КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 405312 томов
Объем библиотеки - 535 Гб.
Всего авторов - 146483
Пользователей - 92090

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Serg55 про Аист: Школа боевой магии (тетралогия) (Боевая фантастика)

осталось ощущение незаконченности. а так вполне прилично, если не считать что ГГ очень часто и много кушает...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
DXBCKT про Конторович: Черный снег. Выстрел в будущее (О войне)

Пятая книга данной СИ... По прочтении данной части поймал себя на мысли — что надо бы взять перерыв... и пойти почитать пока что-нибудь другое... Не потому что данная СИ «поднадоела»... а просто что бы «со свежими силами» взяться за ее продолжение...

Как я уже говорил — пятая часть является (по сути) «частью блока» (дилогии, сезона и т.п) к предыдущей (четвертой) и фактически является ее продолжением (в части описаний событий переноса «уже целого тов.Котова — в это «негостеприимное времечко»). По крайней мере (я лично) понял что все «хроники об очередной реинкарнации» (явлении ГГ в прошлое) представленны здесь по 2-м томам (не считая самой первой по хронологии: Манзырев — 1-я «Черные Бушлаты», Леонов — 2-3 «Черная пехота» «Черная смерть», Котов — 4-5 «Черные купола», «Черный снег» ).

Самые понравившиеся мне части (субъективно) это 1-я и 3-я части. Все остальное при разных обстоятельствах и интригах в принципе «ожидаемо», однако несмотря на такую «однообразность» — желания «закрыть книгу» по неоднократному прочтению всей СИ так и не возникало. Конкретно эта часть продолжает «уже поднадоевший бег в сторону тыла», с непременным «убиВством арийских … как там в слогане нынче: они же дети»)). Прибывшие на передовую «представители главка» (дабы обеспечить доставку долгожданной «попаданческой тушки») — в очередной раз получают.... Хм... даже и не «хладный труп героя» (как в прошлых частях), а вообще ничего...

Данная часть фактически (вроде бы как) завершает сюжет повествования «всей линейки», финалом... который не очень понятен (по крайней мере для того — кто не читал «дальше»). В ходе череды побед и поражений из которых ГГ «в любой ипостаси» все таки выкручивался, на сей раз он (т.е ГГ) внезапно признан... безвести пропавшим...

Добросовестный читатель добравшийся таки до данного финала (небось) уже «рвет и мечет» и задается единственно правильным вопросом: «... и для чего я это все читал?». И хоть ГГ за все время повествования уничтожил «куеву тучу вражин» — хоть какого-то либо значимого «эффекта для будуСчего» (по сравнению с Р.И) это так и не принесло (если вообще учесть что «эти вселенные не параллельны»... Хотя опять же во 2-й части «дядя Саша» обнаружил таки заныканные «трофейные стволы» в схроне уже в будущем...?). В общем — не совсем понятно...

Домой не вернулся — это раз! Линию фронта так и не перешел — это два! С тов.Барсовой (о которой многие уже наверно (успели позабыть) так и не встретился — это три... Есть конечно еще и 4-ре и 5... (но это пожалуй будет все же главным).

Однако еще большую сумятицу в сознанье читателя привнесет … следующий том (если он его все-таки откроет))

P.S опять «ворчу по привычке» — но сам-то, сам-то... в очередной раз читаю и собираю тома «вживую»)

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
lionby про Корчевский: Спецназ всегда Спецназ (Боевая фантастика)

Такое ощущение что читаешь о приключениях терминатора.
Всё получается, препятствий нет, всё может и всё умеет.
Какое-то героическое фентези.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
greysed про Эрленеков: Скала (Фэнтези)

можно почитать ,попаданец ,рояли ,гаремы,альтернатива ,магия, морские путешествия , тд и тп.читается легко.

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
RATIBOR про Кинг: Противостояние (Ужасы)

Шедевр настоящего мастера! Прочитав эту книгу о постапокалипсисе - все остальные можно не читать! Лучше Кинга никто не напишет...

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
greysed про Бочков: Казнить! (Боевая фантастика)

почитал отзывы ,прям интересно стало что за жуть ,да норм читать можно таких книг десятки,

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
Архимед про Findroid: Неудачник в школе магии или Академия тысячи наслаждений (Фэнтези)

Спасибо за произведение. Давно не встречал подобное. Читается на одном дыхании. Отличный сюжет и постельные сцены.
Лёхкого пера и вдохновения.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Я сожалею... (fb2)

- Я сожалею... (пер. О. А. Продивус) (и.с. Панорама романов о любви) 529 Кб, 153с. (скачать fb2) - Теодора Снэйк

Настройки текста:



Теодора Снэйк Я сожалею…

1

В этот теплый июньский день Элен выходила замуж. Сколько хлопот было со свадьбой. Ее родители сбились с ног, стараясь не ударить в грязь лицом перед родственниками жениха. Давнее желание породниться с семьей Коннорс и столь же давнее нежелание видеть мужем единственной дочери какого-то там Кеннета Джордана заставляли их быть настойчивыми и изобретательными. И вот сегодня их усилия наконец-то увенчаются успехом. Их девочка станет женой преуспевающего врача из хорошей семьи, имеющей положение в обществе и пользующейся заслуженным уважением горожан.

Возле дома Нортонов уже припарковано много машин, хозяин дома встречает гостей с улыбкой на загорелом лице. Ему жарко и душно, жмет слишком туго затянутый узел полосатого галстука, очень хочется пить. Но бдительная супруга не дает бедняге расслабиться. Однако скоро она поднимется на второй этаж дома проверить, готова ли невеста.

Среди приглашенных почти все именитые жители Оквуда, друзья и родственники четы Нортон, друзья самой Элен, а также тот, кого старшим Нортонам совсем не хотелось бы видеть. Если бы не желание самой невесты, Джордана ни за что бы не пригласили. Но Элен, не сознавая собственной жестокости, заставила родителей отправить ему приглашение, и сейчас Кеннет присутствовал на свадьбе девушки, которую хотел видеть своей женой.

Выражение лица Кена ясно показывало, что ему неприятно здесь находиться и его тяготит общество всех этих людей. Но ему нужно было убедиться, что решение Элен добровольно, что в самый последний момент она не передумает. Вернее, он мечтал о том, что у алтаря она опомнится и, всхлипывая, окажется в его объятиях, бросив респектабельного и скучного жениха.

Об этих его мыслях очень хорошо знал стоявший рядом Шон Огилви. Шон знал Элен и Кена с детства, дружил с ними обоими. Ему давно стало ясно, что из отношений этой парочки не получится ничего путного. Слишком многое было против них. Прежде всего сама Элен не испытывала к Кену достаточно глубоких чувств. Но он не хотел в это верить. Не понимал, что руководимая матерью и постепенно воспринимавшая ее взгляды на жизнь, Элен перестала воспринимать его, как своего героя.

Представляя будущую семейную жизнь, она видела себя прежде всего прекрасно материально обеспеченной, что сын отставного полицейского никак не мог бы ей предоставить в ближайшее время. А ждать, пока Кен станет кем-то, кто, по мнению Нортонов, будет ее достоин, Элен не хотела. Поэтому оценила упорство Джейка Коннорса и решила, что ей очень пойдет роль супруги уважаемого врача.

Правда, ей бы хотелось, чтобы жених был чуть попривлекательнее. Получалось, что она постоянно сравнивала Кеннета и Джейка, и сравнение было не в пользу последнего — Кен был моложе ее избранника, выше ростом, спортивнее. Волосы Джейка уже слегка поредели на лбу, при этом их тусклый цвет напоминал мышиную шкурку. Элен утешалась тем, что на будущем муже прекрасно сидит дорогой костюм, а его галстуки всегда подобраны в тон рубашкам. Ей льстило, что к мнению Джейка прислушиваются серьезные люди, нравилось бывать с ним в дорогих ресторанах, получать в подарок изысканные букеты цветов и духи.

Родители поощряли ухаживания Джейка, постоянно напоминая дочери о достоинствах будущего зятя. Поэтому Элен благосклонно отнеслась к предложению выйти за него замуж…

В эту минуту Элен заканчивала свои сборы под венец. Подружки в одинаковых бледно-зеленых платьях помогали ей. Подошедшая миссис Нортон нежно обняла дочь, поправила фату и в последний раз оглядела невесту.

Тем временем мистер Нортон пригласил гостей занять плетеные кресла, расставленные на лужайке перед домом. В середине между рядами был оставлен проход. Множество цветов в саду и в руках приглашенных, нарядные платья дам, яркое летнее солнце и безоблачное небо создавали атмосферу праздника.

Возле украшенной беседки стоял священник, терпеливо ожидавший начала церемонии. Рядом с ним заметно нервничал бледный и напряженный жених. В первом ряду сидели родители Джейка. Аристократического вида седовласый отец держал за руку жену, а та не отрываясь смотрела на сына. Чувствуя его волнение, она кивнула шаферу, и тот встал рядом с женихом, отвлекая его разговором и демонстрируя в который уже раз коробочку с обручальными кольцами. Постепенно краски вернулись на бледное лицо Джейка Коннорса.

Но вот зазвучал свадебный марш. Все замолчали и затаили дыхание, глядя, как отец подводит свою дочь к замершему в ожидании жениху. Наиболее чувствительные дамы поднесли к глазам кружевные платочки.

В самом последнем ряду расположились Кен и его друг. Кену хотелось сесть ближе, чтобы вовремя распахнуть для Элен объятия, как виделось ему в мечтаниях. Но Шон благоразумно усадил друга подальше от главных действующих лиц, готовый в любую секунду схватить его за рукав или закрыть ему рот в случае необходимости.

Увидев невесту, Шон вздохнул. Она действительно была хороша и привлекала взгляды всех присутствующих мужчин. В день собственной свадьбы любая девушка выглядит красивой, тем более та, которая и так считается очень хорошенькой. Элен выглядела взволнованной. Длинное белое платье, отделанное кружевом и жемчужинками, придавало фигуре легкость и воздушность. Впечатление усиливала высокая прическа из длинных светлых волос с укрепленной на ней кружевной фатой, которую подхватывал легкий ветерок.

Шон остро сочувствовал другу, не желая даже врагу оказаться сейчас на его месте. К счастью, Кен проявил выдержку и молча просидел всю церемонию. Только побелевшие суставы пальцев, которые он сцепил на коленях, да еле заметное подрагивание изящно вырезанных крыльев носа выдавали его волнение.

Наконец мучения Кена закончились: молодые обменялись кольцами и поцелуями, священник объявил их мужем и женой, после чего все поспешили к ним с поздравлениями. Миссис и мистер Нортон довольно улыбнулись и одновременно испустили вздох облегчения.

Шон взглянул на Кена. Тот сидел, опустив глаза и нахмурившись.

— И что дальше? Пойдешь их поздравить? — спросил Шон, дотронувшись до плеча друга.

— Нет, не могу. Теперь я уеду отсюда и попытаюсь ее забыть. У меня есть пара предложений от фирм, которые хотели бы взять на работу лучшего выпускника архитектурного факультета. Я буду писать тебе, но вряд ли часто.

— Может, передумаешь? Здесь тоже найдется подходящая работа. Да и твой старик будет огорчен твоим отъездом. Он и так переживает, что не помог оплатить учебу, и тебе пришлось подрабатывать и брать деньги в кредит.

— Благодаря стипендии я смог частично погасить долг, а когда начну работать, выплачу остальное. Мне бы не хотелось оставлять отца одного, да ничего не поделаешь. Я не собираюсь жить там, где меня считают голодранцем и не разрешают своим дочерям выходить за меня замуж. Но не расстраивайся, я вернусь. Завоюю мир — и вернусь!


В шесть утра зазвонил будильник. Он надрывался, пока у его владельца не кончился запас терпения. Самое обидное, что Кеннет Джордан включил его по привычке, хотя именно с сегодняшнего утра считался в отпуске, который устроил себе впервые за девять суматошных, напряженных и очень удачных в материальном отношении лет.

Начав работать в качестве рядового архитектора в известной бостонской фирме «Томпсон и Картрайт», Кен благодаря творческому подходу к делу и сумасшедшей работоспособности выбился в ведущие архитекторы, был на хорошем счету у руководства. А это приносило не только моральное удовлетворение и укрепляло его уверенность в себе, но и обеспечивало финансовую независимость.

Округлению его банковского счета способствовало и то, что все свободное время Кен отдавал работе над конкурсными проектами, за некоторые из которых удостоился премий. О нем заговорили в профессиональных кругах, популярные журналы также уделили ему внимание.

Все в его жизни внешне обстояло вполне благополучно. Но жизни, в общем-то, не было. Была лишь работа. Настал момент, когда поставленная Кеном в юности перед самим собой задача была выполнена, и появилось ощущение какой-то пустоты и неудовлетворенности. Сначала это ощущение было едва уловимо. Но постепенно Кен осознал, что в свои тридцать два года, с одной стороны, так и не обзавелся семьей, а с другой — оторвался от своих корней и слишком давно не видел отца.

В последний год он даже не удосужился черкнуть тому пару строк — со всеми праздниками отца поздравляла педантичная секретарша Кена. Старик же регулярно сообщал сыну новости о жизни Оквуда, ни разу не упомянув при этом имя Элен Коннорс. В самом последнем письме он благодарил Кена за щедрый подарок ко дню рождения. Еще он сообщил, что после долгих лет вдовства встретил наконец женщину, с которой ему хотелось бы прожить остаток жизни. Она приехала погостить к соседям Джорданов, где с ней и познакомился отец Кена.

Пожилые люди вскоре обнаружили сходство судеб и общность интересов. Словом, отец собирался переехать к своей избраннице в городок, расположенный милях в шестидесяти к северу от Оквуда. Сыну же хотел оставить свой дом и надеялся, что тот, устав от жизни в большом городе, вернется и устроит здесь свою жизнь.

Читая письмо, Кен сначала усмехнулся, позже задумался, потом загрустил. Годы, проведенные вдали от родного дома, отличались друг от друга лишь тем, на какую ступеньку по лестнице успеха ему удалось подняться. За это время ему не встретилось ни одной женщины, которая хоть что-то значила бы для него. На вечеринках и презентациях, устраиваемых фирмой, Кен знакомился с привлекательными ухоженными женщинами, которые были не прочь очаровать холостого, известного архитектора.

Иногда Кен шел им навстречу, иногда — нет. Всякий раз он надеялся, что эта встреча изменит его жизнь, вызовет в израненном сердце эмоции, которые позволят забыть о том, что любимая предпочла другого. Но этого не случалось, он разочаровывался, становился холоден и рассеян, никак не реагируя на намеки партнерш на упрочение отношений. И связь обрывалась сама собой. При этом он не испытывал особых сожалений. Просто очередное не то.

Но совсем обходиться без женщин он не собирался, поэтому стал обращать внимание на разведенных деловых особ чуть старше себя, опытных и не желающих связывать себя узами брака. Таким образом, ничье сердце не разбивалось и все устраивалось к обоюдному удовольствию.

Да только существовали и в этих отношениях ощутимые изъяны: не с кем было поделиться сокровенными мыслями, утро Кен встречал в одинокой постели, квартира его имела необжитой вид, а холодильник часто охлаждал только воздух. И что совсем уже печально, при таком образе жизни неоткуда было появиться ребенку. Странно, но, не желая связывать себя узами брака, Кен иногда задумывался о маленьком Джордане, даже представлял, каким может быть его малыш.

Последней каплей стало письмо Шона Огилви, у которого дела тоже шли неплохо, только вот работа бросала его из штата в штат, не давая нигде пустить корни. Но похоже, вскоре этому будет положен конец.

В конверте, кроме письма, была еще фотография прелестного домика, на ступеньках которого сидел улыбающийся Шон. А подпись под фотографией гласила, что закоренелый холостяк намерен поселиться в родных местах и обзавестись семьей, как только найдет себе подходящую невесту. Шон выражал желание открыть в Оквуде собственное дело и приглашал Кена в компаньоны. Еще он в нескольких словах сообщал новости из жизни общих знакомых, а под занавес приберег для друга настоящую бомбу.

…Небезызвестная тебе Элен Коннорс, кажется, не очень ладит со своим мужем. Если ты еще не выбросил ее из головы — а мне известно, какой ты упрямый, — то у тебя появился шанс изменить свою жизнь. Но для этого придется приехать в Оквуд, чему я буду очень рад. Сообщи мне о своем решении. Кстати, твой отец оставил мне ключи от своего дома. Очень жду тебя.

Твой Шон.

Нескольких дней Кену хватило на то, чтобы не только принять важное решение, но и уладить все дела с увольнением, отказаться от аренды квартиры, а также перевести деньги на вновь открытый счет в банке Оквуда. «Томпсон и Картрайт» весьма неохотно рассталась с ценным работником. Но обаяние Джордана и его обещание участвовать в качестве консультанта во всех крупных проектах фирмы сделали свое дело. Затем Кен тепло простился со всеми, кто работал с ним бок о бок эти годы. Несмотря на то что он не завел среди коллег близких друзей, все же расставаться было немного жаль.

Прощальная вечеринка затянулась, и домой Кен вернулся поздно, поэтому звон будильника на следующий день поутру был совершенно некстати.

Проснувшись, Кен уже не смог находиться в бездействии. Спустя несколько минут чисто выбритый, он уже пристально вглядывался в свое отражение в зеркале и думал, многие ли старые знакомые узнают в нем прежнего Кеннета Джордана. От тех времен у него остался неизменным только рост, да глаза по-прежнему отливали стальным блеском.

Раздавшийся в плечах Кен носил теперь усы, а густые черные волосы стриг коротко, что очень ему шло. Мужественные черты лица и умный взгляд прищуренных глаз привлекали к себе внимание. Пожалуй, он сильно изменился. А вот изменилась ли Элен? У Кена не было ее фотографии, но память услужливо воскресила милое лицо.

Принятое решение вернуться домой подталкивало побыстрее отправиться в путь. Тогда, десять лет назад, казалось правильным уехать, что называется, на край света, чтобы не поддаться соблазну периодически наезжать в Оквуд повидать Элен. Теперь предстояло проделать путь в обратном направлении почти через всю страну, за время которого Кен намеревался еще раз хорошенько обдумать свое появление в родном городке, свои последующие действия.

Загрузив вещи в джип, он уселся за руль, посигналил на прощание уже бывшим своим соседям и тронулся с места. Долгая дорога позволяла поразмышлять о дальнейшей жизни, о профессиональных перспективах…

По мере приближения к Оквуду Кен все чаще приходил к мысли, что ему необходима короткая передышка, что он не готов еще встретиться с Элен лицом к лицу. Поэтому, подъезжая к небольшому городку Лейквуд, он решил остановиться в нем на сутки, чтобы собраться с духом и в последний раз все обдумать.

Кен направил джип к небольшой гостинице «Аделина». Двухэтажное здание, расположенное при въезде в город, наверняка не имело особых удобств. Но поскольку стояло нежаркое лето, Кен не боялся ни замерзнуть, ни задохнуться от духоты в своем номере, а все остальное его нисколько не волновало.

Оставив машину на почти пустой стоянке, Кен взял из джипа только одну сумку и направился к входу в гостиницу. «Аделина», безусловно, знавала лучшие времена. Когда-то она радовала глаз ослепительной белизной стен, но сейчас ее не мешало бы покрасить заново. Солнце и дожди сделали свое черное дело, придав зданию обветшалый и унылый вид.

Войдя внутрь, Кен огляделся и заметил справа от себя высокую стойку портье со звонком на ней. Самого портье видно не было. Поставив на пол сумку, Кен протянул к звонку руку, но сразу же отдернул ее, заметив появившуюся над стойкой голову в бейсбольной кепке козырьком назад. Обладатель кепки выпрямился во весь рост и оказался… худенькой девушкой лет двадцати, миловидной, но не красавицей. Она слегка напомнила Кену Элен то ли цветом и длиной волос, то ли своей молодостью.

Зеленые глаза с интересом смотрели на приезжего. Затем во взгляде появилось одобрение — он ей явно нравился. Девушка поздоровалась с Кеном и спросила, что ему нужно.

— Я хотел бы номер с ванной на сутки или чуть дольше.

— Предпочитаете жить на втором этаже или на первом?

— Мне все равно, лишь бы принять душ и выспаться. Я очень устал в дороге.

— Вот ключ от нашего лучшего номера на втором этаже. Там есть все, что нужно. Это весь ваш багаж?

— Нет, остальное в машине. Не хочется перетаскивать вещи из джипа в номер, а завтра загружать обратно.

— Думаю, им ничто не угрожает, хотя машина у вас из дорогих. В Лейквуде очень спокойно.

— Спасибо. Если не возражаете, я пойду к себе. Уж очень устал, извините.

— Желаю вам хорошо отдохнуть у нас.

Кен подхватил сумку и направился к лестнице, ведущей на второй этаж. По пути ему никто не встретился. Похоже, здесь удастся хорошенько выспаться.

Девушка проводила его взглядом и вздохнула. До чего же хорош собой! И неплохо воспитан. Во всяком случае, не пытался строить ей глазки, хватать за руки и расточать дежурные комплименты. Всего этого она уже достаточно насмотрелась за своей стойкой. Иногда просто не знала, как отделаться от чересчур ретивых ухажеров. Интересно, что занесло этого человека в такую дыру?

Она еще раз выглянула в окно. Через дорогу переходил долговязый парень. Он шел к гостинице, явно не торопясь и находясь в хорошем настроении. Девушка ехидно ухмыльнулась и приготовилась к встрече.

Едва парень появился на пороге, она метнула в него свою кепку и заорала так, что бедняга застыл на месте:

— Мерзкий тип! Я жду тебя уже полтора часа! Я голодная и злая и сейчас тебя просто растерзаю. Чак, ты второй раз на этой неделе подводишь меня. Ну подожди, в один прекрасный день я брошу эту проклятую работу и ты здесь будешь торчать круглосуточно!

— Милли, — рассмеялся Чак, — если бы я не знал тебя лет сто, то поверил бы каждому твоему слову. Ну, виноват, больше не буду. Я был у Ма в баре, помог ей немного с готовкой. Ты же знаешь, что вечером она собирает у себя друзей на небольшую вечеринку. Она и тебя звала.

— Принимайся за работу, болтун. Чтобы пойти к Ма, мне еще нужно привести себя в порядок. Да, если меня будет спрашивать отец, скажи, что я сделала все, что он велел. Пусть не ищет меня, а сам приходит к Ма вечером. Ну, пока!

Милли подобрала свою кепку с пола и направилась к выходу из гостиницы. На стоянке рядом с ее велосипедом стоял черный джип. Она снова вспомнила о новом постояльце. Завтра он уедет. Ах, как хотелось бы ей оказаться рядом с ним на пассажирском сиденье его машины! И пусть бы он увез ее отсюда в другое место, где не так скучно, где нет этой раздражающей опеки отца.

Милли давно бы уехала из Лейквуда, как уже сделали почти все ее одноклассники. Но она намертво застряла здесь из-за причуд отца, который считал излишним для женщины обучение в колледже и постоянно сватал ей в женихи сыновей своих друзей и знакомых.

Она еле упросила его разрешить окончить курсы секретарей, но после этого отец не позволил ей найти работу по специальности. Иногда дочь чувствовала себя рабом, прикованным к гостиничной стойке, как к галере. И даже не раз говорила об этом отцу, но тот отмахивался от ее слов. Видно, считал, что ему лучше знать, что должна и что не должна делать его дочь.

Если бы не вполне понятные опасения, Милли давно бы забралась в кабину какого-нибудь грузовика и отправилась куда глаза глядят. Но она прекрасно понимала, что ничто не дается в этой жизни бесплатно, и не рассчитывала на бескорыстное отношение к себе со стороны мужчин. К тому же ни один из тех, кто поглядывал на все заинтересованно, не нравился Милли. Однако как-то менять свою жизнь все равно было нужно. И она поклялась самой себе, что обязательно это сделает.

А пока Милли шла к магазинчику Синтии Моррисон, в котором на прошлой неделе присмотрела себе недорогое трикотажное платье. Оно очень шло ей. Сегодня был прекрасный повод надеть его и хотя бы так порадовать себя. Отец не запрещал ей наряжаться, рассчитывая, что так дочь скорее найдет мужа. И Милли, хоть и слышать не хотела о замужестве, вовсю пользовалась этим обстоятельством.

Через полчаса она уже шла в обратном направлении, в ее руке был пакет с платьем и парой подходящих к нему туфель. Настроение Милли явно улучшилось. Ей, как и всякой другой девушке, нравилось танцевать, хотелось похвастать новым платьем и попробовать знаменитого жареного цыпленка Ма.

Сама она не очень любила готовить, хотя в ее арсенале имелось несколько вполне съедобных блюд, но дальше этого дело не шло. Она оправдывалась тем, что в нужный момент сможет показать, на что способна. А пока не стоит и мучиться на кухне. Так, размышляя о том о сем, Милли дошла до гостиницы, которая одновременно была и ее домом. Она поднялась на второй этаж и, проходя мимо двери номера, в котором поселился Кен, остановилась и прислушалась.

За дверью было тихо. Милли вообразила, как он лежит на широкой кровати, раскинув во сне руки, и на нем нет ничего, кроме простыни, прикрывающей бедра. Смутившись от представившейся ей картины, она облизнула пересохшие вдруг губы и поскорее пошла прочь.

Оказавшись в своей комнате, Милли посмотрев на часы и решила немного вздремнуть перед вечеринкой. Она быстро разделась, нырнула в постель, обняла подушку и попыталась уснуть. Это ей удалось.

Милли снилось, что она танцует с мужчиной, который обнимает ее своими горячими руками, прижимая к себе все теснее и теснее. Он проводит губами по ее шее, и она чувствует, как учащается ее дыхание. Оба словно горят на медленном огне. Ей так приятны его прикосновения, голову кружит запах его одеколона. Она хочет, чтобы танец длился и длился, но даже во сне понимает, что скоро все кончится. От этого ей становится больно, возникает ощущение горькой утраты, и она готова на все, лишь бы удержать мужчину. Он поднимает голову и смотрит на нее, его лицо — лицо Кена. Он недобро усмехается… Внезапно застыдившись, она отворачивается… и просыпается.

Все еще под впечатлением от сна, Милли побрела в душ и встала под водопад холодных струй. Жестоко, но прекрасно действует!

Прогнав вялость и сонливость, она придирчивым взглядом изучила свое отражение в зеркале. Ничего особо примечательного. Хотелось бы быть чуть выше ростом, иметь грудь попышнее. Но что есть, то есть. Милли надела на загорелое стройное тело любимое кружевное белье, затем платье. Снова посмотрела в зеркало и убедилась, что не ошиблась с выбором. Платье облегало ее, подчеркивая женственные очертания фигуры, а цвет изумрудной зелени делал глаза темнее и выразительнее. Она слегка подкрасила веки и губы, волосы же оставила распущенными. Осталось только надеть туфли на высоких каблуках и взять сумочку…

2

Закрывая дверь своей комнаты, Милли увидела в коридоре того, кто ей снился. Решив не упустить случая продемонстрировать себя в лучшем виде, она энергичной походкой подошла к Кену и улыбнулась.

— Как отдохнули?

— Спасибо, спал без задних ног. У вас здесь очень тихо. Теперь бы перекусить, да убить время до вечера. Не подскажете, где здесь вкусно кормят?

— О, я знаю такое местечко! Правда, сегодня там вечеринка. Хотите пойти со мной? Обещаю, вы не пожалеете.

Кен, не ожидавший подобного предложения, внимательно посмотрел на девушку. От него не укрылась перемена в ее внешности. Днем это был сорванец, а сейчас перед ним стояла весьма привлекательная особа.

— Не знаю, достаточно ли я хорош, чтобы сопровождать вас, — произнес он с сомнением.

Милли, находившая его неотразимым, мысленно усмехнулась, а вслух произнесла:

— Сойдете.

— Вы меня подбодрили. А не открутит ли мне голову за вас какой-нибудь ревнивец? Очень бы не хотелось.

— Не волнуйтесь, я сама могу кому угодно открутить голову, так что будете под надежной защитой. Решайте быстрее, Ма уже ждет меня. Я собиралась ей помочь.

Кен в задумчивости потер подбородок. Короткий сон освежил его и пробудил недюжинный аппетит. Ужин был просто необходим. Да и приятнее было бы поболтать и потанцевать с симпатичной девушкой, чем торчать в номере или пить в каком-нибудь баре среди абсолютно незнакомых людей, которые могли оказаться далеко не такими милыми, как она. После секундной паузы он кивнул.

— Раз уж я буду вашим кавалером на этот вечер, давайте познакомимся. Вы уже знаете, что меня зовут Кеннет Джордан. Работаю архитектором, в этом городке проездом. А как зовут вас?

— Милисент Сандерс. Для друзей просто Милли. И давайте перейдем на «ты». У нас не любят официальности. Да и потом мы будем странно выглядеть, разговаривая в баре у Ма, как дипломаты на званом приеме.

— Согласен, Милли. Веди меня, а по дороге расскажи, чем так славится Ма.

— Зачем рассказывать, все поймешь сам, когда попробуешь ее кулинарные шедевры.

Милли взяла Кена под руку. Казалось, она могла бы повиснуть на этой крепкой и горячей руке, а он все так же легко шел бы вперед. Красивая рубашка из тонкой ткани подчеркивала ширину его плеч, узкие бедра, обтянутые дорогими джинсами, привлекали взгляды встречных женщин. Милли заметила, что ее спутник с интересом оглядывается по сторонам, и невольно пожалела, что Кен вскоре покинет их городок. Но с другой стороны, она вообще могла бы не встретить его. А что, если сама судьба посылает его? Вдруг он и есть тот человек, который поможет ей вырваться на волю?

Милли уже отдавала себе отчет в том, что заинтересовалась им. Теперь в ее голове рождались планы один фантастичнее другого, как привлечь к себе его внимание. Но сначала следовало немного выждать и выяснить, что ему нравится, а что может его оттолкнуть.

Бар Ма со смешным названием «Подгоревший цыпленок» находился в пяти минутах ходьбы от гостиницы. Но, идя рядом с таким мужчиной, как Кеннет Джордан, Милли не торопилась. Ее звонкий голосок не умолкал ни на минуту, она задавала Кену множество вопросов о его работе, привычках, любимых занятиях. Поначалу он не собирался откровенничать с малознакомой девушкой, но вскоре с удивлением понял, что ему легко с ней общаться, и подумал, что вечер может пройти замечательно.

Ма встретила их на пороге своего заведения. Эта крупная, добродушная на вид женщина сразу понравилась Кену. Она поздоровалась с ним будто со старым знакомым, предложила зайти внутрь и сразу же прислала к их столику расторопную официантку. Кен не увидел в этом ничего особенного, но Милли сразу поняла, что ей будет устроен допрос с пристрастием. Поэтому она помогла Кену с выбором блюд и напитков, а затем, извинившись, направилась в кухню.

Там Ма накинулась на нее, сгорая от нетерпения:

— Откуда этот красавчик? Ты давно его знаешь? Можно ли ему доверять?

Вопросы сыпались один за другим, но Милли и не подумала возмущаться подобным вторжением в ее личную жизнь. Из опыта общения с Ма она знала, что та не успокоится, пока не будет уверена, что ее девочке не грозит никакая опасность. Мать Милли умерла, когда та была еще несмышленышем.

Лучшая подруга матери, Беренис Липтон, жалея малышку и сочувствуя вдовцу, взяла на себя все хлопоты по воспитанию ребенка. Милли привыкла считать ее второй своей мамой и звала просто Ма. Это ласковое прозвище так и осталось за Беренис. Теперь ее так называли и сама Милли, и собственный сын Беренис Чак, и завсегдатаи бара.

Милли обняла Ма за шею и, глядя ей прямо в глаза, сказала:

— Его зовут Кеннет Джордан. Он поселился у нас сегодня утром. Думаю, что ему можно доверять. И, знаешь, Ма, он мне ужасно нравится. Подумай, может, это мой шанс!

— Детка, ты же ничего о нем не знаешь. Прошу тебя, будь с ним осторожней. Что ты вообще собираешься делать? И куда смотрит этот старый дуралей, твой отец!

— Ма! Пока я собираюсь поужинать с ним, потанцевать и узнать о нем побольше. Что в этом такого? Я ведь не уродина, он вполне может обратить на меня внимание. Но для начала я все же уточню, не женат ли он. Так что не волнуйся, ситуация под контролем.

— Вижу, под каким она контролем. Ну иди. Нехорошо заставлять парня так долго ждать — еще сбежит.

— Вообще-то я хотела спросить, не нужна ли тебе моя помощь.

— Обойдусь без тебя.

— Спасибо. И накорми нас повкуснее, мы оба страшно голодные, а путь к сердцу мужчины, как тебе известно, лежит через желудок.

Милли вернулась в зал, который за время ее отсутствия почти полностью заполнился. Она заметила, что все поглядывают на Кена с любопытством. Сев за стол рядом с ним, Милли, мило улыбаясь, еще раз извинилась за то, что оставила его одного. Он улыбнулся в ответ.

Завязался легкий разговор, который коснулся сначала гастрономических вкусов обоих, потом плавно перешел на более личные темы. Милли охотно рассказывала о себе и своей семье, и, естественно, сама задавала вопросы. Еда оказалась и в самом деле очень вкусной. Кену понравились и знаменитый цыпленок, и яблочный пирог, и салат с кукурузой.

Вокруг вовсю веселились. Собравшиеся напоминали одну большую дружную семью. Многие танцевали. Милли тоже попытался вытащить из-за стола какой-то слегка подвыпивший парень. Кен мгновенно напрягся, готовый вступиться за нее. Но Милли только покачала головой, и он успокоился.

Зазвучала знакомая медленная мелодия. Милли стала тихонько подпевать, и Кен понял, что ей хочется танцевать. Он пригласил ее, повел в круг танцующих и обвил руками ее талию. В зале царил полумрак, выпитое вино настраивало на романтический лад, и Кен притянул девушку ближе. Она не возражала, и теперь ее висок касался его подбородка. Запах легких духов был очень приятен. Он закрыл глаза и представил, что танцует с Элен. При мысли о ее стройном теле он еле слышно застонал и крепче сжал Милли.

Она подняла лицо, а он в это время как раз опустил голову. Губы их встретились — для Милли это было подобно вспышке пламени. Кен, не встретив сопротивления, углубил поцелуй и теперь наслаждался жаркими губами и прикосновениями к маленькому нежному языку. Глаза его все еще были закрыты. Милли пришла в себя только тогда, когда он слегка укусил ее за нижнюю губу. Она отстранилась и поспешно огляделась. Спасибо полумраку, кажется, они не привлекли к себе ничьего внимания.

Тем временем Кен, пробужденный от сладких видений, хмурился и не знал, как выйти из неловкой ситуации. Он взял Милли за руку и повел к их столику. Усадив ее, он направился к бару за солидной порцией виски. Нечестно было с его стороны целовать эту девушку, представляя на ее месте другую. Надо объясниться с ней, но так, чтобы не обидеть.

— Милли, извини, я не должен был этого делать. Я не свободен, — произнес он, возвратившись.

— Не свободен? То есть ты хочешь сказать, что женат!

— Нет. Я хочу сказать, что люблю одну женщину. Она давно вышла замуж за другого, но я никак не могу ее забыть.

Милли была потрясена, но не подала виду. Мысли лихорадочно метались в ее голове. Он любит другую, но та женщина его не любит! Значит, не все еще потеряно. И она легко накрыла его руку своей.

— Кен, ты ни в чем не виноват. Я не в обиде. Давай лучше забудем это недоразумение. Подожди, я принесу нам еще по стаканчику.

Она зашла за стойку бара, выбрала напиток покрепче, щедро плеснула в один стакан, в другой налила кока-колы, рассудив, что при таком освещении Кен не заметит разницы. Вернувшись, Милли протянула один стакан своему собеседнику, а другой крепко сжала в руке. Она уже обдумала план и теперь начала претворять его в жизнь.

— Давай-ка выпьем с тобой на брудершафт.

Кен не стал возражать. Они выпили, предстояло поцеловаться. Милли прекрасно понимала, что ждет этого с нетерпением. Но его губы лишь скользнули по ее губам, и ей не удалось испытать еще раз то ощущение, которое пронзило тело во время их первого поцелуя. Однако Милли сдержала вздох сожаления и улыбнулась как ни в чем не бывало. Снова подняв стакан, она предложила выпить еще. Ничего не подозревающий Кен охотно поддержал ее.

И потом Милли постоянно следила за тем, чтобы его стакан наполнялся, искусно отвлекая внимание Кена разговорами. Но спустя час она занервничала. Просто чудо, что отец еще не появился в баре. Если он увидит ее вместе с явно нетрезвым, незнакомым ему мужчиной, влетит и ей, и Ма, и уж совсем плохо придется бедняге Джордану.

Она поднялась из-за стола и положила руку на плечо Кена. Пора, пора было переходить ко второй части плана.

— Уже поздно. Не проводишь ли меня домой?

— Никаких проблем, пошли.

Но это оказалось легче сказать, чем выполнить. Поднявшись, Кен обнаружил, что ноги почти не слушаются его. Стараясь идти ровнее и чертыхаясь сквозь зубы, он последовал за Милли к выходу. На улице ему сделалось еще хуже. Зашумело в голове, стали расплываться контуры домов, неудержимо потянуло в сон.

Милли вошла в гостиницу первой. Чак мирно дремал в углу холла, свесив голову на грудь. Девушка огляделась и, убедившись, что отца поблизости нет, подхватила шатающегося спутника и помогла ему добраться до номера. Ей пришлось помочь Кену раздеться и уложить его в постель. Он сразу же провалился в сон, а Милли пошла к себе.

Когда она собиралась умыться, в двери постучали. Это был отец, он вошел и сразу же огорошил дочь следующими словами:

— Завтра я познакомлю тебя кое с кем. Если и этот тебе не понравится, то я уж и не знаю, какого принца тебе надо.

— Папа, не надо мне принца. Я вообще не собираюсь замуж.

— Это ты брось! Не желаю ничего слушать. Парень станет тебе хорошим мужем, мы с ним тут уже поболтали о том о сем. Он разбирается в гостиничном бизнесе, и я смогу передать ему дела, а сам буду радоваться жизни и нянчить внуков. Ладно, завтра поговорим обо всем подробнее. А теперь ложись, детка. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, папа.

Когда за отцом закрылась дверь, Милли топнула ногой и гневно затрясла сжатыми кулаками. Исчезли последние сомнения в этичности задуманного, у нее просто не осталось другого выхода. Ее слова отлетают от него, как мячик от стенки. Все — она решилась!

Закрывая дверь номера Кена изнутри, Милли чувствовала, что переходит некую грань, из-за которой нет возврата. Теперь следовало идти до конца. Осторожно подойдя к кровати, она скинула халат и забралась под простыню, устраиваясь рядом с Кеном. Но тут ей в голову пришла мысль, что для большей достоверности им обоим необходимо быть абсолютно раздетыми.

Мысленно обругав себя покрепче, она выскользнула из постели, сняла с Кена простыню… и замерла. Нет, кажется, не разбудила. Комнату освещал только фонарь за окном, но даже при этом скудном освещении она видела его тело во всех подробностях. Без одежды он выглядел еще мужественнее и сексуальнее. Но Милли не могла терять время даже на столь привлекательное зрелище.

Она осторожно потянула на себя его черные плавки. Эластичная ткань бесшумно подалась. Задачу облегчало то, что спящий мужчина лежал на боку. Через некоторое время, показавшееся ей бесконечным, плавки оказались в руках Милли. Она вздохнула с облегчением и мысленно попросила у Кена прощения. Затем сбросила свое белье и, раскидав его по комнате, снова легла рядом с Кеном.

Почувствовав тепло женского тела, он шевельнулся. Его рука нащупала ее бедро, поднялась по нему до талии и осталась там. Милли едва дышала. Она боялась разбудить Кена, но очень сомневалась, что сможет долго пролежать в одном положении. Нужно было дождаться момента, когда он сам проснется.

Время шло. Глаза Милли сами собой закрылись, и она крепко уснула. Под утро ей стало холодно, и в поисках тепла она сама прижалась к Кену. Затем со вздохом повернулась на другой бок. Видимо, это его и разбудило. Спросонок он сначала ничего не понял. Почему он в постели не один? И кто эта женщина?

Кен с некоторым трудом сел в постели и обнаружил, что обнажен. Нахмурившись, он сбросил простыню с женщины. Та тоже оказалась полностью раздетой. Кен смотрел на нее, и ему нравилось то, что он видел. Распущенные светлые волосы падали на лицо женщины, почти скрывая его, но тонкая талия и прекрасной формы бедра дразнили мужское воображение. Раз они провели вместе ночь, можно продолжить начатое, а уж потом разобраться, кто она и как тут оказалась, решил Кен.

Он отбросил волосы с ее лица…

— Милли! Не может быть!

От звука его голоса девушка сразу же проснулась. Увидев на лице Кена выражение крайнего изумления, Милли мгновенно приняла испуганный вид и прикрыла свою наготу простыней. Пока она собиралась что-то сказать, Кен ее опередил:

— Милли, объясни мне, что все это значит! Как ты оказалась со мной в постели? Не молчи, прошу тебя!

— Неужели не помнишь? Мы вчера слегка выпили, ты мне рассказывал о своей несчастной любви. Я тебя утешала как могла. Потом привела сюда и ушла к себе. Пока я переодевалась, ты так разошелся, что я уже в халате заглянула к тебе, чтобы утихомирить. А ты обнял меня и уже не отпустил… Честно говоря, я тоже виновата. Меня так потянуло к тебе, что я не смогла тебе отказать. Так что насилием это назвать нельзя… но у моего отца на этот счет будет другое мнение.

— При чем здесь твой отец? Ты прости, я еще не совсем проснулся и медленно соображаю. Мне что, нужно побыстрее сматываться отсюда?

— В этом случае он меня просто выгонит из дому и я умру под забором.

— Подожди, подожди! Выходит, твой отец наставит на меня ружье, требуя, чтобы я на тебе женился? Так не те нынче времена! Очень сожалею, но мне это не подходит, моя дорогая. У меня совсем другие планы на ближайшее время.

— Какие, если не секрет? О, я вижу тебя насквозь. Попользовался мной с огромным удовольствием, а теперь поедешь к своей большой любви! Ты не можешь бросить меня просто так. Вчера ты говорил мне такие слова, от которых у меня кружилась голова. И я, как последняя дура, поверила тебе. Ты даже обещал взять меня с собой.

— Боже, я это обещал? Да я был явно не в себе!

— Ты был не в себе, а я теперь расплачивайся! Ты подумал обо мне? Что сделает со мной отец, когда узнает обо всем? А если я беременна? Ты ведь даже не предохранялся. И оденься же наконец!

Оглушенный происходящим Кен все-таки отреагировал на ее последние слова и натянул джинсы прямо на голое тело. Он не верил своим ушам. И как только его угораздило попасть в такую историю! Самое гнусное, что он не мог вспомнить решительно ничего о прошедшей ночи. Но зато отлично помнил, как целовал Милли в баре и что при этом испытывал. Тело Кена отозвалось на одно только воспоминание об этом. Видно, и вправду был виноват. Но как это исправить? Не бросать же Милли в такой ситуации. Но и жениться на ней он тоже не может.

Пока Кен размышлял, расхаживая босиком по номеру, Милли невольно залюбовалась его фигурой, но быстро опомнилась. Время идет, пора закругляться. Она приподнялась на постели и обратилась к Кену:

— Пожалуйста, дай мне одежду и отвернись.

Он молча собрал разбросанные по полу вещи, потом бросил их девушке, а сам сел на край кровати и уставился в окно. Милли быстро оделась, а потом сделала то, чего ей давно уже хотелось, — положила горячие ладони ему на лопатки и несколько раз коснулась губами его шеи. Кен вздрогнул и резко повернулся. Ее глаза были полны слез, губы слегка вздрагивали. Она присела рядом с ним и упавшим голосом спросила:

— Что же мне делать, Кен?

Он только развел руками. Кен чувствовал ответственность за случившееся, сожалел о своем безрассудстве. Все было бы проще, если бы он мог нагрубить и отделаться от нее. Но, увы, на него всегда сильно действовали женские слезы. А Милли выглядела сейчас такой ранимой, такой юной и беззащитной, что у него язык не поворачивался сказать ей что-нибудь резкое и жестокое.

Наконец молчание стало настолько невыносимым, что он даже обрадовался, когда Милли вновь заговорила. На этот раз голос звучал просительно:

— Знаешь, есть один вариант… Только выслушай меня спокойно.

— Что же это за вариант?

— Мы могли бы заключить брак, — тихо, но твердо сказала она.

— Что? — удивленно переспросил Кен.

— Временный брак. Ну, на полгода, на год. Ведь это не очень долго, правда? После свадьбы мы уедем к тебе. Папа успокоится, перестанет считать меня ребенком. Потом мы разведемся. Я заживу своей жизнью, ты — своей. Что же поделаешь, если я оказалась тебе не нужна. Помоги мне, прошу тебя. Я не могу здесь оставаться.

— Мне не нравится твоя идея. Я чувствую себя как зверь, загнанный в ловушку. Да и что особенного произошло, в конце концов? Ты уже взрослая. Ничего твой отец не сделает ни с тобой, ни со мной, — резко сказал Кен, решив не поддаваться жалости к ней.

— Ты не знаешь его! Если я забеременею, он заставит меня признаться, кто отец ребенка. Будь уверен, это тебе не сойдет с рук. Мой отец на многое способен.

— На что именно?

— Он притащит меня в Оквуд и устроит грандиозный скандал. Это сильно подпортит твою репутацию. Тогда та девушка, по которой ты сохнешь, даже не взглянет на тебя. Подумай об этом хорошенько, — произнесла Милли, внимательно вглядываясь в его лицо. Отлично, кажется, ей удалось заставить его задуматься.

Шансы вернуть Элен и так невелики, размышлял Кен, а подобное пятно на его репутации просто сведет их к нулю. Он хорошо помнил родителей своей избранницы и понимал, какова будет их реакция на все это. Неожиданно мелькнула мысль, от которой ему стало нехорошо.

— Признайся, тебе нужны мои деньги? — прямо спросил он. — Ты из-за них все устроила?

Щеки Милли окрасил румянец гнева, она оттолкнула Кена и встала с кровати. Теперь она мерила шагами номер и бросала ему в лицо обидные слова:

— Ничего мне от тебя не надо! Ты просто хочешь сбежать от ответственности! Ну и пусть, сама воспитаю ребенка, а ты о нем даже не узнаешь!

— Ты говоришь о ребенке так, будто он уже лежит у тебя на руках. Я не отказываюсь от ответственности! Но я же говорил тебе: люблю другую, хочу ее вернуть! А брак, даже временный, не даст мне это сделать. Понятно?

— Так дело в этом? — Она не пыталась скрыть своего облегчения. — Наоборот, я могу даже помочь тебе.

— И каким же образом, — скривился в усмешке Кен.

— Все элементарно просто. Мы приезжаем, я вызываю у нее ревность. Если она испытывает к тебе какие-то чувства, то обязательно их проявит. И ты признаешься ей в любви и скажешь, что готов ради нее на все. Я подаю на развод и уезжаю. А ты можешь делать все, что хочешь.

— А если у нее нет ко мне никаких чувств? Тогда я остаюсь с тобой до конца дней моих, так, что ли? — Кен постарался вложить в свой вопрос слоновью дозу сарказма.

— Да нет же, нет! Невелика радость жить с человеком, который тебя не любит. Просто ребенок твой — если он будет — родится в законном браке. Для меня и моего отца это очень важно. А если нет, все еще проще. Я получаю свободу от родительской опеки, смогу зажить своей жизнью, учиться или работать там, где мне захочется. И никто, слышишь, никто не будет указывать мне, что и как делать.

Чутье подсказывало Кену, что нужно срочно на что-то решаться. Слова Милли задели его за живое. Желание защитить своего ребенка и обрести долгожданную свободу от жесткой отцовской опеки было ему понятно. Но все же — брак!

Еще вчера не было никаких проблем, а сегодня он без пяти минут муж почти незнакомой девушки. Впрочем, времени на обдумывание не было, да и в голову не приходило ничего, логичнее ее плана. А будь, что будет! — решил Кен.

— Хорошо, согласен. Что я должен делать?

Милли не верила своим ушам. Ее глаза пытливо всматривались в его лицо.

— Клянусь, ты не пожалеешь.

— Я уже жалею, но это к делу не относится. Как планируешь все организовать? Сколько времени это займет?

— Сейчас я пойду к себе. Через полчаса встретимся в холле. Я познакомлю тебя с отцом. Твоя задача убедить его в нашей страстной любви и настоять на срочной свадьбе. — Милли говорила очень убедительно. Чувствовалось, что она успела хорошенько все обдумать. — Намекнешь, что мы были не очень осторожны и возможны последствия. Будь с отцом решительнее, чаще поглядывай на часы, мол, время — деньги. Моя задача — смущаться и поддакивать, смотреть на тебя с обожанием и таять от счастья. Отец решит, что я рехнулась от любви, и сам поспешит со свадьбой.

В изложении Милли все казалось таким простым и легко осуществимым, что Кен поневоле признал правоту ее слов и перестал сопротивляться неизбежному.

— Есть одно условие. Я хочу заключить с тобой брачный договор. При разводе ты не получишь от меня ни цента, кроме алиментов на ребенка, если он родится. Так мне будет спокойнее.

— Согласна, — без раздумий ответила Милли.

— Тогда вперед!

— У меня тоже есть одно условие. — Она протянула к нему ладонь. — Отдай мне бумажник с документами и ключи от машины… для моего спокойствия.

Через пару секунд все это оказалось в ее руке. Затем Милли решительно шагнула к двери.

— Через полчаса! — И вышла, оставив Кена размышлять в одиночестве о случившемся.

Ровно в назначенное время он был в холле. Веселый и румяный Чак балагурил с пожилой горничной, совершенно не обращая на Кена внимания. Приход Милли прервал его веселье. Девушка была в белом платье и вся светилась счастьем. А когда молча взяла Кена под руку и повела в офис отца, Чак удивился еще больше. Но если бы он мог слышать и видеть происходящее в офисе в следующие пятнадцать минут, то его удивлению вообще не было бы границ.

На стук в дверь откликнулся грубоватый голос:

— Войдите.

— Можно, папа? Нам нужно с тобой поговорить.

Майкл Сандерс сидел за столом. Этому полноватому мужчине было на вид слегка за пятьдесят. Кен сразу уловил в его лице сходство с дочерью. Большие руки хозяина гостиницы перелистывали лежавшие на столе бумаги. Он явно никого не ждал и был раздосадован тем, что его отвлекли от дела. Что это еще за мужчина, которого дочь держит под руку? И почему у него такой решительный вид?

Тем временем Кен подошел к столу, протянул Майклу руку и сказал:

— Здравствуйте, мистер Сандерс. Меня зовут Кеннет Джордан. Мне тридцать два года. Я холост, по профессии — архитектор. Я люблю вашу дочь и намерен на ней жениться.

Мистер Сандерс выпучил глаза и не сразу нашелся, что ответить. Он переводил изумленный взгляд с напряженного Кена на дочь, скромно сидящую с опущенным взором, и снова на Кена. Казалось, он не верит собственным ушам.

— Но ты же еще вчера говорила, что не собираешься замуж?! Как все это понимать? — наконец рявкнул он на весь офис.

Кен не дал ему опомниться.

— Я очень занятой человек, мистер Сандерс, — произнес он нетерпеливо и четко. — Не будем терять время. Мы совсем недавно знакомы с Милли, но страсть, вспыхнувшая между нами, велика. Прошу вас использовать все свои связи и помочь нам пожениться как можно скорее. — Последнюю фразу Кен произнес с особенным нажимом.

Бедный Майкл сразу смекнул, что к чему, и искоса взглянул на еще плоский живот дочери.

— Милли, — взмолился он, — этот человек говорит правду? Все так и есть? Ты дала согласие стать его женой?

— Да, папа. — Кротости Милли сейчас позавидовала бы самая тихая овечка.

Майкл почувствовал себя обезоруженным. Его мечты сбывались, но при этом все выглядело более чем странно.

— Это так неожиданно. Но мы ничего не знаем о вас. Я просто в растерянности. Но с другой стороны, вам удалось то, что не удавалось еще никому. Дочь согласна выйти замуж, и, возможно, я скоро стану дедом. Признаюсь, это меня устраивает.

— Понимаю ваши сомнения. Милли, дорогая, достань из сумки мой бумажник. Там есть рекомендации от известной фирмы, в которой я работал. Сейчас я направляюсь в родной город Оквуд. Вы наверняка слышали о нем, это недалеко отсюда. Там я намерен открыть собственное дело. Ваша дочь будет счастлива со мной. Но поскольку в Оквуд я могу привезти Милли только в качестве жены, как того требует моя репутация, прошу вас, поторопитесь со свадьбой. Все расходы я беру на себя.

Майкл Сандерс с уважением посмотрел на Кена. В его руках уже были рекомендательные письма, о которых говорил будущий зять. Кроме того, он заметил в бумажнике изрядное количество банкнот и несколько кредитных карточек. Внушало надежду на благополучие этого брака и необыкновенное смирение дочери. Да и мысль о возможном внуке побуждала одобрить этот союз. В самом деле, дочь сделала свой выбор, чего тянуть!

Услышав, что Кен не настаивает на венчании в церкви, Майкл огорчился и обрадовался одновременно. Получалось, что свадьба дочери будет совсем не такой, как ему хотелось, но регистрация в мэрии значительно упростит и ускорит дело…

Сделав несколько звонков, Майкл Сандерс положил трубку и, радостно потирая руки, сообщил, что ему удалось обо всем договориться. Он предложил молодым отправиться за кольцами и к двенадцати часам дня прийти в мэрию. Все остальное он брал на себя. Молодые кивнули и попрощались. В коридоре Кен молча протянул руку, и Милли так же молча вложила в нее ключи от машины. Документы она пока оставила у себя.

В машине Кен спросил:

— Куда сначала — за кольцами или к адвокату?

Она поняла, что его беспокоит, и ответила без тени сомнения:

— К адвокату.

— Показывай дорогу, — буркнул будущий муж.

Милли выбрала весьма отдаленную от гостиницы юридическую контору, поэтому пришлось ехать почти через весь город. Она надеялась, что в этом случае о заключении брачного договора ее отцу станет известно не скоро, во всяком случае не сегодня. Милли очень боялась, что в последний момент все сорвется. Поэтому трудно было сказать, кто испытал большее облегчение в момент подписания договора.

Прилизанный юркий юрист, который давно уже ничему не удивлялся, заверил документ и отдал каждому его экземпляр. Кен убрал свой во внутренний карман пиджака, а Милли спрятала в сумочку.

Следующей остановкой был ювелирный магазин, в котором им предложили множество обручальных колец и колец по случаю помолвки. Конечно, Милли не возражала бы получить оба, чтобы соблюсти внешние приличия, но не смела просить Кена тратить на нее такие деньги. Однако, понимая ее чувства, он предложил ей выбрать два кольца.

И если с обручальным проблем не возникло, то над другим Милли задумалась. Если бы свадьба была настоящей и жених горел бы желанием сделать невесте памятный подарок, то выбор ее пал бы на чудесное кольцо с изумрудом в оправе под старину. Но в нынешних обстоятельствах пришлось ограничиться кольцом с крохотным бриллиантиком. Она надела его на палец и вопросительно посмотрела на Кена. Тот равнодушно кивнул. Милли так и не сняла это кольцо с пальца.

Расплатившись, они вышли из магазина. До двенадцати оставалось совсем мало времени, они даже не успевали переодеться. Но на Милли было белое платье, а темно-серый костюм Кена не выглядел бы на церемонии неприлично и вызывающе. Решено было ехать прямо в мэрию.

Но по дороге туда Кен сделал еще одну остановку. На этот раз он вышел из машины один и через несколько минут вернулся с небольшим букетом из нежно-розовых и белых роз. Милли была тронута этим жестом. Но он, вручив ей букет, сосредоточился на дороге и больше не обращал на девушку внимания.

В мэрии их уже ждали с нетерпением. Регистрация брака не заняла много времени. Кроме представителя мэрии, отца невесты и молодой пары, на ней присутствовали в качестве свидетелей двое клерков. Обошлись без шафера, подружек невесты и гостей. На глазах растроганного Майкла Сандерса жених и невеста обменялись клятвами и кольцами.

Настроение Кена неожиданно улучшилось. Что мешает ему извлечь выгоду из этого фарса? Он невольно сравнивал свадьбу Элен со своей и находил, что их многое роднит. Если на первой свадьбе был не тот жених, то на этой — не та невеста. И там и здесь никто особо не посчитался с его желаниями и чувствами. Но если девять лет назад Кен был бессилен что-либо поделать с этим, то сейчас понимал, что, несмотря на странную женитьбу, в его власти распорядиться своей дальнейшей судьбой.

Его новоиспеченная жена, заключив брачный договор, лишилась возможности нанести мужу материальный ущерб. Она оказалась явно не из породы хищниц. Это большой плюс. А если девочка окажется достаточно сговорчивой и понятливой, то и в самом деле сможет оказать ему большую услугу. Возможно, они неплохо поладят и год совместной жизни окажется весьма приятным для обоих. Да и в таких городках, как Оквуд, всегда благосклоннее относятся к женатым бизнесменам, чем к ветреным холостякам. Стало быть, не зря говорят, что нет худа без добра.

Все эти мысли пронеслись в голове жениха, пока шла церемония бракосочетания. И к моменту ее окончания на его лице появилась загадочная улыбка. Страстный поцелуй Кена застал Милли врасплох. Боже, какой артист! — едва успела подумать она. Со стороны могло показаться, что он мечтал об этой минуте всю свою жизнь.

Потом ее мысли утратили связность, и она полностью подчинилась магии его губ. Поцелуй затянулся. Присутствующие заулыбались, а Майкл даже рассмеялся. Сконфуженная новобрачная слегка оттолкнула Кена. Затем отец поцеловал дочь, пожал руку зятю и пожелал молодоженам счастья. Распрощавшись с остальными участниками церемонии, супруги Джордан и Майкл Сандерс поехали в «Подгоревший цыпленок».

Сказать, что Ма была удивлена новостью, значит не сказать ничего. Но она, надо отдать ей должное, быстро справилась с растерянностью и накрыла для них стол. Шампанское наливали всем, кто заходил в бар. Было весело и шумно. Ма отругала Милли за скрытность, но тут же простила ее и надавала массу советов по ведению хозяйства и воспитанию будущих детей. Новобрачная слушала, не перебивая. И мысленно прощалась со всеми присутствующими, при этом глаза ее блестели как от радости, так и от подступивших слез.

Она поглядывала на мужа, сидевшего рядом с ней. Кен вполголоса беседовал с тестем и выглядел довольным. Обрывки разговора долетали до ее ушей. И она поняла, что расстается с Лейквудом уже сегодня днем. Что ж, пора расправлять крылья. Разве не об этом она мечтала?

Но к чувству удовлетворения примешивалась изрядная толика грусти и сомнений. Все получилось так, как она хотела. А вот к лучшему или к худшему — жизнь покажет. Милли только еще начала осознавать, что отныне она миссис Кеннет Джордан. Об этом свидетельствовали документы в сумочке и кольца на ее левой руке. Брак, пусть даже столь странный, накладывал на нее определенные обязательства.

Интересно, рассчитывает ли пылкий молодожен, что она будет охотно исполнять свой супружеский долг? Похоже, что да, если судить по поцелую в мэрии. В таком случае его ждет большой сюрприз. Милли догадывалась, что Кен считает ее недалекой и легко управляемой. Ведь она так явно боялась отца. Но она еще покажет, что у неё есть характер.

Милли лукаво посмотрела на мужа, придвинулась ближе и медовым голоском произнесла:

— Дорогой, не пора ли нам собираться в дорогу? Не забудь, мне еще нужно упаковать вещи.

— Да, да, ты права, милая, — поддержал ее Кен. — Уже идем.

Последовали объятия, поцелуи, пожелания счастья и проводы всей компанией до машины. Местные шутники уже успели прицепить к бамперу связку пустых консервных банок, а на блестящей задней дверце пеной для бритья написать: «Новобрачные!» Кен только покачал головой. Ох уж эти свадебные обычаи.

Бренча банками и привлекая внимание встречных, они добрались до «Аделины». Милли ошарашила Чака известием о состоявшейся свадьбе, а в качестве свадебного подарка попросила его привести в порядок машину. Затем молодые направились каждый в свою комнату, чтобы приготовиться к отъезду.

Сборы Кена были недолгими. А Милли взяла только самое необходимое из одежды и обуви да захватила с собой свадебную фотографию родителей. Все поместилось в трех спортивных сумках. Она не стала брать зимние вещи и книги, рассудив, что еще неизвестно, как все сложится. К тому же полагала, что до наступления холодов еще не раз навестит отца.

Немного посидев на постели и в последний раз оглядев комнату, она вышла в коридор и спустилась в холл. На полу возле стойки портье стояла сумка Кена. А сам он беседовал с тестем.

Оба улыбались. Пока дочь отсутствовала, отец записал ее новый адрес в Оквуде и воспользовался случаем, чтобы выспросить у Кена побольше подробностей его жизни. Милли смотрела на высокого красавца и не верила, что с сегодняшнего дня должна называть его своим мужем.

А отец ласково глядел на дочь. Ему было грустно расставаться с Милли, но разве не этого он хотел для нее? Ее муж — серьезный солидный человек, у которого есть профессия в руках, любит Милли. Жаль только, что жить они будут далеко. От близости разлуки с единственным родным человеком защемило сердце. Майкл даже потер рукой левую сторону груди. Как быстро пролетела жизнь.

С приходом Милли мужчины прервали разговор. Они взяли багаж и направились к машине, которая стараниями Чака приобрела прежний вид. Молодожены еле разместили свои сумки в переполненном коробками джипе, уселись поудобнее и, помахав на прощание, тронулись в путь. Майкл с Чаком помахали им вслед.

До Оквуда оставалось около ста двадцати миль, Кен рассчитывал добраться туда до темноты. Он не предупредил Шона о своем приезде, но очень надеялся застать того дома. В противном случае пришлось бы либо взламывать дверь отцовского дома, либо разыскивать друга по всему городу. Общительность Шона была широко известна.

Утомленная событиями последних суток, Милли почти всю дорогу дремала, откинувшись на спинку сиденья. Это вполне устраивало Кена, который хотел кое-что обдумать в тишине. Он представлял реакцию Шона на свою женитьбу и заранее готовил объяснение внезапности этого события. После некоторого размышления Кен решил выдать версию, которая уже была опробована на доверчивом Сандерсе, а уж потом рассказать другу правду, выбрав для этого подходящий момент.

3

Уже в сумерках Джорданы въехали в Оквуд. Кен уверенно вел машину, следуя указаниям Шона, данным ему в последнем письме. Вскоре они были на месте. В окнах дома, у которого они остановились, горел свет. Кен тихо затормозил, тихо выбрался из машины. Жена так и не проснулась, а ему не хотелось ее будить. Он даже порадовался, что встретится с Шоном в ее отсутствие.

Кен едва успел постучать в дверь, как та распахнулась и он попал прямо в крепкие дружеские объятия. Некоторое время оба, улыбаясь, молча вглядывались в лица друг друга. Шон за время разлуки тоже сильно изменился. Перед Кеном стоял рослый, крепко сбитый мужчина, с широкими плечами и решительным волевым лицом. От крыльев носа к углам жесткого рта пролегли глубокие складки. Так прошло несколько минут.

Внезапно взгляд Шона переместился с лица друга на что-то за его спиной.

— Кто это?

Кен повернулся и увидел, что за ним стоит Милли. Всегда казавшаяся моложе своих лет, сейчас из-за полусонных глаз, разрумянившихся щек и слегка растрепанных волос она выглядела маленькой девочкой, заблудившейся в незнакомом месте.

Кен первым пришел в себя. Он подошел к ней и, обняв за плечи, подвел к другу, Шон рассматривал незнакомку во все глаза.

— Дорогая, познакомься с Шоном. Я тебе о нем много рассказывал, — ласково произнес он. — И ты, Шон, не стой столбом, а поприветствуй мою жену Милли.

— Жену?! — хрипло переспросил тот.

— Жену, жену. Чем ты так удивлен? Встретились, влюбились, поженились. Обычное дело. Все вопросы потом, мы страшно устали. Давай ключи от моего дома. Ты их, часом, не потерял?

— Здравствуйте, Шон. Очень приятно с вами познакомиться, — хрипловатым голосом сказала Милли. — Мы в самом деле устали. Я просто сплю на ходу. Думаю, у нас еще будет время познакомиться поближе.

Шон в странном оцепенении пожал протянутую руку, почувствовав ее тонкость и хрупкость. Ему страшно не хотелось выпускать эти нежные пальчики из своей ладони. Впервые в жизни он испытал зависть к другу, у которого было то, что мгновенно стало необходимым самому Шону. Только благодаря самообладанию и природной сдержанности он не выставил себя на посмешище неподобающим поступком или фразой. В его голосе не было и намека на бушующие в нем страсти, а его слова прозвучали приветливо и тепло.

— Я рад, Милли, что наш закоренелый холостяк обрел тихую гавань, — галантно произнес он. — Признаться, я и сам подумываю о женитьбе. Дело только за подходящей невестой. Но я, кажется, опоздал — последнюю такую уже забрал мой друг.

Молодожены восприняли его слова как простую любезность. Шон принес ключи, и они поспешили распрощаться. Уходя, Джорданы договорились встретиться с Шоном завтра вечером и поужинать где-нибудь в городе.

Шон закрыл за ними дверь и рухнул в любимое кресло, пытаясь осмыслить происходящее с ним. Он был просто выбит из колеи. Ему ведь была несвойственна импульсивность в отношениях с женщинами. Он никогда не влюблялся с первого взгляда, и тем более не шалел от одного прикосновения к женской руке. Это было как наваждение, от которого он никак не мог очнуться. Ушедшая вместе с мужем Милли, казалось, унесла частицу Шона с собой. В груди у него ныло, он не мог дождаться следующего дня, чтобы поскорее вновь увидеть ее.

Такое он испытывал впервые и искренне надеялся, что сумеет преодолеть чувство, возникшее столь внезапно и непрошено, а главное, заранее обреченное на неудачу. Ведь он успел заметить нежные взгляды, которые бросала на мужа Милли, и то, как охотно она прильнула всем телом к нему в поисках поддержки и защиты. Эти мелочи не оставляли сомнений в ее явной влюбленности в мужа. А как же сам Кен? Неужели забыл Элен? Шон решил, что у него еще будет время подумать обо всем завтра, а пока следовало отправляться спать.


Дом встретил молодоженов темными окнами. Пока Кен заносил вещи, Милли оглядывала гостиную дома, в котором ей предстояло жить. Скромная мебель, слегка потертый палас на полу, на стенах несколько фотографий. В расстановке мебели и подборе штор чувствовалось отсутствие женской руки. Все было чисто и аккуратно, но не возникало ощущения тепла и уюта.

— Думаю; нужно приготовить только постель, — сказал Кен и устало потянулся. — С остальным разберемся завтра. Пойдем наверх, я покажу тебе спальню.

— Нам понадобятся две спальни! — с вызовом произнесла Милли.

— Как это — две? Мы женаты, если ты помнишь. Я рассчитывал на первую брачную ночь. Тем более что предыдущую вообще не помню. Мне кажется, я выполнил все пункты твоего плана и вправе получить свою долю выгоды от этого брака.

Было непонятно, шутит он или говорит всерьез. Следовало срочно расставить все точки над «i», поэтому Милли произнесла резко и твердо:

— Зачем мне повторять свою ошибку? В ту ночь я полагала, что нравлюсь тебе. Мне казалось, со мной ты сможешь забыть о той, другой, женщине. Но ты развеял мои иллюзии. Помнишь свои слова: «Люблю другую, хочу ее вернуть»? И я помню. — Она помолчала, потом продолжила: — Я обещала помочь тебе и сделаю это. А пока буду изображать идеальную жену во всем, кроме постели.

Озадаченный взгляд Кена показывал, что он явно недооценил жену. Ее заявление явилось для него полной неожиданностью. Вот тебе и боязливая покладистая девочка! Надо же было так ошибиться! Какие еще сюрпризы преподнесет ему этот брак? Пусть временно, но Кен оказался лишенным женской ласки. Не мог же он пытаться вернуть Элен, имея не только жену, но еще и любовницу. Для Оквуда это было бы слишком.

Кен призадумался. Можно было, конечно, попытаться соблазнить собственную жену, но против этого восставала его мужская гордость. О насилии над женщиной даже и речи быть не могло. Оставалось пока принять ее правила игры. Возможно, она еще передумает. Свадебный поцелуй Милли давал ему некоторую надежду на это.

— Хорошо, — сказал Кен, — в твоих словах есть доля истины. Будем жить под одной крышей, но в разных комнатах. На людях станем изображать счастливую семейную пару. Я оплачиваю твои расходы, ты ведешь дом. Договорились?

Милли молча кивнула. Она добилась своего и теперь была согласна на все его условия. Кен намеревался вернуть любимую, а она — устроиться на работу, подкопить денег на учебу и уехать отсюда. И неважно, что при одном взгляде на него ее сердце начинает сбиваться с ритма. Она как-нибудь сумеет с этим справиться. А пока приложит все усилия, чтобы совместная жизнь не стала для обоих невыносимой.

— Не сердись на меня, Кен, — сказала Милли самым миролюбивым тоном. — Ты ведь меня понимаешь. Предлагаю тебе считать меня своей сестрой, так будет проще всего. Чем сталкиваться лбами, лучше жить дружно.

И она протянула ему руку, которую он, чуть помедлив, легонько сжал своими сильными пальцами. Потом медленно притянул Милли к себе и поцеловал в висок. Но она побоялась оставаться в такой опасной близости к нему и, высвободившись, сделала вид, что вот-вот зевнет.

— Мы же хотели пойти спать. Покажи мне мою комнату.

Они поднялись на второй этаж. Из двух имевшихся в доме спален Милли выбрала ту, в которой прежде жил Кен, а ему досталась комната родителей. Приняв душ, Милли быстро застелила чистым бельем обе постели и спустилась на первый этаж. Она заглянула в гостиную, заваленную коробками и сумками с вещами. Следующая дверь вела в комнату, походившую на кабинет или библиотеку, — все ее стены были заставлены стеллажами с книгами. Среди них были как специальные издания по строительству и архитектуре, так и художественная литература. Большой письменный стол и кресло возле него выглядели весьма симпатично — так и хотелось сесть и сочинить что-нибудь высокоталантливое или хотя бы просто почитать книгу. Наверное, здесь Кен устроит мини-офис. Милли уже догадалась, что он по натуре трудоголик, так что дома тоже наверняка захочет поработать свободными вечерами.

Мужа она нашла в просторной кухне, которая одновременно служила и столовой. Встроенная мебель из сосны делала ее светлой и нарядной. Милли неожиданно почувствовала сильный голод. Она подошла к столу и не удержалась от смеха. Кен доставал еду из картонной коробки с надписью: «Нельзя питаться одной любовью! Ма». Комментарии, как говорится, были излишни.

Еды хватило не только на ужин, но осталось еще и на завтрак. После ужина Милли сразу же легла в постель. Она уже засыпала, когда услышала шум воды в душе. Через несколько минут Кен, выйдя в коридор в одном полотенце, осторожно приоткрыл дверь в ее комнату и увидел, что она уже сладко спит, подложив под щеку ладонь. Так же осторожно он закрыл дверь и пошел к себе.

Утром Милли проснулась от запаха кофе, проникшего даже на второй этаж. О, какой чудесный аромат! Накинув халат, она побрела в кухню. Муж уже хозяйничал там и выглядел до обидного бодрым и свежим. Ну полная противоположность жене! Увидев ее, он улыбнулся и произнес:

— Доброе утро, соня! На завтрак у нас остатки вчерашнего пиршества. Перекусим, а потом у нас куча дел.

— Умоляю, чашечку кофе! Я без него просто не проснусь. Ну, пожалуйста, — канючила она, смешно шмыгая носом и умильно глядя на мужа.

— Я сегодня добрый и любящий, поэтому кофе ты получишь. Но с завтрашнего дня я буду приходить к накрытому столу. А иначе голодный дикий зверь может растерзать своими большими острыми зубами нежное тело одной маленькой противной девчонки. — Он зарычал и кровожадно облизнулся.

Милли взвизгнула и приняла испуганный вид — ей понравилась эта игра. Она получала удовольствие и от нее, и от большой кружки с кофе, оказавшейся в ее руках.

Потягивая кофе, супруги планировали дела на день. Кен предложил проехаться по городу и показать ей все самое необходимое — ближайшие магазины, почту и тому подобное. Потом он собирался оставить Милли одну дома, чтобы она могла разобрать вещи и подготовиться к ужину с Шоном. У самого же Кена тоже было еще много нерешенных проблем, требовавших внимания и хозяйского Глаза. Словом, дел хватало.

Внимательно выслушав мужа, Милли одобрила его план и, вымыв посуду после завтрака, пошла собираться. Она надела легкий трикотажный костюм и белые босоножки. Юбка обтягивала бедра, открывая стройные ноги чуть выше колен. Это выглядело элегантно и строго. Прилегающий жакет имел не слишком большой вырез на груди, и Милли решила, что выглядит именно так, как и подобает жене солидного человека. Кен же оделся так, как ему было удобно: в слаксы темно-бежевого цвета, бежевую рубашку с коротким рукавом и коричневые легкие туфли.

Молодожены сели в машину и направились в центр города. По дороге Милли разглядывала дома и людей на улицах и находила, что Оквуд очень похож на ее родной городок. Кен рассказывал ей о своем детстве, любимых местах. Показал, где находятся магазины, почта, салон причесок, библиотека. Потом они заехали в новый супермаркет, который был построен в отсутствие Кена. В нем они набрали продуктов на неделю вперед, при этом их мнения расходились буквально во всем. Не имело никакого значения, что они выбирали. Спор вызывал даже размер банки с кофе или цвет фруктового мармелада. Но спорили они весело. Было похоже, что так они просто притираются друг к другу, учатся общаться. К счастью, кроме различий, выявилось и некоторое сходство во вкусах: оба не были вегетарианцами.

Загрузив объемистые пакеты с покупками в машину, Джорданы отправились домой. Кен, высадив жену, сразу же уехал по своим делам. Милли приступила к обязанностям домохозяйки. Она разложила по местам купленные продукты и, ознакомившись с содержимым кухонных шкафов и кладовки, решила приготовить какой-нибудь несложный обед. Пока варился куриный бульон, она пекла тонкие ароматные блинчики и начиняла их творогом с вишнями. Салат Милли собиралась сделать перед тем, как подавать его к столу.

Покончив с готовкой, она разобрала свои вещи. С этим она справилась быстро и пошла в душ. После душа Милли расчесала и высушила феном волосы. Они легли ей на плечи красивой волной. Сделала маникюр и нанесла на лицо легкий макияж.

До прихода гостя еще оставалось время. И Милли решила заглянуть в каждый уголок дома. В голове теснилось множество мыслей о благоустройстве, но она решила спросить разрешения мужа, прежде чем что-либо менять. И потом она была не в курсе его финансовых возможностей. Возможно, сейчас не самое удачное время для солидных денежных трат.

Затем Милли вновь оказалась в гостиной. Увидев стоявшие на полу коробки Кена, она решила заглянуть в них. В одной из них был компьютер, в другой — принтер и множество дискет. Третью коробку заполняли книги по архитектуре. Она не стала ничего в них трогать, а начала разбирать сумки с одеждой Кена. Все вещи были чистыми, аккуратно сложенными, и их можно было сразу переносить в стенные шкафы в спальне мужа. Потом Милли расставила по местам его обувь, отметив, что Кен предпочитал изделия известных фирм из натуральной кожи высокого качества.

А вот и он — легок на помине! Милли пошла ему навстречу. Муж выглядел усталым, но довольным. От предложенного обеда отказался, сказав, что не хочет перебивать аппетит перед ужином, и направился в свою комнату, принять душ. Уже полураздетый, он выглянул из двери, чтобы поблагодарить жену за то, что она разобралась с его вещами.

Кен уже забыл, когда о нем кто-то заботился. С самого детства ему приходилось делать все самому, так как отец и до смерти жены и после нее не обнаруживал особых талантов к чистоте и наведению порядка. Поэтому приходилось выбирать: либо выглядеть как попало, либо взять все в свои руки. Аккуратный от природы Кен выбрал второй вариант, и в дальнейшем это значительно облегчило ему жизнь. Теперь он мог позволить себе расслабиться и насладиться в полной мере женской заботой о его питании и гардеробе. Это было приятно, черт возьми! Становилось понятно, зачем люди женятся.

Перед душем Кен решил перенести коробки в кабинет, чтобы освободить гостиную. Он спустился вниз в одних брюках и быстро справился с несложным делом, потом заглянул в кухню, откуда так вкусно пахло. Он даже пожалел, что отказался от еды. Открыв холодильник, Кен налил себе минеральной воды.

И тут Милли резким движением толкнула дверь, которая, открывшись, задела Кена по плечу. От неожиданности он дернул рукой и вылил себе на грудь почти полстакана воды.

Милли ахнула и поспешила к нему с бумажным полотенцем, чтобы промокнуть воду. Когда он накрыл ее руки своими, она подняла лицо, слегка приоткрыв рот от волнения. Кен потянул Милли на себя и внезапно обрушил на ее губы поцелуй за поцелуем. После нескольких жарких мгновений он прекратил свое нападение, шепнув напоследок в нежное ушко: «В следующий раз накажу строже». Потом повернулся и вышел из кухни, весело насвистывая что-то.

Его слова привели Милли в чувство, она поняла, что рано сочла себя в безопасности. Поведение Кена утром усыпило ее бдительность, но теперь она всегда будет настороже. Противник оказался крайне хитер и коварен!

Пока Кен принимал душ и одевался, Милли придумывала, как бы отомстить ему сегодня вечером. Может, пофлиртовать с Шоном? Нет, не стоит, вдруг друзья поссорятся. Но что-то предпринять нужно, а то Кен и дальше будет устраивать подобные сцены. Его они явно развлекают. Так ничего и не придумав, она тоже пошла одеваться.

Самым подходящим для теплого вечера Милли сочла воздушное платье из тонкой ткани с открытой спиной. Бледно-розовый цвет хорошо оттенял загорелую кожу плеч и рук. Грудь выгодно подчеркивалась формой лифа, а от него к шее поднимались две широкие полосы ткани, которые завязывались сзади мягким бантом. Чтобы его было Лучше видно, Милли зачесала волосы наверх и уложила их причудливым узлом на затылке.

Затем у нее мелькнула мысль, что к вечернему туалету полагались бы какие-нибудь украшения. Но выбор был небогат: пара тонких золотых цепочек, небольшие сережки в форме ромбов и кольца, купленные для свадьбы. Она надела цепочку и серьги и сразу почувствовала себя увереннее. Бус и браслетов она никогда не носила. Пожалуй, ее безделушек маловато для миссис Кеннет Джордан. Но об этом пусть беспокоится муж!


Раздавшийся стук в дверь не застал супругов врасплох. Они были готовы к приходу гостя. Шон принес букет цветов и наговорил Милли много витиеватых комплиментов. Она с удовольствием слушала его, заметив в свою очередь, что друг мужа выглядит просто очаровательно.-

Кен прервал этот обмен любезностями, сказав, что умирает с голода. Посмеявшись, они вышли из дома и сели в машину Шона.

— Я отвезу вас в новый ресторан, — сообщил он. — Даю голову на отсечение, что вам понравится. Какие там цыплята! Лучшие в штате.

— Неправда, лучшие цыплята подаются у Ма! — хором запротестовали Джорданы, улыбнулись друг другу и захохотали.

Они сидели на заднем сиденье, рука Кена лежала на обнаженном плече Милли. Его пальцы тихонько поглаживали теплую кожу. Шон посматривал в зеркало заднего обзора и видел, как ресницы Милли опустились, а щеки заметно порозовели. Он хотел бы сейчас оказаться на месте друга, но вместо этого мог только крепче стиснуть руль и прибавить скорость.

Минут через двадцать Шон затормозил, обернулся назад и сказал, обращаясь к Кену:

— Надеюсь, ты готов к неожиданным встречам. Здесь часто можно столкнуться с некоторыми нашими знакомыми. Думаю, они здорово удивятся, увидев тебя снова.

— Готов. — Голос Кена прозвучал неожиданно холодно, словно предупреждая друга не шутить на эту тему.

Милли поняла, о ком идет речь, и, внутренне подобравшись, решила проявить все свои актерские способности. Выйдя из машины, она кокетливо поправила прическу, взяла обоих мужчин под руки и смело направилась ко входу в ресторан.

Зал встретил их приглушенным светом и негромкой томной мелодией. Их проводили к заказанному столу. Милли села лицом к оркестру. Метрдотель принес меню и карту вин. Милли сказала, что ей хотелось бы копченой семги, а во всем остальном она полагается на вкус Шона, который явно был завсегдатаем этого заведения. Кен заказал себе филе говядины в мадере. Шон последовал его примеру, а для Милли выбрал расхваленного им цыпленка.

— Расскажи, как прошел ваш первый день в родном городе, — попросил он друга. — Милли, вы не против?

— Нет, мне самой это интересно. Он ведь бросил меня одну дома, а сам уехал. Так что я не знаю, где он был полдня, и думаю, не пора ли мне начать его ревновать?

— Что ты, дорогая, я просто не хотел утомлять тебя ненужными подробностями своих нудных дел. Прежде всего я появился в местном банке и встретился там с мистером Брауном. Помнишь его, Шон? Довольно милый старикан. Это ведь он пробил мне кредит на учебу. Я ему до сих пор ему за это благодарен. Он был рад меня видеть, хотя и не сразу признал. Его явно впечатлило мое финансовое положение. А когда узнал, что у меня счета и в других банках, встал и пожал мне руку. Мистер Браун поинтересовался, не думаю ли я начать свое дело здесь. И если да, обещал познакомить меня кое с кем из здешних шишек.

— Да, ты не терял времени даром. А как же мое предложение о совместной работе? — спросил Шон.

— Поговорим об этом отдельно. Приходи к нам, выпьем по стаканчику, все обсудим. А сейчас будем веселиться, а то наша дама заскучала.

— Я у вас одна на двоих, так что скучать положено кому-то из вас, а не мне. Шон, мы могли бы перейти на «ты»? Вы такие старые друзья с моим мужем, и я тоже хотела бы с вами подружиться.

— Это было бы прекрасно. Твое здоровье, Милли! — Шон поднял бокал. Милли ответила тем же.

Кен с деланной серьезностью посмотрел на них и сказал:

— Пейте, пейте на брудершафт, но целоваться со своей женой я буду сам. Это я никому не доверю.

— Нет, так неинтересно! — запротестовал Шон. — Милли, вот так всегда. Ему постоянно достается все самое сладкое. Я могу такое порассказать из нашего с ним детства…

И пока они ели, Шон действительно рассказал Милли множество смешных историй. Она охотно смеялась, время летело незаметно. Шон несколько раз приглашал ее танцевать. Кен танцевать отказался. Иногда он внимательно оглядывал зал, словно желая увидеть кого-то.

И вот Шон заметил мужчину и женщину, входящих в зал. Это были супруги Коннорс. Шон решил задержать Милли, чтобы Кен мог встретиться с Элен и ее мужем без помех. Интересно, как пройдет их встреча? Шон предложил Милли подышать свежим воздухом и махнул другу рукой. Тот понял его намерение и кивнул.

Если Кен по-прежнему влюблен в Элен и та сейчас ответит ему взаимностью, размышлял Шон, то у него появится некоторая надежда. На миг в его душе шевельнулось чувство вины перед другом, но недаром же говорят, что в любви каждый сам за себя. Милли, ни о чем не подозревая, пребывала в прекрасном расположении духа.

Минут десять спустя, возвращаясь к столу в сопровождении своего спутника, она еще издали увидела, что рядом с Кеном сидят незнакомые ей мужчина и женщина. Мужчина был полноватый и с намечающейся лысиной. А женщина показалась ей красивой, но излишне худощавой. Заметив жену, Кен встал и, взяв ее за руку, усадил за стол.

— Дорогая, позволь представить тебе Элен Коннорс и ее мужа Джейка. Последний раз мы виделись на их свадьбе лет девять назад. — Кен был само обаяние, но что-то в его лице подсказало Милли, что тут все не так просто. А муж меж тем продолжал заливаться соловьем: — Элен, Джейк, это — моя жена Милли.

Сам того не замечая, он сжал кисть ее левой руки так, что кольца впились в кожу.

— Осторожнее, милый, — сказала Милли капризно, — ты делаешь мне больно. Иногда ты совсем не замечаешь своей силы.

Кен изобразил раскаяние. Он коснулся губами ее запястья и виновато заглянул в глаза.

— Прости, моя радость, я — медведь. Готов на все, чтобы заслужить твое прощение.

— Я подумаю над этим, дорогой, — милостиво произнесла она и повернулась к Коннорсам. — Очень приятно с вами познакомиться. Надеюсь, мы будем теперь часто видеться. Кен уже сказал вам, что мы решили поселиться в Оквуде?

— Да, он упомянул об этом, — вступил в разговор Джейк Коннорс, с удовольствием глядя на молодую привлекательную женщину. — Мы очень рады видеть вас и вашего мужа. Я слышал, Кен, что вы по профессии — архитектор. У нас сейчас происходят большие перемены в городе. Вам бы надо поговорить с моим отцом, он охотно примет участие в каком-нибудь солидном проекте.

Кен согласно кивнул. А Шон предложил тост: «За счастливое возвращение!» Мужчины завели свой разговор, а женщины присматривались друг к другу, стараясь делать это незаметно. Неизвестно по каким именно признакам, но Милли поняла, что Элен и есть та женщина, которую любит Кен. А Элен в свою очередь догадалась, что Милли в курсе ее былых отношений с Кеном.

Милли подавила приступ ревности и решила честно исполнить обещание. Что она могла предпринять в данный момент? В голову приходило только одно: каким-то образом оставить Кена и Элен наедине. Очаровательно улыбаясь, она обратилась к Джейку:

— Не пригласите ли вы меня на танец? Шон мне уже все ноги отдавил, а на Кена я еще сержусь.

— С удовольствием. — Джейк поднялся и предложил Милли руку.

Та приняла ее и, уже уходя, обернулась к столику:

— Шон, ты не поторопишь официанта с десертом? Мне ужасно хочется попробовать шоколадного торта.

Тот поспешил исполнить просьбу и моментально испарился. Кен и Элен остались одни за столиком.

— Как поживаешь? — спросил Кен. — Счастлива, довольна?

Он с трепетом ждал ответа. Элен жеманно улыбнулась, явно польщенная его интересом к себе.

— Вполне довольна жизнью. А вот счастлива ли? Скорее нет, чем да. Чего-то в моей жизни не хватает. Скажи, ты вспоминал меня, когда жил в Бостоне?

— Я помнил о тебе все это время.

— Зачем ты вернулся, Кен? — И по тому, как она это спросила, стало понятно, какого ответа ждет.

— Я обещал Шону и самому себе, что приеду в Оквуд, когда добьюсь успеха.

Это было совсем не то, что ей хотелось услышать. Элен льстила сама мысль, что ее много лет любят двое мужчин, поэтому ответ Кена разочаровал молодую женщину.

— Но была, вероятно, и другая причина?

Кену не понравилась подобная настойчивость.

Он отвернулся и посмотрел туда, где танцевали, оживленно беседуя, Милли и Джейк. Кену показалось, что Джейк слишком тесно прижимает к себе партнершу. И вообще их танец слишком затянулся.

Элен с неудовольствием отметила, что ее собеседник отвлекся, и продолжила с прежним напором:

— Мне жаль эту бедную девочку, твою жену. Кажется, она догадывается о твоих чувствах ко мне. А она так влюблена в тебя.

— Не будем говорить об этом, Элен! Ты замужем и, как говоришь, вполне довольна браком. Я женат. Это трудно изменить.

— Трудно… но возможно.

Их разговор был прерван появлением Шона, вслед за которым к столику подошел официант с десертом. Чуть позже к ним присоединилась танцевавшая пара. Возобновился общий разговор. Милли очень искусно вовлекала в него Джейка и Шона, давая возможность Кену увести Элен танцевать. Но он продолжал пить кофе.

Милли недоумевала, почему он не спешит воспользоваться таким прекрасным поводом и побыть с Элен наедине подольше. Но в конце концов какое ей до этого дело? Она сделала сегодня все, что было в ее силах. Поэтому перестала думать о проблемах Кена и веселилась от души, тем более что Шон развлекал анекдотами и сыпал комплиментами в ее адрес. Она и впрямь ощущала себя привлекательной и была благодарна ему за это. С Шоном было легко и весело, спокойно и надежно. Ей и в голову не приходило, что он благодарит судьбу за каждое мгновение, проведенное рядом с ней.

Она снова танцевала с ним. Его руки прикасались к ней почти с благоговением. Шон наклонялся и шептал ей на ухо всякие смешные пустяки, а сам вдыхал аромат ее духов и приходил в отчаяние оттого, что не может позволить себе коснуться щеки Милли губами. Для него это была пытка, но он не отказался бы от нее ни за что на свете.

Первыми поднялись из-за стола Коннорсы. Кен тоже посмотрел на часы и объявил, что пора закругляться. Он явно был не в духе. Шон с любопытством поглядывал на друга по дороге к дому Джорданов, но был лишен возможности что-либо спросить при Милли. Высадив их, он попрощался и уехал.

Милли танцующей походкой прошла в гостиную, скинула туфли и устало опустилась на диван. Она напевала себе под нос мелодию, под которую дважды в этот вечер танцевала с Шоном.

— Перестань, пожалуйста, — проворчал Кен, устраиваясь на диване рядом с ней.

— О, мы в плохом настроении! В чем дело? Тебя отшила твоя красотка?

Настроение Милли улучшилось. Оказывается, у голубков не все гладко. Интересно почему? Элен бросала на Кена весьма красноречивые взгляды, словно поняла, от чего отказалась девять лет назад. Так чем же он недоволен? Милли терялась в догадках.

Кен ослабил узел галстука, он и сам не понимал, что вызвало его раздражение. И совсем уж непонятно, почему вдруг решил сорвать зло на бедной Милли. Надо признать, она была на высоте: весь вечер поддерживала интересный разговор за столом, ухитрилась оставить его и Элен наедине.

— Прости, я погорячился. Ты у меня просто молодец. Надеюсь, ты не скучала за ужином.

— Что ты, никогда в жизни так не веселилась. А сколько я выслушала комплиментов от Джейка. Да и Шон от него не отставал. Пожалуй, стоило бы в него влюбиться, а? Как думаешь? — Милли говорила, что в голову взбредет, в основном, чтобы расслабиться. Глаза у нее были закрыты, поэтому она не видела, какой эффект произвели ее слова. — Впрочем, не могу сейчас себе этого позволить, ведь я — твоя жена! Но потом… потом видно будет. Он такой очаровательный…

Голос Кена стал гораздо суше, когда он произнес:

— Да, ты моя жена и никогда не забывай об этом! Не то я за себя не ручаюсь!

Милли приоткрыла один глаз.

— И что я такого сказала? Подумаешь, пошутила! А ты, между прочим, мог бы пригласить меня хоть на один танец. Бедный Шон, наверное, проклял все на свете. Очень ему было нужно весь вечер развлекать чужую жену. Мы с тобой какая пара — уточни: мы обожаем друг друга или вот-вот разбежимся?

— Сам не знаю. В данную минуту я хочу тебя поцеловать, а час назад, когда ты смеялась в объятиях Шона, готов был придушить!

— Эй, мы вроде как брат с сестрой! Ну-ка быстренько чмокни меня в лоб и отправляйся спать. Пусть тебе приснится твоя ненаглядная.

Она встала и босиком пошла к лестнице, однако в последний момент обернулась и взглянула на Кена. Он смотрел на нее так, словно хотел что-то сказать, но потом, видимо, передумал.

4

На следующее утро оба вели себя вежливо и предупредительно. Милли разогрела вчерашние блинчики, приготовила кофе, готовая ко всему, что бы он ни сказал. Кен с удовольствием позавтракал и в знак благодарности поцеловал жену в щеку. Потом усадил перед собой и произнес:

— Ты спрашивала, какая мы пара? Так вот мы с тобой очень любящая пара. К этому прилагаются нежности на людях, приобретение нового гардероба для горячо любимой жены, всякие милые глупости и все такое прочее. Возражения есть? Раз нет, я пошел. Чем сегодня будешь заниматься?

— Домашними делами. — У пораженной Милли не нашлось больше слов.

— Ну что же, тогда проводи меня как положено любящей жене. — Похоже, он еле сдерживал смех.

И почему Кен с утра всегда находится в приподнятом настроении, с тоской подумала Милли. Но послушно встала и направились вслед за ним к двери. Выйдя за порог, он вдруг притянул ее к себе и поцеловал. Потом провел пальцем по ее щеке.

— Вечером навестим мою кузину. Кроме ее семьи, у меня здесь не осталось больше родственников. Нужно тебя с ней познакомить. Думаю, вы подружитесь. Ну все, пока!

Весь день, чем бы Милли ни занималась, у нее из головы не выходили слова Кена. Иногда она хихикала, представляя, как разоряет мужа в лучшем магазине Оквуда или вешается ему на шею при этой красотке. Кстати сказать, при тщательном разборе Милли нашла в сопернице много недочетов: слишком худа — явно сидит на жесткой диете, пользуется чрезмерно крепкими духами, не слишком остроумна.

Перечень недостатков можно было продолжить. Под эти мысли Милли переделала массу работы по дому. На обед Кен не пришел, он позвонил и извинился, при этом был очень ласков. Она решила, что муж играет на публику.

Кен вернулся домой под вечер, принял душ и переоделся. Пока Милли накрывала стол для легкого ужина, он рассказывал, чем занимался весь день. Оказалось, что он многое успел. После ужина они отправились к кузине. Милли ничуть не волновалась. Какая разница, понравится она родственникам мужа или нет? Они слишком недолго будут ее родственниками, чтобы стоило привязываться к ним душой.

По дороге Кен рассказывал о кузине Лидии и ее муже Стивене. Жили они, как оказалось, всего в двух кварталах от дома Кена, женаты были уже пятнадцать лет, но детьми так и не обзавелись. Это обстоятельство несколько омрачало их в общем-то безоблачную семейную жизнь, и Кен попросил жену не касаться в разговоре болезненной темы.

Лидия встретила их на пороге дома и приветливо поздоровалась. Она выглядела несколько старше Кена и обращалась с ним, как с младшим братом. Муж ее оказался очень приятным человеком, и Милли быстро почувствовала себя вполне своей в этом доме.

Однако, как выяснилось позже, она ошибалась, принимая дружелюбие хозяйки за чистую монету. Помогая убирать со стола после кофе, Милли понесла посуду в кухню. Подходя к неплотно закрытой двери, она услышала, как Лидия выговаривала Кену:

— Не знаю, о чем ты думал, когда женился. Милли так вызывающе держится. Она намного моложе тебя и у вас нет абсолютно ничего общего! Да ты еще и не позвал на свадьбу ни отца, ни нас со Стивом!

Милли застыла на месте, огорченная несправедливым отношением к себе. Ее не утешили даже слова мужа, вступившегося за нее. Превозмогая обиду, она вынуждена была выждать несколько секунд, а потом вошла в кухню как ни в чем не бывало.

Весь остаток вечера Милли была предельно вежлива, но больше ни разу не улыбнулась открыто и весело. Она собиралась подружиться с Лидией ради Кена, но теперь это вряд ли было возможно. На обратной дороге, когда муж поинтересовался, понравились ли ей его родственники, она назвала их милыми людьми, но не выразила желания навестить их еще раз.


Когда Милли в кухне наливала себе молока, Кен позвал ее. Взяв стакан с собой, она поспешила к мужу. Он раздевался в своей комнате при открытой двери. Милли удивилась, что не испытывает смущения при виде его почти обнаженного тела. Скорее, ее обуревали совсем противоположные чувства. Стыдясь самой себя, она просто ела его глазами. Муж попросил ее присесть, и она опустилась на край кровати, поджав под себя ноги и отпивая молоко маленькими глотками.

— Я позвал тебя, чтобы поговорить. Мне показалось, что тебе не понравилась Лидия. Я прав?

— А мне показалось, что это я ей не понравилась. Скажи, ты уже сообщил отцу о том, что женился?

— Я звонил ему вчера. Он, конечно, расстроен, что его не пригласили на свадьбу. Но просил передать, что приедет познакомиться с тобой, как только сможет. Сейчас ему не до нас, у него у самого что-то вроде медового месяца.

— Я рада за него, — сказала Милли. И переменила тему: — Кен, я хотела тебя спросить… Могу я что-либо менять в доме по своему вкусу или ты предпочитаешь, чтобы все оставалось по-прежнему?

— Что именно ты хочешь изменить?

— Мне не нравятся шторы и палас в гостиной. Еще я хотела бы обновить посуду и приобрести всякие хозяйственные мелочи. Я не говорю о более крупных переменах. Полагаю, что это не ко времени. Что скажешь?

— Делай, что хочешь. Чем ты еще намерена заниматься?

— Хочу устроиться на работу. Я ведь окончила курсы секретарей.

— Зачем тебе работа? Впрочем, без нее ты можешь заскучать. Я спрошу у Шона, он обязательно что-нибудь подскажет.

— Спасибо. Спокойной ночи, мой дорогой.

— А поцелуй на ночь?

Милли посмотрела в его лукавые глаза и решила не рисковать.

— Поскольку публики нет, обойдемся воздушным, — сказала она торопливо и ретировалась в свою комнату.

Вслед ей несся хохот мужа.


На следующий день Милли после обеда устроилась в саду на качелях, собираясь почитать. У соседей справа было тихо. Кен сказал, что там живет пожилая пара, которая сейчас навещала дочь, живущую где-то далеко отсюда. Зато из дома, расположенного слева, доносился плач ребенка, ему вторил лай собаки. То и другое действовало Милли на нервы, и она решила узнать, в чем там дело. Она подошла к невысокому забору, разделявшему участки, и крикнула:

— Не могу ли я чем-нибудь помочь вам?

Из открытого окна выглянула растрепанная молодая женщина. Держа на руках ревущего младенца, она пару минут рассматривала Милли, потом сказала, чуть не плача:

— Простите, наверное, вам надоел плач Билли. Ничего не могу с ним поделать. У него болят ушки. Жду мужа, чтобы послать его за лекарством, а его все нет и нет. Я уже просто с ума схожу.

Милли ободряюще улыбнулась ей.

— Если хотите, — предложила она, — я могу посидеть с малышом, пока вы съездите в аптеку. Меня зовут Милли Джордан. Мы с мужем — ваши соседи.

— Правда, можете? Я так вам благодарна. Я быстро обернусь — только туда и обратно. Ой, простите, не представилась: я — Кэнди Льюис.

— Я бы могла съездить сама, — пояснила Милли, — но еще плохо знаю город. А за Билли не волнуйтесь. Школьницей я часто сидела с детьми, так что опыт у меня есть. Давайте его сюда.

Молодая мать вышла из дома, осторожно передала Милли ребенка и пакет с подгузниками. Она сказала, что совсем недавно покормила сына и переодела, так что особых проблем быть не должно.

Через пять минут Милли с малышом на руках сидела на качелях в тени большого дерева. Малыш то плакал, то замолкал. Она бережно прижала маленькое тельце к себе. Головка Билли опустилась ей на грудь, и под мерное покачивание и тихую песенку измученный ребенок задремал. На вид малышу было месяцев десять. Он был упитан и красиво одет.

Милли, нежно погладив его по светлым волосикам, подумала, что их с Кеном ребенок наверняка был бы темноволосым. Подумала и тут же спохватилась, какой еще ребенок? Они расстанутся через год, а может быть даже раньше. Эта мысль неожиданно огорчила ее. Но Милли снова дотронулась до головки малыша и успокоилась.

Именно такой, спокойной и умиротворенной, застал ее Кен, вернувшись домой. Он удивленно смотрел на ребенка: откуда тот здесь взялся? Милли заметила мужа и, приложив палец к губам, похлопала по качелям рядом с собой. Он сел и от растерянности пошутил не очень удачно:

— Это, случайно, не наш ребенок?

Она посмотрела на него снисходительно.

— Очень смешно. Это ребенок нашей соседки, Я отпустила бедную маму в аптеку за лекарством. Скоро она вернется, и ты сам с ней познакомишься.

— Какой славный! Мальчик или девочка?

— Его зовут Билли. У него болят ушки. Ты не представляешь, как он горько плакал, пока не уснул. Если разбудишь, концерт продолжится.

— А ты любишь детей, — убежденно произнес Кен.

— Разве их можно не любить? Посмотри, какая прелесть! У меня обязательно будут двое… не волнуйся, не от тебя, — поспешно добавила она. — Что касается моей беременности, то еще рано об этом говорить.

Так они беседовали, ожидая возвращения Кэнди. Кен сказал, что Шон обещал помочь Милли с работой. Он зайдет к ним на днях скоротать вечерок, тогда они все и обсудят.

Кэнди не заставила себя долго ждать. Ее машина скоро подъехала к дому, и она почти бегом бросилась к ребенку. Благодарно улыбаясь супругам, она бережно взяла сына из рук Милли и нежно прижала к себе. Потом протянула руку Кену.

— Вы, наверное, муж Милли. Рада с вами познакомиться. Меня зовут Кэнди. Ваша жена очень меня выручила. Посмотрите, ей удалось успокоить Билли. А у вас есть дети? Вам обязательно нужно завести малыша. Это такая радость!

— Мы думаем над этим, — кивнул Кен и обнял Милли за плечи.

Кэнди слегка покачала ребенка на руках.

— Нам нужно поближе познакомиться. Мы ведь соседи, — сказала она. — Жаль, мужа сейчас нет дома. Он у меня коммивояжер, вечно в разъездах. Когда вернется, обязательно расскажу ему, как вы меня выручили. Еще раз спасибо! А теперь нам пора домой.

— Счастливо, Кэнди.

— Счастливо, Билли.

Супруги в задумчивости еще немного посидели на качелях. Кен вспоминал выражение лица жены, когда она держала на руках ребенка. Ее глаза светились нежностью. Он неожиданно подумал, что никогда не представлял Элен в роли матери его ребенка. А вот Милли совсем другое дело. Это было странно, нелогично, и тем не менее…


Семейная жизнь все больше и больше нравилась обоим супругам. Между ними установились ровные благожелательные отношения. Ни один из них не хотел бы лишиться достигнутого покоя и домашнего уюта. Единственным, что омрачало их безоблачное существование, было взаимное сексуальное влечение. Всякий раз, когда они, полуодетые, сталкивались в узком коридоре или в ванной, оба чувствовали желание прильнуть друг к другу, но вовремя спохватывались и обуздывали свои чувства. Но случалось, что они невольно провоцировали друг друга. Иногда Милли, забывшись, отвешивала мужу подзатыльник за то, что он таскал еду из ее тарелки. Но бывало, что и он мог шлепнуть ее пониже спины, когда она была не права.

Вечера они часто проводили дома, порой не перебросившись между собой и десятком слов. Это их совершенно не угнетало. Милли обычно сидела в гостиной, читая или смотря телевизор. Кен же работал в кабинете за столом, на котором красовался компьютер. Случалось, они засиживались за полночь и, проголодавшись, отправлялись в кухню перекусить.

Днем Милли навещала соседку и успела подружиться с Кэнди и ее мужем Роджером. Билли встречал ее радостным гуканьем и очаровательной улыбкой, тянулся к ней, просясь на руки. А Кен улаживал последние проблемы с открытием собственной фирмы. Он принял предложение Шона о партнерстве.

Идея друга была проста. Исторически Оквуд был разделен на три неравные части, которые на карте выглядели параллельными полосами разной ширины, протянувшимися с востока на запад. В южной части города строились особняки для состоятельных и именитых горожан. Жить здесь считалось престижно, но не всякий допускался в круг избранных.

За неширокой рекой Рейвен начиналась центральная часть города, занятая в основном зданиями, в которых располагались муниципальные службы, банк, магазины и различные увеселительные заведения. Частные дома здесь выглядели скромнее и принадлежали представителям средних слоев населения. Именно здесь жили Кен и Лидия.

Границей между средней и северной частями служило шоссе. За ним располагались кварталы домов наиболее неимущих горожан. В настоящее время многие из строений обветшали. Владельцы продавали их за бесценок или просто бросали, уезжая в поисках лучшей доли. Поэтому район выглядел убого и уныло. Город не мог им гордиться.

Именно здесь начинали строить современные коттеджи. Это было связано с возведением неподалеку от Оквуда большого завода. Пустили только первую очередь, но все имевшиеся в продаже жилые дома были уже раскуплены. В оставшееся до пуска второй очереди время нужно было успеть построить несколько десятков домов разного размера для прибывающих на завод работников. Поэтому Шон предлагал создать акционерную компанию с целью объединить в одних руках строительство такого масштаба.

Кену предлагалось руководство архитектурной частью проекта, сам Шон собирался взять на себя строительную. Планировалось возводить коттеджи с учетом пожеланий будущих владельцев. Шон полагал, что отцов города можно будет убедить предоставить вновь образуемой фирме право на застройку всего массива.

Милли эта идея понравилась. Ей даже пришла мысль поскорее устроить встречу всех заинтересованных в проекте лиц, чтобы Кена и Шона никто не смог опередить. Мужчины согласились с ней. Уходя, Шон сказал, что через пару дней позвонит Милли насчет работы в городской библиотеке, если ее это устраивает, за что был вознагражден благодарной улыбкой.

И действительно два дня спустя Милли уже встретилась с очаровательной миссис Дэвис, пожилой дамой, которая очень внимательно отнеслась к ней.

— Рада вас видеть, милочка. Шон говорил мне, что вы не прочь поработать в библиотеке. А у нас как раз появилась временная вакансия. Одна из сотрудниц уходит в полугодовой отпуск по уходу за ребенком. Вы работали с компьютером?

— Да, миссис Дэвис. Видите ли, я окончила курсы секретарей. Мне не хотелось бы потерять квалификацию. А в чем будет заключаться моя работа?

— В систематизации новых книжных поступлений, инвентаризации, обработке статистических данных и тому подобном. Пойдемте, я покажу ваше рабочее место.

Милли познакомилась с работой библиотеки и некоторыми ее сотрудниками. Ей все понравилось и не терпелось приступить к делу. Она поблагодарила миссис Дэвис и попрощалась. Сев в машину Шона, терпеливо ожидавшего ее, Милли чмокнула его в щеку и весело объявила:

— Можешь меня поздравить: с понедельника приступаю к работе! Спасибо за помощь.

— Это стоит отметить. Приглашаю тебя на ланч. Отказ не принимается. После встречи с работодателем всегда разыгрывается аппетит. Я знаю одно кафе. Там такие пирожные, просто пальчики оближешь!

— Идет! — Милли и не думала отказываться.

В кафе было уютно и немноголюдно. Шон заказал кофе и восхитительные яблочные пирожные, которые просто таяли во рту. Однако это не помешало Милли поинтересоваться:

— Скажи, почему ты до сих пор не женат? Или это слишком личный вопрос? Если не хочешь, не отвечай.

— Жизнь так сложилась. В юности не довелось влюбиться без памяти. А потом все время мешала работа. Так вот до сих пор и не женился. А почему ты спрашиваешь?

— Мне кажется, ты был бы хорошим мужем, с тобой так спокойно, надежно, просто. И внешне ты очень симпатичный. Не понимаю, почему женщины не вешаются на тебя гроздьями? — ответила Милли, смеясь.

— Это просто загадка. Ты меня расписала такими привлекательными красками. Чего им еще надо? А как у вас с Кеном, все в порядке?

— Честно говоря, нет. Я немножко приревновала его к Элен. По-моему, он все еще ее не забыл.

— Она вышла замуж за Джейка потому, что сама этого хотела и родители настаивали. Кен страшно переживал, но теперь все в прошлом. Она замужем, он женат. Тебе не о чем беспокоиться, — уговаривал Шон свою спутницу.

— И все же не зря он вернулся сюда. Кен что-то хочет ей доказать. Но что именно?

— Чужая душа — потемки. Элен мне никогда особенно не нравилась. И я не понимал увлечения Кена ею. За девять лет много воды утекло, оба изменились. И даже если кому-то из них покажется, что можно вернуть прошлое, поверь, скоро выяснится, что это невозможно.

Шон не мог говорить с женой друга откровенно. Поэтому он попытался просто успокоить Милли, сказав с уверенностью, которой вовсе не испытывал:

— Ты на несколько лет моложе ее, привлекательнее и не предавала Кена. Он все это понимает, не сомневайся. А раз так, то не забивай голову всякими глупостями, лучше возьми еще пирожное. Кстати, не хочешь рассказать, как вышло, что вы с Кеном так быстро поженились?

Милли отрицательно покачала головой. А Шон внимательно посмотрел на нее.

— Знаешь, а ведь вы с Элен чем-то похожи. Девять лет назад у нее тоже были длинные светлые волосы. Она не выглядела такой худой, чаще смеялась и не строила из себя знатную даму.

— Значит, ты думаешь, что Кен выбрал меня из-за сходства с ней? — спросила Милли расстроенно.

— Упаси Бог! Просто ему, вероятно, нравится этот тип женской красоты. Такое бывает. О, у тебя, по-моему, глаза уже на мокром месте. Пошли, на улице развеешься.

Всю дорогу Шон веселил Милли. Но не особенно в этом преуспел.


Кен недовольно ходил по комнатам, размышляя, куда подевалась жена. Без нее дом казался пустым. Обычно Милли рассказывала ему утром, чем собирается заниматься днем, и интересовалась, приедет ли он обедать домой. Сегодня она не говорила, что собирается выйти из дома. Да и куда она могла отправиться пешком?

Его мысли прервал шум подъехавшего автомобиля. Он с удивлением увидел в окно, как его друг помогает Милли выйти из машины. Кен пошел им навстречу, испытывая смутное беспокойство и недовольство.

— Привет, вы откуда?

— У нас есть для тебя новость. Но пусть Милли сама все расскажет, — весело сказал Шон.

Милли кивнула и вошла в дом. А Шон посмотрел на друга и тихо произнес:

— Твоя жена расспрашивала о вас с Элен. Нам нужно поговорить, тебе так не кажется? — Затем громко попрощался и поспешил по своим делам.

Кен нашел жену в кухне. Она задумчиво рассматривала содержимое холодильника. Лицо ее было печальным.

— Что с тобой? Ты похожа на маленького обиженного ребенка. — Произнося эти слова, Кен чувствовал себя как-то неловко.

— Извини, я просто устала. Ты голоден?

— Нет, перекусил, пока ждал тебя. Где ты была?

— Шон помог мне устроиться на работу. Правда, всего на полгода. Но дольше, возможно, и не понадобится. А потом мы посидели в кафе. Шон рассказывал мне о вас с Элен. Только не ругай его, он не сказал почти ничего нового. Я сделала вид, что ревную, и он принялся меня успокаивать. У тебя хороший друг.

— Понятно, — произнес Кен сквозь зубы.

Ему действительно стало понятно, о чем хотел поговорить с ним Шон. Пожалуй, и в самом деле лучше поскорее это сделать. А пока нужно вернуть жене хорошее настроение.

— Скажи, а ты водишь машину?

— Папа доверял мне свой старый пикап, права у меня есть. А что?

— Нужно купить тебе машину. Давай завтра с утра этим и займемся. Как ты на это смотришь?

— Хорошо, — ответила Милли, но в голосе ее не было энтузиазма. — Только не слишком ли большие расходы на временную жену?

— Перестань, просто я понял, что без машины тебе не обойтись. Особенно теперь, когда ты устроилась на работу. Конечно, я мог бы отвозить и привозить тебя, но вряд ли это будет удобно. К тому же я могу быть занят.

— Да, ты прав. Только купи что-нибудь недорогое. Я не очень хорошо вожу машину.

— Сама выберешь. Все будет, как ты захочешь: модель, цвет. Ну, повеселела хоть немного? — с надеждой спросил Кен.

Она улыбнулась, и в кухне определенно стало светлее. А может, Кену это только показалось? Когда она ушла к себе, он сел за стол и задумался. Выезжая из Бостона, он ясно осознавал причины, по которым возвращался в Оквуд.

Но теперь уже не вполне понимал, что именно им движет. Чувство к Элен, которое он принимал за любовь, заметно потускнело и постепенно переросло в желание взять реванш за прошлое. Кен вспомнил, что не видел Элен больше недели, с момента их встречи в ресторане. Но он и не искал повода увидеться с ней, хотя до сих пор не отдавал себе в этом отчета.

Словом, Кен и сам толком не знал, что испытывает сейчас к Элен и как во все это вписывается Милли. За время их короткой совместной жизни он привык к ее присутствию, она согревала его дом и всегда оказывалась рядом в нужный момент. С ней можно было поговорить обо всем. Возникало ощущение, что между ними протягиваются тонкие ниточки. Это как у двух растущих рядом деревьев. Их корни постепенно переплетаются, и уже трудно определить, какому из деревьев они принадлежат. Попробуй разъединить — и погибнут оба.

Не желая беспокоить жену, Кен сам приготовил себе ужин, поел в одиночестве и проработал остаток вечера за компьютером. Милли так и не спустилась вниз. Она сидела в своей комнате перед зеркалом, разглядывая лицо и ругая себя на чем свет стоит. С какой стати так огорчаться? Ведь знала же, что Кену нужна только Элен. Зачем было травить душу и расспрашивать Шона о сопернице? Неужели они и впрямь похожи? Этого Милли не могла перенести. Волосы одинаковой длины? Уничтожить это сходство! Может, еще и перекраситься? Или это уже будет перебор? Милли решилась ограничиться стрижкой. После этого она легла в постель и погрузилась в размышления об отце, Ма и остальных близких и приятных ей людях, оставшихся в Лейквуде. Незаметно для себя Милли уснула.


В салоне по продаже автомобилей Милли приглянулась маленькая вишневая «тойота». Здесь были более мощные и дорогие машины, но эта пришлась ей как-то по сердцу. Она села за руль и ощутила радость и волнение при мысли, что это сверкающее чудо будет доверено ей.

— Что ж, я вижу, ты уже сделала свой выбор, — сказал Кен.

— Да, если не возражаешь, я хотела бы эту.

Продавец, обслуживавший их, нахваливал машину, словно та была восьмым чудом света. Но Кен спустил его с небес на землю.

— Покажите-ка ее в деле.

— Разумеется. Желаете сесть за руль сами?

— Нет, поведет моя жена.

— Ой, я почти забыла, как это делается. Может, лучше ты?

Кен понимающе улыбнулся, открыл дверцу машины, помог Милли выйти и сел за руль. Продавец уселся рядом, а Милли устроилась на заднем сиденье.

Пока они совершали небольшую поездку по городу, она прислушивалась к ровному шуму двигателя и ласково гладила рукой черную кожу обивки. Ей все нравилось. Нужно только немного освежить в памяти навыки вождения, и она сможет ездить на этой хорошенькой игрушке.

Смущало лишь одно: как она будет возвращать Кену потраченные на машину деньги. Вряд ли зарплата работника библиотеки позволит это сделать. А ведь она еще хотела скопить нужную сумму на учебу. Правда, можно было оставить машину Кену после их развода. Но так не хотелось с ней расставаться!

Не подозревавший о ее мыслях Кен тем временем вернулся на территорию автосалона. Оплатил стоимость покупки кредитной карточкой и договорился, что машина будет доставлена на дом сегодня в течение дня после оформления всех необходимых документов.

По дороге домой Кен сообщил, что на следующей неделе состоится прием в доме мэра Оквуда, на который они приглашены, и спросил, есть ли у Милли платье, подходящее к случаю. Она неуверенно пожала плечами. Тогда Кен направился к лучшему в городе магазину женской одежды.

Милли рассматривала платья, думая, сможет ли выглядеть и держаться в избранном обществе достаточно уверенно. Ведь у нее еще не было такого опыта. А Кен тем временем подозвал молоденькую продавщицу, которая бросилась к нему со всех ног.

— Что вам угодно?

— Вечернее платье для моей жены. И к нему, пожалуйста, подберите сумочку и туфли. Дорогая, — обратился он к жене, — я отлучусь позвонить, а ты пока примерь это. — И он указал на четыре платья, которые отобрал.

Примеряя красивые дорогие туалеты, Милли получала от этого огромное удовольствие. Платья различались по цвету и фасону, но все были длинными, элегантными и, по мнению Милли, безумно дорогими. Лучше всего на ней смотрелось темно-коричневое, почти черное платье из тонкого бархата. С лифом, расшитым узором из листьев бронзового цвета. Милли ощущала себя в нем королевой. А когда услужливая продавщица подобрала сумочку, перчатки и туфли, подходящие к платью, почувствовала себя на седьмом небе.

Туфли на высоком каблуке делали ее выше ростом и совершенно меняли осанку. Она гордо приподняла подбородок и еще раз взглянула на себя в зеркало. Выступающая из лифа часть груди выглядела очень соблазнительно, а обнаженные спина и плечи были покрыты ровным светло-коричневым загаром.

Кен одобрил выбор жены. Тогда она набралась смелости и сказала, что к этому туалету нужны украшения. Он кивнул в знак согласия и пошел оплачивать покупки.

После того как Милли переоделась, поход по магазину продолжился. Кен приобрел для жены косметику по ее выбору и духи. Она уже несколько утомилась, но в то же время радовалась обновкам, как ребенок. В ювелирном отделе обоим понравился комплект из золотой цепи сложного плетения и такого же браслета. Милли сочла, что покупать серьги нет необходимости, подойдут и ее собственные. Отказалась она и от предложенной ей заколки для волос, помня о предстоящей стрижке. Купленные украшения она бережно положила в сумочку.

Ей было слегка неудобно, что Кен так тратится на нее. Но она понимала, что как жена преуспевающего бизнесмена должна выглядеть соответствующим образом. Слишком многое будет зависеть от того, сумеют ли Джорданы произвести благоприятное впечатление на местное высшее общество. А у Кена и Шона были такие грандиозные планы. Поэтому всю купленную для нее роскошь Милли воспринимала, как военную форму для предстоящего сражения.

Она очень проголодалась и попросила мужа отвезти ее на ланч. Кен взглянул на часы, прикидывая, сколько времени осталось до важной деловой встречи, и кивнул жене.

— Хорошо. Где бы ты хотела перекусить?

— Только не смейся надо мной. Но я хочу тех яблочных пирожных, которыми меня угощал Шон. Ты знаешь кафе, где их подают? Оно находится недалеко от библиотеки.

— Знаю, в свое время я часто там бывал. Поехали скорее, а то у тебя очень голодный вид.

Оставив покупки в машине, супруги вошли в зал и сразу же увидели Элен, сидящую в одиночестве у окна. Она приветливо взмахнула рукой, и им показалось невежливым не подойти. В результате они сели за ее столик, хотя Милли ужасно этого не хотелось. Кен широко улыбался и с удовольствием разглядывал Элен.

— Добрый день. Прекрасно выглядишь. Одна здесь или ждешь кого-нибудь? — поинтересовался он.

— Приятельницу, — скривила губы Элен. — Но она, видимо, уже не придет. Я охотно поболтаю с вами и выпью еще чашечку кофе.

Милли чувствовала себя прескверно. Соперница была сама любезность, а ей никак не удавалось поддерживать тот же тон в общении. Кен заказал кофе на всех и пирожные. Однако Элен от сладкого категорически отказалась. Милли еле заметно усмехнулась. Как она и думала, красотка сидит на диете. Вот будет для нее испытание, когда они истребят целое блюдо пирожных на ее глазах. От столь приятных мыслей Милли чуть не замурлыкала.

Официантка принесла заказ. Глядя на жену, Кен едва не засмеялся. Предвкушая удовольствие, она полузакрыла глаза и облизнулась.

— Приступай, моя радость, — сказал он ласково. — У нас не так много времени. Не забудь, после обеда доставят твою новую машину. Кто-то из нас должен быть дома. Вечером отметим покупку, а завтра потренируемся в вождении.

Если бы Милли уже не была влюблена в него, сейчас бы влюбилась за один только его взгляд, не говоря уже о словах и бархатном голосе. Она не смотрела на Элен, поэтому не заметила, что той явно не понравилось столь открытое проявление нежных чувств Кена к жене. Пытаясь отвлечь его внимание от Милли, Элен пустилась в воспоминания о безоблачном детстве и их дружбе.

Лицо Кена тут же приобрело мечтательное выражение, он добавил несколько эпизодов, которые успели изгладиться из ее памяти. Оба много смеялись. В итоге Милли почувствовала себя забытой и сделала попытку вклиниться в их разговор. Это у нее получилось.

Услышав, чем было заполнено утро четы Джордан, Элен не удержалась от соблазна выяснить, что именно было куплено и в какую сумму это обошлось Кену. Того слегка покоробили подобные вопросы. Элен выспрашивала мельчайшие подробности, и в голосе ее звучали нотки зависти. Кен внимательно приглядывался к кумиру своих юношеских лет. Прежде он не замечал за ней такого пристрастия к дорогим вещам. Тогда Кен наивно полагал, что Элен вышла замуж за более старшего по возрасту и более обеспеченного мужчину, подчинившись воле родителей, а не из-за собственных меркантильных соображений.

Теперь же начал сомневаться в этом. Отогнав от себя неприятные мысли, Кен решил поторопить Милли — время действительно поджимало. Простились тепло. На прощание Кен выразил надежду, что увидит чету Коннорс на приеме в доме мэра. Услышав, что Джорданы тоже приглашены, Элен не сдержала удивления. Хорошенькое личико отразило напряженную работу мысли. Ей пришло в голову, что друг детства стал заметной фигурой в деловом мире.

Интересно, какие еще сюрпризы ее ждут? Она решила узнать подробности у главной местной сплетницы и своей давней приятельнице Джейн Браун, отец которой занимал ответственный пост в банке Оквуда.

Джейн встретила ее с нескрываемой радостью. Как раз сегодня ей удалось выведать у отца, что представляет собой Кеннет Джордан в финансовом плане. Новости так и жгли ей язык. Оказалось, что подруга в свое время здорово просчиталась, выйдя замуж за этого блеклого Коннорса. Подумать только: Джордан вернулся весьма привлекательным и богатым мужчиной! Жаль только, что он женат.

Поначалу Элен расстроилась, а потом вновь приободрилась. Разве не из-за нее Кен вернулся в Оквуд? Пусть говорит, что хочет, но она-то знает, как сильно он был в нее влюблен. И хотя он проявлял к жене повышенное внимание, не было ли это попыткой вызвать ревность у нее, Элен? Поскольку она уже разочаровалась в своем муже, Кен стал в ее глазах выглядеть более чем привлекательно. Нужно хорошенько поразмыслить обо всем. Поблагодарив Джейн за ценную информацию, Элен отправилась домой.

Тем временем Кен уже ехал на деловую встречу. Он опаздывал, поэтому сосредоточился на дороге и не отвлекался на посторонние мысли. А ему было о чем подумать.

Милли вернулась домой в противоречивом настроении. С одной стороны, Кен проявил по отношению к ней необычайную щедрость и был очень заботлив. А с другой — все это могло оказаться частью плана по возвращению Элен. И с этим Милли придется смириться, выполняя условия соглашения. Ей не в чем было упрекнуть мужа. Он даже не предпринял ни одной серьезной попытки завлечь ее в постель, хотя она кожей ощущала, что вынужденное воздержание дается ему нелегко.

Порой Милли и сама испытывала весьма нескромные желания при виде мужа, но было бы весьма трудно объяснить, каким образом она сохранила невинность после ночи, якобы проведенной с ним в «Аделине». Интересно, как бы он выразил свои чувства, если бы обман открылся? Милли было страшно даже думать об этом. Выход один — и дальше держать его на расстоянии.

Пройдет год, они расстанутся, и ее тайна потеряет значимость. Когда-нибудь она будет с улыбкой вспоминать свой брак. А пока уважаемая супруга не менее уважаемого мистера Джордана будет соблюдать правила игры…

В эту минуту в дверь постучали. Знакомый продавец автосалона стоял на пороге, протягивая документы на машину и ключи от нее. Сверкающая новенькая «тойота» стояла возле дома. Милли послала ей воздушный поцелуй. У молодого человека просто подкосились ноги при виде ее губ, сложенных кокетливым бантиком. Наверняка в этот момент он подумал, какой счастливец ее муж.

— Надеюсь, документы в порядке? Мне нужно где-нибудь расписаться?

Продавец, спохватившись, протянул ей квитанцию и ручку. Милли расписалась. Он неохотно попрощался с ней и, уходя, несколько раз оглянулся. Этот маленький инцидент развеселил Милли.

Пританцовывая и напевая, она вернулась в гостиную и позвонила в «Аделину». Трубку поднял Чак. После приветствий и обмена шутками она спросила, где ее отец. Оказалось, что тот уехал на рыбалку с другом. Милли огорчилась и попросила передать отцу, что у нее все хорошо.

5

В субботу Кен, со свойственными ему упорством и скрупулезностью, экзаменовал жену на знание ею правил дорожного движения и навыков вождения. Все это было крайне утомительно. Она даже взмолилась о пощаде. Но муж был непреклонен, напомнив, что уже в понедельник ей предстоит ехать на машине на работу.

В результате они дважды проехали от дома до библиотеки и обратно. Потом разнообразили маршрут, добавив в него магазины. Наконец Кен решил, что сделал все, что мог.

— Ну как, устала? — спросил он Милли.

— Слегка.

— Может, пообедаем где-нибудь?

— Лучше я съезжу к парикмахеру. Попробую что-нибудь новенькое. Как ты думаешь, может, мне перекраситься?

— Делай что хочешь. Я терпеть не могу рыжих, но ты вольна поступать по своему усмотрению: можешь хоть ежик на голове изобразить и выкрасить его в цвета радуги.

Кен, конечно, шутил. Но как бы то ни было, добро на стрижку получено.

— А чем ты займешься в мое отсутствие? Визит к парикмахеру — это надолго. Может, мне никуда не ехать?

— Да нет, поезжай. Я позвоню Шону и отправлюсь к нему. Нам есть что обсудить.

Оставшись одна в машине, Милли собралась с духом и тронула «тойоту» с места. Кен проследил, как она повернула за угол, и только потом вошел в дом.


В салоне причесок Милли не пришлось ждать ни минуты. Она объяснила мастеру, что хочет. Час спустя Милли разглядывала себя в зеркало, и ей нравилось то, что она там видела. Новая прическа совершенно изменила ее, открыв точеную шею и нежные розовые ушки. А сами волосы, утратив тянущую их вниз тяжесть, приобрели легкость и слегка завивались.

Милли тряхнула головой. Взметнувшиеся вверх волосы снова легли на место, что говорило о высоком классе мастера. Она осталась довольна результатом и добавила щедрые чаевые к счету. После этого отправилась домой с чувством выполненного долга.

Здесь она с аппетитом перекусила, потом посмотрела неплохой боевик со стрельбой и погонями. Часам к одиннадцати вечера Милли почувствовала, что вот-вот уснет. Она приняла душ и улеглась в постель, не дожидаясь прихода мужа. Она уже видела десятый сон, когда входная дверь открылась и глава семьи вошел в дом, стараясь при этом не особенно шуметь.

Субботний вечер Кена прошел не менее удачно, чем у Милли. Шон тоже получил приглашение на прием к мэру. И друзья отдавали себе отчет в том, что им предстоит не приятная вечеринка, а серьезная работа по привлечению возможных инвесторов. Обсудив каждую мелочь, они решили слегка расслабиться. Расположившись поудобнее, они потягивали бренди и беседовали обо всем подряд. Разговор коснулся и деликатной темы.

— Так зачем же ты вернулся сюда, Кен? — Шон спрашивал почти безразличным тоном, стараясь не показать, как сильно интересует его ответ.

— Смешно, но ты уже не первый, кто задает мне этот вопрос. Элен тебя опередила. Тебе я отвечу то же самое, что и ей. Помнишь, на ее свадьбе я обещал, что завоюю мир и вернусь. Пусть не весь мир, но какую-то его часть мне удалось положить в свой карман — и вот я здесь.

— А Элен не имеет к этому никакого отношения?

— Когда я ехал сюда, то думал только о ней. А сейчас, как ни странно, с каждым днем вспоминаю о ней все реже. Может, ты мне объяснишь, что бы это значило?

— Полагаю, что ты любил ее прежнюю. Нынешняя Элен перестала быть похожей на ту девочку, о которой ты мечтал все эти годы. Это одно из возможных объяснений. Но у меня есть еще и другое. Только сначала хотелось бы узнать, зачем ты женился, если все еще думал об Элен? Не могу этого понять. Мне кажется, это нечестно по отношению к Милли.

— Милли! Если бы ты знал историю нашей женитьбы, у тебя сразу же отпали бы все вопросы. Я ничего не должен ей. Пока не могу сказать больше, просто не готов к этому разговору. Да и домой пора.

Снова Кен ушел от прямого разговора, с раздражением подумал заинтригованный Шон. Что-то непонятное творилось с его другом. Но раз тот не хочет об этом говорить, остается только ждать. Рано или поздно все выяснится.


В воскресенье с утра в доме Джорданов раздался звонок. Шон приглашал их на пикник. Милли еще спала, но Кен принял решение за них обоих. Он собрал корзинку с провизией и отправился будить жену. Она откликнулась на первый же стук в дверь и крикнула, что уже встает. Пока муж пил кофе, она оделась в джинсы и клетчатую рубашку, обулась в свои любимые кроссовки. Настроение у нее было отличным. Милли прекрасно выспалась, а сейчас ей предстояло удивить мужа новой прической.

Она спустилась в кухню и попросила Кена налить ей кофе. Муж повернулся к ней с чашкой дымящегося напитка и чуть не опрокинул его себе на рубашку: жену было просто не узнать. Придя в себя, Кен признал, что она изменилась к лучшему. А через несколько минут уже удивлялся, почему это она раньше не постриглась. Милли смущенно потупилась, краснея от удовольствия.

Приехавший вскоре Шон был потрясен не меньше Кена изменениями во внешности Милли и рассыпался в комплиментах. Она, польщенно улыбнувшись, предложила кофе Шону и его спутнице Келли. Ее присутствие было неожиданностью: Шон и словом не обмолвился, что приедет не один. После обмена приветствиями и короткого ритуала знакомства все отправились в путь.

Милли с любопытством рассматривала окрестности. После часа пути машины остановились на берегу небольшого озера. Пока мужчины надували и спускали на воду взятую с собой резиновую лодку, женщины раскладывали еду. Напитки спрятали от солнца в тени ближайшего куста.

Келли с Милли весело переговаривались, посмеиваясь над показной неуклюжестью Шона, который ради их развлечения дважды переворачивал лодку. Кен ругался, требовал от друга серьезности, но тот не унимался. Потом все отправились купаться. Милли, почти не умевшая плавать, получала удовольствие, плескаясь на мелководье. Выходя на берег, она оступилась и подвернула ногу.

Тут же к ней подскочил Шон. Его забота тронула Милли, но ей хотелось, чтобы на его месте был Кен. А ее муж в это время пытался догнать в воде Келли, оказавшуюся отличной пловчихой. Милли только вздохнула и ласково улыбнулась Шону, заверяя, что ей совсем не больно. А он не спешил убирать руки от ее слегка распухшей щиколотки, делая вид, будто проверяет, насколько серьезна полученная Милли травма. Наконец ей стало неудобно, и она под благовидным предлогом отдернула ногу.

Шон досадливо прикусил губу. Он вел себя подобно мальчишке, а ему вовсе не хотелось отпугнуть ее слишком решительными действиями. Милли пока смотрела на него, как на друга. И пусть все так и остается до поры до времени.

Проголодавшиеся и обессиленные пловцы выбрались на берег и потребовали чего-нибудь вкусненького. Шон посоветовал Милли не трогаться с места и изображать раненую. Она послушалась и столь удачно вошла в роль, что Кен встревожился и не успокоился, пока сам не осмотрел поврежденную щиколотку жены. А затем бережно и умело забинтовал полотенцем ногу Милли. С легкостью подняв на руки, Кен отнес ее к импровизированному столу, усадил поудобнее и устроился рядом.

Все четверо с аппетитом поглощали большие куски жареной курицы, картофельный салат и острые приправы. На десерт были фрукты и булочки с черникой. А запить все это можно было горячим кофе из термоса, соками или кока-колой. Разговор за едой не прекращался ни на минуту. Шон так и сыпал шутками и смешными историями. Милли и Келли смеялись как сумасшедшие. И даже Кен иногда не удерживался от заразительного хохота.

День пролетел незаметно. Пора было собираться домой. Нога Милли выглядела уже лучше, но Кен все равно отнес ее на руках в машину. Она не удержалась от соблазна и прижалась лицом к шее мужа, отчего дыхание его сбилось. Усадив жену на сиденье, он внимательно посмотрел ей в лицо, но получил в ответ невинный недоумевающий взгляд. После этого Кен начал ворчать, портя настроение как самому себе, так и своей спутнице.

Милли раскаялась в своей выходке, но не знала, как исправить дело. Пришлось и дальше делать вид, что ей непонятны причины его состояния. Обратная дорога показалась длиннее из-за сгустившейся в салоне автомобиля атмосферы.

Когда машина Шона обогнала их джип и Келли на прощание махнула им рукой, Милли ощутила смутную тревогу. Они подъедут к дому, и Кен обязательно снова возьмет ее на руки. А вот что последует за этим? В любом случае, она надеялась, что ей удастся справиться с ситуацией.

Все произошло так, как она и ожидала. В гостиной Кен посадил ее на диван и пошел к машине за вещами. Милли не стала ждать. Хотя боль уже почти не ощущалась, было рискованно перетруждать поврежденную лодыжку. Поэтому Милли доскакала на одной ноге до лестницы. Тут она замешкалась, прикидывая, как бы половчее взобраться наверх.

За ее спиной раздалось недовольное фырканье. Не нужно было оборачиваться — она и так знала, кто это. Секунду спустя Милли оказалась на руках у мужа, а чуть позже обнаружила, что сидит на своей кровати. Должно быть, вид у нее был слегка глуповатый и растерянный, потому что Кен довольно ухмыльнулся.

Он присел перед ней на корточки и принялся осторожно расшнуровывать кроссовки. После кроссовок и носков Кен перешел на пуговицы клетчатой рубашки. Она робко заметила, что сама в состоянии раздеться. На это Кен авторитетно заявил:

— Тебе лучше поменьше тревожить ногу, если хочешь завтра быть в форме. Я поухаживаю за тобой, если не возражаешь. Буду тебе заботливой няней.

Поначалу ей не к чему было придраться. Однако на каждую пуговицу у него уходило столько времени, так часты стали «случайные» прикосновения к ее груди, что Милли не выдержала и отбросила его руки. Кен отреагировал мгновенно — она тут же оказалась прижатой к постели, а ее руки отведены за голову. Одной рукой продолжая прерванную работу, Кен потемневшими глазами вглядывался в ее лицо. Пальцы при этом иногда промахивалась и ощупью находили очередную пуговицу, задевая вершинки ее грудей, ставших вдруг весьма чувствительными.

Милли беспокойно задвигалась, но попытка освободиться ни к чему не привела. Расстегнув рубашку, Кен все так же неторопливо выдернул ее полы из джинсов. И его горящему взору предстала обольстительная грудь под тонкой тканью купальника. В досаде и бессильной злости Милли облизнула губы, почти сразу же осознав, что делает очередную ошибку.

На виске Кена запульсировала жилка. Но он сдержал себя. А пытка продолжалась. Очередь дошла до джинсов Милли. Язычок молнии пополз вниз, рука Кена ласково погладила горячую кожу ее живота, нырнула под пояс и легла на упругую ягодицу, побуждая приподнять бедра. Когда она послушалась, Кен осторожно снял джинсы сначала со здоровой, а потом и с поврежденной ноги Милли.

Она боялась лишний раз вздохнуть, чтобы не спровоцировать его на более решительные действия. Милли был ясен смысл устроенного ей представления. Кен давал понять: он может сделать с ней все, что только пожелает. А она будет бессильна ему помешать. Вопрос только в том, как далеко он собирается зайти в своем желании наказать ее, преподать суровый урок. Милли хотелось закричать, что она все поняла и больше никогда не будет играть с ним в столь опасные игры. Она лихорадочно искала пути к спасению.

А Кен тем временем нагнулся и стал ласкать ее грудь губами прямо через купальник. Она еще раз попыталась вырваться, чувствуя, что вот-вот сдастся на милость победителя. Но его руки и губы уже добились желаемого: тело Милли зажило собственной жизнью. Груди ее налились и слегка ныли, а бедра раздвинулись. Еще немного, и Милли сама обовьет эту крепкую шею руками и прильнет к ней губами.

Глаза ее полузакрылись, голова слегка кружилась, последние связные мысли растворялись в вязком тумане проснувшейся чувственности. Ей самой стало непонятно, почему она должна отталкивать Кена вместо того, чтобы прижать его сильное горячее тело к себе и слиться с ним в единое целое. Она снова облизнула пересохшие вдруг губы и чуть слышно вздохнула.

Тогда Кен, оторвавшись от ее груди, накрыл жадными губами рот Милли. Разгоряченный, он невольно отпустил ее руки. Она воспользовалась этим, чтобы запустить пальцы в волосы на затылке мужа.

Было уже не совсем ясно, кто кого целовал с большей жаждой. Оба получали и дарили удовольствие, оба горели страстью и прерывисто дышали. Наконец Кен слегка приподнялся, давая ей возможность снять с него рубашку. Она так и сделала, а затем с наслаждением ощутила жар его тела. Но этого показалось ей мало. Теперь уже она слегка прогнулась в спине, без слов моля снять с нее лифчик, ставший вдруг помехой.

Когда его руки переместились на обнаженную нежную грудь и легонько сжали ее, Милли тихонько ахнула. Это словно подстегнуло Кена, его ласки стали энергичнее. Он опустился на Милли, стараясь не давить на нее всем своим весом. Потом прижался напрягшейся плотью к низу ее живота и ритмично задвигался, доводя ее почти до безумия. Она обвила его бедра ногами и сильнее прижала к себе. Рука Кена скользнули под резинку ее трусиков…

В этот момент зазвонил телефон. Кен чертыхнулся и оторвался от жены. Милли, с трудом выныривая из сладкого дурмана, удивленно смотрела, как он встает и выходит из спальни. Спасительный звонок, как в мелодраме! Ей было бы смешно, если бы вдруг она не осознала, чем все могло бы кончиться. Боже, что с ней! Милли вскочила и поскорее заперла дверь. Тут силы ее покинули, и она прислонилась к стене, со страхом ожидая возвращения Кена. Милли всерьез опасалась, что не устоит перед ним, поэтому твердо решила не открывать дверь.

А Кен тем временем мысленно ругался на чем свет стоит. От жарких объятий и пылких поцелуев его оторвала сотрудница какой-то муниципальной службы, проводящая социологический опрос по телефону. Это в выходной-то день! Он старался быть вежливым, но в конце концов бросил трубку, не ответив и на половину вопросов. Его возбуждение не улеглось, но он понимал, что момент уже упущен. Он был совершенно уверен, что Милли опомнилась и заперлась от него.

Может, оно и к лучшему. Он ведь не собирался заходить так далеко, но эти губы, эта соблазнительная грудь и глаза с поволокой, послушная гибкая спина и… Черт, лучше не думать об этом! Но нужно сделать хорошую мину при плохой игре. И Кен решительно двинулся к ее комнате.

Обнаружив, что дверь заперта, он вкрадчиво произнес:

— Милли, любовь моя, открой.

— Нет! — В ее голосе явственно звучали панические нотки.

— Ну перестань, нельзя все бросить на полпути. Ты же все понимаешь. Я не хотел, но так уж получилось. Ты мне нужна, открой, слышишь?

Милли дрожала, не в силах ни отойти от двери, ни слушать его дальше. А он продолжал настаивать на своем, пока не потерял остатки терпения и не ударил по двери кулаком. Не дождавшись от нее никакой реакции, Кен с угрозой в голосе пообещал, что в следующий раз так легко не отступит и она получит все, что заслужила. Потом удалился в свою комнату, пряча довольную улыбку в уголках красивого рта. Теперь она поостережется дразнить столь темпераментного мужчину и ему не придется больше выступать в роли злодея.

Милли перевела дух и осела на пол возле стены. Она подняла глаза к небесам, мысленно благодаря их за своевременное вмешательство, и поклялась впредь не допускать ничего подобного. Из таких отношений с мужчиной не может выйти ничего хорошего для влюбленной в него женщины.

Страсть пройдет, и он оставит ее с разбитым, полным отчаяния сердцем. Это не для нее, нужно подумать о будущем. Когда-нибудь и ей встретится человек, который полюбит ее так, как Кен любит Элен. Тогда и только тогда она решится дать волю своим чувствам. А пока нужно быть осторожнее с мужчиной, так легко зажигающим в ней огонь желания.

Она не знала, сколько времени просидела на полу, погруженная в свои не слишком веселые мысли. Не желая встречаться с Кеном, она не стала выходить из комнаты, наказывая себя голодом за опрометчивое поведение.

Наказание было более чем суровым, поскольку от пережитых волнений у нее разыгрался зверский аппетит. Милли заглянула в тумбочку рядом с кроватью, проверяя, не завалялась ли там пачка печенья. Но, увы, там ничего не было. Тогда она решила поскорее лечь спать.


В понедельник, едва открыв глаза, Милли сразу стала прислушиваться к звукам в доме. Потом взглянула на часы. Было около девяти. На работе ей следовало появиться в десять.

И тут Кен постучал в ее дверь.

— Вставай, а то опоздаешь. Я уже ухожу. Буду занят допоздна. Желаю тебе удачного дня. Эй, ты проснулась? — озабоченно спросил он.

— Да-да. Уже встаю.

Она радостно потянулась. В его голосе не было напряжения и отчужденности. Вчерашнее происшествие, кажется, предано им забвению. Сейчас Кен уйдет, а к вечеру она совсем оправится от пережитого и сможет поддерживать непринужденную беседу и смотреть ему при этом в глаза.

Когда раздался звук закрывшейся входной двери, Милли попробовала встать на больную ногу. Та вела себя прилично. Она посильнее оперлась на нее. Ура! Теперь собраться, позавтракать и на работу. А там постараться выглядеть энергичной и компетентной. Весело напевая, Милли направилась в ванную, приняла душ и причесалась. Потом позавтракала и вернулась в спальню. Надев приготовленный заранее костюм и легкую белую блузку, она еще раз посмотрелась в зеркало, порадовавшись новой прическе, своему хорошему настроению и незнакомому блеску своих глаз. Взгляд, брошенный на часы, поторопил ее к выходу.

В библиотеке Милли нашла миссис Дэвис в ее кабинете на втором этаже. Милая дама была приятно удивлена переменами во внешности новой сотрудницы. Она проводила Милли к ее рабочему месту и предложила освоиться с компьютером и ознакомиться с документами, которые нужно было срочно обработать.

Спустя пару часов задание миссис Дэвис было выполнено. Нельзя было назвать эту работу творческой, но она, несомненно, была нужной. Седовласая дама осталась весьма довольна Милли и предложила ей самой выбрать свободный день на неделе, которой полагался по условиям контракта.

— Меня бы устроила пятница, если вы не возражаете.

— Разумеется, нет.

— Спасибо, миссис Дэвис.

— Что ж, вот вам еще документы, Милли. Идите работать, моя дорогая.

Милли трудилась до ланча, не поднимая головы. Ровно в час дня миссис Дэвис зашла за ней и предложила познакомить ее с сотрудниками библиотеки. Те уже собрались в кафетерии. Несколько женщин разного возраста сидели за одним длинным столом и перекусывали, оживленно беседуя между собой. Миссис Дэвис представила им новенькую, подчеркнув, что та принята на временную работу. После этого она ушла, а Милли присела к столу и спросила, что лучше заказывать в кафетерии.

Смешливая молоденькая Нина посоветовала приносить с собой бутерброды, а здесь пить кофе. Но если Милли не захватила ланча из дома, то лучше всего взять блинчики с кленовым сиропом. Но другая женщина по имени Нэнси заметила, что это подходит только тем, кто совсем не думает о диете. При этом выразительно взглянула на худенькую, если не сказать тощую, Нину. По мнению Нэнси, лучше всего было остановить свой выбор на салате из овощей и фруктов.

— Пожалуй, я возьму и то и другое, — засмеялась Милли. — Блинчики — для сытости, салат — для витаминов. О диете я и не помышляю, мне ее ни за что не выдержать.

Тут же посыпались советы по похуданию, предлагались всевозможные варианты диет и чудодейственных средств для поддержания стройности талии. Тема интересовала почти всех присутствующих женщин. За разговорами и смехом они и не заметили, как быстро пролетело время и кончился перерыв.

В четыре часа Милли вышла из библиотеки. С непривычки немного побаливали глаза от работы за компьютером, но она пребывала в прекрасном расположении духа и решила проехаться по магазинам. Домой она вернулась под вечер. Мужа еще не было, и Милли малодушно порадовалась этому.

Через пару часов Кен вошел в дом и обнаружил жену лежащей на диване в гостиной, с неумело перебинтованной ногой. Он подошел ближе, пряча что-то за спиной.

— Привет, как нога?

— Лучше.

— Тогда вот тебе, чтобы совсем прошло, — сказал он, демонстрируя ей бутылку шампанского.

Она невольно засмеялась. Кен присел на диван и снова спросил:

— А как твой первый рабочий день?

— Думаю, что справилась. Мне там понравилось. Спасибо Шону еще раз.

— В таком случае поздравляю. Это тоже тебе.

На сей раз из-за его спины появился небольшой букет цветов. Смущенная Милли спрятала в нем лицо, вдыхая чудесный аромат и не зная, чего еще ожидать. А Кен взъерошил ей волосы и сказал:

— Я вчера слегка перегнул палку. Прости, не знаю, что на меня нашло. Честное слово, я никогда не был груб ни с одной женщиной. Обещаю, такого больше не повторится.

— И ты меня прости, — опустив голову, проговорила Милли.

— Признаюсь, я не знал, как ты меня встретишь, потому запасся цветами и шампанским. Надеялся, что это поможет.

— Я тоже должна тебе кое в чем признаться. Моя нога уже не болит, я перевязала ее, чтобы разжалобить тебя и ты меньше ругал бы меня за вчерашнее.

Оба засмеялись, почувствовав облегчение оттого, что так легко выяснили отношения. Потом Кен принес бокалы и разлил шампанское.

— За мир в нашем доме, — сказала Милли, поднимая свой бокал и глядя на пузырьки, поднимающиеся со дна.

— За мир и взаимопонимание, — согласно кивнул Кен. — Правда, приятный напиток? Тебе нравится?

— Да, спасибо, очень вкусно.

Она радостно улыбалась и прекрасно себя чувствовала.

— Его посоветовала Элен. Мы с ней встретились в супермаркете, немного поболтали.

— Цветы тоже она выбирала? — спросила Милли, тщательно следя, чтобы голос не дрогнул.

Праздничное настроение улетучилось, едва он подтвердил ее предположение. А цветы Милли решила вместо спальни поставить в кухне. И воду им менять не станет, вот так! Однако она оживленно поведала о своем первом рабочем дне, о том, что взяла выходной в день приема у мэра, всем своим видом показывая, что у нее все прекрасно. А горечь и глупую ревность спрятала подальше, чтобы Кен ничего не заметил.

6

Всю неделю Милли трудилась как пчелка. Она втянулась в рабочий ритм, но к вечеру четверга уже не могла скрыть своей радости от предстоящего выходного. На пятницу было запланировано много дел.

Милли жаждала надеть вечернее платье, предвкушала новые знакомства, танцы и веселье. Она попыталась представить, как будет выглядеть ее муж в черном смокинге, и даже поинтересовалась, есть ли в его гардеробе этот предмет одежды. Кен только улыбнулся.

Ему смертельно надоели светские мероприятия еще в Бостоне, но он понимал чувства жены. Она волновалась, как Золушка перед своим первым балом. Жаль только, что не ему суждено быть прекрасным принцем, который завоюет ее сердце. А в том, что на приеме найдутся желающие привлечь внимание Милли, он не сомневался. Уж слишком жена была хороша. Кен уже отметил изящество ее фигуры, врожденную грацию и гордую посадку головы. Ему доставит удовольствие сопровождать такую женщину на прием…

Супруги спустились в гостиную почти одновременно. Оба застыли, глядя друг на друга. Милли выглядела изумительно. Легкое возбуждение от предстоящего приема окрасило щеки легким румянцем, широко распахнутые ресницы открывали зеленые глаза. В их блеске тускнело золото, надетое на шею и правое запястье.

Она протянула Кену руки. Тонкие пальцы переплелись с его пальцами, и он поднес ее руку к губам. Высокий, элегантный, неотразимый. Милли почувствовала себя гордой оттого, что рядом с ней весь вечер будет такой мужчина. Милли не сомневалась, что он окружит её вниманием, поможет освоиться в новой обстановке, тактично и незаметно для окружающих поправит, если она допустит какую-нибудь оплошность.

Сейчас Милли испытывала к мужу огромное доверие, ощущая себя защищенной от всех невзгод на свете. Она не знала, что эти чувства отражаются на лице. Кен читал их как открытую книгу и был глубоко растроган. Слова были не нужны.


Дом мэра находился в южной части города. Милли издалека увидела красивый особняк, все окна которого были освещены, а подъездная дорожка — заполнена автомобилями, которые по очереди останавливались у парадного входа.

В холле гостей встречали хозяева. Толстенький и жизнерадостный мэр тепло приветствовал каждую входившую пару, произнося всякий раз несколько любезных фраз, при этом глаза его с особым удовольствием задерживались на молодых и привлекательных дамах. Его супруга, переносившая «шалости» мужа стоически, в качестве компенсации проявляла свою приязнь к дамам более старшего возраста.

Кен заметил среди гостей Шона с подругой, а чуть позади них — чету Коннорс. Две эти пары разительно отличались друг от друга. Если Шон и Келли искрились весельем, то Элен стояла, полуотвернувшись от мужа, и явно скучала. А Джейк с тоской оглядывался на бар. Рядом с элегантной холеной женой он выглядел расстроенным и утомленным.

Кен подвел жену к обеим парам, завязался общий разговор. Обмен приветствиями, шутки, остроты, улыбки сделали свое дело: Элен повеселела и даже не оглянулась, когда Джейк испарился в направлении бара, словно ее это совсем не волновало. Да так оно и было. Сейчас муж становился помехой на ее пути. Кеннет Джордан. Именно такой мужчина ей нужен. Правда идти к цели придется извилистыми путями, но это ее не пугало.

Прежде всего Элен решила заняться соперницей и для начала предложила познакомить Милли со своими друзьями. Ту принимали тепло и с любопытством, поскольку Элен представляла ее как жену известного архитектора, родившегося в этом городе и имевшего большие планы в отношении Оквуда. Затем предложила зайти в дамскую комнату, якобы поправить макияж. Здесь Элен начала расспрашивать Милли о ее семейной жизни. В частности ее интересовало, давно ли они женаты и не собираются ли в скором будущем заводить детей.

Услышав ответ, Элен обрадовалась и принялась убеждать более молодую и, как видно, еще совсем неопытную в семейной жизни новую знакомую, что с детьми вообще не стоит торопиться. Разговор продолжился и в коридоре.

— Дорогая моя, — настойчиво говорила Элен, — дети — это кошмар, это полная потеря свободы. Женщина, имеющая детей, может навсегда забыть о личной жизни. А эти бессонные ночи! Джейк который год уговаривает меня завести ребенка, но нет, это все не для меня!

Она еще несколько минут высказывалась в том же духе. Милли не разделяла ее точку зрения, но спорить не стала, а только ускорила шаг, чтобы быстрее вернуться в зал, где уже танцевали. Ни одна из них не заметила, что почти весь разговор проходил в присутствии весьма заинтересованного свидетеля. Кен вышел в коридор почти вслед за ними из курительной комнаты. Его неприятно поразило отношение Элен к детям. Он никак не ожидал обнаружить в ней столько черствости и эгоизма. Теперь ему стало понятно, отчего Джейк столь мрачно смотрит на мир. Пожалуй, его стоило пожалеть и приободрить.

Молчание Милли не ввело Кена в заблуждение. Он сам видел, как жена буквально расцветала от одного прикосновения к малышу Билли.

А Элен тем временем искала его своим острым взглядом. Ей очень хотелось танцевать с ним. А чтобы Кен не вздумал пригласить жену, представила Милли своего старого приятеля. Тот и сам был не прочь пригласить новую знакомую на танец. И вот Милли уже кружилась с ним в танце, а вернувшемуся Кену не оставалось ничего иного, как пригласить скучавшую в одиночестве Элен.

Поскольку ему не хотелось откровенничать с Элен, он предпочел осыпать ее комплиментами, а она принимала их за чистую монету. И исподволь пыталась вызвать в Кене ревность и неприязнь к жене. Так, например, она обратила его внимание на то, как охотно смеется Милли шуткам своего кавалера, как ласково ему улыбается.

Кен посмотрел на танцующую неподалеку пару, и ему действительно показалось, что для малознакомых людей они слишком оживленно беседуют. А когда партнер привлек Милли ближе к себе, чтобы не столкнуться с другой парой, в глазах у Кена потемнело. Он едва не сбился с шага и был вынужден покрепче обнять Элен, которая ничуть против этого не возражала.

Наоборот, ее глаза победно блеснули, и она прижалась виском к его подбородку. Со стороны это выглядело несколько интимнее, чем следовало бы. Именно так и подумала Милли, обернувшаяся в этот момент к мужу. Ей показалось, что Кен, прикрывший глаза и слегка наклонивший голову к Элен, находится на вершине блаженства.

Сердце Милли заныло. Эти двое обязательно будут вместе, вопрос только во времени. Великолепие праздника померкло для нее, и музыка как будто стала звучать глуше.

На следующий танец ее пригласил Шон, потом ее кавалерами были еще пять или шесть мужчин, которым она одинаково любезно улыбалась. Милли готова была танцевать до упаду, лишь бы не находиться рядом с парой, вид которой причинял ей душевные муки.

В то время как Кен, утомленный общением с Элен, не знал, как от нее избавиться. Наконец он «сбыл ее с рук» неизвестно откуда появившемуся Джейку и вздохнул с облегчением. Для Элен это означало полный провал, но она не желала замечать очевидного. Обманывая саму себя, она посчитала, что Кен поступил весьма разумно, пытаясь не вызвать ненужных пересудов.

Остаток вечера Милли провела в обществе Шона и Келли. Было съедено множество вкусных канапе и шоколадного печенья, выпито несколько бокалов превосходного шампанского. Милли веселилась и старалась не искать взглядом Кена. Зато его напряженно высматривал Шон, которому было непонятно, куда тот делся и почему не обращает на свою жену должного внимания.

Когда Кен наконец появился и как ни в чем не бывало поцеловал жену в щеку и обнял за талию, друг не удержался от шутливого упрека. Кен победно улыбнулся и сообщил, что, пока они тут развлекались, он работал. И между прочим кое-чего добился. Заинтригованный Шон потребовал объяснений.

Оказалось, что мэр позвал в свой кабинет группу самых влиятельных людей города и, представив им Кена, дал ему возможность высказать их с Шоном идею о строительстве нового района. Его внимательно и с интересом выслушали. А поддержка мэра почти гарантировала успех предприятия. Оставшиеся сомнения Кен собирался развеять при следующей деловой встрече. А когда мэр, прощаясь, задержал руку Кена в своей и добродушно похлопал его по плечу, уверенность в успехе дела возросла. Можно было считать, что первый шаг к победе уже сделан…

Джорданы ожидали свою машину молча. Куда делась взаимная симпатия, которую они испытывали в начале вечера? Сейчас они были словно чужие люди, случайно оказавшиеся рядом и не желавшие общаться между собой. За ними внимательно наблюдала пара недружелюбных глаз. Их обладательница напряженно искала предлог подойти и подольше побыть с Кеном.

Искоса посмотрев на мужа, Элен усмехнулась и решительно двинулась к Джорданам.

— Не знаю как быть, — расстроенно покачала она головой.

— Что случилось? — спросил Кен.

— Джейк перебрал спиртного, и я боюсь пускать его за руль. А сама я не очень люблю водить машину в темноте.

Элен выглядела такой беспомощной, что Кену пришлось предложить Коннорсам присоединиться к ним. Коварная особа просияла и сразу же согласилась.

По дороге она пыталась завязать разговор, Кен отвечал односложно, а Милли предпочитала отмалчиваться. Это продолжалось до тех пор, пока Элен не нащупала больную для Милли тему.

— Дорогуша, — заботливым тоном сказала она, — я слышала, ты работаешь в библиотеке. Наверное, зарплата не очень высока? Ты собираешься поступать в колледж, чтобы потом сделать карьеру на этом поприще? Или муж хочет, чтобы ты сидела дома и заботилась о нем? Я бы этому ничуть не удивилась: мужчины такие деспоты.

— Ничего подобного, — резко возразила Милли. — Я обязательно буду учиться. И муж поддерживает меня. Он обещал оплатить мою учебу в колледже.

Кену явно не понравились ее слова. Он ничего подобного не обещал и прекрасно об этом помнил. Только он собрался возразить, как Элен, чутко уловившая его недовольство, поспешила усугубить создавшуюся ситуацию. Она хитро сощурилась и восторженно бросилась на шею Кену, сидевшему перед ней.

Тот едва не выпустил руль из рук. А Элен с воодушевлением воскликнула, что завтра же все узнают, как внимателен Кен к своей жене. Она уверяла, что это прибавит ему авторитета в глазах горожан. Милли не знала, куда деваться от стыда. Язык не поворачивался сказать, что она солгала.

В какой-то момент она почти решилась на это, но руки Элен, обвитые вокруг шеи Кена, моментально уничтожили благой порыв. Она мстительно подумала, что мужу теперь некуда отступать. Ей придется выдержать его гнев, зато она будет учиться. А деньги отдаст потом — конечно, не сразу, а частями. Но обязательно отдаст! И сделает это как можно скорее…

Высадив Коннорсов и получив в благодарность поцелуй в щеку, Кен направился к дому. Он боялся, что взорвется, если жена произнесет хотя бы слово. Но Милли молчала, кожей ощущая его ярость. Она не произнесла ни слова и при выходе из машины, и в гостиной, куда зашла перед тем, как подняться в спальню.

Там Милли буквально рухнула на диван, прикрыла глаза и откинула голову на подушки. В ее распоряжении было несколько минут, чтобы подготовиться к неизбежному. Можно было спрятаться у себя в комнате, но Кен был способен ворваться туда, и неприятный разговор все равно состоялся бы.

Муж запер входную дверь и прошел в кухню. Там он открыл холодильник и отпил немного сока прямо из пакета. Потом направился в гостиную. Пора было выяснить отношения с женой. Он смотрел на ее усталое лицо, но не чувствовал жалости. Его переполняли совсем другие чувства.

— Объясни мне, что это еще за фокусы? — потребовал он, довольно резко поворачивая лицо жены к себе. — Что ты еще придумала, маленькая лгунья?

— О чем ты, не понимаю! — оскорбленно воскликнула она.

— Ах, не понимаешь? Сначала крутила хвостом у всех на глазах, ставила меня в нелепое положение. Потом решила меня доконать. Когда это я обещал тебе оплатить учебу?

— Никаким хвостом я не крутила. Это ты млел рядом со своей Элен. Я же тебе не мешала. Какие ко мне могут быть претензии? Ты развлекался как хотел, а я должна была стоять у стенки и любоваться вами?

— Все равно могла бы вести себе скромнее. Мы с тобой о чем договаривались? Разве мы были похожи на любящую пару?

— Ты первый начал, я решила, что так тебе нужно. — Милли и не думала сдаваться. — А что касается разговора в машине, так это Элен меня спровоцировала. Могу завтра поехать к ней и сказать, что пошутила.

— Тогда весь город будет знать, что я не держу своего слова. Хорошо же я буду выглядеть!

— Я не виновата, что твоя зазноба — сплетница. Сам выбирал! И вообще мне надоел этот разговор. Я устала и хочу спать. Спокойной ночи!

Она встала и решительно пошла к двери. Но Кен перехватил ее на полпути и, взяв за плечи, основательно тряхнул. Милли испугалась: никогда еще Кен не был так разозлен.

— Не смей говорить об Элен в таком тоне. Она, может, и сплетница, зато не вымогает деньги. Мало тебе дорогих тряпок и побрякушек, захотела выжать из меня более крупную сумму? Что молчишь, отвечай!

Милли рывком высвободилась из его рук. И, сорвав с себя цепь и браслет, бросила их ему в лицо:

— Тряпки и побрякушки, говоришь! На, получай!

Инстинктивно уклонившись от летящих в него предметов, Кен отступил назад и почти упал на диван. Он изумленно смотрел, как она наклонилась, снимая с ног туфли, которые последовали за украшениями. А Милли все не унималась. Повернувшись к нему спиной, она расстегнула молнию на платье и, сорвав его, метнула в мужа. Потом, гордо подняв голову и нисколько не стесняясь своего полуобнаженного вида, развернулась и неторопливо удалилась. При этом она уже испытывала не гнев, а удовлетворение оттого, что поставила мужа на место. Еще ее грела мысль, что она не зря надела сногсшибательное белье.

В душе Кена некоторое время боролись два желания: догнать и придушить Милли или расхохотаться и махнуть на нее рукой. Ни одно из них так и не победило. Вместо решительных действий он предпочел отправиться спать, решив назавтра хорошенько все обдумать и предпринять ответные шаги.

А Милли тем временем пыталась примирить мстительные и ревнивые мысли с угрызениями совести по поводу своего вызывающего поведения. Но как бы там ни было, она приблизилась к осуществлению заветной цели. Ей уже двадцать три года. Сколько времени упущено из-за упрямства отца и нерешительности самой Милли. Может, в жизни так и следует поступать, чтобы получить то, что тебе нужно? Ведь никто особо не страдает оттого, что она обманом женила на себе Кена, сыграв на его жалости и чувстве ответственности.

В данный момент Элен не может вступить с ним в брак. Если она разведется с мужем, Милли сразу же даст свободу Кену. Она готова сделать это хоть завтра. А деньги на учебу? Милли успокаивала себя тем, что для него эта сумма не является такой же огромной, как для нее самой. И потом, где бы он сейчас был, если бы в свое время не получил кредит на образование? Ему же оказали помощь, пусть ответит тем же. Пусть на время станет ее кредитором — ничего, не обеднеет! Совесть, однако, не унималась и сильно отравляла радость от скорого осуществления голубой мечты.

Милли металась в постели, не в силах заснуть, даже усталость не помогала. К утру она уже жалела о словах, вырвавшихся у нее в машине. Она сознавала, что поступила так из ревности, на которую не имела никакого права. Не зная, как исправить создавшуюся ситуацию, Милли решила хоть как-то компенсировать мужу его потери: стать незаменимой помощницей в делах, угождать его желаниям, окружить заботой, проникнуться любовью к его обожаемой архитектуре и даже заставить себя подружиться с Элен. Обезоруженная на время совесть позволила Милли заснуть на пару часов с тем, чтобы с утра все началось сначала.


Милли проснулась довольно рано, если учесть, что это была суббота. Она не ожидала, что Кен не только уже встал, но и успел уйти из дома. Не зная, что у мужа были назначены дела, она решила, что тот просто не желает ее видеть. Это означало, что он не простил ее. Милли горько вздохнула и, обругав себя, прошла в гостиную. Все, что она вчера швыряла в мужа, валялось на полу возле дивана.

Милли расправила платье, провела рукой по мягкой ткани, подобрала туфли, перчатки, украшения. И все тщательно сложила в картонную коробку, которую поставила в дальний угол шкафа в комнате Кена. Она больше не притронется к этим вещам. Раз нет необходимости копить деньги на обучение, можно позволить себе покупать одежду и обувь. Конечно, вещи будут не такого высокого качества. Ну и пусть! Зато она перестанет зависеть от мужа хотя бы в этом.

Аппетитный завтрак слегка поднял ей настроение. Она немного похозяйничала в кухне, потом посмотрела на часы. Интересно, проснулся ли Шон?

Он оказался ранней пташкой, голос его звучал бодро, но несколько недоуменно: Милли впервые звонила ему. Она объяснила свой звонок желанием узнать, не у него ли находится сейчас ее муж. Шон сказал, что сегодня не видел Кена, и поинтересовался, почему она его ищет. Милли честно призналась, что они поссорились. И попросила дать ей знать, если Шон выяснит, куда подевался муж. Тот пообещал, что так и сделает.

Ничуть не успокоенная разговором, Милли повесила трубку. Можно было позвонить Лидии, но почему-то не хотелось, чтобы та знала об их размолвке. А больше ничего не приходило в голову. Милли оделась и решила навестить соседку, надеясь, что доброжелательная атмосфера их дома положительно скажется на ее самочувствии. Воспоминание о непоседливом малыше, который уже пытался ходить, вызвало нежную улыбку на ее губах. Уходя, Милли оставила возле телефона записку, чтобы Кен знал, где она находится.

7

Повесив трубку, Шон призадумался. Милли не сказала, из-за чего поссорилась с мужем. Но причина должна была быть нешуточной, иначе она не волновалась бы так сильно. А если дело обстоит именно так, то куда в Оквуде может пойти мужчина, находящийся в растрепанных чувствах? Шон знал лишь одно такое место. Там на протяжении многих десятилетий заливали свое горе неудачники всех мастей.

И хотя Шон не причислял к ним своего лучшего друга, все же стоило туда наведаться. Он быстро собрался и поехал по намеченному адресу. Бар «Всегда с тобой» не нуждался в рекламе.

Его знал любой житель Оквуда мужского пола. Женщины в него не допускались, поэтому обиженные ими мужчины чувствовали себя здесь свободно и раскованно. Популярности заведения способствовала и местная легенда, согласно которой первого хозяина этого бара когда-то бросила жена. Именно ее вероломство побудило бедолагу не допускать в свои владения женщин.

Хозяин давно сменился, но правило не отмирало. Да и само время, казалось, стояло на месте в этом уголке для избранных. Все тот же полумрак царил в зале, все та же музыка звучала из разбитого автомата. Человек, отсутствовавший в городе несколько лет, мог прийти сюда снова и, к своей радости, обнаружить, что абсолютно ничто не изменилось. Это вселяло уверенность, что в мире есть что-то неизменное. Иногда людям требуется именно это.

Шон обнаружил друга в дальнем углу зала. К его большому облегчению, перед Кеном стояла чашка кофе, а не обычная в этом месте двойная порция виски. Что же тогда он тут делает? Шон сел напротив и стал ждать, когда его заметят. Ждать пришлось долго. Кен не реагировал на соседа по столу, так как сосредоточенно уставился в чашку и предавался каким-то не слишком веселым мыслям.

Наконец он поднял голову и вопросительно изогнул бровь.

— Привет. Каким ветром тебя сюда занесло? Не знал, что ты посещаешь этот бар.

— Я и не посещал, пока не пришлось тебя разыскивать. Что у вас с Милли стряслось?

— В двух словах не расскажешь. — Кен явно не собирался изливать другу душу.

— Пойми, мне не особенно приятно влезать в ваши дела, но я беспокоюсь о вас обоих. Что происходит? Вы так недавно женаты, а уже поссорились. Милли позвонила мне утром, вне себя от волнения. А ты сидишь здесь. Слава Богу, хоть не пьешь!

— Я бы выпил, если бы сейчас был вечер. Не с утра же начинать: она меня еще не до такой степени достала, чтобы изменять своим правилам. И вообще давай не будем о ней говорить. Лучше расскажи, как ты жил все эти годы.

— Ладно, а потом ты мне расскажешь обо всем, — предложил Шон.

Беседа затянулась. После рассказа Шона наступила очередь Кена. Тот тряхнул головой и поведал о том, как жил в Бостоне, каких добился успехов в бизнесе и как бесперспективны были его отношения с женским полом.

— Знаешь, я только недавно понял, что все эти годы думал не о реальной женщине, а о некоем придуманном идеале. Ты был прав, когда говорил, что мы с Элен не подходим друг другу. Но сейчас я словно прозрел. И то, что я увидел, мне совсем не понравилось. Ситуация изменилась в корне. Теперь не я мечтаю вернуть ее, а она решила заполучить меня. Каково? — Кен горько усмехнулся и продолжил свои откровения: — Вчера я получил два неожиданных удара. Сначала одна женщина проявила самые неприглядные свои качества, чуть позже другая добавила мне разочарований. Немудрено, что это меня слегка выбило из колеи.

Шон боялся упустить слово из этого рассказа. Ему казалось, что если он прервется, то Кен уже не сможет раскрыться перед ним. Шон заметил накануне необычное отношение друга к жене, но причина этого была ему неизвестна. Теперь же он надеялся получить ответы на все вопросы.

А Кен тем временем продолжал, и с каждым мгновением ему как будто становилось чуточку легче.

— Я не рассказывал тебе, как стал мужем Милли. История про одного идиота, остановившегося не в том месте и переспавшего не с той женщиной. Как тебе? На горизонте маячил отец с заряженным ружьем. Пришлось жениться. Правда, у нас договоренность о временном браке, но пока я связан по рукам и ногам.

Пораженный услышанным Шон автоматически поднял руку, и к столику тут же подлетел официант, давно уже смотревший на них с неодобрением. Ошарашенный взгляд клиента подсказал ему, что требуются самые радикальные средства спасения. Он мигом вернулся с двумя, стаканами, наполовину заполненными чем-то крепким даже на вид. Так же машинально Шон поднял свой стакан и сделал глоток.

Огненное пойло сразу привело его в чувство. Настороженно посмотрев на напиток, Шон отодвинул от себя стакан и приготовился слушать дальше. Кен же не обратил никакого внимания на свой стакан, решив рассказать все до конца.

— Мы поженились прямо перед приездом в Оквуд. Милли провела со мной ночь накануне, а после свадьбы отказалась подпускать меня к себе. Тогда это не слишком меня огорчило, так как я думал только об Элен. Теперь все иначе. Мне больше не нужна Элен. Я хочу Милли до безумия и думаю, что и я небезразличен ей. Но вчера она повела себя отвратительно. Весь вечер флиртовала с мужчинами, а потом, по дороге домой, заявила при Элен, что я обещал оплатить ее учебу в колледже. Представляешь, во что мне это обойдется? Придется дать ей денег, иначе Элен смешает меня с грязью, а я не могу сейчас этого допустить. Милли сыграла на этом и теперь радуется. Через год она подаст на развод, уедет отсюда и заживет в свое удовольствие.

Услышанное весьма расстроило Шона: женщина его мечты оказалась самой обыкновенной хищницей. Его душу терзали разочарование и жалость к другу, попавшему в сложную жизненную ситуацию. Он озабоченно взглянул на Кена и задал вопрос, вертевшийся у него на языке:

— Что она сможет отсудить у тебя в случае развода?

— Хоть тут я не оплошал — заключил с ней брачный контракт. По нему она не получит ни цента, кроме алиментов на моего ребенка, — удовлетворенно произнес Кен.

— Ребенка? Она ждет от тебя ребенка?

По мнению Шона, это круто меняло дело. Он полагал, что мужчина не должен оставлять своих детей и не вправе отказаться заботиться о них. И сейчас напряженно ожидал ответа на заданный вопрос.

— Я неточно выразился. Алименты на моего возможного ребенка. Та единственная ночь могла иметь нежелательные последствия. Я был почти в полной отключке — так она сказала. Через некоторое время узнаю точно, стану отцом или нет.

Шон обдумывал услышанное. Что-то тут не сходилось. Какая хищница заключит брак на столь невыгодных для себя условиях? Прежде чем осудить Милли, следовало во всем хорошенько разобраться и обязательно поговорить с ней откровенно. Несмотря на рассказ Кена, Шона по-прежнему тянуло к Милли. А раз она не любит мужа, то ничто не помешает ей обратить свое внимание на кого-то другого. Кен тоже упомянул лишь о физическом влечении к жене — значит, сможет быстро утешиться после развода.

Он похлопал друга по руке и предложил продолжить начатый разговор у него дома. Там они смогут выпить и расслабиться, а заодно побеседовать обо всем без свидетелей и с большим комфортом. Кен согласился. Расплатившись, они вышли на улицу и в первое мгновение прикрыли руками глаза. Сидя в баре, они забыли, что в разгаре был светлый летний день.

Дома Шон включил телевизор и пошел в кухню за какой-нибудь закуской. Кен обследовал бар и выставил на кофейный столик пару хрустальных стаканов и самую большую бутылку, какую смог обнаружить. Он уселся в удобное мягкое кресло, вытянул скрещенные ноги и впал в глубокую задумчивость.

Шон несколько раз заглядывал в гостиную, каждый раз принося то тарелки, то банки с маслинами и ветчиной. Заметив, что друг не реагирует на его появления, он воспользовался случаем и прихватил на кухню телефон. Там он, поминутно оглядываясь на дверь, набрал номер Джорданов и долго вслушивался в гудки. Милли не брала трубку, а автоответчиком она не любила пользоваться. Вздохнув, Шон решил позвонить еще раз попозже, если представится такая возможность.

Поставив в микроволновую печь пиццу с грибами, он вернулся в гостиную. Чтобы привлечь внимание Кена, ему пришлось помахать рукой перед его лицом. Тот поднял голову и слегка оживился.

— Ты был прав, дружище! Мне просто необходимо снять стресс. Давай выпьем. Я намерен сегодня надраться, если вспомню, как это делается.

— Я тебе помогу. Для чего же еще существуют друзья! — Шон не мог позволить закадычному другу остаться одному в столь тяжелый момент. — Приступим. Только давай закусывать, а то «вечеринка» быстро закончится. Кстати, тебе не надо позвонить домой?

— Не надо. — Кена даже передернуло. — Не собираюсь перед ней отчитываться. И лучше не напоминай мне о жене.

— Послушай, если она беременна, то ей вредно волноваться, — попробовал вразумить его Шон.

— Боже, надеюсь, что это не так, — простонал Кен. А потом внезапно произнес: — За то, чтобы это было не так!

Друг укоризненно покачал головой, но не стал возражать и поднял свой стакан. Сейчас явно было не время спорить с Кеном. Они выпили, Шон пододвинул к другу тарелку с ветчиной и маслинами. Тот положил маслину в рот и стал перекатывать ее от одной щеки к другой. Разговор не клеился. Напрасно Шон надеялся, что Кен вновь примется откровенничать. Тот мог говорить только на посторонние темы. Иногда он посматривал в сторону телевизора, хотя, кажется, не пытался вникнуть в происходящее на экране.

Шон разочарованно вздохнул и спросил:

— Пиццу будешь? Я уже проголодался.

Кен отрицательно покачал головой, выплюнул косточку и потянулся к бутылке. Шону это не очень нравилось. Он решил только делать вид, что пьет, чтобы в доме осталась хоть одна соображающая голова. Опустевшую бутылку вскоре заменила полная.

Кен почти ничего не ел, поэтому неудивительно, что спустя некоторое время был уже сильно пьян. Его явно клонило в сон, и Шон отвел друга в спальню. Там он уложил Кена на кровать и укрыл пледом. Пришлось подождать всего пару минут, чтобы убедиться в том, что Джордан крепко спит.

Выждав для надежности еще немного, хозяин дома снова подошел к телефону. И опять услышал гудки. Шон нервно кусал губы. Куда она могла деться? Может, что-то случилось с телефоном? Для своего спокойствия Шон решил съездить к Милли, пока ее муж спит сладким сном.

Он подъехал к дому Джорданов и увидел, что в окнах нет света. Пока Шон размышлял, стоило ли ждать Милли или нет, свет зажегся. Странно: он же сидит в машине у самого входа, как же ей удалось войти незамеченной?

Услышав стук в дверь, Милли пришла в недоумение: кто бы это мог быть? Может, Кен потерял ключи? Она поспешила открыть и с удивлением увидела Шона. Но, сообразив, что тот приехал не просто так, схватила его за руку и почти втащила в дом. Не выпуская его руки, она смотрела в его глаза с немым вопросом.

— Он у меня, можешь не волноваться…

Больше Шон ничего не успел сказать — вне себя от радости, Милли бросилась ему на шею и поцеловала в знак благодарности.

— В каком он настроении?

— Ни в каком. — Шон рассмеялся. — Я накачал его спиртным, и он дрыхнет без задних ног на моей кровати. А мне спать негде. Пустишь к себе?

Она потрясенно уставилась на него и отступила на шаг.

— Да шучу, шучу. Нам нужно поговорить.

Шон вмиг посерьезнел, обнял Милли за плечи и повел в кухню. Там он сел за стол напротив нее и задал неожиданный вопрос:

— Ты беременна? Кен рассказал мне кое-что из вашей личной жизни. Больше всего его волнует, станет ли он отцом. Даже тост произнес на эту тему.

Милли оказалась в трудном положении. Ей не хотелось лгать, но и правду сказать она не могла. Поэтому уклончиво ответила, что пока не уверена. Шон допускал такую возможность. Конечно, его больше устроила бы полная определенность, но с природой ведь не поспоришь. Придется подождать, сколько положено.

— Я знаю, что ваш брак заключен на время. А что ты будешь делать дальше?

Вопросы Шона больно ранили ее. Одно дело — знать, что ты ничего не значишь для мужа, совсем другое — услышать об этом от его лучшего друга. На глаза Милли навернулись слезы, но она не хотела, чтобы ее жалели, поэтому сдержалась и попыталась выглядеть невозмутимой.

— Собираюсь учиться. Кену придется дать мне на это денег. Да ты, наверное, уже в курсе всего. — Милли не сомневалась в положительном ответе. Она внимательно вглядывалась в лицо Шона. — Ты меня осуждаешь?

— Не хочу делать поспешных выводов, — примирительно произнес он. — На все имеются свои причины. Не могла бы ты мне их объяснить?

Милли ухватилась за шанс остаться в дружеских отношениях с этим человеком. Она знала, что Шон сможет понять, даже если и не одобрит ее действий.

— Не знаю, как преподнес тебе нашу историю Кен. Не хотелось бы вдаваться в подробности, тем более что они весьма личного свойства. Скажу только, что вынуждена была поступить так, как поступила. Кен провел со мной ночь, а потом заявил, что любит другую. Я проглотила обиду и попросила его только увезти меня из дому. Для этого он должен был на мне жениться. Мы успокоили этим моего отца, и тот отпустил меня с легким сердцем. Скоро я сама смогу распоряжаться своей жизнью. Через год или даже раньше мы с Кеном разведемся. Он надеется к тому времени решить свои проблемы с Элен. Возможно, она будет уже свободна, тогда они смогут пожениться. Этого он хочет больше всего на свете. Наличие ребенка или его отсутствие ничего не меняет. А я очень хочу учиться. Но нужную сумму пришлось бы копить несколько лет. А мне ведь не семнадцать. Я отдам Кену деньги, как только смогу. Уверена, что для него это не такая уж большая сумма.

Шон завладел рукой Милли и поглаживал мягкую ладонь. Ему стало намного легче после ее объяснения. Как он и думал, она не оказалась холодной и расчетливой. Кто знает, как он сам поступил бы на ее месте… Во всяком случае, Шон решил, что она не совершила ничего непоправимого. Однако еще один вопрос не давал Шону покоя:

— А как ты относишься к Кену?

— Он занимает мои мысли и чувства гораздо больше, чем я должна была бы позволить в такой ситуации.

Признание далось Милли с трудом, но Шон оценил его искренность. Стало быть, жена влюблена в своего мужа, который испытывает к ней более приземленные чувства. Сложный случай.

Он собирался поговорить с Милли о своем отношении к ней, но решил, что время для этого еще не настало. Более того, он уже не был уверен, что оно вообще когда-нибудь настанет. Это сильно опечалило его.

— Ладно, я все понял. Давай-ка отвлекись от грустных мыслей. Кен побудет пока у меня, а завтра вернется домой. Думаю, он придет в себя и его отношение к тебе изменится. Ему просто нужно хорошенько подумать и убедиться, что все не так уж и плохо. Я постараюсь ему в этом помочь.

— Спасибо. Что бы я без тебя делала? — Милли покачала головой и развела руками.

— Рыдала бы до утра? Бегала бы по потолку? Звонила бы в ООН?

Предположения Шона были одно другого абсурднее. И Милли невольно заулыбалась. А он потрепал ее по щеке и уехал.


Утро следующего дня принесло с собой головную боль и сожаления о вчерашней невоздержанности. Кену пришлось принять три таблетки аспирина, чтобы мозги перестали плескаться в голове и мысли обрели стройность. С завистью косясь на бодрого друга, он морщился и старался избегать резких движений.

Шон поставил перед ним чашку крепкого горячего кофе, а сам с аппетитом принялся за омлет с помидорами и перцем. Насытившись, он налил себе кофе и спросил:

— Ну как? Надеюсь, ты уже пришел в себя?

Кен был не в состоянии спорить, проще было односложно отвечать на все вопросы. Поэтому он сказал сквозь зубы:

— Да.

— Твоя история меня просто поразила. Но, как мне кажется, в ней не сходятся концы с концами.

— В каком смысле?

— Ты нарисовал Милли слишком черными красками. Она не такая. Да и ты не безвинная овечка — во всем происшедшем есть доля и твоей вины. Согласен?

— Возможно.

— Милли могла заключить брак на более выгодных условиях, но не сделала этого. Это — раз. На разговор о колледже ее спровоцировала Элен, и слова вырвались неожиданно для нее самой. Это — два. Наконец, я уверен, что Милли собирается вернуть тебе долг при первой же возможности. Это — три. И не спрашивай, почему я в этом уверен. Уверен; и все!

— Тебе легко говорить. А меня выставили полным дураком. Никому не нравится, когда им вертят как хотят. И я не исключение. Что бы она ни предприняла теперь, заглаживая вину, ей придется немало потрудиться.

Шон вдруг понял, что друг так переживает из-за того, что его обидела женщина, ставшая незаметно для него самого близкой и необходимой. Сам Кен не хотел признавать, что давно уже перенес свою привязанность с холодной гордячки Элен на другую женщину. А-то, что эта женщина оказалась связана с ним узами вынужденного брака, не помогало им понять друг друга. Наверное только получив развод, Кен осознает, что он ему вовсе не нужен.

Шон не стал говорить другу, что сообщил о его местонахождении жене. И тем более ему не хотелось говорить о своем визите в их дом. Со своей стороны он сделал уже достаточно для утихомиривания разбушевавшихся страстей. Теперь пусть сами разбираются.

Кен допил кофе, осторожно потянулся, потом слегка качнул головой. Ему стало лучше, пора было возвращаться домой. Может, повезет, и он успеет скрыться в своей комнате, не встретив по пути Милли. Кен был не в силах вступать с ней в споры и очень надеялся, что не придется этого делать. Похлопав Шона по плечу и выразив ему благодарность за поддержку и приют, Джордан отправился домой.


Тихо открыв дверь, он просунул голову внутрь и прислушался. Не обнаружив жены поблизости, Кен так же осторожно прикрыл дверь и на цыпочках прокрался по лестнице. Дверь в спальню Милли была закрыта, изнутри не доносилось ни звука. Кен юркнул в свою комнату, не успев заметить, что жена внимательно наблюдает за ним из-за приоткрытой двери ванной.

Она понимала его состояние и испытывала к нему жалость. Ей и в голову не приходило устраивать бурное выяснение отношений с мужем, находящимся в таком состоянии. А его проход по лестнице на цыпочках просто умилил ее. Разве так заявляется домой сильный, уверенный в себе глава семьи, пылающий к тому же праведным гневом? Но нет, она не будет пользоваться его слабостью. Не станет беспокоить мужа, а завтра проявит чудеса заботы и понимания. Только бы он смягчился и их отношения вошли бы в прежнюю колею!

Милли исправно выполняла всю работу по дому. В холодильнике всегда было достаточно еды для самого требовательного гурмана. Дом сиял чистотой, но почему-то в нем было холодно и неуютно. Оба супруга старались не задерживаться в его стенах, благо были слишком загружены.

На работе Милли отвлекалась от гнетущих мыслей и веселела на глазах. Ей очень нравилось в библиотеке. Она быстро подружилась с Ниной и Нэнси, которые помогли ей освоиться. Цепкий ум Милли жадно впитывал знания. Она пользовалась любым случаем освоить новое для себя дело, при этом непрерывно обдумывала преимущества той или иной профессии. Стоило отнестись со всей серьезностью и к выбору места учебы. Поэтому она разослала запросы в несколько колледжей разного профиля.

Рабочий день ее порой растягивался до шести — восьми часов вместо положенных пяти. Миссис Дэвис не могла на нее нарадоваться, тем более что Милли не заикалась об оплате сверхурочных. Она готова была подменить заболевшую коллегу и даже отказаться от своего выходного дня на неделе.

Сотрудники объясняли это пытливостью ума и непоседливостью натуры, не подозревая, что так Милли спасается от одиночества. Кроме коллег по работе, она почти ни с кем не общалась. Правда, почти ежедневно заглядывала к соседке, чтобы потискать Билли. Эти минуты были самыми радостными для нее в этот период.

Напряженная атмосфера, царившая в доме, становилась просто невыносимой. Иногда Милли тихо плакала в подушку. Но при встречах с Кеном была неизменно холодна и спокойна. Он тоже выглядел отстраненным и невозмутимым. Ему и в самом деле некогда было особо задумываться о сложившейся в доме обстановке. Он крутился как белка в колесе целыми днями. Проект был одобрен и принят, финансовая поддержка обеспечена. Велась переписка с будущими владельцами коттеджей, подписывались документы на строительство полутора десятков домов — и это было только начало. Словом, перспективы вырисовывались грандиозные.

Вечерами Кен продолжал работать, проектируя дома по индивидуальным заказам. Он не раз подумывал о том, чтобы попросить жену взять на себя большую часть чисто секретарской работы. Но не мог пересилить себя и обратиться к ней. Правда, в фирме уже была секретарша, но ему почти каждый вечер приходилось печатать деловые письма дома. Так как днем он чаще всего находился на стройплощадке, наблюдая за ведущимися работами.

Шон не обижался на Кена за то, что брал на себя часть его работы. Наоборот, старался во всем с ним советоваться, чтобы друг все время был занят и не успевал предаваться грустным мыслям. И тому действительно некогда было хандрить.

В конце рабочей недели Кен заскочил домой в обед и, наскоро перекусив, стал разбирать полученную почту. Среди корреспонденции он обнаружил два письма, адресованные жене. Он с любопытством прочел адреса отправителей и от неожиданности и злости крепко сжал кулаки, потом решительно вскрыл оба конверта. Как он и думал, это были проспекты колледжей.

Значит, пока он пытался справиться со своей обидой, жена продолжает действовать в выбранном ею направлении. Наверняка ждет, что муж со дня на день переведет на ее счет деньги на учебу. Что ж, неожиданно для самого себя решил Кен, так он и сделает. Причем сегодня же!

Милли, придя вечером домой после работы, обнаружила оба вскрытых конверта на своей постели. А под ними извещение из банка о том, что на ее имя открыт счет. Сравнив дату открытия счета с датой получения писем, она догадалась, что муж отреагировал молниеносно. Можно представить, в какой ярости он находится. А она-то по наивности надеялась, что он постепенно смягчится. Хотя, с другой стороны, ей не пришлось напоминать о деньгах. Это, пожалуй, к лучшему.

Милли закружилась по комнате, подняв руки и исполняя что-то вроде первобытного танца радости. Но эту радость заметно омрачила пришедшая вдруг мысль о предстоящей встрече с мужем. Она передернула плечами, как от озноба. Да что это такое с ней! Чего ей теперь бояться: она получила то, что хотела. И пусть Кен дуется, если ему так нравится. Она будет только улыбаться.

Надо бы появиться у него в офисе и изобразить любящую супругу. При посторонних он не посмеет ее оттолкнуть. Может получиться очень славно. Рисуя себе подробности задуманного, она довольно мурлыкала. К тому же ей в голову пришла еще одна весьма заманчивая мысль.

8

На следующее утро она не стала отсиживаться в своей комнате, дожидаясь ухода Кена, а смело вошла в кухню. Он с удивлением посмотрел на нее поверх газеты. Милли села перед ним, всем своим видом давая понять, что хочет сообщить нечто важное. Кен выжидательно смотрел на нее.

— Хочу тебя порадовать, я не беременна! — выпалила она и стала ждать его реакции.

Но она оказалась совершенно неожиданной для нее.

— Похоже, прежде всего это радует тебя. Что ж, тогда это к лучшему, — сухо ответил Кен, отодвинул резким жестом недопитый кофе и ушел из кухни.

Она осталась сидеть за столом, не понимая, что его так рассердило. По ее мнению, должно было произойти обратное. Теперь он абсолютно свободен, если не считать фиктивной жены, конечно. Но это так, мелочь. Главное, никаких моральных и материальных обязательств перед будущим ребенком. При его отношении к деньгам Кен должен был испытать заметное облегчение от такой новости. Но этого не произошло.

Ну и что. Милли решила выбросить это из головы, как нечто несущественное и не влияющее на ее жизнь.

Она никуда не собиралась сегодня выходить, собираясь немного позагорать возле дома и почитать, после того как закончит с уборкой. Но ее планам не суждено было сбыться. В полдень приехали неожиданные гости. Их встретил Кен, гоже оставшийся в этот день дома.

До Милли, возившейся в кухне, донеслись голоса. Она поспешила в гостиную и через минуту уже пожалела, что не позаботилась привести себя в порядок. Слишком разителен был контраст между ее застиранными джинсами с коротеньким облегающим топом и утонченным туалетом Элен. Милли в отчаянии закусила губу.

А соперница довольно улыбнулась, понимая причину досады хозяйки. Та и не догадывалась, что в эту минуту глаза обоих мужчин — и Кена, и Шона — были прикованы к ее фигурке. Оба предпочли бы ее Элен, но, разумеется, не могли сказать об этом вслух.

Взяв себя в руки, Милли, как и положено хорошей хозяйке, поздоровалась с гостями, предложила им устроиться поудобнее, спросила, не хотят ли они кофе или чего-нибудь прохладительного. Те вежливо отказались. Милли терзалась догадками, зачем они приехали. Появление Шона не являлось чем-то из ряда вон выходящим, чего нельзя было сказать о визите Элен.

И тут Элен мило улыбнулась и приступила к делу.

— Я заехала извиниться за свое поведение тогда, в машине, — слегка жеманясь, сказала она и умоляюще посмотрела на Кена. — Правда, мои извинения немного запоздали, но все же… Мне казалось, что я чуть не поссорила вас. Я не должна была вмешиваться в ваши отношения.

— Не понимаю, о чем ты? — Кен недоуменно пожал плечами. — Из-за, чего, по-твоему, мы могли поссориться?

Он подошел к жене и обнял ее за плечи. Милли едва заметно напряглась, но не посмела отодвинуться. А Элен продолжала извиняться:

— Ну, я заметила, что ты, Кен, был недоволен, когда речь зашла о колледже для Милли. Разве нет?

— Да что ты, — возразил Кен, которому очень хотелось поставить гостью на место. — Напротив, я благодарен тебе. Если бы не ты, моя скромная и нетребовательная жена терпеливо ждала бы, когда я вспомню о своем обещании. — При этих словах он нагнулся и поцеловал Милли, слегка прикусив при этом ее нижнюю губу.

Милли недовольно сверкнула глазами, справедливо расценив его поступок как наказание.

Конечно, Элен была уже в курсе того, что на имя Милли открыт счет с солидной суммой. Об этом ей сообщила всезнающая Джейн Браун. Но Элен нужен был повод для того, чтобы лишний раз поссорить супругов. Жаль, что не получилось. Однако она не теряла надежду провести время в гостях с пользой для своих планов.

Возможность представилась тотчас же. Милли торопливо высвободилась из объятий мужа и села рядом с Шоном. Элен же завладела вниманием Кена и принялась болтать о разных мелочах, одновременно наблюдая за хозяйкой дома. От нее не укрылась явная симпатия Шона к жене друга. На этом тоже можно было сыграть.

Как бы невзначай Элен накрыла ладонью руку Кена и произнесла:

— Как хорошо, что Милли нашла общий язык с твоим другом. Они прекрасно ладят, тебе не кажется? — За вполне невинным замечанием таился намек на нечто иное.

Кен внимательно посмотрел на сидевшую перед ним пару. До этого момента ему и в голову не приходило, что Милли может заинтересоваться Шоном. А ведь это было вполне возможно. Друг внешне привлекателен, в его компании всегда весело. Да и смотрит он на его жену совсем не по-дружески, когда ему кажется, что этого никто не замечает.

Супруг почувствовал себя обиженным. Ему захотелось встать и прервать разговор Милли с Шоном, но вместо этого он взял Элен за руку и начал мило беседовать с ней, искоса следя за реакцией жены. Той это явно не понравилось, лицо ее помрачнело, но она не только перестала разговаривать с Шоном, а, напротив, придвинулась к нему ближе, чуть ли не шепча ему на ухо.

Это было совсем по-детски, но она не могла просто сидеть и смотреть, как муж флиртует с Элен. Таким образом она давала им обоим понять, что ничуть не переживает из-за них и вполне способна о себе позаботиться. Дуэль самолюбий продолжалась бы и дальше, но Шон внезапно попросил Милли принести чего-нибудь холодненького. Когда она направилась в кухню, он встал и пошел за ней.

Элен проводила их внимательным взглядом. Кен порывался пойти следом. Но гостья продолжала болтать, и было невежливо прерывать ее.

А тем временем в кухне Милли почти рыдала на плече у Шона, изливая ему душу. А он нежно обнимал ее, успокаивал и в какой-то момент поддался щемящей жалости. Взяв в ладони лицо Милли, он жадно осушил ее слезы губами. К несчастью, именно этот момент выбрала Элен, чтобы отпустить Кена.

Он вошел в кухню… и из груди его вырвался короткий гневный рык. Шон мгновенно отпустил Милли. Кен кивком велел ему выйти. Друг в растерянности оглянулся на Милли, но она успокоила его взглядом и пожатием руки. Поколебавшись мгновение, Шон послушался и вернулся в гостиную. Элен с жадностью вглядывалась в его лицо, стараясь узнать, что же произошло в кухне. Но ей это не удалось.

Едва закрылась дверь, как муж дал волю чувствам.

— Ты ведешь себя, как шлюха! Шон — мой друг, он мне дороже тебя в тысячу раз, не смей нас ссорить! Выбери себе кого-нибудь другого и не морочь нам обоим головы!

От незаслуженной обиды у Милли задрожали губы, но она не собиралась оправдываться. Зачем, если Кен так уверен в своей правоте? Самое обидное, что сам-то он вел себя не лучше. Так какое ему дело до поведения Милли? Скорее бы все это кончилось. Она гордо подняла голову и не произнесла в ответ ни слова.

Кен вышел из кухни, еле сдержавшись, чтобы не хлопнуть дверью. Милли взяла себя в руки и вышла к гостям. Но от Элен не укрылись следы слез на ее лице. Если так пойдет и дальше, подумала она, то развод не за горами. А уж она-то сделает для этого все возможное.

Ее радость явно не разделяли оба мужчины, выглядевшие довольно мрачными. Только присутствие Элен удерживало их от выяснения отношений. Шон чувствовал, что пора откланяться, но опасался оставлять Милли наедине с Кеном. Однако нельзя же торчать в доме вечно, особенно когда хозяин смотрит на тебя волком. Поэтому, найдя благовидный предлог, он поднялся и подал руку Элен. Той волей-неволей пришлось попрощаться.

Посадив ее в машину, Шон извинился и вернулся в дом якобы за забытыми очками от солнца. Войдя в гостиную, он решительно сказал другу:

— Милли ни в чем не виновата, просто плакалась мне в жилетку, а я утешал. Хотя не стану отрицать, что она мне очень нравится. К сожалению, мои чувства безответны. Понял? Если обидишь ее, будешь иметь дело со мной!

Кен еще хмурился, но уже был убежден в искренности друга. И то, что Шон не отрицал своих чувств к Милли, делало его слова убедительнее. Кен вздохнул и протянул ему руку. Тот пожал ее и покинул дом почти успокоенный. Кен повернулся к жене, но ее уже не было в гостиной. Наверное, снова заперлась у себя.

Кену пришло в голову, что лучше бы они вообще не встречались с Элен. Если бы не она, не произошло бы этой безобразной сцены. Почему ее присутствие провоцирует их на скандал? Ответа не нашлось. Расстроенный Кен прошел в кабинет и погрузился в работу, спасаясь от неприятных мыслей.


Еще одна неделя прошла тоскливо и уныло. Оба негодовали друг на друга, хотя и по разным причинам. Одновременно их мучило чувство вины за свое поведение. Но если днем в потоке дел еще можно было отвлечься, то ночами, положив головы на подушки, они, вместо того чтобы погрузиться в сладкие сны, предавались мыслям о том, что могло бы происходить в их общей постели. От заманчивых образов их потом всю ночь терзали видения, после которых можно было проснуться только совершенно разбитым.

К уик-энду будущее стало выглядеть непроглядно мрачным. Поэтому, когда позвонила Лидия и пригласила Кена с женой на барбекю, оба с радостью согласились. К тому же приехал отец Кена, и Милли представилась возможность с ним познакомиться.

В доме Лидии было шумно и весело. Без особых церемоний она познакомила Милли с отцом Кена. Тот очень понравился молодой женщине. Внешностью он немного походил на ее отца, они быстро нашли общий язык и явно симпатизировали друг другу. Старший Джордан одобрительно хлопал сына по плечу, поздравляя с отличным выбором. Милли было весело и легко с ним. Сэм рассказывал байки о своей службе в полиции.

Даже Лидия подобрела и обращалась с ней дружелюбнее, чем при первой встрече. В какой-то момент она даже обняла невестку и поцеловала. Кен удивленно поднял брови при виде такого проявления родственных чувств, но решил, что этих женщин сам черт не разберет.

К вечеру Милли очень устала, но была довольна и тем, как провела время, и наладившимися отношениями с Лидией. Кен тоже повеселел. Он не признавался самому себе, но похвала отца за выбор жены согрела его сердце; Кен весь день присматривался к Милли, и в нем даже шевельнулась мысль, что он был излишне жесток с ней. Но он не знал, как исправить ситуацию, не поступаясь собственной гордостью, и решил отложить примирение на потом.

Дома каждый направился к себе, собираясь сразу же лечь и уснуть, но оба долго еще мечтали об одном и том же. На следующее утро Кен почувствовал себя неважно. Встревоженная Милли предложила вызвать врача, но он успокоил ее, сказав, что скорее всего это от острого чили, которым он злоупотребил накануне. Каждый раз Кен давал зарок больше не притрагиваться к нему, но удержаться было выше его сил. Теперь весь день он будет расплачиваться за свое легкомыслие и чревоугодие.

К вечеру Кен совершенно оправился и почувствовал сильный голод. Перед ним встала проблема: или и дальше оставаться в спальне, выдерживая характер, или спустится вниз и соорудить себе некое подобие обеда. Он открыл дверь и учуял восхитительный аромат, который мог доноситься только из кухни. Ноги сами понесли его туда.

К сожалению, там находилась и Милли. Она не дала ему времени развернуться и гордо уйти, а взяла за руку и усадила за стол. Кен нахмурился, но не успел возмутиться, так как перед ним оказалась тарелка с тушеным мясом и овощами.

Он искоса посмотрел на Милли. Никаких упреков по поводу его поведения, никаких слез и криков. Тогда он решил сдаться и взял в руки нож и вилку. Лицо Милли сразу просветлело. Похоже, им все же удастся найти общий язык. Муж не произнес ни слова, он был слишком занят едой. Но атмосфера в кухне ощутимо улучшилась. Выждав, пока Кен насытится, Милли присела к столу и спросила первое, что пришло в голову:

— Ты не мог бы дать мне какую-нибудь книгу по истории архитектуры?

Кен удивленно поднял голову от тарелки. Что это? С какой стати она заинтересовалась архитектурой? Пытается подлизаться?

— Зачем тебе это?

— Ну, живем бок о бок, а я ничего не знаю о том, что для тебя важнее всего. Это как-то неправильно. И потом я заметила, что ты много печатаешь на компьютере. Я могла бы тебе помочь. Это даже естественно для жены. Ты не находишь? — Предлагая ему помощь, Милли очень надеялась, что он не откажется от нее. — Ты сэкономил бы время, а я расширила бы кругозор.

В ее словах был смысл, хоть Кену и не хотелось признавать это. Но Милли предлагала перемирие, и, если он действительно желает спокойствия в доме, придется уступить.

— Ладно, выберу для тебя книгу. — Увидев, как просияло лицо жены, он предупреждающе выставил вперед руку. — Но только не сейчас.

В ответ Милли, не сказав ни слова, подошла и прижала его голову к своей груди. Кен блаженно закрыл глаза и вдохнул запах ее тела. Не хотелось ни шевелиться, ни говорить, так успокаивающе и ласково скользили по его волосам теплые пальцы.

Он замер, так как в голову неожиданно пришло воспоминание об их последнем объятии. Тогда он хотел лишь проучить ее, но сам попал в плен желания. Не стоит начинать все сначала, пока она сама не сделает первого шага. Так он убеждал самого себя, а руки тем временем сами собой потянулись к Милли, обвили ее тело, привлекли к нему на колени. Она не противилась.

А то, что он прочел в ее взгляде, заставило Кена прижаться ртом к нежной шее и застонать, признавая свое поражение. Он уже не помнил об их размолвке.

Постепенно движения их становились все лихорадочней, они обменивались поцелуями и ласками, постепенно раздевая друг друга. Больше ничто на свете не интересовало их. Да и что могло быть важней этого? Кен целовал плечи Милли, постепенно спуская с них блузку, а она в сладкой истоме подставляла ему обнажающиеся участки тела. Он нашел чувствительное местечко на ее шее и упоенно исследовал его, возбуждаясь сам и наслаждаясь реакцией жены на его прикосновения. Милли прогнулась, невольно подставляя грудь под властную мужскую ладонь.

Кен искусно вел наступление на ее чувства, продолжая одновременно ласкать ее плечи губами и языком и нежно сжимая пальцами напрягшиеся соски. Жаркая волна, побежавшая от груди вниз, заставила Милли немного раздвинуть бедра.

Она хотела его, в этом не было никаких сомнений. Кен издал торжествующий возглас, рука его переместилась с груди на горячее и гладкое женское бедро. Он наслаждался каждым мгновением, скользя рукой вверх по бедру. Не встречая сопротивления, пальцы мягко накрыли пушистый холмик, даже сквозь кружево Кен чувствовал жар, сжигающий ее изнутри.

Губы их слились, язык проник во влажное тепло ее рта и ритмично задвигался. Милли бессознательно прижималась к его ладони. Он притянул ее ближе к себе, и она ощутила, как напряжена его плоть. Это еще сильнее возбудило Милли. Она прикусила губу, чтобы не застонать, и дотронулась рукой до выпуклости под брюками.

Это прикосновение заставило Кена замереть от блаженства. Он собирался расстегнуть пояс брюк, но какой-то шум вернул его к действительности. Милли тоже что-то услышала и отдернула руку. Оказалось, что у соседнего дома остановилась машина. Облегченно вздохнув, Кен хотел было вернуться к прерванному занятию.

Но Милли уже встала с его коленей. Он протестующе потянул ее снова к себе, но она вырвалась и, отойдя на безопасное расстояние, перевела дух и заговорила. То, что она сказала, ошеломило Кена.

— Прежде я должна признаться тебе в обмане. — Ей потребовалось немало мужества, чтобы решиться открыть ему правду.

Она умоляюще смотрела на мужа, лицо которого выражало полное недоумение. О каком еще обмане идет речь?

— В чем признаться?

— Я тебе солгала: мы не были близки с тобой в «Аделине». У меня вообще еще не было мужчины. — Сказав это, она опустила голову, ожидая заслуженной кары.

Ему потребовалось время, чтобы вникнуть в смысл услышанного. Обычно Кен соображал быстро, но сейчас, разгоряченный и раздосадованный, думающий совсем о другом, он с трудом сосредоточился. Его пронзила мысль, что Милли снова посмеялась над ним.

А он-то чувствовал себя настолько виноватым, что даже женился на ней. Идиот! Легковерный идиот! Как, наверное, она потешалась над ним после свадьбы. Все ведь предусмотрела, даже отказалась спать с ним, чтобы не выдать себя. А представила все так, будто оскорблена его любовью к другой женщине. Ну что ж, она получила все, что хотела. Зачем было признаваться? Милли словно прочла его мысли.

— Прости, если можешь. Я тогда не думала о том, как все у нас сложится. Казалось так просто использовать тебя для своих целей. При этом я искренне считала, что ты ничего не теряешь. К тебе я чувствовала симпатию и завидовала Элен из-за твоей любви к ней. Я всегда хотела, чтобы меня полюбили так же. Постепенно я влюбилась в тебя, мне стало стыдно, что я так с тобой поступила. Я не могу больше молчать. Хочу, чтобы между нами все было абсолютно ясно, прежде чем мы…

— Да, теперь между нами все предельно ясно. Неужели ты думаешь, что после этого я прикоснусь к тебе? — Кен едва владел собой — так потрясла его открывшаяся правда. Ему было больно, как никогда прежде.

Милли продолжала умолять мужа:

— Знаю, что ты не любишь меня. Я и не прошу от тебя любви. Но мне так хотелось интимной близости с тобой, что я уже не могла с собой справиться. Ты мужчина. Любя другую, ты все равно можешь получать наслаждение в постели с женщиной, которая ничего для тебя не значит. А я хотела это испытать только с тобой. Я уйду из твоей жизни, как только ты этого захочешь. Сделаю так, как ты скажешь. Только прости меня. Прости, я так сожалею о своем обмане! — Она схватила его руки и прижала к своей груди.

Но Кен отдернул их и гневно посмотрел на нее.

— Я мог бы сейчас ударить тебя, так я зол, поэтому мне лучше уйти.

Он выскочил из дома, сел в машину. А Милли обессиленно опустилась на пол и закрыла лицо руками. Она покачивалась из стороны в сторону, беззвучно рыдая и судорожно вздыхая. Все кончено: Кен не простит ее! Через некоторое время Милли встала и пошла к телефону. Набрав номер Шона, она долго ждала. А когда услышала его голос, выдохнула в трубку:

— Приезжай, мне очень плохо!

Не слушая ответа, она бросила трубку на рычаг и поплелась в гостиную, где в отчаянии рухнула на диван лицом вниз. Она не знала, как долго пробыла в таком положении, только вдруг почувствовала, что ее поворачивают лицом к свету. Открыв наполненные слезами глаза, она увидела размытый силуэт Шона.

Милли прижалась к мужской груди, заливая слезами его рубашку. Он и так был ошарашен ее звонком, после которого все бросил и, несмотря на поздний час, помчался к Джорданам. А от вида несчастной женщины у него просто сжалось сердце. Естественное желание успокоить ее заставило Шона взять Милли на руки и посадить к себе на колени. Он дождался, пока рыдания стихли, и начал расспрашивать, что же случилось.

— Я такая дрянь! Когда расскажу все, ты тоже не захочешь меня больше видеть.

— Так что стряслось?

— Мне пришлось признаться Кену, что мы никогда не были близки. Он пришел в бешенство и ушел из дома, чтобы не ударить меня.

Говоря это, Милли ожидала, что и Шон с негодованием оттолкнет ее, оскорбленный за друга и за себя. Но он продолжал участливо смотреть на нее. Зная Кена много лет, Шон прекрасно представлял реакцию друга на подобное известие.

— Почему ты рассказала ему обо всем? Что тебя заставило?

— У меня никогда не было мужчины. Кен сразу бы все понял, едва занялся бы со мной любовью.

Шон озадаченно переспросил:

— Ты — девственница?

— Я так люблю его! — не слушая его вопроса, лихорадочно продолжала Милли. — Вопреки всему я надеялась, что он сможет меня простить. Теперь все пропало! Он завтра же подаст на развод, вычеркнет меня из своей жизни. Я этого не переживу! — И она снова разрыдалась.

Шона поразила страсть, с которой Милли говорила о Кене. Он мог только завидовать другу, понимая, что проиграл. Ему придется спрятать подальше свои чувства и утешать ее. Нужно смириться с тем, что Милли любит своего мужа.

А вот куда умчался на своем джипе Кен? Как бы чего не случилось! Ведь он в таком состоянии. Пожалуй, нужно дождаться его возвращения и заодно попытаться отвлечь Милли от тяжких мыслей. Это лучшее, что он может сделать и ради дружбы, и ради любви.

После долгих разговоров и утешений Шон и Милли задремали на диване. Ей не хотелось уходить к себе, только в кольце его теплых рук она чувствовала себя немного лучше.


Кен вернулся домой на рассвете. Полночи он гонял по проселочным дорогам, пытаясь вернуть утраченное самообладание. А затем сидел в машине на обочине дороги и вспоминал каждое сказанное Милли слово. До него постепенно стало доходить, что он не обиделся бы так сильно, если бы был равнодушен к жене. Более того, его чувство нельзя было назвать легкой влюбленностью. Думая о Милли, Кен сразу представлял, как она изгибается в его руках, как стонет от наслаждения, когда он целует ее. Даже от одних мыслей о ней он испытал сильное возбуждение. Жена, конечно, заслуживает наказания за свой обман, но ведь и он виноват, что не сказал ей самого главного. Они давно могли бы быть вместе, если бы он признался в своих чувствах. Нужно немедленно вернуться и выяснить все до конца. А потом заключить ее в объятия и доказать свое отношение к ней. Милли и так достаточно помучилась, ведь его не было всю ночь.

Кен решительно развернул машину и помчался на предельно допустимой скорости. Резко затормозив возле дома, он ворвался в дом, и… Его жена и его лучший друг лежали на диване, сплетясь в объятиях. Оба крепко спали и не услышали ни звука подъехавшей машины, ни довольно шумного прихода Кена.

Что их так утомило? Чем они занимались всю ночь? Ответ был однозначен. Кен подскочил к Шону и сильно ударил его по плечу. Тот сразу открыл глаза и, мгновенно оценив обстановку, чуть слышно застонал сквозь зубы. Вид друга был страшен. От ярости у него сжались кулаки, раздулись крылья носа и сузились потемневшие глаза.

— Убирайтесь из моего дома, вы, оба! — заорал он так, что Милли проснулась и испуганно подскочила.

Ей тоже почти сразу стало ясно, что не помогут никакие оправдания, — Кен даже не станет их слушать. А он развернулся и, уже уходя, бросил через плечо:

— Не хочу больше видеть ни одного из вас. Через час вернусь, чтобы духу вашего тут не было, ясно? Иначе я за себя не ручаюсь! — Он хлопнул дверью, и через секунду послышался шум отъезжающей машины.

9

Милли в полном отчаянии закрыла лицо руками. Исчезла последняя надежда на примирение с мужем. С видом человека, потерявшего все, она встала с дивана и направилась в свою комнату. Там непослушными руками она вытащила свои вещи из шкафа и начала упаковывать их в те же три сумки, с которыми приехала в Оквуд. Оглянулась, проверяя, не забыла ли чего. Но нет, ничто не напомнит Кену о ее кратком пребывании в роли его жены. Сердце Милли сжалось от боли и горя. Подхватив сумки, она спустилась на первый этаж.

Шон сидел на диване в той же позе, в которой она его оставила. Он напряженно размышлял. Куда Милли пойдет? Ведь у нее здесь никого нет. Неужели вернется в Лейквуд? Может, она согласится пожить в его доме, пока все не прояснится? Одно из двух: или Джорданы помирятся, что маловероятно, или разведутся. Но Милли не стоит жить в доме холостого мужчины. Что же придумать?

Милли обдумывала ту же проблему. Ей не удастся сегодня же уехать из города. Нужно решить вопрос с увольнением, проститься с Лидией и Сэмом Джорданом… И тут ей в голову пришла весьма здравая мысль. Не пожить ли немного у Лидии? Ее муж уехал в командировку, а она сама говорила, что плохо переносит одиночество. За несколько дней Милли могла бы без спешки закончить все свои дела в Оквуде и придумать, как объяснить отцу столь скорое возвращение домой.

Кстати, это будет Кену только на руку. Он ведь первым делом обратится к адвокату, занимающемуся бракоразводными делами. Ей придется подписать какие-то бумаги. Она не станет оттягивать этот горький миг. Лучше сделать все сразу, чем потом снова возвращаться к этому. Кен увидит, что она держит слово.

Шон нашел это решение удачным. И Милли, не теряя времени даром, набрала номер телефона Лидии. Та сонным голосом выразила свое согласие и велела поторопиться, если Милли хочет еще раз увидеться со старшим Джорданом.

В последний раз окинув потерянным взглядом все вокруг, Милли оставила ключи от дома на столике в гостиной. И дверь за ней захлопнулась, навсегда отрезав дорогу назад. Часть жизни осталась позади, такая короткая, но яркая и полная переживаний. И пусть все кончилось плачевно, она не жалеет, что это было.

Шон направился было к «тойоте». Но Милли отрицательно покачала головой. Ключи от машины она тоже оставила дома. Вернее, она даже и не вспомнила о ней, когда собирала сумки. Удивленный Шон только пожал плечами. Он положил вещи Милли в багажник своей машины, усадил ее на переднее сиденье и сел за руль.

По дороге он часто поглядывал на нее. Лицо его спутницы было безжизненным и бледным, руки безвольно лежали на коленях. Видно было, что на душе у Милли тяжело. Шон даже боялся оставлять ее в таком состоянии. Только когда увидел, с какой теплотой Милли встретила Линия, немного успокоился. Улучив момент, Шон шепнул хозяйке дома, что Милли необходимо прийти в себя после жуткой семейной ссоры. Та понимающе кивнула.

Проводив Шона, Лидия вернулась в дом и застала Милли сидящей на стуле в гостиной с совершенно отсутствующим видом. Она присела перед ней на корточки и заглянула в лицо.

— Что стряслось? Почему ты выглядишь такой несчастной?

От ее ласкового голоса что-то оттаяло в груди Милли, и она, всхлипнув, бросилась Лидии на шею. Между рыданиями у нее вырывались бессвязные слова, из которых ничего невозможно было понять. Лидия покачала головой, утерла горючие слезы, ручьями бегущие по щекам Милли. Подняла ее со стула и повела в кухню, где усадила за широкий стол и заставила выпить холодной воды.

Когда приступ горя затих, страдалица рассказала Лидии всю историю своего короткого замужества, от первой встречи с будущим мужем до вчерашнего вечера, перевернувшего ее жизнь. Она не скрыла и утренней сцены с участием Шона. Лидия только ахала. Ей и в голову не могло прийти, настолько необычным был брак ее кузена. Она было обиделась за него, потрясенная обманом Милли, но быстро поняла, что бедняжка пострадала больше всех.

— Ну и как ты намерена поступить? — Лидия хотела знать, надеется ли Милли на примирение с мужем.

— Мне придется уехать. Я не могу сделать это сегодня, нужно уволиться с работы и подписать необходимые для развода бумаги. Прошу тебя, сообщи Кену, что он может прислать документы по твоему адресу в ближайшие дни или, если не получится так скоро, отправить их на адрес папиной гостиницы. Адрес и телефон я тебе оставлю. Вряд ли он захочет меня видеть. — Она судорожно вздохнула, но удержалась от слез и продолжила: — Могу я пока пожить у тебя? Только скажи откровенно, если я тебе неприятна…

— Не мне вас судить, — перебила Лидия. — Поживи у меня сколько нужно. Я сейчас одна, мне только веселее будет. Сэм еще спит, но он уезжает днем. Может, его разбудить, чтобы ты с ним простилась?

— Не надо. Лучше потом ему расскажешь, как все было, ладно? Я понимаю, что это — трусость, но мне и так плохо.

Лидия не стала возражать — действительно бедняжке не до новых расспросов. Она почти насильно накормила Милли завтраком, потом проследила за ее сборами на работу. Умывшаяся и причесавшаяся Милли перестала выглядеть несчастной и потерянной. Конечно, лицо ее не светилось обычной жизнерадостностью, но может же у человека быть плохое настроение? В таком случае любому не до улыбок, даже не нужна никакая личная драма.

Милли пешком отправилась на работу. Хорошо, что до библиотеки было не слишком далеко. В этом смысле маленькие городки очень хороши, в них все рядом. Рассуждая таким образом, Милли шла по улицам Оквуда и поневоле жалела, что уезжает отсюда. В большом шумном городе ей долго придется привыкать к напряженному ритму жизни, к огромным расстояниям, новым соседям и новой работе. Она решила, что вернется к отцу только ненадолго, определится с разводом, с выбором будущей профессии и уедет теперь уже навсегда.

Нужно думать о завтрашнем дне, а не раскисать. Взять себя в руки и перестать поминутно вспоминать Кена. Их пути расходятся отныне в разные стороны. Пусть он добьется всех намеченных целей. Она желает ему удачи и счастья с той, которой он так долго восхищается.

Душевных сил хватило Милли на то, чтобы пойти в здание библиотеки с гордо поднятой головой, приветствуя всех знакомых, встречавшихся на пути, и дойти до рабочего места. Там она рухнула в кресло и вновь впала в отчаяние, вспомнив, как кричал утром Кен на нее и Шона. Боже, что за роковое стечение обстоятельств! Видно, судьба против нее.

А чуть позже Милли постучалась в соседнюю дверь. Миссис Дэвис выслушала сотрудницу и попросила ее отработать хотя бы до четверга, с огорчением поняв, что увольнения не избежать. Милли, не вдаваясь в подробности, дала понять, что всему виной семейные обстоятельства. Провожая ее взглядом, миссис Дэвис в который раз подумала, что не зря она всегда так возражала против замужних сотрудниц. У них постоянно возникают эти самые «семейные обстоятельства». В перерыве Милли встретилась с подругами и сообщила им, что скоро увольняется. Нина и Нэнси искренне огорчились, новая сотрудница им очень нравилась.

До конца дня Милли работала, стараясь не думать ни 6 чем постороннем. Так было немного легче. Стоило на секунду отвлечься, как тут же перед мысленным взором вставало любимое лицо, и руки Милли опускались. Словом, это было сплошное мучение. Просто удивительно, что она все же успела выполнить намеченную работу.

А Лидия, проводив невестку на работу, долго размышляла, как глупо и несправедливо устроена жизнь. Бедной девочке пришлось лгать, чтобы вырваться из дома и мучиться от неразделенной любви. Ей пришло в голову, что Кен тоже, должно быть, сильно переживает разрыв с женой, иначе не был бы так сильно возмущен ее обманом. Что же происходит с ними на самом деле?

Она позвонила брату в офис и, не застав на месте, передала через секретаршу, чтобы он позвонил кузине в течение дня. Где его носит? Как он теперь будет работать вместе с Шоном? Неужели прервется их многолетняя дружба? Лидия искренне надеялась, что этого не случится. У Кена не было более близких друзей, так что для него это станет ощутимой потерей.

Лидия верила Милли и сочувствовала обоим супругам. Молодые, горячие, они наломали много дров. Как исправить содеянное ими в неистовстве и злости? Правда, оставалась надежда, что Шон сумеет оправдать себя и Милли в глазах друга, но надежда эта была крайне слабой. Вспыльчивость Кена сослужила ему плохую службу. Если бы он спокойно разобрался в ситуации, утром не произошло бы той жуткой сцены. Кто знает, может, супруги уже бы помирились?

А Кен тем временем вернулся домой. У крыльца он заметил «тойоту» и вскипел. Он же велел жене убираться! Машины Шона не было — значит, предатель благоразумно подчинился его требованию. А на что рассчитывает эта дрянь? Надеется, что он все простит и они заживут лучше прежнего? Это бывает только в сказках. Придется самому собрать ее вещи и выставить силой из дома.

Дрожа от еле сдерживаемой ярости, Кен ворвался в дом, бросил ключи на столик в гостиной. Краем глаза он заметил там же вторую связку ключей. На первом этаже жены не оказалось. Кен взлетел на второй, но и там было пусто и тихо. Он заглянул в шкаф и не нашел там женских вещей. Ушла? Он вспомнил о второй связке ключей в гостиной. Значит, все-таки ушла.

Кен чувствовал себя так, будто на полном бегу врезался в бетонную стену. Кулаки его бессильно разжались. Куда же она направилась? К Шону? От этой мысли ярость вновь вспенилась в нем, готовая перелиться через край. Их счастье, что успели уйти, не то он не сдержался бы и свернул челюсть двуличному мерзавцу! Сегодня же нужно зайти к адвокату и обсудить с ним развод, чтобы вернуть себе свободу и обрести душевное равновесие.

Как жаль, что не удастся избежать встречи с так называемым другом. Общий бизнес, черт бы его побрал! Теперь между ними возможны только чисто деловые отношения. Кен заранее мог сказать, что обоим будет не по себе. Такая дружба разрушилась из-за женщины! Никто не мог этого предугадать.

Кен вспомнил о «тойоте», стоящей перед домом. Почему жена не взяла машину? Она ведь оформлена на ее имя, и юридически Милли имеет на нее все права. Это какое-то изощренное издевательство, вечное напоминание о неверной супруге. Он же не сможет ее продать без ведома владелицы и вынужден будет ею любоваться ежедневно. Лучше бы Милли забрала машину себе.

Кен позвонил в офис, сообщил, что находится дома. Секретарша передала ему просьбу Лидии. Среди рабочих шумов офиса он различил голос Шона и в ярости повесил трубку. Потом снова схватил ее и набрал номер сестры. Та была дома и сразу подошла к телефону. Не успел Кен толком поздороваться, как она высыпала на него ворох новостей.

Он с удивлением узнал, что Милли поселилась у Лидии, а не у Шона. Это немного умерило его злость. Но дальнейшее вновь привело его в бешенство. Он услышал, что Милли согласна на развод, просит его поторопиться, так как намерена покинуть Оквуд.

Так она еще и опередила его с решением о разводе! Теперь ей может взбрести в голову, что Кен сомневается, как с ней поступить. Нужно выбить почву у него из-под ног. Он сейчас же едет к адвокату. Прихватив свой экземпляр брачного контракта, Кен направился к машине. По пути он, не сдержавшись, пнул ногой колесо «тойоты». За это он тут же отругал себя и назвал мальчишкой.

В адвокатской конторе Кен нашел полное понимание и поддержку. Стареющий и лысеющий ловелас, недавно переживший третий в своей жизни развод, готов был посочувствовать собрату по несчастью и оказать необходимую юридическую помощь. Адвоката просто восхитила предусмотрительность Кена, заключившего столь выгодный для себя брачный договор. Он даже потер ладони, предвкушая легкую победу над очередной злобной и мстительной представительницей прекрасного, но крайне скандального пола.

Почему-то его энтузиазм не вызвал должной реакции у клиента. Кен очень хмуро выслушал юриста и попросил его поторопиться с оформлением документов, так как жена планировала уехать из города в ближайшее время. Но трудности только подстегнули рвение адвоката, поскольку срочность порученного дела существенно влияла на размер гонорара. Пожав друг другу руки, мужчины расстались.

Кен решил вернуться в офис и прежде всего очертить новые границы во взаимоотношениях с Огилви. На работе придется держаться в рамках приличия, но Боже упаси бывшего друга переступить черту и посметь хотя бы заикнуться об их былых взаимоотношениях. В таком случае Кен не ручался за себя. Обида не желала проходить, она выжигала внутренности, сводила с ума, мешала здраво смотреть на вещи.

Выходя на улицу, Кен столкнулся с Элен. Увидев друга детства, она сразу же повисла на его руке. Не надо было задавать вопросов, зачем Кен приходил в контору. Этот адвокат занимался исключительно бракоразводными делами.

Кен тоже понял, что Элен догадалась о цели его визита к юристу, поэтому не стал кружить вокруг да около и сообщил, что разводится с Милли. Если бы не природные актерские данные, Элен не смогла бы сдержать радости при этом известии. Но она прекрасно владела собой, поэтому выразила свое сочувствие и выглядела при этом такой искренней, что Кен ей поверил. На самом же деле в душе Элен ликовала. Желанная цель становилась все ближе. Она ведь и сама намеревалась обратиться в контору за советом опытного юриста. Ей хотелось заранее уточнить, на что она может рассчитывать, если решит расстаться с Джейком. Разумеется, он ни о чем таком не подозревал. Да и зачем ему быть в курсе? Если все пойдет, как она наметила, то он и так все узнает в нужный момент. А пока ни к чему усложнять свою семейную жизнь.

Элен проводила Кена до машины и еще раз на прощание сочувственно сжала его руку. Он поблагодарил ее за участие и поспешил откланяться. Мысленно он уже был на работе. Может быть, поэтому не задался вопросом, а зачем ей-то понадобился адвокат?

Едва Кен вернулся в офис, секретарша соединила его с Бостоном. В трубке раздался хрипловатый голос бывшего шефа. Он поинтересовался, как идут дела у Кена, и напомнил ему об обещании консультировать фирму в случае необходимости. Именно сейчас и возникла такая необходимость. Кен согласился приехать дня на четыре и пообещал вылететь завтра же.

Попрощавшись, Кен повесил трубку и сообщил, что улетает на несколько дней. Ответственность за деятельность фирмы он возложил на Огилви. Шон согласно кивнул, и вопрос был решен.


Вечером, беседуя с Милли, Лидия так и не поняла, что перестаралась и ускорила развод супругов. Ей казалось, что она передала именно то, что просила сказать Милли. Милли же в ее состоянии тоже было не до таких тонкостей. Она чувствовала себя утомленной и хотела лишь одного — пораньше лечь спать.

Но прежде попросила разрешения позвонить отцу. На этот раз к телефону подошел он сам, его голос звучал слабее, чем обычно. Милли даже пришлось несколько раз переспрашивать, что он сказал. Она порадовала отца известием, что на днях навестит его. Еще она сообщила номер телефона Лидии, объяснив, что временно гостит у нее. Ей не хотелось расстраивать отца заранее и сообщать неприятные новости по телефону. Вот когда приедет домой, тогда и скажет ему о разводе. Ей оставалось отработать только три дня. С этим она как-нибудь справится. Труднее будет дожидаться известий от Кена.

— Как думаешь, Лидия, сколько времени нужно, чтобы подготовить необходимые для развода документы? — спросила Милли, прикидывая в уме, когда она сможет уехать из Оквуда. — Недели хватит?

Она с надеждой посмотрела на Лидию, но та не могла сказать ничего определенного, поскольку никогда не сталкивалась с подобной проблемой. Но ей приходилось слышать, что такие дела бывают весьма затяжными. Милли решила, что, если документы не прибудут в течение недели, она уедет к отцу. По телефону ей показалось, что он нездоров, но скрывает это. Ничего, через несколько дней все выяснится. Она будет ухаживать за ним, сколько сможет.

Лучше бы, конечно, оставить его в надежных руках. Как она раньше не додумалась до этого. Нужно сосватать ему в жены Ма. Правда, они знакомы уже сто лет… Но если взяться за дело с умом, то может и получиться…

Лидия, на плече которой едва не задремала Милли, проводила ее в гостевую спальню и, качая головой, накрыла одеялом.

Следующие три дня для Милли слились в одно монотонное пятно. Природная совестливость не позволила ей оставить дела незаконченными, поэтому в четверг она слегка задержалась, а потом обошла всех, с кем успела сдружиться, и попрощалась. Все сожалели об ее уходе и желали ей счастья.

После увольнения она слонялась по дому Лидии, приставая к той с просьбой занять ее какой-нибудь работой. Лидия сжалилась и поручила добровольной помощнице покрасить беседку в саду. Там в полном одиночестве Милли могла без помех предаваться своим мыслям. И чем больше она размышляла, тем отчетливее понимала, что ей не стоило и мечтать о таком мужчине, как Кеннет Джордан.

Он изначально был предназначен не ей. Разве она не знала этого? Так зачем же теперь роптать на судьбу? Она заблуждалась относительно своих способностей и возможностей, но пора взяться за ум и прозреть. Аутотренинг помог, и Милли явно полегчало.


Кену же не помогало ни сознание своей правоты, ни весьма плотный график работы в Бостоне. Все четыре дня пребывания в этом большом городе он был слишком занят, чтобы переживать из-за личных проблем. Но вечерами его посещали невеселые мысли, от которых не было спасения. Кен пытался развлекаться, как в добрые старые времена, обзвонил бывших подруг. Пару раз поужинал с ними в ресторане отеля, в котором поселился. Но дальше ужина дело не шло, хотя, прояви он большую заинтересованность, все могло бы закончиться иначе.

Проблема заключалась в том, что ему нужна была только одна женщина, все другие оказались не в силах ее заменить. Все это еще больше сводило его с ума, и он всерьез задумался, что должен избавиться от пагубной зависимости. Плохо было то, что Кен не представлял, как это сделать. Он томился в Бостоне, желая скорее оказаться дома, как будто там ему должно было стать легче.

Кен то таял от эротических мечтаний, то ругал жену последними словами. Эти метания заставляли его чувствовать себя разбитым на мелкие кусочки, измученным и одиноким. И даже самому себе он не признался бы, что не прочь увидеть Милли хоть одним глазком. Он сердито фыркал, ловя себя на поисках повода встретиться с ней. И тем не менее нашел-таки такой повод. Он был гениален в своей простоте: приехать к Лидии и небрежно швырнуть на стол ключи от машины жены.

Как только эта мысль пришла ему в голову, он сразу же заторопился домой. К тому же его миссия в Бостоне была закончена. Держа в руках билет на самолет, он предвкушал свое возвращение в Оквуд и визит в дом кузины.

День его возвращения в Оквуд совпал с днем отъезда Милли из него. Она покидала город, захлебываясь слезами. Раздавшийся ранним утром звонок телефона разрушил хрупкое душевное равновесие, которое она постепенно начала обретать. Чак сообщил о скоропостижной кончине Майкла Сандерса. Лидия, стоявшая рядом, едва успела подхватить потерявшую сознание Милли.

Приведя невестку в чувство и усадив ее на диван, Лидия сама взяла трубку и расспросила Чака о случившемся. Выслушав его, она заверила, что Милли немедленно выедет в Лейквуд.

— Не может быть, чтобы это было правдой, — прошептала бедняжка, растерянно оглядывая комнату.

— Крепись, дорогая, тебе нужно ехать в Лейквуд сегодня же, — сказала Лидия и прижала голову Милли к своей груди. — Я помогу тебе собраться, позвоню Шону, он подкинет тебя до автобуса. Если хочешь, попрошу его отвезти тебя до дома.

— Не стоит, лучше мне поехать автобусом.

Лидия проводила ее взглядом и принялась разыскивать Шона по телефону. Через несколько минут она уже рассказывала ему о скоропостижной кончине отца Милли. Шон тут же вызвался отвезти Милли в Лейквуд, но Лидия посоветовала ему не настаивать на своем предложении. Раз Милли решила ехать на автобусе, значит, хочет побыть немного одна.

Шон приехал очень быстро. Милли простилась с Лидией, тепло поблагодарив за участие и приют, и пообещала звонить.

На автобусной станции Милли обняла Шона, А он ласково гладил ее по голове, как маленькую девочку. Ему было горько прощаться с ней, и он взял слово, что она не исчезнет из его жизни навсегда, что обязательно сообщит, как у нее все сложится. Про себя он решил, что, если Милли не позвонит в течение пары недель, он сам поедет убедиться, что с ней все в порядке…


Оквуд встретил Джордана хорошей погодой и ласковым теплым ветерком. После перелета Кен никогда не ощущал усталости, поэтому дома только торопливо принял душ, переоделся и, прихватив ключи от «тойоты», поехал к Лидии. Перед тем как войти в дом, он посидел немного в машине, успокаивая разгулявшиеся нервы.

Кен разглядывал себя в зеркале заднего вида, пытаясь придать лицу презрительное и равнодушное выражение. Полученный результат не вполне удовлетворил его, но дольше сидеть в машине было неловко. Милли могла подумать, что он боится встречи с ней. А он не хотел обнаружить перед ней свою слабость.

Однако его труды пропали даром. В доме он нашел только кузину, которая обрадовалась его возвращению. Она расспрашивала Кена о поездке в Бостон, суетилась на кухне, накрывая стол на двоих. Он отвечал на вопросы, искоса поглядывая на дверь. Наконец терпение его истощилось и, порывшись в кармане, он бросил на кухонный стол связку ключей.

— Отдай их, пожалуйста, моей бывшей жене, — процедил Кен сквозь зубы.

Пожалуй, он перестарался, потому что Лидия взглянула на него с неожиданным интересом и явно недоверчиво. Затем с тайным удовольствием развела руками.

— Извини, не могу.

— Что значит — не могу? Если ее сейчас нет в доме, отдашь, когда придет. Надеюсь, я не слишком обременю тебя подобной просьбой? — с ехидцей поинтересовался Кен.

Но Лидия, невинно округлив глаза и пожимая плечами, посоветовала:

— А ты пошли их ей по почте.

— Ты о чем? — Куда подевалось его презрение, на первый план выступили недоумение и жгучее любопытство. — Говори, пока я сам из тебя все не вытряс! Любите вы, женщины, поиздеваться над нашим братом!

— Да уехала она, уехала! Сегодня утром ей позвонили из дома. Ее отец скоропостижно скончался. Девочка от горя потеряла сознание. Пришлось ее откачивать, потом она быстро собралась и уехала. Так что ей не до твоих ключей.

Кен был оглушен новостью. В нем шевельнулось острое чувство жалости к Милли. Бедняжка, наверное, выплакала все глаза. Кроме отца, у нее больше не было родственников. Она осталась совсем одна. Первым порывом Кена было поехать за ней, чтобы утешить и успокоить, поддержать в трудный момент. Потом он опомнился. Кто он ей теперь? Почти бывший муж. Вряд ли уместно будет появиться на похоронах бывшего тестя. Она не обрадуется ему. Сама ведь завела разговор о разводе.

Лидия задумчиво наблюдала за сменой выражений на лице брата. Ей стало казаться, что дела супругов Джордан еще могут наладиться. Нужно только дать им время остыть, а потом как-то поспособствовать их сближению. Впервые в жизни она видела Кена таким расстроенным. Пожалуй, Милли значит для него больше, чем он хочет показать.

Но она не стала ничего говорить на эту тему. Да и Милли занята сейчас совсем другими проблемами, ей не выдержать дополнительной моральной нагрузки. Брат и сестра некоторое время молчали, потом он заторопился к выходу.

— Прости, я спешу. Спасибо за кофе.

Лидия выглянула в окно. Кен застыл у машины в глубокой задумчивости. Она только усмехнулась и пожелала ему как можно быстрее одуматься и примириться с женой.

10

Работа вновь захватила Джордана полностью. Конец лета был не за горами, и компаньонам хотелось успеть сделать побольше, пока дни еще были теплыми и длинными. Отношения между ними установились исключительно деловые. Им много времени приходилось проводить вместе, но, поглядывая друг на друга настороженно и холодно, они избегали даже намека на былую дружбу. Это было непросто, стоило им расшатанных нервов и грозило взрывом в любой момент. Обиженными считали себя оба, и оба не хотели сделать шаг навстречу.

Шон ни разу не попытался объясниться с Кеном по поводу увиденного тем злосчастным утром, полагая, что поздно что-либо менять. Хотя та сцена и стала последней каплей, переполнившей чашу терпения Кена, все же основной причиной разлада с Милли было не это. Так что одним грехом больше, одним меньше — никакой разницы. А Кен, жалея о потере друга, в то же время осознавал, что никогда не сможет пожать руку мужчине, спавшему с его женой…

Порой Кену начинало казаться, что город резко уменьшился в размерах. Иначе как объяснить то обстоятельство, что с некоторых пор он постоянно сталкивался с Элен. На первый взгляд эти встречи были совершенно случайны. Но когда их количество перевалило за второй десяток, в его голову начали закрадываться подозрения. Теперь, когда он почти свободен, эта особа могла предпринять решительные шаги, ошибочно полагая, что его отношение к ней не изменилось за последние годы.

Кен старался избегать встреч с женщиной, которой уже перестал интересоваться. Однажды она даже заявилась к нему в офис. И надо же было такому случиться, именно в ее присутствии позвонил адвокат и сообщил, что документы для развода готовы.

Элен по обрывкам разговора догадалась, о чем идет речь. На ее взгляд, все шло прекрасно. Она уже знала, что Милли уехала из города. Известно ей было и о том, что провожал миссис Джордан не кто иной, как Шон Огилви. Не была для Элен тайной и внезапная отчужденность в отношениях закадычных друзей. Будучи от природы достаточно сообразительной, она сложила два и два и получила ответ, весьма близкий к истине.

— Бедняжка, ты совсем заработался.

Ее сочувствие было неподдельным. Элен и в самом деле беспокоил внешний вид Кена. Он выглядел похудевшим и осунувшимся. Однако она здесь не для того, чтобы говорить пустые и ненужные, вещи. У нее на уме было совсем другое.

— Шон выглядит так же плохо, как ты. Может, стоило бы вам по очереди взять отпуск? Сначала — тебе, потом — ему. Или наоборот. Думаю, Шон нашел бы, куда съездить на недельку. Как думаешь?

Кен совершенно точно мог ответить на этот вопрос. Он и сам хотел бы оказаться в Лейквуде, чтобы хоть взглянуть на Милли. Но не собирался говорить об этом Элен. От ее слов он еще больше помрачнел и рявкнул на вошедшую в кабинет секретаршу Линду, чего раньше никогда себе не позволял. Элен едва заметно улыбнулась, наблюдая эффект, произведенный ее коварным ударом. Она поднялась и распрощалась с Кеном.

Он с облегчением проводил ее до выхода из офиса и на обратной дороге остановился у стола секретарши, которая боязливо поежилась при его появлении. Призвав на помощь все свое обаяние, грозный шеф извинился перед подчиненной и удалился в кабинет. Об этом инциденте Линда поведала Шону, который прекрасно понял причину вспышки Джордана. От Элен Коннорс в последнее время не стоило ожидать ничего, кроме неприятностей…

Кен вышел из кабинета и замер, увидев Шона. Затем, справившись с собой, сухо кивнул ему и сообщил Линде, что уезжает и сегодня больше не вернется. Через полчаса он держал в руках конверт с документами, которые адвокат советовал лично вручить миссис Джордан для того, чтобы она подписала их в присутствии мужа. При этом он сослался на известные случаи, когда документы опротестовывались в суде на том основании, что-де подпись одного из супругов не была настоящей.

Кен согласно кивал, прекрасно понимая, что не сможет этого сделать. Дома конверт был небрежно брошен на стол в гостиной, где провалялся довольно долго. Время от времени Кен натыкался на него и в который раз обещал себе отправить документы в Лейквуд на следующий же день. Но приходил следующий день, и снова у него не поднималась рука сделать это. Странная нерешительность бесила его самого, но что-то мешало прервать последнюю ниточку, связывающую его с женой.

Кен, бродя по дому, часто заходил в ее комнату. Первое время иногда даже ложился в ее постель и обнимал руками подушку, вдыхая запах духов, почти выветрившийся, но для него еще ощутимый. Как-то, поддавшись порыву ярости, он сменил постельное белье в спальне Милли. Новая наволочка не пахла духами жены, и он, жалея о содеянном, перестал приходить в ее комнату.

Иногда на него накатывало желание навести в доме порядок и уют. Именно в один из таких моментов он и обнаружил в своем шкафу коробку с вещами Милли. Кен перебирал пальцами звенья золотой цепи, прижимал к лицу корсаж бархатного платья. От воспоминаний затуманился взгляд. На мгновение на губах появилась улыбка, когда он вспомнил, как Милли бросала в него эти вещи и как была хороша в этот миг. Впрочем, улыбка исчезла, едва он пришел в себя и, сокрушенно качая головой, понял, что все осталось в прошлом и никогда не вернется вновь.


Так прошло почти два месяца. Полностью вступила в свои права осень. Кену вдруг пришло в голову, что Милли ждет развода и удивляется, что до сих пор не получила от него необходимых документов. Может, даже злится на него за это. Получалось, что он удерживает женщину против ее воли.

Кен осторожно попытался выяснить что-нибудь о Милли у Лидии. Та лишь сказала, что иногда разговаривает с ней по телефону, но не сообщила никаких подробностей. Кен подозревал, что Шону Милли тоже иногда звонит, но он скорее отрубил бы себе руку, чем стал бы выяснять у любовника жены, как ее дела.

В один из выходных дней, когда Кен слонялся по дому, придумывая себе занятие, к нему нагрянула Элен. Мило щебеча и немилосердно кокетничая, она вызвалась навести кое-какой порядок и, конечно, первым, за что ухватилась, был злополучный конверт. Перевернутый как бы невзначай, он явил миру бумаги, которые давным-давно следовало оформить должным образом. Элен не преминула указать Кену на это. Пользуясь легкими полунамеками и прозрачными иносказаниями, она довела беднягу до приступа ревности и заставила-таки отправить бумаги по назначению. Ради этого ему пришлось под конвоем Элен доехать до почты. На этом душевные силы Кены были исчерпаны, и он малодушно покинул спутницу, едва сумев соблюсти приличия. Добившаяся своего Элен не возражала против его побега. Она умела отступать вовремя с тем, чтобы в нужный момент сделать резкий бросок вперед.


Многое случилось за это время и в жизни Милли. Приехав в Лейквуд, она попала в крепкие объятия Ма, которая с того момента не оставляла ее в одиночестве ни на минуту. Она помогала осиротевшей девушке пережить постигшее ее горе. Милли жадно слушала рассказ Ма о последнем месяце жизни отца.

Как оказалось, он давно скрывал серьезную болезнь сердца. Никто, кроме врача, не знал об этом. Болезнь прогрессировала быстро, именно поэтому отец так настаивал на скором замужестве дочери. А она-то принимала беспокойство о ее судьбе за родительский деспотизм и страшно возмущалась по этому поводу. Ах, папа, папа! Если бы ты был откровенней со мной, скольких бед удалось бы избежать! — вздыхала Милли.

Если бы знала, как мало ему осталось быть с ней, разве она уехала бы из Лейквуда? Заплаканная и осунувшаяся от переживаний Милли еле вынесла тягостную церемонию прощания с усопшим и похороны, на которые пришли много людей. Майкла Сандерса знали и любили в городе. Присутствовавшие на похоронах скорбели и оплакивали его вместе с Милли, всячески выражали ей свое сочувствие.

От всего этого она еще больше расстроилась и к концу церемонии едва держалась на ногах. Без помощи Ма она не смогла бы даже сесть в ожидавшую их машину. А вернувшись в гостиницу, без сил рухнула на кровать и забылась тяжелым сном.

Первые дни после похорон Милли пребывала в странном оцепенении. Она часами лежала в постели, уставив в потолок неподвижный взгляд и вспоминая свое детство и отца, заботу которого ощущала всегда. Вот он бинтует ее разбитый локоть, приговаривая слова утешения, а вот улыбается, глядя на ее счастливую мордашку, измазанную мороженым. Он был ей и отцом, и матерью, и Зубной феей, дарившей по десять центов за каждый выпавший молочный зуб. И вот теперь его нет. К счастью, он так и не узнает, что его девочка вернулась домой с разбитым сердцем.

Заметив, что Милли ни слова не говорит ни о муже, ни о возвращении в Оквуд, Ма догадалась, что в семейной жизни Джорданов произошло что-то неладное. Конечно, ей и в голову не могло прийти, как обстоят дела на самом деле. Худшее, что она могла предположить, это измену Кена или полное несходство характеров.

Но то, что поведала ей Милли через несколько дней, не укладывалось в голове бедной женщины. Ее девочка не могла так поступить! Ма осудила Милли за обман, но, как всегда, поняла ее и принялась утешать. Она настояла на переезде Милли, и та теперь жила в комнатке над баром, не слишком большой, но зато не навевающей грустных воспоминаний.

Встретившись с нотариусом по поводу наследства, оставленного ей отцом, Милли узнала, что стала владелицей «Аделины», небольшого количества акций солидных компаний и нескольких тысяч долларов, лежавших на банковском счету отца. Наследство не делало ее богатой, но давало возможность устроить свою жизнь.

Милли решила продать гостиницу и вернуть долг мужу. Точнее, собиралась перевести деньги, положенные им на ее счет, снова на его имя. А полученной от продажи «Аделины» суммы должно было хватить на оплату учебы в колледже.

Поэтому, не тратя даром времени, она дала объявление в газету о продаже гостиницы и стала ждать.

Чак, по-прежнему работавший в «Аделине», надеялся, что новому хозяину понадобятся его услуги. Милли обещала замолвить за него словечко при оформлении сделки. Но пока приемлемых предложений не поступало. Однако время было на ее стороне. До нового учебного года оставалось еще несколько месяцев. К тому же следовало оформить развод, а уж потом уехать навсегда из Лейквуда и начать новую жизнь в другом месте.

Милли позванивала Лидии и Шону. И Кен при желании легко мог бы узнать ее теперешний номер телефона и адрес. А если нет, то письмо придет в «Аделину».

Однако никаких писем не приходило, и промедление Кена с разводом постепенно стало вызывать у Милли недоумение. Чего он дожидается? Может, хочет, чтобы она сама явилась за документами? У Милли не было никакого желания поступать подобным образом. Со временем ее чувство вины перед мужем заметно уменьшилось и она стала испытывать совсем иные эмоции.

С одной стороны, росла обида за его поспешные выводы относительно ее отношений с Шоном. С другой — Милли вновь стали сниться эротические сны с участием Кена. Но каждый раз в самый решающий момент сон обрывался и она просыпалась с гулко бьющимся сердцем и в крайнем раздражении.

Прошло уже два месяца со дня ее отъезда из Оквуда. Сколько же еще ждать? Милли похудела и однажды утром обнаружила, что на ее пальце нет обручального кольца. Чтобы не потерять и кольцо, подаренное по случаю помолвки, Милли повесила его на цепочку и надела на шею.

В тот же день Милли получила по почте конверт, которого ожидала так долго. Он был доставлен в «Аделину» — это означало, что муж даже не озаботился узнать новый адрес жены! Уязвленная Милли тут же подписала и отправила обратно присланные документы. А заодно оформила в местном банке поручение ликвидировать ее счет в Оквуде и перевести деньги на имя Кеннета Джордана. После этого она почувствовала себя свободной и независимой. Это ощущение было бы приятным, если бы не любовь, живущая в ее сердце.

Милли позвонила Лидии и рассказала, как обстоят дела с продажей гостиницы. Теперь ей оставалось только получить свидетельство о разводе, и она сможет уехать. Лидия явно огорчилась, услышав о подписании бракоразводных документов. Неужели она ошибалась, когда надеялась, что брат одумается?


Ожидая ответа жены, Кен не знал, куда себя деть. Невозможно было заниматься бизнесом все двадцать четыре часа в сутки. На еду и сон уходило совсем мало времени. Он не мог сосредоточиться ни на чтении, ни на каком-либо другом ранее любимом занятии.

Внешне Кен напоминал спаниеля, потерявшего хозяина. Только уныло висящие уши заменяли опущенные плечи, а вместо карих глаз на мир с тоской взирали серые. Ежедневно он проверял почтовый ящик и радовался, не находя в нем злополучного конверта. Но это не могло продолжаться вечно. Даже если Милли не сразу отошлет подписанные документы, то и тогда через несколько дней все будет кончено.

И вот в один из таких одиноких тягостных вечеров на пороге его дома вновь появилась Элен Коннорс. Она выглядела хорошенькой и жизнерадостной, ее фигурка в небесно-голубом костюме могла привлечь внимание любого мужчины. Кену пришлось изобразить на лице приветливую улыбку и пригласить незваную гостью в дом.

Он терялся в догадках, зачем она явилась. И Элен не стала томить его. Очень по-деловому она обрисовала Кену сложившуюся ситуацию. По ее мнению, теперь, когда он вот-вот разведется, ему стоит подумать о новом союзе, на этот раз о союзе с ней. Разумеется, со своей стороны она постарается побыстрее оформить развод с Джейком. Все в ее жизни пошло наперекосяк именно с того момента, когда она по молодости и робости вступила в брак не с тем мужчиной.

Пораженный Кен слушал и удивлялся ее слепоте и самовлюбленности. А она, принимая его молчание за согласие с ее планами, продолжала рисовать перед ним радужные перспективы их будущей жизни. В порыве великодушия она пообещала «подарить» Кену одного или даже двух детей.

Тут он вспомнил, как Элен отзывалась о детях, и содрогнулся. Эти мысли вернули ему дар речи.

— Ты уже говорила с мужем о разводе? — поинтересовался он.

— Еще нет… Но если пообещаешь жениться на мне сразу после развода, то я сегодня же скажу Джейку все.

— Какая же ты практичная, Элен! На всякий случай не рушишь за собой мосты. Все продумала, да?

Издевка, прозвучавшая в его голосе, заставила ее слегка поежиться, но не охладила решимости добиться своего. Элен метнулась к Кену и, прежде чем он смог оттолкнуть ее, обвила руками его шею и принялась целовать, приговаривая, что это только начало. Она явно готова была пойти гораздо дальше. Но Кена не взволновали ее поцелуи. С Милли он испытывал совсем другое, поэтому отстранил Элен и усадил на диван.

— Прости, но все давно изменилось. Ты опоздала на несколько лет, и свой выбор сделала сама. Мне нужна Милли. Уходи, не ставь нас обоих в глупое положение. На твоем месте я бы давно уже догадался, что преследовать меня бесполезно.

— Ты же разводишься с женой! — взвизгнула Элен.

— Да, но это дела не меняет. Мне нужна только она, хотя я и не могу ее простить. Можешь разводиться с мужем или нет — это твое дело. Меня оно не касается.

Заметив, что Элен собирается возразить, он подошел к двери и распахнул ее настежь. Тогда она встала, одернула юбку на бедрах и вышла не прощаясь. Кен проводил ее взглядом и заметил, что к дому подъезжает знакомая машина.

Из нее вышел Шон и неторопливо пошел к дому, по пути заглянув в почтовый ящик и достав оттуда почту. Взгляд сузившихся глаз Кена не предвещал гостю ничего хорошего. Однако вид Шона говорил о его решительном настрое. Слегка подвинув плечом стоявшего в дверях хозяина, он прошел в гостиную и, бросив почту на столик, устроился на диване. Потом поднял взгляд на Кена и мотнул головой в сторону кресла, приглашая того присесть.

— Нам нужно поговорить. Поверь, очень нужно.

— Слушаю тебя.

— Видишь ли, я все еще чувствую себя виноватым перед тобой и Милли. Но не в том, в чем ты меня обвиняешь! Я не изменял нашей дружбе.

— Однако я больше доверяю своим глазам — они меня никогда не подводили.

— Виноват я лишь в том, что люблю Милли. Но я никогда, слышишь, никогда не позволял себе ничего лишнего в отношении твоей жены. Сначала, когда узнал, насколько необычен ваш брак, во мне появилась надежда, что после развода с тобой Милли обратит на меня внимание. До тех пор я собирался оставаться для вас обоих другом и не форсировать события. А в ту ночь, когда вы поссорились, она позвонила мне и попросила о помощи. Я, конечно, примчался. Не мог же я бросить любимую женщину в беде. Мне пришлось остаться с ней до утра, но не для того чтобы соблазнить, а чтобы утешить и дождаться тебя. Ты ведь шатался где-то всю ночь. Только под утро нас с Милли сморил сон, а во сне она обняла меня, вот и все. Я понимаю, как это выглядело со стороны. Но клянусь Богом, между нами ничего не произошло ни тогда, ни раньше, ни позже.

— Если все так, как ты говоришь, тогда чего же столько времени молчал?!

— Между прочим, я тоже был обижен на тебя. — Шон взлохматил волосы рукой. Ему непросто давался этот разговор. — Кроме того, разве этот эпизод — единственная причина вашего развода? Скажи, ты уверен, что поступаешь правильно? Что такого она сделала, что ее нельзя простить? Ты же любишь ее, иначе бы не злился так. Ты стал сам на себя не похож, вгоняешь себя в могилу, работая до седьмого пота, похудел. Зачем мучаешь и себя, и ее?

— Конечно, есть еще причины, и очень серьезные. Она обманула меня в самом начале. А деньги, которые она не постеснялась прикарманить? Что ты на это скажешь?

— Подумаешь — обманула! Если бы не она, ты бы сейчас вертел хвостом перед Элен.

Неожиданно Кен расхохотался, вспомнив, как только что выставил эту особу из дома, и подумал, что действительно должен благодарить жену за то, что она помешала ему совершить самую большую ошибку в жизни. Не понимая причины смеха, но радуясь, что друг повеселел, Шон продолжил свое наступление:

— Милли сказала мне, что вернет деньги при первой же возможности.

— Ну это только слова. Вряд ли можно им верить.

— Если это все причины для развода, то должен сказать, что такого болвана, как ты, я в жизни не видел! Она умирает от любви к тебе, ты сходишь с ума от тоски по ней. При этом вы живете в разных городах и даже не разговариваете по телефону. Ты хоть раз пробовал объясниться с ней? Да ты просто недостоин ее любви!

Кен машинально перебирал почту. Среди корреспонденции в глаза ему бросились два конверта. На секунду сердце его замерло, потом зачастило. Почерк на первом был ему незнаком, но что-то подсказывало: письмо от Милли. Он помедлил, прежде чем вскрыть его. А вскрыв, тут же швырнул его содержимое на стол. Документы были сложены таким образом, что была видна крупная разборчивая подпись Милли. Полоса неопределенности кончилась.

— Что ты на это скажешь? — спросил Кен с иронией.

Он встал и зашагал по комнате, засунув руки в карманы брюк.

— А чего ты ждал? Ты же сам отправил ей эти бумаги! Она решила без промедления дать тебе то, что ты попросил, то, что она тебе пообещала еще до заключения брака. Милли выполняет обещания. Чем же ты недоволен? — Шон откровенно насмехался. — Скажи, ты хочешь вернуть ее?

— Да!

— Прекрасно! Значит, этим мы и займемся. — Шон деловито собрал бумаги и вложил их в конверт. Его взгляд упал на второй конверт. На нем адрес получателя был отпечатан на машинке, а вместо адреса отправителя стоял банковский штамп. Он подвинул конверт Кену. — Посмотри, что-то из банка. Это не по поводу нашего проекта?

Кен вскрыл второй конверт, и глаза его округлились от удивления. Это было извещение о поступлении на счет мистера Кеннета Джордана крупной суммы денег. Взглянув на цифры, он сразу все понял. Дрожащей от волнения рукой Кен протянул лист бумаги Шону.

— Ты был прав, старый черт! Она вернула все деньги. И знаешь, уезжая, Милли не взяла с собой ничего из купленных мной вещей. Машина стоит у дома, а в шкафу я нашел ее тряпки и украшения.

— Значит, теперь за ней больше не числится никаких грехов? Или я ошибаюсь?

— Хватит издеваться. Лучше скажи, что мне делать.

Шон усадил друга рядом с собой, обнял за плечи и начал размышлять вслух:

— Думаю, в Лейквуд ни тебе, ни мне лучше не ехать. Надо подключить Лидию к нашему плану. Милли советуется с ней, она может прислушаться к ее словам. Пусть твоя кузина позвонит Милли и расскажет, что ты страдаешь, но не решаешься первым пойти на примирение. Мол, она как чуткая женщина должна дать тебе еще шанс. А для этого ей необходимо приехать сюда якобы для окончательного оформления развода. Дальше все будет зависеть от тебя. Насколько мне известно, с женщинами ты всегда умел обращаться. Ну, как тебе план?

Кен с сомнением покачал головой.

— Давай лучше посоветуемся с Лидией. Кому как не ей, знать, как может поступить другая женщина в том или ином случае.

— Мудрая мысль. Поехали.

Едва Лидия открыла дверь, друзья без лишних слов усадили ее и начали излагать план по возвращению Милли в Оквуд. При этом Шон темпераментно жестикулировал, а Кен потрясал бракоразводными документами. Растерявшаяся поначалу женщина вскоре пришла в себя и залилась веселым смехом. Все вышло так, как она и думала. Этот великовозрастный балбес наконец-то одумался. Что ж, она многое готова была сделать, чтобы эти двое обрели-таки семейное счастье после стольких передряг. Но план Шона она решительно отвергла.

— Через неделю у моего мужа юбилей. Милли я не приглашала, прекрасно понимая, что она не приедет. Теперь я позвоню ей и скажу, что никак не смогу обойтись без ее помощи, потому что тебя, Кен, не будет в Оквуде… Только ведите себя тихо.

И Лидия решительно набрала номер телефона в Лейквуде. В баре у Ма Милли не оказалось, пришлось искать ее в «Аделине». Там долго никто не брал трубку. Наконец в ней раздался запыхавшийся голос Милли:

— Отель «Аделина».

— Милли, привет! Это Лидия.

— Ой, привет! Как поживаешь?

— Срочно нужна твоя помощь. Ты можешь приехать в следующую пятницу ко мне? У Стива юбилей, Кен обещал помочь, а теперь отказывается. Уезжает в командировку как раз на эти дни. Не знаю, что и делать!

Милли помолчала в нерешительности. Она не хотела возвращаться в Оквуд, опасаясь встретить Кена. Но раз Лидия говорит, что его не будет, то, наверное, можно приехать. Юбилеи обычно требуют большой подготовки, ее помощь будет нелишней. А Лидия продолжала уговаривать:

— Рядом со мной Шон. Он передает тебе привет и обещает быть твоим кавалером весь вечер. Он и встретит тебя и проводит. Ну, решайся. Ты что, слишком занята? Кстати, как дела с продажей гостиницы?

— О, с этим все прекрасно. Вчера подписали документы с покупателем. Он согласился не увольнять Чака. Так что все довольны. Деньги уже на моем счету в банке.

— Ну вот, ты просто обязана отметить радостное событие. А с кем это полагается делать, как не со старыми друзьями? Все, не принимаю никаких отговорок! Если скажешь, что тебе нечего надеть, то учти, я готова принять тебя с распростертыми объятиями даже в мешке из-под картошки.

Последние слова заставили Милли расхохотаться. Одно новое платье она могла себе позволить.

— Ладно, жди меня утром в пятницу. Побуду у тебя пару дней. Привет Шону. Целую, пока!

Торжествующая Лидия свысока посмотрела на мужчин. Кен прижал руку к сердцу.

— Навеки твой должник.

— Погоди радоваться, это только первый шаг. Когда Милли приедет, ты, Кен, не будешь поначалу показываться ей на глаза. А в разгар вечеринки появишься и пригласишь на танец. Как будто ты раньше вернулся из командировки и понятия не имеешь о присутствии Милли в моем доме. Держись с ней сдержанно. Потом скажешь, что в такой толчее вы не сможете обсудить последнюю стадию развода, да и документы у тебя дома. Нужно съездить и еще раз что-то там посмотреть. Сам придумаешь, что именно. На это у меня фантазии не хватает. Будет отказываться ехать с тобой, назови трусихой и намекни, что ей ничего не грозит. Дома запираешь дверь на ключ и не выпускаешь ее, пока она тебя не простит. А вот как этого добиться — твое дело! Будет нелегко, но я верю, что сумеешь. Возражения есть?

— Нет. Согласен на все. Кстати, у меня уже есть идея…

Глаза Кена светились воодушевлением и надеждой. Оставалось дождаться вечера пятницы. Задача была не из простых. Но он готов был на любые жертвы, тем более что с ним рядом снова был верный друг. Только лишившись его, Кен понял, как был привязан к Шону. Примирение друзей окрасило их жизни в более радостные тона. Вдвоем все было легче и веселее.


Кен отсчитывал часы, оставшиеся до встречи с любимой. Он не позволял себе усомниться в том, что они помирятся. Для пущей надежности даже приготовил жене сюрприз, очень надеясь, что тот ей понравится.

Чем ближе становилась пятница, тем сильнее его охватывало нетерпение. Он старался занять себя делом, чтобы не думать постоянно об одном и том же. В четверг Кен запасся деликатесами и шампанским, в каждой комнате поставил по букету цветов. К пятнице он совершенно извелся, как мальчишка перед первым свиданием, но чувствовал себя готовым ко всему. Только бы она приехала!

Хлопоты и волнение не обошли стороной и Милли. Всю неделю перед поездкой в Оквуд она разбирала свои и отцовские вещи, которые нужно было забрать из «Аделины», ставшей чужой собственностью. Кое-что Милли продала, кое-что подарила друзьям отца. Оставались лишь памятные вещицы, которые Милли не могла сразу взять с собой, перебираясь на новое местожительство. Поэтому она отдала их Ма на хранение.

В Оквуд Милли собиралась взять только вечернее платье с необходимыми аксессуарами и обувью. Платье, которое она купила, было настолько тонким и так облегало фигуру, что под него годилось не всякое белье. Пришлось разориться на очень дорогой комплект из Франции. Милли подумала, что французы понимают толк в дамском белье.

Она представила, как отреагировал бы на него Кен, но тут же отругала себя за недостойные мысли. Его вообще там не будет. Просто ей захотелось почувствовать себя красивой, женственной и обольстительной. Неужели она не имеет на это права? Как только получит долгожданную свободу, сразу займется личной жизнью всерьез. А то она так и состарится в старых девах. Судьба, пошли бедной одинокой девушке мужчину ее мечты! Ничего ей от него не надо, лишь бы любил ее нежно и преданно. Интересно, а есть ли еще на свете такие мужчины?

Но что бы она там ни думала о предстоящих знакомствах с мужчинами, в глубине души Милли сознавала, что нескоро, ох как нескоро, сможет забыть Кена. Она поймала себя на желании позвонить Кену и просто послушать голос любимого. От совершения подобной глупости ее спасло лишь то, что она вовремя вспомнила о его командировке.


Как и было обещано, ее встречал Шон. Удивившись компактности багажа, он повесил на плечо единственную дорожную сумку Милли и повел ее к машине. Шон был в своем репертуаре. Они еще не проехали и полдороги до дома Лидии, а у Милли уже болели от смеха мышцы лица.

Ни слова не было сказано ни о Кене, ни о недавно произошедших событиях. Зато Шон высыпал целый ворох новостей о местных жителях, с которыми Милли была знакома. Кое с кем из них она встретится на вечеринке…

Лидия радостно обняла приехавшую Милли и повела в дом. Гостья бросила сумку с вещами в комнате, в которой уже жила раньше, и заявила, что готова к подвигам. Но хозяйка только махнула рукой, показывая, что не нужно так спешить. И в самом деле, чуть позже открывая стоящие в кухне большие холодильники, Милли обнаружила, что они забиты всякими яствами.

— А говорила, что не обойдешься без моей помощи, — упрекнула Милли хозяйку. Потом вгляделась в ее лицо и неожиданно догадалась: — Ты просто выдумала предлог, чтобы увидеть меня, верно?

Лилия кивнула и, потупившись с виноватым видом, спросила:

— Ты не сердишься?

— Нет, — улыбнулась Милли. — Но если у тебя все готово к приему гостей, чем я могу тебе помочь?

— Через пару часов начнем накрывать столы. А пока, может, примешь душ или просто подремлешь? Эти автобусы! Не знаю, как тебя, а меня они страшно изматывают.

— Пожалуй, я так и сделаю. И душ приму, и подремлю. Да и тебе тоже следует передохнуть, — заботливо сказала Милли.

Лидия только усмехнулась:

— Хорошо, дорогая. Для твоего спокойствия я немного посижу, а потом продолжу хлопотать.

Едва Милли вышла, Лидия выглянула в коридор. Только убедившись, что в душе зашумела вода, она набрала знакомый номер и прошептала:

— Объект прибыл. Как слышите, прием.

— Золото мое, что бы я без тебя делал. Когда мне нужно явиться?

— Гости соберутся к восьми. Потом начнутся танцы… Думаю, часов в девять будет в самый раз. И помни, бесстрастное выражение лица и холодная, прямо-таки арктическая, вежливость. И вот еще что, подушись каким-нибудь жутко сексуальным одеколоном. Говорят, помогает в таких случаях. Все, пока. До вечера!

Настроение Кена нельзя было описать никакими словами. От радости он даже помолодел и расправил плечи, в его груди словно лопнул обруч, сжимавший сердце. Он прошелся по дому, проверяя, все ли в порядке и не забыл ли он чего. Вспомнив совет Лидии, зашел в ванную, взял флакон с любимым одеколоном. В его аромате явственно ощущалась возбуждающая нотка. Кен припомнил, что Милли нравился этот запах.


Столы для фуршета были расставлены вдоль стены и накрыты белоснежными скатертями, спускающимися почти до самого пола. В более теплую погоду их бы вынесли на лужайку перед домом, но Стива угораздило родиться осенью. Хорошо, что в этом году день его рождения выдался солнечным и безветренным.

Приглашенные в большинстве своем были близкими друзьями семьи или их соседями. Кроме них, пришли несколько сослуживцев Стива. Почти все были знакомы между собой, и в доме стало шумно от мгновенно завязавшихся разговоров и поздравлений юбиляру. Стив встречал каждого гостя улыбкой и рукопожатием, а наиболее симпатичным ему дамам даже целовал ручки.

Шон появился с небольшим опозданием, поздравил виновника торжества и принялся оглядывать гостиную в надежде увидеть Милли. Ее нигде не было видно. Тогда он подошел к Лидии и спросил, где та, кавалером которой он согласился быть весь вечер. Лидия кивнула в сторону лестницы. Он поднял глаза и замер.

Милли медленно спускалась по ступеням. Платье на ней смотрелось просто божественно. Оно держалось на плечах при помощи тонких бретелей, обтекало тело и заканчивалось чуть выше колен, мерцая серебряным блеском. Из-за высоких каблуков ей приходилось двигаться с осторожностью, но влюбленному мужчине показалось на миг, что она просто плывет по воздуху.

Шон радостно бросился к ней, и последние шаги по лестнице она сделала, крепко держась за его мускулистую руку. Овладев собой, он принялся осыпать Милли комплиментами. Хоть они и звучали искренне, все же она испытывала некоторую неловкость.

— Перестань, прошу тебя. Сегодня не мой юбилей, иди лучше поздравь Стива. — От смущения ее щеки порозовели, и она стала еще привлекательнее.

Шон только тяжко вздохнул, но, верный себе, продолжал острить:

— Стива я поздравил, хотя, скажу откровенно, не испытывал при этом желания расцеловать его и прижать к себе.

Он сокрушенно покачал головой, когда Милли легонько стукнула его по плечу, наказывая за такие игривые высказывания.

— Не знаю, почему я вообще решила, что ты сможешь вести себя прилично? Кстати, ты пришел с Келли?

— С какой Келли?

Удивление его было искренним. Шон почти не помнил о ней. Несмотря на привлекательность и некоторое сходство во взглядах, эта молодая женщина не сумела стать для него важнее Милли. Но говорить об этом сейчас было бы опрометчиво и недостойно вновь обретенной дружбы с Кеном. Поэтому он ограничился полуправдой.

— Никакой Келли, моя радость! На сегодня я твой кавалер, как и было обещано. У тебя нет возражений по этому поводу? Вот и отлично! Тогда позволь познакомить тебя кое с кем и предложить бокал шампанского.

Вдвоем они пропутешествовали по гостиной, останавливаясь, когда Шон хотел представить свою спутницу кому-нибудь из гостей. Веселье было в самом разгаре, когда Милли, оглянувшись в поисках Лидии, заметила, что та стоит рядом с мужем. Гости вовсю восхищались кулинарными шедеврами хозяйки и одобрительно заулыбались, когда Стив поднял руку, прося внимания. Шум мгновенно стих, и все присутствующие замерли в ожидании.

Обнимая жену за плечи, он сказал счастливым голосом:

— Друзья, сегодня я отмечаю свой юбилей. Это круглая дата, не будем уточнять, какая именно. Я рад и счастлив видеть вас в своем доме, спасибо всем за поздравления и подарки. Но самый большой подарок мне сделала моя жена — это она сама! — Речь прервалась поцелуем, да так и не продолжилась.

Дамы растроганно заахали, мужчины заулыбались. Милли решила выпить за счастливых супругов и попросила Шона принести ей чего-нибудь сладкого. Он кивнул и через пару минут вернулся с рюмкой черносмородинового ликера. Ликер оказался чрезвычайно вкусным, но более крепким, чем она ожидала. Тогда Милли решила, что нужно что-нибудь съесть, и потянула спутника к столам с закусками.

Шон выискал свой любимый куриный рулет, а она облизнулась при виде тарталеток с крабами. От их нежного вкуса Милли даже зажмурилась, смакуя каждый кусочек. Истребив множество обожаемых ею тарталеток, она подумала, что пора остановиться. Надо подумать и о фигуре. А Шон продолжал лакомиться закусками.

Милли посмеялась над ним и повернулась, собираясь отойти от стола. Случайно она посмотрела в сторону двери… и замерла. Ноги предательски подогнулись, и она осела бы на пол, если бы не оперлась рукой о стол позади себя. Возле двери стоял слишком хорошо знакомый мужчина и глядел ей прямо в лицо глазами цвета стали. Милли с трудом удалось выпрямиться и перевести дыхание. В голове билась одна-единственная мысль: нельзя дать ему заметить, как сильно она взволнована его появлением.

Стоящий рядом Шон и находившаяся поодаль Лидия пристально следили за встречей мужа и жены. Кен передернул плечами и с бесстрастным видом двинулся навстречу Милли. Та судорожно пыталась овладеть собой, надеясь, что лицо не выдает ее истинных чувств. От смятения она облизнула губы. Как же он ненавидит ее, если даже видеть спокойно не может! Надо бы уйти, пока не вышло скандала.

Но было уже поздно. Он подошел вплотную и произнес без всяких эмоций:

— Ну здравствуй.

— Рада тебя видеть. — Тон, которым Милли произнесла эту фразу, противоречил смыслу самих слов.

— Хорошо выглядишь, а платье просто бесподобно. Ты немного похудела. И как вижу, уже не носишь обручального кольца. — Кен говорил о кольце, а глаза застыли на вырезе платья.

— Если это упрек, то явно необоснованный. Я, как тебе известно, больше не состою в браке. Мой муж, видишь ли, предпочел развод! — перешла в наступление Милли.

Платье шевельнулось, когда она заговорила, и замерцало серебряными искорками. Кен не мог отвести от него глаз. Наконец, очнувшись, он безразлично произнес:

— Надеюсь, ты не собираешься устроить скандал? Мне бы не хотелось испортить Стиву праздник.

— А я боялась, что именно ты можешь это сделать. — От приступа нервного смеха Милли слегка согнулась. — Выходит, мы оба ошиблись, это приятно. — Ее голос звучал немного громче, чем следовало.

Кен недовольно оглянулся и сказал:

— Пойдем лучше потанцуем, пока не привлекли внимание всех присутствующих. Не хочу стать предметом сплетен. А поскольку я еще не оповещал никого о своем разводе, изобрази на лице хотя бы равнодушие, а то подумают черт знает что.

Милли послушно растянула губы в улыбке и пошла за ним, чувствуя, что оказалась в весьма щекотливом положении. И зачем только я приехала в Оквуд? — удрученно подумала Милли. Пусть даже была уверена, что не встречусь с бывшим мужем. Кстати, как он оказался тут вместо командировки?

Словно прочитав ее мысли, Кен удивленно произнес, медленно кружа ее в вальсе:

— Не ожидал увидеть тебя здесь. Впрочем, оно и к лучшему. Ты подписала не все документы. Как умудрилась, ума не приложу!

Не все документы? Вот это новость! Она ждет не дождется свидетельства о разводе, а в это время бумаги валяются где-то в недооформленном виде! От возмущения Милли чуть не задохнулась.

— А если бы я не приехала, когда бы ты известил меня о моей оплошности? Как я понимаю, дело из-за этого стоит, а ты и в ус не дуешь!

— Не кипятись, все это поправимо. Завтра подъедешь ко мне домой или на работу, подпишешь, и все закрутится дальше. Хотя нет, завтра я, скорее всего, снова уеду по делам. Это просто удача, что я вернулся раньше намеченного срока из командировки. — Кен словно раздумывал о чем-то, потом жестко сказал: — Поехали сейчас. Документы лежат дома.

— Сейчас? — пискнула она изумленно.

— Ну, прямо сейчас будет невежливо по отношению к хозяевам дома. Я же только появился. Даже еще не поздравил Стива. Потанцуем немного, потом пойду поздороваюсь с ним и Лидией… и поедем.

На мгновение с его лица слетела маска безразличия и высокомерия. Но Милли смотрела в сторону, прилагая все усилия, чтобы не прижаться к нему всем телом. Руки она из осторожности положила ему не на плечи, а чуть выше локтей. Ей приходилось следить за тем, чтобы они не скользнули вверх и не сомкнулись на загорелой шее Кена.

Пробиравшаяся к выходу пара слегка задела Милли, и она качнулась на высоких каблуках. Ее тут же сильнее обняла надежная рука, и ноздрей Милли коснулся знакомый запах одеколона. На секунду у нее закружилась голова. Хорошо, что Кен этого не заметил, иначе она сгорела бы со стыда. Во время танца они больше не обменялись ни единым словом, а после него Кен вместе с Милли подошел к кузине.

Лидия увидела брата и восторженно всплеснула руками.

— Надо же, тебе удалось вырваться на наш праздник! Я так рада тебя видеть! — При этих словах она виновато покосилась на Милли и, поймав ее осуждающий взгляд, незаметно для остальных пожала плечами: я, дескать, тут ни при чем.

Милли поняла, что сердиться бесполезно: что случилось, то случилось. А Кен широко улыбался и с воодушевлением обнимал то Стива, то Лидию, поздравляя их. Потом якобы спохватился и нехотя обернулся к Милли.

— Нам пора ехать.

— Куда это вы? Вечер в самом разгаре, побудьте еще, — искренне недоумевал Стив.

Жена дернула его за рукав и, фальшиво улыбаясь, проговорила:

— Какие-то дела? Жаль, жаль, но раз надо…

У Милли возникло весьма неприятное ощущение, что ее поймали на удочку и готовятся подсечь. Она открыла рот, но Кен перехватил инициативу, властно взял ее под руку и повел к выходу, приговаривая по дороге:

— Не порти людям праздник. Пусть думают, что все в порядке. Потом растерзаешь меня, а пока держи себя в руках.

И в самом деле нужно быть сдержаннее. Но что она может поделать, если он способен взбесить ее одной фразой! Милли семенила рядом, потом вдруг заупрямилась и капризно надула губы.

— Что ты меня тащишь. Иди помедленнее, а то я не успеваю за тобой.

— А я хочу вернуться обратно. В отличие от тебя я не успел ни пообщаться, ни закусить, ни выпить с друзьями. Ты-то, как погляжу, славно повеселилась.

Кен откровенно издевался. Но она решила пропустить его выпады мимо ушей. Главное — подписать бумаги, а там пусть катится ко всем чертям!

Тем же быстрым шагом он дошел до машины, придерживая ее за локоть, чтобы она не смогла вырваться, как ни старалась. Вот силища! Куда ей, бедняжке, против надутого истукана! Только усадив Милли в машину, Кен выпустил ее руку и сел на водительское место.

Джип рванул с места, что было нетипично для аккуратного Джордана, но Милли было не до таких тонкостей. Она покусывала нижнюю губу, прикидывая: а не устроит ли ее непредсказуемый муж какого-нибудь сюрприза, чтобы всласть поиздеваться над ней? Милли поежилась. Кен сразу спросил, не замерзла ли она. Получив отрицательный ответ, все же включил обогреватель. И только тут Милли осознала, что оказалась в одном платье прохладным осенним вечером. А под ним у нее только умопомрачительное белье.

Мысли тут же потекли в совершенно другом направлении. Возможно, муж прибегнет к изощренной пытке, зная, как она реагирует на его ласки. В таком случае она весьма облегчила ему задачу. Раздеть женщину, одетую подобным образом, для опытных рук — дело нескольких секунд. А она загорится от его прикосновений и сама станет умолять о продолжении.

Не отвлекаясь от дороги и сохраняя прежнее выражение лица, Кен все же краем глаза наблюдал за женой. Смена выражений на ее лице свидетельствовала о внутренней борьбе, только вот каким будет результат этой борьбы? Кажется, она еще не раскусила его истинных намерений.

На всякий случай Кен старался не снижать скорость и поскорее добраться до дома. И вот они затормозили у знакомой входной двери. Милли с любопытством огляделась. Странно, но все осталось по-прежнему. И даже вишневая «тойота» стояла на привычном месте. Она перевела взгляд на мужа. Тот терпеливо ожидал, когда Милли выйдет из машины, покручивая на пальце ключи от дома.

Внутри на первый взгляд тоже не было ничего нового. Потом она заметила цветы, стоявшие на столике в гостиной. Букет был свежим, и в ее голову закралась ревнивая мысль, что это Элен в отсутствие Кена приходит в его дом, как в свой собственный. И даже позаботилась об уюте, когда он был в командировке.

Резко повернувшись к мужу, Милли холодно произнесла:

— Где же документы? Неси их, подпишу — и дело с концом!

— Куда торопиться? Присядь, я посмотрю в кабинете. По-моему, я их там оставил.

Он вышел, а Милли последовала его совету и опустилась на диван. Перепад настроений утомил ее, и передышка была как нельзя более кстати. Если бы она могла видеть Кена в этот момент, то наверняка почувствовала бы себя лучше. Он обессиленно прислонился спиной к закрытой двери кабинета и собирался с духом перед решающим моментом встречи. Выждав, пока успокоятся нервы, он вернулся в гостиную и огорченно развел руками.

— Знаешь, это смешно, но я их куда-то задевал. Сейчас перехвачу что-нибудь, а потом буду искать более тщательно. Ты не составишь мне компанию? Я не ел с утра. Знаешь, пока до аэропорта добирался, пока летел и все такое.

— Ладно. Только поторопись, я не собираюсь сидеть с тобой всю ночь.

Кен быстро накрыл на стол в гостиной. Милли наблюдала за ним, не делая попытки помочь. Она согласилась разделить с ним легкую трапезу, с одной стороны, из вежливости, а с другой — ею руководил расчет. Голодный Кен мог быть гораздо опаснее сытого.

Он принес бутылку шампанского из холодильника и широкие хрустальные бокалы. Она удивленно подняла брови. Вряд ли ему стоило пить, если вскоре предстоит снова сесть за руль.

— Давай поднимем бокалы за счастье моей кузины и ее мужа. Ты ведь не откажешься? Мне показалось, что ты рада за них. Или я ошибаюсь?

Милли не смогла отказать ему. После первого тоста Кен снова взял бутылку. Милли запротестовала, но он отмел ее возражения взмахом руки и наполнил бокалы вновь. Кажется, шампанское уже подействовало на него. Глаза заблестели, рот утратил жесткость, движения стали раскованнее. Вот он откинулся на спинку дивана и принялся разглядывать Милли сквозь полуопущенные ресницы.

От его взгляда с ней творилось нечто неописуемое. Похоже, она опьянела. Но не от вина, как уверяла сама себя Милли, а от опасной близости Кена. Раздавшиеся слова разрушили очарование момента. Кен цедил их сквозь зубы весьма издевательским тоном:

— Как интересно складывается наша семейная жизнь, ты не находишь? Сначала ты обманом затаскиваешь меня под венец. Я, как баран, сую голову в петлю, утешаясь сознанием, что заглаживаю вину. А ты весело хохочешь в душе надо мной и моей порядочностью. Потом мило выуживаешь из моего кармана целую кучу денег, якобы на учебу. Впрочем, неважно, для какой цели ты это делаешь. Сущность твоего поступка от этого не меняется. Но ты конечно же так не считаешь. Между делом ты соблазняешь моего лучшего друга и при этом абсолютно не испытываешь угрызений совести. Подумаешь, милая шалость! Хотя последствия этой шалости печальны. Мы до сих пор разговариваем с Шоном сквозь зубы, да и то только по делу. Бизнес наш, слава Богу, ты не смогла разрушить. Времени не хватило, да, дорогая? Сочувствую, такая вышла незадача! Кстати, верни-ка мое кольцо. Не хочу, чтобы оно оставалось у тебя. Оно будет напоминать мне о моей глупости и доверчивости, чтобы я вновь не попался в лапы такой же, как ты!

— Ушам своим не верю! — возмутилась Милли. — А, я догадалась: ты привез меня сюда, чтобы вволю поизмываться. Ничего не выйдет — я ухожу! Пусть твои проклятые документы так и останутся неподписанными. В конце концов, я могу и не разводиться. Это ведь тебе не терпится заполучить в жены Элен. Но для сначала хорошенько побегаешь за мной по всей стране. А когда устанешь, я, так и быть, сжалюсь над тобой. Твое смирение прольется бальзамом на мою душу и возместит моральные потери от общения с таким негодяем, как ты!

— Это я-то негодяй? В таком случае, как тебя назвать?

— Дурой, круглой дурой, за то, что с тобой связалась! — Боясь впасть в истерику, Милли метнулась к выходу.

Он и не подумал преследовать ее, только крикнул вдогонку:

— Замерзнешь, ты же в одном платье!

— Наплевать, — донеслось уже от входной двери. А через несколько секунд Милли возвратилась в гостиную и потребовала: — Немедленно открой дверь, я хочу уйти!

— А я не хочу, чтобы ты уходила! Может, я еще не все сказал, что намеревался?

От возмущения Милли перешла на крик:

— Да что ты еще можешь мне сказать? И так уже обвинил во всех смертных грехах! А я не сделала и половины того, что ты мне приписываешь. Ну, допустим, я обманула тебя. Ты женился на мне для очистки совести, но ведь сразу же придумал, как можно меня использовать в своих целях. Разве нет? Да, я получила твои деньги, но сейчас я уже вернула долг, просто ты еще не знаешь об этом. Загляни в банк и убедись сам. Мне очень нужны были эти деньги, чтобы осуществить свою голубую мечту, а не на побрякушки и тряпки, как ты думаешь. Что касается Шона, поговори с ним по душам и поймешь, что зря накинулся тогда на нас. Между нами ничего не было, да и быть не могло! Как ты не понимаешь?!

Произнося свою тираду на едином дыхании, она металась по гостиной, давно сбросив с ног туфли. Кен с тайным удовольствием наблюдал за ней, дожидаясь, когда она дойдет до точки кипения и скажет то, что он больше всего хотел услышать. Правда, учитывая ее взрывной характер, он сильно рисковал получить по голове вазой. Но, как известно, риск — благородное дело. А она продолжала все с тем же напором:

— Наконец, твое кольцо… Я бы вернула его тебе, если бы могла. Но, как видишь, его нет со мной. Да пропади все пропадом, какие еще кольца, когда у меня сердце разрывается от твоей жестокости!

Он сощурился и вкрадчиво уточнил:

— Это почему же у тебя разрывается сердце, интересно узнать!

— Да потому, что я с ума по тебе схожу, жить без тебя не могу!

Осознав, что она только что выпалила, Милли в отчаянии закрыла лицо руками. Зачем она это сказала? Кен только посмеется над ней, достаточно посмотреть, как он ухмыляется. Доволен, что довел ее до признания своей слабости. Счастлив, что может вертеть ею, как хочет.

— Не верю! Докажи! — Его броня дала трещину, сквозь нее просочились настоящие чувства.

Милли отвела руки от лица и растерянно спросила:

— Как я могу это доказать?

— Проведи со мной ночь безо всяких обязательств. — Он не шутил, его горящий взгляд будто пронзал ее насквозь.

Милли вдруг отняла руки от лица руки и задумалась. А действительно, пусть она будет, эта ее единственная ночь с мужчиной, который ей дороже всех на свете.

Медленно, очень медленно она сдвигала пальцами бретели платья, пока они не соскользнули с ее плеч. Само платье, чуть задержавшись на груди, тоже устремилось вниз с легким шуршанием и растеклось серебристой лужицей у стройных ног. У Кена прервалось дыхание, сердце замерло, а затем понеслось вскачь. Безо всякого стыда она демонстрировала свои прелести, чуть прикрытые кружевом и шелком.

Кремовая кожа груди просвечивала сквозь бюстгальтер, соски натягивали тонкую ткань. Трудно было представить более возбуждающее зрелище. Даже менее темпераментный мужчина не устоял бы перед такой женщиной, а что было говорить об изголодавшемся и исстрадавшемся по ней Кене.

Он положил руки на пояс брюк и медленно расстегнул ремень. Она поставила ногу на кресло и начала снимать чулок. Он расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, по-прежнему не сводя с нее глаз. От этого молчаливого состязания оба начинали получать удовольствие. Сняв один чулок, Милли подняла другую ногу. Возбужденно дыша, Кен расправился с рубашкой и отшвырнул ее в сторону. Его заросшая волосами грудь вздымалась и опадала в такт дыханию. Темный клин сужался книзу и пропадал за поясом брюк,

Милли нервно сглотнула, представляя, как он сейчас снимет их. А ее руки продолжали неторопливо избавляться от одежды, пока на ней не осталось ничего. Помедлив секунду, Милли подошла к нему ближе и даже на расстоянии ощутила жар его тела. Едва она вдохнула знакомый запах, как глаза ее медленно закрылись и она потянулась к губам Кена.

Это было похоже на сон, но на этот раз он не должен был прерваться. Не прекращая упоительного поцелуя, Кен прижал бедра Милли к своим и слегка потерся напрягшейся плотью о шелковистый треугольник между ее ног. Одна его рука поглаживала спину Милли, а другая нежно сжимала ягодицу. В такт движениям рук двигался и горячий язык.

Все это довело Милли до полуобморочного состояния, ноги безвольно подогнулись, и Кен подхватил ее на руки. В одно мгновение они оказались в его спальне. Там он опустил драгоценную ношу на разобранную постель и встал на колени возле нее. Лежа на спине с закрытыми глазами, Милли воспринимала кожей прикосновения мужских губ, языка и рук. От них она погрузилась в бездну удовольствия, которое все усиливалось. В какой-то миг он отстранился от нее, и Милли протестующе застонала и открыла глаза.

Кен снимал плавки. Милли смотрела на него с вожделением. Как он пропорционально сложен! Она никак не ожидала, что обнаженное тело мужчины способно произвести на нее столь ошеломляющее впечатление. Жаркая волна прокатилась по ее телу, руки сами потянулись к нему.

Кен хрипло засмеялся, и от его смеха по коже Милли побежали мурашки. В нем звучали первобытные нотки. Если бы кто-нибудь решил сейчас отнять у него желанную женщину, то поплатился бы за это жизнью!

Вздумай она сопротивляться, он просто-напросто взял бы ее силой. Но Милли и не помышляла о сопротивлении. Прерывисто дыша, она переместилась на середину постели, глядя ему прямо в глаза. От столь откровенного приглашения Кен задрожал всем телом.

Опустившись на нее, он припал к ее губам, проникая языком внутрь нежного сладкого рта. Постепенно он опускался все ниже, целуя жилку, бившуюся на шее, вершинки округлых грудей. Милли от наслаждения выгнула спину, ее охватило острое желание ощутить внутри себя его напряженную плоть. И желание это становилось все нестерпимее. Тогда она обхватила его бедра длинными ногами.

— Я люблю тебя. — Одновременно с этими словами он сильным толчком овладел ею.

Короткая резкая боль затмила для Милли на миг смысл сказанного им. Кен немного помедлил, давая Милли время прийти в себя, а затем начал медленно двигаться. Она застонала, обхватив руками его талию. Постепенно движения его стали более частыми и резкими. Он сдерживался из последних сил, стараясь доставить ей удовольствие. И вот наконец Милли раскинула руки, мотая головой из стороны в сторону и закусив губу, мелкая дрожь сотрясала ее тело. А вслед за ней Кен, издав короткий рык, пережил самый прекрасный и в его жизни миг.

Потом он лежал, обнимая Милли одной рукой и уткнувшись лицом в ее плечо. Оба медленно приходили в себя, дыхание их постепенно выравнивалось. Он приподнялся на локте и увидел, что она отводит от него смятенный взгляд.

Кен нежно прикоснулся губами к ее лицу, шее, груди, приговаривая в промежутках между благодарными поцелуями:

— Девочка моя, ты не ослышалась… Я люблю тебя. Знаю, ты не в силах поверить моим словам. Сегодня вечером я нес сплошную чушь, чтобы заставить тебя сказать о своей любви. Я просто не вынес бы… если бы в ответ на мое признание ты посмеялась надо мной. Прости меня… ругай, если хочешь, но только не уходи вновь… Я и подумать не мог, что стану первым твоим мужчиной.

Но Милли внезапно устыдилась своей раскованности. Он понял причину ее переживаний, повернул к себе ее смущенное лицо и сказал ласково:

— Все, что произошло между нами, было прекрасно. Ты чувствуешь то же самое, Милли, да? Как я сожалею, что мы не выяснили все раньше! Скажи, что останешься со мной, прошу тебя. Я с ума сойду, если мы расстанемся.

Вместо ответа Милли положила руку на его затылок, притянула к себе и прижалась ртом к его жаждущему рту. Сплетясь в объятиях, они потеряли чувство реальности. Весь мир сузился до размеров ложа их любви. На этот раз крики освобождения слились воедино.

Много позже, обессиленные и счастливые, они едва добрались до душа, а потом, почувствовав зверский аппетит, опустошили холодильник и допили шампанское. Но перед этим Кен принес из кабинета документы о разводе, и они торжественно разорвали каждый лист на мелкие кусочки и подкинули их к потолку. Белые обрывки осыпали их, вызвав приступ веселья.

Потом Кен рассказал обо всем, что случилось после отъезда Милли. Ее особенно тронуло, что Шон с Лидией помогли им воссоединиться. Сейчас она просто купалась в волнах нежности и обожания и готова была всю ночь слушать слова любви. Но усталость брала свое, и влюбленные перебрались обратно в спальню. Уже засыпая, Милли вдруг встрепенулась и озабоченно сказала:

— Я потеряла обручальное кольцо, что теперь делать? Ты не сердишься?

Кен хитро улыбнулся и выдвинул ящик прикроватного столика.

— Закрой глаза и дай сюда левую руку.

Она послушалась, а когда открыла глаза, с изумлением увидела на безымянном пальце кольцо с крупным изумрудом.

— Вот твое настоящее кольцо, а про то и вспоминать нечего, — сказал Кен.

— Какое красивое! Но откуда ты знал, что оно мне понравится? Что я приму его?

— Что понравится, я знал точно. Думаешь, я не заметил, как ты смотрела на похожий камень, когда мы выбирали тебе кольца? А вот на то, что примешь мой подарок, я просто надеялся всем сердцем и верил, что ты все еще любишь меня. Скажи мне это еще раз, — попросил он.

Она откликнулась на его просьбу и так и уснула, шепча ему ласковые слова. А Кен прижимал к себе вновь обретенную жену и не мог отвести от нее влюбленных глаз.


КОНЕЦ


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10