КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 410219 томов
Объем библиотеки - 546 Гб.
Всего авторов - 149537
Пользователей - 93411

Впечатления

кирилл789 про Свадьбина: Попаданка в академии драконов (Любовная фантастика)

никогда у нас такого не было, когда я учился: чтобы девчонки рвали друг другу волосы или рвались расцарапать лица. никогда.
и ещё, что лично я никогда не делал в своей жизни: никогда не заводил параллельные знакомства. не потому, что вот такой я честный или крутой. потому что умный: проблемы в таком случае будут прежде всего у меня.
принц, которому нужна жена с большой магией, НЕ МОЖЕТ объяснить какой-то своей придворной, что ей ничего не светит, потому что в магии она слаба? и, если он её всё-таки выберет, то ни принцессой, ни королевой эта придворная не станет, потому что его просто уберут из наследников, он это не объясняет (матом) этой придворной? а она, ПРИДВОРНАЯ, это не понимает???
то есть, КАЖДЫЙ житель всех стран планеты об этом знает, это понимает, но вот эта конкретная, которая ггне хочет оторвать голову и переломать кости - НЕТ???
ладно, а пожаловаться или приказать папаше или мамаше вот этой придворной? ну, сам ты, наследник, тупой и слабак, кишка у тебя тонка, но хоть что-то ты САМ сделать можешь? тебе государством управлять, а ты с двумя бабами разобраться не можешь!!!
нет, девушкам, наверное, такая дурь и муть нравятся. я - пасс.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Римшайте: Лот № 5 или Деликатес для вампира (Юмористическая фантастика)

в общем, кто хочет поднять себе настроение - вэлкам. ржал. вот пока читал и сколько, столько и ржал. не героиня, а сокровище просто.)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
кирилл789 про Романова: Жениться за 30 дней, или Замуж по-быстрому (Любовная фантастика)

девочкам должно понравиться. всё, как они любят, поэтому загрузил.
неумение готовить я пережил, а когда дошёл до кучи грязного белья, точнее белья, которое ггня надела, а потом на стул вешала, бросил читать.
если у тебя привычка: надевать один раз вещь, а потом опять надевать новую, до состояния - пустой шкаф с чистой одеждой, не на стул вешай! (это какой же стул там стоит у неё, трон что ли?). второй шкаф заведи, неряха.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Романова: Девочка из стаи (Современная проза)

мы разбирали, только у нас был мальчик. никто так и не установил время его попадания в волчью стаю. да и остался он таким, больным, на всю жизнь. ну, это в реале.
душевная вещь, жаль, осталось чувство, что недописана.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Тень: Невеста его высочества (Любовная фантастика)

Здесь тоже сюжет никакой, ждешь каких то действий, но нет , все так же мутно и муторно, утомляет.
А уж раз по 20 на каждой странице написанное имя Мейра просто бесит ..
После 2000 страниц писанины( включая и первую книгу) дошли наконец-то до свадьбы ( это уже по диагонали пролистано) и …..Ха, ждите 3, а то и 4 книгу.
Не, я точно не ждать не буду и ЭТО ф топку.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Любопытная про Тень: Кукла его высочества (Любовная фантастика)

Сюжет никакой, ждешь каких то действий, но нет , все так мутно и муторно, что даже утомляет, хотя язык грамотный.
Идея то может и хорошая, но такая скучная, ничего не происходит , все топчутся на месте.. Все 1000 страниц..
Замечательно , что книга заблокирована, ибо зря потраченное время.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
AlexKust про Марчук: Наёмник (Боевая фантастика)

Смысл выкладывать недописанную книгу?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).

У лорда неприятности (fb2)

- У лорда неприятности (пер. Е. Максимова) (а.с. Благородство-3) (и.с. Шарм) 575 Кб, 262с. (скачать fb2) - Кейти МакАлистер

Настройки текста:



Кейти Макалистер У лорда неприятности

Глава 1


Гарри хотелось умереть. Ну, возможно, смерть — это некоторое преувеличение, хотя одному святому Петру известно, сколько еще он сможет выдерживать эту нескончаемую пытку.

— А что потом? — На него смотрели очень знакомые глаза мучителя; глаза, которые он каждое утро, бреясь, видел в зеркале, — карие, серые и зеленые одновременно. Этот оттенок придавал Гарри привлекательность, но глаза, окруженные роскошными ресницами инквизитора, смотрелись бесподобно. И невинно. Хотя обладателя этих глаз ангелом никак не назовешь. — Ну? Что потом? Ты будешь рассказывать?

Гарри оттянул галстук, чтобы хоть немного ослабить удушающее давление на горло, и в пятнадцатый раз за последние десять минут пожалел, что не сумел избежать плена.

— Я хочу знать!

Или не смог найти другую жертву, чтобы подсунуть своему тюремщику.

— Ты должен мне сказать!

В конце концов, смерть, пожалуй, не самый худший выход. Если он умрет прямо сейчас, то наверняка попадет на небеса. Уж конечно, святой Петр учтет его деяния на благо других — например пятнадцать лет шпионской работы — и дарует ему убежище. Наверняка ему не откажут в законном вознаграждении, не обрекут на вечные муки, не отправят в преисподнюю, в такую, в какой он оказался сейчас, в ад, где властвует…

— Папа! Что… потом?

Гарри вздохнул, поправил на носу очки и склонил голову, признавая свое поражение.

— После того как курица с петухом… эээ… поженятся, они, естественно, захотят произвести на свет цыплят.

— Это ты уже сказал, — прищурив глаза, нетерпеливо заявил тринадцатилетний инквизитор. — Что происходит после этого? И какое отношение имеют цыплята к моим неприятностям?

— К твоим неприятностям имеет отношение процесс производства потомства. Когда курица хочет завести цыплят, они с петухом должны… эээ… вероятно, цыплята не лучший пример для объяснения сложившейся ситуации.

Леди Индия Хавершем, старшая дочь маркиза Росса, побарабанила пальцами по столу и гневно посмотрела на отца.

— Ты сказал, что объяснишь мне про мои неприятности! Джордж говорит, что я не умру, несмотря на то, что истекаю кровью, и что у девушек такое периодически бывает, а ты сказал, что все мне расскажешь, а сам болтаешь про пчел, цветочки, цыплят и рыб. Какое отношение они все имеют ко мне?

Нет, решил Гарри, глядя в серьезные, даже яростные глаза своего старшего ребенка, смерть, безусловно, предпочтительнее необходимости отвечать Индии на все «как» и «почему», касающиеся вопросов размножения, а в особенности роли женщины в воспроизведении себе подобных, да еще с упором на ее ежемесячные недомогания. Гарри решил, что хотя премьер-министр трижды отметил его отвагу, в душе он просто трус, потому что просто не в силах дольше терпеть эту пытку.

— Спроси Герти. Она тебе все объяснит, — торопливо произнес он, вскочив с узкого розового кресла и спасаясь бегством из солнечной комнаты, отданной в распоряжение детей. Вслед ему полетел негодующий крик, который Гарри позорно проигнорировал:

— Папа! Ты обещал, что расскажешь сам!

— Ты меня не видел, — сказал Гарри, пробегая через небольшую комнату без окон, служившую приемной перед его кабинетом. — Ты меня не видел и понятия не имеешь, где я. Даже можешь сказать, что ты меня вообще не знаешь, так будет надежнее. И закрой дверь на засов, ладно, Темпл? Наверное, еще нужно подпереть ее стулом или даже письменным столом. Боюсь, если дверь будет закрыта только на засов, эти маленькие дьяволята сумеют просочиться в кабинет.

Темплтон Харрис, секретарь и делопроизводитель, поджал губы, глядя, как его хозяин аристократ и работодатель, скрывается в прилегающем кабинете.

— Что на этот раз, сэр? — спросил Темпл, входя туда вслед за Гарри. Сквозь грязные окна просачивался слабый солнечный свет. В воздухе взметнулась пыль. — Что, Мактавиш преподнес вам свою очередную находку? Или лорд Марстон решил, что хочет стать кузнецом, а не маркизом? Может быть, близнецы снова попытались полетать, спрыгнув с крыши конюшни?

Гарри жадно отхлебнул бренди и передернулся.

— На этот раз все не так безобидно. Индия желает узнать кое-какие подробности. Женские.

Светло-голубые глаза Темпла округлились.

— Но… леди Индия еще ребенок. Уж наверное, подробности ей пока недоступны?

Гарри глубоко, прерывисто вздохнул, прислонился к окну, покрытому толстым слоем грязи, и протер рукавом небольшой пятачок, достаточный, чтобы увидеть дикие заросли, бывшие когда-то садом.

— Может, нам она и кажется ребенком, Темпл, но согласно своей природе она уже находится на грани женской зрелости.

— Ах вот такие подробности…

Гарри молча протянул опустевший бокал, и Темпл так же молча плеснул туда небольшую порцию дымчато-янтарной жидкости.

— Налей и себе. Не каждый день мужчина говорит, что его дочь… эээ… стала девушкой.

Темпл налил немного в другой бокал и молча выпил за здоровье своего хозяина.

— Я помню, как она родилась, — произнес Гарри, глядя в расчищенный им пятачок окна и наслаждаясь тем, как бренди согревает горло и желудок. — Беатрис была разочарована, что родилась девочка, но я подумал, что дочка — само совершенство, с этим ее крохотным носиком, копной каштановых кудряшек и такими серьезными глазами. Она казалась мне ангелом, посланным на землю, чтобы украсить нашу жизнь. Лучом света, солнечным сиянием, великой радостью. — Гарри еще глотнул бренди, и тут по грязному стеклу быстро промелькнули три тени, а потом раздался беззаботный хохот детей, задумавших какую-то каверзу. Гарри отпрянул от окна, сжимая свой бокал с такой силой, что даже пальцы побелели. — А теперь она выросла, вступила в пору женской зрелости и требует, чтобы я ей все объяснил. Что дальше, Темпл, я тебя спрашиваю, что будет дальше?

Темпл поставил свой бокал на место и тщательно вытер пальцы носовым платком, стараясь не морщиться при виде пыли и запущенности в комнате. Его, аккуратиста по природе, страшно раздражало то, за все три недели после их переезда сюда к кабинету ни разу не прикасалась рука горничной.

— Полагаю, милорд, что леди Энн лет через пять начнет задавать вам те же самые вопросы. Вы не позволите горничной немного прибраться тут? Обещаю, что она не прикоснется ни к одной из ваших важных бумаг. Право же, я бы и сам тут с удовольствием прибрался, если бы вы просто дали мне выхо…

Гарри, уловив ужасающую мысль о том, что ему придется и с младшей дочерью повторить туже сцену, которой он сейчас с таким трудом избежал, помотал головой:

— Нет. Это моя комната, единственная комната во всем доме, которая служит мне убежищем. Никому, кроме тебя, не позволено сюда входить: ни детям, ни горничным — никому. У меня должно быть место, принадлежащее только мне, Темпл, что-то неприкосновенное, комната, где я просто могу быть собой.

Темпл окинул кабинет взглядом. Он хорошо знал, где что лежит, потому что сам носил сюда коробки с книгами Гарри, документы по имению, небольшое антикварное бюро и ужасающе грязные акварели, украшавшие сейчас стены.

— Может, если постирать занавески…

— Нет, — повторил Гарри, украдкой кинув взгляд на окно, и пересек комнату, направляясь к большому письменному столу розового дерева, заваленному бумагами, перьями, чернильницами, книгами и другими предметами, слишком многочисленными, чтобы все их перечислить; там стояла даже большая статуэтка Пана. — У меня есть для тебя другое поручение, поважнее, чем стирка занавесок.

Темпл, уже собиравшийся сообщить, что не будет стирать занавески сам, решил, что эта информация его хозяину не особенно нужна, со вздохом устроился в удобном кожаном кресле у стола и вытащил из внутреннего кармана блокнот и карандаш.

— Да, сэр?

Гарри отошел от стола и приблизился к холодному камину.

— Сколько лет ты работаешь со мной, Темпл?

— На Иванов день будет четырнадцать, — незамедлительно ответил Темпл.

— Это же как раз через две недели.

Темпл молча кивнул.

— Я женился на Беатрис за год до этого, — продолжал Гарри, глядя в темную пустоту камина, словно вся его жизнь лежала там, на куче угля, готовой запылать, если теплая погода сменится холодом.

— Насколько помнится, я поступил к вам на службу, когда леди Росс… гм… ожидала леди Индию.

— Ммм… прошло почти пять лет после смерти Беа.

Темпл что-то пробормотал.

— Пять лет — долгий срок, — произнес Гарри, и карие глаза за линзами очков потемнели. — Дети становятся неуправляемыми. Бог свидетель, меня они вообще не слушаются, а Герти и Джордж с трудом справляются с близнецами и Мактавишем, что уж говорить о Диггере и Индии.

Брови Темпла слегка приподнялись. Он догадался, к чему клонится разговор, но не мог понять, какую роль в этом деликатном вопросе маркиз отводит ему.

Гарри глубоко вздохнул, потер нос, повернулся и направился к глубокому зеленому кожаному креслу, стоявшему за письменным столом. Сев, он махнул рукой на блокнот Темпла.

— Я решил, что детям необходимо женское внимание. Хочу, чтобы ты помог мне найти такую женщину.

— Гувернантку?

Гарри поджал губы.

— Нет. После того как во время пожара погибла мисс Рейнольд… нет. Детям необходимо время, чтобы оправиться от этого кошмара. Женщина, о которой я говорю… — он взглянул на миниатюру, стоявшую в углу стола, — будет маркизой. Детям нужна мать, а мне…

— Жена? — негромко подсказал Темпл, поскольку Гарри умолк. Несмотря на все свои намерения не углубляться в переживания хозяина, Темпл за долгие годы искренне привязался к Гарри и его выводку из пяти маленьких озорников. Темпл хорошо знал, что Гарри испытывал к своей покойной жене пусть и не всепоглощающую любовь, но чувство, достаточно сильное, чтобы скорбеть о ней на протяжении пяти лет, после того как она умерла родами.

— Да, — вздохнул Гарри, обмякнув в уютных объятиях кресла. — Я женился поздно, но должен признать, что мне нравилось быть семьянином, Темпл. Трудно поверить, что такое говорит человек, которому день и ночь докучает буйный выводок детей, но в последнее время я чувствую себя одиноким. Мне не хватает женщины. Жены, — поспешно поправился он, слегка наморщив лоб. — Я пришел к выводу, что есть только один ответ на мое естественное желание и необходимость приструнить детей — жена. Вот поэтому я и хочу, чтобы ты записал объявление и поместил его в местную газету. Как она называется? «Долфинз-Деррь-срдейли»?

— «Рэмс-Боттом-газетт», сэр, потому что выпускается она в городишке Рэмс-Боттом, расположенном, насколько мне известно, примерно в восьми милях западнее. Однако должен признаться, что я слегка сбит с толку вашим решением искать леди, достойную титула маркизы, по объявлению в газете. Мне всегда казалось, что джентльмен вашего положения ищет жену в высшем обществе, а не помещает объявление в газете, преимущественно занятой дискуссиями на сельскохозяйственные темы.

Гарри отмахнулся:

— Я думал об этом, но не желаю пока появляться в городе.

— Но у вас наверняка есть друзья, знающие подходящих кандидаток…

— Нет. — Гарри откинулся на спинку кресла и положил ноги на стол. — Я уже искал среди родственниц своих друзей, но ни одна из них не подходит: одни слишком молоды, а другие готовы выйти за меня исключительно ради титула.

Темпл окончательно растерялся.

— Но, сэр, эта женщина станет маркизой, матерью ваших еще не рожденных детей…

Гарри с грохотом опустил ноги на пол, выпрямился и сердито сверкнул глазами на секретаря.

— Больше никаких детей! Я не собираюсь проходить через это снова и не намерен жертвовать на этом алтаре еще одной женщиной! — Он снова уложил ноги на стол. — У меня нет времени подыскивать себе жену традиционными способами. Я рассчитываю обзавестись супругой до того, как в округе узнают, кто я такой, до того, как попадусь на глаза всем этим цепким искательницам титула. Скоропостижная смерть кузена Джерарда, завещавшего мне этот дом, подарила мне идеальную возможность найти женщину, которая нуждается в муже так же сильно, как я нуждаюсь в жене. Мне нужна женщина порядочная, благородных кровей, но не обязательно древнего знатного рода — вполне подойдет семейство сельских аристократов. Она должна любить детей и должна хотеть… эээ… вступить со мной в интимные отношения.

— Но… — произнес Темпл, в замешательстве широко разведя руками, — но леди, вступающие в интимные отношения, часто зачинают детей…

— Я позабочусь о том, чтобы моей жене не пришлось подвергаться пытке родами, — небрежно ответил Гарри и вдруг вздрогнул — где-то неподалеку сильно хлопнули дверью, и по коридору мимо кабинета с топотом пронеслась сразу сотня слонов. — Записывай, Темпл. «Требуется: порядочная образованная женщина в возрасте от тридцати пяти до пятидесяти лет, которая желает соединиться узами брака с мужчиной сорока пяти лет, крепкого здоровья и со средствами, достаточными, чтобы обеспечить ей комфортабельную жизнь. Любовь к детям обязательна. Претендентки могут направлять подробные сведения о себе и рекомендации на имя мистера Т. Харриса в Рейвинге. Собеседование будет назначено на следующую неделю». Это подойдет, как по-твоему? Ты можешь сам сортировать претенденток — оставляй мне только тех, кого сочтешь подходящими. Я с ними побеседую и откину тех, кто не годится.

— Сэр, — в полнейшем недоумении произнес Темпл. Он не знал, как отговорить хозяина от такого неудачного способа поисков. — Я… а что, если… откуда я знаю, кого из них вы сочтете подходящей?

Гарри нахмурился.

— Я уже сказал тебе, что мне требуется! Женщина порядочная, умная и любящая детей! Я бы не отказался от определенной привлекательности, но это не обязательно.

Темпл проглотил остальные возражения и только робко спросил:

— А где вы желаете беседовать с претендентками? Уж конечно, не здесь, не в Эшли-Корме?

Гарри, сощурив глаза, провел пальцем по колонке цифр. Управляющий его покойного кузена крал слишком много.

— Этого злодея следует повесить — надо же было так истощить имение! Что ты спросил? О нет, любая разумная женщина только глянет на это уродство и убежит, вопя от ужаса. Подыщи что-нибудь в городе — место, где можно будет встретиться с дамами и спокойно с ними поговорить. Разумеется, с каждой по отдельности. Групповые встречи не подойдут ни под каким видом.

— Разумеется, — согласился Темпл и, спотыкаясь, вышел из комнаты. В голове у него все перепуталось, и единственное, что хоть как-то подбадривало, — это мысль, что жена Гарри, кем бы она ни оказалась, непременно потребует, чтобы в этом доме провели хорошую уборку. От чердака до подвала.

Гарри только собрался сделать пометки о первых неотложных нуждах поместья, как раздался высокий пронзительный вопль, выдернувший его из кресла. Гарри подскочил к двери и столкнулся в дверном проеме с Темплом.

Секретарь как-то жалко улыбнулся, и Гарри немного растерялся.

— Дети… кто-то ранен?

— Павлины, — лаконично ответил Темпл.

Гарри моргнул и успокоился.

— Павлины? О, павлины. Да, точно, они орут как сумасшедшие. Я думал, кто-то из детей…

Его слова оборвал очередной вопль, от которого просто кровь застыла в жилах. Прежде чем Гарри смог вдохнуть, мимо него по коридору промчалась большая сине-зеленая птица. Перья ее когда-то великолепного хвоста были повыдерганы, а оставшиеся — перепачканы грязью. Вслед павлину неслись уханье и крики — трое младших детей с грохотом мчались за несчастной птицей. Энн остановилась у широкой изогнутой лестницы, запрокинула голову и издала жуткий вопль, от которого волосы Гарри встали дыбом.

— Это кричит не павлин, сэр. Это кричат дети.

Гарри тихонько прикрыл дверь и прислонился к ней спиной. Сквозь толстые доски все равно проникали крики взбудораженного павлина, которого гоняли по холлу трое шумных детей.

— Пиши объявление, Темпл.

Раздался громкий птичий вопль, следом загрохотало что-то керамическое, упавшее на мраморный пол холла и разбившееся вдребезги. Гарри кинулся в свое убежище.

— Немедленно! Ради всего святого, напиши его немедленно!


Глава 2


Плам уткнулась носом в нежную, покрытую пушком головку, устроившуюся у нее на груди, и глубоко вдохнула запах молока и мыла, не обращая внимания на куда менее приятные ароматы.

— Вот ты где! Я так и знала, что найду тебя тут. Ну и как тебе младенец? О Господи, от него воняет!

Миссис Бэпвистл ворвалась в крохотный садик и, прежде чем Плам успела возразить, выхватила из ее рук самого юного Бэпвистла и передала сладкого младенца няньке.

— Вымойте его, Уизерс. Он так воняет, будто его окунули в помойную яму.

— Я бы с радостью его искупала… — начала было Плам, приподнимаясь с тенистой скамейки, но нянька уже наморщила нос и поспешно унесла своего подопечного.

— Нет-нет, это совершенно ни к чему. Для того я и наняла няньку, чтобы она выполняла все неприятные обязанности, связанные с детьми. А ты садись, давай поговорим. Мне нужно обсудить с тобой кое-что очень важное.

— Но… я надеялась, что смогу покормить маленького… — Плам казалось, что вместе с младенцем из ее рук вырвали сердце. Он такой сладкий, такой восхитительный, такой маленький, так нуждается в опеке.

— Покормишь в другой раз, Плам! Это правда важно.

Плам откинулась на резную спинку скамейки и рассеянно сорвала листок с гортензии. Плам изо всех сил старалась, чтобы в голосе не прорывалось раздражение.

— Ты обещала, что я смогу посидеть с Колином, пока ты наносишь визиты, Корделия. По-моему, с твоей стороны просто нехорошо отдавать его няньке, раз ты обещала, что с ним посижу я.

— Честное слово, Плам, нечего тебе там делать, пока ему будут менять испачканные пеленки. Это дитя может такое устроить… просто ужас! — Корделия Бэпвистл, жена викария и лучшая подруга Плам, подняла руку, пресекая возражения. — Я знаю, знаю, ты считаешь, что в маленьком Колине нет ничего неприятного. Ты и про Констанс так думала, и про Коннора, и про Колумбину, но, дорогая, дорогая моя подруга, послушай меня — младенцы вовсе не всегда бывают милыми маленькими восхитительными кулечками.

Плам отвела взгляд от подруги и посмотрела на полинявшую синюю ткань юбки.

— Я знаю, что они не совершенство, Дел. Я вовсе не дура. И сама вырастила ребенка.

Корделия отложила в сторону газету, которую до сих пор сжимала в руках, и сочувственно погладила подругу поруке.

— Мне бы и за миллион лет не пришло в голову, что ты дура, Плам. Ты самая умная и самая великодушная из всех моих знакомых. И я знаю, что ты великолепно потрудилась с Томазиной, хотя она попала к тебе уже отнюдь не ребенком. Сколько ей было, когда умер ее дядя?

— Пятнадцать, — призналась Плам.

— Ты прекрасно воспитываешь ее последние пять лет и знаешь, что в нашем доме тебя всегда ждет самый горячий прием. Дети тебя обожают…

Сердце Плам как стрелой пронзило невысказанное возражение. Она подняла глаза на подругу. Черные брови сошлись в одну густую линию.

— Но?..

Корделия сжата ее руку.

— Но тебе пора обзавестись собственной семьей.

Плам на мгновение вскинула брови.

— Ты что думаешь, я не пыталась найти мужчину, который возьмет меня в жены? Боже милостивый, Дел, да ты сама знакомила меня с каждым подходящим холостяком в наших краях, а я заодно проверила всех неподходящих. Во всем Дорсете нет мужчины, который не слышал бы про тот скандал, и ни один не захочет подмочить себе репутацию, женившись на мне. А согласны либо горькие пьяницы, либо злодеи, либо бедняки, которые не в состоянии содержать дом и меня. И прежде чем ты скажешь, что я слишком разборчива, хочу тебя заверить, что вовсе не гоняюсь за деньгами — вполне подойдет мужчина, у которого хватит средств, чтобы содержать жену и ее молоденькую племянницу. Корделия рассмеялась:

— Вот уж никогда не назову тебя разборчивой, Плам. Некоторые из тех, за кого ты подумывала выйти замуж… — Она невольно передернулась. — Но речь совсем не об этом. Посмотри, что нашла во вчерашней газете старая миссис Тавернош. — Она протянула газету Плам, ткнув в небольшое объявление, обведенное синим карандашом.

Плам внимательно прочитала, посмотрела в яркие веселые глаза подруги, и ее брови снова взлетели вверх.

— Ты, наверное, шутишь?

— Да почему? Этому человеку нужна жена, нужен кто-то, кто любит детей, и он говорит, что средств для комфортабельной жизни у него хватит.

— Корделия Бэпвистл, не ты ли последние два года, что я пытаюсь найти себе мужа, читаешь мне нотации и доказываешь, что моя готовность принять почти любого мужчину — настоящее безрассудство?

— Нуда, но…

— И разве не ты каждую неделю убеждаешь меня, что женщина может быть абсолютно счастлива, не рожая детей и не выходя замуж?

— Да, и я по-прежнему так думаю. Дети нужны далеко не всем, Плам. Некоторые женщины…

— И разве не ты постоянно повторяешь, что я должна быть благодарна судьбе зато, что ничем не обременена и могу жить так, как мне хочется, хотя позволю себе заметить, что быть нищей как церковная крыса и не иметь рядом никого, кроме племянницы, предпочитающей общество животных, а не людей, вовсе не та жизнь, которую мне хотелось бы вести? А теперь ты предлагаешь мне ответить на это нелепое объявление от мужчины, о котором я знать ничего не знаю?

— Ну, конечно же, ты должна о нем что-нибудь узнать, я же не предлагаю тебе хвататься за него не глядя! Может быть, он вовсе не подходящий мужчина. В объявлении сказано, что ты должна отправить ему подробные сведения о себе и что если он захочет провести с тобой собеседование, то пришлет письмо.

— Собеседование! — воскликнула Плам, чувствуя, как в ней закипает негодование, и фыркнула, как истинная леди. — Как будто я прислуга! Нет уж, спасибо!

Корделия устремила на нее взгляд, полный тепла, любви и смеха.

— Ну, вообще-то никто не помешает тебе самой начать расспрашивать его, правда? И потом, что такое собеседование? Это всего лишь способ получше узнать человека. Ты тоже проводила собеседование с мужчинами, за которыми гонялась.

И без того розовые щеки Плам порозовели еще сильнее. Она отвела взгляд в сторону.

— Тебя послушать, так я охотилась на мужчин, как лиса на зайцев.

— Плам, ну ты же знаешь, я желаю тебе счастья. Если твой нелегкий опыт с Чарлзом не заставил тебя навсегда отказаться от мужчин, если ты уверена, что хочешь выйти замуж и создать семью, я сделаю все, что угодно, чтобы помочь тебе!

— Мой брак с Чарлзом никак не мог заставить меня отвергнуть мужчин вообще, Дел. Думаю, Чарлз все же был исключением из правил. Обычный мужчина сто раз подумает, жениться ли ему, если у него уже есть жена. А что до семьи, боюсь, уже поздно. Мне сорок лет. Большинство женщин моего возраста уже покончили с деторождением.

— Но ты-то не большинство! — воскликнула Корделия, и ее улыбка согрела сердце Плам. — Ты дочь сэра Фредерика Пелема, женщина пусть не богатая, но из достойной семьи, да еще и автор одной из самых популярных и скандальных книг нашего века.

Плам встревожено оглянулась. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь в Рэмс-Боттоме узнал, что она и есть печально известная Вивьен ла Блу, автор знаменитого «Руководства по супружеской гимнастике», книги настолько шокирующей, что правительство запретило ее как непристойную.

— Я попросила старую Маб Шейн осмотреть меня, — помявшись, назвала имя местной повитухи Плам, ей очень не хотелось обнадеживать себя в таком важном вопросе. — Она говорит, что по женской части у меня все в порядке и что она знает нескольких женщин, родивших детей после сорока.

— Ну, вот видишь? Если ты и вправду, несмотря на все мои рассказы об ужасах родов, хочешь завести семью, то просто обязана откликнуться на это объявление.

Плам, скользнув взглядом по газете, прикусила нижнюю губу. Хотя метод, которым воспользовался этот человек, чтобы сообщить о своем желании жениться, смущал ее так же сильно, как раздражало слово «собеседование», в словах Корделии был здравый смысл. Никто не мешает ей навести справки об этом мужчине, чтобы выяснить, годится ли он в спутники жизни.

— Есть осложнения с моим прошлым, — медленно произнесла она. — Я уже потеряла нескольких потенциальных поклонников, стоило им только узнать, что я была любовницей Чарлза.

— Ты не была его любовницей! Ты вышла за него замуж, как положено. Это он поступил непорядочно — использовал тебя, а потом выкинул прочь, не задумываясь о твоем будущем и не испытывая по этому поводу никаких сожалений!

— Мы с тобой это знаем, но, увы, джентльменам глубоко плевать, что Чарлз мне врал. Они видят женщину, отдавшуюся мужчине, который не был ее законным супругом. Женщину, ставшую причиной грандиозного скандала, в результате которого Чарлза выслали за границу, отец от меня отрекся, а бедняжку Сюзанну подвергли остракизму и всячески оскорбляли только за то, что она моя сестра. Из-за этого скандала она и зачахла, Дел. Только я виновата в том, что она умерла и осиротила малютку Том, оставив ее на воспитание дяде Боклерку.

— Ты ровным счетом ни в чем не виновата, так что прекрати себя изводить. Кроме того, есть простейшее решение: не рассказывай ему, кто ты такая.

Плам изумленно воззрилась на подругу:

— Хочешь, чтобы я ему врала?

— Ну конечно, нет, это грешно и непорядочно. Я просто предлагаю не рассказывать ему о себе всего… ну, пока не обвенчаетесь. А потом, когда пройдет достаточно времени и он в тебя влюбится, скажешь правду. Там уже будет поздно что-то менять.

— Это жестоко и бессердечно, — сказала Плам, нервно сминая ткань платья. — После истории с Чарлзом в списке качеств, которые я ищу в будущем муже, на первом месте стоит честность. И я ни за что не выйду за мужчину, у которого будут от меня секреты.

— Хм. Боюсь, что в таком случае тебе придется отвергнуть всех мужчин на Британских островах, в ком еще теплится жизнь. — Помолчав немного, Корделия спросила: — А что, у тебя есть список качеств, которые ты хотела бы видеть в муже?

— Разумеется, есть. Списки вообще отличный способ организовать свою жизнь. Я их много для чего составляю. Характеристика будущего мужа — всего лишь один из многих моих списков…

— И что в нем?

— В списке? — Корделия кивнула. Плам немного подумала и начала загибать пальцы: — Итак, самое главное — это честность. Еще необходим хороший характер.

— Да, пожалуй.

— Безусловный плюс — чувство юмора.

— Полностью согласна.

— Конечно, он должен хотеть детей.

— Конечно, — хмуро согласилась Корделия. Плам взглянула на нее, желая убедиться, что подруга не насмехается. Лицо Корделии было очень серьезным, но лукавый блеск темно-серых глаз заставил Плам засомневаться в ее серьезности.

— Еще нужна финансовая состоятельность, но мои требования весьма скромны — во всяком случае, если он в состоянии обеспечить надежный дом для меня и Томазины.

— Хм. Когда дело касается обеспечения, тут уж чем больше, тем лучше.

— Ну и последнее. Мужчина, за которого я выйду, должен быть очень, очень гибким. Предпочтительнее всего — гуттаперчевым, но я согласна и на обычного мужчину, если он в хорошей форме и готов тренироваться.

Корделия заморгала.

— Гибким? Да зачем ему быть гиб… о! Ты имеешь в виду, для… в… когда он и ты…

— Совершенно верно. Может, у меня и не такой богатый опыт в семейной жизни, но даже мне известно, что для зачатия ребенка необходима супружеская гимнастика. И согласись, что когда до этого доходит, гораздо лучше иметь гибкого мужа, чем такого, который не сумеет выполнить даже элементарного упражнения вроде «Большого слона на Римском валу».

Корделия открыла рот, словно хотела что-то сказать, но передумала и просто покачала головой.

— Хотя я составила довольно длинный список качеств, которыми должен обладать мой будущий муж, самые главные и важные из них — это честность и полная откровенность. После Чарлза ни на что меньшее я не согласна, а если я требую такого от супруга, то и сама должна вести себя так же. Мне придется рассказать ему о своем прошлом.

— Да, но послушай, Плам, ведь на самом деле ты не позволишь себе такой роскоши?

Эти слова, хотя и сказанные мягким тоном, зацепили за живое. Сердце Плам упало. Груз, сброшенный с плеч на то время, что она возилась с малышом Колином, снова придавил ее к земле.

— Не позволю. По правде говоря, мое положение куда хуже, чем ты думаешь. Деньги, вырученные за продажу моих последних драгоценностей, уже закончились. Срок договора аренды на наш дом истекает в конце этого месяца, и сэр Джаспер уже предупредил меня, что поднимет цену. Миссис Фини запретила мистеру Фини предоставлять мне кредит, пока я не заплачу долг, и все остальные лавки города последовали их примеру.

— Я с радостью попрошу Марка одолжить тебе денег, чтобы ты продержалась до следующего чека от издателя…

Плам замотала головой еще до того, как подруга закончила фразу.

— Чеков больше не будет. Последний был на такую крохотную сумму, что я написала мистеру Беллтоуду. И он сообщил, что мое «Руководство», несмотря на исключительную популярность в высшем обществе, совсем не нравится низшим классам. По всей видимости, они считают эту книгу прославлением разврата, а не физической привязанности между супругами.

— Но ведь выход наверняка есть! Можно работу, например, найти…

Плам заморгала, чтобы прогнать навернувшиеся на глаза слезы. Она давно поняла, что слезы никогда не помогают.

— Я дочь джентльмена, Дел. Мое образование свелось к ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей.

— Ты можешь работать гувернанткой или учительницей.

— С моей-то репутацией?

Корделия опустила глаза.

— О да, об этом я забыла.

— Могу тебя заверить, что ты единственная, кто забыл об этом. — Плам вздохнула. Вздохи, как и слезы, не особенно помогали, но по крайней мере после них не краснели глаза и из носа не текло.

— А может, напишешь еще одну книгу? — Корделия подняла на подругу повеселевшие глаза. — Ты же можешь написать еще одно «Руководство».

— Нет, не могу. Даже если бы у меня хватало материала — а его нет, мои отношения с Чарлзом свелись всего к каким-то шести неделям, — я уже спрашивала издателя, и он сказал, что судебные иски и внимание со стороны правительства сводят доход к нулю. Боюсь, что литературная карьера Вивьен ла Блу завершилась.

— О…

Плам посмотрела на небольшую, но ухоженную лужайку у дома викария, и плечи ее поникли. Пчелы радостно жужжали среди роз и гиацинтов, воздух был напоен ароматами и звуками, которые Плам так сильно полюбила. Если бы только она могла отсидеться в своем уютном маленьком домике, пока не найдет себе мужа — мужчину, который прочно свяжет с ней свою жизнь.

— Боюсь, все, что отделяет меня от работного дома, — это пять шиллингов, спрятанных в старой перчатке, и скудное пособие, которое Том получает раз в квартал. Я вынуждена одалживать у нее пособие, но этих денег нам с ней, конечно, не хватает.

— Я понятия не имела, насколько все ужасно, — сказала Корделия, глядя на подругу глазами, полными сочувствия. Плам отвернулась, не в силах выдержать этот взгляд. — Но тогда у тебя и в самом деле нет выбора. Нужно выходить замуж, причем немедленно.

— Легко сказать.

— Чепуха. У тебя есть несколько претендентов.

— И каждый из них тут же откажется от своего предложения, если узнает мою историю.

Корделия улыбнулась:

— Ну, вот и ответ на твой вопрос. Если уж ты так настаиваешь на том, чтобы рассказать всю правду, — пожалуйста, но только подожди, пока вы поженитесь.

Плам снова закусила губу.

— Это кажется таким нечестным…

— Нечестным было то, что тебе пришлось выйти замуж за уже женатого негодяя, Плам. Ты ничего плохого не сделала! Зачем наказывать себя за то, в чем ты не виновата? Хватайся за возможность, если она тебе представится, а о таких пустяках будешь беспокоиться потом. Кроме того, Чарлз мертв, упокой Господь его душу, хотя он и заслуживает того, чтобы сгнить в каком-то там океане, в котором утонул. Он больше не сможет тебе напакостить, и пока ты помалкиваешь о своем прошлом, никто о нем и не заговорит.

— Это случилось в Средиземном море, насколько я знаю, где-то около Греции. — Соблазн поступить так, как предлагала Корделия, был велик. Плам уже несколько раз собиралась выйти замуж, но едва упоминала о своем прошлом, как женихи исчезали, не желая пятнать себя ее позором. Может, если она найдет человека, который будет столь любезным, что полюбит ее, то он и не обратит особого внимания на ее прошлое. Может, он поймет, что она была молодая, глупая и не имела опыта общения с мужчинами, поэтому не поняла, какой Чарлз бездушный распутник. Может, она сумеет найти человека, которому просто нужна жена, мать его детей, спутница жизни. Плам вспомнила о том, что для нее приготовила жизнь — нищету, одиночество, ответственность за судьбу Том, — и решила, что один раз можно пойти и по менее благородному пути. От этого решения на сердце полегчало, словно груз свалился с плеч. — Очень хорошо. Я отправлю ему свое заявление, раз уж так. И если он захочет на мне жениться… ну, я просто расскажу ему, когда это станет возможным. Ты напишешь мне рекомендацию?

— Ну конечно! — Корделия снова заулыбалась, и Плам почувствовала, что ее губы тоже изгибаются в улыбке. — Я дам тебе такую блистательную рекомендацию, что от тебя откажется только полный псих.

С губ Плам сорвался смешок. Она встала, отряхнула платье и взяла шляпку и ридикюль.

— С психом я вполне уживусь, если он будет добрым, любезным и захочет подарить мне ребенка. О, проклятие, я совсем забыла про нового кузнеца!

Корделия вместе с подругой направилась в сторону большого дома викария, сложенного из красного кирпича.

— Про какого нового кузнеца? А, мистера Снаффла. Он выглядит очень мужественно, правда? С этими своими крупными руками, кудрявыми волосами и очень, очень тесными бриджами.

— Корделия! — воскликнула Плам, пытаясь изобразить потрясение. Впрочем, она опасалась, что ее выдают смеющиеся глаза. — Такие неприличные намеки шокируют мои девичьи ушки!

Корделия остановилась у ворот и рассмеялась.

— В жизни не встречала менее скромную девушку. Плам со щелчком закрыла ворота и втянула ноздрями воздух, напоенный ароматом жимолости. Потом слегка нахмурилась, сведя вместе прямые брови.

— Итак… ты уверена, что мне не стоит рассказывать?..

— Абсолютно уверена.

— Но если найдется кто-нибудь, кто расскажет ему о моем прошлом раньше, чем это сделаю я?

— Став женой простого сельского джентльмена — а он, безусловно, джентльмен, потому что объявление составлено очень хорошим слогом, — ты вряд ли будешь сталкиваться с членами высшего общества. Никто не будет знать, кто ты такая, поэтому ты все расскажешь мужу, когда сочтешь нужным, когда почувствуешь, что настал подходящий момент. Скажем, лет так через шесть-семь.

Плам подняла взгляд от пыльной дороги и посмотрела на зеленую лужайку в центре деревни. Рэмс-Боттом стал для нее и тихой гаванью, и тюрьмой. Она спряталась здесь вместе с Том, чтобы укрыться от настырных сплетников, но годы шли, а Том заслуживала жизни лучшей, чем та нищета, которую могла предложить ей Плам.

— Ну, хорошо. Я попозже зайду за рекомендацией.

— Буду ждать, — отозвалась Корделия и помахала рукой. Плам повернулась и решительно направилась в сторону зеленой лужайки, обдумывая письмо, которое пошлет мистеру Т. Харрису. На лужайке небольшими группками собрались дамы, что-то горячо обсуждая, но Плам не придала этому значения. Дамы в Рэмс-Боттоме были записными сплетницами и с радостью проводили долгие часы, анализируя и разбирая по косточкам друг друга, чужое прошлое и отпрысков.

— Наверняка раздирают в клочки репутацию какой-нибудь бедняжки, — пробормотала она себе под нос, миновав лужайку и направившись к кузнице.

Через несколько минут Плам горячо сожалела о собственном благодушии.

— Я тебя хочу, — заявил мистер Снаффл, наклоняясь и обдавая ее ароматами немытого тела, лука и конского пота. Теперь она точно знала, что эти запахи не годятся для романтического свидания. Может, у мистера Снаффла и имелись крупные руки и густые кудри, но ей он явно не подходил. — Я тебя ужасно хочу. Ну-ка пощупай, как мой стручок тебя хочет.

И прежде чем Плам успела хоть что-то понять, он схватил огромной лапой ее руку и плюхнул прямо на выпуклость в своих тесных бриджах.

— Мистер Снаффл! — ахнула Плам, отдернула руку и попыталась вывернуться из-под мускулистых лапищ, пригвоздивших ее к грубой стенке кузницы. — Вы забываетесь! Меня не интересуете ни вы, ни ваш… эээ… стручок, поэтому, пожалуйста, позвольте мне пройти.

Омерзительное зловоние усилилось, потому что кузнец расхохотался ей прямо в лицо. Плам отвернулась, жалея, что не отправила сюда Том с этой несчастной кастрюлькой, — ее ремонт был уловкой, которой она воспользовалась, чтобы познакомиться с лудильщиком и решить, годится ли он в мужья. Впрочем, она мгновенно устыдилась таких трусливых мыслей.

— Прикидываешься скромницей, миссус, но я-то знаю, что ты меня тоже хочешь. Ну-ка поцелуемся.

Он склонился над Плам, придавив ее к стене своей широкой потной грудью. Она слегка переместила кастрюльку, радуясь, что пока кузнец прижимается к ней только верхней частью тела.

— Никому и дела не будет, если ты закричишь, миссус. Тут все знают, что ты потаскушка, а уж вся из себя такая чванливая, будто взаправду выходила замуж. За женатого! Мисс Стоун говорит, что твоя собственная семья с тобой и знаться не желает. Давай поцелуемся, — снова потребовал он. В уголках его мясистых губ скопилась слюна.

— Я не потаскушка, — негромко произнесла Плам, осторожно отводя кастрюлю в сторону, чтобы хорошенько замахнуться. — И понятия не имею, что там эта мисс Стоун разузнала насчет моего брака. Могу вас заверить, что я ни в чем не виновата и ее обвинения несправедливы. А теперь, пожалуйста, отпустите меня, или мне придется нанести вам телесные повреждения.

Он потерся грудью о ее грудь и взял Плам за плечи, удерживая на месте.

— Да тут все знают, что ты раздвинешь ноги для любого мужчины, если он даст тебе потереться о свою штуку. — Кузнец поднял руку, схватил Плам за волосы и дернул ее голову назад. — Я сказал — поцелуемся! И не собираюсь повторять еще раз!

— Мистер Снаффл! — Плам отвела кастрюльку как можно дальше.

— Чего? — Его омерзительные губы все приближались.

— Это вашему стручку. — Она изо всех сил ударила кастрюлькой, попав ему прямо между ног.

Он заорал, упал на спину, согнувшись пополам и сыпля ругательствами и богохульствами. Плам глубоко втянула относительно чистый воздух, шагнула вперед и наклонилась над корчившимся от боли кузнецом.

— Впредь я буду обращаться к какому-нибудь другому кузнецу, — сказала она и сильно пнула его по почкам. Просто потому, что ей этого захотелось. — Вам повезло, что я леди и не люблю впадать в гнев.

Высоко подняв голову, она покинула кузницу. Губы растянулись в упрямой улыбке. Плам спешила домой, чувствуя, что глаза всей деревни оценивают ее, и цеплялась за надежду, что все не так плохо, как представил мистер Снаффл, хотя понимала, что на самом деле все намного хуже. Придется снова переезжать, покидать Рэмс-Боттом, только как это сделать с пятью шиллингами в кармане и единственным другом — Корделией?

— Благослови, святая Женевьева, — всхлипнула Плам и, споткнувшись, вошла в крохотный домик, где жили они с Том. — Я выйду замуж за мистера Т. Харриса, и не важно, что он за человек. Если мне повезет, то никто в Рейвинге ничего обо мне не узнает, пока мы с ним не обвенчаемся.

— Обвенчаешься с кем? — спросил негромкий спокойный голос.

Плам схватилась за стену, пытаясь выровнять дыхание и проглотить слезы жалости к себе.

— О, Том, а я тебя не заметила. Что ты тут делаешь?

Золотисто-карие глаза Томазины на мгновение остановились на тетке, потом ее голова нырнула под грубо сколоченный стол, а через миг появилась снова — девушка держала в руке крохотного котенка.

— У Мапл котята. Трое, но один родился мертвым. Я просто хотела убедиться, что с этими двумя все в порядке. Так на ком ты собралась жениться?

— Выйти замуж, — рассеянно поправила ее Плам; сердце ее все еще бешено колотилось после кошмарной сцены в кузнице. — Я собираюсь выйти замуж… надеюсь выйти замуж… за мистера Т. Харриса. Если, конечно, он возьмет меня в жены.

— О, — бросила Том, наклонившись, чтобы положить котенка в гнездышко, которое она устроила для Мапл и ее выводка.

— «О»? И это все? И ты не хочешь меня спросить, кто такой мистер Т. Харрис или почему я собираюсь за него замуж?

Том выпрямилась и вытерла испачканные сажей руки о свое платье цвета лаванды. Плам сожалела не об испачканном платье, а о неженственном характере племянницы. Двадцатилетняя Том была девушкой умной и энергичной, из хорошей, хоть и обедневшей семьи, и если не самой очаровательной на свете, то все равно очень привлекательной, с густыми каштановыми кудрями, большими серыми глазами и очень милой улыбкой — правда, улыбалась она, увы, не часто. Томазина была человеком серьезным, она понимала все буквально и в основном проводила время с бездомными животными, а не с теми двуногими, которых предпочитают большинство юных девушек.

— Ну как ты поймаешь мужа без приданого, да еще имея тетку с дурной славой? — Плам снова вздохнула, на этот раз громко.

Том склонила голову набок, глядя, как Плам снимает шляпку и опускается на скрипучий стул у очага.

— По-моему, это ты собралась замуж. Я тебе и раньше говорила, что меня замужество не интересует. Мужчины — они такие… — Она наморщила нос, словно в доме завоняло вареной капустой. — Глупые. Тупые. Бестолковые. Я еще ни разу не встречала мужчину, обладающего хоть какой-то рассудительностью. Честно говоря, не думаю, что такие вообще существуют. Спасибо большое, я прекрасно обойдусь без них.

— О, Том! — едва не плача, воскликнула Плам, но все же не смогла удержаться от улыбки — очень уж забавно ее племянница отвергала мужчин. — Что бы я без тебя делала?

— Думаю, все то же самое, что делаешь сейчас, — ответила Том. — Похоже, у тебя появилась привычка разговаривать с самой собой, тетя Плам. Поэтому, не будь здесь меня, ты бы сейчас рассказывала этой комнате, что собираешься выйти замуж за мистера Харриса. Кто такой этот мистер Харрис?

Плам в очередной раз благословила тот день, когда Том переехала к ней жить. Если кто-то и мог заставить ее посмеяться над собой, так это ее племянница.

— Мистер Харрис — это мужчина, который ищет себе жену, а я женщина, подыскивающая мужа, и надеюсь, что мы друг другу подойдем. Ты же не будешь против моего замужества, Том? Ты ведь знаешь, что я не выйду за человека, который откажется взять к себе тебя.

Том пожала плечами и, вылив остатки молока в маленькое треснувшее блюдечко, поставила его на пол рядом с новоиспеченной матерью.

— Если это сделает тебя счастливой, я вовсе ничего не имею против — при условии, что мистер Харрис разрешит мне забрать с собой животных. Я их тут не брошу.

— Ну конечно, нет, — произнесла Плам, пытаясь представить себе, как она сообщит будущему мужу, что он получает не только жену и племянницу, но еще трех кошек, шесть собак, двух коз, четырех ручных мышей и фазана, уверенного, что он петух. Впрочем, это ей не удалось, наоборот — в голову лезли всякие мрачные мысли вроде той, что она теперь обречена. Плам хорошенько тряхнула головой, прогоняя такие мысли, встала, чтобы отыскать относительно чистый клочок бумаги, и уселась за стол — нужно написать ошеломительное письмо, которое мгновенно привлечет внимание мистера Харриса. — Молю Бога, чтобы он оказался человеком честным и приятным, без тайн и секретов, которые могут всплыть. Вряд ли я выдержу еще одного мужа с тайнами.


Глава 3


— Сколько еще осталось претенденток, Темпл? — спросил Гарри, устало снимая очки и откидываясь на спинку кресла в отдельной комнате, заказанной заранее в местной гостинице специально для собеседования.

Темпл сверился со списком.

— Дайте-ка взглянуть… претендентка номер четырнадцать сообщила, что слишком больна для поездки…

— Вычеркивай. Если у нее слабое здоровье, она не выдержит нагрузок с детьми. Чтобы справиться с моими отпрысками, требуется женщина крепкая и здоровая.

— …а номер двадцать третий передумала у дверей…

— Робкая. Робость тоже не пойдет. Моя жена должна быть человеком целеустремленным. И решительным. Твердость характера тоже не повредит.

— …а номера тридцать и тридцать один сбежали вместе…

Гарри вскинул брови, но от комментариев воздержался.

— …а номер тридцать три, то есть последняя претендентка, похоже, просто не явилась на встречу. — Темпл поднял глаза. — Это все, сэр.

Гарри встал, потянулся, потер шею и взял шляпу.

— Что ж. Потеряно шесть часов. Надеюсь, что больше мне никогда не придется встречаться с таким количеством женщин.

Он вышел из гостиницы. Темпл задержался на минутку, чтобы сунуть хозяину гостиницы несколько монет, а потом тоже повернул к небольшой конюшне.

— И что, ни одна не отвечает вашим требованиям, милорд?

— Тсс! — замахал на него Гарри, дожидаясь, когда выведут Тора. — Никаких «милордов», Темпл! Чем меньше народу знает мое подлинное имя, тем лучше. По крайней мере до тех пор, пока я не найду жену.

— Прошу прощения, сэр. Так что, среди них не было женщины…

— Не было, — отрезал Гарри, похлопывая себя по ноге хлыстом и оглядывая тихий гостиничный двор. — Ни одна из них не подходит. В основном все слишком молоды. Есть несколько в нужном возрасте, но им не хватает интеллекта. Я не жду, конечно, что она будет гением, но это должна быть женщина, с которой можно поговорить, которая интересуется книгами и текущими событиями. — Тут он заметил очень привлекательную женщину, спешившую в гостиницу. Подол ее темно-красного платья был дюймов на шесть заляпан грязью, словно она пробиралась по лесу. — А две последние — как бы это поизящнее выразиться — оказались весьма невзрачными.

— Но вы же сказали, что не требуете красоты. — Сказанное прозвучало укоризненно.

— Красоты — нет, но мне бы хотелось, глядя на нее, не вспоминать о бульдогах. У одной из сегодняшних претенденток прямо посередине лба растет огромная волосатая бородавка. Куда бы я ни смотрел, мой взгляд то и дело возвращался к ее лбу. Не могу же я жениться на даме, чей лоб обладает для меня такой нездоровой притягательностью. Та женщина, что проскочила мимо нас в гостиницу, — вот она как раз того типа, что я ищу. Не красавица, но приятной внешности, с мягким взглядом, изящным овальным лицом и такими… округлостями. Почему ни одна из претенденток не похожа на нее? Неужели я прошу так много?

Тор выскочил из дверей конюшни, фырча, как паровая машина, прядая ушами и волоча за собой юного подручного конюха. Гарри перехватил поводья с легкостью, дающейся только долгой практикой, похлопал коня по шее, бросил мальчику монету и сел на свирепого жеребца.

— Поторопись, Темпл, я хочу вернуться до того, как дети окончательно разнесут дом.

— Уже еду, сэр, — отозвался Темпл, настороженно глядя на новую кобылу, купленную Гарри взамен старой. Кобыла оскалилась и прищурилась. И как раз тогда, когда Темпл твердо решил покончить счеты с жизнью, то есть забраться в седло, послышался женский крик:

— Мистер Харрис? Сэр?

Гарри обернулся и увидел ту самую женщину с соблазнительной фигурой, в сильно поношенном красном платье. Она торопливо шагала через грязный гостиничный двор, придерживая одной рукой юбки. Гарри восхищенно посмотрел на мелькнувшую щиколотку.

— Мистер Харрис?

Темпл обернулся к женщине, повернувшись спиной к кобыле. Гарри только собрался сказать ему, что это большая ошибка, но тут до него дошло, что эта леди и есть последняя, не явившаяся претендентка. Он еще раз окинул даму взглядом, на этот раз более внимательным, оценивая не только миловидное лицо с раскрасневшимися от быстрой ходьбы щеками, но и иссиня-черные волосы, видневшиеся из-под шляпки, росчерк черных бровей на высоком лбу и привлекательный, даже экзотический разрез темных глаз.

— Мистер Т. Харрис? Я Фредерика Пелем. Прошу прощения, что так поздно, но я заблудилась. Пришлось спрашивать дорогу.

Женщина обращалась к Темплу, но смотрела при этом на его лошадь.

— Я не слишком опоздала, нет? Эээ… место еще… не занято?

Она закусила зубками нижнюю губу, явно волнуясь и даже тревожась. Гарри удивился — почему такая привлекательная женщина так отчаянно рвется замуж? У нее нет бородавок, нет никаких физических недостатков, и, судя по голосу, она образованна и говорит весьма обходительно.

Темпл откашлялся и посмотрел на хозяина. Секретарь явно был в замешательстве.

— Эээ…

— Нет, вы не опоздали, — произнес Гарри, от души наслаждаясь вниманием этих темных бархатных глаз, повернувшихся к нему. — Мистер Харрис — мой секретарь. А жену ищу я.

— О, понятно, — отозвалась претендентка и посмотрела на него с таким же любопытством, с каким изучал ее он. Вроде бы она не нашла в Гарри ничего отталкивающего, разве что не поняла, почему он так дурно воспитан — до сих пор не спешился. Он мысленно проклял свое неумение знакомиться и решил, что это собеседование должно пройти очень быстро.

— Мы уже собирались вернуться домой, но если вы не против ответить на несколько вопросов прямо здесь, я уверен, что мы сможем быстро все решить. Вы сказали, ваша фамилия Пелем?

Она как-то странно вздрогнула, но тут же вздернула подбородок и посмотрела Гарри прямо в глаза.

— Да, сэр. Фредерика Пелем, но мои друзья называют меня Плам.

Гарри вскинул брови:

— Плам?

— От «Пелем». Это такое прозвище. Отец называл меня Плам. Мой отец — сэр Фредерик Пелем, из Ноттингема.

Наверняка дочь разорившегося баронета.

— Вы любите читать, мисс Пелем?

Кажется, вопрос ее поразил, но она очень быстро оправилась, только щеки порозовели.

— Когда есть такая возможность.

— А. Хорошо. У меня большая библиотека. — Гарри продолжал смотреть на нее, пытаясь отделить похотливые требования тела от куда более житейских мыслей.

— Правда? — вежливо спросила Плам и протянула руку, чтобы потрепать Тора по длинной морде. Гарри выхватил из-под колен поводья, готовый осадить жеребца, если тот попытается ее укусить, но, к его огромному удивлению, этот легковозбудимый конь не только позволил ей погладить себя по ушам, но еще и ткнулся носом в ее ладонь, выпрашивая угощение. Плам засмеялась негромким гортанным смехом, показавшимся Гарри исключительно чувственным. Этот смех словно ласкал его кожу, и Гарри невольно представил себе эту претендентку в постели, окутанную облаком блестящих черных волос и сладострастно смеющуюся.

— Вы ему понравились, — произнес Гарри, все же сумев вернуться в настоящее.

— Наверное, он понимает, что я люблю лошадей. Он очень красивый. Как его зовут?

— Тор. Вы ездите верхом?

В ее взгляде промелькнула тоска. Она в последний раз потрепала Тора по морде и мягко оттолкнула его голову.

— Я очень люблю верховую езду, но у меня давным-давно не было такой возможности.

Дочь совершенно обнищавшего баронета, заключил Гарри. Но приданое не являлось обязательным условием. Пока эта Плам отвечала буквально всем его ожиданиям, оставалось только одно.

— Эээ… а как вы относитесь к детям?

— О, я их просто обожаю, — ответила она, и глаза ее засияли, а их полночная глубина стала нежной и неотразимой.

Гарри просто не мог ей не поверить — истина светилась в глубине этих темных глаз; как будто солнечный свет играл на неподвижной поверхности пруда. Он облегченно вздохнул, а потом махнул рукой в сторону Темпла.

— То, что нужно. Не вижу причин для отказа. Я должен… эээ… вернуться домой. Сведения о себе отдадите Темплу. Вы не будете возражать, если мы обвенчаемся послезавтра?

Плам даже глазом не моргнула.

— Никаких возражений, кроме одного. Я еще ни о чем не спросила вас, сэр.

Гарри удивленно заморгал. Она собирается расспрашивать его? Этого не сделала ни одна из откликнувшихся женщин. С ней восхитительно приятно иметь дело! И Гарри с чувством теплого удовлетворения подумал, что не так-то просто предугадать поступки Плам.

— А. Да. Разумеется. Вы хотите узнать и обо мне.

— Да, сэр, хочу, — отозвалась она, еще выше вздернув подбородок.

Гарри ужасно нравился этот подбородок. Он мысленно поаплодировал силе ее духа и уже с удовольствием думал об их совместном будущем, быстро перечисляя о себе самое главное:

— Меня зовут Гарри… Хавершем. Я живу в Рейвинге, по направлению к северной косе. Знаете, где это?

Она покачала головой.

— Понятно. Это… эээ… в общем, это не важно. Мне сорок пять лет… — Гарри замолчал и прищурился, внимательно всмотревшись в ее лицо. — Если вас не обидит мой вопрос — а сколько лет вам?

— Я… мне… — Плам на мгновение пришла в замешательство, но ее очаровательный подбородок тут же снова взлетел вверх. — Мне сорок, сэр.

Вот теперь Гарри довольно улыбнулся. Право же, Плам подходит ему просто идеально! Умная, любит детей, не слишком молоденькая, и, Бог свидетель, он ее хочет, причем весьма основательно. Всякий раз, как она вздергивает подбородок, ему хочется ее поцеловать.

— Превосходно. Итак, мне сорок пять, здоровье у меня неплохое, имеются средства для комфортабельной жизни и нет никаких неумеренных пороков. Еще вопросы имеются? Нет? Прекрасно. Темпл останется, чтобы записать ваши данные, и завтра же получит специальную лицензию, чтобы послезавтра мы смогли обвенчаться. — Он вежливо приложил рукоятку кнута к шляпе в знак прощания и уже едва не отъехал, как вдруг ему в голову пришел последний вопрос. — Гм… из какой вы деревни?

Вокруг глаз Плам появились едва заметные морщинки, она на мгновение замялась.

— Из Рэмс-Боттома, сэр.

Гарри кинул взгляд на ее заляпанный грязью подол и изумился:

— И вы прошли пешком восемь миль?

Подбородок опять взлетел вверх. Гарри улыбнулся, более чем довольный собственным выбором. Эта женщина не наскучит ему через несколько дней, как непременно случилось бы с остальными.

— Да, прошла. Я нахожу пешие прогулки очень полезными для фигуры.

— Оно так, но шестнадцать миль вдень — это больше, чем нужно даже для человека в вашей… — он позволил себе приласкать взглядом изгибы ее фигуры, совсем быстро, чтобы это не показалось ей оскорбительным, но достаточно, чтобы леди поняла: он считает ее привлекательной, — физической форме. Темпл?

— Да, сэр. Я позабочусь, чтобы мисс Пелем доставили домой.

Гарри ослепительно улыбнулся ей, пожелал хорошего дня и вонзил шпоры в бока Тора. Он скакал домой, посвистывая, с улыбкой на губах, удовлетворением в сердце и пульсацией в бриджах, обещавшей ему очень счастливое будущее.

Плам вошла в свой темный дом сразу после того, как наемный экипаж загрохотал, удаляясь прочь. События дня ее здорово оглушили. Она помолвлена! С очень привлекательным джентльменом, которого видела всего каких-то пять минут, у которого вокруг глаз морщинки от смеха, а надо лбом торчит непокорный завиток рыжеватых волос. С мужчиной, у которого либо что-то с ногами, и эта немощь не дала ему спешиться, либо… Зажигая свечи в маленькой комнатке, Плам хихикнула. Однажды они с Чарлзом пили чай в домике ее старой няни, и в конце визита он очень не хотел уходить, а позже рассказал, что вспоминал их последние супружеские забавы, и поэтому ему пришлось просидеть лишних несколько минут, чтобы взять себя в руки.

— Если мистер Хавершем попал из-за меня в такое же положение, — сказала Плам кошке Мапл, разжигая огонь и собираясь разогреть картофельный суп, оставшийся со вчерашнего дня, — я буду очень, просто очень рада, потому что это доказывает, что он интересуется упражнениями в спальне. Господь свидетель, что я тоже.

— И я, хотя ты и не позволила мне прочитать твою книгу, — раздался голос за ее спиной.

Плам вскрикнула, уронила поварешку, схватилась за сердце и резко повернулась.

На полу в темном углу сидела Том, перед ней стояла миска с молоком.

— А если подумать, то это очень глупо, потому что откуда же мне узнать про удовольствие от таких упражнений, если ты не позволяешь мне про них читать?

— Ты же клялась, что никогда не пойдешь замуж, — так что тебе толку от таких знаний? И почему ты сидишь в углу, в полной темноте? — Плам, убедившись, что сердце из груди не выскочит, снова повернулась к супу.

— Кормлю мышат. Их мать поймал один из амбарных котов, но я обнаружила, что они довольно хорошо пьют молоко, если пользоваться соломинками. — Плам сдержанно вздохнула, услышав известие о новых обитателях их крохотного домика, и поискала засохшую горбушку хлеба, которая точно оставалась. — Что касается твоего второго вопроса, я действительно не собираюсь замуж, по крайней мере ни за одного из тех джентльменов, которых ты считаешь «подходящими». Они все просто ленивые бездельники и ничего больше, они думают только об одном — как бы им всю жизнь таскаться по девкам. Но мне все равно хочется прочитать твою книгу. В конце концов, совсем не обязательно выходить замуж, чтобы заниматься этими упражнениями.

Плам повернулась и сердито взглянула на племянницу. Щеки ее запылали.

— Не обязательно, и уж кому-кому, а мне это хорошо известно. Но если даже оставить в стороне вопросы нравственности, то ты все равно поставишь себя в крайне невыгодное положение. Женщины почти не имеют возможности распоряжаться своей жизнью, а уж власти против мужчин у них и вовсе нет. Брак предлагает хоть какую-то защиту.

Том пожала плечами и склонилась над кучкой крохотных розовых телец, копошившихся у нее на коленях. Плам наконец нашла горбушку, постучала ею по столу, поморщилась, вздохнула и бросила засохший хлеб в ведерко для коз.

— Поэтому ты и решила встретиться с мистером Харрисом? Ради защиты?

— Нет, — ответила Плам и наклонилась, чтобы заглянуть в маленький шкафчик, служивший им кладовой. Там точно оставалось немного овощей, чуть-чуть сала, принесенного соседкой, и горсть сушеных бобов. — Я встретилась с джентльменом — его фамилия Хавершем — и приняла его брачное предложение, потому что хочу снова выйти замуж, а он показался мне приятным человеком. Разве у нас не было кусочка сыра?

Том опустила голову и осторожно капнула молоком с соломинки прямо в крохотный розовый ротик новорожденного мышонка.

Плам выпрямилась.

— Понятно. И вряд ли его съела ты.

Плечо Том чуть дернулось.

— Ну да, я вижу, что не ты. — Плам опустилась на скрипучий стул и уже хотела расплакаться, но вовремя решила, что ее рассудок может спасти только смех. Поэтому она позволила себе хихикнуть — немного истерически — и спросила: — Ты скормила сыр мышам? Крысе? Осиротевшей полевке?

Том посмотрела на нее из-под ресниц — весьма впечатляющий взгляд, который Плам так и не сумела освоить, потому что ее собственные ресницы, как и брови, были слишком густыми и как будто жили собственной жизнью.

— Очаровательной маленькой обезьянке.

— Томазина Лорел Фрейзер! — фыркнув, выдохнула Плам. — Отдать свой скудный обед само по себе плохо, но еще и врать при этом — такое вовсе никуда не годится.

— А я не вру, в самом деле была обезьянка. Ее принес один древний старик, такой согбенный и хрупкий, будто его согнул сильный ветер. Правда, совершенно очаровательный старик. Он сказал, что его зовут Палмерстон, а обезьянку — Мэнни. Они были такими жалкими, что я отдала им этот кусочек сыра и еще кое-что. Я думала, ты не будешь против…

— Ну, по крайней мере тебе хватает совести оправдываться, несмотря на такую наглую ложь, — сказала Плам. Она наконец не выдержала и расхохоталась. К тому времени как Плам закончила смеяться и вытерла выступившие на глазах слезы, Том уже положила мышонка в гнездо, укрыла малышей старой рваной тряпкой и подошла к тетке. — Очень хорошо, что мистер Хавершем решил обвенчаться так быстро, иначе ты отдала бы кому-нибудь и дом.

— Прости, тетя Плам, я знаю, что поступила неправильно, но мистер Палмерстон и Мэнни так нуждались в капельке доброты! И потом, он дал мне кое-что взамен.

— Да? — Плам еще раз хихикнула и поджала губы. — И что же он тебе дал? Уж наверное, не деньги.

— Нет, он дал мне совет.

Плам снова чуть не расхохоталась, но сумела взять себя в руки. Ей казалось, что если она сейчас засмеется, то вообще перестанет соображать — точнее, станет совсем безмозглой. Может быть, все дело в голоде, отключившем ей мозги. Если бы она поела, то сейчас не хихикала бы над тем, что племянница отдала их последние запасы нищему в обмен на совет.

— Как это благородно с его стороны. И что за совет он тебе дал?

— Не мне. Это совет тебе.

Плам вскинула брови, глядя, как Том наливает в миски суп.

— Мне? С какой стати он вдруг начал что-то советовать мне? Откуда он вообще знает, кто я такая?

— Очевидно, он остановился в городе.

Том смотрела только в миски с супом, и это было довольно милосердно с ее стороны, потому что, стоило Плам подумать, как горожане перемывают ей косточки, ее начинало тошнить. Нет ничего удивительного в том, что новость распространилась со скоростью лесного пожара, но ее приводило в бешенство то, что из-за ее невежества и жестокости Чарлза вынуждена страдать и Том. Плам не сильно переживала из-за того, что сама подвергается гонениям, но издевательства, которым подвергалась в последние дни Том, были невыносимы. Совесть резала по живому, и Плам с трудом переборола желание немедленно написать жениху письмо — рассказать свою историю и разорвать помолвку.

— Что сделано, то сделано. Я расскажу ему правду, после того как мы поженимся. И дело тут вовсе не в моем эгоизме, это инстинкт самосохранения. У меня просто нет выбора, и потом, он-то ничего не теряет — я буду преданной женой и матерью.

— Ну конечно, — сказала Том таким тоном, будто в словах Плам заключался здравый смысл (она с грустью призналась самой себе, что это скорее всего не так). — Ты будешь прекрасной женой и матерью, и я полностью согласна с тем, что это вовсе не эгоизм.

— Ммм. — Плам решительно велела своей совести взять на пару дней выходной и вытащила ложку. — Так что за совет дал мне этот попрошайка?

— Он вовсе не попрошайка, и речь у него очень правильная и грамотная, хотя, конечно, он сильно грязный. — Плам подняла глаза и заметила полный любопытства взгляд, брошенный на нее племянницей. — Он сказал: что-то, что ты считала утерянным, нашлось, а то, что, по-твоему, у тебя есть, — пропало.

Плам заморгала, не понимая — то ли слова Том кажутся ей малопонятными от голода, то ли в совете старика действительно заключен какой-то смысл.

— Что ж, очень мило с его стороны, хотя я не вижу в его словах никакого смысла. В любом случае я благодарна ему уже за то, что он не сказал ничего насчет своего… эээ… стручка.

Они несколько минут ели в дружеском молчании, и единственным звуком, нарушавшим тишину, было громкое жужжание пчел в кусте глицинии за окном. Доедая свой суп, Плам сражалась с целой кучей эмоций — гневом, страхом и беспокойством.

— Тетя Плам.

Плам оторвалась от мучительных размышлений о том, как она будет рассказывать Гарри о своем прошлом.

— Мм?

Том подошла с грязными мисками к ведерку, в котором они мыли посуду, и наморщила лоб, покручивая в руках изношенное полотенце.

— Ведь ты не из-за меня выходишь замуж за этого мистера Хавершема? Потому что если из-за меня, то тогда лучше не надо. Я понимаю, что от меня мало толку, но…

Плам обняла племянницу.

— Нет, — сказала она, погладив Том по щеке. — Я не приношу себя в жертву, если ты об этом. Мистер Хавершем — очень приятный мужчина, это я сразу поняла. Джентльмен. У него есть библиотека. Он хочет детей. И пусть он не писаный красавец, мне его лицо понравилось. Особенно хороши у него карие глаза, и, кажется, они могут менять оттенок. — Плам вспомнила его крупные сильные руки, и внутри у нее потеплело. Она всегда испытывала особое пристрастие к мужским рукам, обращая внимание на интригующее сочетание силы и нежности. — …Я выхожу замуж не только ради того, чтобы мы имели возможность набивать желудки едой. Теперь ты успокоилась?

Том улыбнулась, наклонилась и чмокнула Плам в щеку.

— Надеюсь, ты будешь счастлива, тетя. Ты заслуживаешь хорошей жизни. Когда вы поженитесь?

— Через два дня, если мистер Хавершем сможет получить специальную лицензию. — Плам повернулась и обвела взглядом маленькую комнатенку с двумя койками, двумя стульями, одним столом и целой коллекцией сломанных корзинок, которые Том приспособила под лежанки своим животным. — Что скажешь, Том? Ты готова отказаться от всего этого и жить в доме, который не протекает во время дождя и не промерзает насквозь зимой?

Том улыбнулась, выливая остатки супа в кошачьи миски и в козье ведро.

— Это будет нелегко, но я изо всех сил постараюсь страдать молча.

Плам снова рассмеялась и, поддавшись порыву, раскинула руки и закружилась по комнатушке.

— Семья, Том! Наконец-то, наконец-то у меня будет муж и собственные дети! Жизнь просто не может быть лучше!


Глава 4


Ошеломленная Плам потеряла дар речи, а горничная расчесывала ее длинные черные волосы. У нее есть горничная — человек, который расчешет ей волосы, как только она пожелает. Эта мысль перекатывалась в голове Плам, как горошина в пустой миске. У нее есть муж и горничная. И собственная комната. Плам отвела взгляд от мелькавшей вверх и вниз расчески и снова с восторгом посмотрела на отражение комнаты, прелестной комнаты в нежно-розовых тонах, с огромным камином, диваном с необычной приподнятой с одной стороны спинкой и кроватью с розовыми и темно-красными занавесями.

Рука горничной мелькала в зеркале.

— Никто не расчесывал меня с тех пор, как мне исполнилось двадцать.

— Правда, миледи?

А вот и еще одно. Теперь она леди. Не то чтобы она когда-то вела себя по-другому, — несмотря на всю свою нищету, Плам всегда поступала как истинная леди (за одним прискорбным, но тем не менее в высшей степени успешным исключением с кастрюлькой и стручком мистера Снаффла). Но как ей чуть раньше сообщил муж, теперь она леди и по титулу. Леди Росс. Оказалось, что Гарри — маркиз, а значит, Плам стала маркизой.

Стала маркизой мошенническим путем, шепнула ей нечистая совесть.

— Нет, это чересчур. Я просто не могу выдержать все это сразу, — пожаловалась Плам своему отражению. — Муж, и горничная, и розовая комната — да, я это охотно принимаю, более того, горячо приветствую, с радостью и счастьем, даже с откровенным восторгом, но все остальное переварить просто не в силах. Придется подождать следующего раза, когда я смогу подумать об этом без желания завопить.

Эдна, горничная, аккуратно положила серебряную расческу и медленно отошла от Плам.

— Почему вы хотите завопить, миледи?

Ну, вот, пожалуйста, опять это слово. Миледи. Она обманула маркиза, дала ему понять, что она женщина бедная, но честная. Ну, она и вправду бедная, но честная; единственное — не позаботилась сообщить ему об одном незначительном фактике… Плам негромко застонала.

— Эдна, ты, случайно, не знаешь, за обман могут повесить?

— Гм… — Эдна попятилась к двери. — Вам еще что-нибудь нужно, миледи?

Плам вздернула подбородок.

— Да, пожалуйста. Ты не будешь против, если я попрошу не называть меня «миледи»? От этого я чувствую себя немного неловко — не настолько неловко, насколько я заслуживаю, если уж говорить правду, недостаточно неловко, чтобы вздрагивать. Человек сначала вздрагивает, потом начинает дергаться, а от судорог к полному сумасшествию путь совсем короткий. Ты понимаешь?

— Ээ… — протянула Эдна, выскользнула за дверь и прикрыла ее за собой.

— Ну вот, ты и с этим справилась, — сообщила Плам своему отражению. — Перепугала свою горничную. Наверное, она думает, что ты уже сошла с ума. И возможно, она права. Глупая, глупая Плам. И что мне теперь делать? Как сказать Гарри — маркизу, ради всего святого, почти, что родственнику короля! — всю правду о себе? — Плам в праведном гневе взглянула на дверь, соединявшую ее комнату со спальней супруга. — Вообще-то я не понимаю, почему должна чувствовать себя виноватой. В конце концов, это его вина, и только его. Если бы он сразу сказал мне, кто он на самом деле, тогда я сказала бы ему, кто я… кто я… ох, тьфу! Не знаю, что бы я ему сказала.

Плам встала из-за позолоченного туалетного столика и потянула поясок своего пеньюара. Пеньюар был старым, сто раз чиненным, с протертым подолом — настоящая маркиза ничего подобного не наденет, тем более в первую брачную ночь, — но другого не было, и Плам от души поблагодарила Эдну, раздобывшую розовую ленту, чтобы заменить плетеный шнурок, украшавший раньше вырез.

— Ты трусиха, Фредерика Пелем, самая обыкновенная трусиха, и не имеешь ни малейшего права хныкать, потому что ты получила то, что заслужила.

Она выглянула в окно, в бездонную темноту сада. В воздухе повис густой аромат жасмина, принесенный теплым ночным ветерком. Гарри привез ее сюда, в Эшли-Корт, уже поздно вечером, поэтому Плам ничего толком не увидела, но то, что она успела разглядеть, ошеломило ее почти так же сильно, как и небрежно отброшенная мысль о том, что Гарри, оказался настоящим лордом. Конечно, дом и прилегающие земли были ужасно запущены, но Гарри заверил Том (сама Плам в тот момент чувствовала себя настолько оглушенной его откровенным признанием о титуле, что могла только лепетать: «Но… но…»), что планирует отреставрировать и восстановить когда-то бывшее великолепным имение и очень рассчитывает на помощь и советы своей новоиспеченной жены.

— Жены, не имеющей никакого права давать советы или предлагать помощь, — печально пробормотала Плам.

— Вы так думаете? Я придерживаюсь другого мнения. Мне всегда казалось, что любой дом нуждается в женской руке, чтобы не превратиться в нечто скучное и чересчур практичное. — Гарри, одетый в тяжелый, расшитый золотом парчовый халат до пят, вошел в ее комнату. Он остановился рядом с Плам, тоже выглянул в окно и вздохнул. — Здесь нужно столько всего сделать, и я был бы очень благодарен вам за помощь, но если вы не хотите брать дом в свои руки…

— О нет, я буду просто счастлива… милорд.

Гарри улыбнулся. Плам словно растаяла от этой улыбки.

Во всяком случае, ей так показалось. Она просто поверить не могла, что, всего лишь встав рядом с ней, Гарри сумел превратить ее вероломное, ничуть-не-сожалеющее-о-том-что-она-вышла-замуж-не-сказав-ему-правду тело в неистовство желания, вожделения и необузданного предвкушения.

В ее постели очень, очень давно не было мужчины.

— Вы все еще не можете привыкнуть к мысли, что стали маркизой? Простите, что я не сказал вам об этом до того, как мы поженились, Плам. С моей стороны это довольно некрасиво, но, видите ли, я боялся, что вас это отпугнет… — Он взял ее за руку и начал поглаживать ладонь большим пальцем, так что все ее растаявшие внутренности тут же запылали. — Я очень хотел, чтобы вы стали моей законной женой до того, как я открою вам сердце и выдам все свои секреты.

Теплая лужица счастья здорово успокоила чувство вины. Если он так сильно хотел на ней жениться, может, инцидент из прошлого ничего для него не значит? Плам очень на это надеялась. И молилась. Молилась, чтобы пережить устремленный на нее взгляд, полный восхищения и вожделения. Плам видела точно такой же взгляд в глазах своего первого мужа, но тогда такой взгляд ей просто льстил, а сейчас она обнаружила, что откликается на него с таким воодушевлением, что вот-вот подогнутся колени.

— Это было довольно неожиданно, милорд…

— Гарри.

— …Гарри. Но могу вас заверить, что, если бы вы рассказали мне об этом до венчания, я бы не кинулась от вас прочь с отчаянными воплями. Более того, если бы вы решились открыть мне свои секреты раньше, я тоже открыла бы вам свои.

— Правда? — произнес Гарри, опуская взгляд на тонкую ткань пеньюара в том месте, где он прикрывал ее груди. Груди, дерзко рвущиеся наружу и требующие, чтобы она кинулась в его объятия. — И что же за секреты может раскрыть такая женщина, как вы?

Слово «раскрыть» в сочетании со страстным взглядом, которым Гарри пожирал ее грудь, лишило Плам остатков разума.

— О… я уверена, что у меня есть кое-что…

— Да-да, у вас есть кое-что. Просто прелестное кое-что. — Гарри не отрывал ярко сверкнувших глаз от ее грудей.

Плам тоже покосилась на них. Соски, как маленькие твердые камешки, упирались в тонкую ткань. Плам не могла решить, то ли изобразить девичью застенчивость, то ли поддаться распутному возбуждению, раз уж Гарри удается вызвать в ней такую реакцию, что она аж пылает от желания потереться о его тело. Вероятно, девичья скромность приличнее, но распутство гораздо ближе к ее истинной натуре. По крайней мере она сможет быть честной распутницей. Плам шагнула к нему.

— Заверяю вас, у меня есть секреты, Гарри. Я была замужем…

Плам осеклась, потому что Гарри, по-прежнему смотревший на ее груди так, как умирающий от голода человек смотрит на полные еды тарелки, протянул руку и нежно обхватил ее правую грудь.

— Да, вы говорили мне, что были замужем, и, если помните, я ответил, что ваше прошлое меня совершенно не касается.

Плам охватила приятная теплая дрожь. Плам закрыла глаза и вздрогнула от удовольствия, а спина сама по себе выгнулась, сильно вжав грудь в ладонь Гарри.

— Вы замерзли? — хрипло спросил он.

Плам открыла глаза. Гарри большим пальцем ласкал ее ноющий сосок.

— Нет. Не замерзла. Мне жарко. Очень жарко.

— Жарко, да, жарко, я чувствую ваш пыл. А вторая ваша… — Он положил правую руку на другую грудь, и Плам застонала. — Вы пылаете. Буквально как в лихорадке. Думаю, лучше освободить вас от одежд.

— Вы правда так думаете? Это поможет унять мою… лихорадку? — Плам уже не обращала внимания на то, что лепечет чушь словно круглая дурочка. Ее захлестнуло вожделение, и похоть, и куча самых разных ощущений, связанных с тем восхитительным трепетом в груди.

— Думаю, да. Право же, я уверен, что это поможет. Я, как ваш супруг, обязан заботиться о вашем благополучии. Я просто вынужден потребовать, чтобы вы, ради собственного здоровья, сняли этот пеньюар.

Какой чудесный мужчина! Какой чуткий! Как заботится о ее здоровье!

– О, — выдохнула Плам, искренне наслаждаясь тем, как ее груди колышутся в его ладонях.

Глаза Гарри сверкнули стеклами очков.

— Немедленно!

− О!

Не убирая теплых рук с ее грудей, он наклонился, пощекотав волосами ее подбородок, и начал поцелуями прокладывать жаркую дорожку вдоль ключицы, прямо к вырезу пеньюара, туда, где он был завязан на красивую розовую ленту. Плам вдыхала его запах — лимонное мыло для бритья и что-то земное, возбуждающее, мужское, принадлежавшее только Гарри.

— Я буду счастлив помочь вам, если вы не в силах раздеться сами.

Плам посмотрела вниз. Гарри чуть отодвинулся от нее, крепко зажав в зубах конец розовой ленты.

— Это неприлично — вы понимаете? — просто совершенно неприлично. Мы знакомы всего два дня и уже собираемся… вы хотите… и я тоже с удовольствием… в постели. Обнаженными!

Ленточка выпала из его рта. Он посмотрел вверх с такой очаровательной улыбкой, что Плам захотелось схватить его и целовать до тех пор, пока очки не запотеют.

— Да, я знаю, это неприлично. Восхитительно неприлично! — Ярко блестевшие глаза медленно темнели сомнением. Гарри сделал шаг назад. — Вы этого не хотите? Я вас слишком тороплю? Я хотел сказать вам, что мне нужна жена, желающая интимных отношений, но тогда… эээ… я… эээ… а сегодня, когда вы сказали, что уже были замужем, я решил, что вы тоже хотите… гм…

Плам криво улыбнулась — ее груди, сильно потяжелевшие и отвердевшие, ужасно тоскующие без его прикосновения, сами охотно ткнулись в его ладони.

— Да, я очень хочу по-настоящему стать вашей женой. Просто, видите ли, я занималась этим только со своим первым мужем и то всего каких-то шесть недель…

Гарри нежно поцеловал ее в губы, заглушив все слова.

— Я прекрасно понимаю, у вас совсем небольшой опыт. Но не нужно из-за этого беспокоиться — мы вместе освоим новые премудрости.

Плам уже хотела возразить против смехотворной идеи насчет ее наивности, но тут он прильнул к ее губам, и все мысли, кроме самых чувственных, исчезли из головы. Его рот был сладкий и горячий, он просто требовал, чтобы она распробовала его на вкус. Не дожидаясь ни приглашения, ни разрешения, Плам скользнула языком в его рот, услышала чудесный стон и прижалась к нему в стремлении оказаться как можно ближе. Его руки переползли с грудей на спину, одна запуталась в волосах Плам, другая крепко прижала бедра. Даже сквозь тяжелую парчу халата Плам чувствовала, как сильно возбужден Гарри. Их языки переплелись, его бедра начали двигаться. Плам, прижимаясь все сильнее, обвила руками его шею, запустила пальцы в волосы, исследовала глубины его рта, стремясь запылать тем жаром, который он в ней разжигал, не в силах остановиться до тех пор, пока не сольется с ним воедино, его жар будет питать ее пламя…

— Папа, Крысик заснул и не хочет просыпаться.

Плам решила, что у нее галлюцинации, но Гарри окаменел, и она поняла, что детский голосок из-за спины ей не померещился. Она с огромным сожалением отодвинулась и обернулась. На пороге комнаты стоял маленький мальчик, осторожно держа в руках что-то коричневое. Он с любопытством посмотрел на Плам:

— Кто это? Моя новая мама?

Мама? Как… мама? Плам удивленно моргнула.

— Э-э… да. Дорогая, это Мактавиш, мой сын.

У него есть сын? И он ей ничего не сказал? Плам стряхнула с мозгов паутину изумления и улыбнулась светловолосому мальчику.

— Привет, Мактавиш, очень рада с тобой познакомиться. Да, я твоя новая мама. Что это у тебя?

Мальчик ткнул ей в руки коричневый комок.

— Это Крысик. Он уснул и не хочет просыпаться.

Плам, привыкшая к грызунам после нескольких лет жизни с помешанной на животных Том, не завизжала и не стала возражать против дохлой крысы. Честно говоря, она гордилась тем, что так быстро приняла к сведению новость о ребенке, — факт, о котором Гарри забыл упомянуть, раскрывая перед ней свои секреты.

— Боюсь, что твой Крысик уже на небесах, с ангелами, Мактавиш. Видишь, его грудь не шевелится? Это значит, что он не дышит. Мне очень жаль. Похоже, Крысик был твоим хорошим товарищем.

Нижняя губа Мактавиша оттопырилась, глаза на мгновение затуманились слезами, но слезы исчезли так же быстро, как появились, и губа вернулась на место.

— Можно мне теперь взять котенка, папа? Ты говорил, что нельзя, потому что он съест Крысика, но теперь Крысик на небесах и я могу взять котенка. Можно? Ты говорил, что можно! Можно?

Гарри виновато посмотрел на Плам. Его взгляд умолял простить то, что он не упомянул о ребенке. Плам ответила взглядом, говорившим, что она, конечно, предпочла бы узнать об этом раньше, но все понимает и более чем счастлива стать матерью его прелестного сына. Ответный взгляд Гарри был исполнен искренней и пылкой благодарности за то, что она готова принять его ранее не упомянутого сына, а заодно и искреннего восхищения ее материнской натурой, и обещания подарить ей собственных детей. По крайней мере, Плам именно так восприняла его взгляд, а если говорить правду, то Гарри выглядел скорее озабоченным, чем что-то обещающим. Но она не сомневалась, что правильно поняла эмоции, так ясно светившиеся в его красивых изменчивых глазах. Какой мужчина не захочет, чтобы новая жена любила и обожала его ребенка?

— Мы поговорим об этом позже, сын. А сейчас забери своего Крысика и положи в коробку. Утром мы его похороним. Отдай его пока Герти. — Гарри подтолкнул своего маленького сына к двери, кинув на Плам еще один извиняющийся взгляд.

— Я хочу котенка! Ты сказал, мне можно будет взять котенка, и я хочу котенка! Я хочу котенка прямо сейчас!

— Потом, — прошипел Гарри и попытался вытолкнуть мальчика за дверь.

Мактавиш вцепился рукой в косяк. Его карие глаза, настолько похожие на отцовские, что задевали сердечные струнки Плам, умоляли ее о помощи, пока Гарри пытался отодрать пять цепких пальчиков от косяка.

— Мама, я хочу котенка! Папа сказал, что мне можно будет взять котенка!

Он назвал ее мамой! Плам растеклась в одну большую сладкую лужу материнского умиления.

— И ты его получишь, мой милый маленький ягненочек. Утром я первым делом поведу тебя за котенком. Мы обязательно этим займемся.

— Потом, — прорычал Гарри, отрывая от косяка последний палец.

Отец вскрикнул, когда Мактавиш метко пнул его по ноге. Мальчик повернулся и помчался по коридору, крича какой-то Герти, что новая мама подарит ему котенка.

Гарри погрозил вслед мальчику кулаком.

— Ты маленький ублю… — Он покосился на Плам. — Паршивец! Я это запомню, вот увидишь!

Плам робко улыбнулась. Он закрыл дверь и повернулся к жене. Она просто чудо, не только самый восхитительный образец женственности из всех ему встречавшихся: у нее дивная грудь, милый характер, соблазнительные бедра, острый ум, длинные роскошные ноги и множество других качеств, которые просто не приходят ему сейчас в голову, соски, просто кричащие о том, чтобы их потрогали; губы, молящие о поцелуе; тело, прикосновение к которому вызывает райское блаженство… Не в силах удержаться на расстоянии, Гарри ринулся вперед, желая овладеть этой теплой, великолепной женщиной, на которой ему хватило здравого смысла жениться.

Плам остановила его, положив ладонь на грудь. Он едва не взвыл, но вовремя вспомнил, что джентльмен, а джентльмены не воют, не пресмыкаются и не умоляют, они даже не падают на колени, когда жена хочет поговорить, а не лечь в постель. Нет, такие джентльмены, как он, умеют отвлекаться от размышлений о том, что им хочется сделать с соблазнительницей, которая стоит перед ним в почти прозрачном клочке ткани — ткани такой тонкой, что сквозь нее просвечивают ее очаровательные соски — соски, взывающие к нему, соски, умоляющие втянуть их в рот и пососать, вложив в эту ласку все свое вожделение, а у него этого вожделения целый океан.

— Гарри, дорогой Гарри, какой ты глупыш. — Глупыш? Она сказала «глупыш»? Это хорошо или плохо? О, она улыбается — значит, хорошо. Ура! — Ну как ты мог подумать, что мне не захочется узнать о твоем сыне?

У Гарри на кончике языка вертелся вопрос «О котором?», но он вовремя вспомнил о грандиозной схеме, изобретенной им сегодня утром с целью облегчить Плам процесс постижения того, что она стала мачехой пятерым дьяволятам. Потребность в таком плане возникла, когда вышеупомянутые дети подожгли карету викария, пока сам викарий изучал протянутую ему Гарри специальную лицензию. Вроде бы Мактавиш ей понравился… но опять же это маленькое чудовище лягнуло по ноге не ее… в общем, это предвещает удачное будущее. Если получится растянуть знакомство с детьми на несколько недель (полагаясь на то, что Герти, Джордж и остальная прислуга сумеют их все это время прятать), может быть, она не сильно расстроится из-за детей. И из-за него тоже. Гарри очень хотел, чтобы она была счастлива с ним, потому что счастливая жена — это такая жена, которая позволяет своему мужу проделывать со своим восхитительным, желанным телом множество чудесных штук.

— Он очарователен, честное слово. Сколько ему лет?

Гарри посмотрел на руку, ласкающую его грудь, и его охватило внезапное желание взять в рот каждый изящный пальчик по очереди.

— Кому?

Она захихикала. Такой восхитительный, веселый звук — Гарри тоже захотелось хихикнуть вместе с ней. Может, он так бы и поступил, да только никогда раньше он не хихикал и не знал, умеет ли.

— Мактавишу. Сколько ему лет?

— В декабре будет шесть.

— Он такой милый и очень похож на тебя. Должно быть, ты им очень гордишься.

Гордится? Мактавишем? Гарри с трудом отвлекся от представлений того, что он хочет сделать с Плам, и задумался над ее словами. Уж это он сделать просто обязан. Джентльмены не испытывают похоти к своим женам. Джентльмен может желать свою леди, но высоко ценит ее ум. Похоть — это для низших классов, для тех мужчин, которые думают исключительно о своих низменных потребностях и никогда — о своих соблазнительных женщинах.

— Парень любит животных. Ему все равно, живые они или мертвые, он их всех любит. Думаю, это замечательное качество. Да, я им горжусь. Глубоко под глиной в нем имеется хорошая почва. — Гарри с любопытством взглянул на Плам. — Ты не сердишься, что я не рассказал тебе о нем?

— Сержусь? — Плам снова улыбнулась одной из тех своих обворожительных улыбок, что пленили его сердце и наполнили исключительной и абсолютной похотью… желанием. И радостью. Так много, много радости! Гораздо больше радости, чем примитивного физического желания. — Нет, я не сержусь. В конце концов, делая мне предложение, ты не знал, что со мной переедет и Том.

— Нет, я об этом знал. Темпл говорил, что ты рассказала ему про племянницу. Тебе хватило порядочности рассказать мне обо всем, а вот мне…

Она вдруг нахмурилась, и похоти… безумной радости сразу поубавилось. Плам потеребила нижнюю губу, похожую на спелую клубничку.

— О том, что…

Он не мог больше сдерживаться. Он просто должен был еще раз попробовать на вкус ее губы. Дыхание перехватило, он впился в этот сладкий рот, чувствуя, как возбуждается еще сильнее, а она прижималась к нему, запустив пальцы в волосы, пробуя его на вкус так же, как пробовал ее он. Это рай, это блаженство, это…

— Ах, вот ты где! Что ты здесь делаешь? Герти говорит, что мне нельзя зачесывать волосы наверх, пока мне не исполнится пятнадцать, но я считаю… О?..

Гарри захотелось заплакать. Вот прямо сесть на пол и заплакать. Он оторвался от сладкого рта Плам, с удовлетворением заметив затуманенные страстью глаза, отпустил ее и злобно уставился на дочь. Она не должна здесь находиться! Он отправил ее вниз и собирался представить Плам завтра, во время чаепития.

Индия изучала его новую жену, подбоченившись и сведя брови вместе. Поза очень походила на ту, что принимала Беатрис, когда была им недовольна.

— Стало быть, это она и есть?

Гарри нахмурился. Мактавиш еще ничего не понимает, но Индия-то!

— Плам, эта юная леди, явно забывшая о хороших манерах, — моя дочь Индия.

— Дочь. — Плам пару раз моргнула, но требовать немедленного аннулирования брака не стала, за что Гарри был ей исключительно благодарен. — У тебя есть дочь. По имени Индия. Весьма необычное имя. Добрый вечер, Индия. Рада познакомиться.

Он хотел расцеловать Плам — так был ей благодарен. Она не стала его бранить, не стала обвинять в том, что он скрыл правду о детях, просто кинула на него полный любопытства взгляд и подошла, чтобы вежливо обнять Индию, как при знакомстве обычно поступают женщины. Да, Плам заслуживает поцелуя, а Гарри как раз и есть тот мужчина, который справится с этой работой.

— Вы Плам? — спросила Индия, с удивлением и ужасом взглянув на Гарри, когда Плам обняла ее.

В конце концов, целовать жену — это его обязанность. Плам отступила назад и одарила яркой, солнечной улыбкой и Гарри, и Индию.

— Да, я Плам. Твой отец не… эээ… в общем, я не рассчитывала знакомиться с тобой сегодня вечером, но очень рада, что ты зашла поздороваться.

Поцелуи скажут Плам, как он благодарен и как высоко ценит ее отношение.

— Утром мы с тобой непременно должны хорошенько поболтать. Я знаю несколько интересных причесок, и уверена, что они сделают тебя еще красивее, хотя ты и так очень хорошенькая.

Поцелуи частенько ведут к кое-чему еще — к более интенсивным телодвижениям.

— Моя племянница Том тоже будет рада познакомиться с тобой. У Том тоже кудрявые волосы, как у тебя. Я уверена, она сможет посоветовать тебе, как их лучше причесывать.

Плам нравится целоваться, значит, будет очень эгоистично лишать ее такого удовольствия. Даже жестоко. А Гарри вовсе не жестокий человек. Может, он и не безумно влюблен в Плам, но она ему нравится и он хочет, чтобы она была счастлива.

— Папа? — воскликнула Индия, вытаращив глаза. Плам только что уложила ее косу короной, все это время без умолку болтая о всяких связанных с волосами вещах, столь дорогих любому женскому сердцу.

— Да, — ответил Гарри, заранее соглашаясь на все, что угодно, лишь бы выгнать Индию из комнаты и уложить Плам в постель.

— Да? — Индия отскочила от Плам, раскрутила уложенную короной косу и кинула на мачеху взбешенный взгляд.

— Да. — Он посмотрел на Плам. Ее восхитительно прямые брови в молчаливом изумлении взлетели вверх. Очевидно, она ожидала от него другого ответа, а не простого «да». — Нет, — поправился он. Брови Плам опустились. Он улыбнулся, радуясь, что додумался до правильного ответа.

— Папа! — ахнула Индия, когда Гарри схватил ее за руку. Он открыл дверь в коридор и, все еще улыбаясь Плам, вытащил дочь из комнаты. — Папа, ты даже не услышал…

— Мы же договорились! — прошипел Гарри, наклоняясь к ее уху. — Ты согласилась не беспокоить меня сегодня вечером, если никто не умрет, не отрежет себе руку и не случится апокалипсиса, а я за это обещал купить тебе ту кобылу Гамильтона, серую с белыми чулками. И у меня есть подписанное тобой согласие, которое я не постесняюсь предъявить в любом суде!

— Да, но…

Гарри одарил ее своим лучшим возмущенным взглядом, какой приберегая только для особых случаев. Индия, умная юная девица, прекрасно понимала, что у нее нет никаких законных прав, поэтому, пробормотав одно слово (которое ей он в следующий раз припомнит) и, топнув ногой в опасной близости от босых ступней отца, удалилась. Гарри, не теряя времени, метнулся обратно в спальню и возобновил занятия, которые уже дважды столь прискорбно прерывались. Он даже не дал Плам вымолвить хоть что-нибудь, кроме удивленного «Гарри!», и сразу приступил к исследованию ее дивного, влажного, теплого рта.

— Индия говорит, ты купишь ей серую кобылу! А обещал, что купишь лошадь мне! Сразу же, как мы устроимся! Я граф, а она только леди. Сначала ты должен купить лошадь мне!

Гарри слегка отодвинулся, так что его губы едва задевали губы Плам, и произнес:

— Это мой старший сын Диггер, лорд Марстон. Не обращай на него внимания, и он уйдет.

И снова попытался завладеть ее губами, но она выскользнула из его объятий.

— Диггер?

— Сокращенно от «Диггори». А ты Плам. Индия сказала, что ты тощая и что ты трогала ее волосы. Она не любит, когда ее трогают. Она девочка, — заявил Диггер так, будто это все объясняло.

Гарри с трудом подавил желание удушить своего сына и наследника — в конце концов, у него есть и другие сыновья — и приготовился давать жене объяснения.

Она посмотрела на Диггера, поджав губы, а потом перевела взгляд на Гарри.

— Еще один сын. И сколько же у вас детей, милорд?

От этого «милорд» он вздрогнул. За какие-то несколько секунд ее интонации вместо теплых и возбуждающих превратились в ледяные и подозрительные.

— Гм… по последним подсчетам у меня…

Дверь в коридор с грохотом распахнулась, и в спальню клубком вкатились Энн и Эндрю — сплошь дерущиеся локти, колени и ступни.

— Это моя! У нее синяя мачта, это моя! Твоя с желтой мачтой! — Эндрю вырвал из руки Энн маленькую деревянную лодочку.

Она приподнялась и врезала своему близнецу в живот.

— Дурак! Моя синяя, а желтая — это твоя!

— …пятеро детей.

— Пятеро?

— Моя! — Эндрю пнул сестру сразу обеими ногами, попав одной в челюсть. Девочка завопила и накинулась на него, неистово мотая кулаками и ногами.

— Это Энн и Эндрю. Они близнецы, — с готовностью подсказал Диггер.

Близнецы врезались в туалетный столик и сшибли с него бутылочки и склянки с женскими кремами и духами, купленными Темплом по распоряжению Гарри. Потом столик перевернулся, на нем взорвалась коробочка с пудрой, образовав в воздухе облачко с ароматом розы. Два одинаковых темно-синих флакона с очень дорогими духами разбились, их содержимое выплеснулось на алый с розовым коврик. Какие-то маленькие баночки покатились по полу, тоже теряя по дороге свое содержимое. Энн и Эндрю закашлялись, глотнув розовой пудры. Эндрю вцепился в волосы Энн. Она укусила его за руку. Диггер неспешно приблизился к Плам и сообщил, что вовсе не считает ее тощей, просто ей нужно немножко поправиться.

Гарри на секунду закрыл глаза, вознося немую молитву: пусть, когда он снова откроет глаза, окажется, что он остался наедине с женой. Ничего не вышло, и тогда он начал молиться о том, чтобы придумать достаточно толковое объяснение и не дать ей бросить его.

Раздался звон бьющегося стекла, и Гарри очнулся.

— Вон! — взревел он, схватив Эндрю одной рукой, а Энн — другой и очень неласково подтолкнув их к двери. — Вон! — взревел он еще раз, указывая на дверь и сверкая глазами на Диггера. — И забери с собой близнецов!

— Я все равно хочу лошадь, — сказал Диггер, но ему все-таки удалось вытолкать все еще дерущихся близнецов за дверь, так что Гарри смог ее захлопнуть. И запереть. Не глядя на Плам, он подпер дверь диваном, чтобы никто из детей не смог ворваться сюда снова.

— Пятеро, — повторила Плам, когда Гарри наконец повернулся к ней.

Все его объяснения, все мольбы понять растворились при виде изогнутой брови и рук, скрещенных на восхитительной груди. Его надежды на дивную чувственную ночь, проведенную в поисках путей к супружеской гармонии, рассыпались в прах, их выдуло в окно вместе со слабым ароматом розовой пудры.

Гарри вымучил жалкую улыбку и изо всех сил постарался не разрыдаться.

— Да. «Пять» всегда было моим счастливым числом.


Глава 5


Плам проснулась от неприятного чувства — ей показалось, что на нее смотрят. Она открыла глаза. На нее смотрели. Пять пар глаз, полукругом расположившихся у изножья кровати. Плам откинула с лица тяжелые волосы и приподнялась на локте. Младший из сыновей Гарри, мальчик со странным именем Мактавиш, вывернулся из-под сдерживающей руки Индии и запрыгнул на кровать к Плам.

— Ты уже проснулась, да? Индия не велела мне тебя будить, но у тебя открыты глаза — значит, ты проснулась. Я хочу котенка. У меня есть дохлая крыса. Хочешь посмотреть?

— Нет, спасибо, Мактавиш. Я стараюсь придерживаться твердого правила — никаких дохлых крыс до завтрака. Это нелегко, но жизнь ничто, если в ней нет ограничений. Что вы все здесь делаете?

— Ждем, когда ты проснешься, — пояснил Диггер.

— Почему вы не спите с папой? — спросила Индия, так поджав губы, что они превратились в тоненькую полоску. — Герти говорит, папа женился, потому что не хотел оставаться в постели один. Вы должны были избавить его от одиночества. Так сказала Герти. Почему вы этого не сделали?

Плам на несколько секунд закрыла глаза, потом села и посмотрела на оживленные лица, так внимательно наблюдавшие за ней.

— Честно говоря, я не испытываю желания подробно объяснять вам суть моих интимных отношений с вашим отцом, но поскольку вы все так беспокоитесь о его счастье, могу вас заверить — несмотря на то, что вчерашняя ночь не способствовала тому, чтобы… гм… избавить его от одиночества, я твердо намерена позаботиться об этом сегодня. Это вас устроит?

— Я хочу котенка. Ты сказала, что сегодня утром у меня будет котенок.

— Наша настоящая мама спала с папой в одной постели, — с осуждением сказала Индия.

— Я не хочу новую маму, — заявила Энн и исчезла, плюхнувшись на пол. Перегнувшись через край, Плам сумела разглядеть ее торчавшие из-под кровати ноги.

— Я хочу маму, я хочу маму, — распевал Мактавиш, подпрыгивая на кровати в такт своей песне. — Я хочу котенка, я хочу котенка.

— Это мое! — воскликнул Эндрю и мгновенно прыгнул на свою близняшку, появившуюся из-под кровати с красивым сине-розовым ночным горшком. — Я его первый увидел!

— Наша настоящая мама заботилась о папе. Она бы не позволила ему страдать от одиночества.

— Котенка, котенка! Я хочу котенка!

— Это не твое. Я его первая увидела! Это мое! Ищи себе сам!

— Наша настоящая мама следила, чтобы папа тепло одевался, когда выходил из дома, и давала ему микстуру, если он болел.

— Мое, Энни!

— Папа никогда не болел, — сказал сестре Диггер. Та гневно посмотрела на него — руки плотно скрещены на груди, ноздри раздуваются тем особым эффектным способом, каким юные тринадцатилетние леди выражают свое презрение.

— Он бы выпил микстуру, если бы заболел. Мама бы его заставила.

Перед таким аргументом Диггер сдался и кивнул:

— Да, выпил бы.

— Котенка, котенка, котенка, котенка!

Плам почувствовала, что от прыжков Мактавиша у нее начинает болеть голова, и крепко прижала его к груди.

— Я понимаю, что никто из вас не хочет новую маму…

— Я хочу новую маму, — сообщил Мактавиш, пытаясь вывернуться. Плам слегка ослабила хватку, так что он сел и начал поигрывать ее длинными иссиня-черными волосами.

— Спасибо, Мактавиш, я это очень ценю.

– Я тоже хочу, — неожиданно сказал Диггер. — И близнецы тоже, правда?

Эндрю, пытавшийся вырвать у сестры ночной горшок— к счастью, еще не использованный, — кивнул, не поднимая головы:

− Да.

— Нет, ты не хочешь, это я хочу, — рявкнула Энн, с силой наступив брату на ногу, и шумно обрадовалась, когда он заорал и отпустил горшок.

— По-моему, она говорила как раз наоборот, — удивилась Плам, глядя вслед Энн, выбежавшей из комнаты, прижимая к груди ночной горшок. Эндрю мчался следом за ней и орал, что она воровка и украла его красивенький горшок.

— Ой, ну это ж просто близнецы. Они никогда друг с другом не согласны, — успокоил Плам Диггер, направляясь к двери. — Пошли, Тавви, Джордж говорила, что у одного из быков ночью отвалился хвост. Если мы поторопимся, то, может, найдем его раньше конюхов.

— Я хочу бычий хвост! — сказал Мактавиш, перелезая через Плам, чтобы догнать брата. — Хочу котенка и бычий хвост!

Плам заморгала, глядя на Индию, все еще хмуро смотревшую на нее.

— У вас каждое утро такое, или это только из-за меня?

Индия расплела руки и зашагала к двери.

— У моей настоящей мамы не было черных волос. Моя настоящая мама была красивой и светловолосой, как я, и не трогала меня, когда я не хотела, чтобы меня трогали.

Плам откинулась на спинку кровати. Когда дверь за Индией захлопнулась, Плам выдохнула, только сейчас поняв, что все это время задерживала дыхание.

— Ты хотела детей, вот ты их и получила. Только что мне делать с пятью подросшими детьми? С младенцами я бы смогла справиться, но подросшие дети… у-уф!

Комната не отвечала. Не желая больше пугать горничную риторическими вопросами, Плам умылась оставленной в кувшине водой и с ловкостью человека, давным-давно привыкшего ухаживать за собой самостоятельно, надела свое самое красивое платье. И как раз заплетала волосы, когда в дверь постучались.

— Индия сказала, что ты проснулась. Вот я и решила спросить, как тебе понравилась первая ночь супружеского блаженства. — В комнату вошла Том. Ее изогнутые дугой брови (Плам много раз скрипела зубами, глядя на прелестную естественную дугу ее бровей) и лукавая улыбка давали понять, какого ответа она ждет.

— Я спала неплохо, спасибо, хотя и не благодаря тому, на что ты так рискованно намекаешь. И раз уж мы об этом заговорили, напомню тебе еще раз, что незамужние юные леди из хороших семей не намекают на неподобающие темы подобного рода.

Том послала ей воздушный поцелуй и открыла дверь.

— Ты такая прелесть, когда начинаешь жеманиться! Раз уж ты такая крепкая и бодрая, увидимся позже. Хочу познакомиться с конюшнями Гарри. Похоже, он превосходно разбирается в лошадях…

И прежде чем Плам успела сказать хоть что-нибудь, кроме:

— Жеманиться? Да я в жизни своей не жеманилась! — Том исчезла.

Плам поправила волосы, потратила еще три минуты, жалея, что у нее нет по-настоящему красивого платья, в котором можно предстать перед супругом, и вышла из комнаты, чтобы приступить к жизни жены и матери.

— Доброе утро, эээ… — Плам замялась, не в силах вспомнить, как зовут дворецкого. Вчера вечером ей представили прислугу так быстро, что у нее в памяти остался только сильный испанский акцент, похотливые сверкающие черные глаза и невероятно белые зубы на фоне смуглой кожи.

— Меня зовут Хуан Иммануэль Сэвидж Тортугула Диас де Арасанто, а вы моя — о! — очень, очень леди.

— Очень, очень леди? — Плам вырвала руку, над которой склонился красивый испанец.

— Да, вы такая очень! — Дворецкий Хуан поиграл бровями. Очевидно, ему казалось, что это выглядит весьма соблазнительно.

Плам с трудом удержалась, чтобы не захихикать, и спросила:

— Скажите, Арасанто, вы видели сегодня утром его сиятельство?

Он оскалил свои жемчужные зубы:

— Хуан. Так меня зовут. Называйте меня лучше не Арасанто, а Хуан. Это предпочтительнее, так?

Плам глубоко вдохнула, напомнив себе, что, как бы ей ни хотелось разразиться истерическим хохотом или завизжать, ни то ни другое новоиспеченной маркизе не подобает.

— Понятно. Очень хорошо, Хуан, вы знаете, где сейчас мой супруг?

Он пожал плечами и ткнул пальцем в сторону узкого темного коридорчика.

— Вероятно, Гарри прячется в своем кабинете.

— Гарри? — спросила Плам, несколько удивленная тем, что слуга называет своего хозяина по имени.

— Он просит, чтобы я называл его так, потому что сам называет меня Хуан, понятно?

— О, понятно. Да. Ну что ж… гм… спасибо. — Плам посмотрела в сторону коридорчика, но дорога оказалась загороженной влюбчивым испанцем.

— Хотите, чтобы я сначала показал вам дом? Я могу показать много интересного. — Он опять поиграл бровями.

Плам понимала, что должна оскорбиться или разозлиться на такое откровенное заигрывание слуги, но Хуан ее странным образом забавлял. Он был так уверен в своих чарах и делал такие откровенные намекиt что она невольно улыбнулась.

— Спасибо, но мой муж — ваш хозяин — сам покажет мне дом. И я не сомневаюсь, что он тоже может показать мне много интересного.

— Да он уже старый. А я молодой и, как говорится, вполне сильный.

— Он совсем не старый, — рассмеялась Плам. — А если учесть, что у него пятеро детей, то рискну предположить, что и в его силе сомневаться не приходится.

Хуан вздрогнул и перекрестился.

— Санта-Мария, они зачаты самим дьяволом.

— Ой, бросьте, они, конечно, немножко непоседливы, но вовсе не так уж плохи. — Плам обошла Хуана, закатившего глаза к потолку. — Возможно, немножко неукрощенные, но причина, несомненно, в том, что последние несколько лет они живут без матери. Мне они понравились.

Хуан снова схватил ее за руку и склонился над ней, скользнув губами по костяшкам пальцев раньше, чем Плам успела ее вырвать.

— Вы думаете, что они ангелы, потому что не жили тут с ними. Никакие они не ангелы. А теперь, моя очень леди, я вернусь к своим обязанностям. Теперь вы здесь хозяйка, так что наверняка захотите поговорить со мной о моих обязанностях? Буду ожидать этого удовольствия в буфетной. — В его черных влажных глазах скрывалось совершенно очевидное послание. Губы Плам дернулись — она изо всех сил пыталась удержаться от смеха. Поспешно направившись в темный коридорчик, она удивилась, как Гарри умудрился нанять такого дерзкого дворецкого.

— И от чего же он прячется, хотела бы я знать? — бормотала она себе под нос, подходя к двери. Плам вошла в маленькую, исключительно опрятную комнатку и улыбнулась человеку, который сидел за столом, заваленным книгами и бумагами. — Доброе утро, мистер Харрис. Скажите, пожалуйста, где я могу найти лорда… Милосердная святая Женевьева, что это?

Грохот, послышавшийся из холла, заставил Плам подпрыгнуть. Она обернулась к секретарю, ожидая, что он вскочит из-за стола и помчится выяснять.

— Его сиятельство за той дверью, что справа от вас. Если вам вдруг удастся убедить его прибраться в кабинете, я буду вам бесконечно благодарен.

Плам посмотрела на него так, словно у Темпла вдруг выросли рога.

— Разве… разве вы не слышали грохот? Из холла? Разве не нужно выяснить, что там происходит?

Темпл склонил голову набок и посмотрел на Плам.

— Нет. Я давно понял, что гораздо безопаснее не особенно вникать в такие дела.

— Безопаснее? — Плам потеряла дар речи, буквально потеряла, а она была вовсе не той женщиной, с которой запросто такое происходит. — Но… но… дети могли пострадать!

Темпл поджал губы и прислушался, потом покачал головой и подошел к двери в кабинет Гарри.

— Нет, никто не пострадал. Если бы кто-то из маленьких лапочек его светлости поранился, мы бы уже услышали вопли. Дети весьма голосисты.

— Но ведь кто-то должен посмотреть, что случилось? Ведь кто-то должен разобраться в том, что вызвало такой ужасный грохот?

Темпл посмотрел на нее с любопытством.

— Я бы не советовал, мэм. Его светлость считает, что самая лучшая политика для всех заинтересованных лиц — это полное неведение.

Плам недовольно фыркнула. Ей очень не хотелось фыркать в присутствии малознакомого Темпла, но казалось, что такой исключительный поступок вполне оправдан.

— Вы не заставите меня поверить, что Гарри, так любящий своих детей, не захочет узнать, в чем причина только что услышанного нами грохота.

— Как скажете, мэм.

Плам поджала губы.

— Вы относитесь ко мне свысока, мистер Харрис. А мне это не нравится.

— Могу вас заверить, я отношусь к вам замечательно. Просто хочу поведать вам, что я очень хорошо знаком с привычками его светлости.

— Докажите.

Его брови изумленно взлетели вверх.

— Прошу прощения?

— Докажите, что Гарри не хочет знать о происшествии в холле. Спросите его.

Темпл открыл перед ней дверь и жестом предложил войти. Тут из холла раздался второй, не такой страшный грохот. Плам выгнула бровь, взглянув на Темпла, и решительно вошла в плохо освещенную комнату, настолько пыльную, что у нее тут же засвербило в носу. В дальнем конце комнаты, спиной к двум очень грязным окнам, сидел муж и читал письмо.

— Сэр, — с порога произнес Темпл, поскольку Гарри его не заметил.

— Мм? — Он даже не поднял глаз от письма.

Плам внимательно смотрела на него, на мужчину, за которого вышла замуж и которого в общем-то вышвырнула вчера из своей спальни. Его рыжеватые волосы были взъерошены, словно он причесывался пальцами, один непокорный завиток упал на лоб. На удлиненное лицо падали интересные тени, очки ярко посверкивали золотом там, где солнечный луч сумел прорваться сквозь грязные, засиженные мухами окна. Это мужчина, с которым она связала себя на всю оставшуюся жизнь. Мужчина, который не счел нужным сообщить Плам про своих пятерых детей. Мужчина, на которого она возложила столько надежд и о котором намечтала столько мечтаний — столько, сколько удалось за прошедшие два дня. Мужчина, с которым она очень хотела заняться самой разнообразной супружеской гимнастикой, мужчина, который должен переплести свои сердце и душу (и это не говоря о руках и ногах) с ее, мужчина, который должен ее дополнять.

— Ваша жена, сэр.

— И что с ней? — спросил Гарри, по-прежнему читая свое письмо и постукивая при этом длинным пальцем по нижней губе. При виде этого пальца, так небрежно ласкавшего изгиб губы, Плам внезапно охватил жар. Она вспомнила, как чудесно его губы прижимались к ее.

— Она хочет знать, не заинтересовали ли вас подробности… — тут, перебив Темпла, опять послышался грохот, потом хриплый крик и взрыв детского хохота, — двух-трех признаков какого-то происшествия в холле.

— С чего это мне вдруг взбредет в голову такая глупость? — спросил Гарри, не отрывая глаз от письма. Он взял с подставки перо и щелчком откинул с чернильницы крышку.

Темпл кинул на Плам извиняющийся взгляд.

— Мне кажется, ваша жена думает, что вам захочется убедиться в невредимости детей.

Плам кивнула, гадая, не вернуться ли ей в постель и не попробовать ли начать этот день сначала. Впрочем, она решила, что это не поможет.

— Не говори ерунды, Темпл, — рассеянно бросил Гарри, делая пометку в письме. — Если бы кто-то из них поранился, сейчас здесь были бы вопли, кровь и все такое.

С другой стороны, вреда от этого точно не будет.

— Гарри!

Он поднял глаза. Очаровательный завиток закачался над не менее очаровательным лбом, глаза за стеклами очков потемнели.

— Плам! Вы… гм… встали?

Темпл неслышно вышел из кабинета, прикрыв за собой дверь. Плам подошла к столу, разглядывая множество разнообразных предметов на тумбочках и книжных полках.

— Да, если хорошенько постараться, то мне часто удается встать еще до того, как взойдет солнышко. Доброе утро, Гарри.

— О… гм… — Гарри встал, и Плам с удовольствием отметила, что он здорово взволнован. Он нацепил очки на нос, испачкав переносицу чернилами. Пальцы аж зудели, так Плам хотелось откинуть со лба этот непослушный завиток. Гарри оттянул галстук (оставив синие пятна и на нем) и улыбнулся Плам неуверенной (можно и не говорить, что очаровательной) улыбкой. — Добрее утро. Как… эээ… спалось?

Плам мысленно вздохнула. Отрицать не приходится — Гарри просто очарователен.

— Очень хорошо, постель весьма удобна. Однако у меня есть жалоба по поводу спальни.

— Да? — Гарри обогнул стол и выдвинул для нее кресло. Из кучи бумаг, наваленных на столе, выглядывала маленькая черно-коричневая саламандра. — Что… просто не обращайте на саламандру внимания, это одна из домашних любимиц Мактавиша, она безобидна, уверяю вас. А история Темпла о том, что она якобы откусила пальцы одному из лакеев, — просто выдумка… Так чего вам не хватает в спальне?

Плам набрала в грудь побольше воздуха и напомнила себе, что она не застенчивая девственница и вовсе не относится к неопытным женщинам, ничего не знающим об интимном акте с мужчиной. Она знает тринадцать различных позиций вышеупомянутого акта, а женщины, которым известны такие вещи, не краснеют, упоминая о них в обычном разговоре. Она женщина зрелая и рассудительная. Гарри — ее муж. И она с нетерпением ждет возможности заняться самым тщательным и неторопливым образом исследованиями. Может быть, даже будет делать пометки, записывая, что ему особенно понравилось. И уж во всяком случае, не будет вести себя как глупая старая дева.

Гарри, прищурившись, всматривался в ее лицо.

— Вы здоровы? Вы очень раскраснелись, как будто у вас лихорадка.

— Совершенно здорова, — ответила Плам, не обращая внимания на щеки, пылающие так, что на них можно запросто пожарить пару яиц. — Ночью я обнаружила, что в моей спальне не хватает вас.

Гарри пришел в замешательство.

— Вы вышвырнули меня из своей комнаты. Проклятие, мог бы и не вспоминать об этом.

— Ну да, но я этого не хотела.

Темно-каштановая бровь взлетела над очками.

— Ага. Наверное, поэтому вы и сказали, если я правильно припоминаю: «Вы лживое презренное создание! У вас пятеро детей, и вы мне об этом не сказали? Пятеро? Пятеро, пя-те-ро!»

К своему невыразимому унижению, Плам побагровела еще сильнее. Избегая его прелестных переменчивых глаз, она посмотрела в грязное окошко.

— Может быть, и сказала, но я была немного расстроена…

— Затем вы прошагали к двери, ведущей в мою комнату, распахнули ее и, сделав драматический жест, коим могла бы гордиться сама Сара Сиддон, сообщили, что я могу убираться в свою спальню или к дьяволу, куда мне больше нравится, лишь бы я избавил вас от своего присутствия.

Плам досадливо скривилась.

— Я часто замечала, что люди с исключительно хорошей памятью ужасно раздражают…

— Я мог бы остаться в некоторых сомнениях по поводу ваших мыслей о нашем браке, но тот факт, что вы едва не размозжили мне голову щеткой для волос…

— Это была совсем маленькая щетка! И никаких особых повреждений она вам нанести не могла, ну разве что оставить синяк-другой, хотя признаю, что, если бы не очки, ручка могла воткнуться вам в глаз и выколоть его.

— …а потом вы поклялись Господу всемогущему, что больше никогда-никогда не захотите меня видеть.

Плам на секунду прикрыла глаза. Ну, разве можно быть такой дурой? Почему она вообще на него так накинулась? Она, единственная из всех людей на свете, не имела никакого права злиться на него зато, что он скрыл от нее кое-что из своего прошлого.

— Ну, «никогда-никогда» — это, безусловно, некоторое преувеличение…

— Плам.

Она опустила взгляд на сцепленные перед собой руки, не в силах посмотреть на Гарри, слишком смущенная, чтобы вынести осуждение в его глазах. Она и в самом деле трусиха.

— Простите, Гарри. Думала, что смогу это сделать, но очевидно, что я слишком…

— Плам, посмотрите на меня.

Медленно, неохотно она подняла взгляд и встретилась с его глазами. Горло перехватило, а внутри все затрепетало. Гарри ослепительно улыбался, не только губами, ной глазами тоже. Он взял Плам за руки и склонился над ними, чтобы поцеловать каждую по очереди. От его прикосновения ее руки потеплели.

— Вы имеете полное право сердиться на меня. Я вовсе не виню вас за то, что выставили меня из спальни, только надеюсь, что теперь, когда вам известно самое худшее, вы все же согласитесь остаться моей женой. Признаю, вы заключили не самую удачную сделку, но мне бы очень хотелось, чтобы вы остались. Бог свидетель, моей прислуге необходима хозяйка — они толком не понимают, как выполнять свои обязанности, и даже не знают, в чем эти обязанности заключаются. А дети вовсе не плохие, просто распущенные, и тоже нуждаются в вас.

Плам улыбнулась, заметив его серьезный, полный надежды взгляд, и сомкнула пальцы на его руке.

— А вы, милорд? Что нужно вам?

— Друг, — произнес он вдруг охрипшим голосом и привлек ее к себе. — Жена. Любовница. — Плам оказалась прижата к его груди, ее руки скользили вверх по тонкой зеленой ткани сюртука, и мышцы Гарри напрягались. Его губы дразнили, покусывая ее нижнюю губу, пробуя на вкус уголки ее рта, целуя нежно, едва касаясь, но так, что кружилась голова. А потом Гарри прильнул к ее приглашающе приоткрытым губам.

Плам уже начала подумывать о весьма порочном способе воспользоваться письменным столом, не сомневаясь, что мужу это понравится, как вдруг окна кабинета задрожали от еще одного, довольно близкого удара.

— Проклятие! — рявкнул Гарри, отрываясь от ее губ. — Темпл!

Напомнив себе, что теперь она стала матерью этим детям, а значит, именно она и должна выяснять, что происходит в доме, Плам неохотно высвободилась из объятий мужа.

— Наверное, я должна посмотреть, что случилось.

— Нет, останьтесь. Темпл, что там происходит? Почему я не могу ни на минуту остаться в тишине? Я что, прошу слишком многого — просто иметь возможность прочитать письма?

— Нет, сэр, — ответил Темпл, быстро оглянувшись назад. — Видите ли, бык, к прискорбию, лишившийся одной своей задней детали, ворвался в холл. Я прослежу, чтобы его немедленно выдворили.

— Не беспокойтесь, я сделаю это сама, — улыбнулась ему Плам. — В конце концов, теперь я здесь хозяйка. Если кто-то и отвечает за то, чтобы выдворить скотину из дома, полагаю, это я. — Она повернулась к Гарри, почему-то сильно смутившись, несмотря на то что всего несколько секунд назад ласкала его язык самым интимным образом. — Увидимся позже?

Гарри кинул на нее пылкий взгляд, не оставлявший сомнений в том, что они непременно увидятся позже, и снова поцеловал обе ее руки.

— Вы ангел, Плам. Ответ на мои молитвы. Я передаю детей в ваши умелые руки в полной уверенности, что вы вернете в мой дом покой и рассудок. Вы именно то, что нам нужно. Увидимся за ленчем… о, проклятие, нет. Сегодня утром я получил письмо и теперь должен заняться… э-э… работой. Вы меня простите?

Он взял ее за подбородок, привлекая к себе. Плам не сомневалась — если она окажется на расстоянии поцелуя, то просто повалит Гарри на пол и даст себе волю, поэтому она быстро отступила назад и одарила его ослепительной улыбкой (хотя опасалась, что получился похотливый оскал).

— Да, конечно. Ну, значит, за обедом. Увидимся за обедом… и после него.

Его глаза запылали, запылали с такой силой, что все ее тело начало гореть и ныть от желания. Гарри дважды сглотнул и кивнул. Она послала ему воздушный поцелуй и выскочила из комнаты — ей показалось, что сейчас Гарри просто кинется на нее. Темпл, вежливо рассматривавший картину на стене, придержал для Плам дверь. Она проскочила через каморку секретаря, полная надежд, желания и счастья.

— Темпл… вы не против, если я буду называть вас так? Спасибо. Темпл, у меня очень хорошие предчувствия. — Плам распахнула дверь в коридорчик. Мимо промчался бык средних размеров, а следом за ним — два больших пса, фазан и близнецы. — Сегодня для всех нас начнется новая жизнь.

Мимо пробежал Мактавиш, тащивший привязанный к бечевке крысиный скелет.

— Я справлюсь со всеми препонами, что поставит на моем пути жизнь, и сумею победить.

— Да поможет вам Бог, миледи, — ответил Темпл. — Думаю, вам очень потребуется помощь.

Через ступню Плам переползла саламандра и выскочила за дверь.

Плам вздохнула.

— Боюсь, что вы правы.


Глава 6


Гарри выдержал краткую битву с собственным телом, отчаянно жаждавшим схватить Плам в охапку, отнести в спальню и приложить все усилия к тому, чтобы долго-долго удерживать в состоянии абсолютного блаженства. Помогло напоминание самому себе, что он джентльмен, а не животное, джентльмены не ведут себя так, будто они жеребцы, скачущие вокруг кобылы во время течки.

Несколько минут все висело на волоске. Гарри был готов позабыть о чести и порядочности и превратиться в жеребца, но, в конце концов, лучшая сторона его натуры взяла верх. Он приказал себе подумать о самых неприятных вещах вроде застоявшихся выгребных ям и раздувшихся трупах и снова взялся за письмо, полученное всего час назад.

— Темпл!

Секретарь появился раньше, чем затихло эхо от его вопля.

— Вы кричали, сэр?

— Кричал. Мне нужен твой совет.

Темпл позволил удивлению промелькнуть по своему лицу.

— Вам нужен мой совет?

— Да. Сядь, тут требуются некоторые объяснения. Незадолго до женитьбы на Беатрис мне предъявили обвинение в государственной измене. По-моему, я уже об этом рассказывал.

— Да, сэр, рассказывали. — Темпл поджал губы. — Обвинения оказались ложными, и вас оправдали.

Гарри откинулся на спинку кресла и положил ноги на угол стола.

— Разумеется, они были ложными. В то время я работал на министерство внутренних дел, под непосредственным руководством премьер-министра. Я служил наживкой, чтобы поймать того, кто использовал министерство для раздувания мятежей.

Темпл ничего не сказал, но его глаза засверкали от возбуждения и восхищения.

— Полагаю, вы поймали того человека?

— Да, поймал. Правда, меня едва не повесили, но все уладилось, когда я точно выяснил, что тайным руководителем заговора с целью свергнуть правительство был не кто иной, как сэр Уильям Стэнфорд, глава министерства внутренних дел.

— Но… ведь он был вашим начальником? — спросил Темпл.

Гарри кивнул:

— Был. Я работал на него много лет и даже не догадывался, что он пользуется своим служебным положением, чтобы скармливать информацию анархистам.

— Боже милостивый! — Судя по лицу Темпла, история захватила его полностью. — А что сталось с сэром Уильямом? Анархистов поймали? И как вы оказались в тюрьме за государственную измену?

Гарри открыл небольшую кедровую шкатулку, стоявшую в дальнем углу стола, и вытащил из нее тонкую коричневую сигару. Приглашающе махнув рукой на шкатулку, он раскурил сигару и снова откинулся на спинку кресла с видом человека, готового рассказать интереснейшую историю.

— Сэр Уильям покончил с собой, как только я установил, что он предатель. Анархистов поймали, руководителей повесили. Меня судили за измену, потому что сэр Уильям сделал из меня козла отпущения, состряпав с помощью анархистов достаточно убедительное дело. Видишь ли, он понимал, что я уже близок к истине, и до его ушей дошло, что премьер-министр знает — кто-то из высокопоставленных лиц в министерстве внутренних дел предает правительство. Стэнфорд и решил пожертвовать мной.

— Захватывающе, — произнес Темпл, аккуратно стряхивая пепел в предложенную пепельницу. — Полагаю, письмо, полученное вами сегодня утром, имеет какое-то отношение к тому случаю?

— Вот именно. — Гарри опустил ноги на пол и хмуро посмотрел на письмо. — Это от лорда Брайсленда, нового главы министерства внутренних дел. Он пишет, что, по его недавним сведениям, Стэнфорд работал не один, и министр хочет, чтобы я явился к нему с документами — он намерен найти доказательства о второй, причастной к этому делу персоне.

— Похоже, что придется как следует потрудиться.

— Придется. — Гарри вздохнул и взял перо. — Я хочу, чтобы ты написал Крэбтосу и велел ему раскопать мои отчеты в Роузхилле. Пусть перешлет их сюда как можно быстрее. Кроме того, тебе придется помочь мне разобрать кое-какие бумаги. Бумаг, относящихся к тому времени, не так много, но мне помнится, что во время переезда я где-то видел шкатулку со своими заметками. О, и не забудь отослать объявление в «Тайме»!

Темпл вытащил изо рта сигару, подошел к камину и выбросил в него и пепел, и окурок. Затем протер стеклянную пепельницу носовым платком и снова поставил на стол Гарри.

— Объявление о вашем браке?

— Да. Так мне не придется писать письма всем своим знакомым. И Плам, вероятно, тоже хочется, чтобы ее родные и друзья об этом узнали. Проклятие! Именно тогда, когда я хочу провести как можно больше времени, наслаждаясь прелестями жены, приходится разбирать записи пятнадцатилетней давности…


* * *


— Мне бы очень хотелось понять, как этот бык попал в дом. Кто-нибудь из вас может мне объяснить?

«Чвирк-чвирк», — защебетал фазан. Плам посмотрела на него, давая понять, что его мнение ее не интересует, и, сделав взгляд очень суровым, перевела его на шеренгу слуг и детей, стоявших перед ней.

— Ну? Кто может что-то сказать?

На нее смотрели десять пар глаз, в которых светилась невиновность — такая невиновность, что даже херувимам немедленно захотелось бы оправдаться.

Плам вздохнула.

— Очень хорошо, раз уж вам так хочется все усложнить. Герти?

Пожилая женщина с каштановыми волосами, подернутыми сединой, кивнула.

— Вы отвечаете за детей?

— Ага… то есть отвечала; пока его светлость на вас не женился, а теперь за этих негодников отвечаете вы.

При этой мысли Плам с трудом подавила зарождающуюся панику. Они всего лишь дети, а у нее большой опыт общения с детьми Корделии. Плам играла с ними не один год, причем полностью отдавая себе отчет, что Дел позволила бы устраивать шумные игры, представляющие опасность или просто неподходящие. Однако теперь она сама оказалась в положении подруги и пребывала в печальном недоумении, что можно и чего нельзя делать с детьми. После утренних, не самых приятных, размышлений она пришла к выводу, что станет им другом, будет им помогать, направлять их — наставлять, но при этом без излишней строгости и наказаний.

В конце концов, для этого у них есть отец.

— Это верно. Однако у вас с ними куда больше опыта, поэтому вы должны догадываться, каким образом быка впустили в дом.

Женщина по имени Джордж (трудно себе представить более неудачное имя, поскольку Плам еще никогда не видела столь прелестного и соблазнительно пышного создания — ее не портили даже скучное серое платье и заляпанный передник) подняла руку:

— Через дверь?

Диггер прыснул. Индия возвела глаза к потолку и приняла такой скучающий вид, какой могут принимать только тринадцатилетние девочки. Плам прищурилась и сердито посмотрела на обоих.

— Ты мне ничего не хочешь сказать, Диггер?

— Конечно, хочу. Целую кучу всего. Джошуа очень дружелюбный, почти как Нэш.

Нэшем звали фазана, это Плам уже знала. Ей рассказал об этом Хуан, когда знакомил ее с няньками, лакеями и детьми.

— Джошуа?

— Так зовут быка, — пояснил Диггер. — Он дружелюбный, видишь? Он любит Мактавиша, поэтому, когда мы вернулись, разыскав хвост Джошуа…

— Я нашел бычий хвост! — счастливо воскликнул Мактавиш, поднимая вверх что-то высохшее и черное, больше похожее на обезвоженную змею, чем на хвост. — Теперь у меня будет котенок? Ты сказала, что будет.

Плам слегка приподняла бровь, посмотрев на Диггера, и едва заметно кивнула ему на Мактавиша. Диггер помотал головой. Она вознесла беззвучную молитву, благодаря за то, что ей не придется восхищаться возвращением на место бычьего хвоста, и продолжила:

— Это объясняет появление Джошуа в холле, но как он разбил три очень дорогие вазы и продырявил рогами дверь в туалет?

Энн и Эндрю захихикали, но тут же сообразили, что смеются над одним и тем же, и обменялись недовольными взглядами.

— Вазы не были дорогими, мэм, — сказала Джордж. Остальные слуги закивали. — Его сиятельство никогда не поставит в холл ничего дорогого.

Плам нахмурилась:

— Да?

— Да, мэм. Он-то знает.

— Еще как знает.

— Да, мэм. Насчет детей.

— Ага. — Плам добавила пару дополнительных очков к своему мнению об интеллекте Гарри и возобновила расспросы. — А насчет двери в туалет…

— Там сидел Тавви, — сказал Диггер. Очевидно, он всегда говорил от имени всех детей.

Индия уселась в уголок голубого дивана напротив Плам и перестала обращать внимание на окружающих, сделав вид, что находится за тысячу миль от них.

— Нэшу нужно было на горшок, — добавил Мактавиш, дразнивший фазана высохшей змеей, которая считалась бычьим хвостом.

Плам довольно успешно выбросила из головы образ фазана на ночном горшке и храбро ринулась вперед:

— Раз уж мы все здесь друзья, давайте просто забудем про утреннее происшествие.

Слуги облегченно вздохнули. Плам обвела всех внимательным взглядом.

— Понятно, что я новый член семьи, но мне все же придется принять твердое решение насчет появления животных в доме. Впредь все животные, кроме домашних любимцев, будут жить на улице. Всем животным, кроме кошек и собак, запрещается заходить вслед за вами в дом. Всем понятно?

— Да, — кивнул Эндрю.

— Нет, — замотала головой Энн.

Диггер пожал плечами.

Герти и Джордж переглянулись. Хуан бухнулся перед Плам на колени, прижав одну руку к груди, а другую вытянув вперед.

— Пресвятая Дева да благословит вас, леди Плам. Бык устраивает в холле такой беспорядок, а мы с мальчиками должны все это убирать! На прошлой неделе здесь были павлины, а до них — голуби. — Он передернулся и, прикрыв глаза, послал ей такой похотливый, такой неприличный взгляд, что мог изумить любую девушку из гарема.

Плам его проигнорировала.

— Том, дорогая, мой блокнот для записей у тебя? Спасибо. О, надеюсь, вы уже все познакомились с моей племянницей, мисс Фрейзер?

Несколько голов кивнули.

— Отлично. Герти, вы с Джордж можете возвращаться в детскую. Хуан… да, спасибо, я высоко ценю вашу благодарность, но, право же, мне не кажется, что целовать мои башмаки достойно дворецкого маркиза… вы с лакеем можете и дальше продолжать уборку последствий разрушений, нанесенных быком.

Плам дождалась, пока слуги выйдут из комнаты (Хуан шел последним, на его красивом лице застыла соблазнительная гримаска, наверняка способная растопить сердце любой другой женщины).

— А теперь, дети, вы. Мне всегда казалось, лучше начинать так, как хочешь продолжить. Сегодня утром я набросала кое-какие заметки насчет того, что собой представляет приемлемое поведение и чего я ожидаю от каждого…

Все дети разом как безумные кинулись к двери и выскочили из комнаты в вихре фазаньих перьев, мелькающих нижних юбок и сверкающих черных башмаков.

— …из вас. Да будь оно все проклято! — Плам в смятении и досаде посмотрела на дверь, только что захлопнувшуюся за Мактавишем. И прежде чем она успела произнести еще хоть слово, дверь снова приоткрылась, и в нее просунулась голова самого младшего из ее новообретенного семейства.

— Котенок, — напомнил он.

Плам вздохнула, но губы ее тут же задергались — хихиканье Том переросло в настоящий взрыв хохота.

— Пойдем, тетя. Я схожу с тобой и Мактавишем на конюшню. У одной из тамошних кошек есть котята, и их уже можно забирать.

Плам хотела еще раз вздохнуть, но решила, что слишком частые вздохи — признак слабого разума, а она только сейчас начала понимать, что не может проявлять перед детьми ни малейших признаков слабости. Гарри доверил их ей — значит, она и должна найти правильный способ справляться с ними и заставить их хорошо себя вести. «Я им друг, я им друг», — мысленно повторяла она, положив блокнот с записями на столик у дивана и отряхнув юбку.

Мактавиш с надеждой наблюдал за ней, уже приготовившись выпятить пухлую губку, если Плам откажется выполнить его требование насчет котенка. Она улыбнулась и протянула мальчику руку.

— Ну что, пойдем выбирать тебе котенка?

Мактавиш, сильно недовольный тем, что его ведут за руку, потащил Плам из дома в сторону конюшни. По дороге она решила написать Корделии и выяснить как ей удается справляться с юными сорванцами. И уже начала придумывать способы завоевать детские сердца.

Гарри вошел в столовую и с удивлением посмотрел на стол, накрытый на девять персон. Он привык обедать один или с Темплом. В комнате не было никого, кроме Хуана и старшего лакея Бена. Они выставляли на стол сервиз, который Гарри не видел со смерти Беатрис.

— У нас что, званый обед?

Хуан кинул на него полный сострадания взгляд и едва заметно сдвинул влево хрустальный бокал. Про Хуана говорили все, что угодно — Гарри уже много всякого успел услышать от каждой своей служанки, — но дворецкий знал, как сервировать стол.

— Леди Плам. Она говорит, что маленькие дьяволята буду обедать с вами.

— Маленькие… о, маленькие дьяволята. — Гарри криво усмехнулся и быстро взглянул на темно-красные, в разводах, обои столовой. — Ну, может, оно и к лучшему. Плам все равно захочет здесь все обновить, а обедающие тут дети наверняка только ускорят дело.

Хуан фыркнул. Гарри, решив, что тот выражает несогласие, поправил очки и постарался изобразить уверенного супруга, во всем поддерживающего свою жену.

— Будем верить, что она разбирается во всем этом лучше. Кстати, ты знаешь, где она?

Хуан пожал плечами:

— Вот этого я как раз не знаю. Час назад была здесь, велела нам накрыть и на маленьких дьяволят, а потом ушла.

Гарри, размышляя, потеребил нижнюю губу и вышел из столовой. Может быть, Плам отдыхает перед обедом?

Может, решила провести спокойный часок в комнате, которую он выделил ей в качестве собственной гостиной? А может быть, она сейчас с Том или с Индией и Энн. А вдруг лежит голая в постели, распустив эбонитовые волосы, и ждет, когда сможет завлечь его в ловушку из шелковистых прядей?.. Он тряхнул головой, избавляясь от этого видения, и отправился на поиски жены.

Он нашел ее запертой в одном из садовых сараев — грязную, голодную и в полном бешенстве.

— Гарри! — вскрикнула Плам, увидев его, и кинулась в объятия с самой что ни на есть благодарностью, трясясь и дрожа от ужаса и досады.

Жена в очередной раз продемонстрировала ему неожиданные глубины.

— Где они? — прорычала она, оттолкнувшись от его груди. — Где эти маленькие… маленькие…

— Дьяволята?

— Да! Именно! Дьяволята! Отличное название для них. И подходящее. Очень подходящее!

Она была великолепна в своем бешенстве. Иссиня-черные волосы выбились из когда-то аккуратной косы, глаза сверкали обещанием возмездия, щеки раскраснелись. И она принадлежала ему, вся, до последнего лакомого кусочка.

Впрочем, Гарри может вот-вот утратить все эти кусочки до единого, если не сумеет ее успокоить и убедить, что обычно дети не устраивают таких злых шуток и не запирают людей в садовых сараях.

— Их отправили в детскую без обеда.

— Прекрасно! — рявкнула Плам, оттолкнула его и прошествовала на свободу, пытаясь хотя бы чуть-чуть привести себя в порядок, пока шла к дому по заросшему саду. — Они не заслуживают хорошего обеда. Они заперли меня здесь, Гарри, заперли вместе с пауками, жуками и всякими скользкими тварями!

Гарри цокал языком и сочувственно что-то бормотал, обвив ее талию рукой — вроде бы для того, чтобы поддержать, но на самом деле просто потому, что ему нравилось к ней прикасаться.

— Мактавиш, тот самый Мактавиш, которому я только что подарила котенка, заманил меня в этот сарай и сбежал через узкий лаз в углу, пока остальные запирали дверь!

— Неблагодарное маленькое чудовище.

— Они все неблагодарные! Они растоптали мое предложение дружбы, буквально растоптали!

— Они вас не заслуживают, просто не заслуживают, — успокаивающе сказал Гарри и прикусил язык. Меньше всего ему хотелось подтолкнуть ее к мысли о разводе.

При этих его словах Плам на мгновение замерла, а потом зашагала к дому уже медленнее, погрузившись в глубокие размышления.

— Может быть, я чересчур поспешила с осуждением и они вовсе не такие плохие, право же.

Гарри, будучи человеком предельно честным, предпочел оставить это без комментариев. Он терпеть не мог врать, если в этом не было крайней необходимости.

— Честное слово, я думаю, дело в том, что они слишком энергичные, — задумчиво произнесла Плам. Пламя, пылавшее в ее прелестных темных глазах, затухало, подернувшись пеплом. — Живость в детях — это то, что следует только приветствовать.

— И в жене тоже.

Плам перевела на него взгляд своих больших бархатистых глаз.

— Дааааа, — медленно протянула она, и между этими дивными прямыми бровями залегла небольшая морщинка. Плам прикусила нижнюю губу, и как только ее небольшие белые зубки начали поигрывать с восхитительной розовой губкой, по телу Гарри словно разлился жар. — Мне бы не хотелось, чтобы вы решили, будто я не в состоянии стать матерью таким чересчур живым и энергичным детям. Я могу, просто они застали меня врасплох своим…

— Бесчестным заговором с целью напугать? — подсказал Гарри, ни на минуту не обманувшись в подлинных намерениях своих детей.

— …хитроумным умением продумать подробнейший план и довести его до логического конца, — закончила свою мысль Плам, торжествующе улыбнувшись. Они как раз подошли к дому.

Гарри открыл единственную оставшуюся целой французскую дверь, ведущую с террасы в комнату, и повернулся к жене.

— Хитроумный… да, пожалуй, на хитроумие они горазды. Плам… — Он схватил ее за руку, словно собирался швырнуть через всю комнату, и начал большим пальцем поглаживать ладонь. Пальцы Плам сомкнулись на его руке. Гарри подумал, что уже очень давно не возбуждался только от того, что держит женщину за руку. — …вам вовсе ни к чему защищать их. Я уже велел оставить детей без обеда, и они ждут, когда вы придумаете им наказание за эту выходку.

— Наказание? — Плам опять закусила губу, а морщинка между бровями углубилась.

Он кивнул.

— Можете не сомневаться: любое наказание, которое вы придумаете, будет исполнено, несмотря на все их мольбы о снисходительности и сострадании.

— То есть? Вы хотите, чтобы я сама их наказала? — Ее голос внезапно сорвался на писк.

— Разумеется. Это вы пострадали — значит, вам и вершить правосудие. Один совет: не смотрите при этом им в глаза, это вам здорово поможет. Любой из них с легкостью начинает заливаться слезами, а это в сочетании с дрожащими губами бывает весьма эффективно.

— Слезами, — с дрожью в голосе повторила Плам.

Услышав это, Гарри захотел поцеловать ее сильнее, чем прежде. Разве может быть на свете женщина более совершенная? Он позволил себе еще дважды поцеловать ее руку, а потом открыл дверь в холл и сопроводил Плам к подножию изогнутой дубовой лестницы.

— Только не поддавайтесь жалости, когда они кинутся к вашим ногам и начнут умолять о милосердии. — Плам издала какой-то невнятный горловой звук. Гарри отпустил ее руку и направился в столовую. — Я велю Хуану убрать детские приборы…

— Нет!

Гарри остановился, удивившись страстности ее протеста.

— Нет? Но ведь вы не хотите вознаградить маленьких дья… дьяволят, оказав им честь пообедать с нами?

Плам сделала глубокий вздох (с учетом ее тесного лифа Гарри это очень понравилось) и сжала в мольбе руки.

— Пожалуйста, Гарри. Я так хочу, чтобы мы стали одной семьей, и я подумала, что это так удобно — никто из гостей у нас сегодня не обедает, и поэтому дети могут присоединиться к нам. Мои родители часто разрешали нам с сестрой пообедать с ними, и у меня об этом сохранились самые чудесные воспоминания. Пожалуйста, пожалуйста, позвольте детям присоединиться к нам!

Гарри нахмурился и уже хотел сказать, что она хозяйка в этом доме и ей не требуется его разрешение, но тут Плам подошла и сжала его руки.

— Обещаю, они будут вести себя хорошо и не устроят никаких неприятностей. Я уверена, что они уже жалеют о своей шутке, и мне очень не хочется наказывать их из-за такой глупости. Пожалуйста, позвольте им пообедать с нами. Они не будут нам докучать, вот увидите.

Гарри высвободил руку и провел большим пальцем по нижней губе Плам. Каждый мускул в его теле, каждая жилка, каждая мельчайшая часть его существа жаждала подхватить Плам на руки и унести в постель. Он на мгновение закрыл глаза, пытаясь противостоять этому соблазну, пытаясь овладеть собой — какой-то частью сознания поражаясь тому, как сильно он на нее реагирует. Должно быть, причина в его долгом пятилетнем одиночестве (уж не говоря о воздержании). Больше никак не объяснишь, почему его так сильно влечет к женщине, с которой он познакомился всего несколько дней назад.

Очевидно, Плам восприняла его молчание не как борьбу разума с телом, а как размышление о ее способности стать детям матерью.

— Пожалуйста, — прошептала она.

Гарри улыбнулся и поцеловал ее в губы, прогоняя тревогу прочь, — просто короткий поцелуй, потому что, честно говоря, он совершенно не доверял самому себе и мог позволить только мимолетный контакт с этими восхитительными, соблазнительными, похожими на спелые ягоды губами. Но все-таки это был поцелуй, и его тело (уже возбудившееся после всех необузданных фантазий) отреагировало так, будто ему подали сигнал «в атаку». Гарри направил свое вероломное тело прямиком в столовую, кинув через плечо:

— Как угодно, Плам. Если вам хочется, чтобы дети обедали с нами — а я ничуть не заблуждаюсь на их счет, они ни капли не раскаиваются в том, что натворили, — то пусть обедают. Буду ждать вас в столовой. — Когда он сядет, выпуклость на брюках можно будет прикрыть кружевной скатертью, а со временем он сумеет взять себя в руки. Но хочется надеяться, размышлял Гарри, глядя, как Плам приподняла юбки и побежала вверх по лестнице, что такое время не наступит по меньшей мере еще лет шесть. Или восемнадцать. А если повезет, то никогда.

— Спасибо, Гарри! — крикнула Плам, добравшись до верхней ступеньки. — Это будет чудесно, вот увидите!

Это будет кошмар, и он прекрасно это понимал, но готов был вытерпеть все, что угодно, лишь бы на ее лице чаще возникала радостная улыбка. Плам, решил Гарри, продвигаясь в сторону столовой, это лучшее, что могло случиться с бандой его дьяволят. Он только надеялся, что они поймут это до того, как окончательно сведут ее с ума.


Глава 7


— Это очень плохо — мечтать о пытках для приемных детей?

Горничная Эдна испуганно пискнула и опрокинула на голову Плам сразу весь кувшин горячей воды, вместо того чтобы лить ее тонкой струйкой, давая хозяйке возможность смыть мыльную пену. Плам захлебнулась, начала плеваться и отчаянно стирать мыло с глаз. Горничная, спотыкаясь, попятилась от медной ванны. Том, как всегда быстро реагирующая и ничуть не удивленная вопросом тетки, протянула ей льняное полотенце.

Плам поблагодарила и вытерла глаза, смаргивая остатки едкого мыла.

— Думаю, пытки в наше время не одобряются, тетя.

Том начала поливать из кувшина волосы Плам. Эдна под шумок сбежала.

— Ты прекрасно понимаешь, что на самом деле я не собираюсь их пытать. Просто хочу понять, насколько плохо даже думать об этом. Причем с огромным удовольствием и даже наслаждением. Плохо ли с радостью представлять себе самые разнообразные пытки, которым хочется подвергнуть детей, пытающихся (и должна заметить, довольно успешно) разрушить наш брак, или же это естественное течение событий после только что проведенного вечера? Спасибо, дорогая, кажется, я их промыла. Эдна что, ушла?

— Да, несколько минут назад. По-моему, тебе пора подыскивать новую горничную. Эта не особенно рвется тебе прислуживать.

Плам не увидела усмешки Том, но хорошо ее услышала.

— Ммм.

— А что до твоих мыслей про пытки, я думаю, ты слишком остро реагируешь. Не так уж все это было ужасно. — Том села за небольшой письменный столик и начала лениво перебирать тетрадки и бумаги тетки.

Плам повернулась в своей ванне и посмотрела на племянницу.

— Слишком остро реагирую? Не так ужасно? Ты что, окончательно выжила из ума?

— Это вряд ли, — ответила Том, вытащив откуда-то из глубины стола маленький томик в кожаном красном переплете, и с улыбкой взглянула на тетку. — Да, с поросенком получился перебор, но после быка в холле ты могла бы и не удивляться поросенку в столовой.

— Единственный поросенок, которого я согласна видеть в доме, это жареный, с яблоком во рту! — едко бросила Плам, быстро закончив мытье и вытираясь перед холодным камином — день был слишком жаркий, чтобы разжигать огонь даже ради принятия ванны. — То, что они специально приволокли поросенка в дом, после того как я им это запретила… — Плам надолго замолчала, пытаясь проглотить гневные слова, рвавшиеся с языка. Какой смысл разглагольствовать перед Том, если это ничего не изменит? Плам надела свой поношенный пеньюар и села перед открытым окном, чтобы высушить волосы. — Я просто хочу услышать ответ на вопрос.

— На какой вопрос? — рассеянно спросила Том, поглощенная книгой.

— Как мне достучаться до детей? Они вообще со мной не считаются, а Гарри ясно дал понять, что вверяет их мне и рассчитывает, что я сделаю из этих диких, безрассудных сорванцов вежливых леди и джентльменов. Но эта задача с каждым часом кажется мне все более и более невыполнимой.

— Ах это. — Том перевернула страницу и замурлыкала что-то себе под нос.

— Это очень серьезно, Том. Сегодняшний обед оказался идеальным доказательством того, что я не подхожу на роль матери. А если Гарри решит, что я не в состоянии обуздать уже имеющихся детей, то ни за что не подарит мне собственных.

— Ммм, — протянула Том и вскинула брови, перевернув страницу.

Плам отложила полотенце и начала расчесывать спутавшиеся длинные черные пряди. У нее были настолько густые волосы, что расчесывание их после мытья превращалось в утомительную работу, но все же легче сделать это, пока они влажные. Высыхая, волосы спутывались окончательно.

— И если поросенка в столовой и визжащих, гоняющихся за ним детей было недостаточно, чтобы убедить Гарри, какая я бестолковая мать, то все остальное его точно убедило.

— Да, но Гарри сам сказал, что обои нужно переклеивать.

Плам снова вспомнила сцену во время обеда и вздохнула. Во всем было виновато картофельное пюре. Велев выгнать поросенка, который («Он просто вошел за мной следом, честно!») прибежал в столовую вслед за Эндрю, Плам сумела без особой суеты рассадить всех по местам, а нотацию, которую мучительно хотела прочитать детям, отложила на потом, когда на нее не будут смотреть карие глаза Гарри. Она отняла у Мактавиша дохлую змею и усадила его рядом с собой на стул с горой подушек, а остальным детям позволила выбирать места самостоятельно. Том села по левую руку от Гарри, а Темпл — напротив Мактавиша, справа от Том.

— Ну разве это не чудесно? — спросила Плам, улыбаясь всем сразу и радуясь, что у детей есть хоть какое-то представление о приличных манерах за столом. Ей даже в голову не пришло, что, питаясь исключительно в детской, они просто онемели при виде огромного выбора блюд, заказанных Плам к первому семейному обеду. — Мы сидим здесь все вместе, одна большая счастливая семья.

Гарри, пронзительно глядевший на детей, кивнул, не сказав ни слова. От этого безмолвного кивка сердце Плам слегка упало. Очевидно, его пошатнувшаяся вера в нее так и не восстановилась после инцидента с садовым сараем. Но обед докажет Гарри, что он ошибается и зря сомневается в ее способностях стать матерью. Она продолжала улыбаться, пока Хуан и его лакеи изящно скользили вокруг стола, помогая детям.

— Диггер, не будь свиньей. Оставь и другим, — сказала Индия, когда ее брат схватил сразу четвертину каплуна и плюхнул себе на тарелку.

Плам, внимательно следившая за любыми признаками проявления недовольства, заметила, как Гарри нахмурился, глядя на сына, и быстро вмешалась, прежде чем он успел произнести хоть слово.

— Какой хороший аппетит, Диггер! — воскликнула она, махнув Бену, лакею, разносившему каплуна. — Я уверена, повар обрадуется, когда узнает, что тебе так понравился обед.

— Ха! — фыркнула Индия и взяла с блюда небольшое крылышко, многозначительно посмотрев на Диггера.

— Сама «ха», — огрызнулся Диггер и запихал в рот целую булочку. Гарри, как раз повернувшийся, чтобы положить себе кусочек от оставшегося каплуна, не заметил этого весьма впечатляющего события. Но не увидеть раздувшихся щек мальчика и крошек, полетевших на скатерть, он просто не мог.

Плам чуть мозги не сломала, пытаясь придумать, чем отвлечь Гарри от наследника, как питон заглатывавшего большие куски хлеба. Положив себе ложку картофельного пюре, она, не подумав о возможных последствиях такого опрометчивого замечания, воскликнула:

— Картофельное пюре! Когда я была девочкой, моя сестра развлекала меня, делая из картофельного пюре маленькие скульптуры. Я до сих пор помню, как она вылепила из картошки Давида Микеланджело.

Плам стала поливать пюре и каплуна подливкой. На нее уставились восемь пар глаз, причем пять из них, вдруг загоревшись, разом повернулись к лакею, разносившему картофельное пюре. Началась небольшая потасовка зато, кого обслужить первым, но Гарри положил ей конец, рявкнув:

— А ну все сели на место!

— Дети, пожалуйста, — взмолилась Плам, с беспокойством поглядев на хмурое лицо Гарри.

Похоже, он рассердился не на шутку. И Плам поспешно кинулась исправлять поведение детей до того, как Гарри скажет, что это просто невыносимо.

— Эндрю, дорогой, джентльмен не бьет леди по руке, даже если она ткнула в него вилкой. Энн, не нужно тыкать в людей столовыми приборами, даже если эти люди ближе к картофельному пюре, чем ты. Диггер, почему ты не дождался, когда твой отец прочтет молитву… о, ладно. Уильям, принесите, пожалуйста, еще свеклы. Кажется, лорду Марстону она понравилась.

Гарри с недоверием смотрел на гору еды на тарелке своего сына. Свекла венчала холм из картофельного пюре, разложенного вокруг огромного куска каплуна на фасолевом поле.

— Растущие мальчики всегда много едят, — жалко улыбнувшись, сказала Плам и мысленно вознесла хвалу звездам, что не заказала еще три блюда.

— И свиньи тоже, — пробормотала Индия.

— Я не свинья! — проворчал Диггер, оскорбленно взглянув на сестру. — Забери свои слова обратно.

— Конечно, ты не свинья, — кинулась успокаивать его Плам. — Юные леди едят не так много, как юные джентльмены…

— А вот и нет! Свинья, свинья, свинья! — заявила Индия, прищурившись на Диггера.

Плам, одним глазом глядя на все усиливающуюся мрачность Гарри, кашлянула.

— Дети. Сегодня наш первый день вместе…

— Свинья, свинья, свинья, — начали распевать младшие. Диггер с покрасневшим, пылающим от гнева лицом так обругал близнецов, что Плам изумленно заморгала.

— Что ты сказал? — спросил Гарри, положив салфетку и глядя на своего сына так, словно собрался вывести его из столовой и познакомить с ремнем.

Плам, теперь безнадежно мечтавшая только об одном — закончить обед так, чтобы никого не наказали, взмолилась, обращаясь к Гарри:

— Я уверена, что он не сказал ничего особенного. Он, наверное, сказал что-нибудь похожее, но совсем не то, ты же понимаешь, что я имею в виду.

— Он сказал merde, — чопорно произнесла Индия, возводя из своего пюре что-то, показавшееся Плам похожим на церковный шпиль. — Только не по-французски. Мадемуазель говорит, что по-английски это гораздо грубее, чем по-французски. Теперь вы и сами видите — Диггер самая настоящая свинья, потому что только у свиньи такой грязный рот.

— А-а! — взревел Диггер и одним ловким движением запястья метнул в сестру полную вилку пюре. Индия умело увернулась, и пюре хлюпнулось на стену у нее за спиной.

— О! Ты свинья, свинья, хрю-хрю! — Индия зачерпнула ложку пюре и раньше, чем Плам успела ее остановить, открыла огонь по брату. Остальные дети восторженно завизжали, потому что Диггер, занятый перезарядкой своего оружия, увернуться не успел, и снаряд попал ему прямо в лицо. Диггер издал боевой клич, и тут воздух наполнился летящей картошкой. Казалось, что она летит отовсюду, поражая всех и вся — лакеев, стены, детей, даже Том досталось, а потом Гарри заорал так, что задрожали стекла в окнах, и этим остановил картофельную артиллерийскую атаку.

— Прекратите это немедленно! — гаркнул он. Участники битвы, тяжело дыша после военных действий, замерли вокруг стола в нелепых позах. Отец обвел их взглядом и прорычал: — Вы изгоняетесь из-за стола до тех пор, пока не научитесь есть как воспитанные люди, а не как животные.

— Свинья, — пробормотала Индия Диггеру. К ее лбу прилипла картошка.

— Ну, уж нет! — прошипел он в ответ, стирая пюре с груди.

— Больше… ни единого… слова! — взревел Гарри. — Вон отсюда! Все до единого! И я не желаю вас больше сегодня видеть, вам понятно?

Пятеро присмиревших, заляпанных картофельным пюре детей кивнули и по одному выскользнули из комнаты. Плам смотрела на это с тяжелым сердцем. Ее так и подмывало спросить Гарри, как же ему удалось воспитать в детях такие отвратительные манеры, но она тут же нашла ответ — у бедных крошек нет матери, чтобы направлять их. Плам только молилась, чтобы Гарри не разочаровался окончательно в ее материнских талантах и понял, что она сможет сделать их жизнь гораздо лучше.

Гарри снова сел и сдернул очки, чтобы протереть испачканные картошкой стекла. Плам смотрела в свою тарелку. Бен выводил из комнаты всхлипывающего Хуана, и между всхлипами отчетливо слышались ругательства и крепкие эпитеты, касающиеся этих детей, этих дьяволят.

Темпл с откровенным отвращением обвел комнату взглядом. Том сидела с безмятежным лицом, но Плам хорошо видела, что в ее глазах пляшут веселые искорки. Том взяла свою тарелку и обратилась к Гарри, едва заметно кивнув:

— Пожалуй, сегодня я закончу обед в детской, если вы не против. Уверена, детям сейчас не помещает присмотр.

Гарри поморщился. Плам, которая разрывалась между почти непреодолимым желанием зарыдать и стремлением заверить Гарри, что ему больше не придется участвовать в подобной сцене (хотя она плохо понимала, как такое можно обещать), кивнула Том и жестом подозвала одного из лакеев, стиравшего пюре с окна.

— Уильям, пожалуйста, попросите повара послать обед в детскую.

— Они не заслуживают обеда, — буркнул Гарри, очевидно, все еще сердившийся на детей. Впрочем, это было вполне понятно, стоило только взглянуть на его бутоньерку из картофельного пюре, украшенную фасолью.

Плам замахала рукой лакею, чтобы он выполнил ее приказ, и повернулась к Гарри, чтобы извиниться.

— Простите меня, — произнесла она в то же мгновение, как он поднял на нее глаза и сказал то же самое.

— Думаю, я закончу обед в комнате прислуги, — негромко сообщил Темпл, выходя из столовой.

Вслед за ним вышел последний лакей, недовольно посмотрев на Гарри. Плам окончательно пала духом. Ее муж отшвырнул испачканную в картошке салфетку, встал и пошел вдоль длинного стола.

— Право же, Гарри, дети были просто…

— Омерзительны, да, я прекрасно знаю, как можно назвать их поведение. Это полностью совпадает с моим мнением. Гм… у вас картошка в волосах. Если вы позволите…

Плам сидела смирно, пока он вытирал ей голову салфеткой. Она терзалась неуверенностью: с одной стороны, хотела сказать ему, что поведение детей за столом — это ее вина, а с другой — признавала, что его определение вполне справедливо. Остаток обеда они провели в молчании, и Плам решила, что важнее всего не подчеркивать, как плохо вели себя дети, а лучше убедить его, что она много может для них сделать.

— И это возвращает меня к главному вопросу, — сказала Плам, прогоняя воспоминания о злополучном обеде и начиная расчесывать свои отмытые от картошки волосы. В открытое окно задувал легкий ароматный ветерок. Волосы ее сохли очень долго, потому что были слишком густыми, а она хотела, чтобы они высохли скорее. Взгляд, которым Гарри посмотрел на нее после обеда, отлично вписывался в ее план еще до конца недели вовлечь его во множество, множество супружеских упражнений, а всем известно, что в брачной постели нет места мокрым волосам.

— Как заставить детей считаться с тобой? — спросила Том, все еще листавшая книгу.

Плам вытянула шею, пытаясь понять, что так сильно увлекло племянницу, тут же вскочила и ахнула:

— Томазина! Что ты делаешь?

Том заложила страницу пальцем, чтобы не потерять нужное место, и подняла глаза.

— Читаю. Очень познавательно. Как ты додумалась до «Охотника, потерявшего стрелу во мшистой расселине»? Мне кажется, это довольно неприятно, если джентльмен не попадет в цель.

Плам подошла к племяннице, вырвала книгу у нее из рук, засунула ее в глубину бюро и плотно захлопнула крышку.

— Чарлз был очень изобретателен и никогда не промахивался. Это все, что я могу сказать тебе по данному вопросу.

Том ухмыльнулась. Плам погрозила ей пальцем.

— Я уже говорила тебе, чтобы ты не смела читать «Руководство», пока не выйдешь замуж!

— Я не собираюсь выходить замуж. Буду преданной теткой твоим детям. И детям Гарри тоже. Они мне очень нравятся.

— Мне тоже, но от этого не легче. И потом, ты меняешь тему. Эта книга не для тебя, и все на этом.

Том наклонила голову чуть набок и оглядела Плам с ног до головы. Та вернулась на свое место у окна и снова принялась сушить волосы.

— Ты стыдишься, что написала ее?

— Ну конечно, не стыжусь… не в том смысле, в каком ты спросила. В ней нет ничего грубого или гадкого, это просто инструкция интимного характера. Если хочешь — прославление физического единения между мужем и женой.

— Тогда почему ты прячешь ее в бюро? Почему не выставишь на полку, чтобы люди могли ее увидеть и узнать, что ты автор?

Лицо Плам исказилось от ужаса. Желудок сжался в маленький свинцовый комок, едва она представила, во что превратится их жизнь, если личность Вивьен ла Блу станет известна широкой общественности.

— Господи всеблагой, это будет конец всему!

— Ой, ты наверняка преувеличиваешь, — сказала Том.

Плам замотала головой. В ее мозгу заплясали ужасающие видения — остракизм в миллион раз ужаснее, чем то, с чем им пришлось столкнуться до сих пор.

— Последний скандал стоил жизни твоей любимой матери, Том. А этот… о, он погубит нас всех! Ты, Гарри, дети… все вы будете запятнаны, всем придется скрываться.

— Фу! Люди не будут так жестоки из-за какой-то глупости.

— Глупости? — Плам уставилась на племянницу, не зная, как заставить ее понять, и боясь, что та может по неосторожности выдать ее секрет. Раньше ей приходилось волноваться только за Том и за себя, но сейчас нужно оберегать еще шесть душ. — Глупости? Том, однажды я уже повела себя глупо, как раз в твоем возрасте. Глупо и наивно поверила, что Чарлз был честным и правдивым. Я пострадала за эту глупость, и моя семья тоже, в особенности твоя мать. Из-за этой глупости мне придется провести остаток жизни в деревне. Правда, я не против, мне нравится сельская жизнь, и, слава Богу, Гарри вроде бы не склонен ездить в город или вращаться в светском обществе. Но факт остается фактом: я не могу поехать туда, где известно обо мне или о моем прошлом.

Том издала раздраженное восклицание.

— Не верю, что твои знакомые до сих пор помнят ту старую чепуху. Да, люди в Рэмс-Боттоме относились к тебе без уважения, но это же не светское общество, а ты беспокоишься именно из-за него. Ты же сама мне говорила, что в обществе счастливы, если могут каждую неделю пережевывать новый скандал.

— Может, им и требуется каждую неделю новый скандал, но у них очень хорошая память. Честное слово, Том, тот скандал побледнеет в сравнении с тем, который разразится, если общество узнает, что автор самой печально известной книги не кто иная, как маркиза Росс. Общество могло хихикать и сплетничать о женщине, оказавшейся такой дурой, чтобы выйти замуж за Чарлза, но оно навсегда отвергнет любого, кто — по рождению или обстоятельствам — окажется связанным с автором «Руководства».

Том пожала плечами.

— Мама думала по-другому, но лично я не против держаться от них в стороне.

— Я знаю, и искренне этому рада, хотя и молю о прощении каждый вечер. Но ты не такая, как большинство людей. И ты не уважаемый и всем приятный мужчина, не совершивший ни единого греха, кроме того, что женился на женщине с тайной; ты не невинный ребенок, перед которым лежит вся жизнь — жизнь, у которой нет будущего.

Том вскинула вверх руки и коротко рассмеялась.

— Сдаюсь. Склоняюсь перед твоим глубоким пониманием светского общества. Но уж наверное, тебе не нужно прятать свое «Руководство» от Гарри? Только не ерепенься, я же не предлагаю тебе сказать ему, что это ты написала — хотя, по-моему, он не будет против, он показался мне вполне непредубежденным человеком, — но не вижу причин, по которым ты не можешь показать ему книгу и попробовать выполнить с ним парочку самых интересных упражнений. Мне кажется, что «Цапля, спускающаяся на спокойный пруд» выглядит весьма заманчиво.

— Спускающаяся цапля… — Губы Плам изогнулись в медленной улыбке — она вспомнила, как именно выполняется это упражнение. — О да, это было бы… кхм. Спасибо, Том. Я подумаю над твоим советом. А теперь тебе пора отправляться в постель. Сможешь ли ты завтра пойти вместе со мной — я хочу повести детей на природу?

— На природу? — Том, уже подошедшая к двери, остановилась и выгнула бровь, глядя на тетку. — Зачем ты хочешь их туда повести?

— У них переизбыток энергии. Я подумала, что долгая прогулка, во время которой они смогут побегать и попрыгать в свое удовольствие, пойдет им на пользу и заодно докажет, что хорошее поведение всегда вознаграждается.

— Умница-разумница, — усмехнулась Том и с сожалением покачала головой: — Жаль пропускать это замечательное событие, но Пак сказал, что завтра придет кузнец, а я хочу посмотреть, как он подковывает лошадей. Ты не обидишься, если я пропущу твою прогулку?

— Пак?

— Один из конюхов Гарри. Тот, с рыжими волосами и веснушками.

— А, понятно. Нет, я не обижусь. — Плам на мгновение охватило дурное предчувствие — как она одна справится с этими детьми? — но она его быстро подавила. Ей доставалось и похуже. Что уж такого сложного в прогулке с пятью детьми?

Том пожелала спокойной ночи. Плам стояла у открытого окна, неторопливо расчесывая волосы и думая о множестве предстоящих ей трудностей. Грядущая ночь, безусловно, была далеко не последней из них. Гарри считал, что она просто застенчива — не девственница, конечно, но целомудренна и неопытна.

Конечно, чистая правда, что она провела с Чарлзом всего шесть недель, пока все не выяснилось и семья не отправила его за границу, но это были весьма познавательные недели. Значит, сейчас необходимо сдерживаться, не проявлять инициативу и не пытаться изобразить что-нибудь более замысловатое, чем «Леда и лебедь».

— А это очень обидно, потому что Том совершенно права: «Цапля, спускающаяся на спокойный пруд» — это исключительно захватывающе, в особенности когда у цапли такие длинные ноги, как у Гарри.

Но Плам недолго размышляла о печальном, потому что в ее комнату, предварительно коротко стукнув в дверь, ворвался муж. Он остановился на пороге и посмотрел на Плам, свернувшуюся клубочком в кресле с книжкой в руках (не с «Руководством»). Глаза за стеклами очков были темными, но пылающий в них жар Плам заметила сразу. Она и сама пылала ответным жаром — тело сразу же отреагировало на этот взгляд и приготовилось. Соски под мягкой тканью пеньюара напряглись, груди мгновенно очнулись от спячки, сделавшись тяжелыми и чувствительными, словно жаждали, чтобы руки — руки Гарри — их приподняли. В животе опять запорхали те же самые бабочки, что и вчера ночью, бедра томились, ноги желали обвиться вокруг него.

— Гм… Плам? Надеюсь, сегодня вы не собираетесь вышвыривать меня прочь? Вы меня простили? — Гарри выглядел так очаровательно, так неуверенно, так… по-мужски со своими босыми ногами, и голыми лодыжками, и этой крошечной частью груди, выглядывавшей из-под расшитого золотом халата, — и это если не упоминать о выпуклости в районе паха, при виде которой Плам невольно облизнула губы.

«Я должна казаться наивной, я должна казаться наивной», — мысленно повторяла она, пытаясь одержать победу в короткой борьбе с самой собой, не прыгнуть на Гарри и не сорвать этот халат. От усилий сдержаться руки намертво вцепились в подлокотники кресла. Она кашлянула и попыталась ответить, но изо рта вырывались только хриплые звуки. Плам еще раз кашлянула, прочищая горло, и кинула на Гарри взгляд, который (ну пожалуйста!) должен был показаться застенчивым, наивным и целомудренным, а не взглядом женщины, предвкушающей близкое знакомство с его телом и практическое применение некоторых знаний.

— Ну конечно, я на вас не сержусь и не собираюсь больше выгонять из своей спальни. Это было очень скверно с моей стороны, Гарри, и я еще раз прошу у вас прощения. Собственно говоря… — Она замолчала и прикусила губу. Воспользоваться случаем и рассказать ему про Чарлза, рискуя разозлить? С каждым днем знакомства Плам все больше нравился Гарри, а ее ноша все тяжелее и тяжелее давила надушу. Но вместе с уверенностью приходило нежелание портить зарождающиеся отношения. Может, если она подождет еще немного, пока они не узнают друг друга лучше, пока он не поймет, какой большой подмогой она готова стать в его жизни, — может быть, тогда и наступит время раскрыть свои секреты?

— «Собственно говоря» что? — спросил он, придвигаясь ближе и протягивая к ней руки. Гарри поднял Плам на ноги и привлек в свои объятия. Его тело соблазнительно прижалось к ней, а на жестких, таких мужских губах заиграла улыбка, мгновенно прогнавшая из головы Плам все до единой мысли, кроме одной — какое удовольствие они ей доставят.

— Собственно говоря, мне бы очень хотелось, чтобы вы занялись со мной любовью, — прошептала она, забыв, что нужно выглядеть застенчивой и наивной. На лице Гарри промелькнуло удивление, но он тут же наклонился и подхватил ее на руки, чтобы отнести в свою комнату. Плам толком не успела восхититься темно-синими занавесями и креслами в тон, как он уже положил ее на свою кровать и сорвал пеньюар так быстро, что она и не ахнула.

Она лежала перед ним обнаженная, и хотя понимала, что должна стесняться своей наготы, нисколько не смущалась под его взглядом. Томление и растекающееся внутри тепло только усиливались от удовольствия, отражавшегося в его глазах.

Плам повернулась на бок, приняла более изящное положение и улыбнулась Гарри откровенно манящей улыбкой.

— Мне кажется, вам очень жарко в этом халате, супруг мой. Может, вам его снять и лечь в постель?

— Что? — Голос Гарри звучал также хрипло, как и ее собственный. Она невольно улыбнулась и похлопала по постели рядом с собой.

— Снимите его, Гарри. Я тоже хочу на вас посмотреть. Глаза Гарри буквально почернели. Он начал неловко выпутываться из халата. Его пальцы неуклюже расстегивали пуговицы, и через несколько секунд сражения с ними Гарри что-то прорычал, рванул с себя халат, упал рядом с Плам и потянулся к ней.

— Нет, — сказала она, оттолкнув его руки.

— Нет? — Гарри даже поперхнулся. — Нет? Что это значит?

— Это значит — нет, я сначала хочу на вас посмотреть. — Плам села и наконец-то взглянула на Гарри. Он был великолепен, просто великолепен, гораздо лучше, чем она себе представляла. Ноги длинные, мускулистые, вовсе не костлявые, как у Чарлза. Живот слегка округлился — несомненно, признак возраста, но этот признак ужасно понравился Плам. Чарлз был тощим и костлявым, а она всегда любила полноту, такую, чтобы приятно было прикасаться. Намек на живот у Гарри прекрасно сочетался с остальным его крепким мускулистым телом. Она скользнула взглядом по его поросшей негустыми волосами груди (Плам с удовольствием отметила, что грудь тяжело вздымалась) и дальше, по широким плечам.

— Что такого особенного в мужской груди? — вслух спросила Плам, оглядывая все остальное — сильные руки с длинными пальцами и коротко обрезанными ногтями, крепкую шею и — о! — ту часть, которую она изо всех сил старалась пропустить, часть, уже давно вздыбленную и приветствовавшую ее легким покачиванием.

— Я думал то же самое про вашу грудь, — произнес Гарри, его руки на синем с золотом покрывале слегка подергивались. — Теперь мне можно к вам прикоснуться?

— Еще нет. Скоро, но пока еще нет.

Гарри застонал и начал было протестовать, но тут Плам взяла его естество в руку. Его бедра дернулись вверх, а стон замер в горле.

— Вы очень возбуждены. Мне это нравится. Кроме того, он чуть длиннее, чем я предполагала, но надеюсь, это не вызовет никаких сложностей.

Гарри хватал ртом воздух, смяв в пальцах покрывало.

— Я тоже надеюсь.

Плоть двигалась как шелк, натянутый на сталь, и Плам с удовольствием увидела, что на лбу Гарри выступил пот, грудь тяжело вздымалась и опускалась, отчаянно пытаясь набрать побольше воздуха в легкие. Руки Плам блуждали, трогали и дразнили кожу, потом она наклонилась и легонько укусила этот восхитительный живот.

Напрягшись, Гарри выкрикнул ее имя. Плам усмехнулась и начала прокладывать поцелуями дорожку вверх, причем рука ее спустилась ниже. От него так хорошо пахло — лимонным мылом, возбужденным мужчиной и чем-то еще, чем-то пряным, присущим только Гарри.

— У вас очень красивая грудь, — прошептала она, когда негустая поросль защекотала ей нос. Больше всего на свете ей хотелось втянуть в рот его восхитительные маленькие соски и дразнить их языком и зубами до тех пор, пока он не взмолится о пощаде, но она вовремя вспомнила, что должна казаться наивной и ей ничего не положено об этом знать, поэтому пришлось удовольствоваться тем, что она поцеловала каждый сосок, а потом стала прокладывать дорожку дальше, к шее и уху.

Гарри вздрогнул и снова застонал. Его тело дрожало не переставая, грудь покрылась испариной, когда Плам укусила его за мочку уха. Она замерла и нахмурилась, глядя па золоченую дужку, заправленную за его ухо.

— Зачем вам очки?

— Только чтобы видеть.

— О! — Она осторожно сняла их, положила на прикроватную тумбочку и снова занялась его ухом. А потом негромко произнесла: — Ваша очередь.

Едва второе слово сорвалось с ее уст, как она уже лежала на спине, а Гарри навис над ней, прищурившись, чтобы лучше видеть. Ее ноги беспокойно шевелились, напряжение внутри возросло так, что стало болезненным; это была приятная боль пустоты, требующей заполнения, боль, унять которую мог только он. Его губы приближались к ее груди, горячее дыхание обжигало кожу. Спина Плам выгнулась, едва его такой жаркий рот, наверняка оставивший на ее коже след ожога, прижался к ключице. Руки Плам скользнули вверх по его мускулистым рукам, пальцы запутались в его волосах, а он целовал ее, оставляя пылающий след на тяжелой, ноющей груди, изголодавшейся по нему, просто взывавшей, требовавшей, чтобы он взял ее в рот прямо сейчас, иначе она умрет.

— Гарри! — выкрикнула Плам, когда его губы вдруг скользнули вниз, запечатлевая жгучие поцелуи уже под грудью.

— Что? — пробормотал он прямо в ее нежную плоть и пробуя ее на вкус языком.

Плам еще сильнее выгнула спину, пытаясь поднять его голову вверх, где изнывала грудь.

— Если ты не прекратишь меня дразнить, моя грудь просто взорвется!

Его волосы задели чувствительный сосок. Плам пронзила боль, смешанная с наслаждением. Гарри ухмыльнулся и, едва прикасаясь, провел языком вокруг соска.

— Чего ты хочешь, Плам? Может быть, вот этого?

Он потерся об ее грудь щекой, уже слегка колючей от щетины. Плам задергала ногами, изгибаясь и пытаясь подставить грудь под его губы. Он отпрянул, и попытка не удалась.

— Гарри!

— А может быть, — он начал длинными движениями языка обводить вокруг ее груди, не прикасаясь к ней самой, — ты хочешь вот этого?

— Гарри! — выкрикнула Плам, не в силах выразить свою жажду словами. Она снова потянула его к себе — не настолько сильно, чтобы причинить боль, но достаточно, чтобы он обратил внимание.

— А, я начинаю понимать. Ты хочешь, чтобы я сделал вот это… — Его губы сомкнулись на ноющем соске и начали его посасывать. Рот был жарким и влажным. Его зубы легонько укусили нежную плоть, и Плам под ним дернулась. Огонь у нее внутри разгорелся и превратился в ревущую преисподнюю, охватившую ее с ног до головы.

— Я пылаю! — выкрикнула Плам, наслаждаясь своей свирепой смертью. — Ты меня просто убьешь!

— Милая, я еще ничего не начал, тебе не с чего пылать. — Тут Гарри выругался, и как раз в тот момент, когда Плам начала возносить самые искренние молитвы к небесам, прося, чтобы ей позволили выжить, мир рухнул.

— Гарри? — Плам заморгала, не понимая, почему его теплое, восхитительное, твердое тело вдруг отодвинулось от нее. И тут до нее дошло, что грохот ее сердца, такой громкий, что в своем безумном биении просто оглушал, не давая услышать ничего вокруг, на самом деле был грохотом в дверь. — Гарри?

Он схватил халат и задернул занавеси на кровати, спрятав Плам. Она, все еще пытавшаяся собрать мысли, наконец-то сообразила, что под дверью кто-то есть, и выглянула в щелку между занавесями.

— …а мама попробовала дать ему ячменную воду, но он ее тоже не удержал. Чистая правда, она выходит с обоих концов. Мама подумала, что нужно сказать вам.

— Сейчас? — напряженно и грубо спросил Гарри. Плам его прекрасно понимала — она и сама чувствовала себя как натянутая тетива лука и дрожала, стремясь к облегчению. — Он должен был заболеть именно сейчас? Нельзя было немного подождать, нужно было именно сейчас?

— Простите, сэр. Не думаю, что он специально заболел, очень уж бедному ягненочку плохо.

Гарри пару раз стукнулся лбом о косяк. Плам сочувственно поморщилась. Наверное, это больно.

— Сейчас?!

Плам протянула между занавесями руку, схватила свой пеньюар, надела и выскользнула из постели.

— Кто заболел? — спросила она.

Гарри перестал биться лбом об косяк и поставил свечу на высокое бюро.

— У Мактавиша что-то вроде расстройства желудка.

— Мама думает, тут что-то посерьезнее, мэм, — сказала Джордж. Ее золотистые волосы выбились из-под старомодного чепца и запутались в завязках халата. Она встревоженно ломала руки.

— Мама? — спросила озадаченная Плам.

— Герти — мать Джордж, — объяснил Гарри, всовывая ноги в синие бархатные тапочки. — Возвращайся в постель, любимая. Я проведаю Мактавиша. Уверен, это просто расстройство. Скорее всего съел слишком много недозрелых яблок.

Плам секунду помечтала, что поступит так, как предложил Гарри, но только секунду.

— Я пойду с тобой. — Гарри остановился в дверях и кинул на нее вопросительный взгляд. Плам добавила: — Теперь я его мать. Я ему нужна.

— Да, — к ее большому удивлению… и восторгу, согласился Гарри. — Ты ему действительно нужна.

Она протиснулась мимо него и вслед за Джордж стала подниматься по лестнице, ведущей в детскую, так и не услышав негромко произнесенной фразы Гарри:

— И мне тоже.


Глава 8


— Как он сегодня? — спросил Темпл.

Прежде чем измученный недосыпанием мозг понял вопрос, Гарри сделал еще несколько неверных шагов.

— Лучше. Съел немножко бульона. Сейчас спит. С ним сидит Том. Плам я отправил в постель.

Темпл помог хозяину добраться до ближайшего кресла, в которое Гарри опустился с благодарным вздохом.

— Вам тоже следует немного отдохнуть, сэр. Прошло уже три дня, и я очень сомневаюсь, что ночами вы спали больше двух-трех часов.

Гарри попытался поправить очки, обнаружил, что рука дрожит от изнеможения, и опустил ее.

— Не мог оставить бедного малыша. Доктор сказал, что он едва не умер. Сказал, мы были чертовски близко к тому, чтобы его потерять. Плам чуть с ума не сошла.

Темпл сделал знак лакею, веля ему поставить графин и бокал на столик в холле, рядом с креслом Гарри.

— Но она хоть не винит себя за случившееся? По-моему, доктор Тревитт сказал, что Мактавищ наелся чего-то ядовитого — то ли ягод, то ли растений.

Гарри прислонился головой к дубовой панели и закрыл глаза. Ему нужно было столько всего сделать, о стольком позаботиться, но последние дни высосали из него все силы и желание чем-либо заниматься. Он хотел лечь и проспать целую неделю.

— Плам вбила себе в голову глупую мысль, что он чересчур расстроился за тем обедом и поэтому заболел.

— Это глупо. Мактавиш не настолько тонок.

— Мм. — Гарри пытался сосредоточиться на том, что требовало его внимания, но мысли разбегались словно шарики ртути.

— Теперь, раз уж Мактавиш вне опасности, я должен заняться насущными вопросами вроде раскапывания информации, которую затребовал лорд Брайсленд. Кроме того, нужно приводить в порядок имение, Плам одна не справится.

Гарри затих и замер, Темпл на мгновение решил, что тот уснул, но он застонал, и секретарь понял, что ошибся. Речь хозяина звучала так невнятно и замедленно, будто простое произнесение слов было за пределами его возможностей.

— Я дважды благословен, Темпл. Сначала женился на Беатрис, а потом нашел Плам. Без ее неустанной заботы я бы потерял Тавви. Она не дала ему уйти, она просто не дала ему…

— Уйти, — закончил Темпл. Он поставил на столик бокал, который собирался предложить хозяину, и пошел за лакеем, чтобы тот помог отнести заснувшего маркиза наверх.

Они уложили его рядом с Плам, спавшей на кровати полностью одетой, даже в башмаках. Темпл снял с нее башмаки, с Гарри — туфли и очки, ослабил смятый галстук маркиза и накрыл обоих одеялом, а потом неслышно вышел из комнаты, чтобы они смогли наконец отдохнуть.

Десять часов спустя Гарри проснулся от срочной потребности воспользоваться ночным горшком, мучительной жажды и со смутным ноющим ощущением, что он должен сделать что-то очень важное.

— Мактавиш! — взревел он две минуты спустя, захлопнув крышку ближайшего горшка, быстро натянул бриджи и выскочил из спальни, помчавшись на верхний этаж.

Он ворвался в детскую, готовый увидеть своего младшего сына тяжелобольным или даже хуже, однако обнаружил там брызжущего весельем Мактавиша, который хохотал, ползал по кровати и играл с бело-серым котенком, словно вовсе и не он лежал при смерти всего несколько часов назад.

— Добрый вечер, Гарри. Хорошо выспались? — Плам, сидевшая в том же самом кресле у кровати, в котором провела последние три дня, когда они ухаживали за Мактавишем, выглядела как весенний нарцисс (немного увядший и потрепанный нарцисс, подумал Гарри, глядя на ее желтое платье). Нужно сказать Темплу, чтобы он пригласил в Эшли-Корт модистку, — необходимо снабдить Плам новым гардеробом. — Я к вам дважды заглядывала, но оба раза вы так крепко спали, что решила не будить вас. Теперь вы кажетесь хорошо отдохнувшим.

— Я отдохнул, — согласился Гарри и подошел к сыну, чтобы взъерошить ему волосы. — Ну, как ты себя чувствуешь, старина?

Мактавиш посмотрел на него, оторвавшись от игры с котенком — тот бегал по кровати и ловил веревочку.

— Кушать хочу. Мама говорит, что до завтра мне ничего нельзя, кроме бульона и гренок. Я не люблю, гренки и бульон! Хочу картофельного пюре!

Плам улыбнулась Гарри, глядя на него потеплевшими, нежными, бархатистыми карими глазами.

— Каждый раз, когда он меня так называет, я просто таю.

— Как, «мама»? — Она кивнула. Гарри окинул взглядом пустую детскую. Его губы сложились в кривую усмешку. — Боюсь, что очень скоро вы начнете от них прятаться, услышав, как они вопят в коридорах «мама!» и ищут вас. А ты, молодой человек, будешь делать так, как говорит мать.

Мактавиш скорчил гримасу и снова начал играть с котенком. Плам встала, поговорила с одной из горничных, снова повернулась к Гарри и, улыбаясь, отбросила с его лба непокорный завиток.

— Я велела приготовить вам ванну, муж мой. Похоже, вам не помешает освежиться после этих четырех дней. Обед будет через час.

— Такая верная долгу жена?

Она лукаво улыбнулась.

— Что-то вроде этого.

— Плам… — Гарри привлек ее к себе, не думая о том, что на кровати у них за спиной играет Мактавиш. От ее прикосновения его окутало теплым счастьем, оно усиливалось, превращаясь во что-то более примитивное, более земное. Он чмокнул ее в кончик очаровательного носа. — Плам, до сих пор у меня не было возможности вас поблагодарить, но я хочу сделать это сейчас.

— Поблагодарить меня? — Она наморщила лоб, и прямые брови сошлись вместе. — За что?

— За помощь с Мактавишем. За спасение его жизни.

Плам с минуту смотрела на него, удивленно приоткрыв рот, потом вырвалась из объятий.

— Поблагодарить? Вы хотите меня поблагодарить? Как будто я прислуга или доктор?

Что он такого сказал, что так сильно обидел ее?

— Не как прислугу, конечно, просто вы могли и не ухаживать за Мактавишем. Я же вам сказал, что сам с ним посижу.

— Потому что он ваш ребенок! — воскликнула Плам, сжав кулаки.

Гарри не понимал, почему она так рассердилась.

— Да, потому что он мой ребенок.

— А не мой!

— Нет, не ваш. И поскольку до нашей женитьбы вы ничего не знали о моих детях, я понимал, что просить вас ухаживать за ними, когда они болеют, это уже чересчур.

Щеки Плам заполыхали. Гарри уже собрался спросить ее, что он такого сказал и почему она так разозлилась, но тут она влепила ему пощечину — сильную! — повернулась и выскочила из комнаты. Он растерянно стоял, потирая щеку, и думал, что, наверное, Плам из-за недосыпания тронулась рассудком.

В двери, ведущей в комнату девочек, появилась Герти.

— Вы оскорбили леди.

Гарри недоуменно вскинул бровь.

— Вы оскорбили ее тем, что сказали, будто она не полноправная мама Тавви.

— Но ведь так и есть!

— Она так не считает. Она хочет быть матерью вашим детям, а не мачехой.

Гарри потряс головой и ущипнул себя за переносицу, чтобы прогнать головную боль, зарождавшуюся в затылке.

— Да Плам даже не знала про моих детей, пока мы не поженились! Я не предполагал, что она так сразу кинется в материнство. Хотел облегчить это, чтобы дети ее не утомляли.

Герти отмахнулась от этих объяснений:

— Вы, наверное, слабоумный, раз не замечаете, что она рвется скорее стать им матерью. Они нужны ей не меньше, чем она им. Вы повели себя так, будто она сделала вам одолжение, ухаживая за Тавви, — то есть попросту сказали, что она не член семьи. Ни одна мать не допустит, чтобы за ее больным ребенком ухаживал кто-нибудь другой. Этим своим «хочу поблагодарить» вы оскорбили ее так, что хуже не бывает.

Гарри застонал и потер шею. Голова болела все сильнее.

— Я не хотел ее обидеть. Просто хотел сказать, что высоко ценю ее помощь.

Герти поцокала языком и подтолкнула его к двери.

— Идите примите ванну. Как на вас посмотреть, так вы полумертвый. А когда останетесь со своей леди наедине, не говорите ей спасибо — скажите, как детям повезло, что у них теперь есть такая мама.

Гарри не стал больше оправдываться, позволил ей выставить себя из детской, хотя больше всего ему сейчас хотелось закричать, как им всем повезло, что у них есть Плам. Вместо этого он принял ванну, побрился, переоделся во все чистое, не обращая внимания ни на урчание в желудке, ни на тупую пульсирующую боль в затылке, и пошел вниз заглаживать свою вину перед женой.

— …и я не понимаю, почему мне их нельзя, в них верховая езда будет намного удобнее, и никто не увидит… о, хорошо, Гарри уже здесь. Теперь мы можем поужинать? Я сейчас в обморок упаду от голода.

Плам, Том и Темпл сидели на веранде, наслаждаясь прохладным вечерним воздухом. Повышенные голоса, пронзительные крики и громкие обвинения в нечестности давали понять, что дети играют в заросшем саду.

— Да, разумеется, теперь мы можем поужинать, — холодно и бесстрастно сказала Плам, встала и хотела идти в дом вслед за Том.

Гарри, будучи уже опытным мужем, прекрасно понимал, что нельзя терять ни минуты, нужно немедленно загладить обиду, которую он ненамеренно нанес жене. Взяв ее за руку, он махнул Темплу:

— Мы вас сейчас догоним.

Плам равнодушно смотрела на стену. Гарри попытался придумать слова извинения, но все казалось ему неискренним и слишком напыщенным. И тогда он сделал то единственное, что мог, — привлек Плам в свои объятия и поцеловал так, что она задохнулась.

— Ты вышла замуж за идиота, Плам, — пробормотал он ей в губы, когда они все-таки слегка приоткрылись. — За дурака, за глупца, за настоящего слабоумного.

Плам, до сих пор напряженная, расслабилась, и губы ее изогнулись.

— Ну, я бы не заходила так далеко, назвать тебя слабоумным нельзя, но глупец… что ж, мы все иногда совершаем глупости.

— Просто некоторые чаще, чем другие, — согласился он и начал целовать ее лицо, поднимаясь вверх, к волосам. — Прости зато, что я тебе сказал. Теперь я понимаю, как оскорбительно это прозвучало, и могу заверить, что ничего такого не имел в виду. Прошло много времени с тех пор, как я был женат, поэтому тебе придется прощать меня, если я буду забывать каждое утро вставать на колени и благословлять тебя за то, что ты согласилась прибрать всех нас к рукам.

Плам хихикнула и обхватила его за талию.

— Ты еще ни разу не вставал передо мной на колени.

Он улыбнулся ей в волосы, в последний раз поцеловал в висок и со вздохом сожаления отпустил, усмехнувшись при виде ее недовольного лица.

— Дело не в том, что я не хочу тебя целовать, жена моя, просто если я начну, то вряд ли смогу остановиться.

Глаза Плам повлажнели. Гарри со свистом втянул воздух и на секунду позволил себе подумать, не овладеть ли ею прямо здесь, и к черту всех, но его тело, хотя и стремилось выполнить этот план, все же сражалось само с собой по поводу того, чего он хочет сильнее.

Победил желудок. Он заурчал в высшей степени неприлично.

Плам рассмеялась и подтолкнула Гарри к дому.

— Лучше тебя накормить, если я хочу, чтобы ты с честью выполнил обещание, которое я читаю в твоих глазах.

— Я изголодался по многому, — поддразнил ее Гарри, открывая дверь в столовую.

— И я, — отозвалась Плам, кинув на него очень дерзкий взгляд.

Ужин оказался настоящим испытанием. О, еда была прекрасной и общество тоже — только Гарри, Плам, Том и Темпл, но взгляд Гарри то и дело возвращался к жене, сидевшей на противоположной стороне стола. И всякий раз, как он на нее смотрел, в голове возникали чувственные, сладострастные картинки.

Под суп он думал о том, какой гладкой была ее кожа под его губами. Под дичь вспоминал текущий шелк ее волос. Под рыбу ноздри его наполнились воспоминаниями о том, как пахло ее тело — слабый аромат жасмина с оттенками распаленной, возбужденной женщины. Он ел то, что перед ним ставили, и не отрывал глаз от Плам. Она болтала с Том и Темплом, а у него в голове крутилось множество мыслей о том, что он хотел бы с ней сделать, и кое-какие о том, что он хотел бы, чтобы сделала она. Сегодня ночью домашние могут хоть на уши встать — Гарри собирался наконец закрепить свой брак или умереть в этой попытке.

— Что скажете, Гарри?

Он поморгал, прогоняя из мыслей образ Плам, извивавшейся от наслаждения, и посмотрел на Том:

— Что?

— Вы разве не слушали? — Серые глаза Том смеялись над ним.

— Оставь его в покое, Том, он голоден, — вмешалась Плам. Ее маленький розовый язычок мелькнул, облизывая губы, и естество Гарри мгновенно затвердело, изнывая от желания.

— Голоден. Очень голоден, — сказал он, глядя на ее губы.

Глаза Плам вспыхнули от неожиданной догадки. Медленная, понимающая улыбка изогнула ее губы в ответ на мольбу, которая — он не сомневался — светилась в его глазах.

Гарри едва не проглотил язык.

— Вы уже достаточно съели, чтобы вести учтивый разговор. Это важно, Гарри. Плам ведет себя слишком старомодно.

Потребовалось значительное усилие, но Гарри его совершил — заставил себя не думать о жене и обратил внимание на то, что говорит Том.

— Так в чем дело?

Она страдальчески вздохнула и сказала:

— Мои бриджи.

— Ваши что?

— Бриджи! Я хочу бриджи для верховой езды, а Плам говорит, что они уничтожат все шансы на приличное замужество. А я снова и снова повторяю, что замуж не собираюсь. И не понимаю, почему мне нельзя иметь бриджи, чтобы кататься верхом, пока мы в деревне. Все равно мы тут никого не знаем. Вы не будете против, если я надену для верховой прогулки бриджи?

Гарри вовсе не был дураком. Прежде чем решить, как ответить своей новоиспеченной племяннице, он украдкой взглянул на Плам. Ее прямые брови ничего ему не сказали, зато поджатые губы просто вопили во весь голос.

— Я уверен, Плам знает, что говорит, Том.

Том раздраженно хмыкнула и сердито посмотрела на Плам.

— Это все ты виновата. Он тобой просто ослеплен и не решится пойти против твоей воли. Теперь у меня никогда не будет бриджей!

Гарри усмехнулся, глядя на Плам:

— Я новобрачный. Вполне понятно, что я должен быть без ума от своей жены.

Плам в ответ усмехнулась, а Темпл что-то сострил насчет мужей, которых водят за нос. Гарри расслабился, согретый страстным взглядом жены и тем, что в его мире снова все в порядке. Мактавиш поправляется, сам он почти без труда исправил свою первую ошибку с Плам, и она определенно дожидается ночных утех так же сильно, как и он. Если Гарри и мог пожаловаться на свою покойную жену, так это в том, что она редко получала удовольствие от их постельных занятий. Она терпела его домогательства, но как бы Гарри ни старался доставить ей удовольствие, он очень редко чувствовал, что ей это нравилось. Плам совсем другая. Гарри отчетливо ощущал приятное напряжение, заполнявшее пространство между ним и Плам, — как статическое электричество в воздухе, когда приближается гроза.

Ближе к концу ужина Темпл повернулся к хозяину:

— Пока вы спали, я отправил лакеев проверить имение на предмет ядовитых ягод. Они нашли несколько кустов, но совсем не там, где, по словам Диггера, дети играли перед болезнью Мактавиша.

Гарри кивнул и выбрал из стоявшей перед ним вазы спелый персик. Мысли машинально переключились с нежного, спелого фрукта на еще более нежную, спелую женщину.

— Отправь то, что ты нашел, доктору Тревитту. Думаю, он разберется, это ли съел Тавви.

— Я вот думаю, может, он съел какую-нибудь траву? — произнесла Том, отрезая ломтик сыра от большого куска белого чеддера. — Мой дядя говаривал, что я наполовину коза, потому что вечно жевала листья. Вы должны привыкнуть к таким вещам, Гарри.

Он перестал поглаживать круглый, спелый персики вопросительно посмотрел на Том.

— У вас ведь много детей — вы должны привыкнуть ко всяким расстройствам желудка и прочим болезням.

— О да. Некоторым образом я привык, хотя никто из них не болел так тяжело, как Мактавиш. К счастью, здесь была Плам и позаботилась о нем.

Плам просияла.

— Она вообще очень хорошо умеет заботиться, — согласилась Том. — Особенно о младенцах. Они ее просто обожают.

— Не сомневаюсь, — ответил Гарри и, посмотрев на Плам, поиграл бровями — просто хотел дать ей понять, о чем думает. Ее глаза сразу загорелись.

— Вот увидите, как ловко она будет справляться с младенцами.

Гарри повернул голову и взглянул на Том, озадаченный ее словами:

— С какими младенцами?

— С вашими младенцами. Теми, которые родятся у вас и Плам.

Если бы он мог удушить Том так, чтобы Плам не заметила, то сделал бы это. Боже милостивый, какой черт подтолкнул ее говорить такое в присутствии тетки? Еще несколько замечаний подобного рода, и Плам его точно бросит.

— Мы не собираемся заводить младенцев.

Том перевела взгляд на Плам:

— Не собираетесь?

— Нет! — Гарри внимательно смотрел на Плам, поэтому сразу заметил внезапную бледность ее щек и оцепенение. Проклятие! Наверное, она думает, что он женился на ней только ради того, чтобы она стала племенной кобылой и рожала собственных детишек в промежутках между уходом за его пятью дьяволятами. Он мысленно взмолился, чтобы Плам разглядела искренность в его глазах.

— Я ни за что на свете не допущу, чтобы Плам пришлось пройти через этот ад.

— Не допустите?

Плам совсем побелела, глаза ее почернели, прелестная грудь не двигалась, словно не дышала. Он мысленно обругал Том и кинулся улаживать отношения с женой:

— Женщины во время родов умирают. Моя жена — моя первая жена — умерла от горячки вскоре после рождения Мактавиша.

— О! — Восклицание было негромким, полным облегчения и понимания. Краски вернулись налицо Плам, и она сказала: — Не каждая женщина умирает родами, Гарри. Очень печально, что это случилось с леди Росс, но могу вас заверить, что, если вы захотите детей, я буду только рада…

Он разрезал свой персик со свирепостью, выдававшей его скрытые чувства. Он не потеряет Плам так, как потерял Беатрис. Он предпримет все необходимые предосторожности, лишь бы Плам не забеременела.

— Думаю, имеющихся у нас детей вполне достаточно, чтобы занять вас делом на много лет вперед.

— Но… — Том переводила взгляд с него на Плам и обратно. — Но Плам…

— Не важно, Том, — перебила племянницу Плам. Щеки ее порозовели. Гарри взглянул на секретаря, но тот не отводил глаз от стоявшего перед ним винограда. Несомненно, Плам смущена такими откровенными разговорами в присутствии Темпла.

Чтобы избавить ее от неловкости, Гарри перевел разговор на общую тему — начал рассказывать о своих планах восстановления имения. Темпл и Том долго и жарко спорили, что лучше сажать — пшеницу или кукурузу, и хотя Гарри тоже участвовал в их споре, он заметил, что Плам почти ни слова не сказала. Однажды их взгляды встретились, и ее очаровательный подбородочек вздернулся, словно Гарри ее чем-то задел. Он невольно улыбнулся. Она само совершенство, от макушки до розовых пальчиков на ногах, и, конечно, изящный изгиб ее упрямого подбородка тоже впечатляет.

Леди удалились, споря о том, является ли амазонка, под которую надеты бриджи, достойной заменой самих бриджей. Гарри отхлебнул портвейна, а Темпл все продолжал развивать свои предложения о перестройке коттеджей и о повышении арендной платы. Гарри отвечал механически, взгляд его то и дело возвращался к часам на каминной полке. Прошло полчаса — наверняка этого достаточно, чтобы Плам наболталась с Том?

Да-да, конечно. Им просто не о чем больше говорить.

Изобразив зевок, Гарри поднялся, сделал вид, что потягивается, и сказал:

— Хорошо, хорошо, все это звучит прекрасно, Темпл. Запиши все, а я утром посмотрю. Я отправляюсь спать.

Темпл поджал губы.

— Полагаю, с моей стороны бестактно замечать, что всего несколько часов назад вы пробудились после десятичасового сна?

Гарри чисто по-мужски ухмыльнулся:

— Да, это будет в высшей степени бестактно.

— Тогда я промолчу. Позвольте пожелать вам приятной ночи, сэр.

Гарри расхохотался, перестал притворяться и поспешил вверх по лестнице в свою спальню. Он быстро разделся, отпустил лакея и, задержавшись только для того, чтобы накинуть халат, отправился на поиски жены.

Он нашел ее в детской. Плам сидела на краю кровати Мактавкша, все пятеро детей в ночных рубашках сгрудились вокруг нее, а она читала вслух очень знакомую книгу.

— «30 сентября 1659 года. Я, несчастный Робинзон Крузо, жертва кораблекрушения во время ужасного шторма…» О, Гарри, вы пришли пожелать детям спокойной ночи?

— Да-да, конечно. Спокойной ночи, дети. — Он вырвал книгу из рук Плам и протянул ее растерявшейся Индии, а сам подхватил Плам на руки. — Дочитай главу.

— Гарри! Я им читала…

— Индия умеет читать, я ее сам учил. Ей полезно потренироваться. — Подняв Плам еще выше, он быстро распахнул дверь, пока она не спрыгнула на пол.

— Но… но… дети…

— Прекрасно обойдутся без тебя. — Гарри, не закрывая дверь, обернулся. — Мактавиш, как ты себя чувствуешь?

— Есть хочу! — прокричал мальчик, прыгая по кровати.

Гарри кивнул, еще раз сказал «спокойной ночи» и пошел вниз по лестнице, не обращая внимания на протесты Плам.

— Совсем ни к чему было устраивать такую сцену. Я бы дочитала главу и подоткнула каждому одеяло, и никто бы не догадался, что ты и я… что мы…

Она вспыхнула совершенно восхитительным образом. Гарри заулыбался, согретый до кончиков пальцев на ногах застенчивыми взглядами, которые она на него бросала.

— Милая, даже архиепископ Кентерберийский не сможет помешать мне заняться с тобой сегодня любовью.

— Гарри! — восхищенно ахнула Плам.

— Плам! — выдохнул он в ответ еще восхищеннее и пинком открыл дверь спальни.

Она хихикнула.

Гарри быстро подошел к кровати — к своей прекрасной кровати, к своей прекрасной большой кровати, которая скоро станет еще прекраснее, потому что на ней будет лежать Плам, и произнес голосом готического негодяя:

— Ты в моей власти, моя соблазнительная женушка. Сейчас я тебя так ублажу, как тебе и не снилось.

— Правда? — спросила Плам, и глаза ее загорелись возбуждением. Она на мгновение прикрыла веки, а потом взглянула на него самым манящим взором. — Может быть, меня ублажали уже много раз, милорд? Какая услада у вас на уме?

Он поставил Плам на ноги и, не дожидаясь ее помощи, быстро снял с нее платье и корсет, оставив в одной сорочке и чулках. Поскольку он был джентльменом, а не животным, то дал ей минутку перевести дыхание, пока сам наслаждался открывшимся ему видом. Гарри кивнул. Дважды.

— Да-да, ты просто очаровательна в нижнем белье. Ты учитываешь, что я нахожу тебя очаровательной в одежде? Я не животное, которое просто хочет видеть тебя обнаженной и извивающейся подо мной от наслаждения, пока я вонзаюсь в тебя снова и снова, погружаюсь в тебя, теряю себя в твоем жаре, пока не изолью в твое тело всю свою жизнь до последней капли. Ты понимаешь это?

Плам была ошеломлена.

— Я… ну… вроде бы…

— Отлично! — И без лишних слов он схватился за ворот ее сорочки и разорвал ее сверху донизу, легонько толкнув Плам на кровать, мгновенно сорвал с себя халат и швырнул на стол очки.

— Гарри! — взвизгнула Плам, когда он упал на нее сверху, опираясь на руки, чтобы не раздавить своим весом и не расплющить.

— Да, это я, какая ты молодец, что узнала меня без очков. Так, и что же тут у нас? Без очков я вижу не очень хорошо, поэтому тебе придется меня извинить — я буду более пристально исследовать части твоего тела. — Он приподнялся, чтобы взглянуть на Плам, окинуть ее взглядом с головы до ног. — Моя, — заключил Гарри тоном собственника.

– Да, я твоя, но, Гарри!..

Он посмотрел ей в глаза.

— Я до сих пор в чулках!

Он посмотрел туда, куда она показывала, восхищаясь ее длинными, очаровательными ногами. Не слишком длинными и не слишком тонкими, а в самый раз, с той мягкостью и нужными округлостями, которых он и ждал в жене.

— Да, в самом деле. Немножко странно, да? Придется их снять. Позже. — Он наклонился ниже, так, что его дыхание овевало ей губы. — Языком.

— О, — выдохнула она, глядя на него расширившимися глазами, полными надежды, желания и доброй доли предвкушения.

Гарри наградил ее пылким взглядом, обещавшим вознаграждение за все долгое ожидание, и обратил все свое внимание на два холма, колыхавшихся перед его глазами.

— Что это? — вопросил он, слегка сжимая одну из идеальных грудей. — Груди?

— Да, у меня их две. Комплект, — ответила Плам.

— И отлично сочетаются. Я люблю сочетающиеся пары. — Его губы сомкнулись на упругом маленьком бугорке, венчающем шелковистую белую грудь. Плам под ним дернулась, глаза ее запылали страстью, а Гарри покусывал и целовал ее груди. Его внезапно переполнило всепоглощающее желание попробовать ее на вкус всю, лизать эту атласную кожу, светящуюся жемчужным светом, словно заполнявшим его душу. Он поцеловал вторую грудь, просто чтобы та не обиделась, и начал спускаться вниз, к мягкой округлости живота. Плам стонала и изгибалась под этой пыткой губами, но Гарри не давал сбить себя с толку. Он положил ей руку на бедро, удерживая на месте, и стал спускаться вниз по животу, приходя в восторг от ее реакции. Плам прерывисто дышала, вздрагивала. Гарри спустился еще ниже, вдыхая аромат Плам, наслаждаясь мыслью о том, что это он так сильно ее возбуждает, что она откликается на него и ни на кого другого. Он проложил губами дорожку над ее холмиком и замер.

— Отдайся мне, Плам. Откройся.

Ее ноги напряглись.

— Гарри, я не уверена…

— Я уверен, — произнес он, проведя рукой по ее нежному бедру, и осторожно просунул пальцы между крепко сжатыми ногами. — Тебе понравится. Доверься мне, Плам.

Он почти слышал, как она это обдумывает, рассуждает своим прелестным умом, взвешивает его слова, сражаясь с природной скромностью и неуверенностью. Гарри хотел, чтобы она уступила, отдалась ему с полным доверием, и думал, что сердце его просто будет вырвано из груди, если она не согласится. И как раз когда ее ноги расслабились, когда она позволила ему раздвинуть их и он сумел вдохнуть ее запах, новая мысль потрясла его с ослепительной силой.

Его сердце уже принадлежит ей.

Он быстро прогнал эту мысль, не желая с ней соглашаться, не желая признавать, что Плам получила над ним такую власть, и сосредоточился на том, чтобы доставить жене наслаждение. Он нежно терся щеками о чувствительную кожу ее бедер, наслаждаясь тем, как прерывается ее дыхание от его поцелуев, приближающихся к средоточию женской сути.

— Ты вся такая розовенькая, как цветок, — пробормотал он, целуя место, где соединялись ее ноги. — Такая нежная, как тончайший шелк, а эти сладкие лепестки хранят для меня свой пыл.

Плам выгнула спину, а бедра ее взметнулись вверх. Пальцы плясали вокруг распаленного местечка, гладили, дразнили, потирали, и она застонала, голова ее металась по подушке, а руки мяли простыни.

— Тебе понравится, — пообещал Гарри и наклонился.

— Пресвятая Женевьева! — вскричала Плам и, вцепившись в голову Гарри, прижала ее к себе еще сильнее. Он крепко держал Плам за бедра, обводя языком, посасывая и покусывая ее до тех пор, пока она снова не выгнула спину и не выкрикнула его имя.

— Я говорил, что тебе понравится, — удовлетворенно произнес Гарри — он был доволен и собой, и ее откликом и немного удивлен, что наслаждение, которое он дарит Плам, бурлит в его крови с такой силой, что он просто жаждет погрузиться в ее глубины. Плам лежала, тяжело дыша, и подрагивала от удовольствия, но когда он попытался лечь сверху, внезапно вывернулась и толкнула Гарри на мягкий матрац.

— Нет, — заявила Плам, наклонилась и легонько прикусила его нижнюю губу. — Теперь моя очередь.

Гарри не сомневался, что не переживет, если Плам начнет свои исследования. Он уже был готов взорваться, и единственный взгляд в ее темные влажные глаза едва не заставил его излиться прямо на простыни.

Плам погладила его по груди.

— У тебя такая славная грудь, Гарри. Волос в самый раз, не слишком мало, не слишком много, и тело очень крепкое.

Его мышцы подергивались под ее пальцами. Плам гладила его по груди, спускаясь к животу и оставляя за собой пылающую дорожку. Она наклонилась и нежно поцеловала его в ключицу, поглаживая и лаская ребра.

— Кожа такая теплая, такая теплая-теплая. Мне нравится к тебе прикасаться. Нравится ощущать, как подрагивают под моими пальцами твои мышцы. От этих прикосновений я просто обезумела. Мне хочется делать вещи, которые раньше казались невозможными. Мне хочется…

Тут Плам замолчала и опустила голову, чтобы поцеловать его грудь, и тысяча местечек, о которых Гарри до сих даже не подозревал, внезапно словно запылала. Волосы Плам задевали кожу, расчерчивая ее то огненными, то ледяными полосками. Она на мгновение замерла над его соском. Гарри затаил дыхание. До сих пор он не любил, когда женщины начинали играть его сосками. У женщин соски хороши, их приятно поддразнивать, это надежный способ возбудить, но его собственные соски — это просто часть тела, и не более того. Все изменилось в ту ночь, когда Плам так жарко целовала его грудь. Теперь она не просто целовала, теперь она мучила его, как чуть раньше ее мучил он. Ее небольшие белые зубки сомкнулись на одном коричневом бугорке, и Гарри тотчас же изменил свои убеждения.

— Клянусь святым Петром! — взревел он, когда грудь пронзило наслаждением, а на глаза невольно навернулись слезы. — Вот что вы чувствуете? Боже милостивый, Плам, сделай тоже самое и с другим, пока я не скончался на месте!

Плам гортанно засмеялась. Этот смешок отдался во всем теле Гарри, вплоть до пальцев на ногах. Она наклонилась и пощекотала кончиком языка второй сосок.

— Мне нравится твой вкус, Гарри. Я именно так это себе и представляла — ты знойный, мужественный и очень, очень приятный.

Гарри хватанул ртом воздух — сладкие губки Плам сомкнулись на втором соске, начали нежно посасывать и потягивать, и Гарри показалось, что сейчас он действительно запылает огнем.

— Хватит, — хрипло шепнул он, пытаясь вывернуться, чтобы наконец-то вонзиться в нее.

— Еще нет, — ответила Плам, снова толкнув его на кровать. — Я не закончила. Я еще не рассмотрела тебя. Ты так хорошо сложен. Я хочу тебя потрогать. Хочу ощутить. Хочу поцеловать так, как ты целовал меня. Хочу почувствовать тебя на вкус, муж мой. Тебе это понравится?

На этом вопросе мозг Гарри перестал функционировать. Гарри не мог говорить, не мог думать, мог только смотреть на нее широко распахнутыми, безумными, полными надежды глазами и энергично кивать. Плам улыбнулась, и эта улыбка заставила его сильно напрячь и сжать ноги, чтобы не излить свое семя прямо в ту же секунду. И тут Плам наклонила голову и поцеловала его в живот. Гарри застонал от наслаждения.

— Ты такой твердый, Гарри, — везде, кроме живота. Я уже говорила, как сильно люблю твой живот? — Плам начала целовать тонкую полоску волос, бегущую вниз по животу. — И ноги твои люблю. У тебя бедра как у наездника — длинные мышцы и красивая форма.

Он стиснул зубы. Плам целовала бедро, сомкнув пальцы на двух мягких шарах у него между ног. Они мгновенно сжались, предвкушая новые прикосновения, наслаждаясь тем, как она легонько царапала ногтями нежную плоть.

— Святые небеса, — простонал Гарри, напрягшись каждой мышцей и ожидая новых прикосновений. Плам тепло дышала ему на кожу. Теперь настал его черед вцепиться в простыню, сминая ее между пальцами, чтобы удержаться, не схватить Плам и не вонзиться в нее, объявляя ее своей.

Она прикоснулась пальцем к самому кончику естества, размазывая выступившую там жидкость.

— Мне кажется, не так уж приятно, когда он такой твердый, муж мой. А ты просто пылаешь — я чувствую, как отсюда исходит жар. Мне и в голову не приходило, что можно быть таким знойным, но ты распален и все же кожа здесь нежная как бархат. Твой огонь похож на тот, что пылает во мне. Ты заставляешь меня гореть еще сильнее.

— Святая Женевьева, Плам, ты превратишь меня в зверя! — выдохнул Гарри, не чувствуя больше ничего, кроме восторга, который она в нем разбудила.

— Когда я трогаю тебя, у меня внутри все дрожит. У тебя тоже? Тебе это нравится?

Гарри откинул голову назад, толчками вонзаясь в ее ладонь, не в силах удержаться, не сознавая ничего, кроме восторга, который она ему дарила. Из его горла вырвался клокочущий звук — Плам опять склонилась над ним, разметав волосы по бедрам, будто пролились чернила, и снова начала дразнить языком самое чувствительное место. Гарри дернулся дважды, трижды и ликующе взревел, достигнув пика.

— Ой, мамочки! — через несколько секунд произнесла Плам. Гарри, слегка вздрагивая, лежал на кровати, слишком изможденный, чтобы открыть глаза. Он знал, что увидит, когда все же сумеет их открыть, и щеки его при этой мысли порозовели. Плам сделала то, чего не удавалось до сих пор ни одной женщине: он окончательно оскотинился.

— Как интересно. Я раньше никогда не видела, как это происходит. Очень познавательно.

Гарри почувствовал, как качнулась кровать, приоткрыл один глаз и увидел, что его жена босиком шлепает к умывальнику. Ее длинные волосы чуть покачивались прямо над очаровательной попой. Она намочила салфетку, вернулась обратно к кровати и стала смывать все с Гарри с такой нежностью, что он едва не возбудился снова. Его щеки от заботы Плам покраснели еще сильнее, и Гарри искренне обрадовался, когда она закончила и отнесла салфетку на место. Он знал, что должен сделать теперь, но все его инстинкты кричали об обратном. Это нечестно и неправильно — почему он должен просить прощения за естественную реакцию? Ведь виновата только Плам, это она совратила его руками и губами. Он хотел сделать все как положено, но она настояла на своем, а он, как джентльмен, конечно же, позволил ей это. А теперь, пожалуйста!

Теперь ему придется извиняться перед женой за свой эгоизм, хотя на самом деле только она виновата в том, что он утратил над собой контроль!

— Приношу свои извинения, мадам, — выдавил Гарри и лег на бок, повернувшись к ней спиной.

— Извинения? За что?

Боже милостивый, она что, хочет, чтобы ему стало еще хуже?

— Приношу свои извинения за необдуманный поступок.

— За какой необдуманный поступок? — удивилась Плам. Она взяла его за бедро и слегка потянула к себе, но Гарри не шелохнулся. Он не будет на нее смотреть, он, наверное, никогда больше в своей (теперь такой жалкой) жизни не сможет на нее посмотреть. — Гарри? Ты на меня сердишься? Я причинила тебе боль? Мне казалось, что тебе нравилось. Что я сделала не так? Хочешь, я снова тебя потрогаю?

Гарри, выдохнув, застонал и дернулся, едва пальцы жены снова сомкнулись на его естестве. Он все еще был возбужден, все еще хотел погрузиться в ее тепло. Он хотел видеть, как ее глаза затуманиваются страстью, как она достигает пика, хотел почувствовать, как она изгибается и мечется под ним, пока он ее заполняет. Гарри передернулся от усилия удержать себя в руках, а ее ладонь уже снова исследовала его, ласкала и гладила, доводя до полного возбуждения.

— Гарри? — Она жарко дохнула ему в ухо. — Я рада, что смогла доставить тебе удовольствие. Я же почувствовала, как сильно тебе это понравилось, и тоже была счастлива. Может быть, мы снова разделим эту радость?

Мышцы Гарри задрожали, и выбор был сделан. Он перевернулся, прижав ее своим телом, раздвинул ей ноги и устроился у входа.

— Посмотри на меня, Плам, — потребовал он, прижимаясь к ее теплу. Она приглашающе приподняла бедра, ресницы ее затрепетали, и глаза открылись. — Я хочу смотреть на тебя, когда буду овладевать тобой. Я хочу видеть, как твои глаза наполнятся страстью, когда я буду глубоко входить в тебя. Хочу видеть, как ты теряешь голову, когда я вонзаюсь в тебя. Хочу видеть, как ты задыхаешься от наслаждения. Хочу видеть тебя, свою жену.

Он медленно вошел в нее, и его душа запела от счастья, а ее тело приглашающе растянулось. Ее мышцы крепко удерживали его и неохотно отпускали, когда он выходил. Он двигался в ритме, который выбрала Плам, ее бедра ударялись о его, ее губы слились с его, когда он наклонил голову, чтобы глотнуть ее сладости. Она вцепилась в его плечи, и ее ногти вонзались в них, а с губ срывались негромкие восторженные стоны, без слов побуждая его двигаться быстрее, вонзаться глубже и сильнее. Ее руки скользили по его спине к ягодицам, прижимая все крепче, крепче. Он рычал, стремясь отдалить собственный пик до тех пор, пока не приведет на вершину ее, он отказывал себе, наслаждаясь ее криками восторга. Он хватал ртом воздух, удерживаясь от желания немедленно излиться в нее, он хотел, чтобы ее пламя питало и разжигало его собственное, приводя его на вершину, какой он никогда не знал раньше. Ее руки скользнули по его спине, ноги обвили талию, и Плам укусила его за шею.

— Всемилостивый святой Петр! — вскричала Плам, принимая его еще глубже. — Я люблю тебя, Гарри! Ты моя жизнь, моя плоть и кровь, ты мое все! Боже милостивый, как я тебя люблю!

И когда ее внутренние мышцы сжались вокруг него, Гарри словно вобрал в себя ее восторг и с усилием, которое походило на чудо, выскользнул из ее тела за миг до того, как излил семя. Ее слова эхом отдавались в его ушах, заполняли, делали их двоих единым целым, соединяли с ней так, как он и представить не мог. Изливаясь на ее бедра, он выкрикнул ее имя и в тот момент понял, что не сможет без нее жить. Она была его возвращением домой, его надежной гаванью, и глубоко внутри он знал, что его душа неразрывно связана с ее, что они переплелись навеки и ничто в мире не сможет их теперь разъединить. Плам была его единственной истинной любовью.


Глава 9


Плам была несчастлива.

О, она знала, что у нее никаких оснований для несчастья — все, о чем она когда-либо мечтала, ей преподнесли буквально на тарелочке: мужа, доброго человека, в которого она, кажется, влюбилась; пятерых детей — пусть не совсем таких, каких она представляла себе, воображая идеальную семью, но все же славных ребятишек… относительно славных ребятишек; дом и безопасность. Она больше ни в чем не нуждалась и не бедствовала, но, несмотря на все эти благословенные плюсы, которые она мысленно перечисляла, прижавшись к груди мужа (его негромкий рокочущий храп ерошил ей волосы), Плам была несчастлива.

И чувствовала себя исключительно неблагодарной, когда думала о причине, которая делала ее такой несчастной, — ее материнские таланты ничуть не впечатляли Гарри. От его объяснения — мол, он не хочет, чтобы она умерла родами, — Плам небрежно отмахнулась. Просто Гарри очень добрый человек и не хотел смущать ее в присутствии Том и Темпла, признавшись, что считает ее плохой матерью.

— Я неблагодарная, — шептала она, проводя пальцем по бицепсу Гарри. — Что с того, если даже он и не считает меня такой же хорошей матерью, какой была его первая жена? Дел права: материнство — это еще не все. У меня есть и другие качества и таланты. И моя жизнь не вращается вокруг материнства. Я личность, и нечего меня судить по способности выносить и вырастить ребенка. Я — это я, Плам. И этого должно быть достаточно.

«Храбрые слова, — раздражающе насмешливым тоном сказал ей внутренний голос. — Но правда в том, что ты хочешь быть матерью, ты всегда этого хотела. Семья — вот чего ты жаждала всю свою взрослую жизнь, и теперь она у тебя есть, а ты несчастлива».

Плам велела своему внутреннему голосу пойти прогуляться куда подальше и решила, что нужно перестать жалеть себя, а вместо этого надо доказать, что она сможет стать превосходной матерью как уже имеющимся детям Гарри, так и тем, которых надеялась родить.

Одна мысль привела к другой, и вот уже пальцы Плам поглаживали руку Гарри, его бок, его бедро. Она прекрасно понимала, почему вчера ночью Гарри излился не в нее, но была слишком захвачена страстью и осознанием своей любви к нему, чтобы умолять подарить ей ребенка. Она ничего не сказала, пока он нежно отмывал ее, потому что не хотела испортить теплое чувство, пришедшее к ней, когда Гарри снова лег в постель, прижал ее к себе, а руки и ноги у них переплелись так, словно их тела уже невозможно разъединить.

Плам опустила голову и сердито посмотрела на ту часть Гарри, которая была причиной всех ее бедствий.

— Ты даже не красивый. Правду сказать, ты даже выглядишь немного смешным.

Он пошевелился (весь Гарри), и его естество начало твердеть и увеличиваться прямо у нее на глазах.

— Выглядит смешным? — В голосе Гарри прозвучало раздражение. Плам посмотрела на его очаровательный живот и улыбнулась. — Ничего себе высказывание жены наутро после первой брачной ночи.

Она поцеловала его в грудь, склонила голову и улыбнулась.

— Я не хотела тебя обидеть, муж мой, но признай сам, что эта часть мужской анатомии довольно… комична.

Глаза Гарри расширились, ноздри затрепетали.

— Мой член не комичен! Это в высшей степени прекрасный образец своего вида!

— Гарри, прости, если я тебя обидела, но я просто не могу удержаться — он выглядит… забавно. Сам посмотри! — Они посмотрели вместе. «Образец» закачался. — Ну, видишь? Он багрово-красный, и еще эта глупая кожица, которая двигается взад и вперед, как пурпурный козырек на шлеме.

— Плам, — громко дыша, произнес Гарри, — прекрати высмеивать мой член. Он не комичный и выглядит вовсе не забавно. Он мужественный. Он пульсирует энергией. Сила — вот что он олицетворяет. Чтоб ты знала, женщины по всему миру теряют голову при его виде. И от всех тех женщин, кого он ублажил, я не слышал ничего, кроме хвалы и благодарностей.

Хихиканье Плам оборвалось, сменившись мертвой тишиной. Она прищурилась.

— О, в самом деле? Женщины по всему миру?

— Легионы женщин будут счастливы под присягой дать письменные показания, подтверждающие абсолютно незабавную природу моего члена, — продолжал Гарри. — Это величественное, мужественное свидетельство акта любви; воин, если хочешь…

— Воин любви в пурпурном шлеме, — фыркнула Плам, мысленно посылая к дьяволу всех тех женщин, что разделяли этот акт с Гарри. — Ты высказываешься, как в худших образцах прозы, муж мой. Я же не сказала, что он не приносит величайшее наслаждение…

— Ты насмехалась! Высмеивала его!

— Я не насмехалась…

— Поразительно, что ты не разнесла в клочки мою уверенность в себе, — заявил Гарри, уложив Плам на спину. — Собственно, полагаю, что теперь ты просто обязана доказать моему члену и мне, что ты все еще веришь в него. В меня. В нас.

— Женщины по всему миру? — уточнила Плам, чувствуя, как тает ее тело под прикосновениями Гарри. — Письменные показания под присягой?

Он чмокнул ее в кончик носа.

— Возможно, я слегка преувеличил.

— Очень на это надеюсь, — ответила Плам, обвивая ногами его поясницу, и застонала, потому что он завладел ее ртом. Он быстро и жарко дышал ей в губы, но сердце его колотилось гораздо быстрее. Гарри посасывал ее нижнюю губу, и Плам подумала, что сейчас заплачет от наслаждения. Он поцеловал уголки рта, без слов требуя, чтобы ее губы приоткрылись, и она подумала, что сейчас лишится чувств. Его язык погрузился в ее рот, сметая перед собой все препятствия, пробуя ее на вкус, дразня, поглаживая ее язык, и она подумала, что вот-вот умрет. Но когда он стал посасывать язык, когда убедил ее начать исследовать его рот, когда она услышала его страстный стон, то поняла, что находится в раю. Плам прижала его к себе, притянула голову ближе, пытаясь одновременно испробовать его на вкус, наполнить его, слиться с ним воедино. Все ее чувства поплыли — слишком много, слишком быстро, слишком возбужденно, слишком бесконтрольно; но все это уже ничего не значило. Плам выгнулась дугой, когда Гарри погрузил язык в ее рот, и начала негромко всхлипывать от удовольствия.

Гарри услышал эти звуки и потерял остатки самообладания, удерживавшие его оттого, чтобы не вонзиться в нее.

— Клянусь святым Петром, Плам! Я всего лишь мужчина! Я не в силах удержаться от такого соблазна.

Плам заморгала. Глаза ее затуманились желанием, кожа пылала от страсти. Она понимала, что он что-то говорит, но смысл его слов до нее не доходил.

— Зачем эти разговоры? Не время для болтовни, Гарри. Пора заняться любовью.

— Прекрати! — скомандовал он, когда она беспокойно завозилась, соблазнительно потираясь об него. — Не двигайся, не целуй меня, не дыши! Просто лежи смирно, и тогда я, возможно, сумею не опозориться во второй раз. — Он наклонился и начал губами ласкать ее грудь. Плам вытащила из-под него одну ногу и обвила ею икру Гарри.

Он отпрянул с такой скоростью, будто ему выстрелили в спину, буквально пожирая глазами ее тело. Его взгляд был таким пылающим, что Плам могла бы поклясться — она его ощущает.

— Такая мягкая, — хрипло произнес он, глядя на нее. — Куда бы я ни посмотрел — белоснежная блестящая кожа, настоящее игровое поле восхитительной плоти, и все это мое, мое.

Плам не удержалась и рассмеялась. Гарри посмотрел на нее так, словно хотел ликующе потереть руки.

— Да, я твоя, вся твоя. Вопрос только в одном — что ты собираешься со всем этим делать?

— Хочу везде тебя потрогать, хочу вкусить тебя, хочу глубоко погрузиться в твой шелк и раствориться в твоем жаре.

Плам провела ладонями по его рукам.

— И что тебе мешает?

Гарри издал какой-то неопределенный звук.

— Я джентльмен. Выбирай — чего ты хочешь сначала: потрогать, вкусить или погрузиться? — Его голос звучал хрипло, скрипуче и отдавался где-то глубоко внутри Плам.

Гарри снова поцеловал ее, крепко, требовательно: его поцелуи возвещали, что никакой пощады не будет.

— Решай, только быстро. Еще чуть-чуть, и я… гм… в общем, времени почти нет.

— Мм. Может быть, тебе как-нибудь помочь? — Плам вывернулась из-под него и толкнула мужа на спину. — Какая превосходная возможность для «Стипль-чеза»!

И оседлала его бедра. Гарри смотрел на нее с изумленным восторгом. Плам улыбнулась.

— Ты совершенно прав, Гарри.

— Да, разумеется, я прав. Гм. А насчет чего?

Она протянула руку и потрогала его. Гарри застонал.

— Ты горячий и твердый и такой бархатно-гладкий и вовсе не забавный. Больше не забавный.

Он схватил ее за запястье, прекратив исследование.

— Ради всего святого, Плам, только не сейчас! Ты что, хочешь, чтобы все кончилось? — Его голос звучал так, словно был из гравия — одни твердые, скрипящие углы. Плам улыбнулась и скользнула на коленях вперед.

— Во время стипль-чеза жокей (это я) полностью подчиняет себе жеребца. Это ты, — добавила она на случай, если Гарри не понял. — Жокей отвечает за то, чтобы жеребец не выдохся до конца скачки.

Она скользнула еще чуть вперед, и глаза Гарри широко распахнулись.

— В стипль-чезе главное — рассчитать время. Скачку выигрывает неторопливый, но упорный.

Гарри смотрел на нее, потеряв дар речи, и на его шее бешено колотился пульс.

— Я выяснила, что, откладывая наслаждение, растягивая сладкую пытку, мы можем десятикратно усилить заключительный миг восторга.

Она скользнула вниз, вдоль его бедра. Ее тело напряглось в предвкушении.

— Стократно.

Гарри с надеждой заскулил — Плам двинулась вверх.

— Ты… ты… — Их общая влага обеспечила восхитительное трение-трение, сворачивающееся в тугие кольца где-то внутри, и Плам очень широко распахнула глаза, устраиваясь прямо по центру. Она заглянула в карие глаза Гарри, глаза, говорившие куда громче, чем любые слова, глаза, сказавшие ей, как сильно он ее хочет и вожделеет, и, счастливо всхлипнув оттого, что наконец-то нашла его, идеального мужчину, с которым можно разделить жизнь, она прихватила зубами его нижнюю губу и вдруг резко опустилась вниз. — Тысячекратно!

— Святой Петр и все святые! — выдохнул Гарри, когда она опустилась, придерживая его за плечи и слегка задыхаясь.

Плам на секундочку закрыла глаза, чтобы насладиться тем, как глубоко он оказался в ней, но тут же снова открыла — ее муж вдруг издал задушенный, странный звук. Его пальцы впились в ее бедра, крепко удерживая, не давая шевельнуться так, как она хотела двигаться. Плам ощутила, как мышцы охватили его естество и так крепко сжали, что из горла Гарри вырвались хриплые стоны подлинного мужского наслаждения. Его голова откинулась назад, на подушку, глаза впились в ее лицо, но Плам могла бы поклясться, что они ничего не видят. Кроме того, Гарри перестал дышать.

— Гарри? Муж мой! — Она наклонилась вперед, чтобы похлопать его по щекам, но невольно замерла — очень уж приятно оказалось скользить вдоль его твердого естества. Грудь Гарри приподнялась раз, потом другой. Плам села обратно, вобрав его в себя, и от удовольствия сощурилась. Она крепко вцепилась Гарри в плечи, пальцами впиваясь в его мышцы. Гарри под ней задрожал. Плам приподнялась, прижалась лбом к его лбу и медленно, дюйм за дюймом, стала садиться.

— Жеребцы во время стипль-чеза, — произнесла она, в качестве эксперимента пошевелила внутренними мышцами и медленно понимающе улыбнулась, услышав ответный рык Гарри, — могут бежать очень долго, если задать им правильный темп.

Похоже, у Гарри было совсем другое мнение. В тот момент, когда она нашла ритм, исторгавший из его груди непрерывные гортанные стоны, Гарри вдруг повернулся так, что Плам снова оказалась под ним, обхватив ногами его бедра, и вонзился в нее так глубоко, что она подумала — сейчас он пронзит ей сердце.

— Ты моя! — властно прорычал Гарри. Плам не обращала внимания на то, что он ведет себя как примитивный мужчина-собственник. Ее волновало только одно — он ее! Весь, целиком ее!

— Моя! — снова воскликнул он, кажется, желая услышать от нее какой-то ответ, но Плам была не в силах говорить. Это восхитительное напряжение, пружина, скручивающаяся внутри, становилась все туже, заставив ее полностью потерять самообладание. Плам высоко подняла бедра, обхватив его ногами за спину, принимая еще глубже, покусывая его шею. Пружина начинала раскручиваться, и Плам понятия не имела, когда это закончится.

— Моя жена! — простонал Гарри, снова и снова вонзаясь в нее. Плам, всхлипывая, понесла какую-то чепуху, забормотала какие-то ничего не значащие слова, выплескивая свои чувства и сливаясь с Гарри воедино. Две их души запылали перед ее глазами как костер, и она выкрикнула его имя, прорыдала его, а он внезапно вышел из нее и прокричал свои слова восторга, уткнувшись в ее шею и изливаясь ей на живот.

— Думаю…ты… выиграл… эту… скачку… — выдохнула Плам ему в плечо, продолжая крепко обнимать.

— Чертовски точно, выиграл, — ответил он, уткнувшись ей в шею. Голос у него дрожал. — Правда, ты немножко помогла, — добавил он и посмотрел ей в лицо.

Сил улыбнуться у Плам не осталось. Честно говоря, у нее вообще ни на что не осталось сил, даже на то, чтобы запротестовать из-за того, что он опять вышел раньше. Она знала, причины этого нелепого поступка никак не связаны с ее собственным удовольствием, но и понимала, что ей придется удвоить свои усилия, чтобы доказать Гарри — она достойна стать матерью их еще не родившимся детям. С точки зрения физиологии времени у нее осталось не так уж и много. Сейчас или никогда.

— И я выбираю сейчас, — негромко произнесла она, найдя в себе немного сил, чтобы повернуть голову и взглянуть на мужа.

Грудь Гарри быстро вздымалась и опускалась — он пытался восстановить дыхание, кожа его блестела от пота, глаза были закрыты. Он приподнял руку, словно хотел возразить, но она безжизненно упала на кровать.

— О, сейчас даже речи быть не может, жена. Ты меня убила. Я труп. Покойник. Позже, может быть, через годик-другой, когда я приду в себя после этого коварного способа убийства, выбранного тобой, чтобы уничтожить мое бедное мужское тело, мы поговорим о моем воскрешении, но не сейчас. Сейчас это невозможно. «Сейчас» для меня просто не существует. Видишь? Меня больше нет.

Плам простыней вытерла живот, перекатилась на бок и подперла голову рукой.

— Но говорить ты можешь. — Она испустила притворно печальный вздох. — Должно быть, я сделала что-то неправильно, раз ты можешь говорить. В следующий раз придется постараться лучше. Я поставлю перед собой новую цель в жизни, Гарри, — доработать это. И не сомневаюсь — стоит немножко попрактиковаться, и у меня все получится.

Он закатил глаза.

— Если ты доработаешь, то наверняка убьешь меня.

— Льстец, — сказала Плам и улеглась на его влажную грудь.

— А откуда ты знаешь про «Стипль-чез»? — спросил он спустя несколько минут.

К этому Плам была готова. Не желая признаваться в авторстве «Руководства», она тем не менее решила, что Том была права насчет готовности Гарри к подобным экспериментам, и можно намекнуть, что есть такое руководство для супругов. Суть только в том, чтобы сказать ему правду, не говоря слишком много.

— «Стипль-чез» — один из способов, описанных в «Руководстве по супружеской гимнастике».

Гарри приоткрыл один глаз.

— Ты его читала?

— Да, я его читала. — И очень часто за последние несколько лет, хотя бы ради того, чтобы напоминать себе, чем занимаются на брачном ложе. Она так давно не имела никакого опыта в этих делах…

— Ага. Я надеялся дать тебе его почитать чуть позже, после того как мы… гм… немного привыкнем друг к другу, но очень хорошо, что ты уже знакома с этой книгой. Надо полагать, тебе ее дал первый муж?

Плам очень тщательно подбирала слова.

— Да, именно он несет ответственность за то, что я ее прочитала.

Гарри что-то неразборчиво буркнул и снова закрыл глаза, крепко обняв обмякшую Плам. Так, одно препятствие пройдено. Все постепенно уладится. Просто должно уладиться. Нужно только хорошенько все обдумать.

— Моя жизнь скоро окончательно рухнет, ты ведь знаешь об этом? — спросила Плам четыре недели спустя.

К несчастью, спросила она это у Эдны, своей робкой горничной. За прошедшие недели Эдна сделала большие успехи, во всяком случае, уже не крестилась всякий раз, как ее хозяйка открывала рот, но все еще слегка дергалась, когда Плам давала волю необычным мыслям, возникавшим у нее в голове.

— Но, мэм, это очень красивое платье, — сказала Эдна, озадаченно глядя, как Плам хмурится, рассматривая свое отражение в зеркале. — И цвет вам очень идет. Не думаю, что оно разрушит вашу жизнь.

— Я вовсе не это имела в виду, хотя нужно признать, что Гарри отлично разбирается в цвете — намного лучше, чем я. — Плам перестала хмуриться и внимательно посмотрела на себя в зеркало. Богатый винный цвет муарового платья прекрасно оттенял ее темные волосы, а покрой, хотя лиф был поднят чуть выше, чем она привыкла, выгодно подчеркивал достоинства фигуры. — Он к нам очень добр. Привез сюда мадам Синклер, чтобы она обновила гардероб мне и Том. И конечно, Эдна, это очень красивое платье, но факт остается фактом — несмотря на десять новых платьев, шесть сорочек, три бальных наряда, две амазонки, несчитанное количество чулок и перчаток, моя жизнь скоро рухнет.

Эдна издала невнятный звук, вернее, писк, и Плам плотно сжала губы, проглотив остаток своей жалобы. Эдна и так выглядела настороженно. И меньше всего Плам хотелось, чтобы горничная сбежала, не закончив прическу.

Четверть часа спустя Плам отпустила Эдну и пошла на поиски мужа. Сегодня наступил судный день. Ее судный день.

— Доброе утро, Том. Ты не видела Гарри?

Том остановилась на самом верху лестницы. Шедшие вслед за ней лакеи послушно замерли сзади.

— Кажется, он пошел работать над своим проектом.

Плам покусала нижнюю губу.

— О.

— Он насвистывал и улыбался, — услужливо подсказала Том.

— Да? — Плам слегка покраснела, совсем чуть-чуть, так, только щеки немного порозовели. Приходилось признать, что, хотя определенную часть ее жизни можно было бы улучшить, интимные отношения с Гарри были просто идеальными. Он проявлял огромный энтузиазм, стремясь проделать все упражнения, представленные в «Руководстве», и даже показал ей несколько, изобретенных им самим. В дополнение к ночным занятиям Гарри будил ее каждое утро, демонстрируя свою выносливость и изобретательность. Ничего удивительного, что он улыбался. У нее тоже рот частенько расплывался до ушей.

— Да, — подтвердила Том, глядя на нее чересчур проницательно. Плам изо всех сил постаралась улыбнуться слишком самодовольно. — Темпл говорит, что уже несколько лет не видел Гарри таким счастливым — после смерти первой леди Росс. Он говорит, все потому, что ты умеешь доставлять ему удовольствие.

— Темпл ведет себя очень дерзко. — Плам покраснела сильнее. — А куда это ты направляешься с большой сеткой и лестницей?

— Летучие мыши, — лаконично пояснила Том, весело улыбнулась и продолжила подъем по лестнице. Плам отошла в сторону, чтобы пропустить лакеев. Она пыталась решить — то ли пойти прямо в берлогу Гарри, то ли сначала проверить детей. Тут приходилось выбирать меньшее из двух зол: дети постоянно затевали какие-то каверзы, обычно что-нибудь такое, что гарантированно выставляло ее в дурном свете перед их отцом, а разговор с Гарри… Плам глубоко вздохнула и стала спускаться вниз, в холл. Она любила Гарри. Она его очень любила, больше, чем вообще когда-либо любила мужчину, но после того, что случилось вчера ночью, пришло время рассказать ему правду. Или хотя бы ее часть, касающуюся Чарлза. Уж это она просто обязана рассказать.

— Доброе утро, леди Росс. Вы выглядите так же очаровательно, как одна из чайных роз в саду.

Обычно Плам очень нравились комплименты Темпла, хотя она прекрасно понимала, что его одобрение больше заслужено тем, что она заставила Гарри убраться в кабинете, чем всем прочим, что она сделала для своего мужа, но сегодня утром ей придется раскрыть отвратительный секрет. Дежурные комплименты подождут. Плам прикусила губу.

— Гарри работает?

— Да. Сегодня утром из Роузхилла прибыли еще два ящика. Он их разбирает.

Будь все проклято. Последние две недели в дом постоянно прибывают коробки с бумагами, и появление каждой новой коробки возвещает, что Гарри отрезан от внешнего мира до самого ужина, а в столовую он приходит, спотыкаясь от усталости. Плам просто умирала от желания узнать, над чем же таким он работает, но Гарри сказал ей только одно — он проясняет какой-то эпизод из своего прошлого для одного министра. Она не хотела совать нос в его дела, но мысль о том, что он не доверяет ей, здорово изводила. Ирония ситуации от Плам не ускользнула, ведь она тоже не доверяла ему своих секретов, и от этого терзания становились только мучительнее. И лишь то, что она была очень занята, пытаясь привести хоть в какой-то порядок дом, прислугу и детей — и это не говоря о ежедневных примерках с модисткой, которую привез Гарри, о выборе обоев и краски, об осмотре мебели (что-то выбросить, что-то перетянуть), о набегах на чердак в поисках скрытых сокровищ, которые потом можно будет расставить по дому, и о сотне других важных дел, — удерживало ее от того, чтобы надавить на Гарри и заставить рассказать побольше о своей работе.

— Темпл… — Плам посмотрела на дверь, ведущую в кабинет Гарри, и снова обратила свое внимание на стоявшего перед ней секретаря. — Что это, собственно, за проект, которым так занят Гарри?

Взгляд Темпла переместился на стену у нее за спиной.

— Не могу знать, мэм.

— Конечно, можете. Гарри вам все рассказывает. Вы просто не хотите мне сказать?

Темпл немного наклонил голову, признавая, что так оно и есть.

— Я не люблю секреты, Темпл, — заявила Плам, стараясь не думать о том, что не имеет права говорить так самоуверенно, и оправдывая свое раздражение воспоминанием о некоторых мужских тайнах. Право же, их секреты бывают очень губительными. — Гарри сказал, что его работа как-то связана с одним событием в прошлом. Что это за событие?

— Об этом вам лучше спросить его светлость, мэм.

Плам позволила себе испустить один из трех разрешенных ею на день вздохов и повернулась к двери, которая вела в святая святых Гарри..

— Вы меня разочаровали, Темпл. Очень разочаровали.

— Искренне скорблю об этом.

— Я ожидала от вас большего.

Темпл опустил голову, словно его переполнила скорбь.

— Я думала, мы друзья. А друзья, как вам известно, рассказывают друг другу все, в особенности если это касается очень любимого человека.

Темпл ни капли не раскаялся.

— В самом деле, мэм? Я запомню это на будущее.

Бесполезно. Она не сумеет устыдить его так, чтобы он выдал ей секрет Гарри, и в каком-то смысле Плам восхищалась твердостью Темпла. Она прекрасно понимала, как рискованно секретарю распространяться о подробностях, не предназначенных для общего сведения. Сделав глубокий вздох, она коротко стукнула в дверь кабинета и сразу же вошла. Там все еще было темно и сумрачно, но, во всяком случае, чисто, и сверкающие стекла пропускали чуть больше солнечного света. Сегодня окна были распахнуты, в кабинете витал запах высохшей на солнце земли и свежескошенной травы, доносилось отдаленное мычание коров, а щебет птиц напоминал о том, каким чудесным может быть лето. Если бы только Плам сумела выманить Гарри наружу, чтобы насладиться дивной погодой!

— Гарри, у тебя найдется минутка?

Он поднял взгляд от горы бумаг, и глаза его оживились.

— Для тебя столько, сколько пожелаешь.

Плам жалко улыбнулась. Она нервничала, в животе что-то тягуче и неприятно ныло. Настал момент рассказать всю правду. Она подошла к мужу, протянувшему к ней руку, и села к нему на колени.

— Не думаю, что ты пришла сюда ради какой-то женской хитрости, — произнес Гарри, целуя ее в шею. — Смею ли я надеяться, что ты пришла соблазнить меня и тем самым избавить от утомительной и занудной сортировки этих бумаг?

Плам поерзала у него на коленях, надеясь, что сердце перестанет колотиться так сильно. Она изо всех сил цеплялась за свои благородные намерения. Гарри всегда умудрялся уловить даже самые примитивные ее мысли, стоило ему к ней прикоснуться. Оттягивая момент истины, Плам ухватилась за предложенную возможность.

— А что, твоя работа так неприятна? Может быть, я могу тебе как-то помочь?

Он чмокнул ее в ухо.

— Благодарю за такое самоотверженное предложение, но нет. Этим я должен заниматься сам.

Плам снова заерзала. Гарри схватил ее за бедра, удерживая на месте.

— А что ты ищешь?

— Просто скучные старые записи. Ничего такого, о чем тебе стоит беспокоиться.

— Я очень хорошо умею разбирать записи и буду счастлива помочь.

Гарри улыбнулся, и вокруг его глаз тотчас же проявились чудесные морщинки.

— Милая, если бы ты начала мне помогать, я бы не смог отыскать тут ни одной бумаги — был бы слишком занят, обдумывая, какое следующее супружеское упражнение хочу с тобой выполнить.

— Но…

— Нет, спасибо, Плам. Думаю, за неделю я справлюсь, и тогда, обещаю, сразу стану хорошим мужем.

Ее окатило таким чувством вины, что даже сердце болезненно сжалось. Гарри к ней так чудесно относится; ну как он может думать о себе, что он не совершенство? От стыда ее слова прозвучали раздраженно и неблагодарно:

— Очень хорошо. Если не желаешь разделить со мной свою ношу, я не буду совать нос не в свои дела.

Гарри расхохотался и чмокнул ее в подбородок.

— Как будто я мало на тебя навалил. — Сердце Плам упало. Он говорил игриво, но смысл сказанного был предельно ясен. Она плохо справилась с предложенными ей обязанностями. Ничего удивительного, что Гарри ей больше не доверяет. Но прежде чем она успела возразить, Гарри продолжил: — Раньше, чем я окончательно потеряю голову и займусь очаровательными грудками, которые, я точно знаю, прячутся под этим лифом, скажи, зачем ты меня искала?

Плам не могла посмотреть ему в глаза. Она закусила губу, приказала себе не трусить и выпалила:

— Это кое-что… неприятное.

Гарри застонал.

— Ну что ж. Давай выкладывай. Кто что натворил?

Месяц, проведенный за спасением животных, предметов, а иногда и людей от всегда разрушительного внимания приемных детей, помог легко понять, о чем он спрашивает.

— Дети ничего не натворили.

— Нет? Надеюсь, с другими несчастных случаев тоже не произошло?

Плам нахмурилась.

— Нет. Ты же знаешь: если бы что-то случилось, я бы тебе сразу рассказала, — но раз уж ты сам затронул эту тему… Гарри, тебе не кажется странным, что за последние несколько недель произошло много неприятностей? Сначала заболел Мактавиш — что-то съел, причем мы так до сих пор и не выяснили, что именно…

Муж изогнул бровь:

— По-моему, мы пришли к выводу, что он случайно наелся ядовитых ягод?

Плам покачала головой:

— Я в этом вовсе не уверена. Сам он говорит, что никаких ягод не ел, но я вижу, что он что-то скрывает. Потом к девочкам и Том привязалась та цыганка, когда они гуляли в поле…

— Да просто бродяжка какая-то, просила подаяния.

— …а потом Диггер упал с лошади. Ты сам сказал, что нашел под седлом две колючки, поэтому у бедняжки лошади не было выбора и ей пришлось встать на дыбы, когда Диггер оседлал ее.

Рука Гарри, сильно отвлекая, скользнула вверх по ее бедру.

— Да, но до этого мальчики играл и с попонами и вполне могли насажать на них колючек.

— Это вряд ли, — возразила Плам, стараясь не обращать внимания на исходивший от его руки жар.

— Но не исключено.

— Потом еще…

Гарри вздохнул — ему-то не приходилось ограничивать свои вздохи.

— Плам, ты собираешься перечислить все до единого происшествия, случившиеся за последний месяц? Если да, то я бы предпочел увидеть тебя голой, чтобы по крайней мере иметь возможность любоваться этим зрелищем.

Она хлопнула его по ползущей куда-то руке. Плам сильно досадовала на то, что дети после целого месяца ее попыток хоть как-то удерживать их в узде продолжали вести себя как безумцы.

— Гарри, я серьезно.

— Я знаю, милая, и очень благодарен тебе за то, что ты так переживаешь за детей, но близкое знакомство с ними вынуждает меня говорить напрямик: бедствия следуют за ними по пятам как тени. То, чего они не натворят сами, как будто притягивается к ним. Как только ты научишься принимать это, тебе сразу станет легче.

— Хмф. — Плам с ним не соглашалась, но понимала, что сейчас не время доказывать свою правоту.

— Это все, чего ты хотела?

— Нет, я хотела рассказать тебе кое-что, касающееся меня.

Его брови взлетели вверх.

— Тебя? И что такого неприятного ты можешь о себе поведать? Надеюсь, ты не передумала насчет меня и не собираешься сбежать отсюда с Хуаном?

— Нет, вовсе не это, — ответила Плам, не в силах удержаться и не ответить на его дразнящую улыбку. Она чмокнула мужа в кончик носа. — На свете не существует мужчины, который мог бы сравниться с тобой, Гарри.

Он тут же напустил на себя весьма самодовольный вид мужа, хорошо ублажающего жену, но поскольку этой самой женой была она, то Плам вовсе не возражала.

— Это… гм… насчет прошлой ночи.

— Прошлой ночи? — Его брови опять поползли вверх. — А что случилось прошлой ночью?

Под его взглядом щеки Плам порозовели. Дурацкие щеки. Она выполнила с Гарри уже великое множество супружеских упражнений, видела, трогала и пробовала на вкус практически каждое местечко на его теле, и все же всякий раз краснела, когда приходилось упоминать эти брачные игры.

— Вчера ночью, когда ты изображал «Матадора, столкнувшегося с диким быком», ты… ты… — Она уткнулась взглядом в его плечо. —…Осторожность тебе изменила.

— Ах вот оно что. — Теперь голос Гарри звучал несколько натянуто. Плам посмотрела на мужа, не зная точно, что ожидает увидеть, и сильно удивилась — его глаза были полны раскаяния, губы напряглись, а на щеке дергался мускул. — Прошу прощения, Плам. Я не хотел так делать, но движения матадора привели меня на край немного раньше, чем я ожидал. Заверяю, больше этого не повторится.

Все ее надежды рухнули.

— Не повторится?

— Нет. Я дал обещание и сдержу его.

Ах ты черт! Могла бы и сама догадаться, что это просто по ошибке, а не потому, что он смягчился. И все же Плам еще несколько недель назад пообещала себе, что, когда Гарри доверит ей свое семя, она доверит ему хотя бы один из своих секретов.

— Понятно.

— Плам? — Он пальцем приподнял ей подбородок и тревожно заглянул в глаза. — Я причинил тебе боль, когда изображал матадора?

— Нет, не причинил. Это всегда было одним из моих самых любимых упражнений, но Чарлз никогда не мог выполнить его как следует.

Гарри расслабился, на его губах заиграла легкая улыбка.

— Полагаю, желать умершему смерти неправильно, но вынужден признать — я счастлив, что смог хотя бы в чем-то переиграть твоего первого мужа.

Плам снова закусила губу, проклиная свой слабый характер, сделала глубокий вздох и приготовилась к худшему.

— На самом деле Чарлз не был моим первым мужем. Им стал ты. То есть он, конечно, был моим мужем, да только он женился на мне, будучи уже женатым. Я узнала об этом только через шесть недель, когда он признался в двоеженстве и сказал, что пошел на это только потому, что я никогда не стала бы его любовницей. И это чистая правда: я бы никогда не пошла ни на что такое, да только все обернулось еще даже, потому что все подумали, будто я просто прыгнула к нему в постель, а ведь я и вправду считала, что мы обвенчаны, и тогда от меня все отвернулись, и от моей семьи тоже, моим родителям пришлось отречься от меня, а моя несчастная сестра из-за этого скандала зачахла и умерла.

Плам выпалила все это на одном дыхании и задохнулась раньше, чем успела закончить свое объяснение. Все это время Гарри сидел неподвижно, как камень, глядя прямо на нее, и с его уст не сорвалось ни слова. Плам потупилась, не в силах больше смотреть на него. Она знала, что это будет ужасно, но не думала, что до такой степени невыносимо.

— Я должна была рассказать это тебе еще до того, как мы поженились, но я очень боялась, что тогда ты на мне не женишься. В глубине души я трусиха, Гарри, и прошу прощения за свой обман. Ты заслуживаешь лучшего. Если ты захочешь, чтобы я… ушла, я так и сделаю.

Его палец согнулся под ее подбородком, приподнимая его и заставляя Плам взглянуть ему в глаза. Глаза Гарри были темными и непроницаемыми.

— Ты уйдешь из этой комнаты или уйдешь от меня?

Глаза Плам обожгло слезами. Она сглотнула. Горло сжалось и теперь мучительно болело.

— Как скажешь.

Его поцелуй застал ее врасплох. Губы теплые, такие теплые. Гарри прижался к ее губам, потом властно скользнул языком в рот. Надежда, уже рухнувшая, снова начала поднимать голову.

— Глупая ты. Можно подумать, я смогу без тебя жить.

— Ты не сможешь без меня жить? — спросила Плам. Голос ее дрожал, глаза наполнялись слезами. Он не расстроен? Не сердится? Он не обижен, не потрясен и не разочарован ее прошлым?

Гарри снова ее поцеловал, на этот раз нежно, и большим пальцем вытер слезы.

— Пора бы тебе уже понять, что я в самом деле не могу без тебя жить, а ты без меня. Мне очень жаль, что с тобой так плохо обошлись — сначала мужчина, которому ты доверилась, потом семья, — но нам-то с тобой какое до этого дело?

— Но… но скандал!

Гарри засмеялся. Честное слово, засмеялся. Дух Плам, все это время прятавшийся где-то глубоко в новых башмаках, снова воспарил. Гарри не сердится! Он в состоянии смеяться! Он все еще хочет ее!

— Кажется, глупенькой ты мне нравишься еще больше. Такая освежающая перемена по сравнению со всезнающей, хладнокровной и невозмутимой Плам. Это дарит надежду тем из нас, кто сотворен из более грубого материала.

— Скандал был отвратительным, — произнесла Плам, не обращая внимания на его поддразнивающий комплимент. Она чувствовала, что теперь, когда Гарри знает худшее, нужно сообщить все подробности. — Отец сказал, что меня больше никогда не примут в приличном обществе и ни один порядочный человек не захочет со мной знаться.

— Твой отец не учел меня, — отозвался Гарри, и его медленная улыбка заставила глаза Плам снова наполниться слезами — на этот раз слезами любви. Неужели мужчина может быть таким чудесным? — Теперь ты моя жена, Плам. И то, что двадцать лет назад тебе встретился омерзительный негодяй, ровно ничего не значит.

— Но папа говорил…

— Твой отец ошибался. Я знаю высшее общество, и хотя больше всего на свете они обожают скандалы, этот скандал их не заинтересует.

— Да откуда ты можешь это знать? Они были так жестоки по отношению ко мне и моей сестре! Том тоже заставили страдать — ее не вывозили в свет, она утратила все свои привилегии, а когда ее дядя умер, ей пришлось жить со мной. Я не хочу брать на себя грех и заставлять страдать твоих детей так, как страдала Том.

— Что-то непохоже, чтобы Том сильно страдала, — засмеялся Гарри. — Здесь она расцвела, если ты заметила. И единственное пятно на ее горизонте — те проклятые бриджи, которые ты не желаешь ей позволить.

— Да, но дети…

— С ними все прекрасно, и это их никак не заденет. Может быть, ты и не слишком высоко ценишь мой титул, но заверяю тебя: в титуле маркиза есть свои преимущества, и одно из них — возможность стереть любую кляксу в твоей тетрадке. То, о чем не заставит забыть мой титул, вынудит моя репутация.

— Так сложилось, что я очень неопрятный писака, — сказала Плам, думая, что даже у Гарри не хватит могущества заставить светское общество принять в качестве его жены печально известную Вивьен ла Блу. Но эта тайна скрыта надежно. Никто, кроме нее самой, Том и издателя, не знает правды, и никто из них никогда не скажет ни слова.

Гарри снова засмеялся, обнял Плам, быстро поцеловал и мягко столкнул с колен.

— Если ты не уйдешь прямо сейчас, я поскидываю все на пол, усажу тебя на письменный стол, раздвину твои прелестные белые бедра и…

— Гарри! — Плам многозначительно показала на открытое окно. Прямо под ним с открытым ртом стоял недавно нанятый садовник и заглядывал в кабинет.

Гарри снова заразительно улыбнулся.

— Видишь? Ты на меня плохо влияешь. Давай-ка уходи, пока я в самом деле не устроил для него интересное зрелище.

— Но я еще не договорила с тобой про скандал…

— Тут больше не о чем говорить. — Он замахал на нее стопкой бумаг. — Уноси отсюда свое очаровательное соблазнительное тело и займись чем-нибудь легкомысленным. Но не перетруждайся, силы потребуются тебе позже. Я придумал кое-какие изменения в «Колибри, пьющем нектар». Думаю, тебе понравится.

У Плам сразу подогнулись коленки. Она вцепилась в дверной косяк и все же сделала еще одну попытку урезонить его:

— Скандал…

Гарри положил бумаги, подошел к двери и мягко вытолкнул Плам наружу.

— Скандала больше нет. Клянусь.

− Но…

— Все. Нечего мне тут нокать. Я больше не разрешаю тебе нокать. — Он отвел ее руки от косяка, поцеловал каждый палец и начал закрывать дверь. — Спасибо, что предупредила, но сейчас мне нужно вернуться к работе, иначе у меня не останется времени продемонстрировать тебе улучшенную технику «колибри».

— Гарри…

— Уходи. Убирайся. Прочь. Катись отсюда. Пока.

И закрыл дверь прямо перед ее носом. Замок мягко щелкнул. Плам минутку подумала, не истратить ли второй из трех разрешенных себе ежедневных вздохов, решила, что момент вздоха не заслуживает, и вместо этого произнесла:

− Уф.

— Вот именно, — согласился Темпл, вставая из-за стола и протягивая ей поднос, заваленный письмами.

— Что это?

— Его светлость просил передать это вам.

— О! Это как-то связано с его работой?

— Боюсь, что нет. Это приглашения и поздравительные письма от местного дворянства.

Плам побледнела и попятилась от подноса, словно там, на куче писем, лежала ядовитая змея.

— Я не хочу. Уберите. Порвите их. Сожгите. Заройте поглубже в компостную кучу.

Темпл, поджав губы, смотрел, как она пятится к двери, протягивает руку назад, нашаривает ручку.

— Чувствую, вы что-то умалчиваете. Я не хочу совать нос в чужие дела, но позвольте спросить, почему вы хотите, чтобы я уничтожил приглашения любезных добропорядочных людей с прекрасной репутацией?

— Нет, не позволю, — отрезала Плам, выскочила за дверь и прижалась к ней спиной, пытаясь унять бешено колотившееся сердце. Может, Гарри и убежден, что одного его имени достаточно, чтобы заставить людей прекратить сплетничать, но сама она в этом отнюдь не убеждена. До тех пор пока Плам не убедится, что муж в самом деле обладает такой властью, она будет с презрением отвергать все приглашения, которые могут лицом к лицу столкнуть ее с теми, кто знает о ее прошлом.

«Трусиха», — прошептал в голове насмешливый голосок.

— Нет, я просто осторожная, — вслух ответила Плам и пошла посмотреть, какую каверзу на этот раз устроили дети.


Глава 10


Только по чистой случайности Плам шла по саду, когда раздался крик. Как раз сейчас она должна была принимать местного викария, но Плам предоставила эту честь Том, а сама пошла вместе с Бертом, старшим садовником, посмотреть, что можно сделать для восстановления многоярусного сада, когда-то по-настоящему роскошного.

— Полагаю, раньше здесь была цветочная клумба, — сказала она Берту. — Если бы вы ее расчистили и посадили тут… Господи Боже, что эти дети опять вытворяют?

Плам и Берт оглянулись на полукруг ив около небольшого пруда с застоявшейся, вонючей водой. Плам нахмурилась и решительно направилась к пруду, упрямо вздернув подбородок.

— Да пропади они пропадом, эти дети! Всего два дня назад я им запретила ловить лягушек в этом пруду. В последний раз Энн вытолкнула Эндрю из лодки, и от него так воняло, когда он вернулся домой!..

— Да в пруд-то вода течет из компостной кучи, — объяснил Берт.

— Теперь понятно, откуда зловоние. Если увижу, что они опять в лодке, я…

Плам не успела закончить свою угрозу. Они с Бертом вышли из-за деревьев, и перед их глазами открылось зрелище, от которого у любой матери кровь застыла бы в жилах. Лодка опрокинулась, нос ее торчал вверх, а корма уже скрылась под водой. Диггер, придерживая одного из близнецов (Плам не могла понять, Энн или Эндрю), плыл к берегу сквозь тину и водоросли. Еще один ребенок — Мактавиш — цеплялся за борт тонущей лодки и выл как банши. Вода за спиной у Мактавиша пошла рябью, из нее на мгновение показалась чья-то макушка и тут же снова скрылась.

Плам не стала терять время на охи и ахи, просто скинула обувь, помчалась к берегу пруда и, инстинктивно набрав в грудь побольше воздуха, прыгнула в зловонную воду. Смутно услышав, как Берт что-то кричит, Плам поплыла к лодке и невольно охнула — пруд так вонял, что отравлял воздух. Эта вонь буквально разрывала легкие, словно Плам дышала дымом. Она задыхалась и хватала воздух ртом. Диггер с берега прокричал, что вытащил Энн, значит, под воду ушел Эндрю. Плам сделала глубокий вдох и нырнула. Вода щипала глаза. Эндрю, барахтаясь, поднял со дна тучи ила, и Плам ничего вокруг не видела. Ей просто повезло, что одна из вытянутых рук задела кусок ткани. Плам метнулась вперед, обеими руками перебирая ускользающую ткань, и добралась до маленькой ручки, тут же вцепившейся в нее мертвой хваткой. Плам ухватилась за курточку, оттолкнулась от дна и рванулась вверх. Легкие горели, глаза тоже.

— Я его нашла! — прокричала она, едва вынырнув на поверхность. Эндрю кашлял и плевался, бил руками и ногами, и Плам с трудом удерживала его голову над водой. — Перестань отталкивать меня, Эндрю, или мы утонем вместе.

— Я не умею плавать, — выдавил Эндрю и вцепился обеими руками в ее шею, перекрыв доступ воздуха.

— Просто… ой! Не души меня, до берега всего несколько ярдов… успокойся. Все уже позади.

Медленно, потому что Эндрю то и дело пытался взобраться на нее как на лестницу, Плам дотащила его до берега. Диггер склонился над Мактавишем (того сильно рвало), Энн бесформенной грудой лежала рядом и стонала. Берт побрел навстречу, чтобы оторвать от Плам Эндрю.

— Так, — сказала Плам, выплюнув часть проглоченной вонючей воды, откинула с лица покрытые зеленой тиной волосы и сердито посмотрела на четверых детей, лежавших на траве. — Вас ждут такие неприятности, что вы даже представить себе не можете. Разве два дня назад я не запретила вам даже приближаться к пруду?

Диггер застонал и снял с рубашки студенистую водоросль.

— Господи, она собирается читать нам нотацию!

Плам ахнула.

— Диггер! Следи за своей речью!

Он закатил глаза, и Плам сердито покраснела.

— И не смей закатывать глаза, молодой человек!

— Я граф, — заявил Диггер, выпрямляясь во весь свой рост. — И могу делать что захочу.

— Ты всего лишь мальчишка, с которого вот-вот спустят штаны, чтобы задать хорошую трепку, — рявкнула Плам.

Берт, поняв, что все целы и, кажется, здоровы, поступил мудро — пошел переодеваться. Энн и Эндрю прыснули.

Плам гневно сверкнула на них глазами, заставив замолчать, и снова повернулась к старшему пасынку:

— Это же надо было додуматься до такой дурацкой, безрассудной игры! Из-за твоей глупости могли утонуть и близнецы, и Тавви, и ты сам! Ты вообще представляешь, что было бы с отцом, если бы я сказала ему, что вы все утонули?

Диггер пожал плечами. Плам, перепуганная до полусмерти тем, что четверо детей, ставших ей дорогими, несмотря на то, что изо всех сил пытались свести ее с ума, чуть не утонули, помогла Энн встать (остальные медленно поднялись сами) и подтолкнула ребят в сторону дома.

— А Диггера выпорют, — с огромным удовольствием заявил Мактавиш и взял Плам за руку. — Папа ужасно рассердится на Диггера, да, мама?

Диггер дернул плечами.

— И нечего мне мамкать таким милым голосочком, маленький плут, — отрезала Плам. Ее трясло от ужаса, а блаженное оцепенение гнева уже прошло. — Ваш отец рассердится на всех. Я не удивлюсь, если каждому из вас придется познакомиться с его ремнем.

Энн вытаращила глаза.

— Он не будет пороть меня, я девочка!

Плам, прекрасно знавшая, что Гарри в жизни не поднял ни на одного из них руку, тем не менее старательно поддерживала его хитрую линию поведения — пусть дети считают, что от заслуженной порки их отделяет всего лишь мгновение.

— Ты так считаешь? А я вот думаю, что ты ошибаешься.

Энн тревожно наморщила лоб. Плам хотелось одной рукой прижать детей к себе, а другой потрясти за шкирку, поэтому она решила, что им не повредит поволноваться из-за грядущего наказания. Стоит только представить, как близко они были от настоящей трагедии…

— Не хотела бы я оказаться на вашем месте, вот уж никак не хотела бы.

Мактавиш крепче сжал ее руку и опустил глаза.

— Не хотела бы?

— Нет, не хотела бы. Кажется, только вчера ваш отец собрал вас в библиотеке и двадцать минут порицал за непослушание?

Диггер презрительно фыркнул. Энн встревожилась еще сильнее. Эндрю насупился. Мактавиш отпустил руку Плам и хотел погнаться за красивой бабочкой, но она схватила его за рубашку и повела в дом.

— Да, право же, будь я одной из тех, кто нарушил отцовские запреты, я бы сейчас очень, очень волновалась.

— Что такое запреты? — спросил Мактавиш, когда Плам легонько подтолкнула его вверх по ступенькам, ведущим на веранду.

— Приказы.

— Папа не будет меня пороть, он говорит, что я слишком маленький, — сказал Мактавиш и перескочил через оставшиеся ступеньки. — Кто первый добежит до кухни?

— В детскую! — взревела Плам, увидев, что дети повернули налево и помчались вдоль веранды. — Прежде всего переоденьтесь, и не думайте, что вам все так легко сойдет с рук! Я еще недоговорила насчет непослушания… и нечего на меня так смотреть, вы уже и так нажили себе неприятности, так не усугубляйте их!

Дети убежали. Плам позволила себе третий дневной вздох и в сотый раз задумалась — как же доказать Гарри, что она может стать отличной матерью, если эти дети изо всех сил сопротивляются любым ее попыткам превратить их из маленьких дикарей в хорошо воспитанных ребят.

Она хлюпнула носом, смахнула слезу жалости к себе и сморщилась. Солнце пригрело мокрые плечи, и ужасная вонь усилилась настолько, что на расстоянии пятидесяти шагов могла бы сбить с ног лошадь.

— Сначала искупаться, а потом пусть Эдна сожжет мое платье, — сказала она сама себе и вошла в гостиную, хлюпая мокрыми башмаками по полу. Нужно взбежать вверх по лестнице, пока никто не увидел…

Мысль испарилась мгновенно — Плам обнаружила, что в гостиной сидят люди.

Она удивленно моргнула, и тут с розовой кушетки, обтянутой дамастом, встал Гарри, держа в одной руке чашку чаю, а в другой — маленькую тарелочку с печеньем.

— А вот и она. Плам, дорогая моя, могу я представить тебе мистера… мистера… Боже милостивый, Плам! Что ты с собой сотворила?

Викарий! Она совершенно забыла о визите викария! Плам в ужасе зажмурилась, пытаясь изгнать из памяти полные смятения лица викария и его жены. Еще какая-то женщина, обозревая Плам, поднесла к носу платочек.

Том, сидевшая позади Гарри и разливавшая чай, посмотрела на тетку с таким же изумлением.

— Ходила купаться, тетя Плам?

Гарри сделал шаг в сторону жены, унюхал запахи пруда и тут же отпрянул.

— Какого дьявола… простите, викарий… что происходит?

— Я… гм… — Плам отвела взгляд в сторону. Викарий, славный на вид маленький человечек, смотрел на нее с искренним беспокойством. Его жена яростно обмахивалась носовым платком, незаметно вытащив из ридикюля небольшой флакон духов. Незнакомая женщина, одетая во все красно-коричневое, в шляпке, напоминавшей перекошенное седло, смотрела на Плам с неподдельным злобным восторгом. Плам перевела взгляд на Гарри.

— На пруду случилось небольшое происшествие. Никто не пострадал, но я… гм… упала в воду. Если вы меня извините, я пойду переоденусь во что-нибудь более подобающее.

— Подобающее? — фыркнула женщина с седлом на голове. Плам остановилась в дверях, не зная, то ли извиниться за свой недостойный вид, то ли грациозно выплыть из комнаты и повести себя так, будто она выше любых мелочных волнений по поводу того, что от нее омерзительно воняет. — Думаю, трудно найти кого-нибудь менее подходящего к титулу маркизы Росс, чем шлюху Чарлза Спенсера.

Жена викария ахнула и уронила флакон. Гарри медленно повернулся и взглянул на гостью. Том с исключительным хладнокровием высвободила из его рук чашку и тарелку, встала и подошла к тетке.

Плам вздернула подбородок и посмотрела на незнакомку ледяным взглядом (настоящий подвиг для человека, с которого капает ил и вода).

— Должно быть, вы и есть мисс Стоун?

— Да, — громко и агрессивно ответила дама. — И я прекрасно знаю, кто вы такая.

— Разумеется, знаете, было бы странно, если бы вы не знали, — учтиво произнес Гарри, но Плам уже заметила, как дергается на его щеке мускул. Он рассердился, очень сильно рассердился, и хотя Плам понимала, что сердится он не на нее, лишь она одна была виновата в том, что эта злобная гостья смотрит на него с презрением и насмешкой. Плам затошнило — случилось то, чего она так боялась. — Это моя жена, мачеха моих детей. Маркиза Росс.

— А еще она любовница Чарлза Спенсера, младшего сына виконта Морли! — злорадно воскликнула мисс Стоун.

Жена викария лишилась чувств и (в пределах допустимого) обмякла на груди мужа. Викарий, ахнув от изумления, помахал под носом у жены флакончиком с духами.

— Она была любовницей Чарлза Спенсера, — спокойно поправил Гарри. Его напряженные руки совсем не соответствовали безмятежному тону.

Злобная ухмылка мисс Стоун слегка поблекла; она заметила, что Гарри абсолютно спокоен.

— Вы знаете о ее позоре?

— Я знаю о ее браке с Чарлзом Спенсером. И хотя не считаю, что прошлое моей жены касается кого-либо из присутствующих, и испытываю природное отвращение к обсуждению столь интимных вопросов с теми, кто не является членами нашей семьи, на этот раз я сделаю исключение.

Плам сморгнула несколько слезинок восхищения. Она никогда не слышала, чтобы Гарри говорил таким аристократически холодным тоном, но понимала, что он делает это ради нее. Плам просто разрывалась между желанием поцеловать своего ненаглядного ангела мщения и стремлением защитить его от презрения посторонних.

— Многоженство, — словно выплюнула мисс Стоун. — Он уже был женат, когда она нырнула в его постель.

— Да я понятия не имела, что Чарлз женат… — начала Плам, но тут же замолчала — Гарри взял ее за руку и начал поглаживать большим пальцем бьющийся на запястье пульс.

— Тебе совсем не нужно оправдываться перед этими добрыми людьми, — произнес он, не отводя взора от злобной мисс Стоун. — Хотя очевидно, что они слышали самую примитивную ложь, но думаю, что, как добрые христиане, будут счастливы услышать наконец правду. И, разумеется, их сердца исполнятся радости, когда они узнают, что на тебе нет никаких грехов, кроме слишком любящего сердца. Они будут потрясены, когда им расскажут о жестокости, которую проявил по отношению к тебе тот отвратительный, подлый человек, и, я уверен, сделают все возможное, чтобы исправить ложное впечатление, созданное клеветническими измышлениями, которые распространяли какие-то глупцы, ошибочно считавшие, что говорят правду. Несомненно, каждому из присутствующих здесь известно, что я боготворю землю, по которой ты ступаешь, и что никогда, ни при каких обстоятельствах, никому не позволю отзываться о тебе дурно, а если кто осмелится, то за этим последует исчерпывающая и жесткая расплата.

Плам задержала дыхание, глядя прямо в глаза Гарри, многозначительно поблескивающие за очками. Куда мисс Стоун тягаться с ним. Под его угрожающим взглядом ее глаза забегали. Она потупилась и плюхнулась обратно в кресло, словно из нее, как воздух из воздушного шара, выпустили весь яд и злобу.

Гарри повернулся к викарию и его жене. Оба тотчас же поклялись в своем искреннем стремлении рассеять все ложные представления о прошлом Плам.

Плам застыла в каком-то горестном оцепенении и внимательно смотрела на Гарри. Он повернулся, поднес обе ее руки к губам, подмигнул и поцеловал пальцы.

— Моя дорогая, наверное, ты хочешь надеть что-нибудь другое, чуть меньше напоминающее выгребную яму.

— Да. — Плам моргнула. Ее сознание тоже оцепенело. Он что, в самом деле ей подмигнул? И действительно сумел с такой легкостью выбить почву из-под ног мисс Стоун? И всего несколькими словами стер позорное пятно с ее прошлого?

— Вероятно, сейчас самое подходящее время для этого? — Его глаза весело сверкали. Плам молчала. Он может весело подмигивать после всего, что только что случилось? Весело подмигивать? — Я уверен, что вы все извините мою жену. Том?

— Я уже здесь. Пойдем, тетя Плам. Тебе нужно принять ванну и смыть с себя весь этот пруд.

Рука Том тепло легла на мокрый рукав, но Плам все еще не могла отвести взгляд от Гарри. Он подмигивал, причем весело? Он что, с ума сошел?

— Было приятно познакомиться, леди Росс, — произнес викарий, вставая и кланяясь.

Или это она сошла с ума?

Жена викария поспешила присоединиться к любезностям:

— О да, очень, очень приятно. Надеюсь, что в воскресенье мы с вами увидимся.

Может, они тут все рехнулись, но еще не догадываются об этом?

— Приятно, — угрюмо и недовольно буркнула мисс Стоун. Ее лицо побагровело от злости, но Плам ей ни капли не сочувствовала.

– Плам?

Ее имя, сорвавшись с уст Гарри, прозвучало так мягко. Она повернулась к нему:

− Да?

Гарри махнул рукой в сторону двери.

Плам моргнула, и вдруг рассудок, благословенный рассудок, вернулся. Она поняла, что муж только что совершил невозможное и выполнил свое обещание. Плам хотелось его поцеловать, но ей показалось, что для одного дня викарию уже достаточно потрясений, поэтому удовольствовалась тем, что посмотрела на Гарри с любовью. Он чуть слышно произнес:

— А я тебе говорил.

После чего Том все-таки сумела вывести тетку из комнаты.

— Какая противная, злющая кошка эта мисс Стоун, — сказала Том, когда они поднимались по лестнице.

— И до чего чудесный, восхитительный, дивный человек Гарри, — отозвалась Плам и счастливо вздохнула. — Разве может существовать на свете более совершенный мужчина?

Она замужем за буйнопомешанным.

— Мы — что? — десять дней спустя вскричала Плам.

— Через три дня уезжаем в Лондон. — Гарри засунул в кожаный саквояж еще одну стопку бумаг. — Герти уверяет, что к этому времени детские вещи будут упакованы… надеюсь, у тебя не возникнет никаких сложностей?

— Нет, конечно, нет! В смысле — еще какие! В Лондон? Мы все? Да зачем? — Плам прекрасно осознавала, что последнее слово она буквально провыла, но сейчас не время волноваться из-за таких глупостей. Он хочет уехать в Лондон? Сейчас? Неужели недавней позорной сцены (надо признать, что они ее пережили только благодаря способности Гарри принудительно стирать прошлое) было недостаточно? Он хочет, чтобы его и в Лондоне высмеивали и презирали? Ну почему нельзя подождать каких-нибудь лет десять — двенадцать, пока она по-настоящему привыкнет к тому, что стала его женой?

Гарри перестал заталкивать бумаги в саквояж и скорчил гримасу.

— Нужно поехать в Лондон, чтобы встретиться с главой министерства внутренних дел. Я вовсе не хочу с ним встречаться, Плам, но это мой долг, дело касается расследования, связанного с моим прошлым.

— Расследования? Что еще за расследование?

Он поставил саквояж.

— Я рассказывал тебе, что выполнял кое-какую работу для правительства?

— Да, хотя так и не сказал, какую именно. — В эту минуту Плам было глубоко наплевать на то, чем он занимался в прошлом, лишь бы только не возвращаться в Лондон.

— Сейчас это совершенно не важно. Суть в том, что я должен представить результаты своих изысканий новому главе министерства и обсудить с ним возможные последствия. И поскольку я вовсе не желаю оставлять свою жену в одиночестве и знаю, что ты не захочешь оставить тут детей, я решил, что мы все вместе переедем в Лондон. Боюсь, что город уже никогда не восстановится, после того как в нем порезвятся мои дети, но мы все же должны воспользоваться этой возможностью.

Плам заломила руки и попыталась убедить мужа оставить ее и детей здесь, но он решительно отказался.

— Плам, я не хочу оставлять детей одних, потому что… в общем, один раз я их оставил, когда получил в наследство это имение и поехал его осмотреть, и в мое отсутствие случился пожар. Сгорело целое крыло, то самое, где находилась детская. Дети спаслись только благодаря сообразительности Герти и Джордж. Ты знаешь, что гувернантка девочек погибла?

— Да, но…

— Она погибла в том пожаре. Дети переживали несколько месяцев. — Он провел большим пальцем по линии ее скулы. — Я понимаю, это глупо, но больше оставлять их одних не хочу. Однажды я их чуть не потерял, и не собираюсь снова испытывать судьбу.

Сердце Плам растаяло под его взглядом.

— Гарри… скандал…

— Какой скандал? — спросил он, чмокнув ее в шею. Плам сдалась. Она знала, что ни под каким видом не сможет устоять перед его поцелуями в шею, поэтому даже не пыталась. Вместо этого она отдала (весьма неохотно, а значит, и бестолково) распоряжения насчет упаковки вещей, и через три дня они в нескольких каретах отправились в путь.

— Ты придаешь этому слишком большое значение, — сказала ей Том спустя два дня после начала путешествия, как раз когда они собирались выйти из гостиницы, где ночевали. — Возможно, тебя просто никто не узнает — прошло двадцать лет, тетя! А сколько времени прошло после смерти того человека, за которого ты выходила замуж? Год?

— Шесть месяцев. Даже если никто не помнит сам скандал, меня-то все равно узнают, и тогда все выплывет наружу, — мрачно произнесла Плам, одним глазом присматривая за детьми — те носились по двору гостиницы, гоняя гусей. — Снова раздуют всю эту кошмарную историю, надо мной все будут насмехаться, опозорят Гарри, погубят жизни детей, и тогда он пожалеет о том, что женился на мне, может быть, даже начнет меня ненавидеть, а кончится все это тем, что он пойдет в палату лордов и попросит развода, а я умру без дома и друзей, я буду жить в сточной канаве с единственным товарищем, дождевым червем по имени Фред. Надеюсь только, что Гарри будет тогда счастлив.

Том засмеялась и потрепала ее по плечу.

— Не будь такой пессимисткой. Я уверена, что ты чудесно проведешь время, и никто не узнает, кто ты такая, если ты сама не подскажешь. Двадцать лет — долгий срок.

— Недостаточно долгий, но по крайней мере я смогу кое-что сделать для тебя, — задумчиво произнесла Плам, заметив, как идет Том новое платье. Ее темные кудри блестели здоровьем, щеки порозовели, глаза сверкали весельем и счастьем. — Наконец-то я смогу выполнить свой долг в отношении твоего будущего. Ты станешь дебютанткой. Будешь ходить на балы, рауты и завтраки, а может быть, и в оперу, если я сумею все организовать до того, как меня узнают и наша жизнь рухнет окончательно и бесповоротно.

— Нет! — побледнев, воскликнула Том. — Я не хочу ходить на балы, рауты и завтраки, и особенно не хочу ходить в оперу! Даже придумать не могу, что ненавижу сильнее, чем это! Я стану несчастной! Я это возненавижу! Для меня нет ничего ужаснее!

— Добро пожаловать в мой мир, — сказала Плам и поспешила прочь, чтобы спасти гуся, зажатого в угол близнецами и Мактавишем.

Два вечера спустя Плам стояла, положив дрожащую руку на локоть своего супруга, на самом верху длинной изогнутой лестницы. Она мельком подумала — не броситься ли с лестницы вниз? Интересно, сумеет ли она сломать шею и мгновенно умереть или просто покатится вниз по ступенькам, смутив Гарри тем, что не умеет ходить по лестницам, да еще и продемонстрировав всем свои ноги и даже нижнюю юбку? Предполагая, что произойдет именно это, Плам вздохнула и неохотно позволила мужу увлечь ее вниз по лестнице. Губы Плам искривила мрачная улыбка.

— Плам.

— Что? — спросила она, все с той же мрачной улыбкой взглянув на мужа.

— Ты выглядишь так, будто тебя попросили поджарить на костре маленького ребенка.

— Ничего подобного.

— Да. У тебя просто ужасное выражение лица.

— Это называется улыбкой, Гарри.

— Да, только это улыбка из серии «меня-попросили-поджарить-на-костре-маленького-ребенка». Она до смерти напугает тех, кто постарше, и заставит всех остальных держаться от тебя подальше.

— Вот и прекрасно, — сказала Плам, и в ее голосе прозвучало удовлетворение — первый намек на удовлетворение с тех пор, как утром Гарри сообщил ей, что сегодня они появятся в светском обществе, на балу у леди Кэлендер. — Может быть, так никто не догадается, кто я такая, и я сумею пережить этот вечер.

Гарри остановился у подножия лестницы и отвел жену в сторону, подальше от гостей, чтобы поговорить с ней без риска быть подслушанным. Он остановился у огромной, в человеческий рост, пальмы в горшке.

— Почему ты думаешь, что я тебе вру?

— Врешь? — Плам удивилась, ее очаровательные карие глаза широко распахнулись. Во всяком случае, выражение «поджарить ребенка» исчезло с ее лица. — Я никогда не думала, что ты мне врешь, Гарри! Никогда!

— Тогда почему ты решила, что сказанное мною раньше — насчет того, что твое прошлое ничего не значит, — неправда?

— Я… я…

Гарри поцеловал ей руки, проклиная необходимость снова доказывать, что беспокоиться не о чем. Он бы предпочел оказаться сейчас дома, выполняя очередное занимательное супружеское упражнение, но ему нельзя думать только о себе, нужно раз и навсегда убедить жену, что она зря так сильно волнуется из-за какого-то пустяка, о котором помнит только она сама да несколько деревенских сплетниц.

— Я повторю это еще раз, и если ты и дальше не будешь верить, придется тебя наказать: никому нет дела до того, что случилось двадцать лет назад. Ты моя жена, и на этом все.

Плам перестала покусывать нижнюю губу. Гарри с трудом подавил желание зацеловать ее до полусмерти.

— Наказать меня? О каком наказании ты говоришь? Говоря по правде, то, что ты силой заставил меня прийти на этот бал, и есть самое худшее наказание.

— Ну, можешь относиться к этому как угодно, — отозвался Гарри, взяв ее под локоть. — Кстати, ты не одинока в своем желании оказаться где-нибудь в другом месте. Том тоже выглядит несчастной.

— О, это точно, — согласилась Плам, посмотрев направо. Том как раз спускалась по лестнице, и лицо ее было таким страдальческим, что почти в точности совпадало с мрачной улыбкой Плам. Гарри невольно улыбнулся, глядя на них обеих — двух самых прелестных леди на свете, выглядевших так, будто они направлялись на казнь.

Гарри из-за предстоящего вечера ничуть не волновался. Он навел справки о первом муже Плам (которого считал исключительным подлецом) и выяснил, что тот утонул, упав за борт, неподалеку от небольшого греческого острова, где жил последние десять лет. Гарри обладал достаточным опытом светской жизни, чтобы понимать — без раздражителя в виде Спенсера Плам никто не узнает, а тем более не вспомнит о скандале. Но еще он знал, что, несмотря на все его заверения, Плам каждой клеточкой своего существа боится, что погубит его.

Гарри выполнял долг. Он ходил по переполненным душным комнатам, представляя свою жену всем знакомым, и даже ни разу не поморщился, когда она больно вцеплялась в его руку. Он подвел ее буквально ко всем, и только после того как они обменялись любезными словами с каждым присутствующим, Плам начала успокаиваться. Он уговорил ее на тур вальса, хотя вообще-то терпеть не мог танцевать, но зато вальс давал возможность обнимать жену. Гарри крепко прижал ее к себе и ухмыльнулся, увидев насмешливо-возмущенное выражение лица.

— Ты больше не выглядишь так, будто тебе под ногти суют раскаленную кочергу. Надо полагать, ты начинаешь получать от бала удовольствие?

Улыбка, только что порхавшая на ее губах, сменилась виной, мелькнувшей в этих прелестных глазах.

— О, Гарри, какой я была эгоисткой! Прости меня, пожалуйста, прости за то, что я испортила тебе вечер.

— Ничего ты не испортила. Но можешь испортить, если не согласишься сопроводить меня в темный уголок сада, где я смогу тебя поцеловать. Надеюсь, у тебя нет возражений против этого плана? Тогда я выдержу вечер в светском обществе.

Гарри с восторгом заметил, как ее щеки порозовели — сначала слегка, потом сильнее, — а в глазах сверкнул вызов, на который он очень рассчитывал.

— Вы, безусловно, можете попытаться, милорд. А что до другого — ты оказался прав: никто не помнит, кто я такая, ни один человек! Гарри, честное слово, приношу свои самые смиренные извинения за то, что не верила тебе. Ты совершил чудо!

Когда танец закончился, Гарри еще несколько секунд удерживал ее, мечтая оказаться дома, где получил бы совсем не обязательную благодарность жены в более осязаемой форме. Взяв Плам за руку, он повел ее в соседнюю комнату, и тут его глаза загорелись при виде очень знакомой фигуры.

— Как бы мне ни хотелось быть достойным трогательного взгляда твоих соблазнительных глаз, я не могу взять на себя ответственность за совершение чуда. Всем известно, что высшее общество непостоянно, да еще и ненасытно ко всякого рода скандалам. Не успеют они переварить один, как тут же начинают рыскать в поисках нового источника развлечения. А теперь, если ты выдержишь еще одно представление, я как раз увидел человека, с которым очень хотел бы познакомить тебя и Том.

Гарри повел ее сквозь толпу к группе джентльменов, стоявших у двери. Плам все время оглядывалась.

— Куда делась Том?

— Наверняка сбежала, когда мы с тобой отвлеклись. Моя дорогая, позволь представить тебе лорда Уэссекса. Ноубл, это моя жена Плам.

Высокий темноволосый мужчина резко обернулся, услышав его голос.

— Гарри! Какого дьявола ты тут делаешь?

Гарри позволил заключить себя в такие жаркие объятия, что брови его жены изумленно поползли вверх. Он ухмыльнулся и хлопнул старого друга по спине.

— У меня в городе небольшое дельце. А вот ты здесь какими судьбами?

— Вернулся в парламент. Рад познакомиться с вами, мадам. Я понятия не имел, что ты снова женился, пока не увидел объявление в «Тайме».

Рука Плам дрогнула, но Гарри ласково погладил ее. Это объявление было для нее очень больным вопросом, но Гарри сказал, что не собирается скрывать ото всех существование своей жены, будто он ее стесняется.

— Джиллиан тоже здесь?

Ноубл, нахмурившись, свел брови вместе.

— Дома, с детьми. Двое младших болеют ветрянкой. Если вы ею переболели, обязательно приходите к нам с визитом. Скоро сюда должен прийти Ник. Он тоже будет счастлив увидеть тебя… Сколько времени прошло? Год?

Гарри провел десять прекрасных минут, наверстывая упущенное и расспрашивая друга. Но все это время он видел, что Плам не прислушивается к разговору и обеспокоенно оглядывается. Воспользовавшись тем, что к Ноублу подошел какой-то знакомый, Гарри спросил:

— Что с тобой? Ты снова переживаешь?

Плам обвела взглядом комнату.

— Не за себя. Как ты думаешь, куда делась Том?

— Наверное, танцует. Она хорошая девушка, Плам. И не сделает ничего такого, что поставит тебя в неловкое положение.

— Меня? — Плам раздраженно взглянула на него. — Я вовсе не беспокоюсь, что она поставит меня в неловкое положение. Я боюсь, она так заскучала, что ушла отсюда, ничего не сказав мне. Пожалуй, пойду-ка я ее поищу…

И Плам торопливо убежала. Гарри отвел Ноубла в сторону сразу же, как только тот освободился.

— Мне понравилась твоя жена, — сказал Ноубл, когда они отошли в дальний конец комнаты. — И похоже, ты с ней счастлив. Я рад, что ты снова женился, Гарри. Давно пора.

— Да уж, все сроки давно прошли, но я хотел поговорить с тобой о другом.

— Ага! — воскликнул Ноубл, ив его серых глазах вспыхнуло смешливое выражение. — Я так и знал. Ты приехал в город не просто для того, чтобы представить обществу свою жену?

— Да уж. Ты же знаешь, что я не люблю общество. Я здесь потому, что новый глава министерства хочет услышать мой совет насчет ситуации со Стэнфордом.

— Со Стэнфордом? — Ноубл нахмурился и помотал головой, когда Гарри предложил ему сигару. — Разве это не он виноват в том, что тебе предъявляли обвинение в государственной измене?

— Он. До лорда Брайсленда дошли слухи, что Стэнфорд работал не один. Последние шесть недель я провел, копаясь в своих старых записях и пытаясь отыскать ключ к личности его помощника.

— И прибыл сюда, чтобы доложить?

— Чтобы найти доказательства. — Гарри раскурил сигару. — Это будет несложно.

— И кого ты подозреваешь? — спросил Ноубл, понижая голос так, чтобы его не услышали.

Гарри криво усмехнулся:

— Ты даже представить себе не можешь. Думаю, это…

— Гарри! — Плам протолкалась сквозь толпу, не обращая внимания на любопытные взгляды, схватила его за руку и потащила к двери. — Простите, что прерываю вас, лорд Уэссекс, но дело очень срочное и важное. Гарри, ты должен помочь мне найти Том. Она исчезла! Ее уже давно никто не видел. Ты же не думаешь, что с ней что-нибудь случилось? Она никогда раньше не бывала в Лондоне. Что, если кто-нибудь сказал ей какую-нибудь гадость и она убежала?..

Гарри бросил сигару в камин и виновато взглянул на своего друга. Плам тащила его за собой на поиски сбежавшей племянницы.


Глава 11


Том было скучно. Не просто скучно — она чувствовала, что вот-вот впадет в слабоумие из-за вялой безжизненности светского общества. Том была наслышана о нем, и хотя Плам вроде бы охотно вспоминала полные танцев и флирта дни до Чарлза, Том ничуть не хотелось понапрасну тратить свое время на такую легкомысленную чепуху. И дело вовсе не в том, что она была слишком серьезной, просто ей всегда казалось, что в жизни есть что-то большее, чем болтовня о нарядах, младенцах, кавалерах и сотне прочих бессмысленных вещей, занимавших внимание высшего общества.

Она бродила по большому дому, заходила в открытые комнаты, улыбалась, но ни с кем не заводила разговоров. В конце концов она устроилась в темной тихой библиотеке, решив, что это самое подходящее место, где тетка не будет требовать, чтобы она потанцевала с тем или другим глупым молодым человеком. Она уже с трудом вытерпела три танца с кавалерами, настолько похожими друг на друга внешностью и избитыми фразочками, что не смогла бы отличить их друг от друга, уж не говоря о том, чтобы запомнить, кто они такие.

— Никто и не заметит, если я немножко посижу в библиотеке, — сказала она сама себе, проскользнув в дверь, которую заметила чуть раньше. — Мне тут никто не будет докучать, и я тоже никому не… О! Эй, вы! А ну прекратите! Что это вы делаете?

Том закрыла за собой дверь и вихрем влетела в комнату, ничуть не испугавшись, когда юноша с грязным лицом нахмурился и повернулся к ней. Она выхватила из камина кочергу и наставила на юношу, отметив его потрепанную грязную одежду, тощий полотняный мешок у ног и окно, которое он пытался открыть. Было совершенно понятно, что тут происходит: рука злоумышленника все еще лежала на подоконнике, а значит, он собирался убежать с мешком, полным наворованных вещей.

— Вы вор! — заявила Том, ощутив прилив возбуждения. По крайней мере хоть что-то интересное, что избавит ее от тоскливого светского вечера. Вор, настоящий вор! До чего увлекательно! Вот только знать бы, как с ним обращаться, думала Том, разглядывая юношу. Вежливо, но решительно — пожалуй, этого будет довольно. — Я еще никогда не встречала вора, особенно такого… — Она осеклась. Вовсе не обязательно сообщать негодяю, что, несмотря на грязь, она считает его весьма привлекательным.

— Какого? — спросил он, подняв руки.

Том потыкала кочергой в его грязный жилет, чтобы убедиться в отсутствии оружия.

— Дерзкого. Только очень дерзкий человек решится ограбить дом во время бала. Ну, или очень глупый, но, по правде говоря, вы не кажетесь мне дураком. О! Наверное, мне не следовало этого говорить, да? Я должна убеждать вас в недальновидности и безрассудстве. Знаете, вообще-то это и вправду глупо. Раньше или позже вас все равно поймают, особенно если вы и дальше будете грабить дома, когда их хозяева устраивают званые вечера.

Юноша улыбнулся, и Том, не удержавшись, улыбнулась в ответ прежде, чем сообразила, что делает. Она улыбается грабителю! Что будет дальше — она посмеется с поджигателем? Или начнет разгадывать шарады с душителем?

— Дерзкого, — полыценно повторил грабитель. — А мне нравится. А что вы скажете, если я сообщу вам, что вовсе не грабитель?

Том фыркнула. За кого он ее принимает — за одну из этих жеманных тупых леди из соседней комнаты, которые только и умеют, что флиртовать и красиво вышивать? Она обошла юношу кругом, на всякий случай держа кочергу наготове.

— Дайте-ка подумать. А почему я решила, что вы грабитель? Ну, во-первых, ваша одежда. Она в плачевном состоянии и как раз того сорта, в какой облачаются головорезы, бандиты и вообще люди дурной репутации, когда совершают бесчестные и противозаконные поступки. От нее просто несет грабежом.

Юноша взглянул на свою одежду и попытался оттереть грязь с жилета, настолько поношенного, что Том его и кошкам своим не подстелила бы.

— А, это. Я могу объяснить…

— Кроме того, у вас мешок таких размеров, что его вполне можно использовать, чтобы спрятать добычу.

— Добычу? — Губы юноши дернулись.

Том почувствовала, что и ее губы невольно дергаются в ответ, но быстро взяла себя в руки и строго нахмурилась, придав лицу неприступное выражение.

— Полагаю, я правильно употребила жаргон? Я нашла это слово в словаре. Оно означает «награбленное добро», так?

— Верно, — явно сдаваясь, ответил молодой человек и снова улыбнулся. — Я просто немного удивился, что вам знакомо такое слово, уж не говоря о словаре жаргонизмов.

— У меня весьма своеобразный выбор чтения, — сообщила ему Том, проникаясь мгновенной симпатией к вспыхнувшим в его серых глазах веселым огонькам. Право же, он какой-то чересчур покладистый для грабителя. И речь у него правильная, несмотря на очевидно дурную природу его занятий. — И вдобавок ко всему прочему вы не можете отрицать, что пытались сбежать в окно.

Он изучающе оглянулся назад, на окно, и слегка склонил голову набок.

— А по-моему, до тех пор пока вы не увидели меня вылезающим наружу, нельзя утверждать, открывал я окно или же закрывал его.

— Не говорите ерунды. Ваш мешок набит добычей. Мне совершенно ясно, что вы позволили своей низменной натуре взять над собой верх, а теперь хотите сбежать с плодами своих стараний. Что, будете отрицать, что в мешке добыча?

— Мог бы, — сказал молодой человек и прислонился к стене с таким непринужденным видом, будто родился в этом доме. — Но тогда вы не попытаетесь убедить меня свернуть с греховного пути и все удовольствие пропадет. Вы же собирались на меня повлиять, правда?

— О да, — виновато произнесла Том, стараясь не увлекаться созерцанием его глаз. — Разумеется. Это мой долг. Гм… только я не знаю, с чего начать, Мне еще никогда не приходилось возвращать грабителя на праведный путь. Может, посоветуете?

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Можете для начала сказать мне, как вас зовут. Понимаете, это придаст всему разговору оттенок индивидуальности.

— Правда? Хорошо, если вы настаиваете… Меня зовут Том.

— Том? — Он слегка удивился.

— Том. Это уменьшительное имя.

— А! — Он с умным видом кивнул. — Разумеется, в этом все дело.

— Точно. А вас?

— Ник. И никаких уменьшительных. А фамилия?

— Это вас совершенно не касается. Вполне можно обойтись и без фамилии. Ну вот, Ник, я должна поведать вам о греховности выбранного вами пути.

— Начинайте, — кивнул он, и губы его слегка изогнулись, словно что-то из сказанного ею показалось ему забавным. Том понятия не имела, что именно, но вынуждена была признать, что находит этого молодого человека в сто раз приятнее щеголеватых хлыщей, от которых она сбежала. Во всяком случае, этот парень был настоящим. У него имелась цель в жизни, пусть даже эта цель — воровать вещи, принадлежащие другим. — Не щадите меня. Я с охотой и готовностью выслушаю ваши соображения по поводу выбранной мной презренной жизни.

Том поджала губы и попыталась сосредоточиться.

— Дело в том, — вздохнула она несколько секунд спустя, — что я не знаю, что именно не так в вашей презренной жизни. Нет, воровство — это плохо. Нельзя брать то, что вам не принадлежит, действительно нельзя, но что до остальной вашей жизни… я как-то не думаю, что она очень уж презренная. Вы же вольны делать со своей жизнью то, что вам хочется?

— В пределах разумного — да.

— И если вы не хотите чего-то делать…

— То обычно я этого и не делаю.

— Вот именно. Честно говоря, это кажется мне идеальной жизнью. Свобода и собственный выбор — ну, разумеется, если отбросить грабежи.

— Разумеется, — согласился он, глядя на нее смеющимися глазами.

— А вы очень хороший вор? — Кажется, спрашивать о таком нельзя, но Том вовсе не была наивной и не могла закрывать глаза на то, что весь их разговор идет как-то неправильно, поэтому какая разница, если она задаст еще один неправильный вопрос, раз уж ей хочется об этом узнать.

— Вообще-то нет. У меня не очень большой опыт.

Кажется, эта мысль его слегка расстроила, и Том поспешила подбодрить юношу:

— Не волнуйтесь, я никому не скажу, что видела вас здесь. Конечно, вам придется вернуть на место все, что вы взяли, но я же вижу, что вы не такой уж ужасный человек.

— Спасибо, — хмуро отозвался он.

Том показала на мешок:

— Можно?

Он протянул ей добычу. Том положила мешок на ближайший стол, развязала и вытащила из него вечерний костюм джентльмена и пару начищенных до блеска туфель. Она какое-то время смотрела на эти вещи, и в душе росло сочувствие к молодому человеку. Том посмотрела в смеющиеся серые глаза.

— У меня есть десять гиней.

Смех в его глазах погас.

— Правда?

— Правда. — Она кивнула, сложила вещи обратно в мешок и протянула его грабителю. — Муж моей тети выдал мне квартальное содержание, двадцать гиней. Но вам я могу дать только десять, потому что уже пообещала детям, что свожу их в цирк Астлея и в магазин игрушек.

— Пообещали? — Он все еще выглядел слегка удивленным.

— Да, пообещала, и ни за что их не разочарую. Если их разочаровать, они очень изобретательно отомстят. Когда две недели подряд шел дождь и мы не могли устроить пикник, они накидали мне в постель слизняков. Если вы дадите мне свой адрес, я пришлю вам эти десять гиней.

Ник долго смотрел на нее, не отвечая.

— Вы предлагаете деньги каждому встреченному вами грабителю?

— Нет, — улыбнулась Том. Она просто не могла удержаться, очень уж это был симпатичный грабитель, он и вправду заслуживал улыбки. — Только тем, кто в них нуждается. Ваш адрес?

Он медленно и довольно сконфуженно произнес:

— Я получу письмо, отправленное в «Моряк и милашка».

— «Моряк и милашка»?

— Это гостиница у доков, но, пожалуйста, Том, не посылайте мне денег. Я не могу… — Ник резко вскинул голову, услышав в коридоре голоса.

— Уходите, — прошипела она, сунув ему в руки мешок и подталкивая к полуоткрытому окну. — Я никому ничего не скажу. Уходите быстро!

Ник пискнул что-то, когда она выталкивала его в окно, но Том не стала тратить время и прислушиваться. Она едва успела закрыть окно, опустить занавески и повернуться, как дверь в библиотеку отворилась и внутрь заглянула ее тетя.

— Вот ты где! А мы тебя везде ищем! О, Том, ты не представляешь, как я волновалась… не обращай внимания, теперь, когда мы тебя нашли, это уже не важно. Гарри, я ее нашла!

Том позволила вывести себя из библиотеки, кинув осторожный взгляд на окно. До чего интересным оказался этот вечер! Она невольно гадала, увидит ли еще когда-нибудь этого привлекательного, недостойного уважения грабителя.

И очень надеялась, что увидит.

— …и пожалуйста, на будущее, Том, если тебе приспичит исчезнуть, будь так добра, сообщи сначала мне, чтобы я не волновалась.

— Да, тетя Плам. — Том опустила голову, и на мгновение Плам почувствовала угрызения совести за то, что вынуждена делать племяннице выговор, но никто лучше, чем она сама, не знал, какие шалопаи и негодяи прячутся в тени, готовые в любой момент накинуться на невинных молодых девушек.

— Ты представления не имеешь, какие западни и ловушки подстерегают здесь излишне доверчивых молодых девушек.

— Да, тетя Плам.

— Я не хочу, чтобы это выглядело необоснованно, но, право же, Плам, твое исчезновение напугало меня до полусмерти. Даже Гарри волновался, правда, милорд?

— Ни капли. Том кажется мне вполне благоразумной девицей, — сказал Гарри. Том благодарно улыбнулась ему. Плам захотелось удушить обоих. — О, контрданс. Идем, Плам?

— Прошу прощения, но мой выговор не закончен, осталось еще минут семь-восемь…

— Она выслушает это потом, — отозвался Гарри, и в его глазах засверкали озорные искорки. Против них Плам никогда не могла устоять. Гарри добавил к ним свою бесовскую улыбку, и она поняла, что обречена.

— Мое раздражение только усилится, если я не облегчу себя полноценным выговором, — попыталась возразить Плам, но довольно слабо, потому что прекрасно понимала — никакое раздражение не устоит против улыбки и искорок в его глазах.

— Лично гарантирую тебе, что твое раздражение не пострадает, — пообещал Гарри, низко кланяясь — началась первая фигура танца.

Плам присела в ответном реверансе и кинула на племянницу предостерегающий взгляд. Том помахала ей и уселась рядом с крупной матроной в необъятном красно-коричневом платье. Молясь, чтобы там она и оставалась, подальше от неприятностей, Плам успокоилась.

— Удивляюсь, что я еще помню движения, — сказала она Гарри, когда танец свел их вместе. — Прошло столько времени!

— Ты никогда не выглядела прелестнее, — успел ответить он до того, как они разошлись к следующим партнерам.

Плам просияла, услышав этот комплимент. Она понимала, что Гарри просто пытается поднять ей настроение, ведь вечер оказался для нее довольно мучительным, но ей все равно было приятно, что он выбрал минутку и сказал, как хорошо она выглядит. Честно говоря, Плам действительно начала получать от этого бала удовольствие — вероятно, в первую очередь благодаря тому, что здесь было совсем мало людей, которых она помнила по своим двум сезонам.

Следующим ее партнером оказался невысокий рыжеволосый джентльмен со срезанным подбородком. Приближаясь к нему, Плам с изумлением сообразила, что знает его — он был одним из ее первых кавалеров. Как же его звали-то? Сэр Алан? Алек? Сэр-что-то, начинающееся на «а», кажется, вообще ее не узнал. Пока Плам танцевала вокруг него, он улыбался, а потом начал свой круг.

— Чудесный бал, правда? — спросила она, когда они сошлись вместе.

— Да. Просто чудесный.

— Вы здесь с семьей?

— Да, моя старшая дочь уже выезжает в свет. Вон она, рядом с герцогиней. Ее зовут Мария.

— Очень хорошенькая, — ответила Плам, отметив сходство между невысокой рыжеволосой девушкой и своим партнером. — И жена ваша тоже здесь?

— Да, конечно. Леди Дарвелл стоит прямо за спиной у Марии.

Дарвелл! Это же сэр Бен Дарвелл, первый джентльмен, приславший ей после дебюта букет. И вот он перед пей, лысеющий мужчина средних лет, а дочери его почти столько же, сколько было Плам, когда они впервые встретились.

И он ее не узнал.

— Я леди Росс, — сказала она, когда они взялись за руки и изобразили мостик, чтобы остальные пары под ним прошли.

— Да, я знаю, мне вас показали.

— В самом деле? — Плам напряглась, не понимая, зачем кому-то потребовалось показывать на нее, если не ради распускания сплетен.

— Моя жена сказала, что вы недавно вышли замуж за маркиза Росса.

— О да, верно.

Он был любезен и уважителен — таким и должен быть джентльмен. И в нем не было даже намека на снисходительность или самодовольство. Плам опять успокоилась и протанцевала остаток фигуры в большой задумчивости. Какое счастье, что они с Гарри встретились!

— Ты счастлива? — спросил он ее во время танца.

— Я в восторге, — ответила Плам несколько минут спустя, когда они снова оказались вместе.

Так оно и было. Все, что обещал Гарри, сбылось — она познакомилась почти с каждым присутствующим, от герцогини, кузины хозяйки дома, до сестер Фихан, двух очень старых, морщинистых леди, о которых говорили, что они были любовницами покойного короля Георга П. Насколько помнила Плам, сестры Фихан имели острый нюх на скандалы и острые языки, однако, когда им представили новую маркизу Росс, они лишь покудахтали, сделали несколько сомнительных замечаний, сравнив Гарри с жеребцом, а ее с кобылой, но при этом никак не отреагировали на саму Плам. Прошедшие двадцать лет стали казаться неприятным сном, все еще живущим где-то в глубине ее сознания, но уже ничего не значащим.

Скрипки пропели последнюю долгую ноту танца, Плам присела в глубоком реверансе перед Гарри и улыбнулась ему. Он взял ее за руку и повел к выходу.

— Спасибо.

— За танец?

— За то, что сделал мою жизнь чудесной. Никто бы с этим не справился, кроме тебя. Никто не смог бы подарить мне столько сча:..

Слово замерло на устах. Люди впереди расступились, и Плам увидела мужчину, в приветствии склонившегося над рукой хозяйки. Мужчина выпрямился, их взгляды встретились. В его глазах мелькнуло узнавание, а Плам превратилась в один гигантский комок невыразимого ужаса.

— Идиот, — ахнула она, чувствуя, как кровь застывает в жилах.

— Что? — озабоченно спросил Гарри.

Плам в панике хотела бежать. Но поскольку это было невозможно, да и ни к чему хорошему бы не привело, нужно немедленно отделаться от Гарри.

— Воды. Мне нужно… воды. Или пунша. Пожалуйста, принеси мне бокал пунша, Гарри.

— Да, конечно. — Гарри подвел ее к пустому креслу. — Я сейчас же вернусь.

Плам быстро окинула взглядом комнату, но вроде бы никто не заметил ничего необычного. Том болтала о чем-то с привлекательной молодой леди и так и не увидела, что Плам встает с кресла, чтобы поздороваться с мужчиной среднего роста, у которого были ничем не примечательные каштановые волосы.

— Плам? — сказал мужчина, раздув ноздри и скользнув масленым взглядом по ее лифу. Дерзость этого взгляда заставила ее почувствовать себя испачканной, ей захотелось немедленно принять ванну, чтобы смыть с себя даже намек на его внимание. — Это ты? Моя дражайшая Плам, как я рад снова видеть тебя!

Плам на секунду закрыла глаза и покачнулась. Пол словно уплывал у нее из-под ног.

— Да, это я, Чарлз. Какой ужасно неприятный сюрприз. Мне говорили, что ты умер.

— Ошибались. Я несколько месяцев провел без сознания — получил сильный удар по голове, но, как видишь, теперь вполне здоров. — Он взял ее за руку и устроил целое представление, целуя пальцы.

Плам вырвала руку.

— Уходи.

— Моя дорогая, да меня дикими лошадьми от тебя не оттащишь. Неужели ты до сих пор хранишь враждебность после того заслуживающего сожаления инцидента?

— Заслуживающего сожаления инцидента? Ты погубил меня, сознательно и преднамеренно! — У Плам чесались руки — так хотелось залепить пощечину, чтобы самодовольная ухмылка исчезла с его лица.

Он пожал плечами, продолжая гнусно ухмыляться.

— Безрассудство молодости. Мои родные говорили, что ты удалилась от света и живешь в полной изоляции, однако не успел я вернуться к родным берегам, как нашел тебя, все такую же восхитительную, как и раньше, причем в самой гуще общества. Ты прекрасно позаботилась о себе, Плам, просто прекрасно. Позволь спросить, кто твой покровитель?

— Покровитель? — Глаза Плам распахнулись, когда она поняла, на что он намекает. — Гарри не покровитель, а муж.

— В самом деле? — лениво протянул Чарлз, поднеся к глазу монокль. — Тебе удалось выйти замуж? До чего забавно. Я-то думал, что ни один мужчина не возьмет себе чужие объедки, но меня столько лет здесь не было. Очевидно, все теперь не так, как раньше.

— Не у всех мужчин такой гнусный и омерзительно низкий характер, как у тебя, Чарлз, — сказала Плам, заметив, что Гарри с бокалом пунша уже вернулся и теперь огибает танцующих, направляясь к ней. Нужно избавиться от Чарлза, и быстро, но при этом еще заставить его замолчать и даже не пытаться обсуждать ее прошлое. Если она сможет пережить этот вечер, то потом сумеет как следует обдумать свои дальнейшие действия. — Некоторые мужчины обладают честью. Мой муж прекрасно осведомлен о печальном испытании, через которое мне пришлось пройти, и считает, что все это гроша ломаного не стоит. Как ты и сам видишь, меня принимают, поэтому, что бы ты ни сказал о моем прошлом, это ни на что не повлияет.

— Правда? — спросил Чарлз и помахал рукой знакомому. — Право же, ты прекрасно о себе позаботилась, Плам. Мои поздравления… такой успех — и в браке, и в литературной деятельности.

Плам снова застыла, на этот раз превратившись в ледяную глыбу из страха и ужаса. Кажется, сбывались самые жуткие из ее кошмаров.

Чарлз склонился над ней и зашептал, обдавая ее ухо свистящим дыханием:

— До чего приятно сознавать, что именно я тот мужчина, который научил печально известную Вивьен ла Блу всему, что она знает.

На какой-то ужасный момент Плам показалось, что сейчас ее вырвет, но секунды шли, Чарлз уже удалился, и она сумела проглотить подступавшую к горлу горечь и даже встретить Гарри жалкой улыбкой.

— Ваш пунш, миледи… Плам, тебе нездоровится?

Гарри спросил это тепло и озабоченно, пробив стену льда, окружившую Плам. Она повернулась к нему, отчаянно нуждаясь в его силе, желая, чтобы он ее утешил, но тревога в его взгляде помешала. Разве можно отплатить жестокостью за всю его доброту?

Нельзя. И Плам этого не сделает. Гарри выполнил все, что обещал, — начисто стер ее прошлое. Разбираться с Чарлзом придется самой… как-нибудь.

— Да, я что-то не очень хорошо себя чувствую. Ты не против, если мы уедем прямо сейчас? Уверена, что Том только обрадуется, и если ты уже поговорил со своим другом…

— Мы сейчас же уедем, — успокаивающе отозвался Гарри и пошел за Том. Плам попрощалась с хозяйкой, все время настороженно оглядываясь, не появился ли Чарлз. Она ни за что не допустит, чтобы он сцепился с Гарри, хотя в глубине души Плам подозревала, что Чарлз и сам не захочет публичной сцены. Она его хорошо знала — он трус и не даст Гарри шанс вызвать его на дуэль.

— Если бы я только знала, чего он от меня хочет, — негромко произнесла Плам, но тут же отбросила эту мысль, потому что к ней подошли Гарри и Том. В одном она не сомневалась — Чарлз так или иначе даст ей знать, что ему нужно. Он не из тех, кто пренебрегает своими желаниями.

— Плам?

— Мм? — Она рассеянно подергала кожаный манжет, которым левая рука Гарри была привязана к массивному изголовью кровати. Так что же нужно от нее Чарлзу?

— Мне кажется, ты думаешь о чем-то постороннем.

— Разве? — Как не дать Гарри узнать про Чарлза, пока она не справится со сложившейся ситуацией?

— Да. О чем-то совершенно постороннем. Сказать по правде, я чувствую, что ты чем-то расстроена. Это так?

— Что «так»? — Она перегнулась через Гарри, чтобы проверить второй манжет. То, что Чарлз догадался, кто такая Вивьен ла Блу, не удивительно — они давали названия всем супружеским упражнениям, превратив это в игру, и, конечно же, он об этом не забыл. Но как он намерен поступить с этим своим знанием?

— Расстроена?

— Да нет, не особенно, а почему ты спрашиваешь? — Может быть, он просто хочет позлорадствовать? Хочет насладиться властью, которую дает ему эта тайна?

— Ну, прежде всего сегодня ночью мы хотели попробовать «Гладиатора и робкую голубку», однако ты, похоже, склонилась к «Галантному рыцарю во власти слепой девы».

Нет, это на Чарлза не похоже: он никогда не любил хранить тайны, ему нравилось извлекать из тайных знаний выгоду. И наверняка он намерен извлечь выгоду и отсюда.

Тут ее толкнули пальцем ноги. Она посмотрела вниз и немного удивилась, обнаружив своего мужа голым, распростертым на кровати и привязанным к изголовью кожаными манжетами, подбитыми мехом, теми самыми, что он подарил ей две недели назад.

— Я думала, сегодня ты будешь изображать гладиатора? Так почему ты привязан?

Гарри нахмурился.

— Ты чем-то расстроена. Чем именно, Плам? Кто-то что-то сказал тебе на балу?

Она не могла врать, глядя мужу в глаза, поэтому опустила взор на грудь, любуясь открывшимся зрелищем.

— Нет, никто ничего не сказал. Просто я чувствую себя немного…

— …покинутой, — кивнул Гарри. — Я прекрасно понимаю. Это моя вина, но я думал только о тебе, Плам. Я знал, что ты устала в дороге, и раз уж в гостиницах нам уединиться не удавалось, решил, что можно отложить наши ночные удовольствия до тех пор, пока мы не доберемся до места. Так что виноват только я, но решение уже найдено. Забирайся.

— Прошу прощения?

— Забирайся на меня, на мой… гм… Обещаю, после этого ты почувствуешь себя лучше.

Плам хотела сказать, что никогда в этом и не сомневалась, но решила просто поддержать мужа. Он явно тревожится о ней, и, как любящая и послушная жена, она просто обязана прогнать эту тревогу.

— Ну, раз уж мы решили попробовать «слепую деву и рыцаря», будем выполнять все правильно.

Плам задула свечи, и они остались в темноте, лишь лунный, серебристо-голубой свет слегка пробивался сквозь занавески. Наслаждаясь новым опытом, при котором приходилось полагаться только на прикосновения, Плам провела пальцами по груди Гарри, с удовольствием услышав, что его дыхание прерывается, когда она прокладывает дорожку между теплыми холмами и долинами его груди. Ее руки скользнули выше, и ладони легли на щеки. Пальцы подразнили короткие бакенбарды, пробежались по сильной челюсти и встретились на квадратном подбородке. Плам опустила голову и легко поцеловала Гарри в губы, так сладко, что сама не выдержала и повторила поцелуй. Гарри приоткрыл рот, позволив ей подразнить себя языком. Плам прихватила его нижнюю губу и легонько прикусила. Он застонал, и этот стон словно пронзил ее насквозь, разжигая пламя.

Пальцы скользнули вверх, сняли с него очки и взъерошили короткие волосы. Плам снова опустила голову, на этот раз скользнув языком в теплую глубину его рта. Гарри лежал на удивление пассивно, позволяя ей ласкать себя, и когда все же шевельнулся, то словно воспламенил Плам. Где-то глубоко в горле родился стон наслаждения — теперь язык Гарри проник в ее рот, требуя, чтобы она откликнулась на его страсть.

Кожаные путы заскрипели — Гарри попытался протянуть к ней руки, но у него ничего не вышло. Плам оторвалась от его губ, на секунду забыв, что собиралась утешать мужа.

— Хочешь, чтобы я тебя развязала?

— Да.

Она чмокнула его в шею, отодвинулась и сказала:

— Извини, но сейчас я не чувствую себя склонной к милосердию. Может быть, попозже?

— Плам! Вернись!

— Да, милорд? — Она скинула халат, улыбаясь в темноту. Гарри уже сильно возбудился — он всегда возбуждался, стоило им вместе оказаться в постели, — но беспокоиться ему не стоило, она не оставит его в таком неприятном состоянии.

— Вернись. Я… гм… ты собираешься закончить начатое?

— А это обязательно? — Положив руку на изножье кровати, она прошлепала на другую сторону.

— Да, обязательно, — твердо произнес Гарри. Плам снова улыбнулась. До чего же хорош! — Ты получила на этом балу эмоциональную травму. Если я не сумею тебя исцелить, травма вернется и ты окажешься беспомощной перед любым другим приглашением. Поэтому ты оседлаешь меня прямо сейчас!

— До чего ты заботливый, — сказала Плам, забираясь в постель, протягивая руку и касаясь мускулистого бедра. Гарри заерзал, простыни зашуршали. — Думаешь только обо мне!

— Я самый лучший муж на свете. Лучше меня просто нет, — ответил Гарри. Прозвучало это немного странно, словно он говорил сквозь стиснутые зубы.

— Это само собой разумеется, Гарри.

— Плам?

— Да, мой дорогой?

— Если ты в ближайшие десять секунд не обовьешь мои бедра своими длинными роскошными ногами, я умру. Понимаешь?

— Думаю, да. — Плам погладила его бедро и сомкнула пальцы на его возбужденном бархатном естестве.

— Клянусь святым Петром, — простонал Гарри, резко подняв бедра и вонзаясь в ее ладонь. — Это ради твоего же блага, жена. Садись на меня немедленно!

Слова вырывались хрипло и коротко, он дышал быстро и прерывисто. Плам негромко хихикнула себе под нос — сама она дышала так же тяжело и неровно.

— Я очень покорная жена, — сказала она, перекидывая через него ногу. Потом немного поерзала и ощутила его жар — он словно вытягивал наружу ее собственный жар, зародившийся глубоко внутри тела и охвативший душу. — И если ты считаешь, что мне это поможет…

Стоны наслаждения слились воедино, когда Плам медленно опустилась на него. Наслаждение мужа словно питало ее собственное, закручивавшееся тугой пружиной в этом восхитительном путешествии, которое могло вознести ее на небеса и вернуть обратно. Она вспомнила, что одной из радостей «слепой девы» была возможность самой задавать темп, и прониклась ощущением своей власти; настойчивые руки не схватят ее за бедра, не заставят ускорить темп, не вознесут в рай слишком быстро. Плам медленно поднималась и опускалась, не обращая внимания на хриплые мольбы мужа прекратить пытку.

— Ты говорил, это ради моего блага, — заметила она, попробовав слегка наклониться набок. Гарри под ней дернулся, бедра его взлетели вверх, из горла вырвался хрип. — Я просто пытаюсь извлечь из курса лечения максимальную пользу.

— Ты пытаешься меня убить! — воскликнул, задыхаясь, Гарри. Он сотрясался всем телом.

Опускаясь на твердое древко, Плам попробовала сделать необычное круговое движение. Несмотря на темноту, она закрыла глаза, наслаждаясь новыми ощущениями.

— Я чувствую, как бьется твое сердце, — мечтательно произнесла она, наклонилась и поцеловала мужа. — Ты такой горячий там, внутри, мы сейчас просто воспламенимся. Я люблю чувствовать тебя, люблю, когда ты в меня входишь, когда пронзаешь меня и сливаешься со мной воедино. Мне кажется, что я становлюсь частью тебя.

— Ты и есть часть меня, — ответил Гарри, дразня ее губы языком до тех пор, пока она их не приоткрыла. — Ты моя лучшая часть. Без тебя я никогда не смогу быть целым. Ты моя жена, моя любовница, мать моих детей, мое сердце. Я просто не смогу без тебя жить.

Плам сильно зажмурилась, чтобы из глаз не хлынули слезы, и страстно поцеловала его. Их души соединились и переплелись, взмывая вверх, к пику наслаждения, губы вдавливались друг в друга, стремясь разжечь страсть еще сильнее. Плам резко двигалась в одном ритме с Гарри, отчаянно целуя его, а восхитительное ощущение внутри раскручивалось, наполняя ее радостью и любовью, захлестывающими все ее существо, связывая их воедино, превращая в одно целое, затмевая все вокруг.

Плам всхлипнула от переполнявшей ее любви, а Гарри дернулся в сторону и, выкрикнув ее имя, излил свое семя на ее бедро. Закрутивший их водоворот медленно успокаивался. Плам, не чувствуя в теле ни единой косточки, обмякла как выжатый лимон, пытаясь восстановить дыхание, пытаясь понять, в чем власть только что пережитых ощущений. Она хотела, но не могла выразить словами, что для нее значит Гарри, как он обогатил ее жизнь, подарив ей нечто более ценное, чем все золото мира.

Поэтому она просто повернула голову, поцеловала его в подбородок и прошептала:

— Я люблю тебя, муж мой.

— Вот видишь? — выдохнул Гарри. Его грудь все еще тяжело вздымалась. — Я говорил, что ты почувствуешь себя лучше.

Плам укусила его за подбородок.


Глава 12


На следующее утро Гарри отправился в министерство внутренних дел с песней в сердце и едва заметными ссадинами от кожаных манжет на запястьях. В его мире все шло правильно — дети не натворили ничего ужасного, только намылили перила на главной лестнице, чтобы устроить гонки, изможденную Плам он оставил в постели с разметавшимися по подушке черными волосами и улыбкой на спящем лице. Карета грохотала по улицам Лондона, а Гарри насвистывал веселую песенку, думая, что нужно будет напомнить Плам — выбор сегодняшних ночных развлечений остается за ним, и скорее всего это будет «Месть гладиатора». Он уже не мог дождаться, когда обнажит свой меч и пленит ее.

— Лорд Росс? — Худощавый молодой человек почтительно поклонился, едва Гарри отдал шляпу и перчатки министерскому лакею. — Лорд Брайсленд ждет вас. Будьте любезны проследовать сюда.

Он проводил Гарри в небольшой кабинет в задней части Уайтхолла. Высокий худой мужчина с пушистыми светлыми усами, сидевший за необъятным письменным столом розового дерева, встал и протянул Гарри бледную руку.

— Лорд Росс, как я рад наконец-то познакомиться с вами. Я столько наслышан о вас от премьер-министра, что мне кажется, будто мы уже давно знакомы.

Гарри поздоровался с новым главой министерства и сел в предложенное кресло.

— Надо полагать, вы уже прочли мой доклад?

— С огромным интересом, — ответил Брайсленд, откидываясь на спинку своего кресла. — Должен заметить, я с трудом поверил, что вы добровольно согласились, чтобы вас использовали. Что, вероятно, подумал при этом премьер-министр… впрочем, не мое дело подвергать сомнению вас или ваши действия. План оказался удачным, и вы раздобыли необходимые доказательства, чтобы предъявить сэру Уильяму обвинение в государственной измене.

— Совершенно верно. Что до вашей информации — как вы, вероятно, уже прочли в моем докладе, я не нашел никаких подтверждений тому, что сэр Уильям работал с кем-нибудь, кроме анархистов, впоследствии повешенных. Я проверил и перепроверил все свои записи от различных осведомителей и нанятых мной в то время сыщиков, и нигде не проскользнуло ни слова о ком-то другом. Насколько я понимаю, сэр Уильям был единственным предателем — по крайней мере среди сотрудников министерства внутренних дел.

Лорд Брайсленд предложил Гарри сигару, но тот покачал головой, стремясь как можно скорее завершить этот разговор. У него есть жена, требующая вниманиями пятеро непослушных детей, которые, возможно, именно в эту минуту придумывают очередной гадкий план.

— Я понимаю ваше нежелание верить в то, что в измену был вовлечен еще кто-то, но думаю, что вы ошибаетесь. Я пригласил вас в Лондон, потому что премьер-министр заверяет — никто лучше вас не умеет вынюхивать правду. — Брайсленд выдвинул ящик стола, вытащил оттуда помятый, заляпанный лист бумаги и протянул Гарри. — Мы не знаем, кому адресовано это письмо. И обратите внимание, написано оно примерно пятнадцать лет назад.

Гарри взглянул на дату, и брови его взлетели вверх.

— Оно написано за день до того, как сэр Уильям покончил с собой.

— Да, — кивнул Брайсленд, снова откинувшись на спинку кресла. — Пожалуйста, прочтите. Заверяю вас, оно имеет к вам отношение и заслуживает того, чтобы вызвать вас в Лондон, хотя вы наверняка предпочли бы проводить время со своей женой и детьми.

Адреса в письме не было, но внизу стояла подпись: «Билл».

«Это дойдет до тебя, после того как я погибну. Не расстраивайся из-за моей смерти, я всегда знал, что цена свободы очень высока. Все, о чем я тебя прошу, — это о мести. Найди моего убийцу и покарай его так же, как он покарал меня. Мне не так легко просить тебя об этом, потому что я уверен: Росс — друг Аддингтона, а премьер-министр непреклонен, когда речь идет о его друзьях, но я верю, что ты меня не подведешь».

Гарри поднял глаза.

— Интересно. Ваш осведомитель не сообщил, кому адресовано письмо или как он его раздобыл?

— Пока никакой информации. Письмо было послано без каких-либо сопроводительных записок. Вероятно, теперь вы понимаете мою озабоченность — в письме содержится откровенная угроза вашей жизни.

Гарри, слегка улыбнувшись, протянул письмо обратно. Ему нравился новый глава министерства внутренних дел, но он больше не вправе рисковать собственной жизнью — не сейчас, когда рядом столько дорогих его сердцу людей. До тех пор пока не станет известна личность человека, угрожающего ему местью, Гарри не собирался придавать значения тревоге Брайсленда.

— Да, но это угроза пятнадцатилетней давности. Думаю, вполне можно предположить, что, кому бы ни было послано это письмо, получатель не решился действовать по указке сэра Уильяма.

Брайсленд подался вперед и нахмурился.

— И все же письмо всплыло именно сейчас, а это указывает, что затаенная неизвестной личностью злоба по-прежнему представляет для вас угрозу.

— Не думаю, — отозвался Гарри и поднялся. — Но если вам станет от этого легче, я готов навести кое-какие справки насчет тогдашних друзей сэра Уильяма. Сомневаюсь, что их осталось много, но проверить не помешает.

Они обменялись рукопожатиями. Брайсленд проводил Гарри до двери.

— Росс, если позволите, я все же предостерегу вас. Не относитесь к этой угрозе легкомысленно только потому, что она давняя. Насколько я понимаю, недавно во время домашнего пожара вы потеряли гувернантку?

— Согласен, случай трагический, но причина в неисправном дымоходе, а не в руке сэра Уильяма, через пятнадцать лет протянувшейся ко мне из могилы.

— Будьте осторожны, — повторил Брайсленд. — Вы очень удивитесь, узнав, как далеко простиралось влияние сэра Уильяма.

Плам отпустила горшок и дрожащей рукой обтерла лицо влажной салфеткой. Уже в четвертый раз она просыпалась, чувствуя себя просто ужасно, и хотя предыдущие дни можно было объяснить более чем неудовлетворительной гостиничной едой по дороге в Лондон, дурой Плам не была. Она тщательно вела записи, и пусть ее месячные никогда не приходили особенно регулярно, два пропущенных раза и утренняя тошнота подтвердили ее надежды, желания и мечты… Но, святая Женевьева, как она скажет об этом Гарри? Он не только постоянно утверждал, что не позволит ей забеременеть (и за два месяца их брака излил в нее семя всего дважды), но и не далее как вчера вечером, когда они прибыли наконец в Лондон после четырех дней, проведенных в дороге, весьма убедительно угрожал, что запрет всех пятерых детей в мансарде и будет держать там до тех пор, пока не придет время возвращаться.

Может быть, сейчас не самый удачный момент для сообщения, что она ждет еще одного ребенка. Плам очень надеялась, что сумеет приглушить свою радость и счастье по поводу долгожданной беременности и Гарри ничего не заподозрит.

Накатила новая волна тошноты. Плам рванулась к горшку и едва успела добраться до цели.

— Я рада и невероятно счастлива, — убеждала она себя между приступами рвоты. — Просто не могу пока никому об этом сказать.

Нет, думалось Плам, пока она нависала над фарфоровым горшком, скрыть будет не так уж и сложно. Кроме того, у нее есть и другие заботы, особенно — Чарлз. Прежде всего, ее волновали его намерения. Как она сумеет удержать его? Как не позволить ему выложить все ее секреты? А, кроме того, ее терзали и другие мысли — как оградить Гарри и сделать так, чтобы он не узнал о возвращении Чарлза со дна морского.

— Ну, мы готовы к утренней экскурсии? — спросила Плам, весело и счастливо спускаясь в главный холл, но при этом крепко держась за перила. На лестницах требовалась особенная осторожность, дети могли устроить очередную ловушку. Гарри здорово научился избегать подвохов, грациозно перепрыгивая через намазанные жиром ступеньки, но Плам со своим драгоценным грузом приходилось быть исключительно внимательной.

Все дети были на месте — Индия читала книгу, близнецы катались по полу, сражаясь за деревянную фигурку, которую собирались приладить к своим лодочкам, Том болтала с одним из лондонских лакеев, чье имя Плам никак не могла запомнить, а Диггер стоял у подножия лестницы, кидая на мачеху сердитые взгляды. За его спиной Хуан держал зонтик и перчатки.

— Ты опоздала, — заявил Диггер, недовольно кривя губы. — Ты сказала — в десять, а уже три минуты одиннадцатого!

— Прошу прощения, — покорно ответила Плам и, настороженно посмотрев на Хуана, взяла у него зонт и перчатки. — Можем выходить, если все… Хуан, вы собрались нас сопровождать?

Очевидно, он ждал этого вопроса, потому что упал к ее ногам и покрыл поцелуями руку.

— Самой большой радостью моего сердца будет позволение служить моей самой-самой леди!

Плам мягко высвободила руку.

— Разве достойному дворецкому подобает сопровождать свою хозяйку? Мне казалось, это обязанность горничной или лакея.

Он поднялся на ноги и искоса бросил на Плам такой взгляд, что от него закипел бы и бульон.

— Зависит от хозяйки. Правда, о восхитительная?

Плам открыла рот, собираясь отмести намек, но решила, что оно того не стоит. Честно говоря, Хуан ей нравился, несмотря (или, наоборот, благодаря) его кокетливой натуре.

— Что ж, значит, нужно ввести это в моду, только и всего. Ну, мы готовы? Прекрасно. Пойдемте.

К счастью, Плам не пришлось долго ждать, когда появятся ответы на ее вопросы о Чарлзе и о том, чего он хочет. Они с Том шли по парку, а дети визжали и описывали вокруг них круги, и тут Плам заметила Чарлза — он поклонился ей, сидя верхом на гнедом жеребце.

— Я увидела знакомого, с которым должна поговорить, — сказала она Том. — Не могла бы ты отвести детей на Серпентайн? Только в воду их не пускай и не разрешай девочкам лазать по деревьям, а то они порвут платья, и не позволяй мальчикам прикидываться нищими и выпрашивать у людей деньги, как вчера, и не давай им…

Том расхохоталась и подняла руку:

— Я не позволю им ничего, только пускать кораблики.

— Спасибо. — Плам благодарно улыбнулась. — Я к вам скоро присоединюсь. Хуан, вы и… эээ… лакей проводите мисс Фрейзер.

Хуан помотал головой и поиграл бровями.

— Гарри это не понравится.

— Правда? — спросила Плам, одним глазом наблюдая за приближающимся Чарлзом.

— Его это не обрадует. Он хочет, чтобы я, ваш Хуан, такой преданный, всегда находился рядом с вами и защищал от мятежной толпы.

— Обычно в Гайд-парке редко встречаются мятежники, — заметила Плам, подтолкнув его к Том. — Я отлично справлюсь сама.

— Я собственными руками вырву из груди свое сердце и растопчу, прежде чем покину самую возлюбленную из всех моих хозяек, — заявил Хуан, трагически раздувая ноздри, чтобы подчеркнуть силу своих намерений.

Плам сдалась:

— Хорошо, только держитесь подальше. Сейчас мне ваша защита не нужна. Иди, Том, увидимся после.

Том кинула любопытный взгляд на спешившегося Чарлза. Тот передал поводья груму и направился к Плам. Том, воздержавшись от вопросов, поспешила вслед за детьми. Хуан маячил где-то поблизости, и Плам очень понадеялась, что он не сможет подслушать их разговор.

— Чарлз, — сказала Плам, когда тот остановился перед ней и изысканно поклонился. — Я так и думала, что наткнусь на тебя, только не рассчитывала, что так быстро.

— Такой же искрометный ум, как и всегда, — отозвался он, протягивая ей руку. — Просто невозможно не воспользоваться шансом мило поболтать с тобой. Прогуляемся?

Плам отвергла предложение руки, но пошла в ту сторону, куда он показал, — к счастью, в противоположную искусственному озеру, где резвились дети.

— И о чем ты хотел со мной поболтать? Я уверена, что тебе не о чем со мной разговаривать, да и я не могу сказать тебе ничего приятного.

— Моя дорогая, моя дорогая, — возразил Чарлз таким фальшиво-смятенным тоном, что Плам захотелось его хорошенько пнуть. — Ты меня ранишь тем, что так и не смягчилась ко мне за прошедшие годы.

— Смягчиться? — в ужасе и бешенстве воскликнула Плам. — Ты меня погубил, бросил, ни словом не возразив своей семье, не подумав, как я буду жить дальше. Ведь я могла забеременеть, однако ты позволил своей семье отправить вас с женой на континент и даже не задумался о том, что будет со мной. Кстати, как твоя жена?

— Умерла семь лет назад, бедняжка. Я снова женился, на дочери греческого аристократа. Девушка грубоватая, но довольно услужливая. — Чарлз попытался потрепать ее по подбородку, но Плам хлопнула его по руке. — Хелена куда покорнее, чем ты, моя дорогая, но, увы, и у нее есть свои недостатки: ей недостает в постели огня, которым обладала ты…

Плам изо всех сил залепила ему пощечину, но рука была в перчатке, поэтому хороший удар не получился. И все-таки лучше, чем ничего.

— Я терплю тебя только потому, что жду ответа: чего ты от меня хочешь, — но никаких оскорблений не позволю… Хуан, нет, отпустите его, это не мятежник.

— Вы его ударили, — произнес Хуан, схватив Чарлза за галстук. Глаза его сверкали баскским стремлением отомстить. — Теперь мне придется его задушить. Гарри не понравится, если я не отомщу за бесчестье, которое он вам нанес.

— Все в порядке, он просто не так выразился. Пожалуйста, отпустите его, Хуан, — просила Плам, оттаскивая обезумевшего дворецкого от Чарлза — у того уже побагровело лицо.

Хуан позволил оттащить себя от Чарлза и перестал его душить, но прежде чем отойти на несколько футов и там с угрожающим видом замереть, бросил обидчику несколько слов, очень похожих на проклятие.

Чарлз шипел и плевался, пока Плам не рявкнула на него:

— Хватит вести себя как младенец, сам виноват. А теперь будь так добр, скажи, что тебе нужно, и без оскорблений…

— Могу заверить, что и не собирался тебя оскорблять, — сказал Чарлз. Его грязно-карие глаза сверкали гневом. Он потер щеку и поджал губы. — Право же, я думал о тебе в совершенно другом смысле, особенно после того как в прошлом месяце приехал в Париж и в мои руки попал очень интересный томик, касающийся актов весьма интимного характера, которые показались мне странно знакомыми.

Ага, наконец-то они приближаются к главному. Плам промолчала, только вскинула брови, подражая вопросительному взгляду Гарри.

— Выяснилось — естественно, мне довольно неловко в этом признаваться, что я оказался в весьма неприятном положении. Финансовые сложности.

Плам едва не рассмеялась, и с ее губ сорвался вздох облегчения. Деньги — вот все, чего хотел Чарлз. Всего лишь деньги. Но и смех, и вздох испарились, едва она осознала, что денег-то у нее и нет.

— Как оказалось, в книге, которую ты так ловко написала, используется наш с тобой интимный опыт…

— Незаконных мужа и жены, хотя ты не считал нужным сообщить мне об этом до тех пор, пока не стало слишком поздно, — не удержавшись, вставила Плам.

— …как основа всей, весьма популярной, как я слышал, книги. И теперь я невольно думаю, что ты наверняка захочешь выразить благодарность и признательность — в денежном эквиваленте — тому, кто сделал возможным появление этой книги на свет.

— Благодарность? — прошипела Плам, разозлившись так, что едва не потеряла дар речи. — Признательность? За то, что ты меня погубил?

— Признательность за то, что я дал тебе средство вырваться из столь постыдного тупика и подняться до благородного положения маркизы.

— «Руководство» не имеет никакого отношения к нашему с Гарри браку!

Чарлз поклонился какому-то знакомому и любезно приподнял шляпу, а потом снова повернулся к Плам.

— Если ты не понизишь голос, дорогая моя Плам, то вскоре поймешь — молчание, которого ты так отчаянно добиваешься, станет бессмысленным.

Плам сделала глубокий вздох, напомнив себе, что должна думать о Гарри и детях. Она не может врезать Чарлзу по носу, хотя он этого вполне заслуживает.

— Я ничего тебе не должна, Чарлз, ни благодарности, ни признательности.

— Увы, — гнусно ухмыльнувшись, отозвался он. — Я боялся, что ты займешь такую достойную сожаления позицию. Позволь напомнить тебе о весьма своеобразном положении, в котором ты оказалась. Из того, что я успел понять вчера на балу, ты вышла за Росса совсем недавно, и никто, кроме меня, пока не знает, что маркиза Росс и вульгарная Вивьен ла Блу — одно и то же лицо. Сомневаюсь, что это известно даже твоему благородному мужу.

Плам хотела возразить, но сообразила, что Чарлз сразу раскусит ее вранье. Поэтому сделала лучшее, что могла, пытаясь спасти положение:

— Гарри знает о тебе. Я ему все рассказала.

— Вот поэтому я и предпринимаю все усилия, дабы не столкнуться с этим джентльменом. Из того, что я слышал, он не поколеблется бросить мне вызов, а я, моя дорогая, как тебе наверняка известно, любовник, а не боец.

Он говорил таким липким тоном, что желудок Плам сжался, но она стиснула руки, чтобы удержаться и не ударить его.

— Сколько ты хочешь?

Чарлз ухмыльнулся:

— Думаю, сумма в пять тысяч меня устроит. Пока.

— Пять тысяч! — Плам вытаращила глаза, чувствуя, как перепутались все мысли. — У меня нет пяти тысяч фунтов!

— Нет? Мне казалось, что успех «Руководства по супружеской гимнастике» был достаточно громким, чтобы ты смогла уделить малую толику мужчине, которому обязана всем.

— Деньги за «Руководство» закончились давным-давно, и уж в любом случае тебе я ничем не обязана. Что до названной тобой суммы, это нелепо. У меня просто нет таких денег.

— Ах, но у мужа твоего они есть. — Чарлз наклонился над ней, и Плам отпрянула. — Это я тоже проверил. Росс — один из самых богатых маркизов, украшающих наш прекрасный остров. Я уверен, если ты хорошенько подумаешь, то найдешь повод получить от него эти деньги. Насколько я понимаю, у многих леди имеются карточные долги на куда большие суммы.

Плам в бешенстве едва не плюнула в него, стиснула зубы и вонзила ногти в ладони, чтобы не кинуться на Чарлза с кулаками.

— Я не играю в карты, — произнесла она в конце концов.

Чарлз пожал плечами:

— Оставляю тебе возможность самой придумать причину, моя дорогая, И совершенно уверен, что тебе не захочется разрушать как свой недавний брак, так и репутацию твоего мужа из-за того, что слухи о твоей литературной деятельности дойдут до ушей общества.

— Ты низкий человек, — не удержалась Плам. — Двадцать лет назад я считала тебя омерзительным, но теперь ты превратился в подлое, гнусное существо. Меня от тебя тошнит.

Чарлз засмеялся, поймал ее руку и прижался к ней губами, одновременно устраивая целое представление из поклона, несмотря на недовольное ворчание Хуана.

— Знаешь, я не хотел возвращаться в Англию, а теперь с нетерпением смотрю в будущее. Я предвкушаю достойное вознаграждение за свои прежние старания. Кстати, дай мне знать, когда запланируешь издание следующей книги. — Он наглым взглядом оглядел Плам с ног до головы. — Буду очень рад и дальше руководить твоими опытами в супружеских упражнениях.

Быстро отступив назад, до того как Плам успела залепить ему еще одну пощечину (хотя вообще-то она собиралась всадить кулак ему в живот), Чарлз вернулся к своему коню с таким видом, будто у него не было ни единой заботы.

Хуан мгновенно подскочил к Плам, агрессивно выпятив челюсть и злобно глядя вслед Чарлзу.

— От него воняет. Он больше не обижал вас, прекрасная леди?

— В том смысле, о котором вы говорите, — нет.

— Идемте за дьяволятами? — спросил дворецкий, кивнув в ту сторону, куда ушли Том и дети.

Плам поколебалась, не зная, то ли пойти за ними, то ли вернуться назад, чтобы освободить желудок в ближайшую посудину — после беседы с Чарлзом, а не из-за младенца, которого носила под сердцем.

— Наверное, нет, — медленно произнесла она. — Том сама справится с детьми — один Господь знает, почему они предпочитают ее, а не меня. Думаю, я лучше вернусь домой…

И тут ей в голову пришла отличная идея.

— Нет, — сказала она, когда Хуан повернул в сторону дома, и показала направо, на Пиккадилли. — Я передумала. Хочу поехать на Олд-Бонд-стрит. Вы не найдете мне кеб? Пешком туда идти довольно далеко, а я хочу побывать в библиотеке Хукмана и попасть домой до возвращения детей. Мне нужно многое обдумать, очень многое, и мысли эти весьма неприятные.

Хуан, ничего не сказав, пошел за кебом.

От Чарлза нужно избавиться, вот и все. Плам избегала слова «убийство», но все мысли вели именно к нему. Если бы речь шла только о ней, она бы о таком и не подумала, но есть Гарри и дети. Да, Чарлза придется устранить.

— Надеюсь, у Хукмана найдется книга, где рассказывается о том, как убить кого-нибудь и не попасться, — вздохнула она, шагая вслед за Хуаном.


— Боже милостивый, они тонут! Спасите! Спасите их!

Николас Бриттон, старший, хотя и незаконный сын графа Уэссекса, замер с двумя блестящими новенькими гинеями в руке, которые собирался отдать проститутке, и глянул в сторону искусственного озера, известного под названием Серпентайн. Проститутка, испугавшись, что останется без денег, выхватила гинеи из руки Николаса и поспешила прочь. Ник, не обратив на это внимания, направился к озеру. Увидев знакомую девушку с короткими кудрявыми темными волосами, скинувшую туфли и собравшуюся нырнуть в воду, он сощурил серые глаза. В озере, в нескольких футах от берега, барахтались и пронзительно кричали какие-то дети. Думая только о том, что детей необходимо спасти, Ник помчался на выручку и прыгнул в воду, даже не разувшись.

— Спасите их! — закричала Том, показывая на детей. Сама она не могла до них добраться, ей мешали раздувшиеся в воде юбки, а дети, окруженные кучей игрушечных корабликов, явно тонули.

— Спокойствие! — прокричал Ник, в несколько мощных гребков доплыв до детей. — Я уже здесь, не волнуйтесь. Ведите себя спокойно, и я всех вытащу. — Он схватил за туловище ближайшего ребенка, но тот (мальчик лет восьми-девяти) пнул его по ноге и укусил за руку.

— Да спасите же их, они тонут! — снова заорала Том.

— Я пытаюсь, — прорычал Ник, сражаясь с мальчиком и пытаясь дотянуться до барахтавшейся рядом девочки. — Не сопротивляйся, я тебя держу! Тебе уже ничто не угрожает!

— Да не детей! — завопила Том, хватая один из игрушечных корабликов. — Они умеют плавать. Мышей, спасайте мышей! Они тонут!

— Мышей? — Ник посмотрел на сине-зеленый кораблик, прыгавший на волнах рядом с ним. И действительно, на нем, отчаянно цепляясь за мачту, болталась белая мышка. Мальчик сильно пнул Ника по почкам и вырвался. Только сейчас до Ника дошло — во-первых, воды здесь только по пояс, а во-вторых, он рисковал здоровьем и жизнью ради спасения мыши.

Ну, честно говоря, насчет здоровья и жизни он несколько преувеличил, но в данных обстоятельствах это преувеличение было вполне оправдано.

— Мышей? — взревел он, глядя на Том, уже схватившую второй кораблик и вытащившую оттуда грызуна. — Я прыгнул в воду, полностью одетый, чтобы спасти мышей?

— А вас никто и не просил, — негодующе ответила Том.

Ник изо всех сил старался не обращать внимания на эффект, производимый водой на легкий газ ее платья, но только святой не оценил бы дивных очертаний тела Том, а Ник святым не был.

— Я отчетливо расслышал, как вы кричали: «Спасите их, они тонут». Если это не просьба о спасении…

— Мышей, — оборвала его Том, дотягиваясь до третьего кораблика. Дети, уже наплававшись, выбрались на берег и оттуда подавали советы и предложения, как выловить оставшиеся кораблики.

Ник выудил с ближайшего кораблика промокшую мышь и швырнул кораблик на берег, где на него набросились сразу двое промокших детей и начали спорить о том, чей он.

— Я же не знал, что вы вопите из-за мышей. Я думал, это дети тонут. Учитывая все обстоятельства, ошибка вполне логичная.

— Ну и?.. — осведомилась Том. На ее плече сидели сразу три мокрых мыши. Она показала пальцем на последний кораблик, плававший в самой середине озера.

— Ну и что? — отозвался Ник, прекрасно понимая, чего она хочет.

— Вы что, не собираетесь его вытаскивать? Он может в любую секунду утонуть.

— Я не спасаю мышей, — с великим достоинством отрезал Ник — ну, настолько великим, насколько это возможно, если ты промок и сжимаешь в руке извивающуюся белую мышь.

— Нет, вы грабите, но даже у грабителей могут быть высокие моральные устои — по крайней мере по отношению к некоторым вещам. Вы же не хотите нести ответственность за гибель несчастной невинной мышки?

— А почему нет? Не понимаю, ради чего я должен ее спасать.

Том наградила его взглядом, который испепелил бы любого менее стойкого мужчину.

Ник дошлепал до нее по воде, против воли восхищаясь тем, как чудесно мокрое платье облегает изгиб ее бедер и высокую грудь. Он швырнул Том свою мышь, посмотрел на девушку, надеясь, что взгляд получился твердым и несгибаемым и ни в малейшей степени не отразил стремительно растущей влюбленности, и поплыл обратно, чтобы вернуть на берег последний кораблик и его пассажира.

— Вот видите? Все-таки в вас есть что-то хорошее, — приветствовала его Том, когда он, хлюпая мокрой обувью, выбрался на заросший травой берег с корабликом и мышью в руках. — Я знала, что вы не можете быть совсем уж плохим. Диггер! Только глянь на Руперта! Он едва не утонул!

— Он едва не утонул, — пробормотал Ник, выливая воду из ботинок.

— Руперт не умеет плавать, — пояснила Том, целуя мышонка в маленькую мокрую голову. — Думаю, что они пострадали достаточно. Нужно их отпустить.

— Полагаю, так будет лучше для всех участников, — довольно кисло отозвался Ник, пытаясь отжать свой жилет.

Том выпустила мышей на свободу, в ближайший кустарник, подняла глаза и так ослепительно улыбнулась Нику, что он мгновенно забыл свое недовольство.

— Вы очень храбро прыгнули в озеро. По правде говоря, выглядело крайне эффектно. Меня это очень впечатлило.

— В самом деле? — просиял Ник.

— Ну конечно. В конце концов, грабители обычно действуют только на суше, а вы превосходно справились и в воде. Жаль, что вам пришлось промокнуть, — добавила она, глядя на его грудь, — но, думаю, это пойдет только на пользу вашей одежде.

Ник посмотрел на свой потрепанный наряд, который он надевал, желая остаться инкогнито, и уже хотел признаться ей, кто он такой и почему тайком пробрался в дом прошлым вечером, но решил, что молчать будет мудрее. Он поклонился, снял с плеча водоросль и протянул ее Том с таким видом, будто это наиредчайшая оранжерейная роза.

— Всегда к вашим услугам.

Она, хихикнув, взяла водоросль, быстро собрала всех детей и отпустила лакея, кинув взгляд на Ника.

— Ваши братишки и сестренки довольно… шустрые, да? — спросил он Том, отгонявшую ребятишек подальше от озера. Самый старший мальчик показался ему знакомым, но Ник никак не мог вспомнить это веснушчатое лицо.

— О, они мне не братья и не сестры, у меня вообще нет братьев и сестер. Это приемные дети моей тети. В смысле — дети ее мужа.

— А, — сказал Ник. — И кто же ее муж?

Том поджала губы, словно обдумывала вопрос. Нику ужасно захотелось поцеловать ее, хотя он прекрасно понимал, что не имеет на это никакого права, во всяком случае — пока она считает его грабителем.

— Не следовало бы вам говорить, но если я не скажу, вы можете по ошибке ограбить дом Гарри, так что, наверное, лучше сказать.

— Гарри?

— Гарри, новый муж моей тети. Лорд Росс. Он маркиз, и не думаю, что он легко отнесется к ограблению, поэтому буду вам очень признательна, если вы вычеркнете его дом из списка ваших возможных жертв.

Ник едва не поперхнулся, откинул с лица мокрые волосы и посмотрел на бегущих впереди детей. Эти неопознанные чудовища и есть дети Гарри? Конечно, последние несколько лет он провел в Оксфорде, где ему в голову вколачивали знания, но неужели он так давно не видел ребятишек? Ник мысленно сосчитал и сообразил, что прошло почти пять лет с тех пор, как он сопровождал в Роузхилл отца и мачеху.

Том смотрела на него, встревожено нахмурившись, и Ник поспешил ее успокоить:

— Пожалуй, я могу дать вам клятву, что никогда не буду грабить лорда Росса.

— О, хорошо, — с откровенным облегчением отозвалась она и остановилась, прежде чем пересечь оживленную улицу. — Надеюсь, вы поняли почему. Гарри, конечно, не такой крупный мужчина, как вы, но тетя говорит, он дрался на дуэлях. Разумеется, вызов он вам не бросит, потому что вы не джентльмен, но если надумаете его ограбить, он вас здорово побьет.

— Наверняка, — согласился Ники уже хотел объяснить, что пусть он и не аристократ, но тем не менее джентльмен. Они как раз вступили в узкий переулок между двумя домами, дети помчались вперед, и Ник решил, что это короткая дорога к лондонскому дому Гарри. Но прежде чем он успел хоть что-то сказать, Том ахнула и ринулась к детям.

Там, впереди, ярдах в двадцати от них, в ужасе вопили все пятеро. Они, то и дело оборачиваясь, бежали навстречу Том, а на них надвигалась карета. Кучер съехал на сиденье в сторону, словно потерял сознание, а лошади, покрытые пеной, грохотали копытами по узкому переулку.

Ник, помчавшийся следом за Том, одним быстрым взглядом охватил детей, лошадей и безопасное расстояние. Он никак не успевал вытащить детей из переулка, а для того чтобы карета их миновала, не хватало места. Лошади явно перепугались и обезумели, они растопчут любого, кто окажется у них на пути. Единственный выход — крохотная площадка для мусора слева. Если он сумеет оттолкнуть детей туда, они будут спасены.

Ник промчался мимо Том, которая, похоже, пришла к тому же выводу и теперь махала рукой влево и кричала детям, чтобы они бежали на эту мусорную площадку. Ник пробежал мимо Индии и Энн и выхватил из рук Диггера самого маленького мальчика.

— Беги! — заорал он Диггеру, неуклюже кидаясь за ним. Том, добежав до девочек, толкнула их на площадку, Эндрю прыгнул следом. Лошади надвигались, грохот копыт в этом замкнутом пространстве просто оглушал, перекрывая шум крови в ушах. На спину Нику падала лошадиная слюна. Собрав последние силы, он тоже отпрыгнул в сторону, прикрыв Мактавиша от удара о кирпичную стену, но ударившись об нее сам. Лошади промчались мимо, следом волочилась карета, разметав по дороге ведра с мусором.

— Стойте здесь! — прокричал Ник, поднялся на ноги и бросился за каретой.

— Ник! — закричала ему вслед Том, но он не остановился. Если лошади вырвутся на улицу, опасности не миновать. Он добежал до конца переулка и остановился. Кучер сидел прямо, крепко удерживая в руках вожжи, и смотрел в сторону переулка. Увидев Ника, он хлестнул лошадей кнутом и, не обращая ни на кого внимания, помчался вдоль по улице.


Глава 13


— О, ну это уж и вовсе нелепо, — сказала себе под нос Плам, стоявшая за бюстом Шекспира, и снова посмотрела в книгу. — «Наденьте петлю на указательный палец правой руки…» Да, я так и сделала. «Перехватите оставшуюся часть вашей удавки левой рукой, бесшумно приближаясь к жертве». Бесшумно, вот в чем смысл, так? Так, где это… «Левой рукой перекиньте удавку через голову жертвы…, ммм… сильно ее перекрутите… жертва должна находиться на расстоянии вытянутой руки…» Да-да, я все это сделала. «Удушение должно произойти мгновенно…» Тьфу!

Плам нахмурилась, глядя на Шекспира. Вряд ли Чарлза задушить будет легче, а у нее не получается как следует даже в тренировке на статуе. И все же Плам питала слабую надежду, что с крепкой веревкой и живым человеком все получится удачнее.

— Я просто плохо стараюсь, — решила она, сдергивая с бюста ленту. — Не может быть, чтобы это было так сложно. В книге сказано, что самое главное тут — элемент неожиданности. Очень хорошо, буду упражняться, пока не наберусь уверенности.

Она сделала на правой руке петлю и, беззаботно насвистывая, направилась к бюсту Шекспира с таким видом, будто невинно прогуливалась в саду, а мысль об удушении ей даже и в голову не приходила. Приблизившись к бюсту, Плам перебросила ленту через голову Шекспира и резко дернула назад, как говорилось в книге, да только забыла, что бюст не закреплен.

— А-а! — завизжала она, когда бюст пролетел мимо нее прямо к двери, как раз в этот момент распахнувшейся. На пороге стояла Том.

Бюст ударился об стенку, грохнулся на пол и разлетелся на дюжину гипсовых кусков.

— Что ты такое делаешь, тетя Плам?

Плам от души вздохнула и бросила ленту в сторону разбитого бюста.

— Пытаюсь задушить Шекспира, но без толку. Оказывается, я совершенно не умею никого душить. Придется придумать что-нибудь другое, но я как-то не думаю, что смогу его пристрелить.

— Кого пристрелить? — спросила Том, перешагивая через черепки и закрывая за собой дверь.

— Чарлза, — ответила Плам и тут заметила, что на племяннице насквозь мокрое платье. Она подбоченилась и выдала Том свой самый сердитый взгляд. — Разве я не говорила тебе, чтобы ты не разрешала детям купаться в озере?

Том отмахнулась. Щеки ее возбужденно пылали.

— Это все мыши! Эти сорванцы усадили в свои корабли кучу мышей и не признавались мне, пока те не начали тонуть. Но ты, ни за что не догадаешься, что случилось по дороге домой!

— Ты получила множество непристойных предложений от джентльменов, решивших, что ты упражняешься в сомнительном искусстве прогулок в мокром муслине?

— Да нет же! Детей едва не растоптали взбесившиеся лошади! Это было так захватывающе, и если бы не Ник, мы бы все погибли. А почему ты пытаешься убить Шекспира?

У Плам подогнулись колени, и она рухнула в кресло, чувствуя, как отчаянно колотится сердце.

— Мне нельзя ни волноваться, ни пугаться. Я должна оставаться спокойной. Ради ребенка я должна всегда оставаться спокойной.

— Ты беременна? — Том опустилась рядом с ней на колени. — Должно быть, ты в восторге. А Гарри уже сказала?

Перед глазами Плам плясали образы маленьких гробиков.

— Дети… они целы? Все?

— О да, разве я не сказала? Их спас Ник. Он очень храбрый, хотя и грабитель. Собственно, он проводил нас домой. И хотел увидеться с Гарри, наверняка чтобы потребовать вознаграждения, но Гарри еще нет дома, так что я ему сказала, чтобы он пришел попозже. Тетя Плам? С тобой все в порядке? Ты немного побледнела.

— Вас спас грабитель? — дрожащим голосом спросила Плам. У нее так сильно кружилась голова, что она почти не сомневалась — еще секунда, и она упадет в обморок. Но все же Плам была не из тех леди, что то и дело теряют сознание, поэтому она сделала над собой усилие и попыталась обуздать разбушевавшиеся чувства.

— Да, он довел нас до дома. У него очень приличные манеры, особенно для головореза.

— Том!

— Да?

— Почему ты позволила грабителю провожать вас домой?

— Он очень славный грабитель, — отозвалась Том, теребя в руках мокрый подол, — Я уверена, если бы ты его увидела, то и сама бы поняла.

Плам хотела ей что-нибудь сказать, но никак не могла облечь мысли в слова.

— С детьми все в порядке? — спросила она еще раз, не в силах придумать что-то другое.

Том кивнула, улыбнулась и похлопала тетку по руке.

— Да, все хорошо. Промокли немного, но ничего страшного. Я отправила их наверх, к Герти и Джордж, переодеться в сухое. А кто такой Чарлз, которого ты собралась убить?

— Чарлз, мой Чарлз! Точнее, тот Чарлз, который был моим, хотя по закону никогда не был, чему я ужасно рада, потому что теперь у меня есть Гарри. — Слегка оглушенное, сознание Плам потихоньку возвращалось к привычной ясности. Пожалуй, нужно рассказать Гарри о последнем происшествии с детьми. Может быть, он все-таки решит, что в городе они стали чересчур своевольными, и отправит их назад, в деревню, и тогда у Чарлза не будет возможности… Ох, ничего не выйдет. Даже если Гарри отправит их домой, сам-то он останется тут, а Чарлз просто будет его избегать, одновременно распуская слухи про Плам. Нет, нужно остаться в Лондоне и разобраться с ним.

Том резко втянула воздух.

— Я думала, он умер.

— Я тоже. А он не умер. Он очень даже жив и шантажирует меня.

Том потрясение выдохнула. Зная, что племяннице можно доверить любой секрет, Плам посвятила ее в подробности утренней встречи с Чарлзом и в довершение сообщила о том, какой выход нашла.

— Ты собираешься его убить? — изумилась Том.

— Я другого выхода из положения не вижу, а ты?

— Хммм. — Том немного подумала и помотала головой. — Нет. Думаю, ты права. Единственный способ навсегда от него освободиться — это заставить его замолчать навеки. И как ты собираешься это сделать?

— Понятия не имею, — довольно сварливо ответила Плам. Уж если кто и имеет право на раздражение, так это она. — В книге, которую я взяла у Хукмана, описываются способы казни, а не убийства. Не думаю, что Чарлз добровольно сунет голову в петлю или позволит привязать себя к лошадиному хвосту. Еще можно застрелить, но у меня даже пистолета нет, уж не говоря о том, что я не умею стрелять.

Том поднялась и начала расхаживать по комнате.

— А что, если поджечь его дом?

Плам отмахнулась:

— Нет, тогда и другие пострадают, а за грехи Чарлза никто страдать не обязан.

— Мм. Ну, утопить его.

— Сложно организовать.

— Лук и стрела?

— Я никогда не попадаю в цель.

Том остановилась перед теткой.

— А как насчет яда?

— Ну, я же не знаю, какой яд ему дать! Нет, это ужасно нелепо! — воскликнула Плам, тоже вскочила и начала расхаживать по комнате вместе с Том. — Мы две умные, хорошо образованные женщины, и вдруг не можем придумать такой простой вещи — как убить мужчину.

— Это у тебя есть литературные способности, — заметила Том. — Что бы ты придумала, если бы писала книгу?

— Устроила бы несчастный случай, чтобы вычеркнуть его из сюжета! — рявкнула Плам, села и расплакалась. Все бесполезно! Как она ни пытается оправдать необходимость убийства Чарлза, просто невозможно смириться с мыслью, что нужно отнять у него жизнь. А теперь, раз она такая слабохарактерная, Чарлз расскажет всем, кто она такая, и Гарри ее бросит, и она погубит жизни его детей, и жизнь Том тоже, и бедного, еще не рожденного младенца, и ее собственная жизнь превратится в кошмар, и Плам окажется в сточной канаве, и почему, о почему Чарлз не утонул, хотя все говорили, что он утонул?!

— Мне так жаль, тетя Плам. Я могу хоть что-нибудь сделать?

— Нет. Все безнадежно. Мне больше никто не может помочь. — Несмотря на эти мрачные предсказания, Плам мысленно заставила себя встряхнуться. Она просто обязана найти выход из этого ужасного положения. Она не позволит Чарлзу разрушить их жизнь. Если его нельзя убить, то как ему помешать? Угрозами? Подкупом? А как насчет скандала — такого жуткого, что обещание обнародовать его обеспечит молчание Чарлза?

Том металась по комнате, ломая руки, иногда останавливалась, чтобы погладить тетку по плечу и пробормотать бесполезные слова утешения, но Плам ничего не замечала: она обдумывала несколько идей, как организовать скандал, который заставит Чарлза молчать насчет ее прошлого.

— Наверное, это единственный вариант, — негромко произнесла она, чувствуя, как в душе снова вспыхнула решимость. — Да, так и есть. Но мне потребуется помощь… кто-то должен будет выполнять мои указания. Кто-то не особенно щепетильный, кому не страшно замарать руки, если можно так выразиться.

— Помощь? Указания? — Страдальческий вид Том мгновенно сменился оживлением. — В смысле с твоим планом насчет Чарлза?

— Да, — ответила Плам, ошеломленная богатейшими возможностями, открывшимися перед ней, едва стоило задуматься о том, как заставить Чарлза держать язык за зубами. Она испытывала громадное облегчение от того, что угрожать не придется и искать деньги для подкупа — тоже. Ее способ намного проще. Она заплатит кому-нибудь, чтобы подготовить настолько отвратительный скандал, что Чарлз будет вынужден отказаться от шантажа, лишь бы Плам не воплотила свой план в жизнь.

— Я знаю человека, который тебе поможет! — Том стиснула руки Плам, вынудив тетку подняться на ноги. — Он сделает все, что ты захочешь! Он умный, толковый, и если ты расскажешь ему, что тебе нужно, он это сделает!

— И кто это? — спросила Плам, гадая, не повредил ли мозговой штурм такой юной девушке, как Том.

— Ник!

— Кто? О, твой грабитель?

— Да, он! — Том обняла себя за плечи и закружилась по комнате. — В своей нещепетильности Ник весьма щепетилен и вежлив. Он будет не против выполнить все, о чем ты его попросишь, даже… гм… ну, ты знаешь.

Плам в замешательстве моргнула, глядя на племянницу.

— Ну, что ты упоминала раньше, — понизив голос, сказала Том. — Ну, ты понимаешь… нехорошее.

— А! — Она говорит о скандале. Плам немного подумала. Грабитель отлично подойдет на роль разжигателя скандала. Человек, занятый подобным ремеслом, наверняка не будет против помочь ей в справедливом деле. — Да, в этом есть смысл. Мне не придется действовать самой, что, признаться, вызывало у меня некоторое беспокойство. Отлично, я поговорю с этим твоим грабителем, но ничего не обещаю! Мне придется проверить все варианты, и я буду наводить справки о других возможных исполнителях, пока не пойму, может ли твой грабитель выполнить эту работу или же придется нанимать кого-нибудь другого. Спасибо, Том! Вполне вероятно, что ты спасла нас всех.

Гарри, вернувшись домой после короткой встречи с несколькими тщательно выбранными сыщиками с Боу-стрит, очень удивился, услышав, что в кабинете его ждет некая персона явно дурной репутации. Еще больше он удивился, обнаружив, что указанная сомнительная персона — его крестник.

— Ник! Какого дьявола ты тут делаешь, промокший до костей и в этой отвратительной одежде? — Несмотря на вызвавший возражения наряд, Гарри обнял крестника, отметив про себя, что Ник, внешностью всегда напоминавший отца, стал просто копей Ноубла: такая же крупная фигура, черные волосы и серые глаза. — Ты здорово вырос, — добавил он. — Пожалуй, на дюйм-другой стал выше меня.

Ник, не отвечая на подшучивание, обнял Гарри так, что у того кости затрещали.

— Отец говорил, что ты много лет назад повесил свою шпионскую шляпу на гвоздь. Ты же не вернулся к работе, нет?

Гарри, немного удивившись серьезному взгляду серых глаз Ника, покачал головой и показал на одно из двух кресел. Он не видел крестника несколько лет. Гарри провел в уме кое-какие арифметические подсчеты и с изумлением понял, что Нику уже двадцать три года. Неужто и впрямь прошло столько времени?

— В общем-то нет. Провожу небольшое расследование по поводу события, случившегося много лет назад, но это не работа — не настоящая работа. А почему ты спрашиваешь?

— Сегодня днем кто-то пытался убить твоих детей.

Гарри выскочил из кресла и оказался на полпути к двери, прежде чем его остановил голос Ника:

— С ними все в порядке, Гарри. Там были Том и я. Никто не пострадал. Я проводил их домой, просто чтобы убедиться, что не будет новой попытки. — Ник нахмурился и выпятил нижнюю губу. — Я почти уверен, что это было покушение, но допускаю, что мог быть и несчастный случай…

Слова «несчастный случай» эхом отдались в голове Гарри. Плам волновалась по поводу большого числа несчастных случаев, происшедших в последнее время с детьми… но это же глупо! Просто нелепые происшествия, вызванные необдуманной решимостью детей воплощать в жизнь любую идею, пришедшую в голову.

Или нет?

— Расскажи, что произошло, — медленно произнес Гарри, снова опустился в кресло, уперся локтями в колени и подался вперед. — Подробно расскажи обо всем, что произошло.

Ник поведал ему весьма знакомую историю — дети отправили в плавание на своих деревянных корабликах кучу мышей, но когда он рассказывал о том, как им едва удалось избежать столкновения с каретой, Гарри пробрала холодная дрожь.

— Ты уверен, что лошади успокоились, когда карета выехала из переулка на улицу?

Ник кивнул.

— Должно быть, кучер притворился, что потерял сознание. Он совершенно точно оглянулся на переулок, а когда увидел меня, сильно хлестнул лошадей и рванул по улице. По дороге домой я спросил Том, всегда ли они возвращаются этим переулком, и она ответила, что вы в Лондоне всего три дня, но каждый дети возвращаются из парка именно этим путем. Нет, это не могло произойти случайно. — Ник поднял на крестного отца встревоженный взгляд. — Кто хочет причинить вред твоим детям, Гарри?

— Кто-то, у кого очень хорошая память, — негромко отозвался Гарри, думая о письме, которое показал ему Брайсленд. Гарри охватило холодное бешенство, бешенство настолько сильное, что он испытывал безрассудное желание разбить что-нибудь. Он всегда был готов к тому, что ему может угрожать опасность, это была часть выбранной им работы, но мысль о том, что из-за него будет страдать семья… На секунду Гарри закрыл глаза и сжал кулаки, чтобы не разгромить комнату.

— Я помогу тебе, — произнес Ник, прекрасно понимавший, какую внутреннюю борьбу переживает сейчас Гарри, пытаясь обуздать свой гнев. — Можешь рассчитывать на меня и моих людей.

Гарри открыл глаза, не зная, что они потемнели от ярости.

— Прости, я как-то сразу не подумал спросить и с Ноублом толком не успел поговорить. Как продвигается твоя работа?

Ник пожал плечами:

— Как и ожидалось. Ты наверняка слышал, что в парламенте обсуждают очередную реформу. Новая жалкая попытка покончить с проституцией, не затрагивая при этом главных вопросов — нищеты и классовых структур. Мы делаем, все, что можем, чтобы помочь женщинам, которые искренне хотят начать жить по-другому, но это все равно, что пытаться камешками забросать океан.

Гарри даже сумел улыбнуться. Честно говоря, улыбка получилась мрачная.

— Все еще пытаешься спасти мир? Сначала — подкидыши и законы о детском труде, потом — ветераны войны, а сейчас ты взялся за подопечных Джиллиан?

Ник усмехнулся:

— Если она что-то решит, то может убедить кого угодно. — Он показал на свою мокрую помятую грязную одежду. — Последние несколько недель я провел в публичных домах, пытаясь выяснить, что за мадам стоит за особенно гадкими борделями. В течение двух месяцев были убиты четыре проститутки. Джиллиан ужасно тревожится из-за этого, поэтому я расспрашивал девушек — вдруг они что-то знают? Продвигаюсь с трудом, но, кажется, я все-таки нащупал ниточку. Впрочем, я буду более чем счастлив отложить это занятие, если тебе понадобится моя помощь. Мрачная улыбка Гарри чуть просветлела.

— Спасибо. Может быть, я и воспользуюсь твоей помощью, но кое-что для безопасности своей семьи могу сделать и сам.

Ник снова усмехнулся:

— Кстати, о твоей семье. Я весьма одобряю твой выбор племянниц. Том — девушка умная и в любых обстоятельствах сохраняет хладнокровие, даже если ей не доставляет никакого удовольствия дружить с грабителем.

Гарри выгнул бровь, посмотрел на потрепанную одежду Ника и подумал, что в последнее время его жизнь стала очень интересной… Впрочем, эта мысль перестала казаться ему забавной, едва он представил себе взбесившихся лошадей, мчавшихся прямо на детей.

Они поговорили еще немного, и Ник ушел по своим делам. Гарри собрал всю мужскую прислугу и дал четкие и строгие распоряжения на случай появления в доме незнакомых людей. Кроме того, Хуану он отдельно приказал ни в коем случае не оставлять без присмотра ни Плам, ни детей.

— Я больше никогда не позволю, чтобы к леди Плам приставали! — со свирепым блеском в глазах воскликнул Хуан. — Сегодня в большом парке какой-то мужчина сунулся своим большим английским лицом к моей прекрасной леди и начал говорить такие вещи, что она ударила его по щеке, но больше он этого не сделает. Я уж позабочусь.

— Мужчина приставал к Плам? — испуганно замерев, спросил Гарри. — Когда? Где? Кто? С ней ничего не случилось?

Хуан тряхнул головой и похрустел пальцами.

— Сегодня, когда леди, молодая мисс и ваши дьяволята гуляли в большом парке. Не знаю, кто он, этот мужчина, но Плам… о, у нее огонь в сердце! Она ударила его по лицу, а я велел ему уйти, и он ушел. Потом мы пошли в очень скучный магазин, где только книжки и старые леди, и никто не обращал на нас внимания, а потом вернулись домой.

Гарри испытал некоторое облегчение, поняв, что Плам не настолько расстроилась, чтобы отменить запланированные визиты, но решил, что настало время поговорить с ней.

— Если еще раз увидишь человека, который к ней приставал, немедленно сообщи мне.

— Да я буду счастлив вырвать ему сердце и растоптать его, если он опять обидит мою самую пылкую леди!

— Не сомневаюсь, — сухо ответил Гарри, — но думаю, что сначала ты все-таки должен сообщить мне. И не забывай о моем приказе.

Хуан поклялся в вечной верности. Гарри, чувствуя себя чуть лучше, но все равно встревоженный, направился в гостиную Плам. Он решил нанять нескольких сыщиков, чтобы присматривали за детьми, когда те выходят из дома. Плам сидела у своего секретера и водила кончиком пера по губам, раздумывая над письмом. При виде жены в Гарри снова запылала любовь. Если что-то случится с сыном или дочерью, он будет сокрушен, но если с Плам — просто погибнет.

Гарри постоял минутку, глядя на нее. Плам улыбнулась и встала, чтобы поздороваться. Гарри никак не мог понять — как же это случилось, когда он настолько полюбил свою жену, что от одной мысли о том, что он может ее потерять, все внутри сжимается от горя.

— Гарри! Ты вернулся раньше, чем я думала. Я так рада, что ты уже дома! Хотела даже послать за тобой, но не знала куда. Ты просто не поверишь, что случилось… С детьми все хорошо, со всеми, никто ни капельки не пострадал, но они едва не попали в ужасное происшествие!

Плам рассказала ему обо всем, что произошло с детьми, причем, не допуская зловещих ноток, преподнесла все так, словно это был просто несчастный случай, которого им удалось избежать. Гарри поколебался, не зная, рассказывать ли, что случилось на самом деле. Его переполняло желание защитить ее и уберечь семью, но в конце концов Гарри признал, что Плам — умная женщина и чем больше ей известно, тем лучше она сможет уберечься от опасности.

Он взял ее руки в свои и подвел Плам к сине-зеленой кушетке.

— Теперь я всегда буду сообщать тебе, куда пошел, чтобы ты знала, где меня найти, если возникнет такая необходимость. Что до происшествия с лошадьми, я о нем уже слышал. Плам, помнишь, несколько недель назад ты мне сказала, что все как-то странно — слишком часто с детьми что-нибудь случается?

Плам посмотрела на свои руки.

— Да. Гарри, я понимаю, что не сумела стать для них идеальной мачехой…

— Я не думаю, что это были случайности, — перебил он, не обратив внимания на слова о плохой мачехе. Ни у кого не может быть столько терпения и снисходительности по отношению к порожденным им пятерым сорванцам — пятерым дорогим сорванцам, за каждого из которых он будет сражаться до последней капли крови. — У меня есть основания думать, что кто-то сознательно пытается причинить им вред.

— Причинить им вред? — Лицо Плам побледнело, она крепко стиснула его руки. — Но кто может желать зла детям?!

— Я еще точно не знаю, но через день-другой непременно выясню. Это как-то связано с моим прошлым, с той работой, которую я выполнял. — Он коротко описал ей свою работу с министерством внутренних дел, заверив, что давно отошел от шпионской деятельности.

— Кто-то пытается навредить детям, — повторила Плам, не сразу поверив его словам. Потом встала, крепко сжав кулаки и гневно запылав щеками. — Я его уничтожу!

Гарри немного испугался страстности ее слов, но одновременно они его согрели. Только Плам может так любить его детей. Такие, как она, действительно встречаются одна на миллион.

— Это не обязательно, милая. Я уже предпринял определенные шаги, чтобы защитить всех вас, но все равно хочу предупредить тебя, чтобы ты понимала, что происходит, и не пыталась избавиться от лакеев или Хуана, когда они будут вас сопровождать. Я пошлю человека в Эшли-Корт, чтобы он попробовал разобраться с тамошними происшествиями, но не думаю, что он много найдет.

— В Эшли-Корт? — Плам поморгала, с любопытством посмотрев на него. — Но… ведь это случилось несколько недель назад!

— Да, — согласился Гарри. Он представил себе, как кто-то выслеживал его детей и проникал в дом, чтобы им навредить. — Да, человек, который это делает, затаил против меня старую вражду. Сейчас специальные агенты проверяют все возможные источники информации тут, в городе.

— О, — отозвалась Плам и с облегчением села. — Тогда это не мог быть… ты должен найти человека, который за этим стоит, Гарри! Его необходимо остановить.

Гарри уже хотел спросить Плам, кого она имела в виду, но тут жена кинула на него странный взгляд и прикусила нижнюю губу. Все его мысли мгновенно устремились к этой пухлой сладкой губке — какова она на вкус, как он хочет ее поцеловать и получить ответный поцелуй. Он с большим трудом оторвался от мыслей об этой влажной вишневой губке и сосредоточился на словах Плам.

— Раз ты был шпионом, тебе наверняка приходилось… убивать.

Она хочет узнать о тех, кого он убил? Гарри подумал — может, в этом есть какая-то скрытая сторона, которую он не видит, но тут же расслабился. Наверняка она просто беспокоится, есть ли у него опыт защиты от неизвестной персоны, пытающейся навредить детям.

— Да, к сожалению, приходилось. Мне не нравится отнимать жизнь, Плам, и я всегда старался избежать этого, но не мог — и не смогу — допустить, чтобы страдали ни в чем не повинные люди.

Плам кинула взгляд на свой секретер.

— А ты пытался сначала разрешить ситуацию менее фатальными способами? Урезонить человека, к примеру? Подкупить? Ты делал все это, Гарри, прежде чем убить?

Гарри ободряюще улыбнулся. Милая, сладкая, невинная Плам! Он помялся, не зная, стоит ли затевать со своей женой столь отвратительный разговор, но, может быть, это пойдет ей на пользу. Она наверняка поймет, как далеко он готов зайти, чтобы защитить ее и детей. Следующие полчаса Гарри подробно описывал наиболее выдающиеся случаи из своей практики, а она расспрашивала его о способах, к которым он прибегал, чтобы избежать убийства своих врагов, а также интересовалась общими сведениями о сопутствующих событиях. И не будь теперешнее положение столь опасным, Гарри, вероятно, счел бы живой интерес жены довольно забавным. В конце концов он встал и поцеловал ее подбадривающим поцелуем, мгновенно превратившимся в исключительно страстный, стоило ему прикоснуться к сладким глубинам ее рта. И уходил он, вполне довольный той нежной, любящей женщиной, на которой женился.


Глава 14


— Моя дорогая леди Плам! Идите скорее!

— Что такое, Хуан? — рассеянно спросила Плам, водя пером по подбородку. Она размышляла, что лучше — сделать так, чтобы Чарлза обнаружили голым в клетке с обезьянами в Зоологическом саду, или пусть его застукают в пикантный момент с другим мужчиной?

Хуан бросился перед ней на колени. Плам и внимания не обратила на очередной спектакль. Хуан то и дело падал на колени, но обычно это ничего не значило.

— Это самое страшное происшествие! Даже самое катастрофическое!

Плам отхлебнула холодного чая, стоявшего рядом с ней последние два часа, и слегка нахмурилась.

— Что-то горит?

— Нет, это не пожар…

— Кто-нибудь истекает кровью? — Клетка с обезьяной, безусловно, очень заманчива, но, к сожалению, в истории с другим мужчиной опозорится и кто-то еще. А Плам не хотела, чтобы пострадал кто-нибудь, кроме Чарлза. Может быть, его просто застрелят во время попытки ограбления недавно открытого Британского музея?

— Этого я не знаю. Вы должны пойти прямо сейчас, это самое страшное происшествие…

А как насчет проститутки? Может, этого будет достаточно, чтобы опозорить Чарлза? Впрочем, Плам тут же покачала головой. Прежний Чарлз точно не стал бы терзаться угрызениями совести, если бы другие джентльмены узнали, что он пользуется услугами проституток. Хотя опять же, если это будет какая-нибудь не похожая на других проститутка, то может сработать. Плам решила выяснить, существуют ли какие-нибудь сутенеры, предлагающие девушек джентльменам с необычными вкусами.

— Что-нибудь разбито или поломано?

Хуан стиснул ее колени.

— Вы меня не слушаете! Я же пытаюсь вам рассказать…

— Может, в ход пошло оружие? Сабли? Топоры? Ружья?

— Матерь Божья, нет…

— Тогда я не хочу ничего слышать. Я пока очень занята, и раз уж опасность никому не угрожает, то я займусь этим позже, когда освобожусь. Понятно?

— Разумеется, понятно, у меня в ушах не растет картошка. Вы должны пойти со мной…

— Вам понятно, Хуан? — настойчиво повторила Плам и нахмурилась сильнее.

Хуан отпустил ее колени, поднялся на ноги и побрел к двери.

— Вы ведете себя глупо, моя прелестная леди! Я пытаюсь вам сказать, а вы не слушаете. Что мне делать? Я выполняю свою работу. Я пытаюсь вам сказать, но вы, вы и святого доведете, вот что!

— Да-да, спасибо, Хуан. — Может, если распустить слух, что у него чума… нет, тогда пострадают его жена и дети, не виноватые в его грехах. Печально, но чуму вычеркиваем. — Идите пока. Скажите детям, что я займусь ими позже.

— Я никогда не пойму вас, англичан, — заявил Хуан, приняв драматический вид жестоко оскорбленного человека, и зашагал к двери. — То вы суетитесь вокруг детей, а когда их похитили, даже не слушаете. Я больше и пытаться не буду! Все, я умываю руки!

— Отлично, — небрежно отмахнувшись, отозвалась Плам и вернулась к так сильно ее занимавшей проблеме. — Вода! Прекрасная мысль. Если устроить все так, будто он свихнулся на почве воды… Ему будет грозить Бедлам, а этого, конечно же, достаточно, чтобы хоть кого обуздать. Да, это его остановит… Похитили?

Плам вскочила с места сразу же, как только слово проникло в ее сознание. Хуан, знавший своих хозяев куда лучше, чем полагалось, остановился у двери и распахнул ее в тот самый миг, как к ней подбежала Плам.

— Я просто лучший дворецкий, — сообщил он ей, когда она проскочила мимо. — Карета уже ждет.

— Найдите Гарри! — прокричала Плам, сбегая вниз по лестнице. Она пролетела через холл и спрыгнула с крыльца к ждущей ее карете. Двое лакеев уже стояли на запятках; один из них, Сэм, белел свежей повязкой на голове.

Плам, не думая о нем, села в карету.

— Вперед!

За ней захлопнулась дверца, лошади рванули с места, и Плам отбросило назад. Пытаясь сесть ровно, она открыла люк и прокричала кучеру:

— Бен, что произошло? Где дети? Кто их похитил?

— Я толком не знаю, миледи. Сэм пошел в парк с теми двумя людьми, которых его светлость нанял охранять мисс Том и детей, а вернулся домой с окровавленной головой и сказал, что кто-то напал на него и украл детей. Те двое и мисс Том погнались за похитителями.

— Да как же мы найдем их в Лондоне? — взвыла Плам.

Сэм сунул голову в люк:

— Они думали, что я умер, леди Росс. Один из бандитов стоял надо мной и сказал остальным, что все встречаются в руинах.

— В руинах? В каких еще руинах. В Лондоне нет… О! Воксхолл!

В люке появилось лицо Бена.

— И мы так подумали, миледи. Это единственные развалины в Лондоне.

— Остается молиться, чтобы мы успели вовремя… — Плам откинулась на спинку сиденья, готовясь к грядущему ужасу.

— Что это значит — моя жена хотела нанять убийцу? Плам никогда бы ничего подобного не сделала. — Гарри вихрем пронесся по курительной комнате Бриттон-Хауса, чувствуя, как в затылке начинает пульсировать боль. Должно быть, Ноубл ошибся, только и всего. Неправильно прочел записку Том. — Она бы такого не сделала!

— Том надеется, что Ник сможет познакомить ее с кем-нибудь, кто не откажется убить джентльмена, о котором, как она уверяет, никто не заплачет.

— Это смехотворно. Дурацкая шутка. Они просто разыгрывают Ника.

— Не думаю, Гарри. Очевидно, Том сначала спросила Ника, не сделает ли он это сам, но, похоже, решила, что парень слишком щепетилен для убийцы, потому что дальше она пишет — если ему самому не хватит смелости, пусть он порекомендует ее тете того, кто решится.

— Милорды, прошу прощения, что помешал, но у дверей человек по имени Хуан спрашивает лорда Росса. Он говорит, это очень срочно…

— Минутку. — Гарри поднял руку, останавливая невысокого кругленького дворецкого, стоявшего на пороге, и снова обернулся к стоявшему перед ним человеку: — Ты хочешь сказать, что Том написала это письмо Нику? Это шутка, старина, и больше ничего! Ты же знаешь, как женщины любят разыгрывать мужчин. Это у них в крови. Он ей наверняка нравится, и она хочет проверить, насколько он порядочен.

— Милорд, мне кажется, дело и впрямь не терпит отлагательств. Дворецкий Хуан утверждает, что это вопрос жизни и смерти.

— У Хуана вся жизнь — одна сплошная мелодрама, — пояснил Гарри дворецкому Тримейну. — И для него все вопрос жизни и смерти. Не обращайте на него внимания, и он успокоится.

Ноубл нахмурился, глядя в пустой камин, потом задумчиво поднял глаза.

— Я не думаю, что это шутка или проверка, Гарри. Том очень четко пишет о том, что Плам хочет нанять головореза для убийства некоего мистера Спенсера. Почему она так категорична, если это просто шутка?

Гарри недоверчиво посмотрел на своего друга и вдруг взревел:

— Спенсера? Она хочет, чтобы убили Спенсера? Ты уверен?

— Да, так сказано в письме. Хочешь, чтобы я его принес? Вроде бы Ник оставил его где-то тут. Он пошел в парк посмотреть, нет ли там твоей племянницы, и попытаться выяснить об этой ее странной просьбе как можно больше. Надо полагать, ты знаешь этого Спенсера?

— Черт побери, почему ты мне сразу не сказал, что речь идет о Спенсере? — бушевал Гарри.

На лице Ноубла отразилось глубочайшее негодование.

— Ты не спрашивал!

— А-а-а! — заорал Гарри в небеса, резко повернулся и помчался к своему коню.

— Милорд! Гарри, вы должны меня выслушать!

— Позже! — крикнул Гарри Хуану, сбегая со ступенек крыльца и вскакивая в седло.

— Это касается дьяволят! — прокричал в ответ Хуан.

— Мы с Плам потом разберемся, что они опять натворили, — гаркнул Гарри.

Хуан витиевато выругался, сел верхом на свою лошадь и пришпорил ее, пуская в галоп за своим быстро удаляющимся хозяином.

— Гарри, очень важно, чтобы вы остановились и выслушали меня!

Гарри не слушал его воплей. У него на уме были куда более важные вопросы — в частности, нужно поскорее найти жену и выяснить, почему ей потребовалось нанимать убийцу для человека, который давно умер. Может, она нацелилась на брата Спенсера?

— Милорд…

Гарри лавировал между каретами, двуколками, людьми, собаками, лошадьми, детьми и прочими препятствиями на этой утренней улице и притормозил только тогда, когда до него дошел смысл криков за спиной.

— Дьяволят похитили!

— Что? — взорвался Гарри. Он повернул коня и схватил догнавшего его Хуана за сюртук, едва не сдернув несчастного слугу с лошади. — Что с ними случилось?!

— Ваших детей украли, — пропыхтел Хуан. — И увезли в Воксхолл, в руины, Сэм сказал. Видите? Если бы вы сразу меня выслушали, то сейчас так не злились бы. Никто меня не слушает. Вот она, моя трагическая судьба.

Гарри прорычал ему в лицо какое-то оскорбление, швырнул обратно в седло и пустил своего Атласа в галоп, наплевав на пешеходов и повозки.


— Как вы думаете, Ник? Эти люди не сделают детям ничего плохого?

Ник оторвался от встревоженных глаз Том и перевел взгляд на юную девушку, сидевшую напротив. Сам он не присутствовал при похищении (и страшно об этом жалел, он бы уж задал ублюдкам хорошую трепку), но зато почти сразу наткнулся на Том и Индию, бегущих по улице вдоль парка.

— Нет, не думаю, что они причинят малышам вред. Похитители крадут детей только потому, что хотят получить что-то взамен. И понимают, что Гарри, прежде чем заплатить выкуп, потребует предъявить ему доказательства, что с детьми все в порядке.

— Да, наверное, — согласилась Том, закусив нижнюю губу. — И там с ними Диггер, если, конечно, ему удалось незамеченным прокрасться на крышу кареты. Правда, я не понимаю, почему они увезли только троих младших. В чем смысл?

Ник пожал плечами и посмотрел в окно. Сначала он хотел допросить лакея, который сейчас цеплялся за крышу нанятого экипажа, и выяснить, что тот видел, но отложил расспросы, решив, что Том слишком расстроена и ее нельзя оставлять одну. Ну и ошибся — Том, конечно, очень волновалась, но в истерику не впадала.

— Расскажите мне еще раз, что произошло. Подробно.

Том глубоко вздохнула.

— Мы, как обычно, шли в сторону парка. Дети захотели для разнообразия сходить в Кенсингтон, и младшие бежали наперегонки. Они бежали и смеялись, мы уже приближались к парку, и тут подкатили две кареты, на землю спрыгнули несколько мужчин и схватили малышей. Сэм и те двое мужчин, которых нанял Гарри, побежали к ним, но головорезы были вооружены и всех уложили. Мы потом сумели привести в чувство только Сэма, и он сказал, что один из бандитов упомянул руины. Диггер побежал за каретами, и мне показалось, что он сумел незаметно забраться на крышу, но я была занята Сэмом и не могу сказать точно. Мы с Индией тоже погнались за каретами, но они ехали слишком быстро. Мы бежали, наверное, уже минут пятнадцать, когда нас нашли вы. Слава небесам, вы сумели остановить кеб. Такая досада, что у меня не получилось! Мы бы подъехали к руинам намного быстрее.

Ник вспомнил безумный вид Индии и Том, когда те мчались по улице и пронзительно вопили как банши — волосы растрепались, юбки испачканы пылью, — но ничего не сказал.


— Что это было? Ты слышал, Сизый Нос? Слышал какой-то шорох? Я точно слышал! Кровь Господня, если ты приволок на себе змею, я повешу тебя на самом высоком дереве!

Макс Сизый Нос, наемный головорез и похититель детей, аж вздрогнул — так его поразили оба предположения: что он таскает с собой змей и что джентльмен, который его нанял, может так жутко отомстить.

— Я ничего не слышал, сэр.

— Ну а я слышал. Будто что-то ползет. А ну тихо, маленькая дрянь! Мне нужно прислушаться как следует, а твое хныканье мне мешает.

Макс протянул руку вправо, толкнул маленького мальчика в угол кареты и кинул на него предостерегающий взгляд. Он чувствовал себя паршиво — дети оказались куда младше, чем он думал. Близнецы сидели тихо, цепляясь друг за друга, а самый младший хлюпал носом, плакал и звал маму. Просто сердце разрывалось.

Почти.

— Я хочу к маме.

— Заткнись, — сказал Макс, но без особого пыла.

— Джексон тоже хочет к маме.

— Пусть этот ублюдок заткнется! Я не слышу шуршания из-за его болтовни!

— Мактавиш не ублюдок, — сказал второй мальчик, чуть постарше. — Ублюдок — это тот, у кого мама с папой не поженились, а наши поженились.

— Заткнитесь все! — заорал джентльмен. Он сделал глубокий вздох и вдруг резко задрал ноги. — Вот, слышите? Ползет! Остановите карету! Остановите, я сказал! Больше ни единого фута не проедем, пока не проверим, есть ли тут змеи!

Макс вздохнул и начал искать в карете змей, а джентльмен выскочил наружу и начал расхаживать взад-вперед, проклиная того, кто сыграл с ним такую злую шутку. Велев двоим сообщникам следить за детьми, Макс вернулся к карете, приподнял подушку и заглянул под нее. В этот же миг близнецы накинулись на своих стражей и стали колотить их кулаками и пинать ногами. Макс хотел помочь наемникам, но его оттолкнул прыгнувший малыш.

— Джексон! — завопил мальчик прямо ему в ухо, взбираясь по нему как по дереву. — Джексон сбежал! Джексон!

Краем глаза Макс заметил, как под сиденье напротив метнулось что-то длинное, в черную и желтую полоску. Очевидно, джентльмен был прав: в карете змея.

Макс снова вздохнул. Похоже, им предстоял длинный, длинный день.


Люк в карете открылся, Бен склонился вниз и объявил:

— Воксхолл-Гарденз, миледи. Мы подвезем вас как можно ближе к руинам.

— Спасибо, — сказала Плам, кусая губы и глядя в окно. — Руины… Что им нужно в руинах? Они даже не настоящие. Что, черт возьми, им нужно в руинах?

Карета остановилась раньше, чем Плам придумала ответ.

— Куда бежать? — спросила она и выпрыгнула из кареты, не дожидаясь, когда опустят ступеньки.

— Вон туда, через эту длинную лужайку и налево от железного моста. Сразу за павильоном, который крыт соломой.

— Бен, пойдешь со мной. Сэм, ты останешься здесь, на случай если появится лорд Росс. Расскажешь ему, куда мы пошли. Бен, ты вооружен?

— Да, миледи.

— Отлично. Постарайся никого не убить, если в этом не будет крайней необходимости.

— Ладно, — с готовностью ответил Бен, и они вдвоем побежали через маленькие дивные рощицы, очаровательные лужайки, извилистые дорожки и тенистые беседки, раскинувшиеся на шестнадцати акрах знаменитых Воксхолл-Гарденз.

Они подходили к руинам — Сэм крикнул, предупреждая, что они уже совсем близко. И тут из-за полуразрушенной стены выскочил какой-то человек. Он прыгал, размахивал руками и громко вопил. К его спине гибко прильнул высокий мальчик.

— Диггер! — крикнула Плам, подхватила юбки и рванула к этой парочке. Из-за обломков камней, гниющего дерева и неуклюжих земляных горок, заросших травой — их разместили тут специально, как часть романтических развалин, — бежать было трудно, но там, впереди, Диггер, а значит, и остальные дети. Мужчина, которого Диггер лупил по голове, заметил Плам, что-то предостерегающе заорал и захромал обратно за стену. Сзади кто-то выкрикнул ее имя. Плам чуть сбавила темп и оглянулась. К ней бежали Том, Индия и высокий красивый молодой человек. Она помахала им, снова помчалась вперед, догнала Бена, и они вместе завернули за угол полуразрушенной стены. Перед ними предстал хаос. Плам на секунду остановилась, не веря своим глазам, потом усмехнулась, издала боевой клич, который вполне мог посоперничать с детскими воплями, и ринулась в схватку.

«Если бы не опасность, — подумала Плам, — я бы первая рассмеялась». Она высоко задрала юбки и изо всех сил лягнула мужчину, пытавшегося скинуть со спины Диггера. Похититель схватился за живот, согнулся пополам и покатился по земле, вопя что-то про своих нерожденных детей. Диггер озорно ухмыльнулся и вместе с Плам повернулся к рыжеволосому мужчине, который безуспешно пытался зажать под мышками Эндрю и Энн. Близнецы визжали, извивались и кусались, но Плам не стала задерживаться, чтобы похвалить их за хорошее поведение, а помчалась по обломкам камней к обидчику своих малышей. Трусливый негодяй кинул один-единственный взгляд на Плам и тех троих, что бежали за ней по пятам, бросил близнецов, резко развернулся и понесся к живописному лесу, граничившему с фальшивыми руинами.

— За ним! — прокричала Плам молодому человеку, бежавшему рядом с Том, упала на колени и обняла близнецов. — Вы не ранены? У вас ничего не болит?

— Мама! Мама, помоги мне! — послышался детский голосок. Плам перестала покрывать поцелуями отбивающихся близнецов, вскочила и взглянула на развалившуюся прогулочную галерею монастыря, состоявшую из нескольких разбитых арок и рухнувших колонн.

— Диггер, займись близнецами! — скомандовала Плам, рванувшись вперед. В дальнем конце галереи возвышался огромный валун, поросший полевыми цветами. У валуна стоял рыжеволосый мужчина, держа в одной руке пистолет, а в другой — Мактавиша. Краем глаза Плам уловила за собой движение и поняла, что Том и Индия бегут следом.

— А ну назад, вы все, а не то этот маленький ублюдок отправится прямиком к Создателю! Ты! Это ты мать этого мальчишки?

Плам медленно пошла вперед, жестом показав остальным, чтобы держались подальше.

— Да, я его мать. Не трогайте его, вам же будет хуже. Возьмите лучше меня.

— Подойди поближе, поговорим, — велел рыжеволосый.

Плам чуть повернула голову направо, ни на миг не отводя взгляда от дула пистолета, прижатого к голове пасынка, и зашагала еще медленнее.

— Диггер?

— Да, ма? — так же тихо отозвался старший.

— Уводи остальных к карете. Идите очень спокойно и ни на кого не нападайте. Отвечаешь за их безопасность.

— Я лучше останусь с тобой.

Плам все же рискнула и посмотрела на своего старшего пасынка. Сейчас он показался ей копией Гарри, и у Плам сжалось сердце.

— Понимаю, но прежде всего нужно подумать о близнецах.

— Хорошо. Я тебя не подведу.

— Скажи Сэму и остальным, чтобы держались подальше. — Плам шагнула вперед и раскинула руки, показывая, что она без оружия. — Отпустите ребенка. Уж наверное, он не такой ценный, как я?

— Может быть, но меня наняли, чтобы увезти младших. — Похититель нервно попятился, огибая валун, и еще сильнее стиснул шею Мактавишу, чтобы перетащить его через невысокий бугорок. — Больше ни шагу, миледи! Нечего тут героиню из себя строить! Эй ты там, сзади! Отпусти моего человека, или я застрелю мальчишку!

Плам мысленно взмолилась, чтобы юноша, пришедший с Том, послушался. Очевидно, он так и сделал, потому что в дальнем конце галереи, спотыкаясь и утирая рукавом лицо, появился тощий худосочный человек с подбитыми глазами и расквашенным носом.

Похититель с пистолетом кивнул на Плам:

— Хватай леди, Дейви, и держи крепко, а то вдруг вон тот джентльмен сзади что-нибудь надумает.

— Это кто? — шепотом спросила Плам, пока окровавленный человек хромал в ее сторону.

— Джентльмен? Ник, мой грабитель, — шепнула в ответ Том.

— Скажи, чтоб приготовился. Я притворюсь, что споткнулась, и упаду на этого, с пистолетом. Ты хватай Мактавиша, а грабитель пусть займется головорезом.

Том отступила в сторону — тощий разбойник схватил Плам за руку, прорычав какое-то ругательство, и сильно дернул вперед. Пальцы больно впились в руку Плам.

Она помнила об обломках камней, усыпавших землю, и хорошо понимала, что подвергает опасности и себя, и будущего ребенка, но не могла допустить, чтобы эти дьяволы увезли Мактавиша. Она собралась с духом и стала высматривать обломок камня, о который споткнется, но едва приготовилась упасть, как услышала приглушенный топот копыт.

— Если это еще кто-то из ваших, скажите ему, чтоб держался подальше, — предупредил рыжеволосый, качнув пистолетом. — Или я вышибу маленькому ублюдку мозги!

Плам пришла в такое бешенство, что не смогла вымолвить ни слова, и в эту самую секунду на открытое пространство позади развалин вырвалась лошадь без седока, с болтающимися поводьями. Увидев людей, она заржала, рванулась в сторону и помчалась прочь, а из-за стены выскочила темная тень и, словно пролетев расстояние до рыжеволосого наемника, прыгнула прямо на него. Мактавиш отлетел в сторону, и мирную тишину нарушил пистолетный выстрел.

— Гарри! — пронзительно закричала Плам, пнула своего стража и упала сверху на Мактавиша, закрывая его своим телом. Мальчик под ней задергался. Она слегка приподнялась, чтобы дать ему возможность дышать, увидела, как Гарри выбил пистолет из рук рыжеволосого, вскочила на ноги, рывком подняла Мактавиша, толкнула его к Том и помчалась проверять, насколько сильно ранен Гарри.

— Ранен? Я? Плам, что ты лепечешь? — спросил Гарри, отряхнув руки и поправив очки.

— Я слышала выстрел! Пистолет был направлен на тебя! Когда ты оттолкнул с дороги Мактавиша, ты сам оказался под дулом! Где кровь? Тебе больно?

Плам начала ощупывать руки и грудь мужа, но он остановил ее, легонько сжав и тряхнув за руки.

— Плам, я не ранен. Пистолет выстрелил, но пуля никого не задела. Если ты посмотришь направо, то увидишь, куда попала пуля — в остатки той стены.

Плам послушно взглянула и облегченно обмякла, прислонившись к мужу.

— О, Гарри! Я так рада, что ты не ранен!

— Ну, я тоже, — усмехнулся Гарри. — А вот тому негодяю повезло меньше.

— Ничего, он всего лишь потерял сознание. И поделом ему, — неразборчиво пробормотала Плам, уткнувшись лицом в шею мужа. Она даже взглядом не удостоила мужчину, лежавшего у Гарри за спиной. Главное — это муж и дети.

— Поделом, да, но мне бы хотелось задать ему несколько вопросов. Будем надеяться, что от удара головой о камень он не лишился последних мозгов, — сказал Гарри, легонько отодвинул от себя Плам и присел на корточки, чтобы осмотреть головореза. — Проклятие. Боюсь, что у нас остался только один. Ник, я так и знал, что ты окажешься здесь. Хоть этого ты не убил?

— Я подумал, что тебе он потребуется живым, — отозвался грабитель Ник. Наемник, тащивший Плам за руку, сейчас лежал на земле и стонал, обхватив голову руками.

— Прекрасно. Плам и Том, отведите детей в карету. Бен, иди с ними.

Плам, которую после бурного сражения начало трясти, потерла руки.

— Ты что, знаком с этим грабителем?

Гарри усмехнулся. Не самое удачное время объяснять, кто такой Ник.

— Мы встречались.

— А что ты будешь делать сейчас?

Гарри ткнул наемника ногой.

— Мы с Ником останемся тут и немного поболтаем с нашим приятелем. И позаботимся о том, чтобы второго забрала полиция. Это все, их было только двое?

— Нет, их было четверо, но двое ехали в другой карете. И тут я их не видела, — откликнулась Том.

— Должно быть, сбежали, когда поняли, что попали в беду, — вслух подумал Гарри. — Ну ладно, одного пока достаточно. А вы, дамы, отправляйтесь домой. Сейчас же.

— Думаю, нам лучше остаться. Тебе может потребоваться помощь, чтобы заставить его говорить, — возразила Плам и посмотрела на мужа взглядом, согревшим его с ног до головы. Ни одна жена на свете, кроме Плам, не захотела бы остаться, чтобы пытками выбивать из головореза правду. Разве удивительно, что он так сильно любит ее? Но все же подобные дела точно не для женщин.

Потребовались некоторые усилия, но Гарри все же сумел убедить Плам и отправил ее с детьми домой — впрочем, только после того как пообещал обеим дамам, что расскажет им абсолютно все, что сумеет вытянуть из мерзавца.

— А теперь, приятель, давай немного побеседуем, — весело произнес Гарри, снова повернувшись к поверженному наемнику. Ник ухмыльнулся — похититель выглядел так, словно его сейчас вырвет.

Потребовалось совсем немного времени, и истекающий кровью наемник (под угрозой, что сейчас ему сломают пару пальцев) разговорился. К несчастью, он не пользовался доверием того, кому потребовалось похищение.

— Не знаю я его, — хныкал Дейви, поглаживая пальцы. — Макс был главным, а я так, работал на него. Вот Макс эту важную шишку знает.

— Шишку? Макса нанял джентльмен?

— Ага, и говорит так красиво, и одет нарядно, аж глаза слезятся.

— Как зовут? — рявкнул Гарри.

— Не знаю я, честно, не знаю! — взвыл Дейви, когда Гарри замахнулся кулаком. — Макс мне не сказал, сказал только, мол, есть работенка, нужно схватить каких-то избалованных детишек — вот и все, что он мне сказал, клянусь Богом!

Гарри допрашивал его больше часа, и в конце концов тот потерял сознание, но задолго до этого Гарри понял, что наемник говорит чистую правду — он был просто мелкой сошкой и наняли его за гроши, чтобы помочь похитить детей, а больше он ничего не знает. Гарри проклинал сложившуюся ситуацию — а ведь он был так близок к тому, чтобы выяснить, кто стоит за нападениями! Главарь, Макс, лежал без сознания. Если бы он, Гарри, прибыл сюда чуть раньше!

— Займешься ими, Ник?

— С удовольствием, — ответил тот, без церемоний взваливая наемника на плечо. — Отвезти его в полицию?

— Да. — Гарри внимательно вглядывался в лицо рыжеволосого Макса. — Мне придется поговорить насчет него с судьей, но для начала я хочу, чтобы мне нарисовали его портрет, — нужно показать в министерстве. Может, кто-нибудь его узнает.

Ник помялся, обеспокоенно наморщив лоб.

— У тебя что, неприятности?

Гарри негромко выругался и хмуро отвернулся. Приходится признать правду — он ни на шаг не приблизился к разгадке и не может назвать имени человека, стоящего за заговором против его семьи. Нужно удвоить старания и раскопать доказательства, необходимые, чтобы установить личность мерзавца.

— Ничего такого, с чем я не смог бы справиться.


Глава 15


— Ну? — спросила Том два дня спустя, ворвавшись в гостиную Плам.

— Я договорилась сегодня вечером о встрече с человеком, которого порекомендовал твой грабитель, — ликующе ответила Плам.

— О, хвала небесам! — воскликнула Том, совершенно неизящно плюхаясь в кресло. — Я так и знала, что Ник не подведет. Он просто чудесный, да? И так храбро вел себя в Воксхолле.

Плам перевела взгляд с племянницы на письмо от грабителя по имени Ник.

— Пишет он очень грамотно, нужно отдать ему должное, но, Том, он грабитель!

— Я знаю, — отозвалась племянница, лениво покачивая ногой. — И наверняка очень хороший.

— Грабитель — это неподходящая партия для девушки твоего происхождения, — твердо сказала Плам, хотя понимала, что толку от ее слов мало. Том вечно кого-то спасала — обычно кошек и собак, — но, похоже, сейчас решила, что в спасении нуждается грабитель. — Я уверена, что он вовсе не такой хороший. Он не…

На лице Том появилось упрямое выражение. Она выпрямилась.

— «Он не» — что?

Плам выразительно всплеснула руками. Ей вовсе не хотелось вести себя высокомерно, но есть же какие-то пределы ее соглашательства с Том, и таким пределом является грабитель.

— Он не джентльмен.

— Пф. Да плевать я хотела. Он мой друг и нравится мне. Он спас детей Гарри от неминуемой смерти. Дважды!

Плам проглотила остальные возражения. Том была совершенно права: не важно, насколько этот молодой человек ей не подходит, — он действительно спас детей, и за это она будет вечно ему благодарна. Может быть, когда Гарри поймает виновника всех этих ужасных нападений, она сможет что-нибудь сделать для Ника: отмыть, например, дать образование, найти хорошую работу…

— Ты права, мы ему обязаны, и я буду счастлива выразить свою благодарность. А сейчас я очень занята сочинительством и хочу узнать твое мнение насчет придуманных сценариев.

— Сценариев? — Том подалась вперед и всмотрелась в листочки, лежавшие на секретере у Плам. — Каких сценариев?

— Для Чарлза, конечно. О, кстати, о Чарлзе: я получила еще одно письмо. Уже третье.

Том скорчила сердитую гримасу. Плам, полностью согласная с невысказанным вслух мнением племянницы, молча протянула ей письмо. Том читала его с нарастающим негодованием.

— И у него хватает наглости вот так тебе угрожать? Да как он смеет?

— Очевидно, он считает, что раз я не отвечаю на его требование, значит, мне все равно. — Ее губы искривила очень опасная (для здоровья мистера Чарлза Спенсера) улыбка. — Много он знает! Я-то как раз предпринимаю все нужные шаги, чтобы раз и навсегда разрешить ситуацию.

Том тоже недобро усмехнулась и бросила письмо на секретер Плам.

— Просто скотина. Хотела бы я посмотреть, как он начнет выполнять свои угрозы. Гарри нанял столько охранников, что мимо них и бабочка не пролетит.

При упоминании о нависшей над ними всеми туче улыбка с лица Плам исчезла.

— Да. Я очень надеюсь, что он быстро выяснит, кто за этим стоит. Напряжение сильно сказывается на Гарри. Вчера ночью у него хватило сил только на один… — Плам осеклась и покраснела, сообразив, что разговаривает с племянницей.

— Да? — живо спросила Том с озорным блеском в глазах.

— Не важно. Тебя это не касается. Ну, давай посмотрим мои сценарии.

Том улыбнулась.

— Ты единственная женщина на свете, у которой хватает ума сочинять сценарии убийства бывшего мужа, который мужем вовсе не был.

— Убийства! — Плам удивленно подняла глаза. — О нет, Том! Я давно отказалась от этой мысли. Все мои сценарии касаются скандала, в который я хочу втянуть Чарлза, а не убийства!

— Но… но… ты же говорила, что хочешь его убить! Я же видела, как ты пыталась задушить Шекспира!

— Это было давно, — отмахнулась Плам. — Я передумала в тот же день, потому что поняла — мне не хватит смелости убить Чарлза. Нет, мой план гораздо лучше. Я пригрожу ему скандалом, и ему придется замолчать. Я уже придумала несколько превосходных скандальчиков.

— Но я сказала Нику… он думает, что тебе нужен убийца! — Том тревожно распахнула глаза.

— Да нет же, — возразила Плам.

— Теперь я это знаю, но когда писала Нику — не знала!

Плам свела вместе прямые брови, обдумывая, что теперь делать с ненужным наемным убийцей, но через несколько минут решила, что раз уж она ему заплатит, он просто должен будет сделать то, о чем она попросит.

— Ему просто придется все немножко переиграть. А если он не согласится принять участие в скандале, я найду другого. Ну, давай я покажу тебе, что насочиняла.

— Я не понимаю, зачем нужно было вообще сочинять сценарии, — надулась Том, послушно придвигая свое кресло поближе к Плам. — После всего, что я успела насмотреться в высшем обществе, кажется, достаточно косо глянуть на кого-нибудь, и скандал готов.

— Не все так просто. Я воспользуюсь угрозой скандала, а не самим скандалом. Для этого я напрягла все свои литературные способности и набросала несколько убедительных сценариев.

— «Вся правда о постыдной тайне младшего сына виконта и его противоестественной любви к молочной корове по кличке Джуни», — вслух прочитала Том. — А что, название мне нравится. Очень живенько и красочно.

— Спасибо, — скромно отозвалась Плам. — Я всегда чувствовала, что могу составить изящную фразу.

— Ммм. Что дальше?

— Я назвала это просто: «Спятил и решил, что он большая ива на Хэмпстедской пустоши». Как ты понимаешь, тут сначала нужно, чтобы Чарлз напился в хлам, потом его будет легко отвезти на Хэмпстедскую пустошь и привязать к рукам несколько ивовых веток.

— Очень интересно, — одобрила Том и постучала пальцем по странице. — А что за выпущенные из клеток тигры?

— А это для того, чтобы отвести подозрения. Вдруг кто-нибудь заметит, что Чарлз просто пьян? И я подумала, что этот крайне умный ход собьет людей столку. Иначе подумают, что это просто дурная шутка его развеселых приятелей, и не поверят, что он спятил.

Том нахмурилась:

— А вдруг тигр нападет на беззащитного прохожего?

— Да, но если бы ты дочитала до конца, то увидела бы, что под рукой будут дрессировщики, чтобы избежать трагедии. Тигры там только для того, чтобы вызвать замешательство. Вот если бы ты оказалась там и увидела, как на свободе бродит тигр, разве ты стала бы задумываться, пьян человек, наряженный деревом, или нет?

— Думаю, не стала бы. Это отлично отвлечет внимание. А третий сценарий?

— Идею подали тигры. Называется «Бездушный негодяй, который приводит в ярость и мучает бедных медвежат». Это, конечно, выполнить труднее, потому что нужно найти и разозлить медвежонка до того, как рядом с ним обнаружат Чарлза, но я уверена, что это сработает.

— Да, пожалуй. — Плам глубокомысленно кивнула.

— Есть еще два сценария, но они мне нравятся не так, как первые три. Я их, конечно, покажу убийце, которого нашел твой грабитель, и постараюсь убедить его, что лучше устроить скандал, чем убивать Чарлза.

— Ну, если ты так считаешь… А когда ты с ним встречаешься? Можно мне пойти с тобой?

— Сегодня вечером. — Плам внимательно посмотрела на племянницу и покусала нижнюю губу, словно обдумывая, как все лучше обставить. — Я не хочу, чтобы Гарри знал, куда я пойду.

— Ну конечно, — поддержала ее Том.

— Поэтому я решила сказать ему, что нас с тобой пригласили на вечер декламации. Гарри не любит декламацию: говорит, что она утомляет его до слез, и я подумала: если мы на нее пойдем, он не станет нас сопровождать.

— Но тогда он отправит с нами Хуана и лакеев!

— Да, но тут вступает в дело мой изворотливый ум. Я написала леди Дарвелл и сказала, что наслышана, как прекрасно играет и поет ее старшая дочь, и она пригласила нас на обед в узком кругу, чтобы мы послушали девушку. Я приняла приглашение от своего и твоего имени, и мы отправимся к сэру Бену… только я пораньше извинюсь и вернусь домой. Точнее, они подумают, что я вернулась домой.

— О! — воскликнула Том, восхищенно глядя на тетку. — А на самом деле ты пойдешь на встречу с убийцей!

— Точно. — Плам улыбнулась, довольная тем, как быстро Том ухватила все тончайшие нюансы ее плана. — Я выскользну от леди Дарвелл тайком, чтоб никто не заметил, а после всего спокойно вернусь домой.

— Есть одно «но» — если никто не заметит, то тебя никто не будет охранять. А вдруг на тебя нападут?

— Все несчастные случаи происходили с детьми, а не со мной. Я уверена, мной ровным счетом никто не интересуется.

— Гарри это не понравится, — с сомнением произнесла Том.

— Гарри ничего не узнает, а значит, его это и волновать не будет. Ведь так? — многозначительно спросила Плам.

— Ну, наверное, да. Ох, я бы хотела пойти с тобой на встречу с убийцей. Никогда раньше с ними не встречалась, и если он хоть немножко похож на Ника…

— Уверена, что не похож. Ты же сказала, что Ник отказался браться за это дело, а это, нужно прямо заметить, порядочность, какую я никак не ожидала встретить в грабителе. И потом, убийца — это все-таки совершенно другое дело. В общем, вот что ты должна говорить, если Гарри все-таки захочет нас сопровождать…

Ее тревога оказалась напрасной. Гарри, который вел себя немного странно, после того как сходил к своему другу, лорду Уэссексу (он то и дело бросал на Плам непонятные взгляды), ни словом не возразил, когда Плам заикнулась, что их с Том неожиданно пригласили на обед к сэру Бену Дарвеллу.

— У меня сегодня вечером уже назначена встреча, — сказал он, снова кинув на Плам один из тех странных пронизывающих взглядов, словно хотел о чем-то поговорить, но никак не мог себя заставить.

— О, правда? Что-нибудь связанное с этим делом? — шепотом спросила Плам, встревожено оглянувшись на детей, увлеченных какой-то настольной игрой.

— Да, частично связанное с этим делом, — ответил Гарри, и его красивые карие глаза вдруг стали загадочными.

Плам, ожидавшая, что ее будут мучить угрызения совести — все же она собиралась действовать за спиной мужа, вместо того чтобы обратиться к нему за помощью, — с облегчением услышала его ответ. По крайней мере совесть ее успокоилась. Чарлз — это ее забота, и она сама с ним разберется, а Гарри отвечает за безопасность детей.

Схожесть их положений так потрясла Плам, что она расцеловала на ночь детей и пожелала Гарри приятного вечера, не чувствуя за собой ни малейшей вины. Она делает это ради мужа, ради них всех, и хотя, безусловно, угрожать человеку скандалом грешно, Чарлз — мерзкая змея, и милостивый Господь наверняка поймет и простит ее поступок.

А несколько часов спустя, выскользнув через боковую дверь из дома сэра Бена, Плам решила, что легкость, с которой у нее все получается, доказывает — небеса дали ей свое благословение. Она окликнула кеб и велела отвезти ее в Грин-парк. Более того, кебмен согласился подождать, пока она закончит свои дела.

— Это недолго, — пообещала Плам, выбираясь из экипажа.

— Да я подожду сколько надо, мэм, — ответил кебмен.

Плам улыбнулась и протянула ему монету за труды.

Бедняга выглядел так жалко — вместо левой руки у него торчал крюк.

Пять минут спустя Ник вышел из-за деревьев, растущих вдоль аллеи. Несмотря на свою потрепанную одежду, он не дрогнув встретил взгляд Плам, и она снова подумала, что непременно отблагодарит его за спасение детей.

— Леди Росс? Нас так и не представили друг другу. Я Ник Бриттон. Вы все еще намерены выполнить свой план?

Плам нервно стиснула ридикюль. Она вовсе не была дурой и прекрасно знала, что леди, разгуливающие по паркам после наступления темноты, привлекают к себе внимание крайне нежелательных субъектов, поэтому захватила с собой один из пистолетов, найденных в нижнем ящике стола Гарри. Пистолет был очень маленьким, но Плам твердо верила, что он прогонит от нее любого приставалу. Пистолет оказался заряжен, и Плам была готова вытащить его при малейших признаках беды.

— Да, я намерена его выполнить, но с небольшими изменениями. Я не хочу, чтобы этого человека убивали. Видите ли, племянница немного неправильно поняла мой план и решила, что я ищу убийцу, а мне всего лишь нужен человек, который поможет организовать скандал.

Ник заметно удивился, но тут же взял себя в руки и пробормотал:

— Понятно. Да, действительно, получилось недоразумение. Но я уверен, что… эээ, человек, которого вы наняли, с большим интересом выслушает правильную версию.

Плам прикусила губу.

— Как вы думаете, он не сильно разочаруется? Мне вовсе не хочется иметь дело с разочарованным убийцей. Полагаю, с ними не так легко общаться, даже если они вполне довольны жизнью.

Ник наклонил голову и посмотрел вбок, туда, где деревья отбрасывали настолько темную тень, что сквозь нее не пробивался даже свет уличных фонарей.

— Должен отметить, что этот человек ни в коей мере не будет разочарован, но, может быть, я лучше дам ему возможность сказать это вам лично? Удачи, леди Росс.

Плам обеспокоенно смотрела в спину уходящему Нику. Почему-то она решила, что он будет свидетелем ее разговора с убийцей, и это обеспечивало пусть странное, но утешение. «А с другой стороны, — сказала она себе, вытаскивая из ридикюля пистолет, — что я вообще знаю о преступном мире?» Очевидно, у них не принято встречаться с наемными убийцами в обществе простого грабителя.

— Леди Росс?

В тени поддеревом стоял какой-то мужчина. Голос его звучал хрипло и грубо.

— Да, я леди Росс. Могу я узнать ваше имя?

— Нет. Мальчишка сказал, что вам нужно укокошить какого-то знатного типчика.

— Укокошить? Я не совсем понимаю…

— Убить.

— О да. То есть нет, я не хочу, чтобы джентльмена… гм… убивали. Ну, то есть сначала хотела, но почти сразу передумала. Я хочу вовлечь этого джентльмена в скандал. У меня тут есть несколько сценариев… проклятие! Я забыла их дома! Ну что же я за дура такая? — Плам раздосадован но топнула ногой. Торопясь уйти, пока Гарри не надумал к ним присоединиться, она совершенно забыла про сценарии. — В общем, я набросала несколько сценариев, как можно устроить скандал и заставить джентльмена держать язык за зубами. Придется отправить их вам позже. Что до вашей оплаты…

Тень шевельнулась, будто переминаясь с ноги на ногу, и прислонилась к дереву.

— Вы не хотите, чтобы его убивали?

— Нет. Конечно, нет! За кого вы меня принимаете?

Похоже, убийца на миг растерялся. Он негромко проворчал:

— Так мне сказали.

— Ну, вам сказали неверно, — с достоинством ответила Плам. — И если вы недостаточно гибки, чтобы подстроиться под изменившийся план, мне придется нанять кого-нибудь другого, не настолько упрямого и несгибаемого.

Убийца глубоко вздохнул.

— А зачем вам нужен скандал с этим типчиком?

Плам нахмурилась, услышав в его голосе нетерпеливые нотки, но решила не раздувать из мухи слона. Убийцы славятся отнюдь не добрым нравом.

— Это дело личное, и я не намерена обсуждать его с вами. Ваша задача — создать ситуацию, которая приведет к чудовищному скандалу, если не вмешаюсь я.

— Если оно такое личное, чего ж вы пришли с ним ко мне? Почему не пошли к своему мужу? Разве он не помог бы вам уладить личное дело?

— Конечно, помог бы, но при чем тут это? Мой муж пока очень занят, у него своих забот хватает, и я не хочу нагружать его еще и моими.

Наемник шевельнул рукой, как будто почесал в затылке.

— А мне кажется, что он бы сам захотел взять на себя ваши заботы. Вы что, не доверяете мужу?

— Разумеется, доверяю. Я готова доверить ему жизнь! — Плам раздраженно фыркнула. — Вообще-то речь идет не о моем муже, а о ситуации…

— Знаете, что я думаю? У жены не должно быть секретов от мужа, вот что я думаю. Иначе получается, что она ему не верит, вот что. Получается, что она думает, будто он не может о ней позаботиться.

— Может, с другими женами так оно и есть, но не в моем случае. Я своему мужу целиком и полностью доверяю, но случилось кое-что, что может навредить ему и его детям; кое-что связанное с моим прошлым, а я не допущу, чтобы их жизнь рухнула из-за меня.

— И что такого вам сделал этот знатный типчик? Небось сказал пару гадостей?

Плам вздрогнула. Было что-то жутковатое в разговоре с человеком без лица, стоящим в тени больших деревьев у дороги.

— Все гораздо, гораздо хуже. И это навлечет позор и бесчестье на всю семью.

— Может, вы просто так думаете? Может, ничего такого ужасного и не случится?

Плам нетерпеливо отмахнулась:

— Вы ничего об этом не знаете, и, говоря напрямик, у меня нет ни малейшего желания обсуждать это с вами. Если не хотите браться за работу…

— Я не сказал, что не возьмусь. Я только сказал, что по мне, так вам нужно поговорить об этом с мужем. Для этого и существуют мужья. Чтобы помогать, когда надо.

— Может быть, ваша жена видит в вас только решение своих проблем, но уж я-то к своему мужу отношусь совершенно не так. О, честно признаюсь, сначала и я так на него смотрела — мне казалось, что мне его послал Бог, когда я в этом ужасно нуждалась, но потом поняла, какой он чудесный, и твердо решила, что пойду на все, что угодно, лишь бы уберечь его.

— Это мужское дело, — пробурчал наемник.

— Разве? Должно быть, жена не особенно вас любит, раз не стремится оберегать. Впрочем, мои отношения с мужем вас совершенно не касаются. Суть в том, что мне нужно заставить Чарлза Спенсера молчать, а сама я этого сделать не могу. И не хочу, чтобы стало известно, что я имею к этому отношение, потому что я беременна и…

— Черт побери, этого не может быть! Я же принял меры!!!

Плам сильнее сжала пистолет — убийца выскочил из тени. В этом его вопле было что-то очень знакомое…

— Гарри?

Ее муж вылетел из-под деревьев. Гарри! Здесь! Но почему? И как?

— Гарри, что ты тут делаешь? Ты по-прежнему продолжаешь заниматься убийствами, но побоялся мне об этом сказать?

— Нет, глупая ты женщина! — прорычал он, хватая ее за плечи и встряхивая. — Что это значит — ты беременна? Этого не может быть, я же почти всегда выходил!

— Да, почти всегда, — ответила Плам, пытаясь справиться с потрясением. Увидеть Гарри вместо очерствевшего преступника! — Но два раза ты не вышел, и… о! Сейчас это не имеет никакого значения. Важно то, что ты меня обманул!

Глаза Гарри за стеклами очков опасно блеснули.

— Я тебя обманул? Это как же я тебя обманул? Это ты меня обманула! Ты нарочно забеременела!

Плам ткнула его пальцем в грудь.

— Вот уж и вправду хитрый трюк! А не ты ли стонал? И вламывался в меня? И… и… и потел! И проделывал все это — стонал-вламывался-потел, — как раз когда изливал свое семя, так что не смей мне говорить, будто ты не знал, что делаешь… Черт! Ты меня отвлек! Ну, так я этого не позволю. Вы, милорд Росс, обманом заставили меня думать, что передо мной убийца, а это очень жестоко по отношению к жене, очень, очень жестоко! Я никогда, никогда не забуду этот вечер!

— И я тоже! — взревел Гарри.

— Отлично! — заорала в ответ Плам. — И что у тебя за отношения с грабителем Ником?

Гарри выругался, отпустил ее плечи, отошел на несколько шагов, взъерошил волосы и резко повернулся к жене.

— Он сын Ноубла и мой крестник, раз уж ты так хочешь знать. И никакой он не грабитель, он занимается социальными реформами. А что до твоей беременности, так я тебя не потеряю, поняла? Я тебя не потеряю! Одну жену я уже потерял, но вторую — ни за что! Нет уж. Я этого не позволю, ни за что не позволю! Поклянись мне сию же минуту, что не умрешь!

Плам, метавшаяся между гневом на обманувшего ее мужа и слезами из-за его реакции на такую чудесную новость, решительно качнулась в сторону слез. Гнев исчез, едва она поняла, что движет его яростью. Он беспокоится о ее здоровье. Он злится вовсе не потому, что считает ее плохой матерью, а боится, что она умрет. Плам шмыгнула носом, проглотила большой комок в горле и заговорила тепло, с пониманием:

— Гарри, вовсе не каждая женщина умирает родами. Твоя первая жена выносила и родила пятерых детей! Герти рассказала мне, что она умерла от горячки. Вряд ли это имеет какое-то отношение к рождению Мактавиша.

— Она ослабела после родов, вот почему у нее началась горячка. — Гарри прижал ладонь к ее лбу. — Вот видишь? Уже началось. Ты горячая. Слишком горячая. Ты определенно серьезно заболела.

Плам расхохоталась и потянула его руку вниз, чтобы прижаться к ней губами.

— Нет у меня никакой серьезной болезни. Просто вечер очень теплый, к тому же я раскраснелась от злости, но, честное слово, я чувствую себя прекрасно. То есть, строго говоря, не совсем прекрасно — меня каждое утро тошнит, и грудь ноет, и сколько бы грубой пищи я ни съедала… ой, да ерунда все это. А в остальном я чувствую себя просто чудесно. И хочу, чтобы ты обрадовался ребенку. Меня осмотрела повитуха и сказала, что не такая уж я старая и смогу выносить ребенка и что все идет как надо и волноваться не о чем.

Эти негромкие слова и ласковое прикосновение успокоили Гарри, он перестал злиться. Собственно, у него и выбора не было — в данном случае он ровно ничего не мог поделать. Однако оставался второй вопрос. Он крепко обнял Плам и мысленно взмолился, чтобы ее у него не отняли. Но когда она потянулась к Гарри губами, он легонько отстранил ее.

— А что за чертовщину ты тут устроила — пойти одной на встречу с убийцей?! Тебя могли убить.

— Уверяю тебя, я предприняла меры, чтобы себя обезопасить, — сказала Плам, с заметным раздражением посмотрев ему в лицо.

— О, правда? И что же это за меры? Наверняка оставила на своей подушке мелодраматичное письмо, как всегда поступают леди в готических романах.

И тут Плам наставила на него самый настоящий, вовсе не мелодраматичный пистолет.

— Может, я никого и не убью, но думаю, что любой крепко задумается, стоит ли меня задевать. Ну а теперь расскажи, пожалуйста, почему ты оказался здесь вместо убийцы, с которым я должна была встретиться.

Гарри хотелось хорошенько тряхнуть жену, наорать на нее, поцеловать, заняться с ней неистовой любовью, наорать на кого-нибудь другого… он сделал глубокий вздох и очень осторожно забрал из ее рук пистолет, отметив, что тот не только заряжен, но и курок взведен. Он постарался отгородиться от мысли о том, что могло бы случиться, пока она расхаживала тут с пистолетом, который мог выстрелить в любой момент, и твердо, хотя и ласково, повернул Плам лицом к дороге.

— Вопрос не в том, почему здесь я, а в том, зачем ты собиралась нанять человека для убийства того, кто утонул полгода назад. Ведь ты хотела убить Чарлза Спенсера, так?

— Да, но я же тебе сказала, что я не собиралась его убивать. Том меня неправильно поняла. А почему Ник притворялся грабителем, если он никакой не грабитель?

— Он очень занят реформаторской деятельностью, а для этого приходится смешиваться с низшими классами. Когда Том увидела его впервые, он как раз вернулся домой после рейда в бордель и незаметно проскользнул в дом Уиллота, чтобы переодеться в вечернее платье. А теперь отвечай на мой вопрос.

— Ты ни о чем не спрашивал. — Плам остановилась и повернулась к Гарри. Лицо ее побледнело, темные глаза были полны ужаса. — О, Гарри, Чарлз вовсе не умер! Все это так ужасно… он сказал, что после той катастрофы долго пролежал без сознания, и все решили, что он мертв, а он не умер. Он вернулся, а я не хотела добавлять тебе забот, честное слово, не хотела. Теперь-то я понимаю, почему ты задавал мне все те вопросы, когда я еще считала тебя убийцей, и хотя все равно долго не смогу простить тебя за этот обман, чистая правда, что я никогда не сомневалась в том, что ты разберешься с Чарлзом, если я тебя попрошу. Только ты бы вызвал его на дуэль, а я этого никак не хотела! И не только потому, что ты мог бы пострадать. Просто это не помешало бы Чарлзу рассказать всем то, что он знает, а тогда мы бы все погибли.

Гарри, в самом деле думавший о дуэли, на минуту перестал представлять себе, как продырявливает пулей человека, так мучившего Плам.

— Не важно, как я намерен поступить, чтобы отомстить ему за твои страдания, я поклялся, что твой брак со Спенсером никак не сможет навредить нам…

— Да речь совсем не об этом! — взвыла Плам, повернулась и побежала к карете.

— Не об этом? — Гарри несколько секунд смотрел ей в спину, потом догнал, схватил за руку и повернул к себе. Газовый фонарь ярко осветил ее лицо. — Так за каким чертом ты хотела его убить? Он тебя еще как-нибудь оскорбил? Это тот самый человек, который подошел к тебе в парке? Тот, кому, по словам Хуана, ты влепила пощечину?

— Да, он подошел ко мне в парке, да, он меня оскорбил, но не так, как ты думаешь. Я… я не знаю, как рассказать… это… это очень сложно объяснить.

— Попытайся, — сказал Гарри и поправил очки, чтобы лучше видеть малейшее изменение ее лица.

И она объяснила. Во всех подробностях. Настолько подробно, что Гарри пару раз засомневался, сумеет ли он ее остановить, чтобы отвезти домой. Казалось, что, начав, Плам исполнилась решимости рассказать ему все, вплоть до придуманных ею сценариев, не просто пугающих своей изобретательностью, но еще и настолько чудовищно нелепых, что у Гарри возникло неприятное чувство — они могли бы привести к блистательному успеху. Сорок минут спустя он все же смог посадить жену в карету.

— Отвезите нас домой, Крауч.

— Да, милорд. Все закончилось хорошо?

— Да, — ответил Гарри, забираясь в карету вслед за женой. — Поблагодарите от моего имени Ника. И Ноубла. И вам большое спасибо за то, что присмотрели за моей женой.

— Это я с удовольствием, — усмехнулся пиратского вида дворецкий Ноубла. — В последнее время жизнь стала скучноватой — леди Уэссекс занята больными детьми, у них ветрянка.

Дорога домой показалась Гарри весьма короткой — все это время он обдумывал то, что услышал от Плам. То, что она оказалась автором скандально известной книги эротического содержания, его не удивило — она постоянно демонстрировала ему свои таланты в супружеских интимных упражнениях, да так убедительно, что он после каждой ночи чувствовал себя как выжатый лимон. Но то, что она решила, будто единственный способ скрыть от общества истинное лицо Вивьен ла Блу — это шантажировать бывшего любовника, повергло Гарри в некоторый шок. Его Плам, его нежная, любящая Плам, сделавшая его жизнь такой полной, заставившая его сердце петь, а тело напрягаться при одной только мысли о ней, — это та же самая Плам, которая хладнокровно планировала социальный крах другого мужчины, чтобы не испортить репутацию мужа.

Гарри думал, что невозможно любить Плам сильнее, чем он ее уже любил, но он ошибался. Теперь он любил ее в миллион раз сильнее, да будь благословенно ее мстительное сердечко.

Это вовсе не значило, что он пощадит ее уши и не устроит ей выговор за то, что она не делится с ним своими бедами. И все-таки Гарри не смог удержаться от поцелуя. Один-единственный разок до возвращения домой.

— Ты больше на меня не сердишься? — спросила Плам, когда он оторвался от ее губ. Она пахла одуряюще. Этот аромат проникал в кожу, пропитывал все тело и душу, заставлял Гарри пылать от желания. — Если бы сердился, ты бы меня так не целовал.

— Конечно, сержусь, моя чудесная, восхитительная, глупая жена. И буду сердиться еще очень долго. Тебе придется приложить все свои таланты, чтобы вернуть мне хорошее настроение, и, уверяю тебя, уговаривать меня придется долго.

— Правда? — спросила Плам, и в ее глазах заплясал лукавый огонек. Гарри отнес его на свой счет — он обожал, когда она начинала вести себя порочно. — Ну что ж, придется придумать что-нибудь новенькое, чтобы уговорить тебя.

— Ты справишься. — Он подался вперед и снова завладел ее губами. — Возможно, это тебя спасет.

— От чего спасет? — задыхаясь, спросила Плам. Ее глаза затуманились страстью и любовью.

— От моего возмездия, — выдохнул он и посадил жену на колени, чтобы поцеловать как следует.


Глава 16


День у достопочтенного Чарлза Спенсера не задался. Сначала пришло гадкое письмо из банка, сообщавшее, что кредит исчерпан и, к сожалению, банк больше не может предоставлять ему свои услуги. Следом явился семейный адвокат и сказал, что, согласно завещанию покойного отца, ежеквартальное содержание может выплачиваться Чарлзу только в том случае, если он живет за пределами Англии. Вернувшись в снятые им комнаты, Чарлз обнаружил кучу коробок от самых лучших модисток. Он ровным счетом не имел ничего против того, что жена накупила вещей, за которые он совершенно не собирался платить, однако банк вот-вот распространит новость о его финансовой несостоятельности, а это значит, что Чарлз не сможет посетить ни один магазин мужской одежды и обновить свой гардероб. Это просто несправедливо!

Да еще и Плам — из всех людей на свете! — кроткая тупая Плам позволяет себе игнорировать его требования. Ну, ничего, уж об этом он позаботится. У него есть план, как заставить ее повиноваться, а уж если по этому плану он намерен попользоваться не только деньгами ее мужа, но и ее телом, так она сама виновата. Слишком долго она жила без забот, пока он страдал в изгнании; теперь он за все отыграется.

Но сначала нужно попасть в ее дом, чтобы оставить там подтверждение решительных намерений. Чарлз стоял в небольшом садике и, сжав губы, соображал, как незаметно попасть внутрь. Чертово место неприступнее, чем бедра девственницы, но в конце концов он выбрал маленькое окошко и разбил его кирпичом.

— Проклятие, — пробормотал Чарлз, порезав руку о стекло. — За это она тоже поплатится.

Остановив кровь, он нащупал в нагрудном кармане письмо, которое собирался оставить у нее на подушке. В письме были изложены подробные инструкции для Плам, а также сообщалось, что он отправит в «Тайме» заявление о подлинной личности Вивьен ла Блу, если она не заплатит ему что положено. Чарлз замотал руку носовым платком и прокрался через темную комнату к двери.

В доме стояла тишина, в холле не было видно ни одного лакея. Чарлз быстро поднялся на один пролет лестницы и нервно оглянулся, чтобы убедиться — слуг нет. Заглянул в одну комнату, в другую, но все это были не спальни. Он постоял на лестнице и прислушался, затаив дыхание. Откуда-то чуть слышно раздавались голоса, юные и высокие. Наверняка это дети Росса.

По лицу Чарлза расплылась гнусная ухмылка. Он любил юных девушек и слышал, что у Росса есть дочь как раз того возраста, что ему нравится. Может быть, он сумеет заставить Плам отдать ему эту девчонку.

Он был так занят своими похотливыми мыслями, что не заметил ни проволоки, натянутой на площадке лестницы, ни ведра, свисавшего с потолка. И тут же ему на голову полилась вонючая, грязная вода, словно разверзлись хляби небесные.

Чарлз грубо выругался, вытирая грязь с лица, и не сразу сообразил, что голоса детей, играющих перед сном, вдруг на короткий миг смолкли, а потом сменились воплями восхищения и топотом босых ног по деревянным половицам.

Через мгновение перед ним, как по волшебству, возникли двое детей в ночных рубашках. Они смотрели на него, пока он вытаскивал мокрый носовой платок, чтобы вытереть лицо.

— Кто вы такой? — спросил высокий мальчик. Чарлз чуть не зарычал в ответ, но вовремя опомнился и выдавил хриплый смешок. Уж кто-кто, а он прекрасно знал, что на мед можно поймать куда больше мух, чем на уксус.

— Вот это да, какой красивый молодой человек! Должно быть, ты старший сын Росса.

— Я лорд Марстон, — представился мальчик с такой самодовольной усмешкой, что Чарлзу захотелось врезать ему по физиономии. — А вы кто?

— Ну, как же, я друг вашей матери, — улыбнулся Чарлз, стирая с лица слизь и мечтая отомстить маленьким ублюдкам, как только заполучит Плам.

— Что вы здесь делаете? — спросила высокая девочка, стоявшая рядом с Россовым щенком.

Должно быть, дочь Росса. Чарлз похотливо взглянул на нее, мечтая оттащить в сторонку, но время поджимало. Нужно оставить письмо на кровати Плам и бежать отсюда, пока его не обнаружили взрослые обитатели дома. Дети значения не имели — сам он в жизни не поверил ни одному слову своих детей, наверняка и Росс с Плам тоже не верят. Жаль, но придется пока отложить баловство с девчонкой.

— Где комната вашей матери? — спросил он, стиснув зубы. — У меня для нее маленький подарочек.

— Наша мать умерла, — сказала девочка, взглянув на него с подозрением. — А папа знает, что вы здесь? Он сказал, что нам нельзя разговаривать с незнакомыми людьми. Мы вас не знаем. Что за подарок?

— Я не незнакомый. Я хорошо знаю вашу мачеху, — произнес Чарлз и шагнул к девочке, не в силах прогнать с губ похотливую ухмылку. Шаря глазами по ее изящному телу, едва скрытому прозрачной ночной рубашкой, он вытащил из кармана письмо и показал девочке: — Видишь? Это просто письмо для Плам. Ты очень умная и красивая девочка, так почему бы тебе не показать мне, где ее комната? Я оставлю там свой сюрприз. Разве не славно?

— Погладь Гарри! — потребовал мальчишка лет пяти, выскочив перед Чарлзом и протянув ему тощего серого котенка.

— Э-э… нет, спасибо. У меня нет времени на котят. — Как ни хотелось, Чарлзу остаться и пощупать девчонку, он с каждой секундой нервничал все сильнее, поэтому пришлось снова осклабиться. — Если ты покажешь мне спальню Плам, я дам тебе блестящее новенькое пенни.

— И что там написано? — спросил лорд Марстон, скрестив руки на груди и кивнув на письмо.

Улыбаться было все труднее, но Чарлз справился.

— Кое-что, что очень заинтересует Плам. Вы любите конфеты? Я дам вам конфет, если вы покажете мне ее спальню.

— Ты испортил сюрприз для папы! — сказала вдруг маленькая девчонка, отталкивая в сторону старшую сестру. Следом за ней шел мальчик — похоже, ее близнец. Да сколько у Росса этих чертовых детей?

— Э-э… — протянул Чарлз, пытаясь придумать, чем можно подкупить маленьких ублюдков. Время стремительно утекало — в любой момент мог появиться какой-нибудь слуга. — Ладно, слушайте, вы все. Это сюрприз для Плам, поэтому вы ничего никому не должны говорить. Я просто зайду в ее комнату и оставлю, и никто не узнает, что я приходил…

— Ты мне не нравишься, — прервала его младшая девчонка.

У Чарлза просто чесались руки влепить ей пощечину и стереть с лица эту самодовольную улыбку. Мальчишка-близнец кивнул.

— А вот Плам нам нравится.

— Спорю, это тот самый человек, о котором говорил папа, — заявил вдруг Марстон. — Ну, вы помните, тот, плохой.

— Энди, вы с Энн бегите за веревкой, — распорядилась старшая девчонка, взяла вазу и шагнула к Чарлзу.

— А я принесу кремень и трутницу, — сказал Марстон, и глаза его засверкали нехорошим блеском.

— Стоп, минуточку! — воскликнул Чарлз и медленно попятился. Трус по природе, он и предположить не мог, что дети могут представлять опасность, но, судя по их дьявольским ухмылкам, это были какие-то ненормальные дети.

Снизу послышались голоса. Придя в отчаяние, Чарлз схватил самого младшего мальчишку, хорошенько тряхнул и прошипел прямо в лицо:

— Сию секунду покажи мне, где комната Плам!

Последнее, о чем он подумал, когда катился вниз по лестнице, было то, что его больше никогда не обманет детская наивность. В долю секунды они из безобидных, простодушных, хотя и раздражающих детей превратились в пятерых кровожадных монстров, готовых растерзать. Младший мальчишка швырнул ему в лицо котенка, и тот расцарапал Чарлзу щеку, а в это время его лягало другое чудовище. Третье укусило за руку, а старшие толкали до тех пор, пока он не потерял равновесие и не покатился вниз.

Рыча от бешенства, страдая от нешуточной боли, Чарлз то ли упал, то ли сполз по последнему пролету, а вслед за ним, улюлюкая и визжа, мчались дети. Он оттолкнул перепуганного лакея, появившегося у подножия лестницы, распахнул входную дверь и выскочил наружу, выкрикивая проклятия и угрозы.

К счастью для ноющего от боли тела, ни дети, ни лакей Чарлза не преследовали. Дети стояли на крыльце и осыпали его насмешками, пока он хромал через небольшую зеленую лужайку, окаймлявшую площадь, но Чарлз, не обращая на них внимания, остановился в тени дерева, чтобы вытереть со щеки кровь.

— Они мне заплатят, за все заплатят, — повторял он, осторожно ощупывая укушенную руку. Дверь в дом Росса с грохотом захлопнулась. Чарлз погрозил ей кулаком. — Еще неделя не закончится, а я увижу, как они хнычут и умоляют о пощаде! Она думает, что умнее меня, думает, что может меня перехитрить? Ну, я ей покажу! Она передо мной на коленях будет ползать! Все будут! Они узнают, что такое мой гнев!

— Что, неприятности? — раздался голос оттуда, где рос огромный куст рододендрона. — Похоже, с вами попрощались не очень ласково.

Чарлз резко повернулся, едва не выпрыгнув из собственной шкуры, и дрожащим голосом произнес, пытаясь выкрутиться из дурацкого положения:

— Что? Кто… кто вы такой, сэр? Выйдите на свет, чтобы я мог вас увидеть!

— Я друг, заверяю вас, — произнес голос. Тень колыхнулась, и в ней появился мужчина среднего возраста и роста. — Я тот, кто думает, что мы можем оказаться друг другу полезными. Чувствую, у вас есть зуб на леди Росс. Может быть, нам с вами стоит немного поболтать, и вы объясните мне, откуда такая обида.

— С какой это стати? — спросил Чарлз, слегка успокоившись при виде безмятежного, доброжелательного лица незнакомца. Хотя незнакомец и не походил на джентльмена, говорил он как человек образованный, а не какой-нибудь головорез.

— Мне показалось, что вы не прочь поведать свои обиды сочувственному уху.

Уж конечно! Чарлз вовсе не собирался делиться жирненьким гусем, который был почти у него в кармане. Плам должна ему, и он получит свою награду.

— Я вас не знаю. Какого черта вы подкрадываетесь ко мне таким манером? Кто вы такой?

— Я вам уже сказал, — улыбнулся незнакомец. — Я друг.

— Мне вы не друг, — хмыкнув, отрезал Чарлз и поправил жилет.

— Разве не сказано, что враги моих врагов — мои друзья? Полагаю, у нас с вами общий интерес к семейству Росс. Насколько я могу судить, вас интересует леди Росс, а вот меня…

— Да? — отозвался Чарлз, почти не заинтересовавшись этим человеком. У него нет времени на праздные разговоры. Нужно вернуться домой и продумать свой следующий шаг.

— Меня — уничтожение всей этой семьи.

Чарлз резко вскинул голову, внимательно всмотрелся в таинственного незнакомца, думая, может ли тот быть ему полезным, и сделал изящный жест рукой.

— Вы меня странным образом заинтересовали. Прогуляемся?

— Давайте, — снова улыбнулся незнакомец. — Нам очень даже стоит прогуляться.


— Гарри, я вполне способна идти сама.

— Нет, не способна. Ты больше даже пальцем не пошевельнешь, пока благополучно не произведешь на свет младенца. Даже пальцем не пошевельнешь, понятно? Ни единым. А если ты попробуешь сделать хоть что-нибудь, я буду тебя безжалостно бить.

И Гарри понес ее по ступенькам крыльца в дом, Плам чмокнула его в ухо.

— Но некоторые упражнения дамам в моем положении даже полезны.

— Нет, — отрезал Гарри, пиная дверь ногой. Наконец лакей Бен ее открыл. — Никаких прогулок, никакой верховой езды, никакого катания в парке — ничего! Вообще не вставать на ноги. Любые упражнения исключены. Может быть, я позволю тебе лежать в шезлонге и читать, если ты поклянешься, что не будешь при этом переутомляться.

— Милорд, позвольте вам кое-что сказать?

— Даже супружеские упражнения? — прошептала Плам ему на ухо, не обращая внимания на лакея, пытавшегося привлечь внимание Гарри, и прихватила зубами мочку. — Скажем, такие, которые можно выполнять в уютных и безопасных условиях нашей постели?

— Это крайне важно, милорд!

Гарри остановился у подножия лестницы и, прищурившись, посмотрел на жену. Она потерлась носом об его нос.

— Вы и вправду верите, мадам, что мою волю, мою твердую, непреклонную, несгибаемую волю так легко поколебать?

— Да, — промурлыкала Плам.

— Ты меня так хорошо знаешь, — отозвался Гарри, поднимаясь по лестнице, и в глазах его заблестели чудесные лукавые огоньки.

— Милорд, я бы не стал вас беспокоить, не будь это совершенно неотложный вопрос!

Ни Плам, ни Гарри не обращали на лакея внимания.

— Папа!

Плам и Гарри разом подняли головы, услышав эти приветственные крики.

— Папа, ты ни за что не догадаешься! — воскликнула Индия, появившись на верху лестницы.

— …но вам, милорд, необходимо знать о случившемся происшествии.

— Расскажу я, это я столкнул его с лестницы, — заявил Диггер.

Следом за ним примчались остальные дети и окружили Гарри и Плам, причем все говорили одновременно.

— Я его тоже толкала, и я старшая.

— Ты просто леди, а я граф!

Бен сделал еще одну героическую попытку:

— Это случилось совсем недавно, милорд. Я находился в холле…

— Дети, — произнес Гарри, пытаясь громким голосом перекрыть гам.

— Мама, погладь Гарри!

— Папа, Энди его укусил, а я лягнула в ногу, и он убежал!

— …когда этот человек скатился по лестнице, а следом за ним — дети.

— Граф — это чепуха по сравнению с моим старшинством, — сообщила брату Индия. — Старшинство главнее.

— Говорите по одному, а не все разом! — потребовал Гарри, но никто не обратил на его слова внимания.

Плам хихикнула — даже в такой неразберихе ее переполняли любовь, счастье и надежда. Теперь Гарри знает о ней все самое худшее, и ему все равно.

— И еще он испортил наш сюрприз. Скажи ему, Энн.

— Милорд, видимо, с этим человеком случилась крупная неприятность — как позже сообщил мне лорд Марстон, это было делом рук детей.

— Погладь Гарри, мама!

— Да, он испортил наш сюрприз! И он мне не понравился.

— Мне он больше не понравился, чем тебе, Энн!

— Граф — это титул. А старшинство не титул, это просто так.

Гарри все равно ее любит! Как она могла быть такой дурой, почему не верила в силу его характера?

— Когда вы все говорите одновременно, я ничего не понимаю. Успокойтесь. О ком это вы толкуете? — спросил Гарри.

Плам поцеловала его. Он самое божественное создание на всей планете!

— Старшинство — это не просто так! Плам, скажите Диггеру, что старшинство главнее, чем титул!

Может быть, вообще самое божественное создание во всей Вселенной.

— Мама, погладь Гарри!

— Нет ничего главнее титула графа, разве только титул маркиза или герцога, правда, папа?

И он принадлежит ей, целиком и полностью. Они все принадлежат ей, все до единого, даже Бен, лакей, который так отчаянно пытается привлечь внимание Гарри. Она любит их всех — это ее семья.

— Возьми свои слова обратно! Мне он больше не понравился, чем тебе!

— Лорд Росс, вы должны меня выслушать. Я пытался выяснить, по какому делу этот человек явился в дом, но он сбежал быстрее, чем мне это удалось.

Все в ее мире так правильно. Гарри знает все и любит ее, и она его любит, и все любят всех, и разве жизнь не самая замечательная вещь на свете?

— Позже дети сказали, что этот человек утверждал, будто он знаком с леди Росс, — он пытался выяснить, где находится ее спальня.

— Все ты врешь! Я ему сказала, что он мне не нравится, а ты не сказал, и мне он не понравился сильнее всех! Папа, скажи Энди, что он мне не понравился сильнее всех!

— Молчать!!! — загрохотал Гарри.

— Гарри? — произнесла Плам, чувствуя, что чаша ее счастья переполнилась.

— Что? — рявкнул он в ответ, но тут же принял покаянный вид.

— Я тебя люблю. Давай попробуем «Девственницу и единорога» сегодня, но…

Глаза Плам широко распахнулись, а чудесные карие глаза Гарри потемнели.

— Человек? — спросила она его.

— Спальня? — спросил он ее. И оба повернулись к Бену.

— Что за человек? — взревел Гарри, — Что он делал в спальне Плам? Боже милостивый, что ты разеваешь рот как рыба? Быстро говори, что произошло!

Плам толкала Гарри локтем до тех пор, пока он не опустил ее на пол… Отдельные бессвязные слова Бена и детей быстро соединялись в целое ужасающее повествование.

— Наверное, это был Чарлз, — сказала Плам. Ее счастливый мир рассыпался на кусочки. — Описание ему подходит, но как он посмел влезть в дом?..

— Он покойник, — прорычал Гарри.

— А говорил, что это я кровожадная, — пробормотала Плам и тут же ахнула в голос, увидев, что муж направился к двери. — Нет, Гарри! Ты не можешь бросить ему вызов.

Гарри остановился и метнул в нее взбешенный взгляд.

Плам подбоченилась, не обращая внимания на восхищенных зрителей в виде детей и слуг, собравшихся у нее за спиной. В чем-то другом она могла уступить Гарри, но в этом — ни под каким видом, и чем раньше он это усвоит, тем будет лучше для всех.

— Даже если ты его убьешь — а я этого не хочу, потому что мне нравится жить в Англии, — даже если ты его убьешь, будет слишком поздно. В ту же секунду, как Чарлз поймет, что ты ему угрожаешь, он расскажет правду обо мне всем, кому успеет.

— Это мое дело, Плам, — прорычал Гарри, вышагивая взад-вперед перед входной дверью. — Что, черт возьми, я должен, по-твоему, делать?

— Не знаю, но должен быть другой выход.

Гарри остановился.

— А что, если избить его до полусмерти? Он ничего не успеет рассказать, пока я его не изобью, а уж после будет не в том состоянии, чтобы что-то рассказывать.

В его тоне прозвучали такие умоляющие нотки, что Плам невольно улыбнулась. До чего он чудесный человек! Она хорошенько подумала.

— Увы, мой милый, если он выживет, то раньше или позже все равно сможет все рассказать, а если не выживет, тебя повесят за убийство.

— Тьфу, — сплюнул Гарри и снова заметался по холлу.

— Теперь ты понимаешь мое затруднительное положение? — спросила Плам, глядя только на своего разгневанного супруга. — Понимаешь, почему мне пришлось нанять у… — Она внезапно замолчала и велела детям немедленно отправляться спать. Они, конечно, не хотели уходить, но Плам была не в том настроении, чтобы спорить. Слуг она тоже отослала и повела Гарри в библиотеку, чтобы обсудить создавшееся положение.

— Гарри, сядь, у меня от тебя уже голова кружится, — взмолилась она несколько минут спустя, глядя, как он бегает вокруг ее кресла.

— Это нелепо! Я позволяю человеку, обесчестившему мою жену, забраться в мой дом с неизвестно какой целью? Неужели я должен молча терпеть подонка, осмелившегося запятнать твое имя? Я должен закрывать глаза, когда он тебе угрожает? Я этого не потерплю, Плам! Я вызову его на дуэль, это единственный путь!

— Тогда нам всем конец, — мягко отозвалась она, рассматривая свои руки. Плам знала, что с уст Гарри никогда не сорвется ни одного упрека, но правда в том, что она просто не должна была выходить за него замуж. Плам понимала, что ее нельзя винить за ложь Чарлза, но Гарри… это совсем другое дело. Она сознательно скрыла от него правду, и теперь и ему, и Том, и детям придется расплачиваться за ее эгоизм.

— Ты преувеличиваешь, — фыркнул Гарри. — Никакой нам не конец.

— Разве? — спросила Плам. — Ты знаешь общество лучше других, муж мой. Ты сказал, что сможешь приглушить скандал, связанный с моим первым браком, и не ошибся. Но можешь ли ты сказать то же самое про скандал, который разразится, когда мир узнает, что маркиза Росс и есть автор печально знаменитого «Руководства по супружеской гимнастике»?

Гарри перестал бегать вокруг кресла и задумался. Глаза за стеклами очков потемнели.

— Не понимаю, почему кого-то должно волновать, что ты написала эту чертову книгу, если меня это не волнует? А меня не волнует! Почему эта новость повредит нам или детям?

— Ну и кто преувеличивает? — спросила Плам, чувствуя, как подступают слезы и сжимается горло. — Ты же прекрасно знаешь, что нет способа избежать скандала, если правда выплывет наружу. Маркиза просто не может быть автором подобной книги. О, Гарри… — Сердце Плам сжалось, и вся ее напускная храбрость испарилась. Сбывались худшие ее кошмары, и во всем виновата только она сама. Жалость к себе сражалась с чувством вины. Вина победила. — Я просто не должна была за тебя выходить, но ты был таким милым, а я находилась просто в отчаянном положении, и теперь вот что из этого вышло…

Гарри сжал ладони Плам и поднял ее на ноги, дав возможность порыдать у него на плече. Он прижался губами к ее лбу, и эта ласка показалась Плам такой сладкой, что она зарыдала еще сильнее. Она плакала несколько минут, с каждой секундой все яснее понимая, сколь многим обязана Гарри, который нежно гладил ее по спине и бормотал на ушко слова утешения.

— Слезы ничем не помогут, любовь моя, — мягко сказал Гарри, когда Плам перестала рыдать.

— Знаю, но иногда они помогают почувствовать себя лучше. К несчастью, пока я чувствую только то, что у меня заложен нос. — Плам икнула и вытерла слезы его галстуком. — Гарри, я мечтала, чтобы муж не имел от меня никаких секретов, а сама вышла замуж, скрывая столько тайн. Прости, прости меня. Ты заслуживаешь лучшего. Я знаю, что ты меня за это упрекаешь; если бы не я, мы бы сейчас не оказались в таком положении; я смиренно прошу твоего прощения.

— Ты ни в чем не виновата, милая. Ни в чем. Ты не сделала ничего плохого. Сказать по правде, я тобой горжусь.

— Гордишься? — Плам вытаращила глаза — не очень сильно, конечно, но все же вытаращила. Он ею гордится? — Как ты можешь мной гордиться? Я не сделала ничего такого, чем можно гордиться, совсем наоборот! Я доставляю тебе бесконечные неприятности.

— Вовсе нет, ты сделала много такого, чем можно гордиться. Пережила двоеженство, которое могло бы сломать жизнь женщине с менее сильным характером.

Плам снова шмыгнула носом, чувствуя тяжесть на сердце.

— У меня и выбора-то особого не было.

— Написала книгу, доставившую удовольствие сотням людей.

— Книгу настолько скандальную, что магазины отказывались ее продавать. — Плам взяла протянутый Гарри носовой платок и громко высморкалась.

Он приподнял ее подбородок и улыбнулся. В его прекрасных глазах светилась любовь.

— Ты вышла за меня замуж.

— Это сделала бы любая женщина, у которой в голове имеется хоть капля разума, — ответила Плам.

Его взгляд согревал ее душу. Гарри чмокнул ее в кончик носа.

— Впустила в сердце пятерых моих сорванцов, несмотря на все их усилия свести тебя с ума.

— Ну, — слегка улыбнулась Плам, — должна согласиться, что на это потребовалось некоторое мужество, но они хорошие дети. Почти. Иногда. В глубине души. Даже Индия образумилась, а ведь я думала, что она ко мне никогда не смягчится. Правда, нужно признать, что она сделалась заметно дружелюбней, только после того как я позволила ей делать высокие прически и подарила на день рождения серьги с жемчугом. Наверное, это как-то связано.

— Она просто поняла, что ей крупно повезло. Не всем достается такая чудесная мачеха. На свете не так уж много женщин, которые не сбежали бы от таких детей в первую же минуту, да еще и сумели разглядеть в них что-то хорошее, — сухо отозвался Гарри, потом притянул ее к себе, обнял теплыми руками и прикоснулся губами к ее губам. — Но больше всего меня поражает, что ты, несмотря ни на что, любишь меня.

Плам буквально растаяла, не в силах сдержать пыл своей страсти.

— Дура б я была безмозглая, если б не любила. Ты такой милый!

— Это верно, — согласился Гарри, подхватив ее на руки. — Я такой милый! Ты просто обязана поклоняться мне всякими осязаемыми способами, оставляя уставшим, но удовлетворенным. Открой, пожалуйста, дверь.

Плам откинула щеколду.

— Гарри, а куда мы идем? Я-то думала, мы будем решать, что делать с Чарлзом.

— Будем. Обязательно. Но позже. А прямо сейчас я должен разобраться с женой, которая хранит секреты от собственного мужа. — Гарри без малейших признаков напряжения взлетел на два пролета лестницы.

Плам на мгновение испугалась, но по его пылкому, буквально обжигающему взгляду поняла, что на самом деле он вовсе не сердится за то, что она кое о чем умолчала перед свадьбой.

— На свете просто не может быть более совершенного мужчины, чем ты, — вздохнула она и развязала галстук мужа, обнажив загорелую шею.

— Конечно, не может, — бесстыдно согласился Гарри, и озорные огоньки в его глазах согрели ей сердце так же сильно, как пылающее там желание. Гарри толкнул дверь в спальню и ногой захлопнул. — Поэтому я и считаю, что ты должна мне поклоняться. Ежедневно. Даже ежечасно. Я бог среди мужчин, и рассчитываю на соответствующее отношение. Давай обсудим, какую форму должно принять это поклонение.

— Ну-у, — протянула Плам, когда он поставил ее на ноги. Пальцы Гарри плясали у нее на спине, расстегивая пуговку за пуговкой, платье распахнулось, и Плам задрожала от предвкушения. — Полагаю, прежде всего я должна принести жертву.

— Жертву? — Гарри выгнул бровь. Она ласково сняла с него очки, потом сюртук, жилет и рубашку. — Не может быть, чтобы ты говорила о…

— «Причетник, поклоняющийся верховному жрецу», — сказала Плам, расстегивая его бриджи.

Гарри резко втянул воздух. Плам запустила руки в бриджи.

— Ты говорила, что это супружеское упражнение тебе не показывали. Говорила, что ты придумала его сама и никогда не практиковала. Говорила, что это апофеоз всех супружеских упражнений, что ты приберегаешь его для самого, самого особого случая.

— Это и есть тот самый особый случай, — сказала Плам и улыбнулась, потому что Гарри уже тяжело дышал. Он содрогнулся, и она улыбнулась еще шире. Гарри резко отвел ее руки и кинул на нее предостерегающий взгляд, предупреждая, что вот-вот утратит контроль над собой. Он рывком сдернул с нее платье. Ни на секунду не задержавшись, чтобы полюбоваться прелестной новой прозрачной сорочкой, сдернул и ее. Плам скинула туфли.

— А чулки?

Гарри внимательно посмотрел на нее. В его глазах плясали восхитительно порочные огоньки.

— Их мы оставим. В конце концов, сейчас ты прелестный безнравственный причетник. Позже тебя придется наказать.

— О-о, — выдохнула Плам, расставаясь с остатками чувства вины. Она любит его и знает, что он ее тоже любит. Она сделает все, что угодно, лишь бы эта любовь не потускнела. Плам глубоко вздохнула и тут же выдохнула, потому что теплые губы Гарри сомкнулись на ее груди. Он целовал ее горячим ртом, дразнил ноющий сосок языком и зубами. Плам впилась пальцами в его плечи, боясь, что ноги сейчас подкосятся. — А о каком наказании ты говоришь? В нем будут принимать участие твоя рука и моя голая… гм… то, на чем сидят?

— Возможно. Или два пера и кожаные наручники, — ответил Гарри, притягивая и прижимая мягкие изгибы ее бедер к своему затвердевшему естеству — они были словно созданы друг для друга.

Плам вдыхала чудесный аромат лимонного мыла, уронив голову на плечо мужа и прижимаясь губами к пульсирующей жилке на его горле.

— А какое ритуальное очищение духа вы выбираете, о всемогущий великий жрец?

— Купание, — сказал Гарри, скользнув руками по ее бедрам. Глаза его пылали любовью, страстью и желанием. — Тебе придется искупать меня. Но позже. Много позже. Я собираюсь очень сильно вспотеть.

Плам открыла глаза и запрокинула голову. Рука Гарри обняла ее за талию. Он поднял жену и отнес на кровать. Плам на секунду задумалась о забавно-чудесной природе мужчин, побуждающей их непременно отнести свою женщину в постель, но тут же забыла об этом, сосредоточившись на более важных вещах.

— Кстати, о Чарлзе…

На пол с грохотом упал сапог. Гарри окинул Плам таким многообещающим взглядом, что она заерзала. Он стянул с ноги второй сапог.

— После, Плам. Мы поговорим об этом негодяе после.

— Да, но я волнуюсь…

— После, — повторил Гарри, быстро скинул остатки одежды и выпрямился перед Плам во всей своей мужской красе.

У нее перехватило дыхание. Она вбирала его взглядом целиком, с ног до головы, забыв о своих заботах, тревогах и несчастьях, полностью отдаваясь поразительной любви, связывавшей ее с мужем.

— Гарри, — пробормотала она некоторое время спустя. Ее пальцы скользили по его ребрам, наслаждаясь теплом. — Мы должны поговорить о Чарлзе.

Лежавший под ней Гарри негромко застонал и пошевелился.

— Ты ненасытна. Дай мне несколько минут, чтобы собрать остатки сил, которые ты из меня не высосала, и я буду счастлив повиноваться тебе.

Плам хихикнула, приподняла голову и ласково укусила его за подбородок.

— Это было особенно удачное супружеское упражнение, правда? Больше всего мне понравилось благословение.

Не открывая глаз, Гарри улыбнулся и ответил:

— Я знал, что тебе понравится. Маленький пустячок, который пришел мне в голову, когда я наблюдал, как взлетает воздушный шар.

— Это было божественно. — Плам легонько прижалась губами к шее Гарри, снова села и умостила подбородок на скрещенных руках. Чтобы привлечь его внимание, она слегка пошевелила бедрами и мгновенно ощутила, как снова твердеет его естество. Две сильных руки схватили ее за бедра, заставив сидеть смирно. Приоткрытые глаза сверкнули. Плам улыбнулась.

— А теперь давай поговорим о том, что нам делать с Чарлзом. Я подумала — если бы ты нашел убийцу, а я немного изменила свои сценарии…

Гарри вздохнул и начал поглаживать ей спину, заставив Плам стонать от наслаждения.

— Хотя я полностью согласен с тем, что ублюдок заслуживает смерти, существует и другой путь. Я просто пригрожу, что уничтожу его, если он позволит себе хотя бы намекнуть на твою литературную деятельность.

Плам вскинула брови:

— Правда? А ты уверен, что сможешь это сделать? Я надеялась, что скандал его остановит, но после сегодняшнего вечера…

Гарри чмокнул ее в лоб и скользнул руками ниже, издав чувственный смешок, от которого кровь Плам закипела.

— До чего ты страстная распутница! И это я в тебе обожаю.

Плам заерзала, выражая молчаливый протест против нового поворота его мысли. Гарри сжал ее сзади.

— Совсем не обязательно убивать человека, чтобы его уничтожить, милая. К примеру, если что-то случится с тобой или с детьми, я погибну.

— Да, я знаю, но это только потому, что ты редкостный, чудесный человек. А вот Чарлз — абсолютная дрянь. Сомневаюсь, что он испытывает какие-нибудь чувства к кому-либо, кроме самого себя, уж не говоря о любви к семье.

Гарри покачал головой, провел руками по теплой коже ее бедер и раздвинул их.

— Я и не собираюсь подбираться к нему через семью. Ты совершенно права, это на него не подействует. Но есть кое-что посильнее. Деньги. Я просто нанесу ему визит и в крайне недвусмысленных выражениях сообщу, что, если он хоть раз упомянет твое имя, я уничтожу его финансово, причем так, что он уже никогда не оправится.

Глаза Плам обожгло слезами благодарности.

— А ты можешь это сделать?

Гарри пожал плечами; довольно сложный для исполнения жест, поскольку сверху лежала Плам.

— С помощью друзей — да.

— И ты думаешь, что это сработает?

— Да. — Его пальцы рисовали на ее бедрах все уменьшающиеся круги.

— И он никому не скажет? Нас больше не будут пугать скандалы?

— Нет. И еще раз — нет.

На мгновение Плам отвлеклась на дорожку, которую прокладывали его пальцы, но ей нужно признаться в еще одной постыдной тайне. И сделать это нужно сейчас, пока он в хорошем настроении.

— Насчет ребенка… Гарри, я тебя использовала. Я так хотела собственного ребенка, хотя и знаю, что ты считаешь меня плохой матерью, но, честное слово, я стараюсь. То происшествие с близнецами и коровой в Сент-Джеймс-парке правда было случайностью, и пастух сильно преувеличил, когда сказал, что корова до смерти испугалась. А вчера, когда Диггер засунул рыбу за пазуху Индии, я сделала ему самый строгий выговор, и сказала, что он должен отвечать за свои поступки, и еще сказала, что ты вычтешь стоимость разбитых графинов из его квартального содержания. И потом, во фруктовой лавке, куда мы пошли, потому что дети никогда не видели ананас, я им всем сказала, что мы не пойдем есть мороженое к Гантеру, потому что они не послушались и раскидали все чудесные пирамиды из апельсинов и яблок, но, честное слово, нельзя же сваливать вею вину на меня, ведь я им велела ничего не трогать еще до того, как мы туда вошли.

Гарри, который трясся, пока Плам перечисляла одно позорное событие за другим, не выдержал и разразился хохотом. Она шлепнула его по груди и сердито посмотрела, чтобы он понял — ей вовсе не смешно.

— Гарри, это не смешно! Я открываю тебе душу!

— Да уж, кое-что ты открываешь, — с вожделением произнес он и скользнул пальцами в ее влажное тепло. — Я никогда не думал, что ты плохая мать, Плам. Более того, сомневаюсь, чтоб кто-нибудь другой мог так здорово справиться с моими детьми, как ты. Ты же просто олицетворение терпения!

— Это вряд ли. Ой, Гарри! — ахнула она, когда муж перекатил ее на спину и вошел в нее тем плавным движением, которое всегда приводило Плам в восторг. — «Зимородок»? Сейчас? Здесь? Но ведь мы разговаривали… разговаривали… А да, о детях, точно, мы говорили о детях, и о младенце, и… и… мрррр…

Гарри по очереди поцеловал лежавшие у него на плечах колени и глубоко вонзился в нее.

— Ты в самом деле хочешь сейчас поговорить о детях? Плам выгнула под мужем спину, обвила ногами его поясницу и притянула к себе голову.

— Нет, — шепнула она ему в губы. — Это может подождать. Потом, все потом.


Глава 17


— Ну, полагаю, на этом вопрос, что нам с ним делать, решен, — сказал Ноубл, пнув труп носком сапога. — Ты уверен, что твоя жена не нанимала кого-нибудь еще, чтобы с ним расправиться?

Гарри, собравшись с силами, чтобы осмотреть раздувшийся труп, перекатил его на спину, стараясь как можно меньше думать о жутком выражении его лица.

— Совершенно уверен. Том просто неправильно ее поняла. Плам всего лишь хотела шантажировать Спенсера. Когда твой человек обнаружил тело? — Гарри посмотрел вверх, на двух крупных мужчин, стоявших рядом.

Тот, что помладше, ответил:

— Часа два назад. Труп застрял в сетке на пирсе, и поскольку это явно человек из общества, то меня предупредили прежде, чем послали за полицией. Я сказал отцу, и он предложил: «Раз уж ты связан с сыщиками, нужно поинтересоваться у них, не слышали ли они про убитого джентльмена». — Серые глаза Ника смотрели с таким же замешательством, как и глаза Ноубла. — Я понятия не имел, что ты как-то с этим связан.

Гарри что-то проворчал в ответ и быстро проверил карманы Спенсера. Несколько монет и дешевая табакерка с порнографическим рисунком.

— Его не ограбили. Интересно. Думаю, ты не позволишь властям заняться расследованием? — полюбопытствовал Ноубл.

Гарри оглянулся на представителей городской полиции, опрашивающих нескольких пьяных матросов.

— Сомневаюсь, что они справятся с задачей, которую представляет труп Спенсера.

— Не так уж они и плохи, — усмехнулся Ник. — Стэнфорд вообще молодец, хотя, когда доходит до реформ, он становится довольно упрямым.

— Стэнфорд? — Гарри медленно выпрямился, потер нос и нахмурился, вспоминая имя.

— Сэр Пол Стэнфорд. Глава городской полиции.

— Да, я о нем наслышан. — Гарри встретился взглядом с Ноублом. Тот вскинул черные брови, и Гарри ответил на незаданный вопрос: — Сэр Пол — брат сэра Уильяма. На несколько лет уезжал из страны. Вел какие-то дела в Канаде — торговые, что ли. Один из моих людей наводил о нем справки — он вернулся в Англию около года назад.

— А, — понимающе ответил Ноубл. — То есть он вряд ли как-то связан с твоим делом?

— Вряд ли, хотя все возможно. Один мой человек за ним внимательно приглядывает. — Гарри еще раз осмотрел труп, прикрыл промасленной тряпкой, и все трое медленно направились к карете. — Спенсера задушили, это понятно, но кто? И за что? Если считать, что Плам больше никакого убийцу не нанимала — а я уж точно не нанимал, — кто мог желать смерти Спенсера?

— Похоже, это еще одно задание для твоих сыщиков, — сказал Ноубл. — А как идет твое второе расследование?

Гарри вздохнул и забрался в карету вслед за своим другом. Ник сел напротив, глядя на них заинтересованным, внимательным взглядом. Гарри помялся, не зная, стоит ли при нем говорить об угрозе детям, но, в конце концов, пожал плечами. После того как они обнаружили труп Спенсера, он рассказал обоим историю Плам, потому что доверял им, если Ник узнает и о втором расследовании, хуже не будет.

— Вообще никак. У нас было всего несколько ниточек, но люди, дружившие с группой анархистов сэра Уильяма, либо умерли, либо сидят в тюрьме. У него было совсем мало близких родственников, а друзей и того меньше. Никого из группы анархистов не осталось. Мы не можем найти доказательств того, что хоть у кого-то из работавших в министерстве имелись скрытые мотивы. Если бы не то проклятое письмо, которое получил Брайсленд, я бы сказал, что все это полная чушь, иллюзия, построенная на песке.

— Это понятно. И что ты будешь делать дальше?

Гарри откинулся на мягкие подушки сиденья и на минутку закрыл глаза, пытаясь привести мысли в порядок.

— Прежде всего, найму еще несколько человек, чтобы они выяснили, чем занимался Спенсер после возвращения в Англию. Потом встречусь с теми, кто разбирается с делами Стэнфорда, и посмотрю, не всплыло ли что-нибудь новенькое. А дальше поговорю с сэром Полом Стэнфордом и сам расспрошу его про брата и про Спенсера. А затем, — тут Гарри открыл глаза и ухмыльнулся, глядя на друга детства, — познакомлю свою жену с парочкой-другой упражнений, которых она еще не знает.

К большому удивлению Гарри, день прошел быстро. Он собрал своих людей, дал задание тем, кто выискивал обрывочные сведения об умершем пятнадцать лет назад человеке; выслушал доклад от того, кто отвечал за безопасность его семьи; встретился с лордом Брайслендом и обсудил с ним вероятность того, что человеком, которого они ищут, может оказаться один из младших секретарей, сбежавший с немалыми деньгами; пообедал в клубе с Ноублом — при этом они попытались понять, что говорят в обществе в связи со смертью Спенсера (оказалось, что основная реакция — потрясенное недоверие: Спенсер так давно не жил в Англии, что его почти никто не помнил); отправил записку Плам, сообщив, что будет дома к ужину, и получил ответ на свою просьбу о встрече с сэром Полом Стэнфордом.

— Мы с сэром Полом встретимся завтра, — сказал он Ноублу чуть позже. — Надеюсь, к тому времени сыщики наковыряют хоть какую-то информацию о том, чем занимался и куда ходил Спенсер, хотя в общем-то меня мало волнует, кто его убил. Но Плам, конечно, захочет это знать, поэтому присмотреться к его жизни не помешает.

— Совсем не помешает, — согласился Ноубл, шутливо ткнув Гарри в плечо. — Наслаждайся своими упражнениями. Гм… а ты не мог бы раздобыть для меня экземпляр книги? Мне кажется, Джиллиан она понравится. То есть ей, конечно, своей изобретательности хватает, но ты сегодня утром выглядел по-настоящему изнуренным. Мне хотелось бы взглянуть на то, что привело к такому пресыщенному выражению твоего глуповатого лица.

Гарри тоже ткнул его в плечо, не очень сильно, но и не очень ласково, чтобы дать понять, что он оценил качество насмешки.

— Думаешь, ты потянешь, старик? Ты на пять лет старше меня. Джиллиан ни за что не простит меня, если выяснится, что эти упражнения чересчур утомительны для твоего старческого тела.

— В таком случае — завтра. Пять раундов. Посмотрим, кто из нас старик.

Гарри с удовольствием похрустел пальцами.

— Принимается. Давненько мы с тобой не боксировали. За тобой есть должок за тот синяк у меня под глазом.

Ноубл потер горбинку на своем тонком носу.

— А за тобой — за мой сломанный нос. Удачи. Да, и еще…

Гарри, уже залезавший в карету, обернулся:

− Что?

Ноубл кинул на него озабоченный взгляд:

— Будь осторожен. Ты окружил жену и детей таким количеством охранников, что наш таинственный противник может решить добраться до тебя.

— До чего замечательная идея! Если бы у него хватило любезности так поступить! — Гарри покачал головой и помахал на прощание.

Он все еще придумывал, какие пытки с удовольствием применил бы к человеку, пытавшемуся обидеть его детей, когда карета остановилась перед каменным городским домом светло-коричневого цвета. Гарри нахмурился. Перед домом стояла небольшая толпа, а изнутри, кажется, доносились вопли.

Гарри протолкался сквозь толпу, собравшуюся у крыльца, и взлетел по ступеням, ощущая, как болезненно сжалось сердце в предчувствии беды.

Зрелище, открывшееся его глазам, так ошеломляло, что Гарри невольно застыл на месте. В холле словно бушевало торнадо, смерч из нескольких кругов взрослых, детей и кучи кошек, принадлежавших Том. Кошки как безумные носились по периметру холла, а следом за ними бегал маленький черно-белый теленок с обрывком веревки на шее. За теленком бегал Мактавиш, почему-то голый, в одних огромных домашних тапочках, когда-то принадлежавших самому Гарри. Двое лакеев и Джордж пытались догнать Мактавиша. На полу лежал мужчина, очевидно, потерявший сознание, а еще один стоял на четвереньках, прикрывая руками голову и осыпая проклятиями близнецов, колотивших его ночными горшками. Гарри коротко возблагодарил небеса за то, что близнецы избивали незнакомца пустыми горшками, и перевел взгляд на следующую группу.

Том яростно спорила о чем-то с человеком в темной форме полицейского, размахивала руками и орала так, что перекрывала голоса детей и шум, поднятый животными. Диггер и Индия накинулись на какого-то мужчину средних лет, пытаясь оттащить его от двери в библиотеку. Мужчина, явно стараясь не причинить детям боль, отрывал от себя их руки, но едва он успевал оторвать одну, как в него тут же вцеплялась другая, причем все это время дети вопили во всю мощь своих легких. Плам стояла на пороге библиотеки, ломала руки и умоляла Хуана отойти в сторону. Хуан раскинул передней руки так, словно от кого-то прикрывал.

Гарри какое-то время молча смотрел на все это — на животных, детей, слуг, незнакомцев и Плам, — потом сунул пальцы в рот и пронзительно свистнул. Свист в этом закрытом помещении сильно резанул по ушам, и это чудесным образом подействовало. На мгновение. А потом животные, дети, слуги, незнакомцы и Плам обрушились на Гарри.

— Стоять! — взревел он и немедленно начал действовать. Стянув сюртук, он протянул его Джордж. — Так. Дети — направо, вон туда, в угол. Джордж, накиньте это на Мактавиша. Бен, Сэм и Хуан — налево, к двери. Вы, который на коленях, помогите своему товарищу сесть вон в то кресло. Не знаю, кто вы такой, сэр, но буду вам очень благодарен, если вы прекратите кидать гневные взгляды на мою жену — она в деликатном положении. Пожалуйста, перейдите вон туда, к лестнице. Плам… — Он раскрыл объятия. Она подбежала к нему, вцепилась в плечи и сердито оглянулась на мужчину.

— Гарри, этот человек говорит, что Чарлз мертв. Это правда? Ты… ты не… ты не успел…

Гарри чмокнул ее в макушку — просто потому, что ему захотелось, — мягко убрал ее руки со своих плеч, повернул к себе спиной и обнял.

— Надо полагать, вы из полиции?

Мужчина у лестницы поклонился. Он был на несколько дюймов ниже Гарри, а его черные глаза ярко поблескивали в мягком свете ламп.

— Я сэр Пол Стэнфррд, милорд. Имею честь командовать полицией этого города. Если вы позволите побеседовать с вами и вашей супругой, думаю, мы сможем во всем разобраться.

— Вы не возьмете мою леди под стражу! — выкрикнул Хуан, вырвавшись из рук лакеев, упал к ногам Плам и раскинул руки, защищая ее. — Я вырву из груди ваше сердце и съем его прямо у вас на глазах, если вы только попытаетесь ее увести, вы, червь смертоносный!

— Не разрешай им забирать Плам! — закричала Индия, кинувшись вперед. Остальные дети бросились за ней и окружили отца и мачеху. — Она нам нравится! Мы хотим, чтобы она осталась! Она нас водит гулять, и не заставляет делать уроки, и позволяет мне зачесывать волосы наверх! Не разрешай этому человеку ее уводить!

— Хочу маму! — пропищал Мактавиш, потянувшись руками к Плам.

— О, милые детки! — воскликнула Плам, обнимая их всех. — Вы все так много для меня значите! Я бы не смогла любить вас сильнее, даже если бы сама родила. Мои сладкие, чудесные малыши!

У Гарри возникло очень, очень скверное ощущение. Он посмотрел на сэра Пола:

— Не сочтите за труд объяснить, почему у моей семьи и прислуги возникло впечатление, что вы собираетесь взять мою жену под стражу?

Сэру Полу хватило учтивости принять сконфуженный вид.

— Нельзя ли обсудить все это наедине?

Плам отпустила детей и повернулась у мужу. В ее прелестных бархатистых глазах плескалась боль.

— Сэр Пол говорит — у него есть доказательства, что Чарлза убила я. Он сказал, что у него есть письмо Чарлза с угрозами в мой адрес, а один из его людей…

— Которого мы били по голове, пока он не уснул, — с огромным удовлетворением перебила ее Энн, ткнув пальцем в сторону человека, все еще лежавшего в кресле без сознания.

— …один из его людей, обыскивая дом, нашел мои сценарии. Гарри, я его не убивала.

Гарри взял ее лицо в свои ладони и у всех на виду поцеловал в губы, заглушая все объяснения.

— Я знаю, любовь моя. Не тревожься, мы сейчас во всем разберемся.

Плам задрожала, но не от страха, а от глубочайшей любви к Гарри, которая словно делала ее неуязвимой. До тех пор пока у нее есть он, Том и дети, ей никто ничего плохого сделать не сможет.

Она обернулась к начальнику полиции, сконфуженно сообщившему ей, что у него имеются все основания считать ее виновной в смерти Чарлза.

— Будьте добры пройти в библиотеку, сэр Пол. Том, Джордж и лакеи — отведите детей в парк на прогулку. Хуан, я высоко ценю вашу мужественную и самоотверженную попытку спасти меня, а тем более предложение вырвать из груди сэра Пола сердце и съесть его у него на глазах, но нельзя ли отпустить мои колени? Гарри, идем?

— Безусловно, — ответил Гарри и многозначительно посмотрел на Хуана, пока Плам с некоторым трудом освобождала свои колени из пылких объятий дворецкого.

Высоко подняв голову, Плам направилась в библиотеку и села в одно из двух кресел, стоявших у большого стола черного дерева, который Гарри использовал как бюро.

— Вы повторите моему мужу то, что сказали мне?

Сэр Пол опустился во второе кресло и придал лицу извиняющееся выражение. Гарри, к удивлению Плам, не сел за свой стол, а остановился у нее за спиной и положил руку на плечо, демонстрируя свою поддержку. Несколько чудесных секунд Плам упивалась радостью, пока эту радость не испортили слова сэра Пола, а все внутри не стало холодным и липким, как вчерашняя овсянка.

— С огромным прискорбием вынужден вам сообщить, что мне приказано взять леди Росс под стражу до тех пор, пока суд не рассмотрит дело о таинственной смерти достопочтенного Чарлза Спенсера, младшего брата графа Сейнт-Меда.

— Какое дело? — ровно и бесстрастно спросил Гарри. Он крепко сжимал плечо Плам, что резко противоречило его безмятежному лицу. — Какие у вас могут быть основания для ареста? Какие доказательства заставляют вас думать, что моя жена, знатная леди, маркиза, вдруг стала бы марать свои руки убийством человека, с которым ее ровным счетом ничто не связывает?

Плам печально улыбнулась. Гарри воспользовался тем, что она шутливо называла «голосом маркиза», — голосом, который он пускал в ход, если хотел запугать кого-нибудь своим титулом и влиятельностью. К несчастью, она очень сомневалась, что такие штучки подействуют на сэра Пола.

— Есть три основания, по которым мы считаем леди Росс имеющей отношение к смерти мистера Спенсера. Во-первых, это письмо, найденное на его теле.

Гарри вздрогнул, когда сэр Пол протянул ему измятое письмо, а Плам поморщилась. Она уже прочитала его, когда сэр Пол явился и предъявил ей обвинение, и не могла отрицать, что письмо написано Чарлзом и адресовано ей.

— Х-м… смутные намеки, смутные угрозы…

— Читайте дальше, — сказал сэр Пол, глядя на Гарри черными непроницаемыми глазами.

— «Если ты не выплатишь мне сумму, оговоренную в прошлый понедельник, я буду вынужден рассказать все, что знаю, тем самым, как ни прискорбно, уничтожив и тебя, и твоего благородного супруга. Я еще ни с кем не разговаривал о нашем прошлом, но не пытайся себя одурачить и не думай, что ценой моего молчания будет всего лишь твоя благодарность. Наши отношения были такого характера, что меня осуждение не коснется, а вот ты, боюсь, полностью его прочувствуешь, когда станет известна правда о твоих литературных трудах. Чтобы ты не воображала, что мои намерения несерьезны, я с удовольствием перешлю тебе копию моего письма в «Тайме», которое будет отправлено туда по первому моему слову. Я не сомневаюсь, что они опубликуют его сразу же по получении. Всегда твой…» Не понимаю, каким образом угрозы Спенсера привели вас к мысли, что она — женщина в деликатном положении! — могла убить мужчину. Это возмутительно! И совершенно невозможно! С таким же успехом вы могли сказать, что в его смерти виноваты мои дети.

Плам попыталась улыбнуться, услышав гневную попытку Гарри защитить ее. Истина была вовсе не такой забавной.

— Милорд, вы меня извините, это не намек на поведение ваших детей, но раз уж они сумели с помощью всего лишь двух ночных горшков вывести из строя одного из моих вооруженных людей и были готовы уложить и второго…

— Невзирая на это, письмо не доказывает вины Плам.

— Есть еще и вот это.

Плам беспокойно облизнула губы. Она без труда узнала листы писчей бумаги, на которой составляла свои сценарии.

Гарри взглянул на них, не дав себе труда взять их в руки.

— Да, это мне знакомо. У моей жены имеются литературные таланты. Она просто записывала сцены для своего романа.

— Романа, в котором подробно описываются способы обесчестить мужчину по имени Чарлз?

— Я всю жизнь терпеть не могла имя Чарлз, — произнесла Плам, прекрасно понимая, что сэр Пол ей не поверит. — Вот оно и пришло мне в голову.

Его черные глаза на секунду остановились на ней. Пальцы Гарри так сильно впились в ее плечи, что стало больно.

— Миледи, я не сомневаюсь, что вы обладаете величайшими литературными способностями, — любой, кто смог написать столь изобретательную и богатую подробностями книгу, как «Руководство по супружеской гимнастике», безусловно, сможет сочинить несколько оригинальных способов уничтожить человека, угрожающего его будущему. И я ни на секунду не поверю, что вы придумали это просто для своего романа.

— Вы упомянули три пункта, — со скукой протянул Гарри, прежде чем Плам успела оспорить утверждение сэра Пола. Впрочем, она и не могла этого сделать, не соврав, а врать прямо в глаза ей казалось ужасным, хотя она и готова была пойти на это, лишь бы уберечь от беды Гарри и детей. — Какой же третий?

— Описание, данное человеком, который видел мистера Спенсера вчера вечером вместе с весьма взволнованной дамой, внешне напоминающей леди Росс, дамой в синем с золотом платье, исключительно похожем на то, что мы обнаружили в гардеробе вашей жены.

— Это смехотворно, — фыркнула Плам, с тревогой понимая, что если сэр Пол уже узнал о ее раннем уходе из дома Дарвеллов, то игра уже проиграна. — Мы с племянницей вчера вечером присутствовали на приватном обеде в доме сэра Бена и леди Дарвелл. Они подтвердят, что мы были там.

— Я уже беседовал с леди Дарвелл, — ответил глава полиции, и все надежды Плам мгновенно рухнули. — Она сообщила, что вы ушли раньше, а племянница осталась. И, похоже, никто не видел, как вы уходили. Я нахожу это чрезвычайно… любопытным.

Плам кинула взгляд на Гарри, не зная, что на это ответить.

— После ухода из дома Дарвеллов моя жена была со мной, — быстро произнес Гарри. — Могу поручиться за ее местопребывание после девяти вечера.

— Не сомневаюсь, что вы можете за нее поручиться, — вкрадчиво сказал сэр Пол. — Увы, иной раз джентльмены путают время, особенно когда речь идет об их супругах.

— Черт побери, приятель, вы что, обвиняете меня во лжи?

Плам вскочила и вцепилась в рванувшегося вперед Гарри.

Сэр Пол тоже поднялся, медленно, будто наслаждаясь происходящим.

— Я не настолько глуп, милорд. Я просто допускаю, что вы ошиблись. А теперь, если позволите, мне нужно вернуться в свою контору…. вместе с леди Росс. Я с огромным прискорбием вынужден просить ее сопровождать меня, поскольку у вас нет никаких объяснений тех фактов, которые я вам предоставил… — Он пожал плечами.

Плам решила, что просто ненавидит его, но тут же сообразила — если она не согласится на арест, Гарри будет сражаться за нее не на жизнь, а на смерть. Этого она допустить не могла: нельзя навлекать на его голову еще большие неприятности. Придется пойти с этим гнусным сэром Полом, хотя каждая клеточка ее тела протестовала, не желая оставлять Гарри.

— Ваши факты — всего лишь безосновательная паутина. И я не потерплю, чтобы вы подобным образом порочили мою жену! Вы заберете ее из этого дома только через мой труп!

— Гарри, — сказала Плам, поворачиваясь спиной к сэру Полу. Она взяла руку мужа и приложила к своей щеке; его обычно карие глаза стали от ярости темно-зелеными. — Все в порядке. Мы оба знаем, что я не виновата, а невиновным нечего бояться. Я сейчас пойду с сэром Полом, а ты свяжешься со своим адвокатом и выяснишь, как меня вернуть.

— Нет. Просто немыслимо, чтобы мою жену уводили из дому как обычную уголовницу…

— Я знаю, милый. Мне это нравится не больше, чем тебе, но я не допущу, чтобы кто-нибудь еще пострадал из-за моей неосмотрительности и жестокости Чарлза. Тебе нужно уберечь детей. Как только скандал вокруг Вивьен ла Блу станет достоянием общества, их придется успокаивать и поддерживать.

— Плам, — негромко произнес Гарри, привлекая ее к себе. Его дыхание овевало ее лицо, глаза потускнели от боли. — Ты не можешь меня оставить. Ты нужна мне.

— А ты — мне, — прошептала она, чувствуя сильную досаду. Нельзя, чтобы при такой интимной сцене присутствовал сэр Пол. Плам проглотила слезы, так и рвущиеся наружу. Она понимала, что плакать нельзя, иначе Гарри просто вышвырнет главу полиции из дома. Плам улыбнулась и положила руку мужа на свой еще плоский живот. — Ты нам обоим нужен, но ты ничем мне не поможешь, если тебя арестуют за неуважение к полиции или еще за что-нибудь похуже. Позволь мне пойти с ним. Я люблю тебя. Но сейчас важнее, чтобы ты остался дома. — Плам смягчила свои слова поцелуем. Губы льнули к Гарри так, словно боялись расставания.

Он напрягся и кинул взгляд на сэра Пола.

— Самое малое, что вы можете сделать, — не упоминать о том, что Плам и есть Вивьен ла Блу. Если это станет достоянием общественности, ее репутация будет погублена.

— И ваша наверняка тоже, милорд, — отозвался сэр Пол, наклонив голову, но не успев скрыть усмешку, за которую Плам возненавидела его еще сильнее. — Разумеется, я сделаю для леди Росс все, что в моих силах, но у газетчиков есть свои способы разнюхивать такие маленькие грязные секреты.

Гарри крепче стиснул ее пальцы.

— Все будет хорошо, Гарри, обещаю. Мы расстанемся ненадолго. Ты должен остаться дома. Я полагаюсь на тебя… полагаюсь на твое… — Она вдруг нахмурилась. Ей в голову пришла одна мысль. Плам повернулась к сэру Полу: — А откуда вы узнали, что я и есть Вивьен ла Блу?

— А? О, это упоминается в письме Спенсера.

Гарри резко втянул воздух, и это только укрепило Плам в ее подозрениях.

— Разве? Я не помню, чтобы он называл написанную мной книгу.

— Потому что там этого не было, — произнес Гарри и шагнул вперед, толкнув Плам к себе за спину. — Она решила поговорить с ним об этом позже.

— Вы ошибаетесь. Я отчетливо помню, что Спенсер ссылается на леди Росс как на автора книги, которая причинит немало бед, если станет достоянием общественности.

— Похоже, это доставляет вам море удовольствия, — проворчал Гарри.

Плам встала рядом с мужем и положила ладонь ему на руку.

— В каком месте Чарлз упоминает об этом? В письме, которое вы мне показывали, такого не было.

— Не могло ли так случиться, что эти письма подложные?

— Ваша супруга сама подтвердила, что это почерк Чарлза Спенсера, — начал было сэр Пол, но Плам его перебила:

— Я сказала, мне кажется, что это почерк Чарлза, но я не уверена.

— Не имеет значения, писал ли Спенсер это письмо, — негромко произнес Гарри. Плам почувствовала, что он напрягся будто свернутая пружина, готовая распрямиться. — В письме ни словом не упоминается имя Вивьен ла Блу. А это возвращает нас к вопросу моей жены — откуда вы об этом узнали?

Сэр Пол вскинул голову. На его лице застыло выражение презрения и осуждения.

— Какое это имеет значение? Ваша супруга — автор совершенно неприличного произведения, и одного этого достаточно для ее ареста.

— Не думаю, — вкрадчиво произнес Гарри. Плам настороженно смотрела на него, ее тревожило его бесстрастное лицо. Впечатление, что перед ней зверь, готовый прыгнуть, только усилилось, когда Гарри медленно двинулся в сторону сэра Пола. Каждое его движение было исполнено мужественной грации и силы. — Плам? Кому известна подлинная личность Вивьен ла Блу?

— Тебе, Том, моей подруге Корделии, которая никогда никому об этом не расскажет, издателю мистеру Беллтоуду и Чарлзу.

Сэр Пол хотел возразить, но голос Гарри хлестнул как кнутом.

— И кто из этих пяти человек мог рассказать сэру Полу, кто ты такая?

Она посмотрела на полицейского и заметила, что на лбу у него выступили бисеринки пота.

— Думаю, что это Чарлз.

— Что за нелепость…

— Молчать! — загремел Гарри, но тут же понизил голос, хотя по-прежнему говорил в той же сдержанной манере, которая давала Плам понять — Гарри просто в ярости. Если он подозревает то же, что она, то имеет полное право прийти в бешенство. — Я пришел к тому же выводу, Плам. И если мы доведем эту мысль до ее логического завершения, то приходится признать — чтобы узнать от Спенсера правду о Вивьен ла Блу, он должен был с ним встретиться. Возможно, это случилось вчера. Вечером. Когда Спенсер выскочил из нашего дома после знакомства с детьми.

Сэр Пол издал невнятный звук, но ничего не сказал.

— А откуда он узнал, что Чарлз придет в наш дом? — удивилась Плам, одним глазом приглядывая за главой полиции. — Он же не мог видеть, как тот уходит, если только не… о!

— Именно, — кивнул Гарри, медленно приближаясь к сэру Полу. — Он мог увидеть, как Спенсер уходит, только если случайно проходил мимо (а в такие совпадения я совершенно не верю) или следил за домом.

— Дети! — выдохнула Плам, чувствуя, как в душе вскипает гнев, и сжимая кулаки. — Это же он похитил детей! Он тот самый человек, который им угрожал, который пытался их обидеть!

Сэр Пол отшатнулся, когда она на него кинулась, но Гарри схватил жену и оттащил раньше, чем она успела нанести врагу изрядные увечья. Дело ограничилось всего лишь несколькими царапинами.

— Все, что вы тут говорили, не более чем догадки, — тяжело уронил сэр Пол, быстрым движением выхватил из внутреннего кармана сюртука пистолет, взвел курок и прицелился в Плам. — У вас нет никаких доказательств, и пока я командую полицией, вы не сможете купить правосудие деньгами или титулом! Вашу жену сочтут виновной в убийстве на основании улик, которые я представлю в суд. Ее повесят, а вы, милорд Росс, будете влачить свое существование дальше.

— Но почему? — спросила у Гарри Плам, не отрывая взгляда от стоявшего перед ней полицейского. Гарри принял скучающий вид, но Плам чувствовала, как напряглась его рука, обвивающая ее талию.

— Покойный сэр Уильям Стэнфорд — брат сэра Пола. А почему так задержалось письмо, отправленное вам братом? Или оно пришло пятнадцать лет назад, но вы не спеша делали деньги в Канаде?

— Значит, этот лицемерный ублюдок лакей все-таки отдал его вам? Мне следовало им заняться, когда была такая возможность. Уильям отдал письмо какому-то чертову дураку слуге, а тот про него забыл. А в этом году лакей умер, письмо нашли в его бумагах и переслали мне. — Губы сэра Пола скривились, и он выругался. — Я поклялся, что отомщу вам и вашей семье за то, что вы лишили жизни моего брата. Вы могли бы скрыть обстоятельства его смерти и похоронить, как героя, но и этого не сделали, а, наоборот, постарались, чтобы о скандале узнали все, чтобы над ним насмехались, чтобы насмехались надо мной, над братом труса. Пожар в вашем доме, все несчастные случаи с вашими детьми, которые я так ловко устраивал, — все это на вашей ответственности. Я поклялся, что ваша семья будет страдать так же, как страдал я, когда стало известно, что Уильям покончил жизнь самоубийством. А что до вашей жены, так ее тайну я узнал по счастливой случайности, но теперь твердо намерен использовать ее, чтобы погубить вас так же, как вы погубили моего брата.

— А почему бы не отомстить лично мне? — спросил Гарри спокойно, словно пистолет не был направлен в грудь Плам, но она хорошо чувствовала, как его рука на талии напрягается все сильнее, как Гарри пытается оттащить ее назад. Он, похоже, решил, что если затолкает ее себе за спину и кинется разоружать сэра Пола, то его не застрелят, потому что негодяй выбрал мишенью Плам. Но это, конечно, не так. Он хочет убить именно Гарри. Милый Гарри, обычно такой прозорливый, на этот раз оказался таким бестолковым.

Сэр Пол ухмыльнулся мерзкой, елейной усмешкой, исполненной такой злобы, что по спине Плам потек холодок ужаса.

— Если вы не позволите мне взять вашу жену под законный арест, то, как ни прискорбно, будете застрелены во время попытки сопротивления. Трагедия, но, увы, неизбежная.

Плам поняла, что Гарри готов нанести удар, за секунду до того, как он шевельнулся. Его пальцы сжались у нее на талии, он толкнул жену назад, а сам рванулся вперед. Но она была к этому готова и, не сомневаясь, что нужна сэру Полу живой, метнулась вперед и встала между двумя противниками.

− Нет!

Выстрел ее оглушил, вонь пороха обожгла глаза. Время замерло. Она стояла перед Гарри, глядя, как в глазах сэра Пола забрезжило удивление. Плам опустила взгляд и с изумлением увидела, как на боку расцветает красное пятно и увеличивается, быстро пропитывая платье.

— Я ошиблась, — озадаченно произнесла она. Гарри прорычал проклятие, прыгнул вперед, выбил пистолет из рук сэра Пола и начал бить негодяя о стену библиотеки. Голова сэра Пола безвольно моталась из стороны в сторону. Гарри швырнул полицейского на пол и метнулся обратно, к Плам, осторожно трогавшей пальцем красное пятно на платье.

— Я ошиблась. Он в меня выстрелил. Не понимаю. Я же во всем разобралась, но он все равно в меня выстрелил, а не должен был. Гарри, меня застрелили. Как ты думаешь, я должна лишиться чувств?

— Плам, Плам, моя красивая, отважная, нелепо чудесная Плам, если хочешь, можешь падать в обморок. Я знаю из самых достоверных источников, что прекрасные леди, которых застрелили, обязательно лишаются чувств. — Гарри подхватил ее на руки так бережно, будто она была сделана из бесценного фарфора, а его дрогнувший голос согревал ее изнутри, прогоняя ледяную боль, пульсирующую в боку.

— Как ты думаешь, ребенку это не повредит? — спросила Плам. Ей вдруг показалось, что Гарри где-то очень далеко от нее. Его голос звучал чуть слышно, она едва разбирала сказанное, а лицо Гарри начало тускнеть.

— Нет, ребенку не повредит. И тебе тоже. Через день-другой ты будешь как новенькая, вот увидишь.

— О, хорошо. А теперь, если ты не против, я все-таки упаду в обморок. Если все леди лишаются чувств, то и мне нужно. — Теперь и ее собственный голос звучал странно, откуда-то издалека, словно принадлежал кому-то другому. Она попыталась обнять Гарри, но руки не слушались. И тогда Плам перестала сопротивляться, просто расслабилась и молча погрузилась в забытье.


Эпилог


— Только ты одна в этом виновата, Плам!

— Тужьтесь, мадам.

— Ой! Нет! Как ты можешь мне такое говорить?

— Это только твоя вина! — воскликнул Гарри, хмурясь и глядя на нее сверху вниз. — Я снимаю с себя всю ответственность. Это ты настояла. Я говорил «нет», я не хотел рисковать твоим здоровьем, но ты настояла.

— И еще раз, мадам.

— Ха! Мне это нравится! Я никогда ни на чем не настаивала, и ты тоже несешь ответственность. Если у тебя такое сильное семя, что я сразу забеременела, едва оно пролилось, так это только твоя вина, а не моя!

— Может быть, на этот раз вы постараетесь немножко сильнее? — спросил ее джентльмен, маячивший у изножья кровати.

— Я стараюсь! — рявкнула на доктора Плам. Она не могла его разглядеть, потому что на огромном животе лежали простыни. Плам попыталась сесть, чтобы одарить доктора по-настоящему гневным взглядом, таким взбешенным, чтобы он запомнил его до конца жизни. Гарри, поддерживавший ее сзади, тотчас пришел на помощь и встал так, чтобы она могла опереться на него и смерить доктора яростным взглядом. — Это, знаете ли, не так уж и легко!

— Я знаю, леди Росс. А еще я знаю, что головка ребенка вот-вот покажется и, чтобы ему помочь, вы должны тужиться. А теперь, если вы собрались с силами, как раз начинается новая схватка. Вы меня очень обяжете, если будете тужиться как следует.

— Никто мне об этом не говорил, — выдохнула Плам и тут же громко закричала.

Гарри обнимал ее, бормотал ласковые слова любви и утешения, пока Плам пыталась удержаться и не разодрать в клочки кожу у него на руках. Вот сейчас ее вырвет от боли, или она потеряет сознание, или начнет пронзительно кричать и уже никогда не сможет остановиться, но тут боль стала такой сильной, что Плам поняла — вот теперь она просто умрет. Она тужилась, и тужилась, и тужилась, пока не осталось ничего, кроме багровой волны всепоглощающей боли.

— Превосходно, мадам. Теперь можете немного отдохнуть. — Доктор повернулся к своей помощнице и попросил кусок ткани.

Плам обмякла, упав на грудь Гарри. Все ее тело болело и буквально вопило от страданий.

— Никто не говорил мне про боль, — выдохнула она, — про настоящую боль. Ни Делия, ни старая Мэг ни разу мне не сказали, что это будет так ужасно. Они только и говорили, какая это радость — держать на руках своего ребенка, но почему никому из них даже в голову не пришло рассказать мне, что это так больно? Ни одна! Я с ними еще поговорю, в этом ты можешь…

Ее слова прервал писк ребенка. Она затрепетала, ее окатило волной радости, любви и гордости, такой мощной, что на глаза навернулись слезы. Гарри поцеловал Плам в висок, влажный от пота.

— Я люблю тебя, Плам. Я люблю тебя сильнее, чем мог представить…

Он тоже замолк на полуслове, потому что доктор протянул Плам небольшой сверток.

— Милорд, миледи, ваша дочь.

— Дочь, — произнесла Плам, и из глаз потекли слезы счастья. Она взяла младенца и откинула простынку, восхищаясь краснолицым, остроголовым, покрытым какой-то слизью, тощим младенцем, вопившим во все горло, высказывая свое мнение о мире, в который его только что вытолкнули. Уровень громкости протестующих воплей сулил надежду, что однажды эта девочка станет прекрасной оперной певицей. — Она красавица. Самый красивый ребенок на свете, правда?

— Правда. — Гарри снова поцеловал Плам в висок и потянулся погладить стиснутые кулачки младенца. — Самый красивый младенец на всем белом свете.

— Я тоже так думаю. Гарри, посмотри! У нее на ногах есть пальчики!

— Спорю, их десять штук. Посчитаем?

Восхищенные родители сосчитали пальчики на ногах, чувствуя головокружение от восторга.

— Пообещай мне кое-что, Гарри, — сказала Плам чуть позже, когда рядом положили запеленатого младенца. Гарри перегнулся через дочь и поцеловал жену.

— Все, что угодно, милая.

— Это про ребенка.

— Все, что захочешь, любовь моя. Пони, игрушки, лучшее образование, наряды — все для нее.

Глаза Плам светились любовью. Она укусила его за нижнюю губу, слегка втянула ее в рот, чтобы уменьшить жжение от укуса, и отпустила.

— Пообещай, что у нее никогда не будет детей. Это самое отвратительное испытание, через которое мне пришлось пройти! Ни одна женщина не должна проходить через такое. Ты даже представить себе не можешь, какую боль испытываешь при родах. Это не поддается описанию, просто не поддается. Это так ужасно, что хочется поджечь собственные волосы, лишь бы отвлечься от всепоглощающего, абсолютного кошмара. Я никогда, никогда этого не забуду, это будет преследовать меня до конца моих дней, меня будут терзать ночные кошмары и воспоминания о мучительном, нескончаемом ужасе. Да пусть меня лучше растопчет стадо слонов, чем я еще раз пройду через роды! Право же, слоны — ничто по сравнению с пронзающей, обжигающей, разрывающей, раздирающей, вынимающей душу болью во время родов…

— Как пожелаешь, милая.

Супруги некоторое время молчали, глядя на ребенка, которого они создали, и постепенно Плам почувствовала тяжесть слов, сказанных ею возлюбленному супругу.

— Гарри?

— Ммм?

Плам радостно улыбнулась ему:

— Вообще-то я вовсе не это имела в виду.

— Ага. Значит, если я когда-нибудь снова к тебе прикоснусь, ты не кастрируешь меня с помощью рыбного ножа? — И в его взгляде снова заплясали те дьявольские огоньки, которые Плам так сильно любила.

— Тупого рыбного ножа, но нет, не кастрирую.

— Это очень утешает.

Плам поменяла положение, измученное тело запротестовало, и ее жизнерадостная улыбка померкла.

Дверь распахнулась, в комнату ворвались пятеро детей и Том. Все они говорили разом, все были возбуждены и хотели увидеть новорожденную. Дети окружили младенца. Гарри поймал взгляд Плам, и сердце его переполнилось любовью и радостью.

— А как вы ее назовете? — полюбопытствовала Том, глядя на тетку и Гарри.

— Мы еще не решили, — ответила Плам.

— Я решил, — заявил Гарри и медленно улыбнулся, посмотрев на жену смеющимися глазами.

— Решил? Ты же говорил, что тебе все равно. И как будут звать нашу дочь? — спросила Плам, озадаченно наморщив лоб.

Гарри снова поцеловал ее, не в силах удержаться и не отведать сладости любимых губ. Его Плам, его восхитительная, чарующая, прекрасная Плам.

— Вивьен, — сказал он. — Мы назовем ее Вивьен.

Так они ее и назвали.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Эпилог