводить ребенка, пока они не поживут в свое удовольствие.

Он привязался к Лайзе Сэлинджер, но всячески противился своему чувству. Лучше прожить жизнь на своих условиях. В конце лета она вернется в Соединенные Штаты. Их миры слишком различны, чтобы когда-нибудь соприкоснуться.

И все-таки что-то в ней его влекло. Может быть, дело в ее оптимизме? В ее умении смотреть на мир сквозь розовые очки. В совсем юном возрасте лишиться родителей, и все же вырасти таким солнечным человеком!

Она взяла его за руку. Туарег испытал ощущение, которое уже успел позабыть. Нахмурившись, он взглянул на нее и приготовился к сопротивлению. Не нужно ему никаких затруднительных положений!

— Думаю, пора возвращаться. Уже поздно, а вам, надо еще устроиться на ночлег в палатке.

Он посмотрел на звезды. Их блеск соперничал с любым светом, создаваемым человеком. Пустыня говорила, охлаждаясь после жаркого дня. Надо уезжать! Нет никаких причин оставаться.

— Профессор предложил мне переночевать в его палатке, — сообщил Туарег. — Как вы полагаете, это попытка продлить срок работ?

Лайза помотала головой.

— Просто его палатка лучшая в лагере, а он знает, что вы шейх. Сразу предупреждаю, она не имеет ничего общего с вашим шатром!

Туарег зашагал рядом с ней к палатке профессора. Утром он уедет. После того, как еще раз повидает Лайзу.


ГЛАВА СЕДЬМАЯ


Следующее утро Лайза провела в своей палатке. Она не могла поверить, что он поцеловал ее, а она ответила ему. Вчера вечером Лайза с трудом заснула. Сто раз она оживляла в памяти этот волшебный момент. И миллион раз представляла, как он снова поцелует ее.

Она вышла из палатки немного раньше обычного. До начала работ завтракали, как правило, в общей палатке, куда она и направилась. Лайза была уверена, что Туарег уехал на рассвете, и очень удивилась, увидев коня, дремлющего в самодельном загоне.

Завернув за угол палатки, она увидела Туарега с профессором Сандерсом укрывшимися в тени. Профессор что-то держал в руке, и они с Туарегом это рассматривали.

Лайза резко остановилась. Туарег поднял на нее взгляд. Она ничего не смогла прочесть по его глазам. Сожалеет ли он о вчерашнем вечере?

Профессор Сандерс повернулся и улыбнулся.

— А, Лайза! Вот кстати! Мы откопали еще одну фарфоровую статуэтку, какое-то животное. Как ты думаешь, это тигр? — Он протянул ей небольшой предмет.

Лайза машинально подняла камеру и сделала снимок.

Туарег заметил:

— Мне кажется, вы смотрите на жизнь только через объектив камеры.

Лайза смутилась. Она перекинула ремень с камерой через плечо и протянула руку к статуэтке. Слова Туарега эхом отдавались в ее голове. Неужели он действительно считает, что она смотрит на все лишь как на предмет фотографирования и бежит от реальной жизни? Но разве она не предпочла приключения здешней жизни безопасному и скучному пребыванию в Сиэтле?

— Прекрасно, не правда ли? — спросил профессор.

— Да, красивая! — В ее воображении живо возник образ женщины давно прошедшей эпохи, получившей в подарок от любимого эту безделушку.

Она подняла глаза на Туарега. На мгновение ей показалось, будто он дарит ей нечто столь же ценное. Если это когда-нибудь произойдет, она будет дорожить его подарком и повсюду носить его с собой.

— Из всех найденных вами каменных фигурок эти, пожалуй, самые красивые. Вероятно, их владелец был очень богат, — сказал Туарег.

Лайза обошла их и направилась в палатку. Ей не понравилось замечание Туарега о том, что она прячется от жизни за своей камерой. Такое ей иногда говорила ее подруга Бейли. Лайза спорила с ней, но вот сейчас ей то же самое сказал другой человек. А если это правда?

Она трудно заводила друзей, но лишь потому, что боялась привязываться к людям, а потом терять их. Это был ее жизненный опыт. Когда-то давно она быстро привязалась к своей первой приемной матери, а когда та передала ее в другую семью, тяжело переживала разлуку. За годы скитаний она научилась быть осторожной в своих привязанностях. Безопаснее оставаться немного отчужденной, чем рисковать разбить себе сердце!

Но она не пряталась от жизни!

В палатке было жарко. Лайза взяла еду и вышла наружу, где из-за слабого ветерка было прохладнее. Она нашла местечко в тени палатки и села на песок. Откусывая круассан, она представляла себе, как пятьсот лет назад могла выглядеть деревня, которую они раскапывают. Конечно, тут росли небольшие деревья, питавшиеся подпочвенными водами Вади. Мужчины пасли овец и возделывали почву, чтобы вырастить что-то съедобное. Женщины готовили пищу. Как выглядел дом, где нашли статуэтки?

Она представляла себе мужчин, очень похожих на Туарега, сильных, бесстрашных; способных работать на этой суровой земле. С таким же успехом, как и сейчас, он мог бы жить пятьсот лет назад.

Она услышала шаги и подняла взгляд. Туарег направлялся к ней. Он подошел ближе и сел на песок рядом с ней.

— Ваш профессор уговаривает меня остаться еще, — произнес он, оглядывая пейзаж, — но я решил уехать. Пойду загляну еще раз в траншею, а затем помчусь домой!

Он встал и помог подняться ей. Лайза сглотнула комок в горле, стараясь не показать разочарования. А чего она ожидала? Что он заключит ее в объятия и снова поцелует?

Он посмотрел на нее темными таинственными глазами. Сердце ее затрепетало. Какой же счастливой женщиной была его жена!

Туарег положил руки ей на плечи, притянул к себе и поцеловал.

Лайза зажмурила глаза, смакуя вкус его губ, прикосновение языка, страстность поцелуя. На нее нахлынуло чувственное влечение. Ей захотелось близости, захотелось почувствовать его тело, унестись с ним куда угодно, лишь бы остаться вдвоем!

Опомнившись, она отпрянула. Они стояли средь бела дня у общей палатки, мимо которой мог пройти любой. Но первая ее мысль была о другом. Это просто прощальный поцелуй или нечто большее?

— Лайза...

— Нет, не говорите ничего! По-моему, пора прощаться! Спасибо вам за все, что вы для меня сделали. Я ценю ваше внимание. Но вы сами сказали, что это ни к чему не приведет!

Она повернулась и почти побежала в общую палатку, где бросила в ведро тарелку и чашку и перевела дыхание. Какое-то время она стояла неподвижно, прислушиваясь, не уходит ли Туарег, потом медленно вышла и с облегчением убедилась, что он исчез. Мгновение спустя послышался топот коня, но Лайза не обернулась, а направилась к рабочей палатке.

Вскоре следы раскопок исчезнут с лица земли, и только снимки будут напоминать, что здесь когда-то была жизнь..

Если ей и суждено остаться одинокой, то хоть что-то важное после себя она оставит!



Туарег мчался к своему шатру. Ему не хотелось больше видеть Лайзу. Он не из тех, кто разговаривает с женщинами намеками! После того внимания, которое он оказывал ей, любая имела бы полное право считать, что интересует его, и особенно после его поцелуев!

С него достаточно. Судьба дала ему шанс однажды встретить свою любовь, но эта любовь быстро оборвалась.

Надо возвращаться к привычной жизни и не позволять Лайзе отвлекать его. Она почти убежала от второго поцелуя, а значит, оказалась мудрее его.

И все же жаль! Ему нравилось, что кто-то любит пустыню так же, как он. Нура никогда ее не любила. Впервые при воспоминании о жене он не ощутил жгучей боли.

Он оглядел любимый пейзаж. Здесь ничто не напоминало о Нуре. Она никогда не ездила с ним, когда он уединялся в шатре, чтобы несколько ночей провести в тишине и спокойствии пустыни. Глядя на Лайзу, он понимал, что она относится к этой земле иначе. Если верить профессору Сандерсу, Лайза часто уезжала в пустыню на поиски уединения.

Лайза вообще существенно отличалась от всех женщин, которых он знал. Она заинтересовала его открытостью и дружелюбностью. А еще его манили ее улыбка и смех. Его жизнь в течение долгого времени была лишена смеха.

Достаточная ли это причина для того, чтобы хотеть женщину? Или здесь кроется нечто большее? Ему хотелось бы на несколько дней увезти ее куда-нибудь с собой, больше узнать о ее жизни, ее мечтах. Слышать ночью этот заливистый смех. Просыпаясь, видеть ее сине-серые глаза.

Туарег гнал от себя эти мысли. Но желание не проходило. Может быть, он никогда не полюбит другую, но Лайза его влечет.

И он впервые не устыдился своего желания. Он живой человек! Нура любила жизнь, она не хотела бы, чтобы он стал отшельником. Сама она радовалась каждому драгоценному мгновению своего существования. Должен ли он поступать иначе, тем самым перечеркивая все, что она так ценила?

Туарег пришпорил коня и помчался как ветер. Надо поскорее добраться до шатра. Денек он проведет в одиночестве, а завтра вернется в столицу и окунется в дела. Работа принесет забвение.



После ленча профессор Сандерс попросил всех помочь ему упаковать находки, чтобы отправить их в государственный музей Солуддая. Лайзе было поручено наклеивать на каждый ящик копию инвентарной описи.

— Туарег устроил так, что завтра утром их увезут. И вплоть до конца августа все находки периодически будут забирать, — сказал профессор.

К обеду все артефакты были снабжены ярлыками и упакованы в ящики. Профессору Сандерсу предстояло сопровождать груз и передать его министру по памятникам древности. В каждом ящике была уложена инвентарная опись с фотографиями, по две копии которых останутся в лагере в качестве справочного материала, а первые их экземпляры уже упакованы для отправки в университет Вашингтона.



На следующее утро Лайза встала рано. Ее разбудил непривычный шум в лагере, и, одевшись, она направилась в палатку-столовую. Некоторые археологи завтракали, другие уже ушли на раскопки.

— Профессор распорядился начинать работы раньше, — объяснил один из студентов, когда Лайза спросила, почему все так рано поднялись. — Он не хочет терять ни одного светлого часа!

— Когда приедет грузовик? — спросила одна из женщин.

— После десяти, — ответил кто-то.

Лайза взяла чашку кофе и села за столик, на котором стояли фрукты и сыр. Пока не найдут ничего нового, она свободна. После завтрака она пойдет на раскопки и посмотрит, не надо ли что-нибудь сфотографировать. Если нет, то попросит джип и съездит в пустыню, если, конечно, не подведет нога.

Подходя к траншее, она еще издали поняла, что там что-то произошло. Весь народ столпился вокруг огромной ямы.

Лайза ускорила шаг.

— В чем дело? — осведомилась она, подойдя к группе археологов.

— Мы обнаружили захоронение, — возбужденно ответила одна из женщин.

— Кости и кое-какие предметы. И похоже, это еще не все! — сказала другая.

Лайзе передалось общее возбуждение. А вдруг обнаруженное захоронение станет достаточным поводом для продления работ? Она на это надеялась, но кто знает, как отнесется к подобному открытию дядя Туарега? Туарег планирует закончить строительство дамбы уже осенью, чтобы подать воду в эти места. Отсрочка затянет наполнение водохранилища почти на год!

В десять часов прибыли машины, и Лайза вернулась в рабочую палатку, чтобы проследить за погрузкой ящиков.

Грузовики были почти заполнены, и тут Лайза увидела почти бегущего к ним профессора.

— Лайза, слава богу! Планы изменились! Сейчас я не могу уехать с раскопок в связи с новыми находками! Мне надо остаться здесь! Я не знаю, продлит ли шейх срок раскопок, учитывая наше открытие. Если он откажет, мы должны сделать как можно больше. Я не могу даже на минуту отлучиться с работы. Тебе придется поехать вместо меня!

— Мне? Как я буду говорить с министром? Он ждет археолога, а не фотографа!

— Ты член нашей экспедиции. Тебе придется это сделать! Быстрее, беги и возьми все необходимое. Блокноты, фотографии. Записывай все вопросы, на которые не сможешь ответить, а я проработаю их после твоего возвращения. Это открытие слишком важно, чтобы уезжать с места раскопок!

Лайза не стала упираться. Профессор здесь нужнее, чем она. Она поспешила в свою палатку, чтобы подготовиться к двухдневной поездке в столицу, и вскоре вернулась с сумкой и камерой.

— Профессор, а кто же будет фотографировать находки?

— Ах, вот об этом я не подумал! Может быть, кто-нибудь из студентов? Какую камеру ты нам оставишь?

Лайзе понадобилось почти полчаса, чтобы проинструктировать студента, назначенного временным фотографом. Она оставила ему несколько кассет с новой пленкой, научила менять их и строго-настрого запретила проявлять. Этим по возвращении она займется сама.

Наконец она удобно устроилась в переднем грузовике. В последнюю минуту профессор дал ей кое-какие инструкции.

— В музее меня должен был встретить Туарег. Если не сможешь справиться сама, попроси его помочь тебе, — сказал профессор, когда водитель уже завел мотор.

Лайза не предполагала, что там будет Туарег. Она думала, что они расстались. Выходит, не навсегда! Поездка в столицу оказалась неприятной. Массивные грузовики кренились и подпрыгивали на неровной дороге. Она очень надеялась, что все находки доедут целыми и невредимыми. По счастью вскоре они выехали на мощеную дорогу. Водитель сообщил, что через полчаса они будут у музея, и Лайза обрадовалась. С каждой милей она все нетерпеливее ждала встречи с Туарегом.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ


Вчера Лайза решительно настроилась распрощаться с Туарегом. Теперь, казалось, вмешалась, сама судьба, предоставив ей еще несколько часов общения с ним. Когда они подъехали к музею, у входа их уже ждали несколько мужчин в европейских костюмах. Туарег тоже был тут. Судя по тому, с каким удивлением он посмотрел на Лайзу, она поняла, что он не ждал ее приезда.

Лайза вылезла из высокой кабины грузовика.

— А где же профессор Сандерс? — спросил Туарег.

— Он не смог приехать и прислал меня.

Человек, стоявший рядом с Туарегом, обратился к нему по-арабски:

— Мы ждали профессора! Я хотел просмотреть вместе с ним находки и обсудить, будет ли закончена работа в срок.

Туарег указал на Лайзу

— По-видимому, вам придется иметь дело с мисс Сэлинджер! Она официальный представитель экспедиции. Я лишь организовал транспортировку. Лайза, это Мохаммад бен-Алгарик, министр по памятникам древности и директор музея.

Мужчина глубоко вздохнул. Лайза улыбнулась, увидев огорчение на его лице. Он повернулся к ней.

— Очень хорошо. Следуйте за мной. — И без лишних слов вошел в музей.

— Очень приветливо, правда? — пробормотала она, взглянув на Туарега, и покорно поплелась за министром.

Туарег шел рядом.

— Я буду переводить, — прошептал он.

Она кивнула и ускорила шаг. Не хватало еще потеряться в большом музее!

Следующие два часа оказались не самыми приятными в ее жизни. Лайза понимала: директор музея недоволен, что прислали ее. Он ясно дал это понять. Ей задавали множество вопросов, на которые она не находила ответа. Она аккуратно записывала их в блокнот. С каждым вопросом, остававшимся без ответа, директор становился все более нетерпеливым, но она делала все возможное, чтобы с достоинством выдержать испытание.

Пару раз Туарег что-то по-арабски говорил директору, и тот ненадолго успокаивался, но потом с удвоенной силой проявлял все признаки раздражения.

К тому моменту, когда министр проводил их до выхода, Лайза уже совершенно выбилась из сил.

Вместо грузовиков перед музеем стоял лимузин. Туарег мягко подвел ее к машине.

— Вы выжили! — улыбнулся он.

— Едва. Я не начальник экспедиции, а всего лишь фотограф! Мне кажется, директор разозлился из-за того, что не прислали кого-нибудь поважнее!

— Переживет. Я знаю, он придет в восторг, увидев предметы, найденные во время раскопок, — сказал Туарег.

Откинувшись на сиденье лимузина, Лайза почувствовала, как оживает от одного присутствия Туарега.

— Куда мы едем?

Профессор попросил ее задержаться в столице на пару дней на тот случай, если у сотрудников музея возникнут какие-нибудь вопросы. Интересно, заказал ли он ей номер в отеле?

Словно угадав ее мысли, Туарег произнес:

— Для профессора Сандерса забронирован номер в отеле. Однако, если хотите, можете остановиться в квартире моей мамы. К сожалению, она на пару дней улетела в Париж к отцу. Но вся прислуга осталась.

— Наверное, это неудобно! Мне подойдет и отель.

— А мне кажется, в квартире у мамы вам будет лучше, — произнес он тоном, не допускающим возражения.

— Что ж, хорошо. Спасибо. — Она с удовольствием поживет в прекрасной квартире.

— Может быть, пообедаете со мной? — спросил Туарег.

Еще несколько часов вместе.

— С удовольствием, — ответила Лайза.

Она смотрела в окно на проплывающие мимо здания. Сейчас она слишком устала и ей было не до фотографирования, но утром обязательно пройдется по городу и сделает несколько снимков, хотя нога все еще побаливает.

— Где бы вы хотели пообедать? — поинтересовался Туарег.

Она не знала Солуддая, и ей не очень-то хотелось идти в ресторан, где среди нарядных посетителей она будет выглядеть Золушкой.

— Знаете, чего бы мне хотелось? Американского гамбургера со всем, что к нему полагается! — Лайза с любопытством взглянула на Туарега: интересно, как он отреагирует? — У вас есть магазины, где продают такую еду?

— А что к нему полагается?

— Картофель соломкой, кружочки лука и сдобная булочка с латуком, помидорами, горчицей и майонезом!

Он нахмурился.

— И это все вместе вкусно?

— Неужели вы никогда не пробовали настоящий американский гамбургер? — изображая ужас, спросила она. — Я думала, вы путешествовали по всему миру.

Туарег медленно помотал головой, глядя на нее. Лайза засмеялась.

— Шучу, шучу! Если вы отвезете меня в магазин, я все куплю и приготовлю вам самый вкусный гамбургер, который вы когда-либо пробовали. Если, конечно, нам разрешат похозяйничать на кухне вашей мамы!

— И вы сами приготовите его? — спросил Туарег.

— Конечно, а почему нет? С вашей помощью.

— Наверное, это будет интересно, — пробормотал он.



Туарега забавляло, с каким энтузиазмом Лайза отнеслась к приготовлению пищи. Она попросила отвезти ее в магазин, где продается западная еда. Шофер отвез их в супермаркет рядом с американским и британским посольствами. Вскоре Туарег с Лайзой ходили между стойками с товарами. Неужели он раньше никогда не бывал в супермаркете? Похоже, нет.

Лайза катила тележку, и время от времени останавливалась, чтобы положить туда продукты. Желтые пластиковые бутылочки с горчицей, прозрачные с кетчупом. Банка с солеными огурцами. Вскоре тележка была заполнена продуктами, и Туарег удивился: неужели все это нужно для приготовления гамбургеров, такого простого блюла? Он, конечно, знал, что такое гамбургеры, но в отличие от Лайзы никогда не считал их деликатесом.

Как только они подъехали к дому матери, он велел шоферу отнести пакеты с продуктами на кухню и сообщить кухаркам, что на сегодняшний вечер они свободны.

— Вы будете жить в той же комнате, что и в прошлый раз. Может быть, хотите сначала принять душ?

— Да, спасибо. Я недолго. Встретимся на кухне в шесть?

Туарег смотрел, как она уходит, и спрашивал себя, что его ждет. Нура никогда ничего не готовила. Как и его мать, и его тетя. Может быть, умение готовить пищу присуще только простым людям?

Предвкушая кулинарное приключение с Лайзой, он прошел в гостиную.



Лайза пустила горячую воду и очень долго стояла под ней. Выйдя из душа, она с восторгом обнаружила, что платье, которое она повесила в ванной, почти разгладилось. Она надела его, высушила волосы и прошла в гостиную.

— Ну, что, приступим к стряпне? — насмешливо спросил он и провел ее в кухню.

Это помещение было мечтой каждой хозяйки! Газовая плита с шестью конфорками и грилем. Огромный, идеально чистый холодильник. Гранитные стойки, громадный стол для разделки мяса. Все продукты, купленные ею, были аккуратно разложены на стойке.

— Ну что ж, начнем!

Некоторое время Лайза искала ножи, миски, сковородки и другую необходимую утварь. Взяв картошку, она поманила Туарега.

— Сначала ее нужно очистить от кожуры, а потом нарезать мелкой соломкой.

Она показала ему, как это делается. Как только он принялся за работу, она занялась другими делами.

Оглянувшись, Лайза с трудом подавила улыбку. Все выглядело вполне по-домашнему. Вероятно, Туарег не ожидал такого поворота событий. Если она когда-нибудь выйдет замуж, будет вечером готовить ужин вместе с мужем! Они бы говорили о проведенном дне, строили планы на будущее.

Закончив свою работу, Туарег положил картофель в миску и, усевшись на высокий табурет, стал наблюдать, как суетится Лайза. Она подумала, не дать ли ему еще какое-нибудь поручение, но решила: быстрее сделать все самой.

Он попросил ее подробнее объяснить, почему не приехал профессор. Она рассказала о найденном захоронении и о волнении, которое оно вызвало.

Замолчав, она оглянулась и в очередной раз почувствовала, как несхожи их жизни. Он никогда не готовил, не покупал продукты и не жарил барбекю с друзьями. Ей это казалось очень странным. А может быть, и ему ее образ жизни кажется странным?

— О чем вы задумались? — спросил он.

— Я думала, насколько ваша жизнь отличается от моей. Я не знаю ни одного человека, у которого была бы кухарка, тем более несколько. Полагаю, это замечательно, когда готовит кто-то другой, если, конечно, не любишь готовить сам.

— А что еще вам нравится делать?

— Дома я люблю печь и возиться с растениями в моем небольшом патио. Когда я уезжаю, за ними ухаживает подруга.

— У вас квартира, не дом?

— Я не могу позволить себе дом. Да и моя квартира не идет ни в какое сравнение с этой.

У нее была маленькая квартирка с одной спальней, с не очень живописным видом из окон. Но она находилась недалеко от прибрежной части города и лишь в нескольких минутах ходьбы от фермерского рынка «Пайк-плейс».

Лайза вынула сковородку из духовки и сбросила с нее гамбургеры.

— Вы говорили, у вас еще есть квартира в городе? — спросила она.

— Да так, временное пристанище. Я приобрел ее после смерти Нуры. В городе я бываю только по делам.

— Потому что предпочитаете пустыню?

— Именно.

Уже через несколько минут Туарег откусил первый кусок гамбургера — сочный и ароматный. Следуя примеру Лайзы, он добавил к нему приправу, помидоры и латук. Лайза с опаской следила за ним, боясь, что Туарег забракует ее стряпню.

— Неудивительно, что вы мечтали о чем-либо подобном. Это превосходно! — похвалил он.

Успокоившись, она кивнула: ему понравилось! На какое-то мгновение Лайза почувствовала себя дома. Путешествовать замечательно, но она скучала по дому и подругам. Среди археологов, связанных общими интересами, ей было одиноко.

Когда с гамбургерами было покончено, Лайза оглядела кухню.

— Сейчас я быстро все уберу, — сказала она.

— Оставьте! Утром кто-нибудь уберет.

Она помотала головой.

— Это нехорошо. Мы намусорили, мы должны и убрать за собой.

— Я плачу за это людям.

Соскочив с табурета, она протянула руку к его тарелке.

— И все же я вымою посуду!

Упряма. Он мог бы велеть ей оставить все как есть. Но Туарег подозревал, что Лайза проигнорирует его приказ и поступит по-своему. Не многие осмеливались игнорировать его приказы!

Полчаса спустя последняя тарелка была вытерта. Оглядев безупречно чистую кухню, Лайза удовлетворенно кивнула.

— Кажется, я еще никогда не проводил в кухне так много времени! — заметил Туарег. — Сейчас мы можем идти? — Он получил удовольствие от проведенного вечера и даже подумал, не покажется ли ему любое блюдо таким же вкусным, если рядом будет Лайза. И все же ей бы, наверное, понравилось, если бы каждый день для нее готовили другие.

Он не помнил, чтобы Нура когда-нибудь заходила в кухню, разве что дать указания кухаркам, что приготовить для какого-нибудь приема. Впрочем, ее друзья любили встречаться в клубах, где обстановка более возбуждающая, чем спокойный вечер дома.

Как ни удивительно, но его не тянуло в подобные места. Туарега вполне устроил тихий, домашний вечер с Лайзой. Может быть, завтра вечером он ее куда-нибудь пригласит. Профессор планировал задержаться в столице дня на два, почему же Лайза не может пробыть в городе столько же?



Туарег проводил Лайзу в гостиную. Она подошла к окну, за которым сияли городские огни. Он вспомнил ту ночь, когда они так восхитили ее. И конечный результат.

— Мне никогда не надоедает смотреть на это, — сказала она.

— Может быть, вы бы хотели пройтись по ночному городу? У нас есть клубы, в которых можно прекрасно развлечься, потанцевать.

Она повернулась к нему, слегка запрокинув голову.

— С моей ногой много не потанцуешь!

— Я вызову лимузин.

— А я возьму камеру.

В двери он задержался.

— Нет, сегодня вы будете развлекаться, а не работать!

— Это не работа. Подумайте, как великолепно будут выглядеть в моей книге ночные фотографии! — Немного помолчав, она сморщила носик. — Вы правы, это работа! Хорошо, камеры не будет!

Пятнадцать минут спустя они сидели в лимузине. Лайза, как завороженная, выглядывала из окна.

— Расскажите мне о Солуддае! Это старейший город Мокансаида?

— Старейший. Но постоянно растущий. — Туарегу вовсе не хотелось быть гидом, но чего же он ожидал, предложив поездку? Наверное, ему просто хотелось уехать из квартиры, где искушение сильнее, чем в поездке.

С этой мыслью он подвинулся к ней ближе, почувствовал ее аромат и ощутил прикосновение шелковистых волос.



Лайза нервничала, а когда она нервничала, то всегда говорила больше, чем следовало. Всякий раз, когда Туарег замолкал, она задавала очередной вопрос. Она чувствовала его присутствие, как никогда не чувствовала присутствие ни одного мужчины. Она могла слушать его ночь напролет. Его глубокий голос пьянил, как вино.

Тепло его тела, казалось, наполняло весь салон машины. Она едва удерживалась от искушения прижаться к нему. Эта сладкая пытка сводила ее с ума!

Огни на улице горели так ярко, что в некоторых местах было светло, как днем. Лайза не могла прочесть сверкающие неоновые надписи на арабском, но оценила разнообразие красок, сливавшихся в разноцветную радугу.

— Где мы сейчас находимся? — спросила она, когда они проезжали по оживленной улице.

— В главном туристическом районе. Эти рестораны и ночные клубы, обслуживающие европейцев, открыты до глубокой ночи.

Лайза взглянула на него.

— Вы обычно ходили сюда с вашей женой? Вы говорили, она любила развлекаться вне дома.

— Иногда.

Лайза заметила, что он редко говорит о жене. Наверное, боль утраты еще слишком сильна.

Домой они вернулись поздно. Туарег проводил ее до двери квартиры и пожелал спокойной ночи.

Лайза отправилась прямо в постель. Два часа спустя она проснулась. Снаружи бушевала гроза. По дороге к дому она не заметила ничего угрожающего, но тогда она больше смотрела на вывески, а не на тучи в небе.

В окне сверкнула молния, загремел гром. Лайза вздрогнула, съежившись под одеялом. Она не задернула шторы, чтобы любоваться ночными огнями, и теперь видела ярость необузданной стихии.

Сон как рукой сняло. Она снова ощутила себя маленькой девочкой, застрявшей в разбитой машине и зовущей мать. Старый страх сжимал ей горло, и руки стали липкими. Когда она просыпалась от кошмаров после смерти матери, отец прижимал ее к себе, создавая ощущение безопасности. После его смерти у нее никого не осталось.

Иногда, когда она лежала и вспоминала ту злосчастную ночь, ей казалось, что она отдала бы все на свете, чтобы рядом кто-то был.

Сколько же продлится гроза? Ей казалось, что вечно. И все же через полчаса все стихло. Лайза встала и, пройдя на кухню, приготовила себе теплого молока. Чтобы вновь заснуть, ей нужно было чем-то успокоить свои нервы. Жаль, она не знает номера телефона Туарега. Можно было бы позвонить ему, чтобы хоть поговорить.



На следующее утро в дверь постучала Малик и принесла поднос с горячим шоколадом и свежими круассанами.

Сначала Лайза не узнала служанку, затем просияла, увидев знакомое лицо.

— Оказывается, вы и здесь работаете!

— Я здесь не работаю. Его светлость привез меня с собой, потому что я говорю по-английски, и сказал, что вы останетесь на несколько дней. Мне здесь очень нравится. Я принесла вам завтрак. Хозяин просил узнать, хотите ли вы еще сегодня посмотреть город.

— С удовольствием. И сделать несколько снимков. — Сегодня она возьмет с собой камеру.

Малик поставила поднос ей на колени.

— Я сообщу ему. Назначенное время — десять часов. — Она поклонилась и тихо покинула комнату.

Лайза ела намазанный маслом круассан и потягивала густой горячий шоколад. Какая роскошь! К этому можно легко привыкнуть!

Наевшись, она отодвинула поднос и поднялась, чтобы одеться. На часах было уже почти десять. Бессонная ночь нарушила весь ее режим.

Одевшись, она взяла футляр с камерой и направилась в гостиную. Туарег сидел на диване, прижимая к уху мобильный телефон. Как только Лайза вошла, он встал и подошел к ней.

— Камера готова? — спросил он.

— Я не могу упустить такую возможность. Задуманная книга для меня очень важна.

— Тогда едем! А после поездки приглашаю вас позавтракать у меня дома.

Когда они вышли, Лайза с удивлением увидела припаркованную красную спортивную машину с откинутым верхом.

— Так удобнее фотографировать, — сказал Туарег, сажая ее на переднее сиденье.

Лайза почувствовала себя беззаботной и счастливой. Еще несколько часов, которые она проведет с Туарегом! Она вынула из футляра камеру и приготовилась снимать.

Солуддай был городом контрастов: арабская архитектура сочеталась в нем с современными небоскребами. Иногда ей казалось, будто они находятся в Лос-Анджелесе или Сиэтле. Причудливые инкрустации из цветных изразцов придавали зданиям богатый вид. Она делала снимок за снимком.

— Мне нравится четкий стиль, в котором слились в одно целое разные архитектурные направления, — сказала она, снимая высокое здание, сверкающее сталью. — Как и люди на улицах. Одни в традиционной арабской одежде, другие в нарядах, которые носят в Париже и Риме.

— Солуддай космополитический город, — пробормотал Туарег, легко лавируя в потоке машин. — У нас смешение старого и нового, Востока и Запада.

Лайза задумчиво кивнула. Чем больше времени она проводила в обществе Туарега, тем яснее ощущала контраст между их жизнями. Он привык к космополитическим городам вроде Солуддая, а она жила в большом городе на западном побережье Америки. У нее был маленький, ограниченный круг друзей. Она никогда не была ни в Лондоне, ни в Париже. Не ездила в шикарных спортивных машинах. Никогда еще пропасть между ними не была столь очевидной.

На мгновение ей показалось, что пропасть расширяется. Остановить это было невозможно, но ей бы хотелось, чтобы между ними протянулся какой-нибудь мостик. Лайза понимала, что Туарег никогда не забудет жену и ей нет места в его мире. Но если они станут всего лишь друзьями, она удовольствуется и этим!

Она не сможет забыть, что человек, с которым ее свела пустыня, принадлежит к арабской правящей семье, привык к служанкам и владеет домами в трех разных странах. Лишь на короткое время они могут побыть просто Туарегом и Лайзой, без прошлого и будущего.

— Вы что-то притихли, — заметил Туарег.

— Думаю, какие подписи сделать под фотографиями в моей книге, — солгала она.

Вдруг день показался ей не таким ярким, как раньше. Ее ждет глубокое разочарование. Она не собирается ускорять его, но оно не за горами. Она влюбилась в человека настолько для нее недоступного, что люди будут смеяться, если узнают правду!

Автомобиль свернул к большому зеленому парку и остановился возле ворот.

— Идемте! Я покажу вам одно из сокровищ парка!

Идя по дорожке, усаженной невысокими цветущими кустами, Лайза заметила лужи, оставшиеся после вчерашнего дождя. Сегодня на небе не было ни облачка.

— Вы слышали, какая ночью бушевала гроза? — спросила она.

— Да. Она вас разбудила?

— Конечно, и я радовалась, что не попала под дождь.

— Вот! — Они вышли на просторную зеленую лужайку. В центре стояла белая мраморная композиция: верблюд и мужчина в арабской одежде.

— Красиво, — сказала она, осматривая скульптуру. Мужчина смотрел в сторону гор. Верблюд, нагруженный тюками, стоически шагал рядом с ним.

— Кто это? — спросила она, делая снимки.

— Это изображение Мохаммада бин-Кер-Ала. Два столетия назад отряд солдат оказался отрезанным от основного войска и остался без воды и продовольствия. Им грозила голодная смерть, но они продолжали отважно сражаться. Как-то темной ночью Мохаммад прорвался к ним с верблюдом, нагруженным продовольствием, дав им возможность продержаться еще один день. К тому времени подошло подкрепление, и ход войны изменился. Мохаммад был из Солуддая. Город его чтит.

— Кто сделал эту композицию? — поинтересовалась Лайза.

Туарег назвал имя скульптора и немного рассказал о нем.

— Он умер молодым. Это была его самая значительная работа, — закончил он.

— Впечатляет. Пожалуй, я помещу эту фотографию на обложке моей книги.

Туарег всегда втайне поклонялся Мохаммаду бин-Саладару, скульптору. Другие его работы находились в музее. Этот человек не дожил и до тридцати лет, но оставил после себя наследие, которым гордятся многие поколения.

Туарег задумался. А что останется после него? Во-первых, дамба. Это, конечно, не скульптура, но она изменит жизнь будущих поколений.

Ему хотелось бы иметь детей. Нура не была к этому готова. Всякий раз, когда он намекал на это, она возражала, что они еще очень молоды.

А теперь у них никогда не будет детей.

Он по-прежнему стоял перед скульптурой, а Лайза двигалась, снимая ее в различных ракурсах. Интересно, а она когда-нибудь задумывалась о том, чтобы выйти замуж и иметь детей? Или так увлечена путешествиями и фотографией, что до всего остального ей нет дела? Видя, как она разговаривала с детьми в поселке кочевников, он подумал, что она их любит. Наверное, из нее выйдет хорошая мать. Впервые за три года Туарег задумался, может ли он надеяться на другое будущее.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ


Когда они вернулись в машину, он предложил позавтракать.

— Потом, если захотите, мы продолжим экскурсию по городу.

— Прекрасно.

Пока они ехали к вилле, Туарег время от времени поглядывал на Лайзу. Она очень отличалась от Нуры. Не требовала к себе внимания. Умела наслаждаться покоем и одиночеством. Дорога прошла почти в полном молчании, но он не испытывал ни малейшей неловкости.

Она и расслабляла, и интриговала. Интересное сочетание.

Он позвонил заранее, и к их приезду завтрак был готов, а в патио уже ждал накрытый стол. Они сели там же, где и раньше, только на этот раз не было инвалидной коляски.

Во время ленча велся бессвязный разговор. Когда с едой было кончено, Лайза спросила, нельзя ли ей осмотреть виллу. И не позволит ли он сфотографировать сад?

Туарег заколебался. Он оберегал свою частную жизнь. Но ведь несколько фотографий сада не повредят.

— Снимайте, только не дом, — разрешил он.

— Договорились.

Он повел Лайзу в гостиную. Она была выдержана исключительно в бледно-желтых тонах. Лайза предпочитала более яркие цвета.

— Несколько официально, — заметил Туарег, оглядывая комнату так, словно видел ее впервые. — Я редко бываю тут.

— Если комната вам не нравится, почему вы ее не измените по вашему вкусу? — поинтересовалась Лайза.

Вопрос его поразил.

— Ее обставляла Нура.

— Вообще-то вилла, по-моему, слишком велика для одного человека. Если вы действительно не собираетесь снова жениться, то почему не продадите ее? Такая вилла так и просит, чтобы по ней бегали дети! Да и в саду не хватает детского смеха. Неужели вы не можете представить себе такую картину? Пусть с ними бегает собака, а на подоконнике дремлет кошка!

Он нахмурился.

— Я не представляю себе этот дом в таком аспекте. У меня нет желания продавать его. Он всегда останется моим домом и домом моей жены. Почему я должен вычеркнуть из своей жизни воспоминания о ней?

— Вы всегда будете помнить ее, Туарег, — мягко произнесла Лайза. — Разве для этого нужны вещи? Разве она никогда ничего не меняла?

— Она всегда все меняла. Это третий вариант.

На какое-то мгновение он вспомнил, как спорил с ней относительно смены обстановки. Они никогда не жили дома достаточно долго, чтобы привыкнуть к комнатам прежде, чем она их изменит. Нура смеялась: когда доведу все до совершенства, тогда и остановлюсь! Однако совершенства она так и не достигла.

— Я не хотела сердить вас, — сказала Лайза.

Он подошел к окну. Сад был весь в цвету, тяжелые грозди клонились к земле.

— Я не сержусь. — Он повернулся, прислонившись к подоконнику. — Меня удовлетворяет такая жизнь. Моя жена умерла. Она больше никогда не будет со мной. Я это знаю. Я начал новую жизнь. Она отличается от старой, но вполне мне подходит. Я не хочу менять дом.

— Я и не говорила, что вы должны менять дом, разве что сами захотите. Если не возражаете, я бы хотела посмотреть еще какие-нибудь комнаты.

Они обошли все комнаты на первом этаже. Возле одной из дверей в холле он поколебался, затем открыл ее и посторонился.

Небольшая гостиная была настоящим произведением искусства, выдержанным в ярко-красных, ярко-синих и белых тонах. Мебель выглядела так, словно была предназначена не для красоты, а исключительно для удобства.

— Она любила эту комнату больше всех, — тихо произнес Туарег.

— Я могу понять, почему. Отсюда виден сад во всей своей красе, — сказала Лайза. Она отошла к окнам, чтобы не мешать ему побыть наедине с собой.

«Он все еще любит тебя», — мысленно сказала она давно ушедшей Нуре и ощутила опустошенность. Ей хотелось вернуться на раскопки и забыть о своих чувствах к Туарегу. Забыть потаенные мечты и желание найти с ним что-то общее.

Пора посмотреть в лицо реальности. Сказочное существование в арабском мире не для практичного фотографа из Сиэтла!



На следующий день еще до завтрака Лайза вернулась на раскопки. Туарега она сегодня утром не видела. Музей прислал за нею джип, который и увез ее.

Рассказав профессору о своей поездке, она тотчас же приступила к работе. Все еще были возбуждены недавним открытием. Внимание Лайзы привлек небольшой листок из прозрачного зеленого материала.

— Это нефрит? — удивленно спросила она.

— Мы полагаем, да! — с гордостью ответил профессор. — Это говорит о связях с шелковым путем. И не только с северным и южным направлениями, но и с восточным. Мы обнаружили его рядом со скелетом.

— Здорово! — Даже Лайза понимала, как это важно для раскопок. Значит ли это, что им продлят срок работ? Она сфотографировала нефритовый листок в нескольких ракурсах.

Остаток дня Лайза провела как всегда. Но археологи все никак не могли успокоиться.

К обеду Лайза почувствовала себя более одинокой, чем обычно. Она не обладала достаточными знаниями, чтобы обсуждать значение находок. У нее не было тесных связей с членами группы. Хотя все они держались достаточно дружелюбно, открытие слишком взволновало их, чтобы они опустились до праздной болтовни. После ужина Лайза решила прогуляться.

Она прошла к загону, сооруженному для коня Туарега. Как здорово было бы оседлать его и проехаться при сияющем лунном свете!

Для нее это было лучшее время дня. Невыносимая жара спадала. До рассветной прохлады еще несколько часов. Она любила ночь.

Все вокруг напоминало ей о Туареге. Тихо вздохнув, Лайза, повернула к палатке. Сейчас она сделает запись в дневнике и пораньше ляжет спать.

Она уже проявила снимки, сделанные в Солуддае, и несколько раз их просмотрела, выбрав те, которые хотела включить в книгу. Больше всего ей нравилась композиция в парке.

А еще фотография Туарега, сделанная в тот день, который они провели вместе.



На следующее утро Лайза была в траншее, когда к ней подбежал один из подсобных рабочих.

— Вас просят к телефону! — задыхаясь, произнес он. — Шейх Туарег аль-Шалдор.

Лайза почти бегом поспешила в палатку, боясь, что он повесит трубку, не дождавшись ответа.

— Алло?

— Это Туарег. Мой дядя хочет в последнюю пятницу августа устроить прощальный обед для членов экспедиции. К. тому времен ведь все будет упаковано, правда?

— Думаю, да. Надо проверить в календаре. — Вот вам и надежда профессора на продление срока раскопок!

— Всем будут забронированы номера в отеле «Люксор», — сказал он.

Лайза знала, что это самый дорогой отель столицы.

— Как мило! А не могли бы вы все это сказать профессору Сандерсу? — спросила она, не понимая, почему Туарег звонит ей.

— Вероятно, но я хотел поговорить с вами.

Лайза села на ближайший табурет и улыбнулась.

— Я рада услышать ваш голос, — ответила она и, закрыв глаза, представила, что он находится рядом. — Вы вернулись в пустыню?

— Я еду туда завтра на несколько дней. Хэм скучает по длительным прогулкам! Чем вы занимались?

— Проявила все фотографии, которые сделала в Солуддае. Кстати, у нас потрясающее открытие! — добавила она.

— Еще одно захоронение?

— Нет, нашли нефритовую фигурку. Профессор считает, что это доказывает связь с шелковым путем.

— Очень важная находка, — задумчиво произнес Туарег.

— Вот и здесь все так говорят! Я ее сфотографировала.

— И вас это тоже очень волнует?

Она тихо засмеялась.

— Я не слишком разбираюсь в этих тонкостях. Подобная находка не принесет мне такой славы, как профессору. Некоторые студенты говорят, что, когда станет известно о находке, ему предложат руководство другими раскопками. Кроме того, для него это престиж и кафедра в университете!

— Но не для вас?

— Я всего лишь фотограф. Еще раз спасибо, что пригласили меня на виллу. Я сделала несколько потрясающих снимков в саду. Может быть, когда-нибудь издам книгу о садах.

— И тоже прославитесь. Когда вы возвращаетесь в Солуддай?

— Вероятно, после того, как приготовимся к отъезду домой, — ответила Лайза, надеясь, что он снова пригласит ее. — Вы будете на празднике, который устраивает ваш дядя?

— Конечно. А потом мы отпразднуем возобновление работ по строительству дамбы.

Она вздохнула. Он придает такое значение новому строительству, а она погрязла в прошлом!

— Лайза...

— Да?

Наступила пауза, потом Туарег просто произнес:

— Берегите себя. Мы увидимся с вами раньше, чем вы вернетесь в Америку!

Повесив трубку, Лайза пожалела, что не смогла ничем заинтересовать его. Как бы часто она ни говорила себе, что между ними ничего не может быть, в глубине ее души все же теплилась надежда.



Два дня спустя к лагерю подъехали три джипа с сотрудниками Национального музея. Лайза, услышав шум, вышла из палатки. Из первой машины вылез министр по памятникам древности. Удивленная его приездом без предупреждения, она подошла поздороваться. Он еле узнал ее.

— Профессор Сандерс здесь?

— В траншее. Я могу вас проводить. Что-то случилось? — спросила она, ведя гостей к траншее.

— Вас это не касается! — отмахнулся министр. В считанные мгновения они дошли до лестницы, спускающейся к нижнему уровню, где производились раскопки.

Недавнее открытие так подогрело энтузиазм археологов, что их рабочий день нередко выходил за рамки, установленные профессором. Сегодня утром к тому времени, когда Лайза встала, они уже были на ногах.

— Профессор Сандерс! — позвала Лайза. Он не был знаком с министром, поэтому она представила их друг другу.

— Я рад, что вы приехали осмотреть место раскопок, — сказал профессор.

— Мы приехали не только за этим. С сегодняшнего дня раскопки официально переходят под мое руководство. Вам с вашей группой нужно собраться и уехать. Мы просим к завтрашнему дню освободить эту территорию, — сказал министр.

— Что? — не понял профессор. — По контракту у нас есть время до конца лета, — потрясенно возразил он.

— Обстоятельства изменились. Мои люди примут у вас дела. Значение этого места возросло, и мы берем его под свой контроль.

— Что же произошло? — спросил профессор.

— Мне стало известно о важной находке — нефритовой статуэтке.

— Мы только предполагаем, что это нефрит. Подлинность еще надо установить.

— Это изменит взгляд на всю историю региона. Раскопки продолжат наши специалисты.

— Но...

— Никаких возражений! И советую вам никому не рассказывать о ваших находках. В надлежащее время мы сделаем эту информацию достоянием всего мира.

Лайза стояла в полном ошеломлении. Ей стало нехорошо. Неужели ее рассказ Туарегу вызвал такие последствия? Профессор вложил в эти раскопки всю свою душу. Нельзя допустить, чтобы его работа была сведена на нет!

Повернувшись, она побежала к рабочей палатке. Не обращая внимания на незнакомцев, пакующих находки, она бросилась к телефону, но, подняв трубку, вспомнила, что не знает номера Туарега.

— Простите, — сказала она, повернувшись к незнакомцам. — Кто-нибудь из вас говорит по-английски?

— Я, — отозвался самый молодой.

— Не могли бы вы помочь мне позвонить?

— Конечно. — Он подошел к ней. — А кому вы хотите звонить?

— Шейху Туарегу аль-Шалдору.

Мужчина заморгал и, несмело взяв трубку, быстро связался с оператором и бегло заговорил. Через несколько мгновении он с легким поклоном протянул трубку Лайзе.

— Туарег? — спросила она.

— Простите, мэм, — ответил женский голос, — Его светлости сейчас нет в городе.

— Он уехал в пустыню?

— А кто его спрашивает?

— Лайза Сэлинджер. Он в пустыне?

— Боюсь, мне неизвестно, где находится Его светлость. Если желаете, я могу передать ему ваше сообщение по возвращении.

— Это будет слишком поздно, — сказала Лайза и повесила трубку.

Черт, надо во что бы то ни стало добраться до Туарега! Только он сумеет помочь!

А сможет ли она найти шатер Туарега?

Она подошла к большому столу с картами и отыскала ту, на которой был отмечен старый дом. Внимательно просмотрев карту, она не нашла никаких отметок о жилье. Но ведь где-то здесь шатер Туарега!

Профессор вошел в палатку, бросил взгляд на незнакомцев и посмотрел на Лайзу.

— Боюсь, наша экспедиция закончена. Нам дали три дня на сборы. Времени немного, но все же не завтра!

— Я попыталась связаться с Туарегом, но его не оказалось дома. Наверное, он у себя в шатре. Если вы позволите взять один из джипов, думаю, мне удастся его найти. Он сможет это остановить. — Ей очень не хотелось признаваться, что министру стало известно о нефритовой статуэтке по ее вине.

— Где находится шатер?

— К западу от старинных развалин, у которых я попала в бурю. Я легко доберусь до них, а оттуда поеду на запад. Думаю, я вспомню ориентиры, которые мне помогут, — сказала она.

— Ты можешь там потеряться! Это слишком опасно. Надо связаться с его дядей, может быть, он поможет нам!

Лайза наблюдала, как профессор разговаривал с шейхом. По выражению его лица она поняла: в просьбе ему отказано!

Повернувшись, она схватила с полки ключи от машины, несколько бутылок воды, какие-то пачки печенья, села в джип и рванула с места.

Эта машина была снабжена GPS — глобальной системой навигации. Лайза надеялась, что если ей не удастся найти Туарега, то по крайней мере назад она точно вернется!

После песчаной бури она относилась к пустыне без легкомыслия. Но дело было слишком срочным и не терпело промедления.

К полудню на фоне ясного голубого неба появились очертания нескольких строений и высоких пальм. Она нашла старинное здание! Остановившись возле него, она вышла посмотреть, не осталось ли на песке следов Хэма. Но если они и были, то их уже занесло.

Придется положиться на воспоминания об этой поездке.

Записав координаты, она повернула на запад и тронулась в путь.

К концу дня Лайза была почти готова вернуться в лагерь. За это время она уже преодолела расстояние вдвое большее, чем в тот день пробежал конь. Она остановила машину и, встав на сиденье, огляделась вокруг. Ничего!

Возможно, она проезжала недалеко от шатра, но он сливался с землей. А деревья? Их она, безусловно, не могла не заметить.

Лайза терялась в догадках.

Прошло всего два дня после их разговора. Неужели изгнание произошло по его инициативе?

Лайза устала. Ей хотелось лечь и поспать где-нибудь в тени. Но она вернулась на водительское место и снова завела мотор. Проверив датчик горючего, она увидела, что у нее осталось чуть более половины бака. Когда останется половина, придется возвращаться в лагерь.

Лайза повернула на север и проехала еще полчаса. Оглядевшись снова, она не увидела ничего знакомого. Время иссякало. Если она не найдет Туарега, в следующие три дня они должны собраться и уехать. Она не может объехать всю пустыню. Но если не найдет его сегодня, завтра поедет снова, и послезавтра тоже, и будет ездить каждый день, пока не найдет его!



Лайза остановилась. Горючего осталось полбака. Придется ехать обратно, но по более короткой дороге, используя систему навигации.

Она снова оглядела горизонт. Ей чудится или там, на севере... пальмы! Может, это и есть лагерь Туарега?

Она помчалась к оазису..

Вскоре показались деревья, а рядом — крыша шатра. Доехав до него, она выключила мотор и выскочила из машины.

— Туарег! — позвала она, вбегая в шатер. Это точно его шатер, она узнала в нем каждую мелочь. Но тут пусто!

Куда же он умчался на своем Хэме?

Вернется ли сюда? Или уехал в город? Она выскочила из шатра и побежала в загон. Свежая вода, свежее сено в кормушке. Он должен вернуться!

Медленно подойдя к машине, она взяла бутылку с теплой водой, села в тени и, отхлебывая воду, стала ждать.



ГЛАВА ДЕСЯТАЯ


Туарег вернулся к шатру почти затемно. Они с Хэмом проехали большое расстояние, но конь по-прежнему был полон энергии, а вот сам он устал.

Поднявшись на холмик, Туарег увидел возле шатра машину. Лишь немногим известно, где он раскинул шатер. Что за срочность?

— Туарег! — закричала Лайза, издалека увидев его. Она выскочила из машины и побежала к нему.

Он пришпорил Хэма, подъехал к ней и спешился.

— Что вы здесь делаете? — удивленно спросил он. Его удивили чувства, которые он испытал, увидев ее. Ему хотелось обнять ее и убедиться, что она жива и здорова. Лицо ее покраснело от солнца. Неужели она проделала весь путь одна? Для человека, не знающего пустыню, это опасно.

— Туарег, произошло нечто ужасное, и мне нужно, чтобы вы все уладили, — сказала она, хватая его за руку. — Пожалуйста!

— Что такое?

— Сегодня утром приехал ваш министр по памятникам древности и приказал сворачивать работы и уезжать.

Он зашагал к шатру, держа Хэма под уздцы.

— Я знаю, — ответил он.

— Знаете? Уж не вы ли его прислали?

— Нет, его прислал мой дядя. Но я рассказал о нефритовой статуэтке. С новейшей находкой это место приобретает совсем другое значение.

— Профессора Сандерса чуть не хватил удар, когда ему приказали уехать! Он столько сил вложил в эти раскопки! Нельзя так поступать с ним, он заслуживает большего уважения!

Туарег молчал. Подробности этой ситуации его не касались. Приказ отдал дядя.

— Туарег, пожалуйста, помогите нам!

— Не в моей власти менять распоряжения дяди, — сказал он.

Они дошли до загона. Он расседлал коня, подложил в кормушку сена и запер загон.

Повернувшись, он почти натолкнулся на Лайзу и глубоко вздохнул. Ему не нравились чувства, которые он испытывал, находясь рядом с ней.

Он никогда не думал, что на его пути возникнет другая женщина, и не хотел этого. Слишком велик риск еще одной утраты. Еще одно неутешное горе, которое останется с ним на всю жизнь.

Он понимал, что это трусость, но боялся опустошения, которое влечет за собой такая потеря.

Никто его не понимает! Мать уговаривает его вернуться к светской жизни и встречаться с другими женщинами. Словно Нура не была единственной!

Лайза положила руку ему на плечо.

— Я прошу вас помочь нам! Помочь профессору Сандерсу. Мне нужно, чтобы вы уладили ситуацию. Ведь это я рассказала вам о нефритовой статуэтке! Если бы я промолчала, ничего бы не случилось.

— Нет, вы неправы. Интерес разожгли фарфоровые фигурки. Именно с них все и началось. Обнаружение нефритовой статуэтки лишь ускорило ход событий.

— Так вы мне поможете?

Он хотел было сказать «нет», но передумал.

— Я не буду ничего обещать, но свяжусь с дядей.

— Ах, спасибо, Туарег! — улыбнулась Лайза, обняла его за шею и притянула к себе для поцелуя.

Он пылко обнял ее, и поцелуй их вместо дежурного, благодарственного, стал горячим и страстным. Жар солнца не мог соперничать с его жаром. Лайза ухватилась за него, и он прижал ее крепче, не желая отпускать. При одной мысли об опасности, которой она подвергалась, путешествуя одна в пустыне, у него в жилах стыла кровь. Он хотел, чтобы она всегда смеялась своими сверкающими глазами.

Они медленно отошли друг от друга. Она тяжело дышала. Он тоже. Лицо ее светилось надеждой. На какое-то мгновение ему захотелось, чтобы она желала его с той же страстью, с какой пытается спасти положение профессора Сандерса.

— Я же предупредил, что ничего не гарантирую, — заметил он, чтобы она не тешила себя напрасными надеждами.

— Я знаю! Но вы по крайней мере попытаетесь. Спасибо!

Он вошел в шатер и направился к рации. Лайза прошла вслед и села на диван, напряженно следя за ним. Пусть поговорит с дядей. В конце концов, это он рассказал дяде о нефритовой статуэтке и о гипотезе связи с шелковым путем, а тот немедленно аннулировал соглашение с археологами.

Скорее всего, разговор ничего не даст!

— Я понимаю, — сказал он дяде. — Ход событий остановить уже невозможно. Археологам придется уехать!

Он отвернулся, боясь увидеть на ее лице выражение разочарования.

— Я лично поеду в лагерь и прослежу, чтобы все прошло так, как вы хотите. — И он отключился.

— Ну как? — спросила она.

Туарег медленно повернулся, сбросил с себя накидку и подошел к холодильнику, чтобы выпить чего-нибудь освежающего.

— Хотите пить? — спросил он.

— Он сказал «нет», так ведь? — разочарованно спросила Лайза.

— Он сказал «нет», — подтвердил Туарег, не в силах видеть ее такой несчастной и подавленной. — Но у вас ведь остались фотографии и записи.

Лайза помотала головой.

— Фотографии у меня забрали. Я попрошу вернуть мне те, на которых не запечатлено место раскопок, но не уверена, что мне их отдадут. — Она быстро вышла из шатра. Туарег услышал шум мотора.

Неужели она уезжает? Он стремительно выскочил за ней и подбежал к машине.

— Скоро стемнеет!

— А фары на что? — раздраженно спросила она, разворачивая руль.

— Погодите, я поеду с вами!

— Зачем? Мы в три дня успеем упаковаться и уедем. Вы нам там не нужны.

— Вы же обратились ко мне за помощью!

— А вы мне ее оказали?

— Лайза, это не зависит от меня!

— Может быть, но вам стало известно о нефритовой статуэтке по моей вине! Какая же я идиотка! Профессор, вероятно, возненавидит меня за болтливость. — Она взглянула на него. — А вас за то, что вы рассказали остальным.

Туарег протянул руку к машине и ухватился за откидной верх.

— Позвольте мне поехать с вами! Я могу попытаться вернуть фотографии.

Она медлила с ответом, и он продолжал:

— Мне надо кое-что собрать. Я буду готов через десять минут.

Прежде чем она успела ответить, он выключил мотор и вынул ключ.

Она посмотрела на него.

— Похоже, у меня нет выбора.

— Десять минут!

Туарег вошел в шатер и собрал все необходимое для того, чтобы остаться в лагере на несколько дней. А Хэма он поручит слуге. Если ему не удалось изменить решение дяди, он попытается хотя бы смягчить ситуацию. И сделать так, чтобы Лайзе вернули все фотографии.

— Машину поведу я, — заявил Туарег.

Она пожала плечами и передвинулась на пассажирское сиденье.

Джип подскакивал на неровной дороге. Туарег посмотрел на Лайзу.

— Вы могли попасть в очень неприятную ситуацию. Вдруг лопнула бы шина?

— Но она ведь не лопнула.

— Вам повезло. Пустыня — опасное место.

Она тихо вздохнула и огляделась.

— Может быть, но, по-моему, и очень красивое. Здесь я увидела совершенно иной образ жизни. Вернувшись домой, я подумаю о том, чтобы уехать из Сиэтла.

— Куда?

— В Аризону, Нью-Мексико — в какой-нибудь из штатов, где есть пустыни.

Эта идея уже приходила ей в голову. Она любила чистый солнечный свет, ей нравилось, как скалы и земля меняют цвет с изменением положения солнца.

— Не все любят пустыню. От нее быстро устают, — сказал Туарег.

— Привлекательность пустынных мест заключается в неожиданных контрастах. Думаю, мне понравилось бы жить в Вади-Хируме. Только я бы построила дом ближе к реке.

— Возможно, пятьсот лет назад здесь и протекала река, — предположил он.

— Это мысль, — ответила она.

Пока они тряслись в машине, Лайза изо всех сил пыталась успокоиться и не чувствовать себя предательницей по отношению к профессору. Пару раз машина делала резкие повороты, объезжая кустарники, и ей казалось, что они вот-вот перевернутся. Лайза сидела, вцепившись в дверцу и открыв от страха рот.

— Не бойтесь, машина не перевернется, — успокоил ее Туарег.

— Моя мама тоже так думала, но все же несчастный случай произошел, — возразила Лайза, чувствуя бешеный ритм своего сердца.

— Она погибла в автомобильной катастрофе?

— Да.

Он посмотрел на нее.

— Сколько вам было лет?

— Шесть. Я ехала вместе с ней. — Зачем она ему это рассказывает? Она давно ни с кем не говорила о той ночи.

Он был потрясен.

— Вы пострадали?

— Нет, но моя нога застряла в машине. Шел проливной дождь. Было холодно и темно. Я звала маму, но она не откликалась. — Лайза невольно содрогнулась. Этот ужас никогда полностью не пройдет!

— А потом?

Его спокойный тон помог ей взять себя в руки и ответить столь же спокойно:

— Казалось, прошла вечность, прежде чем по дороге проехала машина. Она остановилась, меня вытащили и отвезли в больницу, куда за мной приехал отец. У меня была сломана нога. Этой же ноге досталось и в песчаную бурю.

— Вы никогда так и не избавились от своего страха?

— Нет. — Некоторое время они ехали молча.

— А вы видели, как умерла ваша жена? — спросила Лайза. Его мать говорила, что у нее была аневризма.

— Вся семья была в сборе, когда она вскрикнула от боли. Все мгновенно посмотрели на нее, но прежде, чем я успел что-либо сделать, она соскользнула со стула на пол. Когда я подбежал к ней, она уже была мертва.

— Я вам сочувствую.

— А я вам.

Лайзе показалось, что общее горе могло бы сблизить их, но Туарег, похоже, после своего рассказа ушел в себя.

Они подъехали к лагерю, когда уже стемнело. Из рабочей палатки, услышав шум мотора, вышел профессор Сандерс.

— Лайза, мы уже начали беспокоиться о тебе! Ваша светлость, вы можете чем-нибудь помочь нам? — спросил он Туарега.

— Министерство взяло руководство раскопками в свои руки, и я не в силах это изменить. Но Лайза рассказала мне о распоряжении молчать о находках. Вы добивались этих раскопок, вы нашли предметы, представляющие огромный интерес. Вы получите за это вознаграждение. И я должен поговорить с министром. Он не имеет права на фотографии Лайзы.

— Меня интересует не вознаграждение, а те предметы, которые мы еще могли бы найти! Они изменят взгляд на историю этой части мира, — сказал профессор Сандерс.

Туарег вышел из машины и направился к рабочей палатке. Лайза видела, как он исчез внутри, и посмотрела на профессора.

— Простите! Я была уверена, что Туарег сможет все уладить!

— В жизни полно разочарований. Но не все еще потеряно. Я рад, что ты благополучно вернулась. — Он медленно, пошел к своей палатке.

Лайза, сверившись с расписанием работы душа, увидела, что там свободно, и быстро вписала свое имя. Все археологи обсуждали неожиданный поворот событий. Самое лучшее время для того, чтобы быстро вымыться.

Душ в лагере не был похож на настоящий душ. Воду заливали в большие резервуары, уложенные на высоком помосте. Днем ее нагревало солнце, и к вечеру она становилась теплой и приятной.

Лайза взяла полотенце, чистые шорты и рубашку и направилась к душевой кабине.

По дороге ее догнал Туарег.

— Ваши фотографии отобраны, и утром их вернут вам. Я также настоял на негативах. Вам позволено взять копии всех блокнотов. Если вы предпочтете отдать их профессору, это ваше право.

— Ах, спасибо, Туарег! Значит, у него будет полный перечень всего, что было обнаружено за это лето?

Он кивнул.

— Куда вы идете?

— В душ.

— Вот как?

— Там нет водопровода, вода подается из резервуаров наверху. И расположен он на краю лагеря, чтобы обеспечить уединенность.

— Тогда я пойду с вами!

Он что, будет ждать, пока она моется? Когда они дошли до брезентовой душевой палатки, он заглянул внутрь, потом огляделся и спросил:

— Скамейки нет?

— Для чего?

— Для тех, кто ждет.

— У нас есть расписание, и никто не ждет.

— Я буду вас ждать!

При мысли о том, чтобы раздеться и принять душ, когда их будет разделять только тонкий слой брезента, Лайза смутилась. Процесс мытья казался ей очень интимным.

Скрывшись за брезентом, она огляделась. Щелей вроде бы нет. Но Лайза все не решалась раздеться. Однако уже прошло десять минут, и, если кто-нибудь придет, у нее останется совсем немного времени.

Она поспешно разделась, закрепила шланг и шагнула под душ. Теплая вода ласкала кожу. Чтобы намылить голову, она выключила душ.

— Уже закончили? — раздался голос Туарега по ту сторону брезента.

Лайза подскочила.

— Нет, мы не тратим воду попусту! Я намыливаюсь.

— А!

— Я не привыкла... мыться в компании!

До нее донесся его негромкий смех, и она невольно улыбнулась.

— Пикантная подробность, — заметил он.

— Подите прогуляйтесь, — предложила она.

— Я буду неподалеку, — сказал Туарег.

Она напрягла слух, но не могла понять, отошел он или нет.

Наскоро вымывшись и переодевшись в чистую одежду, она вышла из кабины. Поблизости никого не было, значит, он отошел.

Она направилась к палатке, все время ища глазами Туарега, а он стоял в тени и провожал ее взглядом. Что же ему с ней делать? Из-за дяди она уедет не в следующем месяце, а послезавтра!

Он отчаянно боролся с желанием пойти к ней, услышать ее смех, увидеть чарующую улыбку.

Но можно ли вычеркнуть из жизни Нуру и полюбить другую женщину? Эта мысль терзала его.

Сегодня он испугался за Лайзу, представив, как она одна едет по пустыне, где никто не сможет прийти ей на помощь. Если бы у нее лопнула шина или закипел радиатор, она бы оказалась в крайне затруднительном положении. Сколько времени понадобилось бы спасательной команде, чтобы найти ее?

Узнал бы он когда-нибудь о ее смерти? Эта мысль напугала его. Неужели пути назад уже нет?


ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ


Время не стояло на месте. До отъезда Лайзы осталось два дня. Через два дня он распрощается с Лайзой Сэлинджер. Она вернется в Сиэтл, а он — в свою пустую виллу.

— Когда лучше всего приехать в Сиэтл? — осведомился он.

— Что?

Она сидела на койке и просматривала фотографии, чтобы убедиться, что министр вернул все. Туарег сидел за столом и наблюдал за ней.

— Какое время года в Сиэтле лучше всего? — повторил он.

— Лето, наверное. Хотя часто идет дождь. Но когда сухо, у нас великолепно. А вы хотите приехать?

— Может быть.

— Должна вам сказать, что к следующему лету я, наверное, уеду оттуда.

Это его поразило.

— Куда?

— Не знаю, но я замечательно провела здесь лето и подумала, не устроиться ли еще в одну экспедицию. Джейми сказала, что можно попасть в группу, едущую в Дамаск.

У нее другая жизнь. И он не вписывается в нее. Она не будет сидеть в своей квартире и ждать его приезда. Туарег встал и прошелся по палатке.

Как потечет жизнь после ее отъезда?

Ему даже не хотелось думать об этом. Может быть, следует серьезно подумать о поездке в Сиэтл до следующего лета?



Лайза сидела на ящике и наблюдала, как сворачивают палатки. Свои вещи она собрала еще вчера. Большую часть фотографий она отправила самолетом из Солуддая, но все негативы остались при ней. В случае чего или те, или другие попадут в Сиэтл.

Туарег уехал с грузовиком, увозившим снаряжение. Он предложил вернуться и доставить ее в Солуддай вертолетом, но она отказалась. Ей хотелось провести оставшееся время со своими друзьями по работе. Через два дня она навсегда расстанется с большинством из них. Может быть, и с профессором, хотя уже поговорила с ним о следующей экспедиции.

Она сидела, стараясь ни о чем не думать. Завтрашнюю ночь после прощального приема она проведет в квартире Ясмин, а рано утром сядет в самолет, летящий до Рима, я зятем домой

Лайза привыкла к прощаниям, но никогда их не любила, хотя прекрасно понимала, что любые отношения не вечны.

Солнце уже пекло. Она сморгнула слезы. В следующем году эта земля окажется под водой. Деревья, дающие тень, начнут гнить. Следы людей, когда-то живших здесь, исчезнут навсегда. А человек, в которого она влюбилась, будет ездить на коне по пустыне — один. Все это ее очень печалило.

Она жалела, что не набралась храбрости объясниться с ним. А вдруг, узнав, что кто-то любит его, он рискнет? Впрочем, нет! Но если бы она такое знала, то рискнула бы.



Прием был пышным. Роскошный музейный зал заполнили хозяева музея, высокопоставленные гости и члены археологической экспедиции. Лайза надела то же платье, что и на день рождения Джеппы, с которой они тепло встретились и побеседовали.

Утром Ясмин забрала Лайзу из отеля, и та весь день провела в ее квартире. Лайза познакомилась с отцом Туарега и была им очарована. Сын очень напоминал его. Ясмин не сказала, собирается ли Туарег быть на приеме.

Профессор Сандерс, несмотря на то что его фактически выставляли из страны, был главной персоной дня. Даже министр ему улыбался. Лайза подняла камеру, чтобы запечатлеть этот момент.

— А кто же сделает вашу фотографию для памятного альбома? — спросил дорогой знакомый голос.

Она повернулась и просияла от счастья.

— Вы, — ответила она, протягивая ему камеру. Туарег сделал несколько снимков, в том числе и с министром, который принялся расхваливать результаты раскопок.

Когда он отошел, Лайза скривила лицо.

— Что это он так переменился по отношению ко мне? — прошептала она Туарегу на ухо.

— Просто он очень зависим от моего дяди и старается угодить ему.

Туарег подозвал официанта, и они взяли по бокалу.

— За светлое будущее, Лайза Сэлинджер! Пусть ваша книга принесет вам славу и богатство!

— Спасибо, — ответила Лайза, отвернувшись, чтобы скрыть слезы.

Сможет ли она весь вечер притворяться веселой, когда ее сердце разрывается от горя? Может быть, стоит уйти пораньше, сославшись на больную ногу?

— А, вот и вы, Лайза! Пойдемте со мной. Я хочу познакомить вас со своим другом, довольно забавный парень, — услышала она мгновение спустя голос Джеппы. — Он уезжает учиться в аспирантуре в Беркли, а это ведь не так далеко от Сиэтла, правда? — Она взяла Лайзу под руку и отвела от Туарега.

Лайза оглянулась и пожала плечами. Может быть, новое знакомство поможет отогнать от себя печальные мысли?

— Лайза, это Хамид. Хамид, Лайза — знаменитый фотограф. У меня есть одна из ее книг. — Джеппа познакомила их и отошла.

Лайза вежливо улыбнулась. Хамид был примерно ее возраста, изучал медицину. Он попросил у Лайзы телефон и сказал, что, как только устроится на новом месте, позвонит ей. Увидев знакомого, он оставил ее. Лайза поискала глазами Туарега, но не нашла его. Неужели он уже ушел? Ну сколько еще продлится этот прием?



На следующее утро ей было неудобно выйти из комнаты, потому что по лицу текли слезы.

— Ради бога, держи себя в руках, — увещевала она себя, пытаясь остановить поток слез. Она будет писать Ясмин и узнавать о Туареге из ее писем.

Это наваждение. Она забудет о нем, как только окунется в текущие дела.

К ней будет приезжать Хамид.

Слезы полились с новой силой. Лайза прикусила губу, вздохнула и прошла в ванную, вымыть лицо холодной водой.

— Не смей больше! — велела она своему отражению.

Но скучать она будет не только о Туареге. Ей было тяжело прощаться со всеми. Она ненавидела прощания. Всю жизнь или она покидала кого-то, или покидали ее. Когда же это прекратится? Когда у нее будет семья, которая никуда не денется и не прогонит ее?

— Может быть, никогда. Осознай это и прими как данность!

Лайза вернулась в спальню, забрала камеру с футляром, а чемодан оставила: его отнесет к машине служанка.

В аэропорт ехали в шикарном лимузине. Она смотрела на проплывающие мимо здания. Ей не удалось сфотографировать все, что хотелось. Может быть, когда-нибудь она вернется, чтобы посмотреть водоем.

В аэропорту она быстро отыскала свою группу, зарегистрировала багаж, прошла контроль и направилась к выходу на поле.

Все были невеселы и молчаливы. Объявили рейс, и группа выстроилась в очередь.

Лайза в последний раз оглянулась. Она надеялась... Вдруг ее сердце остановилось, а потом бешено застучало.

К ней шагал Таурег. Он все же пришел! Вчера он исчез так стремительно, что Лайза не успела с ним попрощаться.

Она вышла из очереди.

— Лайза! — в замешательстве позвал профессор Сандерс.

— Я сейчас, — откликнулась она, направляясь к Туарегу. — Вы пришли, — сказала она, подойдя к нему.

— Я не мог отпустить вас, не попрощавшись.

— Спасибо за все! — В горле застрял комок, глаза налились слезами, ручьями потекшими по щекам.

Какой ужас! А она-то хотела пригласить его в Сиэтл, попросить перед сдачей в редакцию просмотреть книгу, сказать, что она любит его!

— Ах, Лайза, не плачьте! Вы разрываете мне сердце.

Она помотала головой. Его сердце было разбито, когда умерла Нура. И похоже, оно никогда не исцелится.

Он мягко заключил ее в объятия, а она плакала, но чувствовала себя в безопасности, как тогда, когда давным-давно ее обнимал отец, как в объятиях незнакомца во время песчаной бури.

— Не уезжайте, — тихо произнес Туарег.

— Что? — переспросила она, вдыхая запах, запомнившийся ей с того первого дня на развалинах, когда он спас ее от бушующей стихии.

— Оставайтесь. Со мной. Не уезжайте.

Наверное, она ослышалась! У нее всегда было богатое воображение. Теперь вообразила то, что хотела услышать больше всего!

Она медленно отодвинулась и заглянула в его темные печальные глаза. Мимо шли пассажиры, кто-то задел ее, но она не заметила. Еще раз на трех языках объявили посадку. Ее время заканчивалось. Но она не могла сдвинуться с места.

— Стань моей женой, Лайза! Останься здесь, в Мокансаиде! Опубликуй свою книгу, ищи новые сюжеты, только не уезжай! Я устрою тебя на любые местные раскопки! Фотографируй интерьеры всех домов, принадлежащих моей семье, все здания города!

Она приложила пальцы к его губам.

— Туарег, ты с ума сошел?

— Только если позволю тебе уехать! Я понял это вчера вечером. Когда Джеппа представляла тебя Хамиду, меня потрясла мысль, что ты можешь быть с кем-то другим! Я этого не перенесу! Я любил Нуру. Тебе это известно. Но тебя я люблю по-другому, страстно, навсегда. Ты как-то говорила, что я найду другую любовь, не ту, что заменит Нуру, а ту, которая станет ее преемницей! Ты и есть эта самая любовь! Я боролся с нею. Мама с Джеппой догадались о моих чувствах задолго до того, как я их осознал. Мне казалось, что я предам Нуру, если найду другую женщину. Но Нура была щедрым человеком. Она любила меня и хотела, чтобы я во что бы то ни стало был счастлив. Она бы расстроилась, если бы узнала, как я, скорбя по ней, отказываюсь от новых радостей жизни.

— Я совсем на нее не похожа, — заметила Лайза.

— А я и не хочу, чтобы ты была похожа на нее. Твои глаза меняют цвет. Теперь они серебристые и печальные. Иногда они дымчато-голубые. Иногда серые. Я всегда пытаюсь определить, почему они меняются, и мог бы потратить на это всю жизнь.

— Правда? — Она улыбнулась.

— Сейчас они становятся голубыми. А твоя улыбка заразительна. Я часами могу наблюдать, как ты чем-то восторгаешься. Когда ты поздоровалась со мной в лагере несколько недель назад, я понял, что хочу видеть ту же радость, когда каждый день возвращаюсь домой. Видеть тебя каждое утро, любить тебя всю ночь напролет, вместе учиться готовить. Лайза, ты уже обогатила мою жизнь, и я не могу представить оставшиеся годы без тебя! Скажи, что выйдешь за меня замуж! Если тебе не нравится Мокансаид, мы можем найти место, которое понравится нам обоим.

— Мне нравится Мокансаид. Я люблю пустыню. И с удовольствием стану твоей женой. Мы будем жить в твоем шатре?

Он засмеялся, поднял ее и закружил. Пассажиры уставились на них. Человек за билетной стойкой что-то крикнул.

Туарег ответил по-арабски.

— Что? — спросила Лайза, глядя через плечо. Они заслоняли проход к пандусу, ведущему к ее самолету. — Мой самолет! Я опоздаю на самолет!

— Как? Ты же сказала, что станешь моей женой! Через несколько дней мы полетим в Сиэтл, соберем твои вещи и отправим их сюда. Пусть этот самолет улетает. Есть другие.

Она посмотрела на него.

— Ты уверен?

— Что я люблю тебя? Да. Что ты значишь для меня столько же, сколько и Нура? Даже больше! Мы с ней вместе росли и очень хорошо знали друг друга. Я любил ее, но это была любовь, перешедшая в обязанность. С тобой все ново, все иначе. Ты меня околдовываешь. Приводишь в восторг. Я схожу с ума от желания! Скажи, что мы вскоре поженимся!

Лайза засмеялась. Слезы высохли у нее на щеках. Сердце наполнилось восторгом.

— У меня нет семьи, только несколько друзей, которые, вероятно, смогут прилететь сюда. Так что нет никаких причин ждать... и есть причины поторопиться.

— О, это почему же? — спросил он.

— Я хочу провести медовый месяц в шатре и надо успеть пожить там, пока не поднимется вода. Ах, Туарег, я так тебя люблю!

Он крепко обнял ее и поцеловал.


ЭПИЛОГ


Лайза стояла на берегу и любовалась водным простором. Ярко светило солнце. Легкий ветерок рябил поверхность водоема. Противоположного берега видно не было. Несмотря на все ее сожаления о развалинах, затопленных водой, зрелище было красивым.

Она взяла камеру и сделала снимок. Вскоре вокруг зазеленеют молодые растения и деревья. Лайза повернулась и заговорила с одной из тех женщин, с которыми познакомилась прошлым летом в кочевом селении. Ее арабский был еще далек от совершенства, но она ежедневно практиковалась, разговаривая со своей новой семьей, снося их смех и ласковые улыбки, когда ошибалась.

Она нежно любила их всех, а они, похоже, любили ее. Она нашла свое место в мире, и ей здесь нравилась каждая мелочь.

— Как вам нравится водохранилище? — спросила она.

Женщина взглянула на аккуратные ряды молодых насаждений.

— Все изменилось, но все будет хорошо. Теперь мы останемся здесь жить.

Лайза сфотографировала аккуратные ряды терракотовых домов, затем засунула руку в кармашек футляра и вынула фотографию женщины с детьми, сделанную в предыдущее посещение и вставленную в рамку. Она протянула ее женщине, улыбнувшись удивленному выражению ее лица.

— Это будет в книге, которая выйдет в следующем году, — пояснила она.

Работа над книгой о Мокансаиде приводила ее в восторг. Они с Туарегом работали рука об руку, отбирая фотографии. Он познакомил ее с профессором университета в Солуддае, и тот помог написать подробные пояснения к каждому снимку. Издатель ее предыдущих книг одобрил новую работу, заявив, что она будет представлять интерес не только для широкой публики, но и для научных кругов. Лайза пришла в восторг и уже загорелась идеей следующего проекта.

— Спасибо. — Женщина поклонилась и улыбнулась. — Я желаю вам счастья, — сказала она, показав на живот Лайзы.

Лайза тоже разулыбалась. До рождения первенца оставался месяц.

— Я уже счастлива, но все равно спасибо! С рождением ребенка его станет только больше!

— Чего станет больше? — спросил Туарег, подходя к ней. Завидев его, Лайза по-прежнему всякий раз приходила в волнение. Трудно было поверить, что они женаты уже почти год.

— Счастья! — просто произнесла она.



КОНЕЦ


Внимание!

Данный текст предназначен только для ознакомления. После ознакомления его следует незамедлительно удалить. Сохраняя этот текст, Вы несете ответственность, предусмотренную действующим законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме ознакомления запрещено. Публикация этого текста не преследует никакой коммерческой выгоды. Данный текст является рекламой соответствующих бумажных изданий. Все права на исходный материал принадлежат соответствующим организациям и частным лицам



2

* Каптаж — комплекс инженерно-технических мероприятий, направленных на вскрытие грунтовых вод и вывода их на поверхность земли. — Здесь и далее прим. пер.

(обратно)

3

** Головной платок арабских мужчин

(обратно)

4

* Национальный парк.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ЭПИЛОГ