КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 402926 томов
Объем библиотеки - 530 Гб.
Всего авторов - 171482
Пользователей - 91546
Загрузка...

Впечатления

Stribog73 про Балтер: До свидания, мальчики! (Советская классическая проза)

Почитайте, ребята. Очень хорошая и грустная история!

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
Любопытная про Быкова: Любовь попаданки (Любовная фантастика)

Вот и хорошо , что книга заблокирована.
Ранее уже была под названием Маша и любовь.
Какие то скучные розовые «сопли». То, хочу, люблю одного, то любовь закончилась, люблю пришельца, но не дам ему.. Долго, очень уныло и тоскливо , совершенно не интересно.. Как будто ГГ лет 13-14..Глупые герои, глупые ситуации.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
ZYRA про Сидоров: Проводник (СИ) (Альтернативная история)

Книга понравилась. Стиль изложения, тонкий юмор, всё на высоте. Можно было бы сюжет развить в сериал, всяческих точек бифуркации в истории великое множество. С удовольствием почитал бы возможное продолжение. Автору респект.

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Бельский: Могущество Правителя (СИ) (Боевая фантастика)

Хз чё за книжка, но тёлка на обложке секс

Рейтинг: -2 ( 0 за, 2 против).
Шляпсен про Силоч: Союз нерушимый… (Боевая фантастика)

Правообладателю наш пламенный привет

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
kiyanyn про Вязовский: Я спас СССР! Том II (Альтернативная история)

Очередной бред из серии "как я был суперменом"...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
Colourban про Александр: Следующая остановка – смерть (Альтернативная история)

А вот здесь всё без ошибки, исправлено вовремя.

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
загрузка...

Пожиратели лотоса (три новеллы о главном) (fb2)

- Пожиратели лотоса (три новеллы о главном) 49 Кб, 27с. (скачать fb2) - Picaro

Настройки текста:



Picaro Пожиратели лотоса (три новеллы о главном)

Европейский удар

…Ночью танкисты еще свои тридцатьчетверки с союзнических платформ во Фрайбурге сгружали, а мы в штабе за них уже пили. Первый стакан «За начало славных дел!» осторожно. А потом, когда с передовой стали докладывать, что вражеская оборона прорвана и «танки наши быстры», то тут уже тосты один за другим пошли. За вождя нашего любимого, товарища Иосифа Виссарионовича Сталина, ур-р-р-а-а! И за маршала Жукова, который ударной группировкой командует, и через неделю со своим штабом в самом Париже будет, и за тех, у кого звезды поменьше, но на нашем небе светят ярче, потому что к нам ближе… В общем, на грудь приняли очень даже. Еле потом к машине добрались, чтобы в Гуро ехать. Честно говоря, будь моя воля, то я бы не поехал, никуда бы этот городишко не делся, теперь успеется, но начальству виднее. Повезло французикам, что танковый корпус генерала Стралева прошел на пять километров севернее и городок этот просто не заметил. Что такое пять тыщ метров на штабной карте? Да ничего, одно движение генеральского карандашика. Чуть правее линию провели бы — и все! Ни хрена бы от этих домишек и костела, постройки семнадцатого века, не осталось. Не дымок бы лениво из труб в утреннее небо поднимался и булками свежеиспеченными пахло, а несло бы гарью с развалин. А так — повезло французским пролетариям. Правда, в этом курятнике не только классово близкие обитают, но и каплуны из буржуа. Вот к ним-то в гости мы с майором МГБ Калистратовым Арсением Ивановичем и приехали. Как говорят наши польские товарищи — «санацию» проводить, зерна от плевел отделять. Не сами, конечно, взвод синих погон позади на двух грузовиках катит. Хотя на весь Гуро один полицейский, и тот подагрик. Ребята у нас все рисковые, и градус соответствующий, так что мы разведку высылать не стали, а прямо вперед, не останавливаясь, в центр городка проскочили — и к мэрии. Да и на хрена эта разведка, если на заднем сиденье «опель-кадета» камрад Жан, как цветочек в проруби, болтается? Только позавчера к нам из-за будущей линии фронта прибыл. Зря, что ли, он еще год назад списочек составил и характеристику на каждого жителя родного ville написал? Целая тетрадь в коленкоровом переплете получилась. Лежит теперь у товарища майора в планшете и минуты своей ждет. Двери в мэрию наши ребята выломали и камрад Жан с лейтенантом Макаровым и четырьмя стрелками по этажам затопали. Я же с майором стал начальническое гнездышко обживать, но преуспели не сильно. Только мы с Калистратовым в кабинет зашли, как прибегает сержант Петренко и докладывает, что союзники прибыли. На двух машинах. Откуда они взялись, черт его знает, но раз приехали, то пусть их…

— Нехай заходят, — майор рукой махнул и на стол задом шлепнулся. — Тереша, ты как считаешь, — и пачку «Житан» мне протягивает, — коньяком угощать или обойдутся? Не успел я ответить, как в коридоре сапоги забухали и в кабинет вваливаются двое. Один, как водится, повыше, другой на вершок меньше. Первый — капитан, как я, и второй — унтерштурмфюрер, летеха по нашему. Оба в зеленом, но петлицы черные, на рукавах — ленты, у лейтенанта на груди болтается «железка» за Польшу. Ну, а гауптштурмфюрер, так тот вообще матерый. Матерее только кабаны у нас в деревне. На шее «рыцарь», а на пальце толстом, что твоя баварская сосиска, перстень с тотенкомпфом, плюс шеврон ветерана партии на рукаве. Я их бирюльки хорошо по нашему справочнику внутреннему изучил — умеют, черти, красиво наряжаться. Да, сразу видать настоящего арийца из старой гвардии. И морда соответствующая, как с плаката: блондин, глаза голубые и форма лица из одних углов и квадратов. Еще и шрам — от рапиры, похоже. Это у них так раньше студенчество баловалось, дуэлями.

— Рады видеть камрадов по оружию, — рявкнули немцы на русском, руки вскинули, застыли, а потом расслабились. — Поздравляем с будущей победой.

— С общей победой, — майор от стола отлепился, к гауптштурмфюреру подошел, поручкался. — Каким ветром вас, дорогие товарищи, в советскую оккупационную зону занесло? Не заблудились случаем?

— Может помощь нужна? — я пожал руку унтерштурмфюреру, потом матерому протянул. — Говорите, не стесняйтесь. Я — военный комендант, так что смело.

— Приятно познакомиться, — старший немец головой вверх-вниз сделал и каблуками щелкнул. — Франк, предписание, — это он своему младшему. — Извольте прочитать, камрады. Взял я у лейтенанта пакет, раскрыл. Калистратов сразу ко мне, в бумажку с орлами и печатями заглядывает, хотя по немецки читать не умеет. Я, как на грех, тоже. Вернее, зубрил в училище перед войной, но потом, когда в тридцать девятом пакт подписали, ясно стало, что не пригодится. Ну, в том смысле, который раньше предполагался. Стал французский штудировать — и тут в самую точку оказалось.

— Вот копия, заверенная в канцелярии генерала Катова, — немец вторую бумагу сует. — Тут по-русски, товарищ капитан. Я бумажку быстренько пробежал и все сразу стало понятно. Оказывается, еще до присоединения Западной Украины из рейха в Гуро семья жидков удрала. Какой-то бывший банкир. Наши бы и думать забыли, но немцы — народ дотошный, учетом всегда славились. Вот и держали на карандаше, пока время не пришло. Калистратов бумагу за подписью своего непосредственного начальника два раза перечитал и лоб нахмурил.

— Стран-но это, — цедит сквозь зубы и в зеленых глазах нехороший блеск, — какой такой Гольцман? Не должно здесь быть никакого Гольцмана. Достает из планшета коленкоровую тетрадку и начинает листать. Долго бы он пальцем по строчкам мусолил, но гауптман кашлянул и говорит, что это он по старому немецкому паспорту Гольцман.

— Здесь он прячется под фамилией Гош, — поясняет матерый. — На Фиалковой улице живет, под третьим номером. Я там людей оставил — для наблюдения за домом, но брать без консультации с советскими властями счел неправильным.

— Да, — повеселел Калистратов, — Гош имеется, и адрес совпадает. Жан тут приписку сделал, что «рантье, аполитичен и подозрителен». Есть у мужика классовое чутье, есть. Можешь забирать, товарищ гауптман, нам это добро и даром не нужно. Еле от своих избавились.

— Я всегда считал, что ваш вождь есть великий человек, — закивал немец и сосиской своей указательной в потолок ткнул. — Германия и Россия будут править миром.

— Да мы им и так почти всем правим, — говорю я. — Осталось только англичан с острова выбить и помочь китайским товарищам да японцам америкашек добить.

— За это надо выпить, — майор позвал ординарца и приказал принести коньяк с закуской.

Матерый тоже не сухарь оказался. Жидка арестовывать лейтенанта отправил, а сам с нами за стол, и на стол кое-чего выставил. Свойский мужик, даром, что немчура, не из жадных. Ефрейтор ему из машины портфель принес, а там бутылка шнапса, фляжечка бренди, колбаски всякие с чесночком, шпик. В общем, посидели мы славно…

* * *

«Совершенно секретно. Верховному Главнокомандующему т. Сталину И. В. Сегодня в пятнадцать часов по московскому времени танковый корпус генерал-майора Стралева подвергся сильнейшему удару авиации противника.

Продвижение наших войск остановлено по всему фронту, потери очень велики, точные цифры уточняются. Разведданные указывают на то, что американский бомбардировщик «Б-17» сбросил на наши боевые порядки так называемую «атомную бомбу». Командующий Европейской Ударной группой войск маршал Жуков Г.К.».

«Совершенно секретно. Командующему Европейской Ударной группой войск маршалу Жукову Г.К. Продолжать наступление. И. Сталин».

«Строго секретно. Начальнику Генштаба Сухопутных войск генерал-полковнику Гальдеру Ф. Поздравляю с важной победой! Провал наступления русских, как и предусматривалось планом «Тамерлан», открывает путь к нашей окончательной победе на европейском плацдарме. Теперь вермахт сможет в кратчайшие сроки довершить разгром франко-британских сил, не опасаясь применения американцами их пресловутого «чудо-оружия». Разведка подтверждает, что, нанеся два бомбовых удара по советской группировке, враг на долгое время исчерпал свои возможности в применении атомных боеприпасов. Германия благодарит своих героев. Адольф Гитлер».

Под небом голубым

По лесу, сгибаясь под тяжестью рюкзака, шел человек. Высокий бородатый мужчина в зеленом охотничьем комбинезоне и сапогах до колен. На длинных, давно немытых волосах плотно сидела черная вязаная шапочка. Грудь путника пересекали многочисленные ремни, на которых болтались армейские фляги, пара ножей в кожаных ножнах, электрический фонарь и патронташи. В руках он сжимал охотничью «вертикалку» с изрядно потертым прикладом. Напряженный взгляд черных, ввалившихся от усталости глаз цепко изучал кусты и деревья, пытаясь угадать, где затаилась опасность… В отличие от двух мучительных недель, за которые мужчина преодолел не менее четырехсот километров, сегодня лес молчал. Казалось, все зверье, четырнадцать суток ни днем, ни ночью не дававшее покоя своим уханьем, визгом, рыком и странным, почти человеческим хохотом, куда-то исчезло. Лес в одночасье вымер, как будто мутировавшие от радиации и бактериологической дряни животные разбегались, едва учуяв приближающегося человека. Одного из «царей природы», собственными руками разрушивших свое царство и навсегда утративших венец власти. Но по-прежнему опасного. Шедший по лесу человек был бы рад думать, что хищники наконец-то оставили его в покое, признав слишком непростой добычей. Но древний инстинкт выживания, взявший вверх над всеми другими, как только он оказался в этом проклятом мире, подсказывал, что наступившая тишина — лишь затишье перед надвигающейся бурей.

Подул ветер, кругом зашелестело, и с низкого, беспросветно серого неба закапал дождь. Тяжелые маслянистые капли, от которых чесалась и трескалась кожа, забарабанили по брезентовому верху рюкзака, заскользили по плотной ткани комбинезона. Заблестели вороненые стволы «вертикалки». На мгновение приостановившись, мужчина натянул вязаную шапочку на лицо. Теперь черные глаза смотрели в две большие, неровно сделанные прорези. Лес впереди стал редеть, расступаться, и не сбавлявший шага путник неожиданно для себя оказался на краю поля. Поросшее странным коричнево-желтым, стелющимся по земле кустарником пространство тянулось насколько хватал глаз. Пройдя по инерции еще шагов двадцать — сказывался туман усталости — он остановился. Метрах в ста впереди, рядом с черным остовом выгоревшего автобуса, не обращая внимания на усиливающийся дождь, стояли голые люди. Человек десять — мужчины и женщины.

Обнаженные бледно-серые тела, дряблые, отвисшие животы, груди и совершенно лысые головы. Человек с ружьем на секунду закрыл глаза, открыл. Он не видел людей уже пятые сутки, после того, как потерял своего последнего спутника. А если говорить точно, то местные жители, аборигены этого жуткого мира, попались ему на глаза впервые. До сих пор встречались только развалины с обглоданными скелетами и полусгнившими книгами, журналами и газетами на родном языке. Из них он и узнал о катастрофе — Третьей мировой войне. Странные, невосприимчивые к холоду «нудисты» зашевелились. Они явно заметили появление незнакомца, и головы одна за другой повернулись в его сторону. Группа задвигалась и, расходясь в цепь, стала подступать к путнику. В их молчании, медленных движениях рук и ног было что-то неестественное. Казалось, все они страдают заболеваниями суставов, и каждый шаг вызывает боль, вынуждая идти с предельной осторожностью. Неожиданно инстинкт выживания, на несколько мгновений уступивший любопытству контроль над телом, подал сигнал: «Тревога!». Мужчину пробил холодный пот, чутье буквально кричало, что встреча добром не кончится. Расстояние между ним и «нудистами», несмотря на черепаший ход последних, заметно сократилось. Но ни один из этих странных людей даже не сделал попытки заговорить. А отсутствие волос и мимики превращало их худые и в целом заурядные физиономии в отвратительные зловещие маски. Руки «охотника» сами собой направили ружье в сторону обнаженных. Прочистив кашлем предательски занемевшее горло, он заорал:

— Стоять, не двигаться! Но случилась странная вещь: он не услышал себя. Происходившее стало совсем походить на ночной кошмар. Понадобилось секунд двадцать, чтобы мужчина понял: он не слышит своих слов, потому что оглох. Пронзительный вой самой громкой из сирен, какую только можно представить, накрыл все, заложил уши. Еще мгновение и человек с ружьем и застывшие на месте незнакомцы увидели медленно приближающуюся машину. Несмотря на странную яркую раскраску, мужчина сразу узнал ее. Во времена его детства такие шестиосные самоходно-пусковые установки, окрашенные в строгий военный цвет, были «гвоздем» ежегодного парада на главной столичной площади. Правда, тогда на их спинах возлежали гигантские сигары баллистических ракет с муляжами ядерных боеголовок. Надежные щит и меч Родины, укрывавшие от врагов и грозившие немедленной карой всякому, кто осмелился бы посягнуть на ее мирную жизнь. Но, как оказалось, внутренняя угроза была гораздо опасней и великую страну сгубила пятая колонна жалких отщепенцев… Сирена смолкла так же неожиданно, как и зазвучала. В ушах звенело, «нудисты» неуверенно переглядывались, а замечательная машина медленно приближалась. Мужчина увидел, что позади к ней прикреплена сцепка из трех грузовых платформ. Настоящий автопоезд. Не доехав полусотни метров, изукрашенный абстрактными, веселых ярких цветов граффити, «ракетоносец» остановился. И в тот же момент голые серые люди разделились на две группы. Меньшая, в которой было двое мужчин и женщина с большими, плоскими, как блины грудями, возобновила движение к человеку с ружьем. Вторая — пересчитывать ее не было времени — двинулась к машине. В кабине бывшего «ракетоносца» открылись дверцы и высунулись две фигуры в армейском камуфляже. Водитель поднес ко рту мегафон.

— Эй, ты, хрен с пукалкой! — заорал он. — Какого ждешь?! Вали их, это же мертвяки! Зомби! Мочи, дурак, пока не сожрали! Реакция у «охотника» оказалась хорошей.

«Бах! Бам!» — прогремел дуплет и лысые головы живых мертвецов разлетелись, как две перезревшие тыквы под ударами палки. Ружье переломилось, красные дымящиеся гильзы, блеснув латунными донышками, упали на землю. Женщина-зомби, на которую не хватило пули, внезапно утратила свою медлительность. Став на четвереньки, она метнулась к стрелку. Тот еле успел перезарядить ружье и выпалил сразу из обоих стволов. Буквально в упор. К несчастью, в последний момент зомби вскочила на ноги и оба заряда пришлись мертвячихе в дряблый живот. Клубок сизых кишок вывалился из образовавшейся дыры, но это не остановило атаку. Насадив свое тело на «вертикалку», «хищница» вплотную приблизилась к ошалевшему от такого напора человеку. Перед его лицом защелкали желтые клыки, в нос ударил омерзительный смрад, а в горло вцепились ледяные пальцы. Выпустив бесполезное ружье, мужчина выхватил нож и остервенело стал кромсать сбоку шею нападавшей. Рана разошлась и на вислую грудь хлынул поток мерзкой жижи, кишащей белыми личинками. Голова монстра завалилась набок, затем от нового напора клинка бессильно откинулась назад. Получив мощный удар ногой, зомби опрокинулась на землю. Ее противник, впавший от ярости и страха в неистовство, вытащил у нее из брюха ружье и трясущимися пальцами снова зарядил его. «Бам! Бах!» Державшаяся на одном позвоночном столбе голова разлетелась вдребезги. Мужчина разломил оружие и, нащупывая заряды в патронташе, посмотрел на автопоезд. Там, с пестрого борта как раз спрыгнули двое. Один — тот, что кричал в мегафон, сжимал в руках пулемет «М-60» и щедро, от души поливал свинцом напавших на него зомби.

Второй прикрывал напарника, работая короткими очередями из старомодного «АК-47». Пули, словно стая бойцовых собак, рвали гнилую плоть на части, во все стороны летели какие-то брызги и ошметки мяса. Одна за другой лопались лысые головы, исход боя был предрешен… Бесцеремонно направив ствол пулемета в живот новому знакомому, здоровяк в камуфляже, кепи и черных очках потребовал:

— Маску сними! Ты кто? Его напарник, оказавшийся высоким и худым негром со странно брылястым лицом,

молча вертел головой, стараясь не оставлять машину и поле без присмотра. Останки зомби неопрятными кучами лежали на земле, других противников видно не было.

Левой рукой мужчина с «вертикалкой» стянул с лица шапку и с неприязнью посмотрел на американскую экипировку военных. «Натовцы», — подумал он и представил, как стреляет в пулеметчика.

— Ты чо молчишь, мужик? — солдат в темных очках отстегнул с пояса пластиковую флягу и протянул. — Хлебни, шок снимет. Меня Жора зовут, — сказал он дружелюбно.

— Пей, говорю. Сразу попустит.

— Вы кто? — сипло спросил путник. — Американцы?

— Русские мы, — пулеметчик приподнял пшеничные брови, удивившись неожиданному вопросу. — Я — старый русский, а Том, — ухмыляясь он покосился на негра, — новый. Я в Венесуэле буровиком работал, когда вся эта байда началась. Теперь вот домой еду. Мужчина опустил ружье и взял флягу. Глотнул. Водка, пшеничная. Русская. Хорошая. Он снова глотнул и вернул Жоре.

— А я — Олег Шереметев, учитель, — сказал он. — Инструктор по русскому скаутингу.

* * *

Ночью в мертвый город решили не въезжать и Жора остановил свой автопоезд на кольцевой. Оставив негра сторожить в кабине «ракетоносца», перебрались в домик-прицеп, закрепленный на одной из платформ. Здесь имелась маленькая кухонька, и буровик принялся готовить ужин.

— А что это твой Том все время молчит? — спросил Шереметев, наблюдая, как новый знакомый вскрывает банки с консервами. — Или он по-русски ни бум-бум?

— Угу, — Жора мрачно посмотрел на пораненный о жесть палец и слизнул кровь. — И это тоже. Но только он — немой. Как Герасим, — бывший нефтяник осклабился. — До всей этой байды художником был, а потом угодил в лапы уличной банде. Ну, белые мальчики на нем за Обаму и поотрывались, да так, что у него голос пропал. На нервной почве. Но мне нравится, я болтать не люблю. Да и негры мне по душе. Олег удивленно посмотрел на буровика.

— Они — ребята простые, искренние, к природе ближе, — пояснил тот. — Не то, что чурбаны какие-нибудь. Вот от тех чего угодно можно ожидать. Менталитет такой. А вообще я с ним поначалу намучился. Он ведь, когда его встретил, жирный был, стопроцентный американец. Из одних гамбургеров и кока-колы состоял. Но ничего, я его так погонял, что сам видишь — боец получился! Только все равно не говорит. Жора поставил на откидной столик одноразовые тарелки, положил ложки и вилки. Вынул из холодильника тарелочку с кусочками подвявшей ветчины, колбасы и сыра.

Наложил Олегу консервированной кукурузы, себе взял бобов. Достал из морозильника початую бутылку «Столичной». Разлив по стаканчикам, сказал:

— За знакомство.

— Будем, — Шереметев проглотил ледяную водку, довольно крякнул и закусил кусочком ветчины. — Слушай, а почему у тебя машина так разрисована? Не солидно как-то, — он с осуждением покачал головой, — военный девайс все-таки.

— Это Том ее так размалевал, — с набитым ртом, промычал Жора. — Ему — терапия, так сказать, а мне по фиг. Главное, что едет. Давай по второй. Они выпили, потом еще и еще. Олега развезло и он в очередной раз, пустив слезу, рассказал, как поехал с ребятишками из своего класса в поход. Первые два дня было нормально, а потом какой-то странный туман и на следующий день все вокруг изменилось. И лес не тот стал, и зверье какое-то, как из ужастиков, одного за другим его мальчишек и девчонок сожрало, один он выжил. Газету в развалинах нашел, годичной давности, так там о войне…

— Да, — закивал Жора. — Мировая война. Ракетами друг по другу так звезданули,

что мало не показалось. Потом газы всякие, биологическое оружие, генетическое…

Знал бы ты, чего я по дороге насмотрелся! — буровик сокрушенно покрутил головой.

— И людоеды на меня нападали, и бандиты-байкеры, и зомби, и чудовища разные. Таксы-мутанты с теленка размером, крысы о двух головах, пауки с тарелку… Сколько я всего настрелял — и не сосчитаешь. Целая кунсткамера получится.

— А я еще в Союзе, — сказал Олег, — только перестройка эта гребаная началась,

сразу понял, что рано или поздно нам с НАТО воевать придется. Или мы их, или они нас — другого не дано, — он стукнул кулаком по колену. — Как в воду глядел… Но мы победили?

— Угу, — зевнул Жора. — Кончай жрать, нам завтра с утречка в город — насчет свежей воды разведать. Есть там одна артезианская скважинка — завод безалкогольных напитков пользовался. А затем, — он подмигнул Шереметеву, — на финишную прямую.

— В смысле? — покачнувшись, Олег поднялся. — Ты о чем?

— В город Финист поедем, — непонятно ответил нефтяник. — Потом расскажу, а то ты вон — стоя сейчас уснешь. Гм… Или, наоборот, не выспишься. Идем в машину, там ляжешь.

— Идем, — согласился учитель. — Ты себе даже не представляешь, как я устал.

* * *

Поход начался на удивление спокойно. Негра оставили при машине, а Жора с учителем отправились искать ориентир — фирменный маркет при бывшем заводе. Перед этим буровик выдал новому товарищу экипировку. Оказалось, что две платформы автопоезда доверху забиты хабаром, который Жора тщательно собирал по дороге в заброшенных городах. Начал еще в Штатах, но там брал оружие, боеприпасы, униформу, жратву и золотые слитки. Попав на родную землю стал грести все подряд и одна платформа превратилась в нечто вроде универмага на колесах. Время от времени пара банок консервов или ящик водки, батарейки, табак, одежда помогали найти общий язык с остатками населения. Окинув учителя цепким взглядом каптенармуса, Жора выбрал из своих запасов новенький комплект обмундирования американских «marines». Шереметев на вражескую одежку поплевался вдоволь и успокоился только тогда, когда повязал на шею грязноватый скаутский галстук, который таскал в кармане. Одежду дополнил кевларовый бронежилет, шлем ECH и ботинки «Belleville 950». От предложенного автомата «М-4» Олег решительно отказался. Заявив, что лучше «калаша» еще ничего не придумали, он выбрал себе АК-74 с ГП-25 и десять выстрелов ВОГ-25. Вскинув легендарный автомат, Шереметев горько пожалел, что того не было под рукой, когда они с ребятишками брели по лесу. Будь у него это чудо-оружие, хрен бы зверье мутантское их сожрало. А так, что он мог со своей двухствольной «ижевкой»? Только сам уцелеть. Но ничего, доберемся до города

Финиста, о котором нефтяник рассказывал, и начнем жизнь налаживать. Вот увидите, и ста лет не пройдет, как возродится Русь-матушка и космос покорять начнет. Полетят русские звездолеты новые миры осваивать, а, если повезет, то и дверку в родной мир, через которую Олег сюда попал, отыщем. Он тут же поклялся себе, что искать будет, пока жив: чтобы дорогу возродившимся соплеменникам показать. Пусть помогут несчастной России в том, прежнем его мире, пока НАТО с Пиндосией окончательно не сожрало…

Жора оторвал его от размышлений и настоял, чтобы напарник взял еще два «Desert Eagle» с запасными магазинами. И нож. Олег такие ножи раньше только в кино видал. Здоровенный, настоящий мачете. Вместе с боекомплектом к «калашу» получилось тяжеловато, но ничего. Запас карман не тянет, а всякий бывалый знает, что чем больше оружия и боеприпасов на себе тянешь, тем реальнее шансы выжить. Сам буровик за спину две «Мухи» повесил и любимый пулемет «М-60» взял. Тележку для образцов воды катить досталось учителю, потому что Жора, как человек в этом мире целый год успешно выживающий, прикрывал товарищу спину. Магазин-ориентир нашли быстро, а от него до проходной завода было рукой подать. Олег расслабился: все идет хорошо, улицы пустые, никакого зомбизма-момбизма и зверья, только брошенные машины, да кое-где скелеты в сгнившем тряпье. От автопоезда, в котором верный Том дожидался, всего ничего получилось. На соседнюю улицу свернуть и по ней пройтись метров триста. Но не суждено было спокойно вернуться… Первую волну зомби Жора сам из пулемета отбил. Учитель слегка подрастерялся, когда из всех щелей на свет божий, словно тараканы, мертвяки полезли. Буровик потом говорил, что он такой толпы раньше никогда не видел. Наверное, логово у них на заводе — рядом с водой — было. Гнездо.

Только Олег в себя быстро пришел — стал из «АК-74» шмалять. С первого магазина пять мертвяков положил, но они все перли. Пришлось тележку бросить и по очереди короткими перебежками к маркету отступать. У самого магазина нарвались на новую толпу — штук тридцать, не меньше. Шереметев первым шел и сразу гранату туда послал, благо расстояние нормальное было, осколки не зацепят. Правда, взрыв на зомби особого впечатления не произвел, лишь по улице шире рассеялись.

Грохот выстрелов за спиной учителя на минуту смолк — это Жора ленту в пулемете сменил и рацию достал. После чего, продолжая шмалять с одной руки короткими, проорал в передатчик Тому, чтобы тот к ним на квадроцикле спешил. Был у них на одной из платформ такой аппаратик. Негр, конечно же, не ответил, но буровик крикнул Олегу, что теперь главное четверть часа продержаться, и все будет «о" кей!»

— Струсит черный, — процедил Шереметев и послал навесиком еще одну гранату. Потом двум зомби, которые близко подскочили, гнилые бошки из «Desert Eagle» развалил. И попробовал с двух рук палить. В левой пистолет, в правой — «калаш», но оказалось, что из такого оружия по-македонски не постреляешь. Первая же очередь автомат чуть из руки не вырвала и так в сторону повела, что все пули попали в стену дома. После этого учитель форсить перестал и работал исключительно из «АК-74». С него и завалил всех, кто от супермаркета на них скакал. Подбежали Олег с буровиком к магазину, проскочили через разбитую витрину внутрь — укрыться, а там тоже мертвяки. Даже дух перевести не удалось. Хорошо, что их не больше дюжины оказалось, но не захвати Жора ручных гранат, хрен его знает, чем бы закончилось. А так все в зале к чертовой матери взрывами разнесло, трупы — в ошметки. Вот тут старый, добрый черный Том и появился. Не сдрейфил negro, примчался на квадрацикле и лихо так под входом остановился. Чуть сам под очередь из пулемета не попал, но бог миловал. Учитель с буровиком выскочили из маркета: Том, дурак-дураком, зубы в лыбе скалит. По приказу старшого слез с водительского места, Жора за руль прыгнул, орет товарищам, чтобы тоже садились. Но только Олег ногу через сиденье перебросил, как сбоку что-то темное мелькнуло, а за спиной на асфальт — шлеп, шлеп, шлеп.

— Аааа! Help me! — заорал кто-то. — Help! I kill you, motherfucker! Обернувшись, Шереметев увидел, что это трое мертвяков на них с подъездного козырька спрыгнули. И, не распыляясь, всей компанией на негра напали. Один в правую ногу вцепился, другой черные руки крутит, а третий — худенькая такая девчушка, лет пятнадцати, в Томову шею зубами впилась. Вот у негра от повторного шока голос и прорезался.

— Твою мать, спину прикрой, — крикнул Жора учителю и давай из «Глока-18» очередями палить. — Вот вам, вот! И полминуты не прошло, как у зомби лысые головы разлетелись. Бедняга Том даже не сразу сообразил, что свободен. А когда понял, то к квадрациклу шагнул, лепечет что-то радостно, а у самого с шеи кровь капает. Олег ему инстинктивно руку протянул, помочь хотел, но буровик по руке ударил.

— Нет, — говорит, — нельзя ему с нами. Инфицирован. Прощай, Том.

И из пушки своей прямо бедному негру в лоб две очереди. Тот даже почувствовать ничего не успел, только понять, наверное…

* * *

Яркий, жаркий солнечный луч упал на лицо Олега Шереметева и разбудил его. Приоткрыв на мгновение глаза, учитель увидел деревянную стену коттеджа, куда их поместили после вчерашнего прибытия в город Финист. Потеряв три дня назад чернокожего друга, сменяя друг друга за рулем и почти не останавливаясь, они мчали к цели своего путешествия. К городу, где сохранилась нормальная человеческая жизнь и по слухам, которые Жора собирал на протяжении своего пути по родной земле, даже природа осталось такой, как раньше… Олег вспомнил свое вчерашнее изумление, когда они увидели раскинувшийся под холмом городок, и счастливо рассмеялся. Финист и окружавший его мир превзошел все ожидания. Небольшой, тысяч на сорок жителей, он издалека казался пластиковым макетом на сочной зеленой лужайке. Небо над городом было ярко-голубым, по-летнему теплым и прозрачным. Словно гигантские ножницы вырезали аккуратное круглое отверстие в плотной серой массе облаков, накрывавших повсюду землю. Белые церкви устремляли ввысь золотые луковицы куполов, и Олегу показалось, что он слышит малиновый перезвон благовеста. При виде такой картинки буровик даже очки на минуту снял, чтобы разглядеть получше. Лицо у него было совершенно обалдевшее. Молча обменявшись восторженным взглядом с товарищем, вернувшийся за руль Жора погнал автопоезд к городу. Через полчаса они остановились у блок-поста, где их приветливо встретили вежливые милиционеры и представитель миграционной службы. Услышав, что вновь прибывшие — русские и православные, чиновник — добродушный дядька лет пятидесяти в светло-сером мундире — расплылся в улыбке. Сунул анкеты-заявки на гражданство, сказал, что можно не торопиться, походить по городу, с людьми поговорить, присмотреться. Три дня. Для порядка. Красивая румяная девица принесла в кабинет чай с медом и клубничное варенье. Давно не видевший нормальных женщин Жора аж рот разинул от ее высокой, плотно обтянутой вышитой блузкой груди. Когда секретарша вышла, чиновник, подмигнув буровику, сообщил, что молодых баб у них больше, чем мужчин и найти себе женку труда не составит. Но без блуда, через церковный брак. Оставив автопоезд в специальном ангаре, вновь прибывшие сдали оружие и приехавшие сотрудники КОБа («Комитета общественной безопасности») отвезли их к себе в управление. Там Жору с Олегом развели по разным кабинетам, угостили сигаретами, кофе с коньяком и попросили написать о себе. Кто такие, откуда и что с ними в дороге было. И каждого — о спутнике своем в деталях рассказать. Ну,

Шереметев и накатал искренне, что успел о случайном попутчике узнать. О том, что тот заграницей жил, на Родину американского негра привез и так далее. Что Жорка о нем настрочил, учитель, конечно, не узнал, тем более, что когда с писаниной было закончено, их тут же и отпустили. Точнее в церковь отвезли: покаяться, душу очистить и в молитве Бога за спасение поблагодарить. Выслушал отец Павел учителеву исповедь, грехи ему отпустил и вместе за невинные детские души помолились. Жорке грех убийства друга тоже простил и свечу за упокой негра принял с одобрением. А там и вечер наступил, и служка церковный их на своей «Калине» в странноприимный дом отвез — мотеля вроде, где каждому по комнате в бревенчатом коттедже выделили. Кроме них в «избе» никого не было и, поужинав, Олег нацелился в кровать, а буровик прогуляться. Звал учителя с собой, но тот, как постель с перинами, с белоснежным накрахмаленным бельем увидел, — спать захотел невыносимо. А как только лег, уснул в момент и вот до сих пор не мог себя заставить из уютной кровати вылезти. А пора было к заутренней собираться… Откинув пуховое одеяло, позевывая, Шереметев сел в постели и, спустив ноги,

неожиданно почувствовал босыми ступнями вместо вчерашнего ковролина ледяной пол.

Вздрогнув, попытался нашарить ногой тапочки, но их тоже не было. И в этот момент лившийся из окна солнечный свет стал стремительно тускнеть. Не прошло и нескольких секунд, как Олег очутился в полной темноте. Учитель попытался вскочить, но не смог двинуть ни рукой, ни ногой. Его тело было крепко схвачено неведомой силой. Причем так сильно, что невозможно было даже пошевелиться… Рядом послышался чей-то негромкий, похожий на вздох стон. Пяля глаза в кромешную темноту Шереметев завертел головой пытаясь увидеть, кто это. Попробовал позвать, но язык, губы, горло странно онемели, из них вырвался лишь такой же тихий звук, как у его невидимого соседа. Тогда он сделал попытку рвануться, разорвать непонятные путы, но все было впустую.

Неожиданно послышался неясный шум, какой-то шорох, и, заледенев от ужаса, Олег ощутил приближающееся нечто. Скосив глаза налево, он разглядел неясный, увеличивающийся в размерах черный силуэт. Какое-то существо, похожее на огромную, высотой со взрослого человека улитку без панциря, медленно ползло к нему. По мере приближения странного слизня темнота вокруг превращалась в полумрак, как будто от «улитки» исходило свечение.

А еще Олег заметил стоящего у стены буровика. Лицо Жоры, как всегда, было наполовину скрыто солнцезащитными очками, а туловище исчезло в студенистой, белесого цвета массе. Рассудок учителя переклинило: он догадался, что и сам находится в точно таком же положении. Продлись невыносимый ужас еще секунду, и Олег потерял бы сознание, но вдруг ему стало легче, паника рассеялась, и тихий ласковый голос, прозвучавший прямо в голове, сказал:

— Успокойся. Сейчас не твоя очередь. По телу разлилось приятное тепло, веки отяжелели, и Олегу на миг показалось, что он снова лежит в постели. Но приятное видение исчезло, он услышал и увидел, как огромная «улитка» ползет к буровику. И ощутил голод, но это был не его голод. Это был голод монстра, который сейчас приближался к Жоре. «Улитка» основательно хотела жрать. Словно гурман открывающий свои секреты дилетанту, она откликнулась мысли Шереметева:

— Да, я «ем» людей, высасываю их разум и жизненную силу. Сейчас я займусь твоим приятелем, мне хватит его на неделю. Ты будешь жить еще семь дней и я сделаю так, что ты проживешь их очень хорошо. Среди мира и людей, которые полностью соответствуют твоим желаниям… Темнота исчезла, и Олег увидел, что стоит на залитой солнечным светом площади Финиста. Дул теплый ветерок, мимо шли люди с веселыми лицами, сиял на солнце золотой купол… Но тут же наведенная галлюцинация исчезла.

— Потом, — произнес в голове учителя голос «улитки», — сейчас я должна поесть. Но это недолго. Туша чудовища закрыла полностью обратившегося в желеобразную свечу Жору.

— Отпусти меня, — взмолился Шереметев. — Отпусти… Ему показалось, что чудовище улыбается. В улыбке был отказ. Олег лихорадочно искал в голове выход, пытаясь найти слова, которыми смог бы убедить слизня, что его нужно оставить в живых. Что он может быть полезным… Невидимая «улыбка» пропала: ее сменил интерес.

— Я могу помогать тебе, — твердо подумал учитель.

— Как?

— Я буду приводить к тебе других людей, — и вытащил из памяти маленький поселок «дикарей», в котором они остановились, чтобы сменять кое-что из

Жоркиного хабара на соляру. — Я расскажу им о Финисте, как тут хорошо… Ты ведь отпускала уже кого-то? — неожиданно догадался он. — Иначе откуда бы узнали про твой город?

— Да, — сухо ответил монстр, и Олег ощутил в голове неприятную щекотку, как будто чьи-то пальцы закопошились у него в извилинах.

— Правду говоришь, — наконец-то подтвердил слизень. — Ты действительно будешь приводить ко мне других людей. Хорошо, я отпущу тебя, но сделаю так, что ты не сможешь передумать. Поставлю психический блок. С твоей психикой сделать это будет несложно. Сейчас я «поем», а потом верну тебя в Финист. С легким шорохом «улитка» надвинулась на буровика, и, почувствовав огромное облегчение, Олег Шереметев просто закрыл глаза…

* * *

Уезжать из Финиста было невыносимо трудно, почти невозможно. Сердце Олега разрывалось от тоски по невесте и новым друзьям, но беседа с отцом Павлом поставила точку в его колебаниях. За границами города — маленького оазиса счастья — лежала огромная разрушенная страна, и жили десятки тысяч одичавших людей. Страна нуждалась в возрождении, которое начнется с Финиста, а несчастным людям нужно было показать пример духовной и плодотворной жизни. Нужно было, чтобы их взяли за руку и привели к чистому, светлому храму… Он увидел шагавшего прямо посередине дороги человека. Судя по совершенно голому телу и лысой голове, это был зомби. Мгновенно ощутив прилив ненависти и охотничьего азарта, Шереметев прибавил газу. Шестиосный «ракетоносец» загудел и понесся вперед с неотвратимостью астероида. За несколько мгновений до удара мертвяк остановился и с привычной неуклюжестью обернулся. С удивлением Олег заметил на его безучастной физиономии большие темные очки. Точно такие же носил, не снимая, отдыхавший в Финисте от своих бесконечных странствий Жора… Не ощутив удара, машина разнесла зомби вдребезги и помчалась дальше.

Специальная литература

«Языка» взяли классически. Стоило одному из предполагаемых похитителей покинуть отошедший ко сну лагерь и присесть в кустиках, как один из них обернулся эльфом в маскхалате. Блеснули изумрудом кошачьи глаза и остроухий следопыт весьма ловко огрел спустившего портки толстяка дубинкой по макушке.

— Ох, — выдохнул разбойник и опрокинулся прямо в руки шагнувшего из-за дерева воина — человека. Вдвоем с эльфом они быстро связали пленного «козлом», воткнули в рот комок ветоши и, натянув мешок, понесли в лес. Шли быстро, бесшумно и молча, даже дыхания слышно не было. Казалось в ночной темноте меж деревьев скользят два призрака. Случайно попавшийся им на пути старенький волкулак испуганно шарахнулся в сторону, решив, что чужие разборки ему на… Ну, не нужны они ему были, в общем. Через полчаса быстрой ходьбы разведчики оказались на дне глубокого оврага, в одном из склонов которого, как они знали, имелась пещера. Вход в пещеру закрывал туман сторожевого заклинания и эльф издал условный свист. Что-то скрипнуло, щелкнуло, и слетевшая завеса открыла круглый лаз. Первым туда скользнул эльф, втянул мешок с «языком», а потом в узкий проход полез воин. Ползти на четвереньках было неудобно-неприятно и он тихо выругался. Минут через пять, перемазав одежду влажной глиной — по стенкам проступала влага невидимого ручья, разведчики выбрались в маленький зал. Его потолок и стены надежно скрепляли переплетенные корни деревьев, росших где-то на поверхности. Посреди круглой площадки сидело в позе Будды маленькое существо, карикатурно походившее на человека. Но босые мохнатые ступни сразу выдавали в нем хоббита. В зубах хоббит крепко сжимал оплетенную серебром трубочку, но не курил — в пещере была неважная вентиляция.

— Принесли, — эльф с воином положили мешок на землю.

— Открывать? — уточнил человек, голова которого упиралась в потолок.

— Да, — не разжимая губ сказал Бобо Тобинз, хоббит, боевой маг третьей ступени, с отличием закончивший ускоренные курсы прикладного колдовства при

Магическом университете. Когда-то давным-давно, в другом мире, он был Аллой П. — большой любительницей ролевых игр и творчества Дж. Р. Р. Толкина. Девушка и сама пописывала в свободное от обычных еще пар время фэнтезийные рассказики, а в один прекрасный день, получив по голове бампером проехавшего на красный свет «Вольво», перенеслась в Средиземье. Где у Аллы началась совсем другая, полная волшебства и приключений, жизнь. Пленника вытряхнули из мешка и вытащили кляп. Лежащий не шевелился и, казалось, оставался без сознания. Но подрагивающие веки указывали на то, что разбойник притворяется. Присев на корточки, эльф похлопал «языка» по давно небритым щекам.

— Очнись, дурачок, — сказал он мелодичным, похожим на пение флейты голосом. — Ты нужен нам.

— Это не так делается, — воин грубо пнул похищенного в зад. — Просыпайся, скотина, или я спущу с тебя шкуру, клянусь топором великого Круга! Угроза подействовала, и притворщик открыл глаза. Увидев перед собой хоббита, он шумно вздохнул.

— Как тебя зовут? — спросил Бобо Тобинз и, чтобы соблюсти приличия, назвался сам. Перед тем как ответить разбойник некоторое время подумал, но, похоже, решил, что лгать не стоит. Похищение было явно не случайным.

— Я — Корнель Тауз вольный стрелок, — ответил он с гордостью. — Служу в отряде благородного капитана Вольфганга Железная Рука. Зачем вы напали на меня? Знайте, что любой вред, нанесенный вольному стрелку, есть оскорбление всему отряду. За меня отомстят, — упавшим голосом закончил он, заметив, что имя начальника не произвело никакого впечатления на похитителей.

— Так я и думал, — пробормотал воин, звавшийся Ратобоем из рода Собаколовов, — из всей троицы он был единственным коренным жителем Средиземья. — Это тот, который раньше пиратствовал на Туманных морях?

— Да, — совсем уныло ответил разбойник. — Я имел честь служить на каравелле…

— Помолчи, — перебил воин. — Год назад ваше корыто утопили королевские каракки в Акайском заливе. И теперь вы решили воровать на суше?

— Мы не воры! — в глазах вольного стрелка блеснул гнев. — Мы боремся за Свободу и чтобы у каждого было то, что ему нужно.

— Достойное занятие, — одобрительно кивнул хоббит. — А мы — служим Закону.

Неважно, какой он — плохой или хороший, главное его соблюдать. Иначе рухнет мир.

Тобинз помолчал, погрыз мундштук трубки. Ему все же очень хотелось курнуть, но вначале нужно было закончить допрос.

— Слушай, Тауз, — сказал он дружелюбным тоном, — у нас к тебе всего один вопрос. Если правдиво на него ответишь, все будет хорошо — просто пойдешь в темницу. А начнешь упрямиться… Благородному Ариэлю Эллендельскому придется заняться тобой вплотную. И поверь мне, что наш следопыт свое дело знает и любит.

Эльф, именем которого орки и тролли пугали своих детенышей по всему восточному Средиземью, тонко улыбнулся. Он действительно «знал и любил». В другом мире его звали Сашей, и несколько лет ему пришлось поработать в милиции, а потом — так сложилось — переводить и озвучивать голливудские фильмы. Дело озвучки оказалось довольно прибыльным и, развивая успех, он даже издал книжку наиболее удачных переводов. Но судьба и с ним сыграла свою любимую шутку: полученный по пьяне удар в лоб, отправил Сашу-милиционера прямиком в Средиземье. Впрочем, новый мир пришелся неофиту по душе. Здесь у эльфа в законе было гораздо больше возможностей, чем у простого мента Там. И пользовался он этим на всю катушку.

— Вам не удастся меня запугать, — неуверенно сказал Тауз. — А что вы хотели узнать?

— Где книги? — Ратобой, которому надоело стоять без дела, снова пнул бывшего пирата в зад. — Это вы украли библиотеку Магического университета? Она в лагере?

— Мы, — с вызовом ответил вольный стрелок. — Но больше я вам ничего не скажу. Закряхтев, Тобинз поднялся на мохнатые лапы и постоял, отряхивая землю с коротких штанишек. Тауз закрыл глаза и стал шептать заклинание, призванное укрепить дух и тело. Разобрав слова, эльф гаденько заулыбался — его магия была сильнее. Он с надеждой посмотрел на хоббита.

— Он твой, можешь развлечься, — кивнул Бобо и, нащупывая в кармашке кресало, пошел мимо посторонившегося воина к лазу. — Только не переусердствуй. Он нужен палачу живым.

* * *

Вызванный с помощью магического кристалла отряд лорда-шерифа прибыл на самом рассвете. Полсотни закованных в латы всадников с боевым драконом из породы бескрылых в арьергарде. Участь разбойников была предрешена еще до начала атаки, и Тобинз послал зов в Магический университет. В кристалле тут же появился сам ректор — четырехсотлетний старец с окладистой седой бородой и в остроконечной шляпе. На левой стороне груди мага переливалась огоньками звезда Ордена Тьмы.

— Ну что? — нетерпеливо спросил ректор. — Вы нашли их?

— Да, — кивнул хоббит. — Библиотека в лагере похитителей, ваше степенство. Лорд-шериф со своими людьми уже окружил его и ждет сигнала атаковать.

— Так начинайте! — воскликнул старец. — Чего тянете? И сразу сообщите мне, когда книги будут спасены. Я сейчас прикажу готовить к полету дракона и отправлюсь в путь сразу, как только ты сообщишь мне, что дело сделано.

— Хорошо, ваше степенство, — Тобинз погасил кристалл и выглянул к ждущему у входа в палатку лорду-шерифу.

— Атакуйте, — передал он приказ. Бой с вольными стрелками был коротким. Разбойники сражались отчаянно, отбили две атаки и даже вывели из строя дракона, но никто из них не был магом. Бобо же, используя магический арсенал, помогал людям лорда-шерифа весьма успешно. Откровенно говоря, именно его колдовство, а не стрелы эльфа и меч Ратобоя сыграло решающую роль в схватке. Это хоббит серией обездвиживающих заклинаний довел капитана Вольфганга до болевого шока — и вывел из строя. Старый пират, левую кисть которого, отсеченную в давнем сражении, заменяла стальная перчатка, упал недвижимый, и после этого оставшиеся в живых стрелки побежали. Разъяренные яростным сопротивлением люди лорда-шерифа пощады никому не давали, и Тоббинзу пришлось приложить определенные усилия, чтобы главаря случайно не добили. Через несколько часов после боя, когда солдаты грузили вынутые из сундука библиотечные книги в закрепленные на боках дракона корзины, хоббит вместе с прилетевшим ректором, подошли к раненому разбойнику.

— На что ты надеялся, глупец? — глава университета сверлил взглядом капитана.

— Неужели ты думал, что вам удастся безнаказанно уйти с нашими знаниями?

— Мы хотели, чтобы каждый мог свободно пользоваться магией, — с вызовом ответил Вольфганг. — Заклинания и знания, имеющиеся в книгах библиотеки, должны стать доступны каждому! Независимо от того, есть у него деньги или нет.

— Никогда этого не будет, — фыркнул ректор. — Неужели ты думаешь, что почти две сотни магов разрешат пользоваться бесценными плодами своего ума и опыта каждому голодранцу? Не говоря уже о сокровищах прошлого. Мы никогда не допустим этого, а ты, Вольфганг Железная Рука, отправишься на плаху! И останешься в памяти человеческой жалким вором. С этими словами маг повернулся и пошел было к дракону, но капитан окликнул старика. Тот остановился и нехотя оглянулся.

— Ну, что еще? — проворчал он. — Хочешь просить о пощаде? И не надейся.

— Черта с два, — пират презрительно сплюнул на траву. — Просто мне захотелось сказать тебе, что я знаю, почему вы так всполошились, когда похитили библиотеку. В ваших книгах… Нахмурившись, бросив недовольный взгляд на Тоббинза, который внимательно слушал перепалку, ректор сделал быстрое движение рукой. И фиолетово-огненный шар, слетев с кончиков пальцев мага, опалил рот Вольфганга заклинанием немоты. Но хоббит все же успел услышать последнюю фразу, сказанную капитаном. И,

по-видимому, старый маг догадался об этом, потому что, садясь в кабинку на спине дракона, пригласил Бобо лететь с собой. Хоббит несколько оробел, предчувствуя чреватый неприятностями разговор, но делать было нечего. С помощью подсадившего его Ратобоя он забрался в черную лакированную беседку с золотым вензелем ректора на дверце. Дракон взлетел и,

повинуясь погонщику, взял курс на восток — к Магическому университету. Некоторое время они летели молча, потом ректор вкрадчиво спросил:

— Уважаемый Бобо, не случалось ли тебе задумываться о стезе науки? Мне кажется, что такому опытному практику, как ты, давно пора поделиться своими знаниями с другими братьями священного Ордена Магов. Ответив, что он весьма польщен, Тоббинз робко напомнил о своем скороспелом образовании. Третья ступень слишком мала для занятий наукой, а для сочинения собственных заклинаний требуется и такая штука, как талант.

— Ерунда, — отмахнулся ректор, — поверь мне, все гораздо проще. Если хочешь, то первую книгу заклинаний ты можешь написать совместно с кем-нибудь из магов постарше. В соавторстве. А я включу ее в учебную программу. Представь себе, — ректор ободряюще улыбнулся, — что пройдут века, а твои тексты все так же будут штудировать новые студенты в нашем университете. Заманчиво?

— Очень, — признался Тоббинз и почувствовал, что ему больше всего на свете хочется увидеть свое имя на обложке отпечатанного фолианта.

«В конце концов, — подумал он, — так ли уж важно для теоретического сочинения, насколько безотказно действует магия заклинаний? Ведь и самые знаменитые волшебники подчас оставляли после себя труды, которые годятся разве что на подтирку. Так стоит ли отказываться от предложения ректора? Зачастую официальное признания уже само по себе обладает магической силой и способно придать должный вес любому труду». Бобо задумался было о силе и значении корпоративного мнения, но ректор нетерпеливо спросил его о решении.

— От такого предложения грех отказываться, ваше степенство, — кокетливо улыбнулась Алла П., забывая на мгновение, что она — хоббит, боевой маг и прочее.

— Буду только рад.

— Ну и хорошо, — расслабился седобородый старец. — Я всегда считал, что люди из вашего мира гораздо сообразительнее и практичнее наших, — он лукаво подмигнул. Хоббит натянуто улыбнулся, но кивнул. Действительно, с чем тут спорить? Отказываться от возможности оставить свое имя в списках избранных только из-за того, что у тебя — может быть! — нет таланта? Если двести магов год за годом сочиняют заклинания, которые почти не действуют или не срабатывают совсем, как все же успел произнести капитан Вольфганг Железная Рука, то почему ему… ей надо отказываться? А вдруг она… он именно тот, у которого все получится? А нет, так книга ведь все равно останется в библиотеке университета… На века.


© Copyright Picaro


Оглавление

  • Европейский удар
  • Под небом голубым
  • Специальная литература