КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615567 томов
Объем библиотеки - 958 Гб.
Всего авторов - 243244
Пользователей - 112904

Впечатления

Влад и мир про Смородин: Монстролуние. Том 1 (Фэнтези: прочее)

Как выразился сам автор этого произведения: "Словно звучала на заевшей грампластинке". Автор любитель описания одной мысли - "монстр-луна показывает свой лик". Нудно и бесконечно долго. 37% тома 1 и автор продолжает выносить мозг. Мне уже не хочется знать продолжения.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Новый: Новый Завет (на цсл., гражданским шрифтом) (Религия)

Основное наполнение двух книг бабы и пьянки

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
vovik86 про (Ach): Ритм. Дилогия (СИ) (Космическая фантастика)

Книга цікава. Чекаю на продовження.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Дед Марго про серию Совок

Отлично: но не за фабулу, она довольно проста, а за игру эмоциями читателя. Отдельные сцены тяннт перечитывать

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
vovih1 про серию Попаданец XIX века

От

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Барчук: Колхоз: назад в СССР (Альтернативная история)

До прочтения я ожидал «тут» увидеть еще один клон О.Здрава (Мыслина) «Колхоз дело добровольное», но в итоге немного «обломился» в своих ожиданиях...

Начнем с того что под «колхозом» здесь понимается совсем не очередной «принудительный турпоход» на поля (практикуемый почти во всех учебных заведениях того времени), а некую ссылку (как справедливо заметил сам автор, в стиле фильма «Холоп»), где некоего «мажористого сынка» (который почти

подробнее ...

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).

Бразильская история [Рэчел Линдсей] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Рэчел Линдсей Бразильская история

Глава 1

Резкий мартовский ветер со свистом носился по улицам Кенсингтона[1], но внутри огромного здания из стали и бетона, в котором размещалась администрация фирмы «Лангленд инджиниринг», в любое время года было тепло и светло.

В крошечном кабинетике на двенадцатом этаже Филиппа Смит подняла голову и уже в который раз подивилась везению, благодаря которому шесть месяцев назад из рядовой сотрудницы машинописного бюро она возвысилась до ответственной должности – личного секретаря Лукаса Пэджета.

Услышав зуммер, Филиппа встала и, пройдя по ковру, открыла дверь в кабинет начальника. При виде широкоплечего мужчины, сидящего в кресле за массивным столом, ее досада улеглась. Разве может общение с другими девушками, бездумно болтающими о тряпках и парнях, сравниться с зарядом энергии, который она получает, работая рядом с таким незаурядным и деятельным человеком?

Мельком взглянув на нее, Лукас Пэджет поднял стопку чертежей, лежащих перед ним на столе.

– Положите их в сейф, – распорядился он. – Здесь совершенно секретные материалы.

Филиппа приняла бумаги и в свою очередь положила перед ним кожаную папку с письмами:

– Мистер Пэджет, подпишите, пожалуйста.

– Позже. Сейчас я занят.

На собственном опыте Филиппа знала: если не подписать письма сейчас, их отправка задержится еще на день, и не сдвинулась с места. Хозяин кабинета, раздраженно пожав плечами, раскрыл папку и размашисто расписался над словами «управляющий директор».

– Вы напечатали то, что я вам диктовал утром? – спросил он, подписывая последнее письмо.

– Все, за исключением отчета по бразильскому проекту.

– Он-то как раз больше всего мне и нужен.

– Я останусь после работы и закончу. Слишком много технических терминов, поэтому я и задержалась с этим отчетом.

– Меня это нисколько не удивляет, – буркнул Пэджет. – Просто чудо, что такие задержки не случаются чаще.

Похвала была немногословной, но Филиппа зарделась от удовольствия.

– Как прошло заседание совета директоров? – поинтересовалась она.

– Просто прекрасно. Два часа ушло на разговоры и еще два часа на обед, чтобы прийти к решению, которое любой мало-мальски опытный инженер принял бы за пять минут! Иногда я страшно жалею, что мне не хватило ума заняться исследовательской работой.

Филиппа сумела скрыть улыбку. За последние месяцы эти слова ей приходилось выслушивать слишком часто, чтобы отнестись к ним всерьез. Может, он действительно был блестящим инженером, но человек, который за десять лет сумел превратить «Лангленд инджиниринг» из маленькой семейной фирмы в крупную компанию, был скроен на иной манер, чем ученые и исследователи.

Закрыв стенной сейф, девушка вернулась к столу. Пэджет, просматривавший письмо, поднял на нее глаза.

– Неужели это я вам надиктовал?

– Я позволила себе слегка смягчить тон письма.

– Когда мне захочется, чтобы вы редактировали мои письма, – холодно обронил он, – я вас извещу. Если поставщик не в состоянии выполнять свои обязательства в срок, наша компания иметь с ним дела не будет.

Филиппа поджала губы, но молча забрала письмо:

– Я его перепечатаю.

– Мисс Смит, чем вы недовольны? Вы что, считаете, что я поступаю слишком жестко?

– Я думаю, что вы несправедливы.

Серые глаза холодно взирали на нее, и Филиппа прокляла собственную несдержанность. Личной секретарше платили не за то, чтобы она высказывала свое мнение.

– Из-за безответственности этого человека мы лишились правительственного заказа, – отрывисто произнес Лукас Пэджет, – а этого я не могу простить. – Переведя взгляд на перечень оставленных сообщений, он задал следующий вопрос: – Кто такая эта мисс Грин, черт возьми?

– Бланш Грин, – ответила Филиппа, голосом выделяя имя, и в сотый раз задалась вопросом, не была ли знаменитая американская кинозвезда одной из его бывших подружек. Во всяком случае, сейчас его подружкой была другая, Лола Макстон. Она продержалась уже два месяца – просто-таки рекорд для ее красивого, но непостоянного начальника.

– Бланш, – повторил Пэджет. – Неужели она снова появилась в нашем городе?

– Вы, должно быть, единственный мужчина в Англии, который не знает об этом. Ее имя не сходит с первых страниц газет.

– Видимо, тех, которые я не читаю. – Он постучал пальцем по сообщению. – Пошлите ей в гостиницу три дюжины красных роз.

– А что написать на карточке?

Выпятив нижнюю губу, он несколько мгновений обдумывал ответ.

– Напишите, мол, отправляюсь на Дальний Восток и когда вернусь, не знаю. Пошлите-ка лучше пять дюжин.

– Когда-нибудь вам воздастся за ваши грехи, – неодобрительно заметила Филиппа.

Ответом ей была широкая ухмылка.

– И так все время воздается! Да, пусть будут шесть дюжин.

Маневр этот обошелся недешево, решила Филиппа после того, как позвонила в цветочный магазин. Интересно, каково быть женщиной, которой Лукас Пэджет посылает шесть дюжин роз? И все-таки лучше получить одну розу, подаренную с любовью, чем такую охапку, но без каких бы то ни было теплых чувств. Одну розу…

Воспоминания вернули ее в селение Тервилл в графстве Норфолк, где еще три года назад она жила с отцом. В то июньское утро часы пробили десять. Отец только-только закончил прием пациентов, когда вошел Роланд Марш, неся в руке абрикосового цвета розу из материнского сада.

– Она напоминает мне тебя, – сказал он, вручая розу Филиппе. – Твои волосы того же оттенка, что и внешние лепестки.

Залившись румянцем, она опустила лицо в цветок. Сколько Филиппа себя помнила, она всегда любила Роланда, и все это время он обращался с ней, как с сестрой.

– Я люблю тебя, – внезапно объявил он, – и хочу на тебе жениться.

– М-меня? – заикаясь, прошептала она. – Но ты никогда… ты всегда обращался со мной как с маленькой.

– Теперь ты выросла, и я не допущу, чтобы ты выскользнула у меня из рук.

Ее не пришлось долго убеждать в том, что он говорит совершенно серьезно. Филиппа помчалась сообщить отцу чудесную новость.

Но ее счастье длилось только несколько Недель. Перевернутая свинцовыми морскими волнами лодка положила конец всем ее мечтам о счастье. Филиппа вздохнула. Какой была бы сейчас ее жизнь, если бы Роланд не погиб? Поженились бы они и жили долго и счастливо? Во время своей недолгой помолвки она была в этом совершенно уверена, но после его смерти – и визита Джека Басби – Филиппа стала думать иначе.

Никогда ей не забыть тот день, когда у дверей приемной ее отца остановился черный «роллс-ройс», из которого выбрался дородный приземистый мужчина и сказал, что экономка миссис Марш отказалась впустить его в дом и направила сюда.

В двух словах доктор Смит объяснил, что миссис Марш – его пациентка и сейчас слишком расстроена, чтобы встречаться с незнакомцами.

– Но если вы расскажете мне о цели вашего визита, – добавил он, – возможно, я постараюсь вам помочь.

Ответом была длинная и яростная речь. Оказалось, что Роланд отвечал за один из крупнейших строительных проектов Джека Басби и, заключая договоры с различными подрядчиками, выбрал не лучших из них, а тех, кто дал ему наибольшую взятку. В результате потребовалось затратить немалые средства и привлечь других подрядчиков, чтобы кое-как построенное здание в деловом квартале сделать пригодным для использования.

– Роланд знал, что я ему этого не прощу, – сказал в заключение Басби. – Если бы он не утонул, я бы обязательно упек его в тюрьму.

Около часа доктор Смит убеждал приезжего, что у миссис Марш нет денег, чтобы компенсировать ему то, что натворил ее сын, даже если бы ее обязали сделать это, – а ведь об этом и речи не было.

– Рассказать ей о Роланде, чтобы просто облегчить душу, было бы чрезвычайно жестоко, – убеждал доктор. – Роланд был ее единственным ребенком, и миссис Марш никогда не оправится после его гибели. Пусть хоть память о сыне останется для матери незапятнанной.

В конце концов строитель согласился вернуться в Лондон. Так Филиппа узнала, что человек, которого она любила, существовал только в ее воображении. Настоящий Роланд любил хорошо пожить и урвать все, что плохо лежит.

– Но почему он сделал предложение именно мне? – с горечью спросила она у отца. – Поверить не могу, что он любил меня.

– Любовь – штука странная, – ответил ей отец. – Возможно, он искал в тебе то, чего никогда не было в нем самом.

– Или думал, что, став ему женой, я обеспечу ему поддержку и как-то выручу, – возразила Филиппа.

– Теперь бесполезно гадать, почему да отчего, – сказал отец, с беспокойством вглядываясь в Филиппу. – Сохрани Роланда в памяти таким, каким он был с тобой. А остальное забудь.

Сделать это было нелегко, тем более что мать Роланда смотрела на нее как на свою невестку. В конце концов Филиппа поняла, что не сумеет начать новую жизнь, пока не уедет из дома. Роланд умер. К тому же того человека, каким она его считала, вовсе не существовало.

Вот так она и оказалась в Лондоне и стала одной из множества других таких же девушек в машинописном бюро, пока не покинула его шесть месяцев тому назад, чтобы стать личным секретарем Лукаса Пэджета.

Наивной девушки, какой она была три года назад, больше не существовало. Ее место заняла энергичная молодая особа, не желавшая заводить романов и думавшая только о работе.

И все-таки выпадали такие минуты, когда она жалела, что ее не было вместе с Роландом в тот роковой день. Быть может, вместе они сумели бы одолеть шторм; быть может, столкнувшись лицом к лицу со смертельной опасностью, он нашел бы в себе силы во всем ей признаться. Но он предпочел отправиться в море в одиночку и погиб. Тело его так и не нашли…

Зуммер вернул ее к действительности. Филиппа торопливо проверила напечатанный отчет по бразильскому проекту и отнесла его в кабинет начальника.

Он разговаривал по телефону и подал ей знак не уходить. Трудно было угадать, кто на проводе, поскольку Пэджет отвечал очень коротко, хотя, судя по тону, разговор велся с каким-то важным лицом.

Положив трубку, он повернулся к Филиппе:

– Мне хотелось лишь одного – построить в Бразилии плотину, а теперь выясняется, что я оказался замешанным в международную политику. – Он недовольно поморщился. – Япония, Америка, Италия – все подали заявки на участие в тендере и все отправляют своих представителей на место. Только наша страна намерена добиться контракта с расстояния в три тысячи миль. Слава богу, наконец-то я добился согласия министра на мой отлет в Рио.

Филиппа слегка улыбнулась:

– Блюсти интересы Британии?

– Лично меня заботят интересы «Лангленда». – Лукас Пэджет захлопнул лежащую перед ним папку. – Это крупнейший контракт из всех, какие нам приходилось заключать. Ни за что не допущу, чтобы его увели у нас из-под носа из-за паршивой работы дипломатов.

– Судя по всему, вам предстоит интересная поездка, – заметила Филиппа, немало удивляясь тому, что этот обычно молчаливый мужчина так разговорился.

– Рад, что вы так думаете, – суховато отозвался начальник, – поскольку там мне понадобится секретарь.

Филиппа не сразу поняла, что он имеет в виду.

– Значит, я лечу вместе с вами?

– Полагаю, вы не возражаете?

– Ну конечно нет! – Она почувствовала, как возбуждение охватывает ее с нарастающей силой. – Я всю жизнь мечтала побывать в Рио.

Он коротко рассмеялся:

– Влажность и жара там адские, а кварталы есть настолько убогие и грязные – ничем не лучше тех, что встречаются в южной Европе. Да и едем мы туда работать, а не прохлаждаться. Нас ждут бесчисленные совещания, на которых вам придется стенографировать, а потом распечатывать отчеты.

Филиппа почти не слышала его слов, соображая, что из одежды ей взять с собой, какие понадобится сделать прививки. Нужно еще успеть съездить домой и попрощаться с отцом и миссис Марш.

– Мы полетим после уик-энда? – спросила она.

– С какой стати? – резко отозвался Пэджет. – Когда вы приступали к этой работе, то заверили, что совершенно свободны.

После такой отповеди у Филиппы пропало желание что-либо объяснять.

– Это вовсе не означает, что я живу в полной изоляции.

Лукас Пэджет опомнился и слегка покраснел.

– Кажется, мои слова прозвучали не слишком вежливо. – Он кинул взгляд на ежедневник, лежащий перед ним на столе. – Можете не выходить на работу завтра и в пятницу – вам должно хватить времени на то, чтобы получить визу, купить кое-что из одежды и попрощаться с друзьями. Я распоряжусь, чтобы из бухгалтерии вам передали чек на двести пятьдесят фунтов. Вам понадобятся вечерние платья. Думаю, меня будут приглашать на приемы, и хочу, чтобы вы меня сопровождали.

Она была поражена.

– Вы очень добры. Я совершенно не рассчитывала…

– Красивая женщина может многое узнать, если будет смотреть и слушать как следует, – перебил он Филиппу. – Так что за моим приглашением кроется трезвый расчет, а не так называемая «доброта».

Филиппа невольно улыбнулась. От кого еще можно услышать такой странный комплимент – только от Лукаса Пэджета!

– Мне позволено самостоятельно выбрать вечерние туалеты? – вежливо спросила она.

– Конечно. Я всегда восхищался вашим вкусом. – Он скользнул по девушке взглядом, заставив ее смутиться и покраснеть. – За одним исключением. Вы выбираете приглушенные тона, чаще всего бежевый, отчего сливаетесь с фоном.

– Так и должна поступать хорошая секретарша.

Он хмыкнул.

– Наш самолет улетает в понедельник в три часа. В аэропорт вас отвезет служебная машина.


Во вторник утром Филиппа шагала рядом с начальником по бетонированной площадке аэропорта Галеан. Горячий воздух заполнил легкие. Трудно было поверить, что только вчера она ежилась от холода под свинцово-серым небом. Здесь небо было пронзительно синим, без единого облачка.

Когда перед приземлением они начали снижаться, у нее дух захватило от красоты раскинувшегося внизу пейзажа, но Лукас Пэджет даже не поднял головы от бумаг, которые внимательно читал. Он не замечал ничего вокруг: жары, множества бронзовых от загара людей в легких костюмах, черноглазых и черноволосых женщин, шипящих звуков португальской речи.

В считанные секунды их багаж прошел проверку на таможне, и вскоре они уже мчались в сторону города к отелю. Даже в машине он продолжал сосредоточенно изучать документы, не обращая внимания на окрестности, словно на работу ехал через Гайд-парк. Бледностью кожи он резко отличался от смуглых латиноамериканцев, которых Филиппа видела за окном автомобиля. Вероятно, поэтому она заметила, какой у него усталый вид. В уголках глаз залегли морщинки, темно-каштановые волосы на висках припорошило легкой сединой.

Орлиный нос и твердая линия подбородка придавали ему в профиль суровый вид, красиво очерченный рот был крепко сжат – Пэджет производил впечатление человека энергичного, но безжалостного.

Невозможно было представить, что он мог послать розы искрящейся весельем Бланш Грин. Такое несоответствие внешности и поступков позабавило Филиппу. Лишь заметив направленный на нее взгляд прищуренных серых глаз, девушка сообразила, что ее смешок прозвучал достаточно громко.

– Это нервное, – пробормотала она, пытаясь скрыть смущение. – Не могу поверить, что я в Рио.

– Сейчас поверите.

Машина завернула за угол, оставив позади стеклянные стены зданий и сверкающие витрины магазинов. Ее взору открылась сине-зеленая ширь моря и сияющая белая набережная, вдоль которой тянулись роскошные отели.

– Пляж Копакабана, – объявил он.

– Какая красота!

– Только с первого взгляда. Набережная слишком узка и требует ремонта – вы это почувствуете, когда попробуете пройтись по ней на высоких каблуках. В округе нет ни единого деревца, за исключением нескольких растущих перед отелями. Да и сами отели, если смотреть на них со стороны пляжа, напоминают бетонную тюрьму.

– Что бы вы ни говорили, я все равно считаю, что здесь красиво! – твердо заявила Филиппа.

Он не успел ответить. Машина остановилась перед закрытыми дверями. За ними Филиппа разглядела просторный холл, выложенный черным и белым мрамором.

– Очень привлекательная бетонная тюрьма, – сухо заметила девушка. – Не возражала бы против пожизненного заключения в таком месте.

– Я так загружу вас работой, что впечатление будет полным!

Следом за ним Филиппа подошла к стойке регистрации, и минуту спустя один из служителей отеля ввел их в богато украшенный лифт, мгновенно поднявшийся на шестой этаж, а затем проводил в роскошные апартаменты.

Лукас Пэджет осмотрел просторную гостиную и заглянул в остальные комнаты номера.

– Да, здесь неплохо, спасибо. Только снабдите нас напитками. Не хочется каждый раз звонить, чтобы принесли снизу.

Служащий с поклоном удалился, и впервые Филиппа осталась наедине с начальником в чужой стране.

– Дверь в вашу комнату у вас за спиной, – заметил он, – а в мою с противоположной стороны.

– Вы хотите сказать, что в обе комнаты нужно входить через эту гостиную?

Лукас Пэджет подошел к двери, расположенной слева, и распахнул ее. За ней оказалась большая комната с современной мебелью, устланная серым ковром.

– Гостиничные апартаменты устроены именно таким образом, – лаконично сказал он. – Если вас это беспокоит, можете запереть дверь, ведущую в гостиную, и заходить в свою комнату из коридора.

Филиппа вскинула голову:

– Я не беспокоюсь, а просто поинтересовалась.

Она прошла к себе в комнату.

– Могу я принять ванну и переодеться или у вас есть для меня поручения?

– Думаю, что могу позволить вам отдохнуть, – ответил он голосом, лишенным всякого выражения. – Встретимся позже.

Хлопнув дверью, она начала распаковывать вещи. Мог бы с пониманием отнестись к ее беспокойству, а не демонстрировать свое высокомерие. Может, журналисты светской хроники и считали его завидным женихом, но секретари – так же как и слуги – видели хозяина таким, каков он на самом деле. Ей было доподлинно известно, что в его сердце нет места никому и ничему, кроме «Лангленд инджиниринг».

Только приняв прохладный душ и переодевшись в легкое платье, Филиппа успокоилась и вернулась в гостиную, уже совершенно владея собой.

Оказавшись здесь одна, она осмотрелась как следует. Ее привели в восхищение глубокие кресла, низкие кофейные столики и струящиеся изящными складками шторы. За шторами скрывались стеклянные двери, ведущие на балкон. Филиппа открыла их и шагнула за порог, но нестерпимый зной, ударивший в лицо вместо прохладного морского ветерка, заставил ее отступить назад с такой поспешностью, что девушка едва не столкнулась с начальником. Он тоже переоделся, заменив привычный черный костюм светло-серым, отчего стал выглядеть гораздо моложе своих тридцати двух лет.

– Лучше не открывать эту дверь, – заметил он. – На улице слишком жарко для этого времени года.

– Если бы только жара, все было бы не так плохо, – отозвалась Филиппа, – но жара вместе с влажностью – это тяжело. Ко мне опять все прилипло, как после самолета.

Она направилась к себе в комнату:

– Я забыла захватить блокнот.

– Значит, вы все-таки не собираетесь запирать эту дверь?

Девушка не сразу поняла его вопрос и покраснела под насмешливым взглядом серых глаз.

– Думаю, вы не относитесь к числу тех, кто мешает дело и удовольствие, – сдержанно ответила она.

– Вы совершенно правы.

Когда Филиппа вернулась в гостиную, он сидел на диванчике у письменного стола, заваленного бумагами.

– Вот это больше похоже, – невольно вырвалось у нее.

Он поднял голову.

– Больше похоже на что?

– На вас, каким я привыкла вас видеть.

– Значит, в ваших глазах я выгляжу этаким человеком-роботом?

Чувствуя, что сказала больше чем следует, Филиппа молча открыла блокнот. Услышав смех, она подняла глаза и посмотрела на него.

– Что вас так рассмешило?

– Вы. Столько времени вы работаете у меня секретарем, но только сегодня я обнаружил, что вы такой же человек, как и все остальные.

– Прошу прощения, – натянуто произнесла она. – Находясь здесь с вами – в такой обстановке, – мне трудно…

– Не извиняйтесь, мисс Смит. Знали бы вы, какое облегчение обнаружить, что у вас тоже есть нервы. До сих пор я считал вас ходячим воплощением всех достоинств!

Филиппа молча перевела взгляд на кончик карандаша. После секундной паузы он начал диктовать заметки, над которыми работал во время полета. Он говорил не прерываясь больше часа, и девушка испытала облегчение, услышав, как он бросает бумаги на стол.

– Пока все, – объявил он. – Прервемся на обед.

– А где смогу поесть я?

– В ресторане. Но если хотите, то можете пообедать и у себя в комнате.

– Я бы предпочла спуститься вниз.

– Тогда не пытайтесь спорить.

С трудом подавив желание стукнуть этого человека, Филиппа последовала за ним к лифту, а затем и в застекленный маленький дворик, где были расставлены столики, украшенные большими букетами цветов.

– Если хотите, можно сесть у бассейна, – заметил он, – хотя лично я считаю, что здесь прохладнее.

– Вы босс, – отозвалась девушка и с удовлетворением заметила, как блеснули его глаза, хотя он отодвинул для нее стул, ничего не сказав.

Опасения Филиппы, что работа продолжится и за обедом, – когда в Лондоне они делали перерыв, чтобы выпить кофе, у Лукаса Пэджета была привычка засыпать ее вопросами по работе, – на этот раз не оправдались. С той минуты, как им принесли меню, он намеренно завел разговор о Бразилии. Он бывал в этой стране прежде и хорошо ее знал. Девушка жадно слушала рассказ о том, как вместе с друзьями он плавал вверх по Амазонке.

– Путешествие такого рода женщине вряд ли придется по душе, – заметила Филиппа. – Даже на судне с кондиционером не избавиться от жары и москитов.

– С нами были две женщины, которым все это было нипочем, – резким тоном проговорил он. – Женщины готовы отправиться куда угодно и перенести какие угодно трудности, если рассчитывают выйти замуж.

Филиппа почувствовала, как в ней нарастает раздражение.

– Вы не слишком высокого мнения о представительницах моего пола, не так ли? Что сделало вас таким циничным?

– Жизненный опыт.

Ответ был кратким и выразительным. Хотя ей страшно хотелось услышать более подробный ответ, она понимала, что признаться в этом было бы недипломатично.

Правильно расценив ее молчание, он спросил:

– Хотите, я сделаю заказ и для вас?

И, не дожидаясь согласия, он так и поступил, сообщив заказ официанту на беглом португальском.

– Надеюсь, вам нравится то, что я вам заказал? – спросил он, опуская меню на стол.

– Даже если бы и не нравилось, я бы не посмела сказать это!

Он откинулся назад и сузил глаза. Этот взгляд она замечала уже столько раз: недоуменный и насмешливый.

– Насколько я понимаю, вы считаете меня чудовищем?

– Ничуть. Просто я работаю с вами достаточно давно и поняла: вы не любите, когда с вами спорят.

– Возможно, в бизнесе. Но не в личной жизни.

– Я и не знала, что у вас есть личная жизнь.

Снова она выпалила не успев подумать и от огорчения низко опустила голову. Только услышав смех, она поняла, что он не обиделся.

– Я веду очень активную личную жизнь, мисс Смит, но ее не афиширую. По всей вероятности, о моих личных делах и связях вам известно гораздо больше, чем другим.

Вспомнив множество женщин, которым она посылала большие флаконы духов и букеты цветов, она подумала, что употребление слова «связи» здесь более чем уместно.

– Меня удивляет, что вы не женаты, – заметила Филиппа. – По крайней мере, жена помогала бы вам устраивать приемы.

– К сожалению, женщины этим не довольствуются. Стоит тебе только жениться, как у них тут же возникает желание распоряжаться твоей жизнью.

– По-моему, вы никому этого не позволите.

– Не позволю. Вот поэтому и не женюсь.

– Но разве вам не хочется иметь дом… семью?

– Я и сейчас живу далеко не в палатке!

– Да, конечно, но…

– Дело, которым я занимаюсь, – моя единственная семья, и другой мне не надо. Оно делает жизнь полнее, воодушевляет и никогда не приедается. Если вы сумеете отыскать мне жену, которая удовлетворяет всем этим условиям, возможно, я и решусь расстаться со своей свободой.

– Вы хотите невозможного, – запротестовала Филиппа и вздохнула с облегчением, когда официант поставил перед ней тарелку с дымящимся густым супом.

– В трудную минуту суп пришел на выручку, – вполголоса заметил ее начальник, и девушку снова смутила способность этого человека читать ее мысли.

Все остальное время разговор за столом не касался личных тем. Как только принесли кофе, он залпом выпил чашку и встал.

– Мисс Смит, спешить не нужно. Вы вполне можете, не торопясь, посидеть здесь, понаблюдать за людьми. У меня же назначена встреча с министром, и я не хочу опаздывать.

Ругая себя за то, что не сообразила заглянуть в записи деловых встреч, Филиппа покраснела:

– Простите. Это я должна была вам напомнить.

– Забудьте об этом. Повторяю еще раз: я рад, что даже идеальный секретарь не всегда оказывается идеальным.

Несмотря на шутливый ответ, в его глазах появилось отстраненное выражение, и Филиппа поняла, что мысли его уже далеко. Да, он таков: дело для него всегда будет важнее всего.

Она тоже поднялась с места:

– Мне не хочется оставаться здесь одной.

– Как вам будет угодно.

Следуя за ним, Филиппа вышла из ресторана и вернулась в гостиничный номер. Почти сразу он ушел, а девушка уселась за машинку и провела за ней остаток дня.

Внезапно, как всегда в тропиках, на землю опустилась ночь. Только что небо было прозрачно-синим, а в следующее мгновение превратилось в темно-фиолетовый бархат, усеянный бриллиантами звезд.

Филиппа отодвинула стул и подошла к окну. Огни вдоль изогнутой линии залива сверкали, точно драгоценное ожерелье на белоснежной шее песчаного берега, а море, темное и загадочное, выплескивалось на него пенистыми волнами. На мгновение у нее возникло желание посидеть на террасе отеля и выпить что-нибудь холодное и освежающее, но при мысли о том, что придется идти через холл под взглядами чужих глаз, желание тут же исчезло. Со вздохом Филиппа вернулась к работе.

Девушка все еще сидела за машинкой, когда вернулся Лукас Пэджет. Он выглядел усталым и даже растрепанным. Скинув пиджак и ослабив галстук по дороге к письменному столу, за которым Филиппа работала, он взял несколько напечатанных страниц. Сквозь тонкий материал шелковой рубашки, туго обтягивающей широкую грудь, просвечивали темные волоски. Она отвела глаза в сторону, смущенная увиденным.

Вместо того чтобы состарить, усталость лишь придала ему некую незащищенность. Поддавшись внезапному порыву, Филиппа подошла к подносу с напитками, стоящему на столике у стены, и налила ему виски с содовой.

Он с благодарностью принял стакан, опустился в кресло и начал просматривать документы. Филиппе захотелось забрать у него бумаги и предложить расслабиться, и она рассердилась на себя. Подчеркнуто неторопливо она повернулась к нему спиной и снова села за машинку.

– Ради бога, оставьте вы на сегодня работу. – Его речь, обычно четкая и быстрая, звучала почти неразборчиво. – Расслабьтесь и выпейте чего-нибудь.

Она не спеша налила себе виски с содовой, уселась в кресло напротив и увидела, что он спит. Девушка осторожно забрала у него накренившийся набок стакан, сняла с коленей стопку бумаг. Сейчас он выглядел совершенно другим, беззащитным, что совершенно не вязалось с ее представлением об этом человеке. Может, глаза и зеркало души, думала Филиппа, но только во сне на лице отражается то, что человек скрывает от других, а может, и от себя. Наверное, таким он выглядел в детстве: энергичным, сообразительным, импульсивным и при этом полным доверчивости, которую выдавала теперь смягчившаяся линия рта. На лоб упала непослушная прядка волос. Какого они красивого цвета: теплый каштановый оттенок с едва заметной рыжинкой. Возможно, в детстве волосы у него были рыжее.

Вдруг он поднял веки, и на нее пытливо глянули серые глаза. Он уселся прямо.

– Кажется, я уснул. Простите.

– Могли бы поспать и подольше. Похоже, вам это очень нужно.

– Я приехал сюда не спать, а добиваться контракта.

– Как прошла встреча с министром?

– Думаю, удачно. Мануэль Родригес – человек необычный. Это один из немногих честных политиков, каких мне довелось знать. Никому не удастся склонить его к заключению контракта лестью и уговорами. Он заключит его с лучшей фирмой, причем по самой низкой цене.

– Контракт достанется нам, – убежденно заявила она.

– Я в этом не так уверен. У нас есть очень сильный соперник – бразильская фирма «Каллисто». Она известна тем, что работает быстро, надежно и за предельно низкую цену. И к тому же ни разу не задержалась со сроками!

– Не очень похоже на бразильцев, – сухо заметила девушка.

– Во главе этой фирмы стоит европеец. Человек по фамилии Мастерсон. Жесткий, обладающий даром убеждения и, насколько я слышал, неразборчивый в средствах.

– Если бы этот Мастерсон работал на вас, вы бы назвали его не неразборчивым в средствах, а энергичным и проницательным.

Пэджет не улыбнулся, и Филиппа дала себе слово не допускать шуток в деловых разговорах.

– Значит, наш основной конкурент «Каллисто»? – подытожила девушка.

Он кивнул:

– Единственное, чего я не могу понять, – как им удается удерживать такие низкие цены. Родригес сказал мне, что цены у них почти на двадцать процентов ниже наших, – вероятно, это означает, что они ниже наших процентов на пятнадцать.

– Но ведь мы не сможем согласиться на меньшую сумму. И так все затраты урезаны до минимума.

– Нам придется пойти на это.

Он подошел к письменному столу и начал перебирать бумаги.

– Где копии наших расценок?

Она поспешно подошла к столу, выдвинула ящик, достала папку с заголовком «Служебная» и начала ее развязывать, но он нетерпеливо протянул руку и рванул тесемки. Их пальцы соприкоснулись, и девушка отпрянула, словно внезапно коснулась льда. А может, это был огонь?

– Просмотрю все еще раз чуть позже, – проговорил он. – Сейчас я слишком устал.

– Почему бы вам не отдохнуть немного?

– Не указывайте мне, что делать! – проговорил он с такой яростью, что Филиппа растерялась. – Извините, мисс Смит, но я терпеть не могу, когда женщины начинают командовать, – проговорил он уже нормальным тоном. – Вероятно, последствия детства, проведенного рядом с чересчур заботливой мамочкой. Сожалею, если обидел вас. Ваши советы и мнения я всегда готов выслушать – в отношении работы.

Филиппа закрыла машинку чехлом.

– У вас есть для меня еще какие-нибудь распоряжения? – спросила она, не оборачиваясь.

– Нет, благодарю вас.

У себя за спиной она услышала, как закрылась дверь в его комнату, и только после этого направилась к себе, с удивлением обнаружив, что у нее дрожат ноги.

Филиппа села на постель, чувствуя, как недавнее возбуждение сменяется жалостью к себе. Стремясь избавиться от этого настроения, она попыталась понять его причину. Может, это объясняется тем, что впереди ее ждет вечер, который придется провести одной? Но ведь столько раз она отказывалась от приглашений куда-нибудь пойти именно потому, что хотела остаться одна.

Конечно, сегодня все было иначе, потому что она в чужой стране, среди совершенно незнакомых людей.

– Я впадаю в слезливую сентиментальность, – сказала она вслух. В конце концов, Лукаса Пэджета она знает. Шесть месяцев она проработала с ним бок о бок. Но Филиппа понимала, что кривит душой. Ее начальник оказался совсем другим человеком – таким она его никогда не знала. Несколько мгновений, проведенных сегодня в непосредственной близости рядом с ним, лишь подчеркнули разницу между ними, заставили осознать, какая пропасть разделяет исполнительную секретаршу и могущественного магната.

Рассердившись на мысли, которые бог знает куда ее завели, и опасаясь, что, раз дав им волю, она уже не сможет остановиться, Филиппа сняла платье и легла на кровать отдохнуть.

Час спустя, завернувшись в шелковый халатик персикового цвета (подарок миссис Марш), плотно облегавший ее стройную фигурку, девушка вышла на балкон. Было все еще страшно жарко, хотя ветерок с моря слегка приподнял ей волосы с шеи. Обычно она убирала их с лица и закалывала, но сейчас распустила, и они пышной волной спускались до плеч. Внизу кто-то засвистел, и Филиппа, сообразив, что свет из комнаты хорошо ее освещает, поспешно ушла с балкона.

Впереди был целый вечер. Ужин займет лишь малую часть его. У нее ничего не было с собой почитать, и девушка с сожалением вспомнила о книжках, которые собиралась взять с собой, но в спешке забыла положить в чемодан. «Интересно, нет ли каких-нибудь книг в гостиной?» – подумала она, попыталась припомнить, видела там что-нибудь или нет, потом подошла к двери и прислушалась. Из гостиной не доносилось ни звука. Тогда она повернула ручку двери и быстро вошла туда.

Дверь в комнату Пэджета была закрыта. Она на цыпочках подошла к книжному шкафу. Все книги были на португальском. Филиппа уныло повернулась кругом и ахнула, увидев прямо перед собой Лукаса Пэджета в кое-как завязанном синем шелковом халате, с порозовевшим ото сна лицом.

Какое-то мгновение он смотрел на девушку, и Филиппа, вспомнив, что под халатиком на ней ничего нет, завязала поясок потуже. Лишь поймав свое отражение в стеклянной дверце шкафа, она сообразила, что так ее наряд стал еще откровеннее. С горящими щеками она кинулась к двери в свою комнату.

– Я не знал, что вы здесь, – проговорил он за ее спиной.

– Хотела взять что-нибудь почитать. – Наполовину скрывшись за своей дверью, она осмелилась повернуться и взглянуть на него.

– Боюсь, ничем не смогу вам помочь. Я не читаю романов.

– Зато вы читаете «Деловой журнал»!

У него заблестели глаза.

– Я и не подозревал, что у вас такой острый язычок. Если вы не слишком устали, приглашаю вас поужинать, чтобы ему было чем заняться.

– Вы очень добры, но…

– Я приглашаю вас не из доброты и не из жалости. Просто мне сейчас нечего делать и скучно. Я слишком устал, чтобы работать. Будьте готовы через полчаса.

– Через полчаса, – повторила Филиппа и закрыла дверь.

«Интересно, других девушек он так же бесцеремонно приглашает поужинать?» – размышляла она, накладывая макияж и убирая назад волосы в обычную прическу. Ей никак не удавалось представить, что он так же приглашает на ужин Бланш Грин.

«Но ведь я не звезда мюзиклов, – твердо сказала она себе. – Я всего лишь сверхисполнительная секретарша, и ничего больше».

Но как же трудно было помнить об этом, сидя напротив него за столиком небольшого, но элегантного ресторанчика, окна которого выходили на берег моря, под лунным светом казавшийся белым.

Лукас Пэджет снова сделал заказ за нее: блинчики с начинкой из омара в каком-то кисловатом соусе и пряное острое блюдо из зеленых перцев и говядины, которое она запивала бургундским.

– Вина мне больше не нужно, – сказала она официанту, когда он подошел, чтобы в третий раз наполнить ей бокал. – Еще один глоток, и я свалюсь под стол!

– Я рад, что вы умеете вовремя остановиться, – язвительно сказал Лукас Пэджет. – Не люблю пьяных мужчин, но пьяных женщин просто ненавижу.

– Вы считаете, что женщины вообще не имеют права курить? – вежливо поинтересовалась она.

– Да нет. С какой стати?

– Просто мне показалось, что вам нравится, когда женщина знает свое место.

– А место ее – «дома на кухне»? – уточнил он.

– Да.

Он рассмеялся:

– Совершенно верно, но только если это не мой дом.

Опять она невольно затронула личные темы! Филиппа поспешно заговорила о другом:

– Вы уже бывали в этом ресторане?

– Да. Обычно здесь поют фаду, португальские народные песни, но официант сказал мне, что певец болеет, так что придется зайти сюда еще раз.

– Фаду всегда печальны, не так ли?

Он кивнул:

– В них поется о любимом, который погиб в сражении или утонул в море.

У Филиппы возникло чувство, словно рядом с ней Роланд. Только Роланд, которого она любила, существовал лишь в ее воображении. Она поняла, что вздохнула, только когда Лукас Пэджет отодвинул стул и встал.

– Когда женщина вздыхает в моем присутствии, я знаю, что ей со мной скучно!

– Неправда. – Она замолчала, сообразив, что ее дразнят. – Мне не скучно. Просто я сейчас поняла, как далеко оказалась от дома.

– Вот уж не думал, что суперисполнительная мисс Смит будет тосковать по дому.

– Вы плохо меня знаете.

Он взял из рук официанта легкий плащ Филиппы и накинул ей на плечи. Второй раз за день она ощутила прикосновение его пальцев и затрепетала, сознавая, как близко он стоит, чувствуя исходящее от него тепло.

Сидя рядом с ним в машине, девушка по-прежнему ощущала его близость. Ее охватило радостное волнение, когда, вместо того чтобы ехать к отелю, он свернул на дорогу, ведущую в горы.

– Я решил немного проехаться перед тем, как возвращаться в отель, – объяснил он. – Я всегда успокаиваюсь, когда сам сажусь за руль. Вот почему я отослал шофера.

Эти слова вновь напомнили ей о Роланде. Он тоже расслаблялся, когда вел машину.

– У меня был знакомый, который говорил, что управление машиной всегда дает ему ощущение могущества.

– Вероятно, он был очень молод.

– Что вы хотите этим сказать?

– Только молодым – или очень слабым – людям необходима подобного рода иллюзия, чтобы ощутить себя сильными.

– Он действительно был слабым, – согласилась Филиппа, – но всегда был очень добр ко мне и никогда – заносчивым.

– По-моему, в вашем ответе я различаю некую критику в свой адрес, или мне это показалось?

Она в замешательстве опустила взгляд на свои руки.

– Извините, мистер Пэджет, мне бы и в голову не пришло критиковать вас.

Он сосредоточенно смотрел вперед на дорогу. Филиппа придвинулась к окну и слегка повернула голову в сторону водителя. При слабом свете контуры его лица казались резкими и бесплотными.

Точно лицо самой Смерти, подумалось ей. Она поежилась, внезапно увидев перед собой незнакомого человека, жизнь и образ мыслей которого ей совершенно неизвестны. Что он знал о любви или ее утрате, если его заботило только одно: удастся ли заключить еще один контракт и тем самым увеличить доходы фирмы? Полюбить такого – значит разбить себе сердце, если только женщина заранее не смирится с тем, что всегда будет занимать в его жизни второе место после работы.

– Вы хорошо знали этого человека? – Вопрос прозвучал неожиданно, но Филиппа не колеблясь ответила:

– Я собиралась за него замуж.

– Вы правильно поступили, отказавшись это сделать.

– Я не отказывалась. Он погиб.

Машина замедлила ход и остановилась на обочине дороги. Позади них в небо уходили черные силуэты гор, внизу виднелась изогнутая линия залива.

– Мне очень жаль, – тихо, с сочувствием проговорил он. – Как это случилось? Или вам еще тяжело об этом рассказывать?

– Теперь уже нет. Это произошло три года тому назад. Не так уж и давно, а кажется, прошла целая вечность. Мы вместе выросли. Сколько себя помню, я всегда любила его.

– А сейчас?

Филиппа заколебалась, не зная, как он отнесется к тому, что произошло в действительности. Лукас Пэджет всегда сражался за то, к чему стремился, но он никогда не совершал ничего бесчестного.

– Его нет в живых, – резко сказала она. – Мне не хочется говорить об этом.

Она решительно отвернулась к окну. Раздался щелчок открываемого портсигара, и Филиппа скорее почувствовала, чем увидела, пламя зажигалки.

– Мне придется съездить на место строительства плотины, – заговорил Пэджет на другую тему. – Если хотите, я возьму вас с собой.

– Это было бы замечательно.

– Будет еще замечательнее, если я получу контракт. Фирма, которая построит эту плотину, сможет рассчитывать по меньшей мере еще на полдюжины подобных контрактов. Правительство Бразилии рассчитывает повысить жизненный уровень людей, а сделать это можно, только обеспечив их работой.

– Прогресс в Бразилии обернется доходами для вас, – заключила девушка.

– А в вашем понимании «доходы» – грязное слово?

Она была рада тому, что в темноте не видно, как она покраснела.

– Я не это имела в виду. Я сказала не подумав.

– Именно в таком случае часто можно услышать правду, – жестко произнес Пэджет. – Я не отношусь к числу идеалистов, у которых голова напичкана бог знает чем. Я практик. Вот почему вы ко мне неодобрительно относитесь.

– Вы не знаете, что я одобряю, а что нет, – возразила она.

– Ошибаетесь, мисс Смит! Мне многое известно о вашем образе мыслей!

Неожиданно он наклонился и приблизил к ней лицо вплотную, так что даже в полумраке она различала поры на его коже. Филиппе захотелось дотронуться до его щеки. Поняв это, девушка испугалась. Должно быть, она спятила, если у нее появляются такие желания. Или на нее так действует магия этого города?

– Уже поздно, – проговорила она, поражаясь тому, как спокойно звучит ее голос. – Пора возвращаться.

Он выпрямился и включил зажигание.

– Вы правы. Не хочу, чтобы утром моя секретарша клевала носом.

Эти слова развеяли все ее романтические иллюзии, грубо напомнив о том, кто они такие: секретарша и босс.

На обратном пути он молчал. Она тоже заговорила только у входа в отель:

– Это был чудесный вечер, мистер Пэджет. Большое спасибо.

Пока она раздумывала, протягивать руку для пожатия или нет, он уже отошел от нее.

– Пойду немного пройдусь, – произнес он. – Спокойной ночи, мисс Смит.

«В отель он меня доставил, и на этом его обязанности закончились», – с горечью подумала Филиппа, поднимаясь на лифте в номер. Хотя откуда взялась эта горечь, доискиваться она не стала.

Глава 2

Филиппа твердо решила относиться к Лукасу Пэджету только как к начальнику, однако на следующее утро оделась и причесалась с особой тщательностью.

Войдя в гостиную, она обнаружила, что там никого нет. Девушка уже приступила к работе, когда открылась дверь его комнаты. На нем были темные брюки и белая шелковая рубашка. За спиной виднелась незастланная кровать, на которой валялись бумаги и куртка от шелковой пижамы кремового цвета.

– Узнайте, когда в столицу вылетает следующий самолет, – распорядился он тоном, не допускающим возражений. – Я должен на него успеть.

Он вернулся к себе в комнату, а когда вышел снова, она уже напечатала для него нужную информацию.

– Самолет вылетает в Бразилиа через час. Билет ждет вас в аэропорту, – сообщила Филиппа. – Я заказала вам машину.

Она наблюдала, как он застегивает запонки, надевает темный пиджак и снова становится самим собой – энергичным директором крупной фирмы.

– Ваш полет в Бразилиа не был запланирован?

– Я узнал через посольство, что Родригеса отозвали в столицу. Обычно он летит утренним рейсом, и я решил, что, возможно, во время полета мне удастся с ним побеседовать.

– И вы решили лететь в Бразилиа только по этой причине?

– Только по этой причине? – сухо повторил Пэджет. – Дорогая моя мисс Смит, если вы не понимаете, что это исключительно важная причина, то никогда не станете деловой женщиной. – Он указал на диктофон, лежащий на письменном столе: – Еще одну кассету с записью вы найдете у меня в комнате на столике у кровати. Так что работой вы обеспечены.

– Похоже, вы работали всю ночь.

Он коротко улыбнулся, направляясь к двери, и Филиппа поняла, что мысли его уже далеко отсюда – и от этой комнаты, и от нее.

– Сегодня я, возможно, не вернусь. Все будет зависеть от обстоятельств. После того как закончите работу, предлагаю заняться осмотром достопримечательностей.

Дверь закрылась, а Филиппа так и осталась стоять у стола. Без Лукаса Пэджета комната казалась огромной и пустой. Вздохнув, Филиппа зашла в его комнату и взяла кассету. На столике стоял поднос с остатками завтрака. Она коснулась смятой салфетки и поспешно отдернула руку.


У нее ушел целый день на то, чтобы напечатать материал, надиктованный Пэджетом. Перечитав все, она решила, что он плодотворно провел бессонную ночь – сумел разработать совершенно новую концепцию строительства плотины. Это позволит значительно сократить расходы, она была совершенно в этом уверена. Но смогут ли они обойти «Каллисто»? Филиппа внимательно прошлась по всем цифрам, обнаружила ошибку и обрадовалась, выяснив, что затраты сократились еще на четверть процента. Это был тот самый случай, когда любая малость имеет значение!

В этот вечер Филиппа ужинала у себя в комнате. Она немного посидела в баре, чтобы посмотреть на новые лица, но горящие восхищением откровенные взгляды черных глаз вынудили ее вернуться к себе. Лучше уж оставаться одной в своей комнате, чем оказаться объектом пристального внимания пылких латиноамериканцев.

После ужина она снова зашла в комнату Лукаса и просмотрела книги, которые заметила там. Труды по экономике, политике, торговле. Она неохотно взяла книгу по экономике Великобритании. Легким чтением это не назовешь, но все лучше, чем бить баклуши. Вернувшись к себе, она разделась, распахнула окно и забралась в кровать. Снаружи до нее доносился рокот морского прибоя. Как странно! Обычно при слове «тропики» воображение рисует картину спокойного моря и мягко набегающих на берег волн, в действительности же все оказалось по-другому.

Мерный шум волн и скучная книга подействовали лучше любого снотворного, так что уже в десять вечера она выключила свет и закрыла глаза. «Нужно написать миссис Марш, – сквозь сон подумала она. – И купить ей какой-нибудь сувенир».

Ранним утром ее разбудило ослепительно белое солнце. Филиппа решила последовать совету Лукаса Пэджета и посвятить день осмотру достопримечательностей.

– Мистер Пэджет велел передать, что его машина и шофер в вашем распоряжении, – сообщил ей дежурный администратор, когда девушка спросила у него, куда он советует ей пойти.

Хотя Филиппа и удивилась тому, что босс вспомнил о ней и позаботился о таких мелочах, но машину брать не стала, а села в автобус, курсирующий между побережьем и городским центром. Она сошла на авенидо Рио-Бранко. Здесь, как сообщалось в брошюре, которую она обнаружила в своей комнате, располагались магазины, элегантностью не уступающие парижским. Но, рассматривая уродливое женское белье и унылые ряды вешалок с платьями, она пришла к выводу, что автор брошюры желаемое выдавал за действительное.

Только свернув с широких улиц на улочки поуже, она обнаружила дома в колониальном стиле, изумительные, но разрушающиеся церкви, которые помнили дни первых португальских поселенцев. Час за часом, позабыв о времени, она бродила по городу, пока голод и стертая пятка не вынудили ее на такси вернуться в гостиницу.

К тому времени, как она пообедала, день был уже в самом разгаре. Надев купальник и взяв халатик, она решила поплавать в бассейне отеля. К сожалению, и бассейн, и разноцветные шезлонги оказались в тени, а солнце скрылось за зданием. Раздосадованная таким неудачным расположением отеля, Филиппа отправилась на пляж. Там было полным-полно смуглых парней, играющих в футбол. Для купания море оказалось слишком неспокойным. Она осмелилась только походить по воде под солоноватыми брызгами. Это ее слегка освежило, однако солнце палило нещадно, так что ощущение прохлады длилось недолго.

Внезапно в небе над ее головой засверкала серебряная точка. Точка начала увеличиваться и скоро превратилась в самолет. Девушка вспомнила о Лукасе Пэджете – он должен был уже вернуться. Торопливо собрав вещи, она направилась в отель, раздумывая, не звонил ли он ей.

– Мы как раз собирались послать кого-нибудь на ваши поиски, – сказал один из администраторов. – Мистер Пэджет вернулся час тому назад.

Даже не заглянув в свою комнату и не переодевшись, Филиппа прошла в гостиную и обнаружила, что Пэджет сидит на диванчике, обложившись кипой документов.

– Я не знала, что вы так рано вернетесь, – извинилась Филиппа.

– В следующий раз сообщайте администратору, куда идете. Мне бы и в голову не пришло искать вас на пляже среди курортников.

Эти слова заставили ее вспомнить, что на ней коротенькие шорты и все ноги открыты. Девушка метнулась к двери в свою комнату:

– Пойду накину платье.

– Не возражаю, если вы останетесь так, как есть. Это даст мне возможность полюбоваться вашим загаром.

В полном убеждении, что босс пытается смутить ее, Филиппа отошла от двери.

– Я легко загораю, – объяснила она.

– Я уже заметил. Означает ли это, что вы крашеная блондинка?

– Конечно нет! – Она села за свой письменный стол и открыла блокнот. – Я готова.

Пэджет разглядывал ее, скрестив руки на груди:

– Расслабьтесь, мисс Смит. Я слишком устал для того, чтобы работать.

– Не думала, что когда-нибудь услышу от вас такие слова.

– В жизни все случается в первый раз. Возможно, это воздействие тропиков.

Встав, он подошел к окну и посмотрел вниз на людей, по-прежнему заполнявших пляж.

– Мы должны снизить затраты на строительство, – проговорил он почти про себя. – Иначе контракта нам не видать.

– Это министр так сказал? Значит, вам удалось побеседовать с ним во время полета?

– Да. Он умный человек и твердо намерен осуществить свои проекты. Возведение плотины – лишь первый из них, вот почему так важно заполучить этот контракт.

Пэджет стукнул рукой по оконной раме.

– Он может положить начало нашей работы здесь лет на десять. Я не могу упустить его только из-за того, что у нас слишком высокие цены.

– Мы захватили с собой все расценки. Принести?

– Не сейчас. С цифрами нужно работать на свежую голову. Этим я займусь с утра. – Он подавил зевок. – Мы с Родригесом просидели до четырех утра, а сегодня опять придется лечь поздно.

Он отвернулся от окна, взглянул на Филиппу, и девушка тотчас вспомнила, какой у топа низкий вырез. Она постаралась незаметно сесть попрямее, но оставила попытки, заметив насмешливый блеск его глаз.

– Кстати, мисс Смит, я хочу, чтобы сегодня вечером вы были со мной. Родригес устраивает прием для представителей всех фирм, заинтересованных в получении контракта, и, возможно, вам удастся там кое-что узнать.

– О приемах?

– О наших конкурентах! Особенно о Мастерсоне из «Каллисто». Языки всегда развязываются, когда льется шампанское, так что походите и послушайте разговоры.

– Я просто уверена, что ничего не сумею узнать, – запаниковала Филиппа. – С какой стати кому-то со мной разговаривать?

– С такой, что мужчины любят произвести впечатление на красивую женщину.

Слова протеста замерли на губах Филиппы, когда она услышала комплимент. Лукас Пэджет обладал своеобразным чувством юмора, и она никогда не могла понять, то ли он шутит, то ли говорит всерьез. Но сейчас он смотрел на нее так серьезно, что девушка поняла: это не шутка.

– Вы действительно красивы, – проговорил он. – Я заметил это лишь после того, как мы прибыли сюда.

– А все потому, что вы воспринимаете всех окружающих как приложение к офисной мебели.

Пэджет улыбнулся, и Филиппа с досадой отметила, как подействовала на нее эта улыбка.

– Не стоит отрицать, мистер Пэджет, вы сами знаете, что это правда.

– Я и не собираюсь отрицать это. Но подумайте, какие могут возникнуть осложнения, если я начну замечать девушек, которые у меня работают. Не забывайте, мой девиз – «люби и бросай». Я не хочу менять его на «люби, и пусть тебя бросают»!

– Когда-нибудь вы потерпите поражение, – не выдержала она.

– Никогда.

Ледяной взгляд, которым он окинул девушку, навел ее на мысль, что это с ним уже случилось. Возможно, это и было причиной его многочисленных коротких любовных романов. Она встала и направилась к себе в комнату. Так будет безопаснее.

– Мы выезжаем в восемь, – раздалось ей вслед. – Начинайте готовиться.

– Для этого двух часов мне не потребуется.

– Вы будете первой женщиной, которая соберется за меньшее время.

Твердо решив доказать, что он ошибается, Филиппа появилась в гостиной за пятнадцать минут до назначенного времени. Дверь в комнату Лукаса была закрыта, но был слышен стук выдвигаемых и задвигаемых ящиков и едва слышное чертыханье, заставившее ее улыбаться.

Опасаясь измять юбку, она встала у окна и увидела в стекле свое отражение. Шифоновое платье цвета морской волны подчеркивало цвет ее глаз; золотая вышивка на лифе с большим вырезом вторила бликам светлых волос персикового оттенка. Сегодня она оставила их распущенными. Оттого что волосы непривычно касались плеч, Филиппа чувствовала себя необычайно женственной. Она долго колебалась между этим и более закрытым платьем, прежде чем выбрала, что надеть. В конце концов девушка надела это, решив не поддаваться смущению, которое вызывал у нее босс. Если она будет продолжать вести себя точно влюбленная школьница всякий раз, когда Лукас Пэджет взглянет на нее, то не сможет у него работать.

Глядя на свое отражение, Филиппа попыталась подтянуть бретельки платья повыше, но линия выреза так и осталась очень низкой, обнажая часть округлой розовой груди. Да наплевать ей на этого человека! Она всего лишь следует моде, и, если ему это не понравится, тем хуже для него!

Ровно в восемь он вошел в гостиную. Впервые Филиппа увидела его в вечернем костюме для тропиков. Белый пиджак подчеркивал цвет его волос. В нем Лукас казался выше ростом и шире в плечах. Неудивительно, что он так нравится женщинам. У него был вид человека, которому ни до чего нет дела, – тем сильнее хотелось его покорить.

– Ну и ну, – медленно произнес он, остановившись прямо напротив. – Золушка готова ехать на бал!

Он оглядел ее с головы до ног, и взгляд его снова скользнул по ее лицу.

– Вас просто не узнать.

– Это все из-за платья. Как вы думаете, вырез не чересчур глубокий?

Он долго не отвечал на вопрос, и Филиппа начала жалеть, что задала его.

– Нет, не думаю, – прозвучал наконец ответ. – У вас великолепная фигура, и вы поступаете правильно, демонстрируя ее. Другое дело, если бы вы были замужем.

– Какая разница?

– Ваш муж, возможно, предпочел бы любоваться вашей фигурой сам и скрывать ее от остальных.

Она вскинула голову.

– Так вы хотите сказать, что если я не замужем, то должна демонстрировать покупателю свой товар?

– Сказано грубовато, но в целом правильно, – спокойно ответил он.

Филиппа негодующе вскрикнула, и он рассмеялся:

– Я всего лишь поддразниваю вас, мисс Смит. Успокойтесь. Вы выглядите замечательно. Между прочим, мне нравится ваша прическа. Вам всегда нужно носить распущенные волосы.

– Они мне мешают, когда я печатаю.

– Глупости. Они удивительного цвета. Просто грех их закалывать.

Смутившись, Филиппа проскользнула мимо него, взяла сумочку и жакет.

– Вы говорили, что заказали такси на восемь.

– Совершенно верно.

Лукас Пэджет открыл перед девушкой дверь и пошел по коридору за ней следом. У лифта он взял ее под локоть, ввел внутрь кабины и, не отпуская, провел через весь холл к дверям, где их уже ждала машина. Она до болезненности отчетливо ощущала прикосновение его пальцев и, несмотря на теплую ночь, не могла побороть охватившую ее дрожь.

В машине она отодвинулась подальше от него и сосредоточенно смотрела в окно. Вскоре пляж Копакабана остался позади, и дорога пошла вверх к роскошному пригороду Санта-Тереза. На повороте им навстречу промчалась другая машина. Шофер нажал на тормоза, и Филиппу через все сиденье швырнуло прямо на Лукаса. Он крепко прижал ее к себе, чтобы не дать упасть.

– Извините, – задохнувшись, проговорила Филиппа, рассчитывая, что он тут же ее отпустит. Но он, по-прежнему крепко удерживая ее, наклонил голову, и на щеке она ощутила его теплое дыхание.

– Я ждал, когда вы наброситесь на меня! – со смехом в голосе проговорил он. – Только надеялся, что вам не нужен повод и для этого не понадобится мчаться на машине.

– Мне обязательно был нужен хоть какой-нибудь повод, – парировала Филиппа. – Первое, чему меня обучили в колледже, – никогда не бросаться на босса.

– Сейчас я вам не босс. Мы ведь не на работе.

Она хотела было ответить, но промолчала. Почему он с ней флиртует? Вопрос был интригующим, ответ тем более. Филиппа чувствовала возбуждение и страх, усиливающиеся с каждым мгновением.

Внезапно он отпустил ее.

– Извините. Я не имею права вас поддразнивать. Вы оказались так далеко от дома. Я за вас отвечаю.

– Я не ребенок.

– По годам, быть может, и нет, но вы такая неопытная.

Огорченная, Филиппа ускользнула от него прочь, но он опять поступил неожиданно – удержал ее за руку:

– Не сердитесь. Я сделал вам комплимент.

– Назвав меня неопытной?

– Конечно. В наше время нетрудно приобрести опыт, который я имел в виду. – Пэджет сжал ей руку и тут же отпустил. – Ваши скромность и простодушие – неотъемлемая часть вашего очарования.

– Почему-то вы не выбираете себе спутниц, обладающих такими качествами! – вырвалось у нее. Опомнившись, Филиппа густо покраснела. – Боже, не понимаю, почему я сказала такое!

– Потому что это правда. Я обхожу невинность стороной, потому что она меня пугает.

– Пугает? Вас?

– Конечно. Невинная девушка надеется на замужество – мне этого не нужно.

– Я уже поняла, – сухо отозвалась Филиппа. – Но неужели вам не надоело переходить от одной женщины к другой?

– На это тщетно надеются все женщины, когда видят перед собой довольного жизнью холостяка! – Он нагнулся к шоферу: – Смотрите, впереди целая шеренга автомобилей. Неужели все они направляются на прием?

Водитель кивнул, и Лукас Пэджет воскликнул:

– Да, прием обещает быть грандиозным!

Медленно, по сантиметру, машина двигалась вперед, но в конце концов въехала в круглый двор и остановилась перед громадным домом. Изо всех окон струился яркий свет, доносилась музыка. Выйдя из машины, Филиппа увидела прекрасный, ухоженный парк. Декоративный пруд окружали сказочные фонари и деревья, листья которых на фоне неба казались черными.

Не останавливаясь, чтобы рассмотреть все это великолепие, Лукас Пэджет направился в дом, и Филиппа поспешила догнать его. Этот прием не представлял для него ничего необычного, он часто бывал на таких. Девушка догадывалась, что посещает он их скорее ради дела, а не для удовольствия.

У входа в зал их приветствовал Родригес, коренастый мужчина с отливающим синевой подбородком и обманчиво мягким взглядом карих глаз, с которым никак не вязалось энергичное рукопожатие.

– Рад, что вы смогли сюда выбраться, – проговорил он по-английски с сильным акцентом. – А это, насколько я понимаю, сеньора Пэджет?

– Мой секретарь, – поправил его Лукас.

– Вот как?

Под взглядом выразительных карих глаз Филиппа покраснела, но больше ничего не было сказано. Родригес указал в сторону зала:

– Входите, прошу вас. Я присоединюсь к вам позже, когда прибудут все гости.

Едва они сделали несколько шагов вперед, как пухлая женщина лет тридцати с болезненным цветом лица двинулась им навстречу:

– Лукас! Как я рада видеть тебя! Эммануэль только сегодня вечером сказал мне о том, что ты здесь.

Филиппа скорее почувствовала, чем заметила, удивление Лукаса Пэджета.

– Изабелла! Я понятия не имел, что сеньора Родригес – это ты. Ты была еще школьницей, когда я гостил в Португалии у твоих родителей.

– Годы летят незаметно. – Кончиками пальцев с ярко-красными ногтями женщина коснулась тяжелого ожерелья из изумрудов и бриллиантов. – Ты женат?

– Нет.

Судя по напряженности, прозвучавшей в его голосе, женщина задала вопрос не из праздного любопытства. Догадка Филиппы переросла в уверенность, когда женщина придвинулась к Лукасу вплотную и вполголоса сказала:

– Майе будет интересно узнать, что ты все еще свободен.

Лицо Лукаса порозовело, хотя голос звучал по-прежнему ровно:

– Майя? Давно я ее не видел. Как она?

– Очень хорошо. Ты знаешь, что она в Рио?

– Нет! – резко воскликнул Лукас. Однако, когда он продолжил, голос звучал как всегда: – Никогда не встречал ее мужа. Ты должна нас познакомить.

– Не получится. – Изабелла прижала руку к горлу. – Он умер три месяца назад.

На этот раз Лукас даже не пытался скрыть потрясение:

– Я не знал. Я и представить себе не мог…

– Думаю, Майя не решилась сообщить тебе.

– В таком случае мы должны немедленно это исправить, – вступил в разговор Мануэль Родригес. – Если вы старый друг Майи, ей будет приятно снова встретиться с вами. Дорогая, где она? Пойду разыщу ее.

– В этом нет необходимости.

Изабелла повернула голову, и, проследив за ее взглядом, Филиппа увидела высокую черноволосую женщину, плавно скользящую в их сторону. С тех пор как девушка поселилась в Лондоне, она видела немало красавиц, но ни одна не обладала таким, можно сказать, животным магнетизмом, как эта. Он затмевал красоту синих глаз, полных губ, молочно-белой кожи и придавал ее облику чувственность, которую не могло скрыть даже шифоновое платье с глухим воротом. Рядом с ней остальные женщины выглядели бесцветными, а все мужчины оживали на глазах.

– Лукас! – Голос женщины, мягкий и страстный, был под стать ее облику. – Когда ты вошел, я глазам своим не поверила. – Черные глаза остановились на Филиппе. – Это твоя жена?

– Нет, это мой секретарь. Я не женат. – Помолчав, он добавил: – Прими мои соболезнования. Я только что узнал о твоем муже.

Майя печально улыбнулась, хотя глаза сияли радостью.

– Мне незачем говорить тебе, что я чувствую. По крайней мере, я дала Луису капельку счастья, прежде чем он умер. – Она взяла Лукаса под руку: – Давай где-нибудь присядем и поговорим.

Лукас взглянул на Филиппу, и девушка слабо улыбнулась:

– Не беспокойтесь обо мне, мистер Пэджет.

Пара удалилась. Изабелла взяла мужа под руку:

– Было бы чудесно, если бы они снова соединились.

– Не спеши со сватовством. Майя еще носит траур.

– Если бы она по глупости не поссорилась с Лукасом, то никогда бы не вышла замуж за Луиса.

Филиппа попыталась отойти, чтобы не слушать чужой разговор, но Изабелла заметила это и вполголоса извинилась:

– Простите нас за этот разговор, мисс Смит, но я так давно знаю Лукаса, что…

– Я понимаю, сеньора.

– Скажите, это правда, что у него никого нет?

– Во всяком случае, так он утверждает, – отозвалась Филиппа, с досадой подумав, как по-английски чопорно прозвучали ее слова.

Но хозяйка, видимо, ничего не заметила и счастливо вздохнула:

– Должно быть, он все еще любит Майю. Как романтично!

– Извините меня, – поспешно произнесла Филиппа. – Мне хочется выйти на свежий воздух.

Прокладывая путь среди толпившихся гостей, она решительно направилась к стеклянным дверям, ведущим на мраморную террасу. Оказавшись там, она прислонилась к балюстраде и глубоко вздохнула.

Что на нее нашло? Отчего ей так больно? Филиппа знала ответ уже в тот момент, когда задавала себе эти вопросы. Ее мучает ревность. Самая обычная ревность.

Чем скорее она вернется в Лондон, в деловую атмосферу офиса, тем лучше. Близко пообщавшись с боссом, она стала воспринимать его как человека, мужчину, а не робота, которого интересуют только дела. А он всего лишь робот.

Но этому утверждению противоречило выражение его лица в тот миг, когда Изабелла Родригес сказала ему, что Майя в Бразилии. С неохотой Филиппа была вынуждена признать: пусть работа в его жизни и на первом месте, прекрасная Майя с ее обольстительным телом, скорее всего, занимает второе.

В зале за ее спиной звучала музыка, и она прошла дальше. Ступеньки в конце террасы спускались в сад. Девушка сошла по ним вниз, пересекла травяной газон и оказалась у извилистой дорожки, ведущей к небольшому пруду. Вокруг стояли кованые железные кресла с разноцветными подушками, которые в лунном свете стали черно-белыми. Уронив сумочку на одно из них, Филиппа наклонилась над водой и погрузила в нее руку.

Вода оказалась слишком теплой. Девушка подняла руку, жалея, что не ощущает прохладу моря у родных берегов. Как всегда, мысли о море напомнили ей о Роланде, и Филиппа уставилась на свое отражение в колеблющейся воде. Рябь, успокаиваясь, стала принимать очертания глаз и губ Роланда. Девушка затрепетала и отпрянула от воды. Шорох листьев заставил ее поднять взгляд.

В тени дерева напротив темнел чей-то силуэт. Какое-то мгновение человек стоял неподвижно, а потом отошел назад. При этом листья раздвинулись, и свет луны упал на серебристые волосы и бледное лицо. Роланд!

Филиппа сжала пальцы в кулаки. Этого не может быть! Роланд мертв; он лежит на дне моря. Тень шевельнулась снова. На этот раз жест оказался настолько знакомым, что она с болью воскликнула:

– Роланд!

Тень заколебалась, потом шагнула вперед и в свете луны превратилась в фигуру живого человека.

– Филиппа, – проговорил человек. Услышав его голос, она больше не сомневалась: ее жених восстал из мертвых.

Глава 3

Потеряв дар речи, Филиппа во все глаза смотрела на Роланда. Она крепко закрыла глаза и открыла их снова, надеясь, что стоящий перед ней человек исчезнет. Но этого не случилось. Он стоял на том же месте – высокий, светловолосый, элегантно одетый.

– Я знал: рано или поздно этому суждено случиться, – с сожалением произнес он. – Но мне и в голову не приходило, что меня увидишь именно ты. Кой черт принес тебя в Рио?

– Тебе не кажется, что это я должна задать тебе такой вопрос?

Резкий тон ее голоса, по-видимому, удивил его. Роланд бросил на нее осторожный взгляд:

– Понимаю, дорогая, ты потрясена, но…

– Не смей называть меня «дорогая»! Я тебе ничуть не дорога. И думаю, никогда не была.

– Филиппа, прошу тебя, выслушай! Позволь объяснить!

Он поймал ее руку. Прикосновение его пальцев, теплых и живых, потрясло ее настолько, что девушка снова потеряла дар речи. Она осознала, что рядом, дыша тем же воздухом, что и она, стоит человек, за которого она когда-то согласилась выйти замуж.

– Продолжай, – холодно произнесла Филиппа. – Ты всегда умел рассказывать небылицы.

– Какие небылицы – это истинная правда! Думаешь, мне легко было пойти на это? Знаешь ли ты, что решение покинуть тебя было самым тяжелым в моей жизни?

– А как насчет решения покинуть мать? Что, по-твоему, пришлось пережить ей, когда она узнала о твоей смерти?

В лунном свете отчетливо сверкали капли пота, выступившие у него на лбу. Отчего-то именно это зрелище превратило кошмар – появление живого Роланда – в отвратительную реальность.

– Продолжай, – повторила Филиппа.

– Все дело было в деньгах, – начал он. – Как тебе хорошо известно, мать моя была не слишком хорошо обеспечена, но она не привыкла экономить и продолжала жить так же, как и при жизни отца. Это означало, что мне приходилось помогать ей… На ту зарплату, что я получал у Басби, помогать ей было просто невозможно, поэтому я…

– Начал жульничать, – закончила за него Филиппа.

– Так ты знала?!

– Басби приехал к твоей матери, и я виделась с ним.

Роланд вцепился ей в руку:

– Значит, мама тоже знает об этом?

– Нет, мистер Басби обратился сначала к нам, и отец уговорил его не сообщать ей правду.

– Слава богу. Больше всего я боялся, что она узнает об этом. Если бы не мать, я бы ни за что не стал скрываться.

– Значит, ты решил, что ей будет легче считать тебя мертвым? – Вспомнив, как горевала миссис Марш, Филиппа едва нашла в себе силы продолжить: – Неужели ты не знаешь, что любая мать на свете предпочла бы видеть сына живым, а не мертвым – какое бы преступление он ни совершил? Ты поступил бессердечно!

– Не говори так! Если бы мать узнала, что я – вор, это убило бы ее!

– Знаешь, потрясение, которое она испытала, узнав о твоей гибели, тоже едва ее не убило.

Роланд прикусил губу.

– Я сделал то, что считал наилучшим выходом. Мать никогда не воспринимала меня таким, каков я на самом деле. Для нее я всегда оставался чудо-мальчиком, который может добиться успеха в любом деле. На самом деле все обстояло по-другому. В жизни очень непросто добиться успеха.

– Твоей матери совсем не нужно было, чтобы ты становился миллионером, – сказала Филиппа. – О финансовом успехе мечтал ты сам, и только поэтому ты лгал и обманывал, а потом сбежал поджав хвост!

– Ты, как я погляжу, не стесняешься в выражениях.

– С какой стати? Для меня ты не чудо-мальчик. Я вижу тебя таким, каков ты на самом деле.

– То есть?

– Трус, который сбежал от ответственности. Почему ты, по крайней мере, не признался мне?

– Я побоялся. Филиппа, которую я знал, была слишком молода, чтобы понять или простить меня за то, что я сделал.

Он подошел к ней ближе, и девушка разглядела морщинки – следы, оставленные годами на его лице. Роланд стал еще красивее, чем тот юноша, каким она его помнила. Он стал шире в плечах и крепче, мускулистее.

– Ты думаешь, я не жалел обо всем, от чего сам же и отказался? – прошептал он. – От жизни, которая была бы у нас с тобой, от дома… детей… Боже, неужели ты не понимаешь, что я отдал бы все на свете, чтобы повернуть время вспять?

– Слишком поздно. Если твоя мать узнает правду, это убьет ее.

Роланд медленно вытащил сигарету из золотого портсигара и закурил ее.

– Если ты так считаешь, мне остается только надеяться на то, что ты не выдашь мою тайну.

– Не беспокойся, мне слишком стыдно говорить об этом.

Только теперь Филиппа осознала, до чего же он умен. Если бы Роланд упрашивал ее, она могла бы отказаться. Вместо этого он не оставил ей иного выбора, чем поступить так, как ему и хотелось: сказать, что во имя матери он должен навсегда забыть о возвращении домой.

Странно, что она так хорошо понимала ход его мыслей. Если ей нужны были какие-то доказательства того, насколько она изменилась за последние три года, теперь она их получила. Прежняя Филиппа никогда бы не поняла игры, которую затеял Роланд. Он сымитировал смерть вовсе не ради того, чтобы уберечь мать от жестокой правды о сыне, а ради спасения собственной шкуры.

– Какой же ты подонок, – проговорила Филиппа. – Я даже не подозревала, каков ты на самом деле.

Неожиданно для нее Роланд рассмеялся:

– По крайней мере, с тобой мне больше не придется притворяться.

Ее охватило отвращение.

– Неужели тебя не беспокоит, что я все знаю?

– Нет. С какой стати это должно меня беспокоить? Не думаю, что от этого твои чувства ко мне изменились. Мы слишком долго были влюблены друг в друга. Наши отношения уходят далеко в прошлое.

– Ты рехнулся, если так думаешь. Я чувствую к тебе только отвращение.

– Это пройдет – как только мы снова начнем встречаться. Теперь мы будем гораздо ближе друг другу, чем прежде. Честные отношения…

– Это ты говоришь о честных отношениях?

– Я говорю о честных отношениях между нами. Я всегда побаивался быть с тобой до конца откровенным. – Он подошел ближе. – Ты даже не представляешь, насколько я рад увидеть тебя снова. Мне очень этого хотелось.

Филиппа попятилась от него, жалея, что это ей не снится.

– Только не рассказывай, будто все эти годы тосковал по мне.

– Не буду тебе лгать, я не избегал женщин, – сознался Роланд. – Но ни одна для меня ничего не значила – во всяком случае, столько, сколько значила ты – и значишь до сих пор.

– Перестань, – с дрожью в голосе перебила его она. – Невыносимо слышать от тебя такие слова. Я тебя больше не люблю. Я не та Филиппа, которую ты бросил три года назад.

После недолгого молчания он пожал плечами:

– Что ж, пусть будет так. Но я все равно хочу видеть тебя, пока ты здесь. Да, кстати, а как ты здесь оказалась? – Он взял ее за руку. – Обручального кольца нет. Значит, ты не замужем.

– Я здесь со своим боссом, Лукасом Пэджетом.

Роланд резко поднял голову, и Филиппа поняла, что ему знакомо это имя.

– Ты его знаешь?

Роланд заколебался:

– Я слышал о нем. Он действительно такого крутого нрава, как о нем говорят?

– Он человек жесткий, но честный.

– Ты хочешь сказать, в отличие от меня.

– Да.

Он бросил сигарету на землю и затоптал каблуком.

– И надолго ты в Рио?

– Пока не решится вопрос с контрактом на строительство плотины.

– Контракт получит «Каллисто». Никто не может конкурировать с ценами, которые мы предлагаем.

Она обратила внимание на сказанную фразу. Мы

– Ты что, работаешь в этой фирме? – спросила она Роланда.

– Я руковожу ею.

– Ты хочешь сказать, что ты и есть… – От изумления она так и не смогла закончить фразу.

– Значит, ты слышала обо мне? – удовлетворенно спросил он. – Первые буквы я сохранил те же самые. Из Роланда Марша я стал Ролли Мастерсоном. Так что не пришлось менять инициалы на чемоданах.

Филиппа не смогла найти слов, чтобы скрыть свою боль. Почему судьба сыграла с ней такую жестокую шутку? Мало было узнать, как подло Роланд обошелся с матерью и с ней самой, так он еще оказался главным конкурентом Пэджета…

– Твой босс понапрасну теряет время, – продолжал Роланд. – Контракт получу я.

– Тебе снова придется имитировать свою смерть? – с горечью спросила Филиппа.

– Нет, любовь моя, не придется. Здесь я мухлевать не собираюсь. Родригес помешан на честности, и я не буду рисковать.

– В таком случае хорошо, что он не знает о тебе всей правды!

Она сказала это безо всякой задней мысли и сообразила, как он воспринял эти слова, только увидев ужас в глазах Роланда.

– Не волнуйся, я не собираюсь тебя шантажировать. Я дала слово и сдержу его.

Он облегченно перевел дыхание:

– Спасибо. Три года назад я начал жить по-новому, и бросить все было бы просто ужасно.

Чувствуя, что она больше не в силах продолжать разговор, Филиппа направилась в сторону дома.

Роланд продолжал идти рядом. На подходе к дому он начал напевать мотив песни, которую играл оркестр. Звук его голоса вернул Филиппу в прошлое, к ее самому первому воспоминанию о нем – когда Роланд учил ее простой песенке. Опасаясь расчувствоваться, она ускорила шаги.

– Потанцуешь со мной? – внезапно спросил Роланд.

– Сначала мне нужно найти мистера Пэджета.

– Ты что же, здесь на работе? – В вопросе прозвучала насмешка. – Рабочий день моей секретарши кончается в пять тридцать!

– Мой тоже. – Филиппа досадливо поморщилась, услышав, как резко прозвучал ее ответ. – Но я приехала сюда с мистером Пэджетом и не хочу…

– Делать ничего, что может вызвать его неодобрение! – Ее ответ был предвосхищен упавшей на них темной тенью. Подняв голову, Филиппа увидела на террасе Майю и Лукаса Пэджета.

– Мисс Смит, я искал вас, – обратился он к ней.

– Я вышла в сад подышать свежим воздухом. Вы хотите уехать?

– Да. – Пэджет протянул руку, чтобы остановить ее. – Извините, я не совсем точно выразился. Я собираюсь уехать с сеньорой Лопес, но договорился, что вас отвезут на машине обратно в отель, когда вам захочется.

– В этом нет необходимости, – вмешался Роланд. – Я с радостью доставлю Фи… мисс Смит в гостиницу.

Прежде чем Лукас успел что-нибудь ответить, в разговор вступила Майя:

– Значит, вы уже познакомились с секретарем Лукаса? Да, хорошенькую девушку вы не упустите!

Улыбнувшись, Роланд протянул руку Лукасу:

– Я – Ролли Мастерсон. Насколько я понял, мы с вами конкуренты.

На лице Лукаса отразилось удивление.

– Я слышал, что вы англичанин.

– Теперь мой дом в Бразилии.

– Вы добились здесь больших успехов.

– И не собираюсь на этом останавливаться, – отозвался Роланд. – Я намерен возводить эту плотину.

– Хотите заключить пари?

– Хватит говорить о делах! – недовольно перебила их Майя.

Лукас явно был захвачен врасплох этим заявлением, но пришел в себя и улыбнулся женщине:

– Извини, дорогая, но не могла же ты за несколько лет забыть все мои неприятные привычки! – Он повернулся к Филиппе: – Вы уверены, что с вами все будет в порядке?

Девушка кивнула и молча наблюдала за тем, как он удаляется, стараясь не чувствовать себя подавленной из-за того, что он уходит с другой женщиной. С женщиной, которая когда-то – а возможно, и сейчас – значила для него так много.

– Итак, прекрасная Майя одержала еще одну победу, – пробормотал Роланд.

– Они давно знают друг друга. Еще с Португалии, – сообщила ему Филиппа.

– Так вот кто он такой.

– Ты слышал о нем?

– Каждый, кто знаком с Майей, слышал о Лукасе Пэджете.

– Я не знала, что ты так близко знаком с ней.

– Не сказал бы, что знаю ее слишком близко, но людей из приличного общества в Рио не так много, и я несколько раз встречал ее на разных приемах.

– Каким был ее муж?

– Богатым и, что очень удобно, старым. Для нее было таким облегчением, когда он умер и оставил ей большое состояние.

– Ты ее недолюбливаешь, не так ли?

– Она не в моем вкусе. – Он сузил глаза. – А вот ты – в моем. Я всегда был неравнодушен к блондинкам – особенно золотисто-персикового оттенка. Пойдем потанцуем.

– Я устала и хочу вернуться в отель.

– Неправда, ты нисколько не устала. И ты идешь со мной танцевать.

Представив, как он обнимет ее в танце, Филиппа невольно задрожала. Роланд погиб. Он не мог стоять перед ней так, как сейчас.

– К завтрашнему дню ты привыкнешь, – тихо сказал он ей. – Просто ты еще не оправилась от шока.

Взяв девушку под руку, Роланд повел ее вперед. Поняв, что у нее нет выбора, Филиппа вошла с ним в бальный зал.

Его руки обхватили Филиппу за талию, и, ощущая их тепло, она почувствовала, что прошедшие годы будто исчезли куда-то и она, наивная девятнадцатилетняя девочка, беззаветно влюблена в него.

– Как ты мог так поступить? – вырвалось у Филиппы. – Если б ты только знал, что сделал с матерью!

– Думаешь, я не жалел об этом?

– Не знаю. Судя по виду, ты очень доволен собой.

– Плохо же ты меня знаешь. – В голосе Роланда слышалась горечь. – Ты все еще судишь обо мне очень поверхностно – в точности как моя мать. Если бы она не возвела меня в ранг божества… нет, объяснять бесполезно!

Несмотря ни на что, Филиппа почувствовала отзвук прежнего чувства.

– Бедный Роланд. Нелегко тебе, видно, пришлось.

– Еще как нелегко! Но теперь, когда ты снова вошла в мою жизнь, я все вижу в розовом свете.

Он завертел ее в танце, и Филиппа поняла – она всегда улавливала его настроение, – что он хотел сменить тему разговора.

Было почти два часа ночи, когда он отвез ее назад в отель на маленьком и стремительном спортивном автомобиле. Остановившись перед входом, он задал до смешного предсказуемый вопрос:

– Когда я снова увижу тебя?

– Не знаю. Все зависит от мистера Пэджета.

– Тебя беспокоит то, что я работаю в «Каллисто»?

– Ситуация, прямо скажем, очень неловкая.

– Насколько я понимаю, ты жалеешь, что обещала сохранить мою тайну?

Филиппа промолчала, а он продолжал:

– Всем прекрасно известно, что контракт, скорее всего, достанется либо фирме Пэджета, либо моей, и я совершенно выйду из игры, если твой босс расскажет Родригесу о моем прошлом.

– Хватит об этом, – поморщилась она.

– Но ведь это правда. Я вынудил тебя дать обещание, и теперь ты чувствуешь, что поступила нелояльно по отношению к фирме, в которой работаешь.

– Я дала обещание не для того, чтобы спасти твою шкуру, – ответила Филиппа. – Я сделала это ради твоей матери. А кроме того, я не думаю, что мистер Пэджет рассказал бы об этом сеньору Родригесу. Скорее всего, он счел бы нечестным получить контракт таким образом.

– В любви и на войне все средства хороши, – серьезно сказал Роланд. – А для таких, как Пэджет, бизнес – все равно что война.

Филиппа поежилась. Ей было неприятно признавать, что он прав.

– Так ты позволишь мне увидеть тебя снова? – спросил Роланд.

– Неужели ты хочешь этого?

– Больше всего на свете. Сегодняшний вечер заставил меня понять, что я не жил с тех пор, как расстался с тобой.

– Не говори так, – сказала она дрогнувшим голосом. – Ты не в силах изменить прошлое.

– Может, мне удастся изменить будущее.

– Нет! Я не люблю тебя.

– Ты любишь другого?

– Нет.

Роланд повернулся к ней:

– Ты красивая девушка, Филиппа. И наверняка нравишься очень многим.

– Зато они мне не нужны.

– Раньше тебе был нужен я. – Одной рукой он притянул ее к себе, а второй заставил поднять голову и взглянуть ему в глаза. – Если ты не любишь меня, тогда почему боишься увидеться со мной снова?

– Я не боюсь, – устало отозвалась Филиппа и поняла, что не сумеет заставить его понять, в каком она трудном положении.

– Прошу тебя, дорогая, – упрашивал Роланд. – Не можешь же ты безвылазно сидеть в своем отеле каждый вечер. Теперь, когда Пэджет вернулся к Майе…

Филиппа старалась не думать об этом, но образ черноволосой красавицы, возникший перед ее глазами, заставил отбросить всякую осторожность и чувство вины.

– Ладно, я согласна встретиться с тобой.

– Завтра вечером.

– Может быть.

– Я позвоню тебе и договорюсь о времени.

Роланд чуть коснулся губами волос девушки и отпустил ее.

В эту ночь Филиппа плохо спала и на рассвете проснулась окончательно. Включив настольную лампу у кровати, она попыталась читать, но не могла сосредоточиться. Тогда она отложила книгу в сторону и принялась размышлять о Роланде.

Странно, насколько она была уверена в том, что больше не любит его. А может, ее уверенность – всего лишь защитный механизм, подсознательно созданный ею с тем, чтобы больше не испытывать боли? Такой ответ был в полном ладу с логикой, но не удовлетворил ее. Однако поверить в то, что она перестала любить Роланда из-за того, что узнала, какой он обманщик и трус, тоже не могла. Женщина не перестает любить мужчину только потому, что он оказался недостойным ее. Обычно после этого она начинает любить его еще сильнее.

Ее мысли – беспорядочные и разрозненные – хаотично кружились в голове. Филиппа обрадовалась, когда часы показали семь. Наконец-то можно встать и одеться. Она появилась в гостиной ровно в восемь, однако Лукас Пэджет уже сидел там, разложив бумаги даже на полу.

Одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять: он не в духе. Филиппа поспешно открыла блокнот.

– Уберите его, – раздраженно велел Лукас. – С расчетами вы мне помочь не сможете. Придется поработать одному. В конце концов, должен существовать какой-то способ сокращения затрат. Если «Каллисто» может предложить такие расценки, значит, и я смогу.

Пэджет поднял листок бумаги и начал просматривать его.

– Свяжите меня с начальником технического отдела и закажите разговоры со всеми основными поставщиками.

Филиппа молча выполнила его распоряжение, после чего села рядом с телефоном, ожидая, когда их соединят.

Слушая Лукаса, она убедилась, что сегодня босс в очень дурном настроении. Создавалось впечатление, что добиться контракта стало для него лично делом чести, а бизнес тут ни при чем. Может, все объясняется его желанием доказать Майе, что он и на этом континенте добьется успеха? Она отогнала от себя эти мысли и сконцентрировалась на выполнении задания.

В самый разгар разговора с начальником технического отдела Пэджет взглянул на часы, издал яростное восклицание и тут же завершил разговор.

– Какого дьявола вы не напомнили мне о том, что в одиннадцать я должен быть в посольстве Великобритании? – набросился он на нее.

Филиппа побледнела и схватила ежедневник.

– Простите. Я совершенно забыла!

Она поспешно набрала номер посольства и выяснила, что посол все-таки сможет принять его. Но это нисколько не смягчило его гнев.

– Я привез вас на другой край света не для того, чтобы вы сидели тут и грезили бог весть о чем! Заглядывайте в ежедневник утром и вечером, чтобы освежить память, раз она у вас такая короткая.

– Обычно я не забываю о назначенных встречах, – запротестовала Филиппа.

– Только о самых важных! – Широкими шагами он достиг своей комнаты и хлопнул дверью.

Филиппу затрясло от злости из-за таких несправедливых нападок, но шли минуты, и она начала успокаиваться, сообразив, что такая вспышка – своеобразная разрядка после невероятного напряжения. Из его спальни донеслось хлопанье двери – Пэджет ушел прямо из своей комнаты. Надеясь, что он вернется в более спокойном настроении, она приняла аспирин и прилегла на кровать.

Филиппа еще лежала, когда зазвонил телефон. Оказалось, что это разговор, который она заказывала ранее, – с Шеффилдской фабрикой, одним из главных поставщиков их фирмы. На проводе был директор. Филиппа заколебалась, говорить ли с ним самой или попросить перенести заказ на более позднее время. Опасаясь, что дозвониться второй раз ей не удастся, она решила поговорить сама, задавая вопросы, которые, как ей казалось, могли интересовать Лукаса. Двадцать минут спустя она смотрела на ряды цифр, записанных в блокнот. Все они были для нее сплошной абракадаброй, но девушка надеялась, что Лукас Пэджет в них разберется. Если нет – не сносить ей головы!

Отложив блокнот в сторону, Филиппа подошла к окну и засмотрелась на громадные волны, накатывающие на белый песок. Яркий узорчатый шарф на шее молодой женщины, прогуливающейся по узкой набережной, трепетал на ветру. Но Филиппа знала: открытое окно не даст никакой прохлады, и с сожалением сняла руку со створки. Ей очень хотелось выйти наружу, но она боялась разминуться с Лукасом. Чтобы чем-то занять себя, она начала аккуратно складывать папки с бумагами. Пухлая розовая папка, в которой были собраны все сведения о плотине, напомнила ей о Роланде. Надо же было так случиться, что они с Лукасом оказались конкурентами. При мысли об этом она вновь почувствовала себя изменницей. Лучше бы ей вообще не встречать Роланда прошлым вечером. Если бы можно было рассказать Лукасу всю правду о нем! Пусть бы он сам и решал, как быть.

Сомнения, которые она пыталась подавить, вспыхнули в ней с новой силой. Несмотря на все заверения Роланда, будто он честно управляет «Каллисто», Филиппа опасалась, что для получения контракта он ни перед чем не остановится.

Девушка беспокойно закружила по комнате. Судя по всему, что Лукас рассказывал ей о Родригесе, она не сомневалась: министр не захочет иметь дело с фирмой, у управляющего которой такое прошлое. Стоит только Родригесу хоть немного усомниться в Роланде, как он тут же обратится к Лукасу.

Принятый аспирин не смог унять ее беспокойство, и у Филиппы снова разболелась голова.

Дверь в гостиную отворилась. Она напряженно ждала, приготовившись защищаться, когда на пороге появился Пэджет. Но от его плохого настроения не осталось и следа. Скинув пиджак и усевшись на стул, он улыбнулся:

– Будьте умницей, налейте мне виски, только добавьте побольше содовой. И себя не забудьте.

Филиппа покачала головой, но налила ему то, что он просил. Лукас тут же залпом осушил полбокала.

– Выпейте шерри, если не любите виски. Что-то вы бледная.

– Голова болит.

– Это оттого, что поздно легли спать.

– Я вернулась раньше вас.

Выпалив это, Филиппа залилась краской, однако он не обиделся и спокойно сказал:

– Я привык ложиться поздно.

– Откуда вам известно, что я – нет?

Он улыбнулся:

– У вас слишком невинный вид.

– Не стоит судить только по внешнему виду.

– Я так и не делаю. Вы даже не представляете, к каким бы я пришел заключениям, если б судил о вас по внешнему виду!

Филиппа понимала, что Лукас ее поддразнивает. Однако, хотя ее подмывало спросить, что он имеет в виду, безопасности ради она воздержалась от вопросов.

– Я разговаривала с директором Шеффилдской фабрики, – поспешно проговорила она. – Нас соединили, когда вас не было.

Она коротко рассказала все, что выяснила, и передала записанные цифры.

Он проглядел записи и сжал челюсти.

– Так я и думал. Расценки действительно можно снизить. Закажите еще один разговор – и ленч тоже. Мы поедим здесь. После этого можно будет продолжить работу.

– Что вам заказать на ленч?

– Холодное мясо и салат. Для себя выберите сами.

После того как Филиппа сделала заказ и официант накрыл для ленча круглый стол, Лукас Пэджет завел разговор о Роланде:

– Как-то странно вы с ним встретились. Это произошло в саду?

– Да. Я случайно столкнулась с ним у пруда.

– Вы говорили ему, что работаете у меня секретарем?

– Он… э-э-э… он поинтересовался, как я оказалась в Рио.

– Какое ему до этого дело?

– Наверно, потому, что я англичанка и… – Филиппа не договорила, надеясь, что он не будет развивать эту тему. Но, как оказалось, разговор только начинался.

– Я почти уверен, что Мастерсон прекрасно знал, кто вы такая, и специально подстроил встречу с вами. Мне он не понравился.

– Снова судите по внешнему виду? – спросила она, стараясь держаться как можно спокойнее.

Оценив намек, Пэджет улыбнулся:

– Я беру в расчет и другие факты, мисс Смит. Человек, сумевший стать во главе такой фирмы, как «Каллисто», не может не быть беспринципным.

– Вы стоите во главе «Лангленда», однако вас беспринципным никак не назовешь.

– Я достиг этого положения за более длительный срок, чем Мастерсон. Он здесь всего несколько лет и уже разделался со всеми остальными конкурентами. Честными методами этого так быстро не добиться.

Филиппа дрожащей рукой отодвинула тарелку в сторону.

– Вы не имеете права так говорить о нем. По крайней мере, до тех пор, пока у вас нет доказательств.

– Я готов положиться на свою интуицию. Она есть, знаете ли, не только у женщин.

Он наколол на вилку кусочек мяса.

– И вот еще что я хотел сказать, пока мы не заговорили на другую тему. Думаю, вам лучше с ним больше не встречаться.

– Почему? Кажется, вы хотели, чтобы я по-дружески держалась с вашими конкурентами.

У Пэджета был удивленный вид, словно он поверить не мог тому, что она оспаривает его решение.

– От Мастерсона вам узнать ничего не удастся. Он слишком хитер.

– Значит, вы опасаетесь, что он может что-нибудь выведать у меня?

– Конечно нет, – сухо отозвался он. – Я не сомневаюсь в вашей порядочности.

От этих слов у нее поднялось настроение, но Пэджет тут же добавил:

– Значит, решено. Если он снова свяжется с вами, как-нибудь отделайтесь от него.

– А вам не кажется, что это нечестно – считать, будто он хочет встретиться со мной только потому, что я на вас работаю?

Он поднял одну бровь и спокойно спросил:

– Мои слова задели вас за живое? Я не отрицаю, вы очень привлекательны, но, согласитесь, у Мастерсона может быть и другая причина – помимо обычного мужского интереса – желать встретиться с вами снова.

– Я предпочитаю не обвинять его, пока не доказано обратное, – ответила она ледяным тоном и замолчала, услышав телефонный звонок.

В трубке зазвучал голос Роланда, такой теплый и такой знакомый. Филиппа взглянула на мужчину, сидящего напротив. Вот он, ее шанс показать этому человеку, что у нее есть право на личную жизнь.

– А, мистер Мастерсон, – приветливо сказала она, – я как раз думала о вас.

– Судя по твоему обращению, Пэджет рядом? – тихо спросил Роланд.

– Да.

– Ладно, Фил, не буду тянуть резину. Можешь сегодня встретиться со мной и поужинать?

– Во сколько?

– В полдевятого. Я заеду за тобой.

– Я буду ждать внизу.

– Что, не хочешь нарываться на неприятности? – засмеялся он и повесил трубку. Филиппа сделала то же самое, чувствуя на себе сердитый взгляд Пэджета.

– Если вы, мисс Смит, договорились с Мастерсоном о встрече, чтобы досадить мне, то своего добились. Я же сказал: я не хочу, чтобы вы с ним встречались!

– А я вам сказала, что не признаю за вами права распоряжаться моим свободным временем. Если вы считаете, что я расскажу ему о работе, которой занимаюсь, так и говорите, и я немедленно уволюсь.

– Я не сомневаюсь в вашей порядочности.

– Тогда не указывайте, чем мне заниматься в свободное время! Я же не даю вам указаний по поводу вашего свободного времени.

Лукас не верил собственным ушам. Ничего удивительного, нервно подумала она, ведь она ни разу не разговаривала с ним так откровенно.

– Извините, – тихо проговорила она. – Я не должна была так говорить. Вы привезли меня сюда и имеете полное право…

– Забудьте об этом, – решительно произнес он. – Мне действительно никто не давал права указывать, как вам распоряжаться своим свободным временем.

Как ни странно, но после принесенного извинения вместо радости Филиппа почувствовала, что у нее на глаза наворачиваются слезы.

– Я не хочу с вами ссориться, – охрипшим голосом сказала она, – и не хочу, чтобы вы думали, будто я встречаюсь с… с мистером Мастерсоном вам назло.

– Такое мне и в голову не приходило.

– А вы на меня не сердитесь?

– Сержусь?

Это слово, похоже, привело его в замешательство. Глядя, как он нахмурил брови, Филиппа поняла, что он размышляет не только над ее вопросом, но и над собственным ответом.

– Слово «сержусь» неточно выражает мое отношение, – сказал он наконец. – Полагаю, до сих пор я привык считать вас частью моей собственной жизни, связанной с работой. Поэтому мне просто странно смотреть на вас… – он снова заколебался, – как на человека, у которого есть личная жизнь.

– Я рада, что вы понимаете: я не машина, которая печатает надиктованные тексты!

– Раньше мне не приходилось видеть машины с такими формами!

Филиппа улыбнулась ему, и вся ее злость исчезла без следа. Во время разговора Лукас пересел на диванчик и положил голову на спинку. Сейчас глаза у него были закрыты, напряжение ушло с лица. Ее пронзило чувство глубокой нежности; откуда-то вдруг возникло желание коснуться его губ. Придя в смятение, Филиппа отпрянула назад и наткнулась на стол. От шума он открыл глаза и внимательно всмотрелся в нее.

– Мне нравится, когда у вас так уложены волосы, – медленно проговорил он. – Очень необычный оттенок.

– Персиковый, – подсказала она и готова была прикусить себе язык, когда он улыбнулся и поправил:

– Оттенок меда с острова Корфу. Вы же знаете, мед бывает разного цвета в зависимости от того, где пчелы добывают нектар. А мед с Корфу имеет удивительный цвет – золотисто-янтарный.

– Пожалуй, мне это нравится, – отозвалась она, пытаясь говорить беззаботно. – «Волосы цвета меда с острова Корфу» звучит гораздо необычнее, чем «светлые волосы персикового оттенка»!

– Медовые волосы и молочная кожа – вот точное описание вашей внешности, – сказал он. – Плюс превосходное владение стенографией и машинописью, а также идеальное умение вести телефонные переговоры.

– Спасибо, мистер Пэджет.

– Не за что, мисс Смит. – В его голосе слышалась откровенная насмешка. – Не кажется ли вам, что такое обращение звучит слишком чопорно? Может, мне лучше называть вас по имени?

Девушка и не думала скрывать, что ей приятно это предложение:

– Конечно. Меня зовут Филиппа.

– Это мне известно, а больше вас никак не называют?

– Некоторые зовут меня Фил.

– Нет, это звучит так, словно обращаешься к парню. Вот имя Филиппа вам подходит – в нем есть что-то одновременно и строгое, и дерзкое!

Она засмеялась:

– Вам тоже подходит ваше имя, мистер Пэджет!

– В таком случае так ко мне и обращайтесь.

Филиппа покраснела:

– Лучше мне так вас не звать. Когда мы вернемся в Лондон, другие девушки подумают, что…

– Да черт с ними! Мы живем не в Средние века. Очень многие секретари зовут своих начальников по имени.

– На типичного начальника вы не похожи, – сухо заметила девушка.

– Знаю, знаю. В отличие от обычных начальников я слишком властный и требовательный.

Он подошел к столу и налил себе кофе.

– Насколько я понимаю, Мастерсон относится к тому типу людей, который девушки вроде вас находят привлекательным. Как вам известно, мне он неприятен, но отрицать его обаяния не могу.

Стоило Лукасу упомянуть это имя, как все его хорошее настроение исчезло и лицо стало раздраженным.

Филиппа подумала, что такое поведение очень смахивает на ревность, и от этой мысли ей стало необычайно приятно.

– Нечего стоять тут с глупым видом и таращить глаза! Позвоните вниз и скажите, чтобы убрали со стола.

После этих слов все ее хорошее настроение испарилось.

Пока она звонила администратору, Лукас ушел к себе. Он не закрыл за собой дверь, и Филиппе было слышно, как он взял телефонную трубку и вскоре заговорил по-португальски. Несмотря на то что девушка не понимала ни слова, по манере разговора ей стало ясно, что он звонит Майе. Мгновение спустя, словно в подтверждение, он произнес ее имя.

Филиппу захлестнула волна ревности, и ей стало стыдно. Она ушла в свою комнату и для вида начала поправлять прическу. Из зеркала на нее смотрела загорелая светловолосая девушка – высокая, стройная и невозмутимая. Очень мила, если вам нравятся девушки с волосами цвета меда с острова Корфу, – Лукас к таким людям явно не относился. Он предпочитал страстных брюнеток с миндалевидными глазами.

– Филиппа! – Услышав его голос, она вернулась в гостиную. – Мне нужно кое-что напечатать.

Едва девушка села за машинку, как он принялся диктовать. Ее пальцы замелькали по клавишам. Она снова стала частью огромного механизма – бизнеса. И если когда-нибудь она не справится с его требованиями, ее заменят, не вдаваясь в сантименты, как любую другую неисправную деталь аппаратуры, используемой в офисе.

Глава 4

Остаток дня они работали без перерыва. Снова звонили в Англию, и после каждого звонка он надиктовывал ей множество страниц текста.

Филиппа все еще продолжала печатать, когда с обычной внезапностью на город опустилась темнота. Лукас включил свет. В теплом мягком сиянии лампы он выглядел моложе и энергичнее. Или это связано с тем, что цену действительно можно снизить? Слова Лукаса подтвердили ее предположение.

– Теперь «Каллисто» ни за что не сможет нас обойти, – торжествующе заявил он.

– Я даже представить себе не могла, что вам удастся настолько снизить цены. Вы сотворили чудо.

– Я просто делал свое дело.

– А также запугивали и устрашали. – Филиппа вспомнила его разговор с заводом «Рэнсомс», одним из крупнейших поставщиков «Лангленда». – Их так перепугала возможность остаться без ваших заказов, что они согласились бы продать вам все даже с убытком для себя.

– Я не произнес ни слова угрозы, – запротестовал Лукас.

– Таких слов вы действительно не говорили, но было ясно, что это подразумевается.

– Вы быстро учитесь, Филиппа. Я из вас еще сделаю деловую женщину.

– Нет. Я никогда не смогу разорить другого ради собственной прибыли.

– А сейчас вы излишне все драматизируете. – В задумчивости он потер щеку. – Получать прибыль и разорять кого-то – это не одно и то же. Если люди согласны сотрудничать, прибыль получат все.

– А если не согласны?

– Тогда они глупцы. А глупцы не заслуживают успеха.

Не желая продолжать спор – Филиппа прекрасно понимала, что проиграет, – она встала.

– Если на сегодня с работой закончено, мне бы хотелось пойти переодеться.

Лукас оглядел ее.

– Во сколько вы встречаетесь с Мастерсоном?

– В полдевятого, внизу.

– Надеюсь, вы сумеете о себе позаботиться?

Филиппа покраснела:

– На что вы намекаете?

– Я ни на что не намекаю. Я задаю вам этот вопрос, потому что довольно-таки ясно представляю, что у него на уме!

– Прекратите! – рассердилась она. – Я уже говорила вам: вы не имеете права вмешиваться в мою личную жизнь.

– Пока мы здесь, я несу за вас ответственность.

– Глупости! Я не маленький ребенок.

Лукас вновь обвел ее взглядом.

– Вы действительно не ребенок, – пробормотал он. – Но это нисколько не успокаивает, а скорее наоборот!

– Перестаньте, – бросила девушка. – Я могу сама о себе позаботиться.

Лукас отвернулся, но Филиппа заметила, что он все еще хмурится. Неприязнь Лукаса к Роланду объяснялась не только ревностью к конкуренту. Интуитивно он чувствовал, что не стоит доверять Ролли Мастерсону. А ведь в недалеком прошлом Ролли Мастерсон был Роландом… человеком, который лгал и обманывал. Страх змеей вполз в ее сердце. Что, если Лукас прав и Роланд ничему не научился?

– Лукас, я… – Резкий стук в дверь гостиной заставил ее замолчать. Вновь вернувшись к роли исполнительной секретарши, она подошла и открыла дверь.

На пороге стояла Майя в мерцающем, расшитом бисером шифоновом платье, обольстительно облегающем тело. Филиппа отступила на шаг, отчетливо сознавая, что у нее лицо лоснится, а простенькое хлопчатобумажное платье совершенно измялось.

– Все еще работаете? – протянула женщина и улыбнулась Лукасу. – Я так и думала, что нужно позвонить и напомнить тебе о времени.

Лукас провел рукой по волосам.

– Я понятия не имел, что уже так поздно. Мы тут работали над новыми расценками для Родригеса.

– Успешно?

– А ты как думаешь?

Наклонившись, Майя вплотную приблизилась к нему. Пусть она и не коснулась Лукаса, но в этом движении было нечто глубоко интимное.

– Дорогой, ты всегда добиваешься успеха. Это один из секретов твоего очарования.

– Что ж, теперь твоя очередь побыть очаровательной, пока я переодеваюсь.

Он взглянул на Филиппу, и, повинуясь безмолвному распоряжению, девушка подошла к подносу с напитками и спросила у португалки, чего бы ей хотелось выпить.

В тот самый миг, когда за Лукасом закрылась дверь, Майя села и вынула из сумочки сигарету.

– Я выпью водки, – сказала она и молча приняла напиток.

Конечно, теперь ей незачем быть очаровательной, подумала про себя Филиппа, чувствуя облегчение, поскольку у нее появилось логичное объяснение неприязни, которую она испытывала к этой женщине.

– Могу я предложить вам что-нибудь еще? – спросила она вслух.

– Нет, спасибо, я сама в состоянии взять то, что захочется.

Филиппа слегка покраснела, а Майя мягко рассмеялась:

– Вы, английские женщины, всегда выглядите такими прямодушными – как ваши лошади!

– Английские мужчины очень привязаны к лошадям, – ровным тоном ответила Филиппа.

Майя кивнула, милостиво признавая, что хоть аргумент и принят к сведению, но цели не достиг.

– Вы не возражаете, что работать приходится допоздна? – поинтересовалась она у Филиппы.

– Этого требует моя должность.

– Но времени на личную жизнь почти не остается.

Последовало короткое молчание, а затем вопрос:

– Какого вы мнения о Ролли Мастерсоне?

– Я его слишком плохо знаю.

– Но вы с ним сегодня встречаетесь, не так ли?

– Откуда вы знаете?

– Ролли своего не упустит.

Майя наклонилась вперед, стряхнула пепел с сигареты и тут же отпрянула назад, воскликнув:

– На колготках пошла стрелка! Должно быть, попала искра с сигареты.

Она потрогала ногу.

– Скажите, у вас есть какой-нибудь лак для ногтей? Хочу попробовать закрепить петлю, чтобы не ползла дальше.

– У меня есть бледно-розовый, он вполне годится. Пройдите в мою комнату…

– Нет, мне лучше не двигаться; не могли бы вы принести его сюда?

Филиппа прошла в свою комнату, когда Майя окликнула ее снова:

– Знаете, мисс Смит, все-таки лучше взять бесцветный лак. Не могли бы вы принести мне его из салона красоты – он на первом этаже? Это не отнимет у вас много времени.

Просьба была высказана в очень вежливой форме. Тем не менее Филиппа почувствовала, что ее воспринимают как служанку, не более. Однако, решив, что, если высказать возмущение, это прозвучит слишком по-детски, она спустилась в салон и минут через десять вернулась обратно. Майя по-прежнему сидела в кресле с поднятой кверху ногой. Снисходительно кивнув, она взяла бутылочку лака и нанесла маленькую капельку на конец стрелки. Даже в такой неудобной позе она нисколько не утратила своей красоты, и, видимо, осознавала это, поскольку даже не попыталась одернуть юбку или сесть иначе, когда вернулся Лукас.

– Твоя замечательная секретарша только что помогла мне закрепить стрелку на колготках, чтобы она не поползла дальше.

– А я гадал: чем это вы занимаетесь? – Он взглянул на поднятую ногу. – На тебе даже колготки со стрелкой смотрятся великолепно.

– Спасибо, дорогой. С годами твои комплименты становятся все лучше.

– Умный мужчина как хорошее вино – с годами становится только лучше.

– Но разве может идеальный мужчина стать лучше?

Лукас расхохотался:

– Я поразмыслю над ответом и дам тебе знать.

Филиппе страшно захотелось пнуть его как следует. Словно почувствовав, о чем она думает, Лукас взглянул на нее с насмешливой улыбкой:

– Филиппа, вы должны простить сеньору. Ей чужда наша британская сдержанность.

Филиппа остановила взгляд на руке Лукаса, скользившей по плечу Майи.

– Наша сдержанность? – едва ли не пропела она с вопросительной интонацией.

Его рука упала с плеча Майи.

– Желаю вам приятного вечера, Филиппа.

– Таким он и будет, – отозвалась девушка, но в тот миг, когда она смотрела вслед уходящим Лукасу и Майе, в ее сердце не было и следа той уверенности, с какой она говорила.

Как странно: оказывается, можно бок о бок проработать с мужчиной шесть месяцев, не осознавая, какие чувства к нему испытываешь, до тех пор пока не окажешься наедине с ним в чужой стране, далеко от дома. А может, именно Майя, твердо решившая стать его женой, заставила ее, Филиппу, понять, что выйти замуж за Лукаса – для нее самое главное в жизни?

Испугавшись собственных мыслей, Филиппа кинулась в свою комнату. От неосторожного резкого движения папка с бумагами свалилась с письменного стола на пол. В ней лежали те самые бумаги, над которыми они работали весь день. Филиппа быстро начала складывать их обратно. Влюбиться в Лукаса – безумие чистой воды. Она ничего для него не значит, и если он узнает о ее чувствах, то немедленно уволит.

Чтобы избавиться от одолевавших ее мыслей, Филиппа стала сосредоточенно готовиться к встрече с Роландом и оказалась готова задолго до условленного времени. Она вернулась в гостиную. Поднятая папка лежала там, куда она ее положила, – на письменном столе. Не желая оставлять бумаги здесь, Филиппа отнесла ее в комнату Лукаса.

Шторы уже были задернуты и постель разобрана, но все вещи по-прежнему лежали там, где он их оставил, – так он распорядился в первый же день приезда. Его кейс оказался на стуле. Филиппа положила туда папку и заперла кейс в ящике бюро.

Проделав все это, она не сразу вышла из комнаты, а стояла и смотрела на небрежно брошенные расческу и щетку для волос. В воздухе витал запах его лосьона после бритья, отчего казалось, будто он здесь, рядом с ней. На мгновение Филиппа закрыла глаза, но, когда она открыла их снова, в комнате его по-прежнему не было. Разобранная постель ждала его возвращения – точно так же ждала бы его и она, если бы была нужна Лукасу.

С горящими щеками Филиппа выскочила в гостиную. После возвращения в Англию ей придется искать другую работу. Видеть его каждый день будет невыносимо. Если Лукас не женится на Майе, то рано или поздно женится на ком-нибудь еще, что бы он сейчас ни говорил, и этого ей не перенести. Филиппа с иронией вспомнила, с каким ехидством она подумала о женщине, которая станет его женой, осознавая, что в его жизни всегда будет занимать второе место. Теперь эта насмешка была нацелена на нее саму, ибо она с радостью согласилась бы на любое место в его жизни, лишь бы только знать, что каждую ночь, пусть ненадолго, окажется в его объятиях.

Телефонный звонок избавил ее от мучительных размышлений. Вспомнив, что внизу ее ждет Роланд, она взяла сумочку и отправилась к нему.

Гораздо позже, вспоминая о своем первом ужине с Роландом в Рио, Филиппа так и не смогла сказать, где они были и о чем беседовали. Ей запомнилось только одно: когда в ресторане он танцевал с ней, она представляла себя в объятиях Лукаса; когда он шептал ей на ухо, как она хороша, Филиппа слышала голос Лукаса. И только когда на прощанье Роланд попытался ее поцеловать, Филиппа очнулась от фантазий и оттолкнула его – поцелуй одного мужчины она никогда не спутает с поцелуями другого.

– Нет, Роланд, я не хочу, чтобы ты целовал меня.

– Если б я не был таким глупцом, то теперь мог бы не только целовать тебя!

Девушка вздрогнула – эти слова так напоминали ее мысли о Лукасе. Роланд, неверно истолковав это как отклик на его слова, крепко обнял Филиппу и прижался губами к ее губам.

Филиппа неподвижно застыла в его объятиях, с трудом заставляя себя не отпрянуть и безнадежно надеясь, что поцелуй разбудит в ней хоть какие-то чувства. Но под его горячими губами ее губы остались холодны, и Филиппа поняла: нет ничего мертвее умершей любви.

– Вот видишь, все-таки я что-то для тебя значу. – Роланд откинулся на спинку сиденья и с нежностью взглянул на нее.

Филиппа подивилась его слепоте. Если ей нужны были доказательства его эгоизма, теперь она их получила. Но она не стала разубеждать его. Если Роланду доставляет удовольствие думать, будто он по-прежнему ей дорог, пусть думает.

– Роланд, уже поздно. Мне пора идти.

– Можно мне увидеть тебя завтра?

Вспомнив о Майе, Филиппа не стала отказываться от встречи. Кивнув, она пожелала ему доброй ночи и выскользнула из машины.

В гостиной номера все оставалось на тех же местах, как и перед ее уходом. Девушка взглянула на часы. Половина третьего ночи. Где сейчас Лукас и Майя – в ночном клубе или у нее дома? Что делают: вспоминают о прошлом, строят планы на будущее, а может, довольствуются настоящим?

Словно на телеэкране, Филиппа отчетливо увидела перед собой Майю и Лукаса, вскрикнула от испытанной боли и кинулась в свою комнату, громко хлопнув дверью. Эта демонстрация чувств, по-детски вызывающая, положила конец ее выдержке. Девушка бросилась на постель и разрыдалась. Будущее, которое когда-то могло у нее быть с Роландом, будущее, которого у нее никогда не будет с Лукасом, жестокая реальность того, что ждет ее впереди, – все это вызвало приступ такого безнадежного отчаяния, что жизнь показалась невыносимой.

Прошло немало времени, прежде чем она разделась и улеглась спать. Несмотря на полное изнеможение, сон не приходил. Филиппа лежала, глядя на ночное небо, пока серебристое лунное сияние не начало меркнуть, предвещая розовеющий рассвет. Только тогда Филиппа заснула, а проснулась, когда яркое солнце, бьющее прямо в глаза, заставило ее разлепить веки. Вздрогнув от испуга, она села в постели. Голова раскалывалась от боли, все тело ломило. Десять часов! Лукас будет вне себя от ярости за то, что она проспала.

Решив не завтракать, девушка приняла душ, оделась и вышла в гостиную как есть – без макияжа, с влажными волосами. Лукаса там не было. Филиппа подошла к двери в его комнату и прислушалась. Ничего не услышав, она слегка постучала. Снова ничего. Тогда она осторожно повернула ручку и заглянула к нему в спальню. Там царил беспорядок – Лукас явно одевался в спешке. Теперь, когда Филиппа поняла, что проспала не только она, ее перестали мучить угрызения совести. Со вздохом облегчения девушка вернулась к своему рабочему месту. В ежедневнике не было никаких записей об утренних встречах, но, закрыв его, Филиппа увидела сложенный лист бумаги, торчащий из машинки. Вытянув и развернув его, она убедилась, что это записка от Лукаса.

Послание оказалось коротким:

«Уехал к Родригесу с новыми расценками. Ждите».

Прочитав записку, Филиппа еще долго держала ее в руке. В конце концов, велев себе не глупить, девушка бросила ее в корзинку для мусора. В этот самый миг дверь отворилась и вошел Лукас. Он выглядел настолько бледным, что она поняла: это никак не связано с поздним возвращением прошлой ночью. Случилось что-то неприятное, и это может быть связано только с заказом.

– Не думала, что вы обернетесь так быстро, – проговорила Филиппа.

– Можно было и не ездить, – отрывисто произнес он. – Более того, можно было бы не тратить понапрасну время на пересчет расценок.

– О чем вы?

Он уселся на диванчик и обхватил голову руками. Впервые Филиппа видела Лукаса в таком удрученном состоянии и была потрясена.

– Что случилось? – повторила она.

Вместо ответа, он открыл кейс, вынул оттуда папку и бросил рядом с собой.

– Сегодня утром «Каллисто» предложила Родригесу новые расценки. Они на два процента ниже наших новых.

Филиппа нахмурилась:

– С какой стати им было менять расценки?

– Этот же самый вопрос я задаю себе с тех пор, как уехал от Родригеса. – Лукас поднял голову и взглянул на нее. – И отдал бы все на свете, чтобы знать ответ.

В его словах звучал намек, не оставлявший никакого сомнения в том, что он означает. Филиппа открыла рот, собираясь заговорить, но в этот момент в дверь громко постучали. Зная, что он внимательно наблюдает за ней, Филиппа подошла и открыла дверь. В коридоре стоял служащий отеля, которого почти не было видно за огромной коробкой с цветами.

– Мисс Смит? Это для вас.

Захлопнув ногой дверь, Филиппа прошла мимо Лукаса к своему столу и водрузила на него коробку. Открыв крышку, она с изумлением уставилась на розы.

– Разве вы не собираетесь выяснить, от кого они? – язвительно произнес голос у нее за спиной.

Девушка взяла в руки маленькую карточку, поместившуюся между цветами. Ей незачем было читать эту записку. Она и так знала: букет прислал Роланд.

– Какая скромность! – насмешливо и громко прозвучал голос совсем рядом с ней. Лукас вынул карточку из ее ослабевших рук и поднял вверх. – «Благодарю за чудесный вечер, – прочитал он вслух. – До встречи. Ролли».

Швырнув карточку в цветы, Лукас схватил девушку за плечи и развернул лицом к себе. Его лицо исказилось от ярости, губы сжались в тонкую линию.

– Почему он прислал цветы? – заскрежетал он. – За оказанные услуги?

В ответ ее рука взлетела вверх и ударила его по щеке. Звук пощечины эхом разнесся по комнате в тишине, наступившей после слов Лукаса. Филиппа ужаснулась, увидев на его коже красный след удара.

– Извините, – выдохнула она. – Мне не следовало делать этого.

– Я сам напросился.

Из его голоса исчезла жесткость. Он говорил, глядя на цветы:

– К несчастью, эти цветы прислал Мастерсон. Надеюсь, вы понимаете, что в настоящее время для меня он к приятным людям не относится.

– Я понимаю. Если б я знала, что их принесут, я бы…

– Не извиняйтесь! Вы – красивая молодая женщина, и нет ничего удивительного в том, что вы ему очень понравились.

Филиппа внимала комплименту, наслаждаясь каждым сказанным словом. Жаль, конечно, что Лукас не сказал все это до того, как увидел букет, присланный Роландом. Роланд… Он представлял скрытую угрозу… приходилось это признать… об этой части ее жизни со временем придется рассказать человеку, который, по существу, приносит ей свои извинения. Но пока Филиппа не смела сказать ему правду. Как только он узнает о прошлом Роланда, ему станет трудно удержаться от соблазна рассказать все Родригесу. Если же эта история станет известна, она непременно попадет в газеты.

– Ну что, снова друзья?

Вздрогнув, Филиппа поняла, что Лукас смотрит на нее.

– Мы всегда были друзьями, – деловито ответила она тем тоном, каким хороший секретарь старается умиротворить недовольного начальника.

Поняв ее намерение, он поднял кейс.

– Закажите нам кофе, ладно? Потом придется заново проверить все расценки.

– Да ведь снижать их больше уже некуда! – запротестовала Филиппа.

Говорить ему ничего не пришлось. По обе стороны решительно сжатого рта залегли морщинки – вот и весь ответ. Филиппа поняла, что для него битва еще только начинается.

Вот только чем она закончится и кто окажется победителем?

Глава 5

По мере того как день клонился к вечеру, Филиппа все отчетливее понимала, почему Лукасу сопутствует успех. Ни на минуту не отвлекаясь, он полностью сосредоточился на лежавших перед ним расценках. Сложение, вычитание, результат – бумага выбрасывалась в корзинку, и все начиналось сначала. Ленч, который она заказала, давно остыл. На столе скопились чашки с недопитым кофе – немые свидетели пролетевших часов. А он продолжал работать. Успех, подобно гениальности, должно быть, достигается умением трудиться не покладая рук, подумала она, изобразив на лице недовольную гримаску. Девушка не представляла, сколько еще сможет выдерживать такой темп.

У нее кружилась голова от усталости, когда Лукас наконец с досадой отодвинул бумаги в сторону:

– Бесполезно! Целый день работы, а результат нулевой.

– Но вам же удалось сократить затраты по перевозке – это лучше чем ничего.

– На четверть процента? – сердито отозвался он. – Да это капля в море! Мне нужно обойти «Каллисто» по меньшей мере на пять процентов, тогда можно на что-то надеяться.

– Не представляю, как вы сможете это сделать.

Покопавшись в бумагах, Лукас вытащил геодезическую карту, разложил на коленях и ткнул пальцем в нагромождение линий, расходящихся от Амазонки.

– Вот где нужно искать ответ. Оставаясь здесь, никаких расходов сократить не удастся. Я должен сам осмотреть место будущего строительства. Нужно было сразу отправляться туда. – Он поднял голову. – Позвоните в приемную Родригеса и узнайте, как нам лучше всего туда добраться.

– Вы хотите сказать, что я поеду с вами? – поразилась она.

– Да. Там мне тоже придется работать, и будет проще, если вы окажетесь под рукой.

Лукас встал:

– Когда закончите, позвоните сеньоре Лопес и передайте, что я заеду за ней в восемь.

Филиппа сумела сохранить бесстрастное выражение лица. До сих пор он сам звонил Майе. Обращение к ней с такой просьбой было своеобразным способом показать, какое место она, Филиппа, занимает в его жизни. Будто она и сама не знала.

К тому времени, когда Лукас вышел из своей комнаты свежевыбритый, в белом смокинге, она обо всем договорилась.

– Мы вылетаем в семь утра, – сообщила ему девушка. – Полет будет долгим, а потом еще дольше придется ехать на джипе.

– Похоже, путь нам предстоит нелегкий. Хотите отказаться?

– Нет, если только вы сами не передумаете.

Лукас отрицательно покачал головой:

– У меня будет легче на душе, если мы поедем вместе. Мне не хочется оставлять вас бездельничать в Рио.

– Вы не признаете более деликатных выражений, не так ли? – сердито поинтересовалась она.

– Не знал, что вы предпочитаете деликатность.

Он направился к двери.

– Нам придется выехать ровно в шесть, так что постарайтесь вернуться не слишком поздно.

Филиппа пожала плечами и отвернулась. Удовольствие, которое она испытала при мысли, что несколько дней проведет наедине с Лукасом, омрачала мысль об эмоциональном напряжении, которое ей придется выдержать. Ее мучили сомнения: не лучше ли отказаться?

Внезапно девушка почувствовала, что ей не вынести еще одного вечера рядом с Роландом. Решив отказаться от встречи под предлогом раннего отъезда, она принялась искать в справочнике номер его телефона, но там его не оказалось. Дозвониться ему на работу тоже не удалось. Подчиняясь внезапному импульсу, она снова позвонила Майе.

– Номер телефона Ролли? – переспросила португалка. – Разве вы не можете найти его в справочнике?

– В справочнике он не значится, – объяснила Филиппа. – Я понадеялась, что вы знаете.

– С какой стати? Мы вращаемся в разных кругах.

Чувствуя, что выставила себя на посмешище, Филиппа повесила трубку. Майя дала ей понять, что Роланд ей не ровня, и, уж конечно, сообщит Лукасу об этом разговоре.

Так и не сумев отменить встречу, Филиппа пошла к себе переодеться. После душа она вспомнила о предстоящем путешествии и начала собираться в дорогу, пытаясь в один небольшой чемодан уложить только самое необходимое, и настолько увлеклась, что забыла о времени. Когда позвонил дежурный администратор и сообщил, что мистер Мастерсон ждет внизу, ей пришлось одеваться в большой спешке.

Восхищение, появившееся на лице Роланда в тот момент, когда он увидел Филиппу, несколько улучшило ей настроение. Странно, что даже внимание мужчины, который тебе не нужен, так действует на женщину.

– С каждой нашей встречей ты становишься все прекраснее. – Он взял ее за руку и притянул к себе.

Филиппа не поддалась. Роланд с легкой улыбкой отпустил ее и повел к машине.

– Могу поспорить, что у тебя сегодня было много работы, – проговорил он, выезжая на дорогу, идущую вдоль берега, и вливаясь в поток машин.

– Не больше, чем всегда.

– Правда? А я думал, что Пэджет весь день рычал, как раненый медведь.

– Почему ты так решил?

Он проехал несколько метров, прежде чем ответить:

– Сегодня я предложил Родригесу новые расценки и подозреваю, что они гораздо ниже тех, которые в силах предложить твой босс.

Филиппа поразмыслила над сказанным и решила задать возникший у нее вопрос:

– Что заставило тебя внести новое предложение? Когда мы в последний раз говорили на эту тему, ты сказал, что твои расценки гораздо ниже, чем у остальных.

– Захотелось на всякий случай подстраховаться. Я знал, что Пэджет не будет сидеть сложа руки и попытается снизить свои цены. – Роланд искоса поглядел на нее. – Он так и поступил, верно?

Филиппа промолчала, и Роланд усмехнулся:

– Дорогая, не сердись.

– А я и не сержусь. Но я оказалась в неловком положении и…

– Ты ничего не рассказывала Пэджету обо мне? – перебил он девушку.

– Конечно нет.

Он слегка сжал ей руку:

– Бедняжка. Могу поспорить на что угодно, ты будешь рада, когда возня с контрактом завершится. Тогда ты сможешь спокойно забыть обо всем.

– Послушать тебя, это так просто, – с горечью отозвалась она. – Неужели ты думаешь, я сумею забыть о том, что ты жив? Что меня не будет мучить желание рассказать твоей матери о нашей встрече?

– Я думал не о том, что ты покинешь Рио и увидишь мою мать. Я имел в виду твою работу у Пэджета, насколько тебе приходится нелегко. – Роланд крепко взялся за руль. – Я не могу представить свою жизнь без тебя.

– Тогда давай не будем говорить об этом, – ответила Филиппа и, положив голову на спинку сиденья, закрыла глаза.

Когда она открыла их снова, машина была уже на окраине города. Они мчались по круто уходящей вверх дороге, вдоль которой стояли высокие дома.

– Странное место для ресторана.

– Сначала мы зайдем в мою квартиру, выпьем чего-нибудь, а потом можно отправляться дальше.

Филиппа почувствовала беспокойство.

– А у нас есть на это время?

– Вполне достаточно.

Роланд затормозил у белого бетонного здания, окруженного прекрасными садами. Вестибюль выглядел очень современно. В специально освещенных альковах стояла металлическая скульптура. Наблюдающий за Филиппой Роланд напомнил ей маленького мальчика, которому хочется похвастаться.

– Этот дом создан одним из наших лучших архитекторов, – сказал он. – Я занимаю пентхаус. Оттуда открывается лучший вид на Рио.

Должным образом оценив увиденное, Филиппа последовала за ним в квартиру. Как и вестибюль внизу, жилище Роланда было оформлено в современном стиле – с мебелью светлых тонов и белыми коврами на деревянном полу. Огромные окна расположились во всю длину трех стен гостиной, открывая взору величественную панораму города и залива. На столиках стояли вазы с цветами, блюда со сладостями, лежали пачки сигарет – и все-таки комната воспринималась как сценическая декорация. Не верилось, что ее занимает живой человек.

Открытие было не из приятных. Все указывало на то, что жизнь владельца этой квартиры пуста и неинтересна. Если бы Филиппа увидела хоть какие-то доказательства того, что он пустил здесь корни… Но их не было. А человек без корней легко мог оказаться бесчестным и беспринципным.

– Ну, что скажешь? – В голосе Роланда звучала такая гордость, что Филиппе пришлось одобрительно кивнуть.

– Очень красиво, – признала она. – Только это больше напоминает декорацию. Не чувствуется домашнего уюта.

– А здесь его и не может быть. Это воплощение того, чего я достиг. Все здесь мое, купленное благодаря моему упорству и стараниям. Это доказательство того, что я могу добиться успеха безо всяких махинаций.

Ненавидя саму Себя за мысли, бродившие у нее в голове, Филиппа прижала ладонь к его руке. Ее первое спонтанное движение в его сторону.

– Квартира замечательная, – повторила она. – Ты должен гордиться собою.

– Ты даже не представляешь, как мне хотелось услышать эти слова от тебя.

Он накрыл ее руку своей. Тепло его пальцев вызвало у Филиппы ответный отклик. Милый Роланд, таким он был всегда: стремился угодить и приходил в восторг, если ему это удавалось. Для нее было совершенно естественным наклониться вперед и поцеловать его в щеку. Но едва девушка коснулась губами его щеки, как Роланд повернул голову и прижался к ее рту. Филиппа попыталась отстраниться, но было слишком поздно. Он притянул ее к себе еще ближе и усилил натиск. По его телу пробежала дрожь, но это не вызвало в ней ни ответной реакции, ни страха. Роланд был неотъемлемой частью ее детства и юности. Пусть в будущем им суждено расстаться, но о прошлом она не сможет забыть никогда.

Роланд внезапно разжал объятия. Его загорелое лицо побледнело и приобрело нездоровый желтоватый оттенок.

– Мне хотелось поцеловать тебя с того мгновения, как я увидел тебя снова. Только так можно было узнать.

– Что?

– Изменилась ли ты на самом деле.

Филиппа подошла к зеркалу, висящему на стене, и пригладила волосы.

– Ты получил ответ на свой вопрос?

– Да. – Он подошел и встал у нее за спиной. – Я ничего для тебя не значу, так? Ты все еще не можешь забыть, как я покинул Англию.

– Это невозможно забыть. Если б ты знал, как горевала твоя мать…

– А ты?

– Я была молода и справилась со своим горем. Но материнская любовь…

– А может, ты никогда и не любила меня, Фил.

– Может быть, – согласилась девушка, думая о том, насколько ее чувство к Лукасу отличается от того, что она испытывала в прошлом.

– Но ты все-таки сохранишь мою тайну, правда?

– Я дала тебе слово, Роланд, и сдержу его.

– Ради моей матери, – договорил он, слегка отворачиваясь от нее. – По крайней мере, твоему обещанию можно верить.

Серьезный тон, с которым он обращался к ней, совершенно исчез. Он снова выглядел полностью уверенным в себе.

– Ну что ж, поехали, иначе опоздаем и лишимся заказанного столика.

Понимая, что он просто ищет повод уйти отсюда, Филиппа без возражений последовала за ним к машине. Что бы она ни говорила, Роланд опасался ее, и не в первый раз Филиппа задала себе вопрос: только ли прошлое он скрывает от Родригеса.

Но едва машина тронулась с места, он, похоже, забыл о своих страхах и принялся развлекать ее историями о том, как начинал здесь, в Бразилии. Филиппа пыталась держаться так же беспечно, но не могла не думать о миссис Марш, которая считала сына мертвым и могла не пережить потрясения, если бы узнала правду.

С усилием Филиппе удалось отогнать от себя эти мысли. Наконец они добрались до ресторана, приютившегося на вершине холма, откуда открывался прекрасный вид на залив Гуанабара. Их усадили за стоявший под деревьями столик, освещенный свечой, и Филиппа почти сумела убедить себя в том, что перед ней действительно не Роланд, а Ролли и она пришла на самое обыкновенное свидание.

– Пенни за твои мысли, – проговорил он, помахав рукой перед ее лицом.

– Я думала, как это все отличается от моей повседневной жизни, – солгала Филиппа. – Меня не часто приглашают на ужин в такие роскошные заведения.

– Девушку с твоей внешностью должны каждый вечер приглашать в роскошные заведения.

Филиппа покачала головой:

– Обычно я ужинаю в своей квартирке у телевизора.

– В таком случае начни здесь новую жизнь. Пусть не со мной, если ты этого не хочешь, но в Рио. Я могу найти тебе отличное место.

– Меня устраивает мое нынешнее, – ответила Филиппа, не желая, чтобы Роланд знал, как скоро ей придется уволиться. Отчего-то она страшно не хотела, чтобы Роланд догадался о ее чувствах к Лукасу.

– Дай мне знать, если передумаешь. – Роланд отодвинул стул и пригласил ее потанцевать.

Столики располагались среди деревьев на достаточном удалении друг от друга, создавая впечатление уединенности. Но Филиппа заметила, что с того времени, как они появились здесь, ресторан заполнился посетителями.

– Похоже, ты всех тут знаешь, – заметила она после того, как Роланд принялся называть ей различных знаменитостей.

– На сегодняшний день это самое популярное заведение. Через два-три месяца все изменится.

– Неужели тебе не надоедает ресторанное общество? – полюбопытствовала Филиппа.

– Оно ничем не отличается от общества в Тервилле. Все знают, кто чем занимается, вот и перемывают друг другу косточки!

– Мне кажется, здесь в них гораздо меньше доброжелательности.

– Так оно и есть, – согласился Роланд и, повернувшись к лежащему внизу заливу, посмотрел вдаль, словно увидел там другое море, другое побережье. – Мне казалось, я привык к тому, что никогда больше не увижу родную страну, но понимаю, что мне будет гораздо тяжелее после того, как ты туда вернешься.

Не желая обсуждать эту щекотливую тему, Филиппа промолчала. Закрыв глаза, она спокойно скользила в объятиях Роланда, пока не кончилась музыка. Когда они возвращались к своему столику, Филиппа почувствовала, как губы его коснулись ее волос, и вновь невольно посочувствовала ему, как и чуть раньше, стоя в его квартире.

Они еще пробирались к своему столику, когда снова зазвучала музыка и другие пары начали двигаться в сторону танцевальной площадки, вынудив их остановиться. Бросив взгляд на ближайший столик, Филиппа увидела спину Майи, ее изящную шею и головку, склонившуюся к Лукасу. Но что бы португалка ни говорила ему в этот момент, он не слышал. Его глаза, наполненные лютым холодом, смотрели прямо на Филиппу. Какое-то мгновение они пристально разглядывали друг друга, затем тонкая линия сжатых губ раздвинулась в холодной улыбке, и Лукас повернулся к своей спутнице.

Почувствовав, что по-прежнему держит Роланда за руку, Филиппа пошла дальше с сознанием того, что Лукас осудил свою секретаршу и тут же забыл о ней.

Уже сидя за столиком, она стиснула руки, чтобы унять дрожь. Взглянув на нее, Роланд нахмурился:

– Что случилось?

– Я видела Лукаса с Майей.

Роланд огляделся:

– Где?

– Мы прошли мимо них, когда возвращались к столику.

– И что с того? Пэджет знает, что я встречаюсь с тобой.

– Но он очень недоволен этим. Он просил меня не видеться с тобой – я тебе говорила.

– А я тебе сказал, что думаю по этому поводу. Он не заслуживает того, чтобы ты оставалась работать у него.

– Я не могу бросить его сейчас. Он привез меня сюда, потому что нуждался в помощнице. Если я уйду, то подведу его.

– А ты не думаешь, что это он подвел тебя? Пэджет всегда гордился тем, что разбирается в людях, – так неужели он не понял, что ты за человек?

Роланд вслух высказал ее собственные мысли, и Филиппа не нашла что ответить в защиту Лукаса. Вспомнив, с каким презрением он взглянул на нее, девушка от души пожалела, что сейчас не в Англии и не может подать заявление об уходе.

– Уйди от него, – повторил Роланд. – Если ему нужна секретарша, он всегда может нанять другую.

– Я не могу уйти, пока мы здесь. – Она все же была вынуждена встать на защиту Лукаса. – Ты не можешь винить его за подозрительность. Я уверена, что на его месте ты вел бы себя точно так же.

– Я бы никогда не усомнился в тебе.

– Однажды ты усомнился, – напомнила ему Филиппа. – Ты не признался мне, что попал в беду.

– Это нечестное сравнение. Ты сама сказала, что три года назад была совсем другим человеком.

Она поразмыслила над его словами.

– Но бизнес у тебя по-прежнему на первом месте, – настаивала она, – и в этом отношении вы с Лукасом похожи. Он все еще не отказался от намерения добиться контракта. Мы собираемся… – Она резко замолчала, но Роланд уже понял, что она не договорила.

– Значит, Пэджет собирается на место будущего строительства, так? Это ничего ему не даст. Никто не сможет предложить цену ниже моей.

– Не будь так уверен. Лукас настроен не менее решительно, чем ты.

– Да пусть хоть сверхрешительно, все равно контракта ему не видать. Ему не нужно строить плотину для того, чтобы выжить. «Лангленд» в состоянии выполнять работу в любом уголке мира, а мне нельзя выбираться за пределы Бразилии – тебе это прекрасно известно. Бразилия – единственная страна, где у меня есть связи и где я в безопасности. Деньги, которые я получу за строительство этой плотины, позволят мне встать на ноги. Вот почему для меня это так важно.

– Мне это и в голову не приходило, – призналась Филиппа.

– Потому что ты смотрела на все с точки зрения Пэджета. – Роланд подал официанту знак выписать счет. – Пошли отсюда.

На обратном пути он мчался с отчаянной скоростью, выжимая из машины все, что можно, не заботясь ни о встречных автомобилях, ни о собственной безопасности. После особенно опасного поворота, когда они, казалось, повисли над пропастью, Филиппа, не выдержав, вскрикнула от страха:

– Что с тобой, Роланд? Ты убьешь нас!

Он снизил скорость и остаток пути ехал спокойно. Если бы Роланд не отнесся так безразлично к попыткам Лукаса предложить более низкую цену, чем «Каллисто», Филиппа решила бы, что он встревожен, – что-то ведь вызвало такую смену настроения, – и она пожалела, что не знает, с чем это связано. Все-таки в Роланде было что-то странное, и ей очень хотелось знать, что именно.

Он заговорил с ней только после того, как затормозил у отеля.

– Ты позвонишь мне, когда вернешься в Рио?

– А ты уверен, что захочешь увидеться со мной?

– Да. И еще раз да. – Роланд поцеловал ее в щеку. – Спокойной ночи, дорогая, приятных тебе сновидений.

Едва Роланд скрылся из виду, как она тут же забыла о нем. Она думала только о Лукасе и о том, как неприязненно он смотрел на нее сегодня в ресторане. Если он так не доверяет ей, что опасается ее встреч с одним из конкурентов своей фирмы, незачем вообще было привозить ее сюда. Филиппа вспомнила, что перед поездкой он попросил ее взять несколько красивых платьев, чтобы попытаться выудить информацию у соперников «Лангленда». Тем не менее стоило одному из них приблизиться к Филиппе, как Лукас обезумел от ярости.

Размышляя об этом, девушка открыла дверь в гостиную и не удержалась от изумленного восклицания, увидев, что Лукас уже там.

– Не думала, что вы вернетесь так рано, – пробормотала она.

– Я покинул ресторан вскоре после вашего ухода, а ехал более короткой дорогой.

Кивнув, Филиппа направилась было к себе в комнату, но он окликнул девушку:

– Мастерсон увлекся вами, не так ли?

– Я нравлюсь ему, – ответила Филиппа.

– Его тянет к вам, – хмуро сказал Лукас. – А вас, очевидно, к нему. Если бы это было не так, вы бы не стали встречаться с ним, несмотря на мое пожелание.

– Я не считаю, что должна следовать вашим желаниям в свое свободное время.

– Но зачем тратить его понапрасну? Он на вас не женится.

Изумленная, Филиппа уставилась на него:

– Почему вы решили, что я вижу в Ролли будущего мужа? Я знакома с ним… пару дней.

– Потому что заметил, как вы смотрели друг другу в глаза…

– Я могла бы то же самое сказать о вас и сеньоре Лопес.

– Я давно знаю Майю, – раздраженно бросил он в ответ.

– И я бы сказала, даже очень хорошо знаете, – с таким же раздражением отозвалась Филиппа.

– Я мужчина и могу о себе позаботиться.

– А сеньора?

– Майя вдова, а не наивная, невинная девушка, как вы.

– Ха! – Филиппа представить себе не могла, что заставило ее издать такое восклицание. – Отчего это вы считаете меня наивной? Может, вы и находите меня непривлекательной, но немало мужчин обращало на меня внимание.

– Я в этом нисколько не сомневаюсь.

– Тогда не вмешивайтесь не в свое дело! – не на шутку разозлилась она. – Откровенно говоря, именно так вы и поступаете! Вас не волнует ничего, кроме бизнеса. Женщины ничего для вас не значат. Вы воспринимаете их как тела, с которыми можно провести несколько скучных часов, когда нет работы!

– Возможно, мне и следует сосредоточиться на вашем теле, – отозвался он, оскорбительно уставившись на нее. – Для вас это будет лучше, чем тратить время с Мастерсоном. Он человек безжалостный и…

– А вы что? Добрый и мягкий?

– Я могу быть таким. И потом, я живу в Англии. Нам было бы очень неплохо вместе.

У Филиппы перехватило горло. Ей страшно не хотелось ссориться с Лукасом – это все равно, что рвать свое сердце на части, – но уж лучше это, чем выслушивать от него подобные пошлости.

– Не смейте со мной так разговаривать, – задыхаясь произнесла она. – Я не одна из ваших… Я ни за что… О, как я вас ненавижу!

– Так уж и ненавидишь? – отозвался Лукас. В два счета он одолел разделявшее их пространство и грубо притянул ее к себе. – Неужели ты не ищешь любви, Филиппа? Неужели тебе не хочется испытать любовь и страсть?

– Только не с вами. – Девушка пыталась вырваться, но он крепко удерживал ее.

– Почему же не со мной?

Прежде чем Филиппа успела ответить, он прижался губами к ее рту с такой силой, что ее губы невольно раскрылись. Жар волною накрыл ее, и Филиппа задрожала. Сколько раз за последние несколько дней она представляла, как Лукас обнимает ее, касается ее, но никогда ей и в голову не приходило, что это произойдет под воздействием похоти и ярости. Ей хотелось другого… совершенно другого.

Из ее глаз потекли слезы. Ощутив их, он медленно поднял голову и искательно посмотрел на нее, хотя по-прежнему сжимал в стальных объятиях.

– Бороться бесполезно, – хриплым голосом проговорил он. – Ты все время напрашивалась на это с тех пор, как мы сюда прилетели.

Лукас снова поцеловал ее, крепко, до боли. Его руки медленно заскользили по ее спине вниз до бедер, потом снова вверх и по шее. Филиппа заставила себя стоять неподвижно, но ее охватило желание. Каждой клеточкой тела ей хотелось прижаться к нему как можно ближе. Из самостоятельной, сильной личности Филиппа превратилась в слабую женщину, которая смогла бы вновь обрести силу, только ощутив его близость. Руки Филиппы сами собой обняли его за шею и притянули ближе.

И сразу же тиски его объятий ослабли, ярость поцелуев сменилась нежностью. Он больше не был господином, демонстрирующим свою власть над ней. Эмоции, которые он более не мог контролировать, взяли над ним верх, унесли в потоке страсти, который угрожал овладеть ими обоими. Снова и снова он целовал ее, словно не мог насытиться; снова и снова она отвечала на его поцелуи, пока не упала ему на грудь, слишком потрясенная, чтобы шевельнуться, и слишком обессиленная, чтобы притворяться.

– Лукас, – вымолвила Филиппа севшим голосом.

Он отстранил ее от себя. Его кожа блестела от выступившего пота, выражение потемневших глаз невозможно было разобрать. Только голос, глухой и невнятный, выдавал его чувства:

– Второй раз ты заставила меня потерять контроль над собой.

– Ты сожалеешь об этом?

– Мне приходится прилагать много сил, чтобы обойти конкурентов в бизнесе, но я взял за правило никогда не вступать в соперничество за женщину.

– Почему же тогда…

– Потому что я хотел показать тебе, насколько ты готова к тому, чтобы тебя, так сказать, сорвали. Не важно кто – Мастерсон, я или еще кто-нибудь.

Филиппа покачнулась и схватилась за спинку стула, чтобы не упасть.

– Лукас, ты наговорил мне много мерзостей, но по низости это превосходит все остальное.

– Я говорю для твоего же блага.

– Я припомню твои слова, если решу переспать с Ролли.

– Филиппа!

– Заткнись! – закричала она. – И убирайся вон из моей жизни!

Глава 6

На следующее утро Филиппа с трудом заставила себя выйти из спальни. Только опасение, что Лукас сам зайдет за ней, придало ей силы открыть дверь и шагнуть в гостиную.

Лукаса здесь не было, хотя дверь в его спальню была открыта. Подойдя к своему рабочему столу и убирая печатную машинку в футляр, девушка мельком увидела краешек неубранной постели и небрежно брошенную поверх нее шелковую пижаму кремового цвета.

Она старалась двигаться бесшумно, но Лукас появился почти сразу, как только она вошла в комнату, – словно поджидал и прислушивался. Несмотря на решимость держать свои эмоции под контролем, увидев его, Филиппа задрожала.

– Я хочу извиниться за свое поведение прошлой ночью, – напрямик сказал Лукас. Он был бледен, и Филиппа поняла: чего бы ей ни стоило выслушивать его, ему было еще труднее заговорить с ней.

– Я не хочу говорить об этом, – сказала она через силу. – Я хочу забыть то, что случилось.

– Если мы не поговорим о том, что произошло, нам будет неловко работать вместе. – Поколебавшись, Лукас добавил: – Как я понимаю, вы намерены по-прежнему работать у меня?

– До возвращения в Англию.

– Понятно. – Он прикусил губу. – Этого… Такого больше не повторится. Вам нечего бояться.

– Я и не боюсь, – холодно отозвалась Филиппа. – Просто не хочу в дальнейшем видеть вас каждый день.

– Если вы хотите немедленно вернуться домой…

– Нет, благодарю вас. Я приехала, чтобы помочь вам, и останусь здесь до конца.

– Очень рад. Я был бы огорчен, если бы вы улетели. И не только потому, что вы превосходный секретарь, но и потому, что вы мне нравитесь.

Щеки Филиппы вспыхнули. Для виду она начала подравнивать стопку бумаг, которые и без того лежали в безукоризненном порядке.

– Кстати, – продолжал он, – благодарю вас за то, что вы не заперли на ночь дверь в свою комнату.

– Я знала: вы не зайдете настолько далеко, пытаясь продемонстрировать мне, на какого сорта отношения я напрашиваюсь.

На этот раз настала его очередь покраснеть. Филиппа зачарованно наблюдала, как заливается краской его лицо.

– Филиппа, я…

– Мы можем опоздать на самолет, – перебила она его. – Вы уложили вещи?

– Да. Носильщика можно не вызывать. Я сам снесу чемоданы вниз.


Час спустя они сидели в самолете, летящем на север от Рио.

– Там, куда мы направляемся, условия довольно примитивные, – пояснил Лукас, когда зажглись лампочки, подсказывающие, что можно расстегнуть ремни. – В лесах Амазонки каждый шаг – своего рода испытание на прочность, восхищаться там некогда. Бразильцы прозвали эти места зеленым адом.

– А кто здесь живет? – поинтересовалась Филиппа.

– Золотоискатели, рудокопы, плантаторы – выращивают каучуковые деревья, какао и кофейные деревья – ну и, конечно, примитивные племена индейцев, хотя они постепенно вымирают.

– Я видела несколько жутких фильмов о том, что сотворил с ними белый человек, чтобы приобщить к так называемой цивилизации. Мне стало стыдно за то, что я белая.

– Мне тоже. Но понимаете, страна должна развиваться. Здесь находятся месторождения полезных ископаемых, в которых отчаянно нуждается весь мир.

– И здесь нужно возводить плотины, – сухо добавила Филиппа.

– Давайте не будем ссориться, – попросил он.

– Я и не собиралась ссориться, просто выражаю ваши мысли вслух. Я не обвиняю вас за то, что вы честолюбивы. В конце концов, такие, как вы, помогли создать Британскую империю.

– Она уже в прошлом, – шутливо проговорил он. – На что вы намекаете?

Филиппа не ответила, и Лукас откинулся на спинку кресла.

– У ваших ног лежит пакет, – заметил он. – Взгляните, возможно, он вам пригодится.

Девушка с любопытством раскрыла его и, к большому своему изумлению, увидела три больших путеводителя по Бразилии.

– Я ходил вчера по магазинам и вспомнил, что вам нечего читать, – пояснил Лукас, когда Филиппа начала благодарить его. – Они помогут вам скоротать время, пока мы здесь.

– Спасибо за заботу. – Она погладила одну из красочных обложек. – Книги просто роскошные!

– Вам легко угодить, Филиппа. Некоторые из знакомых мне молодых особ гораздо меньше радовались подаренной драгоценности от Картье.

– Это меня нисколько не удивляет, – моментально ответила девушка. После его слов удовольствие, испытанное от подарка, сошло на нет. Она почувствовала себя наивной простушкой. – Вероятно, это один из немногих ваших подарков, который секретарше не пришлось выбирать за вас.

Лукас отрегулировал кресло и внимательно оглядел ее прищуренными глазами:

– У вас просто-таки особый дар ударить по больному. Должно быть, из-за этого вы часто попадали в беду.

Она покачала головой:

– Я никогда и ни с кем не разговаривала так откровенно, как с вами.

– То же самое и со мной. Я даже не знал имени моей предыдущей секретарши, а ведь она проработала у меня пять лет.

– Мое вы тоже не узнали бы, если бы не отправились в Бразилию.

– Неправда. Мысленно я называю вас Филиппой уже не один месяц. – Заметив, как застыла в кресле Филиппа, он поспешно добавил: – Я не буду больше приставать к вам, просто хочу быть честным.

– Вы всегда ведете себя честно с женщинами? – задала она вопрос.

– Обычно нет. Вы – совсем другое дело.

– Вы хотите сказать, что для вас я не женщина, а секретарь.

Лукас улыбнулся:

– Что-то вроде этого.

Такое признание было для нее не слишком лестно, но Филиппа знала: Лукас пытается восстановить с ней дружеские отношения, чтобы она перестала его опасаться, и воздержалась от язвительных замечаний.

К ее огорчению, Лукас погрузился в какие-то бумаги и не поднимал головы все три часа, пока они не приземлились в Белене.

Едва открылась дверь самолета, как их поглотил поднимающийся от земли зной. Короткий переход от трапа самолета до аэропорта они совершили в удушающе-влажной атмосфере, по сравнению с которой жаркий и влажный воздух Рио показался чуть ли не бодрящим. За несколько мгновений накрахмаленный костюм Филиппы превратился в мятую тряпку. Даже Лукас, до этого не реагировавший на жару, то и дело вытирал лоб.

Погрузившись во время полета в книги, подаренные ей Лукасом, Филиппа теперь знала, что Белен – не только крупнейший город северной Бразилии, но и главный порт на всей территории Амазонки, основанный в начале шестнадцатого века. Разноязычное население этих мест – такое же стойкое и упорное, как и на берегах Миссисипи в период расцвета. Но к глубокому своему разочарованию, из вертолета, на который они пересели через десять минут после прибытия в аэропорт, она увидела только крыши города.

– Нам повезло, – сказал ей Лукас, стараясь перекричать гул пропеллера. – Прежде в глубь страны можно было добраться только на лодке. На это ушло бы не меньше трех дней.

– Очень жаль! – прокричала она в ответ. – Мы бы увидели столько интересного: обезьян, тропические цветы, редких птиц.

– Не говоря уже о москитах, змеях и кровожадных пираньях!

Город остался далеко позади. Филиппа увидела внизу под собой огромную панораму дельты Амазонки – точь-в-точь картинка из детской мозаики. В устье реки шириной в двести миль драгоценным камнем сверкал остров Маражо, размером превосходящий территорию Швейцарии. Когда вертолет свернул и полетел в глубь суши, Филиппа разглядела сеть притоков, а дальше – ничего, кроме сплошной серо-зеленой стены непроходимых джунглей.

Когда начало казаться, что джунглям не будет конца, Филиппа разглядела сначала просвет в листве, а затем и расчищенный участок земли – видеть его было так же странно, как и проплешину на густой шерсти животного. Вертолет заскользил, почти касаясь верхушек деревьев, и начал вертикально снижаться. Постепенно кусты и деревья обрели привычные размеры, а то, что сверху Филиппе показалось кукольным домиком, превратилось в прекрасный большой особняк в колониальном стиле.

Территория вокруг была расчищена, рядом с домом разбит небольшой сад, стояли бунгало для слуг. В стороне расположились конюшни и загон, где объезжали лошадей.

Пропеллер последний раз повернулся и замер. Вслед за Лукасом Филиппа осторожно спустилась на землю по веревочной лестнице. Пока они шли к дому, им в лицо бил густой воздух, напоминающий тягучую патоку, но стоило войти внутрь, и они ощутили прохладу – работал кондиционер. Переговаривавшиеся вполголоса слуги-индейцы, одетые в белое, уже ждали у входа, чтобы взять чемоданы и проводить гостей в отведенные комнаты.

– Я считала, что попаду на примитивное ранчо, – призналась Филиппа, – а этот дом не хуже четырехзвездочного отеля.

– Это частный дом. Его владельцы – друзья Родригеса. Потом я расскажу подробнее, – отозвался Лукас. Оставив Филиппу у двери ее комнаты, он пошел дальше.

Филиппа распаковала вещи, ополоснулась под душем и начала причесываться, когда в дверь постучали. В комнату вошла черноволосая женщина средних лет чрезвычайно привлекательной наружности и представилась: сеньора Гимарайнш, хозяйка дома. Она свободно, хотя и с акцентом, говорила по-английски и выглядела чрезвычайно элегантно. Это определенно объяснялось тем, что, как поведала сеньора, в молодости она жила в Штатах.

– Жизнь здесь, наверно, очень отличается от вашей прежней, – заметила Филиппа.

– В ней есть свои хорошие стороны. Когда мой муж вступил во владение этими землями, он не стал довольствоваться ролью пассивного хозяина, как делают многие бразильцы.

– Я и не надеялась увидеть такой прекрасный дом среди джунглей.

– Сначала он был не таким уж и прекрасным. – Сеньора Гимарайнш улыбнулась, вспоминая прошлое. – Каждую мелочь пришлось доставлять сюда пароходом по реке. Строительные материалы, мебель, светильники – даже трубы. Потом я сама вам все покажу. Скоро подадут ленч.

– Я буду готова через десять минут, – ответила Филиппа.

Через восемь минут она входила в патио.

Лукас, в белоснежной шелковой рубашке и коричневых бриджах для верховой езды, был уже здесь.

– На строительную площадку можно добраться только верхом на лошади, – пояснил он.

– Я вообще не брала с собой в дорогу бриджи для верховой езды!

– А вам приходилось ездить верхом?

– Только на ослике по пляжу!

– В таком случае вы не сможете попасть на строительную площадку. Добираться туда слишком тяжело.

– Я уверена, что справлюсь, – запротестовала Филиппа.

– Нет, – категорично сказал он. – А вдруг вас лошадь сбросит? У меня и без того много забот. Я отправлюсь один, а вы отдыхайте.

Вскоре к ним присоединились хозяин с хозяйкой. Ленч подали в просторной столовой, обшитой панелями. Пища была простой и ничем не напоминала экзотические блюда, к которым Филиппа уже привыкла в Рио: свежая рыба вместо омара, за ней последовало мясное ассорти с бобами под названием фетхуада, а под конец подали кофе и напиток, называемый батида: смесь бренди из тростникового сахара и лимонного сока.

Сразу после ленча Лукас и сеньор Гимарайнш отправились на место, отведенное под строительную площадку, а сеньора Гимарайнш пригласила Филиппу осмотреть дом.

Несмотря на все усилия девушки проявлять интерес, усталость брала свое, и в конце концов она, не выдержав, зевнула.

– Я вас утомила! – воскликнула сеньора. – У нас так редко бывает кто-нибудь, поэтому я слишком много болтаю. Ваш соотечественник был здесь на прошлой неделе, и я чуть не заговорила его насмерть!

– Англичанин? – удивилась Филиппа. От неясного предчувствия тревожно сжалось сердце.

– Мистер Мастерсон, – пояснила хозяйка. – Он тоже участвует в тендере на строительство плотины. Возможно, вы встречались в Рио?

– Да, – нахмурилась Филиппа. – Он в первый раз приезжал к вам?

– Нет, он был здесь несколько месяцев тому назад. Кстати, если вы с ним знакомы, окажите мне любезность. После того как он уехал, я обнаружила в его комнате конверт с бумагами. Должно быть, он обронил его, когда собирал вещи. Я собиралась отправить его мистеру Мастерсону по почте, но раз утром вы возвращаетесь в Рио, то, быть может, захватите с собой. В этой части страны почта работает с перебоями.

Филиппа, которая видела с воздуха окрестности, посчитала, что это еще мягко сказано. Она не видела причины отказать женщине в просьбе, хотя еще раз встречаться с Роландом ей совсем не хотелось.

В библиотеке сеньора Гимарайнш вынула конверт из бюро и вручила девушке:

– Ну вот, теперь я буду спокойна. Пойдемте, я провожу вас наверх и оставлю наслаждаться сиестой.

Оставшись одна в комнате, Филиппа повертела конверт. На лицевой стороне значился адрес Роланда, но сам конверт не был запечатан. На мгновение ее охватило искушение заглянуть внутрь. Что, если там находятся сведения, которые помогут Лукасу? Филиппа резко одернула себя. Должно быть, она с ума сошла, раз подумала о том, чтобы заглянуть в чужие бумаги.

Девушка убрала конверт в чемодан и закрыла крышку, чтобы избавиться от искушения, разделась и улеглась между прохладными льняными простынями. Она заснула, как только голова коснулась подушки, и, проснувшись, с удивлением поняла, что уже поздний вечер. За окном сплошной стеной стояла темнота. Филиппа поежилась, вспомнив о подступающих к дому джунглях.

Однако, когда она спустилась вниз, ее глазам предстала настолько обычная картина, что девушке стали смешны собственные страхи. В гостиной горел яркий свет. Хорошо обученные слуги ненавязчиво выполняли свои обязанности, а Лукас, в безупречно сшитом белом смокинге, беседовал с хозяйкой дома, держа в руке высокий запотевший стакан. Сама не зная почему, Филиппа почувствовала досаду оттого, что, столько проездив по джунглям и болотам, Лукас выглядел так, будто всего лишь провел заседание правления. Любой другой сейчас бы с ног валился, а ему все нипочем.

Когда она вошла, Лукас встал. Филиппу удивило такое проявление вежливости. Красноречивее любых слов это возводило ее в ранг гостьи такой же, как и он, а не простой секретарши. Однако первые же сказанные им слова рассеяли эту иллюзию:

– После того как я осмотрел место будущего строительства, я вижу все совершенно в ином свете. Сразу после ужина начнем работать.

Входя в дом с улицы, Гимарайнш услышал эти слова и расхохотался:

– Все соискатели контракта, приезжавшие сюда, с радостью бросались в постель, как только возвращались в дом. Кто вы, сеньор Пэджет: человек дела, мужчина или робот?

– И то и другое, – улыбнулся Лукас. – Днем я машина, а вечером – мужчина.

– Вот это мне по душе! – рассмеялся бразилец. – Не мне решать, но лично я желаю вам получить контракт.

– Я намерен заполучить его, – ответил Лукас.

Решимость, с которой он сказал это, заставила Филиппу вздрогнуть.

Решимость никуда не исчезла – заполнила его до отказа, вытеснив все остальные эмоции, когда в тот же вечер, только позднее, они вдвоем сидели в комнате, которую Гимарайнш предоставил в их распоряжение. Забыв обо всех прежних расчетах, час за часом Лукас непрерывно диктовал ей, изредка сверяясь с какими-то записями и сложными диаграммами, начерченными на листке бумаги. По мере того как заполнялись страницы блокнота, Филиппа поняла, что он разработал совершенно новый – революционный – подход к строительству плотины с учетом местности, которую он осматривал сегодня днем.

Старинные французские часы на каминной полке пробили полночь, а он все продолжал диктовать. Было уже больше двух часов ночи, когда Лукас наконец отложил свои записи и зевнул.

– Все. – Он удовлетворенно вздохнул. – Я бы сказал, что в грубом приближении это уменьшит мои первоначальные расценки процентов на восемнадцать. Поточнее можно будет сказать, когда вы напечатаете все цифры.

– Я сделаю это сейчас, – отозвалась она, – и вы сможете прочитать все за завтраком.

После недолгого колебания он кивнул в знак согласия:

– При обычных обстоятельствах я бы не стал просить вас работать ночью, но мне срочно нужны эти выкладки.

– Трех экземпляров будет достаточно?

– Вполне. И не думайте об ошибках. Если понадобится, все можно будет перепечатать уже в Рио. – Он направился к двери. – Посмотрю, не спит ли кто-нибудь из слуг. Кофе вам явно не помешает.

Через пятнадцать минут он вернулся с подносом, на котором стояли две чашки и кофейник:

– Все уже спят, но я зашел на кухню и похозяйничал немного.

Налив кофе, он передал чашку Филиппе. Она невольно задалась вопросом: много ли найдется женщин, которым он варил кофе в такой поздний час – и при таких обстоятельствах? Испугавшись этой мысли, девушка глотнула обжигающую жидкость так поспешно, что поперхнулась.

Лукас постучал ее по спине, и она торопливо отодвинулась.

– Если вы слишком устали, ложитесь спать, – сказал он.

– Вы говорите не то, что думаете!

Он улыбнулся:

– Вы правы!

– В таком случае предоставьте мне самой решить, что делать. Я смогу поспать завтра в самолете, когда мы будем лететь в Рио.

– Не выйдет. Я снова буду диктовать.

Филиппа взглянула на него и, увидев совершенно серьезное лицо, рассмеялась:

– Значит, я буду спать в самолете на обратном пути в Англию!

Лукас выпил свой кофе и поставил чашку.

– Что я точно сделаю, когда мы вернемся в Англию, так это подарю вам несколько акций «Лангленда». Вы заслужили их, Филиппа, независимо от того, получим мы этот контракт или нет.

Он вышел из комнаты. Девушка слышала звук его шагов в холле, потом на лестнице. В наступившей после этого тишине она уставилась на лист бумаги, заправленный в машинку. На одну из клавиш капнула слеза.

– Если это и означает «быть деловой женщиной», – подумала она, – можешь оставить их себе. Мне нужны объятия мужчины, а не дивиденды на счете в банке.


Когда Филиппа допечатала последнюю страницу, ночная тьма сменилась розовеющим рассветом. Она подошла к окну, отодвинула шторы и постояла, вдыхая прохладный воздух, после чего направилась к лестнице. На пути в свою комнату ей пришлось пройти мимо комнаты Лукаса. Поколебавшись, Филиппа подсунула ему под дверь папку с напечатанными листами нового тендера, чтобы он увидел, когда проснется.

Оказавшись в своей комнате, она тоскующими глазами посмотрела на кровать, но решила, что час сна – это хуже, чем совсем не ложиться. Вместо этого она постояла под душем, переоделась и спустилась вниз.

Завтрак уже стоял на столе. Сеньора Гимарайнш позвонила, чтобы принесли еще кофе, и сказала, что ее муж показывает Лукасу поместье.

– Жаль, что вы ничего не видели, пока были здесь, – вздохнула сеньора. – Надеюсь, вы скоро появитесь снова.

– Сомневаюсь.

– Но если мистер Пэджет заключит контракт…

– Возможно, к тому времени я уже не буду у него работать.

Черные глаза смотрели на нее с любопытством.

– Я бы сказала, что у него очень хорошо работать. С таким, как он, скучать никогда не придется.

– Он прекрасный начальник, – согласилась с ней Филиппа.

– Вы видите в нем не начальника. Извините, если я не права.

Чашка в руке Филиппы задрожала, и она поставила ее на стол.

– Дело не во мне. Важно, как смотрит на меня он. Для мистера Пэджета я всего-навсего секретарша.

Женщина порывисто вздохнула:

– Мужчины слепы. Женщины сами должны раскрывать им глаза.

Филиппа кивнула, но заговорить не решилась. После бессонной ночи она плохо соображала. В голове царила полная мешанина из чисел и каких-то выкладок. Меньше всего ей сейчас хотелось обсуждать Лукаса и свои чувства к нему.

Она быстро допила кофе и, сославшись на то, что нужно собраться, вернулась в свою комнату.

Подойдя к зеркалу, девушка внимательно вгляделась в свое отражение. Глаза блестели от навернувшихся слез, под глазами залегли тени. Неужели она настолько не умеет скрывать своих чувств, что даже чужому человеку ясно, кому отдано се сердце? Ох уж эти эмоциональные латиноамериканцы! Как тут не помянуть добрым словом сдержанных англичан.

Она сердито собрала вещи и затолкала в чемодан как попало, но из-за этого крышка не желала закрываться. Чертыхнувшись, Филиппа вытряхнула все на кровать и начала укладывать снова. Конверт, который сеньора Гимарайнш попросила передать Роланду, соскользнул на пол, и оттуда наполовину выпало его содержимое. Складывая все обратно, она увидела измятое письмо и обратную сторону фотографии. Листок был исписан с обеих сторон – на иностранном языке. Опустив письмо в конверт, она неторопливо перевернула фотографию.

При виде лица, смотревшего прямо на нее, Филиппа испытала настоящее потрясение и без сил опустилась на постель. Как у Роланда оказалась фотография Майи?

Филиппа снова взглянула на конверт, медленно вытащила оттуда письмо и прочитала его, презирая себя за это, но не отступая от намерения. Она почти не знала португальского, но сумела разобрать несколько слов – вполне достаточно для того, чтобы понять: у нее в руках не деловое письмо и не вежливо-официальное выражение признательности, принятое в обществе, а страстное признание в любви.

– Филиппа, вы готовы? – раздался из-за двери голос Лукаса. – Вертолет поднимется в воздух через пятнадцать минут.

Торопливо сунув письмо и фотографию в конверт, девушка убрала его к себе в сумочку.

– Я почти готова, – отозвалась она и быстро втиснула в чемодан остальные вещи, не беспокоясь о том, что они помнутся.

Обратное путешествие в Рио Филиппа совершенно не запомнила. Все ее мысли были заняты письмом и фотографией. Роланд и Майя. Почему они оба отрицали знакомство друг с другом – тогда как на самом деле их отношения явно были очень близкими?

Размышляя об этом, Филиппа могла понять, почему Майе не хотелось, чтобы Лукас заподозрил, что она когда-то любила его самого серьезного конкурента. Ей было непонятно другое: почему притворялся Роланд? В конце концов, он знал, что Филиппе безразлично, была ли у него любовная связь с другой женщиной. Тем не менее он постарался заставить ее поверить, что едва знаком с Майей, да к тому же испытывает к ней неприязнь.

Или его неприязнь была непритворной? Может, Майя бросила его ради кого-то другого? Но все равно непонятно, зачем из этого делать тайну. Но сколько Филиппа ни размышляла, она была не в силах понять поведение Роланда. Вместо этого она снова задумалась о Майе.

Португалка всячески пыталась продемонстрировать Лукасу, что Роланд был человеком непостоянным и в данный момент увлекся Филиппой. Она притворялась, что едва знакома с Роландом. Едва ли это имело смысл, если не нужно было скрывать истинное положение дел не только в прошлом, но и в настоящем.

Ну конечно – в этом все дело. Майя и Роланд не расстались. Их любовные отношения продолжались по-прежнему, а Роланд – да, именно он – хотел скрыть это.

Твердо решив сделать все, чтобы Лукас ничего не узнал о его прошлом и не воспользовался этим ему во вред, Роланд посчитал, что единственный способ убедить Филиппу молчать – притвориться, будто он по-прежнему любит ее. Филиппа слегка пошевелилась в кресле. Нет, это звучит неправдоподобно. Роланду было прекрасно известно, что, пока жива его мать, Филиппа не выдаст его тайну.

Филиппа вернулась к тому же, с чего и начала. Она не понимала, что скрывается за поведением Роланда и Майи, но знала – причина должна быть обязательно.

Внезапно ей пришло в голову, что причина связана с Лукасом. С Лукасом и с контрактом на строительство плотины!

Чувствуя себя словно Мегрэ, который близко подошел к разгадке запутанного дела, она заставила себя рассуждать логически.

Роланд притворялся, будто любит ее, чтобы заставить Лукаса усомниться в ее преданности. Филиппе стало невыносимо стыдно, когда она вспомнила, что наговорила Лукасу, после того как тот попросил ее не встречаться с его основным конкурентом. Тут же возникла еще одна мысль: зачем Роланду было нужно, чтобы Лукас усомнился в ее честности? Ответ был настолько очевиден, что девушку охватила досада на саму себя за то, что сразу не поняла, в чем тут дело. Она должна была стать козлом отпущения. Искать ответ на вопрос «почему» не было нужды. Роланд, несмотря на заверения, что контракт достанется ему, вовсе не был так уж в этом уверен и решил любым способом – не важно, честным или бесчестным – позаботиться о том, чтобы его цена оказалась самой низкой. Одному Небу известно, каким образом он добывал сведения о других конкурентах, но встреча с Филиппой подсказала ему, как выяснить намерения Лукаса.

Филиппа попыталась вспомнить вопросы, которые ей задавал Роланд в тот первый вечер, но ей помнилось только одно: она ясно дала понять, что никогда не обсуждает то, чем занимается на работе. Может быть, именно тогда Роланд решил прибегнуть к помощи Майи, чтобы разузнать о намерениях Лукаса? А может, Майя сама предложила ему? Это уже не имело значения. Важен только сам результат.

Филиппа взглянула на сидящего рядом мужчину. Что бы он сказал, если бы знал, о чем она думает?

Самолет накренился, и горячий пепел от сигареты Лукаса обжег ей ногу. Извинившись, он смахнул пепел.

– Испорчены еще одни колготки, – с шутливым смирением произнес он. – Придется вам занести их в отчет о командировочных расходах!

Филиппа улыбнулась, но из-за этого совершенно пустякового эпизода – подумаешь, колготки поехали – она вдруг все поняла.

Ей стало ясно, почему Роланд подал вторую заявку на контракт – с расценками гораздо более низкими, чем расценки Лукаса, который столько трудился над ними. Девушка взглянула на Лукаса. Интересно, не сочтет ли он, что Филиппа рехнулась, если рассказать ему, что Майя скопировала в гостиной расценки по контракту и передала их Роланду? Нужны веские доказательства, а в ее распоряжении всего лишь бутылочка лака для ногтей…

Да, никаких сомнений. Майя намеренно порвала себе колготки, чтобы удалить Филиппу из комнаты и успеть переписать цифры из папки, лежащей на рабочем столе.

Она бросила взгляд на пустое кресло, где лежала ее сумочка. Нужно показать Лукасу письмо Майи Роланду.

Филиппа протянула было руку за сумочкой, но Лукас коснулся в этот момент ее руки и указал на свет, вспыхнувший в конце самолета:

– Идем на посадку. Пристегните ремни.

Пока она пристегивала ремни, вой моторов усилился и они начали снижаться. Самолет болтало. Филиппа вцепилась в подлокотники кресла, отчаянно надеясь, что ее не будет тошнить. Теплые пальцы сомкнулись на ее руке. Открыв глаза, она совсем близко увидела лицо Лукаса.

– Расслабьтесь, – сказал он ей на ухо. – Вам будет легче, если вы расслабитесь.

Ее страх отступил, и, хотя самолет болтался, словно чертик на веревочке, она не замечала ничего, кроме руки Лукаса, сжавшей ее руку.

«Я поговорю с ним, когда мы вернемся в отель», – пообещала она себе, стараясь подавить тошноту. Поскольку таможенный досмотр проходить не пришлось, через несколько минут после приземления они уже мчались по прибрежному шоссе. Лукас открыл окно. Воздух, пусть и теплый, обвевал свежестью покрасневшие от жары щеки. Филиппа узнала показавшийся впереди отель. Напряжение вернулось к ней, когда машина остановилась, и она первой вошла в вестибюль. Она подождала, пока Лукас заберет почту, и вместе они вошли в лифт. Тайком взглянув на него, Филиппа заметила, что он наблюдает за ней с необычайно серьезным видом.

– Интересно, какие чувства я бы испытывал к вам, если б вы не были моей секретаршей, а мы все же встретились? – проговорил он.

Филиппа затаила дыхание, ожидая продолжения его слов. Но он ничего не сказал, и она несколько раз моргнула, чтобы удержать слезы. Позже у нее будет много времени, чтобы наплакаться всласть…

Войдя в гостиную, она повернулась к нему и сказала, слегка запинаясь:

– Я должна поговорить с вами.

– Нельзя ли это сделать чуть позже? Сначала я хочу освежиться.

– Мне нужно поговорить с вами немедленно. Дело в том, что я…

Раздавшийся телефонный звонок заглушил ее слова. Машинально Филиппа подняла трубку и напряглась, услышав голос Майи.

– Мисс Смит, это вы?

– Да. Что вам угодно?

– Мне нужно поговорить с вами. Наедине. Это очень важно. – Майя говорила так быстро, что Филиппа не могла вставить ни слова. – Не говорите Лукасу, что едете поговорить со мной. Придумайте что-нибудь и немедленно приезжайте ко мне.

Затем раздались короткие гудки, и Филиппа дрожащей рукой положила трубку.

– Кто это был? – поинтересовался Лукас.

– Звонили мне… Личный звонок.

– Понятно, – ледяным тоном произнес он, пристально глядя на нее. – Вы хотели мне что-то сказать.

Все еще удивляясь Майиному звонку, девушка с трудом поняла, что он говорит. Почему португалка была такой расстроенной? Для чего ей понадобилось так срочно увидеться с Филиппой?

– Ну так что же? – снова заговорил Лукас. – Я жду.

– Потом, – пробормотала она. – Сначала… сначала освежитесь с дороги… А мне нужно выйти и кое-что купить, пока магазины не закрылись на обед.

Не беспокоясь о том, что он подумает, Филиппа подхватила сумочку и побежала по коридору.

Глава 7

Только выйдя из такси у дома Майи – большого белокаменного особняка, выходящего фасадом на один из самых уединенных участков побережья в Рио, – Филиппа задалась вопросом: что я здесь делаю? Португалка не вызывала у нее доверия и до того, как девушка увидела фотографию, а после таинственного звонка ее неприязнь к этой женщине только возросла.

Постаравшись сладить с нервами, Филиппа нажала на кнопку звонка. Темнокожая служанка открыла дверь и провела ее в гостиную с позолоченной мебелью.

Майя поднялась с обитого парчой диванчика и двинулась вперед скользящей походкой, напомнив хищного зверя. Бледное лицо и гибкое тело в облегающем брючном костюме «под леопарда» усиливали это впечатление.

– Насколько мне известно, у вас оказалось то, что принадлежит мне, – заговорила она. – Письмо и фотография.

От удивления Филиппа не смогла скрыть правду:

– Откуда вы знаете?

– Прошлым вечером Ролли обнаружил пропажу и вспомнил, что брал письмо с собой на ранчо Гимарайнша. Он позвонил туда сегодня утром и узнал, что его отдали вам. Ну же, мисс Смит, отдайте.

– Нет! Я должна показать его Лукасу.

– Так я и думала! – прошипела португалка. – Хорошо, что я сразу позвонила вам. Сначала я собиралась встретить вас в аэропорту, но решила, что это будет неумно. Ролли боялся, что вы покажете письмо Лукасу во время полета, но я заключила с ним пари, что этого вы не сделаете. Женщины любят все драматизировать, и я была уверена: вы подождете, пока окажетесь с ним наедине, прежде чем устраивать представление.

– Устраивать представление мне ни к чему, сеньора. Достаточно отдать письмо и фотографию, а выводы пусть делает сам.

– Как вы думаете, к какому выводу после этого он придет в отношении вас?

Филиппа широко раскрыла глаза:

– При чем тут я?

– При том же, что и я. Пусть я бывшая подружка Ролли, зато вы его бывшая невеста!

Увидев выражение лица Филиппы, Майя засмеялась:

– Удивлена, что я знаю об этом?

– Это не имеет никакого значения, – ответила Филиппа. – Можешь рассказывать Лукасу обо мне все, что угодно. Для меня главное, чтобы он понял, какова ты на самом деле! Воровка, передавшая все его расчеты конкуренту!

– Ах-ах, просто настоящая героиня! – Резкий голос Майи утратил мелодичность, как только с притворством было покончено. – Но я не верю в твою смелость. Не верю, будто тебе так уж безразлично, узнает Лукас или нет, что ты собиралась выйти за Ролли замуж.

– Мне все равно! – повторила Филиппа. – Для Лукаса я ничего не значу.

– Но он ценит твою честность и преданность. С этим будет покончено, когда я с тобой разделаюсь!

– После этого мы окажемся в одинаковом положении, не так ли?

– Обо мне не беспокойся, я выкручусь. – Майя зевнула, словно ей наскучил этот разговор. – В худшем случае Лукас подумает, что у меня был роман с Ролли. Я бы предпочла, чтобы он ничего не знал, но, в конце концов, это не так уж важно. Я могу легко все объяснить. Мой муж был болен, я чувствовала себя одинокой и несчастной. С Ролли начала встречаться, потому что он англичанин – стоило ему заговорить, как я закрывала глаза и представляла, будто снова с Лукасом.

Филиппа слушала ее с отвращением. У женщин вроде Майи необычайный талант к притворству. Видя перед собой бледное лицо и сверкающие глаза, в которых застыли слезы, она понимала, что Лукасу будет трудно ей не поверить.

– С другой стороны, – продолжала Майя, – тебе не выкрутиться из того положения, в которое я тебя поставлю. В конце концов, если бы ты была предана Лукасу, то рассказала бы о том, что когда-то была помолвлена с Ролли!

Филиппа судорожно сглотнула. Майя говорила так убедительно. Будь Роланд тем, кем казался, – стойким мужчиной, способным справиться с любыми трудностями, – она бы сразу сказала Лукасу правду. Но она промолчала, опасаясь, что Лукас обо всем сообщит Родригесу, история эта просочится в прессу, а следовательно, станет известна в Англии. Говорить это Майе она не осмелилась.

– Поступай как угодно, – холодно проговорила она. – Для меня важно одно – рассказать ему, какова ты на самом деле!

– Он никогда не поверит, что эти сведения переписала я. Он решит, что ты пошла на это, потому что все еще любишь Ролли.

– Мне безразлично, что он подумает обо мне. Главное, чтобы он перестал думать о тебе!

– А вот этого сделать тебе не удастся, – усмехнулась Майя. – И помочь ему заполучить контракт ты тоже не сможешь, так что проиграешь в любом случае. Ему ни за что не удастся предложить расценки меньше, чем у Ролли, а ты не сможешь помешать мне выйти за него замуж.

Филиппа в замешательстве смотрела на Майю: ее поведение было бессмысленным. Девушке важно было выяснить, в чем тут дело.

– Когда ты решила, что хочешь выйти замуж за Лукаса? – спросила она.

– В тот миг, когда увидела его снова.

– Почему же ты тогда не хочешь, чтобы он получил контракт? – Майя отвернулась, но Филиппу это не остановило. – Ты действительно боишься, что Лукас узнает о тебе и Ролли. Вот почему Ролли удалось шантажом заставить тебя разузнать для него, какие расценки предложит «Лангленд».

– Ты глупа, если думаешь, будто для Лукаса имеет значение, был у меня любовник или нет.

– Ему было бы не все равно, что ты увлеклась человеком, к которому он испытывает неприязнь и которому не доверяет. Как видишь, выкрутиться тебе не удастся. Мы с тобой в одинаковом положении.

Филиппа хотела открыть дверь, собираясь выйти, но Майя с силой захлопнула ее и преградила дорогу.

– В этом деле замешаны не только мы с тобой. Есть еще и третья…

Выражение, появившееся на лице Майи, подсказало Филиппе, что она рано начала праздновать победу.

– Я знаю, кто такой Ролли на самом деле. Знаю я и другое. Он не хочет, чтобы его матери стало известно о том, что он жив. Если ты расскажешь Лукасу обо мне, я позабочусь о том, чтобы миссис Марш узнала: ее сын находится в Бразилии!

– Но это бессердечно!

Майя зловеще улыбнулась:

– Достаточно мне позвонить в Лондон знакомому, и он немедленно отправится в Тервилл.

– Роланд никогда не простит тебя.

Майя усмехнулась. От одного взгляда на ее довольную физиономию Филиппу затошнило.

– Мне совершенно безразлично, что чувствует Роланд. Для меня он в прошлом. Лукас – вот мое будущее. – Майя протянула изящную руку. – Письмо и фотография. Я жду.

Филиппа вцепилась в сумочку, опасаясь, что Майя попытается вырвать ее силой. Вместо этого португалка изящным движением проскользнула мимо нее к телефону и сняла трубку:

– Я хочу заказать разговор с Лондоном…

– Подожди! – Дрожащей рукой Филиппа вынула письмо и фотографию и бросила на пол. – Я иду на это ради матери Роланда, – проговорила она и вышла из комнаты.

Снова оказавшись перед домом, она чувствовала полную опустошенность – словно ее использовали и выбросили, как ненужную вещь. Лукас… Роланд… имена и лица поплыли у нее перед глазами. Лучше бы ей никогда не слышать ни об одном из них. Она остановила проезжавшее мимо такси.

Когда Филиппа ехала по авенидо Рио-Бранко в сторону Копакабаны, ее охватила ненависть к этому городу. Век бы не видеть ни пальм, ни цветов гибискуса! Невыносимо яркое солнце, ослепительно белые здания, смех и болтовня темноглазых жителей Рио в разноцветных одеждах – все было ей отвратительно. Она с тоской вспоминала серые здания под пасмурным небом и серые улицы, заполненные надежными, неразговорчивыми людьми, рядом с которыми чувствуешь себя в безопасности.

«Я устала, – подумала она. – Мне не нужны ни любовь, ни интересная работа, нужно только одно – чтобы меня оставили в покое!»

Вернувшись к себе, она скинула туфли и бросилась на кровать. Но почти сразу же раздался стук, дверь отворилась и на пороге появился Лукас.

– Я попросил дежурного из регистратуры позвонить, как только вы вернетесь, – проговорил он. – Мне показалось, что вы меня избегаете.

Филиппа села, убрала со лба влажные волосы.

– Если вам нужно поработать, я…

– Перестаньте! Неужели вы не понимаете, что я беспокоюсь о вас?

– Беспокоиться не о чем.

– Зачем же тогда убегать с такой поспешностью, будто за вами гонится сам дьявол?

«Очень точное описание Майи», – уныло подумала она.

– Я уже вам сказала: мне нужно было кое-что купить.

– Не вижу пакетов с покупками, – сухо заметил он, пересек комнату и сел на край кровати.

Филиппа спустила ноги на пол и встала, слегка пошатываясь. Моментально очутившись рядом, Лукас положил ей на лоб ладонь.

– Лукас, оставьте меня! – Его близость привела девушку в такую панику, что она оттолкнула его и выбежала в гостиную. – Несколько часов сна, и со мной все будет в порядке.

– Сначала вам нужно поесть.

– Мне сейчас ничего в горло не полезет, – ответила она и села за стол.

– Тогда выпейте.

Лукас налил немного бренди, щедро разбавив содовой. Филиппа взяла у него стакан и сделала несколько глотков. Опершись о стол, Лукас внимательно смотрел на нее.

– Перед тем как уйти, вы сказали, что хотите поговорить со мной.

– Это были пустяки.

– Не лгите.

– Я не лгу. И перестаньте смотреть на меня с видом инквизитора!

Лицо у него посуровело. Филиппа поняла, что беспокойство за нее сменилось раздражением.

– Филиппа, еще немного, и мое терпение лопнет. Я знаю, вы устали, но не отстану, пока вы не скажете, что вас расстроило. Сегодня весь день вы сами на себя не похожи.

Вместо ответа, она вставила в машинку лист бумаги.

– Прекратите немедленно! – В его голосе звучала ярость. – Что с вами?

– Ничего. – Увидев выражение его лица, она поспешно поправилась: – То есть у меня был повод для беспокойства, но теперь все в порядке.

– Мне небезразлично все, что вас беспокоит. – Он подошел ближе. – Неужели вы не поняли?

Филиппа не поднимала глаз.

– Почему вы не оставите меня в покое? – прошептала она.

– То же самое я мог бы спросить у вас.

Пораженная, она забыла о своем решении не смотреть на него и взглянула ему прямо в глаза. То, что Филиппа в них увидела, заставило ее сердце учащенно забиться.

– Неужели вы не хотите спросить, что я имею в виду? – продолжал он. – Или вы знаете?

– Я больше ничего не знаю.

– Бедняжка.

От нежности, зазвучавшей в его голосе, на глаза Филиппы навернулись слезы. Увидев это, Лукас поднес ее руку к губам.

– Неудивительно, что вы не знаете. Меня нелегко понять, а когда я осознал, как вы на меня действуете, со мной стало еще труднее. Всю свою жизнь я стремился избегать привязанностей. Я видел, что сделала с отцом моя мать, – из мужчины он превратился в комнатную собачонку, готовую на все ради спокойствия и тишины в доме, – и поклялся, что со мной этого не случится. – Лукас сжал ее руку. – Брак моих родителей – не слишком вдохновляющий пример. Вот почему я всегда придерживался принципа «Люби и бросай»!

– Подарив на прощанье большой флакон духов или огромный букет роз, – не сдержавшись, добавила она.

– Именно! С тобой мне незачем притворяться.

– Секретаршам, как и слугам, все известно. Они…

– …Знают все слабости босса, – закончил за нее Лукас. – Тем не менее многие секретарши выходят замуж за своих боссов. Тебе не кажется это странным?

Сердце стучало так громко, что пульсировало все тело. Как Филиппа ни старалась, но не могла вымолвить ни слова.

– Ответь, Филиппа. Разве это не странно?

– В общем, нет, – проговорила она. – В конце концов, лучше дьявол известный, чем неизвестный.

– Значит, ты считаешь меня дьяволом?

– Конечно нет. Я никого конкретно не имела в виду.

– А я говорил конкретно о себе. – Он отпустил ее руку и сжал плечи. – С тех пор как мы оказались в Рио, я понял, какая это глупость – обобщения.

Намеренно сделав вид, что не понимает его, Филиппа спросила:

– Значит, в дальнейшем работать с вами будет одно удовольствие?

– Я говорил не о работе, а о любви. Филиппа, ради бога, перестань увиливать! Я люблю тебя, неужели ты этого не знаешь?

От огромных усилий, которые ей пришлось приложить, чтобы не броситься ему в объятия, Филиппе физически стало плохо. Она закрыла глаза, чтобы не видеть его так близко.

– Филиппа! – настойчиво проговорил он. – Я люблю тебя.

Она заставила себя открыть глаза:

– А как же Майя?

– Она – часть моего прошлого.

– Совсем недавнего прошлого.

– Это оттого, что я встречался с ней здесь? – Его губы изогнулись в улыбке. – Черт возьми, не мог же я сдаться на твою милость без всякой борьбы! Конечно, несколько раз я встретился с ней. Она красивая женщина, и я надеялся, что это поможет мне забыть тебя. – Он еще крепче сжал ей плечи, буквально впиваясь в них пальцами. – Но что бы я ни делал, ты не выходила у меня из головы. Я хотел быть рядом с тобой, хотел, чтобы ты поддразнивала меня, насмехалась надо мной, разговаривала со мной. Я боролся изо всех сил, но прошлой ночью, когда мы работали вместе, понял, что все напрасно. Ты как-то сказала, что мужчине, который занят только работой, нет дела до любви, а…

– А вы сказали, что не верите в любовь.

– Это доказывает, каким я был глупцом.

Лукас наклонил голову и щекой прижался к ее щеке; его дыхание согрело ей кожу. Филиппа остро ощущала его близость.

– Ты нужна мне, дорогая. Даже не представляешь, насколько я желаю тебя!

Филиппа снова закрыла глаза. Неужели сердце и впрямь может разбиться? Всего несколько часов назад она бы не поверила, что когда-нибудь сможет услышать эти слова и пожалеть об этом. И зачем только они прилетели в Бразилию! С другой стороны, если бы они оставались в Англии, он мог никогда не понять, что любит ее. Филиппа судорожно вздохнула. Какая разница? Из-за угроз Майи все стало невозможно. Она не могла построить свое счастье на горе больной и старой женщины.

– Скажи что-нибудь, – произнес Лукас охрипшим голосом. – Неужели ты не поняла, что я чувствую, в тот раз, когда я тебя поцеловал?

Он начал гладить ее плечи, отчего все мысли спутались. Но она должна думать! Она должна заставить его поверить в то, что не любит его. Только как это сделать, если каждая клеточка тела стремится оказаться в его объятиях? Спорить с ним было бесполезно. Ее единственная надежда – притвориться, что она не так поняла его, заставить его почувствовать себя одураченным.

– Лукас, вы ошибаетесь. Желать женщину – этого недостаточно.

– Для меня – достаточно. – Он коснулся ее губ своими, но Филиппа отвернула голову:

– А для меня недостаточно! Я не такая, как другие ваши женщины. Мне нужно больше, чем страсть. – Филиппа почувствовала, как напряглось его тело, и поспешно продолжала: – Я знаю, для вас страсти достаточно – вы доказали это связями, которые у вас были, но я не пойду на такое.

Он отстранился:

– Значит, вот как ты воспринимаешь мои слова, Филиппа? Просто страсть? Неужели ты не поняла, о чем я?

– Конечно поняла. Но из этого ничего не получится. – Она ненавидела себя за то, что сумела справиться с голосом и скрыть свои чувства. – Неужели вы не понимаете, о чем я, Лукас? Я не хочу стать одной из ваших подружек.

– Я люблю тебя, – тихо сказал он.

Она вцепилась в столешницу, чтобы набраться сил и продолжать свою игру.

– Для вас любовь и похоть одно и то же, а для меня – нет. Когда я думаю о любви, я мечтаю всю жизнь провести с одним мужчиной, делить с ним дом, воспитывать его детей. А с вами я этого не хочу! – Филиппа увидела боль в его глазах и испугалась, что не сумеет доиграть до конца и расплачется. – Не буду отрицать, меня тянет к вам, – продолжала девушка. – Но для брака этого недостаточно.

– Почему ты считаешь, что будущее, которое я хочу разделить с тобой, окажется повторением моего прошлого?

– Леопарду никогда не избавиться от пятен на шкуре.

– А глупая девушка так и останется глупой, даже если с виду кажется умной.

Зная, что долго ей не выдержать, Филиппа постаралась сказать что-нибудь пообиднее:

– Раз я такая глупая, сколько еще вы бы мной интересовались? Это вы глупец, Лукас. Неужели, с вашим-то знанием женщин и бизнеса, вы еще не поняли, что любовницу найти легче, чем хорошую секретаршу?!

Побледнев еще больше, он открыл дверь и вышел в коридор:

– Похоже, когда я вернусь в Лондон, придется искать и ту и другую.

– Куда вы? – окликнула его Филиппа.

– Искать любовницу, – отозвался он и со стуком захлопнул дверь.

Оставшись одна, Филиппа залилась слезами. Она никогда бы не поверила, что посмеет говорить с Лукасом так, как только что говорила. До чего же он был прав, назвав ее глупой. Любую женщину, которая его отвергла, по-другому и не назовешь. Но исход был предрешен; ей пришлось придерживаться правил, установленных Майей.

Майя! Не к ней ли отправился Лукас?

От этой мысли ей стало так больно, что Филиппа вскинула руки, словно защищаясь от удара. Стопка писем, которые Лукас забрал у портье, упала на пол. Подобрав их и начав складывать, девушка обратила внимание на то, что последнее адресовано ей. Она узнала отцовский почерк.

Филиппа вскрыла его и начала читать. Когда она дошла до середины, листки выпали из рук. Она смотрела на них так, словно слова были написаны кровью. Как оно и было на самом деле. Ее кровью.

Что за ирония судьбы! Почему Лукас не отдал ей это письмо сразу? Если бы она прочитала его раньше, то ни за что не отправилась бы к Майе; ни за что не отвергла бы его предложение.

Вся дрожа, она подобрала письмо с пола и перечитала.


«Я не сразу решился сообщить тебе эту печальную новость, но подумал, что, если ты узнаешь об этом вернувшись домой, тебе будет еще тяжелее. На следующий день после того, как ты улетела в Бразилию, миссис Марш разбил паралич и она впала в кому. Если бы существовала хоть какая-то вероятность того, что она сможет узнать тебя, я бы обязательно отправил телеграмму – знаю, ты бы хотела этого, – но она умерла, не приходя в сознание».


Филиппа медленно подняла телефонную трубку. Даже взяв ее в руку, она не стала набирать номер, а держала ее так, словно это змея. Но змею следовало уничтожить. Быстро, пока не передумала, Филиппа набрала номер офиса фирмы «Каллисто» и попросила к телефону мистера Мастерсона.

Мгновение спустя она услышала голос Роланда.

– Дорогая, я рад, что ты рано вернулась, – с притворным оживлением заговорил он. – Могу я увидеть тебя сегодня вечером?

– Не нужно притворяться, – глухо проговорила она. – Майя наверняка рассказала тебе о нашей сегодняшней встрече.

Только по потрескиванию в телефонной трубке было понятно, что Роланд никуда не делся. Филиппа подавила желание прекратить разговор, поскольку позвонила ему с определенной целью.

– Ты меня слушаешь? – спросила она.

– Да. Но не могу говорить по телефону. Нам нужно встретиться.

– Нет!

– Фил, прошу тебя. Я отдал бы что угодно, лишь бы ты не видела этого письма и фотографии.

– Не сомневаюсь, – сухо отозвалась она. – Тебе не хотелось, чтобы я узнала, каков ты на самом деле, – сначала ты был вором, а теперь стал шантажистом!

– О чем ты?

– Ты прекрасно знаешь о чем. Это была твоя идея – отправить Майю к Лукасу. Ты решил: раз тебе ничего не удалось узнать от меня, то она уж что-нибудь сумеет выведать у Лукаса!

– Неправда, я никогда не просил Майю достать эти расценки. Она просто воспользовалась возможностью.

– А то, что она шантажом вынудила меня молчать? Это тоже не твоя идея?

Наступила пауза.

– Я действительно рассказал ей о матери, – признался Роланд, – но мне и в голову не приходило, что она вот так воспользуется моими откровениями.

– Почему ты не попытался ее остановить?

– Никто не может остановить Майю, если она закусит удила. Я знаю, она расстроила тебя, но поступила так, чтобы защитить меня.

– Потому что любит тебя, полагаю? – Филиппа не смогла удержаться от ехидства. – Так вот, Роланд, тебя ждет большой сюрприз. Майя хочет выйти замуж за Лукаса. Вот почему она не хотела, чтобы он узнал о вашей связи. Она защищала не тебя, а себя!

– Она сама так сказала? – Он попытался спросить это безразличным голосом, но не сумел.

– Именно так и сказала. Когда она встретила Лукаса снова, то поняла, что все еще хочет его заполучить.

– Она сказала так, чтобы досадить тебе.

– Правда? – отозвалась Филиппа. – Если бы Майя любила тебя, она бы не пригрозила сообщить твоей матери, что ты жив.

– Майя думала обо мне, – возразил Роланд. – Она незнакома с моей матерью. Невозможно сочувствовать тому, кого ты не знаешь.

– Это верно, – согласилась Филиппа. – Слава богу, у нее никогда не будет возможности познакомиться с миссис Марш.

Он уловил в ее словах скрытый смысл.

– О чем ты?

– Я только что получила письмо от отца. – Она глубоко вздохнула. – Твоя мать умерла три дня тому назад.

Потрясение, испытанное Роландом после ее слов, было настолько сильным, что Филиппа ощутила его на другом конце телефонного провода.

– Это все меняет, не так ли? – проговорил он наконец.

Если в сердце Филиппы еще теплилась какая-то жалость к нему, этот вопрос уничтожил ее без остатка. Даже в такой миг он думал только о себе.

– Да, Роланд, – согласилась она. – Это меняет все.

– Что ты собираешься делать?

– Рассказать Лукасу правду. Единственным утешением для тебя во всей этой истории будет только то, что Майе не удастся выйти замуж за Лукаса. Думаю, после потери контракта тебя утешит возможность заполучить ее снова.

– Откуда ты говоришь? – неожиданно спросил он.

– Из номера.

– Значит, Лукасу уже все известно?

– Нет. Он вышел. Но узнает, как только вернется. Я обязательно дождусь его.

С чувством невероятного облегчения она опустила трубку на рычаг. Когда Лукас вернется, этот кошмар закончится. Филиппа широко распахнула руки в предвкушении будущего счастья.

Раздался телефонный звонок. Девушка отпрянула от аппарата, словно он ожил. Телефон зазвонил снова, но она по-прежнему не желала поднимать трубку. Еще одного разговора с Роландом ей не вынести. Телефон зазвонил в третий раз, и Филиппа заколебалась. Что, если звонит Лукас? Вздохнув, она ответила на звонок.

Голос, тщательно выговаривавший английские слова, сообщил, что мистер Пэджет должен обязательно явиться в министерство к четырем часам.

– Но осталось всего пятнадцать минут, – сердито возразила она. – Почему вы не сообщили заранее?

– Сеньор Родригес принял решение совсем недавно. Он узнал, что мистер Пэджет намерен еще больше снизить расценки, и желает немедленно поговорить с ним.

– Я не знаю, где сейчас мистер Пэджет. Если я могу чем-то помочь…

– Не могли бы вы сами доставить эти сведения?

Филиппа опешила от такой просьбы, но не увидела в ней ничего неисполнимого. Сказав, что постарается прибыть как можно скорее, она поспешно переоделась, захватила из ящика стола переработанные документы тендера и отправилась вниз искать такси.

Часы вдалеке пробили назначенный час, когда она вошла в пышно отделанную мрамором приемную сеньора Родригеса. В кабинете ее ожидал худощавый, щегольски одетый мужчина. Он представился как Карлос Диегос – тот самый, с кем она говорила по телефону.

– К сожалению, министра неожиданно вызвали домой, – извинился сеньор Диегос, – но он просил меня доставить вас к нему.

– Я зайду позже, – быстро проговорила она. – Возможно, к тому времени мне удастся связаться с мистером Пэджетом.

– Нет, нет. Сеньор Родригес попросил меня отвезти вас к нему домой.

Филиппа последовала за мужчиной к его автомобилю, низко посаженному «альфа-ромео», и вскоре они уже мчались по городу. Диегос прекрасно управлял машиной, и Филиппа нисколько не удивилась, услышав, что когда-то он был гонщиком. Оживленные бульвары остались позади, они начали подниматься в гору.

– Странно! – воскликнула она. – Я и не думала, что министр живет так высоко над городом.

– Здесь короче. На этой дороге не такой большой поток машин.

Несмотря на более короткий путь, было уже больше пяти, когда Диегос притормозил у отходящей в сторону узкой горной дороги, резко свернул на обсаженное деревьями шоссе и остановился у небольшой виллы.

– Но это же не дом министра! – воскликнула Филиппа.

Мужчина улыбнулся:

– Это мой дом. Мне нужно кое-что захватить, и мы поедем дальше.

– Но я приеду слишком поздно.

– Не волнуйтесь. Министр живет в пяти минутах езды отсюда. Пойдемте, я познакомлю вас с женой.

Девушке ничего не оставалось, как последовать за ним. Он ввел ее в кабинет, заполненный стеллажами с книгами. В комнате никого не оказалось, ставни уже были закрыты.

– Подождите здесь, мисс Смит. Я выясню, где жена.

Большими шагами он быстро подошел к двери. Прежде чем Филиппа успела сообразить, что происходит, дверь за ним закрылась и девушка услышала поворот ключа в замке.

На мгновение Филиппа застыла от изумления, но тут же подбежала к двери и начала дергать ручку. Дверь не открывалась. Тогда Филиппа забарабанила по ней.

– Выпустите меня! Сеньор Диегос, вы меня заперли!

Не услышав ответа, она подошла к окну и потянула на себя ставни, но они не поддавались. Филиппа содрала себе кожу на пальцах, прежде чем наконец справилась. Ставни распахнулись, и Филиппа увидела железную решетку на окнах.

Ее охватил страх. Подбежав к двери, она снова принялась стучать по ней.

– Сеньор Диегос, выпустите меня! Выпустите меня!

– Не сейчас, мисс Смит, – отозвался он. – Утихомирьтесь, пожалуйста. Вас все равно никто не услышит. Слуги ушли, а жена у меня глухая.

– Но зачем вам удерживать меня здесь?

На этот раз ответа не последовало. Она услышала только звук удаляющихся шагов.

В доме воцарилась тишина. Филиппа расхаживала по комнате. Она была здесь пленницей. Но чьей? Диегоса или того, на кого он работал? И что он собирается делать, когда наконец откроет дверь? Девушка поежилась и уставилась прямо перед собой, внезапно вспомнив давнюю картину: опрокинутая лодка, покачивающаяся на свинцово-серых волнах…

Глава 8

Только после шести Филиппа услышала звуки, свидетельствовавшие о том, что что-то происходит: на дороге завизжали колеса машины; издалека донеслись едва слышные голоса.

Видимо, прибыл тот, кого ожидал Диегос. Оттого что в доме появился еще кто-то – друг ли, враг ли, – ей стало не так страшно. Подойдя к двери, Филиппа напряженно прислушалась.

Голоса стали слышнее, и девушка отскочила от двери. Сердце бешено стучало в груди. Ключ повернулся в замке, и дверь открылась. На пороге появились Диегос и Майя. Падающий сзади свет превращал их фигуры в темные силуэты.

– Итак, мы встретились снова, – проговорила Майя, входя в комнату. – К сожалению, это произошло слишком скоро. Когда я разговаривала с тобой в последний раз, то не знала, что мать Ролли умерла.

Филиппа взглянула на нее с отвращением:

– Неужели только таким путем вы можете помешать мне рассказать Лукасу о вас правду?

– Так думает Ролли. Это его идея.

От отвращения Филиппе стало трудно дышать. Неужели Роланд пойдет на все, лишь бы достичь желаемого? Неужели контракт был для него настолько важен, что, даже узнав о смерти матери, он способен придумать такой мерзкий план?

– Как жаль, что вы больше не любите Роланда, – презрительно сказала она португалке. – Из вас вышла бы идеальная пара.

– Лукас меня больше устраивает, – улыбнулась Майя. – Сегодня он был в отвратительном настроении.

– Вы видели его? – Вопрос вырвался прежде, чем Филиппа успела остановить себя.

– Я только что рассталась с ним. Что ты ему сказала, когда вернулась в отель?

– Ничего.

– Но вы с ним поссорились, верно?

Филиппа отвернулась, но Майя продолжала:

– Когда Лукас приехал ко мне, он был не в себе и ни на что не реагировал, пока я не произнесла твое имя. Тогда он заявил, что не желает больше никогда говорить о тебе. Значит, что-то ты ему все-таки сказала.

– К сожалению, не то, что следовало. В то время я еще не знала о смерти миссис Марш. Когда я узнала, он уже ушел.

– К счастью для меня! А больше такой возможности у тебя не будет.

Филиппе незачем было спрашивать, что Майя имеет в виду. Она не могла поверить, но холодное торжество, написанное на лице с нежной кожей цвета магнолии, подсказало ей, что не так уж это невероятно. Красота может скрывать злые помыслы, а Майя была истинным воплощением зла.

– Мне было интересно, когда же ты сообразишь, что к чему, – продолжала Майя.

– Ты не посмеешь что-нибудь со мной сделать, – проговорила Филиппа.

– Я не посмею выпустить тебя, – возразила ей Майя и, развернувшись, быстро заговорила с Диегосом по-португальски.

Даже не понимая ни слова, девушка сообразила, что разговор идет о ней. Диегос бросил на нее несколько взглядов, и быстро сменяющие друг друга выражения его лица – удивление, раздумье и решимость – заставили ее задрожать от страха. Разговор прервал телефонный звонок, на который ответил Диегос.

– Мастерсон, – сказал он Майе, и та немедленно взяла трубку.

Стоя недалеко от дверей, Филиппа осторожно огляделась. С одной стороны находилась лестница, ведущая вниз. Девушка начала потихоньку продвигаться в этом направлении. Если удастся добраться до входной двери и выскочить наружу… Она взглянула на свои босоножки: очень тоненькие ремешки, но каблук низкий. По крайней мере, она не сдастся без борьбы.

Филиппа медленно продвигалась вперед, потихоньку приблизилась к двери и, крадучись, направилась к лестнице. Диегос все еще разговаривал с Роландом, а Майя слушала, приблизив ухо к трубке. В какой-то миг португалка вполоборота повернула голову. Девушка застыла на месте, но с облегчением вздохнула, снова увидев ее затылок, и опять начала красться вперед, прижимаясь к стене, словно это позволяло ей слиться с роскошными тиснеными обоями. Руки у нее стали мокрыми от страха, так что на обоях оставался влажный след от пальцев.

Лестница стала гораздо ближе – оставался один шаг на пути к свободе. Как только она побежит, не должно быть никакой задержки. Вытянув шею, она попыталась заглянуть вниз, но изгиб балюстрады не позволял ничего увидеть. Филиппа попыталась вспомнить, есть ли в холле ковер, а на двери – какой-нибудь особый запор, но не смогла.

Понимая, что раздумья только нагонят на нее еще больший страх, она рванулась вперед. Сбегая вниз по лестнице, она услышала сзади крик Майи и топот бегущих ног. Не оглядываясь, Филиппа только припустила еще быстрее. Вот холл с натертым до блеска полом и ковриками, споткнуться о которые – все равно что попасть в ловушку. Нога поскользнулась, и под ней поехал было коврик, но Филиппе удалось удержаться, схватившись за подножие какой-то скульптуры, отчего та с грохотом полетела на пол.

Дверь! Скорее к двери!

Вот и дверь. Филиппа дернула ручку, но та не поворачивалась. Одной рукой девушка продолжала дергать латунную ручку, а второй вверх-вниз двигала язычок замка. Так открывались даже замки с предохранителем, почему же этот не поддается? Слезы ярости навернулись ей на глаза. В отчаянии она снова принялась дергать ручку и кричать, но все было бесполезно. Сильные руки отшвырнули ее от двери. Филиппа осталась лежать там, где упала, понимая, что побег не удался.

– Если ты еще раз попытаешься это сделать, – откуда-то издалека донесся голос Майи, – тебе же будет хуже. Вставай.

Филиппа встала на ноги и в сопровождении Диегоса и Майи, шагавших с двух сторон, снова поднялась в кабинет. Дверь за ней закрылась, в замке повернулся ключ, и она опять оказалась пленницей. Рыдая, Филиппа сползла на пол, понимая, что теперь ей не спастись. Она пришла в себя от громкого голоса Диегоса, доносившегося издалека. Бразилец говорил по-английски, и Филиппа поняла, что он разговаривает с Роландом. Девушка крепко сжала кулаки, стараясь подавить истерический смех, грозивший вырваться наружу. Роланду всегда плохо давались иностранные языки. Еще мальчишкой в школе он с трудом сдавал экзамены по французскому и латыни и часто жаловался, что стоит ему хоть немного разволноваться, как он не может сказать ни слова на чужом языке, только на родном. Слава богу, в этом он остался прежним!

– Ты не хочешь быть реалистом, друг мой! Даже если Родригес отдаст тебе этот контракт, нет никакой гарантии, что он не передаст его Пэджету, если тот расскажет ему, по какой причине ты уехал из Англии… Конечно, Пэджет скажет ему! Думаешь, он отойдет в сторону и позволит тебе получить контракт… Нет, ее невозможно остановить! Невозможно!

Раздался голос Майи. Диегос забормотал что-то по-португальски, но она снова заговорила на английском:

– Ролли, Диегос прав. Он знает Родригеса лучше, чем ты. Если Лукас расскажет ему о твоем прошлом…

Диегос перебил ее. Вновь зазвучала быстрая португальская речь, после чего опять послышался голос Майи:

– И не забывай, в каком положении оказался Диегос, Ролли. У меня хватит денег на нас обоих, мы сможем жить в любом уголке земного шара, но Диегос этого не может себе позволить. Если Родригес узнает, что он шпионил на нас, то немедленно уволит… Конечно, Диегос понимает, о чем говорит! Служба в министерстве его не спасет. Для Родригеса это будет еще одним предлогом избавиться от него. Представь, как отреагируют избиратели, если в прессу просочатся сведения о делишках Диегоса: помощник министра – шпион и шантажист!

Наступило длительное молчание. Филиппа прижалась к замочной скважине, пытаясь разглядеть, что происходит, но видела только противоположную стену, оклеенную обоями, – откуда-то вдруг всплыла совершенно абсурдная мысль, что теперь она всегда будет ненавидеть малиновый. Она выпрямилась и снова прижалась ухом к панели, но в комнате было тихо. Филиппа уже хотела вернуться к замочной скважине, когда заговорила Майя:

– Ладно, Ролли. Если ты по-другому не можешь… Но тогда ты должен выплатить Диегосу компенсацию. Дело не только в деньгах, но и в потере положения в обществе… Да, я знаю, он должен был подумать об этом с самого начала, но ты умеешь убеждать, когда захочешь.

Снова пауза.

– Он хочет в два раза больше… Очень хорошо, я скажу ему, что ты согласен. Теперь давай обсудим, как быть с мисс Смит.

На этот раз пауза длилась гораздо дольше, а когда Майя заговорила снова, голос ее звучал очень раздраженно:

– Ты с ума сошел! Ты ни за что не сможешь помешать ей сказать Лукасу… Конечно, я знаю, что это не имеет значения, но… Ладно, раз ты так хочешь… Я скажу Диегосу. Но ее придется держать здесь по крайней мере недели две. Раньше этого срока с делами тебе не разобраться. Ты же не хочешь, чтобы Родригес не дал тебе уехать из Бразилии… Ладно… До свиданья.

Ненадолго наступило молчание, после чего со стороны Диегоса последовал залп фраз на португальском, прерываемых резкими высказываниями Майи.

Филиппа прикусила губу. Тревога, которая было улеглась, пока она слушала разговор Майи и Роланда, охватила ее с новой силой. С ужасающей ясностью девушка поняла, что, несмотря на все обещания, эта женщина не собиралась их выполнять. Глупо было на это надеяться. Если бы Майя любила Роланда, ей было бы безразлично, известно Лукасу о том, что она передала сведения по тендеру его конкуренту, или нет. Однако, поскольку она твердо вознамерилась выйти замуж за Лукаса, для нее было очень важно, чтобы он никогда не узнал о той роли, которую она сыграла во всей этой истории. Ради этого ей нужно во что бы то ни стало заставить Филиппу замолчать навсегда.

Дрожащей рукой Филиппа провела по лицу. Невозможно было поверить в то, что скоро ее убьют. В реальной жизни такого не бывает. Ей просто снится кошмар, и нужно поскорее проснуться.

В дверном замке начал поворачиваться ключ. Пока открывалась дверь, девушка бросилась в середину комнаты. Вошла Майя. Подойдя к каминной полке, она взяла из резной серебряной шкатулки сигарету, зажгла ее и глубоко затянулась. Потом села, положив ногу на ногу.

– Должно быть, в тебе есть что-то особенное, раз Роланд так заботится о твоей безопасности.

– Дело не в этом, – возразила Филиппа. – Просто Роланд не относится к убийству с такой легкостью, как ты!

Внимательно рассматривая кончик сигареты, Майя обдумала полученный ответ.

– Ты сообразительнее, чем я думала, – сказала она наконец и взглянула на Филиппу с обезоруживающей улыбкой. – Все дело в том, что я твердо решила выйти замуж за Лукаса. Если б не это, мне было бы совершенно все равно, жива ты или мертва. Как я сказала Ролли, деньги для меня не имеют значения. Не волнует меня и вопрос, где жить. Зато очень важно – с кем. А на сегодняшний день я хочу быть с Лукасом.

Филиппа заставила себя оставаться спокойной. Быть может, ей удастся логикой убедить Майю.

– Почему ты так уверена, что Роланд не расскажет Лукасу обо всем, когда обнаружит, что ты его бросила?

Майя пожала плечами:

– Я скажу Лукасу, что Роланд возводит на меня напраслину из ревности. Не беспокойтесь за меня, мисс Смит, я сумею справиться с Лукасом – и с Роландом.

Филиппе больше нечего было сказать, и она опустилась на стул. Девушка старалась не думать о том, что с ней должно случиться, но мысль об этом возвращалась к ней снова и снова. Вынесет ли волной ее тело на берег, или его обнаружат на обочине дороги как еще одну жертву аварии, какие часто случаются в этом городе – ведь здесь так много людей с горячим темпераментом и страстью к быстрой езде?

Снаружи взревел мотор машины, и Майя встала:

– Идем.

– Куда?

– Прокатимся. Будет жаль, если ты не увидишь Рио. Диегос решил взять тебя на небольшую экскурсию.

Филиппа встала за стул:

– Я с вами не поеду!

Майя рассмеялась:

– Если будешь сопротивляться, я позову Диегоса. Он с большим удовольствием возьмет тебя насильно.

Филиппа отметила двусмысленность фразы и вздрогнула. Очень медленно она обошла стул и направилась к двери. Оставаться в доме не было смысла. Как бы пристально они ни следили за ней снаружи, может появиться хоть какой-то шанс спастись.

Вместе с Майей она вышла из дома.

Диегос сидел в машине. Филиппа направилась было к задней дверце, но Майя подтолкнула ее к передней:

– Мы обе сядем рядом с Диегосом. Отсюда обзор гораздо лучше.

Филиппа заколебалась. Наступили сумерки; еще немного, и совсем стемнеет. Может, ей броситься к деревьям, растущим вдоль дороги, или закричать в надежде, что ее услышат и придут на помощь?

Майя толкнула ее в бок.

– Садись, – нетерпеливо сказала она. Опустив взгляд, Филиппа увидела блеснувшее дуло пистолета. Он был маленьким, почти игрушечным, но то, как сомкнулась вокруг рукояти рука Майи, свидетельствовало, что это не шутка.

– Если ты попытаешься сбежать, я выстрелю, – сказала Майя, и Филиппа уселась рядом с Диегосом. Майя забралась в машину последней и захлопнула дверцу.

– Куда вы меня везете? – спросила Филиппа, когда машина тронулась с места.

– Продолжаешь задавать вопросы? – отозвалась Майя. – Вы так ничему и не научились, мисс Смит?

Какое-то время они ехали в молчании, тишину нарушал только гул мощного мотора. Филиппа попыталась продумать, как действовать дальше, но ум точно парализовало.

«Меня везут покататься», – крутилась в голове мысль. Она едва не рассмеялась – настолько нереальной была ситуация. Диегос притормозил, и стрелка спидометра на приборной доске упала, хотя они двигались со скоростью не ниже пятидесяти миль, когда ехали по улице небольшого поселка. Промелькнули освещенные витрины магазинов, стоявшие у уличных прилавков домохозяйки с корзинками, заполненными покупками, мужчины, сидевшие за столиками кафе. Люди жили повседневной жизнью, не подозревая о том, что совсем рядом разворачиваются драматические события.

Длинная улица осталась позади, они снова ехали по пустынному темному шоссе. С той стороны, где сидела Майя, за окном высились горы, густо поросшие лесом. Лишь изредка мелькали огни отдельно стоящих домов или небольших селений. С другой стороны тянулся крутой берег моря.

Несколько километров они спускались вниз, после чего Диегос свернул с прибрежного шоссе. Еще одна улица, еще один поселок. Теперь на дороге машин прибавилось, с двух сторон в окнах машины виднелись лесистые склоны гор.

Диегос что-то крикнул Майе, и пистолет еще сильнее впился Филиппе в бок, когда машина резко затормозила и съехала с шоссе на автомобильную стоянку. Автомобильная стоянка! У Филиппы перехватило дыхание – так на нее подействовала неожиданно полученная отсрочка. Что бы Майя ни замышляла, по крайней мере здесь, среди людей, пленница на время будет в безопасности.

Из машины они вышли втроем – Майя и Диегос шагали с двух сторон, держась вплотную к ней, так что двигаться можно было с трудом, – и направились к ступеням, ведущим вверх на террасу, вырубленную в горе. Им навстречу бегом спускалась группа мальчишек; позади них поднималось несколько человек.

Сейчас они не станут в нее стрелять. Нужно только крикнуть, и ее услышит не меньше дюжины человек. Появившаяся надежда избавила девушку от апатии. Решив проверить свои шансы спастись, Филиппа сделала вид, будто оступилась. Стоило ей покачнуться, как рука Майи еще сильнее вцепилась в нее, а дуло пистолета еще глубже впилось ей в бок. Но теперь она относилась к этому несколько иначе.

– Если снова попробуешь свои штучки, мы разделаемся с тобой немедленно, – на ухо проговорил ей Диегос.

– Не сможете. Здесь кругом люди.

– Они ничего не услышат, – негромко рассмеялась Майя. – Так что не наделайте глупостей, мисс Смит, С двух сторон на вас направлены пистолеты, причем пистолет Диегоса снабжен глушителем.

Пока Майя говорила все это, они одолели все ступени и оказались на широкой площадке, ярко освещенной фонарями. Выше и ниже Филиппа разглядела другие площадки разных размеров, большие и маленькие. Все они были вырублены в скале.

На площадках находилось множество людей. Одни медленно прохаживались вдоль перил, другие стояли на месте, любуясь открывающейся панорамой. Зрелище действительно было захватывающим! Склоны гор, густо поросшие лесом, спускались уступами к морскому берегу. Лунный свет превратил бесчисленные оттенки зелени деревьев и кустарников в унылый темный ковер, зато внизу, вдоль изогнутой линии побережья и на широких прямых городских улицах, мерцали мириады огней. На расстоянии город выглядел просто великолепно. Трудно было поверить, что вблизи это всего лишь поблекшая разрушающаяся копия Лиссабона.

Какая-то парочка, проходя мимо, задела Филиппу. Майя еще сильнее прижала к ее боку пистолет, заставляя двигаться вперед сквозь толпу. Среди свистящих звуков португальского слышались обрывки французской и немецкой речи. Судя по обилию фотокамер, висящих на шее или на плечах людей, это были туристы. Вокруг сновали продавцы открыток, чуть ли не тыкая их людям в лицо. Мальчишки разносили на голове подносы со сластями, позванивая в колокольчики, чтобы привлечь к себе внимание. Продавцы торговали едой, питьем и сувенирами.

Куда они приехали? Что это за место? Филиппа взглянула вверх и ахнула. Над ее головой на фоне темного неба высилась огромная статуя, освещенная прожекторами. Раскинув руки, она благословляла лежащий внизу город. Христос Спаситель…

Майя прижалась к ней еще ближе, пробормотав издевательски:

– Я же сказала, что мы берем вас на экскурсию, мисс Смит, а я всегда выполняю свои обещания. Ваш визит в Рио был бы неполным, если бы вы не взглянули на город с Корковадо.

Корковадо! Как только Филиппа услышала это название, ей на ум пришли описания из различных путеводителей: «Корковадо, то есть Горбун… остроконечный пик высотой две тысячи футов над уровнем моря… увенчанный внушительной шестидесятифутовой фигурой Христа… великолепное место, откуда открывается панорама города и моря… излюбленное место самоубийц; для неосторожных туристов его посещение нередко заканчивается несчастными случаями со смертельным исходом…»

Так вот в чем дело: убийство должно выглядеть как несчастный случай!

– Шагай вперед, – прошипел Диегос.

Филиппа увидела, что они обошли площадку кругом и оказались у лестницы с небольшим числом ступенек. Пройдя по ней, они попали на другую площадку, где статуя была видна со спины. Народу здесь почти не было. Нога Филиппы наткнулась на низкий парапет. Глянув вниз, она увидела крутой обрыв и изо всей силы вцепилась в тоненькие перила, так что пальцы побелели, словно у мертвеца… Всего один толчок, и между нею и смертью не останется ничего, кроме острых скалистых выступов. Филиппа отшатнулась назад, не обращая внимания на оружие, направленное ей в спину.

– Полюбуйся напоследок, – произнесла у нее за спиной Майя. – Прекрасное зрелище, не так ли? Но находиться здесь очень опасно. Если упасть с такой высоты, костей не соберешь.

– Вам это не сойдет с рук!

– Почему же? Ты отправилась полюбоваться видом города и случайно поскользнулась. Так все и подумают – и Лукас в том числе…

– Нет, он так не подумает. – Теперь Филиппа ощущала спокойствие и необъяснимую отстраненность от тела. Что ж, если ей придется умереть, она сделает все, чтобы им пришлось в нее выстрелить. По крайней мере, тогда будет ясно, что ее смерть – вовсе не результат несчастного случая.

Девушка осторожно повернула голову. С одной стороны буквально в нескольких шагах от нее группа туристов деловито фотографировала статую. С другой семь-восемь парней смеялись и громко разговаривали, стараясь перекричать свои радиоприемники, а чуть дальше за ними толпа людей внимательно слушала экскурсовода. От толпы отделился один человек и медленно пошел в ее сторону. Поможет ли он, если обратиться к нему за помощью? А главное, понимает ли он английский?

– Сеньор, помогите мне! Помогите! – Ее крик превратился в стон, когда Филиппа разглядела лицо этого человека. Роланд! К горлу подступило рыдание. Видеть его здесь было просто невыносимо. Значит, он все-таки решил участвовать в убийстве…

Почувствовав, как напряглась Филиппа, Майя проследила за ее взглядом и издала громкое восклицание. Но заговорил Диегос:

– Что ты здесь делаешь? Как ты узнал, где найти нас?

– Мне сказала твоя жена.

– Дура!

– Она не знала, что происходит, но наблюдала за тобой, когда ты разговаривал с Майей, и поняла, что вы отправляетесь к статуе. Даже глухая может прочитать по губам!

Диегос чертыхнулся, но Роланд, не обращая на него внимания, смотрел на Майю:

– Когда ты согласилась поступить по-моему, мне стало ясно, что ты лжешь.

– Мне пришлось согласиться с тобой. Спорить было некогда.

– Теперь у нас масса времени, – ответил Роланд.

– Может, времени у нас и много, – вмешался в разговор Диегос, – но спорить не о чем. Эта девушка должна умереть – у нас нет выбора.

Филиппа покачнулась. Роланд поддержал ее и повернулся к Диегосу:

– Сколько же ты хочешь? Неужели тебе мало двойной суммы?

– Да хоть тройной! Я не желаю лишиться доброго имени и потерять работу.

– Жаль, ты не подумал об этом прежде, чем согласился шпионить на меня!

– Я бы никогда не согласился, если б знал, что под конец ты струсишь.

– Значит, я трус из-за того, что не согласился на убийство? Ради бога, будь человеком, прислушайся к голосу разума!

– К голосу разума я и прислушиваюсь – своего разума! – Пистолет в руке Диегоса задрожал, и Филиппа задрожала тоже.

– Роланд, это бесполезно, – прошептала она. – Он сошел с ума! Они оба сошли с ума!

– Замолчи! – вмешалась Майя и больно ущипнула девушку за руку.

Филиппа вскрикнула, Роланд бросился вперед.

– Не приближайся, – предупредил Диегос. – Я шутить не намерен.

– А я не намерен допустить убийство, – возмущенно заявил Роланд.

– Ничего другого не остается.

Роланд посмотрел на Майю:

– Твоих рук дело?

– С какой стати ты винишь меня? Я всего лишь стараюсь помочь тебе. Завтра, когда опомнишься, скажешь спасибо.

– Я уже опомнился.

Услышав тон, каким это было сказано, Майя застыла на месте.

– Ролли, я знаю, ты огорчен. У тебя выдался ужасный день. Сначала ты обнаружил, что потерял мое письмо с фотографией, потом узнал о смерти матери. Вот почему реагируешь слишком эмоционально. Иначе ты бы понял, что из-за Филиппы тебе придется покинуть Рио и начать все сначала. Ты бы получил контракт и прекрасно устроился в жизни.

– Ценой убийства человека?

– Сейчас не время читать мораль. – Майя начала терять терпение. – Уходи, дорогой, и предоставь действовать нам с Диегосом.

– Нет!

– Дорогой, прошу тебя. Обещаю вознаградить сполна!

– Каким образом? – презрительно спросил он. – Перепрыгивая из постели Пэджета в мою?

Прекрасное лицо побледнело.

– Как ты смеешь так со мной разговаривать? Где бы ты был, если бы не я? Разве не я помогла тебе организовать дело?

– Сейчас речь не о том, с чего я начинал, а о том, к чему пришел в конце, – негромко сказал Роланд тоном, не допускающим дальнейшего обсуждения, – он принял окончательное решение.

– Да ведь об этом я тебе и толкую! – воскликнула португалка. – Будь благоразумен, и никакого конца не будет. Ступай домой и предоставь действовать мне. Позже я приеду к тебе.

– Забрать свои вещи перед тем, как выйти замуж за Пэджета?

– Так вот что тебе сказала мисс Смит! – Майя пренебрежительно покачала головой. – Теперь мне понятно, почему ты так странно вел себя. Ты думаешь, что я люблю Лукаса.

– Если б дело обстояло не так, незачем было бы идти на убийство. Тебя не волнует, достанется мне контракт или нет, – ты сама сказала, что твоих денег хватит на нас обоих. Для тебя важно другое – Лукас не должен знать, что ты передала мне сведения о его тендере.

– Ты с ума сошел!

– Потому что разгадал тебя? – устало отозвался он. – Наверно, тебе очень нужен Лукас, если ты решилась пойти на убийство.

Майя окаменела, и на какую-то долю секунды наступило молчание. Но затем она отодвинула пистолет от бока Филиппы и направила его на Роланда таким образом, что складки платья скрыли его от окружающих.

– Не стоит понапрасну тратить время на угрозы, – проговорил Роланд. – Ты не осмелишься выстрелить в меня, как не осмелилась бы выстрелить и в Филиппу. Ее смерть не удастся выдать за самоубийство или несчастный случай, если в теле обнаружат пулю! И даже если ты сумеешь сбросить вниз нас обоих, все равно это будет выглядеть слишком подозрительно и не сойдет тебе с рук.

– Напротив, мой дорогой. Если ты и твоя бывшая невеста погибнете вместе, это будет еще убедительнее. Мне останется только сказать Лукасу, будто я с самого начала подозревала его секретаршу и организовала за ней слежку. А когда я сказала мисс Смит, что у меня есть доказательства того, что она совершила, она в истерике отправилась от меня к тебе. Видимо, добравшись до тебя, она стала угрожать, что покончит самоубийством, и уехала на такси прежде, чем ты успел ее остановить. Ты поехал за ней следом. Мы можем только гадать, что произошло, когда ты догнал ее, но лично я думаю, что мисс Смит бросилась вниз, а ты в приступе глубокого раскаяния прыгнул за ней следом.

– Сомневаюсь, что Пэджет проглотит эту историю, – ответил Роланд.

– Может, тебе больше понравится другая история: ты попытался остановить возлюбленную, но вы оба поскользнулись и упали вниз? – хрипло рассмеялась Майя. – Да, так будет лучше. Спасибо, дорогой, у тебя всегда было богатое воображение! Какая жалость, что ты…

Громкие звуки румбы, звучавшей из магнитофона, заглушили ее слова. Следом за музыкой появилась толпа молодых ребят, которых Филиппа видела раньше. Они разошлись пуще прежнего и со смехом отталкивали каждого, кто очутился у них на пути. Один из ребят толкнул Диегоса, и тот со злостью обругал задиру. Парень заорал на него в ответ. Тут же к нему присоединились остальные и начали толкать чужака, так что Диегос с трудом удерживался на ногах.

– Филиппа, беги! – крикнул Роланд и выбил у Майи из рук пистолет.

Филиппа не мешкая начала быстро пробираться между людьми и по ступенькам сбежала на нижнюю площадку. Оглянувшись, она обнаружила, что Роланд нагоняет ее.

– Быстрее, – проговорил он на бегу, хватая ее за руку. – Моя машина стоит с другого края.

Им навстречу неторопливо двигалось несколько пар. Роланд отступил в сторону, пропуская их. Бросив взгляд через плечо, Филиппа мельком увидела Майю.

– Они преследуют нас! – вскрикнула девушка и бросилась бежать одна.

Роланд, догнав ее уже в конце площадки, молча показал на ступеньки, ведущие вниз к автостоянке. Очень многие собирались уезжать, так что двигаться приходилось черепашьим шагом. Не обращая внимания на возмущенные возгласы, Роланд энергично проталкивался вперед и тянул за собой Филиппу. Впереди, оживленно переговариваясь, спускались монахини в черных балахонах, напоминавшие стайку сорок. Одна из сестер решила сфотографировать остальных, и женщины начали выстраиваться на двух ступеньках полукругом. Роланд пронесся среди них, точно лис среди наседок, и столкнулся с фотографировавшей, так что она выронила фотоаппарат. Раздались испуганные крики, взвихрились черные юбки, захрустели накрахмаленные белые апостольники[2]. Роланд с Филиппой продолжали бежать дальше… дальше… задыхаясь, но не останавливаясь. Нужно было сесть в машину раньше, чем Майя с Диегосом нагонят их.

– Теперь уже близко, – тяжело дыша, проговорил Роланд, Продолжая лавировать между машинами.

Филиппа двигалась следом. В боку у нее кололо, больно было дышать, но она боялась остановиться даже на секунду, чтобы не выпустить из виду светловолосую голову. Она обогнула блестящий «кадиллак», дряхлый «ситроен», маленький «фольксваген» и наткнулась на частокол из мотоциклов. Резкая боль пронзила ей ногу. Взглянув вниз, она увидела кровь. Останавливаться было некогда, и она снова побежала, обогнув стаю сверкающих мотоциклов и перепрыгнув через скутер, лежавший на боку прямо у нее на пути. Она боялась оглянуться, боялась остановиться хоть на мгновение.

– Сюда! – закричал Роланд.

В промежутке между автобусом и каким-то автомобилем она увидела красный «форд», на который он указывал. Ринувшись вперед, Филиппа налетела на черноволосую девчушку и ее полненькую мать. Малышка растянулась на земле. Кто-то грубо схватил Филиппу за руку и развернул се. Девушка оказалась лицом к лицу с рассерженным отцом семейства. В то мгновение, когда ее разворачивали, она сумела разглядеть Диегоса, расталкивающего монахинь в темных одеяниях. Страх придал ей силы. Свободной рукой Филиппа ударила мужчину, и от неожиданности тот отпустил ее.

Дверца «форда» открылась, и Филиппа рухнула на сиденье машины, полусмеясь-полуплача. Сердце стучало в том же ритме, что и мотор.

Не ожидая, пока она захлопнет дверцу, Роланд развернул машину и нажал на акселератор. Дверца широко распахнулась, перед глазами девушки замелькала дорога. Одной рукой крепко держась за сиденье, Филиппа наклонилась вперед, а второй схватилась за ручку дверцы. Сопротивление ветра мешало закрыть дверь, и она чуть не выпала из машины, когда наконец ее усилия увенчались успехом.

Все внимание Роланда поглощала дорога, и он ничего не заметил. Филиппа долго растирала ногу, онемевшую после столкновения с мотоциклом.

– Ты спас мне жизнь, – сказала она наконец дрожащим голосом.

– Перестань!

– Но это правда.

Посмотрев направо, Филиппа увидела круто уходящую вниз обочину дороги, на которой то темнели деревья, то поблескивали острые края скал.

– Если бы не ты, меня бы уже не было в живых, – повторила она.

– Не делай из меня героя, Филиппа. Это ко мне не относится.

– Ты же поехал за нами следом!

– Я поехал следом за Майей. Мне не верилось, что она… Мне и в голову не приходило…

Филиппа молчала. Чем бы Роланд ни руководствовался, когда поехал за ними, главное, что из этого вышло.

– Я знаю только одно, – проговорила она. – Ты здесь, и я осталась жива, а если бы ты не приехал, меня бы уже убили.

Все еще крепко сжимая руль, Роланд перепел взгляд на зеркальце:

– Не радуйся раньше времени. Посмотри назад.

Она обернулась и сквозь заднее стекло увидела фары машины.

– Думаешь, это Диегос?

– Да. Фары его машины я узнаю где угодно. Они сделаны на заказ.

– А нельзя ли ехать побыстрее?

– Только не на этой дороге.

Тем не менее он сильнее нажал на акселератор. Машина тотчас рванула вперед. Дорога резко свернула вправо, и Роланд крутанул руль. Завизжали шины, машину качнуло. На долю секунды край капота завис над дорожным ограждением, но снова с содроганием опустился вниз, и они вновь помчались по дороге. Позади послышался протестующий визг шин, а затем вновь зловеще засиял свет фар автомобиля Диегоса.

– Даже если они не отстанут, перегнать нас не смогут, – проговорила Филиппа.

– Да, пока мы едем по горной дороге, – согласился Роланд. – Но перед Рио большой отрезок дороги проходит по ровной местности. Вот там они могут попытаться что-нибудь предпринять.

– Что именно?

– Если пуля попадет в шину, когда мы мчимся на такой скорости, то машина слетит с шоссе.

– Они не посмеют! – воскликнула Филиппа. – След от пули скрыть невозможно!

– При дорожной аварии такого рода очень даже возможно. Когда полиция доберется до места аварии, она найдет только остатки сгоревшей машины.

Испугавшись, Филиппа вцепилась в руку Роланда:

– Не можем же мы оставаться здесь, как живые мишени! – Она старалась перекричать шум мотора. – Нужно сделать что-нибудь!

– Я делаю все, что могу.

Впереди неясно вырисовывался новый поворот дороги; тонкое стальное ограждение сбоку от него отделяло шоссе от пропасти в несколько сот метров. Роланд не снизил скорость; Филиппа, не дыша, вцепилась в сиденье обеими руками. Поворот руля, машина была всего в нескольких сантиметрах от ограждения, когда нога Роланда опустилась на тормоз. Их швырнуло с сидений вперед, но едва они успели вернуться на место, как впереди показался новый поворот. Воздух наполнился запахом горящей резины и протестующим ревом мотора, а за спиной угрожающе надвигались огни машины преследователей.

– Сколько осталось до прямого отрезка пути? – спросила она.

– Километра полтора.

На дороге перед ними возникла яркая вспышка света, и машину начало заносить. Филиппа крепко закрыла глаза. Вот и все. Они проиграли. С этого мгновения убегать больше не придется.

– У нас проколота шина, верно? – с абсолютным спокойствием спросила она.

– Пока еще нет, но они стреляют по колесам.

– Ты так и предполагал!

Он мрачно усмехнулся:

– Для этого не нужно быть ясновидящим.

– Это не должно сойти им с рук! Где твой пистолет?

– У меня нет пистолета. И даже если бы был, ты не сумела бы им воспользоваться. В тервиллской школе не учили стрелять.

Филиппа засмеялась. Она смеялась все громче и громче, смех бурлил и поднимался откуда-то изнутри, распрямлялся пружиной. Не было никакой возможности остановиться.

– Фил, замолчи!

– Не могу! – с трудом выдохнула она и снова услышала свой смех – словно он жил собственной жизнью.

Впереди показался еще один поворот, и Роланд резко крутанул руль. Филиппа упала на дверцу и сильно ударилась головой. Удар настолько оглушил ее, что она замолчала и неподвижно лежала там, куда упала, гадая, сколько еще продлится эта поездка. Внезапно темный салон осветила синяя вспышка. Машина дернулась, словно на нее накинули лассо, и Роланд громко выругался.

– На этот раз они нас почти достали!

– Еще одна пуля? – спросила Филиппа.

– Да.

Она не впала в панику, как ожидала, а вместо этого уселась прямо и пригладила волосы.

– По крайней мере, мы не сдаемся просто так!

– Гонка еще не окончена. Они по-прежнему близко?

Девушка оглянулась:

– Мы немного вырвались вперед. Я вижу огни их машины между деревьями.

– Это значит, что мы едем впереди на один поворот. Постараюсь проехать следующий как можно быстрее. Держись крепче.

Машина вновь рванула вперед.

– Возьмись рукой за дверцу.

– Зачем?

– Я хочу, чтобы ты выпрыгнула, как только я замедлю ход.

– Нет, я тебя не оставлю.

– Не глупи. Это твой единственный шанс.

– Они убьют тебя! – вскричала Филиппа.

– Фил, не спорь. Делай, что тебе говорят. Как только я сверну, открывай дверцу и падай на дорогу. И ради бога, пригни голову!

Он резко повернул руль влево и неожиданно сильно ударил ее по руке, когда машина круто разворачивалась в обратную сторону, так что она машинально дернула ручку дверцы вниз. Не удержавшись, Филиппа выпала на дорогу и, скатившись с нее, врезалась в ограждение. Когда утихла боль, пеленой затуманившая ей глаза, девушка успела увидеть лишь задние огни «форда», исчезающие за поворотом.

Филиппа со стоном села и потерла голову в месте ушиба. Позади нее темноту ночи пронзил свет передних фар другой машины. Вспомнив предупреждение Роланда, она бросилась на землю в тот самый миг, когда из-за поворота выскочил автомобиль. На мгновение девушке почудилось, что он мчится прямо на нее, а затем автомобиль скрылся из виду.

Глава 9

Филиппа долго лежала там, где упала. Наконец все стихло, и только ветер шумел в кронах деревьев. Лишь тогда она села и огляделась, не осмеливаясь двигаться до наступления полной тишины. Темнота, казавшаяся безопасной из окна машины, теперь саваном нависла над ней, превращая сырую землю, на которой она сидела, в могилу.

Филиппа торопливо встала и почувствовала, что от слабости еле держится на ногах.

При падении на одной босоножке сломалась застежка, а на другой отлетел каблук. Девушка начала обшаривать землю, пытаясь отыскать его, не сразу сообразив, что даже если найдет, то не сможет прибить его на место. Раздраженная собственной глупостью, она пошла по шоссе вниз. Каждые полметра расстегнутая босоножка норовила свалиться с ноги. Когда это случилось в третий раз, она сняла обе босоножки и зашвырнула в кусты, но уже через несколько шагов пожалела об этом. Дорога, казавшаяся такой гладкой, когда она ковыляла по ней в разбитой обуви, как выяснилось, состояла из гравия, крупного песка и острых осколков камня. Через сотню метров изрезанные ступни начали кровоточить, и каждый шаг причинял страшную боль. Филиппа ненадолго остановилась, чтобы отдышаться, и снова тронулась в путь, на этот раз на цыпочках, но это оказалось еще мучительнее. Она опустилась на землю и заплакала.

Шум автомобиля, ехавшего вниз, заставил ее встать. Кое-как она доковыляла до середины дороги и начала махать, чтобы он остановился, но водитель даже не снизил скорость. Ей пришлось буквально отпрыгнуть в сторону. Тяжело приземлившись на ноги, она едва не потеряла сознание от боли. Плача от злости, она села на землю и обмотала ноги кусками материи, оторванными от низа юбки. Постепенно пульсирующая боль утихла, а вместе с ней стих и гнев. Теперь Филиппа смогла спокойнее разобраться в ситуации.

Добраться до Рио можно единственным способом – остановив машину. Придя к такому выводу, она решила, что следующей машине придется либо сбить ее, либо остановиться и довезти до города. Она осторожно встала и сморщилась от боли, когда израненные подошвы приняли на себя вес тела. Сжав кулаки, она дошла до середины дороги и стала ждать.

Шло время. За набежавшим облаком скрылась луна; морской ветерок шевелил листья кустарника, с трудом цеплявшегося за отвесную скалу, которая высилась у нее за спиной. Она напряженно вглядывалась в даль, надеясь разглядеть огни машины, но напрасно. Вокруг царили тишина и темнота.

Позади громко треснула веточка, и Филиппа моментально обернулась. Никого; по крайней мере, она никого не увидела. Паника тошнотой подступила к горлу. Девушка несколько раз сглотнула, заставляя себя оставаться спокойной. В темноте любая мелочь кажется вдвое больше и выглядит угрожающей. Она находится всего в нескольких километрах от Рио, в нескольких километрах от магазинов, отелей и людей.

Прошло еще какое-то время, но машин на дороге по-прежнему не было. В первый раз с тех пор, как Филиппа осталась без Роланда, она поняла, что, возможно, ей придется провести здесь ночь. Что лучше: устроиться под прикрытием скалы или остаться у ограждения? Она неторопливо размышляла, понимая, что только так можно успокоить свои страхи. Утром остановить машину будет гораздо легче. Наверняка множество туристов отправятся к смотровым площадкам, и, уж конечно, хоть один из них сжалится над ней и отвезет в отель. А если первой с рассветом здесь появится машина Диегоса?

Эта мысль перевесила все остальные доводы. Ничто не заставит ее остаться здесь, даже если придется ползти до Рио на руках и коленях. Филиппа медленно двинулась вперед и с трудом одолела несколько метров, когда позади себя услышала громкое натруженное урчание. Она не сразу поняла, что это. Только когда звук стал громче, стало ясно, что едет автобус.

Филиппа решительно встала посреди дороги, раскинув руки. Даже лихой водитель-латиноамериканец не посмеет не остановиться. Автобус приближался. Свет фар выхватил из темноты дорожное ограждение на повороте, а после того, как автобус выехал на прямой отрезок дороги, светил ей прямо в лицо. Филиппа закрыла глаза и ждала. Свет становился все ярче и, как ей почудилось, все теплее. Раздался громкий гудок, завизжали тормоза. Она по-прежнему не двигалась с места. Тормоза начали визжать снова, все громче, пронзительнее. Звук оборвался на самой визгливой ноте, когда автобус с лязгом и скрежетом наконец остановился.

Мужской голос сердито закричал на нее. Филиппа, спотыкаясь, пошла навстречу автобусу по середине дороги, опасаясь, как бы он снова не тронулся в путь. Только оказавшись совсем рядом, девушка позволила себе отойти вбок. Дверца открылась, и наружу высунулась черноволосая голова. При свете, исходившем от небольшой приборной доски над огромным рулем, были отчетливо видны глаза и нос. Филиппа отметила, что водитель держит руки на руле, и поняла: нужно немедленно заговорить, иначе он закроет дверь и уедет.

– Я заблудилась, – запинаясь проговорила она. – Отправилась на прогулку, но не нашла обратной дороги.

Помня о своем потрепанном виде, она показала разодранные руки:

– Я упала – забиралась на гору и…

Водитель убрал голову внутрь. Сообразив, что бразилец не понял ни единого слова, девушка вскочила на нижнюю ступеньку и заглянула в темноту автобусного салона.

– Кто-нибудь может помочь мне? – воскликнула она и, не дождавшись ответа, спросила: – Parlez-vous français?[3]

Ответа снова не последовало.

Быстро оглянувшись на водителя, она заметила движение рук на руле.

– Кто-нибудь может помочь мне? – крикнула она снова.

– Возможно, я смогу оказать помощь?

Облегченно вздохнув, она увидела, что по проходу идет невысокий худой мужчина в тесном костюме.

– Я заблудилась, – торопливо заговорила она. – Отправилась полюбоваться природой, не подумав, что здесь быстро темнеет. Я попыталась пройти более коротким путем, но упала. Попросите, пожалуйста, водителя подбросить меня в Рио или до какого-нибудь поселка, где я могла бы вызвать такси. У меня нет с собой денег, но…

Мужчина поднял руку, призывая ее к молчанию, и заговорил с водителем, энергично жестикулируя в направлении Филиппы.

Водитель покачал головой, но мужчина вытащил портмоне из змеиной кожи, вынул оттуда деньги и бросил водителю в лицо, после чего наклонился вперед и протянул девушке руку.

– Рядом со мной есть свободное место, – проговорил он и потянул ее за собой по проходу.

Она ощущала на себе взгляды пассажиров, среди которых были и мулаты, и негры. В спертом воздухе пахло потом, пылью и чесноком. В середине салона два места были свободны. Мужчина предложил ей сесть у окна. Она с благодарностью опустилась в кресло. Над головой у нее замигал, а потом снова погас свет. Мотор ожил, и автобус двинулся вперед.

Мужчина рядом с ней устроился поудобнее, обхватив ногами плетеную корзинку из прутьев, видимо раньше стоявшую на месте, которое теперь занимала Филиппа.

– Сеньор, огромное вам спасибо за помощь. Позвольте мне узнать ваши имя и адрес, чтобы вернуть вам деньги.

– Нет-нет, это пустяки. Всего несколько – как это вы говорите… – мужчина немного подумал, – центов?

Она кивнула и откинулась на спинку кресла. Горячие влажные пальцы легли ей на руку, и Филиппа моментально села прямо. Мужчина наклонился к ней так близко, что она разглядела капли пота, собравшиеся у него на носу, и крупные поры на щеках.

– Мы едем только до автобусной станции, – доверительно сказал он. – Вы разрешите мне оттуда довезти вас домой?

Не желая его раздражать, девушка подавила импульс сбросить его руку и постаралась сказать как можно спокойнее:

– Как только мы окажемся в Рио, со мной все будет в порядке. Уверена, что смогу найти такси и добраться до отеля.

– Я отвезу вас.

– Вы очень добры, но в этом нет необходимости.

Проговорив эти слова, она задумалась: а так ли это? Где сейчас Майя и Диегос? Добрались ли они следом за Роландом до дверей его квартиры, или же Роланд, стремясь убедить их, что Филиппа все еще с ним в машине, подъехал прямо к ее отелю? Если это так, они определенно ехали за Роландом следом и, выяснив, что из машины она не вышла, начнут думать, где она может быть. Страх, утихший с того момента, как она села в автобус, охватил ее с новой силой.

Что сделают Майя с Диегосом, обнаружив, что она исчезла из машины? Останутся вместе или разделятся, причем каждый будет упорно стремиться убить ее?

Возможно, уже сейчас Диегос медленно прочесывает дорогу, освещая ее фарами. А может, догадавшись, что Филиппа проголосует на дороге, он останавливает все машины подряд и спрашивает, не видел ли кто-нибудь светловолосую англичанку. Не сдержавшись, она застонала, и сосед придвинулся еще ближе, обдавая ее чесночными парами. Она заставила себя не отодвинуться назад. Что, если Диегос, не обнаружив ее в проезжающих машинах, вздумает поджидать ее на автобусной станции? Филиппа вспомнила, в каком он пребывал отчаянии и как решительно был настроен избавиться от нее; вспомнила блестящий черный пистолет, выстрелом из которого он мог покончить со своими страхами и положить конец ее жизни… Филиппа перевела глаза на пальцы, все еще сжимающие ее руку: тонкие пальцы с маникюром на заостренных ногтях. Но пули избежать гораздо труднее, чем человека из плоти и крови.

– Думаю, что я все-таки приму ваше предложение подвезти меня на такси, – неуверенно сказала она.

– Вот и хорошо.

Он отпустил ее руку, повернулся и, пошарив в корзинке на полу, вытащил оттуда хрустящий рогалик с сосиской посередине:

– Хотите?

Взглянув на рогалик, Филиппа вспомнила, что ничего не ела с тех пор, как позавтракала во время перелета из Белена в Рио. Невозможно поверить, что с этого времени прошел всего лишь день, а не целая жизнь.

Половинка рогалика оказалась чуть ли не притиснутой ей к лицу. Острые ногти мягко вонзились с боков в мякоть булки. При виде этого Филиппе расхотелось есть, и она отрицательно покачала головой.

Мужчина улыбнулся и принялся есть рогалик, держа его в одной руке, а другую подставив под подбородок, чтобы не уронить на костюм ни крошки.

Внезапно автобус резко затормозил, их бросило вперед. Девушка моментально вспомнила о Диегосе и низко пригнулась.

– Если кто-нибудь будет спрашивать обо мне, – прошептала она соседу, – скажите водителю, пусть не признается, что подобрал меня на дороге.

– Мы остановились по другой причине, – ответил ей мужчина. – Впереди что-то случилось. Пойду посмотрю, что там такое.

Другие пассажиры автобуса тоже повскакали со своих мест. Одни смотрели в переднее окно, другие столпились у дверей и с криками требовали, чтобы водитель открыл их. Ее спаситель присоединился к толпе, послушал разговоры и вернулся на место.

– Ничего особенного. – Он вновь принялся есть. – Всего лишь авария. Видите, мы едем снова.

Автобус с ворчанием снова тронулся в путь. Посмотрев в окно, она увидела несколько человек в полицейской форме, стоящих у обочины. Часть ограждения исчезла. Вспомнив, как они с Роландом мчались вниз по дороге, она закрыла глаза и не открывала, пока по покачиванию автобуса не поняла, что он прибавил скорость.

– Вам плохо? – спросил мужчина.

Она покачала головой:

– Не выношу аварии.

– На этой дороге их бывает много. Молодые люди так ничему и не учатся.

Он стряхнул несколько крошек, упавших с ладони.

– Это был мужчина? – спросила она, снова почувствовав страх. – Что это была за машина?

– Не знаю.

– Неужели никто не говорил об этом? – Она схватила его за руку. – Это была «альфа-ромео»? Вы уверены, что в ней сидело не два человека?

Встревоженный таким бурным проявлением чувств, мужчина похлопал ее по плечу.

– Только один, – ответил он. – Как видите, не так уж и страшно.

Она положила дрожащую руку ему на колено:

– Не могли бы вы узнать, что это была за машина? Прошу вас! Это очень важно!

Со вздохом он встал с места и пошел по проходу, хватаясь за спинки кресел, поскольку автобус мчался вперед, нагоняя упущенное время. Филиппа наблюдала за тем, как он наклонился к водителю, потом выпрямился и пошел обратно.

– Как я и говорил, там был только один человек. А машина – красный «форд».

Филиппа содрогнулась. Так она и думала! Увидев пробитое ограждение, сразу почувствовала, что Роланд погиб.

Случилось то, о чем она не позволяла себе думать. И вот теперь, узнав об аварии, она поняла, что ожидала этого. Не потому ли Роланд заставил ее покинуть машину?

– Скажите, его увезут в больницу? – спросила она соседа.

– Кого? – не понял он.

– Человека, который погиб.

В ответ он лишь пожал плечами, и Филиппа замолчала. Повернувшись к окну, она увидела в нем свое отражение – ни дать ни взять труп, каким ее, должно быть, уже считали Майя с Диегосом, только с широко раскрытыми глазами.

Внезапно она села прямо и вытерла об одежду взмокшие ладони. Настоящая ли авария произошла с Роландом, или тому виной пуля, пробившая шину, как едва не случилось, когда она тоже была в машине? Так или иначе, но результат один: Майя и Диегос теперь считали себя в безопасности.

Эта мысль, словно отмена смертного приговора, принесла такое огромное облегчение, что ей захотелось вскочить и закричать во все горло. Она спасена! Считая, что она погибла, сообщники спокойно разъедутся по домам, а к тому времени, когда они поймут, что Филиппа жива, она уже расскажет Лукасу правду. Нервное возбуждение, вызванное страхом, который она испытывала на протяжении всех этих кошмарных часов, исчезло. Она почувствовала себя совершенно обессиленной и вялой, словно пучок морских водорослей, выброшенных на берег после шторма.

– Мы почти приехали, – прошептал сосед. Вытянув шею, Филиппа увидела впереди огни уличных фонарей.

Вскоре они уже катили по мостовой с выбоинами. Автобус свернул налево, и сразу вспыхнули яркие флуоресцентные лампы с голубоватым свечением. Филиппа поняла, что они прибыли на вокзал. Автобус еще не остановился, а пассажиры уже вставали с мест, одергивали и поправляли одежду, доставали с верхних полок куртки и плащи, поднимали с пола корзины.

Стремясь как можно скорее скрыться от чересчур внимательного соседа, Филиппа стала протискиваться к проходу.

– Подождите! – окликнул ее мужчина. – Я найду такси.

– Спасибо, не нужно. Меня встречают друзья. – Она широко улыбнулась ему, нисколько не заботясь о том, что он сочтет ее ненормальной, и начала пробираться вперед. Когда открылась дверь, она вышла первой.

Невольно оглянувшись по сторонам, девушка зигзагами, переходя от одного пустого и темного автобуса к другому, направилась к выходу.

Снаружи было полно людей, неторопливо прогуливающихся по улице. Через дорогу она увидела столики и стулья уличного кафе. Время от времени громкие гудки машин заглушал грохот проезжающего городского трамвая, до отказа набитого пассажирами, – казалось, они вот-вот попадают из окон. Поблизости не было ни одного такси. Филиппа, прихрамывая, потихоньку пошла было вперед, но от пронзительной боли тут же остановилась. Она наклонилась потереть ноги, а когда выпрямилась, увидела, что навстречу едет свободное такси. Девушка проголосовала и, как только машина остановилась, не теряя времени забралась внутрь, пока шофер не разглядел се и не передумал.

– Отель «Мирамар», – выпалила она, захлопнув дверцу.

Лишь увидев впереди здание отеля, Филиппа вздохнула с облегчением. Они свернули к входу, и Филиппа распахнула дверцу машины прежде, чем она остановилась.

– Вам заплатит швейцар, – бросила она таксисту и, прихрамывая, направилась в вестибюль отеля. Но едва девушка вошла внутрь, как швейцар преградил ей дорогу:

– Вы к кому?

– Ни к кому. Я живу здесь. Мисс Смит, в трехкомнатном номере с мистером Лукасом Пэджетом.

Швейцар наконец узнал ее, и у него отвисла челюсть.

– Несчастный случай? – ахнул он.

– Не со мной. С моим знакомым.

Оглянувшись назад, она увидела таксиста, стоящего у стеклянных дверей.

– Заплатите ему, пожалуйста, за меня, – проговорила она и пошла к лифту.

Мраморный пол под ногами казался страшно холодным. Только когда один из мальчиков-лифтеров заулыбался, глядя на нее, Филиппа поняла, до чего страшной она выглядит с растрепанной головой, в изодранном платье, да еще с босыми ногами. Улыбнувшись в ответ, она вышла в коридор, устланный красной ковровой дорожкой, и направилась к своей комнате.

В нескольких метрах впереди нее на дорожку упала темная изогнутая тень, и Филиппа застыла на месте. Не дыша, она прижалась к стене. Почувствовав, как в ребра впилась дверная ручка, девушка осторожно завела назад руку, взялась за нее и нажала вниз. Ручка медленно опустилась. Филиппа осторожно толкнула дверь, но та не поддалась. Сердце ее стучало все громче. Какая же она дура – не догадалась, что Майя и Диегос обязательно все проверят, чтобы удостовериться: им нечего опасаться ни ее, ни Роланда. Тень снова пришла в движение, становясь все больше. Раздался скрип, вслед за ним послышался резкий стук ножа. Затем тень вытянулась, стала огромной, и официант в белом пиджаке выкатил из номера столик на колесиках.

Филиппа медленно выдохнула и снова торопливо пошла по коридору, понимая, что, пока не расскажет все Лукасу, ей не будет покоя. Только остановившись у дверей номера, она вспомнила, что случилось между ними во время последней встречи, и задалась вопросом: не истолковал ли он ее долгое отсутствие как нежелание видеть его? Понимая, что чем дольше она будет стоять, раздумывая, тем труднее ей будет рассказывать, Филиппа открыла дверь, вошла внутрь и, побелев, остановилась как вкопанная…

– Ты! – воскликнула она, уставившись на элегантно одетую женщину, стоящую рядом с Лукасом.

Майя тоже неотрывно глядела на Филиппу с таким видом, будто перед ней появилось привидение. Она побледнела, отчего красивое лицо превратилось в раскрашенную маску: красные губы, подведенные глаза, нарумяненные щеки. Но вот кровь снова прилила к коже, маска опять превратилась в красивое лицо, и Майя обрела дар речи:

– Мисс Смит, что с вами случилось?

Филиппа покачнулась и почувствовала, как Лукас, поддерживая ее под руку, ведет к стулу. Девушка села и закрыла глаза, не зная, что сказать и с чего начать. До чего же она глупа! Могла бы догадаться, что Майя, не теряя времени, появится у Лукаса, чтобы окончательно завоевать его, – ведь она была уверена в смерти Роланда и своей соперницы. С усилием Филиппа открыла глаза и увидела, что Майя переместилась и стоит прямо на линии се зрения. Ее торжествующий взгляд говорил яснее всяких слов, что отравленная стрела уже выпущена в цель. Задавать вопросы не требовалось. И без них было ясно, что и какими словами рассказала Майя… Филиппа почувствовала в своей руке что-то холодное. Взглянув вниз, она увидела, что Лукас дал ей бокал бренди.

– Говорить будете потом. Сначала выпейте это, – распорядился он.

Филиппа сделала глоток и почувствовала, как по телу разливается тепло, придавая ей силы. Она решительно отставила бокал на стол и встала:

– Мне уже лучше. Мне нужно поговорить с вами.

– Может быть, сначала вы примете ванну?

– Нет, я хочу поговорить с вами.

– В этом нет необходимости, – вмешалась Майя. – Я уже все рассказала Лукасу. Так что вам лучше пойти отдохнуть.

– Убирайся к дьяволу! – резко ответила Филиппа.

Майя с мольбой взглянула на Лукаса. Филиппа не могла не заметить, как красиво они смотрятся вместе. Она убрала выбившуюся прядь запыленных волос. Нужно было столько объяснить. С чего же начать? Рассказать о Роланде и о себе? О настоящем или прошлом? О Майе и Диегосе или о смерти миссис Марш? Она открыла рот, но не смогла выговорить ни слова, а вместо этого расплакалась.

Мгновенно Лукас склонился над ней с непроницаемым выражением лица:

– Майя права. Вам следует лечь.

Слова эти, произнесенные повелительным тоном, заставили Филиппу взять себя в руки. Она встала, покачиваясь от усталости, но полная решимости рассказать все.

– Роланд погиб. – Слова, которые она намеревалась произнести во весь голос, прозвучали чуть слышно. Она повторила их, не зная, расслышали ее или нет. – Он погиб… Его машина перевернулась по дороге с Корковадо.

– Что? – Лукас сделал шаг вперед. – Это правда?

– Да. Он умер. Я… он был… кажется, его увезли в больницу. Мужчина в автобусе не знал точно.

Лукас глядел на нее с изумлением – это была реакция то ли на ее слова, то ли на ее внешний вид.

– Филиппа, ради бога! Что с вами случилось? Вы были там вместе с ним?

Она смотрела на него, ничего не говоря. И тогда Майя выступила вперед:

– Бедняжка, неудивительно, что вы расстроены. Идемте со мной. Вам нужно принять горячую ванну и как следует выспаться! – Она протянула к девушке руку, но Филиппа по ней ударила, и Майя отшатнулась к Лукасу. Он поддержал женщину. Вид его рук на изящных плечах подействовал на Филиппу как удар хлыста.

– Негодяйка! Как ты смеешь притворяться, будто ничего не знаешь? Неужели у тебя нет сердца?

– Филиппа, помолчите, – настойчиво проговорил Лукас.

– Нет уж, хватит, я и так слишком долго молчала! – Филиппа снова повернулась к Майе: – Ты убила его! Даже если ты и не стреляла по колесам, убила его ты!

– Не понимаю, о чем вы, – отозвалась Майя.

– Хватит лгать! Вы с Диегосом убили Роланда!

– Кто такой Диегос? – спросил Лукас.

Вопрос застал Филиппу врасплох. Она умолкла, размышляя, что именно сказала ему Майя.

– Что ты сказала Лукасу? – вырвалось у нее.

Вздохнув, Майя вытащила сигарету.

– Я знала, что вы зададите этот вопрос. Простите, мисс Смит, я не хотела выдавать вас, но, когда поняла, что контракт может достаться Ролли, мне пришлось сказать Лукасу правду.

– Что именно?

Майя широко раскрыла глаза:

– О том, что вы с Ролли были помолвлены, естественно. И о том, почему он сфальсифицировал свою смерть и уехал в Рио.

– А как ты объяснила Лукасу, откуда тебе это известно?

– Сказала правду.

На мгновение прекрасное лицо скрылось в облаке табачного дыма. Когда оно рассеялось, Майя с безмятежным спокойствием смотрела на Лукаса.

– К счастью, он понимает, чем мне так нравился Ролли. – Она снова повернула голову к Филиппе: – Я притворилась перед вами, будто незнакома с ним, чтобы не причинить боли, и надеялась, что вы вернетесь в Европу раньше, чем поймете, каков этот человек на самом деле. К сожалению, я не знала, что он уговорит вас шпионить за Лукасом. Если бы мне это пришло в голову, я предупредила бы Лукаса с самого начала.

– Так вот что ты тут рассказала! – Филиппа повернулась к Лукасу: – Это все ложь.

– Значит, вы не были помолвлены с Мастерсоном?

– Нет, помолвка действительно была. Мы собирались пожениться, когда он… когда все решили, что он утонул.

Запинаясь и не глядя на Лукаса, девушка рассказала, что произошло с тех пор, как она оказалась в Бразилии и встретила Роланда.

– Когда я увидела его на приеме у Родригеса, то хотела рассказать вам правду, но он стал просить меня не делать этого. Я согласилась, потому что… побоялась, что вы расскажете Родригесу и об этом могут написать в английской прессе.

– Значит, вы были готовы покрывать его, даже если это грозило мне потерей контракта?

– Я не видела здесь никакой связи с получением контракта. Я считала, что ведется честная борьба и победит тот, кто предложит действительно лучшие условия. Вот почему я так обрадовалась, когда мы отправились к месту будущего строительства и там вы нашли способ значительно сократить стоимость проекта.

– После чего позаботились о том, чтобы Мастерсон узнал эти цифры! – язвительно заметил Лукас.

– Нет, – громко и отчетливо заявила она. – Я этого не делала!

– Но вы же передали ему мои предыдущие расчеты. Это вы не будете отрицать?

– Лукас, не будь к ней слишком суров, – мягко проговорила Майя. – Она любила Роланда. Не обвиняй ее…

– Замолчи! – закричала Филиппа.

– Я всего лишь пытаюсь помочь тебе.

Португалка направилась в ее сторону. По мере того как улыбающаяся Майя подходила все ближе, Филиппу охватывал ужас. Ей вспомнились часы, проведенные взаперти; пережитый кошмар, когда ее везли навстречу гибели; острые концы стального ограждения на площадке, впивающиеся в ноги в тот момент, когда се вот-вот могли столкнуть в пропасть…

– Не подходи! – отчаянно крикнула она. – Лукас должен мне поверить!

На одном дыхании, не заботясь о связности изложения, она рассказала обо всем, что произошло: о том, как увидела фотографию и письмо, как поняла, что именно Майя передала Роланду данные о первых расчетах Лукаса, о своем посещении прекрасного дома на пустынном берегу, где она сказала хозяйке о своих подозрениях. Только в тот момент, когда Филиппа перешла к рассказу о возвращении в отель и известии о смерти миссис Марш, голос се дрогнул, и она помолчала, пытаясь справиться с подступающими слезами.

– Я испытала такое облегчение, словно мне отменили смертный приговор, – прошептала она. – Ужасно, что я так говорю, но это правда. Ее смерть означала, что мне больше не нужно молчать. – Ее голос окреп. – Я совершила большую глупость: позвонила Роланду и сообщила ему о смерти матери, а он, видимо, перезвонил Диегосу.

Лукас хотел что-то сказать, но Филиппа не обратила на это внимание и продолжала рассказывать, зная, что стоит ей только остановиться, и она расплачется.

– Я ничем не могу доказать, что меня похитили, – закончила она. – А после смерти Роланда не могу доказать и то, что в этой истории замешана Майя. Но даю честное слово – если у вас осталась хоть капля веры в мою честность, – что я рассказала чистую правду.

Подняв голову, Филиппа взглянула Лукасу прямо в глаза. Он был бледным и сдержанным, ничем не выдавая, поверил он ей или нет. Девушка отвернулась от него, и взгляд ее наткнулся на Майю. Филиппа вынуждена была признать, что восхищается выдержкой, с которой та выслушала все обвинения в свой адрес.

– Вы не так наивны, как я думала, – негромко проговорила женщина. – Теперь, когда Ролли мертв, я тоже не могу попросить его подтвердить мои слова. Мне остается только надеяться, что Лукас сам поймет, насколько лжив ваш рассказ!

Одно грациозное движение, и Майя очутилась рядом с ним:

– Я не стану унижаться и отрицать все эти россказни. Дорогой, я уезжаю домой. Если позднее ты захочешь меня увидеть, позвони. Если нет – встретимся завтра. – У дверей она остановилась и сказала, обращаясь к Филиппе: – Если бы вы не были мне так отвратительны, я бы пожалела вас.

Лукас, словно очнувшись, встал со стула:

– Я провожу тебя.

– В этом нет необходимости, дорогой. Думаю, будет лучше, если ты вызовешь для мисс Смит врача.

– Сначала я провожу тебя до машины, – повторил он и, выйдя следом за Майей, закрыл дверь.

Филиппа бессильно оперлась на ручку кресла, понимая, что проиграла. До чего же глупо было думать, что она сумеет одолеть эту изворотливую особу. Неудивительно, что Майя считала ее наивной.

Морщась от боли, она прошла в свою комнату и огляделась, словно оказалась здесь впервые, подошла к туалетному столику и взяла в руки фотографию отца, снятого в саду перед домом. Как она нуждалась сейчас в утешении родных отцовских объятий.

– Папочка! – воскликнула она и заплакала, опустившись на колени.

Много позже, уже с сухими глазами, отупев от плача, она сняла изодранную одежду и отправилась в ванную. Только после того, как Филиппа отмокла в горячей воде, к ней вернулась хоть какая-то возможность чувствовать, а вместе с тем и новые слезы. Жизнь кончена. Чем скорее она смирится, тем лучше.

Завернувшись в халат, девушка вернулась в свою комнату и улеглась на кровать. Она чувствовала себя слишком измученной, чтобы укладывать вещи и выяснять, есть ли завтра рейс на Лондон. Правда, это не имело никакого значения. Она была готова улететь куда угодно: в Париж, Нью-Йорк, Мехико – лишь бы как можно дальше от Лукаса.

Услышав стук в дверь, она мгновенно села, дрожа, как натянутая струна.

– Филиппа, – раздался голос Лукаса. – Нам нужно поговорить.

Девушка не отозвалась, и он заговорил снова:

– Я знаю, что ты здесь. Хочешь ты этого или нет, но я вхожу!

Филиппа снова легла, крепко закрыв глаза и сжав кулаки. Дверь открылась. Раздались мягкие шаги, и кровать прогнулась, когда он присел на краешек. Казалось, целую вечность Филиппа лежала неподвижно, зная, что Лукас смотрит на нее, но отказываясь открыть глаза.

– Незачем притворяться, будто ты спишь, – спокойно сказал он, – потому что я прекрасно знаю, что это не так.

Наступило короткое молчание.

– Филиппа, посмотри на меня.

Снова молчание. На этот раз она почувствовала, как Лукас взял в свои руки ее крепко сжатый кулак.

Девушка заставила себя оставаться неподвижной, хотя каждой частичкой тела стремилась броситься в его объятия и умолять поверить, что она сказала правду.

– Если ты всегда будешь так упрямиться, мы будем страшно ссориться, после того как поженимся.

Она широко раскрыла глаза и уставилась на Лукаса.

– Поженимся? – переспросила она шепотом.

Лукас сурово смотрел на нее:

– Из того, что ты сказала, когда я признался тебе в любви, у меня создалось впечатление, что тебе не по душе жить во грехе!

– О, Лукас! – Голос Филиппы дрогнул, и она больше не смогла вымолвить ни слова.

Но слова и не понадобились. Лукас приподнял ее и сжал в объятиях, ласково поглаживая волосы и шею.

– Эй, – произнес он чуть позже. – Мне не по душе, когда мою рубашку омывают слезами.

– Я плачу не потому, что несчастна, – прорыдала Филиппа, – а потому, что не могу поверить.

– Тому, что я люблю тебя?

– Нет. – Она по-прежнему прятала лицо у него на плече. – Тому, что ты поверил мне, а не Майе.

– Говорила она довольно убедительно, – признался Лукас, – но мне не пришлось долго колебаться, чтобы принять решение.

Филиппа подняла голову:

– Какое решение?

– Кто лжет – она или ты. Откровенно говоря, оба рассказа звучали не слишком правдоподобно, так что я принимал решение, исходя из ваших характеров.

– И ты поверил мне? – дрожащим голосом спросила Филиппа.

– Конечно, – ответил он. – Я всегда гордился тем, что хорошо разбираюсь в людях.

Она снова заплакала. Лукас достал носовой платок и вытер ей глаза.

– Извини. – Она прерывисто вздохнула. – Я и подумать не могла… Когда я вошла и увидела здесь Майю, сначала я даже не хотела ничего тебе говорить… Роланд погиб, и у меня нет никаких доказательств…

– Ты сама доказательство, – ответил Лукас. – Я не тратил понапрасну время на размышления, любишь ли ты Мастерсона, хочешь ли, чтобы контракт достался ему. Я задал себе только один вопрос: может ли кто-нибудь заставить тебя пойти на воровство, способна ли ты на это? И тут же ответил: НЕТ.

Раздался телефонный звонок, и она задрожала. Лукас бережно положил ее на подушки.

– Я сниму трубку в соседней комнате, – сказал он и вышел в гостиную.

Филиппа закрыла глаза и расслабилась. С того самого мгновения, как она выпала из машины Роланда, ею владела только одна мысль: увидеть Лукаса и рассказать ему правду. Даже узнав о смерти Роланда, она не подумала о том, что теперь некому подтвердить ее слова, пока не вошла в номер и не увидела Майю. Только тогда Филиппа поняла, в каком положении она оказалась, но уходить было слишком поздно. И хорошо, что не ушла, со счастливым вздохом подумала девушка. Ведь в тот момент ей бы и в голову не пришло, что Лукас может поверить ей на слово.

Телефон слабо звякнул. Филиппа приподняла голову, когда снова появился Лукас.

– Это был доктор Лопес, – пояснил Лукас. – Он владеет частной клиникой на окраине Рио. Видимо, Мастерсона отвезли туда.

Он взял ее руку и крепко сжал в своей.

– Мастерсон был жив, когда его туда доставили, – медленно произнес Лукас.

– Я должна поехать к нему. – Филиппа попыталась подняться с кровати, но он удержал ее:

– Нет, дорогая, слишком поздно. Он умер несколько минут назад. Перед тем, как позвонил Лопес.

– А почему он позвонил именно тебе?

– Перед смертью Мастерсон рассказал ему все. О Майе, Диегосе и о тебе.

Филиппа закрыла глаза, но слезы все равно потекли по щекам.

– Бедный Роланд, – прошептала она.

– Бедным он был только при жизни, – поправил ее Лукас. – Умер он достойно.

Филиппа прижала руку Лукаса к губам.

– Я рада, что ты так сказал. После этого я не чувствую себя идиоткой из-за того, что когда-то любила его.

– Хотел бы я сказать то же самое о себе и Майе.

Лукас поднялся и встал у окна.

– Когда-то я сходил по ней с ума и женился бы на ней, если бы мы не поссорились. Пока я приходил в себя, она вышла замуж за другого. Когда я увидел ее здесь снова, то решил, что в Рио меня привела сама судьба. Я пытался убедить себя, что между нами ничего не изменилось, но понимал, что это не так. – Лукас повернулся и взглянул на Филиппу. – Ты встала между нами.

Девушка протянула к нему руки, и он прижал ее к груди.

– Я жутко ревновал тебя к Мастерсону, поэтому и с Майей встречался – хотел, чтобы ты меня тоже ревновала, – признался он. – Разве это не доказательство моей глупости?

– Я думаю, мы оба вели себя глупо, – прошептала Филиппа. – Чем быстрее мы покинем Рио, тем лучше.

– Не исключено, что нам придется вернуться сюда снова, – проговорил он. – Не хочется нарушать нашу идиллию в спальне обыденными заботами, но думаю, тебе будет приятно узнать: сегодня Родригес отдал контракт мне.

Она взглянула на него с изумлением.

– Когда я вернулся в отель, мне передали, что он просил позвонить. Я позвонил, и он сообщил мне эту новость.

– Значит, твои расценки оказались самыми низкими?

– Не знаю. Мне известно только то, что контракт мой. Это значит, что мне придется летать сюда и руководить началом строительства, но, если ты не хочешь, можешь со мной не приезжать. Я пойму, если тебе не захочется оказаться здесь снова.

– Еще больше мне не захочется расставаться с тобой, – прошептала Филиппа и снова притянула его к себе. – Кроме того, я позволю тебе нанять другую секретаршу только для работы в офисе, а во время поездок твоим секретарем буду я!

Примечания

1

Кенсингтон – фешенебельный район на юго-западе центральной части Лондона. (Здесь и далее примеч. перев.)

(обратно)

2

Апостольник – плат на голове монахини.

(обратно)

3

Вы говорите по-французски? (фр.)

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • *** Примечания ***