КулЛиб электронная библиотека
Всего книг - 615403 томов
Объем библиотеки - 957 Гб.
Всего авторов - 243185
Пользователей - 112855

Последние комментарии

Впечатления

kiyanyn про Meyr: Как я был ополченцем (Биографии и Мемуары)

"Старинные русские места. Калуга. ... Именно на этой земле ... нам предстояло тренироваться перед отправкой в Новороссию."

Как интересно. Значит, 8 лет "ихтамнет" и "купили в военторге" были ложью, и все-таки украинцы были правы?..

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Влад и мир про Форс: Т-Модус (Космическая фантастика)

Убогое и глупое произведение. Где вы видели общество с двумя видами работ - ловлей и чисткой рыбы? Всё остальное кто делает? Автор утверждает, что вся семья за год получает 600 и в тоже два пацана за месц покупают, то ли одну на двоих, то ли каждому игровую приставку, в виде камня, рядом с которой ГГ по многу суток не выходит из игры, выходит из неё не сушоной воблой, а накаченным аполлоном. Ну не бред ли? Не знаю, что употребляет автор, но я

подробнее ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Влад и мир про Первухин: Чужеземец (СИ) (Фэнтези: прочее)

Книга из серии "тупой и ещё тупей", меня хватило на 15 минут чтения. Автор любитель описывать тупость и глупые гадания действующих лиц, нудно и по долгу. Всё это я уже читал много раз у разных авторов. Практика чтения произведений подобных авторов показывает, что 3/4 книги будет состоять из подобных тупых озвученных мыслей и полного набора "детских неожиданностей", списанных друг у друга словно под копирку.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Поселягин: Погранец (Альтернативная история)

Мне творчество Владимира Поселягина нравится. Сюжеты бойкие. Описание по ходу сюжета не затянутые и дают место для воображения. Масштабы карманов жабы ГГ не реально большие и могут превратить в интерес в статистику, но тут автор умудряется не затягивать с накоплением и быстро их освобождает, обнуляя ГГ. Умеет поддерживать интерес к ГГ в течении всей книги, что является редкостью у писателей. Часто у многих авторов хорошая книга

подробнее ...

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
Влад и мир про Мамбурин: Выход воспрещен (Героическая фантастика)

Прочитал 1/3 и бросил. История не интересно описывается, сплошной психоанализ поведения людей поставленных автором в группу мутантов. Его психоанализ прослушал уже больше 5 раз и мне тупо надоело слушать зацикленную на одну мысль пластинку. Мне мозги своей мыслью долбить не надо. Не тупой, я и с первого раза её понял. Всё хорошо в меру и плохо если нет такого чувства, тем более, что автор не ведёт спор с читателем в одно рыло, защищая

подробнее ...

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Телышев Михаил Валерьевич про Комарьков: Дело одной секунды (Космическая фантастика)

нетривиально. остроумно. хорошо читается.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).

Потерянный муж [Джеки Браун] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



ДЖЕКИ БРАУН ПОТЕРЯНЫЙ МУЖ

ПРОЛОГ

Завершив свое долгое путешествие, Клер Мейфилд сошла по трапу самолета в аэропорту Чикаго. За последние двадцать четыре часа, вылетев из Гонконга, она успела побывать во многих аэропортах земного шара.

Ноги ее гудели, она хотела есть и жаждала принять теплую ванну, чтобы расслабиться после утомительных перелетов. И ей также надо было найти своего бывшего мужа, Итана Сивера.

Лишь вспомнив его имя, Клер судорожно вздохнула, ощутив, как по телу пробежала дрожь. Нервы, сказала она себе, хотя ее телесная реакция свидетельствовала о чем-то другом. Клер проигнорировала ее, как всегда. Ей необходимо найти Сивера вовсе не для того, чтобы восстановить отношения. Нет, она не хотела вернуть прошлое.

Пробираясь сквозь толпу пассажиров, Клер перекинула тяжелую сумку на другое плечо. Она была хрупкой и изящной, но сейчас мускулы ее были крепко накачаны.

Клер уехала из Чикаго на три недели, исколесив за это время четыреста километров на велосипеде по Гималаям, чтобы исследовать положение бедных детей и оказать им помощь, но ей казалось, что путешествие длилось целую жизнь. Она была уже другая женщина или, по крайней мере, становилась другой — более сильной, более независимой, полной решимости стоять на своих собственных ногах.

Объехав Гималаи на велосипеде, Клер намеревалась предпринять другое исследование — по поиску самой себя, и в этом исследовании у нее были помощницы: Белла Дэвенпорт и Симона Грей. Девушки, составлявшие разнородное трио — американка, британка и австралийка, — казалось, не имели ничего общего между собой, кроме одинакового пола и явного отсутствия спортивной подготовки. Хотя, несмотря ни на что, они были полны решимости. Каждая хотела что-то доказать — себе и тем людям, которые, глядя на праздную жизнь трех подруг, не слишком высоко их ценили.

У девушек имелись секреты, о которых они не рассказывали никому, пока не оказались в палатке на вершине горы — с ободранными ладонями, разбитыми коленями и ноющими спинами, но душевные раны их были более глубокими. Вполне приличный брак Беллы на самом деле оказался фальшивым, и за этим скрывалось ее тяжелое детство: они с сестрой воспитывались в детском доме, и лишь одну из них удочерили приемные родители. Но это была не Белла. Ей пришлось самой прокладывать себе дорогу во взрослую жизнь, в которой она стала известной телеведущей одной из утренних программ. Теперь же Белла решила оставить своего мужа и найти свою сестру, Дэзи.

Секрет Симоны был таким же потрясающим. Будучи девочкой-подростком, она убила своего отчима, но обвинила в этом мать, которую посадили за решетку. Эта ложь разрушила семью. Дед Симоны с тех пор не разговаривал с ней.

По сравнению с этим секрет Клер не столь шокировал, и все же она стыдилась его. Десять лет назад Клер познакомилась с мужчиной и вышла за него замуж в трусливой попытке избавиться от власти своего деспотичного отца. Брак продлился недолго, и она винила себя за это.

О, Клер искренне восхищалась Итаном. Возможно, она была влюблена в трудолюбивого, общительного и ласкового молодого человека, который, казалось, искренне интересовался ее мечтами и жизненными планами. Никто ни до, ни после него не воспринимал Клер так серьезно. А в ней отчего-то начал просыпаться дух противоречия, поэтому она вела себя с Итаном все более отвратительно.

Она использовала его.

Но хуже всего было то, что Клер подставила его — этого Давида — своему отцу Голиафу. Однако, в отличие от библейской истории, на этот раз победителем оказался Голиаф.

С тех пор Клер ничего не слышала об Итане. И не потому, что увлеклась кем-то другим, несмотря на усилия отца найти ей достойного мужа и собственные попытки познакомиться с кем-нибудь. Клер, по мнению Беллы, наказала саму себя. Симона считала, что подруга должна подождать и не принимать поспешных решений.

Решение проблем. Это было то, чего жаждали подруги. И прежде чем завершился их переход через провинцию Юньнань, все трое пришли к совместному соглашению. Они исправят ошибки, а затем снова стартуют. Пройдут из точки А в точку Б. Для Клер это будет означать, что она возьмет на себя полную ответственность за свои действия и свою жизнь. Она найдет Итана, вернет ему обручальное кольцо, которое хранилось в шкатулке все эти годы, и попросит у Итана прощения, что, впрочем, надо было сделать десять лет назад.

Как он отреагирует на это? Что ответит ей?

Вернулись воспоминания — сначала радостные, затем грустные, какими и были их отношения. Неужели она надеется, что Итан обрадуется, увидев ее?

— Мисс Мейфилд, — послышался чей-то голос. — Добро пожаловать домой.

Она оглянулась и увидела Долана, шофера своего отца. Ее взгляд скользнул мимо его худощавой, черно-лаковой фигуры, но больше ни на ком не остановился. Клер отругала себя за мысль о том, что родители могли приехать встречать ее в аэропорт. Самнер и Марианна Мейфилд очень холодно отнеслись к первому путешествию дочери на велосипеде, несмотря на его благотворительную цель. Это неподобающее мероприятие, сказала ее мать, хотя и нашла Клер физически окрепшей, накачавшей мышцы. Очевидно, по мнению матери, Клер было лучше всегда оставаться хрупкой и болезненной, каковой была она сама.

В течение месяцев, предшествовавших поездке, ее отец был явно впечатлен ужасными тренировками, па которые она себя обрекла. В конце концов он посчитал все эти старания напрасными.

— Лучше выпиши чек на свою благотворительность, котенок, — предложил он.

Чеки выписывались в отношении самых разных вещей — даже чтобы отшить романтических юношей, которые не считались достойными кандидатами в мужья дочки богатого бизнесмена из Чикаго.

Мейфилды постоянно выписывали чеки, а Клер слушалась родителей, не желая вызывать отцовский гнев или расстраивать мать, которая постоянно чем-нибудь болела. На этот раз, однако, Клер стояла на своем, поскольку решила не только пожертвовать деньги, которых у нее было достаточно благодаря ее трастовому фонду, но и испытать себя. Ей надо было что-то доказать — и людям, уверенным, что она ни на что не способна, и самой себе.

И вот теперь Клер была весьма довольна своими результатами.

— Полагаю, ваше путешествие было легким и приятным, — вежливо произнес Долан, беря у нее сумку. Учтивость была его второй натурой и долгом службы.

Клер едва не дернула сумку назад. В последние недели она полагалась лишь на саму себя.

— Не совсем.

Ей вспомнились синяки, ссадины и кровоподтеки, которые еще не совсем прошли. Ничего в этой поездке не было легкого, но, вздохнув, Клер улыбнулась. Она давно не чувствовала себя такой сильной, энергичной, целеустремленной.

Долан улыбнулся в ответ, неправильно истолковав ее вздох.

— Не беспокойтесь. Я быстро доставлю вас домой. Вы устроитесь возле бассейна и выпьете яблочный мартини перед обедом.

Покачав головой, Клер достала из сумки свернутую газету с отмеченными ею объявлениями. Она уже сделала несколько звонков по поводу квартиры. Протянув газету шоферу, она сказала:

— Сначала мне надо заехать кое-куда.

Седые брови Долана изумленно изогнулись, когда он взглянул на обведенные ручкой адреса.

— Квартиры, мисс? — Долан был несказанно удивлен, иначе не задал бы вопрос, выходящий за рамки его полномочий. — Зачем вы ищете квартиру?

— Я решила переехать в город.

Сдержанное изумление Долана не шло ни в какое сравнение с тем, что ее ждет впереди. Отец взорвется от гнева — ведь как он сможет контролировать жизнь дочери, если она будет жить в часе езды от него? Мать, скорее всего, сляжет с мигренью, которую у нее вызывали любого рода эмоциональные потрясения.

Но мысли Клер были заняты не предстоящим скандалом с родителями: она думала о встрече с Итаном. Услышать его глубокий голос. Утонуть в его живых зеленых глазах — глазах, которые, несомненно, будут полны осуждения.

— Я сделаю это, — пробормотала Клер.

— Простите, мисс?

Она пожала плечами.

— Иногда ты просто полагаешься на себя, отпускаешь тормоза и несешься с горы что есть мочи.

Именно так Клер поступила при спуске в Тигровое ущелье — сердце ее запрыгало в горле, заглушив пронзительный крик, когда велосипед стремительно помчался по узкой извилистой горной тропе, круто спускающейся вниз.

Оказавшись на дне ущелья, она победно взмахнула кулаком и издала триумфальный клич. Но когда схлынула волна адреналина, то вступил в действие желудок: его содержимое оказалось у ее ног.

Долан посмотрел на нее удивленно, но лишь кивнул.

— Конечно, мисс.

Он не понял, о чем она говорит. А Клер только сейчас стала осознавать значение полученных ею уроков.

Она надеялась, что встреча с Итаном будет менее болезненной и унизительной, чем ее падение с велосипеда на второй день путешествия, когда она врезалась в скалу и головой вперед перелетела через руль.


ГЛАВА ПЕРВАЯ

Разве мужчине позволительно быть таким красивым?

Эта была первая мысль Клер, когда она увидела цветную фотографию Итана Сивера.

Десять лет назад он был похож на греческого бога — с зелеными глазами, сексуальным ртом и красиво очерченными скулами. С годами он стал еще лучше.

Фото на veb-сайте было сделано высококлассно. Портрет профессионала, выполненный профессионалом. Клер постаралась сконцентрироваться на воротничке белоснежной рубашки и не смотреть на скульптурную линию его подбородка.

Она открыла бутылку с водой и сделала судорожный глоток.

Найти Итана оказалось очень просто. Клер даже не обращалось в справочное бюро. Все, что она сделала, это набрала его имя в строке «поиск» в Интернете. Через несколько минут на экране появилось несколько кандидатур.

Первые фамилии относились к персонажам газетных статей и одного респектабельного делового журнала. Но затем ее взгляд обратился на третью строчку снизу: «Агентство по операциям с ценными бумагами «Сивер Секьюрити». Итан Дж. Сивер, президент». Сердце ее забилось, а кровь ударила в голову. И Клер словно услышала его голос:

«Я планирую открыть свою фирму, Клер. Когда-нибудь даже такие люди, как твой отец, будут спрашивать у меня совета».

Согласно сведениям, изложенным в Интернете, Итан был президентом и основателем динамично развивающейся фирмы, которая занималась мониторингом, консалтингом и продвижением продуктов и имела клиентов по всему Среднему Западу, включая Чикаго.

Клер рассмеялась. Всего лишь два дня прошло после ее возвращения из Гималаев, а она уже потрясла устоявшийся в семье порядок вещей, подписав договор об аренде. В результате мать слегла и перестала разговаривать с Клер. Разгневанный отец старался образумить дочь все утро, когда грузчики перетаскивали ее вещи в ожидающий грузовик, но Клер даже глазом не моргнула. Никогда еще она не чувствовала себя такой здравомыслящей, как теперь.

Здравомыслящей. И все же она сидит сейчас на голом полу, скрестив ноги, и хохочет как сумасшедшая, потому что Итан все-таки организовал свою фирму и оказывает теперь услуги таким людям, как его бывший тесть.

Конечно, даже десять лет назад упрямая решимость Итана была очевидна. Эта черта характера вызывала у нее восхищение и уважение. Клер не встречала подобного человека в своей опекаемой родителями жизни. Итан происходил из простой семьи, и все же слов «нет» и «я не могу» не было в его словаре. Он был такой энергичный, такой целеустремленный. И такой… разочаровывающий.

Клер приложила холодную бутылку ко лбу, чувство радости постепенно сменилось гневом.

У нее не было сомнений в том, где Итан достал первоначальный капитал для своего бизнеса. Она сама видела, как ее отец выписывал чек. Достаточно крупная сумма выдавалась Итану Сиверу при одном условии — он должен уйти, быстро и тихо.

И он ушел.

Лишь один человек мог устоять перед напором ее отца: этот человек был слишком горд, считала Клер, чтобы принять деньги у всемогущего Самнера Мейфилда. И все же он взял их, согласившись развестись, а затем исчез.

Клер отогнала от себя гнев. Сегодня она полагается только на саму себя. Это гораздо лучше, чем втягивать третью сторону в их вязкие семейные отношения.

Не отрывая глаз от фото Итана, Клер вспомнила его последние слова.

— Какого черта ты вышла за меня замуж, Клер? — Этот вопрос прозвучал как вызов.

— Прости меня, Итан, — прошептала она, глядя на экран компьютера.

«Это не имеет значения, дорогая».

Клер будто наяву услышала голос Беллы, ее британский акцепт. И ей показалось, что Симона звонко рассмеялась. Как ей недоставало их. У нее, конечно, были и другие подруги, но никому из них она не могла поведать свой постыдный секрет.

Пока она размышляла об особой связи, образовавшейся у нее с этими женщинами, на экране появился сигнал, сообщающий о том, что на общий почтовый ящик, которые они завели втроем, пришла почта. Писем было два. Первое — от Симоны, поступившее несколько часов назад, второе — от Беллы, очевидно ответившей Симоне.

Сначала Клер открыла письмо Симоны.


«Привет, леди! Ужасно неприятно, но я, кажется, потеряла журнал, который вела во время путешествия».


Клер охнула. Симона тщательно записывала все сведения об их странствии, рассказывала о дружбе, крепнущей между ними, раскрывала их секреты и планы на будущее. И теперь журнал потерян — возможно, Симона уронила его в аэропорту, когда садилась в такси. У Клер закружилась голова при мысли о том, что кто-то прочитает его. Она открыла письмо Беллы.


«О, Симона! Какая неприятность! Я знаю, сколько сил ты вложила в этот дневник. Сможешь ли ты написать без него статьи? — (Симона работала в журнале «Беседы девочек».) — Я собрала материал для своих отчетов, и ты можешь воспользоваться им. Не волнуйся, скоро кто-нибудь свяжется с нами. Скорее всего, твой журнал лежит в «Бюро забытых вещей аэропорта».


Возможно, подумала Клер. Даже если кто-нибудь откроет его, первые страницы достаточно скучны, чтобы вызвать какой-то интерес.

Белла продолжала:


«А теперь — мои новости…»


Клер задумчиво смотрела на экран. Белла не выносила, если кто-то ею руководил. Она уже оставила своего мужа, Айвора, перебравшись из престижного таун-хауса в квартиру в Кемден-Локк, в которой она жила до замужества, и постригла свои золотистые кудри. Клер улыбнулась, взглянув на прикрепленную фотографию.

Сначала она ответила Симоне:


«Не кори себя. Это, конечно, неприятно, но, я думаю, проблем у нас не возникнет. Кстати, я тоже переехала. Сижу сейчас на полу в своей новой квартире, потому что мебели еще нет. Даже кровати, что напоминает мне о нашем путешествии. А теперь — барабанная дробь. Я нашла своего бывшего мужа. Оказалось, он сделал себе имя. Прилагаю адрес его сайта».


Белла ответила сразу. Очевидно, она все еще оставалась на линии.


«Мужчина первый сорт. Теперь понятно, почему тебя влекло к нему».


Клер постаралась не замечать того, что в груди у нее всякий раз возникало томление, когда она вспоминала его лицо… и ласковые руки. Она ответила:


«Пожелай мне удачи. Завтра утром я собираюсь ему позвонить».


«А почему бы не встретиться?»


«Да, конечно, но сначала мне надо позвонить. Сейчас он живет в другом штате, в шести часах езды».


«Возьми велосипед и поезжай».


«Не очень весело здесь в ноябре».


«Тогда воспользуйся автомобилем. Но поезжай».


Белла могла быть безжалостной. Клер проявила твердость:


«Сначала я позвоню».


«Хорошо, и расскажи нам об этом. В Чикаго сейчас, должно быть, ночь».


«Около двух часов».


«Лучше ложись спать. Спокойной ночи, дорогая».


Клер переписала рабочий телефон Итана и выключила компьютер.


Итан Сивер считал, что надо добиваться поставленных целей — даже если они кажутся недостижимыми. Именно так он объяснял свой успех в бизнесе, когда обстоятельства с самого начала складывались против него.

Мужчина должен быть решительным и твердым, всегда готовым пойти на риск. Итан не боялся провала и действовал как профессионал.

Его личная жизнь — совсем другое дело. Он получил болезненный урок, когда много лет назад влюбился в прекрасную женщину. И расплатился за то, что был слеп и глуп. Неудачная женитьба на Клер Мейфилд научила его быть осторожным и остерегаться женщин вообще, а любви — в особенности. Он встречался с женщинами, но ни с кем не устанавливал близких отношений. У Итана было мало свободного времени — его хватало лишь на обеды в ресторанах и случайные романтические вечера.

На первое место Итан ставил свой бизнес, который продолжал успешно развиваться. Прибыль «Сивер Секьюрити» за прошлый год была рекордно высокой. Итан хотел увеличить показатели и предложить новый вид услуг, а для этого ему были нужны серьезные деньги. Он прозондировал почву в поисках инвестора, но не нашел того, кто вдохновился бы его планами. Однако бухгалтер Сивера выдвинул дельное предложение.

— Публичный выпуск новых акций покроет расходы на маркетинговые исследования и нужды развития, — сказал он на последней встрече. — Это может также стать морковкой для привлечения квалифицированных работников, если вы выплатите часть зарплаты старшим менеджерам в виде доли акций.

В этом был резон, хотя Итану не очень нравилась мысль о том, что ему придется делиться плодами своего труда с посторонними людьми. Кроме того, у него будет еще одна головная боль — регулярно публиковать отчеты о деятельности своей компании. Впрочем, публичность, несомненно, еще больше повысит престиж «Сивер Секьюрити».

Итан просматривал предложения команды юристов, когда секретарша позвонила ему по офисному телефону:

— С вами хотят поговорить, мистер Сивер.

Он взглянул на часы. Еще нет половины восьмого. Он любил приходить на работу рано, примерно к семи. Время до десяти часов было самым продуктивным.

— Кто это? — спросил он.

— Клер Мейфилд.

Итан гордился тем, что у него железные нервы и умение сохранять бесстрастное выражение лица. Он совершенствовал эти качества в карточных играх по пятницам со своими двумя братьями и их друзьями. Но он был не готов услышать это имя, прозвучавшее выстрелом из прошлого, и обрадовался тому, что никто не увидел, как рот его открылся от изумления.

Наконец ему удалось справиться с эмоциями.

— Клер Мейфилд? — переспросил он небрежным тоном.

— Она говорит, что вы знаете ее, — ответила Анита Даубер.

Горечь, словно расплавленная лава, снова нахлынула на него. Я вообще не знаю женщин. Он прочистил горло и спокойно поинтересовался:

— Сказала ли она, зачем звонит?

— По личному вопросу. Мне уточнить, по какому?

Боже, нет! Он совсем не хотел выставлять напоказ свою личную жизнь подчиненным, даже сдержанной Аните.

— Хорошо. Я поговорю с ней. — Итан заставил Клер ждать его ответа пять минут, надеясь на то, что треск и отрывистые гудки на телефонной линии заставят ее повесить трубку. Но световой сигнал на его аппарате продолжал гореть. Итан снял телефонную трубку. — Чем я могу помочь тебе, Клер?

Неплохо, решил он. Голос его прозвучал хрипловато, в нем слышалась нотка нетерпения, возможно, усталости. Ее же голос был таким, каким он его помнил: мелодично-сексуальным, грудным.

— Итан. Как ты живешь?

Проигнорировав всплеск желания, возникшего у него внутри, Итан откинулся в кресле.

— Замечательно, но я немного удивлен. Не думал, что ты меня еще помнишь, Клер.

— Я помню тебя.

— Я тоже. — Черт, не так громко. — Так чем я тебе обязан?

— Мне надо поговорить с тобой

— Мейфилды заинтересовались новой системой страхования? Надеюсь, ты не рассчитываешь на семейную скидку?

Клер проигнорировала этот выпад.

— Нет, на самом деле… у меня личный вопрос.

Итан выпрямился.

— Между нами никогда не было ничего личного.

— Мы были женаты, — напомнила она.

— Разве пару дней, проведенных в качестве мужа и жены, можно назвать настоящим браком? — тихо спросил он.

— Иногда мне казалось, что он был настоящим.

Эти слова удивили Итана. Они заставили его вспомнить то, что он старался забыть.

— Ну, в этом отношении у тебя больше опыта, чем у меня, — ответил он.

— Что ты имеешь в виду?

Клер пришла в замешательство, и он почувствовал, что оно было искренним, но не хотел прийти к ней на выручку, иначе все закончилось бы воспоминаниями о прошлом.

— Послушай, Клер, я занят.

— Знаю. Кстати, я смотрела сайт твоей компании. — В ее голосе промелькнула улыбка, когда она добавила: — «Сивер Секьюрити» имеет успех. Ты, должно быть, гордишься этим.

— Да. Ты поэтому мне позвонила?

— В действительности мне нужно вернуть тебе кое-что. И поговорить. Я звоню, чтобы договориться о встрече — возможно, на этой неделе. Обещаю, что не займу у тебя много времени.

— Ты уже заняла. Кроме того, на этой неделе я буду в отъезде.

— Тогда на следующей неделе.

— И на следующей тоже. Послушай, то, что ты хочешь мне вернуть, я уже потерял. А что касается твоего желания поговорить — по прошествии стольких лет, — то я слушаю.

— Это трудно объяснить, особенно по телефону.

Удивление его еще больше возросло, но он сдержанно произнес:

— Постарайся, потому что это — единственная возможность, которую я тебе даю.

Клер стояла в своей комнате, глядя в окно. Снаружи поднималось солнце, освещая теплыми лучами серебристые волны озера Мичиган. А внутри Клер бурлили эмоции. Все происходило не так, как она задумала. Она выучила наизусть слова, которые собиралась сказать, но Итан отказался следовать ее сценарию, а ей не очень хорошо удавалась импровизация.

— Итак? — поторопил ее Итан.

Клер посмотрела на простое золотое колечко, которое крутила в пальцах.

— Я… сожалею о том, что произошло между нами. Я совсем не хотела причинить тебе боль.

— Но ты не причинила мне никакой боли, — хрипло хохотнул Итан. Через мгновение он добавил: — Черт возьми, ты была права. Клер, мы плохо знали друг друга.

Плохо знали друг друга? Иногда ей казалось, что за несколько недель — она могла поклясться в этом! — он смог понять ее так, как никто другой.

— Ты меня удивила, конечно, — продолжал Итан.

Она сглотнула.

— Почему?

— Что заставило тебя обратить на меня внимание? Ведь были другие парни, которые больше подходили вашему семейству. — Он слегка присвистнул. — Черт возьми, наверное, это мое низкое происхождение было привлекательным. Грязь под ногтями, так сказать, край социального общества. Ценность моя, полагаю, состояла в том, что я произвел шок.

— Нет. — И хотя Итан не видел ее, он понял, что она решительно замотала головой. — Я… я любила тебя, Итан. По-настоящему. Я любила тебя очень сильно.

Он фыркнул.

— Любила? Ха-ха. Надеюсь, у тебя не вошло в привычку выходить замуж за каждого, кто тебе нравится. — Голос его понизился. — Но ведь ты вышла за меня вовсе не потому, что я понравился тебе, Клер?

— Нет. — Она еле выговорила это короткое слово, потому что дыхание у нее прервалось.

— Ты использовала меня.

Она закрыла глаза, покраснев от стыда. Он знал. Конечно, он знал.

— Прости, Итан. Пожалуйста, прости. Я вела себя плохо, эгоистично. Я поставила тебя в трудное положение, потому что была юной и неразумной.

Реакцией на ее откровенное раскаяние была всего лишь холодная сдержанность.

— Да.

Клер подавила поднявшееся в ней возмущение. Разве Итан не получил кое-что за то беспокойство, которое ему причинили? Она вспомнила чек, который Итан держал в руке и даже не пытался спрятать, когда провожал ее из комнаты. Клер снова посмотрела на золотое колечко.

— Я сожалею, — повторила она.

— Почему?

Клер нахмурилась:

— Думаю, я уже объяснила, почему.

— Я спрашиваю, почему именно сейчас? Прошло десять лет — и вдруг ты неожиданно звонишь мне и говоришь об этом…

Клер уловила свое отражение в оконном стекле. Женщина с короткими, взлохмаченными волосами и вздернутым вверх подбородком. Но показной уверенности немного поубавилось.

— Я изменилась.

Итан помолчал.

— Я тоже изменился. Не звони мне больше. Если только, конечно, по делу. В этом случае я буду безмерно счастлив предоставить твоему отцу расценки на новый вид размещения ценных бумаг — как для головного офиса Мейфилдов в Чикаго, так и для его дочерних компаний в Штатах и за рубежом.

— И тебя не смутит то, что ты возьмешь у него деньги? — спокойно спросила она, хотя уже знала ответ.

— Нисколько. До свидания.

— Итан…

Но он уже повесил трубку. Клер долго слушала длинные гудки, пока не догадалась дать отбой. Разочарование — вот что она чувствовала. Клер надеялась испытать совсем другие эмоции при разговоре с ним, при встрече со своим прошлым, но вместо движения вперед она застряла в неопределенности.

— Я сказала, что приношу извинения, — вслух пробормотала она, и до нее вдруг дошло, что Итан никогда не примет ее извинений. — Зато он примет чек…

Она бродила по своей квартире, такой неуютной и пустой. В ней не было еще мебели, хотя Клер уже заказала диван и кресла для гостиной, а также спальный гарнитур из вишни. Но сейчас стены и пол были голыми, и это усиливало ощущение одиночества. Клер зашла в спальню, где лежал огромный матрас. По крайней мере, она больше не будет спать на полу

Но ей, как и прежде, придется спать одной.

Впервые за много лет она позволила себе вспомнить о том, как засыпала, прижавшись к Итану, и просыпалась, ощущая на своем теле его тяжелую руку. Этот жест был скорее защитным, чем собственническим, а ласки были нежными, побуждающими, соблазнительными.

«Я обещаю, что сделаю тебя счастливой, Клер». И, очарованная магией его слов, Клер пообещала ему то же самое. Эту клятву они нарушили оба.

Злясь на Итана, но больше — на саму себя, Клер кинула в сумку тренировочный костюм и натянула бейсболку на самые брови, оставив торчать в разные стороны свои короткие кудри. После этого, пренебрегая макияжем, она направилась через весь город в спортивный клуб, намереваясь, оседлав велотренажер, изгнать старых демонов и избавиться от недовольства собой.


Итан думал, что его поспешная и бездумная женитьба на Клер осталась далеко в прошлом, но, услышав ее голос этим утром, он почувствовал, будто снова стоит на краю пропасти, в которую провалился десять лет назад.

Прошло уже два часа с тех пор, как она позвонила ему, а он все еще не мог успокоиться. «Прости меня».

Он должен был признать, что ее извинение оказалось для него полной неожиданностью. К тому же Клер не отрицала того, что она использовала его. Изумило его и то, что она не пыталась возложить вину за их неудавшийся брак на кого-то другого. Нет. Она приняла на себя полную ответственность за свое поведение.

Но почему ему не стало лучше от этого?

Итан все еще сидел за столом, перебирая в уме каждое ее слово с той болезненной завороженностью, с которой случайный зевака смотрит на место аварии.

Почему он не ответил: «Я принимаю твои извинения»?

Вероятно, потому, что она сказала: «Я изменилась».

Эти слова поставили его в тупик.

Изменилась? Что конкретно имела в виду Клер? Она что-то поняла? Или просто так, ни с того ни с сего, через десять лет заинтересовалась его жизнью и тем, счастлив ли он?

Клер была единственной женщиной, в которую он так сильно и так быстро влюбился. Любовь с

первого взгляда? Не совсем, но близко, черт возьми. Итан взъерошил ладонью волосы и отхлебнул кофе. Обычный вкус показался ему горьким — таким же, как его настроение.

Только Клер могла заставить Итана совершать поступки, противоречившие его характеру, — жениться на ней после всего лишь нескольких свиданий, а потом развестись, хотя он взял обязательства, по его мнению, на всю жизнь.

Воспоминания нахлынули на Итана. Ему исполнилось двадцать шесть, и он был решительно настроен покорить мир, будучи всего лишь охранником в головном отделении корпорации Мейфилда в Чикаго. Семейная компания производила всякую всячину — от зубной пасты до медицинских препаратов — и продавала ее в семнадцати странах по всему миру. Клер было двадцать один год, она была застенчивой и скромной девушкой, ранимой и нежной, и вызывала у мужчин желание защищать ее.

И она была красива.

У нее были длинные волосы, почти до талии — темная вуаль, за которую, казалось, она была готова спрятаться. Итан постоянно откидывал локоны Клер назад или заправлял ей за уши, чтобы лучше видеть ее лицо. Когда он сделал это первый раз, Клер округлила глаза, затем медленно улыбнулась, и он почувствовал, как земля поплыла у него под ногами. Такое с ним случилось впервые. Это было ощущение потери контроля над собой, ощущение… потери себя.

В то лето Клер стажировалась в отделе рекламы. Каждый день она уходила с работы ровно в половине шестого — в то время, когда Итан обедал в кафе для сотрудников. Она всегда заходила туда, чтобы купить бутылку воды. Сначала Итан не знал, кто такая Клер, да и не хотел этого знать. Он вырос в бедных кварталах южного Чикаго, но не страдал от отсутствия уверенности в себе или недостатка гордости.

Он никогда не считал, что он «недостаточно хорош» для нее. Какое значение имело то, что у него был диплом совсем не престижного учебного заведения? Какое значение имело то, что фамилия Мейфилд появлялась во всех газетах в связи с разными открытиями и достижениями, а фамилия Сивер мелькнула всего один раз, да и то в некрологе?

Эверетт Дэниель Сивер, любимый муж Мэри, заботливый отец Итана, Майкла и Джеймса, погиб в понедельник в автомобильной катастрофе. Вместо цветов семья принимает денежные пожертвования для покрытия похоронных расходов.

Итан тогда учился в средней школе, и ему, старшему ребенку в семье, было одиннадцать лет. Отец не оставил после себя никаких сбережений — лишь одни долги. Его вдова, Мэри Сивер, была настолько потрясена случившимся, что не смогла содержать семью. Итан до сих пор вспоминал ощущение растерянности и страха, когда к ним в дом пришли социальные работники, чтобы отвести их к опекунам.

Он решил никогда не повторять ошибки отца и поэтому задумал открыть свое собственное дело, имея диплом колледжа в кармане и накопленную в банке небольшую сумму.

Итак, целую неделю Итан вежливо кивал Клер, она в ответ искоса бросала на него взгляды, и в конце концов он попросил у нее номер телефона. Клер вспыхнула и нацарапала цифры на бумажной салфетке.

Их первое свидание происходило во время его сорокапятиминутного обеденного перерыва и закончилось нежным рукопожатием, после которого Клер побежала к ждущему ее возле главного входа автомобилю отца. Итан до сих пор помнит прикосновение нежных пальцев к своей шершавой ладони. Второе свидание закончилось быстрым поцелуем, от которого вскипела его кровь. И буквально через месяц Итан попросил ее руки, лишь позже осознав, что именно Клер поставила вопрос о женитьбе.

Итан вспомнил, как она выглядела в день их свадьбы — изящная, миниатюрная, с темными волосами, искусно уложенными на затылке. Ее карие, с золотистым отливом глаза излучали сияние.

На ней не было традиционного подвенечного платья, лишь простой строгий костюм. Вечером, оставшись одни, они неустанно повторяли данную друг другу клятву любви и верности. За такое короткое время Итан стал самым счастливым человеком на свете; он строил радужные планы на совместное будущее.

..До тех пор, пока смерть не разлучит нас.

Эти слова, прозвучав в голове Итана, вернули его в настоящее. Глупец — вот кем он был. От начала до конца он являлся игрушкой в руках той, которая хоть и была невинна, но уже умела добиваться того, чего хотела.

Итан попал в плен ее медленной улыбки и широко распахнутых глаз. Но Клер не любила его. И не собиралась оставаться его женой. Он был только средством достижения цели, как замыслил ее отец, который на следующий день приехал в гостиницу, где они остановились.

Самнер Мейфилд явился для того, чтобы забрать дочь домой. Итан не слышал их разговора, но уловил имя ее матери. Затем Клер повернулась, печально улыбнувшись:

— Мне надо уехать.

— Нет, Клер. — Что-то говорило Итану, что если она сейчас уйдет, то никогда больше не вернется.

— Подумай о своей матери, — сказал ее отец.

Клер всхлипнула, подавив рыдание. Затем пошла в спальню, где простыни еще хранили тепло их тел.

В гостиной Самнер Мейфилд принялся объяснять Итану причину опрометчивого поступка своей дочери.

— Боюсь, она просто поссорилась со своим женихом.

— Женихом? — Итан с трудом выговорил это слово. — О ком вы говорите?

— Прости, сынок, — сказал Самнер. — Его зовут Эштон Бьюмон. Они знают друг друга очень давно. Наши семьи всегда были близки.

— Эштон Бьюмон, — пробормотал Итан.

— Да. Его отец, Холланд Бьюмон, владеет дюжиной теле- и радиостанций но всей стране. Через несколько лет Эштон унаследует дело своего отца.

— Я слышал о Бьюмонах. — И хотя Итан привык считать себя сильным человеком, ему пришлось испытать шок от потери уверенности в себе. Позже он винил за это Клер. — И когда же они собираются пожениться?

— Видишь ли, это проблема. Эштон хочет подождать, пока она окончит колледж. Разумный человек. — Самнер задумчиво покачал головой. — Я полагаю, ей стоит немного подрасти и насладиться независимостью до того, как связать себя узами брака. Думаю, она созреет к июню.

— Но ведь она моя жена. — Итан уронил руки вдоль туловища. Поза осужденного человека.

— Я знаю. — Самнер кивнул. — Но надолго ли, сынок? Неужели ты надеешься, что она собирается оставаться твоей женой? Твой уровень образования, твой образ жизни совсем не подходят ей.

Кулаки Итана сжались.

— Клер — импульсивная девушка, — продолжал Самнер. — Она уже жалеет о своем поспешном замужестве, поверь мне. Она намеревалась проучить Эштона, но не хотела, чтобы дело зашло так далеко.

Итан ничего не сказал. Его пальцы инстинктивно погладили золотое колечко — простое и дешевое. Такое же колечко было у Клер.

— Я знаю свою дочь. — Тон Самнера был сочувствующим, когда он шагнул к Итану и положил ладонь ему на плечо. — Поэтому я здесь. — И пока Итан стоял столбом — ошеломленный и онемевший, — Самнер выписал чек. — За беспокойство, — сказал он и сунул чек в руку Итана.

Повернувшись, Итан заметил Клер, замершую в дверях спальни. Волосы ее были распущены и почти скрывали лицо, и все же он ясно увидел, как пылают ее щеки.

Итан не помнил, что они сказали друг другу на прощание. И только когда она вышла вслед за отцом, он почувствовал невыносимую боль.

Больше они не виделись. Когда Итан вернулся в Чикаго, его посетил семейный адвокат. Из компании Мейфилда его уволили — из-за халатного отношения к работе. Он мог бы опротестовать это решение, но зачем? Итан не возражал и тогда, когда ему принесли на подпись бумагу о разводе. В коротком постановлении значилось, что Клер Сивер снова становится Клер Мейфилд. Итан переехал в Детройт, где с жаром принялся за работу — и вскоре открыл свой бизнес.

Он изо всех сил старался забыть эту женщину — и значительно в этом преуспел… до сегодняшнего дня.


ГЛАВА ВТОРАЯ

Для Клер ее отец всегда был человеком, которого она боялась и перед которым благоговела. Сегодня, сидя напротив него в главном офисе компании отца, она заметила глубокие морщины вокруг его глаз и поредевшие волосы. Он постарел, мелькнула мысль. А она наконец стала взрослой.

— Мать спрашивает, придешь ли ты сегодня вечером на ужин, — произнес Самнер.

— У меня есть кое-какие планы, — соврала она, поскольку вечером хотела остаться одна, чтобы извести себя упреками. — Извини.

— Ты разочаровываешь меня, Клер. Даже не спрашиваешь, как она себя чувствует.

— Прошла ли у нее мигрень?

— Слава богу, да. Она не вставала с кровати несколько дней, ты знаешь. — Тон его был обвиняющим.

Ее родители всегда так делали — старалась заставить ее почувствовать себя виноватой и ответственной, словно само существование матери зависело от послушания Клер.

— Разве я виновата в этом, отец?

— Ну, твое поведение определенно не улучшило ее состояния. Тебе хорошо известно, какое хрупкое у нее здоровье.

Судорожно вздохнув, Клер вымолвила сквозь зубы:

— Я пришла сюда не для того, чтобы говорить о матери. Меня привело к тебе важное дело. Я хочу, чтобы ты еще раз рассмотрел мое заявление о назначении меня вице-президентом североамериканского отдела компании.

— Мы уже с этим решили, — сказал он снисходительным тоном. — Еще до твоего отъезда в Гималаи я объяснил тебе, почему отклонил твою кандидатуру. Ты еще к этому не готова.

— Клайв считает, что я смогу, — возразила она.

Клайв был начальником отдела, и в конце года, после его ухода на пенсию, освободившееся место должен был занять нынешний вице-президент. Клайв находил, что Клер во многом похожа на своего отца. «У тебя прекрасное чутье», — говорил он ей несколько месяцев назад.

Клер полагала, что у компании имеются большие перспективы в производстве так называемой «зеленой», экологически чистой продукции. Она была убеждена, что надо идти впереди конкурентов, а не двигаться за ними. Самнер покачал головой.

— Сожалею, Клер, но мое решение остается прежним. Может быть, через пару лет ты займешь эту должность. А сейчас тебе надо немного… созреть.

— Еще пару лет? — Она вспомнила свою поездку на велосипеде — то расстояние, которое измерялось для нее не только километрами. — Прости, отец, но у меня не остается другого выбора: я вынуждена искать работу где-нибудь в другом месте.

Самнер удивленно взглянул на нее:

— Куда же ты пойдешь, котенок?

Она заскрежетала зубами, услышав свое детское прозвище. Даже сейчас отец считал ее ребенком.

— Точно не знаю, но думаю, что мне будет нетрудно найти работу.

— О, неужели?

— Ты всегда говорил мне, что для фамилии Мейфилд открыты все двери.

— Не угрожай мне, юная леди, — предупредил ее Самнер, медленно поднявшись и упершись руками в стол.

Эту тактику он часто использовал в зале заседаний, и почти всегда успешно. Но на Клер она не подействовала — на этот раз. Она тоже встала.

— Я не угрожаю тебе, а констатирую факт. Мне бы хотелось остаться в твоей компании, но только тогда, когда ты начнешь воспринимать меня серьезно и признаешь, что я могу принести реальную пользу.

— Возможно, я принимал бы тебя более серьезно, если бы ты не вела себя так возмутительно. Переехала в город, разбив сердце матери.

— Что возмутительного в том, что я хочу жить своей жизнью? Я бы уже давно внесла весомый вклад в работу компании, если бы вы оба перестали обращаться со мной как с двенадцатилетней девочкой и вспомнили о том, что у меня степень магистра по бизнесу. Мне нужна должность, на которой я смогла бы реализовать свои возможности. И если я не получу ее здесь, то пойду работать в другое место, где смогу удовлетворить свои потребности.

— Потребности? — Самнер оттолкнулся от стола и прошел к окну. — Что тебе надо, Клер? — бросил он через плечо. — Я и твоя мать даем тебе все.

— Кроме свободы, — тихо сказала она. — Вот что больше всего я ценила в Гималаях. Первый раз в моей жизни фамилии Мейфилд было недостаточно. Рядом не было ни единого человека, на кого бы я могла опереться. — Она вспомнила об Итане и добавила: — И кого бы я могла использовать. Все зависело от меня самой — от моей выносливости, моего мастерства и моей воли.

— Это был просто велосипедный поход.

Она покачала головой. Он все еще не понял.

— Ты знаешь, отец, все всегда говорили мне, что я — копия матери, нежного и хрупкого создания. И на какое-то время я поверила в то, что нуждаюсь в заботе и поддержке. Но знаешь что? Я унаследовала кое-какие черты твоего железного характера, поэтому даю тебе время на размышление до конца недели. И на этот раз я не желаю услышать «нет».

Он издал изумленный возглас:

— Не понимаю, что с тобой происходит!

Ее улыбка была печальной:

— Конечно, не понимаешь, зато понимаю я.


На следующий день, рано утром, Клер сидела одна в кафе недалеко от своего дома. Ее жизнь определенно превратилась в хаос, но она посчитала, что это необходимый шаг к истинным переменам. Признать это было нелегко. Клер провела бессонную ночь, стараясь понять, как привести свои мысли в порядок, чтобы двигаться дальше.

Она сделала глоток кофе и вспомнила вчерашнюю фразу, которую напоследок сказала своему отцу: «Я не желаю услышать "нет"». Возможно, то же самое ей следовало сказать Итану — вместо того, чтобы просить прощения. Ведь ничего между ними не было решено. Даже совсем наоборот.

Ей требовался дружеский совет. Она достала свой ноутбук, вошла в Интернет и написала письмо Симоне и Белле:


«За прошедшую неделю многое произошло… Мы говорили по телефону, и, прежде чем ты скажешь что-нибудь, Белла, я сообщаю тебе, что Итан отказался встречаться со мной, поэтому мне ничего не оставалось делать, как унижаться перед ним по телефону. Я сказала, что сожалею о произошедшем между нами, но его, похоже, не тронули мои извинения. Разговор наш был коротким. Мне не стало лучше — я не решила проблемы. Когда я говорила с Итаном, то почувствовала еще большую горечь оттого, что он взял тот проклятый чеку моего отца».


Клер вспомнила, как он держал в руке маленький бледно-зеленый кусочек бумаги — кусочек, который решил их судьбу. Итан не отказался от чека, не разорвал на мелкие кусочки, как она ожидала. Сумма была видна, она была очень значительная, но в голове у Клер возникла единственная мысль: и это все, чего я стою?

— В том мире, где ты живешь, все происходит так просто? — Итан еле сдерживал свой гнев.

Она покачала головой.

— Нет.

— И ты собираешься уверять меня, что будешь оставаться моей женой?

На самом деле она не была уверена в этом… хотя вчерашней ночью все было совсем по-другому. Итан любил ее так нежно и так страстно… Лицо ее вспыхнуло — еще не хватало, чтобы он прочитал ее мысли. Но Итан, очевидно, принял ее пылающие щеки за признак чего-то другого.

— Клер. — Ее отец уже стоял в дверях, горя от нетерпения. — Нам надо ехать. Мать ждет.

— Иди, котенок. — Губы Итана скривились, когда он назвал ее так же, как отец. Естественно, он знал, как ненавидит она это прозвище. — И не надо пытаться изображать, что ты сама приняла это решение.

Клер не совсем поняла, что означает это горькое высказывание. Позже, когда она осознала, что больше никогда не увидит Итана, ей стало безумно больно. В конечном итоге у нее осталось лишь ощущение стыда и раскаяния за свое поведение.


«Девочки, что вы думаете? Мне снова попытаться? А если да, то как это сделать?»


Клер отхлебнула кофе и стала ждать ответ. Белла, наверное, готовит утреннее шоу в лондонской телестудии. А Симона, возможно, едет в свою квартиру в Мельбурне после долгого рабочего дня в редакции журнала.

Ответ от Беллы пришел в то время, когда Клер допивала вторую чашку кофе.


«Дурацкий вопрос! Если ты чувствуешь, что не нашла разрешения этой проблемы, то, конечно, попытайся снова. Появись неожиданно у его дверей, если нужно. Выскажись. Иначе ты никогда не обретешь душевного спокойствия. Поверь мне, Клер».


Белла, конечно, права. Клер посмотрела на часы. Ей пора идти на работу. Она уже собиралась выйти из Сети, как пришло письмо от Симоны.

Срочное!

Быстро прочитав послание подруги. Клер едва сдержала готовый сорваться стон.

О, нет! Только не это. Всего лишь час назад Клер размышляла о том хаосе, в который превратилась ее жизнь, а тут вдруг выясняется, что журнал путешествий, вопреки ожиданиям подруг, вовсе не лежит, никем не замеченный, в аэропорту Дампстер. Он был найден и внимательно прочитан. Книга, в которую их подруга методично записывала не только дорожные впечатления, но и самые сокровенные мысли и секреты, оказалась в руках постороннего человека. И не просто постороннего, а журналиста по имени Райан Таннер.

Бедная Симона. Она была убеждена в том, что Райан собирается опубликовать статью.

Клер содрогнулась, когда ее посетила неожиданная мысль. Австралия находится в другом полушарии, но бизнес отца Клер был интернациональным. Компания имела дочерние предприятия по всему миру, включая завод-изготовитель в Мельбурне. Итан мелко плавал по сравнению с ее отцом, но его компания, занимающаяся ценными бумагами, начинала разворачивать свою деятельность в США.

Что, если?..

Клер приложила руку ко лбу — у нее разболелась голова. Что, если предприимчивый журналист раздует эту историю? Она не драматизировала ситуацию. В Интернете крутилась масса подобных историй. Но вдруг там всплывет имя Итана? Что тогда?

Ей нужно их предупредить. И того, и другого.

Отец, конечно, придет в ярость, но в его распоряжении команда юристов, на худой конец — отдел по связям с общественностью, который любую статью может выставить в выгодном свете.

Итан — другое дело. Сможет ли он отбиться?

Его бизнес построен в основном на личном авторитете и доверии. А что, если клиенты откажутся доверять человеку, которого однажды одурачили и женили? Можно ли считать честным того, кто получил чек за согласие на развод, а затем вложил эти деньги в свое дело?

Голова болела все сильнее. Клер вспомнила свой разговор с Итаном. Его подозрения, его обвинения…

Правильно ли она поступила, позвонив ему? Все-таки это была ее личная потребность облегчить свою совесть, которая, возможно, вывела Итана из себя, пошатнула его нервы. Получить прощение для Клер было теперь не главным.

Итан не желает ее видеть, и он дал ясно понять, что не нуждается в запоздалых извинениях. Но ему надо непременно сообщить о том, что обществу может стать известно его прошлое, о котором он явно хочет забыть.

Клер убрала свой компьютер и поспешила домой.


— Нет в городе? — Клер смутно помнила слова Итана об отъезде, но тогда она решила, что это предлог не встречаться с ней. — И надолго? — спросила она секретаршу.

— До Дня благодарения.

— Но ведь это только через две недели! Не дадите ли вы мне номер телефона, по которому с ним можно связаться?

— Извините, но он уехал в отпуск домой, и я не могу дать вам подобную информацию. Однако, если у вас что-то срочное, я передам ему сообщение.

Дело было, действительно, срочным и не терпело отлагательств, но Клер не смела поручить секретарше сообщить эту новость Итану. Она повесила трубку, но не сдалась. Значит, он уехал отдыхать домой? Клер еще раз зашла в Интернет и вскоре нашла то, что искала. Это была передовая статья в журнале для мужчин. В ней упоминался Итан — на отдыхе в Глен: Арборе. В этом месте, находящемся в пяти часах езды к северу от Детройта, отдыхали высокопоставленные люди и «золотая молодежь». Клер облегченно вздохнула. На этот раз она встретится с ним лицом к липу.

Еще несколько щелчков компьютерной мышкой — и Клер заказала авиабилет от Чикаго до маленького аэропорта Глен-Арбора, а также договорилась об аренде велосипеда. Ее самолет отправлялся этим вечером.

Клер не знала, надолго ли она уезжает и что с собой брать. Скорее всего, она вернется в Чикаго завтра днем. Но все-таки она положила в дорожную сумку запасную одежду. И перед самым выходом вытащила со дна своей шкатулки с драгоценностями простое золотое колечко.

Я, Итан Джеймс Сивер, беру тебя, Клер Анна Мейфилд…

Пришло время возвратить кольцо Итану.


По дороге в аэропорт она остановила такси возле компании Мейфилд.

— Не выключайте счетчик, — попросила она водителя.

Разговора с отцом не избежать, но Клер хотела быстро уйти, изложив неприятную новость. Ей не особо хотелось слушать его обличительную речь.

— Боже мой, котенок! — прогремел Самнер. Его румяное лицо стало цвета баклажана. — О чем ты думаешь? Это старая история, и все, что мог, я сделал.

— Но меня эта история волнует до сих пор, отец. — Клер надеялась, что хоть один раз он внимательно выслушает ее. И, может, поймет. Она сделала глубокий вздох, решив признаться во всем. — В действительности я звонила…

Самнер оборвал ее объяснения в типичной для него нетерпеливой манере и обратился к хрупкому здоровью Марианны как лучшему средству воздействия на дочь.

— Как ты поступаешь с матерью! Она только начала поправляться. Что заставило тебя поднять это восстание тинейджеров?

— Я не тинейджер. Белла и Симона мои подруги. А подруги всегда делятся секретами. Разве ты не знаешь?

— Подруги, — ухмыльнулся Самнер. — Это просто знакомые. Вы вместе катались на велосипедах всего лишь… сколько?.. пару недель.

Он сказал это так, будто три девушки прокатились знойным летним полднем по парку. Поездка по Гималаям была действительно относительно короткой, но для Клер это не имело значения. Между ними тремя возникла крепкая связь. В жизни бывает так, что мимолетная встреча приводит к глубоким отношениям.

Клер сглотнула, почувствовав, что где-то в подсознании зародился вопрос: было ли так у нее с Итаном?

Отец между тем продолжал свою тираду:

— Если желаешь знать, то эта Симона спланировала все с самого начала. Ты носишь фамилию Мейфилд, между прочим. Половине земного шара известна эта фамилия. Людям, которые слышат ее, сразу начинают грезиться доллары.

— Послушай, отец! — вскричала Клер, вскакивая с дивана. — Уверяю тебя, это было непреднамеренно. Белла и Симона тоже много потеряют от того, что их секреты станут известны. Это не инсценировка, а…

— Всего лишь оплошность, — закончил Самнер. Седые щетинистые брови изогнулись, и он встал, оказавшись с ней лицом к лицу. — Ты по-прежнему думаешь, что будешь вторым лицом в одном из главных отделений моей компании?

— Какое отношение это имеет к тому, о чем мы говорим?

Он лишь покачал головой.

— Я могу рассмотреть этот вопрос.

— Но я уже сказала тебе, что уволюсь и буду искать другую работу. — Гордость Клер могла быть унижена, жизнь — разбита, но, напомнив отцу о своем ультиматуме, она сложила руки на груди и твердо встретила его взгляд.

Самнер улыбнулся:

— Бизнес — это покер, котенок. Никогда не ставь на кон то, что не хочешь потерять.

Он потрепал ее по подбородку и снова уселся в кресло, очевидно думая, что привел дочь в замешательство.

Позже, ожидая свой багаж в аэропорту Мичигана, Клер решила, что стоит стать безработной для того, чтобы увидеть выражение лица отца, когда она подаст ему заявление об увольнении.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Итан стоял на балконе своего дома в Глен-Арборе. В этом районе, возле озера Мичиган, были дома и побольше, в которые были вложены миллионы долларов, но самый лучший вид открывался именно отсюда.

Он купил поросший лесом участок земли, расположенный на высоком холме, заплатив, как ему казалось, баснословную сумму, но вскоре стоимость участка увеличилась втрое — еще до того, как он начал строить свой просторный дом.

Это был двухэтажный сруб из красной сосны, с четырьмя спальными комнатами. Золотисто-медовые после отделки бревна были настолько искусно подогнаны друг к другу, что их не требовалось ничем скреплять — ни гвоздями, ни каким-либо раствором. Дом был монолитным, поэтому Итан и любил его.

Верхний этаж был разделен на две половины — для хозяина и для гостей. Завтра к Итану должны были приехать младший брат и невестка, которые собирались отдохнуть у него несколько дней. Итан не боялся, что теперь перестанет наслаждаться тишиной по утрам. Джеймс и Лаура были новоиспеченными супругами, поженились лишь год назад и ожидали к Рождеству ребенка. Они собирались отсыпаться и наслаждаться обществом друг друга.

Прогноз предвещал шторм, но сейчас, ранним утром, было еще тихо. Веял легкий ветерок, и с балкона Итан мог видеть озера — Большое и Маленькое, — по их поверхности гуляла мелкая зыбь. Вдалеке, на горизонте, над озером Мичиган ходили грозовые тучи.

Итан не мог заставить себя перестать думать о Клер. Эта женщина, как заноза, вонзилась ему под кожу. Он будто слышал ее грудной голос, видел длинные кудри и ощущал шелковистую матовую кожу. Прошлой ночью Клер приснилась ему. За все эти годы он не раз видел ее во сне, но это был самый эротический сон. Итан проснулся от возбуждения и неудовлетворенности, злой на нее, злой на себя. Хуже всего было то, что он чувствовал себя очень одиноким, словно что-то ушло из его жизни. Ему это не нравилось. У него было все, что он хотел.

Ветерок усиливался. Итан подошел к перилам балкона, держа в руках кофе, и далеко внизу, на дороге, огибающей озеро, увидел велосипедиста, который то исчезал, то появлялся снова. Женщина, подумал он, хотя на таком расстоянии черно-желтая фигурка была скорее похожа на шмеля. Итан отхлебнул кофе, решив, что ему самому надо заняться тренировками. Возможно, час или два езды на велосипеде помогут ему забыть о Клер.

Велосипедист достиг поворота, но вместо того, чтобы свернуть к городу, стал подниматься вверх. Определенно женщина. Слишком мала для мужчины, а мальчикам-подросткам сейчас время учиться в школе.

Итан приветственно помахал пустой кофейной чашкой.

— Хорошо катаешься, милая, — пробормотал он и усмехнулся. — Но ты пожалеешь об этом рывке уже через четверть мили.

Она замедлила скорость, но не остановилась. Итан знал, что на этом отрезке из него от напряжения сыпались бы искры. Она двигалась медленно, на нее было больно смотреть. На секунду Итан потерял ее из виду за стеной деревьев и решил, что она либо повернула назад, либо заехала в один из коттеджей внизу холма, поэтому отправился за второй чашкой кофе. А когда вернулся, увидел, что она едет вверх по дороге, по которой мало кто ездил, потому что это была частная дорога. Его дорога.

Через несколько минут велосипедистка будет у него. Она крутила педали изо всех сил, но скорость ее была не больше, чем скорость пешехода. И все же Итан был впечатлен. Ему никогда не удавалось взобраться на этот холм без передышки: приходилось останавливаться по меньшей мере два, а то и три раза…

Теперь Итан мог разглядеть ее получше, хотя на ней были темные очки и шлем, а голову она склонила к рулю. Волосы у нее были короткими, из-под шлема выбивались темные кудри и ложились на тонкую шею. Она была хрупкого сложения, но, вероятно, с хорошей спортивной подготовкой.

Когда велосипедистка достигла участка дороги, поворачивающего прямо к дому, Итан спустился по ступенькам крыльца. На незнакомке были черные лосины, плотно облегающие мускулистые ноги, отчего те выглядели не менее женственно. Итан почувствовал мимолетный всплеск желания и удивился, поскольку руки его захотели прикоснуться к тому, к чему он уже мысленно прикоснулся.

Итан приветственно помахал рукой.

— Доброе утро.

— Доброе, — выдохнула она.

Странно, но что-то в ней показалось ему знакомым.

— Чертовски трудно забраться на эту гору, — отметил он, завязывая разговор.

Она кивнула в ответ, но не сказала ничего. Ее грудь поднималась и опускалась, поднималась и опускалась… Итан мысленно приказал себе отвести взгляд.

— Мне вызвать врача? — спросил он, стараясь говорить непринужденным тоном.

— Н-нет. — Она слезла с велосипеда и склонилась вниз, упершись руками в колени. — Мне только надо… восстановить дыхание.

Его память всколыхнулась, когда он услышал этот грудной голос. Сердце замерло. На какой-то момент Итану показалось, что перед ним Клер, которую он не мог забыть с тех пор, как она ему позвонила. Он внимательно посмотрел на женщину. Нет, не Клер. Определенно не Клер. Она была более хрупкой и, конечно же, не относилась к тому типу людей, которые стремятся чего-то достичь — в спорте или в чем-либо другом. Клер предоставляла делать это другим.

Итан расслабился.

— Ну, когда вы отдышитесь, пройдите на балкон и отдохните. Вы заслуживаете награды. Я принесу вам кофе или апельсиновый сок, на ваш выбор.

Предложение освежиться застало Клер врасплох, как и дружеское приветствие Итана. Она совсем не ожидала теплого приема. После того, что она скажет ему, у него, конечно, изменится настроение. Но теперь, пользуясь моментом, Клер наслаждалась временным перемирием, незаметно разглядывая его поверх очков. Итан выглядел ужасно. На фотографии он был совсем другим.

— Сок. Спасибо.

Он кивнул и прошел внутрь. Оставшись одна, Клер сняла свой шлем и, как могла, пригладила растрепавшиеся волосы. Напрасное усилие, решила она, поднимая очки на лоб, чтобы непослушные кудри не падали на лоб и глаза. Мышцы ее все еще болели, когда она поднималась по ступенькам, ведущим на балкон.

В других обстоятельствах ее восхитил бы открывшийся перед ней вид. Но сейчас Клер слишком нервничала, сама не ожидая того, что будет испытывать столь сильное глупое волнение.

По правде сказать, Клер не собиралась ехать сюда, когда отправилась в путешествие на рассвете. Она находилась в Глен-Арборе уже сутки, и, устроившись в гостинице, старалась успокоиться перед тем, как встретиться с Итаном и рассказать ему о дневнике. Электронное письмо от Симоны уверило ее в том, что пока еще никто ничего не узнал.

Сев на велосипед, Клер направилась вверх по дороге — и какая-то сила не давала ей остановиться. Она знала о том, что дом Итана находится на самом верху, и даже не надеялась, что в такой ранний час хозяин уже не спит. Но потом она высмотрела мужчину, стоящего на балконе. Он ли это? Вскоре сомнения исчезли, и ее единственной целью стало добраться до него во что бы то ни стало.

Теперь Клер жалела о своем порыве. Хотя еще совсем недавно у нее и мысли не было о том, чтобы выглядеть на высоте в момент их встречи после долгой разлуки, она все же вспотела, и ей требовалось зеркало, чтобы взглянуть на свою прическу. Макияж, нанесенный в гостинице, был минимальный, а спортивная одежда, которую она тоже арендовала, была совсем не лучшим нарядом для такого события.

Она услышала, как открылась дверь, и сердце ее снова забилось. Очень скоро взорвется бомба, и этот хрупкий мир разобьется на куски.

— Жаль, что раньше я никогда не поднимался на эту гору без остановки, — сказал Итан.

Клер улыбнулась в ответ на его признание. Ей всегда нравилась в нем эта черта — Итан не стремился быть лучше всех и мог признать, что кто-то в чем-то превзошел его, даже если это была женщина. Чего нельзя было сказать о мужчинах ее семейного элитарного круга.

— Ты давно занимаешься велосипедным спортом?

— Примерно четыре го… — любезная улыбка исчезла с его лица, рот превратился в твердую линию. — Боже мой! Это ты.

Осознание того, что он не узнал ее, обрушилось на Итана, словно боксерский удар.

— Да, это я.

— Что ты делаешь здесь? — Он со стуком поставил стакан с соком на маленький стол.

Клер сглотнула, у нее пересохло в горле.

— Мне надо было видеть тебя, Итан.

— Ведь я дал тебе ясно понять, что не желаю тебя видеть.

— Поэтому я решила просто прийти.

— Цель оправдывает средства?

— В этом случае — да.

— Исходя из моего опыта общения с тобой, я бы сказал — в любом случае.

— Итан…

— Ты всегда получаешь то, чего хочешь, — бросил он.

Ей не понравилось, что он заставляет ее оправдываться.

— Нет, это не так.

Он сложил руки на груди.

— Ты нарушила границы частного владения.

Клер не дала себя запугать. Она тоже скрестила на груди руки.

— Да.

Он нахмурился:

— Уходи.

— Я уйду. Через минуту.

— Немедленно.

Она внимательно посмотрела на него. Фото на веб-сайте было не совсем удачным. Профессиональный фотограф подчеркнул лишь широкие плечи и мощную фигуру. И совсем не подметил упрямого характера.

— Раньше ты был более разумным, — сказала она ему.

В его глазах вспыхнула искра удивления.

— Я и сейчас разумный. И на здоровье, кстати, не жалуюсь.

Что это? Намек на то, что он может выставить ее, применив силу?

— А по-моему, у тебя что-то со зрением. Меня-то ты не узнал.

Итан фыркнул:

— Конечно, иначе крикнул бы, чтобы ты поворачивала обратно.

Клер лишь пожала плечами.

— Вряд ли это остановило бы меня.

— Эти волосы. — Он протянул руку к ее голове. — Какого черта ты срезала их? Они закрывали твое лицо, твои глаза.

— Мне они стали не нужны.

Ей показалось, что он тихо выругался.

— Скажи, что ты хочешь, и уходи.

Клер сделала глубокий вдох, решив высказаться коротко:

— Во-первых, я еще раз приношу извинения за свое прошлое поведение, хотя, как мне кажется, ты не настроен их принимать.

— Ты понятия не имеешь о том, как я настроен, Клер. — Взгляд Итана скользнул по ее груди, затем он отвел его в сторону.

— Н-но… несмотря на это, я приехала сюда совсем подругой причине.

— Как ты меня нашла?

— Это не важно. После того, как мы поговорили, произошло одно событие.

Его темные брови сошлись на переносице.

— Что произошло? И какое отношение это имеет ко мне? Между нами ничего нет, Клер, если не считать горьких воспоминаний.

Помолчав, Клер спросила:

— Ты кому-нибудь рассказывал о нашем браке?

— Какого черта я должен был рассказывать? — фыркнул он. — Я надеюсь, ты тоже держала рот на замке. Было бы ужасно неловко признаваться в этом твоему жениху.

— Моему жениху?

— Прости, сейчас он, должно быть, твой муж. Или уже бывший?

Клер в недоумении уставилась на него.

— О ком ты говоришь?

— Об Эштоне.

— Эштоне… Бьюмоне? — спросила она, едва припоминая это имя.

— А ты разве была обручена с другим Эштоном, когда выходила за меня замуж?

— Я никогда не была обручена с Эштоном!

— Вот как? — усмехнулся Итан.

— Эштон хотел на мне жениться, — призналась Клер. — Мы встречались недолго, и он собирался сделать мне предложение на Рождество — перед тем, как мы встретились.

— И ты отказала ему? — в голосе Итана слышалось недоверие.

— На меня сильно давили, чтобы я приняла его предложение. Мои родители считали, что он — подходящий кандидат. Так считали и Бьюмоны. — Она с горечью рассмеялась. — Но я отказала ему.

— Тогда почему твой отец сказал мне, что вы обручены? — с вызовом поинтересовался Итан.

Клер не ожидала этого вопроса. Она удивленно заморгала глазами и приоткрыла рот, прежде чем смогла вымолвить слово.

— Мой отец сказал тебе об этом? И когда же? — спросила она.

— Угадай с трех раз.

У Клер из груди вырвался глухой стон. Самнер был властным человеком и умел манипулировать людьми — она знала об этом, но все еще испытывала шок, когда узнавала, что он использовал любые средства, чтобы добиться своего.

Услышав об обмане отца, она почувствовала гнев и боль, но реакция Итана в то страшное утро еще глубже ранила ее.

— И ты поверил ему?

Итан переступил с ноги на ногу — и это был единственный признак того, что он нервничал.

— Ты пошла укладывать вещи, Клер. Ну да, я поверил ему.

— Я не горжусь своим поведением, Итан, но приехала сюда не только для того, чтобы извиняться перед тобой.

— Ты вышла за меня замуж для того, чтобы выпутаться из неприятной ситуации. И не стоит извиняться за это.

Он что, не слушает ее? Ведь Клер все-таки не стала женой Эштона, несмотря на нотации отца и болезненные приступы матери. Теперь Клер стояла перед Итаном, разгневанная и пылающая, и была уверена лишь в одном, о чем и сказала с горечью:

— Я вышла замуж за тебя.

— А затем развелась со мной.

— Насколько я помню, ты нисколько не возражал.

— А ты ждала моих возражений? — спросил он.

Да! Но тут Клер вспомнила о чеке, который Итан держал в своей руке, и покачала головой.

— На самом деле мы по-настоящему не знали друг друга.

Итан смотрел на нее — и не мог поверить своим глазам. Это была настоящая Клер, а не персонаж его эротического сна, который привиделся ему этой ночью.

Она была все та же, но… другая. «Я изменилась», — сказала ему Клер по телефону. Он не поверил ей. Неужели глубоко внутри она претерпела коренные изменения и перестала быть эгоистичной, поглощенной собой особой, какой была раньше? Но внешне она, несомненно, стала другой.

И гораздо лучше, подумал он, глядя на нее. Клер стояла перед ним, распрямив плечи, высоко подняв голову, и вся ее поза выражала уверенность и силу.

Вот только зачем она сделала стрижку? Длинные волосы были красивы, сексуальны. Итан вспомнил, как они раскидывались по подушке. Вспомнил, как он сжимал их в кулаке, когда, теряя рассудок, овладевал ее телом…

— Давай не будем ворошить прошлое, — нетерпеливо бросил Итан. — Ты сказала, что хочешь мне что-то сообщить.

— Да. — Клер неожиданно занервничала и принялась теребить застежки на велосипедных перчатках. — В последней поездке я подружилась с двумя женщинами. И мы поделились друг с другом о том, что было в нашем прошлом. О том, о чем мы сожалеем и что хотим исправить.

— Продолжай.

— Одна из моих подруг все записала в дневнике. Включая имена.

У Итана возникло жуткое предчувствие.

— И мое имя тоже?

— Да. Я рассказала о нашем коротком браке, о последующем разводе. — Она откашлялась. — И о чеке, который мой отец выписал тебе.

— Я понятия не имел, что ты знаешь об этом… Это была большая сумма, — с горечью отметил Итан. Деньги Мейфилда принесли бы ему большую прибыль, если бы он вложил их в дело. Но Итан положил их в кошелек и хранил все эти годы нетронутыми, как напоминание о том, что надо думать головой, а не поддаваться сердечным порывам.

— Я стоила этих денег?

— Что?

— Ничего. Вернемся к теме нашего разговора: дневник, в котором была записана вся эта информация, попал в руки журналиста.

— Журналиста! — вскричал Итан.

— Он австралиец и пока еще никак не использовал эти сведения, — добавила Клер, словно пытаясь успокоить его.

— Но может сделать это в любой момент.

Вздохнув, Клер кивнула.

— Да, может. Прости меня.

Итан почувствовал, как у него забурлила кровь. Это было совершенно некстати. Как раз сейчас он старался привлечь на свою сторону солидного инвестора.

— Прости? — повторил Итан, схватив ее за плечи. — Все возвращается назад, не так ли, Клер?

Она использовала его. Она причинила ему боль. Она вывела его из себя.

Итан понимал, что ничего не может предотвратить, но, услышав ее прерывистое дыхание, почувствовал, что хочет снова ощутить то, чем наслаждался много лет назад.

Он склонил голову, пытаясь взять себя в руки, но Клер внезапно прильнула к его груди, вскинув руки ему на плечи, и стала страстно его целовать.

У него голова пошла кругом, когда он почувствовал ее в своих руках. Ни одну женщину ему не было так сладко обнимать.

— Я хотел бы ненавидеть тебя, — прошептал он и, оторвавшись от ее рта, слегка коснулся губами нежной кожи возле уха.

Стон вырвался из груди Клер.

— Я знаю.

Она говорила так, будто понимала, что он чувствовал тогда… и что чувствует сейчас.

— Ты не можешь знать. — Итан стал целовать ее шею. — Ты…

Он умолк, почувствовав ее холодные пальцы под своим толстым шерстяным свитером. Пальцы не остались на месте — они передвинулись вперед и замерли возле застежки его джинсов.

Это было безумие. Ему надо это остановить. Ему надо… еще большего.

Итан откинулся назад и одним рывком расстегнул молнию на жилете Клер. Под жилетом оказалась футболка. На улице было ветрено, и соски ее напряглись, выступая сквозь тонкую ткань, слегка влажную от пота. Итан мог поклясться в том, что увидел испарину на ее теле, когда она прижалась спиной к перилам, открывая ему все свое тело. Он задрал вверх ее футболку, почти до самых грудей, обнажив накачанный живот, и вдруг пришел в себя. Выругался и отпрянул назад. Теперь их разделяли добрые пять футов — пять футов, десять лет разлуки и воспоминания, о которых он хотел забыть.

— Так вот каким способом ты решила принести извинения, Клер?

Он словно ударил ее. Клер выпрямилась и запахнула края жилета, оскорбленная тем, что произошло. Но еще более тем, чего не произошло. Собрав остатки чувства собственного достоинства, она покачала головой.

— Нет.

Итан снова выругался и прошел на дальний конец балкона, повернувшись к ней спиной, но Клер очень отчетливо помнила реакцию его тела на поцелуй.

— Что ты собираешься делать, чтобы предотвратить распространение этой информации? — спросила она, решив переменить тему. — Может, предпринять какие-нибудь превентивные меры?

Он бросил на нее взгляд через плечо.

— Я не нуждаюсь в твоих советах, тем более что положение, в котором я оказался, — это твоя заслуга.

— Мне кажется, ты неправ.

Начался дождь. Клер взглянула на небо, сильно потемневшее со времени ее приезда. Оно вполне соответствовало ее пасмурному настроению. Клер сняла со лба очки и засунула их в карман арендованного жилета. Они не понадобятся ей на обратном пути.

— Мне надо идти.

Итан фыркнул.

— Так скоро?

Она проигнорировала его саркастическую реплику.

— Я остановилась в гостинице «Трилистник», там ты можешь меня найти, если я тебе понадоблюсь.

Он повернулся, нахмурившись.

— И надолго ты остановилась?

Дождь усилился. Клер ощутила, что дрожит, хотя внутри у нее все горело. Спуск с горы мог стать опасным трюком, и даже очень рискованным, если температура резко понизится и образуется наледь на дороге. Но Клер это не заботило.

— На два — три дня. Я уверена, что скоро нам станут известны кое-какие подробности. Мы можем объединить усилия, если это необходимо, устроить пресс-конференцию или что-то еще. — Она спустилась вниз, где оставила свой велосипед, и надела шлем. — Я буду на связи.

Итан стоял под дождем и смотрел, как она уезжает. Дьявол ее побери! Она снова это сделала — ухитрилась в считанные минуты перевернуть его жизнь с ног на голову.

И возможная публичная огласка его имени была наименьшим злом. Итан провел рукой по губам, но был не в силах стереть воспоминание об этом поцелуе. Он негодовал, его возмущению не было предела. Однако в глубине души он был вынужден признаться самому себе, что по-прежнему хочет эту женщину.


Час спустя, чисто выбритый и переодетый в сухую одежду, Итан сел в свой джип и направился

в город. Он не беспокоился о Клер и не собирался справляться о ее здоровье. Но она сильно дрожала, когда собиралась в обратный путь, да и дорога от дождя была скользкой. Вот Итан и решил отправиться в город — только для того, чтобы убедиться, что Клер доехала благополучно. Меньше всего он хотел, чтобы она оказалась в больнице.

Велосипед стоял возле бокового входа гостиницы. Жакет был перекинут через перила балкона, рядом висели черные лосины. Итан не сразу понял, что сильно замедлил ход, пока сзади не раздался нетерпеливый гудок машины.

Он вспоминал тот поцелуй, осознал Итан. Приходил в себя после эротического сна.

Впрочем, все это не имеет значения. Клер уедет через день-два, и если их женитьба и развод останутся в тайне, он больше ее не увидит. Именно этого он хочет.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Итальянский ресторанчик в Глен-Арборе был украшен картинами местных художников и букетами свежесрезанных цветов. Меню было изысканным, хотя блюда подавали в незатейливых керамических тарелках.

— Вам нравится в Глен-Арборе? — любезно поинтересовалась официантка.

Нет, сказала бы Клер. Ночью она не могла уснуть, несмотря на все свои усилия, гадая о том, позвонит ли Итан, пришлет ли Симона очередное письмо, и ожидая еще чего-то смутного и неуловимого.

— Здесь прекрасный пейзаж, — уклонилась от прямого ответа Клер.

В другое время, в другом состоянии она осталась бы здесь подольше, чтобы вдоволь налюбоваться бирюзовыми озерами, волнистой грядой холмов и очаровательными домиками. Но сейчас ей не до этого. Ее ожидают дела в Чикаго — ей надо заняться своей карьерой и обставить квартиру. Поэтому она уезжает, даже билет на самолет успела купить.

Клер ткнула вилкой в салат и задумалась о письме, которое получила от Симоны. Ее подруга сообщала, что никакие сведения из утерянного дневника еще не просочились в средства массовой информации, но все же она не вполне уверена в порядочности Райана Таннера.

Тон письма насторожил Клер. Симоне явно не нравился этот журналист. Значит…

Белла, хранящая странное молчание, наконец приобщилась к этому делу. Ей все равно, что Райан Таннер будет делать с их журналом, поскольку, как она написала, «Айвор знает все. Поэтому, что касается меня, то Райнер Таннер может публиковать все, что хочет, и пошел он к черту». Белла закончила свое письмо словами: «Для тебя это не так просто, Клер».


Вот именно, не так просто.

Конечно, ее подруги высказались также по поводу ее приезда в Глен-Арбор и тщетных попыток извиниться перед Итаном. Симона написала:


«Ты думаешь, он все еще испытывает чувства к тебе?»


Какое там! Итан ненавидит ее. Он хочет вычеркнуть ее из своей жизни. И жалеет о том, что женился на ней.

Белла, как всегда, задала вопрос но существу:


«А что ты испытываешь к нему?»


Клер не ответила. Да и что тут сказать? Она была уверена в своих чувствах, когда уезжала из Чикаго два дня назад. Но ведь это вполне естественно — что женщина испытывает сентиментальную привязанность и влечение к своему первому мужчине. Это своего рода… ностальгия.

Но поцелуй застал ее врасплох — Клер задумалась над тем, кто она есть, кем стремится стать, с кем хочет идти по жизни.

Открылась дверь, и в ресторан вошла женщина, впустив вместе с собой прохладный ветерок. У нее были светлые волосы, длинные ноги, и, когда она сняла пальто, стало видно, что она беременна. Метрдотель указал ей на соседний столик.

— Сегодня похолодало, — приветливо обратилась Клер к новой посетительнице.

— Да, — женщина потерла руки, занимая свое место. — Прогноз предвещает снег на этой неделе.

— Я слышала в новостях, что в Чикаго прошлой ночью уже выпал снег, — сказала Клер. — Я как раз оттуда.

— Неужели? Мой муж родом из Чикаго. Но мы там бываем редко, потому что все его родственники переехали в Мичиган.

Какой-то странный холодок пробежал по спине Клер. Нет, этого не может быть, отругала она себя. Официантка тем временем принесла ее соседке меню и улыбнулась:

— Здравствуйте, миссис Сивер. Рада снова видеть вас. Хотите что-нибудь выпить?

Вилка, которую держала Клер, со стуком упала на деревянный пол. Миссис Сивер? Только вчера Итан целовал Клер с такой страстью, что разбудил в ней давно дремавшие чувства и она захотела еще большего, и вот теперь выясняется, что он женат! Она не знала, какая из двух эмоций преобладала в ней сейчас: шок или злость. Шок победил, но лишь потому, что был более прямолинейным. Злость была опасным чувством, которому без обдумывания нельзя было давать выход.

Клер даже не мыслила, что Итан мог жениться во второй раз, и уж тем более никогда не думала о том, что жена его ожидает ребенка. В краткой биографии на veb-сайте вообще не упоминалось ни о какой семье, но Клер предствлялось, что когда-нибудь у него непременно будут дети — сорванец с озорными искорками в зеленых глазах и похожая на ангелочка девочка с решимостью в лице, как у отца.

— К вам кто-нибудь присоединится? — спросила официантка женщину.

— Сейчас придет муж и, возможно, вместе с ним будет его брат.

Если бы Клер уже не уронила вилку, она сделала бы это снова. Мне надо сматываться, подумала она, вытирая рот салфеткой и откладывая ее в сторону. Она не струсила, нет, но совсем не жаждала

оказаться в окружении новой семьи Итана. Надо поскорее убираться отсюда, чтобы Итан не обнаружил за соседним столиком еще одну жену.

Бывшую жену, напомнила она себе. Она была его бывшей и официально, и в любом другом смысле. Этот факт не способствовал поднятию аппетита.

— Спасибо, все было очень вкусно. Принесите чек, пожалуйста.

— Сейчас. — Официантка направилась в служебное помещение.

Клер решила ее не ждать. Заплатить и быстро исчезнуть — таков был ее план. Она оставила на столе достаточно денег, которые включали и щедрые чаевые, и стала уже одеваться, как дверь ресторанчика открылась.

Когда Итан переступил через порог, Клер почувствовала себя в шкуре оленя, взятого охотником на мушку. Ей захотелось забиться в угол, но это было невозможно. Итан уже заметил ее в маленьком безлюдном помещении, и дружелюбное выражение на его лице сменилось настороженным, а потом жестким.

Вздернув подбородок, Клер направилась к двери. К несчастью, они столкнулись лицом к лицу. Вместо того чтобы отступить в сторону, Итан остался стоять на месте. Откинув со лба свои короткие волосы, Клер прямо встретила его взгляд.

— Привет, Итан.

— Привет, Клер. Я думал, ты уже уехала.

— Думал или надеялся? — Когда он молча улыбнулся в ответ, она продолжала: — Не волнуйся, я скоро уеду.

— Хорошо. — Он позвенел ключами, которые держал в руке, и положил их в карман. — Один лишь вопрос: есть ли какие-то новости о том, что мы обсуждали вчера?

Она покачала головой:

— Нет.

Он с облегчением вздохнул.

— Ну, как говорится, отсутствие новостей — это хорошая новость.

Итан взглянул на зал и приветственно помахал рукой женщине, сидевшей за столиком. Клер охватил гнев, когда она увидела его радостную улыбку. Ледяным тоном она произнесла:

— Кстати, прими мои искренние поздравления.

Лицо его изменилось, и он спросил:

— О чем ты говоришь?

Клер кивнула головой в направлении женщины и, подняв брови, понизила голос:

— Когда вчера твои руки пытались забраться под мою футболку, я не заметила на них обручального кольца. Надеюсь, ты простишь меня за мою недогадливость. Я не знала, что ты женат и жена твоя беременна.

Клер полагала, что ее резкое высказывание вызовет у него раскаяние или по меньшей мере обескуражит его. Но он лишь язвительно улыбнулся.

— А помнишь ли ты, где были в это время твои руки?

Она помнила, где они были, поэтому решила закончить разговор. Обойдя его, она сказала:

— До свидания.

Но Итан последовал за ней к двери.

— Я не думал, что должен был тебе что-то объяснять, Клер.

— Конечно, нет. Тебе следует объяснить все твоей жене — второй жене. — Она покачала головой и перешла почти на шепот: — Должна тебе сказать, что я немного разочарована. Ты не должен был вести себя со мной как… как гулящий мужчина.

— А ты не должна была манипулировать мной, вести себя как эгоистичная лгунья. — Он содрогнулся, когда произнес эти слова, и лицо его снова окаменело.

Клер обуздала свой гнев. Его слова напомнили ей о цели ее визита в Глен-Арбор. Ей потребовалось усилие, но тон ее стал спокойным.

— Я рада, что у тебя счастливо сложилась жизнь.

Глаза его сузились.

— Ты говоришь так, будто знаешь, что это значит.

— Я знаю. — Или, по крайней мере, она хотела бы знать. Клер перевела дыхание. — У тебя успешный бизнес и… семья. Я помню, как ты этого хотел.

Непонятная искра вспыхнула в его глазах, но затем он издал смешок.

— Я забыл, как болтал об этом на одном из наших первых свиданий. Извини, если заставил тебя тогда скучать.

— Я никогда не скучала с тобой, Итан. У тебя было столько решимости, столько смелости. Я завидовала этому, восхищалась тобой. Ты заставил меня желать… стать лучше.

— Не знаю, что тебе сказать на это, — медленно произнес он.

— Не говори ничего. — Она закашлялась, смутившись. — А теперь иди к своей жене.

— Клер…

Она подняла руку.

— Нет. Ты можешь мне не верить, но я хочу, чтобы ты был счастлив, Итан. На самом деле. Но позволь дать тебе совет — ты не сохранишь семейный очаг, если будешь целовать других женщин.

— Раньше ты не была такой… мудрой, — отметил он, нисколько не обидевшись.

Она посчитала его слова комплиментом.

— Я сказала, что изменилась, Итан. Мне надо идти. До свидания.

Клер гордилась собой. Разговор состоялся достойный, цивилизованный. Она отогнала от себя мысль о том, что до сих пор не испытала долгожданного чувства облегчения, которое так надеялась испытать. Возможно, это придет позже.

Она открыла дверь, чуть не столкнувшись носом с каким-то мужчиной, и вышла на улицу.

Итан смотрел ей вслед. Вчерашний поцелуй и сегодняшний разговор привели его в какое-то смятение.

— Кто это? — спросил его брат, усаживаясь за столик. — Ты ее знаешь?

— Не совсем уверен в этом. — Итан говорил правду. — Но собираюсь узнать.

Клер шла быстро, несмотря на сильный встречный ветер. Походка ее была решительной и твердой.

— Клер!

Она остановилась, повернувшись на звук его голоса. Ветер откинул ее волосы назад, и Итан ясно увидел ее лицо. Оно выражало удивление.

Теперь они остались один на один. Итан не знал, что сказать, но надо ли было что-то говорить? Он засунул руки поглубже в карманы и в не свойственной ему бессвязной манере произнес:

— Лаура не моя жена. Та женщина в ресторане. Она моя невестка. У меня есть брат, Джеймс. Младший брат.

Она кивала и ковыряла копчиком туфли гравийную дорожку, заставляя его поверить в то, что тоже смущена.

— Значит, у тебя нет семьи?

— Нет, я никогда не был женат. — Он сглотнул. — То есть вторично женат.

— Обжегшись на молоке, дуешь на воду?

Итану не нравилась эта пословица.

— Нет. Просто жду подходящего времени и подходящую кандидатуру. — Он вынул руки из карманов и застегнул молнию на куртке до самого подбородка. — А как ты?

— Думаю, что я тоже жду.

Их взгляды встретились, и всколыхнулись воспоминания.


«Ты единственная, Клер. Ты — та, которую я ждал всю жизнь. — Он откинул длинные волосы с ее глаз, поцеловал в щеку. — Это безумие, наверное, но я люблю тебя».

Она поднялась на цыпочки, чтобы ответить на его поцелуй. Затем сказала: «Давай поженимся. Сейчас. Полетим в Вегас. Зачем нам ждать?..»


Итан отвел глаза, потер озябшие руки.

— Полагаю, подобная позиция вряд ли устроит Самнера.

— Нет, конечно, но я отказалась ублажать своих родителей.

— Неужели ты считаешь, что это возможно?

— Надеюсь, я смогу жить своей собственной жизнью. — Клер прочистила горло, немного смутившись, и опустила глаза. — Так ты принимаешь мои извинения, Итан?

— Мы не воюем друг с другом, Клер.

— Значит, у нас перемирие?

Ожидание. Это слово тихим шепотом пронеслось в его голове. Он покачал головой и решил переменить тему разговора:

— Ты сказала, что уезжаешь?

— Да. Сегодня. — Она посмотрела на свои изящные часики. — Самолет отправляется примерно в пять часов.

Он достал визитку и передал ей.

— Позвони, если что узнаешь насчет дневника.

— Хорошо. — Она спрятала карточку. — Тебе нужен мой телефон?

Он отрицательно покачал головой.

— Если потребуется, я позвоню в офис Мейфилда в Чикаго.

— Я больше там не работаю.

Итан не поверил своим ушам.

— Тебя перевели в другое отделение?

— Нет. Я уволилась несколько дней назад.

Он присвистнул.

— Разве у тебя не было гарантии на постоянную занятость?

— Была. — Она сдержанно кивнула. — Но я захотела большего.

— Чего же еще?

— Занять должность вице-президента и заниматься продвижением продукции в Северной Америке.

Итан внимательно посмотрел на нее, не зная, восхищаться ею или посмеяться над ней.

— Ведь это ключевая позиция и огромная ответственность.

— Именно этого я и хотела.

— Полагаю, Самнер посчитал твою квалификацию недостаточной.

Она фыркнула.

— Он посчитал, а я — нет. Я более квалифицированный работник, чем тот парень, который собирается занять эту должность.

— Но ведь ты уже не будешь дочкой босса, если найдешь другую работу.

Глаза ее сузились.

— Что ты хочешь этим сказать?

— То, что никто не будет прыгать вокруг тебя из-за твоей фамилии.

— Я смогу устоять на своих собственных ногах. И, насколько помню, ты сам никогда не прыгал вокруг меня, — напомнила она ему.

Действительно, не прыгал.

— Мне было плевать на твою фамилию. Клер. Тот факт, что ты была дочкой всемогущего Мейфилда, совсем меня не волновал.

— Да? А что же тебя привлекало во мне?

Этот прямой вопрос вывел Итана из равновесия, и в памяти всплыло давно забытое воспоминание. Что же его привлекало? То, как ты смотрела на меня. То, как ты меня слушала, внимая каждому слову. То, как ты верила мне, даже несмотря на разницу нашего положения. Как ты вздыхала после моих поцелуев, будто тебя никто никогда так не любил.

Итан закашлялся.

— Мне нравится твой задор. — Отвесив этот бесцветный комплимент, он пожал плечами, будто ему было все равно.-

Однако Клер с благодарностью восприняла его слова.

— Спасибо, — просияла она улыбкой.

Итан придвинулся ближе, и расстояние между ними стало критическим. Если бы он склонил голову, то смог бы ее поцеловать… Автомобиль, проехавший мимо, вихрем вскружил вокруг них желтую листву. Наступила осень, подумал Итан. И в их отношениях с Клер она тоже наступила.

— Ну, желаю удачи, — сказал он, сделав шаг назад. Но Клер остановила его.

— О! Я почти забыла. Мне надо кое-что тебе вернуть. — Она кивнула в сторону гостиницы, стоявшей в конце улицы. — Подождешь минутку?

— Конечно.

Клер заспешила вперед, Итан медленным шагом последовал за ней. Она вошла внутрь, а он прислонился к перилам крыльца, радуясь моменту остаться одному. Ему надо было успокоиться. Что она хочет вернуть ему? Что она хранила все эти годы?

Дверь открылась, вышла Клер, и Итан получил ответ на свои вопросы.

— Вот, — сказала Клер, неловко улыбнувшись, и вложила в его руку обручальное кольцо, которое он надел на ее палец в день свадьбы. Он сжал его в руке.

— Ты его сберегла? — Горло у него сжалось, поэтому голос почти превратился в шепот. Чтобы сгладить эту неловкость, Итан дерзко улыбнулся. — Оно дешевое, ты знаешь. Фамильной ценностью это назвать нельзя. — Он сунул кольцо в карман. — Что ж, спасибо.

— Ну, до свидания.

Она уже переступила порог, когда он проговорил:

— До свидания. Клер.


Итан сидел на пляже и смотрел на волны, бьющиеся о берег. Озеро Мичиган было черным и мрачным — и вполне соответствовало его настроению.

Он ненавидел Клер за это. Теперь Итан не только хотел ее — он ее уважал. И хотел любить. Дурной знак. Внешняя привлекательность — он смог бы с этим справиться. Это всего лишь естественное стремление мужчины к хорошенькой женщине. Но возникшие в нем чувства грозили превратиться в снежный ком и выйти за рамки простого сексуального желания. Это его бесило.

Итан достал из кармана кольцо. Оно было сделано из простого металла, покрытого тонкой позолотой. И все же она хранила его. А теперь вернула.

Может быть, он тоже должен вернуть то, что ему не принадлежит, и таким образом вычеркнуть ее из своей жизни?

Поднявшись на ноги, Итан взглянул на часы. Если он поспешит, то, возможно, успеет сделать это.


ГЛАВА ПЯТАЯ

Клер вздохнула, взглянув на табло аэропорта. Вылет ее самолета откладывался. Символично, подумала она. Таков был весь день.

Миссия, которая привела ее в Глен-Арбор, окончена, но Клер не чувствовала долгожданного облегчения.

Реакция Итана на ее приезд была неожиданной. Конечно, она не надеялась, что он встретит ее с восторгом — ведь она, кроме всего прочего, приехала с неприятной новостью о том, что их личные отношения могут получить публичную огласку. Но больше всего она не ожидала того, что он станет ее целовать, а она запылает страстью, вспомнив о том, как они занимались любовью.

Даже сейчас, вспоминая этот поцелуй, Клер чувствовала томление в груди. Плечи ее расслабились, и сумка, перекинутая через плечо, упала на пол. Она наклонилась, чтобы ее поднять, и в эту минуту какой-то мужчина пришел ей на помощь.

Клер выпрямилась, взглянула на него, и вежливая улыбка благодарности исчезла с ее лица. Она заморгала глазами, и сумка снова упала.

— Итан!

— Привет, Клер. Я не был уверен, что застану тебя.

Она кивнула головой на монитор.

— Вылет откладывается. А что ты делаешь здесь?

Приземлился самолет, и их окружил поток пассажиров.

— Мы можем где-нибудь поговорить?

— Конечно.

Он поднял сумку, но Клер отобрала ее у него и перекинула через плечо.

— Спасибо, я понесу ее сама.

Итан внимательно посмотрел на нее. Этот простой жест наглядно говорил о том, что перед ним — совсем другая Клер. Тогда он любил беззащитную девушку, которую надо было опекать. А теперь ему стали нравиться ее независимость, самодостаточность.

Они нашли уединенный столик в ресторане аэропорта.

— Я тоже хочу кое-что тебе вернуть, — сказал он.

Ее глаза расширились от удивления. Под светом лампы в них мерцали золотистые огоньки.

— Все, что я давала тебе, было подарком, Итан. Мне ничего не надо возвращать обратно.

— Я мог сказать тебе то же самое насчет кольца.

— Оно не было подарком, — сказала она мягко.

— А чем же оно было?

— Оно было… символом обещания, а я его не сдержала.

Итан помолчал секунду оценивая искренность ее слов.

— Я тоже не сдержал своего обещания, — признался он наконец.

Клер не ответила, но искорки в ее глазах вспыхнули еще ярче. Итан не хотел догадываться об их значении. Молчание затянулось, Итан кашлянул.

— Формально это принадлежит твоему отцу.

Он достал из портмоне маленький сверток, развернул выцветшую бумагу и передал чек Клер. Он видел, как изменилось выражение ее лица: удивление сменилось изумлением, затем — неверием. Он не ожидал подобной реакции.

— О, боже мой! Но я думала… — Она поднесла руку к лицу и на секунду прикрыла глаза. — Ты его не использовал.

Итан нахмурился.

— Конечно, не использовал. Я думал, ты знаешь об этом. Черт возьми, разве Самнер не сказал тебе об этом?

— Я… я… — больше она не могла выговорить ни слова.

— Ты могла бы спросить меня, Клер. Просто спросить, дьявол тебя побери. — Он злился — и на Клер, и на сложившуюся ситуацию.

— Ты держал чек в руке, когда я уходила, — пролепетала она. — Я думала… что ты не отказался от него. Ты так хотел стать самостоятельным… Тебе следовало бросить чек в лицо моему отцу, но ты не сделал этого.

— Твой отец сразил меня известием о том, что ты помолвлена с Эштоном, — сказал Итан, криво усмехнувшись. — Дьявольщина! Я не думал, что ты поверишь в то, что я взял деньги твоего отца. — Он откинулся на спинку кресла.

Секунду помолчав, Клер грустно усмехнулась и мягко произнесла:

— Ты не обналичил чек.

Итан выпрямился.

— А ты никогда не обручалась с Эштоном Бьюмоном. — На его лице появилась слабая улыбка, но сразу же исчезла. Ничего не изменилось: Клер использовала его. И нельзя было вернуть те десять лет, которые сделали их чужими людьми.

«Вниманию пассажиров рейса 742! Начинается посадка на самолет, следующий в Чикаго».

— Это мой рейс, — сказала Клер.

Итан кивнул, затем взглянул на свою бывшую жену, и в голове у него возникло множество новых вопросов. Он размышлял над ответами, провожая Клер до стойки регистрации.

Подойдя к металлоискателю, она оглянулась.

— Похоже, мы снова прощаемся. — Она улыбнулась ему и тихо проговорила: — Я рада была узнать насчет этого чека, Итан. И я сожалею — очень сожалею, — что не узнала об этом раньше.

— И я тоже. Насчет Эштона. В любом случае мне надо было спросить тебя об этом.

Улыбка ее стала задумчивой.

— Мы смогли бы избежать многих неприятностей, если бы нашли общий язык.

— Возможно. — Итан потер рукой затылок и задумался о том, сохранился ли бы их брак, если бы они с самого начала были откровенны друг с другом. Но затем он вспомнил один неопровержимый факт. — Ты использовала меня.

— Да, — она дотронулась до его руки, — но не совсем.

В бизнесе Итан полагался на внутреннее чутье и предшествующий опыт, и они никогда не подводили его. Но в этом случае они противоречили друг другу. Пусть она уходит, сказал ему его разум, не надо ворошить прошлое. Итан решил следовать своему внутреннему чутью.

— Ты именно сегодня должна вернуться в Чикаго?

Она удивленно заморгала.

— Мне надо подготовить резюме, чтобы начать искать работу, и привести в порядок квартиру.

— Может ли все это подождать?

— Подождать? — повторила она.

— Да, день-два.

— Конечно, эти дела можно отложить, но почему ты спрашиваешь об этом, Итан?

— Понимаешь, нам надо решить вопрос с нашим прошлым — раз и навсегда. Мы могли бы обсудить все по телефону, но я предпочитаю сделать это с глазу на глаз.

— Значит, ты хочешь закрыть эту дискуссию, — подытожила Клер, слегка усмехнувшись.

«Начинается посадка на рейс 742, следующий в Чикаго. Пассажиры с маленькими детьми, а также те, кому требуется помощь, могут пройти вперед».

Клер взглянула через плечо на выстраивающихся в очередь пассажиров. Перед ней было два пути. Она знала, что ее ждет в конце одного. Но вот куда приведет второй путь?

Взглянув на Итана, Клер улыбнулась:

— Хорошо, я остаюсь.


Клер взяла в аренду автомобиль, и теперь ехала обратно в Глен-Арбор, следуя за джипом Итана. Она с трудом верила в происходящее.

Чек, который выписал отец десять лет назад, теперь лежал в ее кошельке. Она вспомнила, как он выглядел — потертый, с загнутыми краями, словно Итан часто вынимал его и внимательно рассматривал, прежде чем положить обратно в портмоне. Он хранил его все эти годы, но не воспользовался им. Ее отец не сомневался, что может купить своего зятя. И Клер было стыдно, что она думала так же.

А теперь у них был шанс покончить с прошлым. Именно этого Клер хотела, именно это пыталась найти после возвращения из Гималаев. И сейчас она чувствовала… облегчение. Она вспомнила, как звучал голос Итана, когда он просил ее остаться, и легкая дрожь пробежала по ее телу. Предвкушение, сказала она себе, при определенных обстоятельствах является совершенно нормальным состоянием.

Итан притормозил возле гостиницы, Клер повернула за угол и припарковала свой автомобиль. Прежде чем выехать из аэропорта, она позвонила в гостиницу и снова забронировала свой номер. Итан встретил ее возле входа. Они поднялись вверх по ступенькам.

— Завтра утром я собирался встретиться со своим другом, который живет на острове Маниту, но я отменю встречу. — Итан издал неопределенный звук. — Если только ты не поедешь со мной.

Это предложение изумило Клер. И даже испугало, по некоторым причинам. Она никогда не встречалась с друзьями Итана во время их головокружительно короткого брака.

— О, я не знаю. Наверное, тебе не стоит менять свои планы из-за меня. Мы можем поговорить за обедом. — Она внутренне вздрогнула. Обед мог перейти в свидание, поэтому она торопливо добавила: — Ну, или как-то иначе.

Итан засунул руки в карманы и покачался на пятках.

— Ты права. Я думаю, в любом случае для тебя это не подходит.

Она нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

— Эти острова — суровое место. Никакой цивилизации. Там всего лишь несколько частных домов, один из них принадлежит моему другу. Туда придется добираться на катере.

Она скрестила руки на груди.

— Ты думаешь, что я не вынесу поездки на катере?

— Нам надо преодолеть несколько миль, Клер.

— Я доехала отсюда до твоего дома, — напомнила она ему.

— Но ведь на велосипеде, а не на катере.

— Для меня это не проблема, — улыбнулась она.

— Ну, если ты считаешь, что тебе это под силу…

Ей показалось, что в зеленых глазах Итана вспыхнула искра изумления, поэтому она добавила:

— Меня беспокоит одна вещь.

— Какая же?

Она сморщила нос, оглядев его с головы до ног.

— Сколько ты весишь?

— Зачем тебе это знать?

— Чтобы оценить, смогу ли я тебе помочь, если тебя потребуется вытаскивать из воды. — Она мило улыбнулась, а Итан рассмеялся.

— До встречи утром. Я приеду к половине десятого. — Он взглянул на ее модельные туфли. — Надеюсь, у тебя есть более подходящая обувь?

Клер состроила гримасу.

— Для передвижения на катере — ничего.

— Тогда жди меня к девяти — мы заедем в магазин.

— Хорошо.

Клер полагала, что они обо всем договорились, но Итан остался стоять, прислонившись к дверному косяку. Он посмотрел на нее долгим взглядом, в котором мерцали греховные искорки. Клер отвернулась, боясь, что то же самое он увидит и в ее глазах.

— Ты когда-нибудь задумывалась о том, что было бы с нами, если бы мы не развелись?

— Разве страсть может длиться долго? — искренне возразила она.

— А разве она сама не поддерживает себя своим огнем?

Она взглянула на него и отважилась спросить:

— А ты знаешь, что было бы с нами?

— Думаю, что да. — Он потрогал рукой завиток ее волос, а затем тихонько заправил его ей за ухо. — До завтра. Клер.


ГЛАВА ШЕСТАЯ

Рано утром на следующий день Клер позвонила отцу.

Один раз она уже связалась с родителями, чтобы сказать, где находится. Отец был крайне раздражен. В приказном тоне он велел ей возвратиться в Чикаго и грозил, что поставит на освободившееся место другого человека. Пожалуйста, сказала она.

Однако сегодня он предпринял другую тактику, которая в прошлом была очень действенной.

— Твоя мать очень расстроена твоим поведением, — сказал Самнер. — Доктор считает, что этот эмоциональный стресс пагубно скажется на ее здоровье.

Клер закрыла глаза и досчитала до десяти. Затем ответила:

— Я не сделала ничего, чтобы расстроить маму. Мне это нужно, отец. Ты понимаешь меня?

— Я понимаю только то, что ты невероятно эгоистична.

— Неужели? А не эгоистично ли распоряжаться моей жизнью?! Между прочим, мне уже за тридцать!

— Я хотел тебе добра.

— Таким образом ты оправдываешь то, что пытался откупиться от Итана? Как ты мог, отец? Он был моим мужем.

— И не очень умным человеком, — презрительно бросил Самнер. — Он даже не обналичил чек, который я ему выписал.

— Да, теперь я знаю об этом. — Клер подумала о потертом кусочке бумаге и гордом мужчине, который хранил его все эти годы. — Это только подтверждает, что мое первое впечатление о нем было верным. Итан честный и незаурядный человек.

— Незаурядный? Ты забыла о том, что он был охранником, котенок? Он зарабатывал за месяц меньше, чем я тратил на сигары за неделю.

— Зато теперь он единственный владелец развивающейся и респектабельной компании, — ответила она и краем уха услышала, как отец тихо выругался.

— Ты вышла за него замуж лишь для того, чтобы мне досадить, — процедил Самнер.

— Нет, отец, я вышла замуж для того, чтобы избавиться от тебя. — Она совсем не хотела, чтобы ответ ее прозвучал так резко, но это была правда.

— Неужели только по этой причине?

— Нет, не только. Но факт остается фактом: я использовала его. Я извинилась перед ним за это и думаю, он меня понял. — Она вспомнила, как Итан смотрел на нее, когда предлагал ей остаться на пару дней.

— В таком случае приезжай домой.

— Я скоро вернусь в Чикаго. Передай маме мой сердечный привет.

Клер хотела повесить трубку, но отец на прощание предостерег ее:

— Будь осторожна, Клер.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты использовала его когда-то, но не исключено, что сейчас он может использовать тебя. Я слышал, Сивер собирается расширить сферу деятельности компании, а для этого ему потребуются значительные капиталовложения.

— Ты слышал? — Ей не понравилось, как он это сказал. Это означало, что отец пытается снова вмешаться в ее жизнь. — Когда?

— На прошлой неделе. Я сделал несколько запросов.

— Тебя это не касается, отец.

— Ты — моя дочь. И я проявляю законный интерес. Твой банковский счет, который образовался благодаря мне и твоему деду, сделал тебя одной из самых богатых молодых женщин страны. Клер.

— Ты думаешь, что лишь мой капитал привлек Итана Сивера?

Самнер не ответил на этот вопрос. Вместо этого он спросил безразличным тоном:

— Ты любишь его?

У нее перехватило дыхание, когда она вспомнила поцелуй Итана и его вчерашний взгляд, когда он нежно заправил ей за ухо волосы.

— Романтические отношения меня не интересуют, — сказала она, — и Итана тоже.

— Женщина с таким состоянием должна найти себе выгодную партию, — настаивал Самнер.

Опять он завел речь о браке, подумала Клер.

— Уверяю тебя, отец, ни моему сердцу, ни моему капиталу ничто не угрожает.


Повесив трубку, Клер задумалась о том, что сердце ее, должно быть, гораздо более уязвимо, чем ее банковский счет.

Был великолепный день, температура поднялась до пятнадцати градусов. Клер надела джинсы и теплый свитер с высоким воротником. Итан тоже был в джинсах и шерстяном пуловере.

Регулярные рейсы до Южного Маниту в эти поздние ноябрьские дни уже отменились, поэтому они договорились об аренде катера. По дороге в порт Итан рассказал ей историю острова.

Согласно индейской легенде, мать-медведица и ее два медвежонка плыли по озеру Мичиган, спасаясь от лесного пожара. Мише Моква — так звали медведицу — выбралась на Бере, поднялась на утес и стала ждать своих медвежат, но они так и не доплыли до суши. Мише Моква ждала их долго, пока не умерла, и Великий Дух Маниту превратил то место, где она ждала малышей, в Дюны Спящей Медведицы. Этот Дух также воздвиг два острова, Северный и Южный Маниту, на месте гибелей медвежат.

— Печально, — задумчиво произнесла Клер. — Это более чарующее объяснение происхождения островов, чем таяние ледников и колебания температуры.

История островов Маниту была не менее интересной. Когда-то они были заселены — в основном пришельцами из Европы. У островов останавливались суда, чтобы пополнить запасы воды и пищи, а в плохую погоду капитаны брали курс на Южный Маниту, в котором была единственная естественная гавань на побережье Мичигана — ушною двести двадцать миль.

— В этом месте было несколько кораблекрушений, — сказал Итан. — Либерийский сухогруз сел на мель пятьдесят лет назад, с тех пор его можно видеть с берега.

— Он все еще там?

— Угу. Возвышается над водой, как надгробный камень.

— Жуть.

— На обоих островах есть заброшенные фермы, дома, кладбища.

— Значит, это… города-призраки?

— Что-то вроде этого. Нервничаешь?

— Ничуть, — уверила она его.

— Здесь негде перекусить и выпить кофе.

— Прекрасно. Мои интересы не ограничиваются потреблением кофе. — Она засмеялась и решила переменить тему разговора: — Тебе нравится здесь, я вижу. Ты построил тут второй дом, зная все эти ужасные истории. Должно быть, ты проводишь здесь много времени.

— Да. — На секунду их взгляды встретились. — Мне кажется, я тебя удивил?

— Мне казалось, что ты работаешь с утра до ночи, — она покачала головой. — Мой отец практически все дни проводит в офисе.

— Не надо быть трудоголиком, чтобы преуспевать в бизнесе. Клер. И хотя мой график не всегда это позволяет, я стараюсь регулярно бывать в отпуске. Какой смысл зарабатывать деньги, если у тебя нет времени наслаждаться ими?

— Ты собираешься вернуться в Чикаго? — спросила она.

— Нет. Семья моя теперь в Мичигане. В Чикаго меня никто не ждет. Я не был там с тех пор, как… — он прочистил горло, — в общем, не был много лет.

— Может быть, ты вернешься теперь. — Голос Клер стал едва слышен из-за того, что шипы автомобиля зашуршали по гравию парковки. Но Итан расслышал ее.

— Может быть, — сказал он наконец. — Чикаго — огромный город.

Оставив машину, они вошли в док. Итан нес сумку с легкими закусками, взятыми для поездки в дальний конец острова. До Южного Маниту надо было плыть на катере полтора часа. К счастью, погода стояла хорошая, волн не было, и все же Клер отметила:

— Жаль, что мы не можем долететь туда на самолете.

— У моего друга есть самолет, но там, на острове, нет посадочный полосы, — ответил Итан и добавил: — К счастью.

— Ты до сих пор боишься летать, — сказала Клер, вспомнив, как он затих во время их совместного полета в Лас-Вегас. Она поддразнивала его до тех пор, пока не поняла, что это — настоящая фобия. У каждого есть свои демоны, с которыми приходится бороться, осознала она.

— Я пользуюсь самолетом только тогда, когда это крайне необходимо, — буркнул Итан. — Предпочитаю ездить на автомобиле.

— А я — на велосипеде.

Ее ответ заставил Итана задуматься.

— Признаюсь, я был удивлен, когда увидел тебя на велосипеде. Не обижайся. Клер, но меня поразило твое спортивное телосложение.

Вопреки своей воле Итан вспомнил о том, как десять лет назад Клер, тогда еще совсем худышка, трепетала и вздрагивала, когда он гладил ее обнаженные нежные бедра своими шершавыми ладонями.

Он постарался сосредоточиться на разговоре. Клер говорила:

— Раньше вся моя спортивная подготовка заключалась в том, чтобы подняться по лестнице пешком, если я переедала за обедом. О развитии своих мускулов я мало беспокоилась.

— Так что же заставило тебя заняться велосипедным спортом? Захотела привлечь внимание мужчин в обтягивающих шортах?

— А почему бы и нет? — Она изогнула брови.

Итан не удержался от улыбки:

— И это была единственная причина?

— Нет. — Она поколебалась секунду, затем покачала головой. — Это длинная история.

— Катер прибудет к месту через полтора часа. У нас полно времени.

— Мои рассказы будут не слишком забавными.

Он слегка коснулся пальцами ее щеки.

— Я их оценю.

На арендованном им катере была небольшая каюта, но Клер направилась на нос. Ветерок крепчал, а она, казалось, его не замечала. Наклонив голову набок, она произнесла:

— Хорошо, только не жалуйся, что я тебя утомила.

— И не жди. Может, мы зайдем внутрь? — спросил он.

Клер покачала головой.

— Давай постоим здесь несколько минут.

Она облокотилась на поручни, лицо ее раскраснелось от холодного воздуха, но она этого не замечала. Она сияла здоровьем и притягательной сексуальностью. Итан задал себе вопрос — зачем он попросил ее остаться на несколько дней? Обычно его действия были здравыми и обоснованными, но сейчас он не смог объяснить свой поступок.

— Все началось с журнальной статьи, — словно издалека донесся ее голос, возвысившийся над шумом мотора и волн.

— Там говорилось о том, что велосипед улучшает сердечно-сосудистую систему и является ключом к вечной молодости? — сказал Итан.

Клер усмехнулась:

— Если бы это было так, то все женщины поменяли бы омолаживающий крем на многоскоростной велосипед. На самом деле статья была о велосипедном пробеге через Гималаи. Пробег в четыреста километров был организован с благотворительной целью.

— Мне кажется, я не так давно слышал об этом в новостях.

— Он завершился в прошлом месяце. Эта акция была успешной. Целью ее было собрать деньги для беспризорных детей всего мира. В акции участвовали люди из разных стран.

Бесстрашная женщина, подумал Итан. Он не мог не восхищаться ею — тем более что по собственному опыту знал, какой она была импульсивной.

— И ты сразу записалась в этот пробег? — спросил он.

— Нет, сначала я отправила деньги, — ответила Клер, — после того, как увидела телепередачу о бездомных детях, живущих в самых бедных странах. Я не спала после этого ночь.

— В нашей стране тоже есть беспризорники, — сказал Итан. — Убежавшие, брошенные. Дети, оставленные без присмотра, потому что их родители пьянствуют или употребляют наркотики. — Он сделал жест рукой, и в памяти всплыли воспоминания, о которых он хотел забыть. — Или бывает так, что уличная жизнь манит детей, потому что дома царят страдания и хаос.

— У тебя так было в детстве? — спросила она тихо.

Итан нахмурился. Это было много лет назад, но сейчас он живо вспомнил то тяжелое время.

— В некоторой степени.

— Сразу после смерти отца?

Он коротко кивнул, не желая больше говорить. Но слова вырвались сами собой:

— Мать не вынесла этого удара. Отец не оставил ничего, кроме кучи долгов и трех ртов, которых надо было кормить. У нее не было работы, не было профессии, и она влезла в еще большие долги, чтобы сохранить крышу над нашей головой, но тяжелее всего было то, что она страдала от депрессии, которую старалась заглушить алкоголем. После одного пьяного загула сосед сообщил в полицию, и тогда вмешались государственные органы, и нас забрали у матери.

— Итан…

Но он не хотел останавливаться, хотя и не понимал, почему ему было так важно сообщить Клер о своем тяжелом прошлом.

Уже более бесстрастным тоном он продолжал:

— В любом случае нам повезло, и нас отправили не в детский дом, а к родной тете. Мать подлечилась, затем окончила курсы и устроилась на работу. Она переехала в муниципальный дом, и через полтора года после разлуки мы возвратились к ней.

Клер взяла его за руку.

— Я не знала… в каких тяжелых условиях ты рос.

Итан не принял ее сочувствия и высвободил свою руку. Облокотившись на перила и глядя вдаль, он произнес:

— Я не собирался об этом говорить.

— Даже своей жене?

— Если бы брак наш продлился дольше пары дней, я сказал бы тебе.

Упоминание об их коротком супружестве было подобно маленькому взрыву. Почувствовав себя уязвленным, Итан захотел отдалиться от нее, но вопрос Клер привел его в еще большее смятение.

— А почему ты рассказал мне об этом сейчас?

Он не привык раскрывать свою душу — и особенно перед незнакомыми людьми. А Клер и была незнакомкой, даже если иногда ему казалось, что она для него — нечто большее, даже если когда-то, целую жизнь назад, они обнимали друг друга ночь напролет и шептали слова о любви.

— Я рассказал тебе это не для того, чтобы услышать от тебя сочувствующие слова. У меня было хорошее детство, в общем, даже счастливое — после того, как мать взяла себя в руки. Только у нас было мало денег.

— Для меня это не было проблемой.

Он все еще чувствовал себя раскрытым перед ней, поэтому произнес скучающим тоном:

— Думаю, сейчас ты скажешь избитую истину. Что деньги не приносят счастья.

— Но так оно и есть, — пожала плечами Клер. — Нет, не думай, что я страдала в детстве. Впрочем… Отец чрезмерно опекал меня, а мать все время жаловалась на здоровье. Но меня не обижали, мною не пренебрегали… — Ее щеки вспыхнули, и она приложила к ним ладони. — Как бы то ни было, родители были очень добры ко мне, но при определенных условиях. Я не замечала этих условий, пока не стала взрослой и не поняла, что ни эти условия, ни мои родители не изменились, хотя изменилась я. Они хотят по-прежнему контролировать мою жизнь.

— Насколько я помню, ты особо не сопротивлялась этому.

Они смотрели друг на друга, в то время как катер рассекал холодную голубую воду. Вдалеке показался остров, он постепенно увеличивался в размерах, и уже отчетливо стала видна полоска берега. Однако Клер и Итан были поглощены своим прошлым.

— Ты прав. Я потворствовала им. — Клер покачала головой, вид у нее был растерянный и смущенный. Зябко поежившись, она сказала: — Пойдем в каюту. Здесь холодно.

— Я тоже продрог до костей, — признался Итан. Он проследовал за ней в маленькое помещение.

Они уселись на скамью возле окна, рядом с обогревателем. Никто из них не интересовался видом из иллюминатора.

— Ты оставила меня в неведении, — растягивая слова, произнес Итан. — Мне хотелось бы знать, чем все закончилось.

Улыбка его была натянутой, тон — слегка насмешливым. Клер решила проигнорировать и то, и другое.

— Эта информация буквально открыла мне глаза. Дети бродят по улицам в поисках еды и крова. Они болеют всяческими болезнями, их используют взрослые в своих извращенных целях. — На лице ее появилась гадливость. — Я чуть не заболела от этого и почувствовала… вину.

— Вину? — удивленно переспросил Итан.

— Да, ведь у меня с самого рождения было все.

— Тяжело было нести этот крест, — саркастически заметил он.

Она решила осадить его:

— Ты рассуждаешь как сноб.

— Никакой я не сноб, — возразил он.

— Позволь задать тебе вопрос. Когда у тебя будут дети, собираешься ли ты дать им то, чего сам был лишен в детстве?

Итану не понравился этот вопрос. Он нe хотел разговаривать с Клер о детях.

— Я не собираюсь портить их, но не намерен их также чего-то лишать.

Их. Мальчика и девочку. Темные волосы, пытливые глаза, веснушчатые носы. Раньше это были безликие лица, но теперь дети из далекого будущего виделись гораздо яснее.

— Я помню, ты говорил мне, что упорный труд и стремление к цели выковывают характер. Это было, кажется, на нашем седьмом свидании.

— На бейсбольном матче, — уточнил он.

— Тогда выиграли «Тигры», новички, со счетом три — ноль.

Итак удивленно поднял брови.

— Я не думал, что ты относишься к фанатикам-болельщикам, — отметил он. — Как ты запомнила это?

Клер поперхнулась, щеки ее порозовели.

— Каждая девушка помнит свой первый… бейсбольный матч.

Растерянный вид Клер вызвал у Итана воспоминание о том, как он надеялся тогда, что ее родители вернутся домой поздно из ресторана, и думал провести с ней наедине побольше времени.

— Забудь об этом. Я стараюсь не вспоминать тот период моей жизни.

Клер рассмеялась.

— Я тоже, — сказала она. — Но сейчас, оглядываясь назад, можно сказать, что не все было так плохо.

— Нет, конечно. Кроме конца.

Она кивнула.

— Я не думала, что все так обернется.

— И я тоже.

На этот раз они пришли к полному согласию. Но почему его это так сильно волновало? Итан прочистил горло.

— Возвращаясь к теме детей, я хочу сказать, что никогда не буду просить их поработать для того, чтобы хватило денег на еду.

В детстве он разносил газеты и знал, как больно было его матери забирать у него его недельный заработок.

Клер кивнула:

— Я понимаю тебя. Родители дают своим детям то, что могут дать. Дети в богатых семьях получают больше, и иногда в результате им все слишком легко достается.

Он обдумал ее слова и сказал:

— Пожалуй.

— Так вот, я решила идти своей собственной дорогой. Просто дать деньги — это легко, когда у тебя их много. Я захотела дать что-то еще, что мне действительно дорого.

— Благородный жест.

Клер отвергла этот комплимент:

— Не совсем. В той статье, которую я прочитала, говорилось о людях, которые уже участвовали в подобных благотворительных велопробегах. Все они рассказывали о том, что эти несколько недель помогли им открыть себя и полностью изменили их жизнь.

— Изменили жизнь? — скептически повторил он.

Клер вздохнула.

— Я знаю, это звучит как детский лепет. Мой отец тоже так считает. Он предложил мне стать спонсором этой акции, и тогда репутация его компании еще больше повысилась бы. Он считал, что если я хочу найти себя, то могу это сделать в Чикаго, а не в отдаленных провинциях Китая.

— Вижу, отец твой не изменился, — язвительно отметил Итан.

— Нет. Но я стала настойчивой.

— Обнаружив себя в проторенной колее?

— В колее? Нет. — Она покачала головой. — В яме. В глубокой яме, которую за многие годы выкопала себе сама. И захотела из нее выбраться, — добавила она. — Поэтому я подала заявку на участие в этом пробеге, купила велосипед и приступила к тренировкам.

— Когда это было?

— Прошлой весной.

— Невероятно. — Он думал, она готовилась годы, а не месяцы.

— Это правда. Клянусь. — Она подняла руку.

— Должно быть, тренировки были очень интенсивными. — Его взгляд скользнул по паре стройных ног, перекинутых одна на другую. Он видел, с какой силой она крутила педали, поднимаясь в гору, на которой стоял его дом.

— Суровыми, я бы сказала. У меня так болело все тело в первую неделю, что я с трудом могла ходить — и сидеть тоже.

Клер снова рассмеялась. Ему нравился этот мелодичный звук. А еще больше нравилось ему то, что она могла посмеяться над собой. Женщина, которую он знал десять лет назад, была совсем не такой.

— А что подумали родители насчет этого… предприятия?

— Они посчитали, что я сошла сума. По-моему, они до сих пор уверены в этом, потому что я переехала в город и уволилась из компании отца.

— Они могли бы гордиться тобой. Я, например, горжусь.

Клер улыбнулась:

— Я думаю, на отца все-таки произвела впечатление моя самоотверженность, он отметил это несколько раз. Но сейчас, когда путешествие завершилось, они не могут понять, как изменилась моя жизнь.

— Перемены могут быть… тревожными. Особенно тогда, когда ты не замечаешь их, — произнес Итан хриплым шепотом.

Правда ли это? Неужели он не знает, зачем пригласил Клер в эту поездку?

Эта женщина была полна загадок, а Итан не любил неожиданностей. Он ненавидел их с тех пор, как Клер преподнесла ему пару сюрпризов в прошлом. И все же сейчас в нем росло нетерпеливое предчувствие. Какое открытие ожидает его впереди?


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Итан и Клер высадились возле маяка, на южной стороне дока. Дом Орана находился на другой стороне острова. Они могли бы пройти к нему напрямую, по каменистой местности, но Итан предложил ей прогуляться по туристической тропе, проложенной вдоль берега.

— Отсюда открывается живописный вид, даже в это время года, но не будет ли тебе трудно? — снова спросил он.

Она не скрывала своей улыбки.

— Я проехала четыреста километров на велосипеде, разве ты не помнишь?

— Я помню об этом, но раньше ты не обладала спортивным азартом.

— Это моя новая черта характера, — Клер искоса с улыбкой взглянула на него. — Тебе она нравится?

— Разве мое мнение что-то значит для тебя?

— Ничего не значит, — снова засмеялась она, явно наслаждаясь удивлением, с которым он воспринял ее прямолинейность.

— Итак, ты хочешь жить для других людей? — спросил Итан.

На лице ее появилась дерзкая улыбка, когда она устремилась вперед.

— Давай, Сивер. Ты отстаешь. Наверное, уже запыхался?

— Ничуть. — Итан ускорил шаг и поравнялся с ней. Пройдя несколько минут в ускоренном темпе, он замедлил шаг. — Почему бы нам не объявить «ничью»?

Клер пожала плечами. Даже не запыхалась, понял он, когда она произнесла:

— Если хочешь, пожалуйста.

Итан подобрал плоский камешек и бросил в воду. Камешек дважды подскочил на поверхности воды, затем пошел ко дну. Клер тоже бросила камень в воду, но он моментально утонул.

Нахмурившись, она взглянула на Итана.

— Как ты это делаешь?

— Все дело в запястье.

— Повтори снова.

Он выполнил ее просьбу. На этот раз камешек подпрыгнул три раза, прежде чем пойти ко дну. Вторая попытка Клер, однако, оказалась тоже неудачной. Она что-то тихо пробормотала поднос. Да, теперь она была настроена по-боевому.

— Ты бросаешь под неправильным углом, — сказал ей Итан. — Ведь это не бейсбольный мяч. Целься в горизонт. — Он встал рядом с ней и взял ее за руку, мягко поводив ею вперед и назад. — Вот так. Это скорее боковое движение, словно ты бросаешь «фрисби». Поняла?

— Хорошо.

Ветер взметнул волосы Клер, бросил на щеки, и Итан почувствовал легкий запах ее духов. Он помнил этот запах, помнил, как она легкими движениями наносила капельки духов на кожу за ушами, на запястья, между грудей. Клер повернула голову и улыбнулась. Итан кашлянул и отступил назад.

— Давай, попробуй.

Она бросила камешек, следуя его совету. Один, два, три раза — голыш скользнул по поверхности, затем погрузился в воду.

— Ты видел? Я сделала это! Сделала! — Клер подпрыгнула на месте, потрясая в воздухе кулаком, явно довольная собой.

— Это только начало. А новичкам, как говорится, везет, — поддразнил ее Итан.

Бросив на него пронзительный взгляд, она подобрала другой голыш и бросила его в воду. Камень пролетел не так далеко, как предыдущий, но подпрыгнул на воде два раза. Клер уперла руки в бока.

— А что ты теперь скажешь?

Итан пожал плечами.

— Ты всегда была хорошей ученицей.

— А ты всегда был хорошим учителем.

Произнеся эти слова, Клер отвела взгляд и слегка смутилась. Неужели она тоже вспомнила их первую ночь любви? — подумал Итан. Тогда он тоже был учителем, а она — прилежной и способной ученицей.

— Лучше продолжим наш путь, — сказал он быстро.

Клер засунула руки в карманы и кивнула. Они прошли около мили быстрым шагом, коротко переговариваясь друг с другом.

— И что ты собираешься делать теперь, когда уволилась с работы? — спросил он.

— Я думаю над этим. — Она пнула ногой прибитую к берегу деревяшку. — Сказать по правде, я не знаю.

— Тебе вообще нет нужды работать, — отметил он.

— Это правда. Даже если я лишусь зарплаты, то все равно не буду голодать, не останусь без крова над головой и прочее. Но я хочу быть счастливой, а это зависит от цели, к которой ты стремишься.

— А вот с этой минуты поподробней.

Она остановилась и внимательно посмотрела на него.

— Я желаю выйти за рамки собственной жизни. И оставить где-нибудь свой след.

Итан немного удивился, но ему понравился ее ответ.

— Ты говоришь о благотворительности? — спросил он. — Ну, о том, чтобы основать какой-нибудь фонд или что-то подобное?

— Да. Кстати, это не только вложение денег, но и общение с прекрасными людьми. И еще можно сделать много добрых дел.

— Мне всегда казалось, что ты — домашний ребенок, Клер, что ты носа не высунешь из дома, — не переставал удивляться Итан.

— Я уже не ребенок. Но до недавних пор самым большим испытанием для меня было переночевать в отеле, в котором не предоставляли полный комплекс услуг.

— Да, это ужасно, — язвительно отметил Итан. — Не подавали кофе в постель? Это так примитивно.

Клер усмехнулась.

— Вот именно, но тогда для меня это было очень важно. Все зависит от твоих взглядов и системы ценностей.

— Значит, у тебя возникла любовь к великим путешествиям?

— Я бы не назвала это любовью. — Клер поморщилась, вспомнив о пауке, который забрался в ее рюкзак, а она подняла такой крик, что он разнесся по всему Китаю. — Скорее это понимание, даже почтение. Путешествие по Гималаям расширило мой горизонт, я узнала много нового.

— Я вижу, что для тебя это путешествие стало определяющим моментом в жизни, — пробормотал он.

— Да. — Она облизала пересохшие губы. — Именно поэтому я сейчас нахожусь здесь, рядом с тобой, Итан.

— Ты изменилась. — Он откашлялся. — Я хочу сказать, что ты говорила мне об этом уже два раза.

— Значит, ты начинаешь мне верить?

— Ты действительно другая, — задумчиво согласился Итан, но Клер так и не поняла, одобряет он это или нет.

— Во время путешествия я узнала о себе много нового.

— Например?

Они остановились возле дерева. Итан почти вплотную придвинулся к Клер, и она ощущала его крепкое мускулистое тело.

Обсуждение становилось слишком серьезным, поэтому Клер решила говорить легко и беззаботно:

— Ну, теперь, я могу уснуть практически везде. Иногда мы разбивали палатки или устраивали какое-нибудь совершенно примитивное ложе.

Итан прищурился.

— Извини, но мне трудно представить тебя в спальном мешке. Без шелковых простыней.

Под его внимательным взглядом тело ее напряглось, сердце предательски забилось.

— В-вобще-то я предпочитаю хлопок.

— У тебя хороший вкус.

Итан отступил в сторону и, сняв с плеча рюкзак, достал из него бутылку с водой. Затем открутил крышку и передал бутылку Клер. Она отхлебнула и отдала ему бутылку обратно. Итан тоже сделал большой глоток.

Клер неотрывно смотрела на его губы, и в памяти ее ожили воспоминания, которые были запрятаны глубоко внутри.

— Не испытывай мое терпение, Клер, — сказал Итан.

— Ч-ч-что?

— Я умираю от любопытства — что было дальше?

Ее мысли унеслись так далеко, что она забыла обо всем.

— А на чем я остановилась?

— На палатке, — подсказал он ей, и его сексуальные губы изогнулись в усмешке. — На спальном мешке.

— О, да. — К счастью, ей на ум пришло нечто иное, на этот раз скорее комичное, чем чувственное. Ее плечи мелко затряслись от смеха.

— Это что-то личное — или ты можешь поделиться?

— Я вспомнила, как мы устанавливали палатку в первый раз. — Клер коротко описала ему своих подруг — бочкообразную Беллу и худую, как спичка, Симону. — Никто из нас не был знаком с такими вещами, и мы два часа возились с ней, однако среди ночи она рухнула на нас.

— И что вы сделали?

— Нам оставалось только одно — завернуться в спальные мешки поплотнее и продолжать спать. Мы были такими уставшими, все в синяках и ссадинах, что не могли пошевелиться. — Она погладила шершавую кору дерева. — Спасибо, что ты привел меня сюда, Итан.

— Ведь ты сказала, что хочешь выйти за рамки своей жизни. Кстати, твоя поездка на велосипеде тоже была значимым событием. — Лицо его стало серьезным. — Я горжусь тобой, Клер.

— Спасибо. — Она улыбнулась. — Впервые в жизни я тоже горжусь собой. — Когда молчание стало слишком неловким. Клер решила сменить тему разговора: — Как жаль, что я не взяла фотоаппарат. Эти деревья потрясающие, невероятные… изумительные!

— Прибереги эти эпитеты.

— Почему?

— Ты еще не видела дюны. Пойдем. — И он снова протянул ей руку.

Итак оказался прав: дюны были невообразимо красивыми. Они спускались к морю золотистым ковром, украшенным зеленовато-коричневым орнаментом трав.

— Послушай, — тихо сказала Клер, когда они стояли на вершине холма, глядя на огромное озеро, — давай сойдем вниз, к воде.

— Не думаю, что это хорошая идея. Здесь крутой спуск, — возразил он. — И возвращение назад будет просто пыткой.

— Возможно, ты прав, — кивнула она, но затем озорно улыбнулась: — Вперед!

Клер стремглав помчалась вниз, махнув ему рукой. Песок взметнулся ввысь, и сквозь поднявшуюся песчаную пелену Итан увидел, как Клер споткнулась о корягу и полетела кувырком.

— Клер! — заорал Итан.

Сердце его едва не остановилось. Он ринулся вслед за ней, проклиная свою заносчивость и едва держась на ногах. Запутавшись в жесткой траве, он потерял равновесие, перевернулся через голову и распростерся на песке. И вдруг услышал ее тихий грудной смех.

— Ну и бросок! — воскликнула она.

— Надеюсь, с тобой все в порядке, — пробормотал Итан, затрудняясь определить, что он больше всего ушиб — голову, плечи или копчик.

— Все хорошо, за исключением того, что я чувствую себя идиоткой. — Она снова рассмеялась и встала, отряхивая с себя песок.

— Да уж, это было глупо, — с упреком произнес он.

— Но я не нарочно упала. — На лице ее сияла улыбка, щеки порозовели, в глазах искрилось озорство.

Итан отвел от нее взгляд и пробурчал:

— Ты отобрала у меня десять лет жизни.

— Я думаю, все дело в твоем собственном падении. Но все-таки спасибо за то, что ты бросился меня спасать.

Он фыркнул.

— Отведи меня наверх, и тогда мы будем квиты.

Клер подошла к нему и протянула руку.

— Пойдем.

Но Итан, взяв ее за руку, не встал, а притянул к себе, и Клер оказалась лежащей на его груди.

— Ч-что ты делаешь? — выдохнула она.

— Может, я ошибся, уговорив тебя остаться в Глен-Арборе на несколько дней, — вместо ответа произнес Итан,

— Почему?

— Мне было гораздо легче ненавидеть тебя, Клер.

Он приподнял голову и поцеловал Клер — медленно и осторожно, давая ей возможность отпрянуть от него и оборвать поцелуй. Но она не сделала этого. Наоборот, прильнула к нему и стала отвечать на его поцелуи. Реакция Итана была мгновенной и решительной. Он крепко обхватил ее и перевернул на спину.

— Я хочу тебя, — прошептал он, касаясь губами ее губ. — И не могу с этим ничего поделать.

— Понимаю, Итан. Я испытываю такие же чувства.

Он скатился с нее и встал на ноги. Затем протянул руку и помог Клер подняться.

Вскоре они взобрались на верхушку дюны. У Клер болело не только тело — душа ее была в смятении. Конечно, ей некого было в этом винить, кроме самой себя, но она понимала, что влечение к Итану могло принять угрожающие размеры и полностью ее поглотить.


Дом Орана Делакруа представлял собой огромное бунгало, построенное в прошлом веке. С трех сторон он был окружен лесом, а впереди него расстилались луга. На прохладном ноябрьском ветерке колыхались стебли засохших цветов.

Хозяин, увидев гостей из окна, вышел на крыльцо. Он был на полголовы ниже Итана, но шире в плечах.

— Наконец-то. Я уже стал беспокоиться. Капитан катера, которому я позвонил, сказал, что высадил вас несколько часов назад.

— Мы проделали длинный путь, — пояснил Итан. — Познакомься, это Клер.

— Привет, Клер, добро пожаловать. Итан предупредил, что приедет не один. Я думал, это будет Джеймс. Но вы — гораздо более привлекательный гость.

Клер засмеялась, хотя все еще чувствовала растерянность после того, что произошло между ней и Итаном.

— Рада с вами познакомиться. — Она поднялась по ступеням и протянула Орану руку.

— Джеймс передает тебе привет, — сказал Итан.

— Он сейчас в Глен-Арборе?

— Да, но предпочитает все время проводить со своей женой.

— Это любовь — когда расстаться просто невозможно. — Оран бросил на них оценивающий взгляд. Клер почувствовала, что лицо ее покраснело, и облегченно вздохнула, когда услышала слова: — Ну, проходите, грейтесь. Я приготовил горячий шоколад, обед на плите.

— Ты умеешь готовить? — удивился Итан.

— Я умею подогреть привезенную готовую еду в лучшем виде, мой друг.

Обстановка в доме была старомодной и очень уютной. Они уселись на кухне вокруг изящного столика с хромированными ножками.

— Итак, давно вы знаете Итана? — спросил Оран.

Клер обхватила руками чашку с горячим шоколадом.

— Мы… мы…

— Мы старые знакомые, — закончил за нее Итан.

— И мы с Итаном — тоже старые знакомые, — сказал Оран.

— Он сказал, что вы помогли ему тогда, когда он только начинал свой бизнес, — сказала Клер.

Оран кивнул.

— Я дал Итану несколько советов, а дальше он все сделал сам. Вот теперь собирается расширять свою деятельность.

Отец говорил ей об этом, но Клер все равно удивленно подняла брови:

— Неужели?

— Думаю, что Клер неинтересен разговор о бизнесе, — вклинился Итан.

— Почему же, я не возражаю.

Оран продолжал:

— Сивер преуспевает на Среднем Западе. А теперь его интересуют новые технологии. Он даже приобрел патент на одну техническую систему.

— Потрясающе. — Она взглянула на Итана, пораженная услышанным.

— Конечно, это требует значительных вложений, — сказал Оран.

— Я решу эту задачу, — ответил Итан.


Было уже темно, когда они вернулись в Глен-Арбор. На небе светила полная луна, бросавшая

туманный свет на покрытую листвой дорожку, которая вела к гостинице.

Когда они подошли к входу, Клер достала из сумочки ключи от своего номера, а затем повернулась к Итану. Поцелует ли он ее снова? Она вспомнила, как он обнимал ее в дюнах, как прижимался к ней всем своим тяжелым телом. Боже, она не хотела, чтобы Итан останавливался. Любовные отношения не входили в ее текущие планы, особенно отношения с этим мужчиной. Увы, тело ее не хотело этого понимать.

Поэтому она почти не дышала, когда произнесла:

— Спасибо за сегодняшний день. Я прекрасно провела время.

— Я тоже. Ты уезжаешь завтра?

— Да.

— Тогда до свидания.

— До свидания, — прошептала она.

Но никто из них не пошевелился. Ветер усилился, завыл в деревьях, поднял вихрем опавшие листья.

— Это ужасно, — сказал наконец Итан. Клер засмеялась.

— Согласна.

— Я чувствую, что должен что-то сказать, но не знаю, что. Ты понимаешь меня?

— Конечно.

— Думаю, что мне не надо говорить о том, что я не особо был счастлив, когда ты пришла ко мне в первый раз, но я рад, что ты осталась и мы имели возможность поговорить и прояснить наши отношения. — Он сжал ее локоть сквозь рукав стеганой куртки.

— Я тоже рада, — ответила она.


ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Клер проснулась двадцать минут восьмого. Она спала плохо, и сны ее были странными — в них смешались прошлое и настоящее. Она потянулась на старинной кровати с пологом на четырех столбиках и почувствовала, как тело ее заломило. Безусловно, это — результат перехода через дюны. Но была еще другая боль, гораздо более сильная. Близился час отъезда, а ей очень хотелось остаться.

Но Клер также хотелось сохранить свою независимость.

Ее желания, похоже, противоречили друг другу. Однако нельзя было отрицать того химического процесса, который возник между ней и Итаном.

Поэтому она попыталась рассмотреть этот вопрос логически.

Зачем развивать отношения с человеком, который живет в другом городе? Конечно, Белла и Симона вообще живут в других странах, и нет никаких препятствий общаться с ними — по Интернету, телефону и прочее. Но с Итаном было… другое. Она хотела близкого, физического контакта.

Клер повернулась на другой бок, зарыла лицо в подушку и застонала. Довольно напрягать мозги, выхода из сложившейся ситуации она все равно не видит. Возможно, ее мудрые подруги предложат взглянуть на это по-другому. Клер откинула простыни и подошла к компьютеру.

Войдя в Интернет и открыв свой почтовый ящик, она обнаружила письмо Симоны. Затаив дыхание, она открыла его и секунду спустя с облегчением воскликнула:

— Слава богу!

Репортер не собирался разглашать их секреты. Симона поверила его обещанию, что он не предаст огласке содержание ее дневника.

Клер написала ответ, сделав копию для Беллы:


«Представляю, как ты волновалась! Теперь я перестану плохо думать о Райане Таннере. У этого мужчины явно есть совесть. Если ты еще будешь с ним общаться, передай ему мою признательность. А я все еще в Глен-Арборе, но собираюсь сегодня вернуться домой. Однако что-то еще осталось нерешенным. Это не имеет отношения к прошлому. В этом смысле мы с Итаном пришли к пониманию. Оказывается, мы оба ошибались насчет друг друга».


Она кратко описала историю с чеком, который не был обналичен и который Итан вернул ей.


«Нет, не прошлое волнует меня, а будущее. Ты спрашивала меня раньше, Белла, какие чувства я испытываю к Итану. В Китае, даже в Чикаго, я думала, что знала, какие. А теперь я в растерянности. Я не могу отрицать влечения к нему, и оно взаимно. Поэтому, если кто-то из вас может дать мне совет, я буду рада услышать его».


Клер отправила письмо, и минуту спустя уже получила ответ. Он был от Симоны:


«По-моему, нам не надо пытаться регламентировать наши чувства, Клер, и выбирать, в кого стоит влюбляться, а в кого — нет. Я это как раз сейчас постигаю сама. Ты однажды уже вышла за него замуж. Может, это и было настоящее».


Клер закусила губу. Может быть.

Она выключила компьютер. Послание подруги помогло ей принять решение. Вечером она улетает в Чикаго, но прежде ей надо встретиться с Итаном, чтобы сообщить ему хорошую новость. Увидеться с ним непременно нужно лично, а не разговаривать по телефону, рационально решила Клер. Но не было ничего рационального в том, с каким волнением в следующий час она приводила себя в порядок.


Итан проснулся от запаха кофе и тихого разговора, доносившегося снизу. Он взглянул на часы. Было около десяти. Он почти не спал в эту ночь.

Клер.

Эта женщина имела привычку нарушать его спокойствие. Хорошо, что скоро она уедет в Чикаго. Итан потер рукой лицо. Да, хорошо.

Не имело значения, большое или маленькое расстояние разделяло их, — он все равно думал о ней. В прошлом она тоже делала с ним это — крутила из него узлы. Теперь он был старше, мудрее, но, к несчастью, по-прежнему не мог совладать со своими эмоциями.

Итан взглянул на телефон, стоявший на прикроватной тумбочке. Можно снять трубку и позвонить Клер. И что он ей скажет? Попросит остаться еще на день? Ничего хорошего все равно не будет, предупредил его рациональный внутренний голос. Но Итан все-таки набрал номер.

— Она только что ушла, — доложил ему администратор гостиницы.

— Понял. Спасибо. — Итан повесил трубку.

Ну и отлично, сказал он себе, глядя в потолок. Клер уже уехала из города. Скатертью дорога! Эта глава его жизни может быть завершена.

Он быстро принял душ, натянул джинсы и свитер и спустился вниз, на кухню, с еще влажными волосами. Кофе. Ему необходимо взбодриться. Лаура и Джеймс сидели за столом, сцепив руки, не сводя друг с друга глаз. Раньше Итан поморщился бы от отвращения к этому сладенькому проявлению чувств, но сейчас он испытал зависть.

Итан схватил кофейник. Оставшегося в нем напитка хватило бы лишь на глоток.

— Эй, голубки, могли бы сварить кофе для хозяина, — пробурчал он.

— Прости, — сказала Лаура и, порозовев, привстала из-за стола. — Я хотела приготовить еще кофе, но мы заговорились, обсуждая имя ребенка.

— Кто-то, наверное, встал не с той ноги, — заметил Джеймс.

— Прости. Ты прав. Я сейчас сварю кофе для нас троих, — сказал Итан Лауре.

— Я не возражаю. — Лаура взглянула в окно. — Там кто-то едет, Итан.

Итан подошел к окну и посмотрел на улицу. Водителя он узнал мгновенно.

— Клер, — произнес он с улыбкой.

— Это та женщина, которую мы встретили в ресторане?

Он прочистил горло:

— Да.

— Ты не был уверен, знаешь ее или нет, — напомнил его брат.

— Я знаю ее.

— Тогда сказал бы нам, что пригласил ее на завтрак, — с укором произнесла Лаура. — Я бы тогда оделась.

— Я ее не ждал. — Мысль о том, что он снова увидит Клер, всецело поглотила его.

— Однако она уже здесь. Тебе следует позвать ее сюда, — сказала Лаура.

Итан издал звук, который не выражал ни «да», ни «нет». В этот момент ему совсем не хотелось выставлять Клер на обозрение своей семьи. Нет. Не совсем верно. Он не хотел выставлять на обозрение самого себя. Очень скоро Лаура и Джеймс догадаются, что Клер, открывающая сейчас дверцу автомобиля, — это та самая Клер, на которой он женился много лет назад.

Хотя Итан не особо делился подробностями своей личной жизни с братьями, они знали, что он безрассудно помчался в Вегас, дал клятву верности, а затем вернулся домой без жены, без работы, в мрачном расположении духа. А вскоре уехал в Детройт.

Джеймс тоже подошел к окну и оттеснил Итана, чтобы получше рассмотреть Клер.

— Гм. Она классно выглядит.

— Изысканная внешность, — добавила Лаура. — Даже в голубых джинсах. И в сочетании с этим твидовым пиджаком, с этими сапогами. Она похожа на модель, только маленького роста.

Они оба повернулись и вопросительно взглянули на Итана.

— Кто она? Чем занимается? Где живет? Вы давно встречаетесь? — Лаура выпалила эти вопросы на одном дыхании.

Итан ответил на тот из них, который взволновал его больше всего.

— Мы не встречаемся. — Эти слова он произнес сразу. Остальные выговаривал мучительно медленно и бессвязно: — Мы… мы… Клер и я… то есть мы…

Черт возьми! Почему он не может все объяснить нормально, хотя в прошлом никогда не страдал косноязычием?

Клер уже приближалась к дому.

— Да отойдите же от окна! — взмолился Итан и, поворошив рукой волосы, пошел открывать дверь.

— Доброе утро, — сказала Клер.

— Привет. Я думал, ты уехала. Я позвонил в гостиницу, и они сказали, что тебя нет.

— Ты звонил?

Он прочистил горло.

— Просто хотел поинтересоваться, во сколько отправляется самолет.

— Вечером. Итан, я должна поговорить с тобой. Возможно, мне следовало сначала позвонить. — Она взглянула на его влажные волосы. — Ты только что из душа?

— Да, вышел несколько минут назад. Я поздно встал — плохо спал.

— Может, пригласишь гостью в дом? — крикнула его невестка. — На улице ужасно холодно, а вы разговариваете, стоя на пороге.

Итан почувствовал, что, несмотря на низкую температуру окружающей среды, щеки его горят огнем.

— Это Лаура, — пояснил он Клер. — Они с Джеймсом сидят на кухне.

На лице Клер отразилась досада.

— Я забыла, что у тебя друзья.

Итан отступил назад, чтобы впустить ее в дом. Когда она переступила порог, из кухни вышел Джеймс.

— Мы не друзья. Мы семья, — сказал он с широкой улыбкой, протягивая руку. — Вас зовут Клер? Я Джеймс. Мой брат ни слова не говорил о вас. Позавтракаете с нами? Жена собирается испечь оладьи.

Итан сомневался, что Клер обрадуется этому приглашению.

— Может, мы с Клер пойдем в какое-нибудь кафе?

— О, Итан, нет! — выпалила она, переминаясь с ноги на ногу. — Я… я приду позже, или мы встретимся в городе после того, как ты позавтракаешь.

Но Итан, уже приняв решение, направился к выходу, увлекая Клер за собой. Он не захватил с собой ключей от машины (так же, как и кошелька), поэтому сел в ее автомобиль.

— Извини. Я не хотела отрывать тебя от завтрака, — сказала она, включив мотор.

— Моя невестка прекрасно готовит оладьи, — невпопад произнес Итан. — А у меня есть кленовый сироп, отличная вещь. Я купил его на придорожной стоянке. Его делают амиши. Они выбирают особые деревья и собирают сок весной. Я предвкушал отведать этот сироп. — Он посмотрел на ее губы и долго не сводил с них взгляда. — Я раньше пробовал его. Невероятный вкус. Невозможно забыть.

— Прости. Мне надо было позвонить. Я не подумала.

Итан усмехнулся, его мрачное настроение улетучилось.

— Знаешь, я благодарен тебе за твою импульсивность. Клер.

Она искоса взглянула на него.

— Почему?

— Я проснулся сегодня с мыслью о тебе, — признался Итан, ошеломив своими словами не только Клер, но и самого себя.

— Какое совпадение. — Губы ее изогнулись.

Сердце Итана забилось сильнее.

— Именно это привело тебя в мой дом?

— Да. — Это слово, произнесенное шепотом, было заглушено громким вскриком: — Нет! — Клер резко затормозила, и машина, подпрыгнув на гравиевой дороге, остановилась. — Прости. Я совсем забыла о настоящей причине моего визита. — Она засмеялась, положив руки на руль. — Я получила письмо от своей подруги Симоны из Австралии. Все хорошо. Ничего из этого дневника не будет предано огласке.

— Это… здорово, — сказал он, пытаясь отвлечь свои мысли от секса и направить их в деловое русло.

— Да. — Клер откинулась на спинку сиденья и улыбнулась Итану. — Мне так легко.

Итан старался сосредоточиться на разговоре и не смотреть на завитки ее темных волос, освещенных утренним солнцем.

— Ты думаешь, этот парень говорит правду? Вообще-то репортеры готовы рассказать о чем угодно, лишь бы устроить сенсацию.

— Я знаю, но Симона утверждает, что Райан Таннер дал ей слово.

— И он сможет сдержать его?

— Лично я верю ему.

— Хорошо. Верить — это очень важно, — произнес он медленно.

— Это основа любых прочных взаимоотношений. — Она выпрямилась на сиденье.

— Да, это так. Я думаю, что если два человека верят друг другу, тогда ничто другое уже не так важно. — Благодаря ее новой прическе Итан ясно видел ее глаза, но все равно вытянул руку и заправил ей за ухо прядь волос. Ему очень хотелось дотронуться до нее.

— Доверие необходимо человеку, — согласилась Клер, внимательно глядя на него.

— Особенно тогда, когда оно было один раз подорвано.

— Да, конечно. — Она облизала пересохшие губы. — И восстановление доверия требует времени.

— И усилий. — Итан придвинулся ближе.

— Угу. Тяжелой работы. — Она тоже подалась к нему.

— Усердия, — прошептал он, и губы их встретились.

Желание вспыхнуло в нем, словно обжигающий огонь. Итан хотел прижаться к ней, но ему мешал застегнутый ремень безопасности. Клер, очевидно, почувствовала то же самое. Они одновременно расстегнули ремни и стиснули друг друга в объятиях.

Обстоятельства. Их всегда, черт возьми, слишком много.

— Это безумие. — Итан разжал руки и откинулся на своем сиденье, прикрыв глаза и стараясь расслабиться.

— Я знаю. — Клер тихо вздохнула и еле слышно добавила: — Но, может быть, безумие — это преувеличение.

Он повернул голову, открыл глаза и уставился на нее. Что она сказала? И почему он хочет согласиться с ней?

— Я забыла уже, каково это. — Ее голос превратился в хрипловатый шепот.

— О чем ты говоришь?

— Об этом. О том, что было между нами…

А вот Итан ничего не забыл, хотя, черт возьми, убеждал себя в обратном. Память о Клер и его безумных чувствах к ней продолжала существовать в подсознании. Она была женщиной, с которой он сравнивал всех других, ожидая, что они разожгут в нем такое же всепоглощающее пламя.

— Это было давно, — сказал Итан, не зная, кого он старается убедить.

— И теперь мы другие люди.

Итан откашлялся.

— Мы стали взрослее.

— Мудрее.

Он снова посмотрел на ее губы.

— Лучше?

— Мне кажется, да, — прошептала она.

Он не знал, почему задал этот вопрос, ведь это определенно его не касалось, но все-таки спросил:

— А у тебя был еще… опыт?

Щеки ее вспыхнули, но она прямо встретила его взгляд.

— Почему ты сразу об этом не спросил?

Он скривил губы.

— Считал, что это твое личное дело.

— А, да. — Она хохотнула. — Определенно ты стал мудрее.

Ее правая рука лежала на руле. Итан взял ее и провел большим пальцем по нежному запястью.

— Что мы делаем. Клер? У нас не будет пути назад.

— Нет, а я и не хочу. Но мы сможем двигаться вперед. Вместе. И попытаемся определить, куда заведет нас эта дорога.

— А что, если она ведет в никуда? — спросил он. — Что, если наши пути разойдутся?

Она долго молчала. Наконец произнесла:

— Я думаю, лучше задать другой вопрос: хочешь ли ты пойти вместе со мной?

Он поднял ее руку к своим губам и нежно поцеловал.

— Да.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Клер развернула машину и повезла его домой — завтракать. Вечером они договорились вместе поужинать. Но никто из них не думал, что Клер придется снова отложить свое возвращение в Чикаго.

— Мне хотелось бы знать, как окончится наше сегодняшнее свидание? — набравшись смелости, спросила она.

— А как бы ты хотела? — отозвался Итан.

Клер сморщила губы.

— Может, прогулкой под луной. Мы возьмемся за руки и будем смотреть на звезды.

— И загадывать желание?

Она усмехнулась, а сердце ее дрогнуло.

— А почему бы нет?

— И чего бы тебе хотелось, Клер?

Тебя. Ответ, казалось, эхом отозвался в ее мыслях, он звучал все громче и настойчивее. Но вслух она произнесла:

— Если я тебе скажу, желание не сбудется.

— Женские предрассудки, — возразил Итан.

— Тогда скажи первый. Чего ты хочешь?

— О, я кое-что загадаю, — уклонился он от ответа и улыбнулся. — Ну, а что будет после того, как мы загадаем желания?

Его улыбка придала ей храбрости.

— Ты поцелуешь меня.

— А если я захочу большего, Клер?

Ее тело напряглось с головы до ног, но она заставила себя улыбнуться.

Всю оставшуюся дорогу они молчали.

Когда она высадила Итана возле дома, он поцеловал ее в щеку на прощанье. Поцелуй был невинным, но взгляд его загорелся страстью.

— Заеду за тобой в шесть, — сказал он ей.

— Я буду ждать.


Оставшуюся часть дня Клер ходила по бутикам, стараясь подобрать себе нечто особенное для свидания с Итаном.

Свидание. С Итаном.

Улыбка не сходила с ее лица, когда она примеряла кучу нарядов. Они с Итаном встречались и до свадьбы, но такого ощущения у нее никогда не было. Тогда она испытывала некое чувство вины и любопытство девственницы. А сейчас с радостным нетерпением предвкушала то, что могло произойти между ними.

За два часа до встречи Клер наполнила водой старинную ванну, на ножках в виде львиных лап, добавила туда благоухающей жасмином пены и погрузилась в воду. Через сорок минут, посвежевшая и ароматная, она нанесла на лицо макияж, особо подчеркнув глаза. Затем стала заниматься своей прической.

Перед поездкой в Гималаи Клер коротко остригла волосы и во время путешествия оставляла их в естественном виде, не используя гелей или спреев. Зачем стараться, если голову целый день покрывал шлем? Но все же по возвращении она старалась укладывать их круглой щеткой и сушить феном, как посоветовал ей стилист. И теперь Клер улыбнулась своему отражению в зеркале, удовлетворенная достигнутым эффектом.

В спальне она взглянула на часы, затем надела на себя черное кружевное белье, которое заранее выложила на кровать. Она не успела зайти в салон и сделать маникюр и педикюр, поэтому сама покрасила ногти, выбрав красный лак с подходящим названием «огонь страсти».

Наконец Клер схватила новое длинное шерстяное пальто и направилась к лестнице.

— Вы превосходно выглядите, — сказала ей девушка-портье, когда Клер спустилась, в холл гостиницы.

— Спасибо. Эта одежда новая, — призналась Клер с улыбкой. — Я только что купила ее в том маленьком бутике, который находится в стороне от главной дороги.

— Я знаю его. У них такие изысканные модели, что даже в платье из мешковины вы будете выглядеть королевой.

Клер снова улыбнулась, оценив комплимент. Она никогда не умела выбирать наряды и не испытывала особого удовольствия от этого, но сейчас настала пора нарушать привычные традиции, и Клер была довольна результатом. Может быть, причиной была ее новая физическая форма. А может, ощущение приключения. Какой бы ни была причина. Клер выбрала смелый наряд.

Платье было черным, но это являлось единственной данью консерватизму, потому что покрой был — о-го-го! Юбка плотно облегала ноги и бедра, а сзади имелся разрез, для свободы движений. Спереди на груди и сзади на спине был глубокий вырез, а рукава были узкие, в три четверти длиной. В общем, чрезвычайно сексуальный наряд.

Туфли на высоком каблуке делали Клер более высокой и стройной, икры смотрелись великолепно. Она гордилась своими ногами и была рада возможности их продемонстрировать. Они стали такими без всяких хирургических вмешательств. Только физическая нагрузка — крутить педали до седьмого пота.

В дверь гостиницы позвонили, и нервы Клер напряглись. Неожиданно она почувствовала себя Золушкой, только наоборот. А что, если Итан одет в обычные джинсы и свою коричневую куртку или в какую-то другую повседневную одежду? А она — в таком наряде. Совершенно очевидно, что она старалась одеться так, чтобы произвести на него впечатление. Клер не знала, понравится ли ему черное платье, она больше беспокоилась о том, что он сочтет ее поверхностной и легкомысленной… такой, какой считал ее раньше.

— Потрясающе, — повторила девушка-портье и пожала Клер руку. — Представляю, какое выражение лица будет у вашего кавалера, когда он увидит вас.

Вашего кавалера.

Итан улыбнулся девушке, открывшей дверь. Затем взглянул мимо нее и почувствовал, как у него перехватило дыхание. Там стояла Клер — такая трогательная, беззащитная и в то же время соблазнительная.

— Привет, Итан.

— Привет. — И потому, что ему больше ничего не пришло в голову, он произнес: — Вот это да!

Она улыбнулась. Ее неуверенность исчезла. И появилась уверенность в своей сексуальности, что привело его в крайнее смятение.

— О! — Она окинула Итана взглядом и сделала несколько шагов вперед. Нежные пальчики дотронулись до лацканов его пиджака. — Прекрасный костюм, Сивер.

— Это старье? — Итан пожал плечами, радуясь тому, что она не видела его час назад, когда он лихорадочно подбирал рубашку и галстук и гадал о том, произведет ли на нее впечатление его самый дорогой костюм.

Он помог ей надеть длинное шерстяное пальто, спрятав улыбку, когда она украдкой оторвала ценник, все еще висевший на рукаве.

— Я сегодня немного прошлась по магазинам, — призналась она.

— И я тоже. — Когда она удивленно приподняла брови, он добавил: — Рубашка… и галстук.

— У тебя хороший вкус.

Он помог ей забраться в джип, наслаждаясь видом ее стройных ножек.

— Все в порядке?

Она прикрыла колени полами пальто.

— Да.

— Я заказал столик в ресторане «Саттон-Бей». Это не близко, но еда там отменная. Шеф-повар прекрасно готовит свиную вырезку в особом соусе из трав.

— Звучит заманчиво.

Все оказалось действительно так. Ресторанчик был маленьким и изысканным. Итан обедал здесь и раньше, но никогда не назначал свидания. И теперь, в приглушенном свете лам и под тихие звуки оркестра, расположившегося в углу, он неотрывно смотрел на Клер, желая объяснить ту реакцию, которую она вызвала в нем, романтической обстановкой, бокалом выпитого вина или дерзким вырезом ее платья. Впрочем, нет. Сама эта женщина подняла в нем бурю эмоций. Именно Клер пленила его сердце.

Снова.

Итан не старался понять, как относится к этому. Сегодня вечером он хотел наслаждаться. И он действительно наслаждался едой и первоклассным вином. А еще — компанией прелестной женщины, их беседой и тем, с каким вниманием Клер относилась к тому, что он говорил.

Когда они покинули ресторан, Итан взял Клер за руку и повел к своему авто. И, прежде чем открыть дверь, крепко поцеловал свою бывшую жену.

— Я хочу заняться с тобой любовью, Клер.

Он услышал, как у нее остановилось дыхание, но через мгновение она ответила:

— Я тоже хочу.

— У меня гости в доме.

— Мы можем поехать ко мне в гостиницу, — предложила Клер, и хотя Итан не видел ее лица в туманном лунном свете, он догадался, что она покраснела. Беззащитность и соблазнительность. Это была смертельная комбинация.

— У меня была такая мысль, но я не желаю наткнуться на портье, когда мы будем подниматься наверх.

— И я тоже. Так что же нам остается?

— Лаура и Джеймс уезжают завтра днем, и тогда…

— Мы сможем остаться одни, — закончила она за него.

Они держались за руки всю дорогу до Глен-Арбора и почти не разговаривали, но молчание не было напряженным, даже несмотря на то, что обоих переполняло сексуальное желание. Итан проводил Клер до дверей гостиницы, как делал уже дважды. Они стояли в круге света, отбрасываемого фонарем, и целовались долго, почти всю ночь, как парочка влюбленных тинейджеров.

— Я не думал, что так завершится наш вечер, — пробормотал Итан.

— Я тоже надеялась, что он закончится иначе, — призналась она. — Я даже надела сексуальное белье.

— Не говори мне об этом.

— Прости.

Он кивнул, приняв ее извинения, но затем спросил:

— А какого оно цвета?

— Белье?

— Угу.

— Черное.

Он застонал.

— Обожаю черное. У тебя есть что-нибудь еще этого цвета?

Уголок ее губ изогнулся.

— Думаю, да.

— Хорошо. Надень это завтра. — Он быстро поцеловал ее и ушел.

Клер стояла на крыльце и ждала, пока фары его машины не исчезли в сумраке дороги. Затем она вошла в гостиницу. До завтра, казалось, была целая вечность.


На следующее утро Клер встала рано. Она спала плохо — все время переворачивалась с боку на бок, но, несмотря на это, чувствовала себя полной сил и энергии.

Они с Итаном не говорили о любви, но все-таки решили попробовать начать сначала.

За последние несколько дней Клер поняла, почему Итан Сивер занял в ее жизни главенствующее место. Ей нравились его независимая позиция, тонкий юмор, острый ум, доброта, чувство справедливости и то, что он видел в ней особенную, очень значимую для него женщину, способную совершать самостоятельные поступки.

Ее радужное настроение длилось до тех пор, пока она не получила по электронной почте уведомление начальника отдела персонала компании Мейфилда. Стэнли Робертсон направил ей сводку о состоянии пенсионных накоплений Клер — без сомнения, по требованию ее отца. В сопроводительном письме отмечалось, что, проработав в компании более десяти лет, она накопила на своем пенсионном счете достаточную сумму, и излагалась просьба до конца года определиться с тем, в какие фонды она намерена ее направить, если уволится из компании.

В конце письма сообщалось, что окончательный расчет, включая компенсацию за неиспользованный отпуск, будет произведен по ее возвращении, когда она вернет ключи от офиса. И заключительная фраза была такова:


«Все ваши личные вещи, оставшиеся в офисе, будут выброшены, если вы не заберете их до конца месяца».


Этот холодный тон был так не характерен для человека, который принял Клер под свое крыло, когда она впервые пришла в компанию отца много лет назад.

— Ну надо же, ничего не сказано о лишении меня наследства, — вслух удивилась она. — Вероятно, об этом мне сообщат в отдельном письме.

Клер закрыла почтовый ящик и выключила компьютер. Сидя посередине разобранной кровати, она уперлась подбородком в колено и вздохнула. Ей было грустно оттого, что дело приняло такой оборот, но она не собиралась уступать свои позиции.

Итан позвонил через час, когда Клер вышла из душа. Она не сомневалась в том, кто звонит, поэтому ласково произнесла своим сексуальным голосом:

— Доброе утро, дорогой.

— Как ты спала? — спросил он.

— А как ты думаешь?

Клер услышала негромкий смех и живо представила, как в его зеленых глазах блеснул веселый огонек.

— У меня есть прекрасная идея, Клер.

Она взглянула на часы, стоявшие на туалетном столике. Еще не было десяти.

— Догадываюсь. А твои гости уже уехали?

Итан откашлялся.

— Да. Я посоветовал им отправиться в путь пораньше, потому что днем обещают дождь со снегом.

Клер взглянула в окно, на безоблачное голубое небо.

— Неужели?

— Конечно. Погода в Мичигане непредсказуема.

Она не знала, что ответить, поэтому издала какой-то нечленораздельный звук.

— Клер?

— Да?

— Как скоро ты сможешь приехать сюда? — спросил он напрямик.

Сердце ее сильно забилось, но она постаралась успокоиться.

— Если я возьму велосипед, то буду через сорок минут, учитывая подъем в гору.

— А если возьмешь автомобиль?

— Ну, минут через пятнадцать, потому что я еще не одета.

— Не надо одеваться. Бери автомобиль.

— Ладно, — засмеялась она.

Клер приехала к нему через полчаса. И это с учетом того, что она успела высушить волосы феном, наложить макияж и три раза сменить одежду, прежде чем остановиться на свитере в приглушенно-красных тонах, черных джинсах и сапогах на низких каблуках.

Итан стоял на балконе, скрестив руки на груди и расставив ноги, словно на носу корабля, омываемого океанскими волнами. Их отношения на самом деле чем-то похожи на бурное море, подумала Клер. Когда она вбежала, бросив сумку на балконный стул, всякая неловкость исчезла. Их тела прильнули друг к другу, и Клер поднялась на цыпочки, обвив руками его шею.

— Привет, — выдохнула она после долгого поцелуя.

Ладони Итана нежно гладили ее спину через пальто и свитер.

— Привет. Пойдем внутрь.

Она последовала за ним в дом, который еще не видела, но сейчас ее мало интересовал интерьер. Они прошли через холл, в котором пылал камин, затем поднялись по лестнице.

— Последняя дверь слева, — сказал Итан, пропуская Клер вперед.

Клер открыла дверь, быстро оглянулась вокруг, и взгляд ее остановился на огромной кровати, стоявшей возле стены. Покрывало было откинуто, подушки аккуратно разложены в изголовье. Клер подошла к кровати и села на краешек матраса.

— Ты можешь ее измять, — сказал он, протягивая ей руку.

Она протянула к нему свою.

— Только вместе с тобой.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Сегодня пятница, — напомнила Клер Итану.

— Слава богу, — с облегчением отозвался он.

Но, увы, эти слова были сказаны по телефону. Она снова находилась в Чикаго, а он — в Детройте.

Целый месяц после ее возвращения из Глен-Арбора они встречались по выходным либо у него дома, либо у нее на квартире. В течение недели, когда их разделяло множество миль, они звонили друг другу по телефону, обменивались электронными письмами.

Лишь одно облачко омрачало горизонт — приближалось Рождество, а Клер так и не примирилась с родителями, которые, очевидно, по-прежнему не признавали ее право на независимую жизнь. А она была серьезно увлечена мужчиной, которого выбрала сама, и стала создавать благотворительный фонд для помощи нуждающимся семьям и детям. Клер чувствовала, что ее знания и энергия нужны людям.

— Когда тебя ждать сегодня? — спросила она Итана. — Я думаю, мы сможем поесть у меня. Теперь в моей квартире есть обеденный стол.

— А я надеялся, что ты приедешь ко мне.

— Ну, ладно, — медленно произнесла она. — У тебя все в порядке?

— Да, все хорошо, но в четыре часа у меня совещание, которое я не могу отменить. Я встречу тебя в аэропорту. Позвони моей секретарше, когда узнаешь время прилета.

— Хорошо. — Клер была одна в квартире, по почему-то понизила голос: — Это была очень длинная неделя, Итан.

— Может быть, устроим по-настоящему полноценные выходные?

Она мгновенно перебрала в уме все свои планы.

— У меня назначена встреча утром в понедельник, но я могу ее перенести на другое время.

— Я надеялся, что ты сможешь остаться до середины недели, — сказал он. — На Рождество.

Клер откашлялась, по голос ее все равно звучал хрипло:

— Я… я думала, ты собираешься отпраздновать Рождество с родными.

— Да. Но я хочу, чтобы ты тоже была со мной. Хотя, возможно, ты планируешь провести праздники в Чикаго, вместе со своими родителями…

— Я хочу быть с тобой, Итан, — оборвала его Клер.

Ее не волновало, кто еще будет присутствовать — ее родители или его семья. Она хотела встретить Рождество с мужчиной, который однажды был ее мужем и, как она надеялась, снова будет им. Поэтому Клер приняла решение. Во-первых, она скажет ему, что любит его, ведь они еще ни слова не сказали друг другу об этом. Во-вторых, попросит Итана жениться на ней.

— Я жду не дождусь встречи с тобой, — на прощание сказал Итан.

— Я тоже, — ответила она.

Итан повесил трубку и глубоко вздохнул. Последние несколько недель он, не переставая, копался в своих чувствах к Клер и в итоге прекратил ворошить прошлое и сконцентрировался на настоящем.

Да, Клер действительно изменилась — как, впрочем, и он сам. Бизнес по-прежнему оставался для него важным делом, но теперь в его жизни была не только работа. Теперь ему хотелось, чтобы кто-то шел с ним рядом по жизни, разделял его надежды, его мечты. Кто-то, кто бы ждал его дома после долгого рабочего дня. И он хотел, чтобы это была Клер.

Итан вынул из ящика стола маленькую бархатную шкатулку и открыл крышку. На гладкой подушечке лежало платиновое кольцо, украшенное крупным бриллиантом.

Десять лет назад Итан не подарил Клер «правильное» кольцо, когда просил ее руки, однако на этот раз он исправит свою ошибку. Сейчас, желая сделать все как надо, он купил обручальное золотое кольцо, и очень дорогое. Теперь, надев ей кольцо на палец, он сделает все, чтобы она больше не сняла его.

— Как оно переливается, сынок! — раздался вдруг скрипучий голос, заставивший Итана вскинуть голову. Он едва поверил своим глазам: в дверях стоял Самнер Мейфилд.

Итан закрыл шкатулку и засунул ее во внешний кармашек портфеля доя сохранности, прежде чем поднялся на ноги.

— Извините, мистер Сивер. Он проскользнул мимо меня, — запыхавшись, проговорила Анита.

— Не волнуйтесь, — сказал он обеспокоенной секретарше. — У меня есть несколько свободных минут для мистера Мейфилда. Мы… старые знакомые.

Когда дверь за секретаршей закрылась, Самнер произнес:

— Догадываюсь, кому ты собираешься вручить это кольцо. Я слышал, вы снова встречаетесь с Клер. Но сведения поступили не от моей дочери, уверяю тебя. Мы совсем не общаемся, отчего ее мать находится в жутком потрясении.

— Именно по этой причине вы так неожиданно явились сюда?

— Конечно. Я пришел к тебе по личному делу.

— Обычно я назначаю встречи по такому случаю.

— Ну, я надеюсь, ты простишь меня за то, что я нарушил этикет, так как мы практически — одна семья, — растягивая слова, произнес Самнер.

— Снова, — добавил Итан и с удовольствием увидел, как нахмурился старик. — Пожалуйста, садитесь.

Итану было любопытно узнать, зачем пришел его бывший и, как он надеялся, будущий тесть, но он давно уже научился сдерживать эмоции, когда имел дело с серьезным противником.

— Дело в том, — сказал Самнер, оглядывая солидный кабинет Итана, — что я недооценил тебя, Сивер. А ты, оказывается, многого достиг.

Этот комплимент ничего не разъяснил для Итана. Наоборот, он произвел противоположный эффект.

— Ведь вы считали, что я неподходящая пара для вашей дочери, — напомнил он Самнеру.

— Я до сих так считаю.

— Только потому, что вы не могли мною управлять. Вы наслаждались тем, что управляли жизнью Клер, а теперь чрезвычайно уязвлены, поскольку больше не можете это делать.

Мускул дрогнул на лице старика, и это был единственный признак того, что слова Итана на него как-то подействовали.

— Давай перейдем к делу.

— Надеюсь, это не займет у нас много времени. — Итан взглянул на часы. — Через час у меня назначено совещание.

Самнер улыбнулся хищной улыбкой.

— Как мне стало известно из определенных источников, «Сивер Секьюрити» намеревается выпустить в обращение ценные бумаги в следующем году.

Итан неопределенно пожал плечами, но внутри у него все сжалось. Как старик узнал об этом? Он не делился своими планами ни с кем, кроме юристов и менеджеров банка, которые умели хранить тайну.

— Я не понимаю, о чем вы говорите.

Самнер хохотнул.

— Не надо отпираться, сынок. Мне доподлинно известно, что Комиссия по ценным бумагам и биржам одобрила твой план-проспект.

— Это закрытые сведения.

— Именно поэтому я сейчас здесь. — Улыбка Самнера была подобна улыбке Люцифера, и Итан почувствовал себя не очень уютно. — Для того чтобы осуществить твой план, дружок, тебе потребуются деньги.

— Я хочу предупредить вас о том, — сказал Итан ленивым тоном, — что Комиссия по ценным бумагам бывает очень недовольна, когда выпуск акций публично обсуждается, еще до того, как они были официально зарегистрированы.

— Значит, ты намерен придерживаться этого курса? — спросил Самнер. — Я слышал также, что ты надеешься найти инвестора.

Итан пожал плечами.

— Это мое дело.

Самнер подался вперед.

— Компания, которую ты создал из ничего, всецело принадлежит тебе, но после выпуска акций ты ее потеряешь. У тебя, конечно, останутся акционеры, и ты будешь отчитываться перед ними, улаживать проблемы, если они не получат ту прибыль, на которую рассчитывают…

— Давайте перейдем к существу дела. Зачем вы пришли, Самнер?

— Я предлагаю тебе взаимовыгодную сделку. — Старик достал папку в кожаном переплете, которую бросил через стол. — Это контракт. Я заинтересован в том, чтобы стать твоим партнером, не имеющим никакого голоса. Через пять лет ты сможешь выкупить у меня мою долю — без всяких процентов. Это невероятно выгодное предложение.

Итан фыркнул:

— Догадываюсь об условиях.

— Условие всего лишь одно.

— Клер.

Самнер кивнул.

— Вижу, ты догадливый, сынок.

— Не зовите меня «сынок», — спокойно произнес Итан. Затем передвинул папку назад через стол и встал. — Мне не нужны ваши деньги, я не нуждаюсь в том, чтобы вы стали моим партнером — без права голоса или на каких-либо других условиях. Вы — мой будущий тесть, и лишь в этом качестве я могу вас рассматривать. — Он покачал головой, разозлившись на Самнера. Ему стало очень обидно за Клер. — Ваша дочь — потрясающий человек. Она яркая, интересная личность и гораздо умнее, чем вы думаете. Этим предложением вы оскорбили не только меня, но и ее.

Самнер взвился:

— Ты дурак!

— Нет, сэр. Это вы — дурак, потому что думали, будто сможете меня купить. Я люблю Клер. И лишь по этой причине я не вызываю охранника, чтобы он выставил вас из офиса.

— Ты пожалеешь об этом, — предостерег Самнер.

— Нет. Не пожалею.

Когда Самнер ушел, Итан откинулся на спинку кресла и, протянув руку, взял папку, которую Самнер оставил на столе. Он еще раз пробежал глазами контракт. Самнер определенно увеличил ставку с тех пор, как последний раз пытался откупиться от Итана. Бедная Клер. Поразмышляв, Итан решил, что пока ничего ей не скажет, чтобы не портить праздник.


Накануне Рождества Итан и Клер решили поужинать в его доме, наслаждаясь уединением. На следующий день они собирались встретиться в кругу семьи — с матерью Итана, его братьями, их женами и детьми, включая малыша, родившегося неделю назад. Но в этот вечер Итан полностью принадлежал Клер, и она хотела насладиться чудесной возможностью побыть вдвоем.

Для начала Клер решила приготовить для Итана ужин. В Чикаго она заказывала еду на дом или готовила самые простые блюда сама. Но на этот раз все было по-другому. Утром она изучила кулинарные рецепты на Интернет-сайтах, затем отправилась в магазин, закупать необходимые продукты.

Клер придумала амбициозное меню, бросающее вызов ее слабым кулинарным способностям, однако смело взялась за дело — пока не пришло время накрывать на стол. Она хотела, чтобы этот ужин запомнился — и весьма в этом преуспела: в семь часов вечера они ожидали доставки пиццы.

Красный картофель в подливке из розмарина, был недожаренным, мясо — подгоревшим, и запах его по всему дому разносил холодный ветерок, дующий в распахнутые окна кухни. Десерт тоже не удался. Лишь один салат был съедобным.

— Я очень сожалею, что так получилось, — сказала Клер.

— Все отлично. Я люблю пиццу. — Итан мудро спрятал свою улыбку.

— Главное — это забота, — пробормотала она.

— Тогда почему ты не покажешь мне, какой заботливой можешь быть? — произнес он таким ласковым голосом, что мурашки пробежали у нее по коже.

— Прямо сейчас?

— Почему бы нет? Нет лучше времени, чем настоящее, — ответил он.

— Хорошо. Это будет то, что возбуждает аппетит. — Клер направилась к нему, снимая на ходу белый кухонный фартук. За ним последовала блузка, хотя расстегивание пуговиц потребовало времени. Последней была юбка. Оставшись — в стратегических целях — лишь в шелково-кружевных кусочках ткани, Клер удивленно подняла брови. — Мне кажется, что ты для этого случая слишком плотно одет.

— Должен с тобой согласиться, — сказал Итан, стягивая через голову свитер.

— Позволь, я тебе помогу. — Когда он с ее помощью снял брюки, они направились в коридор.

— Спальня так далеко, черт возьми, — пробормотал Итан и увлек ее в свой кабинет, оказавшийся рядом.

Они лежали на подушках, разбросанных на софе, расслабленные и удовлетворенные, когда зазвенел звонок.

— Пицца, — прошептала Клер. — Слава богу, они привезли ее не через полчаса, как обещали.

Итан засмеялся и перекатился через нее, уронив свой портфель, лежавший на краю стола. Затем, спотыкаясь, он стал бродить по комнате в полутьме.

— Где же мои брюки? — прорычал Итан. Звонок прозвенел снова.

Клер хихикнула, но протянула руку, чтобы включить торшер.

— На кухне, я думаю. Рядом с моей юбкой.

Он тихо выругался и пошел искать свою одежду.

Клер не хотелось двигаться, но ей стало холодно, когда ушел Итан, поэтому она села и натянула на себя покрывало. Увидев на полу портфель Итана, она подобрала выпавшие из него бумаги и собралась положить их обратно, но вдруг увидела имя на одном листе.

Самнер Мейфилд.

Это контракт, поняла Клер, с яростью перелистывая страницы. Сердце ее бешено забилось. Отец предлагал Итану стать партнером его компании. Сумма сделки была значительной. Эта сумма существенно помогла бы Итану в расширении деятельности компании. Зачем ее отец так поступил? И почему Итан ничего ей не сказал?

Клер вспомнила их недавний телефонный разговор. Она спросила Итана, не нашел ли он инвестора. И что он ответил? Ни да, ни нет. И голос его звучал недовольно. Или, может быть… виновато?

Услышав шаги, раздавшиеся в коридоре, Клер сунула бумаги в портфель. Итан был уже в дверях, когда она вскочила с софы.

Может, спросить его о контракте? Но она не сделала этого. Пусть расскажет сам.

— Пожалуйте отужинать, — провозгласил Итан с учтивым поклоном. Он держал коробку с пиццей в высоко поднятой руке и вполне сошел бы за официанта, если бы на нем были рубашка, ботинки и верхняя пуговица на его брюках была бы застегнута.

Они накрыли стол в столовой. Клер вместе с пиццей подала салат «Цезарь». Хорошая бутылка вина и приглушенный свет канделябров сделали ужин вполне сносным.

— Ты ужасно молчаливая, — заметил Итан. Ее мысли, казалось, витали где-то далеко, и это ему не нравилось. — Тебя что-то волнует?

Кивнув, Клер подняла бокал и сделала глоток вина, будто набираясь решимости. Затем сказала:

— Я… я видела то, что у тебя в портфеле, Итан. Поверь, я не шпионила. Ты уронил его со стола, когда пошел открывать наружную дверь, помнишь? Содержимое выпало на пол. И это оказалось… прямо передо мной.

— Мне надо было спрятать его куда-нибудь подальше, — сказал Итан, думая о кольце, которое собирался подарить Клер в честь помолвки.

Клер сглотнула ком в горле. Она казалась очень расстроенной, когда спросила:

— Значит, ты не хотел показывать мне его?

— Нет, конечно. До тех пор, пока не задал бы тебе очень важный вопрос и не получил бы ответ.

— Что за вопрос? — прошептала она.

Итан вытер рот салфеткой и отложил ее в сторону. Все шло не по плану. В этом моменте не было ничего романтического. И все-таки он встал, обошел стол и, подойдя к Клер, взял ее за руку. Она почувствовала, что пальцы его были холодны как лед.

— В жизни есть ситуации, когда не стоит тянуть время, — сказал он.

— Итан… — она покачала головой.

Но он перебил ее:

— Я люблю тебя. Клер. И думаю, что никогда не переставал любить. Я хочу всегда быть рядом с тобой. Ты выйдешь за меня замуж?

Ее глаза наполнились слезами, но ему показалось, что не от счастья, даже когда она произнесла:

— Я люблю тебя — тоже.

Итан перевел дыхание.

— Но я чувствую что-то недоброе — может быть, есть какое-то препятствие?

Слезы хлынули по ее щекам.

— Скажи, только честно — мне это надо знать. Будет ли то, что у тебя в портфеле, возвращено обратно, если я отвечу «нет»?

У Итана все сжалось внутри. И тут же ожили воспоминания. Когда Клер возвращала ему обручальное кольцо, она сказала, что не может его хранить, потому что оно является залогом верности и любви. Значит, сейчас ни о каком залоге речи не идет. Итан покачал головой.

— Нет. Его нельзя вернуть, каков бы ни был твой ответ. Это подарок, Клер.

— Как ты можешь считать это подарком? — Она возвысила голос. — Ведь речь идет о нескольких миллионах долларов!

— Бриллиант весит несколько карат, Клер, но он не стоит миллионы, — нахмурившись, ответил он.

— Бриллиант? — Она заморгала глазами.

Итан потер рукой затылок.

— У меня ощущение, что мы говорим о разных вещах.

— Я увидела предложение своего отца.

— Контракт. — Итан выругался.

— Да. Он хочет вложить деньги в твою компанию. Когда это произошло?

— Несколько дней назад. Самнер явился в мой офис без приглашения и буквально набросился на меня.

— И ты решил ничего мне не говорить?

— Я не хотел расстраивать тебя. Ведь сейчас Рождество, но со временем я собирался рассказать тебе об этом.

— И что ты ответил моему отцу?

Этот вопрос больно задел его.

— Я ответил ему отказом, Клер. И ты еще спрашиваешь меня об этом?

— Извини, — сказала она, но в голосе ее не слышалось облегчения.

— Мне очень жаль, — бросил он. — Я думал, ты веришь мне.

Она судорожно вздохнула.

— А я думала, ты считаешь меня взрослой.

— Что ты хочешь этим сказать? Конечно, я считаю тебя взрослой.

— Нет, — Она покачала головой, и глаза ее наполнились слезами. — Иначе ты сразу же сказал бы мне о приходе отца.

— Клер. — Итан дотронулся до ее руки. — Не плачь, милая. Я не сказал тебе об этом, потому что не хотел видеть тебя расстроенной — такой, как сейчас.

Клер высвободила свою руку и порывисто вскочила, уронив салфетку, лежавшую на ее коленях.

— Перестань! Не делай этого! — вскричала она. — Не надо обращаться со мной как с девочкой, которую надо лелеять и опекать. Я слишком долго позволяла своим родителям вести себя так по отношению ко мне. И почему ты подумал, что я разрешу тебе уподобляться им?

Отступив назад, Итан дал волю гневу:

— Ну, извини меня за то, что я пытался пощадить твои чувства.

— Их не надо щадить. Я уже большая девочка. И могу все вынести!

— Прекрасно. Тогда скажу: твой отец предложил стать моим партнером, с правом выкупа его доли через пять лет, без всяких процентов, при условии, что я откажусь от тебя.

Слезы градом полились по ее щекам.

— Не могу поверить в то, что он снова попытался это сделать…

Итан судорожно вздохнул.

— А я не могу поверить в то, что ты предположила хотя бы на минуту, что я могу взять что-либо у твоего отца. Мне казалось, ты знаешь меня лучше.

— Должна была бы знать, — всхлипнула она. — А тебе бы следовало лучше знать меня. Я заслуживаю твоего уважения.

— А я заслуживаю твоего доверия.

Они несколько минут прямо смотрели друг другу в глаза. Итан первый нарушил молчание:

— И что теперь?

Клер вздернула подбородок. Как бы ни было ей больно, она не собиралась сдаваться без борьбы.

— Ты хочешь спросить, не нужно ли отвезти меня в аэропорт?

— Нет. Если ты хочешь уйти от меня, можешь вызвать такси.

Она скрестила руки на груди.

— Однако я не собираюсь уезжать.

— Серьезно?

— Более чем. На этот раз я остаюсь, — заявила Клер, и сердце ее воспарило, потому что на лице его отразилось облегчение. Она склонила голову набок и спросила: — Но, если я решу уехать, ты последуешь за мной?

Итан фыркнул.

— Да, можешь быть уверена в этом. Я не сделаю дважды одну и ту же ошибку.

— Вот и хорошо.

— Ты все еще сердишься?

— А разве ты не видишь? Сержусь. А ты?

— Я ужасно зол.

Клер подняла салфетку и бросила ее на стол.

— Ну, тогда давай сядем и поговорим об этом.

— Как взрослые, — уточнил Итан.

Она слегка улыбнулась.

— Да, как взрослые.

Обсуждение длилось почти час, и они открыли свои чувства друг другу. Итан пообещал рассказывать ей впредь обо всем, что бы ни случилось, даже если эта новость могла расстроить ее. Клер обязалась полностью доверять Итану и открыто говорить о своих опасениях, чтобы предотвратить непонимание.

Они отправились в спальню, чтобы окончательно помириться. После этого, когда Клер уютно лежала в его объятиях, Итан произнес:

— Я хотел бы спросить тебя еще об одном.

— О чем хочешь, — промурлыкала она.

— Я уже задал тебе этот вопрос, но ты не ответила мне. Поэтому я задам его снова. — Он приподнялся на локте так, чтобы видеть ее лицо. — Согласна ли ты…

Клер сделала знак рукой, прося его замолчать, и села на кровати.

— Подожди. На этот раз моя очередь сделать предложение. Я все спланировала, хотя и не купила кольцо.

Итан отвел ее руку в сторону.

— Ты собираешься…

Она широко улыбнулась:

— А что, по-моему, это вполне уместно. Ведь ты уже дважды делал мне предложение.

— Могу повторить и в третий раз, — тоже улыбнулся он.

Клер почувствовала, как сердце забилось у нее в груди, когда она начала произносить слова, которые должны были завершить начавшееся много лет назад странствие.

— Я люблю тебя, Итан Сивер, и согласна стать твоей женой. Я хочу создать с тобой семью, быть твоей лучшей подругой и возлюбленной до конца жизни.

Он тихо присвистнул сквозь зубы:

— Вот это да!

— Я тренировалась перед зеркалом целую неделю, — призналась Клер.

— Правда? А я думал, что так тебя вдохновил пять минут назад.

— У меня не очень хорошо получается импровизация. — Клер встала на колени и нетерпеливо проговорила: — Ну?

Итан обхватил ее руками за талию и, положив на себя сверху, поцеловал долгим поцелуем.

Когда он отпустил ее, она спросила бездыханным шепотом:

— Таков твой ответ?

Итан улыбнулся:

— Ага. Ты поняла его или тебе нужно разъяснить? Я не хочу, чтобы между нами оставалось недопонимание.

— Я думаю, что поняла. — Она прильнула к нему за следующим поцелуем. — Но не повторишь ли ты это еще раз, чтобы я была уверена?

— С удовольствием, — ответил он.


ЭПИЛОГ

Клер стояла с Беллой и Симоной на том же самом месте, высоко в горах, в Гималаях, где год назад три женщины дали друг другу обещание.

Тогда они грустили, восстанавливая в памяти путь, который прошли, и жаждали изменить свои жизни.

И они изменили.

А теперь подруги смотрели вперед — три сильные, достойные и независимые женщины, которые заглянули глубоко внутрь себя и нашли мужество, чтобы изменить свою судьбу.

— За год так много произошло, — задумчиво произнесла Клер.

— Да, — кивнула Симона.

— Если бы кто-то из вас сказал мне тогда, что скоро я буду матерью, я бы посчитала его сумасшедшим, — добавила Белла. Они с Айвором ожидали рождения дочки в августе. Но, несмотря на это, она настояла на их совместной поездке.

— И что вы думаете, девочки? — спросила Симона. — Нам надо двигаться дальше?

— Нет. — Клер повесила свой шлем на руль велосипеда. — Мне кажется, нам надо остановиться и подождать.

Подруги взглянули вниз, на дорогу. По ней поднимались три велосипедиста — они ехали медленно после долгого и напряженного дня.

— Райан выглядит усталым, — задумчиво произнесла Симона, махнув рукой своему новому мужу.

— И Айвор тоже, — согласилась Белла, посылая ему воздушный поцелуй.

Клер увидела Итана, и сердце ее забилось еще сильнее. Их взгляды встретились. Улыбка мужа обещала ей многое. Они были женаты уже шесть месяцев, жили в его доме в Детройте, и Клер была совершенно счастлива и полностью поглощена своей новой жизнью. Итан был занят, как всегда.

Его компания выпустила новые акции четыре месяца назад. Зная противоречивые чувства мужа на этот счет. Клер попросила у него разрешения вложить в компанию деньги, но при условии, что владеть компанией по-прежнему будет он. Она обдумала свое предложение со всех сторон, но он отклонил его до поры до времени. Ей оставалось только ждать. И когда публичный выпуск акций был официально зарегистрирован, Клер сделала свой шаг. И теперь стала крупнейшим акционером компании «Сивер Секьюрити».

— Они прошли долгий путь, — сказала Белла, глядя на приближающихся мужчин.

Клер протянула своим подругам руки.

— Я бы сказала, что мы все его прошли.


Оглавление

  • ПРОЛОГ
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ
  • ГЛАВА ВТОРАЯ
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  • ЭПИЛОГ