КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 412001 томов
Объем библиотеки - 550 Гб.
Всего авторов - 150700
Пользователей - 93902

Последние комментарии

Впечатления

кирилл789 про Веселова: Самая лучшая жена (Любовная фантастика)

всё, ровно всё тоже самое: приключения, волшебство, чёткий неподгибаемый ни под кого характер, но - умирающий муж? может следовало бы его вылечить сначала? а потом описывать и приключения и поведение, и вправление мозгов.
потому, что читая, всё равно не можешь отделаться: а парень-то умирает.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка, или Оборотни всегда в цене (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Старр: Игрушка для волка (Любовная фантастика)

что в этом такого, если у человека два паспорта? один американский, второй – российский. что в этом такого, чтобы вызывать полицию? двойное гражданство? и что? в какой статье какого закона это запрещено? а, в американском документе имя-фамилия сокращены? и чё? я вот, не журналист, знаю, что это нормально, они всегда так делают. а журналистка нет?? глубоко в недрах россии находится этот зажопинск, в котором на съёмной квартире проживает ггня, и родилась, выросла и воспитывалась афтар. последнее – сомнительно.
а потом у ггни низко завибрировал телефон. и, сидя на кухне и разговаривая, она услышала КАК в прихожей вибрирует ГЛУБОКОЗАКОПАННЫЙ в СУМОЧКЕ телефон.
я бросил читать, потому что я не идиот.
а ещё по улицам ходят медведи, играя на балалайках. а от мысленных излучений соседей надо носить шапочки из фольги, подойдёт продуктовая.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
кирилл789 про Антонова: Академия Демонов (Юмористическая фантастика)

сказать, что эта вещь дрянь, это быть до наивозможности деликатным. до конца я дошёл из принципа, за несколько дней. больше на такой подвиг не пойду, но прошёл МЕСЯЦ, а «впечатления» остались.
стукнулась и споткнулась эта ненормальная обо всё. идёт по ровному коридору, споткнулась. шла мимо стола, за угол поворачивала - об угол стукнулась. когда, по ощущениям, спотыканий, паданий, стуканий перевалило за сотню, я думал бросить читать, но пересилил себя.)
кроме того, психическая ещё и калечила себя намеренно. например, видит: второй этаж, и прыгает! под переломы, чем гордится.
но больше всего поразил факт: сидела она на лекции, думала. лекцию не писала. сказать, как раздражает вот это врождённое слабоумие, невозможно. спокойно можно было и конспектировать и думать, но врождённым это не дано. ничего не надумала. и в конце лекции, откинула голову и кааак шмякнется лбом о столешницу!
я тогда онемел, закурил, и понял, как получаются маньяки из преподавателей. которые вот таких вот нефЕлимов, антоновых лидий, вынуждены учить. написана исключительно автобиографичная вещь больного человека.
любой может это попробовать. сесть за стол, размахнуться головой и попытаться удариться о стол. у 100% людей нормальных это не получится. у 75-85% людей с отклонениями – тоже. мозг не позволит. мозг либо остановит голову в сантиметрах пяти от поверхности, либо – на полпути, либо – руки подсунет. в случаях 90 из 100 для всех вариантов пациент просто посмотрит на стол и ПРЕДСТАВИТ, и всё. «что я дурак, что ли».
и вещь дрянь, и автор. они неразделимы.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Попюк: Академия Теней. Принц и Кукла (СИ) (Фэнтези)

продолжение бы почитал...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Богдашов: Свердловск, 1976 (Альтернативная история)

мне понравилась книга

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).

Город над синей рекой (fb2)

- Город над синей рекой 309 Кб, 88с. (скачать fb2) - Альмира Илвайри

Настройки текста:



Илвайри Альмира Город над синей рекой


Глава 1. Проводник

Это было первое, что я здесь увидел, и потому запомнил отчетливо и ярко. Утреннее небо — словно синий холст с мазками розово-фиолетовых облаков. Я лежал в футболке и трениках на влажной от росы траве. На стебельках и листьях поблескивали хрустальные капельки. Раннее летнее утро… Я не ощущал холода — лишь разлитую в воздухе бодрящую свежесть.


Я встал на ноги. Осмотрелся. Кругом куда хватало глаз тянулись пологие холмы, заросшие зеленой травой, и я стоял на вершине одного из них. И никаких признаков цивилизации. Что это за местность, а главное — как я сюда попал?


Кажется, я сидел в своей комнате на раскладном диване, читал книгу, взятую у отца со стола. И открыл я ее просто потому, что не было настроения рисовать. Потому что Инка сказала: "Вострецов, ты, конечно, приходи, но только без своего альбома". Мол, твои звездные корабли и инопланетяне никому не нужны.


Не нужны — ну и ладно… Инка Герасимова из восьмого "А", нравившаяся мне, наши общие приятели, да и все мои дела (включая Инкин день рождения, на который я был приглашен) словно отдалились, подернувшись дымкой. Зато книгу я помнил очень хорошо. Зеленая, крупного формата. Текст мелким шрифтом в две колонки… Она еще чуть светилась. А может, мне так показалось… Заснул я, что ли, за чтением? И какой-то непонятной силой меня перенесло сюда?..


А потом я увидел тех двоих.


Конь светло-серой масти, даже скорее, серебристый. С крыльями! Он словно плыл над холмами, едва касаясь копытами травы. На его спине стоял, ловко держа равновесие, мальчишка в синих шортах и белой рубашке с короткими рукавами. Ветер трепал его светлые волосы и концы красного галстука. Как будто пионер, сошедший с картинки из учебника истории.


Незаметно было, что они спешили, но они быстро приближались, и вот уже крылатый конь остановился рядом. И тут я увидел, что у коня человеческие глаза!


Мальчишка легко соскочил со спины своего четвероногого спутника, босиком приземлившись в росистую траву. Концы его галстука взметнулись, словно крылья алой птицы. Он подошел ко мне, улыбнулся спокойно и приветливо:


— Здравствуй, Юрик.


— Привет, — растерянно ответил я. Он выглядел моим ровесником или чуть младше. И казался странно знакомым. Я отчаянно пытался вспомнить, где и когда видел этого мальчишку. — Слушай… Я тебя встречал раньше?


— Нет.


— А тогда откуда знаешь, как меня зовут?


— Старшие сказали, — объяснил мальчишка. — Они и поручили встретить тебя.


Он протянул руку:


— Меня зовут Сережка. Я — проводник. А это мой друг, Вихрь, — кивнул он в сторону коня.


— Рад познакомиться, — произнес конь приятным мужским баритоном. Я удивился: крылатый конь оказался еще и говорящим! Сережка рассмеялся:


— Не удивляйся, Юрик, здесь многое не так, как ты привык. Поехали! Мы с Вихрем отвезем тебя в Город.


— В какой город? — не понял я. Сережка махнул рукой:


— Расскажу по дороге. Садись!


— А… можно? — Я с опаской посмотрел на коня. Мне никогда не приходилось ездить на лошади, тем более обладающей даром речи.


— Можно, можно, — мотнул головой Вихрь и лег на траву, чтобы я смог забраться. Я кое-как уселся верхом. Конь поднялся. Сережка легко, словно птичка, вскочил на его спину и устроился позади меня.


— Ну, молодежь, прокачу с ветерком! — заржал Вихрь и рванул с места. Я испуганно вцепился в серебристо-белую гриву, но Сережка успокоил:


— Не бойся. Вихрь не даст тебе упасть.


— Да я не боюсь, — мне было стыдно, что сдрейфил. — Просто непривычно… Будто в какой-нибудь фэнтези.


— Сейчас я тебе все обьясню. Мы живем в Городе. У него есть название — Китеж, — но мы зовем его просто Город, потому что для нас он главный.


— Китеж? — удивился я. — Это же из легенды!


— Да, есть такая легенда, — подтвердил Вихрь. — Но то, что в одном мире легенда, в другом может оказаться реальностью. Например, известные тебе по древнерусским сказаниям сирины и алконосты…


— Вихрь, мы отвлекаемся, — остановил его Сережка. — Надо не заваливать Юрика информацией, а рассказывать по порядку.


— Так я в другом мире? — спросил я. — На другой планете?


— Не совсем, — ответил Сережка. — Мир другой, а планета та же, Земля. Но это тебе лучше обьяснит Лиля, моя сестра. Так вот. Здесь каждой вашей стране соответствует свой Город. Но бывает один Город на несколько стран. А бывает, что у страны два Города… В общем, по-всякому.


— А чем отличаются разные Города?


— Архитектурой, языком, на котором в них говорят… Много чем. Кстати, язык другого Города выучить несложно. Я за два дня выучил японский перед товарищеским турниром.


— Японский за два дня? — не поверил я. — Врешь!


Сережка рассмеялся:


— Я же говорил, у нас многое по-другому. Сестра считает, что я мог бы выучить и за день, если бы не ленился… Ну так дальше. Некоторые Города завершены. А некоторые еще строятся, как наш. Каждым Городом правит Князь — ну или Король, или Даймё, как он называется на местном языке. Нашего Князя зовут Всеслав.


— Это не его настоящее имя, — пояснил Вихрь, повернув к нам голову. — Мы зовем его Князем Всеславом, потому что к нему надо как-то обращаться на человеческом наречии. А его настоящее имя звучит по-другому, на нашем языке его и не выговорить.


— Так Князь Всеслав не человек? — спросил я. — А кто он? Ангел? Или маг?


— Нет, не ангел и не маг. Он… — Сережка замялся, — не знаю, как обьяснить… Он классный! Ты сам увидишь.


— На одном из древних языков их называли Ремесленниками, — добавил Вихрь, снова решив блеснуть эрудицией. — Но это плохое название. Их вернее было бы называть Художниками.


— Я тоже учусь на художника, — сказал я. — В художественной школе.


— Э, молодой человек, это совсем другое, — с легкой иронией отозвался крылатый конь. — Может, тебе повезет, и Князь Всеслав покажет свои картины. Тогда ты поймешь, что такое Художник… Вон уже Город-то, — Вихрь мотнул головой вперед.


Холмы расступились, впереди блеснула голубая полоса реки. Над ней, на высоком берегу, поднимались крепостные стены и башни с шатровыми крышами. А за ними сияли белизной, лазурью и розовым нарядные здания, высились колокольни, жарким золотом пылали купола церквей. Вихрь нес нас мягко и словно не торопясь; однако Город и река приближались быстро.


— Как мы переберемся на тот берег? — спросил я. Нигде в обозримой окрестности не наблюдалось моста, а река была широкой. Вихрь повернул голову и насмешливо глянул на меня:


— Как ты думаешь, юноша, крылья у меня для красоты?


— Извините, — пробормотал я, досадуя на себя: мог бы и догадаться.


— Да ладно, Юр, — проговорил из-за моей спины Сережка. — Я тоже не сразу ко всему привык. О, смотри! — Он тронул меня за плечо и указал наверх: — Дружинники летят на тренировку!


Я поднял голову. Высоко над нами, под розовеющими утренними облаками мчались в ряд крылатые кони разных мастей. На их спинах сидели люди в легких доспехах. Утреннее солнце золотило их кольчуги и рассыпалось множеством отражений в круглых нагрудных щитах. Их возглавлял человек с длинными развевающимися волосами пшеничного цвета, на коне такой же серебристо-серой масти, как Вихрь.


— Ого, их ведет сам воевода Александр! — прокомментировал Сережка. — Ну он устроит им тренировочку! Потом неделю будут отлеживаться.


— Так, добры молодцы, приготовиться к взлету! — предупредил Вихрь. Я снова вцепился в пышную конскую гриву. Сережка обхватил меня руками. Вихрь расправил крылья, оказавшиеся огромными, как у пассажирского самолета, с силой ударил ими о воздух и круто забрал вверх. Пожалуй, если бы Сережка не держал меня, я бы свалился. Сам он сидел на коне как влитой.


Теперь река и Город оказались внизу, видимые как на ладони. Казалось, перед нашим взглядом раскрылась шкатулка с драгоценностями. Под нами проплывали играющие радостным многоцветьем дома со ступенчатыми крышами, крылечками и башенками, увенчанными звездами и фигурками диковинных зверей, площади с фонтанами и скульптурами, белостенные храмы со сводчатыми порталами и странными крестами, вписанными в золотой солнечный круг… И всюду яркими зелеными пятнами вкраплялись сады и скверы. Город утопал в зелени.


Улицы, как ручейки, сбегались к огромному белому зданию, раскинувшемуся подобно острову посреди Города, с многочисленными башнями и башенками, двускатными и шатровыми крышами, крытыми галереями, переходами и украшавшими порталы кокошниками. Шпили башен венчал золотой солнечный лик с кудрявыми лучами — такой же, как на нагрудных щитах дружинников, которых мы только что видели. Что-то необычное чувствовалось в этом здании. Оттуда веяло ощущением странной, нечеловеческой, но скорее всего, доброй силы.


— Это Терем Князя Всеслава, — пояснил Сережка из-за моей спины. — Он внутри еще больше, чем снаружи.


— Зачем Князю такая громадина? — спросил я. Сережка ответил:


— Князю — незачем. Это для нас. Чтобы он мог говорить с каждым из нас одновременно. Там много интересного: библиотека, картинная галерея, Зеркало миров… А вон в той большой башне — Зал Совета, где Князь Всеслав собирает всех Старших, когда нужно решить что-то важное.


— Куда вас доставить, молодежь? — поинтересовался Вихрь.


— К нам домой, — сказал Сережка. — Надо отдохнуть и подкрепиться. А потом я покажу Юрику Город.


Вихрь заложил лихой вираж, и Сережка снова обхватил меня, чтобы я не свалился. Но я уже не боялся… ну, почти. У меня все больше и больше возникало ощущение, что в этом мире не может случиться ничего плохого.


Терем Князя и нарядные центральные улицы остались позади. Вихрь понес нас к окраине Города.


— Мы живем за городской стеной, в посаде, — пояснил Сережка и махнул рукой вперед: — Вон там.


Крылатый конь начал снижаться, и вскоре он уже почти касался копытами верхушек деревьев. Двух-трехэтажные посадские коттеджи были, наверное, значительно новее Города, они отличались более сдержанным, и если можно так выразиться, современным стилем. На первый взгляд дома казались недостроенными — тут и там отсутствовали то стена, то часть крыши. Но потом я понял: дом составляет одно целое с окружающим садом. А холода и дождей местные жители, похоже, не боялись.


Вихрь мягко ступил на зеленую лужайку, усыпанную маргаритками. В арчатом дверном проеме (дверей здесь не было) появилась молодая женщина со светлыми вьющимися волосами до плеч и такими же, как у Сережки, зелено-серыми глазами. На ней был оливковый костюм, плотно облегающий ее статную фигуру и отдаленно напоминавший комбинезон пилота. Она ходила босиком. Я уже успел заметить, что здесь не носили обуви.


— Здравствуй, Лилия-свет, — любезно приветствовал ее Вихрь, складывая крылья. — Вот, доставил тебе этих разбойников.


— Спасибо, Вихрь, — улыбнулась Лилия и потрепала серебристо-белую гриву коня: — Надеюсь, они вели себя прилично?


— Вполне. — Вихрь положил голову Лилии на плечо, требуя еще ласки. — Если тебе в Город, могу подвезти.


— Нет, спасибо. — Лилия почесала крылатого коня за ухом: — Мы сегодня занимаемся с Акселем. Кстати, не видел его там в облаках?


— Нет, до облаков мы не поднимались и Акселя я не видел. А воеводу Александра со товарищи углядел. Летели тренироваться. Ну ладно, Акселю привет и поклон, а я поспешу по своим делам.


После короткого разбега Вихрь взмахнул крыльями и взмыл в небо. Лилия приветливо улыбнулась:


— Юра, добро пожаловать в Город. Я Сережина сестра. Сережа, надеюсь, тебе все уже обьяснил?


— Ну… да, кое-что, — ответил я. — У вас здесь так… необычно.


— О, а вот и Аксель! — воскликнул Сережка, указывая в небо.


К нам летел… самолет! Самый настоящий военный самолет, выглядевший довольно странно в этом фэнтезийном мире. Но это оказалось еще не самым странным. Немного не долетев до нас, самолет завис над лужайкой и начал менять форму! И вот уже вместо самолета на траву шагнул необычного вида человек. Высоченный, с торсом и плечами, закованными в сегменты брони. Как будто рыцарь с самолетными крыльями, сложенными за спиной. Все у него поблескивало металлическим оттенком — доспех, длинные жесткие волосы, затянутые на макушке в хвост, и даже кожа на лице. А глаза его были ярко-голубыми. Как небо над нами.


— Это Аксель, наш друг, — представил его Сережка. Аксель широко улыбнулся, не произнес ни слова, но я почувствовал, как меня коснулась невидимая волна — или, вернее, мне послали радиосигнал, который я не мог расшифровать.


— Акс, поздоровался бы по-человечески, — притворно-недовольно проворчала Лилия. Аксель смущенно улыбнулся и развел руками.


— Он стесняется, — пояснил Сережка. — Считает, что плохо говорит. Зато он сильный телепат! Ты, наверное, почувствовал.


Аксель и Лилия обменялись взглядами. Человек в доспехе кивнул и быстро зашагал вниз по склону.


— Послала добра молодца по воду, — сказала Лилия. Видимо, у меня было такое удивленное лицо, что она сочла нужным пояснить: — Аксель — самолет… вернее, раньше был самолетом. Сейчас ему приходится учиться многим вещам, которые для человека естественны. Нам, наверное, не представить, как это может быть трудно.


Она сделала приглашающий жест:


— Пройдемте в дом. Юра, я не знаю, сколько ты здесь пробудешь. Но мы будем рады, если ты поживешь у нас.


— Спасибо, — поблагодарил я за это неожиданное приглашение.


— Это тебе спасибо, Юра, — ответила Лилия. — К нам нечасто приходят гости из срединного мира.


Следом за хозяйкой я зашел в дом и огляделся. Обстановка внутри оказалась столь же необычной, как и снаружи. Просторная светлая гостиная со сводчатыми окнами без стекол. На полу вместо привычного паркета или ковролина — зеленый травяной ковер с маргаритками. Потолок — толстые перекрещенные брусья, по ним обильно вился хмель. Никаких диванов и телевизоров. И ни намека на кухню. Обеденный стол, правда, имелся. На нем стояла ваза для фруктов, сейчас пустая, и прозрачный кувшин, тоже пустой. Был здесь и святой угол с иконой Богоматери и горевшей перед ней лампадкой. Чуть дальше на стене висела гитара — еще один из немногих привычных предметов в этом доме.


— Сережа, сбегай за яблоками, — распорядилась Лилия. — И не забудь сказать Марше, что у нас гость.


— Есть сбегать за яблоками! — отсалютовал Сережка, схватил со стола фруктовую вазу и убежал, чуть не столкнувшись в дверном проеме с Акселем. Пропустив его, Аксель прошел внутрь и поставил на стол вместо пустого кувшина полный. Наполнил водой четыре кубка и сел рядом с Лилией, огромный, как скала. Улыбнулся доброй и немного застенчивой улыбкой.


Примчался Сережка, поставил на стол вазу с четырьмя яблоками, одинаково румяными и спелыми. Впрочем, одно из них отличалось по виду, с необычным металлическим блеском.


— Юра, тебе наш завтрак может показаться странным, но кубка живой воды и яблока хватает на целый день, — пояснила Лилия. — Марша — наша яблоня, она знает, что каждому из нас нужно. Перед трапезой мы мысленно благодарим ее. Это дает ей силы.


Лилия, Аксель и Сережка сложили руки у груди и замерли на несколько секунд. Потом Лилия подняла кубок:


— За встречу!


Мы ударили кубками. Сережка взял из вазы яблоко и с хрустом откусил. Лилия сама подала мне фрукт:


— Это тебе. Важно, чтобы ты сьел именно твое яблоко. Если бы ты перепутал, то мог бы почувствовать себя немного странно.


— Ага, — хихикнул Сережка, — если бы Юрик сьел яблоко Акселя, то отрастил бы крылья и стал самолетом!


Яблоко оказалось необыкновенно вкусным. И сытным. Когда я его сгрыз, то почувствовал, что наелся на весь день. А вода из кубка освежила и придала бодрости.


Аксель встал, аккуратно составил пустые кубки — самолету явно нравилось заниматься простыми человеческими делами, — и вопросительно посмотрел на Сережку.


— Угу, — кивнул тот и вскочил из-за стола: — Юр, я позанимаюсь с Аксом разговорной речью. А потом покажу тебе Город.


Сережка бойко протопал по лестнице на второй этаж, Аксель со сложенными за спиной крыльями неторопливо поднялся следом. Я остался с Лилией.


— Ты, наверное, задаешься вопросом, как и зачем сюда попал, — угадала она мою мысль.


— Ну… да, — кивнул я. — И почему у вас все так похоже на Россию? Вы даже говорите по-русски.


— Это и есть Россия, — ответила Лилия. — Только…


— В другом измерении?


— Можно сказать и так. Мир гораздо шире трехмерного пространства, в котором ты живешь. Лучше даже говорить не о мире, а о совокупности миров. Процессы, протекащие в них синхронно — вернее, их проекция в вашем мире — знакомы тебе как история.


— Знал бы — учил лучше в школе этот предмет, — вздохнул я. По истории у меня всегда было между тройкой и четверкой. — А что это за Россия, где мы сейчас? Чем она отличается от моей?


— Это Россия верхнего мира, — пояснила Лилия. — Всю систему миров можно условно разделить на три группы: верхние миры, нижние и срединный мир — тот, где ты живешь.


Князь Всеслав — созидающая сила нашего мира; он — творчество, свобода, горение души. Все, что он творит, отражается и у вас в искусстве, науке, философской мысли… А в нижней России обитает его антипод и враг — Наместник Вицр. У вас он проявляется как государственная система… Это могущественное и грозное существо, лишь самые опытные дружинники могут встречаться с ним лицом к лицу. Взгляд же его может выдержать только Князь и еще одна великая душа, которой сейчас нет в Городе… Все диктатуры и тирании в истории срединной России — это время влияния Вицра. А в периоды смягчения власти и культурного расцвета сердца больше открыты Князю Всеславу и его возлюбленной, пресветлой Княжнe Ладомире.


— Княжна Ладомира? — повторил я. Чем-то светлым и знакомым веяло от этого имени… Лилия уточнила:


— Это не ее настоящее имя, а то имя, которое мы произносим, обращаясь к ней… Она уже многие годы в нижней России, в плену Вицра. Князь Всеслав пытается ее вызволить, но пока это не удалось ни ему, ни всей нашей дружине… Да и не только от нас это зависит.


— Но как так случилось? — спросил я. Почему-то мне очень хотелось знать ответ на этот вопрос. — Как Княжна Ладомира оказалась в плену?


Лилия помолчала.


— Видишь ли, Юра… Наместник Вицр — вернее, первый из рода Вицров — был создан Князем Всеславом как защита от внешней угрозы — такого же Наместника из другой страны… В истории срединного мира это примерно время монгольского нашествия. Само племя Наместников возникло в результате ошибки одного из древних Князей, и с тех пор Князь каждого Города вынужден создавать свой род Наместников — иначе другие Наместники разрушат вертикальную ось, связывающую Город со срединным миром, и не станет ни того, ни другого. Так что выбора у Князя Всеслава не было… Но за это пришлось дорого заплатить. Чтобы не дать Вицру полностью подчинить своему влиянию срединный мир, Княжна Ладомира согласилась на добровольное заточение в Цитадели Вицра. Только так можно было удержать Россию верхнего и срединного мира вместе — и сохранить их обе.


Наместник Вицр несет в себе частицу пламени Князя Всеслава, а значит, и частицу его любви. Он ни за что не позволит другим Наместникам погубить Княжну. Поэтому он и выстроил Цитадель. Но само пребывание Княжны в нижних мирах губительно для нее: она теряет силы, люди в срединном мире почти не слышат ее голос. Есть слабая надежда, что светлое начало Вицра возьмет верх над темным и он отпустит Княжну, став добровольным помощником Князя, но надежда тает с каждым новым Наместником. И хуже того, у Князя Всеслава и Княжны Ладомиры есть гораздо более страшный враг, нежели Наместник и его воинство.


Наши Князь и Княжна взяли на себя задачу, важную для всех Городов — и для всего срединного мира. И за это владыка преисподней люто их ненавидит. Он готов любой ценой сжить их со света, не дать им исполнить свою миссию. Но Князь Всеслав и Княжна Ладомира не одиноки. У них есть Город, есть братья и сестры в других Городах. Есть мы, есть люди срединного мира, не знающие, но сердцем чувствующие их.


Лилия рывком поднялась, и я отшатнулся от неожиданности. Вместо женщины в комбинезоне пилота передо мной стояла воительница в сияющей кольчуге с серебристыми оплечьями. В руке ее вспыхнул меч. Она подняла руку с мечом:


— Что бы ни случилось, каким бы путем не пошла история, я останусь с Князем Всеславом и Княжной Ладомирой. Я буду сражаться за дело их жизни до конца, каким бы он ни был.


Меч пылал в ее руке. Светлые волосы взметнулись под порывом ветра, ворвавшегося через дверной проем. Мгновение — и воин в сверкающем доспехе исчез. Передо мной снова была женщина в оливковом комбинезоне.


— Завтра мы с Акселем проходим последнее испытание перед тем, как нас примут в дружину, — проговорила она, садясь за стол. — Он тоже все решил… Юра, вот ответ на вопрос, зачем ты здесь. Когда ты вернешься домой, ты многое позабудешь. Но постарайся не забыть главное. Постарайся донести до людей срединного мира, насколько важен их выбор: с Городом они или с Цитаделью. Их помощь нужна Князю Всеславу и Княжне Ладомире, нужна всем нам. Только вместе мы можем выстоять против владыки тьмы.


— Постараюсь… — пообещал я. — A я действительно многое забуду?


— Увы, так происходит со всеми гостями из срединного мира, за редким исключением… — Лилия ободряюще улыбнулась: — Но может, тебе повезет.


— Так я сейчас сплю?


— Да, — мягко улыбнулась Лилия, — в срединном мире ты сладко посапываешь носом в подушку. Но это не просто сон. Не в каждом сне к человеку приходит проводник.


— Ага. То есть я здесь временно… А вы сами, Сережка, Аксель? Вы здесь жили всегда?


— Нет. До этого мы жили в срединном мире, как и ты.


Лилия встала и поставила передо мной портрет в рамке. На меня смотрела с портрета веселая девушка в форме летчика и лихо сдвинутой набок пилотке.


— Такой я была в 1940-м году. Через год началась война с гитлеровской Германией, а еще через два я погибла в воздушном бою. Не скажу, что моя дорога сюда была простой. Мне пришлось многое узнать и переосмыслить… Аксель… — Она мягко улыбнулась: — Мы с ним столько раз выручали друг друга в той жизни, что больше не захотели расставаться. Хотя ему было сложнее, чем мне… А Сережа, после того как я ушла на фронт, остался в Ленинграде, пережил блокаду, но подорвал здоровье. Так мы и собрались все вместе.


Здесь, в Городе, ты можешь встретить тех, кто знаком тебе по учебникам истории. Но Город — не собрание знаменитостей. Большинство жителей — обычные люди, как мы.


По лестнице сверху сбежал Сережка, за ним неторопливо спустился Аксель.


— Я поймал Акселя на слове! — с ходу сообщил Сережка. — Что после того, как вы пройдете испытание, он будет читать нам вслух "Двух капитанов"!


— А что, у вас тоже есть эта книжка? — обрадовался я. "Двух капитанов" я любил и перечитывал несчетное число раз.


— Угу, — подтвердил Сережка. — У нас есть многое из того, что в вашем мире. Одни книги можно просто читать, другие — смотреть, а в некоторые погружаться, как в виртуальную реальность… Будем в Городе — зайдем в библиотеку. Ну что, Юрик, пошли?


— Юра, ты так и собираешься пойти? В таком виде? — остановила нас Лилия. Я осмотрел себя. А что такого? Обычная, в общем-то одежда, — тренировочные штаны, футболка с группой Iron Maiden.


— Переодень хотя бы эту футболку с обитательницей преисподней, — посоветовала Лилия. Сережка хихикнул:


— А я помню, похожую даму победил воевода Дмитрий в одном бою. Отобрал топорик и кольцо перемещений, и отправил восвояси.


Лилия строго проговорила:


— Сережа, чем хихикать, научи Юру менять одежду. И сам переоденься во что-нибудь другое, пионер.


— Есть, товарищ командир! — снова отсалютовал Сережка и начал обьяснять: — Юрик, у нас здесь нет шкафов с одеждой. Потому что одежда — это часть тебя самого. Чтобы поменять одежду, нужно просто представить себя в новом костюме. Это совсем несложно. Смотри!


Он раскинул руки и закрыл глаза. Мгновение — и вместо пионерской формы на нем оказалась ярко-оранжевая рубашка с морским якорем на нагрудном кармане.


— Я попробую. — Было у меня ощущение, что это не так просто, как уверяет Сережка. Закрыв глаза, я попытался вспомнить, что у меня валяется в одежном шкафу… Картинка сбилась, и когда я открыл глаза, то решил, что если бы была такая профессия — дизайнер огородных пугал, — то это в самый раз для меня.


— Ничего страшного, — успокоил Сережка. — У меня тоже не сразу получилось. Но это первое, чему учатся новички. Так что ты сумеешь.


Я попробовал еще раз мысленно сменить одежду, и еще… Но не удавалось даже вернуть в прежнем виде мои футболку и треники. Сжалившись надо мной, Лилия подошла и дала лист бумаги и карандаш:


— Юра, если не получается сосредоточиться мысленно, нарисуй то, что хочешь увидеть. Это поможет. — Она улыбнулась: — Я сама так делаю… иногда.


— Спасибо. — Я торопливо набросал на листе бумаги парнишку в белой куртке с "молниями" и джинсах — первое, что пришло в голову. Закрыл глаза и попробовал представить эту одежду на себе. Помогло.


— Уф, — выдохнул я. — Наконец-то! Нет, у нас проще: ничего представлять не надо, достал вещь из гардероба — и все.


— А у нас зато не нужно стирать одежду, — возразил Сережка. — Лиля, мы пошли!


— Хорошей прогулки! — пожелала Лилия и добавила: — Сережа, Юра, нас с Акселем до ночи не будет. Так что когда придете, командуйте здесь сами.

Глава 2. Город

Мы поднимались вверх по склону, обходя только Сережке известными путями посадские дома. Тот, кто планировал эту часть посада, был искусным архитектором: здания образовывали единое целое с окружающим ландшафтом — деревьями, лужайками, цветочными горками… В доме возле небольшой рощи, на просторном балконе с оплетенными вьюнком перилами сидела девочка в ярком платье и читала книжку. Увидев нас, она помахала рукой. Сережка махнул ей в ответ:


— Алена, мы в Город! Хочешь с нами?


— Нет, мне надо заниматься! — ответила она. — Завтра экзамен!


— Аленка собирается стать врачом, — обьяснил Сережка. — А их готовят еще серьезнее, чем дружинников.


— А у вас разве болеют? — спросил я. В мире, где можно наесться одним яблоком и переодеться мысленным усилием, я и представить не мог болезнь. Сережка ответил:


— Случается… Дружинника, например, могут ранить. Некоторые раны, полученные в нижних мирах, заживают долго. А еще часто болеют спасатели, потому что им приходится бывать внизу даже больше, чем дружинникам.


Мы вступили под своды деревьев и словно нырнули в таинственный зеленый сумрак. Кругом могучими колоннами поднимались древесные стволы. Над нами раскинулся лиственный шатер. Чувствовалось, что этот кусочек леса очень древний.


— Старая Дубрава, — пояснил Сережка. — Эти деревья здесь с основания Города. С ними можно говорить, если умеешь. Лиля с Акселем умеют, и я немножко… Но даже они не такие древние, как Добрагор. Он помнит время, когда еще Города не было.


Сережка беззаботно топал, перепрыгивая через торчащие корни, иногда похлопывал ладонью шершавые стволы и касался опущенных ветвей, словно здоровался с деревьями. Меня, однако, волновали не деревья, какими бы древними они не были.


— Сережка, слушай… — Я остановился. — Нижние миры — это то, что у нас называют адом? И туда попадают за грехи?


Сережка крутанулся на пятке и повернулся ко мне:


— Ну да, и за грехи. Но больше из-за незнания Дороги.


— В смысле? — не понял я.


— Ну, понимаешь… Если ты считаешь главным в жизни делать доброе для людей, ты ведь не станешь каким-нибудь диктатором? Потому что это противоречило бы смыслу твоей жизни. Твоей Дороге. А теперь возьмем, например, религиозных фанатиков. Они говорят, что веруют в Бога, но при этом считают, что могут отнимать у других то, что дает Бог: свободу, жизнь. Ясно, что они путают Бога с кем-то другим: с Наместником или даже с владыкой преисподней… Это и есть незнание Дороги.


Поэтому и важно, чтобы люди знали про всю Лестницу миров. Чтобы понимали, какая Дорога ведет к Богу, а какая — в противоположном направлении… А чего мы стоим? Пошли!


Он снова поскакал вперед. В оранжевой рубашке, он светился как огонек. Деревья расступились, и мы поднялись на макушку холма. Посадские дома остались внизу, разбросанные по зеленым склонам, а прямо перед нами распахнулся вид на Город. Крепостная стена, башни с остроконечными крышами. Разноцветные здания, храмы, колокольни, позолоченные купола, кресты и шпили. И над ними — пронзительно-синее небо с белыми кучерявыми облаками.


— Красиво, да? — улыбнулся Сережка.


— Ага, — сказал я. — Только до Города еще топать и топать. Здоровый же у вас посад!


— Так сколько народу прибыло с тех пор, как основан Город!.. Да мы и не будем топать. Мы полетим!


— На крылатом коне?


— Нет, сами. Нас понесет Вежа, местный ветер. Он всегда дует в сторону Города и любит попутчиков. Смотри!


Сережка подбежал к небольшому каменному сооружению — несколько ступенек, заканчивающиеся узкой площадкой, — взбежал по ступеням и подпрыгнул, раскинув руки. Я не поверил своим глазам: он не падал! Он словно качался на невидимых волнах и при этом довольно улыбался.


— Юрик, давай! — позвал он. — Не бойся, не упадешь!


— Ну… хорошо.


Я поднялся по ступеням и подпрыгнул, как будто ныряя с вышки "солдатиком". И наверное, упал бы, но мою руку ухватила цепкая Сережкина ладонь:


— Надо не прыгать вниз, а ложиться на ветер, как я… Вежа! Мы готовы!


Это было немножко страшно и восхитительно одновременно. Невидимые ладони ветра подняли нас высоко, чуть ли не под самые облака. Сережка держал меня за руку, ветер трепал его светлые волосы и раздувал оранжевую рубашку. А мне было хорошо просто лететь, ни о чем не говоря и глядя на проплывающий внизу яркий, разноцветный мир. А еще я думал, что Сережка, с которым мы и дня не знакомы, на самом деле — мой давний, хороший друг…


Мы начали снижаться над Городом, словно скользя по невидимой горке. Вскоре мы ступили на мощеную гладким булыжником дорожку. Ветер взлохматил нам волосы и крутанул флюгера на крыше соседнего дома.


— Спасибо, Вежа! — помахал ему Сережка и спросил: — Юрик, что тебе показать вначале? Здесь есть храмы, школы, библиотеки, картинные галереи. Есть вокзал, оттуда ходит летающий поезд в другие Города… А можно зайти в Терем Князя Всеслава.


— А… действительно можно? — нерешительно спросил я. — Разве Князь разрешает?


— Конечно! — заверил Сережка. — Я же говорил, Терем построен не для него, а чтобы мы могли приходить к нему. Правда, Князя Всеслава сейчас нет. Он будет только завтра. А сегодня мы там побродим одни, без него.


Полуденное солнце нагревало камень мостовой и мою макушку. Я шел рядом с Сережкой, смотря кругом во все глаза. Город напоминал старую Москву, которую я видел на черно-белых фотографиях. Только в отличие от фотографий, он был яркий, объемный, цветной. Нам то и дело попадались навстречу горожане. Открытые, приветливые молодые лица. Улыбки, радостный смех… Сережка шагал, размахивая руками, и рассказывал, как строился Город, как менялись архитектурные стили. То и дело он упоминал Князя Всеслава и Княжну Ладомиру, и мне все сильнее и сильнее хотелось увидеть их.


Мы свернули на перекрестке, и я увидел еще одну знакомую деталь городского пейзажа — трамвайные рельсы. А сзади нас уже догонял трамвай. Старинный, как на гравюрах начала прошлого века. Только ни закрывающихся дверей, ни водителя там не было. Зато классическая подножка имелась. И цифра "1" в качестве номера маршрута. И он не ехал по рельсам, а словно скользил над ними.


— Ух ты! — проговорил я. — У вас и трамваи ходят?


— Ага, — кивнул Сережка. — Вернее, один трамвай. Давай проедем пару остановок!


Поравнявшись с нами, трамвай притормозил. Мы заскочили в него и плюхнулись на мягкие сиденья.


— Он заходит во все концы Города, — пояснил Сережка. — Если хочешь увидеть весь Город, просто садись и смотри в окошко. Но нам-то все сразу смотреть не надо.


— Я думал, у вас только на крылатых конях летают, — сказал я. — Или телепортируются.


— Ну так трамвай — это же красиво! — возразил Сережка. — На нем даже Старшие иногда катаются, хотя им вообще никакой транспорт не нужен. А ребята рассказывали, что однажды видели Князя Всеслава заскакивающим на подножку!


Возле парка трамвай чуть сбавил ход. Мы соскочили на брусчатку и пошли по песчаной дорожке, уходившей вглубь парка. Дорожка привела нас к прудам. Серебристые ивы склонялись к воде, навстречу им тянулись вверх желтые и синие ирисы. Над ними летали… нет, не стрекозы, а крошечные эльфы с прозрачными крыльями!


Цветущие кусты шиповника расступились, открывая зеленую лужайку с фонтаном. Я крутил головой, гляда по сторонам, уж очень необычный здесь попадался народ.


Вот, например, крылатая девушка в летнем сарафане с тонкими бретельками, читающая книгу на скамейке под ивой. Сарафан у нее голубой с желтым, волосы и перья на крыльях тоже голубоватого оттенка. А вот парень в просторной рубашке с вышитым воротом и здоровенный лохматый пес, расположившиеся на газоне у самой воды и негромко беседующие. Или два паренька, идущие по дорожке нам навстречу, что-то увлеченно обсуждая; один из них размахивает руками, и перед ним в воздухе появляются какие-то значки и цифры, словно математические формулы.


Мимо нас промчались девочка в коротком платье и… плюшевый медведь! Примерно ее роста, с черными блестящими глазами-бусинками. Будто ожившая игрушка. Я проводил их взглядом.


Девочка и игрушечный медведь подбежали к фонтану. Мишка взялся за край чаши, приподнялся на цыпочки и заглянул. Бьющая вверх струя воды качнулась, и из нее вышло еще одно необычное существо: вроде маленькой феи, сотканной из мельчайших водяных капелек. Набрав в крошечные ладошки воды, она плеснула на плюшевого медведя. Тот фыркнул, ударил лапой по воде, пытаясь ее схватить, но она будто растворилась, через мгновение появившись на другом краю чаши.


К крылатой девушке тем временем подкрадывался обитатель Города одной "национальности" с Акселем, только он все же выглядел больше человеком, чем самолетом, и доспех у него был светлым, почти белым, как и короткие жесткие волосы. Девушка по-прежнему читала, делая вид, что ничего не замечает. Он неслышно скользнул к ней и прикрыл ладонями ее глаза. Она рассмеялась, отвела его руки от лица:


— Дуг, как ты неожиданно!..


— Неправда, Снежа, ты запеленговала меня еще на подходе к парку. — Оперевшись рукой о спинку, Дуг перемахнул через скамейку и сел рядом. На его броне и самолетных крыльях замерцали блики света, отражавшегося от воды. Они заговорили о чем-то своем. Когда мы прошли мимо, они улыбнулись.


Дорожка привела нас к воде и небольшому открытому павильончику, который Сережка назвал "русалочьим домиком".


— Только русалок здесь нет, — сказал он. — Они живут дальше, у моря… А сюда приходят стихии воды, такие, как Студеника, которую ты видел в фонтане. Они любят общаться с людьми. А еще они любят, когда музыканты для них играют.


Пройдя вдоль пруда, мы снова ненадолго нырнули под своды деревьев и вышли к подножию невысокого зеленого холма, окруженного со всех сторон цветущими липами. Выложенная плоскими камнями дорожка поднималась к маленькой белой часовне. Только вместо креста на ней было золотое солнце. Веселое такое солнышко с кудрявыми лучами-волосами и улыбкой во все лицо.


— Нам туда, — махнул рукой Сережка в сторону часовни с солнышком и помчался вверх, шлепая босыми пятками по камням. Я последовал за ним.


Подбежав к часовне, Сережка приоткрыл массивную дверь с бронзовыми скобами. Мы прошли внутрь и оказались в просторной светлой горнице с рядом сводчатых окон и длинным столом, накрытом скатертью. На столе кто-то поставил скромный букет полевых цветов в глиняной вазе. Еще дальше располагался стеллаж с книгами. На киоте в углу стояла икона Богоматери, укрытая вышитым полотенцем, перед ней горела лампада. Пол от входа до противоположной двери покрывал тканый половик.


— Ух ты… — проговорил я. — Я думал, это маленькая часовня. А тут такая огромная комната!


— Так часовня — только вход, — объяснил Сережка. — А мы уже в самом Тереме.


— Мы что, телепортировались? — удивился я. Сережка рассмеялся:


— Ну, почти. У нас пространство устроено по-другому. Оно четырехмерное. И когда мы ходим по Городу, то перемещаемся по всем четырем измерениям. Математики лучше знают, как это обьяснить… А таких входов много по всему Городу. Для удобства. Просто если бы все заходили в Терем через парадное крыльцо, представляешь, какая была бы толпа!


Дверь с противоположного конца открылась, и в горницу вошел… хоббит? Невысокий, наверное, мне по плечо. С пышной шевелюрой соломенного цвета, остриженной в кружок, и круглым румяным лицом. Он носил зеленую рубашку, подпоясанную кушаком, и просторные коричневые штаны. В руках у него был стеклянный флакон с лампадным маслом.


— Здравы будьте, отроки! — приветствовал нас он. — Вы к Князю Всеславу, поди? Нет сейчас Князя. Завтра он будет.


— Здравствуй, Бажен, — сказал Сережка. — Юрик у нас гостит, и я хочу показать ему Терем.


— Дело хорошее, — одобрил Бажен. — Сами посмотрите или экскурсию провести?


— Мы сами.


— Ну ступайте. — Бажен пододвинул табурет, забрался на него и привстал на цыпочки, наливая масло в лампаду перед иконой: — Правила вы знаете. К Мечу не подходите, в Зеркало не заглядывайте.


Мы вышли из горницы и начали подниматься по лестнице с каменными перилами.


— Бажен — домовой, хранитель Терема, — пояснил Сережка. — Он здесь давно, с тех пор, как начал строиться Терем. Может даже, он пришел вместе с Князем Всеславом.


— А что за Меч и Зеркало он упоминал? — спросил я.


— Меч Князя и Зеркало миров. Мы их увидим!


Лестница привела нас на площадку между этажами. Вправо и влево уходили широкие лестничные пролеты, а прямо перед нами висела картина. На ней был знакомый пейзаж: небо, медленно утрачивающее ночную синеву, наливающиеся зеленью холмистые просторы, взблескивающая под утренним солнцем лента реки… Мне не показалось: картина действительно менялась со временем!


— Так здесь было, когда Княжна Ладомира и Князь Всеслав впервые пришли сюда, — сказал Сережка и указал рукой: — Вот на этом самом месте они и начали строить Город. А сейчас мы увидим историю его строительства.


Он побежал по правой лестнице, перескакивая через ступеньки. Я постарался не отставать. Лестница закончилась, и мы оказались в длинной галерее. Справа тянулся ряд окошек с закругленными сводами, а слева одно за другим шли огромные полотна. Люди в ярких одеждах, крылатые кони, строящиеся здания и храмы…


Я остановился возле картины с двумя фигурами в центре: человек могучего сложения, в просторной рубахе, с волосами, перевязанными тесьмой, и словно шагнувший к нему из золотого сияния… ангел? Блистающе-белые одежды, красный плащ за плечами и золотистые крылья. Русые волосы, охваченные золотым обручем с сияющим янтарно-желтым камнем. Открытое лицо, спокойные серые глаза… Нет, подумал я, он не может быть ангелом. Он чем-то неуловимо близок людям — и тем, окружившим его на картине, и тем, кто живет в Городе сейчас. И мне. Словно бы всех нас связывает с ним незримая, но прочная нить.


— Это… Князь Всеслав! — понял я. Сережка торжествующе улыбнулся:


— Я так и думал, ты его сразу узнаешь! Его трудно не узнать. Таким мы видим Князя чаще всего. Но его внешний облик — как имя, которое мы произносим, обращаясь к нему. Он принимает этот облик для того, чтобы общаться с нами. А человек рядом с ним на картине — Вратко, наш первый кузнец.


Мы шли по галерее, я то и дело останавливался, разглядывая картины. У них оказалась интересная особенность: можно было приблизить взглядом какой-нибудь заинтересовавший фрагмент и хорошенько рассмотреть. Мне очень хотелось снова увидеть Князя Всеслава, но больше я нигде его не видел.


Галерея закончилась, и мы оказались в маленькой комнатке с белыми стенами и узкими окошками. Здесь ничего не было, кроме небольшой картины в простой раме на стене и чаши, в которой росли ярко-синие васильки. Картина была пейзажной зарисовкой: маленькая белая церковь на зеленом холме, под синим небом с кудрявыми облаками. Этот простой этюд удивительным образом притягивал взгляд. На мгновение я словно оказался там, внутри картины. Я стоял перед белой церковью, ощущая босыми ногами тепло нагретой солнцем травы. Легкий летний ветерок касался моего лица и шевелил волосы. А над серебристым куполом, похожим на шлем витязя, в яркой небесной синеве плыли белые облака…


— Эту картину нарисовал Князь Всеслав, очень давно, — пояснил Сережка. — А церковь придумала Княжна Ладомира. Князь Всеслав потом эту церковь построил, на холме… сейчас уже нет этого холма, монгольский Наместник разрушил. А тогда еще не было никаких Наместников. Князь и Княжна были вместе, а не разлучены, как теперь… Но про это время лучше расскажет Добрагор. Он вообще так рассказывает — заслушаешься! Ну что, пойдем дальше?


— Ну пойдем. — Я неохотно покинул комнату с картиной. Скромный пейзаж с церковью словно тянул к себе. Так отличается произведение гения от просто талантливых творений.


Мы миновали еще несколько залов, нарядным убранством напомнивших мне загородные царские дворцы в Петербурге, где я был в прошлом году с экскурсией. Всюду на стенах были развешаны картины. Здесь располагалась целая художественная коллекция! Сережка обьяснил, что многие картины были подарены Князю самими художниками, и он хранит их в Тереме. Я заметил работы, напоминавшие итальянских, французских, голландских мастеров. Только сами картины были объемнее и четче, краски — ярче и светлее, и несравненно богаче цветами и оттенками… Кстати, как пояснил Сережка, здесь в спектре не семь, а девять цветов. Мы миновали и небольшой зал с японской живописью — здесь она была еще более легкой и прозрачной, чем знакомая мне роспись по шелку.


Спустившись по лестнице (не помню уже, какой по счету), мы словно оказались в оркестровой яме. Только музыкантов нигде не было. Виолончели, арфы, трубы и множество других, знакомых и незнакомых музыкальных инструментов дремали на подставках. Впереди чередою стройных серебристых колонн поднимался вдоль стены орган. За нашими спинами амфитеатром взбегали вверх ряды кресел, а над нами плыли огромные люстры с горящими свечами. Свечи горели и в витых канделябрах вдоль стен, придававших залу нарядный и торжественный вид.


Сережка бродил среди инструментов, гладил изогнутые бока виолончелей и отполированную до блеска поверхность альтов и туб.


— Здесь по праздникам бывают концерты, — сказал он. — А бывает, инструменты играют сами. Словно разговаривают друг с другом. Некоторые из них сделаны Князем Всеславом, некоторые — Старшими, а некоторые привезены из других Городов, где наши музыканты учились.


За оркестровым залом оказалась комната, напомнившая мне минералогический музей. Кристаллы всевозможных форм и расцветок — зеленые, голубые, вишнево-красные, большие и поменьше, — стояли на подставках разной высоты, расставленные не случайно, а по какому-то неизвестному мне принципу. Сережка обьяснил:


— Это ты бы назвал фонотекой. Кристаллы живые, у них абсолютная память. Они умеют запоминать и проигрывать музыку. Музыка и дает им жизненные силы.


Возле янтарно-желтого кристалла, положив ладони на его гладкие грани, стояла девочка в шортах и майке с подсолнухом. Кристалл мерцал и переливался. На сосредоточенном лице девочки бродили желтые отблески. Она даже не заметила нас, полностью погрузившись в музыку, слышимую только ей.


Я наугад подошел к прозрачно-голубому кристаллу и по примеру девочки в майке с подсолнухом положил на него ладони. Он оказался приятно прохладным на ощупь. Я закрыл глаза. Сначала я ничего не слышал, но потом где-то на грани слуха уловил мелодию, светлую и нежную. Мелодия приближалась. Голос девушки, звонкий как ручеек, пел песню. Я даже разбирал отдельные слова. Там было о весне, о радости, о пробуждении земли…


— Сережка, а на каком это языке? — спросил я. — Похож на русский, но не совсем.


Сережка, положив ладони на кристалл, послушал:


— Это одно из древнеславянских наречий, не знаю точно, какое… А поет Леля, лучшая ученица Княжны Ладомиры. — Он вздохнул: — Только ее в Городе тоже нет. Она была воином в дружине и попала в плен. С тех пор о ней никто не слышал. Спасатели уже не первое столетие ищут ее и ее жениха, отправившегося вслед за ней.


Понимаешь, убить дружинника обитатели нижнего мира не могут. А запереть где-нибудь в Цитадели — вполне. А от долгого пребывания в нижних мирах даже самый тренированный воин теряет силы. Наверное, Леля и ее жених спят где-то в глубинах Цитадели… Даже Князь Всеслав не может сказать, где они и что с ними. Лишь Княжна Ладомира чувствует, что они живы. Но где искать Лелю, не знает даже она. И все равно мы ее найдем! — он упрямо вскинул голову, тряхнув светлой челкой. — Несмотря на всех обитателей преисподней, вместе взятых!.. Юрик, пойдем, я покажу тебе меч Князя Всеслава.


Мы вышли из зала с поющими кристаллами. Сережка снова повел меня бесконечными залами, галереями и лестницами. Неожиданно мы оказались на балконе, выходившем во внутренний двор. Внизу зеленела коротко подстриженная трава. Напротив, на белой стене был укреплен меч. Он был просто огромным! В три человеческих роста, а может, и больше. По его краям перебегали золотисто-белые сполохи. От него словно исходил невидимый жар.


Остановившись, мы облокотились на каменную балюстраду.


— Это и есть меч Князя? — спросил я.


— Ага, — подтвердил Сережка. — Чувствуешь, как от него тепло?


— Угу… Ну он и здоровый!


— Так это для того, чтобы сражаться с Наместниками и прочей нечистью из нижних миров! А для тех сражений Князь Всеслав принимает другой облик. Я однажды видел — как будто огромное пламя до неба! Его так и зовут: Всеслав Ярое Пламя… А меч подарил Князю его учитель перед тем, как Князь Всеслав пришел сюда. Он знал, что меч пригодится.


Если Князь Всеслав берет меч, мы знаем: случилось что-то серьезное. Но так бывает нечасто.


— А почему Бажен говорил не подходить к мечу? Это опасно?


— Нет, не опасно, но… Понимаешь, в мече живет сила учителя Князя. А близость такого источника силы может перегрузить. Ну, как будто делал уроки и перезанимался… Я однажды подошел к Мечу, чтобы рассмотреть поближе. И не заметил, как заснул! Лиля потом сказала, что Князь Всеслав нашел меня спящего и принес домой. И я проспал три дня подряд… А теперь давай посмотрим Зеркало! Это рядом.


Как оказалось, "рядом" означало пройти еще через пару десятков залов и лестниц.


— Интересно, Князю Всеславу тоже приходится бегать по всему Терему? — спросил я, едва поспевая за Сережкой, несущимся как комета.


— Не-а! — весело откликнулся Сережка на ходу. — Он может просто появиться в любом месте, где захочет.


— Нам бы так, — сказал я.


— Да ладно, мы уже пришли.


Сережка приоткрыл массивную кованую дверь (двери здесь встречались нечасто, но все же встречались). Мы вошли как будто бы в небольшую часовню. Только вместо алтаря здесь стояло высокое зеркало в малахитовой раме, украшенной растительными узорами и бронзовыми фигурками зверей. В нем отражались двое взлохмаченных мальчишек.


— Если подойти ближе, то можно направлять Зеркало мыслью, и оно покажет другие миры. Например, можно заглянуть в ваш. Или в любой из верхних миров. Можно и вниз, но лучше так не делать.


— А… можно увидеть в Зеркале Княжну Ладомиру?


— Можно, но это же придется смотреть в Цитадель. И если не знаешь точно, куда смотреть, то увидишь, например, Вицра. Или ангелов мрака. А это опасно для рассудка. Вообще для работы с Зеркалом нужно специально тренироваться.


— Ну тогда не будем заглядывать, — сказал я, ловя себя на мысли, что мне очень хочется подойти и посмотреть. Может, все-таки я увижу Княжну. Не хотелось бы возвращаться, не встретившись с ней.


А если честно, я был перенасыщен впечатлениями. Будто за это короткое время трижды обошел весь Эрмитаж.


— Юрик, у тебя, наверное, голова идет кругом, — угадал мои ощущения Сережка. — Терем с непривычки перегружает. Но я хочу показать тебе еще кое-что. Это последнее, честное слово! Просто это мое любимое место здесь.


Мы покинули часовню с Зеркалом. Сережка снова повел меня по галереям и залам Терема. Я даже не пытался запоминать направление, но кажется, мы снова поднимались. Потом Сережка отыскал в стене какую-то неприметную арку. За ней оказалась узкая лестница, круто взбиравшаяся наверх.


— Мы внутри Княжьей башни, — пояснил Сережка, ухитрявшийся даже на этой крутой лестнице перескакивать через две ступеньки. — А называют ее так потому, что там у Князя Всеслава рабочий кабинет.


— И что, туда можно без спроса зайти?


— Ага. Я так делаю. Да все делают! Князь Всеслав часто отсутствует. Но он никогда не оставляет Город мысленно. И там, в кабинете, это особенно чувствуется. Знаешь, бывает, что приходишь, а там на столе книжка, оставленная для тебя. Или подарок на какой-нибудь значимый день. Или просто что-нибудь полезное. Я удивляюсь, как он помнит про всех нас!


Лестница вывела на балкон. Мы действительно находились в башне, и довольно высоко. Мимо, вровень с нашими ногами, проплыло молочно-белое облако. Внизу поднимались ступенчатые кровли, башенки с остроконечными крышами, разноцветные маковки и шпили, увенчанные веселыми золотыми солнышками. Дальше колыхалось море зеленой листвы, за ним виднелись купола и шпили огромного храма с золотыми крестами, вписанными в круг. Среди них я разглядел еще эмблему: солнце и распростертые крылья… Пройдя по балкону, мы снова нырнули под арку и начали подниматься дальше.


Лестница сделала несколько витков и неожиданно закончилась. Мы оказались в небольшом светлом помещении со сводчатыми окнами. В противоположность нарядным залам внизу, обстановка здесь была простой, даже аскетичной. Книжный стеллаж, стол у окна и два стула. На столе — часы с круглым белым циферблатом и невообразимым количеством стрелок, и глобус необычного вида: будто множество вложенных друг в друга прозрачных сфер. На стене над столом — икона с горящей перед ней лампадой. Какой-то святой… я не мог вспомнить, кто. В цветочном горшке на окне вился дикий виноград.


— Как у него здесь просто, — заметил я.


— Так Князю Всеславу ничего особого и не нужно! — отозвался Сережка. — Я же говорил, Терем построен не для него, а чтобы мы могли приходить к нему.


Я посмотрел на икону:


— Сереж, а кто это? Никак не могу узнать.


— Это учитель Князя. У вас он был одним из апостолов, учеников Христа. Святой Андрей Первозванный.


— Он тоже живет в Городе?


— Нет, он в других мирах, гораздо выше… Но он и сейчас помогает Князю и всем нам.


— И в мече Князя — его сила? — понял я.


— Ага, — подтвердил Сережка. — Апостолы знаешь, какие сильные! Их опасается сам владыка преисподней. Ладно, вот уж о ком не надо здесь вспоминать.


— Пожалуй. — Я подошел, разглядывая глобус: — Какой странный… Наверное, там все миры сразу?


— Нет, только верхние и срединный, — отозвался Сережка. — Нижние миры устроены по-другому, для них отдельная модель. А этот глобус четырехмерный, мы видим его трехмерную проекцию. Смотри! — он крутанул одну из сфер, и карты местности, да и расположение самих сфер поменялись.


— А на часах зачем столько стрелок? Тоже для разных миров?


— Не, только для Города. Понимаешь, у нас время многомерное.


— Ого! — удивился я. — Про такое я даже в фантастике не читал… А как это?


Сережка уселся на стол рядом с часами:


— Это трудно обьяснить, но я попробую… Ну, ты же знаешь, когда бывает, что нужно делать много дел сразу и на все не хватает времени? Ну так вот. У нас, если тебе не хватает одного временного измерения, для тебя открывается второе. Потом, если нужно, третье, четвертое и так далее.


Он продолжил, болтая ногами:


— Мы с тобой живем в одном временном измерении. А Лилия с Акселем уже в двух. Когда их примут в дружину, они будут жить в трех- а потом и четырехмерном времени. В скольких временных измерениях живет воевода Александр, я не знаю, но точно больше десяти. А Князь Всеслав живет во всех временных потоках Города, но я думаю, ему даже их не хватает.


Я подошел к стеллажу с книгами, разглядывая корешки. Снял с полки модель кораблика на подставке. Сережка соскочил со стола:


— Ух ты! Я и не знал, что Князь сделал для него подставку… Этот кораблик подарили ему дети в Городе, еще до того, как я сюда попал. У нас есть такой праздник — День весенних ручейков, его установила еще Княжна Ладомира. Жители Города выходят на улицы и запускают в ручьи самодельные кораблики. И Князь Всеслав выходит с нами.


Этот кораблик сделал мальчишка, который потом покинул Город и родился в срединном мире. Он стал детским писателем, пишет хорошие книжки… Да ты его знаешь! Его почти все у вас читали!


Кажется, я понял, кто это… Поставив кораблик на место, я спросил:


— А он… помнит Город? Или все забыл?


— Помнит. Он не говорит о Городе прямо, но Город живет в его книгах, в каждой строчке… Ну что, Юрик! Я думаю, Терема тебе на сегодня хватит.


— Да я не устал, — соврал я. — Я бы и еще посмотрел.


— Ну да, ты уже еле живой. А я еще собирался показывать библиотеку. О, слушай! Пошли лучше к Добрагору. Он расскажет про Князя Всеслава и Княжну Ладомиру — как они впервые пришли сюда, как начали строить Город… Он лучше всех о них рассказывает. У него заодно и отдохнешь. Под его ветвями здорово отдыхается.


— Под ветвями? — удивился я. Впрочем, здесь не следовало удивляться чему-либо. — Он что, дерево?


— Ага, — подтвердил Сережка. — И старейший житель Города. Вернее даже, он старше Города. Его посадила Княжна Ладомира еще когда Города не было. Она же научила его говорить.


Покинув кабинет Князя, мы спустились по лестнице, и Сережка одному ему известными путями повел меня через Терем. Мы вышли из белой часовни с солнышком, похожей на ту, через которую входили. Но только эта часовня стояла посреди небольшой площади, мощеной гладкой каменной плиткой. Старые клены, кольцом окружавшие часовню, давали приятную тень.


— Здесь ближе всего к Добрагору, — сказал Сережка. — То есть нет, есть еще один выход из Терема, совсем рядом с ним. Мне Князь Всеслав показывал, но я забыл. Ну ничего, не страшно, если немного пройдем.


Мы вышли на извилистую улочку, то поднимавшуюся вверх, то нырявшую вниз. Невысокие дома с резными наличниками скрывались в глубине палисадников. Там шла своя жизнь — звенели детские голоса, откуда-то неподалеку доносился звук кузнечного молота.


— Это самая старая часть Города, — пояснил Сережка. — Здесь живут многие Старшие. Некоторые уже здесь больше тысячи лет!


Улица сделала еще поворот, дома закончились, и мы оказались у подножия холма. На холме росло дерево. Нет, лучше сказать, Дерево! Огромное, я никогда таких не видел! Казалось, раскидистой кроной оно задевает облака. А его нижние ветви почти касались земли, образуя тенистый шатер.


— Прямо Мировое древо, — проговорил я. Сережка улыбнулся:


— Да, такой он, Добрагор. Древний и могучий. Пошли поздороваемся с ним!


К вершине холма вела белая лестница с пологими ступенями, по ее сторонам росли цветы. Сережка побежал по ней, перескакивая через две ступени. Я пошел за ним, разглядывая огромное дерево. Судя по форме листьев, это был дуб. Из-под его ветвей доносилась музыка. Звучал незнакомый струнный инструмент, и два женских голоса — один высокий, другой пониже, — пели песню.


Драгоценная у мира

Есть жемчужина в короне,

В синем море-океане

Она плавает — не тонет.

Две прожорливые птицы —

Чёрная и золотая —

Наточив кривые клювы,

Над жемчужиной летают.

Этим хищникам приманка —

Серебристое сиянье,

Их заветная добыча —

Жемчуг в море-океане.

Днём и ночью с хриплым криком

Над жемчужиной летают

Две прожорливые птицы —

Чёрная и золотая. (*)


Поднявшись, мы оказались на площадке, огороженной низкой белой оградкой. Там, под могучими ветвями, расположилась компания музыкантов. Темноволосый парнишка в легкой рубашке держал в руках похожий на гитару инструмент. Рядом с ним сидела девушка с длинными волосами рыжего оттенка. Одеждой в джинсовых тонах и множеством бисерных браслетов на руках она напоминала хиппи. Ей принадлежал второй, более низкий голос. Но самой необычной в этой компании была обладательница высокого голоса. Наполовину женщина, наполовину птица в радужном оперении, она сидела на нижней ветви. Ее длинные золотые косы, украшенные жемчугом, спускались почти до земли, от них исходило мягкое свечение.


Песня закончилась. Юноша отложил музыкальный инструмент.


— Спасибо за песню, друзья мои, — произнес глубокий низкий голос, звучавший, казалось, отовсюду. В нем словно бы слышались гул ветра и шелест листвы. — Славная песня. Когда Князь Всеслав вернется из вышних земель, спойте для него. Пусть порадуется его душа. Он всегда радуется хорошей песне. А вы с чем пришли, отроки?


— Здравствуй, Добрагор, — подняв голову, поздоровался Сережка. — Это Юрик, он у меня в гостях. Он хочет услышать историю Князя Всеслава и Княжны Ладомиры. А ты лучше всех ее рассказываешь.


— Ты без зазрения совести льстишь мне, отроче. Лучше всех о них рассказывают сказители и поэты. А я лишь возвращаюсь памятью в те времена, когда Княжна Ладомира впервые ступила на этот холм и озарила здешние земли своей улыбкой.


— А мне твои рассказы больше нравятся! — упорствовал Сережка.


— Ну раз нравятся, тогда садись и слушай. И ты присаживайся, отроче Юрий. Ибо это будет долгий сказ.


— Мы тоже послушаем, Добрагор, — сказала девушка с бисерными браслетами и села, обхватив руками колени. Юноша рядом с ней беззаботно растянулся на траве, закинув руки за голову. Золотоволосая дева-птица спорхнула вниз и сложив радужные крылья, пристроилась рядом с ними.


Мы с Сережкой уселись между огромных корней Добрагора и прислонились к шершавому стволу. Я откинул голову, глядя на мощные ветви и качающееся зеленое море листвы, просвечиваемое солнечными лучами.


— Ну слушайте, молодежь, — начал Добрагор. — Давно это было, по человеческим годам очень давно. Старшие братья Князя Всеслава трудились в разных концах земли, возводили свои Города. На западе возвышался огромный замок с белоснежным пиком до самых небес, и на юге сверкали пурпурно-золотым прекрасные дворцы и храмы. А здесь лишь бескрайние просторы, по которым проносился вольный ветер, да нехоженые чащи, да редкие поселения людей в срединном мире.


Но однажды спустилась с неба солнечная ладья, и вышла из нее девочка в лазоревом сиянии. И была у нее улыбка ясная как весеннее солнышко и глаза синее небесной сини. А на челе ее блистала голубая звезда. То пришла в наши края юная Княжна Ладомира. И сойдя на землю, подняла она ничем не приметный желудь, согрела теплом своих ладоней и посадила на вершине холма. И сказала: "Тебя будут звать Добрагор. Ты станешь большим и могучим, и вокруг тебя будет строиться Город".


Она приносила мне живой воды, с улыбкой смотрела, как я зелеными листочками тянулся вверх, и пела для меня. Она нарекала имена деревьям, и травам и цветам, и зверю дикому, и перелетной птице. И люди в срединном мире начинали говорить на ее наречии.


Ах, какие это были времена! Княжна Ладомира ходила по окрестным лесам и холмам, и пела, и под ясным небом звучал ее голос, нежный и звонкий как колокольцы. Ветер ластился к ее ногам, дождик одевал ее мерцающим покровом. Птицы слетались к ней, вторя ее песням, солнце смотрело сверху на нее и улыбалось. Люди в срединном мире слышали ее голос и слагали свои песни о радости и любви.


Она много говорила со мной, и так я выучил язык, на котором говорят люди. Княжна Ладомира рассказывала о своем возлюбленном и друге, о том, что он скоро придет сюда, чтобы вместе с нею строить Город. И она поднимала к солнцу синий взор, и я знал, что оттуда, из горнего края, он смотрит на нее и ждет не дождется, чтобы сойти вниз и быть рядом с нею.


И однажды Княжна Ладомира сказала: "Добрагор, сегодня будет праздник! Давай нарядим наши земли!" И звонким голосом она призвала стихии. Дождик напоил живою водою поля и луга, солнце согрело их, и всюду взошли дивные, невиданные цветы. Ветры буйные расчистили небо, и оно засияло голубым. И Княжна Ладомира промолвила: "Спасибо вам, солнышко, земля, дожди и вольные ветры! Вы славно потрудились. Пусть придет мой суженый и порадуется земной красоте!"


Сказала она так, и появилась в небе солнечная ладья. Опустилась та ладья на вершине холма, и вышел из ладьи ее суженый. Одеждой его было белое пламя, и золотые крылья сверкали за его плечами, и лик его сиял ярче солнца. То был тот, кого люди прозвали Князем Всеславом… Они взялись за руки, и над ними вспыхнули и засияли радуги, и звезды вместе с солнцем зажглись в небесной лазури, радуясь их встрече. Они держались за руки и пели вдвоем одну Песнь, и юные их голоса звучали радостным эхом над бескрайними полями, над лесами дремучими и зачарованными озерами.


Высокий нарядный терем построил Князь Всеслав для своей суженой. Оттуда, из светлицы, Княжна Ладомира смотрела на земли окрест. А для себя он построил мастерскую, ибо мастером был во всяком ремесле. От утренней зари до зари вечерней звучал кузнечный молот Князя и голос его, певший радостную песню, и ему вторил звонкий голос Княжны Ладомиры. Она приходила к нему, они смеялись и вместе придумывали новые и дивные вещи для украшения Города. И тогда же в Город пришли из срединного мира первые люди. Князь Всеслав учил их кузнечному и зодческому ремеслу, а Княжна Ладомира помогала слагать стихи и песни.


Однажды Князь Всеслав и Княжна Ладомира оставили Город. Солнечная ладья увезла их в далекие южные земли, где старший брат Князя завершал свой труд.


— Это Византия, — пояснил Сережка. Добрагор продолжал:


— Там, в прекрасном храме, сверкающем белизной и золотом, перед Князем Всеславом и Княжной Ладомирой распахнулась высь девяти небес, и они узрели Господа, и поклонились Ему… И старший брат Князя Всеслава открыл им свою тайну и поручил то, что не успел исполнить сам.


Они вернулись, и необычно серьезным был Князь Всеслав, и задумчивым был взгляд Княжны Ладомиры. Но время прошло, и снова звучал над Городом кузнечный молот Князя, и его веселый голос вторил радостной песне Княжны. И теперь Князь Всеслав учил людей строить храмы с колокольнями и звонницами, и отливать колокола. Ах, как сладок и чист был звон тех колоколов! Он словно плыл над рекой, тая в золотом пламени заката. И люди в срединном мире строили церкви, и в священных книгах открывали истину о Христе. И еще больше людей, завершивших в срединном мире свой путь, приходили в Город помогать Князю.


— Это время крещения Руси и после, — встрял Сережка. — А потом было монгольское нашествие.


— Не перебивай, отроче, — недовольно прошумел Добрагор. — Все расскажет старый Добрагор, все по порядку.


Мирно и радостно жили в Городе. Но поднимаясь на холм, с тревогой вглядывался Князь Всеслав в земли на востоке. Оттуда надвигалась туманная мгла. То шел на наши земли жестокий Наместник монгольской страны. И тогда Князь Всеслав обнес Город крепостной стеной. А в кузнице начали ковать кольчуги и мечи.


А чудовище было уже близко. И вышел Князь Всеслав со своей малочисленной дружиной ему навстречу, защищая Город и возлюбленную свою Княжну. Храбро сражались Князь и его воины, но силы были неравны. Многих воинов тогда Наместник взял в плен и заточил в подземной Цитадели. А потом он обрушился на Город всей своей мощью. И тогда Князь Всеслав сказал, чтобы люди брали с собой все самое дорогое и уходили в дальние леса, куда Наместнику не было пути. И он сам, истекая огнем, сражался с Наместником, и лишь когда он упал без сил, оставшиеся воины подхватили и унесли его.


В северных лесах, под дремучими сводами, Княжна Ладомира исцелила раны Князя Всеслава. Но с печалью во взоре смотрел он на юг, где лежал в развалинах их с Княжною Город. И с горечью понимал Князь Всеслав, что одолеть чужого Наместника может лишь свой Наместник в нижнем мире. Но плата за это была высока: Княжна Ладомира должна сойти в нижний мир и жить в Цитадели Наместника.


Ясной звездной ночью, оставив спящих воинов, ушли Князь Всеслав и Княжна Ладомира к лесному озеру и говорили там, и над макушками высоких елей светилось зарево их разговора. А с восходом солнца они вышли к людям и сказали возвращаться в Город. Но в Город отправилась лишь одна Княжна Ладомира, ведя за собой дружину и жителей. А Князь Всеслав ушел одному ему ведомой дорогой.


Придя в Город, Княжна Ладомира поднялась на холм и обняла меня: "Добрагор, я скоро вас покину, и не знаю, как долго мне придется пробыть под землею. Будь покровителем Городу и добрым другом Князю Всеславу". И вернулся Князь Всеслав, и сияние его лика угасло, и серый пепел покрывал его белоснежные одежды. А следом за ним шла черная ладья. Простившись со всеми, Княжна Ладомира вступила в ту ладью. И Князь Всеслав взял ее за руку, словно желая остановить, но разверзлась земля у его ног, и ладья унесла Княжну в подземное царство.


Наместник Вицр исправно нес свою службу, и чужие Наместники к нам не ходили. Город снова зажил мирной жизнью, и снова зазвучал кузнечный молот Князя. Но никто больше не слышал его веселых песен. Город строился, разрастался. Князь Всеслав передал многие свои дела Старшим. Теперь он не не так часто в Городе, как раньше. Но где бы он ни был, он не оставляет мыслью наш Город. И он ищет способ вызволить Княжну Ладомиру.


— А Княжна Ладомира так и живет в Цитадели? — спросил я. — Ведь столько времени уже прошло…


— Порою Вицр отпускает Княжну Ладомиру в Город. Это редкие дни, когда Князь Всеслав видит свою суженую. Но потом ей снова приходится уходить. А Третий Вицр так и вовсе не выпускал ее. Страшное существо был Третий Вицр.


— Да он сдох уже давно, — снова встрял Сережка. — Теперь Цитаделью правит Четвертый Вицр. Он не такой сильный и не такой злобный, как Третий. Но все равно хлопот с ним хватает.


— Довольно про Вицра и весь их род, — зашумел листвою Добрагор. — Да и непорядок завершать мой сказ на грустной ноте. Придет время, и Княжна Ладомира вернется в Город. И обвенчается она с суженым своим Князем Всеславом, и тогда назовут ее Княгинею. И через них сойдет на землю свет и красота неизреченная. Златой будут звать они свою дочь, ибо свет ее подобен солнечному золоту, и такова будет сила того света, что проникнет он до срединного мира. И люди обратят сердца к добру и красоте, и тогда закончится эпоха Наместников.


— Не будет ни государств, ни войн, — добавил Сережка. Я вздохнул:


— Хотел бы я увидеть это время…


— Может, и увидишь, — сказал Сережка. — Сейчас все происходит быстро, во всех мирах.


— Для этого нужно хорошо потрудиться, отроки, — назидательно проговорил Добрагор. — Это только в сказках сказывают: махнул палочкой волшебной, и готово. Нет. Здесь работать приходится всем: и людям, и Князю. И Княжна Ладомира несет свой подземный крест. Без нее мрак давно бы опутал людские души.


Листья покачивались надо мной, сквозь них проглядывали первые звезды. Оказывается, мы просидели у Добрагора до самого вечера! То ли от свежего вечернего воздуха, наполненного ароматом цветов и трав, то ли от переизбытка впечатлений меня с неудержимой силой потянуло в сон.


— Княжна Ладомира… Я так хотел бы увидеть ее!.. — пробормотал я засыпающим голосом.


— Юр, ты уже спишь. — Сережка попытался меня растормошить: — Подожди, я позову Вихря, он отвезет нас домой!


— Угу. — Я свернулся калачиком на траве между корней могучего дерева и ушел в сон без сновидений.


(*) Стихи — Хулиан дель Касаль, Куба

Глава 3. Солнечный Художник

Я помнил сквозь сон, как Сережка и Вихрь привезли меня домой. До Сережкиной комнаты на втором этаже я добрел сам и рухнул на травяной ковер. Кто-то — кажется, Лилия — накрыл меня пледом и подложил под голову удобную подушку. Помнил еще, неподалеку в ночи горело пламя костра и темнели силуэты самолета и девушки, сидевшей на его крыле…


Проснулся я оттого, что меня тормошил Сережка.


— Юрик, вставай! Лиля и Аксель уходят на испытание. Пойдем их проводим.


— А… Сейчас! — Я с трудом разлепил глаза.


В Сережкиной комнате отсутствовала стена с восточной стороны, и прямо перед нами разгоралась желто-оранжевая полоса рассвета. В небе, медленно менявшем глубокую ночную синеву на дневную голубизну, угасали звезды.


Сережка был в пионерской форме, свежий и подтянутый, словно собирался на утреннюю линейку.


— Там в саду за домом ручей, сходи умойся, — проинструктировал он меня. — Я пока сгоняю за живой водой и яблоками.


Он с топотом сбежал вниз по лестнице. Отчаянно зевая, я спустился следом. В гостиной никого не было. В стеклянной вазе на столе горела одинокая свеча. Под иконой Богоматери мерцала желтым огоньком лампадка. Пахло свежей травой и ладаном.


Выйдя из дома, я прошел в росистый сад и отыскал ручеек, про который говорил Сережка. Присев на корточки, я зачерпнул ладонями и плеснул в лицо холодной воды. Сон как рукой сняло. Может, это была особая вода, для пробуждения?


— Спасибо, — сказал я ручейку и пошел к дому.


Сережка уже хозяйничал в гостиной. Он поставил на стол вазу с яблоками и разлил воду из кувшина в четыре кубка. Вниз по лестнице сошла Лилия. Она была в кольчуге с серебряными оплечьями, руки ее прикрывали наручи. Из-за левого плеча девушки виднелась рукоять меча — она носила меч не у пояса, а за спиной.


— Доброе утро, Юра, — поздоровалась Лилия и села за стол. Она волновалась, хоть и старалась не подавать виду.


В дверном проеме появилась огромная фигура Акселя. На его доспехе и крыльях поблескивали капельки росы. Вот уж кто, казалось, не волновался совсем! Аксель широко улыбнулся и сел рядом с Лилией.


Мы поблагодарили яблоню Маршу и приступили к трапезе. Завтрак прошел в молчании. Аксель встал, чтобы собрать кубки, но Сережка остановил его:


— Акс, мы уберем… Лиля, а ты не волнуйся. Если Александр допустил вас к испытанию, значит, все будет в порядке.


— Сережа, это очень важно для меня, — проговорила Лилия. — Но ты прав, волноваться нет смысла. Что будет, то будет.


Она поднялась и перекрестилась на икону Богоматери:


— Нам пора. Вот уже и Зоряна пришла за нами.


Возле дома, взмахнув золотисто-оранжевыми крыльями, приземлилась лошадь огненно-рыжей масти. Она нетерпеливо просунула голову в дверной проем:


— Лилия! — У нее оказался звучный женский голос. — Солнце мое, ты готова? Где твой самолет? А, вижу, тут он. Лиль, да не переживай ты, все будет нормально.


— Зоря, я спокойна как танк, — заверила Лилия, подойдя к ней. Зоряна ткнулась носом в ее плечо:


— Лучше будь спокойна как самолет. Бери пример с Акселя!


Лилия потрепала рыжую гриву Зоряны и вместе с Акселем вышла из дома. Мы вышли следом за ними на серебряную от росы лужайку. Росистая трава холодила босые ноги. Сережка обнял сестру:


— Лиля, с Богом! — Он сжал огромную лапу Акселя: — Акс, и тебе чистого неба!


Я пожал руки Лилии и Акселя:


— Удачи вам… Можно в таком случае пожелать ни пуха, ни пера?


— Можно, — улыбнулась Лилия. — Это же как экзамен… Спасибо, Юра. Все, ребята, мы полетели.


Лилия легко вскочила на спину Зоряны. Аксель превратился в самолет. Рыжая крылатая лошадь с всадницей в сияющей кольчуге и серебристо-серый самолет взмыли в утреннее небо.


Мы с Сережкой постояли, глядя им вслед.


— А что, сложное это испытание? — спросил я. Сережка помолчал.


— Самые физически сложные испытания они уже прошли. А это будет другое… Они даже сами не знают, что их ждет. И никто не знает, кроме Князя Всеслава и воеводы Александра… Но все будет в порядке! — словно уверяя нас обоих, сказал он. — Юрик, чем так стоять и переживать, давай в них верить. Сейчас лучше посылать им хорошие мысли.


Мы решили с утра не идти в Город, а побродить по окрестностям. Вначале Сережка познакомил меня с Маршей. Высокая раскидистая яблоня цвела душистыми бело-розовыми цветами, и одновременно на ней созревали яблоки. Я понял: ей ведь нужно растить яблоки круглый год!


Сережка подошел и погладил яблоневый ствол:


— Лиля рассказывала, когда она только поселилась здесь, ей подарили саженец. А теперь Марша вон какая выросла! Видишь эту ветку? — он указал наверх, где висели несколько яблок с металлическим оттенком. — Мы называем ее авиатопливной, потому что на ней растут яблоки для Акселя.


— А это что? — я указал на домик, висевший на одной из верхних веток. — Кормушка для птиц?


— Не, это домик эльфов, — ответил Сережка. — Здесь живут лесные эльфы, они дружат с Маршей. Они, кстати, учат нас разговаривать с деревьями. А сейчас они спят. Они вообще просыпаются только после полудня. Зато ночью летают и танцуют допоздна.


Я подошел к яблоне и положил ладонь на шершавую кору. И понял: яблоня почувствовала мое прикосновение! Как будто бы я коснулся живого, теплого существа…


Когда солнце поднялось выше, мы пошли к реке. Вдоволь накупавшись (одежда в воде исчезала сама собой, а на берегу снова появлялась), мы растянулись на горячем песке под обрывом и болтали, вспоминая всякие смешные случаи из школьной жизни.


— Сережка, а вы здесь тоже должны учиться? — спросил я. — Ходить в школу и все такое?


Сережкины зелено-серые глаза удивленно посмотрели на меня:


— Почему "должны"? Нам просто нравится, вот и учимся. Всегда же интересно узнавать что-то новое.


— А вам и экзамены нужно сдавать? Аленка, которую ты вчера звал в Город, говорила, что не может пойти потому, что готовится к экзамену.


— А, сегодня такой день, многие проходят испытания. Вот и Лиля с Акселем тоже… Но это не потому, что так хотят Князь Всеслав и Старшие. Это чтобы самим проверить свои силы. Ведь откуда узнаешь, что научился чему-то новому, если не проверишь себя?


— Мои одноклассники сказали бы, что вы чокнутые, — заметил я. Сережка хихикнул:


— А у нас весь Город чокнутый, начиная с Князя.


— А Князь Всеслав не обижается на такие слова?


— Да он первый, кто готов над собой посмеяться! — беззаботно отозвался Сережка. Вздохнув, он добавил: — Только Князь Всеслав смеялся бы чаще, если бы здесь была Княжна Ладомира… — Он встряхнул головой, словно прогоняя грустные мысли: — Юрик, хочешь поучу тебя летать на парусе?


Парус был еще одним здешним средством быстрого передвижения, если под рукой не случалось крылатого коня. Само устройство напоминало виндсерфинговую доску с треугольным парусом на мачте. На нем можно было скользить не только по воде, но и по воздушным потокам. Управление парусом требовало ловкости и, как сказал Сережка, "знания ветров". Хотя, уверял он, ветры сами помогают, и можно даже попросить их подуть в нужную сторону.


После пары десятков неудачных попыток и терпеливых Сережкиных объяснений я сумел наконец тронуться с места и пролетел несколько метров, после чего доска ткнулась носом, и я кубарем скатился в песок.


— Ничего, — утешил меня Сережка, — для начала неплохо. У меня в первый раз получилось гораздо хуже.


Я стряхнул с куртки и брюк сухие песчинки. В часовне над обрывом пробил колокол — один раз.


— Здесь отбивают только первый временной поток, общий для всех, — пояснил Сережка. — Интересно, это час или уже полвторого?


— А ты не умеешь определять время по солнцу? — поддел его я.


— А зачем определять — я просто посмотрю, там солнечные часы. — Сережка быстро забрался по обрыву и тут же скатился вниз: — Юрик, половина третьего! Лиля с Акселем уже отстрелялись! И Князь Всеслав скоро будет в Городе. Полетели, а то не успеем!


Я встал на доску. Сережка вскочил следом за мной, оттолкнулся ногой от земли и взялся за гик. Мы поднялись над берегом и посадскими домами, и парус понес нас в сторону Города.


Я сидел верхом на доске, держась за края и глядя по сторонам. Белые стены, золоченые купола и шпили Города приближались. Сережка обеими руками держался за гик, управляя парусом. Казалось, он рулил не только руками, но всем своим телом. Ветер раздувал его белую рубашку, трепал светлые волосы и концы красного галстука.


— О, а здесь уже летает Вежа, — заметил Сережка. — Эй, Вежа! Ускорь нас!


Вежа надул наш парус, и мы помчались еще быстрее. Вот мы уже пролетели над крепостной стеной, окружавшей старую часть Города. Внизу потянулись извилистые ручейки улиц, сбегавшиеся к белой громаде Терема. Мы летели над крышами, флюгерами и зелеными кронами, постепенно снижаясь.


— Мы сразу на Красную площадь, — сказал Сережка. Я удивился:


— А у вас тоже есть площадь с таким названием?


— Ага. Только без всяких мавзолеев. Она красивая, вот ее и прозвали Красной. Там парадный вход в Терем. А еще один парадный вход — с площади Белого всадника, ее отсюда не видно.


Снижаясь, мы пролетели мимо пестрых куполов нарядного храма, в котором я узнал собор Василия Блаженного — во всяком случае, он был очень похож. Перед нами распахнулась Красная площадь. Мне показалось, что я попал в книжку со сказочными иллюстрациями. Просторная, открытая небу и солнцу, площадь окружалась зданиями кремовых, голубых, нежно-зеленых цветов с крылечками, балконами, крытыми галереями. Коньки высоких крыш были украшены узорными решетками; остроконечные башенки тянулись вверх. Многочисленные окна обрамлялись резными каменными наличниками.


Терем Князя возвышался слева белой громадой с множеством ступенчатых крыш и башен. Синие шатры были расписаны звездами, ярким золотом пылали солнышки на шпилях. Широкая белокаменная лестница с резными перилами, делая изгиб, поднималась к башне с шатровой крышей, подпираемой четырьмя колоннами, похожими на пузатые кувшины. Эта башня, с золочеными маковками по углам, отмечала вход в Терем.


Мы приземлились на площади. Я ступил на нагретую солнцем брусчатку. Сережка быстро свернул парус, сложил мачту и доску, превратив всю конструкцию в длинный узкий предмет, который подвесил за спину на манер Лилиного меча.


— Мы как раз вовремя! — сказал он. — Князь Всеслав сейчас появится!


Я стал смотреть в сторону Терема, но Сережка подтолкнул меня:


— Юрик, ты смотри не на крыльцо, а в небо!


Голубой небосвод над нами наполнился прозрачным золотисто-белым сиянием, перекинувшимся от горизонта до горизонта. Над Городом радостно зазвонили колокола.


— Это Князь Всеслав! — просиял Сережка. — Сейчас он покажется в зримом облике!


Двери Терема распахнулись, на крыльцо вышла группа людей. Среди них были Лилия в доспехе дружинника, Аксель, Алена, рыжий веснушчатый мальчишка, еще двое юношей и девушка, и… плюшевый медвежонок, которого мы видели вчера в парке! Они спустились по ступеням на площадку, где лестница делала поворот, и остановились.


— Это те, кто прошел испытание сегодня, — пояснил Сережка. — Лиля с Аксом, Аленка и другие. Князь Всеслав поздравит их сам. Он всегда так делает.


Площадь снова залило светом, но теперь свет шел из Терема. На крыльце появились еще двое. Невысокий тонкий юноша в зеленой одежде, со светлыми волосами, остриженными в кружок. Я с удивлением узнал в нем Бажена. И рядом с ним… Высокий и статный, в снежно-белых одеждах, с золотистыми крыльями. В венце на его челе сиял янтарно-желтый камень… или частица живого огня? От его фигуры шел свет, разливавшийся вокруг прозрачными радостными волнами.


Я так и затаил дыхание, во все глаза глядя на того, кого здесь называли Князем Всеславом.


— Добрый день, друзья мои! — произнес он. Говорил Князь Всеслав не то, чтобы громко, но слышно его было во всех концах площади. — Я рад снова видеть вас, и особенно рад за тех, кто сегодня сделал еще один шаг по своей Дороге.


Неторопливо сойдя по лестнице, Князь Всеслав и Бажен подошли к прошедшим испытание.


— Сейчас он о каждом расскажет, — шепотом пояснил Сережка. Князь Всеслав положил руку Аленке на плечо:


— Алена, ты сегодня сдала первый экзамен врачевателя, и сдала блестяще. Ты выбрала непростую работу, и на этом пути тебя ждет немало испытаний, куда более серьезных, чем сегодняшнее. Но ты справишься, потому что у тебя сердце целителя.


Девочка засияла, глядя на него снизу вверх:


— Я буду стараться! Очень-очень!


— Артем, — Князь подошел к веснушчатому мальчишке, — ты успешно завершил начальную ступень музыкальной подготовки. Твоя душа живет в музыке. Сегодня твой первый концерт, и я желаю тебе удачи. А выступать с тобой будет Айоллиэ, наша первая скрипка. И я обязательно приду послушать.


— Ой… — Мальчишка смущенно заулыбался: — Князь Всеслав, а можно я тогда сыграю твою любимую вещь?


— Я сам хотел попросить тебя об этом. — Князь потрепал его по рыжим вихрам.


— Леонид и Надежда, — Князь Всеслав повернулся к юноше и девушке, — вы выбрали благородный путь помощи зверям и птицам. Пусть ваши доброта и терпение помогают тем, кому еще предстоит обрести разум. Завтра вы начнете работу у Царя зверей.


— Спасибо, — улыбнулись они. Князь Всеслав пожал им руки.


— Игорь, — Князь обратился к другому юноше, — ты избрал дорогу спасателя. Это тяжелый и неблагодарный труд, но твердость духа и сострадающее сердце будут твоими верными помощниками.


— Спасибо, Княже, — ответил Игорь. — Я обязательно приведу в Город тех, кого сумею поднять из нижних миров.


— Их свобода и счастье будут лучшей наградой за твои труды, — улыбнулся ему Князь Всеслав. — А вот наши новые воины. — Он подошел к Лилии и Акселю: — Они сегодня прошли последнее испытание и приняты в дружину.


Только теперь я заметил, что в доспехе Лилии появился нагрудный щит — кажется, такие называют "зерцало". На зерцале пламенело ярким золотом веселое солнышко с кудрявыми лучами.


Бажен забрал мечи у Лилии и Акселя. Они преклонили колено. Князь Всеслав принял из рук Бажена меч Лилии и коснулся клинком плеча коленопреклоненной девушки:


— Лилия, твое имя — цветок чистоты. Пусть чистота твоей души помогает тебе служить той, кого твое сердце искало еще на туманных дорогах срединного мира. В кромешной тьме тебе впервые довелось узреть ее свет, но тем ярче будет сиять ее звезда в твоей душе.


— Да будет так, — проговорила Лилия. Князь вернул ей меч и взял клинок Акселя.


— Аксель, если бы меня попросили охарактеризовать тебя одним словом, я бы сказал — верность. — Он коснулся клинком плеча Акселя: — Твоя верность привела тебя сюда, следом за пробудившей твою душу. И теперь вы, как и прежде, будете сражаться плечом к плечу.


— Да будет так, — проговорил Аксель старательно, как ученик в школе, отвечающий на уроке иностранного языка. Князь подал ему меч.


Лилия и Аксель встали. Князь Всеслав положил руки им на плечи и что-то негромко сказал. Они заулыбались радостно и смущенно, и Князь улыбнулся тоже.


— А это тот, о ком нужно сказать особое слово. — Князь наклонился, поднял плюшевого медвежонка и посадил к себе на плечо. — У Сени все испытания еще впереди, но сегодня он выбрал свою Дорогу. И он сделал хороший выбор. Он научится приходить доброй сказкой к детям в срединном мире, отгоняя ночные кошмары, согревая, утешая и веселя.


— А теперь, — обратился Князь Всеслав к собравшимся на площади, — забудем на время обо всех заботах и тревогах. Пусть сегодня будет день радости, игр и веселья!


Сказав что-то Бажену, Князь Всеслав спустился по ступеням на площадь. Золотисто-белое сияние разливалось под его ногами. Неся медвежонка Сеню на плече, он разговаривал с Аленой, державшей его за руку. Алена ему что-то оживленно рассказывала. Рядом шли Лилия, Аксель и все, кого Князь сегодня поздравил.


Следом за Князем и прошедшими испытание мы пошли через площадь. Я смотрел на светлые, радостные лица горожан. Здесь умели радоваться друг за друга — радоваться искренне, без капли зависти. И Сережка тоже сиял, будто виновником торжества был он сам.


С нами поравнялся высокий человек в кольчуге дружинника, с солнышком на нагрудном щите и пышной гривой смоляных волос. У него были густые брови, желто-зеленые глаза и добродушная улыбка.


— Здорово, молодцы-удальцы! — приветствовал он нас и обратился к Сережке: — Это ты, стало быть, брат Лилии? Я Браниволк, или Бран, ежели по-простому. Лилия и Аксель теперь под моим началом. А ты, я слыхал, проводник? То-то парнишка с тобой незнакомый.


— Я пока прошел только первую ступень обучения, — скромно ответил Сережка. — Сейчас у меня практика.


— А я — его домашнее задание, — ввернул я. — И за меня должны поставить пятерку.


— Поставили бы, если бы у нас ставили оценки, — парировал Сережка и спросил Брана: — А на чем специализируется ваш отряд?


— Помимо прочего, разведка, — ответил воин. — У нас есть бойцы, кто может обернуться зверем или птицей. Я вот могу перекинуться второй половинкой моего имени.


Я и глазом моргнуть не успел, а вместо дружинника рядом с нами уже шагал здоровенный лохматый волчище.


— Ну что, добры молодцы, испугались?


— Не мы должны вас бояться, а кое-кто внизу. — Сережка потрепал лохматый волчий загривок. Волк превратился обратно в дружинника:


— Это верно. Лилия, дай ей волю, голыми руками порвет всех Наместников. Я даже боюсь брать ее вниз, а то нам работы не останется.


— К сожалению, там сколько ни делай, работы не убавляется, — проговорила Лилия, неожиданно появившаяся вместе с Акселем. Она все еще была в кольчуге с серебряными оплечьями и золотистым солнышком на груди. — Сережа, Юра, я вижу, вы уже познакомились с нашим начальством.


— О! Лиля! Аксель! — Сережка обнял сестру и пожал широкую ладонь самолета. — Вы молодцы!


— Трудно было? — спросил я.


— Да, нелегко… — Лилия вздохнула: — И я проявила себя не лучшим образом. А Аксель действительно молодец.


— Лилия, я не видал еще дружинника, кто сказал бы, что с честью прошел последнее испытание, — проговорил Бран. — Пройдут годы и годы, пока уложится в голове то, что с вами происходило. В том и смысл ведь, чтобы увидеть, как легко оступиться и сойти с дороги… Ладно, Лилия, воин Китежа, вспомни, что говорил Князь Всеслав и выкинь заботы из головы. Кстати, — его зеленые глаза хитро блеснули, — что он такое шепнул вам на крыльце?


— Да так, ничего особенного, — попыталась Лилия уйти от ответа. Сережка хихикнул:


— А я догадываюсь, что Князь Всеслав им сказал! Что Лиле с Аксом пора пожениться!


— Сергей, держи свои догадки при себе! — сердито проговорила Лилия. — И вообще, это наше с Акселем личное дело!


— А что? Дело-то хорошее, — улыбнулся Бран. — Счастье любящей души, оно как живая вода для Княжны Ладомиры. Радость ваша, она и ей радостью будет.


— Ого, да тут вся честная компания! — Нас догнал тот самый человек-самолет в белом доспехе, которого мы видели вчера с крылатой девушкой. — Лилия, Аксель, поздравляю с продвижением по службе! А тебя, Бран — с пополнением в войске.


— Тебя тоже следует поздравить, Дуг, — отозвался Бран. — Твой воспитанник выбрал добрую дорогу. Он сам так решил или вы со Снежаной подсказали?


— Сам, — ответил Дуг. — Правда, может, и мои рассказы повлияли… Хоть и снят верхний свод с Цитадели, и лазоревая звезда Княжны Ладомиры посылает в срединный мир свой свет, а не видят ее и не слышат. Мало сейчас хороших и добрых сказок… Вот Сеня и решил вернуть детям утраченную сказку.


— Молодец, — одобрил Бран и спросил: — А у вас, спасателей, как дела?


— Как обычно. Работы меньше не становится. Казалось бы, все хорошо, эпоха Третьего Вицра давно закончилась. Храмы открыты, жизнь налаживается. Но только снизу наползает коварная сизая мгла, застилая души и разум… Рыцари Грааля в свое время предупреждали об этом.


— Да уж, — вздохнул Бран, — если даже им не сдержать того мутного потока… А там, того гляди, Хищница вылезет из своего логова. И придется нам снова выступать на стороне Вицра.


— Может, хотя бы сегодня не будем о делах? — послышался звонкий женский голос. К нам присоединилась уже знакомая мне крылатая девушка с голубыми волосами. Но теперь она была не в сарафане, а в легкой пестрой тунике и коротких леггинсах.


— Мужчины одинаковы во всех мирах, — шутливо добавила она, взяв Дуга под руку. — Им только дай волю, тут же начнут говорить о работе.


— Снежа, ты лучше скажи, где Танюшку потеряла, — улыбнулся ей Дуг.


— Убежала к Сене, — ответила Снежана. — Наверное, вдвоем насели на Князя Всеслава и просят что-нибудь рассказать.


Мы всей компанией вышли через городские ворота. Крепостная стена с остроконечными башнями осталась позади. Перед нами раскинулся просторный зеленый луг. Дальше взблескивала под солнечными лучами голубая лента реки, делавшая изгиб. На лугу уже собралось много народу — юноши и девушки в нарядных одеждах, крылатые кони, прекрасные девы-птицы с жемчугом в волосах, играющие дети… Я заметил, что Лилия сменила доспех дружинника на легкое летнее платье цвета незабудок. Ее пальцы переплелись с пальцами Акселя, и он сжал ее руку. Они отстали от нас. Я остановился, поджидая их, но Сережка потянул меня за рукав:


— Им надо побыть вдвоем. Пойдем походим сами. О, смотри, Артемка играет!


Оставив Брана, Дуга и Снежану, мы побежали к возвышавшейся на лугу эстраде. Там на легких раскладных стульях сидели музыканты — мужчины в кремовых фраках и ослепительно-белых сорочках, женщины в длинных платьях с открытыми плечами. Впереди всех стоял знакомый мне веснушчатый мальчишка с рыжими вихрами. Он солировал на скрипке.


Я вслушался в мелодию. Голос скрипки взлетал над бушующим морем оркестра, словно призывный сигнал к бою… И мне захотелось взять меч, сесть на крылатого коня и вместе с дружиной идти защищать Город. Или отправиться освобождать Княжну Ладомиру… Среди слушателей я заметил Князя Всеслава. Он стоял с воеводой Александром и двумя людьми в светлых одеждах, погруженный то ли в музыку, то ли в свои мысли… Мы постояли еще и послушали Артемкину игру, потом Сережка потащил меня дальше.


Чего мы только не видели! И шахматную партию между длинноволосым молодым человеком и огромным рыжим котом (вокруг собрались болельщики, комментировавшие игру), и театральную постановку про средневековых рыцарей, и танец крылатых коней. Потом веселая компания молодежи затащила нас играть в городки. Оставив городошников, мы пошли смотреть на воздушных змеев, которых запускали дети на берегу.


— О, смотри, Динька крутит петли! — сказал Сережка, показав в небо.


Над воздушными змеями с разноцветными хвостами кружился одинокий ярко-желтый парус. Им управлял мальчишка в зеленой майке и велосипедках, длинный, тонкий и гибкий, как ивовая ветвь. Его темно-каштановые волосы развевались на ветру. Мальчишка выделывал на доске с парусом самые неимоверные пируэты. Иногда он, отпустив доску, подпрыгивал вверх и летел, а потом доска каким-то образом снова оказывалась под его ногами.


— Ему помогает ветерок, — обьяснил Сережка. — Видишь, как он подгоняет Диньке парус? Динь — капитан нашей команды по воздушному мячу. И летает здорово. Мне так никогда не научиться.


Перекувырнувшись в воздухе, Динь вскочил на доску с парусом, спланировал вниз и опустился рядом с нами.


— Привет! — поздоровался он и спросил меня: — Ты новенький?


— Юрик гостит у нас, — ответил вместо меня Сережка.


— А, понятно, — сказал Динь. — То есть, ты ненадолго. Жаль, а то я бы мог поучить тебя летать на парусе… Сережка, а ты не хочешь в нашу команду?


— Да я не против, но… Вы же из-за меня в буквальном смысле продули команде Кеничи!


— Это потому, что у тебя своего напарника не было и пришлось играть в паре с Володькиным ветерком. А он был расстроен из-за того, что Володьке пришлось уехать, вот у вас и не получилось сработаться. А в команде у тебя будет свой напарник.


— Класс! — обрадовался Сережка. — Когда начнутся тренировки?


— На следующей неделе. Я уже договорился с ветерками. И на этот раз мы Кеничи сделаем!


Сережка и Динь начали обсуждать прошлую игру в японском Городе. Я огляделся по сторонам, надеясь увидеть что-нибудь интересное — и встретился взглядом с Князем Всеславом. Он стоял возле часовни на пригорке, беседуя с воеводой Александром.


Рядом с Александром опустился на землю серебристо-серый конь. Александр вскочил на его спину. Конь взмахнул крыльями и унес его прочь. А Князь Всеслав улыбнулся мне и зашел в часовню.


— Сережка, — сказал я, — вы все равно обсуждаете свои дела. Я пока похожу сам.


— Хорошо, — согласился он. — Только смотри не потеряйся. Давай встретимся возле этой часовни, когда колокол пробьет шесть!


— Договорились. — Оставив Сережку с Динем, я со всех ног помчался к белой часовне. По веселому золотому солнышку над куполом я знал: это один из входов в Терем.


Приоткрыв дверь, я пробрался внутрь и оказался в маленьком помещении с белыми стенами и узкими окошками, похожими на бойницы. Справа и слева в высоких бронзовых подсвечниках горели свечи. Впереди была еще одна дверь. Я открыл ее и зашел в длинный светлый зал с колоннами розовато-серого мрамора и сводчатым потолком. Вдоль левой стены в ряд висели щиты с гербами, а справа, напротив щитов — чьи-то портреты. Я вспомнил: мы с Сережкой здесь были, пробегали мимо!


В зале стояла тишина. Ни звука шагов, ни голосов. Каменный пол холодил босые ноги. Я пошел вдоль щитов, разглядывая изображения — наверное, гербы других Городов. А на портретах справа, скорее всего, были те, кто связан с каждым Городом. Иначе зачем бы этим картинам здесь висеть?..


Интересно, удастся ли встретиться с Князем Всеславом, думал я. Может, поискать его рабочий кабинет? Только где искать, я не имел ни малейшего представления.


Зал кончился, и я неожиданно оказался перед массивной кованой дверью. Она выглядела очень знакомой. Тут до меня дошло: это комната с Зеркалом! Надо же, как легко я ее нашел.


По-хорошему, надо было пройти мимо, но мне вдруг с неудержимой силой захотелось взглянуть на Зеркало. Ведь кто знает, когда я попаду сюда в следующий раз! Если вообще попаду… Я приоткрыл тяжелую дверь и протиснулся внутрь.


В комнате царил уютный полумрак. Свечи трепетали в подсвечниках теплыми золотыми огоньками. Зеркало возвышалось передо мной, огромное, в массивной раме из малахита. Я подошел поближе, разглядывая изгибы малахитовых ветвей и бронзовые фигурки зверей. Некоторые животные были узнаваемы, как, например, ящерка с изумрудными глазами в левом углу. Или цапля, стоявшая на одной ноге. А некоторые — совершенно незнакомые, наверное, из других миров.


Я посмотрел на само Зеркало. Казалось, я погружаю взгляд в темную неподвижную поверхность воды. В голову пришла мысль: а что, если попытаться увидеть в Зеркале Княжну Ладомиру? Ведь будет досадно, если я вернусь домой, так и не встретив ее. Я, конечно, помнил Сережкины слова и запрет Бажена, но желание увидеть Княжну пересилило голос здравого смысла. Я подошел еще ближе, размышляя, как сделать так, чтобы Зеркало показало Цитадель.


Зеркало словно отозвалось на мои мысли. Темная поверхность дрогнула и качнулась, в ней начало проступать изображение. Мутно-оранжевое небо, горы ржавого коричневого оттенка. И вдали — очертания гигантского города. Длинные стены, словно вычерченные по линейке, окружали город сплошным периметром. За ними поднимались многочисленные здания прямоугольных, ромбовидных и трапецеидальных форм, кое-где украшенные грубыми красноватыми плитами.


Город приближался, как в кино. Передо мной выросло циклопических размеров сооружение, похожее на усеченную пирамиду. В нем светилось множество узких окошек. Будто огромный инопланетный корабль… Вдруг что-то начало притягивать мой взгляд как магнитом. Я против своей воли остановил глаза на башне, увенчанной черным кубом, и меня охватил дикий ужас. Я чувствовал — там, в башне, скрывается что-то страшное. Я хотел отвести глаза, но не мог. Меня начало бить крупной дрожью. Казалось, вот-вот я сойду с ума.


Зал заполнился золотым и белым светом. На мои плечи легли большие сильные ладони, из них заструилось тепло, растекаясь по всему телу. Кошмарное видение исчезло. Ужас схлынул и дрожь прошла.


— В Зеркало опасно смотреть без подготовки, — произнес за моей спиной мягкий голос. Я повернул голову. Рядом со мной стоял Князь Всеслав, от его высокой фигуры исходило золотисто-белое сияние.


— Простите… — Я виновато опустил голову: — Мне говорили, что нельзя заглядывать в Зеркало. Но… я очень хотел увидеть Княжну Ладомиру!


— Надо знать, где искать ее в Цитадели, — проговорил Князь Всеслав. — Смотри в Зеркало, Юра. Я помогу тебе направить взгляд.


Он снова взял меня за плечи. Я видел в Зеркале, как белое сияние вокруг его фигуры усилилось. Камень в его венце вспыхнул ярко-золотым, волосы взметнулись, крылья распахнулись за его спиной… у него было не два, а четыре… нет, восемь крыл! А может даже, это не крылья, а потоки ослепительного пламени!


Поверхность Зеркала растаяла, и я снова увидел усеченную пирамиду с кубической башней. Но теперь страшно не было. Бело-золотой свет словно окружил меня защитой. Мой взгляд, ведомый Князем, не стал задерживаться на башне, а проник дальше, в горную котловину. Там громоздились одна за другой стены из коричневого камня. Они упирались в рыжее небо, накрывавшее будто ржавой крышкой этот безрадостный мир.


На самом верху, над стенами, я заметил голубое сияние, выглядевшее непривычно и странно в этом ржаво-буром краю. Взгляд Князя пробил толщу стен, и тогда…


Перед нами в Зеркале появился чудный сад. Деревья с нежно-зелеными и серебристыми листьями покачивали ветвями, на них распускались белые цветы. Казалось, я ощущал их тонкий, нежный аромат. И среди ветвей и цветов, из лазоревого сияния соткалась фигура девушки в белых с голубым одеждах. На ее челе поблескивал тонкий серебряный венец то ли с прозрачно-голубым камнем, то ли с лазурной звездой. Ее лицо… сказать просто "красивое" было бы мало. Оно казалось удивительно родным. Я понял: откуда-то я уже знал ее, знал давно, с детства…


Она ласково улыбнулась мне, и ее лучистый взгляд, казалось, проник до глубины души, отозвавшись неземным теплом.


— Княжна Ладомира… — прошептал я.


Она посмотрела на Князя своим чудным лазоревым взглядом. Они протянули руки друг другу навстречу, и ладонь Князя коснулась узкой ладони Княжны за зеркальной гранью. Я обернулся на Князя Всеслава, и мое сердце защемило: в его серых глазах было столько любви и нежности, смешанной с чувством давней, неизбывной вины. А Княжна Ладомира смотрела на него, утешая и согревая взглядом… Они не произносили ни слова, но я знал, что они говорят друг с другом, и где-то на грани слуха я слышал музыку их разговора…


Зеркало погасло. Угасло и сияние вокруг фигуры Князя Всеслава, лишь золотисто-белое пламя продолжало гореть в его венце. Потрясенный до глубины души, я не мог произнести и слова. Князь тоже молчал, думая о чем-то своем.


— Вот она какая, Княжна Ладомира… — наконец сказал я. — Она… необыкновенная.


— Да, Юра, — проговорил Князь Всеслав. — Она необыкновенная… И я глубоко виноват перед ней. Я не сумел ее защитить, и по моей вине она несет свой крест в нижних мирах.


— У вас не было выхода! — вскричал я. — Если бы вы не создали Вицра…


— Не надо сейчас об этом, — остановил меня Князь Всеслав и взял за плечо, уводя из комнаты с Зеркалом. Дверь за нами медленно закрылась.


Мы не спеша шли по галерее. Я смотрел на молодое лицо Князя и думал, сколько же ему на самом деле лет. Хотя, наверное, неверно исчислять его возраст в человеческих годах. А еще, глядя на пламенеющий бело-желтым камень в его венце, я подумал, что он на самом деле и есть яркое, могучее пламя, просто ради нас ему приходится умалять свою мощь…


— То, что делает Княжна Ладомира, — духовный подвиг, — наконец проговорил Князь Всеслав. — Без нее темно и неуютно было бы в срединном мире. Люди не слагали бы стихов, не пели песен.


— Так кто же она, Княжна Ладомира? — спросил я. Князь ответил:


— Она — душа России, Юра.


Он помолчал.


— Задолго до того, как придти в эти земли, мы вместе мечтали, каким будет наш Город, каким путем пойдет его история… Мы знали, что мечтаем о том, что не удавалось еще совершить никому. Но лишь отважившись на эту мечту, можно приблизить недостижимое… Здесь, в Городе — те, кто разделяет нашу мечту. И ты тоже, иначе твоя Дорога не привела бы тебя сюда.


— Князь Всеслав… а о чем вы мечтали?


— О том же, о чем и люди в срединном мире. О мире без войн и государственных границ, о жизни, наполненной творчеством, любовью, радостью.


— О светлом будущем? — спросил я. Князь Всеслав улыбнулся:


— Можно сказать и так… Пойдем, Юра, я покажу тебе кое-что.


Поднявшись по широкой каменной лестнице с резными перилами, мы прошли в просторный светлый зал. На полукруглой стене размещались три огромные картины, закрытые белым занавесом.


Князь Всеслав подвел меня к левой картине. Занавес раздвинулся, как в кинотеатре, и перед моими глазами открылась панорама города. Я с удивлением узнал Москву в районе Воробьевых гор. Но какую Москву! Ни безликих многоэтажек, ни уродливо-претенциозных офисных построек — ничего этого здесь не было. Архитектура нарядных зданий удивительным образом совмещала старинные и современные черты. Здания чередовались с зелеными оазисами садов и парков. Словно Город сошел сюда и воплотился в камне.


Князь Всеслав взял меня за плечо, мы подошли к картине и… шагнули через раму! И оказались в центре праздничного шествия. Кругом были обычные москвичи, которых я каждый день видел в метро по дороге в школу. Но какие у них были лица! Радостные, озаренные внутренним светом, как у китежан.


Звучал благовест. Мы шли вместе со всеми по широкой аллее к огромному белому храму, возвышавшемуся на холме. С четырех сторон к храму поднимались лестницы с низкими узорными балюстрадами. А над белыми стенами и порталом, поднятые на высоких барабанах, пять куполов пылали ярким золотом на фоне весеннего неба. Над входом в храм я увидел знакомую эмблему: солнце и крылья…


Мы вышли из праздничной толпы и оказались в парке.


— А это, может быть, ты, — Князь показал на бородатого художника в бежевом плаще, стоявшего перед раскрытым этюдником. Я заглянул через плечо художника. Он рисовал белый храм на горе и лазурное весеннее небо с раздуваемыми ветром жемчужными облаками.


А потом какой-то неведомой силой меня перенесло в Петербург, в теплый и ясный летний вечер. Я узнал памятник Петру Первому, знаменитого Медного всадника. За ним светился тусклым золотом купол Исаакиевского собора. Возле ограды стоял задумчивый крылатый юноша в белых одеждах. Он обернулся и улыбнулся мне, и мы пошли вместе.


— Москва — священное сердце страны, а Петербург — ее крылья, — сказал он. — На этих крыльях взлетает ввысь наша мечта. Посмотри на тех, кто понесет ее в жизнь.


Мы вышли на набережную. Там оживленными группками собиралась молодежь — стройные, подтянутые юноши в костюмах и девушки в нарядных платьях. Выпускной вечер? И снова, гляда на их лица, я подумал — как они похожи на китежан…


Незаметно мы прошли через призрачно-светлую летнюю ночь, мимо зажженных огней Ростральных колонн, и вот мы уже вместе со всеми смотрели, как в ранних утренних лучах неслышно скользит над Невою корабль с парусами цвета Сережкиного пионерского галстука…


А потом я оказался за городом. Могучие ели, похожие на сумрачных богатырей, окружали здание с узорными наличниками и башенками — словно нарядный терем в лесу. Я понял: это школа! Перед школой была припорошенная снегом лужайка. В свежем холодном воздухе медленно кружились снежинки.


С высокого крыльца сбежала веселая стайка мальчишек и девчонок в легкой одежде. Они все были босиком! С радостными криками они начали носиться по поляне и бросать друг в друга снежки. Один снежок прилетел в меня, пущенный меткой рукой тонконогого мальчишки с крыльями:


— Эй! Давай с нами!..


Я стоял рядом с Князем Всеславом перед центральной картиной триптиха — той самой, где была загородная школа. Белый занавес медленно задвигался, закрывая все три полотна.


— Такой будет Россия срединного мира, — Малым Китежем, воротами к Китежу Большому, — проговорил Князь Всеслав. — Я не один работаю над этими картинами. Мне помогают люди — те, кто жил раньше в срединном мире и те, кому еще предстоит родиться там. — Он мягко улыбнулся: — Картины еще далеки от завершения. В них не хватает многих фрагментов. В том числе и твоего.


— Князь Всеслав, — горячо проговорил я, — а что я могу сделать для вас и Княжны Ладомиры? Ну, когда вернусь домой?


— Вслушивайся в себя, Юра, — ответил Князь Всеслав. — Различай мысли — те, что идут из верхних миров, и те, что из нижних. Прислушивайся к первым и не поддавайся вторым. А когда мне понадобится твоя помощь, я тебя позову. И впредь не надо формальностей. Обращайся ко мне на "ты". Мы знакомы лучше, чем ты думаешь.


— Князь Всеслав! Юрик! — В зал вбежал Сережка. — Уф, наконец-то я вас нашел!.. Князь Всеслав, я решил ту задачу! Решение оставил у тебя в кабинете.


— Хорошо, я потом проверю, — улыбнулся ему Князь. Сережка хитро проговорил:


— А задачка была простой, между прочим!


— Неужели? Ладно, в следующий раз придумаю что-нибудь похитрее. А теперь, молодые люди, спешите-ка домой. Лилия и Аксель уже заждались. Да и я пойду, у меня тоже дела.


Он вышел из зала с занавешенными картинами. На короткое время стену за арчатым проемом озарило золотисто-белое сияние — и погасло. Я стоял, медленно приходя в себя.


— Ну как тебе Князь Всеслав? — спросил Сережка. — Он замечательный, правда?


— Да, — рассеянно ответил я, пытаясь выразить свои ощущения в словах. — Он как брат, намного более старший и мудрый, и в то же время бесконечно родной. И Княжна Ладомира тоже… Сереж, я ее видел!


— Ты смотрел в Зеркало? — догадался Сережка.


— Ага, — признался я. — Я зашел без спроса и заглянул. И увидел Цитадель, там еще была такая жуткая черная башня… А потом пришел Князь Всеслав. Я думал, он рассердится. А он вместо этого показал мне сады Княжны Ладомиры за стенами Цитадели, и мы встретились с самой Княжной… Сережка, слушай, он говорил, что Княжна Ладомира — душа России. А кто он сам?


— Ты что, так до сих пор и не понял? — удивился моему вопросу Сережка. — Князь Всеслав — созидающий дух России. А показывал он тебе "Солнечную симфонию", которую весь Город пишет вместе с ним… Юрик, и правда, потопали домой. Лиля, наверное, нас обыскалась.


— Потопали, — согласился я. Сережка повел меня через залы и галереи Терема, в которых я бы точно потерялся без него.


— Слушай, а что за задачки Князь Всеслав тебе задает? — поинтересовался я.


— По математике, — ответил Сережка и уточнил: — По геометрии. — Он хихикнул: — Это я так отрабатываю карму.


— В смысле? — не понял я. Про карму — закон воздаяний за грехи — я краем уха слышал от отца, он одно время увлекался индийской философией. Сережка улыбнулся:


— Как-то, давно еще, я просил Князя Всеслава обьяснить, в чем был изначальный смысл закона кармы, ну, до того, как владыка преисподней все исказил. И он сказал: "Исправление собственных ошибок. Например, ты в школе не любил математику и списывал решения у друзей. И теперь, чтобы отработать карму, тебе придется самому решать математические задачи". Он пошутил, конечно, но задачку задал. Ну а мне понравилось. Это как игра: он мне каждую неделю задает новую задачу. А потом мы сравниваем мое решение и то, как решил бы он.


Мы прошли знакомой мне галереей с гербами и вышли из той самой часовни, в которую я зашел вслед за Князем Всеславом. Вечерело. Праздничный луг опустел, лишь у костров сидели небольшие группы молодежи. Сережка вытащил из-за спины сложенный летательный аппарат и снова превратил его в доску с парусом. Я сел на доску. Сережка за моей спиной схватился за гик, оттолкнулся ногой, и мы полетели вдоль реки. Я смотрел на Город, оставшийся слева, и думал о том, что хотел бы еще раз встретить Князя Всеслава и Княжну Ладомиру — и о том, что, вернувшись домой, не хочу их забыть…

Глава 4. Ночь

Дома нас ждал самый настоящий пир — виноград, лесные ягоды и особая вода в кубках, необыкновенно вкусная и создающая праздничное, приподнятое настроение. Лилия зажгла по всему дому свечи в стеклянных вазах. Сама она переоделась в длинное голубое платье, на плечи накинула цветастую шаль. В этой одежде Лилия выглядела особенно красивой и женственной, и Аксель не сводил с нее восхищенных глаз.


Когда мы закончили еду, Сережка хитро напомнил:


— А кто-то обещал почитать вслух!


Аксель улыбнулся, встал и сходил к стеллажу за книгой. Сел рядом с Лилией и раскрыл книжку. Старательно выговаривая слова, с раскатистым "р", в котором мне слышался звук самолетного мотора, он читал о детстве капитана Григорьева. Я подумал о том, что есть нечто общее в судьбе Сани Григорьева и Акселя-самолета. И тот, и другой не сразу научились говорить. И тот, и другой связаны с небом…


Лилия, подперев рукой подбородок, смотрела на Акселя, глаза ее сияли теплым светом. Сережка, сидя рядом со мной, болтал ногами. А мне было просто хорошо рядом с этими людьми, за каких-то два дня ставшими мне близкими друзьями.


Закончив главу, Аксель закрыл книжку. Посмотрел на нас и улыбнулся. Он вообще любил улыбаться, и получалось у него это хорошо, от души.


Сережка торжественно обьявил:


— Лиля, а теперь наш с Аксом сюрприз!


Вскочив с места, он снял со стены гитару и вручил Акселю. Аксель пристроил на коленях музыкальный инструмент.


— Акс! — радостно всплеснула руками Лилия. — Ты тайком от меня учился играть на гитаре?


— Не только играть, но и петь! — добавил сияющий Сережка. — Акс, давай ту самую песню!


Аксель ударил по струнам и рокочущим голосом запел:


Их восемь — нас двое. Расклад перед боем

Не наш, но мы будем играть!

Сережа! Держись, нам не светит с тобою,

Но козыри надо равнять.


Я этот небесный квадрат не покину.

Мне цифры сейчас не важны, —

Сегодня мой друг защищает мне спину,

А значит, и шансы равны.


Мне в хвост вышел "мессер", но вот задымил он,

Надсадно завыли винты.

Им даже не надо крестов на могилы,

Сойдут и на крыльях кресты!


— Я — "Первый", я — "Первый", — они под тобою,

Я вышел им наперерез.

Сбей пламя! Уйди в облака! Я прикрою!

В бою не бывает чудес!


Сергей! Ты горишь! Уповай, человече,

Теперь на надежность строп!

Нет! Поздно — и мне вышел мессер навстречу.

Прощай! Я приму его в лоб.


Я знаю — другие сведут с ними счеты.

А по облакам скользя,

Взлетят наши души, как два самолета, —

Ведь им друг без друга нельзя.


Архангел нам скажет: "В раю будет туго!"

Но только ворота — щелк,

Мы Бога попросим: "Впишите нас с другом

В какой-нибудь ангельский полк!"


И я попрошу Бога, Духа и Сына,

Чтоб выполнил волю мою:

Пусть вечно мой друг защищает мне спину,

Как в этом последнем бою.


Мы крылья и стрелы попросим у Бога,

Ведь нужен им ангел-ас,

А если у них истребителей много,

Пусть пишут в хранители нас.


Хранить — это дело почетное тоже,

Удачу нести на крыле

Таким, как при жизни мы были с Сережей,

И в воздухе и на земле. (*)


В глазах Лилии блестели слезы. Она уткнулась в могучее плечо Акселя:


— Чудо ты с крыльями. Спасибо…


Он ласково взьерошил ее волосы. Сережка проговорил:


— Это как будто про вас двоих. Ведь вы тогда сражались вместе. И теперь вы вместе в дружине Князя Всеслава… А еще Аксу понравилось, что там тоже Сережа. Как будто бы и я там с вами.


Потом мы слушали, как поет Лилия. Она прекрасно играла на гитаре и пела. И знала много песен — из тридцатых годов, и старинные романсы, и совсем давнее, народное, и наше, современное. Особенно мне запомнилась эта песня —


Возьми в ладонь пепел, возьми в ладонь лед,

Это может быть случай, это может быть дом.

Но вот твоя боль, так пускай она станет крылом,

Лебединая сталь в облаках еще ждет


Я всегда был один. В этом право стрелы,

Но никто не бывает один даже если б он смог.

Пускай наш цвет глаз ненадежен, как мартовский лед,

Но мы станем как сон, и тогда сны станут светлы.


Так возьми в ладонь клевер, возьми в ладонь мед,

Пусть охота, летящая вслед, растает как тень.

Мы прожили ночь, так посмотрим как выглядит день

Лебединая сталь в облаках, вперед!.. (**)


Слушая сильный и звучный голос Лилии, я представлял дружинников, мчащихся в ярко-синем небе на крылатых конях, и сопровождающие их самолеты — товарищей Акселя…


Мы разошлись далеко за полночь. Лилия ушла в свою комнату. Аксель спал снаружи — он так привык, причем на это время он превращался в самолет. Из Сережкиной комнаты было видно, как он стоит внизу, помигивая синим огоньком. Тоже, наверное, какая-нибудь старая самолетная привычка — частью сознания быть всегда настороже…


Нам с Сережкой спать не хотелось. Мы лежали в его комнате на травяном ковре и смотрели на звезды.


— Юр, знаешь, звезды можно приближать взглядом, — проговорил он. — И тогда можно увидеть их планетные системы. А Старшие могут рассмотреть всю Лестницу миров вокруг планеты! Но я пока так не умею.


— Сережка, а вы летаете в космос? — спросил я.


— Ага, — ответил он. — У нас есть космодром. Только не на Земле, а на орбите. И корабли не такие, как у вас. Они живые. И летают на сверхсветовых скоростях. Так что от звезды до звезды можно добраться за несколько дней.


— А ты был на других планетах?


— Нет. Хотя у нас ребята летали на Марс, исследовали остатки древней марсианской цивилизации. Они и меня звали, но я не полетел.


— А что так?


— Потом как-нибудь. Когда вернется Княжна Ладомира и они с Князем Всеславом обвенчаются. А пока и в Городе много дел. Дружинники сражаются с демонами. Спасатели помогают попавшим в нижние миры выбраться оттуда.


— Вы спасаете грешников? — удивился я. — А у нас некоторые верующие говорят, что если попал в ад, то — все, с концами.


— Они что, думают, Бог будет спокойно на это смотреть? — возмутился Сережка. — А Христос тогда зачем Своей смертью искупил чужие грехи? И Княжна Ладомира чего ради согласилась на плен в Цитадели?


Он помолчал.


— Знаешь, Юрик… Я был в нижних мирах. Но совсем недолго, меня оттуда быстро вытащили. Я почти ничего не помню. Помню только, что там было плохо.


— А ты как туда попал? — удивился я. Сережка обьяснил:


— Из-за атеизма. Атеизм — это тоже незнание Дороги. Нас учили в школе, что Бога нет, и никакой Лестницы миров тоже нет. Но мне еще ничего, а вот Лиле пришлось гораздо хуже. Она внизу строила Цитадель.


— А она как там оказалась?


— Лиля была военным летчиком, а все военные связаны кармой с Вицром. Вот и попала к Вицру. А в Цитадели встретила Княжну Ладомиру… Потом она с другими рабами устроила восстание, а там и наши дружинники подоспели, подняли их.


— Сережка, ты не думаешь, что закон кармы несправедлив? — спросил я.


— А кто говорит, что он справедлив? — отозвался Сережка. — Это Князь Всеслав может в шутку предложить решать задачки. А владыка преисподней не шутит. Он только и думает, как сделать, чтобы расплата за ошибки стала еще тяжелее. Потому что они там внизу питаются чужими страданиями. И если бы не спасатели и дружина, попавшим в нижний мир было бы не выбраться оттуда.


— Понятно… — Я вспомнил жуткую кубическую башню, которую видел в Зеркале: — Сережка… Когда я смотрел в Зеркало, до того еще, как пришел Князь Всеслав, я видел башню. Черную такую, в виде куба. На нее даже смотреть было страшно… Что это?


— Это башня правителя антиподов, — сказал Сережка. — Ну, мы так называем людей из нижнего мира. Потому что у них все наоборот. Бога они считают тираном и боятся. Свободу считают вредной и опасной. Искусства у них нет, ты видел, какие уродины они строят. Зато наука давно обскакала вашу. Они даже выходили в ваш мир, как космонавты в скафандрах, и у вас их видели… Ладно, ну их.


Небо над нами прорезала огненная полоса, будто в сторону Города пролетел метеорит. Мы с Сережкой вскочили.


— Что это? — испуганно спросил я.


— Гонец, — пояснил Сережка. — Из другого Города, а может, из более высоких миров… Что-то случилось, — встревоженно добавил он.


Словно в подтверждение его словам, вдали над Городом ударил колокол: "Дин-донг-донн"…


— Это сигнал сбора Совета, — обеспокоенно проговорил Сережка. — Князь Всеслав собирает Старших.


По лестнице в нашу комнату поднялась Лилия, неся в руке подсвечник с горящей свечой:


— Вы не спите, мальчишки? Слышали сигнал? Нам с Акселем уже прилетело сообщение от Брана: общий сбор дружины у Покровских ворот. — Она вздохнула: — Быстро же пришло время нашего первого сражения.


— Может, это Вицр поцапался с кем-то из соседних Наместников? — нарочито оптимистично предположил Сережка. Лилия покачала головой:


— Из-за этого не стали бы поднимать всю дружину. Это что-то посерьезнее Вицра.


Мы сбегали к ручью, прогоняющему сон. За узорными листьями жасмина я увидел Акселя. Он стоял на коленях, обняв яблоню Маршу и прижавшись к ней щекой. Наверное, молился. Рядом светились фигурки лесных эльфов с крошечными фонариками. Двое сидели у Акселя на плече, остальные трое — на яблоневых ветвях.


Аксель встал, эльфы вспорхнули с его плеча. Он прошел мимо нас, неся в руках яблоки, и кивнул нам. Мы с Сережкой быстро умылись и побежали к дому.


Едва мы доели свои яблоки, на лужайке возле дома опустились двое крылатых коней. Я узнал в них Вихря и Зоряну. Их фигуры чуть светились в темноте. Зоряна заглянула в дверной проем:


— Привет! Лиля, Акс, давайте в темпе! Наши уже собираются.


— Мы готовы. — Лилия в доспехе дружинника и Аксель в своей неизменной темно-серой броне встали из-за стола. Сережка торопливо собрал кубки:


— Лиля, мы с вами! Проводим вас до ворот. Вихрь, ты нас подбросишь?


— Подброшу, — мотнул головой серебристо-серый крылатый конь.


Мы летели над темными кронами деревьев и ночными огоньками посадских домов. Кони мерно взмахивали крыльями, негромко гудели моторы Акселя. Было странно и тревожно. И звезды, еще недавно яркие и лучистые, теперь заволакивало мглой.


— Зоря, Князь Всеслав в Городе? — спросила Лилия.


— Да, Лиля, в Городе он, — затараторила Зоряна. — Вначале совещался со Старшими в Тереме, потом ушел в домовую церковь, просил не беспокоить. Ой, чую загривком, дело серьезное!


— Да тут и чуять не надобно, только глянь на небо. — Нас догнал Бран на крылатом коне каурой масти. Ветер трепал его густую шевелюру. — Это не просто туча. Даже Аксель, сколько бы не летел, не долетит до нее.


— А что это? — спросил я.


— Тень, — жестко ответил Бран. — Тень демона из нижнего мира.


— Так он что — уже здесь, рядом с Городом? — испугался я.


— Нет, — ответила Лилия, — Он еще далеко внизу. Но он настолько огромен и силен, что даже на наше небо падает его тень.


Мне стало неуютно:


— А что, если он проберется наверх?


— Не проберется! — категорически заявил Сережка. — Князь Всеслав и дружина не пропустят его!


Мы подлетали к Покровским воротам. Там уже горели многочисленные огни и собирались дружинники. Свет факелов рассыпался золотыми отблесками на их кольчугах. Я заметил, что и у крылатых коней имелся доспех, прикрывавший шею, грудь и бока.


Среди дружинников я узнал воеводу Александра. А Князя Всеслава нигде не было видно.


— А где Князь Всеслав? — спросил я. — Я думал, он поведет войско.


— Князь и поведет нас в бой, — ответил Бран. И тут из-за крыш и башенок Терема взметнулось вверх золотисто-белое пламя! Словно огненный столб до неба. От неожиданности я чуть не свалился со спины Вихря.


— Князь Всеслав взял меч, — встревоженно проговорил Сережка. — Такого давно не случалось…


Крылатые кони опустились возле ворот. Аксель сменил облик самолета на человеческий и мягко приземлился на ноги. Лилия соскочила со спины Зоряны. Мы с Сережкой тоже спрыгнули в холодную от росы траву.


К нам подошел воевода Александр с факелом в руке. У него, как у всех китежан, было молодое лицо, но во взгляде серо-голубых глаз воеводы я ощущал душу, прошедшую долгий и нелегкий путь. Он был скорее ближе к Князю Всеславу, чем к нам… Он серьезно посмотрел на нас:


— Лилия, Аксель, я бы советовал вам остаться в Городе. Вы только вчера приняты в дружину, у вас нет боевого опыта. А сегодняшнее сражение будет нелегким.


— Александр, мы пойдем со всеми! — возразила Лилия. — Я чувствую, что Княжне Ладомире грозит опасность, и собираюсь защищать ее, чего бы это мне не стоило!


— Я тоже, — Аксель встал рядом с Лилией.


— Александр, разреши им, — поддержал их Бран. — Пламень сердца столь же нужен воину, что и боевое мастерство. А они и на испытаниях показали себя умелыми бойцами.


— Ладно, — согласился Александр. — Хотя не нравится мне эта идея… Акселя я бы точно оставил.


Он махнул рукой, созывая воинов. Дружинники, держа факелы, расселись в круг. Мы с Сережкой протиснулись в их толпу и сели рядом с Акселем и Лилией.


— Гонец из Белых Чертогов сообщил, что со Дна поднимается один из Дышащих смертью, — заговорил Александр. — Это его тень закрывает звезды. Он идет к Цитадели. Скорее всего, его цель — убить Княжну Ладомиру. Продвигается он быстро, поэтому и нам надо выходить сейчас.


Я заметил, как серо-зеленые глаза Лилии стали холодными, стальными, и подумал, что защищая Княжну, она способна разорвать на части не только Наместника, но и кого-нибудь посерьезнее. Александр продолжал:


— Рыцари Грааля предупредили, что их Наместник движется к нашим границам. Возможно, его цель — отвлечь Вицра. С ним было еще существо, которое им удалось задержать. Не исключено и появление Хищницы.


Наши основные части под командованием Дмитрия, Тура и Браниволка будут охранять Цитадель. Если Вицр появится возле Цитадели, не препятствуйте ему. Сейчас у нас с ним один враг.


— То есть мы выступаем с Вицром на одной стороне? — спросил кто-то из дружинников.


— Да, — подтвердил Александр и продолжил: — Князь Всеслав выйдет навстречу Дышащему смертью. Старшие дружинники вместе со мной присоединятся к Князю. Антей! Задача твоей эскадрильи — задержать Хищницу, если она появится. Вам будет помогать Браниволк.


— Понял, — ответил низким голосом крылатый богатырь, видимо, тоже из самолетов.


— И постарайтесь не провоцировать антиподов. Дайте им понять, что в данный момент вы защищаете Цитадель. Тогда, скорее всего, они не станут вмешиваться, а будут наблюдать.


— А ящеры? — спросил воин рядом с нами. — Они-то точно полезут в драку.


— Отвлекайте их маневрами, но по возможности не трогайте. — Александр хлопнул в ладоши, давая знак к построению: — Все, готовимся выступать.


Мы обнялись с Лилией и Акселем и отошли в сторону, чтобы не мешать бойцам. Дружинники на крылатых конях выстроились в три колонны. Каждую из колонн возглавил воевода. Справа приготовились к старту самолеты. На их крыльях зажглись навигационные огни. Среди них я различал синие огоньки Акселя.


В воротах появилось трое людей, облаченных в длинные светлые одежды. Священники! Горожане расступились, пропуская их.


— Отец Георгий пришел благословить дружину, — сказал Сережка. Священники с молитвенным пением прошли вдоль колонн. Возглавлял их высокий темноволосый человек — видимо, это и был отец Георгий, непривычно молодой для церковного батюшки… Воины склонили головы, принимая благословение.


— Ступайте, защитники Китежа, — звучно проговорил отец Георгий. — Да хранит вас Господь. Да хранит Господь Княжну Ладомиру и Князя Всеслава.


Колонны тронулись. Крылатые кони один за другим взлетали в воздух, соблюдая строй. Самолеты стартовали с места и выстроились в формацию. Горожане махали руками уходящим бойцам. А потом я услышал отдаляющееся пение. Хор слаженных голосов пел — не молитву, а воинскую песню.


Горожане постепенно расходились. Было тихо, лишь где-то в Городе одиноко звонил далекий колокол. Мы с Сережкой стояли у ворот. Вихрь переминался с ноги на ногу и встряхивал гривой рядом с нами.


— Отвезти вас домой, молодежь? — спросил он.


— Да, — рассеянно отозвался Сережка. — Не стоять же здесь всю ночь.


Мы сидели на темной лужайке перед домом. Вихрь прилег рядом с нами, сложив крылья. Здесь же были лесные эльфы, друзья Марши; они беспокойно перелетали с места на место, словно наша тревога передалась и им.


Небо по-прежнему затягивала мгла; иногда я видел отдаленные лиловые вспышки.


— Как в тот день, когда Лиля уходила на фронт… — задумчиво проговорил Сережка. — Мы провожали Лилю на поезд — я и тетя Шура. С запада шла грозовая туча — огромная, темная такая. Сверкали молнии. И поезд как будто уходил в грозу… Война еще не докатилась до нас, но мы чувствовали: она близко. А через два месяца начались бомбардировки, артобстрелы.


— Страшно было? — спросил я.


— Страшно, когда только обьявили тревогу и ждешь. А потом бегаешь, таскаешь песок, тушишь "зажигалки". Бояться уже некогда… Юрик, — повернулся ко мне Сережка, — я забыл сказать… Тебе скоро уходить.


Это известие оглушило меня как громом.


— Когда? — упавшим голосом спросил я.


— На рассвете.


— И… я не узнаю, как Лиля и Аксель? И как Князь Всеслав?


— Не знаю… — вздохнул Сережка. — Может, сражение закончится раньше. А может, затянется… Никогда нельзя сказать заранее.


Я сидел, ощущая рядом теплое Сережкино плечо. За всеми событиями я и забыл, что когда-то надо будет уходить. Лилия говорила, что у себя в мире я сплю. И я думал, что этот сон может продолжаться сколь угодно долго, ведь время во сне течет по-другому… Значит, все-таки не может.


А еще было тревожно за Лилию и Акселя. Почему Александр не хотел брать их? И Князь Всеслав… Как он справится с чудовищем, тень которого закрывает все небо? Я вспомнил его спокойное и светлое лицо. Вспомнил нежность в его глазах, когда он смотрел на Княжну Ладомиру, и ее любящий лазоревый взгляд, обращенный на него из-за зеркальной грани… Мне не хотелось, чтобы с ними случилось что-то плохое!


— Сережка, слушай… — Я сам испугался своего нахальства: — А можно как-нибудь попасть туда, где сражение?


— В нижний мир? — спросил Сережка.


— И думать забудьте! — повернул к нам голову Вихрь. — Сгинете там, и вся недолга!


— Вихрь прав, — проговорил Сережка, но я уловил в его голосе неуверенность.


— А если только заглянуть? Узнать, как Лилия и Акс? И сразу обратно?


— Ну… — замялся Сережка.


— Лилия первая вам уши надерет, — сказал Вихрь. — И я бы на ее месте сделал то же самое.


— Но ведь я должен как можно больше увидеть! — не отступал я. — И рассказать об этом!


— Ладно, — согласился Сережка. — Мы пройдем через Сторожевой лаз. Но только заглянем и сразу обратно! Там без подготовки долго находиться нельзя. Вихрь, ты нас подвезешь или мы на парусе?


— Подвезу уж, — проворчал крылатый конь. — Заодно пригляжу за вами.


Сережка вскочил:


— Юрик, тогда подожди, я быстро.


Он сбегал домой и вернулся с чем-то в ладони. Разжал ладонь:


— Это оберег. Возьми! Без него в нижний мир нельзя.


Я взял тускло светившийся серебристым оберег на тонком ремешке. Круг с изображением — то ли колесо с шестью спицами, то ли шестилепестковый цветок. Кажется, это называется "громовный знак".


— Надень на шею, — сказал Сережка. Сам он уже надел такой же оберег под свой пионерский галстук. Мы уселись на спину Вихря.


— Не нравится мне эта идея, — проворчал конь и взмахнул крыльями, поднимаясь в воздух.


Мы промчались над темным зеркалом реки и долго летели над сонными холмами. Наконец Вихрь снизился и приземлился возле скалы с невысокой круглой башней, выраставшей из каменной породы. Мы спешились. Сережка подбежал к башне и посветил факелом. В каменной кладке зиял арчатый проход, словно провал в темноту.


— Открыто! — сообщил Сережка, заглянув внутрь. — Князь Всеслав снял печать… Это Сторожевой лаз. Обычно он закрыт, но Князь Всеслав открыл его, чтобы провести дружину.


— Вы все еще собираетесь туда? — спросил Вихрь с явной надеждой, что мы передумали.


— Конечно! — хором ответили мы. Сережка добавил:


— Вихрь, если хочешь, подожди здесь. Мы быстро.


— Нет уж, я с вами. А то не хватало вам там еще потеряться.


Мы шли впереди, Вихрь за нами звонко переступал копытами. Сережка светил факелом. Дорога была широкой, трое дружинников на конях свободно могли пройти шеренгой. Похоже, здесь случались обвалы, — тут и там лежали каменные глыбы, — но сама дорога была расчищена от камней.


— Эдак мы доберемся только к концу сражения, — проворчал Вихрь. — Вот что, добры молодцы. Садитесь-ка, я вас довезу.


— А ты знаешь дорогу? — удивился Сережка.


— Знаю, знаю, — ответил Вихрь. — Сколько раз с воеводой Александром по ней хаживал… Был я его боевым конем, пока не ушел в отставку.


— И ты ничего не рассказывал?


— А ты не спрашивал. A сейчас и вовсе недосуг предаваться воспоминаниям.


Мы забрались на спину крылатого коня. По требованию Вихря Сережка погасил факел. На лбу коня засветилась серебристая звезда, освещавшая путь, как прожектор. Вихрь шел легким аллюром. Я подумал — хорошо, что крылатый конь пошел с нами. Мы все ехали и ехали, а дорога все не кончалась и не кончалась. И делала такие замысловатые изгибы и петли, что я даже не знал, едем ли мы по низу или по потолку тоннеля. А еще я заметил, что не чувствую своего веса.


— Зона невесомости, — объяснил Сережка. — Потом вес снова будет увеличиваться. Мы уже в мире антиподов. Здесь даже сила тяжести работает по-другому: к внутренней поверхности Земли, а не к центру.


Впереди показалось тускло-оранжевое свечение. Дорога, вынырнув из темноты, привела нас в каменный зал с прямыми квадратными колоннами. Гранитные бока колонн были отшлифованы до блеска. В высоких узких окнах виднелось ржаво-оранжевое небо.


— Ну вот мы и пришли, — сообщил Вихрь, гася звезду на челе. — Не могу сказать, что рад этому.


Мы спрыгнули со спины коня. Под нашими ногами поднялось облако бурой пыли. Как в фильме про высадку на Марсе… Тут я заметил еще одну вещь: мы с Сережкой были в одинаковых темно-зеленых плащах с капюшонами.


— Это что за фокус? — удивился я. — Не помню, чтобы мы меняли одежду.


Сережка обьяснил:


— Это сработали обереги. Они приняли форму защитных плащей. Чтобы защищать от пыли, жары, излучения… А зеленый цвет антиподы не видят. Ну, как вы не видите ультрафиолетовый.


Сверху по каменной лестнице с раскрошенными ступенями сбежал знакомый нам Дуг. На нем не было плаща, но его защищало что-то другое: его крупную фигуру окружал светлый ореол. Я вспомнил: вместе с дружинниками уходил небольшой отряд спасателей, и Дуг-самолет был среди них.


— Вы что здесь делаете, молодежь? — сурово спросил он, подойдя. — Не помню, чтобы Князь Всеслав вас сюда звал. Ну-ка шагом марш домой!


Сережка сказал:


— Мы беспокоились, как Лиля, Акс и другие.


— Могли бы подождать в Городе, — сердито проговорил Дуг и набросился на крылатого коня: — Вихрь, а ты вместо того, чтобы остановить этих бармалеев, сам же и привез их сюда!


Крылатый конь смущенно переступил копытами. Сережка начал обьяснять:


— Юрику скоро уходить, и…


— Я хочу знать, что все будет в порядке! — встрял я. — С Князем Всеславом и со всеми… Я не могу уйти просто так!


Голубые глаза Дуга пристально посмотрели на меня, и он неожиданно смягчился:


— Ладно. Оставайтесь пока, все трое. Но если скажу уходить, дуйте назад во все движки.


— Спасибо! — обрадованно поблагодарили мы.


Вслед за Дугом мы поднялись наверх, в наблюдательную башню, замаскированную снаружи под скалистый выступ. Отсюда просматривалась голая каменистая равнина с лавовым озером посередине. За озером возвышались ровные, словно отмеренные по линейке стены города антиподов. Вихрь не стал подниматься с нами, сказав, что видел Цитадель предостаточно и не горит желанием любоваться на нее еще.


Дуг вывел нас на узкий балкон под каменным навесом. На его белую броню упали тускло-оранжевые отсветы от лавового озера. В лицо нам повеяло жаром. Воздух был сухой и пропитанный какой-то горькой пылью.


Я разглядывал окружающую местность. Здесь не было привычной линии горизонта. Ржаво-бурая равнина с редкими скалами переходила в небо такого же оттенка. Мне показалось, что поверхность земли вогнутая. Хотя почему показалось? На самом деле так оно и было.


В небе — если это можно было назвать небом — клубились бурые облака. Сквозь облака проглядывали местные луны, целая гроздь светил красноватого и лилового оттенков.


— Здесь их никогда не бывает одинаковое число, — сказал Сережка, тоже глянув наверх. — Луны то появляются, то исчезают.


— И не надо на них долго смотреть. — Дуг мягко развернул меня за плечи. Наклонившись к нам, он указал на полосу белого света, трепещущую над Цитаделью:


— Видите? Это наша дружина. Летающие ящеры пытаются их достать, но не могут, только клацают зубами от злости.


— Ага, вижу Лилю! — воскликнул Сережка. — Она через три всадника от Брана!


— А я ничего не вижу, — сказал я с досадой. — Далеко…


Сережка хлопнул себя по лбу:


— Балда я! Надо было учить тебя не полету на парусе, а дальнему взгляду! Вот сейчас бы и пригодилось.


— Но ты же не знал, что мы сюда пойдем, — утешил его я. — Хотя бы рассказывай, что там происходит.


— Юра, я помогу тебе с дальним зрением, — неожиданно предложил Дуг. — Я так помогал Сене смотреть на звезды.


Он подошел и положил одну ладонь мне на затылок, другую на лоб. Его ладони в металлических сегментах были твердыми, но не жесткими. Из них струилась какая-то невидимая энергия. Дуг направил взгляд в сторону Цитадели, и я посмотрел туда же. И обнаружил, что отчетливо различаю фигуры всадников!


Дружинники парили на крылатых конях, разбившись на группы. Вокруг каждой группы мерцал чуть заметный прозрачно-белый ореол. А снизу, от стен Цитадели, беспорядочной толпой поднимались в воздух странные, несуразные существа, словно гибриды тиранозавра и самолета. Во всяком случае их крылья, расположенные по бокам массивной туши, очень напоминали самолетные.


— Как они только летают, — проговорил я. — Такие здоровые… И крыльями почти не машут.


— Они по реактивному принципу, — пояснил Сережка.


— А где тогда у них двигатель? — спросил я. Сережка хихикнул:


— Сзади, под хвостом.


Самолетоящеры кружили возле дружинников, то и дело пытаясь подобраться поближе, но каждый раз их отталкивало незримое силовое поле. Иногда кто-нибудь из ящеров выпускал ракету, и она с ярко-рубиновой вспышкой разбивалась о невидимый щит. Я слышал грубые голоса, нечто среднее между карканьем и рыком.


— Ругаются, — пояснил Дуг. — Вот уж кто самые большие сквернословы во всей Лестнице миров! У нас даже говорят — ругаться, как ящер.


— А у них язык и состоит из ругательств, — добавил Сережка. Дуг сказал:


— Сейчас их немного и они спокойные. А в больших количествах, да еще и после радения, они — неприятный противник.


— А где Князь Всеслав и Старшие? — спросил я.


— На нижних лунах, — ответил Дуг и уточнил: — Это не луны, а миры, где обитают демоны. Поэтому я и советовал не задерживать на них взгляд.


В облаках открылся просвет, и я снова увидел демонические луны. Вдруг одно из светил стало угольно-черным. Вокруг него вспыхнула яркая бело-золотистая аура, словно солнечная корона во время затмения.


— Началось, — встревоженно проговорил Дуг.


Пространство над Цитаделью пришло в движение. Стены буквально вскипели толпами поднимающихся в воздух ящеров. Но тут появились самолеты, выстроившиеся в плотную формацию; они оттеснили ящеров общим силовым щитом. Часть дружинников во главе с Браниволком присоединилась к самолетам; остальные продолжали держать защиту над местом заточения Княжны.


Бурые облака словно сорвало чьей-то властной рукой, и в небе началось цветовое безумие. Черное светило пульсировало, сдерживаемое окружавшим его золотым пламенем. Рядом наливалась оранжево-красным, будто огромная ягода, еще одна луна; по ее поверхности метались темные силуэты, отбрасывая на землю гигантские тени.


— Вицр с кем-то дерется, — заметил Сережка, показав на красную луну. Дуг присмотрелся:


— С Наместником из-за океана. Он не пришел сам, а только дотянулся щупальцами до границы, но Вицру и этого достаточно, чтобы потерять над собой контроль. Сейчас он даже забыл, что Цитадель осталась без его защиты.


Над Цитаделью обстановка тоже накалялась. К ящерам присоединились летательные средства странных угловатых форм — беспилотники антиподов, как пояснил Дуг.


— По-моему, у них проблемы с командованием, — заметил он. — Беспилотники стреляют, но не прицельно. А ящеры уже начали потасовки друг с другом. Впрочем, не удивляюсь. Правитель антиподов не горит желанием помогать своему покровителю из преисподней.


— Почему? — удивился я. — Я думал, они все заодно.


— Как же, — усмехнулся Сережка. Дуг обьяснил:


— Победа Дышащего смертью означает падение Цитадели. Правитель антиподов в этом не заинтересован. Открыто выступить против своего хозяина он не решится, но и особо помогать не будет. Так, для виду выпустил беспилотники и ящеров… А вот это уже неприятно, — он посмотрел наверх, и я тоже поднял голову.


В оранжевом небе вспыхнуло и задрожало мутно-лиловое светило. С него словно стекала темно-серая капля.


— Хищница… — проговорил Дуг. — Так и знал, что она вылезет. Чует, что Вицр крепко занят, вот и решила попировать.


Дружинники не оставили появление Хищницы незамеченным — от основных сил к лиловой луне двинулась группа воинов в сопровождении самолетов. А Хищница уже обретала форму, превращаясь во что-то вроде гигантского ската. Мне показалось, что она состоит из множества мелких существ со злобными, отвратительными лицами.


Воины образовали полукруг и вскинули мечи, превратившиеся в узкие полосы света. Я с удивлением заметил, что и крылатые кони участвовали в сражении: у каждого из них на лбу зажглась звезда, выпускавшая световой луч. И я понял, что легенда о единорогах появилась не случайно… Лучи образовали светящуюся чашу, препятствующую Хищнице спуститься к Цитадели.


Дуг бросил встревоженный взгляд в сторону черного светила. Бело-золотая корона разорвалась, от нее отделились, словно клочья протуберанцев, темно-пурпурные и золотистые огни. Это были старшие дружинники, сражавшиеся с огромными существами, похожими на ангелов — только у этих "ангелов" были черные с пурпуром крылья неестественных, изломанных форм и холодные, жестокие лица.


На лице Дуга было нешуточное беспокойство:


— Ангелы мрака появились. Совсем нехорошо…


Ангелы мрака оттесняли дружинников вниз. С их лидером сражался сам воевода Александр, и видно было, что ему приходится нелегко. А главное, я нигде не видел Князя Всеслава.


— Где Князь Всеслав? — встревоженно спросил я. Дуг указал на черное светило, окруженное золотым сиянием:


— Видишь золотой свет? Это он. Пытается удержать Дышащего, чтобы тот не пробрался сюда.


Хищницу тем временем усмиряли, опутывая тонкими светящимися жгутами. Она металась и дергалась как дикий зверь на поводке. От ее покрывал отделялись вихрящиеся клочья, и часть дружинников, не занятые удержанием силового поля, преследовали и разрубали сияющими мечами темно-серые смерчи. Среди этих бойцов я увидел Лилию.


— Во Лилька рубится! — восхищенно прокомментировал Сережка.


Лилия на огненно-рыжей Зоряне схватилась с несколькими смерчами одновременно. Зоряна помогала желтым лучом, бьющим из звезды на ее лбу. Занятые сражением, они отдалялись от основной группы, перемещаясь к задней части громадного тела Хищницы. И ни Лилия, ни Зоряна не замечали подстерегавшей их опасности: хвоста Хищницы, состоявшего из множества тонких извивающихся жгутов с зазубренными лезвиями на концах.


Опасность заметил Аксель. В облике самолета, он рванул Лилии на помощь и срезал голубыми лучами несколько жгутов, подобравшихся слишком близко. Сменив облик на человеческий, он выхватил два меча и просоединился к Лилии с Зоряной. Втроем, они начали пробиваться к основным силам.


А потом произошло неожиданное. Плоское тело Хищницы изогнулось, и в сторону Лилии с Акселем выстрелило с десяток жгутов. Аксель закрыл собою Лилию и вскинул руки, ставя силовой барьер. Жгуты с лезвиями отлетели по касательной, но один все-таки пробил защиту… Время замедлилось, как в кошмарном сне; я видел, как в пластины брони на груди Акселя входит зазубренное лезвие с холодным лиловым блеском, как Аксель изгибается в судороге боли, выпускает из рук оружие и начинает медленно падать вниз…


— Аксель! — закричали одновременно Лилия над Цитаделью и мы с Сережкой.


— Нечистая сила!.. — выругался Дуг и убрал ладони с моего лба. На пару секунд я перестал ориентироваться в пространстве. Когда я привык к обычному зрению, Дуга уже не было рядом, а к Цитадели мчался белый самолет. Его сопровождал серебристо-серый крылатый конь, только что стартовавший снизу.


Без помощи Дуга я ничего не видел, но Сережка рассказывал:


— Лиля и Зоря подхватили Акса, пробиваются к нашим… А вот и Дуг с Вихрем подоспели. Акса посадили на Вихря, сейчас полетят обратно. Бран отправил Лилю с ними, чтобы отмахиваться от ящеров. Сколько же их там! Лилька просто озверела, раскидывает ящеров в разные стороны! Акс без сознания… Пошли вниз, они сейчас прилетят!


Мы сбежали по разбитым каменным ступеням в зал с узкими прямоугольными окнами. Здесь уже было много народу — спасатели и врачи, прибывшие на крылатых конях. С грациозной серебристо-белой лошади легко спрыгнула женщина в голубом плаще. Она откинула капюшон, и я узнал Снежану.


В прямоугольной арке появилась Лилия верхом на Зоряне, с пылающим мечом в руке и лихорадочным блеском в глазах, за нею — Вихрь и Дуг, поддерживающий Акселя на спине коня. Следом в зал ввалилось еще несколько дружинников на конях — раненые, которых воеводы отправили с поля боя.


Кто-то развернул легкие походные носилки. Дуг и один из врачевателей осторожно уложили Акселя. Он был в беспамятстве. Его доспех потерял металлический блеск, а лицо стало каким-то белесым. Я вздрогнул: из груди Акселя торчал обломок зазубренного клинка.


Лилия соскочила с лошади и упала на колени рядом с носилками Акселя, уперевшись ладонями в каменный пол:


— Аксель!.. — Она подняла полные отчаяния глаза: — Это из-за меня! Это я виновата!..


Зоряна ткнулась носом ей в плечо:


— Лиля, ну это же война! И ты могла пострадать точно так же.


— Зоря, это моя вина! — вскричала Лилия. — Я самоуверенная дура! Если бы я не ушла так далеко, с Аксом ничего бы не случилось!


— Лиля, солнышко, успокойся, — Снежана подсела к ней и обняла за плечи. Лилия уткнулась в ее голубой плащ. Снежана ласково гладила ее волосы:


— Акселю сейчас помогут. Все будет в порядке, моя хорошая.


— Алеша! — звучным голосом позвал врачеватель возле носилок Акселя. — Где Алеша?


— Деян, я здесь, — к нам быстрым шагом подошел светловолосый парнишка в походной одежде. На вид ему было лет шестнадцать, но я уже знал, что у китежан внешность далеко не всегда соответствует возрасту.


— Алеша, это по твоей части, — сказал Деян. — Тут крылатому парню не повезло словить коготь Хищницы.


— Вижу. Сейчас вытащу.


Алеша опустился на колени перед носилками и поднес руку к торчащему из груди Акселя зазубренному обломку. Задержав руку в паре сантиметров от клинка, он замер. Я почти физически ощутил присутствие незримой силы, борющейся со злой магией клинка Хищницы. Воздух вокруг словно вибрировал.


Клинок начал плавиться, превращаясь в аморфную субстанцию, которую Алеша постепенно вытягивал из груди Акселя. Наконец весь обломок вышел наружу и завис в воздухе бесформенным сгустком серо-лилового вещества. Алеша продолжал держать руку, и вот уже то, что было когтем Хищницы, сжалось до размера горошины, а потом горошина сверкнула лиловой вспышкой и исчезла.


— Снежана, надо мертвой воды, — распорядился он.


— Сейчас. — Снежана достала из кармана плаща флакон со светящейся прозрачной жидкостью и каплю за каплей вылила весь флакон на рану Акселя. Потом поместила обе ладони над его грудью, не касаясь раны. Когда она отняла ладони, я увидел, что рана затянулась.


— Лиля, теперь все будет хорошо, — заверила Снежана. — Надо только увезти его отсюда.


— Когда привезете Акселя домой, положите его под вашей яблоней, — распорядился Алеша. — Я зайду попозже, посмотрю его. Возможно, ему понадобится дополнительная помощь. Дуглас, ты тоже отлетался на сегодня, — сказал он Дугу. — Взгляни на свое правое крыло.


Дуг повернул голову, бросил взгляд на рассеченную плоскость крыла и махнул рукой:


— Да пустяки, царапина.


— С этой царапиной вместо спасения пленных из Цитадели загремишь туда сам, — строго проговорил Алеша. — И тогда спасать придется уже тебя… Передавай командование Ждану и помоги Снежане с Лилией отвезти Акселя.


Дуг улыбнулся и развел руками:


— Ну что ж, слово врачевателя — закон.


— И я на стороне закона, — добавила Снежана. — Вихрь, можно тебя попросить отвезти моего мужа? Лиля, ты тоже садись на Зоряну, мы поедем все вместе. Сережа сядет с тобой, Юра — со мной.


— Снежана, без нас вы доберетесь быстрее, — сказал Сережка. — А мы подождем дружинников.


— Нет уж, — возразила Лилия, уже взявшая себя в руки. — Не хватало, чтобы еще и с вами что-нибудь случилось.


Вдруг кто-то из легкораненых, сидевших недалеко от входа, вскрикнул, показав в рыжее небо:


— Смотрите!


Мы с Сережкой подбежали к прямоугольной арке, и я вздрогнул. Золотистое пламенное кольцо вокруг черного светила оказалось разорванным в нескольких местах. Темные колышущиеся смерчи протянулись от черной луны к Цитадели, где дружинники держали невидимый щит над местом заточения Княжны Ладомиры. Между черным светилом и другими лунами вспыхнули лиловые дуги, словно электрические разряды. Земля вокруг вибрировала и гудела.


— Дышащий смертью прорвался через огненное кольцо Князя Всеслава… — тихо проговорил молодой дружинник рядом с нами.


— Что? — Лилия рванулась к арке, посмотрела в небо и обернулась: — Зоря, поехали!


— Лиля, перестань! — Снежана положила ладонь ей на плечо. — В таком состоянии ты не поможешь Княжне Ладомире, только сгинешь сама. Сейчас у тебя главное — Аксель.


Плечи Лилии поникли.


— Ты права… — Лилия кивнула нам: — Пойдемте домой, мальчишки.


— Ой!.. — вскрикнул Сережка. — Князь Всеслав!..


Мы все замерли, глядя в небо. Золотое пламя вокруг черной луны почти погасло, а лиловые дуги засветились ярче, словно все демонические миры вливали в Дышащего смертью свои силы. Темные смерчи уже опутывали Цитадель, проникая за защиту дружинников и поднимая в воздух громадные куски каменной кладки, а заодно и ящеров, не успевших вовремя убраться с дороги.


И тут в небе вспыхнул исполинский сияющий меч, рассекая надвое этот буро-ржавый мир. Его белое с золотым острие насквозь пронзило черную луну. Смерчи дернулись, словно щупальца огромного осьминога, лиловые дуги разорвались.


Черное светило прорезали изнутри тонкие золотистые лучи. Смерчи, тянувшиеся к Цитадели, рассыпались на рваные клочья. А бело-золотое пламя продолжало набирать силу и расти. Вот оно уже охватило всю поверхность демонической луны, сжимая ее в огненную точку… Небо заполнила ослепительная вспышка, будто над нами взорвалась сверхновая! Я прикрыл рукой глаза.


— Князь Всеслав освободил свои силы… — проговорил кто-то рядом. Сияние угасло. На месте черной луны ничего не было, лишь в небе медленно падали, догорая, темные ошметки, и сонм золотых искр поднимался вверх.


— Господи, теперь еще и это… — упавшим голосом сказала Лилия.


— Он вернется! — прокричал Сережка в темно-оранжевое небо. Из глаз его брызнули слезы. — Князь Всеслав вернется! Он не может погибнуть!..


(*) В.Высоцкий, "Их восемь, нас двое"

(**) Б.Гребенщиков, "Лебединая сталь"

Глава 5. Рассвет

Акселя уложили под яблоню. По распоряжению Снежаны мы с Сережкой принесли из дома свечи и расставили у его изголовья. Лесные эльфы зажгли их от своих фонариков. Снежана медленно водила ладонью над лицом и грудью Акселя. Временами вокруг ее ладони появлялось легкое свечение, менявшее цвета.


Лилия в длинном темном одеянии сидела на мокрой от росы траве и держала руку Акселя. Вихрь и Зоряна бродили неподалеку, посматривая в нашу сторону; обычно разговорчивая, Зоряна теперь была молчаливой и притихшей.


Мгла, закрывавшая небо, ушла, и над нами снова сияли звезды, но они не радовали. Мне хотелось упасть лицом в траву и разреветься. Несмотря на все усилия Снежаны, Аксель так и не приходил в себя.


Я поставил еще одну свечу у изголовья Акселя и посмотрел на его лицо. Он лежал, умиротворенный и спокойный, как человек, хорошо сделавший свою работу и заслуживший отдых. И то ли мне казалось, то ли на самом деле он становился каким-то нематериальным, прозрачным. Будто растворялся в воздухе.


— Что с ним? — негромко спросил я, осторожно касаясь его брони, чтобы убедиться, что он никуда не исчез.


— Он начал развоплощаться, — ответила Снежана. — Пока я удерживаю его, но мне не повернуть процесс вспять… Лиля, не падай духом, мы еще за Акселя поборемся! — Она посмотрела в темное небо: — Ну где там Алеша?


Лилия ласково погладила графитовые волосы Акселя, стянутые на макушке в "хвост":


— Акс, родной мой… Зачем ты пошел со мной в дружину? Подождал бы пару лет, пока не завершится трансформа. Господи, если бы я знала, и я бы подождала…


В небе появился желтый огонек. Он приближался, и я увидел, что это парус с фонарем на мачте. Парусом управлял невысокий парнишка в легкой одежде. Отблеск света упал на его лицо, и я узнал Алешу.


Он опустил парус рядом с нами, снял с мачты фонарь с горящей свечой и подошел. Присел рядом с Акселем и внимательно его осмотрел, видимо, замечая что-то, невидимое для нас. Нахмурил белесые брови:


— Да, неважны дела… Снежа, спасибо, что продержала его до моего прихода. Возвращайся в Город. Акселем займусь я.


Снежана подсела к Лилии и обняла ее за плечи:


— Лиля, все будет хорошо. Алеша сильный врачеватель, он справится. А ты тоже держись. Гони плохие мысли прочь.


Она легко поднялась, вышла из круга света и шагнула в ночную темноту. Мои волосы взметнуло порывом ветра от взмаха ее крыльев.


— Сергей, помоги мне, — распорядился Алеша, вставая.


Вдвоем, они подошли к яблоне Марше. Алеша обнял ее и что-то тихонько прошептал. Яблоня качнула ветвями. Одна из нижних веток обломилась, на месте излома заблестели капельки сока. Сережка подхватил сломанную ветвь.


Алеша собрал в чашу капли густого, тягучего сока. Перевязал придерживаемую Сережкой ветвь и погладил яблоневый ствол:


— Спасибо тебе, добрая душа.


Присев рядом с Акселем, Алеша приподнял его голову и влил ему в рот яблоневого сока. Отставив чашу, он положил одну ладонь на лоб Акселя, другую — на грудь, в область сердца, и замер с сосредоточенным лицом. Мы с волнением следили за ним.


В небе появилась цепочка огней — это возвращалась дружина. Два огня отделились и начали снижаться. Вскоре на лужайку перед домом опустились двое крылатых коней с всадниками, держащими факелы. Всадники спешились. Крылатые кони остались на лужайке вместе с Вихрем и Зоряной, а люди подошли к нам. Я узнал Брана с лохматой черной гривой и воеводу Александра с длинными пшеничными волосами, перехваченнымии тесьмой. Оба они были без доспехов, в легких просторных рубахах с шитьем.


— Лилия, ты как? — спросил Александр.


— Я в порядке, — отозвалась девушка. — А Аксель…


— Вижу, — вздохнул Александр и присел рядом с Алешей, колдовавшим над Aкселем: — Вот почему я не хотел его брать… — Он провел ладонью по сегментам брони на плече Акселя: — Эх, крылатая душа… Надо же, в первом бою — и так не повезло…


— Это моя вина, — с горечью произнес Бран. — Я должен был отговорить их, а вместо этого поддержал. Гнать меня надо в три шеи из дружины… Александр, я прошу о разжаловании. Не могу оставаться воеводой после такого проступка.


— Об этом мы поговорим потом. — Александр поднялся: — Отец Георгий собирается служить молебен, я буду с ним. Браниволк, останься с Лилией и мальчишками. — Он устало вздохнул: — Темной была эта ночь…


— Воевода Александр! — взволнованно спросил Сережка. — Что с Князем Всеславом? Где он?


Александр помолчал.


— Никто не знает, что с Князем и где он… Освободив свои силы, он не мог остаться прежним. Но он знал, что делал. Мы должны верить в него.


Александр развернулся и зашагал прочь. Я видел, как он в темноте вскочил на крылатого коня, и конь взмахнул крыльями, унося воеводу в ночное небо.


Врачеватель Алеша продолжал незримую борьбу с недугом Акселя. Кажется, странная прозрачность исчезла, лицо и броня Акселя медленно возвращали обычный цвет. Наконец Алеша отнял ладонь от лба Аксела и повернулся к Лилии:


— Я остановил развоплощение, но душа его все еще бродит вдали отсюда. Лилия, теперь все зависит от тебя. Только ты можешь вернуть его. — Он подал Лилии чашу с остатками яблоневого сока: — Выпей, тебе это тоже нужно.


Лилия поднесла чашу к губам и сделала глоток. Вернула Алеше пустую чашу. И я увидел, как стальная рукавица воли, которой Лилия все это время держала себя, постепенно разжимается. Теперь передо мной была не воительница Китежа, а женщина, охваченная горем. Она разрыдалась в голос и обхватила Акселя:


— Акс, родной мой, вернись! Не оставляй меня! Без тебя мне не будет счастья даже здесь, в небесном Китеже! Акс, услышь меня! Прошу тебя, любимый!


Я стоял, не зная, как утешить безудержно рыдающую Лилию. Браниволк взял нас с Сережкой за плечи и повел прочь:


— Оставим их одних. Так надо…


Мы вчетвером сидели на темном склоне холма — Бран, Алеша, Сережка и я. Алеша обхватил руками колени и задумчиво смотрел на огонек свечи. Говорить ни о чем не хотелось. Мы все были подавлены случившимся. А еще я с тоской думал — неужели так и придется уходить? Не узнав, исцелился ли Аксель и жив ли Князь Всеслав?..


— Алеша, — спросил Сережка, — почему с Акселем так?.. Ведь дружинника убить невозможно, все так говорят!


Алеша повернул к нему голову:


— Сережа, Аксель — не вполне обычный человек. Он раньше был ближе к стихиям, чем к вам… У него шла серьезная внутренняя перестройка. Через пару лет он стал бы таким же неуязвимым, как Дуглас, но сейчас ему следовало бы поберечься… По несчастному стечению обстоятельств удар Хищницы пришелся прямо в сердце, разрушив астрально-эфирные связи. Но не теряй надежду. — Алеша ободряюще улыбнулся: — У Акселя все шансы вернуться к жизни, потому что у него есть Лилия.


— А Князь Всеслав? — взволнованно спросил я.


— И его есть кому вернуть к жизни, — значительно проговорил Бран. — Поэтому Александр и сказал — верить в него.


Колокол на часовне неподалеку пробил один раз.


— Половина шестого, — сказал Бран. — Скоро начнет светать.


— Уже светает, — заметил Сережка. — Небо над рекой совсем светлое. — Он вскочил: — Как над рекой? С чего бы это солнцу вставать с юга?


— Это другое солнце, — звучно проговорил Бран, поднимаясь на ноги. Свежий утренний ветер взметнул его смоляные волосы. Он указал на разгоравшееся над рекой золотое сияние: — Смотрите!


Мы все повскакивали, вглядываясь в приближающийся с юга золотой свет. Я различал в нем очертания плывущей над рекою ладьи.


— Это Князь Всеслав! — обрадованно закричал Сережка.


— И он не один, — присмотревшись, добавил Алеша и светло улыбнулся: — Ночь была темна, но зато день будет вдвойне светлее. С ним Княжна Ладомира.


— Лиля! — Сережка со всех ног помчался к сестре, и я за ним следом. — Князь Всеслав и Княжна Ладомира возвращаются!


Лилия подняла лицо, и я встретил ее мягкую улыбку:


— Тихо, мальчишки, не разбудите Акселя. Он спит.


Я присел и посмотрел на Акселя. Да, беспамятство сменилось обычным сном. Грудь Акселя мерно вздымалась и опускалась, на лице была безмятежная улыбка. Лилия ласково провела ладонью по его щеке:


— Отдыхай, мой хороший. У тебя была тяжелая ночь…


Свет приближался. Лилия поднялась, глядя на ладью, плывущую над окрестными холмами. Лицо ее просияло. Она обняла Сережку за плечи:


— Как давно я хотела увидеть их двоих…


Теперь и я отчетливо видел Князя Всеслава и Княжну Ладомиру на носу ладьи, под белым парусом с золотым улыбающимся солнцем. Над Городом радостно зазвонили колокола. А ладья приближалась, и я понял: они плывут к нам!


С замирающим от счастья сердцем я смотрел, как ладья остановилась на лугу, и Князь Всеслав с Княжной Ладомирой сошли на землю. Под их ногами разливалось сияние.


Князь Всеслав был в знакомом мне облике, но все же он изменился. Он словно стал еще выше и светлее, и одежды его блистали как снег солнечным зимним днем, а глаза сияли как звезды. А Княжна Ладомира… она просто была радость и несказанная красота! Юная и в то же время с глубокой женственной мудростью в глазах. Ее светло-русые волосы были убраны жемчугом, и лазоревый свет звезды на ее челе сливался с бело-золотым сиянием Князя.


— Мир вам, хозяева этого дома, — проговорили они, поклонившись. Сережка подбежал к Князю Всеславу, словно желая убедиться своими глазами, что это не сон:


— Князь Всеслав! Я так боялся, что ты… — Он уткнулся в белые одежды Князя.


Князь Всеслав положил руку на Сережкино плечо и улыбнулся:


— Сережа, нет такого оружия, которое могло бы убить меня, пока есть те, кого я люблю и за кого готов сражаться.


Княжна Ладомира, в белом и голубом, опустилась перед спящим Акселем. Легонько тронула его за плечо и проговорила голосом, звонким как весенний ручеек:


— Просыпайся, отважный воин! Тьма ушла, настало время света и радости!


Аксель открыл глаза и тотчас вскочил. На лице его было такое изумление, что все рассмеялись. Он преклонил колено перед Княжной. Лилия сделала то же самое.


— Не надо, мои родные. — Княжна Ладомира взяла их за руки. — Лилия, ты вернула к жизни того, кого полюбила. Смени же теперь одеяние печали на одежды радости!


Она коснулась плеча Лилии, и темные одежды девушки сменились нарядным белым платьем! И сама Лилия необыкновенно похорошела. Княжна Ладомира надела ей на голову венок из белых и голубых цветов.


— Ой, какая Лилия стала красавица! — воскликнула Зоряна. — Княжна Ладомира, это все твое волшебство!


Княжна Ладомира улыбнулась:


— Волшебство здесь ни при чем, Зоря. Это красота ее любящей души. — Она вложила руку Лилии в широкую ладонь Акселя. Князь Всеслав звучно проговорил:


— Друзья мои, нас ждут в Городе!


Янтарный камень жарко вспыхнул в венце Князя, и его золотистые крылья словно простерлись от горизонта да горизонта. И перенесенные его волшебством, через мгновение мы уже стояли на высоком крыльце Терема. Перед нами раскинулась нарядная Красная площадь, заполненная горожанами. Среди горожан я заметил Дуга и Снежану, они помахали нам руками. Колокола звонили благовест.


Князь Всеслав снял с пояса меч в ножнах и отдал его встретившему нас на крыльце Бажену. А я заметил, что нарядные здания Красной плошади и радостные лица горожан словно отделены от меня невидимой завесой. И я понял, что мое пребывание в Городе подошло к концу. Сережка тоже это понял:


— Юрику уже пора…


— Рада была познакомиться, Юра, — проговорила Лилия, обняв меня. — Удачи тебе в срединном мире.


Аксель сжал мою руку своей огромной лапищей и улыбнулся:


— Чистого неба!


Сережка, в пионерской форме, взял мою руку и легонько тряхнул:


— Ну, пока!


— Сережка… — У меня комок застрял в горле. Сережка ободряюще улыбнулся:


— Юрик, мы с тобой еще увидимся! Я ведь проводник. Будут еще сны, где мы будем странствовать по Лестнице миров вместе.


А Город тем временем начал отдаляться, словно растворяясь в золотистом тумане, и лишь Князь Всеслав и Княжна Ладомира все еще были здесь, рядом со мной. Я подбежал к ним:


— Мне сказали, что я многое забуду. Я не хочу вас забывать!


Княжна Ладомира коснулась ладонью моего лба, и от ее прикосновения по лицу словно разлилось теплое сияние. Она ласково улыбнулась:


— Ты не забудешь, Юра. Сердцем ты всегда будешь помнить Город.


— И прими от меня подарок на память о Китеже. — Князь Всеслав протянул руку и подал мне… художественную кисточку! Но не обычную, а словно сделанную из солнечного света. Она даже грела ладонь.


Фигуры Князя Всеслава и Княжны Ладомиры стали удаляться и вскоре превратились в две звезды — золотисто-белую и лазоревую. "Я не хочу вас забывать" — снова прошептал я и услышал откуда-то издалека Сережкин голос:


— Юрик! Та книга, у тебя на диване! Она тебе все напомнит! Там про Город! Только имена и названия там другие, но ты разберешься!..


…Я просыпался. Странно — сон ушел, а ощущения тепла на лице и в руке остались. Я открыл глаза. Солнце заглядывало в окно, падая на лоб и выбившуюся из-под одеяла руку. Кажется, вчера, зачитавшись, я так и заснул у себя в комнате на диване. А подушку и одеяло, наверное, принесла мама.


В квартире пахло свежим кофе, из кухни доносились голоса родителей и звук телевизора. Я откинул одеяло и сел. Какой был удивительный сон… Жаль будет, если он забудется… Мой взгляд упал на книгу в зеленой обложке, и я вспомнил Сережкины слова. И подумал — надо немедленно все записать, пока не забылось, не ушло! Или нет, лучше зарисовать! Я схватил со стола альбом для эскизов.


Дверь проткрылась, и в комнату заглянула мама.


— Юрик, ты проснулся? — улыбнулась она, и ее улыбка напомнила мне чью-то такую же родную улыбку из сна. — Ты так крепко спал, что мне было жалко тебя будить. Умывайся и будем завтракать.


— Мам, я потом! Сначала зарисую кое-что, а то забуду!


— Ну тогда принесу тебе чай и бутерброд. — Мама взяла с дивана книгу в зеленой обложке: — Ты ее читал? А отец сказал — скучно.


— Скучно? Неправда!.. Мне приснился сон — как продолжение этой книги! Там были зеленые холмы, солнце и много света. И город над синей рекой, а в городе — много хороших людей… и не только людей.


— Ну расскажешь потом… Да, кстати, тебе звонил Витя, вы собирались на день рождения к девочке, — напомнила мама. Я махнул рукой:


— Я напишу ему смс, что не пойду.


— А что так?


— Я хочу зарисовать тот город из сна, пока не забыл! Мам, понимаешь, это очень важно!


— Ну рисуй, художник, — улыбнулась мама и вышла.


Ну что ж, Инка, цветы и подарок я отдам как-нибудь потом. Сейчас важнее другое… Я взялся за карандаш. С чего начать? Образы уплывали, теряя четкость. Но я понял, что надо зарисовать в первую очередь. Если я нарисую это, я вспомню все остальное… Я начал набрасывать крылатого коня и мальчишку в пионерской форме, легко балансирующего на его спине.


Ноябрь 2008 г., Тильбург


Оглавление

  • Илвайри Альмира Город над синей рекой
  • Глава 1. Проводник
  • Глава 2. Город
  • Глава 3. Солнечный Художник
  • Глава 4. Ночь
  • Глава 5. Рассвет