КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы
Всего книг - 398024 томов
Объем библиотеки - 519 Гб.
Всего авторов - 169140
Пользователей - 90506

Последние комментарии

Загрузка...

Впечатления

Shcola про серию АТОММАШ

Книга понравилась, рекомендую думающим людям.

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
kiyanyn про Козлов: Бандеризация Украины - главная угроза для России (Политика)

"Эта особенность галицийских националистов закрепилась на генетическом уровне" - все, дальше можно не читать :) Очередные благородных кровей русские и генетически дефектные украинцы... пардон, каклы :) Забавно, что на Украине наци тоже кричат, что генетически ничего общего с русскими не имеют. Одни других стоят...

Все куда проще - демонстративно оттолкнув Украину в 1991, а в 2014 - и русских на Украине - Россия сама допустила ошибку - из тех, о которых говорят "это не преступление, а хуже - это ошибка". И сейчас, вместо того, чтобы искать пути выхода и примирения - увы, ищутся вот такие вот доказательства ущербности целых народов и оправдания своей глупой политики...

P.S. Забавно, серии "Враги России" мало, видимо - всех не вмещает - так нужна еще серия "Угрозы России" :) Да гляньте вы самокритично на себя - ну какие угрозы и враги? Пока что есть только одна страна, перекроившая послевоенные европейские границы в свою пользу, несмотря на подписанные договора о дружбе и нерушимости границ...

Рейтинг: 0 ( 0 за, 0 против).
argon про Бабернов: Подлунное Княжество (СИ) (Фэнтези)

Редкий винегрет...ГГ, ставший, пройдя испытания в неожиданно молодом возрасте, членом силового отряда с заветами "защита закона", "помощь слабым" и т.д., с отличительной особенностью о(отряда) являются револьверы, после мятежа и падения государства, а также гибели всех соратников, преследует главного плохиша колдуна, напрямую в тексте обозванным "человеком в черном". В процессе посещает Город 18 (City 18), встречает князя с фамилией Серебрянный, Беовульфа... Пока дочитал до середины и предварительно 4 с минусом...Минус за орфографию, "ь" в -тся и -ться вообще примета времени...А так -забавное чтиво

Рейтинг: +1 ( 1 за, 0 против).
ZYRA про серию Горец (Старицкий)

Читал спокойно по третью книгу. Потом авторишка начал делать негативные намеки об украинцах. Типа, прапорщики в СА с окончанем фамилии на "ко" чересчур запасливые. Может быть, я служил в СА, действительно прапорщики-украинцы, если была возможность то несли домой. Зато прапорщики у которых фамилия заканчивалась на "ев","ин" или на "ов", тупо пропивали то, что можно было унести домой, и ходили по части и городку военному с обрыганными кителями и обосранными галифе. В пятой части, этот ублюдок, да-да, это я об авторе так, можете потом банить как хотите! Так вот, этот ублюдок проехался по Майдану. Зачем, не пойму. Что в россии все хорошо? Это страна которую везде уважают? Двадцатилетие путинской диктатуры автора не напрягают? Так должно быть? В общем, стало противно дальше читать и я удалил эту блевоту с планшета.

Рейтинг: 0 ( 3 за, 3 против).
Serg55 про Сердитый: Траки, маги, экипаж (СИ) (Альтернативная история)

ЖАЛЬ НЕ ЗАКОНЧЕНА

Рейтинг: 0 ( 1 за, 1 против).
kiyanyn про Караулов: Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад (Политика)

"За 23 года независимости выросло поколение людей, которое ненавидит Россию."

Эти 23 года воспитания таких людей не смогли сделать того, что весной 2014 года сделал для воспитания таких людей Путин, отобрав Крым и спровоцировав войну на Донбассе :( Заметим, что в большинстве даже те, кто приветствовал аннексию Крыма, рассматривая ее как начало воссоединения России и Украины, за которым последует Донбасс и далее на запад - сейчас воспринимают ее как, в самом мягком случае, воровство :(, а Путина - как... ну не место здесь для матов :) Ну вот появился бы тот же закон о языках, если бы не было мотивации "это язык агрессора"? Может, и появился бы, но пробить его по мирному времени было бы куда сложнее...

А дальше, понятно, надо объяснить хотя бы своим подданным, почему это все правильно и хорошо, вот и появляется такая, с позволения сказать, "литература" - с общей серией "Враги России". Уникальное явление, надо сказать - ну вот не представляю себе в современном мире государства, которое будет издавать целую серию книг о том, что все вокруг враги... кстати, при этом храня самое дорогое для себя - деньги - на вражеской территории, во вражеских банках, и вывозя к врагам детей и жен (в качестве заложников или как? :))

Рейтинг: -2 ( 4 за, 6 против).
plaxa70 про Сагайдачный: Иная реальность (СИ) (Героическая фантастика)

Да-а, автор оснастил ГГ таким артефактом, что мама не горюй. Читать, как он им распорядился, довольно интересно. Есть и о чем подумать на досуге. Вобщем вполне читабельно. Вроде есть продолжение?

Рейтинг: +2 ( 2 за, 0 против).
загрузка...

Букетик флердоранжа (fb2)

- Букетик флердоранжа (и.с. Панорама романов о любви) 517 Кб, 129с. (скачать fb2) - Лаура Дэниелз

Настройки текста:



Лаура Дэниелз Букетик флердоранжа

1

Переступив порог кухни, Джини поймала себя на том, что напевает. Должно быть, то же самое она делала и несколько минут назад, плескаясь под душем. Возможно, в ванной мешал шум воды и Джини мурлыкала, не слыша звуков собственного голоса, а лишь ощущая переполнявшие душу эмоции. Но здесь, в тихой, залитой утренним солнцем кухне, ее вокальные упражнения стали очевидны. Оказалось, что она напевает слова песни из фильма «Титаник», той самой, что исполняла Селин Дион.

Подумав об этом, Джини тут же спросила себя, получила ли ее письмецо другая Селин — Брикстон, — подружка из родного Форт-Уэйна, штат Индиана. Проживающая по соседству светленькая милашка Селин. Когда они вместе шли по улице — жгучая брюнетка Джини и белокурая Селин, — парни заглядывались на них и многие, присвистнув и восхищенно качая головой, говорили: «Ну, просто день и ночь!».

От Селин у Джини никогда не было секретов. С ранней юности они делись всем, и уж конечно Джини послала Селин весточку о переменах в своей жизни. Хотя никаких слов не хватит, чтобы описать неожиданно свалившееся — а точнее, будто спустившееся с небес — счастье…

Повернувшись в направлении спальни, Джини прислушалась.

Ни звука.

Митч спит.

А ведь уже начало двенадцатого.

С другой стороны, стоит ли удивляться после этакой-то ночи!

На лице Джини расцвела улыбка. Душа вновь наполнилась ощущением счастья, сердце сладко сжалось и тоже будто запело — точь-в-точь как сама Джини несколько минут назад.

Да и понятно, нечасто выпадает такая ночка! В Митча будто бес вселился, Джини еще ни разу не видела его таким. Началось все как обычно, но в конце концов обернулось чем-то особенным.

Митч был нежен, как всегда, и Джини настроилась на привычный лад. Однако вскоре Митч будто превратился в другого человека. Обожженная его страстностью, Джини тоже запылала. Слившись воедино, они образовали нечто наподобие огнедышащего вулкана.

А она еще досадовала накануне, что Митч снова уходит на весь вечер, оставляет ее одну!

То есть Митч, разумеется, только обрадовался бы, если бы Джини отправилась с ним, и возможно, ее даже приглашали — чисто формально, разумеется. Однако, как говорится, это не тот случай. Ведь Митч собирался к своей бывшей жене и ее нынешнему мужу. Правда, имея в виду общение не столько с ними двоими, сколько со своим сынишкой Алексом.

Обычно Джини не очень хорошо переносила подобные отлучки Митча — как-никак это человек, за которого она собирается замуж, — но вчерашний вечер оказался ни на что не похож… разве что с небольшой оговоркой. Несколько дней назад, вернувшись домой после делового ужина, на котором подавали устрицы, Митч тоже был в ударе. Эту небольшую деталь меню Джини выяснила следующим утром, ночью же ей оставалось лишь удивляться тому, какими крепкими способны быть объятия будущего супруга. Похоже, тот и сам не ожидал от себя подобной пылкости, потому что за завтраком со смущенным смешком обронил: «А я не верил, что устрицы так сильно действуют на мужской организм!».

Может быть, и вчера его угощали упомянутым деликатесом? Ведь, поиграв или прогулявшись с сынишкой, Митч остается у своей бывшей жены и ее супруга на ужин. Так повелось давно, еще с тех времен, когда Джини и Митч не знали друг друга…

Подобные размышления навели Джини на мысль, что завтрак следует приготовить более питательный, чем обычно. После такой бурной ночи мужчине требуется восполнение сил. Каким бы плотным или экзотическим ни был ужин накануне, калории давно растрачены и требуют обновления.

Джини достала из холодильника ветчину, сыр, майонез, помидоры, салатный перец и зелень. Потом, на миг задумавшись, вернула майонез на место и взамен взяла сливочное масло. Уж подпитывать, так подпитывать! В противном случае Митчу грозит физическое истощение. Ведь только явная усталость послужила вчера причиной тому, что Митч наконец угомонился, иначе они, наверное, продолжали бы заниматься любовью до сих пор.

Впрочем, справедливости ради следует признать, что отдых требовался обоим, поэтому на рассвете они все же уснули — в обнимку, тесно прижавшись друг к другу.

Когда Джини клала на стол все то, что вынула из холодильника, ткань атласного халата скользнула по ее груди, из-за чего соски слегка заныли. Джини замерла, прислушиваясь к этому ощущению — щемящему, но в то же время приятному, ведь оно напоминало о событиях минувшей ночи. Мысль о них будоражила даже сейчас.

М-да, досталось моим соскам, с тонкой улыбкой подумала Джини. Чего только Митч с ними не вытворял! Потому-то они и ощущаются больше обычного, слишком нежные стали. Ну да ничего, это дело поправимое. Вопрос времени, денек-другой — и будут как прежде. И потом, можно нанести на них крем — например, с экстрактом алоэ, — предназначенный специально для таких случаев. Правда, если Митч и впредь продолжит вести себя в постели подобным образом, мне придется туго!

Действительно, Митч Браун, совладелец сети ночных баров, объединенных названием «Шарп-блю», минувшей ночью был, что называется, в ударе. И это еще мягко сказано. Вел себя как охваченный любовной лихорадкой дикарь. Так что Джини имела все основания беспокоиться о дальнейшем развитии их интимных отношений. У нее появился совсем не праздный вопрос: окажется ли она в состоянии справиться с возросшими сексуальными аппетитами своего жениха? А если к тому же всплески страсти станут повторяться каждую ночь, что тогда?

Взволнованно вздохнув, Джини принялась намазывать масло на ломтик хлеба. Как бы то ни было, минувшая ночь развеяла некоторые сомнения. Можно больше не опасаться, что Митч навещает не только сынишку, но и Тришу, свою бывшую супругу.

То есть, по сути, так и есть, проплыло в мозгу Джини, но если бы у него еще оставались какие-то чувства к Трише, вряд ли он с такой ненасытностью занимался бы любовью со мной. Тем более если допустить, что кроме, так сказать, легальных встреч Митч и Триша имеют еще и тайные свидания. Никакому мужчине, будь он хоть сам Геракл, не под силу сначала выкладываться в постели с одной женщиной, а потом проводить бурную ночь с другой. Тут даже сделка с дьяволом не поможет. Да и не такой Митч человек, чтобы заключать подобные сделки.

Вздор все это, — усмехнувшись, сказала себе Джини. Между Митчем и Тришей давно все кончено, и глупо с моей стороны предполагать что-то другое. Тем более ревновать. Митч скучает по сынишке, тот по нему, а я, дуреха, вообразила себе невесть что.

Вновь затянув мелодию из «Титаника», она отрезала толстый ломоть ветчины, положила на хлеб поверх слоя сливочного масла, затем переместилась с ножом к куску сыра…

Проснувшись, Митч чувствовал себя так, будто вчера хватил лишку и сейчас страдает от похмелья. Учитывая, что пил он мало, состояние непривычное. Но от этого оно не становилось более приятным. Да и сравнение, пожалуй, неудачное. Сопоставлять нужно скорее не с выпивкой, а с поднятием тяжестей, штанги например. Или с чем-то средним между тем и другим. Потому что если сухость во рту ближе к первому, то слабость, ломота во всем теле и боль в мышцах явно тяготеет ко второму.

Джини тоже плохо себя чувствует, подумал Митч, не открывая глаз. Вон как тяжело дышит… Даже странно, никогда не замечал у нее хриплого дыхания.

Едва эта мысль успела проплыть в мозгу Митча, как он сообразил, что слышит не дыхание Джини, а собственное. И лишь тогда разомкнул веки.

В следующую минуту с его губ слетел стон — ох, дьявол, начало двенадцатого!

Митч не мог вспомнить, когда последний раз просыпался так поздно.

Не то чтобы ему нужно было куда-то спешить, но все-таки…

Странно, непривычно и даже немного досадно.

Словом, пора вставать.

Вслед за этим Митчу следовало бы вскочить с постели и бодро двинуться в ванную под душ, однако энергии для этого он в себе не ощущал. Минувшая ночь словно высосала из него все силы.

Да, ночка выдалась еще та…

Главное, он сам не ожидал, что все так получится. Планировал одно, а вышло совсем другое. Хотел провести своего рода расследование, но вместо этого устроил нечто очень напоминающее оргию. Правда, всего с двумя участниками, но зато такую, что можно вспоминать до старости.

Митч провел ладонью по лицу. Прошедшая ночь оказалась самым волнующим сексуальным приключением всей его жизни. Ни с Тришей, ни с другими женщинами у него ничего подобного не случалось. Зато с Джини… Ох, она не переставала его удивлять. Да что там — просто поражала! Колдунья какая-то… Нет, ведьма! Чуть тронешь — вспыхивает факелом. И его зажигает. Когда она охвачена страстью, то, кажется, даже воздух дрожит от возбуждения. Что уж говорить о мужчине, в жилах которого течет кровь, а не водица.

Никогда еще не чувствовал себя животным, смущенно подумал Митч.

В этот момент в спальне неожиданно прозвучало:

— А, проснулся!

Все-таки какой у нее приятный голос.

Митч отнял руку от лица.

Джини была в атласном халате, тоже, наверное, недавно встала. Но, судя по влажности волос, уже успела принять душ. Ее чудесные, с синеватым отливом локоны очень красиво смотрятся на фоне лимонно-желтой, с переливами, ткани халата.

Не понимаю, как можно любить блондинок, когда есть такие роскошные брюнетки, как Джини, промелькнуло в голове Митча.

— Да… кхе-кхе… — Голос Митча звучал хрипло, и он машинально прокашлялся. — Проснулся. Давно пора, — добавил он, покосившись на стоявшие на тумбочке часы.

Джини улыбнулась, полыхнув синими глазами, и в этот момент будто окуталась сиянием. Митчу захотелось зажмуриться.

Боже правый, неужели подобное создание способно на обман?

Все естество Митча протестовало против подобной мысли.

— Иногда можно поспать подольше, — мягко заметила Джини, подразумевая гораздо больше, чем в данном случае способны были выразить слова. — Разве ты куда-то спешишь?

Митч качнул головой. Сейчас, в период подготовки к свадьбе, он немного отстранился от дел, переложив часть ответственности на своих компаньонов — Фреда и Тришу. Фред абсолютно не возражал, а Триша… не то чтобы была против, но имела собственную точку зрения на происходящее, скажем так. Ей казалось, что в какой-то мере она несет ответственность за жизнь Митча.

Порой не так-то просто иметь в числе компаньонов по бизнесу свою бывшую жену.

— Не спешу, но негоже валяться в постели до полудня, — негромко произнес Митч.

— Сегодня ты можешь дать себе маленькую поблажку, милый.

Произнося эти слова, Джини вновь улыбнулась, на сей раз заговорщицки, — дескать, мы оба знаем, о чем идет речь, — так что Митч даже слегка порозовел. В то же время не мог не согласиться с Джини — после такой бурной ночи дополнительный отдых действительно не помешает.

— Кхм… да, дорогая, ты права…

2

Джини направилась к кровати почти бесшумно, так как ступала по ковру. Со старомодным рисунком, зато толстый и плотный, ковер лежал в этой спальне со времен, когда ею пользовались родители Митча и его брат Ник. Дом некогда принадлежал им — до тех пор пока они не уехали в Японию. Эндрю Браун, отец Митча и Ника, работал в компании «Кока-кола». Руководство отправило его в Японию в качестве постоянного полномочного представителя на смену прежнему. Почти год он провел в Японии один, потом к нему присоединилась жена Марта. Спустя еще два года они приобрели дом в окрестностях Токио, а этот, расположенный вблизи Чикаго, оставили Нику, который был старше Митча на семь лет. В то время не без некоторой финансовой помощи отца Ник уже обзавелся собственным бизнесом — открыл первый из будущей сети ночной клуб под названием «Шарп-блю». Правда, действовал не один, а с другом — бывшим сокурсником Фредом Карпентером.

Митч тогда только-только закончил школу и поступил в университет. Жил то дома, то в студенческом кампусе, то, когда надоедала суета, снова дома. Позже, получив диплом, очень органично вошел в бизнес Ника и Фреда.

К тому времени, когда клубы «Шарп-блю», известные своим красочным оформлением, включавшим весь спектр оттенков синего цвета — от бледно-голубого до почти черного, — работали уже не только в Чикаго, но также и в Гэри, Детройте, Толидо, Кливленде и Колумбусе, Ник тоже переселился в Японию.

Переезду предшествовала романтическая история. Как-то раз, навещая родителей в Токио, Ник познакомился в их доме с Моамото Тоёхаси, дочерью одного из топ-менеджеров местного филиала компании «Кока-кола». Непривычная красота Моамото подействовала на Ника так сильно, что он утратил покой и сон. После чего, как только выпадала возможность, мчался в Токио. На некоторое время любовь вытеснила из его головы прочие мысли, он чувствовал, что если не будет с Моамото, то и жизнь ему не мила.

В конце концов Ник сделал Моамото предложение. Она сказала, что согласится, но при условии, что Ник оставит Америку и переедет в Японию. Тот думал недолго. Так появилась еще одна семья Браунов — Моамото и Ник.

Дела Ник сдал Митчу и принялся создавать в Японии новый бизнес, на этот раз действуя совместно с красавицей-женой. Они разработали концепцию клуба и открыли первое заведение под названием «Хризантема».

Тем временем Митч тоже не сидел в Америке сложа руки. Благодаря его активному участию была расширена сеть клубов «Шарп-блю». В частности, они появились в Филадельфии, Атланте, Джексонвилле и Майами. Когда начались подготовительные работы по открытию клуба в Нью-Йорке, Митч выкупил у Ника его долю американского бизнеса. Ник тут же вложил средства в свой японский проект, а Митч продолжил сотрудничество с Фредом и Тришей — с некоторых пор она тоже стала их компаньоном. В те дни они с Митчем еще были женаты…

Присев на край кровати, Джини легонько погладила Митча по щеке кончиками пальцев.

— У какой колючий! И когда только успел обрасти?

Митч перехватил ее руку и прижался губами к ладони. В ту же минуту подумал, что в свете последних событий — а точнее, известий, — наверное, не стоило это делать, хотя, с другой стороны, если он перестанет вести себя привычным образом, Джини может что-то заподозрить и тогда чистота эксперимента окажется под вопросом. Кроме того, ему просто хотелось поцеловать нежную ладонь Джини. Кто-то назовет это слабостью — та же Триша, например, — но, к счастью, ее здесь не было.

Когда он увидел Джини впервые, то был поражен ее внешностью. Впрочем, тут он наверняка был не одинок, потому что любой мужчина засмотрелся бы на жгучую брюнетку с буйной копной волос, синими глазами, словно чуть припухшими губами и фигурой, которой позавидовала бы сама Венера. И лишь позже, когда отношения с Джини перешли на иной уровень, Митч оценил нежность ее кожи, мягкость прикосновений, пластичность и податливость тела.

— Я не прилагал никаких усилий, щетина выросла сама.

Джини негромко рассмеялась.

— Щетина! Звучит так, будто речь идет о каком-то животном… — Она вдруг умолкла и заглянула Митчу в глаза. — Впрочем, уж прости, но должна заметить, что ночью бывали моменты, когда ты напоминал мне… дикаря!

Митч на миг зажмурился, потом вновь поцеловал ладонь Джини.

— Извини, если сделал что-то не так. Сам не знаю, что на меня нашло…

Это была чистая правда. Несмотря на то что он решил держаться с Джини соответственно тому, что она, как недавно выяснилось, собой представляет, осуществление этого замысла на практике оказалось не таким уж простым делом. Все же он человек цивилизованный, переступить через некоторые вещи не может.

С губ Джини слетел взволнованный вздох. Быстро взглянув на Митча и вновь опустив ресницы, она тихо обронила:

— Не извиняйся, дорогой, я и сама… как бы это сказать… немного вышла за рамки привычного. — После короткой паузы Джини добавила: — Только что, на кухне… — Едва начав, она перебила себя: — Кстати, завтрак уже готов, тебе осталось лишь умыться.

— Спасибо, солнышко, сейчас встану. Только, пожалуй, мне нужен душ.

Называть ее солнышком после всего, что стало о ней известно, тоже не следовало. Однако за время их тесного общения, пусть даже непродолжительного, Митч успел привыкнуть именно к такому обращению.

— Так вот, пока я возилась на кухне, мне кое-что пришло в голову, — продолжила Джини. — Если после каждого посещения Карпентеров ты на некоторое время станешь превращаться в пещерного человека — в постели, я имею в виду, — то это просто предел мечтаний! Мм… хотя нет, к Карпентерам ты ездишь почти каждую субботу, следовательно, и превращения будут происходить так же часто. Не думаю, что некоторые части моего тела — например, грудь, а точнее, соски, — ну… и более интимные места тоже… порадуются таким… э-э… интенсивным ласкам.

Даже сейчас, пока Джини говорила и вопреки своему истощенному состоянию, Митч ощутил немедленный отклик своего организма. Достаточно было услышать слово «соски», как перед внутренним взором поплыли картины некоторых ночных событий. Митчу пришлось прибегнуть к некоторым усилиям, чтобы не поддаться наваждению. В этом смысле своего рода спасением стало упоминание о Карпентерах.

Речь шла о Трише и Фреде. Разведясь с Митчем и выйдя замуж за Фреда, Триша сменила фамилию. Поэтому сейчас они с Фредом звались Карпентерами. Но относилось это лишь к ним двоим. Шестилетний сынишка Триши и Митча Алекс остался с прежней фамилией. То есть был Браун, как и сам Митч.

История взаимоотношений Триши, Митча и Фреда вообще была довольно запутанной. Начать хотя бы с того, что тут еще отчасти примешивался Ник. В свое время Триша по нему сохла и…

Впрочем, началось все еще раньше, с того времени, когда Триша и Митч учились в школе. Подружились они с первого класса и сохранили эти отношения в дальнейшем. Сверстники дразнили их женихом и невестой, и Митч не возражал против подобной постановки вопроса, однако после окончания школы узнал, что Тришу очень интересует Ник, его брат. Позже у этих двоих вроде бы даже что-то наметилось, во всяком случае раза два они ужинали вместе. Но, когда Ник познакомился в Токио с Моамото, надежды Триши рухнули.

Для Митча, наоборот, открылись некоторые перспективы, ведь он тогда думал, что любит Тришу. Впоследствии понял, что принимал дружбу за любовь, но произошло это позже. Пока же он предложил Трише руку и сердце и получил положительный ответ. Триша рассудила так, что, если не удалось связать судьбу со старшим из братьев, пусть будет младший. Так она стала сначала женой Митча, а потом и деловым партнером, вложив в общий бизнес деньги, полученные в наследство от бездетной тетушки.

Триша и Митч прожили вместе четыре года, обзаведясь за это время сынишкой Алексом. А потом с их отношениями что-то произошло — оба как-то вдруг утратили друг к другу интимный интерес.

Вдобавок Триша случайно узнала, что, оказывается, все это время в нее был влюблен Фред Карпентер! Будучи давним приятелем, а также деловым партнером сначала Ника, потом Митча, Фред регулярно встречался с Тришей. Ну и влюбился, хотя прекрасно видел, что ее интересы направлены в другую сторону. Осознавая это, он помалкивал, но не зря ведь говорят, что все тайное рано или поздно становится явным.

Узнав о давней любви Фреда, Триша неожиданно воспылала к нему ответными чувствами. Поговорила по душам с Митчем, и вскоре они развелись. А спустя всего два месяца Триша вышла замуж за Фреда. При этом все трое сохранили хорошие отношения, чему в немалой степени способствовало наличие совместного бизнеса.

Сынишку Триша забрала в свою новую семью, но Митч каждую неделю навещал его, так что и здесь особых проблем не возникло. Однако сторонний наблюдатель наверняка задался бы вопросом, кто же из двух мужчин является настоящим супругом Триши. Она относилась к Фреду и Митчу так, будто состояла в браке с обоими. Разумеется, речь шла лишь о внешней стороне общения, потому что в постель Триша ложилась конечно же с Фредом. Но в то же время продолжала опекать Митча, как будто он по-прежнему оставался ее мужем, — за что Фред подтрунивал над ней. Сам Митч относился к подобной заботе спокойно, так как успел привыкнуть за период супружества.

Митч, как уже говорилось, навещал сынишку каждую неделю, а значит, бывал в доме Карпентеров и виделся с Тришей. Однако в центральном офисе сети клубов «Шарп-блю» он встречался с ней еще чаше, так что это никакой роли не играло. И конечно же Митч побывал у Карпентеров с Джини. Вышло это довольно естественно, так как Триша и Фред были с Джини знакомы — та занимала должность менеджера в местном, чикагском клубе «Шарп-блю».

Правда, одним посещением дело и ограничилось, в дальнейшем Джини стала избегать визитов к Карпентерам — из-за Триши. Та держалась с новой возлюбленной своего бывшего мужа ровно, но некоторая предубежденность все же присутствовала. Ее ощутил даже Митч. Впрочем, чего-то подобного он и ожидал, ведь Триша давно возложила на себя миссию оберегать его от всякого рода авантюристок, так называемых охотниц за деньгами и прочих подозрительных девиц…

— Боюсь, дорогой, что сегодняшней ночью мне придется немного ограничить тебя, — с лукавой улыбкой произнесла Джини. — Разрешаю прикасаться ко мне везде, за исключением вот этих участков. — Она взяла руку Митча и прижала сначала к одной груди, потом к другой. — Этой ночью, дорогой, ты слишком часто ласкал соски. В результате они стали чересчур чувствительными, и, пока не вернутся в нормальное состояние, тебе придется довольствоваться лишь нижней частью моего тела.

Митч стиснул зубы. Стоило ему ощутить под ладонями обольстительные упругие выпуклости, как его интимная плоть принялась готовиться к действию. И это после всех ночных излишеств! Невероятно…

— Не беспокойся, дорогая, я дам тебе отдых.

Джини вновь тонко улыбнулась.

— Ах вот как? И сколько же времени ты позволишь мне отдыхать?

— Как минимум несколько дней.

— Несколько дней?! — удивленно воскликнула Джини.

— Увы… — вздохнул Митч. — Вынужден признать, что я порядком обессилел.

Джини недоверчиво покосилась на него.

— В самом деле? А мне кажется, какие-то силы у тебя все же остались… судя по тому, что происходит с простыней.

Она многозначительно посмотрела на область бедер Митча, и, проследив за ее взглядом, он увидел, что простыня самым предательским образом встопорщилась.

— Неужели ты хотел обмануть меня, милый?! — с притворным ужасом воскликнула Джини.

Митч подавил вздох. Кто бы говорил об обмане… Если кто-нибудь здесь и имеет право выдвигать подобные обвинения, то это он, Митч.

Однако об этом пока рано говорить. Лучше подыграть Джини.

— Да, разоблачила ты меня, дорогая, — пробормотал он, изображая смущение. — Признаться, не ожидал, что так глупо попадусь.

Джини укоризненно покачала головой.

— Видишь, как нехорошо получилось! Это тебе урок на будущее. Никогда больше так не делай! Рано или поздно правда обнаружится.

Митч на миг замер. Затем, слегка прищурившись, взглянул на Джини. Что это — дерзость или она настолько уверена в себе, что не прочь прогуляться по лезвию ножа? Обманщица, разглагольствующая о правде, а также о неизменном свойстве той всплывать на поверхность!

Ладно, пусть девчонка пока потешится, тем сокрушительнее будет ее поражение.

— Хм, похоже, шила в мешке не утаишь, — поскреб Митч в затылке, обескураженно глядя на прячущийся под простыней выступ. Одновременно он воспользовался удобным моментом, чтобы убрать руку с груди Джини. Оставлять ее там дальше было небезопасно для здоровья. Он действительно чувствовал себя истощенным физически, но вместе с тем испытывал прилив желания, которое грозило возобладать над всем остальным, включая здравый смысл. — А что ты сказала о завтраке?

Джини рассмеялась.

— Что он готов. А ты, оказывается, мастер переводить разговор на безопасные темы.

— Порой приходится прибегать к маленьким хитростям.

Словно в подтверждение своих слов Митч быстро провел ладонью по простыне, насильно сгладив выступ плоти.

— Ой, что ты делаешь? — вырвалось у Джини. — Тебе не больно?

— Не беспокойся, дорогая, этот простенький прием известен любому мужчине. Хотя помогает не всегда.

— Сейчас помог, — пробормотала Джини.

Митч кивнул.

— Это дополнительное свидетельство в пользу того, что я говорю правду: ты меня измотала… уж прости за прямоту.

Ресницы Джини изумленно взлетели.

— Я?! Ах, значит, я во всем виновата?! Но разве не ты первый начал?

Она была абсолютно права, однако Митч не собирался сдаваться.

— Ты просто вынудила меня предпринять некоторые действия, представ предо мною в чем мать родила.

— Во-первых, на мне была ночная сорочка, но ты сам заставил меня ее снять, а во-вторых, можно подумать, что до этого тебе не приходилось видеть меня голой! — фыркнула Джини.

Митч разинул рот. Вот это логика! Выходит, если он видел Джини голой, значит, ее нагота не должна вызывать у него вполне естественных желаний. Блеск!

— Что же ты молчишь, дорогой? — невинным тоном спросила Джини. — Разве тебе нечего сказать?

— Есть. — Митч решительно откинул простыню. — Пора вставать! Молодец, что позаботилась о завтраке. Я чертовски проголодался за эту ночь! — И будь я проклят, если поддамся сейчас соблазну! — добавил он про себя, стараясь не смотреть на те участки атласного халата Джини, под которыми угадывались соски.

У него вызывала досаду мысль, что, в то время как он вновь воспламенится страстью, Джини будет лишь притворяться, изображая ответную вспышку чувственности.

Хотя…

Этой ночью Джини казалась вполне искренней. А некоторые ее реакции… нет, это невозможно сыграть!

Просто ты не знаешь, какой актрисой способна стать иная женщина, когда желает чего-то добиться, прокатилось в мозгу Митча.

Он подавил вздох. Может быть, может быть…

Но тогда что ж выходит — Джини лишь изображает желание, а сам он загорается страстью по-настоящему? Даже зная, что все ее ласки, нежные слова и чувственные стоны насквозь фальшивы?

Хм, тогда какая разница, изображает Джини любовь или действительно любит, ведь он, Митч, в обоих случаях испытывает одно и тоже!

Я мог бы прожить так всю жизнь, неожиданно подумал он.

Действительно, какой смысл расставаться с Джини, если она дает ему то, чего он желает, взамен удовлетворяя собственные интересы? Ему нужна любовь, ей обеспеченное существование — в итоге оба довольны. Что еще нужно?

И что я выиграю, если прогоню ее? Что у меня останется? Одиночество и сожаления об утраченных возможностях? Очень приятная перспектива!

3

Ох, лучше бы Триша ничего мне не говорила…

Менее суток назад, еще будучи счастливым, уверенным в своем будущем человеком, Митч собирался к Карпентерам навестить сынишку Алекса. Джини оставалась дома, хотя, по мнению Митча, никакой необходимости в этом не было — он с радостью взял бы ее с собой. И даже предложил составить ему компанию, однако Джини отказалась.

— Нет уж, спасибо, — проворчала. — Уж лучше дома поскучаю, чем встречаться с твоей бывшей.

Митч усмехнулся.

— Послушать тебя, так можно подумать, что Триша твоя свекровь, а не моя бывшая жена.

— Еще неизвестно, что хуже, — буркнула Джини тихо, но Митч услышал и удивленно вскинул бровь.

— За что ты ее так не любишь?

— А она меня за что? — парировала та.

— Интересно, почему ты думаешь, что Триша плохо к тебе относится? — немного помолчав, спросил Митч.

Джини хмуро отвернулась.

— Тут и думать нечего, все лежит на поверхности. В тот единственный раз, когда я у них побывала, твоя Триша так и обжигала меня холодом.

Разумеется, Митчу не нужно было объяснять, о чем идет речь. Он сам не раз посмеивался втихомолку над тем, с каким подозрением Триша относится к его приятельницам, однако в этот раз он четко дал всем понять, что собрался жениться. Поэтому, как он полагал, все должны смотреть на Джини как на его невесту. Триша исключением не является.

— А ты часом не преувеличиваешь? — с сомнением обронил он.

Джини повела плечом.

— Наоборот, стараюсь выражаться как можно мягче, чтобы не обидеть твоих чувств. Все-таки речь идет о женщине, с которой тебя связывает много общего, прежде всего ребенок.

Митч улыбнулся.

— Солнышко, если бы мы с тобой встретились раньше, ребенок мог бы быть нашим.

Джини лишь прерывисто вздохнула. Эту тему они обговаривали не раз. Обоим казалось, что из-за досадной отсрочки знакомства очень важный период жизни оказался утраченным. Оставалось лишь утешаться той мыслью, что в жизни ничего не происходит случайно. Если они встретились лишь сейчас, значит, так было нужно.

— Послушай, а почему не сделать наоборот? — вдруг произнесла Джини.

Митч в этот момент застегивал пряжку ремня на брюках. Подняв голову, он удивленно спросил:

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, я подумала… ты каждую неделю навещаешь сына у Карпентеров, а почему бы Трише или Фреду не доставить его сюда? Мальчик провел бы здесь некоторое время, а потом ты отвез бы его обратно. Все-таки за городом лучше, чем в самом Чикаго, воздух чище, ну и все такое.

— Хм, неплохая идея, — протянул Митч.

Он не стал говорить, что раньше так случалось не раз. Триша сама привозила Алекса в этот дом, руководствуясь именно тем соображением, что ребенку полезнее побыть за городом. Однако с некоторых пор — то есть когда в жизни Митча появилась Джини — Триша начала возражать против подобных посещений. Митч знал почему: не хотела, чтобы Алекс общался с его новой подружкой — за глаза она иначе Джини и не называла, словно забыв о существовании слова «невеста». Подобное поведение не могло не вызывать у Митча определенного огорчения, но, пребывая в состоянии полного счастья, он на многое закрывал глаза. К тому же ему не хотелось еще больше расстраивать Джини. Довольно и того, что она уловила идущий со стороны Триши холодок.

— Если тебе понравилось мое предложение, почему бы не позвонить Карпентерам и не отменить визит, взамен попросив привезти мальчика к нам?

К нам…

Как замечательно звучит! Митч даже на миг зажмурился от удовольствия. Когда Джини так говорила, его сердце сладко сжималось от предвкушения еще большего счастья.

Тем не менее звонить Трише — да еще в присутствии Джини! — он не рискнул бы.

— Знаешь, солнышко, я не стал бы решать эту проблему с места в карьер. Во всяком случае, отменять нынешнее посещение мне неудобно. Как всегда, Карпентеры ждут меня на ужин, Триша готовилась к этому вечеру, поэтому мне неловко ее огорчать.

Джини понуро кивнула.

— Да-да, понимаю…

— Но обещаю сегодня же обсудить твою идею с Карпентерами, — быстро произнес Митч.

— Правда? — Глаза Джини радостно блеснули. — Значит, есть надежда, что следующий уикэнд мы проведем вместе, в семейном кругу?

Митч порывисто обнял ее.

— Да, солнышко. Я тоже на это надеюсь. И даже, можно сказать, мечтаю об этом. — Он поцеловал Джини в макушку. — Мне приятно, что ты хорошо относишься к моему ребенку от первого брака.

Джини улыбнулась, прижимаясь щекой к его груди.

— Разве может быть иначе, ведь это твой ребенок. — Затем она немного отстранилась и посмотрела на Митча снизу вверх. — Я и к Трише нормально отношусь, поэтому мне странно, почему она на меня взъелась. Ведь вы в разводе, у нее давно другая семья и причин для ревности вроде бы нет. Или я ошибаюсь?

Митч погладил ее по щеке кончиками пальцев.

— Дело не в ревности. Просто Триша беспокоится обо мне.

— Беспокоится? — слегка нахмурилась Джини. — Почему? Из-за меня?

Именно. Но признаваться в этом Митчу не хотелось.

— Что ты, глупенькая?! Ты здесь ни при чем.

— В таком случае что не дает ей покоя?

В выразительных синих глазах Джини сквозило сомнение, поэтому Митч понял, что должен как-то успокоить ее.

— Как бы тебе объяснить… Видишь ли, мы с Тришей знаем друг друга едва ли не всю жизнь, поэтому она воспринимает меня даже не столько как друга, но почти как родственника. Из-за этого нам так и не удалось по-настоящему стать мужем и женой. Впрочем, я тебе рассказывал, почему мы развелись. Я для Триши как брат, она для меня как сестра… со всем, что из этого вытекает.

Джини прерывисто вздохнула.

— Да это-то понятно. Я бы тоже не смогла увидеть в брате мужчину, за которого мне захотелось бы выйти замуж. — Немного помолчав, она добавила: — И все равно это ничего не объясняет. У меня нет брата, но, если бы был, я только порадовалась бы, если бы он полюбил девушку, которая ответила ему взаимностью и согласилась выйти за него замуж. Триша же относится ко мне с явной предубежденностью, хотя я не давала для этого никакого повода. По-моему… не знаю, возможно, ты обидишься, но… — Джини запнулась, будто взвешивая про себя, стоит ли продолжать.

— Да? — поощрительно улыбнулся Митч. Ему меньше всего хотелось, чтобы между ними существовали какие-либо недоговоренности.

— Словом, создается впечатление, что Триша просто не хочет, чтобы ты женился.

Об этом Митч как-то не думал. Подобная мысль была ему в новинку и требовала размышления. Пока же он изобразил смешок.

— Ну что ты! Этого не может быть. Триша счастлива с Фредом, он замечательный муж, все мы партнеры по бизнесу, так что нет и не может быть причин для того, о чем ты, солнышко, говоришь.

С губ Джини вновь слетел вздох.

— Это ты так думаешь, а Триша может рассуждать совсем иначе. Ладно, что толку переливать из пустого в порожнее. Главное, нашему счастью никто не сможет помешать. Правда? — Последнюю фразу Джини произнесла, пристально вглядываясь в глаза Митча, в ее голосе ощущалась тревога.

Он наклонился и нежно поцеловал ее в губы.

— Правда, малыш. Никто и никогда не сможет помешать нам стать самой счастливой парой на всем белом свете!

В ту минуту Митч действительно так думал.


Однако не далее как в тот же день у него возникли сильные сомнения на этот счет.

Приехав к Карпентерам, он почти сразу же покинул их, забрав с собой Алекса, которому накануне обещал прогулку в парк. Мальчик уже был готов к выходу. Триша сказала, что последние четверть часа он провел у окна, карауля автомобиль Митча. А когда тот наконец появился, огласил квартиру криком: «Папа приехал!».

Несмотря на регулярность встреч, Алекс каждый раз бросался к Митчу так, будто они не виделись как минимум месяц. Правда, и Митч в долгу не оставался. В итоге их встречи превращались в небольшое представление с радостными возгласами, визгом, смехом и подбрасываниями в воздух. Последнее относилось, разумеется, к Алексу, хотя тот обещал, когда вырастет, точно так же подбросить Митча.

В парке они ели мороженое и сладкую вату, катались на качелях, каруселях и детских автомобилях. Собрались было прокатиться и на американских горках, но в последнюю минуту Алекс передумал.

— Я не струсил, пап, — сказал он, будто оправдываясь, — просто мама, наверное, ждет нас к ужину. Просила, чтобы мы не опаздывали.

Ну весь в меня, усмехнулся Митч. В его возрасте я тоже побаивался американских горок, хотя безумно завидовал тем, кто носился по кругу, то взмывая ввысь, то устремляясь вниз.

Действительно, Алекс был очень похож на него не только характером, но и внешне — такие же темно-русые волосы, карие глаза, осанка и даже походка. Ни у кого не возникло бы сомнений, что это отец и сын.

— Что ж, раз мама просила, не будем опаздывать.

Алекс просиял.

— Но в другой раз покатаемся на американских горках, ладно?

— Обязательно, сынок.


Когда они вернулись, Триша сразу позвала всех ужинать. Однако Алекс оставался за столом недолго — быстро опустошил тарелку и отпросился к телевизору смотреть мультики. После его ухода Триша подала замаринованную в пиве и запеченную в духовке телятину, а Фред откупорил бутылку вина. Наполняя стоявший перед Митчем бокал, он обронил:

— Когда ты у нас, Алекс просто светится. Хотел бы и я иметь такого ребенка.

— Кто же тебе мешает, — усмехнулся Митч. — Надеюсь, ты знаешь, что нужно сделать, чтобы на свет появился малыш?

— В общих чертах, — буркнул Фред.

— Не злись, старик, а если что, обращайся к Трише — она подскажет.

— Попрошу без двусмысленностей, — сказала та, о ком шла речь. — Лучше накладывайте мясо, пока не остыло.

— Да я все говорю открытым текстом, — еще шире улыбнулся Митч. — Только слов мало, нужно все же произвести кое-какие действия.

— Не получается у нас, — вздохнул Фред. — Хотя мы стараемся. Я всегда мечтал о сыне.

Митч взял нож и вилку.

— Значит, плохо стараетесь. — Отрезав кусочек мяса, он отправил его в рот. — Мм… вкусно! Счастье, что не все жены умеют так готовить, иначе в наших клубах не было бы посетителей.

Фред устремил на Тришу преисполненный любви взгляд.

— У меня особенная жена.

Спорить Митч не сбирался.

— Что верно, то верно. Хотя должен заметить, что моя Джини тоже неплохо готовит.

— В самом деле? — хохотнул Фред. — И когда только успевает…

— Это ты о чем? — вскинул Митч бровь.

Фред переглянулся с Тришей.

— Все о том же. Ведь ты, наверное, из постели ее не выпускаешь.

— А вы завидуете, что ли?

Супруги Карпентеры рассмеялись, однако Митч отметил про себя, что, прежде чем с губ Триши слетел смех, она успела их на миг поджать. Данное обстоятельство не могло не удивить. Вот это да, неужели Джини права и Триша банально ревнует его к будущей жене? Что за чушь!

— Не увиливай, дружище, — произнес Фред. — Лучше признай, что я прав: ты запер Джини в спальне и не выпускаешь из постели! Что, молчишь? Значит, я прав. Насколько мне известно, Джини даже на работе перестала показываться. Если так пойдет дальше, придется искать в здешний клуб нового менеджера.

Митч кивнул.

— Очень хорошо, что ты завел эту тему. Я и сам собирался сообщить, что Джини прекращает работать. Нам действительно придется подыскать на ее место другого человека.

— В самом деле? — Фред удивленно вскинул бровь.

А вот Триша как будто не особенно и удивилась, лишь вновь как-то странно поджала губы. Что за чертовщина?!

— Да, придется открыть вакансию на должность менеджера, — пробормотал Митч, пытаясь понять, что кроется за странным поведением Триши.

Фред смерил его взглядом.

— Не думал, что ты придерживаешься таких старомодных взглядов на брак.

В первую минуту Митч не понял, к чему тот клонит, потом рассмеялся.

— Брось, я тут ни при чем. Джини сама приняла решение прекратить работать.

— Кто бы сомневался… — Похоже, Триша не заметила, как эти слова слетели с ее губ, потому что на миг застыла, поймав удивленные взгляды теперь уже обоих мужчин — не только Митча, но и Фреда.

— Что ты хочешь этим сказать? — слегка нахмурился Митч.

Но на лице Триши уже появилась знакомая приветливая улыбка.

— Ничего, это я так. Не обращайте внимания. Лучше положите себе по ложке салата, он с ломтиками авокадо, очень вкусный.

4

Митч немного успокоился, однако его все равно не покидало чувство, что за всем этим что-то кроется. Раздумывая над загадочным поведением Триши, он раза два невпопад ответил Фреду, так что тот в конце концов рассмеялся.

— О, парень, вижу, твои мысли витают где-то далеко.

— Я даже догадываюсь, где именно, — негромко поддержала мужа Триша, машинально поправив каштановые кудри.

Фред переглянулся с ней.

— Догадаться нетрудно, дорогая. Митч сейчас не с нами. Вернее, телесно-то он здесь, но душой остался с прекрасной Джини Вайолет.

Вместо ответа Митч лишь поочередно взглянул на обоих супругов, после чего вновь отрезал и отправил в рот кусочек сочного мяса.

— Со своей очаровательной подружкой, — обронила Триша, явно не желая закрывать тему.

Митч отпил глоток вина.

— С невестой, дорогая моя, с невестой. Но, если настаиваешь, готов согласиться. Да, Джини мне не только невеста, но и друг. Не подружка, как ты выражаешься, а именно друг. Не понимаю, почему это тебя задевает.

— Меня? Ха-ха-ха! Мне-то какое до этого дело. Ты собрался жениться, значит, и проблемы твои!

— Проблемы? — повторил Фред. — О чем это ты, дорогая?

Триша тряхнула кудрями.

— О том! Нашего Митча может окрутить кто угодно. Любая… — Она осеклась, проглотив готовое сорваться с языка соленое словцо.

На миг застыв, Митч сжал вилку так, что побелели пальцы. Фред тем временем укоризненно посмотрел на жену.

— Ну зачем ты так, дорогая?! Грубость тебе не к лицу.

Триша отвела взгляд.

— Я… никого не хотела обидеть. Просто жалко смотреть, как…

— Как что? — сдержанно произнес Митч.

Триша повернулась к нему.

— Митч, ну в самом деле! Не могу видеть, как эта девчонка вьет из тебя веревки!

Митч покосился на Фреда, затем вновь перевел взгляд на Тришу.

— А ты часом не ревнуешь?

Фред тоже с интересом посмотрел на Тришу.

— Да?

Однако она лишь мрачно усмехнулась.

— Уж лучше бы мне ревновать.

Фред и Митч переглянулись.

— Лучше — чем что?

Но Триша плотно сжала губы и разомкнула лишь для того, чтобы глотнуть вина. Проследив за ее действиями, Фред пожал плечами, затем кашлянул и спросил у Митча:

— А почему ты не взял Джини с собой? Наверное, она скучает в одиночестве.

Разумеется, Митч не мог сообщить истинной причины нежелания Джини отправиться с ним к Карпентерам. Впрочем, судя по язвительности большинства сегодняшних замечаний Триши, у Джини имелись все основания упрекать ту в предвзятости и холодности отношения.

— Она… стесняется. Ведь еще совсем недавно все мы были ее начальством. Ситуация переменилась очень быстро и…

— Слишком быстро, — многозначительно хмыкнула Триша. — Я бы даже сказала — чересчур!

Митч повернулся к ней всем корпусом.

— Ты снова за свое?

Фред тоже не молчал:

— Дорогая, какая муха тебя укусила? Или ты втихомолку выпила все пиво, вместо того чтобы замариновать в нем телятину?

— Ох-ох, как у вас все просто! — закатила Триша глаза к потолку. — Ладно, если вам так удобнее, считайте, что на кухне я только тем и занималась, что прикладывалась к бутылке! — С этими словами она залпом допила вино, потом схватила бутылку и вновь наполнила свой бокал.

Фред наблюдал за ней с добродушным недоумением.

— Ну вот, нам ничего не осталось. Эгоистка!

— Ничего подобного, — немедленно парировала Триша. — На кухне полно вина. Если хочешь, принеси другую бутылку.

— Ох эти женщины, — проворчал Фред поднимаясь. — На все найдут ответ! Впрямь придется сходить за другой бутылкой.

Когда он ушел, Митч продолжил есть, хотя к настоящему моменту его аппетит был в значительной степени испорчен. В другой ситуации он просто попрощался бы и уехал, но ему еще предстояло прочитать Алексу следующие несколько страниц из «Властелина колец». Таким образом он надеялся привить сыну любовь к книгам.

— Наверное, твоя подружка недовольна тем, что ты каждый уик-энд навещаешь своего ребенка, — услышал вдруг Митч голос Триши.

Снова «подружка»!

— Джини моя невеста, — сухо произнес он. — Уясни это наконец.

— Ну да, ну да…

— Послушай, мне совершенно непонятен твой скепсис. По-моему, ты или чересчур предубежденно относишься к Джини, или…

Триша прищурилась.

— Или что?

— Не знаю! Ты ставишь меня в тупик. Твои намеки мне непонятны. Или прекрати говорить загадками, или объясни, что у тебя на уме.

— Я еще не решила, стоит ли тебе что-то объяснять.

— Ну, когда решишь, дай знать.

— Не беспокойся, дам.

— Все препираетесь? — усмехнулся вернувшийся из кухни Фред. — Неудивительно, что вы развелись. Похоже, частые встречи вам противопоказаны.

Однако Митч хмуро качнул головой.

— Не знаю. Пока я не сообщал о намерении жениться, все было в порядке. А как только мы с Джини объявили о помолвке, так началось что-то непонятное.

Фред принялся откупоривать бутылку.

— Прости, не могу с тобой согласиться. Триша и прежде рассматривала твоих женщин, будто сквозь увеличительное стекло.

Это была чистая правда, тем не менее Митч иронично произнес:

— Выгораживаешь женушку?

Фред рассмеялся.

— Что ж, как ни верти, а Триша о твоем благе печется. Опасается, как бы ты не связался с какой-нибудь сомнительной особой, которая при разводе отхватит куш и будет такова. А ты останешься с носом.

— Ну вот, и ты туда же! — Митч с досадой отложил нож и вилку. — Сговорились вы, что ли. Поймите раз и навсегда — Джини не какая-то там «особа»! Мы с ней словно созданы друг для друга. Ни с одной женщиной мне не было так хорошо, как с Джини… не при Трише будет сказано.

— Ничего, — пожала та плечами. — Мне с Фредом тоже лучше, чем с тобой.

Митч смерил ее взглядом.

— Благодарю, дорогая.

— Не за что, дорогой.

Повисла пауза, во время которой Фред заново наполнил бокал Митча и свой. Затем, усевшись за стол, миролюбиво произнес:

— Ладно, не сердись, дружище. Лично я рад, что у тебя все так замечательно складывается. Хотя немного странно, что вы спешите со свадьбой. Ведь с Джини ты познакомился совсем недавно… э-э… когда именно, сейчас вспомню…

Митч бросил на него взгляд.

— Не трудись. Я познакомился с ней тогда же, когда и вы все. То есть когда она начала у нас работать.

— Два месяца назад, — саркастически усмехнулась Триша.

— Ошибаешься, — качнул Митч головой.

Она заморгала.

— Я?! Ну знаешь… Только не нужно выставлять меня идиоткой! Я еще не сошла с ума и с памятью у меня все в порядке!

— Успокойся, никто в твоих выдающихся способностях не сомневается. С Джини лично я познакомился два месяца и… э-э… четырнадцать дней назад. Это если точно.

Триша насмешливо прищурилась.

— Дни считаешь?

— А ты что-то имеешь против?

Триша ничего не ответила, только сердито засопела и отвернулась.

Митч потянулся за бокалом. Он не то чтобы считал дни, но ему не составило труда определить их точное количество. Дело в том, что с появлением Джини в его жизни будто наступила новая эра. Он почувствовал приближение перемен, стоило той войти в его кабинет.

5

Предупредил Митча о посетительнице не кто иной, как Фред. Сам он уехал инспектировать другие клубы сети «Шарп-блю», начиная с ближайшего, находившегося в Гэри. Уже будучи в пути, Фред позвонил Митчу по сотовому телефону и предупредил о том, что на сегодня, прямо с утра, назначена встреча некой Джини Вайолет, претендентке на должность менеджера чикагского клуба «Шарп-блю».

— Что ж, хорошо, что позвонил, — сказал Митч. — Сюзи болеет, так что мне никто ничего не сообщал.

Сюзи была секретарем центрального офиса, но в тот момент на работе отсутствовала.

— Знаю, — откликнулся Фред. — Потому и предупреждаю. Ведь Триша тоже вряд ли сегодня появится в офисе. В подготовительной школе у Алекса устраивают какой-то праздник, и Триша в числе организаторов. Остаешься ты один. Проведи собеседование и прими решение, стоит ли брать претендентку на работу.

— Слушаюсь, босс! — бодро произнес Митч.

На самом деле большая часть бизнеса принадлежала ему, но почему не пошутить, если настроение хорошее?

Он даже не подозревал, что его ожидает, поэтому просто оторопел, когда вышеупомянутая претендентка появилась в приемной офиса. Так как Сюзи отсутствовала, Митч оставил дверь кабинета открытой, поэтому сразу увидел вновь прибывшую.

— Добрый день, — сказала та, в свою очередь заметив его. — Я Джини Вайолет, мне назначено на девять часов.

Пока она говорила, Митч сидел как изваяние. То ли день такой выдался, то ли с ним происходило что-то особенное, но посетительница показалась ему едва ли не самой красивой женщиной на свете.

Надо сказать, Джини действительно выглядела очень эффектно. Готовясь к собеседованию, она сделала все от нее зависящее, чтобы произвести впечатление на потенциального работодателя. По телефону с ней разговаривал мужчина, вот она и оделась соответственно.

В итоге Митч увидел перед собой жгучую брюнетку с пышной копной волос, стройную, элегантную, в узкой белой юбке длиной до середины колена, пестрой шелковой блузке, в расцветке которой причудливо смешивались сине-голубые тона — фирменные для интерьера клубов «Шарп-блю», — в белых туфлях на шпильке и с сумочкой в тон.

— П-прошу… — выдавил Митч, испытывая внезапную сухость во рту, — п-проходите.

Заметив удивленный взгляд Джини Вайолет, он догадался, что она, вероятно, решила, будто он заикается, и кашлянул.

— Кхм… жарко сегодня… во рту пересохло. Конец мая, а припекает, как в июле. Не хотите воды? — Он потянулся за стоявшей на подносе бутылкой минералки и лишь потом, спохватившись, произнес: — Присаживайтесь, пожалуйста!

Джини Вайолет сдержанно улыбнулась.

— Благодарю. — Опустившись на стул для посетителей, она добавила: — От воды, пожалуй, не откажусь.

Позже Джини призналась Митчу, что жутко волновалась в тот момент. Ему же она, наоборот, казалась очень спокойной — в отличие от него самого.

— Да-да, вот… пожалуйста… — Плеснув воды в один из находившихся тут же, на подносе, стаканов, Митч через стол протянул его Джини.

Она взяла, но так как стакан был небольшой, их пальцы не могли не соприкоснуться. Когда это произошло, Митч вздрогнул, к счастью несильно, так что Джини ничего не заметила. Сам же он испытал нечто наподобие удара электрического тока.

Это означало, что не только мозг, но и все тело успело настроиться на источаемые очаровательной посетительницей биотоки и теперь очень чутко реагировало на малейший нюанс.

На миг будто оцепенев, Митч осторожно взглянул на свою визави, но она спокойно — как ему в ту минуту казалось — взяла стакан и сразу поднесла к губам.

Наблюдая за ней, Митч задержал дыхание. В голову его вдруг полезли мысли о том, как везет иной раз самым простым предметам, наподобие того же стакана, — они имеют возможность прикасаться к губам красивых женщин и для этого им не требуется прилагать никаких усилий. В то же время они даже не способны оценить своего преимущества.

— Спасибо, я только сейчас сообразила, что хочу пить.

— Да-да. — Сам Митч напрочь забыл, что тоже собирался глотнуть воды. Опустившись на вертящийся стул, он зачем-то пригладил волосы.

Срочно нужно успокоиться, промелькнуло в его мозгу. Что это я так разволновался? Будто не я принимаю человека на работу, а сам пытаюсь куда-то устроиться!

В ту же минуту он поймал себя на мысли, что очень хочет, чтобы обворожительная Джини Вайолет работала в сети ночных клубов «Шарп-блю». Точнее, в здешнем, чикагском клубе, чтобы в любой момент можно было отправиться туда и пообщаться с ней. Какие красивые у нее волосы — не просто темные, а с синеватым отливом. Румянец на щеках. А глаза! Такие синие, влажные, выразительные… Даже не верится, что подобное чудо существует на свете. Хм, похоже, ее что-то удивляет… Интересно, о чем она сейчас думает?

О том, болван, что ты ведешь себя очень странно, прокатилось в мозгу Митча. Совсем не так, как положено солидному бизнесмену!

Митча бросило в холодный пот. Меньше всего ему хотелось, чтобы у этой прелестной девушки сложилось о нем превратное впечатление.

— Значит, вы… э-э… хотели бы у нас работать? — протянул он, чтобы только бы не молчать.

Джини Вайолет вновь сдержанно улыбнулась.

— Да, мистер… э-э…

— Митч Браун, — поспешно произнес тот.

— Наверное, это с вами я вчера разговаривала по телефону?

Митч сморщил лоб.

— Вчера? Разве? — В следующее мгновение он сообразил, о каком разговоре идет речь. — Ах нет, это был Фред! Фред Карпентер. Мой компаньон по бизнесу. Его сейчас нет.

Джини Вайолет слегка нахмурилась.

— Вот как… Но он назначил мне встречу на это время. Значит, придется прийти в другой раз?

Она взялась за сумочку, будто с намерением подняться со стула, но Митч поспешно замахал руками.

— Нет-нет, что вы! Фред будет отсутствовать несколько дней. Зачем же ждать… С тем же успехом можно обсудить все вопросы и со мной. Собственно, с любым из совладельцев сети наших клубов. Всего нас трое — это вышеупомянутый Фред Карпентер, Триша Карпентер и я. Однако Триша тоже сегодня вряд ли появится в офисе, так что удобнее всего беседовать со мной.

Джини Вайолет вздохнула, как показалось Митчу, облегченно.

— Хорошо, потому что я специально приехала в Чикаго для собеседования. Обидно было бы, если бы оно не состоялось.

Митч откинулся на спинку вращающегося стула.

— Вот как? Выходит, вы живете не в Чикаго?

— В данный момент нет, но перееду сюда, если… — сделав небольшую паузу, Джини Вайолет скользнула по Митчу взглядом, и тот машинально расправил плечи, — вопрос о моем назначении на место менеджера в здешний клуб «Шарп-блю» будет решен положительно.

Митч слушал ее, но сути сказанного почти не улавливал — мешали звуки голоса. Очень приятный и мелодичный, он будто заслонял собой смысл произносимых слов. Джини Вайолет могла говорить что угодно, звучало это все равно замечательно.

— …Насколько я понимаю. Да, мистер Браун? — уловил Митч какой-то вопрос.

— Да-да, — отозвался он. — Да-да. — И вдруг спохватился, что понятия не имеет, с чем соглашается. — Простите, я… э-э… потерял нить… о чем мы говорим?

Джини Вайолет в этот момент открывала сумочку. Услышав, что сказал Митч, удивленно заморгала длинными подкрашенными ресницами. Затем слегка пожала плечами.

— Я собиралась показать вам свой послужной список. Обычно его требуют при приеме на работу, но, если не хотите тратить время, я, разумеется, не настаиваю.

К этому моменту Митч уже сам готов был упрашивать очаровательную претендентку на место клубного менеджера как можно скорее приступить к работе, и лишь осознание недопустимости подобного поведения для уважающего себя бизнесмена удерживало его от подобных действий.

— Ну почему же, мне интересно взглянуть на ваш послужной список, — пробормотал он. Потом спросил: — Кстати, а откуда вам стало известно о вакансии? Мы этого пока широко не рекламировали, да и место освободилось лишь недавно.

Джини вынула из сумочки бумаги и подала ему.

— Все очень просто. В настоящее время я живу в Гэри и пока еще работаю в ресторане «Нимф-лейк». Один наш сотрудник родом отсюда, из Чикаго. Его сестра работает в вашем клубе официанткой. Они часто звонят друг другу, вот так у нас и стало известно о здешней вакансии. Ну, я и подумала: а почему бы нет? Позвонила и… приехала.

Услышав это, Митч мысленно поблагодарил небеса за то, что все так чудесно устроилось. В то же время сердце его сжалось при мысли, что, если бы не тот парень и его сестра, Джини Вайолет, возможно, никогда не узнала бы об освободившейся должности и не появилась бы здесь.

Стараясь скрыть волнение, он принялся просматривать бумаги Джини.

— Так… окончили колледж менеджмента… хорошо… Это где же вы учились?

— В Форт-Уэйне, штат Индиана, — с легкой улыбкой ответила она.

— Вот как?

— Я оттуда родом, — пояснила Джини. — И сначала работала там, в магазине тканей…

— Да-да, вижу, здесь записано.

— Потом уехала в Гэри, там заведовала прачечной из сети «Клининг-фэри».

— Так, — пробормотал Митч. — Отзывы положительные.

Джини улыбнулась.

— Когда я сообщила, что нашла другое место, меня не хотели отпускать.

— Но вы, вижу, все равно ушли.

— Видите ли, работа в прачечной была несложная, но и оплата соответственная. К тому же мне хотелось чего-то большего. Скажу прямо, я не собиралась всю жизнь сидеть в прачечной. Возможно, для кого-то такое место предел мечтаний, но мне оно быстро наскучило.

— И вы переместились…

— В ресторан «Нимф-лейк». На данный момент работаю там уже год.

— Хм, и тоже на должности менеджера, — констатировал Митч. — Получается, если устроитесь к нам, для вас не произойдет никакого карьерного роста.

Последнюю фразу он произнес машинально и сразу же выругал себя. Ну зачем, спрашивается, наталкивать эту красотку на размышления? Чего доброго, возьмет и передумает. Не станет устраиваться в клуб, вернется к себе в ресторан!

— С другой стороны, вам наверняка известно, что клубы «Шарп-блю» престижнее многих ресторанов, — быстро добавил он.

— Конечно, — негромко обронила Джини. — Уверена, что и зарплата менеджера клуба вашей сети повыше, чем моя в ресторане.

Не удержавшись, Митч рассмеялся. Боже, как ему нравилась эта девушка! Похоже, она не только красавица, но и умница.

— О, чувствуется деловая хватка! — Он сложил бумаги и вернул их Джини. — Что ж, я тоже думаю, что платить мы вам будем больше, чем на прежнем месте.

Та пристально взглянула на него.

— Это значит, я принята?

Митч в свою очередь посмотрел на нее — на загорелое лицо, которого касались пряди поблескивавших иссиня-черных волос, на полные губы, на непроколотые, без серег, мочки ушей, на нежную шею и верхний участок груди, видневшийся в разрезе блузки.

Джини находилась довольно близко, Митч ощущал запах ее духов — нечто экзотическое, смесь фруктов, цветов и морского бриза! Позже Джини скажет ему, что эти духи называются «Капакабана» — как пляж в Рио-де-Жанейро.

— Да, — услышал Митч собственный голос. — Вы приняты. Можете приступить к работе с завтрашнего дня.

Он подсознательно ожидал какого-то проявления радости, однако в синих глазах Джини промелькнуло озабоченное выражение.

— С завтрашнего не могу.

— Нет?

Разочарование Митча было велико. Он уже рисовал себе картины того, как заходит в клуб, обнаруживает там нового менеджера по имени Джини Вайолет и принимается вводить ее в курс дел. Ведь, кроме него, этим некому заняться — Фред в отъезде, Триша занята организацией каких-то детских утренников. Свободен он один, и новая сотрудница всецело в его распоряжении. Возможно, им даже придется устроить нечто вроде делового ланча — только в каком-нибудь другом заведении, не на глазах прочих сотрудников…

— Нет, — повторила Джини. — Ведь мне еще нужно уволиться из ресторана, переехать в Чикаго, найти жилье. Впрочем, квартиру я начну искать сегодня, чтобы время не терять. Прямо сейчас и отправлюсь в ближайшую риелторскую контору.

— Правильно, — поддержал ее Митч. — Кстати, здесь неподалеку есть квартирное агентство, всего в квартале отсюда.

Джини кивнула.

— Очень хорошо. Если с жильем вопрос решится быстро, то к работе я надеюсь приступить… — она подняла глаза к потолку, что-то прикидывая в уме, — скажем, дня через три. Не возражаете?

Разумеется, Митч возражал, ему хотелось как можно скорее сделать Джини сотрудницей местного клуба «Шарп-блю». Но даже если бы он сказал об этом, что толку? Как известно, все происходит в свое время, не раньше и не позже.

— Что ж, придется подождать. Только вы все же не тяните, ладно?

Джини блеснула синими глазами.

— Нет-нет! Я сама спешу приступить к своим новым обязанностям.

На этом они расстались. Глядя, как Джини покидает его кабинет, Митч поймал себя на том, что лихорадочно ищет повод задержать ее. Однако такового не нашлось, и Джини ушла.

Когда она скрылась в коридоре, сердце Митча сжалось от какой-то непонятной тоски. Происхождение этого чувства было абсолютно иррациональным — ведь они всего несколько минут назад познакомились!

6

Печалился Митч напрасно. Через три дня, как и обещала, уладив формальности сначала на старом месте, затем на новом, Джини приступила к работе.

По этому поводу Триша выразила легкое недовольство, ей хотелось видеть в должности клубного менеджера мужчину. Когда же она, зайдя в клуб, познакомилась с Джини лично, ворчания прибавилось — теперь уже по поводу внешности новой сотрудницы.

— Вижу, вижу, по каким критериям ты ее выбирал, — брюзжала Триша.

Митч только посмеивался. Ему-то очень нравилось, что все получилось, как задумано, и Джини не только переселилась в Чикаго, но стала работать у них.

— По каким?

— Уж точно не по деловым. Смазливая вертихвостка — вот кто она, эта Джини Вайолет!

Митчу оставалось лишь головой качать.

— Ты же ее не знаешь. Почему сразу вертихвостка?

Однако Триша стояла на своем.

— Помяни мое слово, так и окажется. Я этих прохиндеек за милю чую. Наверное, она и на прежние места так устраивалась — повертит хвостом перед работодателем, тот и соглашается ее принять, даже если есть более достойные кандидатуры. А все потому, что личико миловидное.

— Или хвост?

— Хвост тоже! — сердито сопела Триша. — Хвост так особенно! Ты небось на него только и смотрел, когда проводил собеседование. Эх, жаль, меня в тот день не было!

— Ладно, не кипятись, — умиротворяющим тоном произносил Митч, которого очень веселили эти разговоры. — Я все понял: ты ни за что не приняла бы Джини на работу.

Глаза Триши презрительно сужались.

— Само собой. Уж лучше я взяла бы на это место парня.

— Чем же лучше? Тем только, что парень? В таком случае мы с тобой два сапога пара — оба нанимаем сотрудников по половому признаку. Что, между прочим, противоречит американскому законодательству.

Однако Триша не желала слышать подобных доводов.

— Не трудись, милый, меня на этом не поймаешь. Парня я наняла бы из-за его деловых качеств.

— Представь себе, что и я руководствовался теми же принципами, — ухмылялся Митч. — Именно деловые качества Джини Вайолет и привлекли меня в первую очередь.

Триша мерила его взглядом.

— В самом деле? А во вторую?

— Все остальное. По-моему, совсем неплохо, если представитель клуба «Шарп-блю» выглядит привлекательно. Уверен, нашим завсегдатаям это понравится.

— Не знаю, не знаю… Лично меня в любом клубном менеджере интересует профессионализм. На первом месте всегда должен стоять бизнес.

— Да-да, — кивал Митч. — И еще ты предпочитаешь, чтобы менеджер был без хвоста.

Тут Триша вскипала.

— Все бы тебе шуточки! Смейся, смейся. Еще посмотрим, как твоя вертихвостка себя проявит!

Вопреки ее ожиданиям Джини проявляла себя хорошо. Работа у нее ладилась — давал себя знать приобретенный в прежние годы опыт.

Фреду Джини тоже понравилась, что вызвало у Триши еще большее раздражение. Возможно, из-за того, что она оказалась в меньшинстве. Поэтому, несмотря на явные успехи Джини, Триша поклялась вывести «эту аферистку» на чистую воду.

Тогда Митч не придал этому никакого значения.

Его волновало совсем другое. Он вдруг осознал, что влюблен.

Правда, когда-то он думал, что влюблен в Тришу, однако дальнейшие события — главным из которых было совместное существование в браке — все расставили по своим местам. Сейчас Митч с улыбкой вспоминал о той своей «влюбленности». К счастью, жалеть ему было не о чем, ведь результатом эмоционального заблуждения — когда дружеские чувства были ошибочно приняты за любовь — стало появление на свет Алекса, которого он очень любил. И даже хотел оставить у себя, когда Триша сообщила о намерении стать женой Фреда. Однако ребенку тогда едва исполнилось три годика и он еще нуждался в матери. Митч надеялся, что, когда у Триши и Фреда появятся собственные дети, Алекс переместится к нему.

В настоящий же момент он не переставал думать о Джини. Знал, что ей двадцать пять лет, не замужем, детей не имеет — иными словами, совершенно свободна. Это вселяло в него надежды.

Оставалось лишь найти к Джини подход.

Тут стоит заметить, что красавцем Митч себя не считал, хотя некоторые его подружки — выражаясь языком Триши — были убеждены в обратном. Но кто, скажите на милость, способен понять женскую логику? И не женщины ли придумали постулат, что мужчине достаточно быть лишь чуточку красивее обезьяны? Хотя, скорее всего, подразумевалось, что при этом он богат, как Крёз.

Если оценивать внешность Митча, рассуждая с позиций упомянутой выше пословицы, то можно с уверенностью утверждать, что никакая обезьяна ему и в подметки не годится. То есть даже сравнивать невозможно. Митч высок, строен, широк в плечах, узок в талии — словом, обладает фигурой, которая понравилась бы любой женщине. Однако лицом не Леонардо Ди Каприо, нет. Скорее — если уж говорить о типаже — Майкл Мэдсен. Впрочем, не вдаваясь в детали, достаточно просто отметить, что женщины всегда воспринимали Митча хорошо.

Джини исключением не являлась. Когда они с Митчем сошлись теснее, она призналась, что с самого начала он показался ей очень сексуальным.

Но это было потом, а пока он ломал голову над тем, как подобрать к Джини ключик. Едва ли не каждый день, якобы по делу, заходил в местный клуб «Шарп-блю», где прежде показывался всего раза четыре в год, поэтому очень скоро официантки в шутку назвали его постоянным клиентом.

Джини была с ним мила, всякий раз принималась докладывать о текущих делах, и он слушал, но чаще всего только голос — иными словами, происходило примерно то же самое, что и во время собеседования.

Когда Джини отработала первую неделю, Митч пригласил ее на свидание. К его удивлению, она отказалась.

От неожиданности он даже рот разинул. Впрочем, тут же захлопнул, не желая глупо выглядеть. Но все же остался в недоумении. Как же так? Почему? Ведь они вроде нашли общий язык.

Непонятно…

Разве что у нее кто-то есть.

Трусом Митч никогда не был, поэтому сразу так и спросил, есть ли у нее приятель.

Тут Джини удивила его еще больше, сказав «нет».

Словом, ответ озадачил Митча еще больше. Немного поразмыслив, он продолжил расспросы и в конце концов выяснил, что это дело принципа. Вежливо, но решительно Джини сообщила ему, что не в ее правилах встречаться со своим работодателем, пусть даже он ей нравится.

Что ж, по крайней мере Митч выяснил, что он не неприятен Джини. И то хорошо.

И все же этого было недостаточно, совсем недостаточно!

Митч хотел продолжить разговор, однако Джини оставила его, сославшись на необходимость проверить заказанные ранее и как раз в этот момент доставленные в клуб вина.


Разумеется, Митч не мог все это так оставить. Для него ситуация зашла слишком далеко. Он сгорал от страсти. В то же время Джини интриговала его сверх всякой меры.

Ошеломленный ее поведением, он предпринял дальнейшие шаги к сближению. Перестал показываться в клубе, но зато каждое утро присылал домой цветы — на квартиру, которую она арендовала. После чего обязательно звонил по номеру сотового телефона, чтобы пожелать приятного дня. А по вечерам — спокойной ночи и приятных сновидений.

Спустя несколько дней Митч изменил тактику — цветы присылал, как и прежде, но звонить перестал. В клубе тоже не появлялся. Таким образом, он надеялся создать интригу и вокруг себя.

Уловка удалась. Когда спустя пять дней Митч позвонил вновь, в голосе ответившей Джини явственно ощущалась смесь волнения и радости.

В тот день они наконец договорились о свидании — на ближайший уик-энд. Митч пригласил Джини в загородный ресторан, и та, немного подумав, согласилась.

В субботу он заехал за ней. В квартиру ему подниматься не пришлось, так как Джини ждала его у подъезда. Он отметил про себя данный факт, но особого значения не придавал ему до тех пор, пока не привез Джини обратно. Она не позволила ему проводить ее до дверей квартиры — мягко и вежливо, но в то же время решительно.

Попрощавшись и вернувшись в свой «лексус», Митч усмехнулся — Джини явно не желала оставаться с ним наедине. Почему? Чего она опасается?

Неужели боится, что я наброшусь на нее как какой-нибудь дикарь? — проплыло в голове Митча.

Тайна приоткрылась во время второго свидания.

Они вновь ужинали в ресторане — точнее, после основных блюд уже пили кофе с десертом, — и Митч, по своему обыкновению, спросил напрямик, почему она боится его.

В первое мгновение Джини отвела взгляд, но потом посмотрела Митчу в глаза.

— Я не боюсь.

— Нет? — недоверчиво улыбнулся он. Джини пожала плечами.

— У меня нет оснований бояться вас. Ведь вы не какой-нибудь там серийный убийца.

Митч рассмеялся.

— Спасибо, что понимаете это.

— Что же тут понимать… Вы солидный предприниматель и вообще человек симпатичный, всякие глупости вам ни к чему.

— Благодарю, — склонил голову Митч. — Однако, несмотря на все вышесказанное, вы как будто избегаете меня.

Джини вновь опустила ресницы.

— Этого не было бы, если бы вы не добивались свиданий.

Повисла пауза, во время которой Митч переваривал услышанное.

— То есть, если я правильно понимаю, в принципе вы не возражаете против встреч со мной, вас лишь не устраивают свидания?

— Как я могу возражать против встреч с человеком, у которого работаю? — едва заметно усмехнулась Джини. — Так или иначе, нам придется встречаться в клубе или офисе. Словом, по работе.

— Ах по работе! — воскликнул Митч. — Вы предпочитаете оставить наши отношения как есть, на официальном уровне?

— Отношения? — живо подхватила Джини. — Мистер Браун, у нас нет и не может быть никаких отношений. Вижу, я совершила ошибку, вторично согласившись поужинать с вами. Мне неудобно было отказывать, но… похоже, все-таки следовало сделать это.

Митч опешил. Он уже ничего не понимал. До сих пор у него ни с одной женщиной подобных проблем не возникало.

— Ведь вы говорили, что я вам симпатичен!

Чуть помедлив, Джини кивнула.

— Готова и сейчас это повторить. — Она прерывисто вздохнула. — В том-то и беда…

Откинувшись на спинку стула, Митч уставился на нее.

— Беда? Пожалуйста, объясните, что вы имеете в виду.

— Ну, если настаиваете… — Джини отпила глоток кофе, поставила чашку на блюдце и лишь потом произнесла: — Если помните, кроме того, что вы мне нравитесь, я также упомянула о решении не встречаться со своим боссом в нерабочее время. Ничего личного, уверяю вас, — добавила она, прижав ладонь к груди. — Это относится не только к вам, но и к любому моему начальнику.

— Очень интересно, — протянул Митч. — Есть над чем поразмыслить. Получается, если бы я не был вашим работодателем, вы стали бы со мной встречаться? Разумеется, я имею в виду отнюдь не деловые свидания.

Джини огляделась по сторонам, будто определяя пути отступления на тот случай, если таковые потребуются.

— Простите, но я предпочту пока не отвечать на этот вопрос.

Митч отметил про себя это «пока». Ладно, подумал он, позже мы еще вернемся к данной теме.

— Хорошо, не настаиваю. Но тогда скажите хотя бы, на чем основывается ваше решение. Похоже, у вас был горький опыт общения с каким-то работодателем?

Услышав, что Митч ничего не собирается выпытывать силком, Джини заметно успокоилась. Отломив ложечкой и отправив в рот кусочек бисквитного пирожного, она улыбнулась.

— К счастью, не у меня. У одной моей приятельницы, мы с ней вместе учились в колледже менеджмента. Ее зовут Нелли, сейчас она живет в Бостоне. А прежде жила в Гэри, как и я.

Митч потянулся за чашкой кофе.

— И что же произошло?

— Ну, начало было многообещающим. Нелли устроилась в солидную фирму, стала хорошо зарабатывать. Когда мы иногда встречались, было заметно, что она очень довольна жизнью. Вдобавок за ней начал ухаживать сам владелец фирмы, в которой она работала. Нелли была уверена, что он ее любит, и отвечала взаимностью. Вскоре они стали близки, пошли разговоры о свадьбе — все как положено. Нелли была на седьмом небе от счастья. — Джини грустно вздохнула. — И вдруг все кончилось. Он сообщил Нелли, что женится на другой. Оказывается, все это время он был помолвлен с девушкой из состоятельной семьи. Родители ее обладали не только деньгами, но и связями — у Нелли ничего подобного и в помине не было. Тот человек, владелец фирмы, клялся, что любит только Нелли, просил и дальше оставаться с ним — в роли любовницы, — золотые горы обещал. Она отказалась. Эта история, для многих банальная, ее потрясла. Настолько, что даже пришлось пройти курс лечения в неврологической клинике. Выписавшись, Нелли уехала в Бостон, подальше от разбившего ей сердце негодяя и болезненных воспоминаний. — Умолкнув, Джини сделала очередной глоток кофе.

На некоторое время за столиком воцарилось молчание, затем Митч задумчиво протянул:

— М-да, печально… Но при чем здесь вы? — Или я, вертелось у него на языке, однако он сдержался, не стал произносить этих слов.

— На первый взгляд ни при чем, — сказала Джини. — Но не зря ведь говорится, что умные люди учатся на чужих ошибках, а дураки на собственных. Вот, глядя на Нелли, я и приняла решение никогда, ни при каких обстоятельствах не вступать в близкие отношения со своим боссом.

— Понятно, — разочарованно обронил Митч.

По его мнению, в подобном решении отсутствовала логика. Во-первых, если один босс оказался обманщиком, еще не значит, что и прочих нужно стричь под одну гребенку. Во-вторых, почему Джини ведет речь только о работодателях? Если уж так рассуждать, девушке из так называемой простой семьи вообще нельзя заводить отношений с состоятельным человеком. Ни с одним. Ведь любой толстосум в конце концов может предпочесть жениться на девушке своего круга.

Немного помолчав, Митч так и сказал:

— А если бы в вас влюбился не ваш босс, а просто преуспевающий человек, его вы тоже отвергли бы?

Джини задумалась.

— Не босс? Хм, даже не знаю. — Она внимательно взглянула на Митча. — А почему вы спрашиваете?

— Ну, если какой-нибудь богатый человек не находится в статусе вашего начальника, это еще не означает… — Митч прикусил язык.

Зачем давать Джини готовую подсказку? Этак она впрямь примет решение никогда и ни при каких обстоятельствах не вступать в близкие отношения ни с одним состоятельным мужчиной — к числу которых относится и он, Митч. Наводя ее на дополнительные размышления, он попросту рубит сук, на котором сидит. Лишает себя надежд. Что, мягко говоря, неразумно.

— Не означает чего? — вскинула Джини красиво изогнутую темную бровь.

— Э-э… не обращайте внимания. Я уже забыл, что хотел сказать. Пока говорил, потерял мысль. Но ход ваших рассуждений мне теперь понятен.

Она кивнула.

— Хорошо. Надеюсь, вы на меня не обиделись? Ведь я не вас конкретно имела в виду. Просто такие люди, как босс Нелли, не вызывают у меня ни капли доверия. Они цинично используют доверчивых девушек, причем только потому, что те красивы и впечатлительны. Но о любви там даже речи нет, не говоря уже о браке. Эти мерзавцы просто портят девушкам жизнь!

7

Вот такой разговор состоялся между Митчем и Джини в тот день. Домой Митч вернулся задумчивым. Долгое время его не покидало ощущение растерянности. Как же добиться благосклонности Джини, если она так настроена? Получается, чтобы обрести шанс, он должен разориться? Чушь какая-то. Ничего абсурднее Митч не слышал за все свои тридцать восемь лет.

Такие люди, как босс Нелли, не вызывают доверия, сказала Джини. Но откуда ей известно, с таким ли человеком она имеет дело? Нужно быть ясновидящей, чтобы иметь возможность с ходу определять, что у человека на уме. Тем же, кто обделен подобными способностями, остается лишь выяснять характер и намерения нового знакомого постепенно, в ходе личного общения. Без этого не обойтись. Однако Джини ни к чему такому даже не стремится. Рубит сплеча — и точка!

Так что же делать? Отказаться от Джини?

Это было бы проще простого, если бы Митч не был влюблен в нее. Попробуйте найти человека, который добровольно откажется от своей возлюбленной!

В его положении оставалось только убеждать.

Чем он и занимался несколько следующих дней. Звонил Джини. Доказывал, что нельзя мерить людей одной меркой и, единожды обжегшись на молоке, всю оставшуюся жизнь дуть на воду. Однако Джини оставалась при своем мнении. Митчу удалось добиться только одного — согласия на очередной совместный ужин.

Он отвез ее в уютный загородный ресторан, где они побывали во время первого свидания, и там продолжал доказывать ошибочность принятого решения.

Джини лишь вежливо улыбалась.

Впрочем, с Митчем она была очень мила, всячески показывала, что он ей нравится… но и только. Любые попытки сблизиться пресекала.

Митч от всего этого еще больше распалялся. Да и понятно: вот она, любовь, сидит рядом с загадочным выражением в чудных синих глазах, протяни руку — и дотронешься, но нет, нельзя, не позволяет.

Той же ночью Митч дал себе клятву расшибиться в доску, но доказать Джини, что любит ее по-настоящему.

К следующей встрече он подготовился.

Через неделю они вновь ужинали в полюбившемся загородном ресторане, во дворике, сидя вдвоем в увитой диким виноградом беседке. Когда подали десерт, а к нему шампанское, Джини удивленно взглянула на Митча.

— Вы отмечаете какое-то событие?

Он подождал, пока удалится официант, и взволнованно произнес:

— Только от вас зависит, станет ли этот день самым важным событием моей жизни.

И пока Джини изумленно моргала, Митч взял и нежно сжал ее руку.

— Хочу, чтобы вы знали — я люблю вас. Вы покорили меня, как только я увидел вас в тот день, в своем кабинете. С тех пор вы занимаете мои мысли и днем и ночью, и я не представляю, как стану жить дальше, если вас не будет рядом!

Прежде Митч даже представить себе не мог, что, признаваясь в любви, будет называть свою избранницу на «вы». Однако именно это происходило сейчас, и он воспринимал все как должное.

Скользнув взглядом по приоткрытым губам внимательно слушавшей его Джини, он на минутку отпустил ее руку и вынул из кармана летнего пиджака бархатную коробочку, которая, разумеется, была синей, соответственно основному фирменному цвету сети клубов «Шарп-блю». Когда открыл крышечку, сверкнуло изумительной красоты кольцо с крупным сапфиром, окруженным бриллиантами.

Джини ахнула.

Не медля ни секунды, Митч вынул кольцо и вновь взял ее руку.

— Джини Вайолет, согласны ли вы выйти за меня замуж, взять мою фамилию, родить мне детей и жить со мной до конца своих дней?

Самому Митчу фраза показалась немного витиеватой, но уж так вышло. Затаив дыхание, он стал ждать ответа Джини.

Она ошеломленно покачала головой.

— Не может быть. Этого просто не может быть. Не верю…

— Но почему же?! — воскликнул Митч. — Какие еще доказательства любви вам требуются?

Но Джини все качала головой, глядя то на кольцо, то на Митча. Наконец, когда от нетерпения он чуть сильнее сжал ее пальцы, она пролепетала:

— Все это неправда, вы не женитесь на мне. Вам просто хочется развлечься со мной, только и всего.

— Проклятье, Джини, вы не представляете, как обидели меня сейчас! — крикнул Митч, вскакивая с места.

Услышав это, Джини заметно смутилась. Тоже поднявшись, она пробормотала:

— Простите, я меньше всего хотела…

Митч не дал ей договорить. Вновь стиснув руку, он напряженно произнес:

— Скажите, а если бы я не был вашим боссом, не был бы богат и прочее, вы согласились бы стать моей женой?

На миг зажмурившись, Джини выдохнула:

— Да.

Хотя Митч и надеялся на подобный ответ, в некотором смысле он оказался для него неожиданностью.

— Да?! — ошеломленно повторил он.

— Да. — Выражение обворожительных синих глаз Джини было абсолютно серьезно. — И знаете почему?

— Почему? — одними губами произнес Митч.

— Потому что я тоже люблю вас.

Митчу показалось, что он ослышался.

— Вы… Ты… любишь меня?!

С губ Джини слетел нервный смешок.

— Довольно глупая ситуация, правда?

— Глупая? — Глаза Митча засияли радостью. — Глупая? Ничего подобного! Это самая замечательная ситуация из всех возможных! Ну-ка, позволь… — Он приподнял руку Джини и надел на безымянный палец кольцо. — Вот… вроде подходит. Все! Теперь ты моя невеста! Я люблю тебя, ты любишь меня. Что еще нужно для счастья? Ну скажи, солнышко, что?

Любуясь поблескивавшим на пальце кольцом, Джини взволнованно вздохнула.

— Наверное… э-э… больше ничего.

— Нет! — Митч взял ее за плечи. — Кое-что еще нужно… Вот это.

Медленно склонившись над Джини, он запечатлел на ее губах нежный поцелуй. Затем, отстранившись, хрипловато произнес:

— По правилам жених обязан поцеловать невесту, знаешь ли.

Джини еще несколько мгновений стояла зажмурившись. Потом провела языком по губам, словно пробуя поцелуй на вкус. Наконец посмотрела на Митча.

— А я изменила бы правила.

— Вот как? — осторожно обронил тот.

— Да. Я ввела бы дополнение, что и невеста обязана поцеловать жениха. — Глаза Джини лукаво блеснули. — Конечно, если он не возражает.

Митч облегченно перевел дух.

— Солнышко! Жених только «за». Ох как ты меня напугала…

— Не бойся, — улыбнулась Джини, поднимаясь на цыпочки и обвивая его шею руками. — Я не кусаюсь.

И она доказала это, тут же прильнув к губам Митча.

Второй поцелуй отличался от первого как небо и земля. Единственно, чем был похож, это нежностью. В остальном же он стал своего рода откровенностью. По крайней мере, для Митча. Он не ожидал от Джини подобной пылкости, но и собственный отклик его удивил. Оба они будто превратились в единое целое — и это было волшебное ощущение. Тем более что всего несколько минут назад ни о какой определенности в их отношениях не было даже речи.

— Ты не представляешь, как я счастлив! — взволнованно произнес Митч, с неохотой отстранившись от Джини, когда обоим не хватило воздуха. — И все же, зная твой взгляд на некоторые вещи, хочу сделать так, чтобы у тебя исчезли последние сомнения. Обручальное кольцо — это еще не бракосочетание. Поэтому сейчас мы с тобой… — Он бросил взгляд на наручные часы. — Нет, еще есть время. Давай выпьем шампанского. Благодаря тебе этот день действительно стал событием. — Он наполнил бокалы и протянул один Джини.

Не сводя с него глаз, она машинально взяла его.

— За нас! — воодушевленно произнес Митч, поднимая бокал.

Джини сделала то же самое, но ее улыбка была неуверенной. Тем не менее шампанское она выпила залпом, с каким-то отчаянием, будто бросаясь в омут головой.

Митч вновь посмотрел на часы.

— Наверное, нам все-таки пора ехать. Мы не должны пропустить… — Он устремил взгляд за пределы беседки, явно высматривая официанта. Увидев, жестом подозвал и попросил счет.

Джини моргая наблюдала за всем этим. Рассчитавшись, Митч повернулся к ней.

— Все, можем ехать!

— Куда? — изумленно спросила она.

— В аэропорт. Разве я не сказал?

— Не-ет… Но зачем нам туда ехать?

Митч сверкнул взором.

— Мы вылетаем в Лас-Вегас, дорогая!

Рот Джини сам собой изумленно раскрылся.

— В Лас-Вегас?

Митч энергично кивнул.

— Именно! Я придумал, что нужно сделать, чтобы у тебя исчезли последние сомнения: мы обвенчаемся прямо сегодня! В Лас-Вегасе с этим проблем не существует. Не нужно договариваться заранее, ждать, ну и все такое. Придем в церковь, и нас сразу обвенчают. Тебя наконец перестанет смущать тот факт, что я твой босс. Это утратит всякое значение, потому что я превращусь в мужа!

Только сейчас Джини сообразила, что к чему. И счастливо рассмеялась.

— Ты сумасшедший!

— Не то слово, солнышко! — радостно подхватил Митч. — Я самый счастливый безумец в мире!

Джини прижала ладони к щекам.

— Поверить не могу… Я будто во сне…

— А я словно выиграл многомиллионный приз! — Митч взял Джини под локоть. — Едем!

Но она не двинулась с места.

— Постой, все это как-то…

Митч с тревогой взглянул на нее.

— Что?

— Ну, поспешно, что ли, — пояснила Джини.

— Солнышко, я заказал билеты, забронировал места в самолете!

Джини прикусила губу.

— Все равно. Понимаешь, если уж мы решили пожениться, почему бы не сделать это как положено?

— Я не против, — поскреб Митч в затылке, — но ты же не веришь в искренность моих намерений.

— Это было раньше, — лукаво улыбнулась Джини, погладив его по щеке кончиками пальцев. — Сейчас многое изменилось. Мы выяснили, что любим друг друга и… Словом, это самое важное. Кроме того… — Она чуть помедлила, прежде чем продолжить: — Ну… я хочу сказать, что брак, заключенный в Лас-Вегасе, словно ненастоящий, понимаешь? Уж лучше сделаем все как положено — объявим о помолвке, а уж потом, скажем через месяц, устроим свадьбу, пригласим гостей. Я всегда мечтала о пышной церемонии. Ну, чтобы на мне было белое платье, фата, флердоранж… И чтобы мы при всех обменялись клятвами верности, обручальными кольцами, скрепили союз поцелуем… Понимаешь?

— Понимаю… — протянул Митч. А сам с усмешкой подумал: вот она, женская логика! То «не поверю, пока не женишься», то «не стоит торопиться, сделаем все как положено»!

Однако эта мысль не была окрашена ни малейшим оттенком раздражения. Сердце Митча пело от радости, и он готов был сделать все, чего только Джини пожелает.

Правда, при этом ему тоже хотелось какой-то уверенности, по крайней мере в ближайшем будущем.

— Хорошо, не хочешь в Лас-Вегас, не надо. Тогда поступим иначе: сейчас же поедем к тебе, ты соберешь вещи, после чего отправимся ко мне.

— Куда это — к тебе?

— Ко мне домой, — слегка пожал плечами Митч. — Прямо с сегодняшнего вечера начнем жить вместе. Таким образом, я получу гарантию, что ты не передумаешь.

Джини растерянно улыбнулась.

— К тебе домой?

— Ну да. Все равно мы через месяц поженимся. — Он убрал прядку волос с ее лица. — Месяц очень короткий срок. Пролетит — не заметишь. Так что, на мой взгляд, можно начать совместную жизнь прямо сейчас. Согласна?

Под его пристальным взглядом Джини опустила ресницы.

— Начать жить вместе до свадьбы?

— Конечно. Так многие делают. Мы любим друг друга, поэтому никаких преград для нас не существует, верно?

— Да, но…

— Только не говори, что у вас в Форт-Уэйне так не принято! — в притворном ужасе воскликнул Митч.

Джини улыбнулась.

— Нет…

— Но? — уже вполне серьезно произнес Митч.

— Возможно, ты удивишься, — немного нервно облизнула Джини губы, — но кое-что меня все-таки волнует.

Митч кивнул.

— Выкладывай. Не хочу, чтобы между нами существовали недоговоренности.

Джини быстро взглянула на него.

— Только обещай не смеяться.

— На сей счет можешь быть абсолютно спокойна.

С ее губ слетел прерывистый вздох.

— Ну… как бы это сказать… Словом, после свадьбы молодожены проводят первую брачную ночь. — Она умолкла и вновь посмотрела на Митча. Тот мечтательно улыбнулся, однако ничего не сказал, всем своим видом показывая, что внимательно слушает. — Но если я перееду к тебе, то наверняка ты… то есть мы… в общем, если мы начнем жить как муж и жена, то порядок вещей нарушится и после свадьбы у нас не будет никакой первой брачной ночи.

— Ах вот в чем дело, — пробормотал Митч. Затем, слегка нахмурившись, взглянул на Джини. — Не обидишься, если я кое о чем тебя спрошу?

Она чуть помедлила, но затем сказала:

— Спрашивай, мне тоже не хотелось бы недомолвок.

— Хорошо. — Митч на миг задумался, подбирая слова. — Вот ты говоришь — первая ночь. Но ведь она не первая… э-э… с мужчиной?

Джини отвела взгляд.

— Нет. — Вновь слегка вздохнув, она продолжила: — Наверное, нужно сразу расставить точки над «i». У меня было трое парней. Первых двоих можно не считать, общение с ними относится к области экспериментов, а с третьим у меня завязались отношения, и я даже что-то такое себе вообразила… Но в конце концов мы расстались. Ему предложили выгодное место в Вашингтоне, и он умчался на всех парусах. Меня пригласить с собой не догадался. — Джини гордо подняла подбородок. — Впрочем, я все равно не поехала бы. К тому времени наши отношения дали трещину, и я все чаще задумывалась над тем, стоит ли их продолжать.

Выходит, не только боссы бросают своих подружек, мысленно констатировал Митч. Однако говорить об этом в такую минуту ему не хотелось. Гораздо важнее было то, что происходило сейчас между ним и Джини. Вдобавок его внезапно охватил приступ ревности: какие-то парни прикасались к Джини, обнимали, укладывались с ней в постель, а он, который в отличие от них любит ее, до сих пор не удостоился подобной чести.

К счастью, ему удалось подавить неуместные чувства, и он произнес:

— Не будем сейчас о прошлом, настоящее гораздо интереснее. По-моему, ты ошибаешься. Даже если мы начнем жить как муж и жена, у нас все равно будет первая брачная ночь.

Джини с легкой грустью улыбнулась.

— До вступления в брак ее быть не может.

— Правильно. Но мы ведь обвенчаемся, после чего у нас и будет первая брачная ночь, то есть первая ночь в браке. А до того будет просто первая наша с тобой ночь. — Последние слова он произнес взволнованно, с хрипотцой в голосе.

Джини подняла на него взгляд.

— Ох, Митч…

Она впервые назвала его просто по имени, и это было так интимно. Оставалось лишь сожалеть, что они находятся в ресторане, а не в каком-нибудь уединенном уголке.

Митч улыбнулся, скрывая волнение.

— Разве я не прав?

Джини лишь молча опустила ресницы.

Не в силах справиться с собой, Митч взял ее лицо в ладони, наклонился и нежно прикоснулся к губам.

— Солнышко, если тебе непременно хочется, чтобы наша первая ночь стала одновременно и первой брачной, это легко устроить. Мы все еще успеваем на рейс до Лас-Вегаса. Обвенчаемся и отправимся в отель…

Однако Джини быстро прижала пальцы к его губам.

— Нет-нет, только не отель! Это еще хуже, чем поспешное венчание в Лас-Вегасе. Я не хочу, чтобы между нами что-то начиналось в каком-то обезличенном отеле. Уж лучше поедем к тебе…

Митч взял ее руку, повернул и поцеловал ладонь.

— Хорошо, все будет так, как ты скажешь. Сейчас я отменю заказ… — Он вынул из кармана сотовый телефон, но, прежде чем звонить, еще раз пристально взглянул на Джини. — Ты уверена?

— Да.

Больше не сомневаясь, Митч позвонил в кассы аэропорта и отменил бронь на два места до Лас-Вегаса.

— Вот и все, — сказал он, глядя на Джини. — Теперь едем к тебе за вещами?

Она молча кивнула.


Ту ночь Митч запомнил навсегда.

Джини сообщила ему о мужчинах, которые были в ее жизни до него, ясно дав понять, что она отнюдь не относится к числу девственных невест, но в то же время в ней присутствовала какая-то трогательная невинность.

Она вышла к Митчу из ванной в кружевной ночной сорочке, белой как наряд невесты, и трепетала, будто все это происходило с ней впервые.

Впрочем, так оно и было, ведь замуж Джини выходила впервые — в отличие от самого Митча, который успел не только жениться и обзавестись ребенком, но и развестись.

В то же время он понимал, что Джини немного нервничает. Наверняка спрашивает себя, не совершила ли ошибку, изменив принципам и все же согласившись с предложением своего босса. Ведь, по сути, произошло именно то, чего Джини опасалась: она переехала к Митчу до свадьбы, то есть стала его любовницей. Другими словами, оказалась в положении своей подружки, ведь той тоже было обещано венчание и все, что с этим связано. А потом «жених» передумал.

Разумеется, у Митча и в мыслях не было поступать с Джини подобным образом, но она-то пока могла принять это только на веру — оба еще слишком мало знали друг друга, чтобы доверять не задумываясь. Любовь настигла их внезапно, как летний ливень в поле. Они еще опомниться не успели, а для них уже началась новая жизнь.

Кстати, в том, что Джини согласилась переехать к нему до заключения брака, Митч видел доказательство ее любви.

Немного позже, той же ночью, он получил еще много подобных доказательств, правда иного свойства — интимного.

Первая совместно проведенная ночь для обоих была просто сказочной.

Митч очень хотел, чтобы Джини испытала в его объятиях наслаждение, и ему это удалось. Его же собственная радость и удовольствие были неописуемы.

— А я-то думал, что знаю, что такое любовь, — хрипловато произнес Митч под утро, нежно обнимая Джини, голова которой покоилась на его плече. — И только сейчас понял ее истинное значение.

Повернувшись, Джини поцеловала его в подбородок.

— Ты меня опередил. Я хотела сказать примерно то же самое. Но кое-что все-таки добавлю: я так тебя люблю, так люблю — умру, если ты когда-нибудь перестанешь меня любить!

— Тогда тебе придется жить вечно, солнышко!

В ту минуту Митч не сомневался ни в своих чувствах, ни в правдивости ее слов. Он влюбился в Джини по уши и совершенно не мог представить, что его огромная любовь когда-нибудь иссякнет. Этого просто не могло быть…

8

— Эй, приятель, ты где? — услышал Митч и в следующую минуту увидел, как перед его носом кто-то щелкает пальцами. — Очнись! Довольно витать в облаках. В конце концов, это невежливо: явился в гости, а хозяев дома не замечаешь!

Ах да, это Фред, спохватился Митч. Наверное, что-то говорил, а я, задумавшись, не услышал.

— Не мешай, не видишь, он о своей подружке грезит. Ему не до нас.

Хм, это, разумеется, Триша. Язвительность которой с некоторых пор становится несносной. Если так пойдет и дальше, навещать сына станет сложнее. Впрямь придется вести переговоры о том, чтобы Триша позволила забирать его к себе, хотя бы на уик-энд,

— Я все слышу, — многозначительно заметил Митч.

Фред рассмеялся.

— Ой, смотри-ка, он разговаривает!

— Лучше бы молчал, но думал, — хмыкнула Триша.

Однако Фред покачал головой.

— Ведь именно этим он только что и занимался! Причем так основательно, что, похоже, даже забыл, где находится.

Триша саркастически усмехнулась.

— Уж это точно. Жаль, думал не о том, о чем следовало бы.

— Да отстань ты от него! У человека свадьба на носу, есть о чем подумать. Помнишь, как мы с тобой к свадьбе готовились? Я думал, у меня голова распухнет — столько всего нужно было учесть и запомнить.

Однако Триша не спешила соглашаться с аргументом Фреда.

— Мы — это мы. А тут совсем другое дело. Даже сравнивать невозможно.

Фред удивленно взглянул на нее.

— А какая разница? Что та свадьба, что эта. Предсвадебная суматоха у всех одинакова.

— Большая разница! — отрезала Триша. — Мы с тобой не устраивали такого скоропостижного брака.

— Скоропостижного? — хохотнул Фред. — Ну, ты выдумщица! Хотя в каком-то смысле права. — Он повернулся к Митчу. — Ведь вы с Джини всего два месяца знакомы, а уже спешите под венец!

— У нас одна помолвка три месяца длилась, — вставила Триша.

— Точно! — поддакнул Фред, глядя на Митча. — Что за спешка, дружище? Или… есть повод? Возможно, вы с Джини уже ждете пополнения семейства?

— Никакого семейства пока нет, — напомнила Триша.

Тем не менее она тоже устремила на Митча взгляд, ожидая ответа. Тот усмехнулся.

— Верно, дорогая, семьи пока нет, но скоро будет. К созданию семьи мы с Джини в настоящее время и готовимся. Но не к пополнению, нет. — Он повернулся к Фреду. — Хотя если Джини забеременеет, это обстоятельство нас с ней только порадует.

— Ну и напрасно, — буркнула Триша. — Лично я особых поводов для радости не вижу. Во всяком случае, для тебя. Подружка-то твоя, ясное дело, будет на седьмом небе от счастья, а самому тебе как бы в дураках не остаться. Ведь ты едва знаешь ее, эту свою Джини.

Митч поморщился.

— Снова ты за свое!

Однако в глубине души он признавал, что Триша права. Они с Джини, по сути, еще только знакомились. В их жизни тянулся период, когда им трудно было, очутившись рядом, не прикоснуться друг к другу. И в этом тоже заключался своеобразный обмен информацией.

Единственное, чего Митч не мог понять, так это истоков недовольства Триши. Возможно, дело не столько в самом бракосочетании, сколько в том, что Трише хотелось — как она, собственно, и говорила — видеть в должности менеджера чикагского клуба «Шарп-блю» мужчину? Что ж, в таком случае она скоро успокоится: Джини решила со следующей недели прекратить работать. И не только в клубе, но и вообще. Разумеется, Митч был далек от того, чтобы запереть ее в четырех стенах. В то же время он порадовался выбору своей будущей супруги. Его сердце грела перспектива видеть Джини всякий раз, когда он вернется из офиса домой.

— Да, я снова за свое! — парировала Триша. — Но в твоих интересах. Спешишь с женитьбой, так не спеши хотя бы с ребенком! Сейчас ты влюблен, поэтому ничего не замечаешь. А через годик, когда немного привыкнешь к новой жизни, женушку свою узнаешь получше, тогда и решишь, обзаводиться тебе ребенком или нет.

Митч поморщился.

— О моих интересах не беспокойся, я пока сам в состоянии разобраться со своими делами. О Джини тоже знаю все, что нужно… в отличие от тебя.

Услышав последние слова, Триша слегка переменилась в лице и собралась было что-то сказать, однако Митч не дал ей такой возможности.

— Все, мне надоел этот разговор! — твердо произнес он, поднимаясь из-за стола. — Пойду читать сказку Алексу. Спасибо за ужин.

Фред попытался остановить Митча, но тот уже шел к выходу из столовой.


— Ну вот, на сегодня все, — сказал он спустя примерно час, закрыв книжку, которую вот уже месяц читал по уик-эндам Алексу.

Это была приключенческая история, действие которой происходило в сказочной стране, где король обладал способностью превращаться во льва, а из живности водились все — начиная от динозавров и драконов и заканчивая знакомыми каждому воробьями, над которыми, впрочем, верховодила птица-феникс.

— Эх, на таком интересном месте остановились! — вздохнул Алекс. — Теперь целую неделю ждать продолжения…

Митч улыбнулся.

— Зачем ждать? Ты сам в любой момент можешь взять книгу и прочитать, что случилось дальше.

Алекс с некоторой опаской покосился на увесистый том.

— Я?

— Ну да. А что такого? Ведь ты же умеешь читать.

— Умею, — задумчиво кивнул Алекс. — Но я пока читаю тоненькие книжки, а эта вон какая толстая!

— Зато интересная, правда?

Глазенки Алекса блеснули.

— Очень!

— Так читай, малыш, читай! Зачем ждать, пока я приеду?

Однако Алекс покачал головой.

— Нет, когда ты читаешь, сказка интереснее.

— Откуда тебе знать? — лукаво прищурился Митч. — Ты же читать не пробовал.

— Пробовал, — со вздохом признался Алекс.

Митч взглянул на него со смесью радости и удивления.

— Правда? И как?

С губ Алекса снова слетел вздох.

— Трудно. У тебя как-то легче получается.

— Потому что я много тренировался, — пояснил Митч. — Ничего, малыш, не переживай, — добавил он, взъерошив волосы сынишки, — скоро и ты научишься читать точно так же.

— Хорошо бы. А пока ты мне почитаешь, ладно?

Митч рассмеялся.

— Уж конечно. Но не раньше чем в следующий уик-энд. А сейчас мне пора. — Он поднялся с дивана. — До свидания, парень.

— Пока, пап. Жду тебя в следующее воскресенье!

Поцеловав Алекса, Митч двинулся в холл с намерением уйти по-английски, не прощаясь. Откуда-то из недр квартиры слышался голос Фреда — судя по всему, тот разговаривал по телефону. Признаков близкого присутствия Триши заметно не было, поэтому Митч надеялся удалиться незамеченным.

Однако он просчитался. Когда до входной двери оставалось всего шага три, сзади неожиданно раздалось:

— Ну-ка стой!

Митч скрипнул зубами. Все-таки Триша настигла его!

— Подкарауливаешь меня? — с прохладцей обронил он и обернулся.

— Очень нужно. Случайно заметила, как ты крадешься в холл.

— Почему сразу «крадешься»! Просто мне пора возвращаться домой.

— К красавице своей?

— К Джини, — сухо поправил ее Митч.

Триша шагнула вперед.

— О ней-то я и хотела с тобой поговорить.

— Да сколько можно! — поднял Митч глаза к потолку. — Весь вечер лишь о том и талдычишь. Можно подумать, других тем нет. Что еще ты можешь добавить? Что считаешь Джини авантюристкой? Так это я и без тебя знаю.

Триша просияла.

— Знаешь, что она авантюристка?

— Нет, что ты ее таковой считаешь.

Радость в глазах Триши тут же сменилась разочарованием.

— Ах ты это имеешь в виду. Только, было бы известно, я не считаю, а знаю. Улавливаешь разницу?

Митч смерил ее мрачным взглядом.

— Милая моя, ты ошибаешься. Тебе просто хочется, чтобы Джини в самом деле была такой, какой ты ее себе вообразила. Знать же ты ничего не можешь, хотя бы по той простой причине, что почти не общаешься с Джини. Вот скажи, где ты с ней видишься — в клубе? Раза два в месяц? А я живу с Джини под одной крышей! — Он саркастически усмехнулся. — Улавливаешь разницу?

Однако на Тришу его ирония не произвела никакого впечатления.

— Толку, что ты с ней живешь, если перед собственным носом ничего не видишь, — язвительно парировала она. И добавила чуть слышно: — Влюбленный болван…

Тут уж Митч взвился.

— Знаешь что, золотце, меня можешь оскорблять сколько угодно, по давней дружбе я тебе прощаю, но Джини не трогай! Без всяких шуток предупреждаю! Джини любит меня, я люблю ее. А ты банально ревнуешь. И это меня настораживает. Если так пойдет дальше, я не смогу навешать Алекса у вас.

— Что?! — воскликнула Триша. — Из-за какой-то смазливой девицы отказываешься от встреч с сыном?!

— Нет, просто придется перенести их на мою территорию.

Триша нахмурилась.

— Что значит — на твою? Что ты хочешь этим сказать?

— Что слышишь! Если твои нападки на Джини продолжатся, я стану по уик-эндам забирать Алекса к себе.

Реакция Триши оказалась мгновенной.

— Еще чего! Чтобы мой мальчик общался в твоем доме с какой-то подозрительной особой! Нет уж, я категорически против!

Так и знал, промелькнуло в голове Митча. Неужели и меня не минует чаша сия — воевать с бывшей женой за право видеться с собственным сыном?

— А я против того, что ты поливаешь мою будущую жену грязью. — Митч заставил себя произнести эту фразу как можно спокойнее. Ему не хотелось нагнетать атмосферу.

— Э-эх! — покачала Триша головой. — Долго я думала, говорить тебе, дураку, или нет, но, видно, придется.

Митч сразу насторожился. Это было что-то новенькое.

— Что ты еще придумала?

С губ Триши слетел короткий смешок.

— Хотела бы я придумать. Ты даже не представляешь как! Но, к моему глубочайшему сожалению, придумывать ничего не нужно. Все существует в реальности. И я — по давней дружбе, как ты выражаешься, — просто не могу допустить, чтобы тебя дурачили.

— Кто? — холодно спросил Митч, заранее зная ответ.

Триша прищурилась.

— Твоя возлюбленная. — В последнее слово она вложила столько яда, что, казалось, он потек по ее презрительно кривящимся губам.

Митч мрачно усмехнулся.

— Ясно. Ну все, мне надоели твои инсинуации. Я ухожу.

Он действительно потянулся к дверной ручке, однако Триша метнулась ему наперерез.

— Стой! Мне в самом деле нужно кое-что тебе сказать!

— Ничего не желаю слышать.

Митч попытался отстранить Тришу, но не тут-то было — она проявила завидное упорство. Чтобы не бороться с ней — это выглядело бы смешно, — Митч остановился.

— Послушай, не трать напрасно силы, тебе все равно не удастся меня убедить. Пустопорожние слова не…

— Слова? — быстро произнесла Триша. — Ничего подобного! У меня есть кое-что вещественное. Такой довод, против которого тебе нечего будет возразить. Настоящее доказательство авантюрности твоей ненаглядной Джини!

Митч на миг плотно сжал губы. Похоже, Триша стремительно превращается во вздорную самодурку — вот уж чего никак нельзя было от нее ожидать.

— Какое еще доказательство? — сердито обронил он.

В глазах Триши вспыхнули огоньки.

— Такое! Увидев его, ты наконец поймешь, кто твой настоящий друг, а кто лишь использует тебя.

— Да о чем ты говоришь?! — воскликнул Митч, теряя терпение.

И в ту же минуту увидел в руках Триши невесть откуда взявшийся конверт.

— Вот об этом! — с торжествующей усмешкой провозгласила она.

9

Сердце Митча сжалось от нехорошего предчувствия.

— Что это?

Триша помахала конвертом почти перед самым его носом.

— Письмецо, как видишь. А в нем очень интересная информация. Прочитав это послание, ты взглянешь на свою так называемую невесту другими глазами.

С каждой минутой мрачнея все больше, Митч тем не менее пожал плечами.

— Не думаю, что какая-то сомнительная бумажка способна повлиять на мои отношения с Джини.

— Ясно, что не думаешь, — хмыкнула Триша. — Ведь ты пока ничего не прочел.

— И не собираюсь это делать. Чужие письма мне не интересны.

Триша как-то странно на него посмотрела, но в следующую минуту усмехнулась.

— Ах да, ведь я не сказала… Видишь ли, письмо совсем не чужое, его написала твоя красавица.

Митч механически перевел взгляд на конверт.

— Джини?

— Именно, дорогой! Она самая. Лично руку приложила. Захочешь — графическую экспертизу сможешь заказать.

Сам того не замечая, Митч взволнованно взъерошил волосы.

— Не понимаю. По-твоему, Джини не имеет права писать письма?

— Ох, да имеет она право! — закатила Триша глаза к потолку. — Я тебе о другом толкую! Почему ты меня не слушаешь?

Вот привязалась! Как осенняя муха.

— Потому что ты предвзято относишься к Джини и откровенно стараешься навредить нашим с ней отношениям.

— А может, просто оттягиваешь неприятный момент? — презрительно прищурилась Триша. — Будь мужчиной, имей мужество узнать правду.

Митч вздохнул.

— Хорошо, что это за письмо, кто адресат? И, главное, как оно попало к тебе?

Триша вновь взмахнула конвертом.

— Вот это другое дело! Гораздо ближе к теме. — Она неожиданно рассмеялась. — Все-таки решился выяснить, что к чему.

Митч скрипнул зубами.

— Говори или я уйду!

— Ладно, слушай. Письмо предназначено некой Селин Брикстон, Форт-Уэйн, штат Индиана.

— Форт-Уэйн? — повторил Митч. — Джини родом из этого города.

— Совершенно верно. И Селин эта тоже там живет. Насколько я поняла, она подружка… хи-хи… твоей подружки!

Митч удивленно вскинул бровь. Ну и что тут смешного? Ох, что бы кто ни говорил, а женская логика отличается от мужской.

— Как письмо оказалось у тебя? — сухо спросил он, буравя Тришу мрачным взглядом.

Она в свою очередь насмешливо воззрилась на него.

— Что, передумал уходить? Заинтриговала я тебя?

— Не без того, — уклончиво обронил Митч. — Но не радуйся раньше времени, это еще ничего не означает.

Однако Триша лишь загадочно улыбнулась.

— Посмотрим, посмотрим… Что касается письма, то оно попало ко мне по чистой случайности. А получилось так: на днях, ближе к вечеру, отправилась я в наш клуб проверить, как идут дела. Подхожу и вижу одну из официанток — Хейли, кажется, — которая топчется у крыльца, глазея по сторонам. Ну, разумеется, спрашиваю у нее, почему она не на рабочем месте. А та и говорит — мол, выполняю поручение менеджера.

— Джини? — уточнил Митч, сам не зная зачем, ведь, кроме Джини, других менеджеров в клубе не было.

— Кого же еще! Конечно, я спросила, что за поручение. Хейли сказала, что нужно встретить приятельницу Джини и передать ей письмо. А сама она почему не передаст, спрашиваю, тебе ведь нужно обслуживать посетителей, которые уже понемногу подтягиваются в клуб. Ну, Хейли и сообщила мне, что Джини на рабочем месте отсутствует.

— Это не в прошлую ли среду было? — сморщил Митч лоб.

— Точно. Ты помнишь этот день?

Он с оттенком раздражения дернул плечом.

— Разумеется! Склероза у меня пока нет. В среду я из офиса заехал за Джини в клуб, и мы вместе отправились в салон выбирать свадебное платье для нее и костюм для меня.

— В салон… — пробормотала Триша. — Могли бы и в выходной день съездить. Свадьба еще не повод для того, чтобы забирать из клуба сотрудницу в самый разгар работы, даже если она твоя невеста.

— О, не беспокойся, скоро Джини прекратит у нас работать, — усмехнулся Митч.

— Что? Ты ее увольняешь?

— Можно и так сказать, если смотреть на вещи с формальной точки зрения. Но Джини сама решила прекратить свою деятельность в нашем клубе.

Триша быстро взглянула на Митча.

— Собирается устроиться на какое-то другое место?

— Э-э… нет, она вообще не хочет работать.

— Не хочет, значит? — с неподражаемым сарказмом протянула Триша. — Хм, почему меня это не удивляет?

— Что же тут удивительного, — пожал Митч плечами. — Джини призналась мне, что всегда мечтала о роли хозяйки и хранительницы семейного очага. Кроме того, наверняка у нас скоро появятся дети, так что Джини просто некогда будет работать.

— Ах дети, — закивала Триша. — Да, конечно. Хотя далеко не все женщины оставляют работу только потому, что у них появляются дети. Сама я, если помнишь, продолжила заниматься делами, как только нашему Алексу исполнилось полгодика.

— Ты — это одно, а Джини — совсем другое, — нетерпеливо обронил Митч. — Не уводи разговор в сторону. Выкладывай, что хотела, и я пойду. Некогда мне болтать.

В глазах Триши возник хитрый блеск.

— Напрасно ты воспринимаешь мои слова как банальную болтовню.

— Как же еще их воспринимать? Начала рассказывать одно, перескочила на другое!

— Это лишь на первый взгляд. На самом же деле все взаимосвязанно.

— Письмо и желание Джини заниматься домом и семьей? Прости, но я не вижу связи.

— Не торопись, сейчас все поймешь. — Триша опустила взгляд на находящийся в ее руке конверт. — Я остановилась на том, как ко мне попало это письмо.

Похоже, ты его попросту перехватила, промелькнуло в голове Митча.

Тем временем Триша продолжила:

— Из дальнейшего разговора с Хейли я выяснила следующее: дня за два до того Джини условилась с какой-то своей приятельницей о встрече, но позже назначила на это же время какие-то дела. Собственно, только что ты сам подтвердил, что вы с ней отправились в свадебный салон.

Митч молча кивнул.

— Приятельница Джини тем вечером куда-то улетала, кажется в Хьюстон, и по дороге в аэропорт должна была подъехать к нашему клубу. Вот за этим. — Триша тряхнула конвертом.

— Хочешь сказать, что Джини собиралась передать ей письмо? — удивился Митч.

Триша кивнула.

— Но зачем? — В голосе Митча сквозило явное недоумение. — Почему она просто не опустила конверт в почтовый ящик?

— Откуда мне знать? — состроила Триша гримасу.

— И вообще, кто в наше время пишет письма от руки? Все пользуются электронной почтой… даже старики.

— Спросишь об этом свою красавицу. Ведь о чем-то она думала, когда собиралась передать письмо. Погоди, вспомнила! Официантка упоминала, что, возвращаясь из Хьюстона, приятельница Джини должна заехать в родной город. То есть, судя по всему, в Форт-Уэйн. Так что какая-то логика во всем этом присутствует.

— Допустим. Но, если письмо у тебя, получается, что знакомая Джини не приехала? Или официантка ее не дождалась?

Триша прищурилась.

— Вижу, ты проявляешь к этой истории все больше интереса. Спешу его удовлетворить. Официантка действительно не дождалась особы, которую ей поручено было встретить, по той простой причине, что я отправила ее на рабочее место. А приятельница твоей красавицы все же прикатила и письмо получила.

— Каким образом? — спросил Митч. И тут же добавил: — Ах да, понимаю: зашла в клуб и…

— Ошибаешься, никуда она не заходила, но письмо ей все же было вручено. Лично мной.

— Вот как?

— Да. Отсылая официантку работать, я забрала у нее письмо и осталась у крыльца. Вскоре подъехала та девица, и я вручила ей послание, она даже из автомобиля не выходила.

Пока Триша говорила, Митч смотрел на конверт, который она вертела в руках. Дождавшись паузы, он произнес:

— Но потом, насколько я понимаю, что-то произошло.

— Не-ет, — удивленно протянула Триша. — С чего ты взял?

Митч насмешливо взглянул на нее.

— Тоже пытаюсь мыслить логически. Если ничего не случилось и приятельница Джини спокойно увезла письмо, то как оно снова очутилось у тебя?

Триша прищелкнула языком.

— Угадай с трех раз!

— Больше ничего не придумаешь? Мне проще уйти. Я и так задержался здесь с тобой. Давай-ка письмо, я верну его Джини, и на том конец.

— Вернешь? — В улыбке Триши злорадство удивительным образом сочеталось с мечтательностью. — Хотела бы я при этом присутствовать!

— Это еще зачем?

— Полюбовалась бы выражением, которое появится на физиономии твоей красотки, когда она узнает, что ты прочел весточку, адресованную, заметь, совсем не тебе!

— Прочел… — Митч собирался продолжить, однако, не слушая его, Триша произнесла:

— На самом деле было два письма. Одно предназначалось, как я поняла, родителям твоей, с позволения сказать, невесты. Другое — ее подружке. Но в Хьюстон — а затем, полагаю, в Форт-Уэйн — отправилась лишь весточка для родителей. А письмецо для подружки я благоразумно придержала. И, как оказалось, не напрасно. Интуиции меня не подвела!

— Что за чушь ты несешь?! Ну-ка дай письмо!

К удивлению Митча, Триша спокойно рассталась с добычей.

— Бери, для того я и завела этот разговор.

Митч бегло оглядел переместившийся в его руки конверт. На лицевой стороне было написано: «Селин Брикстон, Форт-Уэйн, штат Индиана». В следующую минуту Митч заметил, что язычок отстает от конверта. Он хмуро взглянул на Тришу.

— А это что такое? Ты вскрыла чужое письмо?

Та удивленно моргнула.

— Разумеется! Иначе как бы я узнала, что там написано? Ты тоже непременно должен прочесть это послание. Уверяю, у тебя на многое откроются глаза!

Несколько мгновений Митч смотрел на нее, потом сложил конверт вдвое и сунул его в задний карман джинсов.

— Считай, что уже открылись: тебя я сегодня увидел будто в другом свете.

Однако на Тришу его замечание не произвело никакого впечатления.

— Что я… Ты почитай, почитай — на красавицу свою взглянешь иначе!

Митч сердито засопел.

— Не надейся. Не в моих правилах читать чужие письма.

Услышав это, Триша всплеснула руками.

— Да не будь же ты идиотом! Твоя ненаглядная Джини — обыкновенная охотница за деньгами. В конверте содержится письменное тому подтверждение. Причем, заметь, собственноручно написанное. Иными словами, свидетельство первостепенной важности. Так что не питай на ее счет никаких иллюзий.

— Я и не питаю. Мне прекрасно известно, что Джини меня любит, — сухо произнес Митч. — В свою очередь я люблю ее. А твое желание оградить меня от охотниц за деньгами приобретает форму мании. В каждой моей женщине ты видишь авантюристку. В каждой!

— И правильно делала, ведь ни одна из них не осталась с тобой.

По мнению Митча, в словах Триши не содержалось особого смысла, о чем он прямо ей и сказал:

— Не остались они по множеству разных причин. Но в основном потому, что между мною и каждой из моих приятельниц отсутствовала любовь. С Джини все не так, как с прочими. Она… особенная!

С губ Триши слетел язвительный смешок.

— С этим могу согласиться. Действительно, особенная — уверенная в себе, наглая, беспринципная девица. По головам пойдет, только бы добиться своего!

Бесполезно, подумал Митч. Эту упрямую ослицу не переубедить!

— Всего хорошего, дорогая. Спасибо за приятный вечер.

— Не хочешь слушать? Эх ты… А ведь пожалеешь, но поздно будет. Локти станешь кусать. Повторяю, прочти письмо! Много интересного узнаешь. В частности, то, что твоя возлюбленная давно охотилась за кем-то вроде тебя.

Митч успел взяться за дверную ручку с намерением покинуть квартиру Карпентеров, но, услышав последнюю фразу Триши, остановился — второй раз за вечер. От волнения у него перехватило дыхание.

— Что… ты такое говоришь?

— Что слышишь! Они с этой Селин, которой адресовано письмо, едва ли не со школы мечтали найти себе по муженьку — такому, чтобы оплачивал счета, исполнял прихоти и вообще обеспечивал безбедное и беззаботное существование. — Тришу переполняло негодование, ее ноздри раздувались, будто она только что пробежала стометровку. — Так что ты, мой дорогой, подвернулся твоей ненаглядной Джини очень кстати. Думаю, она положила на тебя глаз в ту самую минуту, когда явилась на собеседование. Ох, и почему Фред уехал инспектировать клубы именно в тот день! Если бы остался в городе, провел бы собеседование вместо тебя. Быстренько отшил бы эту нахалку, и на том конец.

Пока Триша тараторила, Митч успел немного успокоиться. Ему захотелось отразить нападки на Джини.

— Почему ты так уверена, что отшил бы? Возможно, наоборот, принял бы на работу еще скорее, чем я!

— Фред? — Триша задумалась. — На что это ты намекаешь? Мы с Фредом любим друг друга, у нас крепкая семья. Зачем ему принимать на работу какую-то смазливую девицу?

— Да ведь у нас в то время открылась вакансия менеджера! — воскликнул Митч. — Пойми наконец, что Джини не какая-то там смазливая девица, как ты выражаешься, а менеджер, причем с достаточным опытом работы. Иными словами, профессионал. За все время, пока она находилась в должности менеджера нашего местного клуба, к ней не возникло никаких претензий. Так что ни у меня, ни у тебя, ни тем более у Фреда нет причин сомневаться в правильности принятого мною решения.

— У меня есть, — надменно возразила Триша. — Твое решение жениться на этой особе с самого начала казалось мне поспешным. А уж после того, как ко мне попало ее письмо, я еще больше уверилась в своей правоте.

— Я говорил о решении принять Джини на работу.

— Вот-вот, — кивнула Триша. — С этого все и началось. А если бы отказал в приеме, то и мыслей о женитьбе не возникло бы. От таких пройдох, как твоя невеста, лучше держаться подальше. Не исключено, что она вообще неспроста приехала сюда, в Чикаго. Сначала собрала о тебе информацию. Выяснила, что ты совладелец сети клубов «Шарп-блю», то есть человек небедный, не женат, точнее разведен, а значит, свободен, — и примчалась! Якобы на работу устраиваться. На самом же деле ее интересовало совсем другое. Не должность менеджера, а богатый женишок.

10

А ведь вполне возможно, что Триша права, эхом прокатилось в мозгу Митча. В современном мире собрать о ком-то информацию проще простого. Даже из дому можно не выходить.

От этой мысли ему стало плохо. В горле будто образовался ком, который он безуспешно попытался проглотить.

И именно в этот момент у него возник довод, от которого сразу полегчало на душе.

— Стоп, твои аргументы никуда не годятся! — воскликнул Митч. — Ведь на собеседование Джини ехала не ко мне, а к Фреду.

В зеленоватых глазах Триши промелькнуло недоумение.

— Почему это?

— Потому что именно с ним она договаривалась накануне о встрече. Кстати, поначалу она за Фреда меня и приняла, и лишь потом Мы все выяснили. Так что никаких коварных планов у нее просто не существовало. На этот счет ты ошибаешься.

— Да? — Триша слегка растерялась. Впрочем, заминка продолжалась недолго. В следующую же минуту ответ нашелся: — Это еще ничего не означает! Аферисты так устроены, что планы рождаются у них мгновенно, стоит только увидеть подходящую ситуацию или жертву для своего мошенничества. Так что ты, дорогой мой, пришелся этой Джини Вайолет как нельзя кстати. Она с самого начала именно такого человека и искала.

Однако Митч уже избавился от внезапных сомнений.

— Все это не более чем фантазии. Ведь ты не присутствовала при нашем с Джини первом разговоре. В противном случае знала бы, что речь шла исключительно о делах. Меня интересовало, где Джини работала раньше, на каких должностях и все такое…

Пока он говорил, на губах Триши блуждала легкая улыбка.

— Послушай, — сказала она, дождавшись паузы, — я ведь ее видела, причем неоднократно. И мне ли не знать, как реагируют на подобных девиц мужчины. Небось у тебя слюнки потекли, как только твой взгляд лег на все эти соблазнительные формы!

Стоило Трише упомянуть об этом, как перед внутренним взором Митча возник образ Джини, какой она появилась впервые. И ощущение он испытал примерно такое же — сладостное волнение в смеси с предвкушением чего-то светлого и прекрасного.

Подняв взгляд, он увидел, что Триша пристально наблюдает за ним.

— Что, угадала? В самую точку? О, не сомневаюсь, эта Джини использовала все отпущенное ей природой очарование. И добилась-таки своего — подцепила тебя на крючок. Мы с Фредом, что называется, моргнуть не успели, а ты уже влюблен и готовишься вести эту проныру под венец!

Митч тоже усмехнулся.

— Это твоя точка зрения на вещи, я же вижу ситуацию совсем иначе.

— Ясное дело… — начал было Триша, но затем, перебив саму себя, произнесла: — Интересно — как?

— Как есть: я, конечно, влюблен, но и Джини меня любит. Это и есть основа нашего будущего брака.

— Нет, вы слышали?! — хмыкнула Триша, обращаясь к некоему воображаемому собеседнику. Затем взглянула на Митча. — Осел! Что ты несешь?! Любит она… Деньги твои любит, а не тебя. Разве можно быть таким доверчивым!

Митч непроизвольно сжал кулаки. Ему хотелось накричать на Тришу, доказать, что она не права, что Джини в самом деле любит его…

Но зерна сомнений уже дали всходы. Митч не мог не осознавать, что благодаря своим деньгам представляет интерес для охотниц за состоятельными женихами. Он понимал это всегда, но сейчас ему хотелось зажать уши ладонями, не слышать слов Триши, остаться глухим к доводам трезвого рассудка и верить, — верить, верить! — что действиями Джини руководит только любовь.

— Особа, в которую ты имел неосторожность влюбиться, авантюристка, обманщица и… дешевка! — гневно произнесла Триша. — Ногтя твоего не стоит. Но ты доверчиво развесил уши и позволяешь собой вертеть. Стыдно, ей-богу… Недостойно уважающего себя человека!

Дешевка…

Услышав определение, которое Триша подобрала для Джини, Митч почувствовал, что кровь приливает к его голове. Ну нет, он не позволит, чтобы его прелестную, нежную Джини обзывали непотребными словами!

— Эй-эй… — слегка попятившись, пробормотала Триша. — Ты что это? Я-то тут при чем? С красавицей своей разбирайся, а не со мной. Меня ты благодарить должен за то, что вовремя предупредила, не дала подставить шею под ярмо, да и банковские счета сберегла!

— Благодарю! — прохрипел Митч.

И сам удивился — что это случилось с его голосом?

— К твоему сведению, я долго сомневалась, стоит ли показывать тебе письмо твоей невесты, — мгновенно успокоившись, заметила Триша. — А потом думаю, нет, все-таки покажу. Ведь это преступление — не предупредить об опасности, которая тебя подстерегает. Если бы промолчала, потом вовек бы себе не простила.

Митч медленно покачал головой.

— Ты? Сомневалась? Как-то не верится.

— Что же я не человек, что ли? Не понимаю, что такое влюбиться? К твоему сведению, я вообще хотела заклеить конверт и отослать письмо по почте — адрес ведь указан. Но… — Триша вдруг умолкла, прислушиваясь с таким видом, будто ей показалось, что кто-то идет. Однако все было спокойно, и Триша облегченно перевела дух. По-видимому, ей не хотелось, чтобы свидетелем этого разговора стал Фред.

— Но? — произнес Митч.

Она недоуменно взглянула на него.

— Что?

— Ну, ты начала говорить. Что помешало тебе отправить письмо?

— Ах да. Помешало… — она качнула головой в сторону столовой, — то, что во время ужина ты упомянул о ребенке: мол, вы с Джини только порадуетесь, если появится перспектива обзавестись малышом.

Митч пожал плечами.

— Так и есть.

— Вот! — раздраженно воскликнула Триша. — Этого я просто не могу позволить!

В первое мгновение Митчу показалось, что он ослышался.

— Прости?

— Да, не могу!

Кто-то из нас двоих сошел с ума, промелькнуло в голове Митча.

— Ты в своем уме? — хмуро взглянул он на Тришу.

— Разумеется! Впору мне спросить тебя о том же.

— Да я-то вроде в порядке, а вот ты… — Митч покачал головой. — Послушай себя, что ты несешь? Каким образом ты можешь не позволить мне и Джини обзавестись детьми?

Триша изумленно заморгала.

— Разве я об этом говорю?

— А о чем же? Я не глухой!

Она кивнула.

— Ты слепой. Потому-то я и не могу позволить, чтобы ты на моих глазах разрушал себе жизнь! И потому решила отдать тебе письмо. Чтобы ты наконец прозрел! Нельзя тебе жениться на Джине. А уж детей рожать — полное безумие!

Митч вздохнул.

— Честно говоря, сам не понимаю, почему до сих пор стою тут и выслушиваю все это. Хоть убей, не пойму, почему не могу позволить себе еще одного или двух — даже трех! — детей. Даже если на минутку предположить, что Джини не та, кем я ее считаю, все равно… Дети-то тут при чем?

— Дети — это оружие! — блеснув глазами, провозгласила Триша.

Митч даже хохотнул от неожиданности.

— В самом деле?

— В твоем случае — да.

— Почему это, нельзя ли узнать?

Триша скользнула по нему снисходительным взглядом.

— Можно. Потому что твоя Джини относится к первой категории охотниц за богатыми женихами.

— Ах вот оно что, — насмешливо протянул Митч. — Оказывается, существуют категории?

— На твоем месте, дорогой мой, я не смеялась бы, а плакала. То же касается категорий — они действительно существуют. На мой взгляд, две из них наиболее примечательны. Женщины, подобные твоей Джини, окрутив какого-нибудь состоятельного кретина, стараются поскорее забеременеть и родить ребенка. Таким образом они закрепляются в браке и обретают дополнительные гарантии.

— Это ты о чем? Какие гарантии?

— Что не останутся на бобах в случае развода, — с тонкой улыбкой пояснила Триша. — Ведь супругу придется платить не только жене, но и ребенку. Причем долгие годы, до самого совершеннолетия отпрыска. Как ты, наверное, понимаешь, к ребенку такие дамочки относятся не как к самой большой ценности в своей жизни, а скорее как к процентному банковскому вкладу. Вот и получается, мой дорогой, что ты последовательно совершишь две ошибки: во-первых, женишься, а во-вторых, обзаведешься ребенком.

Митч задумчиво потер лоб пальцами.

— А тебе не кажется, что ты несколько сгущаешь краски? Ведь это самое обычное дело — встретить женщину, жениться, родить ребенка…

— Согласна, но только если речь идет о нормальной женщине, а не о заведомой обманщице.

— Для меня Джини более чем нормальна.

Триша поморщилась.

— Погоди, прочтешь письмо, сразу изменишь мнение.

— Письмо… — вздохнул Митч. — И зачем только ты мне о нем рассказала. Нет-нет, повторять не нужно! Я уже усвоил факт, что ты обо мне заботишься.

— Наконец-то! Остается понять, что я говорю правду, и сделать соответствующие выводы.

— Постараюсь. Но мне требуется дополнительная информация. Например, интересно, какие женщины относятся ко второй категории охотниц за деньгами.

— А! Вторая категория — полная противоположность первой. Эти девицы, наоборот, ни за что не соглашаются рожать. Главным своим достоянием они считают собственную внешность, в частности фигуру. Богатого жениха ищут, чтобы, выйдя замуж, вести роскошную жизнь, вращаться в высшем свете и все такое. Объектом их интереса чаще всего становятся мужчины в возрасте, не претендующие на звание сексуального гиганта, зато имеющие возможность всячески баловать свою молодую жену. Но как только возникает вопрос о ребенке, которого в данном случае чаше всего называют наследником, подобная женщина показывает свое истинное лицо. Рожать отказывается, а если муж настаивает, подает на развод. При этом старается отсудить как можно больше денег.

Выслушав Тришу, Митч задумчиво произнес:

— М-да, интересная классификация. Хотя, признаться, сама по себе информация наводит тоску. Похоже, правы те, кто утверждает, что все женщины — или обманщицы, или авантюристки, или просто эгоистичные стервы.

Триша вскинула бровь.

— Почему же все? Исключения существуют и…

— Вот как? — быстро взглянул на нее Митч. — Все же ты допускаешь это? И тем самым признаешь, что относительно Джини можешь заблуждаться?

— Э-э… нет. С ней как раз все ясно. Она в высшей степени подозрительная особа.

— А исключения…

— К ним отношусь я, — перебив его, заявила Триша.

Митч недоуменно нахмурился.

— Ты? Но при чем здесь…

Она надменно подняла подбородок.

— Как это — при чем? Я не авантюристка, не интриганка и не… Словом, порядочная женщина, а не какая-нибудь охотница за деньгами! — Затем без всякой паузы она добавила: — Избавься от нее, Митч! Расторгни помолвку, пока еще есть время.

— Расторгнуть? — пробормотал Митч.

— Конечно! Это единственный выход в твоей ситуации. Разруби гордиев узел — и дело с концом. Дай отступного, на худой конец дешевле обойдется, чем развод и все с ним связанное. Не сомневаюсь, увидев деньги, твоя Джини согласится оставить тебя в покое. Только действуй, не тяни, времени в обрез! И упаси тебя боже даже думать о каких-либо детях. Стоит появиться ребенку — и все, ты пропал!

Митч нервно помассировал висок.

— Как все неожиданно…

— Верно! — подхватила Триша. — Но благодари бога, что все так обернулось. Если бы не это письмо, ты преспокойно женился бы, а что потом? Что, я тебя спрашиваю? Полный крах!

Письмо… Дьявол!

Митч чувствовал конверт со злосчастным посланием даже через карман джинсов. Это неприятное ощущение будто поднималось по позвоночнику, проникая затем в самое сердце, леденя изнутри, порождая отчаяние.

Хуже всего было то, что для отчаяния появились вполне реальные основания. Обработка, которой подвергла Митча Триша, оказалась не напрасной. Он с ужасом осознал, что его любовь к Джини словно начала покрываться трещинами. Впрочем, неудивительно: разве можно любить человека, который, как выяснилось, с самого начала вел какую-то игру. Причем нечестную.

Но, если все это правда, я заставлю ее повертеться, прежде чем прогоню, подумал Митч.

Его мужское эго дало себя знать. Зашевелилось уязвленное самолюбие. Ну нет, он не позволит обращаться с собой подобным образом. Пусть Джини и красавица каких поискать, но, как говорится, не на того напала. Да, он влюблен в нее и в каком-то смысле ослеплен своими чувствами, однако Триша открыла ему глаза на некоторые вещи.

Если Джини в самом деле принадлежит к числу охотниц за состоянием, то весь их роман предстает совсем в ином свете. С самого начала он был фальшивым. Нет, скорее односторонним, ведь чувства Митча были совершенно искренними. Он действительно влюбился по уши, как мальчишка.

Но все это на совести Джини — обман, желание использовать его самого и принадлежащие ему деньги, лукавство, притворная нежность, напускная страстность…

Хотя, как знать, страстность может быть и настоящей, это же не любовь. Но также и притворной — ровно с той же вероятностью. В таком деле трудно быть уверенным в чем-то до конца.

Теперь я понимаю, почему она с самого начала держала меня на расстоянии, промелькнуло в мозгу Митча. Ведь это известная тактика — увлечь, заинтриговать, раздразнить воображение, но подпустить к себе не сразу, а лишь когда некая изначальная цель окажется достигнутой. Представляю, как Джини ликовала, когда я, ослепленный любовью кретин, сделал ей предложение! Как она, наверное, посмеивалась про себя! Ну да ничего, хорошо смеется тот, кто смеется последним.

Губы Митча искривились в усмешке. Сколько там осталось до свадьбы? Две недели? Замечательно. За это время он успеет отыграться. И если Джини лишь притворялась в постели, то… в течение двух ближайших недель ей придется делать это с удвоенной энергией!

— Ну что, не передумал жениться? — прозвучало рядом.

Митч поднял взгляд на Тришу.

— Не требуй от меня сиюминутного ответа. Но обещаю быть осторожнее.

— В каком смысле?

— Тебя ведь волнует, чтобы Джини не забеременела. Вот я и постараюсь вести себя так, чтобы этого не произошло.

— Выходит, до последнего времени вы не предохранялись? — удивилась Триша.

Митч поморщился.

— Мне не очень удобно обсуждать с тобой эту тему, но могу сказать, что до сих пор нам не было нужды предохраняться. Мне, во всяком случае.

— Ну да, — насмешливо обронила Триша. — А Джини твоей тем более!

— Говорю же, не беспокойся, — скрипнул зубами Митч. — Не будет никаких детей. По крайней мере до тех пор, пока я не разберусь, что к чему. — Пусть Джини не воображает, будто только она одна умеет вести игры, добавил он про себя.

Триша пристально взглянула на него, затем покачала головой.

— Да, не завидую я этой аферистке.

— Правильно, — кивнул Митч. — Лучше посочувствуй.

При этих словах в глазах Триши промелькнула тревога.

— Эй, полегче! — воскликнула она. — Только без криминала!

— Вот еще, — мрачно усмехнулся Митч. — Что же я сам себе враг?

Однако Триша все еще с беспокойством посматривала на него.

— Надеюсь, нет, но…

Она замялась, поэтому Митч обронил:

— Ну давай, договаривай.

— Ну, ты ведь не собираешься идти по стопам Отелло, правда?

— По стопам… А, намекаешь на то, что он сделал с Дездемоной! — Митч мрачно отвернулся. — Нет, так далеко мои планы не заходят. Как видишь, я не мавр, да и Джини не… Словом, ситуация совсем другая. Джини хоть и обманывает меня, но не изменяет. — Он вдруг умолк и настороженно взглянул на Тришу. — Или…

Та пожала плечами.

— Не думаю, чтобы она тебе изменяла. Это свело бы на нет весь план. Ведь заподозрив ее в неверности, ты отменишь свадьбу и вся затея, таким образом, лопнет.

— Хочешь сказать, что Джини дождется, пока я женюсь на ней, а уж потом заведет себе кого-то на стороне?

От этой мысли его бросило в жар. Он испытал настоящий всплеск ярости. Однако направлена она была, как ни странно, не на Джини, а на воображаемого соперника. Мысль, что какой-то другой мужчина сможет прикасаться к Джини, как он сам, была невыносима. Митч даже удивился тому, что способен так ревновать.

Как ни странно, успокоила его все та же Триша.

— О нет, — многозначительно усмехнулась она, — интрижки на стороне не вписываются в схему Джини.

— Интересно, откуда ты знаешь… — буркнул Митч.

Триша блеснула глазами.

— Риск слишком велик! Если вы поженитесь, а через какое-то время ты застукаешь ее с другим, она разом лишится надежды на то, что суд вынесет решение в ее пользу. Супружеская неверность жены — изрядный козырь в руках мужа. Жене-изменнице никакой судья при разводе ни денежных выплат не присудит, ни ребенка не отдаст — моральная сторона вопроса пока кое-что значит.

— Хорошо, если так, — пробормотал Митч. У него немного отлегло от сердца. Взглянув на часы, он добавил: — Мне пора. Моя прелестная невеста заждалась. Глупышка еще не знает, что ее ожидает.

Триша вновь насторожилась.

— Послушай, что-то мне не нравится твой тон. Что ты задумал? Ты сам на себя не похож…

— Странно, чего еще ты ждешь от человека, который только что узнал, что его водят за нос?! — Митч в сердцах стукнул кулаком по дверному косяку.

После чего Триша встревожилась еще больше.

— Тише, тише! Что ты… Успокойся, так нельзя. Возьми себя в руки, вспомни — ты солидный деловой человек и вести себя должен соответственно своему положению в обществе.

— Боже правый, да при чем здесь положение?!

— Хорошо-хорошо, ни при чем, только угомонись. Понимаю, ты расстроился — да и кто на твоем месте остался бы спокоен, — но голову терять не стоит. Как бы то ни было, не руби сгоряча, ведь…

— Не рубить? — коротко рассмеялся Митч. — Это кто говорит? Не та ли Триша Карпентер, которая несколько минут назад толковала мне о гордиевом узле?

Триша слегка смутилась.

— Да, но… То есть я хочу сказать, что решение принимать, конечно, придется, только…

— Что?

— Только на трезвую голову. А ты сейчас немного не в себе.

— Ничего подобного, я вполне нормален!

— Да не в том смысле, глупый, — умиротворяющим тоном произнесла Триша. — Конечно, нормален. Просто не делай ничего такого, о чем впоследствии мог бы пожалеть.

— Постараюсь, — проворчал Митч, открывая входную дверь. — Пока. В следующий уик-энд приеду.

— До свидания, дорогой. Береги себя.

11

Усевшись за баранку своего «лексуса», Митч захлопнул дверцу и задумался. Сидел так довольно долго, но обратил на это внимание, лишь заметив, что улицу понемногу окутывают легкие сумерки.

Пора ехать домой, подумал он. Джини действительно ждет. Хм, волнуется, наверное. Или даже беспокоится, как бы со мной ничего не случилось, ведь тогда вся выстроенная ею хитрая конструкция рухнет и все придется начинать сначала. Уже с другим доверчивым болваном…

Пока Митч ехал к себе за город, в его голове окончательно созрел план действий.

Выгонять Джини сразу он не станет — это было бы слишком просто. До свадьбы еще две недели, и он постарается использовать каждый день с максимальной пользой. Для себя, разумеется. Интересы Джини можно больше не учитывать. Если только…

Вот-вот, прокатилось в мозгу Митча, если только… Если только все, что ты услышал сегодня, правда. Вспомни, кто затеял разговор, и попытайся догадаться для чего. Ищите женщину, говорят французы, но тут даже искать не нужно. Не ты ли сам не далее как за ужином спросил Тришу, уж не ревнует ли она тебя к твоей будущей жене?

Точно, подумал Митч, было такое.

Вот и не уподобляйся доверчивому болвану Отелло, о котором упоминала все та же Триша, проплыло в его голове. Если бы парень хорошенько проверил информацию о Дездемоне, ему не пришлось бы ее душить!

Так-то оно так, но как проверить слова Триши?

Проще простого, ответил невидимый собеседник. Прочти письмо.

Письмо!

Как ни странно, Митч успел о нем забыть.

Съехав на обочину и остановив автомобиль, он вынул письма из заднего кармана джинсов и после некоторого колебания открыл конверт.

Послание было написано на обыкновенном листе бумаги для принтеров. Почерк Митч узнал, потому что не раз был свидетелем того, как Джини записывает в особый блокнот кулинарные рецепты, предлагаемые передачей «Вест кук».

Вот и первое доказательство правдивости Триши, промелькнуло в голове Митча.

Вздохнув, он принялся читать.


«Привет, Селин!

Пользуюсь случаем, чтобы передать письмецо — известная тебе Пола Питчер едет в Форт-Уэйн и навестит тебя. Правда, сначала слетает в Хьюстон, к свекру, у которого сейчас гостят ее муж и дочурка. А уж потом они все вместе отправятся в Форт-Уэйн. Тогда-то вы и встретитесь.

Пишу из Чикаго, мне все-таки удалось найти более выгодное место работы, чем ресторан «Нимф-лейк», о котором я тебе рассказывала в один из своих приездов. Сейчас я менеджер в местном ночном клубе. Называется «Шарп-блю». Наверняка ты слышала о сети клубов, объединенных этим названием, — так вот туда-то мне и посчастливилось устроиться.

Но самое интересное, что скоро мне вообще не нужно будет работать.

А сейчас приготовься услышать сногсшибательную новость: я выхожу замуж за миллионера!

Сума сойти, да? Самой до сих пор не верится. И тем не менее это правда.

Так и вижу, как ты смеешься. Наверняка скажешь — сбылась мечта идиотки. Ну и смейся себе на здоровье. Пусть я идиотка, неважно, но главное, что мечта все-таки сбылась! А теперь по порядку.

Зовут его Митч Браун, ему тридцать восемь лет, и он — никогда не угадаешь! — владелец этой самой сети клубов «Шарп-блю».

Честное слово, провалиться мне на месте! Точнее, всего владельцев трое: сам Митч и его бывшая супруга со своим нынешним мужем — кстати, та еще стерва. Не представляю, как Митч с ней жил. Но об этом потом.

Скажу сразу, когда я только устраивалась на эту работу, то конечно же обратила внимание на Митча. Правда, кроме нас двоих, никого в кабинете и не было. Только не подумай чего, все прошло вполне пристойно. Хотя я заметила, что Митч тайком меня рассматривает. Я даже немного растрогалась по этому поводу: такая непривычная деликатность, другие таращатся не стесняясь, а тут совсем другое отношение. Я к тому веду, что с самого начала заметила — Митч Браун отличается от многих мужчин, с которыми мне приходилось общаться.

Не буду много писать, как-нибудь при встрече поболтаем. Скажу лишь, что очень скоро Митч начал за мной ухаживать. Не приударять, а именно ухаживать. Почти каждый день заходил в клуб, вроде по делу. Но мы-то с тобой знаем истинную причину подобных визитов.

Через неделю Митч пригласил меня на свидание, но я, разумеется, отказалась — это не входило в мои намерения. Видела бы ты его лицо, когда он услышал отказ! Ясное дело, думал, что я ошалею от радости. Но моя голова пока еще у меня на плечах.

Дальше больше — он стал присылать цветы. Каждое утро, представляешь? Такое я раньше видела только в кино и не верила, что нечто подобное способно происходить в реальности.

Разумеется, в конце концов я согласилась поужинать с Митчем, ведь к тому все и двигалось. Между нами пошли всякие разговоры и все такое. Но Митчу, конечно, хотелось чего-то большего, так что пришлось объяснить ему, что встречаться с собственным боссом не в моих правилах. Сама понимаешь, без маленьких хитростей не обойтись. Мне до чертиков не хотелось попасть впросак. Я даже поведала Митчу о том, что случилось с Нелли. Помнишь мою знакомую, мы с ней учились в колледже менеджмента, а потом вместе отправились в Гэри, где ее обманул работодатель, за которого она надеялась выйти замуж? Я так прямо Митчу и сказала — мол, хорошо знаю, как мужчина может испортить порядочной девушке жизнь.

Эффект был потрясающий — всего через несколько дней Митч сделал мне предложение. Такое кольцо подарил, ты бы видела!

Ну, я и согласилась выйти за него. Только не подумай, что сразу. Немного затянула с ответом, так он готов был лететь венчаться в Лас-Вегас, представляешь?

Я чуть было не поддалась на уговоры, но желание иметь настоящую пышную свадьбу пересилило. Ведь я всегда хотела выйти замуж так, чтобы воспоминаний хватило на всю жизнь.

Сейчас живу у Митча как в раю, себя не помню от счастья. Работу скоро брошу. А как поженимся, останется только ребеночка родить — и, считай, все желания исполнены.

Эх, помнишь, как мы мечтали с тобой — ты о своем, а я о том, как замечательно было бы выйти замуж за миллионера и остаток жизни ничего не делать! И как я поклялась, что собой не буду, а заарканю все-таки какого-нибудь толстосума!

Ты все смеялась надо мной, но видишь, чем кончилось! Права-то я оказалась! Что называется, вытянула счастливый лотерейный билет. Отныне у меня пожизненная страховка от любых неприятностей. А ведь я всегда говорила: если у девушки кроме красоты есть еще и мозги, она использует свою внешность с умом. Похоже, мне это удалось, личное благополучие я себе обеспечила.

Селин, обязательно приезжай на свадьбу! Она намечена на субботу, двенадцатое сентября. На днях вышлю тебе открытку с официальным приглашением.

Знаю, не любишь ты выбираться из Форт-Уэйна, но, надеюсь, ради меня сделаешь исключение. Очень хочется повидаться, поболтать, в письме ведь всего не напишешь.

Целую. До встречи!

Джини».


Закончив читать, Митч опустил руку с письмом на колено и устремил невидящий взгляд сквозь ветровое стекло. На душе у него стало так тяжело, хоть волком вой.

Последние сомнения исчезли. Права Триша, письмо собственноручно написано Джини и полностью изобличает ее вину. Как говорится — ни прибавить, ни убавить. Горько осознавать, но делать нечего — иного выбора нет. Жизнь представила все факты, какие только возможно. Уж обличительнее подобного письма ничего быть не может.

Ясно также, почему Триша решила не скрывать это письмо. В своем послании Джини назвала ее стервой и тем подписала себе приговор.

Так что, когда Триша отдавала Митчу злополучный конверт, в первую очередь ею двигало обыкновенное желание отомстить.

Впрочем, какая разница? До мотиваций Триши Митчу нет никакого дела. Вот Джини другое дело. Еще сегодня утром Митч был уверен, что основой их будущего брака является взаимная любовь. И вот сейчас перед ним забрезжила неприглядная реальность. Как Триша ни старалась отвадить от него подозрительных женщин, все-таки он попался на удочку охотницы за деньгами.

И все-таки, даже имея на руках неопровержимое доказательство двуличия Джини, Митч мог бы поклясться, что она любит его!

Неужели Джини такая хорошая актриса?

Интересно, что она сейчас делает, подумал Митч, складывая письмо и засовывая обратно в задний карман джинсов. Наверное, сидит в гостиной перед телевизором и переключает каналы, выискивая свои любимые передачи — по кулинарии, косметологии и уходу за телом.

Митч мрачно усмехнулся. Прежде он не придавал значения увлечениям Джини, но сейчас взглянул на них совсем по-другому. Оказывается, ее предпочтения базируются на прагматичной основе. За время совместной жизни, пусть и короткой, Митч успел узнать, что Джини умеет вкусно готовить. Но сейчас он понял: кулинарию она изучила, потому что всем известно — путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

Правда, сейчас Джини лишь закрепляла позиции. Сердцем же Митча завладела с помощью другой тактики — используя свою внешность. Которой, кстати, уделяла немало внимания. Это Митч тоже успел заметить за непродолжительный период, который Джини провела под крышей его дома. У нее было множество всевозможных тюбиков и баночек, и она немало времени проводила перед зеркалом, особенно после ванны или душа. Кроме того, Джини привезла с собой небольшой многофункциональный складной тренажер, на котором занималась даже после иной бурной ночи — а те у них с Митчем почти все были такими.

Еще совсем недавно Митч был уверен, что Джини нравится заниматься с ним любовью, но в свете последних событий он поневоле задался вопросом — какова доля притворства во всех ее ласках, стонах, страстном горячечном шепоте…

Ничего, я выведу ее на чистую воду, стиснув зубы, подумал он. А потом, ткнув носом в притворство, сразу же сообщу, что свадьба отменяется. Нечего делать из меня идиота!

Он завел двигатель и тронул «лексус» с места. Однако домой сразу не поехал. По дороге завернул к мотелю и долго сидел в тамошнем ресторанчике. С одной стороны, ему нужно было побыть одному, а с другой — хотелось оттянуть момент встречи с Джини. Он должен был подготовиться к свиданию с собственной невестой — теперь уже бывшей, но та об этом пока даже не догадывается, — чтобы с самого начала не испортить задуманную игру…

12

Джини дремала до того момента, пока ее слух не уловил звука остановившегося во дворе перед домом автомобиля. Только тогда, вздрогнув, она открыла глаза и обнаружила, что по-прежнему сидит на диване, а в гостиной темно, если не считать пространства, освещенного экраном включенного телевизора.

Сколько же сейчас времени?

Прищурившись и даже приложив ладонь ребром ко лбу, Джини всмотрелась в циферблат стоявших позади и чуть левее телевизора напольных часов. Неужели начало двенадцатого? Да, так и есть. Хм, долго же Митч ужинал у Карпентеров…

Джини подумала об этом мимоходом, прислушиваясь к шагам вошедшего в дом Митча — даже звук телевизора выключила с помощью пульта дистанционного управления, чтобы не мешал. Мысль, что Митч так долго общался со своей бывшей женой, кольнула ей сердце, но она решила не поддаваться назойливому чувству ревности. Ведь оно не только неприятно само по себе, но еще и разрушает того, кто его испытывает. Иссушает душу, ранит сердце, путает мысли, повергает в тоску.

Джини всячески избегала подобных неприятностей, поэтому поспешила отогнать провокационные мысли прочь. К счастью, это ей удалось.

А еще совсем недавно она точно так же пыталась обуздать свою любовь к Митчу, но потерпела поражение. Правда, ее чувства от этого только выиграли. День ото дня они крепли, так что порой Джини даже спрашивала себя с веселым испугом, чем же все это кончится.

Сейчас она ждала, что Митч, заметив из коридора свечение телевизионного экрана, заглянет в гостиную, но, к ее удивлению, он прошел мимо.

Это было более чем странно. Возможно, Митч обиделся, что она, как повелось, не вышла на крыльцо встречать его? Но это же ребячество!

А может, дело в другом?

Не случилось ли чего? — с беспокойством подумала Джини.

В этот момент донесся звук закрывшейся двери кабинета.

Джини замерла. В следующую минуту у нее промелькнула мысль, заставившая ее похолодеть: а действительно ли Митч ездил к Карпентерам? Что, если все это одна сплошная ложь, а на самом деле у него — как когда-то у «жениха» несчастной доверчивой Нелли — есть другая женщина? Или, что еще хуже, невеста? Настоящая… На которой он в самом деле женится.

Поздно спохватилась, дорогуша, прокатился в мозгу Джини чей-то ехидный смешок. Нужно было сразу соглашаться, когда Митч предлагал лететь венчаться в Лас-Вегас. Сейчас имела бы статус законной супруги и ни в чем бы не сомневалась. Атак… Кто ты? В каком качестве находишься в доме Митча?

Я его невеста! — крикнула Джини. В мыслях, разумеется.

Ха, невеста… Скорее любовница. А если оставишь работу, станешь содержанкой. Митч тем временем женится на другой — вот смеху-то будет!

Джини прикусила губу. Главное, выяснить ничего не возможно. Не звонить же Карпентерам с вопросом, навешал ли их сегодня Митч. Фред как минимум удивится, а эта язва Триша посмеется от души. Или соврет что-нибудь такое, чтобы больнее задеть.

А все-таки что Митч делает в кабинете?

В сердцах выключив телевизор — как будто тот был в чем-то виноват, — Джини прислушалась. Однако, кроме обычных ночных звуков, ничего не услышала.

Что гадать, вновь прокатилось в голове. Сходи послушай под дверью — и все узнаешь.

Но Джини лишь поморщилась. Подкрадываться, подслушивать было выше ее достоинства. Если допустить самое страшное — что Митч ведет себя нечестно, — все равно это не означает, что и она должна ему уподобляться.

Снова устремив взгляд на часы, Джини высчитала, что с того момента, как Митч прошел мимо гостиной по коридору, прошло семь минут. Затем, пока она сидела, продолжая прислушиваться, — еще пять.

По правде говоря, ей очень хотелось пойти выяснить, в чем же дело, но что-то удерживало ее на диване. Она сидела и будто видела себя со стороны. Картина казалась ей странной.

Что со мной, думала Джини, почему я веду себя так, будто перестала быть собой? Почему в голову лезут дурацкие мысли, откуда взялась ревность и почему вообще я подозреваю Митча в чем-то нехорошем? Разве он давал повод? Нет.

Разве я почувствовала, что он стал меньше любить меня? Нет. Так почему я накручиваю себя?

Джини прерывисто вздохнула. Несмотря на неизвестно откуда взявшиеся страхи, она не сомневалась в чувствах Митча. Все это странным образом сочеталось в ее душе. Или скорее в голове, потому что сердцем она ощущала беспочвенность внезапных подозрений.

Разумеется, Митч любит только ее. В гостиную же не заглянул, потому что… потому… Ну, скажем, потому что задумался и не заметил включенного телевизора. А в кабинет отправился, вспомнив о каком-то деле или документе.

Возможно, решил, что я уже сплю, и не стал сразу подниматься в спальню, чтобы не потревожить меня, проплыло в голове Джини. Между прочим, очень деликатно с его стороны. Но что же мне-то делать? Как-то глупо сидеть здесь и ждать у моря погоды. Не лучше ли подняться в спальню и улечься в постель? Рано или поздно Митч придет.

Она так и сделала. Покинула гостиную и двинулась наверх. Но уже в середине лестницы передумала. Войдя в спальню, вместо того чтобы улечься, включила свет, направилась к встроенному платяному шкафу, отодвинула зеркальную панель и взяла с полки свою самую красивую ночную сорочку — шелковую, цвета бургундского вина, с кружевами в тон. Сорочка была настолько элегантна, что, если бы не кружева, ее можно было бы принять за очень смелое вечернее платье.

Сбросив халат, Джини быстро переоделась. Сорочку натянула, разумеется, на голое тело.

До переезда к Митчу она, как правило, спала в просторных футболках, но сейчас ложилась в постель абсолютно голой. Выяснилось, что с Митчем ей не нужна никакая одежда. Наоборот, наличие оной только мешает. Так и получилось, что щегольнуть в самой красивой своей ночной сорочке Джини не пришлось.

Сейчас она посмотрела на себя в зеркало, и на ее губах сама собой возникла улыбка.

Да и всякий, кто увидел бы Джини в эту минуту, невольно залюбовался бы. Ее пышные, цвета воронова крыла волосы прекрасно сочетались с оттенком льнувшей к стройному телу ночной сорочки, отдельные локоны ласкали чуть тронутые загаром плечи. Губы Джини алели словно после поцелуев, скулы покрывал легкий румянец, синие глаза загадочно поблескивали.

Переодеваясь, Джини не строила планов относительно того, как бы увлечь Митча в постель. Ей вполне достаточно было бы его нежных прикосновений, ласковых слов, легких поцелуев — всего того, к чему она так быстро успела привыкнуть за короткий период их совместной жизни. Но сейчас, увидев свое зеркальное отражение, она почувствовала, что хочет от Митча большего.

И не успела подумать об этом, как в мозгу прокатилось: правильно мыслишь, дорогуша! Замечательный способ проверить, действительно ли Митч навещал сына или, возможно, это была какая-то женщина. Если он растратил с ней запасы своей энергии, то вряд ли сможет заняться любовью с тобой. Ступай к нему — и получишь ответы на все интересующие тебя вопросы.

Слова невидимого советчика заставили Джини нахмуриться и вызвали новый приступ ревности, однако в них содержалось рациональное зерно. Хотя бы в том смысле, что подобная ночная сорочка именно для того и создавалась, чтобы производить на мужчин определенное впечатление. Наверное, любая женщина выглядела бы в ней лучше, чем в каком-нибудь другом ночном одеянии, но красавица Джини была бесконечно очаровательна.

Признайся, золотце, ведь тебе до чертиков хочется заняться с Митчем любовью, вновь подал голос некто прячущийся в глубине сознания.

Джини взволнованно облизнула губы. Да, она готова улечься с Митчем в постель хоть сейчас. И не просто хочет заняться с ним любовью — ей это необходимо! Сию минуту!

И точно так же срочно она желает выяснить, был Митч с другой женщиной или все эти подозрения лишь плод воображения. Ответ также нужен срочно.

Да и не усну я без этого, подумала Джини, подразумевая близость с Митчем. Нежные поцелуи, ласковые слова — все это хорошо, но сейчас я хочу большего. Гораздо большего!

Прерывисто вздохнув, Джини шагнула к трюмо, взяла флакон своих любимых духов «Копакабана» и нанесла немного на волосы за ушами, на вырез ночной сорочки, в сгибах локтей и в подколенных ямках. Затем еще раз бегло оглядела себя, поправила волосы и покинула спальню.

13

Джини не сомневалась, что найдет Митча в кабинете. Каково же было ее удивление, когда она увидела, что там темно и пусто.

Что за чертовщина?! — растерянно подумала Джини, обводя взглядом залитый лунным светом кабинет. Куда он подевался? В прятки со мной играет, что ли? Хм, не похоже на него.

Немного подумав, Джини двинулась по коридору в обратном направлении. На всякий случай заглянула в гостиную — там ничего не изменилось с того момента, как она ушла наверх. Спустя несколько мгновений Джини открыла дверь столовой — никого.

Где же Митч может быть?

Остановившись в холле, Джини бросила взгляд на лестницу.

Неужели он зашел в другую спальню, пока я вертелась перед зеркалом? — промелькнуло в ее голове.

Однако некое шестое чувство подсказывало ей, что Митч где-то здесь, внизу, поэтому она принялась планомерно заглядывать во все помещения. Их было немного, так что Митч вскоре обнаружился.

Он сидел на кухне за столом, откинувшись на спинку стула, с бокалом в руке и смотрел в окно. Правда, складывалось впечатление, что залитого лунным светом сада он не видел, потому что взгляд его одновременно был обращен как бы внутрь себя. На столе стояла бутылка виски и другая, с содовой водой. Судя по всему, Митч приготовил себе виски с содовой, и это было странно, потому что пил он мало, а уж в такое время суток и подавно.

— Что-то случилось? — с тревогой спросила Джини, остановившись в дверном проеме.

Митч медленно обернулся, скользнул неспешным взглядом по всему ее изящному телу.

— Что-то с Алексом? — с еще большим волнением произнесла Джини.

Значит, она не спит, подумал Митч. Или дремала, но проснулась, услышав, как я подъехал к дому. И сразу привела себя в боевую готовность. Вон как вырядилась, амазонка! Хочет постоянно держать меня под прицелом своих чар.

— Почему ты так решила? — хрипловато спросил он, не сумев остаться равнодушным к источаемым телом Джини эротическим импульсам.

Джини кивнула на бокал в его руке.

— Ты пьешь, поэтому мне показалось…

Митч проследил за ее взглядом.

— Ах это… Нет, с Алексом все в порядке. Мы ходили в парк, потом я читал ему книжку. Словом, все хорошо. Думаю, Алекс давно спит и видит сны.

Похоже, он в самом деле навещал сына, с облегчением подумала Джини.

Но уже в следующую минуту в ее мозгу промелькнуло: почему же тогда он так странно ведет себя? Не после визита ли к женщине?

Боже, как она хороша! — проплыло тем временем в голове Митча. Свежа и невинна как юная девушка. Ну кто, скажите на милость подумает, что это авантюристка, охотница за деньгами?

К горлу Митча вновь подкатил ком, точь-в-точь как совсем недавно, когда он вошел в свой тихий сонный дом, где находилась его прелестная и якобы любящая невеста. Тогда, подумав, что находился за шаг до счастья, он испытал такой сильный прилив обиды, что к глазам подступили слезы. Чтобы успокоиться, он в конце концов пришел на кухню, где находились запасы спиртного, и смешал себе нехитрый коктейль.

Впрочем, смешно надеяться на успокоение, если ситуация остается прежней. Джини-то — вот она! Со всей своей прелестью и фальшью.

— Включить свет? — спросила та, вокруг которой вертелись все мысли Митча.

Он пожал плечами.

— Ну включи. Только не верхний.

— Хорошо.

Щелкнул выключатель, и кухню залил мягкий свет прячущихся под навесными шкафчиками трубок.

Взгляд Митча сам собой устремился на приближающуюся Джини. При каждом движении шелк льнул к ее гибкому стройному телу, подчеркивая его совершенные линии. Кружева едва прикрывали грудь.

Боже правый, это о ней Митч только что думал как о неискушенной юной деве — об этой элегантной соблазнительнице?

Против которой невозможно устоять.

Действительно, несмотря на то что Митч уже знал, что представляет собой Джини, его интимная плоть реагировала на нее как прежде, когда он еще пребывал в сладком неведении.

Как это объяснить?

Впрочем, и так все ясно. Против инстинктов не пойдешь, силенок не хватит.

— Так что же все-таки случилось? — негромко спросила Джини. Нет, скорее промурлыкала, как ласкающаяся кошка.

Митч отпил глоток из бокала.

— А, не обращай внимания. Немного с Тришей повздорил.

— Из-за меня… — Тон Джини был не столько вопросительный, сколько утвердительный.

Митч отвел взгляд.

— Ну почему сразу из-за тебя.

— Потому что я знаю! — рассмеялась Джини. К этому моменту она успела полностью успокоиться. Ведь если тут замешана Триша, то Митч точно побывал не у какой-то посторонней женщины. Между ним и бывшей женой вряд ли до сих пор что-то есть, следовательно, для ревности нет ни малейших оснований. — Мне прекрасно известно, как ко мне относится твоя бывшая супруга.

Митч поднял на нее взгляд.

— Ну и как же?

Они говорили об этом не далее как сегодня днем, но ему хотелось услышать вновь.

— Предубежденно, вот как.

Так и есть, Джини права, подумал Митч. Но и Триша вроде тоже права. Разве может так быть, чтобы обе они были правы? А вдруг Джини все-таки более права? Ведь Триша, можно сказать, ненавидит ее. Но если правда на стороне Джини, то это же все меняет. Получается, что Триша попросту идет на поводу у собственного воображения, а Джини ни в чем не виновата. И мне не о чем беспокоиться. Я спокойно могу жениться, как и было намечено, и наслаждаться своим счастьем.

А как же письмо? — эхом прокатилось в его голове.

Дьявол! Письмо… Оно путает все карты. Жалкий клочок бумаги уничтожает всякие аргументы в пользу Джини. Самим своим существованием это злополучное послание переносит правоту на сторону Триши.

Митч подавил вздох. Все-таки придется устроить Джини проверку.

— Молчишь? — с легкой улыбкой обронила Джини, опускаясь перед Митчем на колено и скользя ладонями по рукам. — Впрочем, можешь ничего не говорить. И так ясно, что словесную схватку с Тришей ты проиграл.

Митч на миг замер. Проиграл… Какое холодное, безжалостное, лишающее надежды слово!

Он посмотрел на Джини. Да, она права. Он действительно проиграл — и не только схватку с Тришей, а гораздо больше. Любовь, доверие… Правда, возлюбленная пока здесь, с ним. Он может любоваться ее прелестным лицом, изящным телом, слушать чарующие звуки голоса, дотрагиваться до нее в любой момент. Прикасаться к волосам, лицу, губам, груди, бедрам. Она тут, рядом, и может принадлежать ему в любой момент. Одна только мысль об этом уже будоражит!

Но даже сейчас, испытывая сильную пульсацию между бедер, Митч продолжал спрашивать себя, что с ним происходит. Почему он реагирует на Джини в точности как раньше, когда еще считал ее порядочной женщиной?

Внутренний голос подсказывал ему, что он еще долго не сможет освободиться от опасного очарования этой авантюристки. Да и захочет ли?

Джини не дала ему задуматься над последним вопросом.

— Ах ты бедняжка, — протянула она, прижавшись щекой к его бедру, — До сих пор тебя пилит твоя бывшая супруга. — Она насмешливо взглянула на Митча снизу вверх.

— Тришу не переделаешь, — несколько обескураженно пробормотал он. Затем, секунду помедлив, зарылся пальцами в пышные волосы Джини.

Как ни странно, ласкать их было по-прежнему приятно, и кожа не покрылась волдырями, как от прикосновения к какой-нибудь ядовитой гадине.

— Что это на тебе? — спустя некоторое время спросил Митч.

Джини улыбнулась.

— Нравится?

— Очень. Но раньше ты этого не надевала.

— Не было необходимости. Вообще-то эту сорочку я берегла для нашей первой брачной ночи. — С губ Джини слетел мечтательный вздох. Затем она тихонько рассмеялась. — Но, похоже, мои старания были напрасны, ведь до сих пор по ночам мы предпочитали обходиться без одежды. Думаю, и в первую брачную ночь будет то же самое. Верно?

Митч молча взъерошил ей волосы. Она пока даже не догадывается, что ее ждет. Хотя отчасти права — в первую брачную ночь сорочка точно не понадобится. Правда по другой причине: брак не будет заключен и, соответственно, первая брачная ночь не состоится.

Тут Митча посетила одна мысль, и он спросил:

— Почему же ты решила надеть эту сорочку сегодня?

Возможно, что-то такое почувствовала и решила подстраховаться, подумал он. Крепче привязать меня к себе с помощью небольших дамских хитростей.

Джини вновь улыбнулась — очаровательно, непередаваемо приятно, с искушающей медлительностью.

— Просто так, дорогой. И потом, не могла же я выйти голой!

— В самом деле? — усмехнулся Митч.

У них уже как-то состоялся разговор на эту тему в первые дни, после того как Джини поселилась под этой крышей. Помнится, Митч сказал, что совсем не возражает против того, чтобы Джини ходила по дому обнаженной. Хорошо, дорогой, ответила тогда она, согласна, но только в том случае, если и ты станешь следовать этому правилу.

Время от времени они так и делали.

— Хм, вообще-то могла, конечно, — тонко усмехнулась Джини, — но мне захотелось какого-то разнообразия.

Ах вот как, промчалось в мозгу Митча. Очень кстати! Я обеспечу тебе разнообразие, золотце!

— В таком случае почему бы нам не переместиться во двор?

Нужно было видеть, как она заморгала!

— Во двор?

Митч слегка пожал плечами.

— К бассейну. А что, ночь теплая. Разве не приятно посидеть под звездным небом? По-моему, очень романтично.

Это и будет первым испытанием, решил Митч. Вообще, постараюсь вести себя с ней так, будто покупаю ее любовь. Если она подчинится всем моим требованиям, тогда ясно, что готова на все, только бы присвоить часть моих денег.

— Да, но… — начала Джини и остановилась в нерешительности.

Митч внимательно посмотрел на нее.

— Тебя что-то смущает?

— Ну, я в таком виде…

Не удержавшись, Митч в очередной раз обвел ее взглядом.

— Вид у тебя просто замечательный.

— Но не для улицы!

— Кто говорит об улице? — усмехнулся Митч. — Мы всего лишь выйдем во двор нашего дома. Посидим за столиком у бассейна…

Джини на минутку задумалась. Видно было, что предложение застало ее врасплох.

— А как же соседи?

Внимательно наблюдавший за ней Митч усмехнулся шире.

— При чем здесь соседи, не понимаю?

— Они нас увидят. Вернее, меня. Ты-то одет, а я в ночной сорочке.

Неужели это тебя смущает, золотце, язвительно подумал Митч. Ведь ты заранее знаешь что ради денег придется соглашаться на все.

— Ну да, в ночной… Зато в какой! И потом, бассейн окружен деревьями. Да и вряд ли кто-то станет присматриваться в потемках.

Джини все еще размышляла.

— Может, и так, но бассейн ведь у тебя с подсветкой.

Правда, с подсветкой. Голубоватое сияние воды создает ощущение какого-то особенного уюта и даже таинственности. Но это еще не все — бассейн с подогревом, что значительно увеличивает комфорт. А еще порождает желание… хотя нет, об этом лучше не думать.

С другой стороны, почему нет? Особенно если вспомнить о решении подвергнуть Джини проверке.

— Брось, Джини, не могу поверить, что это ты говоришь. Стесняешься, что ли? Бог ты мой, но кого? Полночь на дворе, все давно спят!

Митч ободряюще улыбнулся Джини, а сам подумал: неужели откажется? Если так, то моя теория ошибочна.

Еще немного помедлив, Джини кивнула.

— Ладно, не возражаю.

И Митчу сразу стало грустно. Согласилась. В самом деле, ради денег готова на все.

Спохватившись, он вновь изобразил улыбку.

— Молодец! Возьмем с собой виски, содовую и устроим пикник.

Вставая со стула, он одновременно помог подняться Джини. Как приятно было ощущать под ладонью ее теплую бархатистую кожу!

14

Во дворе было не прохладнее, чем в доме, но зато не так душно. Впрочем, никакого движения воздуха не наблюдалось и здесь, у источавшего голубоватое сияние бассейна.

Кроме бутылок они захватили еще один бокал — для Джини. И, прежде чем опуститься в стоявшее возле круглого столика плетеное кресло, Митч плеснул ей виски, разбавив содовой.

— Давай выпьем за эту ночь.

Возможно, это последняя спокойная ночь в нашей совместной жизни, мысленно добавил он.

Бокал Джини взяла, но на Митча взглянула с удивлением.

— За ночь? Почему не за нас с тобой?

Потому что никаких «нас» больше нет. Только говорить об этом время еще не пришло.

— Само собой, за нас тоже.

Джини тихонько рассмеялась.

— Вот! Другое дело. — Отсалютовав бокалом, она сделала глоток, потом устремила взгляд на расположившегося в кресле Митча.

— Значит, тебе понравилась моя ночная сорочка?

Он изобразил очередную улыбку, хотя на сердце у него было тяжело.

— Еще бы! Красивая вещица. Ты в ней так эротична… Ну-ка, отступи на шаг, я еще полюбуюсь!

Джини послушно выполнила его просьбу, тем самым неожиданно подкупив Митча. Вернее, направив его мысли в иное русло.

Дьявол, а это, оказывается, чертовски приятно, когда тебя вот так, беспрекословно, слушается женщина, лихорадочно промчалось в его голове. Мне нравится! Того и гляди, привыкну. И прогонять не захочется.

Это было что-то совершенно новое в эротическом опыте Митча. Повелевать женщиной? Никогда он такого не делал. Да ему и в голову не пришло бы ничего такого, если бы он не узнал, что Джини — банальная охотница за деньгами. Исключительно осознание данного факта подталкивало его совершать нехарактерные поступки, не говоря уже о выдвижении совершенно не свойственных его натуре требований. Последнее, впрочем, еще впереди.

Так остановись, приятель, сказал ему внутренний голос. Еще не поздно. Если тебя самого удивляет то, что ты делаешь, прекрати и все!

Чувствуя, что сердце колотится где-то под самым горлом, Митч подумал, что настал момент принятия окончательного решения. Пройдет он избранный путь до конца или нет? Использует роскошное тело Джини для удовлетворения самых темных своих желаний или отпустит эту очаровательную обманщицу с миром?

Митч прищурился. Нет, вы только взгляните на нее! Стоит, можно сказать, посреди двора, бесстыдно красуясь в надетой на голое тело сорочке, с сиянием притворной любви в глазах. А сама наверняка даже сейчас прикидывает в уме, какой куш сорвет на этом деле. Нужно ли церемониться с такой особой? Однозначно — нет.

Боже, какой я был идиот! — подумал Митч. Особенно в постели. Нежил эту аферистку, ласкал, из кожи вон лез, только бы доставить ей удовольствие. О себе не думал, все для нее старался. Иного и не желал, счастлив был уже тем, что могу обнимать ее. Ну не кретин?! Ведь она насквозь фальшива. С самого начата вела игру, манипулировала мною, как марионеткой. Все, довольно! Отныне я сам стану диктовать условия. Ролями мы поменяемся: теперь Джини будет объектом моей игры. И пусть не сомневается, я использую все преимущества своего нового положения!

Митч медленно улыбнулся. Осознание власти над Джини кружило ему голову.

— Спусти одну бретельку, — хрипловато произнес он.

Джини пристально взглянула на него, едва заметно улыбнулась и выполнила просьбу. При этом ее действия были настолько эротичными, что Митч, сам того не осознавая, взволнованно глотнул воздух.

Боже, как она красива… Таким пропорциям позавидует любая женщина…

— Теперь вторую, — велел Митч, стараясь хотя бы внешне оставаться спокойным. На самом деле он уже распалился так, будто сидел на раскаленной сковороде.

Вновь немного помедлив, Джини повиновалась. Ночной сорочке теперь не на чем было держаться, и она просто соскользнула бы к ногам Джини, если бы та не придержала ее на груди.

Митч отметил про себя, что руки Джини слегка дрожат — она чуть не расплескала оставшийся в бокале напиток. Для Митча это являлось свидетельством того, что она не просто изобретательная авантюристка, а еще и замечательная актриса.

Ладно, продолжим спектакль.

— Подойди ко мне, — отрывисто произнес Митч.

Джини приблизилась.

— Садись сюда. — Поставив бокал на столик, Митч похлопал по своим коленям, показывая, куда именно Джини должна сесть.

Странно, но она замялась. Взглянула на Митча растерянно. Или это тоже часть ее игры?

Изображает неискушенность, чтобы сильнее меня разжечь, мельком подумал Митч, едва сдержав ироничную усмешку: за время короткой совместной жизни он успел узнать, какие фокусы Джини способна выделывать в постели.

Но сейчас она превзошла себя. Митч мог бы поклясться, что ее смущение настоящее. Она даже дышала учащенно.

— Дай-ка сюда, — сказал Митч, забрав у нее бокал. — Чтобы нам ничего не мешало… — Не договорив, он вновь похлопал по собственным коленям.

С застывшим в глазах удивлением Джини осторожно села.

Митч сразу же обнял ее одной рукой за плечи. Другой взял ткань ночной сорочки, потихоньку потянул вниз. Через минуту тонкий шелк выскользнул из пальцев Джини, и ее красивая высокая грудь обнажилась. Не успела она ахнуть, как Митч подхватил одну упругую округлость, сжал, сначала легонько, потом сильнее, после чего стиснул сосок.

С приоткрытых губ Джини слетел негромкий стон.

Пристально взглянув на нее, Митч спросил:

— Тебе неприятно?

Она качнула головой.

— Значит, нравится?

Облизнув губы, Джини кивнула.

Однако Митча она не убедила. Он больше не верил ни слову, ни жесту, если те исходили от нее. Как ей могут нравиться его ласки, если она ищет исключительно денег? Все остальное — неудобства, которые, так или иначе, приходится терпеть ради достижения главной цели.

И будет терпеть!

Злорадствуя в душе, Митч произнес:

— Хочешь еще?

— Да, — хрипловато шепнула Джини.

Ну и ну! Похоже, ее больше не смущает вероятность того, что нас могут увидеть соседи, подумал Митч. Впрочем, вряд ли им удастся что-то рассмотреть сквозь деревья и заросли жасмина. Как бы то ни было, для Джини сейчас важнее наши игры, чем то, что о нас подумают соседи. В конце концов, не они являются для нее источником денег.

Он стиснул сосок вновь. Потом еще и еще…

Остановился, лишь когда стоны Джини стали слишком громкими. К этому времени ее соски раскраснелись и выглядели при голубоватом свете бассейна как вишенки. Сама она тоже порядком распалилась. Митч явственно ощущал жар ее тела и спрашивал себя, как ей это удается.

И в то же время знал, что чувствует она, сидя у него на руках: твердый выступ между его бедер. Ведь как Митч ни старался, остаться к происходящему безучастным ему не удалось. Впрочем, даже если бы он ничего не делал, результат оказался бы точно таким же — из-за окружавшего Джини аромата. Она не только надела эротическую ночную сорочку, но вдобавок надушилась своими любимыми духами, название которых Митч хорошо знал. «Копакабана». Это слово и этот запах теперь всегда будут ассоциироваться у него с Джини.

Можно сколько угодно ее презирать, однако все же следует отдать должное тому, как она выстраивает свою тактику. А также актерским способностям.

Действительно, если бы Митчу не было известно, что Джини лишь изображает страсть, он ни на секунду не усомнился бы в том, что она очень разгорячилась. Ее прекрасные синие глаза поблескивали и казались почти черными из-за расширившихся зрачков, из приоткрытого рта рвалось учащенное дыхание.

Митч медленно провел по губам Джини кончиками пальцев… и вдруг — невозможно поверить, вот чертовка! — она лизнула его. Лизнула пальцы, а затем сомкнула вокруг них губы!

В этом неожиданном действии было столько эротики, что Митч конвульсивно дернулся всем телом, а пульсация между его бедер приобрела болезненный характер. Дьявол, что она вытворяет!

Митчу меньше всего нужно было чрезмерное возбуждение, ведь изначально он собирался сохранять спокойствие и наблюдать за Джини как бы со стороны. Более того, контролировать ситуацию.

— Тебе нравится?

Погруженный в изысканные ощущения, Митч не сразу понял, о чем она спрашивает.

— Нравится? — хрипло повторил он.

— То, что я делаю, — пояснила Джини.

— Да.

— Хочешь еще?

Они определенно поменялись ролями, ведь несколько минут назад Митч сам спрашивал примерно о том же.

— Только скажи, и я перестану, — шепнула Джини с лихорадочным блеском в глазах. — Для тебя все, что захочешь.

Все, что он захочет?

Сердце Митча будто сжала чья-то ледяная рука. Вот он, момент истины! Охотница за деньгами сама призналась, что готова сделать что угодно, только бы подобраться к его состоянию!

— Да, я кое-чего хочу, — каким-то скрипучим голосом произнес Митч. — Сказать?

— Конечно, дорогой!

Ну погоди, сейчас ты у меня получишь!

— Хорошо… — Он медленно улыбнулся. — Я хочу заняться с тобой любовью в бассейне.

Ничего подобного Джини не ожидала, это было заметно по выражению ее лица.

— В бассейне? — пролепетала она, с испугом глядя на Митча. — Но, дорогой… как же это возможно?

Подобная реакция не могла не потешить Митча. С переполняющим душу злорадством он произнес:

— Очень просто, дорогая. Мне захотелось этого, как только мы пришли сюда. Говорю же, у меня сегодня какое-то особенно романтическое настроение.

Джини мельком взглянула по сторонам.

— Но мы не одни, кругом живут люди… Ты предлагаешь заниматься любовью под взглядами посторонних?

— Брось, дорогая, от посторонних взглядов мы надежно защищены деревьями и кустами. Сама подумай, иметь бассейн и не использовать его так, как хочется?.. Какой тогда смысл во всех этих удобствах?

Джини растерянно прикусила губу — ох, как приятно было Митчу это видеть!

— Конечно, ты прав, дорогой, только…

— Тебя все еще что-то смущает? — усмехнулся Митч.

Она в очередной раз взволнованно провела языком по губам.

— Видишь ли, даже если закрыть глаза на то, что мы здесь не одни, все равно как-то неловко делать то, что ты предлагаешь. Ведь бассейн освещен изнутри, мы будем как на ладони.

Митч погладил ее по щеке тыльной стороной ладони.

— Вот именно! Разве эта мысль не будоражит тебя?

Ресницы Джини затрепетали.

— Да… — тихо слетело с ее губ. — Но… возможно, ты будешь смеяться, но я… стесняюсь.

Митч в самом деле чуть не рассмеялся. Стесняется? Это она-то — хладнокровная, расчетливая авантюристка, которую интересуют исключительно деньги? Вот умора!

— Что ж, хорошо. Тогда я продолжу то, что только что делал, и буду заниматься этим до тех пор, пока не преодолею твоей стеснительности и не получу согласия!

С этими словами Митч вновь скользнул ладонью по груди Джини, чтобы затем вновь приняться за соски. Чего только он с ними не делал! Мял, теребил, легонько вертел между пальцами, потирал, наконец, потом стал поочередно целовать, щекотать языком, посасывать и даже покусывать.

Какое это было блаженство! Митч упивался и своим занятием, и тем, что доставляет Джини немалые трудности. В то время как сам он изнывал от наслаждения, она извивалась в его объятиях ужом, однако встать не решалась. С ее губ слетали стоны — если бы Митч не был уверен в их фальшивой природе, то принял бы за настоящее выражение удовольствия.

Неизвестно, чем бы все кончилось — так как возбуждение Митча приблизилось к известному пределу, — если бы Джини наконец не простонала:

— Да, да, я согласна! Только, пожалуйста, выключи подсветку в бассейне.

Митч поднял лицо.

— Нет! Только со светом — и никак иначе!

— Ну… хорошо, — вздохнула Джини. — Никогда не думала, что… А, ладно!

Она встала с колен Митча и, глядя прямо ему в глаза, медленным элегантным жестом спустила ночную сорочку. С тихим шуршанием шелк сполз по ее изящным бедрам, стройным ногам и упал на декоративные плитки, на которых она стояла — ими было вымощено все пространство вокруг бассейна.

Митч охватил ее взглядом и невольно замер в восхищении. Все же невозможно не признать, что природа наградила эту аферистку необыкновенной красотой!

Поднявшись с кресла, он шагнул к ней, зарылся пальцами в пышные темные волосы и хрипловато произнес, глядя сверху вниз:

— Такой ты нравишься мне больше.

— К-какой? — с запинкой спросила она.

— Послушной, лаковой, податливой… Все это придает тебе женственности. Делает еще более… притягательной.

Джини принялась расстегивать на нем рубашку, пальцы ее слегка дрожали.

— Ты тоже сегодня какой-то… особенный. На себя не похож. Но мне нравится.

Митч взял ее за подбородок, заглянул в глаза.

— Правда?

Джини улыбнулась.

— Да.

И Митч понял, что, несмотря на всю свою осведомленность относительно того, кем она на самом деле является, жаждет ее каждой клеточкой тела. А также то, что нынешняя ночь будет долгой. Он насладится Джини сполна. Неважно, обманщица она или очаровательная возлюбленная — как он считал до нынешнего дня, — особой разницы нет. Все равно это Джини. Единственным новшеством будет то, что он станет заботиться исключительно о собственном удовольствии. Разве не так поступает большинство мужчин? Вот и он, как последний эгоист, будет брать, брать и брать, не заботясь о том, чтобы что-то дать взамен.

Посмотрим, рискнет ли она прекратить эту игру, промелькнуло в мозгу Митча, пока Джини расстегивала последние пуговицы его рубашки.

Покончив с этим, она помогла Митчу снять рубашку и бросила на свою ночную сорочку. Затем скользнула взглядом по его обнаженному торсу, задержавшись на поросли темных волосков. А когда подняла лицо и встретилась с глазами Митча, он понял, что вряд ли ему будет отказано хоть в чем-то.

Ну и замечательно, подумал он. А завтра, отдохнув после этой ночки, я продолжу свою игру. И так до самого дня свадьбы… которой не будет.

Митч быстро избавился от остатков одежды, после чего они с Джини отправились к бассейну.

Джини прыгнула в воду первой. Негромко смеясь, посмотрела на Митча снизу вверх, и у него перехватило дыхание. Она будто не водой была окружена, а сплошным голубоватым сиянием. И хотя Митч прекрасно осознавал, что подобный эффект создает подсветка бассейна, его сердце будто на миг остановилось. Он вдруг со всей отчетливостью понял, что, расставшись с Джини, будет лишен подобных мгновений навсегда.

Дьявол бы побрал это письмо! Да и Тришу тоже. Черт ее дернул сунуть нос в тот злополучный конверт! Если бы не она, знать бы я ничего не знал…

Скрипнув зубами, он шагнул к бортику бассейна.

Когда, предвкушая завтрак, Митч встал наконец с кровати и отправился в ванную, Джини вспомнила, что их одежда до сих пор валяется возле бассейна.

15

Совсем из головы вылетело, с улыбкой подумала она. Нужно сходить забрать, пока Митч приводит себя в порядок.

Как была, в халате, Джини отправилась в холл, а оттуда во внутренний двор, где находился бассейн. Открыв застекленную дверь, задержалась, чтобы взглянуть по сторонам. Все было спокойно, поэтому дальше она двинулась не раздумывая.

Еще вчерашним утром Джини хорошенько подумала бы, прежде чем выйти во двор так запросто, в халате, но после минувшей ночи у нее словно изменилось восприятие реальности. Сейчас она совсем иначе смотрела на подобные вещи. Ну в халате — и что? Не голая же. В конце концов, я у себя дома!

Когда последняя мысль промелькнула в мозгу Джини, она даже на миг остановилась. Впервые она подумала так о доме Митча — мол, я у себя. А ведь они еще даже не женаты!

Джини усмехнулась — вот первый результат бурной минувшей ночи. Стоило согласиться на такое экстравагантное действие, как секс в открытом бассейне, и она уже чувствует себя здесь как дома.

Пошарив взглядом вокруг, Джини обнаружила свою ночную сорочку, а также рубашку и джинсы Митча там, где всему этому и положено было находиться: возле круглого столика. На нем все еще стояли бутылки с виски и содовой и два недопитых бокала.

Уходя вчера в дом, Джини и Митч об этом даже не вспомнили. Охватившая их страсть была настолько сильна, что после бассейна они продолжали заниматься любовью в спальне — сначала под душем, потом в постели, где в конце концов их и сморил сон. Случилось это уже на рассвете.

— Как же я все унесу? — пробормотала Джини, наклоняясь за одежкой.

Кроме этого ей пришлось захватить свои шлепанцы и туфли Митча, а также обе бутылки и два бокала, недопитое содержимое которых она выплеснула под ближайший жасминовый куст.

Забрать удалось все, но обе руки оказались занятыми. Входя в дом, Джини испытала небольшую трудность с дверью. Кое-как ее все же удалось открыть, после чего Джини поспешила к стоявшему на специальном столике телефону, трели которого услышала еще снаружи. Чтобы ответить на звонок, пришлось сначала сложить вещи на пол. При этом бутылка с содовой упала, но вода не разлилась — крышечка была плотно завинчена.

— Да! — чуть громче, чем следовало, произнесла Джини в трубку.

— Добрый день, — многозначительно прозвучало в ответ. Дескать, воспитанные люди здороваются.

— Здравствуйте, — механически добавила Джини. — Простите, с кем я говорю?

В трубке прошелестел смешок.

— Неужели не узнаешь? Или притворяешься?

— Нет, я действительно… — начала Джини. И вдруг сообразила, кто находится на другом конце провода.

Триша!

Интересно, что это ей понадобилось? Ведь только вчера виделась с Митчем.

— Ах это вы, — пробормотала Джини, машинально взглянув наверх, в направлении их с Митчем спальни.

— Узнала все-таки?

И откуда в человеке столько язвительности!

— Да.

— Что ж, молодец, — сказала Триша и умолкла.

В разговоре наступила пауза, показавшаяся Джини странной. До сих пор ей всего дважды доводилось беседовать с Тришей по телефону, и всякий раз та просто просила пригласить к телефону Митча. А сейчас почему-то молчит. Наконец Триша произнесла:

— Ну как вы там, в порядке?

Ее тон показался Джини вкрадчивым, что не могло не удивить.

— У нас все хорошо, спасибо, — осторожно ответила она.

— Вот как? — немного помедлив, обронила Триша, на этот раз сухо и недовольно.

Что это с ней такое? Чем вызвана досада — тем, что все хорошо? Бред какой-то.

В свою очередь выдержав паузу, Джини произнесла наугад:

— Э-э… Митч сейчас не может подойти к телефону.

В трубке сразу забился тревожный голос:

— Не может? Почему? Что-то случилось? Что ты с ним сделала?! Отвечай!

Джини разинула рот. Затем недоуменно пробормотала:

— Что я сделала с Митчем? Простите, не совсем понимаю, что вы имеете в виду.

— Не понимаешь? — хмыкнула Триша. — Ну да, как же… Ладно, если уж такая непонятливая, просто ответь.

Джини пожалела, что взяла трубку. Ведь можно было проигнорировать телефонные трели. Но нет, она поспешила к аппарату, бросила все, что было в руках, только бы скорее ответить. Ответила! На свою голову! Лучше бы мимо прошла.

— Собственно, что вы хотите услышать?

— Скажи, где Митч и почему не может поговорить со мной! — потребовала Триша.

Вот стерва! Отчитывайся перед ней…

— Не понимаю, почему вы так разволновались.

— Потому что мобильник у Митча отключен, а к обычному телефону ты его не зовешь, — последовал раздраженный ответ.

Ах вот в чем дело.

— Могу позвать, но он не подойдет, так как в данный момент находится в ванной. — Джини старательно избегала избранного Тришей тона, не хотела портить себе настроения.

Сама Триша была далека от какой бы то ни было деликатности.

— В ванной? Что он там делает среди бела дня?

Бедняжка Митч, как он только терпит эту нахалку!

— Вам нужны подробности? — усмехнулась Джини.

В трубке послышалось сердите сопение.

— Мне нужно, чтобы ты не отвечала вопросом на вопрос!

Ох-ох, скажите, пожалуйста!

— Митч приводит себя в порядок после сна.

— Что ты мне голову морочишь, золотце?! — воскликнула Триша. — После какого сна? Полдень давно на дворе!

— Ну и что. Мы только недавно проснулись.

— Недавно? Ну и горазды вы дрыхнуть… Ночи мало, днем досыпаете?

— Ночью мы были заняты.

Конечно, Джини могла этого и не говорить, но ей вдруг до чертиков захотелось кольнуть бывшую супругу Митча.

— Заняты? — по инерции произнесла Триша. — Чем это таким вы были за… — Осекшись на полуслове, она секунду-другую молчала, затем кашлянула. — Кхм… значит, у вас действительно все в порядке?

К чему она клонит? — промелькнуло в мозгу Джини.

— Ну да, все хорошо. А почему вы спрашиваете?

— И Митч ничего тебе не говорил?

Джини усмехнулась. Видно, кое-кому все же позволено отвечать вопросом на вопрос.

— Разумеется, говорил! Что же ему — молчать, что ли?

— А… что он говорил?

Снова этот странный вкрадчивый тон.

— Ну, рассказал, что они с Алексом ходили в парк… и все такое…

— Больше ничего?

Джини плотно сжала губы. Кто такая эта Триша, чтобы устраивать допрос?!

— Скажите, что конкретно вас интересует, и я отвечу… если захочу.

— Что-о?! — возмущенно воскликнула Триша. — Как ты со мной разговариваешь! Ты пока еще у нас работаешь, дорогуша, и я пока еще твое начальство. Так что не забывайся! Хамства я от своих сотрудников не потерплю! Если еще хоть раз позволишь себе говорить со мной в таком тоне, то…

Джини нахмурилась.

— То что?

Она ожидала нового взрыва негодования, однако Триша неожиданно успокоилась.

— То самое, золотце. Ты еще не знаешь, что тебя ожидает.

На Джини вдруг будто повеяло холодом. Последняя услышанная фраза содержала явную угрозу.

— Это вы о чем?

— Придет срок — узнаешь! — отрезала Триша. — Всему свое время, милая моя… Ха-ха-ха!

Через мгновение в трубке запищали короткие гудки. Джини посмотрела на нее, будто ожидая какого-то продолжения, затем задумчиво повесила. Постояв немного и не найдя никакой логики в нападках Триши — кроме того, что они объясняются скверным характером последней, — она вновь кое-как сгребла в охапку принесенные со двора вещи и предметы и двинулась со всем этим на кухню.


Митч — в махровом халате, с влажными после душа волосами — появился через несколько минут. Джини как раз закончила мыть бокалы, из которых они пили ночью.

— Мм… как вкусно пахнет! — протянул он, устремив взгляд на кофеварку. — А где обещанный завтрак?

Джини посмотрела на него, и перед ее глазами в одно мгновение промчались картины того, что происходило вчера в бассейне.

— Все готово, садись за стол. — Ее голос прозвучал взволнованно, и, подсознательно стремясь это скрыть, она кашлянула.

Митч слегка прищурился.

— Мне показалось или звонил телефон?

Джини поставила перед ним тарелку с сандвичем, затем, наливая в чашку кофе, обронила:

— Ты не ошибся.

Увидев многослойное сооружение из уложенных на ломоть хлеба ветчины, сыра, помидоров и салатного перца с зеленью, Митч восхищенно покачал головой.

— Вот это да! Именно то, в чем я сейчас нуждаюсь.

— Я старалась, — улыбнулась Джини.

— Спасибо, дорогая. Я приступаю?

— Да-да, конечно. Сейчас и я к тебе присоединюсь.

Спустя некоторое время, с аппетитом завтракая, Митч спросил:

— Так кто звонил?

Джини не особенно хотелось говорить об этом, но не сказать она не могла.

— Триша.

Митч перестал жевать. В его глазах промелькнуло странное выражение. Спустя несколько мгновений он сдержанно произнес:

— Что она хотела?

Джини пожала плечами.

— С тобой побеседовать. Я сказала, что ты в ванной, и это ее удивило. Вернее, то, что мы сегодня так поздно проснулись. Разумеется, я не стала всего объяснять.

Джини заговорщицки улыбнулась Митчу, но он, казалось, не обратил на это внимания.

— А она… ничего не говорила?

Тут уже Джини уставилась на него.

— Не знаю, что ты имеешь в виду, но твоя бывшая супруга задала мне примерно такой же вопрос. Только ее интересовало, говорил ли что-нибудь ты.

У Митча вырвался звук, в котором угадывалась с трудом сдерживаемая досада.

— И что ты ответила? — нахмурившись спросил он.

В глазах Джини промелькнуло еще большее удивление. Что это с ними обоими? Впрочем, Митч упоминал вчера, что они с Тришей как будто слегка повздорили.

— Посоветовала задать более конкретный вопрос, тогда, возможно, отвечу — если будет настроение.

Митч откинулся на спинку стула.

— Не думаю, что Трише понравился подобный ответ.

— Еще бы! Слышал бы ты, как она взвилась. Наговорила мне кучу неприятных слов. В общем, беседа получилась странная.

— Понятно, — буркнул Митч.

Джини внимательно посмотрела на него.

— Прости, если расстроила тебя. Мне этого меньше всего хотелось. Мы еще так мало знаем друг друга, поэтому я порой попадаю впросак.

— Что ты имеешь в виду?

Джини отпила глоток кофе.

— Ну, нюансы твоих отношений с Тришей, например. И многое другое. Но со временем это пройдет. Правда, дорогой? Мы научимся понимать друг друга, и между нами станет меньше недоразумений.

Митч задумчиво взглянул на нее.

— Ты так думаешь?

— А как же иначе, — рассмеялась она. — Просто у нас все так быстро получилось. Можно сказать, опомниться не успели, а уже женимся. Взять хотя бы меня, — с воодушевлением продолжила она. — Мне даже толком не известно, нравится ли тебе то, что я готовлю.

Митч сделал было жест, будто собираясь сказать — мол, разумеется, нравится, — и не соврал бы, однако Джини опередила его:

— Впрочем, нет, в этом вопросе я могу быть более-менее уверена. А вот во всем остальном… Какие фильмы любишь, не знаю, какие книги — тоже. О том, какой вид отдыха предпочитаешь, вообще не имею ни малейшего понятия. Мне неизвестно, какое у тебя хобби и есть ли оно вообще. Собственно, точно могу сказать лишь, что ты воспитанный, интеллигентный человек, не употребляешь, подобно многим мужчинам, крепких выражений, а главное… с тобой хорошо в постели.

Произнося последнюю фразу, Джини опустила ресницы, поэтому не заметила промелькнувшего в глазах Митча удивленного выражения. Он смотрел на нее так, будто пытался понять, Джини перед ним или кто-то другой. Наконец он негромко произнес:

— Ты… кхм… в самом деле так думаешь?

Она подняла взгляд.

— Что ты интеллигентный человек?

— Э-э… нет, что со мной хорошо в постели.

На этот раз удивилась Джини, причем не скрывая этого.

— Конечно! Во всяком случае, мне с тобой хорошо. А минувшей ночью ты превзошел самого себя. Я даже не предполагала, что между нами может быть что-то подобное.

— Тебе в самом деле понравилось? — недоверчиво взглянул на нее Митч.

Она захлопала ресницами.

— Но… по-моему, за сегодня я уже несколько раз успела об этом сказать… или по крайней мере дать понять. И потом, — добавила Джини негромко, — разве там, в бассейне, и позже, в постели, ты сам не видел, как мне хорошо? Ведь это было ясно как день.

— Да, но…

— Что? Ты сомневаешься, что доставил мне самое изысканное в моей жизни наслаждение? Боже мой, Митч, я не верю собственным ушам!

Он слегка смутился.

— Что ж… я рад, если это так.

Джини ошеломленно покачала головой.

— Но почему ты сомневаешься?

— Я не то чтобы… — Митч умолк, будто зная, что говорить дальше. Джини удивленно наблюдала за ним. Заметив это, он уклончиво усмехнулся. — Видишь ли, вчера Триша сказала что с Фредом ей лучше, чем было со мной.

Так вот почему вчера он был не похож на самого себя, подумала Джини. Эта язва его допекла!

— Ах вот в чем дело… Ну так знай, дорогой: для меня ты лучший мужчина на свете! — Немного подумав, она добавила: — Хотя нет — единственный. Никто другой мне не нужен.

Ей казалось, что после подобных признаний Митч как минимум улыбнется, однако он почему-то нахмурился. Правда, лишь слегка, но сути это не меняло.

Да что с ним такое?

Следующая произнесенная Митчем фраз немного развеяла беспокойство Джини.

— В молодости я не очень-то ладил с девушками — не умел найти подход.

— Ты? — искренне удивилась она. — С трудом верится. Может, ты излишне скромничаешь?

Митч качнул головой.

— Уж поверь, это правда.

— Что ж, — поджала Джини губы, — это лишь подтверждает мои слова: мы почти не знаем друг друга. Но начинаем узнавать. К примеру, сейчас я не сомневаюсь, что в постели тебе нет равных, по крайней мере для меня. Кроме того, раздетым ты выглядишь даже лучше, чем в самом модном или дорогом костюме. Да-да, не спорь! И у тебя самые выразительные глаза в мире. Иной раз ты как-то так взглянешь на меня, и я чувствую себя самой красивой и желанной женщиной на свете!

— В самом деле?

— Уж поверь! А этой ночью я боялась, что просто умру от наслаждения в твоих объятиях. Это было что-то… потрясающее. Необыкновенное. Запоминающееся. Вот только зашла об этом речь, и я чувствую, что снова не прочь…

— Дорогая, я… — начал было Митч.

Однако Джини быстро протянула руку и прижала пальцы к его губам.

— Нет-нет, не беспокойся. Я просто так сказала. Мне ли не знать, что ты нуждаешься в отдыхе!

Митч взял ее руку и поцеловал.

— Лучше не искушай меня, иначе мы так никуда и не поедем.

— О! — вскинула Джини брови. — А разве мы куда-то собирались?

— Как же, мы наметили съездить в… — Митч умолк и сморщил лоб. — Постой, я не говорил?

— Э-э… нет, — протянула Джини. — Во всяком случае, я не понимаю, о чем идет речь.

Митч вздохнул.

— Наверное, я только собирался сказать. События последних суток выбили меня из колеи.

Джини улыбнулась, думая, что он подразумевает их бурную ночку, но, вглядевшись в его лицо пристальнее, осознала ошибочность своего предположения. Судя по всему, Митч имел в виду размолвку с Тришей.

Она подавила вздох. Митч уже несколько лет в разводе с бывшей женой, но та все еще пытается влиять на него.

Интересно, сколько еще это будет продолжаться? — с досадой пронеслось в ее мозгу. Неужели и после того, как мы поженимся, Триша продолжит вмешиваться в наши дела?

В ее груди поднялась волна протеста, однако она постаралась не давать воли чувствам. Что толку злиться раньше времени? Сначала им с Митчем нужно пожениться, а уж потом они совместными усилиями выработают тактику поведения с Тришей. Вдвоем им будет легче справиться с этой самоуверенной стервой.

Джини улыбнулась этой мысли. Затем посмотрела на Митча.

— Так куда мы едем, дорогой?

Тот оживился.

— А, у меня есть идея. Давай съездим на озеро, ведь ты должна выбрать, где мы поселимся после свадьбы.

Джини просияла.

— Правда? Я с удовольствием! Правду сказать, мне очень хочется взглянуть на тот дом.

Ей было известно, что у Митча два дома. Один — в котором они сейчас находились, прежде принадлежал родителям Митча и его брату Нику. Другой — Митч построил на собственные деньги в живописном, как он говорил, уголке, на берегу озера Мичиган. Строить начал еще до того, как Ник женился и переселился в Японию.

— Значит, едем? — спросил Митч.

— Конечно, милый. Если хочешь, чтобы я сделала выбор, стоит поспешить, ведь до свадьбы осталось совсем немного времени.

16

— Если бы я знал, что родительский дом в конце концов окажется в моей собственности, я не начинал бы этого строительства, — произнес Митч, следя за дорогой.

Они сидели в «лексусе», направляясь на северо-восток, к вилле «Тайни-бей» — такое Митч дал ей название.

Пока заканчивали завтрак и собирались в путь, Джини исподтишка наблюдала за Митчем, гадая, станет ли он перезванивать Трише или нет.

Не стал.

Джини расценила это как свою первую маленькую победу. Если так пойдет дальше, есть надежда, что Триша наконец останется с носом.

— Зато теперь у тебя два дома. И потом, ты ведь говорил, что там хорошие места. Особенно для семьи.

Митч кивнул.

— Для семьи, особенно с детишками, это просто рай.

Немного помолчав, Джини осторожно спросила:

— А вот интересно, почему Триша не захотела туда переселиться? Когда вы еще были женаты, я имею в виду.

— Она бы с удовольствием, — усмехнулся Митч, — но вилла еще не была достроена. К тому же мы и так жили за городом.

— Это где же?

Не успев спросить, Джини сообразила, что брякнула глупость. Ответ Митча лишь подтвердил догадку.

— Там же, где и мы с тобой сейчас живем.

Джини устремила за окно задумчивый взгляд.

Что ж, если так, то тем более следует переехать в «Тайни-бей» — чтобы у Митча не возникало ассоциаций с предыдущим браком.

— Правда, вилла еще не совсем готова, — добавил он.

Джини быстро повернулась к нему.

— Нет? Но я думала, что там можно жить.

— Разумеется, можно. Осталось лишь закончить отделочные работы в нескольких комнатах.

У Джини вырвался вздох.

— Долго же ты строишь виллу.

— Некуда было спешить, — пожал Митч плечами. — Я один, мне много не нужно. Дом есть… А виллу можно продать — когда все будет закончено. — Немного помолчав, он повторил, будто думая о чем-то: — Когда все будет закончено.

Его отстраненный тон не мог не встревожить Джини.

— В таком случае зачем же мы туда едем? — спросила она, и голос ее едва заметно дрогнул.

— Продажу я намечал до того, как начал подумывать о женитьбе.

Джини рассмеялась, но как-то неуверенно.

— Ты так говоришь, будто больше не «подумываешь».

— Что? А… да. — Митч тоже улыбнулся, правда как-то поспешно, будто спохватившись. — Едем мы на виллу для того, чтобы ты приняла решение. Если тебе там понравится, то вопрос о продаже, само собой, отпадает. Поселимся там. До города далековато, ну да ничего, привыкну. А тебе и вовсе не придется часто ездить, ведь ты оставляешь работу.

Оторвавшись от дороги, Митч бегло посмотрел на Джини, и ей вдруг почудилось в его глазах нечто странное. Взгляд был будто испытующим.

Однако в следующую минуту Митч улыбнулся, и Джини не могла не ответить тем же.

Что я выдумываю, промелькнуло в ее мозгу. Просто Митч не выспался сегодня, вот и все странности. Да еще эта Триша… Наговорила мне по телефону всякой чуши, вот и мерещится невесть что.

— В общем, решать тебе, — подытожил Митч. — Я же хочу после бракосочетания привезти тебя именно в тот дом, где мы потом поселимся. И там же провести первую брачную ночь, о которой ты так мечтала.

Мечтала…

Хм, похоже, так и следует говорить — в прошедшем времени, подумала Джини. После того что происходило между нами этой ночью, уже, наверное, трудно о чем-нибудь мечтать.


— Вот это да! — вырвалось у Джини, когда примерно в половине пятого, после очередного поворота узкой частной дороги она увидела сначала озеро, а затем выглянувший из-за деревьев дом.

Это была лесная избушка, только очень большая и выполненная в ультрасовременном стиле хай-тек. Словом, настоящая вилла. От избушки в ней было только обилие дерева, которое, правда по большей части, выполняло декоративную функцию. Кроме того, было много стекла и, видимо, железобетона, но последний лишь угадывался. Всякая ограда отсутствовала. Вилла стояла посреди зеленой, окруженной стеной сосен лужайки. Перед входом возвышались два стройных кипариса.

— Это я посадил, собственноручно, — пояснил Митч, когда они вышли из остановившегося напротив крыльца «лексуса». — А за домом растут кедры, но они пока маленькие.

— Невероятно, — прошептала Джини, вновь и вновь оглядывая строение, в особенности асимметричную островерхую крышу, которая, казалось, парила над стенами.

Тем временем Митч смотрел на нее саму, и на этот раз в его глазах действительно присутствовало странное выражение — смесь восхищения и подавленности. Если бы Джини увидела это, точно удивилась бы. Когда она обернулась, Митч поспешил перевести взгляд на виллу.

— И ты хочешь продать это чудо? — ошеломленно пробормотала Джини.

Он пожал плечами.

— Хотел.

— Не могу поверить.

Митч усмехнулся.

— Если вилла тебе так понравилась…

— Не то слово! — воскликнула Джини.

— …считай, она твоя, — закончил Митч фразу.

В его голосе ощущался призвук обреченности, но Джини не обратила на это внимания.

— Правда? — блеснула она глазами. — Ты… серьезно говоришь?

Митч слегка повел бровью.

— Разумеется. Для того я и привез тебя сюда, чтобы ты приняла решение. Скажешь, что после свадьбы поселимся здесь — так и будет.

— И тебя не смущает то обстоятельство, что придется дольше добираться до города?

— Не особенно. С тех пор как я встретил тебя, вся моя жизнь изменилась. Поэтому переменой больше, переменой меньше — роли не играет.

— Ох, милый, как я тебя люблю, если бы ты только знал! — Джини порывисто обняла Митча, прижалась щекой к его груди, затем приподнялась на цыпочки и нежно поцеловала в губы.

И снова во взгляде Митча промелькнуло какое-то непонятное выражение, тем не менее он с готовностью наклонился к Джини, чтобы удобнее было целоваться.

Она отстранилась не сразу.

— Это уединенное местечко навевает всякие мысли… кхм…

— Да? — улыбнулся Митч. — И какие же?

— Ну… — Джини медленно провела пальцем по его горлу и виднеющейся в разрезе рубашки-поло груди. — Не продолжить ли вчерашние игры, например… Здесь-то соседей точно нет

— разве что белки, барсуки и еноты. И бобры, — добавила она, покосившись на проглядывающую среди деревьев гладь озера.

— Ты читаешь мои мысли, — хрипловато заметил Митч, плотнее прижимая ее к себе.

Но она со смехом отстранилась.

— Нет, дорогой, так не пойдет! Надо ведь как следует осмотреться. Я еще не видела виллу изнутри.

Митч неохотно отпустил ее.

— Что ж, идем. Кстати, можешь не спешить, мы останемся здесь на ночь. Если хочешь, конечно.

— Ой, правда? — Джини захлопала в ладоши и запрыгала как маленькая девочка. Однако уже в следующую минуту остановилась. — Но как же… Завтра мне нужно быть на работе. Я же пока не уволилась.

— Ничего, утром вернемся обратно, а потом отправимся в клуб. Проверим, все ли в порядке, и я снова увезу тебя домой.

Минутку подумав, Джини сказала:

— Меня устраивает этот план, за исключением последнего пункта. Нельзя же показаться на работе и сразу уехать. Сам знаешь, мое рабочее время кончается после полуночи, когда закрывается клуб.

Однако Митч лишь рукой махнул.

— Завтра я отпущу тебя пораньше. — Затем с усмешкой добавил: — Видишь, не так уж и плохо, что я твой босс! А сейчас прошу в дом.

Жестом предложив Джини идти вперед, Митч двинулся следом. И смотрел на нее на протяжении всего отрезка времени, потребовавшегося для того, чтобы приблизиться к крыльцу. Ему казалось, что она не идет, а плывет по лужайке и каждая травинка тянется к ней, чтобы приласкать стройные, обнаженные до колен ноги, а прячущиеся в зеленых дебрях кузнечики восхищенно умолкают, чтобы затем застрекотать с еще большим воодушевлением.

Митч и сам готов был броситься к ногам Джини. Удивлялся своим чувствам, но ничего не мог с собой поделать.

Минувшая ночь оказалась испытанием не только для Джини, но и для него самого. Из источавшего голубоватое сияние ночного бассейна он будто вышел другим человеком. И хотя после пробуждения его еще одолевали сомнения, постепенно в нем начала выкристаллизовываться главная мысль. Суть ее заключалась в том, что все должно идти своим чередом. Как бы ни складывались обстоятельства, нужно пройти путь до конца. Кто знает, что уготовила судьба? И стоит ли этого бояться?

К черту предупреждение Триши, опасения, предосторожности! — думал Митч, глядя на изящно покачивающиеся бедра движущейся впереди Джини, на ее тонкий стан, буйную копну темных волос. Может, она и впрямь охотница за деньгами, а может… Дьявол, даже думать об этом не хочется! Да будь Джини хоть самой ведьмой, она станет моей женой! Я собрался жениться, значит, женюсь, и пусть Триша хоть лопнет от злости! Она уверена, что Джини готова на все, только бы присвоить мои деньги. Даже ребенка родит, но потом все равно разведется, потому что я ей не нужен. Но кто это сказал? Сама Триша? А если ее предположение неверно? Если Джини не станет разводиться? Все это только домыслы, не более того. Ну, устроил я вчера Джини проверку — и что? Да, она сделала все, что я от нее потребовал. Но почему — в предвкушении будущих денег или просто потому, что ей нравилось то, чем мы занимались? И чем продолжим заниматься этой же ночью, здесь, на вилле; К черту Тришу, к черту осторожность и все прочее! Я хочу быть с Джини — и буду! Потому что люблю ее. И как знать, возможно потом, когда-нибудь, мне удастся добиться того, что и она полюбит меня…


Внутри вилла понравилась Джини не меньше, чем снаружи. Кроме супружеской тут было четыре спальни. А супружеская имела отдельную гардеробную и большую удобную ванную. Здесь же, на втором этаже, находился кабинет. Вернувшись в сопровождении Митча на первый этаж, Джини обнаружила просторную гостиную с выходом во внутренний двор — который еще только предстояло оформить, — а также столовую, тоже немалых размеров. В конце коридора размещались кухня, небольшая прачечная, кладовка и другие подсобные помещения.

Из всего перечисленного жилыми являлись лишь две комнаты — кабинет и находившаяся рядом с ним спальня. Митч позаботился о том, чтобы во время приездов сюда ему было комфортно.

— Не передумала? — спросил Митч, с улыбкой наблюдая за деловито перемещавшейся по дому Джини.

— Что ты?! Это в самом деле райский уголок. Буду счастлива поселиться здесь!

Митч качнул головой.

— Я не о том. Не передумала оставаться здесь на ночь? А то смотри, можем вернуться домой.

— Нет, дорогой. Не только не передумала, но даже очень хочу провести здесь ночь.

Митч медленно двинулся к ней.

— Солнышко, если ты продолжишь говорить таким дразнящим тоном, то я могу и не дождаться ночи!

Однако Джини увернулась.

— Имей терпение, дорогой! Мне еще хочется прогуляться на берег озера, посмотреть окрестности и все такое. Проводишь меня?

— С удовольствием, только… — Митч поскреб в затылке.

— Что? Не получится?

— Нет-нет. Просто, если мы остаемся здесь, следует позаботиться об ужине.

— Нет проблем, — улыбнулась Джини, — после прогулки я что-нибудь приготовлю. — Затем она умолкла и озабоченно сморщила лоб. — Ах да, здесь ведь не на чем готовить!

— Верно, плиты на кухне пока нет, но и продуктов тоже — холодильник отсутствует. Из съестного в подвале найдется лишь бутылка вина, однако вряд ли этого будет достаточно.

— Что же делать? — растерянно пробормотала Джини. — Видно, все же придется покинуть виллу, мне меньше всего хочется, чтобы ты голодал.

— Я тоже в этом не заинтересован. Но выход есть.

— Какой? — усмехнулась Джини. — Наловить рыбы и зажарить на костре?

Митч прищелкнул языком.

— Хм, молодец! Об этом я как-то не подумал. Нужно будет попробовать. Но не сегодня — удочек тоже нет.

— Как же быть? — задумчиво протянула Джини.

Митч подмигнул ей.

— Поступим просто: закажем пиццу! Надеюсь, ты не против?

— Нет, но… откуда в этом лесу возьмется пицца?

— А! Похоже на чудо, правда? Ладно, не буду тебя мучить. Пиццу я закажу по телефону. Здесь неподалеку есть туристический кемпинг, где присутствует кое-какая цивилизация. Во всяком случае, пиццу они готовят неплохо, я заказываю почти каждый раз, когда приезжаю сюда. Сейчас позвоню и отправимся на берег. Успеем прогуляться, пока доставят наш заказ.

Пока Митч звонил, Джини подошла к окну и невольно залюбовалась открывшимся видом.

Даже странно, подумалось ей, не так уж далеко от Чикаго, а уголок почти дикий. Первозданная природа. Красота! Какое счастье, что мы здесь поселимся! И что у меня есть Митч!

— Если захочешь, построим здесь бассейн, — негромко прозвучало сзади.

Обернувшись, она увидела лукаво улыбающегося Митча.

Мое сокровище, промелькнуло в ее мозгу. И как я раньше жила без него?

— Но ведь озеро рядом.

— Верно, — кивнул он. — Зато в бассейне детишкам плескаться удобнее.

Джини вскинула брови.

— Каким детишкам?

— Нашим, солнышко, нашим. Тем, которые у нас скоро появятся. Во всяком случае, я так думаю. — Митч погладил ее по щеке. — И готов сегодня же приступить к осуществлению этой идеи.

Она улыбнулась.

— Позже, милый, позже. Не забывай, ты обещал мне все здесь показать.

— Да, — вздохнул Митч. — Пожалуй, это было опрометчиво с моей стороны.

— Хм, а кто сегодня жаловался на усталость, укорял меня за то, что я утомила его ночью?

Митч изобразил удивление.

— Неужели это был я? Надо же, как можно было наговорить столько глупостей…

— Не хочешь ли ты сказать, дорогой, что к тебе вернулись силы? — тонко улыбнулась Джини.

— Полностью, солнышко. И я… Впрочем, нет. Промолчу. Если хочешь прогуляться к озеру, так и сделаем. Только я переоденусь, если не возражаешь. У меня тут наверху, в спальне, есть кое-какая одежка.

— Да-да, ступай, я подожду тебя здесь.

17

Спустя несколько минут Митч вернулся в шортах и майке с ярким рисунком на груди. Окинув его взглядом, Джини улыбнулась.

— Ты похож на человека, собирающегося на пляж.

— Так и есть. Скоро сама увидишь. Кстати, твое платье тоже немного напоминает пляжный халатик.

Джини опустила взгляд на свой пестрый ситцевый сарафан.

— Я специально оделась попроще, зная, что мы едем на природу. А вообще, наверное, и мне следует привезти сюда что-нибудь из одежды.

— Правильно, солнышко.

Джини захотелось пройтись босиком, поэтому она оставила обувку в холле. И не пожалела о своем решении — так приятно было ступать сначала по прохладной траве лужайки, затем по скользкой хвойной подстилке в сосновом бору и, наконец, по разогретому песку.

На берегу действительно обнаружился небольшой песчаный пляж. Чуть поодаль темнел выдвинутый в озеро ярдов на шесть-семь деревянный причал.

— Я построил его для катера, — пояснил Митч, заметив, куда смотрит Джини.

— У тебя и катер есть? — удивилась она.

Митч усмехнулся.

— Позже я передумал его покупать. Зачем он мне, если вилла будет выставлена на продажу.

— Но ведь уже не будет? — быстро взглянула на него Джини.

Митч обнял ее за плечи.

— Нет, солнышко. Так что идея приобрести катер, возможно, возродится.

— Но не раньше чем закончится отделка помещений! Прежде чем покупать катер, нужно позаботиться о детской для наших будущих малышей.

Митч нежно поцеловал ее в щеку.

— Умница! Так и поступим.


Окрашенная предзакатным солнцем вилла выглядела еще красивее. Ее просторные окна полыхали всеми оттенками красноватого цвета.

— Ох, совсем забыл! — хлопнул себя по лбу Митч. — Нужно спуститься в подвал проверить генератор. Иначе ночь придется коротать без электричества. Не то чтобы я возражал против этого, находясь тут с тобой, солнышко, но…

— Но все же лучше, когда есть свет, — кивнула Джини.

Они вошли в дом, но не успел Митч преодолеть и половину ведущей в подвал лестницы, как со двора донесся автомобильный сигнал.

— Что это?! — воскликнула Джини. — Ты слышал, дорогой?

— А, наверное, пиццу привезли, — отозвался снизу Митч. — Нужно расплатиться. Если тебе не трудно, поднимись в спальню, возьми мой бумажник, там есть наличные. Он в кармане рубашки или в джинсах. Не помню, куда сунул…

— Не беспокойся, я найду.

По пути наверх Джини выглянула на крыльцо и крикнула парню, который стоял возле белого пикапа с плоской коробкой в руках:

— Одну минутку, сейчас вынесу деньги! — После этого она поспешила на второй этаж, в расположенную рядом с кабинетом спальню.

Одежду Митча Джини нашла быстро — та висела на подлокотнике кресла. Однако бумажника в кармане рубашки-поло не обнаружилось. Пришлось проверить джинсы. Через минуту Джини вынула бумажник из заднего кармана — правда, вместе с какими-то сложенными в несколько раз бумагами, которые шлепнулись на пол.

Потом подниму, когда вернусь, подумала Джини, спеша из спальни.

— О, горячая! — заметила она, расплатившись и принимая из рук парня коробку с пиццей.

— И вкусная, — сказал тот. — Нашу пиццу ест весь туристический кемпинг, да еще доставку заказывают, вот как вы. Подумываем даже о рассылке пиццы по электронным адресам, хотя тут есть проблема: не все ящики электронной почты способны вместить коробку подобных размеров.

Джини недоуменно сморщила лоб.

— Простите, я не совсем… Электронная почта, вы сказали?

Парень расплылся в улыбке.

— Шутка!

— Ах шутка… — Джини весело рассмеялась. — Ну, негодник!

— Приятного аппетита, — сказал парень, забираясь в кабину пикапа и заводя двигатель. — Звоните еще.

Помахав ему на прощание, Джини еще немного постояла, любуясь позолоченными вел черним солнцем соснами и слушая какие-то особенные, лесные звуки, которых не бывает в городе, затем вернулась в дом.

— Милый, пицца здесь!

— Сейчас приду, — приглушенно донеслось из подвала. — Тут небольшая проблема. Минуточку…

Митч добавил что-то еще, Джини не разобрала. Оставив коробку с пиццей на нижней ступеньке лестницы, она вновь поднялась на второй этаж, чтобы вернуть бумажник на место, в задний карман джинсов Митча.

Входила в спальню веселая, даже напевала — ту же самую, что и утром, мелодию из кинофильма «Титаник». И даже представить себе не могла, как круто изменится ее жизнь через считаные минуты.

Бумажник она положила в карман и тут увидела бумаги, о которых успела забыть. Те как упали на пол, так и лежали. Продолжая напевать, Джини подняла их и вдруг обнаружила, что это не бумаги, а сложенный вдвое конверт, с указанием адреса — все как положено.

И тут началось…

Сначала Джини показался знакомым почерк. Почти в ту же минуту она увидела словосочетание «Форт-Уэйн», затем имя адресата — Селин Брикстон — и с изумлением осознала, что держит собственное письмо. То самое, за которым несколько дней назад должна была подъехать к клубу Пола Питчер.

— Значит, Селин не получила его? — недоуменно пробормотала Джини, вертя конверт. Но как оно оказалось у Митча? Может, он собирался вернуть его мне?

Тут она заметила, что письмо вскрыто, и ее хорошее настроение как ветром сдуло.

Это еще что за новости?! Митч считает, что вправе просматривать ее корреспонденцию?

Не ожидала от него, промчалось в мозгу Джини.

Затем она подумала, что, возможно, это только конверт, а содержимое совсем другое.

Однако, вынув исписанный лист, Джини узнала собственное послание. Выходит, Митч все-таки прочел его.

Додумывая эту мысль, Джини уже скользила взглядом по строчкам, подсознательно представляя вместо себя Митча — как он воспринял написанное. Ведь речь шла в основном о нем.

После первых же абзацев по спине Джини пробежал холодок. Дальше — больше. Она поняла, что Митч воспринял письмо плохо. Очень плохо. Как некий обличающий документ — признание преступника, например.

С тревожно сжавшимся сердцем, прикусив губу, Джини продолжала читать. Очень скоро строчки поплыли перед ее глазами, наползая одна на другую, словно ядовитые змеи в клубке.


«…Приготовься услышать сногсшибательную новость: я выхожу замуж за миллионера… мечта все-таки сбылась…»

«…Пришлось объяснить ему, что встречаться с собственным боссом не в моих правилах. Сама понимаешь, без маленьких хитростей не обойтись. Мне до чертиков не хотелось попасть впросак…»

«… Так прямо и сказала — мол, хорошо знаю, как мужчина может испортить порядочной девушке жизнь. Эффект был потрясающий — всего через несколько дней Митч сделал мне предложение…»

«…Сейчас живу у Митча как в раю, себя не помню от счастья. Работу скоро брошу. А как поженимся, останется только ребеночка родить — и, считай, все желания исполнены».

«…Помнишь, как мы мечтали с тобой — ты о своем, а я о том, как замечательно было бы выйти замуж за миллионера и остаток жизни ничего не делать! И как я поклялась, что собой не буду, а заарканю все-таки какого-нибудь толстосума!»

«…Что называется, вытянула счастливый лотерейный билет. Отныне у меня пожизненная страховка от любых неприятностей…»

«…Личное благополучие я себе обеспечила…»


Письмо задрожало в пальцах Джини.

Боже мой, Митч это читал! Она простонала. Теперь понятно, почему он так странно посматривает на меня. Наверное, думает, вот пригрел змею…

Джини зажмурилась. В ее желудке будто образовался ледяной ком, а в душе, наоборот, возникла черная дыра, куда со свистом понеслись надежды на счастливую жизнь.

Но как к нему попало письмо?

Эта мысль загудела в мозгу Джини как колокольный звон.

В самом деле — как?

Пола Питчер передать не могла, остается Хейли, официантка клуба.

Нашарив взглядом сумочку, с которой приехала сюда, Джини вынула сотовый телефон и набрала номер. Руки ее дрожали от волнения.

После нескольких гудков в трубке послышалось:

— Да?

— Хейли! — воскликнула Джини. — Ох как хорошо, что ты ответила…

— Джини? — неуверенно произнесла та.

— Да-да, это я. Мне срочно нужно узнать, что стало с моими письмами. Помнишь? С теми, которые я просила передать своей знакомой.

— Но разве я не сказала? — удивилась Хейли. — По-моему, у нас был разговор.

Джини тоже так думала, однако ей хотелось услышать заново.

— Э-э, может быть, но не могла бы ты повторить? Пожалуйста!

— Хорошо. Что ты так волнуешься, не понимаю. Все в порядке, твоя подруга приезжала, письма переданы, можешь быть спокойна.

Джини прикусила губу. Откуда же у Митча взялось письмо?

— А ты ничего не путаешь?

— Нет, конечно. Все в порядке, не переживай.

Легко сказать. Тут жизнь рушится.

— Оба письма?

— Разумеется, оба! Как же иначе.

Как же иначе. Внезапно в мозгу Джини промчалась мысль заставившая ее поспешно спросить:

— А ты уверена, что письма попали именно к моей приятельнице? Можешь ее описать?

Хейли ответила не сразу.

— Э-э… к ней, не сомневайся.

После такого ответа Джини разволновалась еще больше.

— Что? Ты не можешь описать человека, которому передала письма?

— Это была твоя знакомая, — твердо произнесла Хейли. — Миссис Карпентер сказала мне, что…

— Миссис Карпентер?! — воскликнула Джини. — То есть Триша Карпентер, так?

— Да. А что?

— Но почему ты о ней упомянула?

— Да ведь это она передала письма твоей приятельнице, — спокойно пояснила Хейли.

Джини похолодела. Все вдруг встало на свои места, картина вырисовалась со всей своей неприглядной отчетливостью. Джини припомнилось, как Триша сказала ей сегодня по телефону — мол, ты еще не знаешь, что тебя ожидает. Наконец-то стал ясен смысл этих слов. Если здесь замешана Триша, то ничего хорошего конечно же ожидать не приходится!

— И ты только сейчас мне об этом говоришь?

— Ну, ты не спрашивала. И потом, какая разница, кто передал письма. Главное, что дело сделано.

Уж это верно, дело сделано. Хотя лучше сказать — дельце. И не сделано, а обтяпано.

Но почему Митч держит паузу? — спросила себя Джини. Почему молчит о письме? Проверяет меня? Хм, может быть. Или попросту ждет, когда я на чем-то проколюсь.

— Ладно, — вздохнула она, — расскажи, как получилось, что письма попали к миссис Карпентер.

— Она отобрала их у меня, когда я высматривала твою знакомую, стоя у входа в клуб. Спросила, что я там делаю, потом велела идти работать. Письма пообещала передать вместо меня. Ну я и отправилась в клуб, не спорить же с хозяйкой. Позже миссис Карпентер сообщила мне, что я могу быть спокойна, письма переданы. — Немного помолчав, Хейли сказала: — А почему ты спрашиваешь? Я что-то сделала не так?

— Нет-нет, спасибо, Хейли, — с горечью произнесла Джини. — Все в порядке. Пока… Увидимся. — Может быть, добавила она про себя. Хотя вряд ли.

К этому времени у нее созрело решение. И осуществить его следовало немедленно.

Можно, конечно, попытаться поговорить с Митчем и кое-что ему объяснить, но зачем унижаться? Он поверил Трише — что ж, пусть все так и останется. Да и что это была бы за жизнь, если бы Митч всякий раз учитывал мнение Триши!

Смысл письма он, конечно, понял буквально.

Аккуратно сложив письмо, Джини вложила его в конверт и отыскала в своей сумочке ручку. Затем прямо на конверте написала несколько слов.

Немного постояв в задумчивости, мрачно усмехнулась, положила письмо поверх джинсов, чтобы сразу попалось на глаза, затем взяла сумочку и покинула спальню.

По лестнице спускалась осторожно, боясь столкнуться с Митчем. В самом низу чуть не наступила на коробку с пиццей — в последний момент поставила ногу рядом.

Кеды Джини так и лежали в холле, и она подхватила их на ходу. Затем вышла, сбежала по ступенькам крыльца и направилась прямиком к стоявшему на лужайке «лексусу». Насколько она помнила, Митч оставил ключ зажигания в машине. Точно, так и есть! Хоть в чем-то повезло. Иначе пришлось бы убираться отсюда пешком.

Настороженно оглянувшись на виллу, Джини села за баранку автомобиля.

18

В этот момент находившийся в подвале Митч, задрав голову, крикнул:

— Солнышко, вино захватить?!

Несколько мгновений он стоял неподвижно, ожидая ответа, однако Джини не откликнулась.

— Э-эй! — снова прокричал Митч. — Дорогая! Я говорю — вино нести?! Потому что запивать пиццу нечем!

Тишина.

Потом звук отъезжающего автомобиля.

Что за дьявол?! Угнали «лексус»?!

Сорвавшись с места, Митч взбежал по ведущей из подвала лестнице и через минуту выскочил на крыльцо… чтобы увидеть багажник своего удаляющегося автомобиля.

Митч стремглав бросился следом, однако, промчавшись до середины лужайки, остановился. Гнаться за «лексусом» бессмысленно. Уж лучше вернуться в дом и поскорее сообщить об угоне в полицию.

Вот не думал, что со мной такое случите вертелось в голове Митча, пока он шел обратно. Никогда тут такого не было. Во всяком случае я об этом не слышал. Неужели кто-то из туристического кемпинга постарался? Может, подростки шалят? Накачались пивом и решили прокатиться.

— Джини! — крикнул он, войдя в холл. — У нас кое-что случилось.

Молчание…

Что за чудеса, куда она запропастилась? Пиццу оставила на ступеньках, а сама где?

Митч устремил взгляд наверх. В спальне? Прилегла отдохнуть? Хм, на нее не похоже. Но сейчас все выяснится, ведь сотовый-то наверху, придется подняться, чтобы позвонить.

Но и в спальне Джини не было. Возможно, выбирает комнату, в которой удобнее всего устроить детскую?

Сначала позвоню в полицию, потом найду Джини, решил он.

— Куда же я сунул мобильник? — пробормотал он, шагнув к креслу.

И в этот момент увидел письмо.

Знакомый конверт лежал на джинсах, не сложенный вдвое, а расправленный, и надписей нем заметно прибавилось.

Сердце Митча тревожно сжалось.

— Джини! — крикнул он, уже почти не сомневаясь, что отклика не услышит.

Ответ явно содержался в надписях на конверте, но как же не хотелось брать это треклятое письмо!

И все же взять придется.


«Ты все неправильно понял, но разубеждать тебя не стану. Видно, не судьба нам быть вдвоем. Скажи спасибо Трише, она все-таки добилась своего, разъединила нас. Будь счастлив».


В самом конце было приписано мелким почерком:


«Прости, что воспользовалась твоим автомобилем, оставлю его возле дома. Джини».


— Джини… — слетело с губ Митча.

С минуту он стоял неподвижно без единой мысли в голове, словно боясь осознать произошедшее.

Но мало-помалу ощущение реальности вернулось к нему.

Вот и не нужно звонить в полицию, проплыло в его мозгу. Все прояснилось. Это не подростки угнали «лексус», на нем укатила Джини.

Митч опустил взгляд на зажатый в руке конверт.

Дьявол, как он мог забыть о письме! Нужно было выбросить его еще там, на дороге, сразу по прочтении.

В порыве ярости Митч скомкал злосчастный конверт и швырнул куда-то в коридор. Но в дверной проем, к сожалению, не попал. Бумажный шарик ударился о стену, отскочил назад и стукнул Митча прямо в глаз.

— Ох черт! — вскрикнул он, схватившись за лицо и чувствуя себя самым несчастным человеком на свете.

Даже здесь ему не повезло. Письмо словно отомстило за ту, которая его написала.

Спустя некоторое время, немного успокоившись, Митч принялся переодеваться, попутно размышляя над тем, что может сделать в сложившейся ситуации.

Значит, Джини отправилась домой. Но если пишет об автомобиле «оставлю», следовательно, сама оставаться не собирается. И когда он вернется, то скорее всего ее уже в доме не застанет.

На то она и рассчитывает. У нее фора, преимущество во времени. Пока он выберется из леса, пока доедет на чем-нибудь домой, пройдет часа два, а то и больше. И наконец войдет в дом, а ее уж и след простыл.

И что потом? Искать ветра в поле?

Только это и остается. Да еще, пожалуй, надежда на лучшее, хоть и слабая…


Собравшись в обратный путь, Митч спустился на первый этаж, полностью проигнорировав покоившуюся на нижней ступеньке коробку с пиццей. У него не то что аппетита не было — жить не хотелось.

Перед тем как окончательно покинуть виллу, он на минутку заглянул в подвал, чтобы выключить электрический генератор. Затем вышел на крыльцо, запер дверь и пошел через лужайку прочь.

Пройдя по своей частной дороге с милю и добравшись до развилки, Митч двинулся в сторону туристического кемпинга. То есть в противоположном направлении от того, куда было нужно. Объяснялось это просто: кемпинг являлся ближайшим местом, где существовала реальная возможность найти какой-нибудь транспорт.

Примерно в середине пути, коротко выругавшись, Митч остановился. Затем вынул из кармана сотовый телефон и набрал номер Джини, спрашивая себя, как подобная идея не пришла ему в голову раньше. Однако злился он на себя напрасно — Джини, если и слышала звонок, отвечать не стала. Ждал Митч долго, но в конце концов со вздохом положил трубку в карман.

В кемпинге ему пришлось ждать, пока одна компания упакует вещи, прежде чем отправиться в Чикаго. Эти люди были на трех автомобилях, поэтому место нашлось и для него.

Добравшись до города, Митч взял такси. Водитель попался разговорчивый, всю дорогу развлекал Митча историями о том, какие попадаются пассажиры. То есть ему казалось, что развлекал, на самом же деле Митч думал о своем.

«Скажи спасибо Трише, она все-таки разъединила нас», — написала Джини.

Ох как это верно! С самого начала Триша не скрывала своего скверного отношения к Джини. И вот наконец добилась желаемого: Джини умчалась, не пожелав ничего объяснить.

И напрасно, вздыхал Митч. Очень хотелось бы узнать ее точку зрения. Да и вообще, в чем тут дело. Какая загадка кроется в злосчастном письме.

Однако, подъехав в сумерках к своему дому, Митч понял, что вряд ли тайна откроется. Как и было обещано в записке, «лексус» стоял во дворе, но ни одно окно не светилось.

У Митча упало сердце — не успел, Джини здесь нет. Тем не менее, расплатившись с таксистом, он поспешил в дом.

Там все выглядело как обычно, за исключением спальни. Разумеется, Митч сразу бросился к встроенному платяному шкафу, отодвинул зеркальную панель и вздохнул с некоторым облегчением: одежда Джини была на месте. Но вскоре он заметил пустоты и понял, что рано обрадовался. Джини все же забрала свои вещи — те, с которыми приехала сюда. Остальные — те, что дарил Митч, оставила.

Довольно странный поступок для охотницы за деньгами, промелькнуло у него в голове. Разве она не должна была вычистить здесь полки пользуясь моим отсутствием? Тем более что в это и так принадлежит ей.

Он провел ладонью по висевшей на плечиках одежде, и ему стало совсем тоскливо. Тряпки есть, а Джини нет…


До глубокой ночи и два следующих дня Митч только тем и занимался, что периодически звонил Джини. В конце концов начал получать сообщения, что абонент временно не доступен. Джини или отключила мобильник, или действительно находилась в недоступной для связи зоне.

На третий день, часов в одиннадцать вечера, зазвонил молчавший все это время сотовый телефон Митча. Он набросился на него и схватил, как коршун цыпленка, но сразу же разочарованно вздохнул: это была Триша.

Некоторое время Митч смотрел на пиликавшую в его руке трубку. Беседовать с Тришей ему хотелось меньше всего. Но затем все же решил ответить — возможно, этот разговор внесет дополнительную ясность в происходящее.

— Ну наконец-то! — воскликнула Триша, едва поняв, что ее слушают. — Ты там не оглох?! Или звонок отключил?! Сколько я должна ждать, пока ты соизволишь ответить!

Митч скрипнул зубами. Триша в своем репертуаре! Неужели она и раньше была настолько беспардонна? Как же он не замечал…

— Что тебе нужно?

Она немедленно взвилась.

— Мне?! Это тебе нужно хотя бы изредка появляться в клубе. А твоей красавице — и подавно! Знаю, что она собирается увольняться, но, пока этого не произошло, обязана являться на работу. Своим разгильдяйством она деморализует остальных сотрудников. А ты ей в этом потакаешь!

Митч мрачно усмехнулся. Все ясно, разведка боем. Прямо спросить, какие у него в данный момент отношения с Джини, Триша не может, вот и придумывает повод для звонка. И в прошлое воскресенье то же самое было — когда по телефону ей ответила Джини. Эх, наворотила дел — и еще хватает нахальства проверять обстановку!

Сам наворотил, нечего перекладывать ответственность на других, будто в ответ прокатилось в голове Митча. Надо было повернуться и уйти, когда Триша подступила с этим дурацким письмом. Так нет, остановился и уши развесил. А Трише только дай, всех женщин разгонит от тебя на несколько миль!

Всех пусть разгоняет, мрачно подумал Митч. Мне нужна одна Джини. И больше никто.

Сейчас ему даже самому было странно, как это он только мог подумать, что способен жить без Джини!

— Успокойся, — сухо произнес Митч. — Считай, что Джини уволилась.

На секунду в трубке установилась тишина, затем Триша вкрадчиво спросила:

— Вот как? Уволилась, значит. И давно?

— Вчера, — отрывисто, едва сдерживая раздражение, произнес Митч.

— Умху… Очень интересно. — В голосе Триши явственно прозвучало удовлетворение. — А скажи-ка, пожалуйста, имеет ли к ее увольнению какое-то отношение письмо, которое я…

— Я не собираюсь обсуждать с тобой эту тему! — рявкнул Митч. — И на будущее запомни: мои личные дела тебя не касаются. Еще раз сунешь нос — мигом укорочу!

— Дорогой… — растерянно пробормотала Триша. — Этот тон тебе не идет. Не в твоем стиле так разговаривать с женщиной. Тем более с твоей бывшей женой и матерью твоего ребенка!

— Вот именно, с бывшей! Не забывай этого. А то создается впечатление, будто ты до сих пор считаешь меня своим мужем.

— Что ты такое говоришь? — неуверенно прозвучало в трубке. — Не понимаю…

— Ничего, со временем поймешь. Главное, не забудь: твой муж Фред. Впредь не путай меня с ним, иначе пожалеешь. Я ясно выражаюсь?

— Митч…

— Всего хорошего! — холодно произнес он и нажал на кнопку прерывания разговора.

Давно бы так, похвалил его внутренний собеседник. С самого начала нужно было прислушиваться к тому, что подсказывает собственное сердце. Вместо этого ты доверился Трише, которая обработала тебя в лучшем виде. Ей даже удалось настроить тебя против той, кого ты по настоящему полюбил! Скажи, не стыдно? Взрослый мужчина, а поддаешься на чужие игры как желторотый юнец!

Митч провел ладонью по лицу. Стыдно — не то слово. Он ненавидел себя за слабость. Эх, жаль, нельзя повернуть время вспять.

Впрочем, что об этом рассуждать, лучше подумать о том, что делать дальше. Сама Джини не объявится, можно не ждать. Значит, нужно искать. Где — вот вопрос? Родителям Джини позвонить? Но те скажут, что у них ее нет, даже если это неправда. Если же Джини действительно нет, то этим звонком он только растревожит людей.

Лучше съездить, подумал Митч. Осмотреться на месте, за домом понаблюдать. Если Джини там, рано или поздно покажется. И тогда с ней можно будет поговорить. Точно, так и сделаю, завтра же поеду в Форт-Уэйн!

Едва у Митча успело созреть решение, как трубка в его руке вновь издала трель.

— Не наговорилась, — сердито пробормотал он, поднося сотовый к уху. — Ты угомонишься или нет? Вообще перестану отвечать на твои звонки!

— Простите, могу я поговорить с мистером Брауном? — раздалось в ответ.

Голос был женский, но незнакомый, сдержанный и прохладный.

— Слушаю вас, — сказал Митч.

— Вы Митч Браун? — уточнила незнакомка.

— Да-да. Простите, поначалу я принял вас за… одну надоедливую особу.

— Я так и поняла. Меня зовут Селин Брикстон. Звоню лишь для того, чтобы задать единственный вопрос. Не возражаете?

— Нет, пожалуйста. — Митч безразлично пожал плечами, хотя собеседница не могла его видеть. Ее имя показалось ему знакомым, но сейчас он был не в том настроении, чтобы гадать, кто такая эта женщина. В настоящий момент его интересовал только один человек — Джини.

— Хорошо. Итак, мне нужно знать: вас каким-либо образом интересует Джини Вайолет?

Митч едва не уронил трубку. Охваченный волнением, он плотнее прижал ее к уху.

— Да! Да! Что с ней? Где она? Говорите скорей!

В трубке прошелестел вздох облегчения.

— Скажу, только не кричите так, пожалуйста.

— Не буду, не буду. Умоляю, говорите!

— Собственно, вы можете приехать за Джини. Эта дуреха находится у меня. Ревет сутки напролет, мешает мне работать. Учтите, она не знает об этом звонке, ваш номер я выудила из ее сотового тайком. И я ничего не скажу ей, чтобы не вселять напрасных надежд.

— П-почему напрасных? — выдавил Митч, сам не свой от волнения.

— Потому что вы можете передумать относительно этой поездки. Знаю я мужчин… Так диктовать адрес?

— Разумеется! — Митч метнулся к столу, схватил ручку, придвинул блокнот. — Пишу!

— Селин Брикстон. Дарелл-стрит, семь, — прозвучало в трубке. — Форт-Уэйн, штат Индиана.

Митч подчеркнул адрес два раза.

— Есть!

— Когда вас ждать?

— Завтра же! — радостно отозвался Митч.

В ответ довольно сухо прозвучало:

— Всего хорошего.

Но Митчу было не до тонкостей. Положив мобильник на стол, он схватил блокнот, перечитал адрес, сообразил, что речь идет о родном городе Джини, и только тогда наконец догадался, с кем только что разговаривал.

Селин Брикстон и есть та подружка, которой Джини адресовала злосчастное письмо!

Вот молодец, что позвонила! — подумал Митч и в следующее мгновение он сделал нечто, удивившее даже его самого: чмокнул блокнот!

К своему удивлению, по указанному Селин Брикстон адресу Митч обнаружил симпатичный особнячок, в котором даже на первый взгляд все свидетельствовало о том, что у его владельца водятся немалые деньги.

Войдя в уютный дворик, где в каменных вазонах зеленело множество декоративных деревьев, и обогнув небольшой фонтан с копиями античных статуй по бокам, Митч поднялся на крыльцо. Тщетно пытаясь унять взволнованное сердцебиение, поднял руку к кнопке электрического звонка… но дверь вдруг распахнулась. На Митча пристально взглянула изящная блондинка с тонкой кисточкой в одной руке и перемазанной красками тряпкой — в другой.

— Добрый день, я… — начал было Митч, но блондинка — по-видимому, это и была Селин — прижала палец к губам.

— Тсс… Я вас с утра жду. Она в гостиной. Это вон там, видите? Все, ступайте, а мне некогда.

Изрядно удивленный, Митч двинулся в указанном направлении.

Джини сидела в кресле с носовым платочком в руке и смотрела на холодную золу камина. Когда Митч вошел, она как раз собралась утереть катящуюся по щеке слезу. Однако намерение так и сталось неоконченным. Скорее почувствовав, чем заметив чье-то присутствие, Джини подняла голову… и в ту же минуту, ахнув от неожиданности, вскочила на ноги. Потом сделала движение, будто собираясь куда-то бежать. К несчастью, очевидно от слабости, ее ноги заплелись, и она наверняка шлепнулась бы на ковер, если бы не мгновенная реакция Митча.

— Осторожно! — крикнул он, подскочив и схватив Джини за локти. Затем без дальнейших разговоров нежно обнял ее и прижал к груди. — Солнышко…

Джини попыталась отодвинуться, но как-то вяло, неубедительно, а потом и вовсе обмякла.

— Посмотри на меня, — сказал Митч, осторожно беря ее за подбородок. — О какие красные глаза… А нос! Ты плакала, что ли?

Джини опустила мокрые ресницы.

— Н-ничего подобного. Это от лука.

Митч машинально скользнул взглядом по сторонам — никакого лука не было и в помине. Да и откуда ему взяться в гостиной.

— Я резала его на кухне, — быстро добавила Джини.

— Ясно, — кивнул Митч. — Знаешь, что мы сделаем? Прямо сейчас отправимся домой, и я обещаю тебе, что до конца жизни буду резать лук сам.

С губ Джини слетел прерывистый вздох.

— Нет, Митч, ничего не получится. Ты думаешь, что я…

— Тсс… — шепнул он, точь-в-точь как минуту назад Селин. Только палец прижал не к своим губам, а к прелестному рту Джини. — Я ничего не думаю. Просто люблю тебя — и все. Если бы ты не удрала тогда, мы спокойно все обсудили бы и поняли друг друга.

Джини подняла на него взгляд.

— Но Триша, то есть письмо, которое она…

— Тсс… Не хочу слышать ни о каком письме! О Трише тем более. Я люблю тебя, и это единственное, что имеет для меня значение. А также надежда, что, возможно, когда-нибудь и ты полюбишь меня так же, как я тебя.

Взгляд Джини погас.

— Вот видишь, об этом я и говорю. Ничего у нас не получится. Потому что ты мне не веришь.

— Солнышко, я без тебя жить не могу, а ты такое говоришь! Если бы ты знала, что я пережил за эти дни…

— А я?! — воскликнула она. — Думала, умру от тоски. Пойми, то, что я написала в письме…

— Говорю же, ничего не хочу о нем слышать! Считай, что это в прошлом и не имеет к нам никакого отношения.

Митч вновь хотел прижать Джини к себе, но она уперлась ладонями в его грудь, на этот раз решительно.

— Нет! Хочешь, чтобы я уехала с тобой? Так вот, пока не объясню, не двинусь с места. Не хочу, чтобы между нами оставались даже малейшие недомолвки.

— Ну хорошо, — со вздохом сдался Митч. — Что ты хочешь мне объяснить?

— Почему составила письмо именно в таких выражениях. Видишь ли, Селин…

— Постой! — неожиданно прервал ее Митч. — У меня только что мелькнула мысль… Селин случайно не художница?

— Так и есть, — кивнула Джини.

— Хм, не та ли это Селин Брикстон, к которой за три года записываются в очередь на картину?

— На портрет, — поправила Джини. — Хотя она еще пишет замечательные натюрморты. Все верно, та самая Селин Брикстон. И я не зря написала ей именно такое письмо. — Она покосилась на вход в гостиную. — Видишь ли, в юности Селин сильно разочаровалась в одном парне, в которого была влюблена, и с тех пор чрезвычайно скептически относится как к любви вообще, так и к мужчинам в частности. То есть мужчин-то у Селин хватает, но она… как бы это сказать… просто развлекается с ними. Поэтому я не решилась писать ей, что люблю тебя. — Джини отвела взгляд. — Глупо конечно, но из боязни быть поднятой на смех я изобразила все так, будто, выходя за тебя замуж, заключаю нечто наподобие выгодной сделки. Тем более что когда-то впрямь мечтала о муже-миллионере. Откуда мне было знать, что письмо попадет в чужие руки!

— Но, по-моему, Селин Брикстон не нуждается в деньгах, — заметил Митч, машинально оглядывая элегантно обставленную гостиную.

Джини негромко рассмеялась — очевидно, впервые за последние дни.

— Уж кто-кто, только не Селин! Теперь видишь, что все, о чем идет речь в письме, относится исключительно к мечтаниям юности? Если бы не моя дурацкая мнительность, я так прямо и написала бы, что замуж собралась, потому что люблю тебя! Сказать об этом тебе было легче, чем признаться Селин…

— Солнышко… — взволнованно шепнул Митч, склоняясь над ней. — Я уж и не надеялся, что еще когда-нибудь услышу, как ты это говоришь — люблю тебя…

Джини молча потянулась к нему, и их губы встретились.

Наверное, это был самый долгий и нежный поцелуй за все время их знакомства. Казалось, они забыли обо всем на свете. И уж конечно не заметили появившейся на пороге гостиной Селин.

Та минутку постояла, насмешливо наблюдая за ними, потом закатила глаза к потолку и скрылась в коридоре.

— Ох, как же я тебя люблю! — произнес Митч, когда поцелуй наконец завершился.

— А я тебя, дорогой, — прошептала Джини, прижимаясь щекой к его груди. Однако через минуту вновь подняла голову. — Постой, а как ты меня нашел?


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18

  • загрузка...