КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 420526 томов
Объем библиотеки - 569 Гб.
Всего авторов - 200694
Пользователей - 95547

Впечатления

кирилл789 про Тарасенко: Оборотень для леди (Любовная фантастика)

нормальные люди не думают кусками, и уж точно - не выражаются.
а если твоему сыну всего 10 лет, то написать вот такое: "открылась дверь и вошёл МОЛОДОЙ ПАРЕНЬ" о 10-летнем ребёнке?
в общем, к папке "тарасенко алёна" поставил через дефис "бред кусками".

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Тарасенко: Порочный отбор (СИ) (Любовная фантастика)

прочёл 6 глав.
"он опасен! он опасен! он опасен!", "и этот - опасен, опасен, опасен!". ЧЕМ????? расскажите читателю, афтарша.
"тут ко мне со спины подошли двое с ножами, и я их приложила магией", "хорошо, я съезжу в твой дом и проверю твою охрану, которую нанял твой отец".
?????????????????????
эт чё?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Муза: Контракт (Современные любовные романы)

егэ - такое егэ.
"оу, вау и окэй" - это представление двоешник-кошёлок: так говорят американцы всё время. и со счётом у афтарши плохо всё: мать у ггни умерла, когда ей было 8, 10 лет жила с сестрой, а уехала учиться в 17-ть. дальше, сестра - проститутка-индивидуалка: сегодня есть клиент, завтра нет. зарабатывала так себе.
ггня 5 лет посещала психолога, но отдельно от сестры-шлюхи (с 17 лет) живёт только 2 года! ей кто оплачивал психолога 3 года? если посещала она его потому, что в дверь к ней долбились клиенты сестры, когда та засыпала. сестра-проститутка-наркоманка-алкоголичка? чё, серьёзно?
ладно. когда мамаша (тоже проститутка) умерла, там был зарегистрированный отчим. но опеку отдают сестре-проститутке!!!
за-ши-бись!
да там только один клиент светанулся бы в доме, где есть несовершеннолетний ребёнок - соседи стуканули бы СРАЗУ! никакими 10 лет "опекунства" бы не пахло! а ещё больше бы была вероятность, что стуканул бы кто-нибудь из клиентов сестры-шлюхи.
в общем: бред, бред и бред.
господи, дуры, вы после школы вообще ничего не читаете, что ли?

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Шолох: Полчаса до весны (Фэнтези)

сначала хотел справить аннотацию, всё-таки шолох болтается в лфр давно, потом заглянул в чтиво и понял, что не стоит. год публикации 2020 - ошибочный, правда? это что-то из того самого, заявленного в аннотации как "яркий дебют юлии", то есть лет 10-15 назад написанное.
ужос.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Флат: Замуж на три дня (Фэнтези)

душераздирающе.) но хорошо заканчивается, мир они спасли, предателей наказали, любовь победила.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
кирилл789 про Квей: Королева раздора и большое паломничество (Любовная фантастика)

афтар называет себя - клик квей, а что здесь имя, а что - фамилиё?
а представляется оно как? "клик. просто - клик"?
ужос, до чего жизнь людей доводит.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Квей: Знать. Нелюбимый выродок (Современные любовные романы)

она была двоечницей в школе, до сих пор считает, что солнце вертится вокруг земли, но стала журналисткой!
афтарша, "на журналиста" учатся! лет 5 в мгу, например. но вам, видимо, гугл недоступен. читать про дуру, уверенную, что земля стоит на 4-х черепахах, не буду.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Чего стоит оказать любезность (fb2)

- Чего стоит оказать любезность (пер. Н. Дынник) 119 Кб, 11с. (скачать fb2) - Джером Клапка Джером

Настройки текста:




Джером Клапка Джером ЧЕГО СТОИТ ОКАЗАТЬ ЛЮБЕЗНОСТЬ Рассказ

Jerome Klapka Jerome. «The Cost of Kindness».
Из сборника «Жилец с третьего этажа».
(«The Passing of the Third Floor Back», 1907)

— Но ведь оказать любезность ничего не стоит, — убеждала мужа маленькая миссис Пенникуп.

— Зато она соответственно и расценивается, моя милая, — возразил мистер Пенникуп, аукционист с двадцатилетним опытом, имевший полную возможность наблюдать, как относятся люди к различным проявлениям чувств.

— И слушать не хочу, Джордж, — упорствовала жена, — пускай это неприятный, сварливый старый грубиян — я не отрицаю, но, все равно, ведь человек уезжает, и мы, вероятно, никогда его больше не увидим.

— Если бы я допускал хоть малейшую возможность встретиться с ним вновь, — заметил мистер Пенникуп, — я бы завтра же распрощался с англиканской церковью и стал методистом.

— Не говори так, Джордж, — укоризненно сказала жена, — господь может услышать тебя.

— Доведись господу услышать старого Крэклторпа, он бы мне посочувствовал, — заявил мистер Пенникуп.

— Бог посылает нам испытания для нашего блага, — пояснила жена, — они учат нас терпению.

— Ты-то не церковный староста, — отпарировал мистер Пенникуп, — ты ничем не связана с этим человеком. Ты слышишь его только тогда, когда он стоит на церковной кафедре и вынужден хоть несколько себя сдерживать.

— Ты забываешь о благотворительных базарах, Джордж, не говоря уже об украшении церкви, — напомнила миссис Пенникуп.

— Благотворительные базары бывают только раз в году, — отвечал мистер Пенникуп, — и в это время твой собственный характер, как я заметил…

— Я всегда стараюсь помнить, что я христианка, — прервала его маленькая миссис Пенникуп — Я не прикидываюсь святой, но если когда-нибудь и скажу что-либо дурное, то потом всегда пожалею, ты ведь знаешь это, Джордж.

— Именно это я и хотел сказать, — согласился с нею муж. — Да, уж если приходский священник за какие-нибудь три года добился того, что его прихожанам стал ненавистен самый вид церкви, — здесь что-то неладно.

Миссис Пенникуп, приятнейшая маленькая особа, положила на плечи мужу свои пухлые, все еще хорошенькие ручки.

— Не думай, дорогой, что я не сочувствую тебе. Ты выносил все с таким достоинством. Порой я просто сама удивляюсь, какую выдержку ты проявлял в большинство случаев, а ведь чего только он тебе не говорил.

Мистер Пенникуп невольно принял позу, олицетворяющую торжество добродетели, наконец-то удостоенной признания.

— Что касается до нас, грешных, — заметил мистер Пенникуп смиренно-гордым тоном, — то с личными оскорблениями еще можно было бы примириться… хотя, впрочем, — прибавил церковный староста, внезапно поддаваясь человеческой слабости, — не очень-то приятно, когда в ризнице тебе во всеуслышанье, через весь стол, говорят, будто бы ты умышленно оставил себе для сбора пожертвований левую часть церкви, чтобы незаметно миновать свою собственную семью.

— Но ведь наши дети всегда держат наготове трехпенсовые монетки! — возмутилась миссис Пенникуп.

— Подобные вещи он говорит исключительно для того, чтобы доставить человеку неприятность, — продолжал церковный староста, — а то, что он делает, просто нет сил терпеть.

— Ты хочешь сказать «делал», мой милый, — смеясь, поправила маленькая женщина. — Теперь с этим уже покончено, мы скоро от него избавимся. Я думаю, дорогой, что если разобраться хорошенько, то виной всему его больная печень. Ты помнишь, Джордж, еще в самый день его приезда я обратила внимание, какое у него одутловатое лицо и пренеприятное выражение рта. Ведь больные печенью ничего не могут с собой поделать, мой милый. Надо смотреть на них как на несчастных и жалеть их.

— Я бы еще простил его выходки, если бы не видел, что они доставляют ему несомненное удовольствие, — промолвил церковный староста. — Впрочем, как ты уже сказала, дорогая, он уезжает, и единственно, о чем я мечтаю и молю бога — это никогда больше не встретить человека, подобного ему.

— Ты должен навестить его, Джордж, мы пойдем к нему вместе, — настаивала добрая маленькая миссис Пенникуп. — Как-никак, он целых три года был нашим приходским священником, и теперь так уезжать отсюда, знать, что все рады от него избавиться… бедняге должно быть очень неприятно, как бы он ни хорохорился.

— Ну, ладно, — согласился мистер Пенникуп, — только я не стану говорить ему того, чего на самом деле не чувствую.

— Вот и прекрасно, — смеясь, ответила жена, — лишь бы ты не говорил того, что чувствуешь. И что бы ни произошло, мы должны сдерживаться, — предупредила маленькая женщина. — Помни, это ведь в последний раз.