КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406470 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147321
Пользователей - 92546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Баев: Среди долины ровныя (Партитуры)

Уважаемые гитаристы КулЛиба, кто-нибудь из вас купил у Баева ноты "Цыганский триптих" на https://guitarsolo.info/ru/evgeny_baev/?
Пожалуйста, не будьте жадными - выложите их в библиотеку!
Почему-то ноты для гитары на КулЛиб и Флибусту выкладывал только я.
Неужели вам нечем поделиться с другими?

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Serg55 про Безымянная: Главное - хороший конец (СИ) (Фэнтези)

прикольно. продолжение бы почитал

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Кравченко: Заплатка (Фантастика)

В версии 1.1 уменьшил обложку.

Рейтинг: +1 ( 2 за, 1 против).
медвежонок про Самороков: Библиотека Будущего (Постапокалипсис)

Цитируя автора : " Три хороших вещи. Во-первых - поржали..."
А так же есть мысль и стиль. И достойная опора на классику. Умклайдет, говоришь? Возьми с полки пирожок, автор. Молодец!

Рейтинг: +4 ( 4 за, 0 против).
Serg55 про Головнин: Метель. Части 1 и 2 (Альтернативная история)

наивно, но интересно почитать продолжение

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Чапман: Девочка без имени. 5 лет моей жизни в джунглях среди обезьян (Биографии и Мемуары)

Ну вот что-то хочется с таким придыханием, как Калугина Новосельцеву - "я вам не верю..."

Нет никаких достоверных документов, что так оно и было, а не просто беспризорница не выдумала интересную историю. А уж по книге - чтобы ребенок в 5 лет был настолько умным и приспособленным к жизни?

В любом случае хлебнуть девочке пришлось по полной...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
DXBCKT про Белозеров: Эпоха Пятизонья (Боевая фантастика)

Вторая часть (которую я собственно случайно и купил) повествует о продолжении ГГ первой книги (журналиста, чудом попавшего в «зону отчуждения», где эизнь его несколько раз «прожевала и выплюнула» уже в качестве сталкера).

Сразу скажу — несмотря на «уже привычный стиль» (изложения) эта книга «пошла гораздо легче» (чем часть первая). И так же надо сразу сказать — что все описанное (от слова) НИКАК не стыкуется с представлениями о «классической Зоне» (путь даже и в заявленном формате «Пятизонья»). Вообще (как я понял в данном издательстве, несмотря на «общую линейку») нет какого-либо определенного формата. Кто-то пишет «новоделы» в стиле «А.Т.Р.И.У.М.а», кто-то про «Пятизонье», а кто-то и вообще (просто) в жанре «постапокалипсис» (руководствуясь только своими личными представлениями).

Что касается конкретно этой книги — то автора «так несет по мутным волнам, бурных потоков фантазии»... что как-то (более-менее) четко охарактеризовать все происходящее с героем — не представляется возможным. Однако (стоит отметить) что несмотря на подобный подход — (благодаря автору) ГГ становится читателю как-то (уже) знакомым (или родным), и поэтому очередные... хм... его приключения уже не вызывают столь бурных (как ранее) обидных эскапад.

Видимо тут все дело связано как раз с ожиданием «принадлежности к жанру»... а поскольку с этим «определенные» проблемы, то и первой реакцией станеовится именно (читательское) неприятие... Между тем если подойти (ко всему написанному) с позиций многоплановости миров (и разных законов мироздания) в которых возможны ЛЮБЫЕ... Хм... действия... — то все повествование покажется «гораздо логичным», чем на первый (предвзятый) взгляд...

P.S И даже если «отойти» от «путешествий ГГ» по «мирам» — читателю (выдержавшему первую часть) будет просто интересна жизнь ГГ, который уже понял что «то что с ним было» и есть настоящая жизнь... А вот в «обыденной реальности» ему все обрыдло и... пусто. Не знаю как это более точно выразить, но видимо лучше (другого автора пишущего в жанре S.t.a.l.k.e.r) Н.Грошева (из книги «Шепот мертвых», СИ «Велес») это сказать нельзя:

«...Велес покинул отель, чувствуя нечто новое для себя. Ему было противно видеть этих людей. Он чувствовал омерзение от контакта с городом и его обитателями. Он чувствовал себя обманутым – тут все играли в какие-то глупые игры с какими-то глупыми, надуманными, полностью искусственными и противными самой сути человека, правилами. Но ни один их этих игроков никогда не жил. Они все существовали, но никогда не жили. Эти люди были так же мертвы, как и псы из точки: Четыре. Они ходили, говорили, ели и даже имели некоторые чувства, эмоции, но они были мертвы внутри. Они не умели быть стойкими, их можно было ломать и увечить. Они были просто мясом, не способным жить. Тот же Гриша, будь он тогда в деревеньке этой, пришлось бы с ним поступить как с Рубиком. Просто все они спят мёртвым сном: и эта сломавшаяся девочка и тот, кто её сломал – все они спят, все мертвы. Сидят в коробках городов и ни разу они не видели жизни. Они уверены, что их комфортный тёплый сон и есть жизнь, но стоит им проснуться и ужас сминает их разум, делает их визжащими, ни на что не годными существами. Рубик проснулся. Скинул сон и увидел чистую, лишённую любых наслоений жизнь – он впервые увидел её такой и свихнулся от ужаса...»

P.S.S Обобщая «все вышеизложенное» не могу отметить так же образовавшуюся тенденцию... Если про покупку первой части я даже не задумывался), на «второй» — все таки не пожалел потраченных денег... Ну а третью (при наличии) может быть даже и куплю))

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Роковое сходство (fb2)

- Роковое сходство (пер. Н. А. Миронова) (и.с. Кружево) 791 Кб, 403с. (скачать fb2) - Патриция Гэфни

Настройки текста:



Патриция ГЭФНИ РОКОВОЕ СХОДСТВО

ЧАСТЬ 1

Глава 1

14 апреля 1862 года, Ливерпуль

– Миссис Бальфур!

Анна, вздрогнув, подняла голову и увидела в зеркале свое счастливое, улыбающееся лицо. «Я хорошо выгляжу, – удивленно подумала она. – Я хорошенькая!» Она откликнулась на зов:

– Да, мистер Бальфур.

– Когда же вы наконец соизволите выйти оттуда? Шампанское выдыхается. Вы уже час там прячетесь!

Улыбка стала шире.

– Николас, прошло всего пять минут! Дай мне еще пять, и я буду готова.

Услыхав в ответ театральный стон, она захихикала. Отражение в зеркале залилось румянцем.

Неужели разрумянившаяся, улыбающаяся молодая женщина в зеркале – это действительно она, Анна Журден-Бальфур? Анна придвинулась ближе к зеркалу, пристально вглядываясь в свое отражение, словно желая удостовериться, что это в самом деле она. По правде говоря, она бы многое дала, чтобы понять, за что человек, шесть с половиной часов назад ставший ее мужем, полюбил ее.

Она стала придирчиво разглядывать свое лицо. У нее здоровая чистая кожа – без прыщей, веснушек или родимых пятен. Красивые – она хотела на это надеяться – рыжевато-русые волосы. И еще… как-то раз кто-то из знакомых сказал, что у нее «притягательные» глаза. Она не знала, что это значит, ей самой они казались ничем не примечательными. Просто карими.

Помимо этих спорных преимуществ, Анна ничего особенного в себе не находила, ровным счетом ничего. Она вздохнула, отказавшись от попытки разгадать тайну, потом снова улыбнулась. В конце концов, какая разница? Николас что-то в ней нашел, это чудесный и неоспоримый факт. А что именно – для нее это навсегда останется загадкой. Но он женился на ней – вот что главное!

Анна закрыла глаза и обхватила себя руками, упиваясь минутой торжества. Она замужем. Вопреки своим собственным тайным опасениям, переросшим в грустную уверенность из-за постоянных шуток друзей и предсказаний родственников, она, Анна Констанция Сен-Клер Журден, – педантичная и некрасивая, вечно серьезная, – некоторые утверждали, что у нее вообще нет чувства юмора, но с этим она не соглашалась, благоразумная до крайности и знающая жизнь только по книгам, лишенная каких-либо достоинств, если не считать огромного состояния, которое ей предстояло унаследовать после смерти отца, – все-таки не умрет старой девой.

Но главное чудо заключалось даже не в том, что, несмотря на многочисленные пророчества и уверения в обратном, ей все-таки удалось выйти замуж, а в том, за кого она вышла: за самого красивого, самого умного, самого замечательного человека на свете, в которого была тайно влюблена с шестнадцати лет, – словом, за несравненного, неотразимого и бесподобного Николаса Бальфура!

И он тоже женился на ней по любви. В этом не могло быть никаких сомнений: ведь не далее как этим утром он пришел к ней и заявил, что не в силах ждать еще три недели, оставшиеся до торжественной церемонии венчания и свадебного обеда, над устройством которого вот уже несколько месяцев хлопотала ее тетушка. Нет, он должен жениться на ней немедленно, прямо сегодня. Его нетерпение приятно удивило и взволновало Анну: это было совершенно на него не похоже. Должно быть, впервые в жизни Николас поддался необдуманному порыву, раз предложил ей безрассудное бегство. Что уж говорить о ней самой!

И теперь у нее было все. Всего за шесть месяцев помолвки Анна Журден превратилась из одинокой и замкнутой старой девы, одержимой несбыточными мечтами о том, что в один прекрасный день ей позволят проектировать пассажирские суда, в счастливую, легкомысленно смеющуюся новобрачную. Причем ее новоиспеченный муж не только не осудил, но и поддержал ее стремление участвовать в работе семейного судостроительного предприятия, руководство которым он отныне должен был принять на себя, так как ее отец был тяжело болен.

– Анна, я разжигаю камин. Ты идешь?

– Иду!

Бросив последний взгляд в зеркало, она отвернулась от туалетного столика и подошла к плетеному креслу, на котором Эйдин О'Данн оставил ее дорожную сумку. Впервые за все время Анна обратила внимание на белую гвоздику, засунутую за ручку саквояжа. Как это трогательно и как похоже на Эйдина – поздравить ее подобным образом!

Когда встал вопрос о том, кого пригласить свидетелями на тайное бракосочетание, на кандидатуре Эйдина они с Николасом сошлись единогласно: он был не только адвокатом судостроительной компании Журдена, но и близким другом семьи. Но свидетелей требовалось двое, и Анна ради соблюдения приличий предложила своего кузена Стивена. Его присутствие могло бы придать их внезапному бегству хотя бы видимость благопристойности. Как-никак все-таки семейное благословение. Но Николас возразил, что Стивен их решения ни за что не одобрит, не ровен час, он выдаст их планы ее тетке или даже отцу, невзирая на состояние его здоровья.

Поэтому Анне пришлось скрепя сердце согласиться на участие в бракосочетании Нила Вогана, одного из друзей Николаса. Нил Воган не входил в число ее собственных друзей, однако на краткую церемонию, состоявшуюся в парадной гостиной преподобного Бьюри, он по крайней мере явился трезвым и даже остался трезвым во время веселого свадебного обеда в тесном кругу, устроенного Эйдином после венчания. Во всяком случае, Анне показалось, что он трезв, хотя, имея дело с Нилом, ничего нельзя было утверждать с уверенностью.

Сама она поделилась секретом только с кузиной Дженни и со своей лучшей подругой Милли Поллинакс. Милли прослезилась от радости и сразу же предложила себя на роль подружки невесты, а вот Дженни весьма холодно извинилась и отказалась участвовать в церемонии, сославшись на мигрень. И теперь Анна спросила себя, вправду ли у ее кузины разболелась голова. Она от всей души надеялась, что это правда. До прошлого года Дженни и Николас поддерживали довольно близкие отношения, хотя и оставались только друзьями. Но когда брат Анны погиб, Николас проявил к ней участие, стал часто бывать в их доме, и они полюбили друг друга. Вернее, он полюбил ее: Анна была влюблена в него с того самого дня, как они познакомились, восемь лет назад, в кабинете ее отца.

Мысль о том, что сердце Дженни может быть разбито, заставила ее испытать жалость и тревогу, но если честно, если уж совсем начистоту… нет, она в это не верила. Ее прекрасная кузина могла свести с ума любого, стоило только поманить пальцем. За время официальной помолвки Николаса с Анной у Дженни появились дюжины новых поклонников. А с Николасом ее по-прежнему связывали чисто дружеские отношения, в этом Анна была твердо уверена.

– Анна Журден-Бальфур! – в голосе Николаса чувствовалось нетерпение.

– Иду!

Анна подошла к широкой кровати под балдахином, стоявшей в середине комнаты, и разложила на покрывале свою ночную сорочку. Не прикрытые ковром половицы скрипели при каждом шаге. К счастью, тусклый свет лампы милосердно скрывал скопившуюся по углам пыль и паутину, убожество голых оштукатуренных стен, лишенное занавесок окно. Если быть честной, выбор места для брачной ночи – крошечный коттедж, состоявший всего из двух комнат, – представлялся Анне весьма сомнительным, и она была уверена, что тетя Шарлотта, доведись ей узнать об этом, будет вдвойне шокирована. Но Николас настоял, что им необходимо не только уединение, но и соблюдение тайны: тогда никто не сможет помешать им завтра с утра отправиться в свадебное путешествие в Италию.

Коттедж, расположенный в пустынной местности в пяти милях от города, принадлежал одному из холостых приятелей Николаса. Анна привыкла к жизни в роскошном ливерпульском особняке, но в этот вечер нищенская комнатенка в заброшенном домике на краю света вовсе не показалась ей ни сырой, ни мрачной, ни неопрятной. Напротив, она была уверена, что это самая прекрасная комната, какую ей когда-либо приходилось видеть.

Вот только пальцы не вполне ей повиновались, когда она начала расстегивать крючки на корсете. Анна пробормотала самое страшное из известных ей ругательств: – Проклятие!

Вероятно, это следовало считать одним из ее недостатков, но ей не нравилось чувствовать себя неопытной в чем бы то ни было. И сейчас Анну бесила нервозность, внезапно овладевшая ею. А все потому, что она ничего не знала об интимных отношениях мужчины и женщины. Не знала, что ей предстоит в брачную ночь.

Если бы ей было известно нечто большее помимо самых общих представлений о том, чем они с Николасом сейчас будут заниматься, она бы, конечно, почувствовала себя более уверенно. Ну почему, почему она не расспросила Милли? Подруга с радостью просветила бы Анну. Она бы ей все рассказала со своей обычной добротой, со всем возможным тактом, по мере сил щадя ее скромность. Но Анна застеснялась и ничего не спросила.

Обратиться с расспросами к тете Шарлотте? Такая мысль даже не приходила ей в голову, и теперь, в решающую минуту, она оказалась наедине со своей неосведомленностью. В точно таком же положении пребывали все незамужние девицы ее круга, однако только нынешним вечером Анна со всей отчетливостью поняла, что это неспроста. Нет никаких сомнений: все окружающие нарочно сговорились держать ее в неведении.

Она всунула руки в рукава ночной сорочки из тонкого льняного батиста и натянула ее через голову. Сорочка была длинная, до самого пола, с длинными рукавами и стоячим воротничком – настоящее платье. Но под этим платьем на ней ничего не было, и никогда в жизни она не чувствовала себя такой беззащитной, как сейчас.

А вдруг Николас сделает ей больно? О, разумеется, не нарочно, в этом Анна не сомневалась, но… В библиотеке ее отца имелся медицинский справочник, задвинутый в угол на верхней полке, подальше от глаз. Анна давным-давно нашла его и жадно перечитала все, что хоть в отдаленной степени имело отношение к размножению человека.

В справочнике говорилось, что мужчины получают удовольствие от совокупления, а женщины – нет. Мало того, там было ясно сказано, что если женщина испытывает страсть при исполнении супружеских обязанностей, – это тревожная аномалия, которую не следует оставлять без внимания медицины.

Ее поверхностных представлений о любовном акте хватило, чтобы понять, почему это может быть больно, однако содержавшийся в книге недвусмысленный намек на то, что «это» не только больно, но и унизительно, озадачил и встревожил Анну.

На ее образование были истрачены немалые деньги, и они не пропали даром: она была умной, начитанной, а главное – чрезвычайно благовоспитанной молодой леди. Никто не смог бы упрекнуть ее в том, что хоть раз за свою жизнь она вела себя неподобающим образом по отношению к представителям противоположного пола. Нет, ее поведение всегда было безупречным, и все же… когда Николас целовал ее, а это случилось семь раз за шесть месяцев помолвки, она ни разу не почувствовала себя униженной.

Анна потянулась за своим капотом в ту самую минуту, когда Николас снова позвал ее. В его голосе слышалось неподдельное и весьма лестное для нее нетерпение.

– Анна? Ты хочешь, чтобы я привел тебя за ручку, как маленькую?

– Нет, я сейчас…

Настойчивый стук во входную дверь она услыхала одновременно с Николасом. На цыпочках подойдя к двери спальни, Анна немного приоткрыла ее и прильнула к образовавшейся щели. Кто бы это мог быть? Неужели опять Эйдин? А может, это Нил Воган решил сыграть с ними напоследок какую-нибудь глупую шутку?

Она увидела, как ее муж пятится от высокого человека в маске, внезапно возникшего на пороге коттеджа.

– Кто вы? – успел спросить Николас.

Анна распахнула дверь настежь. Никакого оружия она не заметила, но слепой инстинкт заставил ее закричать. Незнакомец высоко вскинул руку и, описав в воздухе стремительную дугу, с силой обрушил ее вниз. Анна закричала, увидев, как Николас рухнул на колени, опрокинулся на спину и застыл неподвижно. Черная рукоятка ножа торчала из его груди.

Первобытный страх приковал Анну к месту. Она прижималась спиной к стене, дыхание застряло в легких, панический спазм перехватил горло. Кричать она больше не могла.

Человек в маске пристально взглянул на нее: она видела его глаза в прорезях коричневой шерстяной ткани, закрывавшей лицо. Время словно бы остановилось. Его пальцы в перчатках сжимались и разжимались, словно он не знал, что предпринять дальше. Анна ощутила его замешательство так явственно, будто бы читала его мысли.

Наконец какой-то шум в дверях вывел их обоих из безмолвного транса. Человек в маске отвернулся от нее.

– Разрази меня гром! – заорал появившийся на пороге великан в клетчатом плаще.

Человек в маске медленно попятился к камину. О его намерениях Анна догадалась за миг до того, как он наклонился и схватил кочергу. Великан надвигался на убийцу с поднятыми кулачищами, на его широкой добродушной физиономии не было ни тени страха. Он остановился в нескольких шагах от камина. Бросив взгляд на открытую входную дверь, человек в маске сделал ложное движение по направлению к ней, потом стремительно взмахнул кочергой и нанес сокрушительный удар, пришедшийся гиганту по ключице. Тот зашатался, убийца проскользнул мимо него к двери.

Анна поняла, что он сейчас скроется. Не раздумывая, она бросилась ему наперерез. И опять кочерга высоко взметнулась в воздухе. Анна вскрикнула и вскинула руки. Слишком поздно! Она услыхала свист воздуха, тупой и тяжкий удар обрушился ей на висок. Последовала ослепительная вспышка, как будто ее голова раскололась. Запах гари в ноздрях. И темнота.

Глава 2

14 апреля 1862 года, Бристоль

– Несправедливо выходит, верно, приятель? Я так надрался, что теперь и не вспомню, как вышиб мозги тому придурку. Даже имени его не знаю. А ты что скажешь? Ой, извини, как я мог забыть! Ты же у нас ни в чем не виноват! Ни сном ни духом! Ты же никого не убивал, верно?

Броуди хмуро взглянул на ухмыляющееся лицо соседа по камере и ничего не ответил. В конце концов Болтун пожал плечами и ненадолго замолк. Через узкую бойницу в стене Броуди видел кусочек темного облака, медленно проплывающего по небу. Похоже, собиралась гроза.

Через минуту Болтун возобновил свои рассуждения.

– А все-таки, что ни говори, уж больно чудно все выходит, – продолжал он, почесывая бороду свободной рукой, другая была прикована кандалами к стене. – Разве нет? Просыпаешься утром рядом с мертвой шлюхой, она уже остыла, всюду кровь, а ты понятия не имеешь, кто и когда ее зарезал. Да, я бы сказал – чертовски странная история.

– Заткнись, Болтун, – проворчал Броуди, не особенно надеясь, что его слова возымеют действие.

Он откинул голову назад, прислонился затылком к сырой стене и закрыл глаза. Сквозь зарешеченный глазок в обитой железом двери было слышно, как где-то беспрерывно капает вода. И еще до него доносился чей-то приглушенный плач.

– Немудрено, что судья не купился на твою байку. Уж больно все странно выглядит. Она же не случайная девка, ты был с ней хорошо знаком, и тут выясняется, что она в положении и… Ай!

Болтун схватился за коленку, отполз к своей стене и начал ругаться.

Совесть мучила Броуди всякий раз, когда приходилось пинать Болтуна. Его сокамерник не мог дать сдачи: ноги у него были слишком коротки и не доставали через разделявший их, усыпанный грязной соломой проход. Но угрызения совести казались не слишком дорогой платой за тишину и покой. Броуди примирился с необходимостью платить эту цену, когда Болтун уж очень его допекал, а это случалось частенько.

Впрочем, терпеть осталось недолго. Его самого повесят через три дня, а Болтуну… Силы небесные, Болтуна должны повесить уже сегодня! Броуди остановил пристальный взгляд светлых глаз на тщедушной фигуре, скорчившейся у противоположной стены. Болтун продолжал хныкать, потирая коленку. Сколько же ему лет? Трудно сказать. На нем столько грязи… и эта косматая борода с проседью… Сорок? Пятьдесят? Броуди уже почти смирился с мыслью о том, что ему самому предстоит умереть, не дожив до тридцати, но так и не смог преодолеть досаду из-за того, что ему, как оказалось, не суждено умереть в море. Он всегда верил, что найдет последний приют на дне морском.

– У тебя есть семья, Болтун? – спросил он почти участливо.

– Нет… – Болтун на секунду задумался. – Да откуда же мне, черт побери, это знать? – Потом решительно повторил: – Нет. А у тебя?

Привычное слово «нет» едва не сорвалось с языка у Броуди: на протяжении последних четырнадцати лет он давал такой ответ каждому, кто интересовался его семейным положением. Но какой смысл отрицать это?

– У меня есть брат, – задумчиво проговорил он. – Его зовут Николасом. И еще… не исключено, что у меня есть отец.

Последнее слово даже произносить ему было как-то непривычно.

В маленьких черных глазках Болтуна вспыхнул огонек любопытства.

– Как это понимать? Что значит: «Не исключено, что есть отец»?

Слегка передвинувшись на тощем соломенном тюфяке, чтобы облегчить ноющую боль в прикованной кандалами к стене левой руке, Броуди согнул колено и оперся на него подбородком.

– Я хочу сказать, что он, возможно, все еще жив. Но точно я не знаю. Не видел его с тех пор, как мне исполнилось шесть.

– Правда? А как его звать?

Тут Броуди улыбнулся:

– Его зовут Риджис Ганн. Седьмой граф Бэттиском. – На этот раз он охотно присоединился к хриплому смеху Болтуна, вскоре перешедшему в надсадный лающий кашель, который мучил его в последние дни все чаще.

– Ты не заболел, Болтун?

– Вроде бы нет… – Болтун помолчал и добавил почти равнодушно: – Да и какая, черт побери, разница?

На это у Броуди не нашлось ответа. Он уже сожалел о своей поспешной, хотя и вызванной добрыми намерениями откровенности. Его слова открыли в самом дальнем уголке памяти заветную дверь, которую он запер давным-давно и поклялся никогда больше не отпирать. Разумеется, время от времени он нарушал данное самому себе слово. Дважды за последние годы ему даже довелось столкнуться с Ником! Но об отце он старался не вспоминать и на протяжении четырнадцати лет ни разу не произносил его имени вслух.

Однако через три дня ему предстояло умереть. Броуди испытывал свойственный всем морякам суеверный страх перед вечностью: ее неумолимый отпечаток он сотни и тысячи раз находил в море и в небе, в необъятной бесконечности времени. Но что-то таинственное, связывающее его душу с грешной землей, подсказывало ему, что конец близок, и если он сейчас не сумеет примириться с обстоятельствами своей жизни, со своей семьей, его плоть будет гнить, а кости обратятся в тлен, и другого шанса что-то поправить уже нигде и никогда не будет.

И все же ему было нелегко. Просто невыносимо. Невозможно отказаться от целой жизни, заполненной чувством жестокой обиды, только из-за того, что пришло время умирать. Он был убежден, что отец сполна заслужил его ненависть. Вот Ник – другое дело. Что касается Ника…

Раздалось лязганье засова, и железная дверь со скрипом распахнулась. На пороге стояли двое охранников и священник. Броуди бросил на Болтуна сочувственный взгляд. Они одновременно поднялись на ноги.

Болтун заплакал. Один из охранников расковал его запястье, а другой взял за свободную руку. Колени у Болтуна подломились, его пришлось волоком тащить к двери. Броуди прижался спиной к холодному камню, не желая смотреть, но чувствуя себя не в силах отвести взгляд. Внезапно Болтун вырвался из рук стражников, однако не сделал попытки бежать.

Вместо этого он упал на колени, потом лег на бок и свернулся клубочком, как зародыш в материнской утробе, и жалобно заскулил. Охранник пнул его ногой, другой последовал примеру своего напарника. Священник стоял, опустив глаза в молитвенник, и не вмешивался в происходящее.

Сам не понимая, что делает, Броуди окликнул Болтуна. Осужденный на смерть вскинул голову и посмотрел на него. Лицо Болтуна было искажено страданием.

– Как тебя зовут? – спросил Броуди. – Как твое имя? Твое настоящее имя?

Охранники замешкались. Болтун приподнялся на локте, держась за ребра и слизывая кровь с разбитой губы. Он долго смотрел на Броуди, не говоря ни слова, но вот наконец дымка предсмертного страха, застилавшая его глаза, немного рассеялась.

– Джонатан, – прохрипел он.

– Джонатан? А дальше?

– Болт. Мое имя – Джонатан Болт.

Броуди протянул ему руку:

– Прощай, Джонатан.

Кто-то из охранников пробормотал невнятную угрозу, но ни один из них не сделал попытки остановить Болтуна, когда тот поднялся с пола и протянул руку Броуди. Руки у, обоих тряслись, ладони покрылись потом, но чем дальше, тем крепче становилось их пожатие.

– Ну что ж, похоже, мы увидимся в аду, – проговорил Болтун.

Голос у него дрогнул, но подбородок отважно вздернулся, и на мгновение Броуди как будто увидел тень прежнего Болтуна – говорливого и задиристого, как петух. Он еще крепче сжал пальцы обреченного и попытался улыбнуться.

– Да, похоже на то. Благослови тебя бог, Джонатан.

И опять глаза Болтуна наполнились слезами, но он смахнул их.

– Благослови тебя бог…

Но охранникам уже надоело ждать: они грубо вытолкали своего пленника из камеры.

– Задай им жару, братец… – последнее, что успел услышать Броуди.

В голосе Болтуна слышалась отчаянная бравада. Дверь с лязгом захлопнулась, и в камере воцарилось жуткое молчание,

Броуди с содроганием уставился на пустой наручник, свисающий с противоположной стены. За десять дней, проведенных взаперти в обществе Болтуна, у него не раз возникало желание задушить своего сокамерника собственными руками, но сейчас он готов был отдать все на свете, лишь бы вернуть его назад.

Его охватило беспросветное отчаяние, куда более страшное, чем все, что ему доводилось испытывать прежде. Всю свою жизнь он просто плыл по течению, принимал мир таким, какой он есть, полагая, что смерть действует по собственному расписанию и тревожиться о дате своей кончины – значит попусту тратить время.

Но неожиданно жизнь повернулась к нему безобразной стороной: прежнее благодушие больше не спасало и не приносило утешения. Кто-то убил Мэри и ребенка, которого она носила. Ребенок был не от него, но разве это имело значение? Послезавтра его повесят за преступление, которого он не совершал. И никакие прежние воззрения Броуди не могли оправдать столь чудовищную несправедливость.

Священник сказал ему, что на то была воля божья, но эти лицемерные слова наполнили душу Броуди бессильным гневом. Вот и сейчас он ощутил то же отчаяние и, размахнувшись, ударил кулаком по стене, к которой был прикован. Еще и еще раз. С бессмысленным ожесточением он колотил по бездушному, безответному камню, пока боль и усталость не сломили его. Он, задыхаясь, опустился на колени.

Он снова взглянул в маленькое окошко. Небо стало почти черным; вдали слышались раскаты грома, раздававшиеся с каждым разом все ближе.

– Болтун уходит под фанфары, – вслух произнес Броуди, но тут же поморщился.

Господи, неужели он начинает разговаривать сам с собой? Привалившись к стене, Броуди устало закрыл глаза. Ну и что, даже если так? Погрузиться в безумие, перестать понимать, где реальность, а где фантазия, – какое это было бы блаженство!

Увы, ему не повезло. Его разум был ясен, как вода в горном озере. И опять он начал думать о своей семье. Ему о многом приходилось сожалеть, но горше всего его мучила мысль о том, что он так и не удосужился разыскать отца и высказать ему в глаза все, что думает. А может, Ник его нашел и сумел к нему подольститься? Если так, значит, подумал Броуди, они друг друга стоят.

Но что они думают о нем? Это был страшный вопрос; Броуди боялся задавать его себе. Его семья ничего о нем не знает. Если они вообще о нем вспомнят, если попытаются что-то разузнать, им сообщат, что он был повешен за убийство портовой шлюхи Мэри Слоун. И они в это легко поверят.

Броуди горестно опустил голову, не вытирая слез. Дождь врывался сквозь открытое окно и заливал пол. За дверью было слышно, как охранник развозит на тележке обед. Сколько еще раз ему суждено хлебать тюремную баланду? Броуди подсчитал в уме. Пять раз. В корабельных камбузах он поглотил немало скверной пищи, но в жизни не пробовал ничего более мерзкого, чем та бурда, которую в бристольской тюрьме называли супом. В животе у него заурчало от голода. Конечно, он съест все пять обедов, которые ему полагаются. А потом умрет.

Глава 3

Дождь тяжелыми, как дробь, каплями барабанил по иллюминатору, затуманивая и без того мрачный вид за стеклом: вскипающие белые гребешки, черные провалы между водяными валами, угрюмое желчное небо. Стоял уже полдень, но, кроме скупых отблесков заправленного маслом фонаря, раскачивающегося на крюке под потолком, в каюте не было света.

Вся обстановка состояла из узкой корабельной койки, стула и небольшого деревянного сундука. На койке лежала женщина. Маленькая и хрупкая на вид, она казалась спящей. Возле иллюминатора стоял мужчина. Засунув руки в карманы полосатого сюртука, он невидящим взглядом смотрел на беснующееся за стеклом свинцово-серое море.

Его добродушное, ничем не примечательное лицо казалось бледным и осунувшимся от горя. Черные волосы были тщательно расчесаны на прямой пробор, небольшие седеющие бакенбарды аккуратно подстрижены, но на щеках проступала щетина. Он повернулся на звук, раздавшийся с постели, но женщина только вздохнула, так и не проснувшись. Тревожный взгляд темных глаз смягчился, пока он смотрел на нее. Покачав головой, Эйдин О'Данн тяжело вздохнул и, тихо ступая, прошел мимо койки к противоположной переборке каюты.

На полу по обе стороны от двери стояли два чемодана. О'Данн открыл один из них, но, убедившись, что в нем женская одежда, тут же закрыл его и перешел к другому. Второй чемодан подвергся быстрому, но самому тщательному и придирчивому обыску. О'Данн обследовал даже шелковую подкладку, проверяя, нет ли разошедшихся швов. Среди одежды и предметов туалета обнаружились две тоненькие книжечки, оказавшиеся путеводителями для путешествующих по континенту. Он потряс каждую по очереди за корешок, но из них ничего не выпало. Тогда О'Данн перелистал страницы. Во второй книжке, озаглавленной «Путеводитель англичанина по Риму», он нашел карандашные пометки на внутренней стороне задней обложки. Просмотрев запись, О'Данн медленно выпрямился.

Он отнес книгу к стулу, стоявшему рядом с койкой, и сел. Его лицо стало суровым, глаза, обычно кроткие, помрачнели. С минуту просидев неподвижно, адвокат опустил голову, закрыл лицо руками и тупо уставился на свои башмаки.

В дверь постучали. О'Данн вскочил со стула в ту самую минуту, когда она отворилась. Высокий, немного сутуловатый мужчина балансировал на пороге, раскачиваясь в такт движению корабля. Восстановив равновесие, он вошел в каюту и закрыл за собой дверь.

– Что-нибудь нашли?

О'Данн покачал головой, небрежно ткнув в книгу, которую по-прежнему держал в руке.

– Ничего особенного, просто какие-то…

– Дайте взглянуть.

Поколебавшись немного, О'Данн протянул свою находку вошедшему.

– Какие-то каракули, возможно, просто…

– Вот оно.

Роджер Дитц прислонился к двери, не сводя глаз с нацарапанной карандашом строчки на внутренней стороне обложки путеводителя.

– Это именно то, что мы искали.

Когда он поднял голову, его выцветшие серые глаза возбужденно заблестели.

– Точно. Это оно.

– Откуда вы знаете? Почему вы так уверены? Непонятная запись, сплошные сокращения… Они могут означать все, что угодно.

– Не говорите глупости, все совершенно очевидно.

Суровое лицо Дитца смягчилось.

– Извините. Я знаю, он был вашим другом, для вас это тяжелый удар. Но нет никаких сомнений…

В это время женщина тихо застонала, и О'Данн перебил собеседника:

– Все это может подождать, а ей срочно нужен врач! Вы, по сути, силой доставили ее сюда. Если с ней что-нибудь случится…

– Ничего с ней не случится, О'Данн. Я вам уже говорил и могу еще раз повторить: она вскоре полностью придет в себя.

– То же самое вы говорили несколько часов назад. У нее и без того слабое здоровье, а тут еще этот шторм! Если ей станет хуже…

– Давайте поднимемся на палубу, – решительно перебил его Дитц. – Вам надо подышать свежим воздухом. Не хотите? Тогда подежурьте возле арестованного: Флауэрса надо сменить. С миссис Бальфур ничего страшного не случится. У меня есть некоторый опыт…

– Эйдин?

Анна попыталась поднять голову с подушки, но не сумела.

– Вы здесь? – спросила она, заслоняясь дрожащей рукой от тусклого света фонаря.

О'Данн бросился к койке и осторожно присел на краю.

– Я здесь, дорогая. Как вы себя чувствуете? Теперь с вами все будет в порядке.

Свет уже не казался ей таким ослепительным. Она опустила руку и прищурилась, глядя на него.

– Что случилось? Где мы? На корабле? Но как?..

Человек, которого она никогда раньше не видела, вдруг вырос за плечом Эйдина.

– Вы находитесь на судне, реквизированном английской короной, миссис Бальфур. Мы направляемся во Францию, – сухо заявил он.

Его слова показались Анне полнейшей абракадаброй. Еще несколько секунд она смотрела на незнакомца недоумевающим взглядом, потом повернулась к Эйдину.

Он осторожно взял ее за руку:

– Вы помните, что случилось?

Закрыв глаза, Анна предприняла героическую попытку вспомнить. Потом ее лицо прояснилось, и она слабо улыбнулась.

– Я вышла замуж. А где Николас?

Эйдин ничего не ответил и отвернулся. Улыбка Анны погасла.

– Что случилось? Я ничего не помню. Что со мной?

– Анна…

– Ваш супруг скончался, мэм, – негромко заговорил незнакомец. – Он был убит тем же человеком, который ударил вас. Вы потеряли сознание.

Она не ощутила отчаяния, лишь замешательство и недоверие, но слезы навернулись ей на глаза сами собой.

– Нет! – воскликнула Анна, приподнимаясь на койке. – Николас? Нет, этого не может быть! Эйдин, кто этот человек? Что произошло?

Лицо О'Данна казалось суровым и несчастным одновременно.

– Мне очень жаль, моя дорогая, но это правда. Ник убит.

Анна хотела возразить, но тотчас же схватилась за голову: мучительная боль врезалась ей в мозг подобно тупому лезвию. Боже, если бы только она могла сосредоточиться и все обдумать!

– Я вам не верю, – сказала она. – Зачем вы так говорите? Где он?

– Успокойтесь и выслушайте меня.

Эйдин заставил ее снова лечь, и Анна с закрытыми глазами откинулась на подушку. Его добрый, печальный, полный участия голос вдруг показался ей ненавистным.

– Николас убит. Мне очень, очень жаль. Вы поженились два дня назад. Вы помните? Потом вы отправились в коттедж, снятый на ночь у одного из друзей Ника. Туда пришел человек в маске. Он убил Ника и пытался убить вас. С тех самых пор вы были без сознания.

Николас убит… Убит…

Анна закрыла лицо руками и крепко прижала ладони к глазам, словно пытаясь вдавить их в глазницы. Если это правда, ей тоже лучше умереть. Бессвязные слова срывались с ее онемевших губ, язык ей не повиновался. Разум разрывался между горем и неверием.

– Один из моих людей дежурил неподалеку, мэм, наблюдал за домом, – вступил в разговор незнакомец. – Он попытался предотвратить убийство, но было уже слишком поздно. Он тоже пострадал от рук злоумышленника.

Анна опустила руки, и мужчины были ошеломлены произошедшей в ней переменой. Говорить она не могла, но в ее огромных глазах ясно читался вопрос.

– Мое имя Роджер Дитц. Я работаю в секретном подразделении министерства внутренних дел. Мы следили за вашим мужем на протяжении последних шести месяцев, потому что…

– Дитц, побойтесь бога… – перебил его О'Данн.

– …потому что, – упрямо продолжал высокий тощий Дитц, – подозревали его в контрабанде. Он тайно продавал корабли, построенные на верфях Журдена, американской Конфедерации <Во время Гражданской войны в США 1861-1865 гг. одиннадцать южных рабовладельческих штатов отделились от Севера и образовали Конфедерацию. (Здесь и далее примеч. пер.)>.

Что такое они говорят? Голова у Анны раскалывалась от боли.

– Подозревали… в контрабанде… Продавал… Конфедерации…

Она с трудом проглотила ком в горле. По щекам покатились слезы.

– Я не понимаю.

– Неужели нельзя отложить этот разговор? – опять вмешался О'Данн. – Она слишком слаба, ей необходим отдых. Я вам не позволю ее терзать.

Дитц вздохнул не то с сочувствием, не то с досадой.

– Ну хорошо. Я сменю Флауэрса и подежурю какое-то время возле арестанта.

Ему пришлось схватиться рукой за переборку, так как корабль внезапно накренился.

– Поверьте, я сожалею о случившемся, миссис Бальфур, – проговорил он как будто через силу.

Казалось, он хочет еще что-то добавить, но вместо этого наступила неловкая пауза. Наконец Дитц откашлялся и пробормотал:

– Я скоро вернусь.

Он повернулся и покинул каюту.

«Продавал корабли, построенные на верфях Журдена, американской Конфедерации…»

Анна механически повторяла про себя эти слова, уставившись невидящим взглядом в одну точку. Николас? Какой вздор! Все это нелепая выдумка. Такое же недоразумение, как и его так называемая «смерть». Должно быть, произошла какая-то чудовищная ошибка.

– Эйдин, – торопливо заговорила она, оттолкнув от себя чашку, которую он ей протягивал, – это безумие. Николас не умер. Тут что-то не так, вы, наверное, ошиблись. Он никак не мог…

– Никакой ошибки нет, Анна. Это правда.

Его убежденность привела ее в ярость.

– Будьте вы прокляты! Вы видели его тело?

О'Данн молча кивнул. Анне сразу расхотелось спорить, силы покинули ее, сменившись блаженным забытьем. Она смутно сознавала, что Эйдин все еще сидит рядом с ней. Он настойчиво предлагал ей еду и питье, но одна только мысль об этом вызывала у Анны тошноту. Он в очередной раз поднес чашку к ее губам и что-то произнес своим строгим, «адвокатским» голосом. Она сдалась и отхлебнула глоток холодного горького чая, от которого ее передернуло.

– А теперь постарайтесь уснуть. Голова еще болит?

– Я не смогу заснуть. Расскажите мне все.

Голос Анны звучал глухо, в нем слышалась безнадежность и крайняя усталость.

– Анна…

– Вы должны мне все рассказать, пока этот человек не вернулся. Кто он?

– Он именно тот, кем назвался. Вы припомнили, что произошло в коттедже?

– Нет, – поспешно ответила она.

И вдруг слезы навернулись ей на глаза. Блаженное забытье отступило. Ощущение утраты Анна переживала как физическое страдание, как боль, разрывающую ей сердце. На несколько секунд она заглянула в непроглядную, полную неразрешимых загадок бездну смерти. Страшная истина предстала перед ней: два дня назад Николас был жив, а вот теперь его больше нет. Больше нет.

Она пыталась понять, осмыслить, прочувствовать эти слова, но ее охватило такое острое отчаяние, что пришлось отказаться от попыток. Пустота казалась мучительной, но ее можно было вытерпеть. Анна с ужасом осознала, что горюет уже не о Николасе, а о себе, оплакивает свое одиночество, свою потерю, а не его кончину. Это было непереносимо.

Она судорожно всхлипнула и потянулась к Эйдину. Они обнялись, и он привлек ее к себе. Ее плач перешел в судорожные, захлебывающиеся рыдания. О'Данн сжал ее еще крепче, поглаживая по волосам, шепча что-то ей на ухо, но не пытаясь остановить ее слезы. Ей надо было выплакаться.

Наконец Анна отстранилась и вытерла слезы краем простыни. Потом спохватилась и поправила стоячий воротничок рубашки, застегнув заодно верхнюю пуговицу. Неужели на этом корабле нет других женщин, кроме нее? И как она сюда попала? Кто присматривает за ней?

– А теперь вам надо поспать, – сказал Эйдин, поднимаясь с койки.

Она схватила его за запястье и удержала.

– Нет, не уходите. Расскажите мне, что произошло. Нет, не спорьте, Эйдин, вы должны мне все рассказать. Я имею право знать всю правду.

О'Данн тяжело вздохнул.

– Жаль, что у нас так мало времени… – пробормотал он, а потом вдруг спросил: – Сколько лет мы знаем друг друга?

Она растерянно посмотрела на него, но ответила почти сразу:

– С тех пор, как мне исполнилось десять. Выходит – четырнадцать лет.

– Четырнадцать лет. Вы мне доверяете, Анна?

– Да, конечно, что за вопрос? Разумеется, я вам доверяю!

– Это хорошо, потому что я собираюсь сообщить вам нечто такое, о чем вы не подозревали, нечто такое… что причинит вам боль. А потом мне придется попросить вас кое-что сделать… Это будет очень нелегко…

Она напряглась в ожидании новой боли.

– Говорите.

– Шесть месяцев назад ко мне обратился этот человек… Дитц. С ним были еще двое, юристы из министерства. Помните тот скандал с «Орето»? Это было в марте.

Анна опасливо кивнула. Пароход «Орето», построенный конкурирующей ливерпульской компанией, вышел из устья Мерси и отплыл, судя по документам, в один из европейских портов по желанию заказчика. На самом деле он направился в Нассо <Столица Багамских островов, расположенная на острове Нью-Провиденс.>, где его оснастили военным снаряжением и превратили в крейсер «Флорида», принадлежащий флоту конфедератов. Это была незаконная сделка, открыто нарушающая нейтралитет Англии по отношению к Гражданской войне в Америке, но чрезвычайно выгодная для заключившей ее судостроительной компании. Правительство Англии отрицало свою причастность, но северяне тем не менее заподозрили заговор.

– Но ведь та история не имела никакого отношения к нашей компании, это была всего лишь…

– Верно, не имела, но эти люди из министерства обратились ко мне, чтобы не допустить повторения точно такого же случая на верфях Журдена.

– Повторения?

– Они считают, что в прошлом году наш «Ариэль» проделал тот же путь.

– Но это же нелепо, мы…

– И они решили проследить, действительно ли один из наших кораблей предназначен для продажи голландцам или какой-нибудь очередной капитан конфедератов собирается тайком отвести его в Неаполь и оснастить орудиями.

Анна никак не могла сосредоточиться, мысли у нее разбредались.

– Голландцам? Вы имеете в виду «Утреннюю звезду»?

О'Данн кивнул.

«Утренняя звезда» была крупным, прекрасно оснащенным торговым судном. Компания Журдена спустила его со своих стапелей в Ливерпуле всего пять дней назад, и корабль отправился в порт приписки Амстердам.

– Не может этого быть, – возразила Анна, – мы бы знали!

– Откуда нам было знать наверняка?

– Николас должен был знать. Нет, этого не может быть, это невозможно.

Горькая насмешка промелькнула во взгляде О'Данна прежде, чем он успел опустить глаза на разделявшее их одеяло.

– О да, Николас непременно должен был знать. Кому же и знать, как не ему! Ведь именно он отвечал за доставку новых судов заказчикам.

– Лучше скажите прямо, что вы имеете в виду. Не надо намеков, – попросила Анна, хотя виски у нее раскалывались от боли и больше всего ей хотелось сейчас остаться одной.

– Я заявил чиновникам из министерства, что если нечто подобное имело место, то, безусловно, без ведома вашего отца.

– Безусловно.

– Я сказал им, что Томас Журден – безукоризненно честный человек, ничем не запятнавший свою репутацию. И еще я им напомнил, что ваш отец ни при каких обстоятельствах не стал бы помогать конфедератам в войне против Севера, потому что он решительно настроен против рабства и всегда открыто выражал свои симпатии администрации президента Линкольна <Авраам Линкольн (1809-1865), шестнадцатый президент США. Под его руководством северяне одержали победу в Гражданской войне между Севером и Югом за отмену рабства.>. Они мне поверили, – тут О'Данн опять опустил глаза, – и переключили свое внимание на второго человека в компании.

– Нет! – горячо возразила Анна, ни минуты не задумываясь. – Тут какая-то ошибка. Николас не стал бы этого делать. Зачем ему было заниматься контрабандой? Ради денег? У него и так… у него не было никакой нужды в деньгах, когда он на мне женился. Что могло его подвигнуть на грязную сделку?

– В настоящий момент – ничего. Но, судя по всему, сделка была заключена много месяцев назад, еще до того, как умер ваш брат, то есть до вашей с Ником помолвки.

Подобная сделка с конфедератами могла принести ему колоссальную выгоду. В то время, то есть до того, как он открыл для себя другой способ обзавестись состоянием, ему бы эти деньги очень пригодились.

– Другой способ… – растерянно повторила Анна.

На миг она похолодела, но тотчас же ощутила в душе обжигающий гнев.

– Да как вы смеете? – прошептала она, и ее золотисто-карие глаза грозно засверкали.

О'Данн поднялся и нервным жестом провел пальцами по волосам, разрушив аккуратный пробор посредине. Только после этого он выложил следующую новость:

– Анна, эти чиновники… Они проверили прошлое Ника и выяснили, что вся его биография вымышлена. Он не был сыном священника; он никогда не получал образования в Уэльсе или где бы то ни было в Англии. Они понятия не имеют, кто он такой, но в том ирландском городе, где он якобы родился и вырос, никогда не проживала семья Бальфуров. Он все это выдумал.

Анне показалось, что кровь у нее в жилах превратилась в лед.

– Но мы знали его столько лет, – с трудом проговорила она. – Это невозможно, это какое-то ужасное недоразумение!

В голове у нее царила сумятица, кровь стучала в висках, логически мыслить она не могла. Ей осталось задать последний вопрос:

– Эйдин, кто его убил?

– Я этого не знаю. Могу предположить только одно: возможно, это были североамериканские агенты, разведчики федеральной армии, заподозрившие его в том же, в чем и мы, и решившие подобным способом положить конец его махинациям.

– Нет, я в это не верю, – покачала головой Анна.

– Я тоже долго не хотел верить, когда узнал, в чем подозревается Николас. Я сказал этим людям, что ни за что не поверю, пока не увижу доказательства своими глазами. И тогда они поручили мне эту работу – наблюдать, следить за каждым шагом Ника, не привлекая к себе внимания. Проверять его конторские книги, отмечать, с кем он чаще всего встречается на верфях…

– Другими словами, шпионить за ним!

О'Данн сконфуженно молчал.

– И что же вы обнаружили? – холодно спросила Анна.

– Ничего. Ровным счетом ничего.

Ее улыбка была полна торжества, но ей пришлось прижать руку к сердцу. Казалось, оно перестало биться, пока она дожидалась ответа, зато теперь она едва не лишилась чувств от облегчения.

– Однако Дитца такой ответ не удовлетворил, – продолжал свой рассказ О'Данн. – Он считает, что Ник настоял на вашем с ним побеге, как только узнал, что «Утренняя звезда» готова отплыть на три недели раньше намеченного срока.

– Но зачем?

– Чтобы иметь возможность встретить корабль после того, как его превратят в военное судно, и лично встретиться с капитаном – человеком по имени Грили – в Неаполе. Именно там Ник должен получить деньги, которые ему все еще причитаются.

– Это ложь!

Боль стала просто нестерпимой, во рту у нее пересохло, вернулась тошнота.

– Это ложь, – повторила Анна уже спокойнее. – Вы же в это не верите, не так ли? Эйдин, вы были его другом! О господи, я не могу думать, у меня голова раскалывается…

– Анна, вы слишком слабы, – возразил он, не отвечая на ее вопрос. – Давайте не будем сейчас говорить об этом. Остальное я расскажу позже.

«Остальное…» Значит, это еще не все. О'Данн встал, и на этот раз у Анны не хватило сил его остановить.

– Кто такой «арестант»? – с трудом сумела выговорить она, когда Эйдин уже взялся за ручку двери.

Он ничего не ответил, как будто не слыхал ее вопроса.

– Куда плывет это судно?

Теперь он обернулся, и она заметила в его взгляде смущение. О'Данн отвел глаза.

– Во Францию. Оттуда вы направитесь в Италию, на ту самую виллу, которую Ник арендовал для медового месяца.

Она больше ни о чем не стала его спрашивать. Бросив на нее на прощание виноватый, беспомощный взгляд, О'Данн открыл дверь и вышел из каюты.

Глава 4

– Тьфу ты, пропасть! – сплюнул Билли Флауэрс, свесив голову между колен.

Внезапный крен корабля швырнул его громадное тело прямо на находившуюся у него за спиной переборку, и он выругался, прикрывая обеими руками ушибленную во время драки в коттедже ключицу.

– Черт бы меня побрал со всеми потрохами!

– Что это за корабль, Билли? – спросил Броуди, чтобы его отвлечь.

– Как это: «Что за корабль»? Корабль – он и есть корабль, что ж тут еще говорить?

– Сколько на нем мачт? Когда меня привезли, было темно, я ничего не разглядел.

– Да откуда ж мне знать, лопни мои глаза! Что ж я, считал их, что ли, эти дурацкие мачты? Тьфу! – повторил Билли, держась за живот и еще больше зеленея, от очередного крена судна он едва не свалился с койки.

Броуди поморщился от боли, когда цепь натянулась и кандалы впились в его запястье. Судьба посмеялась над ним – он сменил одну тюрьму на другую. Правда, Дитц и О'Данн освободили его из тюрьмы, но никакой особой перемены в своей судьбе Броуди не ощутил. Быть прикованным к тюремной стене в обществе Болтуна или к корабельной койке в компании Билли Флауэрса – какая, черт побери, разница?

Нет, это было не совсем верно: кое-что весьма существенное все-таки переменилось. Завтра утром его не повесят.

Дверь открылась, и в каюту, с трудом удерживая равновесие, вошел Эйдин О'Данн.

– Где Дитц? – спросил он.

– На палубе, – ответил Билли.

– Ты ужасно выглядишь. Пойди подыши свежим воздухом.

– Спасибо, хозяин.

Билли поднялся с койки, подхватил клетчатый плащ и с трудом выбрался из каюты. Он покачивался на ходу и ловил ртом воздух.

Адвокат опустился на койку Билли.

– Качка все усиливается, – заметил он.

– Мы в самой горловине Ла-Манша: тут всегда неспокойно. Не беспокойтесь, мы скоро выберемся.

О'Данн бросил на него странный взгляд. Впрочем, Броуди к этому уже привык. Адвокат смотрел на него так всякий раз, стоило ему заговорить. О'Данна как будто удивляло, что его пленник владеет человеческой речью.

– Вы не могли бы меня расковать? – спросил Броуди. – Не ровен час я сломаю руку.

– Вы же знаете, я не могу.

– Да бросьте, О'Данн, куда я денусь? Мы же в открытом море!

В следующую минуту море, словно напоминая о себе, яростно качнуло корабль, и Броуди поморщился: наручник больно врезался в его израненное запястье. Потом судно выровнялось, и О'Данн задумчиво уставился на него через разделявший их узкий проход. Поразмыслив, он поднялся, вынул ключ из жилетного кармана и отпер висячий замок на конце цепи, переброшенной через поручень.

– Дайте другую руку.

Броуди повиновался. Они испытующе глядели друг на друга все те пять секунд, пока он с формальной точки зрения был свободен. О'Данн обернул цепью его второе запястье и защелкнул замком два ближайших звена, оставив примерно шестнадцать дюймов <Дюйм равен 2,54 сантиметра> свободной цепи между скованными руками.

– Спасибо.

О'Данн вновь опустился на свою койку, устало потер затылок и после минутного колебания растянулся на ней. Броуди с наслаждением, до хруста в суставах, потянулся, потом сунул руку в карман за папиросой. О'Данн услыхал чирканье шведской спички.

– Ник не курил, – строго одернул он арестованного. Броуди перебросил ногу на ногу и прислонился спиной к переборке, смакуя крепкий вяжущий вкус табака на языке и согревающий душу дым.

– Да неужели? – спросил он с легкой усмешкой.

– Кто дал вам папиросу? Билли? Вам придется избавиться от этой привычки.

Ничего не отвечая, Броуди упрямо продолжал курить. О'Данн сверлил его взглядом еще несколько секунд, потом переменил положение и уставился в потолок.

Броуди пригляделся к нему внимательнее. У О’Данна была приятная улыбка: темно-карие глаза становились кроткими, вокруг них собирались веселые морщинки. Увы, он не так уж часто улыбался в разговоре со своим пленником. На вид ему можно было дать от тридцати пяти до сорока. Как и все моряки, Броуди недолюбливал адвокатов и не доверял им, но вынужден был признать, что О'Данн не из худших, во всяком случае на первый взгляд. Педантичность и чопорность у адвокатов, наверное, считаются профессиональными добродетелями.

– Итак, – начал Броуди как будто между прочим, – вы до сих пор не сказали мне ни слова о моей «супруге». Какая она?

О'Данн оцепенел от возмущения.

– В скором времени вы познакомитесь с миссис Бальфур. Она настоящая леди – вот все, что вам нужно знать.

Эта новость пришлась Броуди не по вкусу.

– Понятно. Неужели она такая страхолюдина? – Ответом ему было ледяное молчание. Броуди вздохнул и еще ниже соскользнул на койке, вытянув ноги через всю каюту.

– Вот оно, мое невезение! Мне достался один месяц свободы, от силы два, и я должен провести их в компании какой-то кикиморы!

– Послушайте меня, – ощетинился О'Данн, приподнимаясь на локте, – и запомните: в разговоре с миссис Бальфур вы будете держаться в рамках приличий. Вам понятно? Попробуйте бросить на нее хотя бы один взгляд, который придется мне не по вкусу, – и вы мигом вернетесь назад в бристольскую тюрьму. Оглянуться не успеете!

Броуди почесал сильно отросшую бороду и с любопытством взглянул на него.

– Вот как?

– Да, именно так. За вами постоянно будут наблюдать, вас ни на минуту не оставят наедине с ней. Но я хочу прямо сейчас получить от вас обещание, что вы будете обращаться с ней почтительно и вежливо.

– Похоже, вы хотите получить с меня целую кучу обещаний, мистер О'Данн.

Перед тем как освободить его из заключения, они уже взяли с него слово, что Броуди не попытается бежать, а когда вся эта нелепая заваруха закончится, покорно вернется в тюрьму и будет гнить там до конца своих дней.

– Итак?

На Броуди накатил приступ упрямства.

– И что мне за это будет? Нам с вами известно, что тот, кто убил Ника, скорее всего повторит попытку, на этот раз покушаясь на меня. Так что не прикидывайтесь моим спасителем, ладно? По правде говоря, вы больше смахиваете на черта, предлагающего мне спуститься в ад через запасной люк.

– Ваше обещание, – хмурясь, напомнил О'Данн. Броуди раздавил папиросу о стену, оставив на ней черное пятно пепла.

– Обращаться с ней почтительно? Да ради бога. Даю торжественную клятву. Если эта дамочка такая уродина, сдержать слово будет совсем нетрудно.

Тонкие губы О'Данна сжались в ниточку от гнева.

– А знаете, я уже видел вас раньше.

В глазах Броуди засветился интерес.

– Когда?

– Год назад. В ливерпульских доках.

Он замер, старательно делая вид, будто ничего особенного не происходит, в то время как Броуди чуть не подскочил на койке.

– Так это вы были тогда с Ником?

Адвокат кивнул. Броуди отвернулся и уставился на стенку каюты прямо перед собой. Он прекрасно помнил тот день, когда в последний раз видел своего брата.

Прошел год, но ему казалось, все случилось нынешним утром. Ник выглядел так элегантно в модном костюме, шелковой рубашке, шейном платке с жемчужной булавкой. Даже щегольской тросточкой обзавелся! Броуди едва не задохнулся от радости, как только его увидел. Напрочь позабыв о своей потрепанной моряцкой робе, он бросился к брату и протянул руку для приветствия.

Сначала Ник побелел, потом побагровел. Он попытался улыбнуться, но в тот же миг его лицо замкнулось. «Извините, сэр, вы обознались», – произнес он бесстрастным голосом, которого Броуди так и не смог забыть.

А потом он ушел. Человек, который был с ним, дважды оглянулся с любопытством, пока они не скрылись за углом.

Броуди с усилием разжал стиснутый кулак и сделал глубокий вдох. Известие о смерти Ника причинило ему страшную боль: это было еще хуже, чем ожидание собственной казни в тюремной камере. Казалось, убили его самого – зарезали насмерть глухой ночью прямо на глазах у женщины, с которой он только что обвенчался, с которой только что занимался любовью.

Броуди сел на койке, стараясь сдержать обуревавшие его чувства, и крепко зажмурился, потирая рукой лоб.

– Ник объяснил вам, кто я такой?

Немного помедлив, О'Данн кивнул: – Да.

Ему стало чуточку легче. Значит, Ник признался хотя бы одному человеку в том, что у него есть брат. До этой самой минуты Броуди даже не подозревал, насколько для него это важно.

– Вы с ним были близкими друзьями?

И опять О'Данну потребовалось время, чтобы обдумать ответ. – Да.

– Что же он рассказал обо мне?

– Он сказал, что вы мошенническим путем присвоили все сбережения вашего отца и сбежали из дому, когда вам было четырнадцать лет.

Воздух со свистом вырвался из легких у Броуди, как будто кто-то со всего размаху ударил его поддых.

– Сукин…

Он с силой потер лицо обеими руками и рассмеялся горьким коротким смешком. Потом лег, отвернулся и замолчал, слепо уставившись в стену.

Должно быть, прошло много времени; в конце концов до него донеслось тихое, размеренное дыхание О'Данна. Повернувшись на другой бок, Броуди убедился, что адвокат уснул.

Двигаясь совершенно бесшумно, он встал с койки. Господи, как хорошо иметь возможность распрямиться, потянуться всласть! Корабль качнулся, но Броуди устоял на ногах: многолетний опыт моряка помогал ему с легкостью приспособиться к качке. За воем ветра и шумом волн стук его сапог был совсем не слышен. Он открыл дверь и вышел из каюты.

Ниже уровня палубы, рядом с камбузом, как он сразу заметил, располагались четыре каюты. У Броуди ничего особенного не было на уме, он хотел только пройтись, немного размять затекшие от долгой неподвижности ноги. За два дня, проведенных вне стен тюрьмы, он ел и спал вдоволь, но по-прежнему ощущал глубокую усталость, как будто все еще не оправился после тяжелой болезни.

Он был уже на полпути к трапу и думал лишь о том, чтобы несколько раз пройтись взад-вперед между ним и своей каютой, когда услыхал на ступенях топот чьих-то ног. Черт бы их подрал! Дверь каюты, рядом с которой он находился в эту минуту, была закрыта. Но вот заперта ли она? Нет. Броуди толкнул дверь, вошел и закрыл ее за собой.

Да так и застыл на месте, прислонившись спиной к двери. При свете тусклого масляного фонаря он увидел девушку, лежавшую на койке. Долгое время Броуди просто смотрел на нее молча, не веря своим глазам. Так странно было видеть ее здесь! Он мог бы по пальцам одной руки пересчитать те случаи, когда ему приходилось плыть на одном корабле с женщинами. Лишь много позже до него дошло, что эта девушка и есть жена Ника. Вернее, вдова Ника.

Броуди подошел поближе, придерживая руками цепь, чтобы та не звякнула. Жена Ника оказалась худенькой и миниатюрной и напоминала подростка. Лицо у нее было белее подушки, на которой она лежала. Может, она больна? Волосы рыжеватые или светло-каштановые: при таком скудном освещении трудно было разглядеть. Броуди вспомнил, что ее зовут Анной. Вот ее нежные веки затрепетали, и ему показалось, что она сейчас откроет глаза, но нет, она так и не проснулась.

Ему бы следовало уйти: нехорошо глазеть на спящую. Ее лицо казалось таким открытым и беззащитным, что в его душу закралась жалость. Видимо, ей снился приятный сон, потому что легкая улыбка заиграла у нее на губах. До чего же она хорошенькая! Броуди пожирал ее зачарованным взглядом. Улыбка исчезла с лица Анны, тихий стон вырвался из ее груди. Что это? Испуг? По лицу невозможно было судить, только ресницы трепетно вздрагивали, больше ничего, но ему стало страшно за нее.

Подойдя ближе, Броуди склонился над ней, словно мог этим защитить ее.

Анне снилось, что она шла по весеннему лесу, усеянному ландышами. Солнце жарко пригревало, но тугие, белые, как снег, свежие ландыши источали прохладу. Николас шел рядом с ней и держал ее за руку. Счастье согревало ее изнутри. Один раз он остановился, повернул ее лицом к себе и поцеловал. Страстно и нежно. А потом они возобновили свою прогулку по лугу среди прохладных белых ландышей.

Откуда-то доносился странный звук, похожий на вой, пугавший ее. Вой становился все громче, проникал прямо под кожу… Ей было страшно. Она хотела, чтобы Ник остановился, вернулся на покрытый ландышами луг, но он все шел вперед. Она увидела просвет в облаках у себя над головой. Сквозь него показалось сверкающее острие ножа. Вой стал оглушительным, он врезался ей в мозг, как пила, а лезвие ножа между тем спускалось все ниже.

Она открыла рот, и панический крик вырвался из ее груди – отчаянный вопль, заглушивший все вокруг. Она и представить не могла, что умеет так громко кричать. Весь мир превратился в звук, расплылся бесформенными цветовыми пятнами и заплясал у нее перед глазами. Весь ее страх вышел криком через легкие, очистил их. Она ничуть не удивилась, увидев, что лезвие ножа превращается в серебристый дым и растворяется среди облаков. Николас вернулся к ней, его глаза сияли благодарностью и любовью.

Анна проснулась и увидела его. Он стоял на коленях возле ее постели и смотрел на нее с сочувствием и преданностью. Она протянула к нему руки, и он склонился к ней. Из ее горла вырвался не то стон, не то рыдание, она обняла его, прижалась к нему. Ее сердце так переполнилось любовью, что ей стало больно. Анна еще крепче обвила руками его шею, содрогаясь от радости и облегчения, и подставила ему губы для поцелуя.

Впоследствии Броуди много раз вспоминал эту сцену, этот миг, когда ему следовало отпустить ее, и всякий раз приходил к тому, что не смог бы так поступить. Не потому, что она была прелестна, не потому, что ее тело под тонкой рубашкой оказалось гибким, хрупким и волнующим, не потому, что его очаровал нежный аромат, исходивший от ее волос. Он отозвался на ее простодушно пылкие объятия и ответил на ее чистый поцелуй просто потому, что она сама страстно желала этого. Ее желание он ощутил как нечто осязаемое, весомое, как насущную и острую потребность. Этой жажде, этим самозабвенно обнимающим его тонким рукам он не мог противостоять.

Анна открыла глаза, когда поцелуй прервался, и что-то кольнуло ее – какое-то ускользающее от осмысления, не передаваемое словами предчувствие… или воспоминание. Ее губы л питались, но до его слуха донесся лишь еле слышный шепот:

– Ты…

Его руки беспокойно задвигались у нее на плечах, и до нее опять донесся звук, уже слышанный раньше, но впервые дошедший до сознания: звяканье металла. Что-то тяжелое и холодное лежало у нее на груди. Он медленно выпрямился и убрал руки. И тут Анна увидела цепь.

В этот момент Броуди показалось, что кто-то вынимает из него душу: затаив дыхание, он ждал, что она вот-вот обрушится на него с проклятиями. Опять ее губы беззвучно задвигались, и он закрыл глаза, подавленный бесконечным сожалением. Но в тот же миг в его груди вспыхнул протест. Не успела она заговорить, как он снова прижал ее к подушке и поцеловал.

От неожиданности Анна потеряла способность двигаться и только следила за ним с широко открытыми глазами, пока ее ум безуспешно пытался осмыслить происходящее. Это происходило не наяву… это не могло быть правдой…

– Анна, – проговорил он, не отрываясь от ее губ.

Его голос!

Она уперлась ладонями ему в грудь, но не попыталась оттолкнуться. Броуди, найдя ту хрупкую границу, где ее губы смыкались, попытался преодолеть ее вкрадчивым и нежным движением языка. Тело Анны вздрагивало в его объятиях, она балансировала на грани между возмущением и покорностью. Потом ее губы раскрылись, и их языки встретились и соприкоснулись в застенчивом приветствии.

Они позабыли о дыхании, их сердца тяжко и бурно бились в унисон. Броуди начал легонько покусывать ее верхнюю губу, наслаждаясь ее бархатистым теплом. Теперь их языки стали кружить смелее, перемежая чувственное скольжение с дразнящими замираниями. Он погладил кончиками пальцев нежную кожу у нее на шее и был вознагражден тихим стоном блаженства, который заставил его затрепетать и вызвал на губах улыбку.

Поцелуй, начавшийся как в полусне, стал более требовательным и жадным. Дрожь пробегала по телу Анны, и ее возбуждение передалось Броуди. Ее нежная грудь прижималась к его груди, согревая сквозь грубую ткань льняной рубашки. Держа в ладонях его голову, упиваясь поцелуем, она прерывисто вздохнула, и он ртом ощутил этот глубокий вздох.

Броуди прервал поцелуй и выпрямился, лихорадочно соображая, как бы раздеть ее побыстрее. Никаких сомнений, никаких угрызений у него не осталось, его совесть смыло волной страсти, похоронило под сокрушительной тяжестью желания. Он коснулся пальцами верхней пуговицы на застегнутом наглухо воротничке ее рубашки, но в этот самый миг томная мечтательность в ее глазах вдруг сменилась настороженностью, голова заметалась по подушке.

Пальцы Броуди замерли.

– Ты поранилась, – заметил он удивленно. – У тебя рана на голове!

Такое искреннее сочувствие прозвучало в его голосе, что ее глаза наполнились слезами.

– Да, я… но теперь мне уже лучше, – прошептала Анна.

Это были ее первые слова, обращенные к нему. Анна вдруг совершенно ясно осознала, что разговаривает с этим человеком впервые. Она никогда раньше его не видела… потому что он не был Николасом.

Броуди догадался, что она наконец очнулась и все поняла. Не успел он заговорить, – хотя что он мог сказать? – как дверь с треском распахнулась и ударилась о перегородку.

– Вот он где! – закричал Билли Флауэрс.

При появлении этого гиганта в каюте сразу стало тесно. Броуди медленно поднялся на ноги. О'Данн и Дитц столкнулись, пытаясь одновременно прорваться в тесный дверной проем. Дитц пролаял отрывистый приказ, и Флауэрс начал действовать.

Первый удар громадного кулака пришелся Броуди по скуле и отбросил его к противоположной переборке. Он вскинул руки, заслоняясь от очередного удара. Рука невезучего Билли запуталась в цепи, соединявшей его запястья. Сцепив пальцы, Броуди размахнулся изо всех сил и врезал Билли прямо в солнечное сплетение. Бедняга с хриплым стоном согнулся пополам. Увы, Броуди не долго праздновал победу. Деться ему было некуда: спиной он упирался в стену, а необъятное тело Билли преграждало путь вперед. Мысль о том, чтобы использовать цепь, была ему противна, но другого оружия под рукой не оказалось. Броуди размахнулся.

Флауэрс принял удар как теннисный мяч, посланный «свечой». Первый же яростный рывок заставил Броуди рухнуть на колени, в ушах раздался звон. А может, это был крик Анны?

– Остановите его! Ради всего святого…

– Довольно! – рявкнул Дитц.

Билли повиновался, как хорошо выдрессированный пес-волкодав.

– Вы не пострадали, миссис Бальфур? Он не причинил вам вреда?

Анна не слыхала вопроса. Прижимая к груди простыню и вся дрожа, она, не отрываясь, смотрела на Броуди. Она была близка к обмороку, но держалась усилием воли, потому что должна была услышать его ответ.

– Кто вы? – прошептала она едва слышно.

Броуди с трудом поднялся на ноги, не обращая внимания на грозное упреждающее рычание Билли. Бряцая цепью, он вытер тыльной стороной ладони окровавленный рот и откинул упавшие на лоб волосы.

Во взгляде Анны ясно читался упрек, да и его собственная совесть напоминала ему, что он виноват, поэтому пришлось занять оборонительную позицию. Он отвесил ей насмешливый поклон.

– Рад с вами познакомиться, миссис Бальфур. Меня зовут Джон Броуди. Я брат Ника. Брат-близнец.

Она старалась держаться, но шок, вызванный его ответом, разрушил тонкую стенку ее самообладания.

Флауэрс неожиданно бережным жестом подхватил своего подопечного под руку, и Броуди черепашьим шагом двинулся к двери. Ему не хотелось уходить. На пороге он обернулся, чтобы бросить на нее прощальный взгляд, но над ней уже суетливо склонился О'Данн, шепча слова утешения и полностью загородив ее своей спиной. И все-таки Броуди показалось, что он услыхал ее плач.

Глава 5

– Я хотела бы удостовериться, что понимаю вас правильно, – язвительно проговорила Анна.

Она терпеть не могла ехидства и никогда не прибегала к сарказму, но сейчас ее душил бессильный гнев, и она нашла выход в обычно не свойственном ей презрении.

– Вы предлагаете, чтобы по прибытии во Францию я отправилась в Италию в карете вместе с мистером Броуди, разыграла спектакль с «медовым месяцем» во Флоренции, потом поехала в Рим и ждала там, пока они с Эйдином в Неаполе выясняют, не был ли мой муж преступником. Я все правильно изложила, сэр?

– Анна… – примирительно начал О'Данн.

– Это еще не все, – перебил его Дитц, скрестив руки на груди и словно не замечая ее возмущенного взгляда. – Если вы сделаете все, как следует, и если Броуди окажется достаточно сносным актером, возможно, мы используем его и в Англии, чтобы узнать, кто из работников судостроительной компании Журдена был замешан в контрабанде вместе с вашим мужем.

Анна медленно покачала головой. Глаза у нее округлились от недоверия. Ее поражала хладнокровная наглость этого господина.

– Мистер Дитц, у меня просто нет слов. С чего вы взяли, будто я соглашусь на этот безумный план?

– У меня есть несколько соображений на сей счет. Во-первых…

– Тем более что единственная так называемая «улика» против моего мужа, которую вам удалось раздобыть, состоит из бессмысленной карандашной записи на обложке книги!

Схватив лежавший на койке злосчастный путеводитель, «уличающий» Николаса, Анна принялась лихорадочно переворачивать страницы, пока не дошла до внутренней стороны обложки.

– Вот: «Грили, Н. 30.V. №12, полночь». – Она презрительно рассмеялась. – Вы утверждаете, что это доказывает, будто Николас собирался встретиться с человеком по имени Грили в неапольском порту на двенадцатом причале в полночь тридцатого мая. Я считаю, что эта запись не доказывает ровным счетом ничего. Вы просто хватаетесь за соломинку.

– Боюсь, что вы не знаете многих фактов относительно личности вашего мужа, которые нам удалось установить.

– Может быть, вам пора познакомить меня с этими фактами, сэр?

В голове у нее пульсировала тупая боль. Она поплотнее завернулась в капот, остро ощущая уязвимость своего положения: в неглиже наедине с двумя мужчинами в тесной корабельной каюте. Впрочем, ей было сейчас не до приличий. Не по своей воле Анна оказалась в обстоятельствах столь чудовищных, что благопристойность можно было считать непозволительной роскошью. Она чувствовала себя настолько далекой от привычных светских условностей, словно очутилась на другой планете.

– Боюсь, что я не вправе их разглашать.

Анна насмешливо взглянула на него:

– Интересно, почему такой ответ меня ничуть не удивляет?

– Но я могу сообщить вам кое-что, в чем мы практически уверены: мистер Бальфур (будем называть его так, поскольку его подлинное имя нам неизвестно) действительно несет ответственность за точно такую же незаконную операцию, проделанную больше года назад с другим судном, построенным на верфях Журдена.

– Это просто смехотворно.

Дитц провел пальцами по коротким седеющим волосам и устало вздохнул.

– Сударыня, правительство полно решимости довести расследование до конца. Мне очень жаль, что приходится об этом упоминать, но, если вы откажетесь сотрудничать с нами, нам не останется ничего иного, как закрыть компанию вашего отца.

Анна возмущенно вскинула голову, и Дитц поднял руку, пресекая ее возражения.

– Разумеется, закрытие компании приведет к шумному скандалу, – продолжил он прежде, чем она успела открыть рот. – Мне нет нужды напоминать вам, что это поставит в крайне неловкое положение королеву Викторию <Королева Виктория (1819-1901) правила Великобританией с 1837 года.> которая не далее как шесть месяцев назад посвятила вашего отца в рыцари за долгие годы преданной службы отечеству. Нам не меньше, чем вам, хотелось бы избежать подобного…

– Вы не можете так поступить! – в ужасе вскричала Анна, хватаясь для опоры за спинку единственного стула. – Это неслыханно! Судостроительный завод Журдена был основан сто двадцать лет назад. Компания Журдена – это честное предприятие, и вы не имеете права…

– Мне очень жаль, поверьте, но на карту поставлено нечто большее, чем выживание вашей компании, и мне кажется, вы тоже это понимаете. Речь идет о государственной измене. Нейтралитет Англии в отношении Гражданской войны в Америке находится под угрозой. У нас в парламенте полным-полно депутатов, которые ждут только подходящего случая, чтобы вмешаться в конфликт на стороне Юга, и еще одно торговое английское судно, превращенное в военный корабль конфедератов, – это прекрасный повод для этого.

Анна отвернулась от него и начала расхаживать по тесной каюте между койкой и дверью. О'Данн и Дитц подались назад, чтобы дать ей больше места. Несмотря на неоднократные предложения, она категорически отказывалась сесть, и им обоим пришлось остаться на ногах из вежливости. Мужчины стояли, прижимаясь спиной к перегородкам и страдая от тесноты не меньше, чем она сама.

К утру шторм прекратился: синее небо сливалось на горизонте с синим морем, а через открытый иллюминатор в каюту задувало легким бризом, несущим запах свежести и чистоты.

– Миссис Баль…

– Мистер Дитц.

Анна перестала метаться взад-вперед и повернулась к нему лицом. Только бы не выслушивать больше его взвешенные, неумолимо логичные аргументы! Голова у нее по-прежнему сильно болела, эмоции притупились, она была не в силах с ним спорить.

– Ответьте мне на один вопрос. Как вы можете – это и вас касается, Эйдин! – как вы можете, глядя мне в глаза, с чистой совестью требовать от меня согласия на совместное проживание в течение неопределенно долгого времени с человеком, мне совершенно незнакомым, с человеком, который, по вашим собственным словам, приговорен к смерти за убийство?! Но даже если предположить, что я пройду через это и останусь жива, есть у вас хоть малейшее представление о том, что произойдет со мной, если подобное соглашение станет достоянием гласности? Я буду скомпрометирована! Вы об этом подумали? Или о том, как вся эта история скажется на моей семье?

– Ну, что касается последнего, мне дали понять, что у вас не особенно сплоченная, любящая семья, – ответил Дитц.

Анна бросила изумленный взгляд на Эйдина О'Данна. Ему хватило совести смущенно покраснеть и отвернуться.

– Но давайте оставим этот неприятный разговор, – продолжал Дитц. – Мы договорились, что О'Данн отправится в путешествие вместе с вами. В любое время суток вы будете находиться под охраной. Вам ничто не угрожает, и ваша тайна останется при вас. Никто, кроме нас троих и мистера Флауэрса, да еще нескольких доверенных лиц в министерстве, ничего не узнает. Как бы то ни было, – добавил он, раздраженный ее упрямым молчанием, – дело сделано. Вы уже на полпути в Италию. Другими словами, вы уже «скомпрометированы», если вам угодно выражаться именно так.

– Вы… вы хотите сказать, что у меня нет выбора?

– Я такового не вижу.

Минута прошла в молчании. Когда Дитц снова заговорил, его голос смягчился:

– Постарайтесь взглянуть на дело с нашей точки зрения. Скрыть смерть вашего мужа – вот единственный способ установить, намеревался ли он в действительности продать «Утреннюю звезду» южанам. Я полагаю, вы должны быть в этом заинтересованы не меньше нашего.

– Он этого не делал!

Дитц не обратил внимания на ее возмущенный возглас и продолжал:

– И кроме того, правительству хотелось бы выявить его сообщников среди конфедератов и предупредить их, чтобы держались подальше, или принять какие-то иные меры. Но мы получим такую возможность, только если Николаса будут считать живым.

– Вздор!

– И наконец, поскольку мы не верим и никогда не поверим, что ваш муж мог проворачивать подобные аферы в одиночку, нам хотелось бы знать, кто из служащих судостроительной компании Журдена попытается связаться с Броуди, пока он будет действовать под именем Николаса Бальфура.

Застонав сквозь зубы от бессильной досады, Анна в бешенстве повернулась к О'Данну:

– Что они сделали с телом Николаса?

Адвокат вздрогнул от неожиданности.

– Его похоронили.

– Где? В безымянной могиле?

Он в замешательстве переминался с ноги на ногу.

– Это ведь только временно, Анна. Когда все это будет позади, власти официально объявят о его кончине. И тогда Ника похоронят достойно, как соответствует его положению.

Возмущение всколыхнулось в ней нестерпимо горькой волной желчи.

– Я не стану в этом участвовать, и мне все равно, какие будут последствия. То, чего вы требуете, – это не просто чудовищно, это омерзительно. Можете на меня не рассчитывать!

Наступило продолжительное молчание. В конце концов Дитц сказал:

– Ну хорошо. Никто не станет принуждать вас силой.

– Очень любезно с вашей стороны!

– Однако ваше решение окажется жестоким ударом для вашего деверя.

– Для моего… Вы хотите сказать, для мистера Броуди? Этот человек не имеет никакого отношения к Николасу, – заявила она вопреки очевидности. – Такой человек, как он, не заслуживает лучшей доли. Пусть гниет в тюрьме до конца своих дней!

С этими словами Анна повернулась к ним спиной, чтобы скрыть свои пылающие щеки. Вот уже целые сутки она переживала в памяти встречу с ненавистным мистером Броуди, безуспешно пытаясь выбросить из головы беспощадно четкие воспоминания. Даже в эту минуту она внутренне съежилась от стыда и унижения, вспоминая, как сама начала тот незабываемый поцелуй и как ей это понравилось.

Крепко зажмурив глаза и покусывая костяшки пальцев, Анна попыталась отбросить преследующий ее образ, но это не помогло: усилием воли невозможно было прогнать из памяти мгновенно вспыхнувшее, захватывающее наслаждение, которое она испытала в его объятиях.

В долгие часы перед рассветом она молилась, чтобы это оказалось кошмарным сном, но от горькой правды некуда было деться. Случившееся казалось неслыханным кощунством, изменой Николасу, и тем не менее ей пришлось признать, что все происходило наяву. Анна никак не могла изжить в душе самый предательский, самый позорный момент: когда она уже поняла, что это не Николас, и все-таки позволила ему себя обнимать.

– Может, ему бы и следовало гнить в тюрьме, – говорил между тем Дитц, – но поскольку вы отказались с нами сотрудничать, придется его повесить.

Анна медленно обернулась. Ей пришлось облизнуть губы, чтобы заговорить, но даже после этого ее голос не поднялся выше шепота:

– Что?

– Я говорю, поскольку…

– Вы лжете! Он согласился участвовать в вашей авантюре, он свое слово сдержал, и теперь вы не можете его казнить. Вы это говорите, чтобы оказать на меня давление. Это возмутительно.

Дитц оттолкнулся от стены, собираясь уходить.

– Уверяю вас, мои слова – не блеф, а чистая правда. Можете сколько угодно твердить, что это несправедливо, но если вы нам не поможете, мистеру Броуди придется вернуться обратно в бристольскую тюрьму, где его первоначальный приговор будет приведен в исполнение.

Он подошел к двери.

– Вам предстоит принять нелегкое решение; поверьте, я сочувствую вашему горю, хотя со стороны может показаться, что это не так. Я готов сделать для вас все, что в моих силах. Даю вам слово, что вся эта история никогда не выйдет наружу и не станет достоянием гласности. Что касается вашей личной безопасности, она будет обеспечиваться круглосуточно.

Еще с минуту он пристально смотрел на Анну, потом открыл дверь и вышел.

Застывшая, онемевшая, она неподвижно уставилась в пол. В голове у нее царил сумбур. Эйдин что-то говорил… спрашивал, остаться ли ему с ней.

– Нет! Это вы во всем виноваты – вы шпионили за Ником, именно вы сообщили, что у него есть брат-близнец! Если бы не ваше вмешательство…

Анна отвернулась, не смея взглянуть в глаза Эйдину. Никогда раньше ей не случалось говорить со своим другом в таком тоне. Она сама испугалась своих чувств.

Голос О'Данна прозвучал уныло и безнадежно:

– Дорогая моя, если бы вы знали, как я сам об этом сожалею.

– Простите меня, Эйдин, простите! Я знаю, вы ни в чем не виноваты. Просто не представляю, что стало бы со мной, если бы вас здесь не было.

Он неловко взял ее за руку:

– Я пытался отговорить Дитца, поверьте мне, но он и слушать не хотел. Я ему сказал, что он подвергает чрезмерному риску ваше здоровье.

– Мое здоровье? Вы хотите сказать – из-за удара по голове?

– Нет, не только. Я имел в виду ваше общее состояние.

Она бессознательно приложила руку к груди, потом невесело рассмеялась.

– Жаль, что мне самой не пришло в голову сослаться на слабое здоровье, но ведь это неправда. Я здорова, Эйдин, и вы это знаете.

– Я знаю только одно: все надеются, что это правда. – Он улыбнулся своей обычной доброй улыбкой:

– Что же вы намерены делать, Анна?

– Я не знаю.

Все, что ей предлагалось на выбор, было одинаково неприемлемо.

– Но вот что я вам скажу, – горячо добавила она, – если я и соглашусь принять участие в этой нелепой комедии, то лишь для того, чтобы очистить имя Николаса от клеветы, а не доказать его вину!

* * *

– Билли, мальчик мой, что ты там делаешь?

– А что, по-твоему, я должен здесь делать? – Логичный вопрос. Особенно если учесть, что Билли сидел в уборной.

– Ты не мог бы поторопиться? Этак мы с тобой, не ровен час, ужин пропустим!

Билли смачно выругался на своем колоритном диалекте, и Броуди усмехнулся. Ощутить привязанность к своему тюремщику – вот уж чего он никак не ожидал! Но Билли Флауэрс невольно вызывал симпатию. Если, конечно, закрыть глаза на тот факт, что он запросто мог бы – повинуясь приказу – прикончить своего пленника одним ударом кулака. Однако Билли сделал бы это без злобы, может, даже с сожалением, а Броуди был не из тех, кто попрекает человека его ремеслом. Живи и давай жить другим – таков был его девиз.

К тому же если бы он хотел сбежать, то давно уже мог бы это сделать – ведь прошло целых десять дней с тех пор, как они высадились во Франции. Уж если на то пошло, Броуди мог бы сбежать прямо сейчас, пока Билли сидел в сортире, а сам он стоял снаружи, и руки у него в виде исключения были свободны. Но он, как дурак, дал слово, что не сбежит. До сих пор ему ни разу не случалось изменить данному слову. Его светлые голубые глаза задумчиво прищурились, пока он размышлял о том, что все когда-то бывает в первый раз.

– Ну я пошел, Билл. Встретимся у входа в гостиницу.

Флауэрс что-то невнятно пробурчал в ответ, и Броуди направился прочь, наслаждаясь несколькими неожиданно подаренными ему мгновениями свободы.

Стоял прекрасный вечер, мягкий и теплый. Солнце садилось на другом конце широкой темной долины, простиравшейся перед маленькой гостиницей, где они остановились на эту ночь. Облака приобрели особый серебристо-розоватый оттенок, свойственный, по его наблюдению, только закатам на Европейском континенте, совершенно не таким, как в Австралии, к примеру, где они были гораздо более красными и…

Броуди остановился, не доходя до изгороди, отделявшей гостиничный двор от соседнего пастбища. Возле изгороди, глядя на ослепительное закатное небо, стояла вдова его брата. Последние десять дней он видел ее только издалека, и при этом она ни разу не была одна. Они ехали в отдельных наемных каретах: он с Билли – в одной, она с О'Данном – в другой. Но иногда ему случалось увидеть ее мельком на постоялых дворах, где они останавливались на ночлег, пока она ужинала – в одиночестве или в обществе адвоката. Сам Броуди вместе с Билли всегда ужинал на кухне.

В тех редких случаях, когда их взгляды встречались, Анна всегда вспыхивала и отворачивалась первая, как будто увидев нечто непристойное или отвратительное. Но обычно она его просто не замечала, смотрела прямо сквозь Броуди, словно его не существовало вовсе. Такое отношение неизменно приводило Броуди в бешенство, но потом ему приходило в голову, что ничего другого он, пожалуй, не заслуживает.

Она его еще не заметила, поэтому Броуди воспользовался случаем, чтобы рассмотреть ее хорошенько. Вблизи он увидел, что Анна еще меньше ростом, чем ему запомнилось. К тому же она показалась ему еще более хрупкой. Волосы точно не каштановые, а рыжие – в косых лучах заката это было ясно видно. Светло-рыжие, мягкие, красивые, уложенные узлом на затылке. Она сменила коричневое дорожное платье на сиреневое (как всегда, с высоким воротником) и выглядела такой же чистенькой и аккуратной, как новенькая пенсовая монетка. Руки она держала сложенными за спиной и стояла, вытянувшись в прямой и строгой, никогда не изменявшей ей позе дамы из высшего общества.

Однако ее лицо в профиль показалось ему не высокомерным, а печальным; Броуди даже подумал, что она плачет. Внезапно, как ножом по сердцу, полоснула жалость. Вот уже много дней он умирал от желания поговорить с ней, однако теперь, когда представился подходящий случай, что-то его удержало.

Но тут черный грач, шумно треща крыльями, с криком снялся с поваленного ствола. Анна обернулась и увидела его. И тотчас же поспешно направилась обратно в гостиницу, сделав широкий крюк, чтобы обойти его стороной.

Броуди пошел ей наперерез, легко сокращая разделявшее их расстояние. На секунду ему показалось, что она сейчас в панике побежит – подхватит подол и бросится наутек, как испуганная школьница, однако этот образ, по всей видимости, показался ей таким же нелепым, как и ему самому, потому что она внезапно остановилась, но так и не повернулась к нему лицом.

Ему нелегко было сдерживать себя, когда так хотелось взять ее за плечо и развернуть к себе, но оказалось, что в этом нет необходимости: спустя минуту она медленно обернулась и взглянула на него.

В угасающем свете солнца Броуди убедился, что, будучи маленькой и изящной, она совсем не выглядит болезненной: у нее была женственная, прекрасная фигура. И глаза красивые, только немного странные – цвета кофе с молоком, но с вкраплением янтарных искорок.

Ее лицо казалось загадочным; Броуди глядел на нее, но не мог точно определить свои ощущения. Считать ли ее красивой? Если так, то это весьма своеобразная красота. Все десять дней, проведенные в пути, Анна старалась держаться на безопасном расстоянии от него, а вот теперь, когда ему наконец удалось подобраться к ней вплотную, он не знал, что сказать.

«О господи, у него каштановые волосы, такие же, как у Ника, – в смятении думала Анна. – И глаза как у Ника. И длинный орлиный нос с надменной горбинкой посредине. Такие же высокие скулы, щеки, скрытые под легкой бородкой, чуть более светлой, чем волосы на голове, – в точности как у Николаса. И такой же выразительный рот, строгий в молчании и нежный в улыбке».

Сходство было невыносимым, и Анна ощутила глубокую боль. Ей стало страшно, но она осталась на месте и даже усилием воли не отвела взгляд.

«Прямой путь всегда самый короткий», – решил Броуди.

– Я прошу прощения за то, что произошло в тот день на корабле. Знаю, я не должен был вас целовать. Но я не ожидал вас увидеть и… потерял голову. Простите меня.

Она продолжала смотреть на него молча.

– Понимаете, я не знал, что вы были ранены. Если бы знал, я не стал бы вас трогать. Простите меня. Я очень сожалею.

«О черт, – подумал Броуди, – придется стоять тут и просить у нее прощения, пока она не откроет рот и не скажет хоть что-нибудь в ответ».

Пока что у нее не дрогнул ни один мускул, она просто стояла и смотрела на него во все глаза. Взгляд у нее был странный, как будто зачарованный. Не сходя с места, Анна старалась отдалиться от него, обезопасить себя, словно он был не человеком, а каким-то осьминогом с ядовитыми щупальцами.

«Его голос, – подумала Анна, – господи помилуй, это же его голос!» Ей всегда нравился мелодичный голос Николаса, его неповторимый легкий акцент – валлийский <То есть свойственный жителям Уэльса.>, ирландский и английский одновременно. Стоило ей закрыть глаза, ей показалось бы, что это Николас стоит напротив и разговаривает с ней. В целях самозащиты Анна воскресила в душе прежний гнев и направила его против этого человека, этого ненавистного самозванца, присвоившего себе голос и внешность Ника.

– И вы полагаете, что я могу вас простить? Я вас никогда не прощу. Вы заварили эту кашу, и вам самому придется ее расхлебывать, мистер Броуди. Вы сожалеете? Мне дела нет до ваших сожалений. Они не исправят того, что вы натворили.

Броуди отступил на шаг. Услышать, как эта пигалица, эта миниатюрная гарпия бросает ему в лицо его извинения, – вот уж чего он никак не ожидал!

– Того, что натворили вы, мэм, они тоже не исправят, – отрезал он. – Может, вы забыли, что тоже принимали в этом участие? Опоздай Билли на две минуты, у вас уже возобновился бы медовый месяц, миссис Бальфур. И не говорите, что вам это не понравилось.

Сперва она побелела, потом залилась ярким румянцем от смущения. Броуди по привычке коротко выругался, проклиная самого себя, и Анна покраснела еще больше.

Когда Броуди попытался ее остановить, она шарахнулась в сторону, и он безнадежно опустил руку. Не говоря больше ни слова, Анна повернулась и побежала к гостинице. На этот раз он не стал ее догонять.

Глава 6

– Где Флауэрс? – спросил О'Данн.

– В том конце холла, – ответила Анна.

– Охраняет меня, – предупредительно добавил Броуди. – Если, конечно, не спит.

Они возмущенно уставились на него. Он вскинул ногу на ногу, положив лодыжку на колено, и любезно улыбнулся. Удивительная способность его телохранителя засыпать в одну секунду в любом положении и в любое время была для Броуди источником постоянного веселья, а для Анны и О'Данна – острого раздражения.

Ужин закончился; они находились в опустевшем холле и готовились к началу первого официального совещания. Несомненно, идея встречи принадлежала О'Данну: Броуди даже помыслить не мог, чтобы это предложила миссис Бальфур. Будь на то ее воля, она не осталась бы с ним в одной комнате ни на минуту. Все, чего он добился своими извинениями, – это еще большего ограничения свободы передвижения для себя.

О'Данн вышел из гостиницы в ту самую минуту, когда Анна со всех ног бросилась ко входу. Он остановил ее, и они обменялись в дверях несколькими торопливыми словами. Броуди не знал, что именно она ему сказала, но догадаться было нетрудно, потому что теперь его руки снова были скованы, а Билли, смущенно отводя взгляд, шепнул ему, что так оно и будет впредь. Днем и ночью.

Броуди скрестил руки на груди, насколько позволяла цепь, и губы у него сжались, когда холодное железо впилось в содранную кожу на запястьях. Уже давно пора было привыкнуть к этой боли, но Броуди так и не смог с ней примириться. Потому, наверное, что ему было не просто больно: его бесили до чертиков эти оковы. Он пристально взглянул на Анну и ощутил мстительное удовлетворение, увидев, как она тотчас же повернулась к нему спиной.

Броуди больше не испытывал чувства вины по отношению к ней. Да, он понимал, что ей больно на него смотреть, и сочувствовал ей, но… Он же, черт подери, не виноват в том, что похож на своего брата-близнеца! Это не дает ей права смотреть сквозь него, будто его тут вовсе нет, или бросать на него такие взгляды, как если бы он был бадьей с рыбьей требухой, которую кто-то случайно выставил у входа в ее гостиную!

– Давайте покончим с этим поскорее, Эйдин, – нервно предложила Анна.

Прямая и строгая, натянутая, словно корабельный канат, она, как всегда, была застегнута на все пуговицы и в своем лиловом платье напоминала чью-то пожилую тетушку. Броуди невольно спросил себя, носит ли она корсет. Похоже, что так, если судить по ее высокой и неподвижной груди. И зачем только женщины это делают? Особенно такие женщины, как она, – маленькие, изящные, с безупречной фигуркой.

Вот она опять вспыхнула – ее щеки окрасились очаровательным румянцем. Броуди понадеялся, что она читает его мысли, потому что он нарочно вспоминал тот день на корабле, когда она позволила ему себя обнять, вспоминал, как она вздыхала и каковы были на вкус ее губы.

О тех поцелуях он тоже больше не жалел. В конце концов, она же первая начала! Не стал бы он ее целовать, если бы знал, что она больна! Именно это он и пытался ей втолковать, и вот ему награда за все труды: звякающие цепи на руках.

О'Данн был погружен в какие-то заметки, которые делал в блокноте.

– Одну минуту, – отозвался он, не поднимая головы и продолжая строчить.

Броуди заметил, что Анне это не понравилось. Ясное дело: ей хотелось поскорее покончить с «официальным совещанием» и убраться отсюда восвояси. Она старательно делала вид, будто занята какой-то книжкой и не сидит как на иголках под его пристальным взглядом. Да, здорово он ей насолил! Вот она поднялась, отошла в дальний конец комнаты и выглянула в окно, словно в кромешной тьме по ту сторону стекла происходило нечто невообразимо интересное. Броуди прищурился, сверля ее взглядом, и ничуть не удивился, увидев, как у нее залилась краской шея.

Она медленно повернулась, будто повинуясь его молчаливому приказу, и с вызовом посмотрела прямо ему в глаза. Он понял, что она старается заставить его отвести взгляд, и, не мигая, задумчиво провел указательным пальцем по нижней губе. Щеки у нее запылали. Броуди улыбнулся. Ее глаза потемнели от гнева, лицо словно окаменело. Он мог поклясться, что слышит, как она мысленно приказывает себе не отворачиваться. Ему самому пришлось приказать себе не рассмеяться в голос.

Но туг О'Данн испортил невинное развлечение: встал и сделал ей знак присоединиться к ним.

– Я считаю, что настало время определить наши цели и задачи, – объявил он своим официальным, «адвокатским» голосом, просунув большие пальцы в проймы жилета и слегка покачиваясь с каблука на носок. – Насколько я себе представляю, наша первая задача состоит в том, чтобы утвердить мистера Броуди в роли Николаса Бальфура. С этой целью…

– Почему вы называете себя Броуди? – перебила его Анна.

Теперь, когда О'Данн был рядом, она расхрабрилась и приготовилась к бою. Броуди бросил недоумевающий взгляд на адвоката. Неужели он ей до сих пор не объяснил?

– Это моя фамилия, – ответил он. – Я с ней родился.

– Вы лжете.

Его глаза грозно прищурились, на щеке задергался мускул.

– А вы и в самом деле верите, что ваша настоящая фамилия Бальфур? – презрительно осведомился он.

– Разумеется!

О'Данн пытался что-то объяснить, заикаясь от возбуждения. Броуди уже готов был выложить ей всю правду, но что-то его остановило. Может быть, ее хрупкость или ее вздрагивающий подбородок. Один раз она уже плакала из-за него.

– Хрен… – пробормотал он, поднимаясь на ноги и отходя к холодному камину.

О'Данн возмутился:

– Вы сейчас выругались в последний раз, Броуди! Надеюсь, это ясно? Во-первых, здесь присутствует дама, а во-вторых, Николас никогда не позволял себе сквернословить.

Анна недоуменно нахмурилась. Он сказал «хрен», разве это ругательство? Хрен – это овощ…

– Продолжим. Наша вторая задача…

– Погодите минуточку, – вновь вмешалась Анна, – мы еще не обсудили первую задачу, Эйдин. О чем, собственно говоря, идет речь?

О'Данн вздохнул:

– Как я только что сказал, мы должны выдать Броуди за Ника.

– Да, но каким образом? Сделать это будет не так-то просто! Можно, конечно, заморочить голову кучке слуг на вилле во Флоренции, но в Риме мы с Николасом собирались нанести визиты деловым партнерам отца. К тому же вполне возможно, что мы столкнемся с кем-то из наших старых знакомых, хорошо знающих Ника.

– Да-да, конечно, – согласился О'Данн.

Она повела рукой в сторону угрюмо взиравшего на нее Броуди:

– Каким же образом вы собираетесь выдать этого… этого субъекта за Николаса? Да, внешнее сходство, безусловно, есть, но любой, кто был знаком с Николасом, поговорив с этим человеком ровно две минуты, поймет, что он самозванец.

Броуди вспыхнул. Разжав стиснутый кулак, он сунул руку в карман и вытащил кисет с табаком, которым по доброте душевной снабдил его Билли.

– Я же вас предупреждал, Броуди. Никакого курения.

С бесстрастным лицом Броуди неторопливо свернул папироску, чиркнул спичкой по кирпичу каминной полки и закурил. Вдохнув дым полной грудью, он с дерзким вызовом пустил колечко к потолку. Невелика победа, но для него она много значила.

– Рано или поздно вам все равно придется прекратить, – примирительно заметил О'Данн. – Вы сами осложняете себе задачу.

Он опять повернулся к Анне:

– Вы правы, в сравнении с Николасом он несколько грубоват.

Позабыв о том, что она благовоспитанная леди, Анна лишь презрительно фыркнула в ответ.

– Но до прибытия в Рим у нас еще больше трех недель, – напомнил О'Данн. – За это время нам надо успеть его отшлифовать. И в этом деле мне понадобится ваша помощь, Анна.

– Вам понадобится не помощь, – язвительно возразила она. – Вам понадобится чудо!

Броуди нахмурился, упрямо продолжая курить.

– Вы умеете читать, мистер Броуди?

Он уж было решил не отвечать, но передумал:

– Да, я умею читать. И даже считать до десяти, если позволят загибать пальцы.

Анна презрительно поджала губы. В воздухе, подобно грозовой туче, сгущалась атмосфера скандала. Броуди перешел к старинному створчатому окну и выбросил наружу догоревший окурок. Тут ему в голову пришла идея. Он наклонился и сплюнул за окно, а потом как ни в чем не бывало повернулся к собеседникам. Лицо миссис Бальфур пошло красными пятнами. Она еще больше выпрямилась, дрожа от негодования.

– Эйдин, – произнесла она, задыхаясь, – у вас ничего не получится!

– Ну-ну, давайте не будем…

– Три недели, чтобы превратить его в джентльмена? – Она ткнула пальцем в Броуди. – Для этого и трех лет будет мало! Это невозможно! Он же варвар!

Броуди сунул руку под полу куртки и почесал под мышкой.

– А что? Она, пожалуй, права, О'Данн.

Адвокат с трудом сдерживался, раздраженно глядя на них обоих.

– Очень может быть. Но надо хотя бы попытаться, мы здесь для того и собрались. Этим мы и займемся. Анна, вы дали согласие, теперь уже поздно отказываться. Кстати, речь – по крайней мере в настоящий момент – идет не о том, чтобы превратить мистера Броуди в джентльмена. Наша ближайшая цель состоит в том, чтобы к тридцатому мая быть готовыми убедить человека по имени Грили, что перед ним не кто иной, как Николас.

Анна собралась возразить, но он остановил ее, упреждающе подняв руку:

– Знаю, знаю, вы не верите, что у него была назначена встреча с Грили. От души надеюсь, что вы правы, но мы тем не менее должны подготовиться к ней. Это единственный способ доказать или опровергнуть причастность Ника к этой истории.

Ей пришлось признать разумности его слов, но все равно этот план выводил ее из себя.

– Вы имеете хоть малейшее представление о кораблестроении, мистер Броуди? – полным сарказма тоном задала она следующий вопрос.

– Я в этом деле ни черта не смыслю, миссис Бальфур.

– Послушайте… – начал О'Данн.

– Я хотел сказать, ни аза не смыслю. Ни в зуб ногой.

Анна опять покраснела. Никто и никогда не позволял себе ругаться в ее присутствии. Не то что ругаться – она не могла припомнить ни единого случая, когда кто-либо из знакомых джентльменов осмелился бы оскорбить ее слух хоть намеком или двусмысленной шуткой. Ей вдруг вспомнилось, как совсем недавно, на званом обеде у нее в доме, один из приглашенных, рассказывая о приобретении новой породистой собаки, деликатно назвал ее «девочкой», чтобы избежать грубого слова.

О'Данн сделал нетерпеливый жест:

– В таком случае вам предстоит очень многому научиться. Вы никогда не станете специалистом, равным Нику, но в этом нет нужды. Все, что вам нужно – по крайней мере на первых порах, – это усвоить основные понятия.

– В чем именно мой брат был специалистом?

– Во всем, – горячо воскликнула Анна прежде, чем О'Данн успел собраться с ответом. – И даже если вы проживете до ста лет, вам не удастся встать с ним вровень в чем бы то ни было, мистер Броуди. В чем бы то ни было, – упрямо повторила она.

Они негодующе уставились друг на друга. Она вспоминала об их первой встрече. Он – тоже. О'Данн откашлялся.

– После смерти Т.М. Ник стал правой рукой сэра Томаса Журдена.

– Т.М.? – переспросил Броуди.

– Т.М. – это Томас-младший, брат миссис Бальфур.

Неожиданно для Анны Броуди пробормотал какие-то слова соболезнования и посмотрел на нее с искренним сочувствием. Его пронзительно-голубые глаза потеплели, суровый рот смягчился. Анна в смятении отвернулась.

– Когда это случилось? – тихо спросил он.

– Год назад. Как я вам уже говорил, отец миссис Бальфур тяжело болен, и вся ответственность за управление компанией легла на плечи Ника.

– Но вы, кажется, упоминали, что есть еще и кузен?

– Стивен Мередит. Он является заместителем Ника. Так сказать, помощником капитана. Отвечает за административную работу, бухгалтерию и тому подобные вещи. Но подлинное управление заводом и общение напрямую с рабочими взял на себя Ник.

– Он сам конструировал корабли? – удивился Броуди.

– Нет, но он умел читать конструкторские чертежи и планы. Разбирался в схемах, – продолжал давать пояснения О'Данн.

– Он разбирался в кораблестроении от начала до конца, – уточнила Анна, горделиво вздернув подбородок. – Если Николас чего-то не знал о создании кораблей, значит, этого не стоило знать.

– Ну и ну, – задумчиво покачал головой Броуди. – Когда же его причислят к лику святых?

Он искренне забавлялся, глядя, как она злится.

– Ладно, все это звучит замечательно. Я в самом деле так думаю, честное слово. Но у меня есть один вопрос. Если мой брат знал все, что только следует знать о кораблестроении, то кто же из вас – вы, мистер О'Данн, или вы… – Броуди сделал нарочитую паузу, пока Анна напряженно ждала продолжения, – очаровательная молодая леди, – и он отвесил ей фатовской поклон, – будете обучать меня?

– Я, – отрезала Анна. Броуди усмехнулся:

– Вы?

– Я!

Он расхохотался. Его смех был настолько похож на смех Ника, что ее гнев так и не вырвался наружу: она лишь смотрела на него молча, не в силах отвести глаза.

– Со всем должным уважением, мэм, – проговорил Броуди, отсмеявшись, – сдается мне, что наш блестящий план находится под угрозой.

О'Данн начал было говорить, но Анна прервала его на полуслове:

– Вы так думаете, мистер Броуди?

– Я так думаю, мэм. Смиренно признаюсь, я не могу думать иначе.

Ее голос зазвенел как серебряный колокольчик.

– В таком случае позвольте вам намекнуть, что ваше ближайшее будущее также находится под угрозой. Я поясню: если «наш блестящий план» провалится, вы окажетесь в тюрьме гораздо раньше, чем ожидали. Возможно, даже раньше, чем вы заслуживаете, хотя лично мне представляется, что вам там самое место. Но пока этого не случилось, сделайте над собой усилие и попытайтесь вспомнить все, что вам когда-либо приходилось слышать о контурных чертежах, мистер Броуди. Эйдин, вы закончили перечисление наших целей и задач?

– Я… Нет, я еще…

– Прошу меня извинить, но я больше не в состоянии их выслушивать. Мне надо поговорить с вами наедине. Займите себя чем-нибудь полезным, мистер Броуди. Вот, почитайте хотя бы книгу.

Она схватила какую-то книжку со стеллажа бара и швырнула ему. Застигнутый врасплох, Броуди едва сумел ее поймать. Анна решительным шагом направилась к двери.

– Мистер Флауэрс?

Появился Билли.

– Приглядите за мистером Броуди.

– Да, мэм.

– Идемте, Эйдин.

О'Данн бросил на Броуди почти сочувственный взгляд, выражавший нечто вроде мужской солидарности, но тотчас же спохватился и нахмурился.

– Оставайтесь здесь, пока я не вернусь, – строго предупредил он и поспешил нагнать Анну в коридоре.

* * *

На небе загадочно мерцал полумесяц: при его бледном свете Анна сумела обойти стороной самые глубокие колеи и благополучно преодолеть препятствия, пока пробиралась по разъезженному и захламленному двору к той самой изгороди, возле которой раньше любовалась закатом. Дожидаясь Эйдина, она стала беспокойно расхаживать взад-вперед, а когда он наконец подошел, начала без всяких предисловий:

– О чем вы только думали? Неужели вы всерьез полагаете, что этот ваш… – она никак не могла подобрать подходящего слова, – что эта ваша авантюра может привести к успеху?

– Да, я в это верю.

– Но вы же его видели! Вы знаете, что он собой представляет…

– Он очень похож на Ника.

– Ни в малейшей степени! – горячо возразила Анна. – Есть внешнее сходство, и больше ничего! Он неотесанный мужлан, настоящий хам! Вы видели, как он…

Она не могла заставить себя произнести вслух такое вульгарное слово, как «плевать», и, чтобы обойтись без него, сказала:

– Вы видели, что он сделал? Он невозможен! Да он просто язычник!

– Я беседовал с мистером Броуди довольно подробно и считаю, что у нас все получится. Но без вашей помощи никак не обойтись.

Анна беспомощно всплеснула руками и возобновила хождение взад-вперед. Она злилась на Эйдина, злилась на Броуди, но больше всего на себя за то, что согласилась принять участие в этом фарсе.

– Его нужно не только обучить элементарным представлениям о кораблестроении и описать ему «Утреннюю звезду», – мягко продолжал О'Данн. – Я имею в виду более тонкие и сложные детали перевоплощения. Он должен скопировать прическу Ника, его манеру одеваться. Усвоить его жесты, походку… обороты речи. Тот одеколон, которым Ник…

Ему пришлось прерваться, потому что Анна издала стон, полный отчаяния.

– Но я не желаю учить его подобным вещам! Это же… это личные привычки! Вы хоть понимаете, что это значит для меня? Вы представляете, как тяжело мне будет, как мучительно?

Ей пришлось перевести дух, чтобы немного успокоиться. Она продолжала сдавленным голосом:

– Эйдин, мне кажется, вы не вполне понимаете. Я на него смотреть не могу, для меня это невыносимо. Он так похож на Ника! Вот только что, когда он засмеялся, я не могла…

Новый спазм сдавил ей горло, и она умолкла, снова отвернувшись от него.

Он неловко потрепал ее по плечу:

– Анна, дорогая, мне больно видеть вас в таком состоянии. Я не знаю, что сказать.

Вдруг ее осенило.

– Почему бы нам не объявить его больным? Отменим поездку в Рим, скажем, что он слишком слаб и не выдержит путешествия. Таким образом мы могли бы избежать встреч с кем бы то ни было. Выждем во Флоренции до того дня, когда вам пора будет отправляться в Неаполь на встречу с так называемым мистером Грили. Даже если такой человек существует, мы же не знаем наверняка, встречался он с Николасом раньше или нет. По правде говоря, насколько нам известно, Броуди вообще не нужен: вы могли бы с таким же успехом выдать себя за Николаса.

– У вас все выходит слишком легко и просто, Анна, но вы ошибаетесь. Мы потому и не можем рисковать, что не знаем наверняка, был он раньше знаком с Грили лично или нет. А что касается вашего предложения – увольте, я не стану изображать Ника. Риск слишком велик.

Она опустила голову, внутренне соглашаясь, что риск и в самом деле слишком велик, но не желая признавать это вслух.

– Кроме того, Анна, вы не учитываете еще один факт. Где-то есть человек, напавший на Ника и считающий его мертвым. Мы хотим выманить его из норы, но нам это не удастся, если Броуди будет пребывать во Флоренции и в Риме инкогнито.

– Выманить его из норы? – тупо повторила она.

– Ну разумеется. Броуди станет приманкой в ловушке. Если он не будет появляться на людях, убийца решит, что мы лишь делаем вид, будто Ник жив, и сам останется в тени. Но если Броуди будет на виду, если он сумеет стать точной копией Николаса, убийца поверит, что рана оказалась несмертельной и Ник выжил. Другое объяснение просто не придет ему в голову. И в этом случае, если нам повезет, он устроит новое покушение.

– Если нам повезет? – изумленно ахнула Анна. – Да вы с ума сошли! Его же могут убить! О чем вы только думали? А он знает?

– Кто знает? О чем?

– Мистер Броуди знает, что он «приманка»?

– Да, безусловно.

Анна попыталась осмыслить услышанное. Да, рассуждения адвоката выглядели очень логично, но от этой логики ей становилось не по себе. Смерти через повешение брат Николаса предпочел риск пасть от руки убийцы. В таком выборе чувствовался хладнокровный расчет обреченного, приводивший ее в ужас. Она содрогнулась.

– Вся загвоздка, – продолжал О'Данн, не обращая внимания на ее расстроенный вид, – состоит в том, что мы не знаем наверняка, кто убил Ника. Мы лишь предполагаем, что это дело рук североамериканских агентов. Однако никакое другое объяснение просто не приходит в голову: насколько нам известно, у него не было врагов, во всяком случае, ни одного заклятого врага, способного на убийство. Остается верить только в это.

– Это невозможно. Я никогда в это не поверю.

– Тогда кто?

На это Анне ответить было нечего. Она нахмурилась. О'Данн снисходительно улыбнулся:

– Мне известно ваше восторженное отношение к президенту Линкольну, моя дорогая, равно как и ваши взгляды на рабство и на войну, но позвольте вам заметить: романтизм ослепляет вас, вы не видите фактов. Поверьте, война не имеет ничего общего с романтизмом. Знаю, вам трудно это представить, потому что вы женщина. Ваша душа слишком высока и прекрасна для понимания подобных вещей.

Анна так привыкла к его покровительственному тону, что ей даже в голову не приходило обижаться. Точно так же с ней обращались все близкие ей мужчины: отец, кузен Стивен, даже ее любимый Николас. Сейчас она и вовсе не обратила внимания на такую мелочь, пытаясь примириться с чудовищной мыслью о том, что Броуди предстоит стать «подсадной уткой».

– А если его убьют?

– Что?

Она произнесла свой вопрос вслух, но так тихо, что О'Данн не расслышал.

– Ничего, – ответила Анна.

Посетившая ее мысль оказалась настолько неприятной, что Анна постаралась поскорее переключиться на другое.

– Послушайте меня, Анна. Если вы действительно не в состоянии пройти этот путь до конца, мы распрощаемся с мистером Броуди здесь и сейчас, а завтра с утра вы можете отправляться домой. Уверяю вас, весь этот план принадлежит не мне, а Дитцу. Ему просто придется придумать что-нибудь другое.

Она подняла голову к темному небу, вспоминая, какой выбор предложил ей мистер Дитц: закрыть судостроительную компанию Журдена и послать мистера Броуди на виселицу.

– А если я все-таки соглашусь продолжать, что будет дальше, когда все это кончится?

– Когда все кончится, то есть когда мистер Броуди перестанет быть нам полезным, мы его «убьем». Вы объявите родным, что он – то есть не он, а Николас – заболел лихорадкой или упал с лошади и умер. Вы похоронили его в Италии. Броуди отправится обратно в тюрьму, а вы вернетесь в Англию и будете продолжать свою жизнь в качестве вдовы, каковой, по сути, и являетесь. И никто никогда не узнает правды.

Анна опять поежилась, охваченная каким-то непостижимым суеверным чувством.

– Не забывайте, я провел в его обществе последние две недели, – вся так же мягко продолжал О'Данн. – Я прекрасно понимаю ваше нежелание с ним общаться, но, по правде говоря, Броуди совсем не так плох, как вам кажется. Я совершенно уверен, что вам ничто не угрожает.

Она вспыхнула и отвернулась. На нее нахлынули непрошеные воспоминания.

– Я не думаю, что он склонен к насилию, – добавил адвокат.

– Не склонен к насилию? Но он же убил женщину, он…

– Броуди это отрицает.

Анна замерла от неожиданности, потом недоуменно покачала головой:

– И вы ему верите, Эйдин? Мне кажется, он вам даже нравится!

– Вовсе он мне не нравится! Если бы можно было выбирать, я предпочел бы, чтобы Броуди умер, а Ник был бы жив!

О'Данн отвернулся от нее и отошел на несколько шагов, чтобы скрыть свои чувства, но Анна последовала за ним и тихонько коснулась его руки. Она иногда забывала, что смерть Николаса стала тяжелой утратой не только для нее одной. Думая о том, что потеряла, она попыталась представить себе, каково это будет – вернуться сейчас в Англию. Странная мысль пришла ей в голову: здесь она чувствовала себя не такой одинокой, как дома. Да, есть о чем поразмыслить на досуге. Когда у нее будет досуг.

– Хорошо, Эйдин, я попробую. Постараюсь выдержать несколько дней в обществе этого человека. Но только прошу вас, будьте всегда рядом со мной, ладно? Мистер Флауэрс не внушает особых надежд в качестве телохранителя, вы согласны со мной?

Адвокат обернулся, мягкая улыбка вновь освещала его лицо. Он взял ее за обе руки:

– Все будет хорошо, Анна, я обещаю. – Они направились обратно к гостинице.

– Но только…

– Что?

– Мне кажется, с завтрашнего дня нам всем следует продолжить путь вместе. В нашей карете могут свободно разместиться четверо, а мистеру Броуди пора приступить к урокам. В конце концов, ему ведь предстоит многое усвоить об этих… как их… коробчатых кильсонах, не так ли?

Анна грустно улыбнулась ему в ответ.

– Хорошо, будем ехать вместе, – вздохнула она с видом человека, примирившегося со своей горькой долей.

– Вот и умница. Я восхищаюсь вами, дорогая, и считаю вас очень отважной молодой леди.

– Никакой отваги у меня нет, – отмахнулась Анна, взяв его под руку. – Должно быть, я просто сошла с ума.

Глава 7

– А что это за кресты вдоль дороги понатыканы? Вон, гляньте, еще один, забодай его, гвоздями к дереву прибит! – поинтересовался Билли, указывая пальцем в окно, пока громоздкая дорожная карета, ныряя в выбоины и подскакивая на ухабах, тяжело катила по дороге.

Они перевалили через альпийский хребет этим утром и теперь пересекали пустынную и мрачную лесистую местность. Казалось, подступающие прямо к дороге деревья сжимают карету неумолимыми тисками. Продвижение было медленным, пейзаж однообразным, а сводящая с ума скука заставляла нервничать всех, включая простодушного Билли.

Убедившись, что никто отвечать на вопрос Билли не намерен, Броуди деловито сообщил:

– Крестами отмечают те места, где путешественники вроде нас подверглись нападению разбойников, были ограблены и убиты.

Все трое дружно, как по команде, посмотрели на него и тотчас же отвернулись. Анна презрительно усмехнулась и вновь уставилась в окно.

– Это правда, – упорствовал Броуди. – Так сказано в книжке, которую вы мне дали.

Анна мрачно кивнула, уже сожалея о своем необдуманном порыве. Целый день мистер Броуди только и делал, что развлекал своих спутников избранными местами из того самого итальянского разговорника, которым она швырнула в него вчера вечером. Как любое справочное издание подобного рода, эта книга изобиловала полезными и содержательными выражениями, призванными оказать практическую помощь путешественникам по Италии. Например: «О боже, в моего форейтора ударила молния!» или «Увы, на нас напали волки! Пусть какой-нибудь храбрец пойдет и прогонит злобно воющих тварей».

– Вы нашли в своем словаре какое-нибудь действенное заклинание против разбойников, мистер Броуди? – холодно спросила она.

– Да, мэм. По правде говоря, целых два. «Chiami un vigile», что означает…

– «Позовите полицейского». Да, это нам очень пригодится. Я уже чувствую себя гораздо спокойнее.

В разговоре с этим человеком Анна никак не могла удержаться от колкостей: общение с ним почему-то пробуждало в ней худшие черты характера.

– А второе?

– «Ессо, questa si che e bella».

Она нахмурилась в недоумении.

– А это что такое? – спросил Билли.

– У них это называется идиоматическим выражением, Билл.

– И что ж оно значит?

– Оно означает: «Ну вот, на этот раз мы здорово вляпались».

Сам Броуди, Билли и даже Эйдин дружно и весело расхохотались под сердитым взглядом Анны. У мистера Броуди была склонность к своеобразным шуткам, которых она не понимала.

– Если это вас не слишком затруднит, мистер Броуди, не могли бы вы на время оставить в покое остроумные итальянские поговорки и сосредоточить свое внимание на чем-нибудь другом?

Броуди послушно захлопнул разговорник и улыбнулся ей через разделявшее их пространство кареты, пока она рылась в дорожной сумке. Наконец Анна извлекла из саквояжа какой-то плоский, но довольно тяжелый на вид квадратный чемоданчик размером шесть дюймов на шесть в плетеном чехле. Оказалось, что это дорожный письменный прибор – настоящее маленькое чудо, обитое изнутри бархатом, с отделениями для бумаги, перьев, крошечной чернильницы, облаток, сургуча, конвертов и почтовых марок. Броуди еле удержался, чтобы не рассмеяться вслух: мелочной, педантичной, деловитой аккуратностью эта штука в точности напоминала свою хозяйку.

Анна подняла голову и послала ему холодный взгляд, словно догадавшись, о чем он думает. У нее и в мыслях не было кичиться перед ним своей образованностью, однако невольно и незаметно для себя она заговорила с назидательными, несколько даже покровительственными интонациями строгой классной дамы.

– Я решила, что нам лучше начать с чего-нибудь попроще, – объявила она. – Набросаем для начала общий вид сооружений нашего судостроительного завода. Вы должны иметь хотя бы самые общие представления о кораблестроении, потому что мы строим все – от клиперов <Быстроходное парусное судно с тремя-четырьмя мачтами и развитой парусностью.> до грузовых пароходов.

– А вам какие больше нравятся?

– Прошу прощения?

– Что вам больше нравится, клиперы или пароходы?

Она на мгновение задумалась.

– У меня нет особых предпочтений. И у тех и у других есть свои преимущества. Паровые суда более надежны, зато парусные обходятся дешевле. Я знаю, многие недовольны появлением пароходов, но сопротивление исходит от людей, которыми движет тоска по прошлому, а не практические соображения.

– Понятно. Но компания Журдена, ясное дело, идет и ногу со временем и ничего подобного не допустит.

Анна позволила себе снисходительную усмешку.

– Я вижу, вы тоже принадлежите к числу непримиримых, мистер Броуди. Поправьте меня, если я ошибаюсь. Вы дали зарок «оставить море, если вся вода уйдет в пар». Вы называете уголь «купленным ветром» и оплакиваете конец парусной эпохи, когда мужчины были мужчинами, а корабли – кораблями. Теперь, по-вашему, ничего не осталось кроме безобразных и шумных двигателей, а кочегары и гребные винты только портят плавучесть доброго четырехмачтового судна.

Броуди ничего не ответил, и она вопросительно подняла брови, сама не понимая, почему ей так хочется вывести его из себя.

– Итак? Я угадала?

Судя по заходившим на скулах желвакам, она своей цели добилась, однако, когда он наконец заговорил, его голос звучал ровно.

– Ну что ж, доля правды в ваших словах есть, миссис Бальфур. Когда человек раз за разом нанимается в плавание на парусных судах, он привыкает к своей жизни, вроде как даже привязывается к ней. Хотя бы потому, что никакой другой не знает. Но когда он меняет паруса на пар, он по сути дела просто меняет один грязный кубрик на другой – такой же тесный и грязный.

Немного помолчав, Броуди добавил с тем же спокойным дружелюбием:

– Ну, рейсы, правда, покороче, жалкую плату задерживают не так часто, а принудительной вербовки становится меньше – вот и вся разница, миссис Бальфур. Но капитан по-прежнему вечно пьян, матросов все так же нещадно секут ни за что ни про что, а уж за малейшую провинность помощники капитана готовы глотку перегрызть. – Он наклонился через проход. – Сдается мне, мэм, что о славной жизни моряков рассуждают в основном романтически настроенные леди и джентльмены. Те самые, что носа не кажут из каюты и заказывают завтрак в постель, когда на море волнение в два балла.

Губы Анны плотно сжались. Броуди ясно дал понять, что считает ее одной из тех глупых барышень, которые идеализируют жизнь моряков, и ей неприятно было сознавать, что он отчасти прав. Она очень много знала о кораблях, но очень мало – о людях, плавающих на них. Броуди не сводил глаз с ее лица, его брови были вопросительно приподняты: Анна заподозрила, что он ее передразнивает. Ей стало досадно.

– Сколько вам было лет, когда вы впервые вышли в море, мистер Броуди?

– Четырнадцать.

– А сколько вам теперь? Двадцать восемь? Двадцать девять?

Броуди сухо усмехнулся. Она же прекрасно знает, сколько ему лет! Но ее вопрос открыл ему глаза на то, насколько ей тяжело признать – даже сейчас! – что он состоит в кровном родстве с ее драгоценным Николасом.

– Двадцать восемь, мэм.

– Двадцать восемь. Стало быть, четырнадцать лет в море. Однако Эйдин сказал мне, что вы получили удостоверение главного помощника совсем недавно, перед самым… арестом.

Последнее слово она произнесла, слегка запнувшись, как будто оно было иностранным и немного неприличным.

– Разве это не странно? Если не ошибаюсь, опытному моряку требуется в среднем не больше семи лет, чтобы получить полноценный капитанский патент и стать шкипером. Почему же у вас продвижение по службе заняло вдвое больше времени?

Уголком глаза Анна заметила, как Эйдин беспокойно ерзает на сиденье рядом с ней. Вне всякого сомнения, он решил, что она нарочно провоцирует мистера Броуди. Но ей было все равно. Помимо всего прочего ее возмущало, каким тоном Броуди обращался к ней, называя ее миссис Бальфур.

Притворная невинность ее вопроса больно кольнула Броуди.

– Такой благородной леди, как вы, мэм, вряд ли известно, что попасть на ют матрос может двумя путями: либо через якорную трубу, либо через транцевый люк.

Анне с досадой пришлось признать, что она понятия не имеет, о чем толкует мистер Броуди, хотя бесспорно ясно было одно: он нарочно несет всю эту тарабарщину на своем матросском жаргоне, чтобы сбить ее с толку.

– Вы своего добились, – отметила она с каменным лицом. – А теперь, может быть, соблаговолите перевести?

Броуди улыбнулся:

– Ют – это помещение для офицеров.

– Это мне известно.

Не вставая с места, он отвесил ей издевательски почтительный поклон.

– Тот, кто родом из богатой и знатной семьи, добирается до юта, расположенного на корме, через транцевый люк, находящийся там же. А у кого нет богатства и связей, тому приходится протискиваться через якорную трубу…

– Не надо мне объяснять, где находится транцевый люк, – оборвала его Анна. – И что такое якорная труба, я тоже знаю. Но ваше объяснение представляется мне чрезвычайно любопытным. Признаюсь, больше всего меня поражает то, какую убедительную отговорку вы для себя нашли. А впрочем, все это не имеет значения. Продолжим наш урок. Я вижу, нам предстоит долгий путь.

Броуди откинулся на спинку сиденья. Его лицо ничего не выражало. Да, это была всего лишь удобная отговорка, но он скорее согласился бы принять дюжину плетей, чем признать правоту миссис Бальфур. Подлинная причина его медленного продвижения по службе состояла в том, что до недавнего времени он просто не думал о карьере. Ему было все равно, получит он офицерское звание или нет.

Когда-то он был матросом-новичком – молодым, горячим и не очень-то дисциплинированным. Неизбежные наказания он выдерживал стойко, бравируя своей смелостью и бросая вызов старшим по званию. С тех пор много воды утекло: Броуди повзрослел, и гонора у него поубавилось. Время несколько отрезвило его. Oн получил удостоверение помощника капитана и решил, что это начало новой жизни.

А потом кто-то убил Мэри, и все покатилось в тартарары.

Он видел, что Анна вошла во вкус. Набросок судоверфи Журдена не уместился на одном листе, ей пришлось взять второй, чтобы пририсовать доки. Она с энтузиазмом объясняла назначение различных построек, радуя его слух своим правильным произношением, свойственным образованным людям высшего сословия. Броуди простил ей это невольное превосходство: уж больно ему нравился ее нежный и мелодичный голос.

Он бросил взгляд на О’Данна; адвокат холодно посмотрел на него в ответ. Билли Флауэрс прикорнул в уголке кареты и, по своему обыкновению, погрузился в сон. Анна что-то увлеченно объясняла, указывая на какую-то деталь чертежа. Броуди прищурился и неуклюже подался вперед, притворяясь, что ему издали плохо видно.

– Может, поменяемся? – с самым невинным видом предложил он О’Данну.

– О, разумеется!

Мужчины встали, чтобы поменяться местами. Гремя цепью, Броуди со вздохом удовлетворения опустился на сиденье рядом с Анной. Она отпрянула, словно почуяв запах дохлой рыбы. Плечи у нее напряглись, спина как будто одеревенела, и Броуди разозлился. Он склонился над письменным прибором, якобы изучая чертеж, но при этом специально задел ее коленом. Она вздрогнула и постаралась как можно дальше отодвинуться в сторону.

– А это что такое? – спросил он, указывая на какую-то деталь.

Волей-неволей ей пришлось наклониться к нему поближе. В эту самую минуту он повернул голову, и они стукнулись носами. Щеки у нее окрасились тем самым нежным румянцем, который ему так нравился. Броуди откинулся на спинку сиденья, весьма довольный собой.

Урок продолжался. Анна понемногу успокоилась и через некоторое время стала держаться уже не так скованно, хотя постоянно ощущаемая и – как она подозревала – нарочно подстроенная близость мистера Броуди не давала ей чувствовать себя вполне свободно. В карете было слишком душно: ей пришлось пережить неприятный момент, когда Броуди не без труда, так как ему мешала цепь, расстегнул рукава своей льняной рубашки и закатал их выше локтя.

Вид мускулистых и загорелых мужских рук, покрытых золотистыми волосками, оказал на нее странное воздействие: все мысли разом испарились у нее из головы. Насколько ей помнилось, за все годы знакомства с Николасом она ни разу не видела его рук обнаженными. Да, она была в этом уверена; в противном случае она бы не забыла.

«Джентльмены никогда не закатывают рукава в присутствии дам», – чуть было не сказала она вслух, но удержалась. Пусть это замечание останется до следующего урока; ей не хотелось чересчур перегружать ум мистера Броуди правилами хорошего тона на первом же занятии.

– Вот вы говорите, что Журдены строят все, – заметил он, когда она описала ему кузницу. – А вам никогда не хотелось ограничиться чем-нибудь одним? Каким-то определенным типом кораблей?

Интересный вопрос. Мистер Броуди, пожалуй, и представить себе не мог, насколько этот вопрос важен. Сама не понимая, что подвигло ее на такую откровенность, Анна поделилась с ним своей мечтой.

– У меня была надежда, что мы сосредоточим усилия на создании новой серии пассажирских судов. Мне хотелось, чтобы это был целый флот комфортабельных трансатлантических лайнеров, курсирующих между Европой и Америкой. И еще я надеялась, что мы сами будем отправлять их в плавание, а не продавать по контракту какому-нибудь пароходству. Но теперь это вряд ли сбудется.

– Почему?

Она посмотрела на него внимательно и грустно:

– Потому что Николас умер. А Стивен хочет строить только военные корабли.

«Это беспроигрышный вариант», – настаивал ее кузен. Он утверждал, что всегда можно найти на земном шаре такое место, где идет война, и не важно, участвует в ней Англия или нет. Циничная расчетливость Стивена возмущала Анну, однако ее отец считал, что в его рассуждениях имеется рациональное зерно. Дело есть дело. Теперь, когда Николас уже не мог ее поддержать, она не сомневалась, что точка зрения Стивена восторжествует и судостроительная компания Журдена пойдет по намеченному им пути.

– Но ведь компания по-прежнему принадлежит вашему отцу, я не ошибся? – спросил Броуди.

– Да.

– А после его смерти она перейдет к вам, разве нет?

– Да.

– Ну, тогда я не понимаю. Почему вы не можете строить, что вашей душе угодно?

Анна тихонько рассмеялась:

– Мистер Броуди, ваша очаровательная наивность меня просто поражает. Ответ, если коротко, состоит в двух словах: я женщина.

– Ну и что?

«Нет, это не наивность, – решила Анна, – это глупость». Нетерпеливо покачав головой, она положила конец расспросам и принялась объяснять ему разницу между кницами, брештуками и крачесами <Различные крепежно-соединительные детали в кораблестроении>.

А бесконечный день все тянулся, становясь невыносимо жарким. О’Данн задремал, свесив голову на грудь. Билли Флауэрс тихонько похрапывал во сне. Посреди лекции о подошве волны и ее влиянии на конструкцию киля Анна заметила, что Броуди тоже зевает, и опустила перо.

– Пожалуй, на сегодня достаточно, – объявила она, сжалившись над ним.

– Нет-нет, не обращайте на меня внимания. Все это так занимательно.

Анна решила, что он с ней заигрывает.

– Где вы родились, мистер Броуди? – вдруг спросила она, удивив не только его, но и себя.

– А разве Ник вам не говорил?

– Я спрашиваю вас.

– Да, но что он вам сказал?

Она промолчала, ясно давая понять, что ждет ответа на свой вопрос. Броуди устроился поудобнее и перебросил ногу на ногу.

– Я вам отвечу, но только при одном условии: перестаньте называть меня лжецом.

Анна вспыхнула:

– Приношу свои извинения. Я…

– Извинения приняты.

Он улыбнулся, но она не улыбнулась в ответ. Броуди уже начал сомневаться, есть ли у нее вообще чувство юмора.

– Я родился в доме моего отца в долине Глеморган в Денбишире. Там я прожил до шестилетнего возраста, а потом мы с матерью и братом перебрались в Лланучлин. Это недалеко от Ритлана на речке Ди.

– Это в Уэльсе, – сказала она для пущей уверенности.

– Ага, в Уэльсе, – с довольным видом, подтвердил Броуди.

Значит, все-таки не Ирландия. Анна ему поверила, а это означало, что Николас ее обманул.

– Ваши родители живы? – спросила она еле слышно.

– Моя мать умерла.

– А отец?

– Еще жив, насколько мне известно.

«Плевать я хотел, жив он или мертв», – мысленно добавил Броуди.

У Анны было столько вопросов, что она не знала, с чего начать. Но расспрашивать мистера Броуди было равносильно признанию в том, что Николас не сказал ей ни слова правды, а этого ей не хотелось.

– Вы с Николасом… вы… вместе выросли? – спросила она без особой надежды.

– Верно. Пока нам не стукнуло по четырнадцать. А потом наши пути разошлись, если можно так сказать.

Она отметила про себя горечь, прозвучавшую в его голосе.

– Тем не менее вы оба выбрали море. Во всяком случае, корабли.

– Да, это странно. Лланучлин находится далеко от побережья, однако мы оба нашли работу, связанную с морем. Я не знаю, как это объяснить. В детстве мы с ним ни о чем таком не мечтали,

– Говорят… – Анна мучительно перевела дух, – говорят, что между близнецами существует особая духовная связь. – Ну вот, она признала это вслух. Начало положено…

Броуди смутно догадывался, чего стоило ей это признание. Ему хотелось прикоснуться к ней, накрыть ладонью ее маленькую ручку, сжимающую край чемоданчика с письменным прибором, но он не посмел. Она испугалась бы до смерти. Вместо этого он тихо сказал:

– Энни, мне очень жаль видеть вас такой печальной.

Он и сам не знал, почему назвал ее этим ласковым именем, просто так получилось.

Анна расправила плечи, стараясь успокоиться, и сделала еще одну уступку.

– Возможно, моя фамилия на самом деле вовсе не Бальфур. Видимо, Николас… ее придумал. Если вам неприятно ее произносить, полагаю, вы могли бы называть меня мисс Журден. В конце концов, это именно то, к чему я привыкла. Но я не давала вам разрешения называть себя по имени и уж тем более обращаться ко мне с этим нелепым простонародным прозвищем. Никто и никогда меня так не называл.

Она вдруг заметила, что оба они перешли почти на шепот, как будто стараясь не разбудить Эйдина. При мысли об этом Анна повысила голос до обычного тона, но адвокат так и не проснулся.

– Никто? – все так же тихо переспросил Броуди. – Ни один из ваших воздыхателей не называл вас Энни? А ведь это такое красивое имя!

– У меня не было «воздыхателей», – ледяным тоном отрезала Анна, – за исключением моего мужа.

«А он небось звал тебя „мисс Журден“ даже в постели в брачную ночь», – подумал Броуди. Он сочувственно прищелкнул языком, делая вид, что ее слова его удивили.

– Неужели никого? Ну хоть кого-нибудь? – Его жалостливый тон покоробил Анну.

– Никого.

– А почему вы так странно произносите свою фамилию? – огорошил он ее внезапным вопросом. – Почему Журден, а не Джордан?

– Фамилия Журден французского происхождения, – объяснила Анна.

– И поэтому она пишется не так, как произносится? – Впервые за все время с тех самых пор, как Броуди увидел ее в корабельной каюте, Анна рассмеялась. Ее бледное серьезное лицо чудесным образом преобразилось, а смех мгновенно вызвал ответную улыбку у него на губах.

– Какой забавный вопрос, – добродушно воскликнула она, – особенно из уст валлийца! Да разве в валлийском языке хоть одно слово произносится так же, как пишется? Ну вот, к примеру, скажите мне, сколько букв в названии города Ритлан?

Броуди одобрительно усмехнулся. По крайней мере она хоть что-то знает о валлийском языке и не считает его варварским наречием, подлежащим запрету, как некоторые надутые англичане.

– Я вижу, вы бывали в Уэльсе.

– О да, во всяком случае, в Лландидно. Там очень красиво. И народу с каждым годом все больше. Лландидно становится настоящим модным курортом.

Анна вдруг умолкла, оборвав себя на полуслове. Как это получилось, что у нее с мистером Броуди вдруг завязалась светская, чуть ли не приятельская беседа? Ей сразу стало неловко: это было нечестно по отношению к ее мужу. Ощутив в душе намек на еще более предательское чувство, она принялась торопливо завинчивать походную чернильницу и снимать металлический наконечник с пера.

– Я ни разу не возвращался в Уэльс после отъезда, – тихо продолжал Броуди, словно не замечая ее внезапной отчужденности. – В Лландидно очень красиво, но вам непременно нужно когда-нибудь побывать в долине Глеморган. На востоке поднимаются Кремнистые холмы, а долина вся пестрая, как лоскутное одеяло: сколько хватает глаз, всюду овечьи пастбища и небольшие поля. Я давно хотел съездить туда и навестить могилу матери, да вот так и не собрался.

Мысль о том, что теперь ему не суждено исполнить задуманное, он оставил невысказанной. Не было нужды об этом говорить: пальцы Анны замерли над бумагами. Она вдруг поняла, что начинает видеть в мистере Броуди человека, отдельного от Николаса, а не просто его зеркальное отражение или самозванца, пытающегося занять его место.

Открытие встревожило ее, но в то же время принесло облегчение. Не так мучительно будет провести несколько недель под одной крышей с этим человеком, если каждое слово или жест Броуди перестанет остро и живо напоминать ей о его брате. И все же Анне становилось не по себе при мысли о более тесных отношениях, которые неизбежно свяжут их по мере того, как она будет ближе узнавать и понимать его. Внутренний голос подсказывал ей, что им безопаснее оставаться чужими друг другу.

– Урок окончен?

Анна вздрогнула, услышав голос Эйдина, и подняла голову, ощущая легкое и совершенно необъяснимое чувство вины. Как это нелепо! Она же ни в чем не провинилась!

– Да, мы только что закончили. И мне кажется, мы многого добились, – ответила Анна, складывая письменные принадлежности. – Для первого раза совсем неплохо.

– Вы закончили как раз вовремя. Мы подъезжаем к месту нашего ночлега.

– Да, я вижу.

Они и в самом деле прибыли на место. Со скрытой усмешкой Анна наблюдала за тем, как мистер Броуди расталкивает своего храпящего охранника. Эйдин опустил подножку кареты и вылез наружу, потом обернулся и протянул обе руки, чтобы ей помочь. Ей пришлось протискиваться мимо Броуди по дороге к двери. Она передала Эйдину свой письменный прибор, таким образом, у него осталась только одна свободная рука. Произошла неловкая заминка, пока Анна осторожно нащупывала ногой ступеньку, протянув одну руку вперед и цепляясь другой за открытую дверцу.

И вдруг большие сильные руки мистера Броуди крепко подхватили ее за талию с двух сторон и придержали, пока она нашла подножку, оперлась на руку Эйдина и благополучно спустилась на землю.

Все приключение заняло меньше чем полминуты но Анну еще долго преследовало ощущение, пережитое в тот момент, когда сильные мужские руки прикасались к ней. Она ни на миг не усомнилась, что поступок Броуди был продиктован заботой и предупредительностью. Как ни странно, ей был даже приятен этот жест. До нее не сразу дошло, что сильные руки, державшие ее так крепко и надежно, были скованы между собой безобразной стальной цепью.

Глава 8

Слава богу, хоть дождь прекратился. Не совсем прекратился, но по крайней мере перестал лить как из ведра. Тяжелые косые струи воды размыли дорогу, превратив ее в непролазное месиво. К счастью, теперь ливень перешел в легкий моросящий дождичек, а гром ворчал где-то в отдалении, над смутно виднеющейся справа Апеннинской грядой. Однако зло уже свершилось: тяжелая карета безнадежно застряла в грязи.

– Ну! Ну! – надрывался возница, нахлестывая кнутом двух могучих волов, специально нанятых у местного крестьянина, чтобы вытащить карету.

Сам владелец волов, широко расставив ноги, тянул их спереди за упряжь. Сзади карету с громким кряхтеньем и стонами пытались приподнять Броуди и Билли Флауэрс. А на обочине дороги, стоя на относительно чистом, поросшем влажным мхом пригорке и подняв над головой зонтики, следили за происходящим Анна и Эйдин О’Данн.

Билли был выше ростом и массивнее – настоящая гора мускулов, но Анна его почти не замечала. Все ее внимание было сосредоточено на более стройном и гармонично сложенном Броуди. Вода стекала с его волос, белая рубашка облепила тело. Анна рассеянно и односложно отвечала на замечания Эйдина, целиком поглощенная созерцанием стройных ног Броуди, широкого разворота плеч, вздувшихся от напряжения мускулов на его руках и плечах. На этот раз она могла открыто признать, что смотреть на него – одно удовольствие, но тут же сказала себе, что получает чисто эстетическое наслаждение, сродни тому, которое люди испытывают, любуясь античной скульптурой в музее.

Всю свою жизнь Анна провела среди благородных джентльменов, для которых серьезнейшей физической нагрузкой, требующей крайнего напряжения сил, являлась охота на лис или азартная игра в крикет. А те из них, кому все-таки приходилось зарабатывать себе на жизнь, делали это, сидя за письменным столом: такой урок она затвердила с детства. Мистер Броуди зарабатывал на жизнь, проливая пот на морских судах, стало быть, его нельзя было назвать джентльменом.

Она спросила себя: стал бы Николас помогать вознице вытаскивать застрявшую в грязи карету? На секунду Анна попыталась представить себе такую картину, но не смогла. Немыслимо! Он не стал бы этого делать – он счел бы такое занятие ниже своего достоинства и наблюдал бы за происходящим со стороны вместе с ней и Эйдином.

Возница снова и снова щелкал кнутом – это было похоже на выстрелы. Мужчины кричали друг на друга, понукали животных, а те отвечали усталым храпом и мычаньем. Вдруг один из волов рухнул на передние ноги. Карета накренилась и пошла юзом, заскользила, как по льду, увлекая за собой другого вола. Броуди успел отскочить вовремя, а вот Билли Флауэрс получил полновесный удар по голове задком кареты и растянулся лицом в грязи.

Анна вскрикнула, закрыв лицо руками. Ей казалось, что они оба сейчас попадут прямо под колеса и их раздавит насмерть. Упавший вол все еще силился подняться с колен, но ноги у него разъезжались в грязи, а кнут кучера и крики фермера служили плохим подспорьем. Броуди подхватил Билли под мышки и с видимым усилием начал вытаскивать его неподвижное, лишенное признаков жизни тело из-под кареты.

– Помогите ему! – закричала Анна, дергая Эйдина за полу сюртука и подталкивая его.

Адвокат нерешительно двинулся вперед, но сразу же остановился. Швырнув в лужу свой промокший насквозь жемчужно-серый зонтик, Анна сделала два шага по направлению к копошащимся на дороге мужчинам, но ее помощь не понадобилась: в эту самую минуту Броуди перебросил безжизненную руку Билли себе через плечи и, кряхтя от натуги, тремя могучими рывками вытащил его из размытой колеи на невысокий пригорок, а потом рухнул сам у ног Анны прямо поверх застывшей туши Флауэрса.

Откатившись в сторону, Броуди сел в грязи. Он тяжело дышал, опустив голову и свесив руки между согнутых колен. Эйдин и Анна склонились над Билли.

– Жить будет, – сумел выговорить запыхавшийся Броуди. – Только шишку набил, больше ничего.

Наконец он с трудом поднялся на ноги – перепачканный, усталый, вдруг показавшийся им обоим высоким, как башня. Анна и О’Данн одновременно с тревогой сообразили, что руки у Броуди свободны, а его охранник лежит без сознания.

Он широко ухмыльнулся, наслаждаясь их испугом. «Что бы еще такое придумать, чтобы нагнать на них побольше страху?» – мелькнула озорная мысль. Адвокат был выше среднего роста, но все-таки уступал ему. Правда, у О’Данна был пистолет, но Броуди мог запросто его отобрать.

Он уже подбоченился, предвкушая потеху, но стремительно обернулся, когда у него за спиной раздался чавкающий по грязи топот копыт. В мгновение ока трое всадников вылетели из-за деревьев и окружили их.

– Banditti! <Разбойники! (ит.)> – в панике завопил возница. Он соскочил с козел и со всех ног бросился в лес. Владелец волов, не долго думая, последовал за ним по пятам. Броуди и О’Данн стали плечом к плечу, прикрывая Анну. Бандиты спрыгнули со своих шелудивых лошадей и затараторили по-итальянски, размахивая пистолетами. Все трое казались грубыми и злобными оборванцами.

– Что им нужно? – спросил О’Данн, высоко подняв руки вверх.

– Ну а вы как думаете, какого черта им может быть нужно? – проворчал Броуди. – Отдайте им деньги.

Один из грабителей проворно взобрался на крышу кареты и принялся скидывать багаж на землю. Другой взламывал сундуки и чемоданы, набивая мешок всем, что попадалось под руку. Он забрал кое-что из одежды О’Данна, а также драгоценности и туфли Анны. Третий чего-то потребовал от них, не переставая целиться из пистолета.

– Деньги и ценности, – перевела Анна, стараясь унять дрожь.

Ни минуты не колеблясь, она сняла агатовые сережки, брошку и колечко с ониксом, пока бандит обыскивал бесчувственное тело Билли в поисках чего-либо ценного. О’Данн отдал свой бумажник и карманные часы.

Грабитель заорал на Броуди. Тот поднял руки и со всей возможной любезностью произнес:

– Извини, грязный сукин сын, у меня ничего нет. Niente <Ничего (ит.).>.

Тут он припомнил фразу из разговорника и добавил:

– Е molto seccante <Такая досада (ит.)>.

Бандит выругался и толкнул его в грудь.

– Паоло! – окликнул его тот, что набивал мешок, и он отошел, пятясь задом и продолжая целиться в Броуди из пистолета.

– Что вы ему сказали? – шепотом спросил насмерть перепуганный О’Данн.

– Сказал, что все это очень досадно. А ваш пугач все еще у вас в кармане, О’Данн?

– Да, он у меня.

– Рад слышать. И когда же вы намерены им воспользоваться, чтобы перестрелять этих ублюдков?

– Их же трое! Я думаю, нам лучше всего… – Паоло вернулся, и О’Данн почел за благо закрыть рот. Анна заметила, что с него градом катит пот, и бессознательно придвинулась ближе к Броуди. Паоло что-то пролаял своим дружкам, и они повскакали на коней, перебросив через седла мешки, набитые добычей. Анна в ужасе ахнула, когда Паоло подтянул ее к себе, схватив за платье на груди.

Броуди выкрикнул страшное богохульство и бросился вперед.

– А ну не трожь ее!

Обнажив в ухмылке частокол скверных зубов, грабитель прицелился ему в голову. Маленькие черные глазки злобно сверкали. Броуди замер, стиснув кулаки и слегка согнув колени, словно приготовившись к прыжку.

– Застрелите его! – прохрипел он сквозь зубы. – Черт побери, О’Данн, стреляйте!

Бандит начал пятиться, цепко держа Анну и волоча ее за собой к своей лошади. Колени у нее подгибались, она испугалась, что не сможет выполнить приказ, когда он велел ей взобраться в седло. Тогда Паоло грубо взвалил ее поперек седла, а сам вскочил сзади и повернул лошадь.

О’Данн явно не собирался стрелять. В бешенстве, не веря своим глазам, Броуди проводил взглядом трех всадников. Остался последний шанс. Он бросился вслед за скачущей рысью лошадью, намереваясь схватить бандита за сапог и свалить его на землю, но Паоло заметил его, вскинул пистолет и выстрелил. Броуди ощутил обжигающий, хотя и прошедший вскользь по щеке и уху след. Пуля его не остановила, он продолжил преследование.

Раздался крик Анны. Бандит выстрелил снова, однако на этот раз пистолет лишь безобидно щелкнул у него в руке. Тогда он с размаху всадил пятки в бока лошади и стремительно послал ее вперед. На ходу лошадь боком задела Броуди, и он упал на спину. Анна опять закричала, испугавшись, что он сейчас попадет под копыта, но этого не случилось: Паоло натянул поводья, выровнял вставшую на дыбы лошадь и галопом скрылся в тени деревьев.

Броуди с трудом поднялся на ноги, держась за ушибленный бок и спрашивая себя, целы ли у него ребра. О’Данн бросился на помощь, но Броуди злобно оттолкнул его.

– Дайте мне пистолет, – отрывисто приказал он.

– Я не могу, вы же…

– Дайте сюда! – заорал Броуди, схватив его за грудки и тряся изо всех сил.

Несколько долгих секунд они смотрели друг на друга. Наконец Броуди разжал руки. О’Данн сунул руку за пазуху и достал из внутреннего кармана пистолет.

– И это вы называете пистолетом? – спросил Броуди, добавив непристойное ругательство.

Всего четыре заряда, а он не слишком хорошо умел стрелять. Однако выбора не было и времени тоже: сунув пистолет в карман, Броуди поспешил к упряжным лошадям, привязанным под деревьями поодаль от дороги.

– Что вы собираетесь делать? – испуганно спросил адвокат, пока Броуди отвязывал самую крупную лошадь.

Броуди хмуро осмотрел лошадь. Ни уздечки, ни седла. За всю жизнь ему только дважды приходилось сидеть верхом, причем оба раза в детстве. Он подвел лошадь к большому камню и воспользовался им как опорой, чтобы вскочить ей на спину.

– Садитесь на одну из оставшихся и езжайте за подмогой. Разыщите кого-нибудь, кто мог бы нам помочь. Приведите людей сюда, а потом поезжайте по нашим следам. Я буду искать миссис Бальфур.

О’Данн застыл на месте, выпучив глаза.

– Делайте, что вам говорят! – рассердился Броуди.

Он стукнул лошадь каблуками и дернул ее за гриву, чтобы развернуть, одновременно ткнув в грудь О'Данна, оказавшегося у него на дороге. Перед тем, как въехать в подлесок, он обернулся и увидел, как адвокат подводит к валуну вторую лошадь.

Двигаться по следу оказалось делом нетрудным: влажная земля хорошо хранила следы копыт. Судя по тому, что некоторые отпечатки были глубже остальных, он мог даже угадать, на какой лошади Паоло вез Анну. Лес обступал его со всех сторон, и все же Броуди различал еле заметную тропу. По временам ее пересекали другие дорожки, но следы вели прямо вперед, не сворачивая.

Труднее всего было направлять по следу проклятую лошадь, не имея ни поводьев, ни шпор. Броуди наклонился вперед и сжал голову животного обеими руками, заставляя его держаться прямо, а когда требовалось свернуть, наваливался на шею лошади то справа, то слева. Таким образом ему приходилось ползти со скоростью улитки, а это сильно действовало на нервы.

Броуди сосредоточился на продвижении вперед, стараясь не впадать в панику и не думать о том, что может происходить с Анной в эту минуту. Громко ругаясь, он поминутно стирал с лица кровь пополам с дождевой водой, но жгучего следа, оставленного оцарапавшей щеку пулей, почти не замечал.

По его расчетам, он успел проехать около четырех миль, когда лес начал редеть и сменился равниной, поросшей травой. Следы копыт пропали. На миг Броуди охватила паника, но он снова разглядел их впереди и успокоился. Похоже, следы вели прямо через луг к лесу, темневшему на противоположной стороне. Справа на горизонте возвышался пологий, изрезанный оврагами холм.

Броуди пустил лошадь по следу крупной рысью, проклиная на чем свет стоит ее вихляющий из стороны в сторону бег. На каждом шагу его подбрасывало, как мячик, но он все-таки упорно продвигался вперед.

Проделав три четверти пути через долину, Броуди заметил домик, прилепившийся к подножию холма и почти скрытый за деревьями. Возле дома были привязаны три лошади. Броуди спрыгнул на землю, повернул свою лошадь и крепко шлепнул ее по крупу, чтобы отправлялась восвояси, потом лег на землю и пополз по-пластунски к невысоким зарослям, раскинувшимся в сотне футов от домика. Добравшись до прикрытия, он огляделся и прислушался.

Из трубы вилась струйка дыма. Лошади все еще не были расседланы: Броуди похолодел, осознав, что это может означать. Он вытащил из-за пояса пистолет О'Данна и проверил его. Потом набрал в грудь побольше воздуха и стремглав пересек открытое пространство. Достигнув низкой, полуобвалившейся каменной стенки, он опять пригнулся и замер. Но тут послышался пронзительный женский крик:

– Нет!

Это кричала Анна.

Забыв об осторожности, Броуди как безумный бросился к дому. Когда до дверей оставалось двадцать шагов, он заметил на пороге мужчину и выстрелил прямо на бегу, не останавливаясь. Мужчина упал. Броуди перешагнул через него и ворвался в дом. Он увидел Анну, забившуюся в угол единственной комнаты. Ее одежда была разбросана по полу.

Откуда-то слева раздался выстрел. Пуля ударила в стену у него за спиной, щепки полетели во все стороны. Он повернулся и выстрелил дважды: второй бандит тоже рухнул. Третий – это был Паоло – лихорадочно шарил по карманам своей сброшенной на пол куртки, отыскивая пистолет. Оскалив зубы, Броуди взвел курок, прицелился и стал ждать. Паоло нашел пистолет, обернулся… и согнулся пополам: пуля Броуди угодила ему прямо в грудь.

Броуди отбросил в сторону разряженный пистолет О’Данна и медленно двинулся к Анне, стараясь не испугать ее еще больше. Казалось, она была на грани обморока; ему хотелось добраться до нее раньше, чем она лишится чувств. Эти сукины дети успели раздеть ее до белья, и он пожелал им вечно гнить в аду. Темное, мстительное злорадство вспыхнуло в его груди: хорошо, что он их убил.

– Теперь вы в безопасности, – сказал он, обнимая ее. Ощутив щедрое тепло его тела, Анна начала неудержимо дрожать. В горле стоял ком, мешавший сглатывать слезы, она прижимала к груди стиснутые кулаки, стараясь унять бешено стучащее сердце. Дрожь усилилась, колени у нее подломились, но сильные руки Броуди не давали ей упасть.

Броуди подхватил ее на руки и перенес к грубо сколоченному самодельному стулу, стоявшему подле уже разожженного очага. Он собирался усадить Анну, но ее тонкие руки протестующе сомкнулись у него на шее, не желая отпускать, поэтому ему пришлось сесть самому, опустив ее к себе на колени.

Крепко прижимая к себе Анну, Броуди придвинулся поближе к огню, чтобы она согрелась, и начал растирать ее обнаженные предплечья. Он что-то тихонько шептал ей на ухо. Тепло ее тела, такого маленького и хрупкого, помогло ему успокоиться, даже немного смягчило жуткое воспоминание о том, что он только что застрелил троих. Ее трогательная женственность всколыхнула в его душе что-то могучее и первобытное – плотское влечение и одновременно желание ее защитить. Он старался прикасаться к ней как можно бережнее, никак не пытаясь воспользоваться ситуацией, но сам ощущал ее близость каждой клеточкой своего тела. Пряди волос, напоминавших в пламени свечи золотистые паутинки, упали ей на лицо. Броуди осторожно откинул их назад.

– Теперь все будет хорошо, Энни, – прошептал он.

Ее душа разрывалась между ужасными воспоминаниями о гибели, которой она только что чудом избежала, и почти истерическим облегчением от того, что все закончилось благополучно. Во время похищения Анна не ударилась в слезы, не поддалась панике; даже когда Паоло срывал с нее одежду, она чувствовала себя скорее беспомощной, чем по-настоящему напуганной. Зато теперь на нее обрушился запоздалый шок: она ничего не могла с собой поделать и только судорожно цеплялась за рубашку Броуди, слушая его тихий, успокаивающий голос, но не понимая слов.

В конце концов зубы у нее перестали стучать, сердце забилось ровнее. Анна ощутила приятное тепло очага и вдруг сообразила, что не одета. Это было совершенно неприлично, просто недопустимо, и все же что-то удержало ее в неподвижности, в крепком и надежном кольце его рук. Каждое его прикосновение, даже легкое движение пальцев, отводящих волосы от лица, вызывало в ней острую дрожь наслаждения.

Броуди немного отстранил ее от себя, заглянул ей в лицо и спросил:

– Они не сделали вам больно?

Анна покачала головой. Хорошо, что они сидели лицом к огню и не видели мертвых тел, но она знала, что они там, за спиной. Она попыталась примирить в уме образ человека, так бережно обнимавшего ее сейчас, с тем, который несколько минут назад хладнокровно, бесстрастно, без малейшего сожаления застрелил троих. У нее ничего не получилось. Усилием воли подавив новый приступ озноба – от холода или от страха? – Анна украдкой бросила взгляд на Броуди.

– Что у вас с лицом?! – вскрикнула она в ужасе, впервые разглядев кровавый след.

Броуди осторожно коснулся скулы кончиками пальцев. Щека все еще кровоточила, хотя и не слишком сильно: рана была поверхностная. А вот кусочек ушной раковины с самого верха оторвало напрочь; к счастью, ухо было прикрыто волосами, и Анна ничего не заметила.

– Это всего лишь царапина, но может остаться шрам, – тихо сказал он.

Она не сразу поняла, что он имеет в виду: у Николаса не было никакого шрама. Если они случайно встретят в Италии кого-нибудь из знакомых, придется изобрести какое-то правдоподобное объяснение. Внезапно мысль о том, что предстоит им сделать, обрушилась на нее тяжким грузом. Мистер Броуди спас ее, но она не могла считать его своим другом. И установившееся между ними доверие было минутной иллюзией. Пройдет несколько недель, и его отошлют назад в тюрьму. Туда, где ему и место. Она сама так сказала, и у нее не было причин думать иначе.

Броуди заметил, как напряглось ее тело, ощутил ее внутреннюю настороженность. В его собственных чувствах тоже произошла перемена: сострадание ушло, уступив место угрюмой холодности. Не только ей одной, ему тоже надо было обороняться. Чрезвычайные обстоятельства могут самых неподходящих людей толкнуть навстречу друг другу и сделать союзниками, но теперь краткому перемирию настал конец.

Он резко поднялся и разжал руки.

Ее ступни в тонких шелковых чулках очутились на холодном полу так внезапно, что она тихонько вскрикнула от неожиданности. Повернувшись спиной к Броуди, Анна подошла как можно ближе к огню, в надежде согреться. Она услыхала позади себя глухой скребущий звук и тотчас же догадалась, что он означает. Ей бы не следовало оборачиваться, но она не удержалась. Пришлось в молчаливом ужасе наблюдать, как Броуди вытаскивает из дома обезображенные смертью, ставшие вдруг как будто тряпичными тела.

Когда он вернулся, Анна заметила, что он весь в поту. Лицо у него было бледное и полное мрачной решимости.

Броуди взглянул на нее с порога, отметив про себя, как опасливо и настороженно она держится, как старательно сохраняет на лице маску невозмутимости.

– Я никогда раньше никого не убивал, – неохотно проворчал он сквозь зубы.

«Да не все ли мне равно, поверит она или нет? – разозлившись, подумал Броуди. – С какой стати я должен оправдываться?» Следующие слова он произнес с откровенной издевкой:

– Но вы мне, конечно же, не верите, миссис Бальфур?

Анна не знала, что сказать. Ответа на его вопрос она не знала. Ей стало страшно.

– Почему я должна вам верить? – прошептала она. Он сделал шаг к ней. Выбор у нее был невелик: остаться на месте или отступить, рискуя поджечь себя в пламени очага. Анна осталась на месте. Неужели всего несколько минут назад в объятиях этого человека она чувствовала себя в безопасности?

Броуди оперся рукой на каминную полку у нее за головой. Анна оказалась в ловушке: путь вперед он загородил своим телом, а сзади был огонь.

– Почему вы должны мне верить? Ну, скажем, из уважения к вашему покойному супругу. В память о несравненном Нике, безупречно честном и порядочном джентльмене.

Он положил руку ей на плечо. Ноздри у нее раздулись, в золотисто-карих глазах вспыхнула ярость.

– Если Николас был таким хорошим, Энни, – как ни в чем не бывало, продолжал Броуди, – неужели его брат-близнец может быть таким плохим? А?

Легонько дернув, он спустил у нее с плеча рукавчик сорочки. Анна стояла неподвижно, как статуя, даже не дыша, словно бросая ему вызов. Его суровый рот смягчился, в голубых глазах горел какой-то непонятный огонек, которого она никогда раньше не видела. В эту минуту ей показалось, что он совершенно не похож на Николаса. Вот он опустил голову и прижался губами к ее обнаженному плечу. Глаза у нее затуманились и закрылись, стук сердца оглушительно отдавался в ушах. Его губы тихонько захватывали и втягивали ее кожу, язык влажно скользил – ей стало немного щекотно.

– Не надо, – сказала она тихо. – Нет, не надо.

Броуди поднял голову, пристально посмотрел ей в глаза. Да, она ошиблась: опасность не миновала, она только-только приближалась. Прямо сейчас. Анна вспомнила все, что было раньше, вспомнила его поцелуй на корабле и почувствовала, как предательская слабость медленно, но неумолимо растекается по всему телу. Голова у нее кружилась, руки и ноги стали ватными. Она закрыла глаза, чтобы скрыть свое поражение, прекрасно понимая, что лицо все равно ее выдаст. Разум ухватился за единственный возможный довод, последний рубеж обороны.

– Да, Николас был порядочным, – проговорила она дрожащим голосом. – Он бы так не поступил. Он не стал бы… пользоваться преимуществом.

Огонек в глазах Броуди постепенно угас. Он не отодвинулся, но Анна заметила, как он внутренне отдаляется от нее, замыкается в себе.

– Все верно, – сдержанно согласился Броуди, – Ник бы так не поступил. Ник был джентльменом до мозга костей.

Он протянул руку, и на этот раз Анна не смогла удержать короткий испуганный вздох. Броуди усмехнулся и натянул спущенную сорочку ей на плечо.

– Может, оно и так, Энни, а может быть, и нет. Может, он просто не хотел тебя так сильно, как я.

Анна в смятении отвела глаза.

– Оденьтесь, миссис Бальфур, в скором времени здесь должен появиться О’Данн.

–А…а где он?

Броуди отступил от нее на шаг.

– Поехал за помощью.

«Эйдин поехал за помощью, – подумала Анна. – А ты пришел и спас меня». Она проводила взглядом Броуди. Он вышел из домика, тихо прикрыв за собой дверь.

– Спасибо, – сказала она, оставшись одна в пустой комнате.

* * *

Эйдин, Билли Флауэрс и еще двое мужчин подъехали через несколько минут. О’Данн осмотрел трупы разбойников, потом, не говоря ни слова, прошел мимо Броуди внутрь. В доме они с Анной обнялись. Броуди бесстрастно наблюдал за ними с порога, скрестив руки на груди.

– Дорогая, вы не ранены?

– Нет, со мной все в порядке.

Она чувствовала себя разбитой, но умолчала об этом.

– Они не причинили вам вреда?

– Нет, нет. Эйдин, кто эти люди?

– Они местные. Тут неподалеку есть деревня. Один из жителей немного говорит по-английски. Он сказал, что люди, которые нас ограбили… были братьями. Много месяцев они наводили ужас на всю округу. Вы уверены, что с вами все в порядке? Они не… – О’Данн неловко замялся.

– Нет, я цела и невредима. Они мне ничего не сделали. Мистер Броуди… подоспел вовремя.

В дверях послышался какой-то шум, и Анна обернулась, все еще держа Эйдина за руку. Броуди медленно пятился, а Билли наступал на него, держа в руках отрезок цепи. Посреди комнаты они оба остановились. На лбу у Билли красовалась шишка величиной с апельсин, но в остальном столкновение с каретой не оставило на нем следов. Он бросил вопросительный взгляд на О’Данна:

– Что скажете, хозяин?

На мгновение Анна встретилась глазами с Броуди. Он выжидал, желая узнать, станет ли она протестовать. Она об этом догадалась и ничего не сказала. Ее страх перед ним не уменьшился, а лишь изменился по своей сути. Теперь он проистекал из другого источника.

Броуди понял, что она не собирается за него вступаться. Его губы искривились в презрительной, холодной как лед усмешке.

– Не важно, что он скажет. Билли, тебе больше не придется держать меня на цепи. Разве что убьешь меня сначала.

Билли, не ожидавший такого ответа, растерянно взглянул на О’Данна, не зная, как ему быть. В ту же самую секунду Броуди схватил цепь, вырвал ее из громадных лап своего тюремщика и швырнул через всю комнату в огонь очага.

– Что за черт! – заревел Билли. Он хотел было броситься на Броуди, но Анна удержала его за рукав.

– Прекратите! Не трогайте его!

Билли повиновался, а вот Броуди никак не хотел угомониться. Казалось, он напрашивался на драку, причем со всеми сразу. Он стоял, стиснув кулаки, воинственно выставив вперед подбородок, его глаза метали искры.

– Ну давай, попробуй! – подзуживал он Билли, хотя его взгляд был устремлен на Анну.

– Прекратите! – повторила она, на этот раз обращаясь к Броуди.

Голос у нее дрогнул, но она упрямо продолжала:

– Эйдин, мистер Броуди спас мне жизнь. Вы говорите, он дал вам слово, что не предпримет попытки к бегству, и… я ему верю.

Она судорожно перевела дух, не сводя глаз с грозно нахмуренного лица Броуди и стараясь не мигать.

О’Данн перевел настороженный взгляд с Броуди на Анну и обратно, потом откашлялся.

– Хорошо, – начал он, – в таком случае…

Однако Броуди не желал отдавать ему бразды правления.

– Я не спрашиваю вашего разрешения, О’Данн. Будет так, как я сказал.

Анна с тревогой заметила, как гневно прищурились глаза Эйдина, и снова поторопилась вмешаться:

– Мне кажется, этот спор не имеет смысла, поскольку цепи все равно больше нет.

Она взяла адвоката под руку, чуть ли не силой увлекая его к двери.

– Что же мы теперь будем делать? Может быть, нам стоит переночевать в этой деревне, о которой вы упомянули? Есть ли тут поблизости полицейский участок? Или как он называется по-итальянски – квестура?

В дверях она рискнула оглянуться. Броуди стоял все в той же воинственной позе, его глаза по-прежнему светились недобрым блеском. Но его руки были свободны. Анна послала ему слабую, опасливую улыбку – смесь благодарности и недоверия. Потом решительно потянула Эйдина за руку и вышла вместе с ним во двор.

Глава 9

4 мая 1862 года, Флоренция

Стоял мутно-серый предрассветный час, отделявший день от ночи. Анне снились цветы. Сон постепенно улетучивался, но ей не хотелось просыпаться. Сновидение было бессмысленным, но приятным, Анна ничего не имела бы против, если бы оно тянулось без конца. Однако неугомонно веселое щебетание малиновки прорвало завесу сна, и она проснулась: села в постели, почти ожидая увидеть шумную птичку у себя на ночном столике. Граница между сном и явью оказалась призрачной, потому что ее затемненная комната с закрытыми от утреннего света ставнями по-прежнему благоухала легким и нежным запахом свежих фрезий, который она только что ощущала во сне.

Анна соскочила с постели, тихонько ойкнула, ощутив под ногами холодный мраморный пол, к которому никак не могла привыкнуть, и торопливо пробежала на цыпочках к высоким двойным дверям, ведущим на балкон. Распахнув их, она с облегчением ступила на нагретые солнцем деревянные половицы балкона.

Пленительная красота Италии каждое утро поражала ее заново. Все расхожие штампы насчет ярких красок и обилия солнца, какие ей когда-либо приходилось слышать, оказались чистой правдой. Она не раз пыталась описать свои впечатления в дневнике, но безуспешно. Тут все дело было в прозрачной мягкости воздуха, в гармонии итальянского пейзажа, в невыразимом ощущении покоя, в нежном очаровании, у которого не было имени.

Вилла «Каза ди Фиори» <«Дом цветов» (ит.)> была построена сто лет назад одним флорентийским маркизом и представляла собой миниатюрную копию средневекового замка: трехэтажное здание с башенками и неимоверным количеством балконов. Поскольку дом был встроен прямо в склон крутого холма, на каждом этаже имелись разбросанные на разных уровнях садики. Балкон Анны, находившийся на третьем этаже, нависал над самым верхним садом, в который можно было попасть по лестнице из холла, расположенного этажом ниже.

Реки Арно не было видно с балкона, но ее высокий противоположный берег, усыпанный цветами, ослепительно сверкал в лучах утреннего солнца, а прямые темные кипарисы подобно часовым охраняли это многоцветное великолепие. В саду прямо под ее балконом росило иудино дерево, усыпанное розовыми соцветиями и источавшее невыразимо сладкий аромат. Дул легкий ветерок, птички пением приветствовали зарю. Анна обхватила себя руками. Ей казалось, что свет омывает ее со всех сторон, пронизывая тело насквозь.

Наконец она повернулась спиной к почти подавляющей своим великолепием красоте сада и прислонилась к парапету. Солнце приятно согревало ей плечи. Через открытые двери была видна прохладная полутемная спальня. Эта небольшая комната с голыми белеными стенами, маленьким ковриком на полу и скудной старой мебелью ей тоже очень нравилась, хотя и была куда скромнее просторных «апартаментов для новобрачных», приготовленных слугами для «мистера и миссис Бальфур». Анна сразу поняла, что и часу не выдержит там одна.

У дальней стены стояла железная кровать, покрытая черной эмалью и раскрашенная веселеньким цветочным рисунком. Если не считать вазы с высокими белыми лилиями и акварельного наброска на стене, изображавшего горшок с геранью, здесь не было никаких украшений. Не то что в ее громадной, забитой мебелью спальне в ливерпульском особняке! И все же, даже несмотря на трагические обстоятельства, приведшие ее сюда, в глубине души Анна чувствовала себя здесь почти счастливой.

Трудно было в этом сознаться даже себе самой, но одна из причин, заставивших ее почти без сопротивления принять жестокий план мистера Дитца, заключалась в том, что ей не хотелось возвращаться домой. Анна была глубоко и искренне привязана к семье, но мысль о том, что придется горевать о Николасе в доме отца, под бдительным оком тетушки и кузенов, даже в окружении друзей, нагоняла на нее тоску. Она нуждалась в одиночестве и, не желая исполнять наскучившую ей с детства роль преданной дочери, послушной племянницы, непритязательной кузины, предпочитала жить здесь, вдали от дома.

Выходя замуж, Анна питала робкую надежду, что брак поможет ей избавиться от домашнего гнета, обрести хоть малую толику независимости, слегка ослабить тиски запретов, которые она так покорно терпела всю свою жизнь. Увы, ее надеждам не суждено было сбыться.

Больше она никогда не выйдет замуж. У нее не будет мужа-союзника, поощряющего ее попытки вырваться из круга светских условностей, строго очерченного для нее родственниками. Без дружеской поддержки ее скромные попытки внести свой вклад в семейное дело, несомненно, ни к чему не приведут. Эту потерю Анна оплакивала не меньше, чем смерть Николаса.

И вдобавок ко всему прочему ее терзало чувство вины. Ее теперешние поступки нельзя было назвать иначе, как эгоистическими и бесчестными. Ей следовало немедленно вернуться домой и все рассказать семье. Она никогда раньше не поступала подобным образом, это было совершенно не в ее духе. Анна попыталась представить себе, что будет, если хоть малейший намек на то, что она натворила – скрыла факт смерти своего мужа, поселилась в одном доме с незнакомым мужчиной, оказавшимся его братом-преступником, – достигнет ушей чопорного ливерпульского общества, и содрогнулась при одной лишь мысли об этом.

Можно было смело утверждать, что огласка последних событий для нее равносильна гибели. Безупречной репутации и всего богатства ее отца не хватит, чтобы спасти Анну от позора. Оставалось верить слову мистера Дитца, который поклялся сохранить все в тайне и просил ее ни о чем не тревожиться. Эйдин – хотя и далеко не так решительно – его поддержал. Порой Анна спрашивала себя, действительно ли они понимают, какому риску она себя подвергает. Скорее всего, нет. Они мужчины и вряд ли смогут ее понять. Для этого надо было быть женщиной.

Анна опять вспомнила об отце, и чувство вины охватило ее с новой силой. Он тяжело болен – вдруг он тоскует по ней? Что, если он нуждается в ней? И тотчас же у нее на губах появилась горькая усмешка. При нем теперь круглосуточно дежурит сиделка. Да и прежде, когда Анна навещала отца в его комнате, он отрывался от своей книги или газеты с выражением легкой досады на лице оттого, что ему помешали, а иногда вглядывался в нее даже с некоторым недоумением, словно не мог припомнить, кто она такая. «Нет, – подумала Анна, почти смирившись с этой мыслью, – отец не будет по мне тосковать. Да и тете Шарлотте я, по правде говоря, не нужна. Теперь, когда Николаса нет, я не нужна никому».

Резко оттолкнувшись от парапета, Анна ушла с балкона обратно в комнату. Ослепленная ярким утренним солнцем, она плохо видела в полутьме и, открыв гардероб, наугад вытащила одно из платьев, приложила к себе, вглядываясь в мутное отражение в зеркале на дверце шкафа. Когда она собиралась в дорогу, ей и в голову не пришло захватить с собой что-нибудь черное: кто же берет черное в свадебное путешествие?

Но теперь, надевая зеленое или розовое платье, бледно-голубое или белое, Анна всякий раз ощущала новый прилив раскаяния оттого, что не носит траур по Николасу. А ведь это было далеко не самое худшее. С горящими от стыда щеками она отвернулась от зеркала и начала рыться в ящике комода в поисках чулок. Хуже всего то, что иногда она вообще забывала о Николасе, переставала думать о нем. Иногда – сохрани ее Бог! – мысли Анны целиком и полностью занимал его брат.

Уроки кораблестроения продвигались с успехом, которого она не смела даже ожидать. Ей пришлось признать, что мистер Броуди отнюдь не глуп, к тому же у него уже имелись обширные, хотя и беспорядочные познания о предмете, почерпнутые благодаря морской практике. Их уроки частенько заканчивались рано, потому что она не успевала подготовить достаточно материала для изучения.

Больше всего его заинтересовало проектирование паровых двигателей. Увы, сама Анна больше разбиралась в деревянных и металлических конструкциях. Она даже послала Эйдина в город за недостающей литературой, но он вернулся с пустыми руками: все, что ему удалось найти, было издано на итальянском языке. Для их плана такой пробел не был существенной помехой: Николас не занимался проектированием двигателей, а мистер Грили (если таковой вообще существовал) безусловно не стал бы экзаменовать Броуди по этому предмету. Но Анна оказалась прирожденной учительницей – сама мысль о невозможности удовлетворить любопытство своего ученика была ей неприятна. Даже такого ученика, как мистер Броуди.

Несмотря на успехи в обучении, между ними все время ощущалась скрытая напряженность, взаимная настороженность, не дававшая ей покоя. Анна тщательно следила за тем, чтобы ни на минуту не оставаться с ним наедине. Ей приходилось постоянно держаться начеку в его присутствии. Она старалась не вспоминать о том, что всего неделю назад он спас ей жизнь, вырвал из рук похитивших ее негодяев. А потом держал ее в объятиях, утешал, согревал – вот она и вообразила, будто у него доброе, отзывчивое сердце. Однако никаких подтверждений своему предположению после того случая она не получила. Напротив, иногда ей казалось, что мистер Броуди ее ненавидит. Хотелось знать: за что?

Анна села на край кровати, чтобы натянуть чулки, и вдруг с поразительной отчетливостью вспомнила о событиях, случившихся в коттедже разбойников. Может, Броуди рассердился из-за того, что она не бросилась ему на шею в благодарность за спасение? А может, считает себя неотразимым и обижается, потому что она не оценила его по достоинству? Если так, значит, он еще более самонадеян, чем она думала. Презрительно хмыкнув, Анна рывком натянула через голову нижнюю юбку.

С того самого дня она старалась держаться подальше от Броуди, неизменно отгораживаясь от него ледяной стеной безупречной вежливости. Ей приходило в голову, что такое отношение его раздражает, и ее бы это ничуть не встревожило, напротив, она была бы весьма довольна, вот если бы только… если бы его раздражение проявлялось как-то иначе. Каким-нибудь обычным, более понятым образом. Но он противопоставил ее холодной любезности тактику высмеивания, причем действовал так хитро и тонко, не прибегая к словам, что даже сама Анна не смогла бы определить, как ему это удается.

Чаще всего Броуди глазел на нее с веселым любопытством и даже с немного озадаченным выражением, словно изучал редкостный экземпляр некоего экзотического подвида женских особей, о котором знал только понаслышке, но никогда раньше не видел. Однако порой его взгляд менялся: он вдруг начинал разглядывать ее с откровенным и жадным, даже несколько преувеличенным мужским интересом, рассчитанным на то, чтобы вогнать ее в краску, а не польстить ей. Анна это прекрасно понимала, но тем досаднее было сознавать, что его маневр достигает цели.

Она твердила себе, что уловки мистера Броуди смешны и не вызывают у нее ничего, кроме презрения. Николас никогда бы не опустился до подобных низких приемов: он был джентльменом. Но сонные жаркие дни тянулись бесконечно, и Анна все чаще и чаще ловила себя на том, что ее непослушные мысли все дальше уходят от воспоминаний о безупречных качествах благородного и порядочного мужа, которого она потеряла, и сосредоточиваются на дьявольских проделках его брата-близнеца.

Все происходящее сбивало ее с толку, ей становилось стыдно. С горечью Анна размышляла о том, что мистер Броуди уже позволил себе с ней больше вольностей, чем ее дорогой Николас за все годы, что она его знала, и даже за те шесть месяцев, что они были помолвлены. А хуже всего то, что она сама ему позволила. Мысль об этом терзала ее неотступно. Мысленно она искала себе оправдания. Пусть будет хоть что-нибудь, все, что угодно, лишь бы смягчить позор, сжигавший ее от того, что она не просто терпела его приставания, а ответила на них.

И вдруг ее осенило. Оправдание было найдено, и оно полностью освобождало ее от чувства вины. Все дело заключалось в том, что в обоих случаях, когда Броуди вел себя с ней неподобающим образом, она была не в состоянии дать ему достойный отпор. Да, она за себя не отвечала: ему дважды удалось застать ее в крайне уязвимом положении. В первый раз он вообще воспользовался тем, что она спала! Ну… почти спала. А во второй раз это случилось, когда она еще не оправилась после столкновения с насильниками. Она сама не понимала, что делает. Вот и все. Она была не в себе.

Успокоенная и довольная собой, Анна встала и принялась застегивать рукава платья. Она больше не будет терять сон, тратить время и нервы из-за мистера Броуди. И без того уже слишком много сил ушло на бесплодные размышления о том, что она не та честная и порядочная женщина, какой всю жизнь себя считала. Вся вина лежала исключительно на нем одном. Человека, способного воспользоваться слабостью вдовы своего брата, можно было назвать только отъявленным негодяем, лишенным чести и совести. Он не заслуживал ничего, кроме презрения.

Анна расправила юбки, всунула ноги в туфли, укрепила шпильки в волосах и ущипнула себя за щеки, чтобы выглядеть румяней. Сегодня она будет рассказывать ему о пиллерсах и карленгсах <Строительные элементы судна, продольные и поперечные балки.>. И что бы он ни делал – никакие насмешки, ни издевательская вежливость, ни тонко замаскированные двусмысленности, ни пламенные взгляды, бросаемые исподтишка на ее грудь, – ничто ее не смутит. Она неуязвима для него. Он грубый навязчивый хам, а она настоящая леди. Оставалось только удивляться, как ему вообще удалось так сильно затронуть ее с самого начала. Но теперь этому пришел конец. С сегодняшнего дня начнется новая жизнь.

* * *

– Мистер Броуди.

– Мэм?

– Нюхать мясо перед тем, как положить его в рот, считается неприличным.

Броуди задумчиво прищурился на кусочек жареной свинины, который только что подцепил вилкой.

– Ну что ж, очень может быть, что вы и правы, – согласился он. – Но там, где мне приходилось бывать, это также считается разумной предосторожностью для каждого, кому дорога жизнь.

– Там – да, но только не здесь, – решительно возразила Анна. – Полагаю, что здесь нам ничто не угрожает.

Слава богу, он хоть умел пользоваться вилкой: мистер Флауэрс, к примеру, всю пищу ел прямо с ножа. Анна тяжело вздохнула – похоже, это будут самые долгие три недели за всю ее жизнь. Манеры мистера Броуди за столом, хотя и достаточно сносные, все-таки оставляли желать лучшего и отличались скорее практической разумностью, чем подлинным светским изяществом.

– Что касается хлеба, – добавила она минуту спустя, – его полагается отламывать маленькими кусочками, а не откусывать от целого ломтя.

Анна говорила ровным голосом, ни на кого, в частности, не глядя, но бедный Билли Флауэрс замер с огромным куском бисквита во рту и виновато опустил глаза в тарелку. Вечер, на который он так рассчитывал, с самого начала пошел наперекосяк. Впервые их с Броуди пригласили отобедать с миссис Бальфур и мистером О’Данном за одним столом, и Билли ждал этого события целый день. Он нарядился с особым тщанием – щедро смазал маслом и зачесал назад свои соломенные вихры, выбрал самый нарядный сюртук в клеточку, надел под него чистый воротничок. Но никакого удовольствия от обеда он не получил.

Миссис Бальфур была, конечно, хороша, как картинка, – и ума палата, и все при ней. Билли уже успел влюбиться в нее по уши, но в этот вечер ему больше всего хотелось, чтобы она закрыла рот и замолчала. «Сидеть надо, придвинувшись поближе к столу, но не опираться на него локтями»; «Воздержитесь от смеха во время еды, не повышайте голос»; «Пользуйтесь салфеткой, а не носовым платком», – Билли был так взвинчен, что уже не мог взять в рот ни крошки. Уставившись на скатерть, он съежился и попытался стать как можно более незаметным.

– Неприлично дуть на суп, чтобы его остудить, и разумеется… – тут Анна снисходительно засмеялась, – его не полагается пить! Суп надо есть ложкой, стараясь при этом не производить хлюпающих или чавкающих звуков.

Билли, успевший согнуться в три погибели, перестал лакать суп, распрямился и вытер рот тыльной стороной ладони. Он воровским движением поднял ложку, с недоумением повертел ее в руках, потом погрузил в тарелку с супом. Изо всех сил стараясь не чавкать, он целиком засунул ложку в рот и обхватил ее зубами за черенок с таким громким клацаньем, что все невольно взглянули на него. Билли нервно рыгнул.

Броуди веселился от души. Двадцать лет назад мать научила его и Ника правильно вести себя за столом, но с тех пор у него не было случая попрактиковаться. Однако в сравнении с Билли он держался за столом просто как принц Альберт <Принц Альберт, или принц-консорт (1819-1861),-супруг королевы Виктории.>. Поэтому основное внимание преподавательницы хороших манер пришлось на долю невезучего Билли.

Броуди сидел справа от Анны, О’Данн – слева, а Билли – напротив них. К обеду все переоделись. Анна надела жемчужно-серое платье из какой-то тонкой ткани, наверное, из шелка, в темно-серую полоску. Броуди понравилась ее прическа: элегантный воздушный узел на макушке вместо обычного строгого пучка, стянутого на затылке. А в пламени свечей отдельные пряди вспыхивали золотом и красной медью…

– Глазеть тоже считается неприличным, – на этот раз замечание последовало от адвоката.

Броуди неторопливо перевел взгляд на молчавшего до сих пор О’Данна. Ему и раньше не раз приходило в голову спросить себя, уж не влюблен ли О’Данн в Анну. Он, конечно, всячески ее опекал, но Броуди никак не мог решить, чем продиктована эта преданность – любовью или бескорыстной дружбой. Он вдруг понял, что надеется на последнее, а потом подумал: да не все ли ему равно? Какая разница? Ровным счетом никакой.

Все дело было в том, что миссис Бальфур (похоже, ему придется и дальше звать ее так; для нее это чертовски много значило) пережила сильнейшее потрясение. Он на собственном и очень личном опыте убедился, что она находится в крайне уязвимом положении, и ему до смерти не хотелось, чтобы, воспользовавшись благоприятным моментом, – пусть даже такой порядочный и «правильный» тип, как этот адвокат, – подцепил ее, не дав ей времени опомниться и прийти в себя.

Проглотив еще один кусок свинины, Броуди окинул взглядом стол в поисках чего-то, чем бы ее запить.

– А нет ли здесь чего-нибудь выпить, кроме этого клопомора? – спросил он, встряхнув дольку лимона в чашечке с водой, стоявшей перед его прибором.

К его вящему изумлению, у О’Данна вырвался смешок. Справившись с собой, адвокат вопросительно взглянул через стол на Анну.

– Это чаша для ополаскивания пальцев, – деловито сообщила Анна. – Из нее не полагается пить, в нее нужно обмакивать кончики пальцев после еды.

Она нахмурилась, повернувшись к О’Данну, который продолжал тихонько посмеиваться.

– Это простительная ошибка, Эйдин, и нет нужды над ней смеяться. Кстати говоря, у французов принято полоскать рот этой водой, хотя ни один англичанин, разумеется, никогда так не поступит.

Адвокат мгновенно обрел обычную серьезность.

– Мы с мистером О’Данном, – продолжала Анна, отвечая на вопрос Броуди, – подумали, что, возможно, будет лучше, если вы… то есть, если все мы… ну, словом, на ближайшие несколько недель нам всем следует воздержаться от употребления вина и крепких напитков.

Мысленно отпустив грубое словцо, Броуди оставил в покое проклятую «чашу для ополаскивания». Стыд и гнев, подобно змеям, переплелись тугим клубком у него в груди, не давая дышать.

– Понятно, – процедил он безо всякого выражения. – Боитесь, что я озверею, если не лишить меня ежедневной порции рома, верно? Очень предусмотрительно.

Наступило тяжелое молчание. Анна позвонила в колокольчик, лежавший на столе рядом с ее тарелкой. Когда вошла горничная, она попросила, старательно выговаривая слова на своем школьном итальянском, принести воды для питья и фужеры. Девушка отправилась исполнять поручение.

Вновь наступившее молчание показалось Анне гнетущим. Она из вежливости попыталась завести разговор.

– А на что похожи трапезы для команды на борту корабля, мистер Броуди?

Он наградил ее холодным взглядом.

– Они совсем не похожи на здешние.

– Я этого и не предполагала. Но не могли бы вы рассказать поподробнее?

Броуди откинулся на спинку стула. Ладно, он расскажет поподробнее, раз уж она об этом просит.

– Ну что ж, мэм, на парусном судне главная трапеза происходит в два часа дня. Все матросы, кроме тех, что несут вахту, собираются вокруг большого медного котла в кубрике. Когда старшина-рулевой дает отмашку, все бросаются к котлу с ножами и ложками. Каждый старается урвать кусок пожирнее.

Она что-то вежливо промычала, вероятно сожалея, что задала вопрос.

– Этот котел вечно становится мишенью для разных шуток. Вы же знаете, мэм, матросы – эти простые души – обожают розыгрыши, когда их одолевает скука в море, – воодушевляясь, продолжал Броуди. – На того, кому удается незаметно подбросить в котел старый носок или башмак, все смотрят как на героя. Я хочу сказать, все, кроме кока, которому грозят пятнадцать плетей за преступную халатность. Кстати, на порку кока вся команда любуется с восторгом: никто его не любит, никто ему не доверяет. Считается, что деньги, отпущенные на закупку бобов и солонины для команды, он кладет к себе в карман. Как правило, так оно и есть.

– Чем обычно кормят матросов? – слабым голосом спросила Анна.

– Главным образом сухарями, вяленой свининой, сушеными бобами. Свежее мясо – только в порту. Можно взять на борт нескольких коров, чтобы зарезать их по ходу рейса, но их приходится держать на открытой палубе, и очень скоро они ломают себе ноги. Приходится их забивать. Можно держать цыплят в клетках, но на малых судах палубу часто заливает водой, поэтому цыплята либо захлебываются и тонут, либо начинают болеть и околевают. И тогда их становится опасно есть.

– Как… любопытно.

– Иногда бывает сыр, но через несколько дней в тропиках он становится довольно-таки странным на вкус. Убить он вас не убьет, но от него может здорово пронести.

Анна покраснела, закашлялась и положила вилку.

– Вот и у меня в прошлом месяце точь-в-точь так было, – вставил Билли с полным ртом спаржи. – Только у меня все началось из-за тушеной баранины. Я думал – хорошая, целую миску навернул у Слэттери на Стэйт-стрит в Саутгемптоне. Знаете, где это?

Выяснилось, что никто из них там не бывал.

– Ну вот, не прошло и получаса, как началась беготня. Ох и набегался я в тот день! Сотню миль проделал, не меньше. Носился, что твоя борзая на дерби <Знаменитые собачьи бега, или «Дерби борзых», ежегодно проводятся в Лондоне на стадионе Уайт-сити>. Чуть было богу душу не отдал. Думал, все мое нутро…

Анна и О’Данн поднялись из-за стола как по команде. Лица у обоих были красные: у нее – от унижения, у него – от еле сдерживаемого смеха. Слишком громким и тонким голосом Анна предложила выпить кофе в библиотеке и стремительно покинула комнату. О’Данн последовал за ней.

– Лопни моя печенка! Думаешь, я сказал что-то не то, Джонни? – расстроился Билли, рассовывая по карманам несколько бисквитов и поднимаясь на ноги.

– Ну что ты, Билл, не бери в голову! Ты вел себя, как принц крови.

– Правда? А мне показалось, она аж в лице переменилась. Может, мне стоит…

– Ни в коем случае. По-моему, ты ей нравишься, Билл.

– Да ну?

С величайшей осторожностью Билли совершил омовение, по одному засовывая свои толстые пальцы, похожие на баварские колбаски, в чашу для ополаскивания, и вытер их салфеткой.

– Давай, приятель, не забудь руки вымыть! – Он терпеливо ждал. Наконец Броуди, скрипнув зубами от злости, ткнул пальцы в проклятую чашку и вытер их о собственные брюки.

– Нравлюсь ей, говоришь? А ты не шутишь? – Слова Броуди явно запали в душу Флауэрсу.

– Ну что ты, какие уж тут шутки? Стала бы она пилить тебя весь вечер насчет вилки для салата, да солонки, да этого треклятого – как его? – ножа для масла, разрази его гром, если бы ей было все равно? На мне она давно уже поставила крест, а вот тебя, как видно, считает небезнадежным.

– Нет, ей-богу?

Броуди твердой рукой повел своего охранника по коридору.

– С места не сойти, если я вру.

Увы, предположения Броуди оказались ошибочными. Держа на весу чашку кофе и почти не принимая участия в разговоре трех усевшихся возле письменного стола мужчин, Анна ходила вдоль книжных полок и терпеливо изучала корешки переплетов, пока наконец не нашла то, что искала. Она отнесла увесистый том к небольшому столику, стоявшему в дальнем конце комнаты, и внимательно перелистала страницы. Очевидно, беглый просмотр ее удовлетворил. Она выпрямилась:

– Мистер Броуди.

Он вздрогнул от неожиданности. Нет, ей точно надо было стать классной дамой.

– Мэм?

– Будьте так добры, подойдите, пожалуйста, сюда.

Броуди встал и направился к ней, стараясь держаться независимо, но с трудом отрывая ноги от пола, словно нашкодивший мальчишка, которому уготована порция розог. О’Данн и Билли проводили его сочувственными взглядами.

Анна едва доставала ему до ключицы, однако перечить ей было опасно: у нее был вид генерала, делающего смотр войскам перед сражением. Но вдруг он уловил легчайшее дуновение ее духов, и военные сравнения вылетели у него из головы. Броуди присел на краешек стола: теперь их лица были на одном уровне.

– Вы отыскали книгу, которая послужит моему исправлению, миссис Бальфур? – тихо спросил он, улыбаясь.

– Вот именно, мистер Броуди. Хотя лично я, по правде говоря, сомневаюсь, что вся библиотека Британского музея <Библиотека Британского музея, основанная в 1757 году является богатейшим книжным собранием в Англии. >, доведись вам ее прочесть, могла бы способствовать вашему исправлению.

– Считаете меня совсем пропащим?

– Просто безнадежным.

Она вдруг обнаружила, что глаза у него светлее, чем у Николаса. Различие было невелико, но она все-таки заметила. И в улыбке у него было что-то неуловимое, отличавшее его от Ника. Смущенно опустив глаза, Анна открыла книгу.

– Это книга называется «Правила хорошего тона». – Она произнесла название по слогам, словно обращалась к иностранцу, не вполне свободно владеющему английским языком. – Я полагаю, вам следует обратить особое внимание на главу, посвященную поведению за столом. Там имеется также отдельный раздел о темах, подходящих для застольной беседы. Думаю, вы почерпнете из него много полезного.

– Ах вот в чем дело! – Его улыбка стала шире. – Может, мне стоит передать ее Билли, когда я сам прочту?

– Вряд ли в этом есть необходимость, – ответила Анна, совершенно не уловив шутки.

Вблизи при свете лампы Броуди видел, как у нее на тонкой нежной шейке, у самых корней волос, выбиваются из прически короткие золотистые волоски. А личико такое изящное, как будто точеное… Ему хотелось прикоснуться к ним пальцами, понять, каковы они на ощупь. А еще лучше – языком. Строгий, неулыбчивый рот был безупречен. Броуди уже знал, каков он на вкус.

– А вдруг мне попадется какое-нибудь длинное мудреное слово? – спросил он. – Я его даже прочитать не смогу! Вы мне поможете, Энни?

Теперь она поняла, чем отличается его улыбка. Нежностью и какой-то удивительной мягкостью, которой не было в улыбке Николаса.

– Я же вас просила не называть меня так, – напомнила она после довольно продолжительного молчания.

– Но что же мне делать, если я все время забываю? Энни – это такое красивое имя! Если бы вы не держались так скованно, оно бы вам очень даже подошло.

У нее надменно вздернулся подбородок.

– Это не ваша забота – решать, какие имена мне подходят, а какие нет, мистер Броуди. И вы меня очень обяжете, если…

– Почему бы вам не называть меня Джоном?

У Анны от неожиданности открылся рот. Броуди опять улыбнулся: ровные белые зубы ярко блеснули на фоне его темной бороды.

– Об этом не может быть и речи, – отрезала она.

– Почему?

– Просто выбросьте это из головы, и все! – Она захлопнула книгу и толкнула ее к нему через стол, ясно давая понять, что эта тема закрыта.

– Но почему? Я брат вашего покойного мужа, Энни. Нравится вам это или нет, мы с вами родственники. Ну, точнее, свойственники.

Он на секунду задумался, подыскивая более точные слова.

– Оба мы – Броуди, нам надо держаться заодно. Я мог бы называть вас «сестренкой», если вам не нравится «Энни». Или…

– Прекратите немедленно!

Лицо у нее раскраснелось, кулачки были стиснуты, она снова выпрямилась, как фельдфебель на плацу.

– Наша «родственная» связь, мистер Броуди, весьма эфемерна и – благодарение богу! – кратковременна. Я денно и нощно молюсь о том, чтобы она закончилась поскорее. Но пока она еще продолжается, я вынуждена настаивать, чтобы вы называли меня «миссис Бальфур», вели себя пристойно и обращались со мной почтительно. Я ясно выразилась?

– Скажите, вы носите корсет?

Рот у Анны открылся, но она так и не сказала ни слова. У нее дома подобный вопрос был бы просто немыслим. Тетя Шарлотта не допускала не только обсуждения, но и простого упоминания деталей туалета и соответствующих им частей тела. Даже куриные грудки и ножки она называла не иначе, как белым и темным мясом.

– Похоже на то, – как ни в чем не бывало продолжал Броуди, – хотя я никогда не мог взять в толк, на кой вам это нужно. У вас очень даже складная фигурка, Энни, и почему вы так стараетесь…

Наконец из ее рта вырвался какой-то звук: не то хрип, не то стон. О’Данн и Билли Флауэрс оглянулись на них с другого конца комнаты. По причинам, в которые она сама даже не пыталась вникнуть, Анна понизила голос, чтобы они не смогли ее расслышать.

– Сэр! – прошипела она. – Как вы смеете разговаривать со мной в подобном духе? Не вздумайте повторять подобные вещи! Никогда, вы слышите? Никогда!

Она даже топнула ногой от возмущения. Броуди сунул руки в карманы и встал со стола, возвышаясь над ней, как башня, и отрезая путь к бегству.

– Я ничего не мог с собой поделать, Энни, – ответил он, тоже понизив голос. – Целый день только тем и занимался, что думал об этом. По-моему, зря ты носишь корсет, ей-богу зря. Все у тебя на месте – и грудь, и попка. С такой фигуркой…

– Нет! Нет! Не смейте!

Она отступила на шаг, готовясь броситься наутек.

– Чего мне не сметь? Думать о твоей складненькой фигурке? – Броуди нахмурился. – Ну уж извини, ты больно много просишь. Я готов терпеть уроки по кораблестроению и хорошему тону, но когда ты мне говоришь, чтоб я не смел…

Анна тихо вскрикнула, повернулась кругом и выбежала из комнаты.

О’Данн бросился за ней следом.

Броуди сел за письменный стол и открыл книжку. «Настоящая леди никогда не выпивает больше двух бокалов шампанского за вечер», – прочитал он. – «Делая замечание официанту, никогда не намекайте на его национальность». «Не обгладывайте кости, если обедаете не один, не обламывайте корочку с яблока, запеченного в тесте, не грызите кожуру дыни». «Лучше даже не пытайтесь чистить апельсин за обеденным столом. Рекомендуется вообще воздержаться от их употребления в общественных местах».

Он пролистал несколько страниц. Ага, вот оно.

«Разговор за столом должен быть веселым и приятным. Избегайте обсуждения болезней, хирургических операций, несчастных случаев со смертельным исходом, жестоких наказаний и казней с шокирующими подробностями. Любые намеки на расстройство пищеварения отвратительны и вульгарны. Слово „желудок“ не должно употребляться никем, кроме вашего врача».

Броуди все еще тихонько посмеивался себе под нос, когда в библиотеку вернулся О’Данн. Он некоторое время взволнованно расхаживал взад-вперед по комнате и заговорил не сразу. Броуди успел перевернуть страницу: «Как только хозяева удаляются к себе на ночь, слуги должны последовать их примеру». «Никогда не следует употреблять выражения вроде „лечь в постель“ или „пойти спать“, полагается говорить только „удалиться к себе наверх“.

– Что вы ей сказали?

Броуди поднял голову:

– Прошу прощения, ваша честь?

В последнее время он взял себе за правило обращаться к адвокату с этими судейским званием, потому что оно его раздражало.

О’Данн повторил свой вопрос.

– И не говорите «Ничего»: я вижу, что Анна чем-то расстроена.

– А что она сама сказала? – с любопытством спросил Броуди.

Губы О’Данна гневно сжались.

– Ничего, – сердито признал он. – Она не желает разговаривать.

Он подошел ближе.

– Послушайте меня, Броуди. Вы идете по очень тонкому льду. Я вам уже говорил, и, поверьте, я не шучу: если вы оскорбите миссис Бальфур или попытаетесь каким-то образом нанести ей ущерб любого рода, ваша «увольнительная» закончится куда раньше, чем вы ожидали, и вы вновь окажетесь в тюрьме. Вы меня слышите?

Броуди уже до смерти устал от постоянных попреков и выговоров. Он был человеком миролюбивым, но его терпению пришел конец. Он встал из-за стола:

– Я вас слышу. Слышу, как вы лжете. Вы не отошлете меня в тюрьму раньше срока, потому что вам позарез надо выманить из норы убийцу Ника. Вам хочется его схватить, и это для вас гораздо важнее, чем защита белоснежной репутации вашей драгоценной миссис Бальфур. А раз так, подавитесь своими угрозами, О’Данн, и оставьте меня в покое, черт бы вас побрал.

Он повернулся на каблуках и вышел.

После секундного замешательства О’Данн рявкнул:

– Флауэрс!

Билли вскочил. Адвокат властным кивком указал ему на дверь. Стражник поспешил вслед за своим подопечным.

Глава 10

– Сидите смирно, не вертитесь. Вы что, хотите, чтобы я вам ухо отрезала?

Броуди изо всех сил старался сидеть смирно, хотя срезанные волоски, попавшие за воротник, раздражали и кололи ему шею. Но настоящая причина, вынуждавшая его ерзать, заключалась в другом: Анна поминутно прикасалась к нему. Брала за плечо, поддерживала подбородок, заставляя его повернуть голову в нужную ей сторону, отгибала ухо, чтобы подравнять волосы сзади.

Она стояла так близко, что ему была видна жилка, бьющаяся у нее на шее. Он слышал, иногда даже чувствовал кожей ее легкое дыхание. Видел, как вздымается и опадает ее грудь при каждом вздохе. Может, таким образом она решила отомстить ему за вчерашнее? Если так, она своего добилась. Броуди ощущал неудержимое возбуждение, и если бы он не знал наверняка, что на такое расчетливое и бессовестное обольщение она не способна, то побился бы об заклад, что она нарочно его мучает.

Вчера Анна получила письмо от какой-то своей ливерпульской знакомой по имени миссис Миддоуз, сообщавшей, что через неделю она будет проездом во Флоренции вместе со своей семьей и с удовольствием нанесет визит. С тех пор работа по превращению его в Ника значительно ускорилась.

– Так уже достаточно, Эйдин? Или еще короче? – спросила Анна, оглянувшись через плечо на адвоката, наблюдавшего за ними с дивана.

Он неопределенно хмыкнул:

– Сзади надо бы еще немного убрать.

Она повиновалась: начала аккуратно подравнивать густые каштановые пряди, захватывая их между пальцами. Ее бережные прикосновения оказывали на Броуди странное воздействие – расслабляющее и волнующее одновременно. Покончив со стрижкой, Анна наклонилась к нему и сдула волоски с его шеи, отчего у него по коже побежали мурашки. Нет, она все-таки делает это нарочно, черт бы ее побрал! Он облегченно вздохнул, когда Анна наконец положила ножницы и отступила на шаг, чтобы полюбоваться своей работой.

Очевидно, результат ее не удовлетворил. Она нахмурилась, скрестив руки на груди, посмотрела на него с одного бока, потом с другого. Поджала губы и прищурилась. Наконец решительно покачала головой:

– Нет.

– Нет? – спросил Броуди.

Анна не обратила на него внимания.

– Взгляните на него, Эйдин.

О’Данн поднялся с дивана и подошел к ней. Они принялись изучать его вместе. Адвокат тоже нахмурился и покачал головой.

– Нет, – согласился он.

– Нет? – переспросил Броуди. Они дружно покачали головой и повторили в унисон:

– Нет.

– Может, для большего правдоподобия надо снять и голову? – пошутил Броуди, стараясь разрядить обстановку.

– Это не Ник. Даже с пробором на правой стороне – это просто не Ник, вот и все. Сам не понимаю, в чем тут дело. Возможно…

– У него глаза светлее, – объяснила Анна. – Не слишком, но все-таки. И волосы тоже. Совсем чуть-чуть.

– А мне кажется, у него более смуглая кожа.

– Ник был полнее.

– Но зато голос точно такой же.

– Мне кажется, у него руки крупнее.

– Гораздо мускулистее.

Они разглядывали его с совершенно одинаковым разочарованным выражением на лицах, скрестив на груди руки и покачивая головами. Броуди терпел, сколько мог, потом встал со стула.

– Вы утверждаете, что я не похож на своего брата? После всех трудов, после всего, через что мы прошли, вы находите, что я не похож на Ника?

– Разумеется, вы на него похожи, – успокоил его О’Данн. – Просто вы не выглядите в точности как он.

– Есть небольшие отличия, – объяснила Анна. – Их может заметить только тот, кто очень хорошо знал Николаса.

– Но даже в этом случае они ни за что не заподозрят, что перед ними не Ник.

– Нет, конечно, нет, – согласилась она, – они просто подумают, что он выглядит как-то странно.

Броуди смерил их обоих тяжелым взглядом.

– Странно? Вы остригли меня, а теперь заявляете, что я выгляжу как-то странно? Вставай, Билл, пошли отсюда, – скомандовал он своему охраннику, сидевшему на полу у камина и занятому игрой с Доменико, местным котом.

– Куда это вы собрались? – возмутился О’Данн.

– Наверх! – прокричал Броуди уже из коридора.

– Ну что, хозяин? – спросил Билли, готовясь последовать за ним.

О’Данн раздраженно отмахнулся от него, и Билли поплелся вон из комнаты.

Анна тяжело вздохнула, глядя в опустевший дверной проем. Она и сама не могла бы сказать, что сейчас произошло.

О’Данн снова сел, не замечая ее состояния, и развернул газету.

– Вот еще одна заметка о голоде в Ланкашире, Анна, – сказал он после небольшой паузы. – Положение становится все хуже.

Она подошла и села рядом с ним.

– Я уже прочла. Меня это пугает.

– В каком смысле?

– В Англии немало людей, которые ищут лишь предлог, чтобы ввязаться в войну между американским Севером и Югом. Хлопковый кризис дает им поистине идеальную возможность, чтобы послать английский флот на прорыв блокады Юга якобы из самых благородных побуждений. Они будут утверждать, что пошли на это, чтобы спасти ланкаширских ткачей от голодной смерти, тогда как на самом деле все, что им нужно, это «положить конец бессмысленной и вредной игре в демократию», как они выражаются.

О’Данн расправил свои бакенбарды.

– Я думаю, вы правы. Если перевес в войне, по крайней мере сейчас, на первых порах, будет на стороне Юга, особых усилий не потребуется, чтобы толкнуть наше правительство на подобный альянс. Вот почему так важно именно сейчас не предпринимать ничего такого, что могло бы настроить против нас Север.

– Например, не снабжать Конфедерацию военными кораблями, – мрачно добавила Анна.

– Вот именно.

Они замолчали. Наступил полдень, через коридор было слышно, как слуги в столовой накрывают к ленчу.

– Я получила письмо от Милли, – сообщила Анна через несколько минут.

– В самом деле? Как поживает миссис Поллинакс?

– Она… – Анна замешкалась, не зная, как это выразить. – Полагаю, с ней все в порядке, но, судя по письму… мне кажется, у нее несколько подавленное настроение.

– Возможно, она тоскует в разлуке с вами.

Анна ответила ничего не значащей вежливой улыбкой. Ее подруга была не просто в подавленном настроении, но она считала себя не вправе делиться такими новостями с Эйдином.

Пять лет назад, когда Милли вышла замуж за Джорджа Поллинакса, всем, кто их знал, казалось, что этот брак уж точно свершился на небесах и что нет на свете более красивой, веселой, жизнерадостной пары. Все, кроме ближайших подруг Милли, среди которых была и Анна, верили в это до сих пор. Джордж Поллинакс был богат, не имел пристрастия к выпивке и не играл в азартные игры. Но Милли не была с ним счастлива: Анна знала об этом по намекам и умолчаниям (ее подруга никогда не жаловалась в открытую), а из последнего письма поняла, что ситуация наконец стала невыносимой.


«Знаю, для тебя это станет неожиданностью, Анна, и надеюсь, ты меня простишь. В течение долгих лет я скрывала от тебя правду о своем браке. Но ты принадлежишь к тому редкому типу людей, которые видят во всех, кроме себя, одно только хорошее, и я старалась оградить тебя от правды о моей жизни с Джорджем. О, как бы я хотела, чтобы ты сейчас была здесь! Мне так много нужно тебе рассказать, а главное, мне, как никогда, необходим твой спокойный и разумный совет. Но с моей стороны было бы верхом эгоизма желать твоего присутствия где бы то ни было, кроме того места, где ты находишься сейчас. Надеюсь, что поцелуй Прекрасного Принца наконец-то заставил тебя проснуться и увидеть себя в истинном свете, то есть белым лебедем, а не тем гадким утенком, каким ты всегда себя воображала. Прости, я, кажется, перепутала разные сказки, но по сути все верно: тебя давно надо было разбудить. Я так рада за тебя, Анна. Никто на свете не заслуживает счастья больше, чем ты…»


«Увы, – подумала Анна, – если бы мы и в самом деле были такими добрыми и достойными похвал, какими нас считают наши лучшие друзья!» Ей хотелось плакать над письмом Милли. Она чувствовала себя такой беспомощной! Находясь в Италии, она ничем не могла помочь подруге. А еще горше было сознавать, что она сама обманывает Милли, не сообщая ей о смерти Николаса. Анна поставила себя в безвыходное положение, скрывая правду от своей семьи, но скрывать ее от Милли, от своей ближайшей подруги, с которой ее связывали самые доверительные отношения, было гораздо хуже.

Согласившись принять участие в авантюре, Анна понимала, что ей будет тяжело, но не могла предвидеть, что придется жить с этим ужасным чувством вины. Нечестность в любой форме была ей чужда, и чем дольше она умалчивала правду о Николасе, тем сильнее начинала ненавидеть себя. Единожды солгав, она попала в ловушку, из которой не было выхода, и с каждым днем запутывалась все больше.

Несколько минут спустя какое-то движение в дверях привлекло ее внимание. Она подняла голову и увидела внушительную фигуру Билли Флауэрса, заполняющую собой дверной проем. Он улыбался от уха до уха.

– Закройте глаза, – скомандовал он с видом заговорщика.

– В чем дело? – поднял голову О’Данн. Билли вспомнил о своих манерах.

– Закройте глаза, пожалуйста.

О’Данн и Анна непонимающе переглянулись, но после секундного колебания повиновались. Вот послышались шаги на лестнице, в коридоре и, наконец, в комнате.

– Та-а-ак, – удовлетворенно протянул Билли, – а теперь смотрите!

Они открыли глаза. Броуди стоял в нескольких шагах от дивана, широко расставив ноги и засунув руки в карманы. Он держался с величайшей небрежностью и старательно делал вид, что не смотрит на Анну. Его борода исчезла.

– Ого!

О’Данн вскочил на ноги и подошел ближе. Прищурив глаза, он с пристальным вниманием осмотрел лишенное растительности лицо Броуди.

– Да, теперь совсем другое дело. Я понимаю, чего вы хотели добиться, и должен признать, что вам это удалось.

Адвокат повернулся к Анне:

– Вы видите? Это имеет смысл. Без бороды он стал просто другим человеком. Теперь небольшое несходство между ним и Ником можно будет приписать тому, что он сбрил бороду. Отличная мысль! – воскликнул О’Данн, с одобрительной улыбкой хлопнув Броуди по плечу. – Вы со мной согласны, Анна? По-моему, это просто гениально!

Анна молча кивнула, не сводя глаз с лица Броуди. Он действительно изменился; энтузиазм Эйдина, обычно настроенного скептически и сдержанного в оценках, сам по себе говорил о многом. Анна всегда считала его, – нет, она считала Николаса – красавцем, и ей казалось, что бородка придает ему солидности. С бородой он выглядел немного старше своих лет. Но до этой самой минуты она и представить себе не могла, какое необыкновенное лицо скрывает эта борода: горделивое, с сильной челюстью, с высокими, надменными, остро очерченными скулами и волевым, упрямым подбородком.

Выразительные губы, лишенные скрывавшей их прежде растительности, теперь казались незащищенными, но выглядели ничуть не менее чувственными. А в общем и целом создавалось впечатление совершенной мужской красоты – притягивающей и грозной одновременно. Как ни странно, Анну не огорчил длинный рубец шрама, пересекавший левую щеку Броуди: этот единственный недостаток разрушал безупречное совершенство полубога.

Броуди с трудом заставил себя стоять смирно под ее серьезным, немигающим взглядом. «Ничего, опять отрастет», – мысленно утешил он себя той же присказкой, которую без устали повторял на протяжении последних десяти минут. Ну почему она молчит? Почему не скажет хоть что-нибудь? Он и сам был не в восторге, но все-таки ему казалось, что не настолько уж все страшно. Конечно, лицо выглядит каким-то голым, но она к этому привыкнет, разве нет?

Анна продолжала молчать. Броуди мрачно прищурился, удерживаясь от желания взглянуть на свое отражение в зеркале, висевшем на стене у нее за спиной. Черт побери, какое ему вообще дело до того, что думает о нем миссис Бальфур?

– Это… – Анна не знала, что сказать.

– Это не так уж страшно, она снова отрастет.

– Нет-нет, это…

– Ну что? – нетерпеливо потребовал Броуди, подходя к ней и глядя на нее сверху вниз. – Что?

– Это…

– Это значительное улучшение, – пришел ей на помощь О’Данн, взяв Броуди под руку и ведя его к двери. – Идемте, я хочу, чтобы вы примерили новые сапоги, их доставили сегодня утром.

Размер ноги у Броуди были больше, чем у его брата, и адвокат заказал для него новую обувь у сапожника во Флоренции.

– Идемте, у нас как раз осталось несколько минут перед ленчем.

Увлекаемый О’Данном, Броуди боком, как краб, двинулся к дверям, все еще не сводя глаз с Анны, все еще надеясь услышать ее мнение.

– Так что же это? – спросил он уже на пороге. Она нерешительно подняла руку:

– Это…

– Что? – еще раз переспросил Броуди уже у подножия лестницы, хотя О’Данн нетерпеливо тянул его наверх.

Поднимаясь по ступеням, он как будто еще раз расслышал тихий голос, беспомощно повторявший: «Это…»

* * *

– Нет, ты только послушай, Билли. «Настоящая леди берет под руку только своего мужа, своего жениха или члена своей семьи. Она никогда не делает реверанс на улице, она отвешивает поклон». Усвоил?

Билли недовольно заворчал. Бесчисленные выдержки из книги по этикету, которыми потчевал его Броуди, не позволяли ему мирно предаваться утреннему сну.

– «Встретив на улице свою модистку, портниху, белошвейку или меховщика, непременно здоровайтесь первыми, чтобы подчеркнуть свою демократичность: это непреложное правило». А вот еще правило прямо для тебя, Билл: «Не говорите „вздремнуть“, если имеете в виду послеобеденный отдых; не называйте панталоны „штанами“; избегайте слова „ухажер“: предпочтительнее говорить „кавалер“ или „поклонник“. Никогда не называйте анекдот „пикантным“. Боже меня упаси, уж я-то, конечно, не посмею. – Он перевернул страницу. – Так, слушай дальше.

Билли застонал и прикрыл лицо подушкой.

– «Поспешный уход из-за стола для удовлетворения естественных потребностей особенно во время или сразу после обеда является неделикатным. В случае необходимости постарайтесь удалиться, не привлекая к себе внимания». Давай, Билл, слушай внимательно, тебя это тоже касается: «По возвращении назад ни в коем случае не поправляйте на ходу одежду или цепочку от часов, не делайте ничего такого, что могло бы намекнуть на то место, которое вы только что посетили».

Броуди не выдержал и расхохотался.

– «Сделайте вид, что не замечаете допущенной собеседником бестактности в разговоре; двусмысленности пропускайте мимо ушей». Ну да, ясное дело. А вот последний совет автора дамам: «Не стыдитесь быть стыдливыми!»

Анна вошла в библиотеку в этот самый момент. На секунду она остановилась, прислушиваясь к звонкому заразительному смеху Броуди и с трудом удерживаясь от невольной улыбки.

– Автору следовало бы включить совет и для вас, мистер Броуди, – сказала она. – «Наберитесь мужества и попытайтесь вести себя как нормальный человек».

Броуди был поражен. Боже милостивый, неужели она шутит? Он захлопнул книгу и посмотрел на нее. Неописуемо прелестная, она стояла в прямоугольнике солнечного света, падавшего из раскрытой двери, как будто принесла его с собой. На ней было открытое спереди белое платье с зеленым и розовым цветочным рисунком, а под ним, похоже, было надето еще одно платье (во всяком случае, ему так показалось), совершенно белое, с длинными рукавами до самого запястья. При каждом шаге цветочное платье распахивалось, и из-под него показывалась белая юбка. Все вместе выглядело очень женственно и красиво.

Он поднялся и подошел к ней. В этот день она не была застегнута на все пуговицы и наконец изменила своей обычной приверженности стоячим воротничкам: он видел ее шею и даже верхнюю часть груди, хотя платье закрывало – увы! – то самое место, где начинали проступать нежные округлости. Ее волосы цветом напоминали мед, отдельные золотистые пряди, выбившись из небрежно заколотого узла на макушке, падали по бокам от лица.

– Вы очень красивы, – совершенно искренне признался Броуди и был вознагражден чудесным персиковым румянцем, окрасившим ее щеки.

И вдруг Анна ахнула, вся кровь отхлынула от ее лица. Броуди нахмурился и подошел поближе. Она вскинула руку, словно защищаясь, и попятилась назад.

– Что на вас надето? – спросила она потрясенным шепотом.

Броуди с недоумением оглядел свой новый костюм. О’Данн принес его этим утром. Костюм сидел почти идеально и выглядел неплохо, как ему показалось. Строгий, добротный костюм коричневого цвета – настоящий костюм, достойный джентльмена, как сказал бы автор учебника по этикету. Броуди даже проверил, застегнута ли у него ширинка. Все было в порядке.

– А в чем дело? Может, он слишком мрачный? А если попробовать другой шейный платок…

– Это костюм Николаса!

Чувствуя себя глубоко униженной, Анна ощутила на щеках обжигающие слезы.

– Будьте вы прокляты! – проговорила она, задыхаясь, и выбежала из комнаты.

Ничего не видя из-за слез, Анна слепо направилась по коридору к парадному входу. У себя за спиной она услыхала, как Броуди что-то тихо сказал Билли Флауэрсу, потом сзади раздались его шаги. Она ускорила шаг, но он нагнал ее в дверях.

Его широкая ладонь накрыла ее пальцы, когда она уже взялась за ручку двери. Он возвышался над ней в полутемном холле, как сказочный великан.

– Ник умер, – проговорил Броуди хриплым от волнения голосом. – Я тоже его любил и хотел бы, чтобы он был здесь вместо меня. Но его больше нет.

Свободной рукой он крепко схватил ее за плечо и заставил повернуться к себе лицом.

– Зато я здесь. Я, Джон Броуди. Я не его отражение в зеркале. Я человек.

Броуди почувствовал, как она дрожит в его железном захвате, и быстро разжал пальцы. Когда она отшатнулась от него, он рывком распахнул дверь и вышел на залитый полуденным солнцем двор.

Анна выждала полных десять секунд перед тем, как последовать за ним. Быстро шагая своими длинными ногами, он успел отойти так далеко, что почти скрылся из виду.

– Мистер Броуди! – позвала она. – Мистер Броуди!

Он оглянулся через плечо и увидел, как Анна спешит за ним, придерживая юбки. Каблуки мешали ей на усыпанной крупным гравием аллее. Она опять окликнула его и попросила остановиться. Он неохотно повиновался.

Анна продолжала бежать, опасаясь, что он все-таки повернется и уйдет. К тому времени, как ей удалось его нагнать, она совершенно запыхалась.

Ей пришлось отдышаться, чтобы заговорить. Она прижала руку к сердцу, даже не подозревая, какое соблазнительное зрелище открывается жадному взору Броуди: выбившиеся из узла на макушке и рассыпавшиеся по плечам волосы, мелкие бисеринки пота на лбу, бурно вздымающаяся и опадающая грудь.

– Мистер Броуди, – заговорила она, справившись наконец с дыханием и глядя ему прямо в глаза со своей всегдашней серьезностью, – я прошу у вас прощения! То, что я сказала… Извините меня, прошу вас. Это было нехорошо и несправедливо.

– Ничего страшного, – тотчас же отозвался он. – Я уже забыл.

Анна вспомнила, как он уже однажды простил ее за то, что она назвала его лжецом.

– Поймите, мне все еще очень трудно поверить, что Ник действительно умер, – объяснила Анна, запинаясь, но чувствуя, что настал час честно признаться во всем. – А этот костюм… Николас надел его в тот день, когда просил моей руки.

К горлу подступили слезы, но на этот раз она не заплакала.

– Это было глупо с моей стороны – говорить такие вещи. Я сказала, не подумав.

Теперь уже самому Броуди захотелось извиниться перед ней. Он бережно взял ее под руку и повел по неровной аллее к рощице лавровых деревьев в дальнем конце парка. Напряжение постепенно оставило Анну, и вскоре она совсем успокоилась. Оба хранили молчание, пока не уселись на разных концах низкой каменной скамьи под деревьями на безопасном расстоянии друг от друга.

Потом Броуди спросил напрямик:

– Как долго вы были знакомы с Ником?

– Восемь лет.

– Ну и каков он был?

Что за странный вопрос! Анна отвечала, насколько могла правдиво, остро ощущая мрачную иронию ситуации, а возможно, и боль, которую он должен был испытывать: ведь она знала его брата лучше, чем он сам.

– Он был красив, – начала она, но тут же покраснела и опустила взгляд. – Он был сильный. Честолюбивый. Полный решимости добиться успеха.

– Он нравился окружающим? У него были друзья?

– Да, – ответила Анна после секундного замешательства, – у него были друзья. Не то чтобы он нравился всем, кто с ним работал, но, мне кажется, это можно понять. В конце концов, он был их начальником, а такая должность не располагает к особым симпатиям. Одно могу сказать с уверенностью: все его уважали.

Броуди вспомнил хорошо одетого, благополучного на вид господина, который отвернулся от него в ливерпульских доках год назад. Ему нетрудно было представить, что такой человек не вызывает к себе «особых симпатий».

– А почему вы его любили? – спросил он через минуту.

Даже не задумываясь о том, насколько это неподобающий вопрос, Анна сказала правду:

– Мне кажется, я влюбилась в него в ту самую минуту, как впервые увидела. Он был новым помощником моего отца. Мы встретились в отцовском рабочем кабинете в Ливерпуле, когда мне было шестнадцать лет, и я… слова не могла вымолвить. Да и потом, в течение многих лет я ни о чем не могла с ним разговаривать, кроме кораблестроения.

Как зачарованный, Броуди следил за ее ртом: уголки губ у нее опускались совсем чуть-чуть, когда она улыбалась, придавая лицу доброе, немного печальное выражение. Да, у нее была двойственная улыбка – теплая, но хрупкая, милая, но сдержанная, неуловимо грустная.

– Почему? – спросил он тихо.

– Потому что я всегда чувствовала себя неуклюжей, как подросток, и глупой. И некрасивой. А он был такой очаровательный, такой обаятельный и умный… И он был очень добр ко мне, хотя, конечно, понятия не имел, что я чувствую.

– А что было потом?

– Потом… Год назад мой брат погиб при падении с лошади. Это случилось в Линкольншире, в поместье его невесты.

– Вы были близки с братом? – спросил Броуди, когда она замешкалась.

– Я любила его, но… нет, мы не были очень близки. Он был на десять лет старше и видел во мне… ну, словом, маленькую дурочку, вечно путающуюся под ногами. На мою заинтересованность в делах компании и он, и мой отец смотрели… – Анна опять задумалась, тщательно подбирая слова, – с известной долей снисхождения.

«В сущности, – подумала она про себя, – снисхождение – это все же лучше, чем откровенное равнодушие». А ведь именно так относился к ней отец первые пятнадцать лет ее жизни. Анна была достаточно проницательна и давным-давно догадалась, что ее интерес к кораблестроению был изначально продиктован стремлением понравиться ему, привлечь хоть скудную толику его внимания.

Увы, ее старания так и не увенчались сколько-нибудь заметным успехом, однако с годами увлечение судостроением само по себе вознаградило ее за труды. Корабли стали ее страстью – единственной страстью, как ей казалось до того самого дня, когда Николас сделал ей предложение руки и сердца.

– Но Ник был не такой, – догадался Броуди, прерывая ход ее мыслей.

– Да, Ник был не такой. Он принимал меня всерьез и никогда не относился ко мне свысока. Иногда он даже спрашивал у меня совета.

– А после смерти вашего брата?

– Николас и Томас годами работали вместе, но так и не стали близкими друзьями… во всяком случае, мне так казалось. Поэтому я удивилась, когда Николас пришел ко мне после несчастного случая с моим братом. Он нуждался в утешении. Я тоже в нем нуждалась. Мы… оказали поддержку друг другу.

Лицо Броуди осталось бесстрастным, но в душе у него шевельнулось скверное подозрение.

– Мы начали встречаться и проводить время вместе не только на работе, – задумчиво продолжала Анна, – мы стали все больше говорить о вещах, совсем не связанных с кораблестроением.

Она улыбнулась. Ее кроткие глаза были полны воспоминаний.

– И вы полюбили друг друга…

– Ник полюбил меня, – с улыбкой поправила его Анна. – Я всегда его любила. А через шесть месяцев после смерти Томаса он сделал мне предложение. В этом самом костюме.

Да, теперь она могла говорить об этом с улыбкой. Ей почему-то было легко рассказывать мистеру Броуди о его брате.

Броуди откинулся назад, опираясь на руки, и посмотрел на облака, пытаясь представить себе брата рядом с этой женщиной. Почему-то ему никак не удавалось совместить образ Анны с тем человеком, каким, по его представлениям, стал Ник. Кусочки мозаики не складывались – какого-то фрагмента не хватало.

– Поначалу мой отец возражал. Насколько я поняла, он намеревался выдать меня замуж за какого-нибудь пэра, за титулованного аристократа… ну, словом за кого-то из тех, кому я была представлена на выпускном балу. Но я настояла на своем!

– Впервые в жизни? – предположил Броуди, хотя не сомневался в ее ответе.

– Да! Я сказала ему, что выйду замуж за Николаса без его разрешения, если потребуется. Он был так поражен, что сдался без дальнейших споров. Ну… если честно, отец ничего не мог возразить против Николаса кроме того, что он небогат, а в этом ему совестно было признаться. Поэтому он дал согласие.

– Вы рано лишились матери? – спросил Броуди.

– Мне было четыре года, когда она погибла при пожаре.

Они замолчали, думая каждый о своем. Вдруг откуда ни возьмись, появился кот Доменико. Не обращая внимания на Броуди, он взобрался на скамью, устроился на коленях у Анны, свернулся тяжелым теплым клубком и заурчал. Она погладила густую лохматую шерсть и села на скамейке поглубже, приспосабливаясь к его немалому весу.

Ей самой не верилось, что она поведала мистеру Броуди о таких секретах, которыми раньше не делилась ни с кем. Но стоило ли удивляться? Николас умер безвременной и страшной смертью, за которой не последовало ни отпевания, ни похорон, он ушел из жизни неоплаканным, и у нее не было возможности разделить свое горе с родными и друзьями. Она приехала в Италию одна, поселилась в чужом для нее доме и была вынуждена нести бремя утраты в одиночку. Конечно, Эйдин был ее старым другом, но даже с ним Анна чувствовала себя стесненной и не могла говорить свободно.

А вот с мистером Броуди – во всяком случае сейчас, в этот миг – она наконец сбросила груз обычной скованности. Естественный и непринужденный разговор о Николасе оказал на нее целительное воздействие. Легко было говорить с человеком, тоже любившим Николаса; какой-то безошибочный инстинкт подсказывал ей, что Броуди горячо любил брата. Несмотря на все то, что произошло между ними в прошлом или могло произойти в будущем, она знала, что всегда будет ему благодарна за эти тихие минуты доверия и умиротворения.

Однако возникшее между ними взаимопонимание оказалось недолговечным. Броуди задал следующий вопрос, мгновенно разрушивший очарование:

– Что вы будете делать, если окажется, что О’Данн прав и Ник действительно обкрадывал компанию вашего отца?

– Он этого не делал, – сухо возразила Анна. – Эйдин ошибается. Николас никогда бы так не поступил.

Броуди промолчал, мысленно спрашивая себя, действительно ли она так уверена в невиновности своего покойного мужа, как говорит.

Его молчание возмутило Анну.

– А вы верите, что он был на такое способен? – Она со страхом ждала ответа, но в то же время готовилась отвергнуть его, если этот ответ ее не удовлетворит.

– Не знаю, – честно признался Броуди. – Мы с Ником давно уже перестали быть друзьями: с тех самых пор, как умерла наша мать и мы пошли по жизни разными путями. Надеюсь, что он на это не способен, но…

– Но что? – нетерпеливо спросила Анна. Опершись локтями на колени, Броуди сосредоточенно рассматривал носки своих башмаков.

– Ник всегда был недоволен жизнью, даже когда мы были детьми. Его всегда тянуло к перемене мест. И еще… он всегда был жаден до денег.

«Потому что считал, что его обманом лишили состояния, принадлежавшего ему „по праву рождения“, как он сам говорил», – с горечью подумал Броуди, но вслух сказал другое:

– Давайте скажем так: я этого не исключаю. – Он услыхал, как Доменико сердито замяукал, очутившись на земле, и, подняв голову, увидел вскочившую Анну.

– Ничего другого от вас и не следовало ожидать, – проговорила она сквозь зубы. – Сама не понимаю, зачем только я завела этот разговор. В вашей семье действительно есть преступник, но это вы, а не Николас! Это вас уже повесили бы месяц назад, если бы не случилось чудо! Никогда больше не заговаривайте со мной о моем муже, мистер Броуди. Даже имени его не смейте упоминать! Вы не достойны…

Броуди вскочил и подошел к ней вплотную. Анна не отступила, однако одного взгляда, брошенного на его лицо, оказалось довольно, чтобы понять, что на сей раз она зашла слишком далеко. Он крепко схватил Анну за локти, с удовлетворением наблюдая за испуганным выражением ее лица. Ему до смерти надоело выслушивать, как посторонние люди указывают ему, что он может и чего не может говорить, а главное, он больше не мог выносить еле сдерживаемого презрения этой женщины. Броуди слегка встряхнул ее и наклонился прямо к ее лицу.

– Я буду говорить о «вашем муже», когда захочу и сколько захочу, понятно вам? Да кто вы такая, черт бы вас побрал? – яростно прорычал он, снова с силой растряхивая ее. – Лицемерная гусыня, насаженная на вертел, будет мне указывать, что я не смею произносить имени моего брата! Пора бы вам очнуться, миссис Бальфур, и спустить свою лилейную задницу на нашу грешную землю!

Лицо Анны с округлившимися глазами и ошеломленно открытым ртом напоминало наивный детский рисунок. Прошло целых пять секунд прежде, чем она пришла в себя. Вырвавшись из рук Броуди, она повернулась волчком и бросилась бежать в рощу.

Если бы она не побежала, он не стал бы ее преследовать, но, как хорошо выдрессированный охотничий пес, Броуди не мог устоять перед вызовом: удирающую кошку надо догнать, это дело чести. Анна бежала, огибая лавровые и фиговые деревья, ее светлое платье призывно мелькало на фоне темно-зеленых зарослей рододендронов. Туфельки на каблучках мешали ей: он с легкостью ее догнал. Оглянувшись и увидев его совсем близко, Анна испуганно взвизгнула. Это было так смешно, что Броуди громко засмеялся.

Он поймал ее на поросшей мхом и усыпанной фиалками поляне. Схватив ее за руку, Броуди забежал вперед и тем самым заставил ее остановиться. Она обеими руками толкнула его в грудь и повернулась кругом, снова собираясь бежать, но ей удалось пройти не больше двух шагов: он схватил ее за плечо, и Анна услыхала треск рвущейся ткани.

Она сделала попытку закричать, позвать на помощь, но из ее горла вырвался лишь жалкий хрип. Броуди опять попытался схватить ее, заставить остановиться, прекратить эту дурацкую сцену. Куда там! Она яростно отбивалась и даже пыталась брыкаться.

Вот это ее и сгубило. Они зацепились ногами, Анна потеряла равновесие, когда Броуди сделал неожиданный бросок, стараясь схватить ее за руку, и упала. Больно, со всего размаху, она упала на спину, а он свалился на нее сверху. Оглушенная падением, Анна секунду пролежала неподвижно, потом ее охватила настоящая паника, и она начала отчаянно вырываться, придавленная к земле тяжестью его тела. Ее слабых сил, разумеется, не хватило, чтобы его сдвинуть, и тогда она прибегла к словам как к более естественному оружию.

– Немедленно слезьте с меня! Пустите, убирайтесь прочь, грязная скотина! Чудовище!

Броуди как раз собирался ее отпустить, он уже начал подниматься, когда она его оскорбила. Теперь сдвинуть его с места можно было разве что пушечным выстрелом. Его рука случайно оказалась на ее обнаженном плече, и он, ни секунды не раздумывая, просунул пальцы, а потом и всю ладонь под ее разорванное платье. И вот уже его рука по-хозяйски завладела ее грудью. Анна ахнула и, увидев, что слова не помогают, вновь начала метаться. Лицо ее стало пунцовым, она тяжело дышала.

Ее сопротивление только забавляло Броуди. Ему хотелось просунуть руку дальше, но запястье застряло в узкой пройме рукава, лишив его свободы маневра. «Ну, раз так, тогда я ее поцелую», – решил Броуди, наклоняясь к ее шее. Она резко дернула подбородком, и удар пришелся ему прямо по виску. Оба поморщились от боли. Анна снова попыталась увернуться, но он поймал ее рот, хотя всего лишь только на секунду: ее ногти расцарапали ему шею. Броуди вскинулся и грязно выругался себе под нос.

Чтобы Анна не смогла снова пустить в ход ногти, он схватил ее тонкое запястье и прижал к земле, заведя руку ей за голову. Медленно, не суетясь, вытянул вторую руку из-под ее платья. Должно быть, она прочитала по глазам, что он задумал, и опять начала дергаться. Броуди хищно ухмыльнулся. Анна затаила дыхание. Глядя на нее с нескрываемым злорадством, он накрыл ладонью и стиснул ее правую грудь.

– Что за чертовщина, Энни? – возмутился он, сделав несколько неудачных попыток, но так ничего и не добившись. – Чего ты туда напихала? Какого дьявола ты носишь эти штуки?

Разочарование несколько отрезвило его. Он в последний раз сдавил пальцами жесткий корсет и снова выругался.

– Если у вас осталась хоть капля порядочности, сэр, вы немедленно отпустите меня.

– Похоже, не осталось ни капли, – опять ухмыльнулся Броуди.

Он еще раз попытался ее поцеловать, но она, как и следовало ожидать, замотала головой, уворачиваясь от его губ. Тут ему в голову пришла другая мысль. Глядя ей прямо в глаза, Броуди нажал одним коленом, потом обоими и медленно заставил ее развести ноги. Анна задохнулась от возмущения и бессильно застонала в полном отчаянии, чувствуя, что не может не подчиниться грубой силе. Он схватил ее за подбородок и повернул лицом к себе. У нее осталось единственное оружие – зубы. За миг до того, как их губы сомкнулись в поцелуе, она резко дернула подбородком и что было сил впилась зубами в его большой палец.

– Ой!

Броуди наполовину скатился с нее, держась за укушенный палец, который краснел и распухал на глазах, хотя и не кровоточил. Получив путь к свободе, Анна выбралась из-под его тела, перевернулась на живот, оперлась коленом об землю и вскочила на ноги.

Рука Броуди стремительно взметнулась. Он схватил ее за лодыжку, резко дернул, и она опять оказалась на земле. На мгновение Анну охватила паника: она почувствовала свою полную беспомощность перед этим мужчиной. Его торжествующий смешок показался ей поистине сатанинским.

– Куда спешить, миссис Бальфур, – прокряхтел он, с трудом уворачиваясь от второй ноги, которой она пыталась пнуть в голову. – Тут еще полно неисследованной территории.

Звать на помощь было бесполезно: они находились слишком далеко от дома, никто бы ее не услышал. Но Анна все равно закричала, когда руки Броуди стали медленно, дюйм за дюймом, продвигаться вверх по ее взятой в плен ноге. Он как будто взбирался по вантам.

– Столько парусины я не видел даже на шестимачтовой шхуне, – недовольно проворчал Броуди, путаясь в мешавших ему нижних юбках.

Он уже добрался до подвязки, когда ее свободная нога наконец-то угодила в цель. Удар пришелся по уху. Анна возликовала, услыхав, как он взвыл от боли.

Увы, ей не долго пришлось праздновать победу. По-прежнему сжимая одной рукой ее колено, Броуди вытащил другую из-под юбок и подтянулся, чтобы лечь с ней вровень. Анна отшатнулась, стараясь отодвинуться как можно дальше, но не смогла помешать ему обхватить себя за плечи свободной рукой. Она отчаянно извивалась всем телом, но тиски, сжимавшие ее там, где до сих пор никто и никогда не смел к ней прикасаться, держали мертвой хваткой.

Ухмыляясь ей в лицо, он просунул руку ей под бедро и тихонько провел ладонью вверх-вниз. Теперь уже оба они тяжело дышали, их лица едва не соприкасались. Не в силах совладать с собой, Броуди двинул руку еще выше… и вот его пальцы, пробравшись под батист панталон, нащупали бархатистую, нежную, как щечка младенца, округлость. Ее чудесное тепло передалось ему и разлилось по всему его телу. Будь его воля, он вообще не убирал бы руку с этого места. Броуди прижался лицом к ее шее и вдохнул тонкий аромат, еще крепче прижав ее к себе.

– Энни, – прошептал он.

Ему хотелось приласкать ее, успокоить. Поцеловать. Он приподнялся, собираясь осуществить свое намерение, и тут разглядел ее лицо – застывшее, несчастное, обреченное, с крепко закрытыми глазами и каплями слез, повисшими на ресницах. Нежные губы вздрагивали в ожидании худшего. Броуди чуть было не поцеловал ее несмотря ни на что – просто чтобы доказать ей, что это ее не убьет. Ее учащенное дыхание затрепетало у него на щеке.

Но вот она открыла глаза, и затравленное выражение в их таинственной золотистой глубине добило его окончательно. Он убрал руки, откатился от нее в сторону и сел.

Анна повернулась на бок и замерла на несколько секунд, обхватив себя руками и пытаясь унять дрожь. Желание истерически разрыдаться было так велико, что ей приходилось непрерывно сглатывать слезы, чтобы его подавить. В конце концов она тоже села, поспешно расправив юбку до самых щиколоток. С порванным платьем ничего нельзя было поделать. На ладонях у нее остались ссадины от падения, и, чтобы чуточку облегчить боль, Анна подула на них. Кровь гулко стучала у нее в висках. Она чувствовала себя так, словно прошла сквозь мельничные жернова.

Прошло немало времени, прежде чем она решилась взглянуть на своего мучителя. Теперь он уже ничем не напоминал ей Николаса: он был похож только на самого себя. Он сидел, опершись локтями в колени и закрыв лицо руками, в позе человека, пребывающего либо в глубоком горе, либо в состоянии глубочайшего отвращения. Впрочем, ее уже не интересовало, что именно переживает мистер Броуди. Главное заключалось в том, что у него, по-видимому, пропала охота нападать на нее.

Сделав над собой усилие, Анна поднялась на ноги. Ощущение было такое, словно лошадь ударила ее копытом.

Услыхав шелест юбок, Броуди тоже встал, но не сразу решился взглянуть ей в лицо. Оба молчали. Ему хотелось протянуть руку и стереть пятно грязи у нее на подбородке. Ее волосы растрепались, оторванный рукав свисал ниже локтя. Он снял сюртук – сюртук Николаса – и сделал движение, собираясь набросить его ей на плечи, но она отшатнулась. На мгновение Броуди, замер, потом протянул ей сюртук. Анна взяла его, старательно следя за тем, чтобы их пальцы не соприкоснулись, и набросила на плечи. Она выждала еще минуту, ожидая, что он скажет, но Броуди молчал. Обойдя его с опаской, она направилась через рощу обратно к вилле.

– Миссис Бальфур.

Голос у него был совсем тихий, и на этот раз он произнес ее фамилию без издевательской насмешки. Анна остановилась.

– Вам нет нужды рассказывать О’Данну о том, что здесь случилось. Я сам ему скажу.

Анна повернулась к нему.

– Что вы собираетесь сделать? – спросила она шепотом.

– Я сам ему все расскажу. Вам не придется ничего объяснять.

Она не верила своим ушам.

– Неужели вам так не терпится меня опозорить? Я вас не понимаю. Что я вам сделала? В чем провинилась? За что вы меня так ненавидите?

Настал черед Броуди уставиться на нее в изумлении.

– Вы… Вы не хотите, чтобы я ему рассказывал? Не хотите, чтобы он узнал?

Анна не ответила.

– Простите, – сказал он после паузы. – Я не сообразил, что это может поставить вас в неловкое положение.

В ее голосе зазвенели льдинки.

– О, нет, я уверена, что вам и в голову не пришло.

Конечно, Броуди понимал, что не заслуживает ничего другого, но все равно разозлился.

– Успокойтесь, – огрызнулся он, – ваша позорная тайна не выйдет наружу.

Потом он сунул руки в карманы.

– И не беспокойтесь насчет… ну, словом, это не повторится. Вам ничего больше не грозит. Я вам обещаю.

Она рассмеялась в ответ коротким вымученным смешком.

– Верно, это больше не повторится, но только ваше никчемное обещание тут ни при чем. Оно ничего не стоит. Это не повторится по другой причине: если вы еще раз тронете меня хоть пальцем, вам придется горько пожалеть о том, что вы покинули бристольскую тюрьму. И это, мистер Броуди, я обещаю вам.

– Это звучит почти как вызов, – заметил Броуди, внезапно сверкнув белозубой улыбкой.

Анна вдруг почувствовала, что не стоит угрожать ему. Он мог бы поймать ее на слове.

– Я знаю, почему вы на меня набросились, – яростно прошептала она. – Вы завидуете вашему брату, потому что он недосягаем для вас. Николас любил меня, а вам хотелось бы разрушить это чувство, замарать его, уничтожить. Вы презренный негодяй, мистер Броуди. Проживи вы хоть целую вечность, все равно вам никогда в жизни не стать таким, как он!

Она бы еще что-нибудь добавила, ей безумно хотелось сквитаться, осыпать его оскорблениями, причинить ему боль, но его лицо, на котором застыло выражение отчаянной беззащитности, заставило ее остановиться. Послав ему напоследок взгляд, исполненный, как она надеялась, испепеляющего презрения, Анна подхватила юбки, повернулась кругом и скрылась за деревьями.

Глава 11

– Эйдин, не уезжайте!

Это вырвалось у нее нечаянно: Анна сама не ожидала, что станет его просить, пока не открыла рот. О’Данн уже натягивал перчатки, но, услыхав ее слова, оторвался от своего занятия и поднял голову. На его добродушном и обычно невозмутимом лице было написано удивление.

– В чем дело?

Анна покраснела.

– Разве мы не можем сказать, что вы тоже приехали с визитом? Миддоузам это не должно показаться странным. Мы объясним, что вы здесь проездом, по дороге куда-нибудь…

– Вы же знаете, что это невозможно! Дитц регулярно посылает написанные мной письма из Шотландии, где я якобы сижу у постели моего больного отца.

– Да, но Миддоузы…

– …могли запросто услыхать об этом от кого-нибудь из наших общих знакомых, хотя до сих пор я с ними не встречался. А главное, они уже потом, после возвращения, могут случайно упомянуть в разговоре с людьми, которые меня знают, что познакомились со мной в Италии. Нет, Анна, риск слишком велик.

Разумеется, риск был слишком велик, она все прекрасно понимала. Просто у нее в последнюю минуту сдали нервы.

В голосе О’Данна зазвучала тревога:

– Ведь вы не боитесь остаться с ним наедине, дорогая? Вам, конечно, не придется быть совсем одной, вы же понимаете, но…

– Нет, я ничего не боюсь.

Не поднимая глаз, Анна взяла его шляпу со столика в холле и принялась разглаживать ворс на полях.

– Он вас чем-то оскорбил?

– Нет-нет, конечно, нет! Если бы он что-то сделал, я бы вам сказала.

При этом Анна порадовалась, что в холле царил полумрак: лицо у нее было виноватое, щеки так и горели. И все же ей казалось непостижимым, как это Эйдин ухитряется не замечать чуть ли не физически ощутимой враждебности, царившей между ней и Броуди всю последнюю неделю. Порой она молила Бога, чтобы он заметил и спросил, в чем дело, тогда она смогла бы ответить, и ужасная ситуация вышла бы наконец наружу, разрешилась бы тем или иным образом. Но ей было слишком стыдно. Вместо того, чтобы поговорить с Эйдином откровенно, она для виду поддерживала вежливые отношения с мистером Броуди, хотя каждую секунду ей хотелось закричать во весь голос.

То, что между ними произошло, было настолько чудовищно, что не поддавалось определению. Ей не с кем было поделиться своими переживаниями, этот крест ей пришлось нести одной. Анна осознавала, что чудом избежала страшной опасности, причем к чувству облегчения, как ни странно, примешивалось неожиданное и совершенно необъяснимое разочарование.

Броуди домогался ее, пытался соблазнить, ощупывал ее тело самым бесстыдным образом, уже готов был на последний, решительный шаг и вдруг передумал. Как будто понял, что она его, в общем-то, совершенно не интересует. Итак, помимо всего прочего, отныне ей придется жить с мыслью, что даже простой матрос нашел ее недостаточно привлекательной женщиной. Анна совсем пала духом. К возмущению и гневу добавилось унижение.

О’Данн вытащил часы и уже собрался попрощаться, когда на лестнице у них за спиной раздались тяжелые шаги. Анна машинально обернулась. Билли Флауэрс достиг нижней ступеньки с топотом, от которого содрогнулся весь дом, и направился к ним. Позади него шел Броуди. Анна инстинктивно прижалась спиной к стене.

– Я готов, хозяин. Извините, что задержал.

– Ничего страшного.

О’Данн вынул свою шляпу из онемевших пальцев Анны и строгим взглядом уставился на Броуди.

– Мы уже обговорили все, что от вас требуется на сегодняшний вечер. Надеюсь, мне не придется повторять все с самого начала.

– Я тоже на это надеюсь: стало быть, нас уже двое, – беспечно отозвался Броуди.

– Но кое о чем я вам все-таки напомню и очень рекомендую не забывать об этом в течение нескольких ближайших часов.

– И что бы это такое могло быть, ваша честь?

О’Данн нахмурился:

– Попробуйте только сделать, сказать или хотя бы подумать что-нибудь непочтительное по отношению к миссис Бальфур – я об этом узнаю и предприму против вас такие карательные меры, которые заставят вас горько, очень горько пожалеть о содеянном. Я ясно выразился?

– Куда уж яснее.

Броуди бросил быстрый взгляд на Анну: она крепко переплела пальцы и смотрела остекленевшим взглядом прямо перед собой.

– Сегодня вечером чести миссис Бальфур с моей стороны ничто не угрожает, – сказал он. – Даю вам слово.

– Хорошо.

Адвокат подошел к Анне и взял ее за руку.

– Вы уверены, что с вами все будет в порядке?

Анна выдавила из себя улыбку и похлопала его по рукаву.

– Да, конечно, я совершенно уверена. Поезжайте, Эйдин, вам пора. Они скоро будут здесь.

О’Данн кивнул, бросил на прощание еще один грозный взгляд на Броуди и потянулся к дверной ручке.

– Идем, Билли.

– Я готов.

Билли протиснулся мимо Анны следом за О'Данном. В дверях он обернулся и с блаженной улыбкой произнес по слогам:

– Бу-во-на се-ра, синь-ора <Добрый вечер, госпожа (искаж. ит.).>. А ты, Джонни, смотри не зарывайся. Веди себя примерно, понял? Может, я буду ближе, чем ты думаешь. А? Что скажешь?

Он дружески хлопнул Броуди по плечу, едва не свалив его с ног, и вышел на крыльцо.

Не успела дверь за ними закрыться, как Анна повернулась кругом и поспешила прочь по коридору, подальше от него. Броуди догадался, что она направляется в столовую, где, судя по тихому звону посуды и стуку приборов, слуги уже накрывали стол к обеду. Небось думает, что там она будет в большей безопасности. Он не спеша последовал за ней.

Вот она вынула вилки из ящика буфета и пересчитала их. Броуди следил за ней молча. Разумеется, она не желала смотреть в его сторону. Он мог бы пройтись колесом – она все равно не повернула бы головы. Ее нежный чистый профиль был замкнут и строг. Не стоило даже пытаться просить у нее прощения: она только посмеялась бы над ним, а он уже устал от ее презрительных насмешек. И все-таки надо было хоть что-то сказать.

– Билли целый день разучивал «буона сера», – начал Броуди самым любезным и светским тоном, подходя ближе, но не слишком близко.

Она не ответила.

– Я тоже кое-что выучил. Хотите послушать?

– Нет.

– Non e colpa mia, non ho fatto niente. Хотите знать, что это значит?

–Нет.

– «Это не моя вина, я ничего не сделал». – Броуди тихонько засмеялся, надеясь вызвать у нее улыбку, но ничего не вышло. Он вспомнил, что вдобавок ко всему прочему она еще и шуток не понимает.

– Я сама тоже выучила одну фразу, – вдруг обронила Анна минуту спустя, приведя его в изумление. – Хотите послушать?

– Ясное дело.

– Mi lasci stare. Это означает: «Оставьте меня в покое».

Улыбка сползла с его лица. Прислонившись к стене, он стал наблюдать, как она один за другим поднимает фужеры и рассматривает их на свет. «И чего она там ищет? Насекомых?» – с раздражением подумал Броуди. А впрочем, какая разница? Важно было другое: она упорно и демонстративно его не замечала.

Он опять подумал о том, что, может быть, стоит извиниться. Выпалить прямо сейчас, что сожалеет, что он вел себя как скотина, что это на него не похоже, что он никогда в жизни так не обращался с женщинами и не понимает, что за бес в него вселился, но это больше не повторится. Однако он заранее предвидел, что все его усилия ни к чему не приведут, и эта безнадежная мысль уже в который раз остановила его на полдороге.

Теперь Броуди горько сожалел о своей… безрассудной горячности, как он сам это называл. Она-то, конечно, назвала бы это по-другому, Броуди в этом не сомневался.

– Вот это вилка для салата, мистер Броуди, – сказала Анна строгим голосом классной дамы, держа одну из них на весу.

У него создалось отчетливое впечатление, что, будь у нее в руках вилы, она насадила бы его на них, как копну сена.

– У нее имеется определенное сходство с десертной вилкой, – продолжала между тем Анна, – однако зубцы несколько отличаются по форме. Видите?

Броуди опять попытался обратить все в шутку.

– Не беспокойтесь, я не опозорю вас перед вашими друзьями. Я прилежно учился, Энни. Я много чего знаю. Вы даже представить себе не можете.

Она скривила губы и бросила на него полный презрения взгляд.

– Вы мне не верите? – Броуди откашлялся. – «Никогда не ковыряйте в зубах при свидетелях. Не бросайте кости на стол. После обеда никогда не складывайте салфетку».

Он просиял, а она озабоченно нахмурилась и начала поправлять цветы в вазе, хотя в этом не было никакой нужды.

– «По-настоящему воспитанные люди не позволяют себе покачиваться в кресле-качалке в присутствии посторонних». «Дневные визиты полагается делать между двумя и пятью часами». «Что касается дамского гардероба, следует помнить: пестрота расцветки предпочтительнее, когда речь идет о коврах».

Неужели она улыбается? Броуди наклонил голову набок, стараясь получше разглядеть ее лицо. Она повернулась боком; он последовал за ней, согнулся, заглядывая снизу. Есть! Уголки губ у нее подергивались в еле заметной улыбочке, особенно очаровательной оттого, что она пыталась ее удержать.

– «Не следует настраивать арфу на публике, чтобы не слишком утомлять окружающих», – продолжал Броуди, упоенный своей победой. – «Никогда не позволяйте джентльмену снимать кольцо с вашего пальца или расстегивать браслет, чтобы его рассмотреть, а главное, ни в коем случае не разрешайте ему изучать приколотую к платью брошь – это совершенно недопустимо. Настоящая леди должна сама снять драгоценности прежде, чем показать их джентльмену». «Никогда не отправляйтесь в путешествие в белых шелковых перчатках, никогда…»

– Спасибо, этого более чем достаточно.

Голос у нее был строгий, но в глазах промелькнул, веселый огонек. Только теперь Броуди осознал, как сильно ему этого не хватало. Они улыбнулись друг другу, потом она спохватилась, напустила на себя холодность и принялась заново складывать все салфетки.

– Итак… – Не спуская с нее глаз, он рассеянно провел пальцем по ножу для масла. – Как мне называть этих людей? Насколько хорошо я с ними знаком?

Анна уже успела вернуть себе обычную сдержанность: в ее голосе ему почудилось морозное дыхание зимы.

– Мистера Миддоуза вы называете Эдвином, а остальных – миссис Миддоуз и мисс Миддоуз. И мистер Траут. Они наши соседи в Ливерпуле. Мистер Миддоуз – владелец нескольких спичечных фабрик.

– Нескольких фабрик? Он богат?

– Полагаю, что да.

– А Нику нравились эти люди?

Она помедлила.

– Я не слишком хорошо их знаю. Они недавно поселились по соседству. Более тесные отношения с ними поддерживает моя тетя Шарлотта. Единственный, о ком вам следует беспокоиться, это мистер Миддоуз; они с Ником были членами одного клуба. Ах да, после обеда, когда вы с Эдвином останетесь наедине в столовой, предложите ему стакан кларета, а не портвейна.

– Почему?

– Потому что он консерватор. – Броуди ошеломленно заморгал, а Анна почувствовала, что краснеет.

– Либералы пьют портвейн, а консерваторы – кларет, – неохотно пояснила она. – Это традиция.

– А что пил Ник?

Долгая пауза.

– Кларет.

Броуди удивленно покачал головой.

– Да, кстати, я забыл: кто такой Траут? – спросил он минуту спустя.

– Это отец миссис Миддоуз. Он живет с ними вместе. Насколько мне помнится, он подвизался в торговле, пока не ушел на покой.

– Подвизался в торговле?

– Кажется, он держал магазин.

– Вот оно что.

Броуди подошел к буфетной стойке и, согнув колени, посмотрелся в низко висевшее над ней зеркало. Ему все время хотелось поправить галстук-бабочку.

– Вы уверены, что мужчины действительно носят эти бантики?

Анна не ответила. Броуди смахнул ворсинку с рукава и отвернулся от зеркала.

– Почему они опаздывают? Вы же звали их к семи, разве нет?

– Да. Это значит, что они появятся не раньше чем без двадцати пяти восемь, – кратко пояснила Анна.

– Почему?

– Потому что так принято.

– Но почему? Неужели трудно прийти к семи, если их звали к этому часу?

Она вздохнула:

– Просто таков обычай.

На этот раз Броуди задумался надолго.

– Откуда вы знаете все эти вещи? Я хочу сказать, откуда вам все становится известно, если для нас, простых смертных, все это – тайна за семью печатями? Это где-нибудь записано? В какой-нибудь книге?

Легкомысленный шутливый ответ замер у нее на языке. Броуди не пытался язвить: Анна поняла, что он действительно не понимает этих светских условностей. Он ждал, что она сейчас скажет ему правду, откроет какой-то секрет для посвященных.

– Это просто… Я не знаю, как это объяснить. Такие вещи узнаются постепенно, с течением лет. От окружающих, от старших…

– Вы хотите сказать, что это передается из поколения в поколение? – уточнил Броуди.

– Полагаю, что да, в каком-то смысле. Все эти правила, в общем-то, произвольны. Они просто придуманы, понимаете? Ничего особенного в них нет.

И с какой стати она пытается щадить его чувства? Анна и сама бы не смогла ответить на этот вопрос. Лицо Броуди было непроницаемым, а его следующие слова заставили ее умолкнуть.

– Но ведь Ник все это знал? – спросил Броуди, оглядывая свой элегантный темно-синий костюм. – Он бы точно знал, что полагается надеть на сегодняшний вечер! Никому не пришлось бы выкладывать для него нужные вещи из шкафа, как это сделали для меня.

Анна не знала, что на это ответить. Но он вдруг улыбнулся, и в его голубых глазах, прежде таких мрачных, блеснул лукавый огонек.

– А с другой стороны, от Ника было бы мало проку в шторм на четырехмачтовом бриге, когда надо быстро развернуть оснастку.

Она перевела дух. Что-то смягчилось у нее в душе, ему явно удалось задеть какие-то струны.

– Да, – тихо согласилась Анна, – я полагаю, на бриге он был бы только помехой.

– Синьора, ваши гости прибыли.

– Grazie <Спасибо (ит.).>, Даниэлла.

Анна вскинула голову и выпрямилась. Поправила волосы, уложенные изящным французским узлом, одернула безупречно сидящее на ней платье.

От Броуди не укрылось ее состояние. Он подошел к ней и сказал с ласковой улыбкой:

– Не надо так волноваться. Я обещаю не плевать на пол, честное слово.

Она еще больше нахмурилась, но ему показалось, что уголки губ у нее вздрагивают.

– Не буду говорить «ага» вместо «да», как вы меня учили. И буду называть вас Анной, а не Энни.

Броуди взял ее ледяную, влажную от испарины руку и вытер ладонь о лацкан своего сюртука. Не успела Анна отдернуть руку, как он поцеловал кончики пальцев и взял ее под локоть.

– Не пора ли нам выйти и поприветствовать наших гостей?

Они покинули столовую. Ведя ее под руку по коридору к холлу, Броуди наклонился к самому уху Анны и прошептал:

– А теперь запомни, Энни, я с тебя глаз не спущу. «Первая обязанность хозяйки – обеспечить покой и уют своим гостям». И еще: «Воспитанная леди не прикасается к спиртному и никогда не выпивает больше двух бокалов шампанского…»

* * *

Однако в скором времени Броуди кардинально переменил свое мнение насчет последнего пункта в своде правил хорошего тона. «Пяти минут, проведенных в компании Миддоузов, – мужа, жены, дочери и престарелого тестя, – за глаза довольно, – решил он, – чтобы даже самую благовоспитанную леди толкнуть к бутылке». Услыхав, что жену зовут Онорией, а дочь – Гортензией, он подумал, что над ним подшучивают. К счастью, за столом царила ледяная чопорность, поэтому Броуди был избавлен от необходимости выговаривать эти немыслимые имена, ограничиваясь простыми и удобными обращениями – миссис и мисс Миддоуз.

Эдвин энергично пожал ему руку и тут же осведомился, куда подевалась его борода и откуда взялся этот шрам.

– Ничего особенного, – объяснил Броуди, – напоролся на что-то острое на корабле во время шторма при пересечении Ла-Манша.

Этому объяснению все поверили, никто и бровью не повел. Мать и дочь подшучивали над Анной, уверяя, что она тут «совсем одичала», поскольку в отличие от них самих была слишком легко одета. «И в самом деле, – подумал Броуди, – Энни, слава богу, не смахивает на тюк с бельем».

Мистер Траут оказался очень пожилым джентльменом, молчаливым и замкнутым. Он выглядел несколько забитым, но держался с большим достоинством. Броуди услышал, как миссис Миддоуз шепнула на ухо Анне, что она сожалеет, но пришлось взять его с собой, так как в отеле не нашлось никого, кто мог бы за ним присмотреть.

Они решили перед обедом выпить прохладительного на свежем воздухе. Анна прошла вперед по старинной каменной лестнице, обсаженной с обеих сторон голубыми барвинками, показывая дорогу к увитой глициниями террасе. Все расселись на черных ажурных креслах кованого железа. Белые и розовые соцветия ярко выделялись на фоне сочной темно-зеленой листвы. Солнце садилось, но в еще не остывшем после дневной жары воздухе чувствовался терпкий запах сосновых иголок.

Мисс Миддоуз, томная дебелая девица со светлыми волосами, упрятанными в сетку на затылке, лениво заметила, что считает тайное венчание и побег Николаса и Анны самым романтическим приключением, о каком ей когда-либо приходилось слышать. Она была затянута в оливково-зеленое платье с узкими рукавами, отделанное черной бахромой и собранное сзади в огромный накладной турнюр. «Вот черт, – удивился про себя Броуди, – и как только женщины ухитряются сидеть на таких штуках? Это, должно быть, страшно неудобно?

Услыхав замечание дочери, миссис Миддоуз неодобрительно поджала и без того тонкие губы.

– В самом деле, это стало полной неожиданностью для всех. Особенно для вашей милой тетушки.

Анне очень хотелось узнать, что думает тетя Шарлотта о ее скоропалительной свадьбе, но не решалась спросить. Миссис Миддоуз не считалась близким другом семьи, поэтому пытаться что-то выведать у нее о семейных делах было бы неприлично. Анна уже успела написать несколько писем домой – подлинных шедевров уклончивости и обмана, – но до сих пор не получила ответа.

– Все это моя вина, – добродушно вступился за нее Броуди, – можете считать, что я ее похитил. Она говорила «нет», но я и слушать ничего не хотел.

Анна вся напряглась, когда он присел на ручку ее кресла и улыбнулся ей с нежностью настоящего молодожена. Отодвинуться было некуда: сколько она ни старалась, ее локоть все равно касался его бедра. Когда он любовным жестом опустил руку ей на плечо, она чуть не подскочила на месте.

– Как вам нравится Италия? – спросила она, просто чтобы что-нибудь сказать.

– Обстановка представляется более или менее сносной, – снисходительно обронила миссис Миддоуз, обмахиваясь веером, – хотя эту страну, разумеется, нельзя назвать нравственной, вы согласны?

– Наслаждение путешествием по чужой стране напрямую зависит от вашего умения взять верх над местными дикарями, – важно изрек Эдвин, сложив руки поперек застегнутого на все пуговицы жилета и скрестив в лодыжках ноги, обутые в башмаки с квадратными носами.

Прошло несколько секунд, прежде чем до Броуди дошло, что он не шутит.

– Взять верх над дикарями, говорите? – вежливо переспросил он.

– Именно так, сэр. Никогда не платите названную ими цену за что бы то ни было – это правило номер один.

– А правило номер два?

– Не вздумайте говорить на их языке: им отлично известно, что это поставило бы вас в невыгодное положение. Заставьте их говорить по-английски.

Броуди понимающе кивнул.

– Вы уже успели съездить в Кашине? – торопливо спросила Анна, не желая выслушивать правило номер три.

Разговор перешел на другие темы. Броуди признался, что все это время чувствовал себя неважно, поэтому они с Анной еще не успели как следует осмотреть окрестности. Время шло; чем дальше, тем становилось яснее, что Миддоузы не выказывают ни малейших сомнений в подлинности личности Николаса, поэтому у Броуди немного отлегло от сердца.

– В Риме мы видели папу во главе процессии, – скучающим тоном провозгласила Гортензия. – И еще как-то раз наняли повозку с ослом и съездили посмотреть надгробия на Фламиниевой дороге <Фламиниева дорога, построенная в 220 году до нашей эры по приказу римского претора Гая Фламиния, соединяла Рим с северными и восточными провинциями Италии. Благодаря археологическим исследованиям середины XIX века на ней было обнаружено множество античных памятников.>.

– Когда-то у меня был осел, – вдруг вставил мистер Траут.

Это были его первые слова: до сих пор Броуди казалось, что старик дремлет. Он вытянул тощую шею, как черепаха, выглядывающая из панциря, и внимательно уставился на что-то невидимое близоруким старческим взглядом. Анна удержалась от желания оглянуться через плечо и проверить, на что он смотрит. Скорее всего, осла там не было.

– Его звали Чарльзом, – продолжал мистер Траут после долгого молчания. – Да, Чарльзом. Чарльзом его звали…

Миссис Миддоуз так громко откашлялась, что все вздрогнули.

– Да, папа, – перебила она старика и пронзительным голосом заговорила о чем-то постороннем, не давая никому вставить слово.

Анна и Броуди быстро обменялись озабоченным взглядом.

Но вскоре мысли Броуди начали разбредаться, он перестал следить за разговором и спросил себя, доносится ли пьянящий аромат роз из сада или он исходит от волос Анны. Ее тонкая шейка, над которой колебался тяжелый узел волос, казалась ему прекрасной, как произведение искусства. Ему хотелось тихонько дотронуться до изящных позвонков, исчезающих под воротником платья, провести кончиками пальцев по крошечным золотистым волоскам у основания прически.

Невозможно было поверить, что всего неделю назад он схватил эту хрупкую девушку за лодыжку, опрокинул ее на землю, боролся с ней, а потом… тискал ее. В тот момент ему казалось, что так ей и надо; мало того, он до сих пор был уверен, что в случившемся хотя бы отчасти виновата она сама. Но теперь все, что тогда произошло, представлялось ему каким-то сумасшествием. Наваждением. И о чем только он думал?

Ну, на этот вопрос ответить было нетрудно: ни о чем. В тот момент его мозг бездействовал, работали другие органы. Зато теперь он почти почувствовал себя тем самым варваром, каким она его считала. Мужчина не должен так обращаться с леди, а уж второй такой истинной леди, как Анна Журден, Броуди в жизни своей не встречал. Однако в глубине души он жаждал соскоблить с нее внешний лоск, приросший, как вторая кожа, и обнажить живую женщину, которая под ним пряталась. Он знал, что она там есть. Дважды он ее видел, прикасался к ней, ощущал на вкус. Он уже начал думать, что помешался в поисках этой женщины.

Дамы оживленно обсуждали какую-то общую знакомую, имени которой Броуди не уловил.

– Как это печально, не правда ли, – сказала миссис Миддоуз без особой грусти в голосе, – когда женщина определенного возраста, nijeune, nijolie <Лишенная молодости и привлекательности (фр.).>, со столь непонятным упорством выставляет себя в глупом виде. Вам так не кажется, миссис Бальфур?

Анна пролепетала нечто невразумительное. Не удовлетворившись таким ответом, миссис Миддоуз решила подкрепить свои слова доказательствами.

– Моя дорогая, она полностью скомпрометировала себя месяц назад, когда появилась в Карлайл-Парке в наемной карете в компании джентльмена! – Тут миссис Миддоуз назидательно ткнула в воздух указательным пальцем. – В компании джентльмена, не являвшегося ни ее отцом, ни женихом. Без сопровождения!

– Боже мой, – вздохнула Анна.

– Но, матушка, это еще не самое худшее, – напомнила Гортензия, оживившись впервые за весь вечер. – Когда мы нанесли ей визит – разумеется, это было до случая в парке, а не после, – она подала к столу один только чай без молока или сливок, и ничего лучше не придумала, как развлекать нас, демонстрируя свой семейный альбом с фотографиями!

Дочь громко засмеялась, и ее матушка присоединилась к ней. Анна украдкой бросила взгляд на полное недоумения лицо Броуди и пробормотала что-то невнятное.

– Стоит ли этому удивляться, моя дорогая? – отсмеявшись, заметила миссис Миддоуз. – Разве от нее можно было ожидать чего-то иного? Ведь она держит в доме всего трех слуг: кухарку, поломойку и горничную. Настоящая мещанка!

Она снова визгливо рассмеялась, как будто это была удачная острота.

– Когда вы были в Риме, – торопливо вставила Анна, – довелось ли вам увидеть…

– То, что вы сейчас изволили заметить насчет мещанства, это очень любопытно, миссис Миддоуз, – перебил ее Броуди. – А позвольте узнать, как бы вы определили принадлежность к высшему сословию?

Анна беспокойно шевельнулась в своем кресле, но миссис Миддоуз с радостью поддержала предложенную тему, тем более что явно считала ее животрепещущей. Она самодовольно улыбнулась, сложила свой пышный веер из страусовых перьев, словно желая подчеркнуть серьезность разговора, и перешла прямо к делу.

– Высшее сословие? В первую очередь к нему принадлежат аристократия и поместное дворянство. Во-вторых, в примерно одинаковом, хотя, безусловно, и не в равном, положении находятся высшие военные чины, духовенство и коллегия адвокатов. За ними следует богатое купечество, банкиры и члены Фондовой биржи. Ну и, наконец, люди, занятые оптовой торговлей. Здесь необходимо подвести черту: розничных торговцев никогда не принимают в порядочном обществе, как бы они ни были богаты.

Вслед за вынесением приговора наступило молчание. Все Миддоузы одобрительно улыбнулись друг другу. Броуди смотрел на них с живейшим интересом, опираясь подбородком на сплетенные руки. Анна сгорала от стыда.

– Ну что ж, – проговорила она неестественно высоким голосом, – не пора ли нам перейти к столу?

* * *

– Вот возьмите, к примеру, проблему ирландцев. Вам она может показаться пустяковой. Ник, поскольку вы нанимаете квалифицированных рабочих. А вот для меня это настоящая головная боль.

– Почему же, Эдвин? – вежливо осведомился Броуди.

Мысли его между тем были весьма далеки от ирландцев и заняты иной, куда более насущной проблемой. Какой же из трех ложек полагается хлебать чертов суп? Вот эта – слишком маленькая, а у той ковшик продолговатый и черенок в виде «веточки» – стало быть, десертная. А третья – такая большущая, что, пожалуй, и во рту не поместится!

Броуди посмотрел через весь длинный, освещенный свечами обеденный стол на Анну. Заметив его взгляд, она слегка подняла брови, поднесла свою суповую ложку ко рту и улыбнулась едва заметной улыбкой заговорщицы, согревшей ему душу.

– Ну, во-первых, ирландца невозможно заставить работать как следует. Они ведь все, как на подбор, буйные, неуправляемые, не поддаются обучению и понятия не имеют о дисциплине.

– Но зато они мало просят за свой труд.

– Они получают ровно столько, сколько стоят, – возразил Миддоуз. – А портовые грузчики еще хуже. Живут как скоты. Их трущобы – позор для города.

– Позор! – энергично поддержала его супруга. Лакей спросил у Броуди, какое вино он предпочитает – мозельское или белый рейнвейн. Существует ли на сей счет какое-то правило? Может, это зависит от того, какой суп он ел – белый или темный? А может, от того, консерватор он или либерал? Католик или протестант? Мужчина или женщина? Тарелка Анны была слишком далеко, он не мог различить, какой суп она выбрала. О черт! Броуди ткнул в первую попавшуюся бутылку наугад.

– Да, но жизнь портовых грузчиков тоже не сахар, – возразил он, потягивая вино. – Постоянной работы у них нет, а когда рабочий сезон в разгаре, все их торопят и понукают.

Мистер Миддоуз удивленно нахмурился, услыхав столь странные рассуждения.

– Полагаю, им всем следует эмигрировать в Канаду или в Австралию, – авторитетно вставила его жена, – раз уж они не могут найти достаточно работы здесь. Никто не удерживает их силой. – Она нервно передернула плечами. – Прошу вас, давайте поговорим о чем-то более приятном.

– Это все врожденная неполноценность, – упрямо гнул свое Миддоуз, – у них это в крови. Когда средний уровень умственного развития у целого народа не выше, чем…

– Ваша парадная касторовая шляпа будет готова к следующей пятнице, сэр. Вас это устраивает? – вдруг заговорил мистер Траут.

Все Миддоузы окостенели на целых пять секунд. Потом миссис Миддоуз трагическим шепотом воскликнула «Папа!», а ее муж в два громких хлюпающих глотка опустошил свой бокал. Гортензия принялась нервно хихикать в салфетку.

Похоже было, что мистер Траут обращается к хозяину дома.

– Пятница меня вполне устроит, – любезно ответил Броуди.

– Вот и отлично. Я вижу, сэр, вы человек со вкусом: знаете толк в хороших вещах. Добротный бобровый мех, сэр, без примеси дешевой шерсти, вот – говорю я вам – шляпа, достойная настоящего джентльмена. Кое-кто вам скажет, что шелковый цилиндр тоже шикарная шляпа, но я человек старомодный. В любом случае шелковый цилиндр – это ведь итальянская шляпа, не так ли? Я хочу сказать, это не английский стиль.

– Да, сэр, – согласился Броуди. – Я сам горой стою за английскую простоту.

– Вот видите!

– Папа, ради всего святого! – простонала миссис Миддоуз, не смея поднять глаз от своей тарелки.

– Что? Что такое? – в замешательстве заморгал старик.

– Прошу вас, помолчите.

Броуди нахмурился. Да что они – с ума посходили? Казалось, все, кроме Анны, готовы провалиться сквозь землю. Но почему? Только оттого, что несчастный старик выжил из ума и стал заговариваться? Нет, тут крылось что-то еще. Ax да, он продавал шляпы! Он был розничным торговцем – вот что резало их всех без ножа.

Мистер Траут растерянно комкал салфетку, оглядывая сидящих за столом из-под кустистых седых бровей и не понимая, в чем он провинился.

– Был у меня однажды шелковый цилиндр, – внезапно заявил Броуди, хотя это было чистейшим враньем. – Шикарный цилиндр. Мне только-только исполнилось восемнадцать – это была моя первая настоящая шляпа. Нет, говорите, что хотите, мистер Траут, насчет бобрового меха вам лучше знать, но в черном шелковом цилиндре тоже есть свой шик. Молодой человек в цилиндре чувствует себя на вершине мира.

Мистер Траут просиял:

– Не стану с вами спорить, сэр, это истинная правда! Да, мне нечего возразить.

После мучительной и напряженной паузы Эдвин Миддоуз вернулся к «ирландскому вопросу», а Броуди, как радушный хозяин, поддержал разговор. Он не заметил взгляда, брошенного на него Анной, а если бы заметил, то наверняка не понял бы его смысла. Этот взгляд, слегка затуманенный слезой, светился благодарностью и невольным восхищением, к которому примешивалось удивление.

Наконец обед завершился. Анна встала из-за стола, дамы Миддоуз последовали ее примеру, а Броуди поднялся, чтобы распахнуть перед ними двери – она предупредила его об этом заранее, еще днем. Когда Анна проходила мимо, он скорчил ей шутливую рожицу, показывая, как ему страшно: оскалил зубы и закатил глаза, словно готовясь упасть в обморок. Она невольно засмеялась, но тут же замаскировала смешок кашлем, и никто ничего не заметил. Но Броуди так понравился этот смех, что он с легким сердцем вернулся к столу и возобновил мужской разговор за бокалом кларета и сигарой.

Отбыв положенную четверть часа в столовой, джентльмены присоединились к дамам, и Анна несказанно обрадовалась возвращению Броуди. Разговор с женской половиной семейства Миддоуз никогда ее не увлекал, а в этот вечер он показался невыносимо скучным. Она пытливо заглянула в лицо Броуди, ища признаков напряженности или беспокойства, но ничего не обнаружила, кроме легкого недоумения, которое уже заметила раньше. А что еще существеннее, Эдвин Миддоуз, похоже, чувствовал себя в его компании вполне сносно. У нее немного отлегло от сердца.

– Ну как? Вы, господа, насладились серьезным мужским разговором, в котором мы, глупые женщины, ничего не смыслим? – кокетливо осведомилась миссис Миддоуз.

Ее муж воспринял вопрос буквально.

– Это верно: мозг женщины уступает мужскому в кубическом объеме, поэтому женщина не способна мыслить столь же логически, как мужчина.

Броуди засмеялся, но сразу же заставил себя замолчать, сообразив, что мистер Миддоуз вовсе не шутит.

Анна откашлялась, собираясь сказать первое, что придет в голову, лишь бы переменить тему, как вдруг Гортензия Миддоуз испустила душераздирающий вопль. Все вздрогнули и взглянули туда, куда указывал ее трясущийся палец. Мистер Траут смотрел на своих родственников, смущенно моргая, а между тем по обитому бархатом креслу, на котором он сидел, стремительно расплывалось темное влажное пятно.

– Какой ужас! Я сейчас умру! Мне дурно! – визжала мисс Миддоуз, откинувшись на диванные подушки и закатив глаза.

Эдвин вскочил на ноги.

– Во имя неба, Онория! – сердито вскричал он. Миссис Миддоуз лихорадочно перетряхивала ридикюль в поисках флакона с нюхательной солью, чтобы броситься на помощь дочери.

Броуди понял, что от членов семьи мистера Траута помощи ждать не приходится. Он встал со своего места.

– Не подняться ли нам наверх? – мягко предложил он, коснувшись локтя старика. – Почистим вас немного. Что скажете?

–Что? Что?

Броуди помог ему встать. Миддоузы дружно, как по команде отвернулись от ужасного зрелища, которое представляли собой промокшие брюки мистера Траута и небольшая лужица на ковре под его креслом. Придерживая старика за плечи, Броуди вывел его из гостиной. Анне послышалось, что уже в дверях он задал мистеру Трауту еще какой-то вопрос о шляпах.

* * *

После отъезда Миддоузов Броуди направился прямиком к шкафчику со спиртным и налил себе щедрую порцию бренди. Потом он вернулся в столовую и забрал одну из сигар, оставленных Эдвином на столе. У Анны не хватило духу его останавливать: если бы у нее была привычка курить, подумалось ей, она бы и сама не отказалась сейчас от сигары.

– Давайте выйдем, Энни. Мне надо подышать свежим воздухом.

Она повернулась, не говоря ни слова, и вышла вместе с ним во двор. Луна садилась у них за спиной, влажная от росы трава холодила ноги. Они прошли по дорожке под сводами садовых решеток, увитых какими-то душистыми вьющимися растениями, ронявшими капли росы. По обочинам дорожки белели в темноте головки лилий. Подойдя к каменной беседке, примостившейся на утесе над рекой позади виллы, они остановились и долго стояли молча, пока Броуди курил сигару и потягивал бренди.

Через несколько минут Анна осторожно заметила:

– Спасибо, что позаботились о мистере Трауте. Это было…

– Забудем об этом. – Он повернулся к ней, на лице его было написано недоумение. – Во-первых, просто для начала, будьте добры мне объяснить, почему нельзя показывать людям, пришедшим с визитом, альбом с семейными фотографиями? Что в этом плохого?

– Ничего плохого в этом нет.

– Тогда почему…

– Некоторые люди считают… что гостей, явившихся с формальным визитом, не полагается развлекать показом своих семейных фотографий или домашнего рукоделия. Считается, что это свидетельствует… о недостатке светскости.

– Но почему? Что тут плохого?

– Ничего! Я же сказала: ничего!

– Тогда почему они…

– Таковы правила этикета. Не стоит всякий раз искать в них логику, она не всегда присутствует.

Отвернувшись от него, Анна уставилась на воду. Броуди показалось, что она смущена.

– Знаете, что я думаю? – спросил он.

– Нет.

– Я думаю, цель всех этих «правил этикета» состоит в том, чтобы не позволить представителям низших сословий проникнуть в так называемое высшее общество. Чем они глупее и непонятнее, эти дурацкие правила, тем лучше, потому что низшим сословиям их никогда не разгадать и не освоить.

Анна медленно повернулась к нему. Лунный свет едва освещал ее взволнованное серьезное лицо.

– Ну? Что скажете? Что вы думаете? – настойчиво спросил Броуди, видя, что она по-прежнему молчит.

– Я думаю… – Анна умолкла, ощущая в душе странную смесь грусти, удивления и безнадежности. – Я думаю, что вы очень проницательный человек, мистер Броуди.

Его досада развеялась. Никогда раньше она не делала ему комплиментов. Он упивался ее словами, повторяя их в уме. Прошла минута.

– Интересно, Билли и вправду затаился где-то в темноте? – задумчиво произнес Броуди, оглядывая уходящий к востоку, защищенный с двух сторон стенами, почти невидимый спуск на нижние террасы. – Неужели он думает, что я сбегу?

– А вы не собираетесь предпринять попытку? – с любопытством спросила Анна.

Сперва он хотел отделаться шуткой, но передумал и ответил серьезно:

– Нет.

– Почему?

Броуди криво усмехнулся:

– Потому что я дал слово.

Анна подняла на него взгляд. У нее на языке вертелось множество вопросов, но она понятия не имела, с чего начать. Почему-то она почти не думала о том, о чем следовало бы помнить постоянно: о тяжком преступлении, за которое его едва не повесили. Мистер Броуди неотступно присутствовал в ее мыслях, причем она частенько думала о нем плохо, но… она никогда не смотрела на него как на убийцу. Ей это даже в голову не приходило. Ни разу. Просто невероятно.

– Как ярко светит сегодня Арктур, – заметил Броуди, указывая на звезду.

– Где? – удивленно спросила Анна.

– Вон там. Орион и созвездие Гончих Псов. А немного ниже – Колос, самая яркая звезда в созвездии Девы.

Она проследила за его указательным пальцем.

– Вы могли бы управлять кораблем по звездам?

– Ага, могу. То есть – да.

Вместо того чтобы смотреть на звезды, Анна внимательно изучала его запрокинутое вверх лицо.

– Наверное, вы тоскуете по морю? Ведь вы его так любите!

– Люблю море? – Броуди загадочно улыбнулся. – Нет, Энни. Я такой же, как все матросы. Я терпеть не могу море. Я люблю только корабли.

– Не понимаю…

Он повернулся к ней:

– Обычно моряк впервые уходит в море юнгой, совсем мальчишкой. Его первое плавание может затянуться года на три, и по возвращении у него уже не будет родного угла, если и был когда-то.

Его взгляд опять переместился ввысь, к усеянному звездами небу.

– Такая жизнь матросу по душе, – продолжал Броуди, немного помолчав. – Он сам себе хозяин, слово «деньги» для него – пустой звук. У него нет ничего за душой, кроме нехитрых пожиток. Те вещи, которые так важны для вас, без которых вам жизнь не мила, для него ничего не значат. Но у него есть один враг – это море. Потому что он знает, что море может его убить.

– Разве моряки не скучают по дому, по семье?

Голос Броуди прозвучал сурово:

– Я же вам говорил, у моряка нет дома. Все, что у него есть, – это его корабль, и этого довольно.

Анна недоверчиво покачала головой.

– Я не понимаю, – повторила она. – Эта жизнь кажется такой тяжкой, такой… унылой.

– Но в ней есть и хорошие стороны.

Он посмотрел на свои руки, его голос стал таким тихим, что ей едва удавалось расслышать, что он говорит.

– Я тоже многого не понимаю, Энни. Порой я сам ненавижу эту жизнь и даже не знаю, буду ли тосковать по ней.

Анна застыла, вспомнив о том, что пройдет немногим больше недели, и, как только их дела в Неаполе будут закончены, мистеру Броуди придется вернуться в тюрьму. Из всего того, что ей хотелось сказать ему в эту минуту, она выбрала самое безобидное.

– Но вы все-таки любите корабли.

– Ага, люблю.

– Я тоже.

Они замолчали. Анна размышляла о том, что, оказывается, с ним можно говорить по душам, без грубостей, оскорблений или колкостей. Она сама себе не смела признаться, насколько ей дорога эта новая близость, связавшая их, однако здравый смысл подсказывал ей, что она ведет себя безрассудно. Если она будет поощрять дружбу с мистером Броуди, это не принесет ей ничего, кроме страданий. Нельзя допустить, чтобы он стал для нее реальным человеком с живой душой, со своими чувствами, потребностями и надеждами, таким же, как любой другой человек.

Но тут его рука коснулась ее руки, лежавшей на парапете беседки, и все ее чувства сосредоточились на этом легком и теплом прикосновении. Анна отодвинула руку и сразу же ощутила быстрый и мимолетный укол сожаления.

– Как вам понравились мои друзья? – спросила она, ощущая настоятельную потребность прервать затянувшееся молчание, сделавшее их такими близкими друг другу.

Броуди пристально поглядел на нее:

– Я рад, что вы на них совсем не похожи.

– Возможно, вы ошибаетесь. Возможно, я в точности такая же, как они.

– Нет, вы ни капельки не похожи. А Ник? Он был на них похож?

Анна отвернулась. Ей не хотелось задумываться над этим вопросом, но она знала, что Броуди не потерпит уклончивости.

– Ник… Да, пожалуй, он чем-то напоминал их. В некоторых отношениях. Все дело в том, что он был честолюбивым, целеустремленным человеком, он хотел возвыситься над своей средой. Я считаю, что это замечательное качество в мужчине.

Ей самой были явственно слышны оправдательные нотки в собственном голосе, но Броуди ничего не заметил. Он думал о том, что проявил себя в ее глазах как человек, не стремящийся подняться по социальной лестнице. Его брат сумел сделать из себя джентльмена, а сам он просто сбежал в море. Ник завоевал сердце этой женщины и женился на ней. Она любила его так сильно, что до сих пор цеплялась за воспоминание о нем, хотя созданный ею образ оказался ложным. А самому Броуди было суждено окончить свои дни в тюремной камере. Он швырнул на землю недокуренную сигару и раздавил ее каблуком.

– Хотела бы я знать, где сейчас Эйдин и мистер Флауэрс, – неуверенно проговорила Анна.

Голос Броуди прозвучал неожиданно грубо, и это ее удивило.

– Вам страшно оставаться со мной наедине?

Она повернулась к нему и ответила честно:

– Нет.

– Интересно, почему? Считаете, что вы меня «приручили»? Превратили в «джентльмена», как Ника?

Заслышав в его голосе злую насмешку, Анна растерялась. Она пристально вгляделась в его лицо и ничего не ответила. Броуди подошел ближе, но она не отступила: осталась на месте, даже когда ощутила на лице его дыхание.

– Почему вы так сердитесь? – прошептала Анна.

– Я хочу, чтобы вы назвали меня по имени, – грубо потребовал он.

– Что?

– У меня есть имя, данное при крещении. Назовите его.

– Я… Но зачем?

Броуди и сам не знал, зачем.

– Назовите!

Она судорожно сглотнула.

– Ну хорошо, я назову, если вам так хочется. Джон.

Его это не удовлетворило, губы недовольно дернулись. Но зато теперь он точно понял, чего хочет.

Анна тоже это поняла. Ей хотелось бы понять другое: почему мысль о поцелуе не отпугнула ее. Но зато она хорошо знала, в чем состоит ее долг. Положив руки на грудь Броуди, Анна оттолкнула его.

– Не смейте, – отважно произнесла она, глядя ему прямо в глаза.

– Чего я не должен сметь?

– Вы же знаете.

– Что?

Анна не хотела об этом говорить; ей вдруг пришло в голову: а что, если она ошиблась? Что, если он сейчас рассмеется прямо ей в лицо? Такое предположение привело ее в бешенство.

– Я хочу вернуться в дом.

– Не сейчас. Сначала я должен кое-что сделать.

– Что?

Броуди усмехнулся:

– Вы же знаете.

Он взял оба ее запястья и сомкнул их у себя на шее. Это вышло легко и просто, словно он повязывал галстук. Анна оказалась прижатой к нему вплотную. Броуди крепко обнял ее, провел губами по ее волосам.

– Пустите меня, я этого не хочу.

Голос прозвучал глухо: ее лицо было тесно прижато к его плечу.

– А вы сделайте вид, что это Ник.

Анна в ярости оттолкнула его, но его рот неумолимо опустился, заставив ее губы раскрыться. Она сердито запротестовала сквозь зубы и изо всех сил дернула его за волосы, но он не сдвинулся ни на дюйм. «Может быть, причиняя ему боль, я добиваюсь обратного?» – подумала Анна и отпустила его.

Он издал глухой стон и ослабил свой грубый захват, его губы стали мягче, нежнее, она ощутила ласку его языка. Губы у нее задрожали, Броуди осторожно завладел ими. Та же знакомая слабость, которую она уже дважды ощущала в его объятиях прежде, охватила тело Анны, но только теперь все стало еще хуже, потому что она уже знала, каково это, и хотела узнать, что будет дальше. Что случится, если он продолжит, а она не окажет сопротивления?

– Прошу вас, не надо, – жалобно попросила Анна. Увы, слова невозможно было разобрать: ее губы крепко прижимались к его губам. И он тоже что-то говорил – повторял ее имя снова и снова. Это слово, повторяемое беспрестанно, как заклинание, сводило ее с ума, в нем слышались нетерпение и страсть, кружившие ей голову. Она позабыла, что он ей не муж, что он домогается ее только потому, что она была женой его брата, и, когда его ищущие руки нащупали ее грудь, не стала его останавливать.

Ей показалось, что он пробормотал «Господи боже, это же чудо!» – и она поняла, что он имеет в виду: впервые за всю свою сознательную жизнь она не надела корсет. Прикосновение его пальцев было осторожным, почти трепетным. Интересно, догадывается ли он, что до сих пор никто к ней так не притрагивался? Протяжный вздох вырвался из ее груди: это наслаждение оказалось невыносимо острым. С закрытыми глазами Анна покачнулась, положила стиснутые в кулаки руки на плечи Броуди и позволила целовать себя. Целовать без конца.

– Ты прелестна, Энни, – прошептал Броуди, не отрываясь от ее губ.

Он и сам не знал, как далеко его это заведет, не хотел даже задумываться. Погрузив одну руку в густой и плотный шелк ее волос, он ладонью другой погладил маленький тугой бутон соска, который нащупал сквозь платье. Ее пугливая покорность ударила ему в голову, едва не лишив остатков разума: никогда в жизни он ни одну женщину не желал так страстно, как эту.

Надо было ее отпустить, но он не мог… пока еще не мог… нет… не сейчас… это было не в его силах. Он прижал ее спиной к замшелому каменному столбу беседки. Ее глаза в лунном свете показались ему бездонными озерами. Анна застонала под его поцелуями, и этот беспомощный стон, ознаменовавший его полную победу, заставил Броуди позабыть о последних крупицах разума.

Только в эту минуту он наконец осознал, как глубоко она заблуждалась насчет его побуждений. Ник тут был совершенно ни при чем: Броуди думать не думал о соперничестве с мертвецом и не пытался восторжествовать над братом. Неловкими от нетерпения пальцами он начал расстегивать крохотные агатовые пуговички у нее на груди, пытаясь в то же время не прерывать поцелуя, и вдруг почувствовал соленую влагу у себя на губах, на лице, а потом и пальцах.

– Энни? – ошеломленно прошептал Броуди. – Почему ты плачешь? Что случилось?

Он сжал ее лицо ладонями, шепча слова утешения, целуя ее щеки и глаза.

От его нежности ей стало только хуже. Прерывисто дыша и поминутно всхлипывая, Анна отвернулась и высвободилась из его рук. Плач перешел в захлебывающиеся рыдания: она никак не могла остановиться. Какая-то тяжесть, комом застывшая в груди, таяла с каждым судорожным вздохом, но от этого ей не становилось легче. Броуди обнял ее сзади. Анна чувствовала, как он осторожно прижимает ее к своей груди, тихонько гладит, утешает.

– Не надо плакать, я этого не вынесу, – шептал он, жарко дыша прямо ей в волосы, стараясь смягчить пробегающие по ее телу судороги, принять ее боль на себя. – Если ты не прекратишь, я тоже заплачу. Учти, я не шучу. Я буду реветь белугой, и тебе станет стыдно.

Анна издала всхлипывающий смешок и снова заплакала. Броуди через плечо протянул ей свой платок, и она уткнулась в него носом.

– О господи, Энни, мне очень жаль. Прости меня за все. Похоже, что бы я ни делал, все причиняет тебе только боль.

По крайней мере он догадался, что означают ее слезы: она оплакивала Ника. Следуя его совету, она попыталась сделать вид, будто принимает одного брата за другого, и оказалось, что это невозможно. Теперь Броуди и сам не понимал, как мог – хотя бы на секунду! – ожидать чего-то иного. Все, что ему осталось, это крепко зажмурить глаза, прячась от собственной боли, и держать вздрагивающие от рыданий тоненькие плечики Анны. Надо проявить к ней участие, раз уж он больше ничего не может ей дать.

Но если Броуди считал, что о чем-то догадывается, то о самой Анне этого никак нельзя было сказать. Она понятия не имела, чем вызваны ее слезы. Знала только, что в душе у нее что-то умерло. Это было нечто необъяснимое – последняя преграда, до сих пор державшая ее на безопасном расстоянии от Броуди. И вот она рухнула. Анна была в смятении, ее охватило страшное чувство вины. Только одно она понимала совершенно отчетливо: ей следует скрывать эту неожиданную слабость, прятать ее глубоко-глубоко в самом дальнем, самом дальнем уголке своего сердца и молить Бога, чтобы Броуди о ней не проведал. Отныне только его неведение спасало ее от гибели.

Он убрал руки и отступил на шаг назад. Анне вдруг стало холодно, она обхватила себя руками. Голос Броуди прозвучал мрачно и торжественно.

– Я больше не стану этого делать, и вам не надо ни о чем беспокоиться. На этот раз я говорю правду. Клянусь, я больше вас пальцем не трону. Даже в шутку.

Подняв глаза к холодным, равнодушным звездам, она произнесла прерывающимся от недавнего плача шепотом:

– Спасибо…

– Я сейчас уйду в дом. Но если вы хотите уйти первой, я мог бы…

– Нет-нет, все в порядке, вы…

– Я мог бы подождать, пока вы…

– Нет, вы идите, а я постою еще минутку.

– Вы уверены?

– Да.

Последовало неловкое молчание.

– Ну хорошо. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

Она услыхала, как он прошел мимо, и повернулась спиной: ей не хотелось провожать его взглядом. Звук его шагов долго не затихал в ночной тишине, а когда он наконец растаял, Анна почувствовала себя одинокой, как никогда в жизни, хотя с детства привыкла к одиночеству.

Глава 12

28 мая 1862 года, Рим

– Вам совершенно незачем спускаться, дорогая, мы можем попрощаться здесь.

– Нет, Эйдин, я хочу вас проводить. Позвольте мне только захватить шаль. Я… Прошу прощения.

Последние слова были адресованы Броуди, оказавшемуся между нею и стулом, на котором висела шаль. Анна обошла его стороной, бросив лишь мимолетный взгляд на неподвижное, настороженное лицо. Она подхватила со спинки стула свою кружевную мантилью и первая спустилась по лестнице в цокольный этаж виллы «Каза Роза», арендованной ими в Риме. Броуди, О’Данн и Флауэрс последовали за ней.

В дверях, выходящих на темный, мощенный булыжником двор, Анна остановилась. Нанятая специально для этого случая дорожная карета уже стояла у ворот, лошади нетерпеливо били копытами. Мужчины решили, что обойдутся без возницы и будут править сами по очереди. Было уже около полуночи. Им предстояло прибыть в Неаполь послезавтра. Если в пути не произойдет чего-нибудь непредвиденного.

– Ну что ж, Анна, – начал О’Данн, взяв ее за руку и глядя на нее с улыбкой. – Мы вновь увидимся в пятницу. С утра пораньше, я полагаю. Погуляйте по Риму, пока нас нет, отдохните хорошенько.

– Да, конечно, я так и сделаю.

Но она прекрасно знала, что останется здесь, на вилле, будет волноваться и ждать. Все слова уже были сказаны, оставалось только поцеловать Эйдина в щеку и пожелать ему удачи.

– Обещайте мне, что будете осторожны. Я знаю, что ничего не случится, но…

– Да, разумеется. Ничего не случится, и мы сумеем о себе позаботиться. А теперь нам, пожалуй, пора отправляться.

– Веселей, миссис Бальфур, – сказал Билли, отвешивая ей поклон. – Вы, главное дело, не тревожьтесь, за этими двумя я пригляжу.

– Благодарю вас, мистер Флауэрс.

Анна порывисто протянула ему руку. Он пробормотал «Ух ты!» или что-то в этом роде и вспыхнул до корней волос.

Несколько секунд Анна простояла, уставившись в пространство и стараясь придать лицу спокойное выражение, потом повернулась к Броуди.

– До свидания, – сказала она ровным голосом и опять протянула руку.

Неожиданно сильное пожатие заставило ее оторваться от созерцания его галстука и заглянуть ему в глаза. Броуди смотрел на нее так внимательно, так пристально, что она испугалась, как бы он не прочел в ее лице слишком многое, хотя и сама не смогла бы с уверенностью сказать, что чувствует в эту минуту.

– Не надо себя изводить, это ни к чему хорошему не приведет, – негромко посоветовал он. – Что найдем, то и найдем.

– Я вовсе не собираюсь себя изводить. Вы ничего не найдете.

Она увидела, как уголки его губ приподнимаются в улыбке, так и не затронувшей суровый взгляд.

– Мой брат – везучий сукин сын, – произнес он так тихо, что расслышала лишь она одна. – До свидания, Энни.

Он отпустил ее руку и направился к воротам. Трое мужчин забрались в карету, Эйдин занял место возницы, и минуту спустя тяжеловесный, громоздкий экипаж с грохотом выкатился за ворота.

Анна стояла на ступенях до тех пор, пока стук колес не затих вдали. Убедившись, что во дворе царит полуночная тишина, она повернулась и поднялась по ступеням в piano nobile <Высокий первый этаж, бельэтаж (ит.).>.

В роскошно меблированной парадной гостиной невозможно было чувствовать себя уютно: мешало неимоверное количество предметов искусства, антикварной мебели, бесценных картин и гобеленов. Аренда этого дома обошлась в целое состояние, но Эйдин все-таки снял его, отказавшись от комнат в гостинице на площади Испании, заранее заказанных Николасом, потому что за стенами виллы можно было уединиться. Кроме вежливых и хорошо оплачиваемых слуг, умеющих держать язык за зубами, здесь некому было удивляться, почему эти чудаковатые inglesi <Англичане (ит.).> проводят свой медовый месяц вместе с другом семьи или почему новоиспеченный супруг не делит ложе со своей женой, а ночует в одной комнате со здоровенным прислужником.

Анна села возле лампы под расшитым стеклярусом абажуром с бахромой и принялась за книгу, прекрасно сознавая, что о сне нечего и думать. Через несколько минут она поняла, что чтение нисколько ее не занимает. Она заявила Броуди, что ей не о чем волноваться, но вряд ли он был настолько глуп, чтобы ей поверить.

Они провели в Риме три дня: обедали в живописных ресторанчиках, осматривали достопримечательности, посещали картинные галереи, делали вид, что они молодожены, но постоянно находились под присмотром Эйдина или Билли Флауэрса.

По мере приближения срока встречи с таинственным мистером Грили нервы у нее натягивались, как готовые лопнуть струны. Она требовала, упрашивала, наконец, принялась умолять Эйдина разрешить ей поехать с ними, но он остался глух ко всем ее призывам и заклинаниям. Николас ни за что не взял бы ее с собой, возражал адвокат, он оставил бы ее в Риме, сославшись на какие-нибудь дела, требующие его неотложного присутствия в Неаполе; он сделал бы все возможное, лишь бы удержать ее подальше от Грили и «Утренней звезды».

Анна, разумеется, отвечала, что все это вздор, потому что никакой встречи не будет, на рейде в заливе Неаполя нет ни одного корабля, построенного на верфях Журдена, и никакой незаконной сделки с деньгами в обмен на военное судно не предвидится. О’Данн сказал ей, что она, несомненно, права, но от своих планов не отклонился ни на дюйм.

Она захлопнула книгу и прижала ее к груди, глядя в никуда. Маддалена, немолодая экономка итальянского графа, проживавшего на вилле только в разгар светского сезона, просунула голову в дверь:

– Permesso, signora? Posso aiutaria? <Разрешите, синьора? Могу я вам помочь? (ит.)>

– Нет, спасибо, Маддалена, мне не нужна помощь. Почему бы вам не лечь? Уже поздно.

– Да, синьора, вам тоже пора. Спокойной ночи.

– Buona notte <Спокойной ночи (ит.).>.

Женщины обменялись сердечными улыбками. Каждая знала лишь по нескольку слов на языке другой, но им этого вполне хватало, чтобы объясниться друг с другом.

Тяжело вздохнув, Анна откинула голову на спинку кресла. Глаза она держала открытыми, потому что стоило ей их закрыть, как перед ней появлялось лицо Броуди. Он оказался верен своему слову и все время после визита Миддоузов держался от нее на расстоянии. Она вспомнила, как он сказал ей об этом и как в первый момент на нее совершенно неожиданно обрушилось разочарование.

Слава богу, с тех пор у нее было время одуматься, и теперь она ничего не испытывала, кроме облегчения, потому что Броуди все-таки решил вести себя с ней, как подобает джентльмену по отношению к леди. Однако внутренняя честность не позволила ей бесконечно скрывать от себя правду: в тот вечер она очень хотела бы, чтобы он отнесся к ней как мужчина к желанной женщине.

Анна встала и принялась беспокойно расхаживать взад-вперед по турецкому ковру перед громадным письменным столом в стиле рококо. Разве можно вести себя так глупо? И рискованно. Не говоря уж о том, что такое поведение неприлично и противоречит всем понятиям о чести и морали, которым ее учили с детства.

Были у нее и более эгоистические соображения: она боялась боли, которую мог бы причинить ей затеянный наспех и украдкой роман с мистером Броуди. Ведь что бы ни случилось в Неаполе, через несколько дней он все равно уедет. Для него эта связь оказалась бы всего лишь очередной интрижкой, а ей за свою опрометчивость пришлось бы расплачиваться всю жизнь. Поэтому Анна была ему благодарна: он повел себя как порядочный человек и все расставил по своим местам. Как ни странно, она вовсе не была уверена, что сумела бы сделать это сама.

И все же… что происходит? Неужели ей, Анне Журден-Бальфур, в самом деле грозит опасность утратить власть над своими чувствами, которые она всегда умела держать в узде? Мало того, она даже не подозревала, что способна испытывать подобные чувства! Но все имеет свои пределы, в том числе и честность: Анна не решилась сделать опасное признание даже себе самой и с бессознательной поспешностью отбросила тревожную мысль, чреватую непредсказуемыми последствиями, не додумав ее до конца.

Ее возлюбленным – единственным, какой у нее когда-либо был и будет, – является Николас, и всякие греховные мысли о его брате только позорят и его, и ее. Бесполезно и недостойно предаваться нескромным фантазиям. Остановившись посреди комнаты и прижав стиснутые руки к груди, Анна дала обет. Она дождется возвращения Эйдина, Билли и Броуди. Разумеется, они вернутся с пустыми руками. И тогда она навсегда распрощается с мистером Броуди и навсегда выкинет его из своей памяти.

* * *

Восемь склянок. Полночь. Похоже, он опаздывает, если, конечно, встреча действительно назначена. Гулкий стук еще чьих-то шагов донесся до него сквозь туман. Броуди насторожился, но жалкая фигура, возникшая из тумана, могла принадлежать только портовой проститутке. Он отрицательно покачал головой, услыхав ее предложение, стряхнул ее цепкие пальцы со своего рукава и продолжил путь.

Складские и конторские помещения – обшарпанные и унылые, как в любом порту, где ему приходилось бывать, – тянулись слева от него. Ни одно окно не светилось. Справа стояли у причалов парусники, яхты, баркасы и пароходы – большей частью темные. Редкие корабельные фонари тускло светили в тумане. Впереди послышалось нестройное пение; несколько секунд спустя из тумана вынырнула кучка пьяных матросов.

Огоньки плясали на маслянистой воде у самого берега, а дальше клубился сплошной серый туман. Броуди миновал одиннадцатый причал и замедлил шаги. О’Данн сказал ему, что тот, с кем он должен встретиться в полночь, будет ждать его на двенадцатом.

Место оказалось темным. И пустым. Хотя нет – подойдя поближе, он заметил привязанную шлюпку, до нелепого маленькую в широком ложе причала. Броуди вытащил кисет и свернул папироску. «Если кто-нибудь спросит, – подумал он мрачно, – я скажу, вернее, Ник скажет, что недавно пристрастился к курению». Женитьба его доконала.

Он выдохнул дым в плотный от тумана воздух и стал думать о вдове своего брата. Если выяснится, что Ник был вором, интересно, кому будет больнее – ей или ему самому? Ах, Энни, Энни. Игра, в которую они играли, подходила к концу. Вернется ли она вместе с ними, когда О’Данн повезет его обратно в Англию, в тюрьму? А может, она останется в Италии и вернется позже, одна? В любом случае время, которое им суждено провести вместе, уже на исходе.

Броуди затушил окурок каблуком сапога. Как они объявят о его смерти… то есть о смерти Ника? Какую причину придумают? Лихорадка? Почему бы и нет? Звучит достаточно неопределенно и вполне убедительно. Его, конечно, «похоронят» на римском кладбище. Скорбящая вдова отправится домой, под крыло своей любящей семьи. Но он готов был побиться об заклад, что ей не долго суждено носить траур. В скором времени ее красота заманит в сети нового жениха, а если не красота, то уж приданое сделает это наверняка. Хотел бы он знать: на какую приманку попался Ник?

У него за спиной послышались шаги. Броуди стремительно обернулся. Двое мужчин, моряки. Он шагнул им навстречу, стараясь не выглядеть настороженно и держа руки на виду.

– Кого-то ждете? – спросил один из них с американским акцентом.

Броуди ответил одним словом:

– Грили.

Моряк удовлетворенно кивнул и принялся отвязывать шлюпку.

Значит, все это правда. Броуди на секунду закрыл глаза: гнев и сожаление окатили его подобно морскому прибою.

Матросы сели на весла, а сам он устроился на корме, провожая взглядом удаляющуюся верфь. В эту ночь на небе не было звезд. Когда береговые огни окончательно скрылись из виду, один из моряков зажег фонарь и установил его на дне шлюпки, чтобы осветить компас, который положил рядом. Броуди хотел бы знать, далеко ли им предстоит плыть, но спрашивать не стал.

Выяснилось, что недалеко. Вскоре из тумана по левому борту до них донесся приглушенный звук судового колокола. Тот матрос, который зажигал фонарь, окликнул кого-то. Ответный крик раздался неожиданно близко – с той же стороны, где бил колокол. Потом замелькали огни, и внезапно шлюпка оказалась вблизи от громадного корабельного носа.

Броуди различил в мигающем слабом свете фонаря закрашенные, но все еще заметные буквы: Е, Р, Т, У… Значит, это больше не «Утренняя звезда». Интересно, как они ее теперь назовут? «Саванна»? «Чарлстон»? Может быть, «Батон-Руж»? Он сплюнул через борт в воду.

Когда они поравнялись со средней частью судна, кто-то спустил вниз линь, а потом и веревочную лестницу. Моряки подгребли ближе к борту и привязали шлюпку, продев носовой фалинь через кольцо в кормовом подзоре большого корабля. Один из них кивнул Броуди. Тот ощупью добрался до лестницы и начал карабкаться вверх. Матросы не последовали за ним. Он понадеялся, что это означает одно: его пребывание на корабле будет коротким.

Он сразу увидел, что это крейсер с прямым парусным вооружением, быстроходный и маневренный. Броуди перебросил ноги через поручень и спрыгнул на палубу, где его поджидали еще двое матросов.

Никто не сказал ни слова. Они взяли его под конвой – один впереди, другой сзади – и провели к люку главного трапа. При свете фонаря он заметил часть корабельного вооружения. Наскоро прикинув, Броуди насчитал несколько двадцатисемидюймовых гладкоствольных пушек, заряжающихся с дула, еще два таких же орудия поменьше, а также пару двадцатифунтовых пушек, заряжающихся с казенной части. Да, «Утренняя звезда» неузнаваемо преобразилась.

Они спустились по трапу, стуча каблуками по железным перекладинам, и прошли цепочкой по узкому коридору к закрытой двери в самом конце. Моряк, шедший впереди, постучал в дверь костяшками пальцев. Изнутри послышался возглас: «Войдите!» Протиснувшись мимо матроса, Броуди вошел в каюту, и дверь за ним закрылась.

Рискованно было говорить человеку, поднявшемуся из-за стола с протянутой рукой, «Привет, Грили». А вдруг Грили всего лишь посредник? Но даже если и нет, вдруг Грили заболел, слег в постель, умер, и сейчас ему придется иметь дело с заместителем? Потом Броуди заметил знаки различия на сером <Обмундирование солдат и офицеров армии американских конфедератов шилось из серого сукна в отличие от синих мундиров северян.> мундире, положившие конец его колебаниям.

– Привет, капитан, – сказал он, пожимая руку хозяину каюты.

– Мистер Бальфур.

Капитан оказался молодым человеком, моложе самого Броуди, но лицо у него было усталое, а волосы уже заметно редели. Он не улыбнулся и пожал руку Броуди с заметной холодностью.

– Без бороды я вас едва узнал.

Так, получен ответ еще на один вопрос: этот человек встречался с Ником. Должно быть, это все-таки Грили. Броуди провел рукой по гладко выбритому подбородку и криво усмехнулся.

– Таково желание новобрачной.

– Ах да, я чуть было не забыл! Вы же проводите здесь медовый месяц?

В голосе капитана – медлительном и протяжном голосе южного аристократа – Броуди расслышал больно кольнувшую его плохо скрытую насмешку.

– Прошу вас присесть, – продолжал капитан. – Что-нибудь выпьете?

– Нет, спасибо. Я хотел бы покончить со всем этим поскорее. – Он понятия не имел, в чем заключается «все это».

– Да уж, могу себе представить.

Губы капитана Грили презрительно скривились. Он подошел к своему столу, выдвинул ящик и обеими руками вытащил оттуда тяжелый брезентовый мешок.

– Вы, разумеется, захотите пересчитать. – Перебросив мешок через стол, он пододвинул фонарь поближе, а сам отступил в сторону, чтобы освободить место. Броуди медленно подошел к столу, заранее страшась того, что ему предстояло увидеть, хотя уже знал, что это такое. Распустив ремень, стягивающий горловину, он вытряхнул содержимое мешка – пачки итальянских банкнот, многие тысячи – на крышку стола. Долгое время он просто смотрел на них. Ему хотелось заплакать. «Ах, Ник, – подумал он, – чтоб тебе гореть в аду. Зачем ты это сделал?» Он начал собирать банкноты обратно в мешок.

– Вы не собираетесь их пересчитывать?

– Нет.

Броуди крепко затянул ремешок и взглянул в лицо удивленному капитану.

– Что-нибудь еще? – спросил он холодно. Грили смерил его пристальным взглядом, словно пересматривая некое сложившееся представление, оказавшееся ошибочным.

– Полагаю, что нет, – согласился он наконец. – Но я удивлен: я думал, вы захотите это отметить.

– Отметить?

– Как в прошлый раз. Когда мы заключили сделку.

– Ах вот оно что. Как-нибудь в другой раз.

– Другого раза не будет.

– Почему?

– Ну, во-первых, нам еле удалось унести ноги с Майорки <Крупнейший из Балеарских островов в западной части Средиземного моря, территория Испании.>.

Майорка. Вот, стало быть, где они переоборудовали «Утреннюю звезду» в броненосный крейсер. Это была одна из тех вещей, о которых О’Данн просил узнать, не задавая прямых вопросов.

– А во-вторых, теперь это стало слишком рискованным. Поначалу английские чиновники смотрели на наши дела сквозь пальцы, но теперь они так боятся настроить против себя федералов, что мы больше не можем рассчитывать на их лояльность. Они стали совать нос в наши частные дела. Поэтому, я полагаю, нам с вами больше не суждено свидеться, мистер Бальфур.

Броуди шагнул вперед:

– В таком случае позвольте откланяться. – Они пожали друг другу руки, и Броуди опять удивился, ощутив еле скрываемую неприязнь капитана.

– Вы меня не очень-то жалуете, верно?

Грили надменно поднял свои тонкие брови.

– Не очень, – признался он после минутного колебания.

– Могу я узнать, почему?

– Отчего же, пожалуйста. Скажем так: я с детства питаю отвращение к ворам.

– К ворам? – тихо переспросил Броуди. – Но разве вы не получили, что хотели, за свои деньги?

– О да. Но я все время спрашиваю себя: какой частью выручки вы в конце концов поделитесь со своим другом из компании Журдена? Я бы ничуть не удивился, если бы до меня дошло, что его вы надули.

На щеке у Броуди задергался мускул, его охватил безрассудный гнев. Только упоминание о «друге» заставило его сдержаться. Если бы только он мог спросить:

«Кто? Кто в компании Журдена был заодно с Ником?» Это был второй вопрос, крайне интересовавший О'Данна, но будь он проклят, если знает, как получить на него ответ, не выдав себя с головой. Поэтому он прошел мимо Грили к двери, ограничившись брошенным через плечо замечанием:

– Значит, вы не верите в воровской кодекс чести? – У самой двери Броуди обернулся. Капитан Грили смотрел на него все тем же слегка озадаченным взглядом, что и раньше.

– Как вы ее назовете? – спросил Броуди напоследок, уже взявшись за ручку двери.

– Что вы имеете в виду?

– «Утреннюю звезду». Как она теперь будет называться?

– Ах вот оно что! «Атланта».

Броуди сухо усмехнулся:

– Я так и думал.

Он дернул на себя дверь и вышел.

* * *

Броуди торопливо шел по деревянному тротуару набережной, но вскоре замедлил шаг. Ему показалось, что он не один в этом глухом темном месте. Броуди остановился и прислушался. Ничего. Он поспешил вперед, вглядываясь в сгущающийся туман в поисках О'Данна и Билли, потом опять остановился. На этот раз он отчетливо расслышал чужие шаги, затихшие через секунду после его собственных. Медленно и бесшумно Броуди повернулся кругом, машинально хватаясь рукой за спрятанный под рубашкой мешок с деньгами.

В шести шагах уже ничего невозможно было различить, кроме серой клубящейся мглы. Если не считать равномерного плеска волн о сваи причала да приглушенных звуков колокола, бившего где-то в отдалении, кругом стояла полная тишина. Затем в непроглядной гуще тумана прямо перед собой он услыхал металлический щелчок. Знакомый звук. Узнав его, Броуди стремительно повернулся и успел отступить на шаг в сторону прежде, чем раздался выстрел. Пуля прочертила огненный след у него по боку, резанув нестерпимой болью. Он пошатнулся:

– Джонни! – Это был голос Флауэрса.

– Билли! – закричал Броуди, бросившись бежать. Великан вынырнул из тумана, отфыркиваясь, как кит. В каждой руке у него было по пистолету. О’Данн следовал за ним по пятам. Выстрелы захлопали со всех сторон. Броуди пригнулся и юркнул за гору бочек справа от себя. Туман накрыл его. Скорчившись, тяжело дыша, стараясь унять боль в боку, он прислушался к стрельбе. Наконец все стихло.

Туман расслоился, и в пределах видимости Броуди разглядел на мокрой мостовой два распростертых тела. Одно было неподвижным, другое шевелилось. Броуди вскочил и бросился к стонущему человеку. Пуля просвистела мимо уха в тот самый момент, как он склонился над раненым О’Данном. Броуди пригнулся, подхватил адвоката с земли, взвалил его к себе на плечо и вновь нырнул за спасительную гору бочек. К счастью, туман опять сгустился, ему удалось проскочить незамеченным.

Когда Броуди отпустил его, О’Данн тяжело привалился плечом к двери какого-то склада. Неожиданно дверь открылась.

– Слава тебе, господи, – вздохнул Броуди и, подхватив адвоката под мышки, перетащил его через порог. – Куда вас ранило?

– В ногу.

О’Данн обеими руками держался за простреленную ляжку, пытаясь остановить кровотечение.

– Дайте мне пистолет, – сказал Броуди.

– Зачем?

– Где Билли?

– Он мертв.

– Откуда вы знаете? Дайте сюда пистолет.

О’Данн потянулся за пистолетом, но тут снаружи раздался оглушительный грохот падающих бочек. Это заставило их обоих распластаться на полу. В дверях блеснула ослепительная голубая вспышка, Броуди услыхал, как пуля с треском расщепила древесину у него над головой. Он попытался метнуться за какой-то ящик слева от себя, но его ноги зацепились за ноги О’Данна, и он не смог высвободиться. Его тело дернулось, когда прозвучал еще один выстрел, на этот раз прямо у него над ухом. Новая вспышка на миг осветила обезумевшее лицо О’Данна с вытаращенными глазами. Кто-то в дверях вскрикнул, закачался и рухнул лицом вперед. Броуди поднялся на ноги:

– Вас опять задело?

– Нет, – коротко застонав, ответил О’Данн. Отодвинув ногой безжизненное тело в дверях, Броуди выбрался наружу. Билли лежал там, где они его оставили. Его глаза были широко открыты, но не видели уже ничего. Броуди все-таки взял его за руку и попытался нащупать пульс, но выпустил запястье, когда мимо него пробежал человек и вновь скрылся в тумане. Броуди поднялся, беспомощно оглядываясь по сторонам и держась за бок. Преследовать беглеца он не стал.

Хромая и волоча за собой простреленную ногу, в дверях склада появился О’Данн.

– Обыщите Флауэрса, – приказал он. – Посмотрите, есть ли при нем бумаги, удостоверяющие личность.

– Зачем?

– Потому что нам придется его оставить.

Броуди замер.

– Что?

Адвокат опустился на землю и прилег на бок, опираясь на одну руку.

– Послушайте. Мы не можем тащить на себе мертвеца и не можем допустить, чтобы его опознали. Запомните: ничего того, что вы здесь видите, на самом деле нет. Понятно? Нас тут не было, Билли здесь нет. В заливе нет никакого крейсера под названием «Утренняя звезда». Заберите все его вещи немедленно, Броуди, а потом помогите мне добраться до кареты. Живо!

Броуди подошел ближе и встал прямо над ним.

– А ты хладнокровный сукин сын, О’Данн!

Адвокат провел рукой по лицу, покрытому испариной, и лег на спину.

– И все-таки делайте, что вам велят, – приказал он, глядя вверх, в невидимое небо. Броуди сделал, что было велено.

Глава 13

Приближение кареты Анна услыхала издалека, пока громоздкий экипаж грохотал по булыжной мостовой. Еще не рассвело, но она лежала, не смыкая глаз, и смотрела в потолок. Сперва она подумала, что в это утро фургон булочника рановато едет на рынок, но стук колес замер у ворот виллы. Несколько секунд спустя раздался скрип открывающихся железных створок.

Анна выскочила из постели и подбежала к окну. Броуди! Заводит лошадей под уздцы во двор и тут же бежит назад, чтобы закрыть ворота. Входная дверь заперта, ей надо спешить. Подхватив капот, она выбежала из комнаты. Пуговицы пришлось застегивать на ходу. Громкий стук в дверь раздался раньше, чем Анна успела достичь последней ступеньки. Она стрелой пересекла холл, отдернула засов и с трудом отворила тяжелую дверь.

– Тихо! Слуги… Эйдин?

Зажав рот рукой, она подавила крик ужаса, когда О’Данн рухнул на пол, едва не сбив ее с ног. Броуди выругался и помог адвокату подняться, обхватив его рукой поперек туловища. – Помогите мне, Энни. Мне одному его не удержать.

Она тотчас же подхватила О’Данна с другого бока и перекинула его тяжелую руку себе через плечи. Он что-то пробормотал, и Анна почувствовала, как он старается не давить на нее всем своим весом. Общими усилиями они помогли ему взобраться по лестнице.

– На диван, – проговорила она, задыхаясь. Как был, в грязной, залитой кровью одежде, О’Данн растянулся на диване, обитом бесценной парчой. Анна опустилась на колени и коснулась рукой влажного от пота лба адвоката.

– Что случилось? Что у него с ногой?

– Он ранен. Это не так страшно, как кажется на первый взгляд. Он просто…

– Мы должны немедленно вызвать врача.

– Нет, он говорит…

Веки О’Данна затрепетали и поднялись.

– Никаких врачей, – прохрипел он. – Ничего не надо…

– Он бредит. Разбудите конюха, скажите ему, чтобы позвал…

О’Данн вцепился ей в запястье, как клешней.

– Послушайте меня. Броуди вынул пулю и промыл рану. Со мной все будет в порядке… Не надо звать врача.

Анна подняла изумленный взгляд на Броуди, потом вновь посмотрела на Эйдина.

Хриплый шепот адвоката стал тише:

– Анна, мне очень жаль. Все, чего мы опасались… все подтвердилось. Все это правда. – Он вскинул глаза на Броуди. – Покажите ей.

Неужели нельзя было сказать ей как-нибудь помягче? Но О’Данн не оставил ему выбора. Неуклюже действуя одной рукой, Броуди расстегнул рубашку, вытащил брезентовый мешок и уронил его на пол. Ремешок лопнул, и содержимое вывалилось наружу.

Пока Анна смотрела на пачки денег, лежавшие на полу у ее ног, они не могли видеть выражение ее лица. Она присела и кончиками пальцев опасливо, словно боясь обжечься, провела по банкнотам. Мужчины обменялись быстрыми взглядами. Потом Броуди опустился на одно колено рядом с ней.

– Грили – это капитан флота конфедератов, – тихо объяснил он. – Они переоборудовали «Утреннюю звезду» на Майорке, и теперь она представляет собой вооруженный пушками и обшитый броней крейсер под названием «Атланта». Это устроил Ник. В компании Журдена у него есть сообщник, но я не смог разузнать его имя.

«Пожалуй, способ О’Данна сообщать неприятную правду – не самый худший», – подумал Броуди. Быстро и без околичностей. Он положил руку ей на плечо, когда она покачнулась, и продолжал поддерживать ее, пока не закончил свой рассказ.

– Двое неизвестных пытались застрелить меня, когда я уходил из порта. Эйдина они ранили в ногу. Билли убит.

Ее волосы упали вперед, занавесом закрывая лицо, но слезинки закапали на руки с побелевшими костяшками пальцев, судорожно стиснутые у нее на коленях. Броуди осторожно погладил ее по затылку. Ему хотелось ее утешить, но еще больше – заплакать вместе с ней. Анна так и не шевельнулась. Только когда О’Данн протянул руку и коснулся ее плеча, она подняла голову и наконец позволила им заглянуть себе в лицо. И тогда им пришлось отвернуться.

Когда она заговорила, голос у нее был глухим и прерывистым.

– Я настаиваю, чтобы пригласили доктора.

Броуди ощутил малодушное облегчение: она все-таки не собирается предаваться горю прямо сейчас. О’Данн возразил, что ему нужно только отлежаться на кровати, прочно стоящей на четырех ножках – по дороге на виллу его сильно донимала тряска, – а потом съесть что-нибудь горячее. Броуди очень хотел остаться: если бы он мог хоть чем-то ей помочь, то остался бы непременно. Но он рассудил, что именно его ей сейчас хочется видеть в последнюю очередь. К тому же он полностью вымотался и понимал, что если сейчас не ляжет, то в скором времени потеряет сознание.

Он пробормотал что-то насчет своей комнаты. Глаза Эйдина были уже закрыты; Анна суетилась, снимая с него башмаки и чулки. Броуди вышел из гостиной и взобрался по лестнице в свою комнату, цепляясь за перила. За окном как раз начинало светать.

* * *

Анна тихонько постучала, прижимаясь ухом к двери и прислушиваясь.

– Войдите! – крикнул Броуди. Она вошла.

– Я думала, вы спите.

–Так и есть. Я спал, а потом…

– Почему вы не сказали, что тоже ранены?

Он сидел на стуле у небольшого столика в середине комнаты. Двери у него за спиной, ведущие на крохотный балкончик с видом на задний двор, были открыты. В свете яркого послеполуденного солнца она могла разглядеть его совершенно отчетливо.

– Я бы так ничего и не узнала, если бы Эйдин мне только что не сказал. Вы ужасно выглядите. Когда вы собирались мне рассказать о своем ранении? Перед самой смертью? Или вы решили просто оставить записку?

Броуди негромко засмеялся:

– Я не сильно пострадал, Энни, рана несерьезная. Вот только рубашку снять не могу. Вы мне поможете?

Анна прищелкнула языком, делая вид, что сердится, и стараясь скрыть за внешней досадой свое беспокойство и смущение. Она думала, что усталость мешает ему снять уже расстегнутую рубашку, но, когда принялась стягивать ее через голову, Броуди взвыл от боли. Анна в испуге отпрянула от него. Оба они побледнели.

– В чем дело? Что за…

– Рубашка прилипла к ране, – проскрежетал он сквозь зубы. – Вот здесь и здесь.

Броуди с трудом распрямил затекшую левую руку, и Анна увидела кровавые пятна на внутренней стороне руки и на боку.

– Пуля прошла насквозь. Это всего лишь царапина, но когда кровь запеклась, моя… Энни?

– Все в порядке.

Анна опустилась на соседний стул и схватилась за голову, опершись локтем на стол. Послышался легкий стук по открытой двери.

– Синьора?

Это пришла Маддалена с тазиком теплой воды и разорванным на полосы льняным полотенцем. Анна кивнула, и экономка поставила свою ношу на стол. Увидев, что она колеблется и не уходит, Броуди поднял брови и перевел взгляд с одной женщины на другую, словно спрашивая, которая из них окажет ему помощь. Его явное неверие в ее силы придало Анне духу.

– Спасибо, Маддалена, – сказала она, давая понять экономке, что та может идти, и встала со стула. – Прошу в постель, мистер Броуди.

Тысяча игривых ответов на это приглашение завертелась у него в голове, но он прикусил язык и покорно последовал за ней.

Они сели рядом на кровати.

– Можете это подержать?

Анна передала ему тазик, и Броуди зажал его между колен.

– Поднимите руку. Вот так, больше не нужно. Здесь болит?

Он промычал в ответ нечто невнятное; а она приложила смоченный в воде лоскут к порванной и окровавленной рубашке, прилипшей к ране. Поджидая, пока ткань промокнет и ее можно будет снять, Анна сидела совершенно неподвижно, стараясь даже не дышать. Она отводила глаза от его широкой, загорелой, покрытой рельефно обозначенными мускулами груди. Ее охватило необъяснимое желание дотронуться до него, просто прикоснуться к нему.

Она с трудом подавила желание провести пальцами по коже, обвести контур мышц, потрогать курчавую поросль волос, обвести легкими кругами твердые маленькие соски…

– Ну, теперь попробуйте.

Анна виновато вздрогнула и отняла полотенце, потом со всей возможной осторожностью принялась отлеплять окровавленные хлопковые волокна от раны.

– Ай!

– Потерпите, вы же не ребенок! – Это могло бы его разозлить, если бы он не заметил, как побледнела она сама, увидев, что ему больно.

– Срывайте все сразу, – посоветовал Броуди побелевшими губами.

– Нет.

– Смелее!

– Нет, это вызовет кровотечение. Потерпите, я уже почти закончила.

Он от души понадеялся, что так оно и есть. Рана была пустяковая, но медленное сдирание присохшей рубашки причиняло ему адскую боль.

– Ну вот и конец. Теперь давайте руку. – Процедуру с отмачиванием повторили. На этот раз, дожидаясь результата, они разговорились.

– Кто в вас стрелял?

– Понятия не имею. О’Данн говорит, что это агенты федеральной армии Соединенных Штатов, которые пытаются помешать сделке Ника.

– Но они даже не пытались взять деньги!

– Нет. Убитого я обыскал. Судя по бумагам, он из Флоренции.

– Из Флоренции? Думаете, он следовал за вами всю дорогу до Рима и Неаполя?

Броуди покачал головой, давая понять, что он этого не знает. Анна тяжело вздохнула и спросила:

– Мистер Флауэрс страдал перед смертью?

– Нет, Энни, он не мучился. Даже не заметил, как умер. Я хотел привезти его тело обратно, но Эйдин сказал, что придется его оставить.

Теперь он понимал, что О’Данн был прав, но все равно считал, что они поступили по-свински.

Слезы навернулись на глаза Анне и неудержимо покатились по щекам.

– Он мне очень нравился, – призналась она.

– Вы ему тоже нравились.

– Правда?

– Ага. Мне кажется, он был в вас влюблен. – Они замолчали, вспоминая Билли. Минуту спустя Анна отделила намокшую ткань от пореза на руке и начала промывать обе раны.

– Эйдин сказал, что вы спасли ему жизнь.

Броуди отмахнулся здоровой рукой:

– Я ему, а он мне.

– Он сказал, что вы могли бы просто бросить его в порту и скрыться с деньгами.

– А вас не удивляет, что я этого не сделал? – усмехнулся Броуди.

Руки Анны замерли, но она так и не взглянула на него. Ей не требовалось время, чтобы обдумать свой ответ: простой и ясный, он сам просился с языка. Но что-то непонятное и угрожающее висело в воздухе между ними. Ей стало боязно отвечать.

– Так что же? Да или нет?

Она твердо посмотрела ему в глаза:

– Нет, меня это не удивляет.

Понял ли он, что в ее признании содержится нечто большее, чем просто ответ на его вопрос? Лучше об этом не думать. Только не сейчас, когда ей предстоит накладывать ему повязки, чуть ли не обнимать его, пропуская полосы льна у него за спиной.

Анна молча проделала все, что полагалось, потом отставила в сторону таз с покрасневшей водой и окровавленные примочки.

– Теперь вам следует отдохнуть. – Она легонько толкнула его обратно на подушку и начала укрывать одеялом.

– Я велю Маддалене принести вам…

– Энни, прошу вас, не уходите. Посидите со мной немного. Я должен вам кое-что рассказать.

Его лицо показалось ей решительным и мрачным, но руку он положил ей на запястье чуть ли не умоляющим жестом. «Надо бы принести сюда стул», – подумала Анна. Но Броуди не хотел ее отпускать даже на минуту, и ей пришлось сесть на кровать рядом с ним.

– В чем дело?

Он внезапно отпустил ее запястье и провел ладонью по небритому колючему подбородку, потом закинул согнутую в локте руку за голову и уставился в потолок. Несколько минут прошло в молчании. Наконец Броуди рассмеялся коротким невеселым смешком и заговорил:

– Раз уж между нами установились такие доверительные отношения, я подумал, что стоит поделиться с вами одной историей. История безобразная, но, к счастью, короткая. Сам не знаю, зачем мне понадобилось рассказывать ее вам. Но я хочу, чтобы вы выслушали.

– Я слушаю.

Анна сидела, сложив руки на коленях, выпрямив спину, строгая, как учительница. У него мелькнула мысль, что она точно упустила свое призвание. Ему было бы легче рассказывать свою историю, если бы она разрешила положить руку себе на колено. Просто положить, больше ничего. Просто ощущать ладонью теплое колено… его бы это утешило. Но об этом, разумеется, и речи быть не могло. Ведь ему вообще не разрешалось к ней прикасаться.

– Эта история началась в Бристоле четыре месяца назад. Я только что получил удостоверение помощника капитана и завербовался на шхуну к одному норвежцу. Нам предстояло отплыть в Мельбурн за шерстью. Мой новый корабль стоял под погрузкой, мы вот-вот должны были отчалить. В порту я провел неделю и ночевал в пансионе для моряков неподалеку от доков. Проводил время с одной знакомой женщиной. Ее звали Мэри Слоун.

Броуди опустил руку и прямо посмотрел на Анну.

– Мы были знакомы больше четырех лет. Я всегда разыскивал ее, когда попадал в Бристоль. Мы… были любовниками. Проводили вместе пару дней или неделю, а потом я уходил в плавание и не встречался с ней порой целый год. Я давал ей деньги, когда они у меня были, и знал, что я не один такой. Она брала деньги и у других. Можете считать ее шлюхой, но для меня она всегда была другом.

Он пристально вглядывался в нее, не позволяя ей отвести глаза. Она почувствовала, что надо как-то откликнуться.

– Я понимаю, – вот и все, что ей пришло в голову. Анна произнесла это еле слышно. И это было неправдой.

– В мою последнюю ночь перед отплытием мы пошли в кабачок и выпили несколько кружек эля. Уже по дороге домой какой-то маленький мальчик нагнал нас на улице. Он сказал, что некий «джентльмен» хочет засвидетельствовать свое почтение прекрасной мисс Слоун и пожелать удачи мистеру Броуди. Поэтому он посылает нам бутылку вина. Я сунул бутылку в карман и дал малышу пенни. Помню, как подшучивал над Мэри, говорил, что у нее завелся тайный поклонник, хотя она клялась, что не знает, кто бы это мог быть. У меня в комнате мы открыли бутылку и выпили по полстакана прямо в постели. После этого я ничего не помню до самого утра.

Анна прижала стиснутые руки к груди и опустила на них подбородок, ожидая продолжения.

– Кто-то колотил в дверь. Я еле поднялся: у меня было такое чувство, будто меня за ночь несколько раз 'протащили под килем' <Старинная жестокая казнь на море>. Оказалось, что это домохозяйка. Она начала меня бранить – что-то насчет того, что горничная уже трижды приносила завтрак – и вдруг замолчала, а потом завопила благим матом. Я обернулся и увидел Мэри: лицо у нее было белое, как простыня, а вот вся постель вокруг ее головы стала красной от крови. Горло у нее было перерезано. Рядом с ней на подушке лежала моя окровавленная бритва.

Броуди увидел, как Анна зажимает руками рот. Золотисто-карие глаза смотрели на него в ужасе поверх раскрытых пальцев. Он судорожно перевел дух, чтобы закончить свою историю.

– Винной бутылки в комнате не оказалось. В наших полупустых стаканах обнаружили остатки дешевого рома. Никто не поверил моему рассказу про мальчика да и самого мальчика так и не нашли. У Мэри не было врагов на этом свете. Оставалось только арестовать меня.

Анна уронила руки.

– А ребенок? – проговорила она с трудом. Стало быть, О’Данн не преминул сообщить ей и об этом тоже.

– Я не знаю, кто был его отцом. Мэри была уже на четвертом месяце. Я в то время находился на другом конце света.

В полной сумятице чувств, охвативших Анну в эту минуту, самым необъяснимым было неимоверное облегчение при мысли о том, что Броуди не потерял ребенка.

– Я провел в тюрьме четыре месяца и все это время спрашивал себя: почему? Из комнаты ничего не украли… черт побери, там вообще нечего было красть! Все любили Мэри, у нее была добрая душа. Я подумал, что тот, кто это сделал, метил в меня, а не в нее. Но зачем? Я не раз вступал в драку с мужчинами, особенно когда был моложе, но и тогда не смог бы назвать ни одного из них своим заклятым врагом. Они были просто пьяны, или озлоблены, или и то и другое вместе. У меня до сих пор нет никакого ответа.

Он снова взглянул на Анну, но на ее окаменевшем лице ничего нельзя было прочесть, кроме глубокой печали. Броуди опять прикрыл лицо локтем и заговорил куда-то в воздух, ни к кому не обращаясь:

– Рассказ окончен. Похоже, мне теперь не мешало бы поспать. А часика через два пусть горничная принесет чего-нибудь поесть.

Анна встала, захватила со стола таз с водой и направилась к двери. На полпути она остановилась:

– Мистер Броуди, зачем вы мне рассказали?

Услыхав такой вопрос, Броуди отнял руку от лица, но продолжал упорно смотреть в потолок.

– Чтобы вы мне поверили. – Он сглотнул. – А вы поверили?

Ответ дался ей легко.

– Да. Еще до того, как вы мне все рассказали, я знала, что вы никогда никого не убивали.

Он крепко зажмурился, потом тяжело повернулся на постели к ней лицом, помогая себе локтем.

– Вы не можете… Энни, вы даже не представляете как много это значит для меня.

У Анны остался еще один вопрос: «Вы были влюблены в нее?» Но эти слова у нее не выговаривались, а потом она испугалась, что все-таки спросит, и он ответит. Какое-то время прошло в молчании. Наконец ей чудом удалось преодолеть притяжение его взгляда и выбраться из комнаты.

* * *

– Эйдин, ну долго еще?

– Я почти закончил.

– То же самое вы говорили пять минут назад.

– Вы меня все время отрываете, я не могу сосредоточиться.

Это заставило ее умолкнуть. Анна исподтишка бросила взгляд на Броуди, спрашивая себя, как ему удается сохранять спокойствие. По крайней мере внешнее. Его судьба зависела от телеграммы, которую Эйдин расшифровывал с такой невыносимой медлительностью. Когда же он наконец закончит? Насколько ей помнилось, составление тайного послания, которое они сами отправили два дня назад, заняло чуть ли не вдвое меньше времени. Анна даже помогала его зашифровывать, читая вслух буквы, которые полагалось заменить, с листа, врученного Эйдину мистером Дитцем перед отплытием из Англии.

Она подошла к окну гостиной и выглянула наружу, стараясь взять себя в руки. Глупо было волноваться о содержании телеграммы из Лондона. После того что Броуди обнаружил в Неаполе, разумно было предположить, что мистер Дитц будет настаивать на исполнении им своей роли и дальше, то есть в Ливерпуле. Ведь кто-то из служащих компании Журдена был изменником и вором, возможно, даже убийцей, а мистер Броуди по-прежнему оставался ключевой фигурой, способной разоблачить таинственного злодея. Отослать его в бристольскую тюрьму прямо сейчас, когда его миссия выполнена только наполовину, было бы нелепо и безрассудно… об этом просто не могло быть и речи! Все эти рассуждения подсказывала ей логика, но сердце не слушалось голоса разума: охваченная глубоким и необъяснимым предчувствием близкого несчастья, Анна едва сдерживала дрожь.

Она поймала себя на том, что опять начинает ходить из угла в угол, и, сделав над собой усилие, села на диванчик под окном. Если не остановиться вовремя, так можно и дорожку протоптать в роскошном розовом ковре. Броуди все еще сидел, уткнувшись по обыкновению носом в книгу. На этот раз он углубился в «Происхождение видов» Чарлза Дарвина.

Никогда в жизни ей не приходилось встречать человека, способного поглощать книги в таком количестве, как мистер Броуди. Как-то раз Анна спросила его об этом: он ответил, что был разлучен с чтением на четырнадцать лет и теперь наверстывает упущенное. Но разве можно читать в такую минуту, как эта? Неужели он не понимает, как много значит для него эта телеграмма?

– Я закончил.

– Слава богу!

Сцепив руки за спиной, Анна поднялась и подошла к столу, за которым сидел Эйдин.

– Читайте!

Она оглянулась на Броуди, продолжавшего сидеть на диване. Он закрыл книгу, но так и не встал.

О’Данн откашлялся, сохраняя на лице профессионально непроницаемое выражение.

– «Подтверждаю получение телеграммы Э. О.Д. третьего июня…»

– Что такое Э.О.Д.? – перебила его Анна.

– Это я.

– Ах да. Извините. «Вот дура!» – добавила она мысленно.

– «Подтверждаю получение телеграммы Э. О.Д третьего июня. Дело У.з. (это „Утренняя звезда“), – пояснил он, не дожидаясь вопроса, – взято на рассмотрение. Больше ничего не предпринимайте. Просьба насчет Дж.Б. отклонена. Немедленно возвращайтесь в Бристоль. Подтвердите получение. Подпись: Р.Д.».

О’Данн сложил телеграмму вчетверо, тщательно подравнивая пальцами уголки, чтобы сходились в точности. Молчание затянулось. Наконец он поднял голову. Анна стояла между ним и Броуди. Она так и не двинулась с места, ее как будто парализовало. Адвокат поднялся на ноги, захватил свой костыль и обошел вокруг стола, направляясь к Броуди.

– Мне очень жаль, Джон, – сказал он. – Не знаю, что еще я мог сделать, как еще можно было их убедить. Если бы я мог что-то придумать…

Теперь Броуди тоже встал, ему не сиделось на месте.

– Забудьте об этом. Вы ни в чем не виноваты, Эйдин, вы сделали все, что могли. Ведь мы все равно ничего другого не ожидали, разве не так? Ничего не изменилось. Да, у меня были кое-какие надежды, но они не оправдались. Я не в худшем положении, чем месяц назад.

Он смотрел на окаменевшую спину Анны, почти не прислушиваясь к собственным словам.

– Там сказано «Возвращайтесь немедленно». Мне собираться недолго. Но как насчет вашей ноги?

– Она уже в порядке. Мы можем отправиться завтра или послезавтра.

Анна наконец вышла из оцепенения.

– Завтра? Эйдин, зачем так скоро? Вы… вы еще не оправились после ранения, вас мучают боли. Вы можете снова пострадать во время путешествия. Зачем рисковать? Если рана опять откроется или воспалится…

– Рана прекрасно заживает, Анна. Меня здесь больше ничто не удерживает.

– Да, но…

– Какой смысл все это затягивать? Нам остается только устроить «похороны Николаса», но об этом позаботятся власти в Лондоне. Вы останетесь здесь, пока я не свяжусь с вами… Это вопрос недели или двух, не больше. Вам дадут знать, когда надо будет написать домой и сообщить о внезапной смерти супруга. Возможно, ваш кузен Стивен приедет, чтобы забрать вас отсюда. Я настою на том, чтобы его сопровождать. Все будет кончено не позже чем через месяц, Анна. И вы сможете вернуться домой.

Домой? Анна стиснула пальцы, ее растерянный взгляд метнулся к Броуди, потом к Эйдину и обратно.

– Это…

Она вскинула руку и бессильно уронила ее. Ей хотелось сказать «Это чудовищно», но она не могла говорить при Броуди. Только не сейчас. Ни сейчас, ни когда-либо в будущем. Надо выбраться из этой комнаты. Немедленно. До того, как произойдет нечто непоправимое. Что именно? Все, что угодно. Какое-нибудь неосторожное признание.

– Прошу меня извинить, – вот и все, что Анна сумела выговорить.

Потом она стремительно проскользнула мимо Броуди и Эйдина, вышла в коридор и чуть ли не бегом бросилась к лестнице.

Глава 14

Наконец-то настало утро. Бессонные часы после полуночи тащились с такой медлительностью, что Анна почувствовала себя вконец измученной и разбитой. Все тело у нее ныло и в то же время казалось чужим, Она встала. Какое облегчение – выбраться наконец из постели вместо того, чтобы следить воспаленными от бессонницы глазами, как серый прямоугольник окна постепенно светлеет.

Накинув капот и всунув ноги в домашние туфли, Анна прошла по коридору в уборную. Здесь была и ванна, и раковина с проточной водой, холодной и горячей, и ватерклозет – настоящее чудо инженерной мысли, в точности как в новом ливерпульском особняке ее отца.

Но здесь также висело зеркало. Заглянув в его беспощадно беспристрастную глубину, Анна смогла в полной мере оценить ущерб, нанесенный бессонной ночью.

Она сама себя не узнавала. Во всяком случае, ей хотелось надеяться, что это не она. У этой особы в зеркале были темные круги под глазами, нездоровая мучнистая бледность на лице и некое подобие мышеловки вместо рта. Опершись локтями на подзеркальную полку, Анна наклонилась ближе, внимательно изучая свое отражение.

– Ты выглядишь как черт знает что! – Это вырвалось у нее совершенно неожиданно: она опешила от собственных слов. Но округлившиеся глаза в зеркале показались ей смешными, и она повторила вслух:

– Да, Анна, ты выглядишь как черт знает что! – Легкая улыбка появилась у нее на губах. Броуди мог бы сказать что-то в этом роде. Только он назвал бы ее «Энни» и замолчал бы, дожидаясь, пока она покраснеет. Не в силах оторваться от своего отражения, словно пребывая в каком-то болезненном трансе, Анна увидела, как у женщины в зеркале глаза наполняются слезами.

– Броуди, – прошептала она.

Потом Анна заставила себя встряхнуться. «Ты просто устала», – сказала она себе. Чем же еще можно было объяснить этот безнадежный упадок духа, эту неизбывную черную тоску? Уж конечно, не мыслью о том, что они навсегда расстаются с Броуди, что ему суждено провести остаток своих дней в тюрьме.

Анна закрыла лицо руками и разрыдалась. В глубине души она не могла не понимать, что телеграмма, посланная ею в Лондон вчера вечером (по секрету от Эйдина, разумеется), никакой пользы не принесет. Уж если ему не удалось убедить бюрократов из министерства, то как она сумеет на них повлиять? Она не могла сказать им ничего такого, чего Эйдин не сказал бы до нее: что мистер Броуди проявил отвагу, что он достоин доверия, что он вернул деньги, хотя мог бы сбежать с ними, бросив Эйдина истекать кровью.

Сочиняя телеграмму, Анна сознавала, что ничего не добьется, но она не могла просто сидеть, сложа руки, и покорно ждать развития событий. Когда Броуди уедет – завтра, послезавтра или еще через день, – ей останется хоть одно небольшое утешение: она будет знать, что сделала все, от нее зависящее, чтобы его спасти. Хотя вряд ли это ее утешит.

Возвращаясь к себе в комнату, уже у самых дверей, Анна услыхала какой-то шум и обернулась. Броуди, босой и обнаженный по пояс, стоял на лестничной площадке в снопе утреннего света, падавшего через окно. Устремив прямо на нее свои пронзительно-голубые глаза, беззвучно ступая босыми ногами по половицам, он направился к ней. И опять Анна подумала, что он безупречно сложен. Какое-то странное спокойствие охватило ее, пока он подходил ближе.

Когда он оказался рядом, они оба услыхали, как кто-то спускается по лестнице с третьего этажа: возможно, кто-нибудь из слуг или Маддалена, спешащая начать работу с утра пораньше. Не говоря ни слова, Броуди отворил дверь в спальню Анны, втолкнул ее внутрь и закрыл дверь. Потом оглянулся, чтобы убедиться, что она все видит, и повернул ключ в замке.

Вероятно, ей следовало почувствовать себя шокированной. Ахнуть, например, или воскликнуть «Как вы смеете?», или даже закричать во весь голос. Но Анна ничего такого не сделала: просто застыла на месте, теребя отвороты капота и не сводя с него глаз. Всем своим существом она ощущала страшную неизбежность наступившей минуты. И все же, когда он потянулся к ней, что-то застарелое, укоренившееся в натуре, заставило ее воскликнуть:

– Нет!

– Да.

Его руки уже возились с ее капотом, стягивали его с плеч, пытались прикоснуться к коже сквозь ночную рубашку.

– Не надо, – всхлипнула она, отстраняясь и хватая его за запястья.

Броуди нежно обхватил ее лицо ладонями, но голос у него дрогнул:

– Он хочет ехать сегодня, Энни. Прямо сегодня.

– О нет. О нет!

Броуди поцелуями осушил слезы, покатившиеся по ее щекам. Ее руки сами собой потянулись к его обнаженной груди, и она легонько, словно изучая, провела по ней пальцами. Анна позабыла о своей печали; ощутив у себя на лице его горячее дыхание, она забыла обо всем на свете.

– Джон… – вздохнула она, прижимаясь губами к его коже.

Но он расслышал, и этот тихий шепот прогнал последние колебания. Сердце у него застучало молотом. Увы, ее дурацкая ночная рубашка застегивалась на спине, а Броуди никогда не считал терпение одной из своих добродетелей. Он допустил ошибку: схватив ее сзади за воротник, с силой дернул тонкую ткань. Пуговицы разлетелись по всей комнате, а желание, которое он различал в ее лице всего несколько секунд назад, сменилось испугом.

Это заставило его переменить тактику, однако мысль о том, чтобы отпустить ее, ни на миг не пришла ему в голову. Броуди медленно придвинулся ближе, давая ей время перевести дух и успокоиться, потом накрыл ее рот долгим поцелуем. Заметив, как дрожь раз за разом пробегает по ее хрупкому телу, он начал нежно поглаживать ее по спине.

Анна постепенно успокоилась. Она послушно раскрыла свои губы, ее голова откинулась назад. Когда она прерывисто вздохнула, Броуди воспользовался этим, чтобы скользнуть языком ей в рот. Она судорожно втянула воздух и замерла, стараясь ему не мешать, но вскоре поняла, что больше не выдержит. Тихий, гортанный звук зародился где-то в глубине ее груди.

Броуди прижался к ней еще теснее, распаленный до безумия ее чувственными стонами. Анна на мгновение напряглась, когда его руки накрыли ее обнаженные ягодицы, но он только крепче притянул ее к себе, поцеловал еще жарче, и она сдалась. Именно этого ему и хотелось: увидеть ее беззащитной, потерявшей голову.

Броуди заглушил ее испуганный вздох новым поцелуем, желая дать ей почувствовать, как велика его страсть. Опьяненный желанием и своей властью над ней, он дразнил и искушал ее языком. Кровать слишком далеко: Броуди решил, что овладеет ею прямо здесь, на полу. Но тут же отказался от этой мысли. Ему хотелось видеть ее голой на смятых простынях. Разорванная рубашка каким-то чудом еще держалась на ней; одним нетерпеливым рывком он сдернул ее и подхватил Анну на руки.

Растерянная, оглушенная таким бурным натиском, Анна слабо уперлась ему в грудь непослушными руками. Все ее чувства были в полном смятении. Она сама не знала, что хочет ему сказать. «Нет»? Это не совсем то, что она имела в виду. «Погодите»? Да, пожалуй. Ей удалось это выговорить в ту самую минуту, как он опрокинул ее на спину, а сам растянулся сверху.

В словарном запасе Броуди понятие «погодите» временно отсутствовало. Ничего страшного, утешил он себя, она напугана, но он все исправит. Все будет хорошо. При одной мысли о том, что ему не позволят сделать Энни своей, не дадут погрузиться в нее прямо сейчас, сию же минуту, помешают овладеть ею самозабвенно и слепо, кровь застыла у него в жилах. Его страсть была непреодолимой. Он не мог бы это объяснить, он и сам едва понимал, что с ним творится, но жажда обладания казалась всепоглощающей, она была сильнее смерти. Энни стала его последней надеждой. На что? На жизнь, человечность, порядочность. На любовь. Он должен был завоевать ее.

* * *

Анна была так потрясена своей наготой, что потеряла всякую способность разумно мыслить. Остался только страх и натянутые до предела нервы. Она смутно сознавала, что Броуди возится со своими брюками. Ей нужно было принять решение. Немедленно. Он опустился, опираясь на локоть, и начал целовать ее обнаженные соски. Тут она подумала, что может немного отложить принятие решения: в эту минуту у нее не хватало сил. Его нежные и требовательные губы лишили ее последней способности к сопротивлению.

Ничего подобного она раньше не знала, ни в каких книгах из библиотеки ее отца ни о чем подобном не говорилось. Анна подалась вперед бедрами, и рука Броуди сразу же очутилась там, в ее потайном женском месте. От его нетерпеливо ищущих пальцев невозможно было скрыться. Жадные, настойчивые – они проникли внутрь, заставляя ее извиваться и стонать.

Он отнял руку, и Анна догадалась, что будет дальше. Вот он, ее последний шанс. Она сомкнула ноги и толкнула его в грудь изо всех сил.

– Не надо, – произнесла она отчетливо и ясно, глядя ему прямо в глаза.

В напряженном от страсти лице Броуди промелькнуло какое-то странное выражение, похожее на улыбку: можно было подумать, что она только что сказала ему нечто забавное. Он склонился ниже, и руки Анны беспомощно согнулись, зажатые между их телами. Его поцелуй заставил ее задохнуться и без слов, с проникновенной нежностью сказал ей, что она ведет себя глупо и что пора прекратить нелепое сопротивление.

И все-таки Анна попыталась остановить его еще раз, в последний раз: опустила руку, стараясь прикрыться. Но ей пришлось тотчас же отпрянуть, натолкнувшись на его твердую, нацеленную, как копье, мужскую плоть, а Броуди воспользовался случаем, чтобы опять развести ей ноги коленями.

Какая она маленькая… Надо действовать не спеша, осторожно, нежно, надо сдержать свое неистовое желание овладеть ею одним ударом. Он поцеловал ее закрытые глаза и прошептал ее имя, не отрывая губ от вздрагивающих бархатистых век. Его руки сильнее сомкнулись у нее на талии, он проник глубже. Голова у нее запрокинулась, и Броуди начал покрывать поцелуями ее горло, что-то шепча и двигаясь внутри нее.

Анна стиснула зубы и зажмурилась крепко-накрепко. Так вот, значит, что представляет собой совокупление. Боже милосердный, да это же просто ужасно! В точности, как она воображала… нет, еще хуже. Она чувствовала себя разочарованной и обманутой, у нее осталась лишь одна надежда: что это не затянется надолго. Неужели все так чудесно начиналось только для того, чтобы закончиться этой бесчеловечной, чудовищной пыткой? И кто только мог такое придумать? Уж конечно, не Бог! Наверное, дьявол.

Но вот, судя по всему, кошмар, кажется, подошел к концу: Броуди прекратил свои мучительные толчки и удары. Теперь он смотрел на нее так, словно находил случившееся не менее жутким, чем она сама. Анна отвернулась и спрятала лицо в подушку, стараясь скрыть слезы. Ей не хотелось, чтобы он видел, как она плачет.

– Это все? – всхлипнула она, не в силах заглянуть ему в лицо.

– Боже милостивый! Да ты девственница!

– Я была девственницей, – с безысходной горечью напомнила Анна. – Будь так добр, не мог бы ты освободить меня от своего присутствия? Мне нечем дышать.

– Будь я проклят! Нет, Энни, только не это…

– А в чем, собственно, разница? – задыхаясь и отталкивая от себя его тело, вдруг ставшее страшно тяжелым и безжизненным, спросила Анна.

Броуди с громким стоном поднялся на колени и потянулся к ней.

– Я не знал, клянусь тебе! Я думал, вы с Ником уже занимались любовью. Бедная девочка…

Анна яростно оттолкнула руки и села на край кровати к нему спиной. Глупо, конечно, но она никак не могла заставить себя пересечь комнату, чтобы подобрать и набросить на себя капот. Ей не хотелось, чтобы он видел ее голой.

– Нет, не занимались. Хотя тебя это совершенно не касается.

Препираться о подобных вещах с голым мужчиной, сидя нагишом в постели, дуться на него, как будто он задал какой-то бестактный вопрос, – да, глупее и придумать ничего нельзя было. Но Анна продолжала инстинктивно цепляться за усвоенную с детства привычку к соблюдению приличий. Только так она могла пережить эти тяжкие минуты – без сомнения самые мучительные и постыдные за всю ее жизнь.

«Как это могло произойти? Они ведь были женаты?» – подумал Броуди. Должно быть, его брат стал евнухом. Джон глядел, не отрываясь, на ее узкую, стройную белую спину и думал обо всем, что хотел ей сказать. Но с чего начать? Извинения на нее никогда не действовали. Однако, представив себе, какую боль он ей причинил, Броуди решил попробовать еще раз.

– Энни.

Он коснулся пальцем хрупкого позвонка. Она вздрогнула и низко опустила голову.

– Энни, мы…

Раздался негромкий стук в дверь. Анна взвилась, словно у нее под ухом выстрелили из пистолета, а Броуди торопливо схватил свои брюки.

– Анна? – раздался за закрытой дверью голос Эйдина О’Данна. – Вы не спите?

Анна бросила на Броуди полный паники взгляд и на цыпочках сделала несколько шагов вперед, стыдливо обхватив себя руками.

– Д-да? – спросила она, заикаясь.

Голос О’Данна, хотя и приглушенный, звенел от возбуждения.

– У меня хорошие новости! Только что доставили новую телеграмму. Послушайте: «Решение пересмотрено. Не принимать во внимание предыдущую депешу. Просьба относительно Дж.Б. удовлетворена. Возвращайтесь в Ливерпуль, ждите дальнейших распоряжений». Разве это не замечательно?

Анна только кашлянула в ответ, не в силах выговорить ни слова.

– Броуди все еще спит. Я стучал, но не смог его добудиться. Поторопитесь, прошу вас, спускайтесь вниз поскорее, и мы вместе его обрадуем. Хорошо?

– Да, – выговорила она со второй попытки. – Они оба прислушивались к удаляющемуся стуку его и костыля, пока он не затих. Броуди охватило желание завалиться обратно в постель и дрыгать ногами в воздухе, заливаясь радостным смехом, но внутренний голос подсказал ему, что в данную минуту это вряд ли уместно. Двигаясь скованно, как деревянная кукла, Анна прошла через всю комнату и подняла свой капот. При этом она старалась все время держаться к нему спиной, не подозревая с какой жадностью он рассматривает ее.

Судорожными, резкими движениями Анна всунула руки в рукава, запахнулась и затянула на талии кушак с такой силой, словно намеревалась перерезать себя пополам. Очевидно, подобным образом она давала ему понять, что любовное свидание окончено. Броуди встал и натянул брюки, уголком глаза косясь на яркий кровавый след, оставшийся на простыне, которую он только что покинул. Анна повернулась к нему. По лицу было видно, что она старается овладеть собой и явно готовится сказать речь.

– Мистер Броуди.

Тон Анны не предвещал ему ничего хорошего. Ее враждебность ощущалась даже на расстоянии. Броуди не оставалось ничего другого, как прибегнуть к насмешке для самозащиты.

– Миссис Бальфур, – откликнулся он таким же официальным тоном и отвесил ей легкий поклон. Ее ноздри раздулись.

– Я глубочайшим образом раскаиваюсь в том, что сейчас произошло. Я не должна была это допускать, и теперь мне предстоит всю жизнь расплачиваться за свою ошибку. Чувство вины и угрызения совести будут преследовать меня до конца моих дней.

«Какая выспренняя речь», – раздался чей-то насмешливый голос у нее внутри, подозрительно похожий на голос Броуди.

– Однако, – продолжала она упрямо, – я не собираюсь брать весь груз ответственности на себя. В том, что произошло, есть и ваша вина. Вы меня соблазнили, и я вам этого никогда не прощу.

Броуди выпрямился с воинственным видом.

– Это было нетрудно, – бесцеремонно заметил он. – Вам хотелось со мной переспать ничуть не меньше, чем мне с вами.

Честность не позволила ей спорить с этим оскорбительным утверждением.

– Может быть, мне и «хотелось», – возразила Анна, презрительно скривив губы, – но только поначалу. Оказалось, что это еще более отвратительно, чем я предполагала.

Удар попал в цель.

– Ради всего святого! Неужели ты не знаешь, что так бывает только в первый раз? Неужели ты вообще ничего об этом не знаешь, Энни?

Анна гордо выпрямилась:

– От вас я ничего иного не ожидала. Наверняка все мужчины так говорят, чтобы заставить женщин снова проделать эту мерзость!

Броуди лишь насмешливо фыркнул в ответ.

– В каком-то смысле я даже благодарна вам, мистер Броуди. Вы помогли мне разрешить одну загадку: отныне мне больше не придется ломать голову над тем, – ей едва удалось это выговорить, – что представляет собой супружеский акт.

Броуди выругался себе под нос и шагнул к ней, протянув вперед руку. Она отскочила назад:

– Не смейте ко мне приближаться, или я закричу!

Он остановился, уставившись на нее разгневанным взглядом.

– Однажды… нет, уже дважды вы обещали никогда больше ко мне не прикасаться. Мне совершенно ясно, что ваше слово ничего не стоит. Судя по всему, нам придется в течение какого-то времени вместе жить в Англии. Я больше не желаю слушать ваши никчемные обещания, но могу сама обещать вам кое-что. Если вы еще раз коснетесь меня хотя бы ногтем, я скажу Эйдину, что вы пытались меня изнасиловать. Уж тогда вы окажетесь в тюрьме!

Броуди скрестил руки на груди.

– Знаешь, Энни, твои угрозы подозрительно часто напоминают открытое приглашение. Хорошо, что я джентльмен, в противном случае…

– Ха!

Он подошел ближе.

– В противном случае я мог бы поймать тебя на слове. И вообще, – Броуди вызывающе усмехнулся, – ты совершенно не умеешь блефовать. Ты ни слова не скажешь обо мне О’Данну.

– Возможно, раньше это и было правдой, но только не теперь!

– Нет, не скажешь. А знаешь, почему? – Его улыбка показалась ей воплощением зла. – Потому что, погубив меня, ты погубишь и себя. Подумай о своей драгоценной репутации.

– Негодяй! – закричала она, понимая, что он прав.

– Негодяй? – разочарованно переспросил Броуди. – И это все, на что ты способна? Неужели ты не можешь назвать меня хотя бы «ублюдком»?

– Убирайся!

– Как насчет «сукиного сына»? Это ты можешь выговорить?

– Вон!

– Попробуй, Энни. Честное слово, тебе сразу полегчает. Знаешь, почему тебе так тяжело живется? Ты многие вещи не можешь назвать своими именами. Все время используешь… как это называется? Ах да, эвфемизмы. Вот тебе свежий пример: ты только что говорила о «супружеском акте».

Броуди усмехнулся, провоцируя ее.

– Ну давай, Энни, давай скажем, как это называется на самом деле. То, что мы делали, это не супружеский акт. Это называется…

– Замолчи! Убирайся! Ах ты… – Анна яростно стиснула зубы. Броуди смотрел на нее молча, выжидательно подняв брови.

– Ублюдок!

Она зажала себе рот рукой, ее глаза наполнились слезами.

– Ну вот, – едва слышно прошептала она, – ты заставил меня опуститься до своего уровня. Теперь ты доволен?

Броуди в два шага преодолел разделявшее их расстояние. Анна заставила себя устоять на месте и не отшатнулась, даже когда он ласково коснулся ладонью ее щеки.

– Нет, я не доволен, – признался он. – Но наступит день, когда я буду доволен, и ты тоже, милая Энни. Это я тебе обещаю, и твердо намерен сдержать слово.

Она молчала, не зная, что на это ответить.

– Поспеши, тебе надо поскорее одеться, – напомнил Броуди своим обычным голосом, уже взявшись за ручку двери. – Ты не забыла? Эйдин хочет сообщить мне радостную новость в твоем присутствии.

ЧАСТЬ II

Глава 15

27 июня 1862 года, Ливерпуль

Я ничего не понимаю. Это какая-то бессмыслица.

– Ты о чем, любовь моя?

Анна стиснула зубы, но не повернула головы: ее взгляд был по-прежнему устремлен через окно кареты вдаль, на воды Мерси, превращенные закатным солнцем в сверкающую и переливающуюся золотом ленту. За весь день Броуди не упустил ни единого случая назвать ее «любовь моя»: это продолжалось с тех самых пор, как они простились с О’Данном в Саутгемптоне.

– Я не понимаю, – повторила она четко и раздельно, – почему никто не встретил нас на вокзале.

– Ну, мало ли… вдруг они не получили телеграммы? А может, не захотели ждать? Поезд опоздал на два часа, любовь моя.

Анна раздраженно пожала плечами. Обратная поездка ее сильно утомила, море было очень неспокойным, когда они пересекали Ла-Манш, она провела бессонную ночь, а потом им пришлось целый день трястись в душном, шумном, переполненном поезде. Она была не в настроении давать какие бы то ни было разумные объяснения ни по какому поводу. Да нет, ей вообще не хотелось разговаривать. Она чувствовала себя издерганной и взвинченной до предела, поэтому благодушие Броуди и его неизменная бодрость действовали ей на нервы.

– Возможно, – нехотя согласилась она.

– «Возможно», – словно эхо повторил Броуди. – Я всегда говорю «мне сдается» или «Похоже на то». А как говорил Ник?

Анна задумалась.

– Он говорил «возможно» или «может быть». И то и другое.

– «Возможно», – повторил Джон, как будто заучивая слово наизусть.

– Вот на этой улице я живу.

Она начала поправлять свою шляпку, украшенную цветами, и зачесанные наверх волосы.

Броуди присвистнул и вытянул шею, стараясь разглядеть крыши четырехэтажных особняков, тянувшихся по обе стороны широкой, обсаженной деревьями улицы.

– А вы девушка везучая, миссис Бальфур. Я много раз бывал в Ливерпуле, но никогда не забирался так далеко на сушу.

«Так далеко на сушу?» – удивилась про себя Анна. Она жила всего в миле вверх по холму от устья реки. Вероятно, для матроса это означает чуть ли не центр материка. Внезапно она напряженно выпрямилась.

– Матерь божья!

– В чем дело?

– Смотрите.

– Что случилось?

– Все эти кареты… возле моего дома! Тетя Шарлотта устроила вечеринку! В нашу честь!

Броуди цветисто выругался. Под его дурным влиянием Анна тоже начала находить облегчение в ругани.

– Проклятие! – воскликнула она.

Они оба чувствовали себя усталыми, голодными, вымотанными и были явно не в лучшей форме; Анна от души надеялась, что им удастся проскользнуть в дом, привлекая к себе как можно меньше внимания, хорошенько отдохнуть и продолжить опасный спектакль с перевоплощением на свежую голову – завтра с утра пораньше. О, ей хотелось надавать тете Шарлотте тумаков за этот сюрприз! «Несомненно, тетушкой двигала страсть к устройству великосветских приемов», – с горечью подумала Анна. Она бы ничуть не удивилась, узнав, что вечеринка приурочена к визиту какой-нибудь титулованной знаменитости, остановившейся в городе проездом.

– Ну, милая, теперь уже слишком поздно поворачивать оглобли и искать ночлег на постоялом дворе, так что придется нам…

Тут глаза Броуди прищурились, он еще дальше высунул голову из окна кареты и забыл, о чем говорил.

– Это действительно твой дом?

– Да. Теперь послушайте…

Он перебил ее смехом.

– Нет, серьезно. Это ведь публичная библиотека, правда?

Анна растерянно уставилась на громадный особняк красного кирпича, в котором прожила последние три года, словно впервые увидела арочный портал, острые декоративные коньки на крыше, помпезные полуколонны фронтона. Никогда раньше это не приходило ей в голову, но теперь, услыхав его замечание, она в глубине души была вынуждена признать (хотя ни за что на свете не доставила бы такого удовольствия мистеру Броуди) неоспоримое сходство родного дома с общественным зданием.

– Да вам-то откуда знать, как выглядит публичная библиотека? – угрюмо огрызнулась она. – А теперь слушайте меня внимательно. Не знаю, кого именно моя тетя могла пригласить, но не сомневаюсь, что многие из гостей знакомы с Ником. О большинстве из них я вам рассказывала, но не о всех. Держитесь ко мне поближе: я буду называть каждого по имени, а уж потом вы с ними поздороваетесь. И ради всего святого, старайтесь говорить как можно меньше! Сделайте вид, что вы смертельно устали с дороги.

Сама того не замечая, она начала нервно стискивать пальцы. Ей стало жарко в перчатках, ладони взмокли. Анна напомнила себе, что Миддоузы приняли мистера Броуди за Николаса, не усомнившись ни на минуту. Эта мысль должна была бы ее подбодрить, но она с ужасом представила себе, как через несколько минут ему придется столкнуться с десятками людей, знавших Николаса гораздо лучше, чем Миддоузы! Чем больше она об этом думала, тем тревожнее становилось у нее на душе.

– Постарайтесь запомнить: очень многое зависит от достоверности вашего поведения сегодня вечером, – сказала Анна.

Слишком многое. Мистер Броуди даже представить себе не мог, сколь высоки ставки в этой игре. И хорошо, что не мог: это давало ей хоть слабую, но все-таки надежду.

Карета остановилась перед особняком под названием «Роузвуд». Броуди понял, что это «Роузвуд», потому что название было высечено на одной из огромных колонн, высившихся по бокам от выложенной каменными плитами дорожки, ведущей к подъезду.

– Не беспокойся, Энни, я от тебя не отойду ни на шаг, – жизнерадостно заверил он Анну, помогая ей выбраться из кареты и стараясь задержать ее в объятиях гораздо дольше, чем было необходимо.

Она внутренне содрогнулась, хотя сумела сохранить на лице невозмутимое выражение. Он впервые прикоснулся к ней с того памятного утра на вилле в Риме три недели назад, и – подумать только! – от простого прикосновения его рук у нее перехватило дух. Ужасное подозрение, которое втайне преследовало ее в течение двадцати одного дня, подтвердилось с фатальной неизбежностью. Но Анна решила, что не станет забивать себе голову всем этим вздором прямо сейчас.

– В тысячный раз повторяю, – проговорила она тихо, опасаясь, что чьи-то глаза уже следят за ними, – Николас никогда не называл меня так.

– Он приобрел такую привычку во время медового месяца. И вообще за это время многое изменилось. Слушай, Энни, может, мне стоит перенести тебя через порог?

– Может, мне стоит дать тебе хорошего пинка? – Анна с ужасом сообразила, что чуть было не сказала вслух, в какое место собирается его пнуть. Она стряхнула его руки со своих плеч и направилась по дорожке к дому одна, не дожидаясь его. Ей уже было все равно, смотрит на них кто-то или нет. Нет, с этим человеком просто невозможно иметь дело!

Парадная дверь распахнулась, и внушительная квадратная фигура тети Шарлотты появилась на пороге.

– Вы опоздали! Мы ждали вас два часа назад!

– Поезд опоздал, тетя Шарлотта, – торопливо объяснила Анна и поцеловала ее. – Я вижу, вы пригласили нескольких друзей…

Она заглянула через плечо тетушки и увидела толпы гостей, заполнивших холл и парадную гостиную, двери которой были открыты.

– Чтобы приветствовать тебя по возвращении домой, дорогая. Это сюрприз. А ваш багаж остался на вокзале? Николас! – воскликнула она, позволяя ему запечатлеть целомудренный поцелуй на своей багровой щеке. – Что вы сотворили со своим лицом? Я вас едва узнала! Входите, ступайте прямиком в гостиную. Я думала, что вы сами будете приветствовать гостей у входа, только вы двое, но сейчас уже так поздно…

– О нет, прошу вас, не нужно, – взмолилась Анна. Взяв Броуди под руку, она последовала за тетушкой по просторному холлу. Друзья тотчас же окружили их со всех сторон, замедляя продвижение вперед.

– Эдвард, как поживаете? Миссис Гриффин, рада Вас видеть! Эстер Перкинс, привет!

Она неустанно называла всех по именам, чувствуя себя законченной дурой, а Броуди послушно вторил ей. Все удивлялись тому, что он сбрил бороду, интересовались происхождением его шрама и уверяли, что женитьба явно пошла ему на пользу.

Наконец мнимые супруги достигли гостиной, где на них обрушился новый шквал приветствий. Более неудачного сюрприза, чем свадебный прием, при всем желании нельзя было придумать, но у Анны не хватило духу упрекнуть в этом тетю Шарлотту. В конце концов, она сама виновата: сбежала с женихом и тем самым лишила тетушку возможности устроить грандиозное празднество в более подходящее время, то есть сразу же по окончании брачной церемонии.

И все-таки– до чего же скверно все получилось! Анна искоса бросила взгляд на Броуди, и у нее на душе немного полегчало. Ей до смерти не хотелось в этом признаваться, но оказалось, что он может, когда захочет, быть не менее обаятельным, чем его брат. И все же ее поражало, с какой легкостью окружающие принимают его за Николаса: ведь она сама больше не находила между братьями почти никакого сходства!

Гости отмечали его загар и предполагали, что большую часть путешествия по Италии он провел на свежем воздухе. Чуть ли не все уверяли, что, сбрив бороду, он сильно изменился. Уловка сработала! Анне хотелось смеяться и плакать одновременно.

Броуди почувствовал, как она стискивает его руку, и подавил внутреннее волнение. Боже милостивый, у него все получается! Во всяком случае сейчас, пока все, что от него требуется – это скалиться в идиотской улыбочке и пожимать руки гостям. Какое необыкновенное чувство: сознавать, что все принимают его за Ника. Но, видит бог, он бы сейчас все на свете отдал за папироску!

– Дженни! – воскликнула Анна.

Броуди не нуждался в представлении, чтобы узнать девицу с огненно-рыжими волосами, которая бросилась на шею Анне. У него возникло такое ощущение, будто она его собственная кузина. Наградив его родственным поцелуем в щеку, Дженни сказала то же самое, что и все остальные:

– О господи, Николас! Я тебя едва узнала! – Бойкая, говорливая и очень хорошенькая, она оставила свои блестящие, довольно коротко подстриженные рыжие локоны свободно распущенными по плечам. Такая прическа, хотя и не отвечала последней моде, очень шла ей. Ее палевое атласное платье отличалось весьма смелым декольте. Ей нравилось кокетливо встряхивать головой, привлекая внимание к своим висячим сережкам. Броуди наблюдал за ней, пока она увлеченно болтала с Анной, и вскоре пришел к любопытному заключению: он готов был побиться об заклад, что такая девушка, как Дженни, позволит джентльмену разглядывать свою брошку, не снимая.

Она отступила на шаг и взяла под руку молодого человека, стоявшего позади нее.

– Добро пожаловать домой, молодожены! – скучающим тоном произнес этот незнакомец и протянул руку Броуди.

Высокий, тощий, он выглядел потасканным, и от него несло спиртным.

– Привет, Нил, – торопливо представила его Анна. «Это Нил Воган, – вспомнил Броуди, – новый друг Ника». Анне он не нравился, хотя она никогда не признавалась в этом открыто. Его светлые глаза производили странное впечатление: возможно, когда-то они были голубыми, но теперь, вероятно от злоупотребления алкоголем, стали холодными, безжизненно серыми.

«Неужели Дженни теперь встречается с Нилом? – удивилась Анна, разглядывая их соединенные руки. – Если так, то это очень странно. Дженни такая живая, веселая, а Нил…» Она не знала, что в действительности представляет собой Нил Воган. Интересно, как на него смотрит тетя Шарлотта. Анна слыхала, что Нил богат, но, чтобы добиться благосклонности ее тетушки, этого было мало. Тете Шарлотте требовался такой зять, который мог бы похвастаться солидными семейными связями, а не только тугим кошельком. О семье Нила Вогана никто ничего не знал.

– Итак, вы наконец вернулись домой.

Анна вздрогнула, заслышав этот знакомый строгий голос, и, как всегда, спросила себя, является ли звучащая в нем суровость притворной или нет.

– Папа! – воскликнула она и бросилась к отцу. Ссутулившись и бессильно уронив руки на укутанные пледом колени, сэр Томас Журден сидел в инвалидном кресле. Анна нежно обняла его за плечи и прижала к себе, но он почти тотчас же высвободился с обычным выражением добродушной досады и начал вглядываться, близоруко щурясь, в своего новоиспеченного зятя.

– Надоело любоваться статуями? – ворчливо и немного насмешливо спросил сэр Томас.

Броуди заметил, что левая сторона его лица не двигается во время речи.

– Да, сэр, – ответил он, осторожно пожимая хрупкую старческую руку со вздувшимися голубыми венами.

Анна предупреждала, что ее отец болен, но к такому зрелищу Броуди оказался не готов. Он вопросительно оглянулся на нее. Она тоже выглядела встревоженной.

– Так приятно вернуться домой, сэр.

– Теперь он весь в вашем распоряжении, мальчик мой, – загадочно заметил сэр Томас, – включая мою комнату. Меня переселили на первый этаж: превратили мой кабинет в спальню, чтоб их черти взяли.

– Папа! – воскликнула потрясенная Анна. Он опять отмахнулся от нее:

– Теперь вы с Анной будете всем тут заправлять. Все верно – молодые приходят на смену старикам.

Его хриплый смех вскоре перешел в мучительный приступ кашля. Вытащив из рукава платок, сэр Томас прижал его ко рту. Анна склонилась над ним, слегка похлопывая по плечу и по спине. Броуди беспомощно стоял рядом, ощущая в душе бесконечное сочувствие к этому сварливому и несчастному старику. Но даже в такую минуту в дальнем уголке его души шевельнулось злорадное предвкушение при мысли о том, что сегодня же ночью, как только эта чертова вечеринка закончится, они с Анной останутся одни в старой спальне сэра Томаса.

– Вы смогли бы завтра приступить к работе, как вам кажется? – обратился к Броуди еще один незнакомец, которого он раньше не заметил.

Этот человек выглядел как помолодевший сэр Томас: те же карие глаза, тот же упрямый подбородок. Не хватало только нависающего над нижней частью лица массивного лба, который даже в теперешнем немощном состоянии придавал Журдену властный и задиристый вид.

Анна торопливо пробормотала «Стивен», хотя в этом не было нужды: Броуди и сам догадался, кто перед ним. Он проследил, как она обнимает двоюродного брата, и отметил про себя, что они, видимо, не слишком дружны.

– Я думаю, мы с Анной завтра устроим себе день отдыха. Дайте нам прийти в себя с дороги, – невозмутимо ответил Броуди, пожимая ему руку. – Эйдин завтра возвращается из Шотландии, я не ошибаюсь? Я приду в среду, Стивен. С утра пораньше.

Стивен Мередит сухо кивнул, поджав губы, и Броуди ощутил исходящий от него слабый, но явственный холодок.

Сэр Томас снова закашлялся. Грузная коренастая женщина средних лет с неулыбчивым лицом, стоявшая за спинкой его кресла, поднесла чистый носовой платок к его посиневшим губам.

– Сэру Томасу лучше удалиться к себе, – объявила она, бросив на всех вызывающий взгляд.

Ее звали мисс Фитч, припомнил Броуди. Анна ее терпеть не могла.

Анна еще раз обняла отца на прощание, и мисс Фитч, ловко маневрируя креслом, выкатила его из комнаты.

Целая стайка молодых леди окружила Анну. Все они щебетали разом, забрасывая ее вопросами. Им хотелось услышать рассказ о свадебном путешествии во всех подробностях. Броуди изо всех сил прислушивался к ее тихим ответам, но кузен Стивен подошел ближе и надежно отгородил от него дам своей широкой спиной.

– Ну, раз уж вы не собираетесь заниматься делами завтра, возможно, у вас найдется свободная минутка прямо сейчас, чтобы разрешить один небольшой вопрос?

– К вашим услугам, – самонадеянно брякнул Броуди.

– Завтра начинается закладка киля на глубоководном бриге, который мы строим для норвежцев. Какой разброс по стреле вы бы допустили?

Броуди взглянул на Стивена, сильно прищурившись, чтобы не выдать своего замешательства. «Разброс по стреле»? Он потер переносицу и уставился на потолок. – М-м-м… дайте подумать… Ну, скажем… «Разброс по стреле»? Что еще за разброс, черт бы его побрал? Его «допускают», стало быть, речь идет о некой дополнительной или запасной величине. Кажется, он слыхал от Анны что-то такое о «стреле прогиба». Может быть, речь идет о естественном прогибе киля перед спуском корабля на воду? А вдруг нет? Броуди почувствовал, как шее становится тесно в воротничке рубашки.

За спиной у Стивена раздался взрыв женского смеха. Броуди сделал вид, что это его отвлекло, заглянул Стивену через плечо и поймал взгляд Анны. Она, должно быть, различила панику в его глазах: мило извинилась перед подругами и подошла к нему. Удивление, отразившееся на ее прелестном личике, когда он взял за обе руки, показалось ему чрезвычайно забавным. Броуди порывисто обнял ее и привлек к себе.

В соответствии со своими склонностями гости разбились на две неравные группы: одни уставились на молодых во все глаза, другие отвернулись, когда жених уткнулся носом в волосы невесте и – как всем показалось – начал покусывать мочку ее уха. Все, кто знал прежнюю Анну Журден, были поражены, увидев, что она не только принимает все эти необычные проявления нежности на публике, но и отвечает на них в том же духе, ничем не выдавая своего смущения, кроме разве что ярко-розового румянца на щеках. Было слышно, как ее тетка на другом конце гостиной возмущенно прищелкивает языком.

– Я… полагаю, немного пунша мне не повредит, – слегка задыхаясь, проговорила Анна, когда амурный эпизод был закончен, и даже помахала мужу рукой на прощание, отступая к буфету.

Броуди ужасно не хотелось ее отпускать. С вымученной улыбкой он проводил ее взглядом и не сразу отозвался на нетерпеливый голос Стивена, который смотрел на них с едва скрываемым неодобрением.

– Так я дождусь ответа. Ник? Если вас это не слишком затруднит, я хотел бы услышать его прямо сейчас, чтобы дать людям возможность приступить к работе завтра с утра.

Броуди заткнул большие пальцы за проймы жилета. Анна ему заблаговременно объяснила, что так поступал Ник.

– О, извините, я немного отвлекся. Так о чем мы говорили? Разброс по стреле, верно? Ну что ж, посмотрим… Длина у этой крошки сто семьдесят пять футов, если не ошибаюсь?

– Сто семьдесят восемь, – язвительно поправил его Стивен.

– Ага. В таком случае дадим ей два дюйма с четвертью. Так пойдет?

Стивен удовлетворенно кивнул. Броуди чуть не рассмеялся вслух от облегчения.

После этого дело пошло легче. Гости задавали ему обычные вопросы: где они жили в Италии и какая была погода, как ему понравилась страна, видел ли он античные руины. Ответы давались ему без труда. По дороге домой О’Данн потратил немало времени, подготавливая их с Анной к вопросам подобного рода, чтобы по возвращении они не противоречили друг другу в деталях и рассказывали одну и ту же историю.

Броуди легко и непринужденно болтал с друзьями Ника, попутно замечая, что в отношении мужчин к нему сквозит скорее уважение, нежели подлинная теплота. Они вели себя сдержанно, как будто опасались или не желали излишней откровенности. С женщинами все было наоборот: они охотно выказывали свои теплые чувства, причем с каждой минутой их поведение становилось все более вольным.

Он поискал глазами Анну. Ее окружила плотная толпа гостей, но между ней и Броуди словно бы установилась невидимая связь. Она подняла голову, и их глаза встретились. Они мгновенно обменялись красноречивыми взглядами, говорившими, что пока все идет хорошо.

Небольшой оркестр настраивал инструменты в соседней комнате, в точности похожей на эту, как показалось Броуди, только там были убраны все ковры, мебель, украшения и безделушки, так загромождавшие парадную гостиную. К нему, шелестя юбками, подплыла Дженни и дружеским жестом взяла его под руку.

– Потанцуй со мной, Ник! Мы целый день ждали вашего приезда!

Она игриво потянула его за собой. Броуди не знал, что предусматривает в данном случае великосветский этикет, но простой здравый смысл подсказывал ему, что на первый танец молодожен обязан пригласить свою новобрачную. Он сказал об этом вслух.

– Да ну тебя! Ты же прекрасно знаешь: Анна почти никогда не танцует.

Дженни еще сильнее дернула его за руку и послала ему обворожительную улыбку избалованного ребенка, привыкшего стоять на своем.

– Ну же, Ник, не будь таким букой! Если мы начнем, все последуют нашему примеру. Ну пожалуйста!

Продолжать отказываться было бы невежливо. Растерянно улыбаясь, Броуди позволил увлечь себя под арочный проем в соседнюю залу. Там они с Дженни начали танцевать вальс.

– О, – удивленно заметила Милли Поллинакс, лучшая подруга Анны, – Дженни и Ник танцуют!

Она подняла тонко выщипанную черную бровь и бросила взгляд через плечо Анны.

Анна медленно повернулась кругом, в последний момент растянув губы в вежливой улыбке.

– Верно, – согласилась она столь же удивленным тоном.

Она видела, что Дженни находится в самом приподнятом настроении. Синие глаза ее прелестной кузины возбужденно блестели, лицо разрумянилось, она говорила и говорила, не закрывая рта. Броуди дружески и чуть ли не любовно, как показалось Анне, улыбался ей. Внезапный холодок проник ей в грудь, когда рука Дженни, покинув плечо Броуди, ласкающим движением прошлась по его гладко выбритому подбородку.

При этом Дженни отпустила какую-то шутку, заставившую его запрокинуть голову и расхохотаться. Анне вдруг пришло в голову, что он никогда не смеялся тому, что говорила она сама. Вернее, он частенько насмехался над ней, но не находил забавными ее собственные шутки. Анна опять повернулась к Милли.

– Как поживает Джордж? – спросила она, с трудом возвращаясь к прерванному разговору.

Милли долго не отвечала, и ее молчаливость наконец вынудила Анну устремить на подругу все свое внимание. Ответ Милли едва не сбил ее с ног.

– Я его оставила.

У Анны от изумления открылся рот.

– Что?

Она взяла Милли за руку, впервые за весь вечер заметив боль в прекрасных темных глазах подруги и страдальчески запавшие уголки ее рта.

– Никто еще пока не знает. Нечего и говорить, если бы твоя тетушка знала, она ни за что пригласила бы меня сюда сегодня.

– Милли, мне так жаль!

– А мне нет. Впервые за много лет я чувствую себя счастливой. Я жалею лишь об одном: надо было сделать это раньше.

По мнению Анны, Милли вовсе не выглядела счастливой. Но тут она заметила, как кто-то подает ей знаки с другого конца бального зала.

– Нам здесь не дадут спокойно поговорить. Где ты остановилась? Я могла бы заехать с визитом прямо завтра…

– Нет, – решительно прервала ее Милли, пожимая ей руку. – Ты не можешь ко мне приехать. Можешь написать, если…

– Что ты хочешь этим сказать? Разумеется, я заеду к тебе.

– Нет, Анна. Ну задумайся хоть на минутку. Я собираюсь развестись с Джорджем. Очень скоро я стану падшей женщиной, – пояснила она с угрюмым смешком. – Приличное общество захлопнет передо мной двери.

– Не говори глупости!

– Твоя тетя позаботится о том, чтобы положить конец нашей дружбе. И будет права, потому что знакомство со мной может только повредить тебе. Твое положение в обществе…

– Я не верю своим ушам! Ты не можешь так рассуждать, – яростно прошипела Анна, готовая встряхнуть подругу хорошенько, чтобы та пришла в. себя. – Скажи мне, где ты живешь.

– На Лорд-стрит, но…

– Я приеду завтра же.

Не успела она это сказать, как ощутила прикосновение слишком хорошо знакомой руки к своему плечу и, обернувшись, увидела ухмыляющуюся физиономию Броуди.

– Хочешь потанцевать, Энни?

Анна заметила удивленно округленные глаза Милли. «Может быть, стоит ему отказать?» – подумала она, все еще ощущая обиду на него за то, что на первый танец он пригласил Дженни, но сразу поняла, что это было бы безумием.

– Да, с удовольствием, – хмуро ответила Анна. Она в последний раз пожала руку Милли, шепотом повторила «до завтра» и вышла вместе с Броуди на середину зала.

Теперь уже в вальсе кружилось множество пар. Анна чопорно позволила себя обнять, стараясь держаться на расстоянии безопасных шести дюймов от партнера, но он силой притянул ее ближе, так близко, что их тела соприкоснулись и ей пришлось откинуть голову набок, чтобы заглянуть ему в лицо.

– Николас так не танцевал! – воскликнула она свистящим шепотом.

Губы Броуди искривились в торжествующей усмешке, он иронически вскинул бровь.

– Николас стал другим человеком, – шепнул он. – Теперь он минуты прожить не может, не обняв свою дорогую женушку.

– Или ее кузину, – сгоряча выпалила Анна, но тут же прикусила язык. – Только не думай, будто для меня это имеет какое-то значение, – пояснила она поспешно.

Опять он одарил ее одной из своих нахальных улыбочек, выводивших ее из себя. Потом внезапно наклонил голову и чмокнул ее в кончик носа.

– Что ты делаешь? – возмутилась Анна.

– Веду себя как молодожен. Перестань на меня дуться, Энни, а то люди подумают, что мы друг друга совсем не любим.

– Так оно и есть. О, мне следовало догадаться, что ты попытаешься воспользоваться ситуацией, – кипела она, безуспешно стараясь сохранить на лице любезную улыбку. – Только не надейся, ничего хорошего это тебе не принесет.

Броуди опять наклонился ближе:

– Это уже приносит мне много хорошего. – И опять он самодовольно усмехнулся ей прямо в лицо, когда она ахнула, осознав, что он имеет в виду. Окружающие провожали их умиленными и растроганными взглядами; никто, кроме них самих, не слыхал обмена колкостями, заглушаемого звуками музыки.

– Почему Стивен не любил Ника? – огорошил ее Броуди внезапным вопросом.

– Стивен? Он любил Ника.

– Нет, не любил.

Анна нахмурилась и глубоко задумалась.

– Может, они и не были друзьями, но вполне хорошо ладили. Почему ты считаешь, что он не любил Ника?

– Просто ощущение. Но очень стойкое.

И что за бес тянул ее за язык?

– Ну… Возможно, Стивен ревнует.

– Ревнует? Кого к кому?

– Меня к Николасу. Он тоже однажды просил меня выйти за него замуж.

– Твой кузен просил тебя выйти за него замуж? – Броуди бросил на нее полный недоверия взгляд, разозливший ее сверх всякой меры.

– Тебе так трудно в это поверить?

– Просто невозможно.

– Ну что ж, большое тебе спасибо.

Она была так зла, что едва не вырвалась из его объятий.

– Эй, на лодке, держать нос по курсу, – тихо скомандовал Броуди, еще крепче притягивая ее к себе. – Мне нетрудно поверить, что любой мужчина почел бы за счастье взять тебя в жены, милая моя Энни, но я просто не представляю тебя замужем за твоим кузеном, вот и все. Он тебе не пара.

Анна немного смягчилась, хотя ей ужасно не хотелось в чем бы то ни было соглашаться с Броуди.

– Я тоже так решила, – сквозь зубы призналась она, не глядя ему в лицо.

Ей вспомнилось, как удивило ее в свое время предложение, сделанное Стивеном. Это случилось вскоре (пожалуй, даже слишком скоро) после смерти ее брата. Анна отказала кузену со всей возможной деликатностью, чувствуя себя польщенной, но в глубине души была поражена тем, что Стивен может смотреть на нее как на свою будущую жену. Сама она привыкла видеть в нем только двоюродного брата, который был много старше ее годами и всегда держался строго и отчужденно.

Анна отыскала его взглядом среди гостей. Стивен не танцевал; он стоял у стены бального зала возле кресла тети Шарлотты. У матери и сына были одинаково седеющие рыжеватые волосы, одна и та же угрожающе прямая осанка, от обоих веяло чопорностью и скукой.

Танец закончился. Вместо того чтобы ее отпустить, Броуди сцепил руки за спиной у Анны, держа ее в свободном, но неразрывно крепком кольце.

– Мне понравился твой отец.

Анне пришлось откинуться назад в его объятиях, чтобы заглянуть ему в лицо. Неподобающая вольность позы не давала ей спокойно стоять на месте; она болезненно остро ощущала на себе любопытные взгляды гостей.

– Отпусти меня, пожалуйста, – шепнула Анна, почти не двигая губами.

– Больше всего меня восхищает его щедрость, – как ни в чем не бывало продолжал Броуди. – И когда же все эти люди оставят нас в покое, Энни, чтобы мы могли отправиться в старую спальню твоего отца? Как это мило с его стороны уступить ее нам, правда?

Анна перестала хмуриться и чуть было не улыбнулась.

– Да, это правда. Мой отец очень щедрый человек.

Теперь настал черед Броуди насупиться. Тут что-то было не так. Она вовсе не выглядела ни смущенной, ни обеспокоенной.

Кто-то крепко схватил Анну за локоть: она не глядя догадалась, что это тетя Шарлотта, и обернулась к ней.

– Хорошо проводишь время, дорогая? – И тетушка с фальшиво извиняющейся улыбкой отвела Анну в сторону от Броуди.

– Да, спасибо. Это было… очень любезно с вашей стороны, устроить прием в честь нашего возвращения домой.

Анна упорно не желала называть происходящее «свадебным приемом», чтобы не вызвать на свою бедную голову град несвоевременных упреков. Тетя Шарлотта простила ее в письме за бегство с женихом, но все равно Анна считала, что эту щекотливую тему лучше не затрагивать.

– Я рада доставить тебе удовольствие. Такая удача – Стьюбены из Бата как раз остановились в городе проездом на этой неделе! Но… мне кажется, ты с ними еще не поздоровалась?

Итак, загадка разрешилась: этот прием был устроен отнюдь не по случаю их с Николасом возвращения, а в честь каких-то там Стьюбенов из Бата.

– Нет, я их не видела. Где…

– Насколько я могу судить, ты была слишком поглощена другими вещами.

Пальцы тети Шарлотты больно, словно тисками, впились в руку Анны. Они очутились в пустом переходе между гостиной и бальной залой, где никто из гостей не мог их слышать. Голос тетушки изменился: она оставила всякие попытки казаться любезной.

– Твои поступки отныне не в моей власти – ты замужняя женщина, а я всего лишь гостья в твоем доме…

– О, тетя…

– Но я все-таки выскажу то, что думаю, из чувства долга и для твоего же собственного блага.

Внушительный бюст тети Шарлотты бурно колыхался от негодования. Анна затаила дыхание, заранее опасаясь того, что должно было последовать.

– Ваше с Николасом поведение, свидетельницей которого мне сегодня довелось стать, шокировало меня до глубины души. То, что еще могло считаться терпимым в варварской стране, откуда вы только что вернулись, здесь является совершенно неприемлемым.

– Но… мы же женаты!

– Ну и что же из этого?

Анна растерялась, не зная, что ответить.

– Неужели ты думаешь, что если вы женаты, то этот факт сам по себе освобождает тебя от обязанности вести себя прилично?

– Нет, разумеется, нет, но…

– Напротив, после возвращения тебе следовало бы следить за всеми нюансами своего поведения еще более тщательно, чем раньше.

– Но почему? – жалобно воскликнула Анна. Ей казалось, что невозможно вести себя более осмотрительно, более строго соблюдать правила этикета, чем она их блюла всю свою жизнь до свадьбы с Николасом. При одной лишь мысли о еще более суровых запретах ее охватило безысходное отчаяние.

– Потому что ты сбежала с любовником!

Тетя Шарлотта больно тряхнула руку племянницы; на мгновение в ее глазах вспыхнула неприкрытая злоба.

– За три недели до свадьбы! Ты хоть понимаешь, как это выглядит со стороны? Ты можешь себе представить, что подумали люди? О чем они скорее всего шушукаются у тебя за спиной?

Мучительно покраснев, Анна перевела дух. Нет, она могла бы совершенно искренне признаться, что ей и в голову не приходило взглянуть на дело подобным образом.

– Пусть люди думают и говорят, что им угодно, это не в моей власти. Я не сделала ничего такого, чего следовало бы стыдиться, и не позволю вам винить меня в том, что я люблю своего мужа.

Голос у нее задрожал, пришлось сделать глубокий вздох, чтобы он звучал ровно.

– Я уже извинилась перед вами за свою поспешную свадьбу; мне казалось, что вы меня простили. Еще раз приношу свои извинения, если я сегодня чем-то невольно обидела вас или ваших друзей, и обещаю вам принять меры, чтобы это больше не повторилось.

На лице тети Шарлотты появилось удовлетворенное выражение, но это лишь подлило масла в огонь: вместо того чтобы успокоиться, Анна ощутила в душе вспышку неистового гнева, в котором ее смущение в миг сгорело и испарилось без остатка. Что-то нашептывало ей, что тетю Шарлотту надо бы задобрить, сказать ей: «Вы правы, тетя, мне так стыдно», зато другая часть души – незнакомая, мятежная, безрассудная – хотела крикнуть:

«Не суй свой нос в мои дела, самодовольная, мелочная старая ханжа!»

– Отлично, – промурлыкала тетя Шарлотта, внезапно расплывшись в улыбке, полной доброжелательства.

Она уже мягче взяла Анну под руку и вывела ее из коридорчика обратно в залу.

– В таком случае нам больше нет нужды затрагивать эту тему, не так ли? В столовой накрыт холодный ужин, дорогая. Не пора ли нам пригласить туда гостей?

– Да, пожалуй, – с тяжелым вздохом согласилась Анна, – иначе они проведут здесь всю ночь.

* * *

Броуди украдкой следил за ними, пока они проходили мимо.

– Ну что ж, Ник, – лениво протянул Нил Воган, осклабившись в своей циничной ухмылочке.

Он стоял, подпирая плечом стену, от него еще явственнее, чем раньше, разило спиртным, хотя Броуди было достоверно известно, что на вечеринке у тети Шарлотты ничего, кроме смородинового пунша, не подавали.

– Ну что ж, Нил, – глубокомысленно протянул он, подлаживаясь к тону собеседника.

Анна почти ничего не смогла ему рассказать о Ниле Вогане: он познакомился с Николасом всего несколько месяцев назад, и прошлое у него было сомнительное. Главный интерес в жизни для него составляла игра в карты и – если Броуди правильно понял весьма расплывчатый намек Анны – охота за юбками.

– Я встречаюсь с Дженни, – как бы между прочим сообщил Нил. – Ты ведь не станешь возражать?

– Нет, с какой стати я стал бы возражать? – Но про себя Броуди подумал, что знает, с какой стати. Нил пожал плечами, давая понять, что все это пустяки, и отхлебнул из своего бокала с пуншем.

– Что скажешь? Медовый месяц оказался скучным, как ты и предполагал?

Пальцы Броуди крепче сжались вокруг ножки его собственного бокала.

– Напротив, выяснилось, что у него есть свои достоинства.

Нил с шумом выдохнул. Очевидно, это заменяло у него смех.

– Неужели? Поздравляю, друг мой. Говорят, в тихом омуте черти водятся.

Броуди попытался изобразить на лице подобие улыбки.

– Но, я надеюсь, это не помешает тебе наведываться вместе со мной в заведение миссис Шпраг?

Улыбка разладилась окончательно. У Броуди не было ни малейших сомнений в том, что заведение миссис Шпраг являлось борделем.

– Разумеется, нет, – выдавил он из себя с фальшивым смешком, – но только не в самом ближайшем будущем.

Нил снова рассмеялся:

– Можешь сам назначить день, мой дорогой друг. Как только прелести узаконенного спаривания начнут приедаться, сразу дай мне знать.

Проследив за ленивым и в то же время цепким, как будто оценивающим, взглядом Нила, устремленным на другой конец зала, Броуди увидел Анну. Она бережно помогала какой-то пожилой леди подняться с кресла и, добродушно улыбаясь, кивала в ответ на то, что говорила ей старушка. Он почувствовал, как в душе закипает еле сдерживаемое бешенство, и даже сам себе удивился. Им владело сильнейшее желание съездить кулаком по нагло ухмыляющейся, отмеченной пороками физиономии Нила Вогана.

– Давай выпьем где-нибудь вместе, когда вся эта канитель закончится, Ник.

– Только не сегодня: я на ногах не держусь. Как-нибудь в другой раз. В скором времени.

При этом Броуди предпринял героическую попытку сделать вид, будто ему страшно жаль. На самом деле, приглашение совсем не показалось ему заманчивым. Не то чтобы ему не хотелось выпить, но только вот компания Вогана его не устраивала. Он никак не мог попасть в нужный тон, не мог представить себе, что за отношения связывали этого человека с Ником. И на сей раз Анна ничем не могла ему помочь.

Что-то заставило его поднять голову. Анна стояла в арочном проеме, сложив руки на поясе, и задумчиво смотрела на него через весь почти уже пустой зал. Терпеливая, серьезная, сдержанная. Очаровательная. Такая миниатюрная, аккуратная и трогательная в платье цвета спелой сливы со строгим белым воротничком. На мгновение, равное биению сердца, Броуди позволил себе вообразить, каково бы это было, если бы она на самом деле стала его женой. Сердце у него учащенно забилось от страха, потому что не было ничего на свете проще, чем принадлежать ей. Легче легкого.

– Прошу меня извинить, – сказал он Нилу и направился к ней.

Глава 16

– Я приготовил на завтра ваш серый утренний сюртук с черными брюками, сэр. А ваши повседневные костюмы и макинтош, я, с вашего позволения, возьму почистить.

– Кого? Ах да, этот плащ в клеточку! Да, курс правильный, Перлман. Вас зовут Перлман, верно?

– Совершенно верно, сэр. Перлман.

– Это имя или фамилия?

– Фамилия, сэр.

– А звать вас как?

– Эндрю, сэр.

– Значит, до сих пор вы прислуживали сэру Томасу? Я правильно понял?

– Вы все правильно поняли, сэр. Я был его «человеком», пока он не заболел так тяжело.

– Понятно. А теперь его «человеком» стала мисс Фитч, да?

Маленький лысеющий камердинер едва не улыбнулся, но вовремя спохватился.

Ник, вспомнил Броуди рассказ Анны, имел всего одного слугу, по фамилии Уинслоу, мастера на все руки. Он был и поваром, и официантом, и дворецким, и камердинером. Ник расстался с ним перед самой свадьбой, явно рассчитывая на то, что при переезде в дом Журденов у него появится свой «человек» и будет полно всякой другой прислуги.

– Ну что ж, Перлман, – признался Броуди, – у меня никогда раньше не было своего «человека». Что именно входит в ваши обязанности? Что вы делаете?

– Я, сэр? Как же… я… я вам служу!

– Верно, но что именно вы делаете? Чего я могу от вас ожидать?

– Ну… – Казалось, Перлману доставляет удовольствие перечисление своих служебных обязанностей. – Я забочусь о вашей одежде, сэр, она должна быть чистой и отглаженной. Я содержу в порядке вашу гардеробную, каждое утро проверяю, чисто ли убрала ее горничная, хорошо ли затоплен камин в вашей спальне и так далее.

– Вот это да!

– Да, сэр. Я развешиваю ваши рубашки и нательное белье на подставке перед камином, чтобы хорошенько их проветрить.

– Прекрасно, Перлман.

– Я вешаю ваши вычищенные и отглаженные брюки на спинку стула, а сверху – сюртук, жилет и непременно чистый воротничок. Я слежу за тем, чтобы ваши бритвенные лезвия были чистыми и хорошо наточенными, а вода для бритья – горячей.

– Уж не хотите ли вы сказать, что будете меня брить? – поинтересовался Броуди.

– Если вам так будет угодно, сэр.

Броуди задумался:

– Я предпочитаю бриться сам. Надеюсь, вас это не задевает.

– Никоим образом.

– Что-нибудь еще?

– Примерно раз в две недели я подстригаю вам волосы.

– Превосходно. Это все?

– Я… подбираю одежду, подходящую для каждого отдельного случая. Разумеется, если вы сами равнодушны к подобного рода вещам.

– Вот это просто здорово, Перлман, вы меня чертовски обрадовали. Это лучшая новость для меня. Подбирайте, друг мой, я вам полностью доверяю.

– Очень хорошо, сэр, – отозвался камердинер, покашливая и тактично прикрывая рот рукой. – И кроме того, перед выходом из дома я подаю вам вашу трость, перчатки и шляпу и провожаю вас до дверей.

– Надо же! Ну что ж, меня это устраивает. Характер у меня довольно легкий, по утрам я обычно не слишком капризен. Думаю, мы с вами поладим.

– Я в этом не сомневаюсь, сэр. – Они обменялись улыбками, хотя Перлман выглядел при этом несколько смущенным.

– Ну что ж, сэр, – застенчиво продолжал он, – если вам больше ничего не требуется, я пожелаю вам спокойной ночи. У вас достаточный запас свечей?

– Думаю, да. А как это погасить? – спросил Броуди, указывая на лампу под потолком над кроватью.

– Газовый свет? Вот здесь, сэр, выключатель прямо у двери.

– Боже милостивый! Разве это не поразительно, Перлман? Воистину мы живем в век чудес.

– Совершенно с вами согласен. Спокойной ночи, мистер Бальфур.

Улыбка Броуди угасла.

– Спокойной ночи, Перлман, – сказал он и проследил, как за его новым «человеком» закрывается дверь.

Заложив руки за голову, Броуди уставился на деревянную конструкцию над изголовьем кровати – какое-то опорное устройство для балдахина, предположил он. Если потянуть вот за этот шнурок с кисточкой, свисающий с изголовья, можно опустить занавески, закрывающие сверху и с боков верхнюю часть туловища, пока вы лежите в постели. Весь вопрос в том, на кой черт вам это нужно? Вот если бы речь шла о нижней части туловища, тогда другое дело: он видел интересную возможность в том случае, если…

Внезапно за стеной слева от него послышался звук закрываемой двери. Броуди приподнялся на локте и сел. Сквозь стену позади гардеробной, которую им с Анной предстояло делить на двоих, до него доносились приглушенные женские голоса. Какой коварный, какой подлый трюк! Теперь он понял, почему разговор о спальне сэра Томаса не испугал Анну.

Спальня старого сумасброда представляла собой настоящие апартаменты: одна комната для него, другая – для его давным-давно умершей жены, никогда не жившей в этом доме. И просторная гардеробная посредине. Гардеробная длиной в милю, по расчетам Броуди.

Он сидел, угрюмо разглядывая свои колени под ночной рубахой. Неужели мужчины действительно надевают такие балахоны? Ему казалось, что его голые волосатые ноги, торчащие из-под подола, выглядят просто комично. Как у злой ведьмы из сказки.

Голоса то усиливались, то затихали за стеной, мелодичные и женственные. Взгляд Броуди все больше мрачнел, пока он изучал обстановку своего нового жилища. У него было такое ощущение, будто он очутился внутри стеклянного пресс-папье с искусственным снегом. Никогда в жизни ему не приходилось видеть столько… барахла. Куда ни повернешься, всюду мебель: столы, стулья, комоды, гардероб в восемь футов высотой. Умывальник, шкафчики, зеркало в человеческий рост, трехногие столики, резные сундуки, скамеечки для ног, этажерки для горшков с цветами, диван!

Камин с бронзовой отделкой был снабжен мраморной полкой и решеткой кованого железа, а над ним висело огромное, уходящее под потолок зеркало. Каждая плоская поверхность служила подставкой для каких-то финтифлюшек. Тут были картинки и фотографии в рамочках, вазы с цветами, подсвечники, кувшины и керамические горшочки, какие-то шкатулки, флаконы и статуэтки. Хвала господу за газовый свет, без него в комнате было бы слишком темно – ногу сломать можно! И почему все деревянные панели непременно должны быть темно-коричневыми? Кто выбирал эти безобразные красно-зеленые обои? Почему все окна наглухо задраены и затянуты многослойными шторами с цветочным узором? Господи Иисусе, да тут нечем дышать!

Броуди встал с кровати (она была такой высокой, что ему пришлось воспользоваться дурацкой скамеечкой, чтобы спуститься с нее), подошел к окну, пробрался сквозь бесконечную путаницу занавесок к оконному переплету и распахнул створки.

Свежий воздух! Какое блаженство! Окно выходило в сад позади дома. Ажурная решетка кованого железа отделяла просторный двор от переулка, где еще один газовый фонарь на столбе распространял неяркий свет, достаточный для того, чтобы отпугнуть грабителей. Внезапно Броуди весь напрягся и прищурил глаза; секунду спустя невеселая улыбка появилась у него на губах. Под фонарем, прислонившись к столбу, стоял человек, совсем не похожий на грабителя. Это был один из соглядатаев Дитца, приставленный следить за ним: Броуди знал это так же точно, как и то, что сегодня вторник.

Ну а чего, собственно, он ждал? Дитц отнюдь не дурак. Доверяет ему настолько, чтобы впустить его в дом Журденов, но не настолько, чтобы оставить его без присмотра. Броуди был моряком, а Ливерпуль – один из крупнейших портов в мире. Предоставить его самому себе в таком городе… С равным успехом можно было бы вручить ему пару сотен, распахнуть двери камеры настежь и пожелать удачи.

Вдыхая полной грудью свежий ночной воздух, Броуди обреченно покачал головой, а когда повернулся, увидел свое отражение в зеркале на другом конце комнаты и решил, что вид у него донельзя нелепый. Он вернулся к постели. Перлман аккуратно вывесил на спинке кровати его халат, похоже, шелковый, с пейслийским узором <Ткани со сложным «восточным» узором, получившим в просторечии название «огурцы», выпускались в шотландском городе Пейсли. >, голубым по черному полю. Броуди надел его. Вроде немного лучше. Теперь он уже не так сильно напоминал мужчину, переодетого женщиной.

Нежный негромкий голос Анны снова донесся до него через две разделявшие их стены. Уставившись на закрытую дверь гардеробной, половина которой принадлежала ей, а вторая – ему, Броуди попытался представить себе, что она делает в своей комнате. Может быть, снимает драгоценности и складывает их на туалетный столик? Вытаскивает шпильки из своих чудесных волос и расчесывает их щеткой. Облегченно вздыхает, расстегивая крючки глупейшего и совершенно бесполезного корсета. Выбирается из всех этих кринолинов и нижних юбок. Снимает чулки, скатывая их трубочкой. Стягивает через голову сорочку и стоит посреди комнаты, обнаженная и прелестная, встряхивая волосами…

Две с половиной секунды потребовались Броуди, чтобы пройти в дверь, пересечь гардеробную и без стука открыть вторую дверь, ведущую в спальню Анны.

Две женщины оторвались от изучения пятна на подоле красновато-коричневого платья и повернулись к нему с одинаково удивленными лицами. Одной из них была Анна – увы, в полном облачении (ночная рубашка, халат в оборочку и домашние туфельки). Другой оказалась ее горничная; Броуди уже знал, что ее зовут Джудит, но Анна забыла упомянуть, что у нее глаза филина и оскал тигровой акулы. За своей хозяйкой она надзирала на манер испанской дуэньи. Это подзадорило Броуди.

– Дамы, – произнес он, отвесив фатовской поклон. Анна подняла брови, а горничная сделала весьма небрежный реверанс. Он прошел дальше в ее спальню.

– Это что?

Протянув руку между ними, Броуди пощупал юбку, которую они изучали, и, судя по тому, как обе они одеревенели, словно пики для копчения рыбы, сразу же догадался, что допустил некое непростительное нарушение правил хорошего тона. Он поднес атласную ткань к носу и протянул «М-м-м…». Горничная возмущенно ахнула. Броуди обнял Анну за талию и фамильярным жестом положил ладонь ей на бедро.

– Можете идти, Джудит, – сказал он негромко, не сводя глаз с белой шеи Анны в том месте, где она исчезала в воротнике ночной рубашки.

– Нет!

Анна опустила глаза, чтобы скрыть свой испуг, и добавила с наигранным спокойствием:

– Нет, останьтесь, Джудит, мы еще не закончили.

– О, прошу прощенья, – жизнерадостно продолжил Броуди, заходя ей за спину, – в таком случае я подожду.

Он обнял ее обеими руками, сплел пальцы у нее под грудью и опустил подбородок ей на макушку. С минуту все молчали. Потом Броуди кое-что припомнил.

– «По классическим меркам цветная обувь считается несовместимой с хорошим вкусом, – процитировал он из своей заветной книжки. – Тем не менее у нежно-розового и светло-голубого оттенков имеются горячие сторонники».

Анна дернула его за запястья, что было силы, старательно сохраняя на лице спокойствие ради Джудит.

– Так что вы говорили, Джудит? – Всякий раз, как она прекращала свои отчаянные усилия, его руки продвигались на долю дюйма выше.

– …кремового шелка? Да, я… я ее порвала. В Риме, насколько мне помнится, в омнибусе. Нам придется…

Броуди прижался к ней еще теснее – она ощущала его тело всей спиной, ягодицами и бедрами.

– Нам придется взять лоскут сзади… с внутренней стороны и сделать…

Он просунул большой палец в вырез капота и начал поглаживать снизу ее левую грудь. Колени у нее задрожали. Круглая совиная физиономия Джудит побагровела, она старательно отводила глаза от лица хозяйки.

– …заплатку, – сумела выговорить Анна и вновь умолкла.

Броуди прижался губами к впадинке между ее шеей и плечом, а потом пустил в ход и язык. На одну секунду Анна закрыла глаза. Та часть мозга, что еще сохранила способность рассуждать, подсказывала ей: Джудит ее не защитит, Броуди ни перед чем не остановится, пока горничная находится в комнате, и ей, как ни странно это может показаться на первый взгляд, легче будет с ним справиться, когда служанка уйдет.

– Ну теперь с делами покончено, любовь моя? – прошептал Броуди прямо ей в ухо, отчего у нее мурашки побежали по коже.

Анна заставила себя открыть глаза, с трудом перевела дух и ответила:

– Да, я… вы… мы поговорим утром, Джудит. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, Джудит, – эхом отозвался Броуди, обезоруживающей улыбкой встречая полный враждебности взгляд, брошенный на него горничной перед тем, как она повернулась и без поклона удалилась с возмущенным топотом. – Сдается мне, что я ей не нравлюсь, Энни. Может, я что-то не так сделал?

– Отпусти меня. Пусти!

Но он не желал ее отпускать. Языком он прослеживал линию ее скулы, а рукой вычерчивал расходящиеся круги у нее на животе. Анна стиснула руки замком и с силой ударила его локтем под ребра. Броуди вскрикнул и отпустил ее.

Он рухнул поперек кровати, хватаясь за ребра, как провинциальный трагик на сцене, и тихонько посмеиваясь про себя, а она поправила одежду и отступила, меряя его негодующим взглядом. Анна уже открыла было рот, чтобы выложить ему все, что думает, а главное, объяснить, что она сделает, если он еще раз позволит себе подобную выходку, но закрыла его, так и не сказав ни слова.

Броуди не раз говорил, что воспринимает ее угрозы как вызов, и она побоялась, что он опять поймает ее на слове. Такому человеку нельзя было угрожать впустую, а что она могла ему противопоставить? Ей оставалось только смотреть в бессильном негодовании, как он с видом знатока поглаживает атласное покрывало на ее кровати и пробует мягкость пуховой перины.

– Твоя кровать мне больше нравится, – решил он. – Но знаешь, Энни, должен тебе признаться, что такого жуткого дома я в жизни своей не видел. Как ты можешь жить в этой комнате? Да тут двух шагов нельзя пройти по прямой, чтобы не напороться на какую-нибудь дурацкую дребедень!

– Я могла бы принять такое замечание всерьез – вспыхнула Анна, – если бы оно исходило от кого угодно, но только не от человека, привыкшего спать в гамаке на палубе и есть из общего котла в кубрике. Ты понятия не имеешь о том, как выглядит удобное и респектабельное жилище, Джон Броуди! Ты не распознал бы его, даже если бы оно свалилось тебе на голову! И не смей критиковать мой дом!

Глубоко-глубоко у нее в душе тихий голос твердил, что он прав. Она сама это знала и нередко думала о своем доме точно так же, но вынужденное признание лишь разозлило ее еще больше.

– А теперь не мог бы ты оставить меня одну? Я устала, и мне нужен покой.

– Тебе нужен покой? Знаешь, что, Энни, давай заключим уговор. Я уйду, как только ты скажешь, что хочешь лечь в постель. Ну давай, скажи это. У тебя получится.

Анна стиснула зубы. Она не боялась сказать, что хочет лечь, но заранее опасалась услышать то, что он скажет в ответ. Наверняка что-нибудь гадкое и грязное.

– Что это? – вдруг спросил Броуди, указывая на что-то у нее за спиной.

Анна оглянулась через плечо и вновь повернулась к нему.

– Это моя скрипка.

– Ты играешь на скрипке?

У него был такой недоверчиво насмешливый вид, что ей стало обидно.

– Я учусь. Ты находишь в этом что-то смешное?

– Ровным счетом ничего, – запротестовал Броуди, хотя его заразительная усмешка явно говорила об обратном. – Не терпится послушать, как ты будешь упражняться. Да, кстати, как, по-твоему, все прошло сегодня? – безо всякого перехода спросил он, сбив ее с толку. – Я тут подумал, что вечеринка твоей тетушки – это не такая уж плохая мысль. Худшее позади, а главное, все одним махом.

Анна прислонилась бедром к туалетному столику и начала вертеть в руках флакончик с духами, то вытаскивая, то вновь вставляя пробку.

– Да, – согласилась она, – я думаю, в этом ты прав.

Кажется, он пришел в чувство и решил вести себя прилично, хотя ей все равно было ужасно не по себе: ведь они остались наедине, да к тому же оба почти раздетые. Но ей предстояло сказать ему нечто важное, притом не откладывая. Другого выхода не было.

– По правде говоря, я думаю, все прошло весьма успешно. Я следила за гостями и не увидела ничего такого, что могло бы внушить тревогу. Все без труда поверили, что ты Николас.

Ее тон ясно подразумевал, что ей хотелось бы добавить: «Хотя это представляется совершенно невероятным».

– Тем не менее есть несколько моментов, которые нам следует обговорить особо.

Броуди выжидательно скрестил руки на груди. Ему нравилось ее слушать, даже когда она говорила обидные для него вещи. Он упивался звуками ее голоса, интонациями, изысканным произношением, свойственным образованной женщине высшего сословия, даже словами, которые она подбирала.

Между тем Анна никак не могла подобрать нужные слова. Ей не хотелось хвалить его, признавая вслух то, что бросилось ей в глаза уже давно, но особенно заметно проявилось прошедшим вечером. Он обладал уравновешенностью, спокойствием, внутренней цельностью, которую она находила привлекательной, хотя и считала, что ему вовсе не обязательно об этом знать. Николас был лишен подобных качеств. Ему вечно чего-то не хватало, его снедало нетерпение, он был суетлив, беспокоен, непоседлив, всегда чем-то недоволен. Ему так много было нужно… Мистер Броуди, напротив, никогда не суетился и был готов довольствоваться тем, что есть.

– У Николаса был большой запас нервной энергии, – осторожно начала она. – Он никогда не знал покоя. Сидя, он обычно барабанил кончиками пальцев, покачивал ногой в воздухе или выбивал дробь по полу. А когда стоял – бренчал мелочью в карманах или беспокойно оглядывал комнату даже во время разговора.

Тут Анна смутилась и, оставив в покое пробку флакона, спрятала руки в карманах капота.

– И еще он… он не так охотно смеялся шуткам и анекдотам, как ты. Он не был… душой общества, если можно так сказать. Возможно, он…

– Не понимал шуток?

– Я хотела сказать, что он был человеком более основательным и серьезным, чем ты.

А может, Броуди прав? Может быть, Николас действительно не понимал шуток? Анна уже ничего не могла утверждать наверняка. У нее лишь сложилось стойкое впечатление, что Николас не так быстро сходился с людьми, не оказывал им доверия и не дарил своей симпатии с той же готовностью и легкостью, что его брат. А в этот вечер она сделала еще одно открытие: люди раскрывали душу навстречу мистеру Броуди гораздо охотнее, чем Николасу.

Броуди встал с кровати.

– Ладно, – согласился он, засовывая руки в карманы и шевеля пальцами, –попробую копировать привычки своего братца. И постараюсь меньше смеяться, но тебе придется мне помочь.

– Помочь? Каким образом?

– Воздержись от своих убийственных шуточек, Энни. Тебя послушать – это же можно животик надорвать.

Она раздраженно поджала губы.

– Очень смешно.

Он направился к ней, и Анна боком отошла в сторону, поближе к письменному столу.

– Вот книга, которую тебе необходимо прочесть. Спрячь ее у себя в комнате – тут говорится о строительных материалах и деталях в кораблестроении, а это такой предмет, о котором Николас знал все.

– А я сегодня услышал о тебе кое-что такое, чего раньше знать не знал, – вдруг заявил ей Броуди, сунув книгу в карман халата. – Почему ты мне раньше не сказала, что ты у нас, оказывается, ангел милосердия? Мне пришлось сделать вид, будто я в курсе дела.

– О чем ты?

– Дженни называет это «Анна – покровительница нищих». Она говорит, что ты много месяцев в одиночку кормила чуть ли не половину Ланкашира во время, как она выразилась, «хлопкового голода».

Анна с досадой покачала головой:

– Что за вздор! Я посвятила какое-то время благотворительному обществу, помогающему текстильщикам прокормиться, вот и все.

– А почему они не могут прокормить себя сами?

– Потому что текстильные фабрики закрыты. Американский Север не выпускает суда, груженные хлопком, из портов Юга, а без хлопка в Ланкашире вся жизнь замерла. Восемьдесят тысяч человек разом лишилось работы.

Лицо Броуди смягчилось.

– Это замечательно, что ты им помогаешь!

– Ничего особенного в этом нет, я просто выполняю свой долг. Если хочешь знать, что на самом деле замечательно, так это отношение самих рабочих. Логично было бы предположить, что они встанут на сторону Юга и потребуют от английского правительства помощи в прорыве блокады, но они этого не делают. Они страдают больше всех и тем не менее поддерживают Север.

– Это из-за рабов, – догадался Броуди.

– Да. Для этих людей война сводится к одному: к борьбе за отмену рабства. Мне кажется, одна мысль об этом помогает им стойко сносить все трудности и лишения.

Анна с удивлением заметила, как лицо Броуди внезапно стало замкнутым, лишенным всякого выражения. Он отвернулся и отошел от нее. Она растерянно смотрела на его широкую спину, пока он, остановившись у одного из столбиков кровати, ощупывал пальцами замысловатые завитушки резного дерева.

– В чем дело?

Прошло много томительных секунд. Ей показалось, что Броуди вообще не собирается отвечать. А когда он все-таки заговорил, она не узнала его голоса.

– Однажды я видел невольничий корабль. Капитан был датчанином, судно шло под испанским флагом команда – жуткий сброд со всех концов земли. Я служил на английском торговом судне, мы держали курс на мыс Горн, а потом в Сан-Франциско. Не знаю и теперь уже никогда не узнаю, почему этот испанский бриг принял нас за патрульный корабль королевского военно-морского флота, но, как бы то ни было, не успели мы подойти ближе, как они сбросили весь свой груз за борт.

Анна побелела.

– Что ты хочешь сказать?

– Мы видели, как это началось, когда были на расстоянии полумили. Сначала мы даже не поняли, что это такое, подумали – какие-то тюки с контрабандой. А потом подошли поближе. Их были сотни… Их перебрасывали через планшир с обоих бортов. Дети. Женщины, мужчины. Мы не подоспели вовремя, и все они утонули. Все до единого…

Пытаясь вообразить себе весь этот ужас, Анна прижала ко рту стиснутые кулаки и закрыла глаза.

– Господи, – вздохнула она.

Боль и бессильная ярость захлестнули ее с головой. Не в силах с ними совладать, Анна попыталась хоть как-то отвлечься и стала думать о Броуди, о жизни, которую он вел раньше. Сколько еще жестокостей ему довелось повидать за последние четырнадцать лет, с какими гнусными и низменными чертами человеческой натуры пришлось столкнуться? И на что теперь способен он сам, пройдя такую школу? Анна содрогнулась от безрассудного страха, заглянув в глубину разделявшей их пропасти.

Ей вдруг стало ясно, как легко и просто было бы перенести свое отвращение к зверствам, которые ему пришлось пережить, на него самого. Он был совершенно не похож на людей, населявших ее крошечный великосветский мирок, его жизненный опыт был ей абсолютно чужд. Она ровным счетом ничего не знала о его жизни, и это пугало ее.

– Не надо меня бояться. Я этого не вынесу.

Подняв голову, Анна увидела, что Броуди смотрит на нее. Неужели лицо выдало ее, неужели он сумел прочитать ее мысли? Когда он подошел к ней, она усилием воли заставила себя устоять на месте.

– Я не боюсь, – прошептала она, отрицательно качая головой.

Но Броуди ей не поверил.

– Я не чудовище, Энни, я всего лишь человек. Я ни разу в жизни не поднял руки на женщину. И никогда, ни за что на свете я не причинил бы вреда тебе.

– Я это знаю.

Она сказала правду. Значит, он ошибся, решив, что все дело в страхе, мелькнувшем на мгновение в ее глазах. Нет, не страх разверз пролегшую между ними пропасть. Их разделяло нечто более сильное, грозное – поистине непреодолимая преграда, настоящий провал в милю глубиной. Броуди помедлил, взвешивая риск, а потом порывисто обнял ее, не давая ускользнуть.

Анна затаила дыхание, пораженная не тем, что он сделал, а тем, что его сильные руки заметно дрожат. Она опустила ладони ему на плечи и позволила себя обнять, хотя сама не понимала, как это могло случиться и почему она ничего не предпринимает, чтобы положить этому конец.

Он прижался щекой к ее щеке. Его руки были неподвижны; он даже не сделал попытки ее поцеловать. Анна ощутила щекочущее прикосновение ресниц к своему виску, услыхала его прерывистый вздох, и ее вдруг охватило страстное желание. Теперь уже она сама начала дрожать. Ей надо было защитить себя и в то же время хотелось отдать ему все.

– Прошу тебя, уходи, – глухо прошептала она ему в плечо.

Броуди не двинулся с места.

– Пожалуйста.

Он попытался приглушить прорывавшееся в голосе нетерпеливое желание.

– Я хочу поцеловать тебя на ночь.

– Зачем? – в отчаянии воскликнула Анна.

Тут она почувствовала, как задвигались его губы, не отрываясь от ее щеки, и догадалась, что он улыбается.

– Ну раз ты это спрашиваешь, значит, тебе не слишком часто приходилось целоваться.

Броуди знал, что она не станет сопротивляться, но никакие силы в мире не заставят ее сказать «да». Поэтому он перестал спрашивать и откинулся назад, чтобы взглянуть на нее. Метавшаяся в ее глазах тревога напомнила ему, что надо взять себя в руки. С трепетной нежностью он провел указательным пальцем по ее верхней губе.

– Вот эта, – сказал Броуди. – Это моя любимая. – Он наклонился и бережно прикоснулся обеими губами к ее верхней губке. Анна тихонько вздохнула. Тогда он кончиком языка заставил ее раскрыть губы и затянул верхнюю к себе в рот, ласково покусывая и посасывая. Вообще-то он не собирался предпринимать какие-то далеко идущие шаги, но раз уж все так получилось само собой, просунул руку между их телами и прижал ладонь к ее бурно бьющемуся сердцу.

Анна попыталась открыть глаза, но веки отяжелели и не слушались ее, она как будто опьянела. Тихое дыхание Броуди согрело ей щеку. Потом его рот целиком накрыл ее губы. Поцелуй становился все глубже и глубже, пока оба они не задохнулись. Но их губы расставались лишь на секунду, чтобы глотнуть воздуха, и поцелуй тут же расцвел снова, потом еще и еще раз. Когда они наконец отстранились друг от друга, дыхание у обоих стало прерывистым, а глаза потемнели от страсти.

Анна опомнилась первая. Она отступила на несколько шагов, пока не почувствовала за спиной надежную прочность письменного стола, и обхватила себя руками. Только придя в себя настолько, чтобы голос не дрожал, она решилась проговорить:

– Спокойной ночи.

Броуди потребовалось больше времени. Не было в его теле ни единой жилочки, ни косточки, ни мышцы, ни капельки крови, которые не противились бы мысли о том, что надо ее оставить. Он собирался всего лишь пожелать ей спокойной ночи и сам удивился не меньше чем она, когда вместо этого сказал:

– Клянусь тебе, во второй раз бывает гораздо лучше.

По лицу было видно: она прекрасно поняла, что он имеет в виду.

– Знаю, тебе страшно. Ты поверишь, если я скажу, что мне тоже страшно? Но это случится. Это непременно будет, Энни.

Угроза, вызов, похвальба, обещание? Анна уже не знала, как это назвать.

Но вот Броуди направился к двери в гардеробную, и пока она провожала его взглядом, ее охватило безнадежное, пугающее и в то же время волнующее предчувствие: он просто сказал правду.

Глава 17

Броуди замер на подножке кареты, впервые оглядывая судостроительный завод Журдена – пугающе огромный, кишащий суетой, как гигантский муравейник. Однако у него возникло ощущение, будто он уже много раз видел все это раньше: рассказы Анны оказались на редкость образными и в то же время точными.

Слева от него вздымался над береговой линией лабиринт мачт, грузовых стрел и брусьев, при виде которого что-то дрогнуло внутри у Броуди. Он опять очутился среди кораблей и как будто обрел почву под ногами, внутреннее равновесие. Словно поправил картину, висевшую криво и бессознательно раздражавшую его.

Соскочив с подножки, Броуди повернулся, чтобы помочь Анне, а сам незаметно провел носовым платком по волосам.

– Что это за дрянь, черт бы ее побрал? – раздраженно спросил он, хмурясь на масляное пятно, проступившее на тонкой льняной ткани. – Перлман меня всего обмазал сегодня с утра.

– Это макассар, масло для волос. Джентльмены используют его, чтобы волосы лежали аккуратно. Николас им пользовался, – решительно добавила Анна.

– Ясно. Ну так вот, с завтрашнего дня он перестанет им пользоваться. Оно пахнет гнилым яблоком.

– Вовсе нет. И выглядит очень мило.

Броуди уставился на нее недоверчивым взглядом.

– А по-моему, я похож на выдру. И после меня всюду остаются масляные пятна.

– Вот почему был изобретен антимакассар, – невольной улыбкой пояснила Анна.

– Анти… ага, понял! – засмеялся Броуди. – Ну да конечно. Сначала изобретают какую-нибудь гадость, а потом нечто еще более дурацкое, чтобы исправить положение. Мы живем в век чудес, Энни.

Анна взяла его под руку, и они вместе направились к кирпичному строению посреди верфи. Она объяснила, что это административный корпус, где Николас работал вместе со Стивеном, Эйдином О’Данном и другими служащими компании.

– Ты займешь старый кабинет отца: так было решено еще до нашего с Николасом побега.

Она прервала себя на полуслове и помахала кому-то через весь широкий двор.

– Это Джозеф Уолл, начальник столярного цеха. Он стесняется: ни за что не подойдет ближе.

– А Ник всех знал по именам? – забеспокоился Броуди, чувствуя, что ему становится жарко в сюртуке табачного цвета.

– Нет, конечно, нет. Главным образом начальников цехов, а про них я тебе уже рассказывала.

Он недовольно хмыкнул:

– Сегодня не отходи от меня ни на секунду. Ты меня слышишь, Энни? Придется тебе за мной приглядывать, а то я таких дров наломаю – небу жарко станет!

Вот теперь она улыбнулась по-настоящему и сама себя спросила, почему ей совсем не страшно. Броуди заметно нервничал, а на нее его волнение оказало необъяснимо успокаивающее воздействие. Анна радостно предвкушала возвращение к работе, пусть даже при таких необычных обстоятельствах.

– А у тебя есть свой кабинет? Надеюсь, он рядом с моим? – Броуди наклонился ближе к ней и ухмыльнулся. – А может, их разделяет гардеробная?

Улыбка Анны угасла.

– Нет, у меня нет кабинета.

Броуди остановился:

– Почему?

– Ну – Она решила дать самый очевидный ответ. – Потому что я не вхожу в число служащих компании. Строго говоря.

– «Строго говоря»? Энни, строго говоря, ты гробишь свою задницу ради этой компании!

Анна вспыхнула и продолжила путь вперед.

– Это «Желудь», – пояснила она на ходу, – наш местный кабачок. Все служащие обедают здесь. «Желудь» стоит тут с незапамятных времен: когда доков еще не было и в помине…

– Минутку, не так скоро. Объясни мне, почему ты…

– Молчи! К нам подходит Мартин Доуэрти, и уж он-то непременно с нами заговорит. Знаешь, кто он такой?

– Работает по связям с заказчиками. Помогает с заключением контрактов. Холостяк, живет с матерью.

– С сестрой.

– Ну, с сестрой, какая разница? Привет, Мартин! – приветливо сказал Броуди, помахав рукой.

– Сдерживай себя! – прошипела Анна. Броуди сразу заметил, что Мартин Доуэрти щедро пользуется маслом макассар – это было первое, что бросилось ему в глаза. У Мартина была очень белая кожа, блестящие черные волосы, разделенные пробором посредине, гладко облепляли голову с обеих сторон и как будто составляли одно целое с черепом. Броуди решил, что он напоминает фортепьяно.

– Как поживаете, миссис Бальфур? – чинно осведомился Доуэрти. – С возвращением вас.

– Здравствуйте, мистер Доуэрти. Мы были рады вернуться домой.

Светский разговор давался Броуди без труда, но это продолжалось минуту или две, а потом Доуэрти задал ему профессиональный вопрос:

– Олафсен все-таки не соглашается на ноябрь и требует восемь процентов вперед с депозитного счета. Что мне ему сказать?

Броуди скорее почувствовал, чем увидел, как Анна напряглась и тяжело повисла у него на руке. Олафсен. Олафсен… Он сунул большие пальцы за проймы жилета и стал внимательно изучать носки своих башмаков. Верфи Журдена строили для него три грузовые шхуны. Очевидно, сроки исполнения одного из заказов срывались, и Олафсен был недоволен задержкой.

– Скажите ему, что он получит четыре процента, а его баркентина будет готова к первому октября. Я поговорю с Харди и все устрою.

Майкл Харди был десятником.

– Отлично. Разговор с Олафсеном я беру на себя. Рад, что вы вернулись, Ник.

– Спасибо, Мартин.

– Удачи вам обоим.

Доуэрти откланялся и ушел. Броуди бессознательно сжал руку Анну, хмурясь и покусывая нижнюю губу.

– Ну как? Все прошло хорошо? Я забыл, что надо бренчать мелочью. Но я правильно ему ответил? – Оказалось, что она в восторге.

– Джон, ты был великолепен! Ты вел себя в точности как Николас. Теперь послушай: когда будешь говорить с мистером Харди, старайся держаться решительно и не позволяй ему возражать. Скажи, что ты дал слово, и ему придется закончить постройку корабля к октябрю, нравится ему это или нет. Не беспокойся, он все сделает. А теперь нам надо спешить: Николас всегда и везде появлялся вовремя.

И она потянула его за руку, увлекая за собой. Он пошел за ней следом, улыбаясь во весь рот. Видит бог, у него получается! Но главное было даже не в этом. Лучше всего то, что она наконец назвала его Джоном.

* * *

– В жизни ты гораздо лучше, Энни.

Стояло послеобеденное время. Утро прошло в суете, но, к счастью, без особых потрясений, завтрак в «Желуде» тоже не принес никаких неприятных сюрпризов. И вот теперь Анна отложила в сторону отчет начальника литейного цеха, чтобы взглянуть на Броуди. Он с улыбкой рассматривал ее фотографию в рамочке, стоявшую на столе у Николаса.

– Вот как? А мне говорили, что этот портрет мне льстит.

– Кто говорил?

– Все: тетя Шарлотта, Дженни, Милли. Впрочем, нет, только не Милли. Милли сказала, что у меня такой вид, будто я сижу на муравейнике.

Анна покраснела, как только эти слова вырвались у нее изо рта, запоздало сообразив, что они не вполне приличны.

Броуди, конечно, рассмеялся от души – ничего другого она от него и не ожидала.

– Мне нравится твоя подруга Милли. Жаль, что мне так и не удалось с ней толком поговорить.

– Угу, – рассеянно кивнула Анна.

Она сама жалела, что ей так и не пришлось поговорить с Милли, когда она отправилась навестить подругу вчера днем в ее убогих апартаментах на Лорд-стрит. Лакей сказал ей, что миссис Поллинакс нет дома. И сейчас Анна в который раз спросила себя, правда ли это. А может быть, всего лишь неумелая попытка сбитой с толку Милли ее защитить? Анна оставила ей записку, а про себя подумала, что, если Милли не ответит в самом скором времени, ей придется предпринять более решительные шаги, чтобы повидаться с подругой.

– Дай сюда, – потребовала она, протянув руку к Броуди. – Я заберу ее домой.

Он ревнивым жестом прижал фотографию к груди, словно любимого ребенка, и откинулся на спинку кресла Николаса, притворяясь перепуганным насмерть.

– О нет, я с ней ни за что не расстанусь! – Лицо у Анны вытянулось, и Броуди рассмеялся. – Я серьезно.

– Но ты же только что сказал, что она безобразна!

– Ничего подобного! Я только сказал, что в жизни ты выглядишь много лучше. На фотографии не видно, какая ты хорошенькая.

Смущенно краснея, Анна поднялась с уголка стола, на котором примостилась, и протянула ему отчет начальника литейного цеха.

– Охота тебе болтать глупости! Вот прочти это: мистер Кетчум придет с утра, чтобы…

Раздался легкий стук в дверь, она отворилась, и в кабинет заглянул Эйдин О’Данн.

– Анна, Ник, добро пожаловать домой! – громко проговорил он с порога, потом вошел в кабинет и плотно закрыл за собой дверь.

Анна обняла его, Броуди вышел из-за стола, улыбаясь и протягивая руку для приветствия. Последовали сдержанные выражения радости и дружеские хлопки по спине. Все трое чувствовали себя заговорщиками, встретившимися вновь после успешного завершения опасной авантюры. О’Данн рассказал о ничем не примечательной встрече с Дитцем и еще тремя чиновниками из министерства в Саутгемптоне, потом спросил, как идут дела здесь, в Ливерпуле.

– Ну, я пока еще не провалил игру, – криво усмехнулся Броуди. – По-моему, весь фокус в том, чтобы идти вперед, не останавливаясь.

– Он отлично справился, Эйдин, – горячо подтвердила Анна. – Никто ничего не заподозрил, я уверена. Вы даже представить себе не можете, как легко все прошло.

– Хорошо, отлично. Но будьте все время настороже, пусть успех не вскружит вам голову. В этом деле много подвохов: стоит одному человеку что-то заподозрить…

Опять раздался стук в дверь. Все трое нервно вздрогнули и переглянулись.

– Войдите! – крикнул Броуди после минутного замешательства.

Выяснилось, что это Стивен. На приеме в честь их возвращения домой Броуди счел его надутым и чопорным господином, накрахмаленным и застегнутым на все пуговицы, но по сравнению с тем, как Стивен вел себя на работе, можно было смело утверждать, что в тот первый вечер он резвился, точно полугодовалый щенок. Казалось, его темно-серый костюм отлит из гипса, а вздернутые кверху плечи, похоже, держались на невидимых нитях, спускающихся с потолка. Они с Эйдином пожали друг другу руки с холодной учтивостью. Стивен справился о здоровье его отца, и О’Данн ответил, что отцу гораздо лучше. Покончив с дежурными любезностями, Стивен перешел к делу.

– Тут какая-то ошибка, Ник, – сказал он, протягивая Броуди листок бумаги. Тот пробежал глазами письмо.

– Нет, я так не думаю, – вежливо ответил он и, заметив скрытую тревогу в глазах Анны, протянул листок ей, а потом сел в кресло за своим письменным столом.

– В чем дело? – спросил О’Данн. Стивен пустился в объяснения.

– Это копия письма, написанного Ником Хорасу Арчеру.

– Кому?

– Одному американскому дельцу. Пока вас не было, Арчер написал нам с просьбой о встрече. Разумеется, я не ответил.

– «Разумеется»?

– Он пишет, что хочет образовать партнерство с компанией Журдена для создания серии роскошных пассажирских лайнеров.

Стивен повернулся к Броуди:

– Я положил его письмо в папку с вашей почтой просто для сведения. Вы же не собираетесь действительно встречаться с ним?

Броуди удивленно поднял брови:

– Почему бы и нет?

– Потому, – назидательно ответил Стивен, – что мы не занимаемся строительством пассажирских судов. Сколько бы Анна ни мечтала об обратном, – добавил он с язвительным смешком.

Броуди откинулся на спинку кресла и скрестил руки на животе, потом вспомнил наставления Анны, вскочил и начал расхаживать взад-вперед от стола к окну и обратно, бренча мелочью в карманах.

– Еще несколько лет назад мы не строили судов с паровыми двигателями, – деловито заметил он. – Надеюсь, это не означает, что мы должны навеки похоронить саму мысль о пассажирских судах лишь по той причине, что она нова.

– Но какой смысл встречаться с этим американцем? Мы же не собираемся вступать с ним в партнерство! – не уступал Стивен. – Это пустая трата времени.

– Вы так думаете? Хорошо, в таком случае я сам его приму, и вам не придется терять время.

– Но зачем? – в полном замешательстве воскликнул Стивен.

И вдруг он бросил испепеляющий взгляд на Анну, а потом сделал еще одну отчаянную попытку обратить все в шутку.

– Это нелепость. Последние полгода мы вели переговоры с королевским флотом и как раз сейчас наконец подготовились к подписанию грандиозного контракта на строительство военных кораблей. Нам совершенно нечего делать…

– Значит, сейчас самое время пересмотреть наши задачи на будущее, не так ли? Пока еще не поздно.

Стивен как будто окаменел, только жила, вздувшаяся у него на лбу, начала пульсировать.

– Пересмотреть? Я не верю, что вы говорите серьезно. Пассажирские суда? – Он едва не выплюнул ненавистное слово. – Это неверное направление для нас, о чем вам отлично известно. Дядя Томас согласен со мной. Вы тоже прежде так считали, Ник. Это все Анна со своими…

– Согласие отца Анны уже не так много значит, как когда-то.

Жила на лбу у Стивена забилась еще чаще.

– Что это должно означать?

– Только то, что он слаб здоровьем. По правде говоря, я был потрясен, когда увидел его по возвращении. Вы видите его каждый день и не замечаете, как сильно он сдал.

– Он по-прежнему владелец компании.

– Безусловно. Никто с этим не спорит. – Броуди знал, что Анна смотрит на него, пытаясь скрыть свое изумление. Он перестал расхаживать взад-вперед и присел на край стола, потом спохватился и начал болтать ногой в воздухе.

– Все, что я пытаюсь сказать, сводится к одному: никакого вреда не будет, если мы выслушаем предложение этого американца. В конце концов, задача нашей компании состоит в том, чтобы приносить прибыль. И если мы можем заработать ту же сумму, вступив в партнерство с частным лицом, это гораздо предпочтительнее, чем иметь дело с правительством, будь оно неладно.

«Ник наверняка выразился бы как-то иначе», – подумал Броуди, но без подготовки ничего лучшего придумать не сумел.

– Хорас Арчер пишет, что ему хотелось бы встретиться с нами через пару недель, когда он прибудет в Англию, и я ответил ему, что мы согласны на встречу. Мне жаль, если вас это огорчает, Стивен, но я принял решение и на попятный не пойду. Надеюсь, вы будете вместе с нами, когда мы – Анна и я – будем знакомиться с этим человеком.

Руки Стивена невольно сжались в кулаки. С полминуты он простоял, оцепенев от возмущения, потом решительным шагом направился к двери. Уже взявшись за ручку, он обернулся.

– Я знаю, что вы задумали, – проговорил Стивен побелевшими от гнева губами, – но у вас ничего не выйдет! Дядя Томас будет поставлен в известность, это я вам обещаю. Сегодня же.

Казалось, он хотел еще что-то добавить, но тут дверная ручка сама повернулась в его руке, дверь открылась, и в кабинет впорхнула его сестра.

– Бог ты мой! – со смехом прощебетала Дженни, едва успев отдышаться. – Что здесь происходит? Почему вы все такие мрачные?

Глава 18

– Стивен, – окликнул Броуди кузена Анны, пока дверь за ним не закрылась.

– Да?

– Кто собирается занять старый кабинет Шортера у меня за стеной?

– Макграт переезжает туда в конце недели.

– Пусть остается в своем прежнем кабинете, а этот займет Анна.

Стивен так и замер на месте.

– Что?

Все участники этой сцены так или иначе пытались скрыть свое удивление.

– Вас что-то затрудняет? – спокойно осведомился Броуди.

– В атмосфере сгустилась такая враждебность, что всем показалось, еще минута – и молния сверкнет, как из грозовой тучи, а следом раздастся удар грома. Лицо Стивена приобрело свекольный оттенок, плохо сочетавшийся с рыжим цветом его волос, вздувшаяся у него на лбу жила грозила вот-вот лопнуть.

– Нет, – проговорил он придушенным голосом, – никаких затруднений. Я все устрою.

– Благодарю вас.

Броуди кивнул, давая понять, что беседа окончена и все свободны. Он даже не подозревал, как этот бессознательно высокомерный жест делает его похожим на брата.

Анна стояла, стиснув руки и не сводя широко раскрытых глаз с лица Броуди. Она не знала, что сказать, но отчаянно желала остаться с ним наедине: ей хотелось поговорить. Взгляд его светлых глаз был прикован к ее лицу; весь мир сузился до размеров маленького островка, где они остались вдвоем. Эйдин извинился и вышел, но Анна этого даже не заметила. Наконец голос Дженни – пронзительный и настойчивый, прорезал напряженное молчание, и Анне пришлось вернуться к действительности.

– …вот я и говорю: почему бы вам с Николасом не присоединиться к нам с Нилом сегодня вечером, Анна? Наверняка у вас еще ничего не намечено. Нас пригласили к Свенсонам на карточный вечер, а потом будет петь эта ужасная певичка из Болтона. Помнишь ее, Ник, мы слышали ее прошлым летом в Клайд-Парке – такое жуткое сопрано? Боже, как мы тогда хохотали!

Дженни и сейчас засмеялась, вспоминая прошлогодние увеселения и кокетливо положив руку на рукав Броуди. Одетая по последнему слову моды, она являла собой воплощение изящества и шика – короткая черная накидка поверх прогулочного платья нефритово-зеленого шелка и черная бархатная шляпа с залихватским зеленым пером.

Все повторилось, как бывало всегда: рядом с ней Анна сразу же почувствовала себя старой, выцветшей, поблекшей и никому не интересной. В отличие от нее, кузина Дженни была неизменно оживленной, хорошенькой, неутомимо жизнерадостной и притом отчаянной кокеткой. Правда, в этот день ее веселье показалось Анне что-то уж подозрительно бурным, почти истеричным.

– Думаю, сегодня мы вряд ли сможем, Джен, – мягко возразила Анна. – У нас накопилось столько работы, к тому времени, как мы все закончим, будет уже…

– Какие пустяки! Вечер начнется не раньше десяти, вы запросто успеете, стоит только захотеть. Ну давай, Анна, там будут люди, которые два месяца тебя не видели! Ник, заставь ее сказать «да».

Джон не знал, что ему предпринять. Как поступил бы в этой ситуации Ник?

– Ну что ж, – начал он, стараясь выиграть время, – я полагаю, если вечер начинается не раньше десяти, мы могли бы…

– Я только что вспомнила, – прервала его Анна, – сегодня вечером в Крейтон-Холле назначена лекция, на которую мы хотели пойти. Об этом… м-м-м… говорилось в утренней газете. Было объявление.

– Да ну тебя, Анна, – в крайнем раздражении воскликнула Дженни и опять повернулась к Броуди: – Что за лекция? О чем?

Он не имел ни малейшего представления.

– Э-э-э…

– Это профессор из Эдинбургского университета – опять вступилась Анна. – Доктор Роберт Комсток.

– Ну допустим. А лекция-то о чем?

Анна почувствовала, что краснеет.

– О физиографическом исследовании геологии Ланкашира.

Броуди наклонил голову пониже, чтобы спрятать улыбку, зато Дженни рассмеялась прямо в лицо кузине.

– Ты не можешь говорить всерьез! Это слишком скучно даже для тебя.

– По правде говоря, это была моя идея, – заговорил Броуди, овладев собой. – Мне даже пришлось ее упрашивать. Почему бы вам с Нилом не пойти вместе с нами? Начало в восемь, не так ли, Анна? Мы могли бы встретиться прямо там.

Анна ощутила нелепейшее желание заплакать, и еще одно – куда более сильное – подойти и броситься ему на шею, К ее величайшему изумлению, Дженни согласилась пойти с ними в Крейтон-Холл.

– Ну хорошо, – сказала она с деланным смехом, – хотя мне нелегко будет затащить туда Нила. И не вините меня, если он проспит всю лекцию. Так ты говоришь, в восемь?

– Разве не в семь тридцать, Николас?

– Ты, как всегда, права, любовь моя, я забыл.

Анна снова покраснела, как девочка, сообразив, что слова нежности, так раздражавшие ее еще позавчера, теперь кажутся ей безумно волнующими.

– Ну ладно, договорились, – согласилась Дженни. – Увидимся вечером.

С этими словами она величественно удалилась, помахивая наимоднейшим зеленым зонтом.

Анна прислонилась спиной к закрытой двери. Долгое время она смотрела на Броуди в молчании, потом тихо сказала:

– Спасибо.

Все еще сидя на краю стола, он принялся старательно выравнивать отутюженные Перлманом складки на брюках.

– За что?

– Ты же знаешь.

Броуди отмахнулся и, скорчив гримаску, покачал головой.

«Что ж, придется уточнить», – подумала Анна.

– За то, что дал мне кабинет.

– Давно пора было это сделать. Я просто…

– И за то, что спас меня от насмешек Дженни. Такого никогда не было… Понимаешь, сколько себя помню… я всегда была для моей кузины чем-то вроде ходячей мишени для шуток.

Его лицо смягчилось, и Анна заторопилась, опасаясь, что он начнет ее жалеть.

– А больше всего за то, что написал этому человеку, Хорасу Арчеру. Это был очень великодушный поступок.

Броуди хотел что-то возразить, но Анна решила во что бы то ни стало объяснить ему, что она ценит все, что он для нее сделал, и понимает, какие побуждения им двигали.

– Для тебя это ничего не значит, но ты знал, как много это будет значить для меня. Я тебе рассказывала, как всю жизнь мечтала, чтобы на верфях Журдена строились пассажирские корабли вместо военных крейсеров. Конечно, я понимаю: из этого ничего не выйдет, сейчас уже слишком поздно что-то менять в политике компании. Все этому воспротивятся – и мой отец, и многие служащие, а не один только Стивен. Но все равно, Джон, я так благодарна тебе за попытку.

Выждав паузу, Броуди встал и подошел к ней.

– Ник сделал бы на моем месте то же самое, – спокойно возразил он.

Ей не пришлось долго размышлять над его словами, чтобы признать, что это неправда. И она поняла, что обязана поделиться своим признанием с Джоном.

– Нет, не сделал бы. Ему бы и в голову не пришло. И я ни за что не стала бы его просить.

Броуди пришлось побороть в себе желание прикоснуться к ней. Ее кроткие карие глаза сияли теплым золотистым светом, обычно строгие губы смягчились в нежной улыбке благодарности. «Мужчина не должен использовать в своих целях благодарность женщины» – напомнил себе Броуди. Он поднес руку к ее щеке и тихонько погладил прохладную шелковистую кожу. Потом наклонил голову ниже.

В дверь постучали. Броуди и Анна отпрянули друг от друга с величайшей поспешностью. В кабинет вошел Мартин Доуэрти, так и распираемый неотложными новостями, они слушали его, но не понимали ни слова из того, что он сказал.

* * *

– Основываясь на изучении стратиграфических данных земной коры, мы можем установить, что значительная часть суши образована отложениями океанских пород. Отсюда, разумеется, следует вывод о том, что нынешняя суша не является, по сути дела, исконной частью земной поверхности: когда-то она была затоплена морскими водами, благодаря которым и возникли покрывающие ее сейчас скалы.

Искоса поглядывая на Анну, Броуди заметил, как скулы у нее дрогнули от еле сдерживаемого зевка, и усмехнулся в темноте. С другой стороны от него кузина Дженни ерзала на месте, не зная, куда деваться от невыносимой скуки, а расположившийся справа от Дженни Нил Воган явственно похрапывал, как, впрочем, и дама, сидевшая позади Анны. Слева от нее была только стена. Итак, мизансцена выстроена. Броуди сделал свой первый ход.

Сперва ей показалось, что он просто потягивается, засидевшись в неподвижности, и что длинная рука, обвившая ее плечи, – это только на минутку. Так, всего лишь случайность. К тому времени, как его истинные намерения стали ей ясны, она уже привыкла к ощущению согревающей тяжести у себя на плечах. Прикосновение его пальцев было легким, поглаживание началось постепенно и незаметно. Он действовал как будто даже рассеянно, и Анна поначалу ничуть не встревожилась.

Напротив, его маневры помогли ей развеять скуку. Когда пальцы Броуди вдруг замерли, она заметила, что ждет, чтобы они снова задвигались, вместо того чтобы следить за ходом рассуждений профессора Комстока, перечислявшего миоценовые, плиоценовые и плейстоценовые пласты земной коры.

Время шло. Смутная тревога охватила Анну, когда она поняла, что больше не замечает присутствия дородного господина на сцене. Все ее чувства были сосредоточены на увлекательных манипуляциях пальцев Броуди, двигающихся взад-вперед вдоль ее ключицы. Ее губы медленно раскрылись, а веки отяжелели и опустились. Ощущение было такое, будто ее опоили сонным зельем.

Может, это всего лишь ее воображение, или его рука действительно спустилась чуть ниже? Ее собственные руки, стиснутые на коленях, разжались. Нет, воображение тут ни при чем. На ней было вишневое муслиновое платье с квадратным кружевным воротником: легкая, ласкающая игра пальцев началась над кружевом воротника, а теперь, несомненно, проникла внутрь.

– Определенный тип горных пород, возникший непосредственно в результате гипогенных процессов, наблюдается в вулканах, – продолжал профессор, указывая на висевшую у него за спиной карту.

Анна не могла решить: как же ей поступить? Она могла бы вскочить с места и стукнуть Броуди по голове зонтиком, но… чтобы это сделать, надо было привести собственное тело в действие, а оно в настоящий момент отказывалось ей служить.

Женщина, сидевшая сзади, громко всхрапнула, закашлялась и проснулась. Рука Броуди замерла, а Анна совершенно перестала дышать. Минуту спустя тихое похрапывание возобновилось. И не осталось никаких сомнений, ни малейшей возможности описать происходящее каким-то иным образом: все пять пальцев Броуди завладели ее левой грудью и с томительной неспешностью двинулись вниз, к маленькому тугому бутону, который давно уже набух и изнывал от желания.

Ощущение было такое, будто все ее жизненные соки устремились вниз и скопились где-то… в самом низу живота. Неужели живой человек действительно способен растаять? Сама мысль о необходимости следить за словами профессора показалась Анне до смешного нелепой. Она попыталась вызвать у себя в душе возмущение, чтобы избавиться от предательской слабости, лишившей ее способности двигаться.

Подумать только: она позволяет мистеру Броуди проделывать с собой подобные фокусы, и не где-нибудь, а в Крейтон-Холле, в публичном лекционном зале. Да если их хоть кто-нибудь заметит, она будет опозорена на веки вечные! Не помогло. Она по-прежнему чувствовала себя парализованной, а в уме у нее все еще мелькали непристойные и соблазнительные образы того, что последует, если она его не остановит, и что случится потом, и что будет дальше, и еще, и еще…

Титаническим усилием Анна заставила себя повернуть голову и тихо порадовалась тому, что хоть шейные мускулы у нее до сих пор сохранили способность двигаться, но четкий профиль Броуди ее ничуть не успокоил. В отличие от нее самой, он, казалось, был целиком поглощен разграничением между гнейсами и сланцами, которое проводил в эту минуту профессор Комсток.

Рука Броуди между тем почти добралась до цели. Очень медленно он повернул голову и посмотрел на нее, после чего она напрочь позабыла, что собиралась сказать или сделать. Его глаза горели жарким синим светом, в их ясной глубине Анна, как в зеркале, увидела отражение своих собственных желаний. Воля покинула ее окончательно.

Она опустила взгляд и посмотрела на его рот, представила себе, как она его целует. Не по принуждению, а потому что ей так хочется. Как это просто – наклониться к нему прямо сейчас и прижаться губами к его губам. И поцеловать. Но что это? Неужели ее голова действительно потихоньку склоняется к нему? Неужели она это сделает? В ту же минуту пальцы Броуди сомкнулись у нее на соске, и началась медленная беспощадная пытка.

Ресницы у нее затрепетали, во рту пересохло. Никогда раньше она не подозревала, что между грудью и другими женскими органами существует такая тесная связь. Искры высекались там, где продолжали ласку его пальцы, а пламя разгоралось внизу живота, усиливаясь с каждой минутой. Только чудом ей удалось не застонать и не вскрикнуть.

Как будто догадавшись, что с ней происходит, Броуди передвинул ставшую горячей руку ей на шею. Его пальцы запутались у нее в волосах. Анна закрыла глаза. Ей хотелось опять ощутить его руку у себя на груди… И тут раздались аплодисменты.

Когда Броуди убрал руку, все ее тело вдруг стало холодным, легким и пустым. Броуди аплодировал оратору. Ей почудилось, что она слышит, как тяжело и неохотно, с угрюмым ворчаньем ее кровь вновь пускается в путь по жилам. Ее охватила дрожь, и она не знала, как справиться с ней.

В зале вспыхнул свет, все задвигались, заговорили.

– Ну все, Анна, в последний раз – слышишь? – в самый последний раз я позволила уговорить себя прийти на идиотскую лекцию, – клокоча от негодования, прошептала Дженни.

Анна разжала трясущиеся руки и низко наклонилась, сделав вид, будто что-то ищет в сумочке. Она не сомневалась, что любой, кто увидит сейчас ее лицо, моментально догадается, в чем дело. В голове у нее царила сумятица – ощущение вины, смущение, замешательство, стыд, – а кожа между тем так и горела от неутоленного желания. Броуди помог ей встать, подхватив под локоть. Она не смела поднять на него глаз, даже пока он набрасывал шаль ей на плечи и завязывал концы узлом на груди. Потом он предложил ей опереться на его руку, но она притворилась, что ничего не замечает, и не иначе как по воле провидения сумела выбраться из Крейтон-Холла без посторонней помощи.

* * *

– Хлебнуть не хочешь?

– Спасибо, – поблагодарил Броуди, взяв фляжку в кожаном футляре, которую протягивал ему Нил Воган.

Он запрокинул фляжку и сделал щедрый глоток, продолжая одним глазом настороженно коситься на двух женщин, идущих впереди. Вечер был туманный, но теплый; они решили отослать карету и прогуляться до дому пешком. Анна была очень молчалива и, казалось даже не слушала многословных излияний своей болтливой кузины.

Отхлебнув виски, Броуди ощутил его бодрящее действие – как раз то, что требовалось, чтобы встряхнуться и прийти в себя, но ему полегчало совсем ненадолго. Как только согревающее тепло разлилось по телу, он опять начал думать о ней. Вспоминать, каково это было – прикасаться к ней и волновать ее, а самому страдать от мучительной смеси возбуждения и угрызений совести.

Наверное, ему бы следовало просить у нее прощения, и не только за свое сегодняшнее поведение, а за все сразу. В конце концов, последние два месяца он только и делал, что пытался ее соблазнить – это стало для него навязчивой идеей, единственной целью в жизни. Однако, хотя Броуди числил за собой множество грехов, лицемерие в их число не входило. Он не смог бы сказать, что сожалеет. Это было бы неправдой, лживые слова застряли бы у него в горле. Если уж быть честным, пришлось бы признать, что хотя ему очень стыдно, будь у него еще один шанс, он опять сделал бы то же самое.

Да, похоже, он был просто не способен держать руки от нее подальше. Отчасти, вероятно, его поведение объяснялось ее благовоспитанностью, строгостью манер, свойственных настоящей благородной даме. Броуди получал истинное наслаждение всякий раз, когда ему удавалось заставить ее позабыть о своих аристократических замашках. Но дело было не только в этом, хотя ему страшно нравилось ощущать свою власть над ней. Подлинная причина – как ни странно было это признавать – заключалась в обратном: в ее власти над ним. Он нуждался в ней. Ему хотелось смягчить ее, добиться ее одобрения, завоевать ее привязанность, заставить ее полюбить. Без нее он чувствовал себя неуравновешенным, выбитым из колеи. Ему нужна была ее сила.

– Послушай, Ник, ты не одолжишь мне двадцатку?

– Что? О да, разумеется.

Броуди вытащил бумажник и передал Нилу две ассигнации по десять фунтов. Ему до сих пор было в диковинку видеть столько денег сразу.

– Этого довольно?

– Вполне. Большое спасибо, это только до конца месяца. Первого числа я верну.

– Можешь не спешить, все в порядке. – Просьба показалась Броуди странной: Анна говорила, что Нил не нуждается в деньгах. Он был родом откуда-то из Норфолка, из богатой семьи, и больше о нем никто ничего не знал. Он не работал, в Ливерпуле появился в конце прошлого года, завел несколько знакомств, да так и остался жить здесь за неимением других занятий. Время от времени Нил куда-то пропадал, но всегда возвращался с целым ворохом историй о жизни большого света в Лондоне, Брайтоне или Аскоте.

Мужчины заметили, что Дженни остановилась, поджидая, пока они ее нагонят. Когда они поравнялись с ней, она взяла их обоих под руки и пошла посередке между Броуди и Нилом, весело смеясь, кокетливо потряхивая локонами и увлеченно рассказывая какую-то смешную историю, которую Броуди целиком пропустил мимо ушей. Взмахивая зонтиком, как косой, Анна шла впереди одна – маленькая, решительная и одинокая. «Интересно, о чем она думает?» – спросил себя Броуди. И какими словами ему теперь оправдываться, чтобы снова сделать ее своим другом?

Несмотря ни на что, они все-таки стали друзьями. Вернее, время от времени становились единомышленниками. Невероятное приключение, в которое они оказались вовлечены, сделало их своего рода союзниками, но этим дело не ограничивалось. У Броуди не раз возникала твердая уверенность, что Анна выручает его из неловкого положения, оберегает от ошибок и ложных шагов не только ради осуществления планов Дитца, а просто потому, что она слишком добра и великодушна, чтобы желать унижения и позора кому бы то ни было даже такому, как он. Хотя он поступает с ней по-скотски.

Он заметил, что Анна, опередившая их на полквартала, остановилась под огромным тенистым платаном рядом с газовым фонарем. Она прислонилась к дереву, поджидая их.

– Это место мы называем «бивак Анны», – в ту же минуту сообщила Дженни, все еще держа обоих мужчин под руки.

– Как-как? – переспросил Нил.

– Бивак. Ну, значит, привал. Объясни ему, Ник.

– Лучше ты, – быстро сказал Броуди.

– Анна всегда тут останавливается, чтобы отдышаться, – услужливо пояснила Дженни. – У нее слабые легкие. Она провела в постели практически все свое детство. Доктора говорят, что теперь ей лучше, но никто не знает наверняка, здорова она или нет. Ник? В чем дело?

Броуди и сам не заметил, как остановился. Когда Дженни потянула его за руку, с любопытством заглядывая в лицо, он покорно двинулся вперед, но так и не произнес ни слова, пока они не добрались до «бивака Анны». Он взял ее под руку и сказал остальным, чтобы шли вперед. Они повиновались, хотя Анна начала возражать. Броуди схватил ее вторую руку и склонился над ней, не давая прохода.

– Почему ты мне ничего не сказала? – прошептал он, привлекая ее к себе.

– О чем?

– О том, что у тебя слабое здоровье!

Анна уставилась на него в недоумении.

– Я вполне здорова.

Гнев душил Броуди: ему хотелось свернуть ей шею, но он немного поостыл, сообразив, что сердится не на нее, а на себя самого. Наконец он ослабил захват, но так и не отпустил ее.

– Дженни мне только что рассказала.

– Что она рассказала?

– О твоей болезни. Она сказала, что обычно ты отдыхаешь под этим деревом по пути…

– Ах вот в чем дело! – Анна покачала головой, давая понять, что говорить не о чем. – Все это пустяки. Я вполне здорова.

Светлые глаза Броуди так яростно сверкали в тусклом желтом свете уличного фонаря, его красивое лицо показалось Анне таким разгневанным и встревоженным, что ей захотелось его успокоить.

– Что с тобой произошло? – с нежностью и тревогой посмотрел он на нее.

Анна никогда об этом не рассказывала и теперь постаралась изложить все как можно короче.

– Когда мне было четыре года, в нашем доме случился пожар. Моя мать погибла и двое слуг тоже. Я наглоталась дыма, мои легкие пострадали. Я… у меня не было обычного детства, как у всех. Но я поправилась, и теперь со мной все в порядке. Честное слово.

Броуди вспомнил, что сказала Дженни: никто не знает наверняка, здорова Анна или нет. «Вполне возможно, – подумал он, – что сама она просто искренне заблуждается, считая себя здоровой». Когда она попыталась высвободиться, он не стал ее удерживать. Анна опять прислонилась к стволу дерева, глядя на него своим вечно серьезным, немного печальным взглядом. В груди у него поселилась невыносимая тяжесть, как будто его собственные легкие заболели из солидарности.

– Энни, – прошептал Броуди, – прости меня.

– За что?

– За все. Главным образом за то, что случилось во Флоренции, когда я…

Он осекся, но Анна прекрасно поняла, что он имеет в виду, и рассердилась. Уж чего ей совсем не требовалось от мистера Броуди, так это жалости.

– Ты хочешь сказать, что если бы знал о моей болезни заранее, то не набросился бы на меня тогда в парке? А если бы я в детстве не была инвалидом, тогда ты считал бы, что все в порядке?

Броуди скрипнул зубами.

– Нет, я не то хотел сказать.

– Тогда что же еще? Может, ты думаешь, что если я сегодня сидела молча, пока ты меня тискал, это освобождает тебя от вины?

Она гневно отвернулась, боясь, что он увидит ее слезы. Лицемерие не было свойственно не только Броуди но и самой Анне тоже: она не могла искренне негодовать на него за то, что доставило ей такое острое наслаждение.

– За это я тоже прошу прощения.

Анна яростно повернулась к нему.

– Тогда зачем ты это делаешь? – воскликнула она в полном отчаянии.

Броуди оставалось только развести руками: до него не сразу дошло, что она спрашивает совершенно серьезно.

– Только не из-за Ника, – ответил он внезапно охрипшим голосом. – На этот счет ты ошибаешься. Мне нужна ты, а не жена моего брата. Только ты.

Их взгляды скрестились, но лишь на секунду. То, что Анна разглядела в светлой глубине его глаз, показалось ей слишком пугающим, могучим, неодолимым. Она не могла этого вынести. Опустив глаза, она проскользнула мимо него и начала подниматься вверх по холму чуть ли не бегом. Броуди нагнал ее в два шага, схватил за руку и силой заставил замедлить шаг.

Сообразив наконец, что он больше ничего не собирается говорить, Анна перестала вырываться и пошла с ним в ногу, хотя прекрасно понимала, что он нарочно старается идти не спеша ради ее слабых легких. Остаток пути они проделали во враждебном молчании.

Дженни и Нил уже расположились на веранде перед домом, попивая лимонад. Анна и Броуди торопливо попрощались и оставили их одних, а сами вошли в дом. Никогда раньше Анне не приходилось присматривать за незамужними девицами, и сейчас она впервые задумалась о том, прилично ли оставлять кузину наедине с Нилом Воганом. «Не будь ханжой, – тут же одернула себя Анна, – они практически уже дома! Что может случиться на веранде…» Ей пришлось прервать ход своих рассуждений на полдороге: она вдруг вспомнила с убийственной точностью, что произошло в лекционном заде меньше часа назад.

– Наконец-то вы вернулись, – приветствовал их знакомый голос из гостиной.

– Добрый вечер, тетя Шарлотта. Да, мы решили пройтись, вечер такой теплый. Лекция была… – Анна замялась в поисках подходящего слова.

– Захватывающей, – вставил Броуди. «Чтоб тебе!» – мысленно выругал он самого себя.

Опять он ее поддразнивает, хотя всего минуту назад твердо решил, что больше не будет. Анна отвернулась и увидела отца.

– О, папа, вы ждали, пока мы вернемся! – воскликнула она, подбегая к нему.

Он ссутулился в своем инвалидном кресле, а рядом с ним на диване восседала мисс Фитч. Анна обняла его и поцеловала в щеку.

Сэр Томас Журден рассеянно похлопал свою дочь по руке и пробормотал:

– Привет, привет, привет.

– Папа, Стивен говорил с вами сегодня о Хорасе Арчере?

– Стивен? Стивен?

Светло-карие глаза старика светились недоумением.

Анна бросила встревоженный взгляд на сиделку.

– Он сегодня чувствует себя усталым, – с явной укоризной в голосе объяснила мисс Фитч, поднимаясь с дивана. – Мы ждали вас домой еще час назад.

– Мне очень жаль, мы…

– Ник! – внезапно властным голосом окликнул его сэр Томас.

Броуди подошел к нему:

– Да, сэр.

Он наклонился вперед, чтобы его лицо оказалось на одном уровне с лицом старика.

– Ник, – улыбаясь, повторил сэр Томас. Он протянул трясущуюся руку и шутливо похлопал Броуди по щеке.

– Все сбрил, да? Ха-ха-ха! Все сбрил дочиста!

Рука упала ему на колени, глаза закрылись. Он крепко уснул.

Анна обхватила себя руками, провожая взглядом отца, пока сиделка выкатывала его кресло из комнаты. Голос тетушки оторвал ее от грустных размышлений.

– Сегодня вечером тебе прислали записку, Анна. Вот она здесь, рядом со мной.

Пальцы тети Шарлотты были заняты вышиванием и она кивком головы указала на рабочий столик, стоявший возле ее кресла.

Анна взяла письмо, лежавшее поверх последнего номера «Домашнего журнала английской дамы», и сразу узнала торопливые каракули на сложенном вдвое листке бумаги. Броуди подошел за ней следом, сделав вид, будто его интересует надпись, которую тетя Шарлотта вышивала розовым шелком на квадратике белого льна.

– «Подобно бриллианту чистой воды, – прочитал он вслух, – добродетель не нуждается в дорогой оправе». Да-да, очень верно подмечено.

– Это Бэкон <Фрэнсис Бэкон (1561-1626) – английский философ.>, – с самодовольной улыбкой пояснила тетя Шарлотта.

«Бекон? – удивился про себя Броуди. – При чем тут бекон?»

– Где вы собираетесь ее поместить? – спросил он вслух, оглядываясь вокруг. – Эта комната кажется мне… полностью укомплектованной.

И в самом деле, сколько ни старался, он не сумел обнаружить ни единого квадратного дюйма свободного пространства. Куда ни плюнь – всюду мебель, украшения, безделушки и пестрые покрывала из индийского набивного коленкора.

– Я думаю, под глобусом, у окна.

У окна. Нечего и говорить, что окно, о котором шла речь, было навеки закрыто и занавешено наглухо, а перед ним помещался чудовищных размеров фикус, призванный надежно преградить путь любому заблудшему лучику света, который мог бы случайно проникнуть внутрь и обесцветить проклятую обивку.

Утешением Броуди служила только одна мысль: это не Анна, а тетя Шарлотта забила дом бесчисленными образцами своего рукоделия, совершенно бесполезными и чудовищно безобразными. Не дом, а настоящий мавзолей! Как ему удалось выяснить, по ночам слугам приходилось накрывать всю мебель холщовыми чехлами, а по утрам снова их снимать. Зачем? Он не стал даже пытаться угадать сам. Надо будет спросить у Анны.

– Тетя Шарлотта.

И Броуди, и тетя Шарлотта подняли головы одновременно, удивленные внезапно задрожавшим голосом Анны.

– Это письмо от Милли. Она пишет, что заходила меня навестить сегодня вечером, и вы отослали ее прочь. Это правда?

– Отослала ее прочь? Это не совсем так. Я лишь посоветовала ей не дожидаться тебя, поскольку не знала точно, когда ты вернешься.

– Но вы также посоветовали ей больше не появляется здесь?

Тетя Шарлотта отложила вышивание и с оскорбленным видом выпрямилась в кресле.

– Я… Разумеется, нет. Я считаю, что нам с тобой следует поговорить о миссис Поллинакс.

Броуди сделал движение, чтобы подняться с кресла, однако она его остановила.

– Нет-нет, Николас, я прошу вас остаться. Не сомневаюсь, вас это тоже заинтересует.

Тетя Шарлотта послала ему снисходительную улыбку, словно заранее зачислив его к себе в союзники.

– Сегодня до меня дошли весьма неприятные слухи относительно твоей подруги, Анна, – продолжала она. – Поверь, я очень сожалею. От души надеюсь, что это всего лишь слухи, но пока они не будут подтверждены или опровергнуты, боюсь, что данное знакомство придется приостановить.

– «Приостановить»? – повторила Анна.

– Совершенно верно. Знаю, это тебя расстроит, моя дорогая, но я слыхала, что миссис Поллинакс оставила своего мужа и поселилась в дешевой квартире на Лорд-стрит. Поговаривают даже, что она собирается с ним разводиться. Когда я спросила ее об этом напрямую, она не стала этого отрицать.

– Все это мне известно. Она сама мне сказала.

У бедной тети Шарлотты отвисла челюсть.

– Ты… – Она задохнулась от возмущения. – Как ты могла оставить меня в неведении? Если бы я знала – ни за что не пригласила бы ее на прием по случаю твоего возвращения!

– Почему? Что она такое сделала? Что за преступление совершила? Она просто оставила холодного, бесчувственного человека, которого больше не любит!

Волнообразным движением ее тетка подняла с кресла все свои многочисленные жировые складки.

– Ты действительно так тупа или просто не желаешь понимать? Неужели ты не представляешь, какой разразится скандал?

– Нет, почему же, я представляю. Но только мне все равно. Милли Поллинакс много лет была моей лучшей подругой. Неужели вы думаете, что я «приостановлю» знакомство с ней в тот самый момент, когда она больше всего нуждается в моей поддержке?

– Ты обязана это сделать! Подумай, Анна. Что, если будет судебное разбирательство? Публичные слушания? Поддерживать знакомство с подобной особой при таких обстоятельствах…

– А что, если человек, за которого она вышла замуж, оказался негодяем? Чудовищем? Неужели она должна прожить с ним всю свою жизнь только потому, что расставание вызовет скандал?

– Да!

– Нет! Это абсурд!

– Это не абсурд, просто ты наивная дурочка. В обществе действуют определенные правила, нравится тебе это или нет. Твоя подруга собирается нарушить один из непреложных запретов, и твоя репутация тоже пострадает, если ты не порвешь с ней немедленно.

Анна с достоинством выпрямилась во весь рост. До сих пор она ни разу в жизни не осмеливалась открыто перечить своей тете. Она нервно стиснула руки, но ее голос, когда она заговорила, не дрогнул.

– Я отказываюсь, – твердо заявила она, – «приостанавливать» знакомство с моей подругой только из-за того, что она попала в беду. Мне жаль, если это вам не по душе, тетя Шарлотта, но Милли всегда была желанной гостьей в моем доме и останется ею впредь. Я намерена пригласить ее завтра на чай и надеюсь, что вы к нам присоединитесь. Конечно, если вы не желаете – воля ваша, но я настаиваю, чтобы вы по крайней мере обращались с ней вежливо и уважительно, пока она находится здесь.

– Ты? Ты настаиваешь? – взвизгнула тетя Шарлота, и ее лицо пошло пятнами от гнева. – Ты хочешь сказать, что этот дом принадлежит тебе и Николасу, а моя семья и я здесь всего лишь гости?

Вот уже во второй раз она назвала себя гостьей. Анна знала, что это пустая угроза, обыкновенный демагогический трюк, чтобы настоять на своем. Задыхаясь от собственной дерзости, она решила поймать тетушку на слове.

– Вот именно.

Увы, решимость тут же изменила ей.

– Вы прекрасно знаете, что этот дом всегда будет родным для вас, – заторопилась она. – И для вас, и для Дженни, и для Стивена, но… теперь я замужняя женщина, тетя Шарлотта, и я вправе сама принимать решения. Разумеется, с согласия… моего мужа.

Тут Анна рискнула скосить глаза на Броуди, но это ей не помогло. Его лицо было совершенно непроницаемым.

– Я уверена, что вы этого не одобряете, Николас, – сказала тетя Шарлотта, резко повернувшись к нему. – Уж кому, как не вам, следует понимать, насколько важно соблюдение приличий в обществе.

– Что вы хотите этим сказать? – спросила Анна, повысив голос и делая шаг вперед.

Тетя Шарлотта упрямо стояла на своем.

– Только одно: Николас стал членом семьи Журденов, если не по роду, то по духу, а необходимость соблюдения приличий особенно очевидна людям, сумевшим подняться по социальной лестнице из низов.

От негодования Анна лишилась дара речи. Почти, но не совсем.

– Это самое возмутительное… – успела выговорить она, прежде чем Броуди поднялся со своего кресла и подошел к ней.

– Я женился на женщине, которая выше меня во всех отношениях, – мягко согласился он. – Я проведу остаток жизни, стараясь стать достойным вашей племянницы, миссис Мередит.

Броуди обвил рукой талию Анны и притянул ее к себе.

– Что меня в ней особенно восхищает, так это ее преданность и верность. Милли может считать, что ей крупно повезло в жизни, раз у нее есть такая подруга, как Анна. Она вольна приходить сюда, когда захочет. Я готов предложить ей пристанище у нас, хотя она, наверное, откажется. Видит бог, места здесь достаточно.

Он нежно коснулся губами виска Анны.

– Энни, я очень устал. Давай… – Тут он умолк и заглянул в ее широко открытые встревоженные глаза. – Давай удалимся наверх, – тихо закончил Броуди.

– Спокойной ночи, – добавил он через плечо, обращаясь к онемевшей тете Шарлотте, и повел Анну из гостиной в холл, к лестнице на второй этаж.

По пути они прошли мимо Дженни, такой же застывшей и безмолвной, как и ее мать. Анна подумала мельком, давно ли Дженни вот так стоит в дверях. Преодолев вместе с Броуди первый лестничный марш, она оглянулась на площадке, всматриваясь в полутемный холл.

Дженни все еще стояла на месте, не сводя с них глаз. И вид у нее был ошеломленный до крайности.

Глава 19

Клячи, тащившие наемный экипаж вверх по холму к «Роузвуду», совсем выбились из сил, достигнув наконец вершины. Кабриолет остановился, и Анна начала собирать свои вещи: ридикюль, перчатки, зонтик и шаль.

– Давай зайдем в дом и перекусим, – предложила на сидевшей рядом Милли. – Я потом прикажу Ризу заложить карету, и он отвезет тебя домой.

Она все никак не могла успокоиться из-за того, что тетя Шарлотта, не одобрявшая ее общения с Милли, чуть ли не открыто запретила ей воспользоваться семейным экипажем Журденов, и Анне, чтобы не спорить, пришлось нанять эту разбитую пролетку. Но она решила, что хватит ворчать по такому пустяковому поводу, тем более вслух, и мысленно поклялась выбросить досадный эпизод из головы. Она посмотрела на Милли, которая так и не двинулась с места.

– Ты идешь?

– Нет, лучше не стоит. Я немного устала. Пожалуй, мне лучше просто вернуться домой.

Откинувшись на пахнущие плесенью подушки сиденья, Анна с грустью посмотрела на подругу:

– Но мне бы хотелось, чтобы ты зашла.

Милли улыбнулась:

– Нет, я не могу.

– Почему?

– Я же сказала, я…

– «…немного устала». В таком случае, ты можешь отдохнуть в моей комнате. Я велю подать туда чаю. Ты можешь остаться на обед.

– А потом и переночевать?

– Ну да, если захочешь.

Все еще улыбаясь, Милли повернула голову и выглянула в окно наемной кареты.

– Это такая красивая улица, – рассеянно заметила она.

Сбитая с толку, Анна вдруг спросила:

– Как ты думаешь, «Роузвуд» похож на публичную библиотеку?

Милли засмеялась, а потом задумчиво прищурилась, окидывая взглядом гигантский особняк красного кирпича, выложенный по фасаду гранитом. Увидев, что она медлит с ответом, Анна поняла, что ее догадка верна.

– Похож, верно?

– Ну, может быть, чуть-чуть. Я раньше как-то не замечала, но теперь, когда ты сказала…

Анна с досадой покачала головой. Тут не было предмета для спора, и она вернулась к прежней теме.

– Итак? Ты собираешься войти в дом и нанести мне визит или нет?

Милли ласково улыбнулась:

– Спасибо за приглашение. И за твою доброту, и за дружбу.

– Но?

– Но я, к сожалению, должна отклонить приглашение.

Анна открыла рот, приготовившись возражать, но Милли взяла ее руку и крепко сжала.

– Прошу тебя, не сердись. Постарайся меня понять. Я знаю, что делаю.

– Я не сержусь, я…

– Ну, тогда не обижайся. Прости меня.

– Милли, – воскликнула Анна, потеряв терпение, – ты пытаешься меня защитить, хотя я в защите не нуждаюсь! Ты заботишься о соблюдении приличий, которые меня давным-давно уже не волнуют.

– А надо бы, чтобы волновали. – Милли опустила глаза. – Прости, я знаю, что рассуждаю сейчас в точности как твоя тетушка.

– Вот именно.

– Но, поверь, она права.

– О, нет!

Милли вздохнула и отпустила ее руку.

– Давай не будем ссориться. Позволь мне вернуться домой, Анна. Я дам извозчику лишний шиллинг, чтобы довез меня до Лорд-стрит.

Она принялась рыться в сумочке, но, увидев лицо Анны, замерла, слегка покраснела и снова спрятала разменные деньги в кошелек.

– Большое спасибо, – обиженно процедила Анна. Наступила неловкая пауза. Потом обе женщины одновременно бросились на шею друг дружке. – Ох, Милли, – прошептала Анна, едва сдерживая слезы, – когда захочешь поговорить, ты же знаешь, я всегда готова тебя выслушать.

Обе они старались не расплакаться и в утешение похлопывали друг друга по плечу.

– Да, я знаю.

– Как бы я хотела хоть чем-то тебе помочь!

– Знаю.

Они поцеловались. Анна опять собрала свои вещи и вышла из наемной кареты. Она расплатилась с кучером и долго махала вслед подруге, улыбаясь сквозь слезы, пока карета не скрылась из виду. Потом повернулась и, не вытирая слез, вошла в дом.

– Анна? – послышался голос тети Шарлотты едва ли не прежде, чем она успела закрыть за собой дверь. – Пойди сюда, пожалуйста.

Голос раздавался из столовой – не более сварливый, чем обычно, поэтому Анна позволила себе, не торопясь, снять шляпку и повесить шаль в стенной шкаф в прихожей.

Выяснилось, что ее тетушка наблюдает за приготовлениями к званому ужину, назначенному на нынешний вечер. Она оторвалась от осмотра начищенной до блеска сервировочной серебряной вилки, чтобы спросить:

– Ну? Как обстоят дела в твоем благотворительном обществе?

В устах тети Шарлотты это прозвучало как «в преисподней» или «в дебрях Африки», и Анна вдруг подумала, что для нее, в сущности, так оно и есть.

– Хорошо.

Потом, в отместку тетушке, она решила развить свою мысль поподробнее:

– Мы теперь готовим до трехсот галлонов <Мера жидкости, равная примерно 4,5 литра.> супа в день и продаем его по пенсу за кварту <Мера жидкости, равная примерно 1,1 литра.>. Сегодня у нас был суп с говядиной, картофелем и капустой.

Тетя Шарлотта бросила на племянницу полный брезгливого ужаса взгляд, доставивший Анне несказанное удовольствие. Она умолчала о том, что приобрела в этот день тысячу пенсовых талонов на обед и собиралась купить еще столько же на следующей неделе: благотворительное общество, в котором она работала, должно было распространить их бесплатно среди безработных и неимущих.

– Я тебя просто не понимаю. Тебя воспитывали для других целей! Где ты этого нахваталась?

– Прошу вас, тетя, давайте не будем опять вдаваться в обсуждение этой темы. Скажите, где вы собираетесь разместить Уэбберов? Он такой закоренелый консерватор, его следует посадить как можно дальше от миссис Батт-Смит, вам так не кажется?

К ответу она даже прислушиваться не стала, размышляя о том, почему ее слабые попытки помочь голодающим наталкиваются на столь яростное неодобрение со стороны тетушки. По мнению тети Шарлотты и ее друзей, сочувствие обездоленным могло считаться похвальным только в том случае, если оно сводилось к благотворительным балам и салонным лотереям. Непосредственное личное общение с бедными находилось под категорическим запретом и рассматривалось как непростительное нарушение светских приличий, следствие наивности или дурного воспитания.

И такому предосудительному занятию ее племянница предавалась в обществе Милли Поллинакс, женщины, вокруг которой разворачивался самый громкий скандал летнего сезона. Для тети Шарлотты это стало последней каплей, переполнившей чашу ее терпения.

Шум, донесшийся из-за закрытых дверей зимнего сада, привлек ее внимание. Ей послышался голос отца. И не просто голос – его смех! Анна бросила вопросительный взгляд на тетю Шарлотту.

– Он там с Николасом, – кратко пояснила та. Анна бросила на стол так и, не сложенную салфетку.

– Вы не могли бы обойтись без моей помощи? Я хочу пойти поздороваться с отцом.

– Ну что ж, иди.

– Я вернусь через минуту и помогу вам.

– Не утруждай себя, Дженни мне поможет.

– Хорошо, – согласилась Анна с тяжким вздохом. – У Дженни это лучше получается, чем у меня.

– Гораздо лучше.

Они обменялись ничего не выражающими взглядами. Анна направилась в зимний сад, не сказав больше ни слова.

Влага туманной дымкой скопилась на стекле: ей ничего не удалось разглядеть. Она открыла одну из дверей и бесшумно проскользнула внутрь. Мужчины находились в западном крыле оранжереи, скрытые зарослями скеффлеры. Заходящее солнце бросало последние лучи сквозь стекла с бронзовыми переплетами, тени удлинялись, влажный воздух был напоен приятным горьковато-сладким запахом земли.

Анна подошла поближе, привлеченная низким волнующим звуком голоса Броуди. Он читал вслух. Оба сидели к ней спиной: ее отец, как всегда, в своем инвалидном кресле, а Броуди – на одной из деревянных скамеек. Они не слыхали ее приближения, а она не стала окликать их. Пока Анна стояла молча, наблюдая за ними, клетчатый плед, лежавший на коленях отца, соскользнул на пол. Увидев это, Броуди поднялся, подобрал плед и вновь укутал ноги старика, тщательно подтыкая фланелевую ткань по бокам. Сэр Томас рассеянным жестом провел ладонью по его склоненной голове, и тут же оба они улыбнулись друг другу. Потом Броуди опять занял свое место и возобновил прерванное чтение.

– Добрый день, – тихо сказала Анна, обогнув кресло отца, и поцеловала его в щеку.

Он потрепал ее по щеке и близоруко всмотрелся ей в лицо.

– Здравствуй, милая. Ходила за покупками?

Анна кивнула и выпрямилась, повернувшись к Броуди. Он смотрел на нее с любопытством. Ему хотелось знать – не меньше, чем ей, – как она будет здороваться с ним в присутствии отца.

– Добрый день, Николас.

Она протянула ему руку. Было время – еще совсем недавно! – когда задорный огонек в его глазах заставил бы ее рассердиться; теперь он согрел ее, и она улыбнулась в ответ. А когда Броуди поднес ее руку к губам и прижался к костяшкам пальцев в долгом поцелуе, ей и в голову не пришло отдернуть руку. Только сообразив, что поцелуй затянулся до неприличия, Анна все-таки высвободила пальцы, отошла в сторону и опустилась на свободную скамейку неподалеку от них.

– Прошу вас, продолжайте, я вовсе не хотела вас прерывать.

Броуди бросил взгляд на сэра Томаса: глаза старика уже были полузакрыты, руки бессильно упали на колени. Тем не менее он открыл книгу и начал читать с того места, на котором остановился.

Через несколько минут Анна узнала знакомый текст: Броуди читал «Сердце Мидлотиана». Вальтер Скотт являлся любимым автором сэра Томаса, чему Анна не переставала поражаться: ведь ее отец был напрочь лишен сентиментальности. А может, она заблуждалась на его счет? Несколько месяцев тяжелой болезни сильно изменили его: он стал мягче. Может быть, теперь, когда ему не за что стало сражаться и больше не было нужды поддерживать свою профессиональную репутацию, проявилась чувствительная сторона его натуры, ранее скрытая?

Его физическое состояние не претерпело заметных изменений с тех пор, как она вернулась из Италии, но разум слабел с каждой неделей. Сэр Томас проводил свои дни на воздухе, дремал на летнем солнце или молча наблюдал, как течет река. Анна часто сидела рядом с ним, как Броуди сейчас, иногда читала ему или просто молчала. Как ни странно, теперь отец стал близок ей, как никогда прежде. Она знала, что жить ему осталось недолго, и время, проведенное рядом с ним, стало для нее драгоценным. Какое значение это имело для него самого? Может быть, вообще никакого? У нее не было на это ответа.

Глубокий звучный голос Броуди оказал на нее такое же успокаивающее воздействие, как и на отца. Еще совсем недавно ей казалось, что у него в точности такой же голос, как у Николаса; это сходство расстраивало и мучило ее. Но все осталось в прошлом – теперь Анна твердо знала, что его голос принадлежит только ему одному. И в такой момент, как сейчас, ей не приходилось сомневаться по поводу своих чувств к нему. Она была благодарна за то, что он проявил доброту и участие умирающему старику. Хотя если подумать хорошенько что в этом такого странного?

Однако бывали и такие моменты, когда ясность мыслей и ощущений покидала ее. Рана, нанесенная предательством Николаса, затянулась настолько, что Анна уже была в состоянии думать о случившемся без особых страданий. Но, пережив боль измены и оправившись от потрясения, она по-новому взглянула на Броуди и сделала тревожное открытие. Ее чувства были глубоко и безнадежно запутаны. Само собой напрашивающееся сравнение между братьями преследовало ее подобно року. Казалось, что расставание с одним неизбежно толкает ее к другому. Какое легкомыслие, какая неосторожность – нет, какое безумие – предаваться подобным мыслям!

Но она не предавалась им, возразила сама себе Анна, она гнала от себя эти мысли, боролась с ними изо всех сил… и тем не менее мистер Броуди неизменно господствовал во всех ее размышлениях наяву и был героем всех ее снов. Отчасти причина заключалась в том, что она сама не могла понять, чем он ее так привлекает. Они принадлежали к разным мирам, помимо любви к кораблям, их ничто не связывало. Что между ними могло быть общего? Ровным счетом ничего.

Однако при мысли о том, что она испытывает к нему одно лишь плотское влечение, ее охватывал жгучий стыд. Она же не такая, как некоторые женщины! Поэтому Анна так ценила подобные минуты, когда он ухаживал за ее отцом, то есть проявлял свои лучшие человеческие качества – доброту и порядочность. Такого мужчину любая уважающая себя женщина могла счесть привлекательным. И все равно ей было страшно. Вопреки рассудку она порой сама едва ли не желала, чтобы все свелось к простому физическому влечению, потому что мысль о более глубоком чувстве приводила ее в трепет.

Анна оперлась локтями о садовый стол, переплела руки и опустила на них подбородок, глядя на Броуди. В оранжерее было душно: он сбросил сюртук и жилет, а рукава рубашки закатал выше локтя. Позднее солнце золотило его бронзовые волосы и загорелую кожу. В тысячный раз Анна спросила себя о том, что произошло между ними три недели назад в Крейтон-Холле. После того случая он в течение нескольких дней старался избегать ее, и она ценила его сдержанность.

Броуди не был настолько груб или прямолинеен, чтобы напомнить ей о постыдном эпизоде, хотя, наверное лишь потому, что в этом не было необходимости: неприятные воспоминания преследовали ее неотступно. Его хватило на четыре дня. После этого он возобновил свои домогательства и не упускал ни единого случая прикоснуться к ней. А когда не было случая прикоснуться, смотрел на нее так, словно хотел проглотить ее целиком, и от этого ей было ничуть не легче. И что страшнее всего – она начала замечать за собой, что дает ему отпор не по убеждению, а скорее по привычке. И, уж конечно, не потому, что он ей противен.

Но и это было еще не все. Оглядываясь назад, Анна впервые начала испытывать сомнения по поводу целомудренных ухаживаний Николаса. Его обращение теперь стало казаться ей не уважительным, а скорее холодным. Почему он ни разу не предпринял по отношению к ней ни одной из тех вольностей, которые на каждом шагу позволял себе мистер Броуди? Что это было – галантность или равнодушие?

– Энни?

Она виновато вздрогнула и подняла голову.

– Мне кажется, твой кузен хочет с тобой поговорить.

Анна обернулась и увидела Стивена. Он стоял в дверях, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Она не слыхала, как он вошел: ее мысли витали за тысячу миль отсюда. Когда она встала, Броуди протянул руку, схватил ее за запястье и притянул к себе.

– Увидимся за обедом, любовь моя.

– Непременно.

Анне хотелось, чтобы ее голос звучал сухо, но пальцы Броуди, проникшие ей в рукав, начали ласкать чувствительную кожу на сгибе локтя с такой искусной нежностью, что она ощутила хорошо знакомую слабость в коленях. Сердце забилось болезненно и сладко.

– За обедом, – пролепетала Анна, сама не зная, что говорит, и поспешила вон.

Стивен первым вышел из зимнего сада, направляясь в холл, а затем в гостиную. Очевидно, ей предлагалось последовать за ним, догадалась Анна, обреченно вздыхая. В последнее время ее отношения с кузеном стали не менее напряженными, чем с его матерью. С тяжелым сердцем она шла за ним следом, тщетно пытаясь угадать, что за неприятный разговор ей предстоит на этот раз.

Когда она наконец нагнала его в гостиной, он хмуро протянул ей письмо в уже распечатанном конверте.

– Оно пришло в контору сегодня утром, – неохотно, как всегда, цедя слова сквозь зубы, объяснил Стивен. – Я взял на себя смелость просмотреть его.

Анна увидела, что письмо адресовано Николасу Бальфуру. День был субботний, но Стивен часто засиживался в конторе даже в выходные, иначе ни она, ни Броуди не увидели бы этого письма до понедельника. Анна вынула письмо из конверта и с любопытством развернула его.

Письмо было от Хораса Арчера. Оказалось, что он проводит медовый месяц в Европе со своей второй женой и в настоящий момент находится в Лондоне. Если в ближайшие три дня ничего из ряда вон выходящего не случится, он намерен посетить Ливерпуль и судостроительный завод Журдена в ближайший вторник, в два часа дня.

Она подняла глаза.

– Значит, он все-таки приедет. Я не была уверена… Судя по первому письму, трудно было понять, действительно ли он собирается…

Стивен прервал ее каким-то невнятным восклицанием. Неужели выругался? Если так, это случилось впервые за все время, что она его знала.

– Я этого не допущу! Не знаю, что ты сказала Нику, не знаю, что ты с ним сделала, но предупреждаю – у тебя ничего не выйдет!

– Стивен, ради всего святого… Что ты имеешь против него? – в недоумении спросила Анна. – Почему ты не хочешь хотя бы выслушать его? Он просит всего лишь о встрече. Я не понимаю, почему ты так враждебно настроен.

– А меня не волнует, что ты понимаешь и чего не понимаешь. Ты стала для нас обузой. Сущим наказанием и для меня, и для всей семьи.

– Но почему? – растерянно вскричала Анна. – Чем я вам всем так не угодила?

– Ник сошел с ума – это единственное объяснение, которое приходит мне в голову. Но компанией, слава богу, по-прежнему владеет сэр Томас Журден. Я хорошо его знаю и не думаю, что он станет просто сидеть, сложа руки, и смотреть, как женщина хозяйничает в его компании и разрушает дело его жизни. Я тоже буду присутствовать на вашей чертовой встрече во вторник, можешь не сомневаться. И тогда мы посмотрим, кто заправляет верфями Журдена.

Он резко повернулся на каблуках и вышел из комнаты.

Уставившись в одну точку, Анна приложила ладони к пылающим щекам. Слова-Стивена эхом отдавались у нее в мозгу. Почему он так зол на нее? За что? Может, сама мысль о подчинении женщине – пусть даже формальном – для него невыносима? Неужели все дело только в этом? Ее руководство было действительно чистой формальностью: все распоряжения в компании Журдена в последние дни отдавал Броуди после всестороннего и утомительного обсуждения с ней и с Эйдином, о котором Стивен, разумеется, не знал. А может, он боится, что партнерство с мистером Арчером потеснит его с занимаемых позиций? Не хочет делиться собственной властью? Если бы только он согласился ее выслушать, она успокоила бы его на этот счет.

Увы, все последние недели Стивен держался холодно и отчужденно – не только с ней, но и с Броуди, и даже с Эйдином. Он прятался за стеной глухого недовольства, и к нему невозможно было подступиться. В его последних словах содержалась угроза, но Анна представить себе не могла, что он собирается предпринять. Надо будет посоветоваться с Эйдином: его адвокатский ум поможет ей разобраться в путанице взаимных претензий и обид, найти приемлемое решение. Послезавтра, решила Анна. Она поговорит с Эйдином прямо с утра в понедельник.

Легкий шум шагов донесся с лестницы, и секунду спустя в дверях гостиной появилась ее кузина.

– Как ты смеешь, – с порога закричала Дженни, гневно сверкая глазами, – вмешиваться в мои дела, которые тебя совершенно не касаются?

Анна совсем опешила.

– Дженни, если речь идет о Ниле…

– Да, речь идет о Ниле! Как ты посмела сказать маме, что считаешь его неподходящей компанией для меня? Что ты себе позволяешь? Думаешь, если ты теперь замужем, так у тебя есть право совать нос в мою жизнь?

– О, Дженни, ради бога, послушай. Я только сказала тете Шарлотте, что, на мой взгляд, он староват для тебя и что…

– Он моложе Николаса! – взвизгнула Дженни.

– Так оно и есть, но это не имеет отношения к делу. Я старше тебя, а Николас…

– Ты сказала ей, что он пьет, – перебила ее Дженни.

– Это правда.

Сама Анна узнала об этом от Броуди, но он лишь подтвердил ее собственные подозрения.

– Ну и что? Все пьют. Я хочу сказать, все мужчины.

– Но мистер Воган пьет слишком много, насколько мне известно, – возразила Анна.

– А мне все равно! И в любом случае это не дает тебе права вмешиваться в мои личные дела.

– Прости, я только хотела…

– И вообще, – опять прервала ее Дженни, брезгливо скривив рот, – мне казалось, что в последние дни ты так увлечена кораблестроением, что на вмешательство в чужие дела у тебя просто времени не останется.

Анна рассердилась не на шутку и выпалила первое, что пришло в голову:

– Возможно, если бы ты занялась чем-то более дельным, чем сплетни и бесконечная смена нарядов, то обрела бы толику здравого смысла и сумела бы выбирать знакомства, не вызывая нареканий.

У Дженни от неожиданности открылся рот. Несколько секунд она смотрела на кузину, не зная, что сказать потом повернулась на каблуках – в точности так же как это только что проделал ее брат, – и вышла из комнаты, кипя от негодования.

Анна устало опустилась на валик дивана. Безнадежность давящей тяжестью навалилась ей на плечи. Она подумала о том, что говорила ей Милли по дороге домой: «Вам с Николасом следует куда-нибудь уехать вместе». Анна тогда только посмеялась в ответ: «Но мы же только что вернулись после свадебного путешествия!» Милли стояла на своем: «Все равно вам надо бы уехать. Пусть хоть на несколько дней».

И вот теперь Анна представила себе, как это было бы чудесно. Ее ничуть не шокировало и даже не очень удивило, что ей хочется уехать куда-нибудь вместе с Броуди. Если не считать ее отца, он был единственным человеком в доме, не питавшим к ней ненависти.

Глава 20

Свет июльского солнца просачивался сквозь располосованное дождевыми потеками окно кареты. Анна невидящим взглядом смотрела на далекую, утыканную мачтами береговую линию, к которой направлялся экипаж, не замечая высыхающих после дождя луж на ливерпульских улицах. Она опаздывала на встречу с Эйдином и мистером Броуди. Они решили собраться пораньше, чтобы хорошенько подготовиться к визиту Хораса Арчера, намеченному на послеобеденное время. Ее мысли были заняты тем, что она собиралась сказать американскому предпринимателю и о чем следовало умолчать. Анна знала, что эта встреча скорее всего не даст никаких конкретных результатов, но ей все-таки хотелось быть хорошо подготовленной.

Карета въехала на северный двор судостроительного завода Журдена. Спрыгнув прямо на рельсы железнодорожной ветки, Анна прошла мимо разбросанных по двору хозяйственных строений к административному корпусу, озабоченно поглядывая на приколотые к груди часики, усыпанные бриллиантами. Час дня. Она ускорила шаг. Работники верфи здоровались с ней приветливо – одни кивали, другие почтительно снимали шапки: они давно, уже перестали удивляться ее частым появлениям здесь и вообще восприняли ее участие в делах компании гораздо легче и проще, чем родные и близкие.

К счастью, рабочие хорошо отнеслись и к Броуди. Уж если говорить начистоту, он завоевал их подлинное, расположение – то, чего так и не удалось добиться его брату за восемь лет работы. Николас пользовался уважением, Броуди они полюбили. Он легко сходился с людьми, умел с ними ладить, выдвигал предложения вместо того, чтобы отдавать приказы, всех называл по именам, охотно подхватывал любую шутку.

Анна знала, что все удивляются произошедшей с ним перемене. Ей было известно и другое: это чудесное превращение многие приписывали ее благотворному влиянию. Она, конечно, понимала, что на самом деле ее заслуги тут нет, но втайне чувствовала себя польщенной. На прошлой неделе рабочие оказали Броуди высшую честь: пригласили его участвовать в своей крикетной команде. Это означало, что они окончательно признали его своим. Он так обрадовался, словно получил медаль за доблесть, и его простодушная гордость глубоко тронула Анну.

Подходя к своему кабинету на втором этаже, Анна услыхала мужские голоса. Как странно, подумала она, кивая на ходу старому Джиму Уилкинсу, конторскому сторожу: обычно они с Эйдином ради соблюдения конспирации встречались в кабинете Броуди (вернее, в кабинете Николаса). Анна толкнула дверь и вошла.

Пятеро мужчин повернулись и поднялись ей навстречу. Четверых она знала: Броуди, Эйдина, Стивена и Мартина Доуэрти, поэтому пятый не мог быть никем иным, как Хорасом Арчером. Броуди представил его, подтвердив тем самым ее молчаливое предположение.

Мистер Арчер оказался крупным мужчиной с кустистыми седыми бакенбардами и большущими зубами, квадратными и белыми, как могильные камни. Он протянул здоровенную лапищу размером с окорок и энергично тряхнул ее маленькую ручку.

– Как поживаете? – сказала Анна. – Простите что я опоздала…

– Вы не опоздали, это я приехал слишком рано! Знаете, у нас, американцев, есть поговорка про ранних пташек, которым бог подает.

Арчер улыбнулся, по-детски радуясь тому, что его сюрприз удался. На нем был деловой коричневый костюм в желтую и серую полоску, но в петлице красовалась желтая хризантема.

– У англичан тоже есть такая поговорка, – улыбнулась в ответ Анна, быстро оправившись от неожиданности. – Надеюсь, вы привезли с собой жену?

Она сняла шляпку, убрала ее на полку над вешалкой и провела рукой по тугому узлу волос на затылке, проверяя, не растрепалась ли прическа.

– Нет-нет, я оставил ее в Лондоне любоваться видами. Мы с ней остановились в какой-то гостинице под названием «Корона». Шикарная ночлежка, доложу я вам, входов-выходов полно, как на вокзале. Вот я и ускользнул от нее потихоньку: решил приехать сюда пораньше и застать вас врасплох.

Веселые искорки в глазах делали его похожим на мальчишку – озорного и безобидного.

– Да я уж вижу, – кивнула Анна. – Почему бы нам всем не присесть?

Арчер, О’Данн и Мартин Доуэрти взяли себе по стулу, Стивен отступил в оконную, нишу, а для Анны Броуди отодвинул кресло позади ее стола, и она направилась к нему с замирающим сердцем. Очевидно, Броуди решил предоставить роль председателя собрания ей. Догадавшись об этом, Анна бросила на него быстрый пытливый взгляд, пока он помогал ей усесться. Броуди ободряюще сжал ее плечо и скромно отошел к дальней стене кабинета.

Арчера такая расстановка сил тоже, по-видимому, удивила, но он быстро овладел собой. После секундного замешательства он опять направил взгляд на Анну и перешел прямо к делу.

– Я кое-что разузнал о вас, миссис Бальфур. У вас тут первоклассное заведение!

Анна сложила руки на крышке стола и кивнула с вежливой улыбкой.

– Похоже, у вас безупречная репутация: до меня даже слухов никаких не доходило, ни одного худого слова! Поверьте, меня это не удивило, но нам, деловым людям, приходится держать ухо востро.

Арчер сунул большие пальцы за подтяжки и вздернул их повыше.

– Я собираюсь подцепить вас на крючок, – продолжал он с простодушным нахальством. – Предлагаю равное партнерство в создании самой крупной, самой быстроходной, самой роскошной линии пассажирских пароходов по обе стороны океана.

Анна подавила охватившую ее дрожь волнения и попыталась придать лицу невозмутимое выражение.

– Мы с вами не в равном положении, сэр, – заметила она не вполне правдиво. – Вы нас проверили и убедились, что имеете дело с респектабельной, авторитетной и платежеспособной фирмой, а вот нам о вас почти ничего не известно. Объясните, какие выгоды сулит нам сотрудничество с вами?

Это была вполне невинная ложь, даже скорее полуправда: на самом деле они собирали сведения о Хорасе Арчере в течение многих недель, но ей хотелось послушать, что он скажет о себе сам.

Американец бросил взгляд на Броуди, словно ожидая от него чего-то: то ли подтверждения, то ли разъяснения, а может быть, и одобрения слов его жены. Убедившись, что мистер Бальфур молчит, сохраняя полную невозмутимость, Арчер наконец справился с удивлением и вновь устремил все свое внимание на Анну.

– Ну что ж, это справедливое требование. Перевозками грузов того или иного рода я занимаюсь вот уже лет тридцать – с тех пор, как мне исполнилось семнадцать. Когда мне стукнуло двадцать, я выкупил баржу, на которой плавал, а к двадцати пяти у меня их было ухе четырнадцать. Нет, простите, вместе с той первой – пятнадцать.

С тех пор все мои интересы связаны с судоходством. У меня есть торговые корабли, которые возят из Вест-Индии черную патоку, рыбачьи шхуны, промышляющие у берегов Новой Шотландии, китобойные суда в Род-Айленде… Мои грузовые пароходы таскают пиленый лес, уголь и кирпичи по всему свету.

Арчер уперся локтями в свои массивные ляжки и наклонился через стол. Его простое грубоватое лицо порозовело от волнения.

– Единственное, чем я пока не занимаюсь, это пассажирские перевозки, и я твердо намерен восполнить этот пробел. Вместе с вами, миссис Бальфур, вместе с вашим мужем и с помощью судостроительных верфей вашего папаши. Я хочу создать самое большое пароходство на свете между двумя континентами. Мы живем в благодатное время. Ваша страна – богатейшая в мире, но как только наш Север одержит победу в войне, мы начнем наступать вам на пятки. В скором времени настанет эпоха, когда печи будут топить ассигнациями, и я не вижу причин, почему бы нам с вами не прибрать к рукам немного золотой золы.

Анна улыбнулась, наслаждаясь его грубоватой прямотой (его вульгарностью, сказала бы тетя Шарлотта).

– И каким вам видится это пароходство, мистер Арчер? Чем оно будет отличаться от существующих судоходных компаний? От мистера Коллинза или мистера Кьюнарда, например?

Арчер откинулся на спинку стула и улыбнулся ей, потом опять бросил взгляд на, Броуди, явно радуясь, что нашел таких отличных деловых партнеров.

– Я вам скажу, чем оно будет отличаться. Оно заткнет за пояс и Кьюнарда и Коллинза, вот чем! «Пароходство Арчера» будет первоклассным во всех…

– Простите, чье пароходство?

Американец разразился громовым хохотом и шлепнул себя по колену.

– Извините, сорвалось! – воскликнул он, задыхаясь от смеха. – Просто оговорился, больше ничего. Я все время только о нем и думаю и в мыслях называю его так вот и все. Можем назвать его «Пароходством Журдена», если хотите, но такое мудреное название никто не выговорит правильно.

Его виноватая ухмылка разоружила бы кого угодно.

– Ну хорошо, название не самое главное, – заметила Анна, не удержавшись от ответной улыбки. – Итак, вы говорили…

– Я говорил, что мы с вами отлично сработаемся. Вы потрясающая женщина, миссис Бальфур, в вас чувствуется настоящий шик. Высший сорт, экстра-класс, литер «А», лига чемпионов! И я знал это с первой минуты, как вас увидел.

Броуди и О’Данн переглянулись, посмеиваясь над смущением Анны, после чего Броуди заметил:

– А у вас глаз наметан, мистер Арчер, уж это точно.

– Спасибо, – скромно ответил Арчер и опять повернулся к Анне: – По моему убеждению, наши пароходы должны представлять собой гигантские плавучие отели класса суперлюкс, миссис Бальфур. У нас будет паровое отопление в каждой каюте, водопровод с пресной водой, ковры, зеркала, витражные стекла повсюду. Я хочу устроить парикмахерские с подъемными креслами, и чтобы у нас были бронзовые плевательницы в форме морских раковин. Огромные хрустальные люстры в обеденных залах и меню лучше, чем у Дельмонико <Сеть роскошных отелей и ресторанов в США>. У нас будет громадный ледник, и в каждый рейс мы будем загружать по сорок тонн льда, чтобы фрукты никогда не портились. И пусть в каютах каждый день ставят свежие цветы. Эстрадные и симфонические оркестры будут сменять друг друга каждый вечер. У нас будет бальный зал величиной с площадь. Множество прислуги и…

– Мы уже представили себе всю картину, – внезапно вмешался Стивен.

Неприкрытая враждебность, прозвучавшая в его голосе, сразу обратила на себя всеобщее внимание. Стивен невидящим взглядом смотрел в окно, но вздувшаяся и пульсирующая голубая вена у него на лбу яснее всяких слов говорила о том, что он вне себя.

– Почему бы вам не перейти к сути дела?

– К сути? – ничуть не смутившись, переспросил Арчер. – Я думал, только американцам вечно не терпится перейти прямо к сути. – Он опять повернулся к Анне: – У американцев есть еще одна особенность мэм: мы помешаны на скорости. Вся Америка чуть с ума не посходила два года назад, когда «Персия» впервые отчалила из Нью-Йорка и пристала в Ливерпуле через девять дней. Она шла со средней скоростью двенадцать с половиной узлов. Пароходство «Арчер-Журден» может превзойти этот рекорд, потому что компания Журдена уже сейчас способна спустить на воду один из моих плавучих отелей, который разовьет среднюю скорость в четырнадцать узлов. Через два года…

Холодный издевательский смешок Стивена не дал ему договорить.

– О, это превосходно! Нам есть за что бороться: пассажирам придется проторчать всего восемь дней вместо девяти в одном из ваших вульгарных плавучих борделей!

– Стивен! – одернула его Анна.

– Ничего страшного, – успокоил ее Арчер, откинувшись на спинку стула и сложив руки на могучей бочкообразной груди. – Я хочу послушать, что скажет мистер Мередит.

– То, что я хочу сказать, много времени не займет. Хочу лишь напомнить вам, что четыре года назад пароходство Коллинза обанкротилось, и сейчас два из его «роскошных лайнеров» используются как армейские транспортные суда в Гражданской войне, а остальные распроданы с молотка практически за бесценок. Вот к чему привела ваша американская тяга к скорости и роскоши!

Арчер ответил не сразу, поэтому заговорила Анна:

– Мне придется кое в чем согласиться с моим кузеном, – примирительно заметила она. – Эта одержимость скоростью сжигает чересчур много угля, портит двигатели и сильно изнашивает деревянную обшивку.

Между рейсами приходится производить поспешный ремонт, часто слишком поверхностный и недостаточный. На «Арктике» погибло сто тридцать человек, на «Пасифике» – сто восемьдесят…

– И в одном из этих крушений Коллинз потерял свою жену и двух дочерей, – с горечью закончил за нее Арчер. – Да, я знаю. Мне известно, что за последние два десятка лет затонули тринадцать трансатлантических кораблей и две тысячи человек погибли. В моей стране пассажирам советуют перед отплытием непременно привести в порядок все свои дела и составить завещание. Но именно поэтому я и обратился к вам.

Тут Арчер со всего размаху обрушил мясистый кулак себе на колено.

– Пароходы нашей линии – «Арчер-Журден» или «Журден-Арчер», называйте, как хотите, мне все равно – будут построены таким образом, чтобы отвечать всем вашим требованиям, но также и моим. Другими словами, они будут сочетать в себе надежность и экономичность (это то, чего вы хотите) со скоростными качествами и роскошью (это то, чего добиваюсь я). Но всякий раз, когда придется выбирать между скоростью и безопасностью, я готов оставить решающее слово за вами. Если хотите, я подпишу обязательство на этот счет. На самом деле все очень просто: мы с вами хотим добиться одной и той же цели. У вас есть технические возможности, чтобы ее осуществить, а у меня – деньги, чтобы за нее заплатить. – Он развел руками. – Говорю вам, миссис Бальфур, мы с вами отличная парочка!

– Но дело в том, что мы кораблестроители, – осторожно заметил Броуди. – Мы понятия не имеем о том, как управлять судоходной линией.

– Научитесь, – беззаботно возразил Арчер. – Но пока опыта еще нет, вы будете их строить, а я – отправлять в плавание. Не хочу хвастать, но мне это удается лучше всего, и вот уже много лет я этим занимаюсь не без успеха.

Наступило молчание. Анна вопросительно взглянула на Броуди. Внешне она казалась спокойной, но его не так-то легко было провести: за ее сдержанным взглядом угадывалось скрытое волнение. Он украдкой послал ей ободряющую улыбку и увидел, как уголки губ у нее вздрагивают в попытке удержаться от ответа.

Стивен опять повернулся ко всем спиной, безучастно уставившись во двор; его тело казалось таким же одеревенелым и неподвижным, как стоявшая рядом вешалка. Мартин Доуэрти выглядел озабоченным. Эйдин О’Данн откашлялся, прежде чем вступить в разговор.

– Вы захватили с собой какие-нибудь документы мистер Арчер? Проект договора или…

– Нет, сэр, ничего такого у меня пока нет. Не обижайтесь, но мне кажется, что еще не пришло время вступать в дело адвокатам. Для начала мне хотелось просто встретиться и посмотреть, понравимся ли мы друг другу.

– Совершенно верно, – неожиданно для себя поддержала его Анна. – Вы надолго пожаловали к нам в Ливерпуль, мистер Арчер?

– Уезжаю сегодня же вечерним поездом, мэм. Дора меня убьет, если я задержусь еще хоть на день. Она и без того уже зла на меня: ведь у нас как-никак медовый месяц, а я взял да и удрал. Но мы пробудем в Лондоне до середины августа. Если вы заинтересованы в совместном предприятии, думаю, мы могли бы встретиться снова и все обсудить недельки через две. – Он подмигнул О’Данну. – Может, даже адвокатов позовем, если дела пойдут на лад.

Анна снова взглянула на Стивена. Он так и не шевельнулся. Она перевела взгляд на Броуди. Он поправлял галстук, его светлые глаза, устремленные прямо на нее, смотрели испытующе и выжидательно.

– Полагаю, что выражу общее мнение, если скажу, что ваше предложение нас заинтересовало, мистер Арчер. Разумеется, нам потребуется время, чтобы его рассмотреть, и когда настанет пора для письменных заявлений, они будут должным образом изучены.

– Что ж, рад это слышать, – просиял Арчер, поднимаясь на ноги вслед за Анной. – Мне раньше никогда не приходилось вести дела с дамой, – признался он, пожимая ей руку через стол, – и знаете, что я вам скажу: это совсем не так плохо, как я ожидал.

Анна засмеялась:

– Я уверена, что в ваших устах это звучит как комплимент, мистер Арчер.

– Нет-нет, называйте меня Хорасом. Нутром чую, нам с вами суждено стать партнерами, так что уж будьте добры, называйте меня по имени.

Броуди отделился от стены и подошел к ним, протягивая руку.

– Что скажете насчет прогулки по верфям, Хорас? У вас еще полно времени до отхода поезда.

– Отлично, просто отлично! А вы не хотите присоединиться к нам, мистер Мередит? – добавил он, проявляя неожиданную склонность к дипломатии,

Стивен медленно повернулся кругом. Выражение его лица заставило всех, включая Мартина Доуэрти, вздрогнуть от неожиданности.

– Знаю, как тебе не терпится поскорее похоронить Томаса Журдена, Анна, – заговорил он низким, вибрирующим от ненависти голосом, – но хочу напомнить, что твой отец еще не умер.

Анна вскинула голову и ахнула.

– Это означает, – продолжал Стивен, – что не ты управляешь компанией, а стало быть, не тебе принимать решения.

В зловещем молчании, наступившем после этих слов, голос Броуди прозвучал с угрожающим спокойствием:

– Это верно, Стивен, моя жена не управляет компанией. Но то же самое относится и к вам. Дело в том, что компанией управляю я.

Все, кроме О’Данна, уставились на него как на привидение.

– Сэр Томас передал мне доверенность на ведение дел сегодня утром. Покажите ему, Эйдин.

Пока О’Данн передавал доверенность Стивену, взгляд Броуди скрестился со взглядом Анны. Как неловко все получилось… Он совсем не так собирался преподнести ей эту новость. Интересно, что она думает? По ее строгому, замкнутому взгляду судить было невозможно.

Броуди услыхал, как у него за спиной открылась и с силой захлопнулась дверь. Повернувшись, он убедился, что Стивен покинул кабинет. О’Данн, не зная, что сказать, преувеличенно суетливо складывал бумаги в портфель. Броуди опять нарушил молчание:

– Ну что ж, в таком случае нам лучше отправиться поскорее, пока рабочие еще не разошлись. Анна, хочешь пойти вместе с нами?

Она отрицательно покачала головой. Броуди по-прежнему не мог догадаться, как она реагирует на происшедшее. Ему пришлось усилием воли подавить в себе желание подойти к ней, прикоснуться, заставить ее заговорить.

– Ну ладно, в таком случае увидимся через час. – Пропустив вперед Арчера, О’Данна и Мартина Доуэрти, Броуди задержался на пороге и бросил на нее вопросительный взгляд.

– Все хорошо, Джон, – прошептала она так тихо, что он едва расслышал. – Со мной все в порядке. Я рада, что так вышло.

Но она не выглядела обрадованной. Напротив, казалось, она вот-вот заплачет. Броуди был вынужден напрячь всю свою волю, чтобы отвести взгляд от бледного, расстроенного лица Анны и закрыть за собой дверь, оставив ее одну.

Глава 21

Большую часть дня небо было затянуто тучами, но перед заходом солнца свежий ветер разогнал облака, и взору Анны открылся прекрасный закат. Окно ее кабинета выходило на верфи и на тянувшуюся позади них реку. Она наблюдала, как полосы яркого света, постепенно смягчаясь, тают и исчезают за горизонтом на западе, а воздух над головой окрашивается в нежные коралловые и золотистые тона. Ей никогда не надоедало следить за проплывающими по реке кораблями. Медленные и величественные, как облака, одни из них двигались к морю, готовясь к новому путешествию, другие возвращались домой, в родной порт.

Анна отвернулась от красочного великолепия заката и вновь заняла место за письменным столом. Ей следовало заняться неотложными делами, но все ее мысли были захвачены Хорасом Арчером и его предложением. Неожиданно раздавшийся стук в дверь вывел ее из задумчивости и заставил вздрогнуть.

– Войдите!

Оказалось, что пришел Нил Воган.

– Ник здесь? – спросил он.

– Нет, он ушел; боюсь, что вы с ним разминулись.

– Жаль, жаль. Теперь, надо полагать, до завтра он не вернется. – И Нил вопросительно поднял бровь, кося одним глазом на последние оранжевые сполохи за окном.

– Нет, это не совсем так. Он показывает верфи одному гостю, а потом, я полагаю, отправится в ремонтный док, – пояснила она.

Нил машинально кивнул, словно заводная игрушка. «И что Николас находил в этом человеке?» – в тысячный раз удивилась про себя Анна.

– А Ник стал совсем деловым парнем, как я погляжу, – протянул он своим обычным брюзгливо-скучающим тоном. – Я его толком и не видел с тех пор, как вы вернулись из Италии.

Анна насторожилась и ничего не ответила. В его голосе ей почудился намек. Нил как будто обвинял ее в том, что она загрузила мужа работой и не дает ему встречаться с друзьями.

– Передайте ему от меня вот это, будьте добры.

Он подошел к ней, вынул что-то из кармана и положил на стол. Анна увидела, что это деньги.

– Хорошо, я ему передам.

Пауза затянулась. Анна ждала, что он уйдет. Вместо этого Нил присел на край ее стола и скрестил руки на груди. Он заметно отощал с тех пор, как она видела его в последний раз: скулы выпирали, просвечивая сквозь туго натянутую кожу, а под ними зияли темные провалы вместо щек. Неужели Дженни находит такую худобу привлекательной? Может быть, романтичной?

Анне трудно было поверить, что он на несколько лет моложе Броуди. Зубы у него пожелтели, изо рта шел неприятный запах. Нил оперся костлявым локтем о колено, положил подбородок на подставленную ладонь и наклонился ближе, бесцеремонно разглядывая ее почти бесцветными, как будто вылинявшими глазами, словно видел впервые.

– А вы изменились, – заметил он вслух. – Я думаю, брак пошел вам на пользу, миссис Бальфур.

Анна опять уловила намек в его словах, но твердо решила не обращать на него внимания. Нил имел в виду не брак, а плотские утехи, и хотел дать ей это понять. Он заигрывал с ней. Некоторые знакомые мужчины уже пытались флиртовать с ней в прошлом, но никто не делал этого так нахально и грубо, как Нил Воган.

Нет, неправда. Не было на свете более бесцеремонного мужчины, чем Джон Броуди. Так в чем же разница между ним и мистером Воганом? Во всем, внезапно поняла Анна. Но все-таки в чем это выражается? Она задумалась, пока Нил Воган продолжал рассматривать ее так, словно она вообще была не человеком, а каким-то предметом – вещью, которую он мог использовать для собственного удовольствия. Да, в его глазах она принадлежала к категории предметов, именуемых женщинами, и в этом качестве была неотличима от других подобных предметов, используемых по известному назначению.

С Броуди все было иначе. Он желал ее, ему нужна была именно она – Анна Журден-Бальфур. И когда он смотрел на нее, то видел только ее одну, такую как есть, а не просто некую особу женского пола. Она была для него одной-единственной. При мысли об этом Анна ощутила легкую дрожь в груди, сдержанный восторг и одновременно досаду на себя.

Она подняла глаза на Нила:

– У меня еще много работы, – тихо сказала Анна, ожидая, что теперь он уйдет.

Прошло довольно много времени, прежде чем он наконец сдвинул обтянутую черным сукном ляжку с ее стола и встал.

– Да-да, конечно. Не смею мешать работе деловой женщины, – ухмыльнулся Нил, опять придавая своим словам какой-то непристойный смысл.

Потом он наклонился ниже и добавил:

– Доброй ночи, Карие Глазки.

Он отвесил ей шутовской поклон и вышел из кабинета.

Анна уставилась на закрытую дверь, размышляя о том, как сильно ей не нравится Нил Воган. Через минуту она вздохнула и покачала головой, стараясь выбросить его из своих мыслей. Надо просмотреть бумаги, которые вручил ей вчера Броуди. Она вспомнила, как нарочито небрежно он держался, когда просил на них взглянуть, и ее сразу же одолело любопытство.

Она разложила их на столе перед собой – четыре страницы убористого текста и непонятных рисунков. Анна долго разглядывала их в недоумении: какие-то наброски со стрелками, указателями и неразборчивыми пояснениями на полях. Изучив бумаги внимательнее, она увидела, что это набор примитивных, неумело выполненных чертежей грузового судна. Однако такого грузового судна ей никогда в жизни видеть не приходилось.

Броуди перенес ходовой мостик и машинное отделение на корму, оставив посредине нерасчлененное пространство для хранения груза. Корабль представлял собой вытянутый в длину стальной ящик с баковой надстройкой, возвышающейся на носу, и ютовой – на корме. В общем и целом рисунок напоминал гигантскую гладкошерстную таксу с торчащим кверху хвостом.

Анна покачала головой, рассматривая его и улыбаясь, постукивая карандашом по зубам. Постепенно улыбка сошла с ее лица, озадаченность сменилась напряженным интересом. «Да, – подумала она, – теперь я понимаю, что ты имел в виду». Ее глаза критически сощурились. Будет ли эта штука работать?

Хитроумие и вместе с тем простота проекта заслуживали одобрения. Разумеется, все чертежи придется переделать: Броуди даже не воспользовался чертежной бумагой и не сумел выдержать масштаб. Но в самой идее, несомненно, имелось рациональное зерно. Нет, не просто рациональное зерно, ее смело можно было назвать революционной. Перегруппировка трех основных компонентов судна позволила ему увеличить емкость грузового отсека на… Анна нахмурилась, подсчитывая в уме… На двадцать пять процентов. Она подняла голову и уставилась в пространство невидящим взглядом. Боже милосердный!

Анна бросила взгляд на часы. Восьмой час: заводская сирена прозвучала уже больше часа назад. Ей надо было столько всего сказать мистеру Броуди! Должно быть, он уже давным-давно закончил обход верфей с Хорасом Арчером. Хотя рабочий день уже подошел к концу, Броуди наверняка отправился в ремонтный док, чтобы проверить, как продвигаются работы на «Александре». У него все-таки было кое-что общее с Николасом: они оба любили задерживаться на работе допоздна.

Встав из-за стола, Анна аккуратно сложила бумаги, подхватила шаль со спинки стула и в последний раз оглядела свой кабинет в угасающем свете дня. У нее есть свой кабинет! Она любовно охватила взглядом все детали обстановки: теплую окраску деревянных панелей, новый яркий ковер, цветы на письменном столе и на маленьком столике под окном. Анне кабинет казался прекрасным. Для нее это было нечто большее, чем просто рабочее место. Это был символ свободы, неограниченных возможностей.

Она на секунду приложила ладони к щекам, стараясь осмыслить поразительный, но бесспорный факт: владелицей собственного кабинета ее сделал Джон Броуди. Потом она стремительно повернулась кругом, открыла дверь и вышла. Ей хотелось найти его поскорее.

* * *

«Александра» представляла собой трехмачтовое паровое грузовое судно. Обнесенный строительными лесами корабль помещался в неглубоком, слегка наклонном эллинге.

Сумерки сгущались; казалось, в доке не было ни души. Анна огляделась по сторонам. Неужели она каким-то образом разминулась с Броуди, пока он возвращался в административный корпус? Но тут ей показалось, что на палубе «Александры» раздался какой-то шум.

– Мистер…

Анна вовремя спохватилась и закричала:

– Николас! Ты там? Николас? – Никакого ответа.

– Мистер Броуди! – окликнула она его заговорщическим шепотом.

«Разумеется, он не мог меня слышать!» – сразу же сообразила Анна и снова громко крикнула: «Николас!», но никто не ответил.

Примерно в середине корпуса «Александры» была прислонена крепкая наклонная лестница, достигавшая самого фальшборта. Анна не боялась высоты. Подхватив подол левой рукой, она пробралась сквозь лабиринт строительных лесов и начала подниматься.

Перебираться через планшир в пышном кринолине – нет, такие фокусы лучше проделывать без свидетелей. Анна справилась с задачей довольно успешно и остановилась на краю того, что осталось от палубного настила над одним из зияющих внизу грузовых отсеков. Три тысячи тонн воды из Мерси были закачаны в трюм, чтобы проверить его герметичность.

– Мистер Броуди! – опять позвала она. На шканцах послышался какой-то шум.

– Мистер Броуди!

Опять ничего.

Через черную пропасть, разверстую у ее ног, вела на корму толстая и крепкая доска. Анна колебалась не больше секунды: приподняв юбки, она решительно двинулась вперед, к кормовой рубке.

Не дойдя одного шага до середины «чертова мостика», она заметила примерно дюжину просверленных дырочек, пересекавших доску аккуратной цепочкой. Анна замерла. Вперед дороги не было, отступать стало слишком страшно. Вот раздался треск ломающейся древесины, и она с ужасом увидела острые белые щепки, вылезающие торчком вверх вдоль линии отверстий.

Уже падая, Анна сумела повернуться боком и отклониться в сторону, чтобы ее не ударило переломившейся надвое доской. Собственного крика она так и не услыхала.

Удар о воду оглушил ее, воздух со свистом вырвался из легких. Отчаянно взмахивая руками и отталкиваясь ногами, Анна вынырнула на поверхность и всей грудью вдохнула воздух. Она оказалась всего в пятнадцати футах от деревянной лестницы, встроенной в переборку, но тяжелые юбки тянули ее вниз. Анна погрузилась в воду, изо всех сил дергая завязки нижних юбок, срывая под платьем обручи кринолина, потом, задыхаясь и теряя силы, брыкаясь, чтобы освободиться от бесполезных тряпок, снова всплыла и стала продвигаться к лестнице.

Вдруг ей послышалось, что кто-то зовет ее по имени, и, вскинув голову, увидела, как Броуди, неуклюже раскинув руки, «ласточкой» прыгает с палубы. Когда он плюхнулся в воду, поднявшаяся волна накрыла ее с головой.

Анна выплюнула воду изо рта, дожидаясь его. Прошло несколько секунд. Голова Броуди показалась над поверхностью в семи футах от нее. Она заметила, как судорожно он глотнул воздух перед тем, как вновь погрузиться в воду. Догадка обрушилась на нее подобно удару по голове: мистер Броуди не умел плавать.

Охваченная ужасом, Анна нырнула. Ей удалось различить в темной воде еще более темный силуэт Броуди. Она протянула руку, схватила за одежду и потянула кверху, перебирая ногами, прорываясь сквозь стену воды к воздуху.

Руки Броуди подхватили ее снизу за бедра и толкнули вверх. Боже, этот дурак пытается ее спасать! Ей хотелось заорать от злости, но вместо этого она опять нырнула. На сей раз ее пальцы лихорадочно нащупали его волосы: она потянула вверх и назад что было сил. Голова Броуди показалась над водой вслед за ее собственной.

Каким-то чудом ей удалось обхватить его поперек груди. Она тянула его, как куль, упорно двигаясь к спасительной лестнице.

Броуди дергался, мешал ей, его тяжелое тело увлекало ее под воду.

Анне снова удалось подняться к поверхности, и она долго отплевывалась, судорожно ловя открытым ртом воздух. Ей было слышно, как он захлебывается, ее собственное дыхание вырывалось изо рта прерывистыми всхлипами. Когда лестница была уже на расстоянии вытянутой руки, силы оставили Анну, она почувствовала, что уходит под воду. Броуди схватил ее за плечо и толкнул изо всех сил вперед. Увы, тем же самым толчком его самого отбросило в противоположную сторону.

Пальцы Анны нащупали твердое дерево. Вцепившись мертвой хваткой в нижнюю ступеньку лестницы, она повернулась и протянула ему свободную руку, но Броуди оказался слишком далеко и не смог до нее дотянуться. Она увидела, как он исчезает под водой, и ее охватило бездонное отчаяние.

Рыдая, выкрикивая его имя, Анна зацепилась ногами за нижнюю перекладину лестницы, скрытую под водой, и подалась к нему всем телом. Натянутые, как струны, руки и ноги стало сводить судорогой от перенапряжения. Вот его голова показалась на поверхности… Слишком далеко, не достать. Но нет, она что-то нащупала и схватила под водой. Запястье. Дернула к себе. Бултыхаясь в воде, едва не потопив ее снова, он двинулся к ней.

Они ухватились за лестницу в одну и ту же секунду, навалились друг на друга, тяжело дыша и откашливаясь, цепляясь так крепко, словно опасность еще не миновала. Оба попытались заговорить, но дыхания не хватало. Тесно прижавшись друг к другу, они умолкли и долго оставались в неподвижности, даже когда способность дышать и двигаться наконец-то вернулась. Вода вокруг них успокоилась, застыла.

Анна уверяла себя, что все еще держится за Броуди только потому, что смертельная усталость не дает ей шевельнуться, хотя это была явная неправда: сильными, широкими движениями она раз за разом проводила ладонью по его спине. Его пальцы запутались в ее мокрых волосах, он крепко прижимался щекой к ее щеке.

Так прошло несколько минут, и в конце концов Анне показалось, что молчание становится нестерпимым.

– Какого дьявола? – спросила она. – О чем ты только думал?

Броуди лукаво улыбнулся. Ему никогда раньше не приходилось слышать от нее выражения вроде: «Какого дьявола?»

– Я, конечно, выставил себя последним остолопом, но ты же не станешь меня этим попрекать?

Закрыв глаза, Анна припомнила, как отчаянно он выталкивал ее из воды обеими руками.

– Нет, – прошептала она, – попрекать тебя я не стану.

Они замерли, прижавшись друг к другу, пока объединившая их близость не стала слишком опасной. Анна знала, как ее прервать, но ей пришлось преодолеть огромное внутреннее сопротивление, чтобы заговорить.

– Это произошло не случайно. Кто-то надпилил доску, проделал в ней дырки. Она сломалась, когда я подошла к середине.

Броуди отстранился от нее и заглянул ей в лицо. Его глаза сощурились и потемнели от ярости, рука, лежавшая у нее на затылке, сжалась так, что ей стало больно. Но гнев улетучился почти мгновенно, как только он понял, в чем дело.

– Нет, не случайно, но только ты тут ни при чем. Кто-то хотел убить меня.

Множество вопросов вертелось на языке, но Анна задала один, самый главный:

– За что?

Он лишь пожал плечами.

– Кто знал, что ты собираешься сюда прийти?

– Каждый второй на верфях.

Анна напряженно задумалась:

– Кто знал, что ты не умеешь плавать?

Броуди ответил не сразу. В сумерках было плохо видно, но она все равно догадалась, что он краснеет.

– Каждый второй, а может, и все вообще, – проговорил он сквозь зубы, отвернувшись от нее. – Я как-то раз упомянул об этом в разговоре с Доуэрти, а он рассказал всем, кому не лень было слушать. Это была самая смешная шутка на верфях: судостроитель, не умеющий плавать. Между прочим. Ник тоже не умел, – криво усмехнувшись, добавил он себе в оправдание.

Анна ничего не сказала, хотя мысль о том, что моряк, не умеющий плавать, – это еще более смешная шутка, пришла ей в голову сама собой.

– А как это получилось, что ты умеешь плавать? – ревниво, как ей показалось, спросил Броуди.

– Много лет назад у меня был доктор, считавший, что плавание может укрепить мое здоровье. Он называл это «терапевтическим воздействием».

Броуди обрадовался, когда Анна об этом заговорила. С того самого вечера, после лекции профессора Комстока, она ни разу не упоминала о перенесенной в детстве болезни, и он уважал ее упорное нежелание обсуждать свой недуг, но сейчас ему необходимо было задать вопрос.

– Как ты себя чувствуешь, Энни?

– Теперь уже хорошо.

– Я хочу спросить, как твои…

Он замялся: ему вдруг стало неловко выговаривать слово «легкие».

Анна догадалась, что он имеет в виду, и помедлила, пытаясь определить свое собственное состояние. Потом она рассмеялась.

– Мне холодно, я промокла до нитки и устала, но в остальном со мной все в порядке. Легкие у меня такие же здоровые, как у тебя. Между прочим, именно об этом я твердила всем вокруг на протяжении последних пяти лет.

Ему хотелось ее поцеловать. Захлестнувшее его облегчение было столь велико, что он не сумел этого скрыть. Броуди мягко притянул ее к себе и нежно обнял, наслаждаясь ее хрупкостью и теплом.

– Давай вернемся домой, – предложил он, прижимаясь лицом к ее шее.

Она отстранилась со слезами на глазах.

– Но… должны же мы рассказать Эйдину, что случилось. Он считает, что тот, кто убил Николаса и напал на тебя в Неаполе… что и в том и в другом случае это были федеральные агенты Соединенных Штатов, пытавшиеся сорвать сделку с «Утренней звездой». Но теперь-то мы точно знаем, что это не так! Это один из работников компании, Джон, иначе и быть не может! Надо срочно известить мистера Дитца…

– Успеется. Расскажем обо всем и Дитцу, и Эйдину завтра. А сейчас надо отвезти тебя домой и хорошенько высушить.

– Но нас все увидят, начнутся расспросы! Тетя Шарлотта никогда…

– А мы проскользнем через черный ход. Приведем себя в порядок, согреемся, а потом поговорим.

Глава 22

Броуди пытался читать, но никак не мог сосредоточиться. То и дело в глубокой тишине уснувшего дома ему чудился какой-нибудь звук, и он поднимал голову, надеясь увидеть Анну. Вдруг она все-таки решится прийти?

Промокшие и продрогшие, но никем не замеченные, они пробрались в дом больше часа назад. Она предложила ему первым воспользоваться ванной, потому что у него это заняло бы меньше времени, а он пригласил ее зайти потом к нему в комнату, чтобы спокойно все обсудить. Анна слегка нахмурилась и сказала, что предпочитает встретиться в библиотеке.

Броуди сделал несколько глотательных движений. Горло больше не саднило, и боль в легких прошла. Ему даже стало казаться, что в трюме «Александры» топили не его, а кого-то другого. Броуди уже готов был поверить, что все это происшествие ему привиделось, если бы не отчетливое воспоминание о том, какой смертный страх он испытал, услыхав панический крик Анны и увидев, как она барахтается в черной глубине трюма у него под ногами. А когда затхлая вода едва не поглотила их обоих, он с жуткой безнадежностью осознал, что его жизнь кончена, если Анна погибнет.

Он откинулся головой на спинку дивана и закрыл глаза. Кто пытался его убить? Убить Ника, мысленно уточнил Броуди. Кем был таинственный незнакомец в маске, зарезавший Ника в первую брачную ночь? Теперь этот человек, очевидно, полагает, что Нику каким-то чудом удалось выжить. Анна была права: второе покушение – нет, третье, если считать Неаполь, – бесспорно, доказывало, что теория Эйдина насчет федеральных агентов США яйца выеденного не стоит.

Судьба «Утренней звезды» была решена много недель назад: либо она стала крейсером под названием «Атланта» и принимала участие в Гражданской войне под флагом конфедератов, либо уже покоилась на дне морском благодаря усилиям Дитца и его начальников, взявших это дело «на рассмотрение». Что именно с ней произошло, Броуди не знал, и его это не слишком волновало. Куда важнее было установить, кто убил Ника. Грили сказал, что в компании Журдёна у него есть сообщник. А что, если он и есть убийца? Может быть, они не поделили деньги или сообщник боялся разоблачения и заколол Ника, чтобы обеспечить себе безопасность?

Броуди услыхал какой-то тихий звук позади себя и обернулся. Анна неподвижно застыла в дверях библиотеки, не решаясь войти. «Интересно, давно она там стоит?» – спросил он себя. Она облачилась в какое-то одеяние свободного покроя, кажется, оно называлось «пеньюар» – шелковое, цвета слоновой кости. Броуди был очарован. В мягком свете стоявшей рядом с ним лампы Анна казалась удивительно женственной и соблазнительной, но в то же время почти бестелесной, волшебной феей – прекрасной, но готовой вот-вот исчезнуть.

Она сложила руки на груди и прижалась виском к дверному косяку. Никогда раньше ей не приходилось видеть на нем эту домашнюю бархатную куртку терракотового цвета. Как ему идет! Цвет куртки удивительно гармонировал с темной бронзой его волос, отливающей медными сполохами в свете лампы. Заметив на ногах Броуди ковровые тапочки, она улыбнулась. Газета на коленях, бокал бренди на столе рядом с ним… Вид у него был удивительно… домашний. Как будто они женаты уже лет двадцать.

– Подойди поближе, Энни, – попросил он. После минутного колебания она вошла в комнату, сложив руки за спиной. Двигаться приходилось осторожно, чтобы не наступить на разобранную миниатюрную модель парового двигателя, который Броуди строил всю последнюю неделю. Спирт из него вытекал на ковер, а вчера один из опытных образцов загорелся, приведя в бешенство тетю Шарлотту.

– Что ты читаешь? – спросила Анна, чтобы прервать затянувшееся молчание.

– «Дейли пост».

– А Николас всегда читал «Курьер».

Броуди улыбнулся и наморщил нос.

– Как можно!

Анна тоже улыбнулась и подошла ближе.

– Полагаю, у него были отсталые вкусы. – Оба замерли в ошеломленном молчании. Не было нужды признавать вслух то, о чем каждый из них подумал в эту минуту: впервые за все время Анна критически отозвалась о Николасе.

Она первая отвернулась, и провела пальцем по переплету толстого тома, лежавшего перед ним на столе.

– А вот это ты тоже читаешь? Что это за книга?

– Фрэнсис Бэкон. «Новая Атлантида».

Анна повернула голову и заглянула ему в лицо долгим пытливым взглядом. Броуди невозмутимо посмотрел на нее в ответ.

– Помнится, совсем недавно я тебя спрашивала, умеешь ли ты читать. – Ее голос звучал ровно, но очень тихо. – Мне кажется, я вас совсем не знаю, мистер Броуди.

Он ничего не ответил, только провел несколько раз пальцем по нижней губе и еще более пристально посмотрел на нее чуть прищуренными, пронзительно-голубыми глазами. Она не смогла долго выдержать его взгляд. Повернувшись к нему спиной, Анна сделала то, на что никогда в жизни не решилась бы раньше: подошла к столику с напитками и налила себе бренди.

Броуди встал и медленно подошел к ней.

– Ты сегодня замечательно проявила себя, Энни. Арчер говорил о тебе весь вечер, не умолкая. По-моему, он в тебя влюблен.

Анна обернулась и вздрогнула, увидев, что он стоит совсем рядом. Она отхлебнула глоточек бренди и закрыла глаза, ощущая жжение в горле, в груди, в животе, а когда открыла их, убедилась, что Броуди смотрит, не отрываясь на нее, и почувствовала себя совсем беззащитной, словно голой.

– Это ты вел себя замечательно! Я знаю, зачем ты все это делаешь.

Он склонил голову набок.

– И чего же я такого особенного сделал?

– Надо говорить не «чего», а «что». Ты все время даешь мне первую роль. Заставляешь меня… брать на себя ответственность. Ты хочешь, чтобы Стивен к этому привык. На будущее, когда… – Ее голос замер на полуслове.

– Когда меня не будет.

Анна протянула руку назад и сумела поставить бокал, каким-то чудом не расплескав бренди, потом опять сцепила руки, чтобы он не заметил, как они дрожат.

– Так ты считаешь, что с мистером Арчером все прошло хорошо?

– Очень хорошо, – уверенно ответил Броуди. – Я думаю, это дело с партнерством выгорит. Арчер – человек честный. И первоклассный бизнесмен.

– Да, он мне тоже понравился.

Броуди сунул руки в карманы куртки. Шестое чувство подсказывало ему, что разговор о делах интересует ее не больше, чем его самого. Однако – хотя они именно с этой целью спустились в библиотеку – ни ему, ни ей не хотелось обсуждать то, что произошло несколькими часами ранее на «Александре».

– Энни.

– Да?

Броуди сделал глубокий вдох, задержал воздух и шумно выдохнул.

– Мне очень жаль, что так получилось с твоим отцом.

Анне показалось, что он вовсе не это собирался сказать.

– Не надо ни о чем сожалеть.

– Я хотел заранее рассказать тебе про доверенность. Эйдин намекнул, что неплохо было бы ее получить перед встречей с Арчером, но я не мог предположить…

– Честное слово, все в порядке. Так даже лучше. Рано или поздно это должно было случиться.

Он облегченно вздохнул:

– Я боялся, что ты меня заподозришь… Подумаешь, что это я нарочно подстроил, чтобы выкачать из твоего отца деньги или…

– Я никогда ничего подобного не думала. Мне даже в голову не приходило.

Их глаза встретились, и обоим показалось, будто воздух между ними наэлектризован, как во время грозы. В библиотеке стояла напряженная тишина, в которой явственно слышалось их возбужденное дыхание. Анна опять протянула руку назад, но на этот раз, чтобы ухватиться за столик и не покачнуться. С чувством безнадежности Броуди следил, как кровь отливает от ее щек. Желание прикоснуться к ней превратилось в навязчивую идею.

Вытащив руку из кармана куртки, он потянулся к шелковой розочке, украшавшей пеньюар у нее на груди. Лицо Анны дрогнуло, но она не отшатнулась. Броуди начал осторожно перебирать пальцами тонкие лепестки, а потом с силой стиснул их в кулаке. Губы у нее раскрылись от неожиданности, но она не вскрикнула. Господи, как хорошо он помнил ее рот! Втянув воздух сквозь зубы, Броуди хриплым шепотом проговорил:

– Иди спать, Энни.

Она не шелохнулась, и он неимоверным усилием заставил себя отступить на шаг.

– Уходи. Сейчас же!

Кровь снова прихлынула к лицу Анны обжигающей волной стыда. Она бросила на него страдальческий взгляд, проскользнула мимо и выбежала из комнаты.

Несколько долгих минут Броуди стоял неподвижно, тупо глядя на то место, где она только что стояла, и спрашивая себя, что он натворил.

Но вот в холле зазвучали легкие торопливые шаги. Броуди повернулся кругом. Да, вот оно – истинно верное завершение, все его прежнее поведение было глупейшей ошибкой. Он не должен был ее прогонять. А вот теперь…

В библиотеку вошла Дженни, и одного взгляда на ее лицо оказалось довольно, чтобы подтвердить давно уже мучившее его подозрение, которое ему очень хотелось считать ошибочным и недостойным ее. Ее и Ника.

Напряженная, взвинченная, она остановилась на пороге и неуверенно обвела глазами комнату, но, заметив его в полутьме, сразу поспешила к нему. Волосы у нее были растрепаны, одевалась она явно впопыхах; Броуди подумал, что она, должно быть, уже легла, но снова встала. Когда она заговорила, речь ее полились беспорядочным потоком, нетерпеливая и бессвязная:

– Нам надо поговорить. Я так больше не могу. Я не хочу ждать…

Броуди отступил на шаг, но Дженни проворно схватила его за руку и сжала ее в своих ладонях.

– Знаю, знаю, я обещала подождать, но это слишком тяжело. Прошу тебя. Ник, не прогоняй меня.

– Дженни…

– У меня больше нет сил терпеть. Жить в этом доме рядом с тобой, видеть тебя каждый день… О боже! Иногда мне кажется, что я взорвусь, если не дотронусь до тебя!

По лицу у нее потекли слезы, пальцы еще крепче стиснули его руку, голос перешел в сдавленный, срывающийся шепот:

– За что ты меня мучаешь? Я же знаю: ты все еще меня хочешь! Зачем ты притворяешься, что это не так?

Прикрыв глаза, Броуди покачал головой. Ему было жаль ее.

– Не надо, Дженни. Нет, послушай, не надо, это не…

– Ну пожалуйста!

Она обвила руками его шею, страстно прижалась к нему всем телом, притянула его голову и поцеловала.

Броуди машинально подчинялся ей. Безнадежная тяжесть сдавила ему сердце. Понимая, что объяснения не избежать, он положил руки ей на плечи, немного отстранился, чтобы заговорить, и увидел в дверях Анну.

Она сделала шаг вперед, потом второй. Ее глаза казались огромными и слепыми от боли. «Беги, Энни, беги!» – безмолвно и отчаянно воззвал к ней Броуди, но она, конечно же, не услышала. Его тело как будто оледенело. Дженни наконец тоже заметила, что что-то не так, и оглянулась. Увидев кузину, она разрыдалась еще сильнее;

– Что смотришь? – истерически закричала она Анне. – Он мой! Он всегда был моим! Ты не посмеешь отнять его у меня, он меня любит! Пусть говорит, что хочет, но он любит меня!

Увидев, что Броуди отошел от Дженни и двинулся к ней, Анна вскинула вперед обе руки, словно защищаясь. Прочитав жалость в его глазах, она преодолела судорогу, перехватившую горло, и прошептала:

– Скажи ей.

Потом повернулась и бросилась бежать. Пальцы Дженни вцепились ему в плечи, словно когти, она всем телом преградила ему путь к дверям.

– Нет! – рыдала Дженни, цепляясь за него. – Не ходи за ней, останься!

Она все говорила и говорила, но Броуди больше не слушал: мысленно он следовал за удаляющимся звуком шагов и наконец различил приглушенный стук хлопнувшей на втором этаже двери. Силы покинули его.

Минуту спустя он заметил, что Дженни перестала говорить, а подняв глаза, увидел, что она смотрит на него так, будто видит впервые: «Скажи ей», – прозвучал голос у него в мозгу. Нет, он не мог так поступить. Сказать Дженни правду – значит подвергнуть опасности Анну. Он обязан ее защитить. Пусть даже ценой страдания, которое придется причинить ее кузине.

– Дженни…

Смягчить такой удар невозможно.

– Мне очень жаль, что приходится так поступать с тобой. Клянусь тебе, я не хотел, и, видит бог, ты этого не заслуживаешь. Виноват только я один.

Она упрямо качала головой, не желая слушать. «Будь ты проклят, Ник!» – подумал Броуди.

– Забудь, что между нами было, теперь все изменилось. Надо положить этому конец. Постарайся…

– Нет!

– Послушай меня. Я женат, Анна моя…

– Лжец! Ты говорил, что это ничего не значит, ты же обещал, что мы по-прежнему будем вместе!

«Чтоб тебе гореть в аду веки вечные», – мысленно пожелал брату Джон.

– Мне очень жаль, но это больше не может продолжаться. Мы…

– Почему? Что изменилось? Объясни мне, почему?

Броуди испустил тяжелый долгий вздох и сказал ей правду:

– Дженни, милая, я полюбил свою жену. Она всем телом отшатнулась от него назад, словно он ее ударил. Хуже и придумать ничего было нельзя.

– О господи, Дженни…

Он потянулся за ней, но она отпрянула и кинулась к дверям.

– Подожди, прошу тебя! – крикнул Броуди ей вслед.

– Убирайся к дьяволу! – бросила она через плечо.

Лицо Дженни было искажено болью. Она подхватила юбки и убежала. Броуди слышал, как она пересекла холл и поднялась по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Во всем доме вновь наступила тишина. Он долго стоял в темном коридоре, прислушиваясь к молчанию, потом поднялся наверх, к Анне.

Ее дверь была заперта, и она не пожелала ответить, когда он заговорил с ней. Броуди отошел от двери в коридоре и прошел через свою комнату в их общую гардеробную.

– Энни, пожалуйста, впусти меня, – попросил он сквозь дверь гардеробной, тоже запертую.

Молчание. Он не знал, на что решиться. Можно стоять тут всю ночь и говорить с ней через дверь. А можно поступить по-другому: дождаться, пока она сама не будет готова с ним заговорить. Это было нелегко, все его существо восставало против этого, но он в конце концов перестал стучать, перестал звать ее и вернулся к себе в спальню.

* * *

Анна знала, что он ушел: последние пять минут она напряженно прислушивалась ко всему, что происходило за дверью. Ей давно уже не приходилось плакать, но теперь она спрятала лицо в подушку, и первое рыдание разорвало ей грудь – такое мучительно глубокое, что она сама испугалась. Увы, чем более отчаянные усилия она прилагала, чтобы успокоиться, тем горше становились слезы. Анна закусила зубами подушку и перестала сдерживаться.

Она всегда знала, что не слишком хороша собой, не так привлекательна для мужчин, как другие женщины, но никогда раньше не испытывала столь полного и сокрушительного унижения. О предательстве Николаса ей впервые осторожно намекнул Эйдин. Кое о чем сказал ей взгляд, однажды брошенный на нее Джоном Броуди, но самым бесспорным доказательством служило ощущение неуверенности в себе, ставшее ее постоянным спутником. Напрасно она в свое время не прислушалась к этому свидетельству. Ее ослепило то, что она сочла чудом, – любовь Николаса. Вернее, то, что она приняла за любовь. На самом деле это было еще одно проявление ее греховной гордыни.

Но вот занавес опустился, в зале вспыхнул свет, чудо на поверку оказалось всего лишь театральным эффектом, и теперь ей тоже захотелось скрыться, исчезнуть, стать невидимой. Николас обокрал и опозорил компанию ее отца, но даже это предательство ранило ее не так бол