КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 406787 томов
Объем библиотеки - 537 Гб.
Всего авторов - 147478
Пользователей - 92607
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Морков: Камаринская (Партитуры)

Обработки Моркова - большая редкость. В большинстве своем они очень короткие - тема и одна - две вариации. Но тем не менее они очень интересные, во всяком случае тем, кто интересуется русской гитарной музыкой.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Фирсанова: Тиэль: изгнанная и невыносимая (Фэнтези)

довольно интересно написано

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Графф: Сценарий для Незалежной (Современная проза)

Как уже задолбала литература об исчадиях ада, с которыми воюют... впрочем нет - как же они могут воевать? их там нет... - светлоликие ангелы.

Степень ангельскости определяется пропиской. Живешь на Украине - исчадие ада. На Донбассе - ну, ангел третьего сорта, бракованный такой... В Крыму - почти первосортный. В России - значит, высшего сорта. И по определению, если у тебя украинский паспорт - значит, ты уже не человек, а если российский - то даже если ты последняя скотина - то все равно благородная :)

И после такой литермакулатуры кто-то еще будет говорить, что Украине - не Россия, а Россия - не Украина? В своих агитках - абсолютно одинаковы...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Serg55 про Ланцов: Фельдмаршал. Отстоять Маньчжурию! (Альтернативная история)

неплохая альтернативка.

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
каркуша про Шрек: Демоны плоти. Полный путеводитель по сексуальной магии пути левой руки (Религия)

"Практикующие сексуальные маги" звучит достаточно невменяемо, чтобы после аннотации саму книгу не читать, поэтому даже начинать не буду, но при чем тут религия?...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
каркуша про Рем: Ловушка для посланницы (СИ) (Фэнтези)

Все понимаю про мечты и женскую озабоченность, но четыре мужика - явный перебор!

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
DXBCKT про Андерсон: Крестовый поход в небеса (Космическая фантастика)

Только сейчас дочитал этот рассказ... Читал сравнительно долго и с перерывами... И хотя «данная вещь» совсем не тяжелая, но все же она несколько... своеобразная (что ли) и написана автором в жанре: «а что если...?» Если «скрестить» нестыкуемое? Мир средневековья (очень напоминающий мир из кинофильма «Пришельцы» с Ж.Рено в главной роли) и... тему космоса и пришельцев … С одной стороны (вне зависимости от результата) данный автор был одним из первых кто «применил данный прием», однако (все же) несмотря на «такое новаторство» слабо верится что полуграмотные «Лыцари и иже с ними» способны (в принципе) разобраться «как этот железный дом летает» (а так же на прочие действия с инопланетной технологией...)

Согласно автору - «человеческие ополченцы» (залетевшие «немного не туда») не только в кратчайшие сроки разбираются с образцами инопланетной технологии, но и дают «достойный отпор» зеленокожим «оккупантам» (захватывая одну планетную систему за другой)... Конечно — некие действия по применению грубой силы (чисто теоретически) могли быть так действительно эффективны в рамках борьбы с «инопланетниками» (как то преподносит нам автор), но... сомневаюсь что все эти высокультурные «братья по разуму» все же совсем ничего не смотли бы противопоставить такому «наглому поведению» тех, кто совсем недавно ковал латы, трактовал «Святое писание» (сжигая ведьм) и занимался прочими... (подобными) делами...

В общем ВСЕ получается (уже) по заветам другого (фантастического) фильма («Поле битвы — Земля», с Траволтой и прочими), где ГГ набрав пару-сотню людей из фактически постядерного каменного века (по уровню образования может даже и ниже средневековья) — сажает их за руль «современных истребителей» (после промывки мозгов, и обучающих программ в стиле Eve-вселенной). Помню после получасового сидения (в данном фильме) — такой дикарь, вчера кидавший копья (якобы) «резко умнел» и садился за руль какого-нибудь истребителя F... (который эти же дикари называли «летающим копьем»... В общем... кто-то может и поверит, но вот я лично))

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Влюбленные мошенники (fb2)

- Влюбленные мошенники (пер. Н. А. Миронова) (и.с. Кружево) 782 Кб, 392с. (скачать fb2) - Патриция Гэфни

Настройки текста:



Патриция ГЭФНИ ВЛЮБЛЕННЫЕ МОШЕННИКИ

Глава 1

He кради, это не окупается; хочешь преуспеть в делах – жульничай.

Амброз Бирс

Сестра Мария-Августина не знала, куда деваться: маленький серебряный «дерринджер» [1] больно врезался ей в бедро. К тому же в тряском дилижансе, давно нуждавшемся в новых рессорах, стояла невыносимая духота. От мертвецки пьяного ковбоя, развалившегося на противоположном сиденье, так и разило сивухой. И как только сидящий рядом с ним молодой человек в синих непрозрачных очках слепца умудряется выносить эту вонь? Если правду говорят, будто слепота обостряет все прочие чувства, бедняга уже должен был задохнуться от мерзких испарений.

Эх, ей бы сейчас кружку холодного пива и пуховую подушку под зад! О большем сестра Августина и не мечтала. Ерзая на истертом кожаном сиденье, она попыталась передвинуть пистолет, не привлекая к себе внимания. Должно быть, «дерринджер», засунутый за подвязку, переместился назад: сестре Августине казалось, что она сидит на своем оружии. «Полегче с пушкой, – предупреждал ее Генри. – Смотри, не отстрели себе чего не надо». О, если бы только ей удалось незаметно сунуть руку под подол монашеского одеяния и вытащить из-под себя чертову штуковину! Слепой, ясное дело, ничего не заметит, пьяного ковбоя тем более можно не опасаться. Она искоса бросила взгляд на четвертого пассажира, сидевшего с ней рядом.

Увы, ей не повезло. Еще несколько минут назад он дремал; но теперь проснулся и смотрел на нее в упор, явно ловя удобный момент, чтобы завязать разговор.

– Что-то уж больно жарко для начала июня, верно, сестра? – обратился он к ней с широкой приветливой улыбкой.

Проведя три недели в пути, сестра Августина научилась с легкостью распознавать своих попутчиков. Таких, как ее нынешний сосед, ей неизменно приходилось встречать в каждой почтовой карете, во всех поездах и на любом пароме со времени отъезда из Санта-Розы: он был из тех, кто любит поболтать. С тех пор как дилижанс вышел из Монтерея, уже больше часа прошло в полном молчании; очевидно, терпение говорливого пассажира было на исходе.

– Вы правы, сэр, – быстро нашлась, сестра Августина. – Но вспомните слова псалма: «Господь – хранитель твой; днем солнце не поразит тебя, ни луна ночью».

Она давно уже заметила, что вовремя упомянутое библейское изречение может отбить охоту к разговору у самого общительного собеседника.

Но не тут-то было.

– Вы совершенно правы, сестра! Как сказано в Евангелии от Матфея: «Да будете сынами Отца нашего небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и не праведных».

Сестра Августина смогла лишь кивнуть в знак согласия, так как сказать ей было нечего.

– Позвольте представиться – Джордж Суини, – отрекомендовался сосед, протягивая руку для приветствия.

Она ответила хорошо отрепетированным «монашеским» пожатием, застенчивым, но полным энтузиазма, и в свою очередь представилась:

– Сестра Мария-Августина.

Душа у нее так и пела. Суини – это же ирландская фамилия! Значит, он католик!

– Очень рад знакомству, сестра. – Он с любопытством оглядел ее суровый черный наряд. – Позвольте спросить, к какому ордену вы принадлежите?

– Я представляю орден Блаженных Сестер Святой Надежды. Наша община невелика, монастырь находится в графстве Гумбольдт.

– Стало быть, вы проделали долгий путь. А не опасно путешествовать в одиночку?

С этими словами Суини наклонился к ней и многозначительно кивнул в сторону храпящего ковбоя.

– Со мной такое впервые, – пояснила она. – Сестра Себастьяна, моя обычная спутница, внезапно заболела и слегла в Санта-Барбаре. Доктор заверил, что она поправится без моего участия, и мы решили, что мне следует продолжить путешествие одной. На все воля Божья, и я твердо верю, что Господь оградит меня от любых напастей.

– Я тоже в этом ни минуты не сомневаюсь, сестра.

Суини откинулся на спинку сиденья, бросил на нее восхищенный взгляд и даже почтительно снял перед ней свой котелок – этот жест уже сам по себе свидетельствовал о его благочестии, так как под шляпой обнаружилась лысеющая макушка. Низенький, кругленький, он едва доставал своими короткими ножками, обутыми в сверкающие лакированные туфли, до пола кареты. В начале путешествия сестра Августина наметанным глазом отнесла его к разряду коммивояжеров: уж больно много багажа он взгромоздил на крышу дилижанса компании «Уэллс-Фарго». Но сейчас, внимательней приглядевшись к нему, она решила, что ошиблась: он излучал бодрость и жизнерадостность, да и одет был слишком опрятно для бродячего торговца. Что ж, тем лучше. А главное, он, благодарение Богу, носит фамилию Суини. Стало быть, с него есть что взять.

– А в чем, осмелюсь спросить, состоит ваша миссия, сестра?

Дело пошло как по маслу. Задав вопрос, он сам упростил ей задачу. Сестра Августина молитвенно сложила руки на груди:

– Я занимаюсь сбором пожертвований для нашего ордена. Одной из наших больниц в Африке грозит закрытие, но этого допустить нельзя, это было бы просто бедствием! Мы испытываем крайнюю нужду в деньгах. Вот уже несколько недель мы собираем средства по церковным приходам нашего штата, и Сан-Франциско – последний пункт моего маршрута перед возвращением домой. После этого мне предстоит отправиться в Африку, где я надеюсь обрести свое истинное призвание.

– Ваше истинное призвание?

– Я намереваюсь стать сестрой милосердия в приютской больнице. Но, разумеется, мы должны принимать волю Божью не ропща, какова бы она ни была. И сейчас Всевышний повелевает мне трудиться на благо страждущих невинных душ, собирая для них пожертвования.

– Речь идет о больнице для детей?

– Для неизлечимо больных детей-сирот. Пухлые щечки мистера Суини порозовели от волнения; ей даже почудилось, что в его выцветших голубых глазках блеснула слеза. Сестра Августина отвернулась, чтобы его не стеснять, но уголком глаза все же успела заметить, что он роется в бумажнике.

– Боюсь, что это все, чем я сейчас могу помочь, – смущенно прошептал Суини, сунув ей в руку банкноту.

– Благослови вас Господь, мистер Суини! – воскликнула монахиня.

«Десятка», – удовлетворенно заметила она про себя, пряча «зелененькую» в плоский черный кожаный кошель, где уже лежал улов последних трех недель: больше четырех тысяч долларов ассигнациями и золотыми монетами. Да, она здорово поднаторела в этом деле и сумму пожертвования могла угадать с ходу.. Генри так и не сказал ей перед отъездом, сколько именно они задолжали, но она была почти уверена, что им потребуется гораздо больше, чем ей удалось собрать. И все же четыре тысячи – это совсем неплохо для начала.

Теперь сестра Августина с надеждой обратила свой взор через проход на слепого. А вдруг он, вдохновленный примером Суини, тоже решит облегчить душу и кошелек в приступе христианского милосердия? Ей почему-то казалось, что он не спит, хотя утверждать наверняка она бы не взялась: его глаза были надежно скрыты за глухими кобальтовыми стеклами очков. Она частенько поглядывала на него исподтишка на протяжении последнего часа, стыдясь самой себя, но не в силах удержаться: его романтическая внешность невольно притягивала ее.

Был ли он слеп от рождения, спрашивала она себя, или стал жертвой какого-нибудь несчастного случая? И чем он живет? Отлично сшитый черный костюм тонкого сукна и серый шелковый галстук, казалось бы, говорили о богатстве и изысканном вкусе, однако сестра Августина давно уже усвоила, что вернейшим показателем финансового состояния человека являются его башмаки, а в данном случае они явно свидетельствовали не в пользу владельца. Растрескавшиеся, со стоптанными каблуками, они могли принадлежать либо человеку бедному, либо тому, кто не заботится о своей внешности. Ни то, ни другое определение к слепому красавцу вроде бы не подходило. А может – какая удручающая мысль! – это ботинки человека, который просто не видит своей обуви? Подумав об этом, она откинулась на спинку сиденья, устыдившись своего вороватого подглядывания исподтишка за беднягой, который не мог ее видеть. Несчастный! Такой молодой, сильный, полный жизни… Такой красавец!

И руки у него тоже были красивые, она обратила на них внимание в самом начале пути. Он сидел, обхватив резную ручку зажатой между колен трости длинными точеными пальцами, нервными и сильными, как у музыканта, с чистыми, коротко подстриженными ногтями. На пальцах не было колец. А может, он и не музыкант. Такие руки могли принадлежать священнику или скульптору. Как бы то ни было, сестре Августине не терпелось, чтобы одна из них поскорее потянулась за бумажником.

Монахиням не полагалось первыми вступать в разговор с незнакомыми мужчинами, поэтому сестра Августина облегченно перевела дух, когда это сделал за нее мистер Суини, непрерывно глазевший на слепого с еще более жадным любопытством, чем она сама.

Подавшись вперед всем телом, чтобы не осталось сомнений в том, к кому из сидящих напротив он обращается – хотя храпящего ковбоя можно было, безусловно, не принимать в расчет, – Суини напрямик спросил:

– Добрый день, сэр, как поживаете?

– Добрый день, – с готовностью откликнулся слепой. – Мистер Суини, если не ошибаюсь? Разрешите представиться – Эдуард Кордова.

Он протянул руку, и они с Суини обменялись рукопожатием.

– Сестра, – продолжал слепой, отвесив в ее сторону легкий почтительный поклон.

Оказалось, что он говорит с английским акцентом. Вот уж этого сестра Августина совершенно не ожидала.

Мистер Кордова, – приветливо отозвалась она.

Кордова? Значит, в его жилах течет испанская кровь?

И опять Суини, обуреваемый желанием удовлетворить свое любопытство, пришел ей на помощь.

– Вы родом из Монтерея, сэр? – бесцеремонно осведомился он.

– Немного южнее. У моего отца ранчо в долине. Суини удовлетворенно хмыкнул, давая понять, что ответ произвел на него должное впечатление.

– О, совсем небольшое, – пояснил мистер Кордова с извиняющейся полуулыбкой. – Всего несколько сотен тысяч акров.

Голос у него был низкий, но мелодичный и волнующий, как звук виолончели. Сестра Августина так заслушалась, что смысл его последних слов дошел до нее не сразу. Когда она наконец представила себе истинные размеры «совсем небольшого» ранчо, ей пришлось усилием воли закрыть рот.

– Кордова, Кордова, – продолжал мистер Суини, как бы размышляя вслух. – Это ведь испанское имя, верно? Но я готов поклясться, что вы говорите с английским акцентом!

Мистер Кордова улыбнулся в ответ. Оказалось, что в придачу ко всему прочему у него отличные белые зубы.

– У вас тонкий слух, сэр. Дело в том, что моя мать – англичанка, а сам я несколько лет учился в Англии.

– Ах вот как! В Оксфорде?

– В Кембридже.

– Ну и ну! Стало быть, вы человек ученый? Белозубая улыбка угасла. Мистер Кордова вздохнул и отвернулся к окну.

– Право же, не стоит об этом вспоминать.

Мистер Суини и сестра Августина сконфуженно переглянулись. Повисла неловкая пауза.

– Позвольте спросить, – нарушил молчание Суини, – что за дела позвали вас в Сан-Франциско? Если, конечно, это не секрет.

– Никакого секрета нет. Я записался в местную школу для слепых, чтобы овладеть азбукой Брайля [2]

– Да что вы говорите! А что она из себя представляет, не могли бы вы объяснить? Я что-то слыхал об этой азбуке, но так и не смог понять, в чем там дело.

– Это набор выпуклых точек в различных сочетаниях, представляющих буквы алфавита. Их ощупывают кончиками пальцев.

Слепой опустил голову, словно разглядывая свои руки. Сестра Августина тоже залюбовалась ими. Ей пришло в голову, что эти длинные чуткие пальцы наверняка справятся с любыми выпуклыми точками.

– Насколько я понимаю, вы ослепли не так уж давно?

Тут уж сестра Августина, потрясенная бестактностью Суини, взглянула на него с возмущением, хотя и сама изнывала от желания услышать ответ на этот вопрос.

– Давно ли? – задумчиво переспросил Эдуард Кордова.

Прошла целая минута. Монахиня уже решила, что это и есть весь его ответ, и начала гадать, что он может означать.

Но тут Кордова вновь заговорил:

– Нет, полагаю, можно сказать, что я ослеп не так уж давно… хотя мне самому кажется, что с тех пор прошла целая вечность.

На этот раз тягостное молчание затянулось надолго. Ей хотелось хоть как-нибудь его утешить, но она ничего не могла придумать. Приласкать его? Об этом не могло быть и речи, а сочувственный взгляд при данных обстоятельствах не возымел бы действия. Пришлось ограничиться краткой расхожей фразой:

– Мне очень жаль, мистер Кордова.

Мистер Кордова выразительным жестом поднял руки, как бы благодаря ее за сострадание и одновременно давая понять, что оно излишне.

– А теперь, мистер Суини, – продолжал он, с несколько наигранным оживлением меняя тему разговора, – настал ваш черед поведать нам свою историю. Откуда вы путь держите, и что привело вас в Сан-Франциско?

Мистер Суини оживился. Он давно уже ждал этого вопроса.

– Ну что ж, – ответил он с гордостью, – можно сказать, что я тоже выполняю своего рода миссию, хотя и куда более мирскую, чем та, что позвала в дорогу сестру Марию-Августину. Я курирую отдел китайских древностей Музея восточно-азиатского искусства в Сент-Луисе. Последние шесть недель я путешествую по вашему прекрасному штату с небольшой коллекцией предметов искусства.

Суини вежливо повернулся к монахине, стараясь и ее вовлечь в разговор.

– Это можно назвать культурным обменом, – пояснил он. – Точно такая же передвижная выставка организована в нашем штате Музеем изящных искусств Сан-Франциско.

Она столь же вежливо пробормотала в ответ нечто выражающее восхищение.

– Вы хотите сказать, что везете экспонаты с собой в дилижансе? – изумленно воскликнул мистер Кордова.

– Совершенно верно. Это последний отрезок пути, и я страшно рад этому, хотя мне приятно было путешествовать по Калифорнии. Послезавтра у меня последняя остановка – в Сан-Франциско, где и состоится заключительный показ.

– Должно быть, экспозиция не очень велика?

– Она невелика по количеству экспонатов, зато это одни шедевры, – ответил Суини с явной обидой. – Это редкостные экспонаты, рассчитанные на знатоков.

– Полагаю, они обладают большой ценностью, – осторожно предположила сестра Августина.

– Они бесценны, поистине бесценны! В ее глазах мелькнула искорка интереса:

– И что же это за экспонаты?

Мистер Суини вдохновенно пустился в описание погребальной скульптуры династии Мин, нефритовых ювелирных изделий династии Тан, расписных ширм, акварелей и керамики, покрытой эмалью.

– Как это, должно быть, красиво! – воскликнула она, когда поток его красноречия наконец иссяк. – А нет ли у вас с собой каталога?

– Конечно, есть, и не один, только они, к сожалению, упакованы в багаже. Если хотите, я достану для вас экземпляр, когда мы остановимся на ночь.

– С вашей стороны это чрезвычайно любезно. Тут ее взгляд совершенно случайно упал на мистера Кордову, и она заметила, что он сидит, погруженный в раздумья.

Разговор перешел на более общие темы. Ковбой вдруг очнулся, разбуженный собственным храпом, и обвел своих попутчиков замутненным взглядом. Внезапно карета резко дернулась и остановилась с сильным толчком, и они услыхали, как возница спрыгнул с козел на дорогу.

– Извините, господа, – обратился он к пассажирам, – небольшая заминка.

– В чем дело, мистер Уиллис? – спросил Суини, распахнув дверцу справа от себя.

– Сосну повалило поперек дороги, ни пройти, ни проехать. С одной стороны овраг, с другой – скалы. В нее, похоже, ударила молния.

Возница сдвинул шляпу на затылок и почесал лоб.

– Вообще-то дерево не такое уж большое, думаю, мы сообща его уберем.

– Я вам охотно помогу, – тотчас же откликнулся мистер Суини.

Сестра Августина с сомнением оглядела его смешную пузатую фигурку с коротенькими ручками. Он чем-то напоминал лягушонка.

Все разом посмотрели на ковбоя. Он все еще горько маялся похмельем – исходивший от него перегар стелился, как туман, в застоявшемся накаленном воздухе кареты. Молчание затянулось, и нарушил его мистер Кордова.

– Я был бы рад предложить свою помощь, – проговорил он с грустью, – да боюсь, что буду вам скорее помехой, чем подспорьем. И все же, если вы полагаете…

Ковбой перебил его каким-то невразумительным ругательством.

– П'шли, – скомандовал он и, шатаясь, выбрался из кареты.

– Мы мигом, – бодро заверил монахиню мистер Суини и выпрыгнул следом.

Оставшись наедине с мистером Кордовой, сестра Августина поспешила воспользоваться благоприятной ситуацией: живо расстегнула спереди тяжелый льняной балахон, в котором потела, как портовый грузчик, и принялась обмахиваться ладонью, словно веером. При этом она опять невольно загляделась на сидевшего напротив слепого, хотя в ярко-синих стеклах не было видно ровным счетом ничего, кроме ее собственного отражения.

Любуясь его высоким умным лбом, аристократическим орлиным носом и чувственным ртом, она просто умирала от желания узнать, какого цвета глаза скрываются за темными очками. Карие, должно быть. Ведь волосы у него темно-каштановые, почти черные. Отец испанец и мать англичанка. И все эти бесконечные акры земли на ранчо к югу от Монтерея. От одной мысли об этом душа сестры Августины вновь преисполнилась христианского милосердия.

– Жаркий выдался день, – заметил он.

– Уж это точно, – отозвалась она, продолжая обмахиваться изо всех сил.

Он повернулся к окну, показывая ей свой гордый орлиный профиль, и глубоко втянул ноздрями воздух:

– Это маки цветут?

Она выглянула в окно, следуя за его невидящим взглядом.

– Да, их тут целое поле. Вон там, рядом с дубовой рощей. Футах в тридцати отсюда.

Его губы искривились в горькой усмешке. Она предположила, что в эту минуту он сидит с закрытыми глазами и пытается воскресить в памяти образ алых цветов. Ей хотелось сказать что-нибудь в утешение, но нужные слова не шли на ум. Какой же это ужас – потерять зрение! Да если бы она вдруг ослепла и кто-то сказал ей, что на то воля Божья, она прокляла бы того, кто это произнес.

– Мне бы тоже хотелось внести свою лепту в сохранение вашего сиротского приюта, сестра. Смею надеяться, что сумма не покажется вам слишком скромной.

– Благослови вас Господь, мистер Кордова, – смиренно откликнулась сестра Августина.

Мысленно она издала торжествующий клич и даже потрясла в воздухе обоими кулачками, точно боксер, вырвавший победу в призовом матче.

Мистер Кордова вдруг закашлялся и поспешно прикрыл рот рукой.

– Надеюсь, у вас есть карточки для пожертвований или бланки почтового перевода?

– Думаю, да. Сейчас достану один для вас. Сестра Августина открыла свой кошель и провела большим пальцем по солидной пачке бланков для пожертвований.

– Пожалуй, дайте его мне, когда мы остановимся на ночлег.

– Разумеется.

– Возможно, мне придется попросить вас, сестра, о помощи в оформлении перевода. Сумма прописью и тому подобное.

Матерь Божья! Сестра Августина крепко-накрепко зажмурилась и произнесла ровным голосом, хотя ей хотелось петь:

– Сочту за честь помочь вам, мистер Кордова. Когда радостное возбуждение несколько улеглось, она вспомнила, что пистолет по-прежнему врезается ей в ногу. Покосившись в окно и убедившись, что горизонт чист, сестра Августина потихоньку, стараясь не шелестеть юбками, подтянула кверху тяжелый балахон и закатала штанину панталон на правой ноге. Так и есть, «дерринджер» съехал с положенного места; она передвинула пистолетик на бок, где ему и надлежало быть. Ах, если бы можно было стянуть с ног толстые, жаркие, уродливые черные чулки! На коже остался ноющий красный рубец от пистолетного ствола. Она принялась растирать его обеими руками, не переставая сердечно улыбаться мистеру Кордове, хотя он не мог видеть ее улыбки.

Снаружи захрустел гравий. Не успела она одернуть подол и придать лицу подобающее Божьей невесте выражение, как дверцы дилижанса с обеих сторон распахнулись и Суини с ковбоем забрались внутрь. Возница щелкнул кнутом, и карета тронулась.

* * *

Ей понравился отель «Саратога» – небольшой и опрятный, в отличие от тех, к которым она привыкла за последнее время. Мужчины, как истинные джентльмены, пропустили ее вперед при регистрации, чему она несказанно обрадовалась, так как мечтала лишь о том, чтобы сбросить с себя одежду, остыть и вымыться – именно в таком порядке. Тем не менее она заставила себя задержаться у стойки администратора, любуясь для виду семейной фотографией хозяина с детьми, чтобы узнать, в какой номер поместили мистера Суини. В семнадцатый? Стало быть, через четыре двери от нее. Очень кстати!

Оказалось, что в ее небольшом номере на втором этаже имеются все удобства, да плюс к тому еще обои без пятен и не слишком вытертый ковер от стены до стены. Она швырнула чемодан на широкую кровать, решив, что еще успеет распаковать вещи, и, напевая себе под нос «Господь добр, Господь милосерден», сбросила с себя монашеские одежды: балахон, покрывало, четки и крест, а затем и башмаки, чулки, сорочку и панталоны. Хорошо еще, что монахиням не приходится носить корсет. Вот уж, поистине. Бог миловал! Ну-с, настоящую ванну она примет попозже в общем помещении в конце коридора, а пока хватит с нее для полного блаженства кувшина воды на умывальнике. Сестра Августина распустила волосы, и они водопадом заструились по плечам. Даже если намокнут – не беда, она опять уберет их под монашеское покрывало перед тем, как спуститься к ужину, и дело с концом. Продолжая беспечно напевать, она обтерла мокрым полотенцем лицо и шею, с наслаждением ощущая, как ручейки холодной воды стекают по плечам и груди. Случайно поймав свое отражение в зеркале над умывальником, она припомнила слова Генри и улыбнулась.

– Ты ангел во плоти, – утверждал Генри. – Да они вывернут карманы наизнанку ради такого прелестного личика.

Какой-то скребущий звук, раздавшийся в коридоре, заставил ее насторожиться. Она застыла на месте, не понимая, что он мог означать. Звук приближался: странное прерывистое царапанье и постукивание. Вот он уже у самой двери. Пока она пыталась вспомнить, заперлась ли изнутри перед тем, как разоблачиться, кто-то повернул ручку, и дверь распахнулась настежь.

– Мистер Кордова! – воскликнула она, каким-то чудом удержавшись от визга.

– О, прошу прощения! Это вы, сестра? Вежливый, невозмутимый, он стоял на пороге, описывая в воздухе дугу тростью.

– Я готов поклясться, что правильно сосчитал двери! Клерк сказал – третья справа… должно быть, я одну пропустил. Вы мне не поможете?

Вся съежившись в отчаянной и безнадежной попытке прикрыть грудь согнутым локтем, а остальное – растопыренной ладонью, она казалась сама себе Евой после грехопадения.

– Я… гм… я не совсем одета.

Мистер Кордова смутился, но, вместо того чтобы тактично ретироваться, повернулся и захлопнул дверь ногой: руки у него были заняты двумя громоздкими чемоданами и тростью.

– Искренне извиняюсь, – повторил он со своим чарующим английским акцентом, – я, наверное, поставил вас в ужасно неловкое положение.

Она судорожно перевела дух.

– Но вы же понимаете, вам незачем смущаться.

Все это он проговорил с такой горечью, с таким самоотречением, что у сестры Августины больно сжалось сердце. К тому же он, безусловно, был прав. Чувствуя себя законченной дурой, она опустила руки, выпрямилась и сказала как ни в чем не бывало:

– Вы совершенно правы. Я просто не подумала. Ей даже захотелось извиниться за свою бестактность, но она прикусила язык. Разумеется, он не мог ее видеть, она это прекрасно понимала, но… все-таки ей было мучительно неловко стоять в чем мать родила перед незнакомым мужчиной. Впервые за все время она даже порадовалась, что на нем непроницаемые очки: пусть он слеп, но встретиться с ним взглядом в эту минуту она не пожелала бы ни за какие блага мира. Пришлось сделать несколько семенящих шажков назад, к постели.

– Прошу меня извинить…

– Нет, это я прошу меня извинить!

Он попятился, давая ей дорогу, и она прошла в одном шаге от него, чувствуя, как с головы до ног покрывается гусиной кожей.

– Разве они не могли послать коридорного вас проводить? – спросила она через плечо, пытаясь нащупать в чемодане свой капот.

– Я им сказал, что сам справлюсь. Иногда… – Его голос беспомощно затих на полуслове.

Да куда же, черт побери, девался этот халат, будь он неладен?

– Иногда?.. – переспросила она, нетерпеливо вывернув на постель все содержимое чемодана.

– Боюсь, что иногда гордыня толкает меня на поступки, которые мне явно не по силам, – со сдержанным достоинством признался мистер Кордова.

Повернувшись к нему вполоборота, сестра Августина натянула на плечи капот из розовой синели.

– Смирение, конечно, достойно похвалы, – назидательно напомнила она, – но, должна признаться – хоть и не моего ума это дело, – что сама я никогда не считала его одной из основных добродетелей.

Его плутовская улыбка немного удивила ее: от человека, погруженного – пусть даже в прошлом! – в научные изыскания, она такого не ожидала.

– Спасибо вам на добром слове, сестра. Особенно принимая во внимание обстоятельства.

Она покрепче затянула на талии кушак капота и повернулась к нему:

– Ну вот, я готова. Позвольте мне взять один из них.

Он отдал ей меньший из чемоданов, который держал под мышкой.

– Какой номер назвал вам клерк?

– Четырнадцатый.

Они вышли в коридор. Она хотела взять его под локоть, но мистер Кордова отвел ее руку и сам крепко ухватился за ее плечо, пояснив:

– Мне так удобнее.

Двигаясь «индейской цепочкой» – он на шаг позади нее, – они безо всяких приключений добрались по узкому коридору до нужной двери.

– Вот мы и пришли. Номер четырнадцатый через две двери от моего, вы просто ошиблись при подсчете.

– Я должен еще раз извиниться.

– Вовсе нет. Ключ у вас? Позвольте мне помочь…

– Вы очень добры, но я предпочитаю все делать сам.

Это прозвучало неожиданно твердо, даже немного резко. Сестра Августина опешила и, отступив на шаг, принялась наблюдать с безмолвным сочувствием, как он ставит чемодан на пол, вешает трость на левую руку и шарит вынутым из кармана ключом вокруг замочной скважины. Наконец дверь открылась.

С первого же взгляда она убедилась, что его комната – сестра-близнец ее собственной.

– Я поставлю ваш чемодан вот на этот стул, ладно?

Он кивнул, но так и замер в дверях. Сестра Августина поняла, что он хочет остаться один, чтобы обследовать комнату без свидетелей, и, подойдя к нему, вновь решительным жестом водворила его руку к себе на плечо.

– Кровать стоит… – она слегка потянула его за руку, чтобы сдвинуть с места, – раз, два, три, четыре… в четырех с половиной шагах отсюда по прямой. А вот ночной столик.

Она прижала его ладонь к деревянной крышке.

– Тут стоит масляная лампа… вот она. Хотя… – тут она почувствовала, как краска заливает ей щеки, – вам она, наверное, не понадобится. Теперь, если вы повернетесь боком и пройдете вдоль кровати… раз, два, три, четыре, пять… стоп, это письменный стол.

Подобным же образом они просчитали количество шагов до окна, до гардероба и до умывальника, потом сестра Августина предложила выйти в коридор и определить расстояние до ванной комнаты.

– Нет, уж теперь я сам, благодарю вас.

– Честное слово, мне вовсе не трудно, и пока мы…

– Сестра, – протянул он своим волнующим баритоном, – вы просто ангел милосердия, но, насколько я понимаю, на вас всего лишь легкий халат или что-то в этом роде. Если нас кто-нибудь заметит… может возникнуть неловкость.

С неожиданным для себя сожалением она выпустила его руку и отошла к двери.

– Вы правы. Спасибо, я как-то об этом не подумала. Что ж, в таком случае я, пожалуй, пойду… Вы уверены, что вам больше ничего не нужно?

– Совершенно уверен.

– Ну тогда до свидания. Она открыла дверь.

– Сестра?

– Да?

– Я хотел бы спросить… не согласитесь ли вы отужинать со мной сегодня? Если, конечно, это не противоречит уставу вашего ордена.

Она улыбнулась. Выдержав паузу для приличия, она ответила:

– Да нет, пожалуй, никаких правил я не нарушу, если соглашусь. Представьте себе, мистер Кордова, наш орден отличается весьма либеральными взглядами.

Она уже успела позабыть, насколько неотразима его собственная улыбка.

– Рад слышать, что орден Нищенствующих Сестер столь демократичен.

– Сестер Святой Надежды, – поправила она с мягким упреком.

– Ах да, Надежды… Так я постучу к вам примерно через час?

– Буду ждать с нетерпением.

Он отвесил ей низкий церемонный поклон, окончательно пленивший ее сердце, и она босиком выпорхнула из его комнаты бесшумной танцующей глиссадой.

* * *

– Это произошло ровно год и месяц тому назад. По завершении университетских занятий я отправился домой на корабле из Ливерпуля в Сан-Франциско. Через три недели мы с Изабеллой должны были сыграть свадьбу.

– Свадьбу?

Сестра Августина отложила вилку и потянулась за своим бокалом. «Шато Дюкрю-Бокейю» урожая 1879 года, как объяснил ей мистер Кордова. К столу в отеле «Саратога» подавали только «Шабли» местного разлива; узнав об этом, владелец ранчо близ Монтерея поднялся к себе в номер и принес бутылку из своих собственных запасов. Он был настоящим ценителем благородного напитка.

– Четыре года мы с Изабеллой были помолвлены. Изабелла ждала, пока я не закончу учебу.

– Что же произошло? – спросила сестра Августина, когда он вдруг умолк.

– В последнюю ночь перед прибытием в трюме корабля возник пожар. Поднялась всеобщая паника. Я пытался помочь потушить огонь, а потом начал выводить перепуганных пассажиров из задымленных кают в безопасное место. Мне… не следовало так рисковать, это было безрассудство, а не храбрость, но я решил попытать счастья и спустился вниз в последний раз, хотя понимал, что уже выбился из сил. Помню, как раздался страшный треск, а потом…

По его лицу прошла судорога, он провел рукой по лбу.

– Как мне потом сказали, переломилась горящая балка. Она упала и ударила меня по голове.

– Боже милостивый!

– К счастью, корабль причалил благополучно. Я постепенно оправился от полученного удара, но потерял зрение навсегда. На этом сходились все врачи, к которым я с тех пор обращался. Все, как один, были единодушны в том, что восстановить его не удастся.

Его глухой голос, в котором звучала безысходность, заставил ее отбросить осторожность и взять его за руку, бессильно лежавшую на обеденном столе. Он провел большим пальцем по тыльной стороне ее ладони и выжал из себя бледную улыбку.

– Изабелла проявила удивительное мужество и самоотверженность, настаивая, чтобы свадьба состоялась, несмотря ни на что, но я не мог обречь ее на жизнь с инвалидом.

– Но если вы ее любили…

– Именно поэтому я и не захотел стать для нее вечной обузой. И теперь я твердо знаю, что поступил правильно. Несколько недель назад до меня дошла весть о том, что она… вышла замуж.

Сестра Августина заморгала, чтобы не расплакаться.

– О, мистер Кордова…

– Эдуард.

– Эдуард. Мне ужасно жаль.

– Благодарю вас.

Наступила пауза, полная дружеского, сочувственного понимания. Потом он решительно высвободил свою руку со словами:

– Довольно говорить обо мне. Расскажите-ка лучше о себе, сестра. Когда вам впервые пришла мысль о том, чтобы посвятить себя Богу? Хотя… может быть, это слишком личный вопрос? В таком случае я прошу прощения…

– Нет, что вы, не нужно! Мне было тогда двенадцать лет.

– Вы были совсем еще ребенком! Должно быть, ваша семья отличалась большой набожностью?

– Вовсе нет. По правде говоря, они всячески противились тому, чтобы я приняла постриг. Но после того, как мне явилось знамение, никакая сила в мире не могла меня удержать.

– Что за знамение?

Сестра Августина задумчиво посмотрела на него.

– Вы католик, мистер Кордова?

– Эдуард.

– Эдуард.

– Когда-то я был католиком, – признался он со сдержанной горечью.

Она огорченно ахнула и начала было что-то возражать, но он остановил ее величественным жестом.

– Расскажите мне о знамении, сестра.

– Ну ладно.

Сестра Августина отпила глоток вина для храбрости.

– Я выросла неподалеку от Санта-Барбары. Моя семья, как и ваша, жила на большом ранчо, и поблизости почти не было соседей. Совсем не было, если уж на то пошло. Поэтому я подружилась с Мариэленой, дочерью одного из наших работников. Мы с ней были неразлучны, пока у нее не появились стигматы[3].

– Что появилось?

Она изумленно подняла брови:

– Вы же говорили, что вы католик!

– Ах, стигматы! Извините, я не расслышал.

– Впервые это случилось во время мессы у нас на ранчо, в маленькой семейной часовне. Сразу же после причастия на белоснежном платье Мариэлены вдруг выступили пятна крови.

– Бог ты мой! Что же с ней приключилось? Она остановила на нем строгий взгляд:

– Говорю же вам, у нее появились стигматы! Сквозные кровавые раны на руках и на ногах, рана в боку и следы на лбу от тернового венца.

Осторожно, словно боясь расплескать, Эдуард Кордова поставил бокал на стол.

– Так это и было ваше знамение?

– Ну разумеется! К концу мессы все следы исчезли, ни капельки крови не осталось. Это было настоящее чудо, знамение свыше, напоминание о том, что Господь наш вездесущ и что Он пошел на крест за грехи наши…

Мистер Кордова задумчиво кивнул.

– И поэтому вы решили уйти в монастырь?

– Отчасти да.

– Полагаю, вы последовали туда за Мариэленой? Сестра Августина испустила тяжкий вздох.

– Нет, это не так. Вскоре после того памятного богослужения она тяжело заболела. Доктор сказал, что у нее болотная лихорадка. Ее страдания были ужасны, но никто не слышал от нее ни слова жалобы. Она ведь уже была святая.

– Понятно.

– Перед самой смертью она взяла с меня слово стать монахиней вместо нее. Я, конечно, согласилась. Мариэлена страшно мучилась и телом и душой, но мое обещание принесло ей долгожданный покой: она отошла в лучший мир с улыбкой на устах. Ни разу за всю жизнь у меня не было случая пожалеть о своем решении.

Эдуард Кордова так расчувствовался, что решил налить себе еще вина и при этом чуть не опрокинул бутылку. Сестра Августина едва успела подхватить ее.

– Извините, – пробормотал он, – я страшно неловок.

– Не надо так говорить, – мягко возразила она, наполняя его бокал. – Мне ваши движения кажутся вполне уверенными.

– Вы просто слишком добры и снисходительны. Тут он наклонил голову и прислушался.

– А себе вы разве не хотите налить еще?

– Мне лучше бы воздержаться.

Его голос выдавал крайнее изумление:

– Разве монахиням возбраняется пить вино?

– Нет, но нам следует соблюдать умеренность.

– Вы ее не нарушаете. Два бокала – разве это так много?

Перед тем как уступить, сестра Августина выдержала приличествующую случаю паузу.

– Н-ну хорошо. Только совсем чуть-чуть. Наклонив бокал, чтобы не слышно было бульканья, она наполнила его до краев, потом рассказала ему о своем одиноком детстве на родительском ранчо. Выяснилось, что между ними много общего. Время за беседой летело незаметно.

– Спасибо вам, что вызвали меня на откровенность, сестра Августина, – поблагодарил Эдуард Кордова по окончании обеда. – Мне необходимо было выговориться, а с вами удивительно легко и приятно беседовать.

– Могу сказать то же самое о вас… Эдуард.

– Надеюсь, вы не рассердитесь на мои слова… У вас чудесный голос. Такой ласковый, успокаивающий.

Она подперла рукой подбородок:

– Правда?

– Поверьте, уж кому, как не мне, разбираться в голосах! Глубокий, я бы сказал, грудной и с такими… как бы это выразить… доверительными нотками.

Он глубокомысленно соединил кончики своих красивых длинных пальцев.

– Нежный, но в то же время звучный. В нем слышится нечто невинное, почти что детское, хотя в некоторых звуках вдруг проскальзывает этакая очаровательная хрипотца.

Сестра Августина смотрела на него, словно в трансе, зачарованная его словами. Больше всего на свете ей хотелось узнать, какого цвета у него глаза – эти бедные незрячие глаза! В пламени свечей его волнистые каштановые волосы отливали бронзой. Сразу было заметно, что перед обедом он побрился: об этом свидетельствовала не только гладкость слегка впалых щек, но и витавший вокруг него слабый запах…

Она наклонилась поближе, чтобы определить, что это. Похоже, лавровишневая вода. До чего же красивые у него губы – полные, чувственные и в то же время решительные. Открывает ли он рот, когда целуется? Некоторые мужчины так делают, это она знала по опыту. А может, он начинает с закрытым ртом и только потом открывает, заставляя тебя ответить тем же…

– А вот и вы!

Круглая физиономия мистера Суини нависла над ними, подобно полной луне.

– Какая удача! Я решил немного вздремнуть и, представьте, проспал аж два часа. Проснулся, гляжу, уже совсем стемнело. Ну, думаю, придется мне ужинать в полном одиночестве. Можно к вам присоединиться? Надеюсь, я не помешаю?

– Нет-нет, конечно, нет! – воскликнули они в один голос, однако сестре Августине показалось, что, приглашая толстяка за стол, мистер Кордова проявил ничуть не больше искренности, чем она сама. А ведь ей следовало бы радоваться его приходу, сообразила она по зрелом размышлении. Именно мистеру Суини, а вовсе не Эдуарду Кордове она должна была сейчас заговаривать зубы! Ведь не кто иной, как Суини, разъезжал по Калифорнии с целым сундуком бесценных сокровищ!

Порой она сама себе удивлялась. С какой великолепной небрежностью, с каким безупречным тактом, без малейшей шероховатости или натяжки ей удалось перевести разговор на меры предосторожности, предпринимаемые им для охраны своей коллекции! Искусно подготовив почву, она наконец смогла задать прямой вопрос: сдает ли он экспонаты в камеру хранения компании «Уэллс-Фарго», останавливаясь на ночлег? Или считает более безопасным доверить их администрации отеля?

– Ни то, ни другое, – ответил Суини, сияя самодовольством. – У меня есть свои собственные методы охраны, куда более совершенные, чем могут предложить любые наемные сторожа.

– В самом деле?

– Можете не сомневаться. Начнем с того, что я ни на миг не выпускаю свою коллекцию из виду. Ведь я лицо заинтересованное, не то что посторонние люди, от которых смешно было бы ожидать ревностного исполнения долга.

– Но неужели вы нисколько не опасаетесь ночного нападения?

Суини снисходительно рассмеялся, блеснув полным набором золотых зубов.

– Хотел бы я посмотреть, кто на это отважится. Я им не завидую.

– Стало быть, вы вооружены? – предположила сестра Августина.

Это означало бы конец разговора.

– Ну что вы, у меня имеется кое-что получше! У меня с собой целый чемодан специальных запоров для окон и дверей. Сделаны на Заказ. Ничего даже отдаленно похожего «Уэллс-Фарго» предложить не может, не говоря уж о гостиничных сейфах. Моя комната превращается на ночь в неприступную крепость, сестра.

– Сделаны на заказ? – переспросила она, стараясь ничем не выдать своего разочарования.

– Вот именно! Изготовлены в специальной мастерской. Правда, заказ обошелся нашему музею в целое состояние, но ведь безопасность прежде всего, не так ли?

Описывать устройство запоров он, разумеется, не стал, а расспрашивать сестра Августина не решилась. Не вызывая подозрений, такой вопрос мог бы задать разве что слесарь, но уж никак не монахиня.

Что ж, очень жаль, но ничего не поделаешь. Генри, конечно, начал бы обвинять ее в том, что она не желает совершенствоваться в необходимых навыках, но, если уж на то пошло, она могла бы и покопаться в патентованных запорах мистера Суини. Знать бы только, какой они системы! Цилиндрический замок с пружиной она могла бы открыть даже с завязанными глазами, но вот новые системы с зубчатым барабаном… нет, это было слишком сложно.

Ну и шут с ним! По правде говоря, она была скорее рада, чем разочарована. Да, деньги ей нужны позарез, но откровенная кража все-таки не в ее духе. Слишком примитивно, слишком грубо. Интересно, знает ли Генри хоть одного скупщика краденого? Он никогда об этом не говорил. Насколько ей было известно, сам он никогда взломщиком не был. И ей казалось, что даже при самых отчаянных обстоятельствах, будь он сейчас здесь, он посоветовал бы действовать старым проверенным способом – мошенничать, не прибегая к воровству.

После ужина мистер Суини заявил, что хочет слегка размяться, поэтому они пожелали ему доброй ночи в холле гостиницы, после чего мистер Кордова – нет-нет, просто Эдуард! – проводил ее до дверей номера. Там они немного задержались: казалось, он не меньше, чем она сама, жалеет о том, что вечер кончился так скоро. Разумеется, не могло быть и речи о том, чтобы пригласить его в комнату, но… Не будь на ней монашеского облачения… Что бы было тогда? А? Если бы они встретились как обычные путешественники, одинокие и ничем не связанные, устроившиеся на ночлег в отеле «Саратога»? При одной мысли об этом сердце у нее забилось учащенно, а щеки запылали румянцем. Она скорчила гримаску в досаде на собственную глупость. Хорошо, что он ее не видит!

Правило номер один, которое Генри заставил ее затвердить много лет назад, гласило: никаких личных чувств, пока ты на работе. До сегодняшнего вечера соблюдать его было совсем нетрудно. Но раз уж у нее вообще появился соблазн нарушить запрет, это могло означать лишь одно: во всем виновато «Шато-Дю-Как-Его-Там». Она явно выпила на бокал больше, чем следовало.

После многозначительной паузы Эдуард произнес с подкупающей вежливостью, доходившей до самого ее сердца:

– Мне не хотелось бы вас обидеть, но… могу я сказать вам нечто личное?

– Обидеть? Я уверена, что вы на это не способны.

– Я лишь хотел заметить, что у вас совершенно особенный аромат… тонкий букет, если можно так выразиться. Он напоминает мне лучшие марки вин. Раз услышав, я его никогда не забуду.

Она стояла, прислонившись к стене. Эдуард был на полголовы выше и теперь склонился над ней, опираясь рукой о низкую притолоку двери у нее над головой. Его признание в том, что он ощущает «тонкий букет», ее ничуть не удивило: она тоже слышала его аромат. Никаких сомнений, это действительно была лавровишневая вода.

– И как бы вы определили сущность этого «тонкого букета»? – спросила она беспечно, хотя втайне почувствовала себя польщенной.

Он сложил большой и указательный пальцы щепоткой. Ей этот жест показался утонченным, набожным и в то же время безумно волнующим.

– Запах и его сущность – это совсем не одно и то же. Запах сам по себе… это хорошее мыло с абрикосовой или апельсиновой отдушкой. Думаю, речь идет об абрикосе. Но вот сущность…

Сестра Августина ждала, затаив дыхание.

– Его сущность я определил бы как… дуновение благодати.

Она ахнула. Эдуард Кордова напрягся, чутко прислушиваясь. Его черные брови сошлись на переносье.

– Что-то не так?

– Благодать, – прошептала она с долгим вздохом. – Вы угадали мое имя. Грейс[4] – так меня звали до того, как я дала обет.

– Какое поразительное совпадение!

Лицо Эдуарда Кордовы придвинулось так близко, что она различила жилку, бьющуюся у него на шее чуть ниже левого уха. Ей хотелось коснуться кончиками пальцев одной из чарующих ямочек в уголках его чудесного рта. В синих стеклах очков отражались ее собственные полуоткрытые губы и полные телячьего восторга глаза. Это ее немного отрезвило.

– Спокойной ночи, – прохрипела она. На сей раз «очаровательная хрипотца» гласных была ясно слышна даже ей самой.

– Спокойной ночи.

Но он так и не сдвинулся с места, поэтому она тоже решила не шевелиться.

– Это был незабываемый вечер. Спасибо, что провели его со мной.

– Это я должна вас благодарить! .

Его выразительный рот буквально завораживал ее. Сестра Августина даже не сразу заметила, что Эдуард Кордова протягивает ей руку для прощания, и сообразила что к чему лишь после того, как он поднял руку повыше, нечаянно коснувшись кончиками пальцев ее груди. Она отшатнулась.

У него на лице промелькнуло недоуменное выражение, быстро сменившееся беспокойством, но сестра Августина была готова на все, лишь бы уберечь его от смущения. Вжавшись в стену, чтобы он не догадался, как мало между ними места, она сунула ему руку для пожатия. На секунду его сильные длинные пальцы сжали и тотчас же выпустили ее ладонь.

– Спокойной ночи, – повторили они хором. Лишь много позже, ворочаясь в постели в тщетной попытке уснуть, сестра Августина вспомнила об обещанном пожертвовании для сиротского приюта. Она так и не достала для него бланк перевода. Не говоря уж о том, чтобы помочь ему вписать сумму прописью.

Глава 2

Многие вещи кажутся забавными, пока случаются не с нами, а с кем-то другим.

Уилл Роджерс

Решение прикинуться слепцом осенило Рубена на полпути между принадлежавшим Баду Уайти салуном «Лови момент» и конечной станцией дилижансов «Уэллс-Фарго» в Монтерее. И виной всему была гора сундуков и чемоданов на крыше почтовой кареты.

Поначалу никакого четкого плана у него не было: подвернулся благоприятный случай, вот он и подумал, что нельзя его упустить. Почему именно слепцом? Да просто потому, что он никогда раньше этого не делал. Вернее, был в его жизни случай, когда ему было лет восемь или девять и он ,в течение двух недель довольно успешно изображал попрошайку на деревянной ноге на углу Четвертой улицы и Второй авеню, но с тех пор ему ни разу не приходилось прикидываться инвалидом, и он решил, что пора попробовать себя в новой роли. К тому же при нем случайно оказались все необходимые принадлежности: толстая ротанговая трость, выигранная накануне вечером в покер у Брайди Макколла, и синие очки для считывания фосфоресцирующих меток на крапленых картах.

Ну и, наконец, он пребывал в приподнятом настроении, располагающем к новым приключениям. А все потому, что после трехдневного пребывания в Монтерее карманы у него потяжелели на две тысячи долларов. Правда, до сорока пяти сотен, которые он задолжал братьям Крокерам, не хватало больше половины, но по крайней мере теперь они его не убьют. Во всяком случае, не сразу.

Да и что еще ему оставалось делать? До Сан-Франциско было два дня пути по пыльной дороге. Не сидеть же сложа руки! Он по опыту знал, что аферы, основанные на чистой импровизации, имеют не меньше шансов на успех, чем тщательно обдуманные заранее. А главное, чему научила его жизнь в этом грешном мире, – доверять своим инстинктам. Чувствуя, что ему привалило везенье, Рубен Джонс решил попытать счастья в новом деле.

Увы, приманка оказалась пустышкой: сундуки и чемоданы на крыше дилижанса были набиты не пожитками какого-нибудь жирного гуся, которого он намеревался ощипать, прикидываясь немощным слепцом, а побрякушками из китайского музея. И пусть они, как утверждал мистер Суини, «бесценны», Рубен никогда не опускался до воровства и гордился этим. Он был свободным художником, мастером игры на доверии, а не вульгарным взломщиком.

Но хотя очки и трость не пригодилась ему для дела, Рубен ничуть не жалел о затеянной игре. Будучи «слепым», он мог беспрепятственно любоваться через проход тряского экипажа на сестру Августину, пытаясь на досуге угадать, куда она этим утром заткнула свой изящный пистолетик двадцать второго калибра: за правую подвязку или за левую?

Смешно было думать, что это одна из немногих вещей, которые он о ней не знает. То есть он, конечно, не стал бы утверждать, будто знает о ней абсолютно все, но уж по сравнению с мистером Суини или ковбоем мог считать себя настоящим академиком. Рубен, к примеру, знал, что на самом деле она по крайней мере лет на пять моложе, чем выглядит в своем монашеском черном балахоне. Застав ее в натуральном виде, он дал ей не больше двадцати двух лет, ну самое большее, двадцать три. И еще он знал, что под черным апостольником, или как там называется это дурацкое покрывало, она прячет целую гриву длинных вьющихся волос изумительного цвета старого золота.

Ему было известно и то, что грубые черные чулки напялены на самые восхитительные ножки, какие ему когда-либо приходилось видеть у особы женского пола, если не считать Чаринг-Кросс, резвой кобылки, выигравшей в прошлом году тройной заезд в Бризуэе. И вообще он знал, что за «кот», а вернее, «кошечка» прячется в бесформенном мешке из черной парусины: стройные женственные бедра, тонкая талия, которую он мог бы запросто обхватить ладонями, и груди – удивительно щедрые для такой изящной малютки – высокие и гордые, как пара чистокровных рысаков на призовом кругу. Но в этой прекрасной груди билось коварное сердце мошенницы.

Как бы то ни было, нынешним утром телесные прелести сестры Гусси – мысленно он окрестил ее этим уменьшительным именем – занимали Рубена куда больше, нежели ее заблудшая душа. Он с умилением вспомнил, какая у нее прелестная ямочка на правой ягодице, точь-в-точь отпечаток чьего-то шаловливого пальца. Ноги у нее были по меньшей мере в Милю длиной, бедра соблазнительно покачивались при ходьбе, а когда она наклонилась, чтобы достать из чемодана халат, ее задорная кругленькая попка…

Внезапно ход его похотливых мыслей прервался на самом интересном месте: сестра Гусси вдруг уставилась прямо на него, и ее взгляд ему совсем не понравился.

Она смотрела даже не на Рубена, а на его руки. Ничего удивительного: сам того не замечая, он снял очки и принялся рассеянно протирать стекла носовым платком. Выражение на ее ангельском личике – цепкое и настороженное, с подозрительно прищуренными голубыми глазами – подсказало ему, что от нее не ускользнул истинный смысл этого жеста.

Уронив голову на грудь, Рубен опустил руки. Губы у него искривились в безнадежно горькой усмешке.

– О Господи, опять я за свое! – воскликнул он, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Простите, вы о чем? – спросил мистер Суини, очевидно, ничего не заметив.

– Да вот – по привычке протираю очки. Просто немыслимая глупость! Раньше, когда я ловил себя на этом, на меня нападала беспросветная тоска. Я был близок к… ладно, не будем об этом.

Он помолчал, не желая углубляться в подробности своей борьбы с саморазрушением.

– Слава Богу, с этим покончено. Это… это тяжелое время уже позади. Иногда мне даже удается посмеяться над собой.

В подтверждение своих слов Рубен издал нервный смешок и вновь надел очки. Под их надежной защитой он воровато скосил глаза на сестру Гусси. Ее лицо смягчилось от жалости, ему даже показалось, что в глазах у нее блеснули слезы. Он отвернулся к окну и невидящим взглядом уставился на проплывающие на горизонте заснеженные вершины Сьерры.

Прошедшим вечером на одну-единственную секунду у него мелькнула мысль предложить сестре Гусси партнерство, и, хотя его рассудок тут же отверг эту безумную идею, сейчас он почувствовал, как она вновь пробуждается, не давая душе покоя. Несколько лет назад ему пришлось однажды работать в паре с женщиной. Она называла себя Хейзел Мэйн. Кончилось тем, что она сбежала, прихватив с собой все, что у него было, включая одежду. Это послужило ему хорошим уроком.

А все-таки жаль. Ему понравилось, как работает сестра Гусси. Правда, его самого ей раскусить не удалось, но Рубен не стал бы ее этим попрекать: в конце концов, он был гроссмейстером в своем деле и умел оставлять в дураках самых прожженных мошенников, не то что дилетанток вроде нее. Ему вспомнилось, как она вчера вечером водила его по комнате, подсчитывая шаги от кровати к окну и к умывальнику. А сейчас чуть было не расплакалась при мысли о том, что его время от времени посещают мысли о самоубийстве. Вот это его и подкупало в сестре Гусси: сочетание ловкости и артистизма опытной мошенницы с добрым и отзывчивым сердцем. Такое нечасто встречается, особенно у женщин.

Непросыхающий ковбой по фамилии Блейлок неожиданно толкнул его локтем в бок.

– Пропустим по одной? – предложил он, сунув Рубену под нос пинту виски.

– Нет уж, спасибо, – брезгливо поморщился Рубен.

У Эдуарда Кордовы были куда более изысканные вкусы в отношении выпивки, да и у Рубена Джонса тоже, если на то пошло. По приезде домой он собирался непременно отпраздновать свою удачу в Монтерее, откупорив бутылочку «От Брийон Грав» урожая 1880 года. Возможно, он даже пригласит на вечеринку миссис Финни, свою квартирную хозяйку. Вот уж кто точно обрадуется, когда он заплатит ей все, что задолжал за квартиру!

Рубен мечтательно улыбнулся, глядя на проплывающие за окном невысокие холмы, покрытые зарослями ежевики и ломоноса, на развалины какого-то почерневшего от времени саманного строения, на яркие пятна маков и люпина на полянах посреди дубовых рощ.

Первые выстрелы громом отдались у него в ушах. Он подскочил на сиденье, едва не ударившись макушкой о потолок кареты.

За окном проскакал всадник. На голове у него было что-то вроде капюшона, скрывавшего лицо. Рубен бросился вниз, намереваясь распластаться на полу дилижанса, но монахиня его опередила, и он с размаху врезался подбородком в ее остренькое плечико. Пришлось растянуться поверх нее. Ее зад, обтянутый черной парусиной, торчал вровень с сиденьем, Рубен обхватил его обеими руками. Ковбой Блейлок изрыгал проклятия, Суини причитал тоненьким голоском, словно набожная старушка, застукавшая парочку любовников на церковной скамье.

Послышалось еще несколько выстрелов. Карету занесло; Рубена и монахиню швырнуло влево, они навалились на ковбоя и Суини. Возница крикнул: «Тпру!», и дилижанс, едва не опрокинувшись, внезапно остановился. Никто из пассажиров не двинулся с места.

Чей-то грубый голос приказал Уиллису слезть с козел и поднять руки вверх. Снаружи послышалась возня, потом тяжелый прыжок: очевидно, Уиллис повиновался приказу. А потом раздался удар, крик боли и опять глухой стук упавшего на землю тела. Рубен нахмурился: события приняли скверный оборот. Кто-то рванул наружу дверь с его стороны:

– Всем выйти! А ну-ка вылезайте живо! Низкорослый, коренастый грабитель с мешком на голове, в котором были сделаны прорези для глаз, замахал револьвером тридцать восьмого калибра перед носом у Рубена.

Рубен повиновался. Следом за ним из кареты выбралась сестра Августина, потом Суини. Блейлок оказался последним. На его грубом, заросшем щетиной лице застыло тупое упрямство, как у заартачившегося мула.

– Да пошел ты! – огрызнулся он, приняв боксерскую стойку.

Уважение Рубена к ковбою возросло многократно, когда Блейлок грозно зарычал и бросился на вооруженного револьвером коренастого громилу. Тот спустил курок, и отважный пьянчуга-ковбой растянулся в пыли, получив пулю в плечо.

Раздался визг, и Рубен повернулся к монахине, чтобы ее успокоить. Она была бледна, но держалась стойко, и он понял, что это кричал Суини. К чертям его, пусть утешается сам.

Нападающих было трое: двое спешились, один все еще сидел верхом. Все были вооружены, у всех троих на головах красовались мешки с прорезями для глаз.

– Шевелись! – скомандовал тот, кто стрелял. Этого коренастого коротышку Рубен мысленно окрестил Пивным Бочонком. И вот теперь Пивной Бочонок махнул своей пушкой в сторону от дилижанса, по направлению к неглубокому овражку у обочины дороги.

Сестра Гусси взяла руку Рубена и крепко сжала его пальцы у себя на плече. Он уже чуть было не забыл, что ему не полагается видеть, и взглянул на нее в замешательстве, но быстро пришел в себя.

– Держитесь рядом со мной, Эдуард, – проговорила она мужественным, почти не дрогнувшим голосом и повела его туда, куда указывал бандит.

Один из грабителей у них за спиной уже вскарабкался на крышу дилижанса и начал сбрасывать к ногам своего сообщника сундуки и саквояжи. Заметив это, Суини вновь захныкал.

– Деньги, деньги давай. Все деньги, живо! Пивной Бочонок начал с сестры Августины, которая судорожно, словно грудного младенца, прижимала к груди свой кошель. Она отрицательно покачала головой, и бандит вскинул револьвер. Дуло уперлось ей прямо в нос. Деваться было некуда. Она протянула коротышке кошель, что-то едва слышно прошептав при этом. Рубен готов был поклясться, что не «Отче наш».

– Теперь ты. Суини уже успел вытащить бумажник и сунул его Пивному Бочонку, как будто это была бомба, готовая взорваться в любую минуту.

– Ты!

Рубен окинул грабителя-недомерка мрачным взглядом. Он был на восемь-девять дюймов выше, да и весил фунтов на двадцать больше. Чего ему не хватало, так это пушки. Не далее как в сорока шагах от них Блейлок лежал на земле, истекая кровью. Возможно, он был уже мертв. К тому же Рубену не понравился подозрительный блеск в глазах, видневшихся в прорезях мешковины: похоже, у Пивного Бочонка пошаливали нервы. Стараясь двигаться как можно медленнее, Рубен вытащил из нагрудного кармана кошелек. Мысленно он попрощался с двумя «кусками», равно как и с надеждой сохранить здоровье по возвращении в Сан-Франциско.

– Эй!

Пивной Бочонок повернулся волчком, едва не уронив кошелек. Самый высокий из бандитов стремительно надвигался на них, возмущенно размахивая револьвером. И каким револьвером! Это был двенадцатидюймовый «кольт» с примкнутым подствольным штыком. Рубен терпеть не мог холодного оружия, у него сразу выступил на лбу мелкий пот.

Он с облегчением заметил, что обладатель страшного оружия, явно главарь банды, скорее имеет зуб на коротышку, чем на его пленников. Они начали переругиваться на каком-то причудливом наречии, напоминавшем птичий щебет. Что за странный язык? Может, китайский? Похоже, главарь обрушился на своего подручного за то, что тот отобрал у них денежки! Рубен испытал к нему живейшую симпатию и даже понадеялся было на возвращение своего кровного, но эта надежда мигом испарилась, когда верзила сунул отобранную у Пивного Бочонка добычу за ворот своей собственной широкой черной рубахи. Затем он пролаял какой-то короткий приказ. Проштрафившийся Пивной Бочонок покорно поплелся обратно к дилижансу и принялся помогать третьему грабителю, который уже вовсю потрошил тщательно упакованный багаж мистера Суини.

– Что происходит? – спросил Рубен у сестры Гусси, все еще державшей его за руку.

– Не двигайтесь. Один из них следит за нами. Вы даже не представляете, чем он вооружен.

– А что остальные?

– Их двое. Роются в багаже. Перетряхивают бесценные экспонаты мистера Суини. Похоже, они знают, что ищут.

С этим Рубен был согласен. Судя по действиям бандитов, они искали нечто определенное. Открыв, к примеру, сундук с акварелями, они отпихнули его в сторону и перешли к следующему. Бледный как смерть, Суини обливался потом и жалобно скулил.

– Вам дурно? – спросил Рубен у сестры Гусси. Она отрицательно покачала головой, и ему пришлось повторить вопрос.

– Нет, – торопливо ответила она, сообразив, что он не может ее видеть. – Я уверена, они не причинят нам вреда. Им нужны только деньги.

– Верно, это всего лишь деньги, – согласился Рубен. – Будем уповать на милость Господа.

Ее губы искривились в скептической, отнюдь не благочестивой усмешке.

Как раз в эту минуту Пивной Бочонок, все еще возившийся с багажом у дилижанса, издал торжествующий вопль, очевидно, означавший «Эврика!» по-китайски. Главарь попятился прочь от пленников, настороженно косясь через плечо. Он отдал еще один приказ, и его подручные опять поменялись местами.

Рубен был не в восторге от такой рокировки: Пивной Бочонок явно замышлял недоброе, это было видно по глазам, по тому, как он снова махнул револьвером, тесня всех троих, пока они не отступили за полоску эвкалиптовых зарослей, потеряв из виду дилижанс. Рубен начал догадываться, что у него на уме, когда Пивной Бочонок приказал ему и Суини: «Сидеть!» При этом он ткнул Рубена в грудь револьвером, чтобы до него дошло, а сам схватил сестру Августину за шиворот и подтащил к себе.

– Сидеть! – повторил он свистящим шепотом. – А то стреляю, – пояснил Пивной Бочонок, прижимая дуло револьвера прямо к шее Рубена.

Пришлось сесть.

– Раздевайся! – приказал Пивной Бочонок монахине.

Она уставилась на него, открыв рот. Рубен покрепче ухватился за свою трость, но в эту минуту Пивной Бочонок заткнул свой «тридцать восьмой» за пояс, сунул руку в боковой карман и вытащил нож с девятидюймовым выкидным лезвием. Рубен свесил голову между колен.

– Я сказал: «Раздевайся!»

– Пошел к чертям, грязный ублю… Ой!

– Что происходит? – спросил Рубен товарища по несчастью.

– Он приставил ей нож к горлу, – пропищал Суини. – Она… она раздевается! Расстегивает пуговицы… О, Боже, я этого не вынесу!

– Он просто хочет посмотреть. Он ничего ей не сделает, – сказал Рубен, стараясь убедить в этом самого себя.

Он на миг поднял голову, и увиденное ему совсем не понравилось. Нож нетерпеливого бандита задел ее, по шее стекала тоненькая струйка крови.

– Давай быстрее! – торопил ее Пивной Бочонок.

– Смотри не лопни, проклятый урод! – дрожащим голосом бросила сестра Гусси. – Я полчаса потратила, чтобы влезть в эту кучу тряпья!

– Быстро, я сказал… A-a-a!

Рубен снова вскинул голову и увидел, что бандит прыгает на одной ноге, хватаясь руками за голень другой.

– Я тебя зарежу, как свинью, чертовка! Пивной Бочонок бросился на нее и схватил за покрывало. Сестра Августина рванулась прочь, и черный апостольник остался у него в руках, но не успела она сделать и двух шагов, как он опять поймал свою добычу и поднес нож к ее лицу. Рубен так и застыл на месте, глядя на страшное лезвие, ослепительно сверкающее в солнечном свете. Монахиня бросила на него и Суини отчаянный взгляд.

– Да сделайте же что-нибудь! – заорал Рубен на смотрителя музея.

Тот раскачивался из стороны в сторону, обхватив колени руками. Рубен не хотел смотреть, но не мог оторвать взгляд от происходящего. Худшего он не видел; его мозг заволокло алой пеленой гнева. Пивной Бочонок спрятал нож в карман и, взявшись обеими руками за раскрытые края монашеского одеяния, разорвал его до самой ее талии.

– Сучий потрох, – пробормотал Рубен, вскакивая на ноги.

Размахнувшись изо всех сил, он трахнул бандита тростью по затылку, и тот мешком свалился на песок.

– Я его зацепил?

Для пущей убедительности Рубен еще несколько раз взмахнул тростью в воздухе.

– Я в него попал? Раздался выстрел, пуля просвистела совсем рядом.

– Ложись! – закричала сестра Августина. Рубен рухнул на землю рядом с бесчувственным телом Пивного Бочонка. Монахиня приземлилась около него. Он машинально потянулся за револьвером, торчащим из-за пояса у бандита, совсем забыв о своей мнимой слепоте, но сестра Августина его опередила. Укрывшись за телом Пивного Бочонка, стиснув зубы и прищурившись, она принялась лихо палить из револьвера, пока не выпустила всю обойму – ни дать, ни взять Дикий Бык Хикок[5].

Высокий грабитель направился было к ним, уклоняясь и стреляя на ходу, но, встреченный градом пуль, повернулся и бросился наутек. Через несколько секунд они услышали удаляющийся топот копыт.

– Они сбежали! – воскликнул ошеломленный Суини, подползая на четвереньках к Рубену и монахине, которые так и остались лежать по обе стороны от Пивного Бочонка, вытянувшегося на спине и уставившегося в небо.

В воздухе витал едкий запах пороха.

– Он мертв? Как вы думаете? – с опаской спросил Суини, указывая на неподвижно распростертого головореза.

– От души надеюсь, что это так, – решительно отрезала сестра Августина.

Приподнявшись на локте, Рубен взглянул на нее с любопытством.

– Ради его же собственной бессмертной души, – торопливо добавила монахиня.

Суини тоже уставился на нее в изумлении.

– Поймите, если он жив, он будет продолжать грешить, но, если он мертв, можно надеяться, что он еще не загубил свою душу окончательно, и она, надо думать, попадет в чистилище, а уж потом… Тут Пивной Бочонок застонал.

– Воистину пути Господни неисповедимы, – глубокомысленно заметил Рубен. Суини поднялся:

– Пойду-ка я погляжу, как там мистер Уиллис и мистер Блейлок.

С этими словами он направился к дилижансу. Во время драки Рубен потерял свои синие очки. Он их прекрасно видел, они валялись в четырех шагах от вытянутой в сторону руки Пивного Бочонка – погнутые, но не разбившиеся, – однако ему ужасно не хотелось шарить по земле, чтобы их нащупать. Он был не в настроении. Вместо этого он посмотрел на сестру Гусси поверх все еще поверженного тела грабителя. Монахиня ответила ему хмурым взглядом. Лишь через несколько секунд она спохватилась и стянула на груди края разорванного пополам балахона.

– А вы неплохо орудуете тростью, мистер Кордова, – медленно проговорила сестра Августина. – Вы здорово попали ему прямо по голове.

– Скорее всего мне просто повезло. Сам Господь направлял мою руку, тут двух мнений быть не может.

– Вы хотите сказать, что это было чудо? – подозрительно прищурилась она.

– Вот именно – самое настоящее чудо! Давайте-ка посмотрим, как он выглядит.

Сестра Гусси просто остолбенела, услышав эти слова. Воцарилось гнетущее молчание.

– Это я так, к слову, – вывернулся Рубен. – Суини сказал, что у них у всех мешки на головах.

Еще целые две секунды она пристально смотрела на него, потом наклонилась и стащила джутовый мешок с головы грабителя. Рубен ничуть не удивился, увидев, что это китаец лет двадцати.

– Ну и каков он из себя?

– Лет пятидесяти, лысоват, волосы рыжие, – отчеканила без запинки сестра Гусси.

Рубен задумчиво погладил себя по подбородку.

– Я думаю, стоит его обыскать.

– Чего ради?

– Может, удастся установить, кто он такой.

– Да зачем он вам?

– Затем, что его дружки забрали мои деньги, – терпеливо объяснил Рубен.

– А разве полиция…

Сестра Гусси умолкла, признав его правоту, и с видимым отвращением принялась шарить по карманам Пивного Бочонка. Сунув руку во внутренний карман, она замерла на миг и осторожно вытащила маленькую глиняную фигурку. Это была статуэтка около четырех дюймов высотой. Оба рассматривали находку в течение целой минуты, не говоря ни слова. Рубену показалось, что это изображение человека с кошачьей головой.

– Что-то нашли? – спросил он с надеждой.

– Пока ничего.

Демонстративно не сводя с него глаз, сестра Гусси спрятала фигурку за корсаж своей кружевной сорочки и вернулась к обыску. Из брючного кармана преступника она извлекла сложенный листок бумаги. Рубен успел заметить длинные колонки китайских иероглифов, но тут она опять подняла голову и, заглянув прямо ему в глаза, невозмутимо пояснила:

– Счет из прачечной.

Листок отправился следом за статуэткой. Покачиваясь и опираясь на руку Суини, к ним приковылял Уиллис. Лицо у возницы было пепельно-серое, на виске темнел кровоподтек, но глаза смотрели ясно и голос не дрожал.

– Никто не пострадал? – спросил он. Они оба ответили, что остались целы, и спросили, как там Блейлок.

– Выживет, если успеем вовремя доставить его к врачу. А как этот? – Уиллис ткнул носком сапога в плечо Пивного Бочонка.

– Без сознания, – ответила монахиня.

– В двенадцати милях отсюда есть промежуточная станция «Уэллс-Фарго». Оттуда я мог бы телеграфировать шерифу в Сан-Матео. Извините, что приходится вас задерживать, господа, но шерифу надо сообщить подробности происшествия. Он захочет взять показания у всех вас.

«Ни за что на свете!» – подумал Рубен, заметив мимоходом, что мнимая монахиня тоже не горит желанием повстречаться с шерифом. Это было видно по лицу.

– Пойду посмотрю, как там бедный мистер Блейлок, – сказала она, поднимаясь на ноги.

Ангельская кротость ее голоса насторожила Рубена. Бросив через плечо Уиллису и Суини, что хочет ей помочь, он последовал за сестрой Гусси.

Лошадь Пивного Бочонка бандиты не взяли с собой, она так и осталась стоять возле дилижанса, мирно пощипывая травку. Когда сестра Августина подошла поближе, испуганное ее развевающимися черными одеждами животное попятилось и пустилось рысцой прочь по дороге. Тут мнимая монахиня оглянулась через плечо и, заметив Рубена, сразу же изменила направление. Подойдя к лежавшему у заднего колеса Блейлоку, она опустилась на колени и коснулась его лица, но он так и не открыл глаз.

Суини и возница, покраснев от натуги, приволокли к дилижансу тело Пивного Бочонка.

– Мистер Кордова, – запыхавшись, прохрипел Суини, – мы доставили правонарушителя. Вот он здесь, слева от вас. Вы нам не поможете втащить его в карету? Он тяжелее, чем кажется на вид, но, если вы возьметесь за ноги, думаю, мы сможем его поднять. Вот, прошу сюда. Раз-два, взяли! ..

Рубен подхватил лодыжки грабителя и помог перевалить его тушу через подножку дилижанса. Суини взобрался следом, и – где волоком, а где и толчками – они устроили Пивного Бочонка в сидячем положении, прислонив его спиной к задней дверце. Уиллис тем временем связал ему ноги веревкой.

Когда Рубен наконец смог обернуться, сестры Гусси и след простыл.

– Извините, – сказал он Уиллису, – я отойду ненадолго… гм… мне нехорошо.

Рассекая траву тростью, как косой, он поспешил следом за беглянкой и обнаружил ее за первым же поворотом дороги. Всунув одну ногу в стремя, она прыгала по земле, безуспешно пытаясь перекинуть другую через круп лошади, которая упорно отступала от нее.

Едва завидев его, сестра Гусси взвилась, как ужаленная, и позабыла даже о побеге.

– Я так и знала! – завопила она, уронив поводья, и бросилась на него с кулаками. Рубен попытался продолжить игру.

– Сестра? – спросил он, слепо шаря руками по воздуху. – Это вы?

Лучше бы ему было сразу занять оборонительную позицию: она ловко воспользовалась тем, что он открылся, и нанесла сокрушительный удар правой, вложив в него всю злобу. Рубен не успел уклониться.

– Да, это я, – мрачно ответила сестра Гусси.

– Эй, какого черта? – возмутился он.

– Ты ублюдок и извращенец!

– Постой, погоди! Давай… Она замахнулась снова:

– Выродок! Стоял и смотрел, как этот китаец меня насилует!

– Как ты можешь так говорить? Я же тебя спас!

– Скотина! Трус!

Он отскочил, едва успев уклониться от меткого удара слева.

– Слушай, давай продолжим беседу в другом месте и в другое время, – предложил Рубен, ухватив испуганную лошадь за гриву.

– Это моя лошадь, я первая ее нашла. Стой! Ах ты…

Спасаясь от града сыплющихся на него ударов, Рубен вскочил в седло. Стременные ремни оказались чересчур коротки, пришлось согнуть ноги в коленях. Теперь он сам себе напоминал кузнечика, изготовившегося к прыжку. Наклонившись к сестре Гусси, Рубен протянул ей руку, чтобы помочь взобраться на лошадь, но она оттолкнула его с такими словами, за которые ее точно отлучили бы от церкви. Он выровнял лошадь и пустил ее шагом.

– Эй, погоди! Стой, черт бы тебя побрал!

– Ну, если ты передумала, Гусси, то давай пошевеливайся, пока нас не накрыли.

На сей раз она проворно ухватилась за его протянутую руку, и он помог ей сесть на лошадь позади себя. Когда Рубен пришпорил лошадь, ей пришлось обхватить его обеими руками за талию, чтобы не свалиться.

Никто не выбежал на дорогу, никто их не окликнул со стороны дилижанса. Промчавшись галопом с полмили в напряженном молчании, подскакивая на ухабах и поминутно ожидая погони, Рубен убедился, что им удалось оторваться вчистую.

– Наша взяла! – радостно воскликнул он, переводя бег лошади в легкую рысь. – На дилижансе они за нами не погонятся: им надо ехать на юг, чтобы телеграфировать шерифу.

Сестра Гусси позади него отчаянно ерзала; он понял, что к езде без седла на лошадином крупе она не привыкла.

– И куда мы направляемся?

Судя по голосу, она все еще была зла на него.

– Ну, лично я, например, собираюсь вернуться домой, – ответил он мягко.

– Куда это «домой»?

– Дом номер четырнадцать по Янси-стрит, Сан-Франциско. А ты где живешь?

– Не твое собачье дело.

И кто его только за язык тянул? Знал же: женщинам доверять нельзя!

– У меня четыре доллара с мелочью, – сообщил он, пока они пересекали поросший соснами каньон. – А у тебя?

– Ни гроша, – огрызнулась она.

– Это осложняет дело, – вздохнул Рубен. – Придется нам ехать верхом по крайней мере до Вудсайда, а уж оттуда за четыре доллара мы, возможно, сумеем добраться третьим классом до Сан-Франциско.

Она ничего не ответила.

Рубен решил, что настала пора официально представиться друг другу.

– Меня зовут Рубен Джонс. Он повернулся в седле и протянул ей руку. Ответного жеста не последовало.

– А вы мисс…

– Миссис, – отрезала она. – Миссис Анри Руссо.

Рубен присвистнул:

– Вот это имечко! Может, я буду называть вас просто Грейс, а вы меня Рубеном?

– Откуда вы знаете, как меня…

Прекрасные голубые глаза расширились. Он даже понял, в какую именно секунду она сообразила, откуда ему известно ее имя. Нет, он узнал его не после ужина, когда она рассказала ему, как ее звали «до принятия пострига», а гораздо раньше: оно было вышито белой ниткой на отвороте ее капота. Он прочитал его в ту самую минуту, как ворвался к ней в комнату и увидел ее голой.

Рискуя свалиться, сестра Гусси отодвинулась как можно дальше от него на крупе лошади и на протяжении следующих двадцати миль больше не проронила ни слова.

Глава 3

То, что обычно называют дружбой, сводится к воровскому правилу: не тронь меня – и я тебя не трону.

Генри Дэвид Торо

Вой сирены в тумане, заунывный и протяжный, как вопли призрака, ворвался в сон Рубена на самом интересном месте. Во сне он стоял на церковной кафедре и читал проповедь целому сонму монашек. Сидя перед ним чинными рядами, все они вдруг закинули ногу на ногу и вздернули подол, словно танцовщицы, исполняющие канкан. У одних за подвязку были заткнуты пистолеты, у других – букетики цветов. Улыбаясь, то и дело вскидывая ножки в такт, они ловили каждое слово Рубена и дружно закивали, когда он предположил, что многие из них нуждаются в частных духовных наставлениях с глазу на глаз.

Непрерывное завывание сирены в отдалении не давало ему вновь уснуть. Ворочаясь с боку на бок, Рубен наконец оставил попытки досмотреть до конца приятный сон. Он опять повернулся, разминая затекшие ноги, но тут диванная пружина вонзилась ему в ребра. Это заставило его окончательно проснуться и вспомнить, где он находится: лежит у себя в гостиной на диване, скрючившись в одном белье под колючим пледом, от которого несет нафталином. Еще одно небольшое усилие, и он вспомнил, почему ночует на диване. Наверху в его постели спала Грейс.

Прошлым вечером он поднялся до виртуозных высот красноречия, пытаясь логически доказать ей, что раз уж они полдня скакали в обнимку на одной лошади, а вторую половину тряслись бок о бок в вагоне поезда, почему бы им не завершить этот долгий день, удобно устроившись в его широкой мягкой постели? Кто сказал, что сидеть рядом прилично, а лежать – неприлично? Они же взрослые люди, они устали с дороги, почему бы им не выспаться по-человечески? Но одержать верх в этом споре ему не удалось. Грейс была женщиной, логика на нее не действовала.

Ему вспомнилось, как где-то в районе Портола-Вэлли она вдруг обрела дар речи и принялась пилить его, не умолкая до самого Вудсайда, делая особый упор на его извращенность, трусость и моральное убожество. Присутствие других пассажиров в поезде, на который они сели в Хиллзборо, благодарение Богу, положило конец ее излияниям, и весь оставшийся путь они проделали в относительной тишине.

Она по-прежнему не желала сообщить, откуда родом и где живет. Судя по всему, не в Сан-Франциско, иначе она не приняла бы – даже не сказав «спасибо» – приглашение бесплатно переночевать в его квартире. Подобная неблагодарность свидетельствовала о скверном характере. К тому же она упорно продолжала дуться на него из-за вполне невинного розыгрыша, и Рубен решил, что ей явно недостает чувства юмора.

И все же она ему нравилась, несмотря на все свои недостатки. Да, она была сварлива, но ее острый язычок не ранил, а, скорее, забавлял его. И он не мог не восхищаться ее мужеством. С какой отвагой она оказала сопротивление Пивному Бочонку и как яростно потом палила из револьвера по главарю шайки! Для Рубена, который вообще не имел обыкновения носить оружие, этот момент оказался решающим.

Постанывая от онемения во всем теле, он сел на диване. Который же теперь час? Ранний, судя по непроглядному туману за окном. Рубен потянулся до хруста в костях и надел брюки, потом носки. Вчера вечером он забыл закрыть окно, выходившее в переулок, и к утру вся квартира оказалась выстуженной насквозь. Поднявшись, чтобы закрыть окно, Рубен заметил, что палисадник весь в цвету. Коттеджи на противоположной стороне улицы призрачно мерцали в летнем тумане. Откуда-то доносились голоса детей, но и они звучали нереально, словно издалека.

Его дом – бывший каретный сарай при некогда шикарном особняке – находился в старинном квартале, скорее живописном, чем респектабельном, что, по мнению Рубена, искупало все остальные недостатки. Он уже месяц не платил за свою двухэтажную квартиру – спальня с пристроенной к ней крошечной ванной комнатой находилась над гостиной, но в этом ничего страшного не было. Бывали у него жилища получше, бывали и похуже, однако миссис Финни, его нынешняя квартирная хозяйка, оказалась настоящим сокровищем: безропотно сносила все его странности, ни о чем не расспрашивала, а самое главное – не имела скверной привычки возникать на пороге первого числа каждого месяца, требуя платы за жилье.

Рубен зажег плиту и поставил на нее кофейник. Все его кулинарные способности сводились к умению варить кофе; питался он в ресторанах или в большой столовой вместе с остальными жильцами, когда миссис Финни была особенно милостиво расположена к нему. И тем не менее тот уголок своей гостиной, где располагалась плита и шкафчик со стаканами и чашками, он упорно именовал кухней.

Сверху послышался скрип кроватных пружин. Вынув из шкафчика две кружки, Рубен наполнил их дымящимся кофе.

– От сна восстань и воссияй! – прокричал он, поднимаясь по лестнице.

В ответ что-то зашелестело: очевидно, его гостья приводила себя в порядок.

– Привет, Гусси, – сказал Рубен, просовывая голову в дверь. – Надеюсь, ты пьешь кофе без сахара и сливок.

Она протянула голую руку поверх одеяла, натянутого до самого подбородка, издав при этом некий нечленораздельный звук, видимо, означавший «спасибо». Передав ей кружку, Рубен присел на край кровати и подул на кофе, чтобы не обжечься. При этом он не сводил глаз с Гусси. Выглядела она отлично. Спутанные со сна волосы осеняли ее головку золотистым нимбом, глаза с отяжелевшими веками сразу настроили его на любовный лад. Под одеялом на ней, похоже, ничего не было.

– Ну как спалось? – вежливо осведомился Рубен. – Надеюсь, кровать оказалась удобной?

Потягивая маленькими глоточками кофе, сестра Августина опять ответила односложно. Рубен понял, что она не из породы жаворонков.

– Прекрасный сегодня денек, вот туман рассеется – и сами увидите. Надеюсь, сирена вас не беспокоила? Я к ней так привык, что вообще перестал замечать. Надолго вы собираетесь здесь задержаться, сестра? Я это не к тому, чтобы вас торопить, у меня такого и в мыслях не было, оставайтесь хоть на весь день, буду только рад. Можете даже переехать ко мне насовсем, если…

– Пока не найду себе жилье и какую-нибудь приличную одежду, – сварливо буркнула она.

Давно же у него не было женщины, отметил про себя Рубен: даже ее ворчливый, хриплый со сна голос показался ему волнующим.

– Одежду и жилье… Да, конечно, об этом стоит подумать. – Он задумчиво потер подбородок. – Надеюсь, ваш супруг сможет вам чем-то помочь в этом смысле, а?

Она рассеянно провела большим пальцем по краю кружки, словно стирая след своих губ.

– Мне надо немедленно послать ему телеграмму. «Уклончивый ответ», – отметил про себя Рубен.

– В шести кварталах отсюда есть отделение «Вестерн-Юнион»[6], – сообщил он вслух.

Вместо ответа она принялась напевать себе под нос, ожидая, пока немного остынет кофе.

– А где, собственно, находится ваш муж? – поинтересовался он как бы между прочим.

Сестра Гусси столь же небрежно махнула рукой куда-то в сторону.

– К северу отсюда.

– Стало быть, в Канаде?

– На юге Канады, – неохотно подтвердила она.

– Ну это уже более или менее точный адрес. А чем он зарабатывает на жизнь?

– Анри… – Она на секунду задумалась. – Он .предприниматель. У него свое дело. Рубен понимающе усмехнулся:

– Вот оно как!

Неожиданно она улыбнулась в ответ. Чудная у нее была улыбка: широкая и задорная, полная веселого лукавства. Он почувствовал, что напряженность между ними ослабевает, и опять возможность объединить силы с красивой монашкой соблазнительно поманила его. Конечно, это было бы не слишком умно, но зато обещало быть забавным.

Рубен оглядел комнату. Свой черный балахон сестра Гусси развесила на раскрытых дверцах его гардероба, башмаки стояли на полу у кровати, в них, от глаз подальше, были засунуты черные чулки. Что и говорить, на редкость аккуратная монахиня-расстрига.

– А куда вы дели статуэтку?

Когда она откинулась на подушку, одеяло соскользнуло, и Рубен с глубоким разочарованием убедился, что она не спала голышом: на ней была та же самая кружевная сорочка, которую он видел вчера. К сорочке стоило приглядеться повнимательнее: возможно, керамическая фигурка все еще скрывалась в этих кремовых оборочках.

Сестра Гусси подняла бровки с самым невинным видом. Рубен уже ждал, что сейчас она спросит: «Какую статуэтку?» Однако она помедлила, поставила кружку и, видимо, верно оценив расстановку сил, вытащила статуэтку из-под подушки. Правда, вместо того, чтобы протянуть фигурку Рубену, она положила ее к себе на колени, но они вместе наклонились, чтобы рассмотреть ее получше.

– Бесценное произведение искусства? – удивился Рубен. – Послушать Суини, так это настоящее сокровище! Ну и как тебе?

– Тут главная ценность в старине. Судя по всему, она очень древняя.

– Да что это вообще такое – человек или кошка? Он прищурился, разглядывая потускневшую голубую фигурку; эмаль местами истерлась, из-под нее выглядывала обыкновенная красная глина.

– И то и другое. Это человеческая фигура с головой тигра, один из двенадцати земных символов китайского лунного календаря.

Рубен уставился на нее, открыв рот:

– А ты откуда знаешь?

– Я много чего знаю, – самоуверенно заявила сестра Гусси. – Представь себе, я вообще прекрасно начитанна, разносторонне образована…

– Да ладно тебе! Ты все это вычитала в каталоге Суини! – смеясь, догадался он.

Она усмехнулась в подтверждение его догадки. Верхний клык слева у нее был немного скошен и немного заходил на соседний резец. Однако этот милый недостаток ее ничуть не портил, придавая ее улыбке неповторимо лукавый задор.

– Жаль, что у нас не осталось каталога. Я едва успела бегло пролистать его в тот вечер в отеле. Помню только, что это тигр. А еще дракон, коза, лошадь, обезьяна… Их всего двенадцать, этих знаков Зодиака, но остальные я не запомнила. Собака, кажется, тоже в их числе… По одному животному на каждый год, и каждое что-то символизирует. По-моему, там говорилось, что их зарывают в могилы. – В могилы?

– Эти фигурки сопровождают покойников в мир иной. Состоятельных покойников, ясное дело. – Она покачала головой. – Больше я ничего не помню.

– Теперь давай поглядим на ту бумажку, что ты вытащила из кармана у Пивного Бочонка, – предложил Рубен.

– У кого? О, ты имеешь в виду Пушечное Ядро? Они дружно рассмеялись. Рубен даже успел подумать: хорошо, что она так разумно и здраво, прямо-таки по-мужски относится к событию, которое другую женщину повергло бы в истерику на пару недель, но тут же заметил, как ее веселая улыбка сменяется презрительной гримасой., – Ты сидел сложа руки и смотрел, как этот недорезанный хряк меня лапает!

– Слушай, мы это уже проходили. Давай не будем начинать сначала.

– И как далеко ты позволил бы ему зайти? Что ты вообще за человек?

– Эй, эй, погоди! Я же тебя спасу разве не так? Причем, заметь, рискуя жизнью.

– Пока ты сидел, не решаясь оторвать задницу от земли, можно было уже раз двадцать огреть его палкой! Знаешь, по-моему, ты ничем не лучше Суини. Такой же трус.

– Но я же тебя спас! – обиделся Рубен. – Ну да. И ста лет не прошло.

– У него был нож!

– Ну и что? У тебя была палка, ты выше ростом, сильнее…

– М-м-м… видишь ли… дело в том, что я терпеть не могу ножей. Ясно? Они меня нервируют. Как только он убрал нож, я вскочил и оглушил его. Ты разве станешь это отрицать? Уж если на то пошло, почему ты сама не вытащила свой пугач и не всадила в него пулю? Что скажешь?

Сестра Гусси уставилась на него в задумчивости, так и не ответив на последний вопрос.

– Стало быть, ты боишься ножей. Что ж ты сразу не сказал?

– Я их не боюсь.

– Сам только что признался, что боишься.

– Я от них не в восторге, они мне не по душе, я предпочитаю держаться от них подальше, а это не одно и то же.

– У меня такое же отношение к змеям, – кивнула она. – Но только я в отличие от тебя признаю открыто, что я их боюсь.

– Ну а я не…

– Ладно, проехали.

Сестра Гусси положила конец спору, сунув руку за корсаж, и извлекла на свет сложенный листок бумаги.

– Вот он, счет из прачечной Пивного Бочонка. Она разгладила бумажку на согнутом под одеялом колене.

– Вполне возможно, что так оно и есть: тут все написано по-китайски.

Внимательно рассмотрев бумагу, они убедились, что внимания заслуживает лишь выполненный тушью рисунок в правом верхнем углу. Это был цветок.

– Лилия? – предположил Рубен.

– Нет, вряд ли, стебель слишком короткий. Может, камелия?

Они сделали еще несколько бесплодных попыток разобраться, что к чему, но в конце концов сдались. Пока сестра Гусси складывала записку и возвращала ее в соблазнительный тайник, Рубен опять принялся вертеть в руках голубую статуэтку.

– Один мой друг держит антикварную лавку. Древности и тому подобное – это по его части. – Он непринужденно поднялся. – Думаю, он смог бы нам помочь разобраться в этом деле. Когда-то он был…

– И не мечтай!

Сестра Гусси молниеносным движением выбросила руку вперед и выхватила фигурку, в тот самый миг, когда он собирался сунуть ее в карман.

– Отличная попытка, Джонс, но со мной такое не пройдет.

И она усмехнулась ему в лицо, зажав статуэтку в кулаке.

Рубен развел руками с видом оскорбленной невинности.

– Я же только хотел помочь! И вообще, с какой стати ты считаешь, что она твоя, а не наша?

– Я первая ее увидела!

– А вот и нет! Мы оба ее увидели в один и тот же момент.

– Как бы не так! Ты же был слеп!

– Половина ее стоимости принадлежит мне, сестричка, – грозно предупредил Рубен. – Если бы не я, тебе бы в жизни не выпутаться.

– Все шло отлично, пока ты не спер мою Лошадь!

– Я же не обязан был покупать тебе билет на поезд.

Этот козырь ей крыть было нечем.

– Я уступил тебе свою спальню, – Продолжал он, стремясь закрепиться на завоеванных позициях. – Принес тебе кофе в постель.

– И ты считаешь, что четыре доллара, эта ночлежка и чашка кофе дают тебе право на половину моей добычи?

– Вот именно.

Она задумчиво погладила пальцами голубую фигурку человека-тигра, потом вскинула голову и взглянула прямо ему в глаза:

– Ладно.

Рубен ждал подвоха, но ясные голубые глаза смотрели на него совершенно безмятежно.

– Ладно, – эхом отозвался он, – тогда давай ее сюда. Я ее передам…

– Черта с два! – фыркнула сестра Гусси. – Вы что, за дуру меня держите, мистер Джонс?

– Упаси меня Бог!

– Я еще не решила, как нам следует поступить; надо все хорошенько обдумать. Не знаю, стоит ли нам для начала обратиться к вашему другу-антиквару – если он вообще существует! – или нет. Но пока… – Гусси, ты меня обижаешь!

– Но пока мы не решили, что делать, тигр останется у меня.

Чувствительно задетый ее недоверием, Рубен все же не мог не восхищаться ее предусмотрительностью, обычно не свойственной женщинам. Собственное безрассудство-Бог свидетель! – доставляло ему больше неприятностей, чем все остальные его недостатки, вместе взятые. К тому же ему очень понравилось, как прозвучало в ее устах слово «мы».

– Ладно, Гусси, – согласился он, – твоя взяла.

– Не смей меня так называть.

– А как прикажешь тебя величать? Мадам Руссо?

– Ну, если тебе это не по нраву, можешь звать меня Грейс.

– Грейс. Какое милое имя!

Он знал, что лесть на нее подействует, как бы она ни старалась это скрыть. в. – Могу я спросить, Грейс, на какую сумму нагрел тебя Пивной Бочонок?

Она села прямее, подтянув колени к животу.

– По-моему, тебя это совершенно не касается.

– Целую кучу денег огреб, верно? – Рубен сочувственно прищелкнул языком. – Не повезло бедным африканским сироткам!

– А сколько потерял Эдуард Кордова? – ничуть не смутившись, парировала Грейс.

– Для него это был сущий пустяк, – отмахнулся Рубен. – Слушай, мне жаль прерывать нашу увлекательную беседу, но меня Ждет работа. Почему бы тебе не воспользоваться ванной? Как говорится, дамы вперед.

– А что у вас за работа, мистер Джонс? – спросила она с любопытством.

– Дела, Грейс, дела. Скучная мужская работа.

Стоит ли забивать подобными вещами твою прелестную головку?

Грейс обиженно поджала губки.

– Ну это уж мне виднее, стоит или не стоит! Рубен щелкнул пальцами.

– Ты, безусловно, права. Извини, я не хотел тебя обидеть.

– Итак?

Она изобразила рукой пистолет и, прицелившись в него, спустила воображаемый курок.

– Извини! Ты ждешь, чтобы я ушел и дал тебе возможность одеться? Я удаляюсь.

Он отвесил ей изысканный поклон в духе Эдуарда Кордовы, который еще два дня назад сразил бы ее наповал, и покинул комнату.

* * *

Грейс позволила себе вдоволь понежиться в ванне вовсе не из желания во что бы то ни стало досадить мистеру Джонсу. Просто ванна оказалась огромной, вода – божественно горячей, а сама Грейс не смогла отказать себе в удовольствии, которого была лишена вот уже несколько недель.

– Извини, что я так надолго заняла ванную, – сказала она, спускаясь по лестнице в гостиную и придерживая обеими руками подол монашеского одеяния, чтобы не споткнуться на ступеньках.

– Нашла все, что требовалось?

– Да, большое спасибо.

Рубен поднялся с кресла, в котором сидел, читая газету, и начал подниматься по лестнице. В жеваных рыжевато-коричневых брюках и синей рубашке без воротничка он в это утро ничем не напоминал ухоженного Эдуарда Кордову. По идее эта мысль должна была бы ее порадовать, особенно с учетом того, как ловко ему удалось ее провести, если бы не одно дополнительное наблюдение: босоногий, растрепанный, с покрытыми щетиной щеками он выглядел еще привлекательнее, чем в костюме испанского аристократа.

– Плита еще не остыла? – спросила Грейс.

– Вроде бы нет. А что, тебе холодно?

– Нет, но мне хотелось бы высушить волосы.

– Распоряжайся, будь как дома.

Он вдруг замер, занеся ногу на первую ступеньку.

– У тебя изумительные волосы, Грейс. Слава Богу, ты по большей части прятала их под покрывало, пока Суини и все остальные крутились неподалеку.

– На что ты намекаешь?

– Намекаю?

Рубен нарочито округлил глаза и даже развел руками, словно не понимая, как это до нее не доходит такая элементарная истина.

– Да если бы они хоть раз увидели твои волосы, они бы их в жизни не забыли. Тебя запросто могли бы арестовать. Еще бы, такая примета!

– Не пори чушь.

– Или тебе пришлось бы их остричь. По-моему, это было бы еще ужаснее.

Грейс уже помешивала угли в плите, но, услыхав эти слова, выпрямилась и подбоченилась.

– В газете что-то было про ограбление? – спросила она ледяным тоном, заранее пресекая дальнейшие шуточки.

– Нет, пока ни слова. Придется подождать вечернего выпуска. Засим позвольте откланяться.

Он повернулся и зашагал по лестнице сразу через две ступеньки.

Квартирка у него так себе, со смешанными чувствами отметила про себя Грейс, оглядывая скромную обстановку и прислушиваясь к звукам льющейся воды и посвистыванию Рубена в ванной наверху, пока сушила волосы над плитой. Похоже, в Сан-Франциско дела у мошенников идут не шибко. Обстановка казарменного типа, чего и следовало ожидать от меблированных комнат средней руки. Единственным по-настоящему ценным предметом среди его владений можно было считать коллекцию марочных вин, хранившуюся, как и положено, в горизонтальном положении в ячейках некоего сооружения вроде этажерки или, скорее, строительных лесов. Но только эта штука в форме пирамиды была составлена из глиняных трубок, наверное, тех же самых, что шли на строительство городского водопровода. Остроумное изобретение. Значит, он действительно знаток вин. Это соображение ее немного утешило: хоть в чем-то Эдуард Кордова не солгал.

Послышался стук в заднюю дверь, выходившую в переулок позади перестроенного каретного сарая. Отложив в сторону полотенце, Грейс подошла к подножию лестницы.

– Мистер Джонс?

Он ее не услышал. Зато она слышала, как он, перекрывая рев нагревателя, распевает во всю глотку «Голубоглазую Каролину». Помедлив еще несколько секунд, Грейс подошла к двери и открыла ее.

Пятеро мужчин отпрянули от удивления, увидев ее. Тот, что стоял ближе всех, сорвал с головы шляпу, остальные четверо поспешно последовали его примеру.

– Доброе утро, мэм, – вежливо приветствовал ее первый из пятерки.

Он говорил самым низким и хриплым голосом, какой ей когда-либо приходилось слышать. Можно было подумать, что глубоко в груди у него проворачивается заржавленный винт.

– Доброе утро.

– Как поживаете? – продолжал незнакомец, – Хорошо, спасибо.

– Простите, мэм, вы не скажете, мистер Джонс дома в этот ранний час?

– Да, он дома.

– Нам надо с ним потолковать. Вы не могли бы его позвать, если вас не затруднит?

– Он… в настоящий момент не в форме, но скоро спустится, я полагаю.

– Ну, если он «не в форме», – проговорил обладатель заржавленного голоса, – нам ни в коем случае не хотелось бы его беспокоить.

– О нет, я уверена, что он спустится через несколько минут, – повторила Грейс.

Она по-прежнему ломала голову, пытаясь понять, что представляют собой эти незваные гости. Уж больно пестрая собралась компания! Наждачный голос принадлежал худому и бледному типу, вполне прилично одетому, если не считать ярко-синей искусственной гвоздики, торчавшей в петлице. Остальные были одеты кто во что горазд: один в рабочем комбинезоне, двое в потрепанных костюмах, еще один в штанах из рубчатого вельвета и ковбойской рубашке с галстуком-ленточкой. Грейс была не в силах догадаться, что между ними может быть общего.

– Можно нам войти и подождать? Если вы не против.

Она так и застыла в дверях, не зная, на что решиться. Выглядели они довольно безобидно, а говоривший от имени остальных был просто сама вежливость.

– Да-да, входите, – сказала наконец Грейс и распахнула дверь пошире.

Очутившись в гостиной Рубена, они настояли, чтобы она заняла единственное кресло. Тем временем трое из них втиснулись на диван, а оставшиеся двое примостились на боковых валиках. Все дружно сняли шляпы. Наступило неловкое молчание.

– Меня зовут миссис Руссо, – представилась Грейс, стараясь разрядить обстановку.

– Рад познакомиться. Моя фамилия Крокер, Линкольн Крокер. А это мои братья. Все кроме Моргуна.

Тот, что сидел на левом подлокотнике дивана, подмигнул ей, давая понять, что речь идет именно о нем. Остальные чинно поклонились в знак приветствия. Грейс кивнула в ответ.

На этот раз молчание нарушил Линкольн:

– Позвольте выразить вам наши глубочайшие соболезнования, мэм.

– Прошу прощения?

– В связи с вашей безвременной утратой.

– Моей… о, да, – спохватилась Грейс, запоздало сообразив, что ее черное монашеское одеяние можно принять за вдовий наряд. – Это было так… внезапно.

Крокеры сочувственно закивали, и она зачем-то уточнила:

– Еще и года не прошло, как мы поженились. Линкольн зацокал языком:

– Ужасно, мэм, просто ужасно. Позвольте узнать, от чего ваш супруг столь внезапно скончался?

– Его унесла холера. Одно меня утешаете все произошло очень быстро, ему не пришлось мучиться. Она украдкой смахнула с глаз воображаемую слезу.

– Ай-яй-яй! Вот она, наша жизнь: Бог дал, Бог и взял!

– Carpe diem[7], – всхлипнув, привела она слова Горация.

– О tempera, о mores![8] – откликнулся Линкольн цитатой из Цицерона.

Грейс решила, что пора сразить его Библией.

– «Всему свое время, и время всякой вещи под небом»

На несколько секунд ей показалось, что крыть ему нечем, но вдруг он вскинул кверху указательный палец и изрек:

– «Время – деньги»[9].

Грейс милостиво наклонила голову, признавая свое поражение. В гостиной вновь воцарилось продолжительное молчание. Чувствуя, что вежливая, но бесконечная игра в гляделки скоро сведет ее с ума, она поднялась с места, и братья Крокеры вместе с Моргуном тут же, как по команде, вскочили.

– Пожалуй, я поднимусь и скажу мистеру Джонсу, что вы его ждете.

– Спасибо, мэм, – нестройным хором откликнулись они.

Наверху, за дверью ванной, Рубен теперь распевал «Сплотимся вокруг знамени».

– Мистер Джонс? – позвала Грейс, тихонько постучав по дереву.

Дверь так внезапно распахнулась, что ей пришлось отступить на шаг. Он усмехнулся ей сквозь покрывавшие лицо пышные хлопья мыльной пены.

– Привет, Гусси.

У нее перехватило дух при виде его широкой обнаженной груди и длинных, стройных, покрытых темными волосами ног. Верх от низа отделяла лишь интригующая белая полоска обернутого вокруг бедер полотенца.

– У тебя посетители.

– А кто это?

– Братья Крокеры и Моргун.

Его задорная улыбка превратилась в болезненную гримасу: даже под мыльной пеной стало заметно, как он помрачнел. Однако он лишь ответил:

– Скажи им, что я скоро спущусь, хорошо?

– Хорошо.

Но она осталась на месте, пристально изучая его лицо.

– Ты уверен, что все в порядке?

– Конечно! Все в ажуре.

Рубен поднес к щеке бритву, давая понять; что она может уходить. Ей ничего другого не оставалось, как последовать молчаливому совету, но, когда она вернулась к Крекерам, на сердце у нее скребли кошки и их туповатая вежливость больше не казалась ей забавной.

Через несколько минут по лестнице вприпрыжку спустился Рубен и решительно направился к старшему из Крекеров, на ходу протягивая ему руку.

– Линкольн! – воскликнул он с самым сердечным видом. – Какая нечаянная радость!

– Взаимно.

– Вот уж не думал, что увижу тебя с утра пораньше.

– Ну, ты же знаешь, как там говорят про ранних пташек!

– Очень верное и глубокое замечание. Вы познакомились с миссис Руссо?

– Да, мы уже имели честь. А теперь нам хотелось бы побеседовать с тобой наедине. Если, конечно, вдова не возражает.

– Вдова?

– Конечно, я не возражаю, – торопливо вставила Грейс. – Рада была познакомиться со всеми вами.

– Мы тоже очень рады, мэм, – отозвались братья, как всегда, хором.

Грейс послала Рубену взгляд, смысла которого он скорее всего не понял, так как она и сама не знала, что именно хотела выразить, и опять поспешно поднялась наверх. Войдя в спальню, она скинула башмаки и на цыпочках прокралась обратно в коридорчик, ведущий к лестничной площадке. Однако разговор в гостиной не только не разгорелся в ее отсутствие, напротив, он стал еле слышен. Сколько ни старалась, она не могла разобрать ни слова, хотя, судя по тону голосов Рубена и Линкольна, между ними завязался оживленный спор.

Внезапно разговор смолк; все задвигались, а еще через секунду Грейс услыхала скрип отворяемой задней двери и щелчок замка.

Внимательно прислушиваясь, она спустилась вниз.

– Мистер Джонс? Никакого ответа. Добравшись до нижней ступеньки, Грейс убедилась, что гостиная пуста. Безумная мысль промелькнула у нее в голове: неужели Рубен сбежал? Она тотчас же отмела нелепое подозрение. Не мог же он уйти, ничего с собой не взяв, бросив даже свою драгоценную коллекцию вин! Он просто пошел проводить своих странных друзей, вот и все. Интересно, как они проводят время, эти мужчины без определенных занятий? О чем говорят друг с другом? И как это на него похоже: оставить ее одну, без денег, без еды, без объяснений. Ну и пусть! Она сама найдет, чем заняться.

За неимением лучшего Грейс решила обследовать его письменный стол. Замки на ящиках оказались пустяковыми: она открыла их при помощи пары шпилек. Внутри, рассортированные по папкам с завидной аккуратностью и даже педантичностью, лежали записи, относившиеся к различным мошенническим аферам. Судя, по конвертам, корреспонденция поступала одновременно в семь абонентских ящиков, арендованных в нескольких почтовых отделениях в разных районах города.

В числе прочего мистер Джонс держал фальшивое справочное бюро газетных вырезок. Эта фирма периодически прогорала и вновь возрождалась под различными названиями. В настоящий момент она именовалась «Редиклип Инкорпорейтед». Он торговал поддельными лотерейными билетами и мнимыми ставками ирландского тотализатора[10]. Кроме того, Рубен, занимался розыском наследников несуществующих богатых семейств. Это была довольно сложная и запутанная афера, требующая составления генеалогического древа. Грейс вспомнила, что Генри тоже когда-то этим баловался, но в конце концов вынужден был отказаться: это стало слишком опасным.

А вот махинация, о которой она раньше не слыхала, – компания по ремонту крыш «Скайтоп Лимитед». Красочный проспект сулил всем желающим новую крышу по смехотворно низкой цене в обмен на право для потенциальных клиентов осмотреть ее в рекламных целях, когда она будет готова. Фокус заключался в том, что смехотворно низкую цену счастливый заказчик платил авансом, после чего представитель фирмы «Скайтоп Лимитед» бесследно исчезал.

Время от времени Рубен помещал в газетах рекламное объявление – подлинный шедевр мелкого мошенничества. «Пришлите доллар по такому-то адресу. Возможно, вас ждет сюрприз». Грейс сразу поняла, в чем заключается сюрприз: откликнувшийся на объявление простак терял доллар. Это даже нельзя было считать правонарушением, так как Рубен, в сущности, ничего не обещал.

Однако больше всего ей понравилось «Международное общество любителей литературы, науки и искусства» – заочные курсы по воспитанию талантов. Доверчивые дилетанты с творческими амбициями направляли в адрес «Общества» свои сочинения, рисунки, чертежи изобретений, а Рубен за тридцать долларов давал им консультации по «дальнейшему улучшению» присланных работ перед тем, как представить их на суд издателя или патентного бюро. А за небольшой дополнительный гонорар снабжал желающих дипломами, грамотами, почетными знаками, сертификатами и заверенными свидетельствами, подтверждающими право владельцев указывать перед своей фамилией ученые степени и звания членов «Общества».

Грейс перелистывала архивы ."Общества" с циничной ухмылкой, пока не наткнулась на незаконченный ответ Рубена автору на редкость бездарной автобиографической прозы. Это была некая дама из Сакраменто, по всей видимости, старая дева. Он писал, что возвращает ей деньги, и в самых деликатных выражениях советовал попробовать свои силы в выращивании цветов или вышивании.

Глубоко задумавшись, Грейс привела в порядок содержимое ящиков и вновь заперла их при помощи все тех же шпилек. Через несколько минут, когда входная дверь открылась, она с невинным видом сидела на продавленном диване, углубившись в газету, и даже не подняла головы, пока Рубен пересекал комнату. Только когда он повернул к лестнице, она бросила на него случайный взгляд, и этого оказалось довольно, чтобы заставить ее вскочить.

– Силы небесные, что с тобой стряслось? – вскричала она, отбрасывая газету.

Вместо ответа он продолжил путь наверх, еле втаскивая ноги на ступеньки и держась рукой за ребра, словно боялся рассыпаться на части. Очутившись на площадке, Рубен повернул прямо к ванной, и Грейс, ни минуты не колеблясь, прошла туда вслед за ним.

– Да что с тобой? – повторила она. – Можно подумать, тебя трамвай переехал!

Рубен, шатаясь, добрел до раковины, взглянул на себя в зеркало и застонал. Мысленно Грейс ответила тем же: многочисленные ссадины и порезы у него на лице сочились кровью, нижняя губа была рассечена, равно как и левая бровь, – похоже, от удара кастетом, – над носом тоже кто-то славно потрудился, хотя он вроде бы и не был сломан.

– Сядь, – приказала Грейс.

Она взяла его за руку, очень осторожно и нежно, как ей самой показалось, но он взвыл от боли. Она отпрянула.

– Можешь сказать толком, в чем дело? Рубен опустил крышку ватерклозета и со стоном уселся на него.

– Они устроили мне «темную».

– Кто?

– Крокеры.

Грейс вспомнила, как все пятеро трогательно теснились на диване, словно щенята в корзине.

– Не может быть! Ни за что не поверю.

– Можешь поверить. Доказательства налицо.

– Да, но за что?

Она нашла чистое полотенце и начала наполнять раковину горячей водой.

– Это скверная история, Грейс. Не для дамских ушей.

С ее губ сорвалось совсем не дамское выражение. – Зачем они это сделали? Что они имеют против тебя?

Рубен опять заорал нечеловеческим голосом, когда Она прижала к его брови смоченное в горячей воде полотенце.

– Ты же не малое дитя! Потерпи. Сиди смирно, надо промыть рану.

Рубен откинулся назад, уклоняясь от ее руки, и стукнулся затылком о трубу, ведущую к баку для воды над головой. Дальше пути не было. – Пациент Джонс! Не морочьте мне голову, а не то я промою рану спиртом!

– Спиртом?

Его лицо вдруг просияло.

– Слушай, Гусси, я тебя умоляю: открой верхний правый ящик у меня в комоде, там на дне под бельем пинта бурбона[11].

Не говоря ни слова, Грейс бросила полотенце в раковину и отправилась в спальню. Найдя бутылку, она отвинтила пробку и отхлебнула немного, задержав дыхание, чтобы не закашляться. В конце концов, сказала она себе в оправдание, смывать кровь с лица мужчины – это вам не пикник на лужайке.

– Спасибо, – поблагодарил Рубен, когда она протянула ему бутылку. – Хочешь глоточек?

– Нет, благодарю вас, – ответила она с видом оскорбленной добродетели. – Я не употребляю крепких напитков.

Он приветственным жестом поднял бутылку, как будто собираясь чокнуться, и жадно припал к горлышку. После этого ему немного полегчало, и дело пошло веселей. Поминутно прикладываясь к бутылке, Рубен становился все более словоохотливым; к тому времени, как Грейс промыла ссадины и налепила пластырь на самые глубокие порезы, он успел выложить ей эту безрадостную историю.

Все началось около месяца назад, когда он отправился в Стоктон «по делам», а также в надежде хорошенько поживиться при игре в покер. Когда с «делами» было покончено, Рубен начал играть по-крупному с пятью партнерами, четверо из которых были братьями. Сыграв пару партий, он понял, что кто-то из них передергивает, но никак не мог вычислить, кто именно. Лишь проведя за игрой несколько часов, он наконец догадался, что все они в сговоре и мухлюют по очереди. К тому времени сам он проигрался вчистую.

В последнем круге он решил поставить на кон свое излюбленное детище – несуществующий серебряный рудник «Олд Блю», липовые акции которого повсюду брал с собой, то продавая их, то проигрывая в карты, в зависимости от обстоятельств. Предполагалось, что акции стоят не меньше двух тысяч долларов. Крокеры опять побили его – три туза и две дамы против четырех жалких троек. Рубен расплатился акциями и поспешил убраться из города.

И на кого же он наткнулся в «Карточном дворце» Макдугала на Керни-стрит не далее как две недели спустя? На эту дружную пятерку! В Стоктоне Крокеры соврали, будто они местные, по совершенно понятной причине: чтобы не тащить за собой в Сан-Франциско хвост дурной славы карточных шулеров. Рубен и сам не раз так поступал. Не удивительно, что братья держали на него зуб и хотели поквитаться за акции, но Рубен, используя свое природное обаяние, сумел их утихомирить и выторговал себе две недели отсрочки. Срок вышел как раз в это утро.

Грейс содрогнулась, вспомнив скрипучий голос старшего из Крокеров.

– А я-то подумала: и откуда он взялся, такой. вежливый? Теперь как вспомню, так мороз по коже.

– Да, Линкольн умеет произвести впечатление, – согласился Рубен, осторожно проверяя, целы ли. ребра. – Но сейчас я вспоминаю о нем даже с благодарностью. –Это еще почему?

– Только он один меня не бил.

На нее такое благородство шулера не произвело должного впечатления, – К тому же он проявил великодушие и дал мне еще неделю отсрочки.

– Великодушие тут ни при чем, – презрительно отмахнулась Грейс. – Просто ему хватило ума сообразить, что с мертвого они вообще ничего не получат.

– Да, это соображение тоже упоминалось, Рубен с трудом поднялся:

– А теперь я хотел бы Прилечь.

Грейс проводила его в спальню и не стала спорить, когда он улегся в постель, на которую она уже привычно смотрела как на свою собственную.

– Почему бы тебе не снять башмаки? – спросила она, потянувшись за сложенным в изножии постели одеялом.

– Не могу. У меня руки-ноги не гнутся. Ты мне не поможешь? Ах, сестра Августина, да вы просто ангел милосердия!

Вспомнив, при каких обстоятельствах он наградил ее этим званием в последний раз, Грейс стащила с негр башмаки, едва не оторвав их вместе со ступнями.

– А мне что прикажешь делать, пока ты тут приходишь в себя от побоев, которые сам же и заработал? – сердито спросила она. – Почему у тебя в доме нет никакой еды? Ты что, голодом меня решил уморить?

Рубен усмехнулся и тут же застонал: стянутая пластырем губа не располагала к веселью.

– За углом, на Сэнсом-стрит есть закусочная под названием «Бэлльз». Бутерброды с солониной, паршивое жаркое, неплохой мясной рулет. Меня там знают. Сошлись на меня, и тебя накормят.

У нее уже текли слюнки.

– Спасибо! А чем я буду расплачиваться? Рубен сделал величественный жест рукой:

– Пусть запишут на мой счет.

– Как скажешь.

Все еще не решаясь его оставить, она подтянула одеяло повыше и подоткнула с обеих сторон.

– Ну ладно. Надеюсь, с тобой все будет в порядке. Тебе ведь не нужна сиделка?

Оставшийся незаплывшим карий глаз весело подмигнул ей.

– Я справлюсь. Мне бы сейчас поспать немного. Спасибо за оказание первой помощи. Гусси. У тебя золотые ручки.

– Голова болит?

– Угу.

Это скорее всего от бурбона. Пить надо меньше.

Рубен провел пальцами по перебитой переносице и болезненно поморщился.

– Бурбон тут ни при чем. Ах да, Грейс, – спохватился Рубен, когда она уже направилась к дверям, – будь добра, разбуди меня не позже трех, ладно?

– А зачем?

– Ну… у меня все еще есть дела, – ответил он с важным видом.

Грейс прислонилась к дверному косяку и скрестила руки на груди.

– Ну, разумеется, – проворковала она сладчайшим голоском, – тебе надо заглянуть в несколько почтовых отделений, пока они не закрылись. Надо же посмотреть, кто еще изъявил желание записаться в члены «Международного общества любителей литературы, науки и искусства», пока тебя не было в городе.

До чего же приятно было полюбоваться на его отвисшую челюсть! Радостное ощущение одержанной победы согрело ее до самых костей. Рубен долго созерцал ее в глубоком молчании.

– Ты взломала мой стол, – сказал он наконец. Грейс лишь скромно улыбнулась в ответ. Расслышав нотки почтительного удивления, даже восхищения в его голосе, она опять порадовалась.

– А чем ты его открыла, можно узнать?

– Отмычкой.

– Которая по чистой случайности было у тебя с собой?

– Должна же девушка заботиться о себе! Да нет, – усмехнулась она, увидев его вытянувшуюся физиономию. – Я изготовила ее специально для этого случая.

– Изготовила?

– Из пары шпилек.

– Я тебе не верю, – решительно отрезал Рубен. Грейс пожала плечами.

– Дело твое.

– Так не забудь, Гусси, разбуди меня в три часа. Мне бы очень хотелось посмотреть, как ты вскроешь этот замок. Ты мне покажешь?

Она опять пожала плечами, потом потянулась.

– Если будет подходящее настроение. А теперь тебе надо хорошенько выспаться.

Она с преувеличенной осторожностью закрыла за собой дверь и удалилась, ступая на цыпочках.

Глава 4

Если хотите потратить деньги так, чтобы все это заметили, потратьте их на женщину.

Кин Хаббард

«Двое пассажиров дилижанса исчезли сразу же после ограбления, воспользовавшись лошадью арестованного бандита. Речь идет о женщине, изображавшей католическую монахиню с целью незаконного сбора пожертвований, и о мужчине, который назвался Эдуардом Кордовой из Монтерея и по неизвестной причине притворялся слепым. Полиции не удалось с точностью установить связь между пропавшими пассажирами и ограблением. По утверждению…»

– Почему они пишут «изображавшая католическую монахиню»? – возмутилась Грейс, свирепо насадив на вилку кусок бифштекса. Уже во второй раз за этот день она подкреплялась в закусочной «Бэлльз», – Почему они считают, что монахиня была не настоящая? У них же нет никаких доказательств, ни единой улики!

– «По утверждению помощника шерифа Сан-Матео…»

– Это всего лишь догадки.

– «По утверждению…»

– Просто безобразие! – не унималась она. Рубен со вздохом посмотрел на нее поверх газетной полосы. Сообщение было помещено на девятой странице «Дейли экзэминер».

А Грейс все никак не могла успокоиться.

– Я не допускаю ошибок в работе и горжусь этим! И когда какой-то бестолковый помощник шерифа смеет утверждать в газете, будто я «изображала» монахиню, меня это просто возмущает!

– Откуда тебе знать, а вдруг они навели справки об этом твоем ордене Святой Пыли-в-Глаза? – миролюбиво предположил Рубен.

– Святой Надежды, – упрямо поправила его Грейс. – Это был орден Блаженных Сестер Святой Надежды.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что он взаправду существует?

Грейс сунула кусочек мяса в рот и неторопливо прожевала, глядя на Рубена через стол. Он знал, что творится в эту минуту в ее голове: она взвешивала различные возможности, пытаясь решить для себя, стоит ли упорствовать в своем обмане.

– Нет, – созналась она наконец.

– Ну вот видишь!

– Да, они, должно быть, проверили, – неохотно согласилась экс-сестра Августина, – иначе им бы вовек не догадаться. Ведь я ни разу не выпустила вожжи ни на секунду, даже когда этот гнусный недомерок начал меня лапать.

На жаргоне мошенников «выпустить вожжи» означало выйти из роли во время «раздевания» жертвы.

– Я тоже ни разу не выпустил вожжи, – возразил Рубен. – Я же не вылезал из шкуры Эдуарда Кордовы до самого конца! И хоть бы мне кто «спасибо» сказал!

– Это другое дело. С какой стати кто-то должен говорить тебе «спасибо»?

– А почему бы и нет?

– Потому что Пивной Бочонок мог меня убить! Я могла погибнуть, пока ты изображал благородного слепца!

«Опять по новой», – с досадой подумал Рубен, нервно забарабанив пальцами по столу. Она приперла его к стенке и пользовалась своим преимуществом сполна, но… сколько же можно? Судя по всему, она будет предъявлять ему этот счет до скончания века.

– Ладно, читай дальше, – буркнула Грейс, откинувшись на высокую кожаную спинку стула в отдельной кабинке, которую им предоставили для обеда у «Бэлльз». – Что там насчет ограбления?

Кусочек сырого филе, который она в лечебных целях заставила его приложить к заплывшему глазу, отлепился и упал ему на колени. Рубен рассеянно подобрал его и положил на край тарелки, после чего вернулся к чтению.

– «По утверждению помощника шерифа Сан-Матео, из передвижной коллекции китайских древностей было похищено лишь неустановленное число образцов погребальной скульптуры, в частности нефритовый дракон, используемый в качестве сторожевого талисмана в захоронениях династии Вэй, глиняный единорог династии Хань, а также двенадцать фигурок, изображающих знаки Зодиака, династии Мин».

– Одиннадцать, – ревниво поправила Грейс.

– «Бесценные акварели, манускрипты и керамика остались нетронутыми по не выясненным пока причинам. Арестованный китаец упорно отказывается от дачи показаний, и, судя по последним сообщениям, его личность пока не установлена».

Сложив газету и отодвинув ее в сторону, Рубен потянулся за кружкой пива. Он отхлебнул глоток, потом с мучительной гримасой осторожно прижал запотевшее от холода стекло к своей пострадавшей брови. – Стало быть, Пивной Бочонок разговаривать не желает.

– Может, на той бумажке было его имя? – предположила Грейс. – Если так, значит, мы оказали ему услугу, забрав листок.

– М-м-м… Мой друг-антиквар мог бы узнать, что там написано.

На нее это не произвело впечатления.

– Подумаешь! Я могу отнести листок в ближайшую китайскую прачечную и все выяснить сама.

– Мне кажется, это было бы неразумно.

– Это почему же?

– Не стоит посвящать в это дело посторонних, тем более что мы и сами не знаем, о чем идет речь.

– Да какая разница?

Грейс подозрительно прищурилась.

– Ты что-то задумал, не так ли? Только не Говори мне, будто нас могут заподозрить в сговоре с Пивным Бочонком. У тебя на уме что-то другое.

Вместо ответа Рубен поставил локти на стол и доверительно наклонился к ней поближе.

– Сколько денег у тебя украли, Грейс? – спросил он самым вкрадчивым тоном, на какой только был способен.

– Я же сказала; тебя это не касается.

– Да ладно тебе, – принялся уговаривать он. – Я же тебе выложил всю правду о Крокерах, разве не так? Сам я потерял почти две тысячи долларов, а раздобыть мне надо четыре с половиной, к с следующему вторнику. Как видишь, я во всем признался. Чего тебе еще надо?

Она кокетливо расстегивала и застегивала пуговички на манжете своего нового платья из индийского шелка цвета бургундского вина, видимо, любуясь эффектным сочетанием насыщенного бордового оттенка ткани с белой, изящно удлиненной кистью руки. Помимо платья, Грейс обзавелась еще и новым плащом – черным с кремовой атласной подкладкой. Сейчас он висел на крючке у нее за спиной. Рубен надеялся, что она вспомнит, в какую сумму обошлось ему ее «приданое»: платье, плащ и новые высокие башмачки на пуговицах. А ведь он и глазом не моргнул, когда ему назвали цену. Более того, когда она приглядела этот роскошный туалет в салоне готового платья мадемуазель Жоли и вышла к нему из примерочной, он расстался с деньгами, даже не пикнув.

Эти деньги были заработаны нелегким трудом. В поте лица, можно сказать. Прежде чем отправиться к мадемуазель Жоли, они посетили четыре почтовых отделения в разных частях города, где Рубен собрал недельную выручку со своих многочисленных деловых начинаний. «Не густо», – заметила Грейс, и ему пришлось признать, что его дела в последнее время и впрямь идут не блестяще.

По мнению самого Рубена, при таких обстоятельствах ей тем более следовало бы оценить его щедрость по достоинству. Разумеется, речь шла лишь о ссуде под процент, о котором он еще не успел упомянуть, до того момента, как муж переведет ей деньги в ответ на телеграмму, отправленную ему еще с утра. И все же, как ни крути, именно Рубен и купил ей новую одежду, и оплатил обед, который она поглощала в настоящую минуту В эту ночь ей опять предстояло спать в его постели Даже согласно ее весьма искаженным представлениям о справедливости он заслуживал честного ответа на свой вопрос.

– Ну ладно, – наконец уступила Грейс, – так и быть, скажу Но только при одном условие – И при каком же?

– Обещай, что не присвистнешь от удивления. Рубен опустил унылый взгляд на неаппетитную смесь мясного фарша, приправленного яблочным соусом, и картофельного пюре у себя в тарелке.

– Я не то что свистеть, даже жевать толком не могу.

После встречи с Крекерами у него расшатался один из коренных зубов.

Окинув бдительным взглядом полупустой ресторанчик, Грейс наклонилась вперед и одними губами прошептала:

– Четыре.

– Четыре?

Она откинулась на спинку стула, видимо, считая свой ответ исчерпывающим.

– Четыре чего? Сотни?

Она закатила глаза с видом человека, вынужденного выслушивать всякий вздор.

– Четыре тысячи? Четыре тысячи долларов?

– Ш-ш-ш!

Глубочайшее изумление, написанное у него на лице, явно пришлось ей по вкусу. Она с довольным видом отхлебнула глоток кофе.

– И все это ты добыла, изображай сестрицу Августину?

Грейс лишь усмехнулась в ответ. – И долго ты этим занималась?

– Около трех недель. Рубен разразился ругательствами на незнакомом ей языке.

– Значит, я до сих пор только даром терял время, – простонал он, придя в себя и недоверчиво качая головой. – Боже всемогущий, мне надо было изображать священника!

– Три недели кропотливой, изнурительной работы, – напомнила Грейс. – Не надо думать, что стоит только нацепить «собачий ошейник»[12], как люди начнут забрасывать тебя деньгами со всех сторон. Тут требуется индивидуальный подход. Это целое искусство.

– Только не морочь мне голову со своим подходом! Я же видел, как ты доила в дилижансе беднягу Суини! Он полез за бумажником еще до того, как ты начала строить ему глазки.

– Я и не думала строить ему глазки! – возмутилась Грейс. – Я этим вообще не занимаюсь.

– Да уж мне-то можешь не заливать. Она умела не только строить глазки, но и краснеть, лить слезы, надувать губки и выпячивать грудь, когда считала, что это поможет ей достигнуть желаемой цели.

– Мы уклоняемся от темы, – сухо напомнила она. – Я тебе сказала, сколько у меня украли. Ты намерен что-то предпринять по этому поводу?

– А тебе действительно нужны эти деньги?

– Знаешь, у тебя ужасные манеры! Что за несносная привычка – отвечать вопросом на вопрос!

Рубен скрестил руки на груди, терпеливо ожидая ответа.

– В отличие от тебя я не барахтаюсь по уши в долгах. Тебя ведь именно это интересует? Никто не устроит мне «темную», если я их не верну.

– Тогда зачем тебе столько денег?

– Чтобы оплатить медицинские счета, – слишком быстро ответила она.

– По виду не скажешь, что ты тяжко больна. Ему хотелось окинуть ее убийственным взглядом, но ничего не вышло: рассеченная бровь не хотела слушаться, а саркастическая усмешка превратилась в страдальческую гримасу.

– Вообще-то это не твое дело, но мой муж… Грейс опустила взгляд, издала тяжелый вздох и вновь посмотрела на Рубена.

– Мой муж… – Голос у нее дрогнул. – У него порок сердца.

Да, следовало отдать ей должное: сыграно было здорово. Настолько здорово, что Рубен даже не мог с полной уверенностью определить, лжет она или нет.

– Ты имеешь в виду Анри? Того, что занимается предпринимательством?

– Занимался предпринимательством. Я забыла тебе сказать, что он отошел от дел.

– Ах вот как! – Если она и лгала, то делала это мастерски.

– Да, именно так! – огрызнулась Грейс. – Давайте-ка вернемся к сути дела, мистер Джонс. Почему вас так волнует мое финансовое положение? Что вы задумали на сей раз? Какие козни породил ваш корыстный умишко?

Рубен галантно поклонился, словно услышал комплимент.

– На сей раз мой замысел чрезвычайно прост, мадам Руссо. Впрочем, вы так умны, что наверняка уже обо всем догадались наперед.

– Очень может быть.

Она одарила его столь ослепительной улыбкой, полной лукавого дружелюбия, что он на мгновение забыл, о чем шла речь. Пришлось отхлебнуть большой глоток пива, чтобы вернуть себе способность мыслить здраво.

– Я считаю, что мы не должны сидеть сложа руки. Наши общие потери составляют шесть тысяч долларов. Предлагаю объединить усилия для их возвращения.

В ее глазах внезапно вспыхнул и тотчас же погас огонек. Рубен понял, что его предложение не стало для нее неожиданностью. Она оттолкнула в сторону свою тарелку и оперлась подбородком на сплетенные пальцы.

– Каким образом?

– Для начала обратимся за консультацией к моему другу доктору Слотеру. Это тот самый антиквар, о котором я уже говорил. Для меня он просто Док.

– Доктор Слотер? – переспросила Грейс, издав смешок. – Странное имя для антиквара.

– Тем не менее его так зовут. Он держит антикварный магазинчик на Пауэлл-стрит. Я мог бы сходить туда завтра, показать ему тигра и…

– Ты хочешь сказать, мы могли бы сходить к нему.

– Извини, я просто оговорился. Приятно сознавать, что ты проявляешь такое внимание к моим словам.

– С тобой всегда приходится держать ухо востро.

– Ну хорошо, мы покажем ему тигра и послушаем, что он скажет. Даже если эта штуковина сама по себе ничего не стоит, для обладателя остальных одиннадцати фигур она, несомненно, представляет большую ценность.

– Это ведь как набор шахмат без ферзя, верно?

– Совершенно верно. Кроме того. Док Слотер располагает связями в Китайском квартале. Он подыщет кого-нибудь, кто за плату сделает для нас перевод письма, найденного у Пивного Бочонка, и будет при этом держать язык за зубами.

– А откуда у него связи в Китайском квартале? Я бы хотела узнать поподробнее, что он вообще собой представляет, этот Док Слотер.

– Пошли домой. Гусси. Я все тебе расскажу дома. Рубен сделал знак рукой, чтобы им принесли счет.

– Думаю, мы можем смело предположить, что Пивной Бочонок решил надуть своего нанимателя и присвоить фигурку тигра. Так сказать, вор у вора дубинку украл. Ты согласна со мной? То ли он хотел толкнуть ее от своего имени, то ли придержать у себя и потом сбыть своему патрону по более высокой цене.

– Мы даже не знаем, есть ли у него патрон. А может, в этой троице каждый работал на себя?

– Возможно, но мне почему-то в это не верится. Задумчиво хмурясь, Грейс сложила салфетку аккуратным квадратиком.

– Я тоже так не думаю.

– Наконец-то мы хоть в чем-то пришли к согласию.

Они встали из-за стола. Рубен снял с крючка ее плащ и помог ей одеться. В этот вечер она сделала высокую прическу, но несколько закрученных штопором золотистых локонов ненароком выбились из-под шпилек и упруго покачивались у щек, придавая ей бесхитростный и невинный вид. По крайней мере Рубену хотелось надеяться, что это вышло ненароком. Имея дело с Грейс, ничего нельзя было утверждать наверняка.

– Мне так нравится мое новое платье! – воскликнула она, бросив на него через плечо искрящийся весельем взгляд. – Спасибо, что купил.

Он сразу понял, что она пытается снизить процент в их грядущей сделке, но ее благодарная улыбка показалась ему такой трогательной, что он не смог устоять.

– Можешь не благодарить. Смотреть на тебя в этом наряде – истинное наслаждение. Другой награды мне не нужно, – с рыцарским великодушием провозгласил Рубен. – Ты, конечно, понимаешь, что я выражаюсь фигурально, – торопливо добавил он, проходя следом за нею между столиками к выходу. – Не следует понимать мои слова буквально!

Тонкий серп едва народившейся луны низко висел в безоблачном темно-синем небе. С вершины холма можно было увидеть в бухте темные очертания острова Алькатрас и далекие мигающие огоньки на мысе Марин. Тротуары в старинном квартале, где жил Рубен, все еще были деревянными, и Грейс споткнулась, попав каблуком в трещину между досками. Рубен подхватил ее под руку и не отпустил, даже когда покрытие стало ровнее.

Он постепенно все замедлял шаг, на Юнион-стрит начал прихрамывать, а на Филберт-стрит навалился на нее всей тяжестью, вместо того чтобы ее поддерживать.

– Тебе нехорошо? – забеспокоилась Грейс, бросив на него взгляд из-под ресниц.

Рубен ответил вымученной улыбкой и мрачно кивнул. Теперь они уже тащились еле-еле. Он даже сделал вид, что задыхается.

– Ребра все еще болят?

– Ничего страшного. Давай остановимся на минутку и полюбуемся, – тяжкий вздох, – этим прекрасным видом.

Он прислонился к стволу чахлого, искривленного кленового деревца, мужественно сдерживая стон, и схватился свободной рукой за бок. «Прекрасный вид» представлял собой пустырь по соседству с шорной мастерской. В скудном свете уличного фонаря Грейс стала с тревогой всматриваться в него, но так ничего и не сказала.

– Тебе было удобно прошлой ночью? – осведомился Рубен как бы между прочим. – Хорошо выспалась?

Она растерянно заморгала.

– Да, я спала как убитая. А ты?

– Более или менее сносно.

Хороший ответ. Полный сдержанного достоинства и в то же время неопределенный. Рубен выдержал небольшую паузу, прежде чем продолжить.

– Когда я был помоложе, мне удавалось заснуть где угодно.

Он снова умолк, а потом рассмеялся с едва скрытой горечью.

– Дело в том, что из этого дивана торчит пружина, причем как раз… ты не поверишь, но как раз на уровне ребер! Так и вонзается прямо вот сюда, – он похлопал себя по жилетному карману. – Представляешь, что меня ждет?

Она сказала:

– Гм-м.

Рубен выдержал еще одну паузу.

– Ну, пожалуй, пора двигаться дальше. Я думаю, нам сегодня следует лечь пораньше и хорошенько отдохнуть. Ведь завтра нам понадобится вся наша смекалка. Верно?

– Вообще-то я вряд ли сумею выспаться как следует на этом проклятом диване.

Улыбка ему удалась – стоически мужественная, но в то же время добродушная. С кряхтением оторвавшись от ствола дерева и опять взяв ее под руку, Рубен возобновил свой путь к дому, все так же с трудом волоча ноги. На углу Напье-стрит он вдруг остановился как вкопанный.

– Погоди! Я, кажется, кое-что придумал.

– Интересно, что?

Ему не понравился ее пристальный сверлящий взгляд, но отступать уже было некуда.

– Да просто я подумал… – Он как будто опомнился. – Нет-нет, извини, это все вздор.

– И все-таки?

– Не стоит об этом говорить. Я и сам не знаю, как это мне в голову взбрело.

– Нет уж, скажи мне, – настаивала она, догадываясь, что Рубен имеет в виду.

– Могу себе представить, каков будет твои, отрет. – Он опять деланно рассмеялся.

– Сейчас же говори, в чем дело!

– Ну, в общем-то, ничего нового, просто я подумал, что мы могли бы разделить… гм… ну как бы это сказать?

– Ну как бы это сказать – постель?

– Вот видишь, какая дурацкая идея! Полная нелепость. Забудь о ней.

Еще полквартала они миновали в полном молчании. Проходя под фонарем на углу своего переулка, он рискнул скосить глаза и заглянуть ей в лицо. Ее лоб был озабоченно нахмурен. Рубен еще сильнее повис на ней, пока доставал ключи из кармана.

Он отпер дверь, но Грейс остановила его на пороге.

– Рубен, – тихо окликнула она его.

На миг сердце у него замерло: она впервые назвала его по имени.

– Да, Грейс?

– Я…

– Да?

– Мне больно думать, что ты так мучаешься. Для меня это просто невыносимо.

Она высвободила свою руку и тут же, к его величайшему изумлению, сунула ее ему под полу сюртука. Когда она начала поглаживать его ребра кончиками пальцев, он совсем перестал дышать.

– Мне кажется, я уже достаточно хорошо тебя знаю и могу тебе доверять.

– Конечно, ты можешь мне доверять!

– Если ты действительно этого хочешь, можешь спать со мной.

– Я…

Ему пришлось проглотить ком в горле, мешавший говорить.

– Я очень этого хочу.

– Тогда я согласна. Я, конечно,' полагаюсь на твою порядочность.

– Грейс, вздохнул Рубен, закрыв глаза, – ты ангел милосердия.

Это прозвучало как молитва. Воздух со свистом вырвался у него из груди, когда ангел милосердия несильным, но точным ударов заехал ему в бок, как раз по самому болезненному месту.

– Будешь спать со мной, когда в аду мороз грянет, – отчеканила она и плавной походкой вошла в дом, оставив его хватать ртом воздух.

На следующее утро, они отправились в контору «Вестерн-Юнион», полные радужных надежд. Грейс прочла лаконичную телеграмму от Генри, юлой кружась на месте, так, как Рубен все время пытался заглянуть ей через плечо.

«Нетерпением жду подробностей приключения. Никому не доверяй. Немедленно возвращайся домой. Мне уже лучше. Целую. Генри».

Сумма, переведенная вместе с телеграммой, вызвала у нее жестокое разочарование. Расплатившись с Рубеном – с учетом чудовищного ростовщического процента, от которого она все никак не могла опомниться, Грейс убедилась, что у нее практически ничего не осталось.

Они покинули контору «Вестерн-Юнион» и отправились в антикварную лавку Дока Слотера в самом мрачном настроении.

Мимо магазина «Древности Старого Света» в ничем не примечательном квартале на Пауэлл-стрит она вероятно, прошла бы, не повернув головы, если бы Рубен не направил ее к Дверям, взяв под руку. Вывеска так потускнела, что ее невозможно было прочесть, а витрина оказалась маленькой, темной и почти непрозрачной от пыли и грязи. Щурясь изо всех сил, Грейс едва сумела рассмотреть за стеклом какой-то хлам, вываленный грудой на лоскут порыжелого от времени бархата. Лишь в порыве буйной фантазии его можно было окрестить антиквариатом.

Когда они открыли дверь, над головой звякнул колокольчик. Им пришлось остановиться на тесном квадратике свободного пространства, со всех сторон окруженного разной дребеденью, почти неразличимой в тусклом свете, который с трудом пробивался сквозь запыленное окно.

– Есть тут кто-нибудь? – крикнул Рубен. Из-за черного занавеса в дальнем конце комнатушки послышался негромкий певучий голос:

– Будьте добры минутку подождать.

– Это Док, – пояснил Рубен, подмигнув Грейс с видом заговорщика. – Ну, как тебе здесь нравится? Правда ведь это нечто?

– Да, это нечто, – согласилась Грейс. Трудно было найти более подходящее определение, особенно в глубоком сумраке, почти скрывавшем помещение от глаз. Будучи по природе своей большой поклонницей чистоты и порядка, Грейс ощутила неодолимое желание атаковать «Древности Старого Света», вооружившись тряпкой и метлой.

– Скоро ты привыкнешь к полутьме. Рубен углубился в изучение предметов, сваленных на длинном столе посреди комнаты, словно ища что-то. Грейс наконец удалось рассмотреть груды пришедших в негодность светильников, какие-то поломанные табакерки, старинные фолианты с изъеденными плесенью переплетами, набор черепаховых гребней и головных щеток, музыкальные шкатулки, заржавленный дуэльный пистолет.

– Интересно, а где же… ах, вот она! Взгляни-ка, Грейс.

– Что это?

Рубен показал ей обыкновенную деревянную шкатулку – грубо сколоченную, непокрашенную, с вырезанным на крышке полумесяцем и небольшой деревянной ручкой.

– Открой.

Грейс открыла шкатулку и улыбнулась, очарованная раздавшимися при этом мелодичными звуками «Прекрасной мечтательницы», но ее улыбка тотчас же угасла, как только она разглядела внутри резную фигурку ухмыляющегося лысого толстяка, сидящего на толчке со спущенными к лодыжкам штанами. Она захлопнула крышку и сунула шкатулку обратно в руки Рубену.

Его ответная ухмылка показалась ей не менее глупой, чем у толстяка из шкатулки.

– Какой тонкий юмор! Как раз в твоем духе, – отрезала она, бросив на него испепеляющий взгляд.

– Никак не пойму, почему ее до сих пор никто не купил, заметил Рубен, качая головой с искренним недоумением, и вернул шкатулку на место. – Как ни зайду, она все еще здесь.

– Вот уж в самом деле необъяснимая загадка! Какое-то движение справа от нее привлекло внимание Грейс.

– Ой, смотри! Зяблики!

Сперва ей показалось, что множество зябликов перепархивают с жердочки на жердочку в большой клетке из ивовых прутьев, но, приглядевшись внимательнее, она насчитала всего девять прелестных птичек с оранжево-серым оперением.

– Какие милые! В детстве у меня был попугайчик.

– На ранчо? – тотчас же осведомился Рубен. – Это было еще, до, того, как у Мариэлены появились стигматы, или уже после?

Грейс усмехнулась, не находя подходящего ответа. ОН стоял слишком близко, запах лавровишневой воды дразнил ее, пробуждая желание обернуться, и вдохнуть всей грудью.

Прошлой ночью она долго лежала без сна. Ее преследовали картины того, что могло бы – нет, того, что должно было случиться, если бы она сделала вид, будто верит в сказку Рубена о больных ребрах, и позволила ему лечь вместе с ней в одну кровать. И сейчас она с досадой почувствовала, как волнующие образы – такие четкие, уже хорошо знакомые, будоражащие – нахлынули на нее вновь, – Добрый день! Чем могу служить? Опять этот голос – низкий, но звучный. Он раздался за спиной так неожиданно, что Грейс резко обернулась, задев грудью рукав Рубена. Мужчина стоял позади них в глубокой тени. Бледный, тощий как щепка, он был так высок ростом, что Грейс не доставала макушкой даже до его острого, торчащего вперед, кадыка. Она видела его только в профиль и в полутьме прикинула, что ему сильно за пятьдесят. На нем был свободный. свитер и пара мешковатых вельветовых штанов, и то и другое неопределенного коричневато-серого цвета, а на ногах – мягкие шлепанцы. Теперь стало понятно, каким образом ему удалось возникнуть столь незаметно. Его суровые черты смягчились, когда он увидел Рубена, на губах появилась улыбка, обнажившая длинные, потемневшие от табака зубы.

– Как поживаете, Рубен? Давненько не виделись! Я уж было подумал, что вы позабыли о своем перстне. – Рад вас видеть. Док. Нет-нет, конечно, я не забыл, просто времени не было заскочить за ним. Дела, знаете ли. Все время приходится мотаться с места на место.

Судя по всему, доктору эти оправдания показались не более правдоподобными, чем самому Рубену, однако ни того, ни другого это ничуть не смутило. Глядя, как они жмут друг другу руки и обмениваются шуточками, Грейс убедилась, что они скорее приятели, чем близкие друзья. Они уважали друг друга, не испытывая при этом особого доверия.

Когда Рубен наконец спохватился и представил Грейс как свою «старую знакомую», Док Слотер отвесил ей старомодный почтительный поклон. Запах табака окружал его невидимым облаком.

– Очень рад нашему знакомству, миссис Руссо, – Произнес он своим задушевным голосом. – Друзья Рубена – мои друзья.

Она ответила дежурной любезностью и вдруг застыла на месте, когда он повернулся к окну левой щекой, до сих пор остававшейся в тени. Словно ощутив ее испуг, Док Слотер опять ушел в тень, подальше от солнечного света, в тусклых лучах которого плясали пылинки. Но было уже слишком поздно: она успела заместить грубые лиловые рубцы, покрывавшие всю левую сторону его лица от брови до самой челюсти. Ее испуг тотчас же сменился сочувствием, но времени не хватило выразить его словами или даже взглядом: пробормотав что-то невнятное насчет перстня Рубена, Док Слотер повернулся к ней спиной и исчез за занавесом.

– Матерь Божья, – прошептала Грейс. – Рубен, какой ужас! Наверное, теперь он думает, что я его боюсь? Я ничего не могла с собой поделать! Мне кажется, я даже подскочила, когда увидела его лицо. Почему ты меня не предупредил? Что с ним случилось?

– Несчастный случай много лет назад. Прости, я должен был тебя предупредить, но мне просто в голову Не пришло. Я сам так привык к этим шрамам, что даже не подумал… – Рубен ласково сжал ее плечо. – Ладно, Грейс, не волнуйся, он на тебя не в обиде.

И в самом деле, когда Док Слотер вернулся, вид у него был совершенно невозмутимый. Он зашел за ряд высоких стеклянных полок, служивших прилавком в правом углу магазина, и расчистил среди коллекции бутылок цветного стекла место для обтянутой черным бархатом подставки.

– Взгляните на перстень, – пригласил он, даже не пытаясь на этот раз скрыть свое уродство.

Он открыл маленькую коробочку, вынул перстень и выложил его на квадратик черного бархата. Это было гладкое золотое кольцо, украшенное полудюжиной плоских гранатов, уложенных полукругом, – изящное, но ничем не примечательное.

Однако Рубен пришел от него в восторг.

– Бесподобно! – воскликнул он, примерив перстень на безымянный палец правой руки. – Именно то, что мне нужно. Тебе нравится, Грейс?

– Да, оно очень красивое.

– А знаешь, для чего оно?

– Для чего?

Рубен загадочно улыбнулся.

– Давайте-ка его проверим, – предложил он Доку Слотеру.

Тот молча наклонился и вытащил из-под прилавка колоду игральных карт. Грейс зачарованно следила, как Рубен тасует карты и раздает по пять ей и себе;

Док тем временем раскурил папироску и прислонился спиной к стене, наблюдая за его манипуляциями.

– Во что играем? – спросила она.

– Предлагаю партию в покер. Играем в долг. Делай ставку.

Она критически оценила свои карты.

– Я начну с тысячи долларов.

– Принимаю и поднимаю до пяти. Сколько карт?

На руках у Грейс была одна мелочь. Она попросила три карты.

– Три для дамы, сдающий берет две. Ваша ставка? – Гм… Пять тысяч.

– – Ставлю в пять раз больше.

– Принимаю. Вы просто блефуете, Джонс!

– А вот посмотрим. Открываемся. Грейс перевернула на прилавке свои карты: у нее была пара валетов.

– Три карты старше двух. Обыграл тебя на тройняшках, – торжествующе провозгласил Рубен, открывая три двойки. – Тасуй колоду.

– Начнем по новой?

– А зачем?

Он отобрал у нее колоду, как только она стасовала карты.

– Хочешь, я вытащу эти три двойки вслепую? На что спорим, Гусси?

Сообразив, что у него на уме, Грейс не стала спорить и одарила его коварной улыбочкой.

– Я – пас.

Эффектным жестом фокусника Рубен перевернул колоду так, что она исчезла в его ладони, потом появилась снова. Он распустил ее веером и вытащил три карты одну за другой, выложив их рубашкой вверх на обтянутую черным бархатом ювелирную подставку. Грейс открыла их и ничуть не удивилась, увидев двойки. Наколки – крошечные, как след от булавки, точечки – были сделаны не на белом поле, а всякий раз на черном или красном очке. Заметить их было невозможно, если только не искать специально. На обратной стороне оставалась легкая шероховатость от прокола, но, чтобы ее обнаружить, надо было обладать сверхъестественно чувствительными пальцами.

– Можно взглянуть на перстенек? – попросила Грейс.

Подмигнув Доку Слотеру, Рубен стянул перстень с пальца и положил ей на ладонь.

Разгадка фокуса далась ей не сразу: сперва она пыталась нажимать на каждый красный камень по очереди, но безрезультатно. Только нажав на два крайних камня одновременно, Грейс заметила крошечную иголочку, показавшуюся из золотой филиграни между двумя центральными камешками.

В полном восторге от хитроумного приспособления, она рассмеялась вслух.

– Вы сами это смастерили?

Прошедшим вечером Рубен рассказал ей о многочисленных талантах Дока Слотера, в число которых входили скупка, переделка и перепродажа краденого, но ни словом не упомянул о том, что тот владеет ремеслом ювелира. Док не дал прямого ответа на ее вопрос, лишь застенчиво улыбнулся и сделал жест рукой, как бы отмахиваясь от комплимента, но для Грейс этого было достаточно.

– Великолепное изобретение, – похвалила она, – настоящее чудо. Вы просто мастер.

Док затянулся и выпустил тонкую струйку дыма.

– Спасибо на добром слове.

Рубен многозначительно откашлялся.

– Предлагаю двадцатку, а остальное завтра. Грейс тактично отошла в сторонку, чтобы не мешать мужчинам улаживать деловые вопросы с глазу на глаз. Но как только деньги перешли из рук в руки, а Рубен спрятал перстень в карман, она вновь подошла к прилавку.

– Можете уделить нам еще несколько минут, Док? – спросил Рубен.

– Разумеется.

– Мы просим вас взглянуть на одну безделушку. Давай ее сюда, Грейс.

Она уже успела открыть купленный вчера ридикюль из гобеленовой ткани, идеально подходивший, по ее мнению, к новому платью, и извлечь на свет Божий тигра, бережно завернутого в салфетку вместе с китайским посланием. Док нащупал в кармане свои очки, разложил трофеи все на; той же черной бархатной подставке я принялся внимательно их изучать. Поворачивая в руках тигра, он что-то промычал себе под нос, но Грейс так и не поняла, что это должно означать. Затем Док перенес фигурку поближе к окну, где было больше света. Опять последовало какое-то невразумительное мычание. Она бросила вопросительный взгляд на Рубена.

– Глазурованный фарфор, – изрек Док Слотер, возвращаясь к ним. – Династия Мин, если только не подделка.

– Это не подделка, – заверил его Рубен. – А когда правила династия Мин?

– С четырнадцатого по семнадцатый век.

– Стало быть, этой штучке…

– От двухсот до пятисот лет. Больше ничего сказать не могу, мне пришлось бы показать ее специалисту, чтобы определить точную дату изготовления.

– И сколько она может стоить?

– Возможно, это деталь комплекта, вставила Грейс.

Рубен пригвоздил ее к месту грозным взглядом, Напоминая, что вести переговоры будет он.

Док Слотер наконец оторвался от созерцания статуэтки.

– Все зависит от покупателя. Какое любопытное совпадение: только вчера я прочел в газете о похищении китайских древностей с дилижанса «Уэллс-Фарто», а сегодня, Рубен, вы приходите ко мне с этой фигуркой. Насколько мне помнится, налет совершили какие-то бандиты в масках.

– Да неужели? Это сообщение прошло мимо меня. Кажется, я вообще не читал вчерашних газет. Эта фигурка досталась мне в наследство от моей покойной бабушки.

Грейс показалось, что тонкие губы Дока Слотера дрогнули в усмешке при этом известии.

– Может, оставите ее у меня?

– Конечно. Но вообще-то времени у нас не так уж много. Можете разузнать что-нибудь к завтрашнему утру?

– Попробую.

Док поднял и развернул записку.

– А это что такое?

– Вот об этом мы тоже хотели бы спросить у вас. Слотер, хмурясь, стал всматриваться в листок.

Дым от папиросы, свисавшей у него изо рта, попал прямо ему в глаз, но он даже не моргнул.

– Откуда вы это взяли?

– Это мне дал один китаец. На сей раз Док не улыбнулся.

– Вы знаете, что это такое?

– Если бы знал, стал бы я…

– Вот это, – Слотер постучал указательным пальцем по цветку, выведенному тушью в углу страницы, – это белый лотос.

– Ну и что? Что это значит?

– Я что-то об этом слышала, – вмешалась Грейс. – Это ведь китайская религиозная секта, не так ли?

– Пятьсот лет назад так оно и было, подтвердил Док. – Речь идет о тайном обществе, состоявшем главным образом из буддистов, целью которого было свержение монгольской тирании. Со временем секта себя изжила, но расцвела вновь на короткий срок в конце восемнадцатого века, только на этот раз ее целью было изгнание маньчжуров и восстановление династии Мин.

– Они явно не добились своей цели, – заметила Грейс.

Ей было известно, что у власти в Китае находится маньчжурская династия.

– Да, подпольная секта была разгромлена, ее членов маньчжурские правители объявили вне закона.

– Так что же это такое, в конце концов? – нетерпеливо вмешался Рубен, потрясая листком. Его не интересовали экскурсы в историю Китая.

Док выдохнул дым через нос. Несколько секунд он молчал, собираясь с мыслями.

– Если хотите узнать, это обойдется вам в некоторую сумму. Может быть, даже более значительную, чем вы можете себе позволить. – Это еще почему? – ощетинился Рубен. –Все, что нам нужно, это перевод. Сколько он может стоить?

– Недешево, так как любой знакомый мне китаец побоится даже взглянуть на белый лотос.

– Побоится? Но почему?

– Возвращайтесь завтра, тогда и узнаете. И захватите побольше денег.

Док обнажил свои длинные желтые зубы в зловещей улыбке: впечатление было такое, словно ухмыльнулся череп. Грейс показалось, что он нарочно хочет нагнать на них страху. Рубен еще немного поворчал, но вскоре сдался. Между ним и Доком явно существовало гибкое деловое соглашение, учитывающее любые непредвиденные обстоятельства.

– Подождите минутку, не уходите! – окликнул их Док Слотер, поднимая кверху костлявый, пожелтевший от табака палец. – Я на секунду.

Он опять исчез за занавесом и через полминуты появился вновь.

– Рубен получил свой перстень, – пояснил он, выложив на прилавок маленькую бархатную коробочку. – А вот кое-что для леди.

Открыв футляр, Грейс увидела серебряную брошку на подушечке темно-синего бархата.

– Какая прелесть! – воскликнула она из вежливости, прежде чем до нее дошло, что брошка действительно прекрасна. – Это же ангелочек!

Она бережно взяла украшение кончиками пальцев, поражаясь тонкости работы. Это и в самом деле была фигурка ангела в профиль с распростертыми крыльями и длинными волнистыми волосами, словно летящими по ветру. Нечто похожее она однажды видела в альбоме рисунков Уильяма Блейка[13].

– Это дивная вещь, просто изысканная, у меня слов нет. Но я не могу принять такую дорогую брошь.

– Но я дарю ее вам, – ласково возразил Док. – Вы непременно должны ее принять.

– Но…

– Не спорь, Грейс, – одернул ее Рубен, глаза которого горели алчным блеском. – Это же подарок!

В конце концов она согласилась, растроганная поступком, в котором не было никакой корысти, одна лишь доброта. Не будучи циничной по натуре, Грейс тем не менее не сомневалась, что сумела бы распознать двойную игру, если бы хозяину антикварной лавки вздумалось ее вести, однако, даже когда Док заверил ее, будто вспомнил о брошке в ту самую минуту, как увидел ее в своем магазине, она не усомнилась в бескорыстности его побуждений.

Когда они вышли на улицу, солнечный свет показался обоим ослепительным. Рубен повлек ее за собой решительным шагом: бедной Грейс приходилось чуть ли не бежать, чтобы за ним поспеть.

– Куда ты меня тащишь? – спросила она, с трудом переводя дух и провожая взглядом наемный кабриолет, повернувший с Пауэлл на Буш-стрит.

– Играть в карты, Грейс.

– Да, но куда?

– Вон туда, – ответил он, указывая пальцем.

– «Золотой самородок», – прочитала она над входом в длинное, обшитое досками строение, расположенное на другой стороне улицы. – Надо же, какое оригинальное название!

– Зато там идет честная игра.

– И на что ты собираешься играть? – ехидно спросила она.

– На деньги, разумеется! У меня хорошие отношения с крупье по «блэк джеку», и, когда хозяин отвернется, мне разрешают немного поиграть в кредит.

– С какой стати?

– Да говорю же тебе: по дружбе.

Взяв ее под руку, Рубен сошел с тротуара и решительно направился через дорогу к «Золотому самородку».

Глава 5

Уберите из этого мира всех дураков, и жить в нем станет скучно и невыгодно.

Джош Биллингс

Крупье по «блэк джеку» оказалась пышнотелой брюнеткой по имени Элис. Такого громадного бюста Грейс в жизни своей не видела ни у кого, кроме кормящих матерей. Подобно царице на троне, Элис восседала на высоком табурете спиной к стене во внутреннем углу L-образного стола, обтянутого выношенным зеленым сукном, и сдавала карты полудюжине джентльменов, пожиравших ее остекленевшими от восторга взглядами. Ей можно было дать и двадцать пять и сорок пять, все зависело от точки зрения. Грейс, разумеется, отдала предпочтение последней версии, приписав безупречный цвет лица Элис и выразительный взгляд умелому использованию грима.

Платье прекрасной дамы-крупье – сильно декольтированный наряд лиловой парчи – буквально лопалось у нее на бедрах. Низкий вырез был украшен бантиками, перьями и стеклярусом. Когда она наклонялась вперед, выкладывая карты перед игроками, ее напудренная грудь обнажалась до критического предела. «Вот и говори после этого, что ловкость рук обманывает глаз», – подумала Грейс.

Несомненно, грандиозный бюст Элис в своей безотказной действенности мог поспорить с пальцами самого опытного наперсточника в городе. А если бы и нашелся чудак, сумевший остаться равнодушным к ее прелестям, Элис могла положиться на висевшее у нее за спиной писанное маслом в полный рост изображение полулежащей обнаженной красотки, прикрывающей самое интимное место маленькой, неестественно розовой ладошкой. Раз взглянув на это произведение искусства, никто не стал бы обращать внимание на подтасованную или дважды ломаную колоду карт.

Хрустальные канделябры, картины и зеркала в золоченых рамах, а также осаждаемые игроками бесчисленные игорные столы напомнили Грейс виденную ею лишь на картинках обстановку старинных казино 50-х годов, когда золотая лихорадка только-только докатилась до Сан-Франциско. Однако, судя по количеству мужчин, азартно просаживающих свои деньги в рулетку, рондо, «красное и черное», фаро, кено, покер и «двадцать одно», «Золотой самородок» мог считаться солидным заведением, а вовсе не аттракционом для туристов.

Публика была пестрая – от бизнесменов в дорогих костюмах до мексиканцев в пончо. Попадались среди посетителей и вызывающе одетые женщины, причем отнюдь не все из них были проститутками. Помимо Элис в «Золотом самородке» работала хорошенькая девушка, одетая вполне прилично; она сидела за прилавком и продавала кофе с пирожными. Одним своим видом она придавала заведению респектабельность, но клиентов у нее было маловато: куда большим спросом здесь пользовались сигары и спиртные напитки. Табачный дым клубился под потолком подобно туману над заливом, а запах пива и бренди, казалось, можно было резать ножом.

При виде Рубена, который с трудом пробрался к ней сквозь толкучку, таща на буксире Грейс, замкнутое, профессионально бесстрастное лицо Элис осветилось радостной улыбкой. Прием был столь горяч, что Грейс невольно спросила себя, какие еще услуги, помимо кредита, оказывает Рубену по чистой дружбе эта темпераментная особа.

– Привет, милочка, – кивнула Элис, когда Рубен представил их друг другу.

Грейс тоже сказала «Привет», и на этом разговор между дамами был исчерпан: Элис смотрела только на Рубена, а он на нее. Наблюдая за ними с насмешливой улыбкой и немалой долей тайной досады, Грейс уже через минуту поняла, что Рубен отъявленный сердцеед, настоящий заклинатель змей. Разумеется, он был хорош собой, пожалуй, даже чересчур. По мнению Грейс, такая внешность сама по себе должна была вызывать подозрения, но сокрушительное воздействие его чар невозможно было объяснить одной лишь привлекательной наружностью. Главная опасность таилась в той роковой нотке искренности, которая и делает мужчину неотразимым обольстителем.

Генри тоже был наделен этой удивительной способностью заставить женщину верить каждому своему слову просто потому, что ей хотелось верить. В обществе таких мужчин женщины теряли голову и были готовы на все, лишь бы им угодить, лишь бы удержать на себе этот лучистый, завораживающий, прямо в душу проникающий взгляд, эту полную тепла и нежности улыбку.

Элис была отнюдь не дурой, напротив, ее смело можно было назвать женщиной многоопытной, но в лице Рубена она встретила достойного противника: если бы дело между ними дошло до прямого поединка, Грейс, ни минуты не сомневаясь, поставила бы свои деньги на джентльмена.

Они разговаривали друг с другом так тихо, что Грейс не слышала и половины, а остального не могла понять, так как разговор велся на каком-то условном языке. Вот обильная телом Элис оглядела зал, по-видимому, стараясь отыскать взглядом хозяина. Грейс последовала ее примеру, а когда опять обернулась к Рубену, он уже сидел за столом и подтягивал к себе горку фишек в обмен на купюру, явно не покрывавшую их стоимости. Один-ноль в его пользу.

Но вот насколько далеко простирался кредит, который оказывала ему Элис? Неужели она нарочно давала Рубену себя обыграть? На этот вопрос у Грейс не было ответа. Руки крупье мелькали так быстро, что она была не в состоянии уследить за возможными передержками, вольтами или подтасовками. Как бы то ни было, ведя ровную, спокойную, даже осторожную игру, Рубен неизменно выигрывал. Порой он делал рискованную ставку на сомнительную карту, но никогда не ошибался. Грейс попыталась проверить, не играют ли они с Элис «на маяке»[14], но так ничего и не заметила.

В конце концов она позабыла о тайных сигналах и сосредоточилась на руках Рубена. Ей вспомнилось, как она фантазировала в дилижансе 6 пальцах художника. Она не так уж сильно Ошиблась. Материалом ему служили игральные карты, а не глина, но его длинные ловкие пальцы были не менее чуткими, чем у настоящего скульптора. Интересно, обрабатывает ли он кончики пальцев наждачной бумагой? Некоторые из шулеров так и поступали. Натирали их до крови. Однако интересы Рубена Джонса не ограничивались одними лишь игральными картами, так что вряд ли он истязал себя, наждаком. Он был прирожденным мошенником. Настоящим мастером в искусстве иллюзии.

В этот вечер он опять оделся в черное: даже рубашка и щегольский галстук ленточкой, повязанный вокруг накрахмаленного белого воротничка, были черными. Если он выбрал такой костюм, чтобы сойти за записного картежника, ему это удалось. Только лицо выдавало его: слишком тонкое, слишком умное, оно никак не походило на хитрые, жестокие, расчетливые лица профессиональных игроков, с которыми Грейс приходилось сталкиваться в годы юности во время ее странствий вместе с Генри. Слишком много фантазии светилось в глубоких глазах Рубена, оттененных густыми черными ресницами, слишком много благородства ощущалось в его чертах. Кого бы он ни изображал – слепого испанского аристократа, предприимчивого продавца крыш, директора заочных образовательных курсов, ловкого игрока в «блэк джек» – любая роль была ему по плечу, и в любой он мог блеснуть. Грейс твердо решила, что ему нельзя доверять ни на полмизинца.

Всего за четверть часа он вернул Элис незаконно полученный от нее аванс, а еще за три четверти утроил свой выигрыш. Грейс знала, что – подкати ей такая колея – даже упряжка мулов не смогла бы оттащить ее от игорного стола, но одним из бесчисленных достоинств Рубена оказалось его умение вовремя остановиться. Он сгреб свою добычу в шляпу, звонко чмокнул Элис в губы, встал и направился к бару, чтобы обналичить фишки. Все это произошло так быстро, что Грейс даже опомниться не успела и не сразу последовала за ним.

– Развлекайся, милочка, – добродушно подмигнула Элис ей на прощание.

Грейс уселась рядом с Рубеном на краешек высокого табурета у длинной стойки красного дерева и оперлась носками туфелек на медную перекладину, изо всех сил стараясь не поддаваться притяжению его обаятельной улыбки. Она опять оказалась в центре его внимания, опять стала партнершей в пьесе, которую он разыгрывал в уме, огни рампы, так сказать, вновь были нацелены на нее. «Не будь дурой, – твердила она себе, – для него это всего лишь работа». Дело свое он знал и делал его блистательно, этого у него не отнять.

И опять ей вспомнился Генри. Он точно так же умел заставить людей поверить, будто они являются единственным на свете предметом его внимания; Грейс всегда следила за ним с веселым любопытством и безо всякого раздражения, когда он прибегал к этой уловке. Но вот Рубен – другое дело. Он не имел права практиковать на ней свои профессиональные чары. Поэтому Грейс встретила его заразительную улыбку холодным взглядом, а когда бармен принес ему кружку пива за счет заведения, чтобы отметить выигрыш, она демонстративно заказала бокал лимонада.

Однако ей очень скоро надоело изображать из себя снежную королеву: она живо оттаяла, когда он показал ей свой выигрыш и предложил разделить его пополам.

– А теперь что? – спросила Грейс, раскрыв веером четыре новенькие хрустящие банкноты по пятьдесят долларов и аккуратно ровняя их по краям.

Рубен жестом подозвал девицу, торговавшую на другом конце стойки сигарами и папиросами.

– Моя любимая игра – покер, Грейс. – ответил он. – Хочу сыграть по-крупному.

– Здесь?

Рубен отрицательно покачал головой.

– Я возьму полдюжины, – обратился он к продавщице, указывая на открытую коробку тонких манильских сигар.

При этом он заставил ее вспыхнуть, одарив цветистым комплиментом, ослепил своей неотразимой улыбкой и наградил на прощание непомерными чаевыми. Грейс хмыкнула, уткнувшись в бокал с лимонадом.

– Увидела что-то смешное?

– Тебя, Джонс.

Рубен даже не спросил, в чем дело; его виноватая улыбочка лучше всяких слов объяснила ей, что он все прекрасно понимает. Он раскурил сигару и зажал ее в зубах, щурясь от дыма. Вид у него был как у пирата, совершившего успешный набег.

– Хочешь? – неожиданно спросил он, словно вспомнив о хороших манерах.

– Сигару? Нет уж, спасибо.

– Ты не куришь? Жаль. Был у меня как-то раз напарник по левой игре, он мне сигналил. Так вот, он курил этакие жуткие дешевые горлодерки и пускал два колечка, если у лоха была пара, – с этими словами сам Рубен пустил для примера два идеально круглых колечка дыма, – три, если тройка, – и он выпустил три, – четыре, если каре[15]. А если выпадал флеш[16] , он начинал дымить, как паровоз.

Грейс совершила ошибку, глотнув лимонаду в тот самый момент, как Рубен начал демонстрировать условный дымовой сигнал для флеша. Из-за взрыва безудержного смеха часть лимонада попала не в то горло, остальной выплеснулся у нее изо рта мелкими брызгами прямо на рубашку Рубена. Он рассмеялся и принялся хлопать ее по спине между лопаток.

Когда приступ кашля прошел и Грейс вытерла выступившие на глазах слезы, она вновь вернулась к насущному вопросу:

– Почему ты не хочешь играть здесь? Ты же говорил, что тут ведут честную игру!

Грейс окинула взглядом громадный зал, гудящий возбужденными мужскими голосами и звоном монет. Рубен наблюдал за ней в висевшем над стойкой длинном зеркале.

– Возможно, слишком честную.

Она задумчиво уставилась на него, словно пытаясь решить что-то для себя. Он ответил открытым, слегка озадаченным взглядом. Оба опирались локтями о стойку бара. Грейс придвинулась ближе, Рубен последовал ее примеру.

– Джонс, – начала она.

– Здесь! – браво отозвался Рубен.

– Хорошие у тебя руки. Он взглянул на свою левую руку, пошевелил пальцами.

– Рад слышать.

– А как насчет куража?

Его выразительное лицо насторожилось, в глубине прекрасных карих глаз промелькнула какая-то дерзкая искорка.

– А почему ты спрашиваешь?

– Да просто вспомнился один случай. Как-то раз я видела любопытную парную игру. Ты часом не умеешь играть в семикарточный стад[17]?

От его ленивой усмешки по телу разлилось непонятное тепло.

– Тебе повезло, милая. Лучше меня тебе никого Ж сыскать. Можешь даже не стараться. – От скромности ты не умрешь. Но для этой игры нужна не только сноровка. Нужно еще кое-что. Например, крапленая колода.

Его усмешка стала поистине сатанинской. Откинув полу сюртука, Рубен сунул руку в задний карман брюк и вытащил колоду карт с самой обычной на вид рубашкой в синюю крапинку.

– Подбритые тузы, – Прошептал Рубен, наклонившись к самому уху Грейс, словно признавался ей в любви. – На одну тридцать вторую дюйма. Попробуй их найти, Грейс. Если сумеешь, я отдам тебе все, что у меня есть.

Она нервно рассмеялась.

– Нет уж, спасибо, поверю тебе на слово. Ей хотелось отодвинуться, его близость смущала ее, но надо было объяснить ему подробности «парной игры», а на это требовалось время и сосредоточенное внимание, так как правила были довольно сложны.

Закончив наконец свой рассказ, Грейс увидела на лице у Рубена благоговейное восхищение и залилась румянцем, чего с ней обычно никогда не случалось.

– Грейс, – вздохнул он и покачал головой, словно не веря своим ушам. – Грейс, Грейс, Грейс…

Не успела она опомниться, как он обнял ее и поцеловал в губы. Поцелуй вышел коротким, но его вполне хватило, чтобы заставить Грейс признаться самой себе, что именно этого она ждала с самого первого вечера, когда они стояли у дверей гостиничного номера и он морочил ей голову, разливаясь соловьем насчет ее «тонкого букета».

Губы у него были твердые, но теплые, одновременно властные и нежные. Это было простое, дружеское, мимолетное прикосновение – она даже глаз не успела закрыть! – но, когда Рубен отодвинулся, Грейс пришлось усилием воли остановить себя, чтобы не потянуться за ним следом, – так сильно ей хотелось продлить волшебное ощущение.

Плутовской огонек в его глазах вызвал у нее улыбку. – Милая, – прошептал Рубен, все еще держа ее за талию, – мы с тобой созданы друг для друга.

Она не ответила, лишь скептически подняла бровь, но в голове у нее промелькнула тревожная мысль о том, что он, может быть, и прав.

* * *

Ни крупье, ни вышибал, ни подсадных уток, подбивающих клиентов на высокие ставки, – словом, салун при отеле «Эвергрин» идеально отвечал их требованиям. Они нашли его с третьей попытки: чтобы осуществить свой план, им нужно было тихое, пристойное заведение с обычным, не слишком густым наваром, и – самое главное! – где никто не знал бы Рубена в лицо. Если здесь и работали профессионалы, в такой ранний час они не показывались. По крайней мере Рубен не заметил ни одного. Ничего удивительного: игра по-крупному обычно начиналась много позже, зато продолжалась иногда сутками напролет.

– Вам не нужен пятый партнер, господа? – осведомился он, обращаясь к четверке игроков, занимавшей стол в дальнем конце зала.

Судя по виду, это были не азартные транжиры, часто не знающие, чем расплатиться по окончании игры, а вполне состоятельные деловые люди, возможно, заезжие коммивояжеры. Они лениво перебрасывались в покер и, похоже, скучали. Что ж, он был готов внести в их жизнь некоторое разнообразие.

Рубен подтянул себе пустой стул, сел спиной к стене на случай появления любителей заглядывать в чужие карты и дружески улыбнулся каждому из сидящих за столом. Грейс заставила его снять галстук, жилет, воротничок и золотые часы. В таком костюме, по ее словам, у него был слишком грозный вид. «Злой и страшный серый волк в стаде кротких овечек», – заявила она. – Во что играем? В покер?

Они закивали. Очевидно, Рубен сумел внушить им доверие, так как уже через минуту, как он и ожидал, один из игроков предложил перейти на покер.

Правила игры в салуне «Эвергрин» были просты. Ни крупье, ни нанятых заведением игроков, ни наблюдателей, следящих за порядком, просто дружеская игра на интерес среди джентльменов, покупавших фишки у кассира, сидевшего за окошечком. Помимо фишек, салун поставлял свежие колоды карт, поэтому напитки и сигары стоили немного дороже, чем в обычном казино. Согласно правилам, ставки были ограничены, но сами правила постоянно менялись. К тому времени, как Рубен сел за стол, начальная ставка составляла всего десять долларов и столько же можно было ставить на повышение.

Своим новым партнерам он представился как мистер Обман. Ему нравилось использовать это имя, означавшее на русском языке жульничество и ложь. Высокий тощий господин с лысой головой слева от него носил фамилию Бэрджесс, рядом сидел Шарки – угрюмый тип с лошадиной челюстью и толстой дешевой сигарой в зубах. Следом шел упитанный весельчак Уайетт в старомодном сюртуке в стиле принца Альберта[18] и полосатых брюках, а четвертым был некто Расти – глуповатый рыжеволосый малый, всех раздражавший своим поминутным покашливанием.

Бэрджесс и Уайетт были приятелями; они вместе работали в компании по производству фотооборудования. Расти знал обоих, потому что кузина его жены вышла замуж за брата Уайетта, или что-то в этом роде, – Рубен не стал вслушиваться, предпочитая не вникать в детали их родственных отношений. «Темной лошадкой» оказался Шарки: как и Рубен, он сам предложил себя в партнеры. Никто его не знал, никто не мог за него поручиться. По его собственным словам, он остановился в отеле, и действительно, местный бармен отпускал ему выпивку в кредит Рубен решил, что это можно считать своего рода гарантией.

Ему пришлось пережить неприятный момент, когда какой-то приятель Расти подошел к столу, чтобы поболтать и стрельнуть папироску. Если бы он, не дай Бог, тоже навязался в партнеры, все их с Грейс совместные усилия пошли бы насмарку и поиски пришлось бы начинать сначала. Но удача не изменила Рубену: у незваного гостя нашлись знакомые за соседним столом, они его окликнули, и он направился к ним, подмигнув на прощание и пустив клуб папиросного дыма.

В следующую минуту в салуне появилась Грейс. Рубен сидел, уткнувшись носом в свои карты, и старательно делал вид, будто ничего вокруг не замечает. Зато ее сразу же заметили все остальные. Разговоры стихли, игральные кости и карты так и остались лежать на столах, брошенные и позабытые. Наконец Расти не выдержал и пнул Рубена ногой под столом, чтобы привлечь его внимание.

– Вы только посмотрите! – прошептал он.

– Ням-ням-ням, – прогнусавил Уайетт, словно рот у него был набит сладостями.

Бэрджесс принялся обмахиваться картами, как веером. Шарки отпустил какую-то сальную шутку, настолько грязную, что Рубена передернуло от отвращения. Неприязнь к Шарки, которую он ощутил с первого взгляда, возросла многократно, чему сам Рубен был несказанно рад. Когда стрижешь барана, нет ничего лучше, чем здоровая злость, замешанная на каких-то личных мотивах. Если все пойдет, как задумано, Шарки и будет бараном номер один. С самой короткой стрижкой.

А ведь она не была красавицей в классическом смысле слова. Это открытие заставило Рубена вздрогнуть – до сих пор он и сам находился во власти иллюзии, которую Грейс мастерски умела создавать. На самом деле это был волшебный фокус. Она потряхивала локонами, проникновенно заглядывала в глаза мужчинам, улыбалась им своей неотразимой улыбкой, – словом, она играла роль красавицы, и играла так убедительно, что все верили, будто перед ними красавица. Под воздействием этой таинственной магии никто не замечал ее недостатков. Вот так фокусник на сцене отвлекает внимание публики, заставляя следить не за тем рукавом, в котором исчезает кролик.

У Рубена перехватило дух, когда он представил, каким мужеством, или, выражаясь по-цирковому, куражом, надо было обладать для подобного представления.

Грейс между тем величественно проплыла к бару, как будто и не замечая впечатления, вызванного ее эффектным появлением, и попросила стакан лимонада. Вишневое платье облегало ее, как перчатка, любовно подчеркивая все изгибы, и Рубен уже в который раз поздравил себя с тем, что ему хватило ума не поскупиться при покупке. Бармен поставил перед ней высокий запотевший стакан. Не успела она открыть сумочку, как длинноволосый ковбой, стоявший рядом, швырнул бармену четвертак и, наклонившись к ней, что-то прошептал.

Отвечая, Грейс посмотрела ему прямо в глаза.

Ковбой растаял в улыбке, расшаркался и даже поправил воротничок ей в угоду.

В этот вечер она явно решила обойтись без ледяных взглядов и колкостей, хотя Рубен по себе знал, что в ее арсенале такое оружие имеется. На сей раз она прибегла к неотразимым женским чарам: смотрела на собеседника своими громадными голубыми глазами и улыбалась ласковой, немного застенчивой улыбкой, отчего в уголках ее крупного чувственного рта появлялись пленительные ямочки. В этой улыбке было столько искренней доброты и нежности, что ее жертва тут же теряла голову, мечтая о том, чтобы не расставаться больше с этим ангелом и провести остаток жизни, любуясь этим очаровательным существом. Второй такой прирожденной плутовки Рубен в жизни своей не видел.

Она что-то спросила у бармена, и тот в ответ указал ей сперва на столик справа от прохода, затем на тот, за которым сидел Рубен с компанией. Захватив с собой стакан лимонада, Грейс направилась к столику справа, за которым сидели пятеро – на одного больше, чем требовали их планы. Если бы не это обстоятельство, сам Рубен остановил бы на нем свой выбор, потому что игроки выглядели побогаче. Все наперебой стали приглашать ее присесть, но она отделалась какой-то шуткой, заставившей их всех разразиться хохотом. По ее настоянию мужчины возобновили игру, но при ее появлении все сели прямее на своих стульях, перестали плевать на пол и непристойно выражаться.

– Эй, мы играем в покер или дурака валяем? – возмутился Рубен, нетерпеливо щелкнув по столу стопкой фишек.

Все, кроме Шарки, усмехнулись с виноватым видом и вернулись к прерванной игре. С грохотом отодвинув стул, Шарки поднялся из-за стола и подошел к Грейс.

Долговязый нескладный урод, рядом с изящной миниатюрной Грейс он напоминал похотливую гориллу.

Уже одно это заставило Рубена скрипнуть зубами от злости. Все еще было ничего, пока Шарки держал руки в карманах и пользовался для флирта только своим длинным языком. Но когда этот сукин сын обвил ее талию обезьяньей лапой, чувство юмора окончательно покинуло Рубена. Он даже начал утрачивать интерес к разработанному ими плану.

Но он напрасно беспокоился: Грейс прекрасно умела постоять за себя. Легким танцующим шагом она выскользнула из лап Шарки и повела его, даже не прикасаясь, к его же собственному столу. При этом она ослепила его такой лучезарной улыбкой, что сам Шарки не заметил маневра. По его туповатому лицу было ясно видно, что он целиком приписывает эту заслугу себе.

– Позвольте вам представить мисс Ванду Ла-Салль, парни, она хочет перекинуться с нами в картишки. Есть возражения?

Куда там! Дружное: «Конечно, нет!» вырвалось сразу из трех глоток. Один только Рубен нарушил единодушие, сварливо буркнув:

– А вот мне лично не по душе присутствие дам за карточным столом.

В ответ на это Шарки вытащил изо рта сигару, сплюнул крошки табака на пол и заявил, что лично ему не по душе игра в карты с надутыми вислозадыми хлыщами, которые перед всеми задирают нос, и что мистер Обман может либо заткнуться, либо искать себе другую компанию. Притворившись обиженным, Рубен надвинул шляпу на глаза и пониже соскользнул на стуле.

Шарки притащил стул для Грейс, она заняла место между ним и Уайеттом, то есть как раз то место, где ей и следовало находиться, чтобы исполнить задуманное.

– Во что играем, господа? – ангельским голоском спросила Грейс.

Расти сказал ей, что они играют в покер, и она разочарованно протянула:

– У-у-у.

– А во что бы вам хотелось сыграть? – предупредительно спросили мужчины.

Ну, ей всегда нравился семикарточный стад, ответила Она с робкой, но полной надежды улыбкой.

– Значит, играем в семикарточный стад, заявили они. –Ее слово-закон.

Рубен проворчал, что это игра для кисейных барышень и что лучше бы им сразу разбиться на пары и сыграть на шпильки в «три листика»[19]. Все пропустили его слова мимо ушей.

Мисс Ванда Ла-Салль накупила фишек сразу на двести долларов, и это немного отрезвило чересчур пылких кавалеров. Тем не менее они предложили ей сдавать первой, не бросая жребия. Карты она тасовала и сдавала чисто по-женски: кокетливо, но неслишком ловко. Как актриса она просто не знала себе равных. Этого Рубен не мог не признать.

Делая высокие ставки, она неизменно оставалась в проигрыше.

Расти расстроился до слез; Бэрджесс и Уайетт старались ее подбодрить, как могли, даже Шарки предложил перейти на «хай-лоу»[20]. Но Грейс воспринимала свои потери философски, оставаясь в игре до самого конца. Во всяком случае до тех пор, пока не настал черед Рубена сдавать. Он сдал ей двух «загнутых» валетов, а потом и третьего, вынутого из-под низа колоды: одного лицом вверх и двух «втемную». На шестом кругу у нее закончились фишки, седьмой круг она продержалась только благодаря тому, что все мужчины объявили «пас». Кроме одного открытого валета, у нее был только мусор, а Рубен ничем не мог ей помочь, имея на руках чистую колоду: последняя карта могла оказаться какой угодно.

Шарки принял ставку Бэрджесса и повысил ее на двадцать долларов. Настала очередь Грейс делать следующую ставку. Она нерешительно подняла руку и коснулась брошки с ангелочком у себя на груди. Наконец-то Рубен смог вздохнуть с облегчением: это означало, что ей пришла хорошая карта, кое-что получше трех валетов. По задуманному ими раскладу в этом круге она непременно должна была выиграть.

– Эта брошь из чистого серебра, господа, – объявила Грейс. – О Боже, должно же мне хоть раз повезти! Она с надеждой ощупала свою «темную» карту.

– Принимаю вашу ставку и поднимаю на сорок долларов. Ставлю свою брошь. Вы ее примете?

Ресницы у нее трепетали; она то и дело нервно проводила кончиками пальцев по развевающимся волосам ангелочка, приколотого довольно низко в ложбинке между грудей с таким расчетом, чтобы привлечь внимание мужчин к нужному месту. Она добилась бы нужного эффекта и без этой уловки. Шарки судорожно сглотнул, глядя на нее как завороженный. Расти закашлялся и не мог остановиться.

«Да», «Конечно», «Ладно, пусть будет сорок», «Принимаю» – таков был всеобщий вердикт.

Итак, банк возрос. Грейс довольно долго возилась, отстегивая брошку, но никто не стал ее торопить. Когда решили открыться, ее «темная» карта оказалась недостающей девяткой.

– «Полный дом»[21] с валетами! – радостно объявила она.

Рубен чертыхнулся и бросил свои карты на стол, не открывая. Бэрджесс, Уайетт и Расти сделали то же самое, правда, молча.

– Разрази меня гром, – пробормотал Шарки, уставившись на карты и не веря своим глазам.

У него было три короля, но до «полного дома» он не дотянул. Шарки злобно загасил сигару, откашлялся и сплюнул в плевательницу.

Как только раздали карты по новой, Ванде Ла-Салль привалила поистине фантастическая удача. Она положила брошку рядом с собой «на счастье», и перед ней, как по волшебству, стала расти гора фишек. Игра пошла веселей, правила заведения были забыты. Оказалось, что добродушный толстяк Уайетт обременен не только глубокими карманами, но и глупейшей привычкой цепляться до самого конца за жалкие тройки и даже двойки, поэтому он больше всех проигрывал. Бэрджесс тоже легко клевал на крючок, хотя и старался вести себя осмотрительно. Всем нравилось обыгрывать Расти: он блефовал, как желторотый молокосос.

Однако Рубен твердо вознамерился обчистить Шарки. Этот тип был далеко не глуп. Оставалось выяснить, не шулер ли он. До сих пор Шарки вел себя очень осторожно. Все остальные игроки уже вошли в. раж, а он по-прежнему держал карты ближе к жилетке, отрывисто и односложно назначал ставки, следил за партнерами из-под полуприкрытых, как у ящерицы, век. Еще больше Рубена злило его чрезмерное внимание к прелестной Ванде. Шарки бросал на нее похотливые взгляды, плотоядно облизывался, а однажды даже предпринял попытку потискать ее под столом. Насколько эта попытка удалась, Рубену со своего места трудно было судить, но сам он едва не взвился под потолок от ярости.

Если у него и были сомнения насчет способности Грейс постоянно выигрывать при относительно честной игре, она сумела их развеять за несколько минут. Она оказалась проницательной, терпеливой, непредсказуемой и бесстрашной, а главное – удачливой. Своих партнеров она видела насквозь, мгновенно подмечала любую попытку блефовать, а сама при этом блефовала так, что дух захватывало. Более того, у нее было чисто профессиональное отношение к деньгам: фишки она воспринимала как некую условность, как ничего не стоящие камешки или фасолинки. И так продолжалось до самого конца игры. Игрок, слишком трепетно относящийся к деньгам, может не рассчитывать на победу.

Пока шла раздача карт, она расспрашивала партнеров об их жизни. Сперва они стеснялись, потом вдруг неожиданно для себя ударились в откровенность. Это совершенно изменило обстановку: можно было подумать, что в салуне идет встреча ветеранов пожарной бригады, а не игра в покер с высокими ставками. Грейс поведала своим новым друзьям захватывающую историю о том, что играть в карты ее научил отец, покойный мистер Ла-Салль, скончавшийся в прошлом году Прямо за столом для игры в фаро в одном из салунов Вирджиния-Сити. Единственной дочери он не оставил ничего, кроме своего любимого набора игральных костей да нескольких простых приемов карточной игры. Жить с таким наследством, а уж тем более сохранять респектабельность было нелегко, вот она и перебивалась, как могла. Что же еще оставалось делать девушке без состояния?

Сама по себе эта история, если отбросить цветистые подробности, могла бы показаться совершенно не правдоподобной, но Грейс преподнесла ее так умело, что никто из присутствующих не усомнился в ее подлинности.

И в довершение всего у нее было отлично развито чувство времени. Почти в тот же самый миг, когда Рубен решил, что пора переходить ко второй части представления, Грейс послала ему условный сигнал.

– Похоже, мне опять повезло, – засмеялась она, загребая банк после своей собственной раздачи. – Давно я так не веселилась! С тех самых пор, как у тетушки Агги лопнула завязка на панталонах на званом ужине.

– Эй, минуточку, – Рубен выбросил руку через стол и схватил ее за запястье. – Дайте-ка мне взглянуть на эти карты.

– Что? Отпустите сейчас же! Как вы смеете?! Грейс попыталась прикрыть сброшенные карты, но Рубен оказался проворнее: он сгреб со стола все семь карт и раскрыл их веером, придирчиво изучая сначала рубашки, потом лицевую сторону.

– Ха! Я так и знал! Вы только посмотрите на даму треф! Видите?

В ответ раздались взволнованные восклицания:

«Что?», «Где?», «Я ничего не вижу!», «Какого черта?».

Они не хотели верить своим глазам, но и отрицать очевидное было невозможно: Рубен продемонстрировал каждому булавочный укол в стоячем кружевном воротнике на шее трефовой дамы, сделанный им самим во время предыдущей раздачи при помощи волшебного перстня.

– Она это сделала своей проклятой булавкой! – грозно заявил Рубен, указывая на брошку, лежавшую под рукой у Грейс. – Эта штука лежала на столе с тех самых пор, как она поставила ее вместо денег. Она нарочно ее сняла, чтобы метить карты!

– Это не правда! Я никогда в жизни не жульничала!

Грейс окинула стол отчаянным взглядом, ища поддержки. Ее ангельское личико выглядело так трогательно, что ей, вероятно, удалось бы добиться оправдательного приговора за три секунды, не больше, если бы не заколотая в горло дама треф и не орудие убийства в виде серебряной брошки, найденное на месте преступления. Все видели, как Ванда Ла-Салль то и дело хватается за брошь во время игры.

– Вот взгляните! – воскликнул Рубен, забивая гвоздь по самую шляпку. – Она проделала то же самое с пиковой, бубновой и червонной дамой! Все дамы в колоде помечены!

– Я ничего не делала! – вскричала она, прижимая руку к сердцу для пущей убедительности. – Я ни в чем не виновата, клянусь вам. Это кто-то другой! А может, они уже были наколоты, а вы только что заметили?

Рубен презрительно фыркнул.

– Прошу вас, поверьте, это не я! Я бы никогда так не поступила! Почему вы мне не верите?

Бэрджесс и Уайетт заерзали на стульях, не зная, куда деваться от смущения. Уши у Расти стали рубиновыми, веснушки на его простоватой физиономии проступили еще заметнее. Шарки пристально уставился на Грейс, теребя усы и облизывая губы. Никто не произнес ни слова.

– Ну что ж, господа…

Губы у нее задрожали и пальцы тоже, но голос остался твердым, хотя в нем прозвучала хватающая за душу печаль. Она передвинула свой выигрыш на середину стола, все вместе с брошью, и поднялась из-за стола.

– Спасибо за компанию. А теперь… позвольте пожелать вам всего доброго.

Игроков доконали слезы, алмазами повисшие на ее длинных ресницах. Глаза превратились в голубые озера безысходного страдания. Да, Грейс была непревзойденной комедианткой. Перед такой картиной уязвленного достоинства никто не смог бы устоять.

– Погодите! – прорычал Шарки, схватив ее за локоть. – Может, их и вправду пометил кто-то другой?

– Чушь! – отмахнулся Рубен. – Обычно это делает тот, кто выигрывает!

Расти в который раз откашлялся.

– Может, они уже были такими? Мы же не знаем наверняка! Никто их не проверял до того, как мы начали играть. Может, их кто-то наколол давным-давно… Это не исключено.

Бэрджесс и Уайетт дружно закивали, хотя в их лицах было больше надежды, чем уверенности. Все доказательства были против Ванды Ла-Салль, но никому не хотелось в это верить.

– Богом клянусь! – проговорила Грейс, и ее полное отчаяния лицо осветилось трогательной, почти детской в своей наивности надеждой. – Я понятия не имею, как метить карты. Я бы не смогла даже под угрозой смерти!

И опять все закивали, даже Рубен сменил презрительное выражение на сомневающееся.

– Я предлагаю взять новую колоду и оставить Ванду в игре, – предложил Шарки. – Дадим ей шанс оправдаться. Мы с нее глаз не спустим. Это ведь совсем не трудно, – ухмыльнулся он, фамильярно сжав ее локоть. – Если заметим что-нибудь подозрительное, вышвырнем с позором – и делу конец.

– А выигрыш останется при ней? – поинтересовался Расти.

– Иначе нельзя, – поспешно вставил Рубен. – Мухлевала она или нет, раз мы оставляем ее за столом, значит, признаем, что она играла честно.

Против этого нечего было возразить. Все скрепя сердце согласились, что мисс Ла-Салль может оставить свой выигрыш при себе.

– Нет-нет, – запротестовала Грейс, очаровательно наморщив лобик.

Все посмотрели на нее с недоумением.

– Если вы считаете, что я украла эти деньги, они мне не нужны. Заберите их, и мы все начнем сначала.

Теперь уже они, снисходительно улыбаясь, начали уговаривать ее, как капризного ребенка, не отдавать им назад выигранные деньги.

– Заберите хоть часть, – возразила она, надув губки. – Возьмите хоть по сотне на каждого. Нет, я настаиваю.

Таким образом Грейс отдала назад четыреста долларов – пятьсот, считая долю Рубена, – выигрыша в обмен на доверие и преданность четырех до крайности легковерных ротозеев.

Она вновь заняла свое место за столом, поблагодарив каждого и одарив Шарки особенно теплой улыбкой. Он покраснел как рак и оттянул воротник. Если и была у него мысль предложить партнерам переключиться на какую-нибудь другую игру, в жарких лучах этой улыбки она растаяла, как снег на солнце.

Расти получил у бармена новую колоду, и игра возобновилась. Как и было предусмотрено по плану, Грейс начала проигрывать. Мужчин такой поворот событий, подтверждавший их худшие подозрения, сильно расстроил, зато их немного утешила перспектива вернуть свои деньги назад. Больше всех выигрывал Шарики. Успех ударил ему в голову, он начал играть неосторожно, чуть ли не безрассудно. И не только он один: по ходу игры лихорадка охватила всех. Рубен сделал вид, что тоже заразился. Он поставил чуть ли не все свои фишки в надежде на стрит со старшей десяткой и проиграл Шарки, у которого был королевский флеш. Лихорадка разрасталась. Все деньги были на столе, в карманах ни у кого ничего не осталось. Настал решающий чае.

Грейс тоже это поняла и бросила на него выразительный взгляд поверх своих «темных» карт, которые, как он заметил, всегда предпочитала держать в руке, а не на столе. У нее еще оставалось долларов на триста фишек плюс ее брошка. Расти собрал карты и передвинул их влево. Рубену выпал черед сдавать.

Тасуя колоду, он сделал знак бармену принести еще пива.

– Кто-нибудь еще желает? Ванда? Может, хотите еще лимонаду?

Грейс пожала плечами и сказала, что она не против. Рубен передал колоду Бэрджессу, чтобы тот снял, потом замешкался, раскуривая манильскую сигару. Тем временем бармен притащил поднос с напитками и принялся расставлять их на столе. Грейс поспешила допить то, что еще осталось от прежней порции. Осушив стакан, она протянула его бармену со слащавой улыбкой. Увы, бедняге так и не довелось его забрать: она разжала пальцы секундой раньше, чем следовало, стакан выпал и со звоном разбился на полу. Пока все отвлеклись на происшествие, Рубен успел зажать чистую колоду между колен, подменив ее крапленой.

Восклицания, извинения, заверения… Он терпеливо ждал, пока шум не утихнет, и лишь после этого начал сдавать. Две карты «втемную», одну – лицом вверх. Всем выпали отличные карты. У Шарки оказался открытый туз, и он поставил сотню – самую крупную ставку за всю игру. Для начала неплохо, подумал Рубен. Расти, которому достались худшие карты во всей раздаче, удивил его, подняв ставку на тридцать долларов. Никто не вышел из игры, все приняли повышенную ставку. На четвертом круге у Бэрджесса в открытых картах появились две дамы, и он поднял банк еще на сотню. Никто и глазом не моргнул.

На пятом круге Шарки достался еще один туз. Итого три: два открытых, один «темный». Он сумел сохранить невозмутимость, но на свою «темную» карту взглянул с трепетом, словно мамаша, проверяющая, не пора ли менять подгузник младенцу. Рубен почувствовал, как воздух над столом сгущается подобно туче, заряженной электричеством. Он ни за что не пропустил бы этот момент, хотя и знал заранее, кто какие карты получил и какие еще получит. Бэрджесс взял третью даму, опять в открытую, и расплылся в улыбке от уха до уха. Все продолжали делать ставки, банк разросся до одиннадцати сотен долларов, а у Ванды Ла-Салль почти не осталось фишек.

На шестом Рубен с отвращением отбросил свои карты. Расти наконец-то понял, что дела плохи, и последовал его примеру. Рубену стало жаль простофилю:

Расти ему нравился, а раздевать людей до нитки вообще было не в его правилах, но он уже ничего не мог поделать.

Довольный собой толстяк Уайетт, уже имевший в запасе пару восьмерок, получил третьего валета, однако, взглянув через стол на своего приятеля Бэрджесса и увидев у него трех дам, несколько сник. Рубен с удовлетворением заметил, что Уайетт невольно поглаживает шелковые отвороты своего сюртука. Он всегда так делал, если его одолевали сомнения. На сей раз они были вполне обоснованы: если Бэрджессу достанется четвертая дама, «полный дом» Уайетта не выстоит против каре.

Поглощенный созерцанием своего запасного туза, Шарки втайне уже праздновал победу и непрерывно увеличивал ставки. «Темной лошадкой» оказалась Грейс. В открытых картах у нее были трефовая девятка и десятка, остальное – мусор. Право поднимать ставку опять перешло к Бэрджессу с его тремя дамами. Он проверил свои «темные» карты с тщетно скрываемым удовольствием.

– Принимаю и повышаю еще на сотню. Шарки безропотно доложил в банк еще сто долларов. Грейс рассталась со своими последними фишками, ставить ей больше было нечего, кроме брошки с ангелочком, а впереди был еще один ход. У Уайетта тоже почти не осталось фишек. Вовремя спохватившись, он с проклятием бросил карты, поднялся из-за стола и отошел к бару. Рубен даже порадовался за него: по крайней мере ему будет на что добраться до дому. Игру продолжили Бэрджесс, Шарки и Ванда.

– Последняя карта «втемную», – объявил Рубен, раздавая игрокам именно то, что каждому из них больше всего хотелось получить.

На этом его миссия была окончена.

Бэрджесс все еще держался уверенно. Стараясь не выказывать преждевременного торжества, он поставил на последний кон все, что у него было. Шарки принял ставку и поднял ее до пяти сотен. После этого у него тоже ничего не осталось. Бэрджесс побагровел, но не дрогнул. У него было четыре дамы, а обо всех ограничениях они давно уже позабыли. Рубен даже посочувствовал ему: нет ничего труднее, чем делать вид, что блефуешь, и при этом действительно блефовать.

Уайетт вернулся к столу со стаканом виски в руке и встал за стулом Расти. Все устремили глаза на Грейс. Впервые с тех пор, как ее обвинили в мошенничестве, она прикоснулась к брошке и начала нервно теребить ее пальцами.

В открытых картах у нее по-прежнему ничего не было, кроме трефовой девятки и десятки, на остальное не стоило даже смотреть. Уайетт успел показать трех валетов прежде, чем вышел из игры, поэтому в принципе у Ванды мог оказаться «стрит» с валетом старшим, но в это трудно было поверить. «Интересно, какова была бы вероятность, если бы игра шла по-честному?» – мелькнула праздная мысль в голове у Рубена. Он знал, что Шарки задает себе тот же вопрос, причем его интерес был далеко не праздным. Но это не имело значения: со своим роскошным набором из четырех тузов Шарки при любом раскладе мог себе позволить рискнуть.

– Мистер Шарки, – обратилась к нему Грейс таким тихим голосом, что всем пришлось наклониться вперед, чтобы ее расслышать. – Насколько я понимаю, вы поставили пятьсот долларов?

Шарки снисходительно кивнул в ответ. Она подняла брошь. В свете газовых ламп серебряный ангелочек с развевающимися волосами матово блестел у нее на ладони.

– Что вы скажете…

Шарки и Бэрджесс наклонились еще ближе.

– Что вы скажете, если этот ангел будет представлять меня?

– Чего? – недоумевающе переспросил Шарки.

– Только на эту ночь, – тихо пояснила Грейс. – Пять сотен плюс все, что в банке, против меня на одну ночь. Где угодно по вашему выбору. Где угодно, как угодно, все что угодно.

Если бы в эту минуту на стол упало перышко, они подскочили бы, как от взрыва. Рубен едва не расхохотался вслух при виде совершенно одинакового тупого изумления, написанного на лицах у всех четверых. Чтобы нарушить ошеломленное молчание, он с шумом отодвинул стул и вскочил со словами «Будь я проклят!».

Расти смущенно захихикал и откашлялся. Уайетт с трудом закрыл рот и большими пальцами обеих рук ослабил подтяжки, не сводя глаз со своего друга Бэрджесса. Бэрджесс побагровел еще больше прежнего, но в остальном совладал с собой.

Шарки хотел было ухмыльнуться, но толстые губы перестали его слушаться. К тому же он непрерывно потирал грудь ребром ладони, словно сердце у него остановилось и он пытался запустить его вручную.

– Правильно ли я понял? Против моей ставки вы предлагаете…

– Себя.

Она вновь ослепила его своей белозубой улыбкой. Шарки заморгал, как человек, взглянувший прямо на солнце, и откинулся на спинку стула. Ему пришел конец.

– Я не возражаю, – еле выдохнул он, пустив слабенькое облачко сигарного дыма, и даже не Взглянул при этом на свои карты.

Бэрджесс выпрямился на стуле. Он смешал свою седьмую карту с остальными, но не стал на них смотреть. Его взгляд был прикован к двум открытым тузам в руке Шарки и к его лицу. Безобразная рожа Шарки вся пошла красными пятнами, но Бэрджессу надо было решить, чем это вызвано: то ли его соперник по глупости блефует, то ли твердо уверен, что не может проиграть.

Секунды растягивались в минуты, а Бэрджесс все сидел неподвижно, как лысый сфинкс, соизмеряя и взвешивая шансы. В тот самый миг, как Рубен почувствовал, что готов задушить Расти, если тот кашлянет еще хоть разок, Бэрджесс перевернул свои карты. – Я пас, – объявил он с тихим достоинством. «Толковый ход», – мысленно поздравил его Рубен. Бэрджесс, судя по всему, был человеком семейным, однако рискованное предложение Грейс, похоже, не слишком его шокировало. Одно из двух: либо он просто старый козел, еще более похотливый, чем можно было подумать, либо Ванда Ла-Салль обладала поистине колдовскими чарами, способными сокрушить любую добродетель" Рубен склонялся к последнему предположению.

Охваченный жадным предвкушением триумфа, Шарки показался ему еще более отвратительным, чем раньше. Все, кроме него и Ванды, выбыли из игры; он считал, что победа уже у него в кармане. Вонючая толстая сигара так и ездила у него во рту из одного угла в другой, клубы дыма он пускал через нос. Сам себе поражаясь, Рубен вдруг ощутил где-то глубоко внутри змеиный укус ревности. Она хватала даже не за сердце, а прямо за печень, и это было не только больно, но еще и до обидного нелепо.

«Как-то раз я видела любопытную парную игру…» – так сказала ему Грейс в «Золотом самородке». Но она так ловко справлялась со своей ролью, что у Рубена не осталось сомнений: Грейс не просто наблюдала, она исполняла ведущую партию. Наверняка в паре со своим муженьком, с этим канадцем Анри, который отошел от дел, потому что у него мотор стал барахлить. И почему эта мысль должна вызывать у него ревность? Ответа Рубен не знал. Он знал лишь одно: еще минута, и он задохнется в висящем над столом сигарном дыму, напоенном похотью. Ему хотелось занять место Шарки и побить ее карты четырьмя тузами!

Разумеется, этому не суждено было сбыться по целому ряду причин. Ванда подняла свои темные брови вразлет и предложила Шарки открыться. Мерзавец выждал еще двадцать секунд, чтобы потомить ее неизвестностью, и наконец открыл свои карты.

– Четыре пули, – объявил он с плохо скрываемым злорадным торжеством:

У Рубена руки зачесались съездить ему по физиономии. – О Боже!

Она на редкость правдоподобно изобразила пленительную смесь сочувствия и девичьего замешательства.

– Значит, я выиграла! Смотрите: у меня семь, восемь, девять, десять и валет треф.

Шарки так и остолбенел с открытым ртом. Сигара торчала у него в руке под нелепым углом, как триумфальный жезл. У него никак не укладывалось в голове, что Ванда набрала стрэйт флеш[22]. Он моргал, как заведенный, но осознать поражения не мог.

«Уноси ноги», – мысленно скомандовал ей Рубен, хотя в этом не было нужды. С акробатической ловкостью Грейс уже отодвигала от стола свой стул, одновременно сгребая в сумочку целую гору денег.

– Благодарю за прекрасный вечер, господа. Всего вам доброго! Спокойной ночи!

В последний раз она одарила всех своей божественной улыбкой и быстрым шагом направилась к дверям.

Увы, Шарки ее опередил. Выйдя наконец из ступора, он вскочил из-за стола, догнал ее и схватил за руку. Ей пришлось остановиться, иначе он мог бы вывернуть ей руку из плечевого сустава. Рубен в один миг оказался рядом с ними. Шарки сделал жалкую попытку улыбнуться, хотя всем было видно, что он хочет свернуть ей шею.

– Куда вы так торопитесь, Ванда? – проговорил он с натужной веселостью. – Почему бы не дать парням возможность отыграться?

– К сожалению, не могу, – ответила она, невозмутимо глядя ему прямо в глаза.

– Конечно, можете!

Он обхватил своей тяжелой лапищей ее плечи и притянул к себе.

– Уж выпить-то с нами вы точно не откажетесь! Ради старой дружбы, а?

Шарки прижимал ее к себе все теснее и теснее, пока она не уперлась плечом ему в грудь. – За дружбу выпьем как-нибудь в другой раз, – решительно отбрила его Грейс. В ее небесно-голубых глазах засверкали искры гнева, – Да брось, давай выпьем. Пошли, кончай ломаться. Мы с тобой сегодня чуть было не породнились, разве не так?

– Вот именно «чуть было не». Уберите руки, а не то пожалеете.

Шелк превратился в сталь. Шарки был так поражен этим стремительным переходом, что едва не послушался приказа, но натура взяла свое. – Черта с два! – прорычал он, обхватив ее второй рукой.

Рубену не оставалось ничего другого, как встать между ними. Особого желания подраться с Шарки он не испытывал: противник был крупнее, а у Рубена все еще ныли кости после встречи с Крекерами.

– Леди говорит, что ей пора идти, – напомнил он. Верзила грубо послал его по известному адресу.

– Как это убого и примитивно, – заметил Рубен, сокрушенно качая головой. – И к тому же физически невыполнимо.

– Слушай, ты!

Хорошая новость заключалась в том, что Шарки отпустил Грейс. Но была и плохая: он схватил Рубена за шиворот и едва не оторвал, его от пола. Над плечом гориллы Рубен сделал ей страшные глаза и оскалил зубы, безмолвно приказывая: «Сматывайся, черт бы тебя Побрал!» Грейс заколебалась, но он потерял ее из виду, когда Шарки встряхнул его, как щенка, и сам оскалил зубы с явным намерением вцепиться ему в глотку.

– Тебя мама в детстве не учила чистить зубы? – задыхаясь, проговорил Рубен.

– Одной рукой он схватил Шарки за горло другой попытался отодрать его толстые пальцы от своего, а когда это не помогло, пнул его изо всех сил ногой по колену. Шарки завопил и запрыгал на одной ноге, отпустив Рубена и осыпая его новыми, но столь же неоригинальными проклятиями.

Повернувшись к двери, Рубен успел заметить исчезающую в дверях аппетитную круглую задницу Грейс. После этого он увидел только похожий на окорок кулак Шарки, стремительно сближавшийся с его подбородком. А потом стало темно.

Глава 6

Ложь придумал дьявол, но он забыл запатентовать изобретение, и теперь бизнес страдает от избытка конкуренции.

Джош Биллингс

– Нам следует на будущее отработать план отхода.

Грейс вскочила с дивана с продавленной пружиной, оставив на нем добычу, и бросилась к открывающейся задней двери.

– Рубен! – вскричала она, с беспокойством ища у него на лице следы новых повреждений. – Ты цел? Я не хотела тебя бросать, но что еще мне оставалось делать? Он тебя ударил? Тебе больно?

– Поверхностная травма, – пробормотал он, прислонившись к двери и осторожно ощупывая челюсть.

На скуле уже расцветал новый кровоподтек, но веселый блеск в его карих глазах ясно дал ей понять, что это пустяки.

– Значит, ты сама благополучно добралась до дому?

– Я наняла кеб, – рассеянно ответила она и, схватив его за руку, поволокла к дивану. – Садись! Ой, боюсь, тебе места не хватит!

Грейс сделала вид, будто только что заметила рассыпанную по подушкам дивана кучу денег. Лицо Рубена вспыхнуло радостью, как у мальчишки в рождественское утро. Она захлопала в ладоши, убедившись, что сюрприз удался.

– Смотри, Рубен! Ты только посмотри! Они уселись по обе стороны от своей добычи, торжествующе улыбаясь друг другу.

– Сколько тут? – спросил Рубен.

– Одна тысяча шестьсот семьдесят пять долларов и пятьдесят центов, – неторопливо, смакуя каждый слог, отчеканила Грейс. – Причем львиную долю мы взяли у этой скотины Шарки. А как тебе удалось выбраться? Спасибо еще, что у него пушки не было, а то бы ты…

– У него была пушка. Тридцать второго калибра в плечевой кобуре.

– Не может быть!

– К счастью, у бармена оказался сорок пятый калибр. Он призвал на помощь вышибалу, и вдвоем им удалось убедить Шарки, что надо уметь проигрывать. Я удрал, пока они отнимали у него пушку.

– Как ты думаешь, он догадался, что ты шельмуешь?

– Нет, он был уверен, что это ты, только никак не мог понять, как это тебе удалось. Оттого он и разозлился так сильно.

Грейс гордо выпрямилась на диване.

– Это отличный трюк, он почти никогда не подводит.

– А ты сколько раз его проделывала?

– Я? Ни разу. Я только раз его и видела.

Мысленно она выругала себя за свой длинный язык, потому что Рубен ей явно не поверил.

– Боже, как я люблю деньги! – воскликнула Грейс, чтобы уйти от щекотливой темы, и начала перебирать монеты и ассигнации. – Так приятно на них смотреть… Просто отдыхаешь душой!

Рубен подмигнул ей.

– Тебе тоже нравится? Просто смотреть на деньги? Нет, ты взгляни, Рубен, какой бесподобный цвет!

Она потерла монету с двойным орлом, словно почесывая за ушами любимую кошку.

– Мне даже запах нравится.

– Я предпочитаю то, что на них можно купить, – заметил Рубен.

– Ну и это, конечно, тоже.

Это было так очевидно, что Грейс отмахнулась от его слов, хотя в глубине души сама любила деньги больше всего не за их форму, запах или цвет, а за то, что за ними стояло: чувство уверенности. Не имея денег, можно было запросто потерять все, что тебе дорого. Все и всех. Ну а с деньгами в кармане был шанс все это отстоять.

Рубен устроился поудобнее, откинувшись на спинку дивана и вытянув свои длинные ноги на низенький кофейный столик.

– Ты мне вот что скажи, Гусси: если бы не та последняя девятка, когда ты уже заложила брошку… вот если бы не она, что бы ты стала делать? Ты же истощила весь свой запас фишек. Это же было чистое везение, что тебе в последнюю минуту удалось побить трех королей Шарки!

– Знаю, – согласилась Грейс, – но я ничего не могла поделать. Мне сдавали одну дрянь, пока ты не подбросил валетов. Если бы я проиграла тот кон, мне пришлось бы у кого-нибудь из них просить в долг.

– У кого? – спросил он с любопытством.

– Ну уж только не у тебя. И не у Шарки, ясное дело. Я думаю, у Расти – он был самый мягкосердечный.

– По-моему, к тому времени все они стали глиной в твоих руках.

– Да, верно. – Грейс улыбнулась, вспоминая, как это было. – Я считаю, что все они довольно славные люди, все, кроме Шарки. Мне их было почти что жаль.

– Правда? – Рубен криво улыбнулся ей разбитыми губами. – Мне кажется, именно поэтому у тебя все так здорово получается.

– Ты считаешь, у меня здорово получается? Это было очевидно, но ей ужасно хотелось услышать от него похвалу.

– Лучше тебя я никого не встречал.

Во второй раз за этот день Грейс вспыхнула и залилась румянцем, сама не понимая, почему лестные слова из уст Рубена Джонса заставляют ее краснеть, как девчонку.

– Я умираю с голоду, – заявила она поспешно. – Почему в этом доме вечно нет ни крошки съестного?

– Пойдем в ресторан.

Он поднялся и подошел к пирамиде с винными бутылками.

– Что ты предпочитаешь, Грейс, легкое «Божоле»? Или что-нибудь посущественнее, к примеру «Мерло»?

– М-м-м… Не знаю, выбирай сам. Ты решил меня напоить?

– Должны же мы отметить наш успех! Вот, как раз то, что нужно: «Жевре-Шамбертен-Кло-Сен-Жак». Беспечное, ни к чему не обязывающее, но в то же время насыщенное. Поверь мне, тот год был исключительно удачным. Оно не покажется тебе слишком легким.

Захватив бокалы и штопор из шкафчика над плитой, Рубен подошел к Грейс и протянул ей руку:

– Идем.

– А куда?

Он опять повел ее к задней двери, выходящей в переулок. Там, позади большого дома, где проживала, его квартирная хозяйка, начинался подъем на холм.

– Я думала, мы идем ужинать.

– Ты не ошиблась.

Ночь на дворе стояла теплая, почти душная. К девяти часам уже совсем стемнело, на небе сквозь дымные клубы облаков проглядывали тут и там россыпи звезд. Склон холма был не слишком крут и поднимался уступами, образуя что-то вроде двухъярусной террасы, причем на верхнем уровне располагался едва различимый в густых сумерках садик с газоном, уставленным белой садовой мебелью. Они добрались до второго яруса по выложенной камнем, но давно заросшей сорняками дорожке. Рубен провел рукой по сиденью скамьи, проверяя, нет ли росы, обтер его своим носовым платком и предложил Грейс присесть.

– Погоди, я сейчас вернусь.

– Ты куда? – крикнула она ему вслед.

– Сейчас принесу ужин! Открывай вино, Грейс, пусть оно пока воздуха наберется!

Никогда раньше ей не приходилось открывать винные бутылки; считалось, что это мужская работа, такая же, как разделка мяса или управление двуколкой. Ей удалось ввинтить штопор без особых затруднений, но потом пришлось зажать бутылку между колен, чтобы вытащить пробку. Хорошо, что никто ее не видел. И что делать дальше? Наберется ли оно воздуха, оставаясь в бутылке, или его полагается разлить по бокалам? Грейс решили больше к нему не прикасаться. Рубен придет в ужас, если она сделает что-то не по правилам.

Оставив бутылку на столе, она села на деревянный диванчик-визави, заложила руки за голову и принялась любоваться звездами.

– Все, что у нее было, – это холодный цыпленок и кусочки поджаренного хлеба. Она смазала их майонезом и сделала бутерброды.

– – Ты о ком?

Грейс обернулась, глядя, как Рубен приближается по дорожке, держа в руке накрытую салфеткой корзинку. Ей нравилось смотреть на его походку, на то, с какой легкостью он выбрасывает вперед от бедра свои длинные стройные ноги, как плавно и свободно движутся при каждом шаге его широкие плечи.

– Миссис Финни. Я ей сказал, что мы пьем бургундское, а она даже глазом не моргнула.

Судя по голосу, он никак не мог прийти в себя от изумления.

– Сказала: либо цыпленок, либо вообще ничего. Ты представляешь? Извини, Гусси. Я могу пойти поискать что-нибудь более подходящее, скажем, ростбиф или бараньи котлеты…

– По мне и так сойдет, – торопливо перебила его Грейс, опасаясь, что он может расслышать, как у нее урчит в животе.

– Ты уверена? Если бы я знал заранее, предложил бы «Монтраше». Я достал две бутылки на прошлой неделе. Совсем неплохое вино, честное слово. Виноторговец сам не подозревал, столько они стоит, я взял две бутылки считай задаром.

– По мне и так сойдет, – повторила Грейс. В глубине души ей было жаль, что он не принес бутылку молока, но заикнуться об этом вслух она, конечно, не посмела. Разложив на льняных салфетках бутерброды, она с радостью обнаружила на дне корзинки два апельсина и два банана. Рубен тем временем разлил вино по бокалам. Грейс уже успела взять и даже пригубить свой бокал, но он ее остановил.

– Погоди, у меня есть тост. За удачу!

– За ловкость рук! – поправила она, чокаясь с ним.

– За тебя, Грейс. За твое умение играть в карты! – великодушно предложил он.

– И за твое.

Весьма довольная собой, Грейс опять потянулась к своему бокалу и опять остановилась на полпути, увидев, что Рубен вращает вино в бокале, засовывает в него нос, как журавль, глубоко втягивает в себя винный дух. Она повторила его манипуляции, сама не понимая, что делает и зачем. Он даже бокал держал не как все люди, а за самое основание ножки.

– Когда же мы будем его пить? – шутливо осведомилась Грейс.

Он лишь улыбнулся ей в ответ поверх ободка бокала и наконец отпил немного вина. Она последовала его примеру и опять ошиблась – проглотила вино сразу, в то время как Рубен задержал свой глоток во рту, оценивая напиток.

– Совсем неплохо, – отважилась заметить Грейс. – Разве нет?

Ей показалось, что это вино как вино, но Рубен выглядел слегка разочарованным.

– Надо было продержать его еще годик.

– Еще целый год?

– Чтобы закалить характер. Вино сочное и привлекательное, но ему не хватает выдержки и постоянства.

Он опять вернулся к своим маневрам: сунул нос в бокал, глубоко вдохнул, а потом втянул вино сквозь зубы вместе с воздухом.

– И все-таки оно не лишено отваги, тебе не кажется? У него есть кураж. Стойкость в неблагоприятных обстоятельствах.

Еще один крохотный глоточек.

– И даже предприимчивость. Привкус танина не может ее заглушить. Чувствуешь?

Это было похоже на розыгрыш, но Грейс почти не сомневалась, что он говорит серьезно. Отхлебнув глоток, она посмаковала его во рту и проглотила.

– Да, я понимаю, что ты имеешь в виду, но… не кажется ли тебе, что к предприимчивости примешивается легкий привкус меланхолии? И даже некоторая самонадеянность? Склонность к поспешным суждениям?

Рубен опять уставился в свой бокал. Ее слова явно его заинтриговали: он обдумывал их всерьез. Оценив наконец соль шутки, он добродушно рассмеялся, но не смог удержаться от удивленного взгляда. До сих пор ему и в голову не приходило, что в ушах непосвященных его дегустаторские оценки звучат странновато.

Бутерброды с холодным цыпленком показались Грейс изысканным и недооцененным лакомством. Проглотив два бутерброда, она принялась отыскивать в корзинке третий. Возможно, на ее суждение повлиял тот факт, что у нее с полудня не было во рту маковой росинки, но все равно мясо цыпленка показалось ей божественным на вкус.

Рубен тоже ел с аппетитом. Первые два бутерброда он проглотил в полном молчании, но за третьим разговорился. Ему хотелось обсудить кульминационные моменты вечера, разобрать каждый ход игры в покер. О семикарточном стаде он знал вряд ли меньше, чем о марках вин, у него было множество полезных предложений для улучшения ее «парной игры». Грейс восприняла его советы вполне добродушно. Она была в прекрасном настроении и даже не обиделась на нотку мужского превосходства, прозвучавшую в его голосе. – Расскажи мне свою историю, – предложила она, смахивая крошки с губ и вновь наполняя бокалы. – Где ты родился?

Рубен закинул ноги на стол и вытянул руку на спинке изогнутого диванчика-визави по направлению к ней. Он не обнял ее, но она даже на расстоянии ощущала тепло его руки, лежащей у нее за спиной. – В Виргинии, – с готовностью ответил он, – в поместье неподалеку от Ричмонда. Оно называлось «Шиповник». – Его голос смягчился от приятных воспоминаний.

– Правда? Значит, ты южанин?

Ей почему-то трудно было в это поверить.

– Угу.

– Ты родился до или после войны[23]?

– В самой середине – в 1862 году. Мой отец освободил всех своих рабов задолго до начала войны, но, когда, начались боевые действия, он решил, что должен постоять за родную землю. Дослужился до звания полковника. Полковник Бьюгард Джонс – так его звали, – с гордостью сообщил Рубен. – Но как раз в 1862 году он был убит в битве при Малверн-Хилл.

Бьюгард Джонс? Стараясь ничем не выдать своего недоверия, Грейс спросила:

– Значит, ты никогда его: не видел? –Я был, зачат во время увольнительной. Четыре дня спустя он погиб.

– Как это ужасно, – осмелилась заметить Грейс НА случай, если его рассказ все-таки окажется правдой.

– А год спустя федеральная армия спалила «Шиповник» дотла.

Грейс сочувственно покачала головой.

– Мне жаль твою мать.

– Да. Она была… всего лишь слабой женщиной. Когда война закончилась, чтобы выжить, она вышла замуж за «саквояжника»[24] по фамилии Креймер. Я ее не виню… вернее, я ей все простил. Мы умирали с голоду, а он был богат. Этому сукину сыну принадлежал городской банк. Он завладел нашей землей и восстановил, поместье, это было уже кое-что.

В его голосе прозвучала такая горечь, что Грейс пристально посмотрела на него.

– Но? – подсказала она, чувствуя, что он недоговаривает.

– Но…

Рубен опять замолчал, и она, не удержавшись, ласково положила руку ему на плечо.

– Я его ненавидел, – признался он после долгого молчания. – Ненавидел и боялся. Один раз я видел, как Креймер ударил мою мать по лицу. Мне тогда было лет пять. Я Попытался его остановить, и тогда он ударил меня. Сломал мне ключицу.

– Рубен!

– Мама почти перестала выходить из своей комнаты. Когда мне исполнилось восемь, я обнаружил, что она там делает. – Он отвернулся. – Меня до сих пор мутит от одного запаха бурбона.

Грейс нахмурилась и убрала руку.

– Но ты же сам пил бурбон! Ты держишь пинту в бельевом ящике!

С тяжелым вздохом Рубен устало потер глаза.

– Откуда в тебе столько ожесточенности, Грейс? Теперь ты расскажи свою историю.

– Докончи сперва твою. Что было дальше?

– Что было дальше? Моя мать прожила еще четыре года в алкогольном чаду, а потом с ней случился удар, и она умерла. Когда мне исполнилось тринадцать, я сбежал из дому и больше туда не возвращался. Перебивался случайной работой, бродяжничал. В шестнадцать лет попал в дурную компанию и понял наконец, что тяжелый физический труд – это не единственный способ заработать себе на хлеб.

«Какая печальная история, – подумала Грейс. – Если, конечно, она правдива». При мысли о маленьком мальчике, никогда не знавшем своего отца, по сути оставленном матерью на милость жестокого отчима, она едва не прослезилась.

С другой стороны, она не могла не вспомнить, что точно так же он ее разжалобил в тот вечер, когда рассказал, как Эдуард Кордова потерял зрение, спасая пассажиров горящего океанского лайнера.

– Ты хочешь сказать, что оставил богатую и праздную жизнь на плантации, чтобы пробраться на запад, перебиваясь в пути случайными заработками? Извини, Рубен, но это на тебя не похоже. По-моему, ты что-то скрываешь.

Он ответил грустной улыбкой и тяжелым вздохом.

– Да, ты права. Не успела моя мать упокоиться в могиле, как Креймер привел в дом другую женщину. Представил ее как экономку. Ее звали Клариссой, и у нее были самые большие…

Его голос замер, но руки обрисовали в воздухе пропущенное существительное. Судя по рисунку, и в самом деле немалые.

– В мой тринадцатый день рождения она преподнесла мне подарок. Настоящий сюрприз.

– Да уж, могу себе представить, – сухо откликнулась Грейс.

– А ты представь, что было, когда об этом узнал отчим. Он меня чуть не убил.

– И ты поэтому сбежал? Рубен кивнул.

– Он меня не усыновил, поэтому «Шиповник» был потерян для меня навсегда, даже если бы я остался. Вот теперь Грейс ему поверила.

– Бедный Рубен, – прошептала она, легко коснувшись кончиками пальцев его запястья. – Тебе нелегко пришлось.

Он повернулся к ней лицом.

– Все было не так уж страшно. Спасибо, что выслушала, Грейс. Мало кто знает эту историю. Я почти никому ее не рассказывал.

Она не отстранилась, когда он взял ее за руку. Рубен рассматривал ее пальцы, как редкостное чудо, медленно, в завораживающем ритме поглаживая костяшки большим пальцем.

– Доброе у тебя сердце, Грейс, – тихо сказал он. Длинные ресницы отбрасывали тень ему на щеки.

– Да нет, не очень, – возразила она, чувствуя, как часто забилось в груди это самое сердце.

– Нет, это правда. Ты красивая, нежная и очень, очень добрая.

Все ее чувства сосредоточились в том месте, которое он поглаживал большим пальцем. Она позволила ему поднести свою руку к губам и поцеловать пальцы. Губы у него были теплые, влажные от вина. Он долго не отрывался от ее руки, гораздо дольше, чем предполагал дружеский поцелуй, – еще немного и она сама положила бы этому конец, – но Рубен Джонс, помимо всего прочего, обладал безошибочной интуицией. Он отпустил ее руку и одарил ласковой улыбкой, от которой все у нее внутри растаяло.

– Расскажи о себе, – попросил он. – Расскажи мне все.

Господи, до чего же соблазн был велик! Перед Рубеном трудно было устоять. Грейс встревожилась, ощутив незнакомое ей доселе желание рассказать всю правду. Это было опасно. Она поднялась, ощущая настоятельную потребность оказаться на расстоянии от него, и суетливо принялась наполнять бокалы, хотя ей самой пить больше не хотелось.

– Ну, – заговорила она, запрокинув голову к небу, – я, пожалуй, начну с конца, а не с начала.

– Можешь начать с любого места.

– Ну, во-первых, Анри – это мой второй муж. Она украдкой бросила на Рубена взгляд: новость его ошеломила.

– Это не был брак по любви, во всяком случае не сначала. Анри намного старше меня, а в последние годы он стал почти инвалидом. У него слабое сердце.

– Да, ты уже говорила.

– За последние годы я очень к нему привязалась, но моей настоящей любовью был мой первый муж, Джузеппе.

– Итальянец?

– Да, он родом из Венеции. Он был графом, но у него не было ни гроша за душой. Он приехал в Калифорнию, чтобы разбогатеть.

– И где же вы познакомились? В гондоле? Она продолжила, не обращая внимания на его иронию:

– Мне было семнадцать, я жила на отцовском скотоводческом ранчо на Мэд-Ривер в графстве Гумбольдт.

Он сел прямее.

– Это было большое ранчо?

– Оно не так велико, как ранчо Эдуарда Кордовы, но… в общем, тоже не маленькое. Моя мать… Она опять бросила на него взгляд. Пауза затянулась.

– Что с твоей матерью? – спросил Рубен.

– Умерла, – коротко ответила Грейс. – Когда мне было десять.

Это было не так уж далеко от истины. Мать оставила ее на руках у совершенно незнакомых ей людей, оказавшихся негодяями, и исчезла. Разве это не то же самое, что смерть? Нет, это гораздо хуже.

– И вот мы с папочкой остались вдвоем. Я познакомилась с Джузеппе на костюмированном балу в Сан-Франциско, – на ходу придумала она, – в отеле «Болдуин». Мы влюбились друг в друга с первого взгляда. Он наврал моему отцу, будто у него большое состояние, а папа был так добр, что позволил себя уговорить, и в конце концов дал согласие на свадьбу. Ей пришлось спрятать горькую ироническую усмешку при воспоминании о том, сколько раз на протяжении ее злосчастного детства она придумывала себе доброго любящего папашу, который ее баловал. Она подошла к диванчику-визави и снова села.

– И что же дальше? – спросил Рубен, перебросив ногу на ногу и опустив подбородок на сплетенные пальцы.

– Мы поженились. Целых полгода мы были безумно счастливы. Это было счастливейшее время моей жизни.

Слезы навернулись ей на глаза. Настоящие слезы. Грейс торопливо смахнула их, пока Рубен не заметил.

Но он заметил. Он протянул руку и провел пальцами по ее щеке. Выражение его глаз – растроганное и удивленное – дало ей понять, что до этой самой минуты Рубен не верил ни единому ее слову.

– Еще до того, как мы поженились, Джузеппе начал спекулировать на фондовой бирже. После свадьбы он увеличил вложения, только теперь это были деньги моего отца.

– Значит, он тоже был мошенником? – В тоне Рубена угадывалось удовлетворение.

– Нет, вовсе нет. Просто он был полон решимости разбогатеть. Ему так хотелось, чтобы мы – я и мой отец – могли гордиться им. А потом… – Она подняла и вновь бессильно уронила руку. – Потом разразилась катастрофа. 1883 год, обвал на бирже… Джузеппе потерял все. Ранчо, скот, дом – он все заложил в качестве дополнительного обеспечения, и в один день все пропало. Он не мог это пережить. Не мог взглянуть нам в глаза. Он… – Ее голос дрогнул. – Он покончил с собой. Сунул в рот дробовик и спустил курок.

Нет, он не спускал курка, но, если она позволит себе вспомнить о том, как на самом деле погиб бедный Джо, у нее опять потекут слезы. Что, с одной стороны, было бы неплохо, так как слезы придали бы байке, сочиненной ею для Рубена, больше правдоподобия, но, с другой стороны, они окончательно лишили бы ее душевного покоя.

Теперь Рубен обнял ее по-настоящему, при данных обстоятельствах это казалось таким естественным. В кольце его сильных теплых рук она сразу согрелась, но сидела неподвижно, не оказывая сопротивления, но и не поощряя его. Просто приятно было сознавать, что он ее утешает, и наслаждаться его поддержкой, ничем не рискуя. Увы, очень скоро дружеское похлопывание по плечу превратилось в медленное, чувственное поглаживание. Такого удовольствия Грейс не могла себе позволить, оно обошлось бы ей слишком дорого.

– И вот… – начала она, чопорно выпрямляясь.

– И вот? – спросил он, убирая руку.

– И вот нам с отцом пришлось перебраться в маленький коттедж на границе наших бывших владений. Анри Руссо был папиным старым другом, ему принадлежал небольшой виноградник в Рашен-Вэлли.

Это сообщение заставило Рубена навострить уши.

– Виноградник? – переспросил он. – В самом деле? А сколько акров?

– Совсем немного, – отрезала Грейс, кладя конец расспросам. – Ну, словом, когда мы все потеряли, Анри оказался одним из немногих, кто не бросил нас в беде. А когда папа умер – от укуса гремучей змеи три года назад, – Анри сделал мне предложение. Я чувствовала себя такой одинокой, а он мне всегда нравился. Я согласилась.

Рубен в глубокой задумчивости потирал ладонью отросшую на подбородке щетину.

– А я-то считал, что Анри предприниматель, – напомнил он ей. – Я думал, это он обучил тебя шулерству. И всем остальным трюкам тоже.

– Я этого никогда не говорила.

А может, говорила? Она уже сама не помнила.

– Но если не он, тогда кто? И кто он все-таки такой, твой Анри, – виноградарь или мошенник?

– И то и другое, – ответила Грейс, радуясь простоте решения. К тому же это было почти правдой. – Анри человек разносторонне одаренный.

Рубен замолчал, пытаясь осмыслить услышанное.

– А зачем тебе понадобилось становиться сестрой Марией-Августиной?

– Ну, это долгая история.

– Я никуда не спешу. Она пожала плечами.

– Нам очень нужны деньги. Анри пришлось остаться дома из-за больного сердца. Ему нужна операция, и мы решили, что я могу сама…

Рубен прервал ее взрывом неподобающего случаю хохота:

– Ему нужна операция?

Грейс сердито нахмурилась, давая понять, что ее шокирует подобная бесчувственность, но его смех оказался таким заразительным, что полминуты спустя она перестала сдерживаться и рассмеялась вместе с ним.

– Ну ладно, – была вынуждена признаться она, – про операцию я соврала. Но дела идут плохо. Виноградник очень мал, урожай последних двух лет не окупал затрат. Мы рискуем потерять нашу землю. Нам нужно много денег, и как можно скорее. Рубен закивал: такие побуждения были ему понятны.

– Но все-таки почему ты нарядилась именно монахиней, Гусси?

– А почему бы и нет? Я в свое. время училась в школе при монастыре.

Это было в каком-то смысле правдой.

– Для меня разыграть монашку было проще простого, – продолжала Грейс. – Может, ты скажешь, что у меня плохо получалось?

– Готов признать, что ты доставила мне ни с чем не сравнимое удовольствие.

И опять его откровенное восхищение сбило ее с толку. Похвалы Рубена Джонса почему-то слишком много для нее значили, она не могла понять, в чем дело. Нет, с ним надо держать ухо востро.

– А зачем тебе понадобилось изображать слепого? – парировала она. – Ведь ты же не собирался просить милостыню, ты изображал богача! Из кожи вон лез, чтобы дать нам понять, какой ты благородный джентльмен!

– Честно говоря, это был необъяснимый, совершенно необдуманный порыв. У меня не было никакого плана, просто хотел скоротать время и немного развлечься. Я даже не думал, что буду говорить с английским акцентом, пока он не вырвался у меня сам собой. Раньше мне приходилось изображать испанский и итальянский, но английский – никогда. Но у меня вроде бы неплохо получилось, а? – спросил Рубен с сильнейшим английским акцентом и толкнул ее локтем.

Его бахвальство неприятно поразило Грейс. Особенно обидно было вспоминать, как она сама попалась, проглотив наживку вместе с крючком, блесной и грузилом, это было любимое выражение Генри.

– Неплохо, – ответила она, поднимаясь с диванчика.

Он остановил ее, схватив за запястье, и заставил обнять себя за шею, а сам обвил свободной рукой ее талию. Они стукнулись коленями. – Эй, погоди, что ты делаешь? Последние слова были заглушены поцелуем. Грейс не могла сделать вид, будто он застал ее врасплох: когда мужчины смотрели на нее, как Рубен в этот вечер, она прекрасно знала, что у них на уме. Поцелуи можно было считать наименьшим из зол. Она сомкнула губы и замерла на деревянном сиденье в надежде, что он потеряет к ней интерес, не встретив поощрения. Это был ее любимый способ останавливать непрошеные мужские поползновения: он почти никогда не подводил, не говоря уж о том, что пассивное сопротивление выглядело куда достойнее вульгарной драки.

Глаза у нее были открыты, поэтому она заметила, когда Рубен открыл свои. Ей показалось, что она различает насмешливые искорки в их темной глубине. Но насмешка не была направлена против нее; скорее можно было подумать, что он смеется над сложившимся положением, возможно, даже над собой. Она невольно ответила ему едва заметной снисходительной улыбочкой. Его взгляд еще больше смягчился. Он начал покрывать ее плотно сомкнутые губы легкими нежными поцелуями. В ту самую минуту, когда наслаждение стало слишком острым, Грейс отвернулась.

Рубен прижался лбом к ее виску, она почувствовала на щеке его щекочущее дыхание.

– Почему ты сегодня вернулась, Грейс? – прошептал он. – Ты могла бы успеть на последний паром и быть на полпути к объятиям своего Анри, став богаче на шестнадцать сотен.

Он провел губами вдоль линии скулы. Она снова повернулась к нему лицом, чтобы положить этому конец.

– А ты не веришь, что у мошенников есть свой кодекс чести?

– Начинаю верить.

С этими словами Рубен поцеловал ее прямо в губы. На этот раз ей пришлось сделать ответный ход, и она положила руки ему на грудь, используя локти в качестве щита. Маневр прошел незамеченным. Он продолжал ее целовать, и вкус вина у него на губах уже стал казаться ей терпким. Однако сам он, проведя языком по ее крепко сжатому рту, вынес свое экспертное суждение:

– М-м-м, какая сладость!

Его тихий шепот взволновал ее до глубины души, у нее даже дух перехватило. Все это время Рубен осторожно поглаживал ее обнаженную шею, и вот его рука скользнула глубже, глубже, пока не коснулась – на один захватывающий сердце миг – ее груди. Желание вспыхнуло в ней с такой внезапной, такой неистовой силой, что Грейс схватила его руку и, хотя и не без сожаления, отвела ее в сторону. Он прижал ее голову к спинке диванчика и попытался языком заставить ее раскрыть губы. Держа его за оба запястья и чувствуя себя в относительной безопасности, она не оказала сопротивления.

Это была ошибка. Его поцелуй оказался долгим, волнующим и глубоким. И зачем только она это позволила? Знала же, что он опасен! Грейс сама себе казалась отбивной котлетой, лежащей на блюде перед изголодавшимся обжорой. Рубен втянул ее язык к себе в рот. Потом каким-то непонятным образом положение изменилось: его язык оказался у нее во рту – вкрадчивый, любопытный, неторопливый, завораживающий. Самообладание ускользало от нее, утекало, как вода между пальцев… или как одежда, как нижняя юбка, соскальзывающая с бедер к ногам…

Перед ее мысленным взором мелькнуло то же видение, что не давало ей уснуть прошлой ночью: сплетенные обнаженные тела, ее и Рубена, его длинные, сильные, ловкие пальцы, ласкающие ее… Сколько же времени прошло с тех пор, как кто-то прикасался к ней вот так в последний раз? Прошли годы.

– Рубен, – тихо сказала Грейс, поражаясь тому, как сладко звучит его имя, если произносить его шепотом, не прерывая поцелуя.

– Грейс, – прошептал он в ответ.

Казалось, Рубен тоже находится во власти волшебного мгновения. Но он совершил ошибку: высвободил руку и засунул ее под платье Грейс, продвигаясь все выше по ноге.

Поцелуй – это одно, а непрошеная вольность, да еще самого грубого свойства, – совсем другое.

Крепко стиснув колени, Грейс оторвалась от его рта и холодно проговорила:

– Освободите меня от своего присутствия, мистер Джонс, я замужняя женщина.

Она произнесла это без особого возмущения, так как сама только что вспомнила о своем замужнем статусе. Ее можно было обвинить в чем угодно, но только не в лицемерии.

– Повторяю, освободите меня от своего присутствия, – повторила она, смутно удивляясь, отчего это ей вдруг вздумалось выражаться высоким слогом героинь Вальтера Скотта.

– Да я бы и рад. Гусси, если ты меня отпустишь. Только теперь Грейс сообразила, что его рука оказалась в капкане у нее между ног. Торопливо разжав колени, она вскочила, одергивая юбку.

Когда и как платье спустилось с ее правого плеча чуть ли не до самого локтя, она понятия не имела. Рывком водворив его на место, Грейс отбросила назад выбившиеся из прически и упавшие на лицо волосы.

– Я вовсе не за этим сюда пришла, – заверила она его, презирая себя за предательскую дрожь в голосе.

– Я тоже. Просто увлекся. Эти минутные порывы иногда заводят довольно далеко.

Рубен пытался сделать вид, будто ничего не случилось, но при этом подтянул к себе одну ногу и поставил ступню на сиденье, наклонившись вперед и обхватив колено руками. Грейс легко догадалась, что он пытается скрыть, но предпочла отвернуться, чтобы не узнать наверняка. Утешением ей послужило лишь одно: несмотря на всю наигранную небрежность, его голос тоже прозвучал не слишком ровно.

– Значит, все дело только в этом? – спросила она, сама не зная зачем. – Это был минутный порыв?

Рубен молчал; ей казалось, что она слышит, как он подыскивает в уме подходящий ответ. Однако то, что он в конце концов произнес вслух, застало ее врасплох:

– Сказать тебе по правде, Грейси, я готовился к этому весь день.

Разумеется, это был всего лишь новый трюк: уж ему ли не знать, что чистосердечное признание – оружие куда более мощное и безотказное, чем самое горячее отрицание вины? Но он назвал ее «Грейси»… У нее сохранились смутные детские воспоминания: так звала ее мать. Это было давным-давно, с тех пор никто не называл ее этим уменьшительным именем. Никто, даже Генри. Опять она ощутила в груди предательское тепло. Грозный симптом.

Чтобы его побороть, Грейс сказала, назидательно подняв вверх указательный палец:

– Давайте кое-что проясним, мистер Джонс. Мы с вами на самом деле отнюдь не друзья и покамест даже не партнеры. Все, что нас объединяет, – это острая нехватка средств и необходимость вернуть хотя бы часть того, что у нас отняли грабители. Можем мм оказаться полезными друг другу в достижении этой цели или нет выяснится завтра. Но в любом случае я хочу, чтобы было понятно одно: никакого повторения только что разыгравшейся сцены больше не будет. Вы согласны?

– С чем я должен согласиться? С тем, что ты этого хочешь, или с тем, что этого больше не будет?

Она топнула ногой с досады, но, когда Рубен встал и направился к ней, ей пришлось собраться с силами, чтобы не отступить.

– Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Больше никаких поцелуев, Рубен. Если ты не можешь дать слово, что будешь держать руки при себе, мне придется уйти. Теперь у меня полно денег, я вовсе не обязана здесь оставаться.

Рубен долго изучал ее в полном молчании. Ей даже показалось, что он взвешивает свои шансы: попытаться ее обольстить или сдаться без борьбы и провести еще неизвестно сколько ночей на диване с торчащей пружиной. Возможно, ему даже пришло в голову, что стоит попытать счастья еще раз, поскольку она отвергла его авансы без особого возмущения. Но она Надеялась, что ему хватит порядочности не заговорить об этом вслух.

– Итак? Сунув руки в карманы, Рубен ответил:

– Ладно.

Грейс даже не подозревала, какое горькое разочарование вызовет у нее ответ Рубена. Неужели он намерен так легко сдаться? Неужели не хочет побороться еще немного? Ну хоть для вида? Хоть чуть-чуть?

– Что «ладно»?

– Будем играть по твоим правилам, если ты действительно этого хочешь. Только ответь мне на один вопрос, Грейс.

– Если это в моих силах.

– В какую игру мы играем? Она озадаченно нахмурилась, не понимая, куда он клонит.

– Я думал, что все игры знаю наперечет, но эта оказалась мне в новинку. И, по правде говоря, я не вижу в ней смысла.

Холод проник ей внутрь, как раз туда, где прежде было так тепло.

– В чем ты не видишь смысла? – спросила она тихо.

– Зачем ты разыгрываешь из себя недотрогу? Я хочу понять: чего ты этим добиваешься? По деньгам мы теперь равны, значит, дело в чем-то другом.

Грейс усилием воли заставила себя разжать стиснутые кулаки.

– Нет, – с трудом проговорила она, – дело не в деньгах. Дело даже не в том, что я не имею привычки добиваться намеченной цели, отдаваясь мужчинам, с которыми знакома всего день или два. Ведь ты именно это имел в виду, не так ли?

Рубен не стал это оспаривать. Он вообще ничего не ответил.

Щеки у нее запылали от гнева и обиды. Ей хотелось рассмеяться ему в лицо, чтобы он понял, как мало значит для нее его мнение, но губы так свело судорогой, что она даже улыбнуться не сумела.

– Спасибо за весьма познавательный вечер, мистер Джонс, но он меня сильно утомил. Увидимся утром.

Все это Грейс проговорила сквозь зубы, да так и оставила его стоять в полном недоумении.

– Грейс! Погоди! Я хочу извиниться… Постой! Грейс?

Она продолжала идти, не оборачиваясь и не слушая его смехотворных, ничего не стоящих извинений.

Глава 7

Каждую минуту на свет появляется по крайней мере один простак.

Финеас Т. Барнум

– Как твои вафли?

– Спасибо, вкусные, – ответила Грейс. – А твоя яичница?

– Очень вкусная. Ну просто очень, очень вкусная.

– Вот и хорошо.

Похоже, небосвод начал наконец проясняться, мрачно подумал Рубен. За все утро это был их самый длинный разговор. Грейс отхлебнула кофе и отвернулась, как будто разношерстная публика, пришедшая позавтракать в «Бэлльз» в этот поздний час, представляла собой Бог весть какое интересное зрелище. В профиль становилось заметным маленькое утолщение на самой середине ее носа. Должно быть, сама она своим носиком недовольна, а вот Рубен смотрел на него с удовольствием. Он никак не мог решить, какой из так называемых внешних недостатков Грейс нравится ему больше: шишковатый носик, зуб набекрень или небольшое родимое пятнышко чуть ниже левого уха.

На самом деле яичница оказалась непрожаренной и холодной. Он положил вилку и забился в угол, потягивая кофе и искоса поглядывая на Грейс. Вчера вечером он ее обидел, и до сих пор все его усилия помириться не увенчались успехом. Она не играла в молчанку и не пыталась заморозить его взглядом, напротив, была даже чересчур любезна и предупредительна: настояла, чтобы он первый воспользовался ванной, предложила сварить кофе. То-то и оно: Грейс была слишком обходительна. И в то же время не желала смеяться его шуткам. Исходя на этого, он сделал вывод, что она вне себя от бешенства.

Но почему? Что он такого сделал? Высказался откровенно, задал простой вопрос. Правда, вопрос вышел не слишком тактичным, но… Отсюда следует, чти она очень обидчива. Ладно, запомним на будущее, в следующий раз исправимся. Но он мог бы сказать в свое оправдание, что его мнение о ней не с потолка взялось, а сложилось под влиянием определенных обстоятельств. Разве не так?

Она не невинная овечка, в этом можно не сомневаться. По ее собственным словам, она уже второй раз замужем, и, если хоть половина из того, что Рубену довелось узнать о мистере Руссо, – правда, значит, его по меньшей мере нельзя считать заботливым мужем. Человек, способный послать свою молодую жену за сотни миль от дома совершенно одну, чтобы собирать деньги при помощи рискованных жульнических махинаций, полагаясь при этом только на защиту монашеского облачения и маленького «дерринджера», – такой человек, будь он хоть трижды инвалид; вряд ли принимает близко к сердцу ее интересы.

А как назвать человека, ни капельки не обеспокоенного тем, что его жена проживает в квартире другого мужчины и спит В его постели? Рубен не сомневался, что речь идет о браке по расчету. Это еще в лучшем случае; Такой союз можно было назвать и Другим словом, куда менее благозвучным, но он надеялся, что между супругами Руссо до этого дело не дошло.

Вообще-то его все это не касается. Живи и давай жить другим – вот золотое правило для тех, кто хочет чего-то добиться. От Рубена Джонса меньше всего можно было бы ожидать моральных сентенций, основанных на внешней стороне вещей или поступков: Основанных на чем бы то ни было, если на то пошло.

И все-таки. Женщина, умевшая целоваться, как Грейс, явно кое-что повидала в этой жизни. И побывала, надо полагать, не только в объятиях у старого хрыча с барахлящим мотором. Ах да, он чуть было не забыл про Джузеппе, графа-самоубийцу. Неужели хотя бы часть этой истории – правда? Ее рассказ прозвучал очень убедительно, она даже уронила слезу, вспоминая бедного Джузеппе. Но Рубен уже знал, что она превосходная актриса, – ее слезы запросто могли оказаться притворством. Он считал себя человеком практичным, а не циничным, и в эту минуту практическая сторона его натуры подсказывала ему, что надо соблюдать осторожность. Когда веришь, чему хочешь верить, тебе уготована прямая дорога в ад, а от женщин, как известно, всегда больше беспокойства, чем пользы. Вот еще два правила, которым стоит следовать в этой жизни.

Придя к такому мудрому решению, Рубен неожиданно для себя проговорил вслух:

– Прости меня за вчерашний вечер. Гусси. Она изумленно обернулась:

– Что?

– Ну ты же знаешь. За все, что я наговорил, и вообще…

Что и говорить, в красноречии он превзошел самого Иоанна Златоуста. Целую минуту Грейс смотрела на него в недоумении. Ему хотелось отвести глаза, но он знал, что в этом случае она решит, будто одержала победу, а потом скажет что-нибудь вроде: «Понятия не имею, о чем ты толкуешь». Поэтому Рубен выдержал; ее взгляд, и наконец Грейс отвернулась первая.

– Неважно, – пробормотала она. – Все уже забыто.

– Правда?

– Конечно.

Грейс сложила салфетку и огляделась в поисках официанта.

– Думаю, нам пора…

– Я прошу прощения не за поцелуй, – уточнил Рубен, понизив голос. –Только за то, что я потом все испортил.

Ему показалось, что уголок ее рта дрогнул в улыбке.

– Спасибо за разъяснение, – сухо обронила Грейс.

В эту минуту она показалась ему более привлекательной и желанной, чем когда-либо.

– Я сморозил глупость, Грейс. Я потом всю ночь об этом думал, все хотел взять свои слова обратно.

– Тогда зачем же ты их сказал? – неумолимо спросила она, не сводя с него глаз. – Мне бы хотелось знать, на каком основании ты решил, что меня можно запросто уложить в постель?

Такой прямоты Рубен от нее не ожидал. Готового ответа у него не было.

– Ну… – медленно протянул он. – Я думаю, отчасти из-за того, как мы познакомились. Когда видишь, как женщина путешествует совсем одна и при этом… неплохо справляется, знает, что к чему… Я хочу сказать…

– Я знаю, что ты хочешь сказать.

Опять у нее появился этот стальной взгляд. Рубен понял, что в этом споре ему не победить. Он мог бы ей напомнить, что она сама позволила себя поцеловать, более того, она сама этого хотела. Какие еще нужны доказательства? Зачем ей, женщине с опытом, строить из себя оскорбленную невинность? Вместо этого он сказал полным раскаяния голосом:

– Честное слово, я не хотел тебя обидеть. Я совершил ошибку и прошу за нее прощения. Теперь я понял, что ты не такая, как я сперва подумал, Грейс. Нет, я никогда не думал о тебе дурно, просто вчера вечером я увлекся… Я ничего не соображал. Любому ясно, что ты настоящая леди – благородная, воспитанная, образованная… Я просто свалял…

Грейс прыснула со смеху, и ему пришлось умолкнуть.

– Ты перестарался, Рубен! Надо было вовремя остановиться. Я думала, ты окажешься похитрее.

Он ошеломленно взглянул на нее, и это опять заставило ее рассмеяться.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Я не та, за кого ты меня принял, но назвать меня «благородной леди» – это уж чересчур. По-моему, тебе пора закрыть рот и помолчать немного.

– Как скажешь.

Рубен чувствовал себя пристыженным, до искрящийся весельем взгляд ее громадных голубых глаз подбодрил его.

– Означает ли это, что мы снова стали друзьями? Вчера вечером ты сказала, что ты мне не друг.

– А тебе не все равно, будем мы друзьями или нет? – живо возразила она.

Вот имей после этого дело с женщиной! Вечно они все усложняют, вечно цепляются к каждому слову! И почему слова для них так много значат? Рубен уже жалел, что начал этот разговор.

– Мне совершенно все равно, – ответил он беспечно. – Но если бы мы на время стали партнерами, это могло бы многое упростить. Вот и все.

– Прекрасно, – огрызнулась она, ясно давая понять, что такой ответ ее совсем не устраивает. – Поживем – увидим, сможем ли мы стать партнерами, а уж там решим, быть ли нам друзьями.

– Прекрасно, – подхватил Рубен и, видя, что она опять надула губки, протянул руку над столом. – Может, пожмем друг другу руки, чтобы скрепить уговор?

Грейс заколебалась, но в конце концов пожала протянутую руку. Ей хотелось, чтобы рукопожатие вышло коротким и деловитым, но Рубен ее не отпустил. Постепенно ее застывшие пальцы смягчились в его руке; когда он улыбнулся ей, она не смогла воспротивиться и улыбнулась в ответ. Улыбка делала ее такой прелестной, что он еле удержался от желания наклониться через стол и поцеловать ее.

– Ты готова? Рубен взглянул на ее тарелку: она почти не притронулась к вафлям.

– Они были жутко невкусные, – весело подмигнув, призналась Грейс. Увидев наконец свою прежнюю Грейс, по которой уже успел истосковаться, Рубен счастливо рассмеялся. – Яичница была несъедобной, – доверительно сообщил он.

Грейс встала и позволила ему подать себе плащ.

– Почему ты сюда ходишь?

– Они отпускают мне в кредит.

– Только не говори мне, что это по чистой дружбе. Ему ужасно нравилось, что от нее пахнет его мылом. Он долго не отпускал ее плечи, хотя все складки плаща были уже давным-давно расправлены.

– Чем же я виноват, если все хотят со мной дружить?

Раздался низкий грудной смешок, как бы говоривший: «Меня не проведешь». Рубен так привык к этому волнующему и язвительному смеху, которым она встречала большую часть его шуточек, что уже не знал, как без него обойтись. Впервые за все утро ему стало по-настоящему хорошо. Он вышел следом за ней из закусочной, и они вместе отправились навестить «Древности Старого Света».

Закрытая занавесом дверь в магазинчике Дока Слотера вела в подсобное помещение" столь же загроможденное рухлядью, как и основное, но только здесь рухлядь была иного рода: мольберты, баночки с масляными и акварельными красками, неоконченные портреты, груды глины, лакированные статуэтки, фарфор, керамика. Весь этот «свежеиспеченный антиквариат», как назвал его Док, приносил неплохой доход: Здесь же размещалась его «личная типография» для подделки существующих или изготовления новых документов.

Рубен был знаком с Доком несколько лет, и тем не менее его только однажды удостоили приглашения в заднюю комнату для экспертной оценки им же самим заказанных поддельных автографов. Людей, собирающих автографы знаменитостей, провести было легче легкого: за «подлинную подпись» Бенджамина Франклина[25], Коттона Мадера[26] или Джексона Каменная Стена[27] на погашенном банковском чеке, старой квитанции или клапане книги, например семейной Библии, с них всегда можно было сорвать верный куш.

Поэтому Рубен был немало удивлен, когда Док, ни минуты не колеблясь, пригласил Грейс в свою мастерскую. Ведь они познакомились только накануне, и он, в сущности, ничего о ней не знал! Должно быть, прожженный мошенник на старости лет стал сентиментальным. И не он один, с досадой подумал Рубен. Ему еще не встречался мужчина, который мог бы перед ней устоять.

Док провел их к своему заваленному бумагами письменному столу и галантно предложил Грейс занять единственное кресло, подтянув себе заляпанный краской табурет. Рубен очистил край стола и прислонился к нему. Письмо Пивного Бочонка лежало поверх остальных бумаг.

– Вы узнали, что это значит? – спросил Рубен, указывая пальцем на белый лотос.

– Узнал.

– И во что нам это встанет?

Док оскалил зубы в своей зловещей улыбке. Он был так бледен, что напоминал разбуженного покойника, недовольного тем, что его потревожили.

– Ах, Рубен, какие корыстные мысли! Давайте уладим мелкие денежные счеты позднее. Но вы мудро поступили, обратившись ко мне. Советую вам и впредь соблюдать осторожность, друг мой, потому что, как я и думал, это очень опасный документ.

Он поднял листок и вновь бросил его на стол.

– Это нечто вроде удостоверения: в нем содержатся условия приема новых членов в Бо-Конг. Речь идет об одной из самых жестоких банд в Китайском квартале, – пояснил Док, обращаясь к Грейс. – А теперь я настоятельно советую вам быть со мной более откровенными. Расскажите мне, как эта бумага к вам попала. На ней стоит имя новобранца, его зовут Лок-Хо. Новоиспеченному солдату присвоено звание Носитель Секиры, что на языке Бо-Конга означает «наемный убийца». Извините, но мне трудно поверить, что мистер Лок-Хо сам отдал вам эту бумагу.

Грейс выжидательно смотрела на Рубена; она явно решила полностью довериться Доку, особенно после того, как Док оказал доверие ей. Рубен вздохнул. Почему бы и нет? До сих пор Док ни разу не пытался его. надуть ни в одной из общих сделок. К тому же, если они и впрямь намерены довести свой план до конца, им не обойтись без помощи Дока, а не раскрыв всех карт, они ее не получат.

– Грейс и я познакомились с Лок-Хо во время нашего совместного путешествия из Монтерея в Сан-Франциско. Можно сказать, что это была случайная встреча.

Док ничуть не удивился.

– По чистой случайности, это произошло не в дилижансе компании «Уэллс-Фарго»?

– Вы всегда на шаг впереди меня. Док; Просто удивляюсь, как вам это удается? Тут Рубен подмигнул Грейс.

– Мистер Лок-Хо не успел нам представиться, поэтому между собой мы называем его Пивным Бочонком. Это чисто дружеское прозвище, ведь мы питаем к нему самые теплые чувства. В настоящий момент он отдыхает в полицейском участке на Калифорния-стрит и, насколько мне известно, хранит упорное молчание.

– Вот как? – откликнулся Док. – Довольно необычная история.

Как всегда, он сел таким образом, чтобы изуродованная сторона его лица осталась в тени.

– Подкуп и насилие цветут пышным цветом среди членов банд или «тонгов», как их называют в Китайском квартале, но они крайне редко нападают на белых, да еще за пределами гетто. Крайне редко.

Наклонившись, Док выдвинул нижний ящик письменного стола и достал оттуда завернутую в салфетку фигурку человека-тигра.

– Это лишь одна из странностей нападения на дилижанс «Уэллс-Фарго». Вторая заключается в том, что грабители скрылись, прихватив с собой лишь малую часть драгоценной коллекции раритетов, причем они точно знали, что именно надо искать. Они похитили исключительно и только похоронную скульптуру, хотя могли бы взять и другие, куда более древние, ценные вещи.

– Это мы и сами заметили.

– Если верить газетам, полиция поставлена в тупик. Но у меня есть одна версия.

Он бросил на них проницательный взгляд из-под тяжелых век.

– Какая? – любезно поинтересовалась Грейс;

– Если бы власти могли установить связь между вашим приятелем Пивным Бочонком и бандой Бо-Конг, они вышли бы из тупика.

– Каким образом? – Видите ли, во главе Бо-Конга стоит человек весьма неординарный. С одной стороны, он высокообразованный чудак – ученый, поэт, каллиграф. А с другой – обыкновенный уголовник. Его зовут Марк Уинг. В семидесятых годах он был замешан в заговоре с целью устранения регента при китайском императорском престоле и примерно двенадцать лет назад бежал из страны. С тех пор живет в изгнании. Здесь его называют Кай-Ши, то есть Крестным Отцом.

– Марк Уинг, – задумчиво повторил Рубен. – Никогда о таком не слыхал.

– Ничего удивительного. Его окружает тайна, как и любого главаря тонга. За пределами Китайского квартала об этих людях мало что известно, а в самом квартале почти никто не желает говорить из страха. Но кое-что мне все-таки удалось узнать.

Док вытащил из кармана домашней куртки папиросу и зажег ее длинными, костлявыми, пожелтевшими от никотина пальцами.

– Бо-Конг зародился в Китае. Вначале это было тайное движение, направленное против маньчжурского владычества. В нашей стране оно коррумпировалось, как и большинство китайских тонгов, и превратилось в преступную группировку, приверженную порокам и насилию. Нелегко отделить правду от выдумок, но хорошо известно, что Марк Уинг замешан в игорном бизнесе и в торговле опиумом. Он также занимается нелегальным ввозом в страну молоденьких китаянок, проданных в рабство и принуждаемых к проституции.

Грейс содрогнулась от отвращения.

– Несколько лет назад он предпринял попытку проникнуть в респектабельное общество. Начал посещать оперу и «Палас-отель» в сопровождении красивых белых женщин. Выглядел он более чем странно: в европейском костюме, но всегда в окружении экзотических телохранителей с саблями. Он очень богат, производит впечатление образованного и светского человека, поэтому ему никогда не закрывали доступ в модные заведения, куда он стремился попасть, и не указывали на дверь, но в высшем обществе он так и не был принят. Должно быть, его это больно задело: через некоторое время он опять скрылся в недрах Китайского квартала и с тех пор никогда не покидает своей резиденции на Джексон-стрит.

– Никогда? – удивилась Грейс.

– Ну, я, конечно, преувеличиваю; По пятницам он в виде исключения ужинает в ресторане «Плэсид Си», покупает у уличного торговца лотерейные билеты, а потом отправляется в китайский театр всегда в окружении самых отборных и преданных ему «бу-хо-доев», то есть Носителей Секиры. По дороге домой он заглядывает с проверкой в свои игорные притоны на Уэйверли-плейс. Если верить слухам, ему принадлежит не меньше полудюжины игорных заведений, равно как и значительная часть курилен опиума на Дюпон-стрит. Кроме того, Марк Уинг владеет домом терпимости по соседству со своей резиденцией. Этот бордель он называет. «Домом Божественного Покоя и Удовлетворения»

– Он женат?

– В настоящее время нет. У него было бесчисленное. множество наложниц и по крайней мере две жены, с которыми он развелся, потому что они не принесли ему потомства.

Док глубоко затянулся папиросой, поднял голову и выпустил дым к потолку.

– За ним закрепилась слава знаменитого коллекционера, хотя его коллекции никто никогда не видел. Говорят, она не менее эксцентрична, чем он сам, и состоит главным образом из… Может, хотите угадать?

– Запросто, – кивнул Рубен, – но будет лучше, если вы нам скажете.

– Она состоит главным образом из скульптурных фигур, похищенных из древних захоронений, – продолжал Док, – а также из иконописных изображений китайских богов и богинь, дарящих бессмертие.

Он улыбнулся, обнажив желтые зубы.

– Похоже, Крестный Отец одержим манией смерти.

– Это он, Рубен, это именно тот, кто нам нужен! – возликовала Грейс. – Это точно он. А вы не могли бы доставить ему послание? –. спросила она, обращаясь к Доку.

– Возможно. – Он покосился на Рубена. – За определенную плату.

– Вот так всю дорогу, – проворчал Рубен. Ему не улучшила настроения мысль о том, что, не будь его здесь. Док сделал бы все для Грейс, даже не заикаясь о плате.

– Что за сообщение вы хотели бы передать? Грейс уже отрыла рот, но Рубен ее опередил:

– Передайте ему, что у нас есть кое-что для него. Скажите ему, что цена будет очень высока, но ее стоит заплатить, иначе недавно приобретенное им пополнение коллекции окажется разрозненным.

– Отлично. А если он спросит, от кого весточка? Рубен на мгновение задумался, потом его лицо осветила улыбка.

– Передайте: от владельца тигра.

* * *

– Пошли в Китайский квартал.

– Прямо сейчас?

– А почему бы и нет?

Грейс взяла Рубена под руку и повела его на восток, па направлению к Стоктон-стрит.

– Разве ты никогда там раньше не бывала?

– Нет, и мне всегда хотелось пойти. Когда мы были здесь с Анри два года назад, он не захотел сводить меня в Китайский квартал. Сказал, что это слишком опасно.

– Два года назад? Ты живешь в Рашен-Вэлли и уже два года не была в городе?

– Да, около двух лет.

– Но почему так долго, Гусси?

Идя по Клэй-стрит, он помог ей увернуться от поворачивающего за угол фургона со льдом, и они вновь отступили на тротуар.

– Неужели жизнь на винограднике кажется тебе такой привлекательной?

Грейс подумала о своей жизни в поместье «Ивовый пруд». Несмотря на свое злосчастное детство, она всегда любила деревню. Но не старый белый дом и не пустеющие поля удерживали ее и Генри от поездки в Сан-Франциско в течение последних двух лет. Сейчас уже трудно было вспомнить, что именно она наговорила Рубену о Генри; кажется, рассказала какие-то взаимоисключающие истории, хотя обычно с ней такого не случалось. Боясь окончательно запутаться в нагромождении лжи, она решила для разнообразия сказать правду.

– Анри больше не может появляться в Сан-Франциско. Вернее… – Она попыталась выразить это по-другому. – Ему было предложено больше не возвращаться.

Рубен остановился посреди тротуара и вытаращился на нее.

– Кто просил его больше не возвращаться?

– Некоторые влиятельные люди. Можно сказать, отцы города.

– Но почему?

– Потому. Он поставил их в неловкое положение. Догадка вызвала улыбку у него на лице.

– Ты хочешь сказать, что он их обдурил? Верно? Но они не хотят огласки, так как сделка с самого начала была незаконной! Я угадал?

Его улыбка была такой пленительной, что Грейс едва удержалась от соблазна сказать «да».

– Он поставил их в неловкое положение, – повторила она, – и теперь не может вернуться в город.

После этого она крепко сжала губы, ясно давая понять, что больше он ничего из нее не вытянет.

Они вновь пустились в путь.

– Так вот почему сестрице Августине пришлось, собирать пожертвования в одиночку? – спросил Рубен.

– Отчасти. Дело еще и в том, что у Анри больное сердце, – напомнила Грейс.

– Ах да, у него мотор барахлит.

– Итак, – продолжала она, – ты сводишь меня в Китайский квартал?

– Конечно, свожу, раз тебе так хочется.

– Это ведь не опасно?

Ей хотелось сказать, что если это не опасно, то и идти, туда не стоит.

– Да нет, не особенно. Не для белых в дневное время. Впрочем, для белых и ночью большой, опасности нет.

– Большинство китайцев нас до смерти, боятся, – объяснил Рубен, взяв ее под руку, чтобы пробраться сквозь оживленное движение в самом конце, Джойс-стрит. – Мы для них – «фан квей», то есть белые дьяволы. И еще учти: головорезы в Китайском квартале могут грабить и убивать друг друга круглые сутки – полиция всегда будет смотреть в другую сторону, но, если китаец хоть пальцем тронет белого человека, закон обрушится на него всей своей тяжестью.

– Но это же несправедливо!

– Да, несправедливо.

Рубен остановился. – Вот Стоктон-стрит, Гусси, отсюда начинается Китайский квартал. Что ты хочешь увидеть?

– Все, – решительно заявила Грейс. День был сырой и ветреный – обычный летний день в злосчастном климате Сан-Франциско. Она поплотнее завернулась в плащ, и они отправились вверх по Стоктон-стрит. Рубен крепко держал ее под руку. Все, что встречалось по дороге, вызывало у Грейс живейшее любопытство. Улицы так и кишели прохожими, все лавки, казалось, были забиты покупателями; куда бы она ни бросила взгляд, повсюду были люди – спешащие по делам или, напротив, праздно коротающие время.

– Тут все как будто игрушечное, – заметила Грейс, глядя на целую связку сырой непотрошеной рыбы, вывешенной на бельевой веревке поперек узкого переулка.

Они миновали сапожную мастерскую, расположенную дверь в дверь с магазинчиком, торгующим специями. Неописуемая смесь запахов кожи, сапожного клея и пряных приправ выражала, как ей показалось, самую суть этого экзотического квартала.

– В газетах вечно печатают истории о преступниках, крадущихся по темным переулкам, чтобы кого-то убить или ограбить, но ведь кругом обыкновенные люди, ты не находишь? спросила Грейс.

Рубен хмыкнул в ответ что-то невразумительное.

– Просто они пытаются заработать себе на жизнь, – упрямо продолжала она, – что тут такого ужасного? Ой, смотри, пагода!

– Это китайская кумирня, – поправил ее Рубен. Они остановились перед причудливым сооружением, расписанным красной краской с позолотой. Сквозь раскрытые резные двери можно было видеть деревянные статуи, украшенные мишурой. До них донесся запах ароматических палочек сандалового дерева. В темной глубине храма женщина в черном зажигала нечто похожее на бенгальские огни.

– Такие кумирни можно встретить на каждом шагу, – объяснил Рубен. – Вот в этой обитает покровительница бродяг, актеров, моряков и шлюх.

Грейс бросила на него недоверчивый взгляд.

– Это правда! – воскликнул он. – Богиню зовут Тьен-Хоу, она хранит тех, кто в пути.

– А проститутки тоже подходят под это определение?

– Конечно. Ведь недаром их называют гулящими! Они пошли дальше, и в двух шагах от храма Грейс заметила в дверном проеме женщину, явно нуждавшуюся в защите покровительницы всех гулящих.

– Это была проститутка? – шепотом спросила она у Рубена.

– Скорее всего. – Откуда ты знаешь?

– Элементарная арифметика, Гусси. На одного мужчину в Китайском квартале приходится примерно тридцать женщин. И лишь очень немногим из них удается обзавестись мужьями.

– Вот как!..

– К тому же на ней «чонсам» – платье с разрезами. Все проститутки их носят. Их называют «залетными пташками». Большинство из этих женщин находятся здесь нелегально. Собственные семьи продают их в рабство через Кантон или Гонконг.

Потрясенная Грейс еще раз оглянулась через плечо, но стоявшая в дверях женщина уже исчезла.

– Почему же полиция не положит этому конец? Если эта. девушка – рабыня, почему она не пытается сбежать?

– Порой они действительно пытаются сбежать, но их обычно ловят и наказывают, да так, что тебе лучше об этом не знать. Методисты открыли здесь свою миссию. Иногда какой-нибудь из сбежавших девушек удается найти там приют. Но чаще всего бу-хо-дои натравливают на них полицию, заявляя, будто беглянка украла какую-нибудь мелочь или побрякушки, подаренные ей кем-нибудь из клиентов. Честные граждане китайского происхождения никогда не вмешиваются в работорговлю из опасения навлечь на себя гнев тонгов. Каждая из девушек приносит две-три тысячи дохода, поэтому Носители Секиры не слишком благосклонны к тем, кто пытается вставлять им палки в колеса.

Грейс приходилось читать в газетах о торговле «живым товаром», но эти истории вызывали у нее такое отвращение, что она отмахивалась от них, считая, что авторы все сочиняют и преувеличивают ради поднятия тиражей.

– И полиция ничего не предпринимает? Это просто чудовищно!

Она оглядела крошечные домики с глухими торцами, мимо которых они проходили; ни одной «залетной пташки» не было видно, но она представила себе, как они занимаются своим неблаговидным ремеслом в убогих тесных квартирках. Ей вспомнилось, что Марк Уинг тоже владел борделем по соседству со своим домом. От этого ее антипатия к нему только усилилась.

Вот и хорошо: она давно уже заметила, что доить легче того, к кому испытываешь здоровую неприязнь.

Они остановились у витрины ювелира, чтобы понаблюдать за золотых дел мастером, который трудился, склонившись над рабочим столом. Грейс все ждала, что он поднимет голову и, может быть, улыбнется им – ведь они в конце концов могли оказаться покупателями! – но хозяин лавки так и не оторвался от работы, хотя она не сомневалась, что он заметил их присутствие. Они двинулись вперед и миновали мясную лавку, потом магазин, торгующий сушеной рыбой.

На углу, прямо на тротуаре у входа в ссудную кассу, расположилась группка мужчин, поглощенных игрой в шашки. Все были облачены в традиционные для китайцев свободные темно-синие блузы и мешковатые штаны. Некоторые носили мягкие шляпы пирожком, другие были в черных атласных шапочках. Все заплетали волосы в длинные, но жидкие косички.

Один из игравших поднял голову и тотчас же отвернулся, встретившись взглядом с Грейс. У нее создалось впечатление, что они с Рубеном здесь не особенно желанные гости, хотя никто не собирается прогонять их силой.

Ей вспомнился Ай-Ю, китаец, служивший у Генри, которого она знала ровно столько же, сколько и самого Генри – шесть лет. Грейс попыталась представить себе Ай-Ю здесь, в Китайском квартале Сан-Франциско, но это было невозможно: Ай-Ю с его бесконечным запасом псевдоконфуцианских[28] изречений и поразительным умением уязвлять самолюбие Генри своей подчеркнутой почтительностью мог существовать только в Поместье «Ивовый пруд».

Рубен крепко взял ее за руку. Она улыбнулась ему, думая о том, как забавно гулять по Китайскому кварталу, держась за руки, словно парочка заезжих туристов. Может быть, даже молодоженов, приехавших в Сан-Франциско на медовый месяц. Весь ужас заключался в том, что эта фантазия не показалась ей странной или дикой. Напротив, она подумала, что нет на свете ничего более естественного.

Они попали в тупик и повернули назад, минуя бесчисленные переулки, темные и унылые даже под полуденным солнцем. Как легко заблудиться в лабиринте этих узких, одинаково грязных улочек! Вывеска на кирпичном здании, мимо которого они проходили, по-английски и, надо полагать, по-китайски возвещала о том, что это аллея Сент-Луис. Потянув Рубена за руку, Грейс заставила его остановиться.

– Смотри, – сказала она, – вот еще одна кумирня.

Ей хотелось подойти поближе, но Рубен потянул ее назад. Она удивленно оглянулась.

– Я наслышан об этом месте, – мрачно проговорил он. – Это аллея Сент-Луис. Знаешь, что находится под этим храмом?

Грейс отрицательно покачала головой.

– Подземный загон для «живого товара». Они называют его Опочивальней Королевы. Сюда китайские контрабандисты привозят девушек, доставленных морем. Здесь их продают.

– Не может быть!

– Может. Перед началом торгов их раздевают, чтобы покупатели знали, за что выкладывают деньги. Иногда их избивают, иногда клеймят каленым железом. Правда, до смертельного исхода дело почти никогда не доходит: никто не хочет лишиться ценного товара.

Грейс круто развернулась и пошла прочь, крепко обхватив себя руками. Pyбен вскоре догнал ее и заставил повернуть назад, так как она опять, сама того не сознавая, направилась в тупик. На Дюпон-стрит он взял ее под руку и вынудил немного замедлить шаг; несколько минут они шли в полном молчании.

– Откуда тебе известны такие вещи? – внезапно взорвалась она.

Легче было превратить ужас в гнев и обрушить его на кого-нибудь, чем сдерживать внутри.

– Откуда люди узнают о подобных чудовищных вещах?

– Я мужчина, – отмахнулся Рубен. – Это мужское дело – знать подобные вещи.

Грейс презрительно фыркнула и снова отняла у него руку.

– Это мужское дело – интересоваться развратом, пороком и жестокостью?

– Я человек светский, Грейс. Я должен знать, что творится на белом свете.

Стало ясно, что серьезного ответа на свой вопрос она не добьется. И вообще ее гнев начал остывать. Не имело смысла сердиться на Рубена за то, что на свете существует зло.

– Когда-то я жалела, что не родилась мужчиной, – сказала она уже более спокойным тоном, вновь взяв его под руку. – Когда была маленькой. Иногда до сих пор жалею.

Он взглянул на нее с любопытством.

– Почему?

– Мужчинам все в жизни дается куда проще. Ну, может, не проще, – уточнила Грейс, – но по крайней мере у мужчин более интересная жизнь.

– Да неужели?

– Мне нравилось быть сестрой Августиной, потому что я могла действовать самостоятельно. И еще мне нравилось дурачить людей, дергать их за ниточки. Ведь это уже близко к мужской сущности, разве нет?

Рубен лишь улыбнулся в ответ.

– А мужчины ко мне не приставали и обращались со мной почтительно. Большинство мужчин, – многозначительно добавила Грейс. – Ты бы поверил, что я монахиня, если бы не увидел пистолет?

– Да, наверное. Но я все равно пригласил бы тебя поужинать со мной.

– Правда? А почему?

Он остановился и пристально заглянул ей в глаза, словно удивляясь ее несообразительности. – Потому что ты чертовски хороша собой, Гусси. Грейс снова фыркнула и отвернулась. Щеки у нее вспыхнули, она поняла, что опять краснеет, и мысленно обругала себя. – Давай зайдем сюда, – ни с того ни с сего предложила она и потянула его за собой в распахнутые двери заведения, за которыми виднелся короткий коридор, ведущий в зал с длинным игорным столом посредине.

Вокруг стола толпились возбужденные игроки. Щелканье игральных костей можно было расслышать даже с улицы.

– Погоди, Грейс! Ты не можешь туда войти.

– Это почему же? – Тебя не пустят. – Но почему?

– Ну, во-первых, азартные игры в Китайском квартале запрещены законом, и они запросто могут заподозрить, что мы полицейские. А если и нет, все равно мы «фан квей», белые дьяволы, приносящие беду.

– Не валяй дурака, они нас не прогонят. В Китайском квартале все только и делают, что играют в азартные игры.

Рубен пожал плечами.

– Ну ладно, только ты иди первая. Грейс взглянула на него с подозрением.

– Иди-иди, не останавливайся.

– Разве ты не пойдешь со мной?

Она опять оглянулась на дверь, возле которой сидел на табурете вполне безобидный на вид китаец: седобородый, сутулый, он сонно моргал и пожевывал незажженную сигару.

– Нет, ты иди вперед. Не бойся, ничего с тобой не случится.

Грейс поняла, что он бросает ей вызов, и даже мельком удивилась, откуда ему известно, что это самый верный способ толкнуть ее на безрассудство.

– Ладно, я иду.

Она повернулась кругом и решительным шагом направилась к дверям. Молниеносным движением престарелый страж вскинул руку и дернул за укрепленную на крюке у него над головой веревку, которой Грейс прежде не заметила. Она услыхала громкий стук и подскочила на месте от испуга, когда в дальнем конце коридора захлопнулась внутренняя дверь, приведенная в действие невидимой пружиной. Приглушенный гул возмущенных голосов раздался из-за закрывшейся двери.

Грейс бросилась наутек, схватила Рубена за руку и бегом потащила его прочь от игорного заведения. Сердце у нее стучало, как молот, но, оглянувшись в панике через плечо, она убедилась, что никто их не преследует, и почувствовала себя законченной идиоткой. Да еще пришлось чуть ли не полквартала выслушивать несносные насмешки Рубена.

– Погоди, я больше так не могу, – проговорил он, запыхавшись, и заставил ее остановиться, сделав вид. что совсем выбился из сил.

– Ты что, не мог просто сказать? – в ярости накинулась на него Грейс.

– Так гораздо забавнее. Постой, ты куда?

Рубен схватил ее за руку, увидев, что она опять намерена пуститься в бега.

– Если ты и вправду хочешь посетить игорное заведение в Китайском квартале, Грейс я знаю одно место, куда нас могут пустить.

– И что это за место? – недоверчиво спросила она.

– Пойдем, я тебе покажу.

То место, куда он ее привел, не имело ни вывески, ни витрины. Дверь напоминала узкую щель в скале. С порога не было видно никакого освещения.

– Стой здесь и никуда не ходи, – предупредил Рубен.

Предупреждение было совершенно излишним: куда она могла деться? Оставив ее у входа, он проскользнул в щель и скрылся.

В один миг ей вспомнились все некогда прочитанные или услышанные ею истории о белых женщинах, похищенных и проданных в рабство, принуждаемых к сожительству и распутству против своей воли. И о чем только он думал, бросив ее одну на тротуаре? Все прохожие вдруг стали казаться ей зловещими. Прямо к ней направлялся китаец в длинном шерстяном пальто и европейских ботинках. Из-под пальто виднелись голые лодыжки. Лоб у него был обрит, длинная черная коса свешивалась через плечо. У него были кроткие карие глаза. Может, обманчиво кроткие? Вот их взгляды встретились…

Чем ближе он подходил, тем сильнее Грейс вжималась спиной в стену. В тот момент, когда незнакомец поравнялся с ней, кто-то схватил ее сзади за плечо. Она взвизгнула и подскочила на целый фут от земли, потом повернулась, стиснув кулаки, и набросилась на Рубена, как фурия.

– Черт побери, Грейс, ты меня до смерти напугала? Сердце у нее так сильно билось, что она даже не сразу смогла заговорить. Когда же она обрела наконец дар речи, произнесла по слогам:

– Никогда больше не смей так поступать со мной.

– Что ты имеешь в виду? Ладно, пошли, милая, тебе не следует стоять тут одной.

Она продолжала проклинать его на чем свет стоит, но он решил не обращать внимания.

– Местный вышибала говорит, что мы можем войти и понаблюдать, но не имеем права участвовать в игре. Пришлось сунуть ему кум-шо, так что учти: с тебя два доллара.

Он потянул ее за собой и провел сквозь щель в стене.

– Что такое кум-шо? – все еще дрожа, спросила Грейс.

– Чаевые, подкуп. Здешняя охрана неплохо зарабатывает, взимая чаевые за то, чтобы вовремя отвернуться.

Просторный, ярко освещенный игорный зал ничем не напоминал бы пещеру, если бы не низкий потолок. Тут было довольно чисто и не слишком людно. Двое музыкантов в углу наигрывали какую-то варварскую мелодию на инструментах причудливой формы. По стенам были расставлены столы для игры в карты, в кости, в домино и в «белого голубя». Рубен объяснил ей, что это нечто вроде лотереи. Но самое большое оживление царило вокруг покрытого циновками квадратного стола в середине зала.

– Это фонтан? – спросила Грейс, кожей ощущая на себе враждебные взгляды окружающих и стараясь держаться как можно ближе к Рубену, но при этом не отдавить ему ноги.

Рубен кивнул и в свою очередь спросил:

– Знаешь правила?

Китайская игра в кости.

– Вообще-то нет..

Игра казалась незамысловатой, но Грейс никак не могла уловить, в чем смысл. Человек с длинной палочкой, похожей на дирижерскую, – видимо, банкомет – двигал по столу круглые фарфоровые пуговицы, выбирая по четыре из целой кучи. Игроки, стоявшие вокруг стола, следили за его манипуляциями не отрываясь. Разложив всю кучу на четверки и закончив подсчет, человек с палочкой выдавал некоторым из наблюдателей купюры из кошелька, висевшего у него на поясе. Они явно считались выигравшими, но как и почему, Грейс не могла понять.

– Так в чем состоят правила? – спросила она тихо, почти не разжимая губ.

– Парень с кошельком носит звание «тан-кун», что означает «распорядитель подсчета». Смотри, что он делает. Видишь? Достает кучу фишек вот из этой чаши и прячет их.

– Зачем?

Банкомет тем временем вывалил пригоршню фарфоровых пуговиц на стол и тут же накрыл их крышкой.

– Чтобы игроки не могли их сосчитать, пока не сделают ставки. Вот смотри, сейчас они ставят.

Грейс впервые обратила внимание на квадрат, нарисованный в центре стола. Все четыре стороны были пронумерованы от ноля до трех. Игроки опускали: деньги на каждую из сторон.

– А на что они ставят?

– Пытаются угадать, сколько фишек останется после того, как он всю кучу разделит на четверки: одна, две, три или ни одной.

– И это все?

– Все.

Банкомет начал новый подсчет. Ловко действуя палочкой, он выравнивал пуговицы по четыре в ряд с молниеносной скоростью и ни разу при этом не ошибся, не сбился со счета, не сделал ни одного лишнего движения. Уже через несколько секунд он расплатился с новыми победителями – на этот раз с теми, кто поставил на цифру «три», – и потянулся к чаше за новой горстью пуговиц.

– Мне это нравится! решительно заявила Грейс. – И сколько получает тот, кто выиграл?

– В четыре раза больше. Чем поставил, минус небольшие комиссионные для заведения.

У нее был еще один вопрос. Она понимала, что следует подождать, задать его позже, уже за дверями, но ей до смерти хотелось знать ответ. Наклонившись поближе к Рубену, Грейс прошептала ему на ухо одними губами:

– А как же жульничать?

– Никак.

Она уставилась на него с недоверием.

– Никто не жульничает?

Рубен тоже перешел на шепот:

– Иногда банкомет использует более широкую палочку и прячет под ней лишнюю фишку, чтобы одурачить тех, кто сделал самые высокие ставки. Но ни один игрок не может смухлевать, если только он не в сговоре с банкометом.

– Потрясающе.

Грейс была под впечатлением: ей никогда прежде не приходилось слышать об игре, в которой нельзя было бы жульничать.

– Нам пора уходить, – напомнил Рубен.

– Так скоро? Но почему? Ты уверен, что нам нельзя здесь сыграть? Мне бы ужасно хотелось попробовать.

– Нет, нам нельзя сыграть, и чем скорее мы отсюда уберемся. тем будет лучше. И для нас, и для них. Он повел подбородком в сторону игроков.

– Почему? Мы же никому не мешаем!

– Я тебе уже говорил: мы приносим несчастье. Мы белые, а в Китае белый цвет означает смерть и траур. Для этих людей мы – символ проигрыша.

– В таком случае заведение должно нам приплачивать, чтобы мы остались, – возразила Грейс, позволив, однако, Рубену отвести себя к выходу.

Враждебные взгляды провожали их до самых дверей, Грейс ощущала их даже затылком. Оказавшись наконец на улице, она не смогла сдержать вздох облегчения.

Китаец в плетенной из бамбука островерхой шляпе торговал на углу приправленной специями свининой, и аппетитный запах напомнил Грейс, что она голодна. Они нашли уютный ресторанчик на Чайна-стрит. Поначалу Грейс закапризничала: ее отпугнули свисающие с потолочных балок копченые свиные головы, а также окровавленные цыплячьи потроха, гордо выставленные напоказ у самого входа, но, когда им подали еду, сменила гнев на милость и признала обед превосходным. Однако она не стала спрашивать у официанта, из чего, помимо риса, был сделан плов, поданный им в большой круглой чаше на двоих, и заметила, что Рубен тоже не спросил.

К тому времени, как они закончили обед, уже стало темнеть. Грейс предложила пойти в северном направлении и попытаться отыскать дом Марка Уинга, но Рубен заявил, что до Джексон-стрит слишком далеко добираться. Она по привычке принялась спорить, но сразу же сдалась, когда он сказал, что они все равно не узнают дом Марка Уинга, даже если уткнутся в него носом: вряд ли у него на дверях висит табличка с именем владельца.

Они пробирались через неприглядный участок в районе Ceнт-Mэри-сквер в сгущающихся сумерках улицы, уставленные узкими тесно прижатыми друг к другу домиками, стали казаться особенно зловещими.

В открытом дверном проеме показалась женщина;

Грейс успела разглядеть ее юное хорошенькое личико прежде, чем она вновь отступила в тень и скрылась. «Залетная пташка», вне всякого сомнения, – Рубен успел сказать ей, что с наступлением темноты проститутки собираются именно на Сент-Мэри-сквер – это одно из их излюбленных мест. Как раз в этот момент они миновали ветхий дом, в котором светилось одно единственное окно первого этажа. И в этом окне, приветствуя прохожих деревянной улыбкой сидела обнаженная до пояса женщина Грейс даже обернулась и заморгала, не поверив своим глазам. Рубен смотрел в другую сторону и успел сделать три шага вперед, лишь потом заметив, что Грейс нет рядом. Невиданное зрелище заставило ее остановиться.

– Ты это видел? Видел? – проговорила она, заикаясь, когда он взял ее под руку и потащил прочь. – Эта девушка… Ты ее видел?

– Я ее видел.

– Она же… голая, как медуза!

– Пошли, Гусси, нам пора.

Грейс еще раз обернулась, вытянув шею, чтобы бросить последний взгляд.

– А что означает эта надпись? Ты видел вывеску над окном?

– Видел.

– И что это значит?

– Откуда мне знать? Там же все по-китайски! Что-то в его голосе заставило ее заподозрить, что ему отлично известно, о чем гласила вывеска.

– Но цены были указаны цифрами! – не отставала Грейс. – Там было три цены: один доллар, два и десять Это за что?

Рубен продолжал упорно молчать. Она нетерпеливо дернула его за руку.

– Да ну же. Рубен, скажи мне! Я же вижу, ты все знаешь. Что означают эти цифры?

– И почему тебе непременно все надо знать?

– Надо, и все! Мне интересно. Ну давай, скажи мне.

Он взглянул на небо, словно прося у Бога терпения, и испустил нарочито тяжкий вздох.

– Я думаю – и учти, это всего лишь догадка, – что за доллар клиенту позволено пощупать одну из… м-м-м… прелестей этой дамы.

– Прямо в витрине?

Рубен кивнул, изо всех сил стараясь удержаться от улыбки.

– Ну а за два…

– Ладно, забудем об этом. Об остальном я и сама могу догадаться.

«За два доллара клиент мог потрогать обе „прелести“, а за десять – воспользоваться самой интимной услугой. Интересно, в каких именно словах все это выражено по-китайски?» – подумала Грейс. В то же время она была рада, что Рубен не может ей этого сказать А вдруг может, но просто не хочет? Вдруг он сам не раз пользовался услугами подобных особ и именно поэтому все знает? В груди у нее вспыхнул неприятный огонек, очень похожий на ревность.

Вряд ли Рубен стал бы платить женщине, чтобы с ней переспать. Ей приходилось слышать, что многим мужчинам так больше нравится, но Рубен… Нет, только не он Во-первых, он слишком хорош собой, а во-вторых, он такой блистательный жулик, что гордость не позволит ему платить. Уж скорее он способен изобрести какой-то трюк, чтобы заставить женщин платить за право пользоваться его милостями.

– Пошли домой, Грейс.

– Нет, я еще не все видела, – упрямо возразила она. – Я хочу побывать в курильне опиума.

– Чего?

– Я хочу посмотреть!

– Какого дьявола?

– Я о них читала, но никогда раньше не видела, и теперь хочу посмотреть. Что тут такого? Может, у меня другого случая не будет. А ты был когда-нибудь в опиумной курильне?

Рубен неохотно кивнул.

– И что тебя туда привело? Он пожал плечами.

– Любопытство.

– Ну вот видишь! Своди меня туда, Рубен.

– И речи быть не может.

– Почему? Ты же сказал, что это не опасно даже ночью!

Грейс стояла на своем, пока он не сдался. Она, ликуя, подхватила его под руку и потащила вперед.

– Жаль, что у нас нет пистолета, просто на всякий случай. Ведь у тебя нет пистолета?

– Конечно, нет! Не будь дурой.

– Неужели ты никогда не носишь с собой оружия?

– – Нет, не ношу. С какой стати? Я же не убийца! Грейс недоуменно покачала головой, глядя на него.

– А ты знаешь, где находится такая курильня? – спросила она, нарочно понизив голос, чтобы создать настроение жути.

– Да они тут на, каждом шагу. Далеко идти не придется.

Рубен был прав; не пройдя, и половины квартала, он заставил ее свернуть в переулок под названием Рыбная аллея. Переулок был так тесен, что дм, пришлось двигаться в затылок друг, другу между двух темных, покрытых грязными потеками стен. Наконец они оказались во дворе, еще более замусоренном и зловонном, чем Рыбная аллея. Дверь, ведущая в притон, была чуть приоткрыта. Грейс. сразу поняла, что это и есть притон, потому что сладковатые пары наркотика ощущались даже на расстоянии. В тусклом свете было видно, что дверь Охраняет всего один молодой китаец с культей вместо левой руки.

– Господа хотят покурить? – осведомился он, ухмыляясь идиотски-блаженной улыбкой, и указал дорогу внутрь длинной курительной трубкой, зажатой в единственной руке. – Имеется турецкая травка, персидская травка, отличный товар! Господа желают зайти?

В глубине двора мужчина в грубой рабочей одежде сгружал с телеги тяжелые деревянные ящики и передавал их другому, который был виден только до пояса, так как стоял на ступеньках садовой лестницы, ведущей в подвал.

– В этих ящиках опиум? – с ужасом спросила Грейс.

– Нет, зеленый чай, – насмешливо отозвался Рубен. – Их называют пикулями[29]. В них загружают наркотик, поступающий из Турции, Индии и других стран.

Вытащив из кармана деньги, он протянул их радостно ухмыляющемуся охраннику и что-то прошептал.

– Ладно, хозяин, – ответил страж, скалясь еще шире.

Рубен обернулся к Грейс.

– Идем, – скомандовал он, взяв ее под руку. – Хочется поскорее с этим покончить.

Сначала она не увидела ничего, кроме дюжины. огоньков, тускло тлеющих тут и там в совершенно темном помещении. Когда глаза привыкли к темноте, ей удалось разглядеть циновки на полу, потом скамьи, многоярусные нары, уходящие под самый потолок;

Вонь стояла нестерпимая, тяжелый воздух слоился от курений. Грейс наконец увидела людей, полулежащих на циновках. Здесь находились не только мужчины, но и женщины, все в разных стадиях наркотического транса – от блаженного отупения до полной бесчувственности. Было тихо, как в могиле.

Она вскоре поняла, что тусклые огоньки в плошках предназначены для раскуривания опиума. У нее на глазах высохший, совершенно лысый старик потянулся за своей трубкой с длинным – не меньше восемнадцати дюймов – причудливо вырезанным узловатым стволом. Вот он окунул острие длинной иглы в жестяную коробочку, напоминавшую табакерку, и вытащил комок какой-то темной массы, похожей на смолу. Держа иглу над пламенем, старик выждал, пока катышек не начал булькать и плеваться брызгами, потом ловко запихал его в чашу кальяна, припал ртом к мундштуку и запыхтел, выпуская через нос частые облачка дыма. Подогревающийся на огне опиум производил тот же звук, что и сало, шипящее на сковородке. Грейс невольно содрогнулась от отвращения. Вот глаза старика закрылись; кальян выскользнул у него из пальцев. Он вытянулся на циновке в наркотическом забытье, неподвижный и бледный, как мертвец.

– О Боже, – прошептала Грейс, – это ужасно. Рубен согласно кивнул. Ей хотелось поскорее выбраться отсюда, и только его вселяющее уверенность присутствие удерживало ее на месте. Крепко уцепившись за его руку, она заставила себя еще раз взглянуть на закопченные до черноты стены и потолок, на грязь, на плотный от дыма, почти непрозрачный воздух, а главное, на пребывающих в апатии одурманенных наркоманов. Все они казались живыми мертвецами, видящими отравленные сны, пока их тела разлагались, а души погружались в небытие, Рубен обхватил одной рукой ее плечи:

– Пошли домой, Грейс.

Его мягкость ошеломила ее. Ей захотелось обнять его крепко-крепко, и чтобы он тоже обнял ее обеими руками. Она позволила ему увести себя из задымленного притона, после которого воздух во дворе показался ей почти свежим. Они снова вышли на Дюпон-стрит, не нарушая молчания, и подозвали кеб, двигавшийся на север.

Только когда Рубен отпер дверь своего дома на Янси-стрит и пропустил ее вперед, настроение у Грейс стало улучшаться. Наверное, потому, что она вернулась домой.

Глава 8

Полынная водка размягчает сердце и мозги.

Эддисон Мизнер

– Есть кто дома? Эй, Гусси, ты наверху?

Никакого ответа. Не может быть, чтобы она уснула: было еще рано, всего около восьми вечера.

– Грейс? – еще громче позвал Рубен.

Ему хотелось поскорее сообщить ей радостную новость: он только что выиграл в «блэк джек» двести сорок долларов и рубиновую булавку для галстука, причем игра велась абсолютно честно.

Ему показалось, что он слышит какой-то невнятный ответ и шум льющейся воды в ванной. Вот и хорошо, значит, она скоро спустится. Он надеялся, что его хорошая новость поможет им преодолеть возникшую неловкость, которую они с утра старательно обходили молчанием.

На столе все еще стояла заткнутая пробкой полупустая бутылка «Совиньон-де-Турен», оставшаяся со вчерашнего вечера, когда они отмечали триста долларов, выигранных в семь очков в «Парадиз-отеле». Игра велась почти честно – пару «загнутых» тузов и двойной сброс можно было не считать. Конечно, это не шло ни в какое сравнение с грандиозной победой, одержанной в «Эвергрин», но они решили, что триста долларов тоже на дороге не валяются. Главное, они не проиграли, а сохранить в своем арсенале блистательный трюк с тузом в рукаве можно было только одним способом: не пользоваться им слишком часто.

Рубен налил себе немного «Совиньона» и сел, вращая вино в бокале, чтобы проверить, не скисло ли оно на второй день, но так и не стал пить, просто угрюмо уставился в бокал, вспоминая, как он сидел на этом самом месте утром, когда пришла почта. Именно отсюда он следил, за Грейс, пока она, устроившись на диване на другом конце комнаты, распечатывала письмо от своего мужа.

Письмо прибыло в сопровождении большой коробки с одеждой. Коробку она открыла в первую очередь, ахая и умиляясь над каждой юбкой, блузкой, парой туфель или тех предметов туалета, которые не принято упоминать вслух, как будто муженек прислал ей золотые слитки вместо кучи старого барахла. Но ее можно было понять: все женщины становились немного чокнутыми, когда дело доходило до нарядов, а мужчине – если он, конечно, не дурак! – оставалось лишь сидеть молча и наслаждаться зрелищем. Что Рубен и сделал. Его вывело из себя другое: ему пришлось наблюдать, как Грейс читает письмо своего мужа с той же радостной увлеченностью, с какой только что рассматривала присланные им тряпки. Ему захотелось выхватить у нее письмо и разорвать его в клочки.

– Ну и как там старик? – ворчливо спросил он. Она отмахнулась, даже не поднимая головы.

– Ты ему написала, что мы спим вместе? Это заставило ее отвлечься от чтения.

– Под одной крышей, – уточнил Рубен с широкой ухмылкой.

– Анри всегда отличался широкими взглядами, – спокойно парировала она и вновь углубилась в чтение.

Какая-то шутка в письме заставила ее усмехнуться, а потом и расхохотаться в голос. Рубен встал и, подойдя к ней, уселся на широком мягком валике дивана. Один упругий завиток свешивался ей на ухо, его надо было поправить, и Рубен очень осторожно и нежно отвел его назад, пока Грейс делала вид, что читает. Он видел, что она притворяется: глаза у нее не двигались по строчкам. Он вытянул шею, пытаясь заглянуть в письмо, а она, с раздраженным вздохом сложила листок и засунула его за вырез платья.

Рубен передвинул руку ей на затылок: это заставило ее поднять голову и взглянуть нашего.

– Ты обо всем рассказываешь своему мужу, Гусси?

– Разумеется! У нас нет друг от друга секретов.

– Совсем никаких?

– Никаких.

Его пальцы вплелись ей в волосы.

– Значит, ты должна была написать ему о том вечере, когда я тебя поцеловал. И ты мне ответила. Что скажешь? Ты сообщила ему о том вечере, Грейси?

Ее лицо не изменилось, но зрачки расширились, почти вытеснив голубую радужку.

– Я забыла, – ответила она, стараясь говорить равнодушно. –У меня просто вылетело из головы.

– Вылетело?

Он провел большим пальцем по ее губам, словно бросая вызов.

– Позволь мне освежить твою память.

Не успела она отвернуться, как он ее поцеловал, но, едва их губы встретились, она оцепенела. Рубен по опыту знал, что первая линия обороны у Грейс – это всегда показное равнодушие. Полный решимости прорвать эту оборону, он обхватил ее лицо ладонями и, не прерывая нежного поцелуя, начал поглаживать большими пальцами щеки, обводить изгиб бровей. Не отрываясь от ее губ, его рот беспрерывно двигался, словно пил ее мелкими глоточками. Наконец ее ресницы затрепетали и опустились, а прелестный ротик начал смягчаться.

– Ну как, вспоминаешь? – прошептал Рубен. Чтобы не дать ей времени подумать над ответом, он просунул кончик языка ей под верхнюю губу и провел им вдоль гладкой, как бы полированной поверхности зубов. Грейс обеими руками схватила его за плечи. Она дрожала всем телом, только голова, прижатая к высокой спинке дивана, оставалась неподвижной. Рука Рубена скользнула ей на грудь, он ощутил ладонью, как бурно бьется ее сердце.

Живейшие воспоминания о ее обнаженном теле дразнили и мучили его; мысленно он видел ее такой, как в тот первый вечер: все еще влажной после умывания и розовой от смущения. Она пыталась прикрыться, но ее прекрасные груди были слишком щедры и великолепны, их невозможно было спрятать за согнутой рукой. И вот теперь он почувствовал, как они натягивают тонкую ткань, словно просят, чтобы их приласкали. Шепча слова нежности, он сунул руку за вырез ее платья.

Мягкость, упругость и тепло. Какая роскошная грудь. Затаив дыхание, Грейс позволила ему ласкать себя.

– Дорогая, – прошептал он, не отрываясь от ее губ и нащупывая бархатистый нежный сосок, сразу отвердевший под его пальцами.

Рубену хотелось большего; он двинул руку ко второй груди. Что-то зашелестело, неожиданно его рука наткнулась на какой-то острый угол. Письмо Анри. Он и сам не смог бы сказать, что именно сделало свое черное дело – шуршащий звук или острый уголок письма, уколовший ее чувствительную кожу, – но в любом случае романтический момент был загублен. За долю секунды нежная и послушная ему Грейс превратилась в совсем другую Грейс – далекую, чужую и разъяренную. Даже не успев открыть рот, Рубен понял, что она не станет слушать его объяснений. Тем не менее он сделал попытку:

– Я совершенно позабыл о письме, Грейс. Клянусь тебе, я даже не помнил, куда ты его сунула. Я только хотел…

– Слушай, почему бы тебе просто не заткнуться? Она оттолкнула его и вскочила на ноги, кипя от негодования и судорожно натягивая платье на плечо.

– Ты змея, Рубен Джонс. Я рада, что ты мне даже ни капельки не нравишься.

– Да ладно тебе, Гусси, – протянул он, чувствуя себя ужасно виноватым.

– Пойду прогуляюсь, – возвестила она тонким, дрожащим голоском, повернулась кругом и скрылась за дверью черного хода.

Ее не было минут двадцать. Вернувшись, она сделала вид, что ничего особенного не случилось. Рубен попытался вновь принести свои извинения, и она их охотно приняла, но после этого весь день обращалась к нему с ледяной вежливостью, от которой ему хотелось лезть на стену. А вечером, когда он пригласил ее совершить еще один рейд по игорным заведениям, она отказалась:

– Что-то я сегодня не в настроении. Мне бы хотелось побыть одной.

И вот теперь Рубен сидел в гостиной, мрачный и подавленный, с отвращением потягивая выдохшееся белое вино и жалея обо всем, что произошло. Да, он хотел уложить ее в постель. Разве это преступление? Ему до смерти не хотелось обижать Грейс, но стоило ему к ней прикоснуться, это всякий раз оскорбляло ее в лучших чувствах. Она не походила ни на одну из ранее встречавшихся ему женщин, даже на Хейзел Мэйн, а уж та была настоящей продувной бестией. Но у Хейзел не было ни чувства юмора, которым Бог так щедро наделил Грейс, ни ее мозгов, ни ее вкрадчивой нежности.

Женщины, с которыми Рубен общался, так сказать, по работе – проститутки, мошенницы, любительницы поживиться за чужой счет, – не знали жалости и сантиментов. Те немногие, что были добрее, не отличались большим умом, а те, что были умны, оказывались бессовестными гадюками. А Грейс совсем другая. Она многое повидала в жизни и все же сохранила доброе сердце. Рубен к такому не привык. С каждым днем она нравилась ему все больше, и он уже начал думать, что ему будет ее не хватать, когда она уедет.

Что-то белое, лежащее на столбике перил, привлекло его внимание. С того места, где сидел Рубен, это было похоже на конверт. Письмо Анри? Он поставил бокал на стол и отправился на разведку.

Действительно письмо, но только не от Анри. Печать уже была сломана, марка отсутствовала. «Для мистера Джонса и миссис Руссо». Рубен узнал небрежные, почти неразборчивые каракули Дока Слотера. Должно быть, он доставил письмо лично и подсунул его под дверь. На листке не было никакого приветствия или обращения. Не тратя лишних слов. Док приступил прямо к делу.

«Достигнута договоренность о встрече между вами и интересующим вас господином. Вы должны быть у него дома (номер 722 на уже известной вам улице) завтра в четыре часа пополудни»

– Дьявольщина, – пробормотал Рубен.

Почему они должны встречаться с Уингом в его собственном доме? Почему не в ресторане иди на скамейке в парке? Увы, у них уже не осталось времени на споры о месте встречи. Завтра было воскресенье, а Крокеры жаждали получить свои денежки во вторник утром. Значит, на переговоры оставался только один день.

Письмо на этом не заканчивалось. «Если вы еще не читали вечерних газет, спешу сообщить, что там есть одна любопытная новость относительно джентльмена, арестованного после инцидента неподалеку от Саратоги. Он уже никогда и ничего не сообщит властям, можете в этом не сомневаться. Сегодня утром несчастный был найден мертвым на полу своей камеры с перерезанной яремной веной. Она была рассечена столь основательно, – с видимым удовольствием сообщает „Дейли Альта“, что его голова оказалась почти полностью отделенной от тела».

Невольным жестом Рубен вскинул руку к своему собственному горлу. Бедный Пивной Бочонок! Он был подонком и сукиным сыном, но такой участи даже он не заслуживал. Кто его убил? Скорее всего головорезы из тонга решили заткнуть ему рот, чтобы он не выдал Крестного Отца.

«Мой гонорар за посредничество в чрезвычайно выгодной для вас сделке составляет всего лишь 'двести долларов. Я предпочел бы получить их золотом. Примите а Придачу мой бесплатный совет: соблюдайте осторожность».

– Грейс? – крикнул Рубен, задрав голову и сложив руки рупором.

Сверху опять послышалось какое-то .невнятное бормотание. Перепрыгивая через две ступеньки, он одним духом взлетел вверх по лестнице и проскочил короткий коридорчик. Вот и закрытая дверь ванной.

– Гусси? Молчание.

– С тобой все в порядке?

– Уходи, – расслышал он наконец гнусавый от слез голос.

Рубен в тревоге схватился за ручку двери.

– Грейс? Тебе плохо? Ты не заболела?

– Заболела? – переспросила она, словно раздумывая над ответом. – Да нет. Не совсем.

Он приоткрыл дверь на щелку и одним глазом заглянул внутрь. Она лежала в ванне; все, что ему было видно, это ее затылок и возвышающиеся над краем ванны согнутые колени.

– Гусси?

Она обернулась и посмотрела на него. Глаза у нее были полны слез, но она попыталась выдавить из себя улыбку. Рубен направился к ней и замер, увидев высокую зеленую бутылку, стоявшую у нее на животе и погруженную на дюйм в мыльную пену. «Шато-ле-Прадин-Сент-Эстеф», – подметил он хозяйским глазом, хотя все его внимание было сосредоточено на другом. Сестрица Августина была пьяна в дым.

– По-моему, ты уже совершенно чистая, – сказал он, осторожно, но крепко взяв ее за плечи. – Давай-ка вытащим тебя отсюда, милая, пока ты не утонула.

Но Грейс оттолкнула протянутую ей руку помощи.

– Рубен, ты не должен на меня смотреть. Я же голая!

– Это я заметил.

Он протянул ей полотенце, но она использовала его лишь для того, чтобы утереть слезы, а потом перекинула через край ванны.

– Ты твердо уверена, что не хочешь вылезать?

– Нет, я еще не закончила.

Грейс замахала рукой, и он решил, что она просит его уйти.

– Постой… Не уходи.

– Хочешь, чтобы я остался? Она лишь пожала плечами в ответ.

– Хочешь со мной поговорить? подсказал Рубен.

– Точно. Можешь не сомневаться.

Она, конечно, была в сильном подпитии, однако язык у нее не заплетался. Отойдя к унитазу, Рубен опустил крышку и сел. Отсюда тоже были видны только голова и колени.

– Что празднуем? – спросил он с добродушной улыбкой.

– Сегодня двенадцатое июня. Он кивнул с понимающим видом, хотя эта дата ни о чем ему не говорила.

– В этот день шесть лет назад я потеряла Джо. Ее слова заставили Рубена глубоко задуматься. Джо – это чье-то имя? А может, «джо» – это некое незнакомое ему чисто женское выражение, какой-нибудь девчоночий эвфемизм, означающий девственность?

– И каким же образом ты потеряла… Джо? – попробовал он нащупать почву под ногами.

– Мы собирались пожениться. Лицо у нее раскраснелось, на глаза снова навернулись слезы.

– Кто?

– Мы с Джо. Он…

– Погоди-ка. Это было до или после Джузеппе? Грейс нахмурилась;

– Ты о ком? А-а-а, Джузеппе… Она захихикала, и Рубен заметил, что зубы у нее окрасились от вина.

– Джо – это и есть Джузеппе! Вернее, был. Слезы выплеснулись и покатились по щекам.

– На самом деле никаким он не был графом, – призналась она, пытаясь вытереть их мокрой рукой. – Он был просто сезонным рабочим на ферме моего отчима.

Ферма? Отчим? Это было что-то новенькое.

– Я думал, речь идет о винограднике.

– Нет, это ферма. Называется «Ивовый пруд».

Когда-то там и вправду был виноградник, – они громко всхлипнула, – но теперь это просто ферма, и толкует нее никакого. Генри – самый никудышный фермер на свете, а я на втором месте.

Здрасьте, приехали. Откуда ни возьмись, появился Генри. Это еще кто такой?

– Расскажи мне про Джо, – попросил Рубен, хотя и опасался нового потока слез.

– Ах, Джо… Она испустила такой тяжкий вздох, будто у нее душа с телом расставалась, и вытерла глаза мокрой салфеткой из махровой ткани, которую использовала в качестве мочалки.

– У него были черные волосы и синие-синие глаза… Он был самым красивым парнем из всех, кого я знала. Из всех, кого я когда-либо видела.

– И что же с ним случилось? – сухо осведомился Рубен, чувствуя, что уже начинает ненавидеть синеглазого Джо.

– Это долгая история.

Грейс выпрямилась и приняла сидячее Положение в ванне, чтобы рассказать свою долгую историю. Рубен решил, что ему лучше не дышать. Она подняла бутылку и прищурилась, проверяя на свет, сколько там еще вина. На дне оставалась пара глотков. Опустошив бутылку, Грейс не удержалась и тихонько рыгнула.

– Прошу прощения, – извинилась она, вспомнив о манерах, но совершенно позабыв, что сидит с голой грудью.

Чтобы удержаться от смеха, Рубен оперся локтями о колени и закусил костяшки пальцев.

– Да, кстати, – продолжала Грейс, вглядываясь в него полуслепыми от слез глазами, – это вино… – Схватив пустую бутылку за горлышко, она махнула ею, как жезлом, в сторону Рубена. – По-моему, оно довольно мягкое, незрелое, но под его по-детски неуклюжей внешностью я ощутила искреннее желание угодить.

С этими словами Грейс стукнула бутылкой по воде, точно судья, выносящий приговор. Вода, понятное дело, выплеснулась волной за край ванны, но она этого даже не заметила. Весьма довольная своей шуткой, она согнулась пополам, хохоча и отфыркиваясь.

– Да, – пробормотала она наконец, переводя дух, – так на чем я остановилась?

– Джо, – терпеливо подсказал Рубен.

– Джо.

Это заставило ее протрезветь.

– Все это было давным-давно, – вновь начала Грейс, вытирая глаза. – Была весна, он нанялся работником на ферму. Моя мачеха ему не доверяла, даже в дом не хотела пускать. Бедному Джо приходилось съедать свой обед в одиночестве на заднем крыльце. Я в него влюбилась с первого взгляда.

– Само собой.

– И он в меня тоже. Мы встречались у ручья всякий раз, как мне удавалось улизнуть из дому, а ему – переделать все свои дела.

Она мечтательно взглянула на большой палец левой ноги, который засунула в носик крана.

– Я была так счастлива… Это было лучшее время моей жизни. А потом…

Ностальгическая улыбка угасла на ее лице.

– Потом?

– Однажды мой отчим нас застал. Мы просто разговаривали, больше ничего, – возмущенно уточнила Грейс. – Мы ничего такого не делали.

– В тот раз, – подсказал Рубен.

– В тот раз, – согласилась она. – Он велел Джо выметаться и чтоб к утру духу его не было на ферме, а не то он прогонит его кнутом. Вот так выражался мой набожный отчим. Истинный христианин, что и говорить.

– Сколько лет тебе было?

– Шестнадцать с половиной. Ну вот. В ту же ночь Джо влез по решетке для ползучих роз и постучал в мое окно. Он предложил бежать с ним и чтобы мы поженились. Я, конечно, согласилась. Мы поцеловались. В последний раз, – добавила она трагическим голосом, прижав руку к сердцу. – Он стал спускаться вниз по решетке, и вдруг что-то щелкнуло. Как будто щепка переломилась пополам. А потом он так удивленно вскрикнул – мне никогда не забыть этот крик! – и его голова скрылась за подоконником. Потом раздался ужасный треск…

Закрыв лицо руками, она разрыдалась по-настоящему. Рубен встал и подошел к ней. Когда он присел на край ванны, она ухватилась за него обеими руками.

– Я думала – это решетка сломалась, но потом узнала… это была его шея! Джо сломал себе шею!

– Ш-ш-ш, – утешал ее Рубен.

Грейс наполовину вылезла из ванны к нему на колени, он промок насквозь. Ощущение ее теплой, мокрой, скользкой кожи под руками удержало его от рокового желания рассмеяться.

Наконец она перестала плакать, ее отвлекло вечно иное.

– Я же тебе сказала, не смотри на меня, Рубен! На мне ничего нет!

Он поднял с полу полотенце и закутал ее.

– Ну вот, теперь на тебе кое-что есть. Грейс крепче прижалась к нему. Теперь она вся целиком умещалась у него на коленях, в воде оставались только ее ступни.

– Ты такой добрый, – прошептала она с нежностью. – Знаешь, я к тебе по-настоящему привязалась, Даже не думала, что так получится.

– Ты мне льстишь. Может, хочешь почистить зубы или еще что-нибудь?

Грейс отрицательно покачала головой.

– Думаю, мне надо поскорее лечь в постель.

– Отличная мысль.

Она перебросила ноги через его колени и, оттолкнувшись голой попкой, сумела подняться на ноги. Потом раскинула руки, как канатоходец, и издала ликующий клич. Полотенце соскользнуло. Грейс торопливо подхватила его и прижала к груди, даже не подозревая, что оно прикрывает ее только спереди. Рубен проводил ее зачарованным взглядом, пока она, пошатываясь, ковыляла в спальню.

Присев на самый краешек постели, он укрыл ее одеялом и бережно подоткнул со всех сторон. Теперь у нее имелась ночная рубашка: Рубен вспомнил, как она этим утром вытаскивала ее из коробки, которую прислал Анри. А может, Генри? Но ему не хватило духу предложить ей свою помощь в надевании ночного наряда. Он поправил мокрые золотистые волосы, прилипшие к ее щеке, и улыбнулся ей.

– Постарайся уснуть, милая.

– Рубен, мне так хорошо…

– Рад слышать.

И опять-таки ему не хватило смелости сказать, что ей вряд ли в скором времени захочется вновь испытать подобное блаженство.

– Можешь меня поцеловать, если хочешь, – великодушно предложила Грейс, наградив его щедрой улыбкой.

– Как это мило с твоей стороны. Может, отложим до другого раза?

– Да ну тебя!

Грейс обиженно оттопырила нижнюю губу.

– Ну хоть самый маленький поцелуйчик? Малю-у-у-у-сенький?

Она подняла большой и указательный пальцы, раздвинув их на четверть дюйма.

– Крохотулечный?

Больше Рубен не в силах был сдерживаться: ему надо было отсмеяться. Не прислушиваясь к голосу разума, он наклонился и запечатлел целомудренный поцелуй на ее устах, намереваясь сразу же отстраниться, но она робким молящим движением прикоснулась к его затылку, и это заставило его задержаться. Даже в пьяном виде она казалась ему самой очаровательной девушкой на свете.

– Спокойной ночи, Грейси, – прошептал он, прижимаясь к ее губам, и выпрямился.

– Спокойной ночи.

Но Грейс уцепилась за рукав его рубашки и не дала ему уйти.

– Я думала о твоих руках, – сообщила она доверительным шепотом.

– О моих руках?

– Я все думала: на что это будет похоже? Ну… ты понимаешь. Когда к тебе прикасаются пальцы, способные выбрать из колоды подбритых тузов.

Он не смог удержаться: обхватил ее щеки ладонями и глубоко заглянул в мечтательные голубые глаза, чувствуя ее нежность и теплоту.

– Не здесь, – предупредила она, зевая. Ему пришлось сглотнуть. –А где?

Ответом ему стало тихое похрапывание.

* * *

Грейс проснулась четыре часа спустя. Она сама не знала, что ее разбудило: пульсирующая боль в висках, чудовищная жажда или мучительное, ослепительно яркое воспоминание о том, как она себя опозорила. Комната закружилась у нее перед глазами, когда она села в постели. Через минуту или две кружение замедлилось, но, сообразив, что она голая, Грейс испытала сильнейшее желание снова лечь и укрыться, с головой. А еще лучше – провалиться сквозь землю. Однако безотлагательная потребность посетить туалет пересилила стыд. Она встала, напялила через голову рубашку. и отправилась в ванную.

Воспользовавшись случаем, она заодно почистила, зубы и расчесала спутанные, все еще влажные после ванны волосы.

– Дура чертова, – прорычала Грейс, обращаясь, к своему бледному, с запавшими глазами отражению в; зеркале над раковиной. – Кретинка! Ее кожа напоминала оконную замазку, глаза слезились; можно было подумать, что она чудом поднялась с одра смертельной болезни. Странно, что ее не тошнит. Напротив, на нее вдруг напал волчий голод. Вчера вечером миссис Финни, квартирная хозяйка Рубена, принесла ей на ужин чашку бульона и бутерброд с ветчиной. Бульон она выпила, но бутерброд так и остался на тарелочке в кухне. При воспоминании о хлебе и ветчине у Грейс потекли слюнки, но одной лишь мысли о том, что придется вступать в объяснения с Рубеном, если он проснется, хватило, чтобы сразу отбить у нее аппетит.

И все-таки голод победил. Грейс нащупала свой халат и на цыпочках спустилась вниз.

Бутерброд оказался на месте, а вот Рубена не было. Дверь, ведущая на задний двор, осталась полуоткрытой, сквозь щель в комнату проникал свежий воздух. Прислонившись к дверному косяку и задумчиво жуя бутерброд, Грейс выглянула в туманную темноту.

Позади нее в порту завыла сирена. Тоскливый звук заставил ее поежиться, но прохладный влажный воздух приятно охладил разгоряченную кожу. Когда туман поредел, она разглядела в отдалении оранжевую точку – огонек манильской сигары Рубена. Грейс зачарованно следила, как огонек то вспыхивает, то угасает в темноте. Проглотив последний кусок хлеба с ветчиной, она стряхнула с ладоней крошки и расправила плечи. Лучше выяснить отношения, не откладывая.

Он был на верхней террасе сада и сидел на том самом диванчике-визави, где они ужинали во время первого свидания. Грейс остановилась в десяти шагах от него, не зная, что сказать. Он тоже молчал, но ей показалось, что он улыбается. Со своего места она не могла решить, что именно выражает эта улыбка.

– Я не ждала тебя домой так рано, – начала Грейс, стараясь держаться как ни. в чем не бывало, хотя внутри у нее все переворачивалось от стыда. – Надеялась завершить свои ежегодные поминки по Джо до твоего прихода. Извини, Рубен, мне очень жаль, что ты застал меня в таком виде. Наверное, все это показалось тебе очень утомительным.

Его улыбка, что бы она ни выражала, стала еще шире.

– Утомительным? Я бы так не сказал, – негромко возразил он. – За такое зрелище можно было и приплатить.

Грейс обхватила себя руками, не зная, что сказать.

– Как ты себя чувствуешь?

– Ужасно.

– Хочешь воды?

Он ткнул пальцем в стакан, стоявший перед ним на столе.

– Нет, спасибо.

– Глоток виски? Грейс содрогнулась.

– Может, присядешь? – пригласил Рубен, похлопав по деревянному сиденью рядом с собой. Она помедлила.

– Да не бойся, я не кусаюсь.

Было бы счастьем, если бы весь вечер целиком изгладился из ее памяти, но увы, она все помнила. Особенно остро ей вспоминалось, как она сидела на коленях у Рубена в чем мать родила, прижималась к нему и твердила, как он ей нравится. А потом умоляла, чтобы он ее поцеловал. Может, Рубен и не кусался, но вот о себе самой Грейс этого сказать никак не могла. Она безусловно представляла опасность и для себя, и для окружающих.

После долгих колебаний она приняла приглашение и присела рядом с ним, подтянув озябшие босые ноги на сиденье и закутав их в полы халата.

– Который час? – спросила она, просто чтобы нарушить молчание.

– По-моему, где-то около полуночи.

– Почему ты до сих пор не лег?

– Да так, не спится.

В последний раз затянувшись сигарой, Рубен отшвырнул окурок в траву. Вновь откинувшись на спинку диванчика, он задел ее плечом. Грейс шарахнулась от него в испуге, но сразу почувствовала себя еще большей дурой. О чем беспокоиться, когда оба они одеты? К тому же его плечо оказалось таким теплым, таким… надежным. Ей стало немного спокойнее. Даже в молчании больше не ощущалось неловкости… несмотря ни на что. И когда Рубен заговорил, его вопрос ее ничуть не удивил:

– Ты действительно любила Джо? Она кивнула:

– Очень сильно. Так сильно, как только можно любить в шестнадцать лет. Я была одинока, а он был славным парнем. Знаю, я любила его отчасти назло своим приемным родителям, и, если бы нам удалось пожениться, из этого все равно ничего бы не вышло. И все-таки я действительно любила его. И каждый год в годовщину его смерти… я его поминаю.

Неожиданно Рубен обнял ее и притянул к себе. А чему, собственно, удивляться? Весь вечер он только и делал, что пытался ее утешить! Грейс положила голову ему на плечо, размышляя об одном удивительном обстоятельстве: сидя рядом с ним в пронизывающем сером тумане, даже после всего случившегося она чувствовала себя ближе к нему, чем когда-либо раньше. И хотя, не проходило дня, когда бы она не вспоминала «Ивовый пруд», Генри и Ай-Ю, ни разу с тех самых пор, как попала в Сан-Франциско, она не страдала от одиночества. Ни разу.

– Если Марк Уинг действительно заплатит нам завтра кучу денег за тигра, что ты сделаешь со своей долей? – спросила Грейс после долгой паузы. – Я хочу сказать, когда расплатишься с Крекерами.

– Опять двину на запад.

– На запад? Но ведь там нет ничего, кроме…

– Совершу кругосветное путешествие. Просто буду продвигаться вперед и вперед. Все время вперед.

Грейс ощутила пустоту в груди – гулкую безнадежную пустоту, в которую у нее не было ни малейшего желания заглядывать.

– Ну, когда обойдешь весь мир, что ты будешь делать? Вернешься в «Шиповник»? –"Шиповник"?

Вопрос прозвучал так, словно он никогда раньше не слыхал этого слова. Но потом Рубен запрокинул голову на спинку скамьи и рассмеялся невеселым смехом.

– Потом я все начну сначала. Опять буду колесить по миру. А когда мне это надоест, я найду себе где-нибудь кусок земли попросторнее. Скотоводческое ранчо, как у Эдуарда Кордовы. А сам я буду целыми днями сидеть на веранде, потягивать ледяное шампанское и смотреть, как другие на меня работают.

– Правда?

Грейс почему-то не могла в это поверить и пристально вгляделась в него в полумраке, пытаясь понять, шутит он или нет.

– Неужели ты не хочешь кем-то стать в этой жизни?

– Конечно, хочу! Я же сказал: хочу стать богатым и праздным.

Он снисходительно улыбнулся ей.

– А ты чего хочешь от жизни, Грейс?

– Я не знаю, – ответила она правдиво. – Чего-то хочу, но сама еще не знаю, чего именно.

– Мужа и детей?

– Муж у меня есть, – тихо напомнила Грейс.

– А дети?

Она пожала плечами, пробормотала нечто уклончивое и отвернулась. Старое горе напомнило о себе, словно рука, протянутая из могилы, но она усилием воли заставила себя задвинуть замшелую плиту на место.

– Разве тебе не хочется стать богатой и праздной? – продолжал расспрашивать Рубен.

– Богатой и праздной, – вслух повторила Грейс, раздумывая над его вопросом. – Разбогатеть было бы неплохо. Но вот бездельничать… Нет, не думаю. Тебе не кажется, что это скучно?

Рубен посмотрел на нее так, словно подобная мысль никогда не приходила ему в голову. Он долго молчал, а когда наконец заговорил, то не стал отвечать на ее вопрос.

– Завтра ты останешься дома, Грейс. Я не хочу, чтобы ты шла со мной в дом Уинга.

Грейс отодвинулась и выпрямилась на скамье.

– Это почему же?

– Потому. Это слишком опасно.

– Не говори глупости. Разумеется, я пойду с тобой!

– Нет, не пойдешь, и хватит об этом. Нет смысла спорить. Разговор окончен.

Глава 9

В момент творения человек располагался чуть ниже ангелов и с тех пор понемногу спускался все ниже и ниже.

Джош Биллингс

– Держи рот на замке и улыбайся, а вести переговоры предоставь мне. Все, Гусси, это мое последнее слово.

Она вытянулась по стойке «смирно», щелкнула каблуками и отдала честь.

Рубен с отвращением отвернулся, тихонько ругаясь про себя. Дверной молоток на доме номер 722 представлял собой перевернутого вниз головой дракона. Он поднял фигурку и дважды стукнул по бронзовой дощечке. Не успел он поднять голову дракона для третьего удара, как тяжелая дверь распахнулась, и перед ними предстал слуга-китаец в мешковатой синей пижаме.

– Да? Чем могу помочь?

– Мы пришли повидать мистера Уинга.

– Да? Ваши имена?

– Смит. Наша фамилия Смит.

– Вот уж блестящий ход, – скривив губы, прошептала Грейс.

– О вашем приходе известно?

– Нам назначена встреча на четыре часа, – заверил его Рубен.

– Да? In re?[30]

– Что?

Слуга поглядел на него так, словно ни с того ни с сего получил вызов на дуэль.

– In re? – с надеждой повторил он.

– По какому поводу, – перевела Грейс с таким видом, будто перед ней были маленькие дети.

– А-а-а, – протянул Рубен, переглянувшись с китайцем.

Оба были рады, что им наконец удалось понять друг друга, но объяснения на этом не закончились. От них явно ожидали какого-то пароля.

– In re тигра, – произнес Рубен, многозначительно шевеля бровями.

Вежливое выражение на лице китайца сменилось лукавым.

– Следуйте за мной, – проговорил он тоном заговорщика, повернулся к ним спиной и пошел вперед.

Миновав двери, они с удивлением заметили, что все еще находятся не в доме. Входная дверь оказалась воротами в толстой каменной стене, за ней простирался лишенный всякой растительности цементный двор, похожий скорее на плац перед казармой, чем на палисадник перед чьим-то жилищем. Этот внутренний двор со всех сторон был окружен тремя этажами кирпичной кладки с многочисленными окнами, балконами и узкими переходами. Ин Ре не колебался ни секунды: он прошел прямо через двор к другой двери, еще более тяжелой и толстой, чем первая, да к тому же усеянной железными гвоздями.

– А где же ров с акулами? – спросил Рубен. Войдя наконец в дом, они оказались в приемной, превосходившей по площади всю квартиру Рубена. Выбеленные известкой стены были украшены средневековым оружием и доспехами.

– Очень уютно, – заметила Грейс, разглядывая восьмифутовое древко копья со сверкающим серебряным наконечником. – Мне нравятся дома, выставляющие всю свою амуницию напоказ. Сразу понимаешь, на каком ты свете.

– Добрый день.

Они оба подскочили от неожиданности и обернулись. В дверях, ведущих во внутренние покои, возвышалась фигура мужчины в длинном черном одеянии с мечом наголо, заткнутым за пояс. Ин Ре что-то сообщил ему по-китайски, поклонился и исчез за дверью, ведущей во двор.

– Мистер Уинг? – спросил Рубен, старательно отводя взгляд от сверкающего лезвия меча.

Китаец в черном презрительно дернул верхней губой. Тонкий шрам, бежавший от линии волос к самому кончику носа, никак не способствовал украшению лица, и без того обезображенного оспой.

– Я – Главный Оруженосец Крестного Отца. Мое имя Том-Фун.

– Главный Оруженосец, говоришь? Ну что ж, меня это ничуть не удивляет. А тебя, Гусси? Разве он не похож на молодца, всегда готового ввязаться в поножовщину?

И опять Том-Фун скривился, обнажая зубы, но на этот раз нащупал за поясом отделанную серебром и слоновой костью рукоятку своего меча.

– Следуйте за мной.

Они прошли вслед за оруженосцем по длинному, лишенному убранства, побеленному известкой коридору и попали в новую приемную: на сей раз небольшую и тоже с выбеленными стенами. Она примыкала к просторному залу, в котором, судя по грянувшему из-за полукруглой арки хоровому пению, в этот момент начиналась какая-то церемония. Том-Фун занял место сбоку от арочного проема, чтобы им был хорошо виден торжественный обряд, проходивший у него за спиной. – У кого-то день рождения? – спросил Рубен.

Главный Оруженосец не удостоил его ответом. Не переносивший вида острых режущих предметов Рубен готов был понаблюдать за празднествами издалека, но Грейс взяла его под руку и подвела поближе к арке.

– Я хочу посмотреть, – шепнула она, когда он заартачился.

Том-Фун как будто не имел возражений: он стоял, уперев руки в бока, и смотрел прямо перед собой, даже не удостаивая их взглядом. У Рубена зародилось подозрение, что их визит специально приурочен к этой церемонии. Кто-то хотел, чтобы ритуал развернулся у них на глазах.

Роль распорядителя исполнял человек с прямыми и длинными, белыми как снег волосами, восседавший на высоком троне. Крестный Отец, вне всякого сомнения. Его окружали двенадцать мужчин, наряженных в такие же длинные черные одеяния, как и Том-Фун. И каждый из них, невольно заметил Рубен, имел при себе целый арсенал холодного оружия. Тут были и мечи, и ножи, и кинжалы, и даже мексиканские мачете. Во рту у него пересохло, он почувствовал, как мурашки отвращения расползаются от затылка по всей голове, заставляя волосы шевелиться, и перенес все свое внимание на Крестного Отца, тоже наряженного в длинные развевающиеся одежды, но только не черные, а сверкающие всеми цветами радуги. Стоило ему поднять руку/как пение внезапно прекратилось.

Молодой человек, которого Рубен раньше не заметил, одетый лишь в пару мешковатых оранжевых штанов, медленным шагом обошел вокруг трона. Тот, что сидел на троне, – это несомненно был сам Кай-Ши! – один раз хлопнул в ладоши; молодой китаец бросился на колени и, к изумлению Рубена, полез под трон. Золотые парчовые завесы скрыли его целиком. Потом пение возобновилось.

Он что-то обронил? – спросил Рубен у Том-Фуна. Оруженосец злобно покосился на него и ничего не ответил.

Крестный Отец еще раз хлопнул в ладоши: пение опять смолкло, а молодой человек в желтых пижамных штанах вылез из-под тронного кресла. В дальнем углу зала располагалась пагода, а в ней помещалась статуя свирепого на вид божества. Один из бу-хо-доев в черном бросил в жаровню перед этим идолом зажженные ароматические палочки и кусочки позолоченной бумаги. Другой вытащил на середину зала деревянный сундучок и извлек из него за шею живого петуха. Кай-Ши поднялся на ноги и выхватил из-за ярко-оранжевого кушака кривую саблю. Даже зная, что сейчас произойдет, Рубен на этот раз не отвернулся. Варварский, леденящий душу вопль вырвался изо всех глоток в тот самый миг, когда рука Крестного Отца взметнулась и Опустилась. Голова петуха упала на пол, кровь брызнула фонтаном из перерубленной шеи.

Грейс тихонько выругалась и спрятала лицо на груди у Рубена. Он мужественно расправил плечи и прижал ее к себе, в то же время пытаясь подавить подступающую тошноту.

Снова пение и крики. Наконец парень в желтых подштанниках, проходивший обряд посвящения, тоже напялил на себя длинный черный балахон. Крестный Отец подал ему меч, произнес короткую речь, и на этом церемония завершилась. Все Носители Секиры, включая новобранца, выстроились цепочкой и удалились в заднюю дверь. Том-Фун вошел в зал, сказал несколько слов Крестному Отцу и последовал за ними.

– Вот это, я понимаю, веселье, – шепнул Рубен на ухо Грейс.

Она все еще была бледна, но ее нервный смешок подсказал ему, что с ней все будет в порядке. Взяв ее под локоть, Рубен направился в тронный зал, старательно обходя лужи петушиной крови на полу. Краем глаза он видел тушку несчастной птицы, брошенную на полу возле пагоды: она все еще дергалась. Крестный Отец так и остался стоять возле своего трона, высокий и невозмутимый, держа в руке окровавленную саблю. Нарочитая пауза затягивалась; Рубену она показалась чересчур театральной.

– Привет, – проговорил он, просто чтобы нарушить молчание. – Надеюсь, мы не помешали. У вас тут семейное торжество? Похоже, все славно повеселились.

Марк Уинг так и не тронулся с места, не проронил ни слова, но уставился на них, не отрываясь. Нет, не на них, – на Грейс. Сам Рубен с таким же успехом мог бы стать невидимкой или вовсе не существовать: Уинг его не замечал. Это было странное ощущение; судя по тому, как напряженно Грейс сжимала его руку, она чувствовала то же самое.

Вновь наступило тягостное молчание, зато у Рубена появилась возможность как следует разглядеть Уинга. Вблизи Крестный Отец оказался куда моложе, чем можно было подумать; прямые, как солома, серебристо-седые волосы обрамляли лишенное морщин лицо человека лет сорока, не больше. Стройный, аскетичный, с темными бровями и гипнотизирующим взглядом черных глаз, плоским носом и тонкими, женственными губами, он был порочно красив. И не мог отвести глаз от Грейс.

– Что это было? – спросила она. – Какой-то обряд посвящения?

Манеры у нее были вежливые, но Рубен знал, что она заговорила по тем же причинам, что и он сам: чтобы прервать неловкое молчание.

Ей повезло больше, чем ему. Тонкие жеманные губы Уинга раздвинулись в улыбке, он. положил саблю и начал разматывать кушак вокруг талии.

– Так и есть, – ответил он жутковатым свистящим шепотом, – обряд перехода; Он показался вам старомодным?

– Старомодным? – с притворным удивлением переспросила Грейс. – Пожалуй, я употребила бы другое слово.

Уинг движением плеч сбросил свое павлинье кимоно, под которым – сюрприз! – обнаружились брюки в полосочку и строгий серый сюртук. Европейская одежда преобразила его: если не считать серебряной шевелюры, спускающейся ниже плеч, он теперь выглядел как банкир. Отбросив восточный наряд в сторону, он подошел к ним с широкой улыбкой. Рука у него была бледная и костлявая, но он наградил Рубена крепким калифорнийским пожатием и спросил:

– Как поживаете, мистер… Смит?

– Алджернон Смит. А это моя сестра Августина. Уинг обеими руками взял руку Грейс и склонился над ней. Его седые волосы, разделенные идеально ровным прямым пробором, упали, как занавес, по обе стороны от лица, скрывая от постороннего взгляда то, что губы проделывали с ее рукой. Когда он наконец выпрямился, Рубен заметил, что его черные глаза сверкают нездоровым блеском, а щеки Грейс принимают пунцовый оттенок.

– Совершенно верно, обряд посвящения, как вы изволили заметить. Я возглавляю группу деловых людей, объединившихся в «Общество Безупречной Небесной Гармонии». Сегодня мы приняли в свои ряды нового члена. Наверняка обряд показался вам языческим, но старинные обычаи все еще живучи среди нас, в Китайском квартале, – пояснил он с поклоном. – Мы придерживаемся древних традиций – это помогает сохранить преданность и боевой дух.

– Вряд ли петух разделил бы ваше мнение, – заметила Грейс.

Уинг восторженно улыбнулся ей.

– Это всего лишь символ.

– Символ чего?

Уинг, не моргнув глазом, выдержал ее взгляд.

– Судьбы того, кто предает наше Общество, – прошипел он своим замогильным шепотом. – В переносном смысле, конечно.

– Конечно.

Грейс проглотила ком в горле.

– А что символизирует пролезание под стулом?

– Ах это… Еще один символ. Символ возрождения. Как глава Общества я ношу титул Ай-Май, то есть Матери. Новообращенный, так сказать, рождается заново как член Общества.

– Вы хотите сказать, член тонга? – вставил Рубен.

Уинг наконец соизволил заметить, что он тоже здесь.

– Мы не банда преступников, мистер Смит, – возразил он, не повышая голоса, – мы благонамеренное сообщество. Братство.

– Я так и понял. А вы для остальных братишек – и мать родная и крестный отец.

Жеманная улыбочка стала таять. Вместо ответа Уинг внезапным жестом взял Грейс под руку и повел ее вон из зала. Рубен последовал за ними.

Они вновь миновали белый коридор со множеством закрытых дверей и попали в просторную, обшитую темными панелями комнату, увешанную гравюрами со сценами английской охоты. На окнах висели подъемные венецианские жалюзи. Наличие огромного письменного стола, заваленного книгами и бумагами, подтверждало, что это рабочий кабинет Уинга, но с таким же успехом он мог .бы оказаться рабочим кабинетом Генри Фрика[31] или Дж. П. Моргана[32] – настолько по-западному выглядела вся обстановка.

– Поскольку вы сегодня пришли по делу, полагаю, нам будет удобнее обсудить его здесь.

Уинг церемонно подвел Грейс к кожаному креслу и жестом указал Рубену на такое же кресло рядом. Потом он произнес несколько слов по-китайски, и Рубен, обернувшись, с удивлением обнаружил застывшую в дверях девушку лет двадцати, не больше. Откуда она взялась? На ней был зеленый атласный халат, подпоясанный на талии золотым кушаком, а на крошечных ножках – туфельки на толстой пробковой подошве. Росту в ней было не больше пяти футов, кукольное личико застыло, как трагическая маска.

Внимательно выслушав наставления Уинга, она низко поклонилась и скрылась из виду, а через несколько минут вернулась с тяжелым чайным подносом. Поставив его на стол, маленькая служанка принялась расставлять перед господами чашки с блюдцами и тарелочки с печеньем и крошечными бутербродами. Итак, им предлагалось чисто английское чаепитие. Рубен предпочел бы стаканчик бурбона, но решил промолчать: в манере Уинга отдавать приказы маленькой куколке-служанке было что-то такое, от чего у него ломило зубы.

– А теперь, – начал гостеприимный хозяин, небрежным жестом отпустив служаночку, – прошу вас сказать, чем я могу вам служить. Полученное мною известие меня озадачило: насколько мне помнится, в нем говорилось о найденном предмете погребальной скульптуры. Должен признаться, я не понимаю, каким образом это должно меня касаться и чем я могу быть вам полезным.

Рубен вскинул одну ногу, положив лодыжку на колено другой, и раскурил сигару: ему не хотелось курить, но он надеялся еще больше досадить Уингу.

– Возможно, недоразумение проистекает из того, что вы истолковали послание превратно. Видите ли, мистер Уинг, это мы могли бы оказаться полезными вам.

– В самом деле?

Уингу пришлось поторопиться, подставляя бесценную на вид нефритовую пиалу, иначе Рубен швырнул бы непогашенную спичку прямо на роскошный ковер. Оставив пиалу возле ручки кресла, в котором сидел Рубен, он вновь занял свое место за столом.

– Каким же образом вы могли бы мне помочь, мистер Смит?

При этом Уинг уделял Рубену не более трети своего внимания: его взгляд был прикован к Грейс. Похоже, она сразила его наповал. Что и говорить, она и вправду в этот день выглядела ослепительно в кремовом шелковом костюме с итонским жакетом[33] и маленьким жилетиком, в таких же кремовых туфельках на высоких каблучках и черных шелковых чулочках.

Она воздвигла на голове столь излюбленное женщинами воздушное двухъярусное сооружение – маленькое чудо инженерной мысли, секрет которого Рубен так и не смог постичь, хотя ему не раз доводилось наблюдать в будуарах дружески расположенных к нему дам, как это делается.

Высокая прическа особенно шла Грейс ведь у нее были такие красивые волосы! Когда-то он сказал себе, что они цвета старого золота, но теперь решил, что им больше подходит название «золотистый топаз». Тот самый цвет, что был у камня в кольце, которое он украл у своей мачехи и заложил в ломбарде лет двадцать тому назад. Увы, теперь об этом можно было только пожалеть. Если бы он сохранил кольцо, то сейчас подарил бы его Грейс и сказал бы ей какой-нибудь цветистый комплимент по поводу ее волос. Это могло бы сработать: с женщинами никогда не знаешь наверняка.

Опыт подсказывал Рубену, что Крестный Отец вознамерился взять их измором и довести до изнеможения своими китайскими церемониями. Обмен никому ничего не говорящими любезностями может продлиться до глубокой ночи, но они не сдвинутся ни на шаг, пока не выложат карты на стол. Так стоит ли терять время, а уж тем более доставлять сукину сыну удовольствие, позволяя играть с собой в кошки-мышки?

Стряхнув длинный столбик пепла в примерном направлении нефритовой пиалы, Рубен приступил к прямо к делу:

– Мистер Уинг, тигр находится у нас. Коза, обезьяна, собака, крыса и весь остальной зверинец – у вас, а тигра нет. Без него коллекция навсегда останется разрозненной. Мы с сестрой готовы восполнить досадный пробел, продав его вам за десять тысяч долларов.

Это заставило Уинга прислушаться. Он поднес ко рту фарфоровую чашку и молча отхлебнул чаю, старательно пряча глаза за опущенными веками. Рубену приятно было думать, что американская прямолинейность внесла смятение в его изворотливый восточный умишко. Разумеется, если он сейчас скажет: «Понятия не имею, о чем вы толкуете, мистер Смит», они вновь окажутся в исходном положении, но…

После томительной паузы, во время которой черные, плоские, как камешки, глаза Уинга не отрывались от лица Грейс, он поставил свою чашку на блюдце, и томным, плавным, до неприличия жеманным, как показалось Рубену, движением поднялся из-за стола. В углу кабинета у окна стоял высокий застекленный шкафчик тикового дерева. Подойдя к нему, Уинг открыл дверцу и вынул какой-то небольшой предмет, потом подошел к креслу Грейс и низко поклонился ей:

– Подарок для вас, мисс Смит. Рубен с головой ушел в свое кресло. Сначала Док Слотер, теперь вот китайский Крестный Отец… Что заставляет взрослых, всякого повидавших в жизни, разумных и трезвых мужчин терять голову при первой встрече с Грейс и осыпать ее подарками? На сей раз, заметил он с кислой миной, речь шла о бронзовой женской фигурке размером примерно с его мизинец. Даже на расстоянии было видно, что это подлинное произведение искусства. Стоит небось целое состояние. Во всяком случае Рубен искренне надеялся, что это так.

– О, как она прекрасна! захлебываясь от восторга, воскликнула Грейс. – Спасибо вам большое, но я не могу ее принять.

Однако она продолжала держать статуэтку, сложив ладони лодочкой, и не протянула ее назад.

– Но я настаиваю. Вы должны ее принять, я понял это, как только вас увидел. Это бодисаттва – земной проводник души в царство нирваны[34]. В переводе на ваш язык это нечто, вроде ангела-хранителя.

Рубен застонал и еще ниже спустился в кресле, – Это очень древняя фигура династии Тан. Гораздо старше тигра, о котором вы говорите, мистер Смит, и – прошу меня простить за бестактность – гораздо. ценнее его. – Тут Уинг еще раз поклонился в сторону Грейс. – Моя коллекция предметов искусства, да будет мне позволено заметить, необычайно богата. Предмет, по вашему утверждению, находящийся у вас, – это всего лишь безделушка династии Мин, и я теряюсь в догадках. Я человек состоятельный, но почему я должен платить смехотворную сумму, даже если бы мне действительно принадлежала остальная часть коллекции?

Рубен выпустил к потолку колечко дыма:

– Ну я не знаю, Марк, это же ваша коллекция, а не моя. Единственная причина, которая приходит мне в голову, заключается в том, что какой-то толстосум эпохи Мин велел себя похоронить вместе с этой безделушкой. И мысль об этом согревает ваше капризное сердечко.

Единственным признаком бешенства стал румянец, окрасивший бледные щеки Уинга, да показавшийся на мгновение кончик языка, змеиным движением облизнувший тонкие губы. Какое-то время он оставался недвижим, потом с грацией танцора сделал пируэт и фланирующей походкой снова направился к окну. Там он остановился в небрежной позе, засунув руки в карманы брюк – ни дать ни взять уверенный в себе американский бизнесмен. Вот если бы только не длинные белые волосы и не холодные черные глаза, смотревшие на мир с приветливостью и дружелюбием гремучей змеи.

Рубен терпеливо ждал, но стоило Уингу открыть рот, как он сразу же его перебил:

– Мы с сестрой пришли сюда не для того, чтобы торговаться. Говорить больше не о чем. Цена составляет десять тысяч долларов, и точка. Не хотите – не надо, но не заставляйте нас попусту тратить время.

Он вытащил часы из жилетного кармана и щелчком открыл крышку.

– Решайте, слово за вами. Через полчаса у нас встреча с другим возможным покупателем. Спрятав часы, Рубен принялся нетерпеливо бара банить по подлокотнику кресла. Уинг еле сумел выговорить онемевшими губами:

– Тигр у вас с собой?

Рубен откровенно рассмеялся ему в лицо:

– Это что, шутка?

– Откуда мне знать, что он вообще у вас имеется?

– Ниоткуда.

Щеки Уинга пошли пятнами, руки в карманах сжались в кулаки. Он был так разгневан, что даже не смог заговорить, и Рубен решил, что противник уже доведен до нужной кондиции.

– Вы же говорите, что вы человек состоятельный, – примирительно продолжал он, – десять тысяч для вас ничтожная сумма. Подумайте, Марк: что толку от вашего зодиакального календаря, если в нем не будет хватать одного года? Сами же потом локти будете кусать, если упустите свой единственный шанс пополнить разрозненный комплект. И все только из-за того, что мы с вами сразу друг друга невзлюбили.

Уинг уже успел овладеть собой: змеиная улыбка вернулась на место.

– Все, что вы говорите, очень разумно, мистер Смит. По зрелом размышлении, я готов признать, что согласен на ваши условия.

– Статуэтка в обмен на десять тысяч?

– Совершенно верно.

– Когда?

– Завтра.

– Прекрасно.

Стараясь скрыть свое ликование, Рубен начал подниматься с кресла.

– Однако я выдвигаю одно дополнительное условие. Очень небольшое. Нисколько не обременительное для вас, но абсолютно непреложное для меня.

Рубен вновь опустился в кресло и сплел пальцы под подбородком.

– Я слушаю, – сказал он, ощущая растущую в душе тревогу.

Улыбка Уинга с каждой минутой становилась все более зловещей и уже начала действовать ему на нервы.

– Мисс Смит должна принести статуэтку. И она должна придти одна.

Рубен вскочил на ноги, не дав Уингу закончить фразу.

– Нет, об этом не может быть и речи. Ни в коем случае, ни за…

– – В таком случае сделка не состоится:

– Что ж, значит, так и будет. Рад был позна…

– Не говори глупостей, Алджернон, разумеется, мы принимаем условие мистера Уинга.

– Черта с два мы его принимаем! Говорю тебе, Гусси…

Грейс встала и прошла мимо него туда, где, стоял Уинг, все еще небрежно прислонившись к стене. Когда она остановилась, выражение смутного недовольства на его лице сменилось откровенным восхищением. Грейс протянула ему обе руки, но Уинг был так ошеломлен, что даже не сразу понял, что к чему. Придя наконец в себя, он потянулся к ней с таким видом, будто она протягивала ему ключи от рая.

– Мы заключили сделку, мистер Уинг, – негромко проговорила Грейс, отважно встретив его пронизывающий взгляд.

– Завтра вечером в девять? – прошептал он.

– Совершенно верно.

– Она что, передразнивает его? Душу Рубена раздирали противоречивые чувства: неистовая ярость и желание засмеяться.

– Эй, погодите! Погодите минутку, черт вас побери! Она не придет одна. Ни в девять, ни в любой другой чае; и это "мое последнее…

– До завтра, – томным шепотом попрощалась Грейс, не обращая внимания на Рубена.

Уинг тоже. казалось, не слышал ни единого сказанного им слова. С открытым ртом Рубен следил, как они пожимают друг другу руки и расступаются.

– Ты идешь, Алджернон?

Она выплыла мимо него в белый коридор. Крошка-служаночка, должно быть, караулила у двери; она отвесила Грейс нижайший поклон и пошла вперед. Грейс последовала за ней, бросив через плечо:

– Ты идешь, Алджи?

Загнанный в угол, он мрачно поглядел на Уинга. Крестный Отец еще не успел опомниться, еще не успел стереть с лица глупейшую блаженную ухмылку человека, которому шальная карта позволила сорвать банк.

– Забудь об этом, она не придет, – бросил Рубен ему в лицо и вышел из комнаты.

Напоследок он успел заметить бронзовую женскую фигурку на столике возле кресла Грейс. Бесценный подарок. Она так и не взяла его, чему Рубен был несказанно рад.

Рад? Неужели рад? Он бросился за ней следом, готовясь к великой битве.

Глава 10

В существовании дьявола не сомневается никто, кроме тех, Кто находится под его влиянием.

Коттон Мадер

– Опять все сначала? Рубен, я уже охрипла от этого спора. Сейчас я туда войду. Одна. Сию же минуту.

Хотя он стоял так близко, что мог к ней прикоснуться, Рубен едва различал ее в тумане. С противоположной стороны улицы, на которой они стояли, лишь колеблющееся пятно желтого света обозначало вход в дом номер 722. Кругом было тихо. Порой из промозглого тумана смутно возникала какая-нибудь человеческая фигура и тотчас же бесшумно, как призрак, растворялась в нем опять.

– Я не хочу, чтобы ты шла туда одна. Его собственный голос казался странным, почти бестелесным. Он тоже охрип от спора, продолжавшегося почти без перерыва последние двадцать восемь часов.

Грейс Нетерпеливо топнула ножкой по мокрому тротуару.

– Ты же мне сам говорил: они воюют только друг с другом! Ты сказал, что даже самые свирепые тонги не трогают белых. Все насилие совершается только в их собственном кругу и никогда…

– Я сказал «как правило»!

У него руки чесались заткнуть ей рот носовым платком и тем самым прекратить спор.

– Этот тонг один раз уже нарушил правила: они напали на почтовую карету «Уэллс-Фарго» и чуть не убили пассажиров. Уинг ведет нечестную игру, Гусси.

Мы не можем предсказать, каков будет его следующий ход.

– Он хочет заполучить статуэтку, – упрямо возразила Грейс. – Этот ход мы можем предвидеть.

– Первым делом он хочет заполучить тебя. Уже много раз в своем споре они возвращались к . этому доводу. Рубену он казался не просто неотразимым, а прямо-таки убийственным, и у него в голове не умещалось, почему Грейс к нему совершенно не прислушивается. Тем не менее дело обстояло именно так. Его лучший, самый веский аргумент она воспринимала как какой-то ребяческий вздор.

– Ой, Рубен, ради всего святого! Конечно, у Уинга мозги набекрень, и я не стану отрицать, что он положил на меня глаз…

Она не закончила фразы и ткнула его локтем в ребра, словно приглашая посмеяться вместе с собой. Рубен не засмеялся. Грейс тяжело вздохнула.

– Я уже большая девочка и могу постоять за себя. Я не боюсь Уинга. Мне не раз приходилось ставить мужчин на место, и многие из них были пострашнее этого Крестного Отца.

– Да уж, держу пари! – в сердцах рявкнул Рубен, не успев даже сообразить, что это далеко не лучший ответ.

Грейс оскорбление вскинулась, но промолчала.

– Черт побери. Гусси, по-твоему, мне от этого легче?

– А мне плевать, легче тебе или нет, – ответила она ледяным тоном. – Сейчас я войду, и ты не сможешь меня остановить.

– Еще как смогу!

Они яростно уставились друг на друга в тумане. Уже в который раз за этот злосчастный день ситуация зашла в тупик.

– Слушай, – заговорила она через минуту все еще сквозь зубы, но стараясь, чтобы ее голос звучал примирительно, – мы это проходили вот уже раз сто. Он не даст нам денег, если я не войду туда и не возьму их. Ничего со мной не случится. Он немного пофлиртует, я буду вежливо улыбаться в ответ. Он передаст мне деньги, и я уйду. Дай мне один час…

– Полчаса.

Сама мысль о том, что Грейс целый час будет кокетничать наедине с Уингом, казалась Рубену нестерпимой.

– Нет, час, – заупрямилась Грейс. – Скорее всего я успею обернуться раньше, но на всякий случай пусть будет немного времени в запасе. Мне предстоит деликатная миссия, но, если ты ворвешься не вовремя, чтобы меня спасать, все мои труды пойдут прахом.

Рубену до смерти не хотелось соглашаться, но в конце концов он проворчал:

– Ладно.

– Вот и хорошо. С усталым вздохом Грейс немного ослабила свою боксерскую стойку и оглянулась через плечо на дом Уинга.

– Пистолет не забыл?

Рубен похлопал себя по карману.

– Он тебе, конечно, не понадобится, но на всякий случай помни: в нем всего два заряда и бьет он не дальше чем на шесть футов.

– Я запомню, – угрюмо буркнул он. – Тигр у тебя?

Она в свою очередь похлопала по сумочке, которую прижимала к себе локтем.

– Ну и ладно.

– Ну и ладно. Что ж, мне, пожалуй, пора. – Ну и иди.

Но Грейс так и не двинулась с места. Может, она хочет, чтобы он обнял ее на прощание? Но если он ее обнимет, то уже никогда не отпустит, силой потащит обратно домой. И прощай десять тысяч долларов.

В последнюю секунду Рубен все-таки потянулся к ней. Грейс как раз отворачивалась от него, собираясь пересечь улицу. Его рука неловко задела ее лопатку, словно он собирался на прощание похлопать ее по спине. Она что-то пробормотала, не оглядываясь, и через несколько секунд ее поглотил туман.

Она вновь возникла в размытом пятне света на другой стороне улицы. Рубен увидел, как она подняла и опустила голову дракона, но густой туман заглушил стук. Однако тяжелая дверь тотчас же распахнулась. – Это безумие.

Он произнес эти слова вслух, пока ноги сами собой несли его бегом через улицу. Один раз он споткнулся о какое-то невидимое препятствие, но не упал и достиг противоположного тротуара в тот самый миг, как Грейс исчезла за дверью. Дверь закрылась за ней с глухим стуком, в котором Рубену почудилась какая-то обреченность, словно опустилась крышка гроба. Он замер на бегу. Даже в двух шагах вход в дом, окутанный плотным, сырым, клубящимся туманом, был едва различим. Вчера Рубен в шутку спросил слугу Уинга Ин Ре о крепостном рве, но сегодня шутка обернулась против него самого: иллюзия неприступности – необыкновенно убедительная благодаря туману – удержала его от порыва немедленно взять цитадель штурмом.

Он провел руками по влажным волосам. Может, Грейс права и он действительно ведет себя, как старая дева? Подойдя к уличному фонарю на углу Беккет-стрит, Рубен занял наблюдательную позицию у отсыревшей стены безликого неосвещенного здания в двух шагах от кольца тусклого света и стал ждать.

Ожидание растянулось до бесконечности. Здесь было слишком темно, чтобы разобрать, что показывают стрелки на его часах. Как же ему узнать, когда истечет условленный час? Да черт с ним, с этим часом, он постучит в дверь Уинга, когда ему вздумается. Хоть сию минуту. Туман и тишина действовали ему на нервы. Он решил провести разведку.

Задний фасад цитадели Уинга должен был, по идее, выходить в переулок, соединявший Беккет– и Керни-стрит. Рубен пожалел, что на нем сапоги; лучше бы он надел ботинки и не топал, как солдат на плацу. Беккет-стрит была совершенно пустынна, но в переулке он наткнулся на целое полчище крыс, привлеченных валявшимся повсюду гниющим мусором.

Двигаясь на восток, он добрался до усеянной бесчисленными окнами и пожарными лестницами стены в задней части дома Уинга. Теперь угадать бы, какое именно помещение выбрал Крестный Отец, чтобы принять мисс Смит. Рубен пристально вглядывался в освещенные окна, но большинство из них было скрыто за опущенными шторами, а в тех, куда можно было заглянуть, он ничего интересного не увидел.

Слева от него располагалось еще одно трехэтажное здание, во всех окнах которого горел свет, однако все они были предусмотрительно задернуты тонкими шторками. Внезапно Рубен сообразил, что это, должно быть, и есть принадлежащий Уингу бордель. Как его там? Дом Божественного Покоя и Удовлетворения.

Пока он наблюдал, вдоль зашторенного окна на третьем этаже борделя прошла женская фигура. Она скрылась из поля зрения и через мгновение вновь возникла в соседнем окне, но уже в резиденции Уинга. Лишь секунда понадобилась Рубену, чтобы оценить важность увиденного. Здания были соединены между собой! «Очень удобно», – заметил Док Слотер, рассказывая о соседстве двух зданий, хотя и сам не представлял, насколько это удобно. Но ничего, Рубен его просветит.

Он стоял, качая головой и поражаясь своей неожиданной удаче, но тут какой-то шум за спиной заставил его замереть. Скорее всего крыса, а может быть, кошка, поскольку шум был громче, чем…

Искры посыпались у него из глаз в ту самую секунду, как на левый висок обрушился оглушительный удар. Земля вздыбилась и поднялась прямо к лицу, но боли больше не было: обморок накрыл его черной подушкой и смягчил падение. Больше ничего. Пустота.

* * *

– Осторожнее, эти ступеньки иногда бывают немного скользкими.

«Да будь они хоть наполовину такими скользкими, как ты, я бы уже растянулась, как на льду», – с раздражением подумала Грейс, делая вид, что не замечает протянутой ей на помощь руки Уинга. Как она позволила затащить себя сюда? Что за затмение на нее нашло? Сделка была завершена; он получил тигра, а она – деньги, все десять тысяч благополучно перекочевали в ее сумочку. Пора было уходить, так нет: вместо этого он потащил ее осматривать катакомбы.

Уинг был так настойчив, что ему просто невозможно было отказать. Он предложил выпить сам-шу, китайской виноградной водки, чтобы отметить «успешное завершение деловой части встречи», а затем пригласил ее осмотреть свою знаменитую коллекцию, а под конец перешел на «ты» и начал величать ее «твоя святейшая милость». Как же она могла отказать ему в удовольствии похвастаться «несколькими безделушками из его скромного собрания»?

Он заверил ее, что ему это доставит величайшее наслаждение, ибо подобный случай выпадает нечасто «по причинам, которые, я уверен, нет нужды вам объяснять, мисс Смит». Иными словами, «скромное собрание» все сплошь состояло из краденых «безделушек», догадалась Грейс. Итак, Крестный Отец оказал ей доверие. Весьма сомнительная честь, особенно с учетом того, что ей не терпелось поскорее выбраться отсюда, вернуться вместе с Рубеном домой и отпраздновать великую победу. И все же ей любопытно было взглянуть на музей Уинга.

– К тому же вы, без сомнения, захотите увидеть, как изображение тигра вернется наконец в лоно семьи! Идемте, это займет всего лишь минуту, и вы будете щедро вознаграждены за потраченное время.

Весьма интригующее предложение. Он только забыл упомянуть одну маленькую деталь: коллекция находилась в подвальном этаже.

Вот так она и очутилась в сыром, продуваемом сквозняками и отнюдь не сверкающем чистотой погребе. Ей пришлось пробираться по узкому каменному коридору, стараясь при этом не задеть правым локтем покрытой копотью стены, а левым – хозяина дома. За одним из поворотов коридора Грейс заметила полуоткрытую дверь. Внутри Помещения двое грузчиков двигали тяжелые деревянные ящики, громоздя их вдоль дальней стены.

Уинг крепко взял ее за локоть и заставил двинуться вперед в ту самую минуту, как она вспомнила, где и когда видела такие ящики прежде: три дня назад, во дворе напротив входа в курильню опиума. Их сгружали через люк в точно такой же подвал. Стало быть, Уинг хранит опиум для своих собственных притонов прямо здесь? У себя в доме?

Они добрались до закрытой двери, освещенной свисающим с потолка фонарем. Уинг вытащил ключ из кармана своего строгого черного сюртука, отпер дверь и театральным жестом распахнул ее настежь.

– Вот это да! – ахнула Грейс.

Ее отклик привел Уинга в восторг. Он широко повел по воздуху обеими руками и объявил потусторонним шепотом, прозвучавшим особенно жутко в огромном зале:

– Это и есть моя галерея. Добро пожаловать, мисс Смит.

Его голос стал еще тише, он состроил жалкую гримасу умирающего с голоду нищего:

– А может быть… Августина? Могу я называть тебя Августиной?

– Да, конечно, – рассеянно ответила Грейс. Уинг скрестил руки на сердце и низко поклонился.

– Моя благодарность не знает границ, – признался он жарким шепотом.

– Не за что.

Она отвернулась, чтобы не видеть его пылающего страстью взгляда, от которого ей становилось не по себе, и принялась рассматривать помещение. Это действительно была галерей – просторная, с высоким потолком и обставленная не менее пышно, чем любой из виденных ею выставочных залов в Музее изящных искусств Сан-Франциско. Сырой камень остался за дверью: стены галереи были обшиты панелями темного дуба, роскошный восточный ковер необъятных размеров устилал пол, газовые лампы, развешанные на стенах и свисавшие с потолка, создавали иллюзию дневного света.

Даже воздух здесь был свежее и чище, чем в затхлом коридоре, оставшемся у них за спиной. Три из четырех обшитых панелями стен были сплошь увешаны акварелями, древними свитками, шелковыми ширмами, а четвертая заставлена застекленными полками со скульптурой и керамической утварью. Из-за высокого расписного экрана доносились звуки струнной музыки. Грейс бросила вопросительный взгляд на Уинга.

– Для услады твоих ушей, – напыщенно произнес он, сделав еще один широкий жест рукой.

Заглянув за ширмы, Грейс увидала молодую девушку в наряде из красного атласа, перебиравшую, струны какого-то причудливого грушевидного инструмента, немного похожего на лютню. Если это было задумано как обольщение, оно возымело обратное действие на Грейс: она едва удерживалась от смеха. Вот Рубену понравится, когда она ему все расскажет!

– Я вижу, тебя привлекает живопись. Она больше отвечает западному вкусу, чем скульптура или керамика, ты не находишь?

Уинг бочком подобрался к ней поближе, пока Грейс любовалась акварельным портретом мужчины в китайском халате с длинной козлиной бородкой и пучком волос на макушке обритой наголо головы.

– Это портрет Ли Бо[35] , величайшего из наших поэтов. Но это не прижизненное изображение: портрет написан не более пятисот лет назад.

– Это мой любимый поэт, – сказала Грейс. Уинг был очарован.

– Правда? Смотри, Августина, – он перешел к пьедесталу в самой середине зала. – Это тоже бодисаттва или, если хочешь, ангел доброты и милосердия. Телесное сходство не так заметно, как в той фигурке, что я предложил тебе вчера, – тут в его голосе прозвучал мягкий упрек, – но и здесь присутствует все тот же дух бескорыстия и щедрости. Узришь ли ты его светлейшим взором?

– Можешь не сомневаться.

Что это он несет? Может, решил перейти на язык Шекспира?

Он что-то вытащил из кармана.

– Вот, возьми.

Грейс машинально протянула руку.

– Что это?

– Просто кусочек нефрита. Прикоснись к нему, Августина. Какая чистота формы, какая гладкость, какая удивительная простота! Они возвышают душу до экстаза, уводят ее из мира внешней видимости в мир иной. Ты это чувствуешь? Знаешь ли ты, что мы с тобой едины?

– Прошу прощения?

– Вселенский Дух, целостность, единение всех вещей. В Его лоне различия являются лишь обманом чувств. Ты, Августина, и я: мы единое целое. Она опустила кусочек нефрита ему на ладонь. – Это очень любопытная философия, мистер Уинг, и я обещаю поразмыслить о ней на досуге, но сейчас мне уже пора уходить.

Он уныло повесил голову. Длинные белые волосы упали ему на грудь, закрывая щеки с обеих сторон подобно занавесу. Струнная музыка смолкла; Грейс услыхала за ширмами какой-то шорох, и через миг девушка в красном подошла к ним с подносом черного дерева в руках. На подносе стояли два кубка в форме цветков лотоса, наполненные темно-красной жидкостью. Уинг поднял один из них и протянул его Грейс.

– О нет, больше одной я не пью, – воспротивилась она, но он настойчиво вложил кубок ей в пальцы, а сам взял второй.

Служанка поклонилась и, пятясь, скрылась за ширмами.

– Вот мой последний дар, – печально прошипел Уинг. – Боюсь, мне больше не суждено тебя увидеть.

Он поднял кубок, как бы салютуя. В его глазах явственно читалась мольба.

«Ну уж за это я точно выпью», – мрачно подумала Грейс и осушила свою порцию в три глотка. Прохладная сладкая жидкость больше походила на фруктовый сок, чем на спиртное, и показалась ей чудесной на вкус. Очевидно, Уинг решил отказаться от попыток ее соблазнить. Он, конечно, человек со странностями, тут и спорить не о чем, но есть у него и светлые стороны. Щедрость, к примеру. Не говоря уж о любезности. Да и на вид он вовсе не так уж плох. Грейс улыбнулась про себя, заметив, что рассуждает об Уинге, как об одном из заветных напитков Рубена: «Мягкий и обаятельный, щедрый душой».

– Что? – переспросил Уинг, подступая ближе. Боже милосердный, неужели она произнесла это вслух?

– Что это такое? – спросила Грейс, протягивая ему свой кубок в форме лотоса.

– Рисовое вино.

– Правда?

– У нас в Китае есть такая поговорка: выпить вместе рисового вина-Это означает – стать друзьями. Спутниками жизни.

– Очень мило.

Она огляделась, ища, куда бы поставить опустевший кубок, но так и не нашла ничего подходящего.

– Ну мне все-таки пора идти. Мой брат уже, наверное, волнуется, не знает, куда я пропала. Уинг обиженно поджал свои тонкие губы.

– Он тебе очень предан.

– Кто, Алджернон? О да, очень предан. Все еще держа в руке кубок, она позволила ему взять себя под руку и вывести из галереи в сырой, продуваемый сквозняками коридор.

Они повернули направо, хотя Грейс могла бы поклясться, что поворачивать надо было налево, и, пройдя еще несколько шагов, остановились у двери, которую она видела впервые. Уинг указал на китайскую надпись над входом и перевел ее, едва не прижимаясь губами к уху Грейс: «Царство Вечной Жизни».

– Очень мило. Мне пора.

Он не дал ей уйти, прижав раскрытую ладонь к ее спине между лопаток.

– Только на одну минутку. Это очень важно.

– Нет, в самом деле…

– Очень прошу.

– Но я уже…

Не слушая возражений, он распахнул дверь. Внутри горел свет и были люди: ей стало не так страшно. Когда Уинг знаком предложил ей войти, Грейс пожала плечами и переступила через порог.

Двое китайцев в рабочей одежде стояли на коленях у основания гигантского, полого внутри прямоугольника с невысокими, сложенными из камня стенками и покрывали сусальным золотом керамические плитки, которыми был инкрустирован арочный вход. Другие рабочие, вооруженные мастерками и ведрами штукатурки, трудились внутри прямоугольного сооружения.

– Что они строят? – спросила Грейс.

Черные, обычно непроницаемые глаза Уинга загорелись, как уголья.

– Они строят мою могилу.

– А-а, твою могилу.

Вдруг до нее дошло, и она перестала кивать, как болванчик.

– Твою могилу?

– Пойдем, ты все увидишь.

– Нет, спасибо. Вот…

Грейс хотела отдать ему кубок, но замерла от изумления, заметив, что плотно сомкнутые лепестки лотоса вновь наполнены до краев рубиново-красной жидкостью.

– Какого черта? – спросила она, переводя ошеломленный взгляд с чаши на Уинга.

– Не пугайся, моя золотая. Здесь ты в безопасности. Видишь, дракон охраняет вход, ни один злой человек не потревожит нас здесь.

И он грациозным жестом указал на керамическую статуэтку в пояс высотой с изображением рычащей ящерицы, поднявшейся на дыбы слева от входа в склеп, или саркофаг, или как там еще оно называлось.

– А вот человек-зверь, – продолжал Уинг, плавно проводя рукой по воздуху направо, где помещалось еще одно чудовище в позе часового. – Теперь ты видишь, что тебе ничто не угрожает?

– Гм…

– Не сомневайся, – прошипел он, проходя вперед. – Ты все видишь, Августина, ибо ты одарена особой мудростью.

– Все верно, но послушай, я бы…

– Знаешь, в чем состоит самый страшный грех, какой только может совершить человек, Августина?

«Бросить друга на произвол судьбы в доме буйно-помешанного, – мрачно сострила она про себя. – И почему здесь вдруг стало так жарко?» Тяжело вздохнув, Грейс отпила глоток вина из своей чаши.

– Ну и в чем он состоит?

– Не иметь сыновей. Это самое чудовищное проявление неповиновения родителям. Не имея сыновей, человек не может попасть в царство небесное. Молитвы сыновей, возносимые за него, будут услышаны Вселенскими Силами, равно как и молитва души его покойного родителя. Запад в своем невежестве называет это «поклонением предкам», хотя на самом деле мы поклоняемся совсем не предкам.

– Ну, разумеется, нет.

Грейс еще раз оглянулась в поисках места, куда можно было бы поставить чашу с вином, но тут на нее накатила волна головокружения.

– Ой!

Он покачнулась; Уинг помог ей устоять на ногах.

– Идем, я покажу тебе, что возьму с собой на небеса.

Он так сказал или ей послышалось? Наверное, послышалось: вряд ли человек может такое сказать.

– Сюда, Августина, вот за этот занавес.

– Ой! – повторила Грейс, чувствуя, что у нее нет больше сил оказывать сопротивление Уингу.

Ноги у нее почему-то одеревенели. Двигаясь, как кукла, она позволила ему провести себя мимо разбросанных строительных инструментов и заляпанных краской деревянных козел к отделенному занавесом алькову в дальнем конце большой комнаты. Внутри, похоже, располагалась еще одна галерея, но значительно меньших размеров. И здесь не было картин. Все собрание состояло исключительно из образцов скульптуры.

– В прежние времена богатейшие представители благородного сословия посвящали свой жизненный путь сбору всего того, что могло им понадобиться на том свете, Августина. Среди прочего были домашние животные, особые яства, любимые произведения искусства. Слуги.

Грейс облизнула пересохшие губы.

– Слуги?

– Их изображения, – улыбнулся Уинг. – Вот, полюбуйся.

Он указал на скульптурные группы, выставленные на столе.

– Разве они не прекрасны? Вот танцовщица и акробат, оба времен династии Хань. Исключительно ценные экспонаты. Вот эти фигуры изображают служанок – династия Вэй, четвертый век. А вот музыканты и певцы времен династии Сунь. Взгляни, как они прелестны. Разве они не достойны того, чтобы взять их с собой на тот свет?

Ясное дело, достойны. Физиономия одного из музыкантов привлекла ее внимание: толстощекий и лукавый барабанщик, просто душа оркестра. В самом деле очаровательная фигурка. Грейс протянула руку, чтобы его потрогать, но Уинг схватил ее пальцы и поднес их к своим губам. К своим тонким жеманным губкам. Внутренне содрогаясь, она все же позволила ему приложиться к костяшкам пальцев. Он высунул язык, словно лягушка, ловящая насекомых, и провел им по ее руке. Она все выдержала, как каменная.

– В стародавние времена, – начал шептать Уинг, все еще склонившись и щекоча ее влажную кожу своим дыханием, – скульптурных изображений не было: рабов приносили в жертву и хоронили вместе с хозяином, чтобы они служили ему вечно.

Во рту у Грейс пересохло, ей пришлось опять облизнуть губы, иначе она не смогла бы заговорить.

– Какая милая традиция.

Кубок-лотос все еще был у нее в руках. Уинг помог ей поднести его ко рту, и она жадно выпила все до дна.

– Еще? – предупредительно осведомился он, нажимая пальцем на бронзовую ножку-стебель.

Как по волшебству, кубок опять наполнился вином.

– Второе дно? – удивленно заморгала Грейс.

– Пей.

Она повиновалась. Уинг сунул руку за пазуху. Грейс покорно ждала, готовая ко всему. Однако вместо голубя, или кролика, или разноцветного шарфа Крестный Отец извлек на свет Божий фигурку тигра, которую она не далее как полчаса назад обменяла на десять тысяч долларов. Впервые за все это время Грейс заменила, как прелестна, как изящна эта фигурка, какой удивительной добротой светится лицо человека-кошки. Она вдруг пожалела об этой сделке. У нее даже мелькнула в голове мысль об обратном обмене, но тотчас же ушла. Уинг подвел ее к висевшей на стене застекленной полке.

– А вот и остальные, – сказал он.

Она рассмотрела их всех: дракона, лошадь, обезьяну, змею. Быка, свинью, козу и собаку. Крысу, кролика, тигра.

– Теперь я смогу взять с собой их всех. Всех. Действуя чрезвычайно бережно, он поставил тигра на место среди остальных и отступил на шаг, с удовлетворением рассматривая все двенадцать фигурок.

Грейс позавидовала его состоянию, ибо сама она чувствовала себя до странности неудовлетворенной. Чего-то ждущей. Не то чтобы ей хотелось есть или пить, но ей хотелось… чего-то. Она вспомнила о Рубене, но и эта мысль от нее уплыла.

– Теперь нам пора идти.

– Да, – согласилась она.

Но ему пришлось ей помочь, потому что ноги ее не слушались: она скорее скользила, а не шагала, и в уме у нее сложился образ Крестного Отца, тянущего ее на веревочке, как игрушечную повозку. Как только они достигли лестницы, ведущей из погреба наверх, этот образ рассыпался, сменившись другим: образом Сизифа, вкатывающего камень на гору.

Ее руки, ставшие никуда не Годными, висели по бокам, как плети. С трудом переставляя со ступеньки на ступеньку налитые свинцом ноги, Грейс позволила Уингу подпирать и подталкивать себя в поясницу.

– Что происходит? – спросила она с любопытством.

Уинг не ответил, осторожно подсаживая ее на каждую новую ступень, пока они не достигли вершины лестницы. Пройдя по коридору до входной двери, он не свернул к ней, а направился налево, туда, где начиналась еще одна лестница.

– Погоди, погоди, – бормотала Грейс, медленно поворачиваясь и указывая на дверь, – выход там. Каждое движение давалось ей с трудом. Вместо ответа Уинг обнял ее за талию и начал взбираться по ступенькам, не обращая внимания на ее легкое сопротивление. На площадке Грейс встала, как вкопанная.

– Рубену это не понравится, – отчетливо произнесла она.

– Мы больше не будем о нем говорить, – с упреком возразил Уинг.

– Не будем?

– Нет.

Сознание то покидало ее, то, вновь возвращалась, накатывая волнами, как прибой. Стоило ей почувствовать себя решительной и сильной, как воля отступала, словно отхлынувшая от берега вода. За время одного такого упадка сил Уинг успел завести ее за угол к новому лестничному маршу, на этот раз узкому и освещенному свечами. По стенам плясали огромные причудливые тени. Паника охватила Грейс и пробрала ее до самых глубин естества. Но это было необычное, какое-то отстраненное ощущение, как будто не ее, а какую-то другую, едва знакомую ей женщину тащил вверх по лестнице выживший из ума китаец. Страх уходил и возвращался вместе с силой воли, то взмывая ввысь неудержимой волной беспокойства, то оставляя за собой наезженную колею глубокой апатии.

Уинг поддерживал ее обеими руками, однако собственное тело казалось ей необыкновенно гибким и мягким, как глина. Похоже было, что локти и колени, обычно сгибавшиеся только в одну сторону, теперь могли выворачиваться куда угодно. Если бы не страх и не смутное, тревожное желание чего-то неизъяснимого, недоступного пониманию, Грейс могла бы сказать, что это странное состояние тела и души доставляет ей удовольствие.

Но страх продолжал подниматься и опускаться, приливать и отступать, не давая ей насладиться периодами затишья, когда ее главным ощущением становилось любопытство. Грейс плыла по затененному коридору, как вода, медленно текущая по туннелю, порой останавливаясь у дверей, порой заходя в одну из комнат. Она слышала, как ее онемевшие губы вслух говорят: «Нет», но тотчас же забывала, что ее так испугало.

До чего же красиво – кровать необъятной ширины, высокая, покрытая взбитыми, словно пена, волнами великолепного шелка! Как гоголь-моголь – желтый, белый, оранжевый, красный… пухлые подушки, напоминающие солнце и луну, расшитые звездами, целыми созвездиями… Золотые, серебряные, яркие, ослепительные… мягкие-мягкие. Шепот Уинга: «Августина…» И его руки, неторопливо прикасающиеся к ее коже… Такие мягкие, скользкие, как масло… Вниз, вниз, вниз… она падает! Шелест атласных простынь – гладких и прохладных… И воздушные, невесомые слова – шепот, ласкающий ей щеку. Девушка за его черным плечом. Служанка. Он что-то сказал – служанка исчезла.

«Страшно», – попыталась выговорить Грейс, но язык не повиновался ей. Она оставила попытки заговорить. Бесполезно. Белые волосы, как крыло голубя, задевшее ее горло, успокоили ее. «Августина…» – горячий, страстный шепот в ухе. «Зови меня Гусси, как называет Рубен…»

«О Господи, Рубен!»

– Лежи тихо, драгоценный опал души моей. Ожидай блаженства, ибо оно придет. Бледное лицо нависло над ней – бледное, обрамленное белыми волосами лицо с блестящими зубами.

– Знаешь ли ты, сколько раз ты мне снилась? Я мечтал о тебе… Белокожая женщина с золотыми волосами. Я узнал тебя в ту самую секунду, как увидел… Мое видение… Моя жена рядом со мной на троне, а наши сильные здоровые сыновья, как львята, играют у наших ног.

Грейс назидательно подняла пальчик, чтобы его предостеречь. Но вот о чем? Ах, да. Какая забавная шутка: Кай-Ши – Крестный Отец, Ай-Ма – Мать.

– Пустой номер… – Непослушный язык еле ворочался у нее во рту.

Уинг улыбнулся. Тонкие губы вытянулись, втянули ее указательный палец в сырую черную пещеру рта. Отвращение? Да, она испытала отвращение, клубок змей зашевелился у нее в животе… а потом произошла волшебная перемена: накатила новая волна и все смыла. «Коснись…» – подумала Грейс. Неужели вслух? «Прикоснись ко мне». Злобный, все видящий, все знающий взгляд вспыхнул и скользнул вниз. Какая-то вкрадчивая возня у нее на груди… Пальцы… Ткань рвется так медленно… Теплый воздух на разгоряченной от стыда коже. Руки. Его руки. О Господи, его руки…

А вот опять женщина, кукольная служаночка. Несет трубку, свечу, стальную иглу. Потрескивание пламени, дурманящий дым отравы…

– Нет! Ах ты, ублюдок, ублюдок…

Никакого толку. Огонь сжигает ей горло, грудь горит, глаза слезятся… и яд проникает внутрь. Она чувствует: вот он просачивается, ползет, как червь, забирается ей в мозг…

Напоенный отравой Крестный Отец поднялся над ней, его лицо светилось, как бледная луна.

– Дождись меня, моя золотая хризантема. Я должен уйти и подготовить себя к свиданию с тобой. Дождись своего мужа. Дождись…

Его слова змеиным шипением отдавались у нее в ушах. Она содрогнулась, но его губы заставили ее рот раскрыться, пропуская внутрь его длинный язык.

Неподвижность. Искры проскакивали за ее закрытыми веками, мелькали языки пламени. Ее тело стало легче воздуха. Ей виделось, как она воспаряет над постелью, проплывает сквозь потолок, вверх, вверх к густеющей небесной синеве, все выше и выше… И вот уже вся вселенная распростерлась внизу, как ковер. С царственным безразличием она видела и понимала все. Все казалось ясным до мельчайших подробностей: все стало единым разумом, бесконечно разворачивающейся цепью мысли, великой суммой знаний, объяснявшей все сущее на земле. И все это помещалось у нее в мозгу. Она не могла дождаться часа, когда сможет всем поведать о своем открытии.

Но… что-то было не так. Что-то странное творилось в комнате с огромной кроватью… Ах, да – Уинг собирался вернуться. Ведь он был ее мужем и готовился к первой брачной ночи.

Грейс открыла глаза и подняла голову. Никого. Она лежала, безвольно раскинувшись на простынях из алого шелка, пунцового шелка… рукам тесно в рукавах платья, плечи обнажены, грудь обнажена…

Волна ужаса обрушилась на нее, сотнями иголочек покалывая кожу. Она дернулась, вскочила на ослабевшие ноги и бросилась к дверям. Заперто. Стены, шторы, ширмы, занавеси, драпировки… – О, черт!

Это прозвучало как набатный колокол – отчетливо и громко. «Да где же, черт побери, это проклятое окно?»

Вот оно – искусно спрятанное под водопадами коварного шелка, скользкого и опасного, как руки душителя. Ее пальцы судорожно уцепились за деревянную раму, мускулы напряглись, скользящая рама наконец поддалась и поползла вверх, вверх, вверх! Грейс покачнулась и налетела грудью на подоконник, больно ударившись ребрами. В разлитом по комнате свете тускло блеснули укрепленные снаружи железные перекладины. Пожарная лестница! Захлебываясь плачем, согнув колени, как пловчиха перед прыжком, она схватилась за раму…

– Нет, миледи, нет!

Чьи-то ласковые руки мягко, но настойчиво потянули ее назад. Грейс завопила. Но это был не Кай-Ши, это была девушка. Служанка.

– Вы мне поможете?

– Да.

– Помогите мне.

– Да, миледи. Сюда.

Покорная, беспомощная, Грейс позволила служанке увлечь себя прочь от окна, обратно к постели. К брачному ложу. «О, черт…» Тихие слезы медленно покатились по щекам Грейс, когда девушка легкими, как птичьи крылышки, пальцами расстегнула ее порванное платье и осторожно стянула его на пол. За ним последовали сорочка, нижняя юбка, туфли, чулки, панталончики… «Рубен, где же ты?»

– Ложиться, – сказала горничная. Грейс легла.

– Помогите мне…

Последняя жалкая попытка. Прохладный шелк под ее спиной предательски нагревался.

– Вот помощь, – проговорила девушка. – Послушать меня: не сопротивляться. Понимать? Лучшая помощь – сдаваться.

Глава 11

Что такое смерть? Внезапно перестаешь грешить.

Элберт Хаббард

– Порядок, хозяин? Все хорошо, хозяин?

– Эй, прекрати! А ну-ка убери свои… Ой!

– Просить прощения, хозяин! Теперь порядок? Выпить? Девочку? За счет заведения! Ну как, хозяин, уже лучше?

Рубен с рычанием обхватил обеими руками голову и принял сидячее положение на ходящем ходуном бархатном диване, от которого разило потом и дешевыми духами. Двое мужчин, обеспокоенно переговариваясь по-китайски, склонились над ним, а женщина средних лет в необъятном черном наряде пыталась тем временем прижать смоченную в уксусе тряпку к его виску. Он оттолкнул ее руку и обвел взбешенным взглядом всех троих. Выражение тревоги на их круглых лицах ничуть его не смягчило.

– Что случилось? Кто вы… о, черт! Пришлось стиснуть зубы: голову пронзила жуткая боль.

– Кто из вас меня оглушил?

Никто не сознался, никто не поднял руку, но тот из перепуганных китайцев, что был выше ростом, сказал, повесив голову:

– Просить прощения. Ошибочка, хозяин. Женщина встала с дивана и отвесила ему униженный поясной поклон.

– Просить прощения, ужасный ошибка. Плохой люди залезать в дом с черный ход, подсматривать, брать девушка, платить – нет. Мы следить. Сегодня темно, большой ошибка. Белый джентльмен – благородный господин. Все хорошо – не надо полиция. Господин желать стаканчик сливовый вино? Любой девушка? Есть особенный, очень молодой, невинный, отец – большой князь в Китай. Привести?

Голова у него была набита ватой, но понемногу в мозгах просветлело настолько, что он поднялся на ноги и спросил, еле ворочая языком:

– Который час?

– Рано, совсем рано, время сколько угодно, можно повеселиться…

– Который час?

Опять он схватился за голову и закачался, чувствуя, что вата обволакивает мозг.

– Десять тридцать.

– Десять..

Рубен отнял руки от лица и в ужасе уставился на китайцев. Они схватили его, когда он попытался прорваться к двери, и окружили взволнованным полукругом.

– Прочь! Прочь с дороги! Они расступились, и Рубен выбрался наружу. Ему пришлось остановиться и оглядеться в густом тумане, чтобы понять, где он находится. Вышел он через парадную дверь Дома Божественного Покоя и Удовлетворения, стало быть, мутный желтый свет в нескольких десятках шагов справа от него – это вход в резиденцию Уинга. Бросившись к нему бегом, Рубен" споткнулся, упал и расшиб колено. Он грязно выругался, но новый приступ боли пошел ему на пользу: в голове наконец-то прояснилось.

Дверной молоток в виде висящего вниз головой дракона выбил оглушительную барабанную дробь, Рубен колотил, не переставая; ему хотелось, чтобы молоточек превратился в настоящий средневековый таран. И вот тяжелая дверь приоткрылась, в щели показалась голова Ин Ре.

– Да?

– Здесь была Грейс… мисс Смит, она приходила к Уингу. Она уже ушла?

– Никого нет под таким именем.

– Вы хотите сказать, она ушла?

– Никто не приходил, никакой Смит, никакой леди.

Он начал закрывать дверь.

– Стоп! Она была здесь – та женщина, что приходила со мной вчера. Я сам видел, как вы ее впустили. Она… Эй!

Ин Ре прикрыл дверь, так что осталась щелка не больше дюйма, но Рубен все же успел вставить в нее носок сапога.

– Слушай ты, сукин сын! Открой дверь! Открой или я…

– Да?

С быстротой и ловкостью крестьянина, привыкшего косить траву, Ин Ре выхватил девятидюймовый ятаган и обвел горло Рубена сверкающим полумесяцем.

Как побитая собака, Рубен вскинул в воздух обе руки ладонями наружу, в знак того, что сдается. Ин Ре плавно закрыл дверь у него перед носом.

Он успел добежать до тротуара, но тут колени у него подогнулись, и он опустился на землю. Ему по опыту было известно, что, если вспомнить о ноже, представить себе сверкающее серебристое лезвие, острое, словно бритва, рассекающее плоть, это закончится либо обмороком, либо рвотой, либо истерическим криком.

Медленно, постепенно, дюйм за дюймом Рубен выпрямился, полной грудью вдыхая прохладный ночной воздух. Немного успокоившись, он в полный голос выкрикнул:

– Грейс!

Никакого ответа.

Он сложил руки рупором вокруг рта.

– Грейс!

Молчание.

Она не ушла бы домой одна, не дождавшись его. Значит, она до сих пор находится в доме. В лапах Уинга.

Троица, надзиравшая за Домом Божественного Покоя и Удовлетворения, немало удивилась его скорому возвращению.

– Уважаемый сэр! – воскликнула мадам в черном наряде, улыбаясь фальшивой улыбкой и заламывая руки, но одновременно заглядывая ему за спину, чтобы убедиться, что он не привел с собой полицию. – Вам лучше? Просить прощения, очень, очень…

– Мне нужна девушка, – запыхавшись, перебил ее Рубен, – любая девушка. Вот эта, я хочу ее.

Он указал на скромную, не блещущую красотой малютку, робко прятавшуюся за спинкой красного бархатного дивана, того самого, на котором он лежал без сознания всего десять минут назад.

– Господин желать Той-Гун? – залебезила мадам. – Господин ее иметь. За счет заведения. Желать виски, мы посылать наверх…

– Да, но позже.

Рубен подошел к Той-Гун, прилагавшей все усилия, чтобы не отшатнуться в страхе от высокого белого дьявола, пожиравшего ее обезумевшим взглядом. По ее лицу было ясно видно, что мысль о свидании с ним наедине ей совсем не улыбается. Однако она была слишком хорошо вышколена и даже не пикнула, когда он схватил ее за руку и вытащил из гостиной на освещенную газовыми горелками лестницу, ведущую на второй этаж. Мадам и двое вышибал, оглушивших, а потом подобравших его в переулке, напутствовали его добрыми пожеланиями здоровья и счастья.

Той-Гун попыталась остановиться у закрытой двери в середине коридора, тянувшегося через все здание борделя.

– Мой комната, – пропищала она, указывая на дверь.

Но Рубен потащил ее дальше, даже не обернувшись. Как он и рассчитывал, в задней части дома обнаружилась еще одна, явно служебная лестница – узкая и скудно освещенная. Девушка начала протестовать по-китайски, но он толкнул ее вперед и заставил первой подняться по ступенькам.

– Третий этаж, – бормотал он, понукая ее, – мне нужен третий этаж. Скорей, скорей!

Еще один полутемный коридор с бесконечными дверями. За одной из них послышался пьяный мужской хохот. В самом конце коридор замыкался черной дверью со смотровым окошком в верхней части, закрытым бисерной занавеской. Той-Гун уперлась, не желая подходить близко к этой двери.

– Нет! Нет! – умоляюще запричитала она, пытаясь объяснить ему жестами, что он идет не туда, куда нужно.

Не обращая на нее внимания, Рубен повернул ручку. Заперто. Той-Гун побелела и умолкла, когда он сунул руку в карман и вытащил маленький двузарядный пистолетик Грейс. Действуя рукоятью, Рубен про бил дыру в окошке. Звон разлетающегося стекла заставил его поморщиться'. В дыре остались торчать острые осколки, но он все-таки сумел просунуть в нее руку, нащупал ключ в замке с другой стороны и повернул его.

– Пошли, – скомандовал он своей робкой пленнице и потащил ее сквозь дверь, как на буксире.

Ему удалось продвинуться шага на три по новому коридору, когда девушка снова уперлась, наотрез отказываясь следовать за ним.

– Нет, нет, нет! – вновь заголосила она, как капризный ребенок.

Рубену пришлось согнуться чуть ли не до пояса, чтобы встретиться с ней взглядом.

– Кай-Ши, – произнес он грозным шепотом. Девушка тотчас же умолкла, онемев от ужаса.

– Где он? Проводи меня к нему. Отведи меня к Кай-Ши.

Той-Гун закатила глаза и затрясла головой. Это продолжалось до бесконечности; ему пришлось прибегнуть к отчаянному средству: снова вытащить «дерринджер» и помахать у нее перед носом. Зубы у бедной девочки выбивали дробь, рука тряслась, как у старухи, но она все же сумела указать куда-то вдоль по устланному ковром коридору и направо.

– Где? Покажи мне, – потребовал Рубен. Полумертвая от испуга Той-Гун словно прикипела к тому месту, где стояла. Тогда он ободряюще похлопал ее по плечу и пошел дальше один, моля Бога, чтобы страх лишил ее не только ног, но и языка. Хоть на несколько минут.

В отличие от коридора борделя, оставшегося за спиной, здесь все двери были открыты, но ни одна из комнат не была освещена. Означает ли это, что они пусты? Рубен понадеялся, что да. Той-Гун указала ему направо. В тридцати шагах впереди себя он увидел лестницу, а за ней открытую дверь, из-за которой на толстый персидский ковер падал свет. Рубен двинулся на этот маяк.

Со второго этажа через лестничный пролет до него вместе с запахом курений донеслись голоса. Рубен не остановился, даже не заглянул вниз, проходя мимо. Прижавшись спиной к стене, он стал напряженно вслушиваться, но так и не услыхал ни звука из освещенной комнаты. Игрушечный пистолетик Грейс целиком умещался у него на ладони: оставалось лишь надеяться, что он не отстрелит себе палец, если придется им воспользоваться. Глубокий вздох. Оттолкнувшись правой ногой, как поворотным рычагом, Рубен одним прыжком очутился на пороге комнаты.

Раздался женский визг. Это кричала не Грейс – Грейс без единой нитки на теле лежала на громадном ложе под балдахином, опираясь на локти и бессмысленно улыбаясь ему. Кричала другая – та самая маленькая служанка, что вчера подавала чай. Увидев пистолет, она закрыла рот, а когда Рубен двинулся к ней, попятилась от него прочь.

– Привет, – сказала Грейс.

– Гусси, черт бы тебя побрал, поднимайся и живо одевайся!

– Ладно.

Она перекинула ноги через край постели, но при первой же попытке встать ее колени подогнулись, и она медленно, грациозно опустилась на пол.

– Ну и ну, – пробормотала она, бессмысленно оглядываясь вокруг, словно не понимая, как она тут оказалась.

Господи Иисусе, всемогущий и милосердный! Она была пьяна!

Когда он направился к ней, ругаясь на чем свет стоит, маленькая горничная проскочила мимо него и Юркнула в дверь. Рубен не стал за ней гнаться, все его внимание было сосредоточено на Грейс.

– Куда ты подевала свою одежду? – спросил он грубо, пряча пистолет в карман и опускаясь на колени рядом с ней.

Ее голова бессильно откинулась назад, подобно пышному цветку на слишком тонком стебле, и стукнулась затылком о край кровати. Сама Грейс этого даже не заметила. Рубен взял ее за плечи и встряхнул.

– Ну давай. Гусси, проснись! Где твое платье? Куда ты дела свои туфли?

В роскошной, сплошь затянутой оранжевым шелком спальне, насколько он мог видеть, не было ни единого лоскута одежды, за исключением желтого кимоно, которое служанка, убегая, обронила на пол.

Подхватив Грейс под мышки, Рубен усадил ее на самый край постели. Как только он ее отпустил, она бросилась к нему и обвила руками его шею.

– О, Рубен, – вздохнула она, пытаясь поцеловать его в губы, – я так рада, что ты пришел!

Он уклонился, и ей пришлось довольствоваться щекой. Она наградила его смачным поцелуем и прижалась к нему голой грудью.

– Вот и хорошо, милая.

Он разжал ее руки и заглянул ей в глаза.

– Оставайся здесь и никуда не ходи, Грейс. Слышишь? Не двигайся ни на дюйм. Поняла?

– Поняла.

Она послала ему кривоватую улыбку и попыталась отдать честь, но промахнулась и хлопнула себя по лбу.

– Невероятно, – пробормотал Рубен, вновь подсаживая ее на подушки, чтобы она не съехала, а сам потянулся за желтым кимоно.

Уже подхватив с полу шелковый халат, он услыхал первый крик – пронзительный, леденящий душу военный клич, от которого у него волосы встали дыбом. На мгновение Рубен замер, глядя на открытую дверь. Топот шагов, бегущих по лестнице, заставил его очнуться. Он бросился к двери, захлопнул ее, нащупал ключ и повернул его в замке. Две секунды спустя чье-то плечо обрушилось на дверь с другой стороны. Удар был такой силы, что затряслась не только дверь, но и стены комнаты.

Грейс, качаясь, поднялась на ноги, ее чудесные золотистые локоны спутались и падали на лицо.

– Пожарная лестница, – произнесла она вполне отчетливо и ткнула пальцем в задернутую штору у себя за спиной.

Он потратил десять драгоценных секунд, всовывая ее непослушные руки в рукава шелкового халата. Оглушительный грохот заставил их обоих подпрыгнуть, а затем и ахнуть, когда они увидели лезвие топора, вырубившее из двери целый кусок древесины. Рубен отдернул штору и рывком поднял раму окна.

– Быстро, быстро, быстро, – торопил он, поддерживая Грейс за талию и пытаясь подсадить ее на подоконник ногами вперед Сзади раздавались частые и ритмичные удары по двери, но он так и не оглянулся, чтобы проверить, как продвигается дело у дровосека. Грейс воскликнула:

«Уф!», когда он нагнулся и въехал ей плечом в живот, оторвав ее от пола. Каким-то чудом ему удалось выбраться самому и вытащить ее из окна на площадку сырой, скользкой, шаткой, раскачивающейся под их тяжестью пожарной лестницы.

Ступени отвесно уходили вниз. Перил тоже не было.

– Держись за мой пояс, – велел ей Рубен. Грейс начала нащупывать что-то в районе ширинки.

– Выше, Гусси! Пояс!

Она наконец нашла искомое место у него под сюртуком и крепко обхватила его руками. Ему пришлось поддерживать ее левой рукой за бедра, чтобы она не соскользнула, а за перекладины лестницы хвататься одной только правой.

– Ну, держись крепче, – скомандовал он, – не отпускай. Готова?

Она что-то промычала через нос, давая понять, что пора спускаться, и Рубен шагнул в никуда.

Главная трудность состояла в том, чтобы спуститься по пожарной лестнице, оберегая свободно висящую в воздухе задницу Грейс от ударов о каждую следующую перекладину. Большей частью ему это удавалось, но если нет, она тихим повизгиванием сообщала ему о неудаче. К тому времени, как они достигли площадки второго этажа, правая рука Рубена, на которую приходилась двойная нагрузка, онемела от напряжения. Он поставил бы Грейс на ноги, будь у него хоть малейшая надежда, что она сумеет преодолеть последние полмарша собственными силами, но увы, она висела у него на плече, как куль с мукой. Стараясь не прислушиваться к тревожным звуками погони, доносившимся сверху, Рубен вскинул свою ношу повыше и возобновил спуск.

Достигнув последней перекладины, он понял, что от земли его по-прежнему отделяют десять футов воздуха, ничем не заполненного, кроме тумана. Рубен лихорадочно перебрал в уме несколько способов добраться до тротуара, не разбившись насмерть. Все они свелись к одному, самому простому, когда у него над головой раздались возмущенные крики, а железные перекладины лестницы заходили ходуном. Раздался выстрел. Присев на корточки, Рубен ухватился за третью перекладину от края.

– Держись, – предупредил он и позволил ногам соскользнуть с перекладины.

На две секунды они повисли над переулком. Ровно столько времени понадобилось Рубену, чтобы осознать, насколько это немыслимо – спрыгнуть на булыжную мостовую, где никто не подстелил ему соломки. Над головой прогремел еще один выстрел. Правая рука у него горела и выворачивалась из плеча. Он разжал пальцы.

Когда его ноги коснулись земли, Рубен упал вперед, стараясь повернуться так, чтобы Грейс не ударилась лицом. В результате лицом ударился он сам. Его руки немного смягчили ее падение, но все-таки она здорово стукнулась, правда, самой мягкой частью тела. Он скатился с нее, поднялся на колени, на ходу вытаскивая «дерринджер» из кармана, прицелился прямо вверх и выстрелил. Звук, произведенный изящной игрушкой, напоминал безобидный хлопок, однако вслед за ним сверху послышался порадовавший его сердце хриплый вскрик, а затем какая-то паническая возня. Смятение в рядах противника.

Воспользовавшись короткой передышкой, Рубен заставил Грейс подняться на ноги и перекинул ее руку себе через плечо.

– Я могу идти, – заверила она его, тяжело дыша.

Он решил это проверить, двинувшись на восток к Керни-стрит, и убедился, что она еле волочит ноги. В кирпичную стену рядом с ними ударила пуля, полетели осколки. Рубен выстрелил в ответ, потом отбросил ставший бесполезным «дерринджер», подхватил Грейс на руки и бросился бежать.

Туман оказал им большую услугу: не успели они проделать половину расстояния до угла, как пожарная лестница скрылась из виду. На углу Рубен свернул налево и продолжил путь, прижимаясь спиной к стенам безликих магазинчиков и жилых домов, замирая каждые несколько секунд, прислушиваясь к звукам погони. Невозможно было сказать, что представляют собой темные провалы между домами: улицы, переулки или глухие тупики в бесконечном запутанном лабиринте Китайского квартала. Пройдя несколько шагов, он уже не смог бы с уверенностью сказать, что все еще находится на Керни-стрит. Возможно, они сбились с пути и двигались по-прежнему на восток, а не на север, а может быть, и на запад или на юг. В зловонной нише какого-то дома. Рубен остановился немного передохнуть и поставил Грейс на ноги.

– Рубен, я… – начала она. Услыхав какой-то шум, он зажал ей рот рукой. Она попыталась высвободиться, и ему пришлось еще крепче надавить ладонью. «Ш-ш-ш…» – прошептал он ей на ухо, втискивая ее в нишу и загораживая своим телом, чтобы никто не заметил с улицы ее канареечно-желтый халат. Рубен не обернулся, но явственно расслышал, как кто-то крадется у него за спиной, ступая почти бесшумно в туфлях на мягких подошвах.

Дрожь начала пробирать тело Грейс, и у Рубена возникло большое желание составить ей компанию: кошачья походка их молчаливого преследователя действовала ему на нервы. На долгую томительную минуту оба застыли, сохраняя полную неподвижность, однако Рубен заметил, что ее тело в его руках обрело несколько большую упругость и уже не казалось бескостным, как студень. Должно быть, она начала трезветь. Он шепнул ей на ухо:

– Как ты думаешь. Гусси, идти сможешь?

Она кивнула.

Они отделились друг от друга, но взялись за руки. На клубящейся туманом улице не было слышно ни звука, однако Рубен был не так прост, чтобы доверять этой обманчивой тишине.

– Идем, – сказал он и вновь повел ее сквозь непроглядную ночь.

Их дом находился к северо-востоку от Китайского квартала, не толку от этих сведений не было никакого: вполне возможно, что они блуждали кругами. Единственным проводником могли бы служить воющие в заливе туманные сирены, но и им нельзя было доверять: эхом отражаясь от стен и мостовых, пронзительные звуки раздавались как будто со всех сторон разом. Прочесть название улицы в тумане можно было разве что прямо под уличным фонарем, а стоять под фонарем было небезопасно. Порой их пугал какой-нибудь редкий прохожий, они замирали, готовясь к худшему, но всякий раз окутанная туманом фигура проходила мимо. И все же Уинг, наверное, уже успел разослать своих людей повсюду: их везению рано или поздно должен был настать конец.

Конец настал в коротком переулке, наполненном вонью и густой, как тушь, темнотой. Они и свернули-то в него только по ошибке! Рубену опять пришлось взять Грейс на руки, так как грязный тротуар был засыпан битым стеклом. Внезапно впереди раздались торопливые шаги, направлявшиеся прямо к ним. Все произошло так быстро, что Рубен успел лишь поставить ее на ноги и принять полусогнутую боксерскую стойку. Из тумана возникла мужская фигура и замерла прямо перед ним. Молодое, горящее азартом лицо показалось Рубену знакомым. Новобранец! Тот самый, что пролезал под троном Уинга, чтобы родиться заново!

Неизвестно, какое именно мерзкое, остро заточенное холодное оружие имел при себе юный Носитель Секиры: что бы это ни было, оно все еще оставалось у него в кармане или за поясом. Теперь или никогда. Будучи человеком миролюбивым, Рубен знал только один обманный прием. Он выкрикнул какой-то воинственный клич и стремительно бросился на своего обидчика, широко раскинув руки в стороны. Вид у него был такой беззащитный, что новоиспеченному члену «Общества Безупречной Небесной Гармонии» ничего иного не пришло в голову, как обхватить его обеими руками за туловище и сжать изо всех сил. Однако он был не таким дураком, каким казался на вид: принял стойку «ноги вместе», оттопырив зад, поэтому пнуть его коленом в пах не представлялось возможным. Рубен уже с шумом выпустил из груди воздух, чтобы выглядеть задыхавшимся, и теперь пожалел об этом. Надо было сберечь немного для второго и на этот раз действительно последнего трюка. Его руки все еще были свободны. Он размахнулся и изо всех сил хлопнул новобранца по ушам – раскрытыми ладонями, чтобы не лопнули барабанные перепонки.

Сработало! Носитель Секиры издал душераздирающий вопль, рухнул на колени и согнулся пополам, хватаясь за гудящие от боли уши. Рубену не хватило решимости изувечить его до полной потери сознания, хотя ему не раз приходилось быть свидетелем драк в барах, когда вид поверженного противника только подогревал всеобщее веселье и азарт.

– Грейс? – тихонько окликнул он.

Она, хромая, заковыляла к нему из темноты. Вид у нее был слегка осоловелый, как будто он оглоушил ее, а не плохого парня.

– Давай выбираться отсюда, – предложил Рубен. Она потянулась к нему. Он подхватил ее на руки и побежал. Туман больше не был им другом: он скрывал выход на свободу, в нем таился враг. Наконец Рубену попалась табличка с названием улицы, написанным по-английски. И само название тоже оказалось знакомым: это была узкая, как щель, облупившаяся, грязная, кишащая пороком улица на восточной границе Китайского квартала и соседнего района Барбери-Коуст, ничем не уступавшего ему по уровню преступности. Однако здесь, по крайней мере, шлюхи были белыми, поэтому появление босоногой блондинки в канареечном кимоно никого не должно было удивить. Во всяком случае, Рубену очень хотелось в это верить.

Увы, Грейс с каждым шагом все больше теряла силы. Рубен решил передохнуть и остановился в темноте на углу приземистого здания, как раз за чертой светового пятна, падавшего из освещенного окошка над входной дверью. Прочесть вывеску с того места, где они находились, было невозможно. Оставив Грейс у глухой, отсыревшей из-за тумана торцовой стены, Рубен на секунду вступил в круг света, прочел вывеску и тотчас же снова ретировался в тень.

– Нам повезло, – сообщил он торжествующим шепотом, – это гостиница. Судя по всему, обыкновенная ночлежка; похоже, тут сдают комнаты на час. Что скажешь, Гусси? Воспользуемся гостеприимством? Мы могли бы…

– Да, – подозрительно быстро откликнулась она. Рубен взглянул на нее с беспокойством.

– Ладно, – озабоченно кивнул он, коснувшись ее холодной и влажной щеки. – Что с тобой? Тебе плохо?

Зрачки у нее были расширены настолько, что глаза казались совершенно черными и бездонными, большими, как блюдца. Она покачала головой из стороны в сторону, потом закивала, потом опять сделала отрицательный жест.

– Ладно, все понятно.

Он улыбнулся и торопливо чмокнул ее по-братски, . чтобы она не чувствовала себя брошенной, но поцелуй вызвал у нее стон, и Рубен встревожился еще больше. Нельзя было оставлять ее одну даже на минуту. Еще раз оглядевшись по сторонам и убедившись, что никого подозрительного поблизости нет, он повел ее ко входу.

– Ничего не говори, – шепотом предупредил Рубен. – Просто стой тихонько, а разговаривать буду я.

Гостиница называлась «Баньон-Армз», и снять в ней номер оказалось проще простого. Седовласый клерк мирно дремал за стойкой и при виде Грейс, закутанной в одно лишь шелковое кимоно, под которым не было ничего, даже бровью не повел.

– Два кола, изрек он, зевая, и протянул руку за ключом к утыканной крючками дощечке на стене.

– Нам нужна самая чистая комната, какая у вас есть, Комната с ванной и свежие простыни. Рука машинально потянулась за другим ключом.

Четыре кола, – объявил клерк столь же равнодушно. – Комнат с ванными нет. Общая ванная в конце коридора.

– И еще нам нужна бутылка. –Здесь вам не винный погреб. – Пять колов, – предложил Рубен, положив на стойку лишний доллар.

Клерк сунул руку под прилавок и вытащил бутылку виски.

– Развлекайтесь, ребята.

К тому времени, как они добрались до лестницы, он уже громко храпел в своем кресле.

Глава 12

Подлинная страсть есть всепоглощающее пламя; не находя себе пищи, она превращает человеческое сердце в прах и пепел.

Уильям Уинтер

Ванная комната оказалась в середине коридора второго этажа, на полпути к их номеру. Рубен встал на часах у дверей, пока Грейс шумно Плескалась внутри. Омовение так затянулось, что он забеспокоился и постучал в дверь. – Эй, Гусси, ты что, решила устроить заплыв? Дверь внезапно отворилась.

– Извини, – проговорила она напряженным голосом, никак не откликнувшись на шутку.

– Ничего страшного, я тебя не тороплю.

Она выглядела чистенькой и свежей, а пол перед эмалированной чугунной раковиной был весь залит водой. Рубен понял, что она устроила себе стоячую ванну. Ее босые ножки посинели от холода. Он взял ее за руку и отвел по коридору к комнате номер восемь, удивляясь про себя ее непонятному состоянию. Грейс казалась натянутой, как струна, словно изо всех сил старалась удержаться от какого-то опасного шага. Как только за ними закрылась дверь номера, она оставила его и направилась прямиком к окну.

На письменном столе в дальнем углу стояла покоробившаяся от жара масляная лампа и лежал коробок спичек. Рубен поставил на стол бутылку виски и разжег лампу, а затем осмотрел комнату в ее неярком мигающем свете.

– Очень уютно, – провозгласил он, просто чтобы что-нибудь сказать.

Комнатенка оказалась тесной и безобразной, с низким потолком и голым, давно не метенным полом. Помимо письменного стола вся остальная меблировка сводилась к умывальнику и кровати. Пятнистые стены когда-то скорее всего были голубыми, но с годами приняли тот же сизый оттенок, что и туман за окном, только еще грязнее. Ниже дверной ручки имелась дыра, явно пробитая ногой и кое-как заделанная, однако замок, слава Богу, запирался. И простыни, покрывавшие толстый комковатый матрац на постели, выглядели чистыми – по крайней мере с того места, где он стоял. В общем, могло быть и хуже.

Грейс все еще стояла к нему спиной, придерживая рукой порванную выцветшую занавеску, и смотрела на стелющийся за окном туман. От влажного воздуха ее вьющиеся волосы закурчавились еще сильнее и окружали голову золотистым ореолом. Рубен взглянул на ее хрупкие плечи и стройную спину. Туго перехваченный кушаком на талии желтый халат подчеркивал округлую женственность соблазнительных бедер. Он вспомнил, какая она была, когда он нашел ее в постели Уинга – нагая и томная. Сколько же все это может продолжаться? Сколько ему еще терпеть?

– Что-нибудь видно? – спросил Рубен.

– Туман.

– Мы побудем тут пару часиков, отсидимся, а потом придумаем, как нам добраться до дому. Люди Уинга не станут рыскать по улицам всю ночь, разыскивая нас.

Ему очень хотелось на это надеяться. Грейс не шевельнулась и ничего не ответила; ему даже показалось, что она вообще его не слышит. Немного погодя она опустила шторку, обхватила себя руками и, засунув ладони в широкие рукава кимоно, принялась с силой растирать предплечья.

– Грейс? – в тревоге окликнул ее Рубен. Она так и не обернулась.

– Что, собственно, произошло? Она не ничего не сказала. Он подошел поближе. В уме у него мелькнуло страшное подозрение.

– Уинг сделал тебе больно? Грейс, он приставал к тебе?

Несмотря на все увиденное, Рубен почему-то продолжал отчаянно цепляться за безумную надежду, что между нею и Уингом еще ничего не произошло. Теперь же он испугался, что подтвердятся его худшие опасения. Но Грейс по-прежнему не желала отвечать на вопросы. Рубен потянулся, чтобы ее обнять.

– Милая, что он…

Она повернулась волчком, как только он коснулся ее. Выражение ее лица его поразило.

– Рубен, – невнятно пробормотала она и принялась растирать его плечи, как только что растирала свои.

– Ты не заболела? Как ты себя чувствуешь?

– Я вся горю, – призналась наконец Грейс. Она запрокинула голову и застонала. Это был долгий, протяжный, мучительный вой, потрясший его до глубины души. Рубен обнял ее и начал шептать какие-то слова утешения, но Грейс с силой прижалась к нему всем телом, судорожно цепляясь за его одежду.

– Я вся горю, – повторила она в отчаянии, притираясь к нему бедрами.

Рубен растерянно заморгал, глядя на свое отражение в мутном зеркале над умывальником. – Ну и ну…

– Обними меня, умоляюще попросила Грейс. – Нет, не надо! О Господи…

Она зарылась лицом ему в рубашку.

– Он мне что-то подмешал в вино.

– Он… что?

– Ведь я тебе нравлюсь, правда? Ты всегда… н-н-нет! Грейс стиснула зубы и боднула его лбом, словно намереваясь протаранить насквозь грудную клетку. – Рубен, я сгораю. Если ты мне не поможешь, я сейчас взорвусь или выскочу из своей кожи.

Рубен осторожно похлопал ее по спине, пытаясь понять, в чем; дело.

– Ты хочешь сказать…

У нее в горле раздался низкий и грозный рокочущий звук. Она отпрянула, чтобы заглянуть ему в лицо.

– Помоги мне, – властно скомандовала Грейс. – Только попробуй посмеяться надо мной, Рубен, и я… я…

Ее голубые глаза наполнились слезами. Все еще в недоумении, он провел кончиками пальцев по ее левой груди. Вновь тесно прижавшись к нему, она обхватила ногами его левое бедро. Рубен не мог поверить, что все это происходит наяву. Грейс бросалась на него всем телом – раз, два, три, четыре – и наконец кончила. Болезненный, грубый, мучительный оргазм опустошил ее, и она тяжело повисла у него на руках, обливаясь потом, выбившись из сил и задыхаясь.

Он неожиданно для себя засмеялся; но это была неудержимая нервная реакция, своего рода разрядка. Грейс оцепенела в его объятиях, и Рубен вспомнил, что смеяться-то ему как раз и не полагается.

– Я не над тобой смеюсь. Гусси, просто… так получилось, что я не смог…

– Заткнись!

– Ладно.

Несколько минут они простояли неподвижно, стараясь отдышаться и прийти в себя. Потом Рубен почувствовал, как по ее телу прошла долгая судорога, и осмелился задать вопрос:

– С тобой все в порядке?

– Нет.

– Тебе холодно?

Она притворно рассмеялась.

– Нет? Тебе не холодно?

Грейс вся дрожала. Она по-прежнему сжимала его ногу и вдруг опять начала проделывать бедрами тот же фокус, стискивая и разжимая их в медленном, но упорном, возбуждающем ритме.

– М-м-м… Послушай, Грейс, тебе не кажется, что это не слишком удачная мысль?

– Опять началось.

– Что?

Он все еще не понимал.

– Рубен, он заставил меня что-то выпить!

– Ты хочешь сказать, оно все еще… Она кивнула. Свои руки он видел в зеркале: действуя сами по себе, они скользнули вниз, подхватив ее ягодицы и прижав ее покрепче. Грейс вскинулась, вскрикнула и медленно расслабилась, вновь безвольно повиснув у него на руках.

Теперь уже сам Рубен почувствовал, что его прошибает пот.

– Давай ляжем, – нерешительно предложил он. Грейс немедленно повернулась, не сказав ни слова, И взобралась на кровать. Ее руки и ноги запутались в покрывале, кимоно раскрылось и сбилось на сторону, Толку от дурацкого желтого халата все равно не было никакого, поэтому Рубен помог ей его снять, но даже после всего, что произошло, это показалось ему недопустимой вольностью, хотя Грейс была не в состоянии обижаться. Желая хоть немного уравнять положение, он робко спросил;

– Грейс, может, мне тоже… м-м-м…

– Да.

– Сию секунду.

Он сел на край кровати и сбросил с себя одежду, но перед тем, как забраться в постель, подошел к письменному столу и прикрутил фитилек лампы, хотя при данных обстоятельствах такая попытка соблюсти приличия едва не заставила его вновь покатиться со смеху. Удержавшись от соблазна, он забрался под простыню, которую Грейс целомудренно натянула до самого подбородка. Одной согнутой в локте рукой она в смущении и расстройстве прикрывала лицо. Рубен отвел эту руку в сторону и заглянул ей в глаза. Взгляд у нее был затравленный, зрачки все еще расширенные.

– Успокойся, – сказал он, откидывая влажные от пота кудряшки у нее со лба, – ты в безопасности, и у тебя будет все, что пожелаешь. Хочешь поговорить?

Грейс опять прикрыла лицо согнутым локтем. Зубы у нее стучали. Судорожно втянув в себя воздух, она прошептала:

– Прошу тебя, пожалуйста, ты можешь… Выговорить нужное слово она не сумела, но Рубену показалось, что он понял ее правильно. Осторожным, нерешительным жестом Рубен коснулся рукой ее правой груди: ему очень не хотелось попасть впросак. Нежный бутон тотчас же отвердел и поднялся ему навстречу, словно в знак приветствия. Рубену хотелось задержаться, поработать над ним еще немного, но Грейс не терпелось перейти к сути дела. Схватив его руку, она увлекла ее вниз по животу и дальше – к распаленной страстью сердцевине своего женского естества. Стоило ему коснуться ее там, ощутить влажное тепло, и вот уже из ее груди исторгся новый мучительным стон, бедра стальными тисками сомкнулись вокруг его запястья, опять начались торопливые и беспорядочные конвульсии.

– Ну хватит, хватит, – дрожащим голосом проговорил Рубен, когда это кончилось. – Теперь тебе лучше?

Он высвободил руку и украдкой вытер ее о простыню, чувствуя себя донельзя глупо. Грейс отвернулась и кивнула с закрытыми глазами. Она слегка дрожала и покусывала губы, вся красная от желания и мучительной неловкости.

– Что он тебе дал? – спросил Рубен и начал тихонько поглаживать ее по руке от локтя до плеча и обратно, решив про себя, что это нейтральная территория.

– Не знаю. Что-то красное. Он говорил, что это какое-то фруктовое вино.

– Шпанская мушка, – догадался Рубен. Говорил он тихо, но Грейс расслышала его слова.

– Да, наверное. Мне следовало догадаться. О, Рубен, – простонала она, – он забрал тигра и отнял деньги! Это все я виновата!

– Забудь об этом, – великодушно утешил ее Рубен. – Самое главное, ты осталась цела! Но Грейс была безутешна.

– Это еще не все, – сказала она после минутного молчания и отвернулась лицом к стене. О Боже, что там еще могло случиться?

– Скажи мне, в чем дело.

– Опиум, – прошептала она. – Он заставил меня затянуться из трубки. Я ничего не могла поделать, он меня принудил.

Рубен лежал не двигаясь. Он пытался поверить, но у него не укладывалось в голове. Он не хотел верить. «Проклятый сукин сын».

– Я убью его, – проговорил он с расстановкой. – Богом клянусь, я его убью.

Грейс закрыла лицо ладонями, и Рубен понял, как ей страшно.

– Не волнуйся, – принялся уговаривать он ее, стараясь придать голосу как можно больше уверенности. – Ты скоро придешь в себя и обо всем забудешь. Как будто ничего и не было.

– Когда? – прохрипела она.

– Ну не знаю, через час или два. Не бойся, ты не станешь курильщицей после пары затяжек, моя милая.

– Да тебе-то откуда знать? А вдруг я стану такой же, как те люди в курильне? Вдруг эта отрава завладеет моей душой и…

– Ничего такого не будет. Так вообще не бывает.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю, и все.

Она содрогнулась, все еще не глядя на него. Рубен обнял ее и задал следующий вопрос:

– Уинг приставал к тебе, Грейс?

– Нет. То есть да. Он терпеливо вздохнул.

– Так «да» или «нет»?

– Приставал. И я ему позволила. Мне было все равно. Ну не совсем все равно, но не настолько… Я говорила про себя: «Какой ужас», но не пыталась его остановить. А потом он ушел «готовиться», и пришла женщина. Она сняла с меня одежду и… О Боже мой, я была ей благодарна! Я хотела, чтобы все произошло поскорее! Я знала, что это все значит, знала, что он вернется и… что он может… избавить меня от этого… ужасного чувства… Я знала, что это не правильно, я все понимала, но…

Рубен заставил ее замолчать, обхватив ее лицо ладонями.

– Забудь об этом, Гусси, ты ни в чем не виновата. Ты же ничего не могла поделать.

– Я знаю, знаю, но…

– Никаких «но». Это не твоя вина; и все тут. Ее взгляд немного смягчился. Она повернула голову и поймала губами его палец. Рубен застыл, как статуя, но, когда Грейс, жадно причмокивая, втянула его палец в рот, как леденец, больше не смог терпеть и перебросил свою голую ногу ей через бедра. Она не Воспротивилась. Куда там! Она повернулась к нему лицом и прижалась так, что между их телами не осталось ни малейшего просвета. Настал его черед застонать.

Под действием наркотика у нее исчезли все внутренние запреты и развязался язык, – Рубен, ты просто не пре… не представляешь, какое это ощущение! – хрипло прошептала она.

– Ну почему же? Я бы так не сказал. Грейс разом выдохнула весь воздух из груди: очевидно, это должно было означать взрыв смеха. Пожалуй, смех – это как раз то, что нужно, подумал Рубен и тоже выдавил из себя слабый смешок. Она отозвалась хриплым «ха-ха-ха», отчего ее груди заколыхались, щекоча его разгоряченную кожу.

– М-м-м, – промурлыкала Грейс и уже нарочно потерлась грудью о его грудь.

Рубен прижался губами к ее лбу у самой линии волос.

– Я вырос в такой вот в точности комнате, – проговорил он сквозь зубы, оглядывая потеки на стене и трещины в потолке.

Похоже, она даже не расслышала.

– Да, моя комната была Очень похожа на эту.

Мне было девять, восемь, семь, уже не помню точно.

В летние месяцы жара стояла страшная. Матрац весь трещал, как сухие дрова.

Она перестала двигаться. Отлично: значит, он может прекратить болтовню. С трудом разлепив веки, Грейс попыталась сосредоточить на нем взгляд.

– «Ш-ш-шиповник»… был похож на эту дыру?

– Нет, – тотчас же отозвался он. – Нет, «Шиповник» был похож… ты что, шутишь? Разве мог «Шиповник» походить на эту дыру?

Он напустил на себя вид оскорбленной невинности и выиграл игру в гляделки: ей в ее состоянии было за ним не угнаться. Она заморгала, признавая свою ошибку, и вновь прижалась щекой к его ключице.

Несколько минут они наслаждались блаженным покоем. Кровь перестала стучать в висках у Рубена, его тело расслабилось. Но стоило ему немного перевести дух и успокоиться, как Грейс испустила стон, вскоре превратившийся в угрожающее рычание, опрокинула его на спину и оседлала.

– Привет! – слетело у него с языка прежде, чем он успел подумать.

– Привет.

В свое приветствие она вложила совсем иной смысл.

Рубен понял, что просто так он от нее не отделается, когда Грейс обеими руками подняла свои великолепные груди и поднесла их ему, словно спелые плоды. Ее колени врезались ему в бока, а самое волнующее место – теплое и влажное – елозило взад-вперед по животу. Не выдержав сладкой пытки, он наконец крепко схватил ее за бедра и заставил остановиться.

– А ну-ка погоди.

– Что?

– Послушай, милая. Я сильный мужчина, настоящий «штаркер»[36]. Женщины всегда меня любили, потому что я в этом деле мастер. Но…

– Что?

– Но ты доводишь меня до полного безумия. Она даже не слушала.

– Войди в меня, Рубен.

– Грейс!

– А?

Она скользнула немного ниже, оказавшись у него на бедрах. В ее движениях, пока она его возбуждала, отсутствие умения искупалось энтузиазмом. Сперва потихоньку, потом все более решительно она действовала своей нежной ручкой, доводя его до неистовства.

– Знаешь что? – спросила она с закрытыми глазами.

Изо всех сил стискивая зубы, он промычал что-то нечленораздельное.

– Пока я лежала и ждала Уинга… я все время думала о тебе. Мне хотелось, чтобы это ты пришел. Ну давай же, Рубен!

– А что скажет Анри? – сумел выдавить из себя Рубен.

– Кто?

– Твой муж, – напомнил он, нахмурившись.

– А-а-а, Генри! Он мне не муж, мы просто живем вместе.

Пока Рубен обдумывал эту новость, Грейс привстала на коленях и подняла его скипетр, готовясь овладеть им. Быстрое движение бедер – и он оказался внутри. Но только на дюйм.

– Входи, Рубен, – прохрипела она. – Скорей!

– Утром ты меня за это возненавидишь, – попытался вразумить ее Рубен.

Грейс запрокинула голову и ответила, обращаясь к потолку:

– Лучше утром, чем сейчас. Она была раскалена, как доменная печь. Бесконечный огненный туннель. Он и сам горел, изо всех сил стараясь сохранить .неподвижность, чтобы не взорваться сразу же. Вот она сжалась, стиснула его, и они выкрикнули что-то в едином порыве, но каким-то невиданным чудом ему удалось удержаться и не кончить вместе с ней. Рубен заметил муху, которая села на простыню рядом с подпрыгивающим бедром Грейс, и сосредоточил на ней все свое внимание. Словно не замечая их, муха принялась чистить крылышки и вытягивать хоботок; Наблюдая за ней, Рубен сумел выдержать Натиск Грейс и не сорваться.

Она рухнула на него сверху, тихонько всхлипывая.

– Боже мой, Рубен, как ты можешь это выносить? Ой, нет, прошу тебя, не двигайся, – с мольбой простонала она, когда он сделал попытку повернуться.

Он все еще был возбужден, все еще стоял в ней, как опорный шест вигвама.

– Не двигайся. Если бы ты мог… Сколько ты можешь вот так продержаться?

– Хоть всю ночь, – самоуверенно заявил он. «Еще секунд тридцать, детка. Сорок, если ты не будешь двигаться».

Грейс склонилась к самому его лицу, опустив локти на подушку по обе стороны от его головы. Когда она заговорила, ее дыхание обожгло ему щеку:

– Как ты думаешь, когда это пройдет? Сердце у него упало.

– Ты хочешь сказать, что оно еще не прошло?

– Пока прошло, но мне кажется, оно возвращается – зловеще предупредила Грейс.

Рубен крепко закрыл глаза и стиснул зубы, чтобы не. застонать. – Ну… это же не может длиться вечно. Скоро эта гадость выветрится.

– Когда?

– Скоро. Он ободряюще, похлопал ее по плечу т потянулся за простыней, чтобы ее укрыть. Россыпь испарины у нее на коже быстро высыхала, ее опять стала пробирать дрожь.

На какое-то время Грейс затихла, но потом вдруг огорошила его вопросом:

– А что такое «штаркер»?

– «Штаркер»? Крепкий парень. Герой.

– Похоже на немецкое слово.

– Совершенно верно, немецкое.

– Откуда ты знаешь немецкий? – спросила она, зевая.

– Я не знаю немецкого. Знаю только это слово. Подхватил у одной старой подружки. Ее звали Гретхен. Она была…

– Неважно.

Рубен с улыбкой запустил пальцы ей в волосы. Хорошо, что она так мало весит, подумал он: она растянулась поверх него, как спущенный воздушный шар.

– Откуда у тебя такие вьющиеся волосы? – спросил он, играя шелковистыми, упругими, как свежая древесная стружка, локонами.

– Мамино наследство.

– У нее они тоже были золотые?

– Угу. Я всегда ими любовалась. Она позволяла мне их расчесывать.

Грейс снова зевнула, и он почувствовал щекотку за ухом.

– Мамины духи пахли сиренью. Мне казалось, что это запах рая. – Язык у нее стал заплетаться. – Мама всегда душилась перед тем, как пойти куда-нибудь с одним из своих… кавалеров. Или когда один из них… приходил с визитом. Я всегда вспоминаю о ней, когда слышу запах сирени. И мне становится грустно.

Рубен лежал неподвижно, не смея даже дышать. Если бы она уснула, к нему одним махом вернулась бы вера в Бога, в силу молитвы, в загробную жизнь. В виде опыта он осторожно провел пальцем сверху вниз по ее позвоночнику: единственным ответом ему стало легкое посапывание. «Слава тебе, Господи!» – от всей души возблагодарил он Всевышнего.

Теперь надо было исхитриться и снять ее со своей груди, не разбудив. Ему до зарезу хотелось отхлебнуть добрый глоток виски. Она испустила глубокий судорожный вздох, и он опять замер. Ее волосы не пахли сиренью: от них пахло хвойным мылом из его ванной. Знакомый запах, исходивший от нее, казался ему экзотическим. Он приложил ладони к ее бокам, едва касаясь, просто чтобы ощутить ее. Кожа у нее была удивительная – мягче и нежнее, чем у младенца. И никакого мужа у нее не было. Даже одного, не говоря уж о двух.

Ее грудь равномерно вздымалась и опадала при каждом вздохе: это убедило его, что она спит. В ту же минуту лампа на другом конце комнаты зашипела и погасла. Рубен закрыл глаза в наступившей темноте, думая о том, как далеко придется топать до письменного стола, на котором осталась бутылка виски. Как холодно будет ступать босыми ногами по полу. Как тепло и приятно лежать в постели, даже выдерживая на себе сотню с чем-то фунтов веса Грейс. «Еще минутка, – пообещал себе Рубен, – и я пойду». Но через минуту он уже крепко спал, зарывшись носом в ее пахнущие хвоей волосы.

* * *

Он проснулся от холода в полном одиночестве. Утро еще не наступило: в комнате было темно. Рубен сел в постели и увидел у окна Грейс. Она отвела в сторону шторку и смотрела наружу. Когда он спустил ноги на пол, она оглянулась через плечо, но ничего не сказала. Следуя ее примеру, Рубен молча подошел к письменному столу, откупорил бутылку виски и отпил немного прямо из горлышка: гостиничный сервис в номерах «Баньон-Армз» не предусматривал стаканов. Пока дешевая выпивка согревала ему желудок, он заметил, что Грейс опять начала растирать себе предплечья в рукавах желтого халата. Отхлебнув еще глоток, Рубен подошел к ней.

– Хочешь глоточек? – предложил он, протягивая ей бутылку. – Тебе не повредит.

– Нет, спасибо.

Она нервно улыбнулась, окинув беспокойным взглядом его обнаженное тело, потом отвернулась и вновь уставилась в окно. Рубен поставил бутылку на подоконник. Когда он положил руку ей на затылок, Грейс оскалила зубы и запрокинула голову.

– Это уже не смешно, – сухо сказала она.

Он шагнул ей за спину и принялся растирать ее плечи.

– Не стоит так убиваться. Когда все кончится, ты взглянешь на это по-другому и…

– Нет. Ты, может быть, и взглянешь, а я – нет. Рубен улыбнулся про себя, думая о том, какая она чудачка: знает, что такое шпанская мушка, но понятия не имеет о том, как помочь себе самой. Должно быть, сказывалось католическое воспитание. Он обнял ее за талию, и она прислонилась к нему, согревая его своим телом. А он уже начал к ней привыкать, причем настолько, что ее кожа показалась ему продолжением его собственной.

– Могу я тебе чем-нибудь помочь? – спросил он как ни в чем не бывало и потерся носом о ее волосы.

Ответа пришлось ждать долго. Прошла целая минута прежде, чем она прошептала так тихо, что он едва расслышал:

– Да. Если ты не против.

Шелковое кимоно на ощупь напоминало теплую воду. Рубен развел полы в стороны и обнажил ее грудь.

– Ax, Грейси, – вздохнул он, не находя более подходящего слова, – ты такая… красивая.

– Рубен, ты вовсе не обязан ничего… говорить. Он прижался щекой к ее щеке.

– Думаешь, я это не взаправду?

Ее прелестные округлые груди были так полны, что едва умещались в его ладонях. Особенно ему понравилось наблюдать, как соски, словно набухшие весенние почки, выпирают у него между пальцами. – Я не знаю, – ответила она со вздохом.

– Красивее тебя я в жизни никого не встречал. Его руки спустились к животу.

– А какой прелестный пупочек.

Он легонько пощекотал крохотную впадинку.

– Ты самая красивая на свете. – Он провел пальцами, как гребешком, по мелким кудряшкам у нее между ног.

Грейс застонала и запрокинула голову ему на плечо.

– Раздвинь немного ножки, – предложил он слегка охрипшим голосом.

Она повиновалась, и его пальцы скользнули еще ниже, раскрывая влажное устье, раздвигая в стороны его бархатистые берега. Грейс ухватилась обеими, руками за поручень, служивший оконным ограждением. Тихие стоны вырывались из ее груди. Рубен прикасался к ней очень нежно и не усилил натиск, даже когда она принялась тереться щекой о его щеку, нарочно царапая кожу об отросшую за ночь щетину. При этом она без конца повторяла его имя, доводя его до безумия, она повторяла это имя снова и снова, без передышки, без перерыва между слогами, как бессмысленное заклинание. Его собственное самообладание было уж на пределе, и он позволил пальцам проникнуть внутрь, надеясь, что для нее так будет лучше: скорее настанет конец. Однако Грейс его удивила. Не размыкая объятий, она повернулась кругом в кольце его рук и заглянула ему в лицо.

– Отведи меня в постель. Разве ты не хочешь? Я хочу, чтобы у нас с тобой было все. Не только вот так, а по-настоящему. Ты и я, Рубен.

Она обвила руками его шею и, поднявшись на цыпочки, прошептала ему на ухо:

– Давай заниматься любовью в постели. Отличное предложение. Рубен ничего не имел против. Он поднял ее на руки и отнес в постель. Она заставила его сесть лицом к себе, они обхватили друг друга ногами. Рубен бережно овладел ею, зачарованно следя за бесконечной сменой выражений у нее на лице.

– А можно нам поцеловаться? – шепотом спросила Грейс.

Ее вопрос почему-то рассмешил его. Она тоже улыбнулась, их губы слились в медленном и сладком поцелуе, который стал для Рубена не менее волнующим, чем все остальное, чем они занимались этой ночью. Он ласкал ее груди, .а она вдруг спросила ни с того ни с сего:

– Ты натираешь пальцы наждаком?

– Что?

– Ничего. Не останавливайся.

Не прерывая поцелуя, они начали неторопливо раскачиваться взад-вперед. Он подхватил ее под попку и поднял выше, а она обвила руками его шею, выдохнув немой крик восторга прямо ему в рот. Рубен почувствовал, что слишком близок к краю. Оторвавшись от ее рта, он Замер. Ему во что бы то ни стало нужно было удержаться от последнего шага.

– Ради Бога, Рубен…

– Милая…

– Но я хочу тебя! – Нет, послушай…

– Только ты можешь погасить этот огонь. Раз и навсегда.

Рубен заставил ее умолкнуть, до боли стиснув в объятиях.

– Подумай, Грейс, – умоляюще проговорил он. – Ты же не хочешь завести от меня ребенка. Тебе это совсем не нужно.

– О, мой дорогой…

Она сжала его щеки ладонями, ее лицо внезапно наполнилось печальной нежностью, от которой у него защемило сердце.

– Дорогой мой, милый мой Рубен, можешь не сомневаться, у меня не будет ребенка. Это невозможно.

Он весь сгорал от желания, но заставил себя упрямо возразить:

– Ты же знаешь, милая, не всегда можно положиться на благоприятный день.

Легко касаясь губами его губ, Грейс сказала:

– Да, знаю. Но с нами этого не случится, поверь. Люби меня, Рубен, люби меня.

Ее губы раскрылись, она просунула кончик языка ему в рот и принялась легонько щекотать небо. Он обнял ее еще крепче, и она опрокинулась на спину, увлекая его за собой. Их ноги переплелись. «Да», – отвечала Грейс на любое его предложение, на любое действие.

– О Боже, Рубен… Да, вот так… Да, правильно… Сейчас… Да.

Потом она добавила пару слов, которых порядочной девушке, получившей католическое воспитание, знать не полагалось, и это словно послужило для него сигналом. Сцепив руки на ее плечах, Рубен ощутил, как внутри поднимается, растет, вскипает неудержимая волна, и выплеснул себя в нее целиком. Он чувствовал, что тонет вместе с ней, и, когда волна подняла его на гребень, выкрикнул вслух ее имя. Миг блаженства длился бесконечно, а когда все кончилось, ему захотелось еще. Но это было невозможно, немыслимо: ведь он отдал ей все до капли! Разве может человек одновременно чувствовать себя таким опустошенным и таким наполненным? Грейс прижалась щекой к подушке; растрепавшиеся волосы упали ей на лицо. Рубен не мог бы сказать, о чем она думает. Медленно, один за другим, все его мускулы расслабились, и он тихо, бережно, как только мог, опустился на нее сверху.

Она не шевельнулась. Не погладила его по спине, не поцеловала украдкой. С минуту он переводил дух, прислушиваясь к ее тихому и ровному дыханию, потом перекатился на бок, увлекая за собой.

Когда их головы оказались на подушке, совсем рядом, почти соприкасаясь лбами, он решил сделать признание:

– Я… м-м-м… в самом конце как-то позабыл о тебе. Гусси. Ты не обиделась? Ты смогла… м-м-м… ты сумела…

Она просто смотрела на него, вопросительно подняв брови и никак не желая схватить мысль на лету.

– Ты кончила? – спросил он в лоб. Вопрос заставил ее задуматься. Потом она наградила его ленивой улыбкой – чувственной и загадочной.

– Может быть. Скоро я дам тебе знать.

Она захихикала, услыхав его измученный стон, и спрятала лицо у него на плече.

Рубен с огромным облегчением усмехнулся, глядя в потолок. Удовлетворена женщина или нет, он мог почувствовать не глядя, а в теле Грейс в эту минуту ощущалась томная тяжесть, говорившая яснее всяких слов, что все прошло успешно.

– Было здорово, правда? все-таки не удержался он.

Говоря по правде, ему самому никогда в жизни не было так здорово, как сейчас. Может, ему тоже передалась часть любовного эликсира, приготовленного Крестным Отцом? Через кожу Грейс прямо в его кровь. Грейс обхватила коленями и крепко сжала его ногу, одновременно прижавшись губами к его левому соску;

– Мой штаркер, прошептала она. Рубен усмехнулся. Несмотря на усталость, он ощущал странный подъем духа, ему хотелось поговорить, его так и распирала по крайней мере сотня вопросов, но Грейс уже задремала у него на плече. Он поцеловал ее и прошептал нечто такое, чего никогда никому раньше не говорил. Впрочем, ему это ничем не грозило. Даже если бы она расслышала, то все равно ничего не поняла бы, потому что он сделал свое признание на Незнакомом ей иностранном языке.

Глава 13

Никто никогда не забывает, где зарыт топор.

Кин Хаббард

Еще за порогом его насторожил запах: свежий терпкий виноградный дух, ударивший в нос. Сначала Рубен подумал, что это взорвалась одна из винных бутылок. Возможно, «Гевюрц-Траминер», купленный в Монтерее у сомнительного швейцарского виноторговца, которому вообще не следовало доверять. Все эти мысли пронеслись в голове у Рубена, пока он поворачивал ключ в замке. Но даже переступив порог и увидев доказательства прямо перед собой, вокруг себя, позади себя на филенке двери, он не сразу сумел осознать подлинный масштаб разразившейся катастрофы.

Это был конец, крушение, разгром, крах, полная гибель.

Он оглядывал разломанную и перевернутую мебель, порванные в клочья занавески, разбитую посуду, вспоротый диван с вывернутой наружу ватной начинкой, разрезанный на куски ковер, дымящиеся останки письменного стола. Должно быть, они подожгли его, когда не сумели открыть.

Наконец до его потрясенного сознания дошло, что означают пурпурные пятна на стенах. Все погибло, ни одной бутылки из его коллекции не сохранилось. Его «Шардонне» и «Эрмитаж-Шираз», «Рюландер-Ауслезен» и великолепный набор рислингов – от них остались одни осколки. Мадера, шерри и мускаты образовали озеро у подножия лестницы. «Совиньон», «Трентино-Траминер», «Пино-Гри» и «Пино-Нуар», несколько отборных сортов «Божоле» и «Каберне» – все это было утеряно навсегда, разбито вдребезги о четыре стены его квартиры.

Колени у него ослабели и подогнулись, он осел бы на пол, если бы не разбросанное повсюду стекло. Нетвердо держась на ногах, Рубен прошел в комнату и увидел записку, приколотую к столбику перил.

Дорогой Рубен!

Мы крайне разочарованы вашим поведением. Вы оказались лживой и коварной змеей. Лично я чувствую себя оскорбленным до глубины души: ведь я верил, что вы человек порядочный. Мой брат Джефферсон утверждает, что вы презренный червь, и я теперь с ним в этом согласен. Ребята считают, что не стоит предупреждать вас заранее, но у меня доброе сердце, и вот вам наше предупреждение: при следующей встрече мы вас убьем.

Искренне ваш Линкольн Крокер.

Рубен вытащил часы и щелкнул крышкой. Одиннадцать. Они договорились встретиться для окончательного расчета в десять. Одно можно было сказать в пользу Линкольна: он был строго пунктуален. Мысль о том, что еще могло оказаться разбитым, если бы он сам вернулся домой вовремя, – его собственная голова, к примеру, – заставила Рубена очнуться и тронуться с места. Перешагивая через две ступеньки, он взлетел по лестнице и, заглянув в спальню, без особого удивления отметил, что она тоже разгромлена.

Меньше всего пострадала ванная: потому, вероятно, что все в ней было привинчено к полу. Крокеры удовлетворились тем, что расколотили зеркало над умывальником и сбросили с полки на пол туалетные принадлежности. Не дыша от страха и скверного предчувствия, Рубен опустил крышку ватерклозета и встал на нее ногами. Судя по виду, тяжелая эмалированная крышка водяного бака осталась нетронутой. Он отодвинул ее и заглянул внутрь. Есть! «Ослы, болваны, невежественные кретины, сукины дети!» – бормотал он, охваченный радостью и запоздалым гневом, засовывая руку в бак и вытаскивая самое драгоценное свое приобретение: бутылку «Дом Периньон-Промье-Куве» урожая 1882 года. В целости и сохранности. К бутылке были прилеплены пластырем две золотые монеты по двадцать долларов. Давным-давно он спрятал их на черный день.

Более внимательный осмотр разоренной спальни показал, что Линкольн и компания проявили необычайную осмотрительность при разгроме: все, что принадлежало ему самому, было уничтожено, собственность Грейс осталась нетронутой. Рубен нашел саквояж, который Анри, вернее, Генри, несостоявшийся муж, послал ей вместе с одеждой, и запихнул в него наобум какую-то юбку, блузку, белье, пару чулок и туфель.

Обнаружив среди обломков несломанный карандаш, он написал записку миссис Финни на обратной стороне какого-то старого конверта, вложил в него одну из золотых монет и оставил на перилах лестницы. Бросив последний скорбный взгляд вокруг – он боялся, что если задержится еще хоть на минутку, то не выдержит и расплачется, – Рубен попрощался с квартирой, в которой прожил почти год – неслыханно большой срок для него! – и покинул ее навсегда.

Поблизости от «Баньон-Армз» он не заметил ни одного подозрительного субъекта. Нет, не совсем так. Местные обитатели сами по себе отнюдь не внушали доверия, но по крайней мере ему не попалось на глаза ни одного китайца. Седовласый клерк по-прежнему нес вахту за стойкой, причем с тем же усердием и прилежанием, что и ночью. Рубен прошел мимо, не потревожив его сон, и поднялся на второй этаж.

– Кто там? – спросила Грейс, когда он постучал в дверь.

Рубену пришло в голову несколько легкомысленных, даже игривых вариантов ответа, но, поскольку ему еще не было известно, в каком настроении она проснулась и с какой ноги встала, он откликнулся просто:

– Рубен.

В замке повернулся ключ. Рубен подождал немного, но дверь так и не открылась. Пришлось открывать самому.

Когда он вошел, она уже была на другом конце комнаты, целиком поглощенная чересчур шумной и суетливой процедурой умывания. При этом она стояла, повернувшись к нему облаченной в желтый шелк спиной, и бросила через плечо «доброе утро» так торопливо, что разглядеть ее лицо ему не удалось.

– Доброе утро, – осторожно отозвался Рубен, поставив саквояж на кровать. – Вот принес тебе одежду.

– А-а… А я-то думала, кдатпдв…

– Как-как?

Грейс отняла от лица мокрое полотенце.

– Я не знала, куда ты подевался, – повторила она, обращаясь к стене, и вновь принялась плескаться.

– А-а-а, понятно. Ну теперь ты знаешь. Я ходил домой, принес тебе одежду.

Об остальном слишком больно было говорить. Рубен решил, что расскажет ей немного погодя. Он стоял посреди комнаты, засунув руки в карманы, и смотрел, как она уже, кажется, в десятый раз повторяет ритуал омовения. С чего бы начать разговор? Любая, даже самая невинная реплика – например: «Как ты себя чувствуешь?» – могла быть истолкована превратно и вызвать непредсказуемые последствия, а Рубен был не в том состоянии, чтобы вступать в перепалку.

В чем дело? Почему Грейс проявляет к нему не больше дружелюбия и тепла, чем трамвайный кондуктор? Может быть, прошлая ночь ему приснилась? Ему до смерти хотелось узнать, чем эта ночь была для нее. Для него самого она стала знаменательным событием, хотя у него еще не было времени осознать, что именно данное знамение означало.

Самым поразительным ему казалось необычайное ощущение радостного подъема. Его мир только что рухнул: ему негде было жить, пятеро американцев и целая армия китайцев охотились за его головой, все его движимое и недвижимое имущество свелось к бутылке шампанского и золотой двадцадке, и все же не было в его жизни другого случая, когда – трезвый или пьяный – Рубен чувствовал себя таким счастливым. Его тело и разум пребывали в полном согласии, да и душа – что бы ни подразумевалось под этим словом – была довольна.

Он напомнил себе, что наутро всегда наступает похмелье и пережить его не так-то просто. На этот раз похмелье оказалось особенно тяжким, но и прошедшую ночь никак нельзя было отнести к событиям заурядным, тем более для первого раза. Что же все-таки значила эта ночь для Грейс? Что она теперь о нем думает? И когда она наконец перестанет поливать себя водой?

Вероятно, она, так. же, как и он сам, была не из тех, кто любит порассуждать вслух о своих чувствах, предположил Рубен. При других обстоятельствах его бы это вполне устроило. Он считал, что женщины чересчур увлекаются собиранием, разглядыванием в лупу и обсуждением даже самых пустячных слов, жестов или взглядов, особенно когда отношения доходят до постели. Они обожают копаться в подробностях: все-то им надо знать, все разложить по полочкам и наклеить ярлычок. Но вот на этот раз, в виде исключения, он не стал бы возражать против краткого, но откровенного разговора, в котором все было бы сказано и названо своими именами, чтобы их отношения – как бы они ни сложились – могли продолжаться.

– Ты не мог бы выйти из комнаты, пока я одеваюсь? Рубен в безмолвном изумлении уставился на нее.

– Что ты сказала? – Он шутливо приложил ладонь к уху.

Ни тени улыбки в ответ. Она воинственно подбоченилась.

– Мне хотелось бы остаться одной. Разве я прошу слишком многого? Она просто напрашивалась на ссору! Нет уж, дудки! Не дождется.

– Конечно, нет, – предупредительно отозвался он, проходя кокну. –Я постою здесь, спиной к тебе,. Так сойдет? Я подождал бы в. коридоре, но боюсь, это небезопасно, Грейс. Ты согласна?

Она сердито фыркнула, но Рубен решил, что это утвердительный ответ. Пока он ждал, праздно поглядывая на улицу, ему в голову пришла озорная фантазия: вот сейчас он обернется, схватит ее за талию, поднимет в воздух и влепит большой, звонкий, смачный поцелуй прямо между грудей… Сначала она конечно, завизжит, но потом засмеется. Он крепко обнимет ее скажет что-нибудь подходящее к месту… Что-то нежное, но ни к чему не обязывающее. И она с ним согласится. Они вместе рухнут на постель и продолжат свои любовные подвиги.

Вот так все и должно было случиться. Почему же она не хочет даже слова ему сказать? Что творится в ее взбалмошной хорошенькой головке?

В ее хорошенькой головке между тем творилось такое, чего он даже вообразить не мог. Например, у нее было такое ощущение, будто ее переехал поезд. Все болело, даже волосы. Вот так, наверное, чувствуют себя цирковые акробаты после представления. Плохие акробаты, из тех, что срываются с трапеции, и пролетают мимо сетки. Ей пришлось призвать на помощь все свое мужество, чтобы взглянуть на себя в зеркало, и она до сих пор внутренне содрогалась при воспоминании о прическе дикобраза, о воспаленных, налитых кровью глазах, о коже, похожей на сырое тесто, о небольших синячках на шее, напоминавших укусы вампира. И тут – здрасте! – появляется он: бодрый, свежий, цветущий, как роза. Нет, его приход никак не улучшил ей настроения.

Поверив ему на слово, Грейс сбросила ненавистный желтый халат и начала натягивать на себя свои одежки. При этом она не сводила бдительного взгляда с его спины. Собирая для нее одежду, он не забыл положить в саквояж полный комплект белья; отметила она с кислой миной. Уже одно это само по себе говорило о многом. К тому же ее до чертиков бесила его небрежная поза, хотя она и не понимала, в чем тут дело. Она же надеялась, что вернувшись, он будет вести себя, как будто ничего не случилось. Он именно так и поступил, но его поведение почему-то разозлило ее еще больше. Может, он думает, что вчерашняя возня в постели для нее – привычное дело? Возможно, чуть более оживленная, чем обычно, но больше ничем не примечательная? Да будь он проклят, ослиная задница, если так думает!

Грейс рывком натянула шелковый чулок и закрепила его подвязкой. Она уже знала, какого Рубен мнения о ее нравственных устоях: он недвусмысленно дал ей понять, что он о ней думает, в тот вечер на заднем дворе своего дома, когда поцеловал ее, а потом спросил, в какую «игру» она играет. И все только потому, что она отказалась сразу прыгнуть к нему в постель! Роковая цепь вчерашних событий только укрепит его в этом мнении.

Ну и что? Ей-то какое дело? Она ничего плохого не сделала, во всем виноват проклятый дурман, который ей подмешали в питье. Да-да, все это из-за шпанской мушки. Со своей стороны, она сожалела лишь об одном. Только одну фразу ей хотелось бы взять назад. Не надо было говорить: «Давай заниматься любовью в постели». Конечно, это было сказано в пылу момента, но все равно, лучше бы она промолчала. И потом не надо было говорить: «Люби меня, Рубен, люби меня». Любовь тут совершенно ни при чем, это же очевидно. И для нее, и уж тем более для него. Надо было быть поточнее в выборе слов. Вот если бы она…

Да кому она дурит голову? Правда состояла в том, что она была до смерти напугана. Вчера ночью… Боже, при одной мысли об этом щеки у нее запылали и все тело охватила дрожь. Все это бесстыдство, отчаянная жажда плоти, а самое главное… в глубине души она прекрасно знала, что нельзя все сваливать на зелье Уинга, оно виновато лишь отчасти. Ее страсть к Рубену разгорелась от иного, куда более сильного, естественного пламени, горевшего у нее внутри. Любовный эликсир Крестного Отца послужил для нее всего лишь отговоркой. Удобным предлогом.

И все равно она не стыдилась своей страсти к Рубену. Каким-то чудом, несмотря на все усилия, приложенные ее приемными родителями, чтобы вбить ей в голову, что плотская любовь отвратительна и грязна, Грейс так и не усвоила этот урок. Она могла без стыда признаться себе, что ощутила влечение к Рубену с той самой минуты, как впервые его увидела: В Плотской страсти не было ничего отвратительного, ничего греховного. Не это приводило ее в ужас.

Ее ужасала мысль о том, что она влюбляется в него по-настоящему. Нет, об этом и речи быть не может? Разве мало ей предыдущих потерь, одиночества, горьких разочарований? Она достаточно натерпелась, на всю жизнь хватит! Нет уж, видит Бог, больше она на эту удочку не клюнет. Никогда, ни за что! Ни один мужчина не подвигнет ее на это, а уж тем более такой, как Рубен Джонс! Ну почему из всех мужчин на свете она должна была выбрать самого отпетого мошенника, еще более прожженного, чем она сама? Это что – шутка? Неужели Всевышний так развлекается, когда в раю становится скучновато…

– Вот дерьмо!

Грейс вскинула голову, ее пальцы застыли. Так и не продев блестящую агатово-черную пуговичку в петельку на розовой гипюровой блузке, которую Рубен для нее захватил вместе с юбкой из черной тафты. И откуда он, черт его побери, узнал, что они составляют ансамбль? Что за мужчина может быть Осведомлен в подобных вещах?

– В чем дело? начала она и осеклась.

Рубен отпрянул от окна. Лицо у него было такое; что у нее замерло сердце. Не говоря ни слова, он бросился к ней, схватил за руку и потащил за собой к двери. –Рубен, погоди. Мои…

– Том-Фун внизу, какой-то парень указывает ему на этот дом. Бежим, Гусси, они нашли нас!

Грейс вырвала у него руку и бросилась к кровати, чтобы захватить туфли: она не собиралась второй день подряд бегать по Китайскому кварталу босиком.

– Давай быстрее!

Он опять схватил ее за руку и вытащил за дверь. Юна помчалась вслед за ним по коридору, прыгая на одной ноге и держа в руке вторую туфлю.

– Не туда, – одернул ее Рубен, когда она направилась к парадной лестнице. – Черный ход… вот сюда. Скорей!

Черная лестница гостиницы «Баньон-Армз» вела на первый этаж и к двери, выходящей в переулок позади здания. Грейс успела надеть вторую туфлю и застегнуть блузку, пока Рубен обследовал переулок.

Он махнул ей с перекрестка, давая понять, что горизонт чист. Она выскочила из дверей и подбежала к нему.

– Куда мы идем? – спросила Грейс, когда они торопливым шагом, поминутно оглядываясь, направились вперед по тихой и почти пустынной улочке. Навстречу им попался лишь один пьяный матрос.

– На север, куда же еще? Подальше от Китайского квартала.

Они дошли до угла.

– В таком случае мы идем не в ту сторону. Грейс остановилась на бегу и ткнула пальцем в табличку на стене дома, который они только что миновали. Надпись была сделана по-китайски.

Не успели они повернуть, как справа из-за угла выскочил человек в бесшумных сандалиях на пробковой подошве. Увидев их, он остановился как вкопанный. Похоже, встреча и для него оказалась полной неожиданностью. Он неуверенно улыбнулся и, шаркая сандалиями, подошел поближе. Рубен напрягся и попытался закрыть собой Грейс, но тут незнакомец вскинул руки и широко развел их в стороны, ладонями наружу.

– Зла не желать! – заверил он их, не пытаясь больше приблизиться ни на шаг.

Толстощекий добродушный коротышка, почти совершенно лысый, если не считать черной бахромы на затылке от уха до уха, – он ни капельки не походил на наемного убийцу. Грейс подумала, что он скорее напоминает Братца Тука[37], но только в китайском издании.

– Чем же мы можем быть вам полезны? – вежливо осведомился Рубен, продолжая держать ее за руку.

Китайский Братец Тук поклонился, не сводя с них глаз.

– Передать послание. Зла не желать, – повторил он с улыбкой.

– Какое послание?

– Послание: Кай-Ши никому зла не желать. Никого не убивать, – нараспев заговорил Братец Тук, словно декламируя заученное наизусть стихотворение. – Кай-Ши хотеть только леди. Кай-Ши говорить: приходить, все простить, делать королева, любить, всем хорошо.

Он еще раз улыбнулся и поклонился, словно ожидая аплодисментов.

– Ну что ж, – задумчиво протянул Рубен, – по-моему, весьма великодушное предложение. Что скажешь, Гусси?

– Нет, я так не думаю.

Рубен пожал плечами, как бы извиняясь.

– Леди так не думает. Теперь мы можем идти? Видите ли, мы немного спе…

Братец Тук выхватил из-за пояса необъятной синей пижамы тесак для разделки мяса и поднял его лезвием вперед прямо к своей круглой, блаженно ухмыляющейся физиономии.

Грейс почувствовала, что ладонь Рубена внезапно взмокла. Его хватка у нее на руке ослабла. Обернувшись к нему, она увидела, как кровь отливает от его лица.

– Что же вы сразу не сказали? – спросил он, болезненно морщась. – Вот, пожалуйста, если она вам нужна, можете забирать.

Она ахнула, когда Рубен подтолкнул ее поближе к Братцу Туку.

Удивленный китаец схватил ее за запястье свободной рукой и начал отступать.

– Убери от меня свои лапы, ты…

Грейс дернулась назад, пытаясь оторваться от него, но он крепко держал ее за руку, все еще не сводя глаз с Рубена, хотя в этом не было нужды: Рубен с потерянным видом стоял на прежнем месте, вытянув руки по швам.

– Рубен! – отчаянно завопила Грейс, не в силах поверить, что он вот так запросто позволит бандиту ее похитить. – Рубен!

Он с грустью помахал на прощание и сунул руки в карманы. Пухлая ручонка Братца Тука сжимала ей запястье с такой силой, что Грейс с минуты на минуту ожидала услышать хруст костей. Она попыталась пнуть его в пах, но он увернулся с завидным проворством и для острастки больно вывернул ей руку.

– Сукин сын! – крикнула она и вцепилась зубами ему в костяшки пальцев.

– Ай! Ай!

Он ударил ее по плечу ребром ладони, но Грейс лишь зажмурилась покрепче и еще глубже впилась зубами ему в руку. Позади себя она услыхала какой-то тихий звук. Братец Тук тоже его услышал, но слишком поздно.

Хрясь! Повсюду осколки стекла и растекающаяся, шипящая пузырьками вода. Нет, не вода – вино. В руке у Рубена осталось горлышко разбитой бутылки. Открыв рот в безмолвном страдальческом крике, он проводил взглядом Братца Тука, когда тот рухнул на колени, а потом опрокинулся на спину, как куль с рисом.

– Все кончено, прошептал Рубен с убитым видом. – Все кончено.

– Нет, он просто без сознания, – успокоила его Грейс. – Ты его не убил.

Рубен обратил на нее трагический взор:

– Да не он, дурья твоя башка, а «Дом Периньон»! «Промье-Куве» – уникальный экземпляр… – Он задохнулся от слез, не в силах продолжать.

Из-за пояса пижамных штанов Братца Тука торчала посеребренная рукоять револьвера. Грейс наклонилась и выдернула его. Дешевая модель тридцать восьмого калибра, но, если бы он воспользовался этой пушкой вместо тесака, он не лежал бы сейчас на спине в придорожной канаве.

– Слава Тебе, Господи, они чтут свои традиции, – пробормотала Грейс, пряча револьвер в карман юбки. – Ты же не собирался на самом деле уступить меня ему без боя? – вдруг пришло ей в голову спросить. – Ты просто ждал удобного случая, чтобы нанести удар, верно?

– Верно, – машинально ответил Рубен. Ей показалось, что он даже не слыхал вопроса. Он был убит горем, словно только что потерял лучшего друга. Ей пришлось силой оттащить его от места трагедии, а он все еще продолжал безутешно причитать над своей утратой.

– Пошли, пошли скорей. Да очнись же ты, Рубен, нам надо выбираться отсюда поскорей, надо отсидеться дома, там они нас не найдут. Куда нам идти? Что это за улица? Куда все подевались? Где север?

По солнцу определить было невозможно: оно скрылось в густых облаках. Грейс неуверенно оглядела извилистую улочку, круто нырявшую за поворот на первом же углу. Улица не внушала доверия, но если она ведет в северном направлении…

– Мы не можем вернуться домой.

– Конечно, можем! Если север там, и мы будем придерживаться…

– Мы не можем вернуться домой, потому что Крокеры были там и все разгромили.

– О Господи, только не это!

– Все пропало, ничего: не осталось. Только записка, а в ней сказано, чтобы: я не попадался им на глаза, а то они меня убьют.

– Боже мой! Они уставились друг на друга.

– Рубен, что же нам делать? – За его плечом Грейс увидела человека, выходящего из-за угла. Это был Том-Фун. Заметив их, он перешел на бег. Рубен схватил Грейс за руку, и они побежали в обратном направлении.

На первом же перекрестке они бросились влево. На несколько драгоценных секунд преследователь потерял их из виду.

– Смотри, – запыхавшись, выдохнула Грейс и указала на зияющий между домами вход в какой-то темный и сырой переулок. – Давай спрячемся там, скроемся из виду… Он кивнул, и они нырнули в проход. Это была неудачная мысль.. Переулок оказался тупиком, но они поняли это, лишь пробежав двадцать ярдов и свернув направо, как им показалось, в подворотню. Подворотня привела их к глухой кирпичной стене без окон, без дверей, без единой щели или просвета. Не было даже мусорного бака, за которым можно было бы спрятаться. Топот шагов заставил их обернуться и замереть. Том-Фун, высокий, худой Главный Оруженосец со шрамом на лице, показался из-за угла. В руках огромный, жуткого вида топор.

Рубен вновь побелел лицом и жалобно застонал.

– Застрели его. Умоляю, застрели его! Грейс уже успела позабыть, что у нее есть револьвер. Она вытащила его из кармана и прицелилась.

Том-Фун даже не замедлил шага.

– Стреляй! – крикнул Рубен. Ей никак не удавалось спустить курок. Том-Фун вскинул топор, надвигаясь все ближе.

– Стреляй!

– Не могу!

Носитель Секиры взмахнул топором и бросился вперед. Он промахнулся, но совсем чуть-чуть: топор прошел на волосок от головы Рубена. Налетев на него всем телом, Рубен обхватил руками талию Том-Фуна. Ну вот, теперь Грейс могла выстрелить – она знала, что духу ей хватит! – но они начали бороться, все время перемещаясь, и она испугалась, как бы ненароком не попасть в Рубена. Она несколько раз обошла их кругом, нацелив револьвер и даже не замечая собственного крика:

– Рубен, отойди! Нет, не сюда! Туда! Нет! Давай быстро!

Том-Фун ударил Рубена локтем в горло, и тот, задохнувшись, разжал захват. Головорез размахнулся, а Рубен тем временем бросился назад к Грейс. Она отскочила в сторону, стараясь не потерять из виду цель. Топор с жутким глухим стуком обрушился на бедро Рубена, и он упал.

– Рубен! – завопила Грейс.

Том-Фун загораживал его своим телом, ей ничего не было видно. Вот он занес топор над головой, как дровосек, собирающийся расколоть полено. Когда топор взметнулся до самой высокой точки, она спустила курок. Пуля попала Том-Фуну в мягкое место.

Он рухнул прямо на Рубена, визжа, как недорезанный поросенок. Топор выпал у него из рук и отлетел в сторону. Весь в крови, Рубен с бранью выполз из-под его тела. Грейс выронила из ослабевших пальцев револьвер и опустилась на колени рядом с ним. Глаза у него были закрыты, губы посерели, в лице не было ни кровинки.

– Рубен, ради всего святого, не падай в обморок.

Ты тяжело ранен? Идти сможешь?

– Идти? – прохрипел он. – Да ты смеешься! Я умираю, он меня убил.

Том-Фун извивался, лежа на боку в двух шагах от них и держась за зад. Грейс подобрала с земли оброненный револьвер и вновь сунула его в карман, чтобы преступник не вздумал им воспользоваться. – Нет, ты не умираешь, – сердито оборвала она Рубена.

Ей хотелось лечь на землю рядом с ним и лишиться чувств, но она заставила себя задрать подол, прогрызть зубами дырку с изнаночной стороны нижней юбки и оторвать снизу длинную полосу оборки.

Рубен в ужасе отшатнулся, глядя, как она сворачивает полоску батиста бинтом.

– Не трогай, мне будет больно!

– – А я-то думала, ты «штаркер».

– Нет, я «лемиш»[38]. Что ты делаешь?

– А ты как думаешь?

Он попытался усмехнуться, пока она расстегивала ему, ширинку, – О, черт, Гусси, тебе стоило просто попросить! Это могло бы показаться смешным, но она знала, что все ее действия причиняют ему боль. У нее даже времени не было проверить, насколько глубока его рана. Судя по количеству крови, пропитавшей брюки, она поняла, что дело плохо.

– Что такое «лемиш»? – спросила Грейс, просто чтобы он не молчал, пока она со всей возможной бережностью накладывала на рану толстый тампон, тоже вырванный из нижней юбки, и обматывала его бинтом.

Его голова откинулась назад, зубы оскалились и заскрипели, на шее выступили жилы. – Не «штаркер».

– Я так и поняла. Еще одно словечко, подхваченное у немецкой фрейлейн?

– Да, у Хильдегард. Она была wunderbar[39]

– Ты же говорил, что ее зовут Гретхен! – напомнила Грейс, застегивая ему пояс на брюках. – Ну давай, Рубен, теперь тебе придется встать и идти.

– Ага, сейчас. А может, станцуем польку?

– Сядь и обхвати меня за плечи. Подбери левую ногу… Готов?

– Нет.

– И вставай!

Он сумел подняться, повиснув на ней и раскачиваясь, как пьяный, от головокружения и Слабости.

– А ну-ка будь добра, Грейси, дай Тому хорошего пинка от моего имени. Я хочу попрощаться, но у меня сил не хватает. Врежь ему как следует, по самые…

– Идем, – заторопилась она, едва передвигая ноги.

Он замолчал. Сосредоточившись на ходьбе. По Мере продвижения вперед ему стало немного легче, но у выхода из переулка пришлось сделать привал, чтобы немного передохнуть.

– У тебя есть план? – спросил Рубен, закрыв глаза.

– Сколько у тебя денег?

– Двадцать долларов с небольшим.

– Давай сюда.

Он протянул ей золотую монету.

– Мелочи нет? – спросила она с досадой. Рубен пошарил в другом кармане и вытащил три смятые долларовые купюры с мелочью.

– Прекрасно, этого должно хватить. Сними сюртук.

– Зачем?

– Завяжи рукава на поясе… Погоди, я тебе помогу. Как это «Зачем»? Чтобы крови не было видно! А теперь постой здесь, в тенечке. Не двигайся. Возьми револьвер.

– Нет.

– Да! Это ведь тебя хотят убить, а не меня! Грейс попыталась вложить револьвер ему в руку, но он не захотел его взять.

– Черт тебя побери, Рубен!..

– А ты куда?

– Пойду поищу кого-нибудь, кто… – Она умолкла, заслышав грохот колес на булыжной мостовой позади себя. – …Нам поможет.

– Телега с углем? – закапризничал Рубен. Не слушая его, Грейс уже шагнула с тротуара на мостовую.

Задняя стенка телеги была опущена: она увидела, что вместительный деревянный экипаж почти пуст. Сонный возница очнулся от дремы, когда Грейс остановила мула, встав у него перед носом и ухватившись за уздечку.

– Эй! Эй, а ну уйди с дороги! Ты что делаешь? Грейс подошла к нему, проводя рукой по спине мула. Возница смахивал на ирландца – крепкий, как кремень, с лохматой, рыжей с проседью бородой и такой же шевелюрой. Однако за то время, что ей понадобилось, чтобы добраться от носа мула до хвоста, выражение его лица сменилось с воинственного на очарованное. Грейс сама не знала, как ей удается проделывать это с мужчинами, но – что бы это ни было – по лицу угольщика стало ясно, что фокус опять удался.

– Привет.

– Привет.

– Мне бы хотелось прокатиться.

– Да ну?

Они улыбнулись и подмигнули друг другу – сперва она, потом он, – как будто делясь веселой и немного неприличной шуткой, которую не могли выразить словами. С семнадцатилетнего возраста, когда она впервые открыла для себя этот способ обольщения, Грейс знала, что он безотказен, если, конечно, правильно выбрать мужчину. Благодарение Богу, угольщик-ирландец оказался именно тем мужчиной, какой был ей нужен.

– Куда прикажете? – спросил он, вложив в свой вопрос непристойный смысл.

– Эмбаркадеро. Причал на Клэй-стрит. И немедленно.

Он похлопал по занозистому деревянному сиденью рядом с собой.

– Карета подана.

Ей понравились его манеры. Она отвесила ему кокетливый реверанс и приложила пальчик к щеке.

– Ой, я забыла! Со мной друг. Подвезете и его тоже?

Грейс сделала знак рукой, и Рубен, хромая, вышел из переулка на свет.

Как и следовало ожидать, ее ирландский обожатель не пришел в восторг от такого поворота событий. Его краснощекая физиономия помрачнела, мохнатые брови сошлись на переносье. Он уже открыл было рот, чтобы отказать, но тут Грейс выложила свой козырный туз.

– Я дам вам три доллара, если вы нас довезете. Он, – добавила она, указав на Рубена небрежным кивком, – может ехать в телеге.

Неизвестно, что решило исход дела: обещанные три доллара или распределение посадочных мест, но угольщик согласился. Усилием воли Грейс заставила себя не подавать виду, как сильно она спешит и нервничает. Рубену понадобилась помощь, чтобы взобраться на телегу.

– Он перебрал, – пояснила Грейс, помогая ему перевалиться через борт и громким голосом заглушая его страдальческий стон, пока он, все еще сердитый и недовольный, устраивался на здоровом боку. – Прошлой ночью мы здорово гульнули у О'Мэлли. Знаете эту пивнушку на Монтгомери-стрит?

Ирландский акцент появился у нее как по волшебству. Она доверчиво протянула руку угольщику, и он подал ей свою черную лапищу, чтобы помочь взобраться на козлы.

– Нет, – ответил он, – такого места я не знаю. На Монтгомери-стрит, говорите?

– Во-во, отличная забегаловка, советую как-нибудь туда заглянуть. Скажите О'Мэлли, что вы от меня.

– А вас как звать?

– Меня? Шейла О'Райан. Рада с вами познакомиться. Они продолжали обмениваться любезностями до самой набережной.

* * *

Путешествие домой обернулось подлинным кошмаром. Как всегда, оклендский паром был переполнен;

Грейс пришлось заявить кондуктору, что Рубен страдает морской болезнью, чтобы добыть для него билет с плацкартой. Кондуктор поверил без труда: серое, покрытое испариной лицо Рубена говорило само за себя.

Разыгравшиеся волны залива сделали переправу особенно мучительной для него, однако он всю дорогу развлекал ее шутками и анекдотами. Грейс даже не знала, кого они должны были отвлечь – ее или его самого, но она была ему благодарна и по мере сил поддерживала разговор.

В Вальехо она оставила его на скамейке в зале ожидания на вокзале, а сама послала Генри телеграмму-"молнию": «Срочно встречай поезд 5.40 вечера в Санта-Розе. Возьми Ай-Ю с фургоном. Целую. Грейс».

В поезде было легче, чем на пароме, но Рубену стало хуже: он так ослабел, что перестал рассказывать анекдоты, и это испугало ее больше, чем все остальное. Его голова упала ей на плечо, и он затих.

Рубен очнулся от беспокойной дремоты примерно через час и растерянно огляделся по сторонам.

– Где мы?

– В поезде.

– Куда направляемся?

Грейс беспокойно посмотрела по сторонам: он уже дважды задавал ей этот вопрос.

– Мы едем ко мне домой. Рубен закрыл глаза.

– Дом, милый дом, – вздохнул он и снова заснул.

Ей хотелось осмотреть его рану, но они были зажаты на среднем сиденье в переполненном пассажирском вагоне, и у нее просто не хватило духу расстегивать ему штаны на глазах у дюжины попутчиков. С уверенностью можно было сказать одно: сквозь повязанный на талии сюртук еще не просочилось ни капли крови. Она сочла, что это добрый знак.

– Я умираю, – сообщил Рубен некоторое время спустя.

У нее вспотели ладони, а по коже доползли мурашки, но она овладела собой и ответила не допускающим возражений голосом:

– Я так не думают.

– Говорю тебе, я истеку кровью, трясясь в этом поезде. Грейс пощупала его лоб – сухой и горячий.

– Сиди тихо.

– Мне нужен врач.

– Ай-Ю лучше всякого врача. Это сообщение Рубен пропустил мимо ушей-Прошлой ночью, Гусси… Прошлой ночью… Она понятия не имела, что он скажет дальше и замерла в напряженном, боязливом ожидании. Он не смотрел на нее. Его губы задвигались, но слов так и не последовало.. Грейс не знала, радоваться ей или сожалеть.

После долгого молчания Рубен вдруг огорошил ее вопросом:

– Ты будешь по мне скучать, когда меня не будет, Грейси?

Глаза у него были закрыты, глядя на восковое, искаженное болью лицо, она не могла решить, шутит он или нет.

– Замолчи, Рубен. Ты не умираешь, и у меня не будет случая по тебе соскучиться. А теперь успокойся и постарайся уснуть.

Он испустил еще один судорожный вздох. Грейс дождалась, пока он не заснул, потом взяла его за руку и не выпускала ее из своей до самого дома.

Его разбудил пронзительный крик кондуктора, объявившего:

– Станция Санта-Роза!

– Мы приехали, – сказала Грейс, пристально вглядываясь в оконное стекло в поисках Генри.

– Санта-Роза?

– Мы живем в пяти милях от города.

– А я думал, ты живешь в Рашен-Вэлли. Грейс улыбнулась, радуясь, что он пришел в себя и начал соображать, что к чему.

– Я солгала. Смотри, а вот и Генри! Она помахала, стараясь привлечь его внимание, но вагон проплыл мимо, и он ее не заметил. И все-таки до чего же приятно было вновь его увидеть: как всегда, солидного, одетого с иголочки, излучающего уверенность… Его великолепная, черная с проседью шевелюра сверкала в лучах послеполуденного солнца. Только в эту минуту Грейс поняла, как сильно ей его не хватало. Наконец поезд остановился.

– Идем, – позвала она Рубена, поднявшись со своего места и склоняясь над ним.

Он наклонился вперед, и она обхватила его за спину, но при первой же попытке подняться все его тело затряслось в ознобе, а на лбу выступили крупные капли пота. Он тяжело откинулся на сиденье, задыхаясь и судорожно хватаясь руками за подлокотники.

– Не могу, – с трудом проговорил он сквозь зубы. – Не могу встать.

Грейс в панике огляделась вокруг. Кондуктор сошел на платформу, чтобы помочь какой-то пожилой леди спуститься по ступенькам. Оставив Рубена, она пробежала по опустевшему проходу к дверям.

Кондуктор повернулся к ней и взял под козырек, но в эту самую минуту у вагона появился Генри, и она бросилась ему на шею.

– Что, собственно говоря, произошло? – спросил он. Тон у него был самый что ни на есть деловитый, но он крепко обнял ее и от души расцеловал в обе щеки. Грейс высвободилась из приветственных объятий.

– Помоги, мне снять его с поезда.

– Кого?

– Рубена. Она указала на окно, .в котором виднелось бледное лицо с горящими черными глазами, обращенное прямо к ним.

– Он ранен, у меня одной сил не хватит его поднять. Ты взял…

– Привет, мисси! Добро пожаловать домой!

– Ай-Ю!

Грейс хотелось обнять и его тоже, но времени не было. Она крепко сжала его ручонки, крошечные, как птичьи лапки, в своих руках; его лишенное возраста лицо расплылось в улыбке, черные бусинки глаз светились радостью.

– Вы приехали в фургоне?

– Да, мисси.

– Подгони его как можно ближе к платформе, а потом приходи, нам нужна помощь.

– Да, мисси!

– Идем, – продолжала она, обращаясь к Генри. Они поднялись в вагон и вместе, прибегнув к помощи кондуктора, сумели спустить Рубена на платформу. Грейс боялась, что он вот-вот потеряет сознание.

– Съел что-то не то, – объяснила она обеспокоенному кондуктору.

Ай-Ю вернулся и подхватил Рубена под левую руку. Кондуктор проводил взглядом трех мужчин, пока они, шатаясь, добирались до фургона, а Грейс, ломая руки, шла перед ними, пятясь задом и что-то объясняя. Наконец раздался паровозный гудок, и кондуктору пришлось оторваться от увлекательного зрелища.

Труднее всего оказалось погрузить Рубена в фургон. Они еле справились втроем, подсаживая снизу и подтягивая сверху, но в то же время стараясь не причинить ему лишней боли. Он был крупным мужчиной, но Грейс никогда не думала, что он такой тяжелый. Ай-Ю, ловкий, как обезьянка, вскочил в фургон следом за ним, а Грейс устроилась на козлах рядом с Генри. Обычно она правила сама, но на этот раз Отказалась: она была слишком взволнована и расстроена, руки у нее дрожали, поэтому Генри взялся за вожжи, неумело развернул фургон и пустил лошадей легкой рысцой. Через полчаса они прибыли в «Ивовый пруд».,

Глава 14

Хороший пациент – это такой пациент, который, найдя хорошего врача, остается ему верен до, самой смерти.

Оливер Уэнделл Холмс

– Проснись. Проснись, Рубен.

Ласковый голос, прикосновение нежных пальцев на миг разогнали кошмар, смягчили остроту лезвий, вонзавшихся в его тело. Дюжины лезвий, острых, как бритвы, сверкающих голубовато-серебристым блеском, рубили его на части. Они рассекали его плоть с громким вжикающим звуком. Крови не было, лишь мучительное онемение. как от электрического шока. Он больше не мог кричать, он свернулся клубком, как еж. Теперь ему стало легче, он мог откатиться в любую сторону, увернуться от разящего клинка, раздавить его своей тяжестью. Но минуты отдохновения оказались недолгими, клубок начал разматываться, и вот он опять лежит, вытянувшись на спине, обессилевший и беспомощный, а острые клинки отрезают от него по кусочку: вжик, вжик, вжик…

– Открой глаза, Рубен. Ну же, давай, просыпайся. Он открыл глаза, и жгучая боль в бедре сразу же вспыхнула, как костер. Он не шевельнулся, зная по опыту, что от этого будет только хуже. Гораздо хуже. В поле его зрения появилось лицо Грейс. – Тебе снился кошмар, – объяснила она. Как будто он сам этого не знал! Ее лицо, полное тревоги и сострадания, действовало на него благотворно, но он заставил себя закрыть глаза. Ему уже было известно по опыту, что она опять уйдет и вернется в кресло, если увидит, что он не спит и с ним все в порядке. Но вот если он притворится, что спит, или – еще лучше! – застонет от боли в бедре, тогда она сядет рядом с ним на кровати и прикоснется к нему. Возьмет его за руку, погладит по лицу или по волосам. Уловка сработала: ее прохладные легкие пальцы коснулись его лба.

– Ты не спишь?

– М-м-м, – неопределенно промычал он. У него сохранились лишь смутные воспоминания о приезде в невысокий, но широко раскинувшийся двухэтажный дом с выбеленными деревянными стенами, прилепившийся у подножия поросшего дубами холма. Когда это было? Вчера? Позавчера? С тех пор он больше не помнил ничего, кроме боли и кошмарных снов. Иногда за ним ухаживала Грейс, иногда – маленький китаец с мелодичным голосом и ловкими, проворными руками. Она называла его Ай-Ю. Это Ай-Ю наложил швы ему на бедро, а Грейс все это время держала его за руку, утешала, успокаивала, говорила, что все скоро кончится и что она в жизни своей не встречала такого отважного «штаркера», как он.

Ему казалось, что с тех пор прошло два дня, но твердой уверенности у него не было. В его комнате были белые стены, простая деревянная мебель, ярко-красные занавески на окне напротив кровати. Через окно он мог видеть небо – усыпанное звездами или до боли синее, а на рассвете – или на закате? – в комнату проникал благородный аромат лавровых деревьев. Лучи солнца, падавшие на белое покрывало, согревали его, когда его не мучили кошмары с кромсавшими тело ножами; ему нравилось следить, как солнечное пятно медленно перемещается по постели, и воображать, будто мягкий золотистый свет исцеляет его.

Его мысли стали расплываться. Он почувствовал, как рука Грейс тихонько выскальзывает из его руки, и не стал ее удерживать. Ему не хватило сил.

– Как он?

Мужской голос. Не Ай-Ю – другой. Значит, Генри.

– Мне кажется, он поправляется понемногу. Ай-Ю говорит, что рана хорошо заживает.

– Ну, раз Ай-Ю так говорит, значит, так и есть. Рубен немного приоткрыл глаза и принялся рассматривать хозяина дома. Вблизи Генри не показался ему таким старым, как вначале: возможно, ему еще не было и пятидесяти. К тому же он был хорош собой, если, конечно, вам по вкусу щеголеватый вид галантного светского льва, который любят напускать на себя некоторые мужчины средних лет. Но у Генри были нафабренные усы, а по представлениям Рубена это означало, что он тщеславен. Нет, Генри ему решительно не понравился.

Генри тем временем взял Грейс за руку и заставил ее подняться с кровати. Это понравилось Рубену еще меньше.

– Ты измучена, – произнес он глубоким басом. – Двое суток не сомкнула глаз.

– Я дремлю, пока сижу здесь.

– Но сейчас тебе здесь просто нечего делать.

– Я знаю, но…

– Пойдем спать, Грейс. Ай-Ю подежурит возле него сегодня.

Рубен услышал, как она вздохнула.

– Ладно, – согласилась Грейс.

Да, в ее голосе явственно слышалась усталость. Он открыл глаза и увидел, как они уходят. Они шли к дверям в обнимку.

«Пойдем спать, Грейс»?

Рана у него на бедре воспламенилась и начала пульсировать еще больнее, чем прежде. Он попытался лечь на левый бок, но от этого стало только хуже. Время от времени Ай-Ю давал ему глотнуть какой-то гадости, которая смягчала боль, но ее не полагалось принимать слишком часто.

«Пойдем спать, Грейс»?

«Генри мне не муж, мы просто живем вместе», – сказала она. Он отчетливо помнил, когда, где и почему она ему об этом сказала. В тот раз уточнение успокоило его. На этот раз – совсем наоборот.

За окном запел сверчок. Тоскливое уханье филина зловеще разнеслось в ночном воздухе, напоенном запахом лавра. Рубен закрыл глаза. Опять ему приснились острые ножи, вонзающиеся в его тело.

* * *

– Нам надо поговорить, – сказала Грейс, остановившись у подножия лестницы.

– Тебе надо поспать, – возразил Генри, положив руку на перила.

– Ты же не станешь избегать разговора со мной, не так ли?

– Что за глупости! – воскликнул он с оскорбленным видом.

Тем не менее у нее сложилось впечатление, что с тех самых пор, как она вернулась домой, он не сказал ей ни слова о закладной на землю и об уплате налога по одной простой причине: положение дел не улучшилось, оно стало еще хуже.

– Давай посидим на веранде, – миролюбиво предложила она.

Генри пожал плечами и прошел следом за ней через гостиную к двойным, затянутым сеткой дверям на веранду.

– Выпьешь что-нибудь? – спросил он, остановившись у шкафчика с напитками.

Грейс отказалась. Генри присоединился к ней через минуту, держа в руке бокал бренди. Они сели рядом на ступеньках, ведущих в сад.

– Как хорошо вернуться домой, – заметила Грейс, полной грудью вдыхая напоенный благоуханием воздух.

Она не сумела бы выразить словами, чем пахнет воздух «Ивового пруда», просто знала, что он сладок и что нет ничего лучше его на всем белом свете. Ни за какие блага мира она не смогла бы с ним расстаться. Но она вернулась домой с пустыми руками! То ли из-за своего неисправимого оптимизма, то ли по глупости они с Генри не предусмотрели подобного поворота событий.

– Ты скучал без меня? – спросила Грейс, опершись локтем на верхнюю ступеньку.

Генри неопределенно хмыкнул и занялся раскуриванием трубки. К этой привычке, которую Грейс находила претенциозной, он пристрастился недавно.

Она усмехнулась в темноте. Что за дурацкий вопрос! Конечно, он скучал без нее!

– Как твоя нога?

– Как это мило, что ты не забыла о моей ноге. Нога в порядке, грех жаловаться, – проворчал он.

Она и сама видела, что нога у него зажила: он не хромал и больше не пользовался тростью. Грейс прекрасно помнила, как он сломал ногу – свалившись со ступенек веранды темной дождливой ночью в мае прошлого года. Он упорно утверждал, что не был пьян, но в ту ночь он, как и сегодня, пил бренди.

– Я сказала Рубену, что у тебя больное сердце, – предупредила Грейс.

– Ха, – усмехнулся он, выдыхая дым. –А зачем?

– Ну сначала, чтобы объяснить, зачем нам нужны деньги, а потом… чтобы он понял, почему ты не поехал со мной, когда я собирала пожертвования по приходам.

Мне казалось, что это выглядит убедительнее, чем просто сломанная нога. Драматичнее.

Генри кивнул в знак согласия, и Грейс почувствовала, как к ней возвращается ощущение объединявшего; их веселого и теплого товарищества. Ей действительно его не хватало.

– Что еще ты рассказала мистеру Джонсу? – поинтересовался он.

– О, я ему столько всего наговорила. Он одобрительно кивнул.

– Расскажи мне о нем. Твое письмо меня, мягко говоря, озадачило. Расскажи мне все, что случилось с того момента, как ты выбросила на ветер четыре тысячи долларов…

– Я «выбросила»?

– …и до самого возвращения домой. Не упускай ничего.

Грейс отлично знала, как искусно он умеет менять тему разговора.

– Я тебе все расскажу, мне скрывать нечего. Но сперва ты мне скажи: сколько мы должны и когда срок платежа?

Яростное попыхивание трубки было ей ответом., Впрочем, он знал, что она не отстанет, пока не выжмет из него всю правду. Вынув трубку изо рта, Генри признался во всем:

– Банк не соглашается на продление. Мы должны собрать всю сумму до пятнадцатого августа. – Всю сумму?

– Всю. Они не позволяют перезаложить дом и не соглашаются на частичную уплату. Если мы не сможем заплатить все шесть тысяч к пятнадцатому числу, они лишат нас права выкупа.

Все обстояло еще хуже, чем она думала.

– Нет, только не это! А что слышно от другого банкира? Ты говорил, что он мог бы… – Неужели ты думаешь, что я бы сразу не сказал, если бы это сработало? – вспыхнул Генри. – Он отказал наотрез, и все тут.

Разговор вышел мучительный для обоих, особенно для него, ведь он считал, что сам во всем виноват. В сущности, так оно и было: она советовала ему не ввязываться в запутанное предприятие по приобретению прав на разработку каких-то горных участков. В эту сделку ухнули все их деньги, им пришлось залезть в долги. Особенно упорно она отговаривала его от залога поместья, принадлежавшего, кстати, ей, а не ему. Но она ни разу не попрекнула его ни словом, ни намеком. Как же они дошли до такой жизни? Неужели им придется расстаться с «Ивовым прудом»? Нет, не может этого быть!

– Ну давай, Грейс, расскажи мне о своих приключениях. Я сгораю от любопытства.

Она со вздохом поставила локти на колени, обхватила ладонями подбородок и рассказала ему все. Ну… почти все. Генри был человеком широких взглядов и за все шесть лет совместной жизни никогда не пытался ее опекать или читать ей нравоучения. И все-таки кое-что сугубо личное Грейс скрыла: например, самые неприглядные детали своего пребывания в доме Уинга и все, что произошло потом в гостинице «Баньон-Армз».

Когда она закончила свой рассказ, Генри долго молчал, попыхивая трубкой.

Грейс зевнула. Ей страшно хотелось спать, но она подумала, что лучше бы ей на этот раз переночевать в комнате Ай-Ю на первом этаже, напротив спальни Рубена. Если ему понадобится помощь, из комнатки Ай-Ю она непременно его услышит, не то что из своей собственной спальни, расположенной на втором этаже в другом конце дома. Конечно, она прекрасно понимала, что это глупо: чем бы она могла ему помочь, даже если бы он ее позвал? От Ай-Ю в этом случае будет гораздо больше толку, чем от нее. И все же…

– А ну-ка расскажи мне еще раз, что представляет собой этот Уинг?

– Но я же тебе говорила…

– Расскажи еще раз. Все, что ты о нем знаешь, Грейс. Во всех деталях.

Ей был хорошо знаком этот тон – тихий, терпеливый, нарочито спокойный. Наверное, она одна на всем белом свете знала, что скрывается за этой интонацией. Волосы у нее на голове шевельнулись от страха. Она поняла, что Генри что-то замышляет.

Спать ей расхотелось. Она рассказала Генри все, что знала о Марке Уинге.

* * *

Часы с боем на ночном столике у постели Рубена прозвонили половину часа, заставив Грейс очнуться от легкой дремоты. Растирая затекшую шею и плечи, она попыталась стряхнуть с себя усталость. В ночном воздухе слышалось только пение сверчка и ровное, чуть хрипловатое дыхание Рубена. Стараясь двигаться как можно тише, она поднялась с кресла и на цыпочках подошла к кровати.

Под трехдневной щетиной лицо у него по-прежнему было белое, как полотно. Она знала, что не следует к нему прикасаться: он так беспокойно спал все эти дни, что лучше было его не тревожить. Но ей так хотелось разгладить страдальческую морщинку у него на лбу между бровей! Она протянула руку и тихо-тихо погладила его.

Совершенно неожиданно жгучие слезы навернулись ей на глаза и покатились по щекам. Грейс отерла их, чувствуя себя законченной дурой. Рубену не грозила смерть; напротив, Ай-Ю сказал, что он скоро начнет поправляться, а уж на Ай-Ю в таких делах можно было положиться, Чувство облегчения – вот что сделало ее такой слезливой и нервной. Да, отчасти причина в этом.

Грейс не хотелось думать о других причинах, которыми Могла объясняться ее повышенная чувствительность.

Она осторожно опустилась на край матраца, стараясь не разбудить Рубена. Его темные ресницы затрепетали и снова замерли. Грейс умирала от желания прикоснуться к нему. Мысленным взором она видела, как подсовывает руки ему под плечи, обнимает его, а он просыпается и улыбается ей. Он назовет ее «Гусси» и скажет что-нибудь веселое, чтобы ее рассмешить. При одной мысли об этом проклятые слезы полились снова.

Какая глупость! Грейс вытащила платок и вытерла лицо, обзывая себя дурехой. К тому же она была совершенно разбита: за две ночи ей удалось проспать не больше шести часов, а за сутки до этого, в гостинице «Баньон-Армз», она, можно смело сказать, вообще не спала! Да-да, все дело в усталости, только в ней одной. Лишь крайним переутомлением можно объяснить тот факт, что стоит ей взглянуть на Рубена или даже подумать о нем, как в голову лезут печальные мысли и ее охватывает безнадежная уверенность в скором расставании. Скоро, очень скоро он поправится и окрепнет. И навсегда покинет «Ивовый пруд».

Разве он не сказал ей об этом сам в тот вечер, когда они делились друг с другом планами на будущее? Ему хотелось исколесить весь мир, повидать все на свете, а потом обзавестись большим ранчо, как у Эдуарда Кордовы, и предаваться безделью. Стоит ли удивляться, что общение с владелицей обанкротившейся фермы, с незадачливой мошенницей, оставшейся без гроша в кармане и без видов на будущее, не входит в его дальнейшие планы?

И могла ли она ожидать чего-то иного? Чего именно? Что он в нее влюбится? Женится на ней, остепенится, осядет на одном месте и станет образцовым членом общества? Порой ее старомодные, до нелепости мещанские тайные мечты смущали Грейс так сильно, что у нее от стыда возникало желание натянуть на голову одеяло. Возможно, Рубен испытывает влечение к ней, может быть, он даже привязался к ней немного, но это не те чувства, которые могли бы превратить его в другого человека.

Грейс дотронулась кончиками пальцев до его запястья. Нет, она не хотела, чтобы он стал другим человеком, он нравился ей таким, каким был: умным, веселым, изобретательным и отважным до безрассудства, если только поблизости не было острых ножей. Она восхищалась его ловкостью, его фантазией и артистизмом. Если не считать Генри, она в жизни не встречала человека более коварного и менее достойного доверия, чем Рубен Джонс.

В эту самую минуту он повернул руку и обхватил ее пальцы.

– Привет, Гусси, – прошептал он осипшим со сна голосом.

Грейс закашлялась от неожиданности и утерла свободной рукой мокрые от слез щеки.

– Извини, я не хотела тебя будить. Постарайся снова уснуть.

– Не уходи.

– Уже поздно, тебе нужен отдых.

– Ну, Гусси, хоть на минутку.

– Нет, тебе в самом деле…

– Я умираю от жажды. Можно мне немного воды?

– Да-да, конечно.

Грейс подняла кувшин и наполнила его пустой стакан. Рубен с трудом приподнялся, опираясь на локоть; она просунула руку ему под затылок, чтобы помочь, и поднесла стакан к его губам. Это было такое дивное запретное наслаждение – полуобнимать его вот так, пусть даже на несколько секунд… Его плечо упиралось ей в грудь, пришлось сделать над собой усилие, чтобы не зарыться лицом ему в волосы. Или удержаться и не поцеловать его в ухо.

Осушив стакан, он поднял лицо и Посмотрел на нее. Страдальческая морщинка между бровей исчезла, карие глаза светились доверием и надеждой. Он был так близко, что ей стоило на два дюйма наклонить голову, и их губы могли бы встретиться. Но силы воли у Грейс оказалось больше, чем она сама ожидала. Она бережно помогла ему опуститься на подушку и выпрямилась.

– Ай-Ю дал тебе выпить лекарство перед сном? – спросила она буднично-деловитым тоном.

– Угу. На вкус оно напоминало настойку из буйволиного навоза.

– Возможно, так оно и есть. Рубен взглянул на нее с ужасом.

– Шучу, – успокоила его Грейс, хотя ей было достоверно известно, что Ай-Ю действительно использует для своих целебных настоек самые невероятные вещи, и она давно уже ничему не удивлялась. – Как ты себя чувствуешь?

– Мне лучше, когда ты здесь.

Сердце у нее растаяло, словно кусок масла, оставленный на солнце. Она почувствовала, как по лицу неудержимо расплывается дурацкая счастливая улыбка.

– Приятно слышать.

– Но ты выглядишь усталой.

Улыбка увяла. Свое лицо Грейс видела в зеркале над письменным столом: оно походило на тюк белья, приготовленный в стирку лет сто назад и кем-то забытый в сыром подвале. Она сделала движение, чтобы подняться, но Рубен крепко уцепился за ее руку. Грейс поглядела на его длинные тонкие пальцы. Крепость его пожатия ее приятно удивила. До чего же она любила его руки!

– Надо было сразу выстрелить в Том-Фуна, – заговорила она торопливо. – Мне очень жаль, что ты пострадал. Меня это просто… убивает.

– Да успокойся, Грейси, со мной все в порядке.

– Но если бы я раньше спустила курок, ты бы не лежал здесь с раной в боку. Если бы я просто…

– Ты спасла мне жизнь. Если бы не ты, я сейчас был бы мертв.

Он поднес ее руку к губам и закрыл глаза, целуя ее. Грейс затаила дыхание, растроганная до глубины души.

– О, Рубен, как бы я хотела…

Какой-то шум за спиной заставил ее обернуться.

– Ах вот ты где! Побойся Бога, Грейс, сейчас три часа ночи.

После их с Рубеном взволнованного тихого шепота голос Генри прозвучал слишком громко. Грейс выпустила его руку и встала, расправляя юбки.

– Я как раз собиралась отправиться спать.

– Вот и хорошо.

Генри подошел и обнял ее за плечи. Он был босиком, в клетчатом полубархатном халате поверх желтой ночной рубахи. Она устало прижалась виском к его плечу.

– Кажется, вы до сих пор так и не представлены друг другу официально. Рубен, это мой друг Генри Рассел. Генри, это Рубен Джонс.

Мужчины обменялись взглядами. После некоторого замешательства они кивнули друг другу, но ни один не сделал попытки к рукопожатию. Грейс с досадой прислушалась к неловкому молчанию. В ее жизни было очень мало мужчин, но эти двое много значили для нее, и ей очень хотелось, чтобы они понравились друг другу. Увы, у них, кажется, с самого начала что-то не заладилось.

– Ну что ж, – сказал Генри после затянувшейся паузы. – Грейс еле держится на ногах, поэтому позвольте нам откланяться, мистер Джонс.

– Спокойной ночи, – послушно подхватила она. – Если тебе что-то понадобится, Ай-Ю спит в комнате напротив. С тобой все в порядке? Если ты…

– Со мной все в порядке, – буркнул Рубен, проведя рукой по взъерошенным волосам. – Что мне действительно нужно, так это немного тишины и покоя. Вы не могли бы погасить свет?

Скривившись в болезненной гримасе, он повернулся к стене, спиной к ним, и привалил к уху вторую подушку.

Грейс озадаченно посмотрела на него, а Генри тем временем выкрутил фитиль у лампы, стоявшей на ночном столике. Они бесшумно вышли из комнаты. В дверях Грейс еще раз повторила: «Спокойной ночи», но Рубен, должно быть, не слышал: он ничего не ответил.

* * *

С тех пор дела пошли еще хуже.

Под присмотром Ай-Ю рана на бедре у Рубена быстро заживала. Через неделю он уже выбрался из постели и начал хромать по всему дому, опираясь на пекановую палку вместо костыля. Грейс, конечно, радовалась его выздоровлению, но ее все чаще одолевали сомнения. Ей казалось, что предписанные Ай-Ю лекарства, припарки и упражнения плохо сказываются на душевном состоянии больного.

Они с Рубеном многое повидали и пережили вместе за время своего краткого знакомства, но даже в самые трудные и опасные моменты он не терял остроумия, присутствия духа и жизнелюбия. Поэтому его нынешнее вечно угрюмое, недовольное и раздражительное поведение было для Грейс неразрешимой загадкой, над которой она ломала голову по сто раз на дню, но все без толку. Он же практически поправился! Но чем больше укреплялось его здоровье, тем хуже становилось ей самой.

Одно-единственное объяснение приходило ей в голову: она ему совсем разонравилась. Вот как все просто! В противном случае он не стал бы обращаться с ней так холодно. Но что он против нее имеет? Разве он сам не сказал, что обязан ей жизнью? Что она ему сделала плохого? Отчего он так переменился, что знать ее больше не хочет? Тут напрашивались два объяснения. Первое: он уже разок переспал с ней и поэтому потерял к ней интерес. Второе: он больше не мог использовать ее в своих аферах, и результат был тот же самый – он потерял к ней интерес.

И при всем при том он даже не был последовательным в своем поведении! Уж если он твердо вознамерился относиться к ней как к зачумленной, мог бы по крайней мере придерживаться этой линии постоянно. Но нет, он мучил ее еще и тем, что иногда выходил из состояния мрачной угрюмости. Тогда они начинали разговаривать по-дружески, обмениваться шутками, веселиться, поддразнивать друг друга, как в добрые старые времена. И вдруг – бум! – занавес снова падал, причем безо всякой видимой причины, и Рубен начинал обращаться с ней как с какой-то едва знакомой девицей, общество которой ему совсем не по душе.

Грейс чувствовала, что начинает сходить с ума. Она плохо спала, стала раздражительной и забывчивой. Мысли у нее путались, она вечно была в дурном настроении, хотя ей бы следовало радоваться, что Рубен, по всей видимости, решил с ней порвать. Ведь она давно уже поняла, что в постоянные любовники и уж тем более в мужья он ей не годится. Вот и хорошо, что он взял более трудную роль при расставании на себя. Но она не могла радоваться. В те редкие минуты, когда она не лила слезы из-за Рубена, Грейс обдумывала способы его убить. Он доводил ее до безумия.

А все ее надежды на то, что они с Генри когда-нибудь станут друзьями, рухнули с треском в первый же день, когда Рубен поднялся с постели. Она сидела в гостиной и пришивала новые пуговицы к клетчатому халату Генри. Рубен вошел, хромая и тяжело опираясь на свою палку. Завидев ее, он остановился как вкопанный и даже попятился, словно намереваясь немедленно удалиться. Он что, больше не может даже находиться в одной комнате с ней? Ей хотелось вскочить и наорать на него, но она заставила себя усидеть на месте и спокойно, даже приветливо спросить:

– Может, составишь мне компанию? Я рада видеть, что ты уже на ногах. Надеюсь, что скоро ты уже совсем поправишься.

Она говорила, не умолкая, не давая ему возможности возразить или отклонить приглашение. Наконец Рубен прошел в комнату и плюхнулся в кресло напротив нее. Грейс продолжала болтать, не допуская даже секундной паузы, чтобы все выглядело как обычно, а Рубен по-прежнему молчал, то рассеянно уставившись в окно, то окидывая ее враждебным взглядом.

Будь у нее больше смелости, она задала бы ему прямой вопрос, вернее, множество вопросов, теснившихся у нее в голове: «Почему ты так переменился ко мне?», «Что между нами происходит?», «За что ты меня мучаешь?». Но ее бесконечная болтовня вынудила его проронить несколько слов, потом еще и еще, наконец он выдавил из себя даже подобие улыбки. И эта улыбка наполнила ее глупое сердечко такой радостью, таким облегчением, что она не захотела нарушить минуту редкостной гармонии и не решилась пускаться в объяснения.

Но тут появился Генри, и все погибло.

– Ich bin Herr Doktor Heinrich Zollenkleimer, und ich bin[40] продафать фот этот фолшепный золотой фода.

Он стоял в дверях, держа в поднятой руке бутылку с мутноватой жидкостью. Пышные накладные бакенбарды украшали его щеки, парик им под стать съехал на одну бровь. Диванная подушка, засунутая за пояс, Делала его фигуру скорее бесформенной, чем дородной, зато серебряное пенсне на кончике носа придавало ему сходство с настоящим доктором. Грейс, привыкшая к его внезапным маскарадам, даже глазом не моргнула.

– Надо подработать, – придирчиво заметила она. – А что в бутылке?

– Вода.

Генри пересек комнату и сел рядом с ней на диван.

– И немного золотых опилок, видишь? Он поднял бутылку к свету.

– Все в целом стоит не меньше пяти долларов.

– Вот как? И за сколько ты ее продаешь?

– Хотел толкнуть за пятьдесят. Видишь ли, вода концентрированная. К каждой бутылке прилагается инструкция. Клиент вливает одну столовую ложку в галлон[41] воды, замораживает воду небольшими кубиками и получает золотые слитки, которые стоят целое состояние.

Грейс не удержалась и захихикала. Генри обиженно выпятил грудь колесом.

– А в чем дело? Что не так?

– Это самая неудачная из всех твоих выдумок! Даже Рубен не удержался от смешка.

– А что будет, когда слитки растают?

– Вот то-то и оно! Это и есть самая блестящая часть плана! – вступился за свое детище Генри. – Вместе с бутылкой «Goldwasser»[42] мы продаем гарантийный сертификат, удостоверяющий, что Институт Цолленклеймера" нет, лучше Фонд Цолленклеймера (это звучит убедительнее), так вот, Фонд Цолленклеймера будет содержать все золотые слитки в замороженном состоянии ad infinitum[43]. Или до тех пор, пока не получит каких-либо иных распоряжений от покупателя. И вдобавок Фонд возьмет на себя обязательство производить любые трансфертные операции по указанию клиента без ущерба для целостности финансового инструмента, – А ну-ка повтори? – попросила Грейс. – Без ущерба…

– Для целостности финансового инструмента, До нее наконец дошло.

– Мы гарантируем, что слитки не растают?

– Вот именно.

Грейс больше не могла сдерживаться. Запрокинув голову, она разразилась звонким смехом. Секунду спустя Рубен согнулся пополам, отфыркиваясь и хлопая себя по коленке. Генри сверлил их негодующим взглядом, сколько мог, но в конце концов его тоже пробрало. Он стал смеяться вместе с ними, сперва нехотя, потом от души.

Для Грейс эти звуки были слаще музыки, у нее сердце запело при виде прежней веселости на лице Рубена. Все еще посмеиваясь, она сорвала с Генри парик и любовно взъерошила ему волосы. Он застенчиво усмехнулся и обнял ее.

– Вот негодница, – ласково шепнул он. Она с улыбкой обернулась к Рубену.

– Расскажи Рубену, как ты продавал фермерам поддельные коконы тутового шелкопряда по государственным субсидиям.

– Да, это была отличная афера. Два дня я выкапывал личинок, упаковывал их в картонки из-под яиц и наносил на них по трафарету американский флаг…

Он умолк, увидев, что обращается к пустому месту. Отжавшись на руках, Рубен поднялся с кресла и заковылял к выходу на веранду.

– Рубен? – тревожно окликнула его Грейс. – Тебе нехорошо? Что-то слу…

Не останавливаясь, он повернул голову и рявкнул:

– Мне надо подышать свежим воздухом! Его взгляд, полный ледяного презрения, приморозил ее к месту.

– А он, видать, с норовом, – растерянно промямлил Генри, когда Рубен скрылся из виду.

Грейс вскочила и, обронив что-то на ходу насчет обеда, выбежала из комнаты. Ей хотелось разрыдаться, но она не собиралась делать это на глазах у всех.

* * *

Прошло три дня. Грейс изо всех сил старалась не попадаться на глаза Рубену, но ей это не слишком хорошо удавалось. Избегать его в своем собственном доме – с таким же успехом можно было делать вид, что не замечаешь мухи, ползущей по носу. Им неизбежно приходилось сталкиваться, например, в столовой три раза в день, если только она не пропускала завтрак. Или на веранде, где она любила посидеть на солнышке в утренние часы, а он в это самое время делал свои упражнения.

На четвертый день, спрятавшись в затененной по утрам гостиной, Грейс увидела через раскрытые двери, как Рубен делает упражнения на залитой солнцем веранде. Правая нога по-прежнему плохо его слушалась, но дело с каждым днем все больше шло на лад. С упавшим сердцем она поняла, что, несмотря на все случившееся, ей до смерти хочется его видеть, говорить с ним и чтобы все было как прежде. И вообще, прятаться от него – это трусость. Кто знает, может быть, сегодня он опять будет с ней мил. А если нет… видит Бог, она заставит его об этом пожалеть! Поправив прическу, Грейс выплыла на крыльцо.

– О, – воскликнула она, притворяясь удивленной, – я не знала, что ты здесь. Не буду тебе мешать, продолжай.

На один чудесный момент привычная настороженность ему изменила, и он улыбнулся. Грейс радостно улыбнулась в ответ, но тут он, как видно, вспомнил, что ему положено быть скотиной, и вновь напялил привычную маску. Как будто увидел издалека старого друга, подошел поближе и понял, что обознался.

Грейс едва не расплакалась. Презирая себя за слабость, она прошла вдоль веранды и села на низенькую каменную стенку, служившую ограждением, причем выбрала место с таким расчетом, чтобы можно было наблюдать за Рубеном, в то же время делая вид, будто она смотрит куда-то в глубь сада. Он опять уставился на горшок розовой герани, стоявший на верхней ступеньке и являвшийся, по всей видимости, его «предметом» в этот день. Ай-Ю советовал во время занятий гимнастикой «тай-чи-чуан» сосредоточить ум на чем-то тихом и приятном на вид, чтобы не только мышцы, но и мозги могли обрести отдохновение.

Рубен закрыл глаза и медленно повернул туловище влево, согнув левую руку на поясе и одновременно выбросив вперед правую. Потом он проделал то же самое в правую сторону, поменяв руки, делая вдох на выпаде и выдох на возвращении в исходное положение. Кажется, это упражнение называлось «Пробить Руками Гору Гуа», а может быть, «Бессмертный Переворачивает Каменную Плиту», Грейс была не вполне уверена. На нем были вельветовые брюки и льняная рубашка, приобретенные ею во время поездки в Санта-Розу в конце недели, и ей приятно было отметить, как хорошо на нем сидят вещи, которые она выбрала для него. Но наибольшую радость ей доставляла возможность понаблюдать за ним открыто, а не украдкой. По крайней мере, пока у него самого глаза закрыты.

Он был высокий и сильный, хотя его нельзя было назвать «горой мускулов». Его сила была изящной, а не грубой. Новые вельветовые штаны так плотно облегали его бедра и длинные стройные ноги, что Грейс не могла от них глаз отвести, пока он медленно поворачивался и делал выпады, раскачивался и сгибался, стоя босиком на дощатом полу веранды. Белая рубашка выбилась из-за пояса, открывая тонкую талию и плоский живот. Грейс сосредоточенно разглядывала ровную линию пуговичек, уходящих вертикально вниз. Но вот он сделал поворот, и она принялась любоваться его широкими плечами и спиной, очертаниями ягодиц. Странная это штука, подумала она в сладострастном дурмане, однажды увидев мужчину обнаженным, дама могла бы уже удовлетворить свое любопытство и потерять интерес к его телу, но на самом деле все было как раз наоборот. А с другой стороны, можно ли назвать ее дамой?

Ход собственных мыслей показался ей унизительным.

– Что это, – спросила она, чтобы отвлечься, – «Схватить Птицу за Хвост»?

– Грейс, ты меня обижаешь. Это называется «Помаши Руками Облакам».

– Не останавливайся, – торопливо добавила она. – Извини, что я помешала.

– Ты не помешала, я уже закончил.

– Вот как.

Она ощутила разочарование. Ей хотелось посмотреть, как он будет делать упражнение под названием «Искусный Мастер Совершенствует Свое Ремесло». К тому же она испугалась, что он сейчас уйдет, но как раз в эту минуту на веранде появился Ай-Ю с подносом, на котором стояли одна чашка и маленький заварочный чайничек. Грейс отказалась, когда он, наливая в чашку дымящуюся жидкость, спросил, не хочет ли она тоже.

– Что это? – подозрительно косясь на чашку, спросил Рубен.

– Чай, хозяин.

Ай-Ю ко всем белым мужчинам обращался со словом «хозяин». Это было просто обращение, вроде «сэр», и в устах Ай-Ю оно могло звучать уважительно или неуважительно, в зависимости от того, какие чувства он испытывал к тому, с кем разговаривал..

– Что за чай?

– Мандарин и ююба.

– Ююба?

– Китайский финик. Чтобы набрать вес. Хорошо для печени и мышц.

Рубен с опаской отхлебнул глоточек.

– М-м-м… – протянул он. – Недурно.

– И еще для мокроты и вспучивания, – добавил Ай-Ю, принимаясь обмахивать мебель на веранде метелкой из петушиных перьев.

Рубен нахмурился, вглядываясь в чашку.

– Это полезно для мокроты и вспучивания или для избавления от них?

Ай-Ю глубоко задумался.

– Оцень слозный вопрос, хозяин, – изрек он наконец, усиливая свой акцент и моментально превращаясь в глуповатого «китаезу». – Простой ум не понимать.

Грейс прыснула со смеху. Неожиданно для нее Рубен опустился рядом с ней на стенку, ограждавшую веранду. До нее донесся запах разогретого солнцем тела вспотевшего мужчины, наклонившись чуть ближе, она различила аромат хвойного мыла и лавровишневой воды, ею же самой купленных для него в городе.

Страшно подумать, сколько интимных подробностей о Рубене Джонсе ей известно!

– Как там Крестный Отец? – заговорил Ай-Ю, продолжая обметать пыль с мебели. – Вы познакомиться, да?

Рубен пристально посмотрел на Грейс, потом перевел взгляд на Ай-Ю.

– А вы откуда знаете?

– Он все знает, – ответила вместо него Грейс, ничуть не удивляясь. – Ты говорил с Генри? – спросила она у Ай-Ю.

Китаец лишь пожал тощими плечами.

– Он говорил с Генри, – уверенно подтвердила она. – Что ты знаешь об Уинге, Ай-Ю? Расскажи нам, что ты рассказал Генри.

– Почти ничего не знать, – скромно потупился он.

– Нам говорили, что двенадцать лет назад он предпринял попытку сбросить власть маньчжуров и теперь живет в изгнании, – продолжала Грейс, не теряя надежды заставить его разговориться.

И почему ей самой не пришло в голову расспросить Ай-Ю о Марке Уинге? Ее мысли были заняты другим, вот почему. Стыдно было признаться, чем именно.

– Марк Уинг – нет изгнанник, – возразил Ай-Ю, – он сбежать. Он –Белый Лотос, древний секта в Пекин. Он с друзьями хотеть убивать император Куанг-Хцу. Всех схватить, он один сбежать. Всех казнить на костер, делать «небесный фонарь».

– Чудесно. И теперь он живет в Китайском квартале Сан-Франциско.

– Да, так. Очень богатый человек, очень плохой. Опиум, шлюхи, воровство. Он говорить вернуться домой, взять целый армия, убивать император.

– Ну я, к примеру, – вставила Грейс, – хотела бы, чтобы он уехал как можно скорее.

– Он никуда не ехать, никогда. Много курить отрава, много деньга, жадный. Все болтать, никуда не ехать. Хотеть стать белый господин. Носить костюм из шерсть, жесткий башмаки, стричь волосы. Все белый господа смеяться: ха-ха-ха, большой шутка. Он совсем с ума сходить. И теперь дома сидеть, совсем-совсем с ума сходить.

«Ты и половины не знаешь», – подумала она, но тут же решила, что он знает все и даже больше.

– Откуда вы все это знаете? – спросил Рубен. Ай-Ю развел руками.

– Откуда олень в лесу знает, как находить зеленую траву зимой? Откуда муравей знает, как строить муравейник? Откуда дрозд знает, когда приближается гроза?

Рубен уставился на него в замешательстве. Ай-Ю забрал у него чашку и что-то одобрительно прогудел, увидев, что она пуста.

– Сегодня на обед лепешки из репы. Хорошо для внутренних органов.

Он поклонился, и длинная черная коса скользнула через обтянутое красной фланелевой рубашкой плечо ему на грудь. Продолжая кланяться, Ай-Ю попятился к выходу, потом повернулся и исчез в доме, бесшумно ступая в мягких тряпичных туфлях.

– Никак не могу его раскусить, – признался Рубен, поудобнее устраиваясь на приступке.

– А он не хочет, чтобы ты его раскусывал.

– Знаешь, что он мне заявил сегодня утром? Я куда-то задевал свой носовой платок, а он и говорит:

«Посмотрите в ночной рубахе». И точно, платок оказался в кармане. Я его спрашиваю: «Как вы догадались, что он там?» Вот угадай, что он мне ответил.

– И что же?

– «Сосна шелестит на ветру так же, как ива, но одноглазый волк все равно крепко спит». Можешь ты мне растолковать, что это значит?

– Ровным счетом ничего, – засмеялась Грейс. – Ай-Ю обожает глубокомысленные изречения, которые на поверку ничего не значат. Генри от него на стенку лезет.

Рубен улыбнулся; ее последние слова пришлись ему по вкусу.

– Но к тебе он относится хорошо, – добавила Грейс. – Ты ему понравился.

– Кому, Генри или…

– Ай-Ю. Поначалу он тебе не доверял, а теперь доверяет.

– А ты откуда знаешь?

– Знаю и все.

Сам Ай-Ю сказал ей об этом в тот вечер, когда обрушил на нее целую лекцию о брачных песнопениях в семействе соловьиных. Весь род вымрет, утверждал он, если мужская или женская особь окажется слишком робкой или слишком гордой, чтобы дать знать своему партнеру, что она тоже заинтересована в спаривании. Все это было изложено на спотыкающемся ломаном английском, которым Ай-Ю пользовался нарочно, чтобы придать своим притчам еще больше загадочности и глубокомыслия. Правда, в тот раз смысл иносказания оказался довольно прозрачным: Ай-Ю полагал, что Грейс должна сообщить Рубену нечто важное, но боится с ним заговорить. Разумеется, она отвергла это предположение как совершенно нелепое и безосновательное. Ей нечего было ему сказать. Абсолютно нечего. Наоборот, это Рубен должен ей кое-что объяснить!

– А откуда Ай-Ю родом? – спросил он.

И с чего это он вдруг стал таким разговорчивым?

– Я точно не знаю. Он уже много лет в услужении у Генри. Я знаю, что у него куча родственников в Сан-Франциско, и еще я знаю, что в семидесятых он работал на Тихоокеанской железной дороге, вот, пожалуй, и все. Он не любит распространяться о себе.

– Он очень заботится о тебе.

Грейс кивнула. Порой Ай-Ю становился хлопотливым, как наседка. Она поднялась, с удивлением отметив, что солнце поднялось уже очень высоко.

– Уже довольно поздно…

– Не уходи.

Рубен положил руку поверх ее руки, и Грейс замерла. На какой-то миг оба затаили дыхание, потом он ее отпустил. Сердце у нее наконец перестало стучать молотом. Она даже сумела взглянуть на негр с наигранным спокойствием, но прочитала в его глазах нечто смутившее ее еще больше: нечто похожее на нежность. Но разве такое возможно? Облизнув губы, Грейс спросила самым небрежным тоном, на какой только была способна:

– Ты что-то хотел мне сказать?

Его черты как будто заострились, по глазам было видно, что он о чем-то напряженно думает, но вот о чем – она так и не смогла догадаться. В конце концов он сказал:

– Я просто хотел спросить: почему дела идут так скверно?

– Ты о чем?

– О ферме. Почему она не приносит дохода? Земля вроде бы плодородная…

Грейс проследила за его задумчивым взглядом, устремленным туда, где за полосой акаций и перечных деревьев простирались пшеничные поля, оставшиеся на этот год под паром, а за ними виднелся заброшенный фруктовый сад и невысокие холмы, заросшие диким кустарником.

– Генри ни в чем не виноват, – ответила она, словно оправдываясь.

Рубен отвернулся от нее:

– Я этого и не говорил.

– Просто он по натуре не фермер, да и я тоже не умею хозяйничать на земле. По правде говоря, я даже не особенно старалась научиться и теперь жалею об этом, – призналась она с горечью. – Надо было заниматься фермой, а не ввязываться в авантюры. Рубен резко повернулся обратно к ней:

– Похоже, ты решила встать на путь исправления!

– Вовсе нет, – машинально возразила Грейс. – Разумеется, нет! Я знаю только одно: через месяц мы все потеряем, если не раздобудем… определенную сумму.

– Какую именно?

Грейс колебалась всего секунду, потом призналась:

– Пять тысяч восемьсот долларов.

Удивительно, как она решилась довериться этому пройдохе, но Грейс рассказала Рубену о своем финансовом положении без особой опаски. Вероятно, она боялась доверить ему лишь собственное сердце.

Он присвистнул.

– Генри вложил все наши сбережения в один план, но он потерпел неудачу.

– Что за план?

– «Липовые» права на горные участки. Это была сложная афера, я так и не поняла, в чем там суть. Одним словом, у нас ничего не осталось. Прошлой весной нам пришлось рассчитать последних двух рабочих.

– И что ты собираешься делать? Теперь настал ее черед отвернуться.

– Я не знаю.

Грейс почувствовала, как на нее надвигается привычное отчаяние, но заставила себя встряхнуться.

– Генри что-нибудь придумает. Когда мы идем ко дну, у него рождаются самые блестящие идеи. Она храбро улыбнулась.

– Так всегда бывает. Генри…

– Заткнись.

Грейс растерянно заморгала.

– Что?

– Просто закрой рот к чертовой матери и помолчи.

Тут уж она выпустила когти, как разъяренная кошка.

– Да как ты…

– Что ты вообще за женщина, черт бы тебя побрал?

От возмущения она начала запинаться.

– Да что на тебя нашло? Ты спятил?

– Неужели у тебя нет ни капли совести? Хотя… что я такое говорю? Разумеется, у тебя ее нет. Но все-таки, Грейс, неужели у тебя нет вообще ничего святого?

Грейс размахнулась, чтобы его ударить, но Рубен поймал ее безобидный, некрепко сжатый кулачок и отбросил его в сторону. С искаженным от гнева лицом он притянул ее к себе, сжал в стальных объятиях и поцеловал. Он действовал грубо, почти жестоко до той самой минуты, пока не почувствовал, что она не оказывает сопротивления. После этого его рот смягчился, поцелуй стал невыразимо нежным. Он по-прежнему не давал ей поднять руки, и ей ничего иного не осталось, как ухватиться за его бедра.

«Все это чистейшее безумие», – пронеслось в ее затуманенном мозгу, но она решила не отвлекаться на бесплодные размышления. Безумие или нет – какая разница? Самое главное – это губы Рубена, его беспокойные, жадно обнимающие ее руки, его крепкое, сильное, худощавое тело, прижимающееся к ней. Изголодавшаяся, измученная желанием, она взяла все, что он предлагал, и отдала все, что могла дать.

Хотя в глубине души она ничего другого не ожидала, Грейс все же ахнула, когда он внезапно и не слишком бережно отпустил ее, оттолкнул, от себя, удерживая только за руки. И еще имел наглость спросить:

– Что ты со мной делаешь?

– Что я делаю…

– За кого ты меня принимаешь, Грейс? Он встряхнул ее изо всех сил, причинив боль, и задал следующий вопрос:

– Думаешь, я этим удовлетворюсь?

Скрипнув зубами от злости, отчаянно пытаясь вырваться, Грейс издала глухой горловой стон. А потом нахлынули проклятые слезы, и его лицо размылось, расплылось перед ее невидящим взглядом. Рубен сразу же ослабил захват. – Ох, Гусси, – прошептал он, – прошу тебя, не надо.

Гусси? Он еще смеет называть ее «Гусси» после всего того, что натворил? Никто на свете, кроме него, не называл ее так. Это шутливое прозвище воскрешало в памяти всю ту нежность, что их связывала до того, как он ее предал… Только вот знать бы, за что? За что? – Не смей меня так называть! – вскричала она, и его руки разжались. – Никогда больше меня так не называй, а не то пожалеешь!

Его лицо превратилось в окаменевшую маску, из груди вырвался какой-то скрипучий звук, должно быть, означавший презрительный смешок. Ей хотелось его ударить, но она не стала пытаться: он был к этому готов.

– Я тебя не понимаю, – презрительно бросила она ему в лицо.

Это было ее последнее слово. Попятившись к садовой дорожке, Грейс повернулась кругом и бросилась бежать.

Глава 15

Нищета любит компанию, но компания не отвечает взаимностью.

Эддисон Мизнер

Рубен так и остался стоять посреди залитой солнцем веранды, окидывая желчным взглядом старенькую, потрепанную мебель и горшки с декоративными растениями. Он вообразил, как хватает ближайшее кресло и разбивает его о каменную приступку, опрокинув при этом громадный горшок с бегониями. Куски глиняного горшка и комья земли разлетаются по всей веранде. Рубен тем временем мысленно подхватил второе кресло и трахнул им по столу. Еще и еще раз, пока у него в руке не осталась одна лишь сломанная ножка. Войдя во вкус, он поднял стол – немыслимое дело: стол весил, наверное, не меньше двухсот фунтов – и швырнул его через застекленные двери прямо в гостиную. Дзинь! Повсюду осколки разбитого стекла, поблескивающие на солнце.

На ступенях веранды стоял горшок с карликовым лимонным деревцем. Рубен представил себе, как он выдергивает его вместе с корнями, заходит в гостиную и босыми ногами втаптывает в ковер еще влажную после полива черную грязь. Э, нет, так не пойдет. Весь ковер усыпан битым стеклом! Нет, не босыми ногами, а обутыми в сапоги. Потом он вернется на веранду, сядет в одно из двух уцелевших кресел и вскинет ноги в грязных сапогах на сиденье второго. Вот вам!

Разыгрывая в уме сцены насилия и погрома, он научился снимать внутреннее напряжение. К этому трюку он прибегал вот уже много лет, собственно говоря, с самого детства. Испытанное средство помогло и на этот раз: ему полегчало, у него уже не чесались руки свернуть шею Грейс. Но до полного выздоровления было еще далеко. Что ему было нужно, так это добрый глоток спиртного.

В доме было прохладно и полутемно; толстый, не усеянный осколками стекла ковер приятно щекотал босые ступни. Столик, помещавшийся у стены слева, служил баром. Рубену частенько доводилось видеть, как Генри смешивает на нем коктейли, однако сам он, по предписанию Ай-Ю, еще ни разу не притронулся к выпивке с тех пор, как сюда попал. Виски, ржаная водка, шерри, джин… Ага, вот и бурбон. Он нашел стакан и налил себе щедро, на три пальца, не разбавляя водой.

– Побойтесь Бога. сейчас всего десять часов утра!

Нехорошо пить в одиночку, плесните и мне чуть-чуть.

Рубен вздрогнул от неожиданности и резко обернулся, расплескав бурбон на ковер. Генри сидел в дальнем углу комнаты за письменным столом, заваленным бумагами, держа в руке перо и задрав ноги на крышку. На его смазливой физиономии играла благодушная улыбка. На сей раз он обошелся без маскарада: его костюм состоял из розоватой рубашки без воротничка с закатанными рукавами и полосатых темно-синих брюк, державшихся на широких подтяжках в шотландскую клетку. Рубен долго смотрел на него, не зная, что предпринять: то ли налить ему выпить, то ли вызвать на дуэль. Нет, к черту дуэль. Если Рубен его вызовет, право выбора оружия останется за Генри.

А вдруг он выберет шпаги?

Плеснув бурбона во второй стакан, Рубен пересек комнату и со стуком поставил его на стол перед Генри.

– Спасибо.

Генри поднял свой стакан, словно желая чокнуться, но Рубен не обратил на него внимания и молча проглотил свою порцию. В горле у него вспыхнул пожар, глаза заслезились. Немного отдышавшись, он заметил появившееся на лице у Генри лукавое выражение.

– Хотите, я вам кое-что покажу?

Рубен пожал плечами.

Сняв ноги со стола. Генри отпер средний ящик, вытащил оттуда квадратную жестяную шкатулку и раскрыл ее. Шкатулка была полна денег.

Подойдя ближе, Рубен присел на край стола;

– Ну что ж, – протянул он, лишь бы что-нибудь сказать.

Генри подмигнул ему.

– Здорово, правда? Одни десятки. Четыре сотни десяток. Вот пощупайте.

Удивленный Рубен взял пачку денег, которую протягивал ему Генри.

– Очень мило, – небрежно кивнул он, собираясь отдать ее назад, но вдруг заметил нечто необычное.

Для своей толщины пачка оказалась слишком легкой. Рубен отделил верхнюю купюру и посмотрел сквозь нее в окно. Невольная улыбка заиграла у него на губах.

– Плотности не хватает, – вынес он свой приговор. – В бумагу полагается добавлять хлопковые волокна. Но красочка недурна. Очень приличная печать – уголки, водяные знаки. Чья это работа?

Генри с обиженным видом забрал деньги назад.

– Одного парня по фамилии Смит, – ответил он, как будто оправдываясь.

– Ах, Смит.

– Все-таки для первой попытки неплохо?

– Совсем неплохо, – заверил его Рубен. – А Грейс об этом знает?

– О, черт, нет, конечно! Если узнает, она с меня голову снимет. Ей подобные вещи не по душе. Строго между нами, она их терпеть не может.

– А почему? – спросил Рубен, хотя ему невыносимо было слушать, как Генри рассуждает о Грейс; невыносимо было думать, как много Генри о ней знает, а он – нет.

– Слишком рискованно. И вообще она против всего того, что связано с правительством. Представляете? Я пытаюсь ей доказать, что это не по-американски, но она и слушать не желает. Хотите сигару? Почему бы вам не присесть в кресло?

Рубен помедлил, но все-таки взял предложенную тонкую сигару. Он ничего не понимал. Генри вел себя так, словно хотел подружиться с ним. Разумеется, об этом не могло быть и речи. При других обстоятельствах – возможно. Не исключено. Генри был совсем не плох сам по себе, напротив, он обладал многими бесспорно хорошими качествами. Странное дело – до определенной степени Рубен чувствовал себя лучше всего в обществе людей, которым не доверял. С ними он знал, на каком он свете, они не вызывали никаких несбыточных ожиданий или надежд. Но, с другой стороны, он с самого начала привязался к Грейс именно по этой причине – потому что не мог ей доверять, и вот, извольте взглянуть, куда его это привело. Что-то жизнь стала чересчур уж сложной.

После двух часов разговора и четырех стаканов бурбона он начал смотреть на жизнь много проще. Взять, к примеру. Генри. Конечно, он увел у Рубена девушку, вернее, не то чтобы увел, но отбил ее назад после того, как сам Рубен увел ее у него. И все же, узнав его поближе, Рубен решил, что Генри – просто мировой парень. Как и Рубен, он был человеком свободной профессии, но делом своим занимался вот уже лет тридцать и мог дать сто очков вперед любому. По сравнению с ним Рубен стал казаться самому себе учеником-первогодком, сидящим, фигурально выражаясь, у ног жреца и перенимающим его премудрость.

Генри извергал из себя фонтаны блестящих идей и замыслов, а свои увлекательные рассказы об удачно проведенных аферах пересыпал рассуждениями более общего порядка о жадности и глупости простаков, об искусстве игры на доверии. Рубен никогда не сомневался, что избранное им для себя ремесло является подлинным искусством, но Генри сумел придать ему нечто мистическое и возвышенное, нечто… метафизическое. А может, он просто выпил слишком много бурбона?

В полдень Рубен отказался от шестой порции и намекнул, что пора бы уже и пообедать. Он разрывался между опасением и надеждой, что Грейс к ним присоединится, а когда этого не произошло, стал разрываться между облегчением и сожалением.

После обеда мужчины вернулись в гостиную. Генри сообщил пришедшему следом Ай-Ю, что у них кончился бурбон, а Рубен попросил принести ему чашку кофе.

– В карты играете? – небрежно спросил Генри. Может, выпитый бурбон ударил ему в голову, но Рубен еще не дошел до такой степени опьянения, чтобы не распознать этот невинный тон. Сколько раз он сам начинал «стрижку овец» подобным образом!

– Совсем немного, – ответил он столь же небрежно.

Битва началась.

Генри предложил перекинуться во флинч, шулерский вариант покера на двоих, известный Рубену под названием «бычий глаз». Равная игра, равные возможности для жульничества. Партии следовали одна за другой, и все с ничейным счетом. Наконец очки и фигуры стали расплываться перед глазами у Рубена.

– Давно вы знакомы с Грейс? – спросил он во время перерыва.

– Лет шесть-семь… Где-то около того. Генри раскурил сигару и выпустил дым к потолку. Лишь несколько остекленелый взгляд свидетельствовал о том, что он выпил за три часа полторы пинты виски. В остальном он был в полном порядке.

– Значит, ей было…

– Шестнадцать. Уже тогда она была хороша, как картинка.

– Но она была совсем еще ребенком, – нахмурившись, возразил Рубен.

– Не думаю, что Грейс когда-либо можно было назвать ребенком. Особенно с учетом того, как ее растили.

– А как ее растили?

– Плохо. – Генри тоже нахмурился в ответ. – Страшно даже подумать, что с ней могло статься, если бы я не подобрал ее вовремя.

Рубен тоже раскурил сигару.

– А вам не кажется, что вы для нее староваты. спросил он напрямую.

– Староват? Конечно, нет! Мы с ней дополняем друг друга – моя мудрость и ее свежесть, мой опыт и ее кураж, мое…

– Я понял.

Рубен так низко съехал на сиденье, что край кресла врезался ему в поясницу.

– Ну вы сдаете или как?

Время шло, а Рубен никак не мог собраться с силами, чтобы встать и сделать что-нибудь полезное. Что, например? Ему пришло в голову, что единственным полезным делом было бы одно: собрать вещи и уехать. Он и так задержался здесь слишком надолго. Однако день, проведенный с Генри, все-таки не прошел впустую. Теперь он сможет попрощаться с Грейс без гнева и обиды, испытывая лишь сожаление и печаль. Она привязана к Генри, и в этом нет ее вины. Если кто-то в чем-то и виноват, то только сам Рубен. Просто у нее была щедрая, привязчивая, широкая душа, а он принял дружбу, предложенную от чистого сердца, за нечто большее.

К тому же его сбила с толку та незабываемая ночь в «Баньон-Армз». Грейс была наделена бурным темпераментом, пылкой, непосредственной страстностью, столь редкой у женщин, а он и в этом усмотрел Бог знает что. Размечтался о кренделях небесных. Из всей этой прискорбной неразберихи можно было извлечь только одно утешение: он так и не признался ей в своих чувствах. Сохранил если не сердце, то хотя бы гордость. И теперь сможет попрощаться с высоко поднятой головой. Чертовски слабое утешение.

– А вот и ты, Грейс! Заходи, сыграй с нами! – воскликнул Генри.

Это прозвучало так неожиданно, что Рубен едва не выронил колоду, которую тасовал в эту минуту.

– Ты где пропадала целый день?

Она остановилась в дверях. Вид у нее был как у лисички, попавшей в капкан: похоже, она намеревалась прошмыгнуть незамеченной мимо дверей гостиной.

– Занималась делами.

Даже со своего места Рубен видел, что глаза у нее заплаканные. Сердце у него больно сжалось.

– Ну что ж, заходи! – прогремел Генри. – Заходи, нет у тебя никаких дел.

– Я собиралась помочь Ай-Ю с ужином. – Она явно колебалась, тянула время.

– Он и сам справится. Иди к нам, мы никогда не пробовали флинч втроем.

Грейс хотела отказаться. Увидев это, Рубен встал.

– Не хочешь к нам присоединиться? – вежливо спросил он, подтянув к столу третий стул. – Мы с Генри были бы рады.

Целую минуту она напряженно вглядывалась в его лицо, пытаясь понять, в каком он настроении на этот раз. Ему хотелось внушить ей: «Не тревожься, ты в безопасности». Ее несчастный вид, заплаканное лицо отбили у него всякую охоту ссориться. Впрочем, он вообще не хотел причинять ей боль. Это не входило в его намерения, даже когда он был в ярости.

Грейс все еще колебалась, не зная, стоит ли соглашаться. Вот и Генри взглянул на нее с недоумением. Нет, ей вовсе не хотелось привлекать его внимание к своей ссоре с Рубеном. А сам Рубен… один черт знает, что у него на уме. Ей показалось, что вид у него грустный, но это было просто нелепо! Разве Рубен умеет грустить? Вид у него был такой, как будто он что-то потерял и уже не надеялся найти.

– Грейс? – спросил он тихо, с робкой надеждой в голосе.

Она в растерянности пожала плечами и вошла в комнату.

Они играли во флинч, и вскоре она догадалась, что оба передергивают. Царившее за карточным столом настроение ее удивило: ей казалось, что мужчины друг друга недолюбливают, но сейчас от былой неприязни не осталось и следа. Они весело болтали, обмениваясь шутками и перебивая друг друга. Когда-то Грейс надеялась, что они станут друзьями, теперь же ей было все равно. От их веселости у нее все стыло внутри.

– Флинч, – объявил Рубен, сделав всего два хода в третьей партии.

Генри перевернул сброшенные им карты.

– Эту двойку вы накололи, – заметил он с восхищением, разглядывая ее на свет.

Грейс твердо решила присоединиться ко всеобщему веселью даже ценой собственной жизни.

– Я могу принести новую колоду, – сказала она со смешком, – но толку от этого не будет. Через десять минут вы ее отделаете, как Бог черепаху.

Генри самодовольно выпятил грудь.

– Кто бы говорил! – воскликнул он с деланным возмущением. – Это я обучил ее всему, что она знает.

– Да неужели? – усмехнулся Рубен.

– Уверяю вас. Вы же видели ее в деле? Правда, она бесподобна?

– Совершенно бесподобна.

Рубен послал ей улыбку, но она отвернулась.

– Ты рассказала ему, как тебе удалось убедить половину населения Сан-Франциско, что ты дочь Эндрю Карнеги?[44] – спросил Генри, похлопав ее по руке.

– Нет.

– Это была чистая работа, – похвастался распираемый гордостью Генри. – Мы выжали их досуха. Вы даже не представляете, какие крупные ссуды она получила по долговым распискам с подложными подписями! Скормила гусям векселя под двадцать процентов прибыли и первым вкладчикам все выплатила до цента, чтобы они вернулись и дали ей еще больше. Она…

– Флинч! – громко объявила Грейс, бросив карты на стол. – Лучше расскажи ему, как ты изобрел поезд.

Она с вызовом посмотрела прямо в глаза Рубену.

– Локомотив делал милю в минуту и работал на воде.

Генри сгреб карты и начал их тасовать. – Да, это было здорово, – мечтательно протянул он. – Я назвал его «Серебряной молнией». Акции разошлись, как горячие пирожки. По десятке за штуку. Я представил чертежи, фотографии, объяснил им, что двигателем является «вибрационный генератор с гидропневматическим пульсирующим вакуумным приводом».

Рубен засмеялся вместе с ним. Грейс откинулась на спинку стула и облегченно вздохнула, когда разговор перешел на мошеннические проделки Генри, в которых она сама не принимала непосредственного участия. Она рассеянно прислушивалась одним ухом к хвастливым рассказам Генри о его бурной молодости, когда он продавал коллекционерам поддельные смертные приговоры салемским колдуньям[45], сбывал сомнительные лотерейные билеты, фальшивые драгоценности, несуществующие земельные участки, липовые акции и облигации, а также свою долю в сказочном наследстве за небольшой предварительный гонорар. Разговор принял философский оборот, когда мужчины заспорили о том, какая именно из человеческих слабостей приносит больше пользы мастерам игры на доверии: жадность или тщеславие.

– Все, кого мне случалось надувать, преследовали корыстные цели. Все до единого, – авторитетно заявил Генри. –Легче всего доить того, кто думает, будто помогает тебе стричь кого-то другого.

– Чистая правда, – от души согласился Рубен.

– Люди не любят, когда их дурят, но обожают дубить сами себя. Когда начинаешь толкать им товар, они тебя даже не слушают. Они погружаются в мечты.

– Точно подмечено. – Рубен снова кивнул.

– Они мечтают сорвать банк и уже видят, сколько денежек загребут и как их потратят. Подпись на чеке они успевают поставить еще до того, как выйдут из транса.

– Совершенно с вами согласен.

Грейс перестала слушать: темные волоски на загорелых руках Рубена поглотили все ее внимание. Только он один на всем белом свете умел принимать такие небрежные позы. Он сидел, почти сползая с кресла, положив ноги на свободный стул и потягивая теплое пиво. Его сигара погасла, но он продолжал сжимать ее крепкими белыми зубами. В нем ощущалась какая-то природная чистота и цельность, дерзкая романтическая сила. Может быть, все дело было в том, как волосы у него завивались колечками над высоким гордым лбом. Она восхищалась разворотом его плеч и надменным разлетом ноздрей, слегка раздувавшихся, когда он блефовал в карты…

– Твой ход, – напомнил Генри. Грейс вспыхнула и вытащила карту. Ай-Ю просунул голову в дверь:

– Мисси Уотерс приехать, хозяин.

– Люсиль?

Лицо Генри осветилось радостью. Он бросил карты и отодвинул свой стул.

– Вот это приятный сюрприз! – воскликнул он и выбежал в прихожую.

Рубен воспользовался моментом и посмотрел его карты.

– Пара валетов, – сообщил он. – А кто такая миссис Уотерс?

– Миссис Люсиль Уотерс, – – сухо ответила Грейс, – старый друг семьи.

День начался паршиво, а теперь, по закону подлости, вообще полетел ко всем чертям.

Рубен внимательно посмотрел на нее, и Грейс занялась тасовкой карт. Она же взрослая женщина, в отчаянии твердила она себе, не пора ли ей преодолеть свою детскую зависть к Люсиль Уотерс? Конечно, Люсиль – само совершенство, но… Но, кроме Генри, у Грейс не было близких, и она шесть лет прожила в страхе, опасаясь, что красивая, образованная, утонченная Люсиль отнимет его у нее.

– Люсиль вдова, живет в городе, – объяснила она Рубену, старательно сосредоточив взгляд на картах. – Они с Генри… ну вроде как помолвлены. Она, за него не выйдет, пока он не покончит со своими махинациями, а он еще не готов начать честную жизнь. Это тупик.

Подняв наконец голову, Грейс увидела, как по лицу Рубена медленно расплывается счастливая улыбка.

– В чем дело? – спросила она.

Он выглядел так, словно только что выиграл миллион в лотерею.

– Ты хочешь сказать, что Генри… что вы с Генри… что ты…

Не успел он закончить – или хотя бы начать то, что хотел сказать, как Люсиль и Генри рука об руку вплыли в комнату. Грейс встала и приветствовала Люсиль со всей доступной ей любезностью, вежливо отвечая на вопросы о том, как ей жилось в Санта-Барбаре, где она целый месяц «гостила у своей кузины». Эту историю придумал Генри, чтобы объяснить ее отсутствие на то время, пока она собирала пожертвования для ордена Блаженных Сестер Святой Надежды.

Все ее старания были тщетными: почему-то в присутствии Люсиль она всегда начинала вести себя как капризный, дурно воспитанный ребенок. Стоило Люсиль появиться в доме, как Грейс становилась инфантильной, незрелой, обидчивой девчонкой и в конце концов замыкалась в полном молчании. Люсиль ничего такого не делала нарочно, напротив, она была неизменно добра, снисходительна и терпелива, даже когда Грейс грубила ей.

По правде говоря, Грейс вот уже много лет не проявляла открытой грубости по отношению к кому бы то ни было, просто Люсиль своим безупречным совершенством доводила ее до белого каления. Глядя, как Люсиль пожимает руку Рубену, Грейс угрюмо отметила про себя, как она привлекательна: великолепный бюст, густые каштановые волосы, в которых наконец-то – слава Тебе, Господи! – начала проглядывать седина, красивое лицо без единой морщинки, всегда светящееся умом и очарованием.

– Грейс, ты прелестно выглядишь! – воскликнула она с несомненной искренностью, опускаясь в мягкое кресло и царственным жестом протянув руку за бокалом шерри, который подносил ей Ай-Ю.

И почему Грейс ее так невзлюбила? Глупо отказывать в расположении столь приятной даме. Но сколько она ни старалась взглянуть на Люсиль иначе, Грейс видела в ней лишь угрозу. Рубен скоро ее покинет, она это чувствовала; «Ивовый пруд» был ее единственным за долгие годы настоящим домом, а теперь с ним можно проститься навсегда, его заберут кредиторы. Она,: конечно, хотела, чтобы Генри был счастлив, чтобы он осуществил свою мечту, но… с чем она останется, если он тоже ее покинет?

Ужин превратился в сущую пытку. Мало ей всего остального, так еще какая-то муха укусила Рубена. Он ерзал на своем месте и бросал на нее странные взгляды. Когда она извинилась и покинула столовую под предлогом того, что нужно помочь Ай-Ю на кухне, он вышел за ней следом.

– Мне надо с тобой поговорить, – торопливо пробормотал он на ходу.

В этот вечер ей не хватало только еще одного бурного объяснения с ним.

– Нет, – решительно отказалась Грейс, – ни в коем случае. – И прошла мимо, оставив его в полном замешательстве.

За столом он не спускал с нее глаз, и взгляд его лишал Грейс покоя. Говорил он мало, но громко и охотно смеялся любой шутке, услышанной от других. Может, он пьян? За ужином он почти не прикасался к вину, да и к еде тоже, если сказать по правде. Его глаза горели необъяснимым волнением, он выглядел взвинченным, готовым взорваться в любое мгновение. Глядя на него, Грейс еще больше занервничала.

Лишь каким-то чудом ей удалось дотерпеть до конца ужина, не откусив кому-нибудь голову, но она едва скрыла свою радость, услыхав, что Люсиль не останется пить кофе, так как хочет добраться до дому засветло. Они попрощались в прихожей, и Генри пошел проводить ее до легкой, запряженной пони двуколки. Грейс повернулась, чтобы уйти в гостиную, и наткнулась прямо на Рубена.

– Теперь мы можем поговорить?

– Нет!

Она проскользнула мимо, он пошел за ней следом. К счастью, в эту самую минуту в дверях столовой появился Ай-Ю, нагруженный горой посуды. Грейс выхватила у него из рук стопку грязных тарелок и с криком: «Я помогу!» отправилась на кухню. В кухне она задержалась, сколько могла: перемыла и вытерла всю посуду, отскребла забрызганную жиром плиту, давая выход скопившейся внутри ярости. Ай-Ю молча следил за ней мудрым, всеведущим взглядом, что никак не улучшило ей настроения. Наконец он открыл рот, чтобы изречь очередную аллегорию:

– Кукушка, что подкладывает яйца в чужие гнезда, не должна…

– Замолчи! – взорвалась Грейс. – Слышать ничего не хочу!

Он отвесил ей низкий, издевательски почтительный поклон и передал поднос с кофейным прибором для Генри и Рубена. Мужчины расположились в гостиной, читая газету, которую любезно захватила с собой из города миссис Уотерс.

Оказалось, что это правда лишь наполовину. Генри действительно читал газету, а Рубен кружил по комнате из угла в угол. Он был похож на крупного хищника, запертого в зверинце: беспокойный, мечущийся, готовый перепрыгнуть через ограду. Грейс с опаской поднесла ему чашку кофе и остановилась на расстоянии вытянутой руки, боясь подойти поближе.

– Ты не хочешь пойти прогуляться со мной, Грейс? – спросил он, напряженно улыбаясь.

– Нет.

Что теперь? Они что, все сговорились свести ее с ума?

– А почему бы тебе не прогуляться, Грейс? – спросил Генри, не поднимая головы. – Свежий воздух пойдет тебе на пользу. Сегодня полнолуние, так славно…

– Потому что я не хочу!

Он поднял голову, удивленный ее резким тоном.

– Я… просто… у меня голова болит, – неуклюже объяснила Грейс. – Извините, у меня еще полно дел.

Она выскочила за дверь и опять спустилась вниз, чтобы отчистить жаровню, которую только что сама велела Ай-Ю замочить и оставить в воде на ночь.

Она глазам своим не поверила, когда Рубен последовал за ней. Ей показалось, что шаги на лестнице принадлежат Ай-Ю, но тихий робкий голос в дверях сказал: «Привет», и она, обернувшись, убедилась, что это Рубен.

– О Боже, – простонала Грейс, отступая в сторону.

– Погоди, Грейс. Ты что, боишься меня? Это ее доконало. Руки до локтей у нее были в мыльной пене, но она подбоченилась, прислонившись спиной к шкафчику со специями, и приготовилась к бою.

– Боюсь тебя? Боюсь тебя? Ах ты, жалкий… Я хочу от тебя только одного, Рубен Джонс: чтобы ты убрался подальше и оставил меня в покое!

Он подошел ближе.

– Нет! Не смей! Я этого больше не вынесу! Слышишь, не смей ко мне прикасаться, ты…

– Грейс…

– Прекрати, я говорю серьезно. Если ты думаешь, что можно морочить мне голову всякими нежностями и поцелуями, а потом заявлять, что у меня нет совести…

– Это было до того…

– У меня есть совесть! И она мне говорит, что надо держаться подальше от таких, как ты!

– Послушай. Ты можешь минутку помолчать и выслушать?

– Нет, не могу. Ты не такой, как я думала…

– Знаю, я вел себя…

– …и я не стану терпеть такого обращения, Рубен.

Это несправедливо, и я этого не заслужила. Я всегда была с тобой откровенна…

– Гусси…

– Не смей меня так называть! Если ты считаешь, что между нами все кончено потому, что… позабавился со мной, и с тебя этого довольно, или потому, что ты больше не можешь меня использовать…

– Что за черт?</