КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405323 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146574
Пользователей - 92117
Загрузка...

Впечатления

DXBCKT про Дрейк: Поход (Боевая фантастика)

Когда-то «давным давно...» у меня уже была эта книга — поэтому увидев ее на распродаже, я ее тут же (по случаю) приобрел... Т.к «знаменитую черную серию» я пока отложил — решил наконец-то обновить свои ранние впечатления конкретно и о данном произведении...

Берусь спорить что кому-то эта книга покажется весьма прямолинейной — мол, ну о чем тут говорить? Очередная хроника о путешествии из пункта «А» в пункт «Б», с описанием «сопутствующих приключений»... Все так... но (все же) считаю (субъективное мнение) что тут скрыты и иные: более широкие толкования...
С одной стороны — группа наемников (сплоченная целью и лидером) готова идти буквально по трупам … любого кто (вольно или невольно) встанет у них на пути. Надо убрать погранцов (мешающих маршруту) — заразим смертельной пандемией их корабль и (заодно) всю планету... Надо утихомирить «тупых аборигенов» - устроим им кастрацию (в буквальном смысле)... Надо сменить власть на одной из планет — перебьем кучу гвардии, полиции и … мирных жителей (до этой самой «кучи»). Надо... в общем вы поняли.

С другой стороны — все это делается опять же «во благо»... Есть своя мотивация и «своя правда»... да и «оппоненты» тут отнюдь не так «чисты и белы»... Значит что? Цель оправдывает средства?

Самое забавное — что (в течение всей книги) решается вопрос: а как бы героине (наследнице дома) завоевать «свое место под солнцем» (ради чего собственно и затевалось это путешествие). Однако «после благополучного финала» (и убийства кучи родственников) героиня понимает что «воспользоваться плодами победы будет как-то некомильфо»... после чего и покидает планету под чужим именем. Нет — понятно что «она показала себя» и «в будущем» уже никто не осмелиться с ней не считаться... но она (уже видимо) поняла что столь высокое место ей в принципе особо и не нужно... И да! Потом героиня конечно может вернуться... но остался неотвеченным вопрос — а ради чего собственно и был этот «сыр бор и смертоубийства? Ведь «то что действительно ей было нужно» - всегда находилось с ней))

P.S Да и совсем забыл сказать что я (лично) по прочтении книги (не прочитав я резюме самого автора) не усмотрел бы никаких «аналогий» - с «замшелой истории из жанра греческой мифологии» о аГронавтах... (тьфу ты!) о АРГОнавтах))

P.S.S Так же немного позабавило «устаревшее преставление» (в стиле Р.Бредберри) о межзвездном карабле — как о ракете гиганского размера (взлетающей с земли прямо в космос и обратно)... Хотя... хрен его знает «как оно будет» на самом деле))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Калашников: Снежок (СИ) (Фанфик)

Фанфик на даже ленивыми затоптаную тему. Меня не привлекло.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Александр Агренев

Читывал я сие творение. Поддерживаю всех коментаторов по поводу разводилова в четвертой части. Общее мое мнение на писанину таково: ГГ какой-то лубочнокартонный, сотканный весь из порядочно засаленных и затасканных штампов. Обязательное владение рукомашеством и дрыгоножеством. Буквально сочащееся презрение к окружающим персоналиям, не иначе, как кто-то заметил, личные комплексы автора дали о себе знать. В целом, все достаточно наивно, особенно по части накопления капиталов. Воровство в заграничных банках, скорей всего по мнению автора, оправдывает ГГ. Подумаешь, воровство, это ж за границей! Там можно, даже нужно. Надо заметить, что поведение нынешнего руководства россии, оставило заметный след на произведении автора. Отравление в Англии Сергея Скрипаля с дочерью и Александра Литвиненко, в реальной истории, забавно перекликается с отравлениями и убийствами различных конкурентов ГГ на западе в книге. Ничего личного, это же бизнес, не правда ли? И учителя хорошие, то есть пример для подражания достойный. Про пятую часть ничего сказать не могу. Вернее могу - не осилил. В целом, устал вычитывать буквенные транскрипции различных звуков. Это отдельная песня претендующая на выпуск отдельного приложения, ну как сноски в конце каждой книги. Всякие "р-рдаум!", "схыщ!", "грлк!" и "быдыщ!" просто достали. Резюмируя вышесказанное - прочитать один раз и забыть. И то, только первые три книги. Четвертую и пятую можно не читать.

Рейтинг: -2 ( 1 за, 3 против).
nga_rang про Штефан: История перед великой историей (СИ) (Боевая фантастика)

Кровь из глаз и вывих мозга. Это или стёб или недосмотр психиатров.

Рейтинг: -1 ( 2 за, 3 против).
Serg55 про Аист: Школа боевой магии (тетралогия) (Боевая фантастика)

осталось ощущение незаконченности. а так вполне прилично, если не считать что ГГ очень часто и много кушает...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Черный снег. Выстрел в будущее (О войне)

Пятая книга данной СИ... По прочтении данной части поймал себя на мысли — что надо бы взять перерыв... и пойти почитать пока что-нибудь другое... Не потому что данная СИ «поднадоела»... а просто что бы «со свежими силами» взяться за ее продолжение...

Как я уже говорил — пятая часть является (по сути) «частью блока» (дилогии, сезона и т.п) к предыдущей (четвертой) и фактически является ее продолжением (в части описаний событий переноса «уже целого тов.Котова — в это «негостеприимное времечко»). По крайней мере (я лично) понял что все «хроники об очередной реинкарнации» (явлении ГГ в прошлое) представленны здесь по 2-м томам (не считая самой первой по хронологии: Манзырев — 1-я «Черные Бушлаты», Леонов — 2-3 «Черная пехота» «Черная смерть», Котов — 4-5 «Черные купола», «Черный снег» ).

Самые понравившиеся мне части (субъективно) это 1-я и 3-я части. Все остальное при разных обстоятельствах и интригах в принципе «ожидаемо», однако несмотря на такую «однообразность» — желания «закрыть книгу» по неоднократному прочтению всей СИ так и не возникало. Конкретно эта часть продолжает «уже поднадоевший бег в сторону тыла», с непременным «убиВством арийских … как там в слогане нынче: они же дети»)). Прибывшие на передовую «представители главка» (дабы обеспечить доставку долгожданной «попаданческой тушки») — в очередной раз получают.... Хм... даже и не «хладный труп героя» (как в прошлых частях), а вообще ничего...

Данная часть фактически (вроде бы как) завершает сюжет повествования «всей линейки», финалом... который не очень понятен (по крайней мере для того — кто не читал «дальше»). В ходе череды побед и поражений из которых ГГ «в любой ипостаси» все таки выкручивался, на сей раз он (т.е ГГ) внезапно признан... безвести пропавшим...

Добросовестный читатель добравшийся таки до данного финала (небось) уже «рвет и мечет» и задается единственно правильным вопросом: «... и для чего я это все читал?». И хоть ГГ за все время повествования уничтожил «куеву тучу вражин» — хоть какого-то либо значимого «эффекта для будуСчего» (по сравнению с Р.И) это так и не принесло (если вообще учесть что «эти вселенные не параллельны»... Хотя опять же во 2-й части «дядя Саша» обнаружил таки заныканные «трофейные стволы» в схроне уже в будущем...?). В общем — не совсем понятно...

Домой не вернулся — это раз! Линию фронта так и не перешел — это два! С тов.Барсовой (о которой многие уже наверно (успели позабыть) так и не встретился — это три... Есть конечно еще и 4-ре и 5... (но это пожалуй будет все же главным).

Однако еще большую сумятицу в сознанье читателя привнесет … следующий том (если он его все-таки откроет))

P.S опять «ворчу по привычке» — но сам-то, сам-то... в очередной раз читаю и собираю тома «вживую»)

Рейтинг: 0 ( 2 за, 2 против).
lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Интервью с любимым (fb2)

- Интервью с любимым (а.с. Братья Хантер, братья Принс-5) (и.с. Любовный роман (Радуга)-1386) 289 Кб, 98с. (скачать fb2) - Кэрол Мортимер

Настройки текста:



Кэрол Мортимер Интервью с любимым

ГЛАВА ПЕРВАЯ


— Я почему-то ожидал увидеть мужчину, — непроизвольно вырвалось у Зака, когда он открыл дверь своего номера.

О том, что Зак должен провести неделю с репортером по имени Тайлер Вуд, ему сказал старший брат Ник в день своей свадьбы с красавицей Джинкс. Самоуверенный до надменности Ник договорился об эксклюзивном интервью, даже не спросив, хочет ли этого Зак!

И не счел нужным предупредить Зака, что Тайлер Вуд — молодая красивая женщина!

Ее глаза сразу поразили Зака. Они были такого насыщенного коричневого цвета, что показались ему бездонными озерами расплавленного шоколада.

— Не знаю, почему, — заявила она. — Разве я похожа на мужчину?

На Тайлер Вуд были зеленые армейские брюки и черная футболка, а короткие темные волосы уложены в модную прическу, состоящую из торчащих во все стороны закрепленных муссом остроконечных прядей. Все равно у Зака не было никакого сомнения в том, что перед ним женщина. Лицо как у девчонки-сорванца, с маленьким вздернутым носиком и полными губками бантиком. Широко расставленные глаза. Чарующий взгляд. Да и вся ее невысокая фигурка — примерно метр шестьдесят сантиметров — была, несомненно, женской. Брюки низко сидели на красиво очерченных бедрах, полная грудь… да, точно, без бюстгальтера… под тонкой тканью футболки…

— На мужчину вы ничуть не похожи, — сухо ответил Зак, не зная, на кого сердит больше — на брата или на эту красавицу. — А что вы американка, Ник упомянуть тоже забыл.

Землячку будет намного тяжелее держать на расстоянии, чем какого-нибудь английского писаку, которого Зак ожидал увидеть!

Тайлер Вуд пожала плечами.

— Очевидно, ваш брат немногословен. Он, похоже; человек дела.

— И что же американский репортер делает в Англии? В Штатах предостаточно газет и журналов, так зачем же пересекать Атлантику?

Тайлер Вуд помолчала, не отводя глаз от Зака.

— Американский репортер делает в Англии то же, что и американский актер… работает. Как вы полагаете, мне уже можно войти?

В ее голосе прозвучала насмешка. Конечно, Зак не мог все утро держать Тайлер в коридоре отеля, но его смущало, что репортер оказался эффектной молодой американкой, которая будет ходить за ним по пятам!

Когда Зак согласился дать интервью, то рассчитывал, что вместе с репортером будет развлекаться в Лондоне целую неделю. А потом они расстанутся, довольные друг другом.

Теперь же оказалось, что Тайлер Вуд — женщина, и о развлечениях нужно забыть… Зак глубоко вздохнул.

— Что ж, входите, — не очень любезно пригласил он.

Когда Тайлер проходила мимо него, он почувствовал едва уловимый аромат ее духов и отметил, что она не достает ему до подбородка.

Она повернулась, взглянула на него из-под своих неправдоподобно длинных темных ресниц и лукаво улыбнулась.

Зак почувствовал раздражение… потому что, хотя всегда и был в хороших отношениях с прессой, эти отношения строились на его условиях. И, конечно, никогда прежде его не влекло к репортеру. Как, черт возьми, он сможет целую неделю держать такую красивую женщину на расстоянии?

Она наклонила голову набок, внимательно глядя на него.

— Должна сказать, что считала вас приветливым и обаятельным.

Таким Зак и хотел выглядеть — в газетах. Но быть таким с Тайлер Вуд ему трудно с самого начала, а будет все труднее и труднее….

Он сделал неуклюжую попытку оправдаться:

— Сейчас девять утра, а лег я в четыре. Как же я могу быть приветливым и обаятельным?

— Простите, мистер Принс. Я не хотела обидеть вас.

Зак с подозрением посмотрел на нее, понимая, каким должен казаться ей. Вчера он был на свадебном приеме в честь Ника и Джинкс и, вероятно, выпил слишком много. Он и выполз-то из кровати всего за пять минут до прихода Тайлер, успел натянуть черные брюки и белую шелковую рубашку, в которых был на приеме, провел пятерней по взъерошенным длинным волосам. А вот побриться он не успел.

— К сожалению, — заметил он, — мой возраст уже дает себя знать. Раньше я был бодрым и готовым к работе после любой вечеринки. Но это не надо записывать, — быстро добавил он, увидев, что она достает блокнот и карандаш из глубокого кармана брюк.

Ее глаза потемнели от разочарования, и она убрала блокнот.

— И сколько же вам лет?»

— Тридцать шесть. А вам?

— Двадцать шесть, — без колебания ответила Тайлер.

— В вашем возрасте можно веселиться всю ночь, а утром работать как ни в чем не бывало. Она засмеялась.

— Я никогда этого не могла! Зак пожал плечами.

— Тогда, возможно, мои дела не так уж плохи.

— Возможно, — согласилась она. — Мистер Принс…

— Зак, — поправил он. — Мистер Принс — это мой старший брат Ник.

— Я хотела спросить, мистер… — Она запнулась под его недовольным взглядом. — Зак, может быть, вы считаете, что ваш брат и я вынудили вас дать это интервью?

— Считаю, что вынудили? — отозвался он эхом. — Знаете, мисс…

— Тайлер.

— Тайлер. — Он кивнул. — Я уверен, что вы с Ником вынудили меня. Кстати, что это за интервью? Для какой газеты? — уточнил он, поскольку она смотрела на него безучастно. — Я убежден, что газету, в которой была напечатана та ваша статья о Джинкс, не заинтересует мое интервью.

Ему показалось или действительно ее огромные глаза стали холодными? Хотя он не был бы удивлен, если бы она чувствовала смущение из-за работы в одном из самых грязных бульварных листков!

Но Тайлер одарила его еще одной из своих ослепительных улыбок.

— Вы правы, мистер Пр… Зак. Но у «Светских новостей» есть воскресное приложение.

— И вы напечатаете интервью в этом приложении?

Она повернулась и посмотрела в окно на лондонский пейзаж.

— Великолепный вид, вы не находите?

— Великолепный, — сухо согласился Зак. — Тайлер, у меня такое чувство, что вы… — Он замолк, услышав стук в дверь.

— Это мой фотограф, — успокоила Зака Тайлер Вуд, так как он нахмурился, глядя на дверь.

— Нет, — твердо сказал Зак.

— О, я уверена, что это он, — сказала она, поглядев на тяжелые часы, украшающие ее гибкое запястье. — Я попросила Перри подойти сюда к девяти пятнадцати.

— Я не спорю с вашим предположением о том, кто сейчас находится за дверью, — четко сказал Зак. — А заявляю, что не согласен с тем, что фотограф целую неделю будет кружиться вокруг меня и каждую секунду совать камеру мне в лицо.

— Но мне нужны фотографии…

— И они у вас будут. Потом. Когда я захочу.

Казалось, Тайлер хотела поспорить, но, взглянув ему в лицо, поняла, что такой спор был бы пустой тратой времени.

— Хорошо, — согласилась она. — Я выйду и скажу об этом Перри, а затем мы сможем продолжить…

— Я ложусь в кровать, Тайлер, — перебил ее Зак, — и если вы хотите продолжить там, то я не возражаю.

Он смотрел на нее с вызовом. Уж очень ему не хотелось, чтобы эта женщина была его тенью в течение целой недели.

Если бы он так не любил и не уважал своего старшего брата, то просто сказал бы Тайлер, что она может убираться к черту!

Может быть, еще не поздно это сделать…

Тайлер, прищурившись, посмотрела на него.

— Мне кажется, вам нравится играть со мной, Зак, — наконец сказала она.

— При других обстоятельствах, конечно, поиграл бы с удовольствием, — усмехнулся он. — Но сегодня? Сейчас? Когда фотограф стоит за дверью? Нет уж, я хочу вернуться в кровать. Без вас, — добавил он твердо.

— Конечно. — Она решительно направилась к двери. — Возможно, мы сможем сегодня встретиться снова? Без фотографа.

— Возможно, — согласился Зак. — Только, хм, обязательно позвоните перед вашим приходом, — насмешливо добавил он. — Не хотелось бы ранить ваши чувства тем, что вы найдете меня здесь с кем-нибудь.

Тайлер Вуд помолчала, уже взявшись за ручку двери.

— На самом деле мои чувства не столь ранимы, Зак. Но было приятной неожиданностью найти вас здесь утром одного.

Он с трудом удержался, чтобы не рассмеяться, а она помедлила еще немного.

— Скажите, когда вы работали с Джоном Деваро в прошлом году…

— О, только не говорите мне, что вы поклонница Джона Деваро! — простонал Зак. — Да, он в жизни так же красив, как и на экране. Да, он очень забавный парень. Да…

— Я только хотела спросить, что вы чувствовали, когда его имя в титрах оказалось перед вашим, — сухо перебила Тайлер.

Зак был озадачен неожиданностью нападения… если это, конечно, было нападением.

— Мы с ним обсудили это и решили, что имена актеров должны быть даны в алфавитном порядке.

— О, — кивнула она. — Тогда до свидания!

Улыбнувшись, Тайлер ушла.

Возможно, в Тайлер Вуд было нечто большее, чем шоколадные глаза и ошеломляющая улыбка? Возможно, Зак недооценил ее — американку, пытавшуюся найти свое место в чужой для нее стране, да еще в области, где в основном работали мужчины?

И как ему дальше вести себя с ней?

Поскольку она раздражала его, не прилагая к этому никаких усилий, он мог бы оставаться неприветливым и недружелюбным. Но был и другой вариант. Он мог бы признаться себе, что находит ее привлекательной, очаровать ее и завлечь в свою кровать.

Что и говорить, выбор невелик.


ГЛАВА ВТОРАЯ

— Высокомерный ублюдок! — выругался Перри, когда они шли к выходу.

Тайлер не могла винить его за то, что он так разозлился на Зака. Тайлер и Перри работали вместе уже полгода, и ничего подобного раньше не случалось.

— Не беспокойся, — заверила она Перри, когда они вышли на залитую солнцем улицу. — Я уверена, что ты, как обычно, справишься сам, без его разрешения.

— Еще бы, — самодовольно признал Перри. — Хотя я предпочел бы сидеть с вами, а не ползать в кустах.

Тайлер давно поняла, что Перри хочет превратить их дружеские отношения в нечто большее. Он, несомненно, был красивым парнем. Его довольно длинные темные волосы и теплые синие глаза вызывали у нее симпатию. Но она относилась к нему как к брату — к его великому огорчению.

Она была слишком честной, чтобы связать себя с другим человеком, не рассказав о себе всего. Но никто не должен знать, кто она на самом деле. Тайлер Вуд работала младшим репортером и хотела, чтобы ничего другого о ней не было известно.

— Ты должна быть осторожна с Заком Принсом. Я слышал, он не может не попытаться затащить женщину в постель через пять минут после знакомства!

Тайлер состроила гримаску.

— Судя по его утреннему настроению, не думаю, что это ему всегда удается!

Почти весь день Зак бездельничал. До обеда он хорошо выспался, а остаток дня провел в удобном просторном кресле, одетый в любимые рваные джинсы и свободную черную футболку. Поэтому вечером он был в хорошем настроении, когда присоединился к Тайлер в баре отеля.

— Видите ли, Зак, я хорошо знаю, чем рассердила вашего брата так сильно, что он устроил нашу первую встречу рано утром… из-за чего вы были не в духе. Но вы-то в чем перед ним виноваты?

— Вы очень проницательны, Тайлер. Ник… — Зак пожал плечами, — кто его знает? Может, он считает это хорошей шуткой?

— Ха-ха. — Тайлер состроила гримаску.

Зак усмехнулся.

И Тайлер поняла, за что этот мужчина получил три «Оскара». Его улыбка была гипнотизирующей. Да и внешность его не могла оставить женщину равнодушной. Длинные темные волосы. Красивые серые глаза. Мужественный, будто высеченный из камня, контур скул. Широкие плечи…

Тайлер казалось, что он совершенно безучастен к женскому вниманию. Женщины, находящиеся в баре, не могли отвести от него глаз. И Тайлер с отвращением отметила, что все они готовы броситься в его объятия.

Стоп, Тайлер, притормози! — прервала она себя. Нечего думать об его объятиях! На нее его чары не должны действовать! Ей следует искать в его жизни что-нибудь интересное для газеты.

Конечно, ходили слухи о его романах с замужними женщинами, а также о том, что своим успехом кинокомпания «Принс-Муви» обязана мафии… но это-то, очевидно, абсурдно?! Любой успех вызывает слухи, а Тайлер хотела добраться до правды.

— Все равно я прошу прощения за утреннее недоразумение и предлагаю двигаться дальше.

— И к чему мы будем двигаться? — поддразнил он.

— К вашей биографии, — поспешила она пояснить, осознав двусмысленность своего предложения. — Где вы родились, какая у вас семья, над чем вы работаете, ну и тому подобное.

— Послушайте, Тайлер, мне не хотелось бы учить вас работать, но это уже всем известно.

Конечно, он прав. Режиссер Ник, актер Зак, сценарист Рик и их младшая сестра Стейзи были детьми легендарного актера Дамиана Принса, который пленял зрителей более тридцати лет.

В юности Зак попадал из неприятности в неприятность, затем бросил школу, стал актером, как его отец, и создал себе репутацию очаровательного озорника.

— Вы правы, — кивнула Тайлер. — А какие у вас планы на эту неделю?

— Планы? — переспросил он.

Она читала интервью, которое Зак дал одному из репортеров, освещавших жизнь знаменитостей, и знала, что Зак обычно легко и охотно отвечал на вопросы.

Но не так было сейчас…

Неужели он подозревает, что это интервью не такое честное, как она пытается показать?

— Я хотела бы узнать, почему вы сейчас в Англии, ведь вы живете в Штатах.

Она улыбнулась, не желая дать ему понять, что ее беспокоит его нежелание говорить с ней.

— Приехал на свадьбу брата, которая состоялась в этот уикенд.

— А почему вы еще здесь? Сомневаюсь, что вы задержались из-за этого интервью!

— Вы правильно сомневаетесь, — согласился Зак. — Премьера фильма «Великолепный стрелок» состоится в субботу, и я должен там быть.

Опять сморозила глупость, призналась себе Тайлер. Конечно, она знала о премьере. Знала. Но забыла.

Потому что слишком хочет докопаться до истины? Вероятно. Ей нужно что-то исключительное… что-то такое, о чем никто не писал. И она убеждена, что это интервью с Заком может дать ей то, что она ищет.

— Простите, Зак. Я…

— Тайлер, я предлагаю вам больше не тратить попусту мое время. Сейчас вы уйдете, изучите весь этот материал, а затем мы продолжим.

Она заслужила это. Но все равно ему не следовало бы говорить так. Куда делось легендарное очарование Зака Принса!

Но Тайлер чувствовала, что этот мужчина что-то скрывает. И она выяснит, что!

— В этом нет необходимости, мистер Принс. Я знаю о премьере в субботу, а просто хотела спросить, в настоящее время вы работаете в Англии над чем-нибудь еще?

Она выдержала его долгий насмешливый взгляд.

В ее глазах он видел упорство и гнев. Но это его не удивило. Он ничем не облегчил ей жизнь и не обязан это делать.

Да, раньше он шел репортерам навстречу, но почему он должен так же относиться к Тайлер Вуд? Он и сам не понимал, почему считал ее непохожей на других. Это раздражало его, и поэтому в нем нарастала враждебность к Тайлер.

— Завтра я встречаюсь с режиссером, чтобы обсудить начало съемок. — Зак увидел, как загорелись ее глаза. — Нет, вы не можете присутствовать.

— Мое соглашение с вашим братом предусматривает, что я буду с вами в течение недели… — Она запнулась, когда он сардонически поднял бровь. — Не в этом смысле, мистер Принс.

— У вас соглашение с моим братом, а не со мной. Поэтому вас не будет на этой встрече.

Она открыла рот, будто желая что-то сказать, но промолчала.

— Скажите мне еще раз, мисс Вуд, для какого журнала это интервью?

— Обычное воскресное приложение к газете, — резко ответила она.

Показалось ему или в ее глазах опять промелькнуло опасение?

— Обычное, — повторил он тихо.

У него снова возникло ощущение, что Тайлер Вуд что-то скрывает, но это плохо ей удается. Видно, врать она не умеет совсем!

Она с вызовом подняла подбородок.

— Я думала, что я беру интервью у вас, Зак, а не вы у меня!

— Мне просто хочется больше узнать о женщине, которая будет рядом со мной целую неделю. В конце концов, — добавил он, — многие будут полагать, что вы — моя последняя пассия.

— Последняя в очень длинном… — Она поморщилась от испуга, когда поняла, что сказала. — Я не должна была так говорить. Просто это…

— Просто это правда? — язвительно заметил он.

— Нет! Я хочу сказать… ну ладно, да, это правда. Но я все равно не должна была так говорить.

— Не должны были, — сухо согласился Зак. — Но это, вероятно, самое честное из всего, что вы сказали за весь вечер!

— Понятия не имею, о чем вы говорите, мистер Принс. Вы хотите сказать, что я вас обманываю?

Заку показалось, что ее руки задрожали. Он не мог быть уверен в этом, поскольку она быстро сжала их.

— Не у вас одной есть связи, Тайлер, — добавил он и увидел, что она побледнела. — Днем я позвонил кое-кому, чтобы разузнать о вас.

— О, да? — живо откликнулась она. — И что же вы узнали?

Зак все больше убеждался, что она что-то скрывает.

— Пока немного. Журналисты не любят рассказывать о коллегах. Однако я узнал, что вас считают хорошим репортером, только излишне эмоциональным. — Он помолчал. — Кроме того, несколько недель назад у вас был бурный спор с вашим редактором, и он пригрозил вас уволить.

Ее глаза стали огромными, но она выдержала его взгляд.

— Да, но ведь он этого не сделал, раз я все еще работаю.

— Очевидно, не сделал. Но интересно, о чем вы спорили?

— Знаете, это не ваше дело. Он пожал плечами.

— Я вот подумал, может ли этот спор иметь отношение к вашему соглашению с моим братом?

— Конечно, нет. Не лучше ли оставить эту тему и поговорить о вас? Он подался вперед.

— Я буду спрашивать, пока не узнаю правду о вас, Тайлер, — предупредил он.

Тайлер резко захлопнула блокнот и спрятала его в один из многочисленных карманов своих армейских брюк.

— До сих пор я верила всему, что о вас писали и говорили. Что вы очаровательны, что с вами легко общаться, что вы даже любезны! — Она фыркнула. — А вы оказались грубым, необщительным и ни капельки нелюбезным!

Зак протянул руку через стол и легко сжал ее руку, когда она попыталась встать.

— Об этом вы и намереваетесь написать?

Он специально сделал все, чтобы показаться неприятным. Но он привык, что нравится людям, и ему стало не по себе.

А ощущение того, какая нежная, мягкая и шелковистая у Тайлер рука, заставило его подумать, все ли ее тело такое же чувственное и теплое.

— Расслабьтесь, Тайлер, — мягко сказал он. — Мы еще не закончили.

Она холодно взглянула на него.

— Вы хотите, чтобы я осталась с вами, а вы будете и дальше оскорблять меня? Он улыбнулся.

— Я израсходовал все оскорбления, но если вы уделите мне еще несколько минут… Кроме того, мы привлекаем внимание.

Он оглядел бар, где многие, в том числе и мужчины, открыто разглядывали их.

— Вы привлекаете внимание, — поправила она напряженным голосом, откидываясь назад и освобождаясь от его руки.

Зак заметил, как она провела пальцами другой руки по тому месту, где он держал ее. Колец у нее не было. Руки были длинные и худые, с изящными пальцами. Ему захотелось, чтобы эти пальчики ласково скользили по его обнаженной груди, по спине…

— Мы говорили о вашем споре с редактором, — напомнил он, сердясь на себя за то, что позволил таким мыслям появиться в своей голове. Она же репортер!

— Вы, возможно, и говорили, а я — нет.

— О чем же тогда мы будем говорить? — поддразнил он. — О том как вы неразлучны с вашим фотографом, красавчиком Перри Морганом? А может быть, мы пойдем куда-нибудь, Тайлер?

Она начала вставать, но внезапно побледнела и упала в кресло. Ее глаза закрылись, и дыхание стало поверхностным.

— Что случилось? — Зак опустился перед ней на колени. — Тайлер! — Он потряс ее за плечо. — Тайлер, скажите же что-нибудь, черт возьми!

Она нашла силы приоткрыть один глаз.

— Уйдите, — слабо прошептала она.

Он не подчинился, поднял ее, — и оказалось, что она почти ничего не весит!

Не обращая внимания на любопытные взгляды, Зак нес ее на руках. Она открыла глаза и попыталась освободиться.

— Что вы делаете? — запротестовала Тайлер.

— Мне кажется, это очевидно! Зак вошел в лифт.

— Да, но… куда вы меня несете?

— К себе в номер, — сообщил он. — И прекратите вырываться.

Пока он не поймет, что с ней, она никуда не уйдет!

В номере Зак уложил Тайлер на диван.

— Не двигайтесь, — приказал он, подошел к мини-бару и стал выбирать, из какой бутылки налить ей.

Она попыталась встать, но не смогла.

Зак видел, что она закрыла глаза и побледнела еще сильнее. Он не мог решить, действительно ли

она больна или изощренно притворяется, чтобы продолжить интервью.

Женщины, бывало, устраивали что-нибудь экстравагантное, чтобы попасть в его номер, хотя с интервью это никогда не было связано!

Но если Тайлер Вуд притворяется, то узнает, каким нелюбезным он может быть!





ГЛАВА ТРЕТЬЯ


— Что вы делаете! — Тайлер едва не поперхнулась, когда Зак поднял ее голову и что-то влил ей в рот. Пламенная жидкость обожгла горло. — О, нет! — запротестовала она, отчаянно пытаясь отодвинуть его руку, но он налил ей полный рот жидкости омерзительного вкуса. — Что это было? — простонала она, когда он опять положил ее на диван.

— Бренди, — с удовлетворением сказал он. — Теперь…

— Теперь мне будет по-настоящему плохо, — перебила она. — Тем более на пустой желудок.

На очень пустой желудок, потому что за день она не съела ничего, кроме одного-единственного тоста, проглоченного на завтрак.

Когда она переехала в Лондон, то была огорчена тем, как все здесь дорого. Работа младшего репортера не приносила больших денег. И чтобы жить на зарплату — а когда она ушла из своего роскошного дома в Нью-Йорке, то поклялась своей семье, что проживет самостоятельно, — она должна была экономить на всем. Даже на еде.

Хлеб, молоко и злаки были дешевыми и к тому же весьма питательными. Изредка Тайлер ради удовольствия съедала там бургер.

— На пустой желудок? — переспросил Зак. — Но сейчас девять часов вечера. Почему же вы не пообедали?

Потому что обед был недопустимой роскошью. Как и ужин. Хотя никакая еда не уменьшила бы того действия бренди, которое проявится с секунды на секунду.

— У меня аллергия. — Она не стала отвечать на его вопросы, пытаясь встать. — И если в течение десяти секунд вы не отведете меня в ванную, я испорчу весь ваш дорогой ковер!

— Аллергия? — повторил Зак Принс с угрюмым видом, даже не пытаясь подойти и помочь ей. — Какая аллергия?

Она свесила голову с дивана, и случилось то, о чем она предупредила.

Еще в колледже на вечеринках она неожиданно для самой себя обнаружила, что алкоголь в любом виде вызывает у нее такую реакцию. Пришлось совсем отказаться от спиртного. И надо же было Заку насильно влить ей бренди!

— Какая аллергия? — снова спросил Зак, вернувшись из ванной с несколькими полотенцами. Одно он вручил Тайлер, а остальные бросил на ковер.

— На алкоголь.

Едва она успела ответить, как все повторилось.

Правда, это не могло продолжаться долго, потому что в желудке больше ничего не осталось.

Самое плохое, призналась себе Тайлер, истощенная и опустошенная, что это случилось именно в присутствии Зака Принса. Конечно, он виноват в том, что дал ей бренди, но от этой мысли легче не становилось!

— Черт побери, вы ведь выпили всего пару глотков! — удивился он, помогая ей дойти до ванной, чтобы умыться и почистить зубы. Потом опять отвел ее на диван.

— Количество не имеет значения, — объяснила Тайлер.

Сон был бы для нее сейчас лучшим лекарством, хотя у нее было не слишком много шансов самостоятельно добраться до своей квартиры…

Когда она проснулась, было темно. Очень темно. И очень тихо. Но было слышно, как кто-то дышит.

Тайлер задержала дыхание.

Звуки не прекратились.

Где же она?

Точнее, кто это дышит рядом с ней?

Она села, вздрогнув и застонав, так как почувствовала стреляющую боль в голове.

— Вам лучше?

Возле себя Тайлер ощутила какое-то шевеление, а потом быстро закрыла глаза, когда зажегся свет. Он был таким ярким, что боль в голове стала сильнее. Но голос она сразу узнала!

— Тайлер, как вы себя чувствуете? — с беспокойством повторил Зак.

Что она делает в кровати рядом с Заком Принсом? Как она попала сюда? Она помнила, что ей было ужасно плохо, потом она решила, что надо бы поспать, а затем… ничего.

— Тайлер, откройте глаза и поговорите со мной, — приказал Зак Принс, схватив ее за руки и встряхнув.

— Если вы не прекратите трясти, то у меня отвалится голова!

Зак немедленно перестал трясти ее, и она мягко опустила голову на подушку.

— Сдается мне, что у вас похмелье. — Казалось, он удивлен. — Вы вчера не пили до того, как встретились со мной?

Ее глаза распахнулись, и, несмотря на боль в голове, она с негодованием впилась в него взглядом.

— Я сказала вам, что у меня аллергия на алкоголь! Один глоток — и я ужасно больна.

— Это точно! — усмехнулся он, приподнявшись на локте, чтобы посмотреть на нее. — Я никогда никого не видел в таком плохом состоянии. А потом вы потеряли сознание, — добавил он.

— Я заснула, — объяснила она и вздрогнула от собственного голоса, показавшегося ей страшно громким. — Я заснула, — хрипло повторила она, внезапно осознав, где и с кем находится. — Который час?

Она немного повернула голову, с трудом пытаясь сосредоточиться на светящихся цифрах часов, стоящих на ночном столике.

Ночной столик! Она действительно лежит с Заком на кровати, на огромной двуспальной кровати! Заметив, что они оба полностью одеты, она почувствовала облегчение.

Зак посмотрел на часы.

— Начало двенадцатого, — сообщил он.

— О, не так уж и плохо! — Она вздохнула с облегчением. — Я спала всего около часа…

— Начало двенадцатого утра, — улыбнулся Зак.

— Не может быть! — возразила она, изо всех сил пытаясь сесть, но затем упала, когда поняла, как близко к ней находится Зак. — Если сейчас утро, то почему так темно?

Он пожал плечами.

— Я всегда останавливаюсь в этом номере. Когда я работаю, то никогда не знаю, когда доберусь до кровати. А здесь занавески такие плотные, что совершенно не пропускают дневного света.

Тайлер смотрела на него широко раскрытыми от ужаса глазами. Она была в шоке. Одиннадцать часов утра! Значит, она провела здесь всю ночь!

Зак рассмеялся.

— Ну, это не обычная реакция, которую я вижу у женщины после того, как провожу с ней ночь в постели!

Тайлер почувствовала, что ее лицо побледнело еще больше, а губы онемели.

— Мы… мы не провели ночь в постели, — наконец пробормотала она, заикаясь.

— Разве нет?

Он многозначительно огляделся.

Нельзя было отрицать ни того, что они находятся в спальне, ни того, что лежат на кровати, но они, конечно, не… они не…

Она изучала лицо Зака, пытаясь уловить какие-нибудь признаки того, что произошло здесь вчера вечером, но не видела в его лице ничего, кроме насмешки.

— Вы знаете, Тайлер… — Зак протянул руку и убрал короткую прядь волос с ее брови. Его пальцы оставляли огненный след там, где касались ее кожи. — Я считаю чрезвычайно оскорбительным, что вы вообразили, будто я мог бы воспользоваться тем, что женщина больна! Но двенадцать часов спустя… — он скрипнул зубами, наклонил голову и припал к ее губам.

Тайлер таяла. Просто таяла. Ее губы раскрылись, она ответила на его поцелуй, и ее руки опустились на его шелковистые волосы.

Рот Зака стал нежным. Он пробовал на вкус и нежно покусывал ее губы, которые начало покалывать. А потом сладостная истома разлилась по всему ее телу, и она почувствовала, будто ее охватило пламя, когда он внезапно углубил поцелуй.

Она выгнулась, чтобы прижаться грудью к его твердой мускулистой груди. Просунув руки под его футболку, она начала нежно ласкать его кожу, а затем слегка провела по ней ногтями…

— Обслуживание номеров! — громкий стук в дверь сопровождал зычный голос.

Зак, чьи пальцы только что начали ласкать щедрые обнаженные груди Тайлер под ее топом, отпрянул от нее, как ужаленный.

— Проклятье, проклятье, проклятье! — пробормотал он. — Я забыл повесить табличку «Не беспокоить»!

Он нахмурился, опустил длинные ноги с кровати и встал, чтобы подойти к двери. Тайлер пребывала в шоке. Зак Принс, звезда экрана, только что по-настоящему поцеловал ее! Только сейчас Тайлер узнала, что чувствует женщина, когда мужчина целует ее по-настоящему!

Это был не лучший поступок в его жизни, думал Зак, выпроваживая горничную. Прежде всего, Тайлер была репортером, а у репортеров, по его опыту, в жизни только одна цель — найти повод для сплетни.

И вот у нее есть повод, да еще какой!

А ему надо сделать шаг назад… нет, лучше несколько шагов. Он застонал про себя, вспомнив упругую грудь Тайлер. Эта женщина пленительна — у нее такая бархатная кожа, такие мягкие и отзывчивые губы…

Ну, так они и должны быть отзывчивыми, подумал он, испытывая отвращение к себе. Теперь она сможет опубликовать историю того, как он соблазнил ее во время интервью, — да ничего лучшего ей и желать нельзя!

— Если вы сейчас надеетесь на второй дубль, боюсь, вы будете разочарованы! — Он стиснул зубы и подошел к Тайлер, все еще раскинувшейся на кровати. — Примерно через час я должен быть на завтраке с режиссером, о котором уже говорил вам, — добавил он, посмотрев на часы. — Но, возможно, мы можем продолжить это позже?

Ему пришлось применить все свое актерское мастерство, чтобы эти слова прозвучали оскорбительно.

Краска залила щеки Тайлер. Она села и отвернулась, чтобы он этого не заметил.

— Где моя обувь? — спросила она, озираясь по сторонам.

— Ваши сапоги в другой комнате, — сказал Зак.

Он не мог забыть своего изумления, когда хотел снять с нее туфли и обнаружил, что на ней желтые армейские сапоги, предназначенные для пустыни. — Скажите, Тайлер, вы носите военную одежду, чтобы скрыть маленький рост и другие недостатки вашей фигуры?

Она резко встала и нахмурилась.

— А что, актеров специально учат грубости или у вас это получается естественно?

— Я никогда не думал об этом. — Грубость не была чертой его характера, но почему-то проявлялась в отношении Тайлер Вуд. — Хм… возможно, вам надо принять душ, прежде чем вы уйдете.

— Нет, спасибо, — твердо ответила она, садясь на пол, чтобы натянуть сапоги, и сморщила нос, потому что вчера вечером он не смог как следует отчистить ковер.

— Не волнуйтесь, — заверил Зак. — Я позову уборщицу и попрошу ее вымыть ковер, пока меня не будет.

Ну зачем он напоминает ей о том, что случилось накануне вечером!

— Знаете, если бы в вас было хоть что-то от джентльмена, вы бы не стали спать со мной в одной кровати!

— А здесь только одна кровать и есть, — возразил Зак, прислонившись к двери и скрестив руки на груди.

— Тогда вам следовало лечь на диване в гостиной!

— Так уж случилось, что это моя кровать. — Да, но… для меня было бы гораздо лучше, если бы вы оставили меня на диване.

— О, вот этого мне никак нельзя было сделать, — с насмешкой проговорил он. — Что, если бы вас снова стошнило? И вы задохнулись бы в своей…

— Пожалуйста, не говорите больше об этом! — завопила Тайлер, собирая со стола вещи, которые Зак вынул вечером из ее карманов.

— Я настоятельно советую вам воспользоваться ванной комнатой, Тайлер, — повторил Зак, оглядев ее.

— Не нужна мне ваша ванная… о, нет! — застонала она, увидев в зеркале, что похожа на разъяренного дикобраза. — Вы могли бы сказать мне! — прорычала она, когда проходила мимо него в ванную.

— Мне кажется, что я только что это сделал! — заорал он, пытаясь перекричать звуки льющейся воды. Когда Тайлер вернулась, ее волосы были влажными и остроконечные пряди торчали во все стороны. Зак улыбнулся. — Не намного лучше, чем было.

— Вы… — Тайлер глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. — Несколько минут назад не было заметно, что моя внешность отпугивает вас!

— Конечно, ведь одна женщина, но уже в кровати, лучше, чем две, которых еще предстоит найти и уговорить.

Ее глаза яростно вспыхнули.

— Никогда бы не подумала, что вы в таком отчаянном положении!

Улыбка Зака стала шире от ее попытки оскорбить его. То, что вчера она выглядела не лучшим образом, должно бы отбить ей охоту писать об этом. Должно бы…

— Уверен, вам станет легче, если я скажу, что ни капли не отчаиваюсь. Но сейчас извините меня, я должен принять душ и переодеться.

— Я… да, конечно. Мы сможем встретиться сегодня? — с беспокойством спросила она.

— Да.

Неожиданно для себя самого он подумал, а живы ли ее родители? Есть ли у нее братья и сестры? Где она училась в школе? Есть ли у нее сейчас мужчина?

Зак был вынужден терпеть Тайлер Вуд в течение недели, но не имел намерения потом хоть раз встретиться с ней. Так какое ему до нее дело?

Он вздохнул.

— Вечером я приглашен на вечеринку, можете пойти со мной.

— Если вы считаете, что я не буду вам помехой…

— Вы и так уже стали мне помехой.

— Но, наверное, у вас есть кто-то…

— Есть или нет, в любом случае вы никогда ее не увидите! — резко перебил Зак.

— Если вы так реагируете на то, что я здесь, почему вы согласились на это интервью? О, так вы и не соглашались, — с содроганием догадалась она.

— Вы так хорошо знаете, чего я не делал. В голосе Зака слышалась ирония.

— Сначала я думала, что ваше нежелание… сотрудничать со мной вызвано тем, что я не мужчина, которому вы согласились дать интервью. Но теперь я понимаю, что дело в другом.

— Совсем в другом, — мрачно подтвердил он. — Хотя остается фактом, что соглашение достигнуто, а с моего согласия или нет, значения уже не имеет.

Поэтому я предлагаю вам прийти сюда к восьми часам. Я хочу быть уверен, что на вечеринку вы пойдете, предварительно поужинав. Будет катастрофой, если вы опять упадете в обморок! Ее лицо вспыхнуло, а глаза сверкнули.

— Я способна сама накормить себя, спасибо…

— Неужели? Почему-то я этого не заметил.

— Я объяснила вам, что причина в бренди. А то, что я вчера не обедала, не имеет к этому никакого отношения!

Он прищурился, глядя на ее немного впалые щеки, потом перевел взгляд на руки. Запястья были изящными и тонкими, и казалось, могут сломаться, если на них немного надавить. Тайлер Вуд была слишком хрупкой!

— Тайлер, я дал вам бренди, потому что вы упали в обморок, и я уверен, что это был голодный обморок. Да, кстати, вы мне так и не ответили, почему вчера не пообедали.

— Не успела.

Она избегала его взгляда, и Зак ей не поверил. У нее было достаточно времени после их утренней встречи. Но, может быть, вчера она ждала, что он пригласит ее на обед? Тогда понятно, почему ей так неловко сейчас…

— Только оденьтесь как подобает, Тайлер. И если вы не придете вовремя, я уеду без вас.

Она закусила нижнюю губу и взглянула на него так, будто хотела объяснить, что он может сделать и со своим обедом, и со своей вечеринкой, — но сдержалась ради интервью.

А Зак испытал нечто похожее на угрызения совести. Было, наверное, несправедливо пользоваться тем, что Тайлер так нужно это интервью. Но сейчас, ошеломленный страстным поцелуем, он плохо соображал, что справедливо, а что нет!

Хуже того, у него появилась уверенность, что смятение его чувств будет только возрастать, пока Тайлер Вуд находится рядом с ним…





ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ



— Где ты была всю ночь? Хотя, наверное, можно и не спрашивать?

Перри мрачно смотрел на Тайлер, вставая со ступеньки.

Тайлер немного запыхалась, поднимаясь по лестнице. Ей было очень плохо вчера вечером, да и сейчас она неважно себя чувствовала. К тому же поездка в жаркой и тесной лондонской подземке не улучшила ее состояния. И сейчас ей меньше всего нужны вопросы о прошедшей ночи!

— Привет, Перри.

Она вставила ключ в замок и открыла дверь, сразу же почувствовав себя спокойнее в небогатой обстановке своей гостиной — старая мебель, немного продавленный диван, книги, лежащие везде, где только можно. Но это был ее собственный маленький мир.

Мир, в котором она предпочла бы сейчас побыть одна, чтобы спокойно зализать раны, полученные в стычке с Заком. Но Перри проследовал за ней в квартиру.

— Тайлер, я задал тебе вопрос…

— Перри, — резко ответила она, и одного ее холодного взгляда оказалось достаточно, чтобы заставить его замолчать. — Как ты видишь, я только что пришла. Ты не думаешь, что мы могли бы отложить разговор, пока я не приму душ и не переоденусь?

Она ничего не обязана объяснять Перри. Их отношения всегда оставались исключительно рабочими. Но босс и ему тоже задал взбучку и пригрозил уволить, если у них с Тайлер не будет сенсационного материала о Заке Принсе, в том числе фотографий. Теперь Тайлер чувствовала себя виноватой перед Перри.

— Прекрасно, я посижу и подожду. — Он опустился на продавленный диван. — Тайлер, ты, конечно, знаешь, что Зак Принс…

— Не сейчас, Перри, — перебила она, не в силах обсуждать Зака. — Налей себе кофе. — Она прошла в спальню. — Я скоро вернусь.

— А я никуда не спешу.

Тайлер вздохнула с облегчением, очутившись в своем убежище. Здесь она наконец-то смогла расслабиться после того, что произошло сегодня утром, когда, проснувшись, она обнаружила Зака рядом с собой.

Этого воспоминания оказалось достаточно, чтобы она без сил упала на кровать.

Но еще больше тревожило ее то, как Зак Принс поцеловал ее.

И как она поцеловала его в ответ…

Если бы горничная не помешала, то… Неужели бы они занялись любовью?

Тайлер застонала от ненависти к себе. Как она могла так вести себя с Заком? С самого начала он дал ей понять, что не очень-то уважает ее как репортера. А теперь, вероятно, презирает ее как женщину.

— Тайлер? — Перри постучал в дверь спальни. — У тебя все нормально? Почему ты еще не в душе?

— Все замечательно, — резко ответила она. — Но мне нужно время.

— Я буду здесь, Тайлер, — с раздражением ответил Перри.

Она устало поднялась с кровати, захватила свежую одежду и прошла в душ.

Но и полчаса спустя она чувствовала себя ненамного лучше, хотя приняла душ, вымыла голову, уложила волосы с помощью мусса и облачилась в чистую белую футболку и вылинявшие джинсы. Все это было жалкими попытками поднять дух перед встречей с Заком — вечером он будет еще более неприветлив.

А в гостиной сидит раздраженный Перри!

— Кофе? — предложила она, когда вышла из спальни и увидела, что он так и не налил его себе.

— Нет, спасибо, — кратко отказался он, вставая. — Я, кажется, не преувеличил, что Зак Принс не может пробыть наедине с женщиной к течение пяти минут, не пытаясь затащить ее в свою кровать? Только с тобой это, кажется, не заняло и пяти минут! — Он с презрением посмотрел на нее.

Тайлер чувствовала, что бледнеет.

— Перри, у тебя нет никакого права…

— Никакого права! Тайлер, я вчера простоял возле отеля больше пяти часов, все ждал, что вы выйдете вместе или ты выйдешь одна. И я позвонил тебе, когда вернулся домой. Потом я позвонил в два часа ночи. Потом в шесть утра. Ты пришла домой в той одежде, в которой была вчера, и выглядела, как будто только что встала! По-моему, более чем достаточно.

Тайлер тяжело вздохнула. Слава богу, что Перри не видел, как Зак поднял ее на руки и унес в свой номер!

— Пэрри, думаю, тебе надо уйти до того, как ты скажешь что-нибудь, о чем потом будешь сожалеть, — предупредила она.

— И это все, что ты можешь мне сказать? Тайлер, я думал, что мы что-то значим друг для друга, что мы друзья.

— О, Перри, конечно, мы друзья, — простонала она. — Но между мной и Заком Принсом ночью ничего не было.

Ночью ничего не было. А уточнять она не собиралась.

— Надеюсь, что так. Нам нужна какая-нибудь грязь о Заке, и мне не хотелось бы, чтобы ты оказалась запачкана!

После того, как статья Тайлер о Джинкс не понравилась ее боссу, тот поставил условие: либо Тайлер предоставит скандальный материал о Заке Принсе, либо ей придется искать другую работу. Конечно, она мечтала о серьезной журналистике, а не о работе в бульварном листке, но все равно у нее не было никакого желания быть уволенной из первой же газеты, куда ей с таким трудом удалось устроиться репортером.

— Вчера вечером мне стало плохо, и Зак Принс оказался столь любезен, что…

— Тебе было плохо? — Перри посмотрел на нее армейские брюки, которые вчера были на Тайлер. Но хуже того, она была одной из тех, к кому он питал самое большое отвращение в жизни — она была репортером!

Но если ему не нравилось все это, почему воспоминания о ее мягком, гибком, зовущем теле не покидали его весь день?

— С вами все в порядке?

Он резко повернулся на ее хрипловатый голос.

— А почему вы спрашиваете?

— Да так, — пожала плечами Тайлер. — Просто лифт уже на первом этаже, а вы, кажется, и не собираетесь выходить.

— Простите. — Он улыбнулся, взял Тайлер за локоть, и они направились через холл к выходу.

— С вами точно все в порядке? — повторила Тайлер, как только они сели в такси.

Нет, с ним не все в порядке! Женщины стремительно появлялись в его жизни и так же стремительно исчезали. Он наслаждался их обществом, но сразу забывал о них, когда отношения приходили к концу. А о Тайлер за прошедшие двадцать четыре часа он думал больше, чем обо всех остальных женщинах, вместе взятых. Он не мог забыть мягкость ее кожи, привлекательную теплоту ее губ.

Это потому, что у них вообще нет никаких романтических отношений, твердо сказал себе он. Только вожделение. И, значит, он должен быть осторожен в своих словах и поступках, иначе на первой полосе бульварной газеты появится гнусная статейка о нем.

Настроение у него улучшилось, потому что он во всем разобрался.

— Да, все прекрасно. А что вы делали днем?

— Что делала днем? А я должна была что-то делать?

Зак шутливо улыбнулся.

— Я просто поддерживаю беседу, Тайлер.

— О. — Она выглядела смущенной и избегала его взгляда. — Ну, я… я убирала квартиру, если хотите знать.

Он усмехнулся.

— Наводили порядок, — поддразнил он, думая о том хаосе, который они только что оставили в его номере. — Вы живете одна?

— Да, я живу одна! Хотя вам-то какое до этого дело?

Он не мог этого объяснить, но ему было интересно знать, живет ли она со своим другом Перри Морганом, которому могло не понравиться ее отсутствие ночью!

— Кроме того, — твердо продолжала она, — вопросы должна задавать я.

— Тайлер, я просто пытался узнать вас немного лучше.

— А я бы предпочла, чтобы вы этого не делали. Естественно, отметил про себя Зак, но сказал совсем другое:

— Это едва ли справедливо, раз вы и так обо мне уже много знаете.

— Мистер Принс… Зак, ваша жизнь — открытая книга… любой и каждый может читать ее! И вы сами выбрали себе такую жизнь. А я выбрала…

— Быть одной из тех, кто выставляет напоказ жизнь других людей, — усмехнулся он. — При этом полностью скрывая свою.

Она пожала плечами.

— Это моя привилегия.

Он повернулся, чтобы взглянуть на нее, и положил руку на спинку сиденья.

— А если я хочу больше узнать о вас?

Его рука переместилась на ее плечо, и его пальцы стали ласкать мочку ее уха.

Внезапно воздух вокруг них стал таким густым, словно они оказались в коконе… Что за кокон, Зак не знал. И не хотел выяснять, потому что все его внимание сосредоточилось на Тайлер. На том, насколько потрясающим был тот поцелуй. На том, как безумно он хочет ласкать ее грудь…

— Зак, вы затеяли со мной какую-то игру? — Вопрос развеял картины, уже возникшие в его воображении. — Слушайте, я знаю, что вчера вечером вела себя, как… мне было очень плохо. Но это не дает вам права на… на…

— На что?

Его голос почему-то стал хриплым, а мысли устремились к тому, что случилось утром, и он улыбнулся!

Она заметила.

— Вы же сами дали мне бренди! — с негодованием напомнила она.

Да, дал, и потом очень сожалел, что ей стало плохо. Но никак не мог сожалеть о том, как обнимал ее утром…

— Откуда мне было знать, к чему это приведет?

— Конечно, — со вздохом признала она. — Но это еще не причина предполагать, что мы… что мы…

Зак был очарован тем, как она стеснялась, когда ей надо было упомянуть о сексе… и о том притяжении, которое было между ними.

Отчего же так? Он полагал, что на самом деле" Тайлер была уверенной, опытной женщиной, но смущалась она, будто…

— Вы лесбиянка?

Братья надорвали бы животики от смеха, если бы Зак завлек в постель женщину, которую мужчины вообще не интересуют!

— Утром вам так показалось? — возмущенно спросила Тайлер. — Но если и так, не вижу причин, почему вас это должно волновать, — поспешно добавила она, сожалея, что ей пришлось упомянуть о том, что произошло утром.

Он тоже не видел причин, по которым это должно его волновать. Он твердо решил не целовать и не обнимать ее, не говоря уже о большем, а все потому, что боялся газеты, в которой работала Тайлер!

— Конечно, — согласился он, отодвинувшись от нее на широком сиденье. — Хотя это, возможно, могло бы стать интересным поворотом сюжета, когда вы будете писать обо мне.

— Пока я не нашла ничего, о чем бы уже не было написано!

В ее тоне он ощутил разочарование.

— Вы знаете, Тайлер, возможно, вы выбрали не того Принса. Ник не представляет сейчас большого интереса для вас, он женился и успокоился. А вот Рик… Вы нашли бы, что за сдержанностью Рика скрывается нечто более интересное, чем то, что вы можете узнать обо мне!

— Сейчас я и Доналда Дака нашла бы более интересным, чем вы, — уколола она.

— Вот о нем и пишите, потому что обо мне вы не узнаете абсолютно ничего такого, что могло бы заинтересовать ваших читателей!





ГЛАВА ПЯТАЯ



— Тайлер? Тайлер, это ты?

Тайлер только успела сесть за стол и теперь замерла, боясь обернуться и посмотреть на человека, который обратился к ней.

Потому что этот голос принадлежал тому, кто мог многое рассказать Заку, а она не хотела этого!

— Это ты! — Перед ней стоял Джералд Найт. — Дорогая! — Он взял Тайлер за руку. — Ты так похудела, что я едва узнал тебя! А твои короткие волосы великолепны! — Сияя, он расцеловал ее. — Как давно ты в Англии, шалунишка?

— Несколько месяцев, — сухо ответила она.

— И не удосужилась позвонить мне? — Он нежно, но с легкой укоризной взглянул на нее. — Ай-ай-ай. Как тебе не стыдно!

Отпустив Тайлер, он повернулся к Заку. Тайлер ничего не осталось, кроме как представить мужчин друг другу.

— Джералд Найт, это…

— Актер Зак Принс, — договорил за нее Джералд.

— Модельер Джералд Найт? — медленно сказал Зак, обменявшись с Джералдом рукопожатием.

— Вы слышали обо мне!

Джералд засиял от удовольствия, окидывая профессиональным взглядом одежду Зака. Будучи невысоким и худощавым, Джералд всегда сам создавал для себя одежду. Сейчас он был одет в коричневый костюм со светло-розовой рубашкой.

У Тайлер не было и тени сомнения, что одежда Зака была от хорошего дизайнера, но рядом со щеголеватым Джералдом Зак казался одетым небрежно.

— Ну, еще бы, — ответил Зак. — В Нью-Йорке все стремятся попасть на выставку ваших моделей.

Джералд откинул голову и так сердечно рассмеялся, что привлек всеобщее внимание.

— Озорник, — поддразнил он Зака. — Те модели не предназначены для мужских глаз.

— Нет? — Зак насмешливо поднял бровь. — Значит, я все эти годы заблуждался, думая, что женщина выбирает одежду, чтобы поразить мужчину?

— Это в корне неверно. Женщина выбирает одежду, чтобы поразить других женщин. И могу сказать, дорогая Тайлер, я разочарован, что на тебе платье от Веры Уонг. Чем тебе Джералд Найт не угодил? Теперь, когда ты потеряла весь свой детский жирок, ты выглядишь просто изумительно. Я и не ожидал, что у тебя окажется такая фантастическая фигура!

Тайлер уже не слушала его, представляя себе, что может подумать Зак. Она очень боялась вопросов, которые последуют после бестактных замечаний Джералда.

— Эй, очнись. — Лицо Джералда внезапно появилось у нее перед глазами. — Ты меня слушаешь?

— Конечно, Джералд.

Она с усилием улыбнулась, стараясь показать, что ей очень интересно.

— Я говорил, что Руфусу, наверное, понравилось, как ты теперь выглядишь. И твоему новому другу, думаю, тоже. Ой, мне пора, — внезапно объявил Джералд, кинув быстрый взгляда на золотые часы фирмы «Ролекс». — Тайлер, сколько еще ты пробудешь в Лондоне? Позвони мне, дорогая. Позавтракаем и поболтаем. Ну, все, убегаю. Пока, Зак!

И Джералд исчез, помахав рукой.

Тайлер не смела взглянуть на Зака.

Зачем только Джералд вспомнил Веру Уонг! Разве младший репортер может себе позволить такое платье? И зачем он сказал, что Зак ее друг? И, хуже всего, он упомянул о Руфусе…

— Мда-а, — протянул Зак. — Он всегда такой?

— Всегда, — с сожалением сказала Тайлер.

— А как получилось, что вы с Джералдом старые друзья?

— О, я бы так не сказала. Официант принес меню, и Тайлер почувствовала, что спасена.

Зак от меню отказался.

— Не надо, спасибо. Для начала я возьму порцию королевских креветок под чесночным соусом, затем утку…

— Сожалею, сэр, но на прошлой неделе меню было изменено, и утки у нас нет, — извиняющимся тоном проговорил официант. — Я могу рекомендовать фазана…

— Я не люблю фазана, — резко перебил Зак.

— Тогда, возможно…

— Принесите непрожаренный бифштекс с зеленым салатом и жареную картошку, — почти что пролаял Зак.

Тайлер слушала с интересом.

Конечно, с самого начала Зак был нелюбезен с ней, но она не ожидала, что он может быть таким с кем-то еще. С швейцаром в отеле, шофером такси и метрдотелем он был само очарование. Он был вежлив даже с несносным Джералдом!

Она понимала, что неприязнь Зака к ней вызвана этим злосчастным интервью, но не могла одобрить его грубость с официантом, который всего лишь выполняет свою работу… и, вероятно, за не очень большие деньги! И который никак не мог быть виноват в том, что меню было изменено.

Она заказала креветок с чесноком и запеченного морского окуня. Говорила Тайлер очень вежливо, сопровождая слова улыбкой, чтобы сгладить резкость Зака.

— Я очень хотел поесть утки, — пробормотал Зак, когда официант ушел.

— Да, конечно.

Отвернувшись, она стала разглядывать сидящих за соседними столиками.

— Я хотел поесть утки, — повторил он, когда ее молчание стало невыносимым.

— Я уже поняла.

— Нет, на самом деле…

— Зак, — спокойно прервала она, — почему это должно иметь значение? Мы с вами… репортер и актер, а не давно женатая пара, и не должны отчитываться друг перед другом!

За к вздохнул.

— Вы правы, это не имеет значения.

Но ей показалось, будто для него это не так, будто ему невероятно неудобно, что она — а может быть, кто-то еще, — подумает о нем плохо. Интересно…

— На вашем месте я была бы осторожней с непрожаренным мясом. — Тайлер смотрела на Зака поверх стакана, потягивая искрящуюся газированную воду. — От него вы можете стать еще агрессивнее.

— Я не… — Он смолк на полуслове. — Вы специально дразните меня?

Тайлер невинно распахнула глаза.

— Дразню вас?

— О, да. — Зак начал улыбаться. — Видно, я все еще недооцениваю вас.

— Недооцениваете меня? Ее взгляд остался невинным.

— Да. — Зак уже смеялся. — Но, к счастью, я уже понял, почему.

— Поняли? Он кивнул.

— Вы отвлекали мое внимание, но, к сожалению для вас, это не может длиться бесконечно.

Проклятье! Но Тайлер продолжала улыбаться как ни в чем не бывало.

— Не может?

— Нет, не может, — подтвердил он. — Вы надеялись, что я забуду свой вопрос, как вы стали друзьями с Джералдом Найтом. И я хочу знать, кто такой Руфус. И насколько… полненькой вы были, когда Джералд встретил вас. Позвольте мне также утверждать, что на вас невозможно не обратить внимания — и совсем не потому, что на вас платье от Веры Уонг!

И тут Тайлер вспомнила — когда они входили в ресторан, Перри вылез из следовавшего за ними такси. Зак не обратил на Перри внимания, но она-то сразу поняла, что тот теперь прячется где-то неподалеку в надежде сфотографировать Зака — одного или вместе с ней, — когда они будут уезжать!

— Что же вы молчите? — спросил Зак, не дождавшись ответа.

Правда, он и сам не знал, почему его так заинтересовало, с кем знаком какой-то назойливый репортер. Неужели потому, что Тайлер перестала для него быть «каким-то назойливым репортером» в тот момент, когда он обнял и поцеловал ее?

— Итак, — заговорила Тайлер, не глядя на Зака, а рассматривая рисунок на своем стакане. — Мы с Джералдом встретились в Нью-Йорке, когда я делала о нем репортаж. По непонятным мне причинам он стал относиться ко мне с симпатией, и с тех пор мы друзья.

Зак мог понять, как это произошло. Тайлер и ему начала нравиться. Но Заку это было совсем ни к чему.

Возможно, надо представить себе толстую Тайлер? Бесполезно. Да и будь она чуть тоньше или чуть толще, ее глаза все равно будут озерами расплавленного шоколада…

Но оставался еще один вопрос.

— А Руфус? Он тоже симпатизирует вам?

Ее глаза внезапно наполнились слезами.

— Не знаю… мы не виделись уже полгода!

Официант поставил перед ними первое блюдо.

— Спасибо.

Зак тепло улыбнулся официанту, ругая себя за то, как грубо говорил с ним.

— Улыбка всегда вас спасает? — спросила Тайлер.

У Зака мгновенно пропал аппетит.

— Я сделал ошибку, — признался он. — Уверен, что даже вы их иногда допускаете.

— Довольно часто, — ответила она. — Но я достаточно взрослая и умею приносить извинения.

Зак подумал, что не ей бы учить его хорошим манерам, раз она таким способом проникла в его жизнь.

Официант вернулся с двумя чашками теплой воды с лимоном, чтобы обмывать пальцы после креветок.

Зак бросил на Тайлер многозначительный взгляд и повернулся к официанту.

— Простите, что я был… резким при обсуждении меню. Я не должен был изливать на вас свое разочарование.

— Пожалуйста, не думайте об этом, мистер Принс, — уверил его официант, мужчина средних лет. — Ваша реакция была весьма умеренной. На прошлой неделе леди запустила в меня стаканом вина, когда я сообщил ей об изменении меню! Я рассказал шеф-повару о ее и вашей реакции и, полагаю, теперь у нас опять будет утка.

Зак с торжеством взглянул на Тайлер. Она отчаянно кусала губы! Но глаза выдали ее.

— Вы смеетесь надо мной? — воскликнул он.

— Нет… конечно, нет!

И она разразилась веселым, здоровым смехом — совсем не жеманным, какой он так часто слышал.

Ее глаза искрились, щеки пылали, лицо сияло. О, как же она красива! И Зак был не единственным мужчиной в ресторане, который так думал.

Тайлер, наконец, немного успокоилась.

— У меня нет сомнений, что у них опять будет утка! Вы умеете быть невероятно обаятельным, если захотите.

Он поморщился.

— Это значит, что я не слишком часто был таким в вашем присутствии!

Она пожала плечами, все еще улыбаясь.

— Я же сказала, если захотите…

Вот этого Зак и не хотел. Тайлер слишком опасна, думал он. Пусть уж лучше напишет, что он не всегда вежлив, чем раскопает, почему он так разозлился. Подлинная причина этого не была постыдной, но он никогда не рассказывал репортерам о проблемах, которые у него были в детстве и почти не проявлялись, когда он стал актером, но неожиданно проявились сегодня.

Ник говорил, что Зак давно должен был всем рассказать правду. Но чем дольше Зак молчал, тем тяжелее было говорить о таком личном. И он, конечно, не хотел, чтобы теперь это попало на страницы той бульварной газетенки, на которую работает Тайлер!

— Как сказала бы моя мама, занимайтесь креветками, — грубо буркнул он, взял одну и начал снимать панцирь.

Брови Тайлер недоверчиво поползли вверх.

— Ваша мама часто так говорила?

— Обычно это относилось к овощам или салату. — Зак пожал плечами. — Но принцип тот же.

— Заткнись и жуй?

— Вы поняли правильно.

Тайлер задумалась. Она должна написать скандальную статью об этом мужчине, но вот сидит с ним за одним столом и надеется, что ничего такого не найдет.

Но тогда она потеряет работу!

Ну и пусть.

А все потому, что Зак Принс ей нравится, несмотря на то, как он ведет себя с ней.





ГЛАВА ШЕСТАЯ



Тайлер все же смогла отвлечь внимание Зака от Руфуса — пока смогла.

Но она не сомневалась, что рано или поздно Зак возобновит расспросы, и к тому времени у нее должен быть готов ответ.

А правду говорить нельзя!

Все казалось ей простым, когда она решила отправиться в Англию и добиться успеха в журналистике. Всего-то и надо было найти квартиру, устроиться в газету и написать сенсационную статью. Тогда она могла бы с триумфом возвратиться домой.

Она прилетела в Англию, нашла квартиру и устроилась в газету, но не смогла раздуть сенсацию из того, что Джинкс оказалась связана с известным писателем Уотсоном!

А Ник Принс разыскал репортера, преследовавшего Джинкс. Так он и встретился с Тайлер Вуд. Сыграв на ее порядочности, Ник узнал у Тайлер, что она получала информацию о Джинкс от редактора Джейн Морроу. В качестве платы за такое признание Ник и устроил Тайлер это интервью с Заком, чтобы Тайлер писала о нем, а не о Джинкс.

А Тайлер так нужна была сенсация, что она не могла упустить вторую возможность раздобыть ее!

Тайлер с детства хотела быть журналистом.

Она выросла в семье, которой принадлежали многие средства массовой информации. Она была единственным ребенком, и ее родители заранее распланировали всю ее жизнь. Подходящая школа, подходящий колледж, подходящие друзья… потом подходящий жених!

Жених был выбран родителями полгода назад. Тогда-то Тайлер и решила, что с нее хватит, собрала сумку, вышла из дома, купила билет на самолет и отправилась в Англию.

И в Англии у нее тоже все шло по плану — теперь по её плану! — пока она не встретила Ника, а потом Зака.

— Вы знаете, что у вас появляются морщинки, когда вы хмуритесь?

— Да они у всех появляются!

— Верно. Я и хотел спросить, что заставляет вас хмуриться…

— Ничего, что требовало бы вашего внимания.

— Вот и ладно. — Он пожал плечами. — Ну, если вы доели рыбу, можно уходить.

— Разве вы не хотите десерта? Она протянула Заку меню. Зак даже не взглянул.

— Я никогда не заказываю десерт. Но вы закажите, — предложил он, увидев разочарование в ее взгляде.

— Нет. — Она неохотно отложила меню, потому что любила десерт. — Я не хотела бы снова обрести весь мой детский жирок!

Зак усмехнулся.

— И насколько толще вы были?

— На один размер… может быть, на два. Но никто никогда не говорил, что я плохо выгляжу.

— Да и сейчас такого никто не скажет. Тайлер смутилась. Уж не флиртует ли он?

— А к кому мы идем?

— К Кэламу Макквайру.

— К Кэламу Макквайру! — воскликнула Тайлер. — Я всегда хотела… — Она запнулась. — Я веду себя как восторженная школьница?

— Как восторженная школьница, — подтвердил Зак, усмехнувшись. — Хотя мне приятно, что вы не настолько привыкли к вашим знаменитым друзьям, чтобы не быть в восторге от встречи с Кэламом.

— Еще бы! Никто не сможет встретиться с ним или с его семьей, если он не захочет.

Этот шотландский актер охранял свою личную жизнь так хорошо, что не давал интервью и вообще не общался с журналистами уже пять лет — с тех пор, как у него родился сын. И Зак познакомит ее с Кэламом! Возможно, она возьмет у него интервью, которое ей так нужно…

— Об этом даже и не помышляйте, Тайлер, — Зак будто прочитал ее мысли. — Вы будете там как моя гостья, и я вам советую не злоупотреблять этой привилегией.

Она сдержала разочарование. Кэлам Макквайр, очевидно, был хорошим парнем, который не хотел общения с прессой, чтобы у его сына было нормальное детство.

— Он — легенда кино, Зак. Все его любят. Боже, когда я была подростком, я мечтала…

Она замолкла на полуслове, чтобы не выдать себя.

— И о чем же вы мечтали? — Тайлер почувствовала, как загорелись ее щеки. Потому что о Заке она тоже мечтала…

— Мне было пятнадцать лет! — она отвернулась и начала искать взглядом Перри.

Попасть к Кэламу Макквайру Перри никак не смог бы, и она должна как-то сообщить ему, что он может пойти поесть — она-то только что поела так хорошо, как ни разу за полгода, а Перри стоял на улице голодный!

Но увидеть Перри она не смогла.

— Вы что-то потеряли?

Тайлер повернулась на голос, и ее глаза распахнулись, потому что Зак нагнул голову, и она оказалась почти нос к носу с ним. Не легко быть так близко к нему после того, как она вспомнила свои девичьи мечты о нем… которые, надо признать, никогда и не покидали ее.

И теперь она, взрослая женщина, хочет, чтобы он ее поцеловал!

Она боролась с этим желанием с того момента, как вчера утром вошла в номер Зака. Нет… С того момента, когда Ник Принс предложил ей это интервью.

Соглашаясь, она понимала, что может погубить свою карьеру репортера, но не смогла побороть искушение не только увидеть Зака Принса, но и провести с ним целую неделю.

А когда утром он поцеловал ее, она была на седьмом небе!

Тайлер стояла в нескольких сантиметров от Зака, глядя ему в глаза, и ей показалось, что ее жизнь внезапно стала настоящей. Она воспринимала Зака всем своим существом…

И ей захотелось поцеловать его чувственные, красиво очерченные губы, провести по ним языком, попробовать их на вкус, ощутить силу его рук, обнимающих ее.

Яркая вспышка расколола темноту, на мгновение ослепив обоих.

— Что это, черт возьми?

Зак повернулся, но вокруг была только темнота. Потом в отдалении, где-то за кустами, хлопнула дверца и взревел мотор. Перри, очевидно, сфотографировал их и сбежал, поняла Тайлер.

Зак был так разъярен, что она в испуге шагнула назад.

— Вы подстроили это! Вы преднамеренно, обдуманно, привели фотографа… вероятно, вашего друга Перри…

— Он не друг. И не будьте смешным. Как я могла бы…

— Вы подставили меня! — Зак был слишком разгневан, чтобы дать ей договорить. — Без сомнения.

фотография, на которой вы страстно смотрите на меня, появится в завтрашней газете…

— Вовсе не страстно! — возмутилась Тайлер.

— Конечно, нет, просто ваши глаза умоляли меня поцеловать вас, — съязвил он.

— Вовсе не умоляли! Это вы собирались целовать меня…

— А вот это выдумки!

Зак сказал это так презрительно, как только смог… прекрасно понимая, что они с Тайлер лгут друг другу и каждый из них лжет себе. Он собирался поцеловать ее. Целый день мечтал, как будет целовать ее, хотя и пытался отдалить ее от себя.

— Придется разочаровать вас, Зак, но вы никогда не появлялись в моих мечтах!

— Тайлер Вуд?

Зак сердито повернулся и увидел женщину, которая только что вышла из такси. Эту высокую, очень стройную блондинку он уже видел, но где и когда, вспомнить не мог. Однако у него было смутное воспоминание, что тогда она не понравилась ему.

Тайлер, казалось, совсем не обрадовалась встрече и даже немного попятилась. Потом бросила быстрый взгляд на Зака, облизала губы и торопливо отвернулась. Зак почувствовал, что ей не хочется быть здесь.

Он посмотрел на блондинку еще раз, теперь уже подозрительно. Та, очевидно, узнала Зака, и ее глаза округлились — она была удивлена, что видит Тайлер вместе с ним!

А Зак все пытался вспомнить, кто эта женщина.

Тоже репортер? Но почему Тайлер выглядит почти так же плохо, как вчера вечером? Может быть, она чего-то боится?

— Да, я Тайлер Вуд, — наконец ответила она женщине. — Но мы спешим, так что извините нас.

— Но я только хотела сказать…

— Я сожалею, но мы действительно спешим.

Тайлер решительно взяла Зака под руку и повернула его спиной к женщине. Что, с его-то ростом и весом, было не легким делом! Да, если Тайлер чего-то хотела, то сопротивляться ей было сложно!

Зак был сердит на нее из-за фотографа, и ему расхотелось идти с ней к Кэламу. И еще эта блондинка…

Зак почувствовал, как дрожит рука Тайлер… Видно, встреча с этой женщиной ей тоже не по душе. Заку стало интересно.

— Оказывается, вы тоже можете быть неприветливой, Тайлер, — поддразнил он девушку, пока та уводила его от ресторана — и, главное, от блондинки.

Не замедляя шага, Тайлер лишь мельком взглянула на Зака.

— Она была слишком невежливой. Мы были заняты разговором, а она нас прервала.

Но Зака не особенно волновало, кто эта женщина. Встреча с ней была пустяком в сравнении с тем, что их сфотографировали!

Он резко остановился.

— Забудьте это, Тайлер. Вы никуда не идете.

— Но вы говорили… Кэлам Макквайр…

— Я помню, что говорил. Но это было прежде.

— Прежде чего?

Она глядела туда, где осталась блондинка, и видела, как та пожала плечами и вошла в ресторан.

— Прежде того, как появился фотограф.

— Я сказала вам, что не имею к этому никакого отношения!

— Не имеете? А кто еще мог подстроить столь нежную сцену? Завтра утром мы узнаем правду.

Он не мог вспомнить, когда еще был так сердит. В том числе и на себя, признался себе Зак. Он был сам не свой с того самого мгновения, как увидел Тайлер.

— Завтра утром? — с опаской повторила она.

— Да… если завтра утром фотография появится в вашей поганой газетенке, можете считать, что с интервью покончено!

Этого он и хотел — как можно скорее расстаться с Тайлер. Он хотел жить своей жизнью, не заботясь о том, что делает, и не обдумывая каждое слово, которое говорит.

Да, он не желает видеть Тайлер Вуд.

Разве не так?





ГЛАВА СЕДЬМАЯ



Тайлер пришла в ужас от последних слов Зака.

Надо найти Перри! Немедленно! Если фотография попадет в руки Билла Грэма, босса Тайлер, уже ничего нельзя будет исправить.

О чем только думал Перри, фотографируя ее вместе с Заком? Они ведь не были вместе, как бы Тайлер этого ни хотелось.

Правда, Тайлер испытывала некоторое облегчение оттого, что внимание Зака было отвлечено от женщины, которая подошла к Тайлер у ресторана. Если бы Зак понял, кто эта женщина, то не стал бы ждать до утра, а закончил интервью немедленно!

— Я уверена, что в «Светских новостях» фотографии не будет.

Он пожал плечами.

— Подождем — увидим.

— И вы не возьмете меня на вечеринку?

Она была разочарована не столько из-за того, что не увидит Кэлама Макквайра, сколько из-за того, что ей придется расстаться с Заком.

— Не возьму, — подтвердил он. — Так что садитесь в такси, — он указал на машину, из которой только что вышла блондинка, — и отправляйтесь домой.

Тайлер поняла по его лицу, что он говорит серьезно. Но что касается такси… о нем придется забыть! Она не собирается тратить на него те немногие деньги, что у нее есть.

А самое главное, ей нужно отправляться отнюдь не к себе домой… потому что у нее нет с собой мобильного телефона — он не поместился в ее крошечную сумочку, и она не может позвонить Перри.

Она глубоко вздохнула.

— Пожалуй, я пойду пешком. Где и когда мы встретимся завтра?

— Не слишком ли вы самонадеянны?

— Я сказала вам, что не имею никакого отношения к той фотографии.

— А я сказал, подождем — увидим. Если вы не хотите садиться в такси, то сяду я.

Зак сел на заднее сиденье, наклонился к шоферу, назвал адрес, откинулся назад и даже не взглянул на Тайлер.

Тайлер глубоко вздохнула. Страшно подумать, что она сделает с Перри, когда найдет его! Но сначала, конечно, скажет ему все, что о нем думает!

Дорога от станции подземки до редакции оказалась мучительной. Оказывается, туфельки на шпильках не предназначены для долгих прогулок!

С пузырями на пятках и болью в лодыжках Тайлер, хромая, вошла в помещение редакции через час после того, как рассталась с Заком.

Билл Грэм отвел взгляд от экрана компьютера.

— Черт возьми, что случилось?

— Ты видел Перри?

— Сегодня вечером? — Билл отрицательно покачал головой. — Я думал, он с тобой.

Куда же отправился Перри? К себе домой? К ней домой? По крайней мере, он не примчался сюда. Но это никоим образом не уменьшило гнева Тайлер. Перри испортил ей вечер с Заком и не дал встретиться с Кэламом Макквайром. Главное, конечно, испортил ей вечер с Заком…

— Куда ты собралась…

Казалось, Билл хотел сказать «…в таком виде?», но, взглянув на ее лицо, не посмел спросить. Тайлер поморщилась.

— Домой, куда же еще?

Ей надо переодеться, и тогда она сможет продолжить поиски Перри.

— Слушай, возьми такси. — Билл вытащил из кармана двадцатифунтовую банкноту и бросил на стол. — Не дело, если наш репортер окажется в полиции по подозрению в занятии проституцией! — объяснил он, увидев, что Тайлер удивлена его добрым жестом. — Не волнуйся, я просто запишу двадцатку на расходы.

И он снова повернулся к компьютеру.

Тайлер с негодованием смотрела на него. Она знала, что Билл Грэм никогда не относился к ней хорошо.

Но намекнуть, что она похожа на уличную женщину?!

Неужели похожа? Она с беспокойством осмотрела себя. Платье как платье, с низким вырезом и узенькими бретельками. Облегает фигуру. Все равно, она не думала, что…

— Ты выглядишь великолепно, Тайлер, — сердито проворчал Билл, заметив, что она еще стоит у стола. — Но уходи отсюда, ладно? Мне надо работать. — Он подтолкнул к ней банкноту и снова уткнулся в экран.

Тайлер взяла деньги и ушла… пока он не передумал!

Но она отправилась не домой, а к Перри. Сначала она разберется с ним, а потом будет в состоянии поразмыслить о появлении той женщины у ресторана.

Тайлер, конечно, сразу узнала Джейн Морроу, которая раскрыла ей тайну Джинкс. За это ее потом уволили из издательства, и поэтому не было ничего удивительного в том, что Джейн не забыла Тайлер.

Но Тайлер ни разу с тех пор не видела Джейн. Да, впрочем, и не особенно хотела ее видеть. Она не могла уважать Джейн, поскольку та предала доверие Джинкс — предала потому, что неистово ревновала Ника. А для него во всем мире не существовало ни одной женщины, кроме Джинкс.

К счастью, Зак не смог сразу вспомнить Джейн. Но рано или поздно он вспомнит!

И, вероятно, решит, что Тайлер опять сотрудничает с Джейн, собирая сплетни о Джинкс… или даже, не дай Бог, о Нике. Тайлер почувствовала озноб — ведь она даже не знала, что Джейн Морроу нужно от нее!

А девичьи мечты Тайлер о Заке уже начали превращаться в такое чувство, которое она не смела назвать даже себе. Даже по секрету. Это былр слишком опасное чувство…

На следующее утро Тайлер, одетая в черные армейские брюки и белую футболку в обтяжку, постучала в дверь Зака. Едва открыв дверь, он огорошил ее:

— Чему вы так радуетесь?

И сразу же пожалел о своих словах, потому что улыбка тут же исчезла с ее лица, а в глазах появилась неуверенность. Но у него было отвратительное настроение из-за того, что произошло накануне вечером. Он был раздражен тем, что ему пришлось одному пойти на вечеринку, где он оказался в центре внимания одиноких женщин. Их было много. Потрясающе красивые, все они были готовы поразвлечься, и ни одна не делала тайны из того, что поразвлечься хочет именно с ним.

Но он был с ними холоден, потому что думал только о Тайлер.

О том, как она дразнила и очаровывала его за столом. О том, как потрясающе выглядела она в красном платье. О том как ему хотелось быть на вечеринке вместе с ней. О том странном состоянии, в котором они были, когда вышли из ресторана… О том, как собирался проводить ее домой и целовать ее. Да, очень не хотелось ему признать это, но он совершил самый страшный для актера грех, позволив себе увлечься репортером!

— А почему бы мне не радоваться? — осторожно спросила она. — В «Светских новостях» нет фотографии…

Ее футболка не скрывала совершенства ее дерзких грудей… и Зак осознал, что и сегодня лифчика под футболкой нет!

Прекрасно, застонал он про себя… теперь увлечение репортером превратилось в вожделение!

— Значит, вы вовремя добрались до вашего друга, чтобы остановить его.

— Я могу уверить вас, что Перри не имел намерения публиковать фотографии без вашего согласия. Конечно, вчера он был… он слишком увлекся, но… он уверил меня…

— В чем? В чем он уверил вас, Тайлер? В том, что не намеревался отнести фотографию вашему редактору, а просто собирал материал для интервью? — Зак чувствовал, что гнев захлестывает его, лишая возможности следить за словами. — И он уверял вас в этом до или после того, как уложил в постель?

Тайлер побелела…

— Я… он… вы не имеете никакого права говорить так!

— Не имею права? Не имею права? — Зак сорвался на крик. Потом схватил Тайлер за руку, втянул в номер и захлопнул дверь. — Думаю, вот это… — он схватил газету и сунул ей в лицо, — дает мне право говорить вам то, что я считаю нужным!

Тайлер протянула дрожащую руку, взяла газету и отвернулась, рассматривая первую страницу.

Зак сунул руки в карманы и замер, пока Тайлер читала.

Он уже знал заметку наизусть.

И если уж говорить о любви, то в жизни Зака Принса появилась таинственная леди. Каждый, кто мог видеть их вчера вечером возле ресторана «О'Мелли», обратил бы внимание, что они глаз не сводили друг с друга. Говорят, что они действительно очень близки. Неужели Зак Принс наконец-то решил подумать о свадьбе?

Но сердит он был не из-за той чуши, которая была напечатана. Нет, он был сердит из-за Тайлер. Вчера вечером он понял, что она ему очень нравится. Нравится, как она выглядит. Нравятся ее смех и ее открытость. Открытость! Какая уж там открытость!

Ее лицо было очень бледным, когда она повернулась к нему.

— Но я… Это не та газета, для которой я пишу.

— Не та, конечно. Значит, вы сдержали обещание, что фотография не появится в «Светских новостях», но вы же не обещали не продавать сплетни конкурентам?

— Неужели вы думаете, что я имею отношение к этой статье?

— Я стараюсь вообще не думать, Тайлер. Я стараюсь не думать с половины восьмого, когда мне принесли газеты!

— С половины восьмого?

В половину восьмого он лег. Вчера он вернулся в отель в четыре утра, слушал музыку, пил кофе и ждал, когда принесут утренние газеты.

В них он сразу же начал искать фотографию, не нашел, расслабился, и у него не хватило сил раздеться и лечь в кровать. Он с трудом добрел до дивана и лег.

Но не успел он закрыть глаза, как из Франции позвонил Рик, желая узнать, кто эта таинственная леди. Очевидно, сплетня уже попала в Интернет, где Рик и нашел ее!

Зак снова пересмотрел все газеты, нашел заметку и понял, что Тайлер обманула его. Он обещал, что с интервью будет покончено, если их фотография появится в «Светских новостях». А фотографии не было нигде. Но зато появилась сплетня…

— Да, Тайлер, с половины восьмого.

Он вынул руки из карманов и схватил ее за плечи. Поскольку той газете сообщили — легко догадаться, кто это сделал! — что он и Тайлер были вместе, то они и будут вместе! Почему он должен быть объектом сплетни, не основанной ни на чем?

— Зак?

В голосе Тайлер прозвучало невинное изумление.

Обманчиво невинное… как сама Тайлер!

И почему же он так попался! Он считал себя светским человеком, который повидал все и даже стал циником, знающим все уловки и коварство женщин. Но Тайлер удалось внушить ему, что она только репортер и хочет написать о нем хорошую статью.

И может быть, она все еще этого хочет. Но его это уже не волновало. Он пришел к выводу, что Тайлер не смогла удержаться от искушения прославиться, объявив о своей связи с ним. И готова добиваться этой связи любой ценой.

Утром, когда он сидел и думал, что же теперь делать, ему пришло в голову, что раз Тайлер этого хочет, то она это и получит.

Но цена будет высока!





ГЛАВА ВОСЬМАЯ



Зак сейчас поцелует ее!

Тайлер поняла это за долю секунды до того, как он нагнул голову и приник к ее губам.

Зак был в гневе. Это чувствовалось по той силе, с которой он прижал ее к себе. Но ее губы сами ответили на его отнюдь не нежный поцелуй, хотя она мысленно кричала «нет!».

Слишком многое случилось с нею за прошедшие сутки — неуклюжая встреча с Джералдом, глупость Перри, реакция Зака, встреча с Джейн Морроу. И потом еще бурная ссора с Перри в его квартире.

О, он принес ей свои извинения и начал утверждать, что, сам того не желая, нажал кнопку на фотоаппарате в результате потрясения, которое испытал, поняв, что они с Заком собираются поцеловаться!

Оправдание Тайлер выслушала с недоверием. Но потом, когда Перри сказал, что любит ее, что полюбил ее с того самого мгновения, когда они встретились в первый раз, она почувствовала себя виноватой!

Вчера она думала, что ее положение уже не может стать хуже. Но сплетня в утренней газете, потом этот презрительный поцелуй…

Жгучие слезы заструились по ее щекам.

Зак мгновенно поднял голову и отстранился от нее, поняв ее состояние.

— Я думал, что вы этого и хотели — вступить со мной в связь и потом писать об этом! — Тайлер разрыдалась.

— Я не имею никакого отношения к этой сплетне. Я не знаю, кто написал это, и не хочу знать.

Но кое-какие подозрения у нее были. Сделать это могла бы Джейн Морроу. У нее была причина и таить обиду на Тайлер, и желать мести семье Принс.

Но если Зак вспомнит, кто была та женщина у ресторана, то сможет бросить Тайлер новые обвинения… Поэтому она не собиралась говорить о своих подозрениях!

— Вот и все, Зак, — сказала она, немного успокоившись. — Больше мне нечего добавить.

Она подняла подбородок, глядя ему прямо в глаза.

Он хмуро смотрел на нее несколько долгих секунд, а потом медленная улыбка изогнула его губы.

— Нечего добавить?

— Нечего, — твердо ответила она. — Хотите верьте, хотите нет.

— И теперь вы хотите, чтобы я принес извинения?

Она заморгала, не понимая, за что — за такой поцелуй или за то, что напрасно обвинял ее?

— Это уж ваше дело.

— Хорошо. Прошу прощения. За все.

Зак поднял руку и остановился, когда Тайлер отшатнулась.

Но ведь только что он был груб с нею. Она вполне могла бы уйти после того, как объявила о своей невиновности!

Зак медленно провел рукой по ее щеке, потом пальцем — по ее опухшим губам..

— Я причинил вам боль, — сказал он хрипло. — Я прошу простить меня, Тайлер. Не имеет значения, почему я так поступил. Ничто не может оправдать моего поведения.

Нежное прикосновение его пальца будило ее чувственность. Ее колени начали слабеть, а тело охватил жар.

— Возможно… — Она остановилась, чтобы прочистить горло, поскольку ее голос стал хриплым — Возможно, вы смогли бы поцеловать нежнее?

Она знала, что играет с огнем, но она сожгла уже много мостов, когда приехала в Англию. Подумаешь, будет одним больше…

— Вы уверены, Тайлер? Я был тогда сердит, а теперь я невероятно возбужден.

Его глаза потемнели. Стоял он так близко, что она ощущала его желание. Желание, которое эхом отозвалось в ней.

Она провела по губам кончиком языка, случай но коснувшись его пальца, и во взгляде Зака вспыхнул огонь.

Тайлер взглянула с ожиданием, еще не зная, чем все это закончится, но стремясь почувствовать губы Зака на своих губах. Но на сей раз без его гнева…

И в то мгновение, когда губы Зака коснулись ее, она потерялась во времени и пространстве.

Ее руки легли на его широкие плечи, потом охватили его шею. Тайлер прижалась к нему, желая стать еще ближе, подчиняясь страстному волшебству его губ.

Она чувствовала его горячие руки у себя на спине, такие горячие, что, кажется, могли прожечь ткань. Потом его руки скользнули под футболку, и Тайлер замерла, сосредоточившись на его ласкающих прикосновениях к ее спине. Ее кожа вспыхивала там, где он касался ее. Тайлер с наслаждением вздохнула, когда одна его рука переместилась вперед, чтобы охватить ее обнаженную грудь. Жар волна за волной заструился вниз по ее телу.

Это было так хорошо! От разгоревшегося желания она едва не потеряла способность соображать, крепче прижимаясь к его руке. Она вся была как в огне. Она трепетала, и наслаждение становилось почти невыносимым. Почти…

Ей не хотелось, чтобы Зак остановился. Она никогда не испытывала ничего подобного этому. В целом мире для нее существовал только Зак! Только Зак мог заставить ее почувствовать такую невероятную страсть, только он. Все ее тело будто таяло, и сила их желания вела ее к высотам, о которых она прежде и не догадывалась.

Она хотела, чтобы это длилось вечно, не хотела ничего иного, не нуждалась ни в чем ином, кроме как в губах Зака и его языке, который прикоснулся к ее обнаженной груди, когда Зак поцеловал сперва один напряженный сосок, потом другой.

Раздался громкий стук в дверь.

— Какого черта? — рассеянно пробормотал Зак.

Он наслаждался ласкающими руками Тайлер на его груди и спине, под его расстегнутой рубашкой, и был настолько ошеломлен совершенством ее груди, что не смог быстро вернуться к реальности.

Застонав, он неохотно отвел руки и потянул вниз футболку Тайлер… чтобы избежать искушения продолжать то, что они делали, несмотря на то, что кто-то стоит за дверью!

— Я бы не открыл, но если это горничная, то она и сама войдет, — объяснил он, увидев недоумение на лице Тайлер. — В чем дело? — раздраженно спросил он мужчину, стоящего в коридоре.

— Мистер Принс, я Дэвид Миллер, — оживленно представился тот, протягивая руку.

Не имея представления, с кем здоровается, Зак ответил на рукопожатие.

Дэвид Миллер радостно улыбнулся.

— Я пишу для… но, мистер Принс! — попытался он возразить, когда Зак начал закрывать дверь перед его носом. — Это и есть таинственная леди? — Дэвид успел заглянуть в номер и увидеть Тайлер. — Эй, кажется, мы с вами знакомы?

Не дав ему договорить, Зак захлопнул дверь, повернулся и мрачно посмотрел на покрасневшую Тайлер.

Зак привык к любопытным репортерам и за годы своей артистической карьеры сумел достичь молчаливого соглашения с большинством из них — они оставляют его в покое, а он сам сообщает им новости о себе. Но взаимная доброжелательность, казалось, испарилась с того момента, как Тайлер Вуд ворвалась в его жизнь!

О, Тайлер! Ему было фантастически прекрасно ощущать, как в его объятиях ее тело полностью отзывается ему. Как и его тело отзывается ей…

Хотя в его жизни было много женщин — вероятно, слишком много! — ни к одной из них его не тянуло так сильно, как к Тайлер. Но он ощущал, что и она будто удивлена своим ответом ему.

— Миллер, кажется, решил, что знает вас?

Зак снова начал сомневаться. Могло ли быть случайным внезапное появление второго репортера, когда Тайлер была здесь?

Та же самая мысль, казалось, пришла в голову Тайлер.

— Не близко, нет, — медленно ответила она. — Несколько месяцев назад нас познакомили на пресс-конференции.

— Кто познакомил?

Она покачала головой и отвела взгляд.

— Я не помню.

Так ли? Зак не знал. Но как Тайлер и Дэвид могли сговориться, если даже Зак не знал, что будет обнимать Тайлер?

— Да это и неважно, — заметил Зак. — Выдумаете, Миллер вспомнит, откуда он вас знает?

— Не знаю… я не умею читать чужие, мысли.

— И как же вы сможете выяснить, откуда он вас знает?

Ее глаза округлились.

— Я?

— Да, вы. Вы, кажется, знаете, кто он, значит, знаете, в какой газете он работает.

— Ну… да, — неохотно признала она. — Но если я начну задавать вопросы, это только подтвердит его предположение…

— Не моя проблема.

— И не моя!

— Нет? Вас не беспокоит, что ваша фотография окажется в какой-то газете и ваше имя будет связано с моим?

Ее лицо резко побледнело, и Зак успел увидеть выражение паники, быстро сменившееся безразличием.

Такую же панику он увидел, когда показал ей заметку…

Тайлер Вуд что-то скрывает. Но что это могло быть, он понятия не имел… Пока не имел.

— Мое присутствие в вашем номере легко объяснить моей работой. Я просто позвоню Дэвиду и объясню ему ситуацию.

— Это, конечно, возможно. И чем скорее, тем лучше.

Тайлер заморгала и нахмурилась.

— Вы хотите, чтобы я немедленно ушла?

— Да, я хочу, чтобы вы немедленно ушли.

Потому что, если она не уйдет, он забудет обо всем и снова начнет целовать ее… и уж на сей раз сначала повесит на двери табличку «Не беспокоить»! Нет, ему нужно, чтобы Тайлер ушла, и поскорее!

Когда он снова увидит Тайлер, то уже сможет держать под контролем свои желания!

А пока он попытается разузнать о Тайлер. В конце концов, она и на самом деле была таинственной леди. Для простого репортера она слишком хорошо знакома с модельером Джералдом Найтом. И никто, с кем он до сих пор говорил, ничего не знал о прошлом Тайлер.

Неизвестно было, где Тайлер провела двадцать пять с половиной лет ее жизни. Кто ее друзья? Ее семья? И главный вопрос, на который Зак хотел получить ответ, но уже понял, что от самой Тайлер его не получит, — почему ни один из тех, кого она встретила и с кем подружилась в Англии, не знает о ней ничего, кроме того, что она рассказала сама?

Что же скрывает Тайлер?

А ведь что-то скрывает…





ГЛАВА ДЕВЯТАЯ



— И еще я хотела попросить вас — если Зак Принс каким-то образом свяжется с вами, не говорите ему ничего, что вы обо мне знаете.

Тайлер умоляюще смотрела через стол на Джералда Найта. На нем сегодня был костюм цвета сливок, такой же галстук и желтая рубашка.

Они обедали вместе — по ее просьбе. Поскольку что-то в поведении Зака высекло искру ее подозрения, и она хотела закрыть все двери, прежде чем он найдет возможность пройти через них и начать задавать вопросы.

Ей было непонятно, каким образом в течение прошедших двадцати четырех часов Заку удалось повернуть ситуацию так, что теперь она уклонялась от ответа на вопросы о себе!

Джералд выгнул темные брови.

— Насколько я понял, я не должен обсуждать Руфуса, а также то, что теперь ты Тайлер Вуд, а не Тайлер Харвуд?

— Да, это точно то, что я имею в виду. Если Зак узнает, кто я на самом деле, он никогда не будет серьезно относиться ко мне как к репортеру!

Джелалд засмеялся.

— Хотел бы я присутствовать при встрече Руфуса с Заком!

— Они никогда не встретятся, — пообещала Тайлер, вздрогнув при одной только мысли об этом.

— О, на твоем месте я бы не был так уверен в этом, Тайлер, дорогая. Судя по тому, чему я был' свидетелем вчера вечером, и по той колонке светских сплетен в газете сегодня утром, Зак Принс, кажется, очень интересуется тобой.

Она почувствовала, что краснеет.

— Вы не правы. Я беру у него интервью, и это все. Теперь обещайте мне, Джералд. Пожалуйста! Он сдался.

— Ты знаешь, что я никогда не мог устоять перед взглядом твоих изумительных глаз.

Готово, отметила Тайлер с облегчением. Остается пойти к Дэвиду Миллеру. Там ей предстоит намного более трудное дело — получить у него сведения о том, кто его направил на нее и Зака. Тайлер не сказала Заку, кто познакомил ее с Дэвидом Миллером, хотя и помнила, что сделала это Джейн Морроу. Неужели Джейн обратилась к Дэвиду с целью доставить неприятности семье Принс? Тайлер надеялась, что Миллер все разъяснит.

Зато решение этих проблем дало ей возможность думать о чем-то другом, кроме ласк Зака. Потому что неизвестно, куда мысли о Заке могли бы завести ее…

И она не думала о Заке. Ни разу за весь день. Пока не возвратилась к своему столу в редакции газеты и не увидела спину Зака, входящего в кабинет ее босса и закрывающего за собой дверь!

Ее колени задрожали. Она ухватилась за край стола, села и услышала, что Билл смеется тому, что только что сказал ему Зак.

Но всем же известно, что Билл никогда не смеется!

И дверь в кабинет закрыта, хотя сам Билл никогда ее не закрывает. Он любит видеть все, что происходит у его подчиненных.

Что здесь делает Зак? Люди его общественного положения обычно не ходят по редакциям — репортеры гоняются за ними, а не они за репортерами!

Билл открыл дверь, и Тайлер увидела, как Зак поднялся с кресла. Улыбаясь друг другу, мужчины пожали руки и вышли из кабинета.

Зак с улыбкой на губах шел прямо к ней.

Тайлер приросла к полу, и лицо ее стало испуганным.

— Привет, Тайлер.

— Привет, Зак.

Ее губы едва шевелились.

— Пока, Тайлер.

Он поднял руку в прощании, продолжая идти к двери мимо ее стола.

— Пока, За… Эй, минутку! — она вырвалась из оцепенения и поспешила за ним к лифту. — Зак! — позвала она, чтобы помешать ему войти в лифт. — Что вы здесь делаете? Он пожал плечами.

— Я не хочу показаться грубым, Тайлер, — сказал Зак, растягивая слова, — но не кажется ли вам, что это не ваше дело?

Она покраснела от такой грубости.

— Билл Грэм — мой босс.

— А разве есть закон, который запрещает мне говорить с ним?

Ее руки сжались в кулачки.

— Нет никакого закона, просто… Билл — мой босс, — беспомощно повторила она. Но если у Зака есть к ней претензии — вероятно, есть, и много! — то он мог бы обсудить их с нею, а не с Биллом. — Это означает, что моя работа с вами закончена? Ведь вы об этом просили Билла? — пояснила она, поскольку Зак выглядел озадаченным.

— Почему вы так подумали? Она пожала плечами.

— Не все шло гладко…

— Шло гладко? — удивленно воскликнул Зак. — Тайлер, одно бедствие шло за другим с того момента, когда мы встретились!

Тайлер побелела от столь прямолинейного заявления, но не могла оставить это без ответа. Она едва взглянула на лифт, когда двери автоматически открылись.

— Но не все случилось по моей вине, — сделала она слабую попытку защититься.

— Ну и не по моей, конечно, — возразил Зак, входя в лифт. — Вы свободны сегодня вечером, Тайлер? Я хочу пригласить вас на обед.

Такого Тайлер не ожидала!.

— О! Я… ээ…да!

— Прекрасно. Встретимся в моем отеле в восемь. — Он повернулся и нажал кнопку первого этажа. — А если у вас случайно есть еще одно платье от Веры Уонг, то советую вам приберечь его для субботнего вечера.

Тайлер была поражена. Для субботнего вечера?

Двери лифта закрылись, а Тайлер еще долго стояла, пытаясь понять, в какой момент она перестала понимать, о чем говорит Зак.

Что должно случиться в субботу вечером? — недоумевала Тайлер, направляясь к своему столу. Почему Зак хочет, чтобы она была в платье от Веры Уонг?

И как он мог узнать, что у нее есть еще одно платье…

— Он великолепный мужчина, Тайлер, — экспансивно заявила ее коллега Келли, выходя из помещения редакции.

— Да, — равнодушно согласилась Тайлер, хотя часть ее — неблагоразумная, ревнивая часть! — была обижена на то, что Келли обратила внимание на Зака. Конечно, он великолепен, и от его поцелуев она таяла, но ей было неприятно одобрение другой женщины. Смешно, надо признать.

С одной стороны, то, как Зак выглядел, было частью его актерского успеха. Вряд ли он стал бы знаменитым актером, если бы был похож на обезьяну! С другой стороны, она не имела никакого права обижаться на что-нибудь, касающееся Зака.

— Ты что-нибудь знаешь о том, какую роль в его жизни играет эта таинственная леди?

Тайлер всегда нравилась Келли — и лично, и как коллега, но в этот момент Тайлер чуть не посоветовала Келли заниматься своими чертовыми делаМи!

— Я не думаю, что она вообще существует. — Тайлер выдавила жалкую улыбку. — Наш конкурент, должно быть, сегодня утром очень нуждался в сплетне.

Тайлер пожала плечами, надеясь, что Келли не будет продолжать разговор.

— О, ну, значит, есть надежда, что ею станет кто-то из нас. До свидания, Тайлер.

Келли отправилась в свой кабинет, расположенный на другом этаже, оставив Тайлер в плохом настроении.

Потому что после ее слов Тайлер поняла, что влюбляется в Зака, а этого она совсем не хотела. Но, кажется, это уже стало фактом.

И еще она понятия не имела, о чем Зак говорил с Биллом! Зная Билла, она понимала, что он не скажет, даже если она будет умолять его.

Вдруг она вспомнила, что Зак уже говорил ей про субботу!

Тайлер без сил упала на стул.

Это же и было причиной, по которой Зак остался в Англии после свадьбы брата. Причиной, по которой у него нашлось время дать ей интервью!

В субботу состоится премьера его последнего фильма «Великолепный стрелок»!

И он только что сказал ей, что она будет сопровождать его…

Но этого никоим образом нельзя допустить! Там же будут репортеры со всего мира!

Тайлер выглядела невероятно красивой. На ней было отлично сидевшее черное платье до колен, подчеркивающее ее гибкость. Косметики было немного, и на этот раз ее волосы были не в том остроконечном стиле, но мягко падали ей на лоб и вились позади нежных ушей.

Выйдя из отеля в восемь часов, они сразу же взяли такси. Тайлер сидела рядом с Заком.

— Хоть это очень… великодушно с вашей стороны, но боюсь, у меня другие планы на субботний вечер, и значит, я должна отклонить ваше приглашение.

Сказав это, Тайлер затаила дыхание.

Ее отказ посетить с ним премьеру в субботу Зак выслушал с полным безразличием. Независимо от ее желания она пойдет с ним. Иначе ей придется объяснить ему настоящую причину, по которой она не хочет, чтобы ее имя и фотография появились в газетах в воскресенье утром.

А Зак был убежден более, чем когда-либо, что это и было поводом для ее отказа. Весь день он пытался узнать хоть что-то о таинственной леди. Но одни люди, как и Дэвид Миллер, ничего не знали о Тайлер до ее приезда в Англию, а другие, кто знал — Билл Грэм, Джералд Найт, — просто ничего не говорили. Точнее сказать, Джералд Найт не говорил с ним вообще — с ним не было связи весь день.

Тогда Зак придумал, как получить ответ от самой Тайлер и, возможно, узнать, от чего или от кого она убегала, когда направилась в Англию.

Ее сбивчивое заявление о других планах на субботний вечер было, конечно, хорошим началом! Он пожал плечами.

— Значит, вам придется изменить или отложить эти планы.

— Боюсь, я не смогу сделать этого.

— Жаль, — равнодушно ответил Зак. — Билл Грэм пришел в восторг от этой идеи, когда я говорил с ним сегодня.

Тайлер недоверчиво уставилась на него.

— Вы обсуждали с ним это?

— А разве он вам не сказал?

Но Зака не удивило, что Билл предоставил ему самому обсудить премьеру с Тайлер. Зак подозревал, что Билл Грэм был из тех людей, кто знал о Тайлер Вуд много больше, чем хотел бы рассказать Заку или кому-либо еще. Может быть, даже Тайлер не в курсе того, как много Грэм знает о ней…

— Нет, не сказал, — сердито ответила она. — Возможно, это ускользнуло от вашего внимания, но Билл Грэм не любит облегчать жизнь людям, которые работают на него!

— Я это заметил, — Зак растягивал слова. — Однако он полностью одобряет ваше посещение премьеры со мной. Думаю, его прельстило, что один из его репортеров окажется в центре внимания, — добавил он вызывающе.

Могли Билл Грэм предполагать — или знать, — что желания Тайлер были полностью противоположными?

Тайлер сделала глубокий вдох, очевидно собираясь опять отказаться от посещения премьеры, но запнулась на полуслове, увидев, что такси свернуло на частную дорогу и остановилось перед огромными коваными воротами. Зак улыбнулся, вышел из машины, набрал код, и ворота автоматически открылись.

Тайлер выглядела немного смущенной, когда Зак уселся рядом с ней. Такси теперь двигалось вдоль высокого, внушительного викторианского дома.

— Где мы? — наконец спросила она, когда Зак обошел вокруг машины и открыл дверь такси, чтобы она могла выйти.

Зак ответил после того, как расплатился.

— Моя сестра Стейзи тоже утром видела в газете эту сплетню. — Вероятно, не без помощи Рика, подумал он мрачно. — Она-то и пригласила нас, — добавил он, взяв Тайлер под руку.

Она сразу же отстранилась.

— Это шутка?

Ее испугала предстоящая встреча с еще одним членом семьи Принс.

Стейзи была самой младшей, но после того, как обрела счастье в замужестве, стала прилагать огромные усилия, чтобы женить братьев. Утром Стейзи позвонила, и Зак понял, что сестре не терпится побольше узнать об этой таинственной леди, и поэтому он получил приглашение. Но он не намеревался пройти через это один!

— Поверьте мне, с такой, как Стейзи, шутки плохи, — предупредил он Тайлер, пока звонил в дверь. — Она не так уж и стара, но стала властной с тех пор, как вышла замуж.

Ему даже было интересно узнать, как его сестра будет обращаться с Тайлер!

С Тайлер, которая уже выглядела испуганной!

— Ее муж Джордан тоже будет. Джордан Хантер, один из братьев Хантер, владельцев отелей, — добавил Зак, пытаясь успокоить Тайлер, но лишь заставил ее трепетать сильнее.

Тайлер фыркнула и повернулась как раз в тот миг, когда Стейзи открыла дверь. Джордан был мультимиллионером, а Стейзи — известным дизайнером интерьеров, но она не хотела, чтобы слуги жили в доме, и сама заботилась о семье.

Женщины смотрели на друг друга, и Зак заметил, как широко раскрылись глаза Стейзи, когда она оглядела Тайлер. Он увидел одобрение в глазах сестры, и ему стало интересно, какими же были еге прежние женщины, если Стейзи ни разу не одобрила ни одну из них!

Конечно, он не мог быть уверен, что ей понравилась Тайлер, поскольку улыбка Стейзи быстро исчезла, а взгляд стал хмурым. Тайлер первой нарушила тишину, ставшую слишком тягостной.

— Привет, я Тайлер Вуд, — радостно представилась она. — Полагаю, получилось своего рода недоразумение, что меня пару раз заметили с Заком. — Она засмеялась. Был ли ее смех вынужденным, или Заку так показалось? — Таинственная леди в жизни Зака — всего лишь репортер, берущий у него интервью. О котором, впрочем, договорился ваш брат Ник, — добавила она многозначительно.

Взгляд Стейзи смягчился.

— А, — ответила она. — Что ж ты мне сразу не сказал, Зак? — упрекнула она, пока они входили в дом.

Так много всего случилось на этой неделе, что Зак совсем забыл об этом и, когда Стейзи пригласила его на обед, просто сказал, что придет вдвоем с Тайлер! Да, жизнь его усложнилась, и все потому, что он испытывал к Тайлер два противоположных чувства — гнев и влечение.

— Мы с Тайлер все равно должны были встретиться сегодня вечером. Кроме того, я не хотел упустить бесплатный обед!

Стейзи засмеялась.

— Ладно, клоун, проходи и присоединяйся к Джордану. Я провожу Тайлер наверх, чтобы она могла освежиться.

Ему казалось, что Тайлер и так выглядит достаточно свежей. Но он был всего лишь мужчиной, и как он мог знать, нужно ли женщине поправить помаду или что-то еще?

— Конечно.

Он кивнул и направился к гостиной, где намеревался попросить у Джордана виски с содовой. И побольше!





ГЛАВА ДЕСЯТАЯ



— Итак, мисс Харвуд, — резко сказала Стейзи Хантер, плотно закрыв за ними дверь ванной. — Даю вам пять минут, чтобы объяснить, почему вы притворяетесь репортером Тайлер Вуд!

Тайлер в ужасе взглянула на хозяйку дома. В глазах Стейзи она видела несгибаемую волю Принсов. Только что улыбающиеся губы были решительно сжаты.

Тайлер думала, что все шло хороню, и в далекой Англии никто ее не узнает. А теперь…

— И для вас же будет лучше, — сухо продолжала Стейзи Хантер, — если вы сможете убедить меня не говорить брату, кто вы!

— Значит, вы знаете, кто я?

— Конечно, знаю. И Зак узнает, когда ему в руки попадет журнал, посвященный событиям светской жизни Америки! Вы же там занимаете видное положение в обществе как эксперт по части моды, косметики и причесок. Я жду, Тайлер, а минуты уходят.

Мысли Тайлер помчались. Как убедить эту женщину, что ее собственные намерения были честными в том, что касалось Зака?

Тем более, что они не были полностью честными, с упреком напомнил ей тоненький голосок, прозвучавший у нее в голове.

Но ее интервью с Заком не имело никакого отношения к тому, по какой причине она работала репортером под вымышленным именем. Не могла же она знать полгода назад, что встретит Зака Принса!

Так может быть, надо просто все честно рассказать Стейзи и попросить ее держать это в секрете — особенно от Зака?

И Тайлер начала свой рассказ. Стейзи слушала, не показывая, верит ли она хоть единому слову.

— Я прилетела в Англию после ужасной ссоры с родителями, в особенности с отцом, потому что отказалась выйти за того, кого он выбрал мне в мужья. Я не хотела получить работу или, более вероятно, отказ из-за того, что моя фамилия хорошо известна и здесь, и в Штатах. Поэтому я стала Тайлер Вуд. И я полагала, что если Зак узнает, кто я на самом деле и чем занималась в Нью-Йорке, то не будет серьезно относиться ко мне как репортеру. Да он и так не принимает меня всерьез, — закончила она с сожалением.

Стейзи покачала головой и вздохнула.

— Хотите верьте, хотите нет, но полтора года назад и я сделала нечто подобное. — Она усмехнулась. — И Зак понятия не имеет, кто вы?

— Никакого, — подтвердила Тайлер. Разве что подозревает, что она не та, кем притворяется!

— Хм. — Стейзи немного подумала. — Ну, я тоже не уверена, что ему сейчас это следует знать.

— Так вы ему не скажете?

— Сейчас нет. Но если ситуация изменится или если я хоть на миг подумаю, что Заку будет плохо из-за того, что он этого не знает, то я скажу ему.

— Ему не будет плохо.

— Вы уверены? — Стейзи изучающе смотрела на Тайлер. — Зак впервые кого-то привел сюда.

— Но только потому, что вы сочли возможным пригласить меня, — возразила Тайлер.

— А вы думаете, я никогда не приглашала женщин, которыми увлекался Зак? — с улыбкой спросила Стейзи.

Тайлер не хотела слышать о женщинах, которыми увлекался Зак!

— Он не увлекся мной, — уверила она Стейзи и почувствовала, что краснеет. — Я сказала вам, что только беру у него интервью в течение этой недели.

— Вы должны знать, что для меня Зак всегда на первом месте.

— Я ничего другого и не ожидала, — призналась Тайлер, посчитав слова Стейзи свидетельством того, какой сплоченной и дружной была семья Принс. — И я не причиню вреда Заку, если не скажу ему, кто я.

Стейзи взглянула на изящные золотые часы на своем запястье.

— Мы провели здесь гораздо больше пяти минут, — объявила она. — Мужчины будут волноваться, куда мы пропали.

Не похоже, что они волновались, подумала Тайлер, когда мужчины прервали смех, чтобы представить друг другу Тайлер и Джордана.

После довольно неприятного начала Тайлер, к своему удивлению, наслаждалась вечером. Беседа текла легко. Было очевидно, что Хантеры очень счастливы в браке, и отношения Зака с ними обоими были спокойными. Это время оказалось для Тайлер самым приятным с тех пор, как она прибыла в Англию.

— Спасибо за прекрасный вечер, — сказала она Заку, когда они сели в такси. — Стейзи и Джордан очень приятные люди.

— И раз она моя сестра, то вы не ожидали, что Стейзи будет такой? — поддразнил Зак.

— Нет, конечно, я так не думала, — немедленно вспыхнула Тайлер. — Я просто… вы снова меня заводите?

— Разве что чуть-чуть, — мягко уверил он ее. — А о чем вы так долго говорили наверху, когда мы приехали? — невинно спросил он.

Слишком невинно, показалось Тайлер. Но Стейзи обещала не говорить Заку о ней, если это не будет совершенно необходимо. И, конечно, сегодня вечером не случилось ничего, чтобы ситуация изменилась.

— Только о моде и одежде, — уклончиво ответила она. — Вам, мужчинам, это неинтересно.

— Вы предвзято относитесь к мужчинам, — усмехнулся Зак. — Я уверен, что Джералду Найту, например, было бы очень интересно.

— Джералду? — эхом отозвалась она, немного резко; после всего, что случилось за день, ей показалось странным, что Зак заговорил о Джералде!

Зак кивнул.

— Женская мода, очевидно, его очень интересует.

— Только потому, что он ею занимается профессионально, — парировала она. — Я хотела сказать, что, как правило, женская мода…

— … и одежда, — сухо вставил Зак.

— … не представляет интереса для большинства мужчин.

— Вы правы, — кивнул он. — Никакого интереса вообще.

Тогда о чем было говорить? Он, вероятно, все еще пытается вывести ее из себя. Он действительно…

— Возможно, вы хотели бы сказать водителю ваш адрес, — предложил Зак.

Тайлер пораженно взглянула на него.

— Мой адрес?

— Ммм… Я еще ни разу не провожал вас домой. Пришло время исправить эту мою оплошность.

Но она не хотела, чтобы Зак отвез ее домой! Она не хотела, чтобы Зак знал, где она живет. Она не хотела, чтобы…

— Вы что-то скрываете, Тайлер? — Он, казалось, читает ее мысли. — Но что? Мужа и шестерых детей? Или, может быть, — его голос стал немного жестче, — вы живете с кем-то, в конце концов?

— Конечно же, я не…

— Например, с Перри Морганом, — добавил Зак, будто не слыша ее.

— Я уже говорила вам, что не живу с Перри, — с негодованием напомнила она. — Я не живу ни с кем!

Зак тут же воспользовался этим.

— Тогда нет никакой проблемы в том, что я отвезу вас домой.

Конечно, проблема была. Большая проблема. Ее квартира была ее собственным миром, первым собственным домом в ее жизни. Если бы Зак пришел туда, то она всегда вспоминала бы о нем, возвращаясь домой. А этого она не смогла бы вынести.

Но была и еще одна проблема. Она не имела никакого намерения идти с ним на премьеру в субботу, несмотря на все, что Билл Грэм мог сказать об этом! Если же Зак узнает, где она живет, то скрыться от него будет трудно. А кроме как спрятаться в своей квартире, она ничего не могла придумать!

Тайлер еще не сказала ни слова, а Зак уже понял, что она собирается отказаться.

Сегодня он был приятно удивлен тем, как легко Тайлер подружилась со Стейзи и Джорданом. Раньше сестра критически относилась к его женщинам!

Но, возможно, Тайлер сказала ей, что не была его женщиной?

Это раздражало его. Что значит быть «его женщиной»? Вместе проводить время? Они с Тайлер за эти дни провели много времени вместе. Целовать друг друга? Ну, и это случалось.

Так что, хотела того Тайлер или нет, она уже стала частью его жизни!

Но она так явно этого не хотела. И он знал, что она собирается найти любой повод, чтобы он не провожал ее и тем более не входил в ее квартиру!

— Дело в том, Зак, — спокойно сказала она, — что я не хочу вести вас туда.

Вот это да! Ее способность говорить чистую правду начала восхищать его.

— Почему вы не хотите поберечь мои чувства?

— Думаю, настало время вернуться в границы чисто деловых отношений.

Он очень далеко ушел от деловых отношений с этой женщиной. Черт возьми, он перешел ту границу в то мгновение, когда укладывал Тайлер на свою кровать.

Признайся себе, Зак, мысленно велел он себе, ты слишком интересуешься женщиной, которая бежит от тебя так быстро, что тебе трудно хотя бы не отставать от нее, уже не говоря о том, чтобы бежать на шаг впереди! Это было ему внове — обычно женщины бежали за ним! Но, какова бы ни была тому причина, Тайлер так интересовала его, что можно было полагать — он влюбляется в нее… Но это же смешно! Перед его глазами будто наяву возник заголовок «Знаменитый актер по уши влюблен журналистку!».

— Вернуться в границы чисто деловых отношений? — повторил он ее слова. — Это будет точно так, как было у нас до сих пор? И что же вы должны написать обо мне?

Ему показалось или действительно Тайлер покраснела от его намека на то, что они до сих пор больше целовались, чем проводили интервью?

А может быть, Тайлер смущается из-за своей профессиональной неопытности? Хотя, конечно, трудновато задавать вопросы, когда вас целует тот, у кого вы должны брать интервью! А Заку хотелось целовать и целовать ее…

Сегодня вечером Тайлер опять показалась ему красавицей. Простое черное платье подчеркивало свежесть кожи ее лица и обнаженной шеи. Она оказалось очень веселым собеседником, развлекая всех историями о том, как неправильно употребляла слова, когда прилетела в Англию.

Зак был уверен, что Тайлер очень понравилась Стейзи, да и Джордан был очарован ею. И если бы Зак не знал, что Джордан полностью и совершенно влюблен в Стейзи, то счел бы, что поддразнивающее снисходительное отношение его зятя к Тайлер заслуживает хорошего удара в нос.

Зак оказался ревнив!

Зак много слышал о ревности, хотя никогда раньше ее не испытывал. Все равно он сразу узнал этого жуткого зеленоглазого монстра, меняющего характер человека, разрушающего в нем все.

Это и было одной из причин, по которой ему было необходимо опять поцеловать Тайлер. Вдали от любопытных глаз, так, чтобы никто их не прерывал, когда они начнут разбираться в своих чувствах… Но кого он хочет обмануть? Он хочет остаться наедине с Тайлер, чтобы заниматься с нею любовью, пока у нее хватит сил. Пока у них обоих хватит сил!

— До сих пор наши отношения вообще не были деловыми, — ответила она на его вопрос внезапно охрипшим голосом. — Поэтому я предлагаю завтрашний день провести вместе таким образом, чтобы вы могли быстро прочитать список вопросов, которые я составила.

Провести день вместе — это, конечно, прекрасно, чего никак нельзя сказать о необходимости быстро прочитать список вопросов!

— А вы не боитесь, что если я дам ответы на заранее написанные вопросы, то ваша статья покажется читателям скучной и несколько напыщенной?

И в то же время потребует от него огромных усилий!

Но дело было не в его усилиях — правда заключалась в другом. Он просто не хотел, чтобы Тайлер увидела, как он будет мучиться, читая проклятые вопросы!

В этом и заключалась его настоящая — и единственная — тайна от публики. Когда он учился в школе, то приобрел репутацию бунтаря и скандалиста. У него даже прозвище было «Необузданный Принс». Но за долгое время никто так и не понял, что он и скучал, и попадал в неприятности по той причине, что большая часть уроков просто полностью проходила мимо его разума, а учебники были для него всего лишь приводящей в замешательство путаницей букв.

Нарушение процесса чтения — дислексия. Зак был уже почти взрослым, когда был поставлен такой диагноз, но сразу же после этого трудности были преодолены. Оба брата и сестра читали ему вслух, помогая заучивать роли. Проблемы, которые были у него в школе, просто исчезли. И теперь он редко вспоминал о них.

Дислексия. Какое ужасное слово для того, кому трудно читать… Зак едва мог правильно произнести это слово, не говоря о том, чтобы прочитать, а уж написать его никак бы не смог! Он был уверен, что большинство неспособных к чтению чувствовало то же самое. Превратить последовательность букв в слово таким людям трудно и без того, чтобы на них вешали ярлык «дислексик». Это слово лишний раз смущает тех, кто и так страдает.

Другие добившиеся успеха актеры открыто признали свою дислексию, доказав этим, что неспособные к чтению люди не были идиотами… Вовсе нет! Просто буквы им бросали вызов, на который было трудно ответить.

Но Зак не хотел, чтобы о его дислексии писали — ни Тайлер, ни кто-то другой.

Тайлер все еще была красной после его замечания о ее будущей статье.

— Думаю, что у меня хватит способностей написать статью так, что она не будет состоять только из моих вопросов и ваших односложных ответов.

— Будем надеяться, — согласился он и, когда такси остановилось у отеля, предложил: — Не зайдете ли выпить?

— Нет, если вы не будете возражать, — резко отказалась она, все еще страдая от того, что в его словах почувствовала критику своих репортерских навыков.

Зак сел, откинулся назад после того, как расплатился с шофером.

— А если я возражаю? — хрипло спросил он. Она встретила его взгляд, не моргнув глазом.

— Я все равно не зайду.

Он не смог удержаться от смеха, опять желая целовать ее.

— Вы упрямая женщина, Тайлер Вуд.

Не получив помощи от людей, которые знали ее, он и сейчас знал о ней не больше, чем утром. Но это не означало, что не надеялся узнать. Честным путем или не очень.

Тайлер улыбнулась.

— Рыбак рыбака видит издалека! Он удивленно поднял брови.

— Вы намекаете на то, что я тоже упрямый?

— Я думаю, у вас много разных черт характера, и упрямство — одна из них. Зак снова рассмеялся.

— Возможно, вы войдете и расскажете мне и о других моих чертах?

— Это я думаю, что вы упрямый, — сухо уточнила Тайлер. — Но мой ответ — все равно нет.

Он пожал плечами. Вопреки рассудку ему хотелось подхватить ее на руки и отнести наверх, в свой номер… так, как в тот вечер, когда они были вместе. Но сегодня он не стал бы давать Тайлер бренди!

— Я ни в чем не обвиняю вас, Зак, — устало вздохнула она. — Просто для одного вечера было очень много событий.

— Хорошо, — согласился он, наклонился и слегка поцеловал ее в губы. — Спасибо за прекрасный вечер, Тайлер.

Это была правда — в конце концов, вечер показался ему прекрасным. Он только надеялся, что у него будет возможность целовать ее… нет, больше, чем только целовать… когда вечер приблизится к концу.

Она выглядела немного смущенной этим поцелуем, но засмеялась.

— Доброй ночи, Зак.

— Доброй ночи, Тайлер. В это же время завтра утром? — добавил он, когда уже вышел из такси.

— В это же время, — эхом отозвалась она. Честным путем или не очень, повторил он про себя, пока стоял и смотрел, как уезжает такси…





ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ



— О нет, только не это! — простонала Тайлер, глядя на газету, которую Билл Грэм с мрачным выражением бросил на ее стол.

Можно подумать, Билл никогда не уходит домой…

Сегодня утром Тайлер пришла в редакцию очень рано, чтобы проверить свою электронную почту и успеть разобраться с документами перед тем, как отправиться к Заку. И вот опять на первой полосе, теперь уже в другой конкурирующей газете, видит фотографию, на которой они с Заком садятся в такси, а Стейзи и Джордан Хантер стоят в дверях своего дома. Но и это еще не все. Набранный крупными буквами заголовок будто кричал: «Зак Принс пригласил таинственную леди, чтобы познакомить ее со своей семьей!»

Сегодня же Зак убьет ее. Медленно и мучительно.

Но, с другой стороны… Это же все случилось из-за него. Он вчера вечером привел ее на обед к Стейзи и Джордану. Возможно, это ей следует убить его. Медленно и мучительно!

Инстинктивно Тайлер закрыла фотографию рукой, будто таким образом могла заставить ее исчезнуть. Конечно, Тайлер знала, что сотни, тысячи копий разошлись по всей стране. А может быть, и по всему миру?

Тайлер сильно побледнела, когда осознала последствия этого. Как же ей не хотелось, чтобы отец ворвался в ее жизнь именно сейчас!

Она сняла руку с фотографии. Снимок был сделан, когда она собиралась сесть в такси, и ее лицо было повернуто в противоположную от фотографа сторону, но было ли этого достаточно, чтобы никто не узнал ее? Она была более тонкой, чем полгода назад, и волосы ее были короче, так что, возможно, лишь возможно…

— Но как им удалось?

— Знаешь, Тайлер, меня больше интересует, почему эта фотография появилась не в нашей газете! У какого черта был твой друг Морган, когда все это случилось?

Глаза Билла сверкнули.

— Он не мой друг, — машинально ответила она. — Нисходящий угол этой фотографии означает, что фотограф, должно быть, стоял на стене или на чем-то высоком, — задумчиво сказала она.

— Какого дьявола меня должно интересовать, где он стоял? — взорвался Билл. — Но эту чертову фотографию опубликовал он, а не мы! Тайлер, если у тебя роман с этим парнем, почему ты… Она поморщилась.

— Нету меня романа с Заком Принсом! — отчаянно перебила она.

Билл поднял глаза к небу.

— Хорошо. — Он вздохнул. — Если ты спишь с Заком…

— Да не сплю я с ним! Билл, уж ты-то, как никто другой, знаешь, почему я провожу время с Заком Принсом!

— И много мне от этого пользы! — огрызнулся он. — Судя по этой фотографии, ты так занята общением с этим мужчиной, что тебе не до того, чтобы написать что-нибудь интересное!

То есть что-нибудь сенсационное, поняла Тайлер. Но чем больше времени она проводила с Заком, тем меньше ей хотелось сделать это, даже если она узнает какие-нибудь его глубокие, темные тайны!

Не очень-то хорошим репортером она оказалась! Возможно, Руфус прав, в конце концов… и характер у нее действительно недостаточно твердый для того, чтобы сделать карьеру безжалостной журналистки. Возможно, ей следует просто все бросить и… нет, она не должна даже думать так. Она должна преуспеть. Должна. Она обещала это, когда полгода назад вышла в самостоятельную жизнь, и она это сделает!

— Я хочу сказать, Тайлер, — вздохнул Билл, — если ты спишь с этим мужчиной, тогда дай нам материал первым, ладно? Помни свои обязанности, — добавил он по пути в свой кабинет и громко хлопнул дверью.

Тайлер снова посмотрела на фотографию. При других обстоятельствах она бы гордилась тем, что ее сфотографировали с Заком Принсом. Даже была бы в восторге, что стала таинственной леди в его жизни.

Но едва ли она вообще была «леди в его жизни»! И фотографии означали, что кто-то преднамеренно преследует ее и Зака. И, значит, ей нужно принимать меры немедленно. Если за этим стоит Джейн Морроу, то ее надо так или иначе найти и заставить прекратить эту вендетту против семьи Принс прежде, чем кому-нибудь из них будет нанесен вред.

— Тайлер!

Знакомый голос прервал ее размышления.

Она увидела Перри и с облегчением заметила его радостную улыбку. Тайлер должна была признаться себе, что отчужденно держала себя с Перри после его объяснения в любви, но по его липу нельзя было сказать, что он получил отказ. У нее потеплело на душе. Ей нравился Перри. Он был единственным другом, которого она обрела в Англии, и она, конечно, не хотела бы жить здесь, избегая его.

— Перри, привет, — тепло ответила она, в то же время переворачивая газету фотографией вниз. Ей не хотелось, чтобы Перри снова начал излагать свои страшные предупреждения, заговорив о Заке. Она уже достаточно выслушала утром от Билла! — Похоже, Билл жаждет тебя видеть.

Перри поглядел на дверь босса.

— А это хорошо или плохо? — спросил он, садясь на край ее стола.

Ну почему она не влюбилась в Перри, простого, хорошего, красивого парня? Почему она не влюбилась в кого-нибудь еще, только не в Зака Принса?

Потому что не могла. Она полюбила Зака и теперь уже будет любить его всегда.

Она пожала плечами и поднялась.

— Точно не знаю. И, боюсь, мне надо уйти, у меня сегодня утром назначена встреча.

— Опять с Заком Принсом? — нахмурился Перри.

— Видишь, до чего же мне везет, ха-ха. Она попыталась обратить разговор в шутку.

— Позавтракаем вместе? Перри тоже встал.

— Не уверена, Перри. Я позвоню тебе, хорошо?

Она улыбнулась, стараясь, чтобы ее улыбка не была многообещающей.

Она все еще была немного ошеломлена признанием Перри. Ей казалось, что она не давала ему для этого никакого повода, но она не могла быть в этом уверена. Тем более, что и Зак, и Билл, казалось, предполагали, что Перри был ее парнем!

— Прекрасно, — сказал он беззаботно, очевидно желая сделать этот разговор легким.

Тайлер почувствовала облегчение. Она уже не могла вернуться к той спокойной дружбе, которая была у них раньше… Но будет хорошо, если они с Перри смогут хотя бы разговаривать друг с другом без затруднений.

— Увидимся позже, — сказала она, уходя.

Разговоры с Биллом и Перри серьезно задержали ее, и теперь она должна будет отправиться прямо в отель к Заку, вместо того чтобы попытаться сначала найти Джейн Морроу. Но кроме Джейн и Перри, ее беспокоило и другое. Из-за появления новой фотографии Тайлер ужасно боялась встречи с Заком. Нельзя было даже надеяться, что он не видел этой фотографии. Но если не видел, то следует рассказать ему!

Фотографию Зак уже видел.

Когда он открыл дверь на ее стук, Тайлер заметила страдание на его лице и поняла, что не было необходимости в признаниях или объяснениях. Но первые же его слова озадачили ее.

— Мне очень жаль, что я впутал вас во все это, Тайлер.

— Я… вам очень жаль?

Она даже заморгала от удивления.

— Да, — подтвердил Зак. — Кто-то, похоже, играет с нами. И мне это не нравится.

Тайлер подумала, что точно знает, кто играет, но все еще не хотела упоминать Джейн Морроу. По дороге сюда Тайлер сумела сделать лишь один краткий звонок по мобильнику, но последний наниматель Джейн Морроу отказался даже говорить о ней. У секретаря же Тайлер узнала только то, что Джейн теперь стала литературным агентом.

Времени проверить эти сведения у Тайлер уже не было, но она сделает это сегодня же, как только уйдет от Зака.

— Возможно, кому-то просто повезло? — пожала плечами Тайлер, следуя за Заком в его номер.

— Нет, я так не думаю, — пробормотал Зак, закрывая дверь. — Мне кажется… уж слишком они настойчивы, так сказать.

— Настойчивы? — повторила она, точно зная, какой настойчивой могла быть Джейн Морроу. — Может быть, это все из-за премьеры в субботу? В конце концов, это подогреет интерес к вам со стороны прессы. Кстати, о субботе, — решительно добавила она, — надеюсь, вы нашли кого-то другого, кто будет сопровождать вас?

Зак бросил на нее быстрый насмешливый взгляд.

— Но почему мне это делать?

Потому что… потому что между ними возникло то, чего не должно быть вообще. Своего рода трепет, который появлялся у Тайлер всякий раз, когда она была рядом с Заком. Все ее чувства приходили в волнение, стоило ей только взглянуть на него.

Боже, она любит этого мужчину. Любит в нем все. Его светлые волосы цвета меда, привлекательно падающие на брови. Его красивые, точеные черты лица, в которых так часто появляется дразнящее лукавство. То, как замечательно он выглядит в вылинявшей футболке и потрепанных джинсах, которые облегают контуры его талии и бедер. А его босые ноги… Ей нравится в нем все!

Она вздохнула.

— Потому, что мне там не место, Зак.

Это было еще одной ложью. До приезда в Англию, до того, как она стала Тайлер Вуд, она часто посещала премьеры и благотворительные балы, а также принимала участие в сборе средств — на самые разные цели, от помощи неимущим детям до спасения вымирающего вида обезьян в африканских джунглях.

В Штатах она посетила бы премьеру фильма «Великолепный стрелок», и никакого шума в прессе не было бы — просто обычное упоминание, что она там была. Все знали, что Тайлер Харвуд там будет!

И если бы Зак встретил ее в то время, то, возможно, стал бы относиться к ней, как к бездумно порхающему мотыльку, все время занятому только благотворительными развлечениями. Могло ли так случиться, что ему понравилась бы Тайлер Харвуд? Вряд ли. Но Тайлер Вуд ему тоже не понравится, когда напишет свою скандальную статью и раскроет все его тайны!

Какая гнетущая мысль…

— Тайлер? — Зак настороженно смотрел на нее. — Тайлер, ты плачешь?

Она и не поняла, что плачет. Если бы кто-либо другой задал ей этот вопрос, она бы ответила презрительным «нет». Но то, что этот вопрос задал Зак, казалось, привело только к тому, что горячие слезы, скопившиеся под веками, хлынули по щекам, лишив ее возможности отрицать.

— Черт побери, ты плачешь!

Зак застонал, обнял ее и прижал к себе, одной рукой поддерживая ее затылок, а другой успокоительно поглаживая по спине.

О боже!..

Чувства переполнили ее, колени стали слабыми, и ей пришлось держаться за его плечи, чтобы не упасть.

— Если ты не хочешь идти на премьеру, то и не надо! — тихо сказал Зак, немного выпрямляясь, чтобы взять в сначала один влажный глаз, затем другой. — Не могу вынести, когда ты плачешь. Даже если ты выглядишь красивее, чем когда-либо, — добавил он охрипшим голосом, не отводя от нее глаз. Тайлер засмеялась сквозь слезы.

— Тогда ты единственный в мире мужчина, который считает красивыми красные глаза, мокрые щеки и сопливый нос!

— Если это твои глаза, то да, — уверил он. — Хотя не скажу, будто мне нравится мысль о том, что другие мужчины заставляют тебя плакать.

И он мрачно нахмурился.

— Только ты, да? — поддразнила она, внезапно поняв, что в этот мгновение в мире остались только они, Тайлер и Зак.

Зак и Тайлер.

Зак покачал головой.

— Я не хочу заставлять тебя плакать, Тайлер. Я хотел бы совсем другое сделать с тобой!

Ее сердце, казалось, на мгновение прекратило биться, и у нее перехватило дыхание, когда она взглянула ему в глаза. Их синий цвет стал более глубоким, чем когда-либо раньше, и она видела собственное отражение в черных глубинах его расширенных зрачков.

Она проглотила застрявший в горле комок и сделала дрожащий вдох.

— У тебя уже готов список того, что ты хотел бы сделать со мной?

— Давно готов, — мягко подтвердил он. — Но в нем нет таких целомудренных поцелуев, как вчера вечером!

Тот поцелуй она долго вспоминала вчера! Лежала с открытыми глазами, снова и снова переживая тот поцелуй.

Не потому ли, что знала, как ограничено время, которое она проведет с Заком? Ведь после того, как она найдет его ахиллесову пяту и напишет об этом, Зак никогда больше не захочет даже видеть ее… Да, признала она с тяжестью на сердце. Такого она не смогла бы пережить.

— И у меня есть список, — весело сказала она, отстраняясь от него и отворачиваясь, чтобы он не увидел ее внезапного замешательства, и сунула руку глубоко в карман своих армейских брюк. — Вот он.

Она вынула блокнот, открыла его на нужной странице и вручила Заку. На его лице отразилось разочарование.

Зак смотрел на блокнот, пребывая в замешательстве. Он пытался разобраться в путанице букв. Но как только ему это удалось, он понял, что у него в руках список вопросов, которые Тайлер намеревалась задать ему сегодня.

Только что они обсуждали, какая она красивая и что он хочет сделать к ней. Как же, черт возьми, они так быстро перешли к этому!

— Я знаю, что это, вероятно, выглядит немного пугающе, — продолжала Тайлер бойким голосом. — Но если мы потихоньку начнем, то я уверена, что сможем…

— Тайлер, не говори со мной так, будто мне шесть лет! — прорычал он, резким движением захлопнул блокнот и бросил его на журнальный столик. — Что, черт возьми, случилось? Только что ты была в слезах, а сейчас ты… вся в делах!

Она, очевидно, могла управлять своими эмоциями, но он-то не мог! Он был все еще возбужден ее близостью. И она, должно быть, заметила его состояние.

Не поэтому ли она отстранилась? Черт побери, ему тридцать шесть лет! И он не играет в эти игры. Ни с кем.

Она нахмурилась.

— Я подумала, что так будет лучше.

Для кого лучше? Для него? Но что хорошего в том, что Тайлер становится то горячей, то холодной?

Значит, это лучше для самой Тайлер. Но почему? Ее влечет к нему! Он достаточно опытен, чтобы понять это! Так что же сдерживает ее? Другой мужчина? Она сказала, что не влюблена в Перри Моргана и живет одна, но это не означает, что никто ее не ждет в Штатах…

Это было единственное объяснение, которое, казалось ему, имело хоть какой-то смысл. Он мог бы даже преклоняться перед ее силой воли, когда она сопротивлялась возникшему между ними влечению.

— Тайлер…

— Зак, остановитесь, потому что я не собираюсь начинать с вами интрижку! — перебила она, когда он собрался сделать к ней шаг, и подняла руку в запрещающем жесте.

Он резко остановился, чувствуя вспышку гнева.

Потому что он любил Тайлер. Черт, он очень любил ее! Никогда прежде он не испытывал такого чувства. Никогда не хотел целовать женщину и в то же самое время защищать ее.

Он хотел видеть ее каждый день. Он просыпался утром с улыбкой на губах, потому что знал, что опять увидит ее!

Вчера он потратил много времени в попытках узнать о ней больше — и не преуспел в этом, надо признать. Но сегодня он понял, что и не должен ничего больше знать о ней. Просто быть около нее было уже достаточно.

Он любил Тайлер!

И это чувство было незнакомо ему. О, он, конечно же, влюблялся в девчонок, когда учился в школе. Когда он стал взрослым, ему нравились женщины. Но ни к одной из них он не чувствовал и сотой доли того, что теперь чувствовал к Тайлер. От ожидания снова увидеть ее ему становилось хорошо, а когда он был с нею, то его жизнь становилась полной.

Очевидно, она не испытывает к нему таких же чувств! Иначе она не смогла бы отступить от него так, как отступила сейчас. Черт побери, несмотря на это, он все еще хотел взять ее на руки и заняться с нею любовью!

— Простите. — Она не встречалась с ним взглядом. — Вы правы, я не должна была предполагать, что… возможно, мне надо просто уйти? Я хочу сказать… Вы, наверное, теперь не захотите сегодня продолжать интервью после того, как… после этого, — неловко объяснила она.

После этого? Она так сказала? Он только что понял, что влюблен в первый — и, возможно, в последний — раз в жизни, а она повела себя так, будто то, что случилось между ними, было чем-то настолько неприятным, что она хотела бы поскорее забыть!

Тайлер не чувствует того же, что он, снова сказал себе Зак, чувствуя острую боль, пронзившую сердце.

Это было действительно нелепо. Вечный Холостяк, Неуловимый Принс. По-разному называли его журналисты! И когда он, наконец, влюбился, то оказалось, что женщина, в которую он влюблен, не отвечает на его чувства!

Это даже могло показаться забавным, если бы не ранило так сильно!

— Вы правы, я не хочу продолжать интервью, — резко ответил Зак и отвернулся, потому что даже смотреть на Тайлер было слишком тяжело.

Тайлер смутилась.

— Ну… значит, продолжим завтра?

Завтра? Что изменится завтра? Он разлюбит Тайлер? Она внезапно обнаружит, что любит его? Ни то, ни другое не случится, особенно последнее. А только это и важно.

— Я позвоню вам, то есть в редакцию. — Он успел сообразить, что не знает номера ее мобильника. — Но позже.

Намного позже. Возможно, в следующем столетии!

— Прекрасно, — согласилась она, и ее голос дрогнул. — Я… мне все равно кое-что надо сделать сегодня.

Что сделать? И с кем?

Это было невыносимо!

Зак Принс, мужчина, который никогда серьезно не относился к своим связям, полюбил женщину, которая отказалась даже сказать ему номер своего телефона, уже не говоря о чем-нибудь большем! Она знала все, что можно было знать о нем, а он…

Зазвонил телефон. Он никогда не думал, что можно так обрадоваться звонку, и нахмурился, когда увидел, что Тайлер испытала такое же облегчение.

— Подождите, — мрачно велел он ей и снял трубку. Голос он узнал сразу. — Макс, ведь у вас в Лос-Анджелесе середина ночи!

Это он вычислил мгновенно, взглянув на часы.

— Еще не середина, — ответил его друг. — Кроме того, ты сказал, чтобы я звонил, если найду что-нибудь про Тайлер Вуд. Но должен предупредить тебя, старик, это не бесплатно. Я тоже хочу кое-что узнать у тебя о ней.

— Говори, — согласился Зак и прищурился, глядя на Тайлер.

Она подошла к окну, делая вид, что не слушает. Да и услышать можно было немного, потому что Зак ограничивался словами «да» и «нет».

Но это не должно было означать, что разговор ему не интересен. Наоборот!

— Я твой должник, Макс, — тепло ответил Зак, когда Макс закончил говорить. — Но позже, хорошо?

— А не стоит ли, случайно, рядом с тобой эта Тайлер?

— Вот именно, — подтвердил Зак. — Только брюнетка, а не блондинка.

— Красивая?

— О, да.

— Тогда я тебя с ней и оставлю, — усмехнулся Макс.

Зак медленно положил трубку, потом посмотрел на Тайлер. Она тоже повернулась и теперь смотрела ему прямо в глаза. В комнате воцарилась тишина.

— Что случилось? — наконец спросила она, и ее подбородок приподнялся,

— Звонил мой друг из Лос-Анджелеса, — сказал Зак, хотя она, должно быть, была в состоянии понять это из его разговора. — Тайлер Вуд никогда не писала о Джералде Найте ни в одной газете. — Он увидел, как она побледнела. — Вы солгали мне, Тайлер.





ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ



Его слова застали ее врасплох, хотя она, кажется, давно ожидала услышать нечто подобное. Но только не сейчас! Тайлер не могла думать, не могла говорить. Он… Они… Это же…

— Вы проверяли меня?

Наконец-то к ней вернулись и дар речи, и способность мыслить. Зак просил своего друга в Америке проверить кое-что из ее рассказа о себе. Что еще он сделал? А его вчерашнее появление у Билла Грэма? Тоже проверка, а вовсе не обсуждение премьеры?

Что еще этот Макс сумел узнать о ней?

Зак с брезгливым выражением смотрел на нее.

— Не надо притворяться возмущенной, Тайлер…

— Я не притворяюсь!

Каким образом друг Зака узнал о ней? С кем говорил? Она даже не хотела думать об этом! Кроме того, Руфус жил в Нью-Йорке, а не в Лос-Анджелесе, и маловероятно, что мог услышать о расспросах Макса. И даже если бы услышал, не смог бы понять, о какой Тайлер Вуд идет речь!

Сказки, Тайлер! Не так уж трудно догадаться. Конечно, ей следовало поменять не только фамилию. Но взять другое имя было слишком рискованно — она могла забыть его. А не откликнувшись, она бы выдала себя!

Она смотрела на Зака, пытаясь испепелить его взглядом.

— Вы не имели абсолютно никакого права совать нос в мою личную жизнь…

— Профессиональную жизнь, Тайлер, — спокойно уточнил он. — В сложившейся ситуации я имею на это полное право. И я все еще жду ответа.

— И еще долго будете ждать, поскольку после того, что вы сделали, у меня нет желания что-нибудь говорить вам. Думаю, будет лучше, если мы прямо сейчас и закончим работу над интервью.

Без интервью у него не будет причин задавать вопросы о ней ни здесь, ни в Америке. Конечно, она знала, что губит свою карьеру в «Светских новостях». Билл Грэм не оставил ей абсолютно никаких сомнений. Но пусть уж лучше ее уволят, чем Зак будет исследовать ее прошлое!

Хотя если он спросит Стейзи, то она расскажет о Тайлер все, что он пожелает узнать! Ну, не все, конечно, а только то, что знает сама…

— Хотите сбежать, Тайлер?

Так далеко и так быстро, как ее ноги — или самолет? — смогут унести ее!

Но куда? Во Францию? Ее знания языка, конечно, недостаточно, чтобы жить и работать там. В Германию? В другую европейскую страну? То же самое. В Канаду? Тот же язык, а страна другая. Хмм, возможно, над этим стоит подумать…

— Тайлер?

Голос Зака вернул ее к реальности.

— Вы, кажется, и так все знаете, Зак, — прошипела она, сверкая глазами. — Решайте сами!

Она с самого начала знала, как ей будет трудно с Заком, но не ожидала, что он не только похитит ее сердце, но и полностью изменит ситуацию с ее журналистской карьерой. Она приехала в Англию, чтобы доказать себе и другим, что может состояться как репортер и как человек. Но она не справилась с сенсацией века, позволив Нику Принсу сыграть на ее эмоциях, и теперь усугубила свою ошибку, влюбившись в его брата. Вдобавок был в ее жизни еще один мужчина, о котором она думала только как о друге и который оказался безумно влюбленным в нее. До чего же сложна жизнь!

Возможно, она действительно не способна жить самостоятельно!

— У вас нет причин убегать от меня.

— О, конечно, есть. Почему вы не могли оставить все как было, Зак?

В ее голосе помимо воли прозвучало отчаяние.

— Что случилось, Тайлер? — Он внимательно взглянул ей в глаза, — От кого вы убегаете?

Этого она ему не могла сказать. Вот если бы оставался хоть малейший шанс, что из нее получится репортер — с этим интервью или без него, — вот тогда она сказала бы.

— Сегодня? От вас. Но завтра, может быть, от кого-то совсем другого.

— Я вам не верю. Вы не такая женщина, которая убегает от чего-то. Возможно, вы бежите к чему-то, но никогда не бежите прочь.

Это были почти те же слова, которые она говорила себе, покидая Нью-Йорк полгода назад, но, возможно, она и в этом ошиблась? Возможно, все это время она убегала?

Правда заключалась в том, что она, возможно, нашла бы квартиру в Нью-Йорке, возможно, нашла бы работу… пусть не репортера, потому что Руфус имел большое влияние на все средства массовой информации. Но она нашла бы какую-нибудь работу и смогла бы утвердить свою независимость…

Или не смогла?

И она не могла предвидеть, что к ней придет любовь!

Она вздохнула.

— Зак, вы не знаете меня. Вы можете думать, что после звонка вашего друга вы знаете обо мне больше, чем вчера вечером. Но на самом деле вы совсем не знаете меня, — повторила она, сомневаясь уже и в том, что знает себя сама.

Ей надо куда-нибудь пойти, успокоиться, освободиться от напряжения и решить, что же теперь делать.

— Но разве вы не видите? Я стараюсь узнать вас!

Она невесело улыбнулась.

— Когда вы решите, что знаете меня, позвоните, ладно? Я тоже хотела бы узнать себя!

— Тайлер, все это только из-за того, что мне позвонил друг?

— Нет, — вздохнула она. — Но, возможно, лучше нам просто забыть об интервью, а я сделаю, что смогу, чтобы остановить вторжение в вашу личную жизнь, которое произошло за эти дни…

Нахмурившись, он снова взглянул на фотографию в газете.

— Вы знаете, кто это сделал?

— Думаю, что знаю. Но не волнуйтесь, я справлюсь…

— Вы справитесь! — сердито перебил ее Зак. — Тайлер, назовите мне имя, я и сам справлюсь!

Она бесстрашно встретила его взгляд. Ей все еще не хотелось упоминать Джейн Морроу. Он, конечно же, не забыл о том, как плохо Джейн Морроу поступила с Ником и Джинкс. Если бы Зак заподозрил, что Тайлер связалась с нею снова, то, вероятно, предположил бы, что Джейн все еще хочет посеять раздор, а Тайлер пособничает ей в надежде на сенсацию!

— Я так не думаю. — Она отвернулась, чтобы он не увидел, как ее глаза наполнились слезами. Ей следует уйти прежде, чем они хлынут! — Извините меня, я думаю, что должна уйти…

— Вот так просто? — Он схватил ее за руку и повернул лицом к себе. — Тайлер, что, черт возьми, происходит? Вы так отчаянно нуждались в этом интервью, а теперь просто уходите? Этого я не могу понять.

Отчаянно нуждалась? Неужели это было так заметно, когда она явилась к нему в понедельник утром? Да, наверное, так и было.

Тогда, еще до того, как она полюбила Зака, она жаждала написать о нем и самоутвердиться, чего бы это ни стоило. Теперь она уже и не знала, хочет ли этого. Но одно она знала точно — она не хочет навредить Заку. И не хочет, чтобы кто-то другой навредил ему.

Она пожала плечами с притворным равнодушием.

— Получилось не то, на что я рассчитывала.

— А на что вы рассчитывали?

Честно? После того, что она читала о нем, о его волшебной жизни, о женщинах, с которыми он вступал в связь, она думала, что Зак Принс разрушит все ее девичьи иллюзии и окажется избалованным, высокомерным мужчиной, который упивается тем, что стал знаменитым актером. Но она очень скоро обнаружила, что ошиблась так сильно, как, возможно, ни разу в жизни не ошибалась…

— Пожалуй, я знаю… вы ожидали увидеть больше блеска и очарования! — с отвращением фыркнул Зак. — Но на самом-то деле я другой, Тайлер! А блеск и очарование придумали такие репортеры, как вы!

Такие репортеры, как она…

Но она не была такой, как другие репортеры, которые ради сенсации были готовы на все. Это и создало проблему. Да, она не нашла ничего, касающегося Зака, но зато много узнала о себе. И сохранить свое достоинство она теперь сможет, только если немедленно уйдет… уйдет до того, как разрыдается!

Ее улыбка показалась Заку немного печальной.

— К сожалению, блеск и очарование — это то, что читатели «Светских новостей» любят по воскресеньям получать на завтрак вместе с овсянкой и тостами. Вы просто не хотите соответствовать вашему рекламному образу, Зак.

Уф! Ей-то как тяжело было произнести эти слова, а уж Зак что почувствовал… Нечто ужасное, судя по тому, как сжались его губы и какой у него сделался взгляд.

— Я могу честно сказать, что и вы не соответствуете вашему образу. Только я имею в виду не то, что вы не мужчина, которого я ожидал увидеть!

О-о-о! На сей раз это уже личное. Определенно настало время уйти, прежде чем разговор превратится в перебранку.

Она изобразила беззаботность.

— Тогда я полагаю, что мы оба испытали разочарование.

Он спокойно кивнул, но она видела, как дрожит мускул у него под подбородком.

— Полагаю, что да.

Тайлер сглотнула, понимая, что добилась того, чего хотела… если бы только это отчуждение не было столь болезненным!

— Лучше мне уйти, — пробормотала она.

— Да, вам лучше уйти, — ледяным тоном согласился Зак и отвернулся.

Тайлер стояла и с тоской смотрела на его спину, понимая, что не только завершилось интервью с Заком, но и ее журналистская карьера закончилась — закончилась, не успев начаться.

Помедлив еще немного, Тайлер ушла.

Ушла, не зная, куда ей теперь идти и что делать…

— Почему ты сидишь как в воду опущенный? — спросил Рик, входя в кухню.

Зак перестал рассматривать свою пустую кружку и взглянул на брата.

— Когда ты приехал?

— Я тоже рад тебя видеть! — В голосе Рика звучала насмешка. — А приехал я несколько часов назад, если тебя это действительно интересует, в чем я сомневаюсь.

Он сел напротив Зака.

— Стейзи не сказала, что ты вернулся. — Зак остался хмурым, каким и был уже полчаса с тех пор, как пришел. — И я рад тебе, — добавил он, пытаясь улыбнуться и избавиться от своего подавленного настроения.

Когда Тайлер ушла, ему стало тесно и тоскливо в своем номере. Делать было нечего, пойти некуда — кроме как к сестре.

Стейзи сейчас была наверху, купала маленького Сэма.

— Как там Париж? — спросил Зак, чтобы хоть что-то сказать. Рик усмехнулся.

— Прекрасен, как всегда. Я так спешил закончить работу, что даже не хотел приезжать.

Зак знал, что Рику всегда хорошо работалось в Париже. Он любил этот город. Поэтому, когда писал новый сценарий, неизменно отправлялся туда.

— А почему ты приехал? — спросил Зак, рисуя ложкой узоры в сахарнице.

Где теперь Тайлер? — спрашивал себя Зак. Она хочет дать ему возможность подумать после ее ухода? Или, разочаровавшись в интервью с ним, она уже бежит за другой так называемой знаменитостью, которая охотнее даст интервью, чем он?

Вероятно, так и есть, решил он, тяжело вздохнув. Как могла его жизнь — холостяцкая жизнь, которой он всегда наслаждался, — внезапно оказаться столь пустой и бессмысленной? Даже начало съемок нового фильма не особенно интересовало его.

— Что? — грубовато спросил он, взглянув на Рика и обнаружив, что тот спокойно смотрит на него, вопросительно подняв брови.

— Премьера «Великолепного стрелка», — объявил Рик, — будет в субботу. Вот поэтому я и приехал. Я же писал сценарий, помнишь?

— О… Ну да.

Как мог он забыть, что сценарий его последнего фильма писал Рик? Ответ он знал слишком хорошо — он мог забыть об этом, потому что Тайлер полностью занимала его мысли. Он помнил, как она выглядела, как говорила. И уж никак не мог забыть, что любит ее!

— Что случилось, Зак?

Рик говорил мягко, но Зак сразу напрягся.

— Почему ты думаешь, будто что-то случилось?

— О, будет тебе, Зак. Я же твой брат. Я чувствую, когда что-то не так. Ты не такой веселый, как обычно. — Он не дал Заку возразить. — Я бы даже сказал, что ты… Слушай, а не имеет ли это отношения к той таинственной леди? — Рик внимательно взглянул на брата и уверенно сказал: — О, ну конечно, это имеет к ней отношение! — Он усмехнулся, увидев, как нахмурился Зак. — Кто она, Зак? Кто-то, кого я уже знаю? Или узнаю потом?

— Оставь это, Рик, — почти прорычал Зак.

— Что он должен оставить? — спросила Стейзи, возвратившись после того, как искупала сына и уложила его в кроватку для послеобеденного сна.

— Я только спросил Зака о таинственной леди, — ответил Рик.

— О Тайлер? — нахмурилась Стейзи, потом повернулась, чтобы налить себе чашку кофе. — А что ты хотел узнать?

На самом ли деле Стейзи почувствовала себя неудобно, или у Зака разыгралось воображение? Нет, он был уверен, что ему не почудилось. В серых глазах Стейзи была тревога.

— Знаешь, Зак влюблен, — заявил Рик с удивлением, поскольку вся семья знала о том, что Зак не желает серьезных отношений с женщинами.

Но Зак уже понял, что дело было не в его нежелании. Просто он ни разу не встретил подходящей женщины. Пока Тайлер не вошла в его жизнь…

— Влюблен? В Тайлер? — От волнения голос Стейзи зазвучал громче, и она посмотрела на Зака с некоторым беспокойством. — Вчера вечером вы с ней показались мне… весьма дружелюбными, но она уверила меня, что… Зак, это не особенно хорошая мысль — тебе быть связанным с Тайлер. Я… ты… она не совсем та, кем кажется.

Зак прищурился и долго смотрел на сестру. Стейзи была чем-то явно обеспокоена. И раз это касалось Тайлер, он хотел это узнать. Должен был узнать!

— И кто же она? — спросил он, с волнением ожидая ответа Стейзи.

— Я она… — Стейзи неловко запнулась. — Я обещала ей, что не буду говорить об этом… что не скажу тебе, пока не увижу, что тебе может быть плохо.

Зак вскочил, недоверчиво уставившись на сестру.

— Стейзи, ты знаешь меня двадцать два года, всю твою жизнь. Я твой брат, а ты хранишь от меня секреты женщины, которую впервые встретила вчера вечером!

Его голос становился все громче, пока при последних словах не сорвался на крик.

Никогда он не кричал. Никогда не находилось ничего, о чем ему пришлось бы кричать!

Стейзи была поражена.

— Это не так, — горячо сказала она в свою защиту. — Рик прав? Ты любишь Тайлер?

Его челюсти сжалась, и он скрипнул зубами.

— А если да? — наконец прохрипел он, едва шевеля губами.

— О, Зак, нет! — застонала Стейзи. — Я поняла, кто она, как только увидела ее вчера. И она не отрицала, когда я сказала ей.

— Ну, только не надо плакать, Стейзи.

Рик встал, чтобы подойти к сестре. А Зак понял, что за один-единственный день довел до слез двух женщин, которых любит!

— Ты не могла знать, что так получится, Стейзи, — попробовал он успокоить сестру, чувствуя себя последним подлецом. — Я и сам до сегодняшнего утра не знал, что люблю ее. Но если я правильно понял, ты хочешь сказать, что Тайлер на самом деле вовсе не Тайлер?

Это было выше его Понимания. Как Тайлер может быть не Тайлер? И если не Тайлер, то кто она?





ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ



— Итак, вы видите, Тайлер, что в тот вечер я заговорила с вами только потому, что хотела поблагодарить вас, — радостно сказала Джейн Морроу.

Тайлер с недоверием смотрела на Джейн. Верная своему обещанию, Тайлер наконец сумела разыскать Джейн Морроу в литературном агентстве, в котором та теперь работала, и они пошли в кафе, чтобы поговорить.

И вот оказалось, что Джейн благодарна ей за то, что ее уволили, потому что новая работа ей нравится гораздо больше!

Тайлер была в недоумении.

— Вы не сердитесь? И отомстить не хотите?

— Что вы, конечно, нет, — рассмеялась Джейн. — Правда, тогда хотела, — с сожалением добавила она и поморщилась. — Но мне нравится то, чем я занимаюсь. — Она немного покраснела. — Есть у нас в офисе один мужчина, который… ну, он перевернул всю мою жизнь. Вот я и захотела подойти к вам и поблагодарить.

К сожалению, это означало, что Джейн Морроу не имела отношения ни к сплетне, ни к фотографии, ни к Дэвиду Миллеру! Но кто же? Тайлер

была в полной растерянности. Единственным утешением — если можно было так сказать! — было то, что теперь, когда она закончила интервью с Заком, то и фотографии прекратят появляться.

Зак…

Одна лишь мысль о нем наполняла сердце болью!

Может быть, надо было согласиться на связь с ним?

О, нет! Когда она ушла от него, то дважды поворачивала назад, чтобы принести извинения за то, что сказала ему, и признать, что сделала ошибку, отказавшись от отношений с ним, пусть и временных.

Но оба раза останавливала себя, поскольку вступать в такие отношения не желала. Не могла. И не могла просить его возобновить интервью.

Да она уже и не хотела делать это интервью. Она поняла во время того мучительного разговора с Заком, что не сможет вытаскивать на всеобщее обозрение тайны и скандалы в жизни других людей. Эта работа оказалась не для нее.

Работа репортера была не для нее…

Она пришла к такому выводу после того, как испытала то, что кто-то сделал с ней и Заком. И сочла это достойным презрения.

О, она получила свою долю известности как Тайлер Харвуд. Однако, благодаря влиянию Руфуса, эта известность никогда не была скандальной.

Что она собирается делать теперь — оставаться в Англии или возвращаться в Штаты, — она еще не решила, но уже поняла, что ее время в «Светских новостях» подошло к концу.

Когда час спустя Зак вошел в редакцию газеты, она собирала свои личные вещи, чтобы освободить стол.

Она почувствовала, что бледнеет, глядя, как он идет через комнату, кратко отвечая на приветствия репортеров. Его острый, как бритва, взгляд был прикован к Тайлер.

Что он здесь делает? Она думала, что больше никогда не увидит его, разве что на экране, но спустя три часа после того, как они так ужасно расстались, он здесь!

Но, возможно, он пришел не для того, чтобы увидеть ее? Возможно, он пришел к Биллу в последний раз, возможно, что…

— Тайлер Харвуд, не так ли? — спросил он, остановившись у ее стола.

Тайлер немедленно почувствовала слабость в коленях. Он узнал. Но как? Его сестра, должно быть, сказала ему…

Зак холодно смотрел на нее, и она заметила презрение в его глазах.

— Я не имею ни малейшего представления, какую игру вы затеяли со мной, мисс Харвуд…

— Тайлер, — произнесла она онемевшими губами. Если бы только ее сердце так же онемело! — Разве Стейзи не сказала вам? Не объяснила, почему…

— Моя сестра, — он перебил ледяным тоном, — такая чистая и доверчивая душа, что считает, будто есть определенные… ну, скажем, причины вашего притворства, которые вы должны сами объяснить мне!

По его голосу Тайлер поняла, какое мнение уже сложилось у него!

Он был сердит, и Тайлер понимала, что он имел на это право.

— Я сама попросила ее помочь мне, — с отчаянием попыталась она объяснить. — И она уверила меня, что сохранит мой секрет, если это не будет причинять вам неприятности.

— Сплетню и фотографии вы не сочли неприятностями?

Неужели он все еще думает, что Тайлер имеет к этому отношение? Но что она могла сказать ему? Джейн Морроу оказалась в стороне, и Тайлер никого больше не могла подозревать. А то, что она солгала Заку о себе, никак не могло помочь ей убедить его, что она не лгала ему больше ни о чем!

— Неудивительно, что утром вы были так расстроены моим разговором по телефону. Вы боялись, что Макс выяснит, кто вы?

Она вздрогнула, услышав презрение в его голосе.

— Едва ли, — возразила она. — В Лос-Анджелес я не слишком часто езжу!

— Недостаточно блеска и очарования для богатой любимицы нью-йоркского общества?

Их перепалка привлекала внимание, и в комнате стало так тихо, что Биллу стало любопытно, и он подошел к открытой двери своего кабинета.

— Второй раз за неделю, Зак? — усмехнулся он. — Осторожнее, а то я буду думать, что вы уделяете особое внимание кому-то из моих репортеров!

— В этой комнате я не вижу ни одного репортера, которому я хотел бы уделить хоть каплю внимания!

Кто-то ахнул.

Все из-за нее, подумала Тайлер, зная, это оскорбительное замечание Зак сделал в ее адрес. Но в то же время он оскорбил каждого репортера!

— Почему бы вам не зайти ко мне, Зак, и спокойно не поговорить? — вежливо пригласил Билл, но тот, кто хорошо его знал, мог почувствовать стальные нотки в его голосе. — Тайлер может присоединиться к нам, если хочет, — добавил Билл, поскольку Зак не шевельнулся.

Она отрицательно качнула головой.

— Нет, Билл, если вы не будете возражать. Мне надо еще кое-что сделать здесь. Но вы с Заком идите, — предложила она, надеясь сбежать отсюда.

Он пронзительно взглянул на нее, потом повернулся к Биллу.

— Почему бы и нет?

Больше не взглянув на Тайлер, он присоединился к Биллу.

Она испытала облегчение. Теперь она сможет исчезнуть отсюда. Чем скорее она уйдет отсюда и чем дальше от Зака окажется, тем лучше будет для всех!

— Вы понимаете, что делаете, Зак? — осведомился Билл Грэм после того, как закрыл дверь и сел за свой стол.

Зак не ответил. Он метался по маленькому кабинету — так был взволнован встречей с Тайлер.

А на заданный ему вопрос он ответить не мог. Просто после разговора со Стейзи он чувствовал потребность дать Тайлер понять, что время игр прошло.

Тайлер Харвуд. Избалованная наследница. Принцесса общества. Список титулов, которыми газеты удостоили ее, был бесконечным.

Он должен был давно понять, что Тайлер Вуд обвела его вокруг пальца. Ее дружба с Джералдом Найтом и платье от Веры Уонг едва ли соответствовали образу младшего репортера. Черт, он же предполагал, что она не та, кем кажется, но не до такой же степени!

Билл не дождался ответа и попытался начать иначе.

— Если я не ошибаюсь, вы только что заставили Тайлер пережить несколько тяжелых минут. Зак иронически фыркнул.

— Она одурачила меня! И вас тоже она обманула, — подчеркнул он. — Вы хоть догадываетесь, кто она?

— Я точно знаю, кто она, Зак, — мягко произнес Билл. — Я знал это с самого начала ее работы здесь.

Зак уставился на него. Билл Грэм знал…

— Сядьте, Зак. — устало вздохнул Билл. — Пожалуйста, — добавил он, поскольку Зак не шевельнулся. — Так-то лучше. Теперь давайте кое-что проясним. Конечно, я знаю, кто такая Тайлер. Она была редактором газеты в колледже, но этого, конечно, было мало, чтобы я взял на себя труд нанять ее даже младшим репортером! Нет, я сделал это ради старого друга. — Билл пожал плечами. — Но, вы знаете, Тайлер удивила меня. Она хороша, Зак. Не как репортер бульварной газеты, — с сожалением признался он, — но ее стиль превосходен. Лет тридцать назад, когда мы еще сообщали о новостях, а не писали этот мусор о том, кто с кем спит на этой неделе, Тайлер стала бы звездой репортажа. Проще говоря, она слишком хороший автор, чтобы впустую тратить свой талант в такой газете, как моя. И кроме того, — добавил он с улыбкой, — у нее есть совесть!

Зак не хотел выслушивать о Тайлер ничего хорошего — он был еще слишком рассержен на нее!

— Вы сказали, что наняли Тайлер ради старого друга? — переспросил он.

— Так и было. — Билл рассмеялся. — Руфус Харвуд, отец Тайлер, — мой давний друг. Я многим ему обязан. Он позвонил мне и объяснил, что Тайлер в Лондоне ищет работу. И я нанял ее.

О Руфусе Харвуде Зак слышал. Руфус владел телевизионной сетью, несколькими радиостанциями и газетами.

Стейзи кое-что рассказала ему о том, как Тайлер оказалась в Англии, и теперь Зак решил уточнить.

— Но когда Тайлер заявила, что сделает карьеру репортера, как мог Руфус знать, что она обратится в вашу газету?

— Никак не мог, — согласился Билл. — Но Руфус предполагал, что без опыта работы ее не возьмут ни в одну газету, и оказался прав! Ей отказывали везде, пока она не пришла ко мне. Но даже я не дал бы ей работы без просьбы Руфуса. А остальное вы уже знаете!

Руфус Харвуд, отец Тайлер. Чрезвычайно могущественный человек, привыкший распоряжаться другими людьми. И его единственная дочь решила уехать в другую страну, чтобы стать самостоятельной. Зак не мог ставить это ей в вину.

Но считал ее виноватой в том, что она решила обманывать и использовать его для того, чтобы доказать отцу свою самостоятельность.

— Мне очень повезло, что она пришла сюда, — продолжал Билл серьезно. — Она прекрасная женщина, Зак. Упрямая, конечно, — добавил он с восхищением. — И в работе, и в жизни. Она не была счастлива с тем, кого Руфус выбрал ей в женихи.

Жених? Тайлер обручена?

Зак, должно быть, выглядел оглушенным, потому что Билл поторопился уточнить:

— Я сказал, не была счастлива, Зак. На самом деле она отказалась даже обсуждать возможность выйти замуж за Ричарда Астор-Уилсона. И вот это, должно быть, действительно огорчило Руфуса!

— Ричард Астор-Уилсон? — переспросил Зак.

Это имя он тоже знал. Старая семья. Старые деньги. Одна из самых могущественных семей в Нью-Йорке. И Тайлер отказалась выйти замуж за единственного сына и наследника!

— Вы можете мне верить, — кивнул Билл. — Уже за одно это вы можете восхищаться Тайлер. — Билл вздохнул. — Как жаль, что она уезжает. Мне будет не хватать ее…

— Она уезжает? — эхом отозвался Зак.

— Да, она собирала вещи, когда вы вошли…

Не дав ему договорить, Зак вскочил и выбежал из кабинета.

Тайлер не было. Ее стол был пустым. Заку ничего не оставалось, кроме как вернуться к Биллу.

— Она не справилась с историей вашего брата Ника и его подруги… теперь его жены, конечно. — Билл пожал плечами. — Вдобавок она не написала статьи про вас.

— И вы просто уволили ее? — взорвался Зак.

— Нет, я не уволил ее. — раздраженно ответил Билл. — Возможно, она думала, что я собираюсь сделать это. Я же ее предупредил, что если она не найдет о вас достаточно материала для рубрики светской хроники, то будет уволена. Конечно, я не собирался этого делать, но…

— Поскольку вы обязаны Руфусу Харвуду! — перебил Зак.

— Я всего лишь хотел показать ей, что эта работа не для нее.

Тайлер ушла! Больше ни о чем Зак не мог думать.

— Она знала, что вы взяли ее на работу только потому, что ее отец — Руфус?

— Теперь знает.

— А раньше не знала?

— Вы сами-то как думаете?

— Я думаю, — сквозь зубы сказал Зак, — что если бы знала, то послала бы к черту и вас, и вашу работу!

— Вы правы. — Билл удовлетворенно улыбнулся. — Вы же знаете, какой она хороший человек. Так почему вы портите ей жизнь?

Зак открыл рот, собираясь достойно ответить… да так и закрыл. Почему он портит ей жизнь?

Потому что она солгала ему о себе? Но она не солгала. Она не сказала ему всей правды.

Или потому, что он полюбил ее, а она не ответила взаимностью? Да, это, вероятно, ближе к истине!

— Я не увольнял ее, Зак, — спокойно повторил Билл Грэм. — Но с сегодняшнего дня она здесь больше не работает. В прошлом месяце она не смогла заставить себя написать о Ник и Джинкс такую статью, какая нам была нужна. А в этом месяце не смогла бы пустить сплетню о вас, хотя и верила, что я собирался уволить ее, если она этого не сделает. И она ушла сама. Я же сказал вам — у этой девочки есть совесть.

— Значит, не планировалось никакой статьи для воскресного приложения?

— Нет. «Светские новости» предпочитают скандалы!

Зак окончательно запутался. Тайлер, должно быть, так сильно хотела самостоятельности, что бросила привычную роскошь и общественное признание, стала младшим репортером в малоуважаемой газете, ездила в подземке, жила в маленькой квартире. И, возможно, у нее не всегда были деньги, чтобы нормально питаться…

Но Тайлер не написала ни одной строчки о семье Принс, а просто собрала вещи и уехала. Не потому ли, что были затронуты ее чувства? Тогда, может быть, еще есть надежда…

— Тайлер я бы не уволил, Зак, но у меня появилась причина уволить сегодня утром кого-то другого, — прервал его мысли Билл Грэм.

— Моргана? — предположил Зак.

— Моргана. — Билл кивнул. — Если где-нибудь меня спросят, я скажу, что он ушел по личным причинам, но в этих стенах я говорю все как есть. Я не могу терпеть, когда мой работник продает истории и фотографии конкурентам!

— Так это Перри Морган в ответе за сплетню о таинственной леди в моей жизни? Но почему он так поступил с Тайлер? Я думал, они друзья.

Больше чем друзья, вспомнил он ревниво.

— Это не было нацелено на Тайлер, Зак, это было нацелено на вас. Он полюбил Тайлер. А я больше чем уверен, что она не ответила на его чувство. Иначе ничего этого не случилось бы.

— Я вас не понимаю. Билл вздохнул.

— Он проговорился, что случайно сфотографировал вас и Тайлер, что вы были раздражены этим и недвусмысленно сказали Тайлер. Я думаю, Перри рассуждал так. Если бы ему удалось заставить вас подумать, что Тайлер в ответе за эти фотографии, он мог бы разрушить… дружбу, скажем?., возникшую между вами. Кстати, интересно было бы узнать, ему это удалось?

— До некоторой степени, — признал Зак.

— Скажите ей, пусть напишет книгу, — неожиданно заявил Билл, когда Зак двинулся к двери.

— Что?

— Скажите Тайлер, пусть напишет книгу. Возможно, чью-нибудь биографию. Ее исследования превосходны, а стиль еще лучше. Скажите ей, пусть напишет биографию Руфуса. — Билл коварно усмехнулся. — Ему понравится!

Зак кивнул, направился к двери, но остановился и повернулся к Биллу со страдальческим выражением.

— Но у меня нет адреса Тайлер, — растерянно заявил он.

В ответ Билл расхохотался так, будто в своей жизни не слышал ничего смешнее!





ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ



Тайлер со страхом взглянула на дверь, когда стук повторился.

Неужели пришел Зак, чтобы оскорбить ее еще сильнее? Этого она не смогла бы вынести. Она чувствовала себя хрупкой и боялась, что от еще одного оскорбления разломится пополам.

Сегодняшний день был ужасным. Таким ужасным, что у нее хватило сил только на то, чтобы один раз позвонить по телефону и сделать нерешительную попытку упаковать чемодан.

— Тайлер? Ты здесь? — через дверь спросил Перри. — Открой, мне надо поговорить с тобой.

Это не Зак! Да и зачем бы ему приходить — он уже сказал ей все, что хотел.

— Тайлер! — Перри приветствовал ее с видимым облегчением, когда она открыла дверь. — Что происходит? — спросил он, проходя за нею в квартиру. — Ты не позвонила мне, а когда я позвонил в газету, Келли сказала мне, что ты уволена.

— Ушла, — устало поправила его Тайлер. — Я ушла, я не была уволена, — повторила она, поскольку Перри был в недоумении.

— Но… куда ты собираешься? — нахмурился Перри, увидев в ее спальне наполовину собранный чемодан.

Она закрыла дверь спальни.

— Домой, наверное.

Она попыталась улыбнуться.

— Ты собиралась просто так взять и уехать? — сказал он с негодованием. — Не сказав мне?

Она вздохнула. О Перри она сегодня и не вспоминала. О, она, вероятно, позвонила бы ему потом, чтобы попрощаться.

— Я еще не уезжаю.

— Не понимаю, почему вообще ты должна уехать, — возразил Перри. — Я… Тайлер, я тоже ушел из газеты…

— О, Перри, нет!

Она застонала, понимая, что он ушел из-за нее. Ей и так было плохо оттого, что ее жизнь перевернулась вверх дном.

Он пожал плечами.

— Я не хочу работать в газете, если там нет тебя. Слушай, я не понимаю, почему ты вообще должна уезжать. Мы можем стать свободными журналистами. Может быть, нам подвернулась как раз та возможность, которую мы оба искали. Что, ты хочешь сказать нет? — удивился он, когда Тайлер молча покачала головой.

— Перри, я была не во всем честна с тобой. Я не та, за которую ты меня принимаешь. Даже моя фамилия не Вуд. Я… мой отец — Руфус Харвуд, — неохотно призналась она.

— Это-то мне давно известно. — Он махнул рукой. — Ты…

— Ты знаешь?

Тайлер была ошеломлена. Как Перри узнал?

— Конечно. Я не совсем глуп, представь себе. Я узнал тебя через несколько дней после твоего появления в газете. Это не должно ничего изменить, я просто поеду с тобой в Америку. Как только твой отец увидит, как сильно я влюблен в тебя, он, я уверен, даст согласие на…

— Перри, остановись! — закричала Тайлер. Перри будто не услышал ни слова из того, что она говорила ему!

И Перри все время знал, кто она!

— Ты не можешь меня любить. Ты совсем не знаешь меня.

Какая ирония… совсем недавно она сказала Заку почти то же. Но Зак и не говорил, что любит ее!

Зак.

Она должна прекратить думать о нем! Иначе сойдет с ума. Но в одном она была уверена — она так любит Зака, что не может дать Перри даже призрачной надежды, будто когда-нибудь ответит на его чувства.

— Мне очень жаль, Перри, но я… я еду домой одна.

Он долго молча смотрел на нее, потом задумчиво кивнул.

— Ты права, это, вероятно, наилучший способ все устроить. Ты сможешь спокойно объяснить ситуацию своей семье, а через несколько дней и я приеду…

— Перри, ты меня совсем не слушаешь! — перебила она, расстроенная его настойчивостью. — Я… я не люблю тебя!

— Ну что ты, конечно, любишь, — заспорил он. — Просто ты немного запуталась, и виноват в этом один только Зак Принс. — Перри нахмурился, вспомнив Зака. — Нам с тобой было хорошо вдвоем, пока не появился он. И нам будет…

— Перри, нет! — Чем больше он говорил, тем больше она волновалась. — У меня нет любви к тебе. Ты мне очень нравишься. Ты был мне хорошим другом с тех пор, как я приехала сюда, но я…

Перри притянул ее к себе и попытался поцеловать.

Это стало для Тайлер последней каплей, и она рассердилась на Перри. Она никогда не отвечала на его чувства. И никогда не ответит!

Вывернувшись из его рук, она оттолкнула его.

— Я сказала нет, Перри! Нет!

— Это из-за него, да?

— Не знаю, что ты имеешь в виду, но ради нашей дружбы…

— Да не дружбы я хочу от тебя! — взорвался он. — И ты прекрасно знаешь, чего я хочу…

Его прервал стук в дверь.

Тайлер почувствовала облегчение.

Она не знала, кто стоит за дверью, но была готова расцеловать любого, кто там окажется. Перри пугал ее.

— Это он? — спросил Перри, когда она пошла открыть дверь. — Рыцарь Зак Принс примчался на белом боевом коне, чтобы спасти прекрасную деву?

Чтобы удалить Перри из ее квартиры, годился бы любой человек, но ей очень хотелось, чтобы за дверью оказался Зак.

— Зак!

Тайлер недоверчиво смотрела на него, а он стоял мрачный и стал еще мрачнее, когда заглянул в дверь и увидел Перри.

— Тайлер. — Он быстро кивнул с непонятным выражением в глазах. — Я, случайно, не застал вас в неудобный момент?

Несмотря на оттенок сарказма в его тоне, Тайлер едва не рассмеялась от облегчения.

— Нисколько. Входи. — Она схватила его под руку, втянула в квартиру и ощутила неловкость, оказавшись между мужчинами, которые пытались испепелить друг друга взглядом.

Она понятия не имела, что здесь делает Зак. Ее даже не беспокоило, что он может бросить новые обвинения ей в лицо. Зак был здесь, и теперь она сможет заставить Перри уйти.

— А вот ты-то здесь и не нужен, Принс, — внезапно объявил Перри.

Тайлер ахнула. Мало того, что это было невероятно грубо, это было совсем неверно — она так хотела, чтобы Зак оказался здесь!

Но Зака, казалось, совсем не задел агрессивный тон Перри.

— Это правда, Тайлер? — спросил он мягко. — Ты хочешь, чтобы я ушел?

— Нет! — мгновенно ответила она и вынудила себя глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться. — Нет, я, конечно, не хочу. Знаешь, Перри, уйти придется тебе.

— Едва ли. — Он говорил медленно, обнимая Тайлер за талию и притягивая к себе. — Как хорошо получилось, Принс, что ты так вовремя пришел, чтобы поздравить нас. Тайлер только что согласилась выйти за меня замуж.

Тайлер с ужасом смотрела на Перри, все более убеждаясь, что он стал ее другом только из-за ее происхождения.

Заку показалось, будто его ударили кулаком в живот. Отношения Тайлер с этим мужчиной уже зашли так далеко? Не может быть! Если она и собирается выйти замуж, то за него, Зака! Сам он никогда раньше не собирался жениться, но теперь понял, что его жизнь никогда не будет полной, если в ней не будет ее — его жены Тайлер!

По лицу Тайлер было видно, как ее недоумение сменяется тревогой. Разве такое выражение может быть у женщины, которая только что согласилась выйти замуж за того, кого любит?

Зак выпрямился.

— Правда? В таком случае Тайлер, очевидно, способна простить все, что угодно, — сказал он твердым голосом.

Перри крепче прижал Тайлер к себе, и у Зака появилось желание ударить его.

— Что ты хочешь сказать? — спросила Тайлер. Зак впился взглядом в Перри.

— Ты сам все объяснишь Тайлер?

— Понятия не имею, о чем ты говоришь.

— Я тоже не понимаю тебя, Зак, — в замешательстве сказала она.

Зак почувствовал, что не сможет отвечать за свои действия, если Перри Морган не прекратит так обнимать Тайлер.

И поглубже затолкал руки в карманы. Да и как отреагирует Тайлер, если он ударит Перри?

— Я говорю о том, что твой друг несет ответственность и за ту заметку, и за нашу фотографию. Разве он не говорил тебе? — добавил Зак мягче, когда Тайлер повернулась, недоверчиво глядя на Перри.

Она наконец освободилась от руки Перри, и Заку сразу же стало легче.

— Это правда, Перри?

— Конечно, нет, — презрительно бросил Перри. — Он просто говорит тебе это, чтобы вбить клин между нами. Думаю, Принс организовывал все это сам… такие люди, как он, так зависят от рекламы, что должны сами себе ее создавать!

После этих слов Зак почувствовал, что теряет контроль над собой.

— Странно, — прохрипел он, и у него сжались кулаки. — Билл Грэм сказал совсем другое.

— Билл? — эхом отозвалась Тайлер, сильно побледнев. — А что он сказал?

— Не обращай на него внимания, Тайлер, — сердито вмешался Перри Морган. — Билл Грэм не уделил бы ему ни секунды!

Но и Зак, и Тайлер знали, что Билл говорил с ним, и они остались вдвоем в кабинете Билла, когда она ушла.

— Как ты думаешь, Тайлер? Сказал мне Билл Грэм, что выгнал этого парня, или не сказал?

Зак подумал о том, сколько неприятностей выпало ей сегодня… фотография, ссора с ним, уход из газеты… не было ничего удивительного, что она еле держалась на ногах.

Он желал бы облегчить ее состояние, но прежде всего она должна узнать правду о Перри Моргане.

— Я верю, что он это сказал. Но мне трудно поверить, что ты это сделал, Перри! — От гнева ее голос стал громче, а глаза сверкнули. — А мне ты сказал, что ушел, потому что не хотел работать без меня! Думаю, тебе следует немедленно убраться отсюда.

Перри Морган вспыхнул.

— Но мы женимся…

— Мы не женимся! — резко вскрикнула Тайлер. — И никогда не собирались. Даже если бы ты так не поступил, я все равно не вышла бы за тебя. Я уже говорила, что не люблю тебя.

Зак почувствовал огромное облегчение при этих словах.

— Еще бы, ты, наверное, думаешь, что простой фотограф недостоин жениться на Тайлер Харвуд!

— Скажи лучше, бывший фотограф! Если я хоть немного знаю Билла, вряд ли ты скоро найдешь работу фотографа! А еще я могу сказать, что ни у Тайлер Вуд, ни у Тайлер Харвуд никогда не было намерения выйти за тебя! — Она нахмурилась. — Сознайся, ты стал моим другом только потому, что понял, кто я!?

Ее голос дрогнул, и Зак понял, как ей больно.

Перри Морган презрительно улыбнулся.

— Почему бы стал я водиться с младшим репортером… и не очень хорошим, если говорить честно?

— Тебе пора уйти… давно пора! — Тайлер подошла к двери, открыла ее и холодно посмотрела на Перри. — И не трудись возвращаться. Никогда! — добавила она, пока Перри Морган небрежно шел по комнате.

— Знаешь, на самом деле ты…

— Да уйди же, Морган! — зарычал Зак, поскольку Тайлер могла легко обойтись без его слов.

Он напряженно следил за Перри, в любой момент готовый броситься на защиту Тайлер.

Она плотно закрыла дверь, постаралась взять себя в руки и повернулась к Заку.

— Спасибо тебе. Я все еще не могу поверить, что он… но мне следовало бы догадаться. — Она вздохнула. — Он представил меня Дэвиду Миллеру несколько месяцев назад. Наверное, я просто не хотела думать, что Перри продал меня. Я до недавнего времени считала, что репортеров навела на нас Джейн Морроу. Я не хотела упоминать ее имени, потому что… ну, я уверена, ты понимаешь, почему…

Зак был удивлен. Джейн Морроу! Блондинка, которая подошла к ним у ресторана! Теперь понятно, почему он не узнал ее. Он и видел-то ее один-единственный раз — Ник представил их друг другу, когда обедал с ней, а было это задолго до того, как Ник встретил свою будущую жену.

Тайлер покачала головой.

— Но зачем? Чего Перри надеялся этим добиться? Зак пожал плечами, не зная, готова ли она услышать мнение Билла Грэма.

— Может быть, Перри ревновал, потому что ты много времени проводила со мной? Она удивилась.

— Но это было моей работой! Работа. Это слово поразило Зака. Неужели он был для Тайлер только работой?

— Возможно, он тебя любит?

— Он любит деньги и известность моего отца! Если так он представляет себе любовь, то может держать это при себе!

Зак же просто хотел быть с Тайлер каждую минуту дня и ночи, разделять с нею все. Ему хотелось, чтобы и она любила его так же, как он ее…

— И что ты теперь будешь делать? — спросил он. — Билл сказал, что ты ушла из газеты.

— Я уже позвонила отцу и все уладила. Я еду домой.

— До или после нашего субботнего свидания? Глаза Тайлер распахнулись.

— Ты все еще хочешь, чтобы я пошла с тобой на премьеру?

— Почему нет? — Он постарался, чтобы ответ прозвучал непринужденно. — Поздновато уже просить кого-нибудь еще.

Она улыбнулась.

— Это хотя бы честно. Да, я хотела бы пойти на премьеру с тобой. Как Тайлер Харвуд, если ты не против.

Да хоть как Тайлер Смит, лишь бы она пошла с ним!

— Прекрасно. О, прежде, чем я уйду… Билл просил передать тебе несколько слов. Ты пишешь слишком хорошо, чтобы работать в бульварной газете, и ты должна написать книгу. Биографию. Он предложил, чтобы ты написала о своем отце. Мне кажется, это мудрый совет.

Тайлер залилась смехом.

— О, воображаю, как к этому отнесется Руфус! Да он лишит меня наследства, если я только предложу ему это! Он всегда говорил, что хорошие биографии — это только те, которые еще не написаны. — Она вдруг задумалась. — А впрочем, это не такая уж плохая мысль. Было бы интересно заставить моего отца согласиться!

— Подумай об этом. Знаешь, ты могла бы начать писать мою биографию, чтобы показать ему, как хорошо у тебя получается.

— Твою?

Тайлер выглядела ошеломленной. Зак и сам был удивлен тем, что предложил это.

— Почему бы и нет? — пожал он плечами.

— Ты можешь просить меня об этом после всех неприятностей, которые свалились на тебя?

— Но не по твоей вине. И чтобы дать тебе пищу для размышлений, — добавил он, направляясь к двери, — помнишь, как в ресторане я был… ну, не очень вежлив с официантом?

— Помню, — осторожно ответила она.

— Я так бурно отреагировал на отсутствие утки, которую обычно заказываю, потому что мне очень трудно читать. Дислексия. Я, возможно, и выяснил бы, что за блюда в меню, если бы у меня было много времени, но тогда и ты, и все остальные заметили бы, что у меня проблемы с чтением. Поэтому я и решил заказать то, что найдется всегда — бифштекс с картошкой.

Не дав ей ответить, Зак быстро ушел, спокойно закрыв за собой дверь.

Пришло время, чтобы между ним и Тайлер возникло доверие…





ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ



— Почему ты мне об этом рассказал?

— О чем? — невинно спросил Зак.

В смокинге Зак выглядел великолепно. Расслабленно откинувшись назад, он сидел рядом с Тайлер на заднем сиденье белого лимузина, в котором приехал за ней, чтобы отвезти на премьеру. Стеклянная перегородка между ними и водителем была плотно закрыта.

На протяжении двух дней Тайлер не переставала спрашивать себя, почему Зак решил рассказать ей о своей дислексии. Она понимала, что это очень личное. Но именно такого рода пикантная подробность и была ей нужна, чтобы сохранить работу в «Светских новостях». И, возможно, еще не поздно было написать о том, что она узнала… если бы она хотела написать. Но она не хотела.

— О дислексии, — напомнила она, внимательно глядя на него.

Он пожал плечами.

— У меня есть еще один секрет — я ненавижу премьеры! Быть актером — одно, но быть в центре всеобщего внимания как человек — совсем другое.

Почему опять он делится с ней таким личным? Только ли потому, что предложил ей написать его биографию?

Она нахмурилась, решив, что у нее есть только один способ найти ответ.

— А я ненавижу икру, — призналась она. — И до десяти лет я шепелявила. Потом ортодонт установил мне скобки на зубах, и я долго занималась с логопедом.

Зак кивнул.

— Терпеть не могу маринованный укроп в гамбургерах. И до десятого класса я ни разу не целовал девочку.

— А меня два года девочки звали «Железный рот». И я ненавижу устриц.

— Мое первое свидание стало катастрофой — на колесе обозрения, да еще на самом верху, меня стошнило прямо на мою подругу. А еще я не выношу кальмаров.

Тайлер все еще не имела представления, куда заведет их этот разговор.

— Мое первое свидание тоже было ужасным — моя мама пошла со мной! Ненавижу оладьи с кленовым сиропом.

— О, это уж слишком, Тайлер, — Зак рассмеялся. — Не найдется ни одного американца, который ненавидел бы оладьи с кленовым сиропом!

— А вот я ненавижу, — упорствовала она. — Но зато я люблю клубнику со сливками.

— Я люблю холодную пиццу на завтрак.

— А я люблю шоколад.

— Я люблю английский ростбиф со специями.

— А я люблю жареную колбасу.

— Я люблю играть в крикет.

— А я люблю играть в теннис.

— Я люблю тебя.

— А я люблю… Что ты сказал, Зак? — Тайлер уставилась на него, не в силах понять, действительно ли она услышала эти слова. Неужели ей померещилось?

— Я не хотел, чтобы это прозвучало именно так, — пробормотал Зак, покачал головой, очень недовольный собой, и повернулся к Тайлер. — Я знаю, что сейчас неподходящее время и здесь неподходящее место, — добавил он, поскольку они уже подъезжали к кинотеатру. — Я собирался показать тебе сегодня вечером, что не случится ничего плохого, если тебя увидят со мной. Хотел убедить тебя остаться в Англии и написать мою биографию. И потом, наверное, через пару недель, я хотел… о, проклятье… — Он застонал и вцепился рукой в свои волосы. — Это правда, Тайлер, я действительно люблю тебя. Но не жду, что…

— Я тоже люблю тебя, Зак. — Тайлер не дала Заку договорить. — Я люблю тебя!

Ее голос дрожал, потоку что она еще не успела осознать, что все происходит наяву. Но глаза ее сияли!

— Ты меня любишь? Правда? Тайлер рассмеялась, видя сомнения мужчины, который до сих пор всегда был таким самоуверенным.

— Я без памяти влюбилась в тебя, когда мне было пятнадцать лет! Он поморщился.

— А когда мне было пятнадцать лет, я без памяти влюбился в Элизабет Тэйлор. Но не полюбил ее, когда встретился с ней десять лет тому назад!

— А я полюбила тебя в тот момент, когда встретила, — уверила его Тайлер. Зак удивился.

— Этого не могло произойти. Я тогда был груб и высокомерен.

— Но я все равно полюбила тебя. Я люблю тебя, Зак. Очень люблю.

— Достаточно сильно, чтобы стать моей женой? — хриплым от волнения голосом спросил он, заглядывая ей в глаза.

Ее сердце подпрыгнуло при мысли, что она станет женой Зака.

— Но ты не обязан жениться на мне, если сам этого не хочешь. Зак усмехнулся.

— Если я не женюсь на тебе, твой отец, наверное, велит заковать меня в цепи! Но честно говоря, я не думаю, что он будет счастлив видеть меня своим зятем.

Тайлер покачала головой.

— На самом деле мой отец будет счастлив, когда у него появятся внуки. А за кого я выйду замуж, его, думаю, не особенно заботит! — Возможно, она немного преувеличила, но после долгих телефонных разговоров с отцом и матерью она поняла, что пока она счастлива, ее родители будут счастливы тоже. — Но знаешь, — она протянула руку и ласково провела по его лицу, — решать за нас мой отец не будет. Решать будем только ты и я. Зак и Тайлер.

Боже, как замечательно это звучит!

— Значит, женимся, — твердо объявил Зак. — Что скажешь, если и Тайлер Вуд, и Тайлер Харвуд останутся в прошлом, а отныне и навсегда будет Тайлер Принс?

Эти слова показались ей райской музыкой. Все желания сбываются, решила она, когда Зак обнял ее и начал целовать.

Всего два дня назад ей казалось, что ее мир потерял опору. Тайлер чувствовала себя несчастной от одной лишь мысли, что никогда больше не увидит Зака. Даже ее несбывшаяся мечта о карьере репортера стала казаться несущественной мелочью.

И вот все изменилось!

На такое счастье она не смела и надеяться. Зак любит ее. Она любит его. А все остальное не имеет значения!

Зак неохотно отодвинулся от Тайлер, когда лимузин подъехал к кинотеатру.

Раздались приветственные возгласы, когда стоявшие толпой женщины поняли, кто приехал. Тайлер хотелось вместе с ними кричать от радости, но она позволила себе лишь гордо улыбаться, направляясь ко входу под руку с За ком.

Женщины кричали и хлопали в ладоши. Сверкали фотовспышки.

— Твоя фотография завтра будет на первых полосах газет всего мира.

Тайлер слегка пожала плечами.

— Ну и пусть.

Ее это больше не беспокоило. Она была бы счастлива, если бы ее всю жизнь фотографировали рядом с Заком.

— А Ричарду Астор-Уилсону может не понравиться, — поддразнил ее Зак. Ее глаза расширились.

— Ты и о Ричарде знаешь? Зак усмехнулся.

— Билл Грэм рассказал мне. Он же старый друг твоего отца. Это, наверное, тебе известно.

— Теперь известно. А я так старалась стать самостоятельной…

— И тебе это удалось, Тайлер. Я уверен в этом. И Билл уверен, что ты можешь написать книгу.

— Я уже предложила это своему отцу. Он обещал подумать. — Тайлер улыбнулась. — А это обычно означает «да»! Что касается Ричарда… — Она вздохнула. — Боюсь, я была не слишком любезна с ним перед отъездом из Нью-Йорка.

— Это же прекрасно, — с удовлетворением отметил Зак.

С улицы доносились голоса женщин, выкрикивающих его имя. Тайлер рассмеялась.

— Здесь настоящий клуб твоих поклонниц. Глаза Зака потемнели, когда он улыбнулся в ответ.

— Я бы хотел, чтобы в клубе моих поклонниц была только одна женщина, — голос его внезапно стал немного хриплым. — И чтобы этой женщиной была ты.

— Я буду ею всегда, Зак, — пообещала она и поцеловала его.

— Всегда, — отозвался он.

— Судя по тому, что вы глаз не можете отвести друг от друга, у меня скоро появится невестка?

Тайлер с любопытством повернулась к высокому темноволосому мужчине, который произнес эти слова, и сразу догадалась, что передней Рик, младший из братьев.

Зак крепче обнял ее и улыбнулся.

— Ты правильно понял, Рик.

— Это же чудесно! — Рик нагнулся и тепло чмокнул Тайлер в щеку. — Знаете, пару дней он ходил угрюмый, как медведь, у которого болит голова, — доверительно сообщил ей Рик, а потом с любовью взглянул на брата. — Поздравляю, Зак!

— Спасибо. Теперь твоя очередь.

— Я счастлив и так, — возразил Рик.

— Он счастлив? — шепотом спросила Тайлер, когда Рик отошел, чтобы поговорить с кем-то из актеров.

— Я тебе все расскажу, — пообещал Зак.

Конечно, расскажет. Тайлер не сомневалась, что отныне у них больше не будет секретов друг от друга. Никогда!

Она была уверена, что только так и должно быть!



КОНЕЦ



Внимание!


Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.


После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.




Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.









Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ
  • Внимание!