КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 421161 томов
Объем библиотеки - 570 Гб.
Всего авторов - 200931
Пользователей - 95652

Впечатления

кирилл789 про Обская: Принц под Новый год (Любовная фантастика)

никогда не мог этого понять: "ой, правда? ой, федькой его звать? а как у вас было? а в какой позе? а какой у него размер? а какой? ой, а поженитесь? ой, только вчера познакомились? ой ещё не знаешь надолго ли? ой, а познакомь, а?"
особенно блевать тянет, пардон за французский, вот от таких описываемых мамаш. и от "брутальных" папаш которые: "ты смотри у меня!".
да вчера познакомились! да сама в штаны полезла! да никто дуру твою и пальцем больше не тронет: с утра разглядел, чуть не стошнило, хорошо презервативы всегда с собой таскаю.
и что нужно "смотреть"? знаешь, что так "хорошо" воспитал, что скоро твой доченьке кулаком в рыло прилетит? или круг твоего общения подразумевает только таких: "бабе - кулаком!"?
***
я с такими сталкивался только опосредовательно. и всегда удивлялся: как вы живёте-то? без мозгов? на инстинктах: пожрал, поспал, размножился, с девственно чистым мозгом.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Медведева: Мой невероятный мужчина (Космическая фантастика)

перешла на тяжёлые наркотики, афтар?
хорошо, что заблокировано, не надо людям мозги ломать, ища вот в этом смысл, которого нет.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Кошкина: Нежный свет. Невеста для архимага (Любовная фантастика)

"свали всё в кучу", смысл писули.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Полянская: Шепот сквозь пальцы (Фэнтези)

я прочитал первую главу.
её отправили в город на море, сказали - на юге, оказалось - у северного океана. отправили одну, родная тётя. без денег, а девка - богатая наследница. из всех денег - один кошелёк, который ей почему-то дала тётя. а документы на оплату тётиных долгов, учёбы тётиного сына в вузе, оплату долгов этого сына, девка-ггня подписывала. у неё счёт в банке? у поверенного? у гномов? у чёрта с куличек? ГДЕ ДЕНЬГИ богатой наследницы? и почему она подписывает документы, чтобы оплатить чужие расходы - значит, совершеннолетняя, НИ ХРЕНА НЕ ЗНАЕТ ГДЕ ЕЁ ДЕНЬГИ???
она отправляется в чужой город, одна, в дом оставшийся от родителей. ОДНА??? тёте влом дать сопровождающего? чтобы хотя бы чемодан тащил? ах, девка сама должна была нанять кого-то по прибытии? кого? портал одноразовый, не стационар, никто там не ждёт никого, чемоданы таскать. но всё-таки совершеннолетняя? и даже понятия не имеет, не посмотрела нигде - месторасположение родительского наследства?
эту девку в этом северном городе оскорбляют, принимают за шлюху, пытаются ограбить, покалечить, и это всё - только в первый вечер, и это - только первая глава. ладно.
СКОЛЬКО ДУРЕ ЛЕТ????????
не поинтересоваться где расположено жилище, где находятся твои наследованные деньги (кончатся из кошелька - ОТКУДА ВОЗЬМЕШЬ??? тебя отправили разовым порталом, вернуться нельзя никак), которые ты так щедро отписывала на тётенькины нужды, кто тебя встретит и встретит ли на новом месте, да просто - есть ли в том доме, где жить будешь, прислуга??? ты ж готовить не умеешь!
и. какой же нужно быть кретинкой, чтобы подписывая и подписывая документы на передачу денег тётке, наконец-то, в северном городишке всё-таки сходить в банк и узнать: а ты, в общем-то, и не богатая наследница. и даже не задаться вопросом - куда бабло делось?
в общем, промотал до 6 главы, так и не нашёл сколько лет олигофренке. зато всё-таки увидел то, что подобные афтарши лююююбят: "репутацию". то есть, пройти с соседом, чтобы он открыл захлопнувшуюся дверь, до крыльца - капец репутации. а приехать одной в незнакомый город, жить одной в доме, гулять одной по улицам, и (!), оказывается, ничего "такого" нет в том, чтобы иметь несколько любовников для описываемого общества. репутации это не вредит совсем. но вот помощь в открытии двери - капец.
что за дура это писала???

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Звездная: Город драконов. Книга третья (Любовная фантастика)

как сказала моя супруга: "знаешь, оценивать вот это, видимо, будут наши дети. взялась читать и вдруг поняла, что напрочь забыла о чём первые две!то есть, что приехала она в какой-то закрытый город, из которого выехать не может, помню, а вот подробности, и что там закручено - нет! и желания смотреть, не говоря о - перечитывать, тоже нет. ни времени, ни желания. я даже её "катриону", после первых двух, пролистывала: писать 6 книг, охренеть! и в конце последней тоже не поняла, муж этой гнилой катрионы делал ДЛЯ НЕЁ ВСЁ! а она зачем-то, века спустя к какому-то рыжему психу, который за эти века не мог не измениться напрочь, вернулась. и названо это "великая любовь"? по-моему, после успеха 8-ми томника адептки моча славы так ударила в голову звёздной, что даже регулярные посещения туалета анализы не улучшили. обалдела уже, никому не нужную уже фигню из грязных пальцев высасывать".

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Воск: Замок для рая (Современные любовные романы)

"творчески" переработанный опыт отношений русской маньки и хозяина ашота хачика с овощного рынка.)))
да, воск стеариновна, учтите, у работниц ашота тоже есть двери с глазками. в той деревне, где ты родилась, воспитывалась и до сих пор живёшь - до сих пор ни у кого нет?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Воск: Вход в рай (Короткие любовные романы)

"розовые лепестки моего женского естества" и "нежные створки моей раковины", "моя попочка",я ржал как подорванный.

Рейтинг: +3 ( 3 за, 0 против).

Оазис (fb2)

- Оазис (пер. София Шегель) 17 Кб (скачать fb2) - Ицхокас Ехудович Мерас

Настройки текста:



Ицхокас Мерас Оазис

В яму углом опустили носилки, на которых лежал этот человек. Могильщик, мужчина средних лет с небритым смуглым лицом, принял носилки, опустил свой край на дно ямы и снял с мертвого талес. Неторопливо сложил, подал другому мужчине, стоявшему у края ямы. Куда его потом девали, я не видел. Может, потому, что слеза, словно попавшая в глаз соринка, саднила веки и мешала смотреть.

А может, нет. Может, потому, что впервые в жизни я наблюдал за могильщиком.

На этом кладбище я бывал не раз, но никогда не смотрел, как опускают в могилу умершего. Закрывал глаза или отворачивался, осматривался, пытаясь понять, что же это такое — кладбище.

Оно раскинулось на ровном месте, большое кладбище, обнесенное каменной оградой, а за оградой — песок, желтый, слепящий, там, подальше сметенный ветрами в невысокие дюны, а за дюнами — море, но моря отсюда не видно и, странно, даже шума волн не слышно, хотя море и недалеко, может, это дюны скрадывают звуки, а может, так уж оно бывает, потому что на кладбище должна царить тишина.

На той равнине, широкой и еще не заполненной, зелеными озерами разливались газоны, одинаково свежие, ровные, ухоженные. Росли и деревья — невысокие сосны, и кусты — то там куст, то здесь, и цветы. Господи, каких только красок здесь не было, самые разные, местами кусты сплошь были покрыты цветами, словно гигантские букеты, — фиолетовыми цветами, и розовыми, и красными, и светло-светло-зелеными, почти желтыми цветами, но всегда, когда я отворачивался от могилы и, отвернувшись, оглядывал кладбище, меня ослеплял одинаковый светлый цвет, словно ничего больше не было вокруг, только песок, всегда такой слепящий на солнце, как ослепительный снег.

Я не смотрел на могилу, потому что непривычно было, когда хоронят человека без гроба, бросают, спеленатого простыней, в яму, заваливают землей — нет, не мог я к этому привыкнуть.

Я знал, что человека, если он умирает, укладывают в гроб, и он остается так лежать, больше не поднимается — обмытый, чисто обряженный, со сложенными на груди руками, с закрытыми глазами, словно он спит и ничто больше не тревожит его.

И когда все простятся с ним, гроб закрывают крышкой. Потом, на кладбище, его осторожно опускают в могилу и стараются, чтобы гроб не накренился, чтобы умерший остался лежать в покое, как лежал, и когда земля комьями посыплется вниз, ударяясь о крышку гроба, уснувший вечным сном остается лежать нетронутым, защищенным крышкой, и только на миг звук сыплющейся земли потревожит его, а его тело, удобно вытянувшееся во весь рост, всё ещё окутывает воздух, принесенный из мира живых. И не давит потом ни могильный холм, ни памятный камень.

Я обычно не смотрел в яму, если человека, хоронили без гроба, потому что всем телом чувствовал, как прикасается, обсыпая тебя, песок, как давит грудь, забивает рот, ноздри, зажимает глазные яблоки, давит и душит. Страшно было, что тебя душат и ты вот-вот задохнешься.

* * *

На этот раз я наблюдал за могильщиком. Передав другому мужчине сложенный талес, он широко расставил ноги в могиле, чтобы стоять твердо и удобно, и взял мертвого за плечи. Я ощутил на своих плечах жесткие ладони могильщика и вздрогнул. Под белой простыней, туго спеленавшей тело, ясно вырисовывались округлые плечи человека, его нос, впалая грудь, локти, пальцы рук.

Я никогда раньше не знал о его существовании, только недавно, ранним утром, когда чуть брезжило, после долгой ночной дороги из Европы в Малую Азию, после четырехчасового пути, длившегося целую вечность, я впервые увидел его, маленького человечка, терпеливо прождавшего меня всю ночь только для того, чтобы произнести четыре слова: «Я — друг твоего отца».

Как будто отец еще был — здесь, в Азии, или там, в Европе, или, может, в каком-то другом месте, как будто он еще был после того, как мы виделись в последний раз там, на въезде в старинную усадьбу, в трехъярусной белой башенке под высокой, крытой красной черепицей крышей, куда мы с матерью тяжело поднимались по каменным ступеням, до третьего яруса, и его вывели из камеры, и я увидел его таким, как всегда, только в очках от правого стекла торчали осколки, а глаз за ними был залеплен тряпицей.

Он не спросил, как мы живем и где, не погладил меня по голове, только достал из-за пазухи свои круглые карманные часы с серой крышкой и длинными тонкими стрелками, таких теперь уже не делают, — и сказал: «Это тебе».

Я протянул руку и дотронулся до кожаного ремешка, свернувшегося рядом с часами на ладони отца, — тогда еще не зная — а отец уже знал, — как я буду жаждать этой серой вещицы позднее, через год, через десять, через тридцать лет и еще Бог весть сколько я буду мечтать об этих серых часах, каких теперь уже не бывает.

Но охранник сказал: «Нет».

И не видел я, как отец лег в могилу и как его засыпали землей, и не знаю, кто был его могильщик.

А если бы видел, и меня бы в землю положили.

* * *

На этот раз я наблюдал за могильщиком, видел, как он обхватил ладонями плечи умершего, а сам широко, насколько позволяла яма, расставил ноги, чтобы иметь упор и не потерять равновесие, поднимая этого маленького человека, спеленатого простыней.

Не так давно говорили с ним по телефону.

Был праздник Песах.

— С праздником, — сказал я.

— И тебя.

— Желаю здоровья.

— И тебе. Как живешь?

— Спасибо. Хорошо.

— Навести меня.

— Непременно.

— Давно не виделись.

— Замотался я.

— А ты приходи.

— Конечно.

— Хочу тебе кое-что сказать.

— Обязательно.

— Не откладывай.

— В ближайшее время, да.

Не успел, замотался. А может, и не потому.

Видимо, неинтересно было, что он хотел мне сказать, хотя, может, это и было что-то важное. Не было и потребности увидеть его, достаточно было знать, что он есть, где-то рядом, почти рукой достать: «Я — друг твоего отца…».

Мне позвонили в день похорон, потому я не видел его мертвым.

А ждал я в тот момент звонка из другого места, совсем из другого. Женщина должна была мне позвонить. Этого звонка я ждал всю жизнь.

Услышал незнакомый мужской голос. Говоривший представился двоюродным братом этого человека, «вечная ему память…»

— Что?! — спросил я.

— Да, — ответил он.

— Когда?

— Вчера.

— Почему? — хотел я спросить, но не спросил.

— Через два часа похороны.

— Да, — ответил я и осторожно положил трубку.

Я забрался в глубокое кресло, свернулся в клубок и сидел неподвижно, и не подходил к телефону, хотя было несколько звонков, и звонили долго, а потом натянул берет, хотя было лето и стояла жара, сел в машину и включил фары, хотя был день, и поехал на кладбище.

* * *

Он был такой же невысокий, как мой отец, он даже, может быть, чем-то был похож на отца.

Могильщик, крепко обхватив за плечи, поднял и усадил его.

Мужчины, стоявшие у края ямы, вытащили наверх носилки, на которых он до сих пор лежал.

И этот мертвый человек, закутанный в белую простыню, сидел, и еще яснее обозначились его круглые плечи, голова, впалая грудь, руки и пальцы на руках.

Я все еще чувствовал на своих плечах ладони могильщика, но все равно не мог понять, как может сидеть мертвый, который сидел, я сам это видел, как он может сидеть, если вчера он умер, а сегодня его несли на носилках, закутанного в простыню, укрытого талесом, и он был неподвижен, и я стоял под каменным навесом вместе со всеми, под тем самым навесом, что словно ворота, порог в мир иной, где носилки с умершим ставят на низкий каменный постамент и читают последнюю молитву, и освобождают человека от всех обязательств и повинностей, и прощают его, и просят у него прощения. И эта последняя молитва — «Кадиш». Я никогда не знал этой молитвы, не понимал и не пытался понять, хотя она и была записана в моем гимназическом альбоме.

В этом альбомчике друзья и подруги по школе, учителя и учительницы писали мне на память разные слова: Будь честным! Будь справедливым! Люби меня, как я тебя! Не забудь меня! Жизнь — это сцена… Розочка… Незабудка… Ты… Тебя… Я тебя…

Один еврей, крещенный во время войны, да так и не снявший крестика с шеи ни после войны, ни позднее, — вписал в мой альбом «Кадиш» — на одной странице на святом языке, а на другой — латинскими буквами, но я все равно не понял смысла этих слов.

Теперь, у края могилы, рядом с низким каменным постаментом, на котором лежал этот человек, завернутый в простыню, я, услышав последнюю молитву, впервые осознал эти слова: «Да снизойдет с небес мир и жизнь для нас… Творящий мир на небесах да сотворит мир и среди нас…»

* * *

Он сидел, как живой, только окутанный простыней, и я, преодолевая страх перед смертью, ждал, когда он встанет, откинет простыню, поднимется из ямы и зашагает прочь от своей могилы, прочь от кладбища, потому что он был частью моего отца, частью меня самого.

А когда он встал и пошел — кругом, другой дорогой, чем был принесен, как и полагается живым, по древним обычаям, — я пошел следом за ним.


Оглавление

  • Ицхокас Мерас Оазис