КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 391805 томов
Объем библиотеки - 503 Гб.
Всего авторов - 164533
Пользователей - 89036
Загрузка...

Впечатления

IT3 про (ivan_kun): Корни зла (Фэнтези)

кусок чего-то сишного и невычитаного.не тратьте ваше время.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Чукк про Бочков: Алекс Бочков. Казнить нельзя помиловать ! (Боевая фантастика)

Внимание - чтение сего опуса опасно для мозга! Если вы антисемит - эта книга для вас!
В предисловии автор проехался по всем недостойным авторам-историкам.
Попаданство в худшем проявлении - даже с обьяснением самого факта попаданства автор решил не заморачиваться: просто голос в голове. Спортсмен, историк попав в тело 14-15 летнего, соблазняет классную руководительницу и старосту.

Выборочное и осторожное сканирование текстa выхватило:

"Но я выжил, а это главное, хотя и пролежал в коме без признаков жизни двое суток. И не дышал и сердце не билось… Но Дарья не понесла меня на местное кладбище – ждала моего возвращения. Сердце ей ведьмино вещало – "вернётся" внучок. Попытались понять – что дал мне обряд, но ничего путного не выходило: такое впечатление, что всё было зря ! Дарья меня, а скорее себя успокаивала: вот окрепну и проявится что-нибудь. Ну а я и не очень расстроился: не зря же говорят – отрицательный результат – тоже результат. Теперь хоть знаю – непригодный я к магическим штучкам…"

"Чувствую – тело стало погружаться спиной в ствол бука. Ещё немного и я уже в нем. Несколько мгновений и я уже себе не принадлежу – Я ДЕРЕВО ! А раз я – это ты, то и давай лечи себя ! Не дай себе засохнуть !!! В ноги, смешно щекоча ступни, стало проникать что-то незнакомое, но явно полезное: боли нет, а вот удовольствие как от холодной воды в жаркий полдень ! Прекрасно !!!"

"Леший, видимо понял – буду стоять на своём и обмануть меня не удастся. Шагнул ко мне; взметнулись опущенные вниз ветки-руки. Упали мне на плечи, пригибая к земле. Шалишь дядя: не знаешь ты шаолиньского упражнения "Алмазный палец" ! "

Лучше не брать дурного в голову и не начинать читать.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Van Levon про Хокинс: Библиотека на Обугленной горе (Фэнтези)

Замечательный дебют автора. Участие в разработке компьютерных игр, конечно, наложило свой отпечаток, но книгу это не испортило. Отличный шутер от третьего лица. Рекомендую.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
DXBCKT про Царегородцев: Арктический удар (Альтернативная история)

Когда я в первый раз случайно прочитал аннотацию и название СИ, подумал что это какая-то ошибка — т.к аналогичное (и видимо куда более объемная СИ) имеется у Савина ("Морской волк"). Однако (как позже выяснилось) эта «тема» у авторов «одна на двоих», просто каждый (отчего-то) пошел своим персональным путем.

Но поскольку «данный вариант» (Царегородцева) я начал читать уже после того, как я неоднократно ознакомился с «вариантом» Савина (так - только первую книгу перечитывал раз 7, как минимум), то я невольно начал сравнивать эти варианты друг с другом.

И если первые страниц 200 все повествование (в варианте Царегородцева) идет «ноздря в ноздрю», то к середине книги уже начинаются «расхождения»... Первое что меня «зацепило», это какая-то дурная «кликуха» Лапимет и не менее дурацкие «письма к султану»... Хм... ну ладно (подумал я), хотя «это впечатление — ушло в минус (Царегородцеву). Но далее: описание первой встречи (в версии Царегородцева) «с потомками» существенно изменено и... вся прелесть от нее как-то... поблекла (что ли) и это уже «жирный минус» (по крайней мере у Савина этот эпизод получился намного «сильнее»)...

В плюс же «новой версии» (Царегородцева) идет описание сотрудничества «приглашенных гостей в Москве» и прочие интриги (этого у Савина непосредственно после «встречи» по моему нет) и первые 2 книги только лишь «вечный бой». Но и этот «плюс» со временем выходит «на минус», поскольку «живой реакции на потомков» как не было так нет, - идет только описание «всяческих восторгов» и «направлений на ответственную работу», итогом которой становится почти молниеносное внедрение всяких «вкусных ништяков». Про то - что собственно «потомки приплыли под другим флагом» отчего-то (в беседах «верхов» И.В.С и пр) нигде не сказано . Все отношение — приплыли «да и хрен с ними», дадим пару наград, узнаем «прогнозы на ближайшее время» а там... В общем подход не самый вдумчивый и знакомый по темам «попаданцы в фентези» или «средние века», где наличие «иновременного гостя» само собой подразумевает мгновенный (как бы «сам по себе») переход «от кремневого пистолета к ПБС»... А что? ГГ же дал «пару дельных советов»... Вот и получите!

P.S Конечно в данной книге это не носит столь откровенный характер, но «отголоски» этого есть. Плюс ГГ «совсем не живые»... какие-то восторженные (удалось «поручкаться с Сталиным»!?) персонажи сменяют друг друга и «докладают» о перспективах «того что приплыло» и «того что могут сделать местные»...

В общем отчего-то данная рецензия (у меня) получилась очень уж злой.... Каюсь, наверное это все от того, что я прочитал первым вариант именно Савина, а не Царегородцева)) + Подход оформления так же в этом «помог», поскольку хоть в серии «Военная фантастика» порой печатают всякий бред, но по факту она все же выглядит гораздо лучше (оформления переплета и самих книг издательства Центрполиграф) «Наших там»))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
IT3 про Гришин: Выбор офицера (Альтернативная история)

очень посредственно во всех смыслах.с логикой автор разминулся навсегда - магический мир,мертвых поднимают,руки-ноги отращивают,а сифилис не лечат,только молитвы и воздержание.ню-ню.вобще коряво как-то все,лучше уж было бы без магии сочинять.
заметка для себя,что бы не скачал часом проду.

Рейтинг: +5 ( 5 за, 0 против).
Serg55 про Сухинин: Долгая дорога домой или Мы своих не бросаем (Боевая фантастика)

накручено конечно, но интересно

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Serg55 про Савелов: Шанс. Выполнение замысла. Книга 3. (Альтернативная история)

как-то непонятно, автор убил надежду на изменения в истории... и все к чему стремился ГГ (кроме секса конечно)

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Бессмертные атланты (fb2)

- Бессмертные атланты (пер. Ольга Ратникова) (а.с. Антология «Лучшее за год XXV / II»-4) 100K, 17с. (скачать fb2) - Брайан Майкл Стэблфорд

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Брайан Стэблфорд Бессмертные атланты[1]

Признанный мастер твердой научной фантастики британский писатель Брайан Стэблфорд является автором более семидесяти пяти произведений, около пятидесяти из них — романы. Это «Колыбель Солнца» («Cradle of the Sun»), «Слепой шторм» («The Blind Storm»), «Дни славы» («The Days of Glory»), «В королевстве чудовищ» («In the Kingdom of the Beasts»), «День гнева» («Day of Wrath»), «Течение Алкиона» («The Halcyon Drift»), «Парадокс аборигенов» («The Paradox of the Sets»), «Царства Тартара» («The Realms of Tartarus»), «Империя страха» («The Empire of Fear»), «Ангел боли» («The Angel of Pain»), «Карнавал разрушения» («The Carnival of Destruction), «Кровь змеи» («Serpent's Blood»), «Наследуй Землю» («Inherit the Earth»), «Экспедиция „Омега"» («The Omega Expedition»), «Темный Арарат» («Dark Ararat»), «Комплекс Кассандры» («The Cassandra Complex»), «Фонтаны молодости» («The Fountains of Youth»), «Создатели бессмертия» («Architects of Emortality»), «Врата вечности» («The Gateway of Eternity»), «Полосы» («Streaking»), «Проклятие коралловой невесты» («Curse of the Coral Bride»), «Поцелуй козла» («Kiss the Goat») и другие. Многочисленные рассказы Стэблфорда представлены в сборниках «Сексуальная химия. Сардонические истории о генетической революции» («Sexual Chemistry: Sardonic Tales of the Genetic Revolution»), «„Саломея" и другие декадентские фантазии» («Salome and Other Decadent Fantasies»), «Небылицы и выдумки» («Fables and Fantasies»), «„Затруднения" и другие научно-фантастические рассказы» («Complications and Other Science Fiction Stories»), «Капризная муза» («The Wayward Muse») и «„Гены от дизайнера" и другие рассказы о биотехнологической революции» («Designer Genes and Other Stories: Tales of the Biotech Revolution»). Среди публицистических работ писателя следует отметить книгу «Социология научной фантастики» («The Sociology of Science Fiction») и «Третье тысячелетие. История мира с 2000 по 3000 годы» («The Third Millenium: A History of the World A. D. 2000–3000»), написанную в соавторстве с Дэвидом Лэнгфордом. Повесть Стэблфорда «Цветы зла» («Les Fleurs du Mal») вышла в финал премии «Хьюго» в 1994 году. Недавно были опубликованы романы «Камни Камелота» («The Stones of Саmelot») и «Новый Фауст — трагикомедия» («The New Faust at the Tragicomique»), а также несколько новых сборников: «Древо жизни» («The Tree of Life»), «„Призрак книжного магазина" и другие истории о привидениях» («The Haunted Bookshop and Other Apparitions») и «„Лекарство от любви" и другие рассказы о биотехнологической революции» («The Cure for Love and Other Tales of the Biotech Revolution»). Биолог и социолог no образованию, Стэблфорд живет в Рединге, Великобритания.

За последнее десятилетие Стэблфорд чаще других писателей затрагивал тему происходящей на наших глазах революции в биологии и генетике, изменяющей саму человеческую природу. Во многих произведениях он описывает следующий этап развития человеческого вида, например в рассказах «Нет контакта» («Out of Touch»), «Волшебная пуля» («The Magic Bullet»), «Век невинности» («Age of Innocence»), «Древо жизни» («The Tree of Life»), «Свирель Пана» («The Pipes of Рап»), «Скрытые намерения» («Hidden Agendas»), «Цвет зависти» («The Color of Envy»), в уже упоминавшихся «Цветах зла» и многих других. Ниже автор демонстрирует, как в будущем изгнанники смогут находить весьма необычные убежища — например, в вашей собственной крови.


Шейла не открывала дверь, если звонили в звонок, — к ней всегда приходили не те, кого она хотела бы видеть, а те, кому она изо всех сил старалась не попадаться на глаза. Последняя категория включала в себя множество людей — от выбивальщиков долгов и полицейских до дружков Даррена, начинающих торговцев наркотиками, и хахалей Трэйси — насильников-рецидивистов. Разумеется, никто из них не верил, что ее нет дома, а тот факт, что они не имеют права ломать дверь, их не очень-то останавливал. Одним словом, никто из них не входил без шума, так что Шейла была весьма удивлена, обнаружив у себя в столовой некоего седовласого господина — его появление не было ознаменовано ни ударами, ни треском ломающегося дерева.

— Я звонил, — произнес он, видимо желая объяснить сей невероятный факт, — но вы не ответили.

— Вероятно, — сказала она, не вставая с кресла и не делая движения в сторону телевизионного пульта, — это потому, что я не хотела вас впускать.

Хотя она и не притронулась к пульту, экран телевизора погас. Он не просто самопроизвольно перешел в режим ожидания, как это иногда случалось, а совсем выключился. Было одиннадцать утра, и Шейла сидела перед ящиком не столько для того, чтобы смотреть, сколько для того, чтобы скрасить одиночество. Но все равно она почувствовала легкое раздражение.

— Это вы сделали? — спросила она.

— Да, — подтвердил незнакомец. — Нам надо поговорить.

По манере выражаться Шейла заподозрила, что гость — один из ее бывших бойфрендов, большинство из которых она едва помнила, так как знакомства эти были мимолетными. Однако выглядел он по-другому. На нем был костюм с галстуком. Костюм был старомодным, поношенным — вполне возможно, что его купили в секонд-хенде, но все же это был костюм. К тому же гость был немолод — лет шестидесяти — и крайне худ, ни грамма жира. При его высоком росте он выглядел как скелет. Ей было бы легче поверить в его появление, если бы на нем был плащ с капюшоном и коса в руке. Но при себе у незнакомца оказался большой чемодан — такой большой, что Шейла удивилась: как это он умудрился пронести его через весь район, не будучи ограбленным.

— Что вам нужно? — резко спросила Шейла.

— Вы не та, кем считаете себя, Шейла, — последовал ответ, и она немедленно решила, что перед ней «религиозный псих». Мормоны и Свидетели Иеговы уже давно не появлялись здесь; существовало много мест, где было гораздо легче проводить миссионерскую работу, — например, Сомали или Ирак. Но она вполне допускала, что в мире есть люди, полагающиеся на защиту Господа даже в ее квартале.

— Все здесь именно те, кем себя считают, — возразила она. — Никто не питает иллюзий относительно себя. Это край света, и здесь бесполезно распинаться о вечной жизни.

— Я знал, что разговор предстоит непростой, — сказал высокий старик. — Нет смысла тратить время. Мне очень не хочется это делать, но так и впрямь будет лучше.

Поставив свой чемодан на пол, он внезапно набросился на Шейлу, заставил ее подняться и связал руки за спиной тонким, но необыкновенно прочным шнуром.

Она закричала изо всех сил, зная, что никто не обратит на ее крик внимания. Должно быть, старик это тоже знал, потому что не попытался заткнуть женщине рот. Он выбрал самый прочный стул, поставил его на середину комнаты и начал привязывать пленницу за ноги.

— Сейчас придет мой бойфренд, — крикнула Шейла. — Он вышибала. Он тебя по стенке размажет.

— У тебя нет бойфренда, Шейла, — сообщил ей седой человек. — У тебя не было ни с кем отношений дольше двух недель. Ты всегда говорила: это потому, что все мужики козлы, но сама-то подозревала, что дело в тебе, и была права. Ты действительно их отталкиваешь, и они тебя бросают, как бы ты ни старалась их удержать.

Он уже привязал Шейлу как следует, обмотав веревкой все тело; спина ее оказалась вплотную прижатой к спинке стула. Поэтому она решила, что незнакомец вряд ли собирается ее изнасиловать, но это ее отнюдь не успокоило. Изнасилование было ей понятно; она могла бы смириться с ним, пережить его.

— Но у меня есть сын, — сказала она. — Может, он и ниже тебя ростом, но он состоит в банде и весьма проворен. У него всегда с собой нож. Может быть, он уже дорос и до пушки, а если нет, кое-кто из его приятелей наверняка дорос.

— Все это верно, — с готовностью признал старик, — но ты упустила тот факт, что Даррен здесь больше не появляется, потому что ему так же неприятно с тобой общаться, как и остальным мужчинам в твоей жалкой жизни. Грубо говоря, ты ему отвратительна.

— Трэйси любит меня, — возразила Шейла, чувствуя настолько сильное желание убедить в этом незнакомца, что даже не обратила внимания на упоминание имени сына.

Саквояж уже был открыт, и высокий человек ловко извлекал оттуда какие-то предметы зловещего вида, походившие на оборудование химической лаборатории. Там были бутыли и кувшины, колбы и треноги, даже ступка с пестиком. Он вытащил также нечто напоминавшее пресловутую газовую зажигалку, зажигающуюся с одного прикосновения.

— Это тоже верно, — продолжал безжалостный палач. — В Трэйси много любви, так же как и в тебе, любви, вечно жаждущей лучшего объекта. Она тоже быстро расстается с парнями, так? Но еще не оставила надежды. Даррен для меня бесполезен, поскольку митохондриальные[2] придатки у мужчин атрофируются задолго до достижения половой зрелости. Но я мог бы пойти вместо тебя к Трэйси, и, вероятно, она оказалась бы более сговорчивой. Однако это было бы неспортивно. Она же еще ребенок, а ты имеешь право на свой шанс. Было бы просто несправедливо оставить тебя за бортом. Ее жизнь тоже навсегда изменится, когда ты пробудишься. И жизнь Даррена, хотя он вряд ли будет за это благодарен. Это было уже слишком.

— Что за чушь ты порешь, ублюдок тупой? — крикнула Шейла, понимая, что выдает себя — она потеряла присутствие духа, ему удалось запугать ее своими идиотскими речами.

— Мое имя — настоящее имя, а не то, что стоит в водительских правах, — Зармеродах, — сообщил высокий человек. — Прежде это тело принадлежало океанографу доктору Артуру Бейлиссу, но я смог избавить его от невероятно скучной возни с вонючей грязью, извлеченной со дна океана. ДНК-хищник, существовавшая в кристаллическом виде в моем воплощении — вирусе, понемногу вытеснила из клеток этого тела его ДНК, а затем установила новые связи между нейронами мозга. Головные боли были ужасны. Хотел бы я тебя утешить и сказать, что ты ничего подобного не испытаешь, но, увы, — хотя боль будет менее продолжительной, она будет более сильной. К сожалению, я не могу взять и скормить тебе дозу напичканной вирусами баланды, все не так просто. Твоя ДНК-хищник уже имеется в клетках этого тела, просто она находится в латентном состоянии, спрятанная в митохондриальных придатках, и ждет, пока ее активируют. Процесс активации весьма сложен, но его возможно провести при наличии необходимого сырья. У меня оно есть — хотя найти все компоненты было непросто. На то, чтобы запустить процесс, потребуется час, а через шесть месяцев после этого превращение завершится.

Шейла не поняла ни слова из этой тирады, но ей показалось, что она уловила суть.

— Превращение в кого? — воскликнула она, вспомнив Невероятного Халка[3] и мистера Хайда.

— О, не волнуйся насчет этого, — сказал он. — Ты будешь выглядеть как все люди. Волосы поседеют за одну ночь, но дряблые бока и целлюлит исчезнут. Супермоделью ты не станешь, зато проживешь тысячи лет. В каком-то смысле, ты уже прожила несколько тысяч лет, если вспомнить, что твое настоящее «я» скрыто в недрах твоих клеток. Твоя истинная личность принадлежит к числу бессмертных атлантов.

Шейла всегда считала, что вполне способна управляться с психопатами — она их достаточно повидала на своем веку, — но по горькому опыту она знала, что шизофреник, поглощенный своим бредом, — это совсем другое дело. Она снова начала кричать, еще более громко и отчаянно, чем прежде.

В соседних квартирах, думала она, ее крики слышит по крайней мере дюжина человек. Шансы на то, что кто-то из них отреагирует — любым способом, — были весьма ничтожны, ведь крики здесь были обычным явлением, и все же это была ее последняя надежда.

Доктор Артур Бейлисс, он же Зармеродах, очевидно, считал так же, потому что он запихнул ей в рот носовой платок и привязал кляп очередным куском своей необыкновенной бечевки.

А потом занялся таинственными препаратами.


Шейла понятия не имела, что за ингредиенты ее мучитель смешивал в своих колбах, но она бы не удивилась, скажи он ей, что среди них — кровь девственницы, гадючий яд и галлюциногенная слизь, выделяемая южноамериканскими жабами-агами. Шейла заметила, что старик толок в ступе шляпки поганок, какие-то ароматические коренья и пахучие цветы, и ожидала, что смесь эта так же смертоносна, как паслен, и так же опасна для рассудка, как самые мощные в мире наркотические грибы.

Работая, высокий человек продолжал говорить.

— Я бы с гораздо большей охотой действовал после твоего информированного согласия, — сообщил он, — хотя я больше не доктор наук и уж тем более не врач, но в данных обстоятельствах это непрактично. Твое ложное «я» никогда бы не согласилось отступить перед истинным, хотя ты и жалкое ничтожество и ведешь отвратительную жизнь — ведь такова природа личности, она эгоистична.

Он смолк, чтобы отобрать с помощью шпателя дозу какого-то красного порошка, затем насыпал его в колбу, содержимое которой уже бурлило на горелке. Старик не пользовался весами, но измерения явно были очень точными.

— Если бы у гусениц был выбор, — продолжал он, — они бы никогда не согласились стать бабочками. Тебе, вероятно, известно, что некоторым видам насекомых это и не нужно — это называется «педогенез». Вместо того чтобы превращаться в куколок и снова возрождаться к жизни в качестве взрослых особей, они «выращивают» у себя половые органы и размножаются еще в личиночном состоянии, иногда на протяжении нескольких поколений. Они способны передавать генетическую информацию, и их потомки смогут когда-нибудь осуществить метаморфозу, хотя это произойдет лишь в ответ на эффективное воздействие внешней среды. Тогда эти потомки, какими бы отдаленными они ни были, в конце концов станут теми, кем им предназначено было стать, и узнают свою истинную природу, свою славу и свою судьбу.

Он снова замолчал, на это раз для того, чтобы капнуть несколько капель жидкости из ступки, в которой была измельчена смесь растений, во вторую колбу, еще не нагретую.

— Именно так поступили бессмертные жители Атлантиды, — рассказывал старик, — когда их родина исчезла в глубинах океана и они поняли, что скоро утратят все свое культурное наследие. Они понимали, что следующее поколение и множество последующих поколений вернутся в каменный век и им потребуются тысячи лет на то, чтобы достигнуть приемлемого уровня цивилизации. Но они хотели дать своим потомкам шанс стать лучше, когда изменятся обстоятельства. И бессмертные спрятались — так надежно, как только смогли. Элита Атлантиды в совершенстве владела биотехнологиями, как ты видишь; они считали нашу неуклюжую технологию, основанную на металле, невероятно вульгарной, подходящей лишь для изнурительного труда рабов.

Он снова занялся своим делом и тщательно осмотрел какую-то пасту, которую смешивал, поднеся ложку к бледно-серым глазам. Микроскопа у него тоже не было.

— Как ты думаешь, что бы предприняла наша элита, — спросил он, — если бы растаяли антарктические льды и море затопило бы наши города, а метан, заключенный в замерзшей воде на дне океана, вырвался бы наружу, сделав атмосферу непригодной для дыхания? Я думаю, что они бы скрылись в подземных убежищах, закопались бы глубоко-глубоко и впали бы в спячку на тысячу или сотню тысяч лет, пока наши верные союзники — растения не насытили бы воздух кислородом. Но этого не произойдет; ты и я и другие бессмертные — когда мы найдем и вернем к жизни достаточное их число — позаботимся обо всем. Когда вы проснетесь, у вас будут знания и власть. Единственный путь к спасению мира — всем работать для общего дела и делать то, что необходимо, а это осуществимо лишь в том случае, если кто-то возьмет ситуацию под контроль и установит разумную систему рабства. Бессмертные смогут это сделать, когда их станет много. Это только начало.

Во время едва заметной паузы в монологе старик снял колбу с горелки и поставил на огонь другую.

— Как ты, вероятно, уже поняла, — произнес он, обводя жестом набор компонентов, над которыми он трудился, — процесс возрождения к жизни состоит из пяти стадий, для чего требуется пять различных препаратов, приготовленных непосредственно перед употреблением по тайному рецепту и принимаемых друг за другом. Не волнуйся, никаких уколов не будет, глотать гадость я тебя тоже не заставлю. Все, что от тебя требуется, — это вдохнуть пары. Это даже проще, чем курить крэк. Я понимаю, что процедура выглядит сложной, и все пойдет не так, если я допущу хоть малейшую ошибку в приготовлении или введении, но тебе придется мне довериться. Доктору Бейлиссу никогда ничего подобного делать не приходилось, а Зармеродаху — приходилось. И он не потерял навыка, несмотря на то что последние несколько тысяч лет провел в спячке на дне океана в виде кристаллического супервируса. Все почти готово. Тебе нечего бояться, Шейла; на самом деле…

Он внезапно замолчал — зазвонил дверной звонок. На лице старика промелькнуло озабоченное выражение, но затем он успокоился. Он знал имена ее детей, знал о ней больше, чем кто-либо имел право знать. И ему было известно, что она никогда не открывает на звонок.

Впервые за всю свою жизнь Шейла отчаянно захотела услышать звуки ударов ногой в дверь, треск ломающегося дерева и вышибаемых замков.

Но вместо этого она различила шаги нескольких человек, удалявшихся по коридору. Если бы она закричала, они бы, может, и не ушли, но во рту у нее был кляп.

— Отлично, — сказал человек с докторской степенью. — Мы можем спокойно приступить к делу.


Первый препарат, который высокий человек дал Шейле, просто поднеся к ее ноздрям полную его ложку, вызвал у нее приступ тошноты. Не то чтобы он отвратительно вонял — аромат был слабым и даже приятным, похожим на запах овсянки с сахаром, разогреваемой в микроволновке, — но он вызвал у нее такое головокружение, какого ей не доводилось испытывать никогда прежде.

Вторая смесь — горячая жидкость, которую старик налил на клочок ваты, оказалась еще более ядовитой. Сначала Шейле просто показалось, что ее щекочут — хотя ее никогда прежде не щекотали изнутри, в легких, печени и кишках. Затем щекотка сменилась покалыванием, как будто внутри у нее рос колючий куст, вонзая свои шипы в каждую клетку ее живой плоти. Она не знала, что можно выносить такую боль, не теряя сознания.

— Просто потерпи, — разглагольствовал тем временем Зармеродах. — Это пройдет. Твои клетки возвращаются к жизни, Шейла. Они так долго были полумертвыми — гораздо дольше, чем продолжается твоя ничтожная жизнь. Понимаешь, тело многоклеточного организма — это просто способ, с помощью которого единичные клетки создают новые единичные клетки. Секс и смерть — способы разубедить генетиков в том, что клетки способны к эволюции. Все клетки многоклеточных частично находятся в спячке — это необходимо, чтобы они могли выполнять свои особые физиологические функции, — но они могут быть разбужены, полностью или частично, если применить надлежащие меры.

Боль утихла, но не потому, что голос старика успокоил ее. Просто второй препарат закончил свою работу — безотказная кровеносная система разнесла его по всем клеткам тела Шейлы. Это произошло не сразу, но вот вторая фаза завершилась.

Шейла почувствовала себя лучше, но не так, как после окончания болезни или депрессии — то было всего лишь тупое облегчение, сравнимое с тем состоянием, какое бывает, когда прекратишь биться головой об стенку. Нет, она действительно почувствовала себя лучше — лучше, чем когда-либо. Это было очень странное чувство, незнакомое — но ей еще оставалось принять три препарата.

Бывший доктор наук оценивал ее состояние, устремив на нее зловещий, цепкий взгляд. Ему необходимо было тщательно следить за временем, и в этом он был так же искусен, как и в приготовлении своих снадобий. Третье было уже готово, он взял всю колбу и взболтал ее содержимое, чтобы из нее поднялись пары.

На этот раз эффект был наркотическим, или, по крайней мере, обезболивающим. Шейла почувствовала, что засыпает, но сознания не потеряла, и видений у нее не было. Состояние чем-то напоминало эйфорию, наступающую после инъекции героина — скорее даже, метамфетамина, хотя нет, это было нечто иное. Она ощущала эйфорию не только в сознании, не только всеми нервами — казалось, было возбуждено все ее существо, каждая клетка ее тела. Она почувствовала себя гораздо значительнее, чем прежде, гораздо более могущественной — но, увы, могущества этого оказалось недостаточно, чтобы разорвать путы, привязывавшие ее к стулу. Боль исчезла, но отупения не наступило, и возбуждения в обычном смысле этого слова — тоже, но что-то словно обещало унести ее далеко, туда, где боль не сможет ее достать.

К сожалению, обещание оказалось обманом. Шейла не убежала от боли, но перешла на другой уровень, где боль явилась в иной, незнакомой прежде форме. Четвертое снадобье — оно было таким горячим, что обожгло ей слизистые носа и бронхов, — оказалось настоящей отравой. Оно вызвало спазмы, от которых у нее едва не лопнул череп и все поплыло перед глазами; казалось, в ее плоть вонзались тысячи кинжалов. По телу Шейлы бежали волны мучительной боли, словно она была заключена внутри гигантского церковного колокола, по которому били железными молотами, но вибрация эта была беззвучной, как будто Шейла оглохла.

Несмотря на ужасную пытку, она различала каждое слово Зармеродаха.

— Вскоре ты почувствуешь себя собой, — сказал он. — Ты почувствуешь, как Шейла соскальзывает с тебя, подобно ненужному высохшему кокону. Ты сможешь познать свое истинное «я», свою сущность — ты не сразу дашь этому определение, но поймешь, что ты уже существуешь. Ты сможешь понять возможности, скрытые в тебе, — это не сила в примитивном смысле слова, но некое эстетическое чувство, чувствительность к превращениям гормонов и ферментов в твоем теле, экстаз митохондрий, триумф фагоцитов. Эта жуткая боль — просто родовая травма, необходимое потрясение. Когда она уйдет, ты почувствуешь, кто ты на самом деле и кем ты можешь в конце концов…

Последние слова замерли на его тонких губах — снова позвонили в дверь. На сей раз за звонком последовали удары кулаком. Но криков «Полиция!» не было; вместо этого пришельцы заорали: «Даррен! Мы знаем, что ты здесь!»

Парни за дверью не обладали дьявольской интуицией Зармеродаха. Их «знание» совершенно не соответствовало действительности. Где бы ни прятался Даррен, дома его не было.

Седовласый старик снова протянул руку к своей ложке, но рука эта начала дрожать, хотя и едва заметно. В этот момент в дверь заколотили ногами. Дверь была не настолько прочной, чтобы долго выдерживать такие удары. Она затрещала и вылетела, ударившись о стену коридора.

Зармеродах уже поднес ложку к носу Шейлы. Струйки пара плыли ей в ноздри. Она почувствовала необычный аромат — раньше он бы ей совсем не понравился, но сейчас, в этот момент, он почему-то показался ей самым замечательным в мире.

Время, казалось, замедлило свой бег. Дверь столовой медленно распахнулась, и парни ввалились в проем. Только у одного была пушка, остальные размахивали ножами, и все четверо были готовы к нападению.

Было что-то невыразимо комичное в том, как они застыли на месте, увидев сцену, развернувшуюся перед ними. У них отвалились челюсти, глаза буквально вылезли из орбит.

Разумеется, при других обстоятельствах они бы принялись угрожать Шейле оружием. Они бы пообещали избить ее, ударили бы ее по лицу, не потому, что она отказывалась сообщить им, где Даррен, но просто потому, что они были накачаны наркотой и не способны контролировать агрессию. Может быть, они бы ее изнасиловали, а потом сказали бы себе, что «преподали Даррену урок». Но когда они увидели Шейлу, связанную и беспомощную, очевидно подвергаемую пыткам со стороны человека в костюме, пусть даже пыткам с помощью ложки, у них включились другие рефлексы. Шейла была одной из них, а ее мучил жестокий бюрократ.

Высокому человеку каким-то образом удалось пройти по улицам, не привлекая к себе внимания и не будучи ограбленным, но теперь он внимание привлек.

Члены стаи бросились на чужака. Возможно, сначала они просто собирались избить его как следует — но у троих были ножи. Парень с пушкой не воспользовался ею — он, по крайней мере, сохранил остатки разума. Остальные не испытывали такого благоговения перед смертоносной силой своего оружия.

Это убийство, возможно, сошло бы за непредумышленное; сами преступники не соображали, что совершают уголовное преступление, — ни один из них не смог бы сформулировать свое намерение за те несколько секунд, что были в их распоряжении. И все же за эти секунды высокий человек был приговорен — самое большее, через десять он уже лежал на полу без сознания, а через сорок был уже практически покойником; к этому времени сердце его уже остановилось, и мозг перестал получать необходимое количество кислорода.

Ложка с содержавшейся в ней ароматической смесью выпала у него из пальцев.

Шейла была спасена буквально в последнюю минуту. Если бы она вдыхала эти пары еще десять секунд…

Шейла действительно была спасена, и она это понимала. Если бы она вдохнула необходимую дозу пятого препарата, она перестала бы быть собой и начала бы неотвратимо превращаться в кого-то другого.

Она никогда не верила, ни секунды, в то, что действительно станет одной из бессмертных атлантов, готовой принять командование над своими покорными рабами и возродить к жизни своих сестер. Она не собиралась захватывать власть над миром и спасать человечество от самоуничтожения путем установления милосердной диктатуры. Она была не настолько сумасшедшей… но она знала, что, каким бы психом или дураком ни был Зармеродах, он был чертовски прав в одном. Она действительно была не той, кем себя считала, — никогда. Внутри ее, скрытая среди нагромождения ее клеток, жила стройная, подтянутая, мыслящая женщина — и эта женщина смогла бы вырваться из плена, если бы четверо жалких соперников такой же жалкой банды Даррена не решили, что пришла его очередь погибнуть в их дурацкой и никчемной войне наркодилеров.

Шейла понятия не имела, кем могла быть эта скрытая в ней личность. Она не смогла бы дать ей имя. Но она знала одно, и в этом не могло быть сомнений: эту ужасную боль стоило вытерпеть, если бы только Зармеродах смог завершить свой ритуал.

Это был ритуал, решила она, какое-то оккультное действо, а не простое колдовство. Это была церемония инициации, символизирующая переход на другой уровень существования, подобная свадьбе или получению диплома, но только в миллион раз более значительная и эффективная.

Шейла знала: независимо от того, стала бы она бессмертной из Атлантиды или нет, кем-то она все же стала бы. Она превратилась бы из гусеницы в бабочку, а может быть, еще лучше — в стрекозу или осу со смертоносным жалом. Вдыхая пары пятого снадобья, она не видела ничего конкретно, но ощутила такую жажду прозрения, какой никогда не ощущала прежде, о которой она и не подозревала.

Но она упустила свой шанс — скорее всего, навсегда.

Когда полиция в конце концов появилась вслед за «скорой», которую Шейла вызвала, чтобы избавиться от тела, она рассказала обо всем, что произошло. Разумеется, она не назвала имена убийц, но полиции не потребовалось много времени, чтобы выяснить, кто кого убил и почему. Были собраны свидетельские показания, все рассказы объединились в одну картину, и полицейские пришли в ярость. Они так хотели посадить этих парней за нечто более серьезное, чем незаконное хранение оружия, а Шейлу — хотя бы за препятствие ходу следствия. Однако на этот раз серьезных обвинений повесить ни на кого не удалось, хотя убитый, прежде чем свихнуться, был уважаемым океанографом.

В конце концов тело увезли. Шейлу выперли из квартиры, которая превратилась в место преступления; лужи крови и «различные потенциально токсичные загрязнения» должен был тщательно убрать специальный отряд, прежде чем полиция сочтет ее «пригодной для заселения». Даррена найти не смогли, но работникам системы соцобеспечения удалось отыскать Трэйси, чтобы отправить ее вместе с матерью на «временное местопребывание» в захудалых меблирашках.

Примерно через двадцать минут, прежде чем Трэйси снова сбежала, чтобы найти себе более подходящее место для ночевки, Шейла сильно сжала ее в объятиях.

— Не беспокойся за меня, дорогая, — сказала она, хотя дочь и не думала беспокоиться, — со мной все в порядке, на самом деле. Но прежде чем ты уйдешь, я хочу сказать тебе, что я тебя очень люблю.

Она могла бы, конечно, сказать много больше. Она могла бы сказать, что дочь — это плоть от плоти ее, но плоть эта необыкновенная; и что если однажды в ее жизни появится загадочный человек, который когда-то копался в тине, извлеченной со дна далекого океана, и подхватил при этом заразную болезнь, от которой у него поехала крыша, то ей стоит проявить немного терпения. Ведь он может оказаться Зармеродахом, воплотившимся снова и героически пытающимся выполнить свою древнюю миссию точь-в-точь как тот придурок в бинтах из «Мумии», но более мирным образом. Но она, конечно, ничего подобного не сказала. Это прозвучало бы смешно, и Трэйси пропустила бы ее слова мимо ушей.

Тем не менее, когда Трэйси ушла и Шейла осталась одна в грязной комнате, вызывающей приступы клаустрофобии, с включенным для компании телевизором, она не могла не предаться размышлениям о том, существует ли хоть проблеск надежды, не только для нее, Трэйси или Даррена, но для всего мира, которому угрожает экологическая катастрофа.

В конце концов она решила, что лучше верить — надежда есть.

Примечания

1

"The Immortals of Atlantis," by Brian Stableford. Copyright © 2007 by Brian Stableford. First published in disLOCATIONS (NewCon Press), edited by Ian Whates. Reprinted by permission of the author.

(обратно)

2

Митохондрия — органелла, имеющаяся во многих клетках, обладающих ядром, и являющаяся основным источником энергии, в основном запасаемой в молекулах, для биохимических реакций, происходящих в ней.

(обратно)

3

«Невероятный Халк» («The Incredible Hulk») — американский боевик, снятый в 2008 г. по мотивам одноименного комикса компании «Marvel». По сюжету, после неудачного эксперимента по созданию совершенного солдата, ученый Брюс Баннер мутирует, превращаясь в гневе в зеленое чудовище Халка.

(обратно)

Оглавление

  • Брайан Стэблфорд Бессмертные атланты[1]


  • загрузка...