КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 400277 томов
Объем библиотеки - 523 Гб.
Всего авторов - 170225
Пользователей - 90975
Загрузка...

Впечатления

Cloverfield про Норман: Цикл "Хроники противоположной Земли"(Гор).Компиляции. Книги 1-26 (Научная Фантастика)

17. Король
18. Вождь
19. Капитан
Книги из другого цикла, плюс порядок книг нарушен, в итоге получилась непонятная мешанина.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Serg55 про Головина: Обещанная дочь (Фэнтези)

неплохо

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Stribog73 про Народное творчество: Казахские легенды (Мифы. Легенды. Эпос)

Уважаемые читатели, если вы знаете казахский язык, пожалуйста, напишите мне в личку. В книгу надо добавить несколько примечаний. Надеюсь, с вашей помощью, это сделать.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Галушка: У кігтях двоглавих орлів. Творення модерної нації.Україна під скіпетрами Романових і Габсбургів (История)

Корсун:вероятно для того, чтобы ты своей блевотой подавился.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
PhilippS про Андреев: Главное - воля! (Альтернативная история)

Wikipedia Ctrl+C Ctrl+V (V в большем количестве).
Ипатьевский дом.. Ипатьевский дом... А Ходынку не предотвратила.

Рейтинг: -1 ( 0 за, 1 против).
Serg55 про Бушков: Чудовища в янтаре-2. Улица моя тесна (Фэнтези)

да, ГГ допрыгался...
разведка подвела, либо предатели-сотрудники. и про пророчество забыл и про оружие

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
PhilippS про Юрий: Средневековый врач (Альтернативная история)

Рояльненко. Явно не закончено. Бум ждать.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
загрузка...

Хромой дукат (fb2)

- Хромой дукат 38 Кб (скачать fb2) - Picaro

Настройки текста:



Picaro Хромой дукат

Прокатившаяся по Империи война, как водится, оставила после себя заваленные гниющими трупами поля, ограбленные города, сожженные дотла села. Больше года понадобилось имперским войскам, чтобы одолеть сопротивление мятежных князей.

Наконец в замке маркграфа Георга Справедливого между императором и побежденными вождями восставших был подписан мирный договор. Цену за него бунтовщикам пришлось заплатить немалую. Юный герцог Цатля и старый барон фон Типп лишились голов, от владений других имперской короне прирезали изрядный кус, счастливчики отделались деньгами.

Не успела жизнь войти в мирное русло, как в разоренных войной южных курфюрствах начался мор. За месяц зараза охватила их и поползла по незатронутым смутой княжествам. Ужасная болезнь не щадила никого. Богатый торговец и простой подмастерье с одинаковой легкостью становились ее жертвами. Города и замки, выдержавшие не одну осаду, превращались в ловушки для тысяч людей, как только в них появлялись первые заболевшие. Большинство бюргеров вскоре покинули свои дома, надеясь укрыться от морового поветрия в лесах. Крестьяне, не страшась наказания, резали господскую скотину и целыми селами, набив котомки парным мясом, бежали куда глаза глядят. Наступило время отчаяния, когда люди попросту боялись приближаться друг к другу. Мужчины бросали семьи, матери оставляли в дороге детей, лишь заподозрив у них жар.

Все лето и осень продолжалась страшная эпидемия, унесшая в могилу больше человеческих жизней, чем предшествующее кровопролитие. Обезлюдели целые провинции, а в некоторых замках владетельных сеньоров не осталось никого, кроме разложившихся трупов. Но любому испытанию приходит конец, и Господь, смилостивившись, послал облегчение людям. С приближением зимы буревой ветер, раздувая в опустевших городах очистительные пожары, сдул, в конце концов, моровую заразу с земель Империи в море. В портовом Дамбурге потом долго ходили рассказы про огромную черную змею, со злобным шипением обрушившуюся со Смотрового утеса и сгинувшую среди штормовых волн.

С прекращением мора прятавшиеся по медвежьим углам люди, подгоняемые наступившими морозами, потянулись в родные места. Толпы отощавших, завшивленных горожан в прокопченной у лесных костров одежде устало брели по занесенным снегом дорогам. Морозы крепчали день ото дня, и, после ночевок под открытым небом, в полях нередко оставалось немало замерзших, так и не добравшихся домой бюргеров.

Большинство крестьянских селений в тот год истребили случайные пожары, и вернувшиеся беглецы нередко заставали на месте своих халуп пепелища. Но делать было нечего и люди принимались рыть землянки, в которых предстояло провести суровую зиму. Уцелевшие в мор дворяне отсиживались с челядью в замках, лишь изредка выезжая поохотиться.

Несмотря на все обрушившиеся несчастья, были в Империи и нетронутые бедствиями земли. Например, небольшое, расположенное в горах ландграфство Шохсенвальд, граничившее с Берхингемским епископством, герцогством Цатль и курфюрством Урренским. Его правитель — Дитрих Светлый — человек осторожный и дальновидный, участия в мятеже не принял и уберег подданных от ужасов войны. А во время начавшегося мора учредил на границах множество карантинных застав, которые пресекли поток беженцев и распространение заразы. Так что жители ландграфства, в частности бюргеры городка Гроссберг, о которых пойдет речь далее, встретили Новый год в относительном достатке.

Но не успел начаться февраль, как в Шохсенвальд, стали проникать многочисленные разбойничьи шайки, привлеченные благополучием его обитателей.

Карантин на границе был уже снят, ополченцы распущены, а графская дружина вернулась в столицу. Воспользовавшись появившимися прорехами, сотни вооруженных бродяг просачивались из приграничных, разоренных войной и мором земель. Многие из них, бывшие наемники из мятежных армий, люди опытные в смертоубийстве, бесстрашно вступали в схватки с ополчением местных сеньоров, нагоняя на тех страх своей яростью и жестокостью. Города и замки закрыли ворота, дороги опустели из-за засад, устроенных злодеями. Одинокие хутора, а, нередко бывало, что и целые селения оказывались во власти разбойников.

Вскоре и в спокойных доселе Гроссбергских лесах завелась шайка пришлых головорезов. Жители предместий после ночных грабежей и поджогов начали спешно перебираться за крепостную стену. Не проходило дня, чтобы в магистрате не появилась с жалобой новая избитая и обобранная жертва налетчиков. Несколько горожан бесследно исчезли, кого-то прирезали прямо в собственном доме, а двух купцов похитили. И отпустили только после того, как семьи отослали разбойникам солидный выкуп. Причем бедняг заставили добираться по снегу до городских ворот голышом. Неизвестно до чего бы еще дошла наглость не встречавших сопротивления злодеев, если бы не рыцарь Фридрих фон Гуль. Известный воин с отрядом стрелков недавно оставил службу у Берхингемского епископа и возвращался в родовое поместье через Гроссбергские земли. Узнав о прибытии рыцаря, магистрат немедленно отправил к нему бургомистра с просьбой изловить разбойников.

Фон Гуль, славившийся не только храбростью, но истинно рыцарским поведением не остался глух к мольбе почтенного бюргера и согласился на предложенные условия. Не имея обычая откладывать дела, рыцарь, выслав вперед разведчиков, на следующий день выступил с отрядом к Охотничьему лесу, где по рассказам местных жителей скрывались пришлые. Вскоре разведчики донесли, что шайка находится на захваченном лесном хуторе, принадлежавшем семье Зант.

Перед самым рассветом стрелки фон Гуля, пробравшись через заснеженный лес, окружили хутор и, зарезав сторожей, ворвались в дом. Большинство бродяг дрыхли после ночной попойки и пришли в себя уже связанными. Только трое разбойников попытались оказать сопротивление, но солдаты обезоружили их за считанные минуты.

Правда, при этом был ранен тесаком в левое бедро стрелок по имени Вальтер Глонвий. По возвращению в Гроссберг его передали на лечение тамошнему лекарю.

Рана оказалась серьезной, и Глонвию пришлось остаться в доме мастера Штерна до полного выздоровления.

Сдав девятерых пленных и трупы заказчикам, получив оговоренное вознаграждение, благородный рыцарь вместе с отрядом оставил городские земли.

Благодарные жители хотели устроить в их честь праздник, но бургомистр запретил, решив, что община и так понесла большие убытки. А ведь предстояло некоторое время кормить — за счет Гроссбергской казны — захваченных разбойников.

В городе начали готовиться к будущему суду. Скрепя сердце, предвидя гнев сограждан, один из двух городских адвокатов — мэтр Шульц — принял назначение защитника обвиняемых. Хотя злые языки, которых в городе имелось немало, поговаривали, что недовольство юриста было скорее показным. Дескать, пленники обещали ему щедро заплатить за услуги из утаенных от следствия денег, якобы зарытых где-то в лесу.

Как бы там ни было на самом деле, надежды злодеев на затяжной процесс и обычную в таких случаях процедуру не оправдались. Обеспокоенный появлением разбойничьих шаек, ландграф Дитрих издал указ, предписывавший особые меры и упрощенное судопроизводство для борьбы с преступившими закон. Участие защитника в таких делах упразднялось, на вынесение приговора отводился один день. Согласно новому установлению, все схваченные воры и разбойники, опознанные свидетелями, независимо от тяжести преступления, приговаривались к смерти через повешение.

Исключение делалось для лиц, доказавших свое благородное происхождение. Вместо петли их приговаривали к отсечению головы.

В шайке, захваченной на лесном хуторе, дворян не оказалось. Городской судья Янес, заслушав свидетелей, приговорил воров к виселице. В свою очередь магистрат решил, что публичная казнь при большом стечении народа окажет на людей успокаивающее действие. Все именитые жители города получили личные приглашения на экзекуцию. По округе разослали гонцов, оповестивших крестьян о времени и месте исполнения приговора. Палачу выделили из городской казны деньги для сооружения новой виселицы, на которой смогли бы уместиться все приговоренные.

Предвидя наплыв любопытствующих из соседнего городка Туффе и ближайших сел, бургомистр распорядился повысить въездную пошлину с трех до шести имперских грошей, что вызвало сильное недовольство приезжих. А за несколько дней до казни по Гроссбергу вдруг поползли тревожные слухи о вооруженных незнакомцах, замеченных в Охотничьем лесу. Стали говорить, что это сообщники приговоренных, которые готовятся напасть на город и освободить своих дружков.

Бургомистр приказал закрыть городские ворота и выставить у тюрьмы усиленную стражу. Судья Янес, не меньше других обеспокоенный слухами, учинив следствие, быстро установил: разговоры о разбойниках начались с некоего Токри Вагера, мастера суконного цеха. Человека пустого, вздорного и сильно пьющего. На допросе Вагер раскаялся, со слезами признался в сочинении и распространении зловредных измышлений. После чего был приговорен к солидному штрафу в шесть имперских талеров.

Наконец наступил день казни. На Ратушной площади, где перед зданием магистрата поставили виселицу, собрались чуть ли не все жители города и много приезжих. Вооруженные алебардами стражники охраняли помост, палач и двое помощников крепили на перекладине веревки с петлями. Толпа вокруг гудела, шумно обсуждая предстоящие зрелище, а горячие пирожки с ливером и горохом под пенистое пиво шли просто нарасхват. Стояла страшная толчея, которую усиливали подмастерья из разных Цехов, старавшиеся под шумок задеть друг дружку не только словом, но и локтем.

Тем временем бургомистр, члены городского совета, именитые гости заняли места на трибуне для знатной публики. Судья Янес, у которого накануне разыгрался ревматизм, кутался в бобровую шубу и жаловался на болезнь соседу — настоятелю местного монастыря. Святой отец вежливо слушал и обещал лично помолиться, чтобы Господь послал скорбящему облегчение в страданиях. За спиной монаха, во втором ряду виднелось серьезное лицо оставшегося не у дел мэтра Шульца.

Но вот на Ратушной башне зазвучал Большой колокол, и со вторым ударом шум толпы стих. Большинство людей повернули головы к Хлебной улице, в конце которой находилась городская тюрьма. Многие вытягивали шеи и толкались, пытаясь первыми увидеть приговоренных. Ожидания их не были обмануты: вскоре, одна за другой, на площадь выехали три повозки. В каждой сидело по трое закованных в цепи злодеев, а рядом шли вооруженные до зубов городские стражники. Не успел Большой колокол ударить в последний раз, как телеги остановились у помоста, где замерли палач с помощниками.


* * *

Вальтер Глонвий приподнялся на локте, в очередной раз позвал Пауля.

Двенадцатилетний ученик городского лекаря, любопытный, непоседливый, как все подростки, был приставлен ухаживать за раненым. Мальчик, взбудораженный разговорами о казни и досадовавший, что оставлен в доме, все время норовил выскочить на улицу.

Вот и сейчас Глонвий, скучавший от вынужденного безделья и отсутствия выпивки, заподозрил, что ученик удрал поглазеть на казнь. Последние несколько дней стрелок чувствовал себя неплохо, даже мог вставать. Но возможное «дезертирство» маленького Пауля, который до этого с благоговением смотрел на героя-стрелка и старался во всем угодить, вызывало досаду. И когда паренек все-таки вбежал в комнату, стрелок для начала отвесил ему легкий подзатыльник. А потом грозно пообещал оторвать уши, если тот опять сбежит на улицу.

Чувствуя за собой вину, мальчик все же сделал вид, что обиделся. Подав стрелку требуемый ночной горшок, молча отошел к окну. Дыша на замерзшее стекло, он рассматривал укрытую снежным покрывалом улицу. Ничего интересного там не происходило: пустой поворот с Угольной на Суконную, на крышах домов вокруг печных труб почерневший от золы снег.

— Забери, — приказал стрелок, ставя посудину на пол. — Нет, подожди…

Пауль послушно остановился.

— Потом вынесешь, — проворчал раненый, — а то опять удерешь… Садись.

— Не удеру, очень надо, — мальчик уселся на табурет с высокими резными ножками. Сунув ладони подмышки, вытянув ноги, с деланным любопытством уставился на потрескавшиеся носки башмаков.

— Хочешь сходить посмотреть, как будут вешать? — вкрадчиво спросил Вальтер.

Паренек с надеждой глянул на стрелка, но увидев на бородатом лице ехидную улыбку, отрицательно мотнул коротко стриженной головой.

— Ну и правильно, — стрелок откинулся на подушки. — Нечего тебе там делать.

Он помолчал, потом спросил:

— А ты знаешь, что даже просто увидеть палача — очень плохая примета?

Пауль скептически фыркнул.

— Мастер Герберт говорит, что верить в приметы — глупо, — сказал он снисходительно.

— Ты не все слушай, что твой мастер говорит, — веско ответил стрелок. — Я за войну таких чудес насмотрелся — ему и во сне не привидится. Ты, например, знаешь, что зараза из-за Далербергского палача началась?

Мальчик с любопытством посмотрел на Глонвия.

— Мастер Герберт говорит, что моровые миазмы… — начал он, но раненый состроил такую гримасу, что Пауль сбился и захихикал.

— Ничего смешного, — проворчал Вальтер. — Мне наш лейтенант рассказывал, как все было. А он видел Далербергского палача в тот проклятый день так же, как ты меня сейчас. Вот, послушай…


* * *

Немногие знают, что река Троица, несущая свои воды через все имперские земли от Ходбургских гор до Вольных городов побережья, берет начало в широком и глубоком озере. Как раз на самой границе со славным и могучим герцогством Цатль.

На одном из берегов озера возвышается высокий холм, вершину которого венчает крепостная стена, окружающая старинный донжон. С давних пор это место называлось Орлиный Камень, а владело им древнее рыцарское семейство фон Мерц — сеньоры гордые, бесстрашные и независимые. Когда-то им принадлежали все окрестные земли, в том числе близлежащий Далерберг — зажиточный городок на границе с герцогством.

Но время шло, распри с соседями и мотовство разорили благородных воинов: от прежних владений остался лишь обветшалый замок. Последний фон Мерц, по имени Готлиб, прожил в донжоне всю жизнь, покидая его только для охоты и рыбалки. Был он человек заносчивый, свирепый и нелюдимый — ни дать, ни взять, настоящий Бруман. Из-за дикого нрава и неотесанности рыцарь за всю жизнь так и не женился.

В последней войне он участия не принимал, а умер от горячки еще нестарым, простудившись ранней весной на охоте. Прямых наследников от него не осталось.

Через месяц, прослышав о смерти родича, в Орлиный Камень явился наследникединственный племянник, проживавший неподалеку в столице герцогства.

Двадцатилетний юнкер, в отличие от покойного дяди, имел характер весьма общительный и легкомысленный. Пока были деньги, жил весело, проводя время в утехах и кутежах. Узнав о наследстве, поспешил в замок, но был страшно разочарован, увидев, что вместо великолепного поместья ему досталась холодная, сырая башня и десяток неотесанных слуг. Юнкер вернулся в Цатль, попытался заложить имение ростовщикам, но во время войны недвижимость резко упала в цене.

Прожив последние деньги, наследник уехал в замок. Чувствуя себя настоящим узником, коротал тоскливые вечера в заплесневелой комнате, тщетно пытаясь согреться местным самогоном. К полудню продрав глаза, новый хозяин бродил по окрестностям, удил рыбу или колотушками срывал раздражение на слугах…

Однажды вечером, когда над озером бушевала буря и молнии с треском били из черных туч, а гром, казалось, вот-вот обрушит башню, у ворот замка появились всадники. Юнкер, с детства боявшийся грозы, не спал и молился в постели. Узнав о просящихся на ночлег путниках, молодой человек обрадовался неожиданной компании, приказал впустить и разжечь большой камин в трапезной. Кутаясь в плащ, вздрагивая каждый раз, когда над донжоном прокатывался очередной раскат грома, он вышел в залу. Один из гостей — пожилой мужчина в богатом платье — поклонился хозяину и представился старшиной нотариального Цеха Даллерберга.

В благодарность за кров, гость приказал сопровождавшим его слугам накрыть стол. Не успел юнкер глазом моргнуть, как из дорожных корзин появились блюда с многоярусными пирогами, паштеты, колбаски, графинчик вишневого ликера и бутылка мевельского. Все угощение выглядело отменно. Радуясь обилию и разнообразию явств, хозяин поспешил отдать дань позднему ужину. Нотариус оказался интересным собеседником: не столько пил и ел, сколько делился новостями о последних событиях в политике. Рассказал, что император заключил временное перемирие с мятежниками и теперь неподалеку от Далерберга во владениях маркграфа Георга идут тяжелые переговоры…

Буря вскоре затихла. Гремевшая гроза незаметно перешла в обычный дождь.

Юнкер, обильно запивая вином каждый проглоченный кусок, слушая тихий приятный голос гостя, совершенно расслабился. Зеленые глаза пожилого собеседника смотрели на юношу с такой отеческой заботой, что тот, не удержавшись, поделился с ним своими бедами. Стал многословно жаловаться на отшельническую жизнь в «этой дыре». Рассказал о тщетных попытках заложить имение и объявил, что с удовольствием избавился бы от проклятой башни.

Участливо качая седой головой, приезжий осведомился, за какую сумму благородный наследник согласился бы расстаться с Орлиным Камнем? Досадливо махнув рукой, юнкер назвал вполне умеренную цену. На лице нотариуса тут же появился откровенный интерес. Он сказал, что давно ищет подходящее земельное владение. Место над озером ему нравится, если перестроить замок, получится вполне достойное поместье. И владелец его не будет ни от кого зависеть — сам себе сеньор. Поэтому он готов предложить гостеприимному хозяину хорошую цену за Орлиный Камень. А чтобы у наследника фон Мерца не было желания искать других покупателей, даже накинет сверху. И нотариус назвал сумму, раза в полтора превышавшую ожидания юноши.

Думая, что гость пошутил, молодой человек повторил цифру и спросил, не послышалось ли ему? Но юрист предельно серьезным тоном подтвердил, что все верно. Деньги при нем, если юнкер желает, то они могут прямо сейчас составить официальную купчую. Не дав продавцу опомниться, гость позвал слугу, который не замедлил принести сундучок. Бронзовый ключ с хитрой бородкой со щелчком отпер замок, мужчина поднял крышку, и на россыпи гольдгульденов замерцал теплый отблеск свечей. При виде золота сердце юнкера азартно забилось. Не удержавшись, он зачерпнул монеты в горсть, как мелкую гальку на берегу горного ручья.

— И это все вы заплатите за старую развалину? — спросил он, не веря своей удаче.

— Да, — кивнул старшина. — Но с одним условием. Сразу после подписания купчей и получения денег вы со слугами должны покинуть Орлиный Камень. И никогда сюда не возвращаться.

— Да хоть сей момент! — вскричал юнкер и потребовал бумаги для совершения сделки.

Через два часа, несмотря на дождь, обрадованный юноша в сопровождении перепуганных, ничего не понимающих слуг уехал из замка, оставив в нем нового владельца.

Той же ночью в двери дома, принадлежавшего палачу города Далерберг, постучались двое мужчин. Узнав по голосу в одном из непрошеных гостей городского советника Штилле, «мастер длинного меча», как официально именовалась его должность, отпер. Сдержанно поздоровавшись, Метерних жестом предложил гостям войти. Советник, сказав, что он свое дело сделал, поспешил откланяться. Второй гость в мокром от дождя плаще и забрызганных грязью сапогах вошел, но от любезного предложения просушить одежду у камина отказался.

Не теряя времени, мужчина в нескольких фразах изложил хозяину суть дела, приведшего его ночью в дом на окраине Далерберга. Заметив интерес, ожививший совиные глаза мастера, достал пергамент, украшенный большой сургучной печатью.

Палач нацепил на широкую переносицу очки в железной оправе, шевеля губами, углубился в чтение. Дойдя до имени и звания будущего «клиента», указанных в документе, мастер Метерних удивленно присвистнул. Медленно покачал головой. На что заказчик отреагировал нервным покашливанием и, подавшись к хозяину, заглянул в пергамент. Молча ткнул тонким пальцем в абзац, где говорилось о гонораре за предстоящую работу. Прищурившись, палач дважды перечитал указанные строчки и вопросительно взглянул на гостя. В совиных глазах «мастера длинного меча» читалось явное недоверие.

— Да, — твердо ответил на невысказанный вопрос приезжий. — Плата именно такая, как написано. Не сомневайтесь.

Метерних надолго задумался. Сняв очки, провел ладонью по лбу, словно пытаясь разгладить набежавшие морщины. Потом аккуратно скатал контракт в трубочку и протянул собеседнику. Тот с беспокойством смотрел на палача:

— Вы отказываетесь?

— Нет, я согласен, — спокойно ответил Метерних и отправился собирать вещи.


* * *

С замковым мостом вышла заминка: когда его стали опускать что-то заело, и он завис в воздухе. Подъехавшие ко рву всадники, бранясь, ждали пока стрелки, суетившиеся у ворот, исправят неполадку. Послышались гулкие удары кувалдой, жутко хрустнуло, лязгнуло… Заскользили железные цепи, и мост шлепнулся на землю. Успокоив испугавшихся коней, всадники проехали над глубоким рвом со скопившейся на дне дождевой водой. Оказавшись во дворе Орлиного Камня, спешились. Далербергский палач, не привыкший к верховым прогулкам, неловко слез с лошади, стал разминать затекшие члены. К нему подошел лейтенант в блестящей кирасе и сообщил, что гостя ожидают.

Метерниха провели в большой темный зал, где на стенах висели истлевшие от сырости и грязи гобелены. Там в единственном кресле у большого стола сидел седой господин лет шестидесяти. В огромном камине дымили отсыревшие дрова. Незнакомец все время покашливал и утирал платком слезящиеся глаза. Подойдя ближе, палач увидел на груди старика золотую цепь с имперской эмблемой правосудия и преклонил колено.

— Я имперский судья Фляйфиш, — представился сидящий. — Тебе объяснили суть дела?

— Да, ваша милость. Я готов подписать контракт, но вначале хочу ознакомиться с приговором.

— Разумеется.

Фляйфиш достал пергаментный лист, показал палачу. Тот близоруко всмотрелся.

Прочитав текст, заметил вслух, что в приговоре отсутствует подпись судьи.

— Сейчас будет.

Старик ткнул пером в бронзовую чернильницу стоявшего на столе письменного прибора. Размашисто расписался.

— Смотри, — судья продемонстрировал приговор. — Теперь все по форме. Очередь за тобой.

Он указал на контракт, который гость держал в руке.

— Да, — кивнул палач и, взяв перо, тщательно вывел подпись. — Обещанная плата, ваша милость?

— Держи, — в подставленные ладони Метерниха, звякнув, упал мешочек.

Даллербержец развязал кошелек, высыпал на широкую ладонь серебряные талеры.

Одна из монет упала на пол, покатившись, застряла в щели между почерневшими досками. Метерних подобрал беглеца. Подошел к свечам, горевшим на столе.

Тщательно рассматривая каждую монету, сложил обратно в кошель.

Разжав пальцы, палач уронил деньги на стол.

— Прошу прощения, ваша милость, но мне было обещано другое, — сказал он сухо.

— Боюсь, что мне придется отказаться…

На дряблом лице судьи отразилось нечто вроде разочарования. С сожалением вздохнув, он поманил далербержца, положил в протянутую руку золотой.

— Вот, дарю, — сказал он. — Доволен?

«Мастер длинного меча» долго изучал чуть изогнутую, тонкую монету. Казалось, что однажды некто согнул, а потом разогнул дукат, словно пытаясь разломить на две неравные части. Тонкая линия сгиба проходила через левое колено императора, изображенного в полный рост. «Все совпадает, — подумал палач, мысленно сравнивая золотой с рисунками и описаниями, виденными в старинных книгах. — Похож… Очень похож. Настоящий «Хромой дукат».

Зажав монету в кулаке, он снова преклонил колено и, стараясь не выказать охватившее его волнение, сообщил, что готов приступить к работе.


* * *

Стрелки, дежурившие на стенах замка, с любопытством следили за суетящимся внизу крепышом-даллербежцем. Не обращая внимания на холодную погоду, Меттерних, готовивший место казни, скинул плащ, а затем дублет, оставшись в серой рубахе с расстегнутым воротом. Бархатный берет он тоже снял, и капельки пота блестели на желтой лысине. Не удержавшись, один из стрелков смачно плюнул в заманчивую мишень, но промахнулся.

Привычное возбуждение перед работой охватило палача, отсутствие помощников не помешало быстро справиться с приготовлениями. В дровяном сарае он отыскал подходящую по размерам колоду для плахи. Поработав топором, сделал в ней углубление для шеи. Потом извлек из кожаного чехла меч и тщательно оправил заточку клинка особым камнем. Посыпал булыжник вокруг плахи толстым слоем древесной стружки, поставил рядом захваченный из дому мешок с отрубями. Закатал рукава повыше локтей, обнажив мускулистые руки, поросшие густым черным волосом…

— Готово! — наконец объявил Метерних. — Можно начинать!

Фляйфиш, гревшийся с секретарем неподалеку у костра, подал кому-то знак.

Вскоре из каменного сарая, примыкавшего к донжону, двое вооруженных слуг под руки вывели худенького, выглядевшего моложе своих шестнадцати лет юношу.

Аристократически длинные светлые волосы, одежда, богато украшенная золотым шитьем, странно контрастировали с босыми ногами пленника. Палач предположил, что башмаки с него сняли еще в пути, на случай побега.

Ступив в попавшуюся на пути лужу, молодой человек сделал испуганное движение, но крепкие руки конвоиров не дали ему остановиться. Рядом шагал монах с аскетичным лицом, громко нараспев читая молитву. Когда юношу вели мимо лейтенанта, командовавшего отрядом, тот порывисто сорвал с головы берет, преклонил колено. Стрелки, стоявшие за ним в оцеплении, застыли навытяжку.

Глаза приговоренного широко раскрылись, на лице появилось просительное выражение. Тонкие губы задрожали, пытаясь что-то сказать. Но чудесного спасения не произошло: лейтенант отвел глаза. Юноша же чуть не свернул себе шею, когда его провели мимо.

Как только слуги отпустили молодого человека, он со стоном повалился на колени. Палач с удовлетворением отметил, что руки клиента уже связаны. Неслышно ступая, Метерних стал за спиной жертвы. Секретарь судьи, выступив вперед, скороговоркой зачитал приговор. Экзекутор слушал вполуха:

— … Генрих фон Сталлер, урожденный герцог Цатльский, сын покойного Альфреда Цатльского и жены его, графини Брегонды, будучи уличен в ереси, заговоре и покушении на жизнь Императора… на основании свидетельских показаний, данных под присягой… приговаривается к отсечению головы…

Не успел чиновник замолчать, как монах произнес формулу отпущения грехов.

Торопливо сделал жест благословения над головой юного герцога. Судья поймал взгляд даллербержца, чуть заметно кивнул. Не теряя времени, «мастер длинного меча» приступил к работе. Его сильные руки ловко подхватили юношу подмышки, рывком поставили на ноги. Шепча что-то успокаивающее в ухо молодого человека, палач с рвением потащил того к плахе. В такие моменты он испытывал к жертве чувство, схожее с тем, что охватывало его перед совокуплением с женщиной. Власть над человеческой жизнью возбуждала. Сердце юноши бешено билось, и, ощущая беспомощность клиента, мастер Метерних еле сдерживал себя… Больше всего палачу сейчас хотелось голыми руками раздавить казавшуюся такой хрупкой грудную клетку приговоренного.

От юного герцога веяло нездоровым жаром. У самой плахи он сделал вялую попытку вырваться, но палач мгновенно среагировал. Сжал ему ребра мощными руками, да так, что приговоренный на мгновение потерял сознание. Когда наследник очнулся, у него в ушах шумело, а перед глазами расплывалось светлое пятно — древесная стружка, рассыпанная по камню.

Палач поднял меч. Тщательно прицелился, сосредоточившись на прикрытой светлыми волосами шее жертвы. В голове мелькнула запоздалая мысль, что следовало бы их остричь… Слегка задыхаясь от возбуждения, «мастер длинного меча» задал формальный вопрос «Прощаешь ли ты меня?». Не дожидаясь ответа, нанес быстрый и мощный удар. В следующее мгновение обезглавленное тело юноши завалилось на бок, скорчилось в смертельной судороге. Рассыпанная стружка покраснела от горячей крови.

— Свершилось! — выдохнул монах и, бормоча молитву, опустился на колени.

Стараясь не испачкаться, Метерних осторожно ухватил за волосы отсеченную голову, опустил в мешок с отрубями. Его возбуждение, нашедшее выход в мастерски нанесенном ударе, схлынуло.


* * *

Согласно традиции, судья Фляйфиш пожелал выкупить у даллербежца останки и одежду казненного. В обмен на тело и голову он дал Метерниху знакомый кошелек с талерами, но приказал упокоить мятежного герцога в озере. Перекинув труп через лошадиную спину, держа в руке потяжелевший мешок с отрубями, палач повел лошадь под уздцы на берег. Позади шли четверо стрелков и лейтенант. Вскоре они спустились к грубо сколоченному мостку, стоявшему на почерневших от воды столбах. Рядом приткнулся небольшой паром. Шуршал в зарослях влажной зелени тростника ветерок…

Метерних стащил с лошади обезглавленного наследника престола. Обмотал тело обрывком старой колодезной цепи, найденной в заброшенной кузнице замка. В мешок с головой положил тяжелый камень, который отыскал неподалеку. Все это время солдаты молча курили свои трубочки, равнодушно поглядывая по сторонам. Кряхтя от напряжения, палач поднял труп и перенес на паром. Сходил на берег за мешком с головой. Вернувшись на колышущийся под ногами настил, встретился взглядом с лейтенантом, но тот сердито отвернулся.

Палач взялся за ворот барабана с намотанным на него канатом, соединявшим паром с противоположным берегом. Стал вращать. В одиночку было тяжело, но далербержец не прерывал работы, пока не оказался на середине озера. Разминая заболевшие от усилий пальцы, он посмотрел на стрелков, прохаживавшихся по берегу. Затем его взгляд скользнул на холм, оттуда на серый донжон Орлиного Камня. Наверняка, там у одной из черных амбразур стоит судья Фляйфиш и следит за ним. Пришло время заканчивать.

«Мастер длинного меча» спихнул мертвое тело с парома. Опустил следом мешок.

Когда на поверхности воды лопнул последний пузырь воздуха, палач присел на корточки. Тщательно вымыл покрытые засохшей кровью руки. Высморкался. Снова взглянул на замок.

Метерних достал из ножен, висевших на левом бедре, острый, как бритва, кинжал. На мгновение стало жаль меч, оставшийся в замке. Он выпрямился, сделал шаг к барабану, намотал канат на левую руку. Несколькими быстрыми движениями перерезал толстую веревку со стороны замка. Кинжал скользнул на место в ножны.

Упираясь ногами в настил, палач принялся тянуть канат обеими руками, приближая паром, превратившийся в плот, к противоположному берегу. Его начало сносить в сторону, но это не имело значения.

Лейтенант, следивший с мостка за Метернихом, не сразу понял, что лежащая в воде веревка обрезана. Но увидев, как плот с палачом удаляется, вместо того, чтобы возвращаться, воин бросился к башне. Четверо стрелков растерянно смотрели вслед начальнику.

Вопреки его опасениям судья выслушал новость спокойно.

— Знаю, видел, — сказал Фляйфиш. — Пусть убирается куда хочет. Оставь десяток человек в замке: он может нам еще пригодится в ближайшее время. Остальным прикажи седлать лошадей. Пора возвращаться к маркграфу Георгу, переговоры еще не закончились…


* * *

Еще до заката солнца невысокий крепыш в одежде зажиточного горожанина с длинным кинжалом на поясе вошел в ворота постоялого двора. На лай сторожевого пса появился хозяин. Поздоровавшись, гость сказал, что нужна комната на ночь и хороший ужин с вином. Вышедшая следом за трактирщиком служанка провела нового постояльца в его комнату.

Повесив берет на гвоздь, бывший палач города Далерберга вытер вспотевшую лысину, опустился на табурет. Ноги гудели от долгой ходьбы, хотелось спать, но чувство голода было сильнее. Меттерних вспомнил, что последний раз ел у себя дома вчера вечером. Наконец хозяин принес поднос с едой. Мастер уселся за стол.

— Прошу прощения, — сказал трактирщик, ставя перед ним блюда и бутылки, — но в наших краях в обычае брать плату вперед. Уж не обессудьте.

— Неважно, — палач вытащил тощий кошелек, вытряхнул на стол полученный от судьи дукат. — Держи.

— Сейчас принесу сдачу, — хозяин взял монету, вышел.

Метерних отложил пустой кошелек, принялся кроить жареную курицу ножом.

Обгладывая ножку, поглядывал на мешочек, словно ожидая, что тот исчезнет. Вскоре хозяин принес ему горсточку серебряных монет. Пересчитав сдачу, далербержец отпустил трактирщика. Прислушиваясь к звуку удаляющихся шагов, палач вытер жирные пальцы льняной салфеткой. Чувствуя сильное волнение, а вдруг ничего не выйдет, снова встряхнул кошелек — на стол выпал «Хромой дукат». Точь в точь такой, каким он расплатился за еду и ночлег. Та же линия сгиба делила монету на две неравные части…


* * *

— После того, как тело несчастного герцога, преданного товарищами по мятежу и проклявшего своих палачей, попало в озеро, — завершал рассказ стрелок, — вода в нем превратилась в яд и отравила реку. Каждый, кто брал из нее воду для питья и готовки, заболевал смертельной болезнью. Вот так начался Мор, от которого перемерло больше людей, чем… — Вальтер запнулся, подыскивая подходящее сравнение и торжественным голосом закончил:

— Чем от стали в последнюю войну.

— А куда делся Далербергский палач? — спросил Пауль. — Он тоже заболел и умер?

— Нет. Человек, у которого в кармане Хромой или Неразменный дукат ничем заболеть не может. Потому что монета — дьявольская: бережет своего владельца от любых напастей, — Лонгвий завистливо вздохнул. — Живет себе где-нибудь, на все поплевывает.

— А откуда Дьявол берет Неразменные деньги? — в глазах мальчика горел огонек любопытства. — Гномы делают?

— Не-а, — зевнул Глонвий. — Один монах болтал, что их чеканят попавшие в Ад фальшивомонетчики…

Кто-то загрохотал бронзовым кольцом во входную дверь дома. Пауль побежал открывать. Из прихожей послышались голоса: вернулись хозяин с женой. Раздеваясь, они обменивались впечатлениями от увиденного на Ратушной площади и охотно отвечали на расспросы ученика. Рассказывая о покаявшихся перед казнью злодеях, набожная супруга мастера Штерна цитировала святое писание. Лекарь же ругал непрофессиональную работу местного палача. Как повелось с давних пор, люди его профессии состояли с экзекуторами в конкуренции: те неплохо разбирались в анатомии, изготавливали снадобья и зачастую отбивали у медиков клиентов. Вот и сейчас хозяин дома брюзжал по поводу лишних мучений, которые мастер Иоган доставил приговоренным.

На это его супруга заметила, что легкая смерть без страданий не поможет преступнику искупить грехи и хотя бы чуточку приблизиться к спасению. К тому же вид злодея четверть часа корчащегося в затянутой петле производит на подверженных соблазнам людей более сильное впечатление. Теперь кое-кто в городе трижды подумает, прежде чем позарится на чужое. Лекарь привычно согласился и пошел в кабинет, размышляя вслух над тем, стоит ли покупать у палача труп для анатомических опытов. Хозяйка дома надела фартук, занялась на кухне приготовлением обеда. Через полчаса она послала Пауля спросить — не хочет ли стрелок чашку бульона.

Войдя в комнату раненого, мальчик показал ему кусок толстой веревки с туго затянутым узлом.

— Это мне мастер Герберт принес, — похвастался он. — На ней повесили самого атамана разбойников.

— Покажи-ка, — Глонвий взял у мальчика подарок. — Такая штука хороший талисман… И сколько мастер дал за нее?

— Не знаю, — пожал плечами Пауль.

— Мне бы она пригодилась, — стрелок покатал веревку в ладонях. — Для солдата оберег — вещь нужная… Хочешь за нее имперский талер?

Глаза Пауля загорелись. Помявшись, он с надеждой в голосе спросил, не двоюродный ли брат этот талер Неразменному дукату?

— Не-а, и рядом не лежал, — хитро прищурился солдат. — Лучше ответь мне, как мастер Штерн купил у палача кусок веревки повешенного, если казненные будут висеть еще целую неделю?

На лице мальчика отразилось недоумение. Поджав губы, он посмотрел на веревку, которую стрелок держал в руке. Недоумение быстро сменилось обиженным выражением.

Лонгвию стало жаль ученика. Пришлось высказать догадку, что палач отрезал кусок с другого конца. С того, которым она крепится к перекладине…

— Там, обычно, после узла еще целый локоть висит, — уверенно говорил Вальтер.

— Можешь мне верить: чего-чего, а как вешают, я насмотрелся.

Пауля предположение слегка утешило, но он рассудительно заметил, что из такой веревки талисман, наверное, не получится. Слишком слабый будет.

— Почему не получится? — спросил Лонгвий. — Конечно, получится. Тут же все дело в том, кого повесили. Если атамана, то там с какого конца не режь, все равно оберег выйдет.

Чтобы окончательно вернуть мальчишке хорошее настроение, стрелок подарил ему монетку в три гроша. Отдав веревку, раненый попросил Пауля к бульону разбавленного вина: единственный крепкий напиток, дозволенный ему лекарем. И не больше кружки за день.


Оглавление

  • Picaro Хромой дукат

  • загрузка...